КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451673 томов
Объем библиотеки - 642 Гб.
Всего авторов - 212339
Пользователей - 99601

Впечатления

каркуша про Коротаева: Невинная для Лютого (Современные любовные романы)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Berturg про Сабатини: Меч Ислама. Псы Господни. (Исторические приключения)

Как скачать этот том том 4 Меч Ислама. Псы Господни? Можете присылать ссылку на облако?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Нелюдь. Факультет общей магии (Героическая фантастика)

Живой лед недописан? и Нелюдь тоже?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Глава рода (Боевая фантастика)

Нелюдя вроде автор закончил? Или пишет продолжение по обоим темам?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Самошин: Ленинск (песня о Байконуре) (Песенная поэзия)

Эта песня стала неофициальным гимном Байконура.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Калистратов: Мотовоз (песня о байконурцах) (Песенная поэзия)

Ребята, работавшие в военно-космической отрасли, поздравляю Вас с днем Космонавтики! Желаю счастья, а главное, здоровья! Я тоже 19 лет оттрубил в этой сфере.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Таривердиев: Я спросил у ясеня... (Партитуры)

Обработка простая, доступная для гитариста любого уровня. А песня замечательная. Качайте, уважаемые друзья-гитаристы.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Совок. Вперёд в СССР (СИ) (fb2)

- Совок. Вперёд в СССР (СИ) (а.с. Вперёд в СССР-1) 1.17 Мб, 342с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Владимир Геннадьевич Поселягин

Настройки текста:



Владимир Поселягин Вперёд в СССР. Совок.



Пролог.


Открыв глаза, я осмотрелся, поводя ими туда-сюда, но не шевеля головой. Это уже во второй раз, когда я очнулся. В первый раз хотел повернуть голову, но тут вспышка резкой боли и меня вырубило. В этот раз я такой ошибки не допустил. Ну и руку поднял, с интересом её разглядывая. Детская руках, мальчонки. Итак, стало ясно что я всё же умер, причём так банально, утонул. Ну не сказать, что банально, но утонул. Где я оказался, описывать пока не буду, всё равно видел только крашенный извёсткой потолок, с патроном лампочки без абажура, стены, крашенные белой краской и сопение в стороне, не видел кто, а двигать головой я всё также опасался. Похоже перенос. Эх, надеюсь в своё прошлое, альтернативки я читал, так что в курсе, и никаких рефлексий у меня не было. Да и вообще я к ним не склонен.

Что я могу рассказать о себе? А знаете, много, пусть я погиб всего через два дня как справил тридцать шесть лет, но пожить успел, есть что рассказать. Прозвище у меня Совок, это из-за любви носить футболки «Я люблю СССР». Только вместо «люблю» сердечко. Вообще это конечно фейк, о Союзе я знал мало, мне шесть лет было, когда он развалился, какая тут любовь? Ну да, надёжность советской техники и многих вещей я ценил, но не более. А футболки носил, так мне одна из подруг подарила шесть одинаковых. Из-за этого ещё миф был, что она у меня одна, и я её не стираю. Ну да ладно. Родился я в селе Алексеевское, что рядом с Казанью. Всего сто километров. Сбежал я из села в шестнадцать лет, сразу как закончил девять классов. С трудом, на одни тройки, но сделал это. Я тогда не понимал, как важны знания, а понял поздно. Отправился покорять Москву. И знаете, покорил. Своя квартира, пусть в Бирюлёво, зато двухкомнатная, машина неплохая, даже две. Недорогая иномарка, не люблю к себе внимание привлекать, и «УАЗ». Из хобби и увлечений, аж целых четыре постоянных, что я не забрасывал. Это путешествие, из-за чего пришлось учить английский язык. Да так увлёкся, что сейчас в совершенстве знаю английский и испанский, и учу французский. Я всё планету не по разу исколесил. Времени-то порядочно свободного, не работал ни разу. Ну кроме одного года водителем трамвая. Это после армии было, адаптировался. Так вот, путешествие, это моё основное увлечение, потом покатушки на внедорожниках, у меня «уазик» был здорово сделан, состоял в клубе любителей «уазов». С членами клуба и катались. Третье хобби, коп. Тут и магнитом в реках, и металлоискателем. В Москве тоже, но там конкуренция большая. Надо сказать, находок хватало, мог бы ещё одну квартиру купить, но не требовалось, всё тратил на первое увлечение. Четвертое и последнее постоянное увлечение, это охота. Заодно навыки стрельбы оттачивал. Гладкоствол у меня только один был, горизонталка двадцатого калибра, всё остальное всё нарезное, да и охотился только малокалиберным карабином. Хотя был и «Тигр». Переделка из армейской «СВД». Хм, а погиб на Маниле, во время шторма, когда катер, я его арендовал, день рождения отмечал, перевернуло. Внезапным шквалом. Хорошо родных не было, на берегу отдыхали, в отеле, я на рыбалку один отправился, с местным, хозяином катера. Родители на тот момент вполне живы и здравствовали. Сестра с мужем в Индии жили, так что поздравляли только по «Скайпу».

Это конечно официальная моя жизнь, не официальная куда интереснее. Я был наёмным убийцей. Наёмники разные есть, подрывники, снайперы, автоматчики, а я работал под несчастные случаи. Более шестидесяти благополучно выполненных заказов. А платили хорошо, так что счета в Испании, во Франции и в Канаде, в трёх банках держал, очень солидные были. Теперь всё родителям уйдёт, я на них завещание написал. Как всё начиналось? Да доставал меня один удод в школе, с двумя прихлебателями. Сам я парень нелюдимый, друзей никогда не было, школьных или дворовых приятелей хватало, но не друзей. Пару раз отлупили меня. А один раз, когда из школы шёл, я во вторую смену учился, подстерегли и так избили, что я сознание потерял. А зима, январь, чудо что на меня прохожие наткнулись и доставили в больницу. После этого во мне как будто злоба проснулась. Этих троих я не сдал, хотя раньше ничего плохого не видел, чтобы сдать, воспитали так родители, а весной, когда полностью восстановился, рёбра сломаны были, рука, гематом хватало, дубинками отходили, язык у меня острый был, в школе не раз их идиотами выставлял, так и мстили, ну и сам отомстил. Сработал чисто, под несчастный случай. Инсценировал утопление. В лёгких вода, в крови алкоголь, никаких следов на теле не оставлял, так что и списали дело как несчастный случай. На берегу пара баклажек початого пива, и аккуратно сложенные вещи тоже нашли. Пусть для купания май месяц ещё холодный, но некоторые забирались воду. За всем этим, сдавая экзамены, я и следил.

Сдал их на тройки, девятый класс, ну и сообщив родителям что еду в Москву, хочу поступить в какое профильное училище, на институт я не замахивался, только через неделю получил их согласие, меня уговаривали отказаться от этой идеи, получил на руки их крохотные накопления, и поехал в Москву. Даже смог поступить ПТУ, учился на железнодорожника. Жил в общежитии. Тут к осени этого же года, нашёл меня односельчанин, пригласил в кафе и там в лоб сообщил, что знает, что это я убил тех парней. Честно сказал, что доказательств нет, но предложил мне работу, ему понравилось, как я справился с той тройкой, не подкопаешься. Так бывший сотрудник милиции, и бывший участковый, стал моим диспетчером. Посредник по сути. Треть оплаты за заказ его, а остальное мне. Отказываться я не стал и уже через неделю исполнил первый заказ, получив тринадцать тысяч долларов США. Тратить не стал, убрал в кубышку, и не зря, после третьего заказа купил квартиру в Бирюлёво, где и прожил эти годы. Нравилась она мне, и вроде район этот хают, он мне тоже нравился. В училище я так и не доучился, сам ушёл со второго курса, интереса не было, а тут восемнадцать лет, поэтому отправился в армию. Посредник помог, в подрывном деле я полный ноль, хотел подучится, договорился с кем нужно, и я направился в инженерно-сапёрный батальон. Два года честно отслужил в Подмосковье, учился с азартом и с охоткой, освоил вождение бронетехникой, разными армейскими автомобилями, включая гусеничную технику, ну и сапёрное дело. После армии, машину купил, до этого мотоцикл «Ява» был, взял «девятку», и так жил, занимаясь хобби и выполняя заказы. Один раз такое было, три срочных заказа за месяц исполнил. Хотя такую спешку не любил, ошибки могли быть, но уж больно суммы за работу солидные предлагали. Чтобы стать таким разносторонним специалистом пришлось много учится в разной сфере, даже освоил пилотирование легкомоторной авиации и вертолётов, в США учился, однако работал чисто, всего дважды правоохранительные службы догадались что там в смертях не всё чисто.

Я очень надеюсь, что в своё тело попал, по руке не понятно, такая же кисть с длинными музыкальными пальцами. Пара царапин с тыльной стороны ладони, и всё. Что интересно, двадцатый год был, из-за пандемии все в страхе попрятались, причём за три месяца до моей гибели умер от ковида мой диспетчер, не пережил заразу, а я утонул. Так вот, если я попал в своё тело, ох и развернусь, однако жизнь внесла свои коррективы, и я понял, что это не моё тело и не моё прошлое.

Просто где-то у меня в изголовье, метрах в трёх, я так думаю, вдруг засипел динамик и заиграла довольно знакомая мелодия, где диктор сообщил что сегодня тысяча девятьсот шестьдесят третий год, восемнадцатое число января месяца, ну и поздравив всех с побудкой, передал слово другой ведущей, что с оптимизмом в голосе начала утреннюю гимнастику. А что за город не сообщил. Пока я пребывал в задумчивости, в шоке я не был, как уже говорил, рефлексии это не моё, рядом сипение задохнулось, перейдя в кашель, и скрипнула сетка койки, судя по шорохам кто-то зашарил ногами по полу, видимо тапки искал.

- О, очнулся? - услышал я прокуренный бас явно пожилого человека.

- Похоже да, - проглотив комок, язык как наждачка, пить хочу, всё же смог я хрипло выговорить. - Только не понятно, где очнулся?

- Так понятно где, в больнице. В соседних палатах ещё шестеро из ваших. Это надо же было додуматься до такого, - ворчал старик, шаркая тапками по полу до двери, выглянув, тот крикнул дежурную медсестру, сообщив что я очнулся, имени не сказал, «соседом» назвал, и так же шоркая вернулся к своей койке.

Жаль от соседа не узнал своих новых данных. Надеюсь врач сообщит. Буду играть амнезию. Хотя, чего тут играть, прошлого бывшего хозяина моего нового тела я просто не знал. Чёрт, и школа ведь? Тут придётся учится без дураков, я ничего по школе не помню, сам на тройки учился. Дроби, они до сих пор наводят на меня ужас. Телом вроде я овладел, хотя ходить ещё не пробовал, поэтому стал шарить руками под одеялом. Я был укрыт простынёй и сверху толстым шерстяным одеялом в бело-синюю клетку. Хотя всё равно прохладно было. На мне майка, но трусов не было. Тело пацана, краник между ногами нащупал. Непривычно мелкий какой. Надеюсь подрастёт. На теле никаких бинтов я не нащупал, а вот на голове имелись, у меня под затылком валик был, и бинты. Похоже в голову прилетело. Да и не мне одному, раз я не один пострадавший. Что они делали, кидали патроны с мест боёв в костер или снаряд? Да тут долго гадать будешь, поди знай. Именно в момент ощупывания мной головы и зашла дородная женщина в белом халате и что интересно, с шапочкой. Тоже белой. Отругав меня, велела лежать смирно, напоила и ушла, я даже вопросы задать ей не успел.

- Дед? - тихо позвал я старика, но похоже тот был туг на ухо, я пытался окрикнуть громче, но стрельнула болью рана на затылке, и голова зашумела, так что не стал рисковать. Подождём лечащего врача.

Я думал врачи вокруг меня будут засуетится, да куда там. Припёрся только к десяти часам дня молодой, вообще сопляк, видать на интернатуре, или только-только закончил. Меня успели покормить кашей, манной, с комочками и на воде, да чай дать. Сам я пока плохо двигал руками, садится мне запретили, так и покормили. Вопросы я задавал санитарке, что меня кормила, однако та торопилась и не успел я всё накопившееся задать. Для начала, узнал, что мы находимся на территории славного и закрытого для иностранцев города Владивосток. Этого только не хватало. Узнал, что было побоище, собралась ребятня двух районов и сошлись стенка на стенку. Там хорошо так куски льда летали, хотя это не по правилам. Но бой уже в бойню переходил, вот и бывшему хозяину этого тела в основание черепа и прилетел солидный кусок. Та эта знала точно, у остальных тоже травмы от льда. Два дня назад всё это происходило. Один парнишка, лет четырнадцати, глаза лишился. И да, меня теперь звали Данилой, фамилии та похоже не знала, но то что одиннадцать лет мне теперь, сообщила уверенно. Слышала от медсестёр. Это всё что я смог узнать, между теми моментами, когда мне в рот кашу пихали. Кстати, после завтрака чуть мутило, но потом прошло. Контузии от удара не было, только голова болела, и это хорошо.

Так вот, часов десять наступило, я по радио узнал, оно громко работало, старик действительно глуховат был, как зашёл молодой парень в белом докторском халате, в сопровождении медсестры. Та выключила радио, и парень, пододвинув меня к стене, сел на край кровати и начался стандартный опрос, заодно померили давление каким-то древним прибором. Я за этим с немалым интересом наблюдал. Температуру померили утром, ещё до завтрака, забегала медсестра дважды, принесла градусник, и унесла. Даже не сказала сколько там. Тот опрашивая меня о самочувствии, велел сесть, когда я прямо спросил, как меня зовут.

- Ты не помнишь? - нахмурившись, уточнил врач.

Кстати, тот представился, терапевтом оказался, Иван Константинович. Фамилию не сказал.

- Нет, не помню.

- Что ты помнишь?

Я задумался что говорить, тот видимо заминку эту воспринял по-своему, поэтому, когда я ответил, принял это как должное:

- Ничего не помню.

- Полежи пока, - велел тот мне, как будто я сбежать куда собирался. После этого тот ушёл, даже рану на затылке не осмотрел, а я так и лежал, как вдруг замер.

А старик снова включил радио и там вскоре зазвучал одна мелодия, от которой у меня чуть всё тело не задёргалось, как будто под электрические разряды попал. А звучала там «Батяня-комбат». Дослушать мне не дали, песня и музыка немного отличались от оригинала, но всё равно здорово звучала, певца подобрали к ней что надо. Дослушать мне не дали врачи, в этот раз было трое, один с бородкой, профессором оказался, ну и две медсестры. Одна совсем молоденькая. Няшка. Вот теперь мной занялись серьёзно, и бинт отодрали от раны. Я там уже сознание потерял.


***


Покинув стены больницы, где я пребывал пять недель, сегодня среда, двадцать первое февраля, зажило как на собаке, как говорится, а вот диагноз амнезия мне так и оставили в больничном листе. Гематома на затылке сошла, рванная рана от острой кромки льда поджила, врачи сказали, что две красных полоски остались, как волосы отрастут не видно будет, а позже шрамы совсем незаметными станут, превратившись в две белесые полоски.

Эти пять недель, надо сказать, не прошли, а пролетели. У меня столько новостей, даже не знаю с чего начать. Меня зовут Данила Геннадьевич Востриков. Двадцать девятого февраля, мне бы исполнилось двенадцать лет. Да, Данила родился в високосный год. Он только в следующем году будет. Обычно Данила первого марта отмечает. Учусь в пятом «Б» классе средней школы номер Четырнадцать, тут же во Владивостоке. У Данилы есть семья, мать, бабушка со стороны отца, и две младших сестры, девяти лет Настя и пяти лет Маша. Отец был капитаном дальнего плаванья. Без шуток, был. Погиб два года назад, пожар на судне, всего треть команды смогла спастись. Шли из Штатов, по середине Тихого океана это случилось. Сухогруз «Василий Лапшин». Не знаю кто это, но как мне объяснили родственники, герой Революции. В остальном всё не очень хорошо. Отец Данилы стоял в очереди на квартиру, вот-вот должны были дать, после его смерти, очередь отодвинулась. Друзья и коллеги пытаются что-то сделать, но пока не выходит, так что семья Востриковых ютится пока в коммуналке дома, что стоял на границе с новым районом, названным Минным. Тот ещё в стадии стройки был. Да и вообще сейчас Владивосток - это одна большая стройка. Пятнадцать квадратных метров на пятерых, сейчас четверых, это мало, но живут. Чтобы выкормить семью, мать Данилы, Ольга Васильевна, работает на трёх работах. Замуж та за моряка выходила и фактически со школы занималась детьми. То есть, профессии не имела. Поэтому работала в больнице и в школе уборщицей, третья работа основная, школьный библиотекарь. Учебники выдаёт.

Сестрицы и мать часто бывали у меня. За два года, с момента гибели отца Данилы, та сильно сдала, я видел фотографии её молодой, да и три работы тоже наложили отпечаток хронической усталости, однако та всё делает чтобы дети её ни в чём не нуждались. Тут довольно красочно стоит описать о бабушке. Ольгу Васильевну бабушка не любила, и не скрыла этого. Жила та в профессорской трёхкомнатной квартире, дед у Данилы был археологом, довольно известным. После гибели сына сноху на порог не пускала, вот с детьми её встречалась, под настроение, угощала сладким. Это всё, помощи от ней никакой, деньгами также. В общем, старушка единожды посещала меня, и мне не понравилась. Тогда промолчал, но повторной нашей встречи не желаю. Сам Данила хулиган, хотя из пионеров пока и не выгнали, но явно не за горами, учится плохо. Постоянно на улице с дружками. Бандитом растёт, как говорили соседи. Семью, мать и обеих сестёр, а я решил смирится с тем что они есть и считать их семьёй, пустили только на второй день, как я очнулся. То, что я их могу не узнать, им уже сообщили. Что и подтвердилось. Не узнал. Надо сказать, и сёстры, и мама, я её так называю уже без внутреннего протеста, привыкаю, здорово меня выручали, помогая восстановить память, принося фотоальбомы, много рассказывая о жизни Данилы. Сунулись его дружки, но они мне не интересны, попросил больше не приходить, я их не помню. Ещё была одна девочка из класса Данилы, носила школьные задания. Её школьным голосованием назначали помогать мне, та в первый раз как на каторгу пришла, я там только и узнал, что её Аней Смирновой зовут, мы за одной партой сидим. Благодаря фотоальбому всего класса узнал о своих одноклассниках. Благодаря Ане я за эти неполные три недели пробежал весь учебный материал класса. Опасения оказались ложными, вполне справился, так что не отстал от одноклассников. Завтра уже в школу, сейчас старшая Настя забежала за мной после уроков, и вот ведёт домой. Врачи решили, что я вполне дома могу дальше находится, раз в неделю посещая своего врача, это того профессора, он изучал мой случай.

Да, мне одежду принесли, ту самую, в которой Данила участвовал в массовой драке. Бывают такие, стенка на стенку, но вот тут она вышла за границы. Обычно старшие парни присматривают, но тут или их не было, раз дошло до озверения, или не успели вмешаться. Так вот, одежда такая, белая майка и синие трусы-боксёры. Тёплые подштанники с начёсом, снаружи тридцать два градуса ниже нуля, теплая рубаха, штаны с начёсом, свитер, безрукавка, и дублёнка. Остатки былой роскоши, отец на вырост купил, но сейчас она уже мала. На голове треух, его сбили, перед тем как льдом в затылок Даниле попасть. На ноги двое шерстяных носков и валенки до колен. Вся эта одежда, очень тяжела, и нужны немалые физические силы, чтобы их носить. Хотя дань привычки, пусть я самосильно оделся, обливаясь потом, но выйдя на улицу, следуя за сестрой, та трещала без умолку, показывая, что и где находится, сам уже не обращал внимание на тяжесть одежды, как будто она привычна, и размышлял. Причём всё фиксировал что Настя говорила, информация нужная. А размышлял я о том парне, что решил заработать на песнях из будущего. О да, он такой же попаданец как и я. Пока одного нашёл, хотя перелопатил горы литературы и газет. Мне её приносили из библиотеки, Аня по моей просьбе. В общем, один из москвичей, с окраины столицы, вдруг открыл в себе талант писать песни, и написал, продав довольно известным исполнителям. Видимо в деньгах остро нуждался. Это было пять песен. «Батяня-комбат», «Самоволочка», «Станция Таганская» и «Ребята с нашего двора». Видимо парень был большим любителем этой группы. Пятая песня - это «Нас не догонят». Для этих лет песня немного опережает время, но на удивление тоже разошлась. О поэте, что и дал эти песни, его звали Леонидом Агеевым, я узнал на удивление не из газет или книг, а от внука моего соседа-старичка. Он его часто навещал. Тот недавно ездил в Москву к друзьям, и там чуть ли не из первых рук получил эту информацию. Полгода назад у соседнего дома, где его знакомый жил, началась стрельба. Потом была погоня по крышам, тот наблюдал из окна. И дальше то ли сорвался этот попаданец, то ли его подстрелили, он стал падать с крыши с криком. Шестой этаж, дом сталинской постройки, да на асфальт. Без шансов. Все вещи и бумаги из комнаты того парня забрали, родителей куда-то увезли, в квартире уже новые жильцы, слух пошёл что тот за границу бежать собрался. Может и правда, а может пустили слух КГБ, это они парня преследовали. Странно что не запретили его песни исполнять. Хотя тут ничего удивительного нет, песни разошлись и стали всеобще любимыми. Вообще истории мутная, лезть в неё не хотелось. Ликвидировали попаданца и мне это не понравилось, так что тут только одно решение может быть, сидеть тише воды ниже травы. Поэтому для обогащения стать композитором я не могу. Мало ли что у того за тексты в записях могут быть. Вдруг подам какой текст, а он уже есть, наверняка спецслужбы такое отслеживают. Певцом мне не стать, напрочь отсутствует музыкальный слух, я проверял, и в том мире и в этом. Идти к Брежневу и раскрыться? Не смешите мои тапочки. Своя майка ближе к телу. Да, пусть прозвали меня Совком, но я ничего общего с Союзом не имею, и предпочитаю личную свободу. Да, я мечтал попасть в прошлое, именно в Советский Союз, но я был пьян, пива перепил в сауне, и утром этот бред помнил плохо.

А вот со свободой затык. Границы на запоре. Однако Союз страна большая, буду путешествовать по её необъятным просторам. Да и найти где можно пересечь границу я смогу, уверен в этом. Причём именно путешествовать, я собирался вернутся в Союз и жить тут. Сейчас страна больше для детей, и я собирался в полной мере насладится своим детством. Да и если и покину Союз чтобы какую страну посетить, то после совершеннолетия. Сейчас рано. Проблема со свободой именно во мне лично. Мне двенадцать неполных лет, и по сути, что велит мне мать, то и буду делать, без её разрешения не вздохнуть. Это я немного преувеличил конечно, но пока да, я на её обеспечении, значит никаких прав и своего мнения не имею, и с этим надо что-то делать. Пока я лежал в больнице, было время подумать и прикинуть расклады. Владивосток я не знал, был тут проездом в шестнадцатом, меньше суток, как прилетел, поднялся на борт круизного лайнера и отбыл в кругосветку. А вот если мы устроимся в Москве, можно даже на окраине в каком городе Подмосковья, то мы в шоколаде. Я столько захоронок знаю, будем жить не тужить. Однако осторожно, внезапно не разбогатеешь, сразу интерес вызовет откуда деньги появилось, это отслеживают. Что делать я знал, были разные возможности списать доходы. Можно лотерею выиграть, банально купив выигрышный билет, но раз-два, больше не стоит, внимание привлечём. Так что перебраться в Москву, стало для меня если не идеей фикс, то близко. Стоит поговорить с Ольгой Васильевной, я смог её немного изучить, похоже та вполне адекватная. Сама она родных не имеет, последствия войны, находилась в оккупации под Винницей, чудом одна спаслась, тут её ничего не держит, собрались и уехали. Нужно только договорится. Разве что стоит обождать до окончания школы, чтобы сдать предметы и с табелем оценок моих и Насти, уже устраиваться в московской школе. С квартирой я вопрос решу, отдельная, трёх, а то и четырёх комнатной. Люди, с которыми можно договорится, всегда есть, а договариваться я умею. Надеюсь они послушают двенадцатилетнего пацана. Тут главное маму уговорить. Если не удастся, придётся открывать карты, что я вселенец. Мне нужен крепкий тыл. Да и играть пацана я не смогу, всё равно вычислит рано или поздно. Где-нибудь на спалюсь.

Шли мы, не торопясь, где-то километра через два я стал замечать, что многие прохожие поглядывают на нас, оказалось это соседи, да и ребятня разных возрастов пробегая мимо тоже здоровались. Дважды нас останавливали, расспрашивали меня о самочувствии. Весь район уже в курсе был что я память потерял. Район тут старый, бараки деревянные, вот к одному такому бараку и подвела меня Настя. На первом этажа жили, тут пять комнат, одна наша. Мы разделись, Настя познакомила с хозяевами двух комнат, это старики дома были, и пока я на вешалке у нас в комнате развешивал верхнюю одежду, свитер и штаны тоже снял, тут тапочки Данилы были, та стала накрывать на стол. Я помог сестре принести с кухни кастрюлю щей. Мать утром наварила. Встала в четыре утра, чтобы всё успеть и на одну из смен добежать. Железная женщина. За эти два года пережила она немало. Правда, то что на трёх работах удивляло, по совокупности у той зарплата в двести пятьдесят рублей выходила. Тут довольно высокие зарплаты на Севере. Не так как на Камчатке, но всё же выше чем в Центральных районах. Оказалось, та долг погашала ещё. На семью сто рублей, едва-едва, но хватало, если не шиковать, на остальное гасила ссуду в банке. Долги её мужа. Тот машину купил, голубой «Москвич-407», один из последних, что с конвейера спустили, после него уже «Москвич-408» пошёл. Вот только машину на мать почему-то оформил, да и держал в гараже отца. А после гибели сына машину та сразу продала, деньги свахе фигу, вот Ольга Васильевна, на которую долг и повесили, она наследницей была, и выплачивала. Ещё триста рублей с мелочью оставалось, пару месяцев платить. Как бы не надорвалась она. Мне кажется мать Данилы желала побыстрее долги выплатить и покинуть эти места. Нет, город она любила, сама говорила, ясно что правда это, но когда пару раз помянула сваху, тень набегала на лицо. Из-за неё уехать хотела.

Часов в пять, уже стемнело, Настя проводила меня до садика, где мы забрали Машу. Уже стемнело. Та радовалась, скакала вокруг нас, мешая её одевать, но дорогу я запомнил. А когда мы возвращались, обнаружили в дверях коммунальной квартиры сотрудника милиции, и близкую подругу Ольги Васильевны. Это она устроила мать Данилы библиотекарем. Только взглянув на них, я понял, случилась беда. Малых увели в комнату, мне говорить не хотели, вещи собирали, мол, я итак только из больницы, но всё же я получил нужную информацию. Погибла Ольга Васильевна. Под колёсами грузовика. Его понесло со склона, гололёд, машину развернуло и на тропинку для пешеходов кинуло. Погибли двое, ещё четверо с различными травмами в больнице. Несчастный случай, всё произошло на глазах инспекторов ГАИ. Ольга Васильевна, закончив работу в школьной библиотеке, и помыв полы в школе, спешила в больницу, это другая, не та где я лежал, и вот такая беда. Не успел. Какая-то череда неудач.


Скосив глаза, я посмотрел на довольное лицо бабушки Данилы. Понятно, что та не причём, несчастный случай был, но та особо и не скрывала своей радости. Пусть губы скорбно поджаты, но глаза так и светятся от радости, даже малые это заметили, отодвигались от неё, прячась за меня. А рука шевелилась, искала рукоятку топора. Я конечно не Раскольников, но очень хочется. Ольгу Васильевну конечно жаль, я уже привыкать начал называть её матерью, но слишком мало её знал, по сути для меня та была чужим человеком. Вот девчат жалко. И ещё, жить с этой старухой, пусть та и бабашка Данилы, я не желал. Малые за эти два дня, с момента гибели Ольги Васильевны, стали мне ближе всех, роднее, хотя мы и в больнице виделись, но там больше наскоками бывали, а тут я практически заботился о них. Да, классная руководительница дала мне несколько дней чтобы решить вопросы с похоронами, хотя я этим и не занимался. Было кому. После этого я начну учится в школе. Я уже решил, тут не буду. Решил рвануть в Москву. Там устроюсь. Без детдома не обойтись, я это понимаю, да и врасти в общество можно, паспорт получу, но у меня там развязаны руки будут. Только одно остановило, привязался я к девчатам, что сейчас судорожно жались ко мне, видя, как растёт могильный холм.

Когда мы покидали кладбище, на двух автобусах нас повезли в столовую, где организовали поминки. Не бабушка, а подруга Ольги Васильевны всё устроила. Вообще всё так быстро происходило, я особо не успел вписаться в местную жизнь, хотя всё для меня выглядело диким. Люди тут ещё не жили, а выживали на мой взгляд. Хотя конечно добрее были, всем миром друг другу помогали. Например, эти автобусы. Один похож на тот, где Жеглов с Шараповым за бандитами гнались, старый, это видно, скрипел на ходу, второй новый, года нет, краской ещё пахнет. Я с сёстрами сначала на нём на кладбище ехал, обратно на старом. Нас уже заселили в квартиру к бабушке, её Инна Андреевна звали, и да, я узнал почему та так сильно невзлюбила мать Данилы. А она сыну нашла будущую жену из проверенных людей, интеллигентов, мать кандидат медницких наук, отец доцент, по металлам. А сын её, что в мореходке учился, взял и влюбился в шестнадцатилетнюю деревенщину. И женился. В семнадцать Ольга Васильевна как раз Данилу и родила. Не простила, ни сына, ни невестку.


***


Как я и думал, жизнь со старухой была адской. Для меня точно. В моральном смысле, та контролировала каждый шаг. Я не скажу, что всё так плохо было, те же девчата вполне себе спокойно освоились в квартире бабушки, им на двоих отдельная комната выделана была, это я в кабинете спал на диване. Два месяца тут живём. Просто меня эта старушка, и её маниакальное желание знать каждый мой шаг, бесили. С момента гибели Ольги Васильевны прошло два месяца, которые я вытерпел с огромным трудом. Сейчас середина апреля. Снег ещё стоит, хотя заметно потеплело, вот-вот начнёт таять, но бежать я решил сегодня. В школе я освоился быстро, спасибо Ане. Пришлось кулаки почесать, типа новой прописки в классе. Да ещё один даун решил денег с меня стрясти, сказав, что я ему должен. Получил в табло сходу, больше не напоминал. А то нашёл жертву, раз память потерял, то всем должен вокруг. Ага. С учёбой проблем не было. Я правда заметно в математике плавал, но оказалось учитель вёл дополнительные уроки, за два месяца тот меня серьёзно подтянул. Да и находил я его во время перемен, времени для этих дополнительных уроков у того не было. Тот работал в две смены, а выходные дома, всё же семья имелась. Так что тот мне давал задачи, я решал их дома, потом слушал объяснения где ошибся и как надо. Дроби я всё же взял, эта высота мне покорилась. Также я решил заняться телом, тут здорово девчата в классе помогли. Вообще они надо мной шефство взяли и в общество я вливался ускоренными темпами. Устроили те меня в школу танцев. Две девочки из класса туда ходили, а с партнёрами беда, я стал партнёром обоих, отчего приходилось выкладываться в два раза больше. Они видели, что я стараюсь и были довольны. Вот уже как полтора месяца по вечерам, после четырёх дня, и до семи вечера кроме выходных, я ходил в эту школу танцев. Бабушка Даниилы не возражала, даже купила костюм для танцев, просторную рубаху, шаровары и кеды. Поначалу было тяжело, мокрым от пота был, в отличии от девчат. Они-то по несколько лет занимаются. Да и суставы не разработаны, мышцы. Тут мне помогла наш школьный физрук, она КМС по лёгкой атлетике, показала, как тренироваться и разминки делать. Постепенно осваивал и эту премудрость. Сам я занимался айкидо в прошлом, довольно серьёзный уровень имел, и тут тренировки не забрасывал. По танцам, за полтора месяца я чуть поднял выносливость и ловкость. Танцором не стал, но перестал наступать партнёршам на туфли, уже большой достижение. Не знаю, уеду, буду скучать по всему этому.

За два месяца можно многое передумать, но то что я покидаю Владивосток, решил твёрдо. К этому и готовился. Нужны средства, Инну Андреевну не ограбишь, тут же хай поднимет. Пусть та оставшиеся долги сына сразу уплатила банку, но была изрядной скрягой. Мне такие люди и в прошлой жизни встречались, сразу опознал кто та. Малых брать собой я и не думал, пусть Инна Андреевна бабушкой была так-сяк, но если выбирать между детдомом для малых и ней, я выберу эту старушку. Пусть вредная, но родной для них человек, да и заботилась та о малых. Ну а почему именно сегодня решил бежать из города, то тут были веские причины. Для побега нужны деньги, думаю это итак понятно. Подработать я не могу, с таким тотальным контролем старуха быстро об этом узнает. Оно мне надо? Значит выхода два, грабежи, или поисковые работы. Город старый, много старых зданий, найти ухоронки думаю можно. На грабежи я не пошёл, это на крайний случай, после школы часа два тратил на поиски ухоронок, двенадцать домов и два заброшенных здания внимательно изучил, простукивая всё, вскрывая полы в развалинах. Вчера и была наконец стоящая находка. Явно свежая, потому как советские рубли были. Те что с шестьдесят первого в обиход вошли. Обнаружил я полтора миллиона рублей, купюрами от трёх до пятидесяти, в пачках, в большом чемодане. Надо сказать, тот заполнен доверху был. Я проверил, настоящие, схрон не трогали больше года. Ну а когда обнаружил в чемодане акт с описью, понял, что деньги из сберкассы, даже я слышал об этом деле, что произошло год назад в феврале. Кстати, воров поймали через три дня, а денег при них не нашли. Вокруг схрона всё обыскал, но ничего больше, только чемодан полный денег и всё. В основном купюры по пятьдесят рублей, чуть больше половины, остальные пятёрки, немного купюрами по двадцать пять рублей, тройки, шесть пачек с рублями. Эти деньги для моряков пароходства приготовили, зарплаты платить. Что интересно, унесли тогда больше, около четырёх миллионов, тут где-то треть.

Работать осторожно приходилось, специально это делал после обеда, после уроков, когда все на работе, а дети, если пришли из школы, на улице бегают, пару раз меня засекали, прогоняли с чердака, но и только. Фомку я прятал в одном из домов, убирал в портфель и начинал поиск. Нужно успеть, потому работал быстро, так как вскоре нужно бежать переодеваться и в школу танцев спешить. Честно сказать, были и другие находки, времён революции и гражданской. Три, и это довольно неплохо. Были драгоценности, «колбаска» с золотыми червонцами. Ровно пятьдесят штук. Из интересного, морской кортик, офицерский, и «Браунинг-1910». Патронов мало, всего три десятка. Калибр как у «ТТ», да и внешне патроны были похожи на модель для этого пистолета. Ремня и подсумков не было, лишь одна кобура с чехлом для двух запасных магазинов. Запасных магазинов три, все разряжены. Магазины на семь патронов, плюс восьмой в стволе. Были в находках и бумажные деньги тех времён, но они меня не интересовали, оставил на месте и замаскировал тайники, забрал только драгоценности, золото и оружие. Вчера я прихватил только пачку червонцев, а сейчас шёл из школы уже с твёрдым намереньем забрать всё. Сегодня повезло, у Насти ещё один урок, не вместе шли, в такие дни приходилось её провожать до дома и уходить на поиск, якобы с друзьями играть. Да и та дома не задерживалась, подружек хватало, или на горках, или у них дома. К себе та не звала, Инна Андреевна отвадила. Не любила гостей. Да, вчера «Браунинг» я тоже забрал. Пока Инна Андреевна на кухне была, за Машей она не ходила, или меня или Настю посылала, я и почистил оружие. Такую модель ранее уже держал в руках, пусть и под более крупный калибр, так что знал что делать. А средства чистки были в рабочем столе деда, у того ружьё имеюсь, старуха сдала его в милицию, а эти средства остались, так что почистил, с трудом привёл его в порядок, старая смазка окаменела, снарядил один магазин, остальное с кобурой и пачкой червонцев спрятал под диван. Той туда в жизнь не залезть. Правда, комнату провонял оружейным маслом, хоть и проветривал, но как оказалось Инна Андреевна отлично знала, как оно пахло, пришлось отводить подозрения, что мол нашёл пузырёк и немного пролил, не зная что это. Вроде успокоилась, хотя и приказала мне больше по ящикам стал не лазить. Не моё.

Теперь по побегу. И поможет мне в этом недавно скончавшийся от старости сосед старухи. А как ещё покинуть Север? Тут или самолётом, или поездом. Есть и автодороги, но представьте себе почти семь тысяч километров за рулём? А придётся. У соседа в гараже стоял «ЗАЗ-965», двухлетний красавиц шестьдесят первого года выпуска. И никто этой машины скоро не хватится, у хозяина родни не было, но всё равно стоит поторопится, поэтому я и бежал не к месту где тайник с чемоданом денег, а к месту жительства, забрать вещи и машину. Причём вещи только те что мне нужны. Мне ещё сымитировать свою гибель в полынье. Тут два варианта, или я старуху зарублю, или она меня. Я решил уйти. Надеюсь девчатам с ней будет хорошо, тем более та что-то говорила о санатории на лето, мол, заявку подала. Да, думаю смогу, особенно если по ночам ехать. Главное проскочить до паводков, до таянья, иначе встану. Этот «горбатый» ни разу не вездеход. Да, бак полон, две канистры в гараже, канистра масла для дизельного топлива, только оно подходило к этому мотору, всё прихвачу. Проблема с заправками, надеюсь как-нибудь решить, это не будущее, где они на каждом повороте. Сейчас в дороге их не найдёшь, как и сотрудников ГАИ, редкость, только у населённых пунктов. Да и сам город закрытым считается, на выезде пост пограничников, проверяют всё, однако по этой теме есть идея.

Да уж, уходить пора, жаль, что в такую ситуацию попал, не повезло, но я надеюсь, что своей судьбой теперь буду распоряжаться сам. Когда я открыл дверь квартиры своим ключом и начал раздеваться, вдруг из кухни вышла Инна Андреевна, удивив меня, та сейчас у подруги должна быть, где проводит время именно в эти часы. Смерив меня взглядом, та сказала:

- Данила, пройди на кухню, мне с тобой нужно серьёзно поговорить.

Я даже с некоторым облегчением направился следом за той. Похоже сейчас всё решится, однако я не ожидал того что будет дальше.

- Данила, я долго наблюдала за тобой, и поняла, ты не мой внук. Потеря памяти сказалась так, что я ничего знакомого в тебе не вижу. Да и ты, как я вижу, тяготишься моим обществом. Мой старый знакомый отправляет двух своих внуков в Казанское Суворовское училище. Там полный пансион. Ты едешь с ними, все документы я уже подготовила. Завтра поезд.

- Приплыли, - с некоторой растерянностью протянул я, проведя ладонь по затылку, садясь на стул.

Ошарашили меня решением так ошарашили. Суворовское училище, это по сути армия, а мне хватило двух лет срочной службы чтобы понять, я и армия - несовместимы. Так что однозначно я туда не хочу, однако, как ни странно, мне всё это на руку. Законно покинуть Владивосток теперь могу. У Казани сбегу. Конечно подводить Владилена Павловича я не хочу, этот старичок из соседнего дома уважаем мной, фронтовик, полковник, но остался один и не мог уже заботится о двух внуках-близнецах, с его стороны идея с Суворовским училищем неплоха, но сбегу. С машиной идея тоже неплохая, но раз я покидаю Владивосток, тут как раз никаких возражений у меня нет, стоит этим воспользоваться. Хм, Инна Андреевна даже получила табель с моими оценками, по её идее я должен сдать экзамены за пятый класс уже в училище. Та отправила меня к себе в комнату и собравшись, направилась к подружке, прерывать ежедневный променад та и не думала, пусть подружка и жила через три дома от нашего.

Достав крепкую сумку из нижнего ящика книжного шкафа, я залез на антресоли, где хранил своих находки, те что времён Революции. Ну и убрал в сумку, подумав туда же с книжной полки два томика «Таинственный остров» и «Школа Робинзонов». Дед их из Англии привёз, на английском. Давно хотел их почитать, вот и пущу на это время в поезде. Сюда же в сумку пистолет с патронами, ну и ту пачку червонцев, которую я пока не распечатал, да и нужды не было, я жил на всём готовом. Потом заглянул к соседу. Тут как раз поминки проводили, его похоронили сегодня, сам я в школе был, Инна Андреевна посчитала что смерть соседа не предлог не учится. Хм, она и сама тут же была, помогала, а я думал к подружке ушла. Заметив меня, усадила за стол и накормила. Сумку я повесил в прихожей. А когда я выходил, то незаметно прихватил связку ключей с гвоздика. Там был и ключ от гаража. Да, машина теперь не нужна, раз поездом отправляют, однако нужно забрать чемодан, пусть я его и поднимаю, но утащить на себе к зданию железнодорожного вокзала, не смогу. Мало того, что я привлеку этим к себе внимание, так ещё никакого здоровья не хватит. Хорошо хоть даже я смогу сдать багаж в камеру хранения на вокзале, получив на руки квитанцию. Менять чемодан не нужно, он отличный. Дорогой, кожаный из светло-коричневой кожи, имеется замок, я его не ломал, проволокой вскрыл, не замок, а тьфу, ну и два ремня что застёгиваются. В этом случае чемодан не открыть.

Добежав до гаражей, они тут же рядом с домом, хорошо нужный гараж, к слову они деревянные, из окон умершего владельца машины не видать, так что открыл, ногами откинув снег, чтобы одну сворку приоткрыть, и проник внутрь, там положив сумку на стеллаж, и осмотрев машину, довольно кивнул, ключ в замке зажигания. Вообще я брал ключи от гаража две недели назад, заводил машину, но мало ли кто тут бывал. Так что открыв дверцу со стороны водителя, проверил зарядку, стрелки дрогнули, есть зарядка, ну и открыв капот сзади, подкачал бензину, и проверил клеммы аккумулятора, после этого завёл двигатель. Со второго раза тот запустился, быстро задымив помещение, так что схватив лопату я выбежал наружу, ну и стал чистить ворота. К счастью, до наступления темноты тут никого не было, только стайка детишек пробежала, я в гараже спрятался, ну и очистил выезд. А когда стемнело, выехал наружу, машина уже прогрелась, так что двигался легко. Запер гараж, сумку прихватить не забыл, и покатил к выезду на улицу. Фары включены. Кто за рулём не видно, и это хорошо. Нужно торопится, у меня сегодня получается последний урок в школе танцев и пропустить его я не хочу. Да, я полюбил танцы. Они не бальные, учимся танцевать парами под классически музыку, да под песни военных лет. Я уже начал учится коленца выдавать. Иногда старорусские песни. Те же «Ладушки» заучивали, скоро выступать должны в школе, уже без меня, меня пока к выступлениям не допускали.

Первая остановка у моего схрона, где я фомку прятал. Эта фомка из гаража, где я и машину позаимствовал, отличная штука, в будущем пригодится. Решил взять с собой. Вторая остановка у дома где на чердаке под фанеркой и спрятал чемодан. К счастью и тут обошлось без проблем, оставил машину на улице, та тарахтела мотором, у машины была печка, так что внутри пусть слегка холодновато, но не так как снаружи, окна оттаивают. Машину запер, хотя глушить и не стал, метнулся за чемоданом, с которым, покряхтывая на ходу от натуги, эти деньги весили изрядно, больше десяти килограмм точно, плюс сам чемодан, но донёс до машины. Убрал на соседнее сиденье, после чего стал в темноте, свет в салоне не включишь, оттирать чемодан от пыли, а то внимание привлеку им. Тряпку заготовил, так что всё нормально прошло. Чемодан потом в багажник убрал, тот что спереди под капотом. После этого включив фары и стронувшись с места, не забыв включить поворотник, выехал на дорогу и покатил к довольно крупному магазину, там продавали всё для охоты, рыбалки и туризма. Жаль, что иностранный товар тут не продают, в основном советский и из братских стран, как их называют. Ничего, и из того что есть интересное, подберу нужное, тут хороший магазин, дефицит редко бывает, обычно всё есть.

О том, что меня могут играть, я подумал. Амнезия вообще редкая штука, могут отслеживать. К слову, тот парнишка, кое-его убили, попал с родителями в автоаварию, у них «Москвич» был, родителям ничего, а у парня травма головы после переворота на крышу. Признали амнезию. После этого всё и пошло. Будут спецслужбы такое отслеживать? Да уверен, что будут. Однако пока на поминках был, пока выезд из гаража чистил, бывал на двух адресах, я ничего так и не засёк, хотя смотрел очень внимательно. В основном грузовики, я говорил о стройке в городе. Да автобусы. Из легковых машин, кроме моей, всего две штуки было, обе служебные «Волги». Нет, слежки, как не проверялся, я так и не засёк, но это не значит, что я параноик. Хочешь жить, лучше быть параноиком. Чуечка уже благим матом ругалась что что-то не так. Она уже недели две свербит. Остановив «горбатого», я чуть помедлив, открыл дверь, и заперев машину, та продолжала на холостом ходу тарахтеть, и покинув затемнённый участок, вышел к магазину, тут фонари работали, мне не нужно чтобы кто-то засёк что за рулём малец. Да и вылезал через пассажирскую дверь. А когда подошёл к магазину, то ругнувшись, громко, в голос, отчего двое женщины, что беседовали слева от входа с изумлением и возмущением посмотрели на меня, но я уже развернувшись бежал к машине. Опоздал, из двух проулков выбегало шестеро, а за ними автобус из левого. Значит не показалось, этот автобус с рейсовым номером ехал за мной, там только номер маршрута меняли и всё. Выдернув из-под куртки пистолет, я не в дублёнке был, в ней в машине неудобно, эта легче была, весенняя, ну и встав на одно колено, открыл огнь. Прицельный и точный. Однако насмерть не бил, по ногам, только чтобы остановить. Не уверен, что сейчас бронежилеты используют, иначе бы в грудь стрелял.

После двух выстрелов, когда двое покатились по снегу, поднимая снежные вихри, другие попрыгали по сторонам, укрываясь за высокими наносами, да от бульдозера тут снежный бруствер получился. Раздались крики, стоны, мат, приказы, да и мне кричали. Ревел мотором автобус, сдавая назад и уходя в проулок. Поначалу ответов не было, но выпустив три пули, магазин у меня только один снаряжён, тот что в рукоятке пистолета, я как бы затяжной бой устраивать не собирался, а прицельно только три выстрела сделал, целей уже не вижу, кроме подранков, зачем тратить ценный боезапас, так что метнулся к машине, но не добежал, за ней ещё двое укрывались, что открыли по мне огонь. Явно неприцельный, пули впивались наст под ногами, мне не давали уйти ни влево, ни вправо, вперёд или назад. Передо мной не стреляли в снег, справедливо опасаясь рикошетов в меня. Я всё же рванул влево, прочь от дороги, к домам, снег и наст из-под ботинок летел во все стороны. Не смотря на ор, чтобы не стреляли на поражение, пули впритирку рядом со мной ходили. Кстати, стрельба прекратилась, а у меня в магазине остался один патрон и второй в стволе. Как чуял стоило патроны высыпать в карман, сейчас бы не был в таком бедственном положении. Пробежать я успел между домами, с обоих сторон обнаружились преследователи. Я выстрелил в сторону одних, просто притормозить, а то уж больно шустрые, позади зарево пожара, дарить никому машину с деньгами я не собирался, два выстрела в бензобак, и один по двигателю чтобы выбить искры. Получилось, полыхнула. Те что за ней укрылись, метнулись в стороны. Так что по преследователям я потратил три патрона, тут четвёртый, по машине три, и остался только один, тот что в стволе.

Уйти я не смог, вдруг ударил залп, я рассмотрел вспышку из окна второго этажа жилого многоквартирного трёхэтажного дома, на фоне тёмной комнаты, через открытое окно вспышки высветили силуэт какого-то старика. Видимо дуплетом из двустволки выстрелил. Картечь и сбила меня с ног, тут метров десять было, не промахнёшься. Ноги я сразу перестал чувствовать, похоже позвоночнику хана, да и руки онемели. Подскочившие оперативники быстро начали работать, перевязку делали, оружие сразу забрали, да и не мог я им воспользоваться, тот выскользнул из ослабевших рук и покатился по утоптанному насту тропинки, зарывшись в снег. Сознание туманило, во рту набиралась кровь с каждым дыханием, похожие и лёгкие зацепили, не жилец, я это сразу понял, да и в ругательствах у сотрудников КГБ явно чувствовалось отчаянье. Операция была провалена. Думаю, те решили, что в бега подался, раз в туристический магазин заехал, на колёсах уходить спланировал, вот и пришлось импровизировать, а я их засёк и дошло до перестрелки. Лишь туманившимся сознанием я видел, как двое рванули к подъезду, где была квартира того старика, ещё один переругивался с ним, обещая кары, на что старичок оправдывался, мол, хотел помочь родной милиции поймать вооружённого бандита. Видимо тот меня за малорослого взрослого мужчину принял, а темнота, фонари тут кто-где светят, вполне возможно ошибиться.

Упавший рядом на колени оперативник крича задал вопрос:

- Откуда?! Какой год?!

Однако я лишь улыбнулся окровавленными губами, меня на бок перевернули, перевязывая, и разрезая одежду где нужно, но тут потерял сознание. Только одно расстроило. Хотя нет два, сестрички переживать будут, и к нам подбежало ещё несколько человек, у одного был чемоданчик с красным крестом на боку, а у другого мой чемодан с деньгами и сумка. Успели всё-таки достать. Не люблю делится. На этом всё, темнота.


***


Открыв глаза, я обнаружил что лежу на склоне обрыва, ниже, коптя голубое небо дымом, горел лежавший на крыше автобус. Вокруг разбросанные тела детей, я и сам понял, что один из них. Был в жёлтой футболке и синих штанах, на ногах одна сандаля, вторая видимо слетела. Сев, высокая трава показала, что сейчас ранее лето, слишком зелёная. По плечу и спине струилась кровь, похоже голова разбита, а я, пошевелив руками и ногами, вскочив рванул к автобусу, где женщина, по обгоревшим одеждам ясно что учительница, и ещё трое парнишек и одна девочка помогали выбирать из автобуса тем, кто ещё был внутри. Подскочив, я одним ударом плеча выбил стекло. Оно и так продавлено было, я закончил начатое. Плечо заболело, но я не обратил внимания на то что вырывшийся изнутри язык пламени лизнул по лицу, хана ресницам, бровям и волосам спереди, но ухватить, навалившуюся на стекло девочку, с окровавленным лицом, смог. Всем детям лет тринадцать-четырнадцать на вид, в пионерских галстуках, принаряжены, похоже школьный класс откуда-то или куда-то ехал и произошла авария. Я закричал от боли, языки огня лизали лицо и руки с плечами, подбираясь к нам ближе, но выдернул всё же с девчонку, упав на траву. Та придавила меня своим тело, но к счастью шевелилась, живая. И нет, она не напоминала головёшку, сильные покраснения на коже, волдыри, но всё же ожоги есть. Автобус пуст, мы последние, так что нам помогли отодвинуться от жара. Вокруг уже подбегали автолюбители, оказывая помощь, пытались потушить автобус. Некоторые забирали пострадавших, и увозили срочно в ближайшие больницы. Особенно тех, кто без сознания.

Я встал и осматривался, машинально надевая вторую сандалю, что мне удачно в траве под руку попалась. Судя по следам, автобус на полном ходу вылетел с дороги в глубокий овраг. Дети прыгали из машины на ходу. Значит с водителем что-то было не так, его тело так и осталось в машине, вытащить его школьникам не хватило сил, пожилым бугаем был. Ага, учительница давала объяснения подъехавшим сотрудникам милиции, водитель умер за рулём, видимо приступ. Управлять никто не мог, машина полетал под откос, взломали дверь и прыгали, не все успели, автобус перевернулся и загорелся. Вот и до меня очередь дошла, троих нас посадили в машину, двоих на переднее сиденье, как наименее пострадавших, и девочку со сломанными ногами на заднее сиденье «Победы». Вот и повезли нас в больницу. Парень что рядом сидел, ожогов не имел, это тот, кто прыгал из автобуса на ходу, у него была выбита челюсть, вправить не смогли, вот и везли его в больницу с открытым ртом. Кстати, те кто успел прыгнуть на ходу, особо и не пострадали, скорость у машины была невелика, вряд ли превышала пятьдесят километров в час. Что по мне, опалило конечно огнём, но сильных ожогов нет, думаю через пару недель и следов не останется. Я больше молчал, никакой амнезии, нужно срочно узнать в кого попал, иначе внимание привлеку. Потом конечно тоже привлеку, то это будет позже. Кровь мне остановили, приложили тампон к ране, у меня травма над левым ухом, но не перевязали, так что ехал и держал тампон.

Что я смог узнать за эти полчаса с момента как очнулся в этом теле? Я стал выше и взрослее, то есть тело не двенадцатилетнего, склоняюсь к четырнадцати годам. Похоже курит бывший хозяин моего тела. У указательного пальца и большого правой руки, пожелтела кожа от никотина. Это не хорошо, я не курю, значит считай бросил. Так вот, тридцать-четырнадцать лет, тут не понятно, есть разные акселераты, одни мелкие в этом возрасте, другие вымахивают, за шестнадцатилетних принять можно. Однако четырнадцати лет я думаю нет, пионерские галстуки, их не носят, когда вступают в Комсомол, а вступают с четырнадцати, реже пятнадцати лет. Там нужно два поручительства от других комсомольцев, написать заявление, ответить на вопросы и выполнить здание. А так отметил, похоже я самый крупный пацан в классе. Мне так показалось. На полголовы выше всех. Что по времени попадания, пока не однозначно. Мы уже двадцать минут едем, но ни одной машины, спущенных с конвейера после начала шестидесятых, не видел. «Победы», редкие «Волги», «Москвичи», да грузовиков немало. Две трофейных было, по виду ушатанных в хлам. Видел три «полуторки» разной степени ушатанности. Водитель молчаливый попался, только горестно вздыхал от такой трагедии, да просил потерпеть, скоро до больницы доедем. Помогли карманы. На футболке их понятно нет, но у штанов аж четыре, двое спереди и двое сзади. Я сначала провёл рукой по передним карманам. Есть что-то. На ощупь несколько монет, горсть, что-то мягкое, возможно носовой платок, и что-то удлинённое, похоже складной нож. Зато из заднего кармана достал дважды сложенную купюру в десять рублей. Большую, эти деньги заменят на более маленькие в тысяча девятьсот шестьдесят первом году. Похоже я в пятидесятые попал, всё на это указывает. Чёрт, даже имени своего не знаю. Насчёт попадания не возражаю, тоже неплохое время, хотя страна только-только выбирается из ямы и начинает нормально жить. Просто я находил несколько ухоронок с деньгами этих времён, надо бы достать их и растратить до того, как смена произойдёт, а не то превратятся эти купюры в простую бумагу, которую если только на подтирку пустить можно.

«Победа» въехала на территорию какого-то села и немного покрутившись по улочкам, через открытые ворота въехала в сад и по тропинке доехала до здания больницы. Судя по виду, раньше это была усадьба, а сейчас больница, из нескольких корпусов. Тут ещё несколько машин было, откуда выгружали пострадавших, включая два грузовика. Делать нечего, сделал вид что сознание потерял. У меня же буду спрашивать данные, а я не знаю. Так что, когда доставили, я застонал, но шёл сам, шатаясь, меня санитарка вела. Так что без опросов меня довели до палаты, тут всего две койки свободны были, и помогла раздеться, вещи из карманов в тумбочку. Забрала мои вещи и ушла. На вторую койку того что с повреждённой челюстью. Видимо нами позже заниматься будут, в коридоре у процедурной много народу. Туда на носилках ту девочку со сломанными ногами унесли. Полежав немного, я сделал вид что более-менее в себя пришёл и осторожно сел.

- О, Кныш очнулся, - ухмыляясь сказал какой-то шкет, что лежал у окна. Похоже тоже из пострадавших, но раньше привезли.

- Попрошу обращаться ко мне по имени, отчеству и фамилии, - буркнул я недовольно, и превратился в одно большое ухо.

- Э-э-э, - парнишка на некоторое время завис, кстати из всех он один прошёл врача, аккуратную повязку имел от локтя до предплечья правой руки, ну а царапины на лице не в счёт. - Громов Игорь… э-э-э, Александрович кажется.

- Не Александрович, а Андреевич, - потянувшись, сказал ещё один сосед по палате, всего шесть коек было, на двух более взрослые парни лежали, с переломами, в гипсе.

Парни начали спорить, какое именно отчество, и апеллировали мне, чтобы я уточнил. Вот заразы, как будто я знаю. Тот с выбитой челюстью по понятным причинам не участвовал в споре. Спасли местные сторожили, начали спрашивать, что у нас было. Видимо у новичков спрашивали, но всё не успели узнать, так что я с не меньшим интересом слушал. Значит так, седьмой «А» класс, точнее экзамены за шестой сдали, по сути в седьмой перешли, решили отметить начало лета экскурсией. За два месяца решали куда ехать. Отправились в город Ржев, где экскурсовод водила по разным местам, парни были в восторге, рассказывали интересно, пообедали в столовой и покатили обратно. На обратной дороге и случилась трагедия. Да, школа где мы учимся, находится на окраине Москвы. Тот паренёк с перевязанной рукой, как раз увели парня с выбитой челюстью, я всё сидел и прижимал тампон, хвастливым тоном сказал, что мол мы с Кнышем, это он обо мне, детдомовские, он расположен недалеко от школы, остальные обычные, имеют мамок и папок. Любопытно, значит детдомовский? Один из парней у которого поломана грудная клетка и руки, он назвался Пашей, уточнил, мы одни или ещё есть? Парнишка отмахнулся, мол ещё четыре девочки из наших в классе, но они не в счёт. Тут и за мной пришли.

Я сам дошёл, и пока врач осматривал мою голову, да кожу на месте ожогов, медсестра спросила мои данные.

- Игорь Громов. Шестой «А» класс школы номер Шестнадцать. Четырнадцать лет.

- Врёт он, - донёсся сдавленный девичий голос из-за занавески. - Ему четырнадцать только летом будет.

- Но помечтать можно? - немедленно отреагировал я.

Врач хмыкнул и продолжил выстригать волосы вокруг раны. Хорошо причёска короткая, видимо брили недавно в детдоме, так что быстро закончил, зашил рану, пришлось шить, я вытерпел без анестезии, её банально не было, закончилась передо мной. После этого наложили повязку, и начали обрабатывать ожоги, тут резкопахнущая мазь была. Закончив, отправил на рентген, в этой больнице он был. Не понравилась рана на голове врачу, хотел узнать на предмет трещин. У рентгена очередь, пришлось около часа посидеть подождать, но всё же запустили и сделали снимок. Когда я вернулся в палату, то лёжа на кровати, на спине, там ожогов не было, анализировал ту информацию что смог получить. Значит детдомовец, Игорь Андрианович Громов, не Андреевич, сорок шестого года рождения, семнадцатого июня исполнится четырнадцать. Простейший подсчёт показал, что сейчас лето шестидесятого года. А информацию получил от учительницы, я возвращался с рентгена, санитарка вела, вот и послушал как учительница сообщала нужную информацию. Там же подслушал, что из тридцати двух учеников не пострадало одиннадцать, включая саму учительницу, её выкинуло из машины вовремя переворота, но кроме ушибов и порванной одежды та не пострадала, и сейчас собиралась возвращаться с непострадавшими учениками в Москву, председатель села выделил им машину. Автобуса не было, дали грузовую с лавками. Кстати, автобус тот полыхающий я опознал, «ЗИС-16» был. Такой же старенький вёз нас с кладбища к столовой в прошлой жизни. Я ещё принял его за копию автобуса Жеглова.

Это пока всё. Буду играть молчуна, так я быстрее получу нужную информацию, и освоюсь. А вообще попадание похоже в тему было, семьи нет, и я привык быть один. Сейчас шестидесятый год, догадка подтвердилась, у одного из сторожил, у того что ноги сломаны, был радиоприёмник «Атмосфера», так что слушали музыку и новости, так и сообщили что сегодня пятое июня шестидесятого года. Вечер. Учительница, пожелав нам всего хорошего, сообщив что чуть позже заберёт наименее постиравших, ну и уехала, а мы остались. Я же после ужина, когда мы играли в карты, вшестером, сторожилы тоже играли, только Паше держали карты, он не мог, и задавал некоторые вопросы, как бы просто так, получая ответы, и чтобы те не засекли мой интерес, задавал на другие темы, маскируя.


В больнице я пролежал три дня, пока врач не дал добро, мол, дорогу выдержим. В автобус загрузили всех ходячих, из нашей палаты таких трое, я уже гулял по другим палатам, заново незаметно познакомился с одноклассниками. Узнал, что с той девочкой, которую я вытащил из автобуса, мы сидим за одной партой. Она тоже детдомовская. Ей кто-то рассказал, что это я её вытащил, та тихо поблагодарила. Сама девочка осталась в больнице, она вся в бинтах, пропитанных мазью была. Мне было легче, я не так обгорел, пусть ночью поднялась температура, опухли руки и лицо, несколько водянистых шариков появилось на руках, но я действительно не сильно пострадал. Вот так девятого июня нас и перевезли в Москву. Сначала в больницу, там поставили на учёт, мне повязку сменили, и положили в палату, как и шестерых других. Не всех, многие родители домой забрали. Да и из больницы того села тоже забирали, так что автобус полупустой нас перевозил. А я познакомился с воспитателем, Андреем Валерьяновичем, это он курировал нашу возрастную группу в детдоме. А то что в сельской больнице его не было, так он в отпуске находился вот и примчался с моря как узнал. Обломали мужику отпуск.

Я же лечился, через две недели пропали все упоминания об ожогах, я же говорю лёгкие были, с раной серьёзные, трещина в черепе была. Небольшая, два сантиметра, но была, так что эти дни я не покидал больницу. Постепенно отрастали брови, волосы, ресницы, уже не привлекали внимание, опухоли спали. Меня выписали из больницы, теперь только раз в три дня на обследование приходить, ну это дело знакомое. Пять дней я прожил в детдоме, совершая прогулки вне территории, отмахиваясь от местных банд. Да и бандами их назвать, это польстить, воспитатели тут крепко держали детей в кулаке, детдом если не образцовым был, то близко. Сейчас большая часть детей в пионерских лагерях, меня вот записали на август, в третью очередь. Оказалось, в пионерские лагеря ездят школьники с семи до пятнадцати лет. Буду знать. День рождения я пропустил, оно осталось позади, лежал в больнице, однако общий подарок от воспитателей и администрации детдома, это набор юного техника был, и несколько ручных поделок от воспитанников, получил, мне принесли и торжественно вручили, поздравив. Сегодня же было двадцать седьмое июня, понедельник, когда я снова вышел за пределы охраны детдома, тут довольно большой парк был, нам разрешалось гулять, с четырнадцати лет отпускали свободно, но просили без происшествий. Доверяют тут люди. Я как пострадавший от труда временно отстранён, тут на территории всегда работа есть, потому и мог гулять. Да, узнал насчёт комсомольского билета. Выдадут, но с началом уроков в школе, то есть, осенью, как и остальным. Да и получение не такое и простое дело, не все достойны. Вот себе я двух поручителей нашёл.

За эти три недели, с момента вселения в тело, я вполне освоился. Помогла прошлая жизнь, три месяца, когда Данилой был. Надо будет съездить во Владивосток и прибрать ухоронки, оставшиеся с Гражданской. Акселератом я всё же не был, просто мускулистый кабанчик, крепкий и высокий для своих лет. Были в детдоме акселераты, троих нашёл, есть с чем сравнить. Игорь не был парнем рубаха на распашку, душа компании, скорее бирюк, от компаний не чурался, но и не входил ни в какую группу, так что я без особых проблем освоился. Было несколько моментов, когда меня ловили на незнании, но я отмахивался, мол, ненужную информацию не запоминаю. Что интересно, Игорь дураком не было, твёрдый хорошист, мечту стать офицером тот не скрывал. Военным лётчиком мечтал быть. Это не соответствовало моим планам, так что его мечту буду менять, но постепенно подводить эту информацию окружению буду позже. Сам Игорь подкидыш, его нашли в свёртке на пороге дома-малютки. Всю ночь надрывал глотку, пока его утром не нашли, хорошо тепло было. Что интересно, имя и фамилия были в записке в пелёнках, так что тут не выдумывали как назвать. В данный же момент, покинув детдом, только что завтрак был, осмотревшись, быстрым шагом направился к дальней трамвайной остановке. Ближняя не подходила, там не было нужного маршрута. Я постепенно узнавал город за эти дни, вот и маршруты трамваев узнал. А вообще я старался больше времени в библиотеке проводить, где получив на руки учебники за шестой класс, вникал. А что, я пятый класс готов был закончить, да и то знания не полные, а тут седьмой. Не потяну, поверьте, не подтяну. Придётся нагонять. За лето надеюсь смогу. Да уверен, что смогу. И не обратишься же к одноклассникам, не поймут, раз хорошист. Ничего, сейчас я еду проверить первый схрон с местными деньгами, что ещё в ходу. Будут деньги, буду нанимать репетиторов. До августа кровь из носу нужно подтянуть знания.

Заметив нужный трамвай, я добежал, и смог втиснуться внутрь. К сожалению, у Игоря денег не было, та мелочёвка что в кармане не в счёт, лишь червонец, тот его в буру выиграл. Я червонец не тратил, поэтому оплатил билет. Тут кондуктор церберша. Передал банкноту на оплату и мне вернулся через пассажиров квиток билета с мелочью. Так и доехал до нужного двора. Покинув тесный салон трамвая, пришлось заранее выбираться к выходу, иначе не успел бы, я поправил одежду, пригладил «помятые» рёбра, и направился во дворы этого старого района столицы. Дальше поднялся на чердак одного из домов, тут кирпичные пятиэтажки были, свежие, лет десять как отстроены. Крыши оцинкованным железом покрыты. Оттого эти дома и дожили до тех времён, когда я занялся поиском. К слову, этот дом, где я сейчас нахожусь, на тот момент готовился к выселению и сносу. Там до меня множество поисковиков поработало, чудо что я нашёл схрон. Ну и отсчитав нужную стропилу, я достал тот перочинный нож, сохранил его, и поискав щель, нет, не видно, начал вырезал доску, пока не нашёл полоску щели, но и стал вырезать плашку. В стропилине тайник был, в нём старые советские банкноты. Больше ничего. Всего одна пачка по пятьдесят рублей, но зато в ней было триста банкнот. Пятнадцать тысяч в пачке. Чья-то заначка. Почти на «горбатого» хватает, там восемнадцать тысяч за «запорожец». Их в этом году как раз выпускать начали, странно что на дорогах ещё не вижу, видать не успевают насыть рынок, редкая машина. Убрав деньги в небольшую школьную сумку, раньше это офицерский планшет был, Игорю принадлежал, я покинул чердак и подъезд дома. На меня только какой-то любитель подымить покосился, что стоял на площадке второго этажа. Мне же нужно найти второй схрон, там куда большая сумма, сорок тысяч, и она мне нужна сегодня. Сегодня большую часть суммы я планировал потратить.

Причина была. На окраине Москвы, в будущем этот район станет чуть ли не центром, в пределах МКАДа, чтобы было понятнее, стояли гаражи и сараи. Они были на берегу Москва реки. Некоторые построили двухэтажные с жилыми комнатами на втором этаже. Постройки незаконные, то есть, владельцы документов не имели, ключ от ворот есть, значит ты хозяин, но сносить не торопились, хотя и грозились, вот только снесут их в начале семидесятых, на этом месте будет новый микрорайон, и два гаражных кооператива. В будущем я арендую один бокс, выполнял одно из заданий, по фальшивым документам работал, и сторож, что тут проживал, расскажет мне историю этих гаражей, так что до начала семидесятых такой постройкой можно пользоваться спокойно, а мне нужен свой угол, хоть и временный. В детдоме личная жизнь просто не существует, любой бзик становится предметом обсуждения и пересудов, а сильно выбиваться из образа я не хотел. Пока удавалось держатся, хотя и пошло мнение что я как-то не так себя веду, не как обычно. Игорь спортсменом не был, увлечение в футбол - это не спорт, я начал делать разминки по утрам, на гибкость, некоторые приёмы айкидо отрабатывал, но мне нужно помещение, и такой гараж, обязательно гараж, подходит, я планировал мопед или мотоцикл купить. Мне обязательно нужно своё помещение. Гараж точно подойдёт. Желательно большой. Там этих построек тысячи, что-то да найду, и не думаю, что за дорого.

Второй тайник был в подвале закопан. Я тогда много металлолома накопал, даже детали оружия были, но вдруг откопал железный ящик от какого-то прибора из радиотехники. Тот был хорошо обработан смолой по щелям, так что содержимое на удивление сохранилось до наших дней. А то что закопал ящик какой-то вор, стало ясно по содержимому. Неплохой набор отмычек, я и в будущем неплохо ими пользовался, складной ломик и две динамитные шашки. Их я осторожно достал, потом подорвал в одном из оврагов в пригороде. У них «слёзы» выступили, рисковать не хотел. Добравшись до нужного дома, я по пути приобрёл лопату. Даже не лопату, а садовую лопатку. Вполне хватило за час аккуратной работы выкопать ямку глубиной в тридцать сантиметров, и по краям, чтобы выдернуть ящик за ручки. В нём только сто рублёвые купюры были, с трудом, но в мою планшетку содержимое уйдёт, и ушло. Я потому и купил в хозмагазине рулон грубой обёрточной бумаги и бечёвки. Проверил, открыв ящик, всё ли на месте, дальше пачки банкнот убрал в планшетку, ящик обмотал бумагой, обвязал бечёвкой, итак покинул подвал, неся посылку. Как могли подумать люди. Вот теперь мой пусть и лежит к тем гаражам и сараям. Кто-то технику там держит, кто-то лодки, это те что ближе к воде, а мне нужно просто неприметное место, которое долго не обнаружат и не свяжут со мной, и надеюсь я нашёл его. Осталось подобрать сарай.

Сначала я заехал на один из вокзалов, убрал ящик в камеру хранения, получив квиток, а то мешался, после этого с двумя пересадками добрался до нужного района. К слову, тот не так и далеко от детдома, три остановки проехать, маршрут трамвая прямой. Тут от остановки метров триста пришлось пройти до поворота и дальше спустился по улочке с бараками из красного кирпича до границ сараев. Дальше я, гуляя и общаясь с хозяевами, в основном преклонного возраста, молодые на работе, понедельник всё же, узнал три адреса, где продают такие сараи и гаражи. Один мальчишка, что ориентировался в этом лабиринте, даже я заплутал с своим отличным топографическим чутьём, показал все три постройки. Первый сарай сильно покосился набок, он не имел соседей по бокам, подпереть некому, тут скорее место продают для новой постройки. Второй неплохой гараж, к моему удивлению кирпичный. Внизу на одну машину, пол уложен досками, есть второй этаж, он деревянный. По лестнице внутренней поднятья можно и попасть в жилую комнату наверху. Электричества нет, тут вообще ни у кого нет. Электрики сразу режут, если находят «сопли», что ведут в эти сараи. Мне понравился гараж. Вот в третий, что выставлен на продажу, я влюбился. Пусть деревянный и сбоку соседями подпёрт, это кирпичный стоял обособленно, но зато имел внизу места на четыре машины, широкие и высокие ворота, даже грузовик заедет вроде «Газ-51». С кунгом. На втором этаже две комнаты и подобие мастерской. Мне подтвердили, раньше тут артель работала, пока их Хрущёв не прикрыл. Эта артель собирала керосиновые лампы. Внутри я нигде не был, это хозяев искать нужно, чтобы открыли и показали, мальчишки местные описали что внутри. Буду брать не глядя. Я также узнавал, участковый тут редкость, сторожилы и не припомнят чтобы тут обыски шли или что подобное, но бывает ломают замки и выносят всё ценное. Такое случается, пару тройку раз в год.

Адреса я взял и побежал по первому. Тут неожиданность, риелтор местный был. Хозяева на юга уехали, квартиру сдали государству, а за этот амбар, всё же это скорее амбар, хотели денег получить, аж двадцать тысяч советских рублей. Риелтор этот ещё и адвокат по совместительству, я нашёл его в кабинете, даже очередь высидел. Когда он узнал, что мне нужно, то смерив меня взглядом, спросил:

- Ты не слишком молод чтобы такие покупки совершать?

- Это экзамен.

- Что?

- Дед мотороллер разобранный подарил, я его должен собрать, чтобы показать что достоин им владеть. А родители пообещали подарить гараж, где я буду держать подарок. Ну и отец туда свой «Москвич» ставить будет, гаража у него нет. Тот вариант что вы предлагаете мне понравился. Большой.

- Подожди, а причём тут экзамен и гараж?

- Он моим будет, если я сам его куплю. Отец обещал только машину ставить и редко там бывать. Мы там с парнями будем собираться. Вы на одежду мою не смотрите, специально такую надел, думал в пыли и паутине придётся ходить, выбирая что понравится. Не хотел выходную одежду портить.

- Понятно, я уж подумал, что ты из детдома. Похож.

- Понятно.

- И деньги тебе такие выделили?

- Да. У меня только вопрос, как оформляется?

- Расписка от бывших хозяев есть, вписать только имя нового владельца и паспортные данные и ты владелец. Вполне хватит.

- Понятно. Что ж, приступаем к торгу. Дорого у вас.

- Какое там дорого, по цене стройматериалов продаём?! - возмутился риелтор, включаясь в торг.

Час убили, но оба остались довольны. До семнадцати тысяч сбил, видать хозяева едва ли на пятнадцать тысяч надеялись, а то и меньше, однако тот выдал бумагу, где записал мои данные. Точнее не мои, реального парня моих лет, что жил в нашем районе, это если проверять будут. Также адвокат написал расписку по моей просьбе для «родителей», хваля мои торговые умения, и что я действительно купил гараж сам. Мне также два комплекта ключей для двух замков выдали, там на воротах замка нет, они изнутри открываются, а вот на калитке да, два замка. После этого мы попрощались, и я побежал по второму адресу. Хозяин в хрущёвской девятиэтажке жил. Тут уже хозяйка. Сын, которому принадлежал гараж, у неё умер год назад, второму сыну тот не нужен, он в другом городе живёт, вот и решила продать. Мы сидели на кухне, меня чаем угощали, общались. Поглядев на старушку, я понял, что тут версия с доверием от родителей не сработает. Проницательная старушка, да и не так проста. Я хотел оба гаража купить, нужно запасной вариант иметь, с одним получилось, а вот с кирпичным, похоже проблема. Так что сказал, что родители прислали, узнать по продаваемому гаражу, войдёт ли в него отцовская «Победа». На том и закончил разговор, узнал цену, и отбыл. Нет, ничего не выйдет. А цена небольшая, всего пятнадцать тысяч рублей. Однако всё же с этим гаражом вопрос я решил. Да отправился на рынок. Он тут рядом, под боком, купил новенькие замки, на амбаре поменять, заодно нашёл прощелыгу, явно приезжий, и тот за тысячу рублей согласился изобразить отца. С ним мы и дошли до старушки, и вскоре я владел вторым гаражом. Прощелыга ушёл, он даже адреса гаража не знал, свои деньги отработал, а я сбегал и поменял замки, ну и осмотрел приобретения.

Амбар сложен из брёвен, я руками не охвачу, похоже морёный дуб, внутри печка, одна, но прогреть может все помещения, так сделана, да ещё готовить на ней можно. Пыльно сильно, нужно два разбитых стекла заменить в окне на втором этаже, у амбара окон на первом не было, и можно использовать. Ну и пыль вымести и внутри всё отмыть, гараж тоже пыльный, и вполне сохранность высока. Только узнал, что из гаражного кирпичного бокса была не только лестница наверх, но и в помещение на первом дверь. Дверь вперёд. Там небольшая пустая кладовка без окон оказалась, с полками. Погреба тут нет, низина, до воды два метра, однако почва сухая, гнилости особо нет, так что заперев приобретения, сбегал на вокзал, забрав ящик с находками, и отнёс в амбар, спрятав в одной из комнат в хламе. Нужно всё выкинуть, но это позже. Ключи в карман, по одну на каждый замок, запасные оставил внутри, глупо, знаю, но пока нет у меня надёжного схрона. А направился я на тот же Колхозный рынок, нужно серьёзно закупиться. Сегодня планов много, а завтра репетиторов начну искать, а то времени мало. И да, я замерил высоту створок дверей в амбаре, «БТР-152» пройдёт. Ну да, тут армейцы неделю назад во время учений в Подмосковье утопили два «бэтра», один вытащили, глубина небольшая была, а второй не смогли, бросили, его только восемьдесят восьмом поднимут случайно поисковики, я в инете читал об этом случае. Ну а что, мне «БТР» не помешает. Вещь в хозяйстве нужная. Надо, а у меня есть. Пусть будет. Да и мне с подъёмом интересно повозится. Уже прикинул что и как делать буду. Ну а что, отдушина у меня такая, пока учёбой занимаюсь и вживаюсь в новый мир. Ночью перегоню на жёсткой сцепке. Где технику взять тоже прикинул. Заметят конечно, но уже поздно будет. Зимой делать нечего, восстановлю и поставлю на ход. Ну а что, неплохая идея как по мне.

Узнав у прохожего на входе на территорию рынка который час, заторопился к остановке. Пропускать приёмы пищи не стоит, а то вопросы будут, где был и что делал. Время уже двенадцать часов. Так доехал на трамвае до нужной остановки у детдома, ехал на задке, салон переполнен, странно что стёкла выдерживают и люди не вываляются из салона наружу. Шучу конечно, но всё равно переполнен. Спрыгнув и пробежав немного по инерции, я быстро перебежал через проезжую часть до пешеходной дорожки, а то тут «Волга» катила, похоже частная, ну и дойдя до ворот прошёл на территорию детдома. Как обычно пообедав, отметившись у воспитателей, я снова покинул территорию, пообещав не купаться, за этим следят, и на трамвае вернулся обратно. Так просто быстрее, хотя в этот раз полупустой ехал и пришлось платить. И вот я снова рынке, тут нужно осторожнее быть, тут часто наши детдомовские мелькают, увидят что, потом вопросов не оберёшься. На рынке чего только не продавали, стоит вспомнить Труса с его кошками. Очень похоже, и атмосфера также схожа, режиссёр отлично её передал. Первым делом я нашёл и купил наручные часы, без них тяжело отслеживать время. Потом два оцинкованных ведра, несколько кусков материи на тряпки, веник с совком. Позже куплю лопату и метлу. Нашёл стекло, и с большим трудом резчик. Дефицитом оказался, но по тройной цене мне его быстро нашли. Вырезать и вставить я и сам смогу. Купил готовый набор плотника, их прямо с самодельных деревянных сундучках с ручкой продавали, топорик и пилу тоже. Всё не унести было, я поискали нашёл неплохой велосипед, тот немало накатал, но был в порядке, всё смазано, не скрипело. Нагрузил на него, и покатил велосипед за руль к выезду. В дороге приметил неплохие солдатские сапоги, моего размера, да рулон ткани для портянок, тут же комбинезон танкиста, не мой размер, но перешью. Да и на вырост. Купил это всё, тоже на велосипед, и дальше выбравшись с рынка покатил в сторону гаража и амбара. Сначала к гаражу, он ближе, там оставил одно ведро и тряпки, а потом и к амбару. С перерывом на ужин, я к девяти часам вечера закончил с уборкой. Работал голышом, чтобы не испачкать одежду, потом отмылся в речке. Вставил стёкла выбитые, отмыл обе покупки, сначала веником, заодно путину собрал, потом тряпкой. До колонки было метров сто, до реки триста, бегал к колонке, набирал воду и отмывал, хорошо прошёлся, я доволен. Нашёл пару косяков, но плотницкий инструмент помог, починил. Трубу печки почистил. Проблема с дровами. Из амбара вынесли всё, даже мебель, дров тоже не было. Весь мусор на свалку снёс, неплохой пустой тайник за печкой в амбаре нашёл, туда ящик с воровским инструментом и остатками денег и убрал. После этого вернулся в детдом, нас в комнате было двенадцать коек, все заняты, и посетив душ, вскоре уснул, не смотря на шум от разговоров в комнате.


Утром после завтрака, почистив зубы, у меня была своя почти убитая щётка, я направился на рынок. Покинув территорию детдома, достал из кармана часы и надел на руку, застегнув ремешок, светить такой покупкой я не мог, сразу вопросы возникнут. Репетиторов я найду, решил с соседней школы начать, сообщив что я проездом в Москве. Хочу знания подтянуть, мол, отстающий, а что такое знания наконец понял, деньги родители дали, они тут в столице в командировке. А чтобы произвести впечатление, нужна хорошая одежда, в детдомовской идти не стоит, да и посетить парикмахерскую. Моя стандартная короткая причёска сразу показывает, что я детдомовский. Надеюсь парикмахеры смогут что из неё сделать. Доехав до рынка, тот давно работал, время пол девятого было, я прошёл на территорию, купил новенькую большую корзину, старик видимо их плёл и тут у входа продавал, хорошая тара для переноски покупок. Поглядывая на часы, в десять часов медсестра нашего детдома, что должна сопроводить в больницу, будет ждать. Сегодня день осмотра. Напомню, что мне раз в три дня нужно лечащего врача посещать. К слову поведёт та не меня одного, ещё одного, того парня с перевязанной рукой.

Одежду я всё же не приобрёл, только отличные туфли моего размера и пачку новеньких носков. А купил я две керосиновые лампы, не хочу сидеть в темноте в амбаре, вчера хватило, покинул их, когда темнеть начало, а мог ещё на час задержатся, в детдоме я должен до десяти быть. Купил бидон на пять литров с керосином. Его как раз во второй руке нёс. Вдруг наткнулся как один продавец продавал автоинструменты, много дефицита выкинули, качок был и домкрат для грузовика, купил всё, еле допёр до гаража, где и запер. Время к десяти близилось, так что рванул к остановке. Почти успел, у выхода стояли, так что медсестра пересчитала по головам и повела к больнице, пешком. Тут не так и далеко идти, за полчаса дошли. Дальше после осмотра, врачу я пожаловался на головные боли, что проходят во время прогулок. Так что мой больничный продлевался, я покинул поликлинику, медсестра меня отпустила, и прошёл к лечебному корпусу, санитарка помогла. Да девчат посетил из нашего класса что тут лежали. Их семь было. Закупил на рынке, набив свою планшетку. Каждой девочке по яблоку, и пусть они прошлогодние, мягкие, но вкусные, и по шоколадке. Поразил всех, с двумя одноклассницами мамы сидели. Сюда и мою соседку по парте привезли, ей тоже дал. Пацанам только яблоко, шоколада больше нет, обойдутся, не девочки. После этого покатил снова к рынку.

Там приобрёл две табуретки, неплохой костюм с двумя комплектами нательного белья, и отнёс в амбар. После этого на обед в детдом, и снова к амбару, где переодевшись, костюм как родной сидел, направился к парикмахерской. Был мужской мастер, тот с сомнением посмотрел на мои волосы, и всё же смог за двадцать минут сделать если не шедевр, то близко. Восемь рублей взял. Немного. Только после этого с одной пересадкой я доехал до соседней школы, и прошёл внутрь, та пуста была, школьный год закончился, готовятся к следующему. Поискав, мне учительница помогла, видимо заканчивала дела, я нашёл завуча, ну и описав свою историю, попросил поспособствовать, деньги на репетиторов есть. Тут вообще такая практика вполне обыденное дело.

- Значит застрял на уровне конца пятого класса? - задумчиво протянула та, изучая меня.

- Мне стыдно, я только недавно понял, как важны знания.

- Все бы это понимали, - вздохнула та, в тоне была печаль всех учителей мира. - По физике я тебя подтяну до седьмого класса, благо веду, а химию тебе рано ещё. Биологию тоже возьму. Сможешь найти время до обеда?

Я внутренне возрадовался, похоже внешне я прошёл проверку, не зря старался.

- Каждый день кроме воскресенья.

- На воскресенье я не претендую, - улыбнулся та. - Будешь приходить сюда в школу, тут и проведём уроки. Сейчас проверим твой уровень.

- А по остальным урокам?

- Хм, - та задумалась, изучая список. - Алгебру, географию и историю может Павел Андреевич взять, нужно у него узнать есть время или нет. Литературу… Хм?

За час та всё решила, и договорилась с учителями. Мне даже по очереди устроили экзамены, устные и письменные, выяснив уровень моих знаний, выдали школьные учебники, явно из своих запасов нашли, потрёпаны сильно, ничейные, и попросили подготовится. Время распределили, так что всю неделю я по сути буду занят. До обеда два урока у завуча, её Еленой Викторовной звали. После обеда у другого учителя изучал географию с алгеброй, потом история. После четырёх часов у другой учительницы русский язык, литература и иностранный язык, мне французский подтягивали, благо эта учительница отлично им владела. Оплачиваю за неделю вперед, что и сделал, завтра с учебниками и школьными принадлежностями нужно прийти. Так что поспешил всё что нужно приобрести, а учебники мне просто отдали. Всё купил что нужно в канцтоварах, и отнёс с учебниками в амбар. Там что-то делать нужно, уроки я где делать буду? Стола нет, кроме двух табуреток ничего. Снова побежал на рынок там нашёл продавца мебели, он по заказу работает, ну и сделал заказ, оплату по доставке. Пришлось на листке чертить схему чтобы указать где амбар. Обещал, что завтра в восемь утра машина будет на месте. Велел ждать. Блин, без завтрака придётся обойтись, а у нас с этим строго. Сам тут же на рынке купил постельное бельё и заказал одной мастерице, она же это бельё и шьёт, занавески. Ну и бечёвки, на которые их повешу, и гвоздики. А то комнаты наверху как будто не жилые без занавесок, обычная хлопковая белая ткань, размеры указал, на шесть окон, аванс уплатил, завтра можно будет забрать тут же на рынке. Купил матрас, и этот свёрток допёр до амбара, брав скатку в угол. А заказал я из мебели, два стула с высокими спинками, письменный стол, две подвесные полки для книг, панцирную кровать-полуторку, вешалку для верхней одежды и одностворчатый шкаф для одежды и постельного белья. Это в жилую комнату, во вторую заказал буфет, кухонный стол для готовки, обеденный стол, три стула со спинками, пару подвесных ящиков. На этом всё. Третью комнату где была мастерская, я не трогал, как склад будет. Тазик и ванную оцинкованную купил. Тазик посуду мыть, ванную стирать, да и самому мыться, если потребуется. Полотенце и мыло я уже приобрёл.

На рынок я два забега сделал, мне там обещали набор инструментов для шиномонтажа принести, и для грузовой техники подходит, нужные монтировки для разбортирования есть, включая заклейку шин, сбегал, и узнал, что действительно принесли. Рынок закрывался, но приобрести домашние тапочки и одежду для дома, успел, так и вернулся, после чего занимался уроками, сидя на полу, и делая записи на табуретке. Как же неудобно.


Следующие пять дней пролетели быстро с учёбой и облагораживанием покупок. В детдоме по поводу моих отлучек особо не беспокоились, имел я вид цветущий и здоровый, врач был доволен, хотя и налегал на учёбу. За три дня я закончил программу пятого класса и в пятницу у меня приняли экзамены, сдал, в основном на четвёрки, всего две пятёрки было, но главное понимание сути имел. Вчера, в субботу, начались уроки за шестой класс. Тут пришлось поднапрячься. Сегодня воскресенье, я сообщил дежурному воспитателю, что с ребятами из школы еду на ночь за город, в палатках, и смог его уговорить отпустить, обещал утром вернутся понедельник. Ну край в обед. Мог бы ведь так уйти, хорошо, что предупредил. А вообще, то что я парень ответственный, все уже знали, всегда предупреждал, если что. А вообще по вечерам работая, я обе свои покупки привёл к идеалу. Мебель в амбар завезли и за небольшую доплату подняв наверх и установили в комнатах, я потом всё отмыл, расстелил постельное бельё, покрывало на кровать, подушку, занавески уже висели. Ковёр на пол, коврик на стену у кровати. Примус купил, два бачка керосина, утварь и посуду. Чтобы мыши не погрызли, тут это бедствие, я купил яд в санэпидстанции, вроде едят. Так вот, чтобы мыши не погрызли, для припасов приобрёл на рынке железные ящики, что запирались, и там сложил НЗ, консервы, крупы, сухари, макароны, масла подсолнечные. В обоих гаражах. В кирпичном мебель была, диванчик и полуразваливающийся шкаф, починил его, тут тоже запас продуктов сделал и утварь с примусом. Это ещё не всё, я купил три пустых двухсотлитровых бочки, проверил, не подтекают ли, и пробки плотные. Мне их на телеге доставили в амбар, потом в другом месте две бочки купил и завёз в кирпичный гараж. Десять канистр по десять литров приобрёл. Договорился с парой шофёров, они после рейса часто бензин на землю сливают, им с пустыми баками нужно приезжать на базу, а тут радость, они мне бензин, я им деньги. Всё от имени отца переговоры вёл, мол, ему топливо нужно, так что вечерами забирал у обоих канистры, на велосипеде, привязывал верёвкой попарно, перекидывал через раму, пятую канистру на багажник и вёз в амбар или сарай, сливая в бочки, воронка была. Да и шланг, если потребуется. А что, за неделю две бочки полные, одна в амбаре, другая в гараже. Надеюсь и дальше так пойдёт. Сегодня без топлива, воскресенье.

Это не всё, вечерами как стемнеет я посетил несколько других схронов, наконец вскрыл последний, где местные деньги были, солидная сумма в восемьдесят тысяч, только я вскрывал схорон два дня, нужно было тихо работать, нашуметь нельзя, дом жилой. Ну и вскрыл склад оружия, чей-то запас на чёрный день. Раньше в этом доме чекисты жили, схрон девятнадцатого года примерно, по найденной газете понял, видимо сделали на случай если другая сторона возьмёт вверх, чтобы подпольную войну вести. Однако склад не пригодился, кто знал о нём видимо погибли, так в подвале и осталось вмурованным оружие. Там было шесть «Наганов», пятьсот пятьдесят патронов к ним, два комиссарских «Маузера» в деревянной кобуре, под парабеллумные патроны, жаль всего по сто патронов на ствол. Три пистолета «Кольта М1911», по сто пятьдесят патронов на ствол. Также ящик гранат «РГ-14», двенадцать карабинов и три винтовки «Мосина», ручной пулемёт «Мадсена» под русский патрон, и всего три ящика патронов. Три тысячи. Схрон настолько отлично сделан, без сырости, что когда я нашёл его в две тысячи тринадцатом году и расстрелял почти все патроны, то всего одиннадцать осечек было на всю массу боеприпасов. А гранатами рыбу глушил, они тротилом снаряжены были, но тут срабатывание пятьдесят на пятьдесят. В три приёма перевёз оружие на склад, где вечерами чистил его, вчера последнее привёл в порядок. Часть оружия в кирпичном гараже спрятал. А оружейное масло и комплект инструментов для чистки оружия, банально купил в оружейном магазине. Листок, где якобы отец письменно попросил продать всё нужное ему через сына, вполне сработал. А знаете, что из всего этого самое сложное? Имитировать почерк Игоря, благо тетрадки с конспектами были, остались за шестой класс, набивал руку. Иначе учителя, что знают его почерк, спалят.

Я направился к гаражу, у меня там стояла моя гордость, мотороллер «Вятка», салатового цвета. Что важно, то топливо что у меня есть, вполне подходит к нему, хотя и приходится разбавлять маслом. Канистра масла есть. Купил я эту новенькую машину, всего месяц как конвейера, после экзаменов, в пятницу, и успел обкатать, усвоив управление. Ехать мне почти сто пятьдесят километров до утопления «БТР», предельная скорость у машинки семьдесят километров в час, но надеюсь успею. На разведку еду и если всё удачно, ночью вытащу его. Надеюсь колхозный стан на месте, там обычно один сторож, я купил для него бутылку водки, уже подсыпав снотворного. Уведу трактор, троса там же должны быть, и вытащу «БТР». Нырнуть мне не проблема, я на отдыхе в тропиках учился у профессионалов нырять на большие глубины, задержав дыхание, на двадцать метров опускался по канату, это мой предел, две минуты не дышу. Я уже неделю тренируюсь, почти минуту выдерживаю. А буксировать на жёсткой сцепке буду с помощью «Газ-51», он должен вытянуть. Его я планировал угнать ночью из какого автопредприятия. Там для сторожа заготовлена вторая бутылка водки со снотворным. А пока добирался до амбара, снова заметил слежку. Это наши, детдомовские, заинтересовались куда я хожу. Спрашивали, было дело, но я отшучивался, и вот теперь эти Холмсы устроили слежку. Легко сбросив её, поменяв маршруты трамвая и уйдя через проходной подъезд, я убедился, что слежка сброшена и забрав из гаража мотороллер, он заправлен, в рюкзаке припасы на сутки, и «Наган» с тремя десятками патронов, да десять тысяч рублей на непредвиденные расходы, завёл машину и поставил себе в ноги канистру на десять литров бензина, на случай если у нужного грузовика бак пустой будет, и так покинув территорию сараев, а потом и саму Москву, и по дороге, держа скорость шестьдесят пять километров в час, катил в нужную сторону. Учение проходили за Можайском. За два с половиной часа доехал. Сначала заплутал, но потом выбрался на нужный берег реки. Даже свежие двухнедельной давности следы нашёл, что в воду уходили, да тут всё колёсами и гусеницами изрыто было. Понятно почему за брод приняли, покатый песчаный склон с обеих сторон, вот только завихрения воды в центре реки, и лёгкие воронки, указывали на стримену. Тут ширина реки и тридцати метров не имела. Ошибся офицер, что колонну вёл.

Пока ехал, двух сотрудников Госавтоинспекции видел. ГАИ тут пока нет, как я выяснил, называется организация ОРУД. Ничего, покосились, да и только, правил не нарушал. Я в шлеме и в очках мотоциклетных был, без них никак на такой скорости. Прибыв на место, я поставил у кустарника «Вятку» на подножку и разбил лагерь, расстелив прихваченное с собой покрывало, положив рюкзак в тень, разделся до трусов, после чего войдя в воду, я хороший пловец, стал загребать на середину, куда там, сносит. Похоже и бронемашину могло снести. Пришлось по берегу отойти по выше, и там, когда начало сносить, нырнул. Даже сам не ожидал, с первого погружения сразу нашёл. Всего на два метра занырнул. Я ничуть не удивился, наткнувшись на тент, бронетранспортёр не имел крыши, только брезентовый чехол от дождя. Однако удерживаясь за дуги, удивился сильнее, а когда нашёл деревянный борт кузова, понял, что-то тут в описании утопления техники кроется ошибка. Я нашёл явно грузовик, даже донырнул до колёс, они почти полностью в ил ушли, машина на колёсах стояла. Но это явно вездеходный грузовик. Второе ныряние уже дало больше информации. Это был армейский «ГАЗ-63», тот что четыре на четыре. Похоже армейцы утопили больше техники, чем сообщалось. Может сами вытащили, но я думаю ушлые колхозники чуть позже прибрали машину к рукам, для них это ценность. Вездеходы в народное хозяйство мало шли. С броником не связывались, проблем не хотели. Да, думаю так и было. Не-не, чушь говорю, скорее всего никакого второго «бэтра» не было, а выдернули этот грузовик. Значит я приехал раньше, чем спасители, что будут тягать эту технику. Сама машина стояла не равно, от берега к берегу, передок чуть в сторону ушёл, вниз по течению. Я всё же рискнул на третий поиск и нашёл бронетранспортёр, к счастью он тоже стоял на колёсах, но его развернуло передком вниз по течению, и он стоял метрах в пяти от места попытки переправится. От передка грузовика метрах в четырёх. Стало ясно почему «БТР» не смогли вытащить. А там утонувшие брёвна, видимо сплавляли, вот тот там и застрял. Наверное, троса порвали. Это всё пока только предположения.

Чуть позже, отдохнув и согревшись на берегу, я пообедал, бутерброды и чай в термосе, повесил полотенце сушится и решил прокатится по округе. Поискать стан, да и где что стоит глянуть, чтобы на ночь на время экспроприировать. Но с возвратом. Не сильно удалось разведку провести, вся техника в работе, не смотря на выходной день, зато нашёл где взять неплохой трактор, «Сталинец-80», ха, у нас в батальоне такая древность тоже на хранении была, знаю эти машинки, хотя управлять довелось более современными тягачами. Присмотрел также где троса мощные лежат. Мне нужно метров пятнадцать, чтобы до крюка на задке грузовика хватало, и до трактора. Трактор выдержит, мощная машина. Тут я бы выдержал, мне эти троса банально не поднять. Придётся за трактором волочить. Сцепку жёсткую тоже нашёл, тут же у трактористов на МТС. Вот так проведя разведку, вернулся обратно, и заведя будильник, что прихватил с собой, уснул под кустом, часов шесть просплю, мне силы нужны на всю ночь. Кстати, во время разведки заодно узнал, что деревенским прекрасно известно об утопленной технике. И то что две единицы было. Военные предупредили не подходить, чуть позже прибудет подразделение вытащит технику. Узнал, как утопили её. Там как в анекдоте, стоят на окраине деревни две старушки, общаются, и тут на улочку въезжает армейская колонна. Одна другой говорит:

- Смотри, военные, сейчас опять дорогу спрашивать будут.

Вот и тут офицер, что вёл колонну, решил уточнить дорогу у пастуха, что пас небольшое стадо коров. Нашёл у кого спрашивать, у местного дурачка, тот и показал. После этого с улыбкой поскакал смотреть как военные будут технику топить. Он единственный получил удовольствие от этого. Правда, тумаков от солдат потом нахватался, но настроения у него это не понизило. Блаженного больше не трогали, военные списали технику, мол, попытались вытащить и троса порвали, слишком сильное течение и топь, ну и укатили. Насчёт порванных тросов это они наврали, я когда вешки ставил от берега до кормы грузовика, и проверял буксировочный крюк, доступен он или утонул в песочном иле, ничего лишнего не нашёл. Скорее для отчётности придумали. Не стали бы они нырять и обрывок троса убирать. Да и выдернуть машину проблем нет, пригнали бы трактор, если у самих тягача нет, и выдернули машину, там всего чуть больше трёх тонн. Так что точно говорю, я успел раньше военных с тягачами. Учения недавно закончились, сейчас закончат бухать, под видом отмечания удачных манёвров, и пригонят технику. Не бросит её тут никто.


Проснулся я от сигнала будильника, пусть и уснул с трудом, от дум разных не сразу сон пришёл, но всё же поспал, набрался сил для ночи. Полчаса до наступления темноты, я быстро доел остатки бутербродов, в рюкзаке ещё банка тушёнки и сухари остались, чай всё, подошёл к концу, хотя два литра в термосе было. Ну и оставив рюкзак тут же под кустом, покатил на мотороллере к МТС. Бутылка водки не пригодилась, сторож спал в сторожке, испуская миазмы ядрёного перегара, я пытался его растолкать, да куда там. Судя по стаканам на столе, пил не один. Так что поставил бутылку водки на столе, открыв крышку и налив в стакан, крышку на место, чтобы не выдохлось, проснётся и выпьет, не будет мешать. До окраины села с километр будет, надеюсь не разбужу кого рёвом движка. Запустить трактор удалось с третьего раза. Тут ручной стартер, наматываешь верёвку на пускач и дёргаешь, однако смог это сделать. Потом подогнал трактор к месту, где троса сложены, прицепил выбранный и аккуратно его разматывая стал буксировать за собой. Тот правда зацепился за другие, пришлось распутывать, но всё же выехал с территории, открыв ворот машинного двора, и на предельно возможной скорости в десять километров в час покатил в сторону «брода». Добрался нормально. Там развернул трактор у кромки воды, и сложив трос кольцами, чтобы распускался, и ступив в воду стал тянуть за собой трос, держа за петлю. Тут до кормы восемь метров, шёл быстро, с силой отталкиваясь от дна, чтобы не повредить ноги надел резиновые сапоги, я в них и вешки ставил. Дошёл до кормы, крюк уже открыт был, заранее позаботился об этом, так что работая на ощупь, положил петлю, и закрыл, поставив на стопор, после этого рванул наверх, где стал жадно дышать, вентилируя лёгкие, и подрабатывая руками к берегу. Пока отдышался, меня метров на пятьдесят снесло ниже по течению, пришлось по кустам камыша выбираться на берег и бежать к трактору. Там устроился в кабине и дав газу, стал выбираться наверх, и вот на верху, трос натянулся и задрожал, и дал газу, и вдруг трактор чуть не заглох, встав как вкопанный.

- Не понял, - проворчал я недовольно, однако успел нажать на сцепление и трактор не заглох.

Тут два ответа, или грузовик слишком глубоко сел, отчего трактор не мог его выдернуть из ямы, или движок у «Сталинца» не в порядке, и он не выдаёт нужную мощность. Вот это вряд ли, пока я гнал его сюда, то давал газу, трактор летел как пёрышко, так что скорее всего с грузовиком проблемы. Наддав газу, я снова стал отпускать сцепление, трос задрожал, сбрасывая капли воды, но дело всё же сделано, проворачивая гусеницы на месте, трактор всё же медленно на пониженной передаче двинул вперёд. Два метра, три, на пятом, показался верх тента грузовика, но не останавливался, двенадцатиметровый трос дрожал, но тянул машину. А когда и передок показался из воды, я остановил трактор, и покинув кабину через открытую дверь, прыжками поскакал к грузовику. Там открыл дверь со стороны пассажира, изнутри хлынула вода, и когда хотел по воде обойти передок, с матом рухнул в воду, обо что-то споткнувшись. Нащупав трос что уходил в воду, я матерно высказался всё что думаю об армейцах. Оказалось, старлей, тот что командовал колонной, всё же подстраховался, и когда бронетранспортёр вошёл воду, его страховал тросом из своей лебёдки этот грузовик. Что там произошло не знаю, может водитель не справился, но грузовик также утянуло в реку. Одним словом, я тянул не только грузовик, но и «БТР». Видимо стволы деревьев его отпустили. Надеюсь он на колёсах, а не лёг на бок, тот перекосившись стоял.

Открыв дверь водителя и проверив рукоятку скорости в грузовике, там стояло на задней передачи, поставил на нейтраль. Вернувшись в кабину трактора, я продолжил вытаскивать из реки уже две машины, размышляя. Проблема, найдя грузовик я решил оставить его, наплевал на броник. И да, показывать, что у меня есть грузовик я никому не собирался, как и то что владею амбаром и гаражом. Вон до девяностых годов некоторые сдавали хранимые у них пушки, танки и другое вооружение, если бы языками не трепали так никто о них бы и не узнал. Как узнают, что я имею на руках? Вот и я думаю, что никак. Получу паспорт, куплю какую дачу, желательно на охраняемой территории, с большим гаражом, ну или сам построю, и перегоню бронетранспортёр туда. Гараж побольше сделаю чтобы места и для легковой машины было. Вряд ли броник пригодится, но удовольствия погонять на нём, я терять не хотел.

За эту неделю новым владельцем купленных мной строений так никто и не заинтересовался, что мне особенно понравилось. Я планировал иногда выгонять грузовик на пару дней за город, палатка для ночёвки и покатушки по бездорожью. Люблю я это дело. Да и днём проехаться смогу, машина армейская со всеми обозначениями и номером, проблем красноармейскую форму с погонами купить для меня нет, армейцев не останавливают, главное днём у амбара не светить. Раньше у меня был «ГАЗ-66», потомок «ГАЗ-63», пять лет владел, пока не угробил, перевернулся на нём со склона, так что на разбор продал, потому грузовик я знал от и до. А у «шишиги» почти всё с «шестьдесят третьего», даже подкачка колёс, кабины только разные, и там по мелочи. Так что такой находке я был рад, да и в хозяйстве пригодится. А тут раз и бронетранспортёр как суперприз. Нет, моя жаба бросить его не позволит, я её знаю. На машинном дворе, забирая трактор, я к своему удивлению обнаружил «ЗИЛ-157», когда разведку проводил, его не было. Его мощи вполне хватит утянуть на жёсткой сцепке и грузовик и броник, главное бензина бы хватило и успеть всё сделать за ночь, сейчас как назло она самая короткая в году. А броник я теперь точно не брошу, жаба не даст, да и хомяк лапки потирает. Обе машины, я уверен, получили гидроудар двигателей, придаться разбирать и продувать, электрику проверить, наверняка что менять, аккумуляторы тоже на замену, а так проблем не вижу, сделаю. Возможно к сентябрю обе машины закончу и даже покатаюсь.

Грунт летел из-под гусениц, ох и колею я проложу, любой догадается что тут происходило, но трактор пёр, и вот из реки показался угловатый корпус «бэтра». Всё же на колёсах устоял, это хорошо. Ночь лунная была, видно всё неплохо. Что меня шокировало, нашлёпка пулемёта на станке, да ещё с чехлом на нём. Обалдеть, они его и с оружием утопили, и не достали? Вот этого не может быть просто по тому что не может быть. Точно я успел раньше спасателей. Мне прапор рассказывал, а он вначале семидесятых служил, тот давно на пенсии должен быть, но ещё тянет лямку, ему двух внуков поднять нужно. Так вот, они на стрельбище бежали марш-бросок, и один из солдат потерял штык-нож, так весь взвод все десять километров на карачках и дорогу и обочины изучали, пока не нашли. И дрючили там всех, от командира роты до сержантов. Вряд ли в шестидесятых по-другому. А тут пулемёт?! Что-то мне это не нравится. Нет, утопили бронетранспортёр, боевую машину, между прочим, списав на топь, я ещё могу понять, но пулемёт? Тут же много разных поисковых отрядов что технику времён ВОВ поднимают, им эту технику вытащить раз плюнуть. Или заявку в инженерный батальон, та же ситуация. Так в чём дело? Похоже я этого никогда не узнаю, что-то тут всё-таки не так. Однако за подарок спасибо.

Сам я, изучая броник под водой, пулемёт не видел, не был в том месте. Меня больше удивляло, что от такой массы я буксировочный крюк грузовика не выдрал, и лебедку, всё же для грузовика такая тягловая масса запредельна. Не удивлюсь что лебедку потом на выброс. Сам бронетранспортёр почти девять тонн, так ещё песка и ила внутрь наверняка накидало, все десять будет, почти четырнадцать тонн тащил, удивляло что смог вытащить. Остановив трактор и чуть сдав назад, на метр, я добежал до броника и открыл обе бронированные дворцы спереди, отчего изнутри хлынула вода. Грузовик, когда натяжение троса ослабло, чуть съехал, что и позволило мне отцепить от буксировочного крюка бронетранспортёра трос с лебёдки, бросив его на песок, и рвануть к трактору. После чего легко утащил грузовик подальше в поле, и отцепив трос, покатил обратно к берегу, там прицепил трос к крюку броника, забрался в кабину, проверив передачи, тут тоже на скорости стояло, поставил на нейтраль, и вытащил бронетранспортёр наверх. После чего отцепил трос, и что сделал первым делом. Открыл основной бак под кабиной «газона». Как и я думал, под пробку, вода попала в бак, сунул шланг в бак, и подсосав, дал слиться смеси из воды и бензина на землю, и пока сливалось, я добежал до трактора и погнал обратно к машинному двору, двигаясь на максимальном ходу. Время уже к часу ночи подходило, нужно успеть. Да и в баке было не так и много топлива, надеюсь хватит, я его изрядно потратил.

Кто-то удивиться, как так, малец сделал то что другие делали с подготовкой в месяц и бригадой в несколько крепких мужчин. А что тут, захотел и сделал. Главное захотеть и не думать, что это невозможно. Для себя чего только не сделаешь. Насчёт броника я не думал, это просто отличный и приятный бонус за работу. Не более. К счастью на машинном дворе было тихо, я оставил трос на месте, с некоторым трудом его свернул, неаккуратно, видно, что использовали, да и грязный он, трактор уже стоял на месте, потрескивая остывающим двигателем. Проверив тушу сторожа в сторожке, увидел, что моя бутылка водка ополовинена, однако, ну и добежав до грузовика, проверил уровень топлива, полбака, вряд ли хватит, я слил канистру в десять литров что привёз на мотороллере, он у меня в кустах у МТС спрятан, после чего стал сливать бензин в ведро с других машин и сливать в бак выбранного грузовика. А когда закончил, стал искать жёсткую сцепку. Одну я уже нашёл, присмотрел днём, и закинул в кузов, двигатель машины завёл, ключ в кабине был, машина не заперта, не было у местных такой привычки, однако нашёл всё же вторую, в мастерской, где разобранной колёсный трактор стоял, на стене висела, тоже прибрал. Ну и покатил через открытые ворота к месту утопления техники. Доехал быстро, неприятным открытием было отсутствие гидравлики на руле, крутить его требовало изрядных физических сил, особенно на месте, на ходу не так заметно, пока доехал, руки устали, а ведь ещё около ста пятидесяти километров до Москвы. Да итак за часть ночи поработал, уже устал. Чую руки там совсем отвалятся. Надеюсь будет мало поворотов. О том, как сцепки цеплять, я старался не думать. И да, объезжать Можайск не буду, пользуясь ночью, проеду через город, оно так быстрее. Тем более дорогу знаю, на мотороллере там проезжал.

Вот так доехал и задом сдал к передку бронетранспортёра. Оставив «ЗИЛ» урчать мотором, я сбегал к «шестьдесят третьему», проверил как основной бак опустел, на дне что-то осталось, но это потом просушу. Бак оставил открытым, тут крышка на цепочке, потом открыл второй бак что под кузовом, и сунув шланг, тут тоже под пробку, начал сливать на землю смесь уже из него. После этого достав сцепки, обе, открутил болты буксировочных крюки «бэтра», и прикрутил на эти же болты цепку. Крюки пока в кабину бронемашины закинул. После этого прикинув как подгонять машину, я сцепку веткой подпёр, она чуть свисала, чтобы на уровне крюка «ЗИЛа» была, потом свернул трос с лебёдки «газона» и повесил трос на бампер, сама лебёдка обратно не скручивалась, я пробовал вручную, ну и тут жёсткую сцепку установил. После этого начались шаманские пляски. Посадить броник на жёсткую сцепку к «ЗИЛу» удалось с третьего раза, поверьте это быстро, потом стал подгонять прицеп в виде бронетранспортёра к передку «газона», вот тут я намочился, но всё же сделал… с шестнадцатого раза. Всё хорошо, но проблема с броником. У «Газона» все колёса, как и положено, надуты, а у «бэтра» передняя резина, со стороны водителя, сдулась до обода, отчего бронемашину перекосило. На корме висело запасное колесо, но менять, тут я несколько часов убью, которых у меня не было. Однако готовясь, я о такой проблеме подумал, у меня в рюкзаке скатан тонкий шланг десяти метров длинной, как раз пригодился, я отсоединил шланг у компрессора «ЗИЛа», подключив свой, и размотав, отвернув у воздушного клапана не до конца ниппель, подсоединил шланг и вернувшись в кабину грузовика включил подкачку колёс, дав газу. Колесо за пять минут до нужного уровня накачалось, вернув всё как было, я стал собираться.

Вымотался так что с трудом ходил, но всё же забрал рюкзак, закинув в кабину «ЗИЛа», и устроившись в кабине, включив пониженную передачу, и сразу вторую скорость, стронул колонну с места, машина с трудом, но тянула такой состав, передний мост я пока не подключал, проехав три километра, я остановил и проверил как там себя ведут буксируемые машины. У бронетранспортёра порядок, подкачка пока не нужна, а у «газона» скатка троса с лебёдки размоталась и волочилась за грузовиком между колёс, снова собрав её, закинул в кузов броника, и вернувшись в кабину «зилка», покатил дальше, двенадцать километров, пока с разгону не выбрался на трассу, где встал на обочине. Снова проверка машины, мосты проверил, не греются, это хорошо, колесо у бронкиа чуть приспустило, но пока терпимо, километров двадцать проехать можно, как раз до окраины Можайска. Снова вернувшись в кабину, я выехал на пустую трассу и разогнавшись до шестидесяти километров в час, выше не получилось, автопоезд мотать начало, и так двигался на этой крейсерской скорости, пониженную передачу я уже выключил. Кузова машин я внимательно не осматривал, просто времени не было. Убедился, что утопленников нет, а что, от армейцев всего можно ожидать, только отметил что в десантном отсеке броника ила и песка нанесло, около тонны будет, да в кузове грузовика что-то есть, вроде солдатских вещмешков. На подъезде к Можайску я свернул на обочину и встал, оставив подфарники, но выключив фары. Проверив, убедился, что колесо почти в ночь спустилось, поэтому быстро начал работать. Сначала открыл правый бензобак броника, тут тоже под пробку, попала вода, так что сунул шланг, и пока смесь сливалась на дорогу, я снова подсоединил к компрессору «ЗИЛа» шланг, подключил к колесу и начал накачку. Закончил одновременно с баком, как раз слилось всё, так что убрал оба шланга, и покатил дальше. Бак у бронетранспортёра я не закрывал, пусть выдыхается содержимое. Также было и у грузовика, оба бака открыты, да и опустил стёкла в кабине, пусть кабина высыхает, а то там на сиденье не сесть, пропитано водой. Пока стоял, минут пятнадцать всё заняло, ни одной машины не проехало, иначе кто-нибудь да тормознул бы, люди тут отзывчивые и старались помогать своему брату шофёру. А так в дороге всего две легковые машины попалось, да дальнобойщик с длинным прицепом. «ЗИЛ-164», судя по кабине, седельный тягач. Тот меня нагнал и помигал фарами, так что снизил скорость, прижимаясь к обочине, пропуская его.

Как бы то ни было, с ещё одной остановкой для подкачки колеса у броника и опустошения второго бака с топливной смесью, я добрался до окраин Москвы, хорошо тут съезд был, не надо на улицы въезжать и до наших сараев, они с этой стороны столицы были. Пришлось объезжать. Амбар с другой стороны построек был, с этой кирпичный гараж. Нормально, остановив автопоезд за пятьдесят метров до амбара, сначала скинул сцепку с крюка броника, пришлось молотком бить снизу, чтобы откинуть сцепку, грузовик чуть откатился назад. Скрутку троса лебёдки я пока на бампер подвесил. Дальше открыл калитку, убрав капкан на медведя в сторону, да это я на воров поставил, и открыв ворота, зажёг керосиновую лампу внутри, чтобы было видно, и со второго раза вписавшись задом в ворота, закатил «БТР» внутрь, старясь сделать так, чтобы поставить его к левой стене, тогда как раз и грузовику место будет. Впрочем, поставив эти обе машины, я займу всю территорию первого этажа. Внутри разве что мотоцикл с коляской или мотороллер поставлю, и всё. Я старался не помять бочки что стояли у стены, и велосипед тоже, и с третьей попытки, поставил броник куда нужно. В сторону от ворот, напротив них грузовик поставлю. Пришлось хитрить, броник не вставал, поперёк амбара да, но не как мне нужно. Так я сел в бронетранспортёр и вывернул колёса влево, заклинив верёвкой руль, и сдав назад поставил его как нужно, так что отцепив сцепку, оставил ту свисать, снимать времени нет. После этого выехал из амбара, и подогнал машину к передку «газона». Тут снова пляски начались чтобы сцепку прицепить, с пятого раза получилось, после чего и «газон» поставил в амбар, тут легче, со второго раза, даже ровно встал. Обе машины поставил на скорость, запер ворот, отогнав «зилок» в сторону, обе сцепки оставил на месте, для работников машинного двора это не потеря, металл есть, новые сварят.

Дальше потушил керосиновую лампу, запер амбар, не забыл капкан на место поставить, у меня такой же и у кирпичного гаража стоит, я осмотрелся, ох и наворотил песок с этими манёврами. Пришлось снова амбар открывать и побегать с совковой лопатой и метлой, разравнивая, благо тут песчаная почва была. После этого сел в кабину «ЗИЛа», все вещи из кабины я уже перенёс в амбар, тот так и урчал на холостом ходу, не хотел глушить, мало ли по закону подлости не заведу, и вот так, уже когда начало светать, выехал на трассу и погнал на скорости шестьдесят пять километров в час в сторону Можайска. Больше эта колымага скорость не развивала. Со спусков так и семьдесят было. Ранее утром, рассвело, но трасса всё также пуста. Я с тревогой поглядывал на датчик уровня топлива, буксировка изрядно ударила по запасам топлива, расход высоким оказался, однако проскочить Можайск и свернуть на полевую дорогу, как раз шесть утра наступило, я смог. До машинного двора не доехал километра четыре, зафыркав несколько раз, движок встал, и машина покатилась по инерции. Может оно и лучше. Я когда добежал до стоянки мотороллера, видел суету во дворе, похоже обнаружили пропажу. Надеюсь спишут на детские шалости, в кабине «ЗИЛа» я оставил записку с извинениями: «Извините, мы хотели покататься, но вернуть машину не смогли, бензин закончился». Машину быстро найдут, а значит и записку. Я же, толкая мотороллер, укатил его метров на триста, тут шум запуска не должны услышать, запустил мотор и покатил к трассе. Я в амбаре куртку взял, утро, прохладно, выстудит на скорости без неё. Почти опоздал, мотороллер я поставил в кирпичный гараж, когда уже наступило пол десятого утра, быстро переоделся, обрызгал себя одеколоном и захватив сумку с учебниками и тетрадями, рванул к трамвайной остановке. Пришлось извиняться перед завучем за часовое опоздание, пояснив что помогал всю ночь чинить машину, отцу она сегодня утром срочно нужна была, так что меня простили, и начались уроки. Щадящие, было видно, как я устал, но упорно принимал новые знания.

В обеденное время я побывал в детдоме, отметился что был, описав воспитателю что отлично отдохнули на природе, купались, рыбачили, и да, взрослые с нами были. Тот особо и не интересовался. Я после первых уроков заскочил на рынок, там как раз свежие копчёные лещи продавали, похоже только скоптили, купил один, и вот подарил воспитателю. Это же он меня отпустил, так что тот больше слюну глотал, пока я объяснял, как мы эти лещи ловили и коптили. Не сильно и врал, коптить их я умел. Предупредить не забыл о мелких косточках у леща, нужно быть осторожным. После обеда в столовой детдома, щи сегодня удачные вышли, снова в амбар, переоделся в школьную одежду, в ней я к репетиторам ходил, прихватил сумку с учебниками и дальше грызть гранит науки. С трудом выдержал. Усталость беспредельная была. А как руки дрожали, я их на уровень плеча поднять не мог, насколько утомил за рулём «ЗИЛа». Однако и этот учебный день прошёл. Торопиться лечь спать я не стал, ночью отдохну. Посетив столовую, когда ужин наступил, я вернулся в амбар и приготовил оба ведра, переодевшись в рабочую одежду, её не жалко, рванина, одно ведро под картер грузовика, открыл тут капот, открутил крышку горловины для заливки моторного масла, и спустившись вниз, залез под мотор, где ключом открутил пробку с масляного поддона, и тёмная жидкость сразу хлынула в ведро. Ну и пока шёл слив, это надолго, пробку я в кабину пока убрал, а то потеряется, снял мокрые сиденье и спинку, вытащив из кабины, тяжёлые, и по очереди поднял наверх, там если открыть окно, был выход на крышу соседей, что я и сделал, положив и спинку и сидушку под солнечные лучи, пусть сохнут, а сам спустившись, и запустив керосиновую лампу, а то на первом этаже всего одно окно, да и то над калиткой, темновато тут, ну и начал осмотр грузовика. В кузове только подмести, песка и ила не так и много накидало, и нашёл два солдатских вещмешка. Я их тоже наверх поднял, и опустошив, обычные солдатские вещи, всё положил сушится на полу кухни, в неё через три окна солнечные лучи попадали.

После этого спустившись, продолжил изучать грузовик, начав с ящика для инструментов. Судя по комплекту инструментов, учения предполагались долгими, и водитель подготовился к любым неприятностям. Так что с этой стороны всё хорошо. Потом в кабине начал возится, первая неожиданная находка, подсумок с тремя железными магазинами для автомата, в магазинах патроны, обычная «семёрка». Вот оружия не было. Патроны я выщелкал, подсумок и магазины убрал сушится. Осмотр кабины дал ещё один вещмешок под сиденьем водителя, видимо его, тоже все вещи сушится, остатки еды, был шмат сала, выкинул. Тут на окраине стихийная свалка была, туда же отнёс ведро с моторным маслом. Кстати, не заметил, чтобы воды попала, масло как масло, но всё равно рисковать не хочу. Под поддон, откуда редко капало масло, я поставил тарелку со сколом с краю, она не протекает, пусть всю ночь капает, а вот в ведро начал сливать содержимое из радиатора. На этом с грузовиком пока всё. Двери открыты, всё вытащено и сохнет, поэтому занялся бронетранспортёром. У меня на него полчаса времени есть и всё. Того перекосило на борт из-за спущенного колеса, но мне это не мешало. Открыв задние десантные люки, стал аккуратно садовой лопаткой кидать землю во второе ведро, нужно очистить от земли десантный отсек бронемашины, и отмыть. Не успел, всего три полных ведра отнёс на свалку, да снял с пулемёта чехол, обычный «СГМБ», протёр его тряпицей смоченной оружейным маслом. Сам чехол пулемёта чуть задубел, но был сухим. Ещё бы, пока буксировка шла, что угодно на ветру высохнет. Сам пулемёт снаряжён был, коробка с лентой на двести патронов, но оружие не взведено. Короб патронный я отсоединил и убрал в тайник. Понятно, что патроны наверняка отсырели, но проверим позже. Пулемёт пока не трогал, сил не было, завтра вечером уберу. Да, в десантном отсеке показался край цинка с патронами, не вскрытый, я его выдернул, откопав. Судя по надписям, автоматная «семёрка». Надеюсь и автомат завтра откопаю. А что, шанс есть. Понял это, когда пулемёт увидел. После этого прибравшись после работ, я направился наверх, где и делал домашнее задание что мне задали, пол десятого закончил. Надеюсь учителя не будут ругаться за ужасный почерк, я самописную ручку едва удерживал пальцами. После этого убрал сиденья с крыши соседа, запер всё и покинув амбар заспешил к детдому. Успел до закрытия дверей. Как разделся и лёг уже не помнил, напрочь вырубило. А ведь знаю, что завтра ждёт, совсем разбитым проснусь, это точно, ничего, главное первую неделю выдержать.


***


Следующие недели, до второго августа так и текли своим привычным чередом. Третьего августа, то есть завтра, я уезжаю в пионерский лагерь, даже уже узнал в какой именно, не так и далеко, на берегу, «Ромашка» назывался. Семьдесят километров до Москвы.

Что по поводу учёбы, вчера, как раз в понедельник были проверочные экзамены, на одни только пятёрки сдал, так что меня даже похвалили. Сегодня у меня выходной перед отъездом, я его собирался тут провести, поработать с бронетранспортёром, поэтому покинув трамвайную остановку, проверяясь на слежку, уверенно шёл к амбару. С грузовиком не нужно, я закончил с ним. А что, я на технику по вечерам, где-то около часа тратил, и все выходные работал, вот и успел. У грузовика все шланги продул, баки продул и промыл, снял головку блока цилиндров у грузовика, свечи я к слову новые купил. Да у тех водил, у которых продолжал бензин закупать, все бочки полные, да в одной моторное масло, свежее, не пользованное. Поменял генератор и лебёдку, не работали. Так что всё промыл, прочистил, поменял прокладки, залил масло, воды, в бак десять литров бензина, подкачал, и запустил. Схватился движок почти сразу. Два аккумулятора я купил у завхоза, что работал на складе автопредприятия. Он мои аккумуляторы забрал, что в воде побывали. Также я всю проводку проверил, поменял шесть лампочек, из фар воду слил, просушив, так что грузовик полностью готов к испытаниям, всё работает, даже дворники, машину отмыл, кузов тоже. К слову, грузовик новый, осени прошлого года выпуск, года нет, а вот «БТР» пятьдесят четвёртого года выпуска. К бронетранспортёру пока не подступался особо. Разве что технические жидкости из мотора тоже слил, снял пулемёт, почистив и убрав в тайник, очистил и отмыл кузов, найдя ещё два цинка, но уже с патронами к пулемёту, цинки не вскрыты. Две гранатные сумки за спинками водителя и пассажира висели, в одной было восемь «лимонок», в другой десять «РГД-5». Все снаряжены. Я выкрутил запалы и убрал всё в тайник. Потом три вещмешка обнаружил вовремя раскопок. Разобрал содержимое, вещмешки отстирал, грязные, и прибрал, в хозяйстве всё сгодится, надежды на автомат не оправдались, не было таких находок. Один пулемёт. Да, ещё могу добавить, что подняв корпус «БТР-а» домкратом, он с машиной в комплекте шёл, я снял пробитое колесо и загрузив его на коляску тяжёлого мотоцикла «Днепр», отвёз к одному автопредприятию, там мне за две бутылки всё сделали, через три часа приехал и мне даже загрузили колесо на коляску. Там доски лежали, чтобы краску коляски не поцарапать. Ну и я отвёз обратно к амбару. Объяснил причину пробоя, что мол, взял машину отца покататься, он за двумя записан, пока тот на другой в рейсе, и вот колесо пробил, слёзно просил починить. Двух бутылок хватило.

Причина почему я не поставил запасное, оно на вид как новое, а те что стояли, пусть и немного, но поездили, поставлю запасное, сразу будет заметна разница между ними. Так что колесо я починил, пусть и чужими руками, установил на место, уже неделю стоит, не спускает. Да, я на рынке заметил, как продают несколько танковых шлемофонов, и купил два, утолённый зимний и обычный, видно, что не новые, но рабочие, а комбинезон у меня итак есть, сойду за мехвода. Что по мотоциклу с коляской, то помня, что деньги скоро поменяются, тратил их постепенно, закупался. С девяноста тысяч осталось пока тридцать. Побывал на авторынке, где с некоторым трудом купил этот «Днепр» чёрного цвета модель «К-750», мая этого года выпуска. Авто не приобретал, зато приобрёл неплохой бензогенератор на пять киловатт выходной мощности. Редкость, двойную цену пришлось уплатить, зато новенький. Привезли мне его к кирпичному гаражу, выгрузили в боксе, там он пока и стоит. Потом приобрёл несколько технических приборов, например, зарядное устройство для аккумуляторов, в паре с генератором проблем с зарядкой у меня теперь не будет. Небольшой токарный станок нашёл и купил, уже опробовал несколько раз. Старался брать у разных продавцов чтобы не примелькаться. Из музыкальных приборов, радиола «Юность», но она так в ящике и осталась, тут нет сети питания, на будущее купил, убрал в кладовку кирпичного гаража, туда и большую часть покупок. А себе радиоприёмник «Атмосфера», такой у соседа по палате был, вместе в больнице лежали. Он на батарейках, я под музыку или передачи уроки делал. Но большую часть средств я тратил на покупку книг, посещая развалы. Брал книги и на иностранных языках. Английский и испанские я знал отлично, брал и на французском. Да, были и такие в продаже. Развивал грамматику на французском языке. В основном художественную литературу брал, Майн Рид и Марк Твен мои любимые писатели, читал на языке оригинала. Ну как читал, обложки пока, дальше времени никак не было. Надежда на спокойные времена зимой. Покупал пластинки с музыкой, на испанском мало было, больше английские исполнители, несколько французских. Последние тоже буду для развития языковой практики использовать.

В принципе всё. Разве что на днях врач сказал, что я могу не посещать больше его, однако если самочувствие ухудшится, немедленно к нему. Да, я с каждым посещением врача навещал одноклассников, всегда что-то вкусное приносил. С каждым разом одноклассников в больнице всё меньше становилось, выписывали. Врач хотел мне дать справку освобождения от физкультуры, но тут я воспротивился, она мне был нужна, так что обойдёмся. Вот так и выходит, по школьным знаниям я себя подтянул, действительно твёрдый хорошист, почти отличник, но плаваю по второстепенным предметам, тут главное основные освоил, да грамматику. Детдомовские за мной слежку вроде прекратили, но я всё равно дважды проверился, через рынок прошёл, закупив свежее молоко, яйца куриные, свежего сливочного масла и хлеба с колбасой, хочу поджарить на сковороде, а когда с сумкой для продуктов в руке подходил к амбару, то остановился как вкопанный, насторожившись. Замки отсутствовали, калитка чуть приоткрыта, сантиметров на десять, у калитки втоптанная в песок кровь, на ручке калитки тоже вроде она, потёки тёмного. Сработал, значит, капкан, и до меня добрались. Быстро дойдя до калитки, осматриваясь, я осторожно приоткрыл дверь, заглядывая внутрь, в двух метрах передок «газона», больше ничего не видать, слева скрытая чехлом, купил у кладовщика, туша бронетранспортёра. Прислушавшись, замер. Тишина. Под ногами капкан, цепочка от него шла к скобе, ту не вырвать, видимо воры разжали руками сработавший капкан, и судя по потёкам крови, их дружок серьёзный повреждения получил, уверен, кость перебило. Однако нужно торопится.

Зайдя внутрь, стараясь не испачкаться, что вряд произойдёт, кровь высохла, показывая, что произошло всё до полуночи. Я сначала метнулся к тайнику, достав «Наган» с глушителем, сам сделал, на токарном станке, проверка показала отличную работоспособность оружия. Глушит неплохо. После чего изучил амбар, сняв растяжку что стояла у лестницы на второй этаж, если бы та подорвалась, всё бы полыхнуло, граната к канистре с бензином привязана была. Проще уничтожить улики, чем объяснять сотрудникам милиции откуда это всё. Да и пусть докажут, что это всё моё. Этот амбар, если что, я в глаза не видел. В общем, пусто, воры после ранения подельника свалили. Я отнёс продукты наверх, разложив по шкафу, сбегал за водой и всё отмыл от крови, капкан тоже, убрав пока в сторону. Его кстати могли и не заметить, я прикрыл его тряпицей в тон полу, так что если и мазнули лучом фонарика, вполне могли не пропустить. Отмыл от крови и калитку, и метлой весь песок раскидал, найдя в песке замки со спиленными дужками. При этом поглядывая вокруг, да со второго этажа тоже пару раз изучил округу. Бинокль тоже не помог, так доглядчика и не обнаружил. А теперь стоит подумать, что делать с ворами, они свидетели, пусть один грузовик видели, но и этого много. Да что тут делать, как будто я не знаю. Искать и зачищать, и у меня только сегодняшний день, завтра уезжаю в пионерлагерь. Нужно разобраться с ворами. Те могут повторить взлом. Да, замки я починил. Петли внутри, их не выдернуть, поэтому воры и спилили дужки навесных замков, ладно хоть запас есть, повешу новые. Позавтракал размышляя, сегодня не завтракал в детдоме, оттого и вышел раньше, время восемь утра, люблю яишку с колбасой, ну и покатил на велосипеде к ближайшему травмпункту. Он круглосуточный. Будем искать. По пути завернул к кирпичному гаражу. Там всё тихо, замки целы. Именно в этом гараже я мотоцикл и мотороллер держал.

До травмпункта доехал быстро, тут не так и далеко. Заметив чуть затоптанные капли крови на крыльце, я поморщился. Воры просто поразительны своей не профессиональностью. Добыть сведенья оказалось не сложно, я зашёл в помещении, сообщив на регистрации ложные имя с фамилией. У меня пару дней назад сорвалась монтировка, на руке ранка с язвочкой, всё не заживает, так что заодно и проверю, ну и пока сидел в очереди, пятеро передо мной, и это утром вторника, я узнал данные того, кто вчера ночью обратился с просьбой о помощи. А пока я диктовал свои данные, то просмотрел список посетителей за ночь, пусть и перевёрнуто читал, но с травмой ноги двое, один на гвоздь наступил, не мой случай, другого товарищи принесли с раздробленной костью правой ноги выше щиколотки. Мой клиент. Его к слову госпитализировали, большая кровопотеря была, даже номер больницы успел запомнить. Потом побывал у врача, тот прочистил мне рану, посетовав, что надо было раньше приходить, заражение пошло, поставил укол от столбняка, наложил повязку и велел чуть позже посетить поликлинику, через пару дней поменять повязку. Хм, не зря зашёл, оказывается. А до больницы я доехал за шесть минут, она рядом была, сверкая свежим белым бинтом на левой руке, оставив велосипед у проходной, я вместе с посетителями, теми кто родственников навещал, пытался пройти, но не пускали, не приёмное время. На стене был плакат с информацией, там указано, когда можно посещать больных. Я зашёл с чёрного входа, точнее с приёмного покоя, там как раз двух пострадавших привезли, автоавария, и пока суета царила, прихватил с вешалки халат, накинув на плечи, тот и планшетку прикрыл что висела у меня на боку, и вот так стал заглядывать во все палаты хирургического отделения. Две женские, мужская, и во второй мужской похоже тот, кто мне нужен, палата четырёхместная, и видно, что три койки заняты, мятое постельное бельё, небрежно брошенные одеяла, их хозяева только что покинули, наверное, в курилке, я там видел немало народу дымило, а завтрак уже был. А вот на четвёртой койке у двери лежал мужик лет сорока на вид, с бледным будто восковым лицом, нога в гипсе, да ещё утяжелители подвешены.

- Извините, вы Фёдор Лаптев?

Тот в сознании был, перевёл взгляд на меня и тихо сказал:

- Да, я.

- Отлично, - улыбнулся я, и зайдя в палату, достав их планшетки клинышек, вставил в щель между дверью и косяком, она узкая и мощным ударом руки забил глубже. Теперь чтобы попасть в палату нужно постараться.

Подойдя к страдальцу, я достал из планшетки «Наган», и отдельно глушитель, к сожалению, вместе они не умещались, длина большая, глушитель сантиметров двадцать имел длины, но зато глушил отлично, с легким скрипом наворачивая глушитель, я поинтересовался:

- Как тебе капкан? Приятно, правда? Меня отправили узнать кто такой наглый, чтобы залезть в хранилище уважаемых людей. Скажи спасибо, что общак там больше не держат, тогда бы тебе совсем хана, с живого бы кожу снимали. И так, кому молчим? Кто ещё с тобой был? На кого работаете? Адреса! Быстро?!

Даже по ноге бить не пришлось, затыкая крик кляпом, обильно потея тот и сообщил расклады. По этим сараям те уже три года работают, а что, мало кто в милицию сообщает о краже и взломе, я больше скажу, и сами там воришки гараж и склад имеют, где держат грузовую машину. Угнали три года назад. Работают на торговца с рынка, с того что рядом со сараями находится. Совсем ничего не боится. Хотя на прилавок тот ворованное уверен не выкладывает, скорее всего имеет другую возможность сбыта. Всего трое их в шайке. Адрес узнал, осталось отработать. Палату я покинул через окно, первый этаж. Не проблема. Лицо платком прикрыл, так что дойдя до велосипеда, платок уже спустил до шеи, забрал его и покатил по адресу где подельники жили. И да, вор с гипсом на ноге не пережил нашей встречи. Револьвер не использовал, а то всю милицию всполошу, а достал из планшетки финку с наборной рукояткой, сразу видно, зоновская работа, и на всю длину клинка вбил в правый глаз. Двадцать сантиметров стали сделали своё дело. Рукоятку протёр платком. Я же отвернул глушитель, убрав с оружием в сумку, и шёл через открытое окно, как и говорил. В дверь так никто и не пытался войти. Отпечатки не оставлял. Ручки двери протёр платком, ещё когда в дверях стоял и понял, что нашёл кого нужно. На голове панама, она здоров скрадывала форму черепа и черты лица. Да и большие очки с тёмными линзами были, тоже здорово маскировали.

Подельники жили не в частном секторе как я поначалу думал, этот район мне был плохо знаком, я тут всего два раза был, да и то проезжал на мотороллере, особо не осматриваясь. Тут были частные дома с участками, но воры жили втроём в коммунальной квартире, что находилась в деревянном бараке. Давно это всё нужно снести, но в плане перестройки те только через два года стоят. Оставив велосипед у подъезда соседнего дома, тут их по одному в каждом доме, бараки как под копирку, штук десять как я видел. Дальше такие же бараки, но уже из красного кирпича. Тоже в два этажа. Подниматься на второй этаж мне не требовалось, подельники жили на первом. Они милиции довольно известны, постоянные пьянки, приводы в милицию, но особо серьёзных дел за ними не было, удавалось соскакивать. Только приводы, не более, максимум пятнадцать суток получали. Никто из них не сидел, что странно. Причём все рабочие, не тунеядцы. Один на заводе работал в ночную смену, двое других дворники. Тот что токарь уже расплатился, это он в больнице лежал, специалист по замкам. Точнее по спиливанию их. Двое других дома должны быть, они утром и вечером на работу выходят, утром уже должны были отработать свои участки, значит застану, так и оказалось, ткнул левой рукой дверь, она не заперта, в правой руке «Наган», глушитель навернул, и пройдя прохожую, отметил что других жильцов, тут две семьи проживало, не было, так что спокойно толкнул нужную дверь проходя в светлую, но грязную и замусоренную комнату. Оба дружка-вора, сидели за столом, остатки закуски, пустая бутылка и вторая ополовиненная показывали, что утром сегодня на работу они не выходили, такое бывает, видать запивали проваленное дело.

Один спал, положив буйную головушку на сложенные руки, второй дремал сидя, но проснулся, когда я в комнату зашёл, поглядев на меня мутным взглядом. В этом бараке я пробыл с полчаса, вполне хватило чтобы связать обоих, сопротивление те в своём состоянии оказать не могли, и по жёсткому допросил. Особых накоплений у них не было, пропивали, заначка была, но на складе, тут держать смысла нет, может участковый с обыском нагрянуть. Насчёт склада, приобрели год назад на подставное лицо, днём там старались не мелькать, только ночью. Раньше тоже был сарай, но засветили, пришлось продать и другой купить. Раньше был грузовик у них, знаменитая «полуторка» с крытым кузовом, но три недели назад сменили на «ГАЗ-51», новенький, с отстойника, без номеров угнали, не успели в какое предприятие распределить. Тоже крытый кузов, машина имел не тент, а железный кунг, фургон, по сути. Тут тоже ножом сработал, потом собрал разную материю и бумаги, поджог и покинул дом, крича о пожаре. Начал народ собираться, некоторые полезли в окна, проверяя жилища, выбивая их, из окон первого этажа уже пламя вырывалось, а я покатил прочь. Со второго этажа старушку вытащили, больше похоже никого не было. Оставив велосипед в амбаре, я переоделся, да одежду испачкал, узел унёс к речке и утопил, ну и прогулялся на рынок. Хм, а я знаю этого торговца. Сам у него ничего не брал, но приметил. Сработать ножом его не получится, с шести точек он на виду. Сразу засекут, так что со стороны, когда покупателей стало поменьше, незаметно достал оружие, тут ковры висели, маскировали меня, и прицелившись выстрелил. Дёрнув головой, у того незапланированное отверстие в черепе появилось, над левым ухом, и осел под прилавок, никого не встревожив, я же, открутив глушитель, направился прочь. Хватит на сегодня. Оружие я почистил, пообедал в амбаре, повозился с машинами, потом искупался, когда зной спал, ну и вернулся в детдом вечером.

Да, в гараже воров я побывал, склад у них на втором этаже, если что. По виду этот амбар тоже какой-то бывшей артели. Помимо грузовика тут стоял «Додж» с открытой кабиной и лебёдкой спереди, тот что «три четверти», на вид вполне свежий, видно хозяин заботился, два мотоцикла, три мопеда, это такие велосипеды с моторчиками, один мотороллер, шесть велосипедов. Это всё награбленное, из того что продать не успели. Думаю, на разбор пойдут. На втором этаже тоже добра хватало. Вообще этот их амбар был похож на мой, похоже тоже какая-то артель работала, только наверху склады сделаны. Даже печка для отопления была. К слову, в свой амбар я понемногу закупал дрова, делая запас. У воров я всего полчаса был, снял клеммы с аккумуляторов всей техники, установил растяжку на бак грузовика, кто откроет водительскую дверь, тому привет, запер и ушёл. Воры сказали, что кроме них троих и торговца никто об амбаре не знает, но я не уверен. Я для того и подпалил их квартиру, весь барак сгорел, надеюсь людям новые квартиры выдадут как погорельцам, так что если какие бумаги по амбару остались, надеюсь сгорят, всех свидетелей убрал, а пока нахожусь в пионерском лагере, подожду. Если сотрудники милиции узнают про амбар, вскроют, если растяжка сработает, я об этом узнаю. Если нет, всё тихо, проверю всё, и тогда возьму и этот амбар под свою руку. Посещать буду редко, но всё же буду. Там много интересного что пригодится. Заначка денежная там была. Прибрал, четыре тысяч всего, но тоже деньги.

В детдоме после ужина собрали всех в актовом зале, тех кто едет в пионерский лагерь, провели инструктаж, ну и выдали багаж. Точнее разные чемоданы и сумки для вещей. Видывали комплекты нательного белья со склада, запасную одежду и обувь, приличную тоже. Вот так к вечеру все были готовы, автобус будет в девять утра. Всего одного хватит чтобы увезти всех, кто едет в эту смену.


По прибытию в пионерлагерь, нас привезли аж в три часа дня, да водятел пробитое колесо два часа менял, хотя ему помочь предлагали, нас расселили по зданиям, одноэтажные, я в старшую группу попал, нас детдомовских разных возрастов с три десятка, старшего возраста всего девять, из них пять девочки. В колонне три автобуса, тут дети тоже разных возрастов были. Поздний обед, который для нас приготовили, всё же прошёл, потом приветствие администрации лагеря, познакомили с пионервожатыми, ну и сообщили планы по распорядку дня. Пионервожатый у нас парень оказался, девчата в основном у младших групп, вот тот и стал выяснить кто что умеет. Разные конкурсы и концерты ожидаются, можно показать свои таланты. Так как знакомых среди нашей группы было мало, я только двоих знаю, один из детдома, второй одноклассник, то для многих откровения стали таланты других. Так постепенно очередь и до меня дошла.

- Игорь Громов, седьмой класс, - встав, чтобы меня все видели, мы в нашем жилом домике общались, сидя на кроватях. - Из детдома. Твёрдый хорошист. Из талантов… В последний месяц работаю в автомастерской, без зарплаты, платят мне обучением премудростями. Работаю не официально, но и знания мне дают без дураков, за месяц узнал столько что другие и за год не изучат. Могу с закрытыми глазами разобрать или собрать грузовик, ну или легковую машину. Если инструменты есть.

- Так вот куда ты ходишь?! - прозрел сосед по спальной комнате у нас в детдоме. - Малые за тобой следили, и не смогли отследить, и приходишь, пахнет от тебя бензином и смазкой разной.

- Я одеколоном запах сбиваю.

- Всё равно пробивается, - отмахнулся тот.

- Хорошие умения, - одобрил пионервожатый. - Ещё что есть?

- Электрика, но там опыт небольшой, разводку сделал в сарае механику, сам он в этом слабоват. Целый день убил, но шесть розеток, три лапочки и включатели установил. Даже вытяжной вентилятор. Больше всего с ним проблемы были, в проём не входил, резать пришлось. В остальном как все, что на колхозных полях работали, могу копать, могу не копать.

- Это да. Таких у нас большинство, - улыбнулся вожатый, его Олегом звали.

Тот дальше повёл опрос, а я сидел и размышлял. Естественно все свои умения выдавать я не просто не хотел, не мог. Жизнь Игоря Громова как открытая книга, я смог, пусть и с небольшими шероховатостями вписаться в неё, остальное, всё что я скрываю, это для меня, никто об этом знать не должен. И вот такая работа в автохозяйстве отличное прикрытие моим пропажам и что действительно я пахну разными маслами и бензином, как не отмывался, есть такое дело. С трудом убираю чёрную кайму под ногтями. Маникюрный набор под рукой после работ всегда. Знания электрика тоже могут быть полезны, в остальном будем отдыхать, всё же это оздоровительный лагерь. Когда нас распустили, предупредив что через час построение, я прогулялся до медпункта. После всех работ по зачистке воров, я бинт убрал, внимание привлекает, и оставил нашлёпку пластыря, вот и зашёл к медсестре, чтобы ранку посмотрела. Та сделала всё быстро, сказала, что уже подживает, покраснение проходит, но велела не мочить, так что купаться мне теперь не светит несколько дней, а то и неделю, если только под душем, надев пакет на руку. Были бы они. Здоровье дороже, поэтому потерпим.

Дальше так и обживались. Волейбол играли, тут пляж на берегу мелкой речки, так что считай пляжный. Помогал вожатым в их делах, поменял несколько лампочек, запомнили, что с электрикой дружу, вечерами сидели у костра, пели песни, я слушал, мне медведь на ухо наступил, не хочу портить это единение. Знаете, чем дальше, тем больше мне нравилось. Ближайшая деревня в трёх километрах, там деревенские сами на танцы в село бегали, или к нам, у нас тоже танцы, а танцевать я любил, редко стоял, а не кружил с разными девчатами в танце, особо никаких трений не было, всё отлично. На четвёртый день меня вызвали к директору, я как-то напрягся, но уверенно направился в сторону дощатого домика администрации, рядом барак с комнатами, там они проживали. Малышка лет восьми, из второго отряда, гордая выполненным поручением, передала что нужно и направилась искать своих, ну а я дошёл до директора. Тот у крыльца стоял, и когда я подошёл, первым поздоровался:

- Здравствуй, Игорь.

- Здравствуйте, Константин Викторович.

- Олег говорил ты в машинах разбираешься?

- Без ложной скромности скажу, что надеюсь неплохо.

- Это хорошо. Ты не можешь мой «Москвич» посмотреть? Что-то работает странно, дёргается.

- Без проблем.

Константин Викторович был школьным учителем в той школе, где и учился Громов, как раз и будет преподавать ему, то есть теперь мне, в седьмом классе химию. Так что отношения желательно иметь с ним хорошие. Вообще владельцы собственных авто, большая редкость, хотя для Москвы, и для москвичей, это уже вполне себе возможность, а вот в других областях действительно редкость. У нас в лагере всего две машины, старый грузовик, «ГАЗ-51», бортовой, сорок восьмого года выпуска, и вот этот личный голубой «Москвич-402» пятьдесят седьмого года выпуска. Шофёр грузовика, который возил молоко и другую молочную продукцию в лагерь каждый день, был перманентно пьян, обычное дело для этих времён, шофёр отличный, но как механик он был слаб, грузовик сыпался, хотя и ездил, поэтому не удивительно что директор лагеря решил обратится ко мне. Сам он слабый механик, максимум колёса попинать и лобовое протереть, а тут под присмотром почему и не проверить мои знания, тем более машина директору похоже нужна срочно.

- Конечно, - кивнул тот.

Я открыл капот, поставив его на стопор, и попросил хозяина авто завести машину. Та завелась через четыре секунды, стартер крутил, пока мотор на затарахтел. Сразу стало ясно – троит. Я проверил провода, сидят хорошо, ну и начал сдёргивать провода со свеч по очереди, возвращая их обратно. С первой, мотор хуже стал работать, не та, со второй, работает как обычно, троит. Значит она, знаком показав глушить машину, я поинтересовался инструментом. Сумка нашлась в багажнике. К счастью, свечной ключ тут был на месте. Открутил. Хм, мокрая. Просушив и прогрев её зажигалкой, поменял местами с первой свечой, снова завели машину, я выдернул провод с первой, всё также троит, никакой реакции, вернул провод и выдернул со второй свечи. Задвоило, вернув провод, показал знаками выключить двигатель и поинтересовался, когда хозяин покинул салон авто:

- Константин Викторович, вы когда свечи меняли?

- Полгода назад, зимой, на СТО, я знаю, что их раз в год меня нужно.

- Свечи в порядке. У вас на вторую свечу искра не приходит. Тут смотреть надо.

- Время пока есть.

Я начал проверять провода, и сразу обнаружил на нужном проводе, что на вторую свечу идёт, трещину, ну и вот и причина. А запасной не было. Пришлось этот провод вскрывать, на живую нитку делать, и заработал двигатель ровно. Директор в Москву собрался, там купит нужный провод, лучше все поменять все, я так посоветовал, так что тот вскоре уехал. Надеюсь доедет, если что, знает, что делать. Ну а дальше так и продолжился отдых. Конкурсы интересные, работой особо не загружали, рука поджила. Начал купаться. Постепенно меня привлекали к работе с младшими детьми, октябрятами, помогать вожатым, ну и где сила требовалась, поднять или что перетащить. Тем более тренировался я на спортплощадке, отличная вещь, по часу утром и вечером там провожу. Солнышке на турнике кручу. Всё хорошо, жалоб нет. Но появилась одна проблема. Я не говорю, что плохая, даже наоборот хорошая, но как её решить тут? Сегодня утром у меня одеяло как вигвам встало. Это меня изрядно порадовало, потому как раньше на шесть часов висело, я думал, что тут патология какая, но к счастью ошибся. Просто позднее срабатывание. Теперь нужно искать представительницу женского пола, чтобы сняла эту проблему, в лагере у нас подходящих кандидатур нет, или малолетки вроде вожатых, или страшные, или заняты. В общем, без вариантов, я трижды мысленно пробежался, точно говорю. В общем, буду решать эту проблему после возвращения из лагеря, а пока быть как все парни моего возраста. Но порадовала конечно физиология, заработал наконец. Я был если не в панике, серьёзно подозревая что мне бром подсыпают, то близко.

Дальнейший отдых так и прошёл, потом песня у костра, прощальная, и утром двадцать седьмого августа нас забрали автобусы и повезли в город. К слову, я уточнил у Константина Викторовича, тот подтвердил, что в следующем году я тоже попадаю под возможность в последний раз побывать в пионерском лагере. А мне ведь действительно понравилось, отдыхал душой и телом. Дорога в этот раз выдалась без приключений, так что мы вскоре оказались в нашем детдоме, остальных высадили там, где ждали родители. Вовремя привезли, как раз к обеду. Нам дали отгулять последние дни перед школой, поэтому я сразу в этот же день по приезду, достав из тайника ключи, направился провеять своё имущество. Всё отлично, и кирпичный гараж стоит, пылью всё покрылось, и в амбаре тоже. Третий гараж стоял, по виду не открывали, но я не рисковал и не подходил к нему. Купил на рынке свежих деревенских продуктов, и устроил уборку в обоих строениях, как раз вечером и закончил, поужинал любимой яичницей с колбасой. Потом помылся в речке, искупавшись. Уже прохладная, не такая тёплая как летом. Чувствуется. Возвращался планируя дела на завтра, мороженого захотелось, пломбира, и в цирк. Решив, что можно себя побаловать, там продавались в железных вазочках пломбир с шоколадной крошкой, спланировал завтра с утра съездить купить билет, ну и посетить представление. Надеюсь на завтра билеты будут, всё же воскресенье, цирк работает. На Никулина погляжу.


Утром, собравшись, сразу после завтрака на трамвае до метро, а там и до Цветного Бульвара. К счастью билет был, всего три свободных места, выбрал получше, любят москвичи выступления артистов. Да и приезжие тоже, выступление в час дня, ну а пока решил погулять. Купил мороженое, пломбир у торговки с тележкой и вот так лакомясь дошёл до Екатерининского сквера, где и стал прогуливаться по тропинкам. Мороженное я уже съел, бумажку выкинул и решил посидеть на скамейке, благо увидел одну свободную, как услышал какой-то писк, в котором я не сразу опознал сдавленный плач. Быстро зайдя за кустарник, мало ли кому нужна помощь, я обнаружил сидевшую на коленях девушку, на вид лет двадцати, что содрогалась в рыданиях, пытаясь не шуметь. Не подходя, женщины вообще готовы плакать по любому поводу, но тут похоже действительно какая-то трагедия, вот и спросил:

- Что случилось?

Та быстро глянул на меня, одним покрасневшим глазом, шмыгая носиком, посмотрев на платок что я подходя протягивал, насторожилась. Девушка была красива, натуральная блондинка с васильковыми глазами, платье в цвет глаз подобрано, в ногах белая сумка лежала. Ковай.

- Чистый, - убедительно сказал я.

Взяла, уже хорошо. Отойдя, я дал той привести себя в порядок, а когда та похоже пришла в себя, спросил:

- Проводить. Или обидчик рядом? Если рядом, могу наказать физически. Хоть какое-то облегчение.

- Все вы только обещаете.

- А что, для мужчин это нормально, наобещать в три короба, главное в койку затащить, а там трава не расти. Хотя встречаются и те, кто обещание стараются выполнить, поэтому и не дают невыполнимых. Я как раз из таких.

- И что, тоже готов на всё, не зная, что делать?

- Да без проблем, - пожал я плечами.

- И даже убить, - явно собравшись с духом, выдохнула та.

- А что в этом такого? - снова пожал я плечами. - Даже заказать можешь, мгновенную или чтобы помучился.

- Помучился, чтобы страдал сволочь! - красивое личико девушки исказилось от ненависти.

- Тут не место для разговора, отойдём и пообщаемся. Только запомни, я не принц на белом коне и за люблю работу потребую оплату.

- Денег у меня нет, - внимательно поглядев на меня, ответила та.

- Посмотри на меня. Я сейчас в таком возрасте, что думаю только об одном, так что оплата может быть одна. Малолетки меня не интересуют, а в моём возрасте сговорить девушку более старше, выше двадцати, это большая проблема. Или пальцем у виска покрутят, или прогонят. Так что твой вариант для меня — это просто отличный случай. Тем более ты в моём вкусе. Только сразу предупрежу, я не однолюб, за год ты мне надоешь, так что за оплату потребуют быть моей любовницей в течении полгода. Тайно, ни себя, ни тебя скомпрометировать я не хочу. Недорогие подарки для внимания могу пообещать.

- И плату потребуешь сразу?

- Если пожелаешь можем и после выполнения работы. Мне горит конечно, но терпимо.

Та привела себя в порядок, мы оба с интересом поглядывали друг на друга, ну и покинув кустарник, прогуливаясь, беседовали. Я попросил её оставаться инкогнито, да и кто я сам, сообщать не планировал. А история довольно занимательная. Я думал такие случаи ближе к восьмидесятым и девяностые с двухтысячными годами станут обыденностью, а тут в шестидесятых подобное произошло. Девочке не повезло с парнем-мажором. Нет, ничего общего у них нет и впервые встретились те в зале суда. Родители девушки, та Светланой назвалась, ей подходит, с младшим братом Светы, на такси ехали на дачу, она тут рядом. Им в лоб «Волга», за рулём которой сидел пьяный парень. Водитель и вся семья Светланы не пережили столкновения, заживо сгорели зажатые в разбитом салоне, сам мажор синяками отделался, его вытащили из машины, что улетела с дороги. Дальше началась путаница, сначала по протоколу тот пьян, а тут вдруг трезв, по протоколу тот выехал на встречку, а потом оказалось это ему в лоб пьяный таксист выехал. Светлане посоветовали не лезть в это дело. Парень с её работы, что претендовал на неё, пообещал помочь, а узнав кто виновник и, кто его родители, сдулся. Сегодня был суд, мажор стал жертвой и был оправдан. Отец у него в ЦК, родители тоже не простые люди. Светлане очень не понравилось давление на неё, даже запугать пытались, поймав вечером у подъезда, ножом поигрывая, та написала заявление, но в суде об этом не помянули.

- Любопытная история. Кому ты хочешь отомстить?

- Этому убийце.

- А его родители? А дед? Это ведь всё они устроили.

- Они, но они не убивали.

- Женская логика.

- А ты бы как поступил?

- Вырезал бы всех. Однако я это не ты. Жалеть их будешь потом. Тут в другом вопрос, если с парнем что случится, на тебя не выйдут? Ты же по сути первая подозреваемая?

- Предлагаешь алиби?

- Было бы неплохо. Так ты согласна?

- Да.

- Подумай хорошо, это сейчас ты на эмоциях.

- Я подумала и решила.

- Хорошо. Мне нужны данные того парня, и что ты хочешь, чтобы я с ним сделал. Также время потребуется, чтобы снять квартиру для наших встреч по оплате. Не морщись, так и есть. Встречаться будем вечерами после семи часов, в воскресенье ты вся моя. Скажи какой район тебе удобнее, чтобы до дома и работы добираться? Так как, договорились? И помни, если обо мне кому скажешь, то твоё тело никогда не найдут. Не смотри на меня так, внутри я белый и пушистый, но о своей безопасности забочусь, и если нужно, по трупам пойду. Так как?

- Да, я согласна. И он должен умереть также, как и мои родители и братик.

- Заживо сгореть? Вообще не проблема, сымитирую аварию. Завтра всё сделаю.

- А почему не сегодня?

- Для начала я даже не знаю где он живёт, чтобы всё провернуть, а потом через час начнётся выступление в цирке куда я билет купил.

- Я смотрю ты не особо смущаешься?

- Даже не знаю что это.

- У моей подруги тут квартира, я за ней приглядываю пока та на море, кота покормить, цветы полить, успеем.

- Что?

- Аванс оплатить. Я так решила.

- Хм? - заинтересованным тоном промычал я, но пошёл за девушкой.

А что, такие красавицы в будущем будут подружками новуришей, те что получали за свою внешность разные «майбахи», «мерсы», «бумеры» и другие тачки, которые били, не успевая освоить. Два раза сам свидетелем был. Даже сейчас та привлекала внимания, хотя в такой одежде напоминала серую мышку. Не умела та себя пока подать, и это хорошо, моей будет, да я из штанов готов был уже тут выпрыгнуть, а тут ещё идти куда-то. Что по поводу шантажа, то где он? Ей нужен специалист, причём без шуток, та была твёрдо намерена отстоять своё решение, меня интересовала плата, особенная плата, обоих она устроила, так в чём проблема? Да, есть некоторые моральные нормы, и то только со стороны девушки, видно, что я ещё молод, а это совращение несовершеннолетнего, тут в Союзе эти моральные нормы довольно высоки, поэтому и была для меня проблема быстро найти себе подружку. Нет, найти я найду, но не быстро, так что за такой шанс ухватится я собирался обеими руками. А вот насчёт того, что подружки мне надоедают через полгода, это правда. Восемь раз я думал, что это всё, моя мечта, моя половинка, я летать от любви готов был, на руках носил, основное время мы проводили за границей на курортах, это были лучшие дни моей жизни, восемь раз, а потом постепенно любовь уходила, за ней страсть, оставалась привычка, и уже появлялось раздражение, вот я и предлагал расстаться, приём с этими подругами я расставался в хороших отношениях. Ну кроме шестой, эта не простила, не общались. С другими девушками в основном была страсть, так что там месяц, ну два, не нашёл я своей половинки, может и не было её с моим характером.

Идти действительно было недалеко, квартира на третьем этаже старого дома, который похоже видел Революцию. Однако сам дом в порядке, явно прошёл неплохой ремонт, включая косметический, квартира была небольшая, двухкомнатная, неплохо обставленной. Подружка у Светланы явно была не из простых. Та ушла в ванную, я в спальне разделся, я итак чистый, купался вчера вечером и не пачкался, а дальше та вышла обнажённой, прикрывая грудки и интимное место руками, явно жутко неуверенной.

- Ты осторожнее, мужчин у меня ещё не было, - к моему шоку попросила та. Вот теперь точно договор будет исполнен с обеих сторон.


Чуть позже, когда я лежал на Светлане и целовал её лопатки, та с лёгким смешком, уткнувшись лицом в подушку, невнятно поинтересовалась:

- А как же билет в цирк?

- К чёрту цирк.

Чуть позже, после совместного душа, Света лежала рядом с полотенцем на голове, я сказал:

- Теперь, когда ты получила удовольствие, и мы закрепили нашу сделку авансом…

- Погоди, - прервала та меня. - А ты ничего не получил?

- Света, солнышко, в первый раз, для девушки это событие, и для парня, нормального парня, это просто долг не испортить этот первый раз, так что я весь выложился, чтобы ты запомнила этот час на всю жизнь. То, что я особо удовольствия не получил, не важно, наверстаю позже.

- Свой долг ты исполнил на все сто, - подтвердила девушка и потянулась как сытая кошечка.

- Спасибо, мне действительно приятно слышать подтверждение своих заслуг. Теперь по не самым приятным темам. Аванс получен, и я начинаю работать. Хочу сработать твоего недруга сегодня. Это стоит сделать именно сегодня. Чтобы на тебя не подумали, ты не смогла бы алиби сделать?

- Я на работе постоянно на глазах, и я уже опаздываю, отпросилась на два часа, - посмотрев на наручные часики, что лежали на тумбочке, сказала та. - Я сегодня дежурная, всю ночь работаю.

- Отлично, постараюсь до девяти вечера всё сделать. Да, теперь по нашим встречам. Три дня встречаться не будем, для начала тебя проверять будут, это точно, говори: бог его наказал, универсальный ответ.

- Я комсомолка! И отпусти мою грудь, всю измял.

- Тем более, - кивнул я, но грудь и не думал отпускать, это массаж такой, у Светы классическая двоечка была, мняка. - Так вот, лишение девушки невинности, это травма, так что встречаться всё равно смысла нет, пока не заживёт, а через три дня я и квартиру подберу в этом районе, как ты и хотела. Встретимся тут первого сентября, я ключи передам. В семь вечера. Хозяйка не помешает?

- Нет, она до седьмого сентября отдыхает.

- Вот и отлично. Тогда расходимся.

- Подожди, а как тебя зовут?

- Вспомнила. М-м-м… зови Игорем.

- Это не твоё имя, - уверенно сказала та.

- Моё или не моё, не важно, оно мне нравится. Я вот тоже не уверен, что ты Света, а с сумочки, проверить, ты глаз не спускала.

- Пока, - оборвала та на этом нашу беседу.

Я быстро оделся и покинул квартирку, поцеловал девушку на прощанье в засос. Та осталась, ей ещё простыню менять, да прибираться. Да и эмоции в порядок привести, сегодня девушка узнала, что такое секс, да ещё в двух видах, пока я её тоже испробовал, восхитительна. Ещё и кот на нас голодными глазами смотрел, мы его поначалу в ванной заперли, он Свету смущал, после совместного его посещения тот уже свободно ходил, поглядывая на нас. Проверяясь, мало ли что, я взял такси, и то довезло меня до Колхозного рынка, там бегом до амбара, переоделся, и к третьему сараю, там пока тихо, подобрав вполне справный мопед с велосипедным приводом, да это и был мотовелосипед, нормальных мопедов пока не выпускали, это был львовский «В-902», заправил его, и выкатив наружу поехал в сторону ближайшей телефонной будки, где через справочную и узнал адрес нужного мне человека. Тут неприятность, двое из детдомовских заметили меня, опознав, но к счастью я уже отъезжал, так что не обратил внимания как те руками махали, и укатил. Я узнал адрес отца парня, и получил его легко, пришлось в центр возвращаться, дом не правительственный, но явно не простые жители там проживали. Поставив мопед у входа в продовольственный магазин, я купил бутылку молока, булку и пару сырков, убрав в авоську, и покинув магазин, люблю я продукты СССР, оценив их после попадания, и пройдя мимо мопеда, направился к нужному дому. Консьержки в доме не было, и это хорошо. Вот второй этаж, и я стучу в дверь. Звонком не пользовался. А замаскировался я также, панама на голове и затемнённые очки на пол-лица, благо на улице снова зной, вполне в тему.

Открыли мне вскоре, и это была не домработница, удача была на моей стороне, это был тот, кто мне нужен, судя по с ссадинами на лице и синякам, уже пожелтевшим, почти сошедших. Авария была две недели назад. Я о ней не слышал, в пионерлагере был. Кстати, побывав на рынке, узнал, что убийство одного из продавцов вызвало изрядный переполох, милиция на три дня закрыла рынок, но чуть позже тот стал работать как обычно. Глухарь менты словили. Отреагировал я мгновенно, пробил левой в печень, и когда тот согнулся, вырубил той же левой, правая авоськой занята, ударив по затылку, парень повалился на коврик, к счастью не нашумев. Быстро пробежавшись по квартире, убедившись, что та пуста, пятикомнатные хоромы неплохи, умеет жить высокое начальство, я запер дверь, и отволок парня в спальню, эта точно его, по плакатам видно, где уложил на кровать. Дальше убрал содержимое авоськи в холодильник, булку в хлебницу, авоську в карман, забрав бутылку водки из холодильника и стакан из верхнего ящика кухонного финского гарнитура, парень курил, и это хорошо, а дальше нанёс несколько точеных ударов, отправив в более глубокий сон, сразу не очнётся, дальше облил его и постель водкой, сунув горлышко в зубы и влил в глотку остатки, после этого чиркнул спичкой и поджёг простыню. Жестоко? Жалко его? Мне лично ничуть. Дверь захлопнул, там английский замок был, быстро спустившись вниз, я спокойно направился к магазину, пожара ещё не заметили, только струйка дыма пока пробивалась в окне спальни через открытую форточку. Вот так, импровизация рулит.

А у меня неожиданность, мотовелосипеда не было, пропал. Похоже местные мальчишки угнали, покататься. Я не особо расстроился, он и так числился угнанным, так что дошёл до остановки и с несколькими пересадкам и покинул этот район, потом метро, потом снова трамвай и я, устроившись в амбаре, сначала на речку сходил искупаться, потом переоделся, в этой одежде учится к репетиторам ходил, очень такая хорошая, снова в парикмахерскую, кудри отросли, тут сделали настоящий шедевр, ну и направился искать квартиру. А что, не хочу терять время. Тем более пять часов дня, некоторые ещё работают. И нет, я не искал бабулек, которые своим любопытством могут лишить меня квартиры, типа вертепа им не нужно. У меня были контакты адвокатов, которые подрабатывают риелторами, это у них не основная специальность. Я эти контакты собрал ещё в июле. Вот к одному и обратился, солидный такой мужик, кандидат юридических наук. К сожалению, на месте его не было, тот арендовал помещение для кабинета прямо в здании суда. Вполне действующая практика, там не он один помещение арендовал. Только вход с другой стороны, но здание одно. Убедившись, что кабинет закрыт, я покинул было здание, как обнаружил нужного дельца, тот подъезжал на новенькой двуцветной бело-синей «волге». А что, я когда его контакты добыл, съездил, запомнил как тот выглядит, и гляди, пригодилось. А информацию получил на развалах, когда книги покупал. Там и информацию купить можно. К сожалению, тот был не один, с клиентом, потому видимо беседы не получится.

Я маякнул что хочу поговорить, тот удивлённо посмотрел на меня, но попросил клиента подождать, это был плотный мужчина, хрущёвского типа толстячок в белом хлопковом костюме. Клиент отошёл, доставая сигареты, а адвокат подошёл ко мне.

- Вы что-то хотели молодой человек?

- Квартиру снять. Пока на три месяца, возможно с продлением. Хорошую, дорогую, без любопытных хозяев и соседей. Брат попросил. Цена не имеет значения.

- Для проживания или?..

- Брат у меня бабник. Так что скорее всего «или».

- Почему сам не пришёл?

- Демобилизовался. Поезд завтра пребывает. Чтобы завтра квартира была.

- Всё понял, можешь не продолжать. Ты сейчас свободен?

- Тренировка через час. Тренер недоволен будет если опоздаю, а мне ещё новые коньки обкатывать. Зато завтра до шести вечера свободен.

- Значит до завтра. В десять часов встретимся тут.

- Хорошо, договорились. Я сразу деньги возьму, чтобы оплатить. Да, забыл сказать, никаких договоров. Брат сказал плати наличкой. Ещё он сразу замки поменяет. На три месяца квартира его.

- Это потребует доплаты.

- Без проблем. До завтра.

- До завтра.

Адвокат направился ко входу в здание, а я поспешил прочь, несколько раз проверился, чисто, так что до темноты, поужинав у себя в амбаре, я работал с электрикой бронетранспортёра, пора и этой машинкой заняться. Машинка была командирская, по антенне было понятно, что есть радиостанция. Но я в этой темы не секу, пока снял ящики радиостанции, ох и тяжелы, нужно найти специалиста что ею займётся. Чтобы заработала. Несколько юных радиолюбителей у нас в детдоме было, эти что угодно починят, но приносить им ящик с радиостанцией я не хотел, лишний след. Радиостанция-то военная, возникнут вопросы откуда она. Я только название модели запомнил, она была отпечатана на рабочей панели, «10РТ-12», нужно узнать у парней, как бы между делом, что они слышали о такой станции. А пока убрал ту в сторону и проверял электрику, используя аккумулятор. Стало ясно что и тут генератор полетел, стартер работал, крутил, как и положено, ну и продувал все трубки. Вот голову двигателя не успел снять, только свечи выкрутил, провода убрал, вот фары не снимал, они уже сняты были, от воды избавлялся что внутри была. Работа так потихоньку и идёт.


Я был принаряжен, в руке корзинка, не пустая, и постучался в дверь подружки Светы. Время ровно семь вечера, как и договорились. На стук дверь почти сразу открылась, видимо за дверью ждала. Я молча прошёл, не стоит на лестничной площадке общаться, чтобы соседи услышали.

- Красавица, - обернувшись, как закрыл дверь, улыбнувшись, сказал я.

Та промолчала, имея вид холодной недоступности. Улыбнувшись, поиграем, я подхватил корзинку и прошёл в зал, где Света уже устроилась в кресле, оббитым красной материей. Любопытно смотрелось.

- Солнышко, я бы хотел подарить тебе вот этот кулон, как за подарок наших отношений.

- Никаких отношений мальчик не будет, - сказала та, и показала мне красное удостоверение, открыв его.

- Ух ты, - вскликнул я, и быстро пробежавшись по указанной информации, улыбнулся. - Так ты лейтенант? Следователь районного отдела милиции. А, стажёр? Какая прелесть. А форма у тебя есть? Хочу тебя в форме. Мстить буду.

Отбиться от моего восторга та не смогла, и прошла весь процесс с гонками верхом, я сверху был, на диване устроились. Потом, когда мы переместились в спальню, уже раздевшись до конца, та накручивая белокурый локон на палец, поинтересовалась:

- Что ты мне подарить хотел?

Сбегав, я принёс золотую цепочку с красным рубином-кулоном. Пришлось вскрыть один клад с времён Гражданской, там были драгоценности, этот самый такой попроще, но всё равно выглядел дорого. Та радостно завизжала, пришлось показать, что я ещё раз могу, так что отдыхая, я даже не покинул девушку, лежал на ней, и та задала следующий вопрос:

- Как ты это сделал?

- Что сделал?

- Наказал мерзавца.

- Ничего я не делал. И вообще не понимаю о чём ты. Закроем эту тему.

- Хорошо. А что значит мстить? Чем тебе форма моя так не понравилась.

- Гаишник тормознул, без шлема ехал, оштрафовал, хочу отомстить всей милиции.

Та захохотала, оказалась Света, это её настоящее имя, умела и смеяться красиво. В общем, я всю её испробовал. Из корзины бутылка шампанского была извлечена, банка икры, кусок масла, булка, да и другие редкие деликатесы, так что мы до девяти вечера так и отдыхали. Ключи от снятой квартиры я той дал. С ключами да, поработал. Адвокат показал три квартиры на выбор в этом районе, я выбрал одну. Отличная, и соседи в основном в командировках, оплатил, за три месяца пятнадцать тысяч, нормально. Насчёт того, что гаишник остановил, то это шутка. Не было такого. Я больше работал в амбаре с бронетранспортёром, уже с двигателем закончил, даже запускал, с электрикой ещё нет, хотя генератор поменял. Радиостанцию отдал парням, оказалось такие станции армия уже не использует, с прошлого года передавая их в ДОСААФ или школы для кружков радиодела, так что обещали восстановить. Ничего, ещё неделя и восстановлю броник. Сегодня в школах первый звонок, хорошо всё прошло, трое одноклассников у нас покинули класс, зато двое новых появилось. Классная руководительница та же, ей не ставили в вину что случилось, наоборот поблагодарили за спасение детей. Даже грамоту выдали. О пожаре в квартире не писали, а сам я специально не узнавал, так что вопросы Светланы подтвердили, что её недруг мёртв. Она мне сказала, что её так и не опрашивали по этому делу. Видимо проверили алиби, не ставя её в известность. У неё тоже интересоваться не стал, зато стал объяснять, как пользоваться ключами от квартиры для встреч. Моменты безопасности. Договорились что я теперь буду проверять, есть за ней хвост или нет. Договорились о сигналах. Ну и когда встречаемся, Света девушка занятая, работа такая, поэтому понедельник, среда и пятница с субботой наши дни, остальные пусть отдыхает. На этом и попрощались. Вернулся я в детдом довольный, трижды проверился, слежки нет, похоже со Светой можно иметь дело.


***


Дальше дни пошли по накатанной, войдя в привычную колею. В школе я выбился в отличники, так как заинтересован был в знаниях, с одноклассниками отношение ровное, хотя, как я отметил, с буйством гормонов начались в классе не гласное соперничество, парни особо на это внимание не обращали, а вот у девчат целые драмы происходили. Выбились в первые красавицы двое. Аня Плюсова, и моя соседка по парте Дарья Бабич. Она от аварии уже отошла, никаких следов, даже гриву новую отращивала, смотрелось отпадно. У обеих своя свита. До Нового года страсти царили, классная всё это отлично видела и старалась минимизировать напряжение, и пока удавалось. Вот после Нового Года началось уже новое соперничество, в этот раз за самых красивых парней в классе, их трое в лидеры выбились, я хоть и был парнем крупным, но имел среднюю внешность, так что был среди серой массы, хотя Бабич иногда делала намёки, но я старался их не замечать, имея со всеми ровное отношение. Ха, я с первого сентября заимел привычку носить портфели всех девчат из нашего класса и моего детдома, включая портфель Бабич. Таких девчат пятеро набралось. В первое время все в шоке были, а сейчас привыкли. Вопросы конечно были, но я пояснил, что девочек много, они слабые и за ними нужно ухаживать, что я и делал. Покрутили пальцами у висков, и отстали. А детдомовские девчата из нашего класса, их не так и много, носы в небо и сумки мне. Наверное, это что-то да значит. Даже традицией стало, или они меня ждут или я их. Если я дежурный, сами несут, если кто из них, сумку забираю. Что по поводу соперничества за одноклассников, то тот тут скорее всего спор был между Бабич и Плюсовой, одноклассники в действительности их мало интересовали, они глазки старшеклассникам строили, и я точно знал, что обе ходили на танцы с парнями старше себя. Слышал, как хвастались. Может и наврали, не знаю, свечку не держал, меня эти дела не особо интересовали.

До Нового Года я пять раз покатушки устраивал, в последние два раза со снегом и сугробами. Два раза на «бэтре» и три раза на грузовике. В последний раз на «бэтре» на все мосты сел, а деревьев вокруг, чтобы лебёдкой выдернуть, не было, пришлось лом в землю забивать, так потихоньку и выдернул. Больше не ездил, отмыл машину и провёл консервацию на зиму. А вот на «газончике» покатался, очень понравилось. Жаль «Додж» не на ходу, проблемы с движком. Но и зимой на нём ездить не удобно, крыши-то нет. «Додж» я потихоньку восстанавливаю, к лету поставлю на ход. Первого марта, Света окончательно отработала «должок», как та его со смешком называла, ну и попросила прекратить наши отношения. К счастью, не смотря на то что мы не предохранялись, ни к чему это не привело, так что я без вопросов её отпустил и три дня назад сдал квартиру обратно адвокату, вернув старые замки на место, тот подтвердил, что всё честно. А продлевать ещё на три месяца пришлось, так полгода и прошло. Пока новую подругу я не нашёл, со следующей недели начну. Со Светой мы расстались всего четыре дня назад, сегодня воскресенье с утра было, уже женщину желаю, но ещё терпимо. Сегодня у меня планы, еду на грузовике почти на двести километров от Москвы в район Ярославля. Форма приготовлена, я закупил, включая бушлат и шинель с погонами рядового. Печку протопил в амбаре, тот прогревался, в радиатор машины залил воду, прогрев двигатель, я купил гибкий шланг по типу гофра, дефицит дичайший, финский, в шестьдесят миллиметров диметром, и подсоединил к выхлопной трубе «газона», другой конец на улицу. Так что пока машина прогревалась, весь газ выходил наружу. Удобно. Снаружи темно, пол шестого, рано детдом покинул, так и возвращаться планирую поздно вечером.

Переодевшись, в форму солдатскую, шинель не стал, хотя и прихватил с собой, телогрейку надел, два вещмешка в кабину, на пол, у меня всё заготовлено, отсоединил шланг, ворота уже открыл и выгнал «газон» наружу. Печка работала, салон тёплый, закрыл амбар и покатил к выезду, иногда в наносах пробивая колею, даже передний мост включать не пришлось, так выехал на улицу. Дальше через всю Москву на трассу в сторону Ярославля. Я решил сделать покатушки, да не простые, а с делом. А дело у меня в том районе связанно с оружием. Патроны автоматных «семёрок» есть, а стрелять не из чего. Там речка есть, Ишня называется, через неё деревянный мосток для автомобилей, двухпролётный, но с одной полосой, и вот военный грузовик не пропустил трактор с прицепом, хотя должен был, произошло неминуемое столкновение, и грузовик свалился с моста, пробив лёд. Это два года назад произошло. Водитель погиб, а сопровождающий офицер успел выпрыгнуть, сломав ногу. В кузове ящики с автоматами были, некоторые автоматы у того моста, его уже давно снесли, бетонный поставили рядом, находили даже в двухтысячных. Дело известное, даже я слышал об этом, в виде баек. Проверил по интернету, ничего, пришлось знакомому платить, что работал в армейском архиве. Точнее тот другую информацию мне искал, ну заодно и по этой теме нашёл что смог. Тот подтвердил, в январе пятьдесят девятого та трагедия произошла. Там военные водолазы работали, всю реку прочесали, машину подняли и большую часть груза. Точно известно, что не смогли отыскать девять автоматов, ящики разбиты были, часть унесло течением. Искали хорошо, подозревают хищение, но время показало, что не хищение, а плохая работа водолазов.

Машина шла ровно, на выезде из Москвы, приметив на перекрёстке голосующую пару, мать с малолетним ребёнком, лет пяти, девочка похоже, на медвежонка похожа, я начал притормаживать, включив проводник. Открыв пассажирскую дверь, перегнувшись через сиденье, поинтересовался:

- Я на Ярославль, куда вам?

- Ой, нам по пути.

Пока те забирались, я вытащил оба рюкзака через свою дверь и отнёс в кузов, убрав и завязав тент, там ничего страшного если промёрзнет, всё нужное под сиденьем в кабине было. А бросать людей нельзя, минус двадцать пять где-то, днём потеплеет, но обморозится могут, трасса пуста пока. Так что снова выехав на дорогу, так и катил, балагуря с пассажирами. Они со мной проехали километров пятьдесят, сойдя на перекрёстке до нужной деревни, ехали родственников навестить. Плату не брал, тут вообще нет такого чтобы плату с пассажиров брать, довезли и хорошо. Пассажирка в пути интересовалась откуда я такой молоденький солдатик, у меня шапка зимняя уставная на затылок сбита, сам я лыбу постоянно давлю, на что сообщил с улыбкой, что все меня принимают за малолетку, а мне уже девятнадцать лет, год как служу. Так и ехал дальше, пассажиров больше не брал и к девяти часам подъехал к нужному мосту. Следы ремонта видны, свежие перила, не успели особо потемнеть, а так мост всё тот же, деревянный. Проехав по нему, свернул к обочине, притормозив. Съезда не было, пришлось пробивать, съезжая, и по полю, мало тут снега, полметра, грузовик пёр на обоих мостах что танк. Вот так отъехав от моста метров на сто, а тут удобно рощица была, правда сейчас она насквозь просматривается, но не страшно, я объехал рощицу, подъехав к берегу, но на лёд съезжать не стал, течение тут довольно приличное, полыньи могут быть, хотя и морозит, а покатался раз двадцать туда-сюда, вперёд и назад, накатав утрамбованную площадку. Ну и оставил грузовик на месте, тарахтеть, глушить я его пока не собираюсь, с топливом проблем нет, да и печка внутри работает. Дальше переоделся, тёплый бушлат, валенки вместо сапог, взяв рюкзак, и ломик, всё что мне нужно, ну и направился на лёд. Есть не хотел, позавтракал в дороге бутербродами и чаем в термосе.

На глаз отсчитав метров пятьдесят от моста ниже по течению, я стал пробивать лунку, полметра на полметра, больше не надо. Лёд оказался толстый, сантиметров тридцать точно был, однако разбил, черпаком с отверстиями убрал крошку, и достал из рюкзака моток альпинистской верёвки, на конце которой было два спаренных мощных магнита. О да, я собрал поисковый магнит, люблю это дело. Дальше тонкие вязанные перчатки, а на них рукавицы прорезиненные, руки мочить и морозить я не хотел. Верёвку обмотал вокруг талии, и сделал первый заброс. Пока течение спускало магнит, медленно пропуская верёвку в пальцах, я прикидывал. Помните те патроны, что побывали в воде? Две недели без малого. Так вот, если автоматную «семёрку» мне отстреливать на пробу было нечем, то ту ленту на двести патронов вовремя покатушек в глухих местах, отстрелял из пулемёта. Так вот, пятьдесят на пятьдесят, часто приходилось затвор взводить, чтобы следующий патрон подавать, а потом как умаялся пулемёт чистить, не передать. Порох видать не весь сгорал. Так что теперь буду проверенные патроны использовать. При этом я прихватил те автоматные магазины, три штуки и подмоченные патроны, те что выщелкал из них. А что за автоматы утопили, мне известно. «АК-47» тут были, надеюсь найду, и надеюсь, что приклад и ложе не покоробились от воды. Ну и почистив, эти патроны на пробу отстреляю.

Первый заброс, магнит ушёл почти на сорок метров течение тут хорошее, сразу выдав результат. Я действительно вытащил оружие, только немецкое. Сначала с трудом от дна выдрал, видимо утонул в иле, ствол только торчал, а потом поднял, изучая карабин «Маузера 98к», даже ремень вполне неплохо выглядел. Причём карабин оказался редкой модели, с оптическим прицелом. Я сразу рванул к грузовику, и убрал находку на пол, тут тепло, не замёрзнет, а то вода попала внутрь прицела, замёрзнет, выдавит линзы ещё, а я решил привести в порядок оружие. Похоже даже патроны во встроенном магазине были. Вернувшись, продолжил заброс, и с каждым разом что-то да вытаскивал, но всё из деревенских инструментов, в последний заброс, решив, что хватит тут, нужно спуститься ниже, я вытащил щиток от пулемёта «Максим». Ну он тут как оказался? Тут же не было боёв. Ладно как карабин тут оказался я выдумал версию, диверсантов сбросили, их зажали, и вот один утонул с карабином, ну или при переправе утопил, поди знай, а щиток откуда? Может с Гражданской? Вполне себе версия. Щиток я отнёс к грузовику, забросив в кузов, мало ли пригодится, и сменил место. Кстати, проезжающих хватало, но мной не интересовались, явно за рыбака принимали. У меня ещё и валенки большие на ноге. Спустившись ниже по течению метров на сто, как раз напротив грузовика встал, и начал пробивать новую полынью. А закончив, решил пообедать, что и сделал в кабине машины, у меня большой термос с широким горлышком был, вчера в него повариха нашего детдома щей налила, два литра, сметана у меня отдельно, залил, размешав, так что в прикуску с хлебом как навернул, так половина и исчезла в моей ненасытной утробе. Так ведь расту. А попивая чай, я размышлял. Да мысли к Свете ушли.

Проблем с тем заказом не было, её всё же поприжали вопросами, но найти связи не смогли, кроме неприятия, больше не трогали, видимо приняли за основную версию несчастный случай, пьяный уснул в кровати, пролив водку, с зажаренной сигаретой в руке, чем и вызвал пожар. Сгорел заживо. Тело нашли у окна, видимо очнувшись пытался ползти. А так общение нам обоим нравилось, но я видел, что Светлана тяготилась моим возрастом. Жизни друг друга мы не касались, и других тем хватало, она не знала кто я, и считала, что Игорь — это не моё имя. Как-то в декабре, до Нового Года, та пришла расстроенной, я конечно расшевелил её любовными игрищами, мы как раз на новый уровень перешли, с ролевыми играми, так-то темы о работе мы не касались в разговорах, а тут всё же пояснила своё огорчение. Она молодой специалист, ничего интересного ей не дают, в основном по бытовым ссорам. А тут три дня назад серьёзное ограбление произошло в их районе, её привлекли как дежурного следователя, и пока она помогала более опытному следователю, которого назначили страшим. А ей хотелось показать себя. В этом и была причина её плохого настроения. Карьеристка. Ну и описала то дело, где она помогает. Я же, слушая, поражался судьбе и такому совпадению. В прошлой своей жизни, ещё когда наёмным убийцей был, я встречался с девушками, была там одна, я о ней говорил, та что не простила меня из всех других претенденток. Так вот, пока мы жили вместе, та и описала историю своей прабабушки. Мол, её ограбили в начале шестидесятых, всё из квартиры вынесли, отчего та слегла. Воров нашли, да только пятнадцать лет спустя, и знаете, дело чуть ли не политическим стало, воры обвиняли старушку в том, что она во времена блокадного Ленинграда за продукты покупала в ценности, картины, и всё что дорого стоит из произведений искусства, сама в этом не особо разбираясь. Много людей из-за неё от голода умерло. Вот и воры, трое их были, пострадавшие от её действий, потерявшие родных. Два брата и ещё один потерпевший, присоединившийся к мести. К слову, всё награбленное, сбывая, они тратили не на себя. Четыре детдома содержали. Последствия были интересны, нет, воров осудили, по десять лет дали, а вот заявление от них было, приняли, и старушке тоже срок впаять готовились. Правда она ещё вовремя следствия померла, здоровье подвело, но всё же начали же. Да, дело себе КГБ забрало.

Я тогда долго думал, говорить той что все ценности в гараже одного из братьев или нет, и решил промолчать. А через месяц узнал, что на счёт детдома в сберкассе положили крупную сумму, это братья были. Правильно промолчал, на эти деньги дирекция внутренний косметический ремонт всех зданий летом решила провести, хватало, зато я сдал Свете шестерых воров, одного угонщика автомобилей и одного серийного насильника, этому я все причиндалы отбил, так что к моменту расставания её перевели на серьёзные дела, имя Светланы зазвучало, пока мало, но уже с громкими раскрытыми делами. А информацию та подавала как от агентурного источника. Вот и всё. И нет, если спросите, то знания по этим ворам и насильнику не из прошлой жизни, я только о краже мщения знал, остальных просто выследил, этих не жалко. Сама Светлана карьеристка, ей проблемы со связью с несовершеннолетним не нужны, однако честно довела оплату по договору, и мы расстались. При этом я видел с какой неохотой та это делала, к хорошему быстро привыкаешь, но всё же пересилила себя, и всё на этом. Вот такие дела. Хм, окна в машине запотели, чай горячий в кружке парит, да дыхание у меня, вот и запотели. Допив, я собрался и направился к лунке, пришлось тонкий ледок убирать и от крошки чистить, ну и первый тут заброс. Верёвка мокрая скользит, когда вынимаю, подмерзает, но всё равно поднимаю, чую первый заброс и есть, сразу заметно что-то тянул. Тяжёлое. А когда ствол показался, и я вытянул находку, то держа за ствол, с трудом оторвав магнит, изучил «РПД».

- Откуда здесь пулемёт? По данным из архива в грузовике только автоматы были? - озадаченно проболтал я, быстро шагая к грузовику, нужно убрать пулемёт в кабину.

Устроившись в кабине, я снял перчатки и поставив приклад на пол, и провёл пальцами по деревянному ложу. Так и есть, консервационная смазка. Этот пулемёт не военного времени, изготавливать начали после войны, и скорее всего тоже был в перевернувшемся грузовике. Похоже армейцы сами не знали, что везли. Как пулемёт так далеко снесло понятно, ящики разбило, и их сносило течением по пути вываливая содержимое. Я стал разбирать оружие, приготовив средства чистки, и оружейное масло, и шомполом поработал, но привёл оружие в порядок, оставил в кабине, пусть дерево просохнет, а то пропиталось водой. Заодно просушил, и также оттёр тряпочками немецкий карабин. Патрон извлёк, он там один был. Разобрал механизм и там всё смазал, прицел пока не трогал, настолько тонких инструментов, чтобы его разобрать, у меня с собой не было, а в амбаре было. Кстати, проверил, автоматные магазины к пулемёту не подходили. Их тут просто вставлять некуда, а без банки с лентами это просто музейный экспонат, дубинка. Вот так покинув кабину, под печкой я оружие не оставлял, опасался, что дерево покоробится, пулемёт тот же вставил в держатели для «АК», они между спинкой сиденья и боком кабины. Встал вполне, как родной. Ну и продолжил заброс, более сорока сделал их в этой второй лунке, и есть находки, вытащил два железных магазина для «АКа», и маслёнку для оружейной смазки. Уйдя метров на пятьдесят ниже, уже стемнело, я начал долбить третью лунку, по времени могу ещё и с четвертой поработать. Тут вытащил первым же забросом, две банки для пулемёта «РПД», сразу утащил к грузовику, просушив, и протерев. Внутри были ленты, что радовало. Кстати, этот пулемёт с «АК-47» имел один боезапас. Так что теперь у меня есть ещё один ручной пулемёт, если не забывать о «Мадсене».

Время тратить я не хотел, закончив с этими банками, тут же сушились те два магазина от автомата, и продолжил забросы. Около тридцати сделал, колесо от телеги с трудом поднял, надеясь на интересную находку, да уж, интересная, руки уже не чуял, перетрудил, а тут раз, и что-то тяжёлое, течение и скользкая мокрая верёвка, что сразу покрывалась льдом как я её вытаскивал, морозец крепчал, просто не давали мне этого сделать. Не знаю, что это, но едва отрывал от дна. При этом ещё из ила пришлось выдёргивать, благо получилось, как был вынужден отпускать, и находка опускалась на дно. Нет, не поднять. Привязав конец к рюкзаку, он тяжёлый, течение не сдвинет, я побежал к грузовику, что продолжал урчать мотором на холостом ходу. Сев на место шофёра, стронул его места и спустился на лёд, метров на пять проехал, и встал, поставив на ручник, после этого включив лебёдку начал разматывать, подтягивая трос к лунке. Когда трос закончился, сбегал за верёвкой, отвязав от рюкзака, и привязал ту к тросу, после чего сходив к грузовику, включил реверс, и лебёдка начала наматывать трос на барабан. Я же, добежав до лунки, ждал находку. Надеюсь в этот раз без неприятных сюрпризов вроде колеса от телеги. И да, в этот раз было то что я и хотел найти, не вскрытый и не взломанный ящик с пятью автоматами и всем сопутствующим им снаряжению. С трудом, но вытащил. Как увидел силуэт в проруби, схватил руками и поднял, кряхтя от натуги. Магнит держал за петлю, и я боялся, что сорвётся, к счастью выволок, и отключив лебёдку волок ящик, мне его не поднять, до самого грузовика. Дальше с трудом открыв ящик, один замок погнуло, стал всё содержимое, вода вытекла через щели, убирать в кабину, пусть просохнут. Сам пустой ящик, закинул в кузов. Потом сбегал к лунке, свернул верёвку с магнитом, та ломкой от льда была, рюкзак забрал, всё в кузов, кроме верёвки, после чего развернувшись на пятачке выбрался на берег и встал на укатанной стоянке, оставив машину тарахтеть, ну и включив светильник на потолке, стал работать с находками. Всё автоматы протёр, но не убирая консервационную смазку, кроме одного, тут смазку убрал, почистил и смазал оружейным маслом, подсоединил сырой пока ремень. Набил три магазина патронами, пусть они и ненадёжные, один магазин в приёмник автомата вставил, два других в подсумки, а сам подсумки ко мне на солдатский ремень, куда также штык-нож подвесил, ну вот и всё, настоящий солдат Советской армии.

Открыв дверцу и выбравшись на подножку, я поднял сиденье, тут вроде большого бардачка, убрал туда ручной пулемёт, четыре автомата и всё что нашёл ценного, карабин тоже вошёл. Прибравшись в кабине, вымыл руки с мылом, после чего вернувшись в машину и с разгону, поднявшись на склон, выехав на дорогу по своим следам, покатил к трассе Москва-Ярославль, а там повернул на Москву, возвращаясь. Время пол седьмого вечера было, должен успеть. Ну и первая неприятность, отказал одна фара, пришлось вставать на обочине, выбираться наружу, вскрывать и менять лампочку, благо запасная была, а проблема именно в лампочке. Свет загорелся, так что поужинав остатками щей, поехал дальше, а на подъезде к Москве, где-то в девять вечера, вдруг заметил, как мне машут руками с обочины. Я и так тихо ехал, шестьдесят, редко семьдесят со спуска, а тут неизвестные. Да ещё тёмная масса в кювете, похоже кто-то не справился с управлением и вылетел с дороги. Я притормаживал, когда в свет фар попала форма сотрудников милиции, их трое было, да и два громкоговорителя на крыше милицейского «Москвича», подтверждали, что сотрудники действующие. В это время раскраска милицейских машин была одна, синие автомобили с красной полосой, где написано «милиция», вот и этот «Москвич-407» был в той же раскраске.

Машина, скрипя проекторами по чистому асфальту, по которому мела позёмка, остановилась, как раз у голосующих сотрудников милиции. Открыв дверцу, я встал на подножку и поинтересовался:

- Давно стоите?

- Уже полчаса, - ответил старший, в звании капитана. - Поможете нам?

Я же удивлённо заморгал, среди сотрудников была Светлана, у которой уже посинел нос. Поэтому я заторопился сказать:

- Конечно, товарищ капитан. Вы садитесь в кабину, как раз втроём уместитесь, погрейтесь. Там термос с остатками чая, а я пока гляну как вашу машину выдернуть.

- Хорошо, боец.

Тот помог залезть в кабину Светлане, и они с водителем в звании сержанта стиснули ту с боков, налив чай в крышку термоса, по глотку каждому, но будет. А сержант, прежде чем в машину сесть, пояснил:

- Сзади крюка нет, если только за мост трос привязать, я там подкопал, но троса у нас нет. Знакомый взял и так заиграл.

- Хорошо, товарищ сержант.

А Света меня узнала по голосу, я в темноте был, голос точно опознала, вздрогнула, но больше не показывала своих эмоций. Сам я одет как армеец был, валенки перед возвращением в Москву сменил на сапоги с голенищами гармошкой, ими управлять удобнее было, солдатские галифе, сверху телогрейка без знаков различий, из-под неё снизу видно подсумки с магазинами и ножных штык ножа, на главное форменная шапка со звёздочкой. Так что когда сотрудник милиции залезли в кабину, то могли меня видеть перед капотом, фары я не тушил, ближний свет горел, что осветили меня. Я же, спустившись к машине, осмотрел подкоп, покачав головой, нет, не выдернуть, если только сам задний мост выдернем из-под машины. Нужно спереди подъезжать, и буксировать за собой машину до выезда на дорогу. Осмотрев обе стороны трассы, с обеих сторон огоньки других машин видно, сотрудники милиции пропустили шесть легковых авто, но они тут не помогут, был дальнобойщик и вот я, всё это за полчаса. Поздно уже, зимой и ночью тут мало ездили. Странно что девушку попутным транспортом в столицу не отправили. Перейдя к передку, я осмотрел его, заметно помят, мотор молчит, но крюк буксировочный есть, я откидал сапогом снег, каблуком пробивая наст, зацепить можно, а трос у меня есть. Вернувшись к кабине, махнув рукой сержанту, чтобы выбирался, и когда тот это сделал, спросил:

- Товарищ сержант, что с двигателем?

- Заглох и не заводится.

- Я осмотрел машину, за задний мост буксировать не вариант, сидите крепко, вырвет его. Предлагаю сделать так, спущусь вниз, выдерну машину и буду буксировать до той дороги, там из деревни дорога чищенная, пробью колею до неё и там вытащу на трассу.

- Нет, не подходит.

- Тогда лебёдкой за мост, и как повезёт.

- Хорошо.

Я включил лебёдку, разматывая трос и мы с сержантом за мост и зацепили, после этого включил лебёдку. «Москвич» трещал всем корпусом, но всё же сдвинулся и выехал на обочину. Дальше открыли капот, трос я уже смотал и быстро нашли причину неисправности. Движок затарахтел. Сержанту я сказал, что еду на армейские склады, там на повороте и расстанемся, пусть впереди едет, а пассажиры его пока со мной, всё равно салон у него промёрз, так и сделали, я вернулся в кабину своего грузовика и стронув его с места, начал нагонять «Москвич». Катил тот тихонько, километров сорок в час.

- Скажите, рядовой, вы ведь рядовой?

- Так точно, товарищ капитан, рядовой Васильев.

- Вам сколько лет? Молодо выглядите, - всё же нарушил тишину капитан. Между нами к слову Света так и сидела.

- Девятнадцать было. Год уже служу, товарищ капитан.

- И как служба?

- Пока нравится, но на сверхсрочную не пойду, не люблю, когда на меня кричат или командуют. Приходится терпеть.

- Это да. И что, личное оружие часто выдают? Или вы со стрельбища?

- Нет, это я волков отгонял. Мы колонной шли, у меня двигатель закипел. Старший колонны велел нагонять. Тут до Москвы пятьдесят километров, а я эту трассу хорошо знаю, часто езжу. Час чинил, а тут волки.

- Волки? Последних волков тут лет десять назад истребили. Они во время войны расплодились.

- Может не волки, но глаза сверкали в темноте и выли как волки.

- Понятно.

От автомата действительно гарью и сгоревшим порохом несло, хотя я после того как три магазина подмоченных патронов выпустил, почистил его, да видать не так и хорошо. Вообще патронов для автоматной «семёрки» у меня не осталось, на складе только один цинк не вскрытый, я лишнее не брал, из оружия разве что только «Кольт» в кармане красноармейских шаровар, да и всё. К нему два магазина было снаряжённых, основной и запасной. Так мы и доехали до поворота на армейские склады. Пассажиры начали выбираться, а когда капитан спустился, Света шепнула мне на ухо:

- Найди меня.

Капитан ей руку подал, и они на «Москвиче» укатили, тот кстати одно фарой светил, вторая разбита. Я же, проехав немного, свернул в улочки и так покрутившись по Москве, добрался до складов. На центральные улицы я не выезжал, «ВАИ» если не видно, это не значит, что их нет. Время к десяти подходило, когда я загнал грузовик в амбар, уже два час как шёл снег, позёмка мела, заметая следы. Закрыв ворота, я зажёг две керосиновых лампы, и первым делом разжёг печку, та остыть успела с момента как я утром уехал. Сунул дрова, открыл заслонку, плеснул бензину и поджог факелом из свёрнутой газеты, сразу пламя загудело. Пока печка прогревалась, я отнёс всё найденное оружие за печку, пусть сохнет дальше, из радиатора машины слил воду, тут нет антифриза, а под утро, когда амбар остынет, он может замёрзнуть. Да нет, вряд ли, я раньше приду, но всё же рисковать не хочу, вдруг планы изменятся. Меня напрягли слова Светы, та ясно дала понять, что между нами всё кончено, а тут вдруг «найди меня». Что за чёрт? Я напрягся. Пока сливаемая вода из системы охлаждения и двигателя журчала в ведро, я все вещи отнёс наверх, ящик из-под автоматов поставил к печке на попа, пусть сохнет. Но в двух метрах, ближе нельзя, рассохнуться и покоробится может. Верёвку сушится повесил, магниты с трудом отвязал, точнее не смог, и срезал узлы ножом, и убрал пока, ещё не раз использую. Вещь классная. Думаю, я к той речке ещё пару раз скатаюсь, первый выезд отлично прошёл. Возможно даже в следующее воскресенье. Достал кофр с инструментами и с некоторым трудом разобрал прицел с немецкого карабина, всё тщательно протёр, но собирать не стал, позже почищу линзы специальным средством. Его ещё купить нужно.

Особо я не торопился, двери детдома уже закрыты, но я знал лазейки, опоздаю, ничего страшного, на утренней проверке главное быть. А потом снова школьные портфели девчат в зубы и в школу. Так что всё разложил, что-то сушится повесил, убедился, что печка даёт тепло, подкинул пару поленьев, и пошёл наверх переодеваться. Сюда труба печки выходила, точнее шла наверх дымоходом, тёплая, немного прогрела комнату. Это жилая. Шкаф у печки как раз стоял, одежда уже на такая холодная, я переоделся, оставив красноармейскую форму. Надо будет постирать, я уже не в первый раз ею пользуюсь. Полгода почти, надел свою одежду, что в детдоме выдали, тёплые ботинки, шапку вязанную, куртку и шарф, потом всё заминировав, заслонку печки закрыл, иначе выстудится быстро, и заперев амбар, побежал в сторону трамвайной остановки. Трамваи уже не ходят, так что пешком. Просто по этому маршруту быстрее всего. Так и добежал.


Следующим днём благополучно отучился в школе, доставил портфели девчат домой, мы так родной детдом называем, ну и сбегав к амбару, протопил там печку, там ещё тепло, я утром тут был, протапливал, переоделся, и направился к квартире подружки Светы. Намёк её был ясен, мы там в первый раз нормально поговорили и это место знаем оба. Встретиться в первый раз договорились в семь, значит и в это время та будет ждать. Когда я постучался, дверь сразу открылась, Света была в форме, мы с ней в этой форме не раз ролевые игры играли, так что узнаю её легко. К слову, уговорить саму Свету на это удалось с огромным трудом, а потом не остановить было.

- Проходи. Можешь быть спокоен, подруги нет, со своим молодым человеком в кино ушла. Будет через час.

- Угу.

Достав пистолет, я взвёл курок, это был «Кольт», и быстро осмотрел все комнаты.

- Я хочу с тобой поговорить.

- Одевайся, на улице отличная погода, погуляем, - убирая оружие, ответил я.

- Не доверяешь?

Я не стал отвечать на столь очевидный вопрос. Оделась ты быстро, застегнула форменную шинель и надела шапку, после этого мы покинули квартиру, та захлопнула дверь, ну и прогуливаясь по улочкам пообщались. Мне показалось что была слежка, схватил ту за руку, и мы немного пробежались, пару раз через проходные подъезды. Нет, всё же показалось. Мы ушли в парк и там пообщались на чищенных тропках. Как я и думал, у неё на работе возникли проблемы, и она решила воспользоваться возможностью и снова привлечь меня. Дело было в убитом сотруднике милиции. Постового убили, сержанта, ножом в спину.

- Тебе не кажется, что держать меня за палочку-выручалочку это для накопления тобой опыта мало полезно? Сама должна работать.

- Дело висяк, как ты говоришь, или глухарь.

- Это да. Более опытные товарищи сразу это поняли и спихнули на тебя. Тут и притормозить наглую пигалицу, и показать, что жизнь не малина. С другой стороны, вдруг получится?

- Так ты мне поможешь?

- Ты знаешь какую я оплату потребую.

- У меня есть мужчина, - тихо сказал та.

- Ха, а ты шустрая, меньше недели как расстались и уже завела поклонника. Однако раз сама пригласила на встречу, значит заранее согласилась.

- Хорошо. Надеюсь не полгода в этот раз?

- Два месяца.

Мы немного поторговались и договорились на пять недель. Я сообщу, когда сниму квартиру, а прежде чем расстаться, та спросила:

- Почему ты на военной машине и в военной форме был?

- Света, я также работаю на Комитет, свободный художник, не стоит задавать вопросы по этой теме, иначе будут большие проблемы. Обо мне знают всего несколько офицеров одного из отделов специальных операций, остальные знать не должны.

- Я поняла, - с серьёзным видом кинула та. - А что значит свободный художник?

- Не состою в штате, но привлекаюсь, когда нужно.

- Когда встретимся?

- Завтра тут у этой лавочки в семь вечера.

- Хорошо, я не на дежурстве, буду. Подожди, а что ты думаешь по этому убийству?

- Убит в спину, значит знал убийцу и доверял ему. Сама сказала, служит одиннадцать лет, опытный, такие спину не подставляют. Среди знакомых надо искать.

- Я тоже к такому выводу пришла.

- Мне нужно личное дело сержанта почитать и само дело что ты ведёшь.

- Хорошо, завтра всё принесу. Ладно, до завтра.

Мы разошлись, я побегал, но слежки не обнаружил, ушёл чердаками, через дома. Так что даже если хвост и был, гарантировано скинул. Снова до амбара, переоделся в детдомовскую и домой.


Следующим днём, это уже вторник был, мы повстречались на той же скамейке.

- Идём, я квартиру снял.

Мы прогулялись, я снова отслеживал возможную слежку, темнота нам помогала, дошли до нужного дома и поднялись к квартире. Там раздевшись в прихожей и устроившись в зале, квартира двухкомнатная, я стал изучать бумаги. Часа мне хватило, чтобы прийти к выводу, что убийца родной брат сержанта. Света в это время изучала квартиру, а потом принимала душ. Оказалось, у неё в квартире, что осталась от родителей, отключили два дня назад горячую воду, трубы ремонтировали.

- На брата подумал? - заходя в зал, в одном халатике, видимо нашла в ванной, спросила та.

- Это же очевидно. Ссора из-за наследства, что осталось от родителей, за три дня до гибели, запойный брат, который уже хватался за нож года два назад, отделался условным, потому как никто не погиб.

- У него железное алиби.

- Странное у него алиби, разбить витрину пьяным с песнями в час ночи, и загреметь на десять суток в околоток. Прям-таки кричит – не верю!

- Его брат был убил на час позже. Наш судмедэксперт в этом уверен.

- Присядь, не нужно мельтешить перед моими глазами ходя из угла в угол. Послушай одну историю. Она, кстати, произошла за границей. Произошло убийство, по случайности, или преднамеренно, не важно. Убийца был медиком и разбирался в анатомии и в работе судмедэкспертизы. Он не трогал тело, а принёс в комнату где лежал труп, нагревательный прибор, замечу, работающий с таймером, и поставил таймер, отчего эта электрическая батарея обогревала тело, и выключился таймер в нужное время. В это время убийца попал в автоаварию и был доставлен в больницу. Когда полиция нашла тело, батарея уже была холодная и на неё никто не обратил внимания, и у убийцы было железное алиби. Температура тела трупа показала, что убит он был после того как убийца попал в больницу.

Я рассказывал Свете не историю, а просмотренный фильм одной из серий сериала про экспертов. Уж не помню, как он назывался. Мне та история запомнилась, она отлично ложилась под это дело.

- А брат убитого был медиком, фельдшер в армии и учился на судового врача, но не доучился, - прозревая, пробормотала Света. - Осталось понять, как он сохранил тепло тела в двадцатиградусный мороз на улице… Так, а что там рядом было?

Пока та изучал протокол с местом осмотра, я тоже посетил душ, а то побегать пришлось, пока эту квартиру нашёл, взопрел. После этого потащил возмущённую Свету в койку, та вроде что-то нащупала, а я её с мысли сбил. Она даже не сразу присоединилась ко мне, пока я её ласкал, та в думах пребывала, очнулся только когда вошёл в неё, ну а дальше по старой схеме. Оказалось, мы оба голодными были в сексе, так что утолили его. Ну а пока лежали в кровати утомлённые, Света всё на ту же тропинку сворачивала:

- Значит ты считаешь убили его раньше?

- Уверен, но без подельников брату сержанта не справится. Ищи их. Это преднамеренное убийства. Люди должны без тормозов быть, сама знаешь, как граждане к нашей родной милиции относится, убийство милиционеров дело редкое, значит нужны те, кто пойдёт на это. Пусть сами не убивали, но помогали, а это соучастие.

Мы ещё немного поговорили, потом снова койку пытались сломать, и после совместного душа разошлись, Света уже после меня, она волосы сушила, ключи от квартиры она получила.


Дальше жизнь так и покатилась колобком, месяц прошёл, любовница моя белобрысая дело закрыла, в суд передала, доказала она убийство сержанта братом и двух его подельников нашла, сама, чему жутко гордилась. Сам убийца в несознанку ушёл, но подельники его кололись, сдав его. Сама Света должок отрабатывала ответственно. Я же учился, без особых проблем, занимался комсомольскими делами, всё же получив билет. Хорошо удалось отбиться от предложения стать старостой класса и комсоргом. В прошлое воскресенье снова съездил на ту речку, где клюют не рыбы, а оружие. Уже тепло пошло, тает снег, так что успел побывать на реке, лёд ещё не сошёл. В этот раз улов был заметно скромнее. Один «АК», и ещё один «РПД». Из сопутствующих находок, два железных магазина к автомату и одна банка к ручному пулемёту. У меня оружия набралось уже на полноценный взвод. Ничего, солить его не надо, пусть лежит, глядишь, когда пригодится. А что, я не каркаю, нужно, а у меня есть. Хорошо скатался. Также под армейца маскировался. Жаль до паспорта далеко, документ личный у меня пока один. Ха, а я комсомольский билет только в конце октября прошлого года получил. Просто так его не давали, нужно заслужить, вот и давали разные задания. Мне досталось довольно странное, подготовить новые транспаранты к празднику октября. Старые уже старыми стали, новые нужны. Материал дали, рабочее место в классе трудовика тоже. Справился, даже благодарность объявили.

Что по Свете, то ей ещё неделю отрабатывать, даже немного меньше, пять дней. Я выяснил что про парня та солгала, нет, эффектная блондинка в сугубо мужском коллективе конечно пользовалась неименным успехом, но всех отшивала. Её в отделе Снежной Королевой прозвали, прижилось. В остальном ровно. Свете готовы были вот-вот упасть ещё по звёздочке на погоны, старшим лейтенантом бы стала, а это неизменный успех, та меньше года в милиции, получила распределение после того как закончила юридический факультете. Ха, она ждёт повышения в звании, а я сам себя повысил, мне на погоны армейской формы по одной «сопле» упало, красные ефрейторские лычки пришил. Середина апреля уже наступила, сегодня воскресенье, шестнадцатое, скоро экзамены и закончим седьмой класс, а я уже планирую лето для себя. В первую смену в пионерлагерь, и отметив день рождения, пятнадцать лет не каждый день наступает, у меня во второй раз, договорюсь с директором детдома что еду на подработки, такое возможно, найду прощелыгу что всё подтвердит, якобы от организации, а сам на два месяца на Чёрное море. После возвращения, честно отдаю в кассу детдома половину «заработанного», практика такая есть, но по желанию, ну и дальше готовлюсь к восьмому классу. Это пока предварительные планы, хотя смог купить отличную четырёхместную палатку польского производства. Нет, я всё же патриот, но у них они куда лучше. Хотя советскую двухместную туристическую всё равно купил, как и три спальника, один аж зимний. Редкий дефицит, схватил пока был. В гараже храню, в том, что кирпичный. А на данный момент я как раз выходил с воспитанниками нашего детдома из кинотеатра, повторно показывали фильм «Крепость на колёсах», с молодым Пуговкиным, так что я тоже не отказался, и мы отлично провели время, сопереживая актёрам. А вот на выходе я насторожился, рожу знакомую приметил с другой стороны улицы, в третий раз за сегодня вижу, а это уже звоночек.

На обычного прохожего, москвича, тот особо не похож, именно под них маскируются сотрудники милицейской «наружки». Да и столь грубо те не работают, одежда та же, рожа тоже. Похоже никакого отношения к спецслужбам тот не имеет. Скорее на приблатнённого пацанчика смахивает. Да не похож, он и есть. Так что могло привести к слежке? Тут на ум приходит только одно дело. Пока мы пешком шли обратно к детдому, тут не так и далеко, с полчаса топать, я прикидывал расклады. Да, похоже это последствия моих действий. Я уже какую неделю начал замечать, что чем дальше, тем больше парни из детдома, от десяти до четырнадцати, да и среди старшаков, расходится приблатённое движение. Распальцовка, попытки наколоть разные украшения, разговор, курение и сплёвывание через зубы, специфичные словечки. То есть, имитация поведения настоящих воров. Это и раньше было, но слабыми темпами, мало энтузиастов было, а тут пошло всё стремительно расходится. Даже меня зазывали. Я сходил и узнал, что у детдомовцев появились учителя, смену себе готовили. Разъярился я очень серьёзно, мне это не понравилось. Оба учителя ушли под лёд, это три дня назад было. Работал я чисто, как на меня вышли? Или это за помощь Свете? Я ещё пару раз ей помог. Однако и там не засветился, я очень с этим делом осторожен. Хм, может моя довольно яркая речь ребятам, что это такое за движение и что им за это светит если в эту навозную яму влезут, повлияла? Меня тогда попросили покинуть их компанию, вежливо, уже все знали, включая взрослых воспитанников, что кулак у меня крепкий и бить я умею и за мной не заржавеет. Приёмы айкидо я не демонстрировал, объяснить сложно будет, откуда такие умения, Игорь не знал, значит и я не должен показывать, но против бандитов не стеснялся применять. Однако учить Свету начал, её заинтересовала эта борьба без ударов, там в основном приёмы, с захватами рук и ног. Прилежная ученица, мы это обучение с сексом перемешиваем. И да, я за обучение ещё месяц секса выторговал. То есть, пока встречаемся, учу. Та подумает хватит ей или продолжать. Как я понял, Света и сама не прочь продолжать встречаться, видит, что парень я серьёзный и стараюсь её не подставлять. Неделя простоя ей не понравилась. Одно её беспокоило, возможность залететь, тогда я серьёзным тоном сделал предложение. Родит ребёнка, отдаст мне и получит за это пятьдесят тысяч новых советских рублей. Задумалась, до сих пор такая ходит, две встречи наши были, а ещё задумчивая. В последнюю встречу утонила, серьёзно ли я говорил об этом, и получив подтверждение, ушла довольная. Что бы это значило?

Ладно, сейчас не об этом. Нужно что-то решать со слежкой. Самого паренька брать пока не стоит. Я думаю для того этого недотёпу и послали, узнать мои действия, или тех, кто за мной стоит. Если из-за меня их дружки пропали, а те двое воров не по себе были, грозились, дружками своими, то я его кончу. Это и отследят, если нет, значит будут дальше искать. А мне слежка не нужна, сегодня встреча со Светой, да и другие дела есть, наконец достали мне карбюратор новенький для «Доджа», на котором я планирую на море летом отправится, и соглядатай мне не нужен. Мне ещё на авторынок ехать, забирать заказ. Вообще я на авторынке Москвы часто бываю, отслеживаю продажи, цены, площадка так себе, редко больше сотни машин за раз продаётся, хотя по выходным бывает и до двухсот единиц. В общем, планы я менять не хотел из-за каких-то воров. Вполне возможно за ними и милиция стоит, воры бывает тесно с ними сотрудничают, поэтому дёргаться не стоит, нужно взять старшего, того кто этого типчика послал, и поспрашивать. Если никого за ними нет, всю колду зачистить, я за полную зачистку всегда голосую, и дальше делами заниматься. Так, об амбаре этот тип не должен знать, я уже привычно сбрасывая возможный хвост приметил его в первый раз, потом тот у детдома меня перехватил, видимо ожидая после того как потерял, но снова посещать амбар не стоит пока. Ладно, по ходу дела будет видно.

Отпросившись у дежурного воспитателя, меня отпустили сразу после обеда, я на трамвае покатил в сторону авторынка, тут с двумя пересадками, вторая на метро, и добрался до места. А парень ловкий, я хоть и не пытался сбросить хвост, но тут столпотворение в метро, а он меня не потерял. Карбюратор я забрал, оплатив, действительно новенький, а не снятый с другой машины, даже не знаю где нашёл, но двойную цену тот вполне стоил. Я также благополучно вернулся к детдому, покупку убрал в тумбочку, и поменявшись курткой и шапкой с другим старшаком, размер подходил, покинул детдом, и проследил за пацанчиком. Кстати, его сменил другой, а этот на доклад пошёл. Смена меня не заметила, в стороне через забор перелез, а дальше не сложно было проследить. Да тот даже не обернулся ни разу. Я вот несколько раз проверился, мало ли у меня тоже хвост есть. Тот дважды использовал трамваи, на задке ехал, пришлось побегать, хорошо спортом заниматься не забываю, не отстал, хотя дыхание сбил, бегом я мало занимаюсь, в основном тренировки в кирпичном гараже. А привёл меня тот в частный сектор на окраине Москвы, открыл калитку, и старясь не наступать в грязь, таит вокруг всё стремительно, больше по сугробам дошёл до крыльца и зашёл в дом. Это пятистенок был, три окна выходили на палисадник и улицу. Я с час потоптался, но тот так и не вышел, так что проверяясь по пути, вернулся в амбар, привычно протопив печку, переоделся, сходил на свидание со Светой, как же без этого? Та в субботу не смогла, сегодня отрабатывала за этот день. После этого надев рабочую одежду, приготовил оружие, ну и пошёл на дело. Не пешком, «газон» выгнал, подготовив его к делу. Это не мой армейский, а использовал бывший воровской, с фургоном. Перед амбаром снегу накидал, беря из сугробов, чтобы колеи в земле не оставлять, верхний слой немного подтаял. А я решил совместить сразу два дела, давно планировал ограбить оружейный магазин, мне патроны к немецкому карабину нужны. Я его привёл в порядок. Оказалось, такие карабины выпускают советские заводы как охотничьи и промысловые, и патроны оригинальные к ним. Заодно патроны для охотничьего ружья нужны, шестнадцатый калибр. А что, разбирая завалы награбленного в третьем моём приобретении, в том, что ворам раньше принадлежал, я нашёл новенькое ружьё в чехле, вертикалка шестнадцатого калибра модели «МЦ 6-16». Боеприпаса и средств снаряжения патронов с находкой не было, надеюсь в магазине добыть.

Мотор ревел, пока я двигался по разбитой дороге, разбрызгивая грязь, в одном месте с первого раза не проехал, лужа глубокая и на дне лёд, пришлось разгон брать, да уж, это не вездеход. Склады я уже покинул, тут грязь, смешанная с песком, но от этого грязью меньше она на становилась, выехав на улочки, я так и доехал до нужного района. Машину пока поставил и заглушил на соседней улице и пешком добрался до нужного дома. Собаки не было, что и позволило мне подкрасться к крыльцу. Я опытен, у меня уже был один неприятный опыт, поэтому проверил первым делом скворечник туалета. Старый уже, покосился, и не пустой. Дыхание и кряхтение услышал. Меня тоже, снегом хрустел, он рыхлый, шумный.

- Это ты, Чалый? Погоди, сейчас закончу, - донёсся из кабинки прокуренный басок.

- Угу, - невнятно отозвался я, чтобы по голосу не понять было.

Ну а когда дверца стал открываться, и появилась щель, я отбил выпад ножом, рассмотрел всё же в щели, и сам произвёл серию ударов. Вор был пожилым, весь в наколках, явно из авторитетных. Быстро обыскав, кроме финки, зарывшейся в снег ничего больше не было, я связал того, обрезками широких лент материи, запас заранее, две простыни на это пустил, специально широкие, чтобы не оставлять следов на руках. Ну и кляп сунул. После этого пробежался к крыльцу, и открыв дверь, держа на готовое «Наган» с глушителем, проник в сени, а потом и в заднюю комнату. Тут кухня, а за столом сидело четверо, двое из авторитетов, и два мелких типчика. Обоих я опознал, один тот что меня сюда привёл, второй смена, значит ночью не стал ожидать.

- Это он! - воскликнул один из малых, лет по двадцать обоим, а я уже рванул к ним. Моё оружие их похоже не испугало, вскочили все.

Один из авторитетов схватился за столовый нож, но было поздно, оружие я так и не использовал, больше пугал. Нельзя стрелять было. Обоих парней я сразу вырубил, с авторитетами сложнее, те прикрывали друг друга, но справился. Уф, тяжело было, реально тяжело, тут я узнал свой реальный уровень, было бы их больше, пришлось бы стрелять. Куртку мне в двух местах порезали. Связал всех. Притащил на загривке засранца из туалета, ну и по очереди в передней, дом я проверил, кроме этой пятёрки никого, начал опрашивать, следов не оставлял, умел пытать, не оставляя следов, так что и нычки взял, бедные воры, запасов мало, да и оружия огнестрельного нет, и узнал причину слежки. К счастью, не на ментов работали. Да, проверяли меня на предмет пропажи их знакомых, а причина проста. Я один возмущался сферой их влияния, за это и зацепились. Дальше я подогнал грузовик, загрузил в кузов все ценности, всего один узел, и эту пятёрку, заодно прихватил их воровской инструмент. Трофеи вглубь кузова, а эти бессознательные тушки уже к заднему борту, после этого и поехал к оружейному магазину. Машину поставил подальше, сбегал, и аккуратно вскрыв замок двери на чёрном входе, замкнув датчик сигнализации, тут простейшая система, даже я разбираюсь. После этого натянул на сапоги специальные бахилы, чтобы не оставлять следы грязи на полу, прошёл внутрь, отключил сигнализацию, нашёл где спит пожилой сторож, в каптёрке он был, аккуратным и дозированным ударом отправил его в более глубокий сон и связал теми же широкими лентами. Проверил оружие в кобуре. «Наган», как и ожидалось. После этого покинув магазин, сбегал за машиной, которую подогнал задом, и дальше, закинув тела этой пятёрки в прихожую, так сказать, снова натянул бахилы, и занёс тела на склад. Дальше носил коробки и банки с порохом ко входу, там снял бахилы и уже перекидал с крыльца в кузов. Весь склад вымел. Теперь бахилы не надевал, следы ещё одного подельника нужно оставить, я побегал, оставляя следы там, где нужно, дальше развязал сторожа, отнеся его к складу, и рассредоточил воров как будто их врасплох застали. Сначала одного из молодых положил у сторожа, положив пальцы на горло сторожа, как будто тот его душил, и сам сторожа чуть придушил. Следы пальцев остались. Использовал для удушения пальцы молодого, у нас размеры рук разные. Только после этого стал стрелять, используя руки старика, что начал приходить в себя. Расстрелял весь барабан, гарантированные трупы, я проверил. В четверых по пуле, все ранения смертельные, и остаток барабана в тело того, что сторожа якобы душил. После этого ушёл, стронув блок сигнализации, та сработала, звон пошёл, также должен сигнал уйти на пульт в милицию, если тут вообще есть такая система, после чего сел в машину, двигатель работал, и погнал прочь, отметив что по улице в сторону магазина бегут двое в форме. Похоже патруль. Покатался по Москве и загнал машину после полуночи в амбар воров. Дальше побежал маскировать следы колёс, закидывая снегом. Подморозило, так что получилось, разравнял и метлой прошёлся. Ну и двинул домой, отсыпаться, не забыв подкинуть дров в жерло печки. Завтра выкину всю одежду и обувь в которой работал, да добычу приберу, рассортировав. Я там весь склад вынес, пусть он и небольшой был.


***


Следующие дни так и шли не спешно, но не успел я оглядеться как наступил конец мая, только вчера сдал последний экзамен и сегодня, уже суббота двадцать седьмого числа, а я отдыхаю, в амбаре вожусь, сижу в жилой комнате и из нескольких кусков брезента шью подсумки для дисков к «РПД», по одному подсумку по бокам должно получиться, автоматную разгрузку я уже сшил, ещё недели назад, два скрепленных магазина помещаются в подсумке, а их три. Ха, а цинк автоматной «семёркой» я пока так и не вскрывал, не было нужды.

Эти полтора месяца, как я уже говорил, не пролетели, прошли, однако как-то быстро. Я особо не высовывался, дел никаких нет, со Светой уже не общаюсь, та снова оборвала наши отношения, неделю назад, увидим, как долго выдержит. Как связаться со мной я дал ей контакт. Письмо кинет в один тайничок. Способ связи не быстрый, я сразу предупредил, проверять будут раз в неделю. Что по деньгам, то старые купюр я уже растратил, денежная реформа закончилась, а из новых у меня тысячи четыре будет. На лето хватит. Квартиру что арендовал сдал, три дня назад оплаченный срок закончился, продлевать не стал. Продал золотые монеты, редкостей среди них хватало, коллекционеру одному. Долго его обхаживал, опасаясь кидка, но нет, всё пошло благополучно. Взял всё, щедро расплатившись, за много редкостей. К скупщикам пока не ходил, там большинство ментам стучит. Говоря Свете о пятидесяти тысячах, чтобы не убивала нашего ребёнка, я немного неточен был, налички у меня не было, но было что продать и на большую сумму. Нет, я подожду следующего года, и заберу из Владивостока полтора миллиона, да те другие находки, что там были. Уверен, что они есть. Были причины для уверенности. Помните того парня-попаданца, что раньше в этом времени оказался? Я ведь отслеживал его судьбу и как раз две недели назад тот должен был попасть в этот мир вовремя автоаварии. Авария была, тут всё точно, но попаданца не было, погиб парень, травма головы несовместимая с жизнью. Ох я расстроился, а надеялся пообщаться, узнать кто это был. Похоже это не тот мир, вывод вполне логичный, скорее всего параллельный мир. Уже легче, может у КГБ нет такого контроля как в прошлой моей жизни?

По остальному, гибель воров во время ограбления списали, сторожа наградили, подельника, что уехал на машине с награбленным, искали, да и сейчас ищут, но и всё. На меня так и не вышли, не обнаружил я интереса к себе. Света этим делом не заинтересовалась, не её район. «Додж» я починил, уже на ходу ночью испробовал, отличная машина. Мне даже новую резину для него удалось приобрести. Эту машину я планировал продать на побережье моря перед отъездом. Ворованная. А там глядишь с поддельными документами каким кавказцам уйдёт. Документы я сделал. Да, с документами. В той банде, что я под ограбление магазина подставил и ликвидировал, один из воров оказался спецом по поддельным документам. Основные трофеи с той банды и были как раз по его специальности, нужные инструменты, множество печатей, разные бланки, водительские удостоверения и паспорта. Документы на машину. Это я к чему, я на днях сделал фотографии в двух разных Домах Быта. Сказал фотографам, что на паспорт, другому что на права. В разной одежде и с разными причёсками приходил. Вот так и сделал себе паспорт на восемнадцатилетнего парня, по документам два года как получил, слегка потёрт, и на водительское удостоверение, тут две недели как получил. Прописку сделал на одно московское общежитие, там много таких подселенцев. Так что сделав поддельные документы на «Додж», вписал данные владельца на свои новые имя и фамилию. Такие «Доджи» у частных владельцев есть, мало, но есть. Записал в новые документы себя как Тимур Валентинович Гольцев. Однако дорога есть дорога, и на открытом внедорожнике, у него не было в комплекте дуг и брезента, и найти не смог, хлам один остался, ехать будет не особо комфортно. Это я о дожде. Мне конечно обещали всё же найти, мол есть один вариант, завтра съезжу на мотоцикле, к продавцу на авторынке, но обещанного три года ждут. Вот и подумал, может машину какую купить? По поддельным документам вполне смогу. Тот же «горбатый». Они уже активно в продажу идут, можно найти новенький на авторынке.

Вот об этом я и размышлял, действуя толстой иглой. Работа шла туго, напёрстки мало помогали, все руки исколол, но главное шла. Тут вдруг раздался стук дверь, похоже в калитку кто-то ломится. Я её всегда на запор изнутри закрываю, мне неожиданные гости не нужны. Отложив незаконченный подсумок, я подошёл к окну, оно как раз над воротами, и открыл. Из шести окон, седьмое над калиткой я не считаю, открывалось всего два. Одно на крышу вело, это вот над воротами. Открыв створку, я выглянул, обнаружив мужичка в довольно замызганной засаленной одежде. Знакомый тип, видел его пару раз, он в пяти сараях от моего обретается. Бражничает там под видом ремонта мотоцикла. Там перманентно проходит ремонт легкового мотоцикла. В сарае рама осталась, а так вроде «Ковровец» первой версии. Я осмотрелся, вроде чисто, и поинтересовался у дёргавшего ручку калитки соседа, то что в амбаре кто-то есть, тот видел, замки отсутствуют:

- Вам что-то нужно?

- А, парень, - поднял тот голову, чуть не уронив засаленную кепку, та аж блестела. - Отца позови.

- Это сложно. Он инженер, с мамой в Индии завод строит. Но если подождёте, там два года всего, то я скажу ему что вы хотите встретится.

- Смеёшься?

- Немного.

- Из взрослых кто есть?

- Дед, но он инвалид, мало ходит, да и то с тростью. Он дома. Если я ему скажу, он всех отходит тростью, вас жалко, но себя жальче. Вы, наверное, за бутылкой, обмыть покупку?

- Ха, а ты я смотрю не дурак.

- Это дед не дурак. Дал, сказал соседям отдашь, когда придут. С лета стоит.

- Так что раньше не принёс?! - возмутился тот.

- Сказал же, когда придут.

- Открывай давай, и закуски не забудь.

- Погодите, дядь?..

- Сергей.

- Дядя Серёж, я тут не один, с девочкой, марки разглядываем. Давайте я вам в корзине всё спущу, обе бутылки отдам что дед дал.

- Давай. Ха, а ты не мал ли с девочками марки разглядывать?

- Любви все возрасты покорны.

- Ну-ну.

Я быстро собрал корзину, у меня тут два ящика водки припасено, основная валюта, две бутылки положил, пару консервных банок, шпрот, недавно появились в продаже с нового балтийского завода. Полбуханки хлеба, вторая моя, я тут обедать хотел, кусок варенной колбасы и пару сырков плавленых. Ну и на верёвке спустил, сказав, что корзину потом заберу. Тот отмахнулся и рванул к своему сараю, где как я видел его дружки ждали. Двое вроде тоже из соседей. Да, заждалась прописка среди местных, но традиция, никуда не денешься. А я продолжил шить. Закончил к вечеру. Померил, теперь у меня разгрузка для автоматных магазинов и вот эти подсумки для пулемётных барабанов, можно вместе носить, не мешают друг другу, на автоматной разгрузке я сделал два кармашка для ручных гранат, для аптечки, и для ножа место. После этого занялся приборкой, у меня два ведра с утра припасено. Уходить не спешил, у того сарая пьянка всё идёт, и оттуда вход в мой амбар отлично видно, видать ждут, чтобы посмотреть на меня и на мою якобы подружку. Обломятся, я и заночевать если что могу и тут. Тепло, печку уже почти месяц не использую. А пока займусь прицелами. Да из магазина ограбленного, всё руки не дойдут один на «РПД» поставить. Потом пристреляю.

Так и вышло, пришлось заночевать. Ничего страшного. Воспитатели в курсе что я могу на ночёвку не прийти, говорил, что работаю на ремонте авто. Уже половину первой «зарплаты» отдал директору, тридцать рублей. Пояснил ему что работаю неофициально, поэтому и не говорю где, и нет, незаконными делами не занимаюсь. Личное дело портить не хочу. Да это ладно, все воспитанники детдома покидают его территорию в первую же смену, уже всех по разным пионерским лагерям распределили, старшаков на работы на всё лето. В основном на стройки, девчат на фабрики, чтобы опыт перенимали. Причина в ремонте всех корпусов, и в покупке новой мебели. Помните тех братьев, что наказали старуху? Они ещё три транша сделай, денег хватает. Часть старших воспитанников, будут помогать строителям. Так что через четыре дня мы разъезжаемся. За два дня детдом должен опустеть. Во двор уже песок завезли, цемент, тут почему-то без мешков, в открытом кузове привезли, вывалив самосвалом, как и песок, да брезентом накрыли, другой стройматериал завозят, так что стройка скоро начнётся. Вроде ещё что-то построить хотят, я не уверен, но вроде гараж на две машины, грузовых. В остальном новостей больше нет. Схроны, о которых знал не вскрывал, добычу с оружейного магазина распределил, изучив, подготовил к хранению. Ну и учился. Да так, что ни одной четвёрки, одни пятёрки, я стал круглым отличником. Нас таких четверо в классе. Сложнее всего с английским языком было, Игорь его плохо знал, пришлось постараться показывать уровень чуть выше, но именно что чуть. Да, слышал пластинки с песнями на французском, читал книги на этом же языке, я совершенствоваться не забывал. Да, после той пробежки за трамваем, занялся и бегом, пока результаты не радуют, но надеюсь за лето наберу нужную форму. А теперь передо мной целое лето отдыха, ох и развернусь.


Проснувшись в девять утра, воскресенье, можно поспать побольше, что я и сделал, а то до семи утра сплю. Сбегав к помойному ведру по маленькой, стал собираться. Позавтракал и направился к кирпичному гаражу, выгнал «Днепр», я его уже снял с консервации, и покатил на авторынок. Надежда оправдалась, не подвёл продавец, достал и дуги, и тент. Не новый, но достал. Оплатил и вернулся на территорию сараев, выгрузив покупку в бывшем гараже воров, и отогнав мотоцикл к кирпичному боксу. По пути обратно к своему амбару, «Доджем» вечером займусь, приметил соседа. Он меня не видел. Кстати, вчера вечером, набравшись, сосед снова приходил, стучался, требовал ещё водки, под видом продолжения обмывки амбара, я вышел и дал в рыло. Больше не приходил.

Приготовив обед, да консервированную кашу разогрел, капнув туда с краю три яйца, разогрел кашу, яйца заодно пожарив, и поел, запивая вчерашним молоком. Скиснуть не успело. Потом чая, и вот так покинув амбар, минирование навёл, капкан поставил, запер на замки, и направился к выходу с территории сараев. С замками я действительно дал маху, сразу видно, что их нет, нужно оставлять на одной петле, если не присматриваться, и не понятно, что калитка не заперта. Точнее заперта, но изнутри, я всегда запираюсь, когда внутри нахожусь. Тут есть привычка у местных, ходить друг к другу в гости, просто открывая двери. Даже без стука. Мне такого не надо. Будет уроком на будущее. Я успел пройти метров сто, повернул и увидел довольно солидную толпу мужиков, похоже хозяева местных строений, всего пара женских платьев мелькало, остальные мужики. Ну и я подошёл, узнать, что происходит. Оказалось, что в нашем районе, я имею территорию сараев, окончательно развалился общественный туалет. Да дощатый деревянный скворечник на два посадочных места. Я сам им пользовался, давно пора снести. Я вон помойным ведром пользовался, снося содержимое на свалку, боялся провалится в этом чуде. В общем, принимали решение снести, и построить новый рядом, нужны деньги на материал, и добровольцы, что этим займутся. Сосед с синяком на подбородке меня увидел и тоже указал как на владельца.

- Не я, а дед, - поправил я того, пояснив мужичку что и ратовал за снос сортира. - Я согласен с вами. У меня как раз деньги есть, внесу за стройматериалы. А помочь извините не могу, работаю в школе, веду комсомольское поручение, а дед старенький, ходит еле-еле.

- Хоть так, - согласился тот, тем более добровольцы итак были.

Взяли один рубль и пятьдесят копеек, так что я отправился прочь. Дошёл до остановки, и направился пешком к детдому. Нужно показаться, и можно вернутся обратно, я почти всё свободное время провожу в амбаре. Передо мной стоял серьёзный вопрос, который я обдумывал пока неспешно шёл. Мелочь уже в воду лезет, для них тёплая, а я пробовал, холодная ещё, и вот прикидывал, идти вечером купаться, открыть сезон, или нет? Я от остановки отошёл метров на пятьдесят, когда услышал со спины:

- Эй, парень, погоди! Разговор есть.

Обернулся я не сразу. Окрик был сделан безлико, тут могли кого угодно окликать. Вообще народу на улице в выходной день хватало, кто к рынку шёл, тут до входа метров триста, кто от него. Однако всё же взгляд назад кинул, обнаружив троих парней лет семнадцати, что спешно нагоняли меня. Именно меня, потому, как и смотрели недобро тоже на меня. Один огненно-рыжий, двое других брюнеты, одеты обычно для этого времени, у одного из брюнетов, того что повыше, забавный головной убор, берет с кисточкой сверху. Такие вроде художники используют. Хотя и у обычных граждан видел, хотя и редко. Вообще тут шляпы носили, вот молодёжь не всегда, я их не особо любил, кроме холодного периода времени или жары. От солнечных лучей закрывался. Покосившись на постового милиционера, что заложив руки за спину с интересом поглядывал на нас, я остановился, и стал ожидать. Подойдя парни перегруппировались, вперёд вышел низкий брюнет, двое остальных по бокам встали, вот тот и сказал:

- Это ты из артельного амбара?

- Со вторым этажом?

- Да.

- Да, я.

- Значит это ты моему отцу врезал?

Наконец я понял на кого парень похож, на того пьянчужку что повторно проставу клянчил. Понятно, нажаловался сыночку, а тот прихватив приятелей решил разобраться.

- Вчера мой кулак нюхал только один, если это твой отец, то я.

- Значит наших кулаков понюхаешь.

- Это вряд ли, но если хотите калеками стать, то стоит найти более укромное место, а то тот любопытный в погонах, что на нас глазеет, может помешать. Идём в ту улочку, я там укромное место знаю, ваши тела не сразу найдут.

- Наглый, - сказав это, мстительный сыночек положил мне руку на плечо, сжав изо всех сил. - Зачем отца бил?

- За дело. Ты бы сам не удержался.

- Говори.

- Пригласил девушку, уже сговорил, уже раздевать начал, до трусиков добрался, а тут грохот в калитку и рёв папаши, что всё обломал. За добавкой видите ли пришёл. Вот чтобы ты сделал?

- В рожу бы дал, - ответил за всех рыжий, и смешался под взглядами приятелей.

- Вот и я дал.

Молча развернувшись, парни потопали прочь, о чём-то на ходу общаясь.

- И что это было? - растерянно пробормотал я себе под нос. - А драчка? Я драку хочу. Ну вот нет в жизни счастья.

Развернувшись я потопал дальше. Снова пару раз проверившись, через пару дворов многоквартирных домов прошёл, и тут без драки, местные парни не стали задирать меня, что по их территории хожу. Опознали детдомовского, а мы, если что, за своих всей оравой прибегаем бить. Сам раз шесть участвовал. Так и добрался до детдома. Там отметился, пробыл максимум полчаса, узнал новости, передал поварихе килограмм конфет-карамелек, это для малых к чаю, ну и направился обратно, пока чего срочного нет. А когда работал с «Доджем», установил, как раз дуги, видно, что от однотипной машины, и готовился тент наверх закинуть и начать закреплять, как раздался стук в калитку ворот. Уверенный, громкий. Так по-хозяйски родственники стучат.

- Да сколько можно? - под нос я себе пробормотал.

Откинув запор, я толкнул дверцу, она наружу открывалась, но выйти не успел, меня толкнули открытой ладонью в грудь, я едва успел равновесие удержать, как меня той же рукой в сторону убрали, вот тут чудом не упал. Незваный гость был один, мужчина лет тридцати пяти, с бойной растительностью на голове, но не закрывающей уши, в клетчатой рубахе коричнево-бежевого цвета, рукава закатаны до локтей, показывая крепкие волосатые руки. Чем-то на актёра похож, из фильма «Девчата», его как раз сейчас снимают. Или зимой будут снимать. А, Рыбников, вспомнил. Тот по-хозяйски осматривался. Отреагировал я мигом. Он был один, а пружина на калитке закрыла дверь. Так что пробил ему по печени и ногой в прыжке в лицо. Вырубил гарантировано. Быстро связав, калитку я уже запер изнутри, бегом поднялся наверх, и осмотрелся через окна, никого рядом не было, видимо мужик пешком притопал, и спустился вниз. Тот так и лежал у ворот, связанный с кляпом во рту. Это надолго, точно знаю, так что проверил карманы, пустой, кроме мелочи, что набиралось в размер трёх рублей, и расчёски, больше ничего. Документов не было. Оттащив тело в сторону, я пока оставил, добивать не стал, а это будет, свидетель, ну и продолжил возится с «Доджем». Накинул чехол, распустив по бокам и привязал верх. Бока решил убрать, подняв и связав. Так что крыша есть, до лобового стекла, а по бокам и сзади только дуги видно, так и от солнца защитился, и от жары, и от дождя. Ветерком обдувать будет.

Я как раз ставил на место запасное колесо, оно тут на подножке водителя крепится, отчего тому приходится выбираться через пассажирский проём, вот и я так делать буду. Раз нашёл тент, то и смысла другую машину брать нет. А «Додж» я действительно продам, палёный. Пусть номера висят и соответствуют поддельным документам, номера из запаса бывших хозяев этого амбара, они их для грузовика и угнанных машин запасли, качество выделки довольно высокое, но меня это как-то не успокаивало, позже куплю что другое на авторынке, что не числится в угоне. Да и не привлекает внимание. Москву я собирался покидать как стемнеет, чтобы двинуть на море. Так вот, я как раз ставил колесо, подкатив и собираясь поднять, как этот гость зашевелился и застонал. Тот сам пришёл, нагло вошёл, разрешения не спрашивал, я однозначно валить его буду, вон, обновлю машину, вывезу труп, но нужно узнать, что ему нужно и каких неприятностей мне ожидать. Оставив запаску, прислонив к подножке, вытирая на ходу руки я подошёл, присев у головы мужика, и сказал:

- Я тебя не звал, ты сам пришёл. Сейчас я выдерну кляп, не советую кричать. Расскажешь кто ты и какого чёрта тебе от меня надо.

Выдернув кляп, который не убирал, чтобы если что, сразу заткнуть того, и услышал:

- Это мой сарай.

- Удивил, - ответил я с откровенной насмешкой в тоне. - Докажи.

- Он моему отцу принадлежал, тот бригадиром артели был. Сарай долго стоял пустым и его кто-то продал, это незаконная продажа. Я пришёл забрать своё.

- Это ты так считаешь. Ты один, родственники есть?

- Полно, просто мы не из Москвы, я сам тут проездом. Шофёр на грузовике. Решил посмотреть, что с нашим имуществом.

- Где машину оставил?

- На въезде.

- Что за машина?

- Слушай парень, развяжи меня по-хорошему…

Ударив того по виску, труп, гарантировано, я проверил, пульса больше нет, и оставил на месте. Первая проблема вылезла с этим амбаром, доставшимся мне от бывших воров. Рисковать не стоит, если семья у того действительно большая, могут поднять хай, да вспомнить об этом своём брошенном имуществе. Если бы тот не ломился внутрь, и мы спокойно поговорили у входа, я бы просто деньгами откупился, и отправил того прочь, заставив написать расписку что продал сарай. Мне проще заплатить, чем вот так убивать налево и направо. Не то чтобы это мне претило, спокойно отношусь, это даже не убийство, а зачистка опасного свидетеля, то это не значит, что я хочу и желаю вот так убивать всех подряд. Да ничуть. Заперев сарай, я прогулялся к выходу, вскоре обнаружив там стоявший «КрАЗ» с синей кабиной, модель не знаю, но на вид свежий, с длинным прицепом лесовоза. Пустым сейчас. Подходить не стал, машина не мешала и может тут долго стоять, я уже придумал как дальше действовать. «Додж» отменяется. Как стемнеет, труп в кабину, велосипед с собой, изображаю аварию с пожаром, что обезобразит труп. Нормальная идея. Так и сделал, усадил труп на стул, чтобы в таком виде окоченел, а не то потом за руль не усажу. А как стемнело на «Додже» отвёз до машины, с третьего раза сунул в кабину, внедорожник отогнал обратно, прихватил велосипед с моторчиком, и запустив холодный двигатель, ключ тут был, на месте, стронул с места тяжёлый грузовик и покатил прочь. Я уже мысленно держал схему улиц где проеду на этой технике. Нашёл и маршрутный лист, пришлось разворачиваться, тот по другой трассе должен покинуть Москву. Смог добраться, дальше сняв велосипед, усадив тело за руль, и пустил под откос, спрыгнув с подножки. Дальше устроил пожар и покатил обратно. Сразу в реку прыгнул, накупавшись, не такая и холодная вода, терпимо, одежду выкинул, рабочая, не жалко, и лёг спать в своём амбаре. А вот насчёт бывшего воровского я серьёзно подумал бросить его. Из кирпичного гаража мотоцикл и мотороллер уберу в свой амбар, и туда «Додж» и всё самое ценное из засвеченного амбара воров. Придётся ещё приобрести какое строение, и отправить всё туда. От «газона» придётся избавится, сожгу за городом, сняв дефицитные детали. Чёрт, вот испортил мне настроение, этот якобы наследник сарая, обычный трудяга-шофёр, но деваться некуда, своя рубашка ближе к телу.


За следующие дни до отъезда в пионерский лагерь, я всё сделал, купил не один, а два сарая, один похоже тоже артельный, «газон» вошёл как родной, высокие ворота, туда большую часть вещей и перенёс ночами. Прибрался, чтобы ничего не оставлять. Оставил воровской амбар с открытыми воротами, до вечера стоял, пока народ не собрался, обсуждали нужно ли кому брошенное строение. Хозяев не нашли. А перед отъездом, в день, когда мы покидаем столицу на довольно солидное время, до конца лета, в пионерских лагерях воспитанники будут, я так вряд ли, уже договорился с директором детдома что сразу после пионерлагеря еду в другой город работать. Найденный прощелыга всё подтвердил, за работу полтинник стряс. Так что после возвращения, беру «Додж» и еду на море. Директора можно не предупреждать, ему выдали липовую записку что я привлечён к работе, вполне официально. Так вот, в день отъезда я в последний раз пробежался, проверил имущество, и увидел, что у амбара уже новый хозяин, ремонт провидит. Быстро они, сутки едва прошли как бросил. Ну а дальше мне не до этого было, закрутила суета отъезда. Да, я верёвку с поисковым магнитом взял, поиском займусь. Так для развлечения.

Первые дни отдыха особо не заполнились, отдыхал, участвовал в спортивных играх, в нашем пионерском лагере отличное футбольное поле было и собралось немало фанатов футбола. Судьями были по очереди, я сам пару раз был, учитель физкультуры в лагере за всем не поспевал, он разом множество кружком вёл, ставя там ответственных. Я же в основном стоял в воротах, мне это нравилось, защищать их. Даже стал считаться лучшим вратарём в нашей комнате. Всё равно никто больше не претендовал, так что это звание считай номинальное, но голов действительно немного пропустил. В общем, первые четыре дня адаптации прошли отлично, освоились, а вот дальше я скажу, жизнь в нашей спальне мне сильно не понравилась. Да опоздав на пять дней приехал в лагерь один рыжий, его родители привезли, на такси. Я как-то увлекался в позапрошлой жизни фанфикам на Потного Гарри, там у шрамоголового рыжий дружок был, что у меня вызывал рвотные позывы, Роном звали. Это копия. Тупой, вонючий, с постоянными газами как ложится спать, храпящий, шумный и наглый. Раз в табло получил, два, так меня к директору лагеря вызывали, я так и сказал, первые четыре дня были отличными, следующие два нет. Как на соседней койке устроилось это рыжее чмо, жизни обрела чёрно-белый цвет. И вот, или я, или он, иначе как-нибудь ночью я придушу его подушкой, и все соседи в спальне меня поддержат. Тот задумался, и предложил альтернативу. Та меня устроила и до конца срока, я спал в гамаке на улице, в парке. Вещи с собой взял. Постепенно все из нашей спальни сюда переметнулись, выжил их чмошник рыжий. Ему уже сколько раз попадало, тёмную устраивали, он и крысятничал, и всё нипочём, ходил самодовольный в синяках, настроение всем портил. Он очень любил поговорить, особенно хвастаться, восхваляя себя, и пофигу что слушают его или нет, главное свободные уши найти и начать. Нет, я его точно грохну.

Наступила вторая неделя отдыха, все кто находился в лагере, радовались, сегодня семья рыжего забрала его, довёл, даже директор потребовал забрать сына, так что я решил улучшить настроение и после утренней линейки прихватив рюкзак, там помимо термоса с чаем и бутербродов, завёрнутых в бумагу, спасибо поварам, а точнее Бабич что устроилась там помогать, ещё были верёвка и магнит, ну и направился на поиск. В этот раз лагерь был в лесу и реки не имел. Для купания был вырыт пруд, недавно, так что на находки там можно не рассчитывать. Однако лагерь находился в лесу, рядом с опушкой, и если углубится дальше в лес, то там есть озеро, рядом с заброшенной дорогой, уже заросла вся, там я и наделся на находки. На военные нет, как раз в этот раз меня отправили в лагерь, где боёв не было, в район Сергиев Посада, однако что-то да будет. Всегда было. Так что я больше отдыхать шёл, чем реально рассчитывал, что будут находки.

- Подожди меня! - услышал я девичий окрик, когда углубился в лес метров на двести, как раз до ограды дошёл, предупреждающий пионеров что дальше нельзя.

Обернувшись, я увидел, что меня нагоняет Бабич. Да, одета та была прям до для леса, босоножки с высокими носками, узкие шортики что больше показывали, как та выросла, а не скрывали, но зато ветровка сверху и сумка в руке. Остановившись, я подождал пока та нагонит.

- Я с тобой, - подходя, сообщила та, на что я насмешливо приподнял правую бровь, долго тренировался, губы чуть дрогнули в насмешке. То же мне, туристка. - Что? Я хорошо по лесу хожу, сам знаешь, мы же ходили в лес на две недели в позапрошлом году.

- Мало ли где мы ходили. Сейчас мы в парке с тобой стоим, очищенном от всего парке, а как перелезем через ограду, там уже будет настоящий лес и с твоими ножками, красивыми, нет слов, но обнажёнными, ты мигом получишь кучу кровоточащих царапин и сама повернёшь назад. Лучше брюки надень.

- То есть, ты не против компании? - явно недоверчиво уточнила та, да, мальчишки не особо рады в своих компаниях девчатам.

Сейчас конечно наоборот, Бабич в любой компании будут рады, и та это прекрасно знала, и вполне заслуженно нос задирала, вот только я интереса к ней не проявлял, да и к другим девчатам-одноклассницам тоже. Есть несколько старшеклассниц которым бы я с удовольствием вдул, но светится с такими делами в школе не хочу. Проще иметь любовницу на стороне. Я потому и после расстояния со Светой, перед отъездом проверил, тайник пуст, новую подружку не искал, на всё лето занят. На море наверстаю. В лагере нет ничего подходящего, а девчата уровня Бабич и возраста мне самому не интересны, а когда на море поеду, уже там найду. Там как раз думаю проблем с курортницами не будет, развести на секс. Надеюсь на частую смену партнёрш. Насчёт нашего лагеря. Была тут одна пионервожатая, семнадцати лет, в моём вкусе, и фигурка о-го-го, но её другой пионервожатый гуляет, так что мне там не светит. Мне кажется они пара и поэтому вместе сюда работать приехали вожатыми. Хорошо скрываются, с трудом выследил где они милуются и активно малыша делают.

- Да нет, вместе веселее, - отозвался я, будучи вполне честным.

- Тогда подожди, я переоденусь.

Та оставила ветровку и сумку и убежала, а я остался ожидать её. Бабич не долго отсутствовала, двадцать минут, это фактически секунда. Мы протиснулись под лагой, такой тут забор, и направились дальше.

- А куда мы идём? - наконец нарушила тишину Ольга.

- Для девочки ты на удивление не любопытна, вопрос прозвучал только сейчас. Мы идём к лесному озеру.

- Надеюсь это не оскорбление?

- Скорее констатировал факт. Для женского пола любопытство — это как дышать. Надеюсь это у тебя не патология.

- Очень смешно, вот прям ха-ха, - без смеха в голосе сказала та.

- Иногда это даже плюс.

- Ты не рыбачить на озеро идёшь, как другие мальчишки.

- Да, я иду охотится на клады.

- На клады?

- Это не сундучки с золотыми монетами и драгоценностями, как ты, наверное, представила, а обычный поиск в воде потерянных вещей. Иногда попадаются действительно ценные вещи. Тогда считай вытащил клад. Я себе на пляже так наручные часы нашёл. Мне их починили, сейчас ношу.

Достал и карман брюк часы. Однако в руки не дал, обратно убрал. Ольга поняла почему на руке не нашу, для других воспитанников это как красная тряпка для быка. Зачем провоцировать? Нужно быть как все, серой массой. Взрослые парни и девчата что вот-вот выпустяться на это внимания не обращают, но им можно. Мне же ещё три года жить в детдоме.

- И как ты это делать будешь?

- Магнит и длинная верёвка. Всё что может удержать магнит, можно вытащить на берег. Если сил хватит. Я пару раз пробные выходы делал, в стороне от пляжа, так колесо телеги попало, еле вытащил, намокло, пропиталось водой, тяжёлым стало.

- А?..

- Ты только что доказала, что ты обычная девушка, любопытство у тебя на обычном уровне. Патологий нет.

- Как ты такое можешь говорить с серьёзным видом? - всплеснула та руками.

- Ты слишком серьёзна, нужно уметь веселится. Кстати, мы пришли.

Мы действительно вышли к озеру, до другой стороны метров триста, большое. Чуть дальше стоял паренёк, у камышей, с ивовым удилищем в руках, из нашего лагеря, пятый класс, фанат рыбалки, а тут говорят даже карпы есть. Пока Ольга, забрав у меня скатку одеяла, стелила его на траве, подготавливая для себя место отдыха, я достал из рюкзака моток верёвки и стал разматывать. Конец привязал к ветке орешника, что склонилась над водой, дальше под любопытным взглядом Ольги и молодого рыбака, надел перчатки, и раскрутил магнит в вертикальной плоскости, отправив его в полёт. Нормально, аж на семьдесят метров улетел. Дальше верёвка не дала, это её длина. Подпрыгнув, ухватив за конец, стал медленно подтягивать магнит. Вскоре перчатки намокли, но это не страшно, есть зацеп. Я стал осторожно подтягивать, старясь не рвать, иначе магнит со соскочит, у меня такое не раз было. До сих пор считаю чудом что тот ящик с автоматами поднял, и против течения ещё. Это не поисковый магнит из будущего, самоделка из обычных, хоть мощных. С военного оборудования вытащено, пусть и старого, и списанного. Не я вытаскивал, сделал заказ одному сверхсрочнику, он и принёс, получив набор туриста. Так называют наборы, если в гости к даме идут. Всё же верёвка ослабла, не смог сдвинуть находку, тяжела для него, так что стал медленно подтягивать, мало ли что ещё будет, но нет, спокойно вытащил. Однако магнит был не пустой. Ольга тут же подскочила, когда я изучал находки. Да, их несколько было.

- Что это?

Я с трудом оторвал пряжку, и протягивая той, пояснил:

- Похоже на ременную пряжку германского солдата времён Первой Мировой войны.

- А тут разве немцы были?

- Может трофейный ремень? - пожал я плечами, отрывая остальные находки. - Вот ещё три пули со стальным сердечником, калибр незнаком, или японская «Арисака» или что австрийское, там вроде такой калибр был, шесть миллиметров. Ну и ещё одна пряжка, на этот раз от наплечных ремней. Странное место для таких вещей.

- Но тут боёв не было?

- Не знаю. Может тут расстреливали неугодных?

- Как ты можешь такое говорить?

- Да обычное дело в борьбе за власть. Если шума не хотели, вывозить сюда и расстреливать, отправляя тела на дно, то место то что нужно, и дорога рядом проходила. Могилы копать не нужно, раки и рыба всё сделают.

- Фу-у, даже слушать не хочу.

Вот так очистив магнит, даже странно, одни находки военного значения, я снова раскрутил магнит, Ольга отошла чтобы не попасть под бросок, и сделал заброс, заметно в сторону от того места где был мощный зацеп. Пока та изучала находки на одеяле, очищая пряжку, орёл там был, я подтягивал магнит снова. Рыбак похоже недоволен был, рыбу ему распугали, так что смотав удочки, тот пошёл на другую сторону озера. У меня же был лёгкий зацеп и похоже я тяну находку, тяжело идёт. Ну так, средне. Снова мелочи на магните хватало. Подскочившая Ольга, даже подпрыгивала от нетерпения. Я вздохнул и протянул магнит ей, пусть посмотрит. Та изучила находки, аж шесть было, и спросила у меня:

- Что это? Пулю и вот эту пряжку от ремня я опознала, а стольное что?

- Магазин для патронов от пистолета «Люгер», довольно хорошее состояние, вот это пенал со средствами чистки оружия внутри, судя по маркировкам к немецкому оружию, тоже времён Первой Мировой. Дальше заклёпка, не знаю от чего, возможно от защитного шлема, видишь шляпка покрашена в защитный цвет? Ну и пуговица. Тоже немецкая, с формы. Может тут где лагерь для военнопленных был, да сюда трупы привозили и в воду бросали?

- Гадости не говори.

- Отойди я ещё раз заброс сделаю.

Сделал я три десятка забросов, в результате у нас шестнадцать гильз было, двадцать шесть пуль, трёх разных калибров. Пистолет «Люгер», исковерканный пулей, несколько кусов от самолёта, который видимо упал в это озеро, скорее всего германский, а это с лётчика часть вещей, это его самолёта видимо обломки я цепляю и сдвинуть не могу. Хорошо сил хватает сдёрнуть магнит. Рыбак что тут был, давно забросил удочку и помогал мне, это ему стало интереснее, также было с десяток пуговиц форменных, кусок плуга, я решил, что это он, штык-нож от немецкого карабина без ножен, хороший сохран, и ещё с десяток мелочёвки, включая карманные часы и серебряный портсигар. Если бы не патроны, коими он был набит, не прицепился бы, патроны от «Нагана». Мы пообедали, пришлось угощать и рыбака, после чего ещё часа три делали забросы, пока количество монет перевалило за четыре десятка, пуль тоже. На мой взгляд озеро полностью бесперспективно. Собравшись, мы вернулись в лагерь, где вызвало ажиотаж наше появление. Сам я в душ пошёл, пропотел пока по лесу шёл, а остальные хвастались. Верёвку с магнитом в рюкзак убрал, а сам отнёс к своему гамаку, место моё, я никому не разрешал подходить. Ну а после купания меня вызвали к директору, все находки лежали перед ним на столе. Пришлось объяснить способ поиска, на что тот попросил не вытащить что взрывающееся, вроде снаряда. Я на это пожал плечами, сам не хочу.


Утром следующего дня компания мальчишек года на три-четыре младше, пыталась меня растолкать, говоря, что пора на водяной поиск. Мол, обещал. Ничего такого я не помню. Отмахнулся, шесть утра, находки не рыба, по утрам не клюют. Отдал им верёвку с магнитом, поставив ответственного за мою собственность, отвечать будет, и дальше спать, а те гурьбой на озеро. Заинтересовались. И похоже не одни, и девчонки там мелькали.

После завтрака, когда я отдыхал в тени в своём гамаке, тренировку утреннюю уже сделал, да десять кругов по стадиону намотал, то задумался. А ведь я действительно собственник, о чём прекрасно знаю. Просто воспитание в Советском Союзе для детдомовцев одно. Их ставят перед фактом что всё общее, живут коммуной, и они верят. Новичкам приходится тяжело привыкать, тёмные им устраивают. Об этом яркий пример в фильме «Девчата», скоро тот должен выйти на экраны, не помню, этот год или следующий. Как там Тося говорила, что они таким единоличникам тёмную устраивают. У нас также. Меня не трогают, я отметелю всех, это знают, было такое. Пусть мне досталось, но отловил потом по одиночке и так отмудохал, ходили как старички, кряхтя и согнувшись. Только такие правила действуют лишь в стенах детдома, вне их стен совсем другие. Тося это не поняла и повела себя как крыса, на моё взгляд, нагло забравшись в чужие тумбочки и используя как своё. Мне привыкать к жизни за пределами детдома не нужно, я и так устроюсь где угодно, а вот другим воспитанникам правила, написанные для детдомовцев, подложили немалую свинью, тяжело им будет адаптироваться, много шишек набьют.

Много о чём я думал. Кстати, пятнадцать лет мне уже исполнилось, не ожидал что это отметят, повар тот сделали, и тот будет. А жил следующие дни также на улице, хотя рыжий уехал и все вернулись в нашу комнату. Укрывался там только если дождь шёл, но такое было всего дважды. Вот так и закончилась для меня первая смена, остальные тут тоже не оставались, оказалось их будут перебрасывать из лагеря в лагерь по сменам, пока не закончатся ремонт детдома. Новые виды, новые впечатления, уже завидно. Поэтому ехали мы не в Москву. Меня высадили на дороге, усадив на рейсовый автобус что ехал в столицу, сопровождающее обязаны были это сделать. В Москве я сошёл на остановке, добрался на трамваях до нужного района, проверил свои склады. Стоят, и это хорошо, так что открыв свой амбар, прошёл наверх. Ну и сбегал на рынок и в магазин, закупил свежих продуктов на сегодня. Отправлюсь я в путешествие не этой ночью, следующий, пока тут осмотрюсь, что происходило пока меня не было.

Пообедал в амбаре - яичницей с колбасой, месяц почти не ел, хочу. Потом съездил на велосипеде и проверил тайник. Было письмо, даже два. От Светы. Ух, я весь пылаю, больше месяца воздержания похоже доконали не только меня. В первой записке была просьба встретиться, даты нет, вторая с номером телефона и дата. Четыре дня назад. Я прокатился до телефонной будки, поискал в другом квартале, не ближайшую, и набрал номер телефона. Ответил женщина, не Света.

- Позовите, пожалуйста, Светлану Витальевну к телефону. Спасибо.

- Подождите.

Прислушавшись к едва уловимым щелчкам, я задумался, и протерев трубку платком, положил её сверху телефона-автомата, и покинув будку, благо пока желающих позвонить нет, отъехал в сторону, наблюдая за будкой метрах с трёхсот, встав у пивного ларька. Местные выпивохи хорошо маскировали меня. Вот зашёл желающий позвонить, вернув трубку на место, ну и начал разговор, тут подъехали две «Волги», и выскочившие из них хваткие ребята быстро скрутили парня. Ему лет двадцать на вид. Я же, сев в седло велосипеда, неторопливо покатил прочь, надвинув панамку на глаза. Очки я снял. Тут они как раз привлекают внимание. По тайнику меня выследить как раз не могли. Это не дупло в дереве или ниша, если вытащить кирпич в стене. Средство связи у меня хитрое и по сути отследить его невозможно. Да нет, возможно, просто это много сил потребует. Да, я дал Свете два банальных почтовых голубя, и проверял на тайнике. Владелец голубятни так зарабатывает, да и другие тоже подрабатывают. Записки он берёт и нанятым мальчишкой отправляет уже к тайнику. Всё оплачено у меня. Тайник в парке со множеством отходов. Свете пришлось голубей держать в клетке, но это её не смущало. Видимо та обоих использовала и по этой связи отследить меня стало сложно, хотя и возможно, обойти всех владельцев голубятен, а их тут тысячи. Что со Светой не знаю, но похоже та влипала. И встаёт вопрос, помогать ей или нет? Если бы та была моей девушкой, вопросов бы не стояло, но этого даже близко нет. Спали без обязательств. Тут уже стоит вопрос о ликвидации самой Светы, что та обо мне наговорить успела? Много чего могла, если язык за зубами не держала. У местных могли волосы встать дыбом. Найдут они меня по описанию? Конечно, возможно не сразу, но найдут. Не буду говорить уверенно, но возможно и на мои склады выйдут, пройдутся по улицам с моими фотографиями, да вон участковых напрягут, те и найдут тех, кто видел и вспомнит где. Дальше дело техники. Я конечно заминирую свои владения, но сработает это один раз, будут сапёры дальше работать и изучать моё имущество. А я его накапливал не для того чтобы чьи-то грязные руки их трогали, это МОЁ! Хм, есть у меня один вариант в качестве схрона, как запасной вариант, и вот думаю использовать его или нет. Опасное дело. Военные стройки в Советском Союзе шли часто, вот и в Подмосковье их было множество. Также были отстроены разные подземные бункера от атомной войны. Некоторые на балансе, другие законсервированы. Я знал обо одном потому как двенадцать лет пользовался им в первой своей жизни. Проблема в том, что сейчас его проверяют раз в пять лет, по инструкции положено, и вторая проблема, вход, а там для автомобилей въезд внутрь, находится на территории действующей части. В моей истории жизни часть прекратила своё существование в начале девяностых. Облегчает план моих действий то, что к нужному бункеру въезд с другой стороны, но возможно там есть часовые. В общем, еду на разведку. Этой же ночью нужно первые самые ценные грузы отправить, все автомобили и технику тоже. Несколько ночей мне придётся не спать.

Я поменял велосипед на мотороллер, шлем защитный, очки, и покатил к въезду, бак полный, тут километров двадцать ехать. Добрался нормально, заехал с нужной стороны. Хм, тут полевая дорога идёт, в будущем тут будет асфальтированная, да и та побита лихими девяностыми. Так и добрался, катясь рядом с забором до нужных ворот. Проведённая разведка показала, что никаких часовых тут нет, вообще солдат на ближайший километр не имелось. Это меня озадачило и удивило. Возможно для секретности убрали, чтобы к объекту внимание не привлекать? Тут я обнаружил отдельную секцию забора, что огораживала въезд в бункер от территории части. В будущем этого забора не было, я и не подозревал что он тут был. Ворота обычные, с красной звездой, на заборах поясняющие таблички что часовые стреляют без предупреждения, за воротами грибок для часового. Пустой. Пришлось перелезать, тут цепь намотана и замок. Отмычками вскрыл за три минуты, вот тут я как раз неплох, учили настоящие мастера, но не торопился, потому и три минуты потратил. Закатив мотороллер, и проехав метров сто, начал спуск к воротам подземного гаража. А створки те же, только не мятые, а как новые. Вот только проблема, работала сигнализация, красный фонарь горел, и отключить её, чтобы сигнал не ушёл на пульт охраны этого объекта, можно только изнутри. К счастью, я знал, как попасть внутрь, минуя охранные системы. Прятался в этом бункере почти два месяца, так что волей-неволей изучил тут всё от и до. От разъярённого мужа одной из любовниц прятался, а тот бывший браток, напряг друзей и искал меня с битами. Потом всё же дело разрешилось, а так тот меня сильно напряг, и убить мог. Откуда я знал, что та замужем? Охотно в койку прыгнула, сразу как намекнул, повстречав её в баре. Это когда я узнал, что это развод на деньги, они так не одного лоха кинули, я уже злой на них сам начал охоту, ну и на несколько безымянных могил в лесу стало больше. После этого я нервы полетел лечить на курорт.

Да не важно уже, оставив мотороллер стоять на площадке, я направился в сторону дальнего холма, тут метров пятьсот идти. Вообще посадки вокруг отлично скрывали меня от посторонних глаз. Дойдя до валуна, он мне по пояс был, я присел, зашарив у его подножья слева, и найдя рычаг, сдвинул его на себя, после этого упираясь ногами в землю стал толкать валун, он искусственный, на полозьях отъехал в сторону. Открылась выпуклая крышка люка, что скрывала шахту вниз. На крышке был штурвал, я прокрутил его, и открыл крышку. Хм, как всё легко работает, а когда я тут жил, мне это всё чинить пришлось, оттого и разобрался со схемой сигнализации. К слову, бункер для проживания полутора тысяч человек в случае атомной войны, судя по отделке, для высших чинов армии и их семей. Таких бункеров вокруг Москвы около сотни. В моей позапрошлой, в первой жизни, после истории с теми братками, играли хорошо, даже я поверил разъярённого мужа, тем более они действительно женаты были, я выкупил эти земли на подставное лицо и хорошо поработал над бункером. Для себя. Знаю его от и до. Жаль тут вряд ли такое выйдет. А открывал резервный выход я без опаски, сигнал отсюда идёт на пульт бункера, а он законсервирован, это с ворот идёт на пульт охраны за пределы этой территории, но отключить можно изнутри, что я и собирался сделать.


Когда я покинул территорию бункера, оставив приоткрытыми ворота, да и выездные тоже, и покатил обратно в Москву, уже час как стемнело. Я изучил бункер, похоже он позже пройдёт модернизацию, в конец семидесятых, в начале восьмидесятых, много устаревшего оборудования обнаружил, которого я раньше тут не видел. Однако разобраться оказалось ещё проще. Я замкнул все сигналы что идут на пульт охраны, так что для них в бункере всё отлично, три часа убил пока сделал, потом в гараже открыл один из защищённых боксов, у него свои ворота, остальные боксы открытые, технику видно, а это гараж в гараже. Кстати, тут техника стояла, в основном конца сороковых, новая. На консервации, в том боксе тоже была, но место для моей техники оставалось. И да, я пробежался, пересчитал. Не так и много техники. Три танка, два «Т-34-85» и один «Т-10», скорее всего они нужны для непосредственной защиты буккера, там снаружи капониры для них. Десять грузовиков бортовых, два автобуса, два «КШМ», она фургон на базе грузовика, другая на гусеничном транспортёре, машина связи, две зенитки, кухня на базе грузовика, четыре бронетранспортёра. Однотипные с моим машинки. Пять легковых вездеходов, две санитарные машины и три бензовоза. Вот и всё. Вся техника лет десять как с конвейеров сошла. Да, у центрального поста в бункере, я нашёл стенд, там график проверки вывешен, первая проверка в пятьдесят четвёртом году, майор Ольгин, видимо в этом году объект и сдали, приняв на баланс, вторая запись в пятьдесят девятом, капитан Русин. Значит у меня есть три года до следующей проверки, думаю мне потребуется даже меньше, как приобрету дачу с большим гаражом или амбаром. На склады я не лез, скорее всего там тоже запасы, запустил один дизель-генератор, без него мне ворота не открыть, там створки толщиной полметра метра, от ударной волны, и пока дизель тарахтел, всё открыл. Пока он мне не нужен, заглушил. Запущу, когда бункер буду закрывать. А пока, нужно успеть. Да, не стоит считать военных дураками, что бросают такие объекты. Их не вскрыть если не знать как, но я знал.


За двое суток, ночами, я вывез в бункер всё, вымел все четыре склада и амбара подчистую. Кроме личного амбара. Там на верху всё оставил как есть, жилое помещение и кухня. Поискал у коллекционеров и купил зажигалку в виде пистолета «Кольт», что убрал под подушку на кровати. Света видела у меня такое оружие. Оставил тут же в амбре на первом гаражном этаже мотороллер и велосипед, наличкой около сорока рублей, сделал тайник в письменном столе для них. Так что прикрыл себя с этой стороны. В кирпичном гараже стоял «Додж», подготовленный к долгой поездке, уже всё куплено и загружено для путешествия, так что на третью ночь я планировал покинуть Москву, и двинуть в сторону морского побережья. Решил ближе к Крыму устроится. Поеду по трассе на Брянск, через Харьков и дальше. Хочу поработать в водоёмах. То есть, я не ставил себе задачи как можно быстрее доехать до моря, за неделю доеду. Нормально. В машине палатка, та что польская, спальник, тент против солнца и дождя, утварь, для готовки, посуда, запас одежды, рюкзак, керосиновая лампа, радиоприёмник, съестные припасы, ну и запас топлива. Десять полных бензином канистр, и небольшой бачок с моторным маслом. Верёвку с магнитом не забыл. Он вызвал настоящий фурор в пионерском лагере, школьники изучили всё озеро, и ещё одно, что оказалось было в лесу. Вот там им повезло, взяли и мотоцикл вытащили, довоенный. Откуда он там? Вроде хотели реставрировать, но точно не знаю, уехал. Мотоцикл остался у директора, на складе, а мы все разъехались, я в Москву, остальные кто куда, по лагерям… пионерским. Но это ладно, планы по отъезду пришлось немного пододвинуть. По ситуации буду смотреть.

О Свете я не думал, но прикинул расклады что та могла сообщить, а я её предупреждал насчёт меня держать рот на замке, и решил не тянуть время. Позвонил этим же днём как закончил вывоз добра, по тому же номеру. В этот раз взяла Светлана, голос опознал, тон ровный, но с подрагивающими нотками.

- Здравствуйте, тёть Свет, - поздоровался я. - Извините, нас прервали, там местные пацаны ко мне пристали, район не мой, пришлось бежать. Их больше было.

- Игорь? Наконец ты со мной связался. Нам нужно встретится.

- Что, опять велосипед сломался?

Когда мы ещё любовниками были, я договорился с той, что если нас попытаются связать на чём-нибудь, как знакомых, то я ей чинил родительский велосипед, другой техники у той не было. Ни о какой постели тут и слова не должно звучать.

- Да, снова колесо спустило, кажется прокол. Проблема.

Мы договорились о кодовых словах, сейчас та мне объяснила, что она подставилась с моей помощью, о наших близких отношениях не говорила, работает контора глубокого бурения. Слова «прокол» и «проблема», именно эти слова означают сделанные выводы. Проблема - это КГБ. Прокол, это наши совместные действия если на неё комитет вышел. Иначе бы та сказала «пробоина» - это она виновата, что нами заинтересовались. Или «колесо снова дырявое», тут уже чисто я виноват. Хм, а что нас могло слить? Может последнее дело где я Свете подсказал? По крупным махинациям. Так два месяца прошло.

- Извините, тёть Свет, я не смогу. Мы сегодня уезжаем в Крым. Меня родители к бабушке повезут.

- Отдыхать, это хорошо.

- Хорошо было бы если бы бабашка не сдавала каждый квадратный метр. В прошлом году я в курятнике спал, кровать там стояла. Сезон. Бабушка мне так на мотоцикл копит. «Яву» хочу. Мотоцикл да, хочу, но снова с петухом драться за курятник, желания больше не имею.

- Может успеешь, мне кажется там небольшой прокол.

- Прокол есть прокол, клеить нужно, а мы уже через час уезжаем. Жаль, наша команда на лето распадётся, больше в шпионские игры не поиграем. И почему я всегда должен играть вражеского шпиона? Кстати, хорошая идея с голубем? Это я придумал. Вот вернусь, поставлю на голосование, с жребием, а то постоянно меня выбирают.

- И всё же, Игорь, очень велосипед нужен.

- Может кого другого попросите? Это же любой мальчишка починить может. А если я приду, это проваленная явка, а очки мне терять нельзя, я итак их недавно потерял, а набирать тяжело. Иначе я в лидеры к концу года не выйду. Меня Алёнка обещала поцеловать если выиграю, самая красивая девочка в классе, так что сами понимаете, стимул у меня есть.

- Ну хорошо, Игорь, если придёшь, я тебя поцелую.

- Так вы же старая?.. Ой, вы красивая конечно, но пусть лучше Алёнка целует.

- Хорошо, я скажу прямо. Я хочу узнать по тому нашему разговору. Помнишь ты рассказывал о махинациях на мукомольном заводе?

Точно по этому делу, как я и предполагал, понял я. Пришлось снова импровизировать.

- Тёть Свет, я это слышал в чебуречной на Красноармейской. Там два типа общались, а у меня слух хороший. У них наколки на пальцах были. Одного вроде Князем звали. Я потом за ними проследил, я умею, я же шпион, и ещё подслушал. Правда они меня увидели и прогнали, но всё что слышал я сказал…

- Игорь, тут всё серьезно без шуток. Нужен тот портфель что был при этих двух… типах.

Я вздохнул в трубку, и расстроено сказал:

- Всё-таки узнали, да? Ну да, не воры это были, а какие-то двое типов, что шептались подозрительно. И портфель я не крал, больно надо, они сами его забыли, я выскочил следом отдать, а машина уже уехала. Это потом я нашёл внутри деньги, да полторы тысячи рублей. Я их потратил. На сладости и девочек в кино и цирк водил. И мотороллер купил. До сих пор от отца прячу.

- А бумаги, там были бумаги? - трагизм в голосе Светы был просто восхитителен, она отлично мне подыгрывала, понимая, что делает.

- А были какие-то бумаги, я особо не смотрел, вам одну отдал.

- Где этот портфель?

- Спрятал. На чердаке того же дома где чебуречная. В углу под мусором… О, папа подъехал, ну всё, я побежал. Счастливо, тёть Свет.

- Пока.

Тут как раз я не солгал, и двое типов в костюмах в чебуречной были, и портфель они действительно забыли, лопухи, и документация какая-то внутри, деньги я забрал, а пару бумажек Свете отдал, вроде интересное что-то. И похоже тут комитет замешан, раз они так перевозбудились, выяснив через Свету что те две бумажки засветила, у кого они. Портфель я действительно там оставил, надеюсь найдут. Проследил, те же две машины были, нашли. Убедившись, что они прибрали что нужно, я занялся наблюдением за квартирой Светланы, заодно проверяя всё вокруг на предмет конкурентов. Странно, но их не было. Неужели сработала моя импровизация в играющего в шпионов школьника? Да и Света должна сказать, что я нормальный пацан, хотя она только имя моё знает. Похоже мы по краю прошли. Чёртов портфель, столько неравных клеток сжёг. А когда Светлана подошла, и поднялась к квартире, она в форме была, решил с ней пообщаться. Как раз стемнело, что позволило мне её вызвать. Через минуту та спустилась.

- Меня с детства так не звали на улицу, камешками в окно, - сказала та, подходя.

- Идём за мной.

Мы прошли чуть дальше, и я открыл перед Светой дверь час как угнанной машины. Потом верну назад. Это был обычный старый «Москвич», таких тысячи на улицах Москвы. Как мы сели, хлопнув дверями, я сказал:

- Время не тяни. Говори?

- Да это всё моё начальство, капитан Буров.

- Любовничек твой?

- Ты знаешь?

- Засёк как ты его водила на нашу квартиру, раза три. А что, в свою не приглашала? Хоромы трёхкомнатные, а живёшь одна.

- У старушки-соседки слух хороший, сразу в потолок стучит, - машинально ответила та, осознавая сказанное мной. - Подожди, ты знал и продолжал встречаться со мной?

- А что такого? Ты мне никто, какая мне разница кто тебя прёт? Нас связывает только секс и ничего более. Связывал.

Общались мы спокойно, подслушать нас в машине очень сложно и рядом никого нет. Окна закрыты были.

- Хм, ты себя ведёшь не как подросток.

- Повзрослел рано, ты время не тяни, - повторил я.

Рассказала та честно, и похоже вернув всё что было в портфеле, ну кроме денег, сотрудники КГБ успокоились, правда поставили Свете на вид, для начала связаться со мной как вернусь, и вернуть те полторы тысячи рублей. Деньги подотчётные. Кроме того, звание старлея ей прикрыли. Та, когда в постели со своим капитаном была, тот не женатый, жил в коммуналке, и с удовольствием спал со Светланой, ещё бы такая дивчина. Это не тот капитан что с ней был, когда «москвич» из кювета вытаскивал. Так вот, та когда в постели с ним была, и они общались, вспомнила про те бумажки что я ей дал, это неделю назад было, совсем про них забыла. Ну и достав из шкафа, арендованная мной квартира тогда была уже недоступна, в её квартире были, ну и показала. Тот работал раньше по экономическим преступлениям, тему знал, мог что подсказать. А тот сразу в стойку и в прихожую к телефону рванул, и вызвал наряд из Комитета. Оказалось, он с ними сотрудничал и его также напрягли найти вот эти бумаги. Там были свои игры, и причём тут мукомольный, Света тоже не понимала, но её выдернули из кровати и испуганную привезли на Лубянку и кололи по поводу откуда взяла. Та основную версию и описала. Украсть портфель мальчишка мог, в это поверили. Дёргали её часто, требуя выйти на контакт со мной, а второй голубь те упустили. Дважды до нервного срыва доводили девушку. Вот капитана не простила и гнала от себя, тот явно на неё и главное на её квартиру настроился. Проходу не давал, извинялся, и лыбу давил, ему звание майора обломилось, отблагодарили так покровители. А как портфель забрали, так взяли со Светы подписку о неразглашении и устно посоветовали вернуть деньги. Вот такие дела.

Я сразу достал из кармана эти полторы тысячи, и передал Светлане, удерживая их платком.

- Отпечатки опасаешься оставить? - беря пачку, поинтересовалась та.

- Мало ли, - поморщился я.

- Хорошо, передам в конце лета, а то подумают, что свои отдаю.

- На ещё пятьсот рублей. Возьми отпуск, по времени уже можешь, год работаешь, и съезди на море.

- А ты?

- Я тоже еду. Скорее всего даже этой ночью покину Москву.

- С собой не возьмёшь?

- После капитана? Не смеши меня. Ничего, ты девочка красивая, в самом соку, найдёшь курортное приключение. И ещё, Свет, эта наша последняя встреча. Больше не ищи меня.

- Хорошо. Прощай, - та обиженно поджала губы.

- Да, погоди, не спеши. Первый голубь. Зачем отправляла?

- Встретится хотела. Не удалось, поэтому снова поддалась на уговоры начальника посетить с ним ресторан. Мы с ним тогда поссорились, две недели не встречались. Дальше и сам можешь догадаться что было.

- Это было не сложно. Прощай.

- Прощай.

Та ушла, не оборачиваясь, пятьсот рублей к слову взяла, не отказалась, это был прощальный подарок, а я отогнал машину на место. Пришлось ставить машину за углом, на месте прошлой стоянки толпа была, крики боли и отчаянья доносились. Пришлось дойти до толпы, шепнуть одному зеваке что машина стоит за углом, тот передал, и толпа за угол ломанулась. В этот раз уже крики радости доносились. Все решили, что подростки покатятся взяли. Да, в это время машина, это не только статус, но и серьёзно вложенные средства. Пусть та старая, копия «Опеля», но всё равно немало стоит. Мне же пришлось нагонять трамвай, что отъезжал от остановки, фонарей тут мало светило, чуть в яму не провалился, и нагнав, ухватившись за перила, встал на задке, тут ещё двое ехало, так и катил. Я решил сегодня отправится в путь, пусть время уже наступило одиннадцать часов ночи. К слову, я по Москве сколько ездил, но единой дорожной разметки не видел, на этой улице, где катил трамвай, изредка тренькая звонком, разметок вообще не было, ехали кто как мог и хотел. На центральных и главных улицах разметки были, но не так и много. Помните фильм про Шурика, где тот со Смирновым, что хулигана играл, в автобусе дрался? Там автобус ходуном ходил, и когда все бежали к автобусу, то видно новый асфальт с мутными разметками. Тут много где так. Единой системы дорожных знаков и разметок пока нет, я узнавал.

А так доехал до нужной остановки, тут прямой был, потому и нагонял этот номер трамвая, и пройдя мимо закрытого рынка, ворота закрыты, забор высокий дощатый скрывал территорию, я добрался до гаражей и сараев. В некоторых возились хозяева, хотя и поздно, огоньки видно, но мне это не мешало, выгнал «Додж» из гаража, переоделся, тут же наверху, на втором этаже дорожная одежда заготовлена была, тут особенно нужны кепка и кожаная куртка. При этом сложив костюм, в котором я со Светой встречался. Год назад покупал, на вырост, к репетиторам ходил, но он уже трещал по швам, вырос я из него, вернусь, продам на рынке. И вот так встав у речки, искупался и освежился, и снова одевшись покатил к трассе, а там и прочь от Москвы. Спокойно и без проблем. Держал скорость километров семьдесят в час. Да мне тут дальнобой удачно попался, вот за ним и пристроился, а тот шестьдесят шёл, для этих времён скорость приличная. Ночью так особенно, когда разметки нет. Днём может и девяносто держал бы, если бы мог. Пока грузовики сейчас не особо скоростные, вон мой «Додж» максимально мог выжимать восемьдесят пять километров. Но я так старичка насиловать не буду, я хочу без проблем доехать до моря.

Дорога не проблемной была, я откинулся на спинку, сидел расслабленно, поглядывая вперёд на ходовые огни на прицепе, и на зеркала заднего обзора. Думал я не о море, или Свете, с ней я действительно всё, хватит тянуть кота за усы, из-за своей паники вон рискнул вскрыть защищённый охраняемый объект. Нет, меня её капитан интересовал. Да, хочу ответку ему кинуть за такую подставу. Он тут один в плюсе, вот этот плюс нужно в минус перевести. Мотнув головой, чёрт с ним, вернусь с моря, тогда и решу, а пока я на отдых еду, чего себе подобными мыслями настроение портить? А пока сосредоточился на управлении. Мне повезло с дальнобоем, тот пролетел Тулу, и двинул на Орёл, по маршруту что я себе расписал. Там мы уже расстались, тот свернул на улочки, а я покатил через Орёл к выезду. Уже час как рассвело. У меня на руках атлас автолюбителя, тут подробные карты, такие атласы, пока редкость, достал на авторынке с большим трудом, за деньги там можно всё. Так что не заблудился, выехав на другую сторону города. Тут автозаправка была, заехал, где сонный кассир-парень отбил мне чек на полный бак с бензином Б-70, он уже почти опустел. Ха, заправка как в фильме «Королева бензоколонки», что-то общее есть. Однако я устал, поэтому решил встать на днёвку, и проехав километров двадцать, свернул на полевую дорогу, на горизонте была березовая роща, и шум дороги мешать не будет, там и встану на отдых. На месте обнаружил, что тут на опушке уже расположились две машины, «Победа» и новенький светло-зелёный «запорожец», и стоят две палатки. Я мимо проехал и приметил старую лесную дорогу, что уходила вглубь леса. Свернул и проехав метров пятьдесят, тут удобно деревья сходились и встал на обочине, тут же стал размещать спальное место, раскатал кусок брезента, на него медвежью шкуру, на рынке купил, на него спальник. Умылся, почистив зубы, вода из термоса, у меня с собой пять термосов разных, тут вода горячая, разделся до трусов и вскоре уснул. Вот так первая ночь дороги вышла. А ехать я так и собирался по ночам, днём моя машина будет привлекать внимание на трассе, забитой отпускниками. Такие машины редкость, на авторынке продавали подобную модель, плюс одна с железным сплошным кузовом, санитарная, и цены я знал. Причём не так и дорого стоили. «Додж» вроде моего, состояние чуть хуже и лебёдки нет, за три с половиной тысячи новыми рублями. Может проблема в дороговизне и дефиците запчастей? Да, возможно дело в этом. Сам в курсе какая это проблема, подготавливая машину к выезду. Денег ушло немало, но и удовольствия получил в подготовке тоже изрядно. Я тут вообще от всего удовольствие получаю, не замкнулся в себе. Наоборот, живу на всю ширь души, пробуя всё и изучая этот мир и особенности культуры жизни в шестидесятых. Да, пришлось иметь вторую тайную сторону жизни, но без этого никак, играть школьника я бы долго не смог без такой отдушины.

Додумать не успел, устал сильно, поэтому вскоре уснул. Живность не мешала, комаров похоже нет, вроде неплохое место выбрал, палатку я поленился поставить.


Проснулся, когда солнце давно стояло на небосклоне, три часа дня, а ведь спать ложился, когда уже шесть утра было, проезжая мимо соседей, те то на ночь встали отдохнуть, а я днём. Потянувшись, я встал и босиком сбегал в кустики, после чего вернувшись, подтягивая трусы-боксёры, стал собираться, завтракать тут я не собирался, место так себе. Тут Ока протекала, вот на её берегу встану, и до темноты покидаю магнит, глядишь, повезёт. Места овеянные боевой славой, находки должны быть. Я с собой из оружия прихватил мало, один «Наган» с глушителем, две наступательные гранаты, две оборонительные, карабин «Мосина», да карабин «Маузера» с оптическим прицелом, по сто патронов к каждому стволу, плюс двести пятьдесят парабеллумных патронов и триста для немецкого карабина. К слову в том магазине для охотников я патроны и для «Люгера» нашёл, почему они в продаже были, не знаю, но на складе их было две с половиной тысячи. Я потом нашёл их среди добычи. А взял на всякий случай. Так что, если находки будут, есть из чего пострелять. Более современное оружие брать не стал, по этим хоть могу отбрехаться что охотник, да документы забыл. Что по находкам, времени прошло не так и много, коррозия сильно затронуть не должна, почистил и используй. Это я и имел ввиду. Патроны тут нужны свои, вот и взял. Пострелять я не прочь. А вот ничего охотничьего, кроме пары ножей, я не брал. Ах да, я на берегу моря планировал оружие оставить, тайник сделать на будущее, поэтому прихватил банку с консервирующей смазкой для оружия. Тоже из добычи что в охотничьем магазине взял.

Вот так собравшись, и загрузившись я развернулся, чуть не своротив тонкую осину, и покинув лесок, место где ночевали отпускники, было пусто, и вернувшись к дороге, поднимая за собой столб пыли, выехал на трассу, благо та пуста была, только молоковоз навстречу катил, и направился в сторону Курска, высматривая съезд и где там речка. Оку пока не видать, поля и леса. Пришлось останавливаться и смотреть по карте. Чёрт, река заметно в сторону ушла, ничего я чуть позже нашёл другую, похоже приток, пусть метров двадцать ширины всего, да по обоим берегам заросшая камышом, но поработать и отдохнуть можно. Я отъехал от дороги на километр, чтобы любопытные не крутились, сначала разжёг костёр, собрав ветки, пожарил яиц. У меня в корзине лежали, десяток всего, половину пожарил, остальные отварил в котелке. Ну и чай тоже сделал. После завтрака, хлеб чуть зачерствел, но вполне пошёл, я его чуть поджарил над углями на палке, всё как родное пошло, тем более в этот раз я без колбасы яичницу делал, а накрошил плавленого сырка, тоже вкусно. Почистив зубы, щётку новую перед отъездом купил, свернул всё, убирая в кузов машины. Достал верёвку с магнитом, и проложив тропинку до воды, ломая камыш, стал кидать магнит. Сам я в одних трусах был, и широкополой шляпе, загорал. Подготовится к отдыху я смог неплохо на мой взгляд. Покупал всё для моря не в приморских городах, а в Москве. Приобрёл надувную лодку, она в комплекте с качком в машине лежала. Небольшая, но всё же есть. Приобрёл составную удочку и новомодный спиннинг, рыбачить буду, снасти для них. Ласты для купания, трубку и очки для ныряния. Да, это всё было в московских магазинах. Только не на витринах, спрашивать нужно. Тут пока нет такого как лет через двадцать, когда торговцы всё под прилавком держат и втридорога продают, но всё равно поискать пришлось, побегать. Весной это делал, время было.

Находки были, пара крупных зацепов, видимо техника какая-то утопленная, или что-то такое, магниту сил удержать не хватило, хотя я лебёдку внедорожника привлекал для вытягивания, даже сдвинуть не смогли, срывался. Ну и мелкие. В основном мусор, бытовой и военный с войны, выключая три обоймы на пять патронов для немецкого карабина, патроны я выкинул, а зажимы что их удерживали, забрал. Просушил и свои патроны вставил, из запаса. Из ценных находок, вот эти три обоймы, но они для моего карабина не подойдут, там прицел мешает их вставлять, по одному патрону приходится вставлять. Поэтому если вытащу из какого водоёма такой «Маузер» и приведу его в порядок, вот для него они и подойдут. Также был отличный штык-нож для немецкого карабина с ножнами, я чуть позже очистил его специальной смесью, как новый сверкает, к моему карабину с прицелом пойдёт в компанию. Потом котелок, немецкий же, и пехотная лопатка, а вот она уже вроде наша. Две каски, обе наши, сохран отличный. Ну и в одном месте магнит прицепился так, что с трудом содрал его «Доджем», вот и решил глянуть что это, сделал пару нырков, тут глубина солидная, хотя до другого берега метров пятнадцать, река сужалась, и течение средней мощности, но нащупать покатый бок мотоциклетной коляски смог, а также ствол пулемёта на ней. Выдернув пулемёт из держателя, я по дну пошёл к берегу. Не дошёл, пришлось отпустить его и вынырнуть, отдышатся, и нырять за ним повторно, но «МГ-34» с улиткой на пятьдесят патронов вытащил. Потом к коляске ещё нырял, мотоцикл на боку лежал, коляска сверху, сам мотоцикл утонул в иле. Так что я изучил подсумки. Найдя ещё две улитки и довольно большой патронный короб. На этом всё, я прекратил поиск, итак изрядно нашёл. Пулемёт почистил и привёл в порядок, пришлось со стволом повозится, запасной я не нашёл, этот чистил, и долго. В одну улитку снарядил свои патроны, пусть они для охотничьего оружия, но пригодятся. Так что теперь у меня есть пулемёт. Ещё один. Убрал в багаж. Остальные улитки и коробку, где находилась лента на двести патронов, освободил от самих патронов, потом свежие снаряжу. Ну и стал обед готовить. Отварил макарон с тушёнкой. Всё не съел, половину оставил на ужин. Хм, сижу и о немецком мотоцикле думаю. Вот ведь хомячная натура. Да ну его, у меня «Днепр» есть.

В общем, как стемнело, я покатил к трассе и выехав на неё, притопил педаль газа. Дорога стелилась под колёсами, так как это основная дорога на юг, то о ней заботились, но всё равно иногда на рытвинах и ямах подкидывало, однако подвеска держалась, мотор работал ровно, я заправился на заправке, пока не трогая НЗ, и как-то незаметно за ночь отмотал почти пять сотен километров, и когда наступил рассвет, я первые лучи солнца встречал в районе Донецка, не доехал километров семьдесят, свернув в поле к тёмной полосе леса на горизонте. Там всё тоже самое. Ночёвка. Тут палатку пришлось ставить, заодно потренировался. Место неудачное, комаров хватало, а как начало темнеть, продолжил путь, объехав Ростов на Дону. Да в Крым я решил стороной оставить, ближе к Сочи и Туапсе устроюсь на диких пляжах. Так что проеду Краснодар, и дальше меня ждёт Черноморское побережье. Ну или не ждёт, а я всё равно еду. Планирую рядом с какими посёлками устраиваться. Там отдыхающих много, наверняка есть и те, кто жаждет курортных романов, это я о женском поле. По этой теме и буду работать. У меня почти два месяца воздержания, так что охоту начну сразу. А поиск пока устраивать не буду, мне просто не куда девать находки. Был бы на грузовике, слов бы не было, я и тот мотоцикл бы вытащил, продал бы на развалах на разбор. Любителей старины хватит, найдутся покупатели, а пока просто не могу осваивать находки. Я не ожидал что первый же поиск даст такой результат, тут похоже реки не чистили от слова совсем. Вот среди находок был пустой магазин от немецкого автомата, «МП-40», но оружия такого не нашёл, хотя всё вокруг мотоцикла магнитом изучил. Мне бы пригодилось такое оружие под пистолетный патрон. У меня не было ПП. Ладно, впереди у меня подбор места для отдыха, ну и сам отдых.


***


Когда двери открылись, я шагнул вперёд из электрички, пусть это не те что будут лет через тридцать, но свою функцию выполняют, и поправив лямки большого рюкзака за спиной, ступил на персон вместе с другими пассажирами. Я приехал именно в тот день что и хотел. Сегодня двадцать седьмое августа. Как раз сегодня должны привезти детишек нашего детдома из пионерских лагерей. Время десять часов, а привезут к обеду, я узнавал, обычно в это время автобусы появляются и высаживают партию очередных отдохнувших пионеров. Время есть посетить гараж, оставив вещи, и добраться до дома. Поехал я на машине, у вокзала поймать такси не смог, другие пассажиры расхватали, остановил частника на улице, он и довёз. Тут уже по таксе, рубль отдал. А когда устроился в своём амбаре, следов внутри не было, пылью всё не покрылось, но всё равно видно, что кроме меня тут никого не было, достал из рюкзака вещи, разложил, одежду в ванной замочил, воду от колонки натаскал, сам сбегал окунуться в речку, прихватив полотенце, всё же пропотел в поезде, всё тело липкое. Да ещё с пересадками ехал. После этого одевшись, направился к детдому, опасаясь опоздать к приезду. Встретить хотел. Не опоздал, видел, как высаживаются из двух автобусов наши, разных возрастов.

Я ускорил шаг, с лёгкой улыбкой и загорелый до черноты. Ещё бы мне не улыбаться. Отдохнул просто восхитительно. Даже странно, ни потасовок, ни драк, просто отдыхал и всё, любуясь природным миром моря и берега. Знаете, я, наверное, как паспорт получу, так и уеду на побережье, домик куплю и там жить буду. Причина? Множество доступных женщины. Не поверите, плевать там хотели на возраст, такое впечатление как будто тормоза срывало, раз на море, значит можно. Да и я говорил, что старше. Даже паспорт показывал, самым щепетильным и недоверчивым, мол, кажусь молодым. Только один раз не сработало, девушка знала мой возраст, мы знакомы были по Москве. Так что кочевал я по побережью, побывав везде от Анапы до Батуми. Там кстати в Батуми мой «Додж» и ушёл, за шесть тысяч рублей турок купил. А оружие, часть денег, припасы, я скрыл ранее в скалах в районе Туапсе. Там пещерку нашёл, сложил всё и завалил её камнями. Пять лет ничего не будет, потом навестить потребуется, смазать, припасы поменять. Я там повторно был, уже возвращаясь, и всё для отдыха оставил, палатку, ласты и всё остальное. Там в углу пещерки выкопал ямку, там песок на дне, и убрал в герметичной шкатулке деньги и документы, те самые паспорт и шофёрское удостоверение. На чёрный день оставил. Надеюсь он не наступит, но иметь такую нычку стоит. У меня пара и в Подмосковье будет, пока не озаботился этим особо.

А что по поводу той что мне знакома, то это как раз в первые дни у Анапы было. Я лагерь разбил, пару дней отдыхал. Плавал, купался и нырял, устроил рыбную ловлю, пытался освоить гарпун, но заскучал, как говорится, на баки давило, вот и оставив лагерь, тут рядом никого, да и добираться тяжело, на моём «Додже» еле проехал, на более лёгких машинах вообще шансов нет. К слову, дикарей было мало, фильм «Три плюс два» ещё не вышел на экраны, и это не стало массовым отдыхом. После съёмок фильма надо будет побывать на том пляже. А так собрался и вот поехал к пляжам Анапы. Бродил, бродил, и вдруг приметил знакомую. Да мою учительницу французского языка. Из репетиторов в прошлом году. Та в закрытом купальнике лежала на полотенце и загорая призывно поглядывала на крепкого мужика, что на эти знаки не обращал внимания. Тот с интересом пялился на женщину с четвертым размером груди, той далеко за тридцать, но груди стоячие. Учительнице с её первым размером ничего не светило. Мужику, впрочем, тоже, грудастая ребёнком была занята, девочкой лет трёх, что копалась совочком в песке. Вот я и присел рядом, поздоровавшись. Та вздрогнула, но меня узнала, ну и честно сказал, что я тут в охоте за подружкой, мол, давно женщины не было, месяца два, да и она, как и я тут на охоте. Как бы нам совместить это? Мол, та в моём вкусе, и я умею держать язык за зубами. Та подумала, видимо те же проблемы что и у меня, и неожиданно согласилась. Быстро собралась, мы дошли до машины, что у рынка стояла и поехали к месту моего лагеря. Не доехали, и съехав с дороги, устроили разврат. Тут моя инициатива была, но и та явно в нетерпении оказалась, а потом ещё в лагере палатку испытали на прочность. Та отдыхает уже неделю, осталось две, взяла и переехала ко мне, и мы жили две недели. Училка тут у меня загорала нагишом, что её очень радовало. Отличный отдых, понимали друг друга с полуслова. Благодаря ей я неплохо разговорный французский подтянул. Я ту поразил своими умениями и опытом в постели, но о своих подружках говорить категорически отказывался, что той понравилось. Мне с ней было хорошо. Я отвёз её в Анапу, откуда та на автобусе и уехала. И да, та попросила забыть, что между нами было, это сон и мираж. Та уехала, а я дальше вот так и отдыхал, двигаясь по побережью. И не жалею. Особо и рассказывать нечего, солнце, песок, крупный, мелкого не было, тёплое море, вкусная рыбка, ну и женщины. Если так посчитать, у меня их ровно чёртова дюжина была. Две обломщицы, один раз переспали и больше те со мной не встречались, отказывались. Наверное, не понравился. Остальные кто несколько дней, кто целую неделю. Но учительница, больше всех. А вообще у меня ни в одной из жизней вот так с учительницами не было, эта первая. Знаете, как-то понравилось, пусть той двадцать восемь, старушкой себя называла, но просто секс-боба. Она себя со мной вела как будто в последний раз сексом занимается, отдавалась полностью. Это было здорово.

Ладно, хватит об этом, а то с лица немного дебильную довольную улыбку никак прогнать не могу. Но тут улыбка сразу исчезла, я понял почему наши толпятся в ворот и не заходят. Из-за многоквартирного дома показалась территория детдома, из-за облака листвы кустарника проявились чёрные провалы главного здания. Чёрные от огня. Стены блестели, явно недавно покрасили известью, но похоже был пожар, крыша обвалилась внутрь. Гарью несло. Сутки, максимум двое. Приметив наших, несколько одноклассников было, включая Бабич, я стал протискиваться к усталому директору детдома, который у калитки ворот что-то объяснял школьникам. Главный корпус сгорел, а именно там были спальни, жить нам теперь было негде. Похоже вопрос решался. На развалинах работало несколько пожарных, видимо следствие вели. Точно не больше суток прошло, а скорее всего ночью и случилась эта трагедия. У меня даже сердце сжалось, сам не знал, что любил наш детдом. Он ведь образцовый. В Москве они все образцовые. От ребят, пока добирался до директора, узнал, что это был не умышленный поджог, как я предположил, а несчастный случай. Ремонт в здании закончили неделю назад и то стояло это время с открытыми окнами, чтобы ядрёная вонь краски хоть как-то снизилась, постепенно заносили кровати в спальни, возвращали всё на место. Тут было несколько групп воспитанников, что раньше приехали, и старшаки. Однако жили те в палатках, военные выделили взводные. Жить в корпусе уже можно, не так и пахнет, но пока не переезжали, детишкам нравилось жить в платках в парке на территории детдома, он довольно приличную площадь занимал. Почти гектар. А сгорело здание по банальной причине, начал гореть сарай. Рядом с территорией детдома стоял двухэтажный многоквартирной дом и у его жильцов деревянные старые сараи были, ещё довоенные, вот и вспыхнули по очереди, искры начали подниматься от жара, несколько залетали в окна, там подушки, одеяла, и свежая краска на стенах и полу. Полыхнуло здорово. Чудом никто не погиб и не пострадал. А если вспомнить что у здания только стены кирпичине, а перекрытия деревянные, шансов не было. Надеюсь к Новому Году восстановят.

Когда я услышал про сараи, встав на цыпочки рассмотрел через кустарник, что их действительно нет. Понятно. Директор сообщил что скоро ещё палаток привезут, а потом будет распределение по другим детдомам, не восстановить центральный корпус быстро, как не крути. Постараются, но месяц нужен, не меньше. Уже дали комсомольский клич, стройматериал везут, но время не резиновое. Перевод временный, нужно потерпеть только два месяца. И ещё, почти четыре сотни воспитанников в нашем детдоме, и детдома Москвы всех взять не могут, там просто нет столько мест, два-три в резерве для разного возраста, не больше, их и займут, остальные по областям. Вот обрадовал. Подождав, когда дежурные из старшаков направят прибывших к столовой, кухня и столовая отдельно стояли, они целы, да ещё два автобуса подъехало с другими воспитанниками, малые ревели в три ручья, жалко здание было, я подошёл к безмерно уставшему директору.

- Пётр Семёнович, вот, я за два месяца заработал. Тут двести рублей. Прошу пустить их на восстановление здания.

От принял деньги, поблагодарив, убирая в нагрудный карман рубахи, пиджак тот видимо снял, я же попросил меня не распределять, мол, есть знакомый, буду жить у него и ходить в нашу школу, но директор тут развёл руками. Он уже не решает, была собрана комиссия, он туда входит на правах рядового члена, теперь они всё решают. И решать нужно быстро, чтобы до первого сентября всех распределить, чтобы успели освоится и пойти в новые школы. Однако в старых школах их места будут свободны до возвращения, директор бился чтобы наш детдом не распался и коллектив был прежний. Вот такие дела. А я что-то сомневаюсь, что так будет.


Через два дня, мы сидели в старом автобусе, нас было восемь, трое малышей, хотя их как раз в Москве старались оставить, и пятеро старше десяти. Пятнадцатилетних всего двое, я да Бабич. Как она вообще в нашу группу неудачников попала? Ей стоило ресницами как опахалом взмахнуть, губы бантиком сделать, и все у её ног. Вообще комиссия умудрилась втиснуть триста сорок детей по детдомам Москвы. Не стоит думать, что их тут сотни. Остальных по областям. Им-то попались детдома, а нашей группе интернат. Там дети их неблагополучных семей. У них есть родители, запойные или ещё какие, их забрали из семей. Есть и сироты, но мало. Вообще меня в Москве оставляли, но узнав об этой группе, я понял, должен ехать с ними, иначе через два месяца они приедут сломленные с искалеченной психикой. Постараюсь этого не допустить. Я об этом интернате слышал, ничего хорошего в этих слухах не было. Находился тот на окраине села, вот в сельскую школу и будем ходить. От Москвы всего в пятидесяти километрах. Я одного понять не могу. Армейцы конечно здорово помогали, солдат на стройку прислали, стройматериалы, машины. А что, в какой из частей на территории Москвы казарму не могли выделить на два месяца? Спросил у директора. Тот ответил, что такой вопрос ставился, ответ один – нет фондов. Столица перенаселена, большие проблемы с жильём не только у нас, но и у армейцев. Мне кажется это отговорки. Я даже не уверен, что это переселение временное и нас не вернут обратно. И да, об этом интернате я слышал уже тут, в этой жизни. В пионерском лагере пара парней были из этого села, кстати, надо будет найти их, навестить мосты, ужасы рассказывали. Звери, а не дети.

Наконец мы доехали. Кстати, по пути проехали поворот к бункеру. Я успел вчера там побывать, скатался, всё проверил, всё на месте, после меня там никого не было, всё работает штатно. Это я про охрану. Однако было то, что меня обеспокоило. Часовой, которого раньше не было. С оружием на посту, всё как полагается. Он у въездных ворот стоял, под грибком. Что, впрочем, не мешало мне перебраться через забор в другом месте и через резервную шахту спустится в бункер, всё там проверив. А покинув, рванул к КПП части, где дождался солдата, что шёл в увольнительную, подвёз на мотороллере до Москвы, и заодно расспросил. Узнал почему не было часовых в нужные мне дни. Я в шоке. В те дни ждали министра обороны в части, всех привлекли блеск наводить, а тот объект считали заброшенным, часовых бы там не было, если бы не приказ взять под охрану территорию. А тут на пять дней сняли и вернули, когда маршал побывал и уехал. Сняли потому что реально люди были нужны все. Вот я в жилу попал. Это даже не везение, это не знаю, как объяснить. Одно знаю точно, в бункер незаметно попасть и выбраться смогу, что и показал недавний опыт, а вот как технику выгонять наружу в случае нужды? Тут больше министров по частям ездить не будет. Похоже придётся вопрос с часовым решать. Нет, не убивать, просто вырубить, да ещё сразу как тот на пост встанет, чтобы время было.

Нас познакомили с директором, желчной женщиной что пыталась скрыть плохое настроение, видимо поднадзорные что-то снова натворили, после этого распределили. И кто говорил, что тут живут ужасные дети? Милейшие, вот поверьте мне, вполне неплохие дети, что обходят нашу восьмёрку стороной, я всех под охрану взял, предупредив, что если с ними что случится… А вообще, после того как нас распределили, поймал мелкого местного парня лет десяти, и велел вести к тому старшаку, что всех тут держит. Он и отвёл. Я этого старшего при его колде и предупредил, тронет кого, поломаю. А ночью пришли мне тёмную делать, сработало провоцирование. Утром обнаружили на берегу озера одиннадцать воспитанников интерната. Живые. С качественно переломанными руками, ногами и челюстями. Арматура — это вещь. Рядом с каждым лежала такая, как будто те друг друга отлупили. Сразу менты набежали, ещё бы, ЧП областного масштаба. К директору меня вызвали, но я делал честные глаза, мол, спал, ничего не видел. А так как самые активные члены интерната, что тут мутили, лежали в больнице в гипсе, включая старшего, то и жизнь тянулась в интернате ровно. Учителя в школе вполне на уровне, отлично материал подавали, так что в конце октября нас забрали, хулиганы так и не вернулись, переломы плохо заживали. К слову, я выяснил кто им воровскую науку даёт, нашёл такого учителя из бывших сидельцев, странно что тут ему разрешили жить, сто первый километр дальше, и отвёз тело в лес. Пришлось грузовую машину от дома шофёра угонять и потом на место ставить. А интернат я так и не покидал, опасался наших без присмотра оставлять, шакалов тут ещё хватало, но боялись, до жути. Нормально всё прошло, так мы и вернулись в детдом, причём как оказалось последними, остальные уже тут были, выбрали койки. Мне по остаточному принципу досталась.

А тут меня всего передёрнуло, когда услышал разговор двух парней по койкам, обсуждали недавний пожар в гаражах и сараях, тут рядом у рынка. Вот я и рванул. А снаружи дождь, ледяной, а я нёсся, и обнаружил поле золы. Две трети района незаконных построек сгорело. Уцелел только мой кирпичный гараж, до него не дошло, три остальных сгорели полностью. А вот этого в будущем не было точно, я бы знал, видимо как-то сказалось моё влияние на историю. Знает о чём я подумал в этот момент? О судьбе. Мысленно поблагодарил того капитана Серёжу Бурова, что поднял шум с бумагами из портфеля, и я запаниковав всё убрал в бункер, сейчас бы почти всего лишился. Как я снова убедился, всё что ни делается, всё к лучшему. Осматриваясь, тут некоторые из владельцев-погорельцев были, я направился к амбару. Гараж у меня почти пуст, там одежда и запас еды, да небольшая заначка наличных в пятьсот рублей. Для меня небольшая. Вот и всё, в амбаре основное хранилось, мотороллер и велосипед в том числе. Всё так изменилось, с трудом нашёл где амбар стоял. Всё железо видимо уже утащили и сдали в металлолом, но где амбар был опознал, тут нижние венцы сруба ещё остались, бревна мощные, такие долго горят. Эти сами видимо потухли, или потушили. Я же направился к гаражу, надо переодеться, насквозь промок. Ключ в тайнике, второй комплект в сгоревшем амбре был, шансов найти их целыми в углях нет, да и закалка явно потеряна, однако тайник цел, он сзади гаража под камнем, и я открыл дверь, ловушек нет, всё убрал ранее, так что заперевшись изнутри, замок снаружи висел на одной петле как будто гараж закрыт, я и прошёл на второй этаж. Всё гарью поровняло, хотя пожар метрах в двухстах отсюда остановили. Точнее такой же дождь остановил, что сейчас идёт. Ледяной.

Быстро скинув с себя всё, а изо рта пар, холодно, я надел сухую одежду и разжёг примус, от него постепенно тепло начало расходится, а я, взяв зонтик и чайник, сбегал на колонку, так что принёс воды и поставил греться чайник. Чаю попью. Надо, а то как бы не простыть. У меня и мёд в НЗ есть. Час в гараже просидел, и прихватив десять рублей купюрами по рублю, направился обратно, в этот раз с зонтом. Кстати, в некоторых местах уже завезли стройматериал, брёвна и доски, из-за дождя не приступили к работе. Похоже никто тут стихийную застройку так и не будет останавливать. Всех всё устраивало. Когда я вернулся, меня сразу направили на медосмотр к нашей медсестре, всех вновь прибывших проверяют, включая на вши. Тут всё в порядке, чисто, так что отправили в баню, оказалось нам и баню поставили, жируем, даже парная была, я там полчаса просидел, пока старшаки не прогнали, а потом к себе в спальню. Краской ещё пахло, но терпимо, от труб отопления жар шёл, котельная работала. Я быстро узнал, как у наших дела, на их вопросы ответил, что в интернате у нас всё хорошо было, без проблем, после чего был ужин и дали отбой вскоре.


Утром по распорядку, завтрак, собираемся в школу, портфели девчат, всё же сегодня четверг, двадцать шестое октября, ну и направляемся в школу. Кстати, на завтрак в этот раз было идти куда лучше. Столовая, это отдельное здание, раньше одеваться и раздеваться приходилось, некоторые без верхней одежды бегали, за что их дежурные ругали. Сам дежурным не раз был. А сейчас построили тёплый коридор, из здания в здание. Проблем нет. Директор воспользовался улучшениями и пробил его постройку. Тут он молодец. Мы так дошли до школы, надели вторую обувь, за этим школьные дежурные строго следили, ну и дальше. Да, у нас классный руководитель сменился, прошлая в залёт ушла, и с мужем приехала в другой район Москвы. Теперь у нас мужчина, учитель истории, новенький. Кроме него ещё двое новых учителей. Литературы и иностранного языка. У нас в школе двум их учили, английскому и французскому. Была англичанка новенькой, она нас и будет учить. Наши табели с Бабич за два последних месяца уже передали в секретариат, сегодня и должны были передать, это не мы делали, ну и с одноклассниками мы направились на первый урок, изучив расписание. Сначала у нас алгебра, потом геометрия, и литературы два урока. После обеда биология и свободны. В классе математики пришлось выдержать бой, мы всегда с Ольгой сидели во втором ряду за второй партой, а тут в наглую перед нами наше место решили занять, и вопли что они тут уже два месяца сидят, нас с Ольгой не тронули, так что выкручивая им уши, подняли, и отправили другие места искать, свободные были. Я парня, Ольга девушку отваживали от нашей парты. В принципе, ровно разошлись, одноклассники эти чуть не с первого класса с нами, без конфликтов прошло. Поворчали и всё, только ухи краснели. Дальше начался урок, учитель старый, тот проверил наши знания, кроме нас с Ольгой вернулась ещё одна девочка, остальные были в Москве и учились в этой школе. Уровень знаний тому понравился и начался урок. Потом зеркально всё повторилось на геометрии. А когда наступила литература, вот тут я испытал некоторое удивление. Даже очень сильное, надо сказать. В класс зашла учительница, которую я, извините, не так давно пёр две недели на море.

Та меня тоже узнала, даже икнула от удивления, но больше не демонтировала знакомства, и спокойно вела урок, проверив наш уровень знаний. Некоторые время та тревожно и боязливо поглядывала на меня, а видя, что я на неё не пялюсь, слюни не пускаю, и почти не обращаю внимания, к концу урока вообще успокоилась. После урока, как раз большая перемена, все спешили в школьную столовую, а вот меня учительница ожидаемо попросила задержатся. Той явно требовалось срочно узнать и понять, как себя вести дальше. Та сама закрыла дверь за последним учеником, Ольга Бабич, тревожно поглядывая на меня, сказала, что займёт мне место за столом, рубль я ей дал, попросив взять первое, второе, и вообще та мои вкусы знала, мы и едим вместе в школьной столовой.

- Значит, Игорь, а не Саша? - негромко сказал та, отходя от двери. - Ты ещё и из детдома.

Я улыбкой развёл руками, продолжая сидеть за партой, отвечая, также негромко:

- Каюсь.

- Ничего не хочешь мне сказать?

- Я вас нанимал репетитором, нужно было подтянуть знания, это было, в прошлом году, вы за год мало изменились.

- Вот значит, как?

- Именно так.

- Хорошо.

- Однако, - я зашептал подавшись вперёд. - Если пожелаете, можно возобновить. Я даже для этого могу квартиру снять на год, где вы сможете жить, и я вас буду навещать.

- Ничего не было, - твёрдо сказала та.

- Не было так не было. Анекдот. Расскажите в учительской. Парень хвастается другу, что спит с близняшками. Друг интересуется, мол, как ты их различаешь? Ему в ответ, у Юли глаза голубые, у Юры х*й большой.

Та невольно хохотнула, но тут же заткнула себе рот ладонью, и просипела:

- Пошёл вон.

- Хорошо, - улыбаясь ответил я. - Если меня одноклассники спрашивать будут почему задержали, скажу, что помог вам в прошлом году из трамвая выйти, вы каблук сломали и ногу подвернули. Вот и вспомнили меня.

- Иди уже.

Покинув класс, я рванул к раздевалке, а потом и в столовую, надеясь успеть. В школе столовая была в другом отдельном здании, не особо удобно. Очередь на раздаче ещё была, но Ольга сидела за столом, сразу замахав мне, так что я снял куртку и устроился рядом. Мне взяли щей, картошки с котлеткой и подливой, коржик и чай. В щах виднелась белая капля сметаны. Да, ещё стакан сметаны. Ольга в курсе что я её любил. Я сперва сметану выпил, смакуя, чудесный вкус, потом к обеду приступил. Ольга знала, что я не жадный и на остатки денег прибрала сластей на весь стол, так что с чаем много что было. А вообще наша школа старая, ещё деревянная, пусть и двухэтажная, и как я говорил столовая стояла отдельно, пусть здание и зал большие, но всех разом вместить не могла, столы переполнены, бывало на одном стуле по двое сидели. Однако никаких обид, привычно, ели радуясь, споря, без ругани и потасовок. Некоторые из третьих и пятых классов как столы использовали подоконники, ели стоя, там чисто девчачьи и мальчишеские компании, и это тоже привычно, Игорь в их возрасте также делал. Другие брали хлеб и котлеты, делая бутерброды и покидали столовую. Это в основном из тех что родителей имел. А вообще говорили, что планируется снос школы и постройка на её месте новой. Ну уж нет, вы сначала простройте, а потом эту сносите.

Вопросы мне конечно задавали, что новенькая учительница хотела, вот и описал якобы нашу встречу. Что та каблук сломала, ногу подвернула, пришлось помочь ей дойти до травмпункта. Вроде поверили. Дальше мы отправились на урок биологии, это другое здание, школа у нас не в одном здании, а в трёх, плюс хозяйственные строения и кухня со столовой. Отдельно стоял сарай, там уроки труда проходили. Вполне тепло, отопление там печное, в отличии от остальной школы. Ещё был гараж, где стоял «газон»-двухлетка, на котором старшие парни изучали автодело и вождение. Это недавно ввели как урок. А тут устроились в классе, и раз, снова появилась Наталья Николаевна, что только что у нас литературу вела.

- Сергей Петрович сейчас занят и меня попросили провести урок, благо у меня «окно», - пояснила та, положив на стол классный журнал, и устроив перекличку, начала урок.

Хм, тема была о людях, о взаимоотношениях. Я изучал параграф в учебнике, когда неожиданно меня вызвали к доске. Я быстро отбарабанил что только что вычитал, но Наталья… Николаевна задала ещё один вопрос?

- Что вы скажите о мужчине и женщине своими словами?

- Своими? - я задумался на миг. - Вообще мужчина с женщиной совершенно разные физически, их и соединяет только то что они к одной расе принадлежат, но разных типов. Это такой симбиоз, когда мужчины не могут без женщин, а женщины без мужчин. И симбиоз рабочий, как ни странно. Конечно правительства других стран пытаются этот симбиоз разрушить, проталкивая отношения с одним полом, из-за переселения, у таких пар детей не может быть в принципе, но…

Тут учительница поторопилась меня прервать, видимо тема не та, чтобы слышать её школьникам:

- Скажи, что ты видишь взаимоотношениях мужчин и женщин?

- Я много наблюдал, за парнями с девушками, что встречаются, за молодожёнами, за опытной семенной парой с детьми, и за пожилыми, и вот к какому выводу пришёл. Мужчина защитник, это заложено в нас генетически, и защита женщин, слабого пола, это наш долг. Это работает, большинство семей не распадаются долгое время, вплоть до кончины супругов от возраста. Жили они в мире и согласии. Однако отметил несколько интересных примеров. Не скажу, что положительных. Некоторые мужчина, когда любят своих вторых половинок, бывают несколько настойчивыми в ухаживаниях даже после свадьбы, что называют их любимыми, кошечками, зайками и солнышками, носят на руках и делают это явно от всей души. Все эти кошечки, рыбки и солнышки, видя к себе такое отношение, и думая, что это навсегда, и идут в разнос, требуя подарки, дорогие, поездки на море и всё такое. Мужчина всё вытерпит ради любимой женщины, но не измены. Эти кошечки и зайки, уверенные что их простят, как прощали все их закидоны, вдруг неожиданно узнают что после измены их мужья изменились. Больше никаких солнышек и зайчиков. Можно многое простить, но не измены. Изменила, то уже не любимая женщина, а баба. А баб нужно гнобить, поэтому избиения, крики и ссоры в такой семье становятся повсеместным. Если повезло и нет детей, разбегаются, если есть, сложнее. И кто тут виноват, мужчина, проявивший излишнее внимание и заботу, или женщина, уже точно не скажешь, скорее всего оба виноваты, но факт остаётся фактом, любите честно, и живите до старости в любви и заботе.

- Любопытная теория, - пробормотала учительница, и обратилась к классу. - Есть у кого вопросы?

Подняла руку Бабич, и когда учительница кивнула, та встала и поинтересовалась:

- Игорь, каким ты видишь свою супругу?

- Сложный вопрос. Знаете, кто-то в прошлом сказал одну фразу, ставшую цитатой, она как раз для меня, подпишусь под каждым словом. Я не знаю кто её сказал, но я с ней согласен. Звучит она так: Даже если весь мир будет против меня, моя жена без ссор и криков, встанет за моей спиной и будет молча подавать патроны.

- Эта фраза звучит немного по-другому, и сказала её Ева Браун, супруга Гитлера, - с задумчивым тоном сказал учительница.

- Правильная женина. Настоящая.

- Садитесь, Громов.

Я вернулся за парту, и урок продолжился. Однако этот урок имел последствия, мне от комсомольской организации школы ставили в вину что я цитирую военных преступников. Сообщили что завтра, в субботу, будет собрание, будут решать вопрос по мне. Я только отмахнулся, нас с Ольгой как новеньких поставил дежурными вне очереди, подвинув её, так что девчата из нашего детдома сами понесли портфели, а мы начали убирать в классе, поднимать стулья. Вообще вторая смена в школе есть, да ещё в школе ведут уроки для тех, кто восемь классов закончил, но не в этом классе проходит вечерняя школа. Мы с Бабич молча шли домой, я привычно нёс наши портфели, когда девушка, её уже в полной мере можно назвать девушкой, вдруг сказала:

- Знаешь, я бы своему мужу тоже подавала патроны, если бы против него был весь мир. Мир — это мир, а муж — это муж. Он роднее.

- Наш брат и сестра из детдома это понимают быстрее чем домашние девочки и мальчики, - кивнул я.

- Сама себе удивляюсь что говорю это, но Игорь, ты мне нравишься, и я хочу, чтобы мы стали парнем и девушкой, если намёки ты не понимаешь.

- Да понимаю я, просто и ты пойми, что со мной твоя судьба изменится и та цитата может стать не метафорой, а вполне реальностью в нашей жизни. А я не хочу тебе такой судьбы.

- Ты снова говоришь, как взрослый, - вздохнула та. - Иногда на тебя находит, это видно. Вот только позволь мне самой решать. И ещё, я знаю чего хотят все парни, и это всё получишь только ты, но потерпи до шестнадцати лет. Я знаю, что у тебя были женщины, не смотри так на меня, мы это чувствуем, да и пахло от тебя другими женщинами. Я очень хочу малышку, нашего общего ребёнка, но после шестнадцати лет.

- Да и после шестнадцати лет по советскому законодательству — это тоже запрещено, - вздохнул я. - Твёрдо решила?

- Ещё в прошлом году. И чтобы больше никаких девок, я жутко ревнивая.

- Чёрт.

Наш поцелуй вызвал улюлюканье и свист ребятни, что тоже бежали от школы, часть были из нашего детдома. Ну всё, скоро мигом слух разойдётся что мы пара. В этом не было ничего необычного, пары были, но общество сейчас строго, за ручку ходить, ни-ни, сразу требуют соблюдать дистанцию. А уж чтобы поцеловаться, да прилюдно, сразу обвинят в разврате. Поэтому после того как я поцеловал Ольгу, по-настоящему, это ей не со старшеклассниками целоваться, провоцируя меня на ревность, настоящий, то считай закрепили договор. Хм, ровные у той зубки, я языком пересчитал. У меня немного кривоватые. Но на исправление я уже нашёл врача, осталось договорится с ним лечить меня частным образом. Есть несколько старых золотых монет, оплатить лечение. Зубные врачи их охотно берут, качество золота на зубные протезы высокое. Вот так громко я и известил о своих правах на Ольгу, так что, когда мы дошли до детдома, все на нас смотрели и тыкали пальцами. Я Ольгу пригласил в кино, благо всё ещё шли премьеры французского фильма «Не пойман – не вор» с Де Фюнесом. Он в прокат вышел с января, мы его уже смотрели, так второй раз можно. К слову, фильмы Гайдая посмотрели не раз, два короткометражных со ставшей знаменитой тройкой. Ну и сбегал за билетами. Два взял на задние ряды. Ольга ещё не знает, что есть и другие способы удовлетворить мужчину и оставаясь самой удовлетворённой, при этом не лишившись девственности, так что буду учить. Придётся всё же квартиру снимать недалеко от детдома. Также, так как теперь Ольга моя девушка, то забота о ней тоже на мне. Вообще в детдоме мы на полном пансионе, о нас заботятся. Однако денег не дают на руки, кто-то подрабатывает, кто-то ворует, кто-то младшеклассников трясёт, по-разному, однако наличность нужна. Я собирался давать Ольге по десять рублей в неделю на женские прихоти и сладости. Увидим, как она распорядится ими. А при возвращении, билеты взял на восемь вечера, меня вызвали к директору, где мне неожиданно поставили на вид развратные действия на улице. Кто-то увидел из взрослых и нажаловался. Ну и начал объяснять к чему может привести подобное поведение.

- Вы о беременности? - прямо спросил я. - Я в курсе как вам попадает, когда наши девчата по глупости залетают, в прошлом году две было, в этом пока одна. Нет, «пока» - это я не каркаю. Не волнуйтесь, я тоже не заинтересован становится отцом так рано. До шестнадцати точно нет, после как повезёт. Если повезёт, а я считаю это везением, надеюсь на вашу помощь сочетать нас с Ольгой браком.

- Так всё серьёзно?

- Похоже да. Есть конечно элементы юношеской влюблённости, но не так и много, мы трезво смотрим на вещи и на наши отношения. А тот поцелуй на улице, это скорее скрепление сделки, в этот момент мы и стали парой.

- Устал я от вас, - пробормотал директор, мы одни были в его кабинете. - Вижу смысла зачитывать тебе остальное нет, сам всё понимаешь. Свободен.

Мы же с Ольгой пошли в районную библиотеку, у нас были абонементы в читальный зал, взяли нужные книги, сделали уроки, без всякого такого, библиотекарь за нами строго следила, потом вернулись домой, ужин и направились в кинотеатр, вот там мы оторвались, даже губы заболели, а рука моя спокойно по-хозяйски шуровала под юбкой Ольги, не прогоняли. То, что та готова к отношениям я видел, дважды её до оргазма довёл. На обратном пути и договорились, что я сниму квартиру, выдал той десять рублей небольшими купюрами, объяснив, когда буду выдавать, и на какое время сниму квартиру, так и дошли, разойдясь по своим комнатам. А ночью мне решили устроить тёмную. Оказалось, на руку Бабич претендовали многие из старшаков. Вот ведь шекспировские страсти. Отделали меня крепко, против толпы я без оружия ничего не мог сделать, завернули в одеяло и пинали ногами, стараясь в живот попасть или в голову. Нос сломали, два зуба шаталось. Ночью меня отвезли на детдомовском «газоне» в травмпункт, вправляли. Ничего, месть не заставит себя ждать, двоих я точно опознал.


В субботу школу я пропустил, в больницу возили, рентген черепа делали, у меня ещё на темечке гематома, как будто свинчаткой ударили, смотрели на предмет трещин. К счастью, обошлось, но два дня продержали в больнице, выпустив только в понедельник часам к десяти, так что в школу я, забежав за портфелем, пришёл только на четвертый урок, благо пустили. Смотрелся я конечно феерично, под глазами синяками, сам весь такой перекошенный, Ольга с жалостью смотрела на меня, не понимая, что меня этим обижает, сразу начав заботится как я сел рядом, учитель позволил войти и занять своё место. Больничный лист, что мне выдали, я классному руководителю отдал, он чай пил в учительской. Прежде чем на урок идти зашёл.

Меня за этот день в школе тут же окрестили пандой. Образованные дети, знают, что такое панда. Ольга горела в желании отомстить, но я её успокоил, пообещал, что всё сам сделаю. Пока меня не трогали, и с квартирой застопорилось, такой рожей её точно не снять, зато к тому зубному врачу обратился, хороший спец. Пока те два шатаются, он ничего трогать не будет, а позже займётся мной. Ничего критичного тот не видел. Ещё у меня забрали комсомольский билет, когда я отказался извинятся за свои слова при всём классе, что считаю Еву Браун настоящей женщиной. Сказали, что я должен отработать возвращение корочек. Пока думаю. А мы с Ольгой каждый день в кино ходили. И вот через пять дней, уже ноябрь наступил, мы немного поцеловавшись у входа, не сильно, нос и губы заживали, но ещё болели, я её отправил смотреть фильм, та мне алиби делала, ну и быстро побежал от кинотеатра в сторону одного из домов. Там один мужичок, что в автохозяйстве работал, ставил свой грузовик на ночь под окнами. Потом по утрам бегал с вёдрами кипятка, чтобы двигатель запустить. На ночь тот воду с двигателя сливал. Вытащив из подвал канистру с водой, и подбежав к грузовику, за минуту открыл дверь и запустил двигатель. Подняв капот, стал сливать тёплую воду в радиатор. Канистры хватило. Ту я поставил на пол машины, и стронув этот «Газ-51»-фургон с места, покатил в сторону детдома. Там неподалёку в микрорайоне старшаки в подвале кучковались, вот двоих, тех кого я опознал, и собирался там подстеречь. Фургон пуст, я проверил, можно работать, арматуру я уже приготовил. Одежда на мне куплена на рынке, на лице маска с прорезями для глаз. Мне повезло, я увидел, как четверо из старшаков, включая парочку что меня избивала, топают от своего подвала к детдому. Я тихо двигался сзади, и когда те начали переходить дорогу, дал газа и смог одного зацепить крылом, отчего тот полетел кувырком, остальные успели отскочить. Они встали и заголосили, мол, задавил товарища, однако я уже выскочил с монтировкой, нашёл на полу и стал лупить эту тройку, ну и сбитому с ног досталось. Удары дозированы, синяки будут, не более, но главное сделано, все четверо без сознания. Дальше по одному закидывал в фургон, не обращая внимания как две бабы-свидетельницы голосят. А что, я уже полгода гиревым спортом занимаюсь, и легко закидал их в кузов. С гирями да, тело у меня плотное, вырасту я громилой, уже метр восемьдесят, плечи начали раздаваться. Скорость и реакция с таким телом замедлена, хотя я всё равно их развивал, поэтому решил сделать ставку на силу. Две гири по шестнадцать кило и одна на тридцать два, теперь мои постоянные спутники в тренировках в гаражах. Прыгнув в кабину, я дал газу и скоро скрылся улочках, доехав до промышленного района. Тут кричи не крики, никто не услышит. Вот теперь пообщаемся.


***


Открыв калитку могильной ограды, я прошёл к скамейке, сев на неё, и покрутив в пальцах новенький паспорт, сказал глядя на надгробие с фотографией Ольги Бабич:

- Здравствуй, солнышко. Вот, паспорт сегодня получил. Ты меня прости, но я пришёл в последний раз. Я из тех что оставляет прошлой за спиной и не оглядываются. Наши детдомовские будут за тобой приглядывать, мне обещали. Что ещё я могу сказать? Всё же я нашёл твоих убийц, это не старшаки из нашего детдома, что мне тёмную устроили, помнишь, как ты плакала над моим разбитым носом? Зря я их всех убил. Тут они сами виноваты, как тех четверых, а все четверо в моём избиении участвовали, нашли с переломанными руками и ногами, остальные, кого они мне назвали, исчезли, из детдома и города. Испугались. А ты пропала через две недели, я на них и подумал. Нашёл всех, умирали они страшно, но убийц среди них не было. Когда снег начал сходить и твоё тело нашли, задушенную и изнасилованную, я смог найти следы, год это произошло, так и вышел на убийц. Знаешь, кто был заказчиком? Одноклассница наша, тоже из детдома. Аня Палкина. Та полная такая девушка. То, что я носил её портфель, как и другим, она поняла по-своему и считала меня своим, тайно вздыхая в стороне. А когда мы стали парой, отплакавшись, и со злобой отвергнутой женщины решила отместись нам обоим. Старшаки познакомили её с тремя парнями, только что из мест заключения, они всё и сделали. Расплатилась она за тебя собой. То-то несколько дней как каракатица ходила. Двоих я нашёл, насколько дней они умирали, третий извини, спрятался на два года в колонии, рецидивист. Я подожду, когда он выйдет. На Аню у меня рука не поднялась, ты уж извини, пропустить её через всё что с тобой сделали я не смог. Просто, привязал камень к ногам и отправил на дно реки, живой. Я долго думал, как я к тебе отношусь, и понял после твоей смерти, что любил, действительно любил, и буду помнить всегда, но и ставить крест на своей жизни, извините не могу, я уже три месяца живу с учительницей. Ты её знаешь, литературу у нас ведёт. Наташа, замечательная, нежная и ласковая, мне с ней хорошо. А сейчас мне пора, купил билет во Владивосток, вылетаю через час.

- Громов, стоять! - появились из-за дальних оград несколько человек в форме сотрудников милиции, среди них была и Света, на губах которой змеилась мстительная улыбка.


Вздрогнув, я проснулся. В уши тут же ворвался рёв авиационных моторов, и в иллюминатор рядом я рассмотрел город и сопки внизу, повернувшись к Ольге что сидела рядом и читала, я с огромным облегчением вздохнул, пробормотав:

- Это сон, это только сон.

Ольга, положив книгу на колени, с лёгкой улыбкой повернулась ко мне, окинув меня взглядом собственницы, и поинтересовалась:

- Плохой сон? Ты как над Москвой уснул, даже когда мы садились на дозаправку не проснулся. Стюардесса тебя одеялом укрыла. Внизу Владивосток, мы прилетели.

- Это не сон, это кошмар. Представляешь, мне приснилось, пусть и не очень натуралистично, как ты пропала в декабре, оказалось тебя похитили, изнасиловали и убили, тело только весной нашли, когда снег сошёл, а наняла бандитов Палкина, что была в меня тайно влюблена, а я всем отомстил. Лужи крови и мозгов во все стороны

- Молодой человек, - донеслось из-за спинки мужской голос с кавказским говором. - Можно о крови и мозгах попозже, я кушаю?

- Извините, - повинился я.

- Ну у тебя и воображение, - покачала головой Ольга.

- Воображение у меня богатое, это так, но на всякий случай я с тебя глаз теперь не спущу.

- Как будто я против.

Да уж, кошмар меня взбодрил, вон в пот бросило и сердце работало как будто пробежал километров двадцать, постепенно успокаиваясь. Также и инфаркт можно схлопотать. Навеял чёртов самолёт. У меня и в прошлых жизнях во время полётов гул моторов кошмары вызывали, так что я не удивлён. Да и не сбылись ни один. Что ж, встряхнувшись, держа Ольгу за руку, я наблюдал как мы совершаем посадку, для той это первый полёт, вообще на самолёте первый. Для меня в этом теле тоже, но как оказалось старые привычки и тут присущи. Чёртовы моторы. Что я могу рассказать о восьмом классе, что мы закончили месяц назад? Да нормально всё шло, я отметелил всех, без переломов, но сплошные синяки имели, неделю в больнице провели. С теми четырьмя в кузове «газона» я общался переодетым и в маске, нажимал на горло и хрипло шипел, задавая вопросы, голос не опознать было. Сказал, что меня наняли разобраться с теми, кто Громова избил, и меня не волнуют виноваты они или нет, так что сдали всех остальных легко, и я за следующий день, пока шло расследование по первому избиению, отловил в том же виде, в маске, и остальных. Блин, двенадцать человек меня тогда било, аж два раза устали. Двое из моего класса были. Меня пылись привязать к избиениям, но оба раза в тот момент мы с Ольгой были в кинотеатре, и та выступала как алиби, хотя на учёт в милицию меня поставили. Так я адвоката нанял, и тот снял меня с учёта. Из-за этого мне комсомольский билет так и не вернули, хотя я и выполнил комсомольское поручение, довольно унизительное, вечерами в актовом зале школы читал лекции о нравственности отношений среди подростков пятым и шестым классам. Этим комсорг школы должен был заняться, а тот застеснялся и на меня сбросил. Ну и я плюнул, не подходил больше к ним, и без билета жить можно. А на принцип пошёл.

Квартиру мы с Ольгой сняли, вместе выбирали. На полгода сначала, потом продлили, когда срок закончился, ещё на полгода. Мы там не жили, ночевать должны в спальнях детдома, строго обязательно, но уроки там делали, сексом занимались, обучил её оральному и аналу. Там же Ольга и невинность потеряла, после дня рождения я ей подарок сделал. Так что уже три месяца как мы полноценные любовники, но попку её я всё равно страстно люблю. Ольга старше меня, первого апреля у неё день рождения, паспорт в средине апреля получила. Только сдать его пришлось, он хранился в сейфе директора. Что я скажу, объяснил ей свои доходы тем, что ищу клады времён Революции, и не думаю даже государству их сдавать. Советский Союз мне нравится, либералы, обзывая Союз, прозвали его «совком», так я горжусь тем что я совок, путь по их мнению это обидное прозвище, хотя и не понимал раньше что это значило. Это я о первой жизни. Да, мне нравится жить в Советском Союзе, но вот проводимая политика нет. Тратить огромные суммы на чернозадых каннибалов, это просто идиотизм. Этот год одним деньги и оружие, другой год другим, и те воюют между собой. Лучше бы тратили на свой народ, поднимая их благосостояние и уровень жизни, а не туземцев Африки. Стоит только какому вождю сообщить что тот встаёт на путь социализма… Макаки быстро сообразили, что так можно серьёзно лохов из Союза на деньги развести, и делали это. Да ещё на них просто тратят деньги, строят объекты, гражданскую и военную инфраструктура, оружие отдают, обучают в наших ВУЗах, и всё бесплатно, без возврата огромных средств. Самые богатые люди сидят в правительстве Советского Союза. А чего им не тратить, не их же? Раз могут раздаривать такие суммы, что мне с моими мелкими находками лезть в это дело? Ну уж нет, так что ни копейки не дам, всё равно на хрень потратят. Дети голодают в Африке? Да плевать я на них хотел. Почему мы должны помогать чернозадым? Нечего рожать было. Жёстко и неправильно? А плевать, так я и считал. И да, я не люблю чернозадых, и никогда этого не скрывал. Как отлупили меня в ЮАР, ограбив, резко стал их ненавидеть и через всю жизнь эту ненависть перенёс. Вот так я всё объяснил Ольге, ну кроме ЮАР и вообще, что переселенец. Честно, без купюр выдал, что о политике партии думаю. Та подумала, и приняла это моё решение. А золото мы нашему стоматологу продавали, он и Ольгу тоже пользовал, восстановив ей два зуба, ну и мне. И сейчас резинка на двух зубах, смещали их, чтобы сделать ровный ряд и красивую улыбку. К осени должны закончить. Уже заметны результаты, некоторые зубы выровнялись. Удивительно, такое время, а вполне работают зубные врачи по этому направлению, никаких брекетов и чего подобного, еще дедовскими способами, а делают, и есть результат.

Так вот, отучились, у меня одни пятёрки, похоже на золотую медаль иду, у Ольги одна четвёрка, это она в геометрии плавает. Я тянул ту, но вытянуть только до четвёрки смог. Проблемы с Наташей были, наш мимолётный курортный роман сыграл против меня, у учительницы литературы начал вдруг расти живёт. С чего это он? Ольга узнала, я сам сказал, скрывать смысла не было, ох и устроила та мне головомойку, неделю со мной не разговаривала и убедить её что у нас с Натальей отношения были ДО наших, не мог. А рассказать нужно, если бы позже узнала, хуже было бы, я женщин знаю. Приняла та всё же, и стребовала обещание позаботится о ребёнке. У детдомовских это больная тема. Находки были, вскрыл несколько схронов, так что смог выйти на чиновника, что квартиры распределял, ему ушло несколько золотых цацек, а Наталья из общежития переехала в новенькую однокомнатную квартиру в нашем районе. Ремонт заказывал и обстановку приобретал я. Родила она девочку двенадцатого марта, три двести. Назвали Алёнкой, в графе отчество имя отца - Игорь, фамилия матери. Лопарева. Наталья объяснила беременность курортным романом. Декрет у неё закончился с окончанием экзаменов в школе, так что пока готовится к следующему году и с ребёнком возится. Я не часто у неё бываю, Ольга шипит, но играю с малюткой, вожусь с ней. Ольга всегда со мной, одного не отпускает. А так я уже полтора месяца у Натальи не был и дочку не видел. У той мать приехала и помогала возится с малышкой, она о ребёнке всего две недели назад узнала, о беременности дочери и не подозревала, но ругать что стала матерю-одиночкой не стала, понимающая мама. А мы скрывали кто отец, так что я на глаза той не показывался. Черты лица у девочки пока смазаны, но если взглянуть на меня, сразу станет ясно кто отец. Это Наталью напрягало, как бы кто не догадался. А Ольга, играя с Алёнкой, качая на руках, вдруг сказала, что тоже хочет такую кроху. С тех пор мы активно делали свою малышку. Пока холостые заходы.

После школы Ольга записалась вожатой в пионерлагерь, ей он по-другому не светил, в отличии от меня. Мне ещё пятнадцать было, в первую смену успевал, и мы рискнули. Её направили в один из пионерских лагерей, я туда же. В первую смену отработать должны оба. Так и было, и когда мне день рождения исполнилось, на следующий же день я съездил в Москву, и с директором, что взял мои документы, побывал в паспортном столе. Фотографии готовы, все документы подали, так что когда смена в лагере закончилась, и мы вернулись в столицу, я забрал паспорт. Это вчера было. А сегодня вот летим во Владивосток. Причём стоит отметить, что билеты продают без паспортов, но нам пришлось предъявить, вдруг мы несовершеннолетние. Летели естественно за деньгами, я изготовил небольшой контейнер с двойным дном, и мы перед поездкой в пионерский лагерь отправили его железной дорогой во Владивосток. Ольга отправляла, у меня паспорта тогда не было. На неё и квитанция о получении на месте. Та в курсе о причинах тут во Владивостоке моего интереса, объяснил, что мне сдал схрон один из воров, он умирал, и меня сделал наследником. Ложь конечно, но ложь во благо. Ольга девочка правильная, и пусть я активно её портил, в смысле расширял кругозор, всё равно вбитые советской системой правила и законы были для неё важны. Ладно хоть наконец ничего плохо не видела, чтобы забрать деньги, полтора миллиона, и тратить самим. Но с оглядкой. Та всё ещё в шоке ходит, осознавая сумму, для неё она гигантская. План такой, убрать добычу во второе дно, и отправить в Москву, авиапочтой, так быстрее, сам контейнер набить обычными дарами Владивостока, понемногу икры, балыка, но не перебарщивая, а то ещё решат, что для продажи вывозим. Что интересное найдём в магазинах, в контейнер и в Москву, вылетаем следом, принимаем, после чего вылетаем в Сочи, и отдыхать до сентября.

Одеты мы во всё новое. Вообще в детдоме за этим строго следят, если что новое появится, сразу задают вопросы, а дети, видя, что-то новое, могут испортить, мол, будьте как все, мы потому и ходили в том, что получили от кладовщика по нашему размеру, а если куда без свидетелей, то надевали купленные вещи, что хранили в нашей снятой квартире. Вот и сейчас Ольга была в отличном приталенном платье, что ей очень шло, сумочка и босоножки. У нас один чемодан на двоих. Да та и в детдомовской одежде как модель выглядела. Тут не только великолепные физические данные, но и золотые руки. Девочки шитью учатся, вот та себе одежду по фигуре и подгоняла. Да так все девчата делают. Сам я одет в лёгкие светлые брюки, белую рубашку и коричневые туфли. Хорошо год прошёл, без эксцессов надо сказать, ну кроме нападения тех двенадцати долдонов, однако все они получили по заслугам, и обходят меня стороной. По бункеру, то техника там стоит, я консервацию провёл осенью, часовой не помешал, всё тихо, Ольга о нём не знала. Жаль забрать ничего пока нельзя, пришлось покупать. Снова мотоцикл с коляской той же модели приобрёл. «Днепр» загнал в кирпичный гараж. Ольга знала о нём, у меня была советская палатка и до экзаменов в мае мы пару раз на природу выезжали в выходные с удочкой и ночёвкой в палатке. Я шашлыки жарил. Отлично время провели. Ну и магнит забрасывали. Я его там и потерял. Верёвка перетёрлась и порвалась, а тот сержант-сверхсрочник уволился, где теперь магниты найти? Хорошо другого нашёл сверхсрочника из этой части, обещал поискать, мол, что-то подобное видел на складах, но мы как раз улетали, так что договорился через неделю встретится, больше во Владивостоке мы вряд ли пробудем. Да, все погорельцы отстроились, и у нас новые сараи и гаражи разместились, новые улицы. Кто-то продавал пустые места для застройки. Много народу лишилось своего имущества и техники. Больше двадцати автолюбителей машин, около сотни мотоциклов, и велосипедов не пересчитать, а уж лодок. Ведь эта застройка началась от первых лодочных сараев и пошло-поехало. Оттуда пожар и пошёл. Я сам в этот список попал.

Ольга, как я и говорил, в гараже была, привели его в порядок, нормальную комнату жилую наверху сделали. Понимая, что девушке нужно иметь что-то своё, я отдал ей второй этаж и теперь это её имущество. Мой только гаражный бокс, где я с мотоциклом возился, велосипедом или мотороллером. Да, мне и их новые на авторынке пришлось брать. Также как земля просохла я учил Ольгу управлять всей этой техникой, мотоциклом в том числе. Если велосипед и мотороллер быстро освоила, я даже не ожидал, то с мотоциклом тяжело, руль тяжёлый и в передачах путалась, но освоится. Опыт нужен. Да, мы когда на природу ездили, я учил её стрелять. Из «Нагана», «Маузера» и «Кольта», к сожалению, всё оружие для её руки тяжеловато, но к счастью среди находок было и оружие что угодило ко мне в коллекцию. Было там и два «Браунинга» шестой модели, миниатюрные шестизарядные пистолеты. Запас патронов небольшой, по магазину отстреляли, чтобы к отдаче привыкнуть, а так та тренировалась с помощью «Наганов», ставя руку в стрельбе. «Браунинг» у той это личное оружий, что она носит при себе, для самозащиты. К слову, и сейчас тоже, в аэропортах личного досмотра нет, рамок металлодетекторов тоже. У меня тоже такой же пистолетик на щиколотке закреплён. Да, ещё стоит отметить что это я бирюк, у Ольги подружек пол детдома, очень общительная та. Гараж я попросил не выдавать, там оружие и техника, и она честно о нём молчала, но в квартире нашей народу бывало изрядно, что мешало нам заниматься любовью. Ладно подружки или некоторые одноклассники к нам уроки делать ходят, мы ещё отстающих подтягиваем, у нас тихо, не все догадываются в библиотеку ходить, или ленятся, наша квартира в пяти минутах от детдома. Директор тоже о ней узнал, приходил, но оставил как есть. Аренда честно оплачена, хозяйка в курсе кто её арендаторы. Я знал, что так будет и тут особо не крутил.

Наконец мы сели, и наш «Ту-114» встал в конце полосы, где уже ожидала аэродромная техника. А вообще Ольга ошиблась, говоря о дозаправке что была у нас по пути. Дальность этой машины позволяла из Москвы долететь до Владивостока, там что-то другое было. Жаль я спал. Да и при дозаправке бы выгнали из салона по технике безопасности. Наконец подали трап, и постепенно народ потянулся к выходу. При мне небольшая сумка с личными вещами, багаж нам выдадут чуть позже, он в багажном отсеке. Уже через час мы на такси добрались до центра города. Ни о какой гостинице и речи не идёт, мы не женаты, вместе нас не поселят, так что таксист помог нам найти сдаваемую квартиру, не зря ждали его. Платили за неделю, обычная панельная девятиэтажка. Мы в такой же себе квартиру снимаем. Тут однокомнатная квартира, а у нас двух, вот и вся разница. Ещё сарай сняли, у этой же старушки. Пусть дому три года, но сараи жители дома рядом по старой привычке отстроили, так что получили ключ. Ольга сразу в душ, ну и я следом, особо та от домоганий не отбивалась, а потом поехали за контейнером. Машину там на месте найдём. Контейнер небольшой, кубометр, и маленький грузовичок подойдёт. Пришлось повозится, пока получали, пока машину искали, пока довезли и в сарай сгрузили, водитель помог, начало темнеть, так что быстро по магазинам, пока не закрылись. Всё же пришлось в круглосуточный идти, потом устроили пир на кухне и спать. Разница со временим в Москве была заметной.


Утром вставать было тяжело, пользуясь свободой, ничего делать и никуда бежать не нужно, в пионерском лагере я помогал Ольге с её группой, мы сначала помиловались, потом позавтракали, сейчас моя очередь готовить. Пожарил тонко нарезанную булку на сковородке на сливочном масле, взбил яйца и залил, молока вчерашнего хватило. Я вчера две бутылки купил. Это одно из любимых блюд Ольги, поели, чай выпили, и занялись делами. Пока Ольга в сарае освобождала контейнер, он не пустой, не могли же мы пустой отправить, я решил не тянуть время и сразу прибрать находки. Хотя бы провести разведку. Разведку провёл, заодно случайно встретил одно из своих воплощений. Данила с авоськой в припрыжку шёл в магазин. Я его остановил, сказал, что отлично знал его уже покойного отца, и посоветовал больше помогать маме. Ну и держатся подальше от дворовых драк, а маме пусть передаст чтобы смотрела вокруг себя, иначе под машину попадёт. Тут с недоумением поглядывая на меня, ушёл, а я провёл разведку. Отлично, помните помершего соседа, у которого «запорожец» был? Я ещё его сжёг? Сейчас тот живее всех живых, на днях улетел на юга, отдыхать, и новенькая машина свободно стояла в гараже. Этим и воспользуюсь, отмычки лежали в тайном отделении контейнера. Как стемнеет возьму её, а пока вернувшись мы пошли по магазинам, да и на рынок заглянули. Знаете, тут немало иностранных товаров можно было найти. Мы купили большие ракушки, красивые, лаком покрытые. Потом в ресторанчике на берегу моря, а я заранее разведал адрес, нам подали дальневосточного краба, правильно приготовленного. Вкусно очень. Икру разную пробовали, отлично день привели, много покупок было, будет чем контейнера заполнять. А так сюда мы в нём привезли книги. Самые обычные учебники, что-то только-только начали выпускать в типографиях Москвы. Когда они ещё придут сюда, вот и замаскировали свой прилёт. Купили книги прямо с типографии, а завтра предадим какой из школ Владивостока в качестве дара. Пока же сложили покупки в квартире, и оставив Ольгу, отказался я брать её на дело, та спустится к сараю, когда я на машине подъеду. А добыча будет, я поднимался на чердак, чемодан с деньгами на месте.

Первым делом до гаражей добежал, как стемнело, и вскрыв замок, даже не стал искать ключи от машины, они в зажигании были, проверил, машина консервацию не приходила, завёл и выехал. Делал я это без проблем, сараи опустели, в паре виднелся свет, но наружу хозяева не выходили. А вообще такие сараи и гаражи места сборищ мужиков по вечерам, однако так никто на шум и не вышел. Я сначала заехал за чемоданом, потом объехал другие находки и достал их, убирая в салон. Меня часа два не было, Ольга уже в сарае была, изнервничалась. Мы достали всё из машины и пока та, закрывшись изнутри, в сарае свет был, укладывала всё в тайник контейнера, аккуратно, чтобы всё вошло, я отогнал машину обратно и вернулся, оставил всё как было, от отпечатков протёр. А вернувшись, убедился, что Ольга всё сделала правильно, ей пришлось дважды перекладывать, чтобы крышка тайника закрылась, и я защёлкнул её. Та на защёлках. После этого в два приёма мы принесли покупки, что сегодня сделали, и уложили на дно контейнера, ну и закрыв сарай отправились гулять по ночному городу. Набережная тут красивая, огоньки судов. А тут обнаружили танцполе и танцевали до упаду, вход всего по пятнадцать копеек с человека было.


Утром мы прогулялись до ближайшей школы, директор был мужчиной, он выслушал нас, заинтересовался, и сказал, что даже выделит школьную машину, так что пока тот с Ольгой общался, я с шофёром «Газика» доехал до сарая. Мы вязанки книг погрозили в кузов, аккуратно, хотя книги итак в бумагу по десять штук были упакованы и привезли в школу, вручив дар. Нам и расписку написали с благодарностью. Всего сто двадцать книг одного учебника по химии. Тут ученикам и учителям. Дальше всё просто, заполнили покупками контейнер, Ольга обувь себе приобрела, три разных пары, включая зимние сапожки на вырост, какие-то детали одежды, банку красной игры, больше нельзя, могут за спекулянта принять, потом разные поделки из даров моря. На дощечках красиво смотрятся. Часть директору детдома подарим. У меня такие подарки с Чёрного моря были, но не успел, сгорели. Контейнер полон. Я вызвал грузовое такси, и мы отвезли на почту, по грузоперевозкам. Там попросили открыть, крышка не закреплена была, проверили содержимое. На банку, как я и ожидал, внимания не обратили, я закрутил винты, закрыв крышку, и отправил контейнер по своему паспорту. Время доставки расстроило, одиннадцать дней. До востребования контейнер будет ожидать на станции приёма. А я съездил в аэропорт купить билеты на самолёт. Раз контейнер долго идти будет, то почему бы и не провести во Владивостоке больше времени? Тем более Ольга моря в глаза ни разу не видела. Там неожиданность, все распродано на две недели вперёд. Проблема. Стал искать контакты, обдумывая возможный морской вояж, пока мы здесь. Может на экскурсионном судне выйдем в море? Тут продают билеты, чтобы осмотреть окрестности, на четыре часа выйдем в море. Да, стоит так сделать.

Билеты я всё же купил. Да договорился с рабочим аэропорта, и тот сходив в кассы, принёс два билета. Ему червонец за работу, плюс полная стоимость билетов. Вылетаем через десять дней. Один минус, билеты на разные места, надеюсь сможем договорится подменятся с другими пассажирами. В аэропорту, где я и покупал билеты, я большими глазами наблюдал как натуральный бич, то есть человек в крайней степени запущенности тела и одежды, приехал на такси, сзади ещё два, из них выгружают чемодан и сумку, мало чем отличающихся от бича, и тот идёт гордый в здание аэропорта.

- Это что сейчас такое было? - пробормотал я.

И видимо громко, так как один мужчина, в плаще с шляпой и с газетой в руке, пояснил:

- Золотодобытчик, заработанное тратит. К Москве, если повезёт, половина заработанного останется. Этот сезон не доработал, середина лета. Видимо выгнали, или сам ушёл. Осенью тут таких кадров десятки. Оркестры заказывают.

- А я думал до этого всё видел, - покачал я головой, под хмык мужика, и направился к входу, свистнув такси, как раз одно из тех трёх.

Заехав купить билеты на морскую экскурсию, она завтра будет, я направился домой. То есть, к снятой квартире. Обрадовал супругу, пусть и не расписаны, но я считаю её женой, что у нас завра ожидается морская прогулка, отдал билеты на самолёт, чтобы сохранила и описал что видел в аэропорту. Та только покачала головой на описание старателя. Каких только людей нет. А сегодня мы идём пробовать креветки, нам обещали подготовить к этому времени.


Отлично мы во Владивостоке время провели, после чего вылетели в Москву. Жаль договорится поменяться местами не смогли, одна скандальная тётка не дала. Однако долетели, забрали багаж и поехали к нашей квартире. Пока Ольга мылась в душе, я скатался на почтовую станцию, такси я не отпускал, а тут уже вынужден был, машина не подходила. Груз наш уже прибыл, я нанял грузовик, и мы доставили посылку к гаражному боксу, куда и выгрузили. Расплатился за доставку, машина укатила, а я, достав пару сумок и инструменты, снял крышку, достал часть покупок, включая банку икры, хорошо её мы замотали, не побилась, и вот так погрузив в сумки, отнёс на квартиру. Нужно освободить контейнер и распределить деньги по тайникам. Держать в одном месте не стоит. После прибытия, я пытался купить билет до Чёрного моря, да в любой аэропорт, и как глухая стены, даже доплата не помогала, всё раскуплено. На поезде самому не хотелось, значит едем на машине. Стоит только решить как, и какую покупать.

За пару дней мы всё перенесли, один миллион рублей я спрятал в вентиляционной шахте бункера, даже если военные узнают, что тут кто-то бывал, всё равно не найдут эту закладу. Остальные по пятьдесят тысяч по разным местам схоронил. Ольга не знал куда я миллион дел, остальные закладки ей известны. Двадцать тысяч я тайком отдал Наталье, шепнув что это спасибо за дочку. Посоветовал не класть на счёт, а сделать тайник в квартире и там держать, тягая понемногу. Также по две с половинной тысячи положил на счёт в сбербанке на предъявителя. На личные не положить, заинтересуются откуда у детдомовских такие суммы. Также я побывал у того завсклада в звании старшины, всё же тот нашёл нужные магниты, оказалось это большая редкость, и новинка, а не снята с устаревшей техники как я раньше думал. Тот десять бутылок водки стряс с меня за них. Водка везде универсальная валюта. Сам я поддельными документами занимался со дня приезда, свои тут на квартире оставим, и будем по чужим отдыхать, я использовал те бланки, что от воров достались, там ещё с десяток штук в запасе, по ним мы муж и жена, москвичи. Прописку поставил не одного из общежитий, как в прошлый раз, студенты на «Волгах» не ездят, ну не все, а я хотел «Волгу» взять, поедем с комфортом, поэтому прописку указал в одном из посёлков государственных дач. Выбрал где писатели и поэты живут. Поди проверь. Тем более прописка там была вполне официальная. Шофёрское удостоверение себе сделал на управление мототранспортом, легковыми и грузовыми автомобилями. По мимо этого я крутился у архива в нашем районе. Тут один из архивов центрального музея. Да понимаете, мне как-то пришло в голову что я один раз уже умер, два, а что если и три будет? Я вполне снова могу занять тело какого умирающего ребенка и подростка, и не факт, что время жизни совпадёт. А где можно узнать о всех интересных находках? Не только о которых пишут в газетах, а я собирал такие вырезки, но и о неизвестных? В общем, я хочу на полставки утроится в архив.

Естественно к бумагам меня не допустят, но хотя бы уборщиком, а там дальше уже освоившись во внутренней кухне наведу мосты. Нашёл сотрудника и стал выяснять, и неожиданно узнал, что можно так не выделываться. Оказалось, это не нужно, местные сотрудники вполне выполняют заказы. От студентов немало бывало. Естественно официально и неофициально. То есть, я могу сделать заказ чтобы мне собрали информацию по интересным находкам начиная от двадцатых годов этого века до этого времени, где нашли, когда, и кто, что именно. Это мне местный сотрудник и объяснил, представившись как кандидат исторических наук. Спорить не буду, может и хороший историк, но за дело он взялся, я сообщил что студент, пишу лабораторную работу, а что на восемнадцать с натягом выгляжу, усики уж пробивались, пушок бы был, но я уже четыре месяц как брился, так что ничего на лице не было, растительность сбрита. Пользуюсь опасной бритвой, руку набиваю. Выдал тому аванс в пятьдесят рублей, пообещав ещё сто, и тот пообещал к концу августа всё собрать. Уверен, что сам не будет, студентов посадит бумаги перебирать. Я сам бы так сделал. Вот эта информация мне и нужна, буду запоминать интересные места находок, чтобы если будет новая жизнь, воспользоваться какой из них.

На третий день с момента нашего прилёта из Владивостока, мы направились на авторынок. К слову, у детдома мы не мелькали, была опаска что остановят и какое дело дадут. Нет, директор честно предупреждён, что после отдыха в пионерском лагере мы решили на море метнутся. Тот поморщился, но паспорт Ольги выдал, попросив отдыхать без проблем. Сами так хотим. Я планировал в этот раз побывать в Крыму, заодно пронаблюдать за съёмками фильма и сфотографироваться с дикарями-актёрами. Почему и нет? Я в курсе что съёмки будут проходить в районе Судака. Вот только время съёмок мне неизвестно. Да ладно, будем иногда туда заезжать, пока не увидим, что начали снимать фильм. Надо будет не забыть фотоаппарат получше приобрести и фотопленки. Ну и аппаратуру для печатанья снимков. Я в детстве занимался фотоделом, надеюсь разберусь. Меня отец учил, но честно сказать, многое подзабыл. А, какой фотограф научит и покажет, дальше уже сам. А пока мы ехали на вызванном такси к авторынку. В арендованной нами квартире был телефон, коим мы вполне себе пользовались, так что вызвали, и вот катим куда надо. Такси по иронии оказалось такой же «Волгой», Газ-21, что я и хотел приобрести. При мне была нужная сумма, и документы на Бориса Ельцина. Никто не поймёт моей иронии. Ольга имела паспорт на восемнадцатилетнюю Наину Ельцину. Высадив нас у входа, машина тут же подхватила пассажиров до полного и уехала, а мы направились на авторынок. Сегодня было четырнадцатое июля, суббота, пол лета позади, так что стоит поторопится отдохнуть. «Волг» я насчитал в продаже всего семнадцать. Что-то маловато для субботы. Больше всего «Москвичей» было. Да, каламбур. Москвичи покупают «Москвичи». «Запорожцев» мало, их не так и давно начали выпускать, но шесть штук я приметил. Мы с супругой под ручки, той тоже всё жутко интересно было, да и поучаствовать в подобном мероприятии желала, стали прогуливаться. Одеты мы прилично, в хорошую одежду, всё же такая покупка праздник, да и другие покупатели выглядели также. Подошли мы к первой машине, это была «Волга», по мелким деталям стало ясно что выпущена года три назад, но выглядит как новая. Её изучали две пары покупателей. Один покупатель, как и я с женой, другой с дружком. Стоит отметить, что бежевый цвет у машин у большинства, из «Волг» их имеют восемь штук.

- Просите, можно мне посмотреть? Спасибо.

Я отодвинул в сторону дородного высокого мужчину в светлом костюме и шляпе, по повадкам чиновника среднего звена, чем-то на академика похож из фильма «Верные друзья». Сам крепкий, а супруга миниатюрная. Тот с удивлением посмотрел, как я, подойдя к открытому капоту, быстро осмотрел двигатель и швы кузова, и сказал Ольге:

- Солнышко, дай пожалуйста коврик.

Та достала из сумки скатку небольшого материала, я расстелил как коврик, это чтобы одежду не испачкать, под водительским местом расстелил, хозяин машины с тревогой смотрел за моими манипуляциями. Я лёг и бросив взгляды влево и вправо по днищу, встал и начал скатывать коврик.

- Идём дальше. Дорогая, эта машина нам не подходит.

- Почему? - убирая коврик, поинтересовалась та.

- Битая. Делал её мастер довольно высокой квалификации, но поищем всё же не битую, а то у этой мало ли чего вылезет в дороге.

Хозяин авто мрачно смотрел на нас, тот чиновник с супругой, как я отметил, последовали за нами, наблюдая что мы делаем. Вторую машину я тоже забраковал, явно государственная, проездила столько что ресурса ноль. Вот третья, голубого цвета мне понравилась, и салон справный и машина, но год выпуска шестидесятый. Два года малышке. Продавали её за двенадцать тысяч. Вполне стоила эту сумму. Тут и подошла та пара, что за нами следовала.

- Простите что вмешиваюсь, я вижу вы молодой человек разбираетесь в машинах? О просите, Сергей Павлович Довлатов. Архитектор.

- Борис Ельцин. Студент. Есть такое дело, немного разбираюсь. Эта машина неплоха, можно поторговаться и цену сбить, но хорошая машина.

- Вы её не берёте?

- Нет, я приметил вон ту синюю «Волгу». Видите, решётка радиатора необычная, хромированная? Называется «китовый ус». Новинка этого года. Хочу её взять.

- Удачи.

- Благодарю.

Подхватив Ольгу за локоток, та с супругой архитектора общалась, надо же, угадал, я дошёл до заинтересовавшей меня машины, тут было немало народу, что её осматривали. Машина неделя как с конвейера. Похоже перекуп работает, восемнадцать тысяч «Волга». Я быстро всё осмотрел, машина новая, муха не сидела, так что кивнул продавцу, говоря:

- Буру. Едем оформлять.

Под недовольный шум толпы мы сели в машину, Ольга сзади, и поехали к автоинспекции, там и шло оформление. А через полчаса и архитектор подъехал, с хозяином той «Волги» голубого окраса, брал её, супруги не было, видимо высадили где-то. Час заняло оформление. На меня оформили, я получил талон, документы на машину, паспорт липовый, а документ настоящий, прошли проверку, мне самому было интересно, качественно или нет. Вот так перекуп с деньгами покинул пешком парковку у здания автоинспекции, а мы на машине к нашей квартире. Там Ольга наверх, готовить обед, время обданное, а я по магазинам. Нет, всё для туризма мы ещё весной закупили, планируя отдыхать на море, просто для машины нужно всё докупить. Машина хоть и новая, но запчасти, инструменты иметь стоит. Этим часа два и занимался, заметно опоздав к обеду, зато на крыше машины новенький багажник, Ольга уж больно много вещей приготовила. Так и занимались. После обеда я поехал покупать фотоаппарат и аппаратуру. Продавец магазина фототехники и принадлежностей предложил новинку советской промышленности «Зенит-3М». Ну и аппаратуру, те же плёнки, химикаты, коробку фотобумаги. На четыреста рублей почти вышло. Всё это я загрузил в машину, и поехал домой, разбираться. У меня раньше был старый фотоаппарат модели «ФЭД», а тут «Зенит». А утром следующего дня, встали мы в шесть, и собравшись, загрузив верхний багажник машины, остальное ещё вчера вечером погрузили в багажник и салон, в семь утра выехали, уже в восемь покинули Москву. Багажник занят, я всё крепко верёвками и стропами привязал, багажник тоже занят, как и заднее сиденье. Зато всё взяли. Был бы прицеп, Ольга бы и его загрузила. Я не жалуюсь, на оборот доволен всем, особенно десятилитровой кастрюлей в багажнике, где мариновался шашлык. Завтракали в дороге, та готовила и подавала мне, кружку с чаем, так и ехали. А что, удобно.

Дорога заняла не два дня, как я рассчитывал, а четыре. Да мы поиском увлеклись, оказалось Ольга страсть как охочая до этого дела. Она же и вполне годный «МП-40» достала из болота. Я его в порядок привёл. Патронов нет, да и брал я из оружия мало. У нас с Ольгой по маленькому карманному «Браунингу», плюс у меня «Кольт» ещё. Ну и пара наступательных гранат. Вот теперь точно всё. Так что автомат поглубже в багаж убрали, а когда та немецкий карабин вытащила, то автомат закопали с карабином и другими находками. Обратно поедем, заберём. Были и опасные находки, несколько снарядов от миномётов разных калибров, ручные гранаты, наши и немецкие, часть неиспользованные, заглушки куда детонаторы вкручивают, часть несработавшие. Эти я обратно выкидывал. Но аккуратно кидал, нежно. Ни одна не взорвалась. Однако сколько бы времени не длилось, мы всё же добрались до Крыма, направляясь к Ялте. Первым делом до Судака доехали, пусто. А место съёмок я узнал, мы там два дня жили, делая узнаваемые по будущему фильму кадры. Потом устроили тур по Крыму, больше чем на два дня нигде не задерживаясь, так три недели прошло, пока мы не вернулись к Судаку, заметив, что там уже что-то готовится, устроились неподалёку, поставив палатку, да и Ольга от впечатлений устала, хотела отдохнуть подольше в одном месте, и вот отдыхали. И надо же такому случится, мы на улицах Судака были, покупали свежие овощи и фрукты, и столкнулись с одним из актёров, которого остановил милиционер. За неподобающий вид, ходил в одних шортах и с бородкой. Точнее пока с щетиной. Мол, позорит высокое звание советского гражданина. В милицию хотел забрать, не слушая объяснения того.

Выручить актёра, что играл в фильме роль дипломата, мы не успели, подскочила женщина и всё разрешила, показав документы. Она из съёмочной группы была. Однако уйти актёру мы не дали, я уже описал Ольге сценарий фильма, что тут будет сниматься, и пояснил кого играет этот актёр, так что мы подскочили, и я, поздоровавшись, попросил:

- Здравствуйте, товарищ актёр. Разрешите с вами сфотографироваться, пока вы в сценическом образе?

Тот улыбнулся приятной и доброй улыбкой, с восхищением глядя на Ольгу, и согласился. Я попросил не успевшего отойти сержанта сфотографировать нас, протягивая фотоаппарат, что уже привычно висел у меня на груди, выдавая во мне туриста-курортника. Я уже настроил фокус, так что тот сделал несколько снимков, получив от нас с супругой горячее спасибо. Но отпускать актёра мы не торопились.

- Скажите, Вадим…

- Я по роли Вадим, а так меня Евгением зовут, - с улыбкой поправил тот меня. - Читали сценарий?

- Да, мне очень понравился, и раз мы тут отдыхаем, то и решили посмотреть, как тут и что происходит. К слову, когда Роман, тот что ветеринар, копал яму, где якобы закопана бутылка, он нашёл несколько предметов с войны. Мы с супругой поисковики-любители, работаем по местам боёв, у нас есть в машине несколько находок, что может оживить кадр. Это просто предложение.

- Тут с режиссёром нужно обсуждать, а он вчера улетел, будет через несколько дней.

- Да, печально, такой молодой, - я грустно покачал головой.

- Вы о чём?

- Можно на ты. Так мы же москвичи, и я слышал от одного актёра, кажется театра, что тот говорил об товарище Оганисяне.

- Оганесяне, - поправил тот меня.

- Да, спасибо. В общем, тот у врача слышал, что актёров пользует, что ваш режиссёр болен. Серьёзно. Рак желудка, пару лет ему максимум осталось, а он отмахнулся.

- А кто это сообщил? - наскочила на нас та женщина, что спасал Евгения от правосудия. Та не ушла и слушал нас не без интереса.

- Я в коридоре больницы слышал это, а что за артист не знаю, но артист точно, они со знакомым о театральной группе говорили, кому какие места в новой пьесе достались и почему их не взяли. Двое их там было, пожилые, лет сорок. Я не театрал, артистов не знаю, извините.

- Спасибо.

Та торопливо ушла, забыв похоже о Евгении, я предложил тому морской тур с поисками подводных сокровищ.

- Это как? - заинтересовался тот.

- Всё просто, арендуется морская лодка, выходим в море на небольшие глубины, не больше десяти метров, берётся такая приспособа, вроде ведра без дна, и опуская в воду, как в экран телевизора изучаешь дно. Если что интересное увидел, есть верёвка с магнитом, опускаешь на дно, и поднимаешь. Сам понимаешь, находки должны иметь железные части, полностью или частично, зависит от находки. Мы так часто на поиск выходим.

- Это да, мы даже на дне мотоцикл нашли, но поднять не смогли. Сил не хватило, - подтвердила Ольга.

- Да, с трудом магнит сорвали,- кивнул я.

- Почему и нет?

Мы дошли до нашей машины, убрали овощи и фрукты, забрали ведро без дна и моток верёвки, это я нёс, Ольга сумку с термосом и бутербродами. Есть точно захочется, так мы ещё шляпы широкополые надели, солнце тут жаркое. Моторку арендовали быстро, с хозяином, да ещё пока шли к причалу встретили ещё одного актёра, что пил квас у бочки. Он доктора там играл, Сундуком звали. Тот присоединился к нашей компании, заинтересовался, напросившись, а то мол, заскучал. Места хватало, так что мы отошли и направились в открытое море. Ну и начали поиск. Сначала подняли ящик какой-то, потом нашли обломок крыла, его не трогали, и вдруг велосипед, даже не особо успел покрыться мутью, видимо недавно с какого-то судна за борт упал. Оба актёра как заболевшие золотой лихорадкой засуетились. Пока Нилов командовал хозяину лодки, глядя в ведро, Евгений магнитом пытался навести на находку и ухватить. Всё же подняли. А так с десяток находок было поднято. Ольга понимающей улыбкой на тех смотрела, сама такой была в первое время, пока не пообвыкла. Мы тут на воде и чая попили, Ольга хозяйственная, несколько запасных чашек имела и запас бутербродов, хозяина лодки не забыли. Вот так и вернулись не без находок, два часа были в море. Неплохую фотосессию устроили. Потом договорились завтра встретится. А все находки лодочнику отдали, нам с женой не нужны, актёрам тем более.


А утром узнали от членов съёмочной группы, что режиссёра нет, лёг в больницу. Похоже что-то серьезное, ничего, мы со всеми актёрами пообщались, были только мужчины, женщины видимо ещё не прибыли. Оказалось, та сотрудница хорошая подруга режиссёра, позвонила ему в Москву и настойчиво попросила проверится, вот тот и проверился. Что-то нашли. Однако на третий день тот прилетел и начались съёмки. Мы к тому моменту хорошо знали всю съёмочную группу, поэтому нас позвали на второй день съёмок, торопились с ними, в план не укладывались. Режиссёр встретил нас в тени кустарника, впереди видно съёмочное место, машина стоит, навес, всё подготовлено, как будто дикари где-то тут, но на самом деле актёров ещё нет, не приехали с мест проживания. Это мы с Ольгой в палатке живём недалеко.

- Спасибо вам, что сообщили. До меня информация о моей болезни не дошла. От посторонних узнал. Врачи обследовали, сказали время есть, сниму фильм и сразу операцию делать будут.

- Я рад что случайно услышанная фраза вам помогла. Тут вообще везде стечение обстоятельств. Однако мы с супругой прибыли не для этого, мы бы хотели поучаствовать в съёмках в качестве актёров. Вот тут две тысячи, это наши с женой накопления…

- Уберите, - поморщился тот. - Своим спасителям я и так помогу. Вот только планы прописаны и вставить в фильм новых актёров, даже второго плана, сложно. Худсовет на страже.

- Сцена в ресторане. Мы с женой можем там изобразить парочку что занимает столик на заднем плане, главное лица засветить. Для вас пустяк, а для нас память.

- Никаких имён в ролях не будет.

- Без проблем. А деньги возьмите, вас ожидает долгая реабилитация после операции, пригодятся.

Деньги тот всё же взял, но после долгих уговоров. Также не стали тянуть со съёмкой в ресторане, нас сняли отдельно, с официантом что играл режиссёр, потом вставят в фильм. Отдых наш закончился, мы попрощались со всей съёмочной группой и актёрами, я шашлыка нажарил, угощая с крымским вином, и мы поехали домой. За два дня доехали, добравшись двадцать восьмого августа во вторник. Всё, как и обещали директору. Разгрузили машину что в гараж, что в квартиру, пока оставив её под окнами у подъезда, и навестили директора. Тот нам загорелым порадовался, принял подарки из Владивостока и Чёрного моря, фотографии наши, я сделал ещё в Судаке, найдя там Дом Быта, с актёрами где мы сняты, и режиссёром. Обещал вставить в рамку. Ну и паспорта мы сдали в сейф директора, таковы правила. После этого тот нас отпустил до первого сентября. Там быть как штык, у нас девятый класс начинается. Кто-то уходил после восьмого в профильные училища, а мы решили закончить десятый и в институт. Точнее врачом мечтает стать Ольга, я хочу лётчиком быть, и буду поступать в лётное училище. На гражданского лётчика. А пока сбегал к тому историку, и забрал пухлую, толщиной с кирпич, папку с материалом по находкам разным и кладам. Оплатил ему честно, и мы расстались довольные друг другом. А пока мне же надо думать, что делать с «Волгой». Машина моя любимица, я за эти полтора месяца даже Ольгу её водить научил, благо шофёрское удостоверение и ей сделал заранее. Обратно всю дорога она за рулём, я редко сменял, да и то чтобы только отдохнула. Да и что тут думать, нужно покупать гараж. В наш кирпичный, если машина и войдёт, то с трудом, но остальную мототехнику придётся куда-то девать. А купить по типу того артельного амбара, проблема. В продаже они не стояли, я узнавал перед отъездом. Поэтому по приезду сразу направился к территории сараев и гаражей. Вдруг есть поклёвка? Там и сейчас стройка идёт, не всё восстановили, но уже почти всё застроили. Сам я со стройкой связываться не хотел, примелькаюсь, да и купить проще. Нет, снова глухо. Пришлось к риелторам идти. У меня в записной книжке были нужные контакты.

Первого риелтора я никак поймать не мог, хотя был на машине, тот постоянно в разъездах, с клиентами, видимо самый бум работы, вот со вторым проблем не было, тот лежал дома с гипсом на ноге, грустный такой. Его супруга меня впустила. Быстро вникнув в тему, тот поинтересовался, зачем покупать, если можно арендовать? Как раз в нужном мне районе у одного мужика угнали машину, «Победу», гараж стоит свободный, а по нашим справедливым советским законам владеть гаражом может только автовладелец. Так что вполне можно арендовать гараж на год. Продавать его владелец не желает, слишком много сил вложил в него. Тот дал мне адрес, созвонился с хозяином гаража, и я съездил его посмотреть. Теперь понятно почему знакомые и соседи из автолюбителей не арендовали гараж. Цену тот задрал солидную, копит на новую машину, уже не надеясь, что милиция её найдёт. Если бы подростки угнали, нашли бы за пару дней. Что интересно, кирпичный солидный гаражный бокс, сюда не только моя «Волга» войдёт, но и мотоцикл, гараж на полторы машины, как горько шутил хозяин. Мне бокс понравился, да и цена в принципе приемлемая была, а почему не соблазнились кто из соседей, что не имели вожделенного гаража, причина в том, что машину у хозяина угнали прямо из бокса. Тут в ряд стояло шесть гаражных кирпичных боксов, дальше уже сваренные из железных уголков и листов, так называемые гаражи-ракушки. Некоторые такие узкие, что удивляло, как они из машин выбираются или залезают, если дверь не открыть. Наверное, мотоциклы стоят, или руками закатывают и выкатывают. Всего пятнадцать гаражей буквой «Г». А гараж просторный, мне понравился. Мы съездили к риелтору, раз уж он тут всем занимается, я передал деньги, а мне бумагу, заверенную риелтором о том, что я владею гаражом теперь в течении года. Оформлял на поддельный паспорт, на него же и машина оформлена. Хозяин гаража приглядывать будет, номер своего телефона я дал, если что, позвонит. Потом заехал в магазин хозтоваров, там как раз выброс хороших английских навесных замков. Точнее сделаны у нас, но по английской технологии, как мне продавец объяснил. Я глянул, мне на четыре минуты работы, а это уже неплохо. Обычно за минуту вскрываю. Купил три таких замка, один на гараж, сразу убрав внутрь машину, поставить медвежий капкан у входа я не забыл, прикрыв тряпицей. Два других уже в наш с Ольгой гараж, где я отмычками взломал оба. Ну да, четыре минуты, как и думал. Вскрывал аккуратно, так что можно использовать.

Потом вернулся на квартиру, поужинал с супругой, и мы отправились гулять, заодно на танцы зашли. В результате у меня бланш под глазом, хороший удар в скулу словил, когда к моей жене приставать начали сначала один, потом несколько подвыпивших парней поддержки первого. Я там разъярился, словив кулак в лицо, и не жалел, бил чтобы не вырубить, а покалечить и выбить их из драки. Вот что значит красивую подругу иметь, постоянно защищать приходится. Пришлось бежать, оставив за спиной шесть покалеченных парней и вдали трель милицейского свистка. Правда, это не милиционеры оказались, а дружинники. Ничего, ноги у нас лёгкие, убежали. А с утра, взяли мешок черноморской рыбки, это корюшка была, два мешка привезли, на верхнем багажнике везли, и понесли в детдом. Вчера директору обещали, для детишек, рыбка вкусная и икристая. Всем хватит. И хватило, как показал пересчёт, даже с три десятка лишних, но это воспитателям и администрации. В полдник выдадут. Подружки Ольги узнали, что мы приехали и мы гурьбой к нам направились, по пути купив три свежих торта, чтобы на всех хватило. Впервые так повезло, как раз привезли свежие. По одному торту в одни руки, но нас много. Чайник два раза ставить пришлось, не хватило. Оставив эту девичью компанию, мне там делать нечего я ушёл в сторону территорий сараев, морщась на ходу, трогая синяк. Как лёд не прикалывал, когда мы до квартиры добрались, холодильник «Мир» у нас имелся, совсем свести не удалось, ладно хоть уменьшили. Надеюсь за неделю пройдёт. Директор, увидев его утром, только головой покачал укоризненно. Я прибрался в гараже, часа два убил, мы сюда сгрузили большую часть вещей из машины. Всё разложил, и достав папку что получил от кандидата в историки, стал изучать. Хм, много лишнего или воды, но и она, как ни странно, пригодится.

Три часа изучал, в большинстве мельком, просто откладывая в сторону интересное, мало интересное и откровенную фигню, но потом изучу остальное. Неожиданно на одном листке нашёл информацию по этой застройке, где сейчас нахожусь. Оказалось, во время пожара, когда исчезло две трети построек, были выстрелы от разрывов горевших патронов. Хм, а парни из детдома ведь говорили, так часто трещало, как будто бой идёт, даже двое раненых от шальных пуль были, но я думал это охотничьи патроны у кого-то в сарае хранились. Оказалось, нет. Потом милиция нашла в одном из сгоревших сараев, остовы автомобилей, один ин них типичный такой «ЗИС-5». Я больше скажу, похоже это был такой же артельный амбар как у меня было два. Тут их на территории с полосни было, около тридцати сгорело, потому они и стали дефицитом. Так вот, в амбаре был грузовой «ЗИС», полный оружия и боеприпасов, легковая машина, опознали обычную не вездеходную «эмку», и два мотоцикла. Были привлечены историки, они и подняли архивы, выяснив, что мотоциклы, легковушка и грузовик были угнаны в Москве и в Подмосковье в разное время одного года, тридцать девятого. Легковушка и грузовик армейские машины. На грузовике везли четыре станковых пулемёта «ДС», и ящики с патронами для них. Пулемёты везли на стрельбище школы пулемётчиков, пулемёты только-только взяли на вооружение, их изучали. Машина так и не пришла. В том тридцать девятом довольно известная история получилась. Историки считают, что вор или воры были задержаны в тридцать девятом году, потому об амбаре забыли, со слов соседей там у ворот дерево выросло, не открыть было. Такое бывает, брошенные строения, сам видел. Ими только мальчишки интересуются, вдруг внутри что интересное. Надо же, двадцать лет, даже больше, стояла автотехника, забитая оружием и интересными находками. И всё сгорело. Кстати, пулемёты по типу того что у меня на «бэтээре» стоит. Тут ещё было немало таких же находок, брошенного или забытого, милиция привлекала сотрудников архива для поиска нужной информации. Причём в основном информация по Москве и области, по всему Союзу это в другой архив. Нужно будет тоже озаботится. Надо будет ещё пару раз такие заказы девать тому кандидату в историки, на листке написав какая у меня информация уже есть, чтобы не повторялся. Наверняка по верхам собрали и набрали на эту папку, и то солидной толщины получилась, а если покопаться в архивах, может ещё что новенькое найдут.

Я так увлёкся, что чуть ужин не пропустил. Снова собрал папку, убрав под диван и поспешил на квартиру. Девчат Ольга не прогоняла, сидели в зале семьёй, девчата помогли ужин сготовить, так что балагуря мы сидели в мирной и спокойной обстановке и ужинали. Были оладьи со сметаной и сахаром, и воды вскипятили в кастрюле, чтобы чая на всех хватило. Отлично поужинали. Ольга сказала, что пока меня не было, заглядывал участковый, он это раз в три месяца делает. Работа такая, но аренда у нас официальная по договору, так что убедившись, что всё в порядке, ушёл.


Утром я направился по одному адресу, послезавтра в школу, снова первый звонок, но у меня встреча назначена. Да понимаете, я когда к риелтору зашёл, он не один был. И это я не о супруге, что на кухне делами занималась. Просто адвокат лежал на животе и ему китайский мастер, настоящий мастер, делал акупунктуру, тот весь в иголках был, как дикобраз. Меня это жутко заинтересовало, мастер на русском говорил плохо, но отлично на английском, и мы пообщались. Я с ним решил поговорить по поводу возможности обучения подобной науке. И неожиданно сходу договорились. Тот мне в лоб сказал, что обучение у него дорогое, пятьдесят тысяч рублей. Ясно было что тот от меня тупо отделаться хотел, такой ученик ему не нужен, а я неожиданно для него согласился, обещая принести аванс в половину суммы уже сегодня, а вторую часть через год. И вот так я стал учеником китайского мастера. Ко мне даже сотрудники КГБ через четыре дня в детдом приходили. Любопытничали. О деньгах они не знали, я попросил мастера молчать о сумме, она уменьшилась до официальных пятьсот рублей, и вот так всё и пошло. Снова школа, и новые знания китайской медицины. Это уже потом я узнал, что мастер бежал из родной страны, его бы там ждала смерть, но в Китае он известен, считался лучшим специалистом в иглоукалывании, членов правящей семьи пользовал, но во так сложилось, что бежать пришлось.


***


Открыв калитку могильной ограды, велев сыновьям остаться снаружи, я положил пару георгин, любимых цветов мастера, на могильный холмик. Мастер учил меня три с половиной года, и умер. Да просто от старости, ведь ему было сто шесть лет. Я сам в шоке был, выглядел тот максимум на шестьдесят. До самой смерти тот был в трезвом уме и памяти, и активно делился знаниями со мной, передавая множество личных секретов в народной китайской медицине. По секрету, он был главным палачом правящей семьи, и передал мне всё что знал по этому направлению. Мастер уже изучил меня и знал, что такие секреты передать мне можно. Я его был последним учеником, всего их сто пять было, я сто шестой. Ирония судьбы, совпадало с количеством прожитых мастером лет. У него бывало по десять учеников в год, оттого я и не удивился количеству. Да и как учитель он на уровне Бога был, редко таких преподавателей встретишь кому дар от природы достался. Десять лет прошло с момента как я стал учеником мастера, шесть с половиной лет как его не стало, но я каждый день прихожу в марте, в день его смерти и дарю ему любимые цветы. Я сам нашёл его остывшее тело на полу частного дома, что тот снимал. Куда те деньги ушли, что я ему дал за обучение, не знаю, но тратил он мало. И ещё, мне кажется он умер не своей смертью, хотя официально по возрасту, организм ослаб.

У нас с Ольгой всё хорошо. Свою мечту стать профессиональным лётчиком осуществить я не смог, зарубила комсомольская организация, не простили мне что я от билета из принципа отказался. Пошёл с женой в медицину. Закончили оба на отлично, она терапевт, я хирург. Я довольно известный врач, использую акупунктуру, мне иглы привезли из Китая, два дорогих набора. Членов правительства пользую, к Брежневу вызывают, когда у него приступ ревматизма, тот уже знал, что мои иглы ему здорово помогают, но в основном в среде артистов работаю, там я считаюсь своим. Мы с женой оба работаем в правительственной больнице. У нас трое детей, все мальчики, двое сейчас со мной, Дима девяти лет, Ольга его родила, когда мы девятый класс заканчивали, похоже заделали мы его во время съёмок фильма «Три плюс два», благодаря которому, а нас всё же показали в фильме, мы стали известны в нашем районе. Из-за ребёнка нас и сочетали браком. Потом Данила шести лет и маленький двухлетний Михаил сейчас в садике. Я купил кооперативную четырёхкомнатную квартиру, машину «Волга», ту что на поддельный паспорт оформлена продал через два года владения, хорошая машина была. Дачу приобрели на огороженной и охраняемой территории. Часть техники из бункера я туда перегнал, с часовым вопрос решил, тот подумал, что уснул, остальное на месте остаётся. Как и ожидалось, проверка плановая раз в пять лет проводится не особо внимательно, но на время проверок я убирал технику, мало ли при подсчёте лишнюю найдут? Потом возвращал. Для часовых использовал мелкие иглы с мощным снотворным и духовую трубку. По пилотированию, то тут мне помог аэроклуб ДОСААФа, в котором я уже семь лет состою, сразу после смерти мастера и вступил. А что, мастер всё моё время занимал, помимо школы и университета. Ольга даже ревновала, но понимала, что мне это нужно и интересно. Так что по выходным по паре часов в небе провожу. Иногда сыновей беру, им полёты нравятся. В последние два года стажировался на спортивном пилотировании. Ещё один инструктор даёт боевое пилотирование, но для винтовых самолётов, сейчас в основном реактивная в армии, там другое. Мне интересно, состою в группе фанатов боевого пилотирования, осваиваю, учебные бои ведём, пара на пару, или пара против двух пар. Инструктор воевал, начал в сорок третьем, девять сбитых на счету, знает, чему учить. Летаем на «Як-18» и на «Як-9». К сожалению, «девяток» было всего шесть, да и те уже на ладан дышали, но бои мы на них проводили отчаянные. «Як-18» у нас для отработки некоторых приёмов боя, потом повторяли на «девятках», они куда скоростнее. То есть, посещение аэроклуба для меня настоящая отдушина.

С Ольгой у нас всё ровно, любовь прошла, я это понял года два назад, осталась привычка и уважение к супруге. Мы об этом поговорили год назад, та и сама видела, что чувства у неё уходят. Хм, раньше я полгода, и всё, сбегал, а тут уже десять лет, и пусть первые восемь лет была любовь и страсть, всё равно от Ольги уходить желания нет. Зато осознал истину, женат я в первый и в последний раз, что в этой жизни, что в возможных следующих. Ольга дама суровая и держала меня в своих цепких коготках, ни вправо, ни влево. С момента как мы стали парой, я ей ни разу не изменил, не погулял с другой женщиной, хотя в последнее время и были желания такие, даже очень. Сейчас Ольга на дежурстве, она в последнее время выматывается со мной. Уже месяц я не посещаю аэроклуб, как в последний вылет потерял создание вовремя пилотирования, были большие нагрузки, чудом очнулся у земли и вывел самолёт из пикирования, меня отлучили от самолёта. Я сразу рванул в свою больницу, результат узнал уже через сутки, после множества анализов и осмотров. Рак головного мозга, опухоль неоперабельная, вот такой диагноз, дают меньше полугода. Я сразу уволился и всё время провожу с детьми. Головные боли в последнее время просто сводят с ума, но я держусь, наркотики не принимаю, помогает иглоукалывание, убираю боль. Жаль вылечить не могу. Точнее, если бы знал в ранней стадии, сделал бы так, чтобы рассосалось, но сейчас уже поздно, надеюсь с помощью акупунктуры протяну больше, но не факт. Иглоукалыванию и Ольгу учу, семь лет уже, вполне неплохо освоила. Я квартиру, дачу, машину, всё на неё переписал. О бункере та не знала, всё технику я распродал по поддельным документам по колхозам. Бронетранспортёр оставил в бункере. Миллион рублей что там хранил, забрал и передал Ольге, сделал тайник на территории дачи, та знает где. Золото и другие находки, включая ювелирные, тоже убрал, сделал тайники, Ольга найдёт как ими воспользоваться. Она женщина предусмотрительная и осторожная. Знаете, как не привлечь к себе внимание.

Покинув кладбище, машина стояла у ворот, мы с сыновьями вернулись на квартиру, год я учил их разным житейским премудростям. Сегодня выходной, старшему Диме в школу не нужно. Я учил обоих сыновей использовать отмычки, вскрывать замки, говоря, чтобы они эти умения держали в тайне. Сыновья у меня не болтуны, а эти навыки глядишь где пригодятся. Потом ужином занялся, Ольга скоро со смены должна быть. Сам же размышлял, как ни странно, меня можно считать сапожником без сапог. Ведь акупунктура лечит рак, это доказано и не раз, сам и доказывал. В ранней стадии точно, а у меня в последней стадии, это не лечится. Я больше скажу, акупунктура, об этом мало кто знает, позволяет проводить оздоровительные процедуры и против рака. Мастер себе делал и прожил вон сколько лет, а я себе такие процедуры делал раз в месяц, а надо раз в три дня. Думал молодой, итак нормально. Идиот. Не ленился, просто времени не было. Сглупил и уже не раз в этом покаялся. Жаль в сексе у нас с Ольгой передышка, орган работал только когда я его иглами стимулировал. Лекарства мне дают, но из-за них мой живчик на полшестого упал. Я бросил применять эти лекарства, но ситуация выправляется плохо. Ладно, поживём увидим сколько я протяну.


***


Открыв глаза, я не пытался осмотреться, стояла темень. Это не глаза отказывали, те вполне видели контуры, похоже просто ночь. С облегчением вздохнув, я снова переродился, что меня изрядно порадовало. Надежда была на это и получилось. Врачи мне давали полгода максимум, мол, до лета и всё, крепись, а я прожил три года, мы с женой дочку заделали, о которой она столько мечтала. Алёнка, моя старшая дочь, часто к нам забегала, я её тоже без наследства не оставил. Последние два месяца я лежал пластом в спальне нашей квартиры, только благодаря Ольге я столько протянул, та иглами помогала мне. Я не просил прервать мою жизнь, провести эвтаназию, знал, что Ольга на это не пойдёт. Да и подло её просить об этом. Жаль, что сам не успел до того как отказали руки, сунуть ствол в рот и спустить курок, хотел до последней секунды быть с родными. Наши чувства из-за трагедии вдруг вспыхнули с новой силой, вот я и протянул эти три года, о чём не жалею. Много о чём обдумал, и проанализировал. Сейчас лёжа в кровати, похоже под одеялом, я старался не шевелится, судя по храпу в комнате я не один, не хотел привлекать внимания, а вспоминал прошедшую жизнь. И знаете, как же мне сейчас хорошо? Тело лёгкое, летать хочется, голова ясная, никаких болей туманящих сознание. Красота. Так вот, мой анализ моей жизни. Вот к какому выводу я пришёл. Как стал женихом Ольги, меня загнали на рельсы, которые шли туда, куда не я их прокладывал. Меня загнали в рамки местной жизни, по сути лишив свободы. О нет, я не разочарован и не сожалею об упущенных возможностях. Я прожил восхитительную жизнь, у меня четверо детей и просто замечательная супруга, жаловаться нечего, но если будет следующая жизнь, и как я сейчас вижу, так и произошло, повторять этот опыт я бы не желал. Один раз было, хватит, можно другой опыт получать. Это моя жизнь. То есть, Ольга, как не крути, стала мне надзирателем. Грубо конечно, я своё солнышко очень люблю и сейчас, но факт есть фактом, а я свободолюбивое существо. Только из-за любви я и сидел в этой золотой клетке до последнего дня.

Вздохнув, я стал ощупывать себя. Под одеялом я лежал в какой-то одежде которую не сразу опознал как рубаху и кальсоны на завязках. Тёплое всё, байковое, да и в комнате заметно прохладно, а за окном, похоже завывала вьюга, прорываясь через храп соседа. Похоже зима снаружи. Одет тепло. Даже на ногах тёплые шерстяные вязанные носки. Чуть колются, но терпимо. Вот так сразу я сказать не могу в кого попал, но похоже в подростка. Вряд ли старше четырнадцати. Выходит, это обычные лета для меня при попадании в новое тело. Непонятно, с чем это связано. Что по состоянию здоровья, никаких бинтов я не нашёл, на голове тоже, чуть болела грудь, и дышалось тоже, в лёгких как будто щекотка. Парень от пневмонии умер? Я не вижу последствий этой болезни, тело здоровое, кроме этих вот симптомов. Я пока не знаю в кого попал, какой снаружи год, и что произошло с бывшим хозяином моего нового тела, но узнаю. Никакой амнезии, буду собирать о себе информацию, стану молчуном, так адаптироваться проще, слушая чужие разговоры. Ничего, не в первый раз, получилось один раз, получится и тут. Была только одна проблема, переполненный мочевой пузырь, поэтому я решил проверить сначала под кроватью, если утка есть, значит в больнице, если нет, то в детдоме или ещё где. Аккуратно сев, тело слушалось, хотя реакция немного замедленна, но это всегда при первых днях попадания, потом возьму тело под полный контроль, да и тренировки с телом помогут. А пока зашарил под кровью, тапок нет, и о чудо, стеклянная утка. Не видел ещё таких. Я в больнице в прошлой жизни жестяную эмалированную использовал. Значит я в больнице.

Не сразу получилось отлить, как будто запрет стоял, клапан зажат, но всё же сходил, надо сказать удивился, почти до полного налил. Убрав утку обратно под кровать, я встал, немного пошатываясь, удерживая равновесие, тело пока как чужое, прошёл к окну, палата четырёхместной оказалась, заняты все койки, двое соседей спали тихо, а вот третий так и храпел. Он один тут взрослый, видимо свободной койки в палате для взрослых не нашлось, усы видно шикарные, живот поднимался и опускался в такт дыханию. Лет сорок пять ему на вид, остальные, как и я, пацаны. Подойдя к подоконнику, я увидел светлое пятно вдали, фонарь висел, а за окном падал крупными хлопьями снег, ветра нет, прекратился. Ничего не рассмотреть, только силуэты каких-то построек и можно понять, что лежим мы на первом этаже. Сугроб вровень с нижней кромкой окна. Сделав несколько приседаний, держась за подоконник, я освоился с телом, руками помахал, и прошёл к двери, на ходу слушая ритм сердца на запястье. Нормальный, спокойный. Аккуратно толкнув дверь, попридержав, когда та скрипеть начала, выглянув, я заметил дальше в коридоре стол с постом дежурной медсестры, та спала, и выскользнув в коридор, мягко шагая, тапок под кровью не было, я проверял дважды, дошёл до поста. Взяв журнал пациентов, быстро поискал свежую запись. Номер палаты мне неизвестен, а на двери ничего не было, дежурное освещение не яркое, но всё же рассмотреть это возможно. Однако с тремя подростками лежал только один взрослый, сорок три года. Не так я и ошибся. Значит пятая палата. Так, мужик мне не нужен, хотя и лежит с грыжей. У трёх его соседей были травма колена, восстановление после аппендицита и у последнего, переохлаждение, остановка сердца на четыре минуты в следствии попадания воды в лёгкие. Последняя запись врача, «вторые сутки находится без сознания. Возможна кома». С кем бы поспорить, что третий пациент с такими полученными травмами бывший хозяин моего нового тела? Теперь понятно почему в лёгких щекотка и грудь болит. Похоже парень утонул, наглотавшись воды, кто-то знающий ему помог, а это непросто, подростка рёбра хрупкие, и если мужчина проводил реанимационные мероприятия, мог и поломать, а тут лёгкие неудобства в последствии. Правильно этот неизвестный спаситель всё сделал.

Запомнив данные на теперь уже меня, я вернул журнал и также тихо ушёл, вернувшись на койку, где вскоре и уснул, накрывшись одеялом.


Разбудили меня шорохи утром. Радио не работало как это было в других палатах, похоже тут просто не было репродуктора. Открыв глаза, я отметил что один из соседей шоркает тапками к окну, держась за живот. Это похоже аппендицитник, ему два дня назад операцию сделали. Не показывая, что очнулся, я задумался. Попал я Бахимова. Д. Ю. Что инициалы означают пока не знаю. Разве что отчество Юрьевич. А имя Данила, Дмитрий, и что там ещё есть? Денис? Демьян? Узнаю скоро. Год рождения указан как тысяча девятьсот двадцать шестой, апрель двенадцатого. А вот это уже напрягло меня, когда информацию читал. Неужели во время войны попал? Ещё не хватало. Однако обнаружив на столе календарь, увидел, что тот открыт на декабре тысяча девятьсот тридцать девятого года, успокоился, полтора года впереди. А вот адрес не понравился. Город Ленинград, Вторая линия Васильевского Острова, дом шестнадцать, квартира пять. Я не о доме и квартире, хотя понятно, что дом многоквартирной, а я о самом населённом пункте. Ленинград! Ленинград, мать его! Тут же будет творится такое, что ни в каком ужасе не увидишь. Погибнет множество народу, и как не крути, этого нельзя допускать. Вариант один, местные власти узнают о попаданце из будущего. Нет, я себя выдавать не буду, отправлю Сталину письмо с подробностями. Пусть знает и делает всё, чтобы жители, если и тут дойдёт до блокады, выжили, будучи эвакуированы. Хотя бы те, кто не участвует в обороне и не работает на заводах. Дети, старики и другие иждивенцы. Помогая жителям, я спасаю и себя. Не хочу оказаться в блокадном городе. Хм, что я про Ленинград знаю? Да ничего. Так получилось, что я в северной столице ни разу не был, ни в одной из жизней. Да как-то причин не нашлось там побывать, теперь вот жалею.

Всё же я открыл глаза, этого не заметили, и аккуратно сел.

- О, очнулся, - прогудел усатый Потапов, так его фамилия значилась в журнале пациентов. Больными я их не хочу называть, слово нехорошее, от слова болеть. Пациенты - вот это правильно.

- Я ночью вставал, в туалет хотел. Вон утку нашёл.

- Ага, теперь вижу.

Пацан с аппендицитом пошаркал к двери, где сообщил что я очнулся. Сразу же подошла медсестра, видимо для врача рано, да и для обхода тоже. Она меня опросила, назвав Демидом. Ха, ни угадал ни разу. Описав что чувствую, я попил воды, та дала, и забрала полную утку, велев не покидать кровать до прихода врача, ну а я знакомился с парнями. Точнее знакомился с аппендицитником, оказалось с тем что с коленом был знаком прошлый хозяин тела, они учились в одной школе, тот старше на класс был, и в домах соседних жили. Я потихоньку расспрашивал, но вскоре выяснил что компании разные и тот обо мне мало знал. Только что родители имеются, отец военный моряк, командует тральщиком Балтийского флота. Мать с музыкой связана, точно тот не мог сказать. Учился Демид в школе номер Тридцать Пять. Демид пошёл в первый класс не в семь, а в восемь лет, и сейчас учился в шестом «А» классе с углублённым изучением немецкого языка. Это хорошо, немецкий я изучал, но говорю пока плохо. Учил его три года, с тех пор как заболел, чтобы занять себя. Два репетитора было. В совершенстве пока владею английским, испанским, китайским и французским, неплохо немецким и итальянским. Сейчас идёт Советско-финская война, и только и стоят разговоры как наши покажут империалистам, освободив порабощённый финский народ. Пояснили что со мной было, это было видимо интересная тема, так как энтузиазм в разговорах был пока неиссякаем. Демид с друзьями перебегал Неву по льду и провалился в полынью. Там ледокол недавно проходил, корка появилась, но если бы по одному пробегали, удержала бы, а бежали все четверо, трое выскочили, не замочившись, а Демид рухнул вниз. Повезло ему что рота моряков шла в баню, всё же суббота была, бросились на помощь. Течение затянуло того под лёд, так моряки кулаками разбивали лёд, у них кроме шаек ничего не было, и вытащили пацана. Повезло что воздух в одежде как пузырь держал того у льда. Он уже не шевелился, наглотался воды. Среди моряков был санинструктор, знал что делать, парня раздели и начали проводить реанимационные процедуры, пока не запустили сердце. Дальше в больницу и тут уже очнулся я на вторые сутки. Мне ярко описывали с чужих слово как под свежим льдом было видно тело Демида, уносимое течением, как оно дёргалось, захлёбываясь, и моряки, не все, двое рискнули на тонкий лёд выйти, били кулаками лёд, да каблуками ботов, пробивая, чтобы ухватить Демида за одежду и выдернуть наружу. Молодцы, спасли.

Тут завтрак принесли, манку, вполне приличная, а чуть позже и врач прибыл. Почти сразу за ним зашла обеспокоенная женщина, я сразу понял, это мама Демида. Мне про неё говорили, что она тут провидит утром и вечером, её только на ночь отправляют домой. Всё же не один ребёнок в семье. Да, ещё две девочки младше Демида имеются. Это всё что я знаю. Сам я сидел, пережидая осмотр и опрос. Похоже меня скоро выпишут, ничего серьёзного не нашли и смысла занимать палату нет. Что ж, начинается экзамен справлюсь я с ролью Демида или нет. И снова школа. Что-то я от неё уставать начинаю.


Выписали меня не в этот же день, а на следующий, врач всё же оставил пронаблюдать некоторое время, и правильно сделал, я хоть и не терапевт, но понимание имею. Да и я пустил это время на адаптацию, с матерью Димы познакомился, с её слов понял, что та работает в музыкальной школе, преподаватель по классу пианино. Она отпрашивалась с работы, чтобы посидеть с сыном, вот и разобрался. От неё уже узнал, что Демиду наступил медведь на ухо, слава Комсомолу, так что с ним та музыкой не занималась, за то обе дочки её радость, и она им даёт классическое музыкальное образование. Знать бы ещё что это. Насчёт моего словечка, то моя супруга Ольга, когда я говорю по привычке «Слава Богу», воспитанная в духе атеизма, прочитала мне целую лекцию. Так я из своей врождённой мстительности стал говорить: «Слава Комсомолу». Это у неё возмущения не вызвало, только смешки. Так и привык.

Маргарита Ивановна и о сёстрах рассказала, как те обо мне волнуются. Одной девять лет, её Машей звали, другой семь. Эту Наиной назвали. Сам я сказал, когда та воды принесла, горло пересохло, что мол я почти умер и переосмыслил свою жизнь, построюсь быть более серьёзным и безответственным, как обычные мальчишки. Меня с улыбкой потрепали по вихрам. Также та беспокоилась о муже, по флоту боевая тревога, и пусть флот фактически не участвует в этой войне, скованный льдами, всё же мог и принять. А так как со мной было всё в порядке, та отправилась домой, малые кто в школе, то в садике. Нужно приготовить что-то на ужин, да и на работу нужно.

Я же до вечера и утром следующего дня просматривал свою память, и надо сказать она меня не подвела. Помните того кандидата в историки? Наше сотрудничество не закончилось и длилось до самой моей смерти, тот уже как постоянному клиенту сам доставлял материалы, получая оплату и новый заказ. Так что я изучал и запоминал где-что находили. Ценности, деньги, оружие, разные другие находки. По всему Союзу. Всю мелочёвку даже с моей памятью запомнить сложно, но у меня было несколько лет, постоянно перечитывал и запоминал. По Ленинграду меня тоже были, и немало. Ой как немало. Жаль война и обстрелы большую часть уничтожили, но и того что осталось заставляло в восхищении крутить головой. Просить деньги у матери Демида мне нельзя, вопросы возникнут, а заиметь финансовую независимость нужно. Это я к чему. Письмо Сталину, ха, какой плагиат, писать я собирался как покину больницу. Сначала добуду деньги что сейчас входу, куплю посменные принадлежности, напишу, и в ближайшие выходные отправлюсь на поезде в Москву. В субботу уеду, в воскресенье вечером вернусь. Брошу письмо в почтовый ящик, что висит поближе к Кремлю. О том, что на Никитских воротах есть почтовый ящик, куда нужно кидать письма лично для Сталина, это не более чем байка. Письма писали Сталину через обычную почту, и что важно, он их ПОЛУЧАЛ. Как объяснить своё отсутствие матери Демида, я пока своей её ещё не воспринимал, да и сложно это, ещё придумаю. Чуть позже. Время будет.

Так вот, вернёмся к находкам, сделанным в Ленинграде в разное время. Многое ещё не существует, их сделали после войны или вовремя, но несколько точно довоенные и там есть банкноты что сейчас в ходу, адреса помню, посещу пока одно, самое быстрое в извлечении, и займусь делами. А тут ещё школа, да Новый Год вот-вот наступит. Вон, больницу украшают. Всё это я и обдумывал и на следующий день, после осмотра врачом, меня выписали. Маргарита Ивановна, мама Демида, пришла за мной. Одежду из гардероба принесла. Та её высушила, привела в порядок, и вот пригодилась. Так что я оделся прямо на байковое нательное бельё. Штаны с начёсом, свитер, куртку, шапку-треух из непонятного кого чёрного меха, на ноги валенки с подбоем. В карманах перчатки, не забыли положить. Шарф тоже был, верхнюю одежду я надел уже на выходе, и мы, попрощавшись с врачами и другими медиками, говоря спасибо за помощь, я даже поклонился, направились домой, а я с интересом осматривался. Стоял светлый день, без снега, всё искрилось, ослепляя, и действительно можно ослепнуть, в такое время затемнённые очки вещь необходимая. Маргарита Ивановна опытная, щурилась, когда шла, я также делал. Пришлось дожидаться трамвая на остановке и ехать три остановки, оказалось больница находилась рядом с местом, где я провалился под воду, а жили мы дальше. Ничего, доехали. И дом наш показался. А потом мы прошли в подъезд и поднялись на второй этаж. На каждом этаже по три квартиры, и открыв ключом дверь, прошли в нашу, пятую. Двухкомнатной та оказалась, вполне неплохо обставленной, с ожидаемым пианинном в зале. В зале и была кровать родителей, а комната чуть меньше детская, где было три панцирных кровати. Одна уже взрослая, односпалка, и две меньше, по покрывалам видно, что для девочек. На стуле у кровати Демида… Всё, Демид погиб, тут ничего не поделаешь, теперь это моё, как наследника. Так вот, у моей кровати стоял стул с домашней одеждой, там вещи из карманов верхней одежды, которые были при нём во время трагедии. Тут же и ключи от квартиры. Маргарита Ивановна, сообщив, что опаздывает на работу, отпросилась на два часа, чмокнула меня в лоб, сказала, что щи на плите, пообедать велела, и покормить Машу и Наину, когда они придут из школы. А в час дня забрать Наину из школы, где та учится в первом классе. Наину в семь лет отдали в школу. Маша чуть позже будет, у них сегодня дополнительные уроки, да и дежурная она по классу. А завтра я и сам в школу отправлюсь. Сегодня к слову двадцать седьмое декабря. День недели – среда.

Как хлопнула дверь я схватил школьную сумку и начал изучать содержимое. Ох и бардак, Демид был изрядной неряхой. Почерк как курица лапой, сложно будет копировать. Разложил всё на единственном в комнате письменном столе, видимо по очереди уроки делают. Кроме трёх кроватей и стола, был ещё трёхдверный платяной шкаф, и всё на этом. Комната небольшая. Изучив внимательно почерк Демида, оставил учебники и писчие принадлежности на столе, я прихватил сумку, убрал в неё кухонный нож, и быстро одевшись, вскоре тоже покинул квартиру. Есть не хотелось, завтракал в больнице, а сейчас десять часов дня, время есть. Проблемы была с деньгами, я не нашёл их у Демида, даже мелочи. На трамвай средств нет, а куда бежать я не знал, мне город совсем незнаком. К счастью, помогли прохожие, на пальцах объяснили где нужный мне дом. Добрался пешком за полчаса, почти всю дорогу бегом двигался, тело мне здоровое и крепкое досталось, видать подростки часто носились, поэтому дыхание не сбил, разве что вспотел слегка, одежда излишне тёплая для таких пробежек. Хотя температура почти тридцать градусов, двадцать восемь если быть точным. Чуть горло обжигал дыханием, воздух-то морозный. Похолодало, вчера было где-то двадцать три - двадцать пять. Ещё что радует, дружки Демида не появлялись, в палату их не пустили, а сейчас те в школе. Я не Демид, мне они не интересны, так что скорее всего придется разорвать их дружбу, изобразив обиду, что бросили и не спасли. Что будет не совсем верным, это они молодцы, успели крик поднять, и моряки на него прибежали. Нет, не правильно это, поблагодарю, что успели помощь позвать, а потом постепенно отдалюсь от них. Да, так вернее будет.

Наконец нужный дом. Вовремя войны множество строений вокруг были разрушены, чердаки и верхние этажи исчезли в пожарах и взрывах, наверняка там было уничтожено множество схронов со времён Революции и Гражданской войны, этот дом также пострадал, по сути остался первый этаж и его восстановили, реконструировав. Подвал сохранился, именно подвал мне и нужен. Там в тридцать девятом году, как выяснили историки, банда налётчиков зарыла чемодан денег. Да, снова чемодан, и да, снова из ограбленной сберкассы. Его забирать никто не придёт, банда была уничтожена в перестрелке с милицией, дело громкое было. Чемодан найдут в сорок втором году, три семьи, что будут в нём жить. Детишки играя откопают. Им повезло пережить самый голодный год. А деньги сдали в милицию. Они пошли в фонд обороны города, он уже был создан тогда. Откопал я чемодан ножом, земля мягкая, как будто только что закопали. Откидал землю, вытащив чемодан, ну и открыв его, удивлённо изучил два «Нагана» и мешочек с патронами. Об этом информации не было. Скорее всего утаили дети, а может и их родители. Хм, тут же несколько бланков из сберкассы, с указанием её номера, стало ясно как разобрались откуда деньги. Пачки банкнот отправились в сумку, полностью её забив, туда же и оружие, чемодан я вернул на место, присыпав и попрыгав сверху, утрамбовывая. Сразу в глаз не бросается и ладно. Ну и направился к выходу. Красота, входи и выходи, подвалы и чердаки не закрываются. Нет, я до лета точно поработаю по чердакам, поищу схроны. Сердце кровью обливается, когда подумаю сколько было уничтожено во время войны. Найду и спасу. Очистив подошвы валенок от земли, я побежал к остановке трамвая. Из одной пачки я несколько банкнот выдернул, саму сумку закрыл, тут пуговица, чтобы не вывалилось, а то вот будет видок. Банкноты по десять рублей были, так что дождался своего номера, мы на нём же с Маргаритой Ивановной ехали, кольцевой, и добрался до дома, получив размен монетами. Я там приметил рядом магазин канцтоваров, сбегал приобрести плотной бумаги, готовые конверты тут продавались мало, быстро разбирают, проще самому склеить, ну и толстую офицерскую тетрадь, и писчие принадлежности. Будем писать письмо Сталину. Товарищу Сталину, точнее.

Вернувшись в квартиру, я первым делом озаботился тайником для денег. Демонстрировать такие суммы родителям, а там было примерно семьсот тысяч рублей, как-то не хотелось. И сумму я знал из протокола, по которому их сдавали государству. На глаз тут больше. Неужели кто отщипнут себе кусок? Быстро пересчитал и понял, что нет, семьсот пятьдесят восемь тысяч. Всё верно. Нож я отмыл и вернул на место. А деньги убрал, да на антресоли. Наверх шкафа. Рулон плотной бумаги у меня был, на конверт брал с запасом, сложил деньги в виде стопки, и завернул в бумагу, получился вид дипломата, зато не будут торчать, детям туда не залезть, а взрослым там делать ничего, так что связал шпагатом, и с помощью стула, встав на спинку, и балансируя, положил упаковку на шкаф. Тут хватало пыли и стояла коробка с новогодними игрушками. Да, я взял денег из запасов, одну пачку с десятками и одну с пятирублёвыми купюрами. А вот коробку с новогодними игрушками снял, чуть не грохнувшись на пол, равновесие подвело, не так и хорошо я всё же тело освоил, но мягко спрыгнул на пол, под грохот упавшего стул, и не побил содержимое коробки. Поставил её пока на пол, убрал стул и пошёл на кухню, обедать. А вкусные щи, жаль сметаны не было. После обеда, собравшись, двинул к школе. Где она находится я узнал ещё когда интересовался адресом нужного дома. Нормально, дотопал, как раз детвора гурьбой выбегала на улицу. Кто мне нужен, мне известно, а фотография была в рамке на стене всей семьи, явно летняя. Отец в форме морского командира, но не офицера. Не путать, их тут ещё не было. В знаках различия я не разбирался, так что не скажу в каком он звании, но и две девочки в косичках, которых я запомнил. Так что пройдя в гардеробную, я молча кивал тем, кто со мной здоровался, одноклассников видимо не было, иначе бы не дали пройти, и услышав радостный писк и махание обеими руками с улыбкой до ушей, понял, что это Наина. Она уже надела обувь, сидела на лавке, так что показала мне где висит её пальто и шляпа, и я помог ей.

- Машу ждать не будем? - спросил я. - Когда у неё последний урок?

- Долго, - отмахнулась краха, уверенно шагая рядом со мной с гордо поднятым носиком. Не сама пыхтела, неся вторую обувь и портфель как другие, а старший брат. Такой её вид был очень уморителен, я тоже улыбнулся. Правда, на улице морозец, потому я ей лицо почти всё замотал, только глаза видно, но всё равно понятно, как та горда, вышагивала рядом, держась за мою руку. Милая девочка.

Приметив грузовик, «полуторку», с кузова которой продавали ёлки, кто-то предприимчивый зарабатывал свою копейку, судя по спокойно прогуливающемся милиционеру, работают законно. Вот и я свернул. Двадцать рублей небольшая ёлочка чуть выше меня, ну я и купил, под довольное аханье младшей сестрички. Да, это девчушка, пока мы шли от школы, своей неумной энергией стал мне сестрицей. А почему и нет? Вдали дом показался, но я зашёл в продуктовый магазин, сестричка снаружи ожидала, ёлку караулила. Сумка школьная Демида при мне, я достал из неё банку, на литр, нашёл в ящиках на кухне, и мне в неё налили свежей сметаны, правда остатки, почти всё раскупили, крышка бумажная, из вощёной бумаги была, я шпагатом обмотал её и убрал банку в сумку. Купил также карамелек. Ну и так выйдя, подхватил ёлку, и мы дошли до дома. Я подкинул дров в печь, а на кухне дровяная плита была, и чуть подогрев щей, Наина раздевшись возилась в нашей спальне, ёлка пока в прихожей стояла, я сказал без Маши ставить не будем. Ну и покормил сестричку. Щей налил в небольшую тарелку, капнув две больших ложки сметаны. Ну и чай, выдав камельку. Хлеб утрешний был, свежий я не брал, этот доесть надо. Я его на углях в печке поджарил, чтобы Наине вкуснее было. Сам тоже чай пил, пока Наина мешала щи, беля их, а потом шустро работая ложкой. А причина почему та в школе не покушала, ремонт на кухне. Печка вдруг трещину дала и задымила. Многие родители давали с собой детям поесть, вроде бутербродов. Это временно, за пару недель должны исправить.

Мы только сесть успели, как в прихожей зашумели дверью и послышался бас, интересуясь кто дома. Наина тут ж с криком рванула в прихожую:

- Папа!

Пришлось следом идти, так я ознакомился с отцом Демида. Тот был в форме. Подошёл и обнял. Тот удивлённо глянул на меня.

- Ты же не любишь эти нежности? - хмыкнул тот.

- Я расту, меняюсь. Кушать будешь? Мама щей наварила, а я сметаны купил.

- Буду, - кинул тот.

Я быстро ещё одну тарелку налил, тот сам себе сметаны плюхнул, и взял дольку почищенного чеснока. Это Наина от него сморщившись отказалась, а отец с удовольствием в прикуску захрустел. Ну и наблюдая как семья Бахимовых обедает, не все, двоих пока нет, размышлял. Как оказалось, Юлиан Авдеевич Бахимов отпросился на два часа, их не снимали с боевого дежурства, боялись налёта финнов на Кронштадт и столицу, но проверить сына, которого выписали из больницы, желал. Что и сделал, так что тот тоже работал ложкой, с интересом поглядывая на меня. Вскоре и Маша прибежала, и мы вчетвером снаряжали ёлку, поставив её в зале. Запах хвои так напомнил о Новом Годе. Подставка была, чуть доработали ствол и вставили, так что та встала, красивая и нарядная. Похоже это был самый счастливей день у девчат в Новом Году. Бахимов супруги не дождался, пора на службу, а через час и Маргарита Ивановна пришла, расстроилась, конечно, но взбодрилась узнав, что муж будет на Новый год, ему там целые сутки обещали на семью.


Следующее дни пошли быстро, я весь ушёл в написание письма товарищу Сталину. При этом вполне освоился в классе, быстро запомнив одноклассников, и не забыв поблагодарить одного, что был с Демидом на Неве, две других дворовые друзья, учатся в параллельном классе, я их потом поблагодарил, когда они на перемене подошли, а так потихоньку действительно отдалялся от них, говоря, что дела или занят. С девчатами возился, водил из на каток и снежную горку. Один раз в цирк на выходные взял, была и Маргарита Ивановна, это она дала денег на цирк. Понравилось всем. Был и карнавал в Новый Год в ДК, детский праздник. И вот наступило двадцатое января тысяча девятьсот сорокового года. Суббота, и в семь утра отходил скорый поезд на Москву. Маргарите Ивановне я ещё в пятницу сказал, что познакомился с парнем, он на другой стороне Москвы живёт, у него заночую. Буду утром в понедельник. Мол, мы мастерим парусную лодку, у того сарай лодочный отапливаемый. Та без проблем, для мальчишек это нормально. Ну и ушёл. Квартиру в шесть утра покинул, еле успел к отходу. К слову, я купил билет и обратно из Москвы. Отходит в двенадцать часов дня. Должен успеть.

Поезд вполне неплохо шёл и уже вечером, в двадцать два часа мы были в Москве. Сойдя на станции, я поспешил прочь от вокзала, поглядывая по сторонам. Найти комнату для ночлега тут настоящая проблема, перенаселение, однако всё можно решить. Сунул червонец вахтерше в ближайшем общежитии, тут жили работницы ткацкой фабрики, и та устроила меня на своей койке, пока дежурит ночью, ну а утром, посетив номерную столовую неподалеку, позавтракал, взял двойную порцию пшённой каши, их тут готовили для завтраков, чаю и пару кусочков хлеба. А потом в сторону Кремля. Конверт был запечатан в другой, так что я разорвал его, достав перчатками нужный, и опустил в ящик. Ну вот и всё. Убирая обёрточную бумагу в сумку, я заспешил прочь. До отбытия поезда ещё три часа, поэтому я направился в сторону территорий с сараями и гаражами. Ну сейчас личного авто нет, если только мотоцикл, так что гаражей там крайне мало, больше лодочных сараев, нашёл я нужный амбар, тот что сгорел и в угле которого найдут остовы двух машин и двух мотоциклов быстро. Точно он. А вообще всё вокруг меня поражало, всё свежих построек, и свои амбары видел, им на вид по паре лет. Артели работали, там шум стоял. В одном через открытую дверь рассмотрел, там как раз погрузка товара шла в телегу, как отливали фигурки зверей-копилок из гипса. Раскрашивают похоже на втором этаже. Другие артели имели своё направление, работали, это видел, а что именно делали, не знаю. В двух точно рыбу копят, по дыму и запаху понял. Видимо рыболовным артелями принадлежат. Так вот, к нужному мне амбару вела узкая тропинка, видно, что лопатой убирали, до калитки. После этого прошёл небольшой снегопад, но одно ясно, ошиблась милиция, в сороковом году хозяева ещё посещали амбар, и когда они сгинут, пока неизвестно. Мне они безразличны, но когда летом направлюсь на юга, а я решил всё лето на море провести, нет желания в пионерский лагерь ехать, то посещу Москву и этот амбар, а пока не стоит.

Вскоре поезд уносил меня обратно в Ленинград. Я сидел на верхней полке в купейном вагоне, скрестив ноги, и размышлял. Меня не волновало особо письмо товарищу Сталину, там я основное указал, и если не будут приняты меры, то тут уже не моя вина, скинул камень с души и спокоен. Беспокоило меня взросление этого тела. Ну да, я ещё в больнице понял, что парень повзрослел, одеяло дыбом стояло. Это не всё, я сам не бабник особо, и не сексуальный маньяк, но размер дружка Демида удивил, у меня такого ещё ни в одной из жизней не было. Новый опыт в жизни. Партнёрш будет тяжело подбирать. А, вазелин поможет, ха-ха. Это я к чему, в первый же день в школе я увидел учительницу русского языка, и взгляда отвести не мог. Блондинка зеленоглазая, с копной волос до лопаток, с точёной миниатюрной фигуркой, которую пытались испортить плохо пошитым костюмом, но фигурка выигрывала. Когда та в коридоре наклонилась поднять упавший журнал и юбка наткнувшись обрисовала ягодицы, то все мои эротические сны касались только меня и моей учительницы русского языка. Даже сейчас от одной мысли о ней у меня взрыв гормонов. Пришлось пересесть, чтобы не видно было вздыбленные гормоны. Чёртов возраст. Однако подкатить к ней я и не пытался. С первого взгляда ясно что пошлёт, и будет права. Может и к родителям заявится, чтобы те повлияли на меня. Я собрал информацию по ней. Это её первый учебный год, молодая совсем, двадцать один год. Мужа или парня нет, живёт в общежитии, и там треть наших учителей с семьями проживают. Сама из деревни под Псковом, родители там же живут.

Чёрт, не думать о ней, не думать. Вернусь лучше к письму товарищу Сталину. Писал я от имени женщины, описывая что была женой архитектора в Москве, имела двух детей, умерла от рака, и вдруг осознала себя в теле девушки почти на тридцать лет в прошлом, и ещё не было страшной войны. Я описал итоги войны с финнами, благо якобы та читала книгу по ней перед смертью, не знаю ложь или правда, но что читала, основное, дала. Потом как началась война с немцами, основные битвы что были на слуху, победы и поражения, потери, результаты войны, послевоенная жизнь, смерть Сталина, как Хрущёв распоряжался в Кремле и товарища Сталина по его приказу вынесли из Мавзолея. О культе личности написал. Хрущёв мне никогда не нравился. Корейская война, тоже была кратко описана, и как нам угрожали американцы ядерной бомбой, пока у нас своя не появилась. В общем, до семьдесят шестого года всё описал, до своей гибели. Также дал несколько проверочной информации. Что случится за этот год, и выдал шесть схронов, довольно солидных. Мол, муж архитектор, рассказывал о них, как и где нашли, я и слышала, пусть ценности пустят на благое дело. Просила не искать меня, мол, нашла себе мужа и уезжаю вглубь станы, в края, до которых немцы не дойдут. Да, по Ленинграду описал подробнее, и практически полностью скопировал дневник Тани из блокадного Ленинграда, вы удивитесь, но эта девочка учится во втором классе моей школы, я её не раз видел. Светлая и добрая девочка. О нападении японцев на американскую базу в Тихом океане и их итоги, тоже расписал, если догадаются помочь японцам, молодцы. Потому как о Холодной войне я как раз много подробностей дал и там ненависть к американцам в каждом слове сквозит. Ну и на двух последних листах написал слова песен по скорой войне, это были: «Двадцать второго июня, ровно в четыре часа». «Эх, дороги». «На безымянной высоте». «Последний бой». «Тёмная ночь» и «Дорогая моя столица». При этом извиняясь что помню только эти песни. Я не знаю, когда они написаны, но надеюсь, что они тоже помогут в нашей победе.

Эти песни я несколько дней вспоминал, я может петь и не умею, но слушаю с удовольствием, и пластинок у меня хватало. Стоит отметить что у меня пол листа свободных остались, где последняя песня написана, и я как бы второпях, вспомнив, написал, как в Западных областях предатели стреляли в наших и как дезертировали те, кто был призван из этих областей. Мол, муж, который у меня воевал, четыре боевых ордена и два ранения, военным инженером был, ворчал что их всех надо было в строительные батальоны направить и оружия не давать. Тогда не было бы такой беды. В некоторых украинских и литовских города, когда немцы входили в них, наши части уже были уничтожены такими предателями. Вот и просила покарать их. Вот теперь всё.

Постарался конечно написать, как боявшаяся за свою судьбу переселенка, написала, что знала, сумбурно, но главное нужная информация подана, теперь будем посмотреть, как отреагируют. Фамилию Тани и где она училась написал, если ею заинтересуются, то скорее всего просто опросят, значит дошло письмо. Девочке ничего не будет, так что я не переживал за неё. Так до вечера и размышлял как строить жизнь дальше. Знаете, вот честно скажу, мне спокойнее, когда был детдомовским, отвечаешь только за себя, а тут две сестрички и их мама. Вон, я уже почти месяц с ними живу, девчат уже родными считаю, а маму их особо нет. Так, дальний родственник, не более. Да и та на сына особо внимания не обращала. Демид её разочарование, не сделать ему музыкальной карьеры. Однако мама всё же, заботится и присматривает.


Приехал я ночью, в три утра, поезд тоже скоростным был. Добрался пешком до дома, едва спать успел лечь, не разбудив никого, как уже встать. Моё появление удивило семью, сказал, что ночью пришёл, мол, закончили работу, а дальше собрался и в школу.

Учёба шла ровно, сидел я с одноклассницей. Демид учится не любил, на тройках сидел, списывал у соседки по парте, та твёрдая хорошистка, пришлось постепенно выправлять, радуя учителей, что хронический троечник за ум взялся. Сразу пятёрки хватать я не хотел, внимание привлеку, переходил в хорошисты. На четвёрки. Я почитывал учебники, знакомясь с ними, разбираясь в чём разница в обучении, когда между ними двадцать лет. Видел, разница есть. Через двадцать лет учебного материала больше давать будут, и наличный переработают и усилят. Наука не стоит на месте. Таня не пришла в школу на четвёртый день, с моего возвращения из Москвы, я отслеживал это. Появилась она только через три дня, сияя. Таня видела самого товарища Сталина. Она в Москве побывала, самолётом туда отвезли с мамой, и обратно. Я не знаю зачем ему это было нужно, видимо пробили строчки из дневника Тани, там любой не сможет остаться спокойным, и пожелал лично поговорить со школьницей. И да, я читал этот дневник, любой русский, нормальный русский что чтит историю своей страны, читал его. Чтобы помнить. По школе начал ходить дядечка из РОНО, как его представили, но по цепкому взгляду было ясно что из конторы. Товарищ Берия, которого тоже наверняка посветили в содержимое письма, не спит. Я же старался не отсвечивать, участвовал во всех праздниках, помогал классному учителю, у меня и тут это мужчина, помогал сестричкам с уроками. Для них поначалу это было дико. Демид на них особо внимания не обращал, мелочь что под ногами путается, мог и пнуть, но я говорил Маргарите Ивановне, что собираюсь меняться и стать достойным членом общества, и вот становлюсь. В прочем, сестричек такие изменения радуют, так что они обе очень даже не возражают. Ну а каждое воскресенье я тратил на поиски, работая по чердакам с утра о вечера.

Пролетели март, апрель, где мы отметили моё день рождения. Война закончилась, с теми итогами что я описывал в письме. Тут правительство или делать ничего не хотело, или решило проверить будет совпадение или нет. Однако движения в высшем командовании армии были заметны. Одних снимали, других ставили. В остальном всё как и прежде. Как война закончилась и отменили боевую службу на флоте, отец Демида стал часто быть дома, но не всегда, служба есть служба. Семьи моряков привычны к этому. Я был пятым учеником в классе, кому исполнилось четырнадцать лет до окончания шестого класса, и мы уже могли подавать заявление о вступлении в комсомол. Однако голосованием всего класса было принято решение, что весь класс подаст это заявление в начале следующего учебного года, ну кроме двух учениц и одного ученика у которых дни рождения осенью. Все в месте, чтобы никому обидно не было. Вот и сообщили о решении класса комсоргу. Тот это воспринял как должное, сделав запись в журнале. Хмырь этот из комитета, что всё вынюхивал, пробыл в школе три месяца, пока его не отозвали. В школе я учился как все, внимания не привлекал, хотя и выбился в твёрдые хорошисты, ни одной тройки, так и закончил шестой класс, сдав экзамены. Маргарита Ивановна очень радовалась. А так не было бы у меня личной жизни, но я всё же нашёл как решить свою проблему. Я человек взрослый и мне нужна женщина, не смотрите что мне физически четырнадцать лет, тогда ещё тринадцать было. Я хочу, и это решающий фактор. А когда я что-то желаю, то не советую вставать у меня на пути. Северная столица культурный город, и тут были содержанки. Да-да, эти дамы не хотели и не любили работать, желали отдыхать, по ресторанам и театрам, напомню, что это культурный город, и продавали себя. Не проститутки, просто жили за счёт обеспеченных горожан, что и содержали их. Я отбил Мишель, в быту Марию, у капитана второго ранга. Отбил банально, сообщив о любовнице его законной супруге, так что тот исчез с горизонта Мишель, и вышел вперёд я. Прямо сказал, готов спонсировать, откуда деньги не твоё дело. Та назвала таксу, с интересом изучив меня с ног до головы. И всё, согласился на сумму, хотя она в месяц выходила не хилая. Я оплачивал той жизнь, и спокойно ходил к ней. В двухкомнатную квартиру в соседнем доме. Мишель получила её в подарок одного из своих прошлых любовников. Одно из условий нашего соглашения, никаких других мужчин. Сама Мишель была очень похожа на актрису из сериала, кажется Маргоша называется. Не смотрел, но рекламу видел. Потом месяц бегал к ней чуть ли не каждый день, сбрасывал напряжение, и получилось, Мишель честно отрабатывала, теперь я на русичку спокойно смотрю, а не готов её тут же на учительском столе разложить. Кстати, похоже та замечала мои горячие взгляды и старалась быть со мной поменьше. Боялась.

Вот так и наступило лето. Экзамены школьные позади, Мишель пакует чемоданы, билеты в СВ на нас двоих куплены до Симферополя, пересадка в Москве, а до Ялты на машине доберёмся, и готовы тронутся в путь. Родители Демида меня сто процентов не отпустят, потому я не стал с ними общаться по этому поводу, они просто не понимали зачем от моря ехать к морю, и тут неплохо, да и имели родню в Горьком. Вот её навестить те не против. У матери Демида все родственники погибли в Гражданскую, их поезд во время эвакуации расстреляли из пулемёта. Маргарита одна тогда выжила. Отец Демида со странным именем Юлиан, я и с отчеством не угадал, тут похоже семейная традиция давать странные имена, Демид, Авдей, Юлиан, был родом из Горького, бредил морем, и Революция дала ему такой шанс. Сейчас тот капитан-лейтенант, командир тральщика. Семья у того в Горьком и рядом с ним, родители живы и живут в селе рядом с городом, большая семья, и ездить туда на лето традиция. Пусть сестрички и скатаются, а я на море. Это и написал в записке, которую оставил на столе. Мол, не ругайтесь, я отправился в путешествие, вернусь к началу учебного года. Там уши и оторвёте. Хочу мир посмотреть. Обещаю привезти мешок сушёной морской рыбки. Сестрички не плачьте, будут и вам подарки. Вроде неплохо получилось. Все деньги что на шкафу лежали, я забрал. У меня две сумки, одна с деньгами, другая с личными вещами. Там запас чистого нательного белья, зубная щётка с зубным порошком, два полотенца и мыло. Больше ничего, всё что нужно куплю, деньги есть. Естественно родители хай поднимут, начнут рыться в вещах и найдут наброски плана по лету, какие города посещу и где буду. Крым там не указан. Пусть в стороне ищут. Один «Наган» я с собой взял, второй на чердаке с запасом патронов спрятал, если не знать где, найти трудно. С Мишель я договорился в вагоне встретится, вместе нас не должны видеть, конспирация довольно неплохо мной наведена, да и той это на руку. Я щедр, что ей нравилось, тот капитан второго ранга скуп был, да и как мужчина не состоятелен. Я же её так изматывал, что сил не было на прогулки по театрам. Отдыхала от меня только по выходным. Всего пару раз на новые пьесы выбиралась. Мишель была профессиональной театралкой.

Что по нашему маршруту, я был слегка не точен. В Москве действительно пересадка, но отправляемся мы не сразу, а только через пять дней. Билеты на руках. Тоже СВ. Мишель не против задержатся, я старший в нашей команде. Так что пока я решаю вопросы, она посетит местные театры. Я с ней не ходил. Говорю же, нас не должны увидеть вместе. А я займусь тем амбаром и его владельцем, если он ещё есть. Нужно изучить содержимое амбара. Отмычки я изготовил, не уступают по качеству тем, что использовал в будущем и коими учил сыновей пользоваться. Вот так положив записку на стол, время четыре утра, выскользнув на лестничную площадку, и выбравшись на улицу, ещё было темно, светать только начинало, побежал в сторону вокзала. Успел. Довольная Мишель уже сидела в купе, когда проводница, сопроводив меня к ней, сообщила что я её попутчик, и ушла. Постельное выдаст чуть позже, и чай принесёт. Одет я был с иголочки, купил за несколько дней до отъезда, эту одежду родители не видели, иначе вопросы были бы. На носу круглые очки и простыми стёклами, что заметно меняли мой облик. Мишель пару дней назад, когда я всё мерил в её квартире, фыркала от смеха, наблюдая за мной. А вообще я её с собой брал, чтобы на месте не искать женщину, возраст не тот, чтобы курортные романы крутить, да ещё мелкий, на вид лет двенадцать, самый мелкий в классе, видимо в отца пошёл. Тот метр шестьдесят три, я Мишель в грудь смотрю. Не то чтобы я против, очень даже за, но смотреть, а не такой рост иметь. В прошлой жизни был громилой, больше всех в классе, сейчас алаверды, самый мелкий. Зато крепкий. Гантели под кроватью пылью не покрываются, бегаю по утрам и на стадион хожу. На турник.

Ну и вот и всё, впереди два с половиной месяца отдыха и счастья. Именно два с половиной месяца. Дорогу туда и обратно, да и время, проведённое в Москве, я не считаю.


До Москвы добрались благополучно, забрали багаж и направились к выходу с вокзала. Машин не было, зато была свободная пролётка. Как раз подъехала. Вот к вознице я и обратился, пока мы отъезжали от здания вокзала:

- Скажите, товарищ, где можно квартиру снять?

- Квартиру, не комнату?

- Моя старшая сестра, актриса, и привыкла к удобствам, к душу в том числе. Именно отдельная квартира, дней на пять.

- Хм, есть вариант, - потёр тот щетинистую щёку.

Вариант нам не подошёл сразу, так что ещё два адреса и вот третий вполне ничего, двухкомнатная квартира в центре. Хозяйки нет в городе, работает риелтор, с которым нас свёл возница. Так что я осмотрел квартиру, и Мишель оплатила сразу за пять дней, плюс возница за работу сверху получил. После этого те отбыли. Мишель, как и ожидалось, сразу в ванную отправилась, я же, проверив замки, зашёл в ванную. Та сидела на краю, пену рукой взбивала. Осмотрев соблазнительную фигуру, та меня не давно не смущалась, сидела обнажённая, я сказал:

- Похоже ошибку я сделал.

- Что? - повернулась ко мне та. Толстая чёрная коса до попы качнулась. Волосы она ещё не распускала.

- Да похоже нас грабить придут. Приняли за богатых туристов что на юга едут. Взгляды мне этой пары не понравились.

- Уходим? - насторожилась та.

- Нет, вряд ли. Я решу вопрос. Отдыхай. Я отъеду до вечера, постараюсь запасной вариант с жильём решить, дальше видно будет.

- Хорошо.

- У двери изнутри щеколда есть, снаружи не открыть. Закройся за мной. Я до магазина, продуктов куплю, а то в шкафу на полках шаром покати. На ужин сделай что-нибудь этакое, не знаю что хочу, но хочу.

Та накинула халат, сам я уже собрался, и когда вышел на лестничную площадку, одет я уже был не как франт, меня в очках за молодого музыканта можно было принять, пианиста, да ещё свежая модельная стрижка. А сейчас в одеждах обычного городского мальчишки я не привлекал внимания. Продуктовый магазин оказался неожиданно далеко, мне прохожие подсказали где он находится. Купил ведро картошки, десяток луковиц, головку чеснока, пару моркови, круг копчёной колбасы, та удивила меня своим наличием, несколько банок рыбных консервов, пачку макарон и два десятка яиц. Хлеба буханку не забыл. Вот для молока тары не имелось, да и закончилось оно к этому времени. Мы тут на пять дней, этого хватит. Мне бумажный мешок выдели, не всё в сумку ушло, ну и вернулся в квартиру. Мишель уже покинула ванную, судя по полотенцу на голове. Открыла на условный стук, я отнёс продукты на кухню, сама дальше разложит, и сообщил:

- Меня до вечера не будет, то есть, вернусь часа через три, ближе к наступлению темноты. Вряд ли те быстро сработают, но не открывай никому, даже если… Даже НКВД стучать будет. Скажи, брат тебя запер, ключей нет, открыть не можешь. Время тяни, там дальше я подойду. В общем, ужин жду часа через три. Всё, я ушёл.

Проверив сумку, деньги, оружие и отмычки на месте, я покинул квартиру. Щёлкнула вставая на место щеколда, Мишель заперлась, и добежав до трамвайной остановки, вскоре покатил в сторону обширных территорий сараев и лодочных гаражей. Полчаса и я на месте. Пройдя мимо нужного амбара, поморщился, один из сараев рядом открыт, там два паренька чинят перевёрнутый велосипед, сняв одно колесо, и отлично видят этот амбар. Придётся чуть позже наведаться, похоже те не торопятся заканчивать с ремонтом. Что ж, раз есть время, поищу запасное жильё. Пойманная пролётка повезла меня в сторону рынка, там я и найду что нужно. Впрочем, мы так и не доехали, этот возница тоже имел контакты, и мы, покатавшись, остановились на одном трёхэтажном кирпичном доме. Там снималась большая комната в коммунальной квартире с видом на Москву реку, с кроватью и диваном, я оплатил аренду на пять дней, взяв ключ. Не пригодится, не страшно, главное иметь возможность отступить. А в амбар я так и не попал, эти двое… мата не хватает, недорослей, и как стемнело работали с велосипедом. Так что покатил обратно к квартире. А там сюрприз. Заплаканная Мишель и все наши вещи забрали в качестве конфискации. Было НКВД. Трое в форме. Что за?..

Надо сказать, я изрядно напрягся поначалу, не говорю, что зассал, как бы сказали дворовые мальчишки, я вообще этому мало подвержен. Единичный случай охватившей меня паники был в прошлой жизни, мне там пришлось бункер вскрывать. Да и то всё удачно сложилось. Но вот насторожится, это было. Минутное напряжение, на обдумывание, и стало ясно что сотрудники НКВД липовые. Несколько вопросов и я утвердился в своём мнении. А что брать им было. Я уточнил всё же:

- Мой сундучок тоже забрали?

- Да. Они не смогли его открыть и забрали.

- Это были липовые сотрудники НКВД. Собирайся, я нашёл нам другое жильё.

Тут и собирать было нечего, всё забрала эта тройка. Найду, прибью. Мишель покинула квартиру, ожидая снаружи, а я, раскидав из печи угли, отчего вспыхнул пожар, а чего мне её жалеть, не я хозяин, нас тут ограбили. Да и бегать стирать отпечатки не хотелось, пожар всё сделает. Только стемнело, не все легли, в окнах свет, так что пожар быстро обнаружат, и обнаружили, а мы быстро уходили в ночь. Мишель часто оборачивалась, пока не уточнила:

- Это обязательно было делать?

- Да, - односложно ответил я, продолжая пребывать в размышлениях.

Хорошо все деньги при мне, так что воры забрали только сундучок, взяв немалый приз. Помните моё желание работать по чердакам домов Ленинграда в поисках схронов? Я опытный поисковик, знал где люди обычно прячут ценное. Так что редкое воскресенье без поиска обходилось, и находки были. При этом я не трогал, те о которых знал. Их потом заберу. Да и сдал я товарищу Сталину часть схронов в Москве и один в Ленинграде. Мол, муж там был в командировке и очень живописно описывал эту находку. Я отслеживал, схрон вскрыли в присутствии понятых через два дня после того как Таня вернулась из Москвы. К сожалению, за полгода всего восемь неизвестных мне ранее находок, но три из них более чем солидные. Дома я держать находки не мог, на чердаке тоже не желал, мальчишки там часто бегали, там и выходы на две голубятни на крыше были. Я нашёл на рынке самодельный сундучок с отличным замком, где-то литров на пятьдесят внутренний объём, на крышке ручка для переноски. Поставил его у Мишель, и складывал добычу туда. Что внутри, Мишель не знала. Этот сундучок был с ней, в багаж сдала, и возница занёс его в арендованную нами квартиру. А вообще воры неплохо сыграли на психологии, Мишель с ними дела не имела, испугалась, подозревала что я с криминалом связан, да и что в сундучке та не знала.

Идти было далековато, пролёток или таксомоторов не было, пришлось на трамвае добираться, они ещё ходили. Темно, но добрались. Дальше, устроив Мишель, жаль поужинать вместе не удалось, во время обыска воры уронили противень с готовым блюдом, но хозяйка комнаты, она жила в другой, с пожилой соседкой, нам быстро приготовила, за это доплата. Подумав, я оплатил той готовку на все пять дней и на покупку продуктов. Та радостная согласилась.


Утром позавтракав я поехал к вокзалу, к Ленинградскому, выдав Мишель денег на покупки, так что та по магазинам пошла, нервы лечить, обычное женское дело. Ещё хотела билеты купить в театр, там новая пьеса. На меня тоже возьмёт. А мне возницу нужно искать, пока эта банда не узнала, что их квартира сгорела. Уверен там многих ограбили до нас. Как-то всё отработано.

Добрался до вокзала быстро, всё моё со мной, и сумка с деньгами, и оружие, и отмычки, вещи нужные. Оставлять на квартире я не захотел. На площади у Ленинградского вокзала кучковались возницы и шофёры таксомоторов, ожидая прибытия очередного поезда, я тоже знал расписание, запомнить не сложно и прибыл вовремя. Знакомого возницу не приметил. Ну и начал опрос у возниц, описывая нужного, мол, в его пролётке сумку забыли. На что раздался смех. Не мы одни забыли, можешь не искать, тот скажет ничего не было. Видать того шустрика те отлично знали. И тот тут не работает, потому как морду ему бьют, если только наскоком, как нас подхватил, посоветовали поискать возле Колхозного рынка, он обычно там обретается и клиентов ищет. Ну я туда и рванул, и о счастье, через час нужный возница подкатил, я как раз с рынка выходил, и успел заскочить в пролётку, быстро заговорив:

- Товарищ, срочно домой надо. Улица Красногвардейская, шесть.

Тот стегнул поводьями, по крупу коня, даже не оборачиваясь, голос не познал, и мы покатили прочь. Отлично, улица эта не изменилась, и пуста, только вдали двое прохожих, но они не мешают, так что убедившись, что вокруг никого, я вонзил длинную иглу в затылок возницы, вырубая, быстро стащил его на пол пролётки, уронив фактически спиной назад, остановил коня, связал мужика и покатил к выезду из города. На берегу реки, нужно же куда-то тело девать, привёл в сознание, выдернув иглу, очнулся тот привязанным к дереву, руки за спиной, выгнуты вокруг ствола. Метрах в сорока конь привязан, но щипать травку длины поводьев ему хватает. Я его уже напоил, мне ещё возвращаться.

- Вижу, узнал? - улыбнулся я. - Мне нужен адрес того риелтора, а то ведь я его не знаю, ты с ним по уличному телефон-автомату связывался. А мне с ним поговорить нужно, к нам воры пришли, в форме НКВД. Если бы я на квартире был, они бы там и остались, но к сожалению, моя сожительница нужными навыками не обладает, и они всё вынесли. И да, я мокрушник, как ты уже понял. Как ты поэтично мычишь, но кляп не даст тебе нашуметь. К сожалению, у хозяйки, где мы новую комнату сняли, иголок нет, это дефицит, что там пару штук тупых, поэтому я на рынке, пока тебя ждал, приобрёл два десятка для швейных машинок, и обычных иголок. Есть и большие. Всего тридцать пять штук, этого для пыток вполне хватит, уж поверь, я специалист. Сейчас вот этими двумя иголками обезопасим тебя от крика… Воткнём одну сюда, и вторую сюда. Видишь, я выдернул кляп, а ты ничего не можешь сказать, но дышать тебе это не мешает. Китайское искусство. Теперь приступаем к вопросам…

Я не получал удовольствия от пыток, просто делал свою работу, но для запугивания возницы в моём голосе просто сочились радость и счастье, что я этим занимаюсь. У того от моего голоса волосы дыбом вставали. И это не метафора. Вообще я практиковался в пыточном иглоукалывании мало, раз шесть в прошлой жизни, и за дело, всё равно тела потом прятал. А в этой жизни в первые, так что это для меня ещё и отработка практики. Всё сделал на отлично, опыт не пропьёшь. Через девять минут, когда мне пришлось дважды запускать сердце возницы, я вытащил обе иголки, что фиксировали его язык, и начал задавать вопросы. Тот уже был в таком состоянии, что просто хотел умереть, поэтому я получил всё что хотел. Да, тот состоял в банде, вывозил добро и остальное. Трупы помогал закапывать, бывало и до них доходило. К слову, в кабине грузовика, что привёз ту тройку воров в форме НКВД, он и имена их сообщил, тот как раз и сидел за рулём. Убил я его иглой, и сбросил тело в реку. Даже живот не вспарывал, меня не волновало, когда его найдут. Ну и покатил обратно город. Адрес риелтора известен, он в коммунальной квартире живёт. Где банда проживает, это частый дом в частном секторе, тоже известно. Банда залётная, вместе третий месяц работают. «Полуторка» с открытым кузовом там же, в сарае стоит. А вообще банда курортников редко грабит, мы чем-то понравились этой парочке, что нам квартиру сдала, и решили проверить. О драгоценностях в сундучке возница знал, при нём вскрывали, когда наше с Мишель добро к себе привезли. Жаль, но у этой банды своего сарая на территории обычных сараев и лодочных сараев не было. Похоже просто не догадались заиметь и хранят всё на арендованном складе недалеко от дома, где проживают. Однако вещей у нас мало взяли, поэтому к себе привезли на дом и там вскрыли, радостными криками извещая что сорвали джек-пот. У возницы свой дом, он местный. Семья и дети есть. Были. Проблема, что те мои ценности уже поделили, покататься придётся и забрать с трёх мест.

Первым делом я посетил ту четвёрку что жила в доме. Да, основных бойцов четверо, просто одному формы не хватило. Откуда они её взяли, возница не знал, но подозревал что сняли с настоящих сотрудников. Мёртвых или нет, не известно. Пролётку я оставил у рынка, там она долго не простоит, и добежал до нужного дома за полчаса. Те даже не заперты были, пьяные отсыпались после ночных гуляний. И какая радость, риелтор тут же был. Странно, что возница к ним не присоединился. В таком состоянии оказать сопротивление они не могли, нарезал простыни и связал их, заткнув кляпами глотки. Двое просыпаться начали, пока я их ворочал, вырубил, остальные так и спали, на кухне следы обильного гулянья. Хм, семь бутылок водки выжрали. Водку пили, какие снобы, когда почти все на самогоне живут. Я проверил сарай, машина на месте, даже два велосипеда было, видимо краденные. Ну и стал всё ценное из дома грузить в кузов, всё что на виду и понравилось, включая коробку патефона и довольно солидную стопку грампластинок. Чёрт, да я две панцирные полуторные кровати разобрал и с матрасами, подушками и остальным бельём также погрузил в машину. Две табуретки и три стула с высокими спинками, ну и лавку двух метров длиной. Больше ничего не было интересного, остальное я просто не подниму. Большую часть утвари и посуды тоже прибрал, и съестное, из того что долго хранится. Нашёл и форму сотрудников НКВД, аккуратно сложил в чистый мешок, сапоги привязал снаружи, оружие и документы внутрь, и тоже в кузов машины. Из сарая три канистры с бензином, одна с моторным маслом, неполная, несколько лопат, небольшой топорик, пилу и веник. Дальше привёл в сознание риелтора. Наши с Мишель вещи я нашёл, отложил их в сторону. Сундучок тут же был, унёс в кабину машины, но он пуст. Долю риелтора поискав, обнаружил под его подушкой. Прибрал. Ещё одну долю четырёх оставшихся бандитов тоже поискав нашёл под диваном, где у остальных не знаю, выяснять буду. Так что частично я в сундучок своё вернул, надо буде ещё к дому возничего завернуть, куда свою долю дел, тот описал. Там и другие ценности из ранее награбленного. Жена о них не знала.

По пять минут на каждого, и с перекошенными от ужаса и боли лицами те отходили в мир иной. А что, я практику пыток нарабатывал. В жизни всё пригодится. Все схроны свои с накоплениями сдали, и я отнёс в машину, дом запер, сарай с машиной тоже. И с нашими с Мишель вещами, заехав в арендованную комнату, оставив, Мишель с прогулки придёт и разберёт, а я снова направился на территорию сараев. Нужно сарай купить, чтобы «полуторку» туда поставить с добычей, на будущее. Ну и амбар тот наконец к рукам прибрать. Добрался до места вскоре, и понял, что двое этих подростков, примерно моих лет на вид, а на вид мне двенадцать, снова работали с велосипедом, причём это другой, красный, дамский. Они тут что, велосервис устроили? Если к вечеру не уберутся, грохну обоих, достали. Мне надоело деньги носить, ремень сумки всё плечо оттянул, наверняка там красные полосы. Конечно убивать я их не буду, я же не душегуб какой, но драку устрою, чтобы убрались раны зализывать. Поэтому оставив их пока, начал прогуливаться по рынку, тут поспрашивал, там, и выяснил что продаётся почти новый лодочный сарай, в прошлом году отстроили. Может ещё что продают, но мужичок, что возился с небольшим мотором, затрудняюсь сказать от чего он, вроде мотоциклетный, знал только о нём. Он же подсказал где и хозяина найти. Нашёл вскоре. Хозяйку. Это была довольно молодая женщина. Тридцать лет — это не возраст. Ну для меня точно. Пришлось пролётку нанимать, чтобы доставить её с работы, женщина бухгалтером работала в ДЕПО, и она, открыв сарай, дала мне его осмотреть. Да видно, что новый, дерево не потемнело, ещё смолой пахнет, доски сосновые использовали, да и брус тоже. Высокие ворота, грузовик въедет, ещё полметра запаса. Небольшая печка стоит у стены, чтобы работать зимой можно было. Дымоход уходит на крышу. Небольшая она, да, однако сверху сделан противень, заодно готовить на печке можно. За воротами брезентовая ткань подвешена на вертикально закрепленной трубе. Можно катать её туда-сюда. Закрыться внутри, тканью ворота закрыть и ни в какие щели снег не попадёт. Да и щели тут изнутри НАД над воротами и снизу НА воротах, прикрыты материалом на подобии резины. Полосами шириной сантиметров десять. Качественно всё сделано, явно для себя делали. Окон нет, что мне особенно понравилось. Ну и никакого освещения, что есть, то есть. К счастью, керосиновая лампа у меня есть, в грузовике трофейном, и запасы керосина, так что покупать не нужно, я предусмотрительный.

Сарай мне понравился, и сказал, что беру. Сам я одет был в костюм с очками, переоделся на квартире, нужно иметь представительный вид. Описал что покупаю по просьбе отца, он в командировке. Нам туда нужно убрать барахло, что скопилось на квартире, и мой велосипед. Вообще может и лодочку приобретём. Так что та легко пошла на то что родителей со мной нет. Написала расписку, что получила деньги и что я теперь хозяин этого сарая. Было описано, где он находится и как выглядит. Расписку та писала на мои данные, по которым я живу в этот раз. После этого та ушла, а я закрыл сарай. На свой навесной замок. У меня ещё два в вещах были, вернул их с остальным багажом. Хорошие навесные замки в порту у моряков купил. Англичане делают отличные замки, нехорошо так говорить, но так и есть, наши замки, советские, посредственные. Впрочем, хорошие и не нужны, у нас тут коммунизм, всё общее, странно что вообще замки производим. Ворота не шевелятся, изнутри одна створка удерживается штырём в трубу, что в землю вбита, верхний штырь в брус, и вторая створка замком к ней. Вполне неплохо, хотя и жаль, что отдельной калитки нет. А так закрыв сарай, я быстрым шагом немедленно направился к рынку. Да тому самому, что и через тридцать лет на том месте стоять будет. Там мужики на телегах продавали колотые дрова. К сожалению, остался один, остальных видимо разобрали, и я договорившись, покатил сидя рядом с ним, в сторону сарая. Открыв ворота, тот задом завёл лошадь, что толкала телегу, и мы с ним у печи скидали в кучку. Тот обещал быть через два часа со второй партией. Сарай пуст, печку чем обогревать? Вот и я готовлюсь. Запасы продовольствия делать буду следующим летом, нечего их морозить, а дров сейчас можно запасать. И да, войну мы пережидать будем в Москве, я так решил. И похоже конец я застану, если снова до сорок пятого идти будет, зацеплю. Что ж, повоюем, такого опыта у меня ещё нет.

После разгрузки старичок получил деньги, и пообещал прибыть через три часа, я ему всего три телеги заказал, дрова к слову берёзовые. С него ещё две телеги, тот чтобы время сэкономить знакомого привлечёт к перевозке. Так что тот укатил, а я запер сарай и сходил к амбару и о счастье, пацанов нет, их сарай заперт, народу на этой сарайной улице немного, так что подойдя к амбару, я внимательно осмотрел замок. Пыльный, давно не трогали, ржаветь начал. Я достал отмычки и за двадцать секунд открыл его, осторожно приоткрывая створку калитки, не минировано ли. Оказалось, нет, присев я провёл пальцами по дощатому полу. Пыльно. В этом амбаре никого не было уже несколько месяцев. Похоже всё, пропал хозяин, но я всё же контрольное время оставлю. Проверю после черноморского отдыха. Достав из сумки плотно упакованный в обёрточную бумагу свёрток с деньгами, что я второй день ношу, и размахнувшись, аккуратно закинул свёрток на тент грузовика. Тот подпрыгнул, но лег обратно, подняв облачко пыли, что начала оседать вокруг. Всё, теперь не найти. В сарае передо мной виднелся передок грузовика, левее корма «эмки», мотоциклы отсюда не вижу, а заходить не хочу, следы оставлю в пыли. Я решил раздельно хранить средства, а этот грузовик никуда уже не уедет, если я не захочу. Так что повесил тот же замок обратно, запирая амбар, и пошёл прочь. Да к рынку, там купил у бабулек пирожки, с пылу и жару, крынку молока, и пообедал. Вкуснотень. Побегав по рынку, нашёл большой сундук, оббитый жестью, такие покупают чтобы сохранить содержимое от мышей и крыс. Хозяин, что его продавал, сообщил что тут только один, но есть ещё три. Дал ему адрес сарая и велел везти все четыре туда, получив горячее заверение что будут. Обещал оплатить за доставку и разгрузку. Тут же приобрёл медвежий капкан, к сожалению, в наличии был всего один, и вернулся. Пока дедка нет, да и сундуки не доставили, снял пиджак, повесил на щеколду, одежда выходная, и беря по два полена, по одному в руку, стал укладывать поленницу у одной из стен. У другой стоять сундуки будут, третья стена занята длинным столом, чтобы парус чинить или ещё что с лодкой связано, в центре машина встанет. У четвёртой стены печка стояла. Нормально. Сарай где-то на пятьдесят квадратных метров. Не самый большой, чуть меньше среднего, если по другим смотреть. Высота потолка метра четыре. Лодочный же.

Едва успел закончить, прикатили два деда. Честно скидали всё в кучу в центр сарая с двух телег, получили деньги и ухали. Я только пару поленьев из новой кучи к поленнице понёс, подкатило ещё две телеги, уточнили не сюда ли сундуки? Подтвердил, сюда. Показал куда ставить их в ряд, расплатился, за доставку и разгрузку в том числе, и те отбыли. За полтора часа я разложил дрова, подмести бы, но нечем, так что закрыл сарай, и направился к снятой квартире. Мишель там уже была, вещи разобрала. Уточнила как вернул, на что ответил, пошёл к наркому, пожаловался и всё вернули. Та покивала с улыбкой, мол, говори-говори. Ну и похвасталась билетами, неплохие места взяла, завтра вечером представление. За час до темноты я покинул квартиру, переоделся в обычного городского парнишку в ношенной одежде, и первым делом к дому возницы. Изучив со стороны дом, он тоже частый, и даже в том же районе, где стоит дом с трупами внутри, я мимо прошёл, всё тихо. Как стемнело, я через дощатую ограду в огород перебрался, там в баню и на чердак бани, достав из-за стропил свёрток. Там всё, и с моих вещей доля, и за более ранние работы. Так я добежал до нужного дома, проверил машину, бак полный, вода есть, моторное масло, я и утром проверял, запустил с третьего раза мотор кривим стартером, машина не новая, года два, но вполне в порядке. Пробег не такой и большой, едва за пять тысяч перевалил. Открыл ворота сарая и те что на улицу выходили со двора, и выгнал машину на улицу. Даже отогнал её на соседнюю, где заглушив мотор, оставил грузовичок, и бегом вернулся. Все запер, открыл дом, ну и пустил огненного петуха. Дом быстро заполыхал, а я уже катил в сторону территорий сараев. Там подогнал машину к своему, открыл ворота, и достав из машины метлу, вымел весь мусор. Пришлось подождать, когда пыль осядет, её немного, но была. Только после этого загнал грузовичок передком внутрь, не стал задом сдавать, как привык.

Теперь разгружать. Для чего я приобрёл сундуки, оббитые толстой жестью? Да, защита от мышей и крыс, я уже это говорил, однако в сарае, где «полуторка» стояла, на поддоне был укрыт брезентом штабель из десяти мешков с рисом, и бросить их я не мог. Ух я и ушатался, пока эти мешки в кузов затаскивал. Они же килограмм по тридцать, по доске поднимал, с трудом, вымотался, но сделал. А это уже моё, а я свои трофеи не бросаю. Так что все десять мешков с рисом в кузове были. Заглушив мотор машины, я покинул кабину, быстро закрыв ворота, и заперся внутри. Брезент растолкал чтобы как шторами ворота закрыть. Потом из кабины достал приготовленную керосиновую лампу, зажёг спичками и поставил ту на рабочий стол у одной из стен, ну вот теперь и поработаем. Большую часть трофеев из кузова разложил на столе, канистры под стол, кровати и стулья к стене, постельное бельё стопками тоже на стол, и открыв все сундуки, откинул борт, поставил доску и стал скатывать по ней мешки, подтаскивая к сундукам. Дальше распарывая шов, поднимал, кряхтя от натуги, и вываливал в сундук. Два сундука до полного. Все опустевшие мешки я аккуратно сложил и прибрал, глядишь и пригодятся. Эти два сундука я закрыл, да проволоку в петли и скрутил, замков на них у меня не было пока. Теперь в остальные два. В один форму и оружие, было два пистолета «ТТ», с ремнями и кобурами, и два карабина, тоже с ремнями и подсумками. В этот же сундук и свой сундучок что из Ленинграда привёз, с ценностями. Патефон и пластинки. Утварь и посуду на столе оставил. Мешок соли пока убрал в четвёртый сундук. В остальном всё распределено, лопату подвесил на стене, топорик там же, бидоны с керосином убрал. Убедившись, что всё нормально, я поставил медвежий капкан, затушил лампу, аккуратно спичкой подсвечивая дошёл до двери, обойдя капкан, и заперев снаружи сарай, побежал в сторону остановки. Далеко квартира снятая, надеюсь успеть на последний трамвай.


Следующие дни мы больше гуляли по городу, дважды в театре были и один раз в цирке, схроны и тайники я не трогал, кроме пяти, которые обнаружат за этот и следующие года. Убрал в свой сарай. Пока один, я планировал, закончив седьмой класс, сразу сюда рвануть и начать подготовку. В Ленинграде тоже сарай приобрету и сделаю запасы, но там немного, основное тут. Я потому на всё лето в этом году отдыхать и еду, в следующем дел много, а там и война. Вот наступил день отъезда, и мы отбыли из Москвы на юга. Кстати, оказывается Мишель отлично знала Маргариту Ивановну и самого Демида, и те оба её знали. Мишель училась у Маргарины Ивановны музыке. Я об это только через два месяца наших отношений узнал. И то случайно. А та не знала, что я об этом не помню и помнить не мог, удивилась, когда я предложил стать моей сожительницей, но согласилась. Правда, таксу вдвое задрала, думая, что я не потяну, однако к её удивлению ещё как потянул. Ну и в постели впечатлил. Опытом, а не размером. Хотя и он тоже удивил.

Ехали несколько дней, особо не устали и не скучали. Мы получили немалый опыт секса в движущемся поезде, читали книги, общались. Я строил планы по поводу Крыма. Да, я хорошо знаю Крым, в прошлой жизни мы с женой объездили всё его побережье. Однако там много утерянных исторических ценностей. Я имею ввиду построек. Мало что сохранилось после ожесточённых боёв, и я хотел побывать там до войны. Мной был приобретен фотоаппарат «ФЭД», сам я хороший фотограф, пятнадцать лет занимался семейным фотоархивом, так что освоился с фотоаппаратом быстро. В Москве действительно можно всё купить, даже дефицит, были бы деньги. Поэтому не удивительно, когда я заказал целый чемодан фотоплёнки, мне легко их предоставили. Хотя с собой плёнки я взял немного, два десятка катушек, остальное убрал в сундук в лодочном сарае. Так вот, мы с женой были фанатами дикого отдыха, поэтому не приобретали на черноморском побережье никаких дач или усадьб, хотя могли. Если приобретём, то это как камень что будут на ногах, тазик с бетонным раствором, удерживать на одном месте. Поэтому мы на машинах, бывало с друзьями, автотабором и мотались по разным побережьям моря от границ с Румынией, до границ с Турцией. У нас были любимые места. Крым, как я уже говорил, хорошо знаю, и на это лето у меня в планах объехать все его города, где мы были, и сравнить с тем что сейчас и что будет через двадцать пять лет. В Одессе тоже хотелось бы побывать. Так вот, первая остановке в Ялте. Мишель покупает там путёвку в санатории, можно на месте оплатить, на три недели, ну а я, живя дикарём в палатке, буду изредка навещать её. В том самом смысле. Ну или она меня. А сам изучать города, другие населённые пункты, причём возможно с девушкой.

Сама Мишель, пока мы катили под перестук пар вагонных колёс, поглядывала на меня с интересом. Я для неё открылся с новой стороны. Дело в том, что мы гуляя по Арбату увидели представление двух уличных артистов. И пока Мишель не отводила с них глаз, действительно ловкие акробаты, я пристально изучал шкатулку на большой витрине магазина, где продают разные древности. Не удерживавшись, потянул её за собой. Не ошибся, шкатулка оказалась полным набором с иглами и с инструментами для акупунктуры. Явно подарочный набор, всё сделано не просто мастером, а ювелиром, да со знанием дела, поверьте мне профессионалу. В снятой комнате я обеззаразил их, приобрёл в аптеке бутыль со спиртом, ватку, эмалированный поддон, для обеззараживаний игл, ну и попробовал в поезде. Предложил ей заняться сексом в купе, но с новинкой. Вообще для той первый опыт в вагоне был, пока мы в Москву ехали, до этого у Мишель подобного не было. А что, закрыли дверь изнутри, купе двухместное, и делай что хочешь. Поначалу иглы её испугали, я сделал расслабляющий массаж и начал вводить иглы, ну а потом ножки её на плечи и показал, что значит с допингом и стимулированием нужных точек. Та так заорала от оргазма… как потом призналась, до этого ничего подобного не было. Это как сравнить питьевой фанатик обычного оргазма с извержением большого вулкана. Ор тогда всех напугал, проводница бегала и узнавала кто кричал. Мы в это время спокойно сидели с книгами, и пожали плечами. Дальше Мишель старалась сдерживаться, но стала фанаткой секса с иглами. Я работал без ошибок, ещё бы, у меня десятилетний опыт с Ольгой, она тоже на иглы подсела как на наркотик. Без них слишком пресно. Также я Мишель и себе делал расслабляющий и тонизирующий массаж иглами. Мой мастер его себе делал, и больше ста лет прожил, я раньше сглупил, теперь нет, иглы есть, буду делать. Отличный набор. Надо потом ещё один запасной поискать по Москве, и купить. Этот набор военный продал хозяину магазина, из Китая привёз, ему там подарили. Видимо было за что, китайцы такие подарки просто так не делают. А может трофей, поди знай этого военного. Иначе с чего бы иглы неспециалисту дарить?

Вот так мы и добрались до Симферополя, с пересадкой в Ростове на Дону. Прямого почему-то не было. Время фактически незаметно пролетело. Сам я в пришлой жизни мало на поездах ездил, мы с супругой автолюбители, у меня «Волга», «ГАЗ-24», и у неё красный «жигуль». Купила «копейку» за пять лет до моей смерти, в семьдесят первом. Дальше из Симферополя на автобусе в Ялту. Мишель устроилась быстро, за наличный расчёт ей сразу нашли и номер, и все положение процедуры. Оплатила ровно за двадцать дней, сообщив что я родственник и буду её иногда навещать. А я пробежался по магазинам и закупил всё необходимое. К слову купальные принадлежности, плавки мне и импортный купальник для Мишель мы купили в Москве, у родственника дипломата. Тот видимо так подрабатывал. Случайно получилось, но удачно. Я приобрёл велосипед, тюк небольшой палатки, пусть старая, аж с Империалистической, но целая, двухместная. Для меня самое то. Два одеяла, котелок с чайником, посуда на одного и запас продуктов, готовить себе я сам буду. А что? Я любил готовить на костре и на углях. Так вот, пока Мишель пробовала все процедуры, я изучал город, побережья, замечая немало того, что тут было, а потом не стало, несколько дворцов посетил с экскурсиями, их немцы ещё не взорвали. Не стоит думать, что я везде на велосипеде колесил, он для города. На автобусе или попутками, оно так быстрее. Жаль своего автотранспорта нет, как с ним удобно. Старые привычки неискоренимы. У меня теперь есть три машины и два мотоцикла, но в Москве, и МОЁ. Трофеи, сам пользоваться буду. Только перед началом войны запасы бензина сделать, а то потом с ним будут большие проблемы. А может и не будут, я под недалёкую попаданку в прошлое, что письмо товарищу Сталину написала, дал некоторую информацию о нефтяных месторождениях. Мол, на реке Кама, в двухстах километрах выше по реке от города Чистополь, начали добывать нефть в семидесятых. Одно из самых крупных месторождений в мире. Мол, у неё там родственники, поэтому точно знает. Алмазы в Якутии, но где, не в курсе. Насчёт войны, за полтора года предупредил, не факт что начнётся, политики могут так сыграть, что Гитлеру будет неинтересно на нас нападать… Да нет, всё равно нападёт. Я вот всегда оружие наготове держу, не всегда была необходимость в нём, а прошлом мире все накопления отдал сыновьям, как наследство, старшие ходят в секцию спортивной стрельбы. Руку им поставили и знают, что это за вещь, так что оружием любуются, чистят как родную коллекцию. Оба молчуны, языком не треплют, уверен, что долго оружие при них будет. Старший особенно «Мадсену» рад был, реликвия. Также учил их применять оружие, да так, чтобы не попались, и как просчитывать последствия. Не убий - я никогда такому не учил, есть враг, уничтожь. Я не намекаю, но когда пропал одноклассник старшего, который на моего сына постоянно нападки устраивал, я не особо удивился. Мы Громовы такие, не трожь нас.

Сам отдых шёл отлично, отдыхали, я подарки для сестричек закупал, для Маргариты Ивановны и Юлиана. Чтобы, так сказать, смягчить момент встречи. За уши я действительно беспокоился. Могут и потрепать. Мишель отдохнула двадцать дней и загорелая до черноты, она на пляже по утрам бывала и вечерами после сиесты. По пять часов в день ультрафиолет получала. Я куда больше, уже на негра похож, кончики волос выгорели. К слову, я зеленоглазый брюнет с правильными чертами лица. Так вот, срок закончился, и мы переехали в другой город, подобрав там санаторий, их тут немало. В этот раз была Евпатория, я стал тут изучать город и побережье. И надо же, как Мишель заселилась, я как раз из санатория ехал к месту, где жилье себе нашёл и подготовил, продукты на рынке ещё купил, и увидел, как из автобуса выходят новички. Белая кожа, любопытные взгляды, ясно, только приехали курортники. Вроде ничего такого, я их не раз видел, сотни, но вдруг среди пассажиров, что выходили и получали от шофёра автобуса багаж, показалась знакомая фигурка в светлом платье. Учительница моя. Та самая. На которую я слюни активно пускал. Да и что уж говорить, и сейчас пускаю. Я сразу сделал стойку, и отъехав в тень, стал наблюдать со ста метров примерно, как та с подружками, похоже она с двумя подружками приехала, направляется с площади в сторону моря. По одной из улочек. Кстати, одна из подружек возможно родственница, тоже блондинка с обалденной фигурой. Только грудь больше и на полголовы выше, красотка как есть, черты схожи. Другая, брюнетка, кротко стриженная с лохматой причёской, фигурка тоже ничего, на лице улыбка и вид завзятой оптимистки. С лиц таких женщин радость жизни и улыбка никогда не сходят. Знаю. Ещё знаю, что такие как раз на передок самые слабые и в сексе лютые. Хм, шанс? Будет интересно. Я тут заскучал, решено, выхожу на охоту. С Мишель у меня простой. Да я её на иглы подсадил и той пока это внове, не приелось. Моей прошлой супруге приедаться начало через полтора года. Я сразу нашёл что-то новенькое та уже на это подсела. Да не важно. Секса с акупунктурой Мишель хватает на сутки, да и время свободное у неё только вечером перед сном, вот по вечерам я её и навещаю, и ей сбросить напряжение, и мне.

Проследив куда те заселились, судя по тому как уверенно шли, несколько прохожих показали куда идти, адрес им был известен, и заранее о жилье договорились. Не удивляйтесь, что я постоянно о девушках и женщинах думаю, у меня возраст тела такой. Я по разуму взрослый, но гормоны бьют так, что все тормоза слетают. Да и по секрету шёпотом скажу, не особо-то я их и сдерживаю. Адрес запомнил, те только приехали, будут устраиваться, время есть. Так что развернулся, и покатил к месту стоянки. А жил я на борту старого парома, который выбросили на берег для разделки, всё ценное вытащили, но зато в одном из помещений сохранилась дверь, на которую можно навесить навесной замок. Тот рядом с пляжем находился, можно сказать, между портом с причалами и пляжем. Многие отдыхающие поднимались на борт, хотя там и стояли таблички что это опасно, тут многие травмы получали, проваливаясь в проёмы, где снята палуба, или пробоины. Так вот, я прибрался в помещении, неплохой иллюминатор имелся, даже со стеклом, открывался, это не верхняя палуба, рядом с водой, тут вполне свежо. Всё отчистил от мусора, многие использовали судно как туалет, но к счастью тут чисто, расстелил купленный матрас, и уже одну ночь провёл. Дверь можно изнутри запирать, была щеколда. Это явно не жилая каюта, скорее всего подсобное помещение, возможно прачечная, много труб сюда выходило.

Заведя велосипед внутрь через пробоину, закинув раму на плечо и пробежался до каюты, ключ из тайника достал и завёл велик в помещение, разделся, сложив продукты, в основном я закупал на день, чтобы не испортилось, вот и тут хлеб, козье разбавленное молоко, неразбавленное пить я не мог, две бутылочки красного крымского вина, для здоровья полезно, грамм по сто вечером, небольшие. Это я как врач говорю, а не то что совращаю малолетнего, себя, пить алкоголь. Те, кто пьют вино, хорошее вино, а тут на Массандре без сомнения делают хорошее, живут дольше, имея здоровый организм, вино все соли вымывает. В общем, не рекомендация, а здоровья для. Вот так осмотрев всё, поправил лежак, застелив одеяло, а то бросил его утром на край, и в одних плавках направился на пляж. Охота началась. Уже появились первые наброски. Вся тройка свежих отпускниц появлялось на пляже с одной из улочек только через час, я купался, вылезать на берег и подходить ближе не хочу, точно узнает объект моего вожделения. Со стороны наблюдал, сегодня ничего не светило, вся тройка не расставалась, купались вместе, загорали, общались, на ужин ходили, так что подкатить шансов нет. Крутя велосипедные педали, направляясь в сторону санатория Мишель, тут четыре километра до неё ехать, я размышлял. Наблюдение дало свои плоды. Блондинки особо на мужчин не обращали внимания, если и поглядывали, то только на мускулистых качков, да и тех как церберы сопровождали супруги. А вот та тёмненькая, лохматая, эта ещё и призывно глазки строила. С такими у меня обычно всегда получалась. Я не говорю, что они ведут разгульную жизнь, но замуж таким невтерпёж, там остепеняются. Сразу видно, что вся тройка не замужем. Странно, не старше двадцати пяти все, красавицы без сомнений, чего это они одни? Ничего, думаю скоро узнаю. А так посетил спальню Мишель, она всегда заказывала одноместный номер, соседки, а это обычное дело в советских санаториях, ей было не нужно. Так что ножки той на плечи, и пошло веселье. Сегодня пришлось постараться, я сказал Мишель что пару дней меня не будет, покатаюсь по побережью.


На второй день наблюдения за этой тройкой, я всё же нашёл возможность пообещаться с чёрненькой, она тут самое слабое звено. Как я понял, наблюдая со стороны, блондинки собрались на рынок за свежими фруктами, что уже появились на прилавках. Темненькая же, что строила глазки одному мужику, по паводкам военного, решила остаться, посчитав что у неё наклёвывается, так что блондинки ушли. Мужик правда вскоре тоже, к разочарованию тёмненькой его увлекла подружка, на супругу она мало походила. Такое разочарование на лице, не описать.

- Добрее утро, - поздоровался я, садясь рядом с загорающей темненькой. Загорала та в тени, те бледные похоже немного вчера перележали, кожа покраснела.

Лежала та на покрывале, повернув голову и приподняв поля широкополой шляпы, их в Севастополе делают, Мишель две себе таких купила, с голубой лентой и розовой, осмотрела меня.

- Доброе, - ответили мне.

- Похоже мы с вами тут для одного и того же. Вы ищите мужчину для приятного времяпрепровождения, я ищу девушку. Почему бы нам не совместить этот поиск?

- Пионер, иди к маме.

- Спасибо что в баню не послали, - хмыкнул я.

Однако все заготовленные фразу и речи, смотря куда разговор пойдёт, пропали, я даже объяснить не смог что старше чем кажусь, что отцу тридцать шесть лет, а выглядит он на двадцать пять максимум, мелок, как и я. В общем, меня послали, тут ещё и блондинки показались, пришлось уходить, но меня учительница всё равно опознала. Вот это облом так облом. Сорвалась и поклёвка, и рыба уплыла. Надо на новое место переходить. Не передать как я был разочарован. Мишель отдыхала, а я подальше от города устроился, покинув пароход. Да и правильно сделал, запашок там всё же был, так и так бы поменял. Вначале августа мы направили по паспорту Мишель, в Ленинград, небольшой грузовой контейнер. Там два мешка сушёной рыбы, орехи, сухофрукты, и разные подарки. Отдохнули ещё две недели и сев на поезд отправились домой. Та дальше, а я в Москве на пару дней задержался, тот амбар к рукам прибрал. А потом домой. Встретили меня с ремнём в руке, хотя я из Москвы отбил телеграмму, что возвращаюсь, да и вообще раз в две недели из разных городов отправлял телеграммы, что со мной всё в порядке. Не из Крыма, а на морских трамвайчиках катался до других черноморских городов, ближайших, и оттуда отправлял. Отдыхаю. Я ведь прибыл сначала к Мишель, та забрала контейнер, содержимое в арендованном сарае хранилось, так что пришёл с подарками. Подзатыльников конечно нахватал, но все довольны были, угодил, спрашивали откуда деньги. Ответил, что заработал на рыболовном заводе на подхвате и морячком на рыболовном баркасе, всё понравилось, особенно тёплое, по сравнению с Балтикой, море.

Дальше снова уроки, седьмой класс мигом пролетел, я в выходные пропадал или у Мишель, или в поисках. А как закончились экзамены, сразу в Москву. Месяц с готовился. Однако ни двадцать второго, ни в следующие дни этого года немцы так и не напали. Они в декабре высадили первый десант в Англии, а через два месяца она капитулировала. Я хлопал в приветствии немецким военным так, что отбил ладони, они потом опухли. Хм, а не из-за того ли это всё, что Сталин пригласил Гитлера, и тот неожиданно приехал, и провёл ему смотр армии? Вроде говорили Гитлеру, что Советский Союз — это колос на глиняных ногах, а тут увидев сколько танков, особенно тяжёлых, да с гаубицами, думаю как-то расхотел нападать и начал отводить дивизии от наших границ. Японцы в декабре, в один месяц с Германией на Англию, атаковали всё же морскую базу США в Тихом океане, но в этот раз у них было куда больше утопленных судов и уничтоженных целей на острове. Пиндосы не сразу оправились, тем более немцы им тоже объявили войну. Японцы их союзники, начались бои на водах Атлантики. И к чему были мои приготовления? Нет, я рад конечно, немцы Африку захватили, дел у них там много, а мы спокойно жили. Я стал врачом, но не сидел на месте, участвовав в экспедициях, мы искали алмазы, но нашла другая экспедиция. Работал на приисках, изумрудных и золотых, в качестве врача. В общем, скитался по необъятным просторам Союза, и надо сказать не зачарован. Я имел множество женщин, были и дети на стороне, алименты платил честно, но никогда не был женат. Я был счастлив такой жизни, всегда что-то новое. В шестьдесят девятом, в отпуске, в то время я был судовым врачом на сухогрузе, что ходил загранку, уже год там работал, перегонял «Волгу», она была почти похожа на те, что я владел в других жизнях, хотя имела немного другой кузов. Эта машина отцу, он в отставке, капитан второго ранга, а себе новую куплю. В тайге оружие нужно всегда, мне там даже пулемёты пригодились, «ДС» против китайцев, что там толпами на наших землях шастали и атаковали крупными бандами, самое то. Лёжа за пулемётом, помнится, в одном отражение атаки, я три сотни китайцев положил. Потом вопросы у особистов возникли, откуда взял, но отбрехался. Два пулемёта до сих пор в схроне храню, маслицем поливаю.

Так вот, в шестьдесят девятом я перегонял из Москвы, где у меня роскошная трёхкомнатная квартира была, свою старую машину, ей уже пять лет, подарю отцу. Там через три дня, пока я с родными общался, с племянниками, у старшей Маши детей нет, проблемы по женской части, а у младшей аж трое. В общем, через три дня началась война. Не немцы напали, нет, мы друзья до гроба. США, что подписали в сорок третьем позорный мир с Японией и Германией, атаковали нас. С ними турки и финны. Как врач я отправился в военкомат и меня сразу в госпиталь. Месяц, пока у города шли бои, работал там, финны перешли границу сразу, видать в сговоре с пиндосами были. Так вот, под бои, бомбёжку, налёты авиации и попаданий крытых ракет, ядерные заряды никто не использовал, хотя их немного, но было, я стоял за операционным столом. Неделя, две, три, четвёртая за спиной. Вот так, когда шатаясь от усталости за операционным столом, вечером очередного рабочего дня, во время налёта, одна из авиабомб попала в госпиталь. Последнее что помню, под грохот обрушения потолка, а я как раз молоденького бойца шил, только что доставили с передовой, это жуткая тяжесть и боль. Это всё, и этой жизнью я был тоже доволен. Кстати, Сталин умер в шестьдесят шестом. Три года как Берия у руля. А о Хрущёве я как-то больше не слышал, с сороковых.


***


Очнувшись, судорожно вздохнув, я открыл глаза, сразу поморщившись от ноющей боли у виска. Тронув её, нащупал рану, свежую, ещё кровит. Рядом не стройно, в разнобой, стреляли, похоже из винтовок. На виске продольная царапина, я её пропальпировал. Небо тёмное, но с одной стороны заметно просветление, значит ранее утро. Вокруг уже всё хорошо видно. Аккуратно повернув голову вправо, потом влево, вздрогнул, встретившись с голубыми глазами. Уже мертвыми, маленькой девочки. Лицо её было спокойно, стало ясно что не спасёшь. Рана на виске похоже огнестрельная, пусть и касательная. В какое время я попал? Осторожно сев, голову чуть дёрнуло болью, но не сильно. Рану я ладонь закрыл, кровь не прекращала идти. Теперь ситуация становилась понятна. С выстрелами звучал говор, украинский суржик, поминали москалей и комуняк, редко на русском, да ядрёный мат. Значит семью коммунистов они резать пришли. Уже Союз, это радует. Видно два окна задней части хаты, крытой соломой, оба открыты. Видимо выбирались через них, детей вытолкнули, получается под выстрелы, а мужчина не смог, повис вниз головой, когда в него пуля вошла. Да похоже и не одна, в окне и рядом пробоины пулевые. Меткостью стрелки не отличались. Но год какой?

Встав, немного шатнуло, осмотрел себя. Снова лет тринадцать-четырнадцать. Я был в чёрных трусах, больше ничего, на девочке ночнушка, ей лет пять на вид, на груди кровавое пятно, прямо в сердечко. На мужчине нательная рубаха. Ну да, спали вовремя нападения. Выстрелы стихли, видимо додавили последнее сопротивление. Слева от дома густые заросли вишни и плетёный забор. Позади огород, довольно большой, границы которого с одной стороны отмечены малиной, а с другой вишней. Свежие грядки, картошка посажена явно недавно, первые кустики пробивались. Справа, открытое пространство во двор, видно длинный сарай, тоже крытый соломой, у будки убитая собака. Похоже там бандиты и орудуют. Несколько шагов и те увидят меня. Да и через окно могут, там уже шумят и какие-то шевеления. Сделав два шага вперёд к дому, я присел и прошёл под окнами к правому углу. По пути подобрал полку длиной сантиметров тридцать, вполне ничего, сухая и крепкая. Сломав её пополам, я осмотрел оба обломка и оставил один с острой кромкой. Куда бить знаю, даже с таким оружием я вооружён. Раздавались команды, по окликам бандитов около дюжины, многовато для меня одного, из сарая выводили лошадей, трофеи прибирали быстро. Послышался топот, и из-за дома ко мне, а я на завалинке сидел, выскочил здоровый парень, косая сажень в плече, лет двадцати пяти, с носом картошкой и русыми вьющимися волосами. Типичный русак. По одежде начало Советской власти, даже картуз на голове. Только в руках винтовка «Мосина», да подсумки на ремне. За ремень засунут револьвер. Несло от этого парня порохом и потом. Тот только и успел вытаращить глаза, как палочка вошла в горло, там точка есть, мышцы сразу напрягаются, как каменные становятся. Попал, тот повалился как полено. Причём ноги со стороны товарищей не видно, он был весь за домом. Это хорошо.

Присев я вытащил из-под тела винтовку, с трудом перевернул и отстегнув ремень, выдернул его из-под тела. Молодчик ещё жив, но это ненадолго и умирать тот будет страшной смертью. Застегнув ремень на последнюю дырку, продел голову, и повесил ремень наискосок через грудь. Винтовку за спину на ремне, и прокрутил барабан револьвера. Это был самовзводный «Наган», офицерская модель. Патроны на месте, я понюхал оружие, не стреляли из него. Быстро обыскав тело, трофеи по карманам есть трофеи, за голенищем нож. Нашёл мелочёвку что рассовал по подсумкам. На ремне были ножны, это охотничий нож, сразу видно. Второй уже. Взял первый, и отрезал рукав рубаки по шву. Сдёрнув с руки, перевязал голову, узел на затылке оказался. Хоть кровь остановил. После этого аккуратно выглянул. Двое бандитов выводили лошадей из конюшни, сбегав на другую сторону дома, пригибаясь под окнами, посмотрел, что перед домом. Плохо видно из-за сирени, но там точно пролётка видна, два коня запряжены. Наверняка ещё есть, но я только эту видел. Вернувшись к другому углу, прицелился из револьвера, взведя курок большим пальцем правой руки. Оружие я удерживал обеими руками. Мне не уйти от всей банды, пусть ищут стрелка с этой стороны дома, а я у них пролётку угоню. Но и проредить стоит, вон девочке глаза закрыл, только за неё их стоит тут хорошенько и прицельно пострелять. А желательно вообще перебить. Жаль, что в моём состоянии это мало осуществимо. Едва стою на ногах, голова кружится, лёгкая тошнота. Все признаки лёгкой контузии. На один рывок меня хватит, но потом отлежатся придётся. Вот и сейчас перед глазами на миг точки мелькали, картинка передо мной поплыла, но я взял себя в руки. Встряхнувшись, картинка стала чёткой, надпочечники заработали, выкидывая в кровь адреналина, дыхание участилось, и я спустил курок.

Револьвер дёрнулся в моей руке, ствол вскинуло вверх, и получивший в голову пулю первый бандит, он удачно вышел из-за крупа коня, до этого только ноги доступны, повалился под копыта заволновавшихся лошадей. Второй был виден свободно, и вторая пуля прилетела ему, я же сделал шаг влево, отчего открылся весь двор, и успел всадить пулю в спину ещё одному, что пытался прыжком уйти за дом, где его передняя часть, я с задней был где огород. Рванув к окну, двигался уже шустро, а не с трудом, заставляя себя, спасибо адреналину. Скоро будет отходняк и я свалюсь, но я надеялся выиграть дополнительное время. Едва я показался в проёме окна, как изнутри раздались выстрелы, хлопали винтовки, щёлкали револьверы, похоже двух разных типов, и кажется был автоматический пистолет, на «Браунинг» похож, хорошо я отшатнуться успел, мимо, меня ждали. Шустрые. Присев, я на корточках, переваливаясь по-гусиному, перебрался к другому углу хаты, одним прыжком перемахнул через плетень, и рванул ко второму, что со стороны улицы был, также перескочив сходу. Со двора раздавались крики, команды, а тут я оказался у пролётки. Как я и думал было ещё три и несколько верховых коней под седлом. На нужной мне пролётке стоял, и вытягивая шею, тревожно смотрел в сторону от меня, один из бандитов. Вот он был одет в военную форму, без погон, но при полной амуниции. Моё появление из-за густого кустарника сирени, к слову, она цвела, стало для того полной неожиданностью. Он поздно засёк меня боковым зрением. Выстрелив ему в лицо, тот доставал из кобуры какое-то оружие, я вскочил на козлы, снимая пролётку с тормоза, и стегнул поводьями по крупам коней. Так и стегал пока они несли меня по улице. Вслед раздалось несколько выстрелов, пули свистнули очень близко, но я, притормаживая, натягивая поводья, уже спускался по улице в низину, так что те над головой свистели, я ушёл, но продолжал стегать коней, гоня их прочь. Воздух сразу каким-то холодным и неприютным стал. Я замерзать стал. Это было не село, а деревня в два десятка хат, не удивительно что никто не пришёл на помочь, своя рубаха ближе к телу, а я уходил всё дальше и дальше, двигаясь по накатанной полевой дороге. Пыль за спиной не давала нормально рассмотреть есть погоня или нет.

Вот и отхотняк пошёл. Я сел на козлы, сердце громко бухало, пот выступил обильный, отток сил пошёл, но пока держусь. Чуть притормозив коней, покатил дальше спокойнее, деревня километрах в трёх осталась, скрывшись за рощей, за которую уходила дорогу. Я посматривал назад, вроде погони нет. Над деревеней стоял столб дыма, хату подожгли. Солнце уже наполовину показалось над горизонтом, всё хорошо видно. Отметил заодно, что сзади на полу пролётки лежал тот солдат, неизвестной принадлежности, которому я в лицо выстрелил. Попал, не сомневайтесь, так что со мной катался труп. Просто неожиданно понял, что тот пулемётчик. К сиденью был прислонён ручной пулемёт «Мадсена», любимое оружие старшего сына, на ремнях подсумки с запасным магазинами. Видимо сделав дело пулемётчик и ждал своих на улице. Заодно подстраховывая от неожиданностей. Да, пулемёт в нужное время и в нужном месте может немало дел натворить. Хм, а не его ли разместили в кустах вишни со стороны огорода и не он ли расстрелял тех, кто вылезал в окно? Тогда многочисленные пробоины в стене становятся понятны. Очередями лупил. Значит и за убитых отомстил убийце. Я натянул поводья. Чтобы не было впереди, но нужно быть готовым. Меня немного потряхивать начало. Но силой воли беря себя в руки, я поднял «Наган», что бросил на пол пролётки, деть его больше не куда было. Четыре патрона осталось. Гильзы я выкинул. В винтовке всего два патрона, доснарядил и вернул на место, за спину, ну и перебрался на задок пролётки, тут сиденья были, одна спиной к вознице другая к корме. Сел на кормовую. Меня от холода знобить начало, на скорости всё тепло выдуло из тела, а я итак в одних трусах. Первым делом с некоторым трудом поднял «Мадсен» и отсоединив магазин убедился, что тот снаряжён. Проверил три подсумка у солдата, два снаряжённых магазина и один пустой. От него несло горелым порохом. Перебираться обратно сил не было, но длины поводьев досюда хватало, да и сиденье тут мягче, ну и тронул дальше. А тут из-за рощи показались всадники. Чёрт, те знали дорогу лучше меня и знали где меня перехватить. Между нами всего метров двести, что стремительно сокращались. Защёлкали первые выстрелы и рядом со мной засвистели пули.

Я только движение начал, когда те появились, но натянув поводья, схватив пулемёт, сейчас поможет только он, всадников было шестеро, и положив ствол на край пролётки, молясь комсомолу чтобы лошади были привычны к выстрелам, дал прицельную очередь, выбив из седла первого, дальше работал короткими прицельными очередями. И да, лошади беспокоились, но стояли, они были приучены к стрельбе, особенно рядом, а ведь стрелял рядом с крупом правой, отчего та дёргала бабкой. У некоторых всадников блестели клинки шашек, видимо вспоминали пору бурной молодости и решили повторить, а тут как засвистели пули, выбивая товарищей одного за другим, так сразу прыснули в разные стороны. Троих я гарантировано снял, у четвёртого убил коня, отчего тот перелетел через голову. Двое оставшихся шустро скрылись в роще. Эти могут быть опасны, тут расстояние пистолетное, из-за дерева подстрелят ещё. Я дал вслед несколько очередей и стал менять опустевший магазин на снаряжённый. Надо же, хватило для скоротечной сшибки одного магазина в двадцать патронов. Что есть, то есть, я не любил за зря растрачивать боеприпас, даже из пулемётов. Меня якуты учили стрелять так, один выстрел - одна добыча. А лучше вообще силками брать. Патроны денег стоят. Вот уж где хомяк на хомяке сидит и хомяком погоняет. Очень рачительные люди, а я там четыре года прожил. Меня там за своего приняли, опознав мою хомячную натуру. Врачом на шахтах работал, вот и приходилось ближайшее местное население пользовать. Молодые врачи сюда не едут. Я на двести километров единственным врачом был. Сколько там молодых эвенок перепортил и детей оставил? Даже сам не скажу. Власти меня оттуда за это и сослали обратно в Москву. Пришлось другую работу искать.

Эта оставшаяся пара меня серьёзно напрягала, получить в спину пулю я не хотел, да и трофеи стоит собрать со всадников и к рукам прибрать трёх коней, они тоже пригодятся. В общем, стронув пролётку с места, к счастью ни в неё, ни в меня не попали, да и лошади целы, и покатил по полю вокруг рощи, сидя так, чтобы меня из рощи не видать было, фактически свесившись с левой стороны. Роща с первой была. А увидев обоих всадников уже у околицы села, хмыкнул и повернул обратно. Да уж, задали те стрекача. С другой стороны, понять их тоже можно. Они не вояки, если раньше и были, то сейчас нет, бандитами стали, а эти своей жизнью дорожат. И потери сказываются. Четверо у дома, это если ещё потерь нет от обороны хозяев хаты. Потом тут четверо, уже восемь. Осталось их не так и много, если я правильно по звукам и по разговорам их количество посчитал. Вернувшись, я остановил пролётку и с револьвером в руке, винтовка так и висит за спиной, стал обходить тела всадников. Трое наповал, это те что в грудь очередь поймали, а вот четвёртый, с выбитым плечом и ранением бедра, лежал под убитой лошадью, тщетно пытаясь дотянутся до отлетевшего карабина. Тот меня удивил, рука неявственно вывернута из плеча, должен без сознания от болевого шока быть, а этот нет, бледен, но вполне в своём разуме. Это был молодой парень с шикарным чубом, кубанки не хватало, но она слетела и лежала в стороне. Одет частично в гражданскую, частично в военную форму. Рукоять сабли виднелась из-под крупа коня, но казачку и до неё не дотянутся было. Зрачки расширены. Да он похоже накидался чем-то наркотическим. Может опиумом. Теперь понятно почему боль слабо чувствует, морщится только.

- Не балуй, - велел я ему убирая карабин подальше, и присев рядом, сказал. - А теперь поговорим.

- Убьёшь?

- Конечно. Я вас не трогал.

- Это вы пришли на нашу землю, ставите тут свою власть.

- Вот не надо этого. Скажи ещё, что убили девочку из благих побуждений. Ничего не может оправдать убийство детей. Однако меня ваша банда не интересует. Вопросы другие. Какой сейчас год?

- Двадцать пятый, - сделав недоумённую моську, ответил тот.

- Месяц?

- Май. Двадцать седьмое сегодня с утра было.

- Где мы находимся?

- А то ты не знаешь, комиссарский сынок?

- Пуля по голове чиркнула, не помню ничего. Где мы?

- Хорошо стреляешь, беспамятный. Новоград-Волынский в двадцати верстах. До границы с Польшей двенадцать. О родителях хочешь узнать, беспамятный?

- Не интересует, - ответил и выстрелил я тому в глаз. Готов.

Дальше я подводил пролётку к телам, снимал всё, даже запачканное кровью. Вымотался серьёзно, труп из пролётки вытащил, раздев полностью, обувь у всех тоже снимала. Даже с казачка того, коня сдёрнул, привязав поводья к задку пролётки и снял всё ценнее. Моими трофеями стали, ручной пулемёт, форма и вся амуниция с пулемётчика. На задке пролётки я обнаружил три вещмешка, один солдатский и два вполне гражданских, надо будет позже осмотреть. В кобуре у пулемётчика был «Люгер». К нему два запасных магазина, патроны пока не пересчитывал. С других тоже форма, обувь, амуниция, оружие и лошади, к задку привязал. Всех трёх изловил. Так я и с убитой снял седло с попоной, и уздечку. Также были чересседельные сумки, у всех четверых, в пролётку закидал. Из оружия, два карабина «Мосина», немецкий «Маузер» и редкая самозарядная винтовка. Я такую один раз держал, на Севере видал, у старого якута, трофей его с Империалистической, где тот простым солдатом воевал. Это была самозарядная винтовка Мондрагона. В Мексике стояла на вооружении до конца пятидесятых годов. Самая первая самозарядка. Они немцам достались, случайно, и те из них делали лёгкие авиационные пулемёты. Это всё что знаю. Тут без переделок и на прикладе клеймо Австро-Венгерской армии. При винтовке всего два дестизарядных магазина. Патрон обычный германский винтовочный. Короткоствол был у всех, и такое же разнообразие имел. А что, банда она и есть банда. У того говорливого казачка «Маузер» в деревянной кобуре, но видимой носил для форсу, из пистолета не стреляли и в магазине всего шесть патронов. Видимо найти больше бывший хозяин не смог, боеприпас редкий, для «Маузера», в девять миллиметров. У второго унтерский «Наган» без самовзвода. У третьего пистолет «Браунинг», и тот один снаряжён отлично, кобура, три чехла для запасных магазинов, и в чересседельной сумке множество бумажных пачек с патронами. То есть, с боеприпасом для этого пистолета проблем нет. У четвёртого, «Кольт М1911». В запасе всего один запасной магазин, сколько патронов в запасе пока неизвестно. Две шашки с ножнами подобрал, и саблю, артиллерийскую. У четвёртого два ножа, но длинного холодного оружия не было. На этом всё, быстро собрал, сложил вещи в пролётку, минут десять всё заняло, и покатил дальше, поглядывая за тремя конями, что следовали за мной привязанные. А выехав из-за рощи, увидел, как караван из пролёток и телег показался с деревенской улочки. Дал очередь в ту сторону, попасть тут сложно, пугал, и те повернули обратно, под пулемёт лезть не хотели, убивать и грабить ехали.

Я уже определился по солнцу, где граница с поляками, и куда следует путь держать, а именно, вглубь новообразованного Советского Союза. Тому едва три года всего. Перед тем как выехать, я накинул гимнастёрку убитого пулемётчика, на голову кубанку, а то замерзал, это сейчас солнышко грело, а до этого чуть в ледышку не превратился. Слабость ещё эта, а дел столько много нужно переделать. Вот так приметив поворот, оказалось я покинул деревню двигаясь в сторону польской границы, повернул и стал углубляться в территорию Советского Союза. В шестидесятые жил, в сороковые тоже жил, посмотрим двадцатые годы. А вообще было о чём подумать. Уже деревенские появились на дороге, так что я вскоре свернул к крупному лесному массиву, там отстоюсь, а ночью дальше двину, иначе привлекать внимание буду. Так вот, если первые шестидесятые были мной прожиты с интересом, семейная жизнь, врачебная практика, но особых изменений не было, то вторые шестидесятые, после того как я товарищу Сталину письмо отправил, мало чем напоминали первые шестидесятые. Первый спутник на орбите в шестьдесят третьем оказался, а первый человек в шестьдесят пятом. Телевизоры в шестьдесят первом. Вообще много изменений. Не было такого прорывав технологий из-за всеобщей войны. Прорва народу не погибла и не покалечилась на фронтах, жили проще и добрее что ли? Эти шестидесятые мне нравились куда больше чем те что были у меня раньше. Жаль война началась, и я погиб. Там действительно думали о людях, мало помогали бездельникам, что якобы встали на путь социализма, благо тут чернозадые под немцами были, и жили мы лучше, чем в шестидесятых в прошлых моих жизнях. Я никогда не жалел, что отправил то письмо и оно так неожиданно сработало. Пусть немцы всю Африку поработили, теперь там Третий Рейх правил, пусть множество концентрационных лагерей и геноцид жителей, но если бы дали выбор, геноцид нас русских или геноцид черножопых, я бы и не думал что выбирать. Те в Африке строили своё государство, девиз, «Африка для германцев». Уже немало немецких семей переехали, когда земли очистили. Красное море их, Суэцкий канал тоже. Хотя, как были они нацистами, так и остались. Правда, в Англии особо не зверствовали, да и англичане не дёргались. Немцы хитрые, дали независимость ирландцам и теперь ирландские военные части поддерживали оккупационный режим. Долго немцы осваивали захваченную Африку, но похоже готовились и дальше расширять владения, не знаю что потом было.


В том леске я простоял двое суток. В сумках утварь и запасы еды, мне одному хватало, я когда всё осмотрел и пересчитал, понял что припасов мне дней на десять. Рану обработал самогоном, шить не стал, нечем, итак заживёт, хотя и глубокая. Только перевязки делал. Я освоил трофеи, всё оружие почистил, отстирал форму от крови, да и вообще отстирал. Себе отобрал форму пулемётчика, пусть не по размеру, так закатал рукава и шаровары, ходить можно, мою тонкую талию венчал ремень с кобурой «Браунинга». Остальное почистив убрал в пролётку. Всех лошадей расседлал и обходил, все сёдла тоже в пролётку. Двух дней хватило всё спокойно без торопливости и нервов освоить. Ну и продумал что дальше делать. Страна молодая, сейчас ко всем с подозрением относятся, сразу интересуются, а не из благородных ли ты? Благородных? Так на свинцовую пилюлю. Или в Сибирь, строить нам великое светлое будущее. Тут на эту тему такая пропаганда стоит, что в сороковых были отголоски. Даже в шестидесятых. Только в девяностых вымыли из крови потомков ненависть к голубой крови. А двигаться я решил на Москву. Да прямо так в пролётке. Я не тороплюсь, как доеду, так и доеду. Сейчас по стране НЭП, меня он не касался, но будет интересно на всё это посмотреть.

И вот, на третью ночь, я покинул этот лесок, меня так и не обнаружили, я неплохо устроился, костерок бездымный разводил, жаль спички закончились, всего один коробок был, а зажигалка не работала, кремня не было, бывший владелец видимо при себе держал из-за того, что корпус золотой. Дорога стелилась под копытами лошадей вполне неплохо, Луна освещала, так что опасения попасть в яму не было, да и двигался я не особо торопясь. Сам я отошёл от раны, слабость проходить начала, но есть хотелось, а то постоянно желудок как чёрная дыра, требовал всё больше и больше. Пусть расту, но ненасытная прорва требовала. Даже сейчас сидел и одной рукой держа, грыз сухарь. Проблема с деньгами, немного было банкнот и мелочи монетами, за добычей шли, зачем им с собой средства держать? Да и эти возможно из ограбленной хаты. Так что я так спланировал. Двигаюсь на Москву, но сначала доберусь до Житомира. Тут ночами несколько дней ехать, сколько точно сам не знаю, потому как слабо представляю где я точно нахожусь. Ничего, утром устроившись на днёвку, выйду на дорогу, уточню у деревенских. Мне нужен рынок Житомира. Сейчас вся жизнь в городах вокруг этих рынков сосредоточена. Голодно – выживают как могут. Мне нужна одежда, обувь, пара одеял, а то у бандитов не было, а попоны — это не то. Так и катил, поглядывая на циферблат серебряных карманных часов, трофей с одного из бандитов, одни часы на всех были. Время я различал легко, по солнцу, меня эвенки научили, так что поставил точное время, вовремя восхода солнца. Вообще, эвенки интересный народ, любили сидеть всем поселением, в пять десятков человек, когда я по вечерам детям сказки читаю. Как-то анекдот про чукчу рассказал, как он с геологом на охоту ходил и тот застрелил медведя сразу, а не у поселения, на что эвенки с серьёзными лицами поддержали чукчу, глупый охотник. Не знаю, то ли они так тонко издевались надо мной, то ли не поняли шутку. А вообще юмор был им известен, по-тихому тролили меня с серьёзными лицами, однако и учили без дураков.

Так я и катил. Выехал на довольно укатанную дорогу, надеюсь это нужная трасса. На горизонте проходил поезд, шумя составом. Так вот, покупать что-либо деньги есть, пусть и в обрез, но можно часть мелких трофеев распродать, вроде той же зажигалки. А так, когда светать начало, я спустил пролёту в глубокий овраг недалеко от дороги, расседлал и обиходил все пять коней, напоил, а тут болотце было и оставил пастись, сам поужинав. Но спать не тропился лежится, хотя лежанку и сделал. Через час на дороге действительно появились крестьяне, кто пешком, кто на телегах, видать в город ехали. Ремень я убрал под гимнастёрку, пистолет за ремень, чтобы не видно было и вышел на дорогу поджидая очередных путников. Были прохожие. Шесть человек шли. Те настороженно поглядывали на меня, особенно на повязку на голове, и по сторонам, бандитизм тут цвёл ярким цветом.

- Доброго утра. Не подскажите до Житомира далеко? А то заблукал я.

Мужчина, с шикарной бородой до груди, что тут был за старшего, ответил:

- Вёрст тридцать по этой дороге и будет тебе Житомир.

- Спасибо.

Те направились дальше, а я вернулся к лагерю, и вскоре уснул. Под пролёткой, та защищала от солнечных лучей.


Проснулся я от всхрапывания лошадей, сразу схватившись за пистолет. Чужие. Так и оказалось двое обросших парней одетых в тряпье, явно бродяги, шугнулись, увидев пистолет, и убежали. Достав часы, зевая я глянул на циферблат, три часа дня. Ну в принципе так и так вставать пора. Заодно проверил точность часов. Ходят точно. Это и так понятно, на задней крышке написано, что они подарены врачу, а им точные хронометры были нужны, но мало ли растрясли, вот и проверял.

Позавтракав, я развёл костёр бездымный, небольшую вязанку хвороста вожу с собой, а то мало ли где встану, где топлива не найти, так и сварил похлёбку. Жидкого захотелось. Накрошил сала, крупы закинул, и поел. Жаль заварки у бандитов не было, надо в городе купить. Скоропортящиеся продукты я уже доел, так что со мной то, что пока можно хранить. Ещё соль заканчивается, дня на три и всё. Тут боковым зрением заметив движение дальше над верхушкой склона оврага, я резко откатился в сторону, и в место где я сидел, впилась пуля с противным жужжанием, а я уже ушёл перекатом за пролётку, где вторая пуля пробила основание каркаса пролётки, отчего та чуть перекосилась. Стреляли из винтовки, и дважды хлопнул «Наган».

- Уроды, портить моё имущество?! - заорал я. - Ну держитесь!

Из-за пролётки я уже выкатился, вооружившись пулемётом, и дал короткую очередь, несколько голов что сверху над оврагом торчали, пропали. Я же, быстро поднявшись, обнаружил тех двух оборванцев и ещё двух в полувоенной форме в фуражках, вот и расстрелял их, высадив весь магазин, но точно наповал. Оставив пулемёт на сошках на позиции, я добежал до этой четвёрки, контроль требовался только одному из бродяг, остальные наглухо. Начал собирать трофеи и карманы проверять, у двоих в фуражках бумажки в карманах, оборванцев брать нечего, да и брезговал, воняли как бичи. Судя по справкам, оба из народной милиции Житомирской области. Один начальник, тот что револьвером вооружён, другой уполномоченный. Да пофиг, сами полезли. Сверху видно, что дорога опустела, выстрелы услышали, и мало ли кого сюда принесёт, поэтому я пробежался по следам этой четвёрки, менты ножками ходить не любят, так и оказалось, нашёл телегу, в которую запряжена одна смирная кобылка. Рядом никого, в сене нашёл два вещмешка, и пара крынок стояло, не заглядывал что внутри, а отогнал лошадку к оврагу. Спускать пришлось в другом месте. Там, где я бой вёл, слишком крутые склоны. Дальше все трофеи в телегу, пять лошадей привязал к задку и покатил прочь. Лагерь свернул, только поломанная пролётка осталась. А бросать пришлось, начнёшь использовать, пополам преломится. Надо же такой «золотой» выстрел сделать. С ментов я снял сапоги, остальное всё залито кровью. Фуражки подобрал, они уцелели, оружие и ремни с кобурой и подсумками тоже взял, больше ничего интересного. А что, законные трофеи. Я их не трогал, сами полезли и стрелять начали. Или я это уже говорил?

Двигался по тропинкам и полям до темноты. Проверил что в крынках, в одной молоко, в другой щи белёные сметаной. Видать недавно выехали, не притронулись ещё, а мне понравилось, вкусно. Тем более в вещмешках и хлеб и сало нашёл, огурцы солёные и варёную картошку с яйцами. Видел всадников в стороне, но со мной они не сближались, а так, если постараться, выследить меня можно, под грузом телега оставляла заметные колеи в мягкой почве. Однако стемнело всё же, и я, выехав на трассу на Житомир, так и покатил по ней. Всю ночь двигался с двумя остановками, дать лошадям отдохнуть и поесть. Так и добрался до Житомира к рассвету. Дорога ночью была пустой, пару раз кто-то шугнулся по сторонам, но и только. За час до рассвета я оказался у города, и поискав, нашёл место для стоянки. Да на берегу реки, стреножил лошадей, сразу как обиходил их и помыл в речке, в камышах телегу спрятал, нарезав ещё стеблей и закидав, даже вблизи сложно заметить. С дороги не видно это место, низина. К лошадям сразу не подойдут, подумают, что охранник рядом, без присмотра такое богатство никто не оставит, а если подойдут… Задерживаться в городе я не планировал, а посетить его нужно. Сам так и был в красноармейском обмундировании, за спиной вещмешок, там и средства, и мелочь на продажу. Продавать трофеи, тут смерти подобно, узнают, что милиционеров грохнул, будет плохо. Похоже те сами не чурались поработать на большой дороге, раз так хотели меня исподтишка убить. Вряд ли конечно, но больно уже действовали так не хорошо, не вышли, не поговорили, начали со стрельбы, за это и получили. Рассвело, когда я на дорогу вышел и до окраины было с полкилометра. Народ вообще по-разному одет и была видна всеобщая бедность. Заплатки другого цвета на штанах тут обыденность. Страна шаромыжников. При этом открыто множество частных магазинов, кабаки и рестораны. Вот он НЭП.

Мне нужно приобрести другую одежду, в этой я даже среди бродяг вокруг, в глаза бросаюсь. Остальное в Киеве продам. Мне большая часть не нужна. А вот пролётку придётся купить, небольшая скорость телеги меня не устраивала. Так я и ступил на улицы этого старого города. Прошёл мимо вокзала, прохожий из местных объяснил где то, что мне нужно. Рынок тут был немалый, рядом с железнодорожным вокзалом, довольно солидные территории занимали. Продавали горожане последние накопления и вещи, чтобы прокормится, продавали крестьяне прошлогодний урожай, мелкие спекулянты-мешочники тоже были. Рынок бурлил, не смотря ранее утро. Час как развело, когда я прошёл на территорию рынка. Сначала я обнаружил мастера-ремонтника, что работал за принесённым столом, но подходить не стал, давать ему в починку зажигалку в таком виде как у меня, явно не стоило. Углубился в ряды, на меня с подозрением поглядывали, тут хватало оборванцев, готовых утащить что с прилавков. Приметив неплохие брюки, мой размер, показал на них пальцем, и сказал:

- Рубаха к ним есть? Куртка моего размера?

- Интересует? - поинтересовался мелкий вертлявый мужичок.

- Да. Меняю на свою форму. Она в порядке и без заплат, на одежду под меня.

От подошёл и ощупал ткань, повертев меня, после чего согласился. Также я у него купил пару маек и трусов, мой размер, но обуви моего размера у него не было. Переоделся я за прилавком. Брюки моего размера, рубаха тоже, даже длина рукавов, куртка вот лёгкая, на пиджак чем-то смахивала. Вот картуз пришлось покупать, а тот довольный сворачивал форму и укладывал её на прилавок. Ремень я оставил, и пистолет, при мне был «Браунинг», также под новую одежду убрал. Ну и дальше пошёл. Приметив сапоги, новые, явно недавно пошитые, вроде мой размер, у меня где-то сорок первый, заинтересовался, примерил, портянки мне дали, точно мой. Снимать не стал, тут оплатил реальными деньгами, купив у этого торговца ещё и кепку. На кепку Лужкова похожа. Как я отметил, это редкость, в основном идёт меновая торговля, и каждый старался выгадать. Покинув территорию рынка, я на водопроводной колонке помыл ноги, сняв перед этим сапоги, а то только прошёл, столько грязи собрал, да и неприятно с грязными ногами ходить. Как ноги высохли, накрутил вторую пару портянок и натянул сапоги. Вернувшись на рынок, купил неплохие ботинки на шнуровке, чуть больше чем надо, но пойдут. Носки пару штук. Потом обычные крестьянские штаны и рубаху, для грязных работ, или под деревенского маскироваться. Сейчас на мне городские одежды. Подошёл к мастеру, и тот осмотрев зажигалку, кидая на меня заинтересованные взгляды, обещал починить, назвав сумму, что меня устроила. Ну или вещь в оплату эквивалентную этой сумме. Через полчаса велел приходить. Пока тот чинил, я пробежался по рядам. Узнал цены на лошадей, пролёток в продаже пока не было, только возок и три телеги. В рядах приобрёл два одеяла, скатав их в скатку, на вещмешке закрепил сверху, специи, соль нашёл и неожиданно чёрного молотого перца. Лавровый лист веником продавался. Взял один куст. Хорошо просушенный. Чая не было. Только смеси или уже пользованная высушенная заварка со смесью. С десяток картофелин для супов и три луковицы приобрёл. В принципе всё, разве что приметил подзорную трубу и пока изучал её, узнал, что у продавца ещё и морской бинокль есть, приобрёл его, путь без чехла, но пригодится, почти вся наличка ушла, но оплата за зажигалку есть. Я решил её оставить, хотя три коробка спичек и кусок мыла приобрёл у одного продавца. Тут не на деньги, на обмен.

Когда я вернулся, глазки мастера забегали, и когда я спросил о товаре, услышал вот что:

- Краденная зажигалка-то.

- Это как? - даже усмехнулся я.

- Это значит она моя. Украли у меня её два дня назад, - услышал я за спиной.

Я успел только голову повернуть как мне на плечо положили ладонь и с силой сдавили. Двое молодцов было чуть старше двадцати лет. Говорил тот что слева, это он мне руку на плечо положил, второй незаметно, но так чтобы я видел, ножичком играл. Отреагировал я мгновенно. Выхватив пистолет, дважды выстрелил в живот тому, что меня держал и дважды в живот тому, с ножом, и направил ствол на мастера:

- Моя! Зажигалка!

- Она у Фёдора, - испуганно, почти с ужасом глядя на меня, пролепетал тот, кивнув на первого молодца.

Выстрелив ему в лицо, попал под левый глаз, я присел у тела первого, оба молодца ещё живы были, в ближайшем будущем им обеспечены не самые приятные ощущения, если не сдохнут. Быстро обшарив тело, нашёл не только свою зажигалку, но и двое карманных часов. У второго ножичек прихватил и рванул прочь под трель свистков и крики свидетелей. И ушёл. Ну почти. В пути переоделся, сменив картуз на кепку и сняв куртку. Помогло, двое всадников пронеслись мимо, мельком глянув на меня. Не сразу заметил, но всё же засёк, что за мной следует девочка лет двенадцати. Одета прилично, платье потрёпано, но видно, что дорогого пошива, или дворянка или из купеческих. А может и из интеллигенции. Больше вроде никого, дураков под пули лезть нема. Остановившись я стал ожидать. Вздёрнув подбородок, та подошла, серьёзно взглянув в мои глаза, и сказала:

- Воры папу обманули, он хотел часы продать, нам припасов купить, а они сказали, что это не его, и отобрали. Папе плохо стало, верни пожалуйста.

- Да, конечно, - легко согласился я, и достав обе пары, спросил. - Какие ваши?

- Вот эти, - забрала та серебряные.

- Бери и вторые, вам нужнее.

- Благодарю, - чуть присела та, и умчалась. Только стоптанные каблуки сапожек мелькали. Уважаю таких.

Через сорок минут я уже был на лугу, пересчитал лошадей, все на месте, чужих пока не видно, телега тоже стоит, так что вскоре завалился спать. А поел я на рынке, купил молока крынку, и пирожков. Наелся, аж пузо выросло. Покупки разложил, переоделся в крестьянскую одежду, после чего лёг спать на охапку камышей. А зажигалку мастер так и не починил, всё ещё не работает, надеюсь в Киеве мне её сделают.


Проснулся я от ржания лошадей, спал чутко. Сразу же достал оружие, пистолет рядом лежал, я тихо выбрался из-под телеги, осматривая луг. Хм, воры коней уводят. Телегу те не увидели, густые тут кусты у камыша, решили, что хозяина или охраны нет и вот прибрали. Трое, двое по виду бродяги, один одет ничего так. По виду горожанин с парой батраков. Убрав оружие за ремень за спиной, поправив рубаху, и выбравшись из камышей, рванул к тем, крича:

- Эй, это не ваши лошади!

Оружие убрал специально, шуметь не хотел, была надежда, мизерная, что воры уберутся. Те поначалу вздрогнули, быстро осмотрелись, но больше никто не появился, так что двое продолжили лошадей вязать, а один ко мне направился, потирая кулаки, и ухмыляясь. Я достал нож, и тот достал нож, раза в два длиннее моего, ухмылка стала шире. Я убрал нож и достал пистолет. Ухмылка пропал и тот погрустнел. Проблем не возникло, остальные тоже подняли руки. Обыскал и прибил. А что мне их отпускать? Настучат кого видели и придут по мою душу. Описание-то того стрелка на рынке наверняка разошлось, я конечно переоделся под крестьянского парнишку, но вооружённых подростков ещё поди сыщи, а тут сразу двое на квадратный километр. А не один и тот же ли это? Так что лошадей снова стреножил, только одной лошадью, накидывая верёвки на руки или на ноги, и утаскивал убитых к воде, где пускал вниз по течению. Гуляли бы себе, жили дальше, нечего грабить добрых и честных подростков. Подняли меня рано, час дня, пять часов всего поспал. Но хоть это, я приготовил себе жидкую похлёбку, с картошкой, немного мяса срезал с солёного сала, вполне нечего вышло. Потом тренировался с телом, пистолет почистил, отметив, что оружейное масло в единственном пузырьке, что я нашёл в трофеях, подходит к концу. Патроны ещё раз пересчитал. На короткую сшибку есть, но и только. Гранат нет и вовсе. Я уже позавтракал, даже одно яйцо варёное в крутую почистил, ничего, вкусно, когда затрещали выстрелы на дороге. Сам я не шумел, банально ножом отправил воров в мир иной, а тут что-то другое. Проверив пистолет, три магазина запасных к нему со мной, и прихватив самозарядку, я рванул на шум. Лошади стояли, подняв головы, играя ушами и прислушиваясь. Похоже где-то неподалёку происходит что-то нехорошее. Так и оказалось.

Не высовываясь, я аккуратно выглянул, держа бинокль в руках. Оптика показала, как несколько военных, красные полосы на гимнастёрках, их называют «разговоры», и будущие «будёновки» на головах, ясно показывали принадлежность, осматривают две пролётки и убитых в них и рядом. Похоже это классическая засада, дали сблизиться и залп из засады. Красноармейцев с два десятка, все конные. Похоже бандитов уничтожали. Пробыли на дороге те с полчаса, погрузили тела убитых в пролётки, убитых лошадей разделав на мясо, сейчас голодно, бросать мясо глупо, ну и укатили. В пролётках было убито три лошади, одна в первой и две в другой. Что интересно, к месту засады подкатила пролётка, проезжали телеги, военные на телеги внимания не обратили, только одну пустую реквизировали с возницей, мясо вывозить, а вот пролётку остановили. Возницу не тронули, скорее всего владелец, все вещи пассажиров переворошили, бросая на землю и наступая сапогами. Как есть бандиты. Похоже это был семья дворян, вряд ли из самых богатых. Всего шесть человек, в пролётке с трудом размещалось, багаж на задке был. Военные уехали, а те стали собирать вещи. Среди пассажиров я и ту девочку заметил, что часы у меня забрала, она, глотая слёзы, помогала сестре и матери собирать вещи. Возница не помогал. Подумав, я убрал пистолет под одежду, оставив винтовку в траве, потом заберу, и направился к пострадавшим. Не сильно конечно, больше психологически. Но на то и расчёт. Им явно давали понять, что им тут не рады. Меня заметили вскоре, я же изучал эту семью. Старушка, что скорбно поджав губы сидела в пролетке, дородный мужчина, недавно перенёсший сердечный приступ, усталость, отдышка, красное лицо, всё на это показывало, да и девчонка об этом сказала. Его супруга, довольно стройная женщина, две девушки, двенадцати и пятнадцати лет. Кстати, та что пятнадцати красотка, если красноармейцы к ней бы полезли, стал бы стрелять. По ним. Ну и пацанчик был, лет шести, в костюмчике. А заметила меня первой та самая девочка. Она ко мне и внимание остальных привлекла.

- Не скажу, что день добрый, но приветствую вас.

Со мной негромко поздоровались. Женщины заканчивали собирать вещи и укладывать багаж. Вперёд вышел глава семейства, тот сказал:

- Моя дочь рассказала, как вы помогли нам. Я конечно не одобряю убийство разумных людей, но эта компания, была не самой законопослушной.

- За последнее дни мне такие в основном и встречаются.

- Аристарх Иванович Аверьянов. Сейчас не принято называть сословность, но мы из потомственных помещиков. К сожалению, земли у нас отобрали, дом тоже, вынуждены покинуть родные земли. Нам часто показывают, как тут не рады.

- А вы молодец, продержались до двадцать пятого, обычно из Союза раньше бегут. Сколько бандитов и лихих людей разбогатели за счёт таких бегунков, перехватывая их по дороге. И сколько безымянных могил появилось на этой дороге, не пересчитать.

- Нас уже ограбили, всё что осталось в поезде забрали. Это уже потом мы узнали, что милиционеры ненастоящие были. Потом ещё и высадили в Житомире.

- В Польше будет чуть лучше, но и там лихих людей хватает.

- А вы простите?..

- Я не помню, как меня зовут. Очнулся несколько дней назад с раной на виске, рядом убитые, девочка и мужчина. Завладел оружием, уничтожил несколько бандитов, захватил пулемёт, половину перестрелял, другая разбежалась. Сейчас путь в Москву держу.

- На самое лучшее время, юноша.

- В том и разница, вы спасаете семью и ищите лучшей доли, мне же всё просто интересно вокруг, хочу посмотреть, как в этом времени люди живут.

- В этом?

- Приглашаю вас к своему лагерю. Думаю, вы не сильно спешите?

- Спешим, хотим покинуть эти земли, ставшие проклятыми для честных людей. Но я думаю мы можем задержатся.

Те покатили за мной к берегу реки, по дороге я поднял винтовку, убрав её в телегу. Осмотрев возницу, на вид нечего, обычный трудяга, не пройдоха, я поинтересовался у Аверьянова:

- Вы оплатили за дорогу?

- Только аванс.

- Хорошо, - кивнул я тому, и повернулся к вознице. - Подъедите сюда завтра на рассвете. А сейчас свободны.

Тот укатил, а я расстелил попоны и одеяло, и пригласил к столу. Женщины быстро всю мою провизию раскидали по блюдам, я успел костёр разжечь, котелок повесить, чая у меня пока так и нет, похлёбку можно сварить. Аверьяновы явно оголодали, ели аккуратно, но быстро, мы с Аристархом спокойно общались, остальные слушали нас, что меня не особо волновало. Тот описывал свою жизнь. Как Революция случилась, брат сгинул младший, он морским офицером был, старшего в Сибирь сослали, воевал против красных, как и их выгнали из родного гнезда. Два месяца как выгнали, до этого им в собственном доме для проживания только две комнаты выделили, в остальных крестьяне жили. Коммунальный дом, не слышал о таком в сёлах. Оказалось, дом помещиков на окраине села стоял. А тут всех взашей и в доме теперь военный госпиталь. Ага, повзрывали поместья, а размещать теперь негде, вот и гонят хозяева.

- Вас ещё не сильно потрепало, - выслушав того, известил я. - Вот вы опытный земледелец, как говорите у вас лучшая урожайность и даже в засуху вы смогли удержатся. Займов в банках не брали. А чем вы за границей заниматься будете, если ничего кроме как управлять землями не умеете?

- Думаю наняться управляющим. Для моего статуса конечно это низко, но для семьи я на многое пойду.

- Ваши стремления понятны. Однако вы не молод, проблемы с сердцем, если что с вами случится, то что будет с вашей семьёй? Я вижу вы думали об этом.

- Ну стоит нас уговаривать остаться.

- Да что вы, даже и не думал. Просто вы по сути уезжаете голыми как соколы. Куда вы поедите? В Польшу?

- Хотели в Германию…

- О, даже не думайте. Самый не верный вариант.

- Простите? Я не понимаю…

- Давайте я вам объясню. Я буду честен, я это делаю не ради вас, а ради вот этой девочки, что мне очень понравилась своей храбростью и характером. Я надеюсь её судьба сложится хорошо. Да и остальным пожелать того же мне не сложно.

- И всё же…

- Погодите, Аристарх Иванович, я не закончил. Моё настоящее имя Николай. Фамилия Ветлюра. Я вам правду сказал, память этого мальчика, в которого мне повезло вселится, мне недоступна, и кто он я не знаю. Не стоит смотреть на меня как на умалишённого. Со мной произошёл несчастный случай, в две тысячи двадцатом году я ловил марлина на катера возле Манил, но попал в шторм, катер перевернулся и я похоже утонул. Я врач, также интересуюсь китайской медициной. Должен сказать, что достиг немалых высот, меня даже в Китай приглашали. Владею шестью языками в совершенстве. Много путешествовал, бывал фактически во всех странах мира. Да, родился я в тысяча девятьсот восемьдесят четвёртом году. Это не шутка, так и есть. Поэтому я знаю историю России и что её ждёт. Вам действительно лучше уехать. Однако Германия для вас не подходит в том, что она нападёт вначале сороковых на Советский Союз. В её рядах будет много бывших граждан Российской Империи, что придут мстить Советам и возвращать своё. Война продлится четыре года. Вот только Германия проиграет. Советы потеряют почти тридцать миллионов своих граждан, и придут в Германию, что будет с вашими родными, даже если вы не участвовали? Во Францию тоже не стоит, её в сороковом году Германия захватит, да и потом по ней бои прокатятся, когда союзники в сорок четвёртом в Нормандии высадятся. Испания… пожалуй, можно, она соблюдала нейтралитет, однако в тридцать шестом там произойдёт государственный переворот, тоже можете пострадать. Швеция не участвовала в войнах во времена всех войн, Швейцария тоже. Много русских, очень много, перебрались в Южную Америку, в Аргентину. Там обширные пастбища, земли, вам как опытному помещику, который не боится внедрять новшества, там будет что Рай земной. Аргентину тоже будут сопровождать перевороты и революции, но мелкие, так что вряд ли пострадаете, о смене власти узнаете по факту. На вопрос, как вам добраться до Аргентины при отсутствии средств и заполучить своё поместье там, отвечу, что это довольно просто. Я подарю вам клад. Да, в прошлой жизни я был опытным кладоискателем, и помню большую часть где и что находится. Я всё просто не смогу освоить, да и почему бы мне и с хорошими людьми не поделится? Глядишь через несколько лет навещу вас в Аргентине, когда тут надоест. Это ведь всё для меня история. Создание государства, разгул бандитизма, НЭП, раскулачивание, голод в тридцать третьем, где погибло несколько миллионов крестьян, у них отобрали зерно для городских…

Все давно превратились в одно большое ухо, стараясь не шуметь, только маленький Денис играл на краю одеяла с жуком, гоняя его травинкой. Остальные были если не шокированы, то близко. Почти сразу на меня посыпались вопросы, но вдруг рявкнула Анастасия Павловна Аверьянова, мать Аристарха, та старушка, и поинтересовалась животрепещущим её вопросом:

- Мы благодарно вам, юноша, за помощь. Однако мы хотим знать, что это за клад и можем ли мы его забрать на землях чужого государства?

- Почему и нет, если об этом никто не узнает? Вы сохранили свои документы?

- Да, они при нас, - кивнула старушка, что взяла на себя наше общение.

- Хорошо, в любой стране признают ваше дворянство, особенно если простимулировать чиновников подарками. Чем существенней, тем быстрее они работают, поверьте моему опыту. Клад находится на территории Испании, клад одного из пиратских капитанов. Или корсара, как они там себя называли. Вам хватит на дом в столице, солидное поместье и ещё немало останется. Да и на обучение детей тоже. Если Аргентину выберете, то испанский язык там входу. Запомните координаты. Город Малага. Рядом с городом есть дуб. Он известен, его называют тысячелетним. Любой таксист туда отвезёт и покажет, местная достопримечательность. От ствола дуба ровно тридцать шагов на восток и шестнадцать на юг. Окажитесь с краю обрыва, там и зарыт сундук, у вас под ногами. Глубина около метра. Двух небольших чемоданов хватит чтобы всё вынести. Правда, придётся покопать. Лучше без свидетелей, ночью. В тысяче девятьсот восемьдесят шестом году был оползень и клад обнажился, так его и нашли. Этот случай был очень известен, писали в газетах. У меня есть немного трофеев с собой, я вам отдам их, хватит добраться до Испании, главное в Польше проездные документы выправить. В Испании можно подать заявление в посольство Аргентины на гражданство. Я не подталкиваю, но только про эту страну не могу сказать ничего плохого. Бразилия тоже ничего, но там разгул бандитизма будет чем дальше, тем больше. Чернокожие и мусульмане из Африки будут перебираться через Средиземное море и высаживаться на берегах Франции, Испании, живут, ничего не делая, на пособия что им как беженцам платят. Фактически эти страны к две тысячи двадцатому станут мусульманскими. А Аргентина никому не интересна, она в заднице мира.

- Николай, - с укоризной сказала Ольга Петровна, супруга Аристарха.

- Прошу прощения, - искренне повинился я.

Дальше пошли вопросы, и их было много, полночи переговорили, я передал все золотые изделия, что у меня были, с бандитов, всё что можно посчитать ценным и продать. До Испании точно хватит, с питанием. А вот девчатам дал оружие. Сам Аристарх похоже не особо любитель его использовать, пацифист. Для меня это ругательное слово. Выстрелить тот мог только в крайнем случае. Возможно для него защита семьи и будет крайним случаем. Старшей я дал «Люгер», ей по руке, а младшей офицерский «Наган», и научил использовать. От девчат опасности ждать не будут, а те получив оружие были готовы защищать себя и свою семью. Щёлкали курком «Нагана» всухую, но научил использовать, заряжать и перезаряжать. А утром те уехали, возница не обманул, подкатил. И меня не сдал, а мог. Хорошо пообщались. Надеюсь у них всё будет хорошо. Нужно ведь до пограничного поста доехать, а тут до него километров восемьдесят по прямой. Да, перед отъездом посоветовал Аристарху приобрести пару судов-рефрижераторов. Тот решил, что Аргентина — это то что им нужно. Я ему объяснил, что там крупные скотоводства, а в Европе скоро начнётся голод. Можно возить мороженое мясо и муку, раскупят вмиг. А как те уехали, обиходил лошадей, и завалился досыпать. Следующей ночью двину дальше. А днём у меня увили лошадей. Я даже не проснулся.


Когда я проснулся, время часа четыре дня было, это я хорошо выспался. А то мне Аристарх всё ночь спать не давал вопросами. Пока его семья спала на попонах, мы так и проговорили до утра. Тот всё о будущем выяснял, заодно проверил знания моих языков. Тот два знал, немецкий и французский. Теперь ему ещё испанский учить. Так вот, проснувшись, я не сразу понял почему тихо, а когда умылся у реки и вернулся на луг, определил, что тот пуст. Зло сплюнув, пробормотал:

- Сколько же самоубийц развелось на земле русской?

А красть у меня, это всё равно что по собственному желанию в петлю голову засунуть. Или под гильотину, результат тот же. Я у северных народов обучался, следопыт такой, что кого угодно выслежу. Осмотревшись в бинокль, на дороге кто-то есть, а так пусто, я быстро снарядился, проверил оружие, вещмешок за спину, поправил маскировку телеги, у меня там оставшееся имущество, и потопал по следам, что вели к дороге. А повернули те не в город, а в сторону границы с Польшей. Иногда кони выбегали на обочину, следы копыт чёткие, я их запомнил, так что шёл уверенно. На голову платок повязал, что скрывал повязку. Это моя основная примета, если поиск идёт, но никто мной особо не заинтересовался. Только платок, это чисто женский головной убор, у многих смех вызывал. Смейтесь-смейтесь. Шёл торопясь, километров восемь протопал, с одним перекусом, когда вдруг обнаружил что следы копыт на обочине есть, свежие и старые, а знакомых оттисков, с характерными приметами, нет, пропали. Вернулся к перекрёстку, что только что прошёл, как и пару других, и обнаружил следы, чуть дальше по второстепенной дороге. На утрамбованной земле они слабо проявлялись. Ага, свернули. Ну и я следом. К слову, телегу я почти пустой оставил, отнёс всё содержимо метров на сто в сторону. Если найдут, не всё потеряю. В телеге только сёдла оставил, тяжёлые они, чтобы таскать туда-сюда.

Уже час до темноты остался, когда я вышел к довольно большой деревне. Не село, маковки церкви нет. Спокойно прогуливаясь по улочкам, их три у деревни, я нашёл в какой двор их завели, даже рассмотрел, что те пасутся на лугу за амбаром. Всё принадлежало крепкому такому мужику, что в щелку в воротах пристально наблюдал за мной. Демонстративно достав пистолет, проверил патроны в магазине, вставил его в рукоятку, и сказал, чтобы звучало по громче:

- Ладно, ночью приду, когда все уснут. Тогда можно втихую всех вырезать.

Развернувшись, я осмотрелся, прикидывая, где переждать до ночи, недолго ждать осталось, и направился в сторону стога сена на околице, но прошёл метров двадцать, когда меня нагнал тот крестьянин, бородатый, крепкий и взволнованный. Я глянул на его обувь, мы как раз по мягкому месту шли, был он среди воров моих лошадок. Сапоги его так точно.

- Подождите. Господин…

- В этой стране все друг другу товарищи, - усмехаясь, ответил я, повернувшись к тому.

- Товарищ, не нужно так злится. Я не знал, что это ваши лошади.

- М-м-м? - вопросительно промычал я.

- Я был на рынке, когда вы братьев Тришкиных убили. Повязку запомнил. Да и вид тоже.

- Ясно.

Я действительно снял платок, реакция прохожих на него бесила и сейчас был в кепке, потому повязку и видно, а пока ходить без неё я не хотел, подживало туго, и загрязнения раны опасался.

- Я могу прямо сейчас ваших лошадей вернуть… товарищ.

- Ну…- я сбил кепку на лоб, задумчиво почесав затылок, отросшие волосы пружинили. - Сами лошади мне не особо нужны, обуза, а вот на пролётку бы сменял. Хорошую и крепкую, что выдержит дальнюю дорогу. И двух справных молодых коней, что способны её тащить. Моих себе оставишь.

- Так есть у меня такая пролётка, и кони справные, - обрадовался тот.

- Погоди, ещё полмешка картошки не гнилой, полмешка муки и капусты пару кочанов. Сала солёного кило пять, если есть хлеб испечённый, тоже. И хватит на этом.

- Сделаю всё, - вздохнул тот.

Через двадцать минут действительно ворота окрылись и на улицу вывели пролётку. Был хозяин с помощником, а может и батраком. Пусть стемнело, но я всё проверил, хозяин вынес керосиновую лампу, всё справно. А вообще тот из зажиточных, самый крепкий хозяин в деревне, как я понял. Простой рачительный мужик, увидел брошенных, как он думал лошадей, кто в такое время бросит? Ну и прибрал к рукам. Как я и подозревал, тот грамотным был, нашёл бумажку и написал расписку, что продал пролётку и коней, дав их описание, Николаю Ветлюре. То есть, мне. Первый и единственный мой документ. Перед расставанием, уже устроившись на козлах, сам поглядывая по сторонам, мало ли выстрелят из темноты или на вилы насадят, я сказал тому:

- Уезжал бы ты из страны Советов. Тут вот какое дело, пришли к власти воры и урки, под флагом революционеров. Работать они не умеют и не хотят, привыкли грабить и убивать. Думали власть возьмут и само всё рассосётся, а тут работать нужно как проклятым. Пока власть за счёт страха держат. Скоро голод будет, они это понимают. Как удержать страну на плаву знают только один способ. Ограбить. Дворян уже ограбили - потратили, церковь тоже - потратили, сейчас под видом НЭПа грабят купечество, остались крепкие хозяйственники, которых называют кулаками, вроде тебя. Будет раскулачивание, дома самым бедным, или под государственную службу, имущество распределят, зерно государству, а вас в ссылку. Не согласных в прорубь или на штык, и так по всей стране. Пару лет у тебя есть, а дальше или воевать, но там армия придёт, или прятаться.

- Спасибо… товарищ, я запомнил.

- Ну и подарок на прощанье. Там, где вы моих коней увели, в камышах телега спрятана. Только она милиции принадлежала, узнать могут, будь осторожен. Можешь забрать, дарю. Всего хорошего.

- И вам всего хорошего.

Я уже стегнул поводьями по крупам обоих коней и покатил прочь. Пролётку проверил, снизу полазил, оси осмотрел, пролётка мягкая на ходу, подрессоренная, на колёсах резина, но не дутики. К полуночи добрался до места где вещи оставил, всё в пролётку, сёдла и попоны тоже, и выехав на дорогу проехал через город и двинул дальше на Киев.


До города я добрался за пять дней. В принципе, довольно быстро, особенно если учесть, что я особо не гнал. Проехав в город ближе к полудню, и сразу на рынок. Вещи за городом не оставлял, в одеяла завернул. Нашёл продавцов что лошадьми занимаются, и продал все сёдла, чересседельные сумки и уздечки. Товар конечно не новый, те пытались сбить цену, но вязли охотно. Оказалось, армия их закупает, так что есть кому перепродать. Вот только не на обмен, хотя мне молодого жеребца предлагали, необученного, а за живые деньги продал. Торговались долго, но я не уступал, так что наличными средствами получил за этот товар. Потом отъехал в сторону, кликнул пацана, их тут много носилось, и за монетку сговорил, чтобы тот ко мне привёл покупателя на одежду и обувь. Тот метнулся мигом. И действительно привёл солидного такого на вид купчину, честно заработав свою монетку, ловко её поймав и дав дёру. Видимо, чтобы не отобрали. Продавал я пять комплектов одежды с обувью. Четыре с бандитов, и один городской костюм с воров, что у меня коней хотели увести. Тут живыми деньгами не получалось взять. Торговец всё осмотрел и ощупал, отверстия от пуль видел, я их хоть и зашил, купив иголку с ниткой, но если искать, найти можно. В общем, мы поторговались и ударили по урокам. Тот ушёл за товаром на обмен, а я стал ждать. А заказал я вот что. Офицерскую палатку, я уже попадал под небольшой дождь как-то больше не хотелось. Кусок брезента для тента, рыболовные снасти и головной убор. Картуз. Прошлый я потерял на переправе, ветром сдуло. Им рану хорошо закрывать, повязку я уже не ношу, но свежая отметина бордового цвета на виске видна. Зеркальца нет, так в отражении речной воды смотрел. Тот вскоре с помощником всё принёс, я проверил, и забрал обменный товар, а те всё что я предлагал. Разместив покупки, я задумался, как теперь припасы покупать? Пролётку не оставить, уведут. Сам я был одет добротно, в городскую одежду, чтобы внимания не привлекать.

Выход нашёлся. Да также через мальцов кликнул продавцов, и они всё что нужно мне принесли, и я расплатился. Частично товаром, частично живыми деньгами. Потом покатался по улицам и нашёл частного цирюльника, поводья крепко привязал к перекладине рядом с нужным зданием, пролётку из окна парикмахерской видать, ну и отстояв небольшую очередь, вскоре сел в кресло, а мастеру объяснил, что мне нужно. Да обычный полубокс, так что вскоре защёлкали ножницы, машинка ручная, и полетели волосы, которых у меня была целая копна, не расчешешь, на пол. Я доволен был, оплатил после работы, направляясь к пролётке, но единственный минус, картуз, недавно приобретённый, внезапно велик стал, на уши сползал. С другой стороны, хорошо, шрам теперь точно не видно. А когда под вечер покинул Киев, отметил, что за мной в отдалении катила пролётка. Не двухконная как у меня, а четырёх, это значит их кони возможную гонку продержатся дольше. Продуманные. Похоже я кого-то заинтересовал на предмет пограбить. Уверен, на рынке засветился. Там много любопытных шастало у моей пролётки. Я же спокойно на пароме переправился, те со мной были, и вскоре свернул на луг к берегу реки, мне ещё на ночёвку вставать, дальше днём буду ехать. Если меня и ищут, то эти области далеко позади остались. Пролётка проехала дальше, видимо ночью подойдут, заранее посмотрев где встану. А дожидаться темноты те не стали, вскоре подъехали. Четверо их было. Это уже явно сидельцы, двое точно, по повадкам видно. Но старший был не один из них, другой, мелкий, с умными глазами. Вот этот как раз опасен больше всех. И первый же вопрос расставил всё на свои места:

- На рынке торгуешь и не платишь? Нехорошо, нужно наказать.

- Согласен на наказание, - вздохнув, ответил я. - Вы оставляете мне свою пролётку и лошадей и уходите. Я с ними помучаюсь, так и быть.

Моё предложение вызвало лишь хохот. Стрелять не хотелось, придётся менять место стоянки, а я только-только палатку достал, тут комаров хватало, неудачное место, но поучится ставить палатку желаю. Попадать ещё раз под дождь не хочется, а под пролёткой всё равно капает, какой уж тут сон? Вообще пострелять придётся, берег рядом, тела в воду и можно забрать трофейную. Моя тоже неплоха, изучу при свете дня трофей, и если она мне подходит, оставлю, кони там похоже молодые, выносливые, долго скакать на полной скорости могут, это может пригодится. А вообще не стоит думать, что я такой отморозок, что убивает налево и направо, как может показаться с первого и даже с второго раза. Ничуть, я всегда принимаю правила проживания в то время где я живу. Я жил в первой жизни, сглупил что изобразил амнезию и на меня вышли. Погиб при захвате. Потом шестидесятые, и прожил пятнадцать лет, отличное время. Почему меня снова туда не отправило? Потом были сороковые. Вообще замечательно всё, да и то из-за моего вмешательства. Я в восторге, и повторить был бы не прочь. Но меня закинуло в двадцатые годы. Поясню, это та самая зад*ица куда я бы не хотел попадать, а попал. Чтобы объяснить моё поведение, немного введу в историю.

Я ничего не могу сказать плохого о жизни в восьмидесятые, семидесятые, шестидесятые, пятидесятые и даже в сороковые, советские люди в большинстве своём жили не тужили, особо без проблем. Двадцатые годы во времена зарождения Советской власти, дело другое. Без террора, а по-другому это не назовёшь, власть правительству не удержать. Да и привыкли они к террору, во время Императорской империи, убивали политиков, чиновников, грабили банки, натуральная уголовщина, приправленная политикой под якобы благими намерениями. Взяв неожиданно власть, даже для них самих, те растеряюсь, не знали что делать дальше. И делали что умели, грабили, воровали, насиловали. Сначала дворянство, потом духовенство и скоро придёт конец крепкому хозяйству. А не умели они по-другому. Это уже потом после голода, когда погибнет несколько миллионов человек, всё же возьмутся за хозяйство и начнут рулить, вкривь-вкось, учась на своих ошибках, но ситуация немного выправится. Власть устроила террор, народ это видит и ведёт себя также, власти это не нравится, и она убирает конкурентов, поэтому и царит анархия. В центральных областях ещё более-менее, запугали народ и там тихо, но на периферии, как я лично убедился, тихий ужас. Так что по местному менталитету, я ничего ужасного не совершаю, но кроме того, что не даю другим считать себя добычей. То есть, я крепкий хозяин, имею имущество и защищаю его. Ну а то что воры и бандиты гибнут пачками, то кого это волнует? Кстати, к бандитам я и тех двух ментов приплюсовал, напали первыми, значит относятся к этой братии. Сталин, к слову, знал об этих проблемах, но поначалу не имел сил и власти чтобы их убрать, а потом, когда окружил себя верными людьми, устроил чистки. Тридцать седьмой и тридцать восьмой года, если кто о них помнит. Точнее он воспользовался моментом, когда Ежов гайки закрутил и под это дело убрал всех неугодных. Те, кто были приговорены к расстрелам или к лагерям, уже устраивали революцию и могли снова взять власть, вот и убрали эту проблему. Причём это не досужие домыслы, было несколько схронов, где я нашёл личные дневники этих деятелей. Один шифрован, но шифр прост, подобрал его вовремя отдыха на одном из курортов, когда свободное время было, второй вообще открыто писал. Вспоминали как власть брали, как в имения врывались, со смаком опоясывая как развлекались с малолетними дворянками, и реально малолетними, некоторым и десяти не было. То есть, не люди, чудовища, что сейчас у власти. И писали, что не нравится им политика партии, менять надо, так что Сталину было что опасаться. Как я буду вести себя во второй скрытой для всех жизни? А скрытая жизнь, о которой никто не знал, у меня при всех вселениях была, я пока не знаю. Просто думаю, что в это время скрывать вторую жизнь смысла нет, тут все так живут, кто как хочет, главное не попадаться, и особо не обратят внимание. Моральные догмы жизни для советских граждан ещё строятся, так что могу жить как хочу. А вообще отправили бы в шестидесятые, самое золотое время для жизни. Ну край семидесятые, но я реально в зад*ице мира.

Поэтому я особо и не раздумывал, бандитам я видел только одну дорогу, под землю, ну или в воду, как в данном случае. Мне могилу тупо лень копать, а вода и рыбы с раками всё утилизируют. Власти нынешние, между прочим, тоже так поступают. Такие же лентяи. Тот мелкий, что главный, смеялся со всеми, но глаза настороженные и тот следил за каждым моим движением. Говорю же опытный и самый опасный. Пистолет под бедром был. Я со всей возможной скоростью достал его, сразу от бедра стреляя. А вынужден был, мелкий был непросто шустёр, он был куда молниеноснее меня. Если бы тот оказался на Диком Западе, то несомненно бы стал улучшим стрелком, их ещё ганфайтерами называли. Однако я всё же успел. Первая пуля попал ему в грудь, вторая в горло, и пока тот падал, я расстрелял остальную тройку. Эти чурбаны неуклюжие, вообще никакой скорости движения и воинской науки как себя под огнём вести. Ну и ещё подумал, что нужно как можно быстрее глушителем обзавестись, тут в двадцатых годах без него никак. Вдали какие-то люди стоянку на берегу устроили, потому я поспешил убраться. Тела обыскал и в воду, только у двоих огнестрельное оружие было, у старшего и ещё одного по «Нагану», патронов к каждому по два десятка наберётся, у остальных ножи. Даже скорее тесаки, пугать самое то. Полчаса заняло времени, чтобы с трупами разобраться, да свернуть лагерь. Это ещё хорошо, что я коней не распрягал, догадываясь что будет, так что поводья с коней моей пролётки привязал к задку трофейной и покатил прочь. Двигался полночи, ехал бы всю ночь, но мои кони в личной пролетке совсем обессилили, всё же почти сутки в пути. Встал на берегу какого-то озера, поработал с лошадьми, обиходив, у меня их теперь больше стало, и времени больше заняло, наплевав на палатку, слишком устал, скоро уснул на лежанке.


На следующий день, пересчитывая банкноты, полученные за пролётку бандитов, той четвёрки что вчера ночью пришла меня грабить, я довольно щурился. Мало того, что нашёл портмоне у старшего, набитого наличностью, так ещё купца встретил, что караван из телег в Киев вёл, время НЭПа, купцы ещё были. Повезло, как раз встал и завтракать сел, когда их увидел. Он и выкупил пролётку с конями за наличные, я цену особо не гнал, а пролётка мне не подходила. Ушатанная, долго не продержится. Одно радовало, кони справные. Так что заработал я на той четвёрке неплохо. Ну и позавтракав, запряг коней, лагерь свернул, и покатил дальше, в сторону Москвы. Думаю, за пару недель не спеша доберусь.

Так и катил несколько дней, три, если быть точным, пока не подъехал к деревянному однопролётному мосту через мелкую речку, но с топкими берегами, и не попал под банальный рэкет. Типа, мост наш, хочешь проехать, плати. По виду людишки из ближайшей деревни, работать не хотят, на мзду с моста веселее жить. В принципе, устраивать перестрелку на пустом месте я не хотел, люди зарабатывают как могут, да и цена мизерная, такса установлена для всех, так что нашарив в кармане монету, легко оплатил. Тут бы и истории конец, но один из рэкетиров, решил пошарить у меня в вещах, мол, мало ли что я незаконное везу, за что нужно доплатить. Его поддерживали трое на мосту, и два ствола винтовок я видел в кустах. Может и больше, но думаю всего двое в прикрытии, иначе бы заметил. Всё же учили меня серьёзно. Именно из-за этого прикрытия я особо и не дёргался, спокойно заплатив, на самом деле, зачем проблемы искать? Однако такой выверт охраны и хозяев моста, которые себя ими самоназначили, мне сильно не понравился. Тут уже плевать на прикрытие. Однако к старшему тут я всё же обратился, когда его подчинённый выступил с таким предложением, мои вещи, укрытые брезентом, его заинтересовали:

- Всё оплачено. О досмотре речи не было.

- Пусть глянет, - подумав, решил тот. - Не нравишься ты мне.

- Вы мне тоже, - вздохнул я, ставя пролётку на тормоз, кони у меня пугливые на выстрелы, как оказалось.

Тот молодчик уже полез в пролётку, когда я прыжком покинул козлы, перекатом гася скорость, а в моей руке уже бил огнём «Браунинг». Пистолет выплюнул пять пуль, что вполне хватило. Сначала в старшего, он тут опасный, по повадкам бывший унтер, да ещё повоевавший, вторая в спину тому, кто в пролётку залез, тут две пришлось, первой ранил, и по одной двум другим. А вот прикрытию шиш, я был в мёртвой зоне, на обратном скате дороги. Старший их правильно разместил, те отлично контролировали мост и подъезжающею дорогу, но тут у меня мёртвая зона. Её контролировали эти четверо, но они уже мертвы. Я же, сменил магазин, и только тут наконец вразнобой грохнули те две винтовки. Видимо группа прикрытия расслабилась и не ожидала схватки. Особенно такой скоротечной. Куда те палили, не понятно, скорее всего в воздух для острастки, мол, не лезь, зашибём. До довольно крупной деревни, что вдали на холме расположилась, чуть больше километра, выстрелы там вполне могли услышать, поэтому поторопится стоит. До моста было метров двадцать, меня на подъезде остановили, вот так шустро двигаясь по-пластунски, я добрался до спуска к берегу, и вскочив на ноги, тут уже меня не видно, пробежав под мостом, глиняная почва была, и аккуратно выглянул из-под моста. Ага, один, встав на одно колено, целился, а второй вытягивая шею высматривал меня. Первая пуля в голову стрелку, вторая наблюдателю. Наповал оба. Тут тридцать метров, вполне в дальности уверенной работы из пистолета. Убедившись, что их всё же двое, пробежался, собирая трофеи. А что, был бой, должны быть трофеи. Однако торопился. Не уверен, что у этой группы в деревне нет силовой поддержки на случай недовольных проезжих.

В трофеи пошли две винтовки «Мосина» среднего состояния, и всего по четыре патрона к каждой. Похоже, что держали во встроенных магазинах, то и было при них, на серьёзный бой те не рассчитывали. У четвёрки, у всей, тоже было оружие, но не длинноствольное дальнобойное, а ручное короткоствольное, что демонстративно за ремнём носили. Кобур не было ни у кого. Разнообразия особого не было, три «Нагана», из них два офицерских, и такой же «Браунинг» как у меня. У старшего его нашёл. К «Наганам» набиралось по десятку патронов россыпью в запасе, у пистолета всего один запасной магазин. Патронов россыпью дополнительно не было, что и говорило, о долгом бое тут и не думали. Напугать, взять мзду и отпустить, не более. Ну или не отпустить, у всех рэкетиров добротные кожаные сапоги, для деревенских роскошь неимоверная. У некоторых дорогие сапоги, офицерские. Уже заметно потасканные, давно сняты, но без сомнения сняты были или с трупов, или с тех бедолаг что тут проходили. Трасса к слову не основная, я по второстепенной двигался на Орёл. А сапоги я снял, мёртвым они не к чему, худых нет, продам, как наведу лоск щёткой. Их чистили, ваксой или дёгтем, но товарный вид перед продажей навести нужно. Минут пять всё заняло, а от деревни уже неслась ватага мужиков и молодых парней, причём все вооружённые. Так ладно они, за ними пролётка неслась, нагоняя, видимо только запрягли, а на задке пролётке пулемёт «Максим», только без щитка. Опустив бинокль, я задумался, прикидывая будущий бой. Без этого не обойтись. Объезжать мне лень, а передо мной бандиты из деревни, прежде чем дальше ехать их нужно ликвидировать, желательно всех, чтобы из-за хат не стреляли. Длинноствольным оружием вооружены все, причём армейским, охотничьих ружей я не приметил. Кстати, когда второй раз осматривал противника, отметил мужчину лет тридцати, со знакомой милицейской фуражкой на голове. Да у них тут всё серьезно, власть не только прикрывает, но и помогает дорожному разбою. Причём вряд ли это одобрено сверху, правительство Совестного Союза старается декларировать честную и спокойную жизнь в стране. Официально. Ну а то что пока не получается, нужно немного потерпеть.

Убрав тормоз, все трофеи уже в пролётке были, я взял коней за поводья, и поворачивая спустил в низину у берега. Теперь пролётку прикрывал мост и насыпь дорожная, что к нему вела. Достав из свёртков подсумки с запасными магазинами к «Мадсену», накинул на себя сбрую, и застегнул, сунул в карман брюк запасной магазин к мексиканской самозарядной винтовке, и схватив оружие, ручной пулемёт и винтовку, побежал к насыпи. Тут если установить пулемёт на сушки на настил моста, а самому укрываться в низине, можно получить отличную позицию. Так и сделал, а винтовку под руку убрал. Стоит отметить, что пулемёт противника тут не самое грозное оружие. Как раз нет, он меня мало волновал. Тут три десятка мужиков, все вооружены, они меня просто огнём задавят, не давая показаться для выстрела, значит нужно сначала проредить их. Так я и сделал, просто дал длинную очередь на весь магазин, поводя стволом слева направо, крепко прижимая приклад к плечу, чтобы ствол не уводило. Ударил по самой плотной и резвой группе, что вырвалась вперёд. Там самые молодые, те что в возрасте подотстали. Семерых сбили те двадцать пуль, что я выпустил из ствола пулемёта. Вполне неплохо. Остальные попадали, укрываясь от огня. Тачанку начали разворачивать, сообразив, что не простые путники в этот раз встретились. Я перезарядил пулемёт, но оставил его пока под насыпью. Позицию, где я вёл огонь, сейчас держат не меньше двух десятков стволов и пулемёт, тачанку уже развернули. Отбежав в сторону, я на миг высунулся и сделал два быстрых выстрела, самозарядка это позволяла. Два крупных широкоплечих мужика, в возрасте, с бородами, что сидели за пулемётом, повалились на него. Я пристрелял эту мексиканку и не промахнулся. Да тут метров двести. Их было всего двое в тачанке, возницу не обнаружил, возможно возницей второй номер был. Всё, пулемёт выведен из боя, теперь главное не дать к нему подобраться.

Я сразу же откатился в сторону, как сделал эти два выстрела. По моей второй позиции стали стрелять все, кому не лень. Двадцать стволов точно участвовали. Чёрт, они тратят дефицитные боеприпасы. Мои боеприпасы. По крайней мере я их уже считал своими. К слову, у меня в пролётке не так и много оружия. А тот купчина, что купил пролётку с четырьмя конями, взял и оружие, и довольно охотно. Ходовой товар. Это если знать кому продавать. Я к каждому оружию оставил минимум боезапаса. В винтовках и карабинах, то что в их встроенных магазинах помещается, в револьверах и пистолетах, в барабанах и одном основном магазине. То есть, боеприпасы немного дал. Шашки и саблю тот не менее охотно приобрёл. У меня остался один «Браунинг», «Кольт» и офицерский «Наган». Из дальнобойного, только мексиканская самозарядка и ручной пулемёт. А больше и не надо. Продал всё за наличность. К сожалению, у купца патронов не было, поэтому к пулемёту у меня четыре снаряжённых магазина и едва сорок патронов россыпью. К самозарядке две сотни патронов, но всего два магазина, основной и запасной. Так что боеприпасы мне самому пригодятся, надеюсь в пролётке патроны будут в достатке. Сам пулемёт я тоже прибрать собирался. Вещь в хозяйстве нужная. Щиток бы ещё достать, а то вон как двоим пулемётчикам без него худо было. Хм, а тот щиток что нашёл у моста в реке, где удил автоматы, уже там? Жаль магнита мощного нет, такие технологии только в шестидесятых будут доступны. Да, это не намёк, я выкупил за водку секретные технологии, как оказалось. Даже не подозревал об этом, уже потом узнал.

Я постоянно мелькал то тут, то там, делая где один, где два выстрела из самозарядки. Ни одного мимо. Две попытки было подобраться к пулемёту, оба раза пресекал. Сейчас по моим подсчётам в поле не больше пяти деревенских лежат в густой траве по колено, боясь пошевелится, чтобы не вызвать огонь на себя. С момента первого выстрела уже сорок минут прошло, я поглядывал на дорогу в обе стороны, но там пусто, на выстрелы никто не шёл, сближаться не хотел. Честно скажу, я бы всех положил, но вмешался непредвиденный мной фактор. Бабы. Набежали, и прикрывая собой, воя над убитыми или ранеными, потянули в деревню. Увели шесть целых и унесли волоком восемь подранков. Оружие не трогали, я рассмотрел у двоих винтовки в руках, когда они встали, и подстрелили. Ранил в плечо или ногу, смотря что выступало на виду. Намёк поняли, оружие остальные оставили и тачанку не тронули. Убедившись, что те скрылись в деревне, с полчаса пришлось подождать, я вывел пролётку на дорогу и покатил к павшим. Минут двадцать потратил, собрал всё оружие, что нашёл в траве, всего двадцать восемь винтовок и карабинов, из них четыре германских карабина. Тачанка в порядке, лошади тоже, тут пара была, скинул трупы пулемётчиков, сняв только ремни с подсумками, у остальных убитых тоже забрал, коней привязал к задку своей пролётки и покатил прочь. Трофеи в основном у меня лежали, потом переберу, нужно подальше от деревни убраться. А то подстрелят ещё со злобы. В основном за своими лошадьми прятался, готовый если что в укрытие прыгнуть, но из деревни так ни одного выстрела и не раздалось. А злится деревенским было за что. Я купил керосиновую лампу в Киеве, в темноте на стоянках шутка нужная, не всегда костёр помогает, ну и к ней бидон керосина. Вон пару литров разлив по деревянному настилу моста, и поджёг. Со второго раза. Пришлось тряпицы мочить, без них не загорелось. А тут полыхнуло. Вот и получилось их кормилец, мост, горел, да ещё мужиков почти всех побил. Горе в деревне. А сами виноваты. Мента того я одним из последних пристрелил, когда толпу баб увидел, что неслись от окраины. До этого не трогал, тот командовал, не давал отступить деревенским, мне на руку играл, а теперь то что.

Укатил я километров на шесть, где и съехал с дороги. Переложил трофеи, пулемёт снял с подставки, разрядив, разобрал и убрал в свою пролётку. К нему три ленты на двести патронов каждая и снарядный ящик с патронами россыпью. Тут скорее всего для пополнения боеприпасов остальных мужиков, но такие трофеи радовали. До темноты я так и возился с трофеями, почистил всё оружие. «Максим» не трогал, он вычищен и из н