КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 447091 томов
Объем библиотеки - 632 Гб.
Всего авторов - 210563
Пользователей - 99116

Впечатления

Colourban про Башибузук: Князь Двинский (Альтернативная история)

Для тех, кто не в курсе, учитывая старый, потерявший актуальность отзыв уважаемого Витовта, уточню:
Это всё же седьмая, завершающая цикл книга. Просто пятый том цикла – «Граф божьей милостью» дописан автором позже. К сожалению, в нём присутствуют определённые хронологические и фактологические неувязки с остальным циклом, что, впрочем, не фатально для восприятия.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Елисеева: Нежная королева (Фэнтези: прочее)

В принципе книга интересная .. Была бы..
Аннотация ну просто какая-то педофильная. Выдали замуж в 5 лет, а-чуметь ..
Ну ведь не выдали замуж , а обручили, а это не одно и то же.
Первая часть книги динамичная и захватывающая, а вот дальше какие то сопли, что у ГГ ( наверное, можно оправдать беременностью, что у ГГ , который был «стойким оловянным солдатиком» в первой части .
Постоянно раздражало – Поедим, вместо поедем. Читай как хочешь , поЕдим или поедИм, хотя подразумевается поехать куда- то .
И что-то подобное тоже резало глаза.
Автор- кандидат исторических наук. Почитала- там еще куча всяких званий и членства и что , так неграмотна ?? Или денег не хватает на редактуру?
Автор- не мой.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

В версии 2.0 исправлена опечатка и добавлена аннотация.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
ANSI про Спящий: Солнце в две трети неба (Космическая фантастика)

сказочка в духе Ивана Ефремова

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Романовская: Верните меня на кладбище (Фэнтези: прочее)

Согласна с кирилл789, книга скучная , нудная..
Какая там юмористическое фэнтези?
Сначала динамично и вроде интересно, но осилила страниц 40 и даже в конец не полезла , чтобы посмотреть , что там.. Ну совсем не интересно.
Ф топку , а что заблокирована- просто отлично.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Хрусталев: Аккумуляторы (Технические науки)

Вспоминается еврейский анекдот:
Рабинович идет по улице, читает вывеску: "Коммутаторы, аккумуляторы", и восклицает:
- Вот так всегда! Кому - таторы, а кому - ляторы!!!

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

Сейчас на редактировании у моих украинских друзей находится "Созвездие Зеленых Рыб". На недельке выложу.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).

Интересно почитать: Преимущества сайта на WordPress

Первое Звено и Чёрный Замок (fb2)

- Первое Звено и Чёрный Замок [publisher: SelfPub] 3.12 Мб, 203с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Андрей Альбертович Анпилогов

Настройки текста:



Андрей Анпилогов Первое Звено и Чёрный Замок

Книга 1.

Глава 1. История Ариши.

Я больше не могла всё Это переживать одна. Я должна была Этим с кем-то поделиться. Но не с бабушкой же, только что оправившейся от инсульта, и не с младшим братом, и не с одноклассниками, которые вряд ли бы поняли меня правильно…

Но я верила – меня поймут и мне помогут. Поэтому и решила обратиться в Исследовательский Центр…

Во второй половине февраля у нас, в Крыму, начались продолжительные подземные толчки. Казалось, сам бог подземного царства Аид, разгневался на род людской, и непрерывно сотрясал землю на протяжении нескольких дней. Как только землетрясение немного поутихло, мы с мамой поехали на место её последних археологических раскопок. Мы там уже были несколько раз. Конечно, ехать сейчас, было очень рискованно, но это был уникальный шанс.

Моя мама работала в Институте археологии Крыма, в отделе античной археологии, на должности ведущего научного сотрудника. Эти раскопки велись примерно в семидесяти километрах от нашего дома в Севастополе, в окрестностях пещерного города. На этот раз мы ехали долго, постоянно объезжая завалы из горных пород. Оползни, как подземные кроты, понасыпали на дороге кучи щебня, грязи и песка. Череда этих землетрясений по силе и продолжительности уже превзошла серию знаменитых крымских землетрясений, случившихся сто лет тому назад, в 1927 году. Значительные разрушения произошли не только в городе…

Было раннее утро. Только что начало рассветать. Чёрные тучи на северо-западе были похожи на огромных животных с огненным подбрюшьем. Порывы ветра с громкими хлопками и крупными дождевыми каплями били в стёкла нашей машины. В горах, на скалах и уступах, под огромным давлением, словно из ноздрей подземного дракона, вырывались на поверхность шипящие струйки белого пара. Такого мы ещё не видели.

Наконец, мы доехали до нашего заветного места на горном плато. На скальных породах образовались многочисленные неширокие трещины, и спускаться вниз стало гораздо легче.

Когда же мы оказались перед знакомым лазом в пещерный город, то вместо узкой расщелины, увидели огромный провал. Казалось, скалы здесь просто расступились. В такое открывшееся пространство запросто мог влететь обычный вертолёт.

Мы сняли с себя альпинистское снаряжение и включили налобные фонари. Но этот чёрный провал полностью поглотил электрический свет. Тогда мама достала из моего рюкзака мощный фонарь и подошла к самому краю провала.

– А́ри, здесь какая-то площадка. Доставай трос.

Я достала из рюкзака бобину со стометровым тросом и стальной колышек для крепления этой большой катушки. Колышек был вбит, бобина закреплена. Конец троса мама привязала к большому карабину, а его пристегнула к своему поясному ремню. В левой руке она держала фонарь, а в правой – небольшой альпеншток. Всё остальное, как всегда, висело на мне – в огромном рюкзаке.

Мама попыталась зацепиться за край этой площадки в самом конце гигантского разлома, но это ей не удалось. Тогда я прижала трос левой ногой прямо к скале, и мама смогла закрепиться на площадке. Я видела, как она включила фонарь.

– Что там?– спросила я.

Мама продолжала светить. Луч фонаря переместился вправо.

– Это не площадка, Ари! Это ступенька! Это ступеньки! – кричала мама. Они огромные! Они уходят вниз.

– Держи крепче трос! Смотри, чтобы я не стянула тебя в пропасть, когда буду спускаться,– крикнула я.

– Нет, нет, я хорошо закрепилась, давай!– ответила мама.

Я быстро натянула на руки кожаные гловелетты (кто не знает, это перчатки с обрезанными подушечками для пальцев) и легко соскользнула по тросу прямо на маму. Она сидела у края скалы, упираясь в неё кроссовками, и держала трос обеими руками. Я сбила её, как она сказала: "с пятой точки". Мы расхохотались так, что долго не могли остановиться… Мама что-то говорила, кажется, "слетела с катушек". Это был необыкновенный по силе смех. Может быть от взлетевшего, как никогда, адреналина, или от газа, выходившего из самого чрева Земли. Чувства страха не было совершенно. Наоборот, нами овладела уверенность и решимость. Мы чувствовали небывалый прилив сил.

Слева от нас валил белый пар и слышался подземный гул.

Я сделала три щелчка вниз, и мой налобный фонарь тоже стал освещать эти грандиозные ступеньки.

Они круто уходили вниз. Бывшего здесь пещерного города с его маленькими пещерками – норами не было. Он просто провалился. Его светлый, в прямом смысле прах, в виде белёсой пыли и многочисленных осколков, мирно покоился на этих высоких и широких ступеньках.

Это удивительно, но казалось, они появились специально, чтобы мы спустились вниз…

Это был шанс! Единственный в жизни! Проникнуть и увидеть неведомое…

– Но это очень рискованно,– говорила мама и глаза её горели.

– Риск – благородное дело. И если мы сейчас не спустимся, мы этого себе никогда не простим,– сказала я с полной убеждённостью. – У нас сто метров надёжного троса. Я – в отличной форме. Если что – помогу!

Мама засмеялась.

– Я тоже ещё не старушка,– сказала она, и начала спускаться.

Я взялась за трос и последовала за мамой. Это было не просто, так как расстояние между ступеньками было больше метра. Можно было предположить, что комфортно ходить по этой лестнице могли только настоящие атланты -гиганты…

Справа от меня быстро разматывался трос. Маму уже не было видно. Спускаться и дышать было легко и весело, несмотря на мой тяжёлый рюкзак. Подобное состояние (если не в большей степени) испытывала и мама – шнур из ядовито-зелёного цвета, превратился в ярко-оранжевый. Это не было действием мистических сил, просто расстояние между нами значительно увеличилось. Каждые двадцать метров этот неубиваемый трос менял контрастные цвета. Я дёрнула за него. Мама отозвалась. Через десять ступенек я увидела её раскрасневшееся лицо и горящие восторгом глаза. Её куртка и джинсы были перепачканы как у штукатура-маляра. Теперь мы спускались рядом. Стало заметно жарче, и появился рассеянный свет. Скоро ступеньки расширились, высота их уменьшилась, и они превратились в настоящий проспект подземного города! Здесь не было пещер, а были настоящие улицы, площади, огромные здания и портики, с внушительными колоннами, колоннадами и фронтонами над ними.

Наши фонари утратили свою яркость – мягкий розоватый свет, казалось, исходил здесь отовсюду.

– Ты чувствуешь, какая здесь энергетика? – спросила мама.

– Ещё бы! Я готова свернуть горы и переплыть наше море, – ответила я.

Мама сделала шаг вперёд, и словно наткнулась на незримую стенку. Но и здесь обошлось без мистики – это кончилась размотка нашего страховочного троса. Мы спустились на сто метров! Я посмотрела на ручные часы с компасом. Большая стрелка безуспешно искала Север, она вращалась как сумасшедшая. Ого! Прошёл уже целый час, а мы, казалось, спускались не более двадцати минут.

– Я даже не могу предположить, в какой временной слой, в какую цивилизацию мы попали. Это всё, как в сказке… Град поднялся с под земли… – сказала мама. Наш восторг только возрастал. Может быть, мы оказались здесь первыми за многие тысячелетия. Мама отцепила карабин со шнуром, и мы вошли в этот чудесный город с небывалым восторгом. Заблудиться здесь было сложно – огромные колонны уходили вдаль, и плавно вниз, по прямой линии… Мы шли по главному проспекту, в этом не было сомнений. По обе стороны вздымались великолепные сооружения из того же розового или белого мрамора. Мы видели большое количество идеальных по форме шаров и пирамид, расставленных в определённом порядке, по всему подземному городу. Во многих помещениях вход преграждали двухметровые амфоры. Некоторые из них были со сколами. Были и низкие скамьи, и изящные арки. Мы видели и несколько хрустальных черепов, похожих на человеческие, но огромного размера. Они стояли на постаментах, как памятники.

Мама принялась всё это фотографировать.

– Это амфоры, но они не античные! Они гораздо искуснее сделаны, – говорила она.

– И уж явно не киммерийско-тавро-скифские, – пыталась я остроумничать.

Наш подземный проспект стал расширяться, колонн стало больше, и мы вошли в настоящий тронный зал, размером с футбольный стадион. Да, здесь был трон, искусно сделанный из горного хрусталя. По своей изящной форме он мог быть только женским! Боже мой! Здесь были поразительные по красоте кристаллы горного хрусталя. Они возвышались за троном, и своими сверкающими гранями составляли величественную композицию. Мы замерли в восторге, и почти одновременно произнесли: «Как в чертогах Снежной королевы!» Дышать было легко и радостно. В воздухе пахло озоном, как после грозы. Возле стен стояли столики, а рядом зеркала. Над ними были большие ниши в стенах. Там стояли вазы и шкатулки. Мама открыла одну из шкатулок. Там лежали драгоценные украшения обычного размера. Это были ожерелья, кольца, браслеты, женские гребни с драгоценными же камнями, заколки, золотые цепи с гранёными звеньями, браслеты в виде змеек с головами женщин. Ещё мы видели большие монеты из жёлтого и белого металла, как нам показалось, с изображением летательных аппаратов.

– Ты посмотри, как мастерски всё сделано, – говорила восторженная мама, продолжая всё фотографировать.

Самое большое зеркало висело рядом с троном. Я подошла к нему. Чуть выше моего роста, в нише светло-розовой стены, стояла изящная шкатулка.

Я взяла её и легко открыла. И в этот момент послышался удалённый подземный гул. Но мы с мамой не обратили на это внимание. Меня интересовало, что внутри чудесной шкатулки. Там оказалась великолепная диадема с кристаллами в виде пирамидок. Они светились изнутри и меняли яркость, как ёлочная гирлянда. Я осторожно взяла диадему. О чудо! Кристаллы ярко разгорелись в моих руках и стали изумрудные. Я сразу подумала: «Они окрасились под цвет моих глаз!». Я примерила диадему, и она легко закрепилась в моих волосах. Я была от неё в восторге. Я стояла перед зеркалом и чувствовала тепло и лёгкое покалывание в висках. Я никогда ещё не была такой счастливой. «Эта диадема словно сделана для меня. Она отдаёт мне свою энергию – светлую и добрую! »,– думала и чувствовала я. Вдруг над нами появилась цепочка светящихся шаров. Они были размером с апельсин и быстро перемещались под потолком. Мама присела на скамью с тревожным лицом. Я стояла возле трона, и мне послышались удалённые и мелодичные звуки, как будто играли на арфе. Казалось, небольшой ветерок, возникший от движения этих светящихся шаров, принёс эту музыку. Но потом я поняла – это очень красивые женские голоса. Я догадалась, что говорили о нас, и говорили с дружелюбным любопытством на языке с большим количеством гласных звуков. Я улыбнулась, и в ответ зазвенел смех. Голоса то приближались, то отдалялись. Этот язык казался мне знакомым. Я долго пыталась понять смысл этой льющейся музыки слов, и неожиданно, смысл прояснился: «…теперь он твой, и мы с тобой…»,– звучали голоса. Светящиеся шары сделали круг над моей головой, стали едва заметными, и спокойно вылетели из тронного зала.

– Они нас признали,– сказала мама, смотря на диадему в моих волосах с изумлением и восторгом. – Она тебе очень идёт. У тебя улыбка королевы!

И после её слов сразу же усилился подземный гул, и тронный зал содрогнулся. Мы по-настоящему испугались.

– Быстро в обратку!– крикнула мама.

Я схватила рюкзак, бросила в него шкатулку. Мама достала из рюкзака свою сумку, а из неё мягкую ткань, и завернула в неё несколько женских украшений. Подземные толчки усилились. Мы взялись за руки, и, ринулись по проспекту этого чудесного города что было сил. Очень скоро показался конец нашего спасительного шнура. Как он нам пригодился, прочно закреплённый наверху! Под ногами медленно текли ручейки грязной горячей жижи. Становилось жарко. Я подталкивала маму, она держалась за шнур, освещённый нашими налобными фонарями, и легко поднималась по высоким ступенькам, затем подавала мне руку. На уже знакомых нам циклопических ступеньках, в некоторых местах появились трещины. Но страха уже не было – впереди виднелся просвет. Мы благополучно поднялись на поверхность и запрыгали, как сумасшедшие! Мы ликовали – наша рискованная вылазка увенчалась грандиозным успехом.

Здесь было тише, не так слышался подземный гул. Мы быстро спустились к машине. Мама строила сенсационные версии наших находок.

– Это потрясающе! В прямом и переносном смысле,– не умолкала она. – Прямо сейчас едем в институт. Я создаю исследовательскую группу. Мы же нашли великолепную цивилизацию, точнее, она сама к нам поднялась. Это факт я запечатлела. Кстати, диадему ты взяла?

– Да, она на мне,– сказала я,– чувствуя её приятно тепло.

Наконец-то я сняла рюкзак.

– Слушай, Ариша, это же настоящий артефакт! Это очень ценная вещь,– говорила она, раздвигая мои волосы, и рассматривая диадему. – Сделать её могла только высокоразвитая цивилизация. Какая тонкая работа, какое изящество! И камни светятся словно изнутри. Даже удивительно, как она тебе идёт… Мама посмотрела мне прямо в глаза. – Никому её не отдавай, никогда,– сказала она, понизив голос.

С верхушек скал начали сыпаться камни. Заметно потемнело. Порывы ветра снова захлестали дождём. Мы рванули с места на приличной скорости.

Как только мы начали спускаться по горной дороге, за нами увязался длинный и чёрный кроссовер. Видно, ни только мы одни решили обследовать знаменитый пещерный город после сильнейших подвижек земных пластов.

– Чёрные копатели, не иначе, чёрт бы их побрал, – сказала мама. – Рассмотри их номер.

Я посмотрела в заднее стекло. Номера были заляпаны грязью.

– Они замазаны, – сказала я.

Мама нажала на газ, но кроссовер неумолимо приближался. Тогда она отстегнула ремень безопасности и достала из сумки травматический пистолет. Я взяла альпеншток в правую руку. Потоки воды заливали стёкла. Видимость была не более двадцати метров. Но мы знали, что впереди, на перекрёстке, находится стационарный пост полиции. До него оставалось около двух километров. Это было видно по навигатору. Горная дорога осталась позади. Мы выехали на трассу. Кроссовер пошёл на обгон. Он поравнялся с нами и пытался нас остановить, перекрывая дорогу. Его усиленный бампер из стальных хромированных труб почти касался нашей машины.

Мама не уступала.

– Фотографируй! – крикнула она. Я достала смартфон. На переднем сиденье кроссовера я видела водителя и пассажира. Оба были в балаклавах. У водителя был хохочущий рот и выпуклые бараньи глаза.

Мама резко взяла вправо, а потом влево, пытаясь вывернуться из – под кроссовера. Наша машина пошла юзом. Смартфон выпал из моих рук. Мы слетели с дороги и врезались в ствол большого дерева. Был сильный удар. Меня рвануло вперёд, но ремни безопасности удержали. А мама ударилась левой стороной головы о стекло. Её ремень безопасности был отстёгнут. Завыла сигнализация, замигали фонари. Я смотрела на маму. В уголке её рта показалась капелька крови. Её немигающие глаза я никогда не забуду. Слёзы начали душить меня. Я крепко сжала в кулаке рукоять альпенштока, и открыла дверцу машины….

В это время на перекрёстке показался грузовик с яркой эмблемой «МЧС» на борту. Он поворачивал на нашу дорогу. В его кузове, под натянутым брезентом находилось не менее десятка сотрудников в форме и касках. Чёрный кроссовер стоял рядом с нашей машиной, но никто из него не выходил. Я вышла из машины. Моя правая рука наполнилась огромной силой. Я выждала паузу, и вломила альпеншток в лобовое стекло кроссовера. Грузовик МЧС остановился в десяти метрах от меня. Из его кузова стали выпрыгивать крепкие мужчины. В этот момент чёрный кроссовер рванул с места. Альпенштока на том месте, где он стоял, не оказалось…

Через десять минут, рядом с грузовиком МЧС остановилась полицейская машина.

На мой вопрос полицейскому – видел ли он чёрный кроссовер, перекрывший нам дорогу? – старший лейтенант отрицательно покачал головой…

Затем он спросил меня, могу ли я назвать марку и номер автомобиля, обогнавшего нас. Я сказала, что номер машины был замазан грязью, а марки чёрных кроссоверов для меня неразличимы. Правда, капот у кроссовера был несколько горбат, как нос у крупной крысы. Мама была без сознания. Ей делали искусственное дыхание. Через тридцать минут её перенесли в подъехавшую «скорую помощь». Я взяла свой рюкзак, бросила в него мамину сумку. Меня не хотели к ней пускать. Но я всех растолкала и поехала вместе с мамой. Я сидела рядом с ней. Она так и не моргала. Слёзы продолжали бежать из моих глаз. Работал аппарат искусственного дыхания. Вдруг мама сорвала пластиковую маску, прижала мою голову к себе, и очень тихо прошептала: «Прощай, не отдавай…»

Врач, сидевший рядом, снова надел на неё кислородную маску. Но через несколько минут мамы не стало….

На следующий день мне позвонили из полиции и сказали, что следов удара, или соприкосновения постороннего автомобиля с нашей машиной не обнаружено, а сама машина находится на стоянке в полиции. Вместе с полицейскими, я отвезла все, найденные в подземном городе артефакты в институт, где работала мама. Мне сказали, что будет большое денежное вознаграждение, после оценки найденных сокровищ. А это были действительно сокровища…. Фотографии, сделанные мамой в подземном городе, не получились. Флэш-карта фотоаппарата была испорчена. Её не смогли восстановить…

Но диадему я оставила. Я бы её не отдала никому, никогда, и не за что. Она стала частью меня, частью моего организма. Я это скоро почувствовала. Мои густые волосы легко её скрывали от посторонних глаз. От диадемы исходит энергетика светлой силы, я так скажу. Когда она на мне, я чувствую себя лучше чем, когда бы то ни было. У меня действительно расширяется сознание, и я многое вижу, чувствую, и понимаю, как никогда раньше. Иногда, правда, мне хочется её снять на некоторое время… Мне стало казаться, что эта диадема всегда была со мной. Как будто я уже носила её раньше, когда-то очень давно.… А сейчас она снова вернулась ко мне…

И, как только я закрепила её в волосах там, в подземном городе, то сразу земля содрогнулась… Я понимаю, что это может быть и наивно, но это случилось именно так. И это был последний день, когда трясло наш полуостров…

Через неделю, после похорон мамы, мне приснился сон: ночью, на соседнюю улицу, бесшумно подъехал автомобиль с выключенными фарами. Я слышала тихое шуршание шин по гравию. Из тёмной машины вышли трое. Первый – низкорослый, но коренастый, в тёмных очках, несмотря на ночь. Второй – среднего роста, плотного сложения. Третий был очень высокий, в чёрной бейсболке, с длинным козырьком. Он не отрывал взгляда от своего смартфона. Затем, они перешли дорогу, и направились к нашему дому. Когда они переходили перекрёсток, я увидела их тени от фонаря на соседнем доме. Меня поразила тень высокого парня, точнее, его голова. Несмотря на некоторое искажение, она была гораздо больше остальных, а её форма напоминала яйцо…

Я проснулась с холодной испариной на висках и поняла, что это был вещий сон. Я подошла к окну. Всё было тихо. Уличные фонари освещали пустую улицу. Я вышла в коридор. В соседней комнате спала бабушка, а в зале, похрапывал мой младший брат Гриша. Наш кот, с двойной кличкой Васька – Гусар, вышел из кухни и потёрся о мои ноги. Я стала готовиться к встрече с нежданными гостями. У меня не было сомнений, что они придут… Я даже не думала об этом кому-то рассказывать…

На следующий день, как всегда, мы поужинали все вместе, в семь часов вечера, и разошлись по своим комнатам. Я включила компьютер. На моей почте оказалось больше десятка непрочитанных писем. Они мне стали неинтересны. Я выключила компьютер, сняла диадему, и прилегла немного отдохнуть. Но через десять минут я поняла, что диадему надо надеть…

После двенадцати, я сидела на диване с погашенным светом. Рядом со мной, по правую руку лежал папин арбалет, а слева, я положила травматический пистолет мамы. «Когда меня выследили? Когда я была с рюкзаком? Может быть, они ехали за "Скорой помощью?» – думала я.

Окно в палисадник было настежь открыто. На подоконник залез Васька-Гусар. Я чувствовала, что диадема придаёт мне уверенность и решительность. Арбалет для этого случая пригодился, как никогда. Это бесшумное оружие позволяло наказать, или отпугнуть любого.… У меня совершенно не было страха, а было лишь сильное желание отомстить за маму. Я подошла к окну и встала на низкий табурет, что захватила из бабушкиной комнаты. Я увидела ту же картинку, что и во сне: в ста метрах от меня – одинокий фонарь освещает пустынный перекрёсток. И полная тишина вокруг. Васька-Гусар потёрся о мою ногу. Я достала три стрелы и положила их рядом с арбалетом. Его же, я зарядила стальными шариками, я не хотела стрелять на поражение только из-за того, что была не одна в доме…

Спать мне совершенно не хотелось. Но и нервного напряжения не было. Я закрыла глаза и чувствовала, как по особенному бежит время. Я не спала, но и не бодрствовала. « Сейчас будет ровно три часа», – подумала я и открыла глаза, действительно, было ровно три. Я закрыла глаза и решила открыть их ровно в четыре часа. И вдруг, я начала видеть и слышать свой вчерашний сон… Я взглянула на окно. Васька – Гусар замер на подоконнике и смотрел в темноту. Я взяла арбалет и подушку, ногой подвинула кресло на колёсиках к окну. Васька – Гусар спрыгнул и побежал к забору. Я опустила кресло ниже, положила подушку на подоконник, на неё пристроила арбалет, чтобы было удобно стрелять. Затем я встала на скамейку, и посмотрела в прицел ночного виденья. Машина была передо мной как на ладони. Открылась передняя дверца, и повторился мой сон наяву. Из машины вышли двое. Первый – низкорослый крепыш в тёмных очках. Я его не совсем хорошо рассмотрела во сне, в действительности, он оказался ещё и кривоногий. Второй был плотный, среднего роста. Из задней дверцы вылез третий, очень высокий в бейсболке с длинным козырьком, и сразу же уставился в свой смартфон. Все трое перешли перекрёсток и направились к нашему дому.

От меня и до забора было около десяти метров. «Буду стрелять ему в ногу, когда он перекинет её через забор. Иначе он свалится на цветочки и будет орать, как резаная свинья. А перелазить он будет медленно и аккуратно, чтобы не шуметь. У меня будет уйма времени попасть в десятку…», – спокойно думала я.

Я легко натянула тетиву, ролики провернулись, и послышался мягкий знакомый щелчок – механизм взвёлся. Я приготовилась к стрельбе и навела прицел чуть выше забора. И, секунд через двадцать увидела, как его обхватили две ладони. Между ними появилась и голова в балаклаве. У меня застучало в висках. Это был водитель чёрного кроссовера, косвенный убийца моей мамы. Эта рожа в балаклаве с выпученными глазами навсегда осталась в моей памяти. Он перекинул свою толстую ляжку через забор. Я выстрелила. Стальной шарик легко пробил насквозь мякоть бедра. Коротышка взвизгнул, как прибитая собака. Он пытался убрать ногу с забора, но это не очень удавалось его толстой заднице. Я снова натянула тетиву и выстрелила в приподнятую над забором левую ягодицу. Коротышка завис на заборе и не двигался. На его штанине цвета хаки стало расплываться большое бурое пятно. Я снова перезарядила арбалет. Васька – Гусар зашипел, выпустил когти, и вцепился в окровавленную ногу. Коротышка завизжал. По ту сторону забора послышалось ругательство, и раненого сняли с забора.

Все трое дали задний ход. Мне очень захотелось каждому из них вставить в заднее отверстие по карбоновой стреле, когда я увидела их спины. Я хорошо стреляю. Я бы попала… Но я не стала этого делать. Я не хотела привлекать внимание к этому делу из-за диадемы. Я чувствовала и ясно понимала, что приходили за ней. Но как они её нашли?.. И кто они? Ясно одно – моя диадема имеет огромную ценность и силу.

В интернете я нашла по соответствующему запросу ваш Исследовательский Центр и приехала в Сочи…

Я рассказала вам всё, как было, и как могла – подробно…

Глава 2. Лео Де Мария.

Меня зовут Леонид. Можно просто – Лео. А лучше всего – Лео Де Мария. И это не совсем псевдоним. Отец мой пропал без вести ещё до моего рождения. Так говорит моя мама, а зовут её – Мария. Вот и получается, что я – Лео Де Мария. Согласитесь, трудно придумать более красивое и благозвучное словосочетание. И, Лео, конечно же, здесь не главное слово. Мария – это святое имя (для каждого верующего человека) и придаёт такое великолепное звучание всему сочетанию слов. Это важно с литературной точки зрения, как мне кажется…

Но начну своё повествование. В тот счастливый весенний вечер я поймал свою «золотую рыбку». Этот случилось на берегу Чёрного моря, в городе Сочи. И жизнь моя со следующего дня совершенно изменилась. Случайность это, или судьба, я ещё не понял, да это и не столь важно. Этот действительно счастливый случай познакомил меня с замечательными молодыми людьми, моими сверстниками. И мы оказались не только в центре наиболее значительных для нашей цивилизации событий, но и стали их непосредственными участниками. Мне нравится заниматься сочинительством. Но придумать случившееся было бы весьма затруднительно. Вот я и решил, в меру своих способностей, все эти невообразимые события записывать. Итак, про «золотую рыбку»…

Ловил я поздним вечером – мне хотелось поймать крупную рыбу. На горизонте, на фоне ещё чуть серого неба, появились тонкие и тёмные столбики с размытыми воронками в своей верхней части. Эти смерчики на поверхности воды бывали и раньше, но в последнее время они стали появляться чуть ли не каждый день. Множество видео подобных аномалий наполняло интернет. Было подмечено странное поведение этих вращающихся завихрений. Это были небольшие смерчи – не более двух метров в высоту. Они могли стоять на месте продолжительное время на точно определённом расстоянии друг от друга, могли согласованно двигаться и останавливаться, или становиться в круг и сжимать его… На этот раз эти смерчики не увеличивались в размере, стало быть, не приближались ко мне.

Я стоял на самом краешке пирса сочинского морского порта. В правой руке у меня был отличный спиннинг, изготовленный из высокомодульного графита премиум класса. Эта звонкая и чрезвычайно посылистая палочка без труда забрасывала японский воблер с моей электронный начинкой более чем за восемьдесят метров. Соприкасаясь с водой, латунные контакты на корпусе воблера замыкали электрическую цепь; и я видел на экране своего смартфона чёткий рельеф дна, заросли водорослей, стайки мелкой рыбёшки в виде облачка зелёных точек, и сам воблер, как крупный продолговатый штрих, благодаря поплавку – отражателю на шнуре, в двадцати сантиметрах от воблера. Обтекаемая форма и точная огрузка воблера демонстрировали хорошую игру на различных проводках. И, если рядом появлялся достойный экземпляр рыбы, я, как правило, начинал более интенсивную анимацию, чтобы спровоцировать хищника на атаку. Сейчас же, проводка моего воблера была поисковая, что называется «stop and go».

Несколько рыбок покрупней, привлечённые его вихляющими движениями, короткими паузами, и двумя светодиодами, начали преследование, но не атаковали. Крупных рыб рядом не было. Я вымотал шнур мультипликаторной катушкой и забросил воблер правее градусов на тридцать. Здесь было заметно глубже. Дно хорошо просматривалось. Появились скопления медуз. За ними вплотную следовали стайки рыбок среднего размера. Это был морской окунь. Он покусывал медлительных медуз. Я остановил проводку. Не хотелось ловить рыбу размером с ладонь. Я уменьшил масштаб изображения, и сердце моё вздрогнуло.

Из морских глубин, стремительно, к моему воблеру приближалась большая продолговатая засветка. Это было похоже на крупного хищника. Стайка смариды (морского окуня), почуяв опасность, рассыпалась в заросли водорослей. К моему крайнему удивлению от этой крупной рыбины, с несомненной периодичностью, расходились светящиеся волновые кольца. "Кажется, эта рыбка излучает электромагнитные импульсы. Это что же, электрический скат?", – подумал я и начал твичинг. Хищник заметил резкие движения моего воблера и пошёл на него, надеясь схватить лёгкую добычу – «больную рыбку». Смартфон был закреплён на плечевой сумке, и мои свободные руки крепче взялись за рукоять спиннинга.…

И, бо́льшая засветка поглотила меньшую… Последовал мощный удар в бланк спиннинга и сразу же резкий рывок в сторону. Затрещал фрикцион тормоза катушки. Я почувствовал боль в запястье правой руки, но спиннинг удержал. Затем я сел на бетон пирса и прочно уперся кроссовками в его шероховатую поверхность. Гибкий бланк спиннинга прекрасно отрабатывал, гася мощные рывки сильной рыбы. Трещал и фрикционный механизм катушки. Скоро тяга ослабела, и я почувствовал, что смогу взять эту рыбу. И я успешно подцепил её за жабры багориком. Это оказалась крупнейшая пеламида пойманная мной. Мясо этой рыбы ценится за вкусовые качества. Радость и удача придали мне энергии и хорошего настроения, и я очень быстро оказался во дворе нашего дома. Мама была в больнице на суточном дежурстве. Я положил рыбу на нижнюю полку холодильника, и только сейчас почувствовал, как сильно устал…

Утром, едва проснувшись, я решил заняться рыбой. Пеламида уже «уснула». Тело её не вздрагивало, жаберные крышки прилипли к голове. Я её взвесил. Рыбина потянула на 4,9 кг! Это был мой личный рекорд и рекорд всех моих знакомых рыбаков. Надо было это зафиксировать, и я пошёл за смартфоном. Я его включил, и сразу же запустилось приложение "воблер – эхолот". И о чудо! Пеламида продолжала испускать круговые электромагнитные импульсы…

Я встряхнул рыбину. Она была мертва. Зрачки её стали тусклыми. Я взял острейший нож и сделал длинные надрезы вдоль хребта, чтобы снять филе. У спинного плавника мясо легко отделилось, но вот у основания головы его что-то держало. Это оказалось (как ни странно) обычная на вид чёрная мидия. Как мидия могла вырасти, или поселиться внутри рыбы?! Створки моллюска были закрыты и напрочь срослись с основанием хребта у головы пеламиды. Удивлению моему не было предела. Я решил вскрыть мидию. Пришлось отрывать её от спинного хребта рыбины с мясом и кровью. Открыть её створки ножом не получилось. Тогда я пошёл в свою комнату, где находился мой любимый и огромный рабочий стол, заваленный измерительной аппаратурой, ноутбуками, проводами, микросхемами, и разноцветными листами, исписанными стихами…

Зажав мидию в небольших тисочках, я вставил между её перламутровыми (как мне думалось) изнутри створками стамеску, и сделал средний по силе удар молотком. Створки не раскрылись. Но это меня не остановило. Я примерился, и ударил посильнее. Раздался настоящий взрыв! Полыхнула огненная вспышка! И меня отбросило на два метров к стене…

Я здорово обрадовался тому, что сознание не покинуло меня. Лёгкий испуг, как известно, улучшает настроение. Улыбка задрожала на моих губах. Я подобрал стамеску и хорошенько обмотать её изолентой. И хотя руки у меня слегка подрагивали, но интерес побеждал страх. Вдруг, из створок моллюска вылетел огненный шарик размером с грецкий орех, и, завис в воздухе, весело искрясь и зловеще потрескивая. Я сделал шаг в его сторону. Шарик сдвинулся в мою. Я остановился и понял, что это шаровая молния, и она реагирует на движение. Я начал вспоминать, как надо себя вести в подобной ситуации… Кажется, нельзя делать резких движений, не соприкасаться с металлическими предметами, и… испытывать к этому природному феномену доброжелательность. Я положил стамеску. На мне был нательный серебряный крест. Но его я не собирался снимать.…Так я и застыл с дурацкой улыбочкой. Уже через минуту огненный пузырь потерял ко мне всякий интерес и, весело искрясь, выпорхнул в открытое окно. Я вытер пот со лба, и внезапно подумал: "А за этой рыбкой обязательно придут…" Так оно и случилось – в ту же минуту раздался звонок.

Я вышел и открыл дверь. Предо мной стояла ослепительная блондинка лет двадцати, с необычно яркими голубыми глазами. Она улыбалась. На меня она произвела сильнейшее впечатление (не меньшее, чем шаровая молния!).

– Добрый день, простите за беспокойство, а не у вас ли моя экспериментальная пеламида,– спросила незнакомка ласковым голосом. Я стоял, что называется, очарованный, и это мне не нравилось. Я решил немного разозлиться, но не мог отвести взгляда. Её лицо, несомненно, гипнотизировало, и я, неожиданно для себя, стал подробно рассказывать ей, как поймал эту рыбу, как видел исходящий от неё сигнал на экране своего смартфона, как пытался раскрыть створки моллюска стамеской…

– Это я отвела плазмоид от вас, – сказала прекрасная незнакомка. И прежде чем у меня открылся рот, она достала из сумочки изящнейший белый планшетик. На его экране застыло видео, где я, с восторженной физиономией, со стамеской в руке, почёсывал ушибленный локоть… " А где же была камера для этой записи?..,– хотел я спросить, но блондинка, продолжая меня гипнотизировать, запросто протянула руку и сказала:

– Меня зовут Атланта.

– Очень приятно,– совершенно искренно ответил я, и очень обрадовался, пожимая её прохладную ладошку.

– Проходите, пожалуйста, меня зовут Леонид, можно просто, Лео,– сказал я.

– Ле-о,– это интересно,– сказала Атланта и вошла в комнату, с интересом рассматривая мой здоровенный рабочий стол. Тем временем, я, отпустил тиски и отдал ей моллюска. Он, или точнее, то, что в нём было, до сих пор грело руки. Внимание Атланты привлекли разноцветные листы бумаги, на которых я что-то рифмовал.

– О! Ле-о, да вы ещё и сочинитель,– сказала она, с удовольствием растягивая моё имя, и с интересом вглядываясь в мой убористый почерк.

– Да так, иногда,– сказал я. И этот её интерес был мне неприятен, словно меня застали за недостойным занятием. Жёлтые, голубые и зелёные листы лежали поверх проводов и микросхем. Я их собрал и засунул в ящик стола.

–Может быть, вы хотите холодного сока, или кофе?– спросил я.

– Нет, спасибо, Лео,– отказалась она и стала доставать деньги из сумочки.

– Нет, этого не надо. Я взял своё мясо, а ваше – есть ваше…

Атланта внимательно на меня посмотрела и спросила:

– А не могли бы вы, Лео, написать мне крошечный комплимент в рифму? Мне было бы приятно.

Я улыбнулся (второй раз со времени её прихода) и как-то вдруг неожиданно для себя самого произнёс:

– Боюсь не смогу, не хватит таланта,

Достойно вас описа́ть, Атланта…

Она просияла и открыла свой планшет. На его экране я заметил нечто разноцветное, похожее на замысловатую и диаграмму. Атланта взглянула на экран и сказала:

– Послушайте, Ле-о, вы, я вижу, перспективный молодой человек. А я, в данный момент, набираю свою команду. У вас может быть очень интересная, даже опасная, но благородная работа, к тому же хорошо оплачиваемая. Не хотели бы вы присоединиться к нашим ребятам? Все подробности узнаете уже у меня в офисе… Так как, вы согласны? Если, конечно, у вас есть время и желание.– спросила она.

– Да, я бы хотел заняться чем-то новым и интересным,– ответил я, чувствуя, что не могу отвести взгляд от её лица. Её лицо привлекало моё внимание чем-то необычным. Но я не мог понять – чем именно?

– Завтра, ровно в полдень, я жду вас по этому адресу, – сказала она и протянула мне визитку. – Провожать меня не надо. До встречи, Ле-о.

Я слегка склонил голову в знак учтивости, провожая взглядом её потрясающую фигурку.

На белой мелованной бумаге было вытеснено золотистыми буквами:


Исследовательский Центр "Атланта"

Изучение паранормальных явлений;

Нейтрализация их негативных проявлений.


На обратной стороне визитки был напечатан адрес, электронная почта и телефон…

Этот Исследовательский Центр находился не так уж далеко от моего дома.      Это было, несомненно, фантастическое предложение от действительно необыкновенной женщины…

Сочинительство, как я уже говорил, это главная моя страсть, но, год назад, когда пришло время зарабатывать деньги, я основательно увлёкся микроэлектроникой. Ещё в одиннадцатом классе я начал ремонтировать ноутбуки и сотовые телефоны. Благо есть интернет – этому можно научиться, и получить заказы…С первых заработанных денег я купил недорогой, но вполне себе функциональный микроскоп, и «правильный» паяльник. Микроскоп подключался к ноутбуку, и мельчайшие компоненты микросхем стали видны, как на ладони. И дело пошло веселей…

На следующее утро, как всегда, подтвердилась справедливость известной поговорки – «Утро вечера мудренее». Сработал мой головной «компьютер» – позвольте, шаровой молнией, или, как выразилась Атланта «плазмоидом» управлять нельзя при помощи беленького планшетика…Этим вообще управлять нельзя, насколько я знаю…Синтез плазмы в холодном пространстве мог делать только гениальный Никола Тесла и, как появилась видеозапись в её планшете? Откуда такие технологии?! Это было в крайней степени любопытно.

Ещё с вечера я погладил белую рубашку и тёмные брюки, начистил кремом туфли, второй, или третий раз в жизни. Утром сходил в парикмахерскую.

Глава 3. Первое Звено.

Ровно в полдень я подошёл по указанному на визитке адресу. Это было белоснежное двухэтажное строение с огромными окнами и мансардой на улице Ландышевой, в двухстах метрах от берега моря.

Ни на внушительной ограде, выполненной в античном стиле, ни на самом доме, никаких табличек и надписей не было, кроме номера дома и названия улицы. Я нажал на кнопку звонка. Дверь плавно отъехала. Я прошел небольшой дворик с цветочными клумбами и большим бассейном с островком и даже камышом. Под чистейшей водой просматривался тёмный кафель, и плавали карпы – как китайские розовые, так и наши зеркальные. Рыбы увидели меня и стали подплывать. Я погладил по голове зеркального карпа, он не испугался.

Я вошёл в вестибюль дома. Вместо стен здесь был один сплошной и огромный аквариум. Изогнутое стекло по углам удивляло своей толщиной и прозрачностью. Оно было цельное. Множество диковинных морских рыб, живые кораллы, и настоящий подводный лес удивительных растений с рост человека. Я невольно засмотрелся.

По широкой внутренней лестнице звонко застучали каблучки. Это была Атланта всё такая же ослепительная и обворожительная.

– Вы опоздали ровно на минуту, весело сказала она без укоризны. Её глаза изменили цвет. Они стали ярко-карие, как хороший чай.

И снова я пытался разгадать тайну её лица, но безуспешно.

– А у вас глаза другие, это что – цветные линзы?– спросил я, стараясь быть бесцеремонным, что бы снова не попасть под её влияние.

– О нет, вы не угадали, Лео. Это молекулярная пигментация. Подымайтесь за мной.

– Голубые вам очень шли, – сказал я, невольно ощущая необычный аромат её парфюма.

– Они станут прежними уже через неделю,– засмеялась очаровательная хозяйка, и мы вошли в просторную комнату с большими окнами и морским горизонтом за ними.

Здесь уже сидели за отдельными столиками – видная молодая девушка с пышными волосами и, светловолосый молодой человек, мой ровесник, с аристократическим лицом в узких очках-полосках.

– Познакомьтесь, ребята, – сказала Атланта. – Это Леонид. Можно просто – Лео. Он сам так представился. Леонид бесстрашный экспериментатор и неплохой сочинитель. Представьте, Лео умудрился поймать мою и свою, я надеюсь, золотую рыбку.… Это судьба.

«А она умеет управлять коллективом посредством мотивации», – подумал я.

Молодой человек поднялся, протянул руку и сказал:

– Егор, можно проще, – Гор.

Несмотря на жаркую погоду, он был в чёрном костюме, белой рубашке и золотистом галстуке. Я пожал протянутую руку. Девушка руки не подала, но привстала, сдержанно кивнула в мою сторону и сказала:

– Ариша.

На ней были голубые джинсы и белая короткая кофточка, подчёркивающая её удивительную талию. Я сделал ответный жест достоинства, слегка склонив голову, чувствуя на себе её словно пронизывающий взгляд.

– Скажите, Атланта, что вы думаете о моей диадеме? – спросила Ариша, переведя взгляд на хозяйку офиса.

– Это настоящий артефакт. Диадема твоя по праву. Не сомневайся. Она ждала тебя. Она уже часть тебя, – ответила Атланта.

– Присаживайтесь, Лео, за любой свободный столик, – сказала она. – Ариша приехала к нам из Севастополя и только что рассказала о причинах, побудивших её обратиться в наш Исследовательский Центр.

– Леонид – по – гречески, это львёнок, – сказала Ариша улыбаясь.

– Похож,– сказала Атланта.

Дело в том, что у меня рыжая и пышная шевелюра.

– Ариша – тоже красивое имя. Гораздо лучше звучит, чем, например, Алиса, – ответил я.

Ариша приняла комплимент и улыбнулась.

Это была рослая, физически очень развитая молодая девушка, с ярко – зелёными глазами. Её волнистые каштановые волосы живописно падали на плечи. Я был впечатлён её красивым лицом и гордой осанкой.

«Да это настоящая амазонка. Над такой и не пошутишь», – подумал я, и

сел за свободный столик, рядом с Аришей.

Атланта продолжала:

– С недавних пор, на нашем море, и его побережье, происходят необъяснимые и пугающие людей аномальные явления. Природные, или рукотворные – мы не знаем. Особенно на Крымском полуострове. Взять хотя бы аномальное по своей продолжительности землетрясение, о котором нам только что рассказала Ариша, как очевидец. Жизнь на нашем побережье заметно изменилась. Сознание людей так же. Объяснить происходящее никто не может. Тем более положить конец этим устрашающим явлениям. Поэтому наш Исследовательский Центр и решил направить небольшую группу молодых интеллектуалов для изучения ситуации на месте. Интуиция и сообразительность у молодых людей всегда выше, чем у всех остальных. Принимать неординарное, но единственно верное решение в каждой конкретной ситуации – это дело молодых. И главное – будущее на этой планете принадлежит вам.

– Лично я бы очень хотел узнать, кто именно запускает эти смерчики, – выразил я своё мнение.

– Может быть, Ариша расскажет нам о чём-то необычном и непонятном, появившемся на полуострове, о том, о чём мы ещё не слышали?– сказал Гор.

– У нас появились так называемые «шахматисты». Это в основном молодые люди. Волосы на их головах поседели необычно, а строго в шахматном порядке. Чередуются ровные квадратики чёрные и белые, как на шахматной доске. Настоящая готика. Один мой одноклассник тоже стал «шахматистом». Их так и называют «шахматисты», или «таксисты». По ночам, иногда, появляется невыносимый для слуха резкий звук. Вначале еле слышно, но потом он нарастает.… Люди в ужасе просыпаются. Такой звук может издавать только быстро летящее неизвестное животное. Есть видео в интернете на эту тему, но очень смутное… А ещё у нас появился Чёрный Замок…

– У вас будет возможность разобраться со всем этим на месте, – сказала Атланта. Сейчас я вам продемонстрирую одну из уникальных разработок нашего Исследовательского Центра.

Атланта открыла ящичек одного из столиков, и достала нечто похожее на увесистый смартфон. Она направила это устройство в сторону окна, и вдруг, в паре метров от него образовалось то, что принято называть шаровой молнией, размером с апельсин.

– Это плазмоид, если угодно, созданная и управляемая шаровая молния, – сказала Атланта.

Огненный шар оранжевого цвета стал заметно бледнеть, и совсем было пропал в воздухе, но Атланта прикоснулась к устройству, и плазмоид снова разгорелся.

– Ой! – воскликнула Ариша, – Я видела нечто подобное в подземном городе.

– Я тоже видел такой шарик в своей квартире, – сказал я, теперь понимая, что он не вылетел из створок моллюска, а влетел в открытое окно в невидимом режиме, а затем обозначился для того, чтобы я не вставлял стамеску в моллюска и не молотил по нему молотком. – Он может выполнять функцию видеокамеры? – спросил я.

– Это одна из его функций. Плазма имеет множество уникальных свойств,– ответила Атланта.

Между тем плазмоид изменил цвет на тёмно-багровый и начал с оглушительным треском что-то выжигать в воздухе вокруг себя.

– Да это просто шумовая граната,– сказал я.

Мы были в восторге.

– Шарообразные плазмоиды мог генерировать и Никола Тесла,– сказал Гор. – И никто до сих пор не смог повторить его эксперимент.

– Совершенно верно. Никто, кроме нас, – сказала Атланта со своей загадочной улыбкой Джоконды.

– Никто, кроме нас – это слоган десантников,– сказал я.

– Ну что вы, Лео, мы не десантники, мы круче. Это устройство является эффективным оружием и непреодолимой защитой одновременно. Может показывать спектр оттенков ауры человека, состояние его Духа и намерений по отношению к вам.

– А можно определить этим устройством, благородство крови?– спросил я.

– О, Лео, сразу видно, что вы настоящий рыцарь-поэт,– сказала Атланта, продолжая сиять улыбкой. – Я думаю это возможно. Только предостерегаю вас не тестировать друг друга. Это может разбить ваше звено.

Мы согласились с этой мыслью.

– У этого устройства ещё нет названия. Давайте же его придумаем,– сказала Атланта.

– АУР, – предложил я, – три заглавные буквы, мне кажется это кратко, звучно, и мощно.

– Годится, – высказался Гор.

– АУР – хорошо звучит, – сказала Ариша.

– Согласна,– сказала Атланта, – это слово соответствует данному устройству. У каждого из вас будет свой АУР. Это источник познания, средство защиты и оружие поражения, как я уже говорила. Его не поцарапаешь и не разобьёшь. Эту штуку можно только потерять… В этом случае сотрудничество с Исследовательским Центром прекратится. Помните это.

– А покажите нам ещё возможности плазмоида? – попросила Ариша.

– Давайте посмотрим, – согласилась Атланта.

Мы подошли ближе и рассмотрели АУР. Я даже подержал его в руке. Это был обтекаемый монолит серо-зелёного цвета, похожий на обычный смартфон, но толще раз в пять, и удивительно тяжелый. Никаких кнопок управления и намёка на экран я не увидел.

– Он будет работать только в моей руке, так как я первая к нему прикоснулась. Атланта взяла его в ладонь, и появился экран. – Это не смайлик, это плазмоид, – сказала она, прикасаясь к одной из иконок экрана, и отводя руку в сторону. В двух метрах от АУРа появился уже знакомый нам плазмоид. Он был похож на полупрозрачный мыльный пузырь розового цвета. Мы почувствовали, как воздух вокруг нас посвежел.

– Да! Такие же плазмоиды были и в подземном городе, и запах озона,– обрадовалась Ариша.

– Это самый большой, его диаметр 12 см, – сказала Атланта. Можно генерировать 2 плазмоида, диаметром 6 см и т д. Мне нравится гирлянда из 6 плазмоидов диаметром по 2 см.

Атланта провела пальчиком по экрану, и появились курсоры управления плазмоидом. Пара прикосновений, и плазмоид, разделился на шесть небольших шариков. Ещё несколько прикосновений, и маленькие плазмоиды ярко окрасились в пурпурный цвет и закружились в хороводе.

– Несмотря на количество плазмоидов, они могут существовать не более тридцати минут, затем требуется подзарядка АУРа.

– А как АУР заряжается? – спросил я.

– Это устройство "заряжать" не надо. Оно само находит источник энергии. Вам следует обращать внимание только на её потенциал при использовании,– ответила Атланта. – Например, при функции видеокамеры, он может работать очень долго…

– Здорово, – сказала Ариша.

– В то же время, он грозное и всепроникающее оружие. Сейчас я вам покажу его возможности. Видите бокал с водой на столике в конце комнаты, возле лестницы на мансарду. Мы повернули головы и только сейчас заметили миниатюрный столик, и стоящий на нём узкий бокал с длинной ножкой, и маленькую лесенку, ведущую в мансарду. От гирлянды спокойно висящих в воздухе плазмоидов отделился крайний и устремился к бокалу с водой. Плазмоид проник в центр бокала со стороны стекла и замер, не причинив ему заметного вреда. Атланта прикоснулась очередной раз к экрану АУРа, и плазмоид изменил окраску на ярко-красную. Вода закипела, и превратилась в облачко пара. В это время, из мансарды послышалось довольно странное урчание. Мы переглянулись. Атланта снова прикоснулась к экрану. Плазмоид взмыл вверх из центра бокала, облетел его по верхнему диаметру, пошел вниз, и срезал его гранёную ножку. Бокал со звоном рухнул на столик, но не разбился.

Ещё раз «здорово» мы произносить не стали, но слегка похлопали в ладоши.

– У АУРа много и других эксклюзивных функций. У вас будет предостаточно времени с ними ознакомиться. Он будет абсолютным стражем вашего здоровья. В радиусе нескольких метров АУР совершенно очищает пространство от всевозможных вирусов и бактерий, оставляя в целости и сохранности полезную микрофлору ваших организмов. Рядом с ним вы будете сильней и здоровей. И вам не нужно будет носить на своих лицах защитные маски… А сейчас я познакомлю вас с ещё одним участником нашего Первого Звена.

– Шалу! Шалу-у!– Иди к нам, – позвала Атланта.

На узкой лестнице, ведущей с мансарды, появился здоровенный кот золотисто – коричневого окраса с удлинёнными жёлтыми глазами, похожий на молодого леопарда. В нём были не менее пятнадцати килограммов веса. Его усатая морда выражала непомерное достоинство. Кот окинул нас таким высокомерным взглядом, что стало смешно.

– Знакомьтесь, это наш Шалу – камышовый кот с древнейшей египетской родословной. Его биологический возраст соответствует вашему. Он ваш ровесник. Шалу любит пошалить, особенно по вечерам, тогда я называю его Шалун,– Атланта сделала ударение на последнем слове и взяла кота за пластиковый ошейник.

После этих слов, вернее последнего слова, кот заметно обиделся. Это было видно по его физиономии. Он начал бурчать, урча, или урчать, бурча…. Атланта погладила его за ушами и сказала:

– Нет, нет, ты – Шалу.

Кот перестал бурчать и лизнул её запястье.

– Шалу большой мастер издавать внутриутробные звуки. Любит выражать свои эмоции не открывая пасти. Очень любит черноморскую ставридку. Ему, для хорошего настроения, надо около килограмма подобной рыбы в день.

Шалу что-то буркнул несколько раз, словно поддакивая.

– Шалу! Выбирай хозяина. Давай. Смотри,– эти слова Атланты прозвучали как команда.

Кот, неожиданно для нас, задрал морду, и стал нас внимательно рассматривать, подходить и обнюхивать. Это продолжалось недолго, после чего, он подошёл к Арише, и очень трогательно положил морду на её кроссовку цвета хаки. Ариша улыбнулась, её глаза увлажнились. Она погладила Шалу за ушами.

– Он выбрал тебя, Ариша. Теперь ты его хозяйка, а он, твой преданный друг и непревзойдённый охранник. У Шалу прекрасный нюх на всевозможную нечисть. Он знает и выполняет команды лучше любой служебной собаки, а по интеллекту превосходит гавкающих… Шалу прекрасный пловец и охотник. У него когти с алмазным напылением, они рвут кузов автомобиля, как бумагу. Шалу, открой лапку.

Шалу поднял правую лапу и выпустил тускло сверкнувшие, как воронёные клинки, мощные когти. Между ними раскрылись розоватые перепонки.

После этого, не уважать Шалу, было весьма опрометчиво.

– Ша-лу! Иди, возьми рыбку,– скомандовала Атланта.

Шалу сгруппировался, облизнулся, и стрелой вылетел в большое открытое окно.

Мы дружно встали и быстро подошли к окну. Шалу вошёл в воду бассейна, как хороший спортсмен – без брызг. Через несколько секунд он вынырнул, сжимая в пасти голову килограммового зеркального карпика.

– Сегодня у нас первый день лета, и вы получите своё первое задание. На его выполнение потребуется, скорее всего, несколько недель. Как к этому отнесутся ваши близкие? В качестве легенды, я могу вам предложить удостоверения участников международных соревнований по киберспорту. Кстати, Наш Гор, несмотря на возраст, является действующим чемпионом мира по программированию и членом команды Краснодарского университета, победившей в этом году на чемпионате мира среди студентов. Гор и Ариша уже дали согласие на отъезд в Крым.

Атланта взглянула на меня.

– У меня проблем не будет, – сказал я. – А удостоверение пригодится.

– Отлично, – сказала Атланта. Сейчас вам надо будет пройти наш ритуал посвящения. Я вас разочарую – чёрной магии не будет. Но между вами пробежит искра. Подойдите друг к другу.

Мы встали и подошли друг к другу. Улыбочка порхала на наших физиономиях.

– Положите руки друг другу на плечи и крепче упритесь ногами, образуя круг.

Мы положили руки, отставили ноги немного назад.

– Соприкоснитесь головами.

Мы выполнили.

– Шалу! Иди в круг.

Шалу пролез между нами и уселся в центре на задние лапы.

– Дотроньтесь подбородками до его макушки, – в голосе Атланты послышались весёлые нотки.

Мы сделали. Шалу заурчал и начал облизывать наши лица своим шершавым языком. Мы засмеялись, но позы не переменили.

– Повторяйте за мной громко и чётко,– голос Атланты зазвучал как у оперной певицы: – По доброй воле, и в радости, и в горе,

– По доброй воле, и в радости, и в горе,– повторили мы.

– Связуясь в Первое Звено,

Всегда, и вместе – заодно!

– Связуясь в Первое Звено,

Всегда, и вместе – заодно!– повторили мы.

– Будущее – за нами!

Оно не за горами…

– Будущее – за нами!

Оно не за горами…– повторили мы.

– Поздравляю вас, Первое Звено создано! Ваши ауры соприкоснулись. Они признали друг друга. Сегодня день рождения вашего Звена. У вас будет новая жизнь. Счастливая и интересная, трудная и опасная. Держитесь – друг за друга, и вы преодолеете любые трудности.

Мы выпрямились. Лица наши пылали. Нас действительно охватило чувство радости и единения. Это было удивительно и здорово! Мы смотрели друг на друга уже по-другому. Мы чувствовали себя как дружные родственники. Шалу открыл рот и часто дышал. Он тоже радовался и тёрся о наши ноги.

Атланта дотронулась до стены, и открылись многочисленные полки. Она достала и поставила на столик три объёмных квадратных короба.

– Прошу разобрать свои АУРы.

Всегда приятно доставать новенький гаджет из блестящей коробки. Упаковка оказалась многослойной. Кроме самих АУРов, здесь оказались ещё кожаные ремни с замысловатыми бляхами и тремя большими буквами А. они соприкасались ножками, образуя треугольную звезду. Ещё в каждом коробке был чехол для АУРа, походивший больше не кобуру.

– Сейчас, как только вы положите его в раскрытую ладонь, он станет лично ваш, и никто иной не сможет им воспользоваться. Им можно забивать гвозди и крошить камни, но терять его нельзя, – сказала Атланта.

Я первый распаковал свой АУР и положил его на ладонь. Это был всё такой же увесистый монолит, как и у Атланты, удобно лежащий в руке. Верхняя часть его засветилась, и обозначился экран. АУР у Ариши также засветился, но стал розового цвета.

– Скажите, Атланта, – набрался я здравомыслия. – Мы с вами не подписываем ни договора, ни соглашения на работу, хотя не все мы – совершеннолетние. Я бы хотел узнать, на кого нам предстоит работать? И кто вы? Есть ли у вас фамилия?

Гор и Ариша засмеялись. Затем и Атланта.

– Наш Исследовательский Центр занимается благородной деятельностью. Посвящать вас в более подробную информацию я не намерена. Имя моё вы знаете. А вот фамилия… Их даже две, и они двойные, и, как мне кажется, достойные: первая – Луна – Чарская, а вторая, Римская – Крымская. Выбирайте, Лео, какая вам по душе…

Раздался напряжённый смешок, как в классе во время экзамена.

– Хорошо, что не Холодная – Глубоководная, – сказал я. – А кто вы по специальности в Исследовательском Центре, если не секрет?– спросил я как можно более приятным и спокойным тоном.

– О! Лео, какой вы настойчивый. Я, если вам угодно, квантовый биолог. Вы можете отказаться от сотрудничества с нами в любое время, если поставленные перед вами задачи, будут для вас невыполнимы по причине ваших моральных, или иных убеждений. Или просто непосильны. Никаких последствий из-за отказа для вас не будет. Как и все сотрудники Исследовательского Центра, вы будете получать заработную плату. Если при выполнении нашего задания вашему здоровью будет нанесён ущерб, мы обладаем большими возможностями для его восстановления, а также окажем вам экстремальную помощь, где бы вы ни находились. Никаких бумаг мы не подписываем и не сочиняем. Это нам не нужно.

– Всё ясно,– сказал я.

– Вы, Атланта, лучше скажите, кто наш звеньевой?– попросила Ариша.

– Звеньевой у вас – Гор, – сказала Атланта с некоторым удивлением. – Он является нашим экспертом по инновациям. Осталось только определиться с вашими позывными. Они ведь должны быть у исследователей – разведчиков…

– Я Гор,– сказал Егор.

– Я – Лео,– сказал я.

– Я – А́ри,– сказала Ариша.

– Отличные позывные для Первого Звена, – сказала Атланта. Связь будете поддерживать непосредственно со мной. Она у нас своя, надеюсь, самая защищённая. О нашей работе лучше не распространяться. Это, главным образом, в ваших интересах, для вашей же безопасности. А противники у нас есть. Во всяком случае, должны быть. Я вам настоятельно рекомендую прекратить любую активность в социальных сетях. Если нет вопросов, завтра вы будете в Крыму. Поплывёте на полуостров на нашей Омеге. Гор её поведёт. Завтра встречаемся на берегу моря, под нашим офисом, в шесть часов утра. Это я говорю для Лео. Можно взять сумку с вещами первой необходимости. Гор и Ариша будут ночевать в офисе. Предлагаю пообедать. Отказываться нельзя. Сегодня ваш праздник.

Мы вышли из дома с другой стороны. Здесь стоял белый столик под крупным розовым виноградом. Атланта и Ариша стали его накрывать. Шалу вышел во двор и залез в бассейн, но карпиков больше не трогал. Мы с Гором сели в плетёные кресла. Разговаривать не хотелось. Слишком много было впечатлений на сегодня. Надо было всё это осмыслить. Ко мне подошла Атланта и вручила большую ламинированную карточку члена университетской команды нашей страны по программированию. Всё было, как положено: моё фото под печатью, имя, текст с красивым шрифтом на русском и английском языке. Я поблагодарил, хотел было спросить про своё фото, но понял, что это глупо, и сунул карточку в нагрудный карман рубашки, сильно его растянув.

Ариша была уже в фартучке, и поставила на стол грибной суп. Она смотрела на нас сияющими глазами. Мы улыбались. Запах пошёл потрясающий. На второе подали форель. Шалу вылез из бассейна. Ариша начала его кормить. Я предложил Гору переночевать у меня, он, согласился, но Атланта оставила его в офисе, надо полагать для дополнительных указаний. Я поел, отказался от чая, попрощался с Атлантой и Аришей, пожал руку Гору, и покинул белоснежный офис на Ландышевой улице. На широком ремне со сверкающей бляхой, с правой стороны, я ощущал могучую тяжесть АУРа.

Вечером моя спортивная сумка была собрана, я приготовил ужин, положил на видное место красивую карточку участника командных соревнований, и собирался заняться АУРом, но пришла мама с суточного дежурства в больнице, увидела блестящую карточку – удостоверение и несказанно обрадовалась. Мне стало и смешно и грустно. Но не рассказывать же ей про загадочный Исследовательский Центр и алмазное напыление когтей у камышового кота. Она меня расцеловала в обе щёки и сказала:

– А я-то думала, что ты занимаешься только своими стишками, проводами и рыбалкой, а ты, оказывается, уже студент.

– Завтра. Рано утром, еду на сборы и тренинги в Краснодар, может быть даже на месяц. Обещали приличные деньги – подъёмные.

– Ого! Сказала мама. – И что же, кормить вас там будут всё это время?

– Конечно, будут. Мы ведь ценные люди – мозги нации. Только ты меня не провожай. Отдыхай нормально, Звонить буду часто, но сам.

– Хорошо, Лёня, поезжай, с Богом,– сказала растроганная мама.

В это время из моей комнаты раздалась незнакомая мне, но приятная мелодия. Я очень удивился, но только на секунду.

– Это меня, – сказал я.

Конечно, АУР работал и как обычный телефон. Экран его светился. Я увидел улыбающуюся физиономию Гора в сверкающих очках-полосках.

– Как у тебя дела, спросил он.

– Всё нормально. Еду. Завтра в пять сорок пять там, на берегу моря, – ответил я, не касаясь никаких кнопок, вследствие их полного отсутствия. Но ответ прошёл.

– Отлично,– сказал Гор. Ариша и Атланта передают тебе привет и ждут восторженных стихов.

– Взаимно, – ответил я, и экран погас. Я почувствовал, что спина у меня вспотела. Я бережно положил АУР на стол. Этот увесистый монолит вызывал у меня трепетную осторожность. Я хотел увидеть плазмоид из своего АУРа, но понял, что сегодня я не буду экспериментировать…

Будильник я не ставлю уже давно, но просыпаюсь всегда тогда, когда надо. Это рыбацкая привычка. В четыре тридцать я плотно позавтракал (тоже привычка), поцеловал маму, а она меня перекрестила и благословила. Я надел свой фирменный рыбацкий жилет, лёгкий, прочный, с хорошими карманами, джинсы, рубашку навыпуск – чтобы прикрыть привлекательную бляху. В футляр вложил АУР, и снова почувствовал его приятную тяжесть. Я до сих пор не верил, что такая штука, и моя…. В половине шестого я уже был на Ландышевой улице. Заходить в офис я не стал, а через пару домов увидел крутой спуск к морю. До берега было не более двухсот метров, к нему вела узкая тропинка, кое-где выложенная кусками бетонных плит. Я спустился. В сумке у меня был ультролайтовый телескопический спиннинг. Море было спокойное. Я нацепил на джиг – головку силиконового червячка и начал ловить. Почти на каждом забросе цеплялась рыбка. Вдруг я услышал, как кто-то громко скачет по гальке. Я повернулся и увидел веселую морду и высунутый язык Шалу.

Он лизнул мне руку и покосился на пакетик с морскими карасиками, что мне удалось поймать за несколько минут.

– Давай, Шалу, кушай, – сказал я и высыпал серебристых карасей на белую гальку.

Шалу начал их разжёвывать с большим аппетитом

На той же тропинке, показались две фигуры в белых одеждах – это была Атланта и Ариша, за ними спускался Гор с двумя сумками. Шалу заметил их, забыл про меня, и рванул к хозяйке. В это время, после очередного заброса, шнур на моём спиннинге, как по заказу, круто пошёл в сторону. Я вытащил приличного горбыля грамм на пятьсот.

– Хороший, – крикнула Ариша. Мы поприветствовали друг друга. Рядом с моей сумкой опустились ещё две. Гор протянул руку, улыбнулся, и уставился в экран своего АУРа. Шалу принялся за горбыля. У всех было приподнятое настроение.

– На сегодня, рыбу ты уже получил, – сказала Атланта, поглядывая на Шалу, который потащил горбыля в сторону кустарника и деревьев – в двадцати метрах от кромки воды. Атланта раскрыла сумочку и вытащила знакомый мне белый планшет. "Сейчас произойдёт очередное чудо", – подумал я, и стал смотреть на море. Гор и Ариша также поглядывали на морскую поверхность.

И вот, метрах в тридцати от нас, из глубины, поднялся прозрачный пузырь, блестящий на солнце. Он сверкал, но не лопался, а плавно двинулся в нашу сторону. Стало ясно, что это никакой не пузырь, а верхняя часть миниатюрной субмарины. Показались её совершенно круглый жёлтый корпус, и стала видна надпись чёрной краской: «ОМЕГА». Я несколько удивился надписи – она была на русском языке, и сделана явно вручную.

Берег был чистый и гладкий. Лодка мягко коснулась гальки своим резиновым днищем. Это была настоящая, не летающая, а плавающая тарелка. Прозрачный купол разделился на половинки, и они исчезли в корпусе четырёхместной лодки. Шалу понял, что предстоит увлекательное путешествие, и радостно бегал кругами возле нас. Редкие купальщики, проходившие рядом, казалось, не замечали оригинальной субмарины, но с опаской поглядывали на Шалу, с его мускулистым телом и здоровенными лапами.

– Омега – отличное средство передвижения в воде. Она будет в полном вашем распоряжении до окончания вашей миссии, – сказала Атланта, как всегда, мягко улыбаясь. А скажите, Лео, не посетила ли вас, в эту ночь, прекрасная Муза?

– Да нет, стороной прошла, даже не взглянула – сказал я, чувствуя, что начинаю злиться, хотя это было глупо.

– Ну, ничего, Она к вам ещё вернётся. Желаю Первому Звену успеха и безопасности, я всегда на связи, – сказала она, и мы пожали её античную (я бы сказал) руку с особенной приятностью. Её ладонь была ощутимо холодной. Я почему-то вспомнил вчерашнюю рифму "холодная – глубоководная".

Гор сел за пульт управления лодкой, я – рядом. Ариша и Шалу разместились на задних сиденьях, как в комфортном автомобиле. Сумкам также нашлось место.

Гор запустил монитор на всю переднюю панель, и управление Омегой оказалось не сложнее компьютерной игры среднего уровня.

Однако нам пришлось вылезти на берег, чтобы сдвинуть прорезиненное днище лодки с гальки в море.

Это было легко. Но едва мы сели на свои места, как стали очень быстро удаляться от берега. Омега шла совершено бесшумно.

Атланта стояла на берегу с поднятой рукой. Отплыв метров на сорок, Гор сказал: "Погружаемся". Над нашими головами появились прозрачные половинки полусферы и сомкнулись до щелчка. Мы скрылись под водой.

Шалу не покидало веселье. Его морду буквально плющила жажда приключений. Он давил своим влажным носом стекло, и смешно шлёпал по нему подушечками лап, пытаясь схватить стайки любопытных рыбок, преследующих нашу лодку, похожую на летящую в воде тарелку со стеклянной крышкой. Омега скользила над зарослями энтероморфы. Изумрудный ковёр этого растения сверкал и шевелился. Но скоро глубина резко увеличилась. И подводная растительность пропала.

– Не погружайся ниже тридцати метров, – сказала Ариша.

– Я в курсе,– сказал Гор. На бортовом мониторе появилась гибридная карта нашего пути, положение лодки и скан водного пространства вокруг.

– Что за двигатель у нашей лодки? – спросил я.

– Двигатель, – переспросил Гор и усмехнулся. – Двигатель здесь уникальный. Используется эфир. Это долго рассказывать. Потом, как-нибудь…

– Эфир – это то, что заполняет пространство?– спросил я.

Вместо ответа, Гор сказал:

– От Сочи до Севастополя по прямой 507 километров, или 315 миль. Если наша средняя скорость будет около 50 узлов, что соответствует примерно 92 км/час, то на месте мы будем через пять с половиной часов.

– А сколько максимально идёт наша Омега? – спросила Ариша.

– Ограничение здесь стоит до 100 узлов, – сказал Гор.

– Семьдесят пойдём – нормально. Через три часа будем в Севастополе, – сказала Ариша.

Глава 4. Грот Дианы.

Мы шли на 50 узлах, в двадцати метрах от поверхности моря. До дна уже было пятьсот метров. Гор постепенно прибавлял скорость. Сканер лодки стал фиксировать значительное количество подводных беспилотников и выдавать их технические характеристики. Больше всего было турецких. Они двигались медленно и не выше шестидесяти метров от поверхности.

До дна было уже около двух километров.

– Никогда не думала, что их так много,– сказала Ариша, разглядывая монитор, и протягивая нам кофе и кекс, который она испекла у Атланты на Ландышевой улице.

– Это мой фирменный кекс с кислинкой, сказала Ариша

Шалу понюхал кофе и скривился, зато с удовольствием проглотил кусочек кекса.

– Отличная вещь, – сказал Гор, попробовав кекс.

– Да, подтвердил я,– Приятный вкус. Не приторный и не сухой.

Шалу начал скулить, выпрашивая ещё кекса, но получил вместо него парочку черноморских ставридок. Проглотил их моментально и закрыл пасть.

– Мы идём в режиме инкогнито, – сказал Гор и предложил задать максимальную скорость. Мы согласились и почувствовали, как неведомая сила вдавила наши спины к спинкам кресел.

– Ого!– воскликнула Ариша,– Вот это тяга, как реактивная…

– Глубже ста метров, начинается слой сероводорода. Жизни там нет, как говорят, и полный мрак, – сказал я. – Хотя кто там и что? – большая загадка.

– Это точно, – подтвердила Ариша.

– Гор, а почему наша лодка называется "Омега"?– спросил я.

– Буква круглая, как лодка. Кстати, эта буква была в русском алфавите до Петра I.

– Альфа и Омега. Начало и конец. Начало – круглое. Я согласен.

Ариша расхохоталась. Гор слегка покраснел.

– Только "Омега" – это последняя буква греческого алфавита. "Альфа" – первая,– уточнила Ариша.

Шалу энергично мотал головой, словно хотел уяснить смысл нашего оживлённого разговора…

Прошло два часа с начала нашего подводного путешествия. Мы буквально летели на перископной глубине и рассматривали великолепные очертания Крымского полуострова на бортовом мониторе.

– Командир, давай ближе к берегу, всплывём от него метрах в ста. Посмотрим на Чёрный Замок, или "Black Castle", как его чаще называют в интернете,– послышался задорный голос Ариши.

Омега немного сбросила скорость и приблизилась к скалистому берегу.

Береговую линию здесь представляли собой светлые скалы из мраморовидного известняка, кое-где поросшие деревьями и кустарником. Скалы торжественно возвышались над морем и придавали величие полуострову.

Несколько десятков парусников самых экстравагантных расцветок, плавали в непосредственной близости от берега с хорошо надутыми парусами.

– Здесь постоянно проводятся всевозможные регаты, по большей части международные, – сказала Ариша.

Наша Омега беззвучно скользила по поверхности на автопилоте, хотя и со сниженной, но всё ещё приличной скоростью, делая крутые виражи, обходя парусники.

– Сбавь скорость! – повысила голос Ариша. – Здесь слишком много помех для такого хода.

Гор отключил автопилот и сбросил скорость.

Параллельно с нашим курсом, метрах в двадцати, шла яхта с чёрно – белыми парусами. Чёрно – белые квадраты располагались в шахматном порядке. Около десятка пассажиров на корме, наслаждались прохладным ветерком под названием – морской бриз, и великолепным видом на полуостров. Слышалась английская речь.

– Как вам такая расцветка парусов? – спросила Ариша.

– Бросается в глаза, и несколько раздражает, – сказал я.

В это время, туристы на яхте, обратили внимание и свои бинокли на нашу лодку. Вероятно, наш прозрачный сверху, быстро скользящий пузырь, с огромным котом на заднем сиденье, заинтриговал их.

– Прибавь скорость, – сказала Ариша.

Через минуту, яхта уже превратилась в маленькую точку на горизонте.

Вдруг, перед нами, словно со дна морского, встала высоченная каменистая гряда.

– Лево руля! Это мыс Айя! Узнаёте картину Айвазовского «Буря у мыса Айя». Здесь проходит граница южного и западного берега Крыма. Это название греческое. Означает «святой». По древнему греческому поверью, с этих скал души умерших людей покидают наш мир, – говорила Ариша.

– Картину не видел, но грандиозно! – сказал я.

Омега круто завернула влево.

– Высота этого мыса превышает пятьсот метров, – сказал Гор, не отрывая взгляда от монитора.

– А как тебе его вид? – спросила Ариша.

– Это, по крайней мере, интересно: сосны с расплющенной кроной на голых скалах, – ответил Гор.

Огибая мыс, мы увидели на его вершине, с обратной стороны, Чёрный Замком, построенным в стиле "неоготика", с высокими башнями и узкими окнами. Это было большое и впечатляющее сооружение.

– Он недавно здесь появился. Там, кажется, есть антикварный магазин и номера для иностранцев. Это совершенно закрытая территория, – сказала Ариша.

Растительности здесь было больше. И только южная, совершенно отвесная сторона мыса, слепила глаза отражённым солнцем.

Шалу вдруг вытянул морду в сторону Чёрного Замка и зашипел.

Мы переглянулись.

Сразу за мысом показалась уютная бухта под названием «Затерянный мир» с великолепным пляжем.

Мы с Гором внимательно рассматривали интерактивную карту на бортовом мониторе.

– Райское местечко, – сказал Гор.

– Да, – сказала Ариша. – Если не считать того, что этой бухтой заканчивается «Чертово ущелье».

Скорость мы не сбрасывали, и через несколько минут, перед нами уже открылся вход в Балаклавскую бухту.

Мы шли в подводном положении. Гор отключил автопилот.

– Нам нужен сыпучий грунт – галька или песок. Омега в него сама зароется выше купола,– сказал он.

– Здорово! – воскликнула Ариша. – Это как рыба Звездочёт. Можно было швартануться и здесь – недалеко от нашей дачи. Дно подходящее, но здесь усиленный пограничный контроль, поэтому идём дальше, по курсу. Нам нужен Грот Дианы. Он уже недалеко, сразу за мысом Фиолент.

– Да, мы в курсе, – сказал я

– И на курсе, подтвердил Гор, рассматривая карту.

– Грот Дианы – моё любимое место. Дно – что надо. Я там каждый камешек знаю. Мой папа подводный археолог и водолаз…

– Отлично, – сказал Гор. – Идём в район грота Дианы.

– А вы были в Крыму? – спросила Ариша.

– Я никогда не был, – признался Гор.

– Я был давно. В нашей гимназии практически все классы, в своё время, побывали в Крыму, – сказал я.

– Это лучшее место на земле. Здесь особая энергетика, – серьёзно сказала Ариша. – Подымай перископ. Мы уже на подходе. Надо взглянуть на берег.

Здесь было ровное песчаное дно с островками гальки.

– Давай правее, – сказала Ариша. – Там чёткий песочек.

Мы осмотрели береговую линию. Купальщиков не было.

– Здесь до берега 42 метра. Это хорошее расстояние, чтобы оставить лодку. Из них 28 метров, где глубина выше моего роста. Так что мне придётся надевать спасательный жилет,– сказал Гор.

Ариша улыбнулась.

– А ты что, плавать не умеешь?– спросила она с удивлением.

– Как-то не пришлось научиться,– сказал Гор несколько смущённый.

– А ты, Лео, надеюсь, умеешь?– спросила меня Ариша с некоторым вызовом.

– Надежды питают не только юношей,– сказал я.– Здесь глубина 18 метров. Ты с Шалу подымаешься первой, затем – Гор, и я – с сумками.

Услышав своё имя, Шалу что-то пробурчал. Он сидел с напряжённой мордой, рассматривая подводный мир, и готовый пуститься во все тяжкие…

– Идёт,– сказала Ариша. Она уже оказалась в купальнике, сложила свои вещи в сумку, а её поместила в большой пластиковый пакет с герметичным замком, который и бросила мне на колени.

– Шалу, ты – первый, я за тобой,– скомандовала Ариша, застёгивая пластиковую маску с миниатюрным баллончиком кислорода внутри. Мы также примерили и застегнули на затылке такие же маски. Затем Ариша надела спасательный жилет и небольшие прозрачные ласты.

– Подстрахую, его, если что… Подымайте перегородку. Шалу! Дыши!

Шалу действительно вывалил язык и часто задышал. Ариша пристегнула к его ошейнику поводок, а конец поводка намотала на руку.

Прозрачная перегородка медленно поднялась между передними и задними сиденьями, поделив стеклянный купол на две части. Задняя часть купола – полусфера, стала медленно отъезжать назад, в корпус лодки. В открывшееся пространство полилась вода.

– Пошёл! Вверх!– крикнула Ариша. Пластиковая маска плотно закрывала ей нос и глаза. Сбоку блестела кнопка подачи кислорода. Его запас позволял находиться под водой до получаса. Между масками устанавливалась аудиосвязь.

Шалу стремительно рванул вверх, энергично загребая своими растопыренными лапами с перепонками. Ариша, хорошенько оттолкнулась от спинки сиденья, и мгновенно взлетела следом, красиво работая ластами, как русалка хвостом.

Я упаковал наши сумки в пакеты и герметично завязал их с достаточным количеством воздуха для плавучести. Затем связал все пакеты рыболовным шнуром, благо он был у меня в моём любимом жилете спиннингиста.

– Я запустил функцию погружения в грунт, – сказал Гор, надевая спасательный жилет и маску.– Омега зароется тогда, когда мы её покинем, и закроется купол.

– Понятно, – сказал я. – Делай, как Ариша, и смело плыви вверх, жилет тебя быстро подымет. В маске достаточно кислорода, чтобы не волноваться. Я пойду за тобой.

– Идёт,– сказал Гор, и передняя часть полусферы стала скрываться в корпусе лодки…

Через сорок секунд Гор вынырнул на поверхность моря, как поплавок без огрузки. Через минуту показался и я. У сумок была нейтральная плавучесть, и тащить их было не так легко. Поэтому я вымотал несколько метров шнура, чтобы подняться. Спасательный жилет был и на мне. Гор медленно плыл к берегу, неумело взмахивая руками.

Ариша сидела на берегу и посмеивалась.

Я плыл за Гором, давая ему советы. Наконец Гор вылез на берег. Следом и я, подтягивая шнур.

– А где наши сумки? – спросила Ариша.

– Утопил, – сказал я.

– Ну, ты и …, – сказала она, понизив интонацию на последнем слове. Его я и не расслышал.

– Да, забыл сказать, – улыбался Гор. Он был рад, что уже на берегу. – В средствах мы не ограничены. Мы купим всё, что надо.

– О-о! Это интересная информация,– повеселела Ариша.

Мы сидели на берегу и тяжело дышали вместе с Шалу.

Я потихоньку подматывал шнур. Наконец, показались и пакеты с сумками.

Ариша засмеялась.

– Извини меня за то словечко, Лео – сказала она.

– А что за словечко? Я его и не расслышал… Я на красивых девушек не обижаюсь.

Грация и физическая сила сочетались в её фигуре чудесным образом. Выше левой груди у Ариши виднелось изображение гибкой молодой женщины с луком и стрелами.

– Это кто у тебя? Сама богиня Диана? – спросил я.

– Да, только я называю её Артемида.

– А ты её нимфа, если носишь её изображение возле сердца?

– А что, разве не похожа? – спросила Ариша с вызовом.

– Очень даже похожа, – честно признался я.

Ариша шла по высокой кромке берега, встряхивая мокрыми волосами. Шалу был без поводка, но не отлучался от хозяйки ни на метр.

Мы с Гором шли следом и тащили сумки.

– Ты ослепительна, как солнце. Даже затмеваешь его, – сказал я.

– Ну, ну, продолжай.

– У тебя талия, как у акулы, в районе заднего плавника. В Сочи мне довелось повидать немало фигуристых девушек, но ты – превосходишь всех.

– Неужели?– кокетливо улыбнулась Ариша.

Гор улыбался, стараясь не смотреть на ослепительную Аришу.

– Скажи, Лео, – а что ты особенно ценишь в девушках? – спросила она, бросая весёлый взгляд в моём направлении.

– Хорошо прожаренную печёнку с лучком и перчиком, – сказал я.

Ариша захохотала.

– А ты? Гор, – не унималась она.

– Экологическую чистоту,– ответил Гор.

– О! Это я! – веселилась Ариша, – Ем экологически чистые, натуральные продукты, не курю, алкоголь не люблю, занимаюсь спортом, и… чертовски привлекательна.

– Это точно, сказал я. – Именно чертовски.

Шалу, вдруг, начал облизывать Аришу. Райская природа и бодрящий ветерок ещё больше поднимали наше настроение.

– Ты говорила, у вас есть дача в Балаклаве?– спросил Гор, подымаясь от грота Дианы по крутой тропинке последним.

– Да, есть, а что? – спросила Ариша.

– У нас будет трейлер – свой домик на колёсах, для нашей работы. Не могли бы мы его поставить на вашей даче. Он не очень большой, но комфортный. В нём можно отлично жить.

– Вы хотите жить на даче? Поставить трейлер, конечно, можно. Но у нас в Севастополе хороший дом, и комната для вас найдётся.

– Мне нужен трейлер и его эксклюзивное оборудование. И бросать его без присмотра нельзя. Кстати, трейлер подходит и для нашей легенды – как место совместных тренировок по киберспорту, я, как-никак, действующий чемпион мира по программированию, но и в киберспорте наша команда всех наказывала,– сказал Гор.

– А когда будет трейлер,– спросила Ариша.

– Завтра утром.

– Тогда сегодня заночуем у нас. Познакомлю вас с бабушкой и младшим братом.

Мы поднимались по крутой тропинке довольно долго, а когда поднялись, то совершенно обсохли, достали свои вещи из сумок и оделись. Внизу остался грот Дианы – живописная скала, выступающая в море, с отверстием продолговатой формы.

– Грот Дианы – это уже окрестности Севастополя, если не ошибаюсь?– спросил Гор.

– Да. До нашего дома отсюда пять остановок на маршрутке,– ответила Ариша.

– Нашу лодку можно будет подогнать к любой точке на берегу моря, где мы будем находиться. Всё нормально – Омега зарылась,– сказал Гор, поглядывая на монитор своего АУРа, и делая несколько прикосновений.

Пройдя небольшой лесок, мы подошли к остановке с названием «Царское село». Под прозрачной крышей стояли пассажиры и с интересом стали разглядывать Аришу и Шалу. Это кончилось тем, что нас приняли за цирковых артистов, и пропустили в маршрутку первыми, пожалев большую кошечку с высунутым от жары языком…

Глава 5. Потомки Потёмкина.

Через полчаса мы подошли к светлому одноэтажному домику

с зелёным забором и большим палисадником.

– Бабушку зовут Вера Георгиевна, – сказала Ариша и открыла дверь.

Во дворе, за столом, сидела высокая седовласая женщина со строгим лицом и резала зелень для салата.

– Добрый вечер, Вера Георгиевна, – сказал я, как можно приятнее.

– Добрый, – улыбнулась она, внимательно нас рассматривая. – А это кто такой? Вера Георгиевна увидела Шалу, стоявшего за Аришей.

– Этого камышового кота, руководитель нашей группы подарил Арише. Она ему очень понравилась,– сказал я.

– А сколько же лет вашему руководителю? – всплеснула руками Вера Георгиевна.

– Да вы не беспокойтесь. Он старенький, но бодрый старичок, – сказал я. – А кот этот учёный. Он для Ариши – лучше любого телохранителя.

– Надо же! А я ей собаку не разрешала завести. Умный у вас руководитель. Ну что ж, студенты, милости просим. Пойдёмте в дом. Обед уже готов. Ой, Гусар – то наш перепугался.

Крупный серо-белый кот обходил Шалу стороной, делая большие круги и прижимаясь к земле. В конце концов, от греха подальше, он залез под тумбочку в прихожей. Ариша вытащила Гусара за шиворот из под своего укрытия. Гусар упирался что было сил, глаза у него лезли на лоб, но он молчал.

– Шалу, это Гусар, – сказала Ариша, держа перепуганного кота за шиворот. Шалу подошёл и лизнул его в морду. Гусар сморщился, чихнул, и … успокоился.

Дверь в первую комнату по коридору была широко открыта, и мы увидели множество аквариумов на металлических каркасах с яркими светодиодными светильниками над ними. Рослый молодой человек лет четырнадцати сидел в центре комнаты за ноутбуком. Рядом на стульчиках находились две молоденькие девушки.

– Наш Гриша проводит стрим по интернету,– сказала Вера Георгиевна.

– Наш Гриша акванутый,– добавила Ариша без тени юмора.

Гриша взглянул на нас с заметным чувством собственного достоинства, но тут же перевёл взгляд на ноутбук и сказал в микрофон:

– Серёга, поставь дропчекер, наконец, и отрегулируй подачу СО2.

Девушки взирали на молодого человека с чисто девичьим восторгом. У Гриши на футболке отсвечивал диодным светом круглый значок экоактивиста с зелёной надписью "Eco Sapiens" на голубом фоне. Точно такие же значки были и у девушек.

– Давайте все к столу. И девочки тоже,– громко сказала Вера Георгиевна. – Гриша заканчивай.

Гриша попрощался с пользователями и выключил ноутбук.

Девушки от обеда вежливо отказались, сказали: "До свидания", и быстренько удалились, унося в продолговатых пакетиках голубых неонов и ярко-зелёные аквариумные растения.

Мы вошли в зал. Большой стол был накрыт белоснежной скатертью и заставлен тарелками, вазами с фруктами, и красивыми чашками.

– Сначала руки вымыть, пошли за мной, – сказала Ариша.

Мы прошли на кухню, вымыли руки, получили два новых полотенца и вернулись в зал.

– Прошу садиться наших дорогих гостей в центр стола, – сказала Вера Георгиевна, показывая наши места.

Мы сели за стол и стали рассматривать множество старинных фотографий на противоположной стене. Это были фотографии русских дворян и высших офицеров в полном обмундировании, были фотографии и последнего русского императора.

– Здесь есть ваши родственники? – спросил Гор.

– Скорее предки, – ответил Гриша.

– Вы знаете фамилию нашей Ариши?– спросила Вера Георгиевна.

– Бабушка, давай не будем углубляться в исторический экскурс,– сказала Ариша.

– Мы по именам обращались друг к другу. Так принято в узком кругу интеллектуалов, – сказал я, не обращая внимания на слова Ариши.

– И преподаватели так обращались к вам? – удивилась Вера Георгиевна.

– Конечно. В нашей группе было всего пять человек. А отобрали нас троих, как перспективных, для подготовки к международным соревнованиям,– бодро сочинил я.

Ариша одобрительно посмотрела на меня.

– Даже представления не имел, что наша Ариша продвинутый киберспортсмен, – усмехнулся Гриша, разрезая хлеб.

– У нашего Гриша глаза, как у куклы Барби – очень голубенькие. Поэтому он так нравится девочкам,– бросая на брата подавляющий взгляд, сказала Ариша.

Гриша спокойно улыбнулся и ответил:

– Про твои глаза, я уж промолчу. Эта тема, как видно, угнетает тебя. Я бы, Ариша, на твоём месте, чтобы снять излишнее напряжение, полез в горы, прихватив арбалет, и там уж, как говорится, оторвался по полной…

– Что?!– Ариша повысила голос.

– Или угнал какой – нибудь БТР.

– Вот такие стали. Не могут спокойно разговаривать. Это потому что родителей нет, а меня они не слушают,– расстроилась Вера Георгиевна и слёзы появились в её добрых глазах.

– Прости, бабушка, это я виновата,– быстро сказала Ариша и поцеловала старушку.

– Она в нашей группе единственная девушка, и действительно весьма способная к системной игре на высшем уровне. Это я заявляю с полной ответственностью, как чемпион мира этого года по киберспорту среди студенческих команд, и чемпион мира прошлого года по программированию. Я подтверждаю её серьёзные успехи. Гор достал свой настоящий американский диплом чемпиона мира в и передал его Грише.

Гриша внимательно рассмотрел блестящее ламинированное свидетельство с фотографией Гора, с красивой витиеватой печатью, с большим количеством мелкого текста на русском и английском языке.

– Ну что, Гриша, с нами действительно чемпион мира? – спросила, успокоившись, Вера Георгиевна.

– Да, я думаю это подлинный диплом, – сказал Гриша. – Поздравляю.

– Большое спасибо, – сказал Гор, и мы засмеялись, слегка разрядив ненужное напряжение.

– К тому же Ариша из Крыма, а наша тройка и будет представлять команду Крыма. Такая вот интеллектуальная поддержка вашему замечательному полуострову, – сказал Гор.

«Вот голова!»– подумал я и взглянул на Аришу. Она с неподдельным восторгом смотрела на нашего звеньевого.

– А вот это хорошо,– сказала Вера Георгиевна. – Помощь своим – это святое дело.

Ариша тем временем бросила на Гришу говорящий взгляд: «Ну что?! Скушал…»

– Ну, если только это, – сказал Гриша, глядя в тарелку.

– А фамилия наша – Тёмкины, – улыбнулась Вера Георгиевна. Чувствуете слово-то?

– Тёмкины – Потёмкины? – предположил я.

– Верно! – обрадовалась Вера Георгиевна. – Наша родословная начинается от Елизаветы Григорьевны Тёмкиной – дочери князя Григория Александровича Потёмкина-Таврического и императрицы Екатерины II. Рождение девочки стало тайной и случилось это в 1775 году. Григорий Александрович отвёз её к своей сестре. В 1794 году Елизавета Григорьевна вышла замуж за Ивана Христофоровича Калагеорги – православного грека, секунд-майора кирасирского полка имени князя Потёмкина. В их семье было десять детей. В том числе и мальчик Гриша, который переехал в Крым из Херсонской губернии. Здесь и женился. Это был мой прадед. А вот и копия знаменитого портрета Елизаветы Григорьевны кисти художника Боровиковского.

Мы с интересом взглянули на портрет. С него, на нас смотрела дородная женщина, с ниткой жемчуга на левой руке, с каштановыми волосами, и диадемой над ними.

– Волосы такие же, как у Ариши,– сказал я.

Ариша смягчилась и улыбнулась.

На первое был борщ. Я, как обычно, положил в него побольше горчицы, и поперчил.

– Вы, молодой человек, должно быть казачьего роду племени? Любите поострее? – спросила меня Вера Георгиевна.

– Так точно. Мой прадед был терским казаком, – ответил я.

– Эти овощи из нашего огорода, с нашей дачи в Балаклаве, недалеко отсюда. Я там уже не бываю. Гриша там хозяйничает,– сказала Вера Георгиевна.

– Вера Георгиевна, – сказал Гор, а вы не против, если мы у вас на даче поставим наш трейлер. Это прицеп такой автомобильный, как жилой вагончик. Там у нас оборудование для совместных тренировок. Мы там с Леонидом и будем жить. Там есть все удобства.

– Целый трейлер оборудования, – удивился Гриша.

– Ну что ж, можно, конечно, и поставить. А то, жить можно и у нас.

– Спасибо вам, Вера Георгиевна, но трейлер с дорогостоящим оборудованием бросать нельзя, – сказал Гор.

На второе была жареная барабулька, которую, по словам Веры Георгиевны, специально для нас наловил Гриша.

Гору она очень понравилась. Чай мы решили попить через часик, и пошли рассматривать Гришины аквариумы.

– Калий и магний полезны для растений, чего нельзя сказать о кальции и натрии. Надеюсь, вы не станете этого опровергать, господа?– сказал Гриша, с некоторым превосходством всматриваясь в наши физиономии.

– Я воздержусь,– сказал я, невольно улыбаясь.

– Посоветуйте название канала по аквариумистике,– сказал Гриша, обращаясь уже явно ко мне.

– Аквариумистика – Aqua Мистика. Второе слово по-латыни с большой буквы, третье слово тоже с большой буквы, но по-русски,– предложил я.

– Неплохо,– Гриша оценил быстроту моего ответа, но добавил.– Только Аква – по-русски.

– Согласен. По-русски лучше,– сказал я. Грешу конъюнктурой.

Гриша улыбнулся.

В комнату с аквариумами ворвалась Ариша.

– Пошли ко мне,– непререкаемым тонов сказала она.

Что мы и сделали, на сразу оторвав взгляд от множества великолепных рыбок, пышных аквариумных растений, и сказочных стеклянных распылителей мелких пузырьков питательного газа.

Мы вошли в светлую комнату с запахом цветов и солнца. Два больших окна были полностью открыты. Слышно было, как в палисаднике летают стрекозы.

– Спать будете здесь. Одному – диван, другому – кресло-кровать. Я – у бабушки. Пойду ей помогу, – сказала Ариша и бросила на диван два новых пакета со спальным бельём.

– Спасибо,– сказали мы с Гором одновременно.

Ариша вышла.

Я начал рассматривать книги; Гор прилёг на кровать и достал свой АУР. Как всегда книги привлекали моё внимание. Больше всего было книг о древней Греции, много русской классики, и современное фэнтези. Через полчаса послышался голос Ариши:

– Мальчики! Чай пить. Выходите во двор.

Вера Георгиевна поставила на стол настоящий русский самовар жёлтого цвета, начищенный до блеска, пузатый, и с медалями.

– Это самовар 18 века. Наша семейная реликвия. С него кипяточек наливала ещё сама Елизавета Григорьевна…

После чая с вареньем мы по – настоящему расслабились и крепко заснули, хотя и на новом месте.

Но, далеко за полночь, раздался жуткий крик, необычайно громкий, заставивший нас с Гором не только проснуться, но и вскочить с кроватей. Это был настоящий гиперзвук, бьющий по мозгам откуда-то сверху. Он некоторое время всё ещё звенел в наших ушах.

Мы выскочили во двор. Полная Луна спокойно и низко висела над нами. Появился Гриша, а за ним Ариша с мощным арбалетом в руках.

– Больше кричать не будет и не появится. Это бывает один раз за ночь, раз в неделю, – сказал Гриша и вошёл в дом.

На столике во дворе стоял вчерашний самовар.

Ариша достала пакетики с чаем.

– Налить?– предложила она.

– Нет, сказал Гор, у меня свой распорядок. Надо хорошенько выспаться, и Лео тоже. Завтра много работы.

– Ну, ну,– сказала Ариша, а я посижу.

Она выключила лампу над столом, и глаза её сверкнули зелёным огнём, как у кошки…

– У тебя глаза фосфорицируют,– сказал я.

– Я знаю,– ответила она.

– Кто это кричал так громко?– спросил Гор.

– Чёрная тварь с кожистыми крыльями,– спокойно сказала Ариша.

– А где она обитает?– спросил я.

– В Чёрном Замке, надеюсь…

Наконечник карбоновой стрелы тускло блеснул в полутьме холодным светом Луны.

– Наконечник серебряный?– спросил я.

– Да, съёмный, прикупила по случаю,– неохотно отозвалась Ариша. – Запустите мой комп на столе с хэштегом "Крымское ночное чудовище", если интересно…

Мы вошли в дом, но включать компьютер не стали, а легли спать.

Глава 6. Трейлер на даче.

На следующее утро я проснулся, как никогда поздно – в 8.30. Гор и Ариша сидели во дворе за знаменитым самоваром.

– Привет, Лео. Давай завтракай. Но прежде умойся. Через тридцать минут будет трейлер. Атланта прислала сообщение,– сказала Ариша.

Через полчаса мы втроём уже сидели в кабине грузовика. Шалу сидел между мной и Аришей. Трейлер оказался довольно длинный, но заурядный на вид, с выгоревшей на солнце зелёной краской. На мой вопрос – почему бы его не открыть, и не разместиться комфортно, Гор ответил: "Ещё рано". Вера Георгиевна и Гриша вышли на улицу нас провожать. Гриша внимательно рассматривал трейлер.

– Вы уж к нам приходите,– сказала Вера Георгиевна.

– Непременно,– сказал я. – Мне у вас очень понравилось.

Минут через сорок дорога пошла на подъём, и мы подъехали к дачной территории с узкими проездами и разнообразными заборами. Ариша указывала дорогу, и наш грузовик с трейлером упёрся в железные ворота. Ариша проворно их открыла, и мы въехали на шесть соток с небольшим домиком, деревьями возле него и грядками вокруг.

Гор расплатился с водителем, но прежде, мы поставили трейлер почти вплотную к задней стене дома.

– Ариша, лопаты есть? Две штыковые,– сказал Гор.

Ариша вошла в домик и вынесла лопаты.

– Что ты хочешь делать? – спросила она.

– Притопим колёса, чтобы ниже стал,– ответил Гор. Будет не так заметен с улицы. Но главное – контакт с планетой....

– Я пошла готовить,– сказала Ариша и потащила большую сумку в домик.

Мы принялись подкапывать колёса и выравнивать положение трейлера. Это было не так просто. Нам здорово помог Шалу. Но сделал он это не сразу, а продолжительное время смотрел на нашу работу с некоторым недоверием. Затем подошёл и пустил в дело свои мощные когти. Причём подкапывал так, как было надо. Гор его даже похвалил. Через час трейлер ровненько сел на брюхо. Наши спины были мокрые от пота.

– Идите есть, всё готово,– Ариша вышла из домика. – Сейчас принесу полотенца. Мы хорошенько умылись под краном до пояса и только сейчас внимательно огляделись вокруг.

Эта дача, как оказалось, имела для нас выгодное расположение. Первый жилой домик находился только через три участка от нашего. За задней оградой сразу же начиналась дорога в предгорье, и в хорошую погоду были видны верхушки светлых крымских гор. Кирпичный домик с водопроводом и электричеством, состоял из небольшой кухни и комнаты со старой мебелью.

– Гор, открой трейлер, неужели не интересно?– попросила Ариша.

– В этот трейлер просто так не попадёшь,– усмехнулся Гор.– Жду инструктаж.

Шалу поглядывал на нас грустными глазами – он хотел есть.

– Извини, Шалу, рыбы нет, но тушёнка для тебя будет,– сказала Ариша…

– Трейлер будет доступен только нам – Первому Звену,– сказал Гор, когда мы пообедали. Он говорил, посматривая на свой АУР, направленный на трейлер. – Сейчас будем фотографироваться для него. Он уже попросил. Улыбаться не обязательно. Но моргать нельзя. Главное – сетчатка глаз.

Гор сфотографировал своим АУРом наши лица с Аришей с близкого расстояния. Я сфотографировал его.

– Готово,– сказал Гор.– Здесь, чуть выше дверцы, есть камера очень маленького размера. Давай, Ариша, подходи, и смотри на дверцу секунд пять, не моргая.

Ариша подошла и уставилась на дверцу.

Дверца медленно отошла в стенку трейлера, и сразу за ней появился мягкий, чуть зеленоватый свет…

– Заходи,– сказал Гор. Ариша зашла в трейлер вместе с Шалу, и дверца мгновенно закрылась.

Мы проделали то же самое по очереди…

Мы полюбили наш трейлер сразу, как только попали в него. Здесь было просторно и таинственно, как на космической станции. Три великолепных кресла перед множеством самых разнообразных мониторов, огромное количество разноцветных датчиков и индикаторов, множество выдвижных ящичков со всевозможным эксклюзивным инструментом и оборудованием. Но более всего нам понравилась (особенно Арише) встроенная система приготовления пищи. Это уже были настоящие космические технологии, а именно: индивидуальный подбор продуктов питания по химической формуле крови, потрясающий кухонный комбайн и мультиварка с непревзойдённым функционалом, первичная и вторичная очистка воды, минимум отходов. Посуда была великолепная, с фирменным клеймом Исследовательского Центра «Атланта» в виде трёх заглавных букв А, соединённых друг с другом своими ножками, в форму трёхконечной звезды. Мы рассматривали голубоватые кружки с эргономичной ручкой и глупо улыбались.

– Трёхконечная звезда всегда лучше, чем пятиконечная,– сказал я.

– Это да,– подтвердил Гор.

Сам воздух в трейлере просто пленял нас. Его состав имел значение для работоспособности наших организмов. С этим успешно справлялся совершенно бесшумный кондиционер. Здесь и думалось реально лучше. Именно здесь, мы совещались в будущем и принимали решения… Три отличные кровати с перегородками полной изоляции звука, душевая и биотуалет, ещё больше делали наш трейлер похожим на жилой космический объект…

Ариша быстренько освоилась с кухонным комбайном трейлера и сварила кофе, предварительно принеся из домика свой фирменный кекс с кислинкой.

– Так, говорите, Чёрный Замок,– сказал Гор, и подлил себе ещё кофе. С наступлением темноты, мы им и займёмся. А пока, ты, Лео, собери о нем информацию в Сети, а ты, Ариша, расскажи, как он здесь появился.

– Долгое время, это была совершенно закрытая территория, как я уже говорила. Помню, как мама возмущалась. Там велись обширные раскопки, и, одновременно, большое строительство. Было много необычной строительной техники, кажется немецкой. Так и возник этот Чёрный Замок. А случилось это – лет пять, или шесть тому назад…

Перед каждым креслом в трейлере был свой большой монитор. Я рассматривал непривычную клавиатуру. Клавиш здесь было гораздо больше, чем обычно. Гор нажал нужную.

Монитор засветился.

– Интернет со спутника. Давай, смотри, а я полезу на крышу, – сказал Гор, и вытащил довольно замысловатый молоток из нижнего ящика в трейлере.

– А здесь что? Аккумуляторы, или солнечные батареи?– спросил я. Гор улыбнулся.

– Трейлер сел на брюхо – и взял от матушки Земли всё, что надо…

– Лихо,– сказал я, и начал мониторить Сеть. Минут через сорок, я записал несколько, как мне показалось интересных, текстов и роликов с хэштегом: Крым, Чёрный Замок. Слышно было, как Гор стучит и что-то двигает на крыше трейлера.

– Готово. Закрепил гнездо для антенны. Что у тебя?– Гор блеснул своими узкими очками.

Я запустил видео. Как и следовало ожидать, многие пытались рассмотреть этот Замок сверху, с помощью камеры квадрокоптера.

На первом видео квадрокоптер, на приличной скорости, подлетает к Замку со стороны моря на тридцатиметровой высоте. Противно визжит его движок на полных оборотах. Замок стремительно приближается. Чёрной тучей срываются с его южной стены вороны. Вдруг, движок мгновенно глохнет, и квадрокоптер камнем падает вниз. Зелень листвы залипает картинку. Изображение пропадает.

– Это работа электромагнитной пушки, – сказал Гор.

– Это что? Серьёзное оружие,– спросил я.

– Для электроники – вполне,– ответил Гор.

На втором видео квадрокоптер также устремляется к Чёрному Замку со стороны моря. На этот раз он летит на приличной высоте. Приближаются скалы и стены Замка. Становятся хорошо видны, все четыре его башни. Вороны в этот раз не срываются с зубчатых стен. На Южной башне можно заметить большое количество антенн. Но, квадрокоптер не долетает до видимости внутренней территории Замка, а стремительно пикирует вниз. Изображение пропадает…

– Та же пушка,– сказал Гор. – Её луч бьёт километров до двух – максимум, насколько я знаю. Но нам всё равно надо будет поднимать мой АУР над Замком.

– А дальше?

– Дальше – мой АУР сделает сверху суперскан этого сооружения, и даже всех его подземелий, если таковые имеются. Но меня больше всего интересует Южная башня, точнее – её антенный комплекс,– сказал Гор.– Ты видел?

– Да, там настоящий комплекс,– сказал я.

– А информация о самом Замке есть?

Я прочитал вслух из текста то, что выделил: "… восстановление всех функций организма, реальное омоложение и продление жизни при помощи европейского опыта алхимии…, гостиничные номера высшего класса, собственный пляж в уютной бухте, антикварный магазин с эксклюзивным товаром....

– Это интересно,– сказал Гор, и мы вышли из трейлера.

Возле домика стояла Ариша, держа за руль велосипед.

– Мы с Шалу отправляемся на рыбалку. Он рыбы хочет,– сказала она, – До моря – три километра. На ней была симпатичная лёгкая ветровка тёмно-серого цвета. Из сумки, что висела на руле велосипеда, она вытащила две такие же, и бросила нам. – Это Атланта передала перед нашим отплытием из Сочи. Хорошо прикрывает АУР на ремне.

– Мы вернёмся не раньше девяти вечера. Зайду к знакомым. Ночевать буду здесь – в домике. Еды – полный холодильник. Не стесняйтесь. Шалу, сделай ребятам лапкой.

Шалу сидел на заднем сиденье, обхватив Аришу обеими лапами за талию. Вдруг, он повернул голову в нашу сторону, и поднял правую лапу вверх.

Мы были крайне удивлены.

– Он что, действительно понимает?– спросил я.

– А ты что, не видишь? – усмехнулась Ариша и нажала на педали…

– Полезли на крышу, будем монтировать антенну. Она телескопическая – выдвигается на тридцать пять метров.

– Ого!– сказал я.

Антенна была утоплена в крыше трейлера. Её диаметр составлял не менее семидесяти сантиметров, а длина – сто двадцать. Гор уже закрепил гнедо для неё с механизмом держателя и помпу для подачи воздуха. Мы не без труда вытащили антенну и закрепили её в стойке держателя, предварительно хорошенько обмазав жидким силиконом её основание. Гор завинтил шланг подачи воздуха к первому звену антенны. Мы выдвинули самое последнее её звено и вставили в специальные пазы АУР Гора.

– Готово,– сказал он.– Воздух будет её поднимать и опускать, но это мы сделаем тогда, когда совсем стемнеет.

Я выпрямился и увидел родное море. И сразу стало тепло на душе.

…На следующее утро мы сидели в трейлере втроём. Пили кофе и смотрели на монитор Гора. Шалу лежал рядом с пополневшим от рыбы брюшком и маслянистыми глазами. Говорил Гор. Глаза у него были красные и счастливые.

– Нам удалось изучить энергетическое пространство в радиусе ста километров. Аппаратура нашего трейлера и мой АУР позволили это сделать. Так вот, энергетика, окружающая этот Чёрный Замок, его прекрасно видно на полученной с АУРа гибридной карте пространства и территории, действительно имеет отличительный спектр по отношению к остальному пространству территории. И от её наибольшей концентрации, а это – территория самого Замка, в южном направлении – в районе моря, точнее его дна, находятся три источника точно такой же энергетики, но гораздо меньшей концентрации. И три подобных источника расположены в горной местности, к северу от этого Замка. Получается настоящий энергетический спрут. Расстояние от Замка до северных – горных, и южных – морских источников одинаково – ровно по 40 км. А именно в этом районе образуется больше всего этих самых пресловутых смерчей и даже торнадо. Вот – это отлично видно на мониторе. Выводы, как говорится, напрашиваются сами…

Мы смотрели на монитор. Действительно, этот Замок словно огромный спрут распускал во все стороны свои длинные тёмные конечности.

– Ставлю задачи на ближайшее время,– продолжал Гор.– Лео продолжает мониторить Сеть, особенно местную, на тему аномальных явлений и происшествий за последние месяцы. Без похода на Чёрный Замок, я думаю, нам не обойтись. Ариша, как местная жительница, продумывает маршрут, транспортное средство, и всё остальное…

– Поход на Чёрный Замок – это мне нравится! Дорогу я знаю хорошо. Лучшее транспортное средство в тех местах – это четырёхместный квадроцикл с широкими мягкими шинами. Такой у меня был, одно время,– сказала Ариша.

– И самое главное. Гор обвёл нас взглядом полководца на белом коне. – Когда Луна поднялась и встала над Чёрным Замком, а Лео пошёл спать, я увидел, как с её поверхности, на этот Замок, пошёл настоящий энергетический поток, причём узконаправленный, с весьма необычным спектром. Само, невероятно вытянутое магнитное поле, выполняет функцию трубы, и, перегоняет, находящееся в нём некое газообразное вещество,– сказал Гор.

– Ты хочешь сказать, что мощный электромагнитный поток с поверхности Луны несёт с собой неизвестное вещество, которое концентрируется в приёмной системе антенного комплекса Чёрного Замка,– сказал я.

– Да, именно так,– подтвердил Гор.

– Это же, сколько надо энергии, чтобы осуществить такое,– сказал я.

– На Луне есть Гелий-3, неисчерпаемый источник энергии, к тому же безопасный. Как раз сейчас американцы и китайцы занимаются там его разработкой… Каждая страна на разной стороне Луны. Вещество, что концентрируется в приёмной системе Чёрного Замка, близкое по спектру тому, что в горах и на дне моря. Радиоактивности в нём нет. Мы можем сохранить это вещество в подходящем контейнере для дальнейшего изучения. Но прежде его надо взять. Я предполагаю, что это вещество и образует завихрения в атмосфере. А с территории Чёрного Замка этим можно управлять…

Мы вышли из трейлера с чувством удачно выполненной работы, добившись определённого результата.

Рядом с домиком, висела настоящая боксёрская груша, закреплённая на растяжке – между колышком в земле и нижней веткой высокой черешни.

– А вы умеете драться? – спросила Ариша, весело поглядывая на эту самую грушу.

– Приходилось. Давал и получал. А вот умею ли? Это спорный вопрос,– честно ответил я.

– В случае необходимости, я найду, как ответить, – сказал Гор, посматривая на свой АУР. – Хотя, тренировки, это, конечно, важно.

– Может случиться так, что некогда будет на экран смотреть, – сказала Ариша и отошла метров пять назад. Затем она, в два прыжка оказалась возле боксёрской груши, мгновенно развернулась на 360 градусов, и, нанесла удар стопой вытянутой ноги. Удар был достаточно мощный. Груша завибрировала с большой амплитудой. Всё было проделано молниеносно, точно и красиво.

– Классно! – сказал Гор. – Чувствуется тренировка.

– Да, стараюсь заниматься регулярно, – обводя нас победоносным взглядом, – сказала Ариша. – Я училась драться ногами у Жан Клод Вандама, по видео. У него тоже длинные ноги, – засмеялась она. – Удар с разворота очень эффективен, но иногда лучше бить ногой напрямую. Такой удар вырубит любого ублюдка. Его практически невозможно отразить и ожидать.

– Согласен,– сказал я.

В железную дверь нашей дачи кто-то громко постучал. Было видно, как вставленный в замочную скважину, с нашей стороны, брелок в виде сердечка на ключе Ариши, пришёл в движение. Это оказался Гриша на велосипеде.

– Я приехал полить огород и овощи собрать,– сказал он.– Ещё бабушка вам пирожки испекла. Очень вкусные.

Ариша выставила ногу в проём двери и смотрела на Гришу всё тем же подавляющим взглядом.

Гриша улыбнулся.

– Твои манеры, Ариша, не всегда соответствуют твоему высокому достоинству и внешности,– сказал он, с внимательным удивлением разглядывая наш прикопанный трейлер.

– Наш Гриша – это засланный казачёк, глаза и уши бабушки. Пирожки давай, огород мы поливаем, овощи привезу вечером, чао! – сказала Ариша, не убирая ноги.

– И главное,– продолжал Гриша, не собираясь отступать,– У меня есть информация весьма ценная для вас. Точнее для вашей безопасности. Я не шучу.

– Ого!– сказал я,– Тогда тебя стоит выслушать.

– Пропусти его, Ариша, пусть заходит. В конце концов, мы здесь гости,– подал голос наш звеньевой.

– Приятно слышать интеллигентного человека,– сказал Гриша.

Ариша убрала ногу, и Гриша вкатил велосипед.

– Так что же нам угрожает?– спросила Ариша.

– Вот ещё одно доказательство… Зачем так нервничать, словно на тебе шапочка горит…,– сказал Гриша, продолжая спокойно улыбаться и выдерживать паузу. – Закапываетесь, маскируетесь, понимаю. Хорошо ещё, что не танк прикопали. Да и трейлер у вас уж очень подозрительно облезлый. Тоже маскировка. Я угадал!

Гриша смотрел на нас с обескураживающей улыбкой. Улыбались и мы с Гором.

– Я думаю, вы занимаетесь не киберспортом, а скорее киберкосмосом… Вы от меня скрываете что-то очень интересное. Неужели я не понимаю! – с ироничной усмешкой сказал Гриша. – Помилуйте, мне уже четырнадцать лет исполнится через месяц. Но ведь это глупо, согласись, Ариша. Я же верный и надёжный товарищ. Ты ведь знаешь.

– С чего ты это взял? – ненатурально улыбнулась Ариша, – Ну что мы можем от тебя скрывать? Ты точно зачитался своего любимого Конан – Дойла. Это уж действительно глупо, согласись, Гриша.

Гриша смотрел на неё так, как смотрит мудрый учитель на несущую околесицу ученицу.

– Что вы можете от меня скрывать? – повторил он загадочно и в глазах его загорелись весёлые огоньки. – Перечисляю по пунктам.

Во-первых, я вижу, как меняются ваши лица при моём появлении.

Во-вторых, эта эксклюзивная антенна и…представляю себе содержимое трейлера – это, извините, не киберспорт.

В-третьих, эти ваши, так называемые смартфоны, прикованные к футлярам, похожим на кобуру…

В-четвёртых…

Ариша вспыхнула:

– Ты всё сказал?

… В-пятых, это твой запрет появляться мне на даче.

В-шестых, этот ваш удивительный Шалу…

Шалу лежал рядом, у ног Ариши, но как только услышал своё имя, то подскочил, и вытаращил на Гришу глаза с выражением искреннего удивления.

Мы с Гором молчали и улыбались.

Гриша так внимательно смотрел в глаза Шалу, словно хотел разглядеть в их глубине электронные компоненты. Шалу также не спускал с него взгляда.

– А можно погладить этого котика?– спросил Гриша.

– Попробуй,– сказала Ариша.

Шалу перевёл взгляд на Аришу и зашипел.

Гриша чувствовал себя словно актёр на сцене. Его прекрасный голос приятно было слушать.

– Да, моя единственная и любимая сестра,– продолжал он патетически, – я не буду перечислять и другие мои вернейшие наблюдения. Скажу лишь главное: твоё длительное отсутствие и затем появление в консолидированной команде даёт мне повод предположить, что вы, весьма энергично, на мой взгляд, выполняете поставленную задачу по противодействию тем силам, что отравляют нашу жизнь в последнее время. Если это не так – жду опровержений…

Гриша обвел нас взглядом и поднял руки ладонями вверх.

– Как ты сказал «консолидированная команда»?– переспросила Ариша.

– Конечно, вы, ещё недавно, совершенно незнакомые друг другу люди, сейчас, дружно, в полном согласии, занимаетесь определённой работой. Что же это, позвольте, как не консолидированная команда?

Гриша подошёл к Гору и сказал: – Можете всецело мной располагать, рад буду любому вашему поручению и протянул руку. Гор улыбнулся, пожал руку и произнёс без тени иронии: – Спасибо, Григорий, я тебя услышал. Гриша пожал и мою руку, затем театрально развернулся в сторону Ариши и произнёс:

– А ты, Ариша, в кого это стреляла ночью из арбалета не так давно? А потом, не дождавшись восхода солнца, уехала на соревнования по киберспорту…

Ариша вспыхнула:

– А, это… Она сделала паузу, – Вороны каркали на заборе, спать мешали. Пришлось шарики зарядить…

– А может быть, это были поросята? Они ночью резвились на пустынных улицах, и захотели перепрыгнуть наш забор, чтобы полакомиться сочной капустой, но первый же из них застрял на заборе и визжал о помощи…. А ты его приняла за вора, и расстреляла из арбалета?

– Что?! – Ариша попыталась возмутиться, – Какой поросёнок….

– Да там кровищи было, как с резаной свиньи. Заметать следы надо лучше, хорошо, что я убрал, и бабушка не видела.

– Как только хвост вырастет, так и буду заметать лучше, – сказала Ариша, бросив на нас многозначительный взгляд.

– И самое убедительное доказательство, – сказал Гриша, снова сделав эффектную паузу, – Ты, Ариша, удалила все свои аккаунты в социальных сетях. А для чего же это?! Ясно, как божий день! Чтобы не выходить в интернет, не светиться….

– Наш Гриша готовится поступать в театральный институт. Это он репетирует, – сказала Ариша.

Гриша, не обращая внимания на её слова, продолжал:

– Мне думается, у вас есть свободные средства, и весьма значительные, – Гриша снова сделал паузу.

– Ну – ну, продолжай, не тормози, – сказала Ариша, сощурив глаза на брата.

– Так вот, я готов на сделку. Я храню полное молчание, и даже буду содействовать вашей тайной миссии. Вы же, со своей стороны, окажете мне материальную поддержку для одной благородной цели. Мне нужен современный батискаф.

– А зачем тебе батискаф? – спросил Гор.

– Я намерен приступить к поискам нашего отца.

Ариша отвела взгляд и опустила глаза.

– Извини, Гриша, а что случилось с вашим отцом, после естественной паузы, спросил я.

– Его подводная лодка пропала без вести,– ответил Гриша, а после небольшой паузы спросил:

– Так что вы хотите делать?

– Хотим найти друзей в ином мире, – сказал Гор, – Этот нам как-то не очень…

– Весьма разумно,– сказал Гриша. – И я вам – не очень?– спросил Гриша с чудесной улыбкой.

– Ты – это другое дело! Сразу видно человека наблюдательного, рационально мыслящего, прекрасно владеющего родным языком. Только ещё одно, важное условие для совместной работы, надо иметь – это умение держать язык за зубами,– сказал Гор.

– А вот с этим проблемы,– весело заявила Ариша. Учительница литературы назвала нашего Гришу, кажется… "неиссякаемым источником изящной словесности". Если я ошиблась в точности данного тебе определения, то поправь меня, пожалуйста…

Гриша одарил сестру взглядом полным обиды и возмущения необоснованно оболганного человека. Щёки его сделались пунцовыми.

– Да я, как могила, буду глух и закрыт для всех остальных,– с оскорблённым чувством вымолвил он.

– Я верю Григорию, думаю, он будет нам полезен. Предлагаю принять Григория, как помощника в нашей работе. Если он не оправдает оказанного ему доверия, мы просто перестанем с ним знаться. Кто за – поднимите большой палец правой руки вверх,– сказал Гор.

Поднятых пальцев оказалось два – мой и Гора.

Этого было достаточно, чтобы Гриша был если не вместе с нами, то рядом. Ариша от голосования воздержалась.

Гриша засиял.

– Я могу высказать свои предположения относительно аномальных явлений и происшествий на нашем полуострове, – сказал он.– Я собираю информацию на эту тему уже не первый год.

– Ну-ну, очень интересно, – быстро и иронично сказала Ариша. Но это не производило на Гришу никакого впечатления.

– Наша Ариша красива, как богиня, мудра, как змея, сильна, как пантера, и добра, как оса, – сказал он. – Однако, достаточно метафор. Я думаю, это очень серьёзно. Так как официальная информация даётся чрезвычайно дозировано, есть большая вероятность, что у нас в Крыму, активизировались, или активировались, как вам угодно, силы нам неведомые и более продвинутые в технологическом отношении, с целью создания здесь своего анклава. Это ещё раз доказывает что Крым, очень значимое место на нашей планете. Да он, если хотите, настоящий пуп Земли…

– Твои предположения не лишены оснований,– сказал Гор.

– То, что на нашей планете присутствуют в настоящее время иные разумные, у меня сомнений не вызывает. Но почему они до сих пор не вступили с нами в прямой контакт?– спросил Гриша.

– Они ведут свою игру, а нас воспринимают как фауну этой планеты. Могут просто не замечать нас. Как ты, например, муравьёв под веткой, когда идёшь по своим делам… Но они могут и привлечь нас к своей работе…

– Это вы себя имеете в виду?– спокойно спросил Гриша.

Мы переглянулись с Гором. Этот вопрос и догадка задели нас за живое.

– Кто его знает?– сказал Гор.– Мы делаем интересную работу, и думаем – дело это благородное… Так вот, Григорий, даю тебе первое поручение. Купить и доставить сюда две банки зелёной краски и одну банку коричневой, а также валик и растворитель.

– Маскировочка сверху?– улыбнулся Гриша.

– Угадал,– сказал Гор.– Деньги у тебя есть?

– Да, я располагаю карманными средствами. На это мне хватит.

– Получишь двойную сумму от потраченной, если привезёшь заказ через пару часов,– сказал Гор.

– Идёт,– сказал Гриша и укатил за краской.

Через час, он уже находился на крыше трейлера с валиком на длинной ручке.

Я был внизу и размешивал банку с коричневой краской.

– Вы хотите, чтобы крыша трейлера была под цвет грядок и почвы,– спросил Гриша.

– Да, чтобы сверху не так бросалось в глаза, – сказал Гор. – На коричневой земле зелёные грядки. Смотри сверху, как они идут,– сказал я, и протянул Грише банку с краской,– Саму антенну не трогай. Больше размазывай.

– Вы думаете, этот трейлер из космоса не будет видно? – спросил Гриша.

– Будет, во всяком случае, не так заметно, – ответил Гор.

– Я знаю,– сказал Гриша. – Из ближнего космоса можно запросто читать книгу, лежащую на земле.

– Это так, – сказал Гор.

– А что, там, наверху, есть наши недоброжелатели? – спросил Гриша.

– Я думаю, есть, – ответил я.

– А как они могут нам навредить? – последовал очередной вопрос.

– Элементарно.

– А как? Выпустить ракету…

– Могут испортить оборудование в трейлере.

– Чем?

– Электромагнитным импульсом, хотя бы…

– Понятно,– сказал Гриша.

Через четверть часа крыша была покрашена. Гриша хотел посмотреть содержимое трейлера, но это ему не удалось… Ариша отослала его домой, к бабушке, с урожаем собранных овощей, и заработанными наличными в кармане…


Мы сидели в домике и обедали.

– Нам надо сначала добраться до этого тёмного вещества в горной местности, а потом, уже ночью, пойдём на Чёрный Замок, где запустим дрон,– сказал Гор.

– Там очень сложный рельеф. Пойдем по самому каньону. Нужен мощный четырёхместный квадроцикл со специальными шинами. Такие есть в магазине, в Севастополе,– сказала Ариша.

– Тогда выбирай и заказывай с доставкой,– сказал Гор.

– А оплата?

– У тебя на АУРе достаточно средств. Найди там свой кошелёк.

Ариша достала свой АУР.

– Точно есть! Но здесь нет суммы. Хороший четырёхместный квадрик стоит как авто премиум класса.

– Ты выбирай и плати. Денег хватит,– улыбнулся Гор.

– Ладно, повеселела Ариша.– Сейчас попьём чайку, и я займусь. Перед нами появились чашки, и возник аромат крымских трав. Ариша поставила на стол блюдце с неразрезанным лимоном.

– Смотрите,– сказала она и подняла левую руку ладонью вниз над лимоном. Неожиданно, лимон резко качнулся, а блюдце звякнуло.

Чашки в наших руках застыли.

– Может это сквознячок, а круглая сфера неустойчива,– предположил я и поставил свою чашку на столик. Блюдце с лимоном повторно звякнуло. Я заулыбался. Ариша бросила на меня уничижительный взгляд. Она снова подняла руку. Глаза её заметно посветлели. Подопытный лимон слетел со стола, а блюдце остановилось на его краю. Я почувствовал, как у меня вспотел затылок.

– Да,– сказал Гор,– У тебя сильнейшая энергетика. Это диадема?

– Конечно. Таких способностей раньше я за собой не замечала,– сказала Ариша.– Гор тебе расскажет мою историю как-нибудь, Лео…

– Да, да,– сказал Гор.– Если квадроцикл доставят завтра, то на следующий день мы отправимся в поход на Чёрный Замок!

Шалу вскочил с пола и зарычал по – настоящему…

– Ариша, давай, смотри и покупай, надо дело делать,– сказал Гор, и мы налили себе ещё чаю.

Ариша долго рассматривала и читала сайт магазина, но затем, очень быстро набрала текст на своём АУРе, и, сразу же захлопала в ладоши.

– Платёж прошёл. Завтра привезут квадрик в первой половине дня. Смотрите, какой мощный, я таких ещё не видела. Три пары ведущих колёс. Какие широченные. Модель специально для горной местности.

– Сколько стоит?– спросил я.

– Сущие пустяки. Пару сотен тысяч условных единиц,– улыбнулась Ариша.

– Значит, будем собираться. Впрочем, у меня почти всё готово, чтобы сделать вылазку для сбора информации. Ариша готовит провизию на двое суток, планирует маршрут. Лео, если не будешь спать, посмотри ещё Сеть. Я пойду отдыхать. Прошедшей ночью практически не спал.

– Лео, набери там "Крысы. Чёрный Замок"– сказала Ариша.

– Понял,– сказал я, и мы пошли в трейлер.

Как только мы в нём оказались, Гор завалился спать, а я набрал те слова, что подсказала Ариша. И сразу мне попалось вчерашнее видео, где молодая девушка, истошно вопя, убегает по лесной тропинке от двух здоровенных чёрных крыс. Джинсы разодраны, ноги девушки в крови. Крысы подпрыгивают, и стараются вцепиться в неё зубами. Девушку спасает группа молодых людей, сбежавшаяся на её крики. Они отгоняют крыс кольями и световыми ракетами, стреляя из устройства «Сигнал охотника». Одну крысу удаётся прибить. Весёлый парень держит её за хвост. Это крупный зверёк, сантиметров семидесяти, с необычно длинной шёрсткой для крысы, совершенно чёрного цвета. В двух местах, на бёдрах девушки, видны глубокие кровоточащие раны. Ей оказывает помощь девушка, вышедшая из палатки. Ребята комментируют историю… – Это случилось в окрестностях Чёрного Замка, когда наша любопытная подруга продралась через густой кустарник и сильно поцарапалась, желая взглянуть на древнее кладбище…Почуяв запах крови… Далее, я открыл не видео, а текст, надо полагать юмористический…

…не родился ещё тот дракон, который может напугать крымчан. У нас есть свой Блэки – морской дракон. И видели его уже не одно столетие, и фиксировали на фото и видео, и есть рассказы очевидцев. Ну и плавает себе в Чёрном море, спокойно кушает дельфинов, и пусть себе плавает… .

Но, появление существа, издающего по ночам звуки, непереносимые человеческим слухом, вызывает у большинства жителей нашего полуострова острое желание изловить эту тварь, и, по меньшей мере, замотать её пасть широким скотчем…

Но, в поисках «орущей твари» случаются и курьёзные случаи. Приводим один из них. Так, в штаб-квартиру одного из наших популярных блогеров и редактора новостного портала, собирающего эксклюзивную информацию за вознаграждение, ввалился целый отряд младших школьников. Впереди всех встала крупная разгоряченная девочка, и, громко сдула со лба взмокшую прядь волос.

– Мы скрутили ему ласты! – выпалила она, продолжая отдуваться.

– Кому ему? – редактор приподнялся с кресла.

– Дракончику, конечно. Вот, смотрите!..

И ребята поставили на пол большую клетку, накрытую чёрной курткой.

– А где же вы его поймали? – спросил заинтересованный редактор и вышел из-за стола.

– Известное дело, возле кладбища. В норе сидел, – басом ответил мальчик с соломинками в светлых волосах

Редактор новостного портала поднял куртку, улыбнулся и сказал:

– Так это же индюшонок.

– Ну, вы тоже, скажете, индюшонок… ха-ха-ха… Чего бы это индюк на кладбище торчал, да ещё в норе.…Это он ещё маленький, и немного похож, а вот когда вырастет…

– Вот тогда и принесёте, – сказал редактор,– А в нору залез, чтобы от вас спастись…

Ребята надули щёки и опустили головы.

Но немного денег, всё же, получили…

Больше мне смотреть и читать ничего не хотелось, и я плюхнулся на самую удобную в мире койку нашего трейлера…

Утром Гор спросил, не сдерживая улыбки:

– Ну что там случилось с крымскими крысами?

– Здоровые, чёрного цвета, бросаются на людей. Есть реальное видео.

– Ого, ну что ж, посмотрим…

В дверь трейлера постучала, а потом и вошла Ариша.

– Испекла кекс, будем завтракать. Через час, или раньше доставят наш квадрик. Только что звонили. Она запустила кофейную машину, расставила чашки, и стала резать кекс на блюде. Я повертел свою чашку в руках, и увидел с нижней стороны три заглавные буквы А. Они, соприкасаясь ножками, располагаясь по кругу, и превращались в треугольную звезду. Эта монограмма присутствовала на многих изделиях в трейлере, в том числе и на наших широких поясах под АУРы.

– Что означают эти буквы,– спросила Ариша, видя, как я рассматриваю голубовато-сталистую чашку с треугольной звездой на обратной стороне. – Ты знаешь, Гор?

– Это Альфа Ассоциация "Атланта". Другими словами – Союз Первых, кто освоил нашу планету задолго до того, как её стали называть "Земля",– сказал Гор. Этой информацией поделилась со мной Атланта.

– Всё так просто…,– сказала Ариша.

Мы сидели несколько минут молча, под впечатлением услышанного.

Слушай, Гор, ты – безусловный лидер нашего Звена. Но, мы не знаем твоей истории,– сказал я.

– Да, Гор, развей наши задние мысли, как ты оказался у Атланты? Мы имеем право это знать.

Гор улыбнулся.

– Вы просто об этом никогда не спрашивали. Скрывать мне особенно нечего. Обязательно расскажу, но потом, когда будет на это время… А сейчас мне надо точно определить координаты этого аномала в горах – это будет первый пункт нашей поездки. Затем, дождёмся ночи, и – к Чёрному Замку…

Через полчаса приехал и квадроцикл.

– Какой он мощный и вместительный, а в багажник можно бычка засунуть,– сияла Ариша.– Он по каньону, как катер по воде пойдёт.

– Это, именно, горный вариант,– сказал пригнавший квадроцикл продавец магазина в фирменной курточке. – Эта модель является непревзойдённая по устойчивости, маневренности и проходимости. Вам, как первым покупателям, наш магазин дарит фирменное масло и две канистры соответствующего топлива,– сказал он и открыл багажник.– Ознакомьтесь с комплектацией и распишитесь. Ариша взяла разноцветную книжицу, заглянула в багажник, под капот, в боковые отсеки.

– Кейс с инструментом, съёмный брезентовый верх с пластиковым стеклом на передок. Всё на месте,– сказала она, и расписалась на отрывной страничке. – Благодарим.

Продавец раскланялся и удалился.

Да, это был настоящий красавец с шестью широченными колёсами, с оригинальным протектором и большим процентом натурального каучука в составе шин. Цветовая гамма состояла из зелёного, белого, и коричневого цвета.

– Как мы его назовём. У такой замечательной машины непременно должно быть собственное имя. Я предлагаю – Горец!– сказал я.

– Ты, Лео, как всегда – угадал,– сказала Ариша и села за руль.– Это он!

– Да, классный квадроцикл. Название соответствует,– сказал Гор.

Шалу сразу же запрыгнул на переднее сиденье.

– Надо испытать машину,– предложила Ариша.

– Нет, выступаем сегодня с наступлением темноты. Горец не должен светиться днём,– сказал Гор.– За этой территорией постоянно наблюдает не один десяток глаз… В трейлере есть дрон, с такими же пазами под мой АУР, как и на антенне. Его можно поднять очень высоко. Но нам нужна дистанция для суперскана – не более чем в сто метров. В случае если его собьют, пазы можно будет разомкнуть дистанционно, когда дрон будет лежать на земле… Останется только забрать АУР с территории Замка.

– Это очень рискованно,– сказал я. – Ты можешь потерять свой АУР.

– Другого способа выполнить нашу работу я не вижу.

– Шалу заберёт АУР, если будет надо. Я в этом уверена,– сказала Ариша. Он меня понимает совершенно, и выполнит любую команду, тем более такую простую.

– А как ты будешь управлять своим АУРом?– спросил я.

– Управлять будешь ты. Мы их согласуем. В полночь поедем… Собираться нам не долго. Днём можно и поспать.

Глава 7. Чёрный Замок

Как и говорила Ариша, Чёрный Замок появился на скалистом крымском берегу не так давно, но уже успел несколько затмить славу знаменитого замка – Ласточкино гнездо, самого узнаваемого сооружения и самой популярной картинки Крыма.

Выросли все четыре башни Чёрного Замка одновременно, и очень быстро, и смотрели они на все четыре стороны света, замкнувшись высокой стеной в замок – Замок.

С появлением этого Замка, как-то так совпало, что жизнь вокруг заметно изменилась. Начали регулярно происходить негативные и необъяснимые природные феномены и климатические изменения. Сознание людей так же изменилось. Стало ясно: положить конец этим паранормальным явлениям никто пока не может. А то, что они ведут не только к краху привычного уклада жизни, но и к катастрофе всей этой окружающей действительности, жители Черноморского побережья и особенно Крыма начали уже предполагать. Причину же всего происходящего людская молва, приписывала, в том числе, и Чёрному Замку.

Соответствующие государственные органы произвели проверку Чёрного Замка и его обитателей, но никаких улик и доказательств на причастность, зарегистрированных там граждан, к необъяснимым и пугающим явлениям найдено там не было. Недалеко от Чёрного Замка, в гористой местности, всё же появилось несколько РЛС (радиолокационных станций) министерства обороны…

Замок возвысился над Чёрным морем, как рукотворное продолжение величественного утёса. К Северной башне, почти вплотную, прилегало древнее кладбище, окружённое и заросшее непролазным кустарником; и жила в этой башне, невероятно старая женщина.

В Западной башне, наоборот, проживала – совсем ещё юная девушка.

Обе эти башни имели цветные витражи в длинных и узких окнах. Рядом с Западной башней стояли главные ворота Замка, и проходила единственная асфальтированная дорога.

Восточную башню вплотную обступала живописная лесная чаща. В этой башне сдавались номера весьма состоятельным туристам из Западной Европы.

Ближе всех к морю вздымалась Южная башня Чёрного Замка. Она была выше остальных на несколько метров. На её вершине реял, можно даже сказать парил, как змей, узкий и длинный флаг. На золотистом полотнище бросался в глаза продолговатый череп с острыми зубьями и два слова, написанные чёрным же готическим шрифтом «Castle Black». Флаг развевался всегда, даже во время полного штиля. На флагшток были выведены трубки в направлении узкого полотнища, и воздух под большим давлением, делал своё дело.

В этой башне, на самом высоком – четвёртом этаже, жил юноша феноменально высокого роста, и его дядя, проживающий на третьем этаже.

Ариша сразу бы узнала этого уникального молодого человека. А это был действительно – уникум. Под его чёрной бейсболкой с длинным козырьком скрывался огромный и пытливый ум. Но, то, что отличало этого юношу от всех остальных – это непомерно большая голова.

Стоит подробней рассказать о нём. Звали его Адик. И жил он в Замке с пяти лет.

Когда Адику исполнилось шесть лет, он, как и все дети, пошёл в школу. Это было лучшее частное учебное заведение в городе. Дети в этой школе все были из состоятельных и уважаемых семейств, с хорошо развитым чувством собственного достоинства.

Учился Адик превосходно. Особенно он любил точные науки. По своему интеллекту он превосходил всех своих одноклассников. Отношения у него с ребятами, конечно же, не сложились. К тому же, у Адика была несоразмерно большая голова необычной формы, и рост, превосходящий одноклассников почти вдвое. Ребята дали ему прозвище «Головастик» и «Гидроцефал». Только один мальчик, по имени Виталик, никогда не дразнил его, а был его другом. Они сидели за одной партой.

И вот однажды, когда Адик учился в пятом классе, девочка из очень почтенной в городе семьи, подошла к Адику на переменке, впилась в него наглыми глазками, и нарочито ласково спросила:

– А скажи, пожалуйста, Головастик, когда же ты, наконец, превратишься в огромную лягушку. Мы очень хотим посмотреть. Долго нам ещё ждать?

Дети стояли рядом и посмеивались.

Адик побледнел от обиды, и, недолго думая, нанёс девочке сильнейший удар кулаком в заплывшее жирком круглое личико. Девочка была чрезвычайно увесистая, и по своей комплекции, походила на мультиварку. Поэтому она не отлетела в сторону от такого удара, а просто, перевернулась на месте кверху ножками.

Смех сразу же прекратился. А когда девочку поставили на место, то на паркете увидели лужицу крови и выплюнутый белый зуб.

Со следующего дня, эту замечательную школу, Адик уже не посещал никогда. К нему, в Чёрный Замок, стали приходить преподаватели. Все они отмечали, что Адик, уникальный ребёнок, и намного опережает по своему развитию не только своих ровесников, но и учебники для своего возраста….

К Адику часто заходил его друг по школе – Виталик. Сам же Адик редко покидал территорию Чёрного Замка.

Когда Адику исполнилось тринадцать лет, его рост достиг двух метров, и на вопрос: «Как зовут тебя, парень?», Адик, глуховатым баском отвечал: «Ад!», и на лице его возникала улыбка Джокера.

Дядя подарил Адику самый мощный в то время стационарный компьютер.

Мальчик сутками напролёт не отходил от него, и постоянно что-то мастерил с компьютерным «железом», и очень быстро писал собственные компьютерные программы. А через пару лет, он умудрился получить патент на собственную операционную систему и приобрёл заслуженную популярность в интернете. И даже стал очень популярным блогером. Но очень быстро к этому охладел. Вот последнее, что он записал на своём канале…

AD cannel

– Многие узколобые господа думают, что я развожу Драконов, как кроликов в своём Замке, а ещё более узколобые считают, что многочисленные торнадо в последнее время – дело моих рук….

Что ж, я не буду этого опровергать, но и подтверждать также – не стану. Бойтесь, если страшно….

Прошёл год, как Адик закрыл свой канал. Он всё так же жил один на чётвёртом этаже Южной башни Чёрного Замка. Недавно ему исполнилось восемнадцать лет. Он превратился в невероятно высокого юношу, ростом около двух с половиной метров. Но, главное, что привлекало к нему внимание окружающих, как и прежде, это большая голова – с очень широким лбом в верхней части, и немного заострённая в нижней. Это было проблемой. Поэтому Адик всегда коротко стригся, и, за пределами своей комнаты, ходил в чёрной бейсболке с длинным массивным козырьком. Чёрный цвет, как известно, несколько скрадывает объём предмета. Своих родителей Адик не знал и не помнил, и, никогда не спрашивал об этом своего дядю, самого близкого в его жизни человека. В этот день, Адик, как обычно сидел перед монитором. В комнату вошёл его дядя – Арчибальд Артурович. Очень крупный мужчина лет шестидесяти на вид, с густой шевелюрой серебристых от седины волос.

– Поздравляю тебя, мой мальчик, пришло официальное согласие на размещение твоего оборудования на третьем уже спутнике. Мы полностью оплатили его установку и аренду спутника. Уже завтра его запустят, и он появится над нашим Замком. Все данные и координаты здесь,– сказал Арчибальд Артурович и положил на большой компьютерный стол толстый бумажный пакет, крепко перехваченный скотчем.– Кстати, Космическое агентство с удовольствием продолжит сотрудничество с нами. Это было сказано их представителем по телефону.

– Хорошо,– сказал Адик,– если мне понадобятся их услуги ещё, я воспользуюсь, хотя, вряд ли….

Дядя улыбнулся.

– Послушай. Адик, наша бабушка жаловалась мне на твои опыты возле её Северной башни и древнего кладбище. И ты, перестал с ней здороваться. Это нехорошо. Надо уважать её седины. Она так много сделала для тебя в прошлом… Бабушка в большом расстройстве из-за той ценной вещицы, что увели у нас из-под носа. Надо помочь вернуть эту вещь, если уж не получилось тогда её взять… Ты же понимаешь, что наша бабушка сама этим заниматься не будет. У неё сейчас очень много гостей и много работы. Сделай это для меня, я прошу тебя…

– Ну да, как же это ей самой. Та девчонка, чего доброго, так же легко прострелит старинную задницу вашей бабушки за свою, как ты говоришь, «безделушку»

Дядя усмехнулся.

– Я понимаю твой юмор, но не разделяю его.… Но попробуй помочь… Бабушка попросила фотографию той девушки.

– Да, тогда был сигнал от той вещицы, и я его видел. И ты знаешь, чем это кончилось, когда мы подъехали… Но сейчас сигнала нет. И я не уверен, что вещь у девчонки. Заниматься этим делом я не намерен. А фотографию я просто сжёг. Это не моё дело.

Затем он отвернулся от Арчибальда Артуровича и начал вскрывать пакет документов.

Дядя ничего больше не сказал, и вышел из комнаты.

Адик открыл нижний ящик своего великолепного компьютерного стола, и достал фото девушки с яркими зелёными глазами, и поднятым альпенштоком в правой руке. Он посмотрел на фотографию с некоторым интересом, но очень скоро, глянцевая бумага взвилась адским пламенем на тлеющих угольках камина. В тот же день, ближе к вечеру, в эту же комнату зашёл Виталик. Он был в модных джинсах с отвисающим задом. Создавалось впечатление, что Виталик туда уже порядком наложил…

Адик развернулся на кресле и протянул руку, с улыбкой оглядывая этот популярный тренд современной моды. Через несколько секунд он уже сканировал околоземное космическое пространство. Виталик присел рядом.

– Очень много космического мусора стало болтаться на околоземной орбите,– сказал Адик и навёл курсор на китайский спутник.

– У них выросло генетически модифицированное поколение, и оно делает успехи.– сказал Виталик.

– Надо расчистить пространство для нашего спутника. А эта железяка будет мешать. Это мои координаты. Я их купил законным образом. Это моё место на орбите. Они игнорируют директивы Европейского космического агентства. Ну что ж, будем наказывать.

– Специалисты NASA по космическому мусору определили риски для космических группировок спутников, как очень высокие,– сказал Виталик.

– Вот именно, я его и превращу в космический мусор,– сказал Адик, подвигая ближе к себе клавиатуру.

Мягко зашелестел поворотный двигатель большой антенны Южной башни. На чёрном экране монитора отражались группировки спутников в виде серебристых точек, в режиме настоящего времени. Под выделенным курсором китайского спутника появилась его техническая характеристика, данные управления, и положение на орбите. На лице Адика заиграла обычная в такие минуты «улыбка джокера». Через две минуты система управления спутника была взломана.

– Сыграем партию в бильярд,– весело сказал Адик. Сейчас мы этого китайца столкнём лбом с его же братом близнецом. Для этого мы переместим его на орбиту последнего, и придадим нужное ускорение двигателям.

– Ну, ты крутой, Ад,– сказал Виталик восхищённо.

Адик лихо забарабанил по клавиатуре.

Расстояние между выделенным спутником и соседним стало заметно сокращаться. И две жирные точки столкнулись, и, в этом месте образовалась красивая серебристая пыль…

– Хорошо, Ад, что у тебя нет ракет на башнях,– сказал Виталик.

Адик засмеялся. Он оценил шутку друга.

– Попозже надо посмотреть китайское космическое телевидение,– сказал Адик.

– Ад, ты серьёзно собираешься в дальнюю дорогу, или ты тогда пошутил?– спросил Виталик.

– Да, собираюсь.

– Если не секрет, то куда?

– Пока ещё секрет. Жду информацию…

Виталик не стал больше расспрашивать своего друга и попрощался, обещая посмотреть космическое телевидение.

Когда Виталик спускался по винтовой лестнице Южной башни Чёрного Замка, дверь на третьем этаже была настежь открыта, и он увидел дядю Адика – Арчибальда Артуровича.

– Привет, Вит, заходи ко мне, дело есть.

Виталик поздоровался с Арчибальдом Артуровичем за руку и прошёл в большую, такую же полукруглую комнату, почти всю украшенную средневековым оружием. В камине с чугунной оградой тлели угли. Над ними шипели и дымились шампура в виде шпаг с сочным мясом и овощами. Два кожаных кресла и столик стояли перед камином.

Арчибальд Артурович указал на одно из кресел, и Виталик сел.

– Ну как дела в нашем тату-салоне?– спросил он, разливая по бокалам тёмно-красное вино с красивой удлинённой этикеткой, где сверкали два слова «Castle Black».

– Спасибо, Арчибальд Артурович, дела идут хорошо. Клиентов хватает. Доход приличный.

– Да, да, молодец. Говорят всё больше и больше «шахматистов» появляется у нас. Я доволен твоей работой. Ты сказал «доход приличный». Но это ты от скромности. Я предлагаю тебе одно дело, где ты действительно можешь заработать очень приличные деньги. Виталик смотрел на Арчибальда Артуровича с неподдельным интересом.

– Моя старшая сестра Ада Фридриховна даст эти деньги тому, кто вернёт ей одну вещицу, принадлежащую нашему древнему роду. Это диадема, небольшая такая корона. Её даже можно спрятать в волосах, если волосы у девушки пышные и густые. Совершенно случайным и глупым образом эта наша фамильная ценность оказалась у одной местной девушки. Мы предлагали этой девушки такие же большие деньги, но девушка оказалась глупа настолько, что наотрез отказалась вернуть это украшение законным его владельцам. У нас есть адрес этой глупышки.

Арчибальд Артурович достал из кармана своей кожаной куртки блокнот, и вырвал из него листок. Там был адрес и ещё два слова – Арина Тёмкина.

– Как же я смогу вам помочь?– медленно проговорил Виталик, забирая листок.

– Это уже твоя, очень высокооплачиваемая работа,– засмеялся Арчибальд Артурович.

– Хорошо, я попробую,– в тон ему засмеялся Виталик.

– В доме, где живёт эта девчонка, нет даже собаки. Кроме неё, там ещё проживает старушка и пацан. Не так давно, наши ребята были там, в тёмное время суток. Они пощупать эту самую упёртую девчонку, где там у неё диадема….

Виталик снова засмеялся.

Арчибальд Артурович покрутил шпаги – шампура над тлеющими углями камина.

– Но, девчонка «приняла», так сказать, наших парней, и влепила первому, кто начал перелазить через забор, пару стальных шариков в задницу, из арбалета. Он висел, бедняга, на заборе, раненый в задницу. Ребята сняли его и уехали. Эта девчонка может за себя постоять…. Тебе надо побольше собрать информации о ней, а можно и познакомиться…

– Хорошо, я постараюсь,– сказал Виталик.

И хрустальные бокалы приятно зазвенели.

В тот же вечер, у себя дома, Виталик написал заявление в полицию:

"Чтобы предотвратить негативные последствия радиационного воздействия на граждан нашего полуострова, найденного недавно древнего артефакта, и не сданного по закону в государственную собственность, уведомляю, что он находится у гражданки Арины Тёмкиной, проживающей по указанному адресу в городе Севастополе. Подобная ситуация несёт прямую угрозу и её здоровью, и её близким. Есть доказательства значительного повышения радиационного фона у дома вышеуказанной гражданки Тёмкиной"

А уже за полночь, Виталик смотрел космическое телевидение, где девушка с блестящими чёрными глазами, сообщила о внезапном столкновении спутников связи, происшедшем по техническим причинам…

Утром следующего дня, Виталик передал заявление своему бывшему однокласснику, с которым ещё год назад сидел за одной партой…

Глава 8. Разведка боем.

Мы сидели в трейлере и рассматривали гибридную карту на центральном мониторе. Гор с Аришей планировали наш путь. Гор прочертил линию от нашей дачи к аномальному источнику энергии на Севере, в предгорной местности, а затем к самому Чёрному Замку по Чернореченскому каньону, мимо большого водохранилища; далее, через лесистую местность, к древнему кладбищу, примыкающему к северной стене самого Чёрного Замка.

– Сейчас это совершенно закрытая для туристов территория,– сказала Ариша.

– Мы не туристы, – усмехнулся Гор.– Мы специалисты. Но давай, Ариша, изложи свой план, как думаешь…

– Там полно армейских постов на основных и второстепенных дорогах. Все дороги полностью блокированы для гражданских. Есть там ещё обходные тропы в лесу, но и они могут просматриваться армейскими дронами. Власти предполагают, откуда ветер дует…. Но я знаю одну тропинку в лесу. Она сверху закрыта деревьями, и идёт параллельно каньону. Там будет трудно проехать, не оборвав себе уши. Хорошо, что у Горца есть крепкий брезент и каркас под него, чтобы прикрыть наши головы от веток. Мы пройдём. Можете не сомневаться,– сказала Ариша.

– Я не удивлюсь, если системы наблюдения за этим Замком и его окрестностями находятся на наших стационарных спутниках, может быть и на американских, китайских, европейских,– сказал Гор. Слишком много шума в мире от этих аномальных явлениях. Предгорье здесь – как на ладони, любое движение будет замечено и отслежено.

– Нам надо как можно быстрее проскочить предгорье и затеряться в лесу. Там нас будет сложнее обнаружить самой продвинутой системе наблюдения,– сказал я.

– Я хорошо вожу транспортное средство данной категории. У меня даже права есть на эту категорию. Буду ехать очень быстро с выключенными фарами. Луна сейчас полная. Тогда будет шанс остаться незамеченными. Предгорье здесь – километра три – четыре. Я пройду его минут за пять,– сказала Ариша.– А дальше – лесные тропы и каньон. Горец нас выручит. Прорвёмся, командир.

– Мой АУР прошьёт этот чёртов Замок Гамма лучами! Нам нужен полный скан этого Замка со всем его чертями,– Гор был на взводе, что редко с ним случалось, и снова высказал главную цель нашей вылазки.

– И всё же ты рискуешь своим АУРом,– сказал я. Шалу могут подстрелить. Там, вероятно, весьма солидная охрана.

– Да, риск есть. Но минимальный,– сказал Гор, заметно успокоившись.– Нам надо решить задачу с этим Замком. Время прошло уже достаточно. Как действовать нам дальше – подскажет только суперскан. А если мы его не получим, то альтернативное будущее, лучшее для нас, не состоится… Но игра стоит свеч. Будущее – на кону. Вы согласны?

– Да, старик, нам нужен успех,– сказал я.

– Всё получится, не переживайте,– сказала Ариша.– У меня есть предчувствие удачи и, будущее у нас есть… А для Шалу есть броник. Бронежилет, кто не понял…

– Нам нужно будет закрыть лица уже там, в окрестностях этого Замка. Я представляю – какое так видеонаблюдение,– сказал я.

– Да, конечно, Лео прав. Я как-то об этом не подумал,– Гор снял свои очки-полоски, и начал их протирать мягкой тряпочкой.

– Это легко,– сказала Ариша. Три бейсболки у нас есть. Козырьки надвинем на глаза. А нижнюю часть лица можно закрыть треугольными платками, как у американских гангстеров. Просто складывается квадратная косынка в треугольник, и завязывается за ушами на затылке. У меня есть чёрная курточка в домике, я могу ей пожертвовать.

– Молодец, Ариша, иди в домик, жертвуй,– сказал Гор.– И сразу положи в квадроцикл две штыковые лопаты, чтобы не забыть…

Ровно в полночь, Горец стоял с открытыми дверцами и багажником. Из домика вышла Ариша и Шалу. Наш камышовый кот был первый раз в своём эксклюзивном бронежилете, удивительно совпавшим по цвету с расцветкой Горца. Бронежилет закрывал ему спину, бока и пушистый живот.

Шалу сразу залез на переднее сиденье, рядом с местом водителя, и, неожиданно положил правую лапу на корпус Горца. При этом его морда стала чрезвычайно важной. Мы это заметили, и посмеивались.

– Ну, ты, Шалу, большой начальник,– сказал я.

Шалу повернул голову в мою сторону, услышав своё имя, и произнёс: -«Wow!». Он прямо так и произнёс это модное словечко. Мы ещё больше развеселились.

– У Горца фары, как глаза – они поворачиваются под разными углами. И могут сужаться в тонкую горизонтальную полоску – это режим маскировки. Я только что вычитала об этом в руководстве по эксплуатации,– сказала Ариша и села за руль.

– А бензина нам хватит?– спросил я.

– Да, бак – почти полный. Ещё две канистры по двадцать литров, – сказала Ариша и запустила двигатель.– У него 100 лошадиных сил, при расходе топлива на плохой дороге – до 12 литров. Это очень хороший показатель. Давайте, садитесь. Провизию, и всё необходимое, я уложила.

Мы были в лёгких ветровках, подаренных Атлантой.

– С Богом, – сказал я. – Хорошо, что движок у него тихий.

Мы с Гором сели, и наш Горец тихо и мягко тронулся.

Ариша нажала на брелок, и железные ворота отошли в сторону.

Полная луна светила хорошо. На ясном небе сверкали звёзды. Мы выехали на накатанную дорогу. Она уходила вверх, под значительным углом, – к лесистому предгорью.

– Я думаю, очень сильно газовать не стоит. Мы без света. Но могут зафиксировать по резкому движению, а могут и не засечь…– сказал Гор.– Езжай со скоростью бегущего зайца. Это до 60 км в час.

Ариша нажала на газ. Дорога была с ухабами и ямками, но наш Горец, с тремя парами мягких и больших колёс, словно не замечал все эти неровности. Сидеть и ехать в нём, было очень комфортно. Стрелка спидометра держалась возле цифры 50. И очень скоро нас обступили деревья. Гор следил за маршрутом по своему АУРу.

– До первой цели 37 километров. Возьми немного правее,– сказал он.

Дорога становилась всё хуже, и скоро её совсем не стало. На небе появились тучи, и закрыли Луну. Горец шёл медленно. Включать фары даже по минимуму, мы не стали. Ариша останавливала Горца, проходила вперёд метров двадцать, а потом мы снова ехали.

– Я думал, ты, как кошка, всё видишь по ночам,– не удержался я от реплики.

– Ты когда-нибудь от меня получишь, сказала Ариша.

– До рассвета ещё три часа. До цели – 26 километров. Нормально,– сказал Гор. В темноте там всё равно делать нечего. Предлагаю легко перекусить,– сказал Гор. Мы согласились.

Пили чай из термоса, из кружек с загадочной монограммой. Шалу съел свою порцию рыбы и жалобно ныл – просился погулять. Глаза его горели жёлтым огнём. Ариша не обращала на него внимание.

– Недавно, в этих местах, я, с друзьями, встретила цыганский табор,– сказала Ариша.– Старая цыганка долго смотрела на меня, а потом подошла.

– Как зовут тебя, красавица,– спросила она.

– Ариша, ответила я.

– Это правда. Так оно и есть. Ты – не Ариша. Ты – Ари, и скоро будешь королевой этих гор. Тогда тебя будут называть – Ари – Веда.

Цыгане отнеслись ко мне с большим вниманием и даже с почтением. Рядом с шатром горел костёр. Старая цыганка угостила всех нас настоящим цыганским борщом с пышками на костре. Она научила меня его готовить.

– Цыганский борщ с пышками на костре,– это высокая поэзия,– сказал Гор,– Не так ли, Лео. Когда – нибудь и ты, Ариша, сваришь его нам на костре.

– Всему своё время,– сказала Ариша. Затем немного помолчала, и добавила. – В горах и лесах называйте меня Ари.

– Ари, это сильно и красиво,– сказал я.

– Не подлизывайся, ты не Шалу…

– Ари, АУР, действительно хорошо,– сказал Гор.

– Наши АУРы берут Интернет с того же спутника, что и трейлер?– спросил я.

Гор молча кивнул головой. Пошёл редкий дождик. Мы поставили каркас на Горце, и натянули на него брезент. С крышей стало лучше.

– Можно полчасика отдохнуть,– сказал Гор.

– Если сверху нас не видно, то посмотрю ещё крымских блогеров,– сказал я, и включил Интернет, и сразу попал на прежний портал аномальных явлений:

"…После продолжительного землетрясения начались масштабные выбросы сероводорода со дна Чёрного моря. Горючий газ впечатляюще взрывается и прекрасно горит. За прошедший месяц было сожжено несколько десятков яхт и прогулочных катеров. Предлагаем вашему вниманию видеоматериалы на эту тему".

Я запустил ролик с наибольшим количеством просмотров… На видео очаровательная молодая женщина выходит на палубу первоклассной яхты. Снимает халатик. Демонстрирует красивый купальник и садится в кресло – позагорать. Затем она достаёт из длинной пачки тонкую сигаретку, перекидывает ногу за ногу, крутит маникюрным пальчиком колёсико зажигалки, и, взлетает в воздух вместе с креслом. Как говорится, no comment…

Прочитал я и несколько выделенных отрывков из постов:       …Многие пользователи нашего портала утверждают, что видели в воздухе некое дрожащее замутнение, подобное мареву. Такое можно наблюдать, если смотреть чуть выше пламени горящего костра, или мощного пламени газовой горелки. Только в первом случае дрожащее в воздухе марево перемещалось в пространстве самостоятельно…

… Появление этого феномена склонны объяснять чрезвычайно жаркой и продолжительной летней жарой, в том числе, и как причину зарождения многочисленных смерчей. Некоторые учёные связывают воздушные новообразования с температурными изменениями в слое сероводорода на дне Чёрного моря. И бороться с этими опасными явлениями практически невозможно. Существует реальная угроза флоре и фауне Черноморского побережья…

… Какие-то непонятные процессы происходят в нашем воздухе. И они – зловещи. Это чувствуют многие люди. Бессознательный страх – верный признак присутствия нечисти…

… Большие по размеру смерчи порождают рядом с собой целый ряд меньших. Перемещение смерчевых образований не является хаотичным, а кем-то искусно управляется…

… Как следствие и доказательство глобального потепления, появилась у нас, так называемая, "климатическая пила". Это когда днём очень жарко, а ночью, очень холодно…

Через полчаса Горец продолжал взбираться вверх. Луна снова показала свой бледный лик на небесах.

– Дальше будет больше камней, и меньше деревьев,– сказала Ари.

Никаких дорог здесь уже не было, но Горец, довольно легко переползал глубокие рытвины и каменные нагромождения. Лучшего средства передвижения по такой местности, действительно, трудно было представить.

– Ещё немного правее руля,– сказал Гор.– До точки осталось пять километров.

Скоро подъём кончился, и развернулось некое горное плато. Небо на Востоке посветлело. Мы поехали быстрей, и скоро упёрлись в небольшой лесок.

– Где-то здесь,– сказал наш звеньевой. – Ари, Горца маскируем под деревьями, и ищем эту субстанцию…

Горец заехал в лесок под раскидистое дерево с густой кроной.

– Что это может быть?– спросил я.– Какая – нибудь ёмкость с системой дозированной подачи этой дряни…

– Найдём, посмотрим,– улыбнулся Гор, доставая из объёмного багажника Горца две штыковые лопаты. Гор смотрел на экран своего АУРа, и мы продирались сквозь деревья и густой кустарник. Шалу разрыл муравьиную кучу, чавкал и морщился – муравьи были кислые. Мы прошли метров тридцать, и вышли на небольшую опушку. В её центре лежало большое засохшее дерево.

– Вероятно, метка,– сказал Гор.

Мы оттащили его в сторону. Гор поднёс АУР над освободившемся местом, и удовлетворительно произнёс.

– Копаем здесь.

Мы рыли яму минут тридцать. Почва была с множеством камней. Шалу нам помогал, и даже уточнил нужное место. Наконец, на метровой глубине оказалась зарытой металлическая бочка. В её центре была зацементирована конусная капсула, размером с артиллерийский снаряд. Гор сделал гамма-скан капсулы.

– Это составное устройство. Верхняя его часть заполнена тем самым лунным веществом, полученным с поверхности Луны (присутствует большая концентрация изотопа Гелия-3), а нижняя часть представляет собой радиоуправляемый электронный запал. Выброс этой энергетической субстанции, этого мощного джина в нашу атмосферу происходит через регулируемый клапан в верхней части капсулы,– сказал Гор, рассматривая экран своего АУРа, и не сразу добавил,– Радиационный фон в норме. Взять эту капсулу мы не можем по причине её глухого заминирования в стальном бочонке.

– А радиоуправление этой системой находится в Чёрном Замке,– сказал я.

– Совершенно верно,– подтвердил Гор.– Эта штука формирует негативное поле на определённой площади. Там, где заканчивается действие одной конус – капсулы, ставится следующая. Таким образом, формируется управляемая энергия на значительной территории. Взять это вещество мы сможем только тогда, когда оно станет выходить из этой штуки… а когда это произойдёт? Может быть через два дня, или через неделю… Но всё равно, результат есть. Взять это вещество будет реально только из приёмной антенны Чёрного Замка.

Мы пробыли на опушке ещё минут двадцать, и пошли к Горцу. Но он был не один. Возле него стоял необычный зверь, и вынюхивал багажник. Он был чёрно-рыжей масти с большими ушами, продолговатой мордой, лисьим хвостом, и туловищем волка. Почуяв нас, зверь повернулся, но уходить не собирался. Он, молча смотрел на нас умными глазами.

– Это же шакал. Они здесь расплодились в последнее время,– сказала Ари. Шалу тихо зарычал, пригнулся, сгруппировался, и ждал команды.

– Взять его!– крикнула Ари.

Как стрела из арбалета, вылетел Шалу из – под ног своей хозяйки. Нужной реакции, чтобы отразить атаку, у шакала не оказалось. Шалу сделал мощный прыжок вверх, завис в воздухе над врагом, и нанёс поражающий удар в голову при падении, точным выбросом мощной лапы с выпущенными когтями. Правая лапа Шалу легко проткнула череп зверя. Шакал свалился замертво, не успев даже взвизгнуть. Шалу схватил его за хвост и потащил к нам, выполняя команду.

– Брось,– крикнула Ари.

Шалу разжал пасть.

– Алмазное напыление работает,– сказал Гор.

– Да, Ари, у тебя крутой охранник,– сказал я.– Хорошо, что мы в одной команде…

Заднее колесо Горца было в крови. Я его помыл, и мы отправились по направлению водохранилища. Ариша вела Горца уверенно и надёжно, без резких торможений и заносов. Дорожка, если не тропа, шла параллельно Чернореченскому каньону и прилегающим скалам.

Мы с Гором молчали и смотрели на Шалу уже по – другому.

Ариша почувствовала это, и сказала:

– Закон джунглей пока ещё никто не отменил. Слушай, Гор – Егор, а что означает глагол "объегорить". Звучит как – то двусмысленно.

Мы засмеялись.

– Это значит обыграть,– сказал Гор.

– Вот теперь поняла,– сказала Ариша.

Горец теперь спускался, а не подымался.

– Эту дорогу строили ещё древние римляне, есть доказательства,– сказала Ариша.

Очень скоро, мы попали в настоящий каньон, с небольшой речкой в самой его низине. Здесь проявились лучшие качества нашего Горца. Он, как жук, мягко забирался на крупные валуны, и так же с них, не торопясь, спускался. Небо над нами стало открытым. Под колёсами текла изумрудная вода.

– Немного дальше свернём на лесную дорожку,– сказала Ариша.

По этой узкой дорожке Горец продирался по полной программе. Он давил кустарник и раздвигал низкие ветви деревьёв, хорошо, что мы были закрыты прочным брезентовым верхом. Только один раз мне пришлось поправить стальную стойку каркаса этой съёмной кабинки. Через полчаса такой езды лесная дорожка закончилась, и перед нами открылся довольно обширный водоём с приличной глубиной, судя по цвету воды и её волнению. Лес, почти вплотную примыкал к пологому его берегу. Мы поставили Горца под плотные ветви деревьев. Солнце стояло в зените.

– Здесь будем долго,– сказал Гор.– Нам надо выйти к Чёрному Замку перед рассветом. Сейчас до него – тринадцать километров. Впереди сплошная лесная чаща.

– Есть тропка, я знаю. Но идти будет трудно. На это понадобится около трёх с половиной часов, если всё будет нормально,– сказала Ари.

– Что ты имеешь в виду?– спросил я.

– Если у вас хватит силёнок выдерживать нужный темп,– усмехнулась она.

– Тогда у нас ещё двенадцать часов отдыха, как минимум,– сказал Гор.

Как только Шалу увидел это озеро, его жёлтые глаза расширились и загорелись. Он тут же полез в прибрежный камыш, и уже через пару минуту, вытащил на берег приличного карпа. Шалу держал его зубами за голову, а хвост рыбины волочился по траве.

– Шалу, дай мне рыбку,– чуть ли не пропела Ариша.

Но Шалу псом не был, и повёл себя, как и подобает коту – с большим чувством собственного достоинства. Он бросил на Аришу преданный взгляд, но затем что-то проворчал, и прилёг в траву. Затем он положил правую лапу на карпа (чтоб не дёргался), и начал грызть его голову, громко чавкая от удовольствия.

– А ты говорила, что выполнит любую твою команду,– сказал я, и мы с Гором засмеялись.

– Шалу, мальчик мой, принеси мне рыбу,– сказала Ариша.

Шалу перестал чавкать и притащил карпа.

– Килограмма три есть,– сказала Ариша.

Шалу смотрел на неё и чуть не плакал.

Ариша, мастерски выпотрошила рыбину, и кинула Шалу покусанную голову.

– Сейчас уху будем варить,– сказала она,– Давай, Лео, собери дровишек.

– Дым нам не нужен, сказал Гор,– Есть же газовая плитка.

– Вкус будет не тот,– сказала Ариша, разрезая рыбу на кусочки и заливая её водой из пятилитровой канистры.– Лео соберет сухой валежник, большого дыма не будет, и комаров поменьше.

– Согласен,– сказал Гор, и начал чистить овощи, ловко подсунутые ему Аришей.

Через час, мы обжигались, но глотали вкуснейшую уху. Шалу достался хвост, и ещё приличный кусочек коричневого мяса с полезным холестерином.

Ариша пошла за чаем.

Гор достал из своей сумки телескопическое удилище в чехле, безынерционную катушку, и блестящую коробочку.

– Это что, ты будешь рыбу ловить?– спросила Ариша, откручивая крышку термоса.

– Да,– ответил Гор.– Я ловлю только крупную рыбу…

Мы заулыбались.

У Гора в руке оказался тяжёлый фидер. Он поставил на него катушку, и открыл пластиковую коробочку. Затем, вытащил из неё иглу для бойлов, сам оранжевый бойл, с запахом ананаса, и поставил его на поводочный материал выше крючка.

– Это что – волосяная оснастка?– спросила Ариша.

– Она самая,– сказал Гор, прикрепил на монтаж тяжёлый грузик, и забросил его метров на пятьдесят. Сам фидер с колокольчиком закрепил на берегу.

Мы с Аришей пили чай, и с улыбкой посматривали на Гора. Кекс с кислинкой, как всегда, был великолепен. После кекса хорошо пошли и бутерброды с ветчиной. Мы плотно пообедали, сняли с Горца верховой брезент, и отлично на нём улеглись в тени деревьев, свернув ветровки под голову.

Шалу получил команду "охраняй", и стоял возле нас, как часовой у склада с боеприпасами. Часа через два, энергично зазвенел колокольчик. Гор побежал к фидеру, и вытащил настоящего дикого сазана, с прогонистым телом, и крупной чешуёй медного цвета. В нём было не менее пяти килограммов.

– Ну, ты мастер,– сказала Ариша. Шалу с восторгом и удивлением смотрел на Гора. Морда Шалу прекрасно выражала все его эмоции.

– Да, Гор. Ты ловишь крупную рыбу,– сказал я.

– Ловлю её в Краснодаре, на озере "Старая Кубань", бойлами фирмы "minenko"– сказал Гор, явно довольный тем, что утёр нам нос – на тему рыбной ловли.

– Свежая рыба, в отличие от мороженой, даёт отличную энергетику,– сказала Ариша.– И усваивается лучше мяса и консервов. Как раз нам хватит. Сейчас приготовлю. Потом поужинаем, немного отдохнём, Нам нужно хорошенько собраться в два рюкзака. Сколько весит твой дрон?

– Пять килограмм,– сказал Гор.

– Ну, это нормально,– сказала Ариша.– В некоторых местах придётся работать мачете. Я так понимаю, что ни один плазмоид мы не запустим. Я ещё ни разу этого не делала.

– И мне ещё не пришлось,– сказал я.

– Плазмоид надо запускать только тогда, когда он вступит в дело, это, как оружие, вытащил – стреляй. А сейчас, и здесь – это прямая наша засветка. И получить нужный нам результат, станет гораздо проблематичней,– сказал Гор.– Давайте не будем дожидаться полной темноты – здесь настоящая чащоба, а будем выдвигаться через час, после ужина.

– Да,– сказала Ариша.– Так будет лучше…

Через три часа мы отправились в первый наш поход на Чёрный Замок, предварительно хорошо замаскировав Горца. Ариша шла первая, с широким мачете в правой руке, за ней Гор – с дроном в рюкзаке, и я, с большим рюкзаком на плечах. Шалу, как разведчик, пробегал вперёд метров на десять, и дожидался нас. Ему ветви деревьев особо не мешали. Нам же, приходилось постоянно пригибаться, или даже пускать в дело мачете. Через час начало темнеть, и мы с Гором стали заметно отставать от Ариши, несмотря на то, что тропинка шла на спуск. Пришлось сделать привал, подкрепиться жареным сазаном в подливке, с большим количеством лука.

– Мы прошли почти четыре километра,– сказал Гор.

– Нормально,– сказала Ариша. Там, дальше, лес будет реже, а спуск круче. Через полчаса, мы продолжили путь с налобными фонарями, с минимальным светом – только под ноги. Через час с небольшим, мы сделали второй привал. До Замка остался один переход – в четыре километра.

Шалу по – прежнему спускался первым, но уже на коротком поводке, по узкой тропинке, невидимой для наших глаз. Деревьев стало меньше, идти было легче. Ариша шипела на Шалу, еле сдерживая, неожиданно появившуюся у него прыть. Шалу почуял врага, и рвался в бой. Это было – несомненно. Мы спускались следом, еле поспевая, прикрывая лица локтями от колючих ветвей крымских елей.

Наконец мы вышли из лесного мрака. Перед нами оказалась высокая стальная сетка – ограда древнего кладбища, а за ней, в полнеба, возвышалась громада Чёрного Замка. Шалу сразу же начал лихо копать под стальной сеткой. Комья земли полетели в нас, как заряды скорострельного гранатомёта. Ариша схватила его за ошейник. Гор достал чёрный дрон, похожий на орла.

– Нет,– сказал он. Здесь запускать не будем. Если собьют – как мы АУР заберём. Пошли лесом – к главным воротам Замка. Если что – подымим все наши плазмоиды…

Мы шли в пяти метрах от древнего кладбища, в сплошном буреломе, и неожиданно, вышли на лесную дорогу. Она была усыпана во многих местах мёртвыми воронами с выпавшими перьями, и облысевшими головками. Голые трупики со стеклянными глазками покорно смотрели в небо, сложив лапки. Трупики воронов, по большей части, были выложены, как по линейке. Ариша еле удерживала Шалу на коротком поводке. Он рвался вперёд.

– Не повезло, пернатым. Они попали в центр энергетического потока,– сказал Гор.

Слева от нас, закрывала полнеба четырехметровая стена Чёрного Замка. Вдруг, на дорогу перед нами, выбежала здоровенная чёрная крыса с красными глазками и длинным серым хвостом. Мы остановились. Шалу зашипел и сгруппировался для броска. Чёрная шерсть у этого зверька лоснилась, и была намного длинней, чем у обычной крысы. Заметив реакцию Шалу, она скрылась в корнях большого дерева.

Гор достал свой АУР.

– Надо запустить ультразвуковое отпугивание животных. Такая опция должна быть. Лео, смотрите у себя. Ари, держи нашего тигра крепче.

– У меня была такая штука для отпугивания собак,– сказал я, и достал свой АУР. Опция была найдена, ультразвук пошёл, и нам пришлось остановиться. Слева – направо, справа – налево, через дорогу, как оглашенные, забегали чёрные крысы. Их было десятка два, если не больше. Шерсть на Шалу встала дыбом. Ариша вытащила мачете. Но крысы бежали от нас, и скоро их не стало. Ультразвук продолжал работать. Шерсть на Шалу всё также топорщилась, а сам кот – припал к земле.

– Выключите ультразвук,– сказала Ариша.– Крысы разбежались, собак пока не видно.

Мы дотронулись до экранов своих АУРов, и Шалу пришёл в себя.

Дорога вела к главным воротам Чёрного Замка.

– Сами ворота не должны быть закрыты, если они вообще существуют,– сказал Гор. – Скорее всего, шлагбаум и охрана. Это уже близко. Запускаем дрон. Лео, включай свой АУР.

Понятие "включай" – чисто условное. Это просто положить его на ладонь. Включить, или выключить наши АУРы, мы не могли…

Гор довольно быстро согласовал наши уникальные устройства. Затем, он достал из своего рюкзака серебристую пластиковую птицу, выдвинул ей крылья, и закрепил свой АУР на её широком брюхе, в надёжные пазы.

– А где верёвка,– спросила Ариша.– Как Шалу его тащить будет, если собьют?

– Верно, а я и не подумал, молодец Ари, а верёвка есть?

– У меня есть, сказал я, и вытащил из своего рыбацкого жилета плетёный шнур. Пришлось его сложить в восемь раз, и завязать узлом типа "восьмёрка", в нескольких местах. Получилась лёгкая и крепкая верёвочка.– Эта плетёнка на разрыв, выдерживает тридцать килограмм. А сейчас их восемь вместе. Я сделал большую петлю на конце, чтобы было удобней тащить.

– Годится,– сказал Гор.

Я завязал верёвку надёжным узлом на хвосте дрона.

Шалу, смотри,– сказала Ариша, взяла петлю верёвки, и дотронулась ей до его влажного носа.– Принесёшь, если что…

Шалу опустил голову.

Я быстро разобрался с запуском и управлением дрона, и серебристая птица, почти вертикально, пошла вверх. Шалу, как и мы, не отрывали от неё глаз.

– Поднимай его до четырёх тысяч метров,– сказал Гор.

Серебристая птица очень скоро превратилась в едва заметную блестящую точку.

– Так, отлично, смотрим, и потихоньку продвигаемся,– сказал наш Звеньевой.

На кране моего АУРа появилась очень качественная картинка.

– Здесь сумасшедшее разрешение,– сказала Ариша.

Я увеличил масштаб, и мы увидели центральный вход на территорию Чёрного Замка. Гор оказался прав – огромных и закрытых ворот, здесь не оказалось. Был шлагбаум и белый домик рядом. У шлагбаума стоял один охранник.

– Что мы будем делать с охранником,– спросила Ариша.

– Может быть, всё обойдётся без шума, и мы, сделаем суперскан тихо,– сказал Гор.– А если нет, разберёмся на месте…

Мы прошли ещё метров сорок, и увидели главную дорогу, ведущую в Замок. Она пересекалась с нашей.

– Стоп. Здесь хорошее место для посадки дрона. Дальше не идём – нас могут заметить. Лео, снижай его плавно. Он висит как надо.

Я слегка дотронулся до стрелки курсора, направленной вниз. Дрон опустился на пять метров.

– Опускай его до ста метров, даже до девяносто. Нужен результат,– сказал Гор.

Мой палец лёг на стрелку. Дрон стал заметно терять высоту. Когда бегущие цифры показали сто, я убрал палец, и ещё два раза слегка дотронулся. Получилась цифра – девяносто. – Где кнопка суперскана?

– Сейчас появится,– сказал Гор.

Действительно, рядом с цифрой высоты, выплыло окошко, с голубой областью, и русскими словами "гамма – сканирование". Мой палец твёрдо лёг на эту область. И сразу появились зелёные слова: "сканирование успешно завершёно". Но не успели мы обрадоваться, как цифра высоты побежала вниз. Нашего серебристого орла подбили.

Мы рванули вперёд, и, метров через тридцать, увидели шлагбаум под массивным навесом, и охранника, с карабином в руках.

– Стой! Стрелять буду,– прокричал он. Это был мужчина плотного телосложения, в тёмных очках.

Между нами было не более десяти метров.

– Только попробуй,– громко ответил Гор, и достал свой АУР.

Шалу зарычал, и пошёл на охранника, опустив голову, но, поводок Ариши его остановил. Охранник демонстративно передёрнул затвор карабина.

Через пару секунд, в метре над охранником, образовался ярко – оранжевый шар, размером с апельсин, и начал угрожающе потрескивать. Воздух посвежел – появился озон.

Охранник застыл на месте. Его глаза, как будто собирались вылезти из бритого черепа.

Шаровая молния, или плазмоид (гораздо мощнее первой, так как имеет источник энергии), вызывает у теплокровных организмов страх на генетическом уровне. Это возможность поражения молнией – небесной карой. Она нависла перед тобой. Животные поджимают хвосты, и прячутся в укрытия тогда, когда раздаётся гром – перед появлением молнии. Люди цепенеют, понимая, что нельзя дёргаться, иначе убьёт…

– Оружие на землю, если хочешь жить,– скомандовала Ариша.

Охранник положил карабин на землю.

– Подыми плазмоид мед-лен-но,– тихо сказала Ариша.

Гор дотронулся до экрана своего АУРа, и огненный шар начал медленное движение вверх. Синхронно этому движению, стал подыматься и квадратный подбородок охранника.

Ариша сделала пару шагов назад, чуть присела, и, как пантера, и в два прыжка, оказалась перед охранником. В ту же секунду она развернулась на триста шестьдесят градусов, выбросив правую ногу перед собой. Сильнейший удар крепкого ботинка обрушился на голову охранника с выпученными глазами. Охранник отлетел в сторону, как манекен из магазина одежды, широко раскинув в стороны руки и ноги, и провалился в густой кустарник.

– Это за маму,– тихо сказала Ариша, а потом закричала Шалу! Ищи дрон!

Шалу прыгнул вперёд, и пропал из вида. Пред нами возвышалась чёрная громада со всеми своими четырьмя башнями и блестящими окнами. Прошла минута. Мы взмокли от напряжения, и уже хотели рвануть за Шалу, но показалась его усатая морда с верёвочной петлёй в пасти. Шалу тащил серебристую птичку со сломанными крыльями.

АУР Гора был в целости и сохранности. Чувство облегчения мгновенно охватило нас, и мы почувствовали, как зачесались наши глаза от солёной влаги. Ариша расцеловала Шалу. Гор вытащил свой АУР из подбитого серебристого орла. Мы стояли за шлагбаумом, и находились на территории Чёрного Замка. Об этом свидетельствовали многочисленные таблички с текстом «частная территория» и «вход запрещён». Ближайшая к нам камера наблюдения смотрела в нашу сторону.

– Давай сожжём эту камеру, – предложила Ариша.

– Это уже бесполезно, – сказал Гор.– Будем уходить.

Охранник вылез из кустов, держась за окровавленное ухо, уже без тёмных очков с таким видом, словно хотел произнести фразу: "Я чё-то не понял…", и, попытался поднять карабин, лежащий на земле, но получил второй нокаут от ноги Ариши.

– Иди в будку, лезь в кусты. Будешь гавкать – застрелю,– прошипела она, подняла карабин, подошла к лежащему охраннику, сорвала с него небольшой патронташ с запасными обоймами, и, бросила свой трофей в шикарную цветочную клумбу. Эта клумба находилась справа от нас, почти у самого скалистого обрыва, укреплённого толстой металлической сеткой

Охранник с трудом встал на четвереньки, прикрыл рукой окровавленное ухо, и смотрел на нас мутными глазами.

Ариша вытащила мачете и сказала:

– Я сейчас с тебя скальп сниму, чёрт лысый.

Охранник понял, и полез на четвереньках в густой зелёный кустарник.

Вдруг, справа, со стороны моря, из-за кромки скалистого обрыва, поднялась удивительная девушка, лет шестнадцати – семнадцати, с бледной кожей и тёмными глазами. Полупрозрачный халатик со стоячим воротничком, делал её похожей на принцессу, и особенно выгодно оттенял её изящную фигурку.

Нас она, конечно, не замечала.

– Ну просто – опписанная красавица,– сказала Ариша, и чувствительно поддала мне сзади коленкой.

– Этот счастливый миг я не забуду никогда! Я увидел саму Венеру, только что вышедшую из морской пены,– бодро проговорил я, с понравившейся мне самому театральной интонацией.

Девушка удостоила меня взглядом. Лёгкая улыбка коснулась её губ, но тут же упорхнула. Её лицо сделалось надменным:

– Это частная территория. Здесь нельзя находится без приглашения.

– Мы извиняемся, но к вам залетела наша железная птичка,– сказал я.

– Воздушное пространство над Замком – это также частная территория. И зачем это вы закрыли лица, как гангстеры,– сказала девушка.

Я снял с лица чёрный платок.

– Боимся заморских вирусов,– пошутила Ариша.

Девушка снисходительно улыбнулась, и пошла к Замку.

Ариша второй раз, всё также, чувствительно, поддала мне коленкой сзади.

– Девушка! А вы любите стихи?!– крикнул я ей в след с каким-то даже отчаяньем в голосе.

Принцесса не сразу остановилась, но обернулась, и спросила ироничным тоном:

– А вы что же, поэт?

– Да, это правда,– сказал я.– Позвольте мне написать вам в альбом.

– В альбом. Это интересно. У меня много альбомов,– отозвалась девушка.– Но я вас ещё не приглашала в Замок.

– Я это понимаю. Но как же быть?! Я так вдохновлён вами! Как я могу передать стих?!

– По электронной почте. Она работает исправно,– сказала принцесса, и скрылась в Западной башне Чёрного Замка.

– Что у неё с цветом ауры? – Спросил Гор.

– Аура слабая. Скорее серая, чем тёмная,– сказала Ариша, разглядывая экран своего АУРа.

– Занятная особа,– сказал Гор.– Теперь, Лео, пиши стих.

– Придётся,– сказал я.

Ариша достала из цветочной клумбы трофейный карабин, прицепила на пояс патронташ, с двумя запасными обоймами. Слышно было, как охранник матерился в кустах, но не вылезал. Мы пошли в обратную дорогу.

– Отличный горный карабин,– сказала Ариша, шагая первой, и рассматривая механизм его взвода.– Смотри, командир, какой длинный ствол, и обойма здесь не растраченная, да ещё целых две в запасе.

Гор посмеивался.

– Мы тобой гордимся, Ари. Здорово ты вырубила того матерщинника,– сказал я.– Ты была на высоте.

– Да,– сказал Гор. Надо будет потренироваться на даче. Ты нам преподнесла отличный урок на практике.

Ариша вдруг остановилась, опустила карабин на землю, подошла к нам вплотную, и положила руки на наши плечи. Мы встали в круг, обняв друг друга за плечи, стукнулись головами; и начали подпрыгивать, поворачиваясь по кругу.

Шалу, как тогда, у Атланты, пролез между нами, и распустил язык…

– Это танец Первого Звена, похож на греческий сиртаки, но не совсем,– сказала Ариша через две минуты. Чувство единения и силы овладело нами…

Мы подошли к древнему кладбищу, и снова на дороге появилась уже не одна, а две чёрные крысы. Шалу был без поводка, и сразу погнался за ними. Ариша молчала. Крысы оказались проворнее шакала, и ускользнули в траву, под деревья. Никакая другая крыса, после этого, на дорогу уже выйти не посмела…

Только поздним вечером мы добрались до озера, освободили Горца от веток, и поужинали с большим аппетитом. Шалу полез в свои любимые камыши, и скоро вытащил на берег неплохого толстолобика. Хорошее настроение не покидало нас. Ариша, правда, мечтала подстрелить какого-нибудь горного козла, но тот не появлялся… Спали на том же знакомом брезенте, подложив под него ещё пару туристических коврика.

Выехали утром. Горец нёс нас с комфортом и ветерком. По дороге мы заехали на то самое плато где, по рассказу Ариши, им открылся подземный город. Сейчас здесь была большая пещера. Ариша достала из багажника трофейный карабин, и, вместе с Шалу, вошла в пещеру. Через пять минут она вышла, но уже без карабина.

Мы чувствовали себя победителями. При подъезде к Балаклавским дачам, на дороге, появился новенький армейский блок – пост. Мы сделали полную остановку перед знаком «STOP». Двое солдат смотрели на Аришу с восторгом и улыбались, но багажник всё же проверили.

Мы с Гором вспомнили про трофейный карабин, что недавно там ещё лежал. Ариша долго разговаривала с военной инспекцией.

– Надо будет документы сделать на Горца,– сказала она, запрыгивая на своё сиденье. Шалу смотрел на неё с восторгом.

Через четверть часа, мы были на даче.

Ариша высадила нас, и сказала:

– Завтра приеду, а то дома долго не была. Надо будет ещё Горца зарегистрировать.

– А надо ли сейчас? Пока дело не сделали…,– сказал Гор.

– Ты прав. Это потом,– сказала Ариша, и укатила вместе с Шалу. Мы чувствовали себя вполне уставшими, чтобы сразу завалиться спать, после обеда…

Утром нас разбудил громкий голос Ариши: – Идите в домик, завтрак готов. Мы вышли из трейлера.

В домике, на столе, стояла и шипела большая чугунная сковорода. Запах поджаренного лука и помидоров с кусочками сала, залитыми десятком яиц, спровоцировал появление спазмов в наших желудках.

– На сале нормально?– спросила Ариша,

– Самый раз,– сказал я. Гор начал резать чёрный хлеб.

Через полчаса, с кружками кофе в руках, мы сидели уже трейлере.

Гор подключил свой АУР к компьютеру трейлера через кабель (оказывается, у него был разъём на АУРе, в отличие от наших монолитов) и довольно долго барабанил по клавиатуре, всё больше по дополнительным клавишам, с символикой в виде различных геометрических фигур. На чёрном мониторе весело бежали жёлтые цифры и значки. Наконец стало появляться изображение Чёрного Замка. Но стены и башни у него были полупрозрачные, и просматривалось всё, что находилось за ними, сначала в виде контуров, а они, через некоторое время, превращались в полноценное изображение. Можно было более тщательно проявлять любое место на скане.

– Класс!– воскликнула Ариша.

– Замок представился в виде чёткой 3D проекции.

Я почувствовал неожиданное и учащённое сердцебиение.

Мы получили картинку высочайшего разрешения Чёрного Замка со всеми его обитателями, помещениями и необычной конструкцией фундамента, состоящего из мощных нитей тросов и кабелей на непонятных конструкциях, уходящих глубоко в горную породу. Казалось, этот Замок вырос из-под земли как огромный гриб.

– Это, конечно, неприлично подглядывать в чужие окна, тем более, смотреть сквозь стены. Но это наш противник. Если не враг. И это наша работа,– сказал наш лидер вполне резонно.

Моё лицо, вероятно, выдавало мои эмоции.

– Ну что ты переживаешь, Лео. Смотри, твоя принцесса стоит здесь на берегу моря во всей своей грации, а не сидит в своей башенке, на хрустальном горшке,– сказала Ариша, едва сдерживая смех.

Только сейчас, я увидел её на берегу моря, и прозрачную кабинку маленького лифта, на заросшей кустарником отвесной скале. Сердце моё продолжало колотиться. И я не мог понять почему?

– Я догадывался, что шуточки с душком – твой конёк, но имей границы!– сказал я разозлившись.

– О! Какой слог,– сказала Ариша и заметно покраснела.       Гор, не замечая нашей перепалки, сказал:

– Я разобрался с антенно – приёмным комплексом Южной башни Чёрного Замка, установил, где находится накопитель передаваемого вещества с лунной поверхности.

– И что? Ты собираешься штурмовать Южную башню?– спросила Ариша.

– Штурмовать Южную башню, как ты выразилась, нет необходимости, чтобы получить данное вещество. А вот как это сделать – придётся хорошенько подумать. И не мне одному – сказал Гор.

– Нам надо взять это вещество из самого накопителя, насколько я понял,– сказал я.

– Только так,– ответил Гор.– Само это вещество не является опасным для живого организма, а вот, движущая сила, с помощью которой оно передаётся на Землю, и раскручивается уже здесь – суть электромагнитная, и чрезвычайной мощности, действительно опасна. Отсюда и лысые трупики воронов, что мы видели на дорожке у Чёрного Замка. А столь мощный антенный комплекс на Южной башне, создаёт небывалое ещё в нашей научной практике управляемое электромагнитное поле. Электромагнитное поле – это чисто условное, наше понятие. Истинную суть электричества не знает никто.

– Короче, надо лезть на Южную башню,– сказала Ариша, взяла мышку, и увеличила изображение в районе Северной башни. Мы увидели женщину с длинными волосами, почти полностью закрывающими её лицо. Она сидела в помещении, похожем на лабораторию алхимика. Хорошо были видны и колбы и трубки между ними, и пучки трав на стенах. Ниже, глубоко под полом просматривались винтообразные контуры лестницы.

– Кажется, я уже видела эту ведьму,– тихо сказала Ариша.

– Где ты её видела?– спросил я.

Ариша не ответила на мой вопрос.

– Я скачаю этот скан,– сказала она и достала свой АУР. – Сколько он весит?

– Почти терабайт,– сказал Гор.

– Это впечатляет,– сказала Ариша, и обратилась ко мне:

– Ты, Лео, давай, не расслабляйся. Пиши стихотворение принцессе, раз пообещал… Сама эта мысль, было видно, доставляла ей удовольствие…

– Прошу меня не отвлекать,– сказал я и удалился.

Я засел в трейлере, запустил Интернет на большом экране, нашёл своего любимого поэта – Александра Блока, и стал перечитывать хорошо знакомые с детства строчки.

Примерно через час, я увидел, как подъехал Гриша на велосипеде, и остановился возле Гора. Дверцы трейлера были открыты.

Наш звеньевой конструировал нечто замысловатое, в трёх метрах от трейлера, на небольшом столике.

– Вы знаете, что такое южный берег Крыма?– вещал Гриша, вытягивая руку в сторону белых скал и моря.– Нет! Вы не знаете что такое южный берег Крыма!

– Ну, просвети,– сказал Гор.

– Южный берег Крыма – представляет собой одно из самых райских мест на нашей планеты. Поэтому здесь и развивались различные цивилизации, шли кровопролитные войны. И победители создавали свой культурный слой на развалинах побеждённых народов.

Наслоение времён и цивилизаций сделали Крым, похожим на огромный слоёный пирог, на хранилище древних тайн и артефактов.

Копни глубже – увидишь больше,– говорил Гриша. Но, истинная история нашей планеты, находится на дне Чёрного моря. На дне, которого – нет, как утверждают многие. Но оно, несомненно, есть. Надо только суметь до него добраться…

– Молодец,– сказал Гор. – Хорошо сказал, глубоко капнул.

– Уж не хотите ли вы сделать магнетронную пушку из микроволновки и электрошокёра? – спросил Гриша, обходя Гора, и, стараясь заглянуть в открытые дверцы трейлера. Но дверцы, неожиданно захлопнулись, перед самым носом Гриши.

Я улыбнулся, и больше не отвлекался от чтения красивых и благородных стихов, проникаясь, так сказать, образами и атмосферностью цикла "Стихов о Прекрасной даме"… И вот, кое-что стало появляться в моём воображении. Я взял лист бумаги и стал записывать отдельные слова, словосочетания, и готовые предложения. Я рифмовал, переставлял слова, придумывал новые, выкидывать целые строфы, перемещал их, ставил на место, выпил три чашки кофе…. И вот, по прошествии трёх часов, наконец, мысли и слова обрели достойную (как мне показалось) форму и содержание. И, я старательно вывел на мелованной бумаге эпиграф, и сам стих.


Принцессе Чёрного Замка


Она – одна,

Она – заточена́…


На Чёрном море – Чёрный Замок,

Нельзя пройти – везде следят:

Глаза́ – из камер, лучи́ – из рамок,

На башнях – во́роны сидят…


В обход – обрыв. Зловещи скалы!

Морская бездна… как в аду. -

Драконы, змеи и шакалы…

Я всё равно к тебе приду!


P.S. В начальном варианте я использовал местоимение Вы, но стих в этом случае явно проигрывал… Очень хотел бы Вас увидеть… В любом случае удачи Вам и счастливой судьбы…

Лео Де Мария


Я сложил листок вчетверо, положил его в карман рубашки, и вышел из трейлера. Гриши уже не было. Я вошёл в домик. Ариша и Гор играли в нарды. Физиономии у них были нарочито серьёзные, только кончики губ у Ариши предательски подрагивали. Зарики звонко скакали по полированному дереву, а шашки шумно передвигались. Шалу лежал рядом и внимательно следил за прыгающими кубиками.

– Ну что, написал, – спросила Ариша, не поворачивая головы.

– Да, – буркнул я

– Позволишь взглянуть? – как бы невзначай спросила она.

Мне не хотелось этого делать, но я протянул листок.

Ариша встала, двумя пальчиками его взяла, развернула, и впилась в строчки… Её сияющая физиономия расплылась в широкой улыбке. Она быстро подошла к зеркалу, взяла косметический карандаш и нарисовала себе усы. Затем развернулась в нашу сторону и начала декламировать стих, размахивая правой рукой и изображая влюблённую физиономию гусара…

На неё нельзя было смотреть без улыбки…

– Ну что?– спросил я.– Годится?

– Напористо,– сказал Гор,– по – рыцарски.

– Тебе нужен шикарный костюм и рубашка с длинным рукавом, ну и галстук, конечно,– сказала Ариша.

– И достать чёрные розы, если она ответит со знаком плюс, – сказал Гор.

– Точно! – в один голос сказали мы с Аришей, и посмотрели на нашего звеньевого с восторгом.

– Я знаю, где купить чёрные,– сказала Ариша.– Если, конечно, принцесса пригласит тебя в Замок. Она вернула листок, и добавила: – Они тебя примут, Лео.

– Я по любому пойду,– сказал я, уже давно готовую фразу.

– Это очень рискованно,– сказал Гор.

– Нам надо выполнить задание. Я смогу посмотреть Замок изнутри…, а не только взглянуть на принцессу. А вы будете рядом. Если что… подымите всю нашу авиацию плазмоидов. И, самое главное – если я не пойду, наше будущее не состоится… Гор и Ариша взглянули на меня с задумчивым интересом…

В этот же вечер я отослал стихотворение на электронный адрес со своего обычного смартфона. К моему удивлению и тайной радости, ответ пришёл уже утром: "Жду вас завтра вечером, после 18.00. Элеонора".

Утром, мы сидели в трейлере, пили чай; и смотрели английский рекламный ролик о Чёрном Замке, о его прекрасных гостиничных номерах, и о чудесных омолаживающих средствах, продающихся в магазине, на территории Замка.

Такой быстрый ответ принцессы, по мнению Гора и Ариши, ещё более подтверждает мысль о том, что меня примут…

– Но не факт, что мы проиграем,– сказал я.– Медленно движущийся плазмоид – приковывает внимание любого врага, а отточенный удар, в тот момент, когда глаза у него вылезают из орбит, и потеет задница, сокрушает его. К тому же плазмоид будет меня прикрывать и сопровождать до самой Западной башни. Вы будете визуально контролировать всю обстановку.

– А почему только до самой башни?– спросила Ариша, начиная улыбаться.– И что ты там собираешься сделать с принцессой?..

– Плазмоид будет работать в режиме видеокамеры, в полупрозрачном состоянии, на высоте в двадцать метров,– сказал Гор.– А подойдём мы к Чёрному Замку на Омеге.

– Точно!– вскричала Ариша.– А высадимся там, за триста метров перед мысом. Там береговая высота поменьше. Каких нибудь пять – шесть колышков. Поднимемся по верёвке. У меня хорошее альпинистское снаряжение.

Отличная идея,– сказал Гор, и мы отправились в Севастополь за шикарным костюмом и продуктами. Рекомендации системы питания трейлера – нам уже порядком надоели.

Через час, Горец уже стоял на платной парковке, в центре города.

      Удивительная девушка с глазами кошки, с наколкой Артемиды выше сердца, грациозная и сильная, с поступью богини, с огромным котом на жёлтой цепочке, конечно же, привлекала внимание всех встречных и поперечных граждан.

Мы шли по центральной улице славного города и наслаждались производимым впечатлением Ариши на окружающих.

– Ты вызываешь настоящий фурор,– сказал Гор.

– И мы греемся в его сияющих лучах,– добавил я.

– Я к этому уже привыкла,– бросила Ариша.

Мы зашли в престижный магазин мужской одежды вместе с Шалу.

– Нам нужен чёрный костюм, белая рубашка, и золотистый галстук,– сказал Гор молоденькой продавщице, смотревшей на нас глазами преданной домашней собачонки.– Как тебе такое сочетание цветов?– спросил он меня.

– Да,– сказал я.– Это наш цвет.

Девушка окинула меня профессиональным взглядом, и, через минуту принесла заказ.

Я чувствовал себя настоящим женихом, и пошёл в примерочную. Размер был подобран верно.

– Отлично сидит,– сказала Ариша.

– А можно я поглажу вашего котика?– спросила продавщица.

– Нет,– ответила Ариша.– Он может откусить вам руку.

Мы вышли из магазина, и пошли в супермаркет за продуктами.

Навстречу нам приближалась группа молодых людей, наших ровесников. Лица многих были закрыты треугольными платками гангстеров. Девушек было гораздо больше. Вдруг, одна из них, быстро отделилась от остальных и приблизилась к Ариши.

– Привет, Ариша, – сказала она, эффектным жестом откидывая назад свои длинные светлые волосы и улыбаясь в нашу сторону. – А я звоню тебе, звоню, ты куда пропала, мы реально все переживали.

– Да так, неожиданно пригласили на международные соревнования, кстати, познакомься, это парни из Америки, они русские, только родились в Силиконовой долине.…

После слов «это парни из Америки», глаза светловолосой девушки значительно расширились, и она смело протянула руку Гору со словами: – Я Света.

– Егор,– голосом робота сказал наш звеньевой, холодно пожимая её руку.

Девушка протянула руку и мне.

– Лео, – сказал я несколько удивлённый её решительностью, отмечая про себя естественное огорчение (почему не я первый).

– О, Лео, классно звучит, – сказала Света.

Ариша с явной досадой смотрела на неё.

– Ари, а можно я поглажу этого красавчика.

– Нет,– сказала Ариша.– Он может проткнуть тебе живот.

Остальные молодые люди приблизились к нам, и молча, нас рассматривали.

– Привет, Толям, – сказала Ариша, обращаясь к широкоплечему мускулистому парню с бритой головой. Он весь был покрыт наколками, как популярный футболист. Отросшие миллиметра на три волосы, уже красиво расчертили его голову в чёрно-белые шахматные квадратики.

– Привет, пробасил Толик, бросая на нас суровые взгляды исподлобья.

Было видно, что он неравнодушен к Арише. Она это видела и улыбалась.

– Извините ребята, но у нас совершенно нет времени. Мы готовимся к международным соревнованиям.

– К каким, если не секрет?– спросил Толям.

– Кто быстрей покинет эту планету в правильном направлении,– сказал я.

– Ха-Ха-Ха,– заржали ребята.– Мы бы тоже хотели принять участие в таких соревнованиях…

Мы дошли до супермаркета. Шалу пришлось привязать к никелированной стойке, рядом с пристёгнутыми к ней велосипедами, купить маски с перчатками, перед входом в магазин. Ариша выбирала продукты. Мы нагрузили почти две большие тележки, и пошли к кассе.

Ариша выложила из корзины продукты и стала доставать деньги. Вдруг девочка лет четырёх, стоявшая впереди с мамой, вцепилась ручонками в упаковку ветчины. Её мама не обратила нам это никакого внимания, и покатила блестящую тележку на выход.

Ариша, с вымученной улыбкой, говорила девочке, что даст ей кусочек. Кассирша попыталась взять упаковку, но девочка издала такой необычный рёв, что многие посетители магазина вздрогнули. Её мама обернулась и улыбнулась. Крошка держала ветчину так крепко, что пальчики её побелели, а лицо чрезвычайно изменилось, на нём появились какие-то хищные и пугающие чёрточки. Наконец мама подошла, отцепила её пальчики, и взяла на руки. Девочка замолчала и уставилась на нас таким взглядом, от которого могло засохнуть дерево.

Мы шли за ними, и интуитивно избегали этого взгляда. Девочка не моргала и продолжала пристально смотреть на нас с удивительной ненавистью до тех пор, пока мама не усадила её в машину и не увезла.

– Вы видели её лицо? – спросила Ариша.

– Да уж, явно не ангельское, – сказал Гор.

– Я видела того, кто в ней живёт, – тихо произнесла Ариша.

– И кто же это – бесёнок? – спросил я.

– Это не смешно. Это ужасно,– сказала Ариша. По дороге на дачу, мы заехали к её знакомым. Через несколько минут, она вышла из калитки приветливого домика с большим пакетом фруктов, и букетом чёрных роз.

В три часа пополудни мы вышли с балаклавской дачи, и пошли по дороге вниз – к морю. Я был в чёрном костюме и золотистом галстуке. В руке держал букет чёрных роз. Моего АУРа, естественно, при мне не было. Он находился у Гора в рюкзаке, за плечами. Ариша несла большой альпинистский рюкзак. Шалу шёл рядом. Гор не отрывал взгляда от экрана своего АУРа.

– Я активировал Омегу. Она идёт параллельно берегу, в подводном состоянии, на автопилоте, в двадцати семи километрах от нас. Остаётся задать только конечную точку её маршрута.

Мы вышли на берег моря. Каменные валуны – волнорезы были здесь везде. Нам пришлось пройти ещё метров сто пятьдесят в западном направлении. Здесь был песчаный берег без каменных глыб. Гор прикоснулся к экрану. Через две минуты, всплыла наша Омега, сверкнув на солнце своей прозрачной полусферой.

Гор сел за управление, я – рядом, Ари с Шалу – за нами. Мы пошли в надводном положении и смотрели на бортовой монитор лодки.

Скоро показался и мыс – подножие Чёрного Замка. Гор сбавил скорость. Ари прильнула к монитору.

– Здесь подходящее место,– сказала она, прямо мне в ухо. – И берег чистый.

Омега подошла к самому берегу, мы высадились, и оттолкнули её обратно в море. Гор пробежался пальцами по экрану своего АУРа.

Мы подошли к совершенно отвесному каменному берегу. Ари достала капроновый трос с крепким якорем – крюком на конце, и стала его разматывать, ровно укладывая восьмеркой на берегу. Затем, она открыла пасть Шалу, вложила в неё крюк, закрыла пасть, и сказала:

– Лезь наверх, не смотри на меня влюблёнными глазами, цвета крыжовника…

Шалу, этот раз, в полной мере удалось продемонстрировать свои когти с алмазным напылением. Он запросто полез по отвесной скале, как по стволу дерева, и, через минуту, был уже наверху. С крюком в пасти.

Гор запустил видео – плазмоид, и Шалу появился на экране.

– Шалу,– иди за дерево!– крикнула Ари.

Шалу зашёл за ствол широкой сосны.

– Шалу! Бросай крюк,– скомандовала Ари.

Шалу разжал пасть.

Ариша потянула за трос – он натянулся.

– Хорошо зацепился,– сказал Гор.– Я вижу на экране.

– Порядок,– сказала Ари.– Я первая. Лео, надень мои запасные кроссы, а то, туфельки свои поцарапаешь – огорчишь принцессу.

Я переобулся, и бросил новенькие дорогие туфли в рюкзак Ариши.

Она вытащила из рюкзака две пары перчаток для нас, чтобы не ободрать руки, и очень быстро оказалась наверху. Я полез вторым – это оказалось легко. Гор также, успешно сдал экзамен на подъём. Мы попали в сосновый лес с великолепным воздухом. Пройдя метров тридцать – показалась главная дорога на Чёрный Замок. Было без четверти шесть вечера.

– Давай, Лео, вперёд. Только не приставай к принцессе сразу, дай время ей созреть,– сказала Ари, поправляя мне галстук.

– Плоская шутка для Царицы гор,– улыбнулся я.

– Удачи,– сказал Гор.– Мы будем рядом.

Шалу, вдруг подошёл, и мягко шлёпнул меня по ноге подушечками своей правой лапы.

Мы удивились, и обрадовались такой сообразительности нашего, поистине бесценного друга.

– До Замка здесь триста сорок метров,– сказал Гор.– Как раз подойдёшь вовремя.– Если задержишься больше, чем на три часа – подымим плазмоиды.

– Согласен,– сказал я, вышел из – за сосен, и пошёл по асфальтированной дороге. Скоро передо мной возник и сам Чёрный Замок. Это архитектурное сооружение вызывало у путника, как я почувствовал, тревожное уважение. Я подошёл к знакомым уже главным воротам, и выставил перед собой букет чёрных роз. Эти цветы смотрелись как бархатные, и не имели, привычного для роз, запаха.

Передо мной появился охранник, но не тот, уложенный Ари с одного удара. Этот был ещё мощнее и повыше ростом. Он поднёс рацию к голове. Я стоял и улыбался. Минут через пять я увидел саму принцессу. Она была в длинном платье чёрного цвета, без тени улыбки на лице. Охранник просканировал меня ручным устройством, поднял шлагбаум и зашёл в белый домик.

– Добрый вечер, это вам,– сказал я, и передал букет Элеоноре.

– Очень мило, Лео,– проговорила она нежным и тихим голосом.– Пойдёмте ко мне в башню. Мне будет интересно с вами поговорить. Изящная деревянная дверца в Западную башню, оказалась кабинкой лифта. Она бесшумно открылась перед принцессой, и мы поднялись на четвёртый этаж…

Глава 9. Эль – это модель.

Что может быть прекрасней молоденькой девушки в готическом замке, на отвесной скале, над бушующем морем? Только лишь чистейшая поэзия – невыразимая словами…

Это именно тот случай, когда многие девушки могут воскликнуть «Wow!», и будут правы! Чёрт возьми, несогласных…

Да, такая девушка была, и звали её Элеонора, но чаще её называли Эль.

Элеонора отдыхала в Замке своих родственников уже четвёрное лето. Её дядя – Арчибальд Артурович и прапрабабушка Каролина, как-то сразу полюбили воспитанную и грациозную Эль с самого её первого приезда, когда девочке только что исполнилось тринадцать лет.

А случилось это так.

Глубокой ночью, к отвесной скале, на которой стоит Чёрный Замок, тихо подошла серая подводная лодка. Подводная часть скалы раздвинулась, и субмарина бесшумно вошла в открывшееся водное пространство за пределы высоких стен Чёрного Замка. Снизу это подводное пространство было освещено светодиодными лампами на железобетонных конструкциях.

Лодка медленно всплыла, показались её продолговатые иллюминаторы, и громко откинулся круглый люк. На небольшом причале стоял грузный седовласый мужчина, в руках он держал гибкий перекидной мостик. Из открытого люка лодки вылез бородатый мужчина в чёрной водолазке с рельефной мускулатурой, и легко поймал конец перекидного мостика; после чего мгновенно закрепил его на корпусе всплывшей субмарины. По мостику, быстро и легко перебежала стройная девочка с большой никелированной клеткой в руках. В ней сидело существо, казалось, сплошь состоящее из острых кончиков. Элеонора так и назвала его – Кончик. Весило это существо около четырёх килограммов, и было изумрудно – оливкового цвета, с очень острыми зубками, и светло – коричневыми глазками. Арчибальд Артурович занимался археологией и генной инженерией, и, вместе со своим родным братом Ричардом, (отцом Элеоноры, зачавшем её в возрасте 90 лет) был совладельцем преуспевающей фирмы, хорошо известной в узких кругах западного истеблишмента, и специализирующейся по омолаживанию и продлению жизни человеческих организмов. Этот эксклюзивный бизнес приносил немалый доход и имел только положительный результат, доказанный временем. У его истоков стояла сама Каролина (англ. Matriarch) – Праматерь или прародительница, то есть первая, от которой пошёл род известной английской аристократической фамилии. Сколько лет было этой женщине на самом деле, никто не знал. По русски, её называли – наша прабабушка. Её праправнук (если не сказать большего), достопочтенный английский лорд, отметивший своё девяностолетие, угодил в очаровательные сети двадцатилетней славянской девушки – победительницы самого изысканного конкурса красоты. В результате этого случая, и появился на свет прелестный ребёнок, получивший имя – Элеонора…

Она была влюблена в Замок своих предков и очень уважительно относилась к своей прабабушке. У Элеоноры было всё в этой жизни, о чём только может мечтать юная девушка, и ещё своя комната, на четвёртом этаже Западной башни Чёрного Замка…

Кончик был похож на игрушечного дракончика из мягкой резины или даже силикона. Его хотелось пощупать, а потом поставить на большую лакированную полочку вместе с рыцарями, принцессами, и другими игрушечными копиями популярных персонажей кино и литературы. Но Кончик был живой, охотно заглатывал кусочки сырого мяса, и, внимательно следил за маленьким пушистым котёнком, что всегда крутился возле ног Эль. Котёнок, почуяв недоброе, перестал весело прыгать по чёрно-белому паркету, и сбежал из комнаты Эль на первый этаж Западной башни. Кончик занял его место и бегал за Эль, как щенок, громко стуча своими крепкими ножками с крупными когтями.

Ему было три недели от рождения… Он путался у Эль под ногами (рост его тогда не превышал полуметра), жадно пил козье молоко из железной миски, и очень любил сырое мясо и свежую рыбу. У Кончика были большие светло – коричневые глаза, как у Эль. Может быть, поэтому они так хорошо и понимали друг друга. Эль совсем не чувствовала страха, когда его раздвоенный язык облизывал её узкую ладонь. Но когда он немного подрос, из его пасти стал выходить горячий воздух до такой степени, что можно было обжечься…

Эль всегда ходила с Кончиком на пляж. Закрытая территория, позволяла это делать, не опасаясь дурацких и бесцеремонных вопросов типа: – А кто это у вас?.. Кончик здорово плавал, и особенно нырял, находясь под водой длительное время. Мягкие уголки на теле Кончика очень быстро ороговели, и могли уже поранить любое живое существо. Рос он очень быстро, и постоянно увеличивал размеры своей пещерки изнутри, выгребая из неё груды белого каменного известняка. Затем он брал в рот плоские камешки, натасканные им с берега моря, и некоторое время перемещал их там. Было слышно, как звонко стучатся эти камешки о крепкие треугольные зубы ДраКлона. Затем, Кончик прикладывал мокрые камешки к верху, уже двухметровой в высоту пещеры. Камешки эти склеивались мгновенно, и держались очень прочно. Так Кончик укреплял стены своей пещеры. Сам же он, уже почти догнал по росту тринадцатилетнюю девочку. Кончик перестал ходить в Замок, и начал жить в своей пещере. Этому событию больше всех обрадовался Арчибальд Артурович, дядя Эль, так как он нёс прямую ответственность за безопасность юной принцессы Чёрного Замка. Эль ходила на пляж несколько раз в день, и по прежнему проводила с Кончиком много времени. Он уже перестал каждый раз радоваться при её появлении, а просто смотрел на неё своими редко моргающими глазами. Вид его стал поистине угрожающим, и Эль уже побаивалась прикасаться к нему, но сырое мясо и свежую рыбу, приносила регулярно.

Но скоро, она увидела в пещере Кончика растерзанного дельфина…

Это случилось прошедшей ночью. Чёрные тучи закрыли звёзды. Чёрные вороны с громким карканьем перелетали с башни на башню и жались друг к другу. Молнии сверкали и рассекали тьму.

И только Кончик, распластав кожистые крылья, парил над Чёрным Замком. Это было его время. Он не боялся молний и познавал мир. Его большие змеиные глаза с двухсотметровой высоты увидели, при вспышки очередной молнии, как стайка дельфинов, хватая рыбу, выпрыгивала из воды.

Кончик сложил крылья, и стрелой понёсся на дельфинов, схватил одного, и принёс в свою пещеру…

А года через полтора, он, неожиданно раздался вширь, и, превратился – в настоящую горгулью; летающую выше птиц, и пугающую местных жителей своим пронзительным криком…

Тогда Арчибальд Артурович поставил мощную железную решётку перед входом в пещеру. Решётка открывалась автоматически, и, только по ночам. Саму же пещеру ДраКлона превратили в тоннель, и довели его до самого дома охраны, у центральных ворот Чёрного Замка; и поставили в конце тоннеля бетонную перегородку, немного не доходящую до потолка подземелья – чтобы кормить ДраКлона. Элеонора уже опасалась близко подходить к этому чудовищу, как и все остальные, за исключением самой Каролины…

Кончика стали выпускать только по ночам. Он высоко взлетал над Замком и кружил над ним некоторое время, словно охраняя свои владенья, издавая пронзительные пугающие звуки… Затем пропадал из вида, а под утро прилетал, держа в чёрных когтях косулю, поросёнка, или дельфина, но не всегда…

В этот свой летний приезд, Элеонора первый раз заговорила со своими ровесниками здесь, в Крыму. А когда получила стихотворение по электронной почте, ей стало приятно и, захотелось познакомиться с молодым человеком, приславшим стих. До сих пор стихи в свою честь она ещё не получала… Элеонора попросила дядю позволения принять у себя одного молодого человека, и Арчибальд Артурович, к её некоторому удивлению, сразу же согласился, не задавая на этот счёт никаких вопросов…

Глава 10. В гостях у Эль.

– Скажите, Лео, а какого числа вы родились?– неожиданно спросила меня Эль, когда мы поднимались в лифте, на четвёртый этаж Западной башни Чёрного Замка.

– Тринадцатого,– ответил я.

– А месяца?

– Октября.

– Не может быть!?– воскликнула она с искренним удивлением.

– Отчего же не может,– сказал я, и показал ей скан своего паспорта на экране смартфона.

Элеонора очень удивилась, даже глаза её расширились.

– У вас, Лео, должна быть очень непростая судьба, если вы родились в этот день, и в этот месяц.

– Вы имеете в виду – арест рыцарей ордена тамплиеров в пятницу, тринадцатого октября.

– Вы об этом знаете… Хотя да, конечно, тринадцатое – пятница, это уже избитое выражение,– сказала Элеонора, и мы вошли в просторную и круглую комнату. Здесь царила прохлада, граничащая с холодом. Высокий потолок эмитировал ночное небо с бледной Луной и серебристыми звёздами. Два цветных витража украшали её своей яркой мозаикой. На северном витраже был выложен средневековый рыцарь в белом плаще с большим алым крестом. А на южном – изображена обнажённая девушка в профиль, с хорошо развитой фигурой и волосами до пят, собранными на затылке в «конский хвост», смотрела на серебристый дисколёт. Всё остальное пространство на витраже занимали блестящие звёзды на чёрном фоне. Блестящий паркет чёрных и белых квадратиков напоминал шахматную доску. Помимо витражей, в комнате было ещё два узких готических окна. Массивная мебель из тёмного дерева, с обивкой из красного шёлка, делали комнату очень нарядной. Подобная обстановка переносила меня в средневековье. Я чувствовал себя настоящим рыцарем.

– Может быть, зажечь камин? Вам не холодно?– спросила Элеонора.

– Нет,– сказал я. Так – хорошо.

– Ваш стих, признаюсь, мне понравился,– сказала Элеонора с мягкой улыбкой. Я нашла в Интернете ещё несколько ваших стихотворений, на одном литературном портале. У вас интересный псевдоним. Мне нравится, как он звучит. Вашу маму зовут Мария?

– Да,– ответил я.

Её большие тёмные глаза были подведены и притягивали взгляд. Она смотрела на меня с неподдельным интересом. На её бледной щеке была нарисована маленькая и красивая слезинка.

Она заметила мой внимательный взгляд и сказала:

– Это антураж. Настраиваюсь на работу. Рисую эскизы для молодёжной одежды в готическом стиле. В начале этого года, В Лондоне, состоялась презентация моей линейки моделей "Летучая мышь". А ещё я много фотографируюсь.

– Позируете обнажённой?– спросил я с улыбочкой.

– Ну что вы, Лео. У нас очень благопристойная семья. Кстати, меня можно называть Эль. Элеонора – слишком чопорно, как мне кажется.

Я подошёл к витражу с рыцарем и стал рассматривать очень качественно выложенное изображение всадника в белом плаще, с красивым алым крестом. Концы креста имели форму ласточкиного хвоста. Конь всадника также был покрыт белой тканью с таким же крестом тамплиеров.

– Только сейчас понял, что у тамплиеров был восьмиконечный крест. Как звезда у Девы Марии,– сказал я.

– Да. Они же поклонялись ей. Нотр – Дам де Пари тамплиеры построили в её честь,– подтвердила Элеонора.– Это Дама сердца благородных рыцарей.

– У вас редкие книги,– сказал я, повернувшись к многочисленным полкам с книгами, со множеством маленьких разноцветных зайчиков на своих корешках и обложках от рыцарского цветного витража.

– Да, многим из этих книг больше ста лет.

– Вы читаете Диккенса в оригинале?

– Конечно. Я ведь живу и родилась в Лондоне. Это знаменитое издание позапрошлого века.

Я рассматривал полки с книгами. Самая верхняя полка оказалась поэтической. И здесь были представлены почти все знаменитые поэты России, Англии, и Германии.

– Александр Блок мой любимый русский поэт,– сказала Эль.

– И мой,– произнёс я,– Особенно его стихи о Прекрасной Даме.

– О, да!– сказала Эль.

– Когда я начинал сочинять, я подражал Блоку,– сказал я.

– Подражать Блоку – это не у каждого получится,– задумчиво произнесла она.

– Взгляните, Эль, у меня там, за спиной, ничего нет? Что-то будто шевелится…

– Да нет, всё у вас там нормально,– сказала она несколько удивлённо.

– А Мне показалось, что у меня выросли крылья…

Эль засмеялась.

– Вы не похожи на эльфа. Кстати, как вы, Лео, относитесь к романам в жанре фэнтези?

– Я к ним не отношусь. Но люблю. Особенно мне понравился один из самых популярных, с замысловатым, я бы даже сказал, неоднозначным названием, дайте вспомнить, кажется… "Судорожно ждущая дракона…", или, "Жаждущая в судорогах дракона…", прошу прощения у автора, если вспомнил не совсем точно…

– Да вы шутник, Лео,– сказала Эль со сдержанной улыбкой своих бархатных глаз.– Мне интересно, у вас всегда получается что-то написать, если уже есть хорошее начало?

Я задумался на непродолжительное время:

– Нет. Не всегда получается. Помню, одно время была очень популярна литература в жанре фэнтези. И я решил сочинить нечто подобное. И вот, я уселся поудобней перед чистым листом бумаги, и придумал первое предложение:

«Леночка была девочка как девочка, только ушки остренькие…». Но дальше, как я не сжимал свою голову руками, так ничего путного больше не смог из неё выдавить… Меня приятно удивляет, что фотомодель имеет такую шикарную библиотеку, и любит поэзию,– сказал я, и открыл томик стихов на английском языке.

– О, да, я очень люблю читать.

– У русского языка есть гораздо больше возможностей выстроить благозвучные предложения, чем у английского, особенно в поэзии. Хотя это касается и прозы. Я имею в виду строгий порядок слов в английском предложении. Хотя английскую литературу я очень люблю.

Эль внимательно на меня посмотрела и усмехнулась.

– Я могла бы поспорить с вами на этот счёт, но моё положение хозяйки дома не позволяет этого сделать. Давайте лучше выпьем чай, или кофе?

– В вашем Замке, я предпочту чёрный кофе с молоком,– сказал я.

– Вместо сахара шоколад?– спросила она.

–Да, вы угадали, ответил я.

– А подберите рифму к слову Эль,– сказала она, расставляя миниатюрные чашечки на столик, возле небольшого диванчика.

– Эль – это модель, Эль – цель, Эль – мадемуазель,– сказал я.

– Эль – это модель – хорошо; Эль – цель – второе слово имеет даже интимный подтекст,– сказала она и взглянула на мелкую витиеватую надпись розового цвета готическим шрифтом на своей левой руке… Эль – мадемуазель – звучит, но я живу в Лондоне, а не в Париже. Поэтому я – Miss Эль. Остаётся правильный вариант: Эль – это модель.

Я сел на диванчик рядом со столиком.

Эль присела рядом. Между нами могло поместиться разве только лезвие меча. Она разливала кофе по чашечкам.

Её глаза изучали меня и излучали нечто магическое.

– У вас удивительно бледная рука,– сказал я и взял её нежную кисть в свою ладонь.– Надеюсь, она не накрашена неотразимой белизной. На левой руке, от локтя и ниже, была сделана надпись по латыни красивым готическим шрифтом:

"Virginity – is a luxury". Я пытался уловить смысл этих слов, но не уловил до конца. Эль улыбнулась, выдерживая паузу, и отняла руку.

Я разглядывал нарисованную слезинку на её левой щеке. У слезинки были пририсованы траурные глаза.

– Это у вас что? Гот-слезинка? Какая у неё удивительно красивая форма.

– Да, это мой знак. Давно уже придумала.

На бледном лице Эль проступил едва заметный румянец. От этого оно сделалось ещё привлекательней.

– Отличный кофе. А разрешите посмотреть ваши работы,– сказал я, поднимаясь с диванчика.

– Давайте, похвастаюсь, с удовольствием,– сказала Эль.

У противоположного окна, со вторым цветным витражом, стоял большой мольберт с огромным ватманом. Вся его поверхность была изрисована силуэтами девушек с эскизами разнообразной одеждой, и аксессуарами в готическом стиле. Рисунки были карандашными, но некоторые, вероятно законченные, обведены чёрной тушью.

– Это мой модельный ряд «Летучая мышь». Некоторые эскизы здесь, уже стали одеждой, и хорошо продаются в Англии, Франции, и Германии. Готские украшения имеют особые магические свойства, и, сейчас, очень популярны среди молодёжи. Многие формы брошек и крестов я рисовала по оригиналам, найденным здесь, недалеко от нашего Замка,– сказала Эль.

– Отлично рисуете,– сказал я.

– А вот и мой альбом со стихами,– улыбнулась Эль и достала из груды ватмана большой альбом в бархатном переплёте.

Мой стих был переписан великолепным каллиграфическим почерком, со множеством оригинальных завитушек. Очень тонкие чёрные линии плавно переходили в широкие. Это производило красивый графический эффект.

– Утолщение линии называется флексой,– сказала Эль.

Она открыла небольшой ящик столика и достала перьевую ручку необычной формы.

– Это, так называемый, косой держатель для пера. Такая форма позволяет с большим удобством писать, не выворачивая ладонь. Перья у меня японские. Недорогие, но хорошие.

– Здорово,– сказал я.– У вас есть мягкий карандаш. Очень мягкий.

– Да,– сказала она.– Вы хотите рисовать. Вот 8В.

– Нет,– сказал я, не рисовать, и написал в углу большого ватмана "Miss Эль – это модель" каллиграфическим подчерком с выделенной флексой (утолщением – где надо, чтобы красиво смотрелось…). Получилось совсем неплохо.

– О! Класс! Мягким карандашом. А я и не пробовала. Вы ещё, оказывается, и каллиграф… Эль твёрдо и весело смотрела мне в глаза.– Так, что же, Лео, вашему маленькому пионерскому отряду надоело кушать кашу и водить хороводы, и вы решили штурмовать Чёрный Замок?..

– А это, что у вас нарисовано?– ответил я вопросом на вопрос.– Чёрные слезинки или сердечки? Они так похожи… Очень стильно и красиво смотрятся. У вас, Эль, чёрное сердце? Признайтесь…

Принцесса усмехнулась.

– Я не знаю. Говорю откровенно. Пока не знаю....

– Для меня ярчайшим готическим образом является Кощей Бессмертный, в чёрном плаще с острыми углами и, в остроконечной же паутине…, да и вороны, которые так и липнут ко всякой готике.

Эль рассмеялась.

– Заметьте, Лео, он бессмертный….

Я посмотрел в открытое окно, и представил себе, как там появляется искрящийся плазмоид. Принцесса Эль, конечно же, пугается, а я, подхожу к окну, и прикрываю принцессу своим телом … Гор плазмоид этого не сделает до истечения трёх часов, но вот Ариша, может полюбопытствовать… Но плазмоид не появился.

– А ваш Замок, кажется, совсем не пострадал от подземных толчков,– спросил я.

– У него очень прочный фундамент…

В её произношении отчётливо слышались согласные звуки. Это говорило о том, что основной язык общения у Эль – английский.

Моё внимание привлекли рисунки на ближнем к окну столике. На плотных листах мелованной бумаги было изображено нечто схожее с драконом. Страшное существо с оливковыми глазами и широкими кожистыми крыльями было мастерски нарисовано. Я поднял глаза и увидел таких же существ на верхней площадке Северной башни, они стояли в проёмах, между зубцами.

Элеонора внимательно смотрела на меня с затаённой улыбкой.

– Это горгульи. Они жили здесь во времена готов – более тысячи лет тому назад,– сказала она.

– Крыса также имеет ярко выраженный готический вид,– сказал я. – Вся состоит из острых углов – носик, коготки, ушки, хвостик.

Эль улыбнулась.

– А правда, что вы здесь драконов разводите?– спросил я как можно непринуждённо.

– Это вас пугает?– спросила она, нисколько не удивившись вопросу.

– Я просто не знаю, как себя вести, если вдруг встречу такого на дороге…

– Лучше всего, очень быстро и тихо скрыться в густой лесной чаще,– совершенно серьёзно сказала Эль, а потом расхохоталась.– Впрочем, вам, я расскажу. – Мой дальний родственник из Германии произвёл удачное клонирование. Змееподобное переплетение разнообразных цепочек ДНК, дало свой неожиданно – положительный результат. Здесь, недалеко в горах, нашли окаменевшее яйцо. Впрочем, вы можете не верить… Это не дракон, а ДраКлон.

– Предлагаю вам нарисовать смерть с накрашенными губами, без чёрного савана – плаща, и, совершенно обнажённой. Пусть её белые косточки сверкают и привлекают. Это будет очень готично – эротично.

Эль рассмеялась.

– А расскажите какой-нибудь забавный случай из вашего детства. Мне интересно, какой вы были маленький,– попросила она.

– Я до сих пор помню одну поучительную историю про курьёзы бокового зрения. Будучи классе во втором, я уже прилично читал всё, где видел буквы и текст. И вот однажды, я обедал с мамой, и захватил боковым зрением новостную строку, бежавшую в нижней части монитора. Вот что я увидел «… старушка проглотила бездомного котёнка…». Я перестал кушать, и не мог без ужаса представить себе эту самую старушку. Я плохо спал, и решил на следующий день не выходить на улицу до тех пор, пока её не задержит полиция. Мама долго выясняла причину такого моего решения, а потом долго смеялась. В действительности, (мама нашла вчерашнюю передачу), бегущая новостная строка детского телевидения гласила: «…старушка приютила бездомного котёнка…».

Эль продолжала улыбаться.

– Мне кажется, вы любите одиночество,– спросил я.

– Нет. Это не так. Но здесь, у меня нет знакомых ровесников. У мамы есть родственники в Крыму, но мы не знаемся.

Я подошёл к открытому окну.

Отсюда открывался чудесный вид на примыкающее к Северной башне Чёрного Замка, уже знакомое мне, древнее кладбище. Зрелище было очень живописное. Светлые надгробные плиты, увитые диким виноградом и плющом, производили впечатление окончательного уюта.

– Правда, отличный вид? – спросила Эль.

– Да, – согласился я, – Действительно хорошая картинка.

Возле одной из надгробных плит я заметил высокую худощавую женщину с длинными пепельными волосами, закрывающими полностью её лицо.

– А та женщина с длинными волосами, она ваша родственница? – спросил я.

– Это моя прабабушка. Я даже не знаю точно, сколько ей лет,– ответила принцесса.– Вы, Лео, как я убедилась, любите литературу, и не лишены рыцарских чувств. Мне бы хотелось узнать ваше мнение вот об этом повествовании, одного подлинного рыцаря,– сказала Эль, и вручила мне с грациозным приседанием тонкую книжицу в мягком переплёте.

– Благодарю,– сказал я, рассматривая чёрную обложку с серебряным русским готическим шрифтом.– Обязательно прочту и оценю.

– Это перевод с подлинника 12 века одного известного современного писателя, – сказала Эль. – Вы её спрячьте понадёжнее. Мне будет интересно узнать, совпадут ли наши литературные предпочтения и в этом случае…

Я поместил тонкую книжку во внутренний карман пиджака.

– Мне было интересно с вами поговорить, Лео.

– Благодарю за любезный приём. Мне было не только интересно с вами пообщаться, но и приятно. Хотелось бы снова с вами увидеться, как нибудь,– сказал я.

– Я не могу и не хочу покидать наш Замок. Хотя наша встреча возможна. Почему бы нет?

– Предлагаю вам совместную рыбалку. Можно на вашем берегу. Я научу вас ловить рыбу. Это очень увлекательно, смею вас уверить.

– О! Это идея, я подумаю.

Оставалось только взять шляпу и откланяться. Но шляпы у меня не было, и я просто сказал: "До встречи".

– До свидания, Лео, ласково проговорила Эль, и протянула мне руку.

Я опустился на правое колено и поднёс к губам узкую ладонь со словами:

– Вы, настоящая принцесса. Не стоит меня провожать.

Через минуту, я спустился в массивном лифте на первый этаж, и вышел из Западной башни. И сразу попал на живописную тропинку, ведущую к центральным воротам Чёрного Замка. Образ прекрасной принцессы Эль прочно поселился в моей голове.

Глава 11. Заточение и освобождение.

Вдруг, передо мной, словно из – под земли, выросла та самая пожилая женщина, что склонялась над могильными плитами древнего кладбища. Она была в чёрном длинном платье. Её желтоватые волосы были так густы, что почти полностью закрывали лицо.

– Добрый день,– сказал я, стараясь разглядеть её глаза за шторой густых волос.

– Плохо видишь,– сказала она, как мне показалось, молодым голосом с ядовитой интонацией.

– С чего бы это,– сказал я, останавливаясь, но женщина уже скрылась за высокими кустами белых и алых роз. Я не придал особого значения интонации её голоса. У меня было великолепное настроение. Я чувствовал поэтический подъём, и думал, где бы мне записывать то, что придёт в голову…

Но вдруг, ноги мои подкосились, мне сделали профессиональную подсечку, и толкнули вперёд. Я рухнул лицом вниз, и почувствовал, как мои ладони стиснули стальные пальцы, и, затянули на моих запястьях пластиковую стяжку. Я сумел вскочить на ноги. Это был тот самый охранник, что пропустил меня на территорию Замка.

– Какого чёрта?!– заорал я, но получил незаметный удар локтём в голову, и снова оказался на земле. Через минуту, я шёл по направлению к сторожевому домику, ощущая чувствительные толчки в спину. Злоба буквально душила меня.

– Ты сильно пожалеешь, дебил, когда узнаешь, кого тронул, – сказал я, повернувшись к охраннику лицом. Мои слова прозвучали твёрдо и угрожающе, осипшим, весьма кстати, голосом. – За тобой уже охотятся…

В глазах охранника мелькнула настороженность, но только на мгновение.

– Давай, вперёд! – сказал он, но подталкивать меня в спину перестал. Я вспомнил Аришу, и её коронный удар ногой в ухо, и сильно пожалел, что не владею такой техникой.

Я вошёл в белый домик у центральных ворот Чёрного Замка. Здесь было накурено, темно и тесно от многочисленных мониторов. Послышался громкий звук лязгающего железа. Это, как оказалось, охранник резко откинул металлическую крышку люка на полу.

«Ну да, в настоящем Замке должна быть темница», – подумал я.

– Спускайся вниз,– сказал охранник приказным тоном.

Я подошёл к открытому люку и увидел слабо освещённую винтовую лестницу.

– Давай, вниз, или я спущу тебя сам,– услышал я злобный голос за спиной.

Спускаться было трудно и долго, так как руки мои были затянуты стяжкой. Наконец, передо мной оказалась чёрная железная дверь. Охранник, следовавший за мной, достал связку ключей и открыл её.

– Заходи, будешь сегодня ужином для нашего мальчика,– сказал он и расхохотался.

Перед тем, как войти в открытую дверь, я сказал ему осипшим голосом:

– Тебе скоро поджарят задницу…

За моей спиной захлопнулась дверь с потрясающим грохотом. "У Эль, я пробыл не более часа. Остаётся мне продержаться пару часов. А дальше – будет весело…"– подумал я. Охранник подтолкнул меня, и я рухнул на койку. А затем почувствовал прикосновение холодного металла к своему затылку. " Электрошокер",– подумал я, и услышал треск электрического разряда. В тот же миг, в глазах у меня потемнело, и я отключился. Но ненадолго, и сразу же вспомнил всё, что случилось…

Это была настоящая тюремная камера, холодная и мрачная, с толстыми бетонными стенами. Едкая вонь мочи, как в конюшне, сразу же шибанула мне в нос, и даже защипало в глазах. На высоком потолке горела лампочка красного цвета. Одна из четырёх стен камеры не доходила до потолка сантиметров на двадцать. В этом соседнем помещении находилось что-то огромное, сильное, и вонючее. Это было хорошо слышно по гулкому топоту и мощному дыханию. У этой стены стояла низкая койка с железной решёткой без ничего.

На ней я и лежал. Болела разбитая голова, и пекло затылок. Я свесил ноги, и облокотился о стену. " Хорошо, что он не обыскал меня"– подумал я, чувствуя уголок подаренной мне книжки, во внутреннем кармане пиджака. Тварь, что была за стеной, почуяв мои движения, начала буйствовать. Топот усилился, и послышалось чудовищное шипение. У меня даже заложило в ушах, и похолодел позвоночник.

«Конёк – горбунок там, что ли? Размером XXXL…» – не успел я пошутить, как по бетону, с той стороны, эта тварь, царапнула так, что позвоночник у меня снова похолодел, а мой мозг, как будто, потёрли наждачной бумагой. Послышался запах палёной щетины. Я отшатнулся от стены, и чуть не слетел с железной койки. Она была привинчена к полу. «Это хорошо. Не будет сдвигаться в сторону»,– подумал я. Углы у койки были острые, и, на одном из них, виднелись выпуклые шершавые наросты от сварки. Они и стали потихоньку трепать и расщеплять пластиковую стяжку на моих запястьях. Через тридцать минут я взмок, как спринтер перед финишем. Пластик растрепался. Его волокна рвались поодиночке. Ещё через десять минут мои руки были в крови, но свободны! Я достал смартфон. Время бежало гораздо быстрей, чем я думал. Прошло уже два часа и сорок восемь минут, как я вошёл на территорию Чёрного Замка. "Почему он меня не обыскал, не забрал смартфон? Ясно, почему. Ждут моего звонка и ответа на него",– пронеслась в моей голове здравая мысль. Хорошо. Звонить мне тоже никто не будет…

Тварь за стеной угомонилась, и, изредка сопела. Я прикрыл глаза и решил вздремнуть, не испытывая никакого страха перед тем, что за стеной, и перед теми, кто наверху… Через несколько минут я услышал, как тварь за стеной забеспокоилась, и шорохи стали отдаляться от стены. Я понял почему, и обрадовался. Послышался запах озона! Это был он – всесильный розовый шарик! Железная дверь стала краснеть там, где был замок. И последний громко рухнул на бетонный пол. Дверь заскрипела и сама открылась. В мою камеру влетел плазмоид. Я ему обрадовался как родному. Я даже вспомнил слова Атланты о его возможной разумности. Он мягко искрился розовым цветом, словно тоже был рад меня видеть. Я поднял руку в знак приветствия, зная, что мои товарищи видят меня. «Хорошо бы ему рассмотреть и поджарить эту тварь, что находится за стеной»,– подумал я, и показал пальцем за стену. Плазмоид поднялся до открытого пространства, и медленно поплыл в соседнее помещение. Тварь совершенно притихла. Не стало слышно её мощного дыхания. Мне даже послышался запах дерьма. Я усмехнулся. Плазмоид вылетел, и устремился на выход из камеры. За ним вышел и я. Поднявшись по лестнице, я увидел охранника с выражением чудовищного ужаса на толстой роже. Казалось, он сейчас вот, вот скажет: «Брат, не убивай….» Над ним зависли два небольших плазмоида, посиневшие от злости. За ними стояла Ариша с АУРом в руке. Я приблизился к охраннику, протянул руку, и сказал одно слово: "Электрошокер". Он моментально его вытащил из – под куртки, и положил на стол. Но я, взял бутылку кефира, стоявшую на столе, и, с чувством глубокого удовлетворения разбил её о его крепкую башку. Бутылка разлетелась на мелкие кусочки, но охранник даже глазом не моргнул. Кефир отлично заляпал его чёрную фирменную куртку с готической надписью "Black Castle" на спине.

– Здесь кувалда нужна,– сказала Ари, и, нанесла удар ногой – по многочисленным соединениям кабельных разъёмов системы видеонаблюдения. Посыпались искры мощным фейерверком. Я взял необычный и большой электрошокер, и мы вышли из домика. Два маленьких плазмоида остались висеть над охранником, а мой розовый спаситель – исчез. Возле шлагбаума сидел Шалу. Рядом валялась грозная немецкая овчарка с большой дырой в черепной коробке. Над шлагбаумом висело три плазмоида, как праздничное украшение. За ними стоял Гор.

– Спасибо, ребята. У меня всё нормально. Возвращаемся.

Мы шли по дороге не спеша. Плазмоиды из АУРа Гора парили над нами, на пятиметровой высоте. Шалу резвился, высунув язык, но далеко от Ари, не убегал…

Солнце скрылось за Восточной башней Чёрного Замка. Её прямоугольные зубцы отбросили пресловутые тени – тёмные квадраты в шахматном порядке. Один из них завуалировал молоденькую девушку в узком окне, в башне напротив, и не стало видно её холодной улыбки на бледном лице…

Через полчаса, мы спустились к лодке. Я уже не стал переобуваться. Воротник рубашки был в крови, но галстук не пострадал. У меня всё ещё теплело в затылке.

Омега шла на запад. Мы пили чай с бутербродами. Шалу кушал небольшую черноморскую ставриду.

– Ты видела тварь за бетонной стеной, где я был?– спросил я Аришу, почёсывая свой затылок.

– Да,– сказала Ари спокойно.– Это она летает по ночам. Тварь животная. Она обоссалась при виде плазмоида. Я видела лужу под ней. Сейчас жалею, что не сожгла её… А что же, Лео, наша принцесса так неласково тебя встретила?..

– Я думаю, это была не её инициатива,– сказал я.

Ариша усмехнулась…

На следующий день мы сидели в трейлере, пили чай, смотрели новостные порталы. Я только что рассказал всё, что видел в Замке, и о чём разговаривал с принцессой.

Между тем, Ари и Гор как-то странно переглядывались между собой.

– Ну, поделитесь и со мной информацией. Я же вижу ваши физиономии заговорщиков,– сказал я.

– Послушай, Лео, а тебе «жучок» там не поставили, когда ты был в отключке?– спросила Ариша.

Я почувствовал холод в висках.

– Это вы определили с помощью АУРа?– спросил я, натужно бодреньким тоном.

– Да, это случилось, вероятно, тогда, когда ты был у них в подвале, в бессознательном состоянии, и поставили его при помощи электрошокера. Хорошо, что вы его захватили. Это не простой электрошокер. Это машинка ставить чипы, я бы сказал нано – чипы.

– И где же он сидит?– весело задал я очередной вопрос.

– Во втором позвонке, от твоей головы,– глухим голосом ответила Ариша.

– Мы его спокойно вытащим и хорошенько рассмотрим, – сказал наш Звеньевой.

От этих его слов, мы с Аришей, почувствовали заметное облегчение.

– Размер его микроскопический, тем легче его извлечь, нужна только хорошая оптика,– продолжил Гор тоном опытного хирурга. – И эту работу мы сделаем с помощью моего АУРа.

– Ты что, собираешься выжигать ему дырочку в спине при помощи плазмоида?– спросила Ариша.

Гор улыбнулся:

– У нас в трейлере есть хорошая аптечка с отличными медикаментами и инструментами. Уколы я делать умею. Опыт есть. Операцию будем делать прямо сейчас, и здесь.

Теперь мы с Аришей переглядывались, но чувствовали к словам Гора полное доверие.

– Там и скальпель есть? – спросила Ариша.

– Всё есть. Больно не будет,– улыбался Гор.

– Да если и будет, какая разница, всё равно надо вытаскивать эту дрянь,– сказал я.

– Ложиться не обязательно. Только сними рубашку.

Гор открыл один из нижних ящичков трейлера, и вытащил оттуда пластиковую бутыль со спиртом, шприц, пинцет, и скальпель. Нашлось и болеутоляющее средство в ампулах. Ариша держала АУР над моей спиной. Я облокотился на локти, и склонил голову. Гор смотрел на центральный монитор. Через две минуты нано – чип был извлечён и уничтожен.

– Таких изделий много в элекрошокере,– сказал Гор.

– Это что, только наблюдение?– спросила Ариша.

– Может быть, и седина в клеточку,– сказал Гор.

– Это интересно, лишь бы не бес в ребро,– сказала Ариша.

––

– Как ты думаешь, стоит ли послать в Информационный Центр сообщение о наших предварительных результатах и соображениях о лунном веществе, и его уникальной доставке в Чёрный Замок?– спрашивает Гор.

Мы сидим в трейлере. Гор только что закончил набирать текст на своём АУРе.

– Думаю, лучше послать. Мы не знаем, что у них на уме… Может быть, нам и не придётся доставать это вещество,– отвечаю я.

– Подредактируй, если что,– говорит Гор, и читает вслух: "Первым Звеном установлена причина паранормального смерчеобразования на территории южного побережья Крымского полуострова, и в прибрежных водах Чёрного моря. Завихрение воздушного пространства происходит при помощи перебрасываемого с лунной поверхности газообразного вещества, с большим содержанием изотопа Гелия-3. Приём и накопление этого вещества осуществляется в системном сооружении, под названием "Чёрный Замок". Полученное газообразное вещество, концентрируется в субстанцию; и, с помощью управляемого электромагнитного поля, создаёт контролируемые смерчеобразования в различных местах суши и моря, в радиусе до двухсот километров от так называемого "Чёрного Замка".

Командир Первого Звена – Гор".

– Всё верно изложил,– говорю я.– Отправляй.

Гор дотрагивается до экрана своего АУРа.

Почти мгновенно приходит ответное сообщение. Мы удивляемся столь быстрой реакции.

Гор читает: " Исследовательский Центр поздравляет Первое Звено с успешным началом работы, и ставит перед Звеном следующую задачу – получить передаваемое с лунной поверхности концентрированное вещество, с последующей его передачи координатору И.Ц., Атланте. Срок исполнения не должен превышать десяти суток с момента получения данного сообщения. За текущий месяц, членам Первого Звена, направлена соответствующая заработная плата, на использование в личных целях. Для продолжения сотрудничества с И.Ц., членам Первого Звена с позывными "Гор" и "Лео", необходимо безопасное и позитивное хирургическое вмешательство в их биологические организмы. Это послужит приобретению и развитию способностей, для дальнейшей работы, в качестве действительных сотрудников И.Ц. В противном случае, шансы вышеуказанных членов Первого Звена, на успешную работу в будущем – равны нулю. Необходимое хирургическое вмешательство осуществит координатор И.Ц. – Атланта, при получении соответствующего согласия на это действие.

Возможны предварительные консультации с нашим координатором.

Ваш Исследовательский Центр "Атланта".

– Вот это поворот,– говорю я.– Игра только начинается.

Гор кривит улыбку.

– Я предполагал нечто подобное.

– Здорово, парни!– Раздаётся сзади нас голос Ариши.

– Ты входишь как кошка,– говорю я,– а кричишь как…

– Да, вижу, вы в серьёзном ступоре,– обдаёт нас гривой своих пышных волос Ариша. – Что случилось? У вас такой вид, как будто вы, только что совершили квантовый переход, и вернулись обратно, – шутит Ариша, и достаёт из пакета наш любимый кекс с кислинкой.

Гор запускает кофе – машину. Я расставляю чашки.

– Будете сейчас звонить Атланте, или возьмёте тайм-аут?– как бы, между прочим, говорит Ариша.

– Ты всё слышала?– спрашивает Гор.

– Да, представьте себе, подъезжаю к даче, а тут врубается громкая связь по АУРу, и, произносит сообщение из Исследовательского Центра, таким басовитый голоском, возле интимного места… Я даже вздрогнула; а Шалу, чуть не слетел с сиденья, но потом, бросился меня защищать…

Мы слегка улыбаемся.

– Ты, Ари. Скоро своим взглядом будешь спички зажигать,– говорю я, чувствуя боковым зрением яркое изумрудное свечение её глаз.

Ари бодает головой меня, потом Гора.

– Помните ту девочку, в магазине, что намертво вцепилась в мясную нарезку,– говорит Ариша.

– Ну, помним,– отвечаю я.

– Скоро и вы будете видеть нечто, обитающее в людях, если, конечно, не струсите сейчас.

Теперь мы с Гором широко улыбаемся.

– Ты нас подталкиваешь к совершению этого судьбоносного, или опрометчивого шага?– говорит Гор.

– А ты, Ари, собственно говоря, чего это такая довольная?

– Я-то, по любому остаюсь в Первом Звене, точнее, мы с Шалу, остаёмся. А ваши места займут более решительные и достойные ребята…

– Логично,– говорю я.– Не хочу занимать чужое место. Я хорошо помню, как Атланта долго изучала меня своим планшетиком. Не сомневаюсь, что есть ребята с лучшим потенциалом на моё место. Кстати, Ари, а почему тебе не предлагают полезную хирургическую операцию, как нам?

– Мне это не нужно. Я уже давно живу не только в этом измерении. У меня есть диадема – бесценная и всесильная.

– Ну, будешь и нам, иногда, давать её поносить, для просветления сознания,– говорю я.

– Это исключено,– говорит Ариша.– Кстати, что там насчёт зарплаты, прошла информация.

– Да,– говорит Гор. Надо посмотреть. – Моя зарплата за июнь,– говорит он, держа перед собой АУР.

– Ваша заработная плата за июнь месяц составила 250 000 самых ликвидных условных единиц на данный момент времени. Деньги переведены на вашу банковскую карту.

– Хорошо!– говорит Ариша, достаёт свой АУР, и говорит:

– Моя зарплата за июнь.

– Ваша заработная плата за июнь месяц составила 150 000 самых ликвидных условных единиц на данный момент времени. Деньги переведены на вашу банковскую карту,– вещает всё тот же басовитый голос из Исследовательского Центра. Ариша делает несколько разочарованную физиономию.

У меня оказывается точно такая же сумма, как и у неё.

– Слушай, Ари, если ты такая решительная, предлагаю провести эксперимент,– говорит Гор.

– Какой эксперимент?– настораживается Ариша.

– Физический,– отвечает Гор. Мы точно узнаем – течёт ли в тебе королевская кровь… Это будет просто и наглядно. Твоя диадема сама всё покажет.

– Ну что ж, давай попробуем,– соглашается Ариша.

Глава 12. Реалрпг – начало.

Гор смотрит на экран своего АУРа, и пару раз к нему прикасается.

– А ну-ка, Ари, сними диадему.

Ариша задумывается на несколько секунд, но всё же вытаскивает из – под волос удивительное изделие.

– Вот оно – доказательство,– говорит Гор. Диадема отображается на экране, как мощный энергетический излучатель. По этому тебя и вычислили. Мы смотрим на экран. Скан АУРа высвечивает яркий полукруг с отходящей от него розовой лучистой энергетикой.

– А сейчас верни диадему на прежнее место.

Ариша прячет диадему в волосах. Засветка полностью исчезает через пару секунд.

– Лео, а попробуй ты, примерить диадему, – говорит Гор.

– Ты не против, Ари? – спрашиваю я.

– Держи, – говорит она, и передаёт мне диадему.

Я, с некоторым трепетом в душе, беру это великолепное изделие: светлое и прозрачное, с восьмью остроконечными кристаллами пирамидальной формы, выросшими из самого ободка диадемы, и сверкающие крохотными цветными огоньками.

– Пирамидки,– говорит Гор. – Это лучшая форма для передачи информации на сверхдальние расстояния.

Я помещаю диадему на голову, и сразу же чувствую лёгкое покалывание у висков, и характерную теплоту. Но это продолжается не более трёх – пяти секунд. Затем тепло пропадает. Мы смотрим на экран Горовского АУРа. Диадема не исчезает, а ярко светится и излучает…

– Тебя, Лео, он не признаёт, и не считает своим адептом, – говорит Гор.– Эта диадема, действительно, сделана для тебя, Ари.

– Или предназначена,– говорю я.

Глаза у Ариши расширяются, и зеленеют ещё больше.

– А если ты долго её не снимаешь, возникает ли у тебя чувство дискомфорта? – спрашиваю я.

– Да, это бывает, но я переживаю эти минуты, и всё проходит.

– Ари, мы команда, и несём ответственность друг за друга. Что конкретно с тобой происходит? – спрашивает Гор.

Лицо Ариши несколько темнеет.

– У меня бывают видения. Это случается чаще во сне, но, иногда и наяву…

После некоторой паузы, Гор говорит:

– Мы сделали важное наблюдение. Когда диадема вне тебя – она видима. Её могут забрать. За ней охотятся.

– Я это понимаю, я это чувствую,– говорит Ариша и усмехается.– Я её никому не отдам – никогда…

– Ты можешь переродиться, и не известно в кого, – говорю я, пытаясь пошутить.

Но никто не улыбается.

– Ты, Ариша, становишься вторичной обмоткой транс…форматора, – не унимаюсь я.

– Вторичная обмотка, ты сказал, – Ариша нехорошо улыбается. Это интересно. Я запомню твои слова, Лео.

– Ты, прежде чем оскорбляться, почитала бы «Трактат об электричестве и магнетизме» господина Максвелла, позапрошлого века. Лично у меня на любой магнетизм есть отводной элемент. Это спиннинг, заброшенный в море…

– Это схема. Реальная схема и никакого фэнтези. Я бы только уточнил: космос – диадема – проводник – земля,– говорит Гор.– И обратно: Земля – проводник с диадемой – космос… только в первом случае поверхность планеты, а во втором – сама наша планета.

– Ты, имеешь в виду, проводник – это наша нимфа?– спрашиваю я.

– Да. Почти уверен, – подтверждает Гор.

Ариша кривит губки и смотрит на нас с лёгким и презрительным высокомерием.

– У меня отличная резиновая подошва на кроссовках,– говорит она. Электрический заряд не пройдёт.

Гор улыбается.

– Я говорю про эфир. Это не электричество.

– Я не могу понять есть ли у Атланты акцент, или нет? И её мимика несколько мультипликаторна… Мне кажется она частично небиологическая,– вдруг, говорю я.

– Да, подтверждает Гор. Это есть.

– Ты знаешь, Ариша, и у тебя, слишком плавно закрываются веки, когда ты моргаешь, – продолжаю я высказываться.

– Ты хочешь сказать, что и я частично небиологическая? – улыбается Ариша краешками губ. – Боюсь, Лео, я тебя разочарую. Это сейчас модный и действенный способ для девушки привлечь внимание. Есть специальная тренировка… И чтобы вы не говорили про Атланту – она прекрасная женщина.

– С эти-то мы полностью согласны,– говорит Гор.

– Ну, что вы решили? Будете ставить биомодуль?– спрашивает Ариша.

– Время у нас ещё много. Будем решать,– говорит Гор, чем заметно разочаровывает Аришу, и сохраняет интригу…

––

На следующее утро я просыпаюсь с сильнейшей болью в глазах. Такую резь невозможно терпеть. Казалось к ним кто-то прикасается острым лезвием. Это продолжается целый день. Я промываю глаза холодной водой, прикладываю к ним кусочки льда. Это помогает, но только на время. На следующий день, я замечаю перед глазами чёрные чёрточки, как реснички. Глаза продолжают болеть. Я не могу смотреть на свет. Как я не тру глаза, эти чёрные реснички не исчезают. Гор находит в интернете подобные симптомы заболевания глаз. …"реснички перед глазами" появляются при отслоении сетчатки глаз. Это грозное заболевание, способно привести к полной слепоте"… Гор звонит Арише. Она приезжает очень быстро, смотрит некоторое время в пространство, рядом со мной, и говорит: "Тебе это сделали. Поехали со мной к бабушке. Она поможет". Через полчаса Горец привозит нас в Севастополь. Я здороваюсь с Гришей за руку. Вера Георгиевна ласково со мной разговаривает, спрашивает, ношу ли я нательный крестик. Когда я это подтверждаю, она меня обнимает и говорит, что волноваться нечего, и всё пройдёт, только надо почитать молитву Богородице. Дева Мария лечит глазные болезни. Я так и делаю. В комнате Веры Георгиевны, перед иконой Казанской Божьей матери с зажженной свечой, я читаю молитву. Ночую комнате Ариши. Под утро мне снится страшный и странный сон. Буд-то по моим глазным яблокам медленно ползут большие аквариумные улитки – ампулярии. Я пытаюсь их сбросить рукой, но не мог пошевелиться, а чувствую лишь резкую боль в глазах. Но улитки уползают, и боль исчезает… Я просыпаюсь весь взмокший, и вспоминаю злобный голос старухи из Чёрного Замка: "Глазки болят"… Но глаза уже не болят – улитки уползли, и не вернулись… У меня долго текут радостные слёзы благодарности…

Утром мы завтракаем во дворе за самоваром. Я обнимаю Веру Георгиевну и целую её. Она крестит меня и вытирает слёзы. Гриша и Ариша радуются за нас. Я рассказываю свой сон про улиток. Гриша ведёт меня в свою комнату с аквариумами. Там их полно – жёлтых и крупных…

Через час, мы с Аришей, снимаем крупную сумму денег с моей карточки. Загружаем Горца по полной программе хорошими продуктами. Специально для Веры Георгиевны я покупаю огромный пакет травяного чая, самого разнообразного содержания, по рекомендации Ариши. Она привозит меня на дачу, а сама, с частью продуктов, возвращается домой. Вижу Гора, улыбаюсь, чувствую, что и он искренне рад благополучному концу этой истории, и понимаю, что магия есть…

Вечером, я говорю Гору, что готов, в принципе, к операции внедрения БиоМодуля, но прежде надо об этом поговорить с Атлантой и выяснить главные моменты после этого… Гор соглашается, и говорит, что думает точно так же. Затем он звонит Атланте. Она обещает быть у нас уже завтра в полдень, причём не желает, чтобы мы её встречали. Нас она найдёт сама…

Утром мы с Гором приступаем к генеральной уборке в трейлере, и на территории дачи. Это занимает на более двух часов. Затем я колю дрова для шашлыка, и наполняю ими мангал. Маринованный сырой шашлык мы купили вчера вечером.

Гор готовит салаты из дачных овощей, и выпекает хлеб в трейлере.

Ровно в полдень, металлическая дверь дачной ограды медленно отходит в сторону, и к нам заезжает небольшой, но шикарный электромобиль розового цвета. За рулём сидит Атланта в светлой шляпке, которая ей очень идёт. Рядом, победоносно улыбается Ариша, а между ними, как часовой у мавзолея, торчит Шалу.

Ариша первая выпрыгивает из электромобиля, приветствует нас поднятой рукой, и говорит:

– Вы что же это, трусишки, решили нас шашлыком угостить? Шалу видит мясо – в открытой кастрюльке возле мангала, быстро подходит, и садится там, с тем же торжественным выражением охранителя, на усатой морде.

Атланта здоровается с нами за руку, и мы заходим в трейлер.

– У нас единственный вопрос, – говорит Гор. – Повлияет ли биомодуль на нашу личную волю к самостоятельному принятию решений?

– Нет. Я это говорю однозначно, исходя из собственного опыта. Мной никто не управляет, и я совершенно свободна в своих мыслях и поступках, – отвечает Атланта. Могу сказать вам по секрету, корректировка мыслей до десятого уровня не предусмотрена…

– Из этого следует, что и у неё стоит подобный биомодуль. Только кто ей его поставил? – приходит мне в голову. Слова её прозвучали убедительно и совершенно искренне, я чувствую это интуитивно.

– Скажите, Лео, а вы любите играть в компьютерные игры жанра Role – Playing – Game, сокращённо RPG? – спрашивает меня Атланта.

– Играл, когда-то, но такие игры мне всегда казались скучноватыми. Больше нравились гонки, или стрелялки. А вообще-то, я предпочитаю развлечения в реальной жизни. Например, рыбалку, или литературу.

– О, да! Я в этом убедилась. Но, мы вам предлагаем не игру, а жизнь, только в расширенных параметрах. И чтобы вам лучше ориентироваться в этих новых условиях жизни, перед вашим взором будет самый простой интерфейс, очень похожий на тот, что бывает именно в RPG играх, – говорит Атланта.

– И ты, Лео, сможешь приблизиться к принцессе на минимально допустимое, по всем приличиям расстояние, и узнать о ней много интересного, – вставляет донельзя довольная Ариша.

– Такой широкой улыбкой, ты, Ариша, можешь так прокачать свои прелестные щёчки, что они потом свисать будут, когда рот закроется – говорю я.

– А вы, я вижу, любите пошутить, – улыбается Атланта.– Кстати, Лео, как вы себя чувствуете? Я имею в виду зрение.

– Благодарю. Практически не изменилось.

– Если бы в вашем организме присутствовал внутренний орган, под условным названием "биомодуль", то вы, Лео, смогли бы избежать негативных для себя последствий, по причине их предвиденья и предотвращения…

– Лео у нас – рыцарь! Он, по – любому будет страдать, писать стихи, и спасать принцессу, – говорит Ариша, очень довольная этой своей фразочкой.

– Как знать, как знать, – говорит Атланта. – Ваши профили будут доступны друг другу. Вы – единая связка – Первое Звено! Благодаря этому, вы сможете оказывать друг другу реальную помощь, даже на дальних расстояниях, в случае необходимости… Вы, и ваш биомодуль – это единый системный организм. Никогда не противопоставляйте себя биомодулю. Вы – первичны. Ваша воля – ничем не ограничена, разве только что интеллектом… Ваши АУРы и биомодули постепенно согласуются в единую систему. Представляете, какие это энергетические перспективы и жизненные силы… Оптимальный возраст для установки биомодуля – это 17-18 человеческих лет. Как раз – ваш возраст. Биомодуль является уникальным внутренним органом для человеческого организма, заставляющий этот самый организм очищаться, развиваться и совершенствоваться. Биомодуль продлит вашу человеческую жизнь не менее чем на 20 – 30 лет. Только вот точки возрождения, как в компьютерной игре, у вас не будет…

– Мы согласны,– говорит Гор.

– Точно, Лео?– спрашивает меня Атланта.

– Да, согласен, – подтверждаю я.

Атланта достает из сумочки маленький коробок.

– Здесь слабительное. Очень хорошее. Примите его перед сном. Завтра я у вас в трейлере с 9.30. Операции проведём в 10.00. Настраивайтесь на позитив. Вы только выигрываете, совершенно во всём.

Мы с Аришей уходим. Шашлык есть – не рекомендую. Вообще, сегодня ничего не ешьте, только вода. До завтра.

– Шашлык мы заберём, – говорит Ариша. – Правда, Шалу? Он только что залез в трейлер, и смотрит на нас с повышенным интересом.

– Забирайте, – говорит Гор, и они уезжают на шикарном автомобиле…

Мы лежим с Гором в трейлере, на своих койках, на животе. Перегородка между койками опушена. Над нами стоит Атланта. Рядом с ней небольшой столик на колёсиках. Слышится музыка в стиле релакс. Я вспоминаю свою рекордную "золотую рыбку", и, как отдирал с мясом и кровью мидию, приросшую к её хребту, то ли капиллярами, то ли проводками… – А внутри мидии – этот самый БиоМодуль, – думается мне…

– Всё пройдёт хорошо. Я уверена в успехе. Будет больно, но недолго,– говорит Атланта, протирает спиртовым раствором спину Гора, и, делает ему укол длинной иглой, в верхнюю часть позвоночника. Гор лежит, вытянув руки вперёд, закрывая ими лицо с обеих сторон.

Я чувствую, как напрягаются все мышцы моего организма.

– Лео, расслабьтесь, вы не в кресле стоматолога,– шутит Атланта.

Я задерживаю дыхание. Через минуту это помогает. Мои руки и ноги становятся ватными.

– Это, как укус комара,– слышу обвораживающий голос Атланты.

– Вы удивительная,– говорю задумчиво, и чувствую пронзительную боль в том месте, где недавно на мне замкнулись контакты электрошокера.

– Полежите спокойно минут десять,– говорит Атланта, и начинает что-то подготавливать на передвижном столике. Я слышу приятную музыку, и чувствую настоящий релакс. Тело моё становится невесомым. Нервное напряжение просто улетучивается. Укол работает отлично. Я хочу спросить Атланту – что там: створки мидии, или пластик? Но не хочется открывать рот.

Атланта делает операцию "внедрение Биомодуля" Гору. Я засыпаю глубоко – глубоко… Мне уже не интересно…

Просыпаемся мы с Гором через сорок восемь часов.

– Доброе утро,– говорит Атланта.– Поздравляю вас с успешным результатом. Ещё пару дней вы будете только спать, и немного кушать, пока ваши БиоМодули окончательно не приживутся. А потом я вам всё расскажу… Завтрак на столе.

Атланта выходит из трейлера.

Я чувствую необыкновенную лёгкость во всём теле и удивительную ясность в голове. Хочется радоваться и смеяться.

– Как ты? – спрашивает Гор. Он весел, и вероятно, проснулся несколькими минутами раньше меня.

– Отлично, как никогда, – говорю я, и чувствую, как интересно звучит мой голос.

– Аналогично, – говорит Гор. – Надо отлить.

– Логично, – говорю я…

Через пять минут, мы завтракаем чем-то удивительно вкусным, и снова заваливаемся крепко спать, как малые дети… На следующий день мы просыпаемся в полдень. В трейлере Ариша и Атланта.

– Мы сейчас выйдем, а через полчаса будем обедать. Приходите в домик, – говорит Атланта.

– Как вы похорошели, и блеск такой необычный в глазах появился,– посмеивается Ариша.

– А у тебя, не только блеск ненормальный, но ещё и горят они, как фары у грузовика на просёлочной дороге,– говорю я…

Мы сидим за праздничным столом. Праздник называется "День расширения сознания". На столе филе рыбы с лимонным соком, овощи, фрукты, хлеб из пророщенного нами зерна, а также свежий гранатовый сок.

– Рекомендация вам – первую неделю по сто грамм в день,– говорит Атланта и разливает сок в изящные стаканчики. – Чтобы активировать свой БиоМодуль, и увидеть его интерфейс, вам надо моргнуть веками три раза, с частотой между движением век – от 1, до 2 секунд. Не больше, не меньше. Точно также можно БиоМодуль отключить.

– А почему не просто моргнуть, как обычно пишут в фантастических книжках,– спрашиваю я.

– А потому, Лео, что человек моргает постоянно, и это будет вызывать дискомфорт.

– Это правда,– соглашаюсь я, и троекратно моргаю с нужной частотой… И, действительно – чудо!! У меня, перед глазами, появляется текст, ясно видимый, и совершенно не напрягающий зрение.

Это предложение на английском языке.


Your Leo 2.0 BioModule works for you.


Я улавливаю смысл, но, ищу "панель языков" и! – второе чудо! – рядом с предложением проясняется кирпичик салатного цвета. Смотреть на него приятно. Смотрю, не отрываясь несколько секунд – панелька раскрывается. Вижу список доступных языков. Быстро нахожу русский. Не отпускаю взгляд, и, рядом со словом плавно расправляет крылья чайка – галочка. Предложение уже на русском языке!


Ваш БиоМодуль Лео 2.0 работает на вас.


Я в полном восторге. Чувствую настоящую эйфорию.

Моргаю три раза с нужной частотой – не менее секунды, не более – двух. Предложение становится другим.


Ваш БиоМодуль Лео 2.0 отдыхает вместе с вами…


И исчезает через две секунды. Меняется самоощущение себя, и мира – оно становится привычно скучноватым.

Но, я чувствую, как изменилось само время – уже в этой главе…

Снова моргаю три раза – с нужным временным интервалом.

Появляется предложение на своём месте – в правой верхней части моего поля зрения.


Ваш БиоМодуль Лео 2.0 работает на вас.


Чувствую прилив сил и настроения. Замечаю, как становится приятней дышать. Воздух делается мне родным, хорошо знакомым с детства – это воздух нашего моря…

Интуитивно задерживаю взгляд на словосочетании


БиоМодуль Лео 2.0.


Оно делается контрастней, берётся в рамочку, и наполняется текстом:


Сотрудник первого уровня

Исследовательского Центра Атланта (ARC)

Член Первого Звена

Человек, мужчина

Возраст: 18 лет

Количество жизни 1/1

Продолжительность жизни: 82 года

Первичные характеристики БиоМодуля Лео 2.0

Сила (5)

Ловкость (5)

Интеллект (15)

Восприятие (5)

Харизма (12)

Вторичные характеристики БиоМодуля Лео 2.0

Жизненные силы 72%

Воля 80%

Настроение 92 %

Навыки БиоМодуля Лео 2.0

Электроника 1

Рыбалка 2

Стихосложение 2

ВНИМАНИЕ!!!

Ваш класс изменился – Вы стали активным сотрудником ARC первого уровня.

У вас появилась возможность специализации класса в будущем.


Вижу на заднем плане поля зрения несколько разноцветных прямоугольников. Стоит мне задержать внимание на каком – либо, как он приближается, и наполняется текстом… Это впечатляет! Никаких тебе капсул полного погружения, ни VR – шлемов с манипуляторами.

– Скажи, Ари, у тебя тоже появляется интерфейс перед глазами, если правильно моргнуть?– спрашиваю я.

– Конечно, – отвечает Ариша.

– И когда он у тебя появился, если не секрет?

– На следующий день, как я приехала в Сочи, и встретилась с Атлантой.

– Значит, обошлось без операции внедрения. Твоя диадема, вероятно, имеет отношение к Исследовательскому Центру, – говорю я.

– Вероятно, – соглашается Ариша, – Но она сделана только для меня, как вы недавно в этом убедились экспериментальным путём.

– Но я, человек мужского пола, и, ещё не известно, как бы среагировала твоя диадема, если бы её…

– Лео, – закрой варежку, а?! – начинает злиться Ари. – Диадема – моя! И пусть кто – нибудь только попробует её забрать…

– Напрасно, Ари, ты так реагируешь, – говорит Гор. По любому, мы будем драться за тебя, и за твою диадему с кем угодно…

– Это правда, Ари, может быть кого – то и завалим из местных NPC придурков, – говорю я.

Мы смеёмся, и кладём руки на плечи друг другу, включая и Атланту…

Вдруг, в поле моего зрения всплывает предупредительный текст красноватого оттенка.


Ваша мама Мария Андреевна ждёт вашего звонка седьмые сутки. Наносится урон по прямой кармической связи – Жизненные силы -1% (каждые 12 часов)…


Я извиняюсь, и, буквально, срываюсь со своего места за праздничным столом. В трейлере хватаю смартфон и звоню.

– Да, – слышу тихий и грустный голос мамы. У меня сжимается сердце.

– Прости, родная, грешен. Забыл тебе позвонить. Я в команде. На мне большая ответственность. Приходится много учиться. Мы выиграли престижные соревнования. Приятная новость – заработал приличные деньги. Вероятно, скоро смогу к тебе приехать. Купим новую мебель, ту, дорогую, что тебе нравилась в магазине… Ты меня простила? Слышишь, мама?

– Да, Лёнечка, слышу. Звони только чаще, а то, думки всякие приходят, сны… я за тебя молюсь…

– Ты меня простила? – снова прошу я.

– Да, да, простила, у тебя голос немного изменился.

– Я с ребятами – общаемся много, громко разговариваем… Ну всё, пока. Буду звонить. Скоро увидимся.

– Береги себя, сынок.

– Хорошо, – говорю я, буду звонить каждый день.

– Буду ждать, – говорит мама, и отключает связь.

Чувствую, как теплеет на сердце. И сразу же появляется сообщение перед глазами:


Снят debuff кармической связи.

Очки здоровья +1

Получено очков опыта + 1 exp


Появляется ещё текст, но я уже не хочу его читать. Просто моргаю, и он исчезает. Вытираю пот со лба. Иду в домик. Чувствую, как улучшилось моё настроения, и очень хорошо понимаю смысл высказывания – с моей души свалился груз…

Через полчаса, мы садимся в Теслу, провожать Атланту. Авто бесшумно стартует к морю. Голова Шалу, между Аришей и Атлантой, торчит выше всех. Он верный страж, и зоркий наблюдатель всего вокруг. Комфортная езда скоро заканчивается. Тесла проезжает прибрежный каменистый участок моря. Мы выходим из машины на тёплый песок.

Атланта достаёт из сумки свой белый планшетик, и очень скоро, над поверхностью моря всплывает прозрачный пузырь кабинки мини субмарины, точно такой же, как и у нашей Омеги.

– А ваш шикарный электромобиль? – спрашиваю я.

– Тесла? Я подарила её Арише, – говорит Атланта.

– Отличный подарок, – говорю я, и смотрю, как сияет Ариша.

Мы с Гором заходим в воду, и подтаскиваем лодку к самой кромке берега. Теперь я чувствую связь слов: Крым – кромка. Может быть это работа БиоМодуля? – приходит мне в голову. Атланта держится за моё плечо, и легко садится за пульт управления. Мы отталкиваем лодку на глубину. Шалу плывёт за ней, и хочет лизнуть Атланту на прощание. Она гладит его по голове, и кричит:

– Желаю удачи! Затем сдвигает свою шляпку набок – по-мушкетёрски, закрывает прозрачный купол, и быстро скрывается под водой…

– Хорошая у тебя машинка, – говорю я. – Компактная, и изящная. Горца нам оставишь, или сразу двумя будешь рулить?

– Это Tesla Model Y – лучший электрический городской паркетник на сегодня, – говорит Ариша, не замечая моей иронии. – Горца можешь брать в любое время и кататься…

– Получено задание от ARC, – улыбается Гор. И не просто задание, а настоящий суперквест. На разработку и подготовку – неделя. Награды, в случае успеха, как сказано, в правом верхнем углу моего поля зрения, нас приятно удивят… Поехали в трейлер – на совещание.

Смотрю на Гора. В правом верхнем углу моего поля зрения появляется новая полупрозрачная иконка красивой конфигурации, с сокращением и аббревиатурой InfoARC, смотрю на три последние большие буквы, и они раскрываются – ATLANTA RESEARCH CENTER. Иконка активируется и становится ярче. Всё понятно – это инфополе Исследовательского Центра Атланта. Рядом с Гором, раскрывается полупрозрачный текст:

Командир Первого Звена – Гор.

Профиль станет доступен для члена Первого Звена, Биомодуля Лео 2.0, через 32 часа, 22 минуты, 15 секунд… 14 секунд… 13 секунд…

Я моргаю один раз – этого достаточно для того, чтобы текст исчез…

Мы садимся в Теслу. Шалу, как положено охраннику, рядом с Аришей. Tesla Model Y срывается с места, как молодая электрическая кобылка, песок летит из – под колёс – фонтаном!

Глава 13. Профессор из Краснодара.

Через пять минут, мы уже на даче, и сразу залезаем в трейлер, садимся в удобные кресла перед мониторами, но их не включаем, а завариваем чай.

– Как я и думал, нам предлагается заполучить эту самую субстанцию в концентрированном виде, непосредственно с Южной башни Чёрного Замка. И, затем, направить её в герметичном контейнере координатору ARC Атланте. Причём надо взять этот аномал напрямую, с устройства приёма и концентрации его на верхушке Южной башни. Вот об этом нам всем надо думать – как решить этот квест. Герметичный контейнер для этого вещества я сделаю. Останется только залезть на Южную башню, и взять образец этого вещества. У нас есть суперскан верхушки Южной башни. Это уже хорошо. Может быть, потребуется альпинистское снаряжение Ари?..

– Допустим, мы получим этот аномал с верхушки Южной башни, а дальше, что с ним делать? – спрашивает Ариша.

– Дальше, всё просто. Мы отправляем контейнер с ним на Омеге, на автопилоте, в Сочи, к координатору ARC Атланте.

– Да, это понятно, но у нас нет бронетанковых подразделений, чтобы пробиться к Южной башне Чёрного Замка, – говорю я.– Если только со стороны моря. Там отвесная скала, и высокая стена Замка, перед башней, с мотками колючей проволоки наверху.

– Вот поэтому мы и собрались, чтобы решить эту задачу, – отвечает Гор.

– Мы там уже порядком засветились, – говорит Ари. – Напрямую не получится однозначно. Перелезть стену, и залезть на башню – это возможно, но остаться целыми – вряд ли…

– Да, говорит Гор, залезть, возможно, но дальше – шансов нет. Нас сразу узнают, и, могут реально перестрелять, и даже прикапывать не станут, чёрные крысы уничтожат останки очень быстро…

Я хочу увидеть профили Ари, и, держу взгляд рядом с ней, но никакой информации, в моём поле зрения не появляется…

– Ладно, командир. Задание получено. Наши мозги уже начали над ним работать… Лео, что ты так смотришь, рядышком со мной, и моргаешь… Наверное, хочешь увидеть меня обнажённой? – спрашивает Ари.

– Да нет, что-то в глаз попало,– отвечаю я, и чувствую себя так, словно меня застали за недостойным занятием. Однако профиля Ари, я не увидел.– Гор, знаешь, кто мы такие? – спрашиваю я, чтобы сменить тему.

– Ну? – вопрошает Гор.

– Мы с тобой андроиды – кубаноиды.

Гор кривит улыбку, и доливает себе чай в фирменную кружку.

– Пусть так. Но мы – Первое Звено! Кубань рулит…

– Кубаноиды, это негативное прозвище жителей Кубани? – спрашивает Ариша.

– Да, – говорит Гор. – Но это несправедливо. У нас много интеллигентных и интеллектуальных людей. Таким и был, ныне покойный, профессор физики Иван Сергеевич, мой главный Учитель.

– Гор, расскажи о себе, и как ты познакомился с Атлантой. Ты обещал, – просит Ариша.

– Да, Гор, расскажи, – поддакиваю я.

Гор снимает свои стильные очки, и начинает их тщательно протирать.

– Это случилось года два тому назад. Наша студенческая команда по программированию выиграла чемпионат мира в Америке. Я, был самый молодой участник нашей команды, и, в немалой степени, как говорили, поспособствовал победе. А через неделю, после того, как приехал домой, из почтового ящика, я вытащил извещение на получение посылки. Это оказалась книга (в меньшей степени учебник) по физике элементарных частиц. Книга полностью захватила моё внимание на несколько дней. Она перевернула все мои прошлые познания в физике на эту тему. Автором книги был Иван Сергеевич Волошин – профессор физики кубанского университета. На последней странице был его номер телефона, и приписка курсивом – высказать своё мнение о книге. Я был в восторге от книги и не мог не позвонить. Так я познакомился с Иваном Сергеевичем. Жил профессор на окраине города, в своём домике, совершенно один. Супруга Ивана Сергеевича умерла, детей у них не было…

Лекции профессора в интернете не остались незамеченными. Ему поступали заманчивые предложения из ведущих стран с предложениями о сотрудничестве, но Иван Сергеевич категорически отказывался. У нас же он не находил заинтересованности у вышестоящих чиновников в своей исследовательской и практической работе…

Профессор не один год искал спонсоров и помощников для своих разработок. И тогда в его жизни появилась Атланта. В то время профессор был тяжело болен, и ей (по его словам) удалось не только вылечить его, но и подарить ещё двадцать лет хорошего здоровья и плодотворной работы в создании двигателей, с использованием гравитационной тяги. А когда я стал помогать ему в практической работе, Атланта пригласила нас к себе в офис; и, главное – привезла уникальные магниты, ставшие основой гравитационного двигателя… Здесь мы и сделали первую Омегу, при моём непосредственном участии.

– Здорово! – воскликнула Ариша.

– Теперь я понял, почему слово "Омега", написано по-русски,– сказал я.

– Да, поэтому. К сожаленью, не ровно написал. Но продолжу…       Приведу лишь некоторые высказывания Ивана Сергеевича, может быть не совсем точно, но верно по смыслу: …Существует только одна ясно мыслимая и объяснимая энергия Вселенной – это эфир. И лжёт Googlе, выдавая информацию о физическом понятии эфира, как устаревшую… Истина не может устареть… И лжет он неспроста. Великий Никола Тесла использовал эфир в своих опытах и технических разработках. И добился практического результата. Он создал прототипы летательных и самодвижущихся аппаратов с неограниченным потенциалом перемещения. Топливо для них не требовалось. Частички эфира всегда были, есть, и будут… А нефть, и её производные, как топливо, теряли в перспективе своё значение и ценность. Но владельцы основных мировых банков в позапрошлом столетии не могли с этим смириться. Эти ростовщики уже скупили большинство нефтяных компаний, и получали баснословные прибыли… Поэтому теория эфира, как энергия вселенной, была признана устаревшей и не перспективной, следовательно, лишённой дальнейшего развития; только с единственной целью – чтобы люди не получили доступ к энергии эфира, практически бесплатной, и не губящей природу. Сам же Никола Тесла ушёл из жизни при весьма странных обстоятельствах, а наиболее интересные его записи и чертежи пропали… Появилась удобная для банкиров – ростовщиков теория строения и развития вселенной, она и существует до сих пор во всех, так называемых, классических учебниках физики. Поэтому, в области физики, на протяжении уже второго столетия – стабильное болото, без развития и перспектив…

Так вот, гравитация, по мнению профессора – это не притяжение одного тела к другому, а это – процесс потока частиц эфира сквозь плотную материю. Поток разнонаправленный, и это можно использовать в двигателях на гравитационной основе. В нашем случае, определённое количество частичек эфира из космоса, доходят до ядра Земли, и меняют направление движения на противоположное. Надо только собрать эту энергию, и использовать…

Самая большая тупость – это теория большого взрыва… Нет никаких частиц, а есть только эфир, и его разновидности (это известные элементарные частицы)… Эфир – энергия вселенной! Ньютон учился у египетских жрецов, а они – наследники Атлантов… И я получил эти знания…,– об этом не раз говорил профессор. – Земля стряхнёт с себя то, что её губит, и покроется ледяной корой. А потом, снова возродится, но уже с более достойной жизни цивилизацией....

Год тому назад, я пришёл к профессору в последний раз, Атланта была у него. Иван Сергеевич покидал наш мир… Последние его слова, сказанные мне, были: "… Когда ты научишься управлять эфиром, тогда, станешь ближе с Богу…" Профессора мы хоронили вдвоём с Атлантой…

Через некоторое время, я приехал в Сочи, в офис, на Ландышевой улице. Атланта предложила мне возглавить мобильную группу для исследования аномальных явлений, возникающих в последнее время на Северо – восточном побережье Чёрного моря. Я согласился. Но создать команду ей удалось только тогда, когда появились вы. И я снова приехал в Сочи. Вот и всё.

– Да, интересно, – сказал я. – Что же это за Исследовательский Центр, на который мы работаем? Ты не в курсе, Гор?

– Некоторое оборудование Исследовательского Центра создано по неизвестным мне технологиям.… Этого достаточно для того, чтобы не задавать преждевременных вопросов… Кроме Атланты, я никого не видел из представителей так называемого "Исследовательского Центра". Сама она, обычно, вежливо уходит от этой темы… Ответы появятся в своё время. Вот что я думаю. У нас есть уникальная возможность получить такие знания, о которых могут только мечтать учёные мужи всего мира…

Я вспоминаю экспериментальную пеламиду Атланты, что поймалась на мой воблер. Трогаю рукой небольшое утолщение между первым и вторым позвонком у себя на спине. Оно стало гораздо мягче и меньше, чем в первые два дня после операции. Это напоминает простой жировик. Он перекатывается под пальцами. Никакой боли, или дискомфорта при этом, я не испытываю.

– БиоМодуль будет жить и работать в своей оболочке и после смерти наших организмов, – говорю я.

– Да, Лео, а ещё и хранить информацию, поэтому Атланта и пришла к тебе, чтобы его забрать. Эту штуку хотели бы заполучить многие сильные мира сего, за любые деньги, и любым способом. БиоМодуль, я думаю, это уникальная технология связи клеток и электронов. Электроны, оговорюсь, это разновидность эфира. Это то, как неживое (по нашим понятиям) взаимодействует с живым на практике, и наоборот. Подобное, на сегодняшний день, человечеству недоступно. Это Атланта – специалист, по так называемой, квантовой биологии. Даже, если кто – то из заинтересантов нашей планеты, и получит такой БиоМодуль, то управлять им, и тем более воспроизвести – не сможет. Для этого, ещё, надо иметь разрешение от Высших представителей нашей Вселенной… – говорит Гор.

– А если, БиоМодуль, со всей его памятью, навыками, способностями и опытом, отслужившего свой век организма, поместить в новый организм…, – говорю я.

– Да, это очень интересно, – соглашается Гор. – Всё это понятно, как детская игра. Будешь хорошо себя вести, правильно питаться, заниматься спортом, и твои показатели станут расти и улучшаться … БиоМодуль снимает с тебя медицинские показатели, оцифровывает их, и занимается улучшением биохимических показателей организма, что хорошо. Но самое интересное – это infoARC. Здесь мы можем получить эксклюзивную информацию об окружающей действительности. Перед нами открывается скрытая часть (для обычного человека) реальности.

– Получается Большая Игра, а все остальные вокруг, без БиоМодуля, становятся, так называемыми, неигровыми персонажами – NPC, – говорю я.

– Так получается, – подтверждает Гор. – Именно Большая Игра за будущее нашей планеты…

Вечером, как уже взял за привычку, звоню домой. Хвастаюсь своими талантливо придуманными успехами. Слышу радостный голос мамы. Это ей приятно. Разговариваем долго. Она меня спрашивает про новую мебель, не пошутил ли я. Я её уверяю, что такими вещами не шутят. Она смеётся, и говорит, что заходила в магазин, сделала фото мебели, и теперь мечтает, как будем её расставлять…

Сразу же, после разговора, я вижу текст:


Очки здоровья +1

Получено очков опыта + 1 exp


Утром следующего дня, только открыв глаза, и, не моргая ими с нужной частотой, вижу текстовое сообщение своего БиоМодуля, или, можно уже сказать – своей БиоСистемы:


Полностью восстановлена сетчатка правого глаза.

Состояние сетчатки правого глаза 100/100

Состояние сетчатки левого глаза 97/100.


Задерживаю внимание на последнем предложении – открывается дополнительная информация:


25 июня, в 19.48, сетчатка левого глаза подверглась воздействию негативной энергии с близкого расстояния. Получен серьёзный ущерб здоровью.

27 июня в 15.35 процесс воздействия негативной энергии на организм прекращён, после вмешательства светлой энергии Высших Сфер.

Для полного восстановления сетчатки левого глаза, необходимо очков здоровья +2


Я выхожу из трейлера, и смотрю в голубое небо. Ещё вчера, в правом глазу, в его верхней части, я видел мелкую вздувшуюся цепочку пузырьков, похожих на икринки, такое бывает, если подпалить плёнку… Сегодня этого нет. В левом глазу всё ещё остаются чуть заметные чёрточки. Пузырьков здесь не было…

Произношу про себя: "Спасибо, БиоМодуль", но ответа не получаю…

Вслед за мной выходит и Гор. Я рассказываю о сообщении и восстановлении сетчатки моего глаза.

Гор говорит, что у него прекратился процесс кариеса одного из нижних зубов, и началось восстановление ткани и эмали этого зуба.

У меня перед глазами появляется новое сообщение БиоСистемы:

Доступен профиль командира Первого Звена Гора


Открыть профиль да / нет


Я выбираю – нет

– Ну что? Есть идеи – как нам взять этот чёртов лунный аномал? – спрашивает Гор.

– Идей нет. Ясно одно – на Южную башню придётся взбираться, – отвечаю я.

– Да, – соглашается Гор.– Желательно без штурма.

– Но, с подавляющим преимуществом в воздухе, я имею в виду эскадрилью плазмоидов. Даже самые плечистые и жопастые охранники обделаются…

Гор улыбается и начинает поливать огурцы и помидоры. Я собираю урожай. Чувствую, как мои мысли неустанно возвращаются к Эль, несмотря на то, что я прилагаю максимум усилий этого не делать, но, говоря высоким слогом – тщетно. Они возвращаются. Признаюсь себе, что жду её звонка, поэтому смартфон всегда со мной, а не лежит в трейлере…

Звонок раздаётся, но из АУРа Гора. Он включает громкую связь.

– Вы там не стесняйтесь. Собирайте урожай, – говорит Ариша. – Помидорчики, огурчики, зелень, капуста, картошка, морковь, свекла. Бабушка боится, что вы не будете собирать…

Я подхожу к Гору и говорю:

– Привет, Ари, буду варить борщ. Возьму подсолнечное масло в домике и красный перчик.

– Да, да, Лео, конечно бери. Бабушка и Гриша передают вам привет.

– Взаимно, – говорит Гор.

– Здесь у нас, интересная история происходит. Это я про Шалу. Если у вас нет особых дел на сегодняшний вечер, то подъезжайте к нам, на Горце. У Лео, я знаю, есть права этой категории. То, о чём я говорила, происходит каждый день в шесть часов вечера… Это очень интересно…

– Ты нас заинтриговала, – говорю я, и смотрю на Гора. Он кивает головой. – Сегодня будем у вас, – говорю я.

– Отлично, – отвечает Ариша. – Только, не позже 18.00…

– Услышали тебя, – говорит Гор, и связь отключается…

В пять часов вечера, мы с Гором, не без удовольствия, садимся в комфортные сиденья Горца. Я – за руль. В кармане у меня лежит водительское удостоверение категории "А". Управлять этим квадроциклом очень приятно, и через полчаса, без особых происшествий, мы подъезжаем к знакомому нам севастопольскому дому, по дороге накупив много чего вкусненького к "чаю". Ариша открывает ворота, и я ставлю Горца рядом с розовой Tesla Model Y, под натянутый тент во дворе. Как только вижу Веру Георгиевну, сразу же с ней обнимаемся, как близкие родственники. И у неё, и у меня, начинают блестеть глаза от радости. Ариша ставит самовар, Гор тащит пакеты к "чаю", и ещё овощи с дачи. Дверь в комнату Гриши открыта. Он машет нам рукой, но не выходит, у него снова стрим и гости. Мы садимся за самовар. Шалу тоже рядом с нами, но вот морда у него имеет несколько иное выражение, чем обычно. Это выражение незаслуженного страдальца. Ариша подносит к его носу вкусные кусочки сардинки со стола, но Шалу не ест, и кажется, из его глаз, цвета крыжовника, как выразилась Ариша, вот-вот потекут слёзы…

– Вот так будет сидеть, а в шесть часов пойдёт на перекрёсток.

Я смотрю на свой смартфон. Сейчас 17.49. Гор рассказывает, как он был в Америке, и как много там наших соотечественников. Гриша заканчивает стрим и провожает тех же вежливых девушек, только сейчас у девушек в пакетах пышные аквариумные растения. Мы девушек не отпускаем, и сажаем за стол. Часовая стрелка вплотную приблизилась к цифре 6…

Шалу, как будто извиняется, опускает морду, и тихо плетётся к забору, не оглядываясь. Ариша делает большие глаза, вздыхает, и говорит: "Начинается". Шалу мгновенно перескакивает забор, и исчезает. Мы встаём и идём за ним. Шалу уже стоит на перекрёстке, задирает морду вверх – на Восток – в сторону Чёрного Замка, и начинает выть, нюхать воздух и показывать клыки. Так он ещё никогда не выл. Это настоящий трубный глас. Как ни странно, но собаки молчат.

Мы смотрим, но не подходим. Через минуту, из ближайших домов начинают выползать коты, и собираться рядом с Шалу. Через три минуты, их уже около двух десятков, и они тоже начинают выть так, что становится не по себе. Это какой-то скорбный и отчаянный вой. Ариша подходит к Шалу, и берёт его за ошейник. Шалу упирается, но подчиняется хозяйке, и идёт к нам…

– Происходит что-то невероятное. Шалу собирает отряд,– говорит Ариша. – Коты хотят идти на Чёрный Замок. Кошачье племя объявило войну нечисти, что завелась на нашей земле. Люди, зная это, ничего не предпринимают, а коты, чуя беду, определили врага и решили его уничтожить. Они идут драться насмерть, вот что я думаю…

Через пять минут, мы сидим за самоваром втроём. Гриша пошёл провожать девушек. Вера Георгиевна отдыхает.

– Это случилось с ним после того, как мы побывали у Чёрного Замка, и он прикончил там парочку чёрных крыс, – говорит Ариша.

– Есть у вас дома фольга для запекания? – спрашивает Гор.

– Да, – говорит Ариша, несколько удивлённо, и приносит рулон.

Гор отрывает изрядный кусок, и обворачивает им голову Шалу. Наш камышовый кот удивлён до степени изумления.

Гор улыбается и говорит:

– Есть идея. Будем готовить отряд кошачьих в поход на Чёрный Замок.

Мы с Аришей заинтригованы не меньше, чем Шалу.

– Кто лучше всех сможет залезть по отвесной стене Южной башни Чёрного Замка? – вопрошает Гор. – Я думаю ответ здесь ясный и однозначный.

– Я тоже могу залезть, не хуже, чем Шалу, – вставляет Ариша.

– Мы в этом не сомневаемся, – говорит Гор. Но этой жертвы не потребуется. Ты, Ари, слишком заметная и привлекательная мишень. Весь план нашей новой кампании расскажу по ходу дела. Сейчас мы с Лео вас покидаем, а завтра днём, Ари и Шалу, подъезжайте на дачу… Сегодня же, ты, Ари покупаешь Шалу намордник. Самый прочный, с надёжными креплениями-застёжками.

– А зачем коту намордник? – спрашивает Ариша.

– Для крепления электронного блока с механизмом забора аномала, для защиты его мозга от действия мощного электромагнитного поля… Но всё расскажу завтра днём, как появитесь на даче…

На следующий день, с утра, Гор делает устройство захвата лунного вещества. Всё, для этого есть в трейлере – даже сверло с дырочкой внутри, и обратным клапаном, для забора вещества. Я помогаю ему, и высверливаю маленькие дырки внизу титановых пластин, вырезанных по объёму головы Шалу, по сохранённым параметрам слепка из фольги.

После полудня, к нам закатывается бесшумная Тесла с Аришей и Шалу. Кот в шикарном кожаном наморднике, и это, судя по его надменной физиономии, ему очень нравится.

– Проверим аппаратуру, – говорит Гор, и хочет снять намордник с головы Шалу, но это ему не удаётся. Это делает Ариша.

– Отличная конструкция, – говорит Гор. Должен подойти. Мы накладываем сверху на намордник титановые щитки с подвижными соединениями, и прошивает через дырочки всю конструкцию сталистой проволокой. На переднем щитке находится небольшой контейнер со сверлом-насосом и клапаном обратного хода. Рядом с ушами Шалу, в специальные крепления вставляем две гибкие антенны на тросиках (такие антенны невозможно обломать) Получается настоящий шлем, какого – то древнего урода.

– Такое немыслимое сборище агрессивно настроенных котов, будет для обитателей Чёрного Замка настоящим шоком, и послужит отличным отвлекающим манёвром. А Шалу, тем временем, сделает подкоп под Южную башню Замка, залезет на неё и возьмёт лунный аномал с накопителя, – говорит Гор.– Единственное, что боюсь – потянет ли движок устройства просверлить приёмник – накопитель на верху Южной башни. Я хорошенько рассмотрел наш удачный суперскан, стенки приёмника там весьма значительные по толщине. Но, я думаю – получится…

– Если Шалу заметят на башне, а это, более чем вероятно, – говорю я, – То, спасти свою шкурку, он сможет, лишь прыгнув в море, с верхушки башни.

– Лео прав, – говорит Гор.

– Тогда, командир, – говорит Ари, – подтягивай Омегу к нашему месту на берегу. Пойдём с котами параллельным курсом. Идти они будут через лес, а это не быстро.

– По любому, они под нашим контролем. Подойдём к Замку – когда надо, – говорит Гор. – Там, на башне, мощный прожектор…

– Сожжём его плазмоидами, – говорит Ари.

– Прожектор будет от нашей лодки на расстоянии большем, чем сто метров. Плазмоид превратится тогда, всего навсего, в солнечный зайчик, – улыбается Гор.

– Арбалет достанет, – говорит Ариша. У меня есть армейский арбалет папы. Когда мне было четырнадцать лет, я была на папиной лодке, возле берегов Африки. Там мы стреляли аллигаторов с расстояния тридцати метров. Стрела, выпущенная из этого арбалета, пробивала череп хищника навылет…

– А если подойти на лодке вместе с Шалу и десантировать его? – спрашивает Ари.

– Нет. Шалу – это не мышка. Нужен отвлекающий манёвр. Целый отряд агрессивно настроенных котов, способен наделать много шума возле Чёрного Замка и отвлечь внимание охраны, тогда Шалу будет легче добраться до лунного вещества незамеченным, – отвечает Гор, и что-то набирает на экране своего АУРа.

Вдруг, между антеннами, на шлеме Шалу, простреливает зигзагообразная молния.

Железный шлем, с прорезями для глаз, и с рогами – антеннами, между которыми временами простреливает руническая молния – это нечто…

Мы примеряем шлем на голове Шалу. Всё прочно, надёжно, и впечатляет!

– Начало боевой операции прикрытия назначаю на завтра, – говорит Гор. – В семнадцать сорок пять мы у вас. Шлем, я привезу. Надо будет мне ещё кое – что согласовать с механической частью заборного устройства…

– Когда будете ехать к нам, купите по дороге куриных окорочков килограммов двадцать, не меньше, – говорит Ари.

– Зачем это? – спрашиваю я.

– Бойцов накормить перед дальним походом, – отвечает она, – Неужели не понятно? Не тормози, Лео.

– Верная мысль, – оживляется Гор, сверкая своими стильными очками.

Глава 14. Кошачий марш.

К вечеру следующего дня, мы с Гором подъёзжаем к знакомым воротам севастопольского дома Тёмкиных. На заднем сидении Горца – два ящика мороженых куриных окорочков. Выходит Ариша с двумя пустыми вёдрами. Мы разрываем упаковки, и перекладываем сырое мясо в вёдра. Заходить в дом отказываемся.

Наступают заветный вечерний час.

Шалу, как всегда, легко перепрыгивает через забор, и отправляется на перекрёсток трёх дорог, собирать отряд. Через пять минут, он воет так, что становится не по себе. Рядом с Шалу уже собралось больше десятка местных котов – подвывал. Что они с успехом и делают. Мы стоим возле Горца. Ари держит рогатый шлем, мы – по ведру сырого мяса. И это – не много. В связи с необъяснимыми, и подчас, трагическими происшествиями последних месяцев, жители города стали повсеместно заводить и разводить котов. Эти древние животные, как никто другой, чуют всевозможную видимую и невидимую нечисть, и, самое главное – не боятся её (в отличие от собак), а, зачастую, и отгоняют…

Ари начинает медленно приближаться к перекрёстку. Мы идём за ней. За нами, короткими перебежками, устремляется, и знакомый нам серо – белый Гусар.

Шалу видит приближающуюся хозяйку и прекращает выть. Замолкают и остальные коты. Их собралось уже не менее двух десятков. Жёлтые умные глаза Шалу выражают немой укор. Мы подходим к отряду кошачьих вплотную. Ари достаёт небольшой серебристый баллончик, и распыляет его содержимое на выдвигаемые поочерёдно когти каждой, из четырёх, мощных лап Шалу.

– Что это, – спрашиваю я

– Алмазное напыление, – отвечает Ари. Затем она жестом повелевает нам оставить вёдра с сырым мясом и отойти. Мы с Гором так и делаем. Ари начинает кормить котов. Она в своей стихии. Мы это видим, и наслаждаемся зрелищем.

Я смотрю на Шалу, и, вдруг, вижу текст в пространстве, рядом с ним:


БиоМодуль Шалу 2.0 – личный охранник БиоМодуля Ари – Веда 2.0; члена Первого Звена

Количество жизни 1/1

Продолжительность жизни: 20 лет

Отряд: хищные

Семейство: кошачьи

Род: кошки

Вид: камышовый модернизированный

Масса: 18 кг

Навыки…


Но я отвожу взгляд от дальнейшей информации.

– Ты видишь БиоМодуль Шалу 2.0, – спрашиваю я Гора.

– Да. Это только облегчает нам задачу в управлении, – отвечает наш Звеньевой. Смотри на Ари.

Возле неё также появляется профиль:


Биомодуль Ари-Веда 2.0

Активный сотрудник Исследовательского Центра Атланта (ARC)

Член Первого Звена

Возраст: 17 лет

Количество жизни 1/1

Продолжительность жизни: уточняется…

Класс: Планетарный. Нимфа богини Артемиды

Навыки:

1. Ясновиденье – 1 уровень

2. Управление животными – 2 уровень

3. Стрельба из арбалета – 2 уровень

4. Владение холодным оружием – 2 уровень

5. Управление доступными транспортными средствами – 2 уровень

Имеет Личного охранника: Биомодуль Шалу 2.0


– Задача давно решена. БиоМодуль Шалу 2.0 в полном управлении БиоМодуля Ари – Веда 2.0, – комментирует Гор…

Дети, из соседних домов, собрались кучкой, позади нас, и начинают дружно кричать:

– Ариша, королева котов!

Коты трутся о ноги Ари, и, с достоинством берут мясо из её рук. Как ни странно, но ни один кот (а это всё отчаянные бойцы), не лезет своей башкой в ведро, а покорно ждёт её внимания и жеста. Через пару минут все куриные ножки обглоданы до белых косточек. Ари приседает, снимает с Шалу ошейник, и водружает на его голову шлем, тщательно застёгивая многочисленные крепления. Рогатый шлем (антенны очень похожи на рога) с прорезями для глаз, на переднем щитке, производит неизгладимое впечатление на бойцов кошачьего отряда. Они завывают хором, как перед концом света…

– Ты сам хотел разобраться с этой нечистью. Вот и иди! – говорит Ари Шалу на ухо, и встаёт во весь свой прекрасный рост. Порыв ветра подхватывает её длинные волосы, закидывая их за плечи. И мы видим, как сверкает её королевская диадема.

Ари смотрит на Восток, вытягивает вперёд руку и отдаёт приказ: «Вперёд! На Чёрный Замок!»

Шалу завывает грозно и отчаянно, коты подхватывают вой, и, отряд трогается в путь – драться насмерть…

Мы собираем обглоданные кости в пустые вёдра и спешим к Горцу. Детишки бегут за нами. Мальчики стараются дотронуться до Ариши, а девочки цепляются за её длинные ноги. Ари заходит в дом, и выносит с собой арбалет в длинной коробке, набитый чем-то чехол для удочек, и конфеты для детей.

– Я поведу Горца, – говорит она.

Мы садимся в шестиколёсный вездеход, и трогаем за разношерстным кошачьим отрядом.

Дети бегут за нами с криками "Ура!" и "Ариша убьет летающую крысу!" Горец прибавляет газу, и ребята отстают…

– Что у тебя в чехле для удочек? – спрашиваю я.

– Болты. Это короткие стрелы для арбалета, и безосколочные взрывные наконечники к ним. Я могу сделать серию отвлекающих взрывов с расстояния до восемьсот метров. Этого вполне достаточно, чтобы с моря атаковать этот чёртов Замок.

– Отличная идея, – говорит Гор. – А плазмоиды выполнят функцию корректировщиков огня. Всё будет как в кино "Штурм Берлина". Охранники станут стремительно уползать с места боевых действий…

Мы смеёмся.

– Ари, а как ты водишь свою гламурную Теслу без прав? – спрашиваю я.

– Молча, – отвечает она. – Я уже оканчиваю курсы экспромтом. Права скоро будут.

– А карабин, ты не забыла? – спрашиваю, я то – ли в шутку, то – ли всерьёз.

– Ка-ра-бин? – таинственным тоном переспрашивает Ари. – Он в надёжном месте. Ждёт моего указательного пальца, не переживай, Лео…

Мы продолжаем улыбаться, и чувствуем себя единым целым – Первым Звеном!

По дороге, к кошачьему отряду, присоединяются всё новые и новые бойцы. Они вылезают из – под заборов и травяных зарослей, спрыгивают с крыш, прибегают из дальних переулков. Древний инстинкт просыпается в них, и властно гонит в стаю. Чётыре камеры на шлеме Шалу дают полный круговой обзор… Мы видим всё на наших АУРах. Через пять километров, мы уже за городом.

Отряд кошачьих вырос до пятидесяти бойцов. И они всё прибывают. Коты идут на Восток, по своей кратчайшей дороге. Солнце скрывается за верхушками деревьев, и не слепит глаза отважным и благородным животным…

Большие колёса Горца медленно перекатываются через рытвины и валуны, в ста метрах позади отряда, возглавляемого Шалу. Он чувствует нас, и, временами оглядывается.

– Шалу, вперёд! Мы на связи, – говорит Ари через свой АУР.

– Дальнейший ход операции "Южная башня" будем смотреть и корректировать в трейлере, на большом мониторе, – говорит Гор.

Мы сворачиваем в сторону нашей дачи. Она здесь рядом.

– Я подсчитал примерное время подхода отряда Шалу к Чёрному Замку, исходя из средней скорости движения. Это шесть с половиной часов без отдыха. А коты, насколько мне известно, поспать любят… Время подхода Омеги к Чёрному Замку – около получаса, – говорит Гор. – Она уже ждёт нас за валунами. У нас будет уйма времени и поужинать, и отдохнуть.

– Я отдыхать не собираюсь, – заявляет Ари.

Мы заходим в трейлер, запускаем аппаратуру, и получаем уникальное ночное видео похода кошачьего отряда на крысиное царство. Все четыре камеры, вмонтированные в шлем Шалу, работают отлично. Ари временами включает подсветку на все четыре стороны. Рогатый Шалу становится похож на инопланетного героя из мультсериала. Коты смотрят на него, как на божество. У многих из них открываются рты. Отряд проходит лесную чащу, и выходит на обширную опушку. Здесь, из высокой травы, выбегают несколько фазанов, но не успевают взлететь. Одного из них, полузадушенного, преподносят своему командиру. Шалу впивается в него клыками без лишних церемоний. В бою нужна сила. И лучшая её прибавка – это свежая кровь. Шлем нисколько не мешает Шалу наслаждаться ещё тёплым мясом. Опушка большая, и фазанов ещё много, к тому же есть и небольшой ручеёк. Шалу решает сделать привал, и ложится возле ручья с высунутым языком. Большинство котов следуют его примеру. И только несколько котов всё ещё гоняются за фазанами, разоряют их гнёзда, и пожирают яйца, предварительно проткнув их когтями; но потом и они ложатся на боковую. Коты – дети природы, и спят они спокойно и долго…

Смотреть больше нечего. Наш звеньевой тоже давно отдыхает.

– Подымутся они с рассветом. Если раньше – разбудишь, – говорит Ари, и идёт в домик.

Я соглашаюсь, и с удовольствием вытягиваюсь в своей удобной койке…

Просыпаюсь уже поздним утром. БиоМодуль всегда выдерживает оптимальное время для сна.

Ари сидит за монитором, улыбается, и говорит:

– Они дурачатся, играются друг с другом, и никуда идти не собираются. Но Шалу ещё дрыхнет, как наш Лео.

– Так и надо. Они должны подойти к Чёрному Замку, когда будет совсем темно, – говорит Гор. Он сидит рядом с Ари.

Мы завариваем кофе. Уже начало десятого. В это время подымается Шалу, и раздаётся его трубный глас. Коты перестают резвиться, и, начинают долго и жадно пить журчащую и чистейшую воду перед дальним переходом. До Чёрного Замка ещё не менее двадцати километров.

Гор запускает второй монитор. На экране суперскан Чёрного Замка.

– Не может быть такое большое количество заземлений даже для такого энергонасыщенного сооружения, как этот Замок. Он построен как накопитель и резонатор энергии. Космической энергии эфира. Я в этом не сомневаюсь,– говорит Гор. – Кстати, книгу моего учителя, Ивана Сергеевича, можно почитать. Она здесь, в трейлере. Слышишь, Лео, прокачай теорию познания.

– Хорошо, Гор. Обязательно прочитаю, – говорю я, и чувствую, что в моём сердце что-то шевельнулось от слова – книга. Я вспоминаю Эль, и тоненькую книжку, что она мне подарила. Она так и лежит во внутреннем кармане моего костюма. Я про неё совсем забыл. Может быть, это и хорошо? БиоМодуль заботится о моём душевном здоровье, и психологическом состоянии…

– Вот она! Первая чёрная крыса, – восклицает Ари.

И наше внимание переключается на центральный монитор. Зрелище здесь воистину уникальное. Несколько котов блокируют первую, попавшуюся на пути, крысиную нору с обеих сторон. Одноухий лезет за чертовкой под землю, и сразу же вступает с ней в схватку. С другой стороны, залезает в нору наш серо – белый Гусар. Он, вероятно, во время пришёл на помощь своему товарищу. Из – под земли раздаётся оглушенный норой визг разрываемой плоти. Коты вытаскивают задранную и визжащую чёрную крысу из норы. Она неимоверно здоровая и волосатая. Тут же на неё набрасывается добрая треть кошачьего отряда. Коты рвут её на части, и орут так, что вздрагивает любая нечисть, что есть вокруг, на ближайшие пару километров. К растерзанному врагу подходит Шалу. Коты почтительно отступают. Теперь нам хорошо видно, что осталось от крысы. Это окровавленный клубок чёрной шерсти, и искусанный толстый хвост. Шалу слизывает капельки крови, задирает голову кверху, и победоносно рычит.

– Вперёд! На Замок! – командует Ари.

Шалу поворачивается к солнцу, и, чтобы не испачкать лапы в забрызганной кровью траве, высоко поднимает лапы, и, вышагивая, как на параде, идёт на Восток. По правую сторону от Шалу, точно так же начинает вышагивать, как на параде, и Гусар Тёмкиных. Его гордо задранная морда хранит суровое выражение. По левую сторону от командира, так же, высоко задирает лапы, словно марширует, одноухий крепыш, с нагло – бесстрашной, окровавленной мордой, и вертикально поднятым хвостом. И весь отряд, начинает задирать лапы, и поднимать хвосты, беря с них пример…

Однако, как они идут?! Мы смотрим с расширенными от восторга глазами.

– Психическая атака, – говорю я. – Красиво идут.

Отряд кошачьих, однозначно выстраивается в определённый боевой порядок, похожий на вытянутый вперёд треугольник. С первой тройкой впереди – Шалу, Гусар, и Одноухий.

От этой картинки захватывает дух. Мне даже слышится барабанная дробь, и начинают вышагивать рифмы. Я быстро открываю текстовый редактор своего АУРа, и на сером фоне, цепочка за цепочкой, появляются чёрные буквы. Через минуту я записываю настоящий

Кошачий марш:


Идут коты -

Трубой хвосты!

Шалу вперёд

Котов ведёт,

Бойцы! – За мной!

Хвосты – трубой!

Сильнее вой!

Смелее в бой!..

Идут коты -

Трубой хвосты…


И тут же в моём поле зрения появляется текст:


Внимание!!!

Ваш навык стихосложения улучшен

Получен 3 уровень стихосложения


Поход отряда кошачьих мы смотрим в реальном времени. Это настоящий эксклюзив. Камеры на голове Шалу дают прекрасную картинку. Коты продолжают свой марш… Бегут шакалы, лисы, и зайцы с пути отряда. Белки, как сумасшедшие, скачут по верхушкам деревьев, срываются, цепляются за ветви хвостами и лапками, и вновь забираются на самый верх. Змеи глубоко заползают в норы, и только ежи сворачиваются в колючие клубки. Чёрные крысы раньше всех почуяли беду, и покидают свои норы, устремляясь к стенам Чёрного Замка.

На пути отряда, на свою беду, на очередной опушке, попадается стайка перепёлок. Немногим из них удаётся спастись бегством. Свежая кровь питает бойцов. Солнце уже садится за горизонт. До Чёрного Замка остаётся уже не более километра. Коты перекатывают перепелиные яйца, протыкают, и вылизывают досуха. Шалу делает последний привал перед решающим штурмом. Надо полежать до тех пор, пока свежая пища не придаст бойцам новых сил.

Но только лишь тьма вытесняет свет, отряд продолжает свой путь. Мы следим за котами – бойцами с нарастающим интересом. Изображение с видеокамер практически не изменилось, всё видно, как днём, только сейчас глаза котов сверкают жёлтым огнём. Крысы бегут со всех сторон к Чёрному Замку. Мы видим, как их чёрные тушки, мелкими перебежками от дерева, к дереву, покидают обжитую территорию. Их глазки тоже фосфорицируют, но тёмно – красным цветом. Отряд кошачьих идёт неизменным строем, весь во власти своего командира…

Шалу идёт первым, и над его головой, временами, простреливает голубой зигзаг молнии. Этого боится всё живое в ночном лесу. И только коты сохраняют мужество. Отряд идёт в полной тишине, и лишь иногда, слышится слабый шелест травы и сухого валежника, от бегства очередной крысы.

Между тем большое количество чёрных крыс скапливается возле высоких стен Чёрного Замка, в районе Северной и Западной башен.

– Всё! Погнали! – восклицает Ари и вскакивает со своего кресла. – Хватит рассиживаться.

– Всё равно, Шалу будет ждать твою команду, – резонно говорит Гор.

– Время уже наступило, – отвечает Ари.

Мы давно готовы, и только проверяем крепление АУРов на своих поясах, под серо – голубыми куртками.

Мы выходим из трейлера, его дверца бесшумно закрываются. Ари садится за руль Горца, рядом с ней наш командир. Я за ними, рядом со мной внушительный арбалет, уже в собранном состоянии, и целый широкий чехол боеприпасов, похожий на мешок. Ночной ветерок приятно холодит наши лица. Ари гонит Горца. Мы быстро спускаемся к морю. Гор колдует над экраном своего АУРа. Под широкими шинами шелестит галька. На берегу моря стоят несколько палаток с отдыхающими. Ари включает дальний свет, и сбавляет скорость. Горец, как амфибия, заходит в воду, чтобы объехать распластавшиеся тела на тёплых каменных валунах, и рядом с ними на надувных матрацах. Кое – кто ловит рыбу. Слышатся ругательства в нашу сторону. Но мы не обращаем на это внимание. Горец уверенно шелестит всеми своими огромными колёсами вперёд. Вот и наше место – чистый безлюдный берег. Дальше – деревья и скалы.

– Протащи Омегу ещё метров сто, – говорит Ари и выключает фары. – Я хочу завести Горца за деревья. Мы с Гором выходим из квадроцикла и идём вдоль берега. Метрах в тридцати от нас, на воде, появляется знакомый нам, чуть подсвеченный зелёным пузырь. Мы продолжаем идти. Горец объезжает нас, и тихо шелестит в сторону высоких деревьев перед отвесной скалой. Я догоняю его, и сажусь рядом с Ари.

– Решил подстраховать, – улыбается она.

– Ты же сама назвала меня рыцарем, – отвечаю я. Мы удачно маскируем Горца, заехав в непролазные ветви, сгрудившихся здесь деревьев.

Через пять минут подходим к морю. Омега ждёт нас. Мы быстро садимся и сразу стартуем в надводном положении, на приличной скорости. Гор за штурвалом. Мы с Ари, быстро устанавливаем видеосвязь с камерами, на голове Шалу.

Его отряд уже на подходе. Время – без четверти полночь. Видна стена Чёрного Замка и две его башни. Но, перед ней, знакомый нам, непролазный высокий кустарник, шириной метров тридцать, вперемежку с деревьями, наполненный крысами и их норами.

– Шалу, я на связи, – говорит Ари. – Стой на месте.

Шалу останавливается. Останавливается и весь отряд.

– Лежать, – командует Ари. Шалу ложится на брюхо. Ложится и весь отряд. Перед Замком стоит полная тишина…

– Хорошо, – говорит наш командир. – Можно смотреть на бортовой монитор. Здесь кино лучше. Мы уже подошли с месту боевых действий. Сейчас запустим плазмоид, и посмотрим с другого ракурса, на предстоящее поле боя. От нас – до Замка, четыреста пятьдесят метров. До берега – пятьдесят.

Над нами появляется небольшой полупрозрачный апельсин, и плывёт на Северо – запад.

Действительно, изогнутый монитор Омеги более реалистично отражает картинку с видеокамер Шалу. В левом верхнем углу монитора высвечивается местоположение Омеги и рельеф берега. На мониторе появляется ещё одно окошко – вид сверху. Это подключился плазмоид.

На наши плечи ложатся сильные руки Ари. Она впивается в монитор, и рассчитывает расстояние.

– Ари, ты опять включила подсветку глаз, – говорю я.

– С этого места, я могу обстрелять из арбалета всю территорию этого Замка.

– Ты – можешь, – соглашаюсь я.

– Всю не надо. Ты запали этот густой кустарник перед стеной и центральными воротами, – говорит Гор. – Когда начнётся переполох, мы направим Шалу на Южную башню, а коты будут биться с крысами, и наводить ужас на обитателей Замка.

После этих слов, я жду реплику Ари.

– И твоя принцесса, Лео, может выпасть в окошко…

– Не думаю, – быстро и весело отвечаю я.

Ари достаёт из чехла болт и навинчивает на него довольно объёмную боеголовку.

– Это безосколочное, такая мощная петарда, но поджечь может. Взрыв от неё самый громкий, что я слышала.

– Могут нас засечь? – спрашиваю я.

– Вряд ли, – говорит Гор, если только прожектор. Тогда уйдём под воду.

Ари смотрит в прицел ночного виденья.

– Здесь есть таблица расчёта дальности и угла, – говорит она. – Командир, говори точно, сколько метров до центральных ворот.

– Четыреста пятьдесят семь метров.

– Сделай ровно четыреста пятьдесят.

– Делаю, – говорит Гор, и Омега плавно трогается к берегу и, сразу же останавливается.

– Давай, Ари, уверенно, огонь! По вспышке будем корректировать, – говорю я.

– Ещё одно слово, – говорит Ари, и нажимает на спусковой крючок. Раздаётся негромкий, но приятный звон спускаемой тетивы. Мы видим летящий болт с толстым наконечником, на фоне подсвеченных луной облаков. Через двенадцать секунд раздаётся такой мощный взрыв, что мы невольно вздрагиваем. Вспышка происходит под самыми центральными воротами.

– А ты – мастер, – говорю я.

И сразу, после этих слов, в моём поле зрения появляется слегка подсвеченный текст на фоне ночного неба:


Внимание!!!      

Член Первого Звена,

БиоМодуль Ари – Веда 2.0

улучшила навык стрельбы из арбалета.

Текущий навык стрельбы из арбалета – 3.


– Отлично, Ари! – говорит Гор. – Поздравляю! Корректировка, возможно, и не понадобится…

Чуть светящийся, полупрозрачный шарик, похожий на мыльный пузырь, зависает в двадцати пяти метрах выше центральных ворот Чёрного Замка. Плазмоид – суть созданная, управляемая, интеллектуальная плазма, всегда занимает оптимальную позицию для работы в режиме видеокамеры.

– Давай ещё парочку взрывов, – говорю я Ари. – Тройка – хорошее число. Один заряд – в район Северной башни, бабушке под хвост, второй – между башнями, перед стеной, в кустарник, по крысиным норам.

– Это кустарниковые деревья – тис, туя, и можжевельник колючий, говорит Ари, снимает с ремня свой АУР, и командует:

– Шалу! Лежать!

Шалу ложится на брюхо. Все коты следуют его примеру. Их решительные морды смотрят на своего вожака с фанатичной преданностью. Нам это хорошо видно.

– Ну что, командир, стреляем? – спрашивает Ари.

– Залп по нечистой силе из двух болтов одобряю, – весело откликается наш Звеньевой.

Ари уверенно вскидывает арбалет, находит в прицеле ночного виденья точный азимут, устанавливает угол арбалета по отношению к горизонту, ориентируясь на ближайшую к нам Западную башню, и градационную сетку на бортовом мониторе Омеги. Первый болт, со взрывным безоболочным наконечником, точно ложится по заданной траектории, в заросли туи и можжевельника колючего сразу, за стеной Чёрного Замка, у основания Северной башни.

Очень громкий взрыв разрывает тишину, сотрясает воздух, и раскатывается по горам многочисленным эхом, но совершенно, и это удивительно, не пугает котов. Такое их количество в одном месте, да ещё и в строгом боевом порядке, мало кому удавалось наблюдать.

Мы видим, как облако белого дыма, расползается у основания Северной башни. Точный выстрел Ари вызывает настоящий крысиный переполох…

Крысы визжат, и бегают, как сумасшедшие, вылезая из – под корней деревьев и зарослей винограда, ползущего здесь по земле.

– Эта бабушка с хвостом, похоже, занимается разведением новой породы крыс, – говорит Гор.

– Хороший выстрел, – говорю я. – Пусть знает ведьма, что это только начало расплаты.

– Правильно, Лео, так и будет. Зло нельзя прощать, – говорит Ари, и выпускает второй болт из армейского роликового арбалета.

Через двенадцать секунд яркая вспышка озаряет кустарниковые деревья тиса, туи, и можжевельника, перед стеной Чёрного Замка, и грохот взрыва снова сотрясает стены Замка, и перекатывается по горам с лопающимся треском. И здесь, крысы выскакивают из нор, из зарослей корней приземистых деревьев, и жмутся к стене Чёрного Замка.

– Отличная работа, – говорит Гор. – Давай, Ари, командуй, пришло время котам для решающей схватки. Только держи Шалу на коротком радиоповодке. Если пострадает его шлем – нам не выполнить задачу.

– Шалу, встать! – командует Ари, – Поднимай бойцов.

Шалу встаёт и испускает боевой рёв.

Не менее восьми десятков котов пришли под стены Чёрного Замка вместе с Шалу. Они выходят из зарослей, и берут в плотное полукольцо не менее сотни перепуганных чёрных крыс, прижатых, что называется к стенке. Видно, как подрагивают их отвратительные тела и жирные хвосты. Крысы жмутся друг к дружке спинами. Длинные голые хвосты им только мешают занять плотную оборону. Вытянутые перед собой маленькие розовые лапки – это слабая защита от острых когтей, и сильных кошачьих лап.

Как по команде, коты рвут землю под собой, и молниеносно бросаются на крыс, пуская в дело когти и клыки.

– Шалу! Стоять! – кричит Ари.

Шалу тормозит на ходу передними лапами, и проседает на задние, после чего выпрямляется и останавливается, как гоночный болид.

Жуткий визг и пронзительные вопли, рвут ночную тишину не хуже, чем безосколочные взрывные устройства.

– Шалу! Назад! – командует Ари. Шалу пятится назад, и заходит под сплошную крону кустарниковых деревьев.

– Направо пошёл, – управляет им Ари.

Шалу продирается сквозь ветви, его рогатые антенны гнутся, но снова выпрямляются. По верхушкам кустарниковых деревьев начинают ползать лучи прожекторов с башен Чёрного Замка. Но Шалу им не видно в густых зарослях, так же, как и нам с плазмоида, работающего в режиме видеокамеры.

Тем временем битва продолжается, но враг не может оказать должного сопротивления. Здоровенные крысы совершенно парализованы от страха, перед своим могучим древним врагом – кошачьим племенем.

Визг и вопли поверженных постепенно утихают, и крысиное скопище, превращается в крысиное месиво – чёрное и кровавое. Враг повержен и уничтожается. Лишь нескольким крысам удаётся вырваться из окружения, и юркнуть в свои норы, под сплетённые корни кустарниковых деревьев.

Вдруг, возле нашей Омеги образуются сразу три небольших, медленно вращающихся смерча.

– Тройка – хорошее число, – улыбается Гор. – Садись, Ари, будем погружаться.

– Это что? Случайность?– спрашиваю я, рассматривая эти атмосферные образования, похожие на грибы с длинной ножкой и вогнутой вовнутрь шляпкой.

– Трудно сказать, – говорит Гор.

Омега погружается на пятиметровую глубину, и медленно идёт в Северо – западном направлении. Видеоизображение нисколько от этого не меняется.

Главное сражение кошачьего отряда подходит к концу. Враг уничтожен, и частично разорван.

Гор увеличивает масштаб изображения, и мы видим, похожий на жирную змею, оторванный крысиный хвост, он и извивается, как гадина. Проходит уже больше двух минут, а он, всё продолжает энергично складываться в кольца.

Поразительная живучесть, – говорит Гор.

Коты зализывают раны, задирают морды кверху, и ловят языком капельки крови, стекающие с их длинных усов.

Гор поднимает перископ. Смерчики остались на своём месте, и продолжают медленно вращаться в зловещей тишине…

– Гор, давай, протяни ещё метров двадцать – тридцать в этом же направлении, – говорит Ари, поглядывая на бортовой монитор Омеги.

– Да, – говорит Гор, – Нам, вероятно, понадобится вырубить верхние прожектора Западной и Южной башни. Лучше всего это сделать с помощью плазмоидов, но если мы подойдём к Южной башне, на самый минимум, то это расстояние, для работы плазмоида на должной мощности, всё равно будет слишком велико… Ари, у тебя ещё много зарядов. Они что, все безоболочные, типа петард?

– Обижаешь, командир, есть ещё два дымовых заряда, три со слезоточивым газом, и два бронебойных, – Ари говорит так, как побывавший во многих передрягах, опытный боец подрывник.

– Отлично, – говорит Гор. – Подойдём поближе к Южной башне в подводном положении. А когда надо будет выключить прожектора – всплывём, и ты сделаешь это.

– Уничтожу с удовольствием, – говорит Ари. – у меня к обитателям этого чертога Замка, свои счёты. Сейчас, главное – Шалу.

Его самого мы не видим, но работа четырёх камер, вмонтированных в его шлем, продолжается. Шалу продирается в южном направлении, по зарослям кустарниковых деревьев. За ним следует отряд самых отчаянных котов. Это наш Гусар, Одноухий, и ещё много крепких и решительных бойцов. Все они беспрекословно подчиняются Шалу, и понимают малейшее его движение.

Передовой отряд выходит из – под защиты сплошной кроны кустарниковых деревьев, и оказывается под большими голубыми елями, в двадцати метрах от центральных ворот Чёрного Замка.

Дружно лают сторожевые псы, которых раньше здесь не было. Над отрядом вздымается Западная башня Чёрного Замка. С её вершины бьёт луч прожектора. Оказывается, за Шалу, пошла, чуть ли не половина всего кошачьего отряда – не менее трёх десятков бойцов. Они жмурятся от яркого света, и, как триста спартанцев, сплачиваются в единое целое, ощетиниваясь когтями, как копьями. Глаза их горят, в прямом смысле, храбростью.

Шалу стоит первым, как и подобает вожаку. Луч прожектора с центральных ворот бьёт напрямую по отряду. Шалу рычит, и коты поднимают устрашающий вой, готовые встретить врага, и биться до конца…

Наша Омега всплывает, но уже гораздо ближе к месту захватывающих и трагических событий.

Гор пеленгует канал радиосвязи охранников Чёрного Замка, и мы слышим возбуждённый голос из динамиков Омеги:

– Вижу какого-то рогатого монстра во главе стаи, Каро, отпускай собак.

– Какого – такого рогатого монстра?– переспрашивает второй хрипящий голос по рации.

– Откуда я знаю, кто он такой?! Мало ли здесь нечисти, кладбище рядом, соображай! Делай, что сказал…

Коты чувствуют силу духа своей стаи, и собаки чуют это, и только гавкают, не выходя за ворота Замка. Это продолжается несколько минут. Мы прекрасно видим всю обстановку вокруг, и не так, как в обычной камере ночного виденья, а в полном цвете…

Наконец, из более чем знакомого мне белого домика, выходит охранник, и снимает ошейник с привязанного к стойке шлагбаума здорового чёрного кобеля, настоящей породы немецкой овчарки. Кобель тут же выскакивает за ворота Замка, рычит, показывая свои внушительные клыки, опускает большую голову вниз, готовясь к нападению.

– Шалу! Бей его, – командует Ари.

Кот стремительно стартует, очень высоко подпрыгивает, зависает в воздухе над чёрным кобелём, и обрушивается на врага сверху, пронзая его череп когтями правой лапы, как трезубцем, выпущенным из подводного ружья. В этот самый миг, над головой Шалу простреливает ярко – голубой зигзаг молнии (определённая комбинация клавиш в исполнении Гора). Чёрный кобель валится набок, и вытягивает лапы. Больше он не шевелится. Из его большой головы фонтанирует маленькая струйка крови. Шалу поворачивает голову влево и смотрит на тех, кто рядом. Это Гусар и Одноухий. Шалу скалит клыки и победоносно рычит. Коты отвечают дружным, радостным, визжащим рёвом, от которого холодеет чёрная нечестивая кровь.

Остальные две овчарки лай не прекращают, однако пятятся назад. Коты готовы и их порвать, как крыс…

Шалу попадает в луч прожектора, но быстро скрывается за одним из каменным столбом центральных ворот.

И сразу же, бесшумная очередь с Западной башни Чёрного Замка поднимает пыльные фонтанчики на дороге, и прошивает наповал четырёх котов – бойцов и храбрецов. Кошачий отряд прижимается к каменным столбам центральных ворот, и к стволам ближайших голубых елей. Теперь их не достанут бесшумные автоматические очереди.

В ту же секунду, рядом с каменными столбами, тонко свистят пули. Выстрелов не слышно, и только видно, как мягко падают срезанные еловые ветви.

Коты залегают и прижимаются к земле. Густая крона деревьев становится изумрудной под мощным потоком света. Гусар, поднимает было голову, но на неё сразу же опускается тяжёлая лапа Шалу.

– Ари, что ты ждёшь! – восклицаю я. – Давай дымовую завесу. Выруби этот чёртов прожектор!

– Не могу навинтить этот долбанный наконечник, туго идёт, – огрызается она.

– Намочи резьбу водой, – говорю я и помогаю. После такой смазки, нам удаётся поставить наконечник на болт.

Ари целится по азимуту, выставляет угол, плавно нажимает на спусковой крючок. Мы чувствуем отдачу от выстрела – Омегу слегка качает. Заряд опускается под самый шлагбаум. Облако жёлтого дыма быстро расползается во все стороны.

– Шалу! На брюхе вправо! – звучит команда Ари. Её глаза горят в полутьме таким же цветом, как и кроны деревьев под прожекторами, на бортовом мониторе Омеги.

Шалу с бойцами уходит от центральных ворот вправо. Высокая ограда из стальной сетки, и витки колючей проволоки на ней, доходят здесь до самого обрыва над морем. Скала в этом месте совершенно отвесная.

Ари выпускает второй дымовой заряд.

Шалу останавливается перед двойной стальной сеткой, опускает голову, и начинает долго и тщательно её обнюхивать. Затем он расчищает выбранное место всеми своими четырьмя лапами, с алмазным напылением на когтях. Это получалось у него быстро и легко, как у землеройной машины. Через минуту, за ним уже вырастает приличная куча земли, песка, и корней.

Мы, наблюдаем за ним молча. Он знает, как делать подкоп.

– Подсветку включать не буду, он и так всё видит, говорит Ари. На тёмном экране бортового монитора Омеги, вспыхивают синие искры – это когти Шалу задевают кварцевые камешки.

Вдруг, из динамиков раздался визг, и красные огоньки загораются перед носом Шалу, и на нашем мониторе. Он рычит, и выбрасывает вперёд правую лапу, как рапиру. Она протыкает череп подземного зверя, как нож арбуз. В тот же миг огоньки тускнеют, и Шалу (Ариша включает на несколько секунд подсветку) выбрасывает из – под себя здоровенную чёрную крысу. Это удача. Недаром, Шалу так тщательно принюхивался. Он раскопал крысиную нору. Теперь добраться до Южной башни будет легче. Шалу лезет по крысиной норе, как крот, временами выбрасывая мягкий грунт из – под себя. За Шалу следует Гусар, за Гусаром, Одноухий боец…

Наконец, Шалу вылезает по ту сторону стальной ограды метров за пять. За ним показываются и остальные храбрецы кошачьего спецназа…

Наша Омега стоит в полунадводном положении, в тридцати пяти метрах от закрытой береговой территории Чёрного Замка. Начинается дождь, временами переходящий в ливень. Это нам кстати. Дождевые капли громко хлещут по прозрачному куполу нашей лодки.

Видео – плазмоид сам подходит в направлении нашего внимания – по курсору бортового монитора.

Шалу стоит у основания Южной башни и ждёт приказа.

– Шалу, выпускай когти, и лезь на самый верх, – спокойно говорит Ари.

Дождевая вода заливает объективы видеокамер на шлеме Шалу. Он медленно, но уверенно поднимается, как уникальный альпинист, не без труда протыкая чёрную облицовочную плитку. Левая камера Шалу захватывает Западную башню Чёрного Замка. Появляется высокое узкое окно, и я вижу Эль. Сердце моё сжимается на несколько секунд, а потом начинает колотиться со скоростью пулемётной очереди. Я этого не ожидал, и не хотел…

– Она его видит! Вот тварь!!– восклицает Ари, и хватает арбалет.

– Спокойно, Ари. Она его не видит. Он подымается по башне строго со стороны моря. Это мёртвая зона для прожекторов, на нашу удачу. Ты положи арбалет, и крепче держи свой АУР. Сейчас только от тебя зависит успех всей нашей работы и будущего… Возьми себя в руки. Хладнокровие и точность команд. Шалу тебя слушается и понимает очень хорошо. Всё получится. Мы заберём его, как только заполнится контейнер. Мы достанем его живого, хоть со дна морского, – говорит наш Звеньевой.

– И ты, что ли стихами заговорил. Я снесу эти башни к чёртовой матери, если с Шалу что-нибудь случится,– со злобой говорит Ари, и встряхивает гривой своих великолепных волос. Давай, промотай назад видео, когда эта готичка смотрела в сторону Шалу, я пойму, видела она его или нет…

Гор прокручивает видеоряд назад, делает снимок с экрана, увеличивает его. Красивое лицо Эль тревожно и грустно, но сосредоточенного внимания на ком – либо, оно не выражает…

Моё сердце вторично начинает колотиться.

– Нет, – говорит Гор. Она его не видела.

Шалу, между тем, поднялся уже на уровень последнего – четвёртого этажа Южной башни.

– Шалу, наверх, – командует Ари.

Наш боевой кот, не спеша, но уверенно преодолевает полутораметровую железную оградку на верхушке самой башни.

Первый раз, за свои полные двести лет, чёрный ворон, сидящий на широкой антенне, падает в обморок, когда видит перед собой, такое рогатое кошачье чудовище…

Здесь целый комплекс антенн с приводными двигателями и несколько телескопов…

Гор показывает основную приёмную антенну со сложным механизмом и контейнером для сбора и концентрации лунного вещества. Всё это покрыто лёгкой дымкой самого этого вещества.

– Надо найти мягкое место для укола, – шутит Гор. – Отводные трубки, шланги, ниже уровня приёмного резервуара. Смотрим внимательно.

И мы, сразу же находим подходящий изогнутый патрубок из синтетической трубки, как раз на уровне головы Шалу. Ари ювелирно подводит Шалу к нему. И он, по команде, застывает на месте, уткнувшись шлемом в тот самый патрубок. Гор быстро, как только он может, барабанит по клавиатуре, наводит курсор, и кричит:

– Готово дело! Забор вещества пошёл!

Мы слышим звук, похожий на бормашину стоматолога.

По шёрстке Шалу начинают бежать еле заметные голубые искорки…

Вдруг, с Западной башни бьёт луч мощного прожектора, как раз в сторону Шалу.

Ари ругается и хватает арбалет. Омега становится полностью в надводное положение. Купол открывается. Дождь почти прекратился.

– Ещё секунд тридцать, максимум, и наш контейнер заполнится, – говорит Гор.

– А если они начнут стрелять? – говорит Ари, и сама же отвечает. – Хотя, вряд ли, побоятся повредить антенны. Они будут вести Шалу, и расстреляют его, как появится возможность… Но я им её не предоставлю… Лео, что сидишь, накручивай слезоточивую гранату на болт, там только такие заряды и остались, как раз…

Я легко, на этот раз "накручиваю слезоточивую гранату на болт" (мне понравилось это сочетание слов, или выражение…) и, передаю всю конструкцию Ари, без задержки.

Она мгновенно заряжает арбалет, красиво вскидывает его, уверенно целится, и стреляет. Через несколько секунд, на верхушку Западной башни, словно надевают белую шапочку. Оттуда начинает доноситься кашель и злобная ругань.

– Ари, давай Шалу в обратку. Я закончил. Дело сделано, – говорит Гор.

Ари делает ещё один выстрел в сторону Западной башни, опускает арбалет, берёт АУР и говорит:

– Шалу, ты молодец! Прыгай в воду и плыви к нам.

Через несколько секунд, Шалу входит в воду в воду, как чемпион мира по прыжкам с трамплина, совершенно без брызг и звука, почти с сорокаметровой высоты. Это происходит метрах в тридцати от нашей лодки. Мы его видим, и он плывёт к нам. И всё же, голова Шалу попадает в широкий луч прожектора Западной башни. Ари вскидывает арбалет. Луч оставляет Шалу, и скользит в нашу сторону.

Бронебойный заряд готов уже давно.

– Я тебя сейчас успокою, рычит Ари, и целится в прожектор.

– Что значит бронебойный? – спрашивает Гор.

– Настоящий. Прожжёт любой метал запросто. У моего папы всё есть.

– Давай, Ари, хладнокровно, ты его достанешь, – говорю я.

– Достану, – отзывается Ари, и нажимает на спусковой крючок. Лодку заметно качает. Мощная сила выталкивает карбоновый болт. Секунд через шесть, раздаётся огненная вспышка и взрыв наверху башни, прожектор гаснет. Остаётся только белый дым. Мы не успеваем обрадоваться, как рядом с нами выныривает морда Шалу в рогатом шлеме.

– Хороший мой, хороший, – радуется Ари, бросает арбалет, затаскивает обессиленного кота в лодку, и прижимает к себе. Мы снимаем с него шлем. Он всё ещё тёплый, от мини – контейнера с лунным веществом.

На четвёртом этаже Южной башни загорается новый прожектор, его луч ползёт в нашу сторону; но Омега уже погружается ниже уровня моря.

Радостное чувство охватывает нас. Гор снимает мини – контейнер со шлема Шалу. Он горячий, и удивительно тяжёлый, от концентрированного лунного вещества. Шалу высунул язык и тяжело дышит. Омега быстро идёт в сторону Балаклавы. На том месте, где мы садились в Омегу, несмотря на раннее утро, полно отдыхающих. Очень скоро мы выходим на берег, не считая нужным прятаться от кого бы то ни было. Гор оставляет мини – контейнер с лунным веществом в Омеге. Наша лодка берёт курс на Сочи в режиме автопилота. Атланта уже прислала нам поздравления с успешным окончанием операции по добыче образца лунного вещества, и пообещала всем очень приличное вознаграждение от Исследовательского Центра.

– Шалу, где наш Горец, ищи, – говорит Ари.

Шалу смотрит по сторонам, и безошибочно бежит к прискальным деревьям.

Но чувство радости у меня быстро улетучивается. И вот, стоило мне увидеть Эль грустную и печальную в узком окне башни, как нежное чувство к ней, снова захватывает меня с новой силой. Это даже не влюблённость, это нечто сильнее, чем моя воля… И мой БиоМодуль явно с этим не справляется, а выдаёт только дебафы упадка Духа. Я это вижу в поле своего зрения, и отключаю дальнейшую информацию…

Я не могу поверить в предательство Эль. Я вспоминаю, как там, в Замке, я остро чувствовал её одиночество и грусть, её искренний интерес ко мне как к молодому человеку, как к ровеснику, близкому по духу; наш разговор мог продолжаться и продолжаться.… И после этого сдать меня в подвал.… Неужели она такая гениальная и подлая актриса? Ну нет! Здесь что-то не так. Я должен с этим разобраться. Эти мысли не дают мне покоя последующие два дня, как мы вернулись из-под стен Чёрного Замка. Мне совершенно не хочется есть, и не хочется никого видеть. Я ухожу рыбачить на море рано утром, а возвращаюсь поздно вечером. Моим друзьям трудно не заметить такое моё состояние.

– Послушай, Лео, ты, конечно, извини, но нам надо поговорить, – произносит Гор ожидаемую мной фразу.

– О чём это? Как бы удивляюсь я, стараясь говорить бодро, но чувствую свою жалкую улыбку.

– Эти господа, с которыми мы связались, живут в своём Замке замкнуто, такая интересная тавтология. Круг знакомых ограничен. Клиенты антикварной лавки бывают там, так же, как и интуристы, строго по предварительной договорённости. Дурная слава Чёрного Замка хорошо известна. И вряд ли кто-то появится там случайно… А тут мы, настойчиво лезем за ворота Замка, и наши попытки изучить его с разных сторон не остались незамеченными… Логично предположить, что хозяева Замка воспринимают нас, как прямых врагов. И эта девушка, какая бы она не была, так же будет играть против нас, а значит и против тебя, Лео, – говорит Гор, – Как бы это и не было грустно…

Я усмехаюсь, действительно криво, и отвечаю: – Трудно опровергнуть здравое рассуждение.

– Это очень грустная история,– говорит Ари с сияющей физиономией. – Я уверена, что это именно так и есть. А шекспировские страсти, враждующие семейства, история Ромео и Джульетты здесь не прокатят…

– Ты хочешь сказать, что эта история здесь не уместна, – перебиваю я её с нарастающим раздражением. – Я не собираюсь с вами обсуждать эту тему.

– Извини, Лео, но мы – команда. А ты, в конкретном ступоре. Это заметно, – говорит Ари.

– Я такой, как и был всегда,– говорю я со злобой, но чувствую, что это не правда, и быстро выхожу из трейлера.

Мои друзья грустно улыбаются.

Глава 15. Амазонка и тамплиеры.

Через некоторое время у меня перед глазами всплывает сообщение:


Отслеживается и изучается паранормальный процесс негативного воздействия на ваш организм. Получен урон -1

Рекомендации для БиоМодуль Лео 2.0:

1. Суточное голодание

2. Физическая активность

3. Уединение


– Паранормальный процесс – это интересно. Магия что ли? – говорю я себе, и троекратно моргаю с определённым интервалом, как положено…

На следующее утро Ари приезжает на дачу рано утром. Она стучит своим крепким кулачком по металлической дверце трейлера и кричит:

– Парни, привет! Одна сногсшибательная девушка приглашает вас на рыбалку. Шалу надо рыбки свежей наловить. Мы вас ждём.

Я это слышу, и первый раз, за несколько дней, начинаю улыбаться. Когда впереди рыбалка, забываются все твои огорчения и неудачи, потому что начинается новая жизнь с предчувствием неожиданной радости от удачи. И нет лучше лекарства от любого стресса. Время, проведённое на рыбалке, как известно, в земную нашу жизнь не входит…

– Иди, Лео, мне тут надо ещё посидеть, нельзя бросать, – говорит Гор. Он застыл перед центральным монитором трейлера, покрытого жёлтыми цифрами и символами на чёрном фоне. Я чувствую его искреннюю дружескую интонацию, и мне становится хорошо.

Я открываю дверь. Ари, что называется, вламывается в неё, вместе с Шалу. Их энергия и весёлость передаётся нам с Гором. Шалу лезет целоваться, я не сопротивляюсь, и на моей светлой майке остаются модные отпечатки крупного кошачьего следа. Ариша отталкивает меня, и первая садится за руль Горца.

По дороге к морю, мы останавливаемся у рыболовного магазина, и я покупаю десять банок с хорошим жирным опарышем. Вы можете спросить: – Почему так много? Да потому, что это лучшая в мире насадка! И опарыш в опилках с творожком, может до двух лет храниться в холодильнике! На него ловится любая рыба всегда и везде. Я знавал рыбаков, ещё старого замеса, которые, стоя в воде по "самое не хочу", держали его за щекой, и гордо улыбались – знай наших! Но довольно лирическо – познавательных отступлений…

Барабулька, как всегда, ловится со дна. Для этого я поставил груз «тирольская палочка» и ближайший нему крючок привязал на расстоянии полуметра – чтобы он не цеплялся за водоросли. Здесь, в Крыму, она гораздо крупнее, чем у меня в Сочи. Ариша достаёт из моей рыболовной коробки два офсетных крючка и складывает их вместе: жало к жалу, колечко к колечку, и получается сердечко – идеально совершенной формы. Я даже удивляюсь.

– Ну что, Лео, мир,– говорит она вкрадчивым голоском, обнимает меня за плечи, и заглядывает в глаза.

– Не смотри на меня своим плазменным взглядом,– говорю я, чувствую её упругую грудь, и, сердце моё начинает оттаивать.

Солнце золотит море. Приближается вечер. Купальщиков на берегу почти не осталось. Наступило время вечернего клёва. Ариша ловит со дна скорпену и морского карася. Его, она скармливает Шалу, а скорпену бросает в садок, обещая нам «царскую уху» из морского ерша. Шалу лениво развалился на песочке и не спеша набивает брюхо. Я пытаюсь поймать более престижную рыбу, и ловлю в проводку, забрасывая свой двенадцатиграммовый пилькер метров за сорок. У меня в садке уже извивается пара сарганов, сверкают черноморские ставридки и барабульки. Я начинаю экспериментировать со скоростью проводки.

Я не раз замечал, что на берегу моря люди становятся другими. Море успокаивает и делает нас добрее.

– А почему бы тебе, не написать для меня стихотворение? И отчего ты этого до сих пор не сделал? – спрашивает Ари.

– Ты и так очаровательна,– отвечаю я, снимая очередного саргана с тройника пилькера, и несколько отстраняясь от неё.

– Но это не ответ. Я могу и обидеться,– говорит Ари, держа здоровенную скорпену за нижнюю челюсть.– И мои чары, ты ведь сказал, что я очаровательна, могут тебе непроизвольно навредить, без моего сознательного участия.

После этих слов она вытягивает в мою сторону пучеглазую скорпену с ядовитыми колючками на спине. Взгляд этого черноморского чудовища не сулит мне ничего хорошего…

– Для этого, – говорю я, – У девушки должен быть соответствующий альбом для стихов, а у автора подходящее настроение и полное отсутствие шантажа со стороны заказчика – пусть даже очаровательной девушки,– парирую я.

– Я понимаю, – говорит Ари, бросая скорпену в садок,– Ты уже писал в девичий альбом. Я чувствую себя виноватой. Это ведь я, тогда, у ворот этого Замка, поддала тебе коленкой, чтобы ты с ней познакомился…

Я молчу, и больше не собираюсь писать стихов. Особенно очаровательным особам противоположного пола, после того, как меня затащили в подвал Чёрного Замка. Стихосложение отрывает от действительности, а в данное время, эта самая действительность небезопасна, и требует собранности и внимания.… Но основная причина нежелания писать стишки, это, конечно же, предположение, и не без оснований, о предательстве Эль… И эта удивительная девушка действительно не выходит из моей головы, несмотря на БиоМодуль и его старания…

Мы возвращаемся с рыбалки поздним вечером. Ари уверенно гонит Горца по узким дорожкам. Шалу сидит рядом с ней со счастливой мордой. Мы поймали вдвоём около семи килограммов рыбы, еды у него теперь – на неделю.

Через полчаса, Ари начинает варить уху. Я помогаю чистить овощи. Пойманных скорпен она обрабатывает сама.

Гор с интересом рассматривает этих страшненьких рыбок.

– Ну что, командир, когда мы получим свою достойную зарплату, и, какую-то там суперплюшку от Исследовательского Центра? – спрашивает Ари.

– Пока молчат, – отвечает Гор. – У меня появились кое-какие предположения относительно целей местного смерчеобразования… Но пока рассказывать не буду. Время покажет…

– Кстати, Гор, мне звонила очаровательная девушка, та, что с тобой здоровалась за руку. Она хотела бы тебе, американцу, показать наш замечательный город.

– Передай ей, что она не в моём вкусе, – отвечает Гор без тени улыбки.

– Отчего же? Она красивая, и фигурка у неё классная, – наигранно удивляется Ари.

– Я не американец, и мне нравятся скромные девушки, – спокойно отвечает наш Звеньевой.

– Ну, ты крут, командир, – веселится Ари…

Вечером, я вспоминаю про подаренную мне книгу. Беру её, свои спальные принадлежности, и иду в домик читать. Книжка совсем тоненькая и герметично запечатанная в чёрный пластик. Я его разрываю, и вижу жёлтую обложку с чёрными буквами и шрифтом GothicRus:


Повествование Альбера де Росса,

Рыцаря – крестоносца XII века.

**************************************

Обращение рыцаря к потомкам,

Нашедшим эту рукопись.

(перевод со старофранцузского)

Я открываю первую страницу, и книга меня захватывает…

…Это повествование я решил написать после временной, да, именно так – временной (я в этом уверен) кончины моей единственной возлюбленной, Дамы моего сердца, славной девицы Бригитты (Бри).

Я обязан своей жизнью (и не раз) её твёрдой руке, верному глазу, метким стрелам, и великому чувству, возникшему между нами…

Я описываю эти события по своей памяти, и со слов самой Бригитты, с тех пор, когда её, пяти лет от роду, похитили, и, вероятно, спасли амазонки, и когда она сама стала амазонкой…

Это было время, когда на холмах Франции и Англии вырастали рыцарские замки, как грибы после дождя. Во времена третьего Крестового похода мне исполнилось шестнадцать лет. Я долго ждал этого дня и готовился. Я был послушником в монастыре… Родителей своих я не знал, и с малолетства жил в монастыре. Я был здоров, силён, и высок ростом. Я с раннего детства имел способности к языкам других народов, и сильно в этом преуспел. Я был преисполнен духовного порыва – быть полезным нашим рыцарям на Святой земле. А если понадобится, то и сражаться за там и умереть, если это будет угодно Господу. Наш настоятель, и братья монахи, благословили меня, и я отправился в путь. Я не стану описывать, как добрался до Святой земли, и как меня приняли в отряд рыцарей – тамплиеров в качестве переводчика. Я не был рыцарем, но меня научили владеть мечом и арбалетом. Я был назначен в подчинение рыцарю Конраду. Он занимался алхимией, и ему нужен был помощник, знающий восточные языки, для чтения некоторых рукописей. Я подходил как нельзя лучше… Но это долгий рассказ, и не для этой книги.

Здесь, я хочу рассказать о Бригитте…

В дверь били чем-то железным. Гулкие удары раздавались беспрерывно и сотрясали стены.

– Уведи детей из дома, – сказал могучий викинг, доставая длинный меч из ножен. В его светлых глазах блестела решимость принять неравный бой.

Молодая женщина, ни проронив, ни слова, бросилась в дальнюю комнату.

Мальчик уже давно проснулся от шума на улице и от тяжёлых ударов в дверь дома. В комнату вбежала мать с девочкой на руках.

– Живо одевайся, бери сестру за руку, и спускайтесь к нашей лодке,– сказала она.

– Кто к нам стучит? – спросил мальчик.

– Отец сказал тебе быстрей уходить с сестрой из дома. Или ты плохо слышишь?!– сказала мать, повысив голос.

– Я буду драться вместе с отцом,– сказал мальчик.

– Я тебя ударю!– закричала мать и подошла к крохотному круглому окошку. – Лезь скорей, я подам тебе Бригитту. Бегите к берегу. Сажай сестру в лодку, и отплывайте от берега. Мы с отцом придём к вам…

Мальчик пролез в окошко, содрав кожу на плечах. Он поднял руки и бережно взял сестру. Здесь был густой кустарник, и никого не было. Держась за руки, дети побежали по знакомой тропинке вниз, к морю. «Как они смогут пролезть в маленькое окошко, если даже я сильно поцарапался»,– думал мальчик про родителей. На берегу стало светлей. Море было спокойное. Звёзды и луна отражались в морской воде. Мальчик подошёл к лодке. Вдруг, он увидел всадников. Они стремительно приближались. Скоро их можно было рассмотреть. Это были необычные всадники. Их длинные волосы, собранные в пучок, как конский хвост, красиво развивались от быстрой скачки. Это были амазонки.

Мальчик прижал к себе сестру, закрыв её руками.

Амазонки остановились перед ним. Одна из них спешилась и подошла к мальчику. Она что-то крикнула, и вторая амазонка слезла с лошади. Это были молодые и сильные женщины. Они стали вырывать из рук мальчика его сестру. Мальчик сопротивлялся что было сил, он ударил одну из амазонок в грудь. Она вскрикнула и ударила его ногой. Мальчик упал. Амазонки схватили девочку и посадили её на лошадь. Мальчик душили слёзы, но он снова подбежал к ним, и снова получил удар…

Амазонки что-то прокричали все сразу, и, разбрызгивая воду, поскакали по кромке моря дальше, на восток.

Девочка не успела заплакать, она, изо всех сил, вцепилась в гриву светлой лошади, чтобы не упасть. Её длинные волосы, как у амазонок, стали так же красиво развиваться на ветру. Всадница пришпорила лошадь и улыбнулась. Девочка почувствовала, как под неё что-то подсунули сзади. Это было маленькое детское седло. Девочки стало удобно сидеть. Амазонки пустились в карьер. Небо на Востоке уже посветлело. Приближался рассвет…

Небольшой отряд амазонок состоял из двенадцати всадниц и захваченной девочки. Прошло два часа. Отвесные светлые скалы сменились на лесистые пологие горы. Амазонки добрались до пролива, когда солнечные лучи уже пробили верхушки деревьев. Воительницы спешились перед переправой и достали из своих холщёвых сум хлебные лепёшки, мёд, сыр, глиняные горшки с мясом, и дикий чеснок – черемшу. Старшая в этом отряде, с перетянутыми обручем волосами, достала небольшой кувшин, и налила по половине деревянной крынке красного вина каждой из амазонок. Они разбавили вино водой. Девочка совсем выбилась из сил и сидела на песке, со взглядом волчонка. К ней подошла та амазонка, что ударила её брата. Вдруг девочка вцепилась в её руку, стала кусать и выкрикивать имя брата. Старшая что-то крикнула, и амазонка отошла от девочки. Послышался запах мяса, тушёного с душистыми травами. Это амазонки открыли небольшие глиняные горшочки. Девочка так захотела есть, как никогда не хотела. У неё даже слюнки потекли из краешков рта. Но она не подходила. Амазонки выпили разбавленное вино и стали есть. Лишь одна из амазонок не ела, она находилась возле леса, на возвышенности, и внимательно посматривала по сторонам.

Старшая отряда взяла свою холщёвую суму и села на песок, рядом с девочкой. Амазонка погладила её по голове. Девочка не сопротивлялась и посмотрела на неё с недетской обидой в глазах. Амазонка открыла горшочек с мясом и положила в него кусок лепёшки. Потом показала на руки девочки и на воду. Руки девочки были грязные. Девочка поняла и вымыла руки. Затем она макнула кусок лепёшки в горшочек и быстро съела. Было очень вкусно. Девочка достала мясо и вцепилась в него зубами. Амазонки засмеялись. Девочка перестала жевать и бросила мясо в горшочёк. Старшая отряда прикрикнула на них со злобой в голосе. Смех прекратился. Амазонка протянула руку девочке. Малышка дала свою, и они подошли к отряду. Амазонки стали рассматривать девочку при свете дня. Она им понравилась. У девочки были длинные светлые волосы, красивое лицо и голубые глаза. Она была хорошо сложена. Старшая отряда взяла лепёшку, обмазала её мёдом, и протянула малышке. Девочка взяла лепёшку, быстро её съела, и облизала пальцы. Амазонки разглядывали девочку с любовью, как красивый цветок. Девочка видела это, и перестала дичиться. Одна из амазонок протянула ей кувшин с водой. Девочка жадно стала пить. Вода была очень вкусная и пахла ягодами. После этого амазонки расчесали длинные волосы девочки, и сделали ей причёску «конский хвост», такую же, как и у себя. Через минуту, отряд амазонок продолжил свой путь на Восток, и скоро показался широкий пролив и другой берег. А перед проливом паслись лошади и стояли воины. Их было пять человек

Шесть амазонки из отряда выдвинулись вперёд и припустили лошадей что было сил у последних, на ходу снимая луки и доставая стрелы.

Когда весь отряд приблизился к берегу, маленькая Бригитта увидела сражённых воинов. Они лежали с широко открытыми и застывшими глазами. Их правые руки покоились на рукоятках мечей, так и не успевших обнажиться для боя. Круглые щиты валялись рядом. У одного из воинов была насквозь пробита шея, второму – стрела попала в глаз. Кровь перестала фонтанировать, и лишь слегка пузырилась, мгновенно исчезая в песке. Малышка увидела убитых, но не успела их рассмотреть – Старшая отряда резко повернула её головку в другую сторону. Рядом с поверженными воинами стояли амазонки, лишившие их жизни. Они подняли свои луки, и что-то пронзительно закричали. Подъехавшие амазонки повторили боевой клич. Щиты, мечи, кинжалы, и лошади стали трофеями…

Амазонки спешились и стали кормить лошадей, подставляя им ладони, полные зёрен пшеницы. Расстояние до восточного берега было значительно, но он был виден. Рядом, с небольших каменистых скал, поросших редким кустарником, струились ручейки пресной воды. Амазонки напоили лошадей, и пополнили свои запасы драгоценной влагой. Затем амазонки долго шли по мелководью, ведя по одной, или две лошади под уздцы, и лишь когда стало глубоко, они поплыли, держась одной рукой за гривы лошадей. Малышка пригнулась в своём маленьком седле, крепко вцепившись в гриву лошади. Девочка смотрела, как плыли амазонки. Скоро и она начала левой рукой отталкивать воду.

Благополучно добравшись до берега, амазонки сделали небольшой привал, чтобы отдохнуть и обсохнуть.

Через час, отряд амазонок вернулся в свой лагерь. Это поселение амазонок было скрыто от вражеских глаз. У самого подножия гор, в густом лесу, были вырыты землянки и сооружены невысокие постройки, невидимые за деревьями даже с небольшого расстояния.

Захваченную девочку привели в шатёр предводительницы амазонок, или царицы, как её называли сами амазонки. Сердце малышки застучало, как испуганный воробышек, при виде столь величественной и красивой женщины.

Царица ласково погладила девочку по щеке и спросила по гречески:

– Как твоё имя?

– Бри- Бри-ги-та, – выдохнула малышка, задыхаясь от волнения.

– Бри! – громко сказала царица и как будто обрадовалась столь звонкому слову. – Её имя звучит как взмах отличного клинка! Она принесёт нам удачу…

Царица достала небольшой золотой гребень и с любовью расчесала юной Бри её «конский хвост».

С этого момента голубоглазая малышка с белыми волосами стала всеобщей любимицей.

– Её послали нам боги, – говорили амазонки.

Прошло десять лет…

Молодые амазонки Бри и Арда охотились на рыбу ранним утром, в одном из живописнейших мест восточного побережья Чёрного моря. Здесь речки и ручейки бежали с гор, покрытых лесом, и несли в своей чистой воде множество насекомых и мелкой живности, впадая в море и привлекая рыбу. Высокой и светловолосой Бри было пятнадцать лет. Арда, черноглазая и смуглая, была на год старше.

Амазонки бросали горсти варёной пшеницы в воду. Дно здесь хорошо просматривалось, несмотря на то, что сразу от берега, глубина превышала человеческий рост. Золотистые зёрна не успевали достичь дна, их жадно хватали красивые рыбы, размером в две ладони.

Бри стояла в тени большого каменного валуна и очень медленно натягивала тетиву лука – нельзя было перетянуть тетиву. К концу стрелы, длинней обычной, была привязана за медное колечко тонкая, но крепкая бечевка, уложенная аккуратными кольцами на куске плотной материи. Рыб становилось всё больше и больше, изумрудная вода словно закипала от их быстрых движений…

– Рр-и-и! – прозвучал клич амазонки, и стрела, с зазубринами на наконечнике, вонзилась в воду, стремительно раскручивая кольца бечёвки, конец которой, в виде петли, был накинут на ногу Бри. Бечёвка натянулась, и резко пошла в сторону. Бри вытащила стрелу. На ней дергались две рыбы. Одну из них стрела пробила насквозь, а у второй застряла в жабрах. Бри снова закричала, сняла рыб и бросила их в большую плетёную корзину. Стрела Арды с лёгким свистом также вошла в воду. И сразу же была вытащена за бечёвку с одной пронзённой рыбой. Бри бросила ещё горсть пшеницы и стала аккуратно укладывать бечёвку на материю.

– Смотри!– вдруг крикнула Арда и вытянула руку вперёд, туда, где море касалось неба.

Бри подняла голову и прикрыла глаза ладонью. Солнце уже вышло на четверть диска, и её тепло касалось лица. На линии горизонта была видна яркая светлая точка. Она быстро увеличивалась, и очень скоро превратилась в белый квадратик паруса. Ветер дул с моря. Амазонки застыли. Но это продолжалось лишь мгновение.

– Они плывут прямо на нас,– прошептала Арда.

– Бери корзину и беги в лес, я заберу всё остальное,– сказала Бри.

Стараясь не выходить из тени прибрежных валунов, юные амазонки устремились в густую чащу деревьев, зеленеющую в ста метрах от берега. Зайдя в лес, Арда поставила корзину с рыбой в заросли мягкого и густого папоротника. Бри, с проворностью кошки, залезла на высокое дерево, и всматривалась в приближающееся судно. Зоркие глаза амазонки различили двух гребцов, и двух чернобородых мужчин, с белыми тряпками, намотанными на бритые головы. Бри злобно выругалась и спустилась на землю.

…Позапрошлой зимой, такие же мужчины напали на лагерь амазонок, когда две сотни боеспособных воительниц были в походе, а в лагере оставались только больные, старые, и маленькие девочки… Когда отряд амазонок вернулся в лагерь, то увидел сожженными все свои постройки, а головами убитых сестёр были увешаны деревья. Амазонки похоронили останки сестёр. Из леса вышла единственная уцелевшая десятилетняя девочка и рассказала, кто на них напал. Вечером все амазонки собрались у костра оплакивать погибших. Есть никто не хотел. Кормить было некого. Все их маленькие сёстры погибли, кроме сумевшей убежать десятилетней девочки. Амазонки поклялись мстить за гибель своих сестёр…

– Это враги, их четверо. Мы их убьём, если приблизятся,– сказала Бри с выражением злобы и презрения на лице.

– Да, убьём,– подтвердила Арда.

Бри и Арда быстро покрыли свои тела и лица глиной, смешанной с землёй, и стали похожи на гибкие стволы молодых деревьев.

Корабль быстро приближался. На его белом парусе ярко выделялся большой алый крест.

Один из чернобородых поднёс руку к лицу, и что-то в ней блеснуло.

– Смотрит в трубу со стёклами, – сказала Арда.

Судно подошло к берегу, и уткнулось носом в песок.

Воины с обмотанными головами спрыгнули на берег с толстой верёвкой в руках. Петля на конце верёвки была накинута на высокий камень. Затем, один из них залез на корабль. Послышался звон железных цепей. Поднялись гребцы. Они были прикованы друг к другу. Один из них был в белом плаще, с таким же алым крестом, как и на парусе. У него были длинные седые волосы. Второй пленник был молодой, совсем юноша, со светлыми волосами. Бри увидела его лицо, и сердце у неё внезапно сжалось, а потом застучало всё сильней и сильней. Этот юноша, как ей показалось, был похож на её любимого старшего брата, которого она никогда не забывала…

Вдруг, чернобородый ударил юношу кулаком в лицо. Юноша упал на песок, и получил ещё один удар ногой.

Бри сжала зубы и вытащила из заплечной сумки стрелу.

– Надо освободить пленников, врагов только двое, – сказала она, – Ты со мной?

– Да, – прошептала Арда.

Амазонки спустились с деревьев.

– Они придут сюда за чистой водой, – сказала Арда. – Они их не убьют. Если бы хотели, сюда бы не привезли. Это добыча. Они будут кого-то ждать.

– Верно,– сказала Бри, не отрывая взгляда от пленников.

– И мы будем ждать,– сказала Арда и достала из кожаной сумки виноград, две лепёшки и кувшинчик с водой.

Амазонки ещё не успели поесть, когда один из чернобородых вытащил кривую саблю, другой рукой взял кувшин и направился в сторону леса. Небольшая речка здесь текла с гор, и вода в ней была чистейшая, но возле берега, её воды мутило море.

– Стреляй в глаз, когда подойдёт к дереву, – сказала Бри, указывая стрелой на небольшую ель возле самой воды, а я – в сердце.

Амазонки залегли за деревьями. Враг приближался. Вода в речке приятно журчала, и где-то рядом постукивал дятел. Чернобородый улыбался и дышал полной грудью, вдыхая чудесный лесной воздух. Он остановился возле указанной ели и стал вставлять саблю обратно в ножны, но не успел этого сделать до конца. Две стрелы одновременно пронзили его. Сарацин рухнул беззвучно. Кувшин покатился вниз, но застрял в густой траве…

Нет спасения от бесшумного оружия. Не видно и не слышно, откуда вылетит стрела. Невозможно разглядеть лучницу в боевой раскраске в густом лесу, или в зарослях кустарника…

Амазонки подошли к врагу. Он был мёртв. Первая стрела пронзила сердце, вторая стрела вошла в голову через глаз, и поразила мозг. Смерть наступила мгновенно.

– Это за наших сестёр, – сказала Арда и плюнула.

– Пошли за вторым, пока время не прошло, – сказала Бри.

Второй враг сидел над костром. Скованные пленники ломали хворост.

– У него нет оружия, – сказала Арда.

– Оно где-то рядом с ним. Подходим, и быстро и стреляем, – сказала Бри.

Амазонки вышли из-за деревьев и, как дикие кошки, быстро и бесшумно приближались. Враг сидел к ним спиной. Светловолосый юноша заметил амазонок. Это не ускользнуло от взгляда бородатого. Он резко обернулся, вскочил, и в тот же миг получил две стрелы в грудь. Его отбросило назад, он сделал три шага в сторону моря, и упал в воду.

Пленники смотрели на юных дев с изумлением и восторгом. Они слышали про амазонок, но никогда их не видели. Юноша сжал ладони перед собой в знак приветствия. Цепи зазвенели. Бри опустила лук и смотрела на юношу. Он тоже смотрел на неё. Бри подошла к нему на расстояние вытянутой руки. Она пристально всматривалась в его лицо.

– Как тебя зовут? – спросил юноша по – гречески.

Бри улыбнулась. Вопрос прозвучал не так, как говорили амазонки, но она его поняла.

– Бри, – сказала она.

Юноша заговорил. Из десяти сказанных им слов, Бри понимала не более четверти. Но её сообразительность позволяла ей схватывать суть сказанного.

– Я Альбер, – говорил светловолосый, – А он – Конрад, – юноша указал на седовласого мужчину со строгим лицом и в белом плаще с алым крестом.

– Вы нас освободили, – сказал юноша и поцеловал Бри руку.

Амазонка этого не ожидала, но руку не отняла. Лицо её вспыхнуло.

– Ты мой брат? – спросила она юношу, и глаза её наполнились слезами.

Юноша ничего не отвечал, он только улыбался.

С помощью небольшого точильного камня, которым Бри затачивала наконечники стрел, и который всегда был при ней, ей удалось подпилить железные оковы у юноши на руках, и он сломал их. Затем юноша, очень быстро, освободил свои ноги и спилил кандалы у рыцаря – тамплиера. Амазонки помогали ему.

– Скоро могут появиться враги, – сказала Арда и указала на лесную чащу.

Рыцарь и юноша поняли это. Они поднялись на корабль и взяли своё оружие. Амазонки с восторгом смотрели на длинный и широкий клинок меча тамплиера. Они никогда не видели такого оружия.

– Поплыли с нами на Святую землю, – сказал юноша, с восторгом смотря в голубые глаза Бри. Он вытянул руку, и указал пальцем на могучего рыцаря, затем на себя, на ней, на корабль, и на море.

Бри поняла, и глаза её загорелись.

– Я хочу этого, – сказала она, и показала жестами, что ей надо уйти в лес. Рыцарь и юноша поняли её, и дали понять, что будут ждать.

– Я буду здесь. Пусть придут наши сёстры. Мы встретим врага, – сказала Арда.

Бри неслась в лагерь амазонок, как стрела, выпущенная из лука. Её левая грудь, совершенно обнажённая, весело подпрыгивала, а правая была стянута материей, чтобы не мешала стрелять…

Амазонка кинулась к ногам Царицы и рассказала ей всё, что произошло на берегу моря. Бри просила её отпустить в дальний мир, и обещала вернуться, если на то будет воля богини Девы. Юная амазонка была так прекрасна, взволнована и убедительна, что Царица не смогла отказать своей любимице, поцеловала её в голову, и дала разрешение покинуть родное племя. В лагере амазонок уже звучал тревожный колокол. Передовой отряд воительниц выдвигался в засадное место в лесу, в прямой видимости морского берега… В это время, из леса, вышло несколько амазонок. Это были стройные и сильные женщины, вооружённые луками и дротиками. Они не улыбались, а сурово разглядывали нас. Бри подбежала к ним, и начала их обнимать. Её речь была удивительна для меня. Я слышал некоторые знакомые мне греческие слова, но и другие, с какими – то гортанными звуками. Конрад, между тем, вынес на берег сундук с золотыми монетами, половину, он оставил на корабле. Это были очень большие деньги. Амазонки подошли к сундуку, и начали пересыпать монеты в ладонях. Лица их посветлели, они заулыбались. Ещё, Конрад положил к их ногам два свёртка дорогой материи. Это была благодарность за наше освобождение, и выкуп за Бригитту. Одна из воительниц оторвала кусок материи, и бросила его в руки Бри. Амазонки засмеялись. Бри быстро завязала его через плечо, закрыв левую обнажённую грудь. Мы тоже засмеялись. Амазонки помогли столкнуть наш корабль в море, и очень быстро наши паруса поймали ветер. Он был попутный, и вёсла лежали сухими.

– Сам Бог нам в помощь, – сказал Конрад, и достал хлеб, вяленую рыбу, и красное вино. – Едим то, что дал нам Господь, – добавил он и засмеялся.

Мы прочитали молитву и начали есть. Бри смотрела на нас широко открытыми глазами и не переставала улыбаться. Такой красивой девушки я никогда не видел раньше. Она долго, и с удовольствием нюхала хлеб, прежде чем его откусить. Конрад налил ей вина в серебряный кубок. Она сказала, что нужна ещё вода. Я понял это, и разбавил вино. Она выпила половину, и стала чистить рыбу. Мы плыли недалеко от берега. Рядом с нашим кораблём прыгали дельфины. Скоро показался пролив, а за ним, и светлые скалы.

– Крым, моя Родина, – сказала Бри, указывая на скалы, и прижав руки к сердцу.

– Это земля нашего апостола Андрея, – сказал Конрад.

Вдруг, девушка ласточкой прыгнула за борт, и поплыла рядом с дельфинами, обгоняя наш корабль. Мы поняли, зачем она это сделала, и засмеялись. Через минуту, я подал ей руку, и она легко заскочила на палубу.

– Свершилось чудо, – сказал Конрад. – Враги захватил наш корабль, когда мы спали, и врагов было много, но Господь, посредством этой удивительной девушки и её подруги, даровал нам жизнь, и наш долг посвятить её во славу Его!

– Воистину так! – сказал я.

Бри увидела небольшой топорик викинга, за широким поясом Конрада, и вспомнила своего отца. Она подошла к рыцарю и обняла его. В её глазах засверкали слёзы…

Это было время Третьего крестового похода. Мы плыли в Средиземноморье, к острову Сицилия, к нашим братьям – тамплиерам, а оттуда – в Палестину, воевать за Господа нашего!

Наш путь продолжался семь дней, с остановкой в Греции, где мы купили провизию, одежду для Бригитты, и много книг. Рыцарь Конрад назвал Бригитту своей дочерью, подаренной ему Богом. Попутный ветер не покидал наши паруса, и я стал учить Бригитту читать и писать. Она оказалась очень способной к изучению языков, а наши уроки доставляли нам огромное удовольствие. Конрад смотрел на нас и посмеивался. Он занимался своей алхимией и механикой, в чём превзошёл многие умы того времени. На нашем корабле находилось множество склянок с самыми различными веществами, разноцветные камни – минералы, толстая книга, которую я переводил, куски железа разного цвета, и множество инструмента.

Конрад развёл огонь в своей удивительной железной печи, которая горела без дров сутками напролёт. На ней Бригитта успешно жарила рыбу на оливковом масле, пойманную круглой сетью с железными грузиками по краям, сделанную нашим Мастером Конрадом. Ночью же, можно было греться возле этой печи, и даже читать…

Я не зря написал слово Мастер с большой буквы. Конрад был не простым рыцарем, и пользовался у братьев тамплиером особенным уважением…

В это время Иерусалим и Палестину захватили иноверцы. И тысячи рыцарей крестоносцев устремились к освобождению Святой земли со всех концов Европы. Тамплиеры же, в своём большинстве, сосредотачивались в Королевстве Апулии и Сицилии – Regnu di Sicilia, чтобы отправится в плаванье, и освободить Гроб Господа нашего. На седьмой день плаванья, мы прибыли в город Палермо, столицу этого замечательного Королевства.

Братья тамплиеры радовались несколько дней, когда увидели Конрада на своём корабле. Точнее, у нас была небольшая парусно-гребная бригантина. На передней (фок-мачте) крепился прямой парус, а на задней (грот-мачте), косой парус. Для сарацин это был завидный трофей вместе с бочонком золотых монет и Конрадом, рыцарем тамплиером, владеющим магическим искусством алхимии. Они долго выслеживали нас, а потом похитили вместе с кораблём… Знания Конрада, как я узнал впоследствии, были получены им по наследству ещё от тех волхвов, что приносили дары самому Господу нашему Иисусу Христу. Возраст Конрада был неопределим. Ему можно было дать и сорок и шестьдесят лет. Я же состоял при нём, как уже упоминал, в качестве помощника и переводчика. Конрад, рассказал мне о том, что знал моего отца, воевал с ним в Первом крестовом походе, и дал ему слово, что позаботится обо мне, когда мой отец умирал у него на руках. Когда пришло время, он и забрал меня из монастыря, куда прежде и отдал…

Великолепная Бригитта, названная дочь рыцаря Конрада, вызвала в городе Палермо настоящий фурор. Все знатные особы, и особенно молодые люди разного пола, стремились увидеть её. Мы проживали в центре города, у друга нашего Конрада – графа и тамплиера. Бригитта тяготилась этими приёмами у графа, но никогда не отказывала. Она уже хорошо читала. И после чтения некоторых глав Библии, которые ей порекомендовал я, она приняла решение совершить обряд Крещения. Она готовилась к этому несколько дней, как положено. Мы посетили Собор Успения Девы Марии. Изображение Девы Марии с Младенцем на руках произвело на Бригитту очень сильное впечатление…

Когда в поместье у графа собралось много народа, чтобы отпраздновать столь важное событие в жизни молодой девушки, Бригитта высказала своё желание на греческом языке – создать отряд из смелых девушек и женщин, и вместе с ней, следовать за своим названным отцом Конрадом в Палестину, чтобы сражаться за Святую землю. Я в точности перевёл её слова. Молодые рыцари из знатных семейств предложили начать сбор средств для создания такого отряда. Это известие облетело Сицилию очень быстро. Воодушевление было необыкновенное! И, уже через день, к замку графа – тамплиера, стали подходить молодые женщины и девушки, полные решимости совершить поход. У всех этих женщин, недавно, или давно, погибли братья, женихи, и мужья на Святой земле…

Через неделю, денежных средств было собрано уже достаточно, чтобы купить самых хороших лошадей и оружие для тридцати воительниц. Бригитта была несказанно рада, что ей удалось создать отряд амазонок. Она попросила Конрада, чтобы ещё остаться на несколько дней, и научить девушек метко стрелять из лука, метать дротики, и быстро скакать, но Конрад посоветовал заняться этим на земле самой Палестины.

Не менее трёхсот рыцарей, не считая оруженосцев, мастеров оружейников, поваров и простых христиан, вместе с нами, и отрядом Бригитты, отплыли в Палестину, к городу Акра. Все тамплиеры Европы, способные носить оружие, следуя призыву папы римского Григория, отправлялись вслед за нами из портов Пизы, Генуи и Венеции.

Мы благополучно добрались до залива Акры, и стали там большим лагерем, раскинув шатры и походные палатки. В это время монархи Англии и Франции перестали враждовать и дали согласие выступить совместно, в боевом порядке, против иноверцев. Это радостное известие окрылило нас, и мы ждали прибытие к стенам Акры королевский флот Филиппа – Августа и Ричарда Львиное Сердце.

Между тем, стычки с иноверцами начались с самого первого нашего вечера на Святой земле.

Отряд Бригитты, не уступал по быстроте и увертливости, мелким отрядам кавалерии сарацин, а что касается тактики и хитрости, зачастую и превосходил врага. В её отряде были молодые и сильные женщины, готовые мстить за близких людей. И блистательная амазонка по праву была их предводительницей. Бригитта учила их метко стрелять из лука, метать дротики, крепко держаться в седле, любить своих лошадей, вычёсывать им гривы, и правильно кормить. Братья тамплиеры хвалили её и её отряд не зря. Закованные в тяжёлые доспехи, они уступали в скорости и манёвренности лёгким отрядам сарацин, избегающих заведомо проигрышного для них ближнего боя, и досаждавших рыцарям внезапными нападениями.

Так, однажды, отряд сарацин появился у нашего лагеря глубокой ночью, и выпустил тучу стрел в наши шатры, палатки и лошадей. Многие из наших воинов были без доспехов. Несколько рыцарей были поражены. Внезапно из-за дальних шатров появился отряд амазонок под предводительством Бри. Сарацины мгновенно отступили, и надеялись, как всегда, безнаказанно ускакать. Но, расстояние между ними и отрядом амазонок быстро сокращалось. Лошади амазонок не уступали в скорости арабским скакунам. Очень громкие, просто пронзительные крики женщин, навели на врага панический страх. Они никогда ещё не сталкивались с таким противником. Амазонки, с закрытыми до глаз лицами, и с длинными волосами, стянутыми в конский хвост, будто сливались со своими лошадьми в единое целое. Впереди, на белом коне, неслась Бри с таким же светлым и пушистым хвостом на затылке, как и конская грива. Завязался бой. Сарацины не сумели удрать. Подоспели тамплиеры и раздавили врага…

Отряд Бри, состоящий из двадцати всадниц, применял тактику амазонок: при виде неприятеля, всадницы демонстрировали ложный испуг, и обращались в бегство. Враг, в предвкушении лёгкой победы, стремительно приближался. За мгновенье, до критического сближения, амазонки резко разворачивались в сторону врага, и стреляли из луков. Все стрелы достигали цели с близкого расстояния. Два десятка преследователей непременно поражались, строй их был смят и опрокинут. В это время амазонки, с тем же воинственным криком, продолжали выпускать стрелы, и метать копья, добивая остатки уже сломленного и бегущего врага. Боевой дух наших амазонок был очень высок.

Зачастую, отряду Бри, удавалось выманить на бой крупные отряды сарацин. Враг преследовал амазонок, но наталкивался на тамплиеров. Тогда у иноверцев не было шансов даже уцелеть… Тех же из них, кто сумел вырваться из боя, догоняли и добивали амазонки.

Бри – это имя очень быстро превратилось у амазонок в боевой клич. Быстрое и звонкое, оно звучало в сражении, как звук рассекаемого клинком воздуха. Смелая и красивая, она вселяла ещё большую отвагу в наших воинов.

Обладая реакцией кошки, она, верхом на коне, успевала не только увернуться от удара сабли, или копья, но и отрубить руку врага своим коротким мечом. Из лука же она стреляла всегда точнее и быстрее нас.

Амазонкам Бригитты было поручено охранять наш лагерь по ночам. Зоркие и чуткие женщины раньше нас могли заметить опасность. В этом мы не раз убеждались. У амазонок был свой большой шатёр. Они готовили пищу, стирали одежду, и даже учились грамоте. Это были бедные девушки и женщины, и только здесь, могли научиться писать и читать. Я сам преподал им несколько уроков. Конрад изобрёл прекрасные чернила, которые не пачкались, и не стирались. Гусиных перьев было много…

С Бригиттой мы виделись каждый день, и чувствовали себя счастливыми, когда это происходило. Девушки амазонки говорили, что мы очень похожи внешне, и принимали нас за брата и сестру. Хотя это было не так. В шатре амазонок было много книг. Бригитта их собирала. Эти книги мы купили ещё в Греции, а в Палермо, узнав о её любви к чтению, ей подарили ещё очень много книг…

Уже по прошествии многих лет, сундучок с личными вещами Бри, стоящий рядом с её саркофагом (о том, что произошло с ней, я расскажу позже, а сейчас о книгах), оказался перевёрнутым. Это произошло при столкновении нашей бригантины с тяжёлым испанским галеоном, когда мы пробили его бортовую обшивку и пошли на абордаж… Между прочими её вещами, я увидел маленькую книжку алого цвета. Это был кодекс любви XII ВЕКА. Этот кодекс содержал более тридцати пунктов – утверждений. Некоторые из них Бригитта выделила подчёркиванием. Я их записал, потому что был совершенно с ними согласен. Вот они:


* Кто не умеет хранить тайну, тот не умеет любить.

* Никто не может быть влюбленным одновременно в двоих.

* Никакой нет услады в том, что один из любящих берет у другого насильно.

* Не подобает любить ту, которую стыдно было бы взять себе в жены.

* Слишком легкий успех быстро отнимает всякую привлекательность у

любви: препятствия сообщают ей высокую цену.

* Каждое действие любящего заканчивается мыслью о любимом существе.

* Любовь ни в чем не может отказать любви.

* Чрезмерная привычка к наслаждениям мешает зарождению любви.

* Истинная любовь ничего не признает хорошим, кроме того, что по нраву любимому существу…


Как – то, будучи вместе, Бригитта рассказала мне интересную историю…

Однажды, девочки амазонки резвились на берегу моря. И одна десятилетняя девочка не успела увернуться от набегавшей морской волны. Высокая волна опрокинула её, и бросила на прибрежные камни. Девочка сильно ударилась головой. Когда сестры принесли её в лагерь амазонок, девочка уже не дышала и глаза её не закрывались. Волосы девочки почернели и слиплись от запекшейся крови. Бедняжку отнесли в шатёр Царицы. Почти все мы, за исключением тех, кто охранял наше племя, сидели в эту ночь у костра, и молили нашу богиню Деву излечить нашу маленькую сестру… В ту ночь скорби и печали, она и явилась к нам. Это была Светлая Дева. Она приближалась к шатру нашей Царицы, не касаясь земли, видимая в темноте. На её голове светилась красивая корона. Наша Царица была в шатре с девочкой. Как Светлая Дева вышла из шатра нашей Царицы, мы не видели…

На следующий день, девочка выбежала из шатра с обритой головой и улыбкой на лице. Страшный шрам на её голове почти исчез… Мы вошли в шатёр. Наша Царица рассказала нам, как Светлая Дева, опустилась на колени перед девочкой, которая уже не дышала, поцеловала её, и положила на голову девочки свою горящую светом корону…

В тот день у нас был великий праздник. После того, как Светлая Дева снизошла к нам, мы никогда не проигрывали сражений с врагами, потому что всегда были готовы к нападению. Царица говорила, кто на нас собирается нападать, и когда это произойдёт. Она получила такой дар после встречи со Светлой Девой, и никогда не ошибалась. Мы готовили засады, и встречали врага на узких тропках, градом стрел сверху, с деревьев. А когда враги были охвачены страхом и бежали из леса, в бой вступали наши всадницы, и догоняли их…

Но, вернусь ко временам осады Акры. Конрад придумал новый спусковой механизм для арбалета, смазку для тетивы арбалетного лука, и саму конструкцию этого лука сделал составной. И мы с ним занимались изготовлением этого, самого убойного, в то время оружия. Наш арбалет легко пробивал обычную кольчугу и железный щит врага одновременно


Нас было около ста,

Мы все – воины Христа…


В мае месяце 1191 года, флот французского короля Филиппа – Августа, и флот английского короля Ричарда Львиное Сердце, с триумфом вошёл в залив Акры. Самые известные и доблестные рыцари Европы стремились стать рыцарями Храма в тот год. Число тамплиеров быстро росло. Очень скоро, европейские монархи и турецкие эмиры заключили соглашение о сдаче Акры. Это произошло в шатре Великого магистра Храма. Три квартала в городе стали собственностью воинов Креста. Сам король Ричард поселился здесь. Узнав про отряд смелых амазонок, он щедро наградил доблестных женщин золотом, а их предводительнице, он подарил один из новейших кораблей своего флота – великолепную бригантину. Конрад сделал самый мощный арбалет, и мы закрепили его на корме этого корабля.

Бригитта проявила себя как непревзойдённый стрелок. Её дальние выстрелы из этого арбалета поражали врага на расстоянии, когда наша бригантина была недоступна для ответного выстрела.

Тамплиеры прозвали молодую девушку "Бри-Бри" (Бригитта-бригантина), и приветствовали её появление громкими возгласами и восторженными лицами.

Очень часто бригантина Бригитты сопровождала корабли, перевозящие наиболее ценные грузы…

Я, в то время, продолжал переводить древнюю книгу алхимии. В середине этой книги был описан Эликсир Жизни, позволяющий продлить земную жизнь человека. Конрад загорелся желанием сделать такой Эликсир. Он, вместе со своими братьями тамплиерами, постоянно выполнял поручения английского короля, и плавал по всему Средиземноморью. Эта была, в основном, перевозка денег и золота. Конраду удалось раздобыть все составляющие ингредиенты для приготовления Эликсира Жизни, описанного в книге алхимии. Я, Бригитта, сам Конрад, и несколько его ближайших друзей братьев – тамплиеров, начали принимать этот Эликсир в указанном количестве, и в должное время по лунному календарю каждого месяца. Никаких заметных изменений в своём самочувствии мы не замечали.

Осенью этого года, когда мы, после плаванья в Европу, подходили к городским стенам Акры, сзади, к нам подошла женщина, и вонзила в спину моей любимой длинный и узкий клинок. Тамплиеры выхватили мечи, и на месте казнили убийцу. Это оказался мужчина, переодетый в женское платье.

Но Бригитта, слава Богу, не умерла. Мы отнесли её обратно на бригантину, в её верхнюю каюту. Рана была сквозная. Кончик клинка вышел рядом с левой её грудью. Срочно послали за известным французским врачевателем колотых и резаных ран. Он немедленно явился и осмотрел ранение. Сердце, по его словам, задето не было, но сильно пострадали лёгкие. Излечение возможно, но, сказал он, что оно маловероятно. Он посоветовал полный покой, и оставил раствор для смачивания раны. Мы с Конрадом находились в полном смятении, и не могли себе представить, что Бригитта умрёт. Её лицо бледнело с каждой минутой. Дышала она с большим трудом.

– Эликсир жизни способен погрузить её в сон на долгое время. И только целебный сон может её вылечит, – сказал Конрад, и я признал разумность его слов.

Вдруг, она позвала меня, и я склонился к её, уже побелевшим устам.

– Если сохранить моё тело, Светлая Дева возродит меня своей горящей короной, помнишь, я тебе рассказывала… Найди её, её корону, – сказала моя возлюбленная перед тем, как дыхание её стало замедляться.

– Ты не умрёшь, дочь моя наречённая, – сказал Конрад, тайком вытирая выступившие слёзы.

Я приподнял голову Бригитты, и он, влил в её разомкнувшиеся уста, превышенную в восемь раз, дозу Эликсира Жизни.

– Дыхание её будет редким, может быть, очень редким, но совсем не прекратится, – сказал Конрад…

Узнав о подлом покушении на Бригитту, ночью этого же дня, сотня тамплиеров напала на турецкий отряд, с не меньшей численностью воинов, и разгромила его. После этого, тамплиеры сожгли ближайшее поселение иноверцев, а на следующий день, захватили большой турецкий караван. Тамплиеры нарушили перемирие, но никто об этом не смел даже говорить…

Бригитта не умерла, но и не приходила в себя. Вернуть её к жизни могла только корона Светлой Девы, способная излечить любую рану, или болезнь. Я продолжал переводить древнюю книгу. Конрад часто поправлял меня, а, зачастую, и сам угадывал смысл, прежде чем я успевал перевести отдельное высказывание, или утверждение.

– В один лунный цикл она будет делать один глубокий вдох. Это будет происходить в день полной Луны. Возраст её организма практически не изменится даже за сотни лет,– сказал Конрад. – Я дал ей правильную дозу Эликсира.

Ночью её тело начало источать едва видимый свет.

По совету братьев тамплиеров, да и по нашему разумению, мы решили с Конрадом опустить саркофаг с нетленным телом Бригитты ниже уровня земли. С этой целью мы и отправились на её Родину.

Здесь, на живописной скале морского берега, стоял замок наших единоверцев. Мы купили этот замок, но разрешили бывшим владельцам жить в нём ещё многие годы. Под одной из башен замка, мы сделали крипту, и разместили там саркофаг. Бывший хозяин замка дал нам слово, что будет охранять его, как святыню, и накажет своему сыну и дочери поступать так же…

Мы продолжали принимать этот чудесный Эликсир, благо у нас было много денег, и мы могли купить редкие и очень дорогие вещества для его производства в большом количестве. Эликсир Жизни начали принимать ещё не менее дюжины, близких Конраду, рыцарей тамплиеров… Наши лица и тела перестали стареть. Физическая сила нисколько не покидала нас. Да и глаза не утратили зоркости, хотя годы летели как птицы…

Впереди у нас было много побед и поражений в нашей Священной войне. Но главное поражение нашим братьям нанесло золото, вернее любовь к нему многих монархов Европы, да и наших, бывших братьев, предавших заветы Христа, и ставших ростовщиками. За блага этой жизни, они взяли на себя тяжкий грех – давать людям ссуды под грабительские проценты…

В 1310 году свершилось великое святотатство. Французский король и Папа совершили его. Самые преданные нашему Господу рыцари тамплиеры были ложно и сознательно обвинены в ереси. Тысячи наших братьев тамплиеров были подвергнуты дьявольским пыткам и казнены медленным огнём. А через три года был казнён Великий магистр Храма. В тот же год, я стал рыцарем тамплиером.

Нас искали и казнили на земле, но море, делало нас свободными. А в морском сражении мы могли уничтожить любого. Мы нападали на папские галеры…

Господь услышал и поддержал нас. Проклятие нашего Магистра Гуго де Пейна свершилось! Наши враги, один за другим, отправлялись в преисподнюю.

Наш невинно убиенный Великий Магистр был трижды отомщён.

Мне казалось, что именно в Новом Свете я смогу найти Светлую Деву, и с её помощью верну к жизни мою возлюбленную. Это моё предположение совпало с желанием остальных братьев нашего корабля, направить паруса к новым берегам.

Насколько пираты превосходили в бою испанцев, настолько мы превосходили в бою пиратов.

Если нам попадался корабль с рабами, мы освобождали их.

Дух Бригитты победительницы витал над её бригантиной, и над нами. Здесь впервые был поднят чёрный флаг с черепом Адама и скрещенными костями – символами тамплиеров. По прошествии времени, жалкое подобие нашего флага стали вывешивать и пираты, полагая, что он им поможет… Бригитта – бригантина под чёрным флагом тамплиеров наводила ужас на вражеские суда. Наши пушки стреляли дальше и точнее всех. Мы захватывали богатую добычу, и всегда раздавали её беднякам, принимая от них в благодарность хлеб и вино. Мы спрашивали многие племена и народы о Светлой Деве и её короне, но никто ничего не знал о ней…

Прошли столетия, и я перестал принимать Эликсир Жизни. Наша встреча с Бригиттой, если и произойдёт, то это случится в лучшем мире…

Пришло время обрести покой, и оставшиеся мне годы посвятить литературному труду – единственному моему утешению, и я поселился в замке. Жившая здесь семья так и оставалась жить. Они мне были благодарны и помогали мне в старости, которая быстро наступила. Мне вполне хватило и одной башне в замке. Я завещал им похоронить меня рядом с Бригиттой…

Перед уходом из этой жизни, я, предчувствую сердцем, что эти записи попадут в руки благородных людей. Пусть же они исполнят последнее желание Бригитты, если судьба предоставит им такую возможность. Она должна свершить свои земные дела…

На этом я заканчиваю своё повествование. Да хранит Вас Господь!..

Глава 16. Неожиданное предложение.

– Это что же, получается?! – сказал я сам себе вслух, и закрыл эту небольшую книжку. Выходит, саркофаг с амазонкой покоится где – то в пределах Чёрного Замка, а Светлая корона, или диадема, находится на голове Ари… Её тело не истлело… Забавно, забавно.

Совсем рядом раздаётся красивый сигнал Tesla Model Y.

Я выхожу из домика с книжкой в руках. Это удивительно, Гриша и Ариша приехали вместе.

– Привет, Лео, – Гриша протягивает руку. Кажется, он стал ещё заметно выше, за последние пару недель.

– Гриша у нас, ко всему прочему, ещё и акваскейпом занимается, – говорит Ари.

– Да, – говорю я. – Видел живописные коряги в старой ванной за домиком. Коряга в аквариуме, с растениями на ней – это красиво.

– Отмачиваю в соляном растворе, чтобы тонули, – уточняет Гриша.

Гор подходит к нам. Лицо его сияет, как никогда.

Мы с Аришей слегка напрягаемся, и понимаем, что пришла ответка из Исследовательского Центра.

– Гриша, иди к корягам, а? – говорит Ари убедительным тоном.

Гриша ухмыляется, но уходит за домик, предварительно поздоровавшись с Гором за руку.

– Ну, что там, не томи, – говорит Ари.

– Исследовательский Центр "Атланта" предлагает нам краткосрочную командировку.

Мы смотрим на Гора. Он продолжает улыбаться.

– Куда? Ну? – спрашивает нетерпеливая Ариша.

– Не ну, а на Луну! Но без тебя. Ты остаёшься здесь на связи.

Мы стоим несколько секунд в сильнейшем изумлении.

– Я, значит, остаюсь, – говорит Ари разочарованным тоном.

Гор достаёт свой АУР и читает с экрана.

– Личные рекомендации и требования поступят на ваше инфополе в ближайшие минуты. В случае если вам не удастся набрать соответствующие параметры для этой миссии, она не состоится…

– Конечно, не удастся набрать, – говорит Ари с удовольствием. – Таких ботаников не берут в космонавты, ха – ха…

– Да нет там ничего интересного, Ари, – говорит Гор. – Голая полустеклянная пустыня с ненормальной температурой.

– На вот книжку, почитай, там много интересного, и про арбалеты есть, – говорю я тоном старшего, дающего маленькому ребёнку конфетку.

Ари открывает первую страницу, и кривит улыбку.

– Принцесса подарила?

– Да. – отвечаю я. – Принцесса Чёрного Замка – Элеонора.

– Это та, чья бабушка ведьма, чуть не лишила тебя зрения.

– Да, та самая… Я разворачиваюсь, не желая продолжать разговор, и иду в трейлер.

Я уже несколько дней не интересовался своим профилем в InfoARC. Просто отключил функцию, и он не всплывал. Но звонил домой через день, разговаривал с мамой. Пусть капает так называемый опыт – exp, и количество переходит в качество… Моргаю три раза через определённый интервал, и сразу вижу текст:


Ваш БиоМодуль Лео 2.0 работает на вас.

Внимание! Важное сообщение:

Для успешного выполнения задания на лунной поверхности, Вам необходимо поднять характеристику физической силы до показателя (8);

Навык электроника до показателя (3)


Комплекс физических упражнений для вашего организма разрабатывается, и поступит в ваше поле зрения в ближайшие часы.


Для поднятия навыка электроника, следует обратиться к командиру Первого Звена.


Для достижения указанных результатов вам предоставляется не более тридцати земных суток.


Исследовательский Центр Атланта (ARC) желает вам успеха!


Я открываю самый верхний ящик в трейлере, над монитором Гора, и вижу книгу под названием "Теория эфира". Беру её, и ложусь почитать.

– Лео, учи уроки, а то, не полетишь на Луну, и не напишешь следующую книгу, – слышу я голос Ари.

"Она видит мой профиль, я совсем забыл… Ну что ж, мы единая команда".

– Сними свои модные джинсы и кроссовки. Нимфа богини Артемиды должна ходить босиком, и в набедренной повязке, – говорю я, повышая голос, хотя дверца трейлера и не закрыта до конца.

– Придёт время, сниму, – слышу я ответ Ари. – Как будет называться новая книга?! – кричит она, и бьёт кроссовкой в обшивку трейлера, на уровне моей головы.

– Первое Звено и Близкая Луна!!! – кричу я так, что становится смешно…

Конец Первой книги.


Оглавление

  • Книга 1.
  •   Глава 1. История Ариши.
  •   Глава 2. Лео Де Мария.
  •   Глава 3. Первое Звено.
  •   Глава 4. Грот Дианы.
  •   Глава 5. Потомки Потёмкина.
  •   Глава 6. Трейлер на даче.
  •   Глава 7. Чёрный Замок
  •   Глава 8. Разведка боем.
  •   Глава 9. Эль – это модель.
  •   Глава 10. В гостях у Эль.
  •   Глава 11. Заточение и освобождение.
  •   Глава 12. Реалрпг – начало.
  •   Глава 13. Профессор из Краснодара.
  •   Глава 14. Кошачий марш.
  •   Глава 15. Амазонка и тамплиеры.
  •   Глава 16. Неожиданное предложение.