КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 452189 томов
Объем библиотеки - 643 Гб.
Всего авторов - 212515
Пользователей - 99649

Впечатления

каркуша про Алекс Найт: Хранительница души (Героическая фантастика)

Первая книга

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Ибашь: В объятья пламени. Лесник (Боевая фантастика)

Это на обложке у него лифчик задрался?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ig.us про Щепетнов: Ботаник (Боевая фантастика)

бред

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovih1 про Гийу: Антология зарубежного детектива-20. Компиляция. Книги 1-10 (Сборники, альманахи, антологии)

Почему Гэлбрейта только 2 книги уже 5 книг в цикле. Корморан Страйк
Тэсс Даймонд 3 книги в цикле ФБР

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Маришин: Звоночек 4 (Альтернативная история)

Перечитав уже в энный раз данную СИ, я уже хотел «положить ее на полку» и позабыть на долгое время (как я это сделал с другими — ввиду полного отсутствия надежды на продолжение)... И тут — к своему немалому удивлению, обнаружил продолжение в виде данной части))

С одной стороны — «радости нет предела», с другой, начало чтения «омрачило» опасение быть и дальше «похороненным» под грудой «технической информации» (поскольку ее объем только увеличился, даже по сравнению с частью прошлой). Однако — (как ни странно)) автор, все же начал «чередовать» техническую часть с художественной, в результате чего ГГ (тут все же) посвящено гораздо больше «места» (чем в части прошлой).

По сюжету — сперва (автор) отправляет ГГ «по промышленному вопросу» на дальний восток, откуда ГГ «благополучно бежит...» на войну (а точнее — пограничный конфликт) с Японией. Эта часть книги очень сильно напоминает СИ «Ольга» («Я меч, я пламя»). И там и там, ГГ настырно лезет со своими советами и (местами очень даже обоснованно) считает всех недоумками. Далее — после победы «над яппами» (окончившейся «плохим миром»), читателя снова ждет «шквал недоделок» (метаний по заводам, НИИ и пароходам) и описание всяческих «железяк».

Самое забавное — что к этому моменту, промышленность (измененная попаданцем) уже дает (и генерирует) более-менее «приличные» идеи и их результаты... Но нет)) Герою «все вечно не так», и на почве «сего» он (в основном) только ссорится и «ухудшает свое положение в верхах».

Тем не менее. Когда в нем все же возникает потребность — он «заботливо извлекается из шкатулки» и отправляется... на Польскую кампанию, которая (опять же благодаря действиям ГГ) приобретает совсем новый (А.И-шный характер). Таким образом ГГ из своих прошлых «поражений» все же умудряется «выкрутиться» и (внезапно по своему характеру) начинает напоминать не просто технического «гения-всезнайку», а умелого командира (прям в стиле «Дяди Саши» Конторовича).

Вообще — несмотря на то, что ГГ периодически занимается своими «железками», (в этой части) он в основном то воюет, то руководит. Причем последнее уже (в основном) только в плане идей и распоряжений (т.к времени тихо «клепать на заводе» очередной движок, у него просто нету).

Так — несмотря на обилие всякой технической информации (по поводу и без) эта СИ «потихоньку перековывается» из чисто производственной саги, в сагу альтернативную... Чего стоит только одно описание А.И мира в котором Германия бьется в одиночку с «Атлантическим союзом», а СССР до 42-го года, мирно «соседствует» со всеми и тихо «укрепляет рубежи»...

По итогу (ближе к финалу) СССР ожидающий нападения уже не только избавился от многих «детских болезней» (того времени) в стратегии и тактике, но стал обладать «почти» самой боеспособной армией «в мире»... Правда, в этом «варианте» никто пока в СССР не вторгался, т.к немцам «и так хватает работы», на ближнем востоке, в Европе, Англии и прочих местах...

Так что СССР (по автору) представлена в виде почти идиллической Швейцарии, которая со всеми дружит, но «копит силы накрайняк». Данный вариант (событий истории) неплохо замотивирован автором и стал следствием цепи событий, к которым (разумеется) причастен и наш ГГ.

К финалу столь масштабной работы (т.к данная часть вполне могла быть разбита хоть на две, а то и на три части), нам вместо бесконечно-вечной СИ «про железяки», внезапно показали и динамику приключений (в стиле тов.Лисова) и многочисленную хронологию А.И (напомнившая в части эпичных морских сражений — СИ Савина «Морской волк»), и... разумеется (не забыта была) и многочисленная «техническая часть» (от которой видимо читателю все же никуда не деться)).

Самое забавное, при этом — что автор по прежнему сохраняет «первоначальную интригу» (вокруг вопроса происхождения попаданца), хотя (порой) казалось что раскрыться полностью, было бы единственно правильным решением, для того, что б хоть как-то оправдать все те «дикие закидоны» ГГ по отношению «к вождям и прочим ответственным товарищам»... Но нет... автор считает, что видимо «пока еще не время». Хотя в принципе — я думаю что этот ход уже упущен, т.к он фактически уже не принесет «подобного эффекта» (необходимого любой СИ о попаданцах).

По прочтении данной части, так же хочется отметить, что я полностью «забираю назад» все свои предыдущие «стенания» по поводу: долгого времени и отсутствия продолжения... Видимо автор (его( все же не зря потратил, раз написал столь объемный труд, пусть и с теми (или иными) «субъективными недочетами»)) На мой взгляд — продолжение СИ получилось очень достойным (несмотря на возможную критику, в части обилия технической информации и прочего и прочего).

Продолжение? Конечно буду... Хотя... ожидать его «очень скоро» думаю, навряд ли имеет смысл))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Бояндин: Издалека (Фэнтези: прочее)

Комментируемое произведение-К.Бояндин-Смутные тени судьбы

Удивительно, но прочтя первые 3 книги (и комментируя их «на отлично»), я тем не менее (отчего-то) отложил следующую часть данной СИ на несколько месяцев. И не то, что бы я слегка подразочаровался в ней — просто захотелось чего-нибудь более понятного и «менее расплывчатого»))

И в самом деле, если первые вещи можно читать вполне самостоятельно, не заморачиваясь с хронологией («Пригоршня вечности», «Умереть впервые», «Осень прежнего мира») т.к там практически совершенно разные ГГ и сюжет, то конкретно эта часть является продолжением предыдущей («Ветхая ткань бытия»). Между тем все они написаны с постоянно перемежающимися «диалогами от разных лиц» и постоянно сменяющимися реальностями, поэтому при их чтении, не сразу что-либо поймешь, а общий замысел начинаешь осознавать где-то ближе к финалу...

И не сказать что это является недостатком — наоборот... Просто даже читая продолжение (части первой «Ветхая ткань бытия») ты не совсем уверен что и с кем (и когда) происходит или уже происходило)) И это уже при обладании некой информации о заданных (автором) «рамках данного мира»))

Но, как бы там ни было — если сравнивать эти части с любой другой фэнтезийной СИ (особенно «с нынешними» где все строится на некой миссии: победить дракона, убить злодея, завладеть королевством или принцессой), то «здесь» все настолько по другому... что читая текст и даже (местами) теряясь (ты) все же получаешь гораздо больше впечатлений, чем если бы читал очередную «магическую сагу про Лубофь».

Я уже раньше писал о том, что сам стиль автора и манера изложения настолько «зачаровывают», что даже всяческие «шероховатости», здесь смотрятся органично (как открытая кирпичная кладка, которая воспринимается как элемент дизайна, а не как признак отсутствия ремонта)).

И напоследок... Отчего-то я думал что данная часть занимает (как и в прошлой книге) ее всю... И как же странно было обнаружить, что этот роман занимает ее лишь ровно наполовину)) А все оставшееся место — отдано рассказам (посвященным кстати все тому же миру). Ну что ж... значит дальше я буду читать рассказы... Не большая в сущности потеря, если учесть что благодаря автору нарисованный им «образ-мир» настолько «запал в душу», что его можно сравнить разве-что с миром «Ехо» (Макса Фрая)

P.S И хоть в прошлой части я это уже писал, повторюсь еще раз — все происходящее очень уж напоминает книгу «Олде'й» («Зверь-книга»))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: Умирал дракон (Научная Фантастика)

Очередной рассказ из комментируемого сборника, вновь порадовал меня своей многоплановостью и неоднозначностью... С одной стороны — все как прежде: особой фантастичности вроде как и «не пахнет», зато вместо нее есть некая «фольклорность» и сказочность (прям в стиле многочисленных рассказов тов.Деревянко).

По сюжету рассказа ГГ представляет из себя «пробивного типа», который не заморачивается на всякие «терзания». Он вполне успешен, обеспечен (по меркам того времени) и целеустремлен... Большую часть рассказа он хочет решить одну проблему и подняться немного по карьерной лестнице. Споры (и диологи) о том «что надо повременить» — как альтернативная точка зрения, высказывается подругой героя, которая не хочет, что бы он «шел по головам» и что бы он, спокойно дождался «своей награды в свое время». Но ГГ понимая что он в общем-то прав, решительным образом пресекает эти возражения и едет к некоему высокопоставленному лицу, дабы произвести на него достойное впечатление и занять «подобающее себе место».

И вот — в эту идиллическую (и совсем не фантастическую историю) врывается (кто бы Вы думали?) «всамделишный дракон!)) Хотя... дракон отчего-то очень уж смахивает «на Горыныча», который вместо того чтобы «позавтракать», ведет с ГГ споры о смысле жизни и о том какую в ней «нужно гнуть линию».

Самое забавное — что имея три головы, дракон (он же Горыныч) яростно спорит с сам собой, т.к все головы (у него) мыслят совершенно по разному и имеют собственную точку зрения на происходящее...

ГГ сперва немного «офигефф» от произошедшего, тем не менее не теряется и живо включается в диалог... Данный момент нам несомненно покажет, что несмотря на некую фентезийность происходящего, здесь (впрочем как и в большинстве произведений автора) идет разговор вовсе не о драконах, а о выборе (который каждый из нас постоянно делает в этой жизни).

И вот несмотря на свои твердые симпатии к «первой голове» (Горыныча), ГГ внезапно понимает что вся его правота (и правота обоснованная) вдруг оборачивается чем-то... мерзким что-ли. И тот факт что ты прав (почти абсолютно) не исключает того, что ты можешь сделать абсолютно бездушный выбор, который в конечном счете может превратить тебя в подонка.

Финал данного рассказа как всегда «поставлен на многоточие» и не совсем понятно, чего добился ГГ (отринувший свое прежнее «я») в итоге. Еще больше непонятно, описаное автором разделение «пиплов» на хороших неудачников и успешных подонков... И хотя (по известному утверждению) «хороший человек — это не профессия», все же неясно, а есть ли тут «золотая середина»?))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Вывоз строительного мусора

В поисках пути (fb2)

- В поисках пути [СИ] (а.с. Пробуждение-2) 1.14 Мб, 331с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Нина Зайкина

Настройки текста:



В поисках пути

Умирать очень, очень больно. А еще и страшно. Страшит неизвестность и небытие. Что я оставила после себя? Мать, у которой кроме меня больше нет родных детей, только приемный сын. И мой отец, но у него есть родной ребенок. И все! Больше ничего после меня не осталось. Был человек и не стало. Как лист на дереве — по осени он опадает, но мир от этого не только ничего не теряет, но еще и приобретает. Но в отличие от листа, я надеюсь, что оставила после себя хотя бы воспоминания. Хочется верить, что приятные. Но это вряд ли — с моим-то характером!

Я думаю? Разве умершие думают? Думаю — значит живу! Надо бы открыть глаза и оглядеться, куда я собственно попала. Может меня оживили как и планировал Лай? От воспоминаний о белобрысом, голубоглазом эльфе в груди защемило. Как он переживет мою смерть?! Надеюсь справиться.

Пугает меня тишина вокруг! Даже уже и не знаю что страшнее — умирать или узнать, что там за Завесой? Пока не открою глаза, не узнаю, что же меня окружает, и где я все-таки нахожусь.

Так, набираюсь храбрости и открываю глазки. На раз… два… три!

Да, я ожидала увидеть что угодно, но только не то, что предстало перед моим взором! А узрела я следующую картину: около меня стоит прекрасная женщина с рыжими волнистыми волосами. Высокая и стройная, она возвышалась надомной и внимательно смотрела на меня своими огромными, ярко-зелеными глазами. Странно, платье и волосы незнакомки развивались, но ветра я не чувствовала.

— Я уж подумала ты не решишься открыть глаза, — улыбнулась мне незнакомка.

— С кем имею честь разговаривать? И где я собственно оказалась? — подозрительно уточнила я.

Женщина рассмеялась звонким смехом, лукаво поглядывая на меня. А вот мне совсем не смешно. Я все же верила, что Лай меня спасет, но видно не судьба. Огляделась вокруг. Ощущение, что вокруг туман, даже поверхности, на которой стою, не видно. Но раз рядом нет эльфа, значит, я точно не ожила. Следовательно…

— Ну, наконец-то догадалась! Я думала ты посообразительнее.

— А часто умершие быстро соображают? — огрызнулась я.

Глянула в разрез платья, куда вонзился нож. Крови нет, платье чистое. Только место, куда вонзился нож, обозначается треугольной звездочкой в основании розы-шрама. Что ж, здравствуй загробная жизнь. Вот мне интересно, эта рыжая ехидна будет меня все время сопровождать или я смогу встретиться с кем-то еще? А может мне и вовсе придется вечность провести в одиночестве?

— Ни то, ни другое.

Она, что, мысли читает?!

— В некотором роде. Ты уверенна, что хочешь узнать именно это? Больше у тебя нет вопросов?

— Узнать мне хочется больше, чем я могу задать вопросов. Даже не знаю с какого начать. Вот я до сих пор не знаю, с кем разговариваю и лишь смутно догадываюсь куда попала. Хотелось бы в этих вопросах побольше конкретики. Так же меня волнует, как прошло жертвоприношение и засчиталась ли моя смерть в соответствии с Пророчеством. Из этого следует вопрос, проснулась ли магия? Еще меня волнует…

— Я поняла, поняла. Давай по порядку. Я — Лания, верховная Богиня. Ты еще не на Пути в Чертоги, но уже умерла. А на счет пророчества смотри, — и Богиня провела рукой, разгоняя часть тумана окружавшего нас.

Открывшийся голубой проем пошел мелкой рябью, а потом перешел в очень точную картинку. Последняя глаз совсем не радовала. На ней лежала я на белом алтаре, вокруг суетились эльфы, что-то напевая и совершая какие-то манипуляции руками. Наконец, один из них отрицательно покачал головой Лаю, и они все вместе покинули место жертвоприношения. «Цветок», как я обозвала образованные из мрамора гнутые стены, опустел. То, что меня не смогли оживить, я переживу (смешно звучит для умершего человека), но проснулась магия или нет?

Тут произошло следующее. С криком: «Так быть не должно!» — Лай вырвал жертвенный нож и полоснул вены на руках так, чтобы кровь стекала в образовавшуюся на моей груди рану.

Я даже зашипела, приложив руку к шраму, так у меня стало жечь в груди.

— Чтоб тебя… — ругнулась я. — Что это еще такое? Разве умершие чувствуют боль?

— Ты смешная! Это пробуждается магия. Готова продолжить? — в глазах Богини мелькнули озорные искорки.

— Подумай, может не стоит терпеть боль? Хоть после смерти расслабишься, — вслед за голосом явился черноволосы и кареглазый Хорст, Бог потерянных душ, еще его называют Богом-шутником не смотря на то, что чувство юмора у него весьма своеобразное. Ага, только его для полного счастья мне и не хватало! — Рад, что я дополняю твою картину счастья.

Что?! И этот мысли читает? Будут ли когда-нибудь мои мысли только моими? Это же просто невыносимо!

— Никто и не выносит, — подмигнул мне Бог.

В этот момент, на картинке, неприлично выражаясь, за жертвенный нож схватился Танн, повторив манипуляцию эльфа. Что он делает?! У него красная жидкость — нехватка, он и так теряет ее с каждым ударом сердца!!! И чего они пытаются этим добиться?..

Моя кровь, стекая по желобу, коснулась копыт стоящего над моей головой единорога. У него вдруг загорелись перламутровым светом глаза, и такой же свет стал подниматься по витому рогу, пока луч не устремился в небо. И так было со всеми животными, пока не присоединился последний луч и в небо не ударил столп яркого, ослепительного света.

И тут меня пронзила острая боль в груди и все поглотила перламутровая вспышка.

— Очнись, хватить валяться!

Хорст? У Лая не получилось намеченное спасение и теперь я точно умерла. Ладно, отрицательный результат — тоже результат.

— Лиа, хватит паниковать и возьми себя в руки, — Лания мягко прикоснулась к моей руке.

— Хорошо, — я поднялась. — А что собственно здесь произошло?

— Магия просыпается! И все благодаря тебе.

Порадоваться данному событию мне не дал Хорст:

— Ты хоть понимаешь, что натворила?! Ты думаешь магия — это добро? Магия это меч и она в любой момент может стать карающим!

— Ладно тебе, Хорст. Не кипятись! Если что-то произошло против всех твоих стараний — это еще не значит, что виновата она. Первую ошибку допустил ты. Помнишь?

— Да помню я, помню! — и Бог разразился смехом, от которого задрожал туман. — Что ты на меня так смотришь?! Да, благодаря именно моим стараниям ты здесь. Не смотря на то, что старался я для того, что бы ты сюда не попала.

Хорст и о моем благе заботился? Что-то больно подозрительно!

— Конечно, я не о твоем благополучии переживал! — продолжил Небожитель. — Я пытался сделать все, что бы магия не проснулась.

— Зачем? Чем тебе мешает магия?! — не поняла я.

— Все очень просто — пока магию могу даровать только я, соответственно и обращаются ко мне. Я становлюсь популярным! Может и Ланию подвину на пьедестале, — Бог кинул взгляд на Небожительницу.

— Не дождешься, — фыркнула рыжая.

— Это мы еще посмотрим! Но я сам себе поставил первую «палку в колесо». Ты родилась с весьма немаленьким магическим резервом. То есть потенциально ты могла стать эльфийским жертвоприношением. Я, в надежде не допустить смешения трех кровей, которые по условию Лании должны были смешаться в тебе, даровал одну каплю своей, божественной. Что существенно увеличило твой резерв. Была у меня потаенная надежда, что ты в столь малом возрасте не переживешь принятие божественной крови.

— Что?! — кажется, мои глаза попытались покинуть пределы моего тела.

— Да, да. В тебе есть частичка божественности. Но ты, как на зло не только не погибла, но и полностью приняла весь мой дар. Просто удивительно! Я понял, что принятых мер оказалось недостаточно. Дабы не допустить формирования розы у тебя в груди, я оставил на память тебе этот шрам, — и он указал на кривой стебель моей «розы».

— Но мне сказали, что он…

— … получен тобой еще в младенчестве. Решив еще раз подстраховать себя и не допустить твою встречу с эльфом, я свел тебя с Таннирталеном.

— Танном? Но это же только помогло мне дойти до цели! Без него бы я просто не справилась с путешествием.

— Тут ты права. У твоего знакомства с драконом было две стороны — с одной он помог тебе попасть в Долину, но с другой, он так глубоко запал тебе в сердце, что мог отговорить тебя от встречи с эльфом, не смотря на ту связь еламинай, что вложила в ваши души Лания. Ты должна была ради дракона отказаться от эльфа и тогда бы пробуждение магии отложилось на неопределенный срок. Но ты на поверку оказалась более крепким орешком, чем я предполагал. Я, по глупости, не иначе, положился на твое избалованное происхождение, но не учел твою целеустремленность.

И всего этого еще и оказалась мало! Я же сказал, что ошибся с тем, что влил в тебя каплю своей крови? Так вот, когда ты лежала на алтаре и ничего не произошло, я было даже, порадовался. Но твой дракон все испортил! Зачем он только полез со своей кровью к тебе?! При слиянии эльфийской и драконьей крови, образовалась полноценная ланийская?

— Чья? — что-то, чем дальше, тем страшнее! И… менее понятно.

— Моя кровь, — подала голос Богиня. — При создании известных тебе рас, я разделила свою кровь, поровну между ними, чтобы их оживить. Богу следовало бы быть более предусмотрительным! — обратилась она к Хорсту.

Я даже улыбнулась — такая буря чувств промелькнула по прекрасному божественному лику.

— Это все хорошо, — подала голос я, пытаясь правильно переварить свалившуюся мне на голову информацию. — Допустим, две крови мы вычислили. Но в Пророчестве сказано о трех кровях. Боюсь, после всего услышанного, даже уточнить, чья же третья кровь? Неужели простая человеческая может дать такой эффект?

— Ты догадливее, чем думаешь, — улыбнулась Лания. — На самом деле именно человеческая кровь дала такой эффект. Но она не настолько простая, как тебе кажется. Всех людей создал Созидатель, соответственно, чтобы вас оживить, он пожертвовал каплю своей крови.

— Созидатель? Это кто еще такой? Почему о нем нет упоминания ни в одной книге? Я думала, что ты создала род человеческий!

В моей голове сплошная каша! Нельзя на человека вываливать столько и сразу! Смерть, божественное вмешательство во все мои дела, даже в мою судьбу! Я хоть одно самостоятельное решение приняла? Что-то я начинаю в этом сомневаться! Теперь мне кажется, что всю мою жизнь кто-то решал за меня: что мне делать, куда идти и с кем! Чувствую себя марионеткой в игре Богов! Противно-то как!

— Не горячись, — голос Лании был мягок и спокоен, — я сейчас все тебе объясню. Создал вас Созидатель, но решение отправлять ли вас как отдельную расу жить, он отдал право мне. И я вас отправила.

И ты всегда принимала решения самостоятельно. Та сама решила пойти к эльфу, и ты добровольно легла на алтарь. Что в дальнейшем определило судьбу целой планеты. Именно своим решением ты пробудила магию.

— Но Хорст сказал, что магия это не совсем хорошо. Я уже начинаю сомневаться…

— Не сомневайся! Магия — инструмент. Она не лучше и не хуже многих других. Подумай, вилами можно ворошить для просушки сено, кормить при их помощи скотину, которая впоследствии будет кормить тебя, но при этом этими же самыми вилами можно преспокойно убить человека. Все зависит от того, в каких руках они окажутся. Точно так же с магией — она может даровать жизнь, а может и смерть.

И в этот момент я почувствовала дрожь под ногами. Если бы я стояла на земле, я бы сказала, что это землетрясение.

— Что это? — испугалась я.

Вместо ответа Богиня опять создала «окошко». Только сейчас в нем отражалась вся планета целиком, окруженная тем самым перламутровым светом.

— Заклинание, объяло полностью планету пробуждая магию и теперь сомкнувшись возвращается в первоначальный источник, то есть обратно в тебя. По пути наделяя магией все, начиная от магических источников, заканчивая резервами живых существ.

Сияние повторно сомкнувшись вернулось в столп, основанием которого была я на алтаре. Буквально всосавшись обратно во вместилище, осветив меня светом изнутри и пыхнув во все стороны от меня. Да с такой силой, что обвалились наружу стены. Не зря я называла это место цветком. Если меня в жертву приносили в бутоне, то сейчас, кстати очень символично, это место стало похоже на раскрывшийся бутон с моим алтарем посередине. Всех эльфов и дракона разметало по стенам, оставив мой пьедестал в одиночестве. Даже единороги ожили и задрав хвосты улепетывали подальше от места происшествия.

Так странно смотреть на свое безжизненное тело со стороны! Ветер развевает мои волосы и платье. Глаза закрыты, губы и кожа побледнели. Я питала слабую надежду, что Лай все же меня оживит. Видно не судьба.

Родители расстроятся…

Зашевелись эльфы, подымаясь. Ожидаемо Лайел подскочил к алтарю, схватил меня за руку. Но ожидания не оправдались. Я все еще смотрела на это со стороны. Я мертва и ему с этим надо смириться. Поднялись все, один Танн остался лежать неподвижно!

— Не мне, ему помогай! — кричала я эльфу, но тот продолжал оплакивать мое безжизненное тело. — Он умер? — спросила я у Богини.

— Еще нет, но уже скоро, — с грустью прикрыла глаза Лания.

— Ну, так помогите ему, чего вы стоите!!! Вы же Боги!!! — кинулась я на бездействующих Богов.

— У каждого своя судьба и своя дорога.

Я зарычала от злости и бессилия. Почему все так получается?! Почему мы всегда теряем самых дорогих?

— У нас тут вышел спор с Хорстом, кого ты выберешь: эльфа, которого ты любишь всей душой или дракона, которого ты любишь всем сердцем?

— Да как вы можете о таком думать, когда умирает живое существо?! Вы… вы расчетливые, жестокие, бездушные…

— Боги, — закончил за меня фразу Хорст.

Я готова было собственноручно придушить этого… Бога. Пусть почувствует каково это — быть мертвым. Может тогда он подобреет.

— Лиа, остынь! Как только ты будешь готова, я объясню тебе суть добровольности в твоей жертвенности.

Несколько раз глубоко вздохнув, я процедила сквозь зубы:

— Ладно, я готова.

А сама все косила взглядом на распростертого дракона и сердце так больно щемило, даже слезы выступили на глазах. Он и на пороге смерти прекрасен…

— Весь смысл добровольного согласия сводиться к тому, что бы после смерти тебе дать выбор. Так как ты сделала равное по силе богам — пробудила магию, я предложила дать место в нашем пантеоне. Голосование было проведено и принято положительное решение. А сейчас слушай внимательно! Так как ты смогла возродить магию, тебе предоставляется место Богини Зари и Новой жизни. Но если ты не захочешь принимать на свои плечи тяжкие обязанности Богов, ты можешь пойти дальше и искать свой Путь через Завесу к Чертогам. Выбирая смерть, ты сама определила свою дальнейшую судьбу.

Тут в моей голове забегали тараканы! Если Танн умрет, то я смогу его оживить, в смысле дать новую жизнь. Уже хорошо! Только вот умирать жутко больно, испытала на собственной шкуре. А если и вовсе не допустить его смерти? Зачем ему новая жизнь, когда он может прекрасно распоряжаться старой. Точно, так и поступлю!

— Я решила! Я принимаю Дар Богов!

И тут вокруг возникло такое множество Небожителей, что я сбилась со счета. Все улыбались и светились неярким внутренним светом. Были здесь и человекоподобные, и рогатые, и расплывчатые… В общем на любой цвет и вкус — найдется всем Бог по душе.

— Отныне и навеки ты — Богиня Зари и Новой жизни! Мы принимаем тебя в наш пантеон Богов. Теперь каждое утро и каждое рождение будет в твоих руках. Да направит твой путь Созидатель.

— И все? Никаких испытаний, вопросов?

— Ты уже прошла испытание на алтаре. Или тебе было этого мало?

— Нет-нет, — слишком поспешно ответила я, — мне хватило с избытком. А как мне жизнь возрождать? Что мне надо для этого сделать? И как Солнце подымать?

— Просто захотеть и четко сформулировать свое желание, — терпеливо объяснила Лания.

— Всего-то?! А ты говоришь — тяжкая ноша! Зарю мне подымать не надо, Солнце и без меня встало. Тогда поступим так! Я, как новоиспеченная Богиня, подарю своей волей первую жизнь. Себе! Прощайте! — и вложила в смысл этих слов все желание, оказаться в своем теле.

Лежу на своем, уже родном алтаре, застуживаю себе все внутренности и думаю: «Все люди, как люди, одна я — Богиня!»

Тут подскочил Лай и, приподняв меня за плечи, крепко прижал к своей груди. Как мне не хватало его тепла!

— Я думал, что потерял тебя навсегда! Никогда не прощу себе, что допустил произошедшее!!!

— Ты имеешь в виду мое возвращение? — попыталась я пошутить, но меня не поддержали.

— Твою смерть…

— Танн!!! — подскочила я, высвобождаясь из объятий эльфа. — Ему нужна срочная помощь!

Лай оказался около дракона раньше меня. Разорвав одним движением рубашку на его груди стал осматривать рану.

— Не стой столбом, отца позови!

Я кинулась с горы вниз, вслед за уходящими эльфами. Звала Линиэля, пока тот не резко не обернулся, окружив голову белым ореолом волос, и с поднимающимися, над серыми глазами, к небу бровями спросил:

— Лиа?! Ты жива! Но как?.. Я же сам проверял… Ты не могла…

— Можно я вам потом все объясню? — попросила запыхавшаяся я. — А сейчас срочно нужна помощь целителей — Танн при смерти! Идемте, — я потянула за руку Владыку эльфов.

То ли недавняя кончина, то ли плохое физическое состояние, но когда я добралась до алтаря, все вернувшиеся эльфы окружили дракона плотным кольцом так, что даже ног лежавшего видно не было. Танна уже перенесли на алтарь, чтобы было удобнее осматривать. Я потопталась вокруг, предприняла безуспешную попытку влезть между эльфами. Да что там посмотреть! Я даже не могла понять, о чем они говорят! Пора срочно учить эльфийский!

Мне только и оставалось, что заламывая руки наворачивать круги вокруг собравшихся и молить Богов, чтобы не было слишком поздно.

В какой-то момент Лай произнес мое имя, ему что-то ответил Линиэль. Я тут же оказалась рядом. И правильно сделала.

— Лиа, — обратился ко мне Лай, — ты только не переживай. Случилось следующее — извлечь камень мы можем, но твоему другу может не хватить резерва для регенерации. Ему требуется дополнительные силы. Ты же не умеешь сращивать ткани? — я отрицательно помотала головой. — Так что мы тут подумали, и решили, что ты будешь пополнять резерв Владыки, а он превращать его в заклинания.

— Что от меня требуется?

— Прикоснись к нему. Затем представь, что через твои руки к нему идет… сила. Просто захоти этого. Давай попробуем?

Опять захоти?! Ладно, хочу! Как бы потом мое хотение мне же по макушке и не настучало в виде злого дракона!

Мне сразу уступили место у злополучного алтаря. Мелькнула мысль, что вторая кровавая эльфийская жертва за один день — это многовато! Передавалось лучше, почему-то, когда соприкасалась кожа передаваемого и получаемого. Прикоснулась к плечу, потому что руки у него были заняты.

Зачем-то закрыла глаза и представила. А как выглядит это самая сила и как ее можно не физически куда-то направить. Так, Лиа, соберись с духом, пока ты тут размышляешь, Танн может умереть. Вот, все мое желание отдаю ему. Пусть он только живет! Иначе я его и за Завесой найду! Только тогда ему же хуже будет!

— Молодец! — услышала я похвалу Владыки за своей спиной. Значит я делаю все правильно. Только бы хватило этого «правильно» для Танна.

Приоткрыла один глаз. Эльфы не просто так окружили алтарь. Каждый совершал определенный пас. Я открыла оба глаза. Интересно же, что они там делают. Попеременно одна часть эльфов творила заклинания, другие отходили отдохнуть. У большинства выступил пот и капельки стекали с висков. Лай и Владыка ни разу не отошли от дракона. У Лайя промокла даже одежда. Его отец выглядел не лучше. Неужели так тяжело магичить?

Наконец, из края раны показался острый край камешка. Вылезал он по чуть-чуть, словно кто-то его тянул за нитку. Он был совсем маленьким, но сколько успел доставить хлопот!

Я поймала себя на том, что начинала ерзать от нетерпения. Мне хотелось поскорее с этим закончить, и убедиться, что все прошло хорошо.

— Долго там еще? — мое терпение было на исходе.

— Сложность состоит в том, что ему требуется время, для сращивания тканей, освобожденных от камня, поэтому нельзя его вытащить быстро — он умрет от простой потери крови. — терпеливо объяснил мне Лайел. — Но уже осталось совсем немного, потерпи.

Как потерпи? Не могу! Все же надо заставить себя успокоиться. Я опять прикрыла глаза отдаваясь желанию поделиться резервом.

— Лиа, пора остановиться. Он будет жить, если только ты не переборщишь с резервом и его не разорвет изнутри, — с нервным смешком вернул меня в реальность Лай.

— ЧТО? — я отскочила от Владыки, как ошпаренная, чуть не сев на пятую точку. А, это остроухий так не смешно пошутил.

— Не волнуйся так. Сейчас его отнесут в комнату. Очнется он абсолютно здоровым.

Уф! У меня отлегло от сердца. Ох, уж этот дракон! Но ради него стоило отказаться от места среди Богов!

Напряжение спало и земное притяжение оказалось сильнее меня. Состоялась ли моя встреча с землей я так и не узнала. Когда открыла глаза, перед моим мутным взором предстало сияющее лицо эльфа. При этом меня мерно покачивало. Он что, несет меня на руках?

— Ты куда меня несешь? — еле ворочая языком, уточнила я.

— В спальню, — последовал вполне логичный ответ. Осталось только надеяться, что не в его, а мою.

Когда я очнулась, в окошко скромно заглядывало солнышко, освещая часть балдахина в моей комнате.

— Не стесняйся, лучистое, заходи. Мы же чуть не стали друзьями, — улыбнулась я ему.

— Вот со мной она поговорить не хочет, а с безмолвным светилом — пожалуйста! — я от неожиданности подпрыгнула на кровати. В кресле напротив сидел Лайел и улыбался от уха до уха. — Как ты себя чувствуешь?

— Хочу в ванну-у-у, — сладко потянулась я, выгнувшись в спине. — И давно ты тут сидишь?

— С того момента, как принес тебя сюда. Я должен был убедиться, что ты в полном порядке.

— А как Танн?

— Ожидаемый вопрос, — кивнул своим мыслям белобрысый. — Пока без сознания, но, надеюсь, скоро очнется. Раз ты хорошо себя чувствуешь, я, пожалуй, пойду. Заодно распоряжусь, что бы тебе принесли поесть.

— А ты со мной не перекусишь?

Эльф задумался на секунду, потом утвердительно кивнув, согласивись. Пока эльф ходил распоряжаться на счет еды, я залезла в ванну — отмокать. Кровавые разводы остались на платье, про себя вообще молчу. Ночью такая «красота» привидеться — люди в обморок попадают! Платье жаль, боюсь его уже не отстирать.

На столе стояло блюдо с овощным рагу, источающим умопомрачительный аромат. Мой живот тут же отозвался урчанием. Мягкий, хрустящий, еще теплый хлеб пришелся очень кстати. Мне кажется или я целую вечность не ела?!

Когда наелась так, что согнуться я бы уже не смогла, принесли пирог с чаем.

— А раньше ты мне не мог сказать? — возмущенно вопросила я эльфа.

— Никуда он не убежит. Доешь его потом. А сейчас, если ты не против, я пойду.

— А ты меня не отведешь к Танну?

Мне показалось или Лай поморщился.

— Он в соседней комнате, — совершенно спокойно ответил белобрысый. Значит показалось. — В той, что занимал прежде. Она не заперта. Да, и еще вот что, Владыка очень хочет узнать, как ты сумела вернуться. Можно попросить тебя не ходить к Линиэлю без меня. Мне тоже интересно.

То, что дракон идет на поправку, поняла даже я — кожа из бледной, стала розовой. Его, в отличие от меня, переодели. Сейчас на нем была рубашка жемчужного цвета. Остальное было прикрыто покрывалом.

Я посидела рядом с ним. Сейчас кажется, что он просто спит. Лицо спокойное и умиротворенное. Черные волосы разметаны по подушке. Правда за время нашего путешествия он сильно похудел, но теперь он точно придет форму. Осталось только дождаться, когда он очнется. Поскорей бы уже он пришел в себя.

Отвлек меня вошедший Лай. А он что здесь делает? Он же спать собирался.

— Ты чего вернулся? Что-то случилось?

— Я и не собирался уходить надолго. Мне надо было… отлучиться.

— Я думала ты пойдешь отдыхать.

— Нет, что ты. Я и не собирался. Пока… Я хочу провести с тобой этот вечер. Ты не будешь возражать?

Отказываться от такой компании смысла не было. Тем более, что ждал нас Владыка. Вот только что он вложил в смысл сказанного? Это просто не прошедший испуг или что-то еще? Не проведу с ним вечер — не узнаю!

У Владыки в кабинете стояли пирожные и кави́т. Это хорошо. Хорошо в том смысле, что кроме нас троих больше никого нет. У меня почему-то совершенно отсутствует желание разглагольствовать на тему жизни и смерти. У каждого свой Путь и свой выбор.

А теперь передо мной вопрос: надо ли кому-либо рассказывать о моем возвращении или сделать вид, что я вообще здесь ни при чем? Как правильно поступить? В таких случаях мне отец говорил, что полуправда — лучший вариант. Вроде, как и не врешь, и лишних подробностей не раскрывает.

После заслуженных благодарностей и хвалебных речей перешли к сути вопроса о моем возвращении. Я так и сказала Владыке, что меня вернула в смертное тело воля Богини. Нет, не Лании, другой, новой. На что получила ответ, что он не слышал ни о каких новых Богах и что в Пантеоне все старые.

— А тебе все Боги отчитываются о появлении доселе неизвестных? — с прищуром, уточнила я.

— Что ты! Нет конечно… Но чувствую я что правда близка, но никак не могу ухватить ее за хвост. Уж не твоими ли стараниями она так вертеться?

Ага, получила! Не будешь забывать, что в любую игру можно играть вдвоем! Лай, почему в нашу дискуссию не вступал. Слушал молча, даже не просил пояснить какие-то моменты. Или ему неважно, или меня ждет еще и второй допрос!

Чтобы перевести разговор в другое, менее опасное, русло, спросила, что произошло после моей смерти. Линиэль пустился в объяснения, и они совпадали с тем, что мне показала Богиня. Заинтересовал меня факт оживших статуй. В итоге оказалось, что это не статуи, а настоящие единороги, лишенные магии.

— Что они делали вокруг алтаря? — уточнила я.

— Они охраняли поток, через который смогла вырваться Сила, пробудившая магию. Они отдали за это свою свободу, сформировав место для алтаря. Но теперь они вольны и пасутся на своем луге.

— А где этот луг? — огню в моих глазах улыбнулся не только Лай, но даже Владыка.

— Если ты хочешь, я могу проводить тебя к ним, — впервые подал голос белобрысый.

— Ты еще спрашиваешь! Конечно хочу! Я же никогда не видела живого единорога!

— Я тоже! — точно, он же родился после исчезновения магии. — Когда пойдем?

— Сейчас! Сейчас! — заерзала я в своем кресле.

Владыка улыбнулся:

— Бегите! Но если вспомнишь еще что-нибудь, буду рад услышать. И, кстати, ты сильно изменилась, после того, как к нам вернулась.

Задавать вопрос, в чем именно я изменилась, не стала. Родители учили, что не стоит задавать вопросы, на которые не хочешь знать ответы.

На дворе уже давно была ночь. Разноцветень радовал нежным благоуханием трав и соловьиной трелью. Ветер развевает волосы и колышет верхушки трав, создавая ощущение, что единороги стоят по колено в бушующем море. Тишина и покой! Ничто не нарушает гармонию и созерцание. Красота!

Мы с эльфом сидели на пригорке, а внизу на лугу паслись серебристые единороги. Их шкура в лунном свете, казалось, сама источает нежный белый свет.

Поначалу, когда мы только подошли к краю луга, от стаи отделился и направился в нашу сторону жеребец. Зажатые уши и угрожающая поза говорили сами за себя. Лайел стал что-то говорить животному на эльфийском и тот, успокоившись, вернулся к табуну. Белобрысый объяснил, что несмотря на внешний вид, животные обладают не только острым умом и развитой интуицией. Про остальное сказал, что все со временем я узнаю сама. На попытку вытянуть информацию он отмахнулся, что это не его тайна и он не вправе мне что-либо рассказать. Ладно, поживем — увидим! Я — не я буду, если не смогу докопаться до интересующего меня вопроса.

Я раскинулась на заботливо прихваченном Лаем покрывале. Он молодец, и кавит прихватил, и булочек с кухни утянул, даже яблочки не забыл. Мы глядели на звезды, звезды на нас. Луна месяцем стремилась к горизонту. Так хорошо жить! Чувствовать каждое дуновение ветерка, тепло близкого чел… эльфа рядом, его заботу и внимание. Разве можно променять жизнь среди родных и любимых на вечность без них?! Да зачем мне такая вечность! Что мне с ней делать? Давать новую жизнь? Да она и без меня прекрасно обойдется. Да, я прекрасно понимаю, что я эгоистка, но ничего не могу с собой поделать. Предложи мне Боги еще раз поменять вечность, на короткую земную жизнь, я бы поступила точно так же. Неужели мы все только игрушки в божественной воле? Хочу дам, хочу не дам! Вот оно!..

— Тебя что-то тревожит? — оборвал Лай мою мысль. Что же я там нащупала? Ведь только что я осмыслила что-то очень важное, а этот… голубоглазый, что б его! Не мог он несколько секунд потерпеть!

— Мое тело было мертво. Вот меня и беспокоит — я ходячий мертвец?

— Нет, — улыбнулся эльф, осветив все мое существо своим собственным ярким, теплым и нежным солнышком. — За то время, что тебя не было с нами, твой мозг не начал разлагаться. Так что ты жива и в своем уме. Но я чувствую, что это не тот вопрос, что беспокоит тебя. Я подожду, когда ты будешь готова мне рассказать.

— Понимаешь, когда ты спросил, ты сбил меня с какой-то очень важной мысли. Теперь, хоть убей, не могу вспомнить, что же такое промелькнуло в моей голове.

— Отныне и до самой твоей естественной смерти, ни я, ни кто другой не посмеет тебе причинить вред, тем более убить! Теперь ты под моей защитой, еламинай, и твоя жизнь и желания для меня превыше всего. Мне хватило одного раза тебя потерять! Это хорошо, что волосы у меня от природы белые, а то бы увидела, что я весь поседел.

— Лай, это такое выражение! Я больше сама умирать не хочу. Знаешь как страшно?! Про боль уж даже не заикаюсь.

Сошлись мы на том, что я впредь буду выбирать выражения поаккуратнее и если подобные будут встречаться — ему пояснять.

— И все же ты мне так и не сказала о причине твоего душевного смятения. Но времени у нас предостаточно, ты как маг проживешь не одну тысячу лет. Я подожду.

— Сдались тебе мои «тараканы»! Беспокоит меня божественная аудиенция! Вместо того, что бы принести ясности в мое жалкое существование, они все еще только больше запутали! Чувствую себя игрушкой в чужих руках без возможности принятия самостоятельных решений! И то, что я натворила там, у Небожителей… Боюсь, что мне с рук это не сойдет, — получила взгляд, полный непонимания. Вот что с ним делать? Ведь не отстанет же! — Ладно, расскажу тебе, но по большому секрету…

— Так ты Богиня? А я все не мог понять, что в тебе изменилось? Вроде и ты и не ты одновременно!

— Да не Богиня я! Не Богиня! Я первым же деянием вернула свою душу в тело.

Лай долго смеялся. Сначала с моей недальновидности, потом с того, как на это могли отреагировать Боги. Дальше смеялись вместе, представляя то одного Бога с вытянувшейся физиономией, то другого.

— И все же я рад, что ты совершила такую несусветную глупость. А умер бы Танн — оживила бы его. Дала бы жизнь его детям…

Зря он сказал эту двусмысленную фразу. После этих слов я выпала из реальности. А ведь и на самом деле, теперь у него могут быть дети. Так, меня не туда понесло. У него свадьба на носу, а я о таком думаю!!! Нельзя… Но если очень хочется, можно? Нельзя! Плешь на голову этим Богам с их идиотскими планами! Они там себе обитают припеваючи, а я здесь мучайся!

— А знаешь, что меня мучает? Хорст сказал, что магия не только дар, но и оружие. И, если честно, меня это пугает, вздохнула я.

— Вот скажи, вы с Танном ввалились в зеркало все в крови, в изодранной одежде и с расчехленными мечами. Так? Так. Но разве вы этими мечами попытались навредить хоть одному жителю Долины? Нет. Ты даже не спросила, куда мечи делись! Магия то же оружие. Вытаскивая осколок из дракона мы спасали ему жизнь — магией, но могли и вогнать так, что бы спасать уже было некого. Теперь скажи, нужна ли магия.

— Тут даже думать нечего — нужна. Вопрос в том, как ей будут пользоваться. Можно ли направлять магически одаренных людей в нужном направлении?

— Думаешь ты первая, кто столкнулся с такой проблемой? Всегда существовали школы магии. Только до… — запнулся Лай, — жертвоприношения, эльфы могли изучать только теорию, практика была недоступна. Но сейчас школа возродиться в былом величии. Я даже знаю, что у всех разумных рас запрещена некромантия и черная магия.

— А ты мне поможешь такое организовать в моем государстве?

— Конечно, Ваше Высочество. Ваше желание, для меня закон, — картинно склонил голову остроухий, за что получил кулаком в плечо.

Потом долго молчали каждый о своем, наслаждаясь моментом и обществом друг друга. Жевали пирожки и запивали все кавитом.

Яблочки я припасла на потом и очень правильно сделала. К нам подошел один единорог, долго топтался вокруг, кося на меня своим огромным иссиня-черным глазом, пока я не предложила ему угоститься яблочком. Угощение ушло на ура, так что вскоре провизия у нас закончилась. Конь благодарственно помотал головой и удалился к сородичам. Остроухий чему-то своему улыбался, но признаваться не захотел, опять сославшись на чужую тайну. Ну, он у меня дождется!

— В сказках единороги подходят только к… девственникам. Неужели ты ни разу… — осенило меня.

— Сказки немного привирают. Единороги чувствуют внутренний мир живого существа даже лучше эльфов. Поэтому их притягивают девственно чистые души, а не физическое состояние организма. Но есть и правда в сказках — дружба единорога редчайшее явление и дорогого стоит.

Дождался он у меня быстро — прошло не более часа. Эта белобрысая ехидина лежала на покрывале. Я встала размять затекшие ноги, наворачивая круги вокруг него. Потом краем одеяла заботливо его накрыла и подоткнула. Я ж без пакостей не могу! Пока он ничего не понял, быстренько перевернула его, заворачивая в покрывало, как в кокон. Узнала о себе много нового и непонятного!

Не рассчитала я только того, что он начнет дергаться и окажется у края пригорка. Тут шутки и кончились! Я рывком ухватилась за край покрывала, но удержать не смогла — он, раскручиваясь, покатился вниз. В этот момент я зареклась так шутить!

Но эльфа ничем не прошибить! Как только раскрутилось покрывало, он тут же оказался в вертикальном положении. Мне его взгляд ничего хорошего не сулил — молнии летали так, что могли прожечь насквозь это злополучное покрывало. Я кинулась наутек.

Ага, я убегающая ночью от эльфа — легкая добыча. Я даже разогнаться не успела, как меня поймал и пригрозил завернутую доставить моим родителям в качестве трофея. Ну, спасибо, то-то они обрадуются!

У меня даже утро не может начаться как у обычных людей! Только я успела привести себя в порядок, как одна из эльфиек с трепетом сообщила, что некий молодой человек жаждет со мной встретиться. Вот тебе раз! А два — оказалось, что это вовсе не эльф. Про другие расы мне никто не рассказывал. Я была уверенна, что здесь всего два неэльфа — я и Танн.

Учтиво поздоровавшись, на пороге стоял и внимательно меня изучал беловолосый, с короткой стрижкой, молодой человек. А глаза у него цвета звездного ночного неба! По годам, я бы сказала, что мой ровесник, но после знакомства с эльфийским и драконьим летоисчислением — поостерегусь забегать вперед. Глядит на меня, как на старую знакомую. И самое обидное, что где-то я эти глаза уже видела! Осталось только вспомнить где.

— Разрешите войти?

— Ой, что это я! Да, конечно, входите, присаживайтесь. Мы знакомы?

Красота молодого человека завораживала и притягивала. От миндалевидных глаз, взгляд непременно опускался к чуть пухловатым губам и опять поднимался наверх. Нос с легкой горбинкой его только украшал. Кажется, я залилась краской.

— Я Анилиа. А Вы…

— А я зашел познакомиться, — чтоб тебя! Имя у тебя есть?

— Угу, — только и смогла выдавить я. — Будем знакомы сразу, как только узнаю ваше имя.

— К огромному сожалению, мое имя могут узнать только достойные.

И тут я перестала на него пялиться и начала злиться! Хам, еще похлеще Танна при знакомстве будет! Только второго вредного дракона мне не хватало!

Я молчала, и он не произносил ни слова, только смотрел на меня и все. Поиграем в гляделки? Это я умею. Сидим друг напротив друга — кто кого переглядит. Что б я сдалась! Да ни за что! У всех эльфов островатые кончики ушей, так что эльфом, сидящий напротив, быть не может. Человек конечно, может быть так волшебно красив, но как он тут тогда оказался? И если это дракон, можно ли как-то об этом узнать не спрашивая? Может у них тоже есть что-то заостренное, как уши у эльфов?

И сидеть бы нам так долго, если бы в комнату не вломился Лай. Он с такой силой толкнул дверь, что та с грохотов врезалась в стену и оставила вмятину от ручки.

— Молодец, теперь комнате предстоит ремонт или дырку шкафом заставить? — обратилась я к встрепанному остроухому.

— Что за!.. Ты кто?!

О! Уж если его даже Лай не знает, то мне тем более не стоит гадать кто мой посетитель. Подожду развязки.

Лай одним прыжком оказался около моего кресла:

— Кто мне объяснит, что здесь происходит?

— Вот, у меня посетитель. Пришел познакомиться, — пояснила я ситуацию.

— Меня мало волнует как его зовут! Меня интересует кто он и как оказался в Даинирене?

Наши взоры вопрошающе обратились на молодого человека. Тот, лучезарно улыбнувшись, встал:

— Алсэй, — склонил голову посетитель.

Эльф прищурился и воскликнул:

— Да не может такого быть!

Как они мне надоели! Вечно я ничего не понимаю! Обидно, да!

— Анилиа, как только вам понадобиться моя помощь — только позовите. За сим разрешите удалиться.

Странный гость ушел, оставив после себя мертвую тишину. Я все сидела и хлопала глазами. С какой стати мне его звать?! Кто он вообще такой?

Наконец Лай перестал таращиться на закрытую дверь и повернулся ко мне:

— Знаешь это кто?

— Конь в пальто, — не удержалась я.

— Не конь — единорог, — не понял шутки Лай. Или уже я не понимаю?

— Не, рог бы виден был.

— Лиа, я серьезно. Ты умудрилась всего несколькими яблоками заручиться дружбой единорога.

Все, теперь я точно потеряла связь с реальностью! Какие яблоки. Он присел, а из вазы ничего не брал — ни яблок, ни груш. И вообще, какие единороги в пальто?!

Мне, Лай объяснил, дожидаясь кивка после каждого предложения — как полоумной, что я та самая девственница, которая смогла подружиться с единорогом. Тогда на пригорке, он подходил удостовериться в чистоте моих помыслов, а сейчас решился на личную встречу. Ну, да на лугу был единорог. Но при чем тут парень, неизвестно зачем появившейся, поздоровавшийся и ушедший?

Оказывается, что мне еще много предстоит узнать о мире, наделенном магией. И затягивать с ознакомлением не стоит — неизвестно сколько сюрпризов ждет меня впереди. В итоге я поняла, что парень — это вчерашний яблокогрыз и что единороги могут по желанию принимать человекоподобную форму. Но и это не самое главное! Самое важное заключалось в том, что такое случается крайне редко и представляет собой высшую форму доверия этих волшебных существ. И, зная истинное имя, я могла в любой момент призвать его — для него стала другом. А еще я возросла в глазах всех эльфов до ранга святой. Угу, это с моими-то пакостями.

Мало мне дракона с эльфом, так на мою макушку свалился единорог с непрошенной, но очень необычной дружбой! А то у меня мало головной боли было!

Алсэй, значит. Ну, друг — это все лучше, чем враг. Пусть будет.

После завтрака пошла проведать Танна. Что-то долго он не приходит в себя. Лай составил мне компанию. Дракон лежал в той же позе, я выразила опасение, что у него будут пролежни. На это белобрысый рассмеялся — пролежни у дракона!

От спальни дракона мы направились в библиотеку — мне надо было заполнить пробел о магии и обо всем, что с ней связанно. Эльф застонал, что мы состаримся в библиотеке, пока я не удовлетворю свое любопытство. Ничего, переживет!

Не скатиться по винтовым перилам я не смогла! И на этот раз Лай сразу поехал со мной, а не бежал рядом. Но для остальных эльфов такой вид спуска был неожиданным.

Обед мы, вполне ожидаемо, пропустили. Так как все книги, что мне хотелось почитать были на эльфийском, остроухому пришлось мне все переводить. Его это перспектива не порадовала.

Ближе к вечеру у меня стала гудеть голова от заумных эльфийских оборотов и я решила на сегодня закончить. А еще мне хотелось переговорить с Линиэлем.

— Как думаешь, смогу я у вас попросить несколько чародеев для обучения? — спросила я по пути наверх.

— Зачем? Я сам тебя научу.

— Мне нужны учителя для всех остальных человеческих магов.

— Думаю, с этим проблем не возникнет.

В кабинете Владыки не было. Нашли мы его около персикового дерева. Он с блаженством на лице перекидывал упавший лепесток из одной руки в другую с помощью магии.

Получив еще порцию благодарности, попросила несколько эльфов для обучения в Сантинии. К огромному облегчению получила согласие Линиэля.

— Знаешь, Лиа, я даже потороплю события и отправлю несколько эльфов для формирования посольства в твоем государстве. Как думаешь, твой отец против не будет? В свою очередь жду вашу делегацию у нас.

— А можно я сначала подготовлю родных перед знакомством с эльфами? У них не такие крепкие нервы, как у меня.

— Хорошо. Но ты же не будешь идти обратно одна?

— Я не одна — я с Танном пойду, — ляпнула я не подумавши — у Лайя заходили желваки под нежной кожей.

— Неизвестно, когда очнется Танниртален. Мне кажется, родители тебя итак дома заждались.

Так ненавязчиво указать, что домой пора, молодец!

— Пока Танн не очнется — я отсюда ни ногой! — задрала я подбородок.

— Что ты, я и не хочу, чтобы ты нас покидала! Просто время идет и неизвестно, когда Танн придет в себя. Сколько времени ему еще надо? День, два, неделю, месяц, а может год? Пока ты ждешь, когда дракон придет в сознание, каждый день, я уверен, добавляет седых волос твоим родителям.

Уходя от Владыки, я пробормотала себе под нос:

— Что-то не сильно ты беспокоился о моих родителях, когда на алтарь меня вел!

— Лиа, не кипятись. Мне кажется, я знаю причину его торопливости, — успокаивал меня Лай.

— А? — обернулась я. И очень даже зря, потому что в сумерках не заметила кочки и попыталась растянуться на тропинке. Но эльф моего падения не допустил — поймал и вернул вертикальное положение.

— Идем, сядем и я выскажу тебе свою догадку о поведении отца.

Как? Мы уже около пруда? Вечер теплый, почему бы и не посидеть на бережке в приятной компании.

— Знаешь, — пустился Лай в объяснения, — мой отец не мог не заметить, как… трепетно ты относишься к Танну. В то же время он знает, что ты моя еламинай. Вот он и пытается дать нам двоим как можно больше времени побыть вдвоем. Потому что одну я тебя не отпущу — я пойду с тобой. Мне кажется, нельзя винить отца, желающего счастья своему сыну.

Я, честно говоря, совсем не понимаю твоих столь теплых чувств к дракону. Ведь знаю же, что я тебе более чем нравлюсь. Тогда какие у тебя чувства к Танну? Кто он тебе? Больше чем друг?

— Как бы я к нему не относилась — это не имеет никакого значения. У него свадьба, и слава Богам!

— Ты его любишь?

Вот неугомонный! Неужели он думает, что ему станет легче?

— Мне думается, что ты не хочешь знать ответ, — вздохнула я.

— И все же… — эльф сделал вид, что его заинтересовала трава под ногами.

— Знаешь, что мне сказала Лания? Что его я люблю горячим человеческим сердцем, а тебя вечной неугомонной душой. У них там даже спор был, кого я выберу! Я ненавижу богов, за то, сколько боли они могут причинить своими выходками!!!

— Разве такое возможно?

— Как видишь! Чувства к Танну мне вложил Хорст, а к тебе Лания. Теперь они ждут, что же окажется сильнее: душа или сердце. Пусть Хорст не питает надежд! Я свадьбе мешать ни за что не стану!

Я с такой силой ударила по стволу, на котором сидела, что аж слезы из глаз брызнули. Или они не от телесной боли?

— А меня радует предстоящая свадьба Танна, — Лай нежно взял мою руку и стал водить пальцами по месту ушиба. — Теперь никто не сможет тебя у меня отобрать! А на Богов не сердись — нам их не переделать.

— Это мы еще посмотрим! — пробормотала я.

— Пошли ужинать и отдыхать?

— Сейчас ужинать, а потом…

— Мне иногда начинает казаться, что ты не награда, а наказание, — притворно простонал Лай. — Вот только не пойму за что, неспокойная ты моя душа!

— Ну не могу же я не нанести ответный визит вежливости? — возмутилась я, когда мы после ужина шли к единорогам.

— А зачем учиться яблоки нести левитацией?

— А зачем мне магия, если я даже фитилька не свечке зажечь не могу?! Я когда домой пойду, мне надо будет тащить и провизию и одежду и одеяло, да много чего еще. А по воздуху гораздо легче, чем на собственном горбу!

— Тогда завтра и начнем учиться. Кроме того, что я самый младший в Долине, так я еще никогда не магичил.

— А на алтаре со мной, а потом и с Танном? — вспомнила я.

— Я только вливал резерв. Но ни одного заклинания я не произнес.

— А когда рану на руке лечил? — промолчу, что сам ножом эту рану и полоснул.

— Это была эльфийская песня. Считается, что она способствует скорейшему выздоровлению, но к магии она не имеет никакого отношения.

— Шарлатан!

— Почему шарлатан? Заживлению раны способствовала моя кровь, а не слова.

Вот хитрый таракан! А я поверила! Ох, когда же я повзрослею? И повзрослею ли вообще когда-нибудь?

Как только мы приблизились к краю луга, от табуна в восемь голов отделился один и поскакал в нашу сторону. Зрелище завораживающее! Белоснежная грива развивается парусом, хвост колышется волной. Столько грации, силы, магии и свободы в одном существе! Невольно залюбуешься.

— Кх-м, — раздалось за спиной. Чего он? Я всегда любила лошадей. На конюшне я провела времени больше, чем в собственной спальне.

Как только единорог остановился в шаге от нас, перед нами предстал тот самый молодой человек, что приходил утром.

— Вот, пришла с ответным визитом вежливости, а то утром мы толком и не поговорили, — лицо Алсэя озарила невероятно искренняя улыбка. Конечно не поговорили — таращились друг на друга, как два барана на новые ворота. — Я с гостинцем, — продемонстрировала я яблоки.

Мы расположились там же, где были вчера. Глядели на пасущийся табун и хрустели яблоками.

— Алсэй, — начала я, — ты не объяснишь мне, что это было утром?

— Мне захотелось посмотреть на тебя поближе. В тебе столько чистой жизненной энергии, какой я никогда не встречал. Тем более что ты вернула нам жизнь, проявила смелось не по годам. Ты достойна дружбы единорога.

— И чем грозит мне сия дружба?

— Помощью.

— Какой? — уточнила я.

— Посильной.

— Угу, умный чел… Алсэй объяснил — сразу понятно стало!

Засмеялись все. Смех — это хорошо, а вот конкретика мне бы не помешала.

— А мне уже требуется помощь. Танн что-то никак не очнется. Что делать?

— Поделиться Дыханием Дракона, что он отдал тебе, — абсолютно серьезно ответил парень.

Эльфийское «нет» и мое «как» прозвучали одновременно. Алсэй посмотрел сначала на меня, потом на Лайя.

— Оно передается с поцелуем, в который было вложено…

— Он и так очнется, — поспешно вставил остроухий.

— Если бы он мог очнуться сам, то давно бы это уже сделал. Его душу держит только здоровое тело, а душа стремиться в Путь, на поиски Лии. А Дыхание может убедить стремящуюся душу, что искать надо не за Завесой, а здесь.

— Ну! И что мне надо сделать?

— Поделиться Дыханием, — поймал мой непонимающий взгляд и пояснил, как само собой разумеющееся, — ну вернуть часть дыхания, поцелуем.

— И как в сказке он сразу проснется!

— А как ты думаешь, с чего сказки писались? Не вы первые, не вы последние.

Тут я язык и прикусила. Что-то часто в моей жизни сказки оживают. Сны — не сны, эльфы, драконы, зеркала, жертвоприношение, единороги. Жуткая жуть! Что ждет меня в будущем? Или у меня тоже как в сказке — чем дальше, тем страшнее?

Что ж, не откладывая в долгий ящик, я пришла в спальню к дракону. Сбылась мечта — наконец поцелую этого синеглазого. Главное, что он об этом не узнает, а то не смогу посмотреть в глаза не покраснев при этом.

— Лай, ты так и будешь стоять и смотреть?

— Ты предлагаешь мне тебе помочь? — скосил на меня хитрый голубой глаз эльф.

— Если ты хочешь — помоги, — не осталась в долгу я. Ага, знай наших — смутила я белобрысого!

— Пойду… с Владыкой поговорю, — эльф поспешно удалился. Испугался, что заставлю Танна целовать? Вот картина бы была!

Интересно, чего я жду, стоя над кроватью неподвижного дракона? Может ли одна вера возвращать людей к жизни? Или надо как раньше, просто захотеть? Хочу!

Вот и сбылась мечта! Как вспомню о том, что хотела его поцеловать, так до сих пор краснею по самые уши. Но не буду тянуть «кота за хвост».

Вот спрашивается, зачем я зажмурилась? От страха или стыда? Легко коснулась его теплых губ. Поняла — я закрыла глаза от удовольствия!

А как долго целовать надо мне ж никто не сказал! И в этот момент я почувствовала какое-то движение. Не отрывая губ открыла глаза… Вот не надо было этого делать, ведь уперлась взглядом в изумленно распахнутые васильковые глаза. Получилось! Я поспешно отстранилась — нельзя забывать, что он почти женат. Нельзя!.. Даже если очень хочется!

— Если это смерть, то мне она уже нравиться, — садясь, выдал Танн. — Только жаль, что тебя не удалось спасти.

Ответить ему я не могла — боролась с желанием облизать губы, которые еще хранили его тепло. Так нельзя! Этих Богов, с их играми… к троллю на кулички! Как я теперь Лаю в глаза смотреть-то буду? А вот и он, легок на помине!

— У тебя получилось! — неужели в голосе остроухого искренняя радость?!

— Угу.

— И ты умер? — перевел Танн взгляд с меня на эльфа.

— Я? Нет. А вот ты очень даже мог, если бы не она. Ради тебя она…

— Лай, — перебила я разговорившегося белобрысого, — я думаю, ему нужен покой. Пойдем, — потянула я за руку друга. — Да, Танн, с возвращением.

— Взаимно…

Растерянный дракон — это нечто! Хотел умереть и легко от меня отделаться? Не выйдет! Мне покоя не дают и я в догу не останусь. Да и с предстоящей свадьбой я его еще даже не поздравила…

Поутру решили, что дня через два отправимся по домам. Обсудив с Владыкой все варианты, пришли к выводу, что пойдем втроем. Лай ко мне, а Танн на его усмотрение — либо сразу к себе домой, либо с нами. А мне предстояло получить за долгое отлучение из дома, да еще и при этом, морально подготовить родных к встрече с другими расами. Может мне тут остаться и пусть меня считают безвременно погибшей?

Соответственно весь день мы потратили на сборы. от участия в подготовке меня отстранил Танн, сказав, что жевать покрывало и веточки, вместо мяса, не намерен. Зато не забыл среди предложенного эльфами оружия подобрать клинок и мне. Что б его… тролль покусал! У меня даже стон вырвался, как только вспомню мою отбитую пятую точку и ноющее тело! Эльф в поход взял лук и стрелы, пояснив, что этим видом оружия он владеет лучше, чем мечом. Но последнее тоже взял. Мы что, на войну идем? Хотя поход сюда показал, что оружие лишним не бывает. Сама же выпросила несколько книг. Унесла бы больше, если бы смогла поднять. Лай, разобрав кучу, что я притащила в спальню, оставил только треть, под мой горестный вздох.

— Если вы так, то может и меня здесь оставите, чтоб груз лишний не тащить?

— Тогда и твой клинок оставим, — поддержал меня Танн.

— И еды нести меньше, — не отстал эльф. — Записка ее у тебя осталась? Вот и хорошо, отдадим родителям.

— Вы чего?! — испугалась я.

Ответом мне был дружный смех. Это чего, они против меня спелись? Надо срочно с этим что-то делать.

Весь день сплошная беготня! Я так устала, что даже на ужин не пошла. Встревоженный моим отсутствием прилетел остроухий.

— Почему ты не вышла к столу? — начал с порога эльф.

Я даже не встала с кровати, только голову повернула в сторону говорившего.

— Вы меня уморили, даже есть не хочется.

— А я хотел тебе кое-что показать…

Он это специально, да? Играет на моем неуемном любопытстве! Как я могу не поинтересоваться, что именно?

— Пустяки. Если ты устала, то это и до завтра подождет. Ты же потерпишь до завтра с объяснениями обстановки в домиках? Помнишь, ты спрашивала? Ну, про те, что расположены на деревьях? Я не стал вдаваться в подробности при Калниилинай, но я помню мое обещание рассказать тебе все, что тебя интересует.

— Почему потерпеть до завтра? А сегодня объяснить не можешь? — я даже на локтях приподнялась.

— Мне казалось, будет лучше, если ты почувствуешь всю прелесть этих домиков сама, а не на словах. Так что лучше потерпи до завтра. Как проснешься — сразу и пойдем.

Я застонала:

— Ты вымогатель! Ты об этом знаешь?

— Да, — самодовольству эльфа не было предела.

Вот мы и в домике. Лунного света было маловато и Лай зажег свечу.

Интересно, может ли выработаться со временем морская болезнь? Ветерок совсем легкий, но домик раскачивает с завидным постоянством. Мне приходилось прилагать усилия, что бы сохранить равновесие, в то время как белобрысый даже и не замечал качки. Или качка — это только на море? Тогда как правильно обозвать состояние раскачивание дома деревом?

Для того чтобы не упасть в грязь лицом, я перебралась на кровать, так как единственный в комнате стул занял Лай, оседлав его верхом. Подбородком он упирался на сложенные на спинке стула руки. А мне осталась только кровать, на которой гораздо удобнее расположиться, чем стоять.

— Как ты понимаешь, — пустился в объяснения эльф, — в этом мире все закономерно. Каждая маленькая букашка служит своей цели…

Надо было сразу на кровать перебраться. Чувствуешь себя как в колыбельке или гамаке — тебя тихонько раскачивает и убаюкивает. Так и хочется растянуться в полный рост на пахнущем лавандой белье и получить удовольствие под мелодичный и убаюкивающий голос. Есть только одно «но» — хорошо ли закреплен дом и не свалимся ли мы отсюда.

— Можно ближе к теме? — сквозь закрытые глаза и непреодолимую тягу ко сну, попросила я. А то что-то уж совсем он из далека рассказ начал.

— Конечно. Только давай я покажу тебе, как удобнее расположиться.

Оказалось, что эльф уже нависает надо мной и поправляет под моей головой подушки. Я что, уже лежу?

— Так вот, — отгородил меня своими волосами от всего окружающего мира голубоглазый, пристально разглядывая мое лицо, — у каждого семейства есть свои домики. Эти конструкции служат для уединения эльфов, нашедших свою еламинай и желающие… кх-м. В общем, они здесь любят друг друга для того, что бы… продолжить свой род, — эльф уже лежал рядом.

— ЧТО-О-О?! — я аж подскочила на кровати. Зато объясняется их удаленность и уединенность. — И ты не мог мне это сказать раньше? Зачем ты меня сюда привел?

— Ты моя еламинай.

— И? — подозрительно уточнила я. Что-то мне расхотелось лежать.

— Я не против занять этот домик на месяц другой.

— Ты совсем уже… да?

— Мы можем это сделать и после свадьбы. Этот домик только наш.

Свадьба? И тут до меня дошло, что этот дом стоит очень далеко от всех остальных и он самый большой. Мама!

— Я тебя напугал? Прости, я не хотел. Не торопись с ответом. Вернемся к этому вопросу, когда ты будешь готова.

— Нам лучше вернуться, домой.

Вернулись мы быстро. Не смотря на сильную усталость, я всю дорогу бежала впереди эльфа, стараясь поскорее оказаться в своей спальне.

И только когда я спокойно выдохнула, присев в кресло (здесь эльфу рядом пристроиться некуда), меня осенило:

— Лай, на счет свадьбы…

— Да? — это, что, надежда в голосе?

— Вдруг вредный дракон с нами не пойдет и у меня уже не будет возможности поздравить Танна с таким знаменательным событием. Не найдется ли у вас лишняя бутылочка вина? Выпьем за счастье моло…новой семьи.

— Найдется, конечно, — разочарованно вздохнул эльф. — Подожди минутку.

Да мне и самой выпить не помешает. Я хоть и не любитель этого дела, но иногда для сохранения психического равновесия не повредит.

Через пять минут на столе стояла чаша с фруктами, ветчина с сыром, пирожки с повидлом и две бутылки эльфийского вина в сопровождении трех бокалов.

— Готово, — констатировал эльф. — Сама дракона позовешь или мне сходить?

— Лучше я.

За окном уже давно ночь, а я стучусь в спальню к парню. Кто увидит, точно нехорошо про меня подумает. Наконец, на третий раз открывший дверь Танн проворчал:

— Что случилось? Из-за чего ты меня будешь?

— Я, вообще-то, хотела тебя пригласить к себе.

— Чего? — вытянулось лицо у дракона. И что он там себе подумал?

— Просто приходи. Я буду ждать.

Долго ждать не пришлось. Дракон тихонечко приоткрыл дверь моей комнаты.

— Лиа, можно?

— Заходи, — разрешила я.

— Я не могу… А что здесь делает он? — Танн ткнул пальцем в сторону эльфа.

— Говорю же, заходи. Мы решили поздравить тебя с надвигающимся знаменательным событием. Садись.

— И ты ради этого… Ху-х, — выдохнул дракон с облегчением, но сразу посерьезнел. — Я не думаю, что это хорошая затея.

— Расслабься и получай удовольствие! Сегодняшняя вся ночь для тебя!

Лайел разлил по бокал вишневого цвета напиток с мягким ароматом.

— Начнем по старшинству, первый я? — поднял бокал эльф, я кивнула. — Ты порадовал нас известием о скорой свадьбе. Мы очень рады, что ты нашел свое счастье и свою вторую половинку. Первый бокал будет за вашу долгую и взаимную любовь! Пусть она озаряет все твои поступки и желания. Светит лучом надежды и веры. Да сопроводит тебя Богиня в браке и после него. За любовь!

Мы опрокинули бокалы. Спасительная жидкость мягко обволокла пищевод, оставив после себя приятное послевкусие. Надо будет попросить пару бутылочек для родителей, им понравится.

Мгновение было испорчено закашлявшимся драконом. Эльф ему даже по спине постучал.

— Не спеши, у нас вся ночь впереди, — улыбнулась я Танну, проглотив кусочек сыра. За что получила косой взгляд.

— Давай, Лиа, твоя очередь. Ты организатор сегодняшнего вечера, тебе и слово.

— Это была твоя идея? — уточнил чернявый.

— Да. Приглашение на свадьбу мы не получили, но посчитали правильным тебя поздравить. Потом может уже не представится такая возможность, — вздохнулось мне. — Так вот. Хотела поздравить тебя со столь знаменательным событием и пожелать тебе чистого неба, ясных звезд, весеннего солнца и любимую рядом. Чтобы тебя сопровождала Лания во всех твоих делах, чтобы Хорст не мешал исполняться твоим мечтам. И хочу тебе пожелать главного в жизни для любого живого существа — много маленьких таннчиков. Ведь только в них истинное счастье любой семьи. За детей поднимаю я бокал!

Второй бокал пошел «на ура», но застрял уже у Лайела. М-да, каждый со своими заморочками. Что ж, Боги шутят, и шутят жестоко, пора с этим смириться. Зачем? Зачем покорно принимать все, что Они нам дают и куда направляют? У человека есть свобода выбора!

— … раз уж ты организовала эти посиделки, что ты хочешь пожелать себе? — вырвал меня из задумчивости голос синеглазого.

— Быстрой и безболезненной смерти, лучше во сне, — не дожидаясь реплик от вытянувшихся лиц парней, я опрокинула в себя бокал. Я даже не закашлялась. Они последовали моему примеру. В голове загуляла приятная дымка спокойствия и отрешенности.

За третьим бокалом пошел четвертый, потом пятый. Новая бутылка тоже порадовала своим ароматом и вкусом.

Очнулась я от жуткой головной боли. Создавалось впечатление, что мозг пытается биться о черепную коробку с нестерпимым звоном при малейшем желании двигаться. Не смотря на закрытые шторы, глаза жутко резало и открывать их не было никакого желания. В горле поселился вулкан, требовавший обжигающей жидкости для прояснения мыслей. Надо что-то туда залить, а то спалю комнату.

Приоткрыла один глаз и обнаружила под собой обнаженную мужскую грудь. А она-то здесь откуда? Надо бы выяснить, хоть кто обладатель. Подняла глаза и встретилась с улыбающимся и изучающим небесно-голубым взглядом. Его что, похмелье не берет? А без рубашки-то он почему?! Что вчера здесь было?

— День добрый, красавица.

День? Спасибо, что не вечер! Что еще я не знаю?

Лежала я поперек его груди, обнимая правой рукой. Ага, очень хорошо! Прям приличная принцесса — дальше некуда!

Но это были только цветочки! Ягодки образовались, когда голос Лайя, видимо, разбудил Танн, который, оказывается, обнимал меня сзади за талию. Надо было эльфу молчать, потому что при звуке эльфийского голоса, Танн прижал меня еще сильнее и стал поднимать руку под рубашкой выше! МАМА!

Я подскочила как ужаленная и, не касаясь Лайя, оказалась с краю кровати. С похмелья мой организм не перенес таких встрясок и я с грохотом свалилась с кровати. На четвереньках ползя в сторону дивана.

— Сзади тоже отменный вид, — послышалось замечание остроухого.

Все! На голодный желудок больше ни капли спиртного! Забралась на диван и осмотрела себя. Я была в лайевой рубашке. Как такое могло произойти. Поспешно заглянула внутрь — нижнее белье на мне, слава Богине.

Перевернула несколько бутылок, все пустые. Несколько? Вчера их было всего две, а сегодня стоит на столе семь. Да уж, гульнули. Ничего удивительного, что я ничегошеньки не помню.

— Что вчера было? — прохрипел Танн разбуженный шумом моего падения, во всех смыслах этого слова. Да, мне тоже это весьма интересно. Особенно интересна картина моего пробуждения. Что должно было произойти, что бы я проснулась в… том положении, в котором обнаружила себя утром?

Танн хоть местами что-то помнил, а Лай вообще помнил все. Он-то и поведал нам о вчерашних событиях. Выяснились весьма интересные детали. Были вчера громогласные поздравления, и обнимания, и танцы. А под конец мы все вместе затянули песню, про Роннис. Еще я узнала, что меня так развезло всего от бутылки вина. Оно и понятно, на пустой-то желудок, да с моим нервным напряжением! Лайел ограничился двумя бутылками, а Танн, выпив две бутылки, захотел напитка покрепче. В общем упились мы с Танном по самое не балуйся!

Спросить про сцену на кровати я не решилась, а Танн окончательно проснулся, когда я уже была на диванчике. Так что это пока для меня останется секретом. Радует только то, что ни Танн, ни мои родители ничего не узнают.

— А как я оказался с тобой на одной кровати? — подозрительно уточнил Танн у остроухого. Тот скосил свой хитрый глаз на меня, я в свою очередь опустила взгляд и густо покраснела.

Спасибо Лании, эльф мне попался догадливый и его ответ ничем меня не скомпрометировал.

— Ты уснул на этой кровати, а я не стал тебя будить.

— А-а, — протянул дракон. — Тогда ладно. А что здесь делаешь ты?

— Тоже, что и ты, — улыбнулся хитрый эльф.

— А где… Лиа?

Эльф зевнул:

— На диванчике.

Когда противно бодренький Лай принес еще бутылку вина, что бы утолить жажду я вжалась в кресло. Никогда столько не пила и после утренней сцены точно больше не буду. Голубоглазый хмыкнув, принес мне морса. Вот за это век ему благодарна буду!

Владыка устроил прощальный ужин с танцами в честь нашего отъезда. Пить без вспоминания сцены сегодняшнего утра я, наверно, уже никогда не смогу. Поэтому золотистый эльфийский эль я только пригубила. Зато я узнала, как танцует здоровый дракон, который не ограничен людским вниманием. Это нечто! Он несколько раз подкидывал меня в воздух, мягко ловил и снова кружил меня в танце. Пока я с ним танцевала, у меня ни разу не возникло ощущение тяжести или усталости. Меня также посетила мысль, что это наш последний танец, поэтому я не возражала против полетов, пируэтов, кружений и разнообразных подскоков. Пусть его, зато будет что вспомнить!

Эльф меня уже так не крутил, он просто неприлично крепко меня обнимал. Не то, чтобы я была против, меня просто слегка смущало его поведение. Краска с моих щек так и не сходила.

Но больше всего я корила себя за то, что мне было одинаково хорошо с ними обоими. Но нельзя же так! Если жизнь Танна уже занята другой, то отталкивать Лайя я не имею права.

— Ты думаешь обо мне? — спросил эльф, после очередного па.

— Да. Как ты догадался?

— Ты неосознанно бросаешь на меня такие взгляды, что если бы мы были одни… Но мы еще успеем.

У меня кажется, покраснели даже волосы. Но самое обидное, ведь я совсем не против, что бы мы успели. От его слов, почему стало так тепло на душе, и сердце, отчего забилось чаще. А он смотрит на меня и улыбается своей неподражаемой улыбкой. Я даже споткнулась. Или это уже от усталости.

После застолья, множества благодарственных и хвалебных речей в мой адрес, нас, наконец, отпустили. Мы разбрелись каждый в свою комнату.

Завтра рано утром мы уйдем. Эльфы на прощание подарили мне искусно вышитый непромокаемый плащ, а сам Владыка перстень. Любой эльф, увидевший его, должен оказать мне любую посильную помощь. Уточнять, зачем среди людей мне эльфийский перстень, я не стала. Как дочь императора, я понимала, что такое доверие дорогого стоит.

Нам предстоит долгий путь. Когда обсуждали обратную дорогу, то Танн выразился категорически против прохода через Зеркала, пояснив, что нечего нам троим делать в логове врага. Вот соберем достаточный отряд, тогда можно и в тот замок. А пока лучше идти в окружную. Более того не известно цело ли оно само или его разбили, тогда последствия могут быть плачевными — блуждание в поисках другого пути среди зазеркалья. А то и вовсе может расщепить тела. Так что мы, как умные, пойдем в обход. Натерпятся они со мной. Или я с ними? Мою попытку выложить из собранных вещей меч просек вездесущий Танн, чтоб ему… хорошо жилось!

Чем заняться последней ночью в эльфийской Долине? Да чем угодно, главное не пить, а то последствия… Да уж, только я умудряюсь запутать итак не распутанное. Зато знаю, куда я хочу!

Сидя на самой высокой крыше, по стечению обстоятельств это была крыша библиотеки, я спрашивала Роннис, тяжело ли целую вечность ждать одного? И что делать, если их двое?! Как? Как можно жить с таким? Как я могу отпустить дракона и при этом улыбаться? Мне хотелось кричать и топать ногами. Хотелось высказать все, что так терзает меня изнутри. Но небо безмолвствовало.

— Я знал, что найду тебя тут, — тихий голос Лайя.

Я поспешно вытерла тыльной стороной ладони непрошеные слезы. Я итак доверила ему больше, чем следовало. Но с ним мне так легко и все кажется возможным! Когда он рядом, мне все по плечу!

— Когда ночью идешь на крышу, не забывай плащ. Нам в пути простуда ни к чему.

Я благодарно потерлась об его плечо, после того, как он накрыл меня принесенной одеждой. Что я такого совершила, что боги одновременно меня наградили и наказали?

— Как думаешь, — обратилась я к молчавшему эльфу, — что мне делать?

Он, не задумываясь, ответил:

— Жить.

Вот так кратко и лаконично. Конечно! Я уже несколько раз безуспешно пыталась умереть. Не по своей вине, конечно, но от этого не легче.

— Ну что ты вздыхаешь? Что бы ты не решила, куда бы не пошла — я всегда буду рядом. Скажу даже более того, буду тем, кто тебе будет нужен в этот момент — спутником, другом… любовником или мужем. Я даже могу быть твоей отдушиной. Ты моя еламинай и нет ничего важнее, чем сделать тебя счастливой!

— Но что ты можешь сделать против воли Богов? Их воля сильна, даже я не могу ей противиться — становлюсь… уже стала игрушкой в их руках! Это невыносимо! Я-то, наивная, думала, что добровольно ложусь на алтарь, а оказалось, просто выполнила волю одного из Богов! Я их ненавижу! НЕНАВИЖУ!!! Неужели нет на них управы?… Лай! — я аж подскочила на крыше, вспомнив важное, и только благодаря остроухому, успевшему схватить меня за рукав, не свалилась с башни. — Что ты знаешь о Созидателе?

— А кто это такой?

— Значит не знаешь, — вздохнула Мне надо к Владыке.

Я побежала назад, в башню, пока светлый луч надежды не угас. Воспользовалась привычным методом спуска — перилами. Лай неотрывно следовал за мной. Так торопилась, что чуть не проехала нужное ответвление. Соскочила и помчалась наверх. Лай, приноровившись к моей манере передвижения, в этот раз в меня не врезался.

Едва постучала и сразу получила приглашение войти. Владыка еще не ложился — это хорошо.

— Линиэль, что ты знаешь о Созидателе? — начала с порога я.

Отец бросил взгляд на сына, белобрысый только пожал плечами. Конечно, он же не знает, об обмолвке Богов.

— Лиа, объясни, что происходит, — потребовал Владыка.

— Я… Кажется, я знаю, чья помощь мне нужна.

— Какая помощь? Зачем? Может, я могу тебе помочь?

Я отрицательно покачала головой. Теперь мне моя светлая идея уже не кажется такой уж замечательной.

— Не расстраивайся. Давай поищем в библиотеке, там может что-то быть.

Что тут скажешь? Мы до самого утра перекапывали библиотеку. Архивариус каким-то внутренним чутьем просек, что на его полках проводится ревизия и явился на помощь.

Про Богов информации мы нашли много, а вот о Созидателе, как на зло, нет ни словечка.

На рассвете Танн нашел нас пыльных, уставших и зевающих.

— И куда вы такие собрались идти? Марш по кроватям и высыпаться. Я вас тащить на себе не намерен!

— Точно! А почему бы нам не полететь на драконе? — обрадовалась я.

— Я — дракон, а не вьючное животное! — возмутился синеглазый. — И никогда ни один эльф не оседлает дракона. Как по-твоему отреагируют люди, когда увидят летящего из-за леса дракона? Сильно ли они обрадуются? Вот то-то! Может мне для облегчения жизни Шликару в лапах надпись «ЛИА ЗДЕСЬ» нести?

— Но ты мог бы сам полететь, зачем идешь с нами?

— Да по собственной глупости взялся за тобой присмотреть! Теперь придется убедиться, что ты добралась до дома целой и невредимой.

— Я же пойду не одна! — возразила я.

— Именно! За эльфами нужен глаз, да глаз! Так что от меня вам так просто не избавиться.

Угу, конечно! Поживем — увидим.

По постелям нас так и не разогнали. Провожать нас вышла вся Долина. Затрудняюсь сказать, было ли больше народу, когда меня провожали на гору. Для эльфов я теперь что-то вроде национального героя. Я совсем не против.

Солнышко по-летнему припекало, так что к обеду я уже вся вымоталась и жутко устала. Но свой мешок никому не отдала. Туда, заботящийся о своем благополучии Танн уложил вещи и припасы на свое усмотрение, заявив, что капризные принцессы возьмут все, кроме того, что действительно надо.

Шли мы по эльфийскому лесу. Здесь деревья были в несколько обхватов. Даже самое маленькое мы втроем не смогли обхватить. А высота была вообще за гранью моего понимания. Это какие же должны быть корни? Часть из них торчала из-под земли и в них преспокойненько можно было устраивать вполне комфортное жилье.

Кому жилье, а кому и привал. Я устроилась в корнях, как в кресле, заявив, что если никто не хочет отравиться, то пусть готовят сами. Но драконы жестокие существа и пожалеть мои ножки мне не дали — отправили за хворостом. Рубить сучья мне строго-настрого запретил Лай, объяснив, что эльфы такого кощунства мне не простят. Ага, героиня попирающая святыни — это то, что эльфы еще не видели! Ладно, собирать, так собирать.

Пока они там что-то делали, я развалилась в выбранных корнях и задремала.

— Ночами спать надо было, а не по библиотекам рыскать, — получила я за свой энтузиазм.

Ради тебя и лазила! Или ради себя? Но все равно из-за тебя! Кто же этот Созидатель такой? И почему именно люди были им созданы? Ведь не отстану, пока не узнаю!

Следующий переход удивил не только меня. На одной из лесных полянок колыхался на ветру бутон ириса. Вроде ничего необычного. Но каким-то совершенно неведомым притяжением стал он для меня. Я не смогла пройти мимо, мне показалось, что он просит помощи. Это все эльфийское влияние с их любовью ко всему живому. А цветок все колыхался, будто нераскрывшийся бутон был для него слишком тяжел.

Как же ему помочь? Может влить силы, как при спасении Танна? Больше я со своей магией ничего и не умею. Прикрыла бутон ладошками, закрыла глаза, так почему-то удобнее, и пожелала поделиться силой с бутоном. Несколько секунд ничего не происходило.

— Ой, — я резко убрала руки от бутона, начавшего конвульсивно биться.

Его забило из стороны в сторону. Он то склонялся до земли, то замирал. В один из замирающих моментов я опять приложила ладони, делясь силой. Бутон благодарно расслабился, медленно раскрыл свои лепестки. Самое невероятно оказалось внутри цветка. Там свернувшись калачиком лежало совсем крошечное существо.

— Фея, — констатировал эльф. — Я о них только читал!

Будто поняв, что речь шла о ней, а то, что это именно она сомневаться не приходилось, потому что существо было абсолютно голым, что-то прозрачное со стороны спины не в счет. Фея открыла изумрудные глаза и посмотрела на нас. Села, огляделась, покрутилась на цветке, пытаясь заглянуть за спину. Эльф протянул ладошку крошке и та смело шагнула к нему.

Белобрысый разогнувшись поднял ладошку, продемонстрировав фею нам. Пышные рыжие волосы мелкими колечками торчали во все стороны. Ярко-зеленые глаза изучали нас так же внимательно, как и мы ее. Наконец осмотрев нас с ног до головы, она посмотрела на себя. Вытянула тонюсенькую ручку, оглядела, выставила нежную ножку, после чего вздохнув, указала на цветок. Лай послушно опустил малютку назад.

Мы двинулись дальше, оставив крошку одну.

— Знаешь, что ты сделала? Ты помогла явиться на свет фее. Эти удивительные волшебные существа рождаются в основном в нашем лесу. Они всегда рождаются взрослыми девушками. Никто и никогда не видел детей фей. Я читал, что они размножаются используя мужской пол других рас. Эх, не видели эльфы твоего поступка — они были бы в восторге. Для нас любая жизнь священна!

А-то! Я ж несостоявшаяся Богиня Новой жизни! Надо оправдать отвергнутую обязанность. И еще мне интересно есть ли такие же маленькие расы, как эта фея. И если нет, то, как они размножаются с более крупными мужчинами?! Или такие пошлые мысли посещают только мою ненормальную голову? Даже не знаю, как уточнить такой деликатный вопрос у Лая.

И тут нас всех заставил обернуться тоненький голосок:

— Вы что, решили меня бросить? — вперед вылетела наша знакомая, уперев руки в бока. Она уже была в коротеньком платьице из лепестков того самого ириса. А волосы все так же смешно торчали в стороны. — Вы даже не представились! Я — Фифалия, фея.

Феечка согнула одну ножку и поклонилась. Как ее такие тонкие и прозрачные крылышки удерживают в воздухе?

— Я Лайел, это Лиа и Танн, — указал эльф на нас. Мы поочередно склонили головы, когда нас представляли.

Малявка, а церемоний развели, как при дворе! Или я такая сердитая, потому что не выспалась?

— А вы куда идете? — пропищала Фифа, как я про себя обозвала эту наглую рыжую.

— Мы держим путь в Сантинию. Сопровождаем Лию домой, — Лай прям благоговеет от мелкой!

— Я с вами! — не спрашивала — констатировала Фифочка.

Ох, чувствую будут у нас проблемы с этой феечкой. Почему я так решила? Да потому что не обращая внимания на мою недовольную физиономию эта наглая облетела каждого из нас и к огромному разочарованию эльфа уселась на плечо дракона. Она себе уже любимчика выбрала, молодец!

Фифалия засыпала нас всю дорогу вопросами. Кто мы, откуда идем, куда идем и тому подобное. Ее слегка взволновало, что Танн дракон — она даже взлетела с его плеча. Но потом, объявив, что если бы он был плохим, то давно бы причинил ей боль, и что эльф тогда бы ему не доверял, уселась обратно на правое плечо. Все попытки чернявого скинуть рыжую заканчивались перемещением мелкой с одного плеча на другое. Наконец дракон смирился со своей участью.

В лесу только начало чуть-чуть темнеть, а я уже успела растянуться. Вот к чему приводит недосып. На эльфе этот самый недосып никак не отразился. Даже завидно! Парни, сжалившись надо мной, устроили привал. Благо невдалеке протекал ручеек. Я как была с мешком, так и села. Что они там делали не видела, я уже уплывала в сладкую дрему. Только когда меня попытались уложить поближе к костру, я собралась с силами и заставила себя сполоснуться.

Ко мне присоединилась неумолкающая феечка. Она, не стесняясь, сбросила с себя лепестки и нырнула вместе с крыльями под воду, оставив после себя кучу брызг и расходящиеся круги на поверхности воды. Мне же вода в этом водоеме доходила только до колен, поэтому повторить за Фифочкой не могла при всем желании.

Пока я полоскалась, судьбой наглой малявки я не интересовалась. Но надежда — вещь хрупкая. Зато когда я вылезла одеваться обнаружила эту рыжую на своих штанах. Она не обращая внимание на мое возмущенное шипение облачилась опять в свой лепесток и скрылась за деревьями оставив большое мокрое пятно на том месте, где она сидела. Очень хорошо! Ворча себе под нос, я натянула одежду и не обрадовалась, обнаружив мокрое пятно на пятой точке.

— И какова же природа пятна на твоих штанах? — ехидно поинтересовался Танн.

Конечно! Он же не может смолчать! Вот наградила Богиня спутничком!

— А ты у своей рыжей бестии спроси! — проворчала я.

— Фифалия, ты разве не знаешь, что культурные феечки делают свои дела в кустики? — невинно поинтересовался Танн и расплылся в улыбке, когда я от злости покраснела.

Так значит, да? Хорошо, я это учту! Фыркнув, отвернулась и забралась под одело, заботливо расстеленное Лайем.

Феечка тоже подыскала себе место для сна. Эта нахалка не спрашиваясь забралась под одеяло к Танну. На все попытки ее оттуда вытащить только еще глубже забиралась, пока Танн не махнул на нее рукой.

Где-то недалеко пел соловей, потрескивали угольки в костре, пламя создавало совершенно невероятные картины. Шелест листьев над головой баюкал и успокаивал.

Смотря сквозь маленький костер на дремлющего Танна, меня не покидала мысль, что даже феечка может спать у него на груди! Только мне и нельзя. А знает ли его невеста, что у нее появилась еще одна конкурентка.

Еще одна? Чего это я? Просто конкурентка — феечка. А я тут совсем даже ни при чем! Ну, совсем-совсем! И вообще, мне спать пора.

Повернулась к неправильным мыслям спиной и встретила изучающий взгляд Лайя. Я улыбнулась. Когда я ловлю на себе его взгляд у меня на душе становиться легко и приятно, как теплым летним вечером. Более того, я чувствую себя нужной и любимой. И это хорошо, потому что его я никогда не потеряю!

О, Лания, какие только мысли мне не приходят в голову! Все спать, спать, спать!

Утром я сначала подскочила с утра, а потом поняла, что меня разбудил звон мечей. Когда опасливо обернулась, нашла за ветвями деревьев парней, упражняющихся на мечах. Это были два вихря. Если бы один не был черным, другой белым, я бы в жизни не смогла понять кто где — так стремительно они перемещались по поляне. Они прыгали через голову, приседали, делали выпады и пируэты, непостижимые моему уму. Мне даже стало интересно, кто одержит верх. Как ни странно, но болела за них обоих.

В какой-то момент этот смерч остановился, и я увидела приставленные к горлам противника мечи. Они что, сделали это одновременно?! Обалдеть! После чего они опустили мечи, приложили свободную руку к груди и разошлись. Танн просек сразу, что я за ними наблюдаю и со словами: «Как хорошо, что ты здесь. Бери свой меч, начнем тренировку», указал мне на лежащий у дерева выбранный им для меня клинок.

Опять?! Я застонала! Когда я уже дома окажусь и меня перестанет этот упырь лупить мечом, как маленькую?! Хочу домой!

— Ну что ты стоишь? Давай! Отдыхать будешь потом.

— Может, с завтрашнего дня начнем? — взмолилась я.

Но жестоким оказался не только дракон! Лай вступился за Танна:

— Лиа, ты не права. Вспомни как ты добиралась ко мне. Пригодилось тебе владение мечом? То-то! Так что давай начнем тренировку.

Они что, сговорились? Это точно не к добру! Надо их рассорить, а то они меня на пару вусмерть загонят! Я домой явлюсь такой накаченной, что родные не узнают.

— А вы двое тогда мне зачем? — пошла в наступление я.

Эти бесстыдники переглянулись, подняли оружие пошли на меня до тех пор, пока я не уперлась спиной в то дерево, где лежал клинок. Хотите повоевать? Да запросто! Я подняла клинок, обернулась на парней, улыбнулась и скрылась за деревом. Когда они за него заглянули, меня там уже не было. Я драпала в противоположную от них сторону со всех ног. Ага, вот прям разбежалась я жертвовать своим мягким местом, чтобы ваше эго удовлетворить. Бить им больше некого!

Эти двое тоже не лыком шитые, пока Лай меня преследовал, Танн пошел на перерез. В итоге один с мечом бежал за мной, другой мне навстречу. А чтоб вам… споткнуться! Куда же мне от них деться? И когда между ними оставалось четыре локтя, я не стала долго думать и упала. В итоге они столкнулись надо мной с грохотом и звоном. Но на этом мои беды не закончились! Не удержав равновесия эти два… жлоба упали на меня и придавили так, что даже пискнуть не смогла. За что боролась — на то и напоролась! Думать головой надо было, а не пятую точку жалеть.

Мои телеса они покинули довольно шустро, но я от этого менее мятой быть не перестала. Но во всем этом нашелся один маленький положительный момент — меня сегодня мучить не стали, заявив, что бег — это тоже полезно.

Всю дорогу я спотыкалась, потому что любовалась игрой света, пробивавшийся сквозь зеленую листву. Еще здесь была непуганая живность. Зайцы неспешна проходили мимо нас, одна лиса даже не соизволила посмотреть в нашу сторону. Медведь, как ел малину, так и продолжал это занятие, когда мы покинули его поляну. Про бабочек и прочих насекомых я даже не заикаюсь. Достали только комары, но Лай натер нас какой-то травкой и пищащее безобразие поумерило свой пыл. Зато нашла развлечение с комарами феечка — она от них просто улетала, иногда устраивая состязания. Потом эта мелкая докопалась до шмеля. Бедный забился в колокольчик, и из цветка торчала только его мохнатая… гм, попа и доносилось гудящее сердитое жужжание.

На следующее утро в спарринг я выбрала Лайя, в надежде, что он меня пожалеет и калечить не станет. Ага, как же, размечталась! Он гонял меня не хуже Танна, только еще и делал это с улыбкой от уха до уха. Садист!

Получив очередной раз по мягкому месту (они что, с Танном по одному методу учились?), я взвыла:

— У-у-у, изверг! — потерла я свою злосчастную пятую точку. — Мог бы и не так сильно меня бить! Еще еламинай называется!

— Солнышко, я то могу тебя пожалеть, но будут ли жалеть тебя люди Шликара?

— Если мне приходиться рассчитывать только на себя, то я могу и компанией феечки обойтись! — надулась я.

— Не обижайся, просто пойми, что я могу и не оказаться рядом и хочу быть уверен, что ты сможешь за себя постоять. Я хочу, что бы ты научилась сражаться в полную силу. Знаю, ты можешь.

«Он знает», пыхтела я, очередной раз пригибаясь под ударом. Но сколько бы я не ворчала, прекрасно понимала, что он прав и продолжая скрипеть зубами в очередной раз получала по попе. Такова уж моя участь, раз уж я еламинай этого злыдня.

Лес кончился неожиданно и пред нами раскинулись во всю мощь белоголовые горы. Я уж подумала, что этот момент никогда не настанет!

Я рано радовалась. Если лес нас защищал от ветра и холода, то горы этого делать не стали. Ветер местами буквально пытался скинуть нас вниз, ночами мои зубы стучали с такой силой, что, казалось, выпадут совсем. Я даже не стала возражать, когда Лай лег рядом и крепко меня обнял — так было гораздо теплее. Запас дров, что мы взяли из леса, закончился очень быстро. Феечка переехала под куртку к Танну. Летать она не могла — ее сразу уносило ветром. Я так мерзла в своих старых штанах, что тоже не отказалась бы залезть к кому-нибудь под куртку, пусть даже к Шликару — мне уже было все равно.

Эльфы заботливо залатали мои походные вещи. Теперь у меня на штанах красовалась сова, а блузка снизу была вся в рюшечках. Какие рюшки и кружева в походе? Но и за это спасибо.

Мы двигались, как объяснил остроухий, в сторону перевала. Он же изучил эти карты и точно знает куда идти. Мне бы до дома добраться, а как, пусть парни решают.

Спокойно перевал мы пройти не смогли, там нас уже ждали. Вот как он узнает, где я буду? Более того меня интересует вопрос, почему некоторые люди не принимают отказов и не признают свои неудачи. Шликар расположился с большим отрядом с той стороны ущелья.

Посовещавшись, мы решили попытать счастья и пойти навстречу засаде. Если что, прорвемся с помощью дракона или повернем назад. Мне идея хорошей не показалась, но парни меня уверили, что дракон одним крылом с этой засадой справиться. Что-то я сильно сомневаюсь! Я бы с удовольствием провела в горах еще пару недель в поисках другого пути! Но с упертым драконом спорить бесполезно!

Сам Шликар встретил нас на плоском выступе при выходе из ущелья. За его спиной стоял Барток. Его опущенный взгляд резанул меня как ножом по сердцу. Я, наверно никогда не смогу пережить предательство лучшего друга. Прикрывали их спины двадцать человек. А нас три с половиной… даже с четвертью.

— Какая встреча! — распахнул объятья Шликар. Мы его энтузиазма не разделяли. — Не думал, что вы примите столь глупое решение и двинетесь навстречу моему отряду.

— Так дорога короче, — огрызнулась я.

— Если ты нас пропустишь, то ни ты, ни твой отряд не пострадает, — сказал очень спокойно и уверенно Танн, отчего его слова прозвучали зловеще. Я бы не задумываясь уступила ему дорогу!

— А может, это вы уступите мне Лию? — он тряхнул руками и они покрылись молниями вокруг ладоней.

Краем глаза я заметила, что вместо Танна стоит дракон и сверкает чешуей, а у Лайя в руках лук с наложенной стрелой и натянутой тетивой. Тут и меня разобрала злость — долго он будет мне еще жизнь портить! Я сжала кулаки и готова была кинуться на него голыми руками. Даже феечка вылезла из куртки и зло потрясала кулачками. Конечно, опасность грозила для ее Танну.

Откуда-то прилетел порыв ветра, распустив мои волосы и начал их трепать.

— Подумайте хорошенько, нужны ли вам жизни. Стоит ли ее жизнь вашей? — поднял бровь наглец.

— Стоит, — одновременно выдали парни. Ух ты, какое единодушие!

Шликар покачал головой:

— Вы сами выбрали свою судьбу! Барток, пришло время доказать свою преданность!

Только Шликар стал подымать руки, что бы швырнуть в нас молнии, которые плясали на его руках, вперед шагнул Барток, до этого стоявший как статуя. Главарь повернулся и молнии сорвавшись пронзили грудь бывшего друга. Барток пронзительно закричал и осел на землю, а Шликар мешком повалился с рукояткой кинжала между лопаток. Эх, надо было ему уточнять преданность к кому он имел в виду!

Я уже не видела куда полетели эльфийские стрелы и в какую сторону кинулся дракон. Припав на колени около обожженной груди друга я, приложив ладони к обгорелому телу пожелала, что бы он жил. ЖИЛ! Человек, которому я не могла простить предательство, на самом деле всегда оставался мне самым верным другом! А я… я его винила в том, чего он не совершал! Пожалуйста, только живи, живи!

— Прошу, не закрывай глаза!

Но он их все-таки закрыл и обмяк у меня на руках! За что Боги так жестоко обходятся со мной?! Сначала Танна чуть не потеряла, теперь Бартока. Когда это закончиться?! Сил моих больше нет! Какая из меня Богиня Новой жизни, если я постоянно кого-то теряю?

— Лиа, остановись!!! — голос Лайя был сильно обеспокоенный. — Его сейчас разорвет изнутри, если ты не перестанешь!

Я его чего? Быстро убрала руки. А в принципе, какая разница трупу — разорвет его или нет? Внутри пустота и отрешенность. Никогда бы не подумала, что первым я потеряю Бартока, человека, которого я знаю с пеленок, которого люблю, как родного брата! Барток!

Это моя вина, МОЯ! Что же я наделала?! Как я приду домой с такими вестями? Нет. Я домой не пойду, нет. Уйду в глухой лес, там, где нет никого. Сама за себя отвечаю и все!

Лай зачем-то водит руками мне по лицу. А, это он мне слезы вытирает. Разве я плакала? Не помню.

— Успокойся. Жив твой друг, ты ему не только жизнь спасла, но и умудрилась немагическое существо наделить магией. Он теперь даже заклинания творить сможет и это в приложение к о-о-очень длинной жизни.

Я глянула на распростертого Бартока. Действительно, грудь еле заметно вздымается. Это хорошо, очень-очень хорошо.

— Видишь, жив и даже невредим, — ободрающе улыбнулся Лай.

— Невредим? А грудь?..

— Гляньте, она разговаривает! — подала голос Фифочка, паразитка мелкая.

— Ты сильнее, чем думаешь, — улыбнулся эльф.

— Вставай, мы делаем привал, пока твой друг не придет в себя, — подал голос Танн.

Он тоже до этого молчал, тогда почему малявка про него ничего не сказала? Где справедливость в этой жизни?

Мы два дня сидели под горой, пытаясь спрятаться от ветра и холода. Я уже сама откровенно вжималась в Лайя, готовая, по примеру феечки, залезть к нему под куртку. Барток все так же был без сознания. Парни меня успокоили, что его теперешнее положение не моя вина, просто его организм пытается справиться с полученной энергией, которой я дала с большим излишком. Как только буря успокоиться он очнется. А вот, сколько ждать, никто мне так и не ответил.

В конце концов, я не выдержала и предложила Танну в облике дракона перенести нас в ближайший населенный пункт. Фифочка меня поддержала, эльф промолчал. Вылилась мне моя инициатива в грозную тираду о драконах, которые не вьючные, а гордые и благородные животные!

— Вот и прояви благородство! У нас заканчивается и еда и вода. А еще я жутко замерзла. Думаю, и Фифалия тоже, — проворчала я

— Оч-ч-чень, — простучала зубами малышка из-под куртки дракона.

— Сговорились! Если замерзла, давай проведем тренировку — быстро согреешься, — предложил Танн.

— Согласна!

Негнущимися пальцами достала свой меч, встала в подобие стойки. Мне это особо не помогло, потому что меня так била дрожь, что меч просто плясал в руке. Когда Танн сделал выпад и задел мой клинок, он упал и очень удачно отдавил ногу дракону.

— Тарх парв, — ругнулся дракон на непонятном мне языке. Сам виноват, я предупреждала!

— Что ты сказал, — невинно уточнила я.

Синеглазый еще поворчал-поворчал и, заявил, что ему еще до́роги ноги и для своего блага он нас перенесет к Эливиру, на ту поляну, где он меня догнал в прошлый раз.

— Эта та, где я тебе место в луже уступила? — захлопала я глазами.

— Нет. Та, где ты встретилась с чудовищем, — огрызнулся чернявый.

И не важно, что речь идет об одном и том же месте. Фифочка переводила серьезный взгляд с меня на Танна, понимая, что было у нас с драконом что-то, о чем она не знает. Ох, не повезет ему, когда она к нему пристанет с допросом.

Мы привязали к спине дракона Бартока и забрались сами. В головах всех раздалось сердитое ворчание, про то, где это видано, чтобы дракон возил на спине эльфа. Под визг довольной феечки мы взмыли в воздух.

Следующий привал был в нашей пещере. Как только набрали воды в котелки с собой про запас, я залезла мыться. Феечка от меня не отстала. И если я стеснялась оголяться при парнях и заставила их выйти, то феечка без капли смущения скинула при них свой наряд и нырнула в воду. Везет тем, у кого нет комплексов! Мне бы от своих избавиться.

Накупавшись вволю, я набрала воды, что бы обтереть хотя бы лицо Бартока. И когда вода коснулась его лица, он распахнул свои карие глаза. О, Боги! Как я вам за него благодарна! Я уж думала, что он не очнется!

— Лиа? Ты умерла? А я так старался тебя спасти! Прости.

— Это мне надо просить прощения, за то, что обвиняла тебя в предательстве! И, кстати, я пока жива и умирать совсем не собираюсь!

— Значит, я…

— … не только жив, но теперь обладаешь магией, — закончил фразу, вошедший вместе с Лайем, Танн. — Теперь ваша очередь ждать снаружи, — обратился он уже к нам с Фифочкой.

— Я не могу, у меня волосы мокрые, — продемонстрировала я косу. — Я снаружи простыну.

— Я тоже, — не отстала от меня феечка. Еще бы она упустила возможность посмотреть на раздетого Танна, симпатии к которому она не скрывала вовсе. Я ей даже немного завидовала. Но надо довольствоваться тем, что есть.

Парни переглянувшись, разделись и в одном нижнем белье вошли в воду. Какая красота, что вода настолько прозрачная! Можно рассмотреть каждый мускул на их теле и познать всю красоту красиво сложенного мужского тела.

Мы с феечкой неприлично таращились на плавающих. И если малявка неотрывно следила только за Танном, то я поймала себя на том, что сравнивала для себя их фигуры. Вот что мне нравиться больше: широкоплечий и мускулистый дракон или изящный, менее рельефный, но более гибкой конституции эльф? Оба сильные и подвижные — устроили гонки от одного берега до другого. Неожиданно победила дружба. Вот как можно выбрать между ними — оба невероятно хороши. Радует только то, что мне выбирать и не придется — Танн сам сделал свой выбор. Мне остается нежный, ласковый, внимательный и дружелюбный эльф. Я весьма довольна! Даже более того…

Поймав мой взгляд, остроухий расцвел улыбкой от уха до уха. Я улыбнулась в ответ, чувствуя, что краснею до самых кончиков волос. Барток переводил недоуменный взгляд с меня на Лайя и Танна. Последний, не обращая на нас внимания, одевался на берегу. А Барток же не знает про еламинай. Даже подумать боюсь, какие мысли пронеслись у него в голове. Он даже не знает, что я умирала! Это сколько же мне придется объяснять родителям?!!

Позже Танн пытался научить меня, Лайя и Бартока разжигать огонь с помощью магии. У эльфа это получилось с первого раза, Барток не смог создать даже дымок, а вот я… Я превзошла саму себя!

Выучить пассы рукой было довольно сложно, потому что в такое мои пальцы просто не гнулись. Когда наконец я смогла сложить фигуру из трех пальцев, мне осталось добавить вербальную часть заклинания. Как объяснили мне спутники, есть несколько видов заклинаний. Самое простое это пасс руками, иногда и телом, плюс к этому надо произнести слова.

По мере изучения магии можно научиться только словам или жестам, зависит от мага, и того, что ему удобней и быстрее.

Потом следует стадия невербального заклинания, когда магичащий произносит его мысленно.

Лучшие маги умеют подчинять заклинание мыслям, что позволяет не выговаривать его про себя или делать пассы, а просто подумать о том, что ему надо получить в результате, и заклинание срабатывает автоматически. Но такое возможно осилить только после достижения степени архимагистра. Среди нас таких нет. Мне же, как новичку, придется и говорить и выворачивать руки. Если есть какая-нибудь нулевая стадия, то у меня она даже в минус уходит!

Что ж, руки я уже вывернула, теперь попытаюсь распутать руки и устно повторить ту тарабарщину, что произнес Танн, а за ним и эльф. У них же получилось! Чем я хуже?

Как оказалось, я хуже всем. Только с двадцатой попытки я смогла выдать более менее похожую фразу. При этом мне уже не хотелось ни огня, ни магии, ни результата.

Заставить меня одновременно скручивать пальцы и произносить не сбившись слова была совсем нелегкая задача. Но через полчаса я с ней справилась. Результат был, но лучше бы его не было! У меня получился не костер, а взрыв, превративший дрова в угли и перемазав всех с ног до головы золой. Теперь сзади мы были нормальные, а спереди все черные и чумазые. Более того, особо нерадивые получили головешками полбу! И что я сделала не так?

Умывшись и приведя себя в порядок упертый Танн поставил себе целью научить меня разжигать костер. Делала я это с осторожностью. Я не против помыться третий раз, но остальные от этого будут не в восторге.

На небе уже давно мигают звезды, а я все никак не могу вызвать даже дымка. Мне это в конец надоело и я, встав, уставилась на костер и с досады топнула ногой. Зажигайся ты, наконец!

Зря я это сделала! Потому что полыхнуло с такой силой, что пламя взвилось под самый потолок и запахло палеными волосами.

— ЛИА! — раздался дружный возглас разлетающихся в сторону от источника пламени парней.

— А я чего? Я ничего не произносила, — сидела я, в очередной раз приложившись моей многострадальной пятой точкой. — Все целы? Кто решился мне помочь? — обвела я грозным взглядом друзей. — Ну чего молчите? Признавайтесь уж, бить не буду.

— Да никто не помогал. Это ты сама такое сотворила! — подал голос дракон.

— Я! Ага, смешно! — не поверила я. — А если честно?

— Ты и зажгла.

Тут скептически уточнила я:

— А как я это сделала без фиги и слов?

— Ты — эмпат, то есть обладаешь эмпатической силой и она может подчиняться твоим желаниям?

— Я — архимаг? — изумилась я.

— Нет, до него тебе еще далеко, — пояснил Лай. — Просто ты обладаешь способностью, которую остальные вырабатывают долгими годами и изнуряющими тренировками. И начнем мы с тобой обучение с количества силы, требуемой для каждого конкретного заклинания.

— Разве здесь нет принципа: чем больше силы, тем лучше заклинание?

Засмеялись все, даже феечка. Если честно, я обиделась. Спрашиваю их серьезно, а они смеются!

— Не обижайся, — сел рядышком эльф. — Давай я попробую объяснить. Смотри, у тебя есть ведро с водой и тебе надо набрать воды в кувшин с очень узким горлышком. Что ты будешь делать?

— Буду наливать потихоньку маленькой струйкой.

— Правильно. А если просто перевернуть ведро над кувшином, желая побольше и побыстрее налить в него воды, много ли воды окажется в кувшине? — я отрицательно покачала головой. — А ты с костром именно это и сделала. Вложила сил гораздо больше, чем следовало — вот и результат. И еще хорошо, что никто не пострадал. Будешь учиться.

— Хорошо, меня, допустим, ты научишь, а как же остальные люди? Что могут натворить они?!

— Я еще сам ничего не умею. Я только теоретик, практики у меня не было. Эльфов для обучения ты уже попросила у Владыки. Вот пусть они этим и займутся.

Ох, чувствую я дома меня ждет горячая встреча. Горячая в том смысле, что будет меня отец стегать распаренными прутьями, что б долго попа болела и приключений на себя не искала. Даже закрадывается мысль вовсе домой не идти.

Пора научиться закрывать свои мысли от Танна-дракона, а то замучил со своим ворчанием про то, что ни один эльф не катался на драконе! А чтоб сразу, да целых четверо желающих — это вообще выходит за любые рамки. Почему четверо? Да потому что феечка рассудила, что незачем махать крыльями, когда есть возможность прокатиться на драконе.

Радует только, что от пещеры до намеченной поляны всего один драконий перелет. А то неизвестно, кто бы первый не выдержал его нудного бубнения про тягловых животных и использование драконов не по назначению.

Когда же я, не выдержав решилась спросить, в чем состоит суть назначения столь мощных летающих ящериц, получила ответ, что ими надо любоваться, восхищаться, обожать и ни в чем не отказывать. Угу, так мы и поверили!

— Тебе, Лиа, я такого позора не прощу! — объявил мне Танн после приземления.

— Я-то тут причем? — искренне удивилась я. — Катались все, а виновата я?! И неужели такому сильному и прекрасному дракону как ты, так тяжело помочь друзьям? Лично я не вижу в этом ничего плохого.

— Такими темпами ты меня уговоришь таскать камни для строительства какого-нибудь дворца!

— А что, можно? — я невинно захлопала ресницами. — У меня там есть на примете место под неприступный замок в горах…

Дракон застонал и закатил к глаза небу.

Заночевать решили на поляне. Место выбрали то же, что и в прошлый раз. Легли все по отдельности, только зловредная феечка осталась спать под одеялом у Танна.

Утром не выспавшийся, по непонятным причинам, Танн начал утро с того, что подставил меч к моему горлу. Хух, не меч, а веточка. Но напугал меня знатно!

Затем гонял меня по всей поляне и окрестностям с каким-то невероятным неистовством. Какая муха… феечка его укусила?

— Хорошо ли ты спал, Танн, — уточнила я заранее выставляя блок. Не помогло! Получила плашмя мечом по спине. Ой-ей!

— Да не выспался я! С этой феечкой!.. — тут уже уши навострили все, включая саму виновницу.

— Не хочу лезть, — поднырнула я под пролетевшим с неприятным свистом, лезвием, — в твою личную жизнь, но осмелюсь напомнить, — подпрыгнула я на подсечкой, — как друг, что дома тебя ждет невеста и вряд ли ей понравятся, — шмякнулась на землю, перекатилась и вскочила я, — твои бурные ночи с феечкой…

Что тут началось! Даже договорить не дал, злюка! Отбивным оказалось у меня все тело, а эти…эти… наблюдатели, сидели и ржали в голос! Но я не буду неотомщенной!

— Там еще нетренированный эльф остался, — на один голос в дружном смехе стало меньше.

Теперь хохотала я, наблюдая за мечущимися парнями. Но хохот был мне совсем не в пользу — все ныло и болело от полученных ударов.

Избиению подвергся и Барток, но его дракон не жалел. Надо бы их и с Фифочкой поставить в спарринг — она ему спать не давала, вот пусть сама за это и получает! Смущает только ее рост не столько нас, сколько ее саму.

К Эливиру пришли ближе к вечеру. Его вытянувшаяся физиономия свидетельствовала о том, что такого количества гостей он явно не ожидал увидеть. Особенно он остолбенел, увидев мелкую.

— В чем дело? — пропищала Фифочка. — Что не устраивает? Мой рост?

— Что ты! — утешила я мелкую. — Все дела в твоих рыжих, торчащих во все стороны, волосах.

— И что с ними не так?

— Они занимают пространство больше, чем ты сама.

Все дружно засмеялись, даже хозяин вышел из ступора. А вот надутые губки малявочки и сжатые кулачки большой и взаимной дружбы мне не обещали. А нечего к моему… в общем, к Танну приставать!

Когда нас разместили по комнатам, я, не переодеваясь, побежала искать своего Камелика. Выйдя во двор, заорала во всю глотку так, что выбежали все находившиеся в доме, даже слуги. Пусть полюбуются, как ко мне летит мой конь!

А смотреть было на что! Лик, что есть духу, несся по полю в нашу сторону. Грива развивается флагом на ветру, хвост ему вторит. И вся эта красота на фоне закатного солнца. Я боялась, что он не успеет затормозить и просто меня снесет. Но он остановился в ладони от моего носа. Красавец!

Сам вороной, а грива и хвост белые, как снег, прогалина на морде до носа и носочки на всех четырех ногах. Изящный, тонконогий и просто восхитительный.

За ним прискакала и Велинка, на которой Танн приехал в прошлый раз. Она, подбежав, ткнулась ему в плечо.

— Только не говорите мне, что мы опять поедем верхом, — застонал дракон.

— Ну, если тебя не устраивает путь на лошадях, можешь бежать рядом на своих двоих. Заодно будет тебе тренировка, — невинно пожала я плечами. — А на кобылке поедет кто-нибудь другой, пусть даже Лай.

— Да я и сам в состоянии на ней поехать, просто как вспомню прошлую поездку!..

Нас накормили сытным ужином, предоставили бадьи с теплой водой и чистую постель. Со мной в комнате поместили феечку, как представительницу слабого пола, но перед сном она удрала и не вернулась до утра. Наверно, ночевала у бедного Танна.

Утром Эливир предоставил нам еще четырех лошадей. Одну для перевозки вещей, а другую про запас. Хорошо, что кошель, который был у Танна, не утонул, из него за животинок сразу и рассчитались, несмотря на сопротивление хозяина.

Я купила у слуг одежду победнее для себя и своих спутников. Они только пожимали плечами — у богатых свои причуды. Если бы они знали, для чего мне их латанная-перелатанная одежда!

Мост был полностью отремонтирован, так что переправа на этот раз проблем не вызвала. А вот от едких замечаний Танна, по поводу прошлой переправы, не обошлось. Спасибо, хоть в подробности вдаваться не стал.

— Так это ты тот дракон, что спалил весь отряд? — уставился на синеглазого Барток.

— Он самый. И если ты встанешь на моем пути в следующий раз, будешь знать, с кем имеешь дело!

Чего это он такой злой? Или его Фифочка довела? Надо будет разузнать.

На следующем привале ко мне подсел Барток и, судя по напряженной позе, разговор ему этот дастся нелегко. Что ж, если ему надо выговориться, пусть. Он заслужил того, что бы я выслушала.

Мы пошли в сторонку от места нашей стоянки. Время шло, Барток молчал, опустив голову и рассматривая что-то под самыми ногами.

Наконец я не выдержала:

— Барток, если бы я тебя не знала, то подумала бы, что ты хочешь поговорить. Но раньше ты не боялся у меня ничего спрашивать. Почему молчишь сейчас?

Парень с грустью на меня посмотрел:

— Сейчас я не могу никак подобрать слова. Они все крутятся в голове, крутятся. А поймать их и вытолкнуть наружу, не получается — так много мне хочется сказать тебе!

— А ты мне просто расскажи, как ты познакомился со Шликаром? — когда я произнесла это имя, бедный Барток аж вздрогнул.

— Да рассказывать тут собственно нечего. Хватит и двух слов; я — дурак! Понимаешь, все разом как-то переменилось. У меня была замечательная сестра, ты… И в один прекрасный момент вы меня бросили! Рисану нельзя было оторвать от этого ненормального пса, а ты… ты ушла с Танном. Я остался один, никому ненужный и всеми забытый! — со вздохом признался собеседник.

— Неправда! Я вынуждена была уйти, что бы не подвергать твоих родных опасности! Я же все написала тебе в записке! Ты что, ее не нашел?!

— Ох, твоя записка! Она меня свела с ума! Ты помнишь, что ты там написала? Я помню все, до запятой! Я столько раз ее перечитал, что помню каждую написанную тобой букву! «У меня никогда не было и не будет друга лучше, чем ты». Друга! Я просил у тебя любви, не дружбы! Нет! Но тебе этот чернявый был больше по душе! Я много думал о том, что же ты нашла в нем, чего нет у меня! И сегодня я понял — я никогда не смогу подарить тебе небо, а он сможет.

Но это сейчас, а тогда я не мог найти себе места, пока случайно не забрел в таверну. И когда я там выпил более, чем собирался, явился Шликар. Он представился и уточнил, не видел ли я тебя. У меня вырвалось столько нелестных эпитетов о тебе, что я даже не осмелюсь их повторить. Такое о тебе мог сказать только под влиянием вина, записки и горечи, что осталась от твоего ухода! Ты ведь даже не попрощалась, ушла украдкой, подсунув бумажку мне под дверь.

— Я спешила — не хотела, что бы на ваш дом напали по моей вине! — почему мне приходится повторяться? — Там были люди, от которых меня спас Танн, перед тем, как мы пришли к вам. И заметь, что Рисане я даже записки не оставила!

— Сейчас я и сам понимаю, что без веской причины ты бы не сбежала не попрощавшись. Но тогда… Тогда меня захлестнула такая обида на тебя, Танна, на весь мир! Это я и высказал Шликару. А он возьми и предложи мне возможность отомстить и тебе, и твоему другу. Тогда для моей израненной души это был шанс поквитаться за унижение и обиду. И я, дурак, согласился.

А когда поутру развеялся хмель и в голове прояснилось, я ужаснулся своего поступка! Как я мог так поступить с тобой, с нашей дружбой, да вообще со всем, что было между нами и связывало нас?! Первым порывом было убежать от Шликара. Следующим — убить его. И только остыв, я понял, что он не может действовать один и наверняка у него есть помощники. Его смерть сейчас ничего не решит — за ним придут другие. Потом хотел кинуться за тобой, что бы тебя предупредить, но куда ты пошла я не имел ни малейшего понятия. А вот Шликар знал. Тогда, поразмыслив, я решил, что буду рядом с ним и как смогу, буду оберегать тебя от него. Узнаю его планы и буду по мере сил мешать их исполнению.

— Знаешь, если бы ты не убил его там, на горе, я бы была уверенна, что ты предал меня. Я сомневалась в том, что ты можешь так поступить со мной, но там, в темнице, когда я была прикована к стене и слезно умоляла придвинуть мне кружку с водой — ты опрокинул ее! Я так хотела пить, а ты… Друзья так не поступают, ты должен был меня если не напоить, то поспособствовать этому!

— Я бы и сейчас так поступил!

— Что?! — я не поверила своим ушам!

— Если я тебе скажу, что там было зелье, лишающее воли на определенное время, что бы ты подписала бумажку, предложенную Шликаром, и что он собирался тебя все время им поить — ты меня простишь за тот поступок? Ну не мог я сказать тебе тогда об этом, там стояла стража за дверью. Не дать тебе выпить эту гадость — все что я мог тогда сделать для тебя.

Меня словно дубиной по голове ударили. Все сразу встало на свои места, кроме одного.

— Ты специально не завязал руки Танну? — получила утвердительный кивок. — Спасибо. Но только что ты сказал, что там были стражники. Тогда почему они не подняли тревогу, когда мы начали искать выход?

— У Шликара в запасе было не одно зелье. Я позаимствовал снотворное и угостил стражников вином, приправленным этим снадобьем — за своевременное сообщение о твоем пробуждении и дальнейшее, столь же плодотворное дежурство. Видно к твоему освобождению они бутылочку допить успели, — наконец Барток улыбнулся. — Вот я и хотел извиниться за то, что тебе пришлось пережить. Если бы я только знал, как этого можно было бы избежать! Простишь ли ты меня, если не сейчас, то хотя бы потом?

Поразмыслив, я пришла к выводу:

— Это мне надо было извиняться перед тобой! Что бы сейчас было со мной, если бы не ты?! Ты настоящий друг! И я бесконечно рада — ты цел и невредим!

Я обняла его за шею. Не описать всей радости, что вызывает его присутствие! Я корила себя за то, что именно я являлось причиной его поступка. Всему виной моя толстолобость! Даже не представляю, сколько ему пришлось пережить ради моего спасения.

Он в ответ тоже стиснул меня в объятьях. Надеюсь, для него это значит не больше, чем для меня. Я же не смогу пережить потерю друга во второй раз!

В такой позе и застали нас, начавшие волноваться, парни.

Зловредная феечка не смогла и на этот раз смолчать:

— О! У нас тут любовь! Идемте мальчики, не будем им мешать.

За моей спиной раздалось дружное «Кх-м». Даже деревья как-то неодобрительно зашевелили листвой. Я быстренько отстранилась от Бартока. Вот чего им неймется?

— Ну, если вы не заблудились, то мы будем ждать вас на полянке, — произнес Танн.

— С какой стати мы должны заблудиться? — возмутилась я.

Танн поднял бровь. Ну конечно! Только он в лесу не блуждает, остальные без него просто помрут на первом же шаге!

— Я еще ни разу не плутала по лесу, — гордо вздернула я носик.

— Потому и не плутала, что со мной была.

— П-фф, — это все, что я могла сказать ему членораздельно, возмущенное бульканье не в счет!

— Если вы закончили, то пошли ужинать, — лукаво глянул на меня Танн.

Зря он меня злит, до дома еще время есть!

Есть время есть (в смысле кушать), а есть время созерцать пустой котелок и довольно валяющегося рядом кверху брюхом барсука. Который умял весь наш ужин. Более того, все сумки были распотрошены, овес рассыпан, вещи раскиданы. Вот мы и смотрели на эту картину пытаясь найти правильный выход: то ли заново ужин готовить, но не из чего, то ли всухомятку погрызть крупу, не приглянувшуюся барсуку, то ли вовсе лечь спать голодными.

Я подошла к живности. Это наглая морда только глаз приоткрыл при моем приближении и дернул задней лапкой. Объелся он капитально — был поперек себя шире. Почесав пузо, по-другому это не назовешь, этому объевшемуся нахалу, попыталась устыдить эти бесстыжие глаза:

— Хоть по ложечке бы нам оставил! Может нам тебя на костре пожарить?

Какая прыть появилась в зверьке! Вскочив одним движением, он помчался в лес, смешно подкидывая толстый зад. Обогнув дерево, чуть не врезался в Лика, заставив последнего отшатнуться и уступить дорогу лесному жителю.

— Ну, — уперла я руки в боки, обводя взглядом присутствующих — кто следующая жертва на ужин?

Лик моментально скрылся за деревьями, а остальные непонимающе переглянулись.

— Я спрашиваю, кто отвечает за это безобразие, — перстом указала я на пустой котел? Почему здесь никто не остался, что бы присмотреть за вещами? Обязательно было дружно идти за нами?

Я грозным взглядом обвела спутников. Лай скромно потупился. Танн взглянул на небо. И только одна феечка выдержала мой взгляд, гордо подняв подбородок. Ну и что мне с ними делать?

— Кто отвечал за ужин?

— Я, — сказал дракон.

— Очень хорошо. Будем знать, что тебе его доверять нельзя, — и, проигнорировав возмущенное «Что?!», продолжила, — вот и узнаем, как готовит эльф.

— Из чего? Возмутилась жертва, но под объяснения дракона, что ужин мне доверять нельзя, ушел на поиски пропитания.

Стараниями Лая мы погрызли каких-то ягод неизвестного происхождения. Хорошо, если будем просто с животами мучиться, а вот если отравимся, будет гораздо хуже.

С животом мы все-таки не мучились и ладно. А вот верховая езда Танну никакого удовольствия не доставляла. Он всю дорогу кряхтел, морщился и иногда ругался, как пояснил мне Лай, на тролльем.

Когда я попросила меня научить этому дивному языку у эльфа округлились глаза и он сдержанно пояснил, что еще не время, да и приличные девушки на нем не ругаются. Феечка уточнила, можно ли будет ругаться девушкам, если они не приличные. На эту провокацию остроухий ничего не ответил.

Когда мы приблизились к деревушке Тирма, что бы пополнить запасы, так как после нашествия барсука у нас осталась только одежда и покрывала, Танн заставил нас слезть с лошадей и оставить их в лесу. Аргументировал он это тем, что простые крестьяне, в одежде которых мы ходим, не ездят на таком количестве лошадей и уж тем более не ездят без уздечки, как это делаю я на Лике. Ну разве я виновата, что у меня конь слушается и без железа во рту, впрочем его и не заставишь это железо взять! Довольствуюсь, чем имею! И пусть все завидуют молча!

Эльфа он оставил смотреть за лошадьми, заявив, что остроухих просто люд еще видеть не готов. Эльф слегка обиделся, но виду не подал. Барток, кстати, спрашивал у меня на счет его ушей. Когда я сказала, что он не человек, а эльф, друг удивился, но сказал, что после феечки он не удивится и сошедшим с небес Богам. Слышавший наш разговор эльф ухмыльнулся. Мне дракон, кстати, тоже сначала предложил остаться, но передумал, сказав, что за мной нужен глаз, да глаз. На вопрос «чей?» и «где этот самый глаз нужен?» он отвечать не стал.

Зря он меня взял. Эта была та самая деревушка, где я, спася двух детей, получила свой бутон «розы». Там меня знала в лицо каждая собака, не говоря уже о людях. И надо было мне на соседку погорелицы наткнуться на улице. Долго же она нас провожала взглядом.

— Ты хоть ссутулься, а то на нас люди пялятся! — зашептал мне Танн.

— Дожила, — ворчала я, — всю жизнь меня заставляли держать спину прямо, а теперь заставляют делать абсолютно противоположное! Боги шутят!

Пришлось натянуть капюшон, несмотря на то, что на улице было жарко. Рабочий горб мне обеспечивали волосы, засунутые под плащ. Ох, и упарилась я в этой одежде. Про гудящие ноги в неудобных туфлях я вообще молчу! У меня даже мозоли на ногах появились и болели ужасно! Теперь я и в самом деле ковыляю, как горбатая ведьма. Не видит меня Рисана, хохотала бы до колик! А ведьма и магесса — это одно и то же или нет?

— Лиа! Сними капюшон, ты делаешь еще хуже! Подумай, кто в жару без дождя скрывает свое лицо?

Ох, точно! Я уже совсем со своей конспирацией! Но если меня узнают, то домой под конвоем поведут, чтоб точно дошла. А мне такая слава ни к чему, честно-честно! Я итак даю поводов для слухов больше, чем следовало. Тем более, как я этого остроухого поведу? Не отрезать же ему уши, что б в глаза не бросались! А это идея!

— Чему ты там улыбаешься? — спросил меня дракон, когда мы шли по рынку. — Прекращай, а то люди на нас оборачиваются! Да что с тобой сегодня?!

Действительно, чего это я? Может просто устала? Или просто боюсь показаться на глаза родным?

Мне думать вредно! Увидев оброненную кем-то брошку, решила ее поднять и не заметила дворянина, вышедшего из-за угла. Соответственно боднула его головой в живот, когда наклонялась.

— Да как ты смеешь! — замахнулся он на меня тростью.

Я сжалась в комок, ожидая удара. Но его не последовало, странно. Подняла глаза и увидела Танна, поймавшего трость в полете и не давший ей приземлиться на мою спину. Ну все, проблем нам точно не избежать! Дальше было еще хлеще — Барток выпрямился, откинул волосы и властно произнес:

— Я Барток Лованский! Как ты смеешь обижать мою служанку! — я чуть не брякнула, что я никакая не служанка, но вовремя захлопнула рот. — Отпусти его трость, — обратился мой «господин» к Танну. — Если я здесь инкогнито, еще не значит, что кто-то вправе обижать моих слуг. Извольте представиться, что бы я знал, кто осмелился ударить человека за невинный поступок!

Прохожий поспешно поклонился, приложив правую руку ко лбу, в знак чистых помыслов, как принято у нас в Империи.

— Простите великодушно! Я Дронитрон ер Марпис. В Тирме оказался проездом, еду в Даор, оформить в торговой гильдии разрешение на торговлю. Я так понимаю, его надо брать у Вашего отца?

Бедного Марписа аж затрусило! Еще бы! У нас запрет на любое истязание человека, кроме дел государственных. И то для таких дел надо брать разрешение лично у Императора Сидиана. А он собрался ударить ни в чем неповинного прохожего. Узнай об этом Крелан, отец Бартока, этот щеголь может не только не получить разрешение, но еще и по шее схлопотать, если выясниться кого он хотел ударить.

— Правильно, мой отец подписывает разрешения. И я попрошу его Вашу просьбу рассмотреть особом порядке.

Барток склонил голову и пошел дальше, оставив Дронитрона смотреть нам вслед с открытым ртом. Ну Барток, ну хитрец! Теперь этот торгаш будет долго мучиться терзаниями о «особенном» рассмотрении прошения.

— Лиа, — начал Танн, — это было твое желание незаметно пройти в замок. Так что будь добра и вести себя прилично! Скажи, вот зачем ты ударила человека головой?

— Мало того, что я ударилась, так еще и виноватой осталась, — обижено пробубнила я. — Если мы все взяли, пошли назад.

— Не все! — высунулась из таннова кармана Фифочка. — Я моченых яблок хочу, таких как мы ели у рыжего.

Под рыжим она подразумевает Эливира. А сама какая? Это любопытной «блондинке» надо было обязательно посмотреть на человеческое селение. В эльфийском лесу была, а в деревне еще нет. И имение Эливира ей не в счет. Но сегодня она молодец, ни разу не показалась и не пискнула.

К стенам столицы мы добрались относительно быстро. Вот они перед нами серые, высокие, неприступные, опоясывающие город кольцом. Шум доносится и сюда, в пролесок, где мы остановились. Теперь стояло обсуждение, как пройти мимо стражи так, что бы не поднялась тревога. Наверняка у них приказ доложить о моем прибытии, как только я появлюсь в поле зрения.

— Тут недалеко есть постоялый двор «Хромое дерево». Мне надо туда сходить. Барток, ты со мной? — спросила я.

— Я тоже иду с вами, — грозно глянул на нас Танн. — Тебя нельзя без присмотра отпускать.

— Я не думаю, что это хорошая идея. Мы и вдвоем справимся. Когда закончим, придем за вами.

— Что закончите? И почему дерево хромает? — не удержалась феечка.

— Да что вы все пристали. Хотите, идемте со мной. Но кто тогда останется с лошадьми?

Все дружно молчали и переглядывались. Неужели так интересно, зачем мне надо в это заведение?

— Я так понимаю, что опять мне придется остаться по длинноухому признаку?

Такая грусть была в его лучисто-голубых глазах, что я готова была остаться сама. Но без меня, к сожалению, даже Барток не сможет решить этого вопроса.

Решили тянуть жребий. Не участвовала только я и феечка, которая в виду малого роста и силы не смогла бы при необходимости удержать коней. Отломали палочки разной длинны, у кого самая короткая, тот и остается с лошадьми. Самую короткую вытянул Танн, зыркнув на нас злющими глазищами. А как ты хотел, не все тебе праздник!

Малявочка спряталась у Лайя в плаще и мы двинулись в сторону постоялого двора. Полдень, жарко невыносимо, а бедного эльфа заставили накинуть капюшон. Я же хромала не понарошку, а сутулость мне делала моя коса. Голову прикрыла от жары чепчиком с оттопыренной на макушке вставкой. И кто придумал это безобразие на голове. Найти бы законодателя мод… Ну я же не ношу такое!

Меч я брать отказалась, заявив Танну, что крестьянка с мечом — это выходит за рамки понимания имперцев. Он долго пыхтел и ворчал, но опровергнуть доводы не смог.

Так мы и заявились в «Хромое дерево». Перед обедом народ прибывал в заведение. Большинство столиков в этом полутемном помещении уже было занято. Между столами сновала молоденька разносчица. Кругом стоял аромат жаркого и вареной картошечки. Мм-м! Прелесть какая! Не хочется Танна заставлять ждать, а так бы я с огромным удовольствием здесь пообедала.

У стойки стоял коренастый мужчина — широк, могуч, словно трехвековой дуб. Завидя новых постояльцев, мужчина двинулся к краю стойки в нашу сторону. Он слегка хромал на левую ногу. Отсюда и название «Хромое дерево». Этого человека я знала достаточно хорошо, но взгляда от пола не отрывала, что бы посетители не увидели мое лицо. С владельцем заведения заговорил Барток:

— Здравствуй, Дуб. Будь добр, открой мне дверь в конюшню.

— Сколько? — засунул руку под стойку Дуб, где у него храниться меч.

— Я, она и вон тот ротозей, — это он про Лайя, который внимательно изучал обстановку помещения и людей, здесь находившихся. — Там еще один с лошадьми нас ждет. Лошади пусть пока у тебя постоят

— Велено никого не пускать, — вытащил руку из-под стойки хромой.

— Но я не один… — начал было Барток.

— Приказ есть приказ.

Я же предупреждала, что без меня никуда, хотя лелеяла слабую надежду, что личность моя не раскроется. Эх, чему быть, того не миновать!

— Мне тоже нельзя? — выпрямилась я и взглянула прямо на владельца.

— Ва…

— Тс-с-с! — приложила я палец к губам.

— Вы хоть знаете, что здесь творилось, когда Вы пропали? Ваши родители, чуть с ума не сошли! Да, и мне приказано сообщить, если Вас увижу.

— Я сама о себе сообщу через два часа. Но что бы тебя не подставлять, можешь через часа два с половиной, послать с докладом своих обормотов, потягивающих сидр, — я кивнула в сторону двери. — Так ты нас пустишь?

— А Вы точно сразу домой? — подозрительно уточнил Дуб.

— Я разве тебя когда обманывала? Через два с половиной часа отправляй ребят.

Давненько я не пользовалась этим проходом. Хорошо первым шел Танн. Он и собрал всю паутину. Я, не переставая, чихала, а феечка мне вторила. Здесь было темно и сыро, проходы узкие — Танн шел боком. Представляю, какие грязные мы будем.

Мы дружно вывалились в мою спальню. Одновременно столько парней в ней не было ни разу. Ну, если только когда строился сам дворец. Место выхода обозначилось сразу темным грязным пятном. Я, оставив парней вытирать грязь, быстренько побежала в ванну.

Когда вышла, запихала туда трех парней, пусть моются, а мне надо быстренько одеться и причесаться. Вылезшие из ванны парни дружно ахнули. Еще бы! Перед ними стояла не маленькая хулиганка, а особа королевской крови. Шелковистое бежево-серое платье с бежевыми вставками расходилось волнами от талии, обруч на голове завершал собранную прическу, не очень замудренную, потому что себе самой все это делать неудобно.

Парни тоже выглядели шикарно. Эльф был в серо-зеленом камзоле и штаны его были на два тона темнее. Дракон был в темно-синей жилетке на белую рубашку и черных штанах. Барток был в пурпурной мантии и кирпичного цвета костюме, все это он одолжил у Эливира. Что ж, к приему у Императора готовы.

Лезть опять в потайные ходы мне совсем не хотелось, так что я, выглянув за дверь и убедившись что никого нет, вышла в коридор. Парни вышли за мной. Возмущающуюся Фифочку Танн запихнул в карман. Видел бы кто-нибудь, как из моей спальни выскользнуло три молодых человека, пересудов было бы не избежать, когда увидевший смог бы закрыть рот, с отвалившейся до самого пола челюстью. Хорошо, никого нет — обед заканчивается и господа только выходят из столовой, а челядь только садиться есть.

Коридорами и закоулками мы пробрались в отцовский кабинет, где он обычно работал после обеда. Ему иногда помогала моя мать. Надеюсь, и сегодня она придет вместе с ним. Где лежит ключ я знаю.

Кабинет был заполнен книгами, креслами и диванчиком. Центральное место у стены занимал стол из темного дерева. Тяжелые шторы из темно-зеленой ткани закрывали окна. Все такое родное и знакомое!

Мои ожидания оправдались. Отец с матерью через двадцать минут после нашего прихода вошли в кабинет. Отец остановился в дверях. Мать обойдя его и увидев меня стала оседать. Ее подхватил папа, вышедший из ступора и подбежавший Лай.

Леди аккуратно усадили в кресло, я принесла стакан воды и опрыскала ее. Когда она пришла в себя, то кинулась мне на шею и чуть меня не задушила.

— О, Боги! Как я боялась, что тебя нет в живых! Мы искали тебя везде! Потеряли твой след у Эливира! Чуть не обвинили его в твоей смерти. Не поступай так больше с нами! Слышишь! Никогда так не поступай!

— Я же оставила записку, что ухожу посмотреть на мир. Зачем вы так волновались? Со мной все в порядке!

— Анилиа Вередитам кес Раклам ер Дани Лост, — выпрямился отец. — Ты наказана до конца своих дней. Прощения не будет. Я ясно изъясняюсь?

Я покаянно кивнула, тогда пришла очередь отца стиснуть меня в объятьях.

На жертвенном алтаре не умерла, а тут меня точно задушат.

— Анилиа, будь добра, представь нам твоих спутников, — указала мама глазами на парней.

— Позвольте представить вам Императора Сидиана Шринак кес Раклам ер Дани Лост и его супругу Лиданию Глостер кес Раклам ер Дани Лост. Уважаемые родители знакомьтесь, Танниртален Шраминартае Проимантей тал Ксаниланетой лэ Валданитарина. Он дракон. Это Лайелиниэль Мартанилаие Иелинаел тал Валниеланиай лэ Каэтиантарина — эльф, наследный принц. Есть здесь еще Фифалия — маленькая феечка.

Это же надо! Я смогла все это выговорить и не запнуться! Ай, да я, ай, да молодец! Язык только свой жалко — в узел завязался.

— Никакая я не маленькая! Если хотите знать, то для феи я очень даже большая! — задрала носик Фифочка.

По мере представления друзей у мамы округлялись глаза и бледнело лицо. Отец в лице не менялся, только сверлил взглядом каждого представляемого. Но малявка добила обоих моих родителей! Когда она вылезла возмущенная, мать схватилась за сердце, а у отца брови слились с линией волос.

Придя в себя отец позвал нашего дворецкого Дартана и велел предоставить комнаты гостям. Даже феечке досталась личная комната. После ухода друзей родители принялись за меня. Что сейчас будет!!!

— Ты знаешь, как нас напугала? — кричал отец. — Неужели так тяжело было взять охрану?

— Пап! Я уже не маленькая!

— Конечно не маленькая! Вот мне хотелось бы знать, где же ты встретила свой День рождения? Ну, чего ты молчишь? Говори, я слушаю тебя, взрослая.

— Дорогой, не надо, — вступилась за меня мать.

— Нет, надо! Я хочу знать, где она была! — отец возмущено на меня посмотрел.

— Я была в эльфийской долине, — опустила глазки я.

— И что ты там делала? Ты хоть знаешь, что произошло в День твоего рождения? — не унимался отец.

Я вздохнула:

— Догадываюсь.

— И что же?

— Магия проснулась? — глянула я на рассерженного отца.

Как же постарели мои родители. У отца за это время прибавилось седых волос, а у матери образовались темные круги под глазами. Представляю, как тяжело им далось мое отсутствие.

— Ты знаешь. И почему у меня не покидает ощущение, что ты имеешь к этому отношение?

— В некотором смысле, — уклонилась от ответа я.

— И что ты сделала? — приподнялась в кресле мать.

— Э-э… Может, потом это обсудим? — предложила.

Но мою попытку избежать разговора родители быстро пресекли. Отец был строг и непреклонен.

— Нет, сейчас. Я жду объяснений.

— Ну… Я пообщалась с Небожителями.

— ЧТО?!! — в один голос выдали родители.

— Как ты с ними общалась? Они спустились на землю? — подозрительно уточнил отец.

— Нет. Я поднялась на их высоту.

— Ты умерла? — схватилась за сердце мать.

— Смогла бы я тогда с вами сейчас разговаривать? — уклонилась от прямого ответа.

— Слава Богам! — выдохнула мать. — А то я уже было подумала…

И еще полчаса в таком же духе. Головомойка была знатная. Все мои оправдания в счет не брались. Итогом было наказание и дворцовое заключение. И на том спасибо, а то уж думала, что прибьют на месте без суда и следствия.

По всему дворцу было такое оживление, как будто приезжает очередной глава одного из соседних государств. Шум, беготня, толкотня. Все стараются попасться мне на глаза и выразить лично свою радость по поводу моего благополучного возвращения.

Обедали мы в общей зале, где отец устроил допрос моим друзьям. Как ни странно, но они охотно отвечали на вопросы и задавали ответные. Но больше всего меня поразило то, что отец знает и о эльфах, и о драконах, и о феях, и о гномах… В общем для него явилось не совсем полным сюрпризом их появление. Но почему я не знаю, что он знает?

Придя к столу и застав меня там, брат кинулся меня обнимать.

— Как я за тебя переживал! Слава Лании, что с тобой все в порядке!

При этих словах эльф с драконом одновременно хмыкнули, а все остальные непонимающе на них уставились.

Мой брат выше меня на целую голову, весь в папу, широкоплеч, темноволос и сероглаз.

После второго, в нашу честь, обеда меня ждал выход перед народом, дабы успокоить население и убедить его, что со мной все в порядке. Как хорошо было путешествовать, никакого контроля — полная свобода! Хочу еще разок повторить свой путь. Но в этот раз можно обойтись и без смертей.

После прогулки по городу в сопровождении родителей, брата и стражи, я вернулась в свою комнату. Развалилась на кровати, раскинула руки и наконец, вздохнула спокойно. Я дома. Я жива и почти невредима. Какую же бредовую затею я провернула. Да, сейчас я может быть и не решилась отправиться в неизвестность, за мечтой, сном. Как только я рискнула отправиться в такое путешествие? Но я ни о чем не жалею, кроме спора Богов. Мне их этот спор рвет душу и сердце на части. Такие испытания не для слабой человеческой девушки.

Пока я валялась на жемчужного цвета шелковых простынях, под вишневым балдахином с золотистым рисунком и вдыхала родной аромат цветочного букета, уже поставленного на столик, в дверь постучали. На пороге появился мой брат. Зашел бочком и прикрыл за собой дверь.

— Ну, рассказывай, где была и что делала! Откуда парней и эту крылатую притащила. Я не стал при родителях спрашивать, ты меня понимаешь.

— Танн меня спас от разбойников, когда я еще до Даора не дошла, — призналась я.

— Так близко от столицы?

— Представляешь! Я хоть ножик и взяла, но от нескольких разбойников он плохая защита.

И я ему рассказала все, как было. Не утаила ни про «предательство» Бартока, ни про еламинай, ни про жертвоприношение, ни про магию. Не рассказала я ему только о том, что Слок оборотень — это не моя тайна и не мне ее рассказывать.

— Так вот почему проснулась эта магия! Родители только и говорят, что про твое исчезновение и возродившуюся магию. А что такое магия?

— Я сама еще толком разобраться не успела. Но по сути — это способности позволяющие управлять стихиями, читать мысли, двигать предметы и все в таком духе.

— Да, жаль ни я, ни родители не обладают этим даром. Хорошо…

Что же хорошо, я так и не узнала, потому что у меня сегодня, видимо, день посещений. Пришла моя мама. Глаза сияют, улыбка блуждает на губах и нет во взгляде той обеспокоенности, что была сегодня днем.

— Я, пожалуй, пойду, — ретировался из моей спальни брат.

И допрос снова пошел по кругу. Этот день закончится сегодня?

— Как ты себя чувствуешь, доченька? — да что она со мной, как с маленькой? А разговор-то начат издалека…

— Хорошо, мама. Я в полном порядке, не волнуйся.

— Не волноваться! Как?! Ты же меня в могилу сведешь! Тебя так долго не было, что мы с отцом уже подумали… — запнулась мама. — Ничего хорошего не подумали в общем. Как ты добралась? Наверно, устала с дороги?

— Немного, — подтвердила я, в надежде, что меня оставят в покое.

Зря надеялась! Допрос только начался.

— А как перенесли дорогу твои спутники? — не унималась мать.

— Да что с ними будет? Фея всю дорогу сидела в нагрудном кармане дракона, так что перетрудиться она не могла по определению. А эльфы и драконы дадут фору любому человеку. Барток же держался молодцом.

— Что у тебя на голове! Дай-ка я в порядок приведу твои волосы, — всплеснула руками мама не желая уходить.

— Мам, ну не надо, я сейчас спать буду. Зачем заплетать, если это расплетать через час?

— Затем, что бы этот час быть неотразимой!

— Я хочу отражаться! — пошутила я, но переместилась к столику с зеркалом.

С ней спорить бесполезно. Даже отец с ней всегда соглашается. Ну, почти всегда. Она может так вывернуть ситуацию, что даже если ты прав, все равно окажешься виноват. Дар у нее такой. Когда я была помладше, моя мама смогла убедить отца принять закон, но так, что он думал, будто это была его собственная идея — это был наш маленький секрет.

Когда я поудобнее устроилась на стуле и мама занялась моими локонами, настал момент единения. Тишина, спокойствие и мама рядом, которая заплетает мне перед сном косичку, чтобы волосы не путались. Это наша традиция и мы стараемся ее не нарушать.

— Расскажи мне поподробнее о твоих спутниках. Я никогда не встречала ни эльфа, ни дракона, да и про малюток феечек ничего не слышала.

— А про Бартока тебе не рассказать? — взглянула я в зеркало на мать.

— Если есть что, то я внимательно слушаю, — и почему она всегда слышит больше, чем я хочу сказать?

— Что я могу про них сказать? Каждый из них спас мне жизнь. Каждому из них я бесконечно благодарна. А Танн так и вовсе умудрился спасти меня не один раз. Он смел и благороден, неприступен, как утес у бушующего моря, в то же время надежен как скала. С ним я чувствую себя надежно защищенной, спокойной, как поверхность озера в туманное утро. И не смотря на его внешнюю твердость, есть внутри его кто-то требующий ласки и внимания. Но он никогда не дает ему взять верх. Мне даже кажется, что он его боится.

— Интересно, интересно. А как же Барток? Вы же были не разлей вода!

— Ты знаешь, мам, если бы я знала истинный подтекст дружбы Бартока, то может к нам тогда нельзя было бы применить выражение «не разлей вода». Для меня он всегда был другом. Верным, преданным, надежным, человеком на которого я могла в любой момент положиться и знала, что он никогда не откажет мне в помощи. Он мой лучший друг — друг детства. Но основное чувство к нему у меня — это дружба, большая, человеческая. Я для него сверну горы, перейду моря, отдам жизнь, в конце концов. Но никогда не смогу подарить ему ответных чувств!

— А Лайелиниэлю сможешь?

Вот пусть мне потом кто угодно доказывает, что моя мать не имеет магических способностей! Как можно без магии видеть человека насквозь? Все его темные и светлые делишки! И это объясняет, почему отец берет ее на все Советы Лордов. Там она молчит, но после высказывает отцу свое мнение и почти никогда не ошибается.

— Мам! Зачем такие провокационные вопросы?

— Я же вижу, как вы друг на друга смотрите! Какие ты иногда бросаешь на него взгляды! Так на меня смотрел твой отец, когда еще был женат. А знаешь, что я еще увидела? Ты точно так же смотришь на Таннирталена. И я никак не могу понять кто тебе больше нравиться! Кто же, просвети меня?

— Тут все так сложно и просто одновременно! Сложно, потому что Лания и Хорст поспорили на мою судьбу. Хорст вложил в мое горячее человеческое сердце любовь к Танну, а Лания — и это было условием моей встречи с Лайем, подарила моей душе еламинай. Это такая любовь-связь, еламинай становиться для тебя единственным нужным живым существом на всем белом свете. Ее нельзя разорвать или чем-то подменить. Нашедший своего еламинай никогда не сможет любить и иметь детей от другого.

— Но ты только что сказала, что у тебя к дракону…

— Сказала. В этом и заключается жестокая шутка Богов. Я, при наличии еламинай в лице Лайя, люблю Танна. Поэтому все так сложно!

— Тогда, что же здесь просто?

— О! И просто и больно! У Танна осенью свадьба. Так что мне не придется разрываться между ними двумя. Хоть тут Боги чем-то мне помогли.

— Хорошая моя! — мама обняла меня сзади за плечи и чмокнула в макушку. — Я тебя огорчу. Отец еще до твоего дня рождения договорился с Граввланом [король соседнего государства] о твоей помолвке с Илдинаром [сын короля Граввлана]. Но, если я правильно тебя поняла, получается, что у тебя от Илдинара не может быть детей. А значит, нас ты оставишь без внуков? — я подтвердила. — Это если не считать, что ты всю жизнь проживешь с нелюбимым мужчиной! Как же тебе помочь? Я обязательно поговорю с твоим отцом. Наверняка помолвку можно отменить!

И тут постучавшись, вошел император собственной персоной. Вот знала я, что конца этому вечеру не будет! Строгий серый костюм, только подчеркивал всю серость его лица. Когда я уходила, оно было гораздо светлее.

— Я вам не помешал?

— Что ты! — улыбнулась мама. — Конечно нет! Заходи. Мы тут как раз о тебе говорили. И не только.

— А если поподробнее? — подозрительно уточнил отец.

— Мы говорили о помолвке Ани, — так часто называет меня мать, — и Илдинара. Вот ты с Граввланом договрился, но с дочерью не посоветовался. И не кажется ли тебе, что ей еще рановато выходить замуж?

— Как из дома сбегать, так в самый раз! А как остепениться и обзавестись семьей, так рановато? — вспылил отец.

— Подожди, не горячись. Вспомни себя двадцать лет назад. Был ли ты счастлив с той супругой, что выбрали для тебя твои родители?

— Нет, — покаянно склонил голову отец, понимая, куда клонит мать.

— А сейчас? Счастлив ли ты со мной? — напирала мать.

Глаза отца сразу засветились яркими огоньками, губы тронула нежная улыбка. Он обнял мать и меня:

— Я так не был счастлив никогда! Вы моя жизнь и свет во тьме!

— Почему тогда ты обрекаешь нашу дочь на жизнь без любви? Неужели она недостойна быть счастливой, только потому, что она дочь Великого Императора?

— У них в этом году неурожай и голод предвидится. Им нужна поддержка.

— Ну и окажи им эту поддержку. Ани здесь причем?

— Она гарантия нашей помощи. Иначе грянет война, и пострадают многие.

Ну вот, опять! Или одна моя жизнь, беспросветная, или множество невинных! Ненавижу Богов!

— А ты зачем приходил? — спросила я.

— Собственно за этим и приходил. Глянул, что вокруг тебя вьется слишком много парней и решил тебя сразу предупредить, что ты уже чужая невеста.

— Большое спасибо тебе, папа! — я встала и отвернулась к окну, обуреваемая негативными чувствами.

Отец подошел ко мне и прижав к себе, погладил по голове.

— Ты думаешь, если бы у меня были другие варианты, я бы ими не воспользовался? Но не думаю, что нынешнюю ситуацию можно как-то изменить. Ты же уже взрослая и все понимаешь.

— А что ты, — сквозь слезы произнесла я, — мой дорогой папочка, скажешь, когда останешься без внуков? Или тебе будет достаточно внуков от моего брата Пралимаса?

— Скажу, что нечестно так ставить вопрос. Зачем мне в отместку лишать себя детей, а родителей внуков? Это просто неразумно, так поступать.

— Ты ничего не понимаешь! — уже кричала я. — Я, может, и рада бы подарить вам внуков, но от Илдинара это невозможно физически. А мое желание или нежелание тут вовсе ни при чем!

— Объяснись, — потребовал отец.

Пришлось и ему объяснить мою связь с эльфом. Не забыла я упомянуть и про Танна. Но с ним все уже решено, без моего вмешательства.

— А готова ли ты отпустить Танна? — спросила мать.

— Я должна… должна. Ради его счастья даже не намекну ему о своих чувствах.

— Все, моя хорошая, — погладила меня по голове мать, — на сегодня достаточно впечатлений. Ложись-ка ты спать. Утро все может изменить.

— Пап, сегодня в конюшню должны были привести лошадей…

— Их еще не привели. Приведут только завтра, сегодня им подготавливали место. Да, кстати, ты молодец — отобрала отличных лошадей у Крелана. На сегодня все. Сладких снов, дорогая!

Наконец, я осталась одна! Голова гудела и шла кругом! Я-то думала, что это я озадачу родителей, а оказалось все наоборот! Ужас какой! Сегодня такой суматошный день, я так устала! Мне бы полежать… Но надо же узнать как в человеческом дворце устроились дракон и эльф.

Переодевшись из пышного платья в более легкое, направилась к комнатам парней, благо они находились рядом. К Танну зайти не решилась. Как к почти женатому может вломиться в спальню почти замужняя? Интересно получается. А вот к эльфу зайти — всегда пожалуйста. Поскреблась легонько в дверь и получила приглашение войти. А там…

А там уже маленькое собрание и без меня!

— Можно к вам? — робко поинтересовалась я.

— Нужно, — кивнул Лай. — Заходи.

У Лая спальня была оформлена в серо-голубой цвет с белыми вкраплениями. Убранство с моей конечно не сравнить, но тоже не плохо. Большая кровать, стол письменный, книжная полка — чтобы гости не скучали, уютное кресло и небольшой диванчик, перед которым стоял маленький столик. На столе стояла ваза с большими ромашками.

— В честь чего гуляем? — подозрительно уточила я.

— По случаю новоселья. У тебя в гостях только Барток был, а мы ни разу.

— Я у Танна тоже ни разу не была и ничего, живая до сих пор.

— Ладно тебе. Лучше покажи весь город в его красе, — подмигнул Лай.

— Гулять? Я рассчитывала отдохнуть…

— Ты и отдыхать? — поднял брови дракон. — Ни за что не поверю!

— На самом деле, Лиа, на тебя это совсем не похоже, — вставил Барток. — Что-то случи…

Поймав мой взгляд, друг остановился на полуслове. Он как всегда меня понимает, мне ничего ему не надо объяснять. Даже парни притихли и в ожидании пояснений уставились на меня. А вот вам фигушки, ничего вы от меня не узнаете. Как только мне эту ситуацию объяснить Лаю? Может пусть за меня сделает отец? Нет, нехорошо получиться, надо самой.

Эльф, видя мое замешательство и косые взгляды на него, встал и подошел в плотную, приобнял за плечи и, заглянув в глаза, уточнил:

— У тебя неприятные известия для меня?

— С чего ты взял? — встрепенулась я. Сейчас для такого разговора не время и не место. — Все так, как должно было быть. Вернее иначе и быть не могло. А сейчас гулять! Я проведу вас по всем злачным местам моего города!

— Совсем уж по всем не надо, — многозначительно попросил Барток.

— Да! Я же совсем забыла, что я наказана — мне нельзя покидать дворец, — приуныла я. — Так что вы уж как-нибудь без меня.

Барток рассмеялся в голос:

— Когда тебя останавливали наказания? Ой, не смеши меня.

— Ну вот, — я скромно опустила глаза и вздохнула, — не даешь ты мне побыть приличной принцессой.

Теперь засмеялись все, включая меня. Успокоившись парни уточнили, куда мы пойдем. Совсем уж в общественные места не надо — не может же эльф весь вечер в капюшоне ходить. Поэтому план такой: покупаем в таверне «Богатый пьяница» красного вина парням, мне — любимого морса — пить в компании эльфа и дракона я зареклась, и идем гулять в парк, а дальше посмотрим.

— Ура! Гулять! — взвилась с Таннова плеча феечка и закрутилась в воздухе. — Гулять-гулять-гулять!

Я думала, двух бутылочек вина в плетеной оправе хватит. Но зачем было на троих с половиной (или феечка не дотягивает даже до половины и ее лучше считать одной двадцатой?) покупать пять, я так и не поняла. Свой морс я обнимала крепко, и изменять ему с вином категорически не собиралась.

Устроившись на лавочке, бутылка начала кочевать по кругу. Вино парни и феечка одобрили. Еще бы! Ни вы первые пришли к этому выводу.

После второго круга эльф спохватился:

— Лиа, пока не забыл, нам завтра с Танном нужна будет аудиенция у твоего отца. Это возможно?

— Почему нет? Организуем, не вопрос. Но почему именно завтра? Какой-то особенный день?

— Я хочу… — запнулся Танн. — Мне пора возвращаться, я не могу больше задерживаться. А драконом тоже нужно бы посольство у вас. Я думаю, и твой отец не откажется от своего посольства у нас. Это мы и хотим обсудить.

— Понятно, — на душе стало очень тоскливо и я опустила глаза.

А чего я ждала? Что он будет вечно со мной возиться и забудет о своей свадьбе? Этого следовало ожидать. Я, в конце концов, не пуп земли, что бы около меня тереться. Да и незачем, моя свадьба тоже не за горами маячит. Может, и мне к плетеной бутылочке приложиться? Нет, не стоит, а то за последствия не ручаюсь.

— А ты когда собираешься домой? — глянула я на эльфа.

— Ну, если честно, я надеялся остаться здесь до тех пор, пока тебе не надоем, — улыбнулся эльф.

— Ты, что, даже бутылочку не допьешь? — подняла я в удивлении бровки, но через секунду мои губы тронула улыбка.

Первым засмеялся Барток, его поддержал Танн с Фифочкой и я. Что это шутка до эльфа доходило долго, но, наконец, засмеялся и он. Малявка же смеялась так, что свалилась с плеча дракона. Вот облюбовала же она парня, а он уже и не возражает.

Редкие фонарики освещали в парке пяточки с лавочками. Мы же выбрали ту, что была в плотном сумраке, дабы случайный прохожий не увидел феечку и уши эльфа. Нам хватало и луны, что серебристым серпом взирала на нас с высоты.

На лавочке сидела я, Барток и Танн. Эльф стоял напротив, что бы всех видеть. Обсуждали завтрашнюю встречу с отцом, прикидывали, где удобнее разместить посольства: рядом или лучше в разных концах города — во избежание конфликта. Это же надо здание подобрать.

Барток тоже огорошил известием, что в ближайшие два дня собирается домой — родители наверняка все извелись. Танн попросил его сообщить волку, что он домой собирается и узнать, пойдет ли тот с ним. У Бартока брови взлетели вверх — что-то объяснять животному?! Но обещал передать.

— А я думала, ты нас магии поучишь! А то я ненароком дворец спалю, — улыбнулась я.

— Я попрошу у нашего Владыки с посольством выслать вам и несколько магов для обучения.

— Спасибо поблагодарила искренне.

То ли мы слишком громко смеялись, то ли просто притягиваем неприятности — это еще предстоит решить. А сейчас к нам двигалась группа из семи человек. И почему мне кажется, что они не дорогой в библиотеку интересуются?

Так и вышло. Подойдя ближе, компания оглядела нас с ног до головы и видно пришла к выводу, что у столь добротно одетых людей, как мы, есть добротные сбережения. Сбережения как раз были, но не по их душу.

Простое приветливое послание Танна катиться куда подальше, они приняли за оскорбление и достали мечи. А мы-то свои дома оставили. И где только стражники ходят? Что нам делать против вооруженных людей?

— О, гляньте-ка, какой уродец! — указал один из них на эльфийские уши.

Назвать уродом эльфа не то что бы нельзя, просто невозможно. Даже не знаю, есть ли кто-то на свете красивее, чем он. Обозвать уродом моего Лая?! Да я сама… голыми руками… язык ему вырву!

— Лиа, не надо рычать, — улыбнулся белобрысый. Я рычала? — Я и сам справлюсь.

Эльф не стерпевший оскорбление, со словами «этот мой», оттолкнулся от земли и в легком прыжке назад через голову, ударил говорившего по темечку. Последний упал и ошалело оглядываясь и в драку больше не лез. К нашему Надо на будущее себе сделать заметку: ни в коем случае не оскорблять эльфа, если только не стою на достаточно безопасном расстоянии.

— Э-э-э! Ты чего? — подал голос, самый здоровый из оставшихся, вставая в боевую стойку. — Совсем озверел?!

Мы опустим тот факт, что они напачали первыми.

С одним вооруженным Барток справиться голыми руками. Танн без оружия уложит навскидку человека три вооруженных. Но это на трезвую голову, а не после пяти вместительных бутылей вина. А вот сколько уложит эльф, я сказать не могла, потому что в бою его не видела, а тренировки не в счет — для того, что бы избить меня железякой, особого умения не надо.

Я же и с одним не справлюсь. Ну, лично мне ничего делать и не пришлось. Парни, запретив вмешиваться мне и феечке, спрятали нас за спины. Зря они вино прикончили, я бы бутылочку кому-нибудь на голову опустила.

Дракон, недолго думая, кувыркнулся вперед и оказался за спиной ближайшего противника. Ударил его под коленкой, а когда тот опустился на колено добил его сцепленными руками между лопаток. Но наклониться за мечом не успел. На него налетел другой разбойник. И Танн бы не успел отразить его атаку, если бы не феечка, пулей подлетевшая к нападавшему и заехавшая ему ногой в глаз. Тот остановился и схватился рукой. По крайней мере попытался. Руку он донести не успел — дракон ударил его в кадык ребром ладони. Мужик захрипел и начал оседать. Следующего Танн не оборачиваясь ранил в живот поднятым мечом. Когда он выпрямился в поисках других соперников, таковых не было.

Не было, потому что Лай управился с двумя очень изящными способами. Он сначала подпрыгнул и в воздухе обвил шею противника ногами. Когда корпус эльфа стал клониться к земле, он с силой опрокинул его на землю. Больше он не шевелился. Следующего противника он оглушил ударом ноги в голову, крутанувшись вокруг своей оси.

Еще одного уложил Барток. Правда ему пришлось повозиться и получить мою помощь, в виде брошенного в голову разбойника, камня.

— Э-э, ребята, давайте-ка отсюда уходить, а то придет стража и отец узнает, что я здесь была.

Мы, огибая центральную часть города, двигались в сторону дворца, когда эльф резко остановился. Я сходу в него врезалась и начала бурчать. Но эльф поднял вверх руку, призывая к молчанию, снова прислушиваясь. Дракон тоже насторожился. А я ничего не слышала, но я почувствовала. Это было похоже на «Зов». Я указала куда надо двигаться.

— Но я больше ничего не слышу. Ты уверенна, что нам туда? — подозрительно покосился на меня эльф.

— Не-а. Но нам туда.

Мы вышли к самой окраине города — трущобам. Когда мы обогнули дом, то застали какое-то существо, словно состоящее из клубов дыма, постоянно меняющие свою форму. Во всей этой темноте горели только глаза, такие, как те, что я видела в горной пещере. Вытянув одно из щупалец, оно держало мальчишку лет двенадцати. Мальчик был или без сознания, или…

Я кинулась в их сторону, но меня поймал Танн:

— Не дергайся. Это теневик…

— Но мальчик…

— Мальчик жив… пока. Тысейчас ничего сделать не сможешь. Я сам. Лай, когда будет падать ребенок — ловишь. По команде всем закрыть глаза. Справитесь?

И получив согласный кивок, Танн соединил запястья так, что левая рука была снизу, а правая сверху, разведя пальцы в сторону. Потом поменял руки местами и выкинул их вперед. С его пальцев сорвалась серебристо голубая нить. Она обвила щупальце, держащее мальчика, затем сжалась и отсекла конечность теневика. Мальчик, с высоты пяти локтей полетел вниз. К нему навстречу ринулся Лай. Дракон, соединив на правой руке большой, указательный и средний палец вместе, стал поднимать руку вверх.

Как только эльф коснулся ребенка, Танн крикнул:

— Глаза.

Я же не могу сделать сразу, что мне говорят! Я успела заметить, как эльф приземляясь на спину, перекатывается, закрывая собой ребенка.

Даже сквозь закрытые веки я видела вспышку света.

— Все, можете открывать глаза.

В переулке было все так же темно. Может, даже темнее, чем было, когда мы пришли. Мальчика все так же держал Лай. Я подошла к ребенку — дышит, уже хорошо.

— Лай, как спаситель этого чуда будешь делить с ним свою спальню, — выразила я свое мнение.

— Ты его забираешь во дворец? — не поверил Танн.

— Ты предлагаешь его здесь, под заборчиком положить? Конечно забираю!

— А как ты отцу будешь объяснять появление неизвестного ребенка в спальне гостя?

— Не боись! — хлопнул по плечу дракона Барток. — В ее спальнях находили и не такое! — вставил добрый друг, после чего все выжидательное уставились на меня.

Подлетев ко мне ближе, феечка уточнила:

— И кто это был в твоей комнате?

— Да кого только не было! — отмахнулась я. — Начиная с мышат и заканчивая лошадьми.

Мне не поверили, но отстали.

В спальне уложив мальчика на кровать, Танн сказал, что бы я поделилась с ним резервом. В смысле с мальчиком, а не драконом. Ребенок был весь грязный и неухоженный, одежда дранная, а ноги и вовсе босые. Про то, что у ребенка можно было пересчитать все ребра, я вообще молчу!

Пока я делилась резервом, дракон объяснял, с чем мы столкнулись. И ничего хорошего в этом не было. Оказалось, что теневик — это существо питающееся магией. Когда резерв заканчивается, то они высасывают и жизненную энергию, вплоть до летального исхода. Во всех мало-мальски крупных городах стоит сеть, не допускающая их туда, где находятся магически одаренные люди. Самое страшное в этой ситуации, что дети, у которых только проснулась магия не в состоянии себя от них защитить. Поэтому и создавались школы, где младшее поколение воспитывалось под присмотром старшего. А еще я узнала, что магия просыпается всреднем с одиннадцати до тринадцати лет.

Точно! Школа! Вот что мне надо организовать. Как бы отца уговорить? Сейчас к нему сходить или дать поспать?

Танн поднялся:

— Все, Лиа, останавливайся. Мальчику хватит. До утра он проспит, а утром решим, что с ним делать. Да, и надо обсудить, как быть с другими детьми-магами. Этот теневик около месяца будет раны зализывать, но есть и другие, а охранные заклинания истлели, слишком много времени прошло без обновления. Но это все утром, а сейчас спать.

— Танн, а что ты сделал с этим теневиком? Меня научишь?

— Ты всю дорогу не можешь огонь развести с помощью магии, а хочешь освоить более сложные заклинания. Все начинается с основ. А сейчас, спокойной ночи.

В комнате остались мы втроем: я, Лай и мальчик. Лай лукаво глянул на меня и сказал:

— Ну вот, теперь моя кровать занята. Ты своей со мной не поделишься?

— А как я поутру буду объяснять отцу с матерью твое присутствие в моей кровати?

— А как я буду объяснять поутру незнакомым людям, что делает маленький мальчик в моей постели?

— Спит, что еще он там может делать!

— Вот так и ответишь твоим родителям, — подмигнул голубоглазый.

— Ну, уж нет! Мне еще за прогулку и мальчика влетит. Ты хочешь, чтоб меня и за тебя ругали? Нет? Тогда сладких снов.

— Да, и спасибо, что за меня заступилась. Мне было приятно.

«Пф-ф», все что я смогла выдать на эту провокацию. И вздернув носик, удалилась.

Мыться, мыться, мыться! Какой балдеж расслабиться в теплой ванне и никуда не спешить, ни о чем не думать.

А утром мои родители совсем не обрадовались ночной вылазке. Но так как я итак до конца жизни наказана, то новое наказание сильно мое положение не изменило. Когда же я описала спасение мальчика, то даже отец смягчился, заявив, что ничего другого он от меня и не ждал.

Ребенок, проснувшись, долго не мог понять, где он оказался и что произошло. А как он смотрел на феечку и эльфа. Если они не нарушили ему психику, то добило его место, в котором он оказался.

— Как тебя зовут, — спросила, присев на край кровати. Лай видимо спал на диванчике, потому что рядом кровать не была смята.

— Тром. А вы кто?

Пришлось представиться. Особенно долго он смотрел открыв рот на Лайя. Но все же его больше поразила летающая феечка. Которую, кстати, просили не высовываться и не ломать детскую психику. Но кого же эта вредина послушает!

Мальчик смотрел на нее, смотрел, а потом выдал:

— Какая хорошенькая, — и протянул руку, что бы Фифочка могла на нее сесть.

И ведь села же засранка! Мальчик расплылся в счастливой улыбке.

— А как я сюда попал?

За меня ответил Танн:

— У тебя проявился магический дар и принцесса взяла тебя для обучения.

— А-а-а, — протянул мальчишка.

Я вовсе не уверенна, что он понял зачем он здесь, да это и неважно. А важно другое.

— Па-а-ап.

— Говори уже. Чувствую это добром не кончиться, — поднял глаза к небу отец.

Дело происходило в его кабинете, и кроме нас там больше никого не было.

— Эльф и дракон просили аудиенции сегодня.

— До обеда их устроит? — я подтвердила. — Вижу, что это еще не все. Говори уже.

— Ну, тут такое дело… — отец опять закатил глаза к небу.

— Мне хватает одного твоего коня! Надеюсь второго такого не будет?

— Второго такого нет!

А речь собственно вот о чем. Утром привел посыльный Дуба коней. Мой Камелик преспокойненько шел без средств управления. Но как только дело дошло до ворот конюшни, тут начались и свечки, и наматывание кругов галопом, и кидание на людей, которые пытались завести его в денник. Стоял такой шум и гам, что даже я услышала и вышла с парнями на балкон посмотреть на это представление. Мой красавец никого к себе не подпускал, призывно ржал и бил копытом. Император Сидиан уже был там и безуспешно пытался навести порядок.

Я сжалилась:

— Помощь нужна? — крикнула я с балкона.

— НЕТ! Мы сами…

А сами они еще полчаса гоняли бедного коня. Надо отдать должное Лику, он своих позиций не сдавал. Ему даже аркан накинуть не смогли.

Насладившись зрелищем во дворе, я прошла через кухню, прихватив яблочки, что так нравятся коню, и вышла к бегающим и суетящимся слугам.

Крикнула так, что замерли все, включая отца и Лика. Я же подошла к коню и выразив сожаление, что обижают такую милую лапушку, отвела его в конюшню. Попутно объяснила ему правила поведения в нашей конюшне: нельзя обижать конюхов, нельзя обижать других лошадок, выходить гулять когда выпускают и заходить, когда просят — в общем, вести себя хорошо. Конь преспокойненько зашел в денник, я закрыла за ним дверь, повернула на выход и встретила сердитый взгляд отца. Ох, опять влетит!

— Понимаешь, пап, — вернулась я к прерванной мысли, — у детей в начале подросткового возраста проявляется магия. А так как ее давно не было, то не только у них сейчас она проснется…

— Знаю, читал, — перебил меня отец. — Что ты предлагаешь?

— Я вот о чем хотела с тобой поговорить: люди с магическими способностями подвергаются опасности извне и сами подвергают опасности других. За примером далеко ходить не надо, я сама парней чуть не спалила, когда училась разжигать костер. Надо бы всех одаренных людей собрать и обучить. Я даже с Владыкой Толинталиниэлем Мартанилаие Иелинаел тал Валниеланиай лэ Каэтиантарина, — фух, — договорилась. Он нам предоставит несколько эльфийских магов. Может даже Танн договориться и нам несколько драконьих магов пришлют.

— От меня, что ты хочешь? Ты же уже сама все сделала.

— Мне нужно здание под школу, обслуживающий персонал: кухарки там, сторожа и так далее — по ходу разберемся. Но главное, нужен кто-то, кто сможет собрать и отправить для обучения в школу всех магов.

— У тебя есть на примете кандидатуры? — отец скрестил руки на груди.

— Ага, тут же согласилась я, но не спешила «радовать» отца.

— И кто же? — подозрительно уточнил родитель, когда пауза затянулась.

— Я! — оповестила торжественно.

Отец, отсмеявшись вволю спросил:

— И как ты собираешься искать магически одаренных? У них на лбу не написано «маг»? Или будешь магический резерв на ощупь искать?

— Могу, конечно, и на ощупь, но чтобы найти вчерашнего мальчика, мне не пришлось никого щупать, — обижено оправдалась.

— А ты не забыла, что наказана?

— Тут такие серьезные вещи происходят и требуют нашего пристального внимания, а ты о каком-то наказании!!! — я надулась.

Когда мальчика отмыли, одели и представили нам, то оказалось, что у ребенка темно-каштановые, почти черные, торчащие во все стороны волосы (несмотря на все старания его причесать) и серые глаза. Мальчик был настолько худ, что его смогла бы поднять даже я. Ел он с таким аппетитом, что осталось только умиляться. А ведь он сегодня уже два раза кушал!

— Когда доешь, я покажу тебе твою комнату, — я погладила Трома по непослушным волосам.

— А жа ожауж жэш? — но поняв, что я ничего не разобрала, добавил. — А я остаюсь здесь?

И смотрит на меня своими пронзительно-серыми глазами. Дети…

— Конечно останешься. У тебя даже будет своя комната. Вот только надо будет с твоими родителями поговорить, чтобы не беспокоились.

Мальчик опустил глаза и даже жевать перестал, очень тяжело вздохнул, мазанув рукой по щеке. Это что, слезы?

— Эй, Тром! Что случилось? — подсела я ближе и обняла ребенка за угловатые плечи.

— Они… они умерли…

— Как это случилось? Когда?

— Две луны назад, — ребенок изо всех сил сдерживал рвущиеся наружу рыдания.

Я сочувственно вздохнула.

— А родные у тебя остались?

— Я не знаю. Мои родители мне не говорили.

— А где ты жил все это время?

— В погребе, что около дома, и посмотрел на меня большими, полными слезЮ, глазами.

— Там же холодно! Ладно, доедай и пойдем комнату твою смотреть.

Выходя из Лайеловой спальни мы нос к носу столкнулись с парнями. И где только ходили? Оба довольные, улыбаются. А феечку выдает волнение — трепещет крылышками, как никогда! Эльфо-драконо-феевый союз выразил желание проводить нас до комнаты мальчика. По пути мне сказали, что аудиенция будет происходить в моем присутствии и это будет официальное собрание. Мне опять переодеваться?! Да я их сейчас прибью и мучиться не буду!

Оставили Трома на попечение Али и ее брата Сарка [Аля и Сарк — сестра и брат, спасенные Лией из горящего дома. В результате этого поступка она и получила «розу» на груди]. Эти неугомонные облазили уже весь дворец вдоль и поперек. Они, наверно уже лучше меня здесь выучили все тайные входы и выходы! И если Сарк вполне себе скромный мальчуган, то Аля успевала засунуть свой нос везде и всюду. Она первая прознала о том, что я во дворце, она первая увидела эльфа, дракона и феечку и она первая, кто из челяди увидел Трома. Аля — вездесущая юла, которая знает здесь всех и вся. Мне иногда даже кажется, что она и вовсе не спит! Всего три года, но такая смышленая! А ее золотистые кудряшки буквально покорили всех придворных дам. А как она замучила мою бедную жабу!!! По приезду мне пришлось долго ее искать — спряталась от вездесущей девчонки. Получив свою порцию ласки, снова скрылась поглубже.

Сарк был ее полной противоположностью — степенный, спокойный и очень тихий. Его белобрысая макушка ничем не отличалась от Алиной, но было не настолько кучерявая, просто волнистая. Если Тром под его присмотром — значит все в полном порядке.

— Вы чего сияете, как новенькие медные монеты? — наконец спросила я, когда рядом больше никого не было.

— А тебе до всего есть дело, да? — встряла Фифочка.

А эта чего не в духе?! Парни переглянулись.

— Есть место, которое тебе особенно нравиться? — поинтересовался эльф.

Да-а, мое любимое место! Излучина реки над обрывом, внизу журчит река, вверху шепчет ветер. Здесь для меня мир и покой от моей сумасшедшей жизни. А еще я люблю гулять по берегу моря, ловить босыми ногами прибрежную волну, давать ветру играть с моими распущенными волосами, и не страшно, что потом целая проблема их расчесать, гулять босиком по теплому песку или камням нагретым солнцем. Я даже люблю бурю на море, сильную, страшную, могучую и жестокую, восхищаюсь ее свободой и мощью.

Но это все не в пределах моей досягаемости, так что приходиться довольствоваться речным обрывом — он тоже навевает покой моей душе. Зеленая травка щекочет ступни, деревья перешептываются о своем прожитом. А мы стоим на самом краю обрыва и слушаем тишину природы. Точнее это для нас тишина, но все вокруг живет своей жизнью. Солнце опускается за горизонт, на прощанье оставив нам половинку. Его настигает темнеющее небо. Над головой кружатся ласточки, встревоженные нашим появлением. Все живет и движется, но во всем этом есть такая гармония и спокойствие, что понимаешь — ты лишь крупинка во вселенной. Все твои потуги и совершенные дела — лишь пыль и мимолетное видение, ты не в силах изменить закон природы, даже отдав за это жизнь.

Так мы и стояли молча на фоне заходящего солнца — Танн справа от меня, Лай слева. Оба держат меня за руки, странно. И если от Лайя это вполне ожидаемо, то с какого перепугу на это решился Танн. Вернее даже не так — с какого перепугу на это решилась я?! Вот в чем вопрос! Фифалия же не могла найти себе место и летала вместе с птицами. Ревнует что ли? Хорошо ей, она может улететь от забот, а мне от них, даже убежать не дано — слишком быстро бегают дракон и эльф!

— Так что вы там мне сообщить хотели? — мое терпение не безгранично, а уж помноженное на мое любопытство — это и вовсе взрывоопасная смесь!

— Твои уговоры имеет страшную силу, — начал дракон, — может даже не менее страшные последствия…

Это он специально, будет меня сейчас еще полчаса дразнить ничего не значащими фразами!

Как в воду глядела! Минут через пятнадцать, когда я уже топталась на месте, сжимала кулаки и нервно скрежетала зубами, надомной сжалился эльф.

— Хватить ерзать, Лиа! Танн хочет сказать, что между эльфами и драконами возможно перемирие. Это будет ясно, когда встретятся наши Владыки…

Я прыгнула на шею Лайю и буквально сжала его в объятиях. Потом мне пришло в голову, что Танн тоже в этом принимал участие, и повторила процедуру уже с ним. Ожидала встретить сопротивление, но его не было. Несколько обескураженная я обнимала Танна, вдыхала запах его волос, чувствовала на своей щеке тепло его кожи. И в этот момент Танн меня обнял. Никогда не думала, что мир может окраситься такими яркими красками. Сразу захотелось кружиться, танцевать, петь… Сердце требовало простора и праздника! Боясь потерять это мгновение я не решалась пошевелиться. Замер и Танн.

Не знаю сколько бы мы так простояли, но неугомонная феечка не смогла спокойно смотреть на эту картину.

— И чего вы там замерли? Император нас уже давно ждет!

Точно! А я еще не переодетая!

— Бежим! — схватилась я за голову.

И мы дружненько потрусили домой. О чем думали парни я догадаться не могла. А вот от моих мыслей, меня вгоняло в краску. И надеюсь румяный цвет лица парни приняли за счет физической нагрузки.

Я стояла за императорским троном в нежном розовом платье, украшенном белой и серебристой вышивкой. Все украшения у меня тоже были серебряные. Отец был в бежевом костюме, а на матери был темно-зеленый наряд.

В приемной зале стоял невообразимый гул. Все перешептывались и ждали появления дракона и эльфа. Такого оживления давно не было. Парни произвели настоящий фурор, особенно среди женского населения. И все они полагали, что мне и одного хватит. Вот только не могли решить кого! Кто-то приписывал мне роман с эльфом, кто-то с драконом, а были и такие, что предлагали как вариант, что оба не просто так крутиться около меня.

Парни в этих пересудах виноваты сами! Решился как-то Лай посмотреть на замок изнутри, пока я была занята. Так ему пришлось сбегать от виснущих на нем фрейлин и запираться в спальне. Настырные же дамы разошлись только тогда, когда пришла я. А что ему бедному еще оставалось делать? Зная наших дам-с — они бы его на части порвали.

Наконец наступил долгожданный момент, распахнулись двери и на пороге появились представители иных рас, как их представил глашатай. Мне его даже стало жаль, когда он выговаривал их полные имена. У меня и то легче.

В зале наступила благоговейная тишина, по проходам слышались женские вздохи, парочка особо чувствительных упала в обморок или сделала вид, что упала.

Пока прошла церемониальная часть представления, пока отец говорил о дружбе наших народов, пока гости выразили благодарность… у меня затекли ноги. Никогда не любила приемы!

В общем, договорились они об обмене послами, о предоставлении магов, хотя бы на время и о планах на будущее. Но больше всего меня поразило, что Танн пригласил императорскую семью на свадьбу, которая состоится тридцатого разносола [приравнивается к современному августу месяцу]. Я как-нибудь и без этого мероприятия переживу. Зачем мне оно? Не, не пойду — не заставите!

Прием окончен. Всем спасибо! Все танцуют. Как же! Такая встреча, да без бала!

Гости смогли мне подарить всего по одному танцу, потом их захватили на растерзание придворные дамы. А я, как всегда, провела весь остаток вечера с Бартоком, который отваживал назойливых кавалеров.

Разбудил меня странный звук, будто кто-то скребется в окно. И это на третьем-то этаже! Наверно показалось.

Только я повернулась спиной к окну, как опять поскреблись. Я подскочила — не показалось! Внутри меня боролись два желания: удрать подальше из комнаты или узнать, откуда звук. Долго колебалась, но решила разузнать, кто ж достал до третьего этажа.

Человек, стоящий перед клумбой с дикими розами был Танн. Он улыбнулся и как ни в чем не бывало помахал рукой. И тебе привет. Открыла створку:

— Это ты скреб в окно?

— Я. Выходи, поговорить надо.

— Как? В смысле скребся как?

— Спускайся и узнаешь, — лучезарно улыбнулся дракон.

— Не могу, стражник за дверью, а через ход — буду чумазая как поросенок. Увидит кто — на всю жизнь заикой останется!

— Тогда прыгай, — предложила добрая душа.

Тут я раскусила его замысел:

— Ага, чтоб убилась насмерть!

— Я поймаю, не бойся! — успокоил меня черноволосый.

— Мне вот прям легче стало, ага! Бегу и падаю! — всплеснула руками я.

— Я жду.

И чего ему от меня ночью надо? Интриган крылатый. Точно!

— А ты не можешь подлететь и меня забрать?

— Могу. Ты как предпочитаешь передвигаться: в лапах или пасти?

Вспомнив его зубастую пасть и когтистые лапы, как-то сразу расхотелось перемещаться с помощью дракона. На спине у него другое дело! Да, и не подумала я о том, как отреагируют придворные, когда такая морда заглянет к ним в окно.

«Чтоб моему любопытству… долго жилось!» — успела я подумать, летя с третьего этажа в руки Танна. ПОЙМАЛ!!! Уф! В последний раз так сигаю! Больше ни в жизнь!

Меня сначала крепко прижали, а потом нежно опустили на землю. Как только в кусты не свалились?

Повезет его жене! И почему хороших быстро разбирают? Хотя о чем это я… ах, точно, о моем браке с Илдинаром. А еще мне предстоит объясниться с Лайем. Ох!

Мы стояли на моем обрыве. Ветер трепал мои волосы и ночную рубашку длинной до самых пят. Его черные волнистые волосы тоже поддавались порывам ветра. Он смотрел на звезды и все так же молчал.

— Ты, кажется, хотел поговорить?

Он грустно посмотрел на меня, отошел в сторону и принял облик дракона. Красотища! Аж дух захватывает!

«Не думал, что я произвожу такое впечатление», — раздалось в моей голове.

Не думал! Даже стыдно вспомнить какой восторг он вызвал, когда я его увидела в первый раз в таком обличии. Ой-е! Он же слышит! В голове раздался ехидный смешок. Ладно. Вспоминаю, как кашу ему в лоб залепила! А, получил! Хотя зря я это затеяла — вряд ли удеру от дракона. Опять смешок в моей голове.

«Так зачем ты меня сюда привел?» — посмотрела я в глаза дракону.

Со стороны мы наверно интересно смотримся — длинноволосая девушка в просторной рубашке молча пялится на дракона, а тот на нее. И все это на фоне ясного звездного неба, шума реки и порывов ветра.

Тут дракон нагнул голову к своей груди и протянул морду мне. А в ней лежала черная чешуйка с двумя дырочками у края, которые дракон прокусил зубами. Я протянула руки, и черный кружок перекочевал в мои ладони.

«Это больно, выдирать чешую?»

«Сравнимо с выдиранием волос: один — почти и незаметно, а много — уже ощутимо»

«А мне она зачем?»

«Я ухожу», — снова опустил голову дракон к моему носу.

«Я помню. Ты об этом говорил».

«Я сейчас ухожу. Если с тобой что-то случиться — зажми чешую в ладони и позови меня. Если я не смогу по каким-то причинам прийти к тебе на помощь, прилетит ближайший дракон».

— А мне нечего тебе подарить… если только, — отодрала бантик от рубашки. — Он конечно на помощь меня не призовет, но хоть какая-то память. Хотя зачем тебе он?.. — разволновалась я. — Нет, не дам такой бесполезный подарок. Прости, у меня ничего нет. И расплатился ли с тобой отец за мое спасение? Может ты уйдешь завтра и тогда я тебе тоже что-то на память дам?

«Не волнуйся так! С твоим отцом мы этот вопрос обсудили и пришли к взаимному согласию. Но уйти позже я не могу — итак слишком много времени потерял, а мне надо завершить задуманное. И бантик твой подойдет, можешь смело мне его отдавать. Такого мне еще на память не дарили. Да, кстати, надеюсь иметь удовольствие видеть тебя на моей свадьбе. И последнее: учись владеть мечом! Не надейся, что всегда помощь к тебе придет. Учись защищать себя сама. А теперь прощай, мне пора!»

И коснувшись носом моего лба, дракон взлетел, сорвав траву и подняв ветер. А я осталась стоять одна. Дежавю какое-то! В этот раз я хоть не реву — на душе пусто, и мир потерял краски, но не реву. Больше я его не увижу, потому что на свадьбу не пойду. Такой геройский поступок выше моих человеческих сил!

Фифалия покинула нас вместе с драконом, объяснив это тем, что эльфийскую Долину она видела. Человеческие селения тоже обозрела, даже более чем ей хотелось. А вот у драконов она еще ни разу не была. Что ж, удачного полета!

Ночью, перед сном ко мне пришел Лай. Сразу в комнате стало светлей, теплей и уютней. Мягкий, спокойный, уверенный, надежный — он никогда не уйдет, тем более не улетит. Но и это нехорошо в виду планов моего отца.

— Улетел? — сочувственно спросил эльф.

— Угу.

— Но обещал вернуться?

— Нет.

— А знаешь чему я научился? Смотри!

Белобрысый сложил большой, указательный и безымянный пальцы правой руки так, что они коснулись подушечками. Затем произнес: «Родро» и когда он стал разъединять пальцы, там появилась сначала маленькая светящаяся точка, а потом и шарик, который был ярче, чем моя свеча у кровати. Затем эльф сказал: «Итрас вартам» и шарик, переместившись на уровень его правого плеча, замер.

— Ух ты! Я тоже так хочу!!! — подвинулась я ближе к эльфу.

Мы целый час морочились с заклинанием. И наконец у меня появилось свечение между пальцев. Сколько восторга это вызвало у меня! Я обнимала эльфа, прыгала на кровати, чуть не высунулась покричать в окно, но меня остановил Лай, напомнив, что ночь на дворе и люди просто неправильно растолкуют крики из окна принцессы. Немного омрачило ратость то, что у эльфа пульсар был серебристо-лунного цвета, а у меня какое-то трупно-сине-зеленое нечто.

Свечение то у меня получилось, а вот переместить его на плечо, как эльф, я так и не смогла — оно весело у меня как привязанное на уровне ладони. Но Лай меня успокоил тем, что костер я так и не научилась зажигать, а пульсар смогла. «Раз смогла зажечь, значит, сможешь и переместить куда тебе надо. Только учить много слов придется», — сказал он. Ничего! Надо — выучу!

Когда время перевалило за полночь, и пора было разбредаться по своим спальням, т я мягко намекнула эльфу о его перемещении, как он меня огорошил ответом:

— Зачем? Теперь дракон тебя не будет смущать и мы можем остаться вдвоем.

— Кх-м… Понимаешь, тут такое дело… В общем отец решил мою судьбу за меня, хотя знает, что я это терпеть не могу! Но не подчиниться ему я не могу. Если бы я только могла это изменить!!! — я глянула в погрустневшие лучисто-голубые глаза.

Я думала он обидится и уйдет, а он, придвинувшись, крепко меня обнял.

— Я все равно буду с тобой! Пусть как друг, но рядом. Что бы не решили твои родители, ты будешь моей еламинай, — я потерлась макушкой о его плечо. Какой же он хороший! — А твои родители знают, что дети у тебя могут быть только от меня?

— Я сказала отцу. Но в условиях политического брака дети не являются обязательным следствием. Главное не развязывать войну — погибнут невинные жители из-за моего упрямства.

— Хотеть быть счастливой — это упрямство? Странное представление у твоего народа о браке!

— А разве эльфы всегда заключают браки по любви?

— Нет, конечно. Но никогда не разделяют пару еламинай. Для любого эльфа еламинай — святое. И это огромное счастье встретить родную душу! Он же не хочет войны с эльфами?

— Лай! — я отстранилась от эльфа. Не ожидала от него такого! — Не станешь же ты убивать ни в чем неповинных людей, только для того, что бы отстоять свою точку зрения?!

— Если это причинит тебе боль — нет. Но если только ты дашь намек…

— Ни за что! — я вскочила с кровати, сжав кулаки. — Слышишь?! Даже не думай! Я бы многое отдала, что бы быть с тобой, даже свою жизнь бы отдала! Но чужие — это неправильно!

— Именно поэтому я и люблю тебя, — улыбнулся Лай, словно солнышко посреди ночи заглянуло в окошко. — Но не стоит задерживаться в спальне… чужой невесты. Спокойной ночи!

УФ! Я повалилась на кровать без сил. Как тяжело жить!

— Помнишь, ты говорила про школу для магов? — отец искоса глянул на меня. Что он задумал? — Так вот, у нас такая есть. Заброшенная, но есть. Здание за городской стеной, где ты пряталась от стражника в самой высокой башне, а потом свалилась со шкафа ему на голову сверху, доведя его до икотки? И как только туда забралась на шкаф?

— И… — подтолкнула я папу.

— Оно отлично подойдет. Я даже в хрониках нашел, что оно и было школой для магов, называлось «Верта».

— А почему я о ней ничего не нашла? — нахмурила я бровки.

Отец рассмеялся:

— Потому что все упоминания о магии мы с мамой убрали, как только ты начала ползать. Даже в младенчестве ты не знала, что такое покой. А уж если бы нашла упоминание о магии!.. Так вот, я решил, что ты права и школа нам нужна. Все преимущества такого заведения я понимаю. Вопрос в том, как собрать магически одаренных?

— Вряд ли наши гонцы смогут определить владеет человек магией или нет. Надо послать кого-то, кто сможет почувствовать наличие магии.

— Согласен. Я знаю, что все эльфы наделены магией, — Лай кивнул, подтверждая. — Я, надеюсь, вы не откажите нам в услуге и в помощи при поиске людей, наделенных магией?

— Конечно, — согласился парень.

— Теперь вопрос, кто пойдет еще? Жаль Танн нас покинул. Его помощь тоже не была бы лишней.

— Я! Кто же еще! — моему возмущению не было предела.

— Лишь бы из дома сбежать! А ты не забыла, что ты все еще наказана? Нет? Вот и хорошо. Тем более что для поиска нужны магически одаренные люди. Будь иначе — обошлись бы гонцами.

И тут я зажгла на свою беду свой мертвячный… даже светлячком язык не поворачивается назвать это безобразие. Боюсь представить в каком ужасном свете мы предстали пред светлы очи Императора. Отец, схватившись за сердце, сел. Через минуту он спросил:

— Ты маг?! Как такое возможно?

— Это плохо? — у меня закралось нехорошее предчувствие.

— Нет! Конечно, нет! Просто это многое меняет… Ладно, это после. Что еще ты умеешь?

— Пока только это. Но я обязательно научусь!

— Да уж я не сомневаюсь, что ты научишься! А вообще, ты в который раз заставляешь меня задуматься. И в кого ты такая… способная?

Утром меня разбудил голос Лайя. Но откуда он в моей запертой спальне?! Вроде мы договорились, что он не будет приходить ко мне в комнату, особенно ночью. Наверно мне приснилось. Мне вообще снится в последнее время такое, что просыпаюсь вся пылающая… то ли от стыда, то ли еще от чего. Так, о чем это я? Ах, о сне… Вот и спим дальше, спим!

Голос снова пожелал мне доброго утра. А, что б тебе! Я подскочила на кровати, натягивая одеяло до подбородка. Где же он? Оглядела проснувшимся взглядом всю комнату, но она была безжизненна. Если не считать сидевшую на моем окне птичку. Чем ее привлекло мое окно, которое я не закрываю на ночь — очень душно, а на третий этаж вряд ли кто полезет.

— Чего тебе, птичка? Прилетай после завтрака, я тебе булочки оставлю. А сейчас у меня ничего нет.

Малютка повернулась ко мне боком, предоставив поражаться ее внешнему виду. Таких я еще не видела! У нее небесно-голубого цвета низ и салатовый верх. Два длинных завивающихся хвостовых пера. Глазки-бусинки, маленький аккуратный клювик. Красиво!

— Откуда ты такая взялась?

— Наконец ты проснулась, соня. Можно к тебе? — ответила мне птичка голосом Лайя. Я, кажется, подпрыгнула на кровати, прикрыв рукой рот, чтобы сдержать крик рвущейся наружу.

— Лай? — не поверила я. — Ты превратился в птицу?

— Нет, — так же невозмутимо ответила птаха. — Это мое новое заклинание. Я его освоил, что бы отправить отцу весточку, что можно высылать послов и магов. Это магический пересмешник, только он не повторяет услышанное, а воспроизводит говоримое создателем. Он мои глаза, уши и рот. Так можно к тебе? Заодно поучу тебя создавать магопересмешника?

Ну как от такого предложения можно отказаться? Правильно, никак!

Пока он шел я успела одеться. И мне кажется, он специально не спешил. До завтрака я пыталась создать птичку — полезное заклинание! Чтобы подслушать Собрание совета лордов, не надо по темным ходам шастать — отправил птичку и готово: все видишь, слышишь, и главное молчать!

Перед самым завтраком у меня вроде получилась птичка. Но почему-то она приказала долго жить, рассыпавшись перьями по кровати. Из-за чего мы чуть не опоздали на завтрак! Потому что одеться я успела, но не причесаться, и была с распущенными волосами. Лай тоже с утра волосы не собрал. И были мы с ним вдвоем словно после неудачного побега из курятника. Пришлось сидеть и выбирать друг другу перья из волос. Не могли же мы появиться с одинаковым беспорядком на голове — что подумают придворные?! А родители?!

— У-у-у! — не выдержала я.

— Ты чего? — забеспокоился эльф.

— Представь нас в таком виде за столом!

Дальше мы катались по кровати вдвоем, еще больше усугубляя ситуацию с перьями.

— Ани, я принял решение, — начал отец за столом. — Ты можешь поехать на свои поиски магов. Есть только два «но». «Но» первое — возьмешь с собой положенных десять фрейлин и двадцать солдат. Ясно?

— Не совсем, — у отца, вполне ожидаемо, поднялась бровь. — Кем будут заниматься оставшиеся десять солдат?

— Али! Как ты… — отец выдохнул, глянув на мать, которая с улыбкой накрыла его руку своей. — Ладно, пусть будет десять. А то от вас деревнями сбегать будут. Отправляться можешь завтра, я дам соответствующие распоряжения. Второе «Но» — сегодня приезжает король Граввлан с сыном. Ты должна пригласить Илдинара с собой — это будет ваша возможность познакомиться поближе.

— Ну, па-ап!.. — начала было ныть я.

Не хватало его за собой таскать

— На этом разговор окончен. Или ты выполняешь условия, и я снимаю пожизненное наказание, или все остается по-прежнему.

— Лиа, пусть он едет, — крутанул меня эльф на очередном па. — Будет весело!

— Мне итак с ним предстоит всю жизнь провести! Зачем начинать раньше времени!

— Не порти себе настроение и удовольствие от поездки! Если бы он был совсем плохим, то вряд ли бы твой отец тебя выдал замуж за него.

— Я и не говорю, что он плохой. Просто он меня напрягает, вот и все, — вздохнула я.

— Время моего танца, — галантно протянул руку Илдинар, когда заиграла другая мелодия.

Он закружил меня по залу. Наши родители не сводили с нас глаз. Лайя раздирали придворные дамы. Даже замужние хотели урвать хоть кусочек танца с ним.

— Ты избегаешь не только меня, но даже встретиться со мной глазами. Раньше ты была куда более дружелюбней. Что случилось?

— Я выросла, — в этом вся проблема.

Тут дело в возрасте. В это время выдают девушек замуж. И если многие могут выбирать себе спутника жизни, то меня постоянно лишают права выбора. То Боги, то родители. Что надо мне, никого не интересует. Ну, может только Лайя это волнует. С ним мне повезло.

— Лиа.

— А?

— Прекрати так смотреть на эльфа — это просто неприлично. Особенно, когда ты рядом с будущим мужем.

Вот! Вот именно из-за этого я и не хочу, что бы он ехал с нами! Он лишит меня последних мгновений, проведенных с Лайем. Когда я смогу сидеть рядом с голубоглазым, положив ему голову на плечо. Или перебирать его волосы, когда его голова будет покоиться на моих коленях. Времени, когда я смогу, как свободная женщина насладиться присутствием любимого мужчины. Если Илдинар будет рядом — это конец свободе. Даже моя жаба будет свободнее, чем я!

— Нар, вспомни, как ты с отцом смотрели на него, когда папа вас представлял друг друга.

— Уела, — хмыкнул принц. — И все же ты на меня сердита. За что? За решение наших отцов? О! Вижу, что угадал. Давай, сходим, подышим свежим воздухом. Да не бойся, я не кусаюсь, — улыбнулся Нар.

Я бросила взгляд, полный мольбы в сторону белобрысого. Но того непреодолимой стеной от меня загораживали дамы, больше похожие на пестро раскрашенных куриц, чем на солидны и степенных женщин, коими они должны были быть. Не судьба мне спастись за стройным и гибким телом эльфа… Ой, о чем это я?.. Подышать свежим воздухом! Прав принц — именно это мне и надо, а то заносит меня на поворотах… не то! На мыслях об эльфе, вот! И судя по быстро растущему количеству женского пола вокруг остроухого, не меня одну.

— Я тебе настолько противен, что ты не хочешь быть моей женой? Или тут дело в эль… твоих чувствах к кому-то другому?

Ох, не люблю я объяснения! Ну, какая тебе разница, почему я не хочу быть твоей женой?! Не хочу, и все тут! Папа! Подложил ты мне свинью, то есть принца! А оно мне надо? Не-а, не надо. Но поделать с этим ничего не могу.

И ведь ждет ответа. Смотрит на меня своими темными карими глазами. Волнистые каштановые волосы распущенны. Если бы у нас были дети, то они бы были одинаковыми — волнистые каштановые волосы и карие глаза. Но у нас их быть не может.

— Тут дело не в тебе или моих чу… желаниях. Вся проблема в том, что отец не посоветовался со мной!

— И все? — брови собеседника поползли вверх. — Они же обговаривали это, еще когда ты была совсем маленькой. Почему сейчас тебя это так удивляет?

— Тогда я не понимала всех последствий этого поступка.

— Если ты не хочешь, давай я поговорю с отцом. Я думаю, он поймет, — опустил взгляд принц и сорвал травинку.

— Не выйдет. Именно твой отец настоял на нашем браке — он грозился войной, в случае отказа. Его Величество, конечно, выразил это более иносказательно, но суть от этого не меняется.

Ответом мне было молчание. Я прям слышала, как в его голове шуршат мысли. Начиная с «как он мог?», заканчивая «зачем ему это?».

Молчание затягивалось. Наконец, я не выдержала:

— Нар, у меня к тебе есть предложение.

— А? — вырвался из задумчивости собеседник. Травника к этому времени была уже порвана на мелкие кусочки.

— Я отправляюсь на поиски магов в Сантинии. Ты же знаешь, что магия проснулась? — дождалась утвердительного кивка и продолжила: — Так вот, я хотела предложить тебе поехать со мной. Ты как, согласен?

Я молила Небожителей, что бы он отказался! Только бы он не согласился!

— Конечно! А потом, когда будешь жить у меня, поедем собирать магов в Блетрисе. Ты же не против?

Иногда я жалею, что пробудила магию. Текла бы себе дальше жизнь мирным чередом. Нет, мне надо было в это ввязаться!

— К тому времени ты может и сам справишься с этой задачей.

— Доброе утро!

На моем окне опять сидела маленькая пташка и рассматривала меня своими черными глазами-бусинками.

— И тебе тоже ясного утра, — улыбнулась я, вспоминая глаза эльфа. Ясные, голубые, в обрамлении густых черных ресниц. Загляденье! И тут же перед взором предстали васильковые глаза. Я необдуманно взяла в руки чешуйку, которую повесила на длинную цепочку и носила ее прикрывая воротом платья. Потерла ее пальцами и пожелала доброго утра дракону, где бы он ни был.

— Вставай соня — Император ждет.

— Уже? — потянулась я. — Скоро буду.

Я заранее оделась в походную одежду. Темно-бежевая куртка, светло-бежевые штаны для верховой езды и сапожки из коричневой кожи. Волосы заплетены в косу и собраны на голове. Зачем мне эта затейливая прическа?

— Ты готова отправиться в путь, дочь моя?

— Да, папа.

— Я составил тебе маршрут. Прошу не отклоняться от него. В каждом селении тебе и твоей свите будет предоставлено место для отдыха и сна. Так же там будет ждать тебя гонец, который после встречи с тобой будет возвращен ко мне с докладом. Остальные условия мы уже обговаривали.

— Хорошо, Ваше Величество.

— Ани, — отец спустился с тронного возвышения, подошел ко мне и погладил по голове, — умоляю тебя, будь аккуратнее.

— Не волнуйся! Я же не одна!

— Именно это меня и беспокоит, — проворчал отец, возвращаясь на трон. — А теперь доброго вам пути! Возвращайтесь поскорее!

Свобода!

Я категорически отказалась ехать в карете и сейчас носилась на Лике, доводя до икотки стражу, которая на своих лошадях никак не могла угнаться за мной.

Сколько восхищения у Илдинара вызвал мой конь! А уж когда я на него села без оголовья!… Я ему даже веревочку на шею накидывать не стала. Теперь мы с ним свободны! Пусть и ненадолго.

Куртка мирно покоилась в карете, как и мои фрейлины, кофту натянула без рукавов — загар будет восхитительный: руки и лицо загорелые, а все остальное белесое.

Сначала со мной носился Лай на Велинке, но вскоре они выдохлись, а мы еще нет. В Даор мы прибыли даже слишком быстро. Здесь нас встречал Крелан с семьей и высыпавший на центральные улицы народ. Даже не знаю, где людей было больше: когда меня провожали из столицы или здесь.

— Как мы будем определять маг человек или нет? — спросила я у эльфа через два часа, после прибытия в город.

Раньше ну никак не могла — приветствие, застолье, вопросы и тому подобная ерунда. Потом долгие расспросы подруги о моей встрече с эльфом, о самой Долине. Она бы и не смогла ограничиться рассказом Бартока.

— Так же, как ты нашла Трома, — вырвал меня из задумчивости эльф. — Сосредотачиваешься и определяешь.

— А если я ошибусь? — испугалась я.

— Я тебе помогу, не волнуйся. А сейчас мы с тобой будем учиться определять живых существ на расстоянии. Потом видеть ауры. И после совмещать эти два знания. Тогда ты не ошибешься маг перед тобой или нет. Готова?

Я отрицательно помотала головой. Какая здесь готовность! Я устала за день, гоняя на Лике.

— Отлично. Начнем!

Мой стон в счет принят не был, и мы начали занятие.

От меня требовалось закрыть глаза и определить где стоит Лай. В это время я читала вслух трудновыговариваемое «тратрал» и перед моим взором представала сетка. Точнее должна была предстать. Но ничего похожего я не видела, сколько не старалась. Но при этом безошибочно находила местоположение белобрысого в комнате.

Эльф никак не мог понять, почему я не вижу сетку. Ведь ошибок при произношении я не допускала. И как я без сетки смогла его найти он тоже не смог объяснить.

Тогда он привел в комнату Илдинара и заставил искать его. Я повторила процедуру — закрыла глаза, крутанулась на пятках и, выставив руку вперед, указала пальцем. Судя по возгласам эльфа попала. Тогда он привел Рисану с Бартаком. Я не открывая глаз указала на всех. Единственное, что я не смогла сделать, так это сказать на кого я указываю.

Далее я удивила эльфа, заявив, что именно так его искала весной. Послышалось: «О! Это невероятно! И как только не заблудилась?!»

Мы долго так игрались по очереди — я, Лай и Барток. У последнего совсем плохо получалось: он один раз из десяти, зато с именем. Остроухий поразил всех своим умением не только указывать точное место нахождение человека, но и правильно называл имена.

Под конец нас посетил Слок. Как же! Такая веселая компания и без него! Непорядок! Он тоже закрывал глаза и тыкался носом в кого-то. Чаще всего, естественно, в Рисану.

Когда мы закончили забаву, я пошла прогуляться со Слоком. Перед выходом я шепнула эльфу, где и с чем его жду.

Мы забрели с волком в самый далекий угол сада, где почти никого никогда не бывает. Волк ластился в руку, требуя, что бы я его погладила. Я не отказала в этом удовольствии ни ему, ни себе.

— У нас мало времени, так что я кратенько о том, что хочу сказать. Я вижу, что ты нравишься Рисане. А уж как она нравиться тебе, тут и говорить нечего! Я думаю, что знаю способ обратить тебя в человека. Ты же в конце концов оборотень!

Слок превратился весь в слух: ушки на макушке, глаза горят огнем, даже хвост не шелохнется.

— Знаешь, когда я общалась с Богами, они мне сказали — просто захоти. Попробуй и ты захотеть стать человеком. А я постараюсь подпитать тебя магией. Давай попробуем?

Волк встрепенулся. Я коснулась пальцами его плеча и стала потихоньку отдавать резерв. По руке потекло знакомое тепло и чуть покалывало пальцы вместе прикосновения.

Что-то у нас ничего не получалось. Волк вел себя беспокойно, но человеческий облик так принять и не мог.

— Слок, не волнуйся. Просто представь, как ты человеческими губами касаешься губ Рисаны.

Под моими пальцами напряглись мышцы оборотня. «Только бы он в одни губы не превратился», — подумалось мне.

Губы были. И не только они. Передо мной предстал черноволосый, смуглый парень. Сам сухощавый и высокий.

Я стыдливо отвернулась — парень был раздет. Но тут вовремя появился эльф с одеждой.

Когда Слок облачился в одежду, я, обернувшись, восхитилась статью и красотой парня. Да, повезло Рисане! Получил оборотень поздравления и от эльфа.

Сам же Слок только и повторял: «Спасибо! Спасибо!», — разглядывая свои руки, пальца, ногти, ноги. Догадливый остроухий прихватил зеркальце и теперь оборотень при свете серебристого пульсара рассматривал себя со всех сторон.

— Лиа! Вот ты где! — примчалась подруга. Еще бы! Я ушла с ее волком в неизвестном направлении, да еще и без нее! — Ой! Здравствуйте! Вы из свиты Принцессы Анилии? Я — Рисана Лованская, дочь хозяина дома.

Как всегда подруга взяла «быка за рога», горящими глазами поедая оборотня.

— Нет, я не из свиты, — чуть охрипшим голосом проговорил Слок. — Неужели, ты меня не узнала. Я…

— Я думаю, мы с Лайем пойдем к себе. А то Илдинар ненароком еще подумает чего.

И подмигнув подруге, под ручку с эльфом быстро удалилась. Пусть сами разбираются.

На пороге нас встретил Нар. Был он чем-то недоволен. Неужели он думал, что везде будет за мной хвостом ходить? Когда я была помладше, так он на меня внимание не обращал! После балов, встреч и прочего времяпровождения, он всегда удалялся с какой-нибудь фифой. Неужели он думает, что я буду после этого вешаться ему на шею?!

— Разрешите проводить Вашу спутницу дальше? — галантно предложил мне руку Нар, смотря на эльфа.

Как всегда белобрысый задрав подбородок вверх отдал мою руку Нару.

Мы шли молча. И только у дверей спальни он спросил:

— Не пригласишь войти?

— Завтра много дел, а сегодня я устала. Давай завтра поболтаем?

— Почему-то я знал, что так и будет.

— Не боись! В первую брачную ночь ты будешь со мной в одной спальне.

Вот так! Теперь до свадьбы он не будет приставать ко мне с посещениями моей спальни.

Утро началось неожиданно — с крика Крелана. Неужели он вошел в спальню дочери, а там волк?

На деле все оказалось гораздо хуже — там был Слок в человеческом обличии. Причем именно в том, в котором я его увидела первый раз — то есть полностью обнаженный.

Сколько было криков и вычитано моралей бедной Рисане за сей необдуманный поступок. Она же ревела, что если отец их не благословит, то она сбежит из дома. Не смягчило гнев отца и то, что Слок официально попросил руки его дочери. Мне же досталось множество гневных взглядов говорящих: «Это все твое дурное влияние». Конечно! Куда же без меня!

Сначала я тоже захотела попыхтеть на Крелана, но вспомнив себя и эльфа с драконом в одной постели, передумала.

Успокоив подругу, пошла к Крелану поговорить. Надеюсь, я не сделаю хуже. По пути встретила дворецкого Валдана и попросила его принести лучшее вино к хозяину в кабинет.

Сам Крелан мерил комнату шагами от одной стены до другой.

— Хоть ты с ней поговори! Образумь! Ну не может моя дочь выйти за первого встречного! Тем более нищего!

— Не губите ее! Дайте ей шанс быть счастливой! Мой отец лишил меня возможности прожить долгую, полную любви жизнь. Он сделал выбор за меня. Зачем же вы так поступаете? Разве вы не хотите, что бы дочь ваша улыбалась каждому восходу солнышка? Или вам будет легче, если она будет проклинать каждый день, проведенный с нелюбимым человеком? Решать вам. Но прошу вас подумать прежде не о выгоде лично для вас, а о благе дочери!

Если же вам так важно приданное, то подумайте вот над чем: он сводный брат Танна. Похож ли Танниртален Шраминартае Проимантей тал Ксаниланетой лэ Валданитарина на бедного, тем более нищего? А по сути так ли важно его состояние, когда речь идет о любви? Не знаете как быть? Посмотрите на моего отца!

А сейчас прощайте!

Крелан не проронил ни слова. Сначала сверлил меня злым взглядом, но под конец он задумался.

Надеюсь, у них все будет хорошо.

С тяжелым сердцем я покинула дом, в котором провела часть, и не малую, своего детства.

Грустно повздыхав, я решила навестить один магазинчик. Все дело было в том, что вещи собирались под чутким руководством моей мамы. В итоге у меня оказалась куча пышных красивых, но жутко неудобных платьев. Но этого маме было мало и она вместо удобного нижнего белья положила мне всяких рюшечек и бантиков. Но ездить в таком верхом… кх-м… в общем, очень дискомфортно.

Зато у меня возник вопрос: с какой целью мама мне уложила столь… э… эротичное белье? Ведь знает же она, что в пути такое вовсе ни к чему! Или она надеется, что за это время я сближусь… А вот кого она имела в виду Лайя или Нара? Ох уж эта мама!

Когда вереница нашего «обоза» покинула почти гостеприимный дом Крелана, то на выходе нас ждал Барток.

— Я с вами! — с ходу начал друг.

— Твой отец меня убьет! Лучше тебе остаться для поддержки сестры.

— Ха! Моя сестра уже давно не маленькая девочка, за которой надо было ходить по пятам! Она не просто выросла, она повзрослела и четко знает, что хочет получить от жизни. Ей уже девятнадцать и она осмелилась поставить условие нашему отцу.

Лучше расскажи, где ты его нашла?

— Он сам нашелся.

От дальнейших расспросов меня неожиданно спас Нар, поравнявшийся с нами и начавший совершенно ничего не значившую беседу с Бартоком.

Расположились мы на постоялом дворе. Это надо было видеть лицо хозяина, когда мы завалились такой толпой. Сначала его поразило немое удивление, а потом в голове у него зазвенели у него звонкие монеты. Еще бы! Мы ему прибыль на год вперед сделаем.

Есть в Даоре один маленький магазинчик, где я очень часто приобретала детали женского туалета. Мало того, что там белье красивое, так еще и удобное — в меру рюшечек и в меру мягкой, приятной на ощупь разнообразной ткани. Ценовой диапазон тоже велик, так что перебоя с клиентами там нет.

Взяв только пару стражников для охраны, чтоб народ не пугать, я двинулась за покупками. Ожидаемо меня на выходе нагнал эльф.

— Куда это ты без меня?

— Знаешь… есть такие магазинчики… женские. Ты уверен, что хочешь со мной?

— В женский магазинчик, где ты будешь что-то себе покупать? — лукаво глянул на меня голубоглазый и, наклонившись к самому уху жарко прошептал. — Конечно хочу! Даже очень-очень хочу!

Я проглотила комок, подступивший к горлу вместе с поднявшейся краской. Спрашивается, зачем я поинтересовалась?

— Ты бы мне лучше помог магов искать! Я не знаю с чего и начать!

— Начни с себя. Расслабься и ищи магов, так же, как ты в комнате искала нас.

Ага, вот мне прям стало легче от такого совета! Сразу все маги налицо! Ладно, сначала удобное белье, а потом поиск магов.

В магазинчик мужская часть компании не пошла. Правильно, нечего им там делать. Внутри царил полумрак. Окна как всегда были зашторены. Помещение внутри расположено буквой «Г».

Хозяйка, из-за угла заметив меня, оставила клиентов помощнице и направилась ко мне.

Пока она шла, из закутка раздался звонкий голосок: «Нет, это слишком скромное. Дайте вон то, красное».

ФЕЕЧКА?!

А она-то что здесь делает? Тут нет ее размеров, если только на заказ не шили. Но она-то явно выбирает из того, что лежит на витрине. М-да…

— Что я могу Вам предложить, Ваше Высочество? — вырвала меня из ступора хозяйка.

Видя, что я все еще прислушиваюсь к разговору, Роми́, так звали женщину, пояснила:

— Ой, у меня сегодня такие необычные клиенты! Представляете, зашли ко мне парень и ма-а-а-аленька девушка с крылышками! Это, видно, от того, что магия проснулась. Вы же знаете? — я кивнула. Вот что эта парочка здесь делает? — Не знаю даже для кого они выбирают нательное белье, но размер не маленькой крылатой посетительницы.

Так как я не ответила, Роми предложила обслужить меня в отдельном помещении. Наверно, подумала, что я стесняюсь. Я же в свою очередь удивила женщину желанием поближе познакомиться с ее посетителями.

Меня проводили вглубь помещения. Там моему взору предстала следующая картина: феечка, с огромным трудом волочащая лиф агрессивно красного цвета с черной каймой и дракон, держащий на вытянутых руках низ этого комплекта. Когда же Танн увидел меня, его глаза округлились до неприличия и деталь одежды, что была у него в руках стремительно полетела обратно на прилавок, с которого была взята. Меткости дракона позавидовали бы все. Ну, кроме Фифочки, потому что ее просто снесло трусами обратно. Гневно комментируя сей вопиющий факт, наша Фифалия пыталась выбраться из тесемок и кружев. Но, к несчастью и нашему дружному смеху, она только еще больше запутывалась. Пока Танн со словами:

— Прости меня. Я, честное слово, не хотел, — не кинулся ее оттуда выпутывать.

Парень, спасающий деву от нижнего белья — это смешно вдвойне. Даже Роми позволила себе улыбнуться.

— Агрессивное белье какое-то! — возмущенно фыркнула взъерошенная и слегка помятая фея.

Вот тут дружно не выдержали все и захохотали.

— Фифалия, ты ищешь не те размеры. Твои здесь смогут сшить только на заказ. Да, кстати, я не думаю, что тебе пойдет агрессивный цвет.

Представлять нас друг другу не имело никакого смысла и Роми сама об этом догадалась.

— А я не для себя ищу, — вспыхнула итак разгневанная и покрасневшая феечка.

— Если ты ищешь не для себя, значит для Танна. Танн, вот зачем тебе нижнее белье, да еще все в рюшечках?

— Мне нужен подарок для невесты, я надеялся найти его тут.

Вот так, одним словом испортил мне всю радость от встречи. Даже сердце защемило. Но смолчать я не смогла — наклонившись так, что бы слышать меня мог только дракон, прошептала:

— Может мне тебе купить здесь подвязочку и подарит вместо оторванного бантика?

— Бантик был от всего сердца, а подвязочка, что бы задеть. Так что оставлю себе бантик, — вернул шпильку синеглазый.

— Конечно бантик! Подвязку будет сложнее невесте объяснить!

Вот какой тролль меня за язык дернул! Получила бы ответную шпильку и смолчала бы. Нет! Гордость не позволяет оставить последнее слово за кем-то! А теперь любуйся сначала покрасневшим лицом друга, а потом и вовсе посеревшем. Чего это, кстати, он?

— Я, пожалуй, подожду тебя снаружи, — глядя на дверь проговорил Танн, обращаясь явно не ко мне.

— Но ты же ничего не купил. Выбирай, я подожду.

— Как-нибудь в другой раз.

Объяснив Роми суть проблемы занялись поисками нужных мне вещей. Подбирали долго и тщательно, мне не скоро представится возможность приобрести качественное белье. Из всего предложенного мне многообразия я остановила свой выбор на двух бежевых комплектах, двух черных и двух белых. В пику Фифочке взяла красный комплект. Жаль Танн меня в нем не увидит… О чем это я? Точно! Я еще взяла два комплекта шортиками — один зеленого цвета, другой персикового.

«А может все-таки подразнить Танна комплектиком?» — мелькнула наглая мысль в моей неразумной голове. И когда только повзрослею. Елейным голоском позвала… Лайя. На Танна духу не хватило.

Эльф бочком просочился в дверь, не зная какой пакости от меня ожидать на этот раз. Правильно, я — такая!

— Ты что-то хотела? — поглядывая на дверь, поинтересовался беловолосый.

— Я выбрала не только себе. Тут, — я продемонстрировала аккуратную маленькую корзиночку, в которую заботливая хозяйка уложила мои покупки, — есть и для тебя. Ты не обидишься на меня за мою поспешность? Ты же пришел почти без вещей! — поймав весьма гневный взгляд холодных глаз, еле нашла в себе силы добить бедолагу. — И… мне приятно о тебе позаботиться.

Тут весь гнев эльфа растворился. Да, я умею обезоруживать. И я не солгала ни единым словом.

Зато остроухий в долгу не остался.

— Разреши и мне тогда тебя отблагодарить. Позволь и мне тебе тоже что-то купить.

Теперь настала моя очередь ошалело хлопать глазами и пытаться определить как низко пала моя челюсть. Или честь?

— Но у тебя же нет имперских денег! — нашлась я.

— Я, надеюсь, сие милое создание возьмет в качестве оплаты это кольцо? — обратился эльф к хозяйке.

Милое создание?! Я почувствовала как жар кинулся к моему лицу. Мне захотелось сделать что-то такое… такое!!! Надо выдохнуть! И еще раз. Неужели это ревность?! Как я до такого докатилась.

Не дав Роми вставить и слова, я предложила:

— Давай сделаем так — я оплачу твою покупку, а за это ты…

А дальше я прошептала ему на ухо то, что чужим ушам слышать категорически не положено! Да что там чужим, мне тоже не положено, но очень интригует. После моих слов эльф долго на меня смотрел. Его взгляд прожигал во мне дыру, в которую улетучивалась вся моя решимость. А он все смотрел, и смотрел… Мне показалось, что это никогда не кончится. Но в какой-то момент эльф кивнул сам себе, придя к выводам понятным только ему. Во что я ввязалась на этот раз?

Таки он выбрал мне белье, вогнав меня в краску. Расплатился кольцом, договорившись, что если быстро сможет вернуться и кольцо все еще будет на руках у Роми, то обменяет его на деньги. Ладно Танн, он на такое способен. Но Лай!!! Мне казалось он менее… наглый, что ли?

— Я спросить хотела. Помощница хозяйки, — я кивнула в сторону смуглой девочки лет пятнадцать, — она того… маг или мне показалось.

Лай сделал неопределенный пас рукой и подтвердил мои ощущения. Вот и найден первый ученик. Даже на пятках крутиться не пришлось.

— Уважаемая госпожа Роми ир Палита, мне необходимо забрать вашу помощницу на обучение.

Надо было видеть округлившиеся глаза женщины, когда я произнесла эту фразу. Но виновата была не я, а эльф. После феечки вид остроухого ее добил итак непривыкшию к таким переменам психику. И это она еще не знает, что предлагала белье дракону. Мне только интересно как с этим в свое время справилась моя нервная система? Спишем это на неспокойное детство.

— Я… мне… — пыталась прийти в себя продавщица. — Как же я без нее?! Мне больше некого…

— Не волнуйтесь. Я оставлю одну из моих служанок, пока вы себе не подберете замену. Но помощницу вашу мне придется забрать. Она обладает магическим даром, который следует взрастить и приумножить. А этого можно добиться только учебой.

— Сло́си, подойди сюда, — вошедшая девушка поклонилась при виде меня. Я ответила кивком. Поклонилась-то она мне, а глаз не спускала с моего… Тьфу ты! С Лайя, вот! — Ее Высочество хочет забрать тебя на обучение, — карие глаза девушки округлились и она опять поклонилась.

Я объяснила, не ожидавшей такого внимания, помощнице, где ее будут ждать.

За дверью позвякивали кольчугой стражники, которые в нетерпении переступали с ноги на ногу. И доносилась (куда ж без нее!) болтовня неугомонной феи. Вот кто беззастенчиво может залезть под рубашку к дракону. Опять меня не туда заносит! Я думала о кольчугах… о кольчугах на стражниках. Пришлось даже зажмуриться, чтоб дурные мысли отогнать.

Когда мы вышли все встретили нас подозрительным взглядом, но никто ни о чем не спросил. И на этом спасибо! Боюсь представить о чем они подумали. Но это уже их проблемы.

Покупки отдала одному из стражников, дабы он отнес ее на постоялый двор, а сами мы направились дальше по городу. Поплутали по улочкам, смущая жителей видом феи и эльфа. Фифа, проявляя любопытство, успевала по ходу движения заглянуть в каждый закуток, в каждое окошко, до седых волос доводя жителей города. Она успевала понюхать все цветы, попадавшиеся нам на пути, познакомиться с несколькими горожанами, построить глазки страже, проходившей мимо. Ее энергии, любопытству и жизнелюбию можно было только позавидовать.

По всей видимости, именно эта непоседа стала виновницей той толпы, что собралась за нами. Моя охрана заметно нервничала. Кинуть звездочку или ткнуть кинжалом в такой толпе проще простого. Среди люда было великое множество малышни, которая любопытными глазами поедала нашу компанию. Я не утерпела — повернулась и зажгла пульсар. Сколько возгласов послышалось среди толпы, а дети издали восторженный визг и попросили повторить трюк. Мне не тяжело.

Лай создал птичку, что прилетала ко мне утром и пустил ее над толпой. Она несколько раз облетела народ, изредка садясь на протянутые руки детей. Настроение людей сразу поднялось.

Фифалия решила не отставать и оживила завядший букет, который детвора мне подарила. То что из-за него пострадала городская клумба, мы скромно умолчим.

Но пиком эйфории у народа стало пламя созданное Танном. Сначала оно робко образовалось на земле, потом спирально стало подниматься ввысь. Почему-то созданное драконом пламя было теплым, но совсем не обжигало. Наконец когда вихрь стал выше домов раза в три он разделился на множество звездочек, которые разлетевшись на достаточно большое расстояние взорвались, образовав сноп искорок. Толпа взревела! Такого даже я еще не видела! Разлетающиеся на темном небе сноп искр — красота завораживающая! Хочу еще!

И тут меня потянуло… Пройдя сквозь толпу остановилась около двадцатилетнего смуглого парня с серыми глазами. Оглядев смущенного таким внимание парня, спросила:

— Как зовут тебя?

— Раллок, Ваше Высочество. Раллок ир Пар, сын мельника.

— Раллок, у тебя Дар, магический. И мне предстала честь призвать тебя на обучение в школу магии.

— Меня? — не поверил парень. Я кивнула. — Я… Я благодарен, Ваше Высочество! Но не уверен, что достоин…

— Предоставь это решать мне. К месту сборов тебя проводит Мидис. Там я расскажу, что ты будешь делать дальше.

Когда я решила, что вопрос закрыт и собралась вернуться на постоялый двор через центральную площадь с восьмью улицами, смыкающимися у фонтана, который стоит перед храмом Лании, как ко мне подошла богато одетая горожанка. Мне бы с Богами пообщаться не помешало.

— Ваше Высочество, разрешите у Вас спросить, — заявила дама с того места, где ее остановила стража. Лай и Танн как-то незаметно оказались у меня с боков. Чего это они?

— Спрашивай. Что ты хотела?

— Я Зира кес Ити. У меня сын пятнадцати лет. Не могли бы Вы посмотреть, может и ему надо в Вашу школу. Он у меня талантливый! Вот он, — продемонстрировала горожанка отпрыска, вытолкнув его перед собой.

М-да-а. Как объяснить человеку, что наличие денег ни капельки не способствует развитию магических способностей. Они либо есть, либо их нет. Барток единственное известное исключение, тем более подтверждающее правило.

— Уважаемая Зира кес Ити. На площади нет больше людей, наделенных Даром. Но вы можете обучить его в обычной школе.

— Вы верно ошибаетесь. Посмотрите внимательно — у него точно есть Дар!!! Я уверена!

Я приподняла бровь. Это же какую наглость надо иметь, что бы перечить мне? Спас ситуацию Танн.

— Ее Высочество набирает магов в школу и кому как не ей знать есть Дар у вашего сына или нет?! Я думаю, вы поняли, что настаивать бесполезно — этот мальчик магом не станет. Но вы можете его обучить в обычной школе.

Я кивнула, подтверждая слова дракона.

Женщина понурилась:

— Простите.

Это вообще несправедливо! Почему дракона слушаются, а меня нет?!

Толпа провожала нас до самого постоялого двора. Некоторые даже просились у хозяина на постой, но если у него и были свободные комнаты, то мы их уже оплатили. На это было две причины: во-первых где-то надо было размещать новоиспеченных магов, а во-вторых для безопасности, что бы не шастали всякие темные личности.

Раллок уже был в своей комнате, а вечером пришел второй стражник вместе со Слоси. Теперь у меня два мага и надо бы с ними поговорить.

В мою комнату привели обоих. Теперь в комнате стало совсем тесно, так как кроме меня здесь еще находился Танн, Лай, Барток, Нар и феечка, несмотря на маленький рост которой, создавалось впечатление, что она везде и всюду. Так что семь человек и одна фея — для одной комнаты это многовато! Хорошо еще, что два стражника стоят за дверью, а не внутри помещения.

— Ну-с, молодые люди, вы хоть поняли, что произошло? — с порога огорошила вопросом я новоиспеченных магов.

Они переглянулись и синхронно отрицательно помотали головой. Видимо по пути сюда успели пообщаться. Хорошо.

— Я вам сейчас объясню, что произошло. Для тех, кто не знает — это Слоси и Раллок, — я поочередно указала на девушку и парня. Итак, молодые люди, у вас есть необычайный Дар — вы маги. Вас я забрала для развития ваших способностей по школьной программе. Кроме магии вы будете изучать и другие предметы. Но первый год будет сложно. Вы будете не только учиться, но и обустраивать вашу школу. Это невероятная ответственность и я надеюсь, вы сможете с ней справиться. Когда я наберу группу из десяти человек, то отправлю вас всех вместе в школу. А пока отдыхайте. Если у вас есть какие-то просьбы или вопросы, я вас слушаю.

Сначала маги стояли молча — стеснялись. Но потом парень решился задать вопрос:

— Когда мы вернемся домой?

— Когда закончите обучение. Сколько это займет времени я сказать пока не могу. Но ваши родители могут вас навещать, да и вы во время каникул можете сами ездить к ним. Может, вам нужна какая одежда? Или какие другие предметы, вы не стесняйтесь, обращайтесь. Учиться теперь будем вместе.

Кажется, последние совсем выбило этих двоих из колеи. Представляю как им тяжело — вырвали из обычного круга повседневности и окунули в неизвестность.

— Если нет ни просьб, ни вопросов, то вы свободны. Если что-то понадобиться обращайтесь, можете прямо ко мне. Теперь отдыхайте и набирайтесь сил.

Но даже у Слоси и Раллока были не такие вытянутые лица, как у Нара, когда я представила ему дракона. Это надо было видеть! Глаза принца стали похожи на два блюдца, рот открыт и немое изумление на лице. Я, конечно, тоже не ожидала увидеть Танна так скоро, но это не повод забывать о достоинстве.

— Так это она с тобой пропадала, пока ее искала вся Империя и близлежащие государства? — сощурился Нар.

— И не только с ним! — вставила я, не дав ответить Танну.

— А с кем еще? — брови принца грозили образовать одну линию с краем волос.

— Еще с Лайем, с Фифой и Бартоком.

Кода Нар прекратил допрос с пристрастием, он уточнил у меня:

— А ты его уже пригласила на нашу помолвку?

Кх-м. Ага, целых три, а то и четыре раза… забыла пригласить.

— Я думаю, ты это можешь сделать и сам. Только не надейся, что он согласиться, у него у самого свадьба на носу.

Принц расслабился и выдохнул. Танн получил свое официальное, пока устное, приглашение на церемонию и ответно позвал принца к себе на свадьбу. Я-то уже была приглашена.

Наконец, за длинный сегодняшний вечер ко мне пришла моя камеристка и я готова была расслабиться и отойти ко сну. Но кто мне даст?!

За дверью послышался лязг и ругань. Пришлось идти проверять в чем собственно дело.

— Что вам надо? — спросила я у злого и красного Крелана, которому дорогу перегородили стражники.

— Где моя дочь? Где она? Немедленно отдайте ее назад!

— Если вы о Рисане, то ее я последний раз видела у вас дома, — ледяным тоном остудила я крикуна.

— Врешь! Она с тобой! Я точно знаю что она здесь?

Я подняла бровь:

— Это я вру? Выбирайте выражения при общении с дочерью Императора, — в моем голосе зазвучала сталь, достойная отца. — Люди плетей и за меньшее получали. У вас недостоверные источники. Здесь Барток. Вот о вашей дочери у него и спросите. Позвать Бартока, — кивнула я одному из стражников.

Барток появился через минуту, в том же костюме, в котором покинул мою комнату. Видно спать еще не ложился.

— Что слу… — вытянулось лицо друга, при виде отца. — Отец? Ты что тут делаешь?

— Ищу твою сестру! Да и тебя тоже!

— Я здесь. А где Рисана, я понятия не имею. Когда она последний раз была дома?

— В день вашего отъезда.

Та-ак! Сначала сбежала я, а теперь и она по моим следам пошла. Надо что-то с этим делать!

— К императору обращались с этой проблемой? — поинтересовалась я.

— Нет. Я был уверен, что она с тобой! Но сейчас…

— Значит так, я сейчас отправляю пять гвардейцев на поиски вашей дочери. Они знают как это дело организовать. Вы сейчас сядете, выпьете чайку с мятой и отправитесь в выделенную для вас комнату. А пока несут чай, мы с вами постараемся сузить круг поисков насколько это возможно. Мидис! — позвала я гвардейца.

Отдав распоряжения, мы расположились на первом этаже здания, где находились обеденные столы. На них тут же появились сдобные булочки и хлеб с сыром и зеленью.

И пока яства исчезали со стола, мы обсуждали все возможные варианты нахождения Рисаны. За столом как обычно собралась прежняя компания: я, Крелан, Барток, Лай, Танн, Фифа, Нар и капитан стражи Праск. Для Фифочки на столе были выставлены нарезанные фрукты, которыми и я не брезговала.

Предположения были разнообразными: от винного подвала дома Крелана, до борделя (идея феи). Танн тонко намекнул в какие места они могли пойти, ели учесть ее компанию. Обозначив все стратегически важные места я отдала распоряжение Праску начать поиск. Отвели Крелана в комнату, потому что у него в чае была не только мята, но и немножечко самогончика для расслабления.

Когда я поднималась в комнату, меня нагнал Лай и приобняв за плечо напомнил, что я обещала ему сегодня ночью… А сил-то у меня уже не было, потому что было уже далеко за полночь. Но и это не все! Маневр остроухого не ускользнул от бдительного взора Нара. Как он на нас посмотрел! Его взгляд нас чуть не испепелил. Бедненький! Знал бы он, что далеко не первый, кто меня прожигает взглядом!

Что ж обещала — держи слово! К сожалению, искупалась я уже в остывшей воде, в виду чего процедура не затянулась, как я это люблю делать. Плохо только, что волосы долго сохнут!

Вот все нормальные девушки, когда ждут молодого, или не очень, человека в свою спальню, что делают? Правильно, одеваю ночную рубашку попрозрачней и порюшестей, покружевнее белье подбирают, наводят порядок на голове, красят лицо, чтоб быть во всеоружии. Что же делаю я? Одеваю купленное удобное белье, где трусики как шорты. Верх тоже без изысков — удобство, вот приоритет данного белья. Одеваю мягкие штаны, в которых могу даже на шпагат сесть (да, я и такое могу!), блузу поплотнее и позакрытее, куртку под горло и сапожки чуть выше лодыжки. Вот как я готовлюсь к приходу парня в мою спальню! И это будет не игра на раздевание! Осталась только одна проблема — треклятые волосы все еще мокрые и могут сорвать задуманное!

Как пройдет эльф через стражников? Да никак! Он не хуже дракона влетел в окно. Я не оговорилась: не залез, не просочился, а именно влетел, причем откуда-то сверху.

— Ты готова выполнить обещание?

— Не-а! — честно призналась я. — У меня волосы не высохли.

— Время учить заклинание! — шутливо возвел палец к небу Лай.

— Ура!!! А какое? — поздновато спохватилась я.

— Будешь волосы сушить.

Я призадумалась. С моим-то умением лучше не экспериментировать, а то может выйти что-то эпическое.

— А если я их спалю и останусь лысой?

— Даже тогда ты будешь моей еламинай, смешной и нелепой, но еламинай, — от уха до уха улыбнулся белобрысый.

— Утешил! И как я на помолвке лысой покажусь?! То-то народ посмеется!

— Хватит болтать, давай начинать! Кладешь руки на голову ладонями вниз. Да, именно так. Медленно ведешь руками по волосам и говоришь: «Ла́тила хаалитаи́». Да руки от головы убери, пока слова учишь, а то точно лысой пойдешь!

Результат превзошел все мои даже самые смелые фантазии. Моя длинная копна так и стояла дыбом, увеличив меня в размере раза так в два. Словно в меня молния попала! Только что искры по волосам не бегали. Даже брови, почему-то, дыбом встали.

Я зарычала и кинулась душить эльфа. Если я так выйду из спальни, то какие мысли будут возникать в голове у увидевших меня? «Бурная ночь» — это будет самая приличная фраза в головах узревших сие чудо! Убью паразита!

Мы долго барахтались в полном молчании на моей кровати. Я только пыхтела как ежик. Да, кстати, как мы на кровати-то оказались?! Ой, это совсем некстати! Мне так и не удалось одолеть эльфа, хоть он явно мне поддавался. Наконец устав я расслабилась под весом белобрысого.

— Сдаешься? — лукаво подмигнул эльф.

— Да ни за что! — честно призналась я, даже не делая попыток вырваться, понимая всю проигрышность моего положения.

— Это хорошо. Сейчас садись, заплету тебе волосы, что б ты народ не пугала. Следующий раз вкладывай меньше резерва в заклинание, а то и вправду спалишь волосы.

Я сидела на табуретке, а эльф колдовал над моей головой. Колдовал не в том смысле, что произносил заклинания, а в том, что заплетал мне волосы. Он уложился в необычайно короткие сроки! Минут через пятнадцать на моей голове была косичка полумесяцем начинавшаяся от виска, а второй конец этого месяца заворачивался на свободной части головы.

— Время исполнять обещание, — ехидно улыбнулся эльф.

— Выйдем так же, как ты зашел? — с опаской уточнила я.

Даже представлять не хочу, как выглядели два распятых дурака на стене постоялого двора, в попытке забраться на крышу этого заведения. И если эльфу такое перемещение не доставляло особых неудобств, то я ощущала себя неповоротливой курицей, решившей перелезть городскую стену.

Не без помощи остроухого я оказалась на крыше. Ночь была облачной, но луна регулярно подглядывала за нами, высовываясь из-за своего темного укрытия.

Сидя на крыше, предоставленные обдуванию всем ветрам мы смеялись. А ведь саму глупость мы еще не совершили!

— Я, кстати, как и обещал, надел трусы, что ты мне подарила, — скосил на меня свой безумно красивый голубой глаз эльф.

Я сглотнула. Редко выглядывающая луна четко обрисовывала его безукоризненный профиль. Волосы, послушные ветру, развивались за спиной. Ох уж эти длинные густые черные ресницы.

И тут я поняла, что заливаюсь краской. Надеюсь только, что в темноте не видно.

— И я одела твой подарок, — проговорила я, не отрывая взгляда от крыши.

— Прекрасно! Тогда приступим?

— Угу.

Я села на корточки, руки положила между ступней и дождавшись, когда луна в очередной раз посмотрит на безобразие, творившиеся на нашей крыше… завыла. Справа мой вой подхватил эльф. Луна испугавшись нашего сумасшествия, поспешно скрылась за тучкой и выглядывать больше не решалась. Не оценила, видно, наш концерт в ее честь. Но мы продолжали вкладывать всю душу в звуки, не свойственные обычным людям.

Зато наше выступление оценил весь постоялый двор! Особенно он оценил время концерта — три часа ночи! В комнатах в спешно порядке стали загораться свечи. Первыми к нам присоединились фея и дракон. За ними Барток и Нар — им просто залезть было сложнее. Как ни странно, но хор из шести луженых глоток оставил равнодушным Крелана. Видно настойка сыграла свою роль. Жители соседних домов высунуться не решились.

Придя к выводу, что получасовой концерт — этого более чем достаточно, да и на крышу высунулась бдительная стража, не особо удивленная увиденным, мы мирненько спустились разойдясь по своим спальням.

Выспаться мне не дали. В девять часов заявился Праск с докладом о ходе поисков. А доклад был неутешительный — в городе Рисану не нашли, но два стражника у южных ворот видели, как она вчера покидала город. Да, это сильно усложняет дело. Я отправила гонца к отцу с просьбой о помощи. Крелан, ожидаемо, сильно расстроился.

В мою спальню ввалился Танн. Хорошо, что к этому моменту я успела одеться! Он остановился, как вкопанный, в дверном проеме и удивленно изучал меня. Чего это он?

— Танн? — прервала я затянувшее молчание.

— Я это… пришел, что бы сообщить, что я хочу пойти домой, наверно, Слок повел ее знакомить с родителями. И еще хотел спросить, как проходят твои занятия с мечом?

О Боги!!! Только не это! Я опять вся в синяках буду!

— Мне пока некогда…

— Ладно, тогда давай сейчас, пятнадцать минут у тебя есть.

— Ты что! Я в этом, — демонстративно развела полы ночной сорочки в стороны, — не повернусь — это раз. Место в комнате маловато — это два. Да и у тебя меча нет — это три.

Разбойники не будут у тебя спрашивать удобно ли тебе защищаться и хватит ли тебе места. Ну а последнее — это вообще не проблема! Танн выглянул за дверь и попросил меч у одно из дежуривших стражников. Тот ожидаемо ответил отказом и я, блаженно улыбнувшись, расслабилась.

Рано радовалась!

— Лиа, скажи ему, что тебе тренировка нужна.

Мне так отчаянно захотелось отрицательно помотать головой, что я еле смогла сдержать порыв. Сама виновата! Теперь меня веселый дракон, с каким-то нездоровым энтузиазмом, гонял по всей комнате. Плацем для фехтования были и кресла, и кровать, и даже подоконник, на который Танн, как кошка, запрыгнул.

Мне даже стало жалко мою камеристку, она только убрала комнату! Но себя мне было жальче! Отбито было уже все! А моей многострадальной искательнице приключений опять досталось сразу за все и на много лет вперед.

На шум явился Нар.

— Что здесь происходит? — свел брови на переносице принц. — Лиа, он тебя обижает?

О, как мне хотелось сказать «да»! Но день видно сегодня такой, потому что мне приходиться говорить не то, что хочется.

— У нас… тренировка, — запыхавшись, пояснила я.

— Я думаю, на сегодня хватит. Уважаемый Танниртален тал Ксаниланетой, любезно прошу вас покинуть спальню моей невесты.

А по лицу моего спасителя читалось, что это не спальня, а проходной двор. Как ни странно, но у меня было то же самое впечатление.

Осмотрев себя, пришла к выводу, что все целое, а мне несколько раз показалось, что уже на клочки порванное.

В очередной раз, порвав мое сердце на мелкие клочки, Танн с феечкой удалился из города. Скоро вместо груди у меня буде кровоточащая рана. Боги любят жестоко пошутить, но почему объектом их шуток стала именно я?! Что, больше некому?!

Весь оставшийся день я была необычно тихая. Подозрительными были взгляды Нара на меня. Думай, что хочешь! Мне все равно не под силу объяснить даже себе, что за чувства меня раздирают. Пока спасает близкое присутствие Лайя. Но что будет после моей помолвки? Как же мне хочется, чтобы помолвка не состоялась!!! Даже молила об этом Богов, но они, видимо глухи к моим страданиям.

В этот день мы нашли еще четверых магов. Ими оказались мужчина около тридцати, два парня: одному двадцать два, другому семнадцать и девочка тринадцати лет.

Лай сказал, что это только в этом году будут попадаться такие великовозрастные. В следующем году будут одни подростки и дети. Дар проявляется до четырнадцати-пятнадцати лет. Если к этому времени не проявился, то и ждать больше нечего.

Магов таскать за нами не стали и отправили помогать обустраивать школу. Очень кстати найденный нами мужчина оказался плотником! Такие руки и без магии лишними не будут при восстановлении замка. С ними я отправила двух стражников и трех фрейлин, не выдержавших тягот пути. Бартока хотела отправить с отцом, но он заявил, что достаточно вырос, чтобы начать самостоятельный путь. Крелан был вне себя от бешенства. Пришлось срочно выворачиваться, чтобы не нажить себе столь могущественного врага. И придумала я следующее: к нам едет эльфийское посольство, и мы отправим им свое, под руководством Бартока. Он парень умный, рассудительный. А ошибки мы делаем все, без имсключения. Пост высокий и необычный, так что успокоился и Крелан и Барток. Правда со стороны Бартока встретила сопротивление, но с помощью Лайя мы смогли его убедить в правильности сего поступка. Дали ему три дня на сборы, по истечении которых он должен был отбыть в Сантинию и с одним из эльфов отправиться в Даинирен. Счастливый оттец увез сына с собой.

А мы отправились дальше. Нам предстоит обойти по кругу всю страну и чем раньше мы это сделаем, тем лучше! Для страны. А для меня — век бы домой не возвращаться!

Но день без сюрпризов — зря прожитый день. Как только мы покинули стены города и приблизились к ближайшему лесу, оттуда выехали два всадника. Один был черноволосый и стройный, второй был в капюшоне, не смотря на летнюю жару. Моя стража быстренько выстроилась кольцом вокруг меня. Лай на своем жеребце итак ехал рядом, но не проявлял ни малейшего признака беспокойства. Чего это они? Всадников всего двое, а нас вон сколько! Да мы их шапками закидаем!

Но никого закидывать не пришлось. Парень на поверку оказался Слоком, а в капюшоне соответственно Рисана. Я машинально схватилась за чешуйку, висящую на шее, что бы вернуть Танна, но мое движение увидели Лай и Нар, так что я решила, что пусть идет своим путем. Спасибо Богам за встречу с ним, но на той стезе мне точно ничего не светит. Обрубать концы надо быстро — не так больно потом.

— Ты хоть знаешь, что ты во всеимперском розыске?! Твой отец мне чуть голову неоторвал, решив, что ты поехала с нами! Ты зачем из дома сбежала? — накинулась я на подругу, когда мы отошли на полянку.

— Он не хочет меня слушать! Он упертый баран, а не отец! — вскинулась в ответ беглянка.

— А ты дала ему возможность? Или ты надеешься, что он тебя услышит, пока ты тут?! И куда это вы собрались?

— Он, — подруга головой указала в сторону ожидавших нас людей, подразумевая Слока, — хочет отвезти меня к его родителям. Нам больше некуда идти.

— Так, дорогая моя. Сейчас ты, вместе с… как он представился? — решила уточнить я, что бы не сесть в лужу.

— Он сказал, что я могу называть его любым понравившемся мне именем.

— И какое же ты ему выбрала имя? И своего разве у него нет?

— Но ты должна знать, как его зовут, ты же его привела! — округлила глаза подруга. — Я надеялась у тебя выпытать его настоящее имя.

— Одно дело как его знаю я, и как он представился тебе. Так как ты его зовешь?

Подруга смущенно прикрыла глаза ресницами:

— Слоком. Тем более, что пес пропал и больше ко мне не приходит. Я скучаю по нему!

М-да! Представляю, как забавляется сам оборотень!

— Слок! — крикнула я.

— Что ты делаешь? — дернулась Рисана, но парень был уже на поляне.

— Тебе не кажется, что пришло время открыть все тайны? Я думаю, она имеет право знать правду, — подставила я оборотня.

Слок сначала покраснел, потом побелел и, наконец, посерев, перестал меня буравить взором. Я достойно выдержала его взгляд.

— Что ж, если ты действительно ее любишь, предоставь ей право решить, достаточно ли она любит тебя, что бы принять реальность такой, какая она есть на самом деле. А я пока вас оставлю.

Проходя мимо парня, я коснулась его плеча и, заглянув в глаза разом помрачневшему молодому человеку, произнесла: «Прости, но так будет лучше для всех. Я думаю, ты это понимаешь!» Оборотень кивнул и так же шепотом произнес: «Я не держу на тебя обиду. Я давно должен был это сделать, но боялся ее потерять! Спасибо». Я покинула место разборок.

Первое, что выдала подруга, показавшись из зарослей:

— ТЫ!!! Ты все знала и молчала!!! И еще лучшей подругой называешься!!! Как такое можно было скрыть от меня? Почему сразу не сказала?

— Могла ли я выдать чужой секрет? Ты бы первая меня уважать после этого перестала! — выпалила я, все еще всматриваясь в заросли и ожидая появления Слока. Его все не было. Неужели они не смогли понять друг друга.

— Да ты мне чуть всю жизнь не испортила!

— «Чуть» не считается, — по привычке выдала я.

Меня все больше беспокоило отсутствие оборотня. Я думала Рисана рассудительней и примет правду. Неужели я ошиблась? Идиотка! Молчала бы в тряпочку и все было бы хорошо! Нет, не могу язык за зубами держать!

И тут появился Слок, приобнял Рисану за талию и оба улыбнулись. Да я прибью их обоих, этих артистов!

— А? Как мы тебя разыграли? — расцвела подруга.

— А ты уверенна, что хотела сделать именно это? — уточнила я. — Не боишься отдачи? Сейчас я тебя повеселю новостью! Танн отправился домой в поисках вас, так как подумал, что Слок поведет тебя знакомить с родителями. Так что считай, что у тебя, красавица, состоялось заочное знакомство с родителями! Весело тебе? — уточнила я у сияющей до этого момента подруги.

— Не может такого быть! — побелела Рисана.

— Теперь другой вопрос: вы для чего меня здесь ждали?

— Мы хотели пойти с тобой, — пояснил волк.

— Понятно. Значит так, дорогие мои. Рисана, пойдешь улаживать конфликт с отцом. Будь убедительна! И не только! Еще будь ласковой, послушной, уважительной и предельно тихой!

А ты, Слок, побежишь домой и постараешься уговорить родителей прийти в Рекналу, на мою помолвку. Здесь и познакомишь своих родителей с Даронскими. А я постараюсь, что бы за время твоего отсутствия Рисану не выдали замуж.

Оставив влюбленных прощаться, пошла писать родителям, что бы взяли Рисану к себе под благовидным предлогом, до моего возвращения. Особенно подчеркнула то, что женихов к ней подпускать не следует, даже если будет настаивать ее отец. Закрепив послание печатью, отправила гонца во дворец.

Молодые люди, слезно попрощавшись, разъехались в разные стороны. У каждого было письмо от моего имени.

Вот и одной проблемой меньше, но стало ли мне от этого легче? Нет, стало еще хуже. Остается только надеяться, что в случае неудачи оборотни не имеют подобие эльфийское еламинай и у Слока будут дети.

К обеду мы прибыли в деревушку, где нас уже ждали. Приняли нас радушно. Я обедала у старосты в доме. Накормили гречкой с овощами и тушеным мясом. Вкуснота! Я даже спросила у хозяев, не против ли будут они, если я к ним жить перееду. Они меня так же вкусно кормят, а я помогаю им, чем могу. Хозяйка расцвела как маков цвет.

В этой деревушке не было магов, зато был помощник кузнеца, который согласился пойти работать в школу. Надо же кому-то будет школьных лошадей подковывать.

Отобедав, мы откланялись и отправились дальше. Времени все меньше.

Днем мы проезжали поле с высокой травой. Я не утерпела и на Лике унеслась далеко вперед. Оглянувшись увидела озабоченные лица моей охраны и решила добавить им озабоченности — «свалилась» с коня в траву. Мой умница сразу же остановился. Пришлось заставить его скакать дальше без меня. Обидевшись за такое обращение на меня махнули хвостом, затем подняв эту самую часть тела понеслись дальше. Вот и молодец!

А я тем временем потихоньку стала отползать в другую сторону. Так что когда на место «падения» прибыли парни со стражниками, меня и след простыл. Через пятнадцать минут поисков, в которых Лай почему-то не учувствовал, я обогнула ищущих и подкралась к ним с тыла. Апогеем моей выходки была фраза: «Что вы ищите? Может, вам помочь?»

Следующим был городок с населением в две тысячи человек. Я даже переодеваться не стала, так и пошла в верховом костюме по городу. Кроме двух стражников со мной пошли Нар и Лай. Лай, для помощи в поисках, а Нар последнее время не упускал случая быть рядом. Он надеется, что от его присутствия во мне взыграют чувства?

Блуждали мы по городу часа два, за это время смогли найти три мага. Но я никогда не могла подумать, что столкнусь с такими трудностями. Одним из магов оказалась тридцатилетняя женщина. У нее росло два сына и ради их воспитания она отказалась идти обучаться, заявив, что им мать нужнее, чем матери магия. Вот так! Для меня это великий Дар, а для нее это великая помеха.

Я, если быть откровенной, сначала даже разозлилась. Не знаю, что больше меня расстроило: то, что моя жертва в данном случае была напрасной, или то, что интересы семьи она ставила выше личных.

Спас положение Лай и был прав. Люди имеют право выбора, и я не должна их заставлять делать что-то. Пусть с магией ей было бы удобнее вести хозяйство, лечить детей, пусть империя лишилась одного мага, но их семья счастлива — и это главное! Не наши прихоти, не наши желания, а истинный выбор делает человека счастливым. Не забыл он мне напомнить, что мой выбор тоже кое-кому не понравился.

Я смирилась и отпустила женщину с миром. Не ценит мой подвиг — и не надо. В следующем году будет легче. Надеюсь.

Вечером я занялась заклинанием «латила хаалитаи». Благо бадья с горячей водой присутствовала. Результат почему-то был одним и тем же — волосы вставали дыбом и путались. Я снова окунала их и процедура повторялась. На десятый раз в оконном проеме появился эльф.

— Я почувствовал, что без меня здесь магичат. О! Мне нравиться твоя прическа!

Если бы я не лежала в бадье, я бы его просто убила. Окунувшись еще раз с головой я попросила у наглого остроухого халатик, полотенце и отвернуться. Просьба была выполнена в точности.

А чего я ожидала? Это же не Танн, который возмущался бы на тему «почему я должен отвернуться — я не стесняюсь?».

— А что это за амулет у тебя? — эльф протянул руку, чтобы дотронуться до черного круга. — Драконья чешуйка?!

И как только пальцы эльфа коснулись весящего на цепочке амулета, его откинуло назад, к самому окну. А судя по его голове, то еще и молнией сверху приложило, потому что у него было тоже, что и у меня после заклинания сушки. Не хватало только запаха паленого и дымка над макушкой.

— Ты как? — подскочила я к эльфу, в то время, как стражники вломились в дверь.

— Ваше Высочество, Вы в порядке? А ты что тут делаешь?! — двинулся ближайший стражник к эльфу.

— Все в порядке. Я его пригласила, — поспешила внести ясность я.

Ага, невинная дева в ванне и подпаленный эльф — картина благочестия.

— Но он не входил через дверь!

— Нет. Вы свободны. Можете не беспокоиться. Только никому ни слова!

Остроухий перебрался на кровать, все еще прибывая не в себе.

— Вот это да! Я читал, что против воли никто не может снять подаренную чешую, но чтоб это был такой результат! Это Танна, да?

— Да, он мне ее подарил еще в прошлый раз.

— И что он при этом тебе сказал?

— Что если я буду в опасности, то могу зажать ее в руке и если не он, то любой ближайший дракон придет мне на выручку.

— И все? — скосил на меня голубой глаз эльф.

— Да… — и почему меня терзают смутные сомнения, что дракон мне что-то недоговорил? — А что?

— Просто спросил. Давай-ка с этим разберемся потом, а сейчас поработаем над тем, зачем я собственно к тебе и пришел — над «сетью». Так будет проще искать магов. Садись напротив, хорошо. Закрывай глаза, и дели пространство на кубы.

Я честно пыталась, но мне проще увидеть комнату как есть, чем разделить ее на какие-то границы. Ну не хочет моя комната быть испещренной сеткой, остается такой как есть.

Через полчаса меня нужно снова было мыть — пот с меня лил градом, а никакого результата не было.

— Что-то мы делаем не так. Все, перерыв! — дался эльф.

— Может, я пока приведу твои волосы в порядок, а то на них без смеха смотреть невозможно.

Эльф устроился поудобней и поставил свою макушку для расчесывания. Пока я перебирала его белые пряди, он довольно щурился. Прям как кот, добравшийся до кринки со сметаной.

— Все, волосы в полном порядке.

— Нет-нет-нет! Ты вон там, — неопределенно показал эльф, — пропустила.

Еще раз оглядела дело рук своих.

— Да не пропустила я ничего!

— Какая ты!

— Какая?

— Недогадливая, вот! Может мне еще разок к амулету прикоснуться? — прищурился эльф.

— Ну уж нет! Мне переживаний на неделю теперь хватит!

— Да пошутил я, пошутил. Возвращаемся к нашему уроку, — я застонала и закатила глаза. Сколько можно меня мучить?! Я уже спать хочу! — Давай попробую ментально тебе передать как должна выглядеть комната при заклинании «тратрал», — эльф сделал вид, что не заметил моих страданий, изверг. — Я обещаю, что не буду проникать в твои мысли больше, чем это требуется для урока.

— Что от меня требуется? — перешла я к делу, понимая, что от него так просто не избавиться.

— Ничего, просто не сопротивляться и сосредоточиться на мне.

Если первое легко исполнимо, то второе заставляет мои мысли блуждать в просторах небытия и недопустимых фантазиях. А я почти замужем!

— Смотри мне в глаза, не прерывай контакт. Как только почувствуешь хоть малейшую усталость — разу сообщи мне, — я кивнула, погружаясь в бездонное небо его голубых глаз.

— Лиа! — вырвал меня белобрысый из мечтаний. — Сосредоточься!

Ладно-ладно, постараюсь… И тут я увидела меня, его глазами. Пространство вокруг меня сияет жемчужно-золотым сиянием, глаза горят, рот приоткрыт. Меня как скрутило до боли внизу живота — я аж задохнулась. Я не думала, что он меня так… желает. Скрутившись на кровати, я тяжело дышала. Теперь надо мной хлопотал Лай.

— Ты как? Не надо мне было… Дурак! Тебе легче, — вливал в рот мне воду из стакана мой еламинай. — Идиот! Глупец! — корил себя прекрасный эльф. Были и другие непонятные мне слова, о них я расспрошу его позже.

— Что это было? — наконец, членораздельно спросила я.

— Кх-м, — смущенный эльф — это неподражаемое зрелище. — Ну, понимаешь… Ты слишком сильно проникла в мои мысли, прошла мой блок, словно его и не было. Я не виноват, прости.

— Да я не про это спрашиваю! Я хочу знать, что произошло со мной! Почему я так отреагировала?

— Я и говорю, что ты слишком глубоко проникла в мои мысли и… и приняла мои чувства, как свои.

— Ты чувствуешь ЭТО ко мне?

— А ты ко мне нет? — с растерянным видом вопросом на вопрос ответил эльф.

— Мои чувства, конечно похожи, но такой боли у меня не было. И часто у тебя так?

— Каждый раз, когда я прикасаюсь к тебе, — прикрылся густыми ресницами Лай.

А я не нашлась, что на это ответить. Понимая всю неправильность ситуации с замужеством, я ничего не могла сделать для него. А так хотелось… прикоснуться… убрать прядь, упавшую на лицо… заглянуть под опущенные ресницы и увидеть глаза, цвета летнего неба…

Когда же наши взгляды встретились, я поняла, что верность наступает после замужества, а не до… И, только я решилась на новый шаг в наших отношениях, как Лай отодвинулся и сославшись на позднее время, выскользнул в окно.

Все, отныне я закрываю окна на ночь. А то такие посещения до свадьбы доведут! А оно мне надо? Может и не надо, но хочется!!! За Лайя! Или Танна! Так Лайя или Танна? О, Боги! Чтоб вас тролль покусал!

Утро выдалось знатное! Началось с того, что я не выспалась. А нечего меня было будить взрывом. Недомаг, узнав о своих способностях решил поэкспериментировать. В итоге от столовой остались лишь поломанные стулья и обугленные столы. Сам маг больше напоминал трубочиста, чем вымытого и приведенного вчера в порядок мальчика. С извинениями проказника мы выплатили владельцу кругленькую сумму.

Еще утром прилетела птичка-невеличка, такая же как присылал мне по утрам Лай. Как хорошо, что я спросонок неболтливая, а то наговорила бы чужой птичке такого… А невеличка сообщила, что маги прибыли. Когда же я спросила, как они так быстро, Лай пояснил, что Зеркала починены и теперь перемещаться будет легче, тем более, что у нас во дворце сохранилось такое же. Портал открыт — добро пожаловать! Мое предложение попутешествовать таким же способом из одного населенного пункта в другой Лай отверг, заявив, что среди нас пока нет настолько умелых магов, а лицезреть по частям доставленных людей выдержит далеко не всякий человек. Даже не всякий архимаг способен выстроить стабильный портал! Придется тащиться со скоростью улиток.

Через два дня прилетела вторая птичка, сообщив, что и драконы прибыли для обучения в школе. А они знают, что ее еще в порядок надо привести? Лучше не буду уточнять это щекотливый момент: помогут — спасибо, нет — не очень-то и хотелось.

За это время мы отправили еще десятку магов в школу. Поскорей бы и мне туда попасть! Избавилась еще от пяти фрейлин и трех стражников. Нас становиться все меньше!

Вечер выдался невероятно жаркий. Приветливый хозяин оставил холодненький кувшин с мятной водой, пояснив, что мята освежает и придает приятный вкус. Действительно, после нескольких глотков мне стало хорошо. Я развалилась на кровати, расслабилась и начала уплывать в дрему. Ох, а ставни-то я не закрыла. Вот разочаруется остроухий, забравшись ко мне в окно и застав меня спящей. Что-то зачастил он в мою спальню.

Мой красно-малиновый наряд разметался по кровати кровавым пятном. Полная луна подглядывала в окошко, вокруг беспокойно нее подмигивали звезды. Вокруг стояла тишина.

Дальше меня поглотила мягкая темнота, обволакивая и согревая.

Уснула я хорошо, а вот проснулась совсем плохо. Плохо, потому что у меня трещала голова, как после бурной ночи, когда мы поздравляли Танна со свадьбой — это, во-первых. Во-вторых, эта была не та комната в которой я засыпала. В-третьих, я сидела привязанной к стулу. В-четвертых, комната была полна незнакомых мужиков. В-пятых… А нужно ли после всего перечисленного говорить о пятом? По мне, так и первых двух более чем достаточно!

— О! Ее Высочество проснулось! Достаточно ли удобен для вас стул?

Так и хотелось плюнуть в него ядом, жаль не обладаю данной способностью. Вместо этого я во все горло завопила:

— Помогите!!!

Ох, ну и гаденька ухмылка у небритого мужика проступила на лице. Даже мурашки по спине пробежались.

— Наша маленькая принцесса попала в неприятности? — притворно-слащавым голосом уточнил небритый. — Кто-нибудь хочет ее помочь? Нет? Ну, хоть кто-нибудь! Видишь, никто не поможет! Так что заткни пасть и ни звука, а то я тебе…

Что он собирался сделать мне, тыкая мечом в грудь, я не узнала. Причиной послужила стукнувшая об стену дверь. Судя по всему тот молодой человек, что зашел, раскрыл ее ногой. Недурен собой, хорошо одет. Что он делает в таком месте? Неужели спаситель?

— Ну кто так с дорогой гостьей обращается? — глянул он на мужика.

— Что вам надо? — разозлилась я. — Золото? Мой отец вас им одарит, если вы вернете меня в целости и сохранности.

— Золото? Нет, нам нужна всего лишь твоя жизнь.

— Моя? И зачем, позвольте спросить.

Пока он болтает я попытаюсь высвободить руки и коснуться чешуйки. Но связали меня хорошо, что очень плохо!

— Для безграничной власти. Власть даст и деньги.

— Очередной жених, что ли? — не выдержала я.

— Нет, что ты! Я посланник Божий, — лучезарно улыбнулся пленитель. Все остальные мужики почтительно молчали.

— Кокой Бог тебя послал и далеко ли?

— Меня послал? Нет, он обещал награду за услуги.

— А не могу ли я, как принцесса, подарить тебе власть? — на всякий случай уточнила я, вдруг поможет.

— В твоих руках недостаточно власти. Он обещал мне весь мир, а не одну империю!

Он… Много ли богов мужского рода я знаю? Лично только одного!

— Уж не Хорст ли?

— Он. Ему не понравилось пробуждение магии, сказал, что его стали забывать.

— Очень хорошо, но моя жизнь-то тут причем?

Как мне надоели эти Боги! Что б им жилось не очень! Все время им от меня что-то надо. А точнее надо только одно — жизнь! Далась она им!

— Я им свою жизнь уже дарила. Может им хватит уже?

— Ты не понимаешь! — согласна, не понимаю. — Как ты породила магию, так ты ее и заберешь! И Хорст получит свое влияние, а я обещанную власть. А главное, все будут довольны.

— Кроме меня.

— И такое бывает! — пожал плечами пленитель.

— Только у всех проходит, а у меня остается! Где справедливость?

— Есть ли у тебя последнее желание? — серьезно спросил похититель.

— Желание жить.

— Ха-ха! Смешная. Ну, если нет, тогда до завтра!

Вышли все, оставив меня одну. Хоть плач! Вот с Танном бы я так не попалась. И на помощь позвать не могу! Или могу? Могу!

Помощь пришла в виде появившегося посредине комнаты Алсэя в человеческом обличии.

— Ты звала?

— Нет! — шепотом ответила я. — Просто так, захотелось связанной посидеть, — съехидничала я. — Конечно звала! А как ты сюда смог попасть? И где мы?

— Мне кажется, — в тон мне, шепотом сказал спаситель, — тебя надо сначала развязать.

Как ни странно, но и мне это кажется. Он с собой даже ножа не взял, так что развязывал все узлы руками. Комнатушка была совсем маленькой и с единственной дверью. Появляться как единорог я не умею, так что придется выбираться через дверь.

— В комнате было четверо охранников и сам похититель. Как будем выбираться?

— Как я вошел, так мы и выйдем, — невозмутимо ответил спаситель.

— Я так не умею!

— Тогда иди ко мне, я научу, — протянул ко мне руки Алсэй.

Сказано — сделано. Я прыгнула к нему на руки и обхватила за шею. Глаза спасителя округлились. Нет, а что он хотел! Ручки призывно протягивает испуганной принцессе, длинными лошадиными ресничками хлопает. Вот и получил.

— Я не это имел в виду! — не отпуская меня, пояснил Алсэй. — Лай меня убьет!

— Отблагодарит, — поправила я.

Спаситель отвел глаза в сторону и добавил:

— Сомневаюсь.

— Отблагодарит-отблагодарит! А я уже благодарна! Только не знаю, как это выразить в данной ситуации. Может в щечку тебя поцеловать?

Алсэй так шарахнулся в сторону, что чуть меня не выронил. Чего это он? Я же к нему не пристаю!

— Лучше не надо! — воскликнул он. И это было ошибкой!

Я покорно согласилась:

— Хорошо, как скажешь. А сейчас давай покинем это негостеприимное место?

— С кем ты там болтаешь! — послышался грозный рык из-за двери и звук отодвигаемой щеколды.

— Самое время отсюда уходить! — умоляюще глянула я на беловолосого.

— Смотри…

Вот кто в стрессовой ситуации учит женщину открывать порталы?! Да я в трезвом уме и твердой памяти это не запомню! Но для приличия поугукала — мол, поняла.

Просьбу закрыть глаза я проигнорировала. Надо же было убедиться, что нас не схватят. Схватить, нас не схватили, но нож вдогонку кинули. Главное, чтоб не попали.

Нас поглотила ставшее мягким и вязким пространством, сменив картину на мельтешащие яркие цвета, перемешивая и скомкивая их. Мы продирались сквозь тягучее пространство, словно сквозь овощное заливное.

Оказались мы над гладью озера. Солнце заходящими лучами золотило пространство сквозь листву. Лебеди быстренько уступили нам посадочную полосу. Алсэй сдвину меня на спину, обратился единорогом. Я оказалась сидящей верхом на этом грациозном, гордом и неповторимом животном. Единорог двигался по поверхности воды, словно она твердая! Ветер играл с нашими волосами, природа пела — пленение не удалось! Меня охватила радость и ощущение полной победы.

Зато я убедилась, что нельзя говорить «гоп», пока не перепрыгнешь! Я успела оглянуться и увидеть как сквозь закрывающийся вихрь пространства влетел за нами тот самый нож, что кинули вслед.

— Алсэй! — только и успела крикнуть я, прежде чем нож вонзился мне под правую лопатку. Вот тебе и прогулка по водной глади озера на единороге под заходящее солнце. Всю красоту испортили!

Острая боль пронзила как огонь. Все очарование скрыла белая пелена боли. Я, кажется, застонала и начала заваливаться на бок коня.

Пока добрались до берега мое платье быстро пропиталось кровью и запачкало белоснежный бок Алсэя.

— Лиа, держись! — подхватил меня на руки Алсэй, когда я начала падать с единорога. Было больно, но представив, что я упаду на землю и будет больнее, порадовалась тому, что единороги могут так быстро менять ипостась. Падала с коня, а поймал уже человек.

Меня бережно положили левым боком на мягкую, словно пушистый зеленый ковер, траву. Алсэй убрав мои волосы с лица, заглянул в глаза:

— Слышишь! Не смей терять сознание! Помни, тебя ждет Лай. И не только он! Я сейчас! — послышались торопливо удаляющиеся шаги.

Как не терять сознание, когда темнота давит своим бесконечным грузом, вдавливая в землю, закрывая глаза. Я честно боролась с отяжелевшими веками, с наступающей тьмой. Сколько могла. Из последних сил. Я даже попыталась зарастить рану, как это делала с Танном. Танн… Даже сил протянуть руку к амулету не осталось. Лай не переживет — второй раз меня потерять.

И все же темнота оказалась сильнее. Последнее, что я помню, это как Алсэй бросил передо мной ворох листьев, среди которых я узнала подорожник, и его, пронизанные разочарованием, слова:

— Ты не потянешь портал…

Мне хотелось сказать, что потяну, что справлюсь, что все смогу, только отнеси меня к Лайю! Но тьма уже наступила.

Я стою на краю,

А внизу облака.

И легко воспарить

Лишь шагнув в Навсегда.

Ждет меня вечность

Свободы, покоя,

Легка и беспечна.

Но не с тобою.

Оказалась я на середине горы, стоя у самого обрыва. Подо мной облака, надо мной невероятная бесконечная громадина. Там вдалеке, над пушистыми облаками, парят такие же, как я. Может и мне удастся найти то, что я ищу. Я уже распростерла руки и готова была сделать шаг, но остановилась. Напротив стоял Хорст и протягивал мне руку. Вот стоял бы кто другой, не задумываясь приняла бы предложение. Но от него — да ни за что в жизни. Тем более что он и не ценит вовсе эту самую жизнь.

Но кто мне запрещает совершить одинокий полет. Там же должно меня ждать что-то очень важное, нужное! Я уже занесла ногу над облаками, когда услышала сзади голос:

— ЛИА, ВЕРНИСЬ!

Голос не приказывал — умолял. Я знаю его! Никогда не думала, что могу столько боли причинить ему.

Обернулась. Стоит. Волосы развиваются белыми непослушными прядями, в глазах столько страдания, что у меня самой навернулись слезы.

— Вернись! Не бросай меня здесь одного!

— Ты не один, — ответила я, но не узнала свой тихий голос.

— Без еламинай — один. Или подожди меня, шагнем вместе. Здесь без тебя мне делать нечего!

— Куда шагнем? — только теперь я осознала, что крыльев у меня нет. Повернулась. Бог все так же молча ждет. А здесь высоко! Но летают же, значит и я смогу. В этот миг я осознала, что произошло, но решила внести ясность. — Я умерла?

— Нет. Пока нет. Но если шагнешь, то я не смогу тебя вернуть — Искра гаснет, — пояснил эльф, опустив взгляд. Потом нашел в себе силы посмотреть мне в глаза.

Мамочка! Мое сердце сжала ледяная хватка безнадежности. Ветер холодил две дорожки, что проложили слезы.

— Я не знаю, как вернуться? Здесь нет пути назад.

Лай глянул на вершину горы. Ну нет! Это уже перебор!

— Я не смогу, слишком тяжело!

— Жизнь не бывает легкой.

Я посмотрела на облака и парячщих людей над ними. Почему не может? Им точно легко и хорошо.

И тут я опят встретилась взглядом с Хорстом, все так же неподвижно висящем, но уже улыбающимся от уха до уха. И вспомнила я, что по его вине я тут! Я так разозлилась, что сжав кулаки, двинулась к краю, в надежде надавать тумаков Богу.

— НЕТ, ЛИА! — остановил меня эльф. — Он именно этого и ждет — когда ты ступишь за край. Тогда ты будешь в его власти. Не ходи туда, прошу тебя. Подумай, пусть путь тяжел, но разве он не стоит того, что бы увидеть мать с отцом, брата, меня, Нара, Бартока, Рисану со Слоком… Танна, — последнее слова далось ему тяжелее всего. Родители не перенесут, если потеряют тебя. Я обещаю весь путь быть рядом и облегчить его, насколько это будет возможно. Но ступить на него ты должна сама.

— Эх, а я так хотела научиться летать! Но мне не страшна никакая дорога, если ты рядом, — улыбнулась я.

В ответ получила настолько ослепительную улыбку, что в правильности выбора не могло быть сомнений. Взяв меня на руки он пошел в гору.

— Я же тяжелая! Ты устанешь.

Лайел не ответил, только счастливо улыбнулся, коснувшись губами моего виска…

… и шеки, и глаз, и лба. Я открыла глаза. Лай покрывал мое лицо поцелуями. Сам весь встрепанный, руки в крови, кровавые полосы на лице. Одежда тоже вся в пятнах.

— О Боги! Как я испугался, что ты не пойдешь! Никогда так больше не делай!

— Не буду, — помотала головой я.

И очень зря помотала. Такой болью в спине отозвалось это опрометчивое движение, что в глазах потемнело.

— Нет, теперь я тебя больше не отпущу!

Он ЧТО, меня ЦЕЛУЕТ?! Но мне нельзя, у меня жених! Я попыталась вырваться из сладких объятий, но меня только сильнее прижали и требовательней стали целовать. Опять огненный комок зашевелился внизу живота, требуя ответных действий. Да разве я против! Но ведь пожалею потом.

Когда я очухалась, то платье на мне была задрано эльфийской рукой, по-хозяйски лежащей на моем бедре. Небесно-голубые глаза хитро улыбались. Да и сам эльф источал невероятное довольство.

— Я уж стал думать, что бывает одностороннее еламинай — так холодно ты ко мне относилась, меня поцеловали в носик.

— Лай! Да за тебя я умру не задумываясь!

— Тебя смерть страшит меньше замужества?! И прошу тебя, не надо больше умирать, а то я поседею, — мы оба хмыкнули глядя на белоснежные волосы эльфа.

— А я умерла?

— Нет, хвала Богам, но была близка.

Умереть второй раз. Вот невезуха! Обычно людям хватает и одного раза! А меня и первая смерть ничему не научила.

— Лай, пожалуйста, не проси меня о том, чего я дать тебе не смогу, — вздохнула я.

— Ты о замужестве? Не переживай! Я подожду, когда твой муж состариться и умрет. Вот тогда ты не сможешь от меня отвертеться.

— Тогда тебе будет уже не нужна штрая бешжубая штарушка, — прошамкала я.

— Ты не скоро постареешь — ты же маг!

— И?..

— А ты не знаешь? Маги живут очень-очень долго! Так что у нас с тобой еще будет много времени завести маленьких эльфиков.

Вот умеет же заставить меня покраснеть до самых кончиков ушей!

— А если это будут человеческие дети? — неужели я допускаю такую перспективу? Не в том смысле, что человеческие дети, а в том, что они у нас вообще появиться. С ума сойти!

— Я эльф, в тебе тоже течет эльфийская кровь, так что, скорее всего, это будут маленькие эльфята. Но даже если будут дети с малой эльфийской кровью, я буду любить ничуть не меньше! Это же будут НАШИ дети!

Меня опять поцеловали, забрав из реальности, куда-то, где мне почти никто не нужен. Почти…

— Са винаес алае наим [Я дождался твоего поцелуя (перевод с эльфийского)], — улыбнулся мне эльф. — Я же говорил, что дождусь.

Я, что бы скрыть в очередной раз покрасневшие шеки, зарылась в волосах на его плече. А он только счастливей заулыбался и сильнее меня прижал.

— Нам пора, — вздохнула я.

— Как спина, болит? В состоянии ли ты отправиться в путь? — обеспокоенно заглянул Лай в мои глаза.

— И не надейся! В путь! Я итак за последние полчаса совершила глупостей на полжизни вперед! А где Алсэй? — оглянулась я.

— Он сделал все что мог и отправился назад, к семье, — пояснил эльф.

— Семье, — эхом повторила я. — Мои родители знают, что произошло?

— Да, я отправил им гонца, не ругайся. А еще я привез еды. Перекуси и поедем.

Я и не подозревала, что такая голодная! А уж как я хотела пить! Одну фляжку я опустошила, даже понимая, что нам еще понадобиться вода. Но удержаться не было сил. Лай отмахнулся от моего беспокойства, сказав, что воду мы найдем.

Когда я поднялась, не без помощи Лайя. Ко мне с треском из кустов вылетел Камелик.

— И ты тут! Я так рада тебя видеть! — обняла я коня.

— Увязался за мной, словно он понимал, что я отправился за тобой.

— Умничка моя. Мне иногда тоже кажется, что он все понимает и даже может сказать, но не хочет, — потрепала я коня по шее. — Вы приехали сюда своим ходом? Я думала вас Алсэй сюда перенес. Сколько же я была без сознания?

— Ты правильно подумала, нас сюда перенес Алсэй. Всех троих.

— Троих? — оглянулась я в поисках третьего.

— Он и моего коня перетащил. Я не был уверен, что Камелик меня повезет.

— Я задолжала единорогу. И мно-о-ого задолжала. Как мне его отблагодарить? — спросила я у эльфа.

— Он делал это по дружбе и благодарность он не примет, даже скорее оскорбится. Я же говорил тебе, что дружба такого существа стоит много. И уж если он увидел в тебе то, ради чего сам предложил дружбу, то поверь, ты стоишь любой его помощи.

— Ладно, я его яблочкамимоими любимыми угощу. Думаю, ему понравятся.

Собрав вещи и закинув сумки на коня, белобрысый подошел ко мне.

— Пойдем, я посажу тебя.

Тут же появился Лик и подставил левый бок, только что не приплясывал от нетерпения.

— Нет, Лик, — обратился к коню эльф, — она пока слаба и не сможет долго держаться в седле. А мы же не хотим, что бы она упала?

Конь прижав уши, щелкнул зубами перед самым носом у эльфа, а тот даже не дернулся.

— Мальчики, не ссорьтесь, — вмешалась я. — Лик, ты окажешь мне огромною услугу, если повезешь вещи. Как только мне станет легче, я тут же присоединюсь к тебе.

Конь повернулся к нам задом и ни на какие уговоры не поддавался, правда, сумки повесить позволил. И почему мужчины как дети?

— Лай, ты везешь меня домой?

Я сидела поперек седла прижимаясь правым боком к эльфу. Боги, как от него пахнет! В том смысле, что бесподобный запах лесной земляники, хвойного леса и свежескошенной травы. Не знаю кому как, а мне он нравился. И я не только о запахе.

— Я обещал твоим родителям, что как только найду тебя, сразу верну тебя домой.

— Когда ты успел?

— «Маоноам» — живая связь, птички. Помнишь?

— Маоноам… Интересно. А где Алсэй меня нашел?

— Под горами, в заброшенном доме. Почему ты позвала единорога, а не дракона?

— Я не могла дотянуться до чешуйки — была связанна.

У Лайя заходили желваки и он заскрежетал зубами, брови сдвинулись к переносице, да и сам он весь напрягся.

— Я убью их, — даже мне стало жутко, не потому что это угроза, а потому, что это была констатация факта. — Только отвезу тебя домой, что бы ты была в безопасности.

Мы ехали по лесу. Вокруг благоухала зелень, щебетали птицы. Лик, разобидевшись на нас, убегал вперед и возвращался только когда наступало время еды, потому что все запасы были у него.

— У меня уже не болит спина, я наверно пересяду на Лика.

— Ты еще слаба, потерпи немного, — глядя вперед произнес эльф.

— Я уверенна, что смогу. Да и твоему коню тяжело.

— Лиа, — вздохнул эльф, — прошу тебя, побудь еще немного рядом. Боюсь, что это последний мой шанс почувствовать твое тепло. По крайней мере до смерти Илдинара.

— Свадьба не раньше, чем через полтора месяца!

— Мне кажется, твой отец решил поспешить, — все так же не смотря на меня, ответил Лайел..

— Лай, что ты хочешь сказать?

— Только то, что я везу тебя на твое же торжество, — очень холодно произнес эльф.

— Но я ранена! Мне надо лечиться! — возмутилась я.

Вот спрашивается, чего я испугалась? Ведь знаю же, что это случится в ближайшее время. Ну, раньше, чем я ожидала. Это же не конец света! Или конец? Всему.

— Не понимаю, с чего ты взял, что отец принял такое решение. Он тебе об этом сказал?

— Нет. Это мне сказал мой отец. Он приглашен на торжество.

Мне кажется, что от него стал исходить холод, потому что по спине у меня мурашки, размером с некрупную кошку. Домой еду, как на казнь! Да я на алтарь с большим удовольствием шла!

— Я больна! Ой, то есть ранена. Отец не может меня отдать замуж в таком состоянии! И я еще так молода!

Я умоляюще глянула в голубые глаза. Он ответил мне легкой улыбкой. Почему я должна поменять эти невероятные добрые глаза, на какие-либо другие. Ни за что! Я обняла его, прижавшись как можно сильнее, пока не заболела спина. Но и тогда я не разжала объятий. Его дыхание шевельнуло мне волосы на макушке, затем он прижался ко мне щекой.

— Это не самое страшное, что может быть. Я уверен, тебе понравиться замужество. И не волнуйся, рана затянется к нашему приезду. Алсэй сказал что ты молодец, сама затянула порез в критический момент. И даже сейчас ты пользуешься резервом, заживляя рану. И она бы уже затянулась, если бы на ноже не было яда. Алсэй его вывел, но рана из-за этого гораздо медленнее срастается.

— Так я сама ее заживляю?! — не поверила я, пока не получила подтверждающий кивок.

Так дело не пойдет! Значит так, чтобы заживить рану, я потянула туда тепло. Тогда если я оттуда оттяну резерв, то рана заживать будет как у обычного человека. Я зажмурилась, пытаясь определиться в тех ощущениях, что были на спине. Я поняла, что магия больше не заживляет рану, когда мою спину снова пронзила боль.

— Что ты делаешь! Прекрати! — закричал эльф. Как он узнал?

— Не прекращу, — всхлипнула я. Ну прям капризный ребенок, а не зрелая невеста!

— Твое здоровье важнее, твоего семейного положения. Слезай, — протянул мне навстречу руки уже спрыгнувший эльф.

Я сползла по коню, как калека. Почему как? Спина без магии болит страшно, до слез в глазах. Или это слезы жалости к себе? Положив меня набок, Лай стал водить руками над моей раной.

— Не надо, — попросила я. — Давай просто сделаем перерыв и поедем дальше.

— Но рана еще слишком глубокая. Я лучше отдам тебя в мужья чужому мужчине, чем буду рисковать твоей жизнью. А сейчас помолчи.

Он коснулся рукой моей спины и боль прошла, потом усадил меня и вытер капельки пота со лба. Я-то помолчу, пока, но как только он отвлечется, сразу оттяну резерв. Я упрямая!

Пока он готовил еду я занялась раной. Вроде оттянула Силу от раны, но она почему-то не болит. Что же он сделал?

— Можешь не пыхтеть, — улыбаясь, повернулся ко мне Лай. — Я запитал заживление твоей раны, на мой резерв. Это было легко, если учесть, сколько в тебе моей крови. И не рычи, не надо. Ты уже взрослая девочка, должна понимать, что так лучше.

— Лучше! — праведно вознегодовала я. — Что ты знаешь о том, что лучше?! Это не тебе с нелюбимым мужчиной спать в одной постели и ублажать все его капризы! Слава Богам, хоть детей у нас быть не может!

Я вскочила. Мне казалось, что в этот момент я его люблю и ненавижу одновременно. Я не вещь! И в состоянии сама решить, что для меня хорошо, а что плохо. Почему никто не считается с моим мнением?

До самого вечера ехали и сердито друг на друга молчали. И самое обидное, что оба были уверенны, что правы. Упертыми оказались не только драконы. Интересно, все эльфы безоговорочно уверенны в своей правоте?

— За меня. Быстро! — я даже успела забыть, что сержусь на него!

— Что… — поинтересовалась я уже из-за эльфийского плеча. В руках у остроухого уже был лук с вложенной стрелой.

— Мы не одни, — шепотом пояснил он. И уже громче сказал: — Выходите! Или я начну убивать вас по одному. И начну с того, что сидит на дереве слева от нас.

Тишина. Только ветер шелестит кружевной листвой. И с чего он взял, что там кто-то есть? Я до боли в глазах всматривалась на указанное дерево, но никого не увидела.

— Там нет никого, — констатировала я.

— Если бы ты пользовалась хоть иногда заклинанием «тратрал», то и ты бы увидела, — пояснил он. — Я вас предупредил.

С этими словами он поднял лук, натянул тетиву и отпустил. Зашуршав листвой стрела потянула за собой нечто большее, чем сук. Оттуда с грохотом и треском свалился мужчина со стрелой в глазу.

В нас из кустов полетела ответная стрела, но просвистела далеко от нас.

— У вас еще и руки трясутся, — усмехнулся Лай. — Вот у меня рука не дрогнет.

В тот же куст полетела ответная стрела, и оттуда вывалился еще один грязный мужик. Сразу с трех сторон в нас полетели ножи и пара сюрикенов.

— Это кто ж у нас такой богатый? — не выдержала и поинтересовалась я, когда Лай продемонстрировал пойманную звездочку. А до этого отбить мечом летящие в нас железяки. Когда только успел лук на меч поменять. Конь, кстати, тоже не пострадал.

— Возьми-ка и ты свой меч, — обратился ко мне остроухий, не оборачиваясь. — Так, на всякий случай.

Труда это не вызвало, так как я оказалась зажатой между эльфом и конем. А вот где мой Лик блуждает — это очень интересно.

— Что делать будем? — поинтересовалась я.

— Ничего, — убил меня ответом эльф.

Действительно, нам ничего делать и не пришлось. Из-за деревьев показались восемь человек и ножами у горла. За каждым из них стояли девушки, хозяйки этих ножей. Каждая из них была под стать эльфийским красавицам: высокие, стройные, изящные и зеленоглазые. Одна из них отделилась, бросив мужика на землю, и подошла к нам. Тот как упал, так и лежал, прикидываясь трупиком.

Дева же оглядела нас с ног до головы и, склонив голову, произнесла:

— Приветствую тебя, сын Толинталиниэля Мартанилаие Иелинаел тал Валниеланиай лэ Каэтиантарина Владыки Даинирена и Даалиеналиэли Ралиэнасс Иелинаел тал Валниеланиай лэ Каэтиантарина Владычицы Даинирена. Я — Биллависса Желлима лэ Паттралистарина, дриада, Владычица этих земель, рада приветствовать Вас в моих Владениях. Можешь просить меня о любой помощи — мы с твоей матерью давние подруги. Как у нее дела?

А я даже не знала, как зовут мать Лайя. Он винил себя в ее смерти, (хотя надо было Хорста) и я не решалась с ним поговорить на эту тему — он сразу становился отстраненным и холодным.

— Моей матери нет уже триста два года, — ледяным тоном произнес он. — Я передам отцу о встрече с Вами.

— Мне очень жаль, — искренне произнесла дева. — Лучшего эльфа чем она никогда не было и не будет, — она протянула руку, что бы коснуться лица эльфа, но тот отшатнулся, не дав даже прикоснуться к себе. — Очень плохо, что я не проводила ее в Путь. Мой род был заточен в этом лесу, — она обвела рукой деревья вокруг, — с момента исчезновения магии. При первой же возможности я навещу твоего отца. Можно спросить, куда ты держишь путь и что за девушка сопровождает тебя?

— Я — Лайелиниэль и сопровождаю ее домой, в Рекналу.

Сама же я стояла, словно в рот воды набравши. Драконы, эльфы, големы, личная встреча с Богами, теперь еще и амазонки остроухие. А я еще не видела гномов, троллей и прочих, прочих, прочих. Чего еще ждать от этой жизни?

— Здравствуй, — обратилась ко мне женщина. — Называйте меня Виссой, я дриада, — и протянула мне руку.

Я что, должна целовать протянутую ко мне руку?! Да ни за что! Протянув свою руку, я слегка сжала ее ладонь. Правая бровь дриады поползла вверх.

— А ты не из робких, — улыбнулась она.

— Что ей какая-то невиданная дриада после личной встречи с Богами! — хмыкнув, ответил за меня эльф.

— Да-а? Это интересно! Поподробнее можно? А то мне кажется, что мы проспали намного больше, чем кажется на первый взгляд. Да, что делать с этими? — голова с каштановыми волосами качнулась в сторону пленных.

— Убить их, — наконец подала голос я.

Все глаза недоуменно уставились на меня. Нет, а что они хотели?

— Они пытались убить нас, даже не предложив сдаться. Значит им нужны не наши кошельки, которого у меня, кстати нет, а наши жизни. Узнать кто их послал и отправить туда, куда они пытались отправить нас.

— Лиа! — возмутился эльф. — Когда ты стала такой жестокой?

— После отравленного ножа в спине, — равнодушно ответила я.

На это мне никто ничего не возразил, только поймала не себе еще более заинтересованный взгляд дриады. Зато взмолил о пощаде, их главный.

Напугала я их знатно, выдали все о своей жизни. Как держали путь на тракт в поисках поживы, как дозорный сообщил о двух, явно не бедных одиноких путниках на дороге, как организовывали засаду, как собирались делить награбленное и как собирались избавиться в глухом лесу от двух мертвых тел.

— Убить их? — спросил эльф.

— Нет, пусть живут. Но не дай Богиня я о них хотя бы услышу!

Счастливых разбойников как ветром сдуло. Не без помощи Лика, решившего поиграть в догонялки. Пожалею ли я, что вот так легко их отпустила? Или урок будет им на пользу? Может, стоило их отправить куда-нибудь в рудник, провинность отрабатывать? Но вести их некому. Мо сомнения разрешил Лай:

— Это было милосердное решение. Многим его недостает.

— Как бы я потом не пожалела отпуская на свободу явных преступников. Утешает только то, что отправить к отцу их не с кем. Их весь путь надо будет кормить, поить, следить за ними. И двигаться с их скоростью.

И тут меня посетила мысль, что тогда бы и замуж попозже вышла. Но отмела эту идею, решив, что несколько дней принципиальной роли не сыграют, не смотря на то, что очень хочется оттянуть этот момент на более поздний срок.

— Я могу вывести вас коротким путем через лес, — предложила Висса вечером, после того, как Лайел рассказал о пропаже и последующем появлении магии. — К сожалению, за этим лесом моя Сила не распространяется. Но если вы захотите, то вас может сопровождать одна из моих помощниц. Тем более что мне надо решить вопрос об этом лесе с твоим отцом, как о спорной территории.

— И почему мне кажется, что переговоры с помощницей ни к чему не приведут? — глянула я на эльфа. Тот в ответ мне слегка улыбнулся.

— Это тоже решаемый вопрос. Вот получу приглашение на свадьбу еламинай, тогда и поговорю с вашими отцами.

Лай сразу заинтересовался причудливым цветком, росшим на поляне. А я невесело усмехнулась:

— Долго же тебе ждать придется.

Полюбовавшись изумленным лицом дриады, переводящей взгляд с меня на эльфа и обратно, пришла к выводу, что расспросов на сегодня более чем достаточно.

— Лай, нам пора в путь. Мы итак засиделись.

Их короткий путь — это нечто! Подойдя к ближайшему большому дереву, Висса коснулась его рукой и прошептала что-то мелодично-эльфийское. Ну, по крайней мере, так показалось мне. Дерево тут же раздвинув кору обнажило черный провал внутри себя. Этакое дупло, в которое спокойно влезет лошадь.

Лошадь то влезет, но кто ж мог подумать, что не захочет! Мы-то с Лайем зашли спокойно. За Ликом мне пришлось высунуться и поговорить с конем. А вот Лайев Соллос категорически отказался проходит в темную дырку. Мы надеялись, что увидев, как проходит Лик и он пройдет, но глубоко ошиблись. Увидев, как исчезает частями конь, Соллос решил, что его участь разделять не хочет и уперся всеми четырьмя ногами. Как затянуть упирающуюся скотину, превышающую по весу в несколько раз тебя самого?

Оказывается очень просто — надо попросить эльфа! Лай пошептав ему на ухо, взял под уздцы и повел в проход, будто и не было страха у животины. О как! Даже я так быстро не смогла бы!

Выход — это такой же вход, но в обратную сторону. И уже с этим проблем у Соллоса не было. В темноте мы сделали всего несколько шагов, прежде чем оказались на поляне у реки.

— Вот, дальше я вас провожать не буду. Точно не хотите, что бы вас сопровождали?

— Спасибо. Но мы справимся сами. Тут уже не далеко, — посмотрел на реку эльф.

— Лай, скажи, ты помнишь, что было, когда я стояла на краю?

— Конечно. Я тоже там был.

— Зачем ты меня в гору потащил? Вообще, при чем тут гора.

— В твоем случае, подъем в гору символизирует жизненный путь — то, что ты можешь совершить. Но ничего не дается даром. Что бы чего-то добиться, надо приложить усилие и не малое. Быть никем и загнуть в пустоту просто. В то же время быть личностью, да еще и сильной — тут надо постараться. А ты никогда не избирала легких путей.

Сумерки сгущались, Спина меня не беспокоила. Мы все шли вдоль берега. В свете заходящего солнца все казалось слегка розовым. Особенно волосы остроухого и его конь. Моему эльфу даже такой цвет к лицу. Лай обернулся и успел поймать мой взгляд. Я стала пунцово-красной.

— Мне нравиться, — ух, мое сердце до горла подпрыгнуло, — это место. Может тут устроим привал?

Вот тебе и вся закатная романтика! Это и к лучшему — у меня свадьба на носу.

По пути белобрысый мне рассказал об особенностях дриад. Чем темнее у них глаза, тем старше дриада. Живут они около пятисот лет. Очень часто привязываются к одному дереву, в котором и живут, а конкретнее спят. Но если дерево с дриадой срубить, то она будет сильно болеть, вплоть до летального исхода, если не найдет подходящего дерева. Без деревьев могут обходиться только молодые дриады в возрасте до пятидесяти лет. Мужчин у них нет. Детей заводят от мужских особей других рас, предпочтительно от эльфов. Вот так экскурс!

Зато я выпросила у Лайела книжечку с описанием всех рас. Буду изучать, а то чувствую себя неучем и совершенно глупой.

Предупрежденный Танном о том, что меня нельзя подпускать к готовке, Лай занялся ужином, а я пошла за хворостом.

Надо же было мне встать под пчелиным ульем! Я же не смогла его не задеть палкой, что бы проверить, крепко ли он держится и не свалиться ли мне на голову. Я не виновата, что именно под этим деревом валялась куча сухих веток. Нет, он не свалился, но оттуда вылетели потревоженные насекомые.

Как следствие, удивленный Лай наблюдал мое позорное бегство в реку под душераздирающий вопль. Спаслась от преследования путем обрызгивания водой неугомонных пчел. Когда эльф подоспел на помощь, то битву я уже выиграла. Победа досталась нелегко, я вся мокрая и испуганная — перспектива быть покусанной и опухшей меня не радовала.

— Тебе помочь? — критически оглядел меня эльф.

— Конечно! Запасным платьем мне помочь.

Эльф протянул мне руку:

— Водные процедуры ты уже приняла, так что можешь выходить и переодеваться в сухое. Заодно потренируешься волосы сушить.

Вот кому я так подгадила, что мне все время не везет?! Только я хотела коснуться длинных эльфийских платьев, как меня кто-то дернул за ногу и я, больно ударившись, пропахала лицом песок. Ругаться с набитым ртом не получилось и я попыталась съеденное выплюнуть, а не проглотить. И в этот момент меня утянули под воду с головой. А я даже воздуха не набрала. Я начала отчаянно брыкаться, но успеха это не принесло. Лай прыгнул за мной, но меня утягивали на глубину быстрее, чем мог плыть под водой Лай. Я еще умудрилась запутаться в поднявшемся подоле и волосах. Когда смогла немного освободиться, то эльфа видно уже не было.

Хотела позвать Алсэя, но передумала. Он, конечно, удивил меня, проскакав по водной глади, но вряд ли он с таким же успехом может передвигаться под водой. Осталось только один человек, кто мог бы мне помочь. Не человек — дракон. Я схватилась за чешуйку, но передумала. Вряд ли дракон может дышать под водой.

Больше к Троне не подойду! А то у меня дежавю. Опять эта злосчастная река, опять тону.

Все, больше не могу! Мне надо вдохнуть, то есть выдохнуть. Пуская пузыри, пришла к выводу, что не успеет меня Танн спасти.

Но пузыри, почему не стали всплывать, а начали образовывать вокруг головы сферу. Какого тролля здесь происходить? Посмотрела на ногу, за которую меня держали. Ее обвивала какая-то конечность, на подобии щупальца. А когда увидала владельца щупальца, так и вовсе выпустила из легких последние крохи воздуха. Все в тот же купол вокруг моей головы. От испуга даже не сразу сообразила, что дышу.

— Что за…? Ты вообще кто? — наконец смогла я оформить свою мысль в слова.

— Тебя интересует мое имя или моя расовая принадлежность? — уточнил похититель.

Жаль не достаю, а то так и треснула бы по его темной макушке! Он выглядел странно! До верхней части бедер он был как обычный мужчина, а вот дальше! Дальше был скорее угорь, то есть нижняя часть этой рыбы. Именно этой частью он меня и держал, плывя извиваясь всем телом. А я-то думала, чего меня так швыряет.

— Отпусти меня!

— Не сейчас. Чуть позже.

— А я говорю, немедленно отпусти! А то хуже будет! — раздувала я пузырь.

— Ты бы воздух поберегла, если хочешь всплыть.

Мне осталось только возмущенно запыхтеть. Ни отцепиться, ни дышать под водой я не могла. Мало мне приключений на мою зад… мягкое место!

Я, конечно, всегда знала, что река глубокая, но что настолько, я и не догадывалась! Мне казалось, что прошла целая вечность. Но, наконец, мы достигли илистого дна.

Только я хотела уточнить, могу ли я вернуться назад, как меня стали окружать подобные моему похитителю существа. Рассмотреть их можно было только потому, что почти у каждого был пульсар, если конечно его можно создать в воде. Что я не замедлила сделать. А самое удивительное, что у меня получилось!

Наконец, расступившись, они пропустили вперед, как мне показалось, самого здорового. Эти существа производили жуткое зрелище! Все, у кого волосы были не закреплены, плавали в ореоле своих волос, из-за освещения, непонятного цвета.

— Кто ты, человек! — спросила громадина. Даже Эливир ему бы доходил всего лишь до плеча.

Я была такая злая на всех — и на себя, за то, что так глупо попалась, и на похитителя, и на этого жлоба, в общем на весь белый свет, что даже забыла его испугаться.

— Ты сам только что сказал, что я человек. А вот ты даже не представился. Или в воде не принято знакомиться?

— Я — Тарлинис, тритон, здешний правитель. А кто же ты?

— Лиа, — кивнула я, подняв волосы выше головы. Я, наверно, выгляжу не лучше, чем они в развивающемся платье и длинных волосах. — И если вы меня сейчас не отпустите, то за мной придут друзья.

— Кто они такие?

— Эльф и дракон, — честно сказала я.

— Девочка, ты немного путаешь — эльф и драконы никогда не создадут союз, уж тем более по спасению человека.

— Если я путаю, вы тогда сильно удивитесь!

— И как они по-твоему будут находиться в воде так долго, что бы спасти тебя?

— Уж поверьте, они что-нибудь придумают. Я же как-то здесь нахожусь! — напомнила я.

— Ты в моем царстве и это моя магия. Здесь ни дракон ни эльф не имеют такой силы. Не много ли ты препираешься для обычного человека?

— Ну кто вам сказал, что я обычный чело… вяк.

Последний звук вышел совершенно случайно, когда дракон схватил меня поперек туловища своей здоровенной лапой.

Эффективное появление дракона с Лайем и Алсэем на спине, произвело неизгладимое впечатление на Тарлиниса. Да что там на него! На меня тоже! Особенную роль сыграл эффект неожиданности. А напоследок Танн еще и огнем в похитителей дыхнул. Я, сжавшись, насколько позволяла его лапа, прикрыла голову, матеря этого заступника на чес свет стоит. Если этот гад летучий мне сварит, я его прибью!

Потом меня швырнуло, да так, что я чуть не задохнулась и разорвалась, так меня швырнуло через портал. Но и этого оказалось недостаточно, меня еще и об землю знатно приложило. А завершило все это действо огромный поток воды, заливший всех нас, валявшихся в картинных позах и разбросанных на берегу. Все, теперь точно захлебнусь, с третьей попытки за сегодня.

Нет, и в этот раз я не захлебнулась, но воды наглоталась больше, чем хотелось. Зато есть уже не хочу — напилась.

— Что это было?! — ошалело уточнила я, валяясь в грязи у ног дракона.

— Вода под давлением вошла в портал и вылилась в месте его окончания, — пояснил Алсэй, тоже лежа, но уже над спиной дракона.

— Я не про воду спрашиваю, — пояснила я не меняя позы. Грязнее все равно уже не буду.

— Это был водный народ.

Лай как всегда краток. На этот раз даже слишком краток.

— Я с вашим водным народом теперь летать не могу! — завопила Фифочка.

Я приподнялась посмотреть, что с ней случилось. А то же, что и со всеми — валяется в грязи и вся мокрая. А она тоже с ними меня спасала, или просто под раздачу попала когда вернулись? Спросить мне было не дано, потому что засветил дракон. Точнее он не засветил, а выпустил струю огня на мелкую феечку. Все, конец малявке! Я вскочила и давай колотить по лапам этого мерзавца, приговаривая: «Скотина чешуйчатая безмозглая! Ты что творишь! Прекрати немедленно!» Нет, мне, конечно, тоже малявка надоела до невозможности, но это еще не повод, что б ее зажаривать на ужин.

— Ты чего! — отскочил от меня Танн уже в человеческом облике.

М-да-а, а облик у него шокирующий — кроме трусов на нем больше ничего и нет. И от чего я его, интересно, оторвала? Или кого.

— Я ничего! Я маленькой беззащитной фее ничего не сделала! А ты ее поджарить пытался!

— Я ее сушил!

— Ой, как интересно, когда вы из-за меня соритесь! — прозвенело у меня над ухом. Я от неожиданности даже подпрыгнула, вызвав волну хохота со стороны парней. Ох, зря вы так! Ох, зря!

Я, разобидевшись на всех, пошла к тому месту, где мы планировали с эльфом развести костер и села спиной к ним. Посидеть в одиночестве мне не дали. Кто бы сомневался!

— И долго ты стучать зубами собираешься, — поинтересовался чешуйчатый гад.

— Вот станет меня жалко — дыхнешь огоньком, я и согреюсь, — скрестив руки на груди и задрав подбородок выдала я.

— Что бы ты опять на меня напала? Нет уж, лучше сама костер разведи и грейся.

— Не могу! У меня еще ни разу не получилось разжечь огонь, кроме той пещеры. Но повторять мне это больше не хочется, совсем, — тихо добавила я.

— От одной неудачи бежишь? — поднял бровь Танн. — Поверь, впереди их еще много будет и опускать руки нельзя. Холодно? Не жди ни от кого помощи — разожги костер и грейся. Сама. Владела бы огнем, пальнула бы по этим рыбинам и никого бы на помощь звать не пришлось.

Ничего не говоря я встала, подошла в плотную к этому полуодетому нахалу, сняла шнурок с его чешуйкой и, протянув ему, сказала:

— Забирай. Больше я о помощи просить и не буду. Ни-ког-да!

Воцарилась полная тишина. Кажется, даже птицы и кузнечики забыли, что у них музыкальный вечер. Неугомонная фея замерла на плече у Алсэя. Сам единорог остался стоять с мешком вруках, откуда он, по всей видимости, доставал сухую рубаху. Лай стоял с одной ногой в штанине. Замерло все. Даже солнце, что тянуло за горизонт последний лучик, остановилось, чтобы узнать, чем кончится эта сцена.

А чем! Как всегда рядом с этим наглым чернявым типом меня несет, тролль знает куда! Ну не могу я с ним вести себя нормально! Когда он рядом, я себя то ли нахожу, то ли теряю. А еще раздражает эта малявка, что вечно около него крутиться. Вот с Лайем все стоит на своих местах — мне с ним спокойно, уютно, легко, уверенно. Но с этой ящерицей переростком все не так!

Я все еще стояла протянув амулет, Танн молча и холодно смотрел на меня. Наконец, устав держать вытянутой рукой, я предупредила:

— Если ты сейчас не заберешь… это, то я избавлюсь от него сама!

Взгляд все так же холоден и колюч, только желваки выдают, что все еще живой. Ах, так! Не хочешь забирать!

— Да не нужна мне твоя помощь! — с накатившими слезами я замахнулась и швырнула амулет в воду.

Даже солнце отказалось смотреть на это, скрывшись за горизонтом. Ну и пусть!

Но не судьба этому злосчастному амулету кануть в воду. Его за цепочку на лету схватил Лай и, поймав мой взгляд, осуждающе покачал головой. Сам же даритель чешуйки даже глазом не моргнул, так и стоял. Эльф подошел ко мне, обнял за плечи и отвел на другой конец поляны. Усадив меня на покрывало, он спросил:

— Зачем ты так?

— А что он от меня хочет! Только придирается, ни одного доброго слова от него не слышала!

Я закрыла лицо руками, что бы никто не увидел моих слез, но плечи предательски вздрагивали. Лайел присев рядышком, накрыл меня одеялом и прижал к себе.

— Он хочет как лучше. Ты же понимаешь, что он прав?

Я закивала. Конечно, понимаю, что он прав, но разве моя вина, что при наличии тарховой прорвы резерва, я не могу и фитилек разжечь? Это как обладать приятным голосом, но совершенно не иметь слуха! Одно другому не противоречит, но и по отдельности существовать не может. Так и я — резерв есть, таланта нет! Я пыталась! Я честно пыталась на каждом привале хоть веточку зажечь, но у меня даже сухая трава, что загорается от солнечных лучей, даже не задымилась!

— Вот ты уже овладел столькими заклинаниями! А я могу только тухлый пульсарчик сделать и волосы дыбом поставить!

— Я триста лет изучал теорию с великими магами! Я могу очень многое сделать, кроме вплетения резерва в заклинания. А ты совсем недавно узнала, что такое магия и хочешь быть на уровне с нами стариками?

Я, хмыкнув, улыбнулась. Ну кто их назовет стариками? Внешне они чуть старше меня. Вот мозгов, по крайней мере у Лайя, больше, чем у меня! Мне бы его степенности и спокойствия!

— Знаешь, что самое смешное? — услышала я голос, из-за которого даже вздрогнула. — Вот сейчас ты будешь благодарить их за спасение. Даже коней, стоявших на берегу. Но мне опять ни слова благодарности не скажешь! Это уже дежавю, какое-то! Я уверен, что и ругаться ты начала со мной только для того, чтобы «спасибо» не говорить!

Я подняла глаза и встретилась взглядом с эльфом, который не выпуская меня из объятий улыбался. Подняла взгляд выше. И Танн тоже улыбается. Хотите перевести все это в шутку? Ладно, может вы и правы.

— Обязательно скажу, — мило улыбнулась я и замолчала.

Танн постоял, подождал с минуту и не выдержал:

— Ну! Долго мне еще благодарности ждать? Ты же сказала, что скажешь!

— Ты все правильно услышал. Но я не уточнила, когда.

— Ты невозможна! — всплеснул руками дракон.

— Ты это уже говорил. А что-нибудь новенькое можно услышать?

Дракон прищурился и я поняла, что не хочу услышать то, что он собирается сказать. Спасибо Лайю, как всегда меня спас:

— Потом выясните отношения! Танн, верни ей.

Чернявый, пожав плечами, протянул мне руку с амулетом. Что?! Его же Лай поймал! Да они сговорились против меня. Я недобро прищурилась и перевела взгляд с дракона на эльфа. Последний поспешил уйти к мешку с вещами, что держал Алсэй.

— Возьми, — поторопил меня Танн. — Это твое. Ты можешь его подарить, отдать, продать… Но только не выкидывай! Если он перестанет быть тебе нужен, отдай его Лайю. Но пока он твой, я буду спокоен. Разреши?

Танн протянул ко мне руки, что бы одеть амулет обратно на шею. Я кивнула. Когда чешуйка привычно упала в вырез платья, синеглазый спросил:

— Замерзла? — я утвердительно заклацала зубами. — Вот и отлично! Теперь самое время разжечь костер. Приступай!

От злости я клацнула зубами у самого его уха. Дракон резко отпрянул, понимая, что я могу и ухо оттяпать.

Целый час я пыхтела над хворостом. Мне уже было совсем не холодно, а очень даже наоборот — пот с меня лил в три ручья. А этот тхаров хворост даже и не думал задымиться! Наконец, сжалившись надомной, на помощь мне пришел эльф. Гляну на очередной мой пас, он покачав головой, объяснил, что «фигу» я показываю слишком медленно, надо гораздо быстрее, словно толкаешь злобного дракона под бок.

И у меня получилось! Я устроила победно-воинственные пляски вокруг костра, гордясь своим результатом!

— А раньше сказать не мог? — греясь у костра, уточнила у вредного эльфа.

— Раньше у тебя было несколько ошибок. Одну исправить легче.

Я зарычала, клацнув на него зубами. Он оглянулся в поисках поддержки, но таковой здесь не оказалось.

— И всегда так у вас? — поинтересовался Алсэй, который в этот раз не спешил домой, а решил остаться с нами.

— Нет, только когда у меня плохое настроение, — пояснила я и добавила: — когда хорошее — все намного хуже.

Никто не остался равнодушным к моему серьезному выражению лица, когда я произносила эту фразу.

— Лучше расскажите, что это было там, у рыбоводных, — попросила я.

— Напугала ты нас знатно, вот что было! — потряс лепешкой-ужином эльф. — Я был всегда уверен, что плаваю неплохо, но когда я не смог догнать тебя, понял, что дело оборачивается не совсем хорошо. Настолько задержать дыхание я не смогу. Да и твое место нахождение, тоже угадывалось лишь ориентировочно. Когда я уже отчаялся что-либо придумать, появился Алсэй, заявив, что ты его в прямую не звала, но о помощи тебе подумала.

— Да, подумала, что вызывать в воду единорога, равносильно тому, что его утопить. Поэтому не стала.

— Заботливая, — улыбнулся эльф. — Сама погибай, а Алсэя не подставляй. Молодец! — я вот не поняла, сейчас это была ирония или что? — Только мы стали обдумывать план твоего спасения, как нам на голову свалился дракон. Точнее не на голову, а в реку. Обвел всех грозным взглядом и поинтересовался какого тарха здесь происходит. Оказалось, что руку на чешуйке, ты сжала до крови, но опять на помощь не позвала, что настораживало еще больше. А потом разобрались как прийти тебе на выручку. Алсэй и Танн, совместив свои ощущения, определили твое точное местонахождение. Но одно дело открыть портал для человека, ну лошади и совсем другое пропихнуть в пространственную дыру дракона. Так еще и контакт нужен между ведущим и ведомым. Мы не придумали ничего лучше, чем сесть на дракона. Роли были такие: Алсэй открывал портал максимально близко к тебе, я питал его резервом, ибо дракону требуется дыра побольше, а сам Танн был грубой силой, если та потребуется.

— А зачем ты огнем дыхнул? — недобро прищурилась я на дракона.

— Для науки, так сказать, что б не повадно было воровать невинных девушек.

— Да ты мне чуть заживо не сварил! — потрясла я кулаком в сторону невозмутимого дракона.

— Не спалил же! Все, я спать!

И абсолютно игнорируя мое возмущение, отправился отдыхать.

Как разделить два покрывала на четверых… с половиной? Да очень просто! Заставив Танна принять облик дракона, мы устроились у его бока. Он еще распрямил крыло, закрыв нас от ветра. Теперь мы как шалаше — красота! Хорошо иметь дракона!

«Рад, что я тебе пригодился», — раздалось в голове.

Ой, мамочки! Я же совсем забыла, что он в облике дракона мысли читает! Так, ни о чем не думать… ни о чем не думать. Спать, спать, спать…

Под утро мы все же сдвинули ближе и я оказалась зажатой между лапой дракона и Лайем. Так тепло и уютно! Век бы отсюда не вылезала!

Приоткрыв один глаз, я заметила, что на груди у эльфа мирно сопит Фифалия. С другой стороны от белобрысого спит Алсэй, попросившийся несколько дней провести с нами в компании. А то мало ему было неприятностей! Неправильно он друзей выбирает! С таким другом как я и враги не нужны! Меня неприятности на пустом месте находят! Иногда, конечно, я сама их провоцирую, но только иногда.

Прижавшись поплотнее спиной к эльфу, стала разглядывать чешуйки на лапе дракона. Идеально круглые, плотно прилегающие. И вовсе они не черные, как мне казалось, а настолько темно-синие, что кажутся черными. Любопытненько! Я попыталась поддеть ногтем одну, но чуть не сломала ноготь. И не чешется у него под ними?

«Не чешется. Зачем отодрать пытаешься? Одной мало?»

«Чего не спишь?»

«Поспишь тут, когда с тебя живого пытаются чешую снять».

«Она волшебная?» — постучала я по выбранному кругляшку.

«Как и сам дракон».

«Спасибо».

«А я-то думаю, чего это дождик собирается! А это ты решила меня поблагодарить! Не за что!»

«Вот все ты испортишь!»

Мы помолчали, потом я спросила:

«Ты уже был дома?»

«Нет. Я так и не нашел достойного подарка, а время поджимает».

«Если бы не спасал меня все время, то успел бы гораздо больше!» — даже не знаю, зачем я это ему сказала.

«Если бы я не спасал тебя все время, то моя жизнь и медяка ломаного бы не стоила! Мне иногда кажется, что именно ты наполняешь мою жизнь смыслом».

«Ага, чем еще заниматься, как не спасением вечно неугомонной принцессы, которую оса в попу укусила!»

«Так именно туда тебя оса цапнула?!»

«Попыталась», — честно призналась я.

Дракон начал сотрясаться от беззвучного смеха. Смеется он! Перебудил всех своей тряской.

Эльф повернулся, зарылся носом в мои волосы, вдохнул и по-хозяйски обнял, продолжая при этом спокойно спать. А вот мне стало совсем беспокойно. Ощущение его тепла настолько не давало мне покоя, что я змейкой выползла из объятий и поползла в кустики.

— А-а-а-а!!! — завопила я, когда встала сделав свои дела. Вот надо же! Нет бы кому-нибудь из них удалиться первым!

За моей спиной кусты с треском разошлись, явив встрепанных парней и нервно трепыхающуюкрылышками фею. А передо мной стояла дриада и улыбалась.

— Ты кто? — подлетела феечка поближе.

— Диларии́т, — без тени смущения поведала дева.

— И? — уточнила малявка.

Дриада немного замялась, теребя золотистый кончик длинных волос, но все же решилась:

— Можно мне с вами?

— Куда? — подозрительно уточнила я.

— Путешествовать, — глаза цвета молодой травы посмотрели на меня с интересом.

— Должна тебя разочаровать, мы не путешествует, я просто пытаюсь добраться домой.

— В человеческий город? — с такой надеждой спросила дриада, что я не смогла ее не пригласить погостить у меня. Мое предложение было встречено с бурной радостью.

— Вот ни капельки не удивлюсь, если за следующими кустами орк или кто-то еще сидит, — буркнула я, возвращаясь к поляне.

Интересно, отец тоже обрадуется, когда я вместе с эльфом и драконом еще приведу единорога и дриаду? Вот компания собралась!

— Ну что, великий и могучий, летать еще не разучился? Нам на тот берег надо, а до моста еще целый день топать. Так что придется тебе всех нас туда перевезти, — решила отомстить я этому гаду летучему за утреннюю тренировку. Опять пострадал мой зад, простите, пятая точка. Да и другим частям тела тоже досталось. Но, о радость, я ему сегодня тоже по руке треснуть успела разочек! Правда теперь терзаюсь сомнениями — не специально ли он подставился, что бы потешить мое самолюбие? Но вспоминаю удивление в глазах и верю, что сама смогла.

— Мы полетим на драконе? — загорелись глаза у дриады. — Как хорошо, что я с вами пошла. Это такой редкий случай.

— Ты, фея и Алсэй перебирайтесь своим ходом, — отрезал дракон с нехорошим огнем в глазах. Не понравилось мое предложение?

— Я ее не переплыву! — кивнула я на реку.

— Воспользуйся своим конем, — предложил Танн.

— Ты не только меня и коня утопить хочешь? Он же не единорог, по глади воды не поскачет!

— А ты лети.

Вот тут я даже не нашлась, что ответить. Смешно, летать на коне. Можно конечно и полететь, но это смотря откуда спрыгнуть.

— Что ты на меня так смотришь? — поинтересовался Танн. — Тебе еще никто не сказал?

Вот специально замолчал! Если бы дело не касалось Лика, из принципа бы переспрашивать бы не стала! Но, оно касается.

— Что не сказали?

Танн медленно обвел взглядом присутствующих. Лай опустил глаза, изучая ботинки, Алсэй улыбнулся, а фея благоразумно держалась со стороны затылка. Одна дриада никак не отреагировала, продолжая сидеть у края воды и любоваться кувшинками.

— Лиа, — эльф оторвался от своей обуви и подошел ко мне. — Тебе это надо увидеть самой. Зови коня.

Я послушно позвала животину. Тот, как всегда, ждать себя не заставил, с треком промчавшись сквозь кусты и остановившись передо мной, привычно подставляя спину для сумок. Я оглядела коня, но так ничего необычного не заметила.

— И? — поторопила я присутствующих к прояснению ситуации.

— Лиа, глянь на него так же, как ты строила заклинание «тратрал», — пояснил голубоглазый.

— Мне надо выстроить сеть?

— Нет. Тебе надо увидеть коня магическим зрением.

— Умный эльф объяснил и сразу все понятно стало! — фыркнула я, но послушно закрыла глаза и постаралась увидеть, как выглядит пространство вокруг.

Вот рядом Лай, весь окутанный светло-красным сиянием. Там Танн и он покрыт двумя цветами: светло-красным, как у Лая и ярко-синим. Над его головой феечка розового и оранжевого цвета. Алсэй окутан фиолетовым с серебром. Дриада ожидаемо была зеленой.

А вот и мой конь. У него нет ауры, но что-то у него не так. Я, с закрытыми глазами подошла поближе и коснулась коня. Тот, по привычке, ткнулся мне носом в ладони, я погладила. Прошла руками по шее, перебирая белоснежную гриву и остановилась у предплечий. Там… Там!!! Там КРЫЛЬЯ! Белоснежные крылья!

Я открыла глаза и уставилась в полном недоумении на спутников.

— Я же сказал, что ты и сама переберешься, — ухмыльнулся Танн.

— ПОЧЕМУ МНЕ НИКТО НЕ СКАЗАЛ!!! — взревела я так, что птицы с соседнихдеревьев решили по-быстрому покинуть опасную зону.

— Я сам не знал, что он пегас, пока магия не проснулась, — невинно пожал плечами дракон. — А потом было не до этого.

— А ты? — сердито глянула на эльфа.

— А я думал, что он тебе сказал, — кивнул на дракона белобрысый.

С остальных спрашивать было бесполезно. Мне оставалось только поражаться талантам моего коня.

— А ты чего не летал раньше? — укорила я коня. — Лети, хоть посмотрю на тебя в воздухе. Чего ты смотришь? Расправляй крылья, да вот так, и маши!

Я в полном восторге наблюдала, как Камелик расправляет огромные крылья, словно птица. Подпрыгнув всеми четырьмя ногами, конь отправился в полет, подняв вихрь на полянке. Хорошо, что седла на нем не было.

А не давило ли оно на его крылья, когда я на нем ездила? У кого бы узнать? Спросила у Алсэя. Тот сказал, что это равносильно перевоплощению, когда он лошадь — ему удобно, но для пегаса придется соорудить новое. От себя я добавила, что и мне крепления, чтоб не свалиться будут очень кстати.

— Ты что, собираешься на нем летать? — вскинулся Танн. — Я просто пошутил, когда предложил на нем переправиться. Ты и на мне еле держишься, а с него точно свалишься!

— Посмотрим, — улыбнулась я заскрипевшему зубами дракону.

Лик лихо спикировал к самой воде, коснулся ее краешком крыла и резко взмыл в воздух. Показушник! Пока я любовалась виражами этого коня, Лай успел упаковать все вещи. Под горестный вздох Танна переходящий в утробный рык дракона эльф взвалил на него все мешки. Усадил на него дриаду и залез сам. Алсэй, единорогом, уже стоял у кромки воды. Ну а я позвала своего летучего. Сейчас полетим!

Села на пегас молясь, что бы без седла в воздухе не свалиться — держаться-то не за что! Конь подомной присел, расправил крылья и мощным прыжком оттолкнулся. Все мои внутренности попытали поменять место нахождения, резко устремившись вниз. Сама я, чуть ли не зубами, держалась за гриву коня, чувствуя, что с каждым взмахом пытаюсь уехать к самому крупу.

Наконец это животина перестала набирать высоту, и мы с мирным покачиванием в воздухе полетели над рекой. Ух! Вот это ощущения! Теперь мне не нужен дракон, что бы летать! Интересно, а магическим способом можно летать или парить? Надо спросить у парней.

Глянула на стремительно проносящуюся под нами водную гладь и увидела, что внизу скачет Алсэй. Заметил его и Лик, усиление заработав крыльями. Единорог тоже ускорился. Камелик глянул ан меня своим лиловым глазом.

— А давай, наперегонки! — скомандовала я, вытянув вперед руку. И тут же поняв всю глупость своего поступка, поспешила вернуть ее на место, иначе мне грозит поздороваться с поверхностью реки.

К противоположному краю мы прибыли одновременно. Силен Алсэй, скакать наравне с летящей лошадью!

Количество голодных ртов увеличилось пропорционально убыванию съедобных запасов, что взял Лай. Дракона одними ягодами не прокормишь! Так что назрел вопрос о пополнении продовольствия. Да и два коня на пять всадников не делятся.

В город мы въехали уже вечером. Въехали! Ха! Вошли все остальные, а я еле волоча ноги, тащилась за ними. Все предложения сесть верхом категорически отвергала. Неудобно, все пешком, а я на коне. При упоминании о том, что они не люди и гораздо выносливей заставляло меня еще сильнее сжать зубы и стараться всеми силами не посрамить род человеческий.

Я даже не удосужилась узнать название городишки. Оставила на совесть парней выбрать место отдыха и как только оказалась за дверью комнаты, отрубилась. Я же в туалет хотела! Ладно, до утра если не дотерплю, разбужу дриаду и вместе с ней схожу ночью. Все, меня нет!

Проснулась от того, что мне снилась будто я в уборной и поняла, что если срочно не найду отхожее место, не стерплю! Затараторила в дверь к дриаде. Выползла сонная встрепанная девушка.

— Тебе чего?

— В туалет! — уже подпрыгивала я.

— Ну, так иди, он там, — махнув в сторону выхода, девушка захлопнула дверь и пошаркала к кровати.

Вот тебе и выносливый народ. Пойду одна, Лай меня прибьет, но не звать же мне его с собой!

До места я добралась без приключений, а вот назад… Я же не только в туалет перед сном не сходила, но еще и не ужинала. А те крохи, что мы ели в обед и вовсе за еду считать сложно! Я и решал раздобыть себе еду на кухне.

Я не дракон и в темноте ничего не вижу. Вполне ожидаемо, что я на кухне наткнулась на некрепко установленную кастрюлю, к содержимой которой пробиралась с ложкой. Грохот поднялся такой, что не услышать его не было никакого шанса. Сбежались все! От хозяев постоялого двора, до моих спутников, не обнаруживших меня в комнате.

— Убью вора! — кричал хозяин. — Вот этим самым топором убью! Выходи подобру-поздорову!

И где он видел таких воров идиотов, что сами на топор лезли?! Вот и я не полезла. Нет, я как раз полезла, но не на топор.

— Не надо! Это Лиа! — закричал Лай и сам на что-то наткнулся. Это что-то упало и потекло. Влетевшая следом за эльфом компания, громко матерясь на незнакомом мне языке, судя по звукам, остановилась у противоположного от входа конца стены. Их финиш огласило душераздирающее мяуканье, и следом явно что-то упало им на голову. Да-а, удары по голове ума не прибавляют.

Пока они пытались встать на скользком полу, еще часть посуды пострадала. Я прям слышала, что от вора было бы меньше проблем, чем от этой ненормальной компании.

Наконец в дверях робко появилась жена хозяина со свечой. Как она помещается в дверь кухни? Она же поперек себя шире. Интересно они смотреться с мужем. Он худой и высокий, она толстенькая и маленькая.

— Что тут случилось? — спросила дама, освещая весь кухонный погром.

Следом раздалось дружное «Ох!», вперемешку с «Тарх парв». Когда ж мне переведут значение этого высказывания! А-то любопытно не в мочь! И все эти высказывания адресовались мне, как только свет свечи стыдливым краешком нашел меня. Нет, ну чего они! Я же голодная!

— Лиа, солнышко, — елейным голосом обратился ко мне Танн, что заставило внутри все напрячься в предвкушении бури, — скажи, что здесь ПРОИСХОДИТ!

Последнее дракон рявкнул так, что вздрогнули все присутствующие. А я что? А я ничего! Так, поужинать захотелось. Или позавтракать?

Все дело в том, что я во все время этого безобразия сидела на полке и мирно ела невыпущенной ложкой сметанку из кринки. Пока лезла за кринкой, по пути разжилась и лепешкой. Так что ужино-завтрак состоялся. Ну, у меня, по крайней мере. А вот завтрак остальных под угрозой в виду разгромленной кухни. И воды придется много натаскать для того, чтобы отмыть парней от жира. Да я споткнулась в темноте и опрокинула бутыль с топленым жиром около еще теплой печи. А то что он растекся, так и вовсе не моя вина и не надо на меня так зло смотреть! Я хорошая, честно-честно. Только очень голодная!

— Ну что ты кричишь! Лучше бы слезть помог! — с голодухи я забралась быстро, а вот уже на сытый желудок высота казалась не маленькой. — Вы-то вчера поели, а меня голодной оставили, вот я и решила сходить перекусить. Будить ради такого пустяка хозяев я не хотела, за все съеденное Лай бы рассчитался утром. Все счастливы, все довольны.

Нет, с последней фразой я ошиблась. Счастливая и довольная здесь была только одна фея, которая не в силах так сильно смеяться и летать, по-простому завалилась на ближайшую поверхность спиной, хохотала и смешно дрыгала ножками.

— У тебя. На тубочке. В комнате. Лежит. Кусок хлеба с колбасой. И молоко, — отдельно, по слогам произнес сердитый дракон. Я разумно промолчала. Тогда мне было не до еды, а сейчас не до смеха.

Наконец и Танн перестал пыхтеть, как котелок с варевом. Осмотревшись почти все присоединились к фее, только что ногами не дрыгали. Все кроме меня и хозяев. Я, по причине того, что любое неосторожное движение поспособствует моему скорейшему полету вниз, а хозяева погрому и вовсе не обрадовались, даже такому живописному.

— Лиа! У тебя кровь! — ринулся ко мне эльф. Зря-я, ой, как зря-я-я!

Даже при всей его сноровке и грации никто не отменил скольжения на жире и он, махая руками, словно ветреная мельница резко ускорился в моем направлении! Все! Если он сейчас врежется в полку, на которой я сижу, меня будет радовать только та мысль, что я приземлюсь НА эльфа. В смысле, я надеялась на мягкое приземление. Но до этого дело не дошло, эльф отказался взлетать и зацепился за ближайший стол. Корпус его остановился, а вот ноги поехали себе дальше. И растянулся бы прекрасный эльф на скользком полу, кабы не природная сила и ловкость нелюдя. Устоял, испортил такое зрелище! Зато его взгляд говорил о том, насколько он ко мне неравнодушен. Правда о любви там речи не шло, ну да ладно.

Снимать-то меня надо было. Тем более что нога болела и ее действительно надо было осмотреть. Под магическим пульсаром ко мне на встречу очень осторожно двинулся Танн. Пару раз взмахнув руками, не хуже Лайя, он все же ко мне добрался.

— Ты где ногу так поранила?

— На кружку, кажется, наступила.

То, что на кружку, это я поняла только сейчас, когда под танновыми ногами в освещении ярко-синего светлячка увидела битые осколки и ручку от самого предмета.

— Недоразумение ты мое ходячие! Прыгай, я поймаю, — протянул ко мне свои лапы… извините, руки дракон.

Я, посчитав столь фамильярное приглашение, в данной ситуации приемлемой (не щелкает зубами и на том спасибо), соскользнула со своего насеста к нему на руки. Но никто не отменял скользкого пола, да еще и политого моей кровью. В общем, меня не удержали и мы добили ручку от кружки Танновом зад… пятой точкой. Синеглазый взвыв, как раненный дракон, тут же подскочил, перекидывая меня на руки к эльфу. Тот бросив свою опору, распростер руки навстречу летящей мне. Я успела в этот миг помолиться всем Богам, лишь бы меня не уронили.

Надо отдать должное эльфу и Богам, которые, видимо услышали, меня поймали. Но исполнили не так, как я хотела! Оказавшись в крепких объятьях белобрысого, нас, по инерции, откинуло в другой конец кухни, где он разнес стул в щепки спиной, все так же не выпуская меня. Я поспешила сползти вниз с покалеченного эльфа, но, поскользнувшись на масляной рубашке, ухнула со всей силы ему головой в живот (поблагодарила Богов, что не ниже!). Поспешила подняться и скрыться с места преступления, на четвереньках. Как-то мне расхотелось повторять полет парней через всю кухню, да и на ногу пока наступить не могла — болела сильно гадость.

В дверях меня подобрал, уже успевший вдоль стеночки пробраться к выходу, Алсэй, красный от смеха. Хозяева, не смотря на погром, тоже изрядно веселились глядя на нашу непутевую компанию. Феечка, если не прекратит так смеяться, одними слезами не отделается и лопнет!

Взяв меня, грязную, скользкую и ароматно пахнущую топленым салом, Алсэй на руках донес меня до моей комнаты. Там уложив на живот, под огромным ярким пульсаром стал осматривать мою ногу. Через некоторое время к нему присоединились остальные. Танн же присоединился ко мне попой к верху в ожидании очереди на лечение.

— Придется вам удалять осколки, — после единорого-эльфийского осмотра пришли к выводу парни.

— С кого начнем, — глянул на Лайя Алсэй.

— Как с кого?! — возмутилась я. — Конечно с Танна! У меня нога болит уже давно, так что я еще потерплю. А вот он даже сесть не сможет, в отличии от меня.

Парни пожав плечами, стали магичить над драконом. Любопытненько, кто-нибудь из них поверил в мою доброту и искренность? Я то хотела на… больное место Танна полюбоваться. Когда еще такая возможность представиться?!

Наивненькая! Стоило мне только кинуть взгляд в сторону лечащих, как Лай, изменившись в лице, строго велел отвернуться к стенке и не шевелиться, а то осколки буду сама вытаскивать. И серьезно так говорил, что я решила послушаться. Не судьба, так не судьба! Просто сердито вздыхала.

Пришла и моя очередь получить помощь. Было щекотно и тепло. Затем меня накрыли одеялом и велели подпитывать рану резервом и отдыхать. Чуть не забрали мой ужин, что действительно здесь стоял, но под мой возмущенный вопль тарелку поставили на место.

Утро. Нет, скорее уже день, ибо солнышко слишком сильно припекает в окошко. Чувствую себя, как после прошлой попойки! Голова чугунная, гудит и болит жутко, даже есть не хочется. Поковыляла к выходу. Но критически оглядев себя пришла к выводу, что в таком виде я испугаю любого! Двинулась к мешку с вещами. Но опять остановилась, потому что одевать чистые вещи на сальное тело — верх глупости, которую я могу совершить. Или все-таки не верх?

Ладно, пойду попрошу, что бы мне нагрели воду. Прыгать по ступеньке на одной, скользкой ноге — вот он верх глупости! Я, естественно, поскользнулась, и до конца ступенек проехала на попе. Выругавшись, пошла стучаться в комнату к хозяевам, но те открыли раньше, видимо посчитали за стук мое пересчитывание ступенек пятой точкой.

Получила испуганное «Ой», вместо «Доброго утра».

— Я хотела водички горячей попросить, что б больше никого не пугать. Можно? — невинно попросила я.

— Там такой бардак, что даже к печке подойти нельзя. Вот если бы вы смогли нам помочь убраться, — елейным голоском произнесла хозяйка.

Так хотелось тетку послать к троллям, но помыться хотелось еще больше.

— Посмотрю, чем сможем вам помочь.

Чем-чем! Будить Лая и Танна надо! Я опять попрыгала наверх и заколотила в дверь. Оттуда испуганно выскочил эльф.

— Что ты опять натворила?

— Нет, ты не правильно задаешь вопрос! «Что мы натворим сейчас?» Вот как спрашивать надо было.

— Боюсь, — честно признался эльф, отступая и пропуская меня в комнату. — Так что ты там задумала?

— Я хочу помыться, — эльф скептически оглядел меня и придя к тому же выводу кивнул головой. — Но горячую воду мне не видать, пока хозяйка не сможет добраться до печи. В виду сегодняшнего происшествия она просила у нас помощи.

— Ты хочешь, что бы эльфийский принц составил компанию драящей полы человеческой принцессе? — задрал бровь высокородный первородный.

Я скромненько так потупилась:

— Угу.

— Чего не сделаешь для еланминай! — вздохнул эльф. И судя по всему в тысячный раз проклял Богов, за столь неудачную партию, в моем грязном лице.

Я осталась сидеть на его кровати, а он пошел будить остальных, заявив, что громили все, вот и мыть надо всем. Я согласная, только поскорее, а то все жутко чешется!

Все собрались у дверей кухни, рассматривая тот погром, что мы тут устроили ночью и прикидывая с чего надо бы начать. Тут за что не возьмись, все надо.

— Я не могу — я больной! — пошел на попятную дракон.

— Нет, больная — это я, даже стоять не могу. А вот тебе твой… порез не мешает работать.

— Ты в этом и виновата! Сама и убирайся! — завелся дракон.

— Может, наймем в городе пару служанок? — решил внести мир в наш разгорающийся спор эльф.

— Пока ты приведешь себя в порядок, пока ты найдешь свободных людей, пока они придут сюда, пока уберутся, пока нагреется вода…Это слишком долго! — заскулила я.

— Ладно, приступаем! — скомандовал эльф. — Я и Алсэй носим воду из колодца, а вы начинаете расчищать путь к печке, потому что холодной водой это все не отмыть. Поскакали.

Работа закипела! Меня усадили на стул и положили передо мной кучу хлама, из которого я должна была выбрать целое и не подлежащее восстановлению. Феечка, под самым потолком орудовала тряпочкой. Дриада собирала с пола осколки, а Танн пополнял разбираемую мной кучу. Проход к печи открылся и стояли первые ведра с водой. У меня был великий соблазн просить всю эту уборку к троллевым макушкам и, схватив ведерко удрать в свою комнату. Но удержалась. Сами разгромили — сами должны навести порядок. Так будет правильно.

Наверно мы бы убирали так до вечера, если бы Танн не хлопнул через пять минут себя по лбу и не сказал, что дураки мы, а не маги! А дальше началось!

Переделав слово «ла́тила» в «ваеари́с», что означает пол, мы вычистили этот деревянный настил за пять минут. Там где это делала я еще и доски побелели. Чистота — залог успеха и меня оправили выдраивать уже весь пол. Потом занялись посудой. В хлам разбитую, конечно было не восстановить, но над треснутой можно было поработать. Особенно хорошо с деревянной посудой справлялись дриада с эльфом. Остальные занялись глиняной утварью. В восстановленный горшок Фифалия сажала разметавшийся по полу цветок.

А меня заставили учить заклинание восстановления. Нашли кого! Соединив указательный и большой пальцы рук, а остальные оттопырив, я должна была на распев произносить «йолиатинаас», да еще и к этому произнести название предмета восстановления. Алсэй сделал замечание, что именно так на уровне подсознания я регенерирую свои раны. Ага, мне прям легче стало! Но я решила направлять резерв на предмет, если получится.

И получилось! Где вы видели говорящий чайник! Да негде! Такой создать под силу только мне. А как подарок к нему валяющихся под столом и дрыгающих ногами спутников. Конечно, чайник вышел не ахти! Но это не повод столь демонстративно выказывать к живому черно-рыжему кипелкину свое отношение! Он, кстати, тоже возмутился столь недостойным разумных рас поведением, чем добил парней окончательно. Выразилось это в сдвинутых выпуклостях-бровях и взгляде исподлобья, если у чайников бывает лоб. Внезапный положительный отзыв это чудо магии нашел в лице Фифочки, которая его тут же и взяла в оборот.

Как я теперь эту утварь покажу ее хозяевам?! Лучше бы я служанок подождала!

Хозяева ждать себя не заставили. На свою беду они решили проверить, как продвигается уборка. Обернувшийся на их появление чайник заставил женщину сползти по стенке и остаться лежать. Надеюсь она лишилась чувств, а не сердце прихватило. Мужчина же побелел, поднял брови от открыл глаза так, что на блюдце они были похоже больше, чем когда либо. Сам же не реагировал ни на что. Пришлось парням бросать дрыганье ногами и заняться хозяевами. А мы остались дальше убираться. Дриада магией, а я обычным ручным трудом. Еще один оживший предмет даже моя психика не перенесет.

Ванна компенсировала все затраченные на нее силы. Правда с чаем возникла проблема. Когда единственный чайник повесили над огнем, он, еще не закипев, так начал пыхтеть, что мы поспешили его снять. Так что я довольствовалась парным молочком. М-м-м, прелесть какая!

Утором, добыв лошадей, не ахти каких, но здоровых и не хромающих, мы отправились домой. Мне доставило несказанное удовольствие лицезреть извиняющуюся хозяйку, когда та узнала, что кухню ей мыла сама дочь императора. А вот чайник пришлось забрать с собой. Буду придворных дам штабельками складывать! Танн уже сидел верхом. Зато когда садился сверлил меня жутким взглядом. Сам сказал прыгай, поймаю. Теперь и смотреть нечего, меня этим не проймешь!

Алсэй оказался не без юмора, заявив, что битый не битого везет, то есть лошадь коня везет. Дриада облюбовала себе местечко рядом с ним. Многовато нас домой едет!

Подъезжая к маленькой деревушке, домов на двадцать, я уже просто ругалась. Чувство, что где-то поблизости есть маг, не покидало меня, да и парни это подтвердили. Но поймать этого, вечно петляющего и меняющего направления неуловимого стало делом чести. Так что мы даже не поверили своим ощущениям, когда в направлении этой деревушки мы пришли к выводу, что его маг там!

Ради того, что бы поймать беглянку, мы даже не остановились на обед. Что это молодая девушка, примерно моего возраста мы узнали, пока ее искали. Мы даже знаем, что она светловолоса, вежлива и опрятна. Откуда такие сведения? Мы узнали у людей, у которых она работала. Смущало только то, что она нанималась на однодневную работу, а после ее выполнения, двигалась дальше. Не может найти толковую работу? Ничего, на несколько лет я ее займу учебой! Надо, кстати сказать, подумать над стипендией для обучающихся. Как быть с теми, кто приносит доход в семью? Ой, нашла себе головную боль!

Мы проскакали за ней несколько деревень, пересекли еще одну реку, а девушку так и не догнали. Зато на одном из ночных привалов произошло такое! Если коротко, то я, наконец, узнала, как размножаются феечки, если они бывают только женского пола! Лучше бы я не знала! Все началось с вечера, когда Танн о чем-то громко ругался с феей. Мы лезть не стали, не маленькие — разберутся сами. Вот если не смогут, тогда поможем. А утром нас ждала неожиданность. Разбудил нас возня Танна и тихий троллий. Это наш герой-любовник пытался покинуть крепкие объятия давешней подавальщицы, что нас обслуживала в таверне. Как она нас нашла для меня осталось вопросом без ответа. Я не стала смотреть на пылкие любовные сцены парочки. Обняла Лайя борясь с приступом бешенства и желанием повыдирать этой рыжей шалаве все кудри! Лай, переплетя мои пальца со своими, стал их нежно массировать, что меня здорово успокоило. Не мой же он, в конце концов. Пусть развлекается, как хочет.

Когда я успокоилась и перестала скрежетать зубами, эльф покинул одеяло и направился к источнику моего душевного беспокойства.

— Какого тролля лысого ты делаешь?! — рявкнул эльф так, что я, подпрыгнув, повернулась к разворачивающийся сцене. Если дракон с эльфом сцепиться одна надежда, что Алсэй сможет их разнять!

— Да я здесь вовсе ни при чем! — в свою очередь вскочил Танн. — Сам ей скажи!

И оба парня зло уставились на рыжую девку, которая невинно захлопала на них ресницами и водила пальчиком по одеялу:

— Ну, сколько можно тянуть? — томным голосом протянула рыжая. — Давно уже пора! Не сопротивляйся, тебе понравиться, — после этих слов Танн постыдно отпрянул за спину Лайя.

— Сделай что-нибудь, ты же эльф! Я уже больше не могу!!!

И это могучий дракон! Не может с девушкой справиться. Нет, я конечно понимаю, невеста маячит на горизонте и все такое, но объясни несчастной, что у вас быть ничего не может и все закончится. Она, может быть, и расплачется, но отстанет. А вот прятаться за эльфийскую спину!.. Так он меня еще не удивлял!

— Так, красавица, принимаешь нормальный облик и перестаешь смущать нашу принцессу!

— Я, что, одна ничего не понимаю? — подала голос я.

— Лиа, успокойся. Я сейчас здесь разберусь и все тебе объясню.

Ладно, подожду, разве у меня есть выбор? Сижу, наблюдаю… Лай сначала громко вычитывал гостью, а потом присел и стал уговаривать. Наконец незнакомка надула губки, встала на ноги и… к ближайшему дереву полетела наша Фифалия, маленькими ручками вытирая непрошенный слезы. Вот тут я поняла, что чего-то очень-очень важного не понимаю. Но чего?

Тяжело вздохнув, эльф направился ко мне.

— Ты хочешь, что бы я тебе пояснил? — я, все еще потрясенная увиденным, закивала. — Это магия фей. Ты уже знаешь, что они бывают только девочками. Но им, как и любым другим живым существам требуется оставлять после себя потомство. Как ты понимаешь, в этом процессе учувствуют двое. Поэтому феи умеют менять облик и принимать совершенно другие формы для того, что бы иметь возможность… — эльф замялся, подбирая слова, — спариваться с противоположным полом. Они могут быть кем угодно — от эльфа, до гоблина, в зависимости от того, кто им приглянулся. Еще они очень настырные и если нашли объект обожания, то избавиться от них крайне сложно, почти невозможно. В общем, проще сдаться. Наша Фифалия избрала Танн и теперь будет всячески его соблазнять. И будет это длиться до тех пор, пока дракон не согласиться или пока он ее не съесть, — попытался пошутить белобрысый, видя, что мое лицо все больше вытягивается. — Ну, что ты молчишь? Ты все поняла?

— Теперь у Фифочки будет малыш? А как она от дракона может родить? Кто сможет у такой малютки правильно роды принять? У них есть свои повитухи?

— Нет, как женщины она рожать не будет. Посте того, как… в общем, она выносит семя в себе, а потом отдаст его цветку, из которого и получиться новая феечка. Да не смотри ты на меня так — это их магия, они так живут! Главное, что бы цветок не сорвали и он своими соками питал зародыш. Поэтому феи в основном рождается в лесу у дриад или у эльфов, где ценна каждая жизнь, даже такая маленькая, как цветок. Понятно?

Кажется, я уже ничего не понимаю! В голове такая каша, что в самую пору попить настойку из пиона или боярышника.

— Воды! — потребовал Лай, видя, что я все так же сижу и пытаюсь переварить полученную информацию. — Анилиа, ты чего! Вот когда узнаешь, как подбирают себе пару тролли, вот тогда ты удивишься. А это так, мелкая, во всех смыслах, неприятность.

— Если Танн знал, чем все кончиться, зачем он вообще ей позволял и в карманах сидеть, и на груди спать?! — после нескольких глотков воды ко мне вернулся дар речи.

— Мне кажется, он понадеялся на свою невесту-дракониху. Злая дракониха — страшное зрелище и на глаза ей лучше не попадаться, целее будешь. Даже вся харизматичность феи ничего не стоит против рассерженной супруги дракона.

Я икнула. Если до этого момента я не горела желанием ехать на свадьбу к Танну, то теперь меня точно никто не уговорит!

Потом мы просыпались в обществе очаровательной брюнетки, была и коротковолосая шатенка, чуть пухловатая, но от этого не менее обворожительная. Затем Танн отказался спать рядом с Фифалией, заявив, что надоело просыпаться в обществе не пойми кого. Дила, Лай и Алсэй явно забавлялись ситуацией, а меня она просто раздражала, даже не знаю почему.

Но последней каплей стало последнее перевоплощение феи. Обычным ранним утром, чуть туманным и свежим, когда мы остановились на ночлег в лесу, я проснулась от копашения на краю поляны. Когда же я открыла глаза, то проснулась окончательно и с испугу отпрянула назад, придавив эльфа. Тот в свою очередь вскочив, треснул меня лбом по макушке.

— Лиа?! — сдавленно пискнул эльф, не до конца проснувшись.

Он даже не заметил, что это я его придавила. Потому что я согнулась к земле придерживала ушибленную голову, почти сливалась с одеялом.

— Да здесь я, — глухо выдала я.

Эльф перевел взгляд уже на меня и снова выдал:

— Лиа?!

— О, Боги! Ты другие слова знаешь?!

Эльф опять посмотрел на голую «меня», сидящую верхом на «поверженном» Танне, который тяжело дышал и был словно прикован к земле ни в силах пошевелиться. Обычно он всегда отталкивал назойливую фею и уходил, оставив ее одну. Но такой наглости он от нее явно не ожидал.

Лай оторопело переводил взгляд с меня на «меня» словно прикидывая так ли я выгляжу под одеждой.

Наконец я поняла, что от эльфа мне помощи не дождаться и обратилась Алсэю, который со смешинкой в глазах наблюдал развернувшуюся сцену:

— Ну, хоть ты сделай что-нибудь! Хватит на мои телеса глазеть, мне же стыдно! — я даже куртку прикрыла одеялом, такой пронзительный эльфийский взгляд скользил по мне.

— ФИФА! — рявкнул единорог так, что даже парни пришли в себя.

А вот назойливая феечка перевела томный взгляд на него и проведя пальцем от кисти до плеча предложила ему присоединиться. М-да! Я сейчас ее сама прибью!

Вскочив, я кинула резервом в ее наглом направлении. Резерв по пути почему-то воспламенился. Ого! Я и так могу?! Пара «я» и Танн быстро раскатилась в разных направлениях.

Алсэй, смеясь накрыл «меня» Танновым одеялом и увел в лес.

Внутри завозился беспокойный червячок: «А что он там с моим телом делать собрался?» Поду проверю. Быстренько натянув сапоги, я потопала в сторону удалившейся парочки.

Нашла их довольно быстро. Фифалия в обычном рыжеволосом облике обливалась горючими слезами на ладони Алсэя. Он ее аккуратненько глади по кучеряшкам и шептал слова утешения. Я хотела по-тихому уйти и не тревожить их, но фея ткнула на меня своим крошечным пальчиком и свозь слезы обличающее заявила:

— Это все она!

Малявка снова всхлипнула и горестно обняла палец парня. Мне ее даже жалко стало. Несчастное маленькое существо, страдает от безответной любви, а я сержусь за то, что она ради этого готова пойти на все. Но в чем я-то виновата?!

— Эй, Фифалия! Ты за что на меня сердишься? Это я должна метать гром и молнии! Ты зачем в меня обратилась? Других девушек тебе мало?

— В таких случаях… нужна всего одна! — хлюпнула покрасневшим носом фея.

— Приедешь к нему в гости, посмотришь на невесту и примешь ее облик. Так, я думаю, у тебя все получиться.

— Ты что не понимаешь?! — закричала фея.

Я умоляюще глянула на Алсэя. Что я должна понять? Что она боится дракониху? Да я ее как раз прекрасно понимаю!

— Тс-с-с, — опять погладил ее по встрепанным волосам парень. Фея еще громче разрыдалась.

Здесь я больше не помощник! В лагере царила деловая тишина. Дриада с парнями собирала вещи.

— Помочь? — спросила разом у всех.

— Нет, — так же единогласно отрезали парни.

Удивительно, Танн сегодня меня с этой троллевой железякой не гонял. Что это с ним? Так испугался моего обнаженного вида? Плевать, главное, что мой поп в тот день не ныл, когда я ехала на Лике.

Теперь мы все донельзя злые гонялись за этим магом. Сначала хотели бросить и отправить драконо-эльфийских учителей искать всех оставшихся магов. Но побоялись потерять сию неуловимую девушку. Да уже и просто интересно стало, кто она такая!

На подъезде к деревушке мимо нас пронесся кто-то на огромном вороном коне.

— Эта она! — указала я рукой в сторону пылевого облака. — Наша беглянка!

Только я договорила, как мимо нас пронеслось несколько всадников.

— Стражники? — опять я. — За моей магессой? Надо с этим разобраться!

Я развернула Лика и поскакала за быстро удаляющейся группой. Спасибо несравненному коню, обогнала пылящих стражников и легко пошла в отрыв. Сзади донеслись удивленные возгласы. Кто-то даже, кажется, признал меня. Конь-то приметный.

И тут нас накрыла тень. А-а-а, Танн не понадеялся на лошадь и решил нас догнать в полете. Мой Камелик прижав уши, прибавил ходу. Вот несгибаемый гвоздь, честное слово! Загонит же сам себя. Вот позлетим, тогда и посоревнуемся с драконом.

«Не догоните»

Ха! Мы с пегасом и не такое можем!

«Это мы еще посмотрим!» — отозвалась я.

Обернулась и увидела, что большая часть стражников отстала, кони под ними плясали, упрямились и категорически не хотели бежать за страшным зверем — драконом. Меня разобрала гордость за моего Лика! Мне с ним очень повезло.

А вот беглянку было догнать гораздо сложнее. Мы единогласно с конем решили, что нам принципиально догнать вороного на своих четверых. Быть не может, что бы он был быстрее нас! Если все же не сможем, то влетим, тогда точно не уйдет!

У меня от такой погони сбились волосы, из глаз ветер выжимал слезы, но восторг был неописуем! Это свобода и мощь, это скорость и легкость! Люблю своего коня!

А вот и круп вороного маячит впереди и потихоньку приближается к нам, то есть мы к нему. Девушка обернулась и ужас отразился на ее лице. И это я ей еще ничего не сделала! Или она дракона испугалась.

Не могли мы ее не догнать! Вороной был весь в мыле, уставший. Поравнявшись с ним, я схватила за повод коня.

— НЕТ! Пожалуйста, нет! Пустите меня! — взмолилась девушка.

Она была очень худенькая, я бы даже сказала истощенная, в не очень чистой одежде, а главное она была так напугана, что мне стало ее жалко.

— Успокойся, не плачь! — обняла я девушку, не слезая с коня. — Если ты испугалась ту крылатую ящерицу переростка, то не волнуйся, он хороший, когда спит зубами к стенке, — девчушка заозиралась и неуверенно улыбнулась. — Как тебя зовут?

— Ели́сса, — хлюпнула носом беглянка.

— Вот и хорошо. А я… — мне, как всегда договорить не дали.

— Лиа, стражники на подходе. Мне прогнать их? — спросил Танн, показавшись из-за деревьев.

— Нет. Мы же не хотим, что бы ее всю жизнь преследовали. Сейчас разберемся, что к чему. И не вздумай сбежать, — обратилась я к Елиссе, которая уже подбирала повод коня. — В следующий раз я такой добренькой не буду!

— Будешь, — усмехнулся Танн.

— Танн!!! Ты портишь весь мой грозный вид!

— Не грозный, просто страшный. Не советую тебе в зеркало смотреть, тоже испугаешься.

— ТАНН!!!

— Все-все, молчу! И зеркала на всякий случай спрячу.

Я зарычала, девчонка засмеялась, Танн нагло ухмыльнулся. В этот момент из-за поворота показались стражники.

Первая их фраза была:

— Я же говорил, что это она, — вот только я не поняла кого они имели в виду, меня или Ли́су. За ними облегченной рысцой выехал и наш отряд. Все в сборе, можно приступать.

— Ваше Высочество, — поклонился тот, что с синей полосой на кирасе — капитан стражи, — это девушка преступница. И она должна представь перед законом. Мы прибыли из Нра́та и уже не один месяц пытаемся поймать ее.

Девушка-преступница сначала одарила меня изумленным, а затем снова испуганным взглядом.

— Ну-ну, десять храбрейших стражей ловят одну-единственную невооруженную девушку. Видно серьезный она проступок совершила! Девушка передо мной и я внимательно слушаю, в чем ее обвиняют. Я же сойду за закон? — прищурившись, уточнила я у капитана, заодно демонстрируя императорскую печатку, благо она завалялась в моем мешке, который взял Лай.

— Да, конечно, — даже слишком поспешно ответил он.

— Итак, я слушаю. В чем ее обвиняют?

— Ее вина в том, что она украла коня у всеми уважаемого градоначальникарии́та кес По́ра. И еще в покушении на убийство риита кес Жроска, племянника кес Пора.

— Мне вот очень даже интересно, кто же это такой, кес Пор. Что скажешь Елисса. Как дело было?

Беглянка сползла с коня и упала на колени, схватив меня за штанину. Стражник шагнул, что бы отогнать ее от меня. Ему перегородил дорогу Танн.

— Уйди с дороги! Она не имеет права… — начал стражник.

— Принцесса сама решит, что может преступница, а что нет.

В это время отодрав зареванную девушку от ноги и подняв, я сказала:

— Чего ты боишься? Рассказывай как было дело, и если я решу, что ты невиновна, то никто, слышишь, НИКТО не посмеет сказать обратного. Успокаивайся и рассказывай.

— Я, — шмыгнула носом зеленоглазая, — я работала на риита Пора. В мои обязанности входил уход за этим конем, а в оставшееся время за остальными лошадьми в конюшне. Этот конь никого не слушается, кроме меня, вот меня и наняли. Когда я последний раз была на конюшне… — девушка снова разрыдалась. Пришлось прижать ее к себе и предложить протянутый эльфом платок. — Когда я раздавала корм, он… кес Жроск, стал ко мне… пристава-а-а-ать, — снова разревелась девушка. — А я… я его оттолкнула и спряталась в деннике Наила… но когда туда попытался зайти племянник хозяина, конь стал на него кидаться. Честно, я не давала ему никаких команд. Честное слово я… я не хотела ему зла… — ее опять затрусило и слезы с новой силой покатились из глаз.

— Это вся история? — уточнила я.

— Нет, — новый всхлип. — Тогда я вскочила на коня, и он вынес меня за пределы города. Мы скакали до самого вечера. Когда я решила, что меня не догонят, я отпустила его. Но через день он вернулся ко мне в не застегнутой узде. Больше прогнать я его не смогла. Смотрите…

Девушка схватила ближайшую палку и стала с криками: «Пошел прочь!» гонять коня по поляне, тот ходил вокруг нее кругами, но дальше двадцати локтей не отходил. «Видите! Видите!!!» — в слезах кричала девушка.

— Видим, видим! Успокойся, — поймала я руку девушки, занесенную для удара. — Сейчас я послушаю, что скажет твой бывший хозяин и тогда вынесу приговор. Все правильно? — спросила я у стражников. Те поспешно закивали. — Вот и отличненько! Сейчас на постоялый двор. Приводим себя в порядок, — окинула взглядом себя, спутников и девушку, — и едем к Пору.

Дураков спорить не нашлось.

— Скажи, Лиса. Могу я так тебя называть? — начала я разговор с разом похорошевшей девушкой.

Яркие зеленые глаза отлично сочетались с платьем, что я ей дала, вместо тех обносков, в которых мы ее поймали. Тонкая изящная фигурка, длинные светлые волосы до самого пояса и… загнанный взгляд. Да мои фрейлины и те не такие недоверчивые!

Девушка кивнула:

— Да. Меня так мама называла, а еще лисой, — девушка грустно улыбнулась.

— И где твоя мать сейчас?

— Ее… Она… умерла. Три года назад.

— Значит, ты живешь с отцом?

В глазах девушки на секунду мелькнул испуг.

— Нет. Он умер еще раньше.

— Так ты совсем одна?! — изумилась я.

— У меня есть тетя.

— Почему же ты не живешь с ней?

— Потому что… потому что без нее мне проще.

Ладно. Это все я еще успею узнать. А впереди уже маячит… домом назвать это язык не повернется — дворец целый. И это в маленькой деревушке. Стражники забарабанили в дверь. Никто не торопился ее отворять, пока капитан стражи не заорал:

— Ее Высочество Анилиа Вередитам кес Раклам ер Дани Лост требует представить ей риита Форло́са кес Пора. НЕМЕДЛЕННО!!!

Ворота распахнулись с такой поспешностью, что чуть не слетели с петель. Слуга немедленно провел нас в дом. Зажиточный у нас Пор, весьма зажиточный.

Разместили нас в приемной зале. Хозяин ждать долго не заставил, появившись через три минуты.

— Несказанно́ рад приветствовать Вас, Вше Высочество, в моем скромном доме! — низко поклонился градоначальник.

Про «несказанно» я поверила, не найдется таких ругательных слов, чтоб выразить всю душевную благодарность Богам за наше появление. А вот про скромный дом, он явно преуменьшил. Кругом много золота, картин, везде лепнина и даже полы мраморные.

— Я к вам по поводу этой девушки. Елисса, выйди вперед. Стража мне доложила, что ее обвинять в краже и покушении на убийство. Я взялась судить эту ситуацию. Надеюсь, вы не оспариваете моего права на это?

— Нет, что Вы!!! Я всецело доверяю Вашему мнению и признаю любое Ваше решение.

— Хорошо, — благосклонно кивнула я. — Итак, начнем. Объясните, в чем вы обвиняете эту девушку?

— Я? — икнул градоначальник. — Она украла моего самого дорого коня, а еще натравила его на моего племянника. Я могу его позвать, что бы он сам рассказал, как было дело.

— Зовите.

Прибежал весьма упитанный молодой человек, неприятно светлый, даже какой-то безликий.

— Говори, что случилось на конюшне в день, когда на тебя напали.

— Я шел по конюшне, выбирая лошадь для прогулки. Елисса предложила свою помощь. Она лучше знает лошадей в конюшне и я ей поверил. Тогда она меня подвела к деннику с огромным вороным жеребцом, сказав, что это лучший конь на конюшне и именно он подходит для меня больше всего. Когда же я зашел в денник, она стала натравливать его на меня. Он вставал на дыбы и пытался ударить копытом мне по лбу. Затем в ход пошли его страшные зубы. А она… она стояла и смеялась!!!

— Что скажешь в свое оправдание, Елисса? — обратилась я к сжавшейся в комочек девушке.

— Я не делала этого, не делала! — слезы нескончаемым ручьем катились по ее щекам. — Он приставал, а я спряталась! И все!

— Видите! — встрепенулся Пор, — Она даже перед Вашим Величеством не хочет сказать правду. Этот конь ее слушается и он чуть не убил моего племянника. Разве я могу простить такое?

— А вы сами разбирались в произошедшем? — поинтересовалась я у хозяина дома.

— Конечно! Мне племянник все рассказал. А она сбежала, только подтвердив свою вину.

В этот момент в дверях залы появился молодой человек, очень похожий на хозяина.

— Отец, ты не прав! Разрешите мне рассказать, как было дело, Выше Высочество? — с поклоном обратился ко мне парень.

— Конечно! Я должна знать все подробности.

— Он, — молодой человек указал пальцем в сторону двоюродного брата, — давно пытался… надругаться над Елиссой. В тот день он поймал ее на конюшне. Я пришел слишком поздно! Когда она стала вырываться, я схватил его и оттолкнул в сторону. Елисса спряталась в деннике, потому что выход из конюшни пролегал мимо него. Я пытался его образумить, но он схватился за клинок, заявив, что или он получит ее сейчас или ее не получит никто. С этими словами он отступил в денник.

— Прекрати позорить наше честное имя! — взревел хозяин.

— Здесь я решаю, кто будет говорить, а кто молчать. Сейчас я слушаю его. Когда он закончит, вы сможете выступить с речью в свою защиту. Продолжай.

— А этот конь, кроме нее никого к себе не подпускает. Вот он и его не подпускал. А она не смеялась, она рыдала навзрыд! Прости меня, — обратился парень к Елиссе. — Я виноват, я должен был это предвидеть! Я… прости, — парень опустил взгляд.

— Есть еще желающее высказаться по этому поводу?

— Да не слушайте Вы его! — всплеснул руками Пор. — Этот влюбленный дурак, скажет Вам все что угодно, лишь бы ее защитить!

— Еще есть желающее высказаться? — повторилась. — Нет, хорошо. Вечером я вынесу приговор. А сейчас, Лай, будь добр найди императорского гонца в этом городе. Не буду злоупотреблять ваши гостеприимством, — кивнула я Пору, после чего наша процессия удалилась.

— Что ты загрустила, Елисса. Или обдумываешь план бегства? Подумай лучше над тем, что от дракона на коне далеко не ускачешь, — девушка совсем скисла. Глаза красные от слез, нос приближался цветом к спелому помидору. — Я пошутила, ты чего! Он не ест человечину. Конечно, если голод не сильный. Ну не плачь! Скажи, кто может выступить на твою защиту?

— Никто, — снова всхлипнула девушка.

— Не бойся! Я как принцесса обещаю тебе, что больше тебя никто не обидит. Увидишь, что мы сделаем вечером! А если не поможет на племянника натравим феечку. Да Фифалия? И убьем двух зайцев сразу.

Лиса улыбнулась, а Лай возмущенно влез:

— Зайцы тут при чем?! Зайцев не троньте!

Теперь девушка рассмеялась.

— Вот и славненько, — улыбнулась я. — Теперь иди поешь, а то на твои кости без слез не взглянешь!

— Кто бы говорил! — вставила Фифа.

М-да, а она права. На мне мои платья тоже мешком висят. Надо телеса наедать, а то скоро просто растворюсь.

— Кормить меня надо лучше, — ответила я, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Сидеть дома надо, — получила от Танна серьезный ответ.

— Ничего, вот замуж выйду и засяду. Клещами потом не вытяните! Вот!

Я сделала вид, что надулась, а парни расхохотались. Лиса тоже, но очень уж неуверенно и затравленно, постоянно озираясь на нас. Что же было с бедной девочкой, что она боится даже рассмеяться?! Обязательно надо расспросить.

— Лиа, к тебе пришли, — сообщил мне Алсэй.

— Кто? — обернулся Танн, смотревши во внутренний двор постоялого двора, где чистили лошадей. Всех кроме двух. Моего Лика и лисиного Наила. Посмотрела бы я на того смельчака, который бы к ним подошел!

— Кива́р кес Пор.

— Запускай. Одним больше, одним меньше — теснее тут уже не станет. Вот когда будем стоять друг у друга на головах…

— Выше высочество! — бухнулся на колени парень.

— Встань. Рассказывай зачем пришел.

Поднявшись парень искоса бросил взгляд на не сводившую с него глаз девушку.

— Я пришел сказать, что отец защищает племянника. Но он неправ! Тот сам был виноват, прошу… умоляю Вас поверить мне! Елиса не в чем не виновата! Она ничего дурного не сделала!

— Я это уже поняла. Лиса, — обратилась я к девушке, — не хочешь поговорить с Киваром. Наедине? Сядьте за столиком внизу. Мы вас тревожить не будем. Только не уходи.

Лиса долго не решалась, но все же пошла с парнем.

Когда мы пришли вечером к кес Пору, нас уже ждали — был накрыт стол на веранде. Мы пришли со стражами, что преследовали девушку и гонцом, ожидавшем нас в городе.

— Прошу к столу, — хозяин был гостеприимен.

— После. Сначала отведите нас в конюшню. И племянника туда приведите.

Конюшня была на десять денников. Лиса повела своего коня в дальний и закрыв за ним дверь, вернулась к нам. Пришел племянник.

— Надеюсь, никому не надо напоминать, что бывает с теми, кто клевещет перед законом, коей я представляю здесь? — дождалась кивка от всех участников процесса. — Хорошо. А теперь покажите, как было дело. Лиса иди в денник, но сначала, чтобы ты не смогла сказать ни слова, мы завяжем тебе рот. А чтобы ты не смогла подать коню команду руками, мы тебе их свяжем. Вот так. Теперь иди и встань там, где ты стояла, только лицом к стене. Уважаемый кес Пор, скажите, может ли сейчас эта девушка дать команду коню?

Мужик покраснел, поняв к чему я клоню и признал, что она этого сделать не сможет.

— Хорошо. Теперь пусть ваш племянник войдет в денник. Если конь на него не кинется, значит, девушка виновна и я лично прослежу, что бы ее наказали в соответствии с законами нашей Империи. Но если он кинется, то вы выплатите… Как давно она сбежала? Да, за три месяца положенное ей жалование, отдадите коня со сбруей и никогда не будете преследовать ее. Остальное наказание назначит Император по моей личной просьбе. Иди, — сказала я парню.

Тот, переставляя трясущиеся ноги, подошел к деннику и бочком попытался пройти у стенки. Но только его нога переступила край денника, конь встал на дыбы, замолотил копытами, прижав уши, а опустившись заорудовал зубами и стал поворачиваться задом. Побелевший парень не дожидаясь развязки, с криком вывалился из денника.

— Я думаю невиновность девушки доказана. У кого-то есть сомнения в обратном? Значит так, племянника забирает стража. С вами лично будет решен вопрос с Императором. Елисса и Кивар едут со мной. Возражения есть?

— Мой сын, — запнулся градоначальник. — Мой единственный сын. Зачем вы забираете его?

— У меня для него есть работа в столице. Завтра утром Елисса ждет деньги и амуницию коню. Да, вот еще что. Вы двое, — указала я на стражников, — Будете следить, что бы уважаемый риит Форлос кес Пор не покидал поместья. Вы так же буде записывать кто во сколько вошел и вышел за пределы ограды. Самому хозяину запрещается покидать поместье. Вроде все, — задумалась я. — Доброй ночи!

Утром вместе с деньгами пришел Кивар. Форлос кес Пор ненавидяще смотрел на меня. Разве я виновата в том, что выгораживая свою шкуру он меня обманывал? Нет. Но обман монаршей особы прощать нельзя, иначе воцариться хаос. Если есть желание обманывать меня — да на здоровье! А вот обманывать империю в моем лице — это уж извините!

Когда мы были уже в пути, ко мне подъехала Лиса, а за ней подтянулся и Кивар.

— Зачем я Вам нужна? Я надеялась, что Вы меня отпустите, если решится дело в мою пользу.

— Лиса, здесь дело не в свободе. Ты обладаешь определенным даром — ты маг! И я отвезу тебя в школу, где тебя обучат этим даром пользоваться.

— Маг? Это ведьма что ли?

— Смотря как будешь распоряжаться Даром. Может, и ведьмой будешь, а может, и самым великим в истории человечества магом. Все в твоих руках.

— Но у меня нет необычных способностей. Я ничего не могу! Нет у меня никаких способностей!

— А мне веришь? — глянула я на нее.

— Да, — после недолгого молчания добавила девушка и опустила глаза. Боги! Она все еще боится!

— А я для чего Вам нужен? — дождавшись перерыва в нашем диалоге, спросил Кивар.

— Честные и отважные юноши, которые смогли перечить даже отцу во имя справедливости, нужны государству. Я предлагаю тебе службу у меня. Отец бы тебя просто так не отпустил.

— Вы правы, не отпустил бы. Я давно его прошу уйти учиться в Даор или столицу, но он меня от себя не отпускает. Но разве я подхожу для дел государственных?

— Вот это в столице и выясниться, — улыбнулась я. — А еще ты маг и будешь учиться, как и Лиса.

— Магия на самом деле проснулась? — спросил парень.

— Да. Смотрите, — и я создала свой трупный пульсар.

Такое изумление проступило на их лицах, что мне даже стало неудобно.

— Видели бы вы, что могут творить мои спутники!

— А кто они, — это заинтересованность в голосе Лисы? Интересно к кому?

— Вон тот, чернявый — дракон по имени Танн, ты его уже видела. Тот, у которого торчат ушки из-под волос — эльф, Лайел. Другой белобрысый — настоящий единорог, Алсэй. А девушка — дриада, Дилариит, лесная дева.

— Ух ты! А Вы?

— А я человек, такой же маг, как и вы.

— А как Вы меня тогда догнали? — этот вопрос давно не давал ей покоя. Она часто рассматривала Лика, явно сравнивая его с Наилом. — До встречи с вами была уверена, что у меня самый быстрый конь — всегда уходила от стражей.

— Как? Очень просто — у тебя конь, у меня пегас. Смотри!

Я, остановившись, слезла с коня, сняла с него седло и сумки. Устроившись поудобнее на спине Камелика, скомандовала:

— Полетели!

Лик ждать себя не заставил — расправил мигом появившиеся крылья и, оттолкнувшись, мы полетели. Восторженные вопли молодых людей остались внизу, а я получала несравненное удовольствие от ощущения полета и свободы.

Но все хорошее когда-нибудь кончается. Вот и в моем случае конец прекрасного был на конце стрелы, что вылетела из рощи и поразила меня в плечо. Судорожно хватая одной рукой Лика, чудом понявшего, что со мной что-то не так и резко рванувшем вниз, я молила Богов о том, что бы не свалиться и не разбиться насмерть.

Силы покидали меня. Последнее что я видела — это как свалившись с бока коня я оказалась на руках у Танна. Потом слышала, как вокруг завозились парни, как пришли к выводу, что стрелу не вытащить и ее надо проткнуть насквозь и вытащить со спины и что так буде меньше вреда. Потом Танн сообщил, что на стреле яд, нечета тому, что был на ноже и если они не успеют его нейтрализовать, то… Что «то», я не узнала, потому что Дилариит сказала, что идет искать травы, забрав с собой молодых людей. Меня уложили на бок, боль снова пронзила меня до кончиков пальцев, я застонала. Кричать побоялась, они итак сильно переживают.

Потом одни сильные руки схватили меня за плечи, другие удерживали за живот. Внутри шевельнулось весьма неприятное предвкушение, сменившее такой болью, что я закричала во всю глотку. Даже глаза от такой нестерпимой боли открылись. Перед моим туманны взором предстало расплывчатое голубоглазое чудо, заявившее:

— Все уже позади. Прости, по другому было нельзя…

Вот тут мое сознание не выдержало издевательств и окончательно меня покинуло.

О, Боги, что же это за звон в ушах такой нестерпимый! За что же мне такая головная боль была ниспослана Небожителями?! Постаралась приоткрыть хоть один взгляд и увидела расплывающуюся зелень. Открыла второй глаз и зелень превратилась в обеспокоенные глаза дриады.

— Тебе лучше отдохнуть… — мягко произнесла она.

С таким-то звоном в ушах?! Или не в ушах? Попытка приподняться отозвалась острой болью в плече. Я с такой силой зажмурилась, что потекли слезы. Или я от боли заплакала?

Да что же там за звуки? Я все же нашла в себе силы оглядеться. За деревьями то мелькали вспышки, то звенело оружие. Если здесь Ди и Алсэй, который стоит в напряженной позе спиной ко мне, то где Фифа, Танн и Лай. А Елисса и Кивар? А эти двое вон за теми кустами сидят. Значит, там сражаются Танн и Лай. Надо помочь.

На четвереньки я встала, но как подняться на ноги? Ладно, воспользуемся возмущающийся дриадой, как опорой.

— Не смей вставать! Да что же ты делаешь! Ляг, говорю! — вся эта гневная тирада сопровождала меня, пока я принимала горизонтальное положение.

— Пошли туда, — я махнула рукой в направлении звона и вспышек, — к ним.

— Да что ты сделаешь? Ты даже стоять не можешь!

— Вот и напугаю их своим видом! — уперлась я.

— Кого? — подозрительно уточнил Алсэй. — Дракона с эльфом или их врагов?

— Всех!

Продравшись сквозь кусты, и три раза пригнувшись от пролетевших над головой пульсаров, что размером были раз в десять больше моих, да и похожи они были скорее на огненные шары, чем на светлячков, мы добрались до вертящегося волчком Лайя и пускающего эти пульсары.

— Чем помочь? — уточнила я у эльфа от испуга прервавшего заклинания и получившего разрядом огня в лоб. Теперь у нас два брюнета и один сильно загорелый… нет, перегорелый.

— Что ты тут делаешь?! — после небольшого замешательства выдал Лай.

— И я рада тебя видеть, — спокойно ответила я. — Помочь чем?

— Спрячься и не показывайся — это все, чем ты можешь помочь.

Ничего себе! Таким грубым я его еще не видела. Ничего, я умею выводить людей из себя. И нелюдей тоже. Ждать пока меня не послали дальше, я тоже не стала и по-простому уточнила, как из обычного пульсара был выслан огненный. Ответа не последовало, только злой взгляд эльфа, удержавшего присвистевший к нам болт в ладони от моего носа. Я же свела глаза размером с блюдца к носу, даже не рискуя представить последствия.

— Я же сказал тебе уйти…

Следом раздался стон и второй болт оказался под ребрами у эльфа. Он швырнул большой пульсар в обратном, от прилетевшего болта, направлении. Кровь намочила его рубашку. Единорог с дриадой бросили меня и кинулись к эльфу. Сам Лай, итак не отличавшийся загорелым цветом лица, еще больше побелел и начал оседать на землю. Что же я наделала?! Помощница порхова!

То, что произошло дальше, я даже не совсем смогла осознать. Злость в пересмешку со слезами переполнила мою, испуганную за эльфа, душу и потребовала немедленного выхода. Я выпрямилась во весь рост, несмотря на боль в плече, сжала кулаки и что есть сил заорала:

— Если вы сейчас выйдите и сложите оружие, я сохраню вам жизнь. Но если вы этого не сделаете, этот лес станет ваше могилой.

Последние слова были словно рык, да и я уже парила над землей окруженная огненным вихрем. Слышала, видела и чувствовала, как сквозь густой и плотный туман, Была только злость, даже ярость! За эльфа я готова была порвать глотку любому, покусившемуся на его жизнь. Пусть даже это будет высокой ценой, я не пожалею жизни, что бы уничтожить тех, кто причинил ему боль!

Что-то кричал мне Алсэй, дриада позвала Танна, Лису и Кивара. Судя по округлившемся глазам дракона, когда он глянул на эльфа, тот был совсем плох. Это и стало последней каплей моего терпения. Я заорала, что есть мочи, повинуясь моему эмоциональному выбросу, вихрь стал увеличиваться в диаметре и отдаляться от меня. Разорвавшись в том месте, где укрылись друзья под крылом дракона, сей огненный смерч продолжил свое шествие по лесу.

Сколько бы это продолжалось я не знаю. Может, до того момента, как выйдет вся злость сменившись усталостью и опустошением. А может, и нет. Я этого уже никогда не узнаю. Все просто — я ощутила всем своим существом, что мной восхищаются. Такое искреннее и чистое чувство отвлекло меня от процесса. Женщина я, в конце концов, или где? Мне приятно внимание.

Поискала глазами кто бы это мог быть и увидела, что на меня смотрят двое. Дракон, прикрывавший друзей от огня, и Алсэй. Но кто из них смотрит с таким восхищением? Хотелось бы, что бы это был Танн. Но в моей жизни никогда не бывает так как мне хочется, поэтому скорее всего это Алсэй.

И тут я поняла, что мои ноги висят на высоте человеческого роста. А как спуститься назад я не знаю! Завизжала и задрыгалась всем телом, затем полетела вниз. Дракон был уже на подхвате, второй раз за сегодня. Я растеклась кляксой в его руках.

— Рано расслабляться. Пошли, найдем выживших.

Меня поставили на землю. Лай все так же лежал без движения. Я села рядом с ним и взяла его руку в свою, делясь резервом.

— Если ты сейчас сам не очнешься, я тебя прибью! — в сердцах, сквозь слезы пригрозила я Лайю.

А он… он продолжал все так же лежать. И где их хваленая регенерация!

Вернулся Танн с добычей. Ну, в смысле со связанными пленными. Ими занялся сам. надо было выяснить откуда они, кто их нанял и за кем охотится. А мне было все равно, только хотелось придушить их голыми руками.

Когда Танн закончил избивать, извините, допрашивать приведенных людей, он отозвал меня в сторону. Я бы и не пошла, но меня выпихнули Ди с Алсэем, пообещав позаботиться об эльфе.

— Как? — задал всего один вопрос Танн.

— Что «как»? — не поняла я.

— Я спрашиваю как ты создала смерч? КАК?

— Я не знаю, — честно призналась я.

— Я так и подумал. Эмпат, — последнее слово прозвучало словно ругательство. Так обидно стало.

— А в чем собственно дело?! Люди… и все остальные не пострадали. Деревья и те не обгорели. Что не так-то?! — завелась я.

— Понимаешь, это одно из древнейших драконьих заклинаний, держащееся под строжайшим секретом. Только истинный дракон может его претворить в жизнь…

— А есть неистинные? — заинтересовалась я. — Мало ли кто что мог и кто что еще может. Ну, получилось так, зачем драму из этого строить?

Получила полный уничтожения взгляд Танна и скуксилась под ним. Вот тебе и поговорили.

— Знаешь, что самое обидное? — вдруг спросил синеглазый. — Даже я не владею этим заклинанием. А ты… ты даже смогла сохранить жизнь даже траве, заключив в огненные стены только нападавших. КАК ты это смогла?

— Я испугалась за Лайя и разозлилась.

— Еламинай-эмпат — самое страшно сочетание! — вдруг рассмеялся дракон. — Впредь буду осторожней тебя злить.

— То есть злить ты меня собираешься, только осторожно? — не поверила я своим ушам.

— Конечно! С безопасного расстояния!

Я его стукнула здоровой рукой, от всей души… в живот. Вот!

— Ты чего дерешься? — сдавленно прохрипел Танн.

— Не выдержал безопасного расстояния!

Даже не знаю, почему я так на него злилась. Вот злилась и все тут!

Что бы не наделать дел с горяча, вернулась к ребятам и села около Лайя:

— Как он? — спросила у Алсэя.

Мне так не понравилась боль, вперемешку с жалостью, в его взгляде, что внутри все напряглось и закаменело. А сердце и вовсе отказывалось биться, пропустив несколько ударов.

— Яд.

Одно слово, всего одно слово но, сколько боли и тревоги оно причиняет! Тут меня осенило:

— Меня такой же стрелой ранили. Но я же стою на ногах!

— Видела бы ты себя в зеркало, немощь бледная, — выразил общее мнение Танн. — И у нас больше нет противоядья.

— Вернее у нас нет больше той травы, — поправила его Ди.

У меня всего один вопрос:

— Где взять? Алсэй, перенесешь меня?

Белобрысая макушка качнулась в знак согласия, а мне подумалось, что пора, ох как пора, мне осваивать порталы самой. А так спасибо, что единорог с нами.

— Может я взращу? — робко предложила феечка.

— У тебя силенок может не хватить, — покачала головой дриада. — Да и недоросла ты до уровня противоядий. Если хоть малейшую ошибку совершить…

— Ошибок не надо! — резко вставила я. Фея обиделась.

Если бы речь шла не о Лайе, пусть бы себе колдовала. Но здесь вопрос слишком серьезен, что бы тренироваться.

— Лиа, — обратилась ко мне лесная дева, — давай я с Алсэем пойду. Я травы знаю лучше. А ты останься с эльфом. Ты нужна ему..

— И я пойду, — взлетела фея.

Алсэй обнял дриаду, фея уселась к нему на плечо. Вокруг них маревом пошел воздух и они шагнули в колышущееся пространство. Кивар с Лисой ушли за лошадьми, которые испугались огня. Их надо было успокоить и привести в порядок. Лик-то взлетел, когда огонь охватил все вокруг, а остальным это было недоступно.

Я опять склонилась над другом. Чем чернее рана, тем бледнее эльф. Что же мне сделать? ЧТО? Сидеть и ждать я не могу! Должно же быть еще какое-нибудь решение!

— ТАНН!!! Что еще можно сделать?

Он только отводит глаза стараясь не встречаться со мной взглядом. Воткак создать сверх мощное заклинание, так пожалуйста, а как помочь моему еламинай, так и заклинания такого нет. Думай Лиа, ДУМАЙ! Ему сейчас надо вывести яд. Какой я не знаю. Как узнать? А если сравнить с моей кровью? Если применить «сетку» не на окружающем пространстве, а на эльфе?

Поделилась бредовой идеей с синеглазым и получила неожиданную поддержку.

— Я такого никогда не делал, но что мешает нам попробовать.

Значит так, сосредотачиваюсь и рассматриваю себя как эталон. Надо же! Я никогда не задумывалась, как работает сердце и органы внутри. Вот мозг рассмотрению не поддается. Мне бы на себя со стороны взглянуть. Ой, что-то я отвлеклась. Теперь очередь Лайя. У меня опять не квадратики, а подробная картинка. Присматриваюсь к крови. А! Вот и черные точки, которых у меня нет. Нашла!

— Танн, я нашла!!!

Подпрыгнула и кинулась обнимать дракона. Тот сначала тоже опешил, приобняв меня уточнил:

— Что конкретно? Потому что я ничего рассмотреть не могу, у меня не получается такая мелкая сетка.

— Ну, я не сеткой рассматривала, а как обычно — картинкой, — смущено пробормотала я. — У меня сетка пока не выходит.

— А может и не надо, чтобы она выходила? Давай мы с тобой сделаем вот что. Я сейчас посмотрю на эту гадость в крови твоими глазами. Если у нас все получится, то я попытаюсь вывести ее из крови с минимальными потерями. Согласна?

НЕТ!!! Категорически нет! Если при соединении мыслей произойдет то же, что у меня с Лайем, как я ему в глаза потом смотреть буду?! Он же узнает, что… я его люблю. И ели бы не отец, со своими маржинальными планами!

ДУРА! Пусть знает — если это спасет жизнь Лайю! Остальное не имеет значение, правда все равно когда-нибудь выплывет наружу!

— Давай! Предупреждаю сразу, за последствия не ручаюсь! — не уточнила только, что за все последствия, а не за «сетку».

Он протянул руки и коснулся моих висков теплыми пальцами. Сначала словно межу нами проскочил разряд молнии, а потом меня обхватило драконье пламя. Когда я открыла глаза на меня таращился Танн с неописуемо изумленным выражением. Как же тогда выгляжу я? И вообще, что это было?!

— Танн, ты что сделал?

— Глупость! Давай еще раз!

Было примерно тоже самое, только он не разорвал контакт. Когда огонь стал терпимей, он попросил рассмотреть Лайя, как это делаю я. Я и рассмотрела.

— Ага, вижу, — отнял руки от моих висков синеглазый. — Сейчас ты касаешься меня, лучше ближе к голове, а я вывожу эту дрянь. Готова? Смотри и учись!

Ага, учусь, смотрю. Только вместо детального рассмотрения больного, я таращусь на густые черные ресницы, обрамляющие синие глаза. Даже губы от этого зрелища пересохли. И тут случилось то, чего я никак ожидать не могла! Танн повернулся ко мне. Зрачки у него сначала расширились, а потом стали вертикальными. Его глаза словно магнит, от них нельзя оторвать взгляд. И пока я рассматривала его, он обхватил мое лицо двумя руками и… ПОЦЕЛОВАЛ!

В этот момент я перестала ощущать где небо и земля. Точнее они вообще перестали для меня существовать. Я молила, что бы этот невероятно сладкий, томительный, до боли в груди, момент был вечным! Но тут застонал Лай, разрушив волшебное мгновение, вернув меня в реальный мир.

Я, отскочила от дракона и со всего размаха врезала ему пощечину, со словами:

— ИДИОТ! ТЫ ЧТО ТВОРИШЬ! Он умирает, а ты… совести у тебя нет! Все твоей невесте расскажу, пусть научит тебя уму-разуму! Лечить давай эльфа, потому что если мы его не спасем, я тебе этого никогда не прощу!

Глаза у Танна сначала расширились, рука метнулась к вмиг покрасневшей щеке, потом злобно сузились и только после того, как он закрыл глаза, сказал на выдохе:

— Не могу.

— Вот так просто! «Не могу» и все? Неужели ты позволишь умереть другу?!

— Сопернику, — спокойно поправил меня чернявый. — О дружбе речи пока не шло.

— ТЫ!… — задохнулась я от негодования. — Ты мерзавец и негодяй! Вот ты кто!!! Он тебе плохого ничего не сделал! Как ты можешь так жить?! НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! Видеть тебя больше не хочу!

Я плюхнулась на колени возле эльфа, сложила руки у груди, закрыла глаза и позвала единорога: «Алсэй, если ты меня слышишь, вернись, пожалуйста. Я, кажется, нашла способ помочь Лайю, но одна не справлюсь!»

Отрываю глаза, а этот наглец все еще здесь и сидит, меня рассматривает.

— Ты еще здесь?

— Я не уйду, пока тебя домой не доставлю в целости и сохранности, — скрестил руки на груди этот наглец.

Я бы сказала ему все, что думаю о его поведении, но в этот момент на поляне исказилось пространство, и вышел Алсэй с девочками:

— Ты звала?

— Да. Вы нашли траву?

— Нет, — грустно ответила Ди. — Сейчас она только начинает входить в фазу цветения, а нам нужно уже отцветшие экземпляры.

— А как же вы тогда нашли мне?!

— Это был совсем другой яд. У него, — она кивнула в сторону эльфа, — он пахнет совсем по-другому. Тем более что ты свой локализовала, а он нет.

— Чего сделала? Ладно, это все потом. Алсэй, скажи, можем ли с тобой сделать следующее…

Описала ему ситуацию во всех подробностях, только что ябедничать не стала о предательстве Танна. Но как хотелось!..

Прикосновения Алсэя были не столь яркими и обжигающими. Не было какой-то неуютности или дискомфорта. Это больше напоминало прикосновения теплых солнечных лучиков летним днем. Пока я наблюдала, как сосредоточено он водит руками, создавая что-то типа сетки со щупальцами, фильтрующую кровь в ране. Это было жутко сложно, сама бы я такое ни за что не сотворила бы.

«Зачем ты предложил мне дружбу?» — спросила я у него, когда само плетение заклинания закончилось, и он просто поддерживал заклинание, что бы оно не прервалось.

«Ты интересная».

«Хм. Как это понимать?»

«Ты смотришь на мир не так, как обычные люди. Ты находишь интересное в самых обычных вещах. Люди твоего положения не любят лишений и неудобств, а ты с удовольствием проводишь время в пути, на скудном питании и в постоянном движении. Еще ты не ищешь простых путей, ценишь даже маленькую и незначительную жизнь. Этого достаточно или еще примеры привести?» — улыбнулся уголком рта Алсэй.

«Почему именно я? Почему не Лай или его отец, или Калинка, или еще кто-нибудь?»

«Они хорошие, каждый по-своему. Но ты — это нечто! С тобой весело! Ты, особа королевской крови не погнушалась убраться руками на кухне у чужих людей. И я чувствую, что еще много ты успеешь натворить».

«Можно еще спросить? В книгах я вычитала, что единороги… общаются только с… нетронутыми девушками. Вот когда я выйду замуж и… перестану быть девушкой, ты перестанешь со мной дружить?»

«Хи-хи», — раздалось в моей голове. — «Ты не совсем верно поняла понятие дружбы единорога. Телесное состояние нас не интересует, только духовное. Мы предпочитаем общение с чистыми душами и помыслами. Вот как только ты захочешь воспользоваться моей дружбой в корыстных целях или что бы навредить другим живым существам, тогда да, я перестану быть тебе другом».

«Но мне хочется и плохих вещей, недозволительных! Таких, при мысли, о которых я то краснею, то бледнею, то злюсь на весь мир! Какая чистая душа у меня может быть, если помыслы грязные?!»

«Любить двух вообще тяжело. Но ты стараешься никому из них не причинить боли. А то, что ты злишься за это на Богов, не мешает мне видеть в тебе всю доброту и искренность. Пока ты не просила меня как-либо помочь им навредить. Ты пока просто…»

— Где больше двух — говорят в слух, — не дал закончить Алсэю Танн.

— Я с тобой вообще не разговариваю! — не взглянув даже в его сторону, ответила я.

— Тогда что ты сейчас сделала? — ехидно поинтересовался чернявый.

Лиса с Киваром хихикнули, а я заскрежетала зубами, что бы только не ответить.

— Как ты смогла прервать заклинание! Оно же необратимо, — спросил вслух Алсэй.

— Смеяться будешь, — засмущалась я. — Я почувствовала, что меня кто-то восхищенно рассматривает и мне стало интересно, кто же это.

— Женщина! — всплеснув руками, поднял гала к небу чернявый предатель.

Я моментально вспыхнула, но вовремя вспомнила, что я с ним не разговариваю и, взяв себя в руки, отвернулась.

Часа через два, черные точки полностью исчезли и мы с Алсэем оторвались от эльфа. У Алсэя появились темные круги под глазами, капельки пота стекали с висков, руки мелко подрагивали и не желали больше слушаться. Я, наверно, выглядела не лучше.

— Вам бы поесть, — подала голос Лиса.

— Ага, давай, — согласилась я.

Дриада вместе девушкой быстренько сделали поесть.

— Алсэй, а нельзя ли перенести его во дворец.

— Его нет, он еще слаб. А вот тебя очень даже нужно! — грустно посмотрел на меня парень.

— Ну уж нет, — подскочила я, интуитивно спрятавшись за спину Танна. И это было большой ошибкой.

— Без него не пойду, — тыкнула я в сторону эльфа. — Лучше вон, — кивнула я в сторону Лисы и Кивара, — их в школу доставь.

— И их доставлю, — кивнул Алсэй.

— Да не пойду я без него никуда! — кинулась я к эльфу, начиная понимать, что готовиться заговор. И когда только успели?

Но не успела я сделать и нескольких шагов в сторону распростертого тела, как меня в воздух подняла когтистая лапа. Что этот дракон… кашель и понос ему одновременно!!! Вот!

— Отпусти меня, ты… гад летучий! ОТПУСТИ!!! — стала я лупить его по пластинам. Но ему мое сопротивление, что писк комариный.

«Отпустить? Хм… Как скажешь!» — и меня действительно отпустили.

МАМА!!! Взлететь он успел достаточно высоко, и теперь я совершала свободный полет на встречу к земле. Что мне было делать? Я воспользовалась единственным известным мне вариантом — заорала во все горло:

— ЛИК!

Но мой коварный план был с треском провален. Нет, Лик прилетел, он у меня молодец, но поймать ему меня не дали. Как только я закричала, дракон, спикировав вниз, снова поймал меня и стал стремительно набирать высоту. Лик тоже сдаваться был не намерен и преследовал этого крылатого негодяя. Но Танн поднялся до уровня облаков и, скрывшись за одним из них, резко поменял направление. Наверно мои крики не помогли, потому что Лика я больше не видела.

«Танн, верни меня назад. НЕМЕДЛЕННО!»

«Ни за что»

Я немного помолчала и решила предпринять другую тактику:

«Ну, Танн, пожалуйста! Очень тебя прошу, давай вернемся. Вдруг там наша помощь нужна будет. Там и разбойники остались. Поможешь Алсэю с ними справиться. Давай вернемся!»

«Нет, я сказал! А этих… Алсэй и сам в темницу переправит. Там и без нас прекрасно справятся».

«А вдруг Лайю хуже станет? Без меня там не обойтись! Верни меня, умоляю!»

«Если ты умрешь, то и Лайю будет не выжить. Так что твоя жизнь гораздо ценнее. Он прибудет во дворец так быстро, как сможет».

Я заскрипела зубами.

«Ненавижу тебя! НЕНАВИЖУ!!! Как можно быть таким черствым и жестоким? Сухарь!»

Ветер срывал непрошенные слезы, и на их месте появлялись новые. Я не прощу ни себе, ни ему, если что-что случиться с МОИМ эльфом!

«Есть хочешь?»

Молчу. Я с ним не разговариваю, после того, как чуть не сломала зубы об его дурацкие чешуйки и отбила все руки о его лапы. Не обращаю на него внимания — я обиделась. Нет, ну как куклу меня таскает! У меня и мнение свое есть!

«И какое же у тебя мнение, кукла?»

Вот тролль криволапый, он же все слышит! А чего тогда молчал, когда я его костерила на чем свет стоит?

«Надо же было дать тебе выговориться!»

Я с тобой не разговариваю. И вопрос не тебе был задан!

«А кому?»

Я зарычала. Все, совсем не разговариваю!

«Алсэй…» — начала я.

«И не вздумай его звать. Как он тебя с высоты вызволять будет. Разобьется твоя коняга!»

Вот злодей, все у него предусмотрено! Да и пусть он лучше будет с Лайем, с этим я и сама управлюсь. В голове раздался смешок. Посмотрим, кто посмеется последним.

«Так ты есть хочешь?»

Молчу. Даже не думаю!

«Ладно. А в туалет?»

Летим мы уже достаточно долго, а в кустики я еще на поляне захотела, но не до них было. Молчу.

«Понял. Сейчас спущу».

Я застонала. Когда же он перестанет у меня в голове копаться? Наверняка же есть заклинания, блокирующие такую связь!

«Есть».

«Научи!»

«Хм. Ты хочешь лишить меня удовольствия слышать новые эпитеты в мой адрес? Хорошо».

Что-то слишком он легко согласился. Сейчас будет подвох.

«Правильно. Научу, когда ты сможешь при помощи заклинания разжечь костер».

Знала, прям нутром чуяла, что не сможет он без подвоха! Паразит летучий! Вот обижусь — будет знать! Ой, я же уже обиделась! Эх!

Снова раздался смешок.

Приземлились мы на поляну, так что мне пришлось в кусты ломиться бегом, во избежание неизбежного, то есть неотложного.

— Готова есть? Я тут землянички собрал. Она конечно уже немного переспелая, но вку-у-усная!

Вот не хотела я от него ничего, но устоять перед лесными ягодами — это выше моих сил! Он только улыбался, когда я уплетала эту красоту.

Когда чувство голода прошло, я все же решила уточнить у Танна:

— А почему мы ягоды едим, а не кушаем где-нибудь в корчме?

— Во-первых, мне так хочется. А во-вторых, в поле безопаснее — никто не нападет неожиданно.

— А кто были те разбойники?

— Не разбойники, наемники. Ты кому-то сильно мешаешь!

— Да таких пруд пруди! Но я знаю главного, кому мешаю!

— Кому?

— А я с тобой не разговариваю! — совсем по-детски я продемонстрировала язык втянувшемуся лицу чернявого.

— ЛИА!

Ха! Не разговариваю и точка!

Сначала он просто просил, потом обиделся и не разговаривал. Поляну мы покинули в полной тишине. Только равномерные взмахи крыльями.

«Может ты все-таки скажешь, кто за тобой устроил охоту?»

Не разговариваю, я обиделась!

«Хватить дуться! Ты уже не маленькая!»

Маленькая-маленькая! Главное теперь не думать о… Лучше я вспомню, как мы познакомились. Дракон издал какой-то гортанный звук, не то хмыкнул, не то усмехнулся. И о том, как на Велинке он учился ездить, и о плене, и о том, как он бросил меня перед алтарем… жертвенным алтарем, а то еще подумает невесть что! И об этом тоже не думать!!!

«Так что я там с алтарем пропустил?»

«Только мою смерть, не более!» — ой, я же не разговариваю! Язык мой — враг мой! Все, молчу!

И тут меня окатило такой волной потери, грусти, злости и желания защитить, вернуть! Я даже увидела себя бездыханную на алтаре глазами Танна. Вся бледная, тело, как тряпичная кукла, из раны еще течет кровь, но жизни уже нет. «И этот стоит на коленях! КАК?! Как он мог ее отпустить?!! И убил бы, но сил на последний шаг не хватает. К ней дойду, и уже за завесой обязательно ее найду! Не можем мы даже там не встретиться!» И столько нежности и тепла было в этой надежде, столько веры!!! Что я даже не сразу поняла, что заглянула в чужие воспоминания и мысли. Осознала это, когда ехидный голос сказал:

«Не хорошо в чужие мысли подглядывать!»

«Но ты же в мои подглядываешь!»

«Мне по статусу положено».

«А мне по вредности!»

На это он не нашелся, что ответить. Немного подождав, он опять начал допрос, а я снова вспомнила, что с ним не общаюсь.

«Так, Лиа, если ты сейчас мне не скажешь, кто хочет твоей смерти, то я отпускаю тебя и ловит не стану!»

«Станешь!»

«Нет» — совершенно спокойно сказал он.

Я решила, что проверять, будет он ловить меня или нет, мне совсем не хочется! Ну, вот ни капельки! Просто полетать — да, это я с удовольствием! Но приземляться я еще не научилась!

«Ну, Хорст это, Хорст!»

«Зачем?» — опешил дракон.

«С моей смертью исчезнет магия! И ему это выгодно! Именно он наделил силой Шликара, что бы тот помешал нам дойти до эльфов. Но мы дошли и выполнили свою миссию — магия проснулась и теперь он пытается, не замарав руки, избавиться от меня».

«Постой! Тебя же вернули назад Боги? Зачем им отменять свое решение?»

«Да никто меня не возвращал!»

«ЧТО? Но не возможно вернуться из-за завесы, если только ты не… Лиа, ты что… ты?..»

«Да я! Кто же еще!»

«Неужели ты была Богом?»

«Да! Целых пять секунд!»

Меня выпустили или уронили, не суть важно! Важно, что я с невероятной скоростью стремилась встреться с землей, не испытывая при этом радости встречи и оглашая небеса позорным визгом.

Упасть мне, естественно, не дали и как только я оказалась в когтистых лапах услышала:

«Извини, я не специально! Зачем ты вернулась, если у тебя была такая возможность?! Да и нельзя перестать быть Богом, как нельзя перестать быть драконом или человеком!»

«Ты сейчас со мной разговаривал или это были мысли вслух?»

«С тобой. Так зачем ты вернулась?»

«Соскучилась».

Меня попытались выронить второй раз, но вовремя пришли в себя. Зато мы резко пошли на снижение.

«Мы куда?» — уточнила я, пытаясь не потерять содержимое желудка.

«Отдыхать. Не знаю, как тебе, а мне очень надо».

Меня оставили. Одну. В лесу. Можно только посочувствовать зверушкам, встретившимся на моем пути, ибо я была голодная и пыталась хоть кого-то поймать. Вернее не так. Сначала, я хотела найти чье-нибудь гнездо и съесть яйца. Но таких мне не попалось, зато попались на глаза зайцы. Их, естественно, я не догнала. Потом гонялась за птицей. И когда я уже отчаялась похвалиться перед Танном пойманным ужином, набрела на полянку с грибами. А чем грибы хуже птицы? Вот и я решила, что ничем. Набрала, столько смогла унести, обосновалась на ближайшей полянке. Собрала хворосту для костра и уселась ждать.

Я привела себя в порядок: уложила волосы, сняла патину, коей было на мне во множестве, и успела протереть лицо. А этого летуна все нет и нет! Куда он подевался, я же есть хочу! Решила развести костер сама. Если запалю лес — ему же будет легче меня найти. В общем, сложила груде хвороста «фигу», поломала язык с помощью «родро» и… о, чудо, хворост вспыхнул! И не сам лес, а именно хворост! Не теряя времени соорудила рогатины и, нацепив на прутик грибы, стала их жарить.

Не дав грибам сгореть совсем, сняла их с вертела. Коснулась чешуйки зовя ужинать пропащего. Ни ответа, ни привета. Он что, меня здесь бросил? Одну, в глухом темном лесу? Вот совсем ему не нужна, да?

Разобидевшись на него, решила съесть добытый мной ужин одна. Пусть знает! Если придет…

И он пришел… когда грибы закончились. Зря, надо было раньше.

— Посмотрите, блудный дракон вернулся. Вспомнил Таннушка о своей брошенной… — чуть не ляпнула женушке, — принцессе, им же похищенной против ее воли. Ну, проходи, присаживайся. Рассказывай где гулял, что видел, почему меня с собой, синеглазый, не взял? Мне тут так скучно было, одиноко-о-о… — потянулась я к присевшему рядом Танну и взяв его под руки, придвинулась близко-близко. — Ну что ты молчишь?! Тебе нечего мне рассказать? Где ты так долго ходил? — взглянула я в его округлившиеся глаза. — Раньше надо было возвращаться, грибочки закончились, — вздохнула я. — Ужин придется искать снова.

— Какие грибочки? — наконец произнес Танн.

— А те, что я тебе приготовила. Такие, с зеленой шляпкой и рыжей юбочкой. Вку-у-усные-е-е.

— Угу, теперь понятно.

— Что? — спросила я томным голосом парня и прижалась всем телом.

— Спать тебе пора, вот что!

— Не, спать я не хочу! Знаешь, чего мне хочется? — нежным голосом поинтересовалась я, проводя пальчиком от его прелестного ушка к расстегнутому вырезу рубашки. — Мне хочется… — расстегнула я первую пуговку, — так хочется…

На второй пуговке мою шаловливую ручку остановили. Но у меня есть и вторая рука! Ей-то я и натянула ворот рубашки в попытке стянуть ее с сопротивляющегося парня.

— Лиа, деточка, иди-ка ты спать.

— Только рядышком с тобой! — промурлыкала я.

— Как же мне с тобой до утра дожить? — закатил глаза Танн.

Зря он бдительность потерял, потому что я опять полезла пуговки расстегивать. Вот с пуговками справлюсь и к штанам перейду! Чуть сдвинув ворот, я коснулась губами его ключицы. Потом медленно и обстоятельно стала губами изучать его шею и добралась до ушка.

— Лиа, ПРЕКРАТИ! — возмутился Танн вскакивая.

Вот весь вечер он ведет себя неправильно! Надо расслабиться и получить удовольствие. А он вырывается! Ничего, от меня не уйдешь! Зря он дернулся! Ох, зря! Просто потому, что я держала правой рукой его за ворот. Если левая просто соскользнула, то правая сдернула со вскочившего парня рубашку, оторвав нерасстегнутые пуговки и обнажив великолепный торс. Я даже облизнула пересохшие губы.

— Ты опять бросишь меня здесь одну-одинешеньку, в этом неприветливом лесу? Мне страшно-о-о! — заголосила я.

— Успокойся. Никуда я от тебя не денусь, — приобнял меня за плечи синеглазый, когда я к нему подошла.

— Это хорошо, — я прижалась теснее. — Почему ты меня избегаешь? Здесь нет никого. Никто нас не увидит и не узнает! Может, это последний шанс побыть наедине! А ты… — я всхлипнула, — ты меня избегаешь! Я совсем-совсем тебе не нравлюсь? — заглянула я в бездонные ласковые глаза.

— О Боги, за что мне такое испытание?! Не надо было возвращаться!

— Ты не рад, что снова увиделся со мной? — снова всхлипнула я.

— Солнышко ты мое! Я очень рад, что вернулся! Но меня невеста ждет, а тебя жених! Не забыла? И будет очень нехорошо, если мы сотворим глупость! Поэтому давай просто выспимся, и к утру все будет по-старому, потому что дурман выветрится из тебя.

— Именно поэтому нельзя упускать такой шанс! Я точно знаю, что хочу именно этого! — снова промурлыкала я, водя пальчиком по пластинкам его груди.

— Все, Лиа, остановись! — поднеся мою руку к своим горячим губам произнес он.

Я решила, что руке слишком много чести и решила поменять ее положение с моими губами. Подпрыгнув, обхватила его шею руками, а торс ногами. Не ожидавший такого напора Танн завалился на спину, а я оказалась сверху. Это хорошо, очень хорошо, ага! Я решила, что это самый подходящий момент, что бы завладеть ситуацией, а то от этого робкого дракончика не дождешься внимания и ласки, которые мне сейчас так необходимы!

— Я тебя свяжу, если ты не перестанешь, — перекатился чернявый. Теперь снизу была я.

— Тебе нравятся игры? Можем и поиграть!

— Давай так договоримся, если утром ты все еще захочешь поиграть, — на последнем слове он сделал ударение, — то мы исполним твое желание. Потом нам будет стыдно. Зато будет, что вспомнить. Но это потом. А сейчас…

А сейчас я пыталась справиться с пряжкой ремня, до которого успела добраться, пока он разглагольствовал. Не терять же мне время даром!

— Нет, Лиа! Нет! Утром, все утром!

— Ну, хочешь, начнем с меня, — стала я стягивать лямочку с левого плеча.

— Перестань немедленно! — Танн с тем же усердием, что я снимала, натягивал эту лямочку обратно. В итоге виновница спора не выдержала и порвалась.

Я в любом случае победила, потому что плечо оголилось, как я и планировала. Взгляд Танна загорелся, зрачки стали вертикальными. М-м-м, красота какая!

«Ррр-р-р-р» — раздался утробный рык дракона из глотки парня.

— Ух! ЕШЕ!!!

— УТРОМ!!! — рявкнул синеглазый.

— Ну почему утром! Мне хочется сейча-а-ас! — заканючила я.

— Потому что ты совсем еще ребенок! Тебе и без этого на всю жизнь приключений хватить!

— А к утру я подрасту? — уточнила я.

— Да, на целую ночь! — глубоко вздохнув несколько раз и успокоившись, парень продолжил: — Представь, какая будет красота утром: розовый восход, окрасивший макушки деревьев, — указал он на небо правой рукой. Левой не мог, потому что эта самая рука крепко прижимала меня к земле. — Роса будет серебристыми капельками украшать каждый листик, утренняя свежесть будет бодрить и придавать сил…

Он лег и положил мою голову к себе на плечо, продолжая расписывать все прелести утра.

Дальше я уже слушала в полудреме. Так тепло и уютно засыпать на его плече! Я уже и забыла, каково это, провести с ним ночь наедине. И еще этот сон, сморивший меня так не вовремя!

Как же мне было стыдно утром, когда я обнаружила, что обнимаю обнаженную мужскую грудь, да еще и ногу поперек его тела закинула! А он смотрит на меня и улыбается! Улыбка нежная, а взгляд хитрый-хитрый. А что же произошло вчера, что я проснулась в такой… к-хм, неоднозначной позе? Так, вчера он меня бросил — это я хорошо помню. Потом я долго пыталась похвалиться своими охотническо-добытническими талантами перед ним и достать ужин. Зверье в руки не давалось, а ягод не попалось. Зато я нашла целую поляну с грибами! И съела их в одну хрюшку, не дождавшись его. А потом… потом… потом моя память не хотела вычленять воспоминания, как бы мучительно я не старалась. Может, у этого улыбчивого уточнить? Судя по выражению его лица мне ой, как не понравится услышанное! Может и не стоит теребить то, что не хочет теребиться?

— Танн…

— Да…

— А что это было? — кивнула я в сторону так и не убранной ноги.

— Твои ноги, — констатировал очевидное улыбчивый.

— Я вижу. Что она делает на тебе и что с моей лямочкой? А где твоя рубашка? Это как-то взаимосвязано? — задала я щекотливый вопрос.

— Да.

— К-хм, — только и смогла выговорить я. Что же было ночью?! — Я плохо себя вела?

— О, да! Ты была плохой девочкой!

Я поспешно убрала ногу с него и быстренько встала. Нет, точно не хочу знать, что же было вчера!

— Рассказать тебе, что ты вчера…

— Не надо, — поспешно вставила я.

— … ела.

Ух, от сердца отлегло!

— Я итак знаю, что ела — грибы, — и я рассказала ему, как вчера добывала ужин, а он не пришел!

— Знаешь что это были за грибы? — я отрицательно помотала головой. — Из них делают афродизиаки — любовные зелья! Слава Богам, я не успел на ужин, а то мы с тобой ТАКОГО БЫ НАТВОРИЛИ!!! А так только ты и… чудила.

— И что конкретно я делала? — ну раз платье все еще на мне и штаны на Танне, то совсем неприличное я не совершила. Наверное…

— Ты ко мне пристала! — радостно выдал парень.

— Значит мы квиты! — не осталась я в долгу не по смыслу, не по интонации.

— Как квиты? Когда это я к тебе приставал? — от изумления Танн даже сел.

— А ты не помнишь?! Коротка у тебя память! — издевалась я. — Вспоминай, когда мы праздновали твою свадьбу, на чьей кровати ты проснулся?

— На твоей. Но там лежал только эльф и приставать к нему я бы даже в бессознательном состоянии не стал! Ты же спала на диване?

— Кто сказал, что я на диване спала? Я спала на кровати в твоих жарких объятьях, а туда утром переползла!

Кажется, мой дракончик онемел. Будешь знать, что у меня тоже в рукаве припасено неожиданное!

Он молчал только до полета, а потом… потом стал вспоминать, как я вчера себя вела. Мстит. Я посмотрела. Местами ужаснулась, местами посмеялась, местами удивилась и стала вспоминать, как его рука поползла по моей коже вверх.

Да что ж он меня все время роняет! Неужели не может держать себя, точнее меня в руках… извините, лапах!

«Хватит мной бросаться! Не можешь удержать меня на лету — пошли пешком!»

«Лучше на спину себе закину!»

И закинул. Вернее сначала подкинул меня вверх, а когда я полетела вниз, подставил свою чешуйчатую спину. Решив довести парня до белого каления, я обняла его и стала поглаживать чешуйки, бормоча при этом: «Какая прелесть! Переливается на солнышке, блестит! Мой хороший дракончик! Может передохнем… вместе?»

«У тебя, что действие грибов не закончилось? Их действие прекращается через шесть часов, если не смешивать с другими ингредиентами, усиливающими их действие».

«А это не грибы. Это уже я сама, по доброй воле!»

«Издеваешься?»

«Ага!»

«А если я тебя скину?»

«Как скинешь, так и поймаешь!»

Наша мирная беседа была прервана появившемся золотым драконом. Он не стал с нами церемониться, а по-простому запустил в нас струей огня.

«Мама!» — только и успела подумать я, когда Танн скомандовал: «Держись!», а сам принял весь удар в живот, закрывая меня. И где-то похожее я уже видела!

Когда огонь закончился, мой дракон резко спикировал. Понятно, меня ссаживать. Пока добрались до земли, три раза еще пришлось уворачиваться от огня.

«КУДА!» — услышала я рык в своей голове, и это был явно не Танн. — «ТРУС!»

«Конечно трус!» — согласился Танн. — «Я очень-очень боюсь!»

Тут мы достигли земли и меня по быстренькому струхнув, Танн набрал высоту.

«Сильно боюсь, но не за себя!» — выпустил в золотого дракона ответную струю огня черный. Пламя столкнувшись, образовало такой взрыв, что будь я на спине Танна, уже давно летела бы вниз. Даже драконов расшвырнуло в стороны.

Я, от греха… то есть от дерущихся драконов, спряталась за ближайшим деревом, так что бы видеть всю картину в небе. А там два крылатых чудовища рвали друг друга когтями, зубами, плевались огнем. Танн был посильнее, но золотой не уступал ему в ловкости. «Только бы напавший дракон ошибся! Только бы ошибся и дал моему шанс на победу!» — повторяла я про себя. Насколько зрелище было ужасным, настолько и завораживающим.

— Красиво дерутся, — раздалось из-за спины.

— Ага, — согласилась я, не отрывая взгляда от черного дракона, который оказавшись выше всем весом упал на золотого. Тот потерял равновесие и сейчас кувыркаясь в воздухе стремительно приближался к земле.

— А, собственно, кто здесь? — обернулась я.

— Я! — улыбнулась волосатая рожа охранника, что кинул мне нож в спину.

Здесь не кто, здесь ЧТО! ЛОВУШКА!!!

«ТАНН!!!»

«Я уже лечу к тебе!»

Но он был слишком далеко! Когда его лапы коснулись земли, у моего горла уже давно был нож и совет не дергаться, дабы меня не поцарапали. За спиной Танна приземлился золотой дракон, местами истекающий кровью. Да и сам Танн выглядел не намного лучше.

«Не советую тебе дергаться!» — обратился золотой к Танну. — «Пока ты будешь вести себя хорошо, она будет жива. Все понятно?»

«Все» — прорычал черный дракон.

«Вот и славненько!»

— Я не успел представиться — Вы так быстро сбежали! — обратился золотой дракон в знакомого до боли брюнета, одежда которого слегка пропиталась кровью. — Позвольте зарекомендовать себя. Я Нолиа́р Царни́с кес Ракла́м.

— ЧТО?! — взревела я, даже забыв, что в данный момент я пленница. — Какой Раклам! Они были давно все убиты. Все кроме… — подумав, решила, что скрывать уже нечего, им итак известно кто я, закончила, — моего отца!

— Как видишь, не все. Меня отдали на воспитание крестьянам, прежде, чем был подавлен заговор твоим отцом. Или он сам его устроил.

— Да как ты смеешь! Он пришел к власти, после смерти брата!

— Именно — после смерти. Кто его убил? Мой дядя даже не выяснил это! Но моя месть будет справедливой — я заберу твою жизнь у Сидиана, в обмен на жизнь моего отца.

Танн плюнул огнем в наглеца, а по моей шее побежала струйка крови из-за того, что бородатый прижал острие сильнее.

Я зажмурилась! Не столько от боли, сколько для сосредоточения. «Алсэй! Мы тут в неприятности попали. Только ты не кидайся сразу сюда, здесь ловушка. И я, и Танн в плену. Нам помощь нужна, но мы будем постоянно не одни!» Теперь главное, что бы он не появился среди толпы до зубов вооруженных людей, иначе последняя надежда на спасение растает как марево от портала, точнее вместе с ней.

— А ну быстро принимай человеческий облик! Если, конечно для тебя целостность ее тела что-то значит.

Убью этого новоиспеченного родственника!

«ТВАРЬ» — раздалось злое в моей голове, после чего Танн снова стал человеком. Только с множественными ранениями, самые мелкие из которых уже затянулась. Но были и весьма глубокие.

— Молодец! Свяжите его! И ее тоже, только нежно. Не гоже плохо обращаться с сестрой!

— Может меня тогда совсем связывать не надо? — поинтересовалась я у этого интеллигента.

— Никак нельзя — ты же маг, пусть и неуч, — лучезарно улыбнулся братишка, а я заскрипела зубами. Самое время научиться пользоваться резервом!

— С чего ты взял, что ты мне родственник? Я изучала родословное дерево, и у рода кес Раклам никогда не было драконов.

— Драконом, точнее драконицей была моя мать.

— Не могла, триста лет не было магии!

— Но гены никуда не делись!

— Полукровка! — словно выплюнул Танн. — Знаешь, что тебе будет, если узнают, что ты натворил?

— Ни-че-го! Просто потому, что никто не узнает! — все той же белозубой улыбкой одарил нас Нолиар.

Вот тролль горбатый! Больше с Танном никуда ходить-летать не буду — чревато для нас последствиями!

— Принцессы не шипят, как гадюки, только кусают. Или тебя не учили правилам приличия?

Я и клацнула зубами.

— Дура! — отпрыгнул в сторону Нолиар. — Да держите же ее крепче!

Нас отвели на место их привала. В общей сложности я насчитала двадцать человек. М-дя! Как от них избавиться, ума не приложу! Нас привязали к дереву. Когда я устала ждать внимания, поинтересовалась:

— Я так понимаю, меня ждет встреча с Хортсом. Когда же его божественность появиться? Надеюсь, раньше, чем я с голоду помру?

— Не волнуйся! Сейчас не время. Волноваться будешь, когда с Ним встретишься! — зло ухмыльнулся брательник.

— А кормить когда нас будут? — уточнила я, под закатившиеся к небу глаза. — И вообще, я в туалет хочу!

— Потерпишь!

— Прости, братик, но держаться нету больше сил! Вам тоже придется в этом аромате сидеть! — честно-честно похлопала я ресницами.

— Как тебя только люди выносят?! — искренне изумился Нолиар.

— Не, меня не выносят. Я сама выхожу!

Танн то ли хмыкнул, то ли хрюкнул.

— Знаешь, а она правду говорит, — обратился чернявый к пленителю. — Ох, и сочувствую я тебе…

Глаза Нолиара из прищурено-хитрых стали распахнуто-изумленными.

— Ну, чего стоишь! В туалет меня кто поведет?!

— Эй, Рток, иди-ка с ней. Но глаз с нее не спускай! Понял?

— Понял. Иду уже, — проворчал сухой, худощавый грязный мужик. Они вообще, моются когда-нибудь?

Меня довели до места, где аромат превосходил все мыслимые и немыслимые ожидания. Да они нас тут не один день ждут!

— Ну! Чего ждем? Или я с завязанными руками это все делать буду?

— Штаны и я и сам помогу тебе снять! Хе-х, — ухмыльнулся, довольный своей шуткой мужик и потянул ко мне свои грязные лапищи.

— КУДА! Вот скажи мне, Рток, знаешь ли ты для кого меня здесь держат?

— Ну, он сказал, что сам Хорст за тобой придет.

— Правильно. А теперь подумай, как поступит всемогущий Бог с тем, кто трогал его собственность? Я уж не говорю, что он сделает, если ты меня… попортишь!

Похотливый огонек в глаза моего охранника быстро погас, сменившись ужасом.

— То-то же! А сейчас развяжи мне руки!

Рток послушно развязал руки, и я действительно удалилась по нужде в самые густые кустики. Только подальше от того места, где это делали они.

— Что ты там возишься? — послышалось издалека.

— Я должна сделать все как положено, а не абы как! — разозлилась я! — Хочешь, сам посмотри!

И сзади действительно зашуршали кусты.

— Идиот!!! Куда прешься! — подскочила я, натягивая белье и замерла, когда увидела, кто это на самом деле. — Медве-е-едь! — завопила я во всю глотку и кинулась к людям.

А мишка был не на шутку зол. Я умудрилась сделать дела в его малиннике. Если бы мне такой «подарочек» на обеденном столе оставили, я бы тоже не обрадовалась! Медведь то ли решил мне отомстить, то ли познакомиться с нахалкой ближе и помчался за мной. Мне это только придало скорости. Пролетев мимо охранника услышала невнятное: «Э-э-э» и дробный топот за спиной. Этому тоже мишка по душе не пришелся. Так что мы вывалились на поляну все втроем. От такого гостя ошалели все и похватали кто что может. У большинства в руках оказались мечи, но попадались и палки, и камни, а у кашевара в руках оказалась самое страшное оружие — поварешка.

И тут началось тако-о-ое! Мишка решил, что ему не нравиться обилие железа вокруг и выдрав с корнем бедную березу стал раскидывать противников «дубиной». Пока летали разбойники с коротковатыми мечами, я на четвереньках, что б меньше внимания привлекать, ползла к Танну. Ох, ну и узлов ему завязали! И тут Нолиар вспомнил, что он дракон. И получил бы мишка по самое не балуйся, если бы я не успела развязать моего дракошу. Теперь по кустам разметало всех, включая медведя. Он, кстати, по неизвестным мне причинам оказался рядом со мной за деревом, к которому нас привязали. Мы с ним друг на друга посмотрели, пришли к выводу, что менять безопасное место ради другого соседства не стоит и дружненько спрятались за ствол, когда очередная струя пламени полетела в нас. Братик решил меня сам убить или это случайность. Я прижалась к стволу, но вместо шершавой коры я оказалась объята бурой шерстью. Кинулась было вперед, но быстренько передумала, опять оказавшись под огнем. Меня кто-то дернул. «Ну все, сейчас полечу» — подумалось мне, в надежде, что меня схватил черный дракон, а не золотой. Но я оказалась верхом на медведе мчащимся в лес.

— Мм-мамочки! — пропищал я.

Попытка слезть с бегущего с неплохой скоростью медведя мне не дал сам лес, точнее ветки, что хлестали со всех сторон, заставляя меня пригибаться к самой медвежьей шее и обхватить его руками.

Я и не надеялась увидеть редеющие деревья, думала он в берлогу несется. Вот и заходящее солнышко подмигивает сквозь редеющую листву. Меня бесцеремонно спихнули со спины. Оглядев меня с ног до головы, мишка двинулся назад в лес.

— Эй, ты чего! — окликнула я медведя, направившегося обратно в лес. — Верни меня назад, там мой друг!

Он обернулся и грозно зарычал, обнажив длиннющие клыки. Я сглотнула, а он удовлетворившись результатом, двинулся опять в лес.

— Я с тобой! — набралась я храбрости.

На этот раз на меня раззявили пасть и выдали такой рык, что у меня заложило уши.

— Ладно-ладно! Поняла, жду здесь.

Как только огромный, злой и лохматый мишка скрылся за деревьями, я коснулась чешуйки: «Танн, я за лесом, в безопасности. Так… ну… — вот как объяснить где я нахожусь? Да-а, широка страна моя родная! Сколько мест я еще не видела? — Солнце справа от меня. Жду тебя».

Так, этого предупредила, теперь Алсэй. «У меня все хорошо. Ловушку покинула. Заботься об эльфе».

А теперь сижу и жду. Надо было пойти за этим злюкой, а теперь сиди, заламывай руки и переживай! Но Танн как всегда не заставил себя долго ждать — и из-за леса появилось огромное крылатое чудище и приземлилось передо мной.

— Ты в порядке? — спросил Танн.

Парень выглядел не лучшим образом. Весь в ссадинах и ранах, но штаны целые. Очень, очень интересно.

— Я да. А тебе, вижу, досталось хорошо.

— Пустяки, к утру буду как новенький, — отмахнулся чернявый.

Тут из леса вышел медведь. Да не один, а с компанией себе подобных. Танн инстинктивно задвинул меня себе за спину. Кажется, он даже не заметил этого жеста. А вот мишки не оставили его без внимания. Тот, что меня унес, сделал еще два шага вперед, в то время, как его сородичи остановились. Спаситель склонил голову набок и посмотрел на нас. В свете заходящего солнца его шкура казалась не бурой, а рыжей. Да и женщина, что встала на том месте, где только что был медведь, оказалась огненно рыжей и кареглазой и удивительно хрупкой. М-да, а я-то думала, что это был самец. Он, кстати, тоже появился, следом за самкой. Заросший, небритый шатен в полтора раза больше в плечах, чем Танн. Последний, кстати, напрягся так, что каждая мышца на его спине выделилась отдельным бугорком. М-мм… О чем это я?.. Ах, о медведе, точнее медведице. Оба бывших медведя были абсолютно голые. Спина Танна сразу стала единственной, что я смогла рассмотреть.

— Дай я на них посмотрю! Мне же интересно! — зашептала я спине синеглазого.

— Еще не доросла на голых мужиков смотреть. Вы бы хоть мороком прикрылись что ли, — обратился он к ним. — Теперь смотри.

Женщина была в закрытом длинном зеленом платье с белым рисунком, поднимающимся от подола и растворяющимся на талии. А мужчина был в темно-коричневых штанах.

— Спасибо, — поблагодарила я. — А можно узнать…

— Да, мы оборотни, — не дала закончить мне фразу женщина. — Я — Блана. А это, она обвела рукой остальных присутствующих, — мой клан.

— Танниртален, а это Анилиа, — представил нас Танн. — Можно узнать, чем мы заслужили помощь оборотней. Да, спасибо вам за нее! Вы пришли очень вовремя.

— Пустяки. Мы много о тебе знаем, — и что самое странное, они смотрели не на меня, как это обычно бывает, а на моего спутника. А синеглазый от удивления только что рот не открыл.

— Мы знакомы? — подозрительно прищурился парень.

— Нет, — лучезарно улыбнулась рыжая. — Но ты много выспрашивал об оборотнях до исчезновения магии. И от тебя самого пахнет оборотнем. Ты или с ним живешь или очень часто общаетесь. Вот я и решила помочь тому, кто сам помогает оборотню. Кто были те люди?

— Братишка мой, новоиспеченный, — встряла я в разговор.

— А где вино и пир?

— Берег до моих похорон, — невесело улыбнулась я. — Да, а что с ним теперь, — спросила я у Танна.

— Ты позвала, и я дал ему уйти. Надо будет, сама своего родственничка прибьешь.

Это правильно. Какой-никакой, скорее никакой, но родич. У того, у кого нет бестолкового родственника, пусть первым бросит в меня пульсаром.

— Чем ты ему не угодила? — спросила Блана.

— Своим наличием! Он меня вообще Хорсту обещал! — в сердцах высказалась я.

— Ему-то ты зачем?

Мы с Танном переглянулись. В сотый раз, пусть и спасителям, рассказывать эту историю заново не хотелось. И я ответила просто:

— Планы ему испортила.

— Это хорошо, это я уважаю! Испорти планы Богу! — засмеялась девушка, а с ней и все остальные.

Танн слетал и поймал антилопу, а клан оборотней соорудил вертел. Рыжая приказала достать запасы и мы все плотно поужинали. На посиделках у костра поздним вечером Блана рассказала, где и при каких обстоятельствах она узнала о том, что семья Танна расспрашивает об оборотнях. Понятное дело, никто совей шкурой, тем более шкурами детей, рисковать не хотел и поэтому никто не признался в своей истинной личине. Принесли искренние извинения, за их тогдашний поступок и благодарность, за хорошее обращение с их сородичами. Танн обещал передать.

Впервые за долгое время, я оказалась не в центре событий, а тихонечко наслаждалась вечеров в тени славы дракона. Я даже обнаглела и присев рядышком, взяла его за руку и положила голову на плечо. Он глянул на меня, вздохнул, но ничего не сказал. А раз не сказал, то и своих позиций сдавать не буду. Под мерное общение парня с оборотнями я задремала, не смотря на то, что изо всех сил старалась не пропустить ничего. Они столько рассказывали о магии и ее исчезновении, о превращениях и жизни среди людей, что мне хотелось слушать и слушать. Но усталость и нервный вечер дали о себе знать.

Вот нельзя засыпать в теплых, нежных мужских объятьях! Открыв один глаз, обнаружила, что носом утыкаюсь в подбородок Танна. Подняла взгляд выше, а там два бездонно-синих глаза беззастенчиво меня рассматривают. Я дернулась назад, уперевшись руками и ногами в наглеца, но меня крепко держали. Поэтому побрыкавшись я успокоилась и стала обдумывать план спасения. А на меня все так же с легкой улыбкой смотрел синеглазый.

— Успокоилась? И зачем портить такое замечательно утро?

— Что значит успокоилась? Ты вообще-то меня с другой невестой перепутал. Я не твоя, я Нарова.

— Я никогда и ничего не путаю, уж поверь. Я так давно не смотрел, как ты спишь!

Тут я совсем обалдела. Это ж наглость какая!

— Так ты уже не в первый раз ТАК на меня смотришь?

— Разве мне запрещено смотреть, куда я захочу? Мы вчера говорили о тебе, о нас…

— Ты сплетничал обо мне с оборотнями?! — моему возмущению не было предела.

— Не сплетничал — говорил. Они и с тобой хотели пообщаться, но я не дал им тебя будить.

— И что они говорили обо мне? — уточнила я.

— Что такой интересной молодой особы они давно не встречали.

— Кто бы говорил! Одна Блана чего стоит!

— И это ты тоже проспала, — улыбнулся Танн.

— Да с вами хоть вообще спать не ложись.

— С ними нет, конечно, не надо. Но вот со мной!.. — лукаво подмигнул мне синеглазый.

— Послушай, Танн. Это конечно все очень хорошо…

И тут произошло то, чего я никак не ожидала от рассудительного и здравомыслящего дракона — он сам, добровольно меня поцеловал. А зря! Я, не ожидавшая такого поворота событий и все еще жаждущая оказаться на свободе, цапнула его за губу. Он тоже видно не ожидал от меня такой подлости и расцепил руки, что бы схватиться за губу. Я воспользовалась моментом и, буквально выпрыгнула из его объятий. Только спросонья я забыла, где находиться кострище. Если сверху угли остыли и потемнели, то внутри они все еще пыхали жаром. Я, естественно, по саму щиколотку в этот жар и погрузилась. Если до этого момента я летать не умела, то научилась, потому что поймал меня Танн уже в полете. Так как он только что вскочил сам, и не успел принять устойчивую позу, мы повалились. И почему-то я оказалась снизу все еще завывая на одной ноте, словно мне и не требовалось дышать. А вопила я потому что приземлилась я опять в кострище! Нашла очередное приключение на свою многострадальную попу! Завопила еще громче. Меня тут же вздернули вверх. Подхватив на руки, парень куда-то меня понес. Я орать не переставляла, потому что у меня теперь горели не только ноги, но и зад.

Оказалось, что здесь есть еще и река. Почему я ее вчера не увидела? В общем, меня по самую шею погрузили под воду.

— Если ты сейчас не прекратишь орать, я тебя по саму макушку окуну! — пригрозил Танн.

Как-то резко мне замолчалось. Тем более, что прохладная водичка облегчила боль на интересном месте. Зато выступили слезы.

— Больно? — участливо уточнил парень.

— Это все ТЫ! Да я тебя… — буль… буль… буль…

— Я тебя предупредил, приподнимая над водой мою голову, сообщил мне Танн.

Я разозлилась так, что готова была его придушить голыми руками. Оттолкнувшись от него, попыталась принять вертикальную позу. Почему попыталась? Да потому, что при попытка встать на дно не удалась ввиду обожженных ступней, что не замедлили мне об этом напомнить. Просить помощи у утопителя не было никакого желания и мне осталось только плавать.

Через пятнадцать минуть я выдохлась полностью и стала тонуть на середине реки. Мышцы не только сильно болели, но их сводило судорогой. Танн поплыл ко мне, видя, что я не справляюсь. Но я же гордая! Я стала плыть в обратном от него направлении.

Ну почему мне так не везет! Я же окончательно буду бояться воды! Я снова ушла с головой под воду, но не потому что совершенно выбилась из сил, а потому, что меня кто-то нахально утянул вниз. Как же, старый знакомый! Когда прошел первый испуг от неожиданности, я грозно на него забулькала, теряя последние капли воздуха, и стала потрясать кулаками. Мне тут же соорудили пузырь.

— Какого тролля ты творишь! — справедливо вознегодовала я. Это еще ему повезло, что он меня не за больное место схватил.

— Хочу с тобой пообщаться, но ты к воде одна никогда не подходишь.

— А другого варианта общения со мной, как погружение на дно нет?! — подняла я бровь.

— Вряд ли он понравится твоему спутнику, — кивнул тритон в сторону плывущего к нам Танна в образе дракона.

М-да, а он у меня вездеходный! Интересно, до луны доберется?

«Надо будет, доберусь!» — раздалось у меня в голове. И когда я научусь не думать при драконе? — «А ты прочь с глаз моих, церемониться не стану!»

И чего он злой такой?

«Потому что эти… не хуже инкубов! А мне тебя надо домой доставить в целости и невидимости!»

— Ну, целость пока присутствует, а вот невредимость… — посмотрела я на свои ноги и предприняла попытку осмотреть себя сзади, так как над водой этого сделать не могла.

«Ты еще здесь?» — взревел дракон.

— Если захочешь пообщаться со мной — просто позови у воды. Я Хмис. Буду ждать, — и его темная макушка скрылась в глубине вод.

Как только он исчез, пузырь на моей голове лопнул, и я стала захлебываться. Меня ж никто не предупредил, что дыхание надо задержать! Но мой спаситель уже поднимал меня на поверхность.

Я уж подумала, что не могу дотерпеть до вздоха. Еле-еле выдержала.

— Лечиться поплывем? — уточнил синеглазый.

— А с резерва не пройдет? — я еще, как только оторвалась от Танна, подключила резерв к ногам и… попе. Плечо уже почти прошло.

— Заживет, но шрам останется. Ты хочешь своему мужу показывать свою… тылы в таком неприглядном виде?

Я покраснела, странно что вода не зашипела, испаряясь вокруг меня.

Меня на руках вынесли из воды, под сощуренные очи не престававших наблюдать за нами оборотней, и замерли в нерешительности, как меня приземлить. А приземлить меня было сложно, потому что я не могла ни стоять, ни сидеть. Тогда Танн принял единственное верное решение — положил меня на живот. А платье-то у меня обгорело, обнажив больное место. Я совершила попытку прикрыть остатками платья мой позор, но только зашипела от боли.

— Всем отвернуться, пока я не закончу, — правильно понял меня Танн.

— Я могу помочь, — вызвалась Блана.

— Хорошо, остальных я бы попросил… — но просить было уже некого, все остальные занялись своими делами и перестали обращать на нас внимание.

Мной вплотную занялись, пониже поясницы то больно покалывало, то нежно поглаживало. При первом хотелось пищать, а при последнем протянуть удовольствие.

— Ты долго бревном валяться собираешься? Переходи на свою картинку-сетку и смотри, что мы делаем.

— На что? — переспросила рыжая.

— Она вместо обычной сетки видит реальность и может делать с ней больше, чем мы сеткой. Принцип-то она применяет сетки, — продолжал Танн, словно меня здесь и не было, — но работает у нее это по-другому. И я пока не разобрался, что за заклинание она вплетает.

— Да ничего я не вплетаю! Просто закрываю глаза и все!

— Тем более странно, — покачал головой Танн. — И телепатическая связь у тебя сильная. Ты представляешь, — посмотрел он на рыжую, — на днях она пробила мою ментальную защиту! МОЮ! Ее сам Толинталиниэль не смог преодолеть, а она блокировки даже не заметила!

Оборотень с уважением в глазах посмотрела на меня. Если бы я еще понимала, что я творю — цены бы не было моим заклинаниям.

А что они там делают? Закрываю глаза, как просил Танн и смотрю. Ага, вон поползли зеленые сполохи от рук Бланы к моей… больному месту и сразу защипало. Танновы же сполохи наоборот вызывало чувство, которое заставляло меня ерзать и желание коснуться его руки. Знаю, что не стоит этого делать, но у меня возникла идея — если я проложу между их руками и… местом лечения, что будет? У меня мысли с делом не расходятся и я стала вытягивать резерв, тонким слоем накладывая его поверх тела.

— Драконий перец! — ругнулся дракон. — Что за?.. Почему лечение перестало действовать? Блана, что у тебя?

— Тоже не работает, — удивленно посмотрела на свои руки девушка.

И тут они заметили мои трясущиеся плечи и в один голос выдали:

— ЛИА!

— Что? — невинно спросила я, смеясь уже в голос.

— Что ты сделала? — подозрительно косясь на мою неприкрытую часть тела, уточнил синеглазый.

— А что не так? — уточнила я, уже давясь смехом.

— Прекрати притворяться. Что ты сделала?

— Я накрыла себя резервом.

— ЧТО? — брови Танна поползли верх, пытаясь слиться с линией волос. — Как ты поставила щит, да еще от магического воздействия?

— Я не ставила щит! А как его ставят?

Танн посмотрел на Блану и пожал плечами в знак доказательства:

— Я же говорил! Так, Лиа, сейчас ты лежишь смирненько и мы тебя долечиваем.

Я вздохнула. Вот не дают развивать магические способности! А сам почти каждый вечер заставлял магичить то с ним, то с Лайем.

Из произошедшего я сделала один-единственный верный вывод: отныне и навеки сплю подальше от него!

После лечения я пополнила запас резерва Танну и Блане. А затем уйдя в лес отправила птичку Алсэю. Интересно, скоро ли моя корявая золотушка долетит до пункта назначения? Выяснилось быстро — через пять минут я услышала голос Алсэя:

— Слушаю.

— Уф, получилось! Алсэй, это я, Лиа. Как там Лай? Как у вас дела? — затараторила я.

— Лайя скоро доставим во дворец, — успокоил меня друг.

— А меня нельзя к вам перенести? — жалобно попросила я.

— Ты хочешь, что бы я нажил себе дракона во враги? — подозрительно уточнил Алсэй.

— А забрать так, что бы с ним не ругаться? — с надеждой спросила в свою очередь я.

— Лиа, лети домой, там встретимся. А то прилетит на наши головы разъяренный дракон и порвет нас на мелкие кусочки. А оно нам надо? — услышала я возмущенную фею.

— Можно вас попросить, хотя бы держать меня в курсе того, как чувствует себя эльф? Пожа-а-алуйста!

— Не волнуйся ты так. Он быстро идет на поправку и вы скоро увидитесь. Обещаю!

— Надеюсь…

— С кем ты там разговариваешь? — услышала я голос Танна.

— Привет, Танн, — поздоровался Алсэй.

— Здравствуй, — это уже дриада.

— Привет. Как ваши там дела? — ответил мой спутник.

— Все хорошо. Береги ее, — Алсэй.

— Обязательно. Вы не против, если мы пойдем?

— Хорошо. Увидимся во дворце.

Фифалия, после случая с моим вторым «телом» перестала общаться с Танном. Совсем.

Связь оборвалась. А на душе стало сразу и радостно и грустно. Радостно от того, что эльф идет на поправку, а грустно от того, что я так далеко! Хочу к нему. И для того, что бы убедиться, что с ним все в порядке, и для того, что бы просто побыть рядом.

— Ты идешь или так и будешь в лесу сидеть? — поднял бровь Танн.

— А как ты себе представляешь мое появление перед оборотнями в таком виде? — я демонстративно посмотрела пониже спины на отсутствующий кусок платья.

— Давай попросим Блану создать тебе иллюзию.

— И сколько он будет держаться? Представь радость дворцовых сплетниц, если у них на глазах развеется морок, и я представлю всем свой тыл?

— Ну, тут я вижу два варианта. Первый — иллюзию буду поддерживать я. А второй — сама сделаешь, и сама держать будешь. Какой выбираешь?

— Мне больше по душе второй вариант. Первый не настолько надежен, в случае новой напасти тебе будет не до моей иллюзии.

— Правильно, одобряю! Самой надо учиться. В общем я зову Блану, у нее платья хорошо получаются.

— Ну что, красавица, — грациозно подошла Блана, — готова учиться?

— Конечно! А то заняться мне больше нечем!

— Не ворчи! Мы платьями не пользуемся, так что даже дать тебе нечего, кроме иллюзии, — улыбнулась оборотниха.

И мы магичили. Сначала она научила меня создавать черный материал, который можно было пощупать, потом придавать ему нужный цвет. Вся штука состояла в том, что бы я использовала для плетения заклинания резерв так же, как баловалась при лечении, только заклинанием придавая ему материальную основу.

Мы сотворили синее платье с открытыми плечами без лямок. В жизни бы такое на мне не держалось бы, но иллюзия сидит так, как вздумается магу. Прелесть какая! Верх переходил в обтягивающий низ с двумя разрезами, дабы мне удобно было сидеть на драконе. Столичные модницы будут в шоке! А мама так вообще, за сердце схватиться.

«А у тебя неплохо получается лечить», — сказала я дракону, когда тепло попрощавшись с оборотнями мы летели домой.

«Лиа, как ты отнесешься к дополнительной преподавательской единице в вашей школе?» — ответил Танн.

«Ты хочешь стать учителем? Будешь лекарское дело преподавать? Но тебе же некогда будет — молодая жена, семья… И ты даже Лайю помочь не смог!»

«Я бы предпочел преподавать боевую магию. Теорию и практику, если ты не против. А на счет жены… Мы же найдем ей работу или хотя бы занятие?», — проигнорировал последнюю часть фразы дракон.

«Зачем тебе это?» — решила я спросить напрямую.

«Мне интересно, как ты будешь учиться».

«Как все», — честно призналась я.

«К-хм, — досталось мне. — Очень сомневаюсь! Ну, так возьмешь меня на работу?»

«Как хочешь».

«Очень хочу!»

«Почему ты не помог Лайю?! Почему?!! Он из-за твоего отказа чуть не умер!»

«Прости, я не желал ему смерти. Просто… это было невозможно в тот момент».

«Почему?»

Мой вопрос остался без ответа. Иногда я его просто ненавижу! Готова придушить, а потом уже сожалеть о сделанном.

«Меня в данный момент ты можешь убить только магией».

Ага, он уже видите ли разговаривает! А я не буду. Вот прилечу домой и пусть валит на все четыре стороны!!!

«У меня приглашение на свадьбу!» — напомнили мне.

А то я не помню! Поскорее бы закончился этот кошмар! Я так больше не могу! В монастырь уйду, назло всем врагам.

«А одного наглого дракона туда пустят?»

«Они, может, и пустят, но я точно тебя тогда убью! Вот честно-честно! Нигде от тебя покоя не найти!»

«Правильно, покоя не жди».

Я застонала.

Оставшуюся дорогу домой я держала мою сетку во избежание неожиданностей в виде золотого или любого другого дракона. Как только закрывала глаза, сразу видела бледного, обессиленного эльфа. Сердце сразу начинало щемить, а на глаза выступали слезы. Одна надежда на то, что при возвращении домой они нас будут уже ждать там.

«Не грусти! С ним все будут в порядке!»

«С ним было бы еще лучше, если бы ты наплевал на вашу вражду ради нашей дружбы и помог ему!» — в сердцах бросила я, обиженная на него.

«Прости…»

Простить за то, что не помог?! Ох, не знаю…

До дома добрались без приключений. Всю дорогу я почти не общалась с Танном. Он тоже молчал, только мерно махал крыльями. Такая суматоха началась, когда мы пролетали над городом. Зато встречали нас чуть ли не с фанфарами. Когда мы приземлились, мать кинулась меня обнимать, а отец пробормотал, что мы плохо защищены с воздуха. Нар уже был тути Лиса с Киваром тоже. А там, стоит Алсэй — они тут! Значит Лайю легче, раз его сюда перенес единорог.

Тепло поприветствовав всех желающих убедиться, а некоторых и разочароваться, что я здорова и не сдохла где-то в канаве, я направилась к Алсэю.

— Лиа, деточка, что это за безвкусный ужасный наряд на тебе? — осматрела меня с ног до головы мама.

— Тебе нравится? — пошутила я. — Сама сделала.

— У нас через час обед, будь добра предстать в нормальном виде, — вслед сказала мама сухо.

— Я только проведаю Лайя и пойду себя в порядок приводить, — пообещала я.

Танн следовал за мной молчаливой тенью. Даже отказался пообщаться с отцом, обещав за обедом все рассказать. Нар тоже от нас не отставал, держа меня за руку и шепча на ухо, пока шли:

— Я так переживал, что с тобой что-то случиться! Я безумно рад тебя видеть! Ты не поверишь, но я по тебе скучал.

Конечно не поверю, чтоб этот… э-э-э… любитель женщин, хоть по одной из своих пассий скучал. Что это с ним? Граввлан обработку провел?

Добравшись до Алсэя, через довольную и не очень, челядь первое, что я спросила было:

— Как он?

— Лучше, — только и ответил друг, а фея, затрепетав крылышками, перелетела с плеча Алсэя на мое и, обняв меня, насколько позволяли ее маленькие ручки, чмокнула меня в щечку. Да что это со всеми ними! В душу закрадывалось нехорошее предчувствие.

— И где он сейчас? — молчуны, тоже мне.

— В лекарской, — краткость — это конечно хорошо, но в данном случае очень сильно раздражает.

— Я к нему, — начала я протискиваться сквозь окружавшую меня толпу, но была поймана за руку. Обернулась. Держал меня Нар.

— Не стоит. Он подождет. Ты же моя невеста! И вместо радости встречи со мной, ты бежишь к другому. Нехорошо.

Да мне, в общем-то все равно, хорошо или нет! Мне надо к нему!

— Нар, мы обязательно пообщаемся через час за обедом, но я должна убедиться, что с моим другом, который пострадал по МОЕЙ вине, все в порядке.

— Тогда я пойду с тобой!

Фея на это фыркнула и молча полетела по своим делам. А на кой он мне там сдался? Я хочу побыть с Лайем наедине, и свидетели мне не нужны. Как же его убрать-то?

— Лиа, эльфу нужен отдых и покой. А ты… тебе тоже с дороги надо отдохнуть, — встал на сторону Нара Алсэй.

Да что здесь происходит?! Чем больше меня удерживают, тем сильнее мне хочется попасть к Лайю! Растолкав всех, пошла в нужном мне направлении.

Достигнув двери, остановилась, обернулась за следующей за мной толпой и произнесла:

— Я ненадолго, — и смерив грозным взглядом Нара, добавила: — и одна.

Нар отчетливо заскрипел зубами, все остальные старательно отводили глаза, из-за чего я заторопилась еще больше. Открыла дверь, отдернула занавеску, а там… лежит он. Бледный, исхудавший, изможденный. Как? Почему? Он же эльф и хвалился своей регенерацией! Отчего у него так плохо заживает?

Я присела рядышком на стульчик, взяла его холодную руку в свои, стараясь поделиться теплом и резервом. Через минуту он открыл глаза и сказал:

— Ты в порядке! Слава Богам! Я так переживал… — осмотрев меня еще раз он заключил, — отличная иллюзия, красивая и тебе идет. Весьма соблазнительно!

— Ты видишь сквозь морок?! — поспешно прикрыла выступающие части тела.

— Через твой, нет. Но как бы хоте-е-елось… — мечтательно закончил он, закатив глаза.

Уф! А я испугаться успела.

Я чмокнула его в щечку:

— Выздоравливай поскорее! Ты поражаешь меня! Почему ты еще не на ногах?!

— Не волнуйся, я скоро поправлюсь.

Ага, не волноваться!

Уже приготовилась прочитать ему мораль на тему: «Болеть надо недолго и несильно, а точнее лучше и вовсе не болеть», но приоткрылась дверь, и вошел Алсэй с феей.

— Лиа, он должен отдохнуть…

— Я могу поделиться резервом!

— Это надолго не поможет. Ему надо время и покой. Пойдем, я тебе все расскажу.

Вот если бы не последняя фраза, то с места он бы меня не сдвинул. Улыбнулась эльфу:

— Я вернусь.

— Попробуй не вернуться! — вернул слабую улыбку Лай.

На выходе мне не дали пообщаться с Алсэем. Нар взяв меня за руку потянул в комнату.

Там меня уже ждала ванна и, выпроводив всех посторонних, включая прилипчивого Нара ушла под воду с головой. Как же я соскучилась по горячей воде!

— Лиа, пора одеваться, — привела меня в чувство моя камеристка.

Выползла. Натянули на меня опять необъемное платье фиолетовое с серебряной вышивкой и белой вставкой. На голове соорудили очередное гнездо. Мне мои косички или хвостики нравятся больше! И в таком пафосном виде я предстала за столом. Сидела я между родителями и Наром, напротив сидели мои друзья. Сейчас будет допрос!

— Где ты была? — спросил отец, пока вносили блюда. — И почему ты не вернулась с Наром?

Он им ничего не рассказал? Уважаю! Не ожидала от него такого.

— Возникла маленькая неприятность. Но все уже в порядке.

От сдвинувшихся к переносице бровей отца повеяло недоброй волной. Но так как блюда были уже поданы, отец сказал только:

— После обеда зайди ко мне в кабинет. Нам, — он глянул на мать, — надо с тобой поговорить.

Ароматы манили и нагоняли аппетит. И я приступила к трапезе. Нар подлил мне вина в бокал, но я попросила простого сока. Вздохнув, парень исполнил мою просьбу. Памятуя о последствиях алкоголя я решила, что голова мне нужна свежая. Разговор, чувствую, будет серьезным. За самим столом разговор велся ни о чем: где была, кого встретила, почему долго? Про встречу с русалками умолчала, дабы не шокировать сидящих за столом. У них, кстати, скоро уши будут больше головы от желания услышать, о чем идет речь на нашей половине стола. Алсэй и Танн поддерживали светскую беседу, а Ди скромно молчала и тайком рассматривала обедающих.

— Я так сильно переживала! — обняла меня мать в кабине отца, где мы остались втроем.

— Я тоже, — присоединился к обнимашкам отец. — Это все хорошо, — отстранился император, — а теперь расскажи нам с матерью, где ты пропадала?

Я и рассказала все без утайки. И про похищения, и про русалок, а вот про Нолиара не решилась. Не знаю, почему. Может потому, что сейчас меня больше волновало моя свадьба? Отец бледнел по мере протекания моего рассказа, а мать вздыхала и охала. Но первым по окончании пришел в себя отец:

— Теперь послушай меня, дочь. У меня для тебя радостная новость — у тебя через пять дней свадьба. Гости к тому времени должны буду уже съехаться, приготовления почти закончены.

— Но пап!!! — он только помотал головой. — Мам, хоть ты ему скажи! — бросилась я к ногам матери.

— Ани, солнышко, ты же прекрасно понимаешь, что у нас у всех свои обязанности и долг перед народом, — сказала мать мне, но при этом грозно посмотрела на отца. Уже хорошо, она на моей стороне. Нашему государству нужен беспрепятственный проход через Блетрис. Да и объединение одним наследником — большая польза.

— Но мне всего шестнадцать! — воззвала я к другому аргументу.

— Когда твой отец первый раз женился, его невесте было столько же, сколько и тебе, а он был гораздо старше Нара.

— И умру я как она, во время родов!

— Ты же говорила, что у вас не будет детей?

— А кто мне сейчас талдычил о наследнике? — взорвалась я. — А еще я не говорила, что это будет его сын!

— Ты думаешь эльфийское дитя не спутают с человеческим? — мягко успокаивала меня мать. Отец не вмешивался, только то краснел, то бледнел, то скрипел зубами.

— Зато у Нара будут бастарды по все Империи, — всхлипнула я, и мама поспешно меня обняла, бросив очередной недобрый взгляд отцу.

— Не будут, я за этим прослежу, — решил отец проявить поддержку, за что получил уде два злобных взгляда. — Лиа, солнышко мое непоседливое, я желаю только счастья тебе и твоим детям…

— Которых не будет!

— … но все мы чем-то жертвуем. Илдинар хороший, добрый. Тебе повезло, что он не такой, как его отец.

И тут я уже не выдержала:

— Знаешь что, папа! Я уже не маленькая! Я и сама могу решить, с кем мне остаток жизни провести!

— Я сказал Илдинар и точка, — взревел отец. — после свадьбы будешь жить в его замке и будешь примерной женой! Такой, что б нам с матерью стыдно не было!

— ЧТО?! Я никуда не поеду — я останусь здесь! Это, в конце концов, мой дом!

— Твой, но только до замужества!

— Я… Я думала, ты меня любишь! — всхлипнула я. — А ты!..

— Люблю тебя больше жизни! Но иногда приходиться делать то, что нам совсем не нравится! Выходить замуж за нелюбимых, рожать от них наследников престола…

— Правильно, — примирительно кивнула я. — Зачем тебе родные внуки? Тебе и внучатые племянники подойдут для трона!

— Смешная. У меня не может их быть?

— Правда? — зло поинтересовалась я. — Тогда объясни мне, почему меня пытался убить твой племянник. Дважды!

— О чем ты речь ведешь?! У брата не было детей!

— Законнорожденных да, но бастардов ему никто не мог запретить завести.

— Так, стоп! — вмешалась мама. — Давай-ка ты нам расскажешь все по порядку.

Я и выложила мое последнее приключение. Про золотого дракона, что я вился ниоткуда по велению Хорста, про то, что собирался он со мной сделать, и даже про спасение благодаря оборотням. Отец сразу пошел поднимать книгу генеалогического древа, бормоча про невозможность такого исхода.

Открыв толстенную книгу, он тыкнул мне пальцем:

— Вот, нет у него никаких детей!

— Пап, он сказал, что ты напрямую причастен к смерти его брата. Это правда?

— Ани, я похож на убийцу? — посмотрел мне в глаза отец.

— Людей ты казнил, — уклончиво ответила я.

— А мог ли я казнить брата ради трона?

— Меня же можешь выдать за Илдинара ради трона! — не утерпела и коснулась больной темы я.

— Это несравнимые вещи! — возмутился отец. — Ты будешь жить во дворце, тебя будут любить холить и лелеять…

— А если я не хочу внимания, если я хочу просто любить и быть любимой, хочу быть счастливой? Разве это плохо?

— Солнышко мое ненаглядное, — прижал отец меня к своей груди, — разве я зла тебе хочу? Да я бы ни за что не отдал тебя этому бабнику, но нам нужен этот союз, иначе мы окажемся в полной изоляции. Пралимас должен остаться здесь, как будущий правитель, а ты будешь руководить «пробкой» от нашей империи.

Понимая, что отца уже не переубедить, я всхлипнула:

— Не любишь ты меня! — и села рядом с матерью. — Скажи, вот зачем так торопить события?!

— На это настоял Граввлан. Видно ему нажаловался Нар о твоем… нехорошем поведении и постоянных исчезновениях. Еще, небось, ты позволяла лишнего Лайю.

— Я! — даже подскочила на стуле. — Никому ничего я не позволяла! — и зло добавила: — Но так хотелось! А ты мог бы и отменить свадьбу! Это, кстати, в твоей власти!

— Я пытался, — вздохнул отец, — но Граввлан четко обозначил свою позицию заявив, что закроет свою границу и не будет иметь с нами никаких дел. А еще он тонко намекнул, что его сын тобой увлекся. Это же хорошо.

— Ага, — кивнула я. — Очень-преочень хорошо! Вот получит он меня и буду я еще одной галочкой в его бесконечном списке!

— Вот все ты с ног на голову перевернешь! Хватит об этом! Я сказал, что у тебя свадьба через пять дней, значит так оно и будет! На эту тему разговор окончен!

Лучше поподробнее о Нолиаре расскажи, и мы вместе подумаем, как с ним быть.

Вечером я почему-то не смогла найти Алсэя. Его видели и там и здесь, но поймать неуловимого единорога мне не удалось. Навестила бессознательного эльфа, поделилась с ним резервом и совсем расстроенная пошла в место успокоения — Дворцовый сад, посмотреть на звезды. Путь пролегал по ступенькам на самый верх, потому что это сад не тот, что внизу, а тот, что для меня посадила мать на верхушке одной из башен. Стратегической она не была, а я любила на нее лазить. Вот мама и устроила тут для меня мой уютный уголочек. Были тут и лавочки и фонтанчики, даже гамаки. От лишних глаз спасало немалое количество ступенек требуемых преодолеть, прежде, чем сюда попасть. Я пользовалась этим в детстве и удирала сюда от доставучих нянечек.

Если раньше я убегала в сад от излишней опеки, то повзрослев стала бегать от проблем. Точнее не то что сбегала от них, а приходила сюда их осмыслить. Вот и сейчас забралась в гамак, смотрю на ночное небо и пытаюсь придумать очередную гадость, но такую, что бы можно было свадьбу отменить!

В голове крутилась одна мысль — сбежать. И сделать это так далеко, что б меня никто никогда не нашел. И гораздо лучше сделать это с Лайем. Только бы он выздоровел!

И понимаю, что это глупо и по-детски, но ничего с собой поделать не могу! Как же мне надоели все эти законы и правила, этикет и прочие ограничения! Лучше, чем время путешествия у меня не было — и легко, и свободно, и окружают не ядовитые змеи с кинжалами за пазухой, а друзья. Да были неприятности, но все равно мне было хорошо и комфортно. А здесь? Иногда кажется, что зря я от Богов вернулась. Жила бы себе припеваючи и не мучилась. А сейчас никакого покоя! Вот что этому Хорсту еще от меня понадобилось? Мало он мне неприятностей устроил? Созидателя на него нет!

— Ты чего пыхтишь, как ежик сердитый? — спросил незаметно подошедший Алсэй. Я от неожиданности чуть из гамака не вывалилась!

— Я искала тебя по всему дворцу, но ты от меня все время ускользал. Как ты меня нашел?

— Мне передали, что ты искала, а твоя мама сказала, где ты можешь находиться. И вот я здесь. Зачем ты искала меня?

— Ты обещал рассказать о Лайе. Как ему помочь? И что конкретно произошло, что он никак не может залечить раны?

Мы переместились к самому краю башни и там разместились на лавочке.

— Произошло следующее — болт, что ранил Лайя был не только с ядом, но и еще с заклинанием. Суть заклинания сводиться к тому, что блокирует любое проявление магии, в том числе и внутренний резерв.

— Но он же очнулся, когда я подпитала его своим резервом! — изумилась я.

— Ты уверенна?

Этот вопрос поставил меня в тупик! Конечно уверенна! Чем же я могла еще его подпитывать?!

— В твоем вопросе есть камень преткновения, но я никак не могу его найти. Просто скажи, почему я смогла ему помочь.

— Ты еламинай. В тебе есть частичка его крови. И в тебе кровь Богов.

— Откуда ты знаешь про последнее?! — поразилась я знанию парня.

— Я просто вижу. В сочетании всего этого ты и смогла привести в его в чувство. Но что бы излечить его быстрее, чем его тело сможет сделать это само, тебе надо обратиться к Ниолиме, Богине целительства.

— Да знаю я, кто она такая! Пошли в храм? Правда она мне еще никогда не отвечала, но попробовать стоит.

— Ты наверно просила для того, кто эту помощь принимать не хотел? — я изумленно уставилась на него. Да, я просила для Танна и тот категорически отказался от какой-либо божественной помощи. И откуда он все знает?!

— Вот в храме и расскажешь мне об источниках твоей осведомленности. Заодно по пути расскажешь мне, что ты знаешь о Созидателе!

— О Созидателе знаю только, что он высший Бог и именно он создал весь пантеон дабы отойти от дел. И это все. Ни как его найти, ни как призвать — я не знаю, — и добавил, — к сожалению. И, Лиа, я не смогу пойти с тобой в храм — я решил не злоупотреблять твои гостеприимством и покинуть дворец. Я возвращаюсь в свою Долину.

— Как? Прям сейчас?!

— Да. Мне невыносимо находиться в такой грязи…

— Я прикажу и завтра здесь будет идеальная чистота!

— Не надо, чистой ты души человечек. И как ты смогла вырасти такой среди столь грязных помыслов, окружающих тебя?

— У меня хорошие родители, — улыбнулась я. — Только замуж насильно выдают!

— Все образуется, вот увидишь! Слышу феечка на подлете. Пришлось применить хитрость, что бы иметь возможность поговорить с тобой наедине, — улыбнулся эльф. — Ей это явно пришлось не по душе.

— Ал! — раздался грозный голос маленькой феи. — Ты почему от меня сбежал?! Да еще к ней!

— Ну что ты шумишь, цветочек? Я вообще-то, искал здесь тебя! — Ал незаметно мне подмигнул. — Лепесточек, ты готова попрощаться с Лией?

— Да, — потерлась малявка щекой о его щеку. Сидя на его плече это сделать было несложно.

Я стояла с приоткрытым ртом, пытаясь осознать произошедшее. То, что Фифа последнее время не отходила от Алсэя, я видела, но о их сближении не подозревала. И почему я уверенна, что это к лучшему?

— Лиа, — фея приняла увеличенный образ, став больше, но оставшись собой. Обняла меня за плечи и прижала к себе. — Держись, мы всегда с тобой, пусть и не рядом! Я буду скучать по твоим глупым выходкам!

— А я по твоим! — мы вместе улыбнулись.

Потом парочка взявшись за руки исчезла в портале. А я чего стою тут с глазами на мокром месте? С ними я прощаюсь не навсегда, а сейчас мне надо бежать в храм.

Вломилась в святыню, как на пожар! Пробежала мимо Настоятеля, схватила свечку со словами: «Мне очень надо» и побежала к огромной статуе Ниолимы. Если подножие Лании было полностью заставлено ароматными свечами, то здесь их было гораздо меньше. Я зажгла свечу и коснулась статуи. Считалось, что рукотворный образ помогает связи с Богами. Как по мне, так им и вовсе все равно на нас, людей. Будем мы жить или умрем — для них это не имеет значения. Только я сосредоточилась, как рука Настоятеля коснулась моего плеча:

— Я тоже молился за твоего друга. Пусть наши молитвы будут услышаны.

Я благодарно улыбнулась. Он всегда мне нравился. Настоятель Феланий ир Алис был добр и внимателен даже к самым бедным его прихожанам. Я никогда не слышала, что бы он повышал голос, но не было такого человека, чьего бы сердца не коснулись его слова. Он часто улыбался и в подтверждении этого в уголках его серых глаз были морщинки. И он, сколько я себя помню, всегда был седой.

— Ви́тэ Феланий, скажите, что Вы знаете о Созидателе? — решила воспользоваться моментом я, потому что застать его в одиночестве — редкая удача.

— Почему ты спрашиваешь, дите? — с самого рождения он так меня называет, даже не смотря на то, что я давно уже выросла.

— Мне кажется… что он сыграет свою роль в моей жизни. Не спрашивайте почему, просто кажется. Да и интересно, кто же это такой! Никто не знает!

— Я знаю, — огорошил меня Настоятель. — Когда закончишь, приходи — я тебе расскажу.

Я кинулась его обнимать, он засмеялся:

— Это тайна Немногих, но ты достойна ее знать.

— Спасибо! Спасибо! Спасибо!

Я уже знала, что даже отец не был посвящен в орден Немногих, и что там хранились самые древние тайны мира. До сих пор никто не знает точное количество ордена, кроме них самих. Так что мне оказали большую честь, и я это ценю!

Я вернулась с просьбой к Богине о скорейшем выздоровлении Лайя. Я уже заканчивала, когда верх статуи в три человеческих роста стал расплываться, и она заговорила:

— Я отвечу на твою молитву, но и ты выполнишь мою просьбу, когда придет время.

Вот знала я, что обращение к Богам всегда чревато последствиями. И знаю, что ничего хорошего от них ждать не приходиться. Но просьба будет еще неизвестно когда, а эльфу плохо сейчас! И для него я сделаю все! Даже готова умереть снова!

— Я слушаю тебя, — кивнула я.

— Время просьбы еще не пришло.

— Но содержание ее я могу узнать?

— Нет.

Вот тролль безногий! Чует мое сердце, что не к добру это! Ох, не к добру! Но чего не сделаешь ради любимого?!

— Я рад, что ты пришла, — поманил меня рукой Настоятель к столу с огромной книгой. — Вот то, что ты ищешь.

Я глянула на книгу. Там, на потертых временем страницах рисовалось изображение огромного рогатого дракона, кожа которого была испещрена светящимися узорами. Красивый какой!!!

А вот с чтением текста вышла проблемка. Какие-то закорючки вижу, но мне они абсолютно незнакомы.

— Это что? — тыкнула я пальцем в книгу. — Я не знаю этих символов.

— Удивительно, что ты их вообще видишь! У нормальных людей здесь только размытые кляксы, — улыбнулся краешком глаз Настоятель.

— Я ненормальная? — в голосе только удивление, злости не было, потому что знаю — он не обидит.

— А ты сама как считаешь? — легкая улыбка на губах. Я вздохнула. — То-то же! А на символы не обращай внимания, смотри только на картинку и постарайся услышать, что она тебе говорит.

Дожила, с картинами учат разговаривать! Чем Боги не шутят? Попробую. Смотрю внимательно и пытаюсь что-нибудь услышать.

Ничего не слышу, только мерное дыхание двух человек — меня и настоятеля. И больше ничего!

Когда я уже отчаялась что-либо услышать, картинка поплыла и зашевелилась. Я сморгнула, но это ничего не изменило.

— Многие тысячелетия никто уже не беспокоил меня! Ты зачем ищешь меня? — грозно спросил дракон с картинки.

Я глянула на настоятеля, но тот, похоже задремал и ничего необычного не слышит.

— Я? — решила уточнить.

— Именно! Что заставляет тебя искать встречи со мной?

— Если честно, то это все Хорст с Ланией, — наябедничала я. — Они заключили пари и я страдаю из-за этого. Хотелось бы ясности в этом вопросе. Или на худой конец проучить их за издевательство надомной!

Сумбурно вышло! Да я и не планировала разговор с Созидателем, просто хотелось избавиться от раздирающих меня противоречий.

— Я понял твою просьбу, — махнул хвостом дракон. — Но скажи мне, за этим ли ты приходила? Что бы пожаловаться на Богов?

— Э-э-э… нет. Мне хотелось, что бы ты решил мою проблему.

— Какую из? — вот я прям, почувствовала, как поднялась бровь над его глазом. И не смотря на то, что передо мной стоял дракон, мне иногда казалось, что я вижу в нем человеческий облик.

— Если можно как-то унять мои метания в отношениях с эльфом и драконом, было бы просто превосходно! — схватилась я за последнюю надежду управиться с волей Богов.

— И кого из них ты хочешь перестать любить? — вот вижу я поднимающуюся бровь снова, хоть ты тресни!

Так и хотелось сказать Танна! Аж язык чесался! Но я молчала, только открывала и закрывала рот, как рыба на суше.

— Ну? Что ты молчишь? Кто из них тебе менее дорог?

А никто! Я как самая подлая собственница не хотела лишаться ни того, ни другого! И Танна-то хотела назвать только потому, что свадьба у него, он уже не мой. Зачем мучить и себя и его? Но и у меня же тоже свадьба? Зачем мучить Лайя?

— Ты не можешь определиться. А знаешь почему? — я с такой надеждой глянула на Созидателя, словно он мог одним своим желанием устроить мою жизнь раз и навсегда. — Потому что Хорст только усилил то, что было заложено. Без его вмешательства ты бы искренне любила Лайя, а Танн занимал бы второе место в твоем сердце. Но чувства к нему все равно были бы весьма сильны.

— ЧТО?! — я как стояла, так и села на пятую точку. Еще и книгу зацепила, отчего та шмякнулась мне на коленки. Не может такого быть! — Любить можно только одного! Двоих — это просто неправильно!

— Кто тебе это сказал? — улыбнулся высший Бог.

— Я!

— Значит, ты сама поставила себе условие и считаешь его правильным? Или это влияние воспитания? А ты знаешь, что среди магических рас встречаются полигамные браки?

— Но я просто человек! У нас принято иметь одного супруга, но никак не два. Еще две жены — это куда не шло! Допустим для увеличения рождаемости. И никак не наоборот!

— Комплексы, — хмыкнул дракон.

— А у самого супруга есть?

— На моей памяти, мне таких вопросов еще не задавали! — усмехнулся дракон. — У меня все гораздо сложнее.

— Прям таки уж все? — недоверчиво уточнила я.

— Ты знаешь, что ты просто невыносима? — послышалось в голосе Бога скорее изумление, чем гнев.

— Да. И сообщил мне об этом Бог. Так что там с женами?

— У меня нет супруги.

— А любимая?

— Была, — грустно-грустно вздохнул дракон.

— Что с ней стало? — в моем голосе даже язвительность не проскочила.

— Я ее потерял. По своей собственной глупости!

— А с этого места поподробнее!

— Ты странная! Ты это знаешь?

— Такого мне еще не говорили. А странная — это хорошо, или плохо?

— Смотря для кого, — улыбнулся Бог. — Я тебе даже не помог, а ты уже интересуешься моими проблемами.

— Ты от темы не отвлекайся! Что у тебя произошло?

Бог вздохнул, посмотрел на меня, убедился, что я не отстану и начал рассказ:

— Когда-то давно, настолько, что время стерло все следы на земле, была девушка. Не было у нее ни рода, ни племени, но была она невероятно красива! Белолица, светловолоса, сероглаза. Нежная, словно отблеск множества звезд. Я не смог в нее не влюбиться. Я долго наблюдал за ней. Как она росла, как становилась все краше и краше.

Однажды пришло время выбирать ей жениха. Родители настаивали на богатом супруге, но она не любила его. И можно ли было ей, самой невинности и красоте любить этого старого, лысого и грязного мужлана?!

Я не выдержал и явился ей. И, о чудо! Я понравился ей! Я чувствовал это каждой фиброй своей божественной души! Нам было хорошо вместе! Я ее украл и жили мы на краю мира счастливо и беззаботно. Правда я так и не смог признаться ей, кто я есть на самом деле — я боялся, что она испугается моей сущности, вот и молчал.

Был только один недостаток в наших отношениях — у нас не было детей. Просто потому, что для этого ей требовалось иметь огромный резерв, что бы она смогла выносить ребенка Бога, а она даже не была магом. Но нам и вдвоем было хорошо.

До того момента, пока Боги не воспользовались моим отсутствием и не начали передел власти. Все что они творили, отражалось на земле: ураганы, ливни, землетрясения, извержения вулканов и многое другое. Невинные люди гибли тысячами.

Я не смог на это спокойно смотреть. Мне пришлось оставить свою любовь, что бы не гибло человечество. Я верил, что разлука будет недолгой.

Но когда я вернулся, то был предан мной же созданными Богами! Они украли ее! Они посмели лишить меня единственного лучика света в моей бесконечной жизни!

Но этого им было мало! Когда виновные были наказаны, я кинулся на поиски любимой. Я искал ее везде и днем и ночью! Не осталось на земле ни одно места, где бы я не побывал, ни одного камня, за которым бы я ее не искал, ни одного водоема, в который бы я не нырнул! Самое страшно было в том, что я не чувствовал ее живую человеческую душу! Тогда в отчаянии я много веков искал ее за Завесой и в Чертогах. Но и там ее не оказалось!

После этого я отвернул свой взгляд от людей и Богов! Ты первая, на чей призыв я ответил за многие-многие тысячи лет. Сам не знаю почему. Но ты бы не отстала от меня, верно?

— Не-а! Не отстала. У меня к тебе встречный вопрос: если я помогу тебе, можно ли мне рассчитывать на твою поддержку?

— ТЫ?! Поможешь МНЕ?! А ты удивляешь меня все больше и больше! Но КАК?

— Я думаю, что знаю, где твоя любимая, если ты не смог найти ее ни на земле, ни за Завесой, — лукаво подмигнула я.

Дракон заходил по картине туда-сюда, раздраженно махая хвостом. Картина двигалась за ним. Однажды я даже увидела таких же, как он драконов. Неужели он такой не один?

— Я не понимаю, как ты можешь помочь мне? Вижу, что не обманываешь, но никак не пойму… А если я тебе не смогу помочь? — прозвучало после бормотания и паузы.

— Вот как значит? Но ты же Бог, да еще и высший! Ты же все можешь! — хорошо, что я уже сидела, а то мне что-то захотелось лечь. Как-то вмиг я обессилела, и апатия поглотила меня с головой. Не может быть, что бы даже он не смог мне помочь!

— А что конкретно ты хотела, что бы я сделал?

— Да не знаю я! Лишить меня любви, совсем! — в сердцах закричала я.

— А остальные пусть мучаются?

— И остальных тоже лишить! Ну, любви ко мне.

— И тогда ты будешь чувствовать себя счастливой? — ехидно поинтересовался Бог.

— Нет… — растерянно протянула я.

— Я бы и хотел тебе помочь, но не могу! Можно заставить человека любить на время, можно и заставить разлюбить, но если чувства истинные, то тут даже Боги бессильны. Я могу заглушить, но не убрать совсем. А теперь представь, что ты спишь с мужем, а произносишь имя запавшее в твою душу, сердце или куда там еще! Нехорошо, правда? Поэтому ты для себя сама должна решить, что ты хочешь от жизни, кто тебе настолько дорог, что ты не сможешь и дня прожить без него. Судьба каждого человека в его руках! Да, Боги иногда корректируют ее по своему желанию, но люди в силах изменить любое их решение. Для этого им дана капля моей крови.

— Поняла. Бросаешь меня, и помочь не хочешь. Воля твоя, — обиделась, и весьма справедливо, я. — А кто там ходит? Я видела таких же, как ты…

— Это высшие Боги в других мирах, но тебе об этом знать не положено…

— А как туда попасть? Ну, в другие миры? — мои глаза уже загорелись жаждой приключений!

— Тебе там делать нечего, ты здесь уже такую кашу заварила, все законы нарушила и продолжаешь нарушать!

— Ты же мне когда-нибудь о них расскажешь? — с надеждой спросила я.

— Когда-нибудь…

— Хорошо, — если он надеется, что я забуду, то он глубоко ошибается! — А почему ты не спрашиваешь про любимую?

— Я думал, что если ты не скажешь, сам в твоих мыслях прочитаю.

— Не надо, я и так скажу! А то у меня итак не голова, а двор проходной — лазят все, кому не лень! Да и не зверь я, что б мучить живое существо! А твоя красавица смотрит на людей каждую ночь и ждет, когда же ты ее найдешь! Если бы ты только не отвернулся от всего мира, то вы бы обязательно встретились! Ее же Роннис зовут, верно? Она обратилась Богиней луны.

Дракон сначала глянул на меня, потом его взгляд стал рассеянным и опять сфокусировался на мне. Обернулся темноволосым зеленоглазым парнем, кинулся меня обнимать, чмокнул в щечку и со словами: «До конца жизни буду тебе благодарен!» — исчез. И только после этого я сообразила, что он был не в книге, а скорее в моем сознании и, материализовавшись, исчез. Кому рассказать — не поверят!

А главное, мне он так и не помог, только еще больше запутал! Что б ему… счастливо жилось!

В ту ночь луна светила ярко, как никогда! И я порадовалась тому, что хоть кто-то счастлив. А мне, паразит, он не помог, даже свадьбу не отменил.

«Вот явился бы перед алтарем сам Созидатель и сказал, что свадьбе не бывать! Кто бы с ним поспорил? Правильно, никто! А он смылся к своей Роннис! Есть ли хоть один хороший Бог или они все преследуют исключительно свои цели!» — ворчала я про себя, пока шла примерка платья.

— Ани, лапочка, свадьба — это радостное событие, а тебя выражение лица в самую пору для похорон или для убийства, — погладила меня по щеке мать. — Смотри, какое замечательное платье, нежно-розовое. Знаешь откуда материал?

— Нет, мам, — покорно поддержала я разговор.

И дальше пошло повествование о происхождении материала, о мастерах его создавших, о его пути и прочее, прочее, прочее. Но вдруг мама замолчала, а девушки, осуществлявшие примерку, тоже замерли. Они все внимательно смотрели на мое платье, которое я по научению Бланы смогла окрасить в черный цвет.

— ЛИА! — наконец пришла в себя мама. — Прекрати это немедленно! И не смей такое повторить в день свадьбы!

— Хорошо, мам.

— Вот и славненько! А сейчас ты улыбнешься и никто не заметит твоей грусти! — и шепотом добавила: — да и моей тоже.

После примерки я бегом кинулась к Лайю. Забежала за цветами в сад и поставила их на тумбочку рядом с кроватью, а сама села отдышаться на стуле рядом с его кроватью. Насмотревшись на его бледное лицо, я все же решила поделиться резервом. Коснулась его обнаженного плеча и стала вливать потихоньку резерв.

Тут дверь открылась. Обернувшись, я увидела на пороге Танна.

— Что ты тут делаешь? — вскочила я.

— Я пришел навестить друга, — абсолютно спокойно, не обращая внимания на мое возмущение ответил Танн.

— Какой друг?! Из-за тебя он здесь в таком состоянии! — все больше злилась я.

— Ты сердишься на меня или на весь мир? — улыбнулся парень, словно не я тут стою и молнии метаю. — Что у тебя произошло?

А что случилось-то? Да так! Ничего особенного! Еламинай чуть живой, сливается цветом с белыми простынями, скоро от него совсем ничего не останется! Высший Бог и тот не в состоянии решить мои проблемы! К кому бежать? У кого помощи просить? Есть ли хоть что-то в этом мире, что разрешиться благополучно лично для меня?!

Что я плачу, поняла только когда на мои вздрагивающие плечи легли сильные теплые руки Танна и прижали меня к нему. Я не сопротивлялась. И очень даже зря, потому что дверь снова открылась и на пороге на этот раз стоял Нар. А ему, что здесь понадобилось?

Он, окину взглядом картину, быстро оценил ситуацию.

— Лиа, как это понимать? Я знал, что застану тебя именно здесь, но что в таком виде — не ожидал! Если тебе грустно, я буду рад САМ тебя утешить, — протянул ко мне руки будущий супруг.

Видят Боги, как сложно мне было оторваться от Танна и, взяв под руку Нара, выйти от Лайя. В голове была только одна мысль: «Убью Богов к тролльей матери!»

Как только дверь закрылась за нашими спинами, Нар положил на мою руку свою ладонь и тихо спросил:

— Скажи, я тебе совсем неприятен?

Я отрицательно помотала головой. Он еще тот красавчик, но нет ему места в моей жизни.

— Нет? Хорошо. Тогда дело, наверно, в самой свадьбе?

Я молчу, даже глаза на него не поднимаю.

— Понятно. В ней родимой. Скажи, а если я пообещаю тебе быть самым любящим, заботливым и внимательным мужем, ты перестанешь меня избегать?

— Похотливого бабника не исправить! — так неожиданно вырвалась у меня эта фраза, что я даже рукой рот закрыла.

— Значит дело в этом. Я обещаю тебе, что отныне и навеки ты будешь моей единственной! Если я нарушу клятву, да покарают меня Боги! Теперь веришь?

Не отпуская руку ото рта, чтоб не сморозить еще глупость, что пытается сорваться с кончика языка, я отрицательно помотала головой.

— Значит, не веришь. Что ж, это может исправить только время. Надеюсь, нам его хватит для исправления ошибок моей молодости, — грустно улыбнулся принц.

Ага! Мне вот только не хватало исправлять все, что он успел натворить!

— Ну что ты молчишь? Я же не зверь какой-нибудь, я человек! Я не сделаю тебе больно!

Это он сейчас о МОИХ друзьях?! Да за них я самолично его здесь придушу и прикопаю! Тут я услышала, как я заскрипела зубами. Но вспомнив о просьбе мамы не ругаться с Наром. Нам де еще жить и жить вместе и негоже начинать со скандала.

— Мне… надо привести себя в порядок. Не проводишь меня?

Осталось придумать, как от него избавиться.

Но мне не пришлось искать причины, что бы покинуть его общество. Мы встретили его отца и он ушел с ним, а я на радостях смылась посмотреть, как идут дела в школе. Правда на выходе из дворца меня поймали два гвардейца и объяснили, что отец запретил отпускать меня одну. Кто бы сомневался!

Лик от нетерпения весь извелся пока шли по улицам города, а за стеной я пустила его во всю прыть. Ух, красота-то какая! Прическа, правда потеряет должный вид, но это не страшно! Выпустив «пар», мы подождали храбрых гвардейцев. С ними мы чинно и мирно двинулись к каменным стенам Верты. А там…

Там настолько все изменилось, что я и представить не могла! Народ снует туда-сюда, только успевай уворачиваться, пыль столбом — работа кипит! Наконец среди этой суматохи нас заметил Тром и с радостными криками побежал к учителю. Какие учителя, когда еще самой учебы нет? Даже интересно стало.

Через минутку появился светловолосый эльф, поклонился (это вообще из разряда невероятного, они склоняли головы только перед Владыкой и Лайем, больше ни перед кем!) и я склонила голову в ответ.

— Работа полным ходом? — улыбнулась я, после приветствий.

— Да. Но маловато обученных магов для помощи. В основном идет ручной труд, что занимает много времени. Еще сказывается отсутствие тех магов, что отправились на поиски новых учеников. Как только они вернуться, сразу станет легче.

— Может, вам еще мастера нужны? Скажите какие, и я найду нужных вам.

— Благодарю, но мы пока справляемся имеющимися у нас силами. А вот и наши… драконы, — последнее слово далось ему с трудом.

Позади спешащего Трома шли трое идущих мужчин. Тоже красивые, но у них иная красота, в отличии от эльфов, более мужественная, что ли. Опять по новой пошли приветствия, малозначащие фразы. После чего меня повели показывать место моей будущей учебы, если я, конечно, уговорю отца никуда меня не увозить, а оставить здесь, развивать талант, благо задатки есть, и хорошие!

Я, оказывается, много пропустила! Почти все было приведено в порядок, кроме подвала и первого этажа. Сам замок уже не выглядел заброшенным, верхние этажи, так вообще были жилые. Там и располагались учителя, ученики и работники. Кухня, правда, была на первом, но ее отгородили от ремонтируемых зданий. Я бы и сама руками поработала, да родители прибьют без разговоров.

А здесь весело! Не смотря на постоянное движения слышаться шутки и смех. Только меня тут и не хватает.

Если до посещения замка, у меня была испорчена только прическа, то теперь и все платье было в весьма плачевном состоянии. А все потому что я залезала во все углы и всюду совала свой любопытный нос. Должна же я была убедиться, что в школе будет порядок.

В одной из ремонтируемых комнат из-за пыли я ничего не видела и шла буквально на ощупь. Естественно я оступилась и полетела лицом вниз, на камни. Успела даже обрадоваться, что с разбитым лицом меня замуж не отдадут. Но радость оказалась преждевременной. До пола я не долетела, затормозив на чьей-то груди и в крепких объятьях.

— Тебя-то я и искал. А ты как всегда в своем репертуаре, — констатировал до боли знакомый голос. — Как ты без меня жить собираешься? Убьешься же!

Вот последние я стерпеть не смогла! Мало того, что он нахамил, так еще и свадьбе поспособствовал. Оттолкнув парня, заявила:

— Ты вообще зачем на моем пути стоишь?! — заметил ли он мой грозный взгляд, сквозь всю эту пыль?

— Пошли. Тебя родители обыскались уже, — спокойно сообщил Танн. И почему мне так не везет?

— Ани, дочка, где ты ходишь? О, Боги! Что с тобой? Ты не ранена? — кинулась ко мне мать.

Если пыль слегка слетела с меня по пути, то порванное в нескольких местах платье зашиться не сумело.

— Тебе надо быстро привести себя в порядок — у нас же гости!

— Уже? — изумилась я.

— А чему ты удивляешься? К нам теперь и прилетать могут — магия же проснулась.

— Прилетать? Родители Танна что ли уже здесь? — дрожь в голосе скрыть не удалось.

Я, как-то незаметно для себя, заторопилась. Меня привели в порядок, переодели, умыли причесали. Но все равно я не чувствовала себя уверенной.

И еще неуверенней стала себя чувствовать, когда мы вошли в зал, где нас ждали его родители. Кроме моего отца, писчего, двух стражников здесь был Слок, симпатичный темноглазый брюнет, русая и синеглазая женщина, и блондиночка, которая держала Танн под руку. Если родители мило улыбались и излучали дружелюбие, то девушка стойко вызывала у меня отвращение. Мне в ней не нравилось абсолютно все! И огромные карие глаза на пол-лица, и тонкий нос, и правильный овал лица. И то, как она оценивающе прошлась по мне взглядом вызвала желание украсить ее лицо живописным зелено-фиолетовым фонариком. Но, несмотря на всю бурю чувств, я продолжала мило улыбаться и стараться на нее смотреть.

Нас не представили, они сделали это сами. Точнее сам Танн, как единственный знающий всех присутствующих поименно. Начал он с моих родителей, так как именно они были хозяевами принимающего дома. Зато меня так оригинально еще представляли:

— А это виновница всех тех событий, что привели вас сюда. Позвольте представить…

Вот все бы взоры на меня обратились, если бы они итак до этого меня не изучали. Я даже слегка смутилась под столь пристальным вниманием.

— Значит, ты та самая Лиа, про которую рассказывал мне Слок, — то ли спросил, то ли констатировал отец Танна. — Я Хримарриат Лотрантар Проимантей тал Ксаниланетой лэ Валданитарина. Владыка Вершин Краммлаата. Это Шалиасс Ренлатие тал Ксаниланетой лэ Валданитарина и Мириар Дарвара тал Пронтам лэ Мардатарина. Мы родители уже знакомого тебе Таннирталена, а это его невеста Мириар Дарвара тал Пронтамлэ Мардатарина.

И тут мне срочно захотелось куда-нибудь исчезнуть. Вот меньше всего на свете я хотела видеть его невесту. Я даже возлагала большие надежды на Илдинара в той части, что он не согласится поехать на эту свадьбу.

— Со Слоком тал Ксаниланетой, нашим приемным сыном, ты уже знакома, — продолжил отец Танна. Это хорошо, что никто не заметил, как мои ноги стали ватными, а голова перестала воспринимать любую другую информацию. — Мы выражаем искреннюю признательность за то, что ты сумела сделать то, чего не смогли мы — дать человеческий облик нашему сыну.

— Мы не просто знакомы — мы друзья! — подойдя, Слок приобнял меня за плечи и подмигнул родным. — Правда, Лиа?

— Разве могут быть сомненья? — улыбнулась я. Осталось надеяться, что никто не заметит вымученность моей лубки, потому что Слок действительно классный и достоин настоящей взаимности.

Пока я мило улыбалась, оборотень мне прошептал на ухо:

— Мои родители здесь, как ты и просила. Надеюсь, ты нам с Рисаной поможешь?

— Конечно! — одними губами ответила я.

— Что это мы все стоим? — подал голос мой отец, до этого молча наблюдавший за разворачивающейся перед ним сценой. — Идемте к столу, там и обсудим все дела.

— Прежде чем мы перейдем к делам, — снова взял слово Хримарриат, — я бы хотел выразить благодарность вашей дочери. Ее поступок не имеет границ мужества и самопожертвования. Дух ее настолько силен, что ни одно живое существо не может сравниться с ним. Вижу у тебя подарок эльфов. Я смею надеяться, что ты и от нас примешь маленький подарок. Этот амулет заговорен от большинства ядов. Как только отравленная пища или вещь окажется рядом, он поменяет цвет. Сейчас он прозрачный, но приобретет цвет, когда будет близко. Мы ценим твою жизнь.

Ага! Еще бы они ее не ценили! Как же они в драконов превращаться без магии будут?! Правильно, никак!

Выразила полагающуюся в данном случае благодарность и на этом официальная часть приема была окончена.

В зале был накрыт стол. Все расселись. Я, как всегда, справа от родителей, которые сидели во главе стола. Рядом со мной устроился Нар. Напротив сидели родители Танна и он сам с… невестой. Так и хочется ядом поплеваться на эту красавицу писанную! А она как ни в чем не бывало мило улыбается жениху и тихо смеется над его шутками. Нар, конечно тоже меня без внимания не оставлял, но с этой парой напротив я скоро косоглазие заработаю.

После первой смены блюд, сославшись на усталость, смылось по-тихому к Лайю. Как мне его не хватает! Особенно сейчас! Мне так хотелось побыть с ним наедине, но у двери меня уже ждал Нар. И нехорошо так буравил меня взглядом. Я даже подумала, что стоит сделать вид, будто мимо проходила, но потом пришла к выводу, что Лай дороже любого мнения обо мне моего жениха.

— Я думаю, нам есть, что обсудить. Прогуляемся по саду?

О, Боги! Только его нравоучений мне и не хватало для полного счастья! Бросив грустный взгляд на дверь, я приняла предложение.

— Я понять не могу, что ты в нем нашла? Ну, кроме внешних данных. Зная тебя, могу сказать с уверенностью, что ты не падкая на смазливые мордочки.

— Он единственный, кто подарит мне детей, — витая в облаках и грустных мыслях, ответила я.

— Я! Я подарю тебе наследника! — взял меня за руки Нар.

Я же меланхолично спросила, не особо вдумываясь в смысл вопроса:

— От кого?

Он сначала даже не нашелся что ответить. Но потом согнал разбежавшиеся мысли в кучу, сказал:

— От тебя конечно! Мы будем о-о-о-очень стараться! Неужели ты думаешь, что… У меня ни от кого нет детей! Как ты могла так подумать?!

— Но могут быть, — добила я полностью растерянного парня.

— Анилиа! Прекрати это немедленно! Я изменился и мне никто кроме тебя не нужен. Наше путешествие многое изменило! Я и не представлял, что ты такая… такая невероятная! С тобой интересно, весело и всюду приключения. Ты добрая, отзывчивая и справедливая! Разве может быть кто-то лучше?! Таких нет, и никогда не будет! — распылялся Нар.

Да, выражение со смыслом — метать бисер перед свиньями. Мне было совершенно не интересно, что он думает обо мне. Меня сейчас волновали совсем другие вопросы, но решить их здесь и сейчас я не могла.

Следующий день тоже изобиловал на события — прибыла эльфийская делегация во главе с Линиэлем. Естественно, что он первым делом спросил, почему его не встречает сын. И хоть мой отец пытался принять удар на себя, вопрос был адресован мне.

И я привела его к нему. Бледному, бессознательному, такому родному.

— Моя вина, — честно призналась я убитому горем отцу, когда он выгнал всех за дверь, включая моих родителей. — Я должна была за ним лучше следить.

— Он в состоянии был сам за себя постоять. Я уверен, что он просто защищал тебя.

А что тут скажешь? Ничего! Вот и я скромно потупилась у кровати эльфа.

— Мне вот только интересно, как ты замуж-то за него собралась в таком состоянии?! — кивнул он на сына. — Вон, гости уже съезжаются! Я, конечно, понимаю, что он в любом состоянии будет рад, но…

— Он когда тебя звал, не сказал? — в мою душу закрались нехорошие предчувствия.

— Что не сказал? — сощурил один глаз повелитель.

— Свадьба у меня, но не у него.

Я на всякий случай отодвинулась подальше от начавшего меняться в лице отца. Даже не отодвинулась, а переместилась на другую сторону кровати.

— ЧТО?! — разнеслось по помещению. — Как это понимать?! Не может еламинай быть чужой женой! Это же из ряда вон!..

— Отец? — очень вовремя пришел в себя Лай. — Что ты за шум здесь устроил?

— Пока ты тут валяешься, она замуж выйдет! Кто мне внуков подарит?! — грозным взглядом обвел нас Владыка. После чего сделал несколько глубоких вздохов и спросил: — Как ты себя чувствуешь, Лай?

Мы переглянулись, не ожидая такого резкого перехода.

— Нормально. Только не кричи так! Мы с Лией это уже обсудили. Раз это надо для ее государства…

— А о нашей Долине ты подумал?! Нет! — снова завелся Линиэль. — Лиа, — обратил свой взор на меня Владыка, — я хочу поговорить с твоими родителями.

— Э-э-эм… Хорошо…

— Прямо сейчас!

— Я с вами, — поднялся Лай.

— Нет, — в один голос сказали мы с Линиэлем.

— Тебе надо отдыхать. Я все тебе расскажу, — улыбнулась я, а сама мысленно содрогнулась от предстоящих разборок с его отцом.

В кабинете императора собралась куча народу, благо место позволяло. Я тихонечко пристроилась в уголке на диванчике. Нар присоединился ко мне. Мы с ним жертвы обстоятельств, которым достанется больше всех. Кого здесь только не было! Начиная от слуг заканчивая драконьей делегацией.

Владыка Толинталиниэль не стал ходить вокруг да около, сразу взяв моего отца в оборот.

— Позвольте уточнить, уважаемый риит Сидиан, на чью свадьбу вы пригласили эльфийский народ?

Отец сначала растерялся, но потом взглянул на меня и понял откуда у этого разговора растут ноги.

— Прежде чем я отвечу на ваш вопрос, я порошу удалиться всех, кроме риита Граввлана. Его этот вопрос касается напрямую. Анилиа и Илдинар, подождите в соседней комнате.

— Могу ли я остаться? — уточнил Хримарриат.

— Вас сложившаяся ситуация не касается! — слишком грубо ответил за отца Линиэль. Императора, соответственно, это задело.

— Я бы и вас попросил удалиться. Как только вопрос коснется вашего участия, я позабочусь, что бы вас пригласили. А сейчас позвольте нам остаться наедине.

Мы с Наром устроились за дверью, готовы слушать каждое слово. Но дверь снова распахнулась, опять треснув меня по лбу.

— Это сговор, не иначе! Какая свадьба с шишкой на лбу?! — взвыла я.

— А сейчас и узнаем какая! — сердито посмотрел на меня отец. — Поэтому будь, пожалуйста, умницей и не лезь, куда тебе не следует!

Я скромненько так потупилась и переместилась на диван прихватив по пути книгу, на название которой даже не глянула. Уселась на диванчик у окна, рядышком тут же пристроился жених и вместе со мной стал рассматривать обложку. На коричневом фоне золотым оттиском было выведено «Жизнь, которую мы выбираем».

Тут я вскочила от пришедшей в голову идеи. Мать всегда твердила, что поспешность ни к чему хорошему не приводит. И в это раз не привела, потому что верхняя часть платья осталась на мне, а нижняя на диване из-за того, что на край моей одежды сел Нар. Нет, судьбе-злодейке этого было мало и в нашу комнату ввалился бледный Лай с Танном и Бартоком. Последний вернулся с эльфийской делегацией. Хоть Мириары не было! Естественно у обоих поползли брови вверх. А если меня сейчас еще и отец позовет… Это конец!

Парни так и застыли столбом в дверях. Пока они нагло меня разглядывали, Нар быстренько стягивал с себя рубашку, что бы дать мне ей прикрыться.

— Нар, так только хуже, — зашипела я на принца.

— А по мне, так вид просто великолепен! — улыбнулся Барток, как всегда стараясь меня поддержать. Я зашипела снова.

Но тут я вспомнила, что я маг и стукнула себя по лбу. Взвыв от боли, потому что попала ровнехонько по шишке, я села и скрестила руки на груди. Сейчас как намагичу им сушку волос!

И только я подняла руки для создания заклинания, как остолбеневших парней кто-то втолкнул внутрь со словами:

— Ну, чего вы встали? Неужели Лиа не рада вас виде… — замер на полуслове и с поднятой ногой Слок. — Э-э-э… Лиа? А мы… извиняемся, что помешали.

И этого злодейке-судьбе было мало, потому что за ними вошли Рисана и Мириара. Они тоже остановились в проходе из-за плеч парней пытаясь разглядеть причину столпотворения.

Все! Теперь я разозлилась! Создав заклинанием низ платья, грозно уставилась на компанию, замершую на пороге.

— Вы зачем сюда явились?

— Пп-поддержать тебя хотели, — совсем неуверенно произнесла подруга.

— За что? — ехидно-зло уточнила я.

— Лиа, прости, что потревожили вас в такой момент. Мы можем удалиться… — грустно посмотрел на меня немощь бледная.

— О да! Момент позора упустить нельзя! — вспыхнула я.

— Так нам можно войти? — выдвинулся вперед Слок.

— Можно. Отчего нельзя-то? — вздохнула я.

Нар посмотрел на меня и одними губами прошептал: «Прости!» Я пожала плечами — сама виновата.

Глянула на усталого эльфа и злость прошла. Как же плохо он выглядит! Усадила его на диван со словами:

— Как ты себя чувствуешь?

— Словно решают мою судьбу, — грустно улыбнулся Лай. Я улыбнулась в ответ. Нар сделал вид, что его интересует книжная полка.

— Я про рану…

— Жить буду.

— Куда ты денешься! — встрял Слок. — Мы от тебя просто так не отстанем!

Глянула на разномастную компанию, улыбнулась. Но как только в поле зрения попала Мириара решила, что я итак здесь долго задержалась. Но есть вопрос, который мне хочется уточнить сейчас.

Утащив Рисану в уголок, крепко обняла подругу и стала допрашивать. Пока мой план работал и обе семьи тут. Но пока главную тему они не обсуждали. Слок поймав наши, мелькавшие по нему взгляды, присоединился к нашей шушукающейся компании, приобняв подругу за талию. Я быстро поняла, что я тут лишняя и скромненько удалилась.

Лай с Наром сидели на диване, изучая книгу, что я взяла. Танн с Мириарой блуждали вдоль полок, что-то живо обсуждая. Барток сменил меня в уголке со сладкой парочкой. Пока никто не обращал на меня внимания, открыла дверцу шкафа, взялась за спрятанный рычаг и тихонечко потянула на себя. Раздался щелчок. В комнате воцарилась мертвая тишина. «Вот невезуха!» — подумалось мне.

— Мы куда? — уточнил Слок.

— Вы — никуда, — вздохнула я. — Туда только я.

— Лиа, я с тобой! — встал Лай.

— Мы все с тобой, — поправила его Рисана.

А чтоб вам тролль приснился! И что мне с такой толпой делать?

— Там грязно, — глянула я на девушек в надежде, что они передумают и не пойдут. Заодно и своих парней при себе оставят. А остальных бы я уговорила не ходить.

— Ничего, — мягко произнесла… кх-м, соперница. — Я думаю, нет такой грязи, что не отмывается. Но есть любопытство, что не даст спать.

В этот момент я откровенно ее ненавидела! Даже не знаю, как сдержалась, что бы не заскрипеть зубами от злости. От метаний молний меня удержал белобрысый, приобняв за плечи и со смешинкой в глазах уточнив:

— Ты же не думала, что мы отпустим тебя одну?

Я отрицательно помотала головой. Я, конечно, понимала, когда открывала дверь, что вряд ли пойду одна. Но чтоб все разом?! Я вовсе не хотела, чтобы эта блондинистая выдра слышала, как меня будут замуж выдавать! Но пока она не дала мне ни единого повода ее ненавидеть, кроме того, что она ЕГО невеста. Более того, на НЕГО я и не претендую — мне бы с остальными женихами разобраться!

Еще я понимала, что не стоит показывать проход остальным, но не узнать, о чем будут говорить отцы я тоже не могла. В итоге мое второе «не могла» победило первое.

Так что мы дружненькой толпою двинулись в проход. Первым пошел Танн, так что он на себя и собрал всю паутину. Посмотрим на него, когда отсюда выйдем. Я же указывала направление.

Тихонечко расположившись в нише, мы сели слушать. Ну-у, тихонечко это для нашей компании, мы протопали как кони и еще долго возились усаживаясь. В итоге я оказалась зажатой между Наром и Лайем, сзади почему-то оказался Танн. по бокам от него сидели блондинки. Рядом с Рисаной находился Слок, а рядом с Мириарой Барток.

Видеть — мыничего не видели, но могли прекрасно слышать сквозь отверстие прикрытое гобеленом. Надо будет в нем, отверстие соорудить для обзора. Отец узнает — убьет!

Я, пытаясь устроиться поудобнее, оперлась на ногу Лайя. Еще слегка подвинулась, устраиваясь покомфортнее и готовясь к долгому засидания. Танн завозился сзади, чусть раздвинув колени, в которые упиралась моя спина. Я провалилась между его ног. Выползла вперед. Так, на всякий случай. Придвинулась ближе к эльфу. Снова завозился дракон с дамами, придвигаясь ближе к нам, что бы лучше слышать. Мы все еще копошились. Лично я ровно до того момента, пока эльф не прошептал мне на ухо, обжигая горячим дыхание:

— Лиа, мне, конечно о-очень приятно, но я хочу быть уверенным, что ты имеешь именно это в виду, — я недоуменно повернулась к парню. Я не уверенна, что он понял суть моей возни, но все же пояснил: — Там у меня не совсем нога.

И тут я поняла! Резко отдернув руку, смущенно прошептала: «Извини».

О-о-о! А чем тогда в меня упирается Танн?! Я и от него отодвинулась, поминая троллей, их матерей и все их недостатки!

Возня никак не прекращалась. Мне надоело, что меня со всех сторон пихают и не дают толком послушать, что говорят за стеной!

— Да тише вы! — зашипела я. — Если еще услышу хоть один звук, отправлю в обратный путь.

— А к вам можно присоединиться? — раздалось из-за стены. Даже мои слова не могли создать такую тишину, как только что произнесенные отцом Лайя.

Мы, кажется даже не дышали. Было даже слышно, как падают пылинки. Может все же не к нам относились его слова?

Но ждало меня жуткое разочарование!

— Лиа, выходи к нам, мы знаем, что ты там, за стеной, — разоблачил нас император.

Я так тихонечко уточнила:

— Всем? — я сразу почувствовала множество буравящих меня взглядов. Ах, да! Позвали-то только меня.

— А вас там много? — подозрительно уточнил император Сидиан.

— А сколько надо? — невзирая на тычки с этой стороны и хмык с той, спросила я.

— Лиа! Прекращай этот балаган и иди сюда. Со ВСЕМИ! — потребовал отец.

Я четко услышала, как несколько спутников заскрипели зубами, кто-то охнул, а Лай и Нар одновременно взяли меня за руки. Чтоб вам тролль спать не давал так же, как вы мне покоя не даете. Но вслух сказала смиренное:

— Да, папа.

Никто не принял моего разумного предложения подождать меня в комнате и мы все толпой ввалились в кабинет. Оба правителя слегка опешили от такого количества явившегося, пред их светлы очи, народа.

— Объяснись, — потребовал у меня отец.

— Я не могла находиться в безвестности…

— Об этом я и сам догадался. Почему вас столько? — я непонимающе посмотрела на отца.

— Ты же сказал со всеми…

— Ладно, — отец устало потер виски пальцами. — Мне нужны ты, Илдинар и Лайелиниэль. Остальные свободны.

Ребята между собой переглянулись и двинулись к выходу. Только они открыли дверь, как нос к носу столкнулись с моей мамой, держащей оторванный подол в руках и сердито шипящей. Все, мне теперь точно конец!

Гневное: «ЛИА!» — было прервано на полуслове, как только мать прошлась взглядом по моему внешнему виду. Затем, зачем-то, спрятала подол за спину и еще больше покраснела. Вздохнув несколько раз, обвела взглядом изумленных мужчин, пытающихся распознать тряпку за спиной матери. Пока дверь не закрылась, мать выкинула кусок платья в соседнее помещение. После этого Барток закрыл дверь.

Возникшую тишину прервала мать:

— Вы же не будете против того, что бы я поучаствовала в судьбе дочери?

Было видно, как хотелось возразить Граввлану, но он из последних сил сдержался. Но как тяжело ему было!

— Линиэль, можно попросить вас об одолжении и узнать не подслушивает ли нас еще кто-нибудь? — меня одарили многозначительным взглядом.

В ответ я скромненько потупилась. Неужели он думал, что я не вмешаюсь в устройство собственной судьбы?

— Никого, даже в соседней комнате.

— Хорошо. Теперь приступим к основному вопросу… — начал отец.

— Я не выразил всех претензий! — грозно сдвинул брови Линиэль.

О! Претензии! Очень, очень интересно! Какие у него ко мне претензии? Или я что-то натворить успела?

— Говорите, я вас слушаю, — кивнул император.

— Да его даже слушать нечего! — вскочил Граввлан. — У нас брак через два дня! И договоренность об этом была установлена чуть ли не с рождения вашей дочери!

И он почему-то очень зло посмотрел на меня. А я в чем виновата?! Все претензии к Богам! Они эту кашу заварили, они пусть и расхлебывают!

— Мы это уже слышали, — спокойно ответил отец. — Теперь выслушаем эльфийскую сторону вопроса.

Линиэль посмотрел на сына, затем в мои полные надежд глаза и обратился к слушающим.

— Есть у эльфийского народа долг перед этой юной девушкой. Долг неоплатны и безмерный. Более того, она уже принята в мою семью! Перстень, что у нее на пальце делает ее наследницей престола, после моего сына, — и я заметила, как загорелись глаза Граввлана. Нехорошо так загорелись. Но, кажется, кроме меня никто этого не заметил и Владыка продолжал: — Но даже не в этом суть. Я прошу брака для моего сына не для каких-то корыстных целей — ваша дочь его еламинай. Это связь неразрывна даже после смерти. Она допускает возможность иметь детей только в этой связи. То есть с Илдинаром у нее детей не будет, следовательно ваш трон останется без наследника. Более того, она никогда не будет любить вашего отпрыска. Согласен ли ты, Илдинар на такой брак, в котором твоя жена ВСЕГДА будет любить и желать другого?

Все взоры обратились на пунцового Нара, который все это время не сводил с меня, еще более пунцовой, изумленного взгляда. Видно было, что речь Владыки тронула самые глубокие струны его души.

Я же опустив глазки костерила всех Богов разом. Это же надо было так надо мной поиздеваться!

«И вообще, Созидатель, мог бы в благодарность снизойти до помощи в решении этого, важного для меня вопроса!» — грозно я уставилась в потолок.

И услышала в ответ:

«Я могу вмешаться. Но ты уверенна, что тебя устроят последствия? Я уже вижу, что ни под каким предлогом Граввлан тебя не отпустит — слишком выгодная ты добыча. За тебя сразу горой и эльфы и, что немаловажно, по его мнению, драконы».

«А вот я мог бы и помочь» — раздался смешок в ответ от Хорста.

«Помоги» — милостиво согласилась я. — «Забери то чувство, что вложил в меня ранее. И больше мне ничего от тебя не надо!»

«Ты уверенна, что не нуждаешься в помощи?»

«Я уверенна, что мне придется за эту помощь расплачиваться. И более чем уверенна, что мне эта расплата ох, как не понравиться!»

«Как знаешь!» — рассердился Хорст. Значит, я была права — плата будет жуткой.

Видно даже Созидатель меня покинул.

— Лиа, — коснулся моего плеча Илдинар, выводя меня из оцепенения. Злоба же никуда не делась. — Это правда? Ну, все что он говорил.

— Я же тебе говорила, что не смогу подарить тебе наследника, — вздохнула я, опять рассматривая рисунок на полу. Почему я должна расхлебывать кашу, заваренную Богами?! Почему именно на меня свалилась ноша больше, чем в состоянии выдержать мои хрупкие плечи?! Почему?

— Не плачь! — Нар погладил меня по руке. — Если ты не хочешь…

— Даже если она не хочет, она все равно будет твоей женой! — зло выплюнул Граввлан.

— А если мы объявим вам войну, — скрипнул зубами Линиэль, — и заберем ее силой?

Ой, мамочки! Только этого мне для полного счастья не хватало! Испуг на моем лице заметили только Нар, потому что сидел рядом, Лай и мать. Остальные были заняты разборками и делением меня… на части.

Еще раз взглянув в мои несчастные и уже почти полные слез глаза, Лай поднялся, подошел к отцу и очень тихо ему сказал:

— Я подожду… Это лучше, чем заставлять чувствовать ее виноватой в том, чего она не делала, — и за какие заслуги Лания наградила меня таким невероятным эльфом?! Но я рано обрадовалась, потому что мой эльф продолжил: — НО! Если учесть, что я больше полвека не смогу побыть с ней наедине, что бы не портить репутацию ни ей, ни супругу, то хочу оставшиеся два дня… получить ее в мое полное распоряжение.

Теперь у меня отвила челюсть и глаза резко попытались покинуть пределы тела. ТАКОЙ наглости я еще не слышала, да еще и от Лайя! Что на него нашло?! Это совсем-совсем на него не похоже. Мало того, что эта свадьба движется на меня как снежная лавина, сметая всю мою жизнь на пути, так еще и еламинай отпускает меня, требуя за это два дня владения МНОЙ! Ну, это уже перебор! Как он мог?!

Я вскочила сжав кулаки. Рывком подскочила к эльфу и со все дури залепила ему пощечину. Вот я бы не обиделась, если бы это сказал Нар. Но он!!! Как он мог Так со мной поступить! Как с вещью — хочу пользуюсь, хочу нет!

Последнее, что я услышала вылетая в дверь было Граввланово:

— Кажется вопрос с женихом решен…

Я бежала, не разбирая дороги. Слезы обиды размывали реальность. Воздуха совсем не хватала и дышала я всхлипами. Остановилась только кода руки сжали каменный край.

Оказывается я неосознанно прибежала в свой сад. Огляделась — никого не было и я забилась в самый дальний его угол. Только бы никого не видеть и не слышать…

В самобичевании и ненависти ко всему миру я просидела до самого вечера. Я слышала, как меня звали и искали по всему дворцу, не отзывалась. Потому что даже самые близкие, самые любимые… Только они могут больнее всего ранить. А я больше не хотела ни ран, ни страданий!

«Ты все еще жаждешь помощи?» — нет, вот просто прийти на помощь он не хочет! А вот если что-то получит взамен — он тут как тут!

«Что ты хочешь, Хорст?»

«Может, я сначала помогу, а потом мы с тобой рассчитаемся?» — и такая мерзкая улыбка мазанула на заднем плане, что нормальный человек сразу бы передумал.

«Знаешь, Хорст, — я даже немного успокоилась, гнев сменил боль, — если бы ты помог без расчета на оплату моего долга, я бы с радостью ответила взаимовыручкой. Но ты не можешь просто взять и помочь — тебе обязательно что-то от меня нужно! Чем ты лучше всех остальных?!»

«А разве я должен помогать за просто так?»

«Нет, что ты! За просто так ты можешь только гадости строить!»

«Лиа, Лиа…»

Что хотел сказать Бог я не узнала, потому что ко мне вплотную подсел Танн. Я отодвинулась и отвернулась. Он смерил меня взглядом и… опять подвинулся. Таким образом я переместилась из одного угла сада в другой.

Наконец я не выдержала:

— Что надо от меня ТЕБЕ?

— Хочу узнать, почему прячешься.

И глаза такие невинные! Прям честные-честные! Вот до самого вечера никто никому ничего не сообщил! Ага, вот возьму и поверю!

— Неужели ты еще не разузнал, что произошло?!

— Нет, никто не говорит. Тебя обидели? — приобнял меня за плечи друг и прижал к себе.

Я невольно всхлипнула и обида с новой силой захлестнула меня. Мои плечи вздрагивали, а меня гладили по голове, приговаривая, что все будет хорошо. Но я-то прекрасно знаю, что в моей жизни хорошо уже никогда не будет! Меня даже Высший Бог покинул! Что говорить об оставшихся?!

Так мы сидели довольно долго. Небо уже порадовало нас первой звездочкой, но светило никак не хотело сдавать своих позиций, в то же время напоминая, что ничто не вечно и на смену дню, придет ночь.

Танн устав сидеть на корточках просто вытянул ноги и сел. Потом глянул на меня, перехватил на руки и усадил меня боком себе на колени, положив мою голову на свою грудь и все также крепко обнимая меня. Он не перестала гладить меня по спине и иногда слегка касаться губами моей макушки, отчего по всему моему телу разливалось тепло. Мне с ним действительно стало легче и спокойнее…

— Как ты меня нашел? — заглянула я в темно-синие глаза. А на дворе-то ночь уже!

— У тебя моя чешуйка. Я смогу тебя найти, где бы ты ни была! — тепло улыбнулся утешитель.

— Но зачем? Зачем ты меня нашел! Мне хотелось побыть одной!

Судя по его улыбке, он прекрасно понял, что мне требуется побыть одной. Но сказал он следующее:

— Я дал тебе время до вечера. Ты целый день здесь одна! А там твои родители сбились с ног. Никто не видел, что бы ты покидала дворец. Дуб тоже тебя не выпускал. Ты просто исчезла. Твоя мать места себе не находит. Проголодалась небось?

И только сейчас я поняла, что есть я действительно хочу, но видеть никого не хочу. Осталось узнать какое из «хочу» сильнее.

На меня посмотрели как на тяжелобольную, причем на всю голову и, вздохнув, достали из штанов яблочко. Мм-м-м! Вкуснятина какая!

— Так что все-таки произошло? Почему ты от всех здесь прячешься?

— Меня хотели попользовать, — вздохнула я. А на сытый желудок не так уж все и страшно.

— КТО?!

Танн весь напрягся и вперился в меня злым взглядом. Я молча опустила глазки. Как признаться, что тебя предал еламинай?!

Меня, взяв за плечи, разок встряхнули:

— КТО, я спр-р-рашиваю! — о! А это уже рык, причем самый настоящий.

— Имеет ли сейчас это какое-то значение? Может, они уже и передумали. Просто так обидно стало…

— То, что обидели тебя на вашем собрании — я уже и сам давно понял, — очень мягко произнес парень. И уже жестче добавил: — Меня волнует только один вопрос, кто конкретно тебя… обидел?

Меня опять гладили по вздрагивающим плечам, успокаивающе шептали что-то. Так, брать надо себя в руки и не раскисать. Я не слабая и беззащитная! Я тоже могу кусаться.

— Танн…

— Мм-м?

— А унеси меня отсюда… куда-нибудь подальше, а?

Меня отстранили от теплой груди, где я слушала биение его сердца, и прямо посмотрели в глаза. Что он там хотел найти?

— Ты же понимаешь, что этим ты подписываешь мне смертный приговор? Но я согласен! Куда полетим?

А я передумала. Точнее я не подумала, что его действительно убьют за мое похищение. И ведь никто не спросит, чья это была идея! Нет, мои капризы точно не стоят его жизни!

— Я передумала! И вообще, нам пора спать! — решительно встала я.

— С ке-ем? — прищурился синеглазый.

— Мне с подушкой, а тебе с… невестой. Спасибо за… за все, — слабо улыбнулась я.

Посмотрела на молча кивнувшего парня, развернулась и пошла к противоположной стене. Там отодвинула вазу, нажала не выступ и, вернув вазу на место, юркнула в закрывающийся проход.

Теперь мне факелы не нужны — мой трупный пульсарчик меня выручает.

В комнате было темно. За дверью кто-то переговаривался. Я не стала узнавать кто. Если всем все равно на меня, то мне все равно на всех. Вот! Глянула на себя, проходя мимо зеркала и застыла в ужасе! Нос распух и покраснел, глаза тоже не отличаются лучшим состоянием. Волосы растрепаны, ввех платья помят и испачкан. И вся эта красотища под мертвенно-бледным пульсаром. М-да! Хорошо, что шла тайными ходами, а то ползамка в обмороке бы валялось! Срочно в ванну.

Правда, тот бассейн, что у меня за дверь только я называю ванной. Пространство с водой занимало восемь на восемь метров. Под ним шли трубы с горячим воздухом, поэтому вода в нем всегда была теплой. Я ушла под воду с головой, смывая с себя всю грязь, обиду, слезы…

Когда вынырнула меня уже ждали. Точнее ждала мать.

— Ты где пропадала?! Мы тебя обыскались! — взволнованная мать протянула мне полотенце.

— Меня больше интересует, что же ВЫ решили, — абсолютно безразлично ответила я.

Мать вздохнула и очень грустно на меня посмотрела. Сразу стало видно, что она очень постарела за это время — седых волос и морщин прибавилось.

— Ани, солнышко! Мы все когда-нибудь встаем перед выбором. В твоем случае — это просто на время. Ты же маг и жизнь твоя будет до-о-олгой. Ты еще успеешь пожить с теми, кого любишь.

— А вот вы со своими внуками точно не успеете, — зло бросила я и ушла под воду с головой.

Все, не хочу больше об этом разговаривать! Обращаются со мной словно с вещью! Я вообще никому ничего не должна! Да лучше бы я сдохла на том треклятом алтаре!

Я так и булькала возмущено из-под воды, а когда вылезла, ванна уже опустела. Ну и пошли они все к троллевой бабушке! Оделась и в полной апатии легла на кровать. Пусть что хотят делают! Мне уже абсолютно безразлично!

Мать ко мне больше не пришла, зато явился отец с моральной поркой, почему мать до слез довожу. То, что меня доводят — это нормально. Я даже не стала говорить, что ей меня осталось терпеть два дня. А потом никто доводить уже не будет.

Затем приходил брат, который только приехал. Сел на краю кровати, положил свою ладонь на мою руку, грустно вздохнув.

— Хочешь, мы с тобой местами поменяемся?

— И ты станешь супругом Нара, а до этого на два дня любовником эльфа?! — я даже охрипла из-за долгого молчания.

И впервые за весь вечер я рассмеялась вместе с братом. Хорошо, что он здесь! Надеюсь, к нему отец не будет столь непреклонен.

Мы поболтали ни о чем, посмеялись, описывая и смакуя со всех сторон ситуацию замужества Маса. Я прекрасно понимала, что он меня просто веселит, но мне было все равно приятно.

Брат ушел, а сна все не было. Я так и лежала на спине с открытыми глазами. Камеристка закрыла вечером шторы, так что сейчас в комнате было совсем темно. Даже луна, что сияла как начищенный щит, не могла побаловать ни лучиком. Ужин, принесенный вечером, все еще стоял на столике. А я все лежала и тихо ненавидела свою жизнь. Даже одеялом не накрылась. Мне ничего не хотелось. Останусь одна и не расстроюсь!

Из апатичного состояния меня вывел шорох в комнате. Я прислушалась, но звук больше не повторился. Может мышка на оставленный мной ужин пришла? Пусть ест, хоть кому-то будет хорошо, а мне уже просто все равно.

Звук снова повторился, а потом из того же места меня позвали по имени. И я даже знаю кто! Но мне нет дела до его выходок. Пусть себе зовет…

— Лиа, видят Боги, я не хотел тебя обидеть — я хотел как лучше!

«А получилось «как всегда», — беззлобно подумала я. Злость ушла еще днем, а сейчас осталась одна пустота и больше ничего. Ни желаний, ни стремлений, на раскаянья, ни боли — просто пустота.

— Прошу тебя, не надо меня игнорировать! — парень пересел ко мне на край кровати. Я не шелохнулась, продолжая смотреть в одну точку на балдахине. — Я не могу так больше! Что же ты делаешь?!

А что я? Я ничего не делаю! Вернее делаю то, что вы все от меня хотите и жду то время, когда я буду в состоянии решать сама за себя, что мне делать, а что нет.

— Молчишь, — грустный вздох. — Молчать можно и вдвоем…

Твое право. Я и не заставляла тебя говорить. Более того я не звала тебя сюда. Ты пришел сам и еще что-то от меня хочешь. Хотеть не вредно…

— Ты хочешь, что бы я ушел?

Да какая мне разница? Я больше никому ничего не должна, а ты уж сам разберись, что тебе хочется. Лично мне хотеться еще лет сто ничего не будет. Ну, может выучу кучу заклинаний и постараюсь их освоить. Но магия не требует к себе внимания и что бы я отвечала на ее вопросы, так что мы с ней поладим, я думаю…

— Я… Я не знаю, правильно ли поступаю… — снова начал он, после долгого молчания, — но я думаю мне еще долго не представится шанса. Лиа! Посмотри на меня!

Да что я там не видела? Все то же, что и вчера, ничего нового. И не буду я смотреть. Если увижу твои глаза, уверена, что прощу. Но я к этому еще не готова.

— Посмотри на меня, прошу! — парень коснулся моей руки.

Я даже не стала отдергивать. Мне было глубоко все равно, что он хочет от меня. Больше, чем меня сегодня обидели, никто уже обидеть не сможет. Даже замужество меня уже так больше не пугает.

— Просто скажи, смогу ли я когда-нибудь стать тебе хотя бы другом?

Ты им быть и не переставал, просто я за сегодня выросла и поумнела. А как следствие мне пришло осознание, что у каждого свое понятие дружбы.

— Не молчи, умоляю! — голос парня дрожал. Только твоих слез мне для полного счастья не хватает! Сам заварил кашу, а я виноватой опять себя чувствовать должна? Ну уж дудки! — Я дурак и идиот! Но я хотел защитить тебя, я не думал, что ты это так… неправильно поймешь.

Вот он не отстанет, да?

— Это даже хорошо, что ты молчишь. Я знаю, что ты слышишь, поэтому я просто расскажу тебе, как видел эту ситуацию я, а ты… Ты можешь потом на меня и дальше обижаться или… понять и простить.

Это исповедь? Но я же не настоятель храма, я вообще… и вообще меня здесь нет! Вот! Мне не хочется слушать это. Ну, вот ни сколечко не хочется!

— Не вздыхай, я все равно не уйду, пока не объяснюсь. А потом… потом можешь на меня обижаться, ругаться и даже побить себя разрешу… хлысто-ом, — лукаво глянул на меня эльф. Но не увидев с моей стороны никаких подвижек и даже улыбки, вздохнул. — Лиа, хватит. Прошу, — как-то совсем грустно посмотрел на меня парень.

Я же ничего не делаю! Вот делаю и им не нравиться, не делаю, тоже не нравиться! Да на вас, дорогие мои, не угодишь!

— Виноват. Казнить и без возможности оправдательного приговора. А виноват лишь в том, что счастья тебе желал. Хоть на два денька, потому что потом… потом пришлось бы о-о-о-очень долго ждать, что бы хотя бы прикоснуться к тебе, без боязни тебе навредить.

И все? Что-то мало мне в это верится. Вот зуб даю, это далеко не все, что он хотел мне сказать.

Лай посмотрел на меня, снова вздохнул и выдал на одном дыхании, не сводя взгляда с кисточек балдахина:

— А еще я хотел быть у тебя первым, — снова взгляд на меня. Молчу. — Понимаю, это жутко эгоистично, но как только я представлю, что ты с ним… что ты там… что вы… Извини, я зря пришел, — и поднявшись рывком, Лай вылетел за дверь.

А я… а у меня снова слезы. Потому что именно этого я и не хочу — не хочу делить ложе с нелюбимым мужчиной. Постель, что до конца его дней будет для меня пустым, безжизненным и суровым наказанием! Не хочу!

Хочу… Хочу просыпаться с улыбкой, глядя на любимого… Лайя хочу… и Танна.

Боги! Я вас ненавижу! Как же вы меня вымучили.

Утром меня застали в той же позе, что и была вечером. Заставили встать, одеться, спуститься к столу и со всеми поздороваться. При взгляде на меня Танн не сдержался — у него округлились глаза. А потом сузились и этот взгляд уже достался Лайю. Не повезет ему…

Размазав по тарелке блинчик, отпросилась к себе в виду важности предстоящего дня. И пока никто не передумал быстренько смылась из-за стола.

В комнате мне расслабиться не дали — сразу несколько служанок занялись моим внешним видом. Сейчас приводились в порядок руки и ноги. Я принимала процедуры с безразличием и отчужденностью.

Отвлекло меня от созерцания тучек в окне робкий стук. Дверь отворилась и за ней оказался Барток. Шикнул на девушек и отправил их ненадолго прогуляться.

Как дверь закрылась, он кинулся меня обнимать. И не смущает же его, что я чужая невеста, почти жена!

Только когда меня обеспокоенно отстранили и поинтересовались, что со мной происходит, я поняла, что не ответила на объятия и никак не выразила радость по поводу встречи.

— Та-а-ак! И чего мы молчим?! Обиделась? — я кивнула. — На меня? — лукавый взгляд.

Я отрицательно помотала головой.

— На Нара? — снова не угадал.

И так до тех пор, пока не дошли до Лайя.

— Да не может такого быть! — его брови поспешили на встречу с волосами. — Он же… Ну вы даете! И сильно обидел?

— Угу, — вздохнула я.

— Так… этот обидел, за того замуж не хочешь…

— Не хочу, — подтвердила я.

Меня смерили взглядом, потом померили тем же взглядом окно, но вот после осмотра высоты, был сделан правильный вывод — можно разбиться.

— Это не вариант… — фраза относились к окну. — Как бежать будем?

Я не удержалась и улыбнулась. Барток… Как всегда на моей стороне!

— Ну чего ты молчишь?! Показывай тайные тропы из комнаты. Вот не поверю, что ты их не знаешь.

— Знаю, — и взгляд невольно скользнул по гобелену.

Естественно от Бартока направление взора не укрылось.

— Значит гобелен…

Меня подхватили на руки и понесли к висевшему на стене полотну.

— Открывай. Убежим куда-нибудь подальше и будем жить припеваючи, — получив мой полный недоумения взгляд, парень уточнил, — как брат с сестрой. Но если ты захочешь большего, — улыбнулся друг.

— Идея великолепная! Честно-честно! Вот только как поступит в таком случае Граввлан? — поинтересовалась я тем единственным, что сдерживало меня от такой глупости, как побег. Я о нем и сама думала, но не решалась.

— Он будет о-о-очень недоволен! Думаю, даже может и войну развязать, особенно если его гордость пострадает. Ты поэтому не отказалась от брака?

— Да.

Меня поставили на пол и крепко обняли, прошептав на ушко:

— Если я могу помочь, ты только скажи…

Мне? Помочь? Наивный! Мне даже умереть насильственной смертью нельзя!

— Опять молчишь, — не отрываясь от меня прошептал Барток. — Ты мне только скажи, если он будет тебя… оскорблять. А уж если будет плохо себя вести!.. Только обязательно скажи! — я кивнула. — Не расстраивайся! Ведь ты будешь самой замечательной невестой и самой лучшей женой! — он меня отодвинул на длину вытянутых рук. Внимательно посмотрел в глаза и добавил: — Мне б такую!

То-то Крелан обрадуется! Ой! Я тут со своей бедой, но Рисана и Слок ждут моей помощи! Расслабилась!

— Барток, можно тебя попросить?

— Она еще спрашивает! — возвел очи к небу парень.

— Попроси, пожалуйста, твоего отца зайти ко мне.

«Какой же он классный!» — думала я, когда за Бартоком закрылась дверь и мной снова занялись служанки.

Разговор с Креланом был недолгим. Как только я объяснила, кем являются приемные родители Слока, у риита сразу отпали все возражение и он клятвенно пообещался дать немедленное согласие на их брак. Ну вот, хоть у кого-то все хорошо. Не то, что у меня.

Меня мучили долго и нудно. Мыли, скребли, расчесывали-заплетали, натирали, умывали, одевали… Я все терпела и не возмущалась. Выглядеть плохо означало бы неуважение к родителям. А их я, не смотря на их поступки, очень сильно люблю. Так что возьму себя в руки и перед алтарем скажу клятву на крови. И назло всем буду счастлива! Ну а если нет, то запрусь в башне повыше и буду иногда летать на Лике. Так и скоротаю свои дни. Надо бы придумать себе занятие на следующие шестьдесят лет. Ага, буду крестиком вышивать, приданное праправнукам.

Вечером, перед днем торжества, я все же зашла к Лайю, хоть все еще на него обижалась. Как только подумаю, что он со мной, как с вещью… так руки сами в кулаки сжимались и слезы на глаза наворачивались!

Я тихонечко постучала, но мне никто не открыл. Я повторила — и снова тишина. После третьего безответного раза я сама открыла дверь. Я думала, что комната будет пустой, ведь никто не открыл. Но на деле оказалась, что комната даже очень заселена. На кровати, в точности повторяя мою позу, лежал эльф. Бледный, уставший, забинтованный и не сводящий взгляда с потолка. Он хоть слышал, как я в дверь ломилась? Или он спит с открытыми глазами?

— Лай, — тихонечко позвала я.

Эльф не отреагировал. Я вздохнула и повторно позвала. Вот если не ответит — развернусь и уйду! А то стою, как дура!

— Лай, мне поговорить надо с тобой.

Белобрысый медленно повернул голову в мою сторону, сфокусировав взгляд на мне. Когда до его сознания дошло, что я жду от него каких-либо действий, он вскочил с кровати, и одним прыжком оказался рядом, стиснув меня в объятьях. Мир вокруг сразу засиял яркими красками и я погрузилась в неповторимое ощущение нежности и счастья.

— Ты пришла, — горячим дыханием мне обожгло шею, и от этого по спине побежали мурашки, размером с кошку.

— Я хотела тебя попросить, — начала я.

— Ты простила меня? — оторвав меня от своей груди, с надеждой заглянул в мои глаза остроухий.

Я не ответила, только опусти взгляд. Не могу его простить, не могу! Очень хочу, но стоит мне подумать о его поступке и все желание прощать пропадает.

— Значит, нет, — меня отпустили.

Эльф отошел на несколько шагов, сел в кресло. Голова его опустилась, кисти рук повисли между колен. И донеслось глухое:

— Ты, кажется хотела поговорить?

— Да, — не отходя от двери, ответила я. — Даже не говорить — попросить.

— О чем?

— Я хотела… — вздохнула, набралась смелости, и продолжила, — я хотела попросить тебя не приходить на торжество.

— Почему? — от удивления эльф поднял голову и брови.

Я промолчала. А как мне ему объяснить, что один его вид может меня переубедить признать Нара своим мужем?! Как? Как можно променять любимого на нелюбимого?! Зная, что я не железная и сердце мое итак растерзанно по кусочкам, дать слова нерушимой клятвы человеку, который испортил тебе всю жизнь. Такое вслух я сказать не могла.

А еще мне важно не встретиться с Танном на церемонии. Но как попросить его об этом? Ведь я же ему ничего не говорила! А тот поцелуй… он вообще не в счет — это непонятно что было! То ли чувства, то ли просто эмоциональный момент. О чем он думал тогда? Его влекло чувство ко мне или элементарное любопытство? Нет, я не могу пойти к нему. Буду молить Богов, что бы он не попался мне на пути!

Но я все так же ненавижу Их, будь они неладны, эти Боги самодуры!

— Ты мне не ответишь? — после минуты молчания спросил Лай.

Я отрицательно помотала головой.

— Просто не приходи, — и в попытке сохранить последние крупицы самообладания, я вылетела за дверь.

Но не успела я сделать и пяти шагов, как за его дверь послушался звон битого стекла. Я тотчас же вернулась обратно и застала Лайя перед разбитым зеркалом. Более того его белобрысая коса валялась на полу отрезанная. Слава Богам, скальп на месте! Теперь у эльфа новая стрижка. Заметив меня, он зло прорычал:

— Просто закрой дверь… с той стороны!

Я, вздрогнув — такого злого эльфа я еще не видела, быстро последовала его совету.

Вот и вся любовь…

В день свадьбы меня подняли в три часа… это все еще ночи или уже утра? Сонную засунули в ванну и снова чем-то натирали. Да Нар сам сбежит от этих… благоуханий! Как бы самой не задохнуться!

Заглянувшего было Бартока служанки с визгом вытолкали за дверь, а Рисана и вовсе заперла ее на ключ. Я обреченно вздохнула. От судьбы не убежишь.

Когда меня облачили в свадебное платье, мое терпение было на исходе. Мало того, что в этом платье я толком не могла повернуться, так еще и верхом ездить придется. Очень надеюсь, что Лик возражать не станет.

Ну кто придумал поездку к алтарю верхом на лошадях, что б население всей страны могло полюбоваться видом прекрасной пары едущей к венку? Ой, о чем это я? Ах, да о венце, о брачном венце. Мне хватило бы просто зайти, провести ритуал и быстренько выйти. Нет, родители не могут прятать дочь-невесту, надо всем ее показывать направо и налево!

В надежде оттянуть неизбежное, я поставила на платье кляксу. Нет, я ничего не проливала, просто магически окрасила неровный кусок ткани в зеленый цвет. Как забегала прислуга пытаясь оттереть пятно! Меня вообще убивал цвет наряда. Этот нежно-розовый… Я понимаю, цвет невинной девы… Но! Я в нем чувствовала розовым поросенком. И если я вместо клятвы на алтаре начну хрюкать — даже не удивлюсь. Зато народ повеселиться!

Когда было понятно, что с пятном своими силами не справиться, прибежала моя мать. Гляну на пятно, на мою довольную физиономию и потребовала, что бы я прекратила доводит девушек до икотки.

Я подчинилась, а что делать? И изменила цвет волос в тон платью. Служанки начали откровенно подхихикивать, мать схватившись за сердце стребовала с меня обещание, что на людях я ничего вытворять не буду. Не, ну как так скучно можно жить?!

За поднявшейся суетой, чуть не пропустили в комнату Илдинара. Тут поднялся даже не визг — вой! Потому что по обычаю, если жених успевает поцеловать невесту до алтаря, то и весь остальной, важный для женщины ритуал проводить не обязательно. Почему? Все очень просто! Похищенный поцелуй невесты дает укравшему его право быть единственным у женщины, но не накладывает на него самого обязательств. Именно по этой причине невесту всячески оберегают до самого алтаря. А уж там обязательства накладываются на двоих. А еще меня всегда возмущала, что этот момент действует только в одну сторону. Ну почему нельзя невесте украсть поцелуй и быть навеки свободной от семейных обязательств, будучи замужем?!

Я так чувствую, что для меня разницы не будет, потому что вряд ли в один миг Нар сможет исправиться и стать примерным семьянином. Но уж, какой есть.

Меня под конвоем провели до дворцовой площади, от которой и начнется само шествие. Там уже стоял Лик беспокойно перебирая ногами в ожидании движения. Толпившийся народ взорвался громогласными возгласами, когда я появилась в сопровождении стражи и фрейлин. Мне на встречу шли мать с отцом. За их спинами улыбались делегации разных стран и народов.

— Ани! Ты потрясающе выглядишь! — обнял меня отец.

— Только похудела так, что замуж выдавать нечего! — я перекочевала в руки матери. — Готова?

Я отрицательно помотала головой, вызвав дружный смех окружающих, слышавших наш разговор. А мне вот не смешно! Я вообще домой хочу! Это хорошо, что надо будет ехать на лошадях, а то у меня ноги подкашиваются. Еще радует то, что Камелик ездит без уздечки, а то отбила бы ему железом все зубы своими трясущимися руками.

— Милая, свадьба не каторга! Чего ты трясешься как осиновый лист? И руки у тебя ледяные! Может тебя не зверью на растерзание отдаем, а мужу в заботливые руки. Ты только посмотри, как он тебя ждет! Извелся весь, места себе не находит, все не может дождаться твоего появления. Ты не допускаешь мысли, что он мог ради тебя измениться?

Нет, такой мысли я не допускала. Была маленькая вероятность того, что после столь тесного общения я стала новым предметом его обожания. Но такое у него обычно ненадолго — до первой совместной ночи. Сколько таких было… и будет…

Все! Хватит себя травить! Меня никто не заставляет проводить с ним времени больше, чем я того позволю!

Подходя к лошадям мне навстречу двинулся Илдинар. Между нами сразу сомкнулись три ряда. Первый — стража, второй — фрейлины, третий — родители. Парень попытался за этими стенами меня высмотреть, но ничего не получилось и, вздохнув, он направился обратно.

Конвой, окружив кольцом, повел меня к коню. Надо отдать ему должное, он хоть и косился на мое платье, но стоял смирно.

Вот и все! Процессия тронулась. По украшенным улочкам города, среди толпы приветствовавшего нас народа мы ехали к главному храму Лании, ибо семья — ее стихия. Процессия двигались в следующем порядке: первым шел герольд, объявляющий о торжественном шествии, затем ехали всадники державшие знамена, в том числе и гербовые обоих домов, затем наши отцы, мы с Наром, за нами брат с матерью, а затем и все остальные. Я впервые ехала в процессии впереди брата, обычно он, как наследник трона всегда маячил передо мной. Сопровождала нас музыка, пляски, шуты, костюмированные представления. Под ноги лошадям летели цветы.

Народ веселился, а я все больше мрачнела. Дело в том, что когда мы проезжали драконью делегацию, то мне светло улыбнулся Танн, обнимая свою невесту. Я, конечно, вернула улыбку, но настроение стало совсем паршивым. Внутри грыз червяк, который желал действий — сбежать, уплыть, скрыться и больше никогда никому не показываться. Лучше одиночество, чем жизнь без любви. А уж когда я увидела в эльфийской делегации Лайя!.. Он еще и улыбнулся, как родной и любимой, и я не смогла не вернуть теплую улыбку эльфу, хоть все еще злилась на него. Этого оказалась мало, потому что наши улыбки не скрылись от внимательно за мной наблюдавшего Нара. И как только последний потянулся ко мне со словами:

— Анилиа, не могла бы ты, хотя бы на людях, не дарить столь откровенные улыбки чужим мужчинам? — моя психика не выдержала.

Вот просто захотелось послать всех и вся туда, откуда не возвращаются! Достали, честное слово! И я, шарахнувшись от протянутой Наровой конечности, наклонилась к Лику и прошептала: «Вверх». Какое счастье, что он понимает меня без лишних манипуляций! И это великолепное создание расправило крылья и, оттолкнувшись всеми четырьмя ногами, взмыло в воздух. Вот она долгожданная свобода!

Внизу раздались удивленные возгласы. Даже мои родители не удержались. Они-то считали коня совершенно обычным, хоть и интересной масти. А я смотрела на всю эту пеструю толпу, совершая круги над их головами и борясь с желанием улететь подальше от всего этого жуткого торжества. Но стоило мне встретиться взглядом с матерью, я поняла, что никуда я не денусь. Ради них я и на плаху молча взойду, лишь бы они были счастливы.

Мать, поймав мой взгляд, прошептала одними губами:

— Будь осторожна.

На одном из виражей над толпой, в закоулке я увидела Алсэя и Фифалию. Они помахали мне рукой, не переставая при этом улыбаться. Я помахала в ответ, но когда толпа обернулась в ту сторону, их уже не было. Люди, наверно подумали, что я схожу с ума. А мне на душе стало сразу теплее и светлее.

На подходе к храму, мы с Ликом приземлились на законное место рядом с женихом. Вокруг храма толпилось столько народу, что не то что яблоку упасть негде было, там и иголка бы не протиснулась. Народ кричал, музыка играла, дети кидали цветы, люди призывно махали руками.

И среди это цветной какофонии звуков и жестов, я решила поймать цветок, что кинула мне золотоволосая девочка. Если бы я только знала, что это будет судьбоносным решением в моей жизни, ни за что бы не допустила дальнейшего движения! В тот момент, когда я наклонилась к достигшему наивысшей точки полета цветку и начавшего падать вниз, я услышала сдвоенный щелчок тетивы.

В тот момент время для меня остановилось и я действовала настолько медленно, что казалось улитка двигалась быстрее, чем я! Я не успела разогнуться, а точнее мне не дали, задержав мое движение вверх рукой. И в этот момент над моей спиной просвистел болт и с жутким чавкающим звуком нашел свою цель. Обернувшись на звук, я увидела на своей спине руку Нара, затем мои глаза поймали его взгляд полный ужаса и отчаяния. И только после этого я увидела болт у него в шее и вытекающую булькающую кровь. Ужас охватил меня! И вместе с ним пришло осознание того, что мой жених не дал мне разогнуться, приняв удар на себя!

Затем я краем глаза увидела движение сзади себя. Повернувшись сильнее мне представилась такая картина: моя мать толкнула сына и тот падал с лошади, а мама прогнувшись в спине, закричала. Крик вырвался от боли, что принес второй болт, застрявший в ее спине.

Я, даже не заметив, как оказалась на земле, кинулась к матери. Но прыжок был прерван моим падением, потому что какая-то зараза дернула меня за ногу и прижала своим весом к земле. Лежа под копытами коней, я увидела, как с той стороны упало бездыханное тело Нара. Вздрогнув, я сумела извернуться, встретиться с синими глазами, оттолкнуть тушку Танна и снова ринулась на помощь матери, к которой уже подоспел отец.

— Лиа, не надо! Это слишком опасно! — раздалось сзади.

Но меня мало интересовало чужое мнение! У меня был шанс спасти хоть одного из них, как когда-то спасла Бартока! Я торопилась, как могла! приближаясь к матери, голову которой отец положил к себе на руки, я как сквозь сон слышала, как она шепчет отцу:

— Дай ей быть счастливой…

Когда же я упала на колени перед ними, мамы уже не было. Я в последней надежде стала вливать резерв в нее, как тогда на горе, одновременно моля всех Богов сразу, что бы помогли.

— Только пусть она живет… только пусть живет… — не преставая повторяла я, чувствуя, как резерв буквально проваливается в пустоту и не имеет никакого воздействия на маму.

К нам прибежала группа эльфов, но даже не предприняла попытки ей помочь! Остальные эльфы и драконы творили заклинания и направляли их в сторону толпы.

— ЧТО ВЫ СТОИТЕ!!! — кричала я на неподвижных эльфов во главе с Линиэлем. — ВЫ ЖЕ МОЖЕТЕ ЕЕ ВЕРНУТЬ! НУ! ДАВАЙТЕ ЖЕ! ПОМОГАЙТЕ!!!!

На мое плечо опустилась ладонь присевшего рядом Линиэля. Он посмотрел внимательно мне в глаза и очень тихо произнес:

— В ней нет искры. Даже мы не сможем ее вернуть. Отпусти… она ушла…

— НЕТ! НИ ЗА ЧТО! Она будет ЖИТЬ! — упрямо твердила я, продолжая вливать резерв.

Отец что-то кричал, умолял помочь. Он даже плакал, сильнее прижимая… маму к себе. И вдруг я снова услышал звук спускаемой тетивы. Нет, сегодня я больше никому не позволю умереть!

Я вскочила, готовая придушить гада, спустившего тетиву, голыми руками. Я даже не успела увидеть болт, летящий в мою сторону, перед тем, как черный дракон расправил крылья и принял удар на себя!

В этот момент я возненавидела весь белый свет! Кроме того, что они забрали у меня мать, так еще и второй раз кто-то умрет за меня?! Не бывать этому! Я вскочила и пламя, против моей воли, охватило меня. Если в лесу оно было красным, то сейчас весь мир вокруг окрасился синим, да еще и сполохи молний сверкали в этом огне. Я снова стала возвышаться над землей, распространяя пламя вширь.

Выплеснуть злость мне не дали. Рука моя была схвачена Лайем. Эти голубые глаза смотрели с такой тоской и болью, что мое порванное в клочья сердце сжалось в один болезненный комок.

— Остановись, прошу тебя, горячая моя душа! Ты убьешь весь город! Да, погибнут виновные, но и невиновных жертв будем очень много! Стоит ли смерть той, золотоволосой девочки, смерти спустившего тетиву? Тем более что всех, у кого было хоть маломальское оружие, заблокировали маги, — но видя, что мой гнев все еще пылает, продолжил, — и если ты сейчас не остановишься, то мы не успеем спасти Танна…

И тут до меня медленно, сквозь алую пелену ненависти и злости, стал доходить смысл сказанного. Смерть всегда забирает самых дорогих. Но остаются те, кому мы еще нужны и ради них стоит жить.

Обведя взглядом площадь было видно сеточное коричневое плетение, удерживающее некоторых людей на месте. Значит, Лай не обманул. И если они удерживают убийц, то я могу заняться раненым драконом.

Я расслабилась. И сразу огненный смерч пропал, и я провалилась в объятья эльфа. Меня обняли и крепко прижали. Мои плечи непроизвольно начали вздрагивать. Но времени расслабляться нет, надо заниматься живыми. Оглянувшись, я увидела, как над мамой и Наром суетились эльфы. Я дернулась в их сторону, но Лай меня удержал, отрицательно помотав головой и кивнув на другую кучку народа, среди которой на земле виднелась черная макушка. Заняться живыми, он прав.

Я вливала резерв в Линиэля, а он плел заклинание, в структуру которого все время что-то добавляли другие эльфы и драконы. Через десять минут все были взмокшие, ну, кроме меня. Меня отправили вливать резерв для заклинания в другого эльфа. И так до тех пор, пока Танн не открыл глаза.

Хримарриат вздохнул с облегчением и прижал к себе жену правой рукой, а меня левой. Рядом стоял Лай и неодобрительно, но молча косился на нас. А мы уставшие не обращали ни на что внимания. Главное, он будет жить.

А вот моя мама… Я, высвободившись из объятий, поспешила туда, где сидел понурившийся отец. Вокруг суетились люди… и нелюди, но мама все так же была недвижима и бездыханна. Я присела рядом, взяла, за похолодевшую руку:

— Прости, — только и смогла прошептать я. Прекрасно понимаю, что ничего не воротишь назад! Но я бы жизнь свою отдала, что бы изменить события сегодняшнего дня.

Отец положил свою руку поверх моей и легонько сжал:

— Не твоя вина. Не кори себя.

— Это все неправильно! НЕПРАВИЛЬНО!

Вздохнув и оторвавшись от родительницы, пошла к Граввлану. Там в окружении народа сидел безутешный отец, потерявший единственного законного наследника. Бастарды не в счет.

— Он погиб с честью, достойной не многих! Храбрость его будет воспета в веках! — коснулась я плеча правителя.

— Да на кой мне ваши почести и слава?! Мне нужен сын! Верните мне сына! — тут он вдруг обернулся, зло уставился на меня. — Это ты во всем виновата! Это он тебя защищал! Если бы не ты…

За меня неожиданно вступился Линиэль. Как только он рядом оказался?

— Если бы Вы отменили свадьбу, как того требуют законы эльфов, если бы вняли голосу разума, а не гнались за добычей, то возмож