КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451154 томов
Объем библиотеки - 641 Гб.
Всего авторов - 212128
Пользователей - 99508

Впечатления

Stribog73 про Высотский: Как скоро я тебя узнал (Редакция Т.Иванникова) (Партитуры)

Еще раз обращаюсь к гитаристам КулЛиба. Если у Вас есть "Полное собрание сочинений" Сихры и Высотского, сделанные Украинцем, пожалуйста, выложите в библиотеку!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Неизвестен: Нотная привязка к грифу шестиструнной гитары (Партитуры)

Эта простая схема очень поможет начинающему гитаристу изучить гриф гитары и запомнить ноты, соответствующие ладам на грифе.
Не все любители гитары любят копаться в самоучителях и школах игры.
Поэтому я выложил эту схему отдельно.
Схема очень простая и понятная, поэтому в ней разберется даже начинающий.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
4evas про Комаров: Мои двенадцать увольнений (СИ) (Современные любовные романы)

с автором напутали. КАА, но Анастасия

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Поселягин: Корейский вариант (Альтернативная история)

начало неплохое, а потом непонятные повторы не о чем

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: …И ловили там зверей (Фэнтези: прочее)

Как ни странно — но очередной рассказ из данного сборника все-таки был написан в жанре фантастики (что меня изрядно удивило)). Ведь несмотря на «заявленную тему сборника» тут не каждое произведение ей полностью соответствует))

Но — перехожу собственно к самому рассказу: в начале описаны будни сотрудника некой спецслужбы, единого «межгалактического союза» объединившего все человечество в благородном порыве экспансии на другие миры... И хотя автор (видимо) очень не любит «совок», но будущее по нему (как правило) это (всегда) некая суперблагородная цивилизация «общечеловеков», которые победили все болезни века, объединились и сплотили все человечество в «едином трудовом порыве»)) Что-то вроде вселенной УАСС Головачева...

И вот в этом «приличном обществе», в качестве «пережитков прошлого» содержат некую группу людей, которые подобно своим (вымершим) пещерным сородичам, все еще обладают навыками воина, и способны решать всякие проблемы, которые (порой) возникают на «гладком как стол» пути (остального) человечества...

В общем, это своего рода некий «орден», который вроде бы еще себя не изжил и переодически требуется, когда высокоморальные методы решения отчего-то не срабатывают... И вот (некий) сотрудник (данной организации) призван решить проблему исчезновения людей и кораблей в «отдельно взятом месте» (что сразу напомнило мне сюжет романа Гуляковского «Затерянные среди звезд»).

Далее ГГ идет «тем же маршрутом» и «благополучно теряется», обнаруживая себя в неком «питомнике» построенном на принципах выживания (что-то навроде «Голодных игр» с незабвенной «Сойкой» в главной роли)). И разумеется — помимо решения чисто технических задач по выживанию, перед ГГ стоит более сложный (прям-таки философский) вопрос «А на фига?»))

Большую часть рассказа, ГГ честно пытается решить данный вопрос, (в стиле Романова «Выстрел в зеркало» и «Смерть особого назначения») пока... пока не наступает время «Ч», когда думать «уже поздно» и надо действовать... Вот наш ГГ и берет бластер (замаскированный под электродрель) и... начинает все крошить в стиле (более позднего) Рэмбо))

Однако (как это практически всегда) у автора (бывает) концовка... все расставляет (по своим местам) все «совсем не так», как оно изначально предполагалось...

P.S Хм... И ведь не первый раз автор оставляет таким образом «жирное многоточие»... Не первый... И собственно за счет этого и получает подобный эффект... Ведь не будь их — все было гораздо прозаичней и скучней)) А так — эта «фишка» в очередной раз сработала!

P.S.S И самое забавное — этот рассказ в оглавлении книги написан с ошибкой — правильнее конечно будет «ловили», а не то что там написано))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Бушков: Стоять в огне (Научная Фантастика)

Очередная вещь данного сборника продолжает радовать, ибо после «Баек начала перестройки» каждый очередной рассказ открываешь с некой опаской))

И хотя данный рассказ, по прежнему не совсем дотягивает до фантастики, однако некий скрытый посыл (автора) с лихвой снимает все возможные претензии...

По сюжету нам представлена жизнь некой дамы, жизнь которой в принципе вроде бы как удалась: дом, семья, работа, дом... и прочие нехитрые радости быта... Но тут внезапно «на горизонте» появляется некий странный человек, который делает не менее странное предложение... Нет)) Не в «плоскости отношений»... а в плоскости «реальности»))

Данный человек предложил (героине) бросить все к чертовой матери, и... прожить настоящую жизнь, в том месте (и в то время), где ее таланты (и она сама, по мнению незнакомца) раскрылись бы в полной мере... Так, по уверению «незнакомца» она (ГГ) родилась не в свое время и не в том месте... он же — просто предлагает ей занять его...

И с одной стороны все это очень похоже на бред (в чем себя успешно пытается убедить героиня), но с другой стороны: откуда у этого незнакомца очень личная информация (о жизни героини), откуда эти странные сны? Далее весь этот «натюрморт» дополняют третьи лица — которым (оказывается) так же было сделано схожее предложение и которые так же испытывают очень схожие сомнения и желание во всем разобраться...

И конечно — всему этому можно дать вполне логичные объяснения (как некоему психологическому эксперименту, в котором людям даются некие вводные, а дальше уже они сами «накручивают» себя до нужной кондиции). Однако (думаю) что здесь ,идет речь совсем о другом...

Каждый из нас, вероятно представлял когда-нибудь себя «на чьем-то месте» (в той или иной ипостаси), однако при том, что мы всегда «свято» уверены «что мы бы сделали лучше» — мы готовы об этом просто мечтать (в перерывах между нудной и бесполезной по сути работой, которая «тупо съедает наше время», оставляя нам взамен лишь некие бумажки с числами). А что если завтра появится некий псих, который предложит Вам отправиться «в никуда»... не в другой город или другую страну... А (к примеру) в другую эпоху или иной мир... ? И как быть? Бросить все «так тяжко заработанное»? Уютный быт с «перфорированной туалетной бумагой» и прочие удобства... ?

И совсем не важно — была ли (там) реальная возможность переноса (тела, сознания и тп). Важно другое — а готов ли ты, бросить все и все бесповоротно изменить? Променять уютный и привычный мирок на неизвестность? А вот оказывается что не факт...

И самое забавное что ГГ вполне четко понимает что «лишь барахтается в этом грязном болоте» (повседневности). Дом и быт построены по принципу «как у всех», муж и дочь явно не являются людьми ради которых (она) готова «положить свою жизнь на алтарь»... перспективы? Не смешите «мои тапочки»)) Медленное старение и отсутствие всякого смысла... И тут такой шанс...

Финал рассказа? Как всегда... каждый выбирает сам...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Найтов: Над Канадой небо синее… (Альтернативная история)

Прочитав часть первую — я понял, что несколько поторопился с покупкой обеих частей данной СИ. А ведь на тот момент, этот вопрос (естественно) даже не стоял, т.к тогда я брал по возможности все книги данной серии — без разницы что по авторам, что по хронологии...

Но вот насобирав аж около 10 книг данного издательства, я с удивлением обнаружил что процент «неподходящей литературы» в нем просто зашкаливает... И хотя данное утверждение вполне оценочное и субъективное, больше всего данная «линейка» напомнила мне манеру издательства «В вихре времен», где так же любят «напрогрессорствовать» без оглядки на здравый смысл и реальную историю, но зато с большим задором и «масштабом дел».

Честно признаюсь — не купив я (тогда) обе части «на бумаге», я навряд ли бы стал вычитывать продолжение (части первой). Уж очень «здесь все» оказалось не «мое».... Очередной лихой попаданец (уничтожающий врагов пачками), технически подкованный «спецсназер», который назначает себя князем и собрав ополчение — идет «крошить супостата».

Данный принцип весьма знаком и понятен: очень часто тот или иной автор «устраивает» очередной «мирок под себя» (в главной роли)... другое дело, что «масштабы личности» иногда варьируются от серого кардинала, до ИМПЕРАТОРА (всего и вся). Ну а поскольку (еще в первой части) автор пошел именно по последнему пути — читать очередную «летопись свершений и побед» было как-то «не с руки»... Вот и провалялась часть вторая больше полугода, пока все же не наступила ее очередь:(

И не то, что бы я был сильно предвзят... просто считаю (опять оценочное суждение) что данный подход уже себя не оправдывает от слова «никак» и годится лишь для подростковой литературы. Но … вернемся к сюжету части второй))

Еще с самого начала удивляет некий (несомненно новый) прием автора писать книгу от разных лиц, где одно и тоже событие, может бесконечно долго «обсасываться» со всех сторон (например так, как это было сделано с описанием «отдыха на тропическом островке», где царь Святослав 1-й самолично жарил шашлыки и упорно всех просил называть его не «его императорским величеством», а просто по имени))

Далее, несколько настораживают «все эти томления» и бурные физиологические последствия у падчерицы (вследствие случайного прикосновения к «монаршей особе»). Я конечно все понимаю, но для чего уж так себя превозносить то? Другие женщины (с другими лит.персонажами), так же не отстают и практически открыто «наслаждаются процессом»)) И я конечно не сноб... но было как-то странно встретить все это, после прочтения энного количества книг автора)) Так например практически во всех своих СИ про авиацию, девушкам дается что-то около 0,5-1,5 % всего объема книги (и то число в сухом стиле, «ох какая красивая девушка, поцеловал, женился»)) а все остальное опять про «пламенный мотор»)) А тут... в общем — это наверное еще один необычный подход в стиле автора)) Но опять таки — расчитанный чисто на подростковую аудиторию...

По географии «движухи» (по прежнему большую половину книги) занимают «заграничные колонии», которые множатся как лист в копире... И количество проблем (которые так же умножаются) опять таки заставляет верить скорее в супергероев, а не в «стандартно-рядовых попаданцев» (пусть и с соответствующей инфраструктурой и снабжением). Но нет — количество попаданцев по прежнему двое (муж и жена), никакой «иновременной команды», как не было и нет... зато есть толпа вышколенных соратников, которые служат беззаветно, сами обучаются, сами вооружаются и сами... вычищают собственные ряды (от предателей и шпионов)... Да... если кого-то из них «для дела» надо выдать замуж — то это «завсегда пожалуйста»... а то что «партия в итоге» оказалась плохая... так это мы (вроде бы как) давно подозревали... Ну ничего — сошлем (ее мужа) на каторгу тогда)) А так — полная демократия и волеизъявление народа))

В оставшейся части книги была сделана попытка заняться «делами домашними» (на 1/6 части суши). Но поитогу лишь обозначив свой интерес (мол имейте ввиду... «я бдю», и вообще — как там проходит благоустройство «матушки-Руси»?) Да и то правда)) Не все же на островах-то отдыхать... все-таки «упросили» (же сволочи) еще в части первой корону принять... Вот и приходится: железнодорожные ветки тянуть, индустриализацио организовывать и заниматься прочими «общеполезными и государственными» делами)) Спасает только то, что народ в принципе все же «достался» предприимчивый... бывшие князья да боаяре вмиг заделались мануфактуршиками и вместо века «еще непросвещенной царской монархии», приходит некий НЭП с элементами социализма... И страна «цветет и пахнет» в русле очередной пятилетки)) В общем — «божья благодать» наверное снизошла)) «... и решения партии проводятся в жизнь строго с ее партийной линией»!)) Что говорите? Опять книга для подростков??? Да «не вжисть не поверю»)) «Сурьезно все... сурьезно»!!!))

В общем, в очередной раз убедившись что все в порядке (вместо бояр — суперответсвенные олигархи, по стране идет вал «коллективизации», электрофикации и прочий внедрямс «нанотехнологий»), и что (при этом!!!) секреты производства не разворованы (КГБ-то тоже бдит)) — главный царь всея … (всего) живо бросает «это нудное дело» и посылает очередную эспедицию на очередные осторова, за минералами, ресурсами и просто «показать им всем Кузькину мать»))

Ну а к финалу нам расскажут про будни НАСЛЕДНИКА, о его стажировке на кругосветке и … о решении некой интимной проблемы)) Но не буду дальше злобствовать, в общем то — совет да любовь))

Что хочется сказать напоследок? Собственно то, что теперь, я если еще когда-то и рискну брать книги серии «Военная фантастика», то только (и после) внимательного изучения автора и самого произведения... Второй раз «так попадать» я не хочу... И я уже не обращаю внимание, то то что все другие автора СИ про авиацию, как правило вместо истории попаданца, (у автора) всегда встречаешь некий производственно-альтернативный роман... Ладно! Бог с ним... Уже привыкли! Но вот то что изложено здесь... ни в какие рамки не лезет.

P.S И помнится когда-то «я ругал» глобально-нудную СИ «Десант попаданцев»... Но даже там (при казалось бы схожей ситуции) пусть и без «ништяков с родного мира», ТОЛПА попаданцев за 3-5 томов добилась гораздо более скромных успехов... И это при том что «реалистичность подвигов» (там) так же оставляла «желать лучшего»... В общем — как ни странно, но после прочтения данной СИ тов.Найтова, мне отчего-то захотелось еще раз перечитать именно «нудную СИ вихрастых авторов», дабы сгладить масштабы моральной травмы полученной при чтении комментируемой книги))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Джинсы скинни

Летчик 4 (fb2)

- Летчик 4 [СИ] (а.с. Лётчик-4) 1.09 Мб, 325с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Владимир Владиславович Малыгин

Настройки текста:



Владимир Малыгин Лётчик 4

Пролог

Сс-шшихх – сверкает узкой полоской на солнце лезвие шашки, проносится над макушкой, сбивает на землю шапку и заставляет меня присесть на полусогнутых. И сразу же отпрянуть назад, на прогретый за день солнцем чёрный камень нависающей надо мной скалы́, в жалкой попытке уклониться ещё и от острого кинжала, пляшущего перед глазами. Попытка и впрямь жалкая, но, тем не менее, уклониться получилось. Замираю на мгновение – весь вес на левой полусогнутой ноге, тело тоже скособочилось в ту же сторону. Пальцы вцепляются мёртвой хваткой в жёсткие пучки травы за спиной в попытке обрести равновесие и хоть какую-то опору…

Снова ска́лы и сплошной камень вокруг. Я уже видеть эти камни не могу. Надоело за полгода. Скорее бы перебраться на милую сердцу и глазу равнину, где горизонт на все триста шестьдесят градусов ровненький, словно по линеечке очерченный. Или хотя бы вон туда, вниз, в долину. Где зеленеют ели и сосны, где вьётся замысловатой узкой ниткой невеликая речка и прыгает со склона на склон хорошо различимая отсюда, с гребня, дорога. А здесь, наверху, кроме камня и редкой, чудом застолбившей себе местечко в каменных трещинах жёсткой, словно проволока, травы, ничего.

И снова над головой шорох летящего лезвия. Словно юркая рыбка в воде играет над головой клинок, пласта́ет ломтями густой воздух Карпат. И отступать уже некуда. Если только кувыркнуться в сторону, что я и делаю, предварительно каким-то чудом умудрившись отмахнуться рукой от подлетающей сбоку ка́мы…

Кувыркаюсь, отпрыгиваю ещё дальше, разворачиваюсь в воздухе навстречу противнику и… Наталкиваюсь на добродушную улыбку…

Улыбка на усатом, заросшем густой чёрной бородой лице больше похожа на оскал. Но это добрый оскал, после которого можно выдохнуть и расслабиться.

Расплата за расслабление следует сразу же. Клинок больно и обидно шлёпает плоской стороной по бедру…

А кинжал-кама с сухим щелчком скрывается в ножнах…

Всё, вот теперь точно конец тренировке. Подбираю вылетевшую из рук дрянную сабельку, иду к бивуаку, присаживаюсь на свой же кафтан. Сейчас бы упасть навзничь, вытянуться, да нельзя, не поймут такой слабости мои новые знакомые. Ребята вокруг суровые, к физическим нагрузкам и лишениям сызмальства привыкшие, поэтому ни в коем случае нельзя мне «терять лицо». Потому-то просто прикрываю глаза…

Глава 1

Эх, и занесла же меня нелёгкая! И наладилось вроде всё уже – здоровье восстановилось, переломы срослись, война, самое главное, закончилась, и нате вам! Какого чёрта (тьфу-тьфу через левое плечо) понесло нас на западные склоны Карпат? Как будто на нашей стороне деду заработка не хватало…

После той знаменательной встречи с моим давним товарищем Андреем Вознесенским прошло почти два с лишним месяца. Сколько дней было в этом самом лишнем, одному богу известно, потому что я счёт дням давно потерял. Да и для чего мне было эти дни считать? Правильно, не для чего! Живу себе потихоньку в горах с самого начала весны, травки разные пью, что мне дед заваривает, помогаю ему по мере сил и возможностей, а возможности эти и силы с каждым прожитым днём всё лучше становятся. По горам словно молодой начал прыгать, со склона на склон почти без передышки забираюсь. Короткие остановки не в счёт. Ну и по мере своего разумения перенимаю кое-что у деда из его навыков по травничеству. Зачем? А не знаю. Просто чтобы было. Мало ли когда пригодится может? Чему-то более основательному он меня не учит, якобы способностей у меня нет. Но я так понимаю, хитрит старый. То ли секреты на сторону (оставаться-то я тут, в горах, не намерен) передавать не хочет, то ли ещё чего опасается. Ну, это его дело, а моё – восстановиться после неудачного падения со скалы в самом конце этой зимы…

Вляпались мы тогда знатно. То ли предал нас кто-то в штабе армии или в Ставке – продал немцам, а, может, просто кто-то важный и принимающий решения чего-то не додумал или, в конце концов, сработало обычное наше головотяпство, но вылетел я на воздушную разведку вместо трофейного «Альбатроса» на нашем «Муромце» и знатно влип! Заклевали нас немцы с австрийцами, навалились со всех сторон, невзирая на собственные потери. Не помогли нам ни наши пулемёты, не спасло лёгкое бронирование кабины. Хотя, тут я зря поклёп возвожу – бронированию сто́ит отдать должное. Если бы не оно, я бы сейчас по горам не прыгал, а лежал бы где-нибудь на горном склоне вместе со всем своим экипажем среди догнивающих обломков нашего славного самолёта…

Но сбить нас всё-таки сбили. Правда, мне удалось умудриться посадить израненную машину на горный пологий склон. Только рано мы обрадовались. Потому как дальше удача повернулась к нам своей обратной стороной. И это точно не та часть тела, что зовётся спиной…

После приземления или приснежения, так как садились мы на снег, налетели правыми колёсами на спрятавшийся под настом камень, заломили стойку со всеми вытекающими. Удар, грохот и скрежет, разворот, переворот через крыло. Повезло, что моторы уже не работали, так что отделались просто испугом. Шишки и сотрясение после такого фееричного кульбита я даже в расчёт не беру. Хотя после воздушного боя со всеми его перипетиями этой аварией нас уже не испугать было. Или просто не успели испугаться, слишком уж быстро всё произошло. Посадка, удар, треск, переворот с разворотом вниз по горному склону и полная тишина. Ну, с тишиной-то я поспешил. Потому как немецкие пилоты даже после аварии нас не отпустили. Постреляли по обломкам «Муромца» сверху, покружились над нами, убедились в отсутствии признаков жизни на поляне и только тогда улетели. Ненадолго, как чуть позже оказалось. Ну и мы начали выбираться из спасшей нас в очередной раз бронированной капсулы кабины…

Но не всем из нас удалось спастись в этом бою. Погиб наш новый стрелок, ранен был в очередной раз Маяковский. Ну и побились немножко при аварийной посадке, не без этого. По крайней мере лёгкое сотрясение себе заработали и инженер, и штурман. Мы с Семёном, как самые опытные или везучие, отделались слабыми ушибами.

Понимали прекрасно, что улетевшие самолёты противника скоро вернутся и постарались воспользоваться по полной этим кратким моментом затишья. Поднялись чуть вверх по склону, в перепаханной обломками земле выкопали могилу и похоронили нашего товарища. Крест поставили. Попрощались, как положено, а я для себя отметку на карте сделал. Потом перешлю родным эти координаты. Если выберемся, само собой.

Уходить от горящего самолёта пришлось в быстром темпе. Из обломков на скорую руку соорудили простенькие волокуши, загрузили неходячих и двинулись вдоль распадка. Судя по настойчивости, противник нас в покое не оставит.

То, что на земле нас немцы в покое не оставят, я был уверен. Ну и с воздуха преследование никто не отменял. Как и предсказывал, вскоре вернулись аэропланы противника и начали буквально «по вершинам сосен» ходить. А у нас волокуши. И с ними особо под деревьями не спрячешься. Нашли быстро. И навели на наш след погоню.

Короче, вцепились немцы в нас крепко.

А у нас из полностью боеспособных членов экипажа остались только ваш покорный слуга да Семён, остальные глаза в кучку собрать не могли. Хорошо, хоть на своих ногах передвигались. С трудом, правда, передвигались, но и то хорошо в подобных условиях.

Пришлось мне принимать бой. Как менее пострадавшему и самому целому из экипажа. Про опыт я уже ничего не говорю, это и так понятно. Семёну приказал уходить и выводить людей. Кроме него никто бы не смог этого сделать.

А если уж совсем быть откровенным с самим собой, то я прекрасно отдавал себе отчёт в том, кто именно из нашего экипажа нужен немцам, за кем они так настойчиво рвутся. Останется в прикрытии Семён, и погоня всё равно продолжится. А если я, то мои товарищи смогут уйти…

Выбрал подходящее для встречной засады место, оборудовал основную и запасные позиции, наметил пути отхода… И понеслось. И ведь отбился и почти ушёл, оторвался. Если бы не это падение со скалы… Снег подвёл…

Но и здесь судьба сумела удивить. Низкий поклон деду-мольфару за спасение моей беспамятной и изломанной тушки. Повезло мне, что на той скале был узкий карниз. Вот на этот карниз я и упал. Как раз перед входом в небольшую пещерку, где в это время на моё счастье отшельничал старый местный колдун.

А дальше, со слов деда, затащил он меня в узкую каменную норку, сымитировал чуть в стороне небольшой обвал и затихарился, вход камнями заложил, старой грязной шкурой завесил, занялся моими ранами и переломами. Так и провозился тихонько в пещере со мной, пока наверху и внизу у подножия скалы шли поиски. Искали меня, правду сказать, спустя рукава. Даже каменный обвал не стали разбирать. Удостоверились, что внизу никаких следов не было и ушли.

Как рассказал мне чуть позже дед, для него лучше было в тот момент заняться спасением моей бессознательной тушки и сохранить в тайне от всех это место, чем столкнуться в итоге с разъярённой толпой на скальном карнизе. Которая неизвестно ещё как себя поведёт… И зябко повёл при этих словах плечами. Короче, выбрал из двух зол меньшее…

А потом дед основательно занялся моим лечением и в результате поставил-таки на ноги. Вот только с памятью у меня после падения были проблемы. Не помнил я ничего. Но знахарь уверял, что память вернётся. И она вернулась…

Вернула мне её как раз встреча с моим давним товарищем. И вспомнил я, как погиб в своём родном мире, как каким-то чудом оказался здесь, в этой действительности и в этом чужом теле. Теле поручика-авиатора. Как пришлось срочно перекраивать своё восприятие этой действительности и врастать в местное общество. Врос, деться-то мне некуда было. Ну и продолжил летать, само собой. Дело знакомое, любимое. Прежние навыки, как и знания с опытом никуда не делись. Воспользовался ими, как сумел. И кое-чего добился. Оставаться в стороне от грядущих событий и потрясений для своей страны и жить в своё удовольствие, пользуясь этими самыми знаниями, не смог. Хотя, честно сказать, в самом начале присутствовала подобная мыслишка…

А тут и её величество Судьба сыграла на моей стороне – преподнесла мне шанс подняться повыше, свела с главным инспектором Адмиралтейства генералом Остроумовым. Дальше – больше. Командировка в качестве личного пилота инспектора в Ревель, представление Командующему адмиралу Эссену. Воспользовался предоставленным мне шансом на полную катушку. Не растерялся. До Первой Мировой-то всего ничего оставалось…

Потом столица… Удалось познакомиться с Сикорским, воспользоваться своими знаниями и удивить конструктора. Ну и показать-подсказать кое-что. Дальше – больше. Прекрасно оценивая свои скромные возможности простого поручика-авиатора и понимая всю сложность своего реального положения, к царю на приём не рвался. Знанием будущего не размахивал направо и налево, никто бы всё равно в подобное не поверил. В лучшем случае просто похихикали бы в спину и закрыли передо мной вообще все общественные и административные двери, а в худшем же… В худшем упрятали бы в какой-нибудь сумасшедший дом.

По здравому размышлению пошёл другим путём. Получилось ли это у меня? Не знаю. Да и никто не знает. Короче, просто хорошо делал свою работу. Благодаря этому выбился из общей массы, показал себя, завёл необходимые знакомства, кое-чего, как мне кажется, добился… А там уж и рассказал о надвигающейся катастрофе…

Вынырнул из воспоминаний, приподнял голову, огляделся. Ну и прислушался, само собой. Даже, скорее, первым делом прислушался, и только потом поднял голову. Никого вокруг, это хорошо. Тишина…

Расстались мы с дедом сегодня утром. Закончились наши с ним совместные похождения. Может быть, зря расстались, но это было не моё решение. Я бы ещё с ним походил, очень уж интересным был новый опыт, новые для меня навыки. Нет, летать, само собой, здо́рово, лучше этого ничего на свете нет, но и овладеть теми знаниями, что имел знахарь, тоже очень хотелось. Но не срослось. Отказался дальше учить меня травничеству старый. Выставил вон после утреннего разговора по душам. Потому что мне это, мол, уже не нужно. Не моё это, по его собственным словам – травки собирать, да по горам бродить. И не пригодится мне это всё в моей дальнейшей жизни. Того, что я успел у него ухватить, вполне хватит. Пора мне возвращаться на свой путь, именно мне предназначенный. Кем?

А вот тут дед ничего не ответил, как всегда сделал вид, что внезапно поплохело у него со слухом. Настаивать на ответе не стал, из опыта уже знал, что это бесполезный номер. И что у меня за путь, куда он ведёт – все последующие вопросы также остались без ответа. Зато стоило мне только успокоиться и перестать наседать на деда с вопросами, как разговор, а, скорее, монолог знахаря тут же продолжился. Ну и понятно уже, чем это продолжение закончилось. Моим теперешним одиночеством и самостоятельным «плаванием» по пересечённой местности. Теперь хочешь не хочешь, а придётся выполнять наказ колдуна и возвращаться в «цивилизацию». А так не хочется. Так что перебираю по склону ногами, а сам утренний разговор вспоминаю. И дедовы недосказанные откровения…

Поверил я ему сразу. Потому что успел за время нашего знакомства убедиться – всё, что дед говорит, имеет свойство сбываться. Не раз лично в этом убеждался. На чужом, правда, примере убеждался, но это-то как раз и хорошо, что на чужом. Зачем рисковать собственной шкурой, когда есть чужая? То-то и оно…

Теперь вот сижу, голову ломаю, каким образом мне лучше всего отсюда выбираться? В наших совместных скитаниях, а, скорее, в дедовых (потому как от моего желания наш маршрут ну никак не зави́сел), забрались мы довольно-таки далеко от первоначального места нашей встречи. Или, что вернее будет, места нахождения знахарем моей многострадальной изломанной тушки. И сижу я сейчас не на территории Российской Империи, а на земле Австрийской, чужой и враждебной мне по определению.

Чтобы вернуться к своим мне необходимо снова пройти через Карпатские горы. На восток, в обратную сторону. Сейчас же я нахожусь на западе, в их европейской части. Как раз в предгорьях. И нет у меня никакого желания возвращаться пешком и заново повторять недавно пройденный путь, слишком уж это тяжко. Даже для меня, практически полностью восстановившего своё здоровье. Почему почти? А дед сказал, что подобные переломы для организма просто так не проходят и всё равно до конца не лечатся. И периодически будут докучать мне ноющими болями. Особенно на погоду. Ну и в старости, само собой… Впрочем, до старости ещё дожить нужно. Но тут дед меня и обрадовал. Доживу! Если сам где-нибудь по собственной глупости не загнусь. Как в прошлый раз. Потому как вовсе не обязательно было тогда в пропасть сигать. А то, что это у меня совершенно случайно получилось, так это деда совершенно не интересовало и в качестве моего оправдания в расчёт не принималось. Даже как бы наоборот. Дед так и сказал: «Говорю же, от собственной дури поломался да побился! Кто тебе мешал за гребень заглянуть, прежде чем через него переваливаться? А? То-то…»

И все мои жалкие оправдания ничего не стоили…

Ладно, пустое всё. Главное, я жив и почти здоров, могу стоять на своих собственных ногах, и не только стоять, руки и голова целые. И память вернулась. Полностью или нет, не знаю, но, как мне кажется, вспомнил я всё. Ну и переосмыслил по мере воспоминаний всю свою жизнь в этом времени. Только окончательное решение по дальнейшим планам на жизнь пока не принял. Оставил это на потом. Вот вернусь, осмотрюсь, а там и определюсь окончательно и с планами, и со своей дальнейшей жизнью. Потому как есть что-то в моих воспоминаниях непонятное, тревожащее меня по ночам. Утром просыпаюсь, а вспомнить всё то, что заставляло во сне волноваться, не мог. Долго после такого не мог заснуть – лежал, успокаивал разошедшееся сердце и всё пытался пробиться через дымку грёз. И ничего из этих попыток не получалось. Потому-то и не уверен я до конца, что вспомнил всё. И по этой же причине немного страшно возвращаться назад… Но нужно.

Эх, как идти-то по этим горам не хочется. Самолёт угнать, что ли, как в прошлый раз? Вот где тоже некое опасение присутствует… Смогу ли, как прежде, в воздухе себя вольной птицей чувствовать, или страх вновь поломаться к земле придавит?

Но за самолётом нужно на равнину спускаться, уходить ещё дальше на запад. А там… Вот что там сейчас происходит, я как раз и не знаю. Да и знать пока не желаю. И спускаться сейчас вниз, это значит ещё больше удлинять обратный маршрут. Поэтому как бы мне не надоело горным козликом вверх-вниз по горам скакать, а идти нужно всё-таки на восток.

И хватит время тянуть, пора отправляться в путь.

И я зашагал вверх по пологому склону навстречу солнцу. А потом вниз с противоположного склона, выбирая удобную для спуска звериную тропу. Это сейчас ещё хорошо, а дальше труднее станет, настоящие горы начнутся. И шагал так до вечера с редкими перерывами на отдых и еду. Кое-какой запас твёрдого, словно камень, сыра и таких же по состоянию лепёшек у меня был. Заночевал в лесу, в долине. А что? Пока ещё лето, тепло. А ночевать под открытым небом я за это время привык. Дождя же нет? Нет. Да и если бы был, то ничего страшного. Можно и просто так под открытым небом ночевать, а можно и под еловую крону спрятаться, плащом укрыться. Плащ у меня знатный. Шерстяной, хороший, почти не промокаемый. Зато, когда промокнет, становится тяжёлым и неподъёмным. Так что лучше уж под какой-нибудь кроной спрятаться на всякий непредвиденный случай.

А на следующий день мне «повезло». Поймали меня. Сцапали. Перехватили на переходе в очередной долине. Как раз в тот момент, когда я с пологого склона к речке напиться спустился. Воистину, лучше бы я с горы не спускался. Всё зло внизу…

Испугаться я сильно не испугался. Хотели бы убить, убили бы сразу, потому как нравы здесь простые. Тем более война только-только отгремела. Даже ещё и не закончилась, вроде бы как. Так, мир-перемирие временное. Да и то лишь с германцами. Австрия пока просто притихла. Замерла, на союзника оглядывается, как я понимаю, и… Наверняка опасается повторения немецкой революции у себя… Да, в Германии же революция произошла! Я и забыл об этом! Потому-то и не до войны сейчас немцам, солдаты из окопов домой бегут…

Турция же… А вот турки пока вовсю саблями машут. Всё не уймутся никак, горячие южные парни. Но это всё я знаю по тем скромным слухам, что до нас с дедом доходили, да и то неточно. А что в мире на самом деле происходит, мы и не знали. Деду всё равно, а мне же… Нет, не то чтобы не интересно, но… Даже не знаю, как и объяснить-то… Я как будто жить начал только с того момента, как в пещере очнулся. А когда память вернулась, то… Да я все эти всплывшие воспоминания воспринимал… Как кино, что ли… Да – было, да – интересно, но это всё уже прошло, и словно бы не со мной и случилось. А сейчас жизнь начинаю с чистого листа, и все мои воспоминания пусть никуда и не делись, но остались где-то позади, словно в каком-то тумане спрятались…

Так вот, как я попался-то…

Иду я, значит, себе тихонько, к воде подбираюсь. Ну и по сторонам поглядываю, и, само собой, прислушиваюсь. Хотя какое тут «прислушиваюсь» – чуть в стороне речка многочисленными перекатами грохочет. Не шибко-то много и услышишь в таком грохоте. Оттого я и проворонил приближение всадников и стук копыт не засёк. И насчёт поглядывания по сторонам приврал. Как только вода перед глазами заблестела, так и забыл я обо всём окружающем. Ну а потом и удирать было поздно. Потому как уже понятно стало, что крепко вляпался. Нет, в кусты-то я само собой метнулся, да разве на равнине от всадников убежишь? Что мои две ноги против четырёх лошадиных? А до спасительного леса чуть выше по склону далековато было. Так что можно было и не дёргаться. Пеший конному не соперник.

Вот и мой отчаянный рывок не явился исключением. Настигли меня сразу же – на плечи верёвка упала, руки к туловищу притянула, назад дёрнула, прямо об землю спиной и приложила. Весь дух из меня и вышибло. Хорошо хоть кусты с травой падение несколько смягчили. А про выбитый дух это я для красного словца сказал. А как иначе-то? Не хорохориться же перед моими плени́телями? Я ещё и закашлялся, заперхал, сделал вид, что отдышаться не могу. А сам в это время быстро ситуацию прокачиваю. А что её прокачивать-то? Вот как только верёвка прилетела, плечи стянула, так и осознал всё. Кто ещё подобным образом может людей ловить? Свои меня повязали. Казаки это. Снова я в их цепкие руки попал.

Вздёрнули меня на ноги, окружили, слова в собственную защиту сказать не дали, хорошо хоть кулак в зубы не сунули.

– Зачем бежал? Почему бежал? – в гортанном голосе отчётливо слышатся знакомые акценты и почти не сдерживаемый смех. Ну и довольство от удачной поимки такого невезучего меня. А ответа от меня никто и не ждал, зато содержимое моего тощего мешочка сразу на траву вытряхнули.

Ошибся я. И не каза́ки это вовсе, а кавказцы. Наслышан. Дикая дивизия…

Недолго у речки смех раздавался. Вот как только тряпицу с моими орденами и погонами на траву из мешка вытряхнули да развернули, так тут же смешки и обрезало. Посурове́л народец-то сразу. Как только сразу за мародёрство не прибили? Кто их знает, какие мысли при подобной находке могли в эти заросшие буйным волосом головы прийти? Хорошо хоть готов был к подобному исходу, сразу же представился, попытался объяснить и погоны эти, и награды, и свой внешний вид. Теперь-то меня очень внимательно слушали. И не смеялся уже никто. Поверить сразу не поверили, само собой, но и не пристрелили сгоряча́. И то хлеб.

Пленником я пробыл недолго. Доставили моё пленённое тело к своему начальству, там в первом приближении и разобрались. Ну и что, что документов у меня нет? Зато история у меня занимательная и, самое главное, правдивая. Для меня правдивая, само собой разумеется. Но я ведь так убедительно рассказывал… Ещё одним доказательством послужили многочисленные свежие шрамы. А ордена и погоны к этому моменту уже и так были выложены на всеобщее обозрение. От собственных малочисленных вещей меня же в первую очередь избавили…

Конечно, пришлось многое доказывать и рассказывать, подкреплять именами и фамилиями свои ответы. Одно только упоминание о личном знакомстве с великим князем Михаилом Александровичем многого сто́ило. Вроде бы как поверили. Но и не отпустили. Потому что предложили пока (до окончательного выяснения личности и появления у меня в мешке российских погон и наград) остаться в гостях. А я и не возражал (попробовал бы возразить). Надоело самостоятельно по этим горам бродить, о пропитании заботиться, лихих людишек опасаться. А их, таких людишек, после окончания боевых действий вокруг развелось что-то ну очень уж много. Так и норовят при встрече обобрать одинокого путника. А у меня и оружия никакого не имеется. Палка-посох не в счёт. Своё-то родное огнестрельное при том падении со скалы утеряно…

Наткнулся я… Или это на меня наткнулись… Короче, не столь важно. Главное, что к своим попал. Так вот, встретился я в той долине с конной разведкой. Хоть и прекратились вроде бы как боевые действия, но войну-то пока никто не отменял. Официально перемирия пока ещё не заключили. Тянут и тянут. Чего тянут, непонятно. Хотя, если в Германии революция, то тамошнему правительству сейчас не до того. Ему бы ситуацию в своей стране под контролем удержать…

А в предгорьях австрийцы частенько пошаливают, местных грабят на предмет добычи продовольствия, приходится русскому командованию вот такие рейды по округе посылать. Вроде бы как и за порядком присматривают, а заодно и по сторонам поглядывают. Вроде бы как теперь и Карпаты нашими стали…

А потом пара ночёвок в горах (чтоб им пусто было) в новой компании, рассказы о своих полётах, о боевых действиях, в которых довелось поучаствовать, особенно о Босфоре, сделали меня почти своим в этой среде. Ну и чтобы перестали подтрунивать над моей неловкостью пришлось запросить несколько уроков по верховой езде. А там мне это дело понравилось, и уроки продолжились. И не только с лошадками продолжились, попросил научить хоть немного шашкой владеть. В училище-то учили, но это и давно было, и не со мной. Прежний хозяин этого тела мне подобных умений почему-то не передал…

Через несколько дней разведка вместе со мной вернулась на точку сбора, отряд собрался в кулак и повернул назад, а ещё через полторы недели я предстал перед командованием сначала полка, потом бригады, а затем и дивизии. И с каждым разом всё проще и проще было пересказывать историю своих похождений. Натренировался языком молоть…

Чем выше по начальству, так сказать, «поднимался», тем было легче. Меня, наконец-то, узнали (в кой-то раз спасибо газетчикам), и доказывать почти ничего не потребовалось. Но рассказать всё о своих приключениях, конечно же, пришлось. В который уже раз…

Свою местную шапку поменял на папаху, истёртый кафтан-кожушок на черкеску. Погоны достал свои, начал, было, пришивать (ординарца-то у меня нет), да тут меня и остановили. Принесли новые. Их и пришил. Вызвал тем самым удивление окружающих. Сначала народ косился, ухмылялся в усы и бороды, ждал моего позора по владению ниткой и иголкой, да не дождался. Очередной плюсик мне в карму.

Ну и награды на законное место вернул. Не всё же их в тряпице, да в мешке носить? Не для того их вручали…

Кинжала с шашкой вот только не дали. В таком виде я и предстал перед светлые очи великого князя…

И выхлопотал (благодаря личному знакомству) законное основание на какое-то время задержаться в дивизии, в том самом уже знакомом полку. С обязательным условием наладить в дивизии воздушную разведку. Само собой, согласился. А почему бы и не согласиться? Ну, во-первых, самолётов у князя нет от слова «вообще». Даже трофейных нет. И родной венценосный братец Николай Александрович с авиатехникой никак не помог…

А во-вторых, и это самое главное, появляется возможность спокойно вписаться в происходящие сейчас в стране события, ознакомиться с текущей обстановкой и оглядеться. Потому как некое опасение у меня всё-таки присутствует – подобные удары и травмы головы так просто не проходят (приёмы сабельного боя я же забыл?). А вдруг в самый неподходящий момент что-то эдакое непонятное и всплывёт. Так что лучше пусть всплывает здесь, на фронте, подальше от столицы… А самолёт мы князю найдём, есть у меня кое-какой личный опыт и намётки на будущее…

И, наконец, самое для меня важное, это возможность проверить себя в воздухе. Получится ли у меня отбросить прочь страхи?

С радушным гостеприимством разведчиков пришлось расстаться. Ну не моё это – всё время по горам скакать! Говорю же, видеть эти скалы больше не могу! Правда, в последнее время моя нелюбовь к Карпатам несколько поутихла. Сказалась, очевидно, новая перемена в судьбе. Да и обстановка тому явно поспособствовала.

Но уроки мои продолжились в полку, и учителей у меня было достаточно. Удивляло при этом отношение ко мне личного состава. Никто и внимания не обращал на мои полковничьи погоны. Нет, не так сказал. Обращать-то обращали, Устав к этому обязывал, но вот такого преклонения перед их золотым блеском, как в войсках, не было. Здесь уважали за конкретные дела, за личную храбрость. И мои Георгиевские кресты в этом отношении пришлись как нельзя к месту. А дела мои столичные газеты не так давно во всех подробностях расписывали…

Несмотря на якобы перемирие войска никто с позиций не снимал. Хотя среди штабных прошёл лёгкий слушок, что вскоре передислоцируется дивизия на юг, поможет сербам. Это у нас тут тишь да гладь, а у братьев-славян войнушка продолжается. Поэтому вскорости предстоит дивизии исполнить союзнические обязательства. А там, глядишь, и до Босфора вместе с ними дойдём. Я к этим слухам относился спокойно. Как-то всё равно мне было. С головой окунулся в новую непривычную для меня жизнь, в простые человеческие отношения, где слово «честь» является не формой и не пустым звуком. Короче, понравилось мне в дивизии…

А там разведка подсуетилась и получила оперативные сведения про расположенный на равнине в нескольких днях пути от нас австрийский аэродром, да и подговорили меня наведаться к ним в гости. Ну и выбрали самые тёмные ночи для неожиданного визита. Само собой, действовали с полного одобрения старшин и командиров. И старейшин. Правда, обязательным условием было сработать скрытно и ни в коем случае не попадаться в руки противнику… Ну и командиру бригады наряду с великим князем пока решили не докладывать ничего. Получится у нас – будем «на коне». Ну а если нет… На нет, как говорится, «и суда́ нет»…

Последнее условие заставило разведчиков по понятным причинам поморщиться. Горцы же, джигиты… Такого слова «нет» для них не существует.

Время для похода в гости подобрали с таким расчётом, чтобы в конечной точке маршрута до рассвета оставалось не больше пары часов. И караул на австрийском аэродроме к утру устанет, расслабится, и мне всё-таки будет легче садиться в расположении бригады по светлому времени…

Ну и пошли себе с Богом, потихоньку пробираясь мимо противника. Чем глубже забирались в австрийский тыл, тем становилось проще выбирать дорогу. Шли, в основном, по ночам. Днём отлёживались. Так и дошли.

Дальше ещё проще было. Воспользовались расслабленностью австрийцев, почти свободно въехали в город. Почти, это потому что всё-таки пришлось обходить рогатки на въезде. Впрочем, службу на блокпосте австрийцы несли не то чтобы спустя рукава, но и недостаточно бдительно. Скорее, просто отдавали дань этой службе. Война-то то по сути почти закончилась, активные боевые действия в ближайших окрестностях никто уже давно не ведёт.

Так что пост на въезде мы просто обошли. Да здесь на ночных городских улицах даже патрулей никаких не было! Единственное, дальше окраины не сунулись – нечего наглеть и «дразнить гусей». Да и не нужно нам было дальше. Аэродром-то вот он, как раз на окраине и располагается.

Выглянувшая так своевременно из-за облаков луна хорошо подсветила знакомые брезентовые ангары и выдала нам немногочисленную бодрствующую охрану.

Караульные у полосатого шлагбаума даже не успели ничего понять, как их уже повязали и в быстром темпе опросили. А больше никого из несущих службу на поле и не было. Резать никого не стали, связали крепко да так и оставили у шлагбаума. Ночи пока ещё тёплые, не замёрзнут. На всякий случай подпёрли подвернувшейся под руку железкой входную дверь в караульное помещение, пробежались вдоль ангаров, заглянули в каждый из них, осмотрели содержимое. Остановился в конечном итоге на уже знакомой мне по прошлому разу технике.

Сдвинули в стороны брезентовые шторки входа, на руках выкатили биплан на улицу, проверили наличие топлива. На всякий случай загрузил в кабину стрелка ещё несколько жестянок с бензином и маслом.

Интересно, это не одна ли из тех машин, которые нас тогда в воздухе, а потом и в горах гоняли? Сжечь тут всё, что ли? Жаль, что весь лётный состав в городе квартирует, а то бы я отсюда просто так не ушёл. Да и от намерения пустить «красного петуха» австрийцам меня казаки с трудом отговорили-удержали. Ну, да. Я-то сейчас улечу, а им-то потом отсюда на своих выбираться…

Запустился, прогрел мотор, вырулил на полосу. Рулил почти наощупь – луна как назло снова спряталась за облака. Хорошо хоть успел осмотреться и запомнить расположение накатанных рулёжек и полосы для взлёта.

Так в полной темноте и взлетел. И никто мне не помешал. Успел краем глаза заметить какую-то суету возле караульного помещения и вспышки выстрелов. Самих выстрелов, правда, не слышал, рёв мотора все звуки забивал. Ничего, вернусь скоро, ждите…

После взлёта перевёл самолёт в резкий набор высоты. Потому как темно, ничего не видно и опаска понятная присутствует. Мало ли какое дерево на пути может оказаться или крыша чья-то? Или ещё что…

Подпрыгнул на несколько десятков метров вверх и на такой высоте начал разгоняться. Ну и развернулся в нужную мне сторону. Осмотрелся сверху – тишина в городе. Какого-либо видимого переполоха в этой темноте внизу не наблюдаю, новых огней не загорается, никто с фонарями по улицам не бегает…

Через пару минут город остался далеко позади – можно набирать высоту…

Даже не ожидал, что настолько просто получится угнать самолёт. Что-то совсем местные вояки расслабились. И за горцев как-то совершенно не беспокоился. Был уверен, что спокойно уйдут. А что у караулки кто-то пострелял, так это наверняка со страху местные в белый свет и палили…

И только сейчас сообразил – я же со всей этой нервотрёпкой по угону вражеской техники совсем забыл о своих страхах! Сообразил и заорал от восторга! Лечу! Плечи пошире развёл, на сиденье выпрямился, голову над козырьком высунул. И тут же захлебнулся холодным воздухом, рот быстренько захлопнул – щёки под напором воздуха чуть было по старым швам не треснули. Тут же вниз нырнул, козырьком прикрылся, выдохнул. Больше так не подставлялся, но восторг не унялся. Я! Буду! Летать!

Высоко забираться не стал, тысячи метров вполне достаточно. Да и холодно на высоте. Одежда у меня для полётов малоподходящая, продувается насквозь. Весь восторг из меня быстренько выдуло.

Поэтому спрятался в кабине поглубже, сполз вниз на сиденье, одна только макушка из проёма высовывается. Шлема-то тоже не имеется… Эх, и почему я не сообразил сразу в том ангаре насчёт лётного обмундирования пошариться?

Периодически высовываюсь, головой по сторонам кручу, быстро светлеющее небо оглядываю. Мало ли кому из австрийского командования на том самом аэродроме придёт в голову умная мысль за мной погоню отправить в жалкой попытке вернуть назад собственную технику? Не один же я умею по ночам летать? На фоне стремительно бледнеющего неба мой новый самолёт сейчас прекрасно своим силуэтом виден. Да и сам восход солнца уже на подходе, восток вовсю розовыми красками размалевался.

Так что головой по сторонам кручу, на проявившиеся в рассветном сумраке приборы поглядываю, визуальную ориентировку вроде бы как веду, знакомые места по сторонам высматриваю. Карту-то перед выходом пришлось хорошо изучить. Ну и мысли разные заодно думаю. Радует, что получилось у меня взлететь, что страха перед высотой нет, да и само управление самолётом никаких трудностей не составило. Имелись у меня по этому вопросу кое-какие сомнения после потери памяти, да поломанных рук-ног. Мало ли моторика мускулов другая стала, в конце-то концов вдруг забыл, как это управлять самолётом?

Так что на авантюру я согласился в большей мере именно по этой причине – проверить в первую очередь самого себя, свои собственные навыки, убедиться в том, что они у меня полностью сохранились. Помнят руки-то, помнят! А за разведчиков я не беспокоюсь. Уйдут они спокойно. И от преследования, если оно, конечно, будет, и, вообще, уйдут.

Как только более или менее рассвело, покрутился немного над лесом, выписал пару горизонтальных виражей, покидал «Альбатрос» из крена в крен, походил «змейкой», выполнил горку и снижение, потренировался, так сказать, восстановил немножко свои профессиональные навыки после длительного перерыва в полётах. Полностью удовлетворился своими действиями и пошёл в сторону расположения дивизии. Будет ещё возможность полетать и потренироваться! Посадочную площадку за это время должны были для меня подготовить. Сам лично для этого подходящее поле подбирал. Ну, про посадочную площадку я, конечно, загнул, но вот от кустов расчистить поле должны были. Почему-то никто не сомневался в благополучном исходе нашей авантюры.

До австрийского аэродрома на лошадках скрытно добирались больше трёх дней. Обратно же я долетел за час. Ну, может быть, чуть больше часа. Но, ненамного. И садился у своих уже при свете дня. Солнце, правда, ещё взойти не успело, только-только над горами вынырнуло, у самой земли присутствовал туман, но тёмное пятно вытоптанной вытянутым прямоугольником травы на подходе было хорошо видно. Правда, на выравнивании земля пропала, полоса тумана всё в себе спрятала. Но был готов к подобному, поэтому не растерялся. Да и высоту эту зафиксировал сразу же. А дальше опыт и большая практика выручили. Ну и мастерство. Без него никак. Так что сел, можно сказать, легко – землю «пятой» точкой чуял. И что особо порадовало, даже не задумывался с посадкой. Всё делал на автомате. Так что никуда мои навыки с многолетним опытом не делись. И это главное.

После приземления скорость быстро упала. Пришлось на рулении добавлять обороты мотору, разгонять пропеллером приземный туман. Подрулил к краю натоптанного поля, заглушил двигатель, выпрыгнул из кабины. Правда, после того, как приземлился на ноги, испугался. Запоздалый такой испуг – за ноги. А вдруг снова кости хрустнут? Не хрустнули. Но от такого подсознательного страха нужно обязательно избавляться. Даже не ожидал от себя подобного…

А тут и народ служивый опомнился. Набежали, налетели на конях со всех сторон. Вру, не со всех. Со стороны поля никого, само собой, не было. А вот со стороны расположения бригады почти все прибежали. Окружили, сначала на прицел взяли, из сёдел спрыгнули, руки заламывать собрались. Самолёт-то у меня с крестами на борту, по определению – враг. Но тут же узнали, опознали сначала по форме, а потом и знакомые нашлись – опомнились служивые. Да и начальство не дремало, быстро объявилось на месте посадки и командовать принялось… Начальство оно такое – любит покомандовать…

Глава 2

У самолёта сразу же пришлось выставлять охрану. Слишком много набежало желающих посмотреть на пригнанный трофей. Ну, на самом-то деле набежало не так и много, основная масса на своих конях прискакала. Устроили вокруг самолёта танцы с бубнами. Это образно – вместо бубнов топота копыт хватило. Ну и поскольку этот самолёт имел на себе в виде опознавательных знаков всем ненавистные кресты, то каждый из любопытствующих считал своим долгом в лучшем случае плюнуть на эти самые кресты. Ну а в худшем мог и кинжалом потыкать. Народ простой в своей ненависти ко всему тому, что собой олицетворяет врага…

Поэтому и пришлось после первой же подобной попытки озаботиться охраной. Не всё же мне самолично на страже стоять? Да и не успеваю я за юркими всадниками…

– Весьма своевременно вы вернулись, Сергей Викторович. И трофей ваш сейчас очень кстати придётся, – командир бригады принял мой доклад, покосился на враз присмиревших подчинённых и сразу же приступил к делу. – Сможете провести воздушную разведку?

– Сейчас? – выдохнул с облегчением. Да я бы сейчас не только на разведку, я бы ещё разок с той скалы спрыгнул… Лишь бы от этой лошадиной круговерти вокруг самолёта избавиться. Надеюсь, дальше люди попривыкнут к трофею, и станет проще.

– Да. Именно так.

– Так точно, смогу! – прямо камень с души упал. – Дозаправлюсь и можно лететь. А куда именно?

– Да тут рядышком совсем. Недалеко…

Рядышком-то рядышком, да наблюдателя на всякий случай не помешало бы в задней кабине заиметь. Причём не просто наблюдателя, а лучше бы и хорошего стрелка. Пулемёт же не просто так там на турели установлен? Так что без стрелка никуда. О чём тут же командира и уведомил. И тот сразу же на мою просьбу откликнулся. Не стал затягивать с этим делом и распорядился дать мне в подчинение кого потолковее да посметливее из ближайшего окружения – самых любопытных, а, значит, и самых пытливых. Ну и с зорким глазом, само собой. На разведку же полетим, как-никак!

Вот и пригодился трофей для воздушной разведки! И причина как-то очень уж своевременно образовалась. Насторожился, а потом плюнул на свои опасения и успокоился. Не стоит в каждом подобном случае подвох искать. Но ведь на самом деле очень уж подозрительно зашевелились австрийцы именно на нашем участке? Сколько времени спокойно сидели, а стоило только мне тут появиться, как начались подвижки… Совпадение, наверное. Ладно, сейчас слетаем, осмотримся сверху.

Тут же из жестянок бензин в бак перелил, проверил уровень масла, обошёл разок вокруг самолёта. Осмотр предполётный провёл. Вроде бы всё в порядке. Так и доложил командиру. Сначала пассажира-наблюдателя на рабочее место определил, посмотрел-проконтролировал, чтобы пристегнулся правильно и ремни подогнал. Коротко проинструктировал, чтобы ни в коем случае в полёте ремни не расстёгивал. Припугнул немного – рассказал несколько подходящих по этому случаю ужастиков. Ну и как пулемётом в полёте пользоваться, само собой, показал, заодно и секторы стрельбы обозначил. На снисходительное уверение разведчика, что я попусту теряю время, и он прекрасно разбирается в этом виде оружия, кивнул и показал на хвостовое оперение самолёта:

– Не сомневаюсь, что разбираетесь. Бывали случаи, когда в горячке боя свой же аппарат и калечили. Надеюсь, у нас с вами до подобного не дойдёт…

Проигнорировал снисходительный ответный взгляд – пусть поглядывает, лишь бы нам хвостовое оперение с крыльями не размолотил, случись в небе с противником столкнуться.

Только после этого на своё шикарное кресло перебрался. Почему шикарное? Моё потому что.

Запустились, прогрели мотор и прямо со стоянки взлетели. Только руками в стороны любопытствующих разогнал да убедился, что по курсу никаких препятствий не имеется. Мало ли что охрана проинструктирована и посторонних на поле не пускает? А вдруг какому джигиту придёт в голову умная мысль посостязаться в скорости с разбегающимся самолётом? Да и кони-то вон как рёва мотора испугались. Всадники их с трудом удерживают.

Разбег короткий, метров пятьдесят по полю проскакали и оторвались. Лошадки своими копытами ровное доселе поле изрыли-истоптали. На будущее нужно будет как-то исхитряться и ограждать периметр нашего импровизированного аэродрома. Не дело это зубами на разбеге лязгать. А ведь ещё садиться и рулить придётся по этим рытвинам…

Сразу в набор не полез, разогнался сначала. Ну и за щиток спрятался. Ветер-то сразу из ласкового у земли ветерка превратился в воздухе в ревущего зверя. Так и норовит всё тепло из тела выдуть. Нет, нужно будет на будущее обязательно озаботиться лётным комбинезоном и курткой. Ну и шлемом с очками, куда же без них.

Потянул ручку на себя, машина послушно нос задрала. Ну а обороты и так на максимуме, ничего добавлять не нужно. Сразу же плавным разворотом с небольшим креном курс нужный занял. Командир мне линию на карте обозначил, над которой нам пройти нужно будет. Туда и летим.

Высоко забираться не стал, полторы тысячи метров вполне достаточно. Да выше при всём желании не получилось бы. Кучёвка плотная чуть выше нас сплошной белой массой висит.

Перевёл самолёт в горизонтальный полёт, оглянулся назад. Как там пассажир? Сидит, головой по сторонам крутит, руками в борта вцепился. Ну да, первый раз в небо поднялся же, впечатлений – море. И хорошо ещё, что головой крутит, а не поглубже вниз спрятался. Значит, не испугался.

Через полчаса полёта вышли в заданный район, развернулись и пошли по намеченному маршруту. Идём ровненько, в горизонте. Оглянулся ещё раз – пассажир мой так и продолжает головой по сторонам крутить и всматриваться вниз. Заметил, что я обернулся, улыбнулся довольно. Только вот зря он так рот распахнул… Встречный-то поток на высоте холодный и довольно-таки плотный – щёки кавалерийскому разведчику враз барабаном и раздуло. Тот даже подавился, захлебнулся воздухом. Закашлялся и вниз нырнул. Тут же вынырнул, головой затряс, кулаком глаза протёр и большой палец мне показал. Ну и я улыбнулся в ответ. Мне-то проще, мне поток в затылок сейчас дует. А его даже щиток от набегающего ветра не очень спасает. Это ему ещё повезло, что меня послушался и папаху свою с головы снял да на сиденье подложил. Иначе бы её ещё на разбеге мигом за борт сдуло. Интересно, ему там, в тесной кабине, шашка с кинжалом не мешают? И карабин ещё. Ведь категорически отказался с ними расставаться. А приказывать я не стал, понимаю же, что к чему…

Через пятнадцать минут развернулись и пошли в обратную сторону. Вниз поглядываю, отметки на карте ставлю карандашом. На удивление спокойный и безмятежный полёт. Ни снизу, с земли нас никто не беспокоит, ни с воздуха. И даже болтанки нет. Ни одного самолёта в обозримом пространстве не наблюдаю. Ошибся я, переборщил со своими опасениями. Но на всякий случай не только вниз внимательно поглядываю, но и за горизонтом слежу…

Ещё через пятнадцать минут прошли нашу первую точку выхода на заданный маршрут и полетели дальше. Вот тут стало тяжелее. И с земли по нам начали помаленьку постреливать. Как определил? А с такой высоты прекрасно видно, что там внизу творится. А там очень уж недовольны нашим появлением, даже можно сказать, что разозлились на наше присутствие в воздухе. Только вот одно настораживает – самолёт-то у нас трофейный, для противника однозначно свой. И стрелять по своим же крестам вроде как должно быть не с руки… Или у них тоже в намалёванных на крыльях знаках никто не разбирается? Да быть того не может! Чтобы ещё больше обезопасить и себя, и самолёт от попаданий, пошёл короткой «змейкой». Выше залезать не стал, там уже нижний край облачности начинается. Так что удалось таким образом избежать пробоин. Но от неприятностей всё равно не уберегло. Потому что ещё минут через двадцать, когда мы вполне удовлетворились увиденным, и можно было уже разворачиваться в сторону дома, с запада показалась пара истребителей противника.

Заметил я их почти сразу, ещё на подходе увидел. Потому как хорошо нау́чен прежним горьким опытом, оттого и расслабляться не стал. И нашим спокойным до этого момента полётом не обольщался, с самого начала ожидал чего-то подобного. Если уж внизу пошли какие-то шевеления непонятные, то не могут эти шевеления остаться без воздушного прикрытия. Только я это прикрытие чуть раньше ожидал…

Ну а теперь внимательно отслеживаю приближение самолётов противника. На пассажира в задней кабине надежды мало. Чтобы он ни говорил, но стрелять из кабины летящего самолёта по точно такой же быстро движущейся цели тоже немаленький опыт нужен. Впрочем, посмотрим. А вдруг там талант неимоверный?

До своих лететь нам минут восемнадцать или чуть меньше. А противник догоняет. Однотипные же машины, а скорость у них чуть выше. Почему, интересно? И заходят грамотно. Один сверху идёт, наверняка будет атаковать на снижении с разгоном скорости, другой чуть в сторону отвалил, будет нас от своих отжимать. Да ладно!

Не оторваться. Обороты максимальные, двигатель поёт, а австрийцы всё равно догоняют. Ещё немного и начнут стрелять, черти грамотные!

Тяну до последнего. Вот как только понял, что сейчас попаду под огонь, спинным мозгом почуял, так и отдал ручку от себя. И сразу же ушёл вправо, под самолёт сбоку, в мёртвую для его стрелка зону. Ну и разогнался немного на снижении, не без этого. Всё ближе к своим уйдём, заодно и от нагоняющего сверху «Альбатроса» оторвёмся и его же товарищем прикроемся. Вот только непонятно, почему наш талант в задней кабине молчит и не стреляет? Ему же только ствол пулемёта вверх задрать да на крючок нажать! Оглянулся, а он что-то там в своей кабине возится. Наверное, патрон заклинило. Ох, не к добру это…

Да он там совсем с дуба рухнул!? Из своего карабина начал стрелять! Шашку бы ещё достал!

Да-а, придётся мне постараться! И крутиться нельзя – собьют, и по прямой не уйти – догонят, обгонят и снова собьют. Остаётся только шарахаться из стороны в сторону, ну и снижаться-разгоняться помаленечку, к своим уходить. Пока высота позволяет. Ну и на то, что стрелок в задней кабине перекос патрона в конце концов устранит…

Так и шарахался змейкой из крена в крен, пока высота позволяла. А дальше всё-таки выскочили к нашим, и противник сразу отстал, развернулся и ушёл вверх. Повезло нам. Или мастерство пилота сработало, или… Что самое интересное, так это наш стрелок даже со своим карабином заставил себя уважать. То ли попал там в кого-то, то ли ещё что, но после первого сближения противник так больше и не рискнул с нами сближаться. Издалека по нам постреливали, но больше всё мимо. Так что зря я на нашего стрелка наговаривал…

А вообще, этот неожиданный вылет пришёлся как нельзя кстати. Я в свои силы уверовал. И все сомнения отлетели прочь. Да и не было никаких сомнений…. Кто сказал, что они были? Правильно, никто!

Да, ещё в одном повезло в этом вылете. Расположение-то наше, и дивизия своя, и мы тут в кабине сидим тоже вроде бы как свои, но на самолёте-то у нас кресты намалёваны! Так что зря я успокоился раньше времени!

Похоже, не все в дивизии про наш трофей знают. Потому как на пролетающий у себя над головами самолёт с крестами бойцы отреагировали положенным образом. Постреляли по нам, соответственно. Хорошо, хоть скорость у нас была высокая. Скорость высокая, а высота, наоборот, маленькая. На бреющем шли, по верхушкам деревьев. Потому-то и стрельба велась, в основном, вслед уже пролетевшему самолёту.

Над очередным лесом подпрыгнули вверх, определились с местом и снова снизились, взяли курс на наш импровизированный аэродром, куда и сели спустя несколько минут. И зарулили на прежнее место, под ту же самую охрану. И даже любопытный народ почти не успел разойтись.

Помог стрелку вылезти, заодно сразу и о стрельбе уточнил. Что сказать… Моя ошибка, моя вина. Полностью… Просто патронов к пулемёту нет. От слова «вообще» нет! А я-то на человека грешил. Хорошо хоть своё мнение при себе придержал и не стал по этому поводу сразу высказываться. Воистину, поспешишь, людей насмешишь. Или ещё одно, как раз подходящее к месту: «Язык мой – враг мой».

Быстро сориентировался и поблагодарил бойца за отличную стрельбу. А там и командир подъехал.

Доложил ему о выполнении задания, отдал карту с пометками. Объяснил то, что нарисовал и увидел сверху.

Ближе к вечеру, после посещения нашего импровизированного аэродрома командиром дивизии и начальником штаба, удалось найти краски и замалевать кресты. И взамен нарисовать российские опознавательные знаки. От руки нарисовали. Кривенько, косенько, но лучше уж так, чем никак. А караул со стоянки всё равно решили не убирать – пусть будет. Когда ещё народ привыкнет…

Вот только закончилась моя лафа в полку и бригаде. Отныне место моё в штабе, в личном распоряжении командира дивизии, великого князя Михаила Александровича. Точнее, не моё, сам-то я там ни зачем не сдался. А вот самолёт… Самолёт оказался нужнее… А ещё лучше было бы, как в сердцах выразился на следующий день в разговоре со мной великий князь: «Вместе с самолётом и ангар с обслуживающим персоналом прихватить…»

– Умеете вы, господин полковник, головной боли своему командованию добавить. Что смотрите? Помню, помню я наш давешний разговор и просьбу свою к вам не забыл. Но вот именно сейчас этот трофей нам не нужен. Если только служивых за сию доблесть отметить… И вам благодарность вынести… – остановил меня князь движением руки. А я ведь только сказать собирался, что не за награды и благодарности старался. – Знаю, что не за этим вы к неприятелю в тыл ходили. Понимаю. Но и вы сейчас меня выслушаете и поймёте. Ну где я вам сейчас найду квалифицированных механиков? А бензин с маслом? Да-а, задали вы мне задачу. И площадку с укрытием под этот аэроплан каждый раз новую готовить нужно, – великий князь поморщился, нарочи́то тяжело вздохнул, а сам в это время осторожно провёл пальцами по обшивке крыла.

– Сам со всем справлюсь. Пока у мотора ресурс есть, пусть на воздушную разведку летает. До снега можно брезентом кабину накрывать, и этого достаточно. Патроны-то к пулемёту в дивизии найдутся? А то получится, как вчера…

– Найдутся… – посмотрел на меня с каким-то отстранённым интересом Михаил Александрович. Вижу же, что о другом князь думает. – Разведка, это замечательно! Ваш вчерашний вылет очень кстати пришёлся! А уж если сами со всем справитесь, то это вообще прекрасно! А стрелять кто из этого пулемёта будет? Тоже сами?

– Надеюсь, найдём охотника сменить одного рысака на другого… – улыбнулся в ответ на великокняжескую шутку, и сам пошутил, потому как шутка моя к месту пришлась. – Да, главное. Можно самолёт в опись имущества дивизии не вносить… Трофей же… Если возникнут неполадки или какие-либо другие проблемы, то всегда можно просто оставить его на земле.

– Хорошо, пусть так и остаётся. А бензин мы для такого дела найдём!

Ещё бы не нашли. В дивизионном штабе-то не только лошадки имеются, но и парочка железных коней найдётся. Да грузовики ещё… Так что списать топливо не проблема…

Утром следующего дня я был несколько ошарашен, когда командир дивизии прямо к самолёту пожаловал. Или снова срочный вылет? Так я завсегда готов!

Михаил Александрович как-то равнодушно выслушал мой бодрый доклад, обошёл по кругу самолёт, попытался провернуть винт и тут же оставил эту затею в покое. Резко развернулся ко мне, а я следом за ним шёл, прямо и пристально взглянул мне в глаза:

– Это хорошо, что и самолёт, и вы лично к вылету готовы… Только некому будет на этом аэроплане в небо подниматься. Высочайшим повелением приказано вас срочно отправить в столицу… С обязательным сопровождением, Сергей Викторович… И чем, интересно, вы так Государю не угодили?

Стою, соображаю. Вот оно в чём дело… Да понятно, чем не угодил. Или как раз угодил. Вот же чёрт! Разогнался! Полетать захотелось! Только что все мои планы пошли «псу под хвост». Не готов я к подобной поездке, да и не нужна мне она сейчас. Мне бы ещё некоторое время в дивизии побыть.

– Ваша светлость, – протянул, лихорадочно выискивая хоть малейшую причину отказаться от поездки и прекрасно понимая, что этот приказ всё равно придётся выполнять. – Ваше Императорское высочество…

– Что, господин полковник, не хочется вам в столицу? – усмехнулся Михаил Александрович, прекрасно понимая мои метания.

– Нет! – решительно выдохнул я.

– Понимаю. И рад бы вам помочь, да против монаршей воли не пойду.

– А если по-братски с Государем поговорить? – я всё ещё выискивал хоть какую-то возможность отказаться.

– Сергей Викторович, вы что, действительно не знаете о моих отношениях с братом? Ведь об этом вся Империя знает! – удивился Михаил Александрович.

А я не вся Империя! Как-то я этот момент пропустил. Или это до моего появления произошло? Да какая мне разница? Похоже, придётся и впрямь в столицу ехать… А почему, кстати, эта поездка вызывает во мне такое неприятие?

Вот тут и всплыло в памяти лицо адмирала Эссена и его предостережение держаться подальше от столицы, от столичных интриг. Говорил же себе, что память вернулась не полностью! И, похоже, будет подкидывать мне подобные сюрпризы. Да лишь бы вовремя подкидывала, чтобы не наделать по незнанию непоправимых ошибок. На грудь табличку о потере памяти не навесишь…

– Сергей Викторович? – голос князя заставил очнуться от воспоминаний.

– Прошу прощения, не знал.

– Да? – явное сомнение в голосе Михаила Александровича только глупец бы не распознал.

– Да! – ответил утвердительно, да так, чтобы больше никаких сомнений не возникло.

– Тогда готовьтесь к отъезду.

– А самолёт?

– А что самолёт? Это же не лошадь – сена не просит, пусть стоит до вашего возвращения. Ну а если не вернётесь, тогда и будем думать, где нам пилота найти. Но с пилотами сейчас очень трудно. Так что постарайтесь приложить все усилия, чтобы вернуться…

Что не лошадь, это точно. В общем-то, наш с великим князем короткий разговор на этом и закончился. Придётся мне выполнять приказ Государя и ехать в Петроград. Вот же ещё придумали название – ни к селу, ни к городу. То ли дело прежнее было – Петербург!

И кому тогда трофей оставлять? Под чью ответственность? А если дивизия и впрямь начнёт передислоцироваться? Кто самолёт на новое место перегонит? Или так его здесь и оставят? Хотел напоследок задать вопрос князю, да передумал. Всё уже сказано.

Забрал в штабе дивизии проездные документы, на выходе столкнулся с Юзефовичем. Начальник штаба ответил на приветствие, предложил подняться в кабинет. Наверху в приёмной озадачил адъютанта каким-то поручением (я не вслушивался), пригласил меня проходить. Предложил присесть и немного подождать.

Ждать пришлось недолго. Минуты через три звякнул телефон, генерал поднял трубку, ответил утвердительно. Тут же и дверь отворилась. Вот теперь понятно, кого мы тут ждём. Жандармы по мою душу пожаловали. Это и есть то самое негласное сопровождение до столицы. Будут со стороны за мной приглядывать.

Юзефович представил нас друг другу и быстро свернул встречу. Распрощался с нами. Правда, уже на выходе я остановился и всё-таки уточнил насчёт самолёта. Оказывается, уже всё просто. Поскольку знаки на самолёте российские, то и самолёт поставлен на учёт…

На вокзале наткнулся на пару репортёров. Сразу на входе, как назло. Разминулись с ними, а за спиной громкий, на весь зал, шёпот. Вот уж кому сто́ит отдать должное, так этой бра́тии – узнали меня сразу. И не успел я выйти на перрон, как меня окликнули со спины. Оглянулся… И зажмурил глаза от магниевой вспышки. Проморгался, чертыхаясь про себя, глядь, а фотографов этих уже и след простыл. И, что самое интересное, охранение моё даже не почесалось. А если бы это не фотографы были? То-то! Вот и мне стало плохо от такой мысли. Но выговаривать и портить отношения с сопровождающими меня людьми не стал, ни к чему. Да и своё начальство у них есть, вот пусть оно им за подобное несение службы и выговаривает…

А потом поезд и столица. Проездными документами меня в дивизии снабдили, даже некоторое количество денег на дорогу выделили. Ну и бумагу, удостоверяющую личность, выписали. Отправился я в путь, вроде бы как и один, но всё время неподалёку от меня крутились мои новые знакомые. Ну и ещё на пару человек неподалёку обратил внимание, потому как поймал на себе несколько раз явно заинтересованные взгляды. И в здании вокзала их же заметил, и на перроне они же рядышком трутся. Явно ребята принадлежат к ведомству контрразведки. Или тоже к жандармам. Да и ладно, не идти же выяснять. Мне же так проще. От любых неприятностей оградят в случае чего…

Ага, уже от репортёров один раз оградили. Толку от них немного, на себя надеяться нужно и более ни на кого!

Поезд как поезд, и рассказывать нечего. Билет у меня в вагон первого класса, благо проездные документы это позволяют. И всё благодаря великому князю. Ну и моим новым друзьям. Так и поехал, в папахе и черкеске. Вот только шашки у меня так и не было. И кинжала. Не достоин, не заслужил пока…

В столицу приехали на Варшавский вокзал. Ближе к вечеру. Место знакомое. Вышел на перрон, кивнул на прощание железнодорожному служителю, нашёл взглядом знакомые лица. Сопровождение моё неподалёку трётся, уже и не скрывается. Пошёл потихоньку к выходу. Если я правильно понимаю ситуацию, то о моём прибытии уже извещены те, кому следует. Поэтому меня наверняка сейчас встретят. Или кто-то из ведомства Джунковского, или… А кто или-то? Батюшин? Больше и некому меня тут встречать.

– Сергей Викторович?! Вы ли это? – удивлённый возглас сбоку заставил повернуть голову.

– Собственной персоной, Игорь Иванович, собственной персоной, – удивился присутствию самого Сикорского на вокзальном перроне. – А вы тут какими судьбами?

– Вас встречаю, – склонился в шутливом поклоне мой старый товарищ и компаньон. Ещё и усмехнулся на моё законное недоумение. И тут же посерьезнел. – Да вы так не удивляйтесь, Сергей Викторович. Шутка это. Вот, сюда гляньте…

И помахал рукой чуть в сторону. Ну и я, само собой в ту же сторону взгляд перевёл. И чертыхнулся про себя досадливо. Ну и кто мне злобный доктор? Почему, с какого перепугу я начал думать, что все и всё вокруг меня должно крутиться? Уж сам-то мог сообразить, что на вокзал поезда не только прибывают, но и отправляются тоже. Вот и Игорь Иванович провожает кого-то. Судя по силуэту в сверкающем чистотой окне, женщину. Не разобрать мне, кого именно. Жену?

– Супругу провожаете? – уточнил и тут же спохватился, пожалел о вылетевшем вопросе. Ну, право слово, мне-то какое до этого дело? Хорошо, если супругу, а если нет? И компаньона поставлю в неудобное положение, и сам окажусь в таком же.

– Сестру, – коротко объяснил Сикорский и добавил тут же, словно оправдываясь за свою краткость. – Да вы же знакомы с ней. Помните, она ещё нас чаем прошлой зимой в ангаре на лётном поле угощала? Вот с той поры простуда её и не отпускает. Врачи порекомендовали Крым. Там сейчас спокойно…

Тут и поезд загудел отправление, дёрнулся и медленно пополз вдоль перрона. Сикорский ещё разок махнул рукой, сделал вслед разгоняющемуся составу пару непроизвольных шагов и остановился. Развернулся ко мне:

– Да, Сергей Викторович, рад, что вы целы и невредимы. Тут газеты писали всякую чушь о вашей гибели, но мы с Михаилом Владимировичем подобной писанине не поверили. И в Адмиралтействе вашу гибель не подтвердили, отмолчались многозначительно. Так что? Расскажете, где столько времени пропадали? Или это военная тайна?

– Да какая тайна! Ранен был. Вот и отлёживался. Потом долго восстанавливался.

– Ну, вижу, что сейчас с вами всё в полном порядке. Поэтому приглашаю в гости. Вы же никуда не торопитесь? Впрочем, отказа я и не приму. Поехали, Сергей Викторович!

– А и поехали! – махнул рукой. Подождут все дела. Заодно и проверю, какие насчёт меня инструкции были отданы моим негласным сопровождающим…

Никто мне препятствовать не стал. Загрузились в автомобиль Сикорского, поехали к нему домой. Ну и посидели за разговорами в тёплой дружественной обстановке до поздней ночи.

Утром проснулся с тяжёлой головой. Игорь разбудил. И сразу же потребовал подтверждения вчерашним моим словам:

– Сергей, то, что ты вчера мне сказал, действительно правда?

А я и не помню, что вчера наболтал. Слишком долгое время я к спиртному не притрагивался. Вот вчера меня и развезло до потери сознания. И ведь выпил-то вроде бы как совсем немного…

– А что я вчера говорил-то?

– Не помнишь? – удивился Игорь. Судя по всему, мы с ним перешли на дружеское общение. И на «ты». – Мы же выпили вчера всего ничего…

– Похоже, мне и этого «ничего» вполне хватило, – обхватил руками гудящую голову.

– Так, пошли в столовую…

– Погоди. Постой же! Дай мне хотя бы возможность одеться. Да и умыться не помешает!

– Хорошо, – перестал меня тянуть за собой Сикорский. – Одевайся, я подожду.

Ничего себе. А где воспитание? Культура, наконец…

– После твоих вчерашних слов ни о какой культуре и речи не может быть, – прервал мои стенания хозяин дома.

Это я что? Вслух сказал?

– Да мы с женой всю ночь не спали после такого, – продолжал между тем наседать на меня Сикорский.

– Знаю я, отчего вы не спали, – пробурчал тихонько. – Погоди. И жена в курсе?

– В курсе, в курсе, – усмехнулся Игорь. – Ты же вчера на весь дом кричал, меня за грудки хватал. Странно было бы, если бы она не услышала твои откровения.

– Всё. Я готов, пошли, – что ж я вчера такого-то наговорил? Нет, что мог наговорить, я, примерно, представляю. Но что именно?

В столовой никого не было. Но, только лишь мы уселись, как двери распахнулись, и в зал вошла супруга инженера с большим подносом в руках. Игорь вскочил, перехватил поднос, помог супруге усесться рядышком с собой. И оба на меня уставились. Ну а я что? А ничего. Мне бы сейчас рассолу выпить! И за неимением оного, придётся давиться чаем. Что я и сделал.

К чести Игоря, на меня не стал наседать с вопросами, пока я не закончил с завтраком. И только после того, как я отвалился на спинку стула, требовательно вопросил:

– Рассказывай!

– Да не знаю я, что тебе рассказывать-то! И о чём!

– Так ты что? И правда ничего о своих вчерашних пророчествах не помнишь?

Вот оно что! Это меня вчера, то есть, сегодня ночью, с пьяных глаз на откровения пробило? Ну-у, дела… Раньше за собой ничего подобного не замечал. В любом состоянии себя и свой язык контролировал. Похоже, потеря памяти и здесь сказалась. И как мне теперь выкручиваться?

– Правда не помню. Ты бы мне хоть сказал, что за откровения-то?

– Что я в Америку уеду. И супругу в положении одну оставлю…

Это-то я откуда знаю? Интересные выверты памяти? Разбираться после буду, а пока как-то действительно нужно отговориться и успокоить взволнованную чету супругов.

– Ты же знаешь, что меня Государь принимал? И матушка его, Государыня вдовствующая Императрица наша?

Дождался молчаливого согласного кивка и продолжил:

– Вот из-за подобных откровений меня и принимали…

– Так ты как Распутин? Можешь видеть грядущее?

– Ну не совсем как Распутин, но кое-что могу. Иногда. Очень и очень редко.

– И что? Сбывается всё то, что ты видишь? – выражение лица у Игоря словно у маленького ребёнка, которому показали взрослую тайну. И у его супруги точно такое же. Ещё и рот приоткрыла от восторга.

– Не всегда сбывается. Поэтому вы уж о том, что вчера услышали, никому ни слова не рассказывайте.

– Почему?

– А самому сообразить? Ты в окошко-то выгляни… – подождал, пока Игорь встанет и выглянет в окно, продолжил объяснять. – Видишь, люди в штатском крутятся? Так это моё негласное сопровождение. Жандармы со стороны присматривают. Дело-то государственное…

– А-а…

– А произойдёт ли с вами то, о чём я говорил, пока неизвестно. Даже вот этот сегодняшний разговор может изменить будущую вероятность. Потому что вы уже знаете о том, что может произойти и постараетесь подобного не допустить. И не уедешь ты ни в какую Америку…

– Скажи, Сергей, – осторожно проговорил Сикорский. – А все те твои новшества… Они оттуда?

Что самое интересное, так это то, что при своих заключительных словах он взгляд к небу поднял. – Оттуда, оттуда. Ну и отсюда тоже, – постучал я пальцем себе по́ лбу.

А что? Знаний-то у меня и своих хватает. Образование-то у меня, как ни крути, а инженерное…

Сикорский не на шутку возбудился, разволновался, по столовой забе́гал. Пришлось остужать этот фонтан красноречия и энтузиазма. Объяснил ему, что подобные «предвидения» бывают у меня очень редко. Просто-таки единичные случаи, вроде вчерашнего. Да и то, наверняка, спровоцированного алкоголем…

– Послушай, – задумался Сикорский и потянулся к буфетной дверце. Распахнул и вытащил из тёмного нутра графин с вполне понятным содержимым. – Может, повторим вчерашнее?

– Издеваешься? Да мне одного раза хватило! А ты, вместо того, чтобы над товарищем издеваться, лучше бы о собственной безопасности задумался. И о безопасности супруги тоже.

– Что ты имеешь в виду? – удивился инженер.

– Да то и имею. Не дай Бог тебе или твоей супруге проболтаться о вчерашнем происшествии, и тоже попадёте под тяжёлый пресс государственной машины. Кстати, вчера как-то закрутился, растерялся от такой неожиданной нашей встречи и забыл спросить – а что… Нет, а какие обо мне слухи в столице ходили? Или ходят?

– Весной газеты написали о твоей гибели, но из наших общих знакомых никто в подобное не поверил. Да и кое-кто, – Игорь Иванович вновь поднял взгляд к потолку. – Определённым образом дал понять, что это всё выдумки репортёров для поднятия продаж.

И Сикорский повёл бровью в немом вопросе. Ответа не дождался, замялся и вспомнил:

– Да, тут же где-то у меня свежая газета была, утренняя. Так в ней и опровержение тех самых слухов было. И твоя фотография в папахе прилагалась. Изображение так себе, но узнать тебя было можно. А ты где пропадал-то столько времени? Или это тоже – тайна?

– Да какая там тайна… А разве я вчера ничего не рассказал?

– Да всё про полёты в основном, да про трофеи свои австрийские. Так что нет, не рассказал.

– Понятно… Болел долго. Лучше не спрашивай, не хочу снова в воспоминания ударяться.

– Ударяться… Я уже и от выражений твоих странных отвык за это время… Ладно, дело твоё. Что думаешь дальше делать?

– Доложить о прибытии в столицу. И ожидать приказа о назначении.

– Тогда поехали? Отвезу, куда скажешь. Доложишь, а пока будешь приказа ждать, на завод проедем. Должен же ты, как наш компаньон, делами завода интересоваться? Глядишь, что-нибудь толковое и подскажешь. Да и в финансах пора бы тебе порядок навести…

Глава 3

Неспешно собрались, задержались ненадолго в небольшом холле. Игорю именно в этот самый момент приспичило какие-то срочные вопросы с супругой решить. Так что на несколько коротких минут остался я один. Огляделся в поисках хоть чего-то, на что можно присесть. Ноги-то после вчерашнего немного подрагивают, да и в голове чёрт-те что творится. И ведь даже простенького огуречного или капустного рассола в этом доме не имеется. Да, сей чудесный продукт я первым делом после побудки истребовал, не стал стесняться. Но, как оказалось, подобного лечебного средства на кухне не держали. За ним нужно было на рынок идти. А это далеко.

Так что никого за чудодейственным лекарством отправлять не стали, да я и сам от подобного варианта отказался. А вот альтернативу сразу нашли – кисленького клюквенного морсу отпил с удовольствием. Только мало он мне помог. Пока хлебаешь, вроде бы как и ничего. А сто́ит только чашку отставить, как тут же и жажда, и головная боль во́лнами накатывают. Придётся помучиться и подождать естественного выздоровления потравленного «всякими нездоровыми излишествами» организма…

Да, присесть некуда. Оглянулся, газетку давешнюю углядел со своим портретом экзотическим. Шагнул к газетнице, ухватил пальцами сложенные шуршащие листки, к себе поближе подтянул. Заметку короткую ещё раз прочитал, на своё изображение размытое полюбовался. Верите или нет, но даже легче стало. Потянулся вернуть газету на прежнее законное место и подскочил от громко зазвеневшего колоко́льца над головой. Кто-то с визитом подгадал.

Ну я в доме не хозяин, поэтому и открывать двери никакого права не имею. А колоко́лец не успокаивается. Брякнул, выдержал небольшую паузу и вновь зашёлся в раскалывающем мозги медном грохоте. В любое другое время, не отягощённое похмельным синдромом, эти звуки показались бы мне приятными и мелодичными. Да… В любое другое, но уж точно не в это. Так и просидел почти минуту, со злостью поглядывая на бьющийся в припадке колоколец.

Хорошо хоть хозяин объявился, в холл выскочил, на меня виновато глянул и за дверной засов ухватился. Пришлось на ноги взгромождаться, выпрямляться, придерживаясь за стеночку. Что-то после завтрака меня немного развезло «на старые дрожжи».

Ба-а, дела… Это ведь именно по мою душу визитёр оказался. Давешний знакомец из моего так сказать личного сопровождения из-за плеча Игоря выглянул, пальцы к шляпе приложил в приветствии и виновато вымолвил:

– Господин полковник, велено вам передать нигде не задерживаться и срочно явиться к Его Превосходительству…

И карточку визитную мне подаёт. Исхитрился каким-то образом мимо хозяина проскользнуть, протиснуться.

Передал прямоугольный кусочек плотной бумаги и сразу отступил назад:

– Прощенья просим за беспокойство, – А сам уже успел цепким взглядом охватить и оценить и мой помятый вид, и то, что я к выходу уже готов. – Разрешите откланяться?

И, не дождавшись оного разрешения, быстро скатился вниз по лестнице. И для чего тогда спрашивал? Для порядка, наверное…

Ну и мы с выходом не задержались. К счастью, больше никаких срочных дел у Игоря в доме не нашлось.

Вышли из парадной, вслед за Игорем раскланялся с городовым (что-то многовато чинов возле дома собралось), совместными усилиями запустили мотор, прогрели и переглянулись:

– Куда?

– На Фурштатскую приглашают, – достал из кармашка и показал давешнюю карточку.

Сикорский глянул вроде бы как и мельком, но нужную информацию мигом считал. Хмыкнул многозначительно, но тему дальше развивать не стал. Только кивнул головой согласно.

И мы поехали по знакомому адресу. Что самое интересное, так это мои сопровождающие тоже не заставили себя ждать, сразу же на другую сторону дороги метнулись и споро так в автомобиль загрузились. Развернулись и следом за нами пристроились. А те ребята из другого неизвестного пока мне ведомства в экипаж запрыгнули. Ишь, как все подготовились…

Доехали быстро и без проволо́чек. Игорь, по понятным причинам, внизу остался, а я поднялся на крыльцо и потянул на себя тяжёлую створку двери. А дальше дежурному представился и направили меня не в кабинет, а в личные апартаменты генерала. Голова моя за время поездки проветрилась, поэтому сразу сообразил, что беседа ожидается сугубо неформальная. Хотя, какая может быть неформальность в разговоре с человеком подобного масштаба и такого же чина с должностью? Правильно, никакая.

Видимо, о моём прибытии генерала уже уведомили. Так как не успел я подойти к квартире Джунковского, как высокая резная створка двери приветливо распахнулась и в проёме самолично хозяин объявился.

– А я вас заждался, Сергей Викторович…

И улыбается так многозначительно. И улыбка такая хитрая. Чего это он заждался? Я же только вчера приехал? Да и то ближе к вечеру. А сегодня я уже тут и почти сразу с утра… Как только карточку и приглашение передали, так я и прибыл. Зачем же меня укорять за промедление?

– Проходите, не стесняйтесь, чувствуйте себя как дома. Сейчас нам чаю подадут.

Зашли в столовую.

– Думаю, моей сестре вас представлять не нужно? Вы же знако́мы?

– Так точно! – я с какого-то перепугу коротко поклонился и даже каблуками прищёлкнул. – Здравствуйте, Евдокия Фёдоровна. Вы, как всегда, обворожительны…

С перепугу или не с перепугу, а поклониться да комплимент даме сказать ещё никому не помешало. Сразу же и подтверждение этой расхожей истины увидел.

Сидящая за столом молодая женщина засмеялась довольно, кивнула мне благосклонно и указала на стул:

– Присаживайтесь, господин полковник. Или вы мне разрешите называть вас по-простому? Серёжей, например? Или лучше Се́ржем?

– Почту за честь. Но, лучше Сергеем, – не замедлил с ответом и вслед за генералом прошёл к столу. Я хоть и младше их обоих по возрасту, но если уж и разрешать обращение к себе по имени, так на то, от которого душу не воротит. Ну и уселся на указанное место. Само собой, после хозяина дома.

Однако, перехожу на новый уровень, на тот, что повыше будет. Уже и по имени ко мне обращаются… Прямо-таки расту, словно та пресловутая репка на той пресловутой грядке…

– Чаю не желаете? – женщина продолжала играть роль хлебосольной хозяйки.

– Благодарю вас. С превеликим удовольствием!

Вот только чаю не дали отхлебнуть. Евдокия Фёдоровна мне полную чашку протянула, и тут же, одновременно, очередной вопрос задала. Точно такой же, который мне все мои знакомые в последнее время задают. Мол, где же я столько времени пропадал? Похоже, придётся мне в очередной раз рассказывать о своих весенне-летних похождениях под внимательными взглядами хозяев. Ну и, само собой, отвечать на уточняющие вопросы.

Единственное, что сделал перед тем, как рассказ начинать, так это незаметно (как мне показалось) на Владимира Фёдоровича глянул. Вопросительно. Генерал взгляд мой истолковал правильно и веки чуть прикрыл. Тем самым явно давая мне разрешение говорить.

А с другой стороны почему бы и не рассказать? Сестра у него, насколько я знаю, фрейлина Высочайшего двора, самой Марии Фёдоровне служила. И Александре Фёдоровне. Но супруги-то государя сейчас в столице нет, она же вроде как в Крыму должна была находиться… Или я чего-то не знаю? И с каких это пор моя скромная персона стала интересна Аликс? И в столицу ведь меня чьим-то Высочайшим распоряжением выдернули… Получается, это не Государю я понадобился, а… Неужели у неё появилось желание пристроить меня на освободившееся место Распутина возле своей семьи? Да не дай Бог! Ничего у неё с этим не выйдет!

Впрочем, чего это я разошёлся, занервничал? Давно ведь для себя всё решил – от ближнего окружения Государя я по любому буду держаться как можно дальше! Как там говорят-то? «Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь»? Вот то-то и оно! Меня вполне устраивает сложившееся на сегодняшний день положение вещей… Есть у меня прямой контакт с Джунковским и Марией Фёдоровной, и этого достаточно. А с кем и как они дальше контактируют, это их дело и, по большому счёту, меня мало касается… И тут же додумал свою мысль. Вот только обольщаться не нужно. Ещё как касается! Может так коснуться, что и завтрашнего дня не увижу! Или сегодняшнего вечера. Слишком малая я величина, чтобы считаться с моими интересами и чаяниями… Вон в сегодняшней же утренней газете прочитал о безвременной кончине князя Львова. Якобы от болезни… Ага, поскользнулся на ровном месте и пять раз виском о бордюр ударился… Если уж такие люди за жизнь удержаться не могут, то что мне-то говорить… Но Государь молодец, очищает потихоньку Россию…

И аккуратнее тут нужно. А то слишком уж я категоричен – выйдет, не выйдет… Тут с Джунковского нужно пример брать – извернуться в случае чего по-лисьи. Чтобы и мордочка в масле была, и никого резким отказом не обидеть…

Вот такие мысли-думки и посетили мою голову. Хорошо хоть пауза получилась практически незаметная со стороны, коротенькая совсем пауза.

И, чтобы как-то замять эту паузу, я к чашечке потянулся, к себе ближе пододвинул.

Так, что-то я совсем в размышления ударился. Увлёкся, задумался. Пора бы и начинать что-то рассказывать. Что именно? Главное, это то, что нужно и можно отвечать на вопрос. А генерал таким образом нескольких зайцев… Или кроликов? (тут, сознаюсь, от пришедшей в голову мысли-воспоминания я не сдержался и хмыкнул. А меня услышали и посмотрели с удивлением. Ну да, виноват, не сдержался. Вырвалось вот. Зато как удивительно к месту воспоминание пришлось…) Но, тем не менее, мысль свою додумал до конца – «Поймать хочет…»

А, вообще, что-то не то со мной после нашего с Игорем вчерашнего застолья происходит. Словно бы контроль над собой в какой-то мере утерял. Понимаю же прекрасно, где нахожусь, а в голову лезет не пойми что… Вновь последствия травмы сказываются? Недаром же говорят, что голова предмет тёмный, малоизученный… А ведь так я могу запросто и до каких-нибудь неприятностей доразмышляться… Да это-то ещё ладно, лишь бы вслух что-то подобное не ляпнуть… Где не надо…

Так, нужно напрячься, собраться, отбросить прочь посторонние мысли и дотянуть до логического завершения этот разговор. Чтобы осталась возможность поехать потом на завод вместе с Игорем…

Однако, приступим…

В процессе подзатянувшегося рассказа чай и выпил. А затем и вторую чашку налил. Сам. Слуг в кабинете нет, потому как разговор очень уж приватный. Впрочем, их вообще нет. Да ещё и словно как на грех – чашечки-то очень уж малюсенькие, на пару глоточков (на кофейные похожи), а горло после вчерашнего так и сушит.

Вот бы мне ещё и некий кабинет посетить, а то после утреннего морсу что-то сильное желание на подобное посещение появилось. Но пока терплю, вида не подаю – неудобно же. Хотя, будь мы наедине с генералом, я бы уже давно свою просьбу озвучил. Потому как отношения у меня с ним, смею надеяться, дружественные. Особенно после моих так называемых предсказаний. Это когда я ему о его будущем занятии по разведению кроликов рассказал…


Лиза

Воистину, перст судьбы… Иначе как объяснить, что сегодняшняя утренняя газета волшебным образом взяла́ и попалась на глаза? Да ещё и словно специально оказалась раскрыта на той самой странице… Со снимком, хоть и ужасного качества, но на котором сразу узнала такое знакомое, да лишь бы не подумать большего, лицо.

Осторожно взяла в руки чуть помятый ворох шуршащих листков, вчиталась в текст под снимком. И чем дальше вчитывалась, тем сильнее начинало трепетать в груди сердечко. Живой!

– Барышня, вас к завтраку просят, – голос горничной испугал, заставил вздрогнуть. Слишком уж неожиданно он прозвучал.

Газета вернулась на прежнее место, а девушка на какое-то короткое время замерла на месте и смогла лишь кивнуть в ответ. Ещё через мгновение поняла, что смотрит на своё отражение в зеркале и ничего не видит. Встряхнула чуть-чуть головой, с досадой заметила нервный румянец на щеках, постаралась успокоиться…

Какое там! Глаза вновь сами по себе нашли газетный снимок, прикипели к милым чертам… И зачем ему эта ужасная папаха? Чистый разбойник в ней, настоящий абрек!

– Лизонька? – забота и любовь в голосе отца прозвучала столь явственно, что дочь смутилась ещё больше. – Ты почему к завтраку не выходишь? Что углядела-то?

Сергей Васильевич заглянул через девичье плечо:

– И ты удивилась? Я вот тоже никогда не верил слухам о возможной гибели Грачёва. И весьма доволен, что эти слухи оказались беспочвенными. Никогда! Ты слышишь меня, Лизонька? Никогда не верь тому, что эти газетные мара́ки пишут!

Остроумов приобнял дочь за плечи, мягко, но настойчиво увлёк прочь из холла:

– Пора завтракать. Или я на службу опоздаю…

Завтрак прошёл в молчании. И только под завершение, уже когда семья отложила в сторону столовые приборы, только тогда и зашёл разговор о предстоящем торжестве, главным виновником которого был глава семьи. А торжество предполагалось по случаю получения заслуженной награды в деле восстановления батарей и укрепления обороноспособности Босфора. Именно так и было написано в наградных бумагах.

И уже в самом конце обсуждения списка приглашённых гостей Лиза, всеми силами стараясь не выдать своего смущения, якобы случайно обмолвилась:

– Можно и этого вашего знакомого авиатора пригласить… – и тут же сбивчиво принялась объяснять. – Всем гостям было бы очень интересно послушать про аэропланы и воздушные битвы! Ну любопытно же!

Смущение всё-таки вырвалось наружу, заставило девушку замолчать и опустить голову. И оправдание не спасло. Не заметила она, как переглянулись родители и обменялись лёгкими, еле заметными, но от этого не менее многозначительными улыбками… И что самое важное – не догадалась Лиза, что газета та на столике оказалась отнюдь не случайно… И, опять же, в своём жгучем смущении не сообразила, что не так просто этого авиатора на папенькино торжество пригласить… Даже для папеньки. Потому как вряд ли этот полковник в Адмиралтействе вообще объявится… Нечего ему там делать. Во всём смущение это проклятое виновато!

* * *

– Всё? Поехали отсюда скорей! – Встретил меня у машины Сикорский.

– Всё, всё. Случилось что-то? Куда так спешишь? – остановился рядом с ним. – А куда сначала? На аэродром или в Управление?

С интересом понаблюдал за процессом запуска мотора. Впрочем, у инженера движок работает как часики – схватился с полуоборота и завёлся, зарокотал, заурчал сыто.

– На завод поедем. И в Управление обязательно заглянем. Да не спешу я. Просто не люблю этих господ… Надсмотрщики! Всё смотрят и смотрят! Приглядывают! – поморщился Игорь. – Поехали, поехали! Что стоишь? Усаживайся. На аэродром сегодня уже не успеем. Ну да ничего, завтра с утра пораньше выберемся.

– Да тебе-то грех жаловаться. Сыт, обут и нос, как говорится, в «табаке». Завод вот свой есть, казёнными заказами обеспечен, делом любимым занимаешься, наградили недавно за Босфор… Или этого мало?

– Да не мало! – отмахнулся Сикорский. Перегазовал, врубил с хрустом передачу, рывком тронул с места машину. А через минуту всё-таки объяснил свою резкость. – Не обращай внимания. Это я так, просто бурчу. Дань моде…

– Понял. Только не получится завтра с утра у нас с тобой на аэродром поехать.

– Что, очередная встреча? – хмыкнул Сикорский.

– Да. Встреча, – не поддержал веселья. – Ты меня утром в Царское село отвезёшь? Или мне самому добираться?

– Отвезу уж. Куда я денусь. Только потом обязательно на аэродром. Мне твой совет нужен. Ну и показать хочу кое-что.

– Что именно?

– Вот завтра и узнаешь, – отказался что-то объяснять мой компаньон и товарищ.

Ну, раз нет, то и настаивать на объяснении смысла не вижу. Потерплю, ничего со мной не случится. Стоп. А о какой это моде речь шла? Спросить?

– В смысле дань? Что ещё за мода такая?

– Побурчать на власть, поругать её, – Игорь с досадой дёрнул щекой и съёрничал. – В наших «интеллигентских» кругах это одна из излюбленных тем…

Однако, как это всё знакомо! «Сначала было слово, потом дело…» Там одна фраза, здесь коротенький разговор, так потихонечку и закладывается в голову людям определённая установка. А потом, когда таких голов наберётся достаточное количество, происходит качественный сдвиг сознания. И недовольство, которого на самом деле и нет, выплёскивается наружу. На улицы… Это кто же у нас такой умный? Похоже, где-то Батюшин с Джунковским ситуацию упустили. Вернуться, что ли? Нет, не буду возвращаться. Лучше завтра эти свои мысли Марии Фёдоровне вы́скажу…

Потом был завод и, конечно же, разговор о самолётах. О новых моделях.

– Да как Вы не понимаете, Сергей Викторович, – горячился в своём директорском кабинете Сикорский, в запале спора вернувшись к прежнему вежливому обращению на «Вы». – С подобными самолётами нам в мире равных долго ещё не будет. Это же какой рывок вперёд!

– Да всё я понимаю! – увлекли меня пламенные эмоции конструктора. – Но и вы поймите! Новые самолёты потребуют совсем другие материалы! Технологии! Кадры! И новые моторы! Нет, рано, рано нам затеваться с этим! У вас вон «Муромец» прекрасный самолёт! Вне конкуренции! Ни у кого в мире нет ничего подобного и ещё долго не будет! Немцы пытались сделать нечто подобное, и у них даже что-то получилось. Назвали «Гота». Но, как меня в ведомстве Джунковского уверили, одного из конструкторов этого самолёта я… Того-с… Вместе с той самой экспериментальной машиной… Ну, когда меня в Константинополе схватили…

– В газетах о таком я не читал, – нахмурился Игорь Иванович.

– Не об этом речь! Нам с вами вместо того, чтобы прожекты строить, лучше бы и дальше заниматься усовершенствованием того, что уже есть! И техническую базу развивать. Да, кстати, могу вас поздравить с первой боевой потерей…

– С какой потерей? – удивился Сикорский. – И почему это поздравить?

– Ну, как же? Ваш покорный слуга потерял свой самолёт. Разбил его при вынужденной посадке.

– Позвольте, но ведь… Вы же сами рассказывали о воздушном сражении? Об отказавших моторах и полнейшей невозможности продолжать дальнейший полёт? В подобных условиях никто бы не справился.

– Правильно. Но машину-то я потерял? И это, к вашей чести и во славу нашего завода, первый многомоторный аппарат, который мы потеряли в боевых условиях. К чему я это говорю? А в подтверждение своим же словам о надёжности вашего самолёта. Если бы не его выдающиеся лётные качества, то не смогли бы мы столько времени продержаться под огнём противника в воздухе. Да ещё и с одним оставшимся рабочим мотором! Опять же лёгкое бронирование кабины позволило сохранить экипаж…

– Не весь, – перебил меня конструктор.

– Да, не весь. Но стрелок погиб от пули, залетевшей в пулемётное окошко. В бойни́цу. Не повезло…

– А Маяковский?

– Ну так по нам же со всех сторон из пулемётов сади́ли! Нужно больше работать над броневой защитой…

– Это вес! – вскинулся Сикорский. – И, как следствие, уменьшение полезной загрузки. Тех же бомб или смеси будем соответственно меньше в полёт брать. Мы не можем пойти против требований Адмиралтейства!

– Можем, не можем… Зато экипаж сохраним! Мы же с вами рассчитывали бронирование кабины в расчёте на обстрел из лёгкого оружия. А тут пулемёты почти у всех появились… Нет, нужно увеличивать или толщину стенок, или брать качеством стали. Или же делать защиту многослойной… – озвучил пришедшую в голову догадку-воспоминание.

– Многослойной? Это как? Впрочем, нет! Это же какой вес получится!

– И ещё одно. Из своего личного практического опыта знаю, что ваш самолёт позволяет взять на борт несколько больший вес грузов, чем зая́влено. Без каких-либо ограничений по скорости и длине разбега и нагрузкам на элементы конструкции…

За спорами время и пролетело. Это ещё хорошо, что никого больше в кабинете не было. Шидловский пропадал со своим отрядом на фронте и пока не собирался возвращаться. Так что спорили мы между собой. Да и спором этот разговор никак нельзя было назвать. Так, обсуждение и выработка дальнейших решений по новой модели «Муромца». Ну и одномоторных бипланов коснулись в какой-то мере, само собой. А там обсуждение перекинулось на летающие лодки, на перспективы самолётостроения… И как в таком разе не затронуть вопросы производства моторов? Да и потихоньку нужно подбираться к использованию в конструкциях новых материалов. Войне-то скоро конец, можно и намекнуть, гм, Второву прямым текстом на необходимость закупки алюминия за рубежом… Старые-то запасы давно закончились.

Засиделись на заводе до позднего вечера. Белые ночи давно закончились, поэтому пока собирали да прятали в сейф многочисленные карандашные наброски, на улице стемнело. И большую часть дороги домой пришлось проехать почти в полной темноте.

Совру, если скажу, что ехали без опаски. Опасались, не без этого. Фары слабенькие, в нескольких метрах от машины уже ничего и не видно. Да ещё и лобовые стёклышки заставляют желать лучшего. Но доехали благополучно. Уже перед самым домом оба выдохнули, поймали себя на этом и переглянулись. И рассмеялись.

Вот тут и вляпались. Удар по капоту – испугаться не успеваю. Вижу краем глаза, как Игорь изо всех сил втискивает в пол педаль тормоза. Машина тут же и останавливается, благо скорости пока невысокие. Да мы и не лихачили, скорее, тихонько ползли. Выскочили из машины, осмотрелись. Батюшки свя́ты, да мы городового задавили!

Стоим, не знаем, что делать. О том, чтобы удрать и мысли ни у кого не возникло. Наклонились над телом.

– Убили? – почему-то шёпотом спросил Сикорский.

– Дышит.

– Берём его за руки, за ноги и заносим ко мне, – быстро пришёл в себя Игорь и принялся распоряжаться.

– Да погоди ты хватать. А если у него что с позвоночником? Только хуже сделаем…

Пока мы так между собой препирались, потерпевший и очухался. Хоть и свет от фар слабенький, но это-то можно было различить. Ну и расслышать, не без этого. Закряхтел господин полицейский, глаза открыл и громко так от всей души выругался. Да к свистку потянулся, собрался подмогу высвистывать. Только этого нам не хватало…

Но, обошлось. Благо Сикорский личность довольно-таки известная. А уж в своём районе, да на своей улице, про рядом находящийся дом я вообще молчу… Короче, несмотря на дрянное освещение признал городовой господина инженера. Признал и ещё разок выругался. Правда, к чести господина полицейского, тут же и прощения попросил за свою несдержанность.

– Да бросьте вы извиняться. В такой ситуации я бы и сам… – отмахнулся от извинений Игорь Иванович. – Это я должен просить у вас прощения за свою невнимательность и неосторожность.

Позвольте вам помочь подняться?

Подхватили под белы рученьки потерпевшего, осторожно приподняли… Уверились, что никаких последствий это действие не принесло и уже смелее вздёрнули довольно тяжёлое тело вверх. Правда, пришлось это тело немного придержать. Сразу-то ноги у господина отказались служить – дрогнули в коленках и подкосились. Ну а со второго раза дело пошло на лад. А приглашение он, к нашему счастью, принял. Иначе же… Даже и думать о подобном не хочется… Ну а за приглашением последовало угощение и подношение. Договорились к обоюдному согласию.

Вот только ни за что не поверю я, что этот городовой не слышал шума мотора подъезжающего автомобиля. Да кроме работающего мотора и звуков дребезжания подвески и кузова хватает. На ночной-то улице! Да нас наверняка за квартал было слышно. Нет, тут в чём-то другом дело. Вот только в чём? И, кстати, а где же в этот момент моё, так называемое, «негласное» сопровождение находилось? И, вообще, хорошо, что скорость у нас была маленькая, ползли «черепашьим шагом». А то бы…

* * *

До Царского Села добрались без проблем и довольно-таки быстро. При дневном свете осмотрели машину на предмет наружных повреждений после вчерашнего столкновения, но видимых следов не углядели. Ну и отлично просто. А затем и тронулись потихоньку. Ехать днём не то, что ночью. Одно удовольствие. Если бы ещё не эти хаотично шныряющие пролётки с хамоватыми извозчиками, то было бы гораздо проще и безопаснее. Опять же не пришлось бы столько нервов тратить. Они же правила движения не соблюдают, да и наверняка о подобном ничего не знают. Поэтому снуют по проспекту от одного края проезжей части до другого. И могут ры́скнуть в сторону в самый неподходящий для нас момент. Поэтому особо не разгонялись и смотрели в оба. А вот за городом осмелели и притопили педаль. Помчались с ветерком…

А потом встреча и разговор с Марией Фёдоровной. И вновь пришлось повторять в который уже раз набивший оскомину рассказ о произошедших со мной в последнее время событиях. Вот только по завершении этого рассказа вдовствующая императрица и матушка нашего Государя крепко так задумалась и дала́ мне мудрый совет:

– Ты, Сергей Викторович, больше никому и нигде о том не рассказывай (ну, наконец-то! Можно будет на запрет императрицы сослаться в следующий раз). Не нужно людям знать о твоей кратковременной потере памяти… – и многозначительно на меня посмотрела. Мол, сам соображу или ещё и пояснять только что сказанное придётся? И после короткой паузы добавила. – Или тебе Евгению Сергеевичу показаться?

А что тут соображать-то? Ежу́ и тому понятно. Только вот я и до сей поры причин разбалтывать эту свою проблему в упор не видел. Или не находил. Что, впрочем, одно и то же… Но, стоит отдать должное Государыне, хоть я причин и не видел, а за языком своим не уследил и особой сдержанностью не отличился. Если посчитать, кто уже об этом знает, то не малое такое число получается… Только и к Боткину на приём я ни в коем разе не пойду. Ещё чего не хватало…

На том эта встреча и завершилась. И больше мы ни о чём не говорили и меня ни о чём не расспрашивали. Какая-то странная встреча. Непонятная. Или Мария Фёдоровна просто хотела лично убедиться, что со мной действительно всё в полном порядке?

Ну а потом мы сразу и без задержек на аэродром поехали. И даже обедать не стали. И Сикорскому не терпелось чем-то передо мной похвалиться, и меня лихорадка нетерпения одолела.

Насчёт сразу я поспешил. На въезде остановили, документы проверили. За меня Игорь Иванович поручился, под свою ответственность на территорию объекта провёз. Ну да. Тут же у нас не только лётное поле, тут и сборочные цеха стоят. Где те самые «Муромцы» и собирают.

А вот и долгожданный сюрприз. Новая машина. Четырёхмоторный аппарат.

– Предлагаю сначала на нём в воздух подняться, а все вопросы на потом оставить? – предложил Сикорский.

И, не ожидая от меня ответа, полез в кабину. Ну и куда мне деваться? Не оставаться же на земле? Ещё чего не хватало! Тем более я и сам сильно по небу соскучился…

Глава 4

Бортовой инженер за мной лесенку убрал, дверь закрыл, замком-задвижкой щёлкнул. А я с солнечного света да в сумрак… Поэтому пока он у меня за спиной с дверью и лесенкой возился – постоял спокойно секунд с десяток. Ну, чтобы глаза к слабому освещению кабины привыкли. И огляделся попутно по мере привыкания, что уж тут. Интересно же… Тем более, эта кабина заметно отличалась от всех виденных мною ранее.

Опять же, никто моему интересу не мешает, некому отвлекать. С инженером, как и положено, ещё пока по лесенке поднимался, поздоровался, вопрос о готовности аппарата к вылету задал. Я же этот момент упустил, с предполётным осмотром-то. Потому что никак не ожидал вот так сходу пересесть из автомобиля в самолёт. Ну и пока вопросы задавал, ответы на них выслушивал да осматривался, секунды-то и пролетели. И глаза как раз привыкли к полусумраку грузовой кабины.

Кроме нас с Игорем и бортинженера в салоне больше никого нет. Ни стрелков, ни радистов на борту. Пусто-с…

Пошёл потихоньку вперёд. А куда торопиться-то? Никто не подгоняет и за уздцы не тянет. Бортинженер позади держится, уважительно в спину сопит. Узнал, наверное. Молодец, начальство нужно знать в лицо! А если и не узнал, то сразу сориентировался, сообразил, как себя с неожиданным гостем вести?. Вот и выходит, что по любому – молодец! Так что пока пробираюсь к пилотской кабине, хоть огляжусь спокойно, всё легче ориентироваться будет.

Обзорных прямоугольных окон нет, а установлены круглые, по типу корабельных иллюминаторов. И даже точно так же винтами-барашками фиксируются в закрытом положении. Получается, их ещё и открывать можно? А в полёте? Интересный был бы ход…

Ну, бомбовый отсек на первый взгляд остался неизменным, но только на первый. Потому как протискиваться в пилотскую кабину пришлось бочком. Увеличили объём? Но с этим потом разберусь. Что-то ещё глаз царапнуло… Что? Оглянулся, внимательно осмотрелся. А эт-то ещё что такое? Неужели… Да ну, не может быть! Ладно, с этим тоже потом разберёмся. Но если это именно то, о чём я думаю, то… То отныне противников у Русской Армии не будет… Если это, конечно, военный заказ. А если частная инициатива конструктора? В любом случае, отличная новость! И вот ещё о чём обязательно нужно будет поговорить с… А с кем? Кто в этом деле, интересно, будет решения принимать? Государь? Генштаб? Или Батюшин, разведка? Ла-адно, определюсь постепенно, так сказать, «по ходу пьесы»…

Что дальше? Переборка между грузовой и пилотской без изменений. И тоже «почти». Вверх прямо по переборке вертикальная лесенка уходит, в пять коротких ступенек. И колпак-площадка застеклённая. Пулемётная? А ведь это она наверняка и есть. Правда, самого пулемёта я сейчас наверху не наблюдаю, но ведь и мы в данный момент не на фронте. Интересно, а какой тогда сектор обстрела у этой огневой точки? Притормозил, провёл ладонью по ребристой ступени – нужно будет обязательно наверх залезть после полёта и осмотреться. Ну или позже, когда такая возможность подвернётся. Но выяснить нужно обязательно! И самому! На объяснения Игоря сейчас лучше не рассчитывать, он как в пилотскую кабину залез, так оттуда и не высовывается. И это вполне объяснимо – явно предлагает мне самому с новшествами разбираться. Наверное, чтобы своё мнение не навязывать?

Теперь кабина пилотов… Сикорский словно сытый, обожравшийся сливок кот сидит на рабочем месте командира корабля, ко мне лицом развернулся и лыбу во все тридцать два или сколько их там у него осталось, давит. Улыбается довольно, то есть. Но молчит. Щурится и молчит. Ла-адно…

Сам всё увижу.

Кресла привычные, чашками, с уже уложенными в них парашютами. Ремни привязные. Штурвал с педалями, триммер… А ведь что-то ещё есть. Недаром Игорь такой довольный и так внимательно за мной и моей первой реакцией наблюдает. Что!? И я в полном восхищении плюхаюсь на сиденье. Неужели на этом самолёте, наконец-то, появился измеритель скорости полёта? То-то меня Сикорский сразу в кабину потянул, не дал вокруг самолёта оббежать. Так бы я точно на приёмник воздушного давления своё внимание обратил. И всё равно глазам своим не верю! Не может этого быть! Но вот же он стоит! Не приёмник – указатель. Правда, шкала прибора градуирована в вёрстах в час, но это такая ерунда! Главное, уже проще будет пилотам. Есть на что отныне опереться, а не только на свои ощущения, опыт и матушку удачу. И можно будет полноценную инструкцию по лётной эксплуатации написать!

Кабина более остроносая. И, вроде бы как, чуть у?же прежней. Поёрзал в кресле, покрутил головой, наклонился влево-вправо… Точно, поу?же будет. И наружный обзор лучше. Ого! И боковое остекление на одну секцию больше стало, до столика радиста почти дотянулось. Носовая пулемётная точка переместилась немного ниже пола пилотской кабины и выдвинулась чуть вперёд за счёт более острого носа. Наконец-то! Сколько времени пришлось потратить, чтобы убедить Сикорского сделать нечто подобное… Да почти столько же, сколько в самом начале нашей совместной деятельности ушло на уговоры убрать балкон но носу «Муромца»… Неужели потихоньку косность мышления уходит? Или этому решению помогла продувка новой модели в аэродинамической трубе? Впрочем, что бы этому решению ни помогло – главное, что всё в тему, и Сикорский на правильном пути. А то всё «не может быть, не может быть! Никто в мире подобного не делает!» Хватит нам на мир равняться. Пусть лучше этот мир на нас равняется!

Хорошо получилось. Даже отлично! Теперь и пулемётчик своими сапогами пинаться не будет и вообще… Никто пилотам под ноги и педали не влезет. Красота!

Центральный пульт управления моторами наконец-то занял своё законное место между пилотами. Раньше-то он вроде как наособицу располагался. А теперь стал одним целым с центральной приборной панелью. Единственное что, так это консоль с РУДами чуть назад выступает. Ну да тут по-другому никак. Соответственно бортинженер за этой консолью и сидит. А стрелка? ему придётся пропускать вперёд, отодвигая своё рабочее кресло в сторону и назад. Знакомая по ещё той моей жизни конструкция. Нечто подобное я и рисовал когда-то очень давно Сикорскому. Пригодились, значит, мои рисунки…

Что ещё? Температура охлаждающей жидкости, указатели оборотов и топлива… Рядом с РУДами топливные краны… На этом всё. Но и так очень даже неплохо. И ему чего-то не хватает? Ну, Сикорский, ну жук! Да если этот самолёт ещё чуть-чуть до ума довести, то…

А что то-то? А ничего. Всё потом. А сейчас работать нужно! И я подогнал под себя подвесную, затянул на поясе привязные ремни, проверил ход рулей. Готов!

А дальше внимательно наблюдал за порядком запуска. Здесь всё-таки интереснее, чем на прежних моделях. Тут и стрелочки шевелятся, и виден весь процесс. И прогреваться на глазок стало не обязательно. Температуру-то сразу видно.

Сикорский отмашку дал, колодки из-под колёс выдернули, в сторону уволокли. Они, колодки-то, у нас увесистые, тяжеленные. Потому как из железа отлиты. Покрасили их, а то ржавеют мигом. Дюраль-то ныне в дефиците, излишков алюминия нет от слова «вообще». То, что удалось закупить по своим связям промышленнику Второву Николаю Александровичу, давно закончилось…

Моторы хорошо так тянут, и газовать не пришлось – так покатились. Потихонечку, помаленечку разогнались, из капонира выкатились, развернулись аккуратно по большой дуге на девяносто градусов, встали на так называемую «рулёжку». Просто более накатанная колёсами полоса для руления. А ведь и катится машина несколько по-другому. Ход-то у неё более мягкий и плавный. Ну, то что амортизаторы стоят, так они и раньше, на предыдущей модели, стояли. Значит, что-то новенькое? Отложим ещё один вопросец на потом…

На исполнительном… Пока выкатывались на взлётку, успел по сторонам глянуть. Пыли за нами почти нет, потому что не газовали при рулении. Так, лёгкий шлейф серый тянется вдоль ангаров, но и он уже практически на землю осе?л. Последние две недели стоят жаркие солнечные дни, вот всё и высохло. Даже трава пожелтела. Словно уже и осень наступила.

Ещё разок на пыль вдоль ангаров глянул. Это что же получается, ветерок-то у нас попутный… Хорошо, хоть самолёт пустой, отсюда и взлётный вес небольшой. Полоса длинная, позволяет глаза прикрыть на подобное нарушение. Дело, конечно, командира – принимать подобное решение. Но! После полёта обязательно по этому поводу пройдусь, потопчусь на самолюбии инженера-конструктора грязными тяжёлыми сапожищами. А потому что нечего нарушать! Сами же Инструкцию придумывали! На него же все подчинённые смотрят и пример берут. И молодняк! А этот пример плохой…

Обороты на взлётный режим, тормоза еле-еле машину удерживают. Но ведь удерживают же!

Поторопился я с выводом. Не удерживают. Грунт песчаный, высохший – колёса словно лыжи по нему скользят. Медленно так ползут и вроде бы как мы даже на сантиметры вниз опускаемся… Такое ощущение, что зарываются колёса в пыль, уходят в землю.

Самолёт словно присел, нос опустил, приготовился к прыжку – дрожит всем корпусом в предвкушении скорого полёта. Ох как хочется ему в небо – исходит нетерпеливой вибрацией вышедших на максимальные обороты моторов. Успеваю бросить ещё один взгляд вправо, на плоскости, на движки, на рвущие воздух винты.

Поехали! Сикорский отпускает тормоза, самолёт облегчённо и как-то даже со стоном выдыхает, рвётся вперёд… И чуть заметно подскакивает вверх – это колёса выпрыгивают из разрытых ямок. Ускорение ощутимо вдавливает в спинку кресла. За управление не держусь – придерживаюсь кончиками пальцев. Успеваю лишь моргнуть пару раз, и вот мы уже в воздухе. Земля не желает отпускать, цепляется из последних сил, напоследок в тщетной попытке придержать возле себя тяжёлую машину раскручивает колёса, и они рассерженно, по-шмелиному гудят. Скорость растёт, стрелочка прибора быстро сдвигается вправо. Жаль, что невозможно пока сделать шасси убирающимися. Но это пока. Моторы-то мы уже свои сделали, рядные, с водяным охлаждением. Значит, и другие новшества не заставят себя долго ждать. А если бы у нас ещё и механизация крыла была… Но об этом лучше пока вообще не думать. Слишком рано, да и невозможно по тем же техническим причинам. Тут и крыло другое нужно, и продольно-поперечный набор, и сами материалы. Снова всё упирается в возможности и технологии…

Тяга отличная – идём в наборе высоты, горизонт сразу же уходит вниз, под обрез лобового стекла, а впереди бескрайнее синее небо! Контролирую скорость, раз есть такая возможность. Кстати, если уж начали мерять скорость, то пора бы и о вариометре задуматься…

Стрелка высотомера остановилась на пятистах метрах – Сикорский командует уменьшить обороты моторов и выдерживать приборную скорость в сто пятьдесят вёрст. Горизонт! А ведь у самолёта есть ещё запас по скорости! Игорь убирает нагрузки на штурвале триммерами и поворачивает голову в мою сторону. Лицо счастливое и довольное…

Ни ему спрашивать ничего не нужно, ни мне отвечать. Всё и так понятно. Без слов. Поэтому просто показываю оттопыренный вверх большой палец руки. И только сейчас осознаю, что и в самолёт, и в полёт мы отправились в той же одежде, в которой приехали на аэродром. В цивильной. Это ещё хорошо, что я себе пару в магазине готового платья успел выправить позавчера, сразу же после приезда. А то так бы и ходил до сих пор в папахе и черкеске. Времени-то потом абсолютно не было…

Ага, не было, – сразу же заворчал кто-то ехидный внутри меня. Внутренний голос, наверное. Кто же ещё… – Как коньяк с инженером хлестать, так есть время… А на порядочную одежду и портного нет? Вот теперь мучайся в этом неудобном костюме!

Отмахнулся от так не вовремя проснувшейся совести, запихал поглубже внутренний голос.

На вопросительный взгляд Игоря отвечаю своим утвердительным кивком и крепко перехватываю управление. Какое-то время вживаюсь в самолёт, в полёт, иду в горизонте, оттримировываю усилия на рулях под себя. Теперь можно и чуть ослабить хватку пальцев на рогах штурвала. А ноги на педалях и так практически бездействуют. Для них время ещё не пришло.

Первый разворот. Левый. Крен, высота, скорость, обороты… Курс. Вывод. Прямая. Погодите-ка! А к чему мне обычную коробочку строить? Куда спешить? Топлива у нас (взгляд на указатель) достаточно… Так понимаю, от меня же после посадки потребуют оценку поведения самолёта выдать? Поэтому…

И я вываливаюсь за пределы круга в правом крене. Педали пока не трогаю. Постепенно увеличиваю крен, одновременно даю команду добавить обороты двигателям. Самолёт так и норовит опустить нос – приходится удерживать его в горизонтальном полёте. Возросшие усилия на штурвале убираю триммером. Вот теперь пришло время и для педалей. И ещё чуть-чуть оборотиков добавим. И штурвал чуток на себя поддёрнем и зафиксируем. Немного, вот так будет вполне достаточно… Всё, пора останавливаться, прекращать увеличивать крен. Плавно убираю правый, не останавливаюсь в горизонте и тут же перевожу машину в точно такой же левый крен. Головой всё время кручу по сторонам. Ну и что, что никого не должно в небе быть? А вдруг откуда-нибудь кто-нибудь да объявится? По закону подлости-то? Ну и на приборы смотрю, куда же без них…

Небо в зените синее-синее. Полёт спокойный, болтанки нет, облаков нет – турбуленция воздуха отсутствует. Даже не тряхнёт. Стараюсь выдержать высоту, себя в мастерстве и точности пилотирования проверить. Выполняю классический разворот в горизонте на триста шестьдесят градусов. Намечаю внизу подходящий ориентир, засекаю курс. Но, компас компасом, а с ориентиром надёжнее. Вот сейчас и посмотрим, не растерял ли я свои профессиональные навыки…

Подходит намеченный курс вывода, сверкает внизу серебристая лента Невы, круг замыкается и самолёт попадает в свой же спутный след. Появляется тряска, поэтому сразу вывожу аппарат из крена, ухожу в сторону от своего же следа. Значит, разворот выполнен правильно! Ни по крену не болтался, ни по высоте! Ну а дальше набор, снижение и снова набор, змейка. И всё время прислушиваюсь к машине, стараюсь понять, считать через пальцы всю информацию о том, что она в этом полёте чувствует, как себя ведёт. Чтобы знать её возможности, ну и не перегрузить самолёт… Правда, для этого ещё бы погонять на предельных режимах, но это всё потом, позже. А пока и этого достаточно…

Изредка кошусь на Сикорского. Сидит с непроницаемым выражением лица, руки на подлокотники кресла положил, вперёд смотрит. Уверен в своей машине…

Бортовой инженер мои команды спокойно выполняет, не суетится, РУДами двигает плавно, излишнего показушного рвения не выказывает. Опытный…

Так, сколько я там топлива израсходовал? Почти что и нисколько, но всё равно пора завязывать с выкрутасами. Первое представление о самолёте положительное, проблем с управляемостью никаких не заметно. Самолёт в воздухе сидит плотно, рулей слушается прекрасно, нигде не взбрыкивает, ничего лишнего себе на простеньких фигурах не позволяет. А больше ему ничего и не нужно. Не истребитель…

Стандартную коробочку побоку, сразу рассчитываю заход с обратным стартом. Потому как всё-таки необходимо на посадке ветер у земли учитывать! Даю команду прибрать обороты и правым разворотом со снижением выхожу на посадочный курс. Пока так. Вот войдём в нормальную глиссаду, тогда и будем корректировать скорость в большую или меньшую сторону. Как? А по углу тангажа, но, в основном, по поведению самолёта и по собственным ощущениям. Опыт мне в помощь. Короче, объяснять долго, проще показать разок.

Полоса впереди, крен «ноль» по прибору и визуально по горизонту…

Пока продолжаем снижаться с повышенной вертикальной скоростью – текущая высота по отношению к расстоянию до полосы всё-таки великовата. Можно ещё чуток увеличить вертикальную, чтобы войти в нормальную глиссаду. Ещё немного протянем и начну уменьшать уголок. Скорость чуть высоковата, но мы на выходе обороты попозже добавим, и она как раз упадёт до нужной. До порога полосы приблизительно на глазок вёрст шесть. В привычных мне километрах это практически столько же. Не буду мелочиться. Поэтому и высота должна быть около трёхсот метров. Где-то так и получается по высотомеру. Теперь самое главное убедиться, что никто не собирается в этот момент на взлётку выруливать! Ну или садиться на неё же с какой-нибудь другой стороны… Бывали, знаете, прецеденты…

Пора. Уменьшаю визуально угол тангажа, соответственно уменьшается и вертикальная скорость, и путевая. Уплывают под самолёт домишки. Нос самолёта в точку выравнивания! Триммер. Обороты… Обороты пока не трогаю, слежу за поведением самолёта. Однако, начинает проседать. Извините за выражение, но такие вещи сразу задницей чувствуются! Вот теперь РУДы вперёд. Левой ладонью подталкиваю руку инженера и тут же останавливаю, придерживаю от дальнейшего поступательного движения.

Самолёт немного вспухает, придавливаю его, опускаю нос машины, держу на намеченной линии снижения, снова направляю нос машины в точку начала выравнивания. Левая моя рука так и лежит поверх ладони инженера. Скорость! Обозначаю пальцами движение назад, и бортинженер понимает меня правильно – чуток прибирает обороты. Вот так хорошо. Ещё чуток подкрутим триммер на себя. Отлично! Идём по глиссаде ровно, словно по ниточке.

Проходим над крышами, трубами и доро?гой, успеваю заметить задранные вверх головы зевак, мелькает ограждение периметра аэродрома с полосатыми чёрно-белыми столбами. Вот и намеченный мною торец посадочной полосы. Обороты на малый газ, штурвал плавно на себя… Крен! Убираю… Ещё на себя… скорость падает, падает, на себя… На себя… Есть касание! Колёса раскручиваются, отдают на корпус вибрацией, но самолёт ещё летит… Словно никак не хочет покидать родную стихию и возвращаться на землю. Зато касание настолько плавное и мягкое, что вертикальной перегрузки никакой нет!

Падает скорость, машина опускается на стойки и чуть на них проседает, тяжело при этом вздыхает, встряхивает крыльями. Ну это-то то и понятно, мне и самому там, в небе, лучше и легче. Там я почти свободен. Если бы ещё и мог самостоятельно летать… Как птица…

По инерции скатываемся в сторону, мнём колёсами редкую выгоревшую траву, катимся к месту стоянки. Там плавно торможу и даю команду на выключение двигателей. Переглядываемся с Игорем, отстёгиваемся и дружно подрываемся с места, покидаем кабину и оставляем самолёт на бортинженера. Потребности в лесенке ни у меня, ни у Сикорского нет, поэтому поочерёдно приседаем на обрезе открытой двери и, придерживаясь рукой за пол, спрыгиваем вниз, на землю. Так же молча отходим к ангару, прячемся в его тени от послеполуденных горячих солнечных лучей.

Сикорский не выдерживает первым. Это-то понятно – изобретатель и конструктор переживает за своё детище.

– Ну, как?

– Отличный самолёт! И в управлении лёгкий, и летит выше всяких похвал, – не задерживаюсь с ответом.

Дальше обычные авиационные разговоры, о которых скучно рассказывать. Да и неинтересны они не специалисту. Основные интересующие меня вопросы решаю отложить «на потом». Не здесь их обсуждать нужно…

– Если следовать твоему совету, то придётся утяжелять машину. Усиливать дополнительно броневую капсулу. Интересно, что из этого в конечном итоге получится? Хотя-я… Должно мощности моторов хватить! – подвёл итог Сикорский. – Ну что? Поехали пообедаем?

По общему согласию отобедать решили в «Астории». А что? Дело-то стоящее! Всё-таки новая машина, новые моторы, усиленная конструкция фюзеляжа и крыльев. Центроплан и лобовая часть обоих профилей снизу и сверху зашита самой тонкой фанерой, что значительно увеличивает жёсткость крыла. Соответственно и его грузоподъёмность. Ну, тут не всё так однозначно, многое и от двигателей зависит. Нужно на практике проверять. Расчёты расчётами, а практический опыт лучше всего. Да и не будет заказчик на наши цифирки смотреть. Ему лучше объём и количество груза в натуральном виде показывать. Вот тогда он действительно впечатлится! И деньги заплатит. На заказы расщедрится. И это не только частника касается, но и госслужащего. Всё-таки основной заказ у нас казённый…

Сидим, неторопливо обедом наслаждаемся. Ну и разговоры ведём, планы дальнейшие строим. Не без этого же… Слишком много положительных эмоций у нас после полёта. Вот только на этот раз по молчаливому согласию спиртное решили проигнорировать полностью. И Игорь за рулём, и у меня никакого желания продолжать вчерашний загул нет. Хотя помню, ходила у нас в курсантской среде ещё в той моей бурной молодости подходящая как раз вот для подобного момента поговорка: «Если лётчик не курит, то к нему нужно присмотреться. А уж если не пьёт, то надо гнать его из авиации…» Было… Всё когда-то было… И семья была, жена и дочь… Ух, как внезапно накатило!

Голову опустил, стараюсь глаза не поднимать. Ну нет абсолютно никакого желания свои эмоции демонстрировать. Публика в зале хоть и степенная, воспитанная, но нет-нет, а иной раз в нашу сторону поглядывают. И перешёптываются между собой тихонечко. Узнали. Кого конкретно из нас, даже гадать не хочу, не до того мне сейчас. Вот лучше сельтерской газированной бокал выпью. С пузыриками…

– Сергей Викторович? Игорь Иванович? Не помешаю своим присутствием?

Ну, вот. Сглазил! Поперхнулся! Слишком неожиданными оказались для меня прозвучавшие чуть сбоку и сверху слова. Даже пузырики в нос шибанули, заставили скривиться, поперхнуться. Но это и хорошо! Теперь выступившую в уголках глаз предательскую влагу можно на это дело списать…

А Игорь-то уже расстарался, на ноги вскочил, раскланялся в приветствии. Хотя, голос-то у гостя знакомый…

Приподнял подбородок, покосился глазом на неожиданного визитёра. М-да. А ведь придётся вставать и здороваться, отбрасывать в сторону мои воспоминания и последовавшее за ними поганое настроение… Да не просто вставать, а лихим чёртом вслед за Сикорским на ноги подрываться, потому как это САМ Эссен, Николай Оттович, Командующий флотом на Балтике почтил нас своим личным присутствием. И за «визитёра» мысленно у него прощения просить!

О, да за ним ещё и адъютант замер соляным столбом, давнишний мой знакомец по Ревелю старший лейтенант Ичигов Алексей Владимирович. Улыбается мне довольно.

А Эссен между тем продолжает:

– А я-то чуть было мимо не проскочил! Да хорошо Алексей Владимирович, – адмирал глаза за плечо скосил. – Вас вовремя углядел и мне подсказал: «Смотрите, докладывает, ваше высокопревосходительство, наш герой и ваш добрый товарищ за столиком в углу от почитателей скрывается…» Поэтому прошу прощения, но… Не утерпел! Решил самолично подойти, честь оказать. Шучу, конечно. Алексея-то вы бы точно прочь завернули. А со мной у вас этот номер не пройдёт!

Вот кому мы обязаны этой встречей! Ишь, делает вид, что он тут совсем ни при чём. За широкой спиной адмирала от моего гневного взгляда укрылся и, небось, думает, что это его спасёт? Наивный…

– Прошу, Ваше Высокопревосходительство, – пока я от неожиданной встречи очухивался да в себя приходил, Игорь не растерялся, пригласил адмирала за наш стол.

– Благодарю за приглашение, но… Право, господа, не в обиду, но позвольте отклонить ваше приглашение, – адмирал в несвойственной ему манере несколько замялся, а потом решительно рубанул. – Сергей Викторович, господин инженер (Эссен уважительно кивнул Сикорскому), позвольте от имени виновника торжества, знакомого вам обоим Сергея Васильевича Остроумова пригласить вас в Банкетный зал по поводу присвоения ему очередного чина генерал-лейтенанта. Ну и, соответственно, поздравим кавалера с наградой… За Босфорскую кампанию…

Отказаться не посмели. И люди не те, которым можно отказывать, и обязан я лично что одному, что другому. Поэтому вслед за Сикорским заверил адмирала в своём полном согласии присоединиться к торжеству. Единственное, так это посетовал вполголоса – а уместно ли будет наше присутствие? И как же нам без презента?

– Ну что вы как маленький, Сергей Викторович, – попенял мне адмирал за мои слова, пока мы в Банкетный зал переходили. – Конечно уместно! И какой может быть презент? О чём вы? Вы же генерала лучше меня знаете… Лучше в двух словах, пока идём, расскажи?те, насколько соответствует истине то, о чём газеты полгода назад усиленно писали?

– Частично, Ваше высокопревосходительство. Лишь частично…

– Ну мы так и решили в своём кругу, – и, видя моё удивление, разъяснил. – среди наших общих знакомых. Однако, глядя на вас, поневоле подумаешь, что в этот раз журналюшки не ошиблись… Очень уж вы изменились, Сергей Викторович. Шрамов добавилось. И сединой меня обогнали… Если бы не Алексей, точно мимо бы прошёл, не узнал… Не в обиду вам будет сказано…

– Ничего, я уже привык, – и постарался переключить тему. – А вы какими судьбами в Петер… Фу ты, в Петрограде?

– Что, тоже новое название язык ломает? Вот и мне никак не привыкнуть. По службе я здесь. Надеюсь, как человек военный, других вопросов вы задавать не станете.

– На которые вы ответить не сможете? – продолжил-закончил за адмирала недосказанную фразу.

От дальнейших вопросов меня спас владелец этого великолепного ресторана. Правда, что это именно владелец, я узнал чуть позже, из разговора. Догадался. А в этот момент был рад, что нашёлся человек достойный, способный свободно обратиться к заслуженному адмиралу и отвлечь внимание на себя…

Эссен обменялся приветствиями на французском с Людвигом Людвиговичем Террье, представил нас друг другу, перекинулся с ним несколькими вежливыми фразами, хмыкнул благодушно, повелительно глянул на человека у дверей, и тот сразу же засуетился, потянул на себя прозрачную, толстого стекла дверь, придержал перед нами. Адмирал шагнул в зал, ну и мы за его широкой спиной следом. Владелец же остался снаружи, в Зимнем саду…

– Господа! Прошу вашего внимания! – сразу же, в свойственной ему манере, привлёк общее внимание Эссен. – Позвольте представить наших новых гостей, которых вы все и без моего представления, надеюсь, прекрасно знаете. Игорь Иванович Сикорский, авиационный конструктор и инженер, и Сергей Викторович Грачёв, хорошо нам всем известный полковник-авиатор, любимец судьбы и публики. А особо – газетных писак.

Неожиданное представление адмиралом нас обоих присутствующей в зале публике заставило меня буквально замереть на месте. А я-то собирался тихонечко просочиться к виновнику торжества, поздравить его по-тихому и сразу же благополучно удрать. Не вышло… И ведь я такой вот подставы не забуду, определённо точно кое-кому в лампасах напомню о его же собственных словах держаться подальше от всей этой… От больших людей с такими же лампасами, короче…

Господи, тут ещё и дамы… Платья роскошные, бриллианты сверкают… Глаза слепит. Бр-р… Уставились…

А я то на войне, то по горам ползаю, по развилку в снегу своё хозяйство морожу. Нет, вырываюсь периодически в так называемую цивилизацию, даже в столице бываю время от времени, дворцы посещаю, с коронованными особами иной раз разговоры веду… Но ведь это другое, это… По долгу службы! Вот что это! А тут? Там-то я в своём кругу, среди таких же обычных людей. И товарищи-сослуживцы у меня люди, в основном, простые. Есть среди них и дворяне, само собой, и чины большие, но рядом с ними я всегда был как-то на равных. А тут высший свет, тут притворяться уметь нужно. Вон и Джунковский со своей супругой и сестрицей присутствуют, почти рядом с виновником торжества сидят. Вот для него в этом омуте за счастье зубастой щукой плавать, карасей зажиревших гонять. Поглядывает этак многозначительно, головой кивает. Мол, попался… Похоже, ждёт меня очередной приватный разговор…

– Сергей Викторович? Да что с вами? – эхом доносятся до меня слова адмирала. А потом прямо в ухо сдавленным тихим рыком врывается еле слышная мне команда. – Полковник, смирно!

И тело тут же само реагирует, вытягивается и замирает. Пятки вместе, носки врозь, руки по швам, подбородок гордо приподнят, вид лихой и придурковатый! Уже само получается. Думаете, легко? А попробуйте…

– За мной шагом… – снова шипит еле слышно адмирал. – Арш!!

Шагаю следом и наконец-то прихожу в себя. Из ушей словно вынимают пробки, слышу разноголосый шум зала, шорох платьев, скрип стульев и звяканье столовых приборов. Даже умудряюсь расслышать в этом шуме посвистывающее шуршание натёртого паркета под ногами скользящих по нему официантов. В спину легонько правым плечом Игорь подталкивает… Уф, отстал…

Иду следом за Эссеном, краем глаза замечаю раскланивающегося со своими знакомыми Сикорского. Впрочем, он-то житель столичный, вхож в правительственные и казённые учреждения, наловчился вращаться в обществе и свете, в общем. Поэтому и чувствует себя здесь, как рыба в воде. А я? Чем я хуже? С чего бы так растерялся?

Чуть было не ткнулся в спину остановившегося адмирала. Хорошо ещё, что реакция отменная, успел отреагировать, замереть. И снова здорово! И ладно бы лишь сам виновник торжества был, с ним-то у меня никаких проблем в общении… Поклонился бы ему коротко, вот как сейчас, парой поздравительных фраз отделался, откланялся бы и сбежал потихоньку. Не тут-то было! Не удалось одними поздравлениями обойтись. А супруга виновника? Как же без неё в таком деле? Вот обязательно нужно мне вопросы задавать, да ещё и приглашать присесть на соседний стул? Для чего сгонять с него какого-то важного чина с большими погонами! Нет, у меня они-то тоже не маленькие, но здесь-то они генеральские. И зачем мне создавать на будущее такие проблемы?

Да это-то ладно, это можно и пережить. Но только сейчас, мне, вот пятой точкой чую, всё те же вопросы начнут задавать… Отвечать на которые совершенно не хочется. От слова «совсем» не хочется. Нет у меня такого жгучего желания… Как бы тут пограмотнее советом Марии Фёдоровны воспользоваться? И сам Остроумов, похоже, мне на помощь приходить не собирается. Раскраснелся, коньячку принял, чуть в сторону отвернулся, разговор с подошедшим Николаем Оттовичем завязал…

Вот и прав я оказался. Угадал с вопросами. Но и ничего конкретного отвечать не собираюсь, отделаюсь ничего незначащими фразами. Вот такими, например: «В тылу просидел, под крылом самолёта проспал…» Или как в том кино… Откуда у вас седина и новые шрамы на лице? «Шёл, поскользнулся, упал, гипс…» Достаточно… Отшутился, слава Богу. И интерес к моей персоне, наконец-то, пропал у хозяйки. Можно и ретираду играть потихоньку. Откланялся, получил на прощанье снисходительный небрежный кивок и поспешил отойти прочь.

Уже при отходе поймал вопросительный взгляд Остроумова и в ответ слегка приподнял бровь. Пусть понимает, как хочет.

Скрылся за колонной, облокотился спиной на полированный мрамор и глубоко выдохнул. Уф-ф, только теперь напряжение и скованность отпустили…

А всё дело, как понял, в этой девушке с серыми глазами. И густыми пушистыми ресницами… Кажется, Лизой её зовут? Дочка Остроумова. Старшая. Знакомили нас на корабле – всплыло внезапно очередное воспоминание. И тот самый момент, когда мы в узком дверном проёме еле-еле разминулись… Ну, почти разминулись… Да-а, красивая девушка… И глаза такие… Такие… Весьма выразительные. Вот только в самом конце нашего с её маменькой короткого разговора промелькнуло в них… Нет, не сожаление какое-то непонятное, а, скорее, разочарование? И отголосок жалости? Скорее всего, именно так… Не мог я ошибиться!

И сразу стало легче. Пропало окончательно давящее чувство в груди, осмотрелся уже совершенно спокойно, опомнился, оценил обстановку. Подумаешь, высший свет! Верхний, скорее всего… До высшего ему как до того далёкого государства на карачках добираться! И чего я так занервничал-то при входе в этот зал? Или эту встречу предчувствовал? Ну, да, скорее всего именно так. Ведь ничего не стоит связать Остроумова-старшего и эту вот его старшую дочь. Вот где-то глубоко в сознании я и связал… Только дошло до меня это лишь сейчас, как до того жирафа… Ясно теперь, что меня тревожило – подспудно ожидал я этой встречи. И приезд в столицу связывал с этой встречей…

И что теперь? Ну, встретился вот… И дальше-то что? А ничего! Олень я комнатный! Растерялся, язык проглотил! На что только надеялся… Стоп, стоп, стоп! А надеялся ли? Или вновь тороплю события? А ведь она просто меня жалеет! Мои ранения, мою седину, моё несуразное поведение… Мой измятый в полёте костюм… Отсюда и разочарование…

И тут же окончательно успокоился. Да и Бог с ним. И с ней. Ну и со мной, это само собой. Как будет, так и будет. Всё равно моё место не здесь, не среди этой разодетой публики в лампасах и бриллиантах, а там, в небе, среди облаков и самолётов противника. Или даже в так ненавистных мне горах… А сейчас мне и впрямь лучше уйти. Пока все разговорами заняты, пока никому я не интересен…

Так и пошёл вдоль стеночки, не выходя из-за колонн. Вот и дверь спасительная. Распахивается по моему жесту и тут же плотно прикрывается, отсекая все звуки банкетного зала за спиной. А дальше проще, можно в Зимнем саду затеряться, отдышаться, успокоиться. И на выход… Так, не забыть бы расплатиться за обед и можно выбираться на улицу. И кой чёрт дёрнул нас праздновать именно в Астории? Ведь вон же оно, Адмиралтейство… Рукой подать, два шага сделать, два квартала пройти…

На выход, пока ещё кто-нибудь не задержал. Тот же Джунковский. Нет сегодня у меня никакого желания с кем-либо ещё общаться. Довольно! На год вперёд наобщался!

Запрыгнул в свободную пролётку, толкнул в спину извозчика: «Пошёл!»

Хлопнули по лошадиному крупу вожжи, зацокали по булыжнику кованые копыта… Откинулся на потёртую кожаную спинку сиденья, опустился пониже, сделал вид, что не услышал за спиной торопливого оклика поручика Свирского. Опоздал адъютант Джунковского, не успел меня перехватить! Говорю же, всё на сегодня. Выбран лимит общения! А вот завтра пусть меня ищут, вызывают. Глядишь, и поговорим с генералом… На свежую голову…

Глава 5

– Ты почему так рано уехал? – постучался в дверь моей комнаты Игорь. Всего-то часа два, два с половиной минуло после моего поспешного отъезда (это чтобы не сказать большего. Например, бегства) из ресторана, только-только с прогулки вернулся, расслабился и на тебе. – Остроумовы весьма сокрушались по этому поводу. Пришлось мне за тебя извиняться.

– И как? Успешно? – пришлось встать с кресла и отложить в сторону газету. Ну и поморщиться, не без этого, от разошедшегося по комнате острого алкогольного запаха. И это от двух бокалов шампанского-то?

– Смейся, смейся… Мог бы и предупредить. Вместе бы и уехали. А так пришлось за двоих отдуваться. Конечно, не моё это дело, но после твоего внезапного ухода Елизавета Сергеевна заметно взволновалась… Всё через маменьку старалась выведать у меня, и где же это мой разлюбезный друг умудрился такие страшные раны заполучить? Даже на кавалеров никакого внимания не обращала…

– А зачем на них внимание обращать? И почему это сразу «бегства»? – не удержался я от вопросов и повёлся на эту явную провокацию. Да ещё весьма и весьма заинтересовал меня в этот момент такой факт – с чего бы это Игорь ни с того ни с сего про дочку генерала заговорил? Вроде бы я ему никакого повода подозревать что-то подобное не давал… И вообще, ведь правильно же сказал, не его это дело.

– Впрочем, зря она так, – Посмотрел я на несколько растерявшегося товарища, продолжил скучным равнодушным голосом. – Девушка молодая, симпатичная, с положением, опять же. Ей кавалеры по возрасту и статусу положены.

– Хочешь сказать, что тебе всё равно? – явно удивился Сикорский.

– Игорь, остынь! – осадил разошедшегося товарища взглядом. (Это личное и другим, даже друзьям, ни к чему сюда лезть!) Казалось бы! Это я так подумал, что осадил. Наивный! Похоже, товарищ решил активно поучаствовать в обустройстве моего личного счастья… Интересно, кто же ему такую мысль в голову вложил? Но уж коли осадить товарища не получается, то остаётся только сглаживать углы. – Да, ты прав… Мне совершенно всё равно!

– Ну и… Твоё дело! Но, хочу тебе заметить, не один я ваш взаимный к друг другу интерес заметил… – махнул Сикорский рукой, покачался на ногах с пятки на носок, нашёл взглядом соседнее с моим кресло, добрался до него в три шага и просто упал в его кожаные объятья. Рухнул. Потёр ладонью лоб, пожаловался. – Ох! Как я устал… Та рюмка Шустовского на выпитое ранее шампанское явно для меня оказалась лишней.

– Какой такой интерес? Это ты о чём сейчас? – вот ведь, выпивший-то он выпивший, а логики в своих рассуждениях не потерял и в вопросах не сбивается…

К счастью, разговор этот никакого дальнейшего продолжения не получил. В дверь постучались тихонько.

Ну поскольку я так на ногах и находился, а до дверей всего-то несколько шагов сделать, поэтому ничего говорить не стал, а просто пошёл и распахнул створку.

Слава Богу! Я-то ожидал самого худшего! Например, посыльных Джунковского или ещё кого повыше и поважнее, а это оказалась моя спасительница от чрезмерно разговорившегося товарища. Супруга Сикорского собственной персоной. Извинилась за беспокойство, потянула за собой мужа, заставила его выбраться из кресла и, извинившись ещё раз, утянула его в коридор.

Уже за закрытыми дверями начала ему негромко выговаривать за неподобающее поведение, в ответ что-то забубнил Игорь, голоса быстро отдалились и затихли.

Нужно было всё-таки по приезду не поддаваться на уговоры погостить, а сразу в гостиницу ехать. А теперь и съезжать неудобно.

А я ещё раз прокрутил в голове только что услышанное. Неужели и впрямь кто-то что-то сумел заметить? Это, на самом деле, не есть хорошо. Ладно я, с меня как с гуся вода. А вот репутация девушки может пострадать, если по столице начнут гулять подобные слухи. Хотя, это вряд ли. Что там Игорь про кавалеров-то говорил? Отбоя от них не было? Так что за слухи переживать не стоит! Как и за репутацию девушки. И без меня хватает тех, кто должен беспокоиться по такому поводу…

Подошёл к зеркалу, глянул на своё собственное отражение… Да, далеко не красавец… Если на седину ещё можно внимания не обращать, то шрамы, изуродовавшие щёку, так взгляд и притягивают! Чужой жалости мне только не хватало!

Всё, довольно пялиться! Решил же недавно, что хватит! Только небо, только самолёты! И война…

И я отвернулся от зеркала, отошёл и постарался выкинуть из головы все посторонние мысли. Правда, сначала всё-таки разобрался, что же меня так зацепило? Неужели выказанное столь явное пренебрежение? Или это мне только показалось? Да, скорее всего, именно это. Жаль. Жаль, что то, что не успело начаться, вот таким вот образом и закончилось… И сразу стало легче на душе, стоило только определиться и поставить окончательную точку в своих выводах.

Плюхнулся в кресло, подхватил газету. Мысли ещё какое-то время пытались вернуться к недавней теме, но я успешно заставлял их анализировать текст прочитанных заметок и статей, вспоминал сегодняшний полёт. Так и переключился потихоньку. А там стало проще. И спать я уже лёг с мыслями о завтрашнем дне, прочь отбросив всякие романтические бредни. И спал, кстати, как младенец. Слишком много было сегодня переживаний и волнений. В результате наложилось одно на другое, ноль в итоге и получился.

Утром за завтраком с удовольствием увидел слегка помятое лицо Игоря, выслушал от него сбивчивые извинения за вчерашнее поведение:

– Вчера я, кажется, позволил себе лишнее?

– Позволил, – нахмурился в ответ. А что? Почему бы и не отыграться за свои вчерашние переживания? И ведь на самом деле позволил, разбередил душу, полез туда, куда его не просили. Да ещё и на нетрезвую голову…

– Прошу прощения, – чопорно поклонился Сикорский. И это над столом-то! Над тарелками! Как ещё носом не макнул…

Вот зуб даю, это супруга его постаралась. Но простил, куда же я денусь. Надеюсь, в будущем подобного себе не позволит. И тут же хмыкнул про себя: «Если, конечно, «Шустовский» на шампанское не ляжет…» А вот дальше застольная беседа пошла по интересному руслу…

– Кстати, Его Высокопревосходительство, – Игорь прервался, заметив мою лёгкую гримасу. (Не дай Бог снова намеревается мне настроение испортить продолжением вчерашнего разговора!) И поспешил уточнить. – Владимир Фёдорович Джунковский… Настойчиво рекомендовал нам обоим прибыть сегодня во второй половине дня к нему на приём…

И многозначительно так покосился на навострившую ушки супругу. Понятно, больше ничего интересного на эту тему я от него не услышу. Но и супруга у Игоря далеко не простая барышня с улицы. Прекрасно поняла многозначительные гримасы мужа, покосилась на него, чуть улыбнулась и завершила завтрак. Сослалась на неотложные дела по хозяйству и откланялась, отослав предварительно прочь прислугу, – оставила нас одних в столовой.

На удивление, Сикорский не стал сразу рассказывать подробности приглашения, а тихонечко встал, прошёл на цыпочках к двери, приник ухом к филёнке, прислушался. Похоже, ничего крамольного за дверью не услышал, так как уже более свободно и расслаблено вернулся назад, за стол. Но всё равно стул переставил чуть ближе к моему. Интере-есно… Ну и мне пришлось проделать то же самое. Со стулом, имею в виду.

– Так уж вышло, что я немного в курсе предполагаемой темы нашей сегодняшней встречи, – не удовлетворился Игорь тишиной за дверью и наклонился ко мне как можно ближе. Почти губами к уху прижался. Тайна Мадридского двора, право слово! – Ты же знаешь, что в Германии революция? Не до войны им сейчас. Кайзер за власть цепляется всеми силами, хочет мира, а наши союзники упёрлись. Николай собирается разорвать союзнические обязательства и отказаться от участия в войне. Ох, что будет…

– А ничего не будет. Утрутся. Если Николай действительно примет такое решение, то всё правильно сделает. У России только два верных союзника, это собственная армия и флот! Помнишь любимую фразу его отца – Александра Третьего? То-то… Только я пока не понимаю, я-то тут при чём? – Нет, кое-какие догадки в свете услышанного у меня сразу же нарисовались. Но это всего лишь догадки, их к делу не пришьёшь…

– И ты при чём, и я с тобой вместе. Предполагаю, что Владимир Фёдорович на сегодняшней встрече выдаст предварительные инструкции на предстоящую нам с тобой задачу.

Тут я не выдержал и отстранился. Ну, во-первых, щекотно уху. А, во-вторых, всё-таки подобные вещи дома лучше не обсуждать. Если, конечно, всё так и обстоит на самом-то деле. Так и ответил. И тоже тихонько, не повышая голоса.

– Ладно, согласен. Это у меня ещё вчерашнее шампанское в голове играет, – не стал настаивать на продолжении разговора Игорь. – Так что? Собираемся?

– Куда в такую рань? Ты на часы-то глянь.

– Как куда? На аэродром. А я разве не предупреждал? Будешь осваивать до обеда новый самолёт. Возможно, и небольшой кружок вокруг аэродрома сделать успеешь. Так что, собирайся, собирайся, если на самом деле полетать хочешь.

– Погоди, – и пояснил в ответ на встречный удивлённый взгляд, – Да я-то уже собран… Объясни, с чего вдруг такая спешка?

– Вот после обеда Его высокопревосходительство всё тебе и объяснит. Ты что? Так и будешь сидеть? Что ж, можем никуда и не ездить, мне сейчас и дома хорошо будет.

Шампанское у него играет, как же. Придумал себе оправдание… Похоже, там ведро этого шампанского было выпито, или далеко не одно только шампанское…

– Поехали! – поднялся с кресла и шагнул к дверям. Оглянулся. – Я готов, теперь приходится тебя ждать!

Выехали мы минут через пятнадцать. Пока мой товарищ переоделся, пока с женой попрощался, пока машину прогрели, время и пролетело. А на аэродроме я его, это время-то, совсем не замечал. Сикорский караул от самолёта не отпустил, наоборот, приказал служивым бдить в оба и никого даже близко к стоянке не подпускать.

– Не хочу, чтобы нас попусту беспокоили, – объяснил мне. – Срочного всё равно ничего быть не может, а с несрочным и сами должны разобраться…

Так до полудня и просидели втроём в самолёте. Нас двое и бортинженер за компанию. Сначала подробно рассказывали мне по очереди о самолёте, потом на мои вопросы отвечали. Ну и показывали на месте, что и как. С тросами я угадал. Будем на днях пробовать воздушное десантирование. Запустили попутно и прогрели моторы. После полудня же расселись по рабочим местам и порулили на взлёт. На этот раз я занял командирскую левую чашку, а Сикорский правую. И в этом полёте Игорь до управления вообще не дотрагивался.

Взлетел, выполнил левую большую коробочку. Рутина. Сели, зарулили, заглушили моторы и разобрали сам полёт. В общем-то и разбирать нечего было. Полёт по кругу простой, отработанный до автоматизма. Руки сами делают привычную работу. Да и машина в управлении практически ничем не отличается от знакомого мне «Муромца».

Обедали на этот раз дома. Не стали шиковать и повторять вчерашнюю ошибку. Мало ли кто ещё в ресторане встретиться может? И к Владимиру Фёдоровичу поехали не сразу. Послеобеденный отдых это святое. Правда, отдых этот свёлся у нас к очередному разговору о предполагаемых возможностях новой машины. А там и время подошло для поездки.

Ну и поехали по уже знакомому адресу. Представились на входе, отметились в журнале, поднялись наверх. Рабочий кабинет точно тот же, что и раньше. Адъютант в приёмной нас узнал и сразу же доложил шефу. И секунды после доклада ждать не пришлось, тут же в двери кабинета пройти пригласили. Воистину, разговор нам предстоит серьёзный. Иначе бы генерал нас, наверняка, как в прошлый раз на квартире принял.

– Куда же вы так вчера торопились, Сергей Викторович? И ведь даже не попрощались, – первым делом после обоюдных приветствий поинтересовался Джунковский.

И этот туда же! Отвечать ничего не стал, да и не обязан я по этому вопросу перед кем-то отчитываться. Начало разговора-то никак не похоже на допрос и, тем более, явно Владимир Фёдорович этой фразой приглашает нас к неформальной беседе. Да и не вяжется с давними рекомендациями вчерашнее поведение моих старших… А кого именно? Начальников? Товарищей? Кого? А не знаю! Так что лучше я промолчу. Но как-то реагировать на вопрос нужно, иначе некрасиво может получиться. Поэтому состроил этакую непонятную гримасу, дёрнул уголком рта. Мол, понимайте, как хотите. И, похоже, этот мой ответ генерала вполне устроил.

– Присаживайтесь, Сергей Викторович, Игорь Иванович, – Джунковский подождал, пока мы рассядемся на предложенных нам стульях и продолжил. – Предлагаю отойти от официального тона. Так и мне будет проще, да и вам тоже.

Вслед за нашими согласными кивками кивнул головой сам:

– Дело же вот в чём, Сергей Викторович. Вчера, насколько я знаю, Игорь Иванович ознакомил вас с новым аппаратом. И даже в небо вы вдвоём успели на нём подняться. Сегодня до полудня вы всё время провели на аэродроме. И снова летали. Понимаю, что ознакомиться с новой машиной так как должно вы не успели, но, всё-таки… Каковы ваши первые о ней впечатления?

И вот тут я задумался. Ну никак не ожидал, что разговор вот так сразу повернёт именно в эту сторону. Почему-то в первую очередь предполагал услышать вопросы о моём многомесячном отсутствии и предшествующих ему причинах, в конце концов о разъяснении столь срочного вызова в столицу! А тут с моего вчерашнего ухода разговор начался… И сразу на самолёты перескочил… Стоп! Что-то я всё в одну кучу смешал. Ну при чём тут моё вчерашнее поведение? Я вообще где и у кого на приёме нахожусь? Первый вопрос был наверняка задан лишь для того, чтобы с нас понятную настороженность сбить. Психолог! Но сработало же? То-то… Пора бы и мне мозги включить! Ла-адно. И я собрался, отбросил всё личное и лишнее. Думай, голова, прежде чем рот раскрывать. Думай!

Не просто же так подобные вопросы задаёт вот ТАКОЙ человек? Значит, это действительно важно… Поэтому сосредоточиваемся, вспоминаем мои вчерашние ощущения и впечатления от полёта, суммируем их с сегодняшними и коротко докладываем, формулируем краткие выводы. Основные. Если нужно, Владимир Фёдорович обязательно спросит и уточнит. И ещё одно… Очень интересно, почему этот вопрос мне задают, а не конструктору и главному испытателю своей машины?

– Отличный самолёт, Ваше высокопревосходительство, – официальный разговор или неофициальный, а лучше пока всё-таки так обращаться к хозяину кабинета. Похоже, настолько краткий ответ генерала не устроил. Потому как он явно ждёт продолжения и внимательно так на меня смотрит. Выжидательно…

Что ж, тогда продолжим, чуть развернём свой ответ. Но с умом:

– Конечно, вы абсолютно правы. Потребуется дополнительное время на изучение предполагаемых технических данных и возможностей, нужно будет обязательно выполнить хотя бы несколько тренировочных полётов, погонять в воздухе аппарат на различных режимах, в том числе и на критических. Только тогда можно будет сказать что-то более конкретное. А пока… Пока коротко. Управляется легко, в обычном полёте ведёт себя нормально, рулей слушается идеально, взлёт и посадка без замечаний. Это в простых условиях и без загрузки. Поэтому хотелось бы знать, какие задачи предполагается выполнять на этом самолёте? – не удержался и всё-таки задал первый интересующий меня вопрос.

– О конкретных задачах я вам чуть позже расскажу. Вы мне предварительно вот на какой вопрос ответьте… – Джунковский не выдержал, с шумом отодвинул стул от стола, встал, сделал несколько быстрых шагов к окну, отодвинул длинную, до пола, плотной ткани казённую штору, выглянул наружу и тут же снова её задёрнул. Развернулся чётко, через левое плечо:

– Так вот, Сергей Викторович. Вы мне твёрдо ответьте, сможет ли этот… Да, именно этот самолёт! Сможет ли он выполнить точно такой же перелёт, который вы выполняли не так давно с великим князем на борту? Со всеми его предполагаемыми сложностями?

– Вы имеете в виду… – и я кивнул на висящую на стене огромную карту Европы и отчётливо вспомнил тот давний воздушный бой над морем.

– Да, именно это.

– Г-м. За ответом на этот вопрос вам лучше к самому конструктору обратиться… – попробовал ускользнуть от ответа. Да и правда, для чего ставить меня перед Игорем в неудобное положение? Действительно, лучше него никто на этот вопрос не ответит.

– Мнение Игоря Ивановича нам уже известно. Хотелось бы услышать именно ваше, как специалиста, – И Джунковский тут же пояснил, почему. Наверное, слишком уж гримасу я состроил соответствующую. – Потому что ни у кого из наших пилотов нет такого огромного опыта в международных полётах и в перелётах на такие расстояния… И соответствующего инженерного образования… Опять же, у вас больше всего подтверждённых побед в воздушных боях.

– Понял. Если позволит запас топлива и расход топлива, то сможет… – протянул я. Ох, как не хочется давать конкретные ответы по необлётанной технике. Не дай Бог, случится что? Ведь за свои слова придётся отвечать… Хотя, тут я просто перестраховываюсь, по давней привычке пытаюсь лишний автомат защиты сети на задницу поставить. На самом-то деле я с самого начала про себя решил, что всё прекрасно получится. Двух полётов и сегодняшних подробных рассказов вполне хватило. Но тут дело такое, не простое. Поэтому лучше всё-таки перестраховаться. – Ваше высокопревосходительство, перед тем как требовать от меня подобные конкретные заключения, нужно всё же дать возможность более тщательно ознакомиться с самолётом и его лётно-техническими характеристиками. И обязательно выполнить хотя бы один полёт на практическую дальность. Расчёты расчётами, но практику ничто не заменит…

Высказался и замолчал. Жду ответа.

– Неужели вам до полудня не хватило времени ознакомиться с аэропланом, господин полковник? Чем же вы там все занимались? – не принял моей отговорки Джунковский. Помолчал, вздохнул устало. – Времени у нас нет на подробное ознакомление, Сергей Викторович… Сейчас мы с вами выйдем на улицу и сядем в автомобиль. Поедем на Дворцовую площадь… Там сами всё поймёте. Надеюсь, предупреждать вас о вреде излишней болтливости не нужно?

– Не нужно… – и здесь одни сплошные тайны да секреты.

– Господа, – поднялся на ноги генерал, ну и мы за ним следом подхватились…

В машине никаких разговоров не вели, всю поездку молчали. Лишь пару раз ловил на себе в зеркальце заднего вида внимательный взгляд генерала.

Зато было время подумать над тем, куда, то есть к кому и зачем нас везут. Хотя, что тут гадать-то, если машина едет в сторону Дворцовой площади?

– Похоже, неслучайно обмолвился Владимир Фёдорович про международные перелёты. И отсюда следует, что ждёт меня очень скоро дорога дальняя за кордон. С этим понятно, а Игорь-то здесь с какого боку? – я прикрыл глаза и вжался спиной в кожаную обивку. – Неужели лишь как инженер-конструктор? Это вряд ли. Нет, зря я так думаю. И это наверняка тоже, но и второго-то пилота у меня нет… Или, наоборот, это я буду привлекаться в качестве второго лётчика? Всё может быть, всё может быть. Кстати говоря, а куда именно нам лететь предстоит? И, да, никакой государыней здесь и близко не пахнет! Это явно батюшка-царь по мою грешную душу нацелился. С чьей, интересно, подачи… Владимира Фёдоровича?

– Сергей Викторович, а ответьте-ка мне, пожалуйста, на несколько вопросов, – голос генерала вырвал меня из раздумий. А вот и он, лёгок на помине. Воистину, вспомни чёрта… Пришлось открыть глаза и собраться.

– Вас ведь в отставку не отправляли? Не отправляли, – довольно повторил Джунковский, услышав мой отрицательный ответ. – Тогда попробуйте объяснить мне, почему это вы всё время в партикулярном платье ходите, а не в положенном вам, как офицеру, мундире?

– Да я же только что в столицу прибыл. Не было у меня времени мундир заказать…

– Это всё отговорки, Сергей Викторович. Насколько мне известно, вы уже третий день в городе. Сегодня же извольте исправить это упущение! Право слово, боевой офицер, а выглядите как… – генерал не стал продолжать выговор, просто махнул разочарованно рукой и отвернулся.

– Сегодня же и исправлю! – бодро отрапортовал я в бритый затылок. Да, виноват, признаю. Как-то упустил я этот момент…

Так за размышлениями и разговорами время и пролетело. Да тут и ехать-то всего ничего оказалось. Литейный проскочили, через Фонтанку по мосту пронеслись, распугивая автомобильным сигналом прохожих и разгоняя в стороны пролётки с зазевавшимися извозчиками, ну а там и Зимний показался…

Не угадал я со своими предположениями. Первым делом мы с Батюшиным встретились. После чего уже все вместе были приняты великим князем Александром Михайловичем. И хоть бы кто что-нибудь конкретно объяснил! Нет, только вид таинственный делают, да переглядываются этак многозначительно. Устроили, понимаешь, смотрины! А я перестал голову ломать – время придёт, и всё расскажут. Отрешился от всего, успокоился. Хотя… Чего мне успокаиваться-то, если я и так не особо нервничал? Врать не буду, немного волновался, не без этого… Но кто бы на моём месте не волновался? Единственное, так это пришлось коротко великому князю о том самом воздушном сражении докладывать. Ну и, соответственно, коснулись моих летних похождений в Карпатах. Рассказал, а куда деваться-то? В весьма сокращённом варианте, само собой. И, опять же, помня о совете Марии Фёдоровны, всей правды не поведал. Ни о потере памяти не сказал, ни об обучении травничеству. Чревато… Но и так очень уж красочной моя история получилась…

– Удивляюсь я вам, Сергей Викторович, умеете вы приключения себе находить. Кстати, а почему вы не в мундире? Я что-то не припоминаю, чтобы приказ о вашей отставке подписывал… Почему награды не носите? Извольте сегодня же привести свой внешний вид в порядок!

Да, похоже, по прибытии в столицу нужно было первым делом к портному идти… Закончилась моя лафа… А в прошлые разы на мои подобные нарушения почему-то все закрывали глаза. Что изменилось-то?

– Разрешите выполнять? – тут главное не переборщить с лихим видом.

– Разрешаю. Сейчас с делом разберёмся и разрешаю! – правильно понял и улыбнулся глазами Александр Михайлович.

Прав я оказался в своих выкладках-предположениях. Почти… Поэтому, когда наконец-то меня решили ввести в курс дела, я собрался и очень сосредоточенно внимал каждому сказанному в этом кабинете слову. И сразу же анализировал услышанное…

Дело же вот в чём – в Германии полыхает огонь революции и кайзеру не до войны сейчас. (А то я не знаю!) Ну и вспомнил он о родственных отношениях, решил быстренько заключить мир с Николаем. Русский же император оказался в очень сложном положении. Потому как Англии и Франции дядюшка Вилли подобного выхода из войны не предложил. По мне, так зря. Это он ещё не знает, чем может такая революция закончиться. Надеется на что-то… Власть удержать? Ну-ну… Да после такого англичане все силы приложат, но Германскую Империю на части разорвут. А наш Николай, судя по всему, собрался принять предложение дальнего родственника и пойти на одностороннее перемирие. И, значит, на разрыв с союзниками. Ну, насчёт разрыва, это он прав. Как и насчёт перемирия. Особенно, если потребовать под это дело некоторые полезные контрибуции и оставить за собой уже отвоёванные территории. Как повторял я уже сегодня Сикорскому, нет у России других союзников, кроме собственных армии и флота. А англичане с французами пусть сами дальше разбираются… Да и вообще, тут совершенно к месту можно вспомнить ещё одну историческую фразу: «Европа может подождать…» Самое главное для России сделано – Босфор наш! А война с Турцией и Австро-Венгрией без немецкой поддержки быстро закончится…

– Продолжайте, продолжайте, Сергей Викторович… Очень уж интересные вы мысли высказываете… И, что самое важное, правильные…

Голос великого князя заставил меня встрепенуться. Чёрт! Неужели я настолько глубоко ушёл в свои размышления, что начал вслух их проговаривать? Скосил глаз на Джунковского, на Батюшина. Первый мне неожиданно подмигнул. Второй же… Второй так и продолжал стоять с каменным выражением лица. Хрен что разберёшь! Ни одной живой эмоции, кремень, а не человек. Одно слово – контрразведчик!

Пришлось продолжить размышления. Только уже вслух.

– Судя по всему, мне и Игорю Ивановичу предстоит на новом самолёте доставить в указанное место некое официальное лицо, – я непроизвольно скосил глаза в сторону дверей. – Или же группу таких лиц. Именно там и будет подписано соглашение о перемирии?

– Да, – Великий князь заложил руки за спину. – Вы правильно догадались о своей основной задаче. Вводные же и дальнейшие подробности вам чуть позже доведёт Николай Степанович. Господа, я вас больше не задерживаю…

И мы откланялись. Лишь Батюшину пришлось задержаться.

В машине некоторое время молчали. Я бездумно смотрел в окно и вспоминал прошедший разговор. И только когда автомобиль скрипнул тормозами и остановился, очнулся и удивился:

– А это зачем мы сюда приехали?

Видать, крепко я задумался, что даже не слышал указаний Владимира Фёдоровича шофёру.

– Сергей Викторович, вам к портному. Займитесь, наконец, своим внешним видом! Надеюсь, уже завтра мы меня не разочаруете… Да, как разберётесь с мундиром, возьмёте извозчика и прибудете ко мне. Буду ждать!

Завтра? Да я разорюсь на этом портном! Это же сколько придётся приплатить за срочность? И для чего мне возвращаться на Фурштатскую? Да ещё и на извозчике? Не лучше ли пешком прогуляться? Не так-то тут и далеко, да и день такой хороший…

– Обязательно на извозчике. Не вздумайте пешком идти! – угадал мои мысли Владимир Фёдорович.

– Так точно! – и я вывалился из тёплого нутра авто на свежий воздух.

На удивление, у портного я просидел недолго. Ателье-то обшивало военных, поэтому пришлось воспользоваться уже готовым мундиром. Единственное, так это подогнали его по фигуре и обещали сразу же пришить знаки отличия. Ну и ордена обязались на положенные им места ношения прикрепить. Но это чуть позже, когда я их сюда доставлю. Поэтому вместо Фурштатской пришлось сначала ехать на квартиру к Сикорскому, забирать награды и возвращаться в ателье. И уже оттуда, на том же извозчике, получив твёрдые заверения, что мой мундир будет сегодня же доставлен по указанному мной адресу, поехал к Джунковскому. Договариваться об индивидуальном пошиве, несмотря на все уговоры, не стал. Всё равно этого мундира мне надолго не хватит. Исходя из уже имеющейся у меня горькой статистики, долго носить мне его не придётся. Обязательно что-нибудь, да случится! Поэтому, конечно, тьфу-тьфу, но обойдусь уже готовым. Качество-то меня вполне устраивает. И на приёмы я ходить больше не собираюсь! Да и не собирался, вообще-то… Зато и у начальства ко мне подобных претензий больше не возникнет.

С Сикорским мы разминулись. Разговор же с Владимиром Фёдоровичем сразу повернул в неожиданную и потому весьма интересную для меня сторону.

– Заказали? Пора бы и привыкнуть, Сергей Викторович, что здесь это не там. В смысле, не у вас…

Пока я хлопал глазами от неожиданного генеральского пассажа, Джунковский встал, вышел из-за стола и поманил меня за собой. Откинул в сторону тяжёлую ткань, толкнул от себя небольшую, незаметную со стороны, дверку.

– Проходите, проходите, полковник, не стесняйтесь. Здесь нам никто не помешает.

Прошёл, что же не пройти, коли настолько любезно приглашают? Ну и осмотрелся, интересно же, что тут внутри? А ничего. Всё обычно. Это просто маленькая комнатушка для отдыха. Или ещё для чего… Не моё дело.

Присели за низкий столик, подхватил предложенную мне чашку чая, подержал в руках. Подождал, пока хозяин кабинета наполнит свою и отхлебнёт. Только после этого и я приложился губами, втянул в себя осторожно горячий напиток. А, интересно, откуда здесь горячий чай? Раздумывать над этим вопросом мне не дали.

– Сергей Викторович, вы почему мне ничего не доложили о ночном происшествии?

Сказать, что я удивился, это не сказать ничего. Да я даже чаем поперхнулся! Какое только возможное продолжение разговора не предполагал, но вот о подобном даже помыслить не мог…

– О каком происшествии? – а сам варианты ответов быстренько перебираю, да пытаюсь в подробностях случившееся припомнить.

– Не разочаровывайте меня, Сергей Викторович. Не надо. И вы, и я оба прекрасно понимаем, о чём речь. Наложите ночное происшествие на сегодняшний разговор и хорошо так ещё раз подумайте…

А ведь действительно… Да ну, не может быть! А почему не может-то? Ведь и мне в тот момент показалось это очень странным, только закрутилось всё как-то, да и ходу я своим подозрениям не дал. А зря, как оказалось.

– Ваше Высокопревосходительство, но там же городовой был…

– И что? Вы прямо твёрдо уверены, что городовой мог вот так взять и ни с того ни с сего под колёса броситься? Да-а, Сергей Викторович… Всё-таки умудрились вы меня разочаровать. Похоже, ваше последнее ранение не прошло для вас бесследно… (Неужели это он на потерю памяти намекает?) Прямо-таки и не знаю, можно ли после подобного доверять вам выполнение столь ответственной задачи…

– Не уверен, но… Ночь, темно… От подобной случайности никто не застрахован, – сделал вид, что не обратил никакого внимания на ехидные слова генерала. Потому как надеюсь, что всё это лишь для красного словца говорится.

– Только не вы, Сергей Викторович. Пора бы уже понять и привыкнуть – всё, что с вами происходит, происходит не просто так.

– Хорошо. Понял. Слушаю вас, – ну а что? Я действительно понял. А раз понял, то пора бы и на конструктивный диалог переходить. Проехался генерал по моим умственным способностям и довольно. Даже и не думаю обижаться, потому что правильно проехался. Мог бы и действительно сам сообразить. – Так понимаю, немецким следом здесь и не пахнет?

– Не пахнет, – посерьезнел и Джунковский. – Городовой действительно наш настоящий городовой. И не было у него иного выхода, как только вам под колёса кинуться. Пока вы там с ним у машины разбирались, мы всю операцию и закончили. Неужели никакой суеты у парадной не заметили, Сергей Викторович?

– Ничего… Да нам не до того было! – загорячился я. – Поставьте себя на наше место! Человек под колёсами!

– Ну, не совсем под колёсами, это вам с испугу показалось. Так, немного автомобильным крылом в сторону отпихнули… Даже синяков не осталось… – явно наслаждался моей горячностью Владимир Фёдорович. – Хорошо. Пропустим. Так получается, что сведения о предстоящей вам операции уже известны нашим союзникам. И у дома Сикорского вас ждали…

Сижу, молчу, слушаю. Интересно-то как! Мне вот, почему-то только сегодня стало о предполагаемом задании известно, а кое-кто, кому о нём знать совсем не положено, уже давно знает. Да что у нас за страна-то такая!

– На ваше счастье, нечто подобное мы с Батюшиным предполагали и оттого сработали вовремя…

– А мы, по всему получается, были чем-то вроде живца? – не выдержал и перебил генерала.

– Да, скрывать и отказываться не буду, именно так и получается. Слишком велики ставки в этой игре.

Да, для кого-то игра, а для кого-то и жизнь. Но генералов и службы я прекрасно понимаю. И сам, наверняка, в подобной ситуации поступил бы так же. Поэтому прочь эмоции и продолжим разговор.

– Понимаю прекрасно. И одобряю. И что дальше?

– А дальше вам придётся вновь обзавестись негласной охраной. Семёна вашего, к сожалению, так и не удалось уговорить вернуться к службе, пришлось подыскивать новых людей. И подбирали их, хорошо зная о ваших предпочтениях. Чуть позже я их вам представлю.

– Если вы лично представите, то это из вашего же ведомства люди?

– Да. Надеюсь, ничего против этого вы не имеете?

– Нет. Если, действительно, вы подбирали их, исходя из моих предпочтений. И да, кому отдан приоритет подчинения? Мне или вам?

– Сергей Викторович, ни к чему вам в такие подробности углубляться. Повторяю, люди будут вас охранять. Вас и Сикорского. Надеюсь, с этим мы разобрались? – построжел голосом генерал, словно намекая мне на недопустимость дальнейших трепыханий и возражений.

– Разобрались. Что уж тут не разобраться-то? – не удержался я и тоже дал понять, что всё прекрасно понял, но тем не менее остался при своём мнении.

– Да, кстати, тут вашего Маяковского задержали. За неподобающее поведение. Проще говоря, за драку в общественном месте. Он вам нужен? Если нужен, тогда я распоряжусь прикрыть дело…

Хитрый ход. Это напоследок меня генерал умасливает? А я и не откажусь.

– Конечно, нужен. Надёжный и проверенный стрелок нам пригодится. Я его потом с собой заберу, в Дикую дивизию…

– Заберёте, заберёте… Вы сначала одно дело сделайте! А потом уже планы на будущее стройте!

– Сделаем. Как только прикажут, так сразу и сделаем! А что там произошло-то? Что за драка?

– Подробности он и сам вам расскажет. Ну, если коротко только, – согласился рассказать в ответ на мой настойчивый взгляд Владимир Фёдорович. – С его слов, опять же. Зашёл он по старой памяти в «Собаку»… Вам там доводилось бывать, насколько я помню? С тех пор ничего в этом подвале не изменилось. И публика точно та же, и обстановка, и дух… А Маяковский уже далеко не тот восторженный юноша, что был раньше… Повидал… Слово за слово, ваш стрелок и не выдержал напряжённой дискуссии и перешёл к практическим доказательствам. В результате одержанная победа и счёт за разгромленное заведение. Ну, положим, счёт-то он сразу оплатил, но изувеченные граждане обратились в полицию и пришлось принимать меры… Нет, серьёзного ничего. Пара поломанных челюстей и рук, множество синяков. На удивление, сам задира отделался ушибами… Признайтесь, ваша школа?

– Наша. Моя и Семёна! Кстати, нам ещё три стрелка нужны будут…

– Люди уже подобраны, сейчас активно готовятся к выполнению задачи. Проходят усиленные тренировки.

– Всё равно надо с ними встретиться, подняться в небо, покрутиться, посмотреть на поведение. На земле это не то, что в небе…

– Будет у вас такая возможность, будет. А теперь, если больше вопросов нет, то я с вами прощаюсь, Сергей Викторович.

– Прошу прощения. А Маяковский?

– Что Маяковский?

– Каким образом мне его забирать?

– Да внизу у дежурного и заберёте, – отмахнулся Джунковский и поспешил от меня избавиться.

Правда, остановил в дверях, попросил вернуться. Из ящика стола достал конверт, положил на столешницу:

– Заберите, это ваше.

А в конверте деньги. В первый момент не понял, растерялся, а потом сообразил. Это те деньги, что Сикорский городовому в качестве отступных сунул. Понятно…

– Слава Богу, – думал я, спускаясь по лестнице. – Никто не собирается ограничивать мою свободу, мои передвижения. И вроде бы в столице никто не против моего возвращения в Дикую дивизию. Иначе на мою неслучайную оговорку Владимир Фёдорович обязательно обратил бы своё внимание. А тут пропустил мимо ушей, словно это его совсем не интересует. Или это пока не интересует? Посмотрим. Нет у меня сейчас никакого желания в Крым возвращаться. Ну, по крайней мере, пока нет. Как хорошо, что в столицу меня просто по делу вызвали. А я-то уже испугался…

Глава 6

– Командир!? – сделал непроизвольно шаг вперёд Маяковский.

– А ты тут кого-то другого хотел увидеть? – пожал широкую ладонь арестанта. – Что? Стоило мне ненадолго запропасть, и весь экипаж развалился? А некоторые его отдельные личности вообще во все тяжкие пустились…

– Не развалился… – сгорбился Маяковский. – Мы в тех горах тогда тоже до?сыта хлебнули… Полной мерой… Всех подырявили. Кого насовсем, а кого… Но то дело прошлое. И насчёт всяких «тяжких»… Так был бы ты в той «Собаке» со мной или же на моём месте, командир, так тоже не удержался бы от полирования физиономий некоторых одиозных личностей, – хмыкнул этот здоровый человечище.

– А ну-ка, осади! – отдёрнул Маяковского от меня конвойный и добавил важно, как отрезал. – Не положено!

И сник человечище. Отступил, даже как-то ростом пониже стал, голову повесил. А я развернулся к дежурному, со скукой взирающему на разыгравшуюся перед ним короткую сценку.

Только вот успел я заметить проблеснувший в глазах жандармского офицера профессиональный интерес под маской этой скуки. Внимательно так прислушивается служивый к нашему разговору…

Ну а дальше пришлось напрягать этого самого скучающего вроде бы как офицера, прозванивать в приёмную Командира Корпуса с просьбой подтвердить его же собственное устное распоряжение и всё равно ожидать письменного. Потому что, как повелось издавна, без бумажки мы, гм, м-да… Короче, дежурному всё равно для отчёта бумага нужна…

Впрочем, вся эта канцелярская канитель больше пяти минут не заняла, и уже вскоре мы вдыхали чистый воздух свободы на улице. Ну и пока дожидались письменного подтверждения, успел выслушать все подробности очередного залёта моего непростого подопечного:

– Я им про войну, про кровь и пот, а они свистеть да ногами в ответ топать. Если бы не Гумилёв… От кого-кого, но от него не ожидал поддержки… Выкинули бы меня вон. А так сам ушёл, – тихонько засмеялся Маяковский. – На своих двоих. Побитый, но не побеждённый…

– А мне сказали, что, наоборот, ты всех покалечил?

– Да какой там всех, – Маяковский собрался было сплюнуть в сторону от злости и раздражения, но вовремя опомнился. Сообразил, где и в каком качестве находится. Или просто поймал очередной внимательный и многообещающий взгляд дежурного по Управлению. – Так, подискутировали кое с кем кое о чём… И с левой, и с правой сыпал аргументами, да по сытым тыловым рожам! С ба-альшим удовольствием! Николаю спасибо. И Боричке… Уж от кого-кого, а от него вообще не ожидал подобной помощи. Спиной широкой прикрыл от непонятно почему рассвирепевших оппонентов!

И Маяковский вновь забылся – гулко захохотал, припомнив эту, по всему видать, нелепую картину, и тут же захлебнулся, задавил смех, наткнувшись на очередной яростный взгляд жандарма. Ну, да, не то это учреждение, где можно вольготно смеяться…

Потом пришлось кормить голодного поэта, коротко выспрашивать о его собственных планах на жизнь. Ну, тут я немного в демократию поиграл, можно было бы и без этого обойтись – со службы Маяковского пока никто не отпускал, но… Просто так будет лучше. Выслушал, обмолвился о своих новых планах, заинтриговал таинственностью и недосказанностью – авантюрная натура поэта и клюнула, попалась на крючок. Заинтересовался он, выразил горячее добровольное желание вернуться в экипаж. Пришлось кое-как соглашаться на последовавшие за высказанным желанием настойчивые уговоры. А уж когда я согласился, якобы скрепя сердце, да убедился в искренней по этому поводу радости поэта, только тогда и озадачил его завтрашним ранним прибытием на службу! Потому как времени на подготовку у нас очень мало…

Расстались на улице после озвученного мною распоряжения явиться завтра утром на аэродром. Закончились дружеские посиделки за чашкой чая, началась служба. Пропуск на нового члена экипажа будет лежать у охраны…

И закрутило меня в водовороте дней. Не успевал отщёлкивать на календаре числа. Ну, когда вспоминал о календаре вообще. Зато полностью укомплектовали штат и даже немного слетались новым экипажем. Распоряжением свыше на командирскую чашку посадили меня. Сикорский был назначен вторым пилотом и по совместительству вторым инженером. После такого назначения ожидал встречных обид, но Игорь воспринял это как должное. А мне пояснил:

– А что тут непонятного? У тебя столько опыта, сколько ни у кого из действующих лётчиков сейчас нет. А вторым инженером… Так каким же ещё? В экипаже я временное лицо! Так что всё правильно!

Стрелков с радистом подобрали из выпускников Гатчинской авиашколы. Штурмана определили переводом по рекомендации самого адмирала Эссена. Далеко ходить не стали – нашли в Кронштадте ещё одного лейтенанта-энтузиаста с практическим опытом судовождения, заглядывавшегося на небо. Будем надеяться, что он окажется не хуже Фёдора Дмитриевича.

Именно поэтому я и пропадал все дни на аэродроме – нужно было за столь короткое время максимально возможно хоть чему-то обучить экипаж, добиться хоть какой-то нормальной совместной работы. Поэтому почти каждый день летали. А после посадки подробно разбирали действия экипажа в полёте, анализировали все ошибки. Первый совместный вылет без слёз не вспомнить – в Гатчинской авиашколе-то не учат слушателей действиям в составе экипажа. Там весь упор на индивидуальную подготовку. Но и это просто отлично!

Так что взлетали, выполняли полёт по кругу, садились и снова поднимались в воздух. Уже на второй день начали выходить в зону, в сторону Ладоги. Проверял навыки штурмана и радиста. Стрелков проверять будем в бою. Не хотелось бы подобной проверки, но… «Не мы такие – жизнь такая…» Вместо десантирования отрабатывали прицельное теоретическое бомбометание. И каждый новый раз постепенно усложняли задание. Почему не отрабатывали практическую выброску десанта? А как же секретность? Нельзя до поры! Поэтому нет у нас никакого десанта и не заикается никто о подобной возможности! А то, что тросы в кабине натянуты, так мало ли для чего их там повесили? Например, держаться за них прекрасно можно. Особенно при болтанке в воздухе. Или бельё нательное для просушки развешивать в длительной командировке… Таким вот заключительным аргументом я на недоумённый вопрос любопытного поэта отговорился. Пошутил, якобы… Хотя в жизни всякое бывало, и подобный момент вполне имел место быть…

И нигде мы с Игорем не появлялись без охраны. Для меня трудностей никаких, я уже привык к подобному, а вот Игоря эти топтуны за спиной весьма напрягали. Опять же, людей нам подобрали таких… Короче, сразу понятно, что это именно охрана. Так что привычка привычкой, но и меня подобный расклад всё-таки напрягал. Похоже, из нас в очередной раз готовят наживку. Поэтому несмотря ни на что, хожу везде осторожно, оглядываюсь и прислушиваюсь. Один раз даже поймал себя на том, что принюхиваюсь! Словно собака! Потому что, выходя как-то раз из квартиры Сикорского, учуял на лестнице лёгкий табачный запах. Впервые! Ранее ничего подобного не замечал!

Оттого-то сразу и насторожился, притормозил и отступил, дёрнул за воротник шагнувшего за порог Игоря и самым натуральным образом забросил его назад, в квартиру. Ну и дверь одновременно перед собой захлопнул. Свободной рукой. Как-то так неосознанно сие действие у меня вышло…

– Сер… Кха, кха, – кашлял на полу Сикорский, смотрел на меня ошалевшими глазами и яростно растирал шею. Но пока подниматься на ноги не торопился. Похоже, понял, что не просто так я всё это проделал. – Какого чёрта происходит?

О, как! Ярости-то, ярости в голосе сколько! Экспрессия так и прёт хрипами через помятое горло! Поспешил я, ничего пока он не сообразил! Но вот что злость животворящая с человеком делает – в один момент пропал куда-то образованный и культурный интеллигент, потерялся где-то на заднем плане, а на первый настоящий мужчина вышел. Сейчас вот встанет и в ухо мне с разворота зарядит. Почему-то именно так мне и подумалось, когда я взгляд опустил и в эти горящие глаза заглянул.

– Тише! – шикнул на товарища. – Да помолчи ты!

А сам к захлопнувшейся двери ухом приник, прислушиваясь к тому, что там на площадке и вообще в парадной, происходит.

Вот только в этот момент Игорь и сообразил, что не всё так, как на первый взгляд кажется, да и поведение подобное совсем мне не свойственно, поэтому и замер послушно. И замолчал. Даже шею перестал растирать. И всё бы хорошо было, если бы на поднятый нами в коридоре шум не появилась супруга хозяина дома.

Нет, супруга-то Сикорского дама во всех отношениях положительная и прекрасную голову на плечах имеющая. Очаровательную притом и умную вдобавок – сразу поняла, что не стоит сейчас шум поднимать и лишние вопросы задавать. Она-то сообразила, а вот мой товарищ, разлёгшийся на полу, растерялся при виде супруги. И почему-то сразу начал перед ней оправдываться за свой ненадлежащий вид. А какой ещё он на полу-то может быть? Сам виноват! Мог бы давно на ноги подняться, а не разлёживаться столько времени…

Короче, не дали мне послушать, что там за дверью происходит. Опять же перед хозяйкой неудобно в таком странном виде представать, поэтому сразу же выпрямился, от двери отлип, руку свою из-за отворота мундира вытащил (когда это я успел пистолет в нагрудной кобуре ухватить? Хорошо ещё, что наружу его не вытащил, вот была бы сейчас у хозяйки паника…)

Зато сразу же и альтернатива каким-либо нашим дальнейшим действиям нашлась – при виде телефонного-то аппарата. Очень уж своевременно он мне на глаза попался! Нет у меня никакого желания глупо геройствовать и идти самому разбираться, откуда это в нашей парадной чужим духом повеяло… И охрана куда-то запропастилась! Ну и позвонил я по заветному адресу, попросил барышню-телефонистку соединить меня с номером таким-то… А поскольку номер этот по понятным причинам всем подобным барышням прекрасно знаком, проволочек с соединением никаких не возникло. Соединили сразу. Единственное, так это почему-то я сильно заволновался. А вдруг там, в кабинете, никого и нет?

– Слушаю, – раздался в трубке исполненный важности молодой знакомый голос. И я выдохнул с облегчением.

– Слушаю, – уже несколько раздраженно повторил адъютант Джунковского. – Говорите же!

И я представился. Ну и тут же быстро объяснил сложившуюся у нас ситуацию. И замолчал в ожидании ответа.

– Господин полковник, а в окно вы не выглядывали?

– А… Зачем? – даже несколько растерялся. Я ведь у нас в подъезде что-то непонятное унюхал, а не за окном? К чему мне улицей-то любоваться? И тут же чуть было не застонал в голос от собственной тупости. Ну, или тормознутости. Чтобы не так уж сильно обидно было. Вот я олень! Почему сам-то не сообразил?

– Там же должны быть наши люди. Известные вам. Ну и махните им рукой. Они люди опытные, вдобавок проинструктированы самым подробным образом. Поэтому сразу к вам поднимутся. Там всё и объясните. Пусть проверят всё тщательно. Старшему после проверки обязательно прикажите доложить мне о результатах. Вы же из квартиры говорите? Вот пусть с вашего аппарата старший и позвонит…

М-да, ошибся я – ничего подозрительного охрана наша не нашла. Ну, то что служивых лишний раз побегать да посуетиться заставил, так то им только на пользу будет, а вот перед Игорем и его супругой неудобно получилось. И ладно Игорь, тот почти сразу сориентировался, ещё во время моего телефонного разговора, и больше никаких вопросов не задавал, а вот супружница его так на меня всё время и косилась за измятый и надорванный воротник и поцарапанную этим воротником мужнину шею. Шею она мужу, правда, сразу обработала и костюм ему пришлось сменить по моей милости. Но! Придётся сегодня цветы в виде индульгенции покупать, с разрешения Игоря, конечно, и пытаться таким образом хоть как-то загладить свою вину… Впрочем, мы все прекрасно понимаем, что всё я сделал правильно. Вот только решил я твёрдо – пора мне отсюда съезжать. Дабы хозяев опасности не подвергать. Куда? Да хоть куда – в гостиницу, например. Потому что паранойя у меня проснулась…

Наутро же наступило воскресенье. Ну и как это обычно бывает, а бывает это почему-то именно в единственный законный выходной, за мной и Игорем приехал посыльный. Причём приехал с самого раннего утра – зашёл в парадную в сопровождении нашей охраны и в дверь позвонил. А мы только-только завтракать сели. Вчерашнее происшествие ещё не успело забыться, поэтому за столом тут же возникло вполне понятное напряжение. Открыл двери сам, со всеми предосторожностями. Хорошо, хоть охрана в этот раз грамотно сработала – обозначила себя голосом сразу. Похоже, услышали, как кто-то с нашей стороны к дверям подошёл. А ведь могли бы и просто по телефону позвонить, предупредить! Во какой я теперь умный!

Посыльный передал приказ нам обоим срочно явиться пред светлые очи великого князя Александра Михайловича. Вот только предлагалось для этого ехать аж в Царское Село. Пришлось собираться. Правда, от услуг казённой машины посыльного отказались – ехать решили на автомобиле Игоря. Ну, посовещались между собой, подумали – лучше всё-таки оставаться при своих собственных колёсах. А то был у меня уже один горький опыт с подобным срочным вызовом, когда обратно в город пришлось своим ходом выбираться. И, припомнив подобное, настоял на нужном решении.

Охрана же… В конце концов, полагаю, им в первую очередь подобные вводные дают. Поэтому я очень удивлюсь, если они не в курсе предполагаемой поездки. Да и места в машине посыльного освободились, если что…

Встретили нас на подходе, ещё в парке. Остановили машину перед полосатым шлагбаумом, проверили личности, и… Дальше предложили прогуляться пешком! Это-то ладно, но! Вместо дворца, до которого, как говорится, «рукой подать», направили к Галерее! Пришлось идти…

На подходе ещё раз были остановлены, проверены и направлены дальше. Охрану нашу не пропустили, так что к самой Галерее мы с Игорем добирались в гордом одиночестве. Да, охрана-то наша, как я и предполагал, была заранее извещена о поездке и обеспечена колёсами. Бардак какой-то! Неужели так трудно было и нас заранее оповестить?

Внутри Галереи даже осмотреться не получилось. Сразу же нас взяли в оборот. Единственное, что успели, так это поприветствовать высокое начальство. А его, начальства-то, здесь хватало. И даже Мария Фёдоровна присутствовала. Откровенно удивился, когда заметил рядом с Государем высокую фигуру Николая Николаевича, Великого Князя и Главнокомандующего! Я уж не говорю о самом Александре Михайловиче, Джунковском и Батюшине…

В процессе дальнейшего разговора понял, что здесь собрались все те, кто в той или иной мере будет участвовать в предстоящем… В предстоящей… Да ну её к чёрту, эту формулировку! Потому как не понимаю, как именно можно обозвать то, что задумали наши верхи…

Помню, как я волновался, когда Государя со свитой перевозил на своём «Муромце» из Севастополя в Ставку, как радовался, что запрет на полёты членам Правящего Дома отменили! Надеялся, что после такого перелёта высокие гости и пассажиры наберутся положительных впечатлений, и развитие авиации получит значительную поддержку и финансирование. Зря я надеялся…

Почти ничего не изменилось! Как было болото стоячее, таким оно и осталось. Самим крутиться приходится, на собственном энтузиазме развиваться. Ну и война помогает, как это ни горько. Точнее, не именно война, а военные заказы. Государственные. Казённые, как здесь говорят. Только за счёт этих заказов мы и шагнули вперёд, развернулись во всю ширь (по мере возможностей, само собой), обогнали конкурентов в других странах…

Да, под такие вот думки я и стоял тихонько за спиной Джунковского. Сикорский пристроился рядом, плечо к плечу. Ему-то тоже не по себе, не каждый день и даже не каждый год тебе оказывает честь своим присутствием САМ Император! Ну, или соизволяют пригласить (чтобы не сказать большего) в такое вот место на устную постановку задачи…

Поэтому стоим, не отсвечиваем, руку бережём. Правую. Ту самую, которую Государь пожал. Когда со всеми присутствующими здоровался.

Ну и внимаем, это само собой. Тем более, очень уж интересные вещи здесь говорятся!

Самое главное (вот в этот момент я даже подзавис от столь неожиданной новости – что происходит-то?), Государь в целях безопасности действительно летит на нашем самолёте! Вместе с группой охраны. Оказывается, у него и такая есть? Тогда почему ни разу я этой охраны не видел? Сколько не пытался разузнать, а как-то уходили от ответа все те, кого я об этом спрашивал.

Теперь становится понятным, почему меня так настойчиво расспрашивали о надёжности нового аппарата, и почему настолько быстро сформировали экипаж и настояли на его слётанности…

Но, всё равно, как-то это слишком неожиданно… Тогда, по всему получается, и люди в наш экипаж выделялись не абы какие, не с «бухты барахты», а тщательно подбирались? Надо бы мне с ними в дальнейшем хотя бы как-то аккуратнее разговаривать, что ли – обращаться повежливее, выговаривать полегче… Ладно, об этом и позже можно подумать, а пока слушаем, что дальше…

Предварительно по железной дороге через Варшаву на границу с Германией выдвигается царский поезд. Вот на нём-то и будет находиться вся правительственная группа. Возглавлять которую назначается Великий Князь и Главнокомандующий Николай Николаевич… А о дальнейшем я пока промолчу. Ну, на всякий случай. А то мало ли. Как-то не держатся долго секреты в нашем Государстве…

Но и этот план даже на первый мой взгляд не кажется превосходным – не понимаю я подобных сложностей. Государя сажают на самолёт, якобы для предотвращения возможных диверсий на железной дороге, а о самом Царском поезде почему-то не беспокоятся… Я чего-то не знаю? Ну, то, что не знаю, это как бы уже понятно, но всё равно логики не вижу… Поезд-то можно и без Государя грохнуть! Всё-таки в нём и Великие Князья будут находиться, один из которых целый Главнокомандующий! Наверняка ведь их таких ещё целая группа будет присутствовать? Дипломаты, опять же… Почему-то никто об их безопасности не упоминает… Или это остаётся за рамками настоящего разговора? Скорее всего так…

Дату вылета назначили на… Короче, ничего не назначили. Единственное, так это Батюшин в полной тишине спросил, готов ли аэроплан к вылету и заданию? И Государь при этом этак внимательно и пронзительно на нас посмотрел. И наш положительный ответ выслушал. А какой он ещё может быть, если не положительный? И мы пашем с утра до ночи, и наши техники, то есть механики (ну никак не получается у меня от своих, ещё из той жизни, словечек избавиться,) шуршат на матчасти, что те самые пресловутые электровеники.

Даже по ночам работа не останавливается! Но это уже епархия Сикорского, это с его лёгкой руки всё какие-то дополнительные работы проводятся. Мне ничего говорить не хочет, отговаривается ба-альшим сюрпризом. Верю. А куда мне деваться-то? Но каждое утро перед вылетом очень тщательно машину осматриваю. А то всякое бывает… То отвёртку какую-нибудь в рулевых тягах могут забыть, то… Что? У-у…

И ещё одно. Почему-то с каждым днём самолёт становится всё тяжелее и тяжелее. С чего это я взял? А потому что вижу, что и длина разбега пусть ненамного, но увеличилась, да и скорость отрыва больше на десяток километров стала. Вариометра нет, скороподъёмность на глазок определяю, но и тут она уменьшилась. И это на пустом-то самолёте… На котором баки топливные даже не до горловины заправленные… А если полная бомбовая загрузка? И максимальный взлётный вес? Да мы купол Исаакия собьём… С Адмиралтейским шпилем в придачу… Шучу, конечно, но в каждой шутке… Что из этого самолёта хотят сделать? Но пока изменения всё же в пределах нормы, я, скорее, из чувства безопасности преувеличиваю, но скоро не выдержу такой таинственности и возьму господина конструктора за жабры. Вытрясу всю правду…

Так что идут работы и днём, и ночью… Ну а чтобы хоть как-то оправдать эту нашу активность в глазах окружающих (враг ведь по определению никогда не дремлет, а всё время подслушивает и подглядывает!) мы, якобы, отрабатываем очередной большой заказ на новую модель самолёта.

Тут очень кстати пришлись мои очередные идеи. Какие? Вот думаю, говорить или нет? А то вдруг расхвастаюсь, а ничего и не выйдет с этим делом. И получится так, словно сказал, как в воду… М-да. Дунул, короче…

Но суетимся, копошимся, кое-что любопытному аэродромному люду рассказываем, дабы совсем уж загадочными не выглядеть. Потому как в таком случае наверняка к себе лишнее внимание привлечём. Внимания-то к нашей возне и так хватает, но вот лишнего не хотелось бы. Ну и в прессу пришлось кое-какую информацию слить. Так что зря я тут секретность пытаюсь разводить, ветошью скромной и промасленной прикидываюсь – никакой секретностью и тайной уже и не пахнет. А дело же вот в чём…

Война-то не вечность будет длиться… И что нам всем потом делать? Когда резко сократятся казённые военные заказы и обрежется финансирование? Служить? Игорю это явно лишнее, у него люди и завод, да и мне пора бы и о более спокойной жизни подумать. Вот я и подумал… И поговорил с моим товарищем, подкинул ему как-то на ночь очередную свою идейку. Как бы ничего сложного, подобное уже давно в воздухе витает – осталось только выхватить и оформить эту мысль, что я и сделал.

Утром с удовольствием наблюдал хмурую физиономию моего товарища и точно такую же недовольную его супруги. Ага! Не один я не спал этой ночью и мучился! А, знаете, что первым делом мне Игорь утром сказал? Нет, не доброго утра пожелал, а вот что:

– Ты понимаешь, сколько для этого потребуется денег? И людей?

– Понимаю. Но на первое время не так и много. Это потом, когда проект привлечёт общее внимание и пассажиров, тогда и потребуются дополнительные вливания. А пока можно обойтись малым… Например, начать регулярные полёты по одному маршруту. В Киев или Нижний… И посмотреть, что из этого будет получаться. И только потом делать какие-то выводы…

Дальше нам договорить не дали. Очередной посыльный явился. И тоже утром! Срочно на вылет! Наконец-то! Закончилось долгое и нервное ожидание – летим куда-то! Вот так. И пришлось в темпе запихивать в себя завтрак, собирать вещи, которые и так уже давно приготовлены, одеваться, прощаться с домашними и мчаться на аэродром. Ну, насчёт прощаться, это не ко мне, это к Игорю.

Подъехали на автомобиле к ангару, вылезли сами и забрали свои вещи. Ну и к самолёту направились, к толпящейся вокруг него разномастной куче народа. Тут к нам и стрелки присоединились, поделились слухами. В Вильну мы летим! Это как такое вообще возможно? Мы с Игорем ничего ещё не знаем, а эти уже всё вынюхали?

Вот тебе и вся секретность…

Неужели Государь в Вильне будет Соглашение о временном перемирии подписывать? Вряд ли… Скорее всего, там дозаправимся и перелетим дальше. Куда? В Варшаву? Или дальше, на границу Германии? Хотя, нет, дальше вряд ли. Дальше всё-таки пока ещё фронт…

Только вот что-то не вижу я нашего Императора среди этой явно служивой группы военных в гражданской одежде (почему служивой и военных? Да вид у них очень уж соответствующий, подтянутый и строевой. И все в цивильном! А ещё меня за штатский костюм стыдили). И Игорь недоумённо головой крутит, всё никак первое лицо Империи среди толпы разглядеть не может. Неужели что-то не так пошло?

Сразу к самолёту нам не дали подойти. Остановили на кольце охраны, начали документы требовать. Пришлось доставать и предъявлять. Ну и соответствовать, само собой. Зато обозначили перед всеми своё присутствие, привлекли всеобщее внимание – люди у самолёта к нам развернулись. О, хоть одно знакомое лицо – Его Высокопревосходительство генерал Батюшин здесь, собственной персоной! Как раз в этот момент нас и увидел, команду кому-то отдал. К нам человек направился, охране что-то тихонечко сказал. Проверка тут же и закончилась. А Николая Александровича я так и не наблюдаю… Хотя, входной люк в грузовую кабину открыт, возможно он уже внутри сидит? И вообще, кроме своих и Батюшина, ни одного знакомого лица вокруг не вижу.

Проверка, так понимаю, распоряжением генерала уже закончилась, личности наши и допуск подтвердились, можно и дальше топать. Ну и пошли мы. К самолёту.

А вот там начались новые вводные. Настоящие. И озвучил эти вводные лично сам Николай Степанович! Причём озвучивал уже внутри, в грузовой кабине, да ещё лишь после того, как мы удостоверились в полной готовности самолёта к вылету, осмотрели и ещё раз всё проверили и приготовились занимать свои рабочие места. Да, и загрузили предварительно пассажиров с личным багажом, само собой. Тут тоже всё интересно и не так просто…

Контрразведчик приехал на аэродром в сопровождении группы бойцов весьма характерного вида. И у каждого с собой не одна большая такая тяжёлая сумка… Вот их и загрузили вместе с нашими личными вещами. Закрыли люки. И только после этого получили карты с маршрутом и внимательно выслушали всё то, что нам было позволено узнать.

Никакого Государя мы никуда не повезём… Всё это было затеяно для отвлечения внимания. В очередной раз сделали из нас крайних, заставили выступать в роли наживки. Снова все плюхи придётся принимать на себя. Получается, я был прав в своих предположениях!

Прав, не прав, ничего не поделаешь, будем выполнять приказ… Радует одно во всей этой ситуации – наконец-то у нас начали соблюдать хоть какую-то секретность… Ну почти начали, если вспомнить об информированности моих стрелков…

Слушаю внимательно, да на пассажиров любуюсь. А тут есть на что любоваться, чему удивляться. Ребята явно непростые в команде Николая Степановича – все как один крепкие, ходят мягонько, по сторонам вроде бы как и не смотрят, но понимаю – всё они видят и контролируют. Спецы, одним словом. Насмотрелся я на подобных ребят в своём времени. Да, ещё немаловажная деталь – у них с собой кроме больших объёмных сумок оружия полно. Ну и три пулемёта на группу. Впечатляет, однако.

А летим мы пока на юго-запад, и действительно в Вильну. Дальше я всё правильно додумал – в Вильне дозаправляемся и перелетаем под Варшаву. Садиться будем неподалёку от… А вот это узнаем чуть позже, в небе. Я вроде бы как недавно радовался, что у нас начали соблюдать хоть какую-то секретность? Так вот, погорячился я со своими эмоциями! Потому как это уже не секретность, а паранойя у высокого начальства. Хотя-а… Как там у нас говорили-то? Если вам кажется, что за вами следят, это не значит, что у вас паранойя… Вроде бы как-то так. Хотя, могу и ошибаться. Главное, чтобы смысл был понятен…

Поднялись к себе в кабину, расселись по креслам, пристегнулись. Прогретые моторы поочерёдно запустили, рули проверили, карту перед выруливанием зачитали.

Осень на носу, деревья только-только начали цвет листвы менять. Среди зелени жёлтых пятен пока ещё не видно, но уже есть такое ощущение, что лето всё, закончилось. Да и в воздухе это особенно чувствуется, потому как он, воздух этот, уже не тот, расслабленный и по-летнему рыхлый, а плотный и звенящий по-осеннему. И оттого иной раз кажется, что даже морозцем лёгким на привкус отдаёт.

Нет, мы, конечно, заранее озаботились тёплыми комбинезонами и соответствующей обувкой, но в кабине пока тепла хватает – отбор горячего воздуха от моторов работает нормально. Не сказать, что прямо уж так и жарко, но вполне комфортно. Теперь бы ещё конечный пункт посадки узнать, чтобы заранее подготовиться и не суетиться в последнюю минуту, и вообще будет хорошо. Ничего, надавлю на здравый смысл разведчика (садиться-то нам предстоит ночью), глядишь, Николай Степанович и передумает, поделится нужными сведениями…

Убедились, что механики наземной группы обслуживания колодки из-под колёс убрали и руление разрешили. Связь? Связались, не без этого. Ну и покатились тихонечко. Самолёт заправлен полностью, тяжёлый, разгоняется очень медленно. На неровностях грунта словно утка переваливается, катится и крыльями размахивает, равновесие старается удержать.

А вот и Батюшин к нам в кабину поднялся, лёгок на помине. За моим креслом пристроился, вперёд вглядывается. Интересно, неужели никого другого не нашлось, чтобы с нами лететь? Ну уж коли мы в роли наживки выступаем? Мало ли что на самом деле случиться может? Или ему самому всё лично проверить нужно?

М-да…

На всякий случай отрулили к торцу полосы, там и развернулись по курсу взлёта. Рычаги управления моторами вперёд, до упора. Самолёт аж завибрировал. Тормоза отпустил, он и прыгнул тяжёлой сытой кошкой вперёд, начал разгоняться. Спинку кресла чуть, дёрнуло, это Николай Степанович в неё вцепился, чтобы назад не улететь. Быстрее, ещё быстрее! Растёт скорость – штурман отсчёт ведёт. На неровностях полосы самолёт вздрагивает расстроенно, но с курса не сбивается. А там и крылья воздух поймали, ухватились цепко, опору нашли. И вибрация ушла сразу же. Стойки разгрузили, легче стало. Оторвались, но сразу в набор не пошли – прижал машину, начал разгоняться.

Зря я так переживал. С середины полосы оторвались. И скорость быстро набрали – в набор ушли, когда ещё торец взлётки не проскочили!

Батюшин спинку кресла отпустил, вперёд наклонился. Любопытно ему. А что тут любопытного, что вглядываться-то? Облаков никогда так близко не видел, что ли? Хотя да, зрелище завораживающее – как в сказке! Огромные, причудливых форм, белоснежные горы впереди и вверху. Карабкаться будем до четырёх тысяч метров, выше забираться не сто?ит – всё-таки неподготовленные пассажиры на борту, да и не все члены экипажа привыкли к высотным полётам. А сейчас четыре тысячи, как ни крути, – самые настоящие для этого времени высотные полёты. Мы даже кислородные баллоны с собой прихватили на всякий пожарный случай. Ну а мало ли придётся выше карабкаться? Вот и будем лёгкие кислородом насыщать. Вообще-то, я на своём «Муромце» и на пять забирался. Правда, дальше уже действительно тяжко без кислорода.

Да, насчёт облаков-то… Карабкаемся вверх, летим потихонечку – то между ними, то прямо через них. Вот когда через, то тогда самолёт несильно так потряхивает на воздушных потоках. Красота! Песня! Внизу земля словно картинка на барабане прокручивается, назад уходит. Воздух прозрачный, видимость превосходная. Одно удовольствие от такого полёта!

Но Николай Степанович смотреть-то смотрит, но и о деле между тем не забывает. Профессионал же! Левой рукой мне конверт сбоку подпихивает. Секретность соблюдает. Чтобы никто из посторонних не видел. А кто тут посторонний? Игорь? Или бортинженер? Или стрелок со вторым номером, которых пока в носовом отсеке нет? А, может быть, Маяковский? За первого и последнего я зуб отдам, а вот остальных троих я ещё недостаточно хорошо знаю, поэтому конверт тихонько принял и тут же на боковой горизонтальной панели распечатал. Управление, правда, предварительно Игорю передал.

Опаньки! Летим после дозаправки в Вильне в саму Варшаву, оттуда в Цюрих, там высаживаем группу, ждём их возвращения и перелетаем в Германию. Место и время посадки будет сообщено дополнительно…

Ну, в Цюрих, так в Цюрих. Интересуюсь, согласован ли пролёт и посадка? Да, всё через дипломатический корпус согласовано, вот подтверждение на бумаге. Правда, показали мне его мельком, да ещё вдобавок в сложенном виде, но… Не буду же я у Батюшина требовать развернуть листок? Не буду. Остаётся верить генералу на слово и полагаться на его здравый смысл. Потому как все мы сейчас в одной лодке находимся посреди пятого океана. Воздушного…

Через два часа после взлёта прошли над Псковом. Посмотрел сверху на город, отыскал знакомые места, полюбовался Кромом и озером. Красотища! Уточнил у штурмана курс на Вильну. Будем догонять царский поезд…

Глава 7

Идём на эшелоне. Четыре тысячи вроде бы как и немного, но для нас самое то. Хорошо, что пока нам можно любую высоту занимать, какую душа запросит. Это позже самолётов в небе станет много, летать начнут активно, и умные головы введут обязательное эшелонирование по высотам, разведут на восточное и западное направления. Ну и ещё много чего полезного придумают. А пока… Пока делаем так, как нам удобно. И насколько техника позволяет… Но всё же не забываем постоянно осматриваться, вдруг по закону подлости кто на пересекающихся курсах возьмёт да и нарисуется? Да и не только на пересекающихся. Самому, что ли, придумать эти правила полётов?

На левую панель карту положил, периодически в неё заглядываю, с местом определяюсь. Ну, когда впереди появляются характерные площадные или линейные ориентиры. Городишки, например, или озёра с реками. Заодно этим самым и работу штурмана контролирую – правильный ли он нам курс задал? Без контроля никуда. Так что работы хватает. Попутно в голове и другие мысли крутятся – одно другому не мешает… Управление Игорю отдал, пусть тренируется.

Самый-самый конец лета – световой день пока ещё дли-инный, но ночи уже потихонечку начинают брать своё, откусывают от дня пока ещё по малюсенькому и незаметному кусочку. Но это пока… Совсем скоро день и вовсе повернёт на убыль и разохотится ночь, наберёт аппетит и сожрёт бо́льшую часть суток. И это в средней полосе. Что уж тогда говорить о Северо-Западе, о столице? Или взять и заглянуть ещё севернее? Здесь всё ещё го́рше…

Но пока всё ещё не так грустно, хотя чувствуется, чувствуется приближение осени. А, может, зря я тут нагнетаю? Может, просто у меня с утра настроение такое поганое, оттого всё не так? И даже солнечный день не радует? Почему? Да потому, что не нравится мне, когда вокруг начинает что-то непонятное происходить! Сколько я уже здесь? Чуть больше года? И успел заметить, как только теряю контроль над событиями, происходящими вокруг меня, обязательно что-нибудь да происходит. И, как правило, происходит именно что-то плохое…

С вылетом мы неплохо так припозднились – с базового заводского аэродрома взлетели даже не поздним утром, а почти что в разгар дня. Пока до самолёта добрались, ну и там какое-то время пришлось провозиться. И всё по делу. Так что со всеми нашими задержками натикало по хронометру к моменту запуска двигателей чуть больше одиннадцати часов пополудни. И лёту до Вильны, если идти на крейсерском режиме и не рвать моторы, всего-то пять часов. И это я считаю со взлётом и набором высоты, с заходом на посадку. По сравнению с моими прошлыми, действительно многочасовыми перегонами, тьфу! Только тут одно «но» есть – аппарат-то у нас новый, на столь дальние расстояния ну ни разу не облётанный. Мало ли что заложенные в него расчёты говорят? Практикой-то пока ничего не подтверждено… И моторы, опять же, другие стоят, новые, из только что запущенной в производство серии. Как это всё себя в полёте проявит, неизвестно. О плохом, само собой, никто не думает… (Авиаторы же, романтики неба!) А если и мелькают изредка кое у кого подобные греховные мысли (не буду показывать на себя пальцем, потому как невместно), то они тут же на корню этим кое-кем и давятся. Ну и что, что эти моторы на заводском стенде сотню раз на разных режимах гоняли? Ну и что, что они уже сколько-то там часов в воздухе налетали? Это пока ещё слёзы. Опять же всё проходило без моего непосредственного участия… А со мной эта машина мучается всего лишь неделю… Маловато будет… Зато прекрасно понимаю Николая и его опасение лететь с нами на этой экспериментальной технике… Потому-то, наверное, и главного конструктора в этот самолёт посадили… Так сказать, на всякий «пожарный» случай… А Сикорский и рад этому. Обмолвился как-то, что наконец-то сам лично примет участие в настоящих полевых испытаниях своей машины… Фанатик самолётостроения! Но, откровенно говоря, я рад его присутствию. Конструктор на борту – великое дело! Случись что, так он и с ремонтом поможет (спохватываюсь, гоню прочь нехорошую мысль и про себя сплёвываю три раза через левое плечо)…

Впрочем, – тут же смеюсь сам над собой. – Это я просто свои собственные опасения (чтобы не сказать большего… Большее я на корню давлю. И, вроде бы как, успешно. Всё-таки та весенняя катастрофа для меня просто так не прошла) оправдываю таким образом. На самом деле ничего страшного не произойдёт, даже если все четыре мотора одновременно откажут. Сядем куда-нибудь – подходящих полей и полян внизу полно́. А уж если один или два откажут, то и говорить не о чем, можно и дальше лететь. В подобном случае лишь одно напрягает – потерянное на ремонт время и возможность доставки запчастей…

Ладно, что-то у меня думки повернули не туда, куда нужно. Прочь грустные мысли! Моторы работают ровно, вибрация обычная, и она в пределах нормы, расход топлива и температура стандартные. Высота ровно четыре тысячи по прибору, скорость… Согласно новому указателю стрелочка скорости замерла на ста сорока. И этого нам вполне достаточно. Можно было бы и добавить, но всё равно вырастет она ненамного, десятка на два максимум, зато расход бензина подпрыгнет процентов на тридцать пять-сорок. Получится ведь практически взлётный режим. Так что пока и так отлично.

После четырнадцати часов дня солнышко нас обогнало, ушло на запад, начало глаза слепить. И шторки не задёрнуть, иначе как по сторонам поглядывать? А осматриваться, как я уже говорил, постоянно нужно.

Садились на Вильненское лётное поле в районе шестнадцати часов. Тут мне бывать уже доводилось, поэтому обнаружение самого аэродрома, а также заход и посадка никаких трудностей не создали. Да и связь мы установили загодя, предупредили дежурного о времени прилёта.

А дальше начались шпионские игры. На стоянку заруливать не стали – распоряжение Батюшина. Развернулись, притормозили и подождали немного, чтобы поднятую нами же на пробеге пылюгу ветром в сторону снесло. Подождали и порулили на исполнительный старт. Там крутнулись на сто восемьдесят, встали носом на взлётный курс и выключили двигатели. Ждём бензин.

Из самолёта наружу никого кроме нас с Игорем и инженера не выпустили. Остальной экипаж за время стоянки перекусил на рабочих местах, ну и малую нужду в туалете справил, а тут как раз и инженер заправку закончил, моторы вместе с Сикорским осмотрел. Ну и я после них вокруг самолёта обошёл, глазами посмотрел, руками всё, что положено потрогал, пошатал-покачал. Ну и пневматики колёс попинал – это уже традиция.

Запустились, на что запрашивать разрешение у дежурного не стали, просто проинформировали его о запуске и взлёте, и начали разгоняться по полосе. Сразу же после отрыва плавным левым разворотом заняли в наборе высоты курс на Варшаву и полетели догонять заходящее солнце. Как я и предполагал (да что там предполагал – знал), не догнали. Пока была такая возможность, всё поглядывал вниз, надеялся увидеть царский поезд. Понимаю, что сверху все составы одинаковые, но почему-то уверен был, что именно этот поезд я сразу опознаю. Видимость хорошая, облака почти не мешают, а если и мешают, то незначительно. Но, к сожалению, так ничего и не разглядел, хотя железную дорогу прекрасно видел.

А дальше не удержались за убегающим солнцем, быстро отстали и вторую половину полёта пришлось выполнять практически в полной темноте. Вдобавок к ночи набежали с северо-запада плотные облака, закрыли почти всё небо над нами. Изредка, правда, луна из-за этих облаков выныривала, освещала нам местность внизу, тогда легче становилось и не так скучно. Земная поверхность в лунном свете и облака, ею же подсвеченные, это сказка…

Ну и с местом определялись по мере возможности в эти светлые промежутки. А дальше полёт по рассчитанному курсу и по счислению пути. Учёт ветра? А на глазок…

Но это не страшно – опыт ночных полётов огромный, опять же и приборы работают, и подсветка имеется. Надеюсь, и на аэродроме нас ждут, обозначат огнями посадочную полосу. Иначе придётся возвращаться…

Хорошо хоть, на этот раз связь работала на все сто, поэтому удалось связаться заблаговременно, подтвердить прибытие, получить погодные условия и предварительное разрешение на посадку. После такого даже на душе легче стало.

Дальше – проще. В ночи огни Варшавы издалека видны – определились с местом, ещё раз связались с аэродромом, со снижением до трёхсот метров вышли на точку и пошли на малую коробочку. Малую – это я для порядка так её называю. На самом деле просто выполнили разворот на посадочный курс, вошли в глиссаду. Полоса фонарями обозначена, так что сложностей никаких не должно быть. Ветер у земли слабый, почти встречный – не мешает. Нашей посадки внизу ждут – уже подсветили прожекторами и место приземления, и саму посадочную полосу.

И снова мы никуда не отруливали, так после остановки на полосе и остались. Почти на самой её середине. Выключили хорошо потрудившиеся моторы, дождались остановки вращения винтов и дружно полезли наружу, на свежий воздух. На этот раз никаких запретов на покидание кабины от генерала не последовало. Я специально перед открытием входной двери на него оглянулся, и только после его молчаливого согласия (или, что будет точнее, отсутствия хоть какой-то отрицательной реакции) дал добро на это самое открытие…

За генералом сразу же автомобиль приехал, «Форд» легковой. Ну а мы воспользовались тем, что начальство уехало и перекусили быстренько. Есть-то хочется, весь день на ногах. Точнее, в креслах просидели. И, вроде бы как, и не двигались особо, но нервов спалили много, отсюда и жор напал. А после перекуса, как положено, можно отдохнуть, отключиться хоть на минуту от забот и тревог, просто так поваляться на чехлах. Только всё выше сказанное к Сикорскому не относится. Неугомонный конструктор в очередной раз полез к матчасти. Ну и инженера, понятное дело, за собой потянул. С фонарём. Так и осмотрели самолёт с носа до хвоста, включая все четыре мотора.

Только они с осмотром закончили, уселись со мной рядышком, так и Батюшин вернулся. Нам ни слова не сказал, собрал вокруг себя только своих. Меня, как только я на ноги поднялся и к нему направился, движением руки остановил. Ладно. В принципе, правильно. Моё дело извозчичье, сказали везти – везу…

Ночевали в самолёте. Сидя. То ещё удовольствие, скажу я вам. Особенно когда в грузовой кабине полно чужого народа. Кто-то храпит, кто-то сопит, чешется, в конце-то концов – а время ночное, тихое, любые звуки в этой тишине отлично разносятся, спать мешают. Усталость, конечно, сказывается – проваливаешься в сон и буквально сразу же выныриваешь, вертишься седалищем на парашюте, стараешься усесться-устроиться поудобнее, да куда там, тут даже ноги полностью не выпрямить. И за окнами ничего не разглядеть, кроме далёких огней засыпающего города.

Да ещё и за бортом кабины постоянно шаги слышатся – это охранение наше вокруг самолёта топчется, травой шуршит. Мало нам этих стрекочущих в поле кузнечиков, так ещё прямо под кабиной эти двуногие слоны топают. Тоже мне бойцы невидимого фронта… Может они и невидимые, но уж точно слышимые… Не сон, а сплошное мучение. Да и то недолго продлилось. Вот как только окраина погрузилась во мрак, погасила последние редкие огоньки в окнах, народ в грузовой кабине и закопошился. Ну и нас подняли.

Пришлось присоединяться к пассажирам и выслушивать дальнейшие указания генерала. А они оказались безрадостными. И не потому, что ничего радостного в ночной побудке быть не может по определению, а потому, что ожидаем мы, оказывается, ночного нападения на самолёт. Нет слов… И потому немедленно займёмся его перекатыванием на другое место.

И занялись. В темноте. Луна-то облаками плотно закрыта. Дружными усилиями перекатили самолёт метров на пятьсот вперёд по полосе, потом свернули в чистое поле, остановились среди некошеной травы (а по ней самолёт даже такой толпой практически невозможно катить), отдышались и накрыли аппарат маскировочной сетью. Откуда она у нас в грузовой кабине взялась, ума не приложу…

Всё остальное нас не касалось. Мы так и остались экипажем в самолёте, а вот все пассажиры наши, ну, почти все (кое-какую охрану нам оставили), скрылись в ночи. И пулемёты с собой унесли.

Насчёт того, что мы остались в самолёте, это я погорячился. Разве кто-то полезет внутрь, если нападение вскорости ожидается? Никто. Вот народ и предпочёл схорониться поблизости от родной техники, расположился в траве на самом краю растянутой маскировочной сетки и приготовился бодрствовать. Потому как сна ни в одном глазу.

А трава высокая, да плюс темно – ничего вокруг не видно. Страшновато. И что-то тревожно стало, подумал и отдал приказ из кабины пару наших пулемётов вытащить и установить рядышком. Почему бы и не подстраховаться? Сектора определил, приказ отдал строгий – огонь открывать только после моей команды…

Так большую часть ночи и протревожились, не смыкая глаз и крепко сжимая в руках личное оружие.

Что самое интересное, так у меня, в отличие от всех прошлых подобных случаев, даже ни малейшего желания не возникло лично поучаствовать в этом деле. Нет, я, конечно, сделал слабую попытку якобы присоединиться к уходящей в ночь группе, но с огромным удовольствием остановился, повинуясь вполне понятному останавливающему жесту Батюшина, и прислушался к тихо произнесённым лишь для меня одного словам:

– Сергей Викторович, ну вы-то куда рвётесь? Мало вам Карпат было? Неужели больше заняться нечем? Или так и не навоевались до сих пор?

Ничего ему не ответил. Отступил назад, и всё. Этого генералу оказалось достаточно, потому как кивнул мне с одобрением и скрылся в ночи, ушёл догонять своих орлов. Впрочем, ему и догонять никого не пришлось, они же сразу притормозили, подождали своё начальство…

Посмотрел им вслед и вернулся к экипажу. Действительно, у каждого из нас своя работа. Мне и здесь забот хватает. Да и довольно с меня подобных авантюр. Там, как правильно отметил Николай Степанович, и без меня разберутся.

Единственное, так это с Игорем парой фраз тихонько перемолвились. Товарищ мой посмотрел сначала вслед уходящему в темноту генералу, потом на меня этак очень внимательно глянул и задумчиво так промолвил:

– Один раз подобное приключение может быть очень интересным, но уже во второй раз становится почти привычным. В последующие же разы ничего кроме раздражения у нормального человека вызывать не может. Нет, быть военным это явно призвание…

– То, что призвание – согласен. А со всем остальным нет. Ты нагнетаешь. Сам-то зачем тогда на Босфор полетел?

– Там другое, – отвернулся Игорь и замолчал. Но тут же передумал и всё-таки соизволил объяснить. – Сам же знаешь, что пилотов не хватает? У нас на заводе испытателей не осталось, даже Шидловский не утерпел, погоны надел. Кто, если не мы?

– Тут ты прав…

На этом разговор и заглох сам собой. Потому что всё и так понятно. Да и согласен я по большому счёту с Игорем. Если не для Державы, то все эти приключения в охотку пока молодой, пока кровь в жилах бурлит. А становишься взрослее и поневоле начинаешь задумываться, а зачем всё это? Для чего? Или для кого? Точно, не для себя… Только не в моём случае, у меня другого пути не было, кроме как летать. Это только сейчас кое-какие иные варианты наметились…

А нападение, как это всегда бывает, произошло под утро. Но нас оно не коснулось никоим образом. Так что зря мы сидели с оружием в руках и напряжённо вглядывались в грохнувшую звонкими выстрелами ночь. Правду сказать, выстрелов-то этих было немного – раз-два и обчёлся.

Так понимаю, если начали стрелять, то что-то пошло не так… А потом в стрельбе наступила кратковременная пауза – сменилась тишиной, вспыхнули аэродромные посадочные прожекторы, начали по земле лучами словно руками шарить. Нащупали кого-то, уцепились, сошлись в одной точке. Даже от нас было видно, как взметнулись над травой в бледном жёлтом свете ломаные чёрные силуэты. Сразу же пару раз выстрелы негромко хлопнули, чей-то тоскливый вскрик раздался и тут же резко оборвался…

Сидим, ждём. А время идёт. В аэродромных казармах тревогу сыграли, караул, наконец-то, опомнился, активность проявил. Машина с солдатами прямо по полосе в ту сторону промчалась, пылюгу густую подняла. Хорошо ещё, что прибежал один из пассажиров, обрадовал доброй вестью – всё закончилось, можно спать…

Ага, так все сразу взяли и заснули! Сначала народ долго гадал, что там было и чем закончилось. Пришлось пару раз тихо рявкнуть, с первого раза не подействовало, слишком уж экипаж перевозбуждён был. А вот после второго окрика потихонечку успокоились. Не скажу, что все заснули, но что замолчали, так это точно. Только Маяковского это не касалось – как только отбой тревоги сыграли, так Владимир сразу и заснул. И ничего ему не помешало, даже не проснулся, когда «пассажиры» вернулись. Старый воин – мудрый воин…

Причём вернулись «пассажиры» без Батюшина и в несколько сокращённом составе. Мне на словах приказ генерала передали: «Ждать!» Спрашивать о возможных потерях не стал – вряд ли мне кто-нибудь что-то ответил бы. Да и смысла спрашивать не было – за меня это сделала наша охрана. А я невольно услышал. Обошлись без потерь. Но охрану вокруг самолёта никто не снял, значит и мне пока рано расслабляться! Тем более, в той стороне до сих пор какая-то возня продолжается. Да и моторы грузовиков с прожекторами тарахтят, ночь распугивают.

Короче, не до сна – так до подъёма и пролежал с открытыми глазами. Ох, не нравится мне в роли живца выступать… А ведь это ещё цветочки, здесь всё-таки наша земля. А вот дальше пойдёт чужая. Судя по всему, в покое нас не оставят. Что ж, мы готовы. И я покосился на пулемёты…

А там и небо на востоке посерело. Так что утро все мы встречали с радостью. И побудку сыграли рано-рано – вот как только горизонт начал светлеть, так и дали команду «Подъём!» Пока приходили в себя, перекусывали чем Бог послал, на улице-то и рассвело окончательно. Тут и машина с бензином приехала, пришлось организовывать заправку, перекачивать топливо из бочек в баки. Заодно и матчасть проверили и осмотрели, пополнили до уровня расходные жидкости. Это я о масле и воде говорю.

Сразу после заправки Батюшин подъехал с местным начальством. К самолёту близко никого из них не подпустил, остановил автомобиль метров за пятьдесят, распрощался с сопровождающими и дальше пошёл своим ходом. Доклад принял сначала от своих орлов, потом от меня. Поглядел внимательно, а у самого-то глаза красные от недосыпа. Но мундир словно только что из-под утюга вышел – ни единой мятой складки.

– Так говорите, что к вылету готовы? Тогда не будем задерживаться. Загружаемся и взлетаем!

– Маршрут остался без изменений?

– Пока да.

Не в настроении генерал разговор продолжать. Поэтому и я с вопросами не стал ему докучать. Хотя оговорку насчёт изменений в маршруте отметил. Ладно, готовимся к запуску!

Солнышко, правда, ещё не взошло, но когда нас подобные мелочи останавливали? Сняли и убрали маскировочную сеть, построил и проинструктировал экипаж. Летим на запад, к врагу. И надеяться на то, что у нас вот-вот начнётся перемирие, не нужно. Смотрим в оба! Опять же тут и Австрия рядышком, а с ней у нас пока война.

Прошлись с Игорем ещё разок вокруг самолёта, снова разбудили-всполошили в траве только что успокоившихся кузнечиков, осмотрели аппарат, удостоверились, что всё в порядке и разбежались по рабочим местам. Игорю-то хорошо, он, в отличие от меня, прекрасно выспался!

Запуск! Разбудили рёвом моторов окрестности, да и не только окрестности. Полагаю, что в утренней тишине и горожанам пришлось прервать свои сладкие сны. А, с другой стороны, после ночного переполоха со стрельбой вряд ли кто на городской окраине спал…

Ну а дальше всё просто. Запустились, выкатились из травы на укатанную грунтовую полосу, развернулись и взлетели. На взлёте успел быстренько осмотреться – а военных-то сколько нагнали! Весь аэродром служивыми окружён. Весьма удивился, когда броневики и артиллерию заметил. Ночью ничего не слышал, никакого рёва моторов не было. Выходит, всё это заранее к лётному полю подтянули? А как тогда нападающие через вот это всё на полосу просочились?

Удивился и тут же отбросил в сторону все посторонние мысли. Всё это уже в прошлом. А думают над ошибками и выводы делают пусть другие. Те, кому по службе положено. А у нас другая забота – разворот на курс, набор высоты и всё время неустанно крутим, крутим головой, внимательно смотрим по сторонам! Через полчаса полёта будем над линией соприкосновения войск. Ну, над линией фронта, если нормальным языком выражаться. Так что лететь что туда, что оттуда тут всего ничего, значит, можно и нарваться в любой момент. Особенно нам, с нашим-то особым заданием, ролью живца, и в свете последних событий.

Набрали высоту, летим и оглядываемся, осматриваемся, то есть. Все на своих рабочих местах, все делом заняты. Слышу, в кабину к нам кто-то карабкается. Сразу на душе как-то тревожно стало. Потому как кроме Батюшина сюда никто не полезет. А я за эти дни уже прочно связал появление генерала с обязательными последующими неприятностями. Вот сейчас новых вводных подкинет или ещё какой гадостной вестью обрадует…

Сижу, периодически кошусь взглядом в его сторону, а Николай Степанович первым делом к штурману наклонился. Карту рассматривают, карандашиком что-то на ней отмечают.

С Игорем переглянулись, в ответ на его вопросительный взгляд только плечами пожал. Я в точно таком же незнании пребываю. Пока пребываю. Наверняка после штурмана Николай Степанович и до нас доберётся. Побыстрее бы, потому что уже начинаю нервничать. Отвлекает нас от работы генерал своими секретами, а мы уже к линии фронта подходим. Нам вообще как бы отвлекаться не положено, а уж над чужой территорией, в особенности над территорией противника, «клювом никак нельзя щёлкать».

– Господа, меняем курс! – Батюшин аккуратно пристраивает на центральный пульт открытую на нужном листе гармошку карты штурмана. И карандашиком точку показывает. – Вот наша цель! Здесь будем рассчитывать посадку!

– На неподготовленную площадку? В Германии? Но, постойте… Это же невозможно! – опережает меня с вопросами Сикорский. – Вы отдаёте себе отчёт, насколько это может быть опасным?

А я молчу, внимательно вглядываюсь в карту и анализирую новую задачу. Вряд ли садиться мы будем чёрт знает куда. Наверняка место это не просто так выбрано, не с бухты-барахты. Если так, то нас там наверняка и встречать будут? Поэтому вопросы с посадкой можно отбросить. Главное здесь то, что это место находится в промышленном центре Германии, и лететь до него почти столько же, сколько и до Цюриха. То есть почти на пределе практической дальности. Останется, конечно, топлива ещё минут на сорок полёта, но это крохи. Рейс в один конец… М-да… Одно утешает – вряд ли генерал самолично согласился бы принимать участие в этой авантюре, если бы она действительно была авантюрой. И по всему выходит, что беспокоиться особо незачем. Теперь становится понятным, почему на нашем самолёте отсутствуют какие-либо опознавательные знаки. Безликие мы. Но это так себе отмазка, силуэт нашего самолёта настолько опознаваем, что даже таким образом спрятаться не получится. А кем опознаваем-то? Вряд ли каждая собака внизу способна его опознать? И ещё одно – самолёт-то этот может принадлежать кому угодно? Так? Так… В общем, остаётся самый главный вопрос – куда мы потом полетим? Какие ещё сюрпризы приготовило нам наше хитровы… мудренное командование? Поднимаю от карты глаза, ловлю на себе внимательный взгляд генерала, пожимаю равнодушно плечами:

– Туда, так туда.

Давится невысказанным возмущением Игорь, смотрит на меня и остывает. Ещё раз вглядывается в карту и тут же переносит взгляд за окошко, на горизонт. Это он молодец, не забывает об осмотрительности. И я не забываю, хмурюсь предостерегающе на излишне любопытного радиста, активно греющего уши в нашем разговоре. Вот, спохватился, опомнился, отвернулся, делом занялся. Это правильно – любопытство кошку сгубило…

И Батюшин мой нахмуренный взгляд заметил, оглянулся, выпрямился. Вот в этот момент я прямо почувствовал, как атмосфера в кабине сгустилась, грозой явно так потянуло. И радист, зараза этакая, тоже всё понял, на кресле своём сжался, в радио носом длинным уткнулся. Балбес, брал бы пример с инженера. Вот кто никаких эмоций не выказывает, хотя всё действо прямо перед ним происходит. Даже глаз на карту не опустил, наоборот, вид сделал, что чем-то здорово на потолке заинтересовался. Да так убедительно сыграл, что даже я туда же посмотрел – а вдруг там паук паутину свил…

Передумал Николай Степанович разборками в полёте заниматься. Остыл. Только знаю, что после посадки ждёт нашего радиста отличная порка! Однако, за дело!

– Точное место приземления показать сможете?

– Вот, посмотрите, – и Батюшин поверх нашей склейки выкладывает свою карту, генштабовскую, где обозначена наша посадочная площадка. И, предваряя мои дальнейшие вопросы, поясняет. – Площадка уже подготовлена и обозначена. Мои люди её проверили…

Последняя фраза явно предназначается Сикорскому, потому как говорит её Николай Степанович, повернувшись лицом к Игорю. Успокаивает, якобы. Да что его успокаивать-то? Я же вижу, что мой товарищ уже успокоился.

– Понял. Безопасность пролёта?

– От вас полностью зависит, – понимает с полуслова Батюшин. – Войну, батенька, ещё никто не отменял. И перемирие пока никто не подписывал. Да оно нас и не касается, с нашей-то задачей!

Ого! А какая такая у нас задача? Кроме той, в которой из нас наживку сделали?

Но мой законный последующий вопрос остался без ответа. Пока остался, как сказал Николай Степанович. Вот сядем, тогда сам всё и узнаю… Задолбала подобная секретность! Ну куда мы с подводной лодки-то денемся?

И в завершение разговора Батюшин ещё раз на радиста оглянулся…

А, может, всё правильно? И подобная секретность как раз и нужна? Сам же порой возмущался местным разгильдяйством…

Штурман как раз расчёты закончил, новый курс выдал. Мы и довернули чуть вправо. Но меня ещё один вопросец интересует, так что с завершением разговора разведчик явно поторопился:

– А почему в полосе пролёта аэродромы противника не отмечены?

Ответа я так и не дождался. В очередной раз. Промолчал генерал, карту свою только забрал, да в сумку командирскую убрал. Что-то кругом одни вопросы, а ответов, как всегда, нет.

А тут и линия фронта показалась. И, как назло, сегодня погода прекрасная! На небе ни облачка, видимость миллион на миллион! Эх, где же вчерашние кучевые облака… А рано пока для них. Утро же утреннее, во всей его великолепной летней красе. Вот начнёт земля прогреваться, тогда и облачка появятся. А пока надеяться можно только на… Да на это самое раннее утро. А вдруг не ждут нас настолько рано и крепко спят? Или вообще не ждут…

Не захотели мечты становиться былью. Ждали нас. Или не только нас. Короче, не успели мы пересечь линию соприкосновения войск согласно карте (внизу-то вообще ничего не разобрать – всё в сплошной чернозём перепахано разрывами), как по нам зенитная артиллерия отработала. Хорошо хоть с меткостью у немецких зенитчиков не всё так гладко. Первые шапки шрапнельных разрывов вспухли значительно ниже нашей высоты полёта, а потом уже и я не стал дожидаться повторного залпа (а ну как пристреляются? Пуля она же дура, тем более шрапнельная…) – ушёл в крутом крене в сторону со снижением. Команду на малый газ успел дать и педаль левую выжать! Желудок к горлу метнулся, кресло подо мной куда-то пропало… Влево тридцать. Прямая. Ловлю взглядом стрелку секундомера. Еле-еле ползут тягучие секунды, цепляются за риски, отсчитывают второй десяток. Пора! И сразу вправо точно такой же манёвр! Вывод в горизонт – скрипят мышцы на руках, спина аж трещит от нагрузок. Матчасть? Выдержит! Недаром же я над Ладогой тренировался!

Ещё прямая. И сразу же даю команду инженеру установить обороты всем четырём на взлётный режим! В грузовой кабине какой-то подозрительный грохот и еле слышный за рёвом моторов мат. Вслушиваться некогда, да и незачем – и так всё понятно… Плавно, насколько это возможно перевожу самолёт в набор высоты и заламываю штурвал влево. Выдерживаю машину в этом крене несколько долгих мгновений и перекладываю рули из левой в правую сторону. Слежу за скоростью – пора плавно выводить… И… Горизонтальная площадка на курсе. С удовлетворением смотрю, как не успевают артиллеристы за нашими манёврами – разрывы за спиной с запозданием отмечают наш пройденный путь. А мы потихоньку выходим из зоны действия батарей. Эх, скоростёнка у нас маловата, так бы даже и не заморачивался с подобными выкрутасами туда-сюда. Первого крена со снижением вполне бы хватило и ушли бы, выскочили. Но не только нам тяжко, у противника точно такие же проблемы с техникой. Не та ещё артиллерия, не та, не настолько она поворотливая и скорострельная… Представляю, в каком темпе они там рукоятки наводки крутят и нас вдогонку матерят…

Фух! Можно выдохнуть, чуть расслабить руки на штурвале и выслушать доклад членов экипажа о самочувствии. А пассажиры… Ну что, пассажиры-то? Работа у ребят такая. Пусть держатся лучше. И крепче…

Чисто уйти не вышло. Налетели аспиды с южной стороны. Похоже, рядышком где-то базировались – потому как высоту набрать не успели. Атаковали нас сходу, с нижней левой полусферы. Или четвертьсферы, не знаю, как правильно-то сказать будет. Да и какая к чёрту разница, если по мне тут из пулемётов лупят! Хорошо ещё дистанция между нами пока большая и стрельба достаточно неприцельная. Скорее, запугать надеются. Обломятся! Но напрягает ужасно! Карпатским холодком между лопаток поморозило…

Повернул голову к инженеру:

– Скорость сто шестьдесят!

– Есть сто шестьдесят! – невозмутимо продублировал команду бортач.

Кивнул ему и тут же рявкнул во весь голос:

– Стрелкам открывать огонь по готовности!

Да так громко рявкнул, что стоящий за спиной Батюшин отшатнулся в первый момент, но тут же опомнился и вновь крепко в спинку кресла вцепился. Этот момент я по отражению в приборных стёклышках чётко засёк. Да и саму спинку немного мотнуло.

– Вот сейчас и посмотрим, насколько безопасность от нас зависит! – повернул голову и покосился на генерала. – И почему аэродромы не обозначены!

Ничего в ответ не услышал, да и не до ответов мне уже было. Потому что прилип к правому боковому стеклу Игорь и левой ладонью мне показывает, где находятся и что делают самолёты противника. Так понимаю, что никого он пока не наблюдает, потому что рука замерла неподвижно.

А мне в свою форточку и не выглянуть, банально нет времени и вообще возможности – я штурвал кручу, змейкой иду. Хорошо хоть Батюшин сообразил, самолично слева сбоку к стеклу протиснулся, высматривает неприятеля. И тоже пока молчит. Зато у меня такая прекрасная боковая поддержка образовалась – есть на кого боком опереться. Или плечом…

А вот и наши бортовые пулемёты на пару с кормовым голос подали – огрызнулись короткими очередями. Огрызнулись и зачастили, затарахтели. Носовой и верхний пока молчат, уже можно кое-какие выводы делать. Скорость? Скорость заданная. Ещё чуть-чуть можно добавить… И я толкаю вперёд замершую на РУДах руку инженера. Чёрт с ним, с этим расходом, не до него сейчас, как и до ресурса двигателей! Если нас сейчас зацепят, нам уже никакой ресурс не понадобится.

– Николай Степанович, видите что-нибудь? – мне сейчас не до формализма, поэтому спрашиваю так, как удобно. А когда припрёт, вообще буду просто генералом называть. А потом, после боя пусть выговаривает (если дурак. А Батюшин далеко не дурак, поэтому всё он понимает и сумеет сообразить. В бою и не то можно сказать, а уж что в обратку иной раз можно услышать, так это вообще ого-го…)

– Ничего не вижу! – даже не оглядывается мой импровизированный наблюдатель.

Хотел было сказать, чтобы назад и вниз смотрел, да спохватился, задавил на корню фразу. Наверняка сейчас отовсюду самолёты на перехват поднимут. Мы же приманка жирная, чёрт бы их всех там в столицах побрал! Так что пусть смотрит во все стороны, целее будем!

А мы так и идём змейкой, да вдобавок потихонечку высоту набираем. Очень потихонечку, чтобы скорость не потерять. Потеря скорости сейчас для нас смерти подобна! И это не метафора! Вот спинным мозгом чую, что просто так нас не отпустят. И всё только начинается, на самом-то деле! Дальше будет только хуже… Да ещё и солнце не за нас – в спину светит!

Четыре пятьсот, скорость так и держится на ста шестидесяти. На прошлой неделе мы экспериментировали, разгоняли над Ладогой машину до ста семидесяти. Больше просто страшно было. Ну и что, что у нас лобовик крыльев фанерой зашит, а дальше-то всё равно перкаль обычный…

Но всё, выше не полезу. Да и вряд ли кто-то из наших противников на подобное решится. Почему-то уверен, что за четыре тысячи здесь пока не забираются. Это чуть позже осмелеют, а пока опасаются подобных высот.

Стоп! Или у меня со слухом что-то не то, или… И я толкнул плечом Батюшина:

– Это ваши там стреляют?

Николай Степанович попятился задом, развернулся за креслом и прислушался. Опять же наблюдаю за ним через отражение в приборах.

– Мои…

– Самолёт нам не продырявят? Крылья не побьют?

– Люди опытные, не должны, – обиделся за своих стрелков генерал.

Ладно, мы тут все в одной лодке. То бишь, в одном самолёте. Должны соображать! Хотя, в азарте боя и с опытными всякое случается, это я по себе знаю…

– Сергей Викторович! – кивает на лобовое стекло Батюшин и этот кивок накладывается на чертыхание Игоря.

– Командир! Ты только глянь!

И я разворачиваюсь…

Глава 8

Цеппелины… Идут встречным курсом… Далеко ещё до них, но и на таком расстоянии сильное уважение своими размерами внушают. Огромные такие… Ну и на кого лезут? Они там что, в своей Германии, с ума все посходили, что ли? Мы же эти воздушные шарики порвём как тузик грелку… Тут же себя притормозил. Погоди, не нужно противника недооценивать. Там тоже не дураки сидят. Значит, что? Значит, есть там для нас какие-то сюрпризы… Например, больше чем у нас пулемётов… Это если на каждом, а если всех вместе взять, то это же какой плотный огневой заслон можно поставить? Вряд ли вывернешься целым и невредимым из подобного огненного мешка…

Сходимся с ними на встречных курсах, суммарная скорость сближения почти под триста километров получается. Вот только идут они на нашей высоте, и никак не выше, что уже отлично и даже больше, чем отлично! Читал я когда-то, что на высоте больше четырёх тысяч у них моторы начинали барахлить. А если ещё выше забирались, то вообще чуть ли не вдвое в мощности теряли – была там какая-то конструктивная недоработка. И, опять же, высотное оборудование у немцев практически отсутствовало, что нам на руку. И ещё один плюс – отстали летящие позади истребители противника. То ли нашей скорости не выдержали, то ли топливо у них на исходе. Или опасаются своих же зацепить. Короче, передали эстафетную палочку воздушного боя дирижаблям…

А я как-то резко успокоился, и из головы все мои прежние переживания улетучились. Вот оно и произошло. То, что мне покоя в последнее время не давало! Это – наша роль наживки. Вот в этой именно ловушке. Перед этим так, разминка была, на которую теперь даже смешно оглядываться. Сейчас или пан, или пропал – третьего, как говорится, не дано. Отовсюду хищники по наши души слетелись. Только не хищники это, а, скорее, вороньё! Со всех сторон обкладывают. И ниже не уйти, там наверняка артиллерия наготове. Ладно, сейчас мы вам перья-то повыщипаем…

– Надеть маски, перейти на кислород! Стрелять только по баллонам! – командую, а сам в этот момент толкаю РУДы вперёд (хотя они и так уже в ограничители упёрлись. Но, тем не менее, движение такое обозначаю для собственного спокойствия), плавненько тяну штурвал на себя и потихонечку скребусь вверх. С правой чашки доносится невнятный, еле различимый протест Сикорского. Пропускаю сдавленный вопль конструкторской души мимо ушей и забираюсь ещё выше. Не намного, на много и нам будет слишком тяжко, а вот метров на триста почему бы и не подняться?

И мы оказываемся визуально чуть выше этих ребристых серых огурцов! Есть тактическое преимущество! А кабины у них под гондолами. В центре одна большая, со множеством окошек, а спереди и сзади более короткие, маленькие. Если так и останемся с превышением, то будет просто здорово! Потому что придётся немецким стрелкам задирать стволы своих пулемётов вверх, ближе к зениту, а в таком случае даже речи не может быть о результативной прицельной стрельбе. Так что прорвёмся!

Противник чуть расходится в стороны (сообразили, черти), а мы пока так и идём прежним курсом. Нам это на руку. Ввязываться в затяжную воздушную карусель нет никакого желания. Поэтому стрельбу открываем с предельной дистанции. С курсового и верхнего пулемётов. В который уже раз порадовался, что настоял вооружать «Муромцы» не нашими Ковровскими «Мадсенами», а нашими же «Максимами» с их чуть большей дальностью стрельбы. Так что мы с противником сейчас будем на равных выступать…

На такой высоте приходится пилотировать очень аккуратно. Резкие манёвры здесь неуместны. Самолёт даже на пулемётную стрельбу реагирует, вздрагивает от каждой очереди. Поэтому идём по прямой с небольшими кренчиками, плавно переваливаемся с крыла на крыло, стараемся увернуться от ответного неприятельского огня, помешать прицеливанию. Ну и в ответ стреляем. Тут нам проще. В этакую дуру да не попасть… Это умудриться нужно, чтобы промахнуться. С закрытыми глазами можно палить! Да ещё пассажиры наши со своими пулемётами вновь к процессу подключились, дополнительно помогают. Об одном только сожалею, что зажигательных у нас нет, почему-то упустил я это дело. А то бы устроили сейчас немцам фейерверк огненный в небе…

Однако, у противника кадры тоже опытные, профессионалы, по-другому и не скажешь. Потому как выше или ниже, большой или малый угол прицеливания, а попасть в нас всё-таки попали! Взлохматилась слева перкаль, ощетинилась острыми щепками-иглами пробоина в фанерной обшивке крыла. Самолёт ощутимо просел на левую сторону, пошатнулся… Сразу же довернул штурвал, прикрылся небольшим правым креном, чуть надавил на левую педаль. Только бы не по мотору…

Ударило в ноги, протарабанило по борту и сразу же замолчал один из наших пулемётов с той же стороны. Наш или Батюшинский? Да какая к чёрту разница! Замерло время, почти не движется секундная стрелка на часах, медленно-медленно вращаются лопасти винта… Но вступает в дело замолчавший было пулемёт, чётко и размеренно хлопают за спиной выстрелы, и от звука этих выстрелов всё возвращается в норму.

Сжал зубы и продолжаю строить короткую змейку. Краем глаза влево кошусь, на моторы. И вниз, на проплывающую мимо серую ребристую тушу дирижабля. Расходимся!

И разошлись! Ничего особо страшного и фатального нам эти махины сделать не смогли. Постреляли на параллельных курсах друг по другу с минуту и разошлись так же со стрельбой. В своих стрелках был уверен, поэтому всё ждал красочной огненной вспышки в небе, но не дождался. Не выгорело… Говорю же, не додумал, а теперь хоть локти кусай… Но зато ушли мы. А ещё через минуту, когда дистанция между нами увеличилась приблизительно до пяти вёрст, в грузовой кабине завопили настолько радостно, что мы все оглянулись. Батюшин в дверной проём нырнул, спустился к ним. Сейчас всё и узнает.

– Подбили! Подбили! – соскользнул вниз, прогрохотал сапогами по лесенке стрелок верхней огневой точки. – Обоих сразу! Цеппелины пошли на снижение!

– А третий? – пришлось отрывать от лица кислородную маску. Иначе бы не получилось вопросы задавать.

– Что третий?

– Третий Цеппелин. Что с ним?

– Разворачивается, – наконец-то сообразил стрелок.

Глаза шальные от радости и недостатка кислорода, словно пьяные. И радости-то сколько, аж из ушей лезет! А мне как-то всё равно. Снижаться они могли и по своему заданию, а не… Да ладно, что уж себя-то обманывать! Сбили! Просто уверен был в благополучном исходе этой непонятной стычки и ещё более непонятной встречи. А вот то, что стрелок своё рабочее место без команды покинул, это непорядок.

– Истребители противника где? – приземлил бедолагу на грешную землю следующим своим вопросом.

– Так отстали они… Давно уже, – захлопал глазами бедолага.

– Это те, за хвостом которые. А другие?

– К-какие другие? – побледнел стрелок. Похоже, дошло, сообразил, что натворил.

– А те, что сейчас к нам сверху подбираются, – и я с великим удовлетворением увидел, как ещё сильнее побелевший стрелок белкой метнулся вверх по лесенке к своему пулемёту…

И Николай Степанович в этот момент как раз вернулся. По лицу ничего незаметно, спокойный, как удав. Только лишь кивнул мне еле заметно. Подтвердил, то есть. И всё? Ну уж нет! Пока есть такая возможность, надо бы хоть немного прояснить ситуацию:

– И эти тоже были именно по нашу душу?

Батюшин отвёл глаза в сторону, сделал вид, что вопроса моего за гулом моторов не расслышал. И не увидел. Но и такой показательной реакции уже больше чем достаточно! А у меня вопросы-то не закончились!

– Кого зацепило?

– Потом, – отмахнулся было Батюшин. Понял, что одним этим жестом от меня не отделается и пояснил. – Одного из моих людей. Легко, по касательной…

Плохо, что зацепило. Хорошо, что живой.

Отвернулся от него, столкнулся со взглядом Игоря. А у того не то что в глазах, а на лице всё написано. Тоже переживает, волнуется. Ладно…

– Снижаемся! Занимаем четыре тысячи… Малый газ!

Фух, наконец-то можно маску снять. Резина вонючая, жёсткая, гнётся с трудом, опять же холоднючая и даже на ощупь какая-то неприятная.

– Скорость сто пятьдесят!

Бортинженер кивает и тут же дублирует команду, плавно толкает вперёд РУДы. Всё? Надеюсь, на этом наши неприятности закончились?

Через семь часов наш перелёт закончился. Если бы не встречный ветер, то сели бы немного раньше. На полчаса-то уж точно. Но и так ничего, только пришлось попереживать насчёт остатка топлива. Ну мало ли что там датчики показывают? А сколько его, этого бензина на самом деле в баках осталось? Да ещё и с нашими вынужденными выкрутасами, когда пришлось пусть и ненадолго, но увеличивать обороты, а, соответственно, и скорость. Да, сразу расход вырос, зато от истребителей противника оторвались. Не успел капкан захлопнуться. А так бы точно ввязались с ними в воздушную карусель, и ещё неизвестно, чем бы она закончилась… Потому как те дирижабли точно успели бы подойти к месту боя со своими многочисленными пулемётами. Ну, да… Встали бы перед нами полукругом, и никуда бы мы не делись. Вниз не уйдёшь, там артиллерия зубы точит, на хвосте истребители так и норовят укусить побольнее, и назад-то точно не выпустят. Ну и на высоте Цеппелины прижали бы нас перекрёстным огнём. И достаточно прицельным с практически неподвижной гондолы дирижаблей, что уж тут говорить-то.

Да и потом очень удачно проскочили мы между ними на встречно-параллельных курсах. По нам почти и не стреляли из опасения попасть друг в друга…

Из-за перерасхода пришлось отказаться от соблазна чуть отклониться в сторону и пройти над Берлином. Нельзя, и Батюшин сразу же голову открутит, и топливо экономить приходится. А всего-то километров шестьдесят на траверзе до него, чуть меньше чем полчаса лёту. Очень уж мне интересно, восстановили они купол Рейхстага после моей бомбёжки или ещё нет?

В заданную точку вышли точно. И штурман сработал грамотно, и визуально сориентировались. С высоты обнаружили искомую площадку. Обозначенную, к тому же. Что самое удивительное, так нам даже ветер показали дымовыми сигналами. А вот связь устанавливать на всякий случай не стали, да и вряд ли нечто подобное получилось бы.

Оглянулся на Батюшина – тот ладонью показывает «снижаться».

Ну а раз старший приказывает, то нам остаётся только выполнять. Прибираем обороты и скользим по пологой спирали вниз, к земле. С таким расчётом, чтобы сразу с разворота зайти на посадку. Трудно? Да ничего подобного – опыт, он и в Африке опыт. Зато во время снижения прекрасно осмотрелся на местности и ничего подозрительного в ближайшей округе не заметил. Нет ни воинских подразделений вокруг площадки, ни полиции в засаде. На посадочном поле небольшая группка людей кучкуется, да в паре километров на подъездной дороге какие-то грузовики с открытым верхом стоят. На очередном витке спирали даже смог в их кузовах малюсенькие (с такой высоты-то) бочки рассмотреть. Наверняка бензин для нас.

На земле не успели подрулить к этой группе, как пришлось резко тормозить. Никакой техники безопасности у встречающих нет! Прямо под винты лезут, ничего не боятся! Человек двадцать со всех сторон набежали, заставили знатно занервничать.

Хотя, нет, всё-таки опасаются чего-то. Вон как резко замерли, даже отступили немного назад. Хорошо ещё, что Батюшин рядом находится и в окошко поглядывает. Не заметно, что такая горячая встреча заставляет его хоть как-то волноваться. Потому и я успокаиваюсь и убираю руку с кобуры револьвера. Как-то рука сама собой на ней оказалась, и пальцы даже успели отстегнуть и откинуть клапан…

Первыми из самолёта пассажиры наши выпрыгнули, даже стремянки не стали дожидаться. Ну и правильно. А своих я тихонько на рабочих местах придержал – пусть стрелки у пулемётов пока посидят. Успеют ещё по земле потоптаться. И Игоря с инженером вообще никуда не выпустил, как они ни порывались пойти вместе со мной. Убедил всего лишь одной фразой:

– Вам лучше на всякий случай в кабине остаться…

Зато теперь стало понятно, отчего встречающие так резко встречать передумали. Мои-то стрелки не сплоховали, приказание буквально поняли и очень грамотно отреагировали – с самого начала всех на прицеле держали. А пулемёты в упор у кого хочешь всякие непонятные желания отобьют…

Несколько человек из Батюшинской группы сразу по сторонам разбежались-рассредоточились, позиции заняли, а двое к встречающим направились. Переговорили коротко там о чём-то и оглянулись. Рукой Батюшину знак подали.

– Всё в порядке, Сергей Викторович. Можно спокойно выходить, – оглянулся на меня Николай Степанович и шагнул на выход.

Пришлось спешно вытаскивать и устанавливать лесенку для генерала. После него и сам спустился. Но никуда не пошёл, остался у самолёта. Всё остальное уже меня не касается…

Минут пятнадцать-двадцать Батюшин о чём-то разговаривал со встречающими. Так что особо нас ждать не заставил и вскоре вернулся к самолёту.

– Можете выпускать своих орлов, Сергей Викторович. Пока они тут всех окончательно не запугали. И Сикорскому хватит в кабине сидеть, пусть лучше по твёрдой земле походит да разомнётся, воздухом подышит.

Дождался, пока я отдам соответствующие распоряжения и скупо обмолвился:

– Однако, вы молодец! Хвалю за разумную предосторожность. Теперь к делу. Узнали кого-нибудь из этих? – Батюшин чуть заметно мотнул головой назад.

Всмотрелся пристальнее. Расстояние до небольшой группки встречающих плёвое, всех отлично видно. Так что сначала даже глазам своим не поверил, когда парочку очень знакомых лиц увидел – подумал, мнится мне. Как-то сразу училище вспомнилось, многочисленные лекции и семинары по этой теме… Перевёл ошарашенный взгляд на Николая Степановича, а тот как-то холодно так усмехнулся:

– Вижу, узнали… Это всё или ещё кого опознали?

– Женщина… Роза? Но она же вроде бы как должна в тюрьме сидеть?

– Должна… Была… Только не досидела, освободили её социалисты. Кроме Карла Либкнехта больше никого не узнали? Нет? Ладно, позже мне всё расскажете. Хорошо? Да, нам обещали через полчаса бензин подвезти. Так что заправляетесь и… – Батюшин достал и щёлкнул крышкой часов. – До пяти утра можете отдыхать. В пять вылетаем.

– Куда? – почему бы и не спросить?

– Туда, Сергей Викторович, туда, – движением бровей обозначил направление генерал и чуть дёрнул углом губ. Остановил тем самым мой закономерный следующий вопрос. – Точное место назначения узнаете непосредственно перед вылетом.

А подготовиться? А курсы рассчитать, расстояния померять, ориентиры по маршруту поднять и обозначить? Готовиться, в конце-то концов, кто к полёту будет? И когда? В самом полёте? Ну-ну. Но приказы не обсуждают, а выполняют. Понятно, почему именно меня на это задание выдернули.

А дальше бензин подвезли. Два тех самых грузовичка в сопровождении легковушки под самолёт подъехали. И встречающие наши сразу же засуетились, поближе к машинам придвинулись. Да почти вплотную подошли.

И не к машинам, а именно к легковушке. Приехал кто-то значимый? И Батюшин на эту вольность никак не реагирует. Поэтому и я не дёргаюсь. Но поглядываю за самыми любопытными. Единственное, что ещё сделал, так это на верхний пулемёт стрелка отправил. Пусть провинность отрабатывает. Опять же пусть хоть такая огневая точка на всякий случай будет.

Наконец-то из легковушки пассажир вылез, перекинулся несколькими фразами с окружившими его людьми и быстрым, энергичным шагом направился к Батюшину.

– Николай Степанович, наконец-то! А мы уже беспокоиться начали – время-то идёт, рабочие без хлеба сидят! Здесь всё согласно нашим договорённостям? – поздоровался и кивнул на самолёт.

– Да, Владимир Ильич, привезли всё, как договаривались, – многозначительно покосился в мою сторону Батюшин.

– Тогда чего мы с вами ждём? Грузите, грузите, – возбудился Владимир Ильич.

– Хорошо, сейчас всё сделаем, – и Батюшин дал отмашку своим людям.

Дальше уже и мне самому очень интересно стало. Пассажиры наши из самолёта пару ящиков вынесли. Похоже, очень тяжёлых. Вон как пыхтят назначенные Батюшиным носильщики, к подъехавшему легковому автомобилю свою ношу тащат.

Загрузили. Рессоры жалобно скрипнули. В машину сразу же несколько встречающих запрыгнули. Легковушка тяжело развернулась и уехала.

Отвёл в сторону глаза, столкнулся со встречным внимательным взглядом Батюшина, пожал плечами. Да понятно уже, что это за ящики…

– Надолго? – Николай Степанович подождал, пока машина скроется за деревьями, и развернулся к собеседнику.

– Придётся немного подождать. Полагаю, за два часа управятся, – успокоил генерала Ульянов. И сразу задал встречный вопрос. – Дальше действуем согласно плана? Летим в Париж?

А я наконец-то узнал наш дальнейший маршрут.

– Владимир Ильич, я бы попросил вас не оповещать всю округу и всех присутствующих о наших дальнейших планах, – чуть наклонился к собеседнику генерал.

– Хорошо, хорошо, – вождь мирового пролетариата даже спорить не стал. И дальше стало понятно, почему. – Я лечу с вами!

О, как!

– Ну куда вам с нами, Владимир Ильич? – постарался сохранить невозмутимое выражение лица Батюшин. – Мы же там даже садиться не будем!

– Как не будете? – удивился Ульянов. – А каким же тогда образом вы остальные ящики по назначению доставите?

– Давайте мы с вами чуть в сторонку отойдём, – подхватил под локоток революционера генерал и почти что поволок его в сторону от меня.

Там что-то коротко объяснил явно ошарашенному услышанным вождю, оглянулся на нас. А что мы? Экипаж своими делами занимается. Первым делом мы полученные повреждения осмотрели, осталось теперь только пробоины заделать, отремонтировать. Но это чуть позже, а пока… Кто-то инженеру помогает с заправкой, кто-то пулемётами занимается. Их же после стрельбы почистить необходимо. Да ещё и ленты расстрелянные заново набить требуется.

Игорь вокруг моторов вертится, что-то там осматривает, во внутренностях копается. Про повреждения сразу сказал, что ничего страшного там нет. Повезло нам.

Штурман, правда, так на своём рабочем месте и сидит – с картами работает. Только я ничего, вроде бы как, не делаю, но это только со стороны так кажется. На самом деле я за всеми приглядываю. За работой экипажа, за рассредоточившимися по границам площадки пассажирами, за встречающей группой, за беседующей чуть в стороне от меня довольно-таки странной и неожиданной парой. И кое-какие выводы из своих наблюдений делаю. Вот и сейчас мне почти всё понятно. Есть, правда, кое-какие сомнения в точности предстоящей нам выброски – у штурмана-то нашего подобного опыта нет! А крайним, если что не так пойдёт, окажусь я.

Короче, почти всё понятно. Вот только мысли и догадки свои лучше не озвучивать, а держать при себе.

А вроде бы как короткий разговор уже и не совсем короткий, не успокаивается революционер, горячится, всё что-то доказывает генералу. Думаю, докажет. Не устоит Николай Степанович.

О, возвращаются. И что-то вид у господина Ульянова торжествующий. Точно, доказал, настоял на своём! Только этого нам не хватало!

– Сергей Викторович, как я и говорил, до утра отдыхаем. Об охране не беспокойтесь…

– Да, можете совершенно не волноваться по этому поводу. Весь район под полным контролем рабочей милиции, – перебил Батюшина Владимир Ильич. И сразу же обратился к генералу. – А вам предлагаю проехать с нами и своими глазами посмотреть на результаты нашей с вами…

– Обязательно, Владимир Ильич, обязательно! – вклинился в речь революционера Батюшин. Не дал ему сказать что-то явно лишнее. Хотя, поздно вклинился. Уже и так понятно, что именно хотел сказать Ульянов.

И Батюшин откланялся. Уехал вместе со встречающими. Так понимаю, генерал продолжает заниматься своими прямыми служебными обязанностями!

Что ж, охрана у нас есть, можно наконец-то и мне самолёт осмотреть. Да и команду дать, послеполётное обслуживание техники провести. И межполётное заодно. А то всё как-то не до того было. Слишком обстановка здесь какая-то… Нереальная, что ли? И личности вокруг нерядовые…

Никто нас так до утра и не побеспокоил. Сначала несколько удивился этакому факту, особенно после всех недавних перипетий, но потом решил просто плюнуть и не дёргаться. Было же сказано – весь район под контролем рабочей милиции. Остаётся только верить. Зато спокойно все пробоины заклеили, залакировали и оставили сохнуть. Ну а потом прекрасно выспался.

Взлетели точно в назначенное время. И пассажиров у нас на борту, как я и ожидал, добавилось. И вновь все любопытные впёрлись в пилотскую кабину. Сначала развернулся, собрался уже и рот в гневной отповеди открыть, вон всех прогнать, да сообразил – главным экскурсоводом-то сам Батюшин выступает. А генерала полковнику строить Уставом не положено. Да ещё и когда он в роли твоего непосредственного начальника выступает. Так что все свои возражения быстренько при себе оставил, развернулся к приборам и сделал вид, что очень уж пилотированием самолёта занят. А сам краем уха разговоры ловлю. Сначала-то ничего интересного, просто обычный рассказ об этом самом аппарате. Интересно стало, когда разговоры пошли ни о чём и обо всём. Вот тут я кое-какую информацию и выловил.

Перед взлётом нам, наконец-то, довели место назначения и оптимальный маршрут. Придётся хороший такой круг делать, уходить после взлёта на запад, в море и пересекать границу с Францией со стороны Англии. Да, теперь точно узнал, что нигде садиться мы не собираемся. Подтвердилось то, что я успел давеча подслушать. Просто будет выброшен десант с грузом. Впервые… Мне вот интересно, и где это столько авантюристов на добровольное покидание самолёта нашлось? Тут ведь одним приказом сверху не отделаешься… Не оскудела земля русская талантами…

К предместьям Парижа мы подлетали через четыре часа сорок пять минут. Долго. Пришлось ещё лишнего намотать на винты, пройти над проливами чуть западнее в сторону Ла-Манша – над Па-де-Кале очень уж оживлённо было…

Жаль, что не смог самолично увидеть, как из самолёта парашютисты выпрыгивали. Особенно кое-кто из них. Чую, эта выброска скоро в анналы войдёт. Ну да ладно. Меня сейчас больше всего другой факт интересует – а ящики с золотом отдельно выбрасывали или цепляли каждый из них фалой к парашютисту? Если вместе, то это же какой общий вес получается… Свистеть будут до земли с большой вертикальной скоростью. Как бы не покалечились, не побились… Да не ящики, золоту-то ничего не будет! А вот люди… Почему Батюшин не посоветовался со мной? Впрочем, это точно не моё дело… М-да… Интересно, а если их отдельно выбросили, то сумеют ли этот особо ценный груз после приземления найти? Вовремя? А то как бы кто посторонний содержимое ящичков не оприходовал…

Хотя, если учесть давние связи Ильича во Франции (он же здесь долго проживал), то наверняка на земле груз уже поджидают. Организация-то всего дела оказалась весьма на высоком уровне! Ведь и место выброски, и время мне точно обозначили… Выходит, «есть у революции начало, нет у революции конца…» Германия, на очереди Франция… Если сейчас в кабину поднимется Батюшин и прикажет нам после выброски лететь в сторону Лондона, я уже не сильно удивлюсь. Разрастается пожар народного восстания. Вот только сумеют ли его у нас вовремя остановить? Что-то сомневаюсь я сильно…

Не угадал я с островами. Похоже, пока ещё до них руки не дошли… Вернулись этим же маршрутом на точку вылета. Там дозаправились, осмотрели самолёт и вылетели в сторону дома через Варшаву.

Обратный полёт прошёл на удивление спокойно. Никто нас в воздухе не донимал, не вылетал на перехват, не устраивал засад. И над линией фронта прошли свободно, без обстрела снизу.

Садились на базовом аэродроме через два дня, ночью, при свете прожекторов. После выключения двигателей нас из самолёта не выпустили. Батюшин собрал всех в грузовой кабине, достал из папки несколько листов бумаги. Зачитал вслух распечатанный на них текст и приказал каждому расписаться в своём листочке под этим текстом. Ещё раз вслух предупредил о секретности только что проведённой операции и об ответственности за её разглашение. После этого дал добро на выход. Ну и сам уехал.

Уехать-то он уехал, а об экипаже кто заботиться будет? Ладно у Игоря своя машина на аэродромной стоянке под охраной стоит, а остальные? Нет, кого-то и мы подхватим, довезём до дома. А оставшиеся? Извозчика за свой счёт нанимать? Как-то это… Нет, нужно будет обязательно поднять этот вопрос в ближайшее время! Да что там в ближайшее, вот прямо сейчас с Игорем и поговорю, пусть и он к этому свою директорскую руку приложит. А то всё я, да я…

Утро добрым не бывает… Избитая фраза, но какая точная! Потому что выспаться досыта нам с Игорем не дали – приехал посыльный, привёз приказ срочно явиться на Фурштатскую. Кто бы сомневался…

Впрочем, явиться туда нужно было мне одному, так что у Игоря ещё была возможность отлежаться и отоспаться. Ну он тут же этой возможностью и воспользовался – скрылся в спальне. А я только перед выходом из квартиры сообразил – нужно же было разрешения воспользоваться автомобилем спросить. Придётся теперь как-то своим ходом добираться.

А хорошо-то как на улице. Ночью дождь шёл, лужицы кругом блестят, подсыхают. Календарная осень наступила… Постоял на выходе из парадной, подышал полной грудью, развёл плечи – красота! Никакого общественного транспорта! С удовольствием прошёлся по улице, в конце квартала поймал извозчика, назвал адрес. Поехали!

Цокают по мостовой подковы, катится возок, иной раз слегка на неровностях дороги подпрыгивает. Смотрю по сторонам, на дома, на прохожих. Ничего вокруг не меняется. И оттого мысли разные в голову лезут – недавние события вспоминаются. Нет, никуда мы от революции не денемся…

На Невский выехали, проехали по нему немного. Ещё чуток и можно на Литейный сворачивать – немного осталось.

– Сергей Викторович!

Обернулся на знакомый мужской голос, прищурился – утреннее низкое солнце прямо в глаза бьёт. И зачем щуриться, если по голосу уже узнал?

– Останови-ка, братец! – скомандовал извозчику и выпрыгнул из качнувшейся при этом моём резком движении пролётки.

Пошёл навстречу знакомой паре, остановился в двух шагах:

– Ваше Высокопревосходительство… Доброе утро, Елизавета Сергеевна, – поприветствовал согласно Уставу и этикету генерала с дочерью.

– И не стыдно вам, Сергей Викторович? Как вы могли уйти и не попрощаться? – сразу же напустилась с упрёками девушка, не дав отцу ни малейшей возможности вставить слово.

– Но, позвольте, Елизавета Сергеевна. Мне показалось, что моё присутствие на банкете было несколько… Скажем так, неуместным. Да и вам было явно не до меня.

– Лиза! Купи, пожалуйста, мне… Да хоть вон то пирожное, – Сергей Васильевич указал глазами в блестящее стекло кондитерской.

– Но, папа́!

– Ступай, Лизавета! – построжел голосом генерал.

Девушка залилась румянцем, коротко взглянула на меня и направилась к входной двери.

Остроумов подождал, пока она скроется внутри и тяжело вздохнул:

– Прошу простить мою дочь, Сергей Викторович. Но Лиза в общем-то права. Согласитесь, ваш поспешный уход выглядел несколько странно и весьма невежливо по отношению… Да хотя бы по отношению ко мне. И мы с вами так ни разу и не поговорили после вашего возвращения, а ведь нам есть что обсудить.

– Ваше…, - перестроился на ходу, увидев знакомую гримасу. – Сергей Васильевич, задним числом прошу меня извинить, но… Ну не моё это всё, все эти банкеты, вы же знаете.

– Знаю. Но прощение заслужить нужно. Жду вас сегодня вечером, – генерал щёлкнул крышечкой хронометра. – Ровно в девятнадцать ноль-ноль у себя дома. Форма одежды повседневная. Возражения не принимаются. Воспринимайте это как приказ, господин полковник!

Не успел я переварить только что услышанное (отказываться даже и не подумал, приказ ведь), как тут и Лизавета объявилась. И сходу попыталась атаковать меня всё теми же вопросами. Но тут, к счастью, меня Сергей Васильевич спас:

– Лизонька, оставь, прошу тебя, Сергея Викторовича в покое. Сегодня вечером я пригласил господина полковника к нам на ужин. И он милостиво соизволил принять моё приглашение. Так что у тебя ещё будет возможность задать ему все интересующие тебя вопросы. А теперь, будь добра и не задерживай господина офицера. Наверняка он на службу торопится.

И Остроумов подмигнул мне с видом заговорщика. Причём проделал это так, чтобы Лиза ни в коем случае не смогла этого подмигивания заметить. Тем самым свёл на нет все мои возможные попытки отказаться от приглашения. Ну и жук! А Лизавета-то сразу как успокоилась!

– Хорошо, папа́. Господин полковник, до свидания, – и… Обозначила едва-едва заметный книксен.

Пока я судорожно соображал, что это такое сейчас было, девушка быстро забралась в генеральский экипаж и уже оттуда посмотрела в мою сторону воистину царским взором. Вот чертовка!

– Ну, не буду вас больше задерживать, Сергей Викторович. Ждём вас к ужину в девятнадцать часов. Там и поговорим, благо есть о чём.

Стою, провожаю взглядом удаляющийся по Невскому экипаж и не замечаю ни струящегося вокруг меня народа, ни мнущегося на козлах извозчика, явно озабоченного непредвиденной задержкой.

М-да.

Забрался в пролётку, толкнул в спину извозчика:

– Поехали!

И замолчал. Задумался. О чём это, интересно, собирается говорить Остроумов? И даже предстоящий визит на Фурштатскую как-то незаметно отошёл на второй план.

Глава 9

Недолго предавался размышлениям под звонкий цокот подков. Прекрасное утро (хотя уже и не утро, время всё ближе и ближе к полудню подбирается), ласково пригревающее солнышко, неспешные разодетые горожане на Невском быстро отвлекли от раздумий, заставили откинуться на спинку довольно потёртого кожаного сиденья и осмотреться. Хорошо-то как!

Кого только нет на проспекте… Солидные господа под ручку с нарядными спутницами – барышнями и дамами в шикарных платьях, шляпках и с зонтами в руках. Полно публики попроще, даже мастеровой народ редко, но встречается. Этих сразу можно узнать по соответствующей одёжке и независимому виду. Лоточники шныряют. Интересно…

– Послушай, братец, не подскажешь ли… Сегодня что, праздник какой-то? – спросил согнутую спину на козлах.

– Так мир же с германцем подписали… – обернулся через плечо извозчик.

Да не делай ты такой удивлённый вид, сам знаю, что глупость спросил. И городового не ищи глазами, забыл, что ли, по какому адресу мы едем? А, нет, вижу, что не забыл, вспомнил. Потому как перестал мой водитель кобылы в поисках стражи по сторонам глазеть, вожжами тряхнул, поторопил лошадку.

«Вот на таких мелочах и прокалываются агенты» – мелькнула мысль и пропала.

А настроение всё равно отличное! Цокают по мостовой лошадиные подковы, выбивают свою звонкую дорожную мелодию. И небо над головой синее и бескрайнее, и молоденькие барышни с кавалерами симпатичные такие прогуливаются! Талии узкие, осиные… Не у всех, само собой, но попадаются, попадаются… Вон идёт одна такая, гордая. Не одна, это само собой, но почему бы и не полюбоваться, глаз не порадовать? За погляд никто не спросит. Надеюсь. Да и поглядываю я не нагло, а аккуратно весьма, краем глаза, незаметно со стороны. Вот же чёрт! Такую картинку загородили. Не вижу ничего – очередная пролётка обзор заслонила, как раз напротив неспешно фланирующей парочки остановилась. Ох, уж эти извозчики… И лошади… Как раз лошадь прямо напротив меня вывалила на мостовую из-под хвоста огромный ком «яблок»! Поплыл по улице характерный запах, заставил поморщиться…

К нарушителю и хозяину кобылки тут же быстрым шагом направился поджарый страж порядка, но притормозил. Постоял, понаблюдал, как извозчик в быстром темпе сгребает это добро в мешок, погрозил напоследок пальцем и вернулся на свой пост.

Испортилось настроение… Что-то прохладно стало на улице, некомфортно как-то… Тут же сбоку (чтобы уж совсем меня добить) раздался визгливый лай чьей-то мелкой собачонки! И здесь не обошлось без этих вездесущих, как оказалось, маленьких ручных болонок! Или как там они называются? Да какая разница? Вон, кинулась одна такая на нашу лошадку гавкать. Бросается, как настоящая зверюга! Как только ещё под копыта не влетела. А у хозяйки и сил не хватает даже такую мелочь прочь оттащить… Мотыляется следом за ней на поводке, как воздушный шарик. Хорошо ещё, что быстро проехали мимо. Только всё равно успел заметить, как та мелочь тут же к фонарному столбу подскочила и лапу задрала. Настроение ещё больше в яму ухнуло. Какое к чёрту солнце! Только глаза мне слепи́т! Да воздух после ночного дождя настолько сырой и влажный, что дышать просто нечем! Вода сплошная течёт в лёгкие…

Кстати, а что это на улице столько праздношатающегося народа? Работать кто будет? Раз война закончилась, так уже всё? Можно ничего не делать?

Так сегодня же вдобавок ещё и воскресенье! Господи, получается, я настолько со всеми этими делами закрутился, что не только о перемирии с немцами забыл, но и счёт дням потерял? Сдвинулся по подушке сиденья в угол, откинул голову назад (фуражка очень удачно на лоб сползла, козырьком глаза прикрыла), прищурился – никого и ничего не хочу видеть…

Хорошо хоть почти сразу же свернули на Литейный. А тут всё-таки народу поменьше…

– Прибыли, Ваше высокоблагородие! – оповестил меня о прибытии негромкий голос возницы, заставил вынырнуть из полудрёмы и открыть глаза. Действительно, прибыли. Полез за деньгами, а денег-то у меня и нет. Как-то я со всеми этими полётами-перелётами абсолютно забыл о нормальной гражданской жизни. Опять же, настолько привык за последнее время на Игоревом иждивении находиться, что и думать о чём-то обыденном и приземлённом (о деньгах, например) совершенно не думал. Зря, как оказалось. Действительность в очередной раз смачно шмякнула по лбу…

О, есть какая-то монетка! Нащупал в кармане и вытащил на божий свет золотой двадцатипятирублёвик! Он-то каким чудом у меня оказался?

Удивлённо смотрю на маленькую золотую монетку, перевожу взгляд на непроницаемое лицо извозчика и понимаю, что сдачу он мне ну никак не сможет дать. А целиком монету отдавать… Да ни за что!

Хорошо ещё, что сообразил оглянуться! И увидел с интересом наблюдающего за разыгравшейся перед ним сценкой дежурного.

– Подожди-ка, братец! – выпрыгиваю из возка, пока извозчик пребывает в растерянности. Не будет же он затевать скандал с целым полковником? Да ещё и перед входом в жандармское Управление? – Сейчас рассчитаюсь…

К сожалению, дежурный или не захотел разменять двадцатипятирублёвик, или у него действительно не оказалось с собой денег. Поэтому пришлось успокоить извозчика, озадачить его дальнейшим ожиданием и направиться наверх, в приёмную. Только там есть хоть кто-то знакомый, к кому можно обратиться с подобной нескромной просьбой…

Выручил меня адъютант Джунковского, снабдил несколькими жёлтенькими монетками. Я таких ещё и не видел. Поэтому пока спускался вниз по лестнице, крутил эти монетки в руках, рассматривая…

Рассчитался с извозчиком, вернулся в приёмную, ещё раз поблагодарил выручившего меня офицера и прошёл в кабинет начальника. С разрешения, само собой. И сразу нарвался на встречный вопрос:

– Что это за беготню вы тут устроили, Сергей Викторович?

Пришлось объяснять произошедший со мной казус. Ну и при этом монетки как-то сами собой показались. Из рук-то я их так и не выпустил.

– Ну-ка, ну-ка, – заинтересовался Владимир Фёдорович. – Ах, эти. Это из пробной серии. Недавно вопрос поднимали о необходимости чеканить монеты из никеля. Да ещё и вес медных монет намереваются уменьшить в два раза. Вместо пятидесяти рублей из пуда меди собираются начеканить сто рублей. Напрасная затея, так думаю.

Ну, моего мнения тут никто не спрашивает, да и не специалист я в подобных вопросах. Поэтому неопределённо плечами пожал, вроде бы как согласился со словами генерала…

– Вы уж не обессудьте, что в такой день вас пришлось на службу выдернуть, работа у нас с вами такая, – продолжил между тем Джунковский. – Но всё равно долго́нько же вы добирались… Как Его высокопревосходительство господин инспектор поживает?

Доложили уже! И когда только успели? И здесь никуда не скрыться от всевидящего ока спецслужб… Если, конечно, ты их хоть как-то интересуешь…

Но и на этот вопрос предпочёл ничего не отвечать. Потому как ответа он и не предполагает. Просто Владимир Фёдорович свою осведомлённость решил лишний раз продемонстрировать. Впрочем…

– Кстати, а где ваши люди? Что-то я никакой охраны от самого дома не наблюдал?

– Сергей Викторович, если вы их не видели, то это не значит, что их нет! – припечатал Джунковский (а фраза-то какая знакомая! Воистину, есть кое-что на этом свете, что века переживёт…). – А сейчас расскажите мне вкратце свои основные выводы по вылету.

– Владимир Фёдорович, ну какие могут быть выводы? Если мы там выступали в роли простых извозчиков?

– Извозчиков, говорите? Да ещё и простых? Хотел бы я, чтобы у меня подобные извозчики в подчинении находились! – хмыкнул и пошутил Джунковский. И мгновенно из добродушного старого знакомого превратился в строгого Главу Отдельного Жандармского Корпуса. – Не прибедняйтесь! Я вас, полковник, не первый день знаю. Так что прекратите Ваньку валять и рассказывайте!

– «Господин»…

– Что? – не понял моего уточнения хозяин кабинета.

– Я говорю, потрудитесь обращаться ко мне «господин полковник», – и пока Джунковский приходил в себя от этакой моей вольности и наглости, продолжил. – Владимир Фёдорович, ну вы же действительно меня давно знаете. Неужели и впрямь думали меня подобной ерундой с панталыку сбить? Не получится! Ничего я вам не расскажу. Подписка не даст!

– Да знаю я! – отмахнулся Джунковский. – А вдруг получилось бы? И опять же я не прошу у вас все подробности рассказывать? Мне выводы ваши нужны. Вы-во-ды! Общие! И только. Кстати, присаживайтесь…

И сам вернулся в своё законное начальническое кресло. Помолчал несколько долгих секунд, пристально взглянул мне в лицо и ещё раз махнул рукой. Несколько неожиданный жест со стороны генерала.

– Я вчера распорядился с утра за вами автомобиль отправить. Так он сегодня сломался! Видите ли, сломался! А заменить его другим никто не догадался! Представляете, с кем приходится работать? А теперь у нас времени на предварительный разговор не хватает! Потому как нам с вами назначено на четырнадцать часов! Великий князь самолично распорядился… – и взгляд генерала упёрся в огромные напольные часы, как раз в этот момент начавшие отбивать полдень под донёсшийся с улицы глухой пушечный выстрел. – Знаю я про эти расписки. Как не вовремя Батюшин с ними подсуетился… И я не требую рассказывать все подробности вашего задания. Но выводы-то свои можете в двух словах обрисовать?

А, действительно, что я тут выпендриваюсь? Секреты ведь с меня не требуют выдавать? Да и какие там могут быть секреты? Для того же Джунковского, например? Никакие. Это всё ведомственные трения и подковёрные игры. Хотя, подпись-то я ставил… Но ведь и рассказывать ничего из произошедшего действительно не собираюсь. А выводы… Выводы можно и озвучить.

– Полагаете, мы лишь отодвинули сроки? – задумался Владимир Фёдорович после моих слов. – Подробнее можно?

– Нет. Не смогу объяснить. Это где-то на подсознательном уровне произошло. Вижу и понимаю, а вот словами объяснить… Увы.

– Да-а. Одного у вас не отнять, Сергей Викторович, умеете вы удивить… – задумался в свою очередь генерал. – Ладно, придётся рассказать о ваших подсознательных выводах. Пусть думают, да Батюшина теребят…

– Владимир Фёдорович, а не расскажете, как всё прошло-то? – воспользовался я короткой паузой. А что? Время-то ещё есть. До дворца добираться недолго. Даже пешком можно за пятнадцать минут свободно дойти. Ну не за пятнадцать, но за полчаса-то точно…

– Что прошло? – вынырнул из своих дум Джунковский.

– Подписание договора о перемирии…

– Да как прошло… Обычно прошло. Встретились на станции. Кайзер с представителями в царский вагон перешёл. Там и подписали всё.

– И никто не помешал?

– А кто помешает-то? Если все вокруг думали, что государь у вас на борту находится?

– А дальше-то что?

– Дальше… – задумался генерал. – О том не меня спрашивать нужно. Мы с вами сошки маленькие, нашего мнения никто и не спросит. Могу предположить, что с турками мы воевать продолжим. Вряд ли они успокоятся и просто так смирятся с потерей Босфора…

– А Австро-Венгрия?

– Без поддержки Германии они сами по себе ничего не значат. Там, – Джунковский кивнул головой на окно, в сторону Зимнего. – Ходят упорные слухи, что скоро и с ними перемирие подпишем.

– Осталось разобраться с союзниками…

– А вот здесь точно пусть без нас разбираются. Хотя, вы-то своё отдельное мнение по этому вопросу можете… Да что там можете, просто обязаны высказать!

– Хорошо, выскажу. Если возможность такая будет.

– Непременно будет. Кстати, нам пора выдвигаться! И не знаю, о чём вы там с отцом и дочерью Остроумовыми договаривались, – ехидно прищурился Владимир Фёдорович. – Только после встречи с Великим князем нам с вами придётся в Царское село ехать! Таково личное распоряжение Её Императорского Величества, Марии Фёдоровны… Желаете оспорить?

Последние слова Джунковский добавил, когда увидел мою реакцию на свою предыдущую фразу. А как мне ещё реагировать, если я Сергею Васильевичу слово давал? Так что ничего я не ответил генералу, промолчал. А настроение, и до этого пребывавшее где-то там, внизу, у плинтуса, в этот момент рухнуло вообще куда-то ещё ниже. На уровень городских подземных коммуникаций, так полагаю… Говорю же, и погода дрянная, и собаки с лошадьми повсюду гадят, и барышни глаз не радуют, и небо… А вот насчёт неба не надо! Небо- оно всегда отдельно и всегда небо!

К Остроумовым я всё-таки поехал. Со всеми этими встречами немного к назначенному времени припоздал, но посчитал возможным не откладывать визит и воспользовался приглашением. Да и заинтриговал меня Сергей Васильевич сильно.

Его Высокопревосходительство Владимир Фёдорович смилостивился над моим измученным сегодняшними встречами и разговорами организмом и доставил мою бренную тушку прямо к парадному подъезду дома Остроумовых. Деваться-то мне было некуда, пришлось посвятить генерала в свои вечерние проблемы. Так что ещё раз поблагодарил Владимира Фёдоровича за доставку, вылез наружу из ставшего за этот долгий затянувшийся день почти родным автомобильного кожаного нутра и выпрямился, расправил затёкшие от долгого сиденья мышцы. Поднял голову, посмотрел на ярко освещённые окна второго этажа. Ну и что, что шторы висят, свет-то всё равно через щели пробивается. Ну и музыка какая-то сверху доносится, заставляет не только меня прислушиваться, но и редких прохожих.

Поднялся, позвонил. Горничная дверь открыла, фуражку с перчатками приняла. Всё остальное (кобура с её содержимым и кортик) остались на своих законных местах. Глянул на своё отражение в ростово́м зеркале, поморщился. Китель на животе мятый, на брюках стрелки за день почти пропали – ещё бы, столько времени просидеть в автомобиле! Как-то не подумал я об этом. Судя по полупустой вешалке в прихожей, гостей в доме немного. Хоть это радует. Но всё равно, нехорошо-то как выходит, хоть разворачивайся да прочь иди…

Пришлось хотя бы одёжную щётку у девушки попросить, пыль дальних дорог с себя смахнуть. Ещё раз глянул в зеркало – сколько щёткой по кителю не ёрзай, чище он от этого не станет и мятые складки никуда не пропадут! Стыдоба… Чертыхнулся, про себя, конечно, сплюнул от раздражения, опять же мысленно, и забрал у горничной свою фуражку и перчатки, благо никуда она их пока не пристроила, так в руках и держала. К входной двери развернулся, за витую бронзовую ручку ухватился…

– Сергей Викторович? Ну, наконец-то! А мы вас уже заждались. Даже за стол не стали садиться – уверен был, что не забудете о приглашении.

– Добрый вечер, Ваше Высокопревосходительство, – пришлось оставить в покое дверную ручку и развернуться лицом к так несвоевременно объявившемуся в прихожей хозяину дома.

– Дома попрошу обращаться ко мне по-простому, без всякого официоза. Мария, примите у господина полковника фуражку, – попенял горничной за нерасторопность хозяин и тут же полуобернулся и довольно громко оповестил всех домашних о моём приходе. – А у нас долгожданный гость!

Это генерал так намекает о моём опоздании? И да, своей завершающей фразой отрезал мне все пути к отступлению. Теперь не развернёшься и не уйдёшь…

– Прошу прощения, Сергей Васильевич, за вынужденное опоздание. Дела́ задержали…

– Это вам не передо мной, а перед хозяйкой дома нужно оправдываться. Ужин придётся ещё раз разогревать… – цепкий взгляд генерала отметил и мой слегка потрёпанный вид, и потерявшие утренний лоск китель с брюками, и мои явные сомнения. Отметил и постарался меня приободрить. – Знакомая картина! У меня после длительных поездок в автомобиле точно такой же вид. И ничего с этим не сделаешь, приходится терпеть. Проходите, прошу вас. И не тушуйтесь, тут все свои…

Да если бы только свои… Из своих лишь Сергей Васильевич и всё. С его супругой и Елизаветой Сергеевной у меня шапочное знакомство, а вот к присутствию в этом доме совершенно посторонних для меня людей я оказался не готов. Но это для меня они посторонние, а для остальных, как только что обмолвился хозяин дома, «все свои»…

Вот такие мысли промелькнули в моей голове, пока я прикладывался губами к холёной бархатной руке госпожи Остроумовой, раскланивался и расшаркивался с окружающими хозяйку гостями после моего представления им самим хозяином. На закономерный укор за опоздание отговорился ничего не значащей фразой, прикрылся служебными делами, не терпящими отлагательства. Последнее прокатило без сомнений. Полагаю, с подобными задержками и опозданиями в этом семействе знакомы не понаслышке. Служба…

А вот туда, где вокруг рояля столпилась небольшая (три девушки и четыре молодых человека) группка молодёжи, я не пошёл. И очень корил себя за столь поспешно принятое решение всё-таки явиться на этот ужин. Да ещё прямо с дороги. М-да, не ожидал увидеть столько гостей в этом доме.

При моём появлении эта группка прервала свой явно задорный спор, дружненько развернулась и посмотрела в мою сторону, и так же дружненько отвернулась, продолжила свой весёлый трёп. Так понял, разговор о музыке идёт, кого-то из них сыграть просят. Похоже, уговорили, потому как все разом резко замолчали – одна из девушек к роялю села и тихонько музицировать принялась. И хорошо так, душевно заиграла. И явно знакомое что-то. Только вот узнать мелодию никак не могу, ну не знаток я ни разу, и даже не любитель. Вот если бы это был рёв авиационных моторов… В нём бы я сразу разобрался, отличил бы на раз звук одного типа от другого. М-да…

Нет у меня никакого желания к ним присоединяться. О чём мне с этими молодыми людьми говорить? Да и они явно не желают принимать меня в свой тесный круг. Вон какой сплочённой стеной встали вокруг рояля. И здесь, среди окружающих хозяйку родителей этих молодых людей мне тоже не место. Вот же вляпался! И ведь знаю, что все эти приёмы, балы, ужины, церемонии, этикеты явно не для меня! Так ведь нет, всё равно припёрся! А теперь нужно каким-то образом выкручиваться. Но насчёт выкручиваться я мастер! Поэтому сразу же обратился к Сергею Васильевичу с вполне закономерным вопросом о предстоящем нам разговоре.

– Куда вы так торопитесь, Сергей Викторович? Понимаю, вам с нами стариками точить лясы совершенно не интересно. Позвольте, я вас представлю нашей молодёжи?

А я смотрел на улыбающуюся Лизу, видел, с каким интересом и удовольствием она прислушивается к негромкой плавной мелодии, вспоминал, как точно так же перед этим с интересом и удовольствием выслушивала наверняка какой-то смешной рассказ стоящего сейчас спиной ко мне молодого человека, видел, как вспыхивают искорки в лучащихся смехом серых глазах, как предательски горят румянцем нежные девичьи щёки и не понимал, какого чёрта я вообще сюда заявился! И что меня сюда так потянуло?

– Лучше попозже, Сергей Васильевич. А сейчас можно вас на два слова? – и я кивнул хозяину на прихожую.

– Может быть, лучше тогда пройти в кабинет? – предложил Остроумов, увидел мой согласный жест и наклонился к сидящей на диване супруге. – Душа моя, прости нас, но… Дела прежде всего. У Сергея Викторовича ко мне срочный разговор.

– А как же ужин? Маша уже всё приготовила в столовой…

– Постараюсь управиться побыстрей. Ну ты же понимаешь… – и Остроумов нежно прикоснулся губами к руке супруги.

– Ах, Серж, всё я понимаю. Поэтому за стол мы все сядем без вас!

– И опоздавшему останутся кости! – отшутился и оставил тем самым за собой последнее слово Сергей Васильевич. – Пойдёмте, господин полковник, пока нам с вами опять не помешали.

И я шагнул вслед за генералом, потому и не смог увидеть, как отвернулась от собеседника Лиза, как перестала смеяться каким-то его шуткам, как настороженно посмотрела мне в спину. И тем более не увидел, как вслед за девушкой мне в спину посмотрели стоящие рядом с ней молодые люди. А если бы я был более внимательным, то вполне мог бы узнать в них тех самых своих кратковременных попутчиков по морскому путешествию в Константинополь.

Остроумов плотно притворил за нами дверь, приглашающим жестом руки показал на стоящее возле массивного рабочего стола кресло, и сам уселся в точно такое же напротив. Переложил какой-то листок бумаги, дотронулся пальцами до остро заточенных карандашей в пенале, выпрямил спину и вопросительно взглянул на меня:

– Ну-с, так какие два слова вы хотели мне сказать?

– Сергей Васильевич, прошу меня понять – у меня совершенно нет свободного времени, я к вам прямо с дороги заехал и буквально на минутку. Вот потому-то и заявился в этаком неподобающем виде… Знал бы, что здесь столько гостей будет присутствовать, так точно бы не приехал. О чём вы намеревались со мной поговорить?

– Можете не извиняться, я вас прекрасно понимаю, как уже давеча упоминал. Но и вы меня простите, Сергей Викторович. Предстоящий разговор был лишь предлогом. Каюсь, сегодняшняя утренняя наша с вами встреча получилась очень уж неожиданной, вот и выдумал я этакий предлог. Потому как иной причины заманить вас к нам в гости в тот момент не нашёл…

А я-то чёрт знает что себе надумал! Летел сюда, торопился, даже не переоделся с дороги… И предстал перед гостями в таком неподобающем виде… Эх, Ваше Высокопревосходительство… Постой, что-то слабо верится в это объяснение. Чтобы умудрённый жизнью и службой генерал растерялся от какой-то неожиданной встречи? Да быть такого не может… Нет, тут явно что-то другое… Только что? Скажет или нет. Похоже, что нет. Ладно. Зато теперь есть возможность безболезненно выкрутиться из этой неприятной ситуации.

– Квиты, Сергей Васильевич! А теперь разрешите откланяться! – и я поднялся на ноги.

– Как откланяться? Никуда я вас не отпущу! – на секунду растерялся хозяин кабинета и дома. Встал из-за стола, протянул руку, громко пару раз звякнул колокольчиком. И заглянувшей на вызов горничной тут же распорядился. – Пригласи сюда Наталью Дмитриевну!

И как-то всё это настолько быстро произошло, что я успел только головой туда-сюда покрутить.

– Наташа! Наталья Дмитриевна! – Остроумов улыбнулся вошедшей в кабинет супруге. – Ты только глянь на этого молодого человека. Он уже собирается уходить!

– Сергей Викторович, что случилось? Вам у нас настолько не понравилось?

– Ну что вы, Наталья Дмитриевна! У вас прекрасный дом, но… Прошу простить, но я заскочил к вам буквально на минуту. Не мог данное Сергею Васильевичу обещание нарушить. А теперь разрешите откланяться, дела, дела, – и добавил, приглушив чуть-чуть голос, чтобы создать некий ореол таинственности и отсечь всяческие новые вопросы. – На аэродроме ждут. Срочный ночной вылет…

Щёлкнул каблуками, склонил в прощальном поклоне голову и быстрым шагом вышел в прихожую. Пока хозяева пребывают в растерянном состоянии. Правда, в этом я несколько сомневаюсь, очень уж хитро на меня генерал смотрел во время моей короткой речи. Всё он наверняка понял…

На моё счастье в прихожей никого не было, горничная тоже отсутствовала, а моя фуражка так и лежала на том самом месте, куда её с самого начала определили. Поэтому никаких причин для задержки не возникло, и я поспешно, словно провинившийся чем-то мальчишка, выскочил за дверь. Закрыл её за собой, в несколько прыжков сбежал вниз по лестнице и только тогда выдохнул. Уф-ф, всё боялся, что сейчас дверь наверху откроется и мне в очередной раз придётся всякую ерунду придумывать. Не открылась. Это хорошо! И как-то очень грустно… Вот только теперь ни о каком отдыхе и речи быть не может! Придётся действительно ехать на аэродром! Чтобы хотя бы перед собой как-то оправдаться за это вынужденное враньё…

Пошёл вдоль домов, оглянулся на ярко освещённые окна за спиной – на мгновение сожаление о сделанном накатило. Прочь! И я закрутил головой по сторонам, высматривая свободного извозчика…

* * *

– Папа́, что случилось? Почему Сергей Викторович ушёл? – постучалась и вошла в отцовский кабинет Лиза.

– Просил перед всеми извиниться, сослался на ночной вылет и уехал, – пожал плечами отец.

– Да что же это такое! – сжала кулачки девушка. – Разве так можно поступать?

– Лиза, успокойся! – остудил порыв дочери отец. – Не думал, что придётся тебе объяснять настолько простые вещи. Или вы все так обрадовались перемирию с Германией, что совсем забыли о Турции с Австро-Венгрией? Война ещё не окончена… Сергей Викторович офицер, и он всё время находится на службе. И ещё одно, не менее важное уточнение. Ты должна понять, что это очень, очень непростой человек и некоторых вещей, вполне привычных твоему кругу общения, он может просто не принять. Не относись к нему так, как ты привыкла относиться к своим друзьям, к своему окружению.

– Но… – дочь перевела вопросительный взгляд на мать. – Мама?

– Да, дочь. Отец прав. Пусть ты и считаешь себя очень взрослой, но подобным вещам в вашем институте не учат. Хотя, думаю, тут тоже не всё так однозначно, имеются на этот счёт у меня кое-какие догадки. Но об этом мы с тобой лучше после приёма наедине (Надежда Дмитриевна ласково улыбнулась мужу) поговорим. Хорошо? А сейчас пойдём к нашим гостям…

* * *

Цокают в темноте подковы, тихо и вкусно поскрипывает на мощёной мостовой пролётка… Под эти размеренные звуки очень хорошо думается. Недавние события в квартире Остроумова предпочёл задвинуть в самый дальний уголок сознания. Позже к ним вернусь, попробую разобраться, что это меня так там зацепило. Неужели… Стоп, достаточно. Решил же, что позже со всем этим разберусь. А пока стоит ещё раз вернуться мыслями к сегодняшнему визиту в Царское Село.

И я принялся подробно вспоминать все оттенки и детали разговора с Марией Фёдоровной в присутствии Джунковского…

– Как по-вашему, сам ли господин Ульянов настоял на решении убыть во Францию? Не обратили внимание, может быть Батюшин этому его решению каким-либо образом поспособствовал?

– Однозначно, сам. Николай Степанович был против подобного решения!

– Хорошо, – Мария Фёдоровна взяла со столика чашку, аккуратно сделал малюсенький глоточек чая и поморщилась. – Остыл…

Позвонила, приказала явившейся прислуге убрать остывший и приготовить свежий напиток. Нам не предложила, потому как мы с Владимиром Фёдоровичем с самого начала разговора отказались от этого удовольствия. Подождала, пока мы вновь останемся одни и продолжила:

– Дело в том, что в Париже сейчас находится Троцкий… Вы мне о нём рассказывали… И буквально на днях, как меня уверяет Владимир Фёдорович, в швейцарской деревушке Циммервальд должна была состояться международная конференция левых социалистов. Вряд ли оба этих… Господина… – Мария Фёдоровна поморщилась. – Проигнорировали бы подобное мероприятие. Потому и вызывает вопросы столь поспешный отъезд Владимира Ильича в Париж… Что вы об этом думаете?

А то я помню! Да я даже не слышал никогда об этой конференции! Не тому я после школы учился… Но говорить что-то подобное не стал, не враг же я сам себе. А вопрос задан, придётся что-то отвечать. А что? И я перевёл взгляд на Джунковского. Выручай!

– Полагаю, из Парижа ему будет легче добраться до Швейцарии, чем из той же Германии. И значительно быстрее. Так что с этой позиции действия господина Ульянова выглядят вполне логичными, – прервал подзатянувшуюся паузу Владимир Фёдорович, пришёл мне на помощь. – Если, конечно, после известных событий в самой Германии эта конференция для господ социалистов всё ещё актуальна.

– Полагаете? – Мария Фёдоровна, всё это время не сводившая с меня глаз, наконец-то нашла себе новый объект пристального внимания. – Или уверены?

– Полной уверенности Вам никто не даст, Ваше Императорское Величество, – почтительно склонил голову Джунковский…

И уже под самый конец разговора вдовствующая императрица тяжело вздохнула:

– Германия, Франция… Кто на очереди? Мы или англичане? А, Сергей Викторович?

– Кто кого переиграет, Ваше Импера…

– Оставьте эти церемонии. Говорите, как думаете. Или знаете?

– Уже не знаю, Мария Фёдоровна, уже не знаю, – с сожалением развёл руки в стороны. – А хотелось бы знать. Но лучше бы англичане…

– Англичане… Королева Виктория в своё время всё никак не могла Александру Второму своей отставки простить, оттого Россию и недолюбливала. Опять же Крымскую войну можно вспомнить… Нет, лучше бы не мы…

На подъезде к Петрограду Владимир Фёдорович, молчавший всю дорогу и о чём-то напряжённо раздумывающий, вдруг встрепенулся и сказал, словно продолжил наш с ним утренний разговор:

– Да, Сергей Викторович, охрану вашу мы отозвали, так что вы и не могли их сегодня видеть. Полагаю, отныне в ней особой необходимости нет.

Ох уж мне это генеральское «полагаю». Так и хочется ответить недавно услышанными словами императрицы. Только где я, и где Мария Фёдоровна… Поэтому только и кивнул головой, тем самым давая понять, что информацию принял. Теперь только на себя остаётся надеяться…

Пролётка подпрыгнула на подвернувшемся под колесо камне, чертыхнулся вполголоса привычно и беззлобно на городские власти извозчик, а я вынырнул из своих воспоминаний и быстро осмотрелся. Центральная часть города осталась позади, начались рабочие окраины. Здесь гораздо темнее, фонарей на улице значительно меньше. Ещё минут десять и как раз к караульной сторожке аэродрома подъедем. На всякий случай достал из кобуры и переложил на сиденье револьвер – так мне спокойнее будет.

И очень вовремя это сделал, как будто кто-то свыше мне подсказал. Краем глаза увидел метнувшиеся сбоку тени, сжал рукоятку револьвера. Захрапела остановленная лошадь, качнулась пролётка, что-то визгливое запричитал извозчик.

– Приехали, Вашбродь! Вылезай! – раздался справа хриплый голос налётчика. И заиграла-заплясала рыбкой в лунном свете блестящая полоска острого металла.

– Да смотри в штаны не наделай! Неохота потом руки марать! – подхватил с издевательскими нотками напарник налётчика слева.

Ещё есть кто? Если только третий – лошадь же кто-то остановил? Могут ещё в темноте скрываться… А вечер-то был какой… И убивать в такой вечер не хочется… Может, получится разойтись по-доброму?

– Чего застыл-то? Сказано, слезай, паровоз дальше не поедет, – продолжал запугивать ножиком налётчик справа.

– А побрякушек-то нацепил! Откель столько? На войне столько не получишь. У-у, крыса тыловая! Отожрался на наших харчах! Кому сказано было! Вылазь, шкура! Больше не наворуешь!

Вот это вы зря сказали! А ведь было у меня такое желание разойтись краями. Не вышло…

Револьвер даже не стал поднимать, так и выстрелил снизу, от сиденья, сначала в того с ножом, и потом сразу же в левого. Тут пришлось руку чуть приподнять. И чёртом вылетел из пролётки, длинным прыжком отскочил в сторону, в тень, присел к земле, отвёл в сторону глаза (ночью всякое движение почему-то лучше всего боковым зрением засекается). Снова захрапела лошадь, топнули по дороге подошвы, метнулась навстречу вспышке выстрела чёрная тень и осела набок… Успел заметить и опередить налётчика.

Замер, прислушиваюсь. Вот только гад извозчик все карты спутал. Хлестнул вожжами кобылу и умчался прочь. И даже про деньги забыл. Скользнул чуть в сторону, потому как на одном месте оставаться сейчас смерти подобно! Мало ли кто из налётчиков ещё в живых остался? Вполне могли по вспышке меня засечь. Только и спасительной тени от пролётки уже нет! И я пошёл, пошёл тихонечко к чёрным кляксам домов мелкими приставными шагами, прислушиваясь и заставляя себя смотреть вниз, в землю, а не шариться бесполезно взглядом по сторонам.

И вроде бы как в стороне ещё топот на грани слуха послышался. И какое-то размытое движение показалось. Подельник убегает? Возможно. Налётчики или кто похуже? Какая, впрочем, разница! Вот и стена. Прислонился спиной, даже как-то легче на душе стало. А вокруг полная тишина, даже не хрипит никто на дороге. Неужели вот так, в полной темноте, наглухо положил всех? А если нет? Проверить? Допросить? Уже шагнул было вперёд, да остановился из опасения нарваться на какую-нибудь встречную неожиданность. Да ну их. И контроль по этой же причине не стал проводить, предпочёл тихо отступить в ночь, убраться отсюда. Через пару домов ещё раз остановился, прислушался… Ничего не слышу, тихо вокруг. Даже собаки во дворах не брешут. И ни одно окошко на улице не загорелось… О, наконец-то где-то вдалеке трель полицейского свистка раздалась. Ну-ну… Ишь, охрану они сняли… Вот пусть сами и разбираются…

Выпрямился и торопливо заспешил прочь. Само собой, в сторону аэродрома. Мне же ещё в небо подняться нужно. Слово-то было сказано, а врать нехорошо! Поэтому придётся организовывать себе ночной вылет…

Глава 10

Следующие полдня было посвящено довольно-таки неприятной рутине – разгребал неприятности. Да-да, те самые неприятности, которых сам же себе нечаянно и организовал. Как тот комсомолец, сначала создающий себе трудности, а потом героически их преодолевающий…

А ведь ничто не предвещало… До аэродрома я этой ночью всё-таки добрался. И своим этаким, несколько неожиданным для охраны, появлением навёл среди личного состава ночных сторожей немалый переполох – взбаламутил размеренное до сего момента несение службы. Одно хорошо – мне, как замдиректора, никаких разрешений на внезапные, скажем так, проверки не требуется. Единственное, так это перед Игорем потом придётся оправдывать свои ночные эксперименты. Но это, как я уже сказал, будет потом. И да, можно так и назвать их. Эксперименты. Здесь город, от театра военных действий далеко, потому-то и ночью мало кто летает… Да на самом-то деле никто, кроме меня…

Так что уведомил охрану о внеплановом полёте, распорядился поднять дежурного механика и прислать к самолёту. Ну да, побеспокою человека, так ведь он же на службе… Ну а пока его ожидаю, можно и самолёт осмотреть.

И даже пару раз вокруг Муромца обошёл. Осмотрел. А ночной осмотр это, я вам скажу, не то, что дневной. Ночью самолёт очень уж огромным кажется. Понимаю, что это не так, но всё равно как-то не по себе. Поэтому присел на колесо, подумал, да и решил плюнуть на эту свою затею. Нет, не на вылет ночной, а на вылет именно на этом четырёхмоторном гиганте. Не то, что не справлюсь – справлюсь, никуда не денусь… Но вот как только представлю себе, что сейчас придётся подкатывать стремянку, носиться с ней вокруг самолёта, снимать чехлы и заглушки с этакой-то махины, потом осматривать и запускать этот аппарат… И вся решимость куда-то разом улетучивается. И взгляд сам собой перемещается в сторону новых опытных истребителей Сикорского. Может, лучше на одном из них слетать? А почему бы и нет?

Тут как раз и дежурный механик подошёл. Выслушал распоряжение и ни одного лишнего вопроса спросонок не задал, сразу направился готовить одноместный аппарат к вылету. Ну а там всё просто. Осмотрели машину, проверили наличие технических жидкостей. Это я про наличие в должном количестве бензина и масла говорю. Залез в кабину, посидел некоторое время, руками-ногами пошевелил, пальцами по всем рычагам и переключателям пробежался, приборы осмотрел, запомнил. Нужно же хоть немного обвыкнуться? Ну и на парашюте штанами поёрзал, уселся поудобнее, сначала ремни подвесной системы под себя подогнал, а потом и привязные крепко затянул. Опять же пару интересующих меня практических вопросов механику задал. После чего запустились, мотор прогрели, как раз на рабочем месте и освоился.

Отмашку дал на предмет колодки из-под колёс убрать. Ну и покатился потихонечку на взлётку. Рулю, с помощью единственной фары осматриваюсь по мере возможностей. Свет не сказать, чтобы и яркий, но мне хватает. Да и куда рулить прекрасно знаю.

Вырулил на полосу, сразу обороты двигателю и добавил – плавно перевёл рычаг управления оборотами вперёд до упора. Ночь, воздух прохладный, плотный, винт тянет словно зверь, да и мощности хватает – поэтому оторвались от земли почти сразу же. Ну, всего-то несколько раз на небольших неровностях грунта подпрыгнули, причём в крайний раз даже почти взлетели. Зависли в воздухе, но, тем не менее, скорости всё-таки немного не хватило и самолёт плавненько так коснулся земли колёсами. Мелкая вибрация от дутиков на корпус перескочила, заставила на секунду противно заныть зубы…

И сразу же пропала – вытянул мотор, разогнались и окончательно оторвались от земли, повисли в воздухе. Земля моментом вниз ухнула и пропала. Темнотища в кабине. Хорошо хоть какая-то небольшая подсветка приборной панели имеется, иначе было бы совсем тяжко. Ну и впереди кое-какие огни городские виднеются, помогают определиться в пространстве.

Всё, фару можно выключать, всё равно от неё больше никакого толку не будет. Если только на посадке. А сейчас всё внимание приборам.

Ночь сегодня на удивление безлунная. Нет, луна-то на самом деле где-то там наверху имеется, только не видно её за облаками. Короче, повисла над городом непроглядная осенняя темень, в самом буквальном смысле. Но чем ближе к центру города, тем больше внизу впереди электрического света, тем светлее. А над столицей-то я так ни разу ночью и не летал просто так! Заваливаю аппарат в правый крен, иду как раз по направлению на Путиловский завод, а через него на Адмиралтейство. Пусть ночь над городом, но внизу очень красиво! Только почему-то становится темнее и темнее на улицах. Полное впечатление, что свет поквартально отключают. Гаснут фонари на улицах, в домах кое-где ещё тускло светятся окна, но уже почти ничего и не видно. Ещё успеваю увидеть сверху и узнать Обводный канал, а дальше на город опускается сплошная темень и в эту темень, словно в омут, ныряют и мгновенно пропадают дома и улицы. Слева ещё вижу чёрную ленту Большой Невы и Васильевский, но и то недолго. И там быстро становится темно. А вот дальше на запад (ох уж этот запад), немного светлее. Туда и полечу. Да и сообразил, что не дело через центр города ночью летать, будить мирных обывателей. И не только обывателей, как бы наутро к градоначальнику нас с Игорем за мои ночные полёты не вызвали. А ведь запросто могут привлечь за нарушение тишины и ночного покоя в общественном месте… Опять же, как-то очень уж подозрительно быстро свет в городе отключили…

Ни огонька, видимость ноль, ощущение полёта напрочь отсутствует. Если бы не приборы и не их подрагивающие стрелочки… Ах, да – ещё и рёв мотора с сопутствующей ему вибрацией, то ни за что бы не поверил, что я лечу. И где-то надо мной висит толстая перина облаков. Настолько плотная и толстая, что через неё даже луны не видно. А уж про сверкающие где-то там в вышине звёзды я и вообще молчу.

Да уж, это далеко не «Муромец»… На том в подобных условиях куда как проще – можно и на крепкий пол под ногами посмотреть, и в просторной кабине осмотреться, сбросить наваждение вот этого неопределённого зависания в пустоте. Ничего, сейчас выскочим из непроницаемой тьмы, над морем пойдём. А над ним чисто, облаков нет. Это я уже отсюда вижу. Верите ли, но на сердце легче стало. В первый момент. Во второй трезвая мысль в голову пришла – а ведь мне ещё возвращаться придётся… Куда только? Радиомаяков и приводных радиостанций нет, пеленгаторы тоже как класс отсутствуют. Связь? Ну какая, к чертям, связь… Остаётся лишь уповать на исключительную добросовестность и исполнительность дежурного механика, что не завалится спать после моего вылета, а выполнит мои предполётные указания и включит посадочные прожектора через час… Выкрутился, называется! Придумал для себя перед Остроумовым ловкую (как казалось) отмазку со срочным ночным вылетом! Теперь разгребай двумя руками!

Ну, наконец-то! Вырвался из-под душной пелены облаков на чистый простор! Вокруг звёзды засверкали. И именно что вокруг. Опять же настолько ярко сверкают после сплошной черноты, что я даже засмотрелся. Красотища-то какая! От переполняющего душу восторга крутанул бочку, выровнял и удивился. Настолько легко до неожиданности эту фигуру сделал. Ещё! Обороты до упора вперёд, секундная пауза на разгон, и сразу же вверх по крутой траектории полупетли, с последующим переворотом в нормальный полёт. Ремни врезаются в плечи. Прибираю чутка обороты. Горизонт!

Отличная машина у Игоря получилась! И мотор работает ровно, рычит свою победную песню! Малый газ, ручку максимально влево, педалью влево-вправо, авиагоризонт переворачивается на сто восемьдесят, и я плавно тяну ручку на себя, слежу за перегрузкой по самочувствию. Ну и машину слушаю, по-другому никак! Чтобы не дай Бог не закряхтела. И обязательный контроль скорости и высоты! Плавненько толкаю вперёд РУД на выходе и перехожу в горизонтальный полёт. Шестьсот метров, отлично. Но можно и повыше забраться. Машина – зверь! И мотор не подводит, устойчиво работает на всех режимах полёта, и в перевёрнутом положении тоже не подводит. Достаточно – есть тысяча метров и этого хватит. Место? Отвлёкся от авиагоризонта, головой по сторонам закрутил – то вверх её задираю, то вниз опускаю. Вниз? А куда это вниз? И где здесь низ, а где верх? Потерялся в пространстве. Ночные полёты, особенно с такой вот круговертью, над спящим спокойным морем именно этим и опасны – потерей пространственной ориентировки. Звёзды и луна отражаются в тихой воде словно в зеркале, и становится непонятно, где низ, а где верх. Одно спасение – приборы!

Какая тут к чёрту красота? Упираюсь взглядом в авиагоризонт, компас, считываю показания высоты и скорости, потихонечку возвращаюсь в реальность. Обманчивая иллюзия не желает отпускать просто так, ещё кружит голову, заставляет скашивать глаза за борт кабины. Там же такая красотища! Приходится заставлять себя смотреть только на приборы! Взбаламученный пируэтами пилотажа гироскоп в голове начинает приходить в себя. В довершении всего высовываюсь чуть в сторону, за защитный козырёк. И набегающий воздушный поток тут же обрадованно и колюче бьёт в лицо, норовит сорвать шлем, врывается под плотно застёгнутый воротник, вздувает пузырём куртку. Что сразу же помогает прийти в чувство – холодно же! Не май месяц! Но на душе легко и ясно – и я смеюсь навстречу ветру, захлёбываюсь бьющим в лицо воздухом, прячусь за козырёк и разворачиваюсь по компасу в сторону дома. Желание покрутить какие-либо фигуры пилотажа напрочь исчезло – в этом смешанном нереальном пространстве можно и потеряться. А жить хочется…

И плотную черноту города впереди воспринял словно спасение от безграничного звёздного пространства вокруг меня. Всё-таки летать в подобных условиях, ночью, и на такой маленькой машине… Это совершенно другие ощущения полёта – здесь всё рядом, вплотную. Стоит только немножко отпустить воображение, и пропадает хрупкая фанерно-тканевая оболочка-скорлупка вокруг тебя. Раскинь руки в стороны и полетишь! Сам! Бр-р… Скорее туда, под облака, в спасительную черноту… К приборам! Да и вообще пора на землю. Я уже соскучился по грязным окраинным улицам, по лошадиному навозу, по… Да даже по давешним ночным разбойникам!

Механик не забыл мои наставления, не завалился спать, а всё сделал правильно. Вертикальный луч прожектора увидел издалека, на него и взял курс. Вышел на точку, прошёл чуть в стороне, чтобы не ослепило – надеюсь, в ночной тишине рокот мотора хорошо слышно? И приступил к снижению по пологой спирали. А там и световой луч упал вниз, осветил посадочную полосу. Ну и я на всякий случай щёлкнул переключателем самолётной фары. Хоть и слабенькое на этом аппарате посадочное освещение, но и оно не помешает…

Сел, зарулил, выключил мотор. Тишина полная. Погас посадочный прожектор, замолкло размеренное тарахтение автомобильного мотора. И тут темень. Но глаза к ней уже почти привыкли. Спустился на землю, прислушался. Идёт кто-то.

– Как сели, ваше высокоблагородие? Свет-то у нас отключили, пришлось динамо-машину запускать.

– Нормально сел. И самолёт в полном ажуре. Молодец! А света по всему городу нет, – подошедшего механика поблагодарил за вылет и отправил отдыхать. Неисправностей нет, заправить самолёт можно и утром, пусть поспит.

И я никуда с аэродрома не поеду, хватит мне на сегодня впечатлений. Да и нет у меня больше никакого желания шляться в одиночку по темноте городских улиц – лучше скоротаю-ка я оставшееся до рассвета время здесь же, в здании заводоуправления, в собственном кабинете. Диван у меня, само собой, там имеется. Конечно, этому агрегату далеко до наших будущих комфортных и мягких сооружений, но на безрыбье и такой сойдёт.

Так и сделал. Закрыл плотно дверь, задёрнул шторы. Китель на спинку стула аккуратно пристроил, сверху повесил портупею с кобурой. Курткой накроюсь, а под голову… Под голову командирскую сумку пристрою. Или вот стопку папок из шкафа выну. Жёстко, но говорю же, сойдёт…

Уже в который раз убеждаюсь, что утро добрым не бывает! Вот и в этот раз мой сладкий сон прервала заполошная трель телефонного аппарата. А ведь только-только заснул. На часы глянул, не поверил и головой помотал. И полчаса не прошло, как прилёг. Поднялся, кое-как распрямился, доковылял до стола, поднял трубку.

– Алё? Мурма́нск на проводе. Игорь, у меня всё в порядке, – спросонья голова соображает плохо, да ещё спал совсем немного, вот и ляпнул сдуру первое, что на ум пришло. Что вынырнуло откуда-то из совсем уж позабытых глубин памяти…

– Какой Мурма́нск? Вы там что, пьяные все! Это кто у аппарата? Представьтесь немедленно! – командный рык незнакомого голоса на том конце провода вынудил вытянуться и быстренько выбросить из головы всё лишнее. Вот же влип. А я-то по простоте своей думал, что это Игорю, обеспокоенному моим ночным отсутствием, переживания за мою грешную душу покоя не дают. Ну а кто ещё ночью, кроме него, сюда звонить будет? Вот и ляпнул, в надежде сразу отвести от себя возможные упрёки и перевести предстоящий разговор с объяснениями на шутливый лад. Ошибся. Бывает. Однако, нужно выкручиваться, пока начальство в трубке Кондратий от гнева не прихватил. Только рот раскрыл… И тут же его захлопнул. Пока не требуется представляться, нужно дать начальству гнев выплеснуть.

Слушаю и удивляюсь. Это же нужно уметь так грамотно и интересно выражаться? Я вот стою, в себя от сна прихожу, даже трубку чуть на отлёте держу, почти на вытянутой в сторону руке, а чётко всё слышу, что мне там втолковать пытаются. И грамотно так толкуют, вычурно, ни одного нецензурного слова, а уши от стыда в трубочку скручиваются… О, выдохся мой незнакомый собеседник, не иначе, потому как громкость убавилась, на нормальную перешёл. Теперь можно трубку и к уху поднести. И представиться, как просили. Надеюсь, моё звание и фамилия заставят прикусить язык звонившего.

– Грачёв? Полковник, вы в курсе того, что у вас на территории происходит? Нет? Тогда немедленно явитесь на проходную, пока её штурмовать не начали!

Да что произошло-то? Не успеваю положить трубку, как через тонкую дверь отчётливо слышу топот многочисленных ног по лестнице. Прорвались, душегубы! По мою душу спешат-торопятся. Кто? А те, кто только что штурмовали проходную! Продолжение вчерашнего нападения? Или нет? Но ведь добрые люди силой врываться на охраняемую территорию не будут? Нет!

Рывок к стулу с развешанным на нём кителем и сбруей (падает на пол отброшенная в сторону трубка телефона), куда-то к окну летят опустевшие ножны, тускло сверкает холодная сталь клинка в левой руке, а правая уже крепко сжимает рукоятку револьвера. Несколько быстрых стелющихся шагов вперёд… С грохотом распахивается входная дверь, а я уже сбоку от этой двери. Пляшет в коридоре тусклый свет керосинок, замедляется время, и в этом неровном свете медленно-медленно вплывает в кабинет чужая рука с револьвером.

Со всей силы бью по чужому запястью рукояткой кортика, с грохотом летит на пол «Наган». Что-то цепляет взгляд, и я чудом успеваю притормозить рванувшуюся вверх в обратном смертельном движении свою руку… Первый из ворвавшихся замирает на пороге, тянется вверх на цыпочках, задирает подбородок в тщетной попытке отстраниться от острого стального жала. Дуло моего оружия над плечом первого заставляет остановиться остальных, оцепенеть, и в наступившей тишине звонко и кровожадно щёлкает взводимый мною курок. Медленно ходит из стороны в сторону тонкий ствол, ищет лакомую цель, весело пляшут по потолку и стенам коридора нечёткие размытые тени. Кто-то громко сглатывает. Появляются с лестницы ещё лампы, кто-то там из вновь прибывших подкручивает больше фитиль, чуть ярче вспыхивает свет, бьёт прямо в глаза, заставляя чертыхнуться и слегка зажмуриться. Вздрагивает левая рука с кортиком и чуть слышно шипит первый из ворвавшихся, ещё сильнее тянется подбородком вверх, танцует на цыпочках. А с лестничной площадки напирают очередное пушечное мясо для голодной стали кортика и жгучего свинца…

– Сопротивление властям… – через икание кое-как выговаривает кто-то за спинами замершей толпы.

А ведь действительно, что-то тут не то, странные они все какие-то… Только сейчас замечаю отблеск света на серебряном с вензелем погоне, где так удобно пристроился мой револьвер. И понимаю, что так зацепило взгляд в первый момент – тянущийся тоненький кожаный шнурок к улетевшему на пол чужому револьверу. А такой шнурок может быть только у служивых. Отступаю на полшага назад, продолжаю держать всех на прицеле, а вот кортик от чужой шеи убираю. Боковым зрением вижу на ней алую струйку крови – немного перестарался. Но мне простительно!

– Сергей Викторович? Господа, уберите оружие! Полковник, вас это тоже касается!

Слышу такой знакомый голос и отступаю ещё на шаг.

– Ваше высокопревосходительство? – опускаю револьвер и это такое простое движение приводит к волшебным результатам. Все как-то вдруг разом шумно выдохнули… Или, наоборот, вдохнули, загомонили, кабинет мгновенно наполнился людьми в форме.

Ко мне протискивается Джунковский, оттесняет к дивану и просто-напросто вынуждает плюхнуться на него.

– Дайте-ка, – и, пока я растерянно взираю на это столпотворение, забирает мой револьвер. Предпочитаю не сопротивляться и отдать оружие миром. Всё равно против такой толпы мне не сдюжить. Слишком быстро меняются декорации. Да, нарываться лишний раз не сто́ит. Хотя, куда уж больше…

Те же руки забирают кортик, кто-то услужливо протягивает генералу мои же собственные ножны и явно не мой чистый носовой платок. Зачем платок? А-а, понятно, вытереть кровь с лезвия. Иначе в ножнах клинок разом заржавеет… А меня берут с боков в плотное окружение. Подсаживаются на диван. Смотрю снизу на мельтешение в комнате – полицейские мундиры наполовину перемешаны с жандармскими, даже армейские зелёные мелькают.

– Позвольте, – незнакомый подполковник поднимает улетевшую под стол трубку телефона, прикладывает к уху, прислушивается и морщится. Слишком уж шумно в кабинете. Аккуратно кладёт её на рычаги и переводит взгляд на генерала. Пожимает плечами. Да понятно, что там ничего, говоривший успел дать отбой.

Ему же Джунковский и отдаёт моё оружие. Делает какой-то незаметный мне жест и в кабинете наконец-то устанавливается тишина. Все замирают. И вновь поворачивается ко мне:

– Господин полковник, потрудитесь объяснить, что вы здесь делаете?

– Сплю. То есть, спал. Пока меня не разбудили.

– Кто ещё, кроме вас, конечно же, может находится ночью на аэродроме?

– Охрана, дежурный механик в ангаре… Всё.

Тут же из кабинета тихонько испаряются несколько человек. Могут же не шуметь, когда начальство обязывает? Наверное, пошли искать механика. А я пользуюсь короткой паузой и задаю закономерный вопрос:

– Господа, а что случилось? Чем обязан столь позднему визиту?

В кабинете народу поубавилось, поэтому можно нормально оглядеться. Что я и сделал. Непонятно настолько разномастное сборище. Остановил взгляд на подраненном мной офицере. Расселся, гадёныш, на моём стуле – подбородок и воротник в крови, вдобавок явно перебитую руку бережно на столе придерживает. Зака́пает же мне тут всё кровищей…

– Все вопросы потом. А пока вам придётся проехать с нами…

Упираться и отказываться не стал, подхватил китель, накинул на плечи, протянул руку к портупее… И убрал – мою сбрую тут же кто-то из незваных гостей перехватил, опередил меня. Ладно. Зато куртку взял беспрепятственно. Ну и вышел из кабинета следом за генералом. На лестнице разминулись с доктором – ну а кто ещё это может быть? С характерной чеховской бородкой, очочки круглые такие, саквояж пухлый кожаный. Ну и шляпа, само собой. Да весь вид поднимающегося навстречу человека кричит о том, что это именно врач. Тем более, это единственный встреченный мной штатский среди разномастных мундиров. Торопится куда-то…

Сопроводили меня до автомобиля и сразу же увезли. Нашей охраны нигде не видел, даже на проходной уже стояли другие люди. Ничего не понимаю… И между ангарами очень уж много постороннего народа бегает…

Допрашивали, а, точнее, расспрашивали вежливо. Первым делом предложили рассказать, что я делал ночью на заводе. Ну я и рассказал. Кстати, допрашивал тот самый первый ворвавшийся в мой кабинет. Тот, у которого я револьвер из руки выбил и шкурку на шее кортиком попортил. Отыграться решил? Допрашивать принялся? Ну какой из тебя может быть допросчик с перебинтованной шеей и рукой? Никакой. И кроме сочувствия ты никаких эмоций вызвать не можешь. Так что стоит отнестись к офицеру с пониманием и ответить по возможности честно на его вопросы…

Мой, назовём его так, собеседник даже несколько растерялся после моего сжатого рассказа. Попросил изложить ещё раз, но уже с подробностями. Особенно заинтересовался прожекторами. Выслушал, помолчал красноречиво, поднялся и так же молча вышел из кабинета. Даже бумаги свои на столе оставил. Правда, в допросную комнату тут же другой жандарм вошёл, званием поменьше.

А ещё через пятнадцать минут я стоял по стойке смирно в кабинете Джунковского и смиренно же выслушивал всё то, что обо мне и моих умственных способностях думает лично Владимир Фёдорович.

Было ли обидно? Ну если только на собственную глупость. Или недогадливость. Так что стоял и слушал. Правда, в самом начале этой выволочки попытался несколько раз возмутиться. Вины-то я никакой за собой не чую. А мне её прямо-таки навязывают. Ну кто с этим смирится? Никто. Вот и я не смирился. Но замолчать пришлось, очень уж генерал рассердился на мои возражения. Но и стрелочника из себя сделать не позволил:

– Нет такого запрета ночью летать! А если у нас на заводе ночные испытания? Что? Предупреждать нужно было? Кого? Покажите мне приказ, где об этом сказано? Нет такого приказа? Так что же вы тогда на меня все шишки валите? Разбирайтесь с тем идиотом, кто в ситуации не разобрался и начал дурацкие приказы подчинённым отдавать!

– Сергей Викторович, я бы попросил вас выбирать выражения, – отмахнулся от всех моих слов Джунковский.

Вот так прямо взял и отмахнулся. Словно всё это он и без меня прекрасно знал и понимал. Но… Служба обязывает! Да и я на самом-то деле тоже всё прекрасно понимаю. Но и не высказаться в свою защиту не могу! Промолчу сейчас, промолчу потом, и поеду за чужое головотяпство куда-нибудь в Тобольск, Нерчинск или ещё дальше. На Сахалин, например… Невозможно? У нас ещё и не то возможно…

А потом, через некоторое время, мы уже вдвоём с генералом точно так же стояли в другом кабинете и на па́ру, вдвоём, выслушивали в свой адрес вежливые, но оттого ещё более неприятные слова великого князя…

Всю столицу я своим ночным вылетом «на уши поднял»… Прошлогодний налёт Цеппелинов и ночная бомбардировка Зимнего хорошо всем запомнились, повторения подобного никто не собирался допускать. А тут гул авиационных моторов в ночном небе и сигналы прожектором в направлении центра столицы… Все части противовоздушной обороны сразу же подняли по тревоге, самолёты на перехват взлетели. (С последним утверждением князь явно погорячился. Что-то я никаких посторонних самолётов в небе не видел). Мало того, на всякий случай из дворца всех эвакуировали. Императора, чёрт бы меня побрал, с постели подняли и в Царское Село увезли… Вот так…

И, казалось бы, я-то тут причём? Ну нужно же было кого-то сделать крайним? А то, что у страха глаза велики, так кого это теперь интересует? И мнение моё никто во внимание брать не собирается, слишком много шума я наделал. Хотя-я… Судя по некоторым оговоркам, я больше чем уверен – выводы соответствующие из ночного происшествия точно будут сделаны. И полетят головушки кое у кого с плеч после этакого раздолбайства…

Вот и дали мне день на приведение собственных дел в порядок и повелели высочайшим распоряжением убраться из столицы не позже сегодняшнего вечера… Куда? А куда подальше… И высказаться в свою защиту особо не дали. Сначала Владимир Фёдорович всё рядом стоял и сзади крепко за локоть поддерживал – одёргивал. Как только я начинал рот раскрывать, так вот прямо за рукав кителя и дёргал, заставлял промолчать. Если бы не наш предварительный с ним разговор, то это меня ни за что бы не удержало, а так спохватывался, закрывал рот и делал виноватый вид.

На этом мои мытарства не закончились. Нет, к Государю на ковёр за очередной выволочкой меня не повели, но к Марии Фёдоровне доставили. Здесь было проще. Говорю же – умная женщина. Выслушала, помолчала, подумала, подвела черту несколькими чёткими фразами:

– Из столицы вам придётся уехать. Пусть здесь всё уляжется. Да и Государь успокоится. Ступайте. Владимир Фёдорович, задержитесь…

Поклонился коротко, развернулся, поймал глазами кивок Джунковского, понятливо моргнул в ответ. Закрыл за собой двери, отошёл в сторону. Стою, жду генерала, события сегодняшнего утра в голове в очередной раз прогоняю. Досадное стечение обстоятельств…

А теперь придётся убираться из города! И ведь что самое обидное, так это то, из-за чего всё это закрутилось. Придумал отговорку! Полетать захотелось! Вот и полетаешь теперь у чёрта на куличках…

Но это я так, больше для приличия на самого себя наговариваю. Испытываю ли настоящую досаду? Нет. Наоборот, рад этому неожиданному происшествию. Почти все дела в столице закончены, да и тяготно здесь, скучно. То ли дело на фронте… Там я хоть что-то могу сделать. Здесь же… Здесь уже ничего от меня не зависит. Все свои невеликие знания нашей истории я давно передал Марии Фёдоровне и Владимиру Фёдоровичу. Изменились ли после этого здешние события? Изменились, да ещё как, и пошли своим собственным путём. Так что дальше я никому ничем не могу быть полезным. Хотя, тут я несколько передёргиваю. Полезным я ещё очень долго буду оставаться. И не только в авиационной теме… Оттого и прощают мне многое…

А вот и Владимир Фёдорович! На ходу рукой махнул, пригласил догонять. И говорить генерал начал лишь в автомобиле.

– Ваше место в Севастополе по понятным причинам давно занято. Поэтому вернётесь в Дикую дивизию. Поможете Его Светлости с авиацией.

– Так у него же ни одного самолёта нет!

– И не будет! – сказал, как отрезал Владимир Фёдорович. – Находите, где хотите! У вас это прекрасно получается, насколько я знаю! И, Сергей Викторович, в этот раз всё серьёзно! В столице можете не показываться, пока там работу не наладите…

– А то раньше всё понарошку было… Хорошо, я вас услышал. Дивизия-то хоть на месте?

– Пока, – генерал выделил голосом это слово. – На месте.

Откинулся на кожаную спинку сиденья, устало потёр ладонями лицо:

– Устал. Вот скажите… Почему именно с вами происходят все эти вещи? Почему, как только слышу о неприятностях, так сразу фамилия Грачёв первой на ум приходит? Что молчите?

– А что говорить-то? – понизил я голос. – Сам себе иной раз удивляюсь. Предполагаю, что это влияние этого тела на моё сознание…

– А ведь я предлагал вам обратиться к Боткину. Не захотели…

– К нему только попади… На части разберут…

– Ладно. Как хотите. Но впредь постарайтесь как-то более контролировать себя и свои поступки. Подобное оправдание не озву́чишь… Да, кстати, что там за ночное нападение на вас?

– Да как бы и простое разбойное, но смущает одно. В почти полной темноте и вдруг обращение «Вашбродь»… Не находите это несколько странным?

– Нет. Погон может блеснуть при лунном свете. Да мало ли… Вы их всех?

– Троих. Проверять из опасения не стал. И вроде бы как ещё один сумел уйти…

– Проверять он не стал, – еле слышно пробурчал генерал. – Хоть здесь сообразили…

– А если это продолжение той истории? Немецкой?

– Вряд ли. Скорее, это уже наши, родные. Слухи-то по столице про вашу персону ходят разные… И не все они приятные…

– Расскажете, Владимир Фёдорович?

– А надо?

– Надо, – твёрдо ответил генералу. – Так хоть знать буду, чего мне опасаться…

– Ну что ж… Самое основное, это то, что после вашей Карпатской эпопеи связывают вас с колдунами…

– С кем!? – удивился и тут же сообразил. – Распутин…

– Да. Ходят слухи, что появился в Зимнем второй старец… В свете ваших недавних рассказов пояснять дальнейшее не вижу смысла… Травничество он решил изучить…

– Да, не нужно, – заключительную генеральскую фразу предпочёл пропустить мимо ушей. – Теперь многое становится понятным.

– Ну и вдобавок последние смерти важных чиновников связывают именно с вами…

– Что!? А я-то тут с какого боку?

– Бросьте, Сергей Викторович. Именно с того самого!

– А разве это уже общеизвестный факт? Моё, так сказать…

– Молчать! – оборвал меня Джунковский. – Даже здесь, среди своих, не нужно болтать лишнего! Я всего лишь хотел сказать, что связывают именно как с колдуном… Теперь понятно?

– Понятно, – отвернулся в сторону, уставился в окно автомашины. – Мне только этого не хватало…

– Поэтому будет лучше уехать из столицы.

– Да это-то теперь понятно, – теперь и я откинулся на спинку сиденья. – непонятно, что дальше делать…

– А что тут непонятного? – повернулся ко мне Владимир Фёдорович. – Служите, летайте, подвиги совершайте, как умеете. А мы пока в столице постараемся навести порядок. Кстати, мы в город въезжаем. Вас куда отвезти? К Сикорскому?

– К нему, куда же ещё, – вздохнул я.

– Да не кручиньтесь вы так, Сергей Викторович. Всё образуется!

– Буду надеяться…

Дальше разговор как-то скомкался и сам собой затих. И до дома Игоря только и делал, что просто смотрел в окно и ничего не видел. Думал.

Автомобиль остановился у парадной, высадил меня, фыркнул на прощание и умчался. Потянул на себя дверь…

– Сергей Викторович! Серёжа!

Обернулся на такой знакомый голос… Лиза… Взглянул в наполненные отчаянной решимостью девичьи глаза и отпустил дверную ручку. Шагнул навстречу, сжимая в руке куртку и отчаянно стесняясь за свой измятый мундир, остановился.

– Здравствуйте, Елизавета Сергеевна…

* * *

А ещё через неделю я осматривал свой трофейный «Альбатрос» – готовил его к перелету на юг. Придётся и нам с ним становиться перелётной птицей… Новый Муромец мне так никто и не дал, не выделил. Тратить же собственные средства на покупку оного? Ещё чего не хватало! Да и вряд ли нечто подобное у меня бы получилось. Даже несмотря на свой административный ресурс. Ведь выполнение казённого заказа шло в первую очередь! А потом уже и все остальные. Так что придётся выкручиваться и обходиться собственными силами…

Глава 11

Ну и выкрутимся, в первый раз, что ли? Да у меня вся жизнь такая! И первая, и эта, вторая, скажем так. Так что пора, пора переходить к делу! Благо, что настроение боевое. К делу-то к делу, но тут есть и непреодолимые пока факторы. Самый главный, это отсутствие кадров. Нас здесь всего двое. Я Маяковского с собой умудрился прихватить. Сманил его из Петербурга. Впрочем, насчёт сманил несколько преувеличиваю. И сманивать не пришлось – встретились, рассказал о своём новом назначении, поведал о возможных перспективах и настоящей реальности, и вуаля, поэт был на всё согласен… И уехали мы с ним, как мне и было предписано высочайшим повелением, в эту же ночь с Варшавского вокзала.

И провожали меня отец и старшая дочь Остроумовы. Вот и сейчас, стоило только вспомнить об этом, и на лицо сама собой наползла предательская улыбка. Да… Перехватила тогда Лиза меня у парадной Игорева дома. Это же сколько времени она здесь прождала? И я в очередной раз окунулся в воспоминания…

– Здравствуйте, Елизавета Сергеевна, – делаю один шаг навстречу, второй. Останавливаюсь, глаза в глаза, лицо в лицо. Сам волнуюсь и чётко вижу, как волнуется девушка.

– Мне с вами очень нужно поговорить! – требовательно произносит Лиза.

А я любуюсь румянцем на её щеках, чётким овалом лица, серыми глазами, пушистыми ресницами, тонкими бровями, стройной шеей… Глаза сами собой норовят опуститься ниже. Ловлю себя на этом и каким-то чудом успеваю вовремя остановиться. Спохватываюсь, потому что пауза слишком затянулась. И ведь по моей вине затянулась. Нашёл время любоваться.

– Конечно. Давайте поговорим. Где?

– Ну, наконец-то, – чуть ли не прошипела девушка. – Да не стойте вы столбом, люди же смотрят. Пригласите меня прогуляться.

– Конечно, – повторяю прицепившееся слово. – Прогуляемся?

– Господи, и кто вас только этикету учил? Да пойдёмте же! – Лиза демонстративно закатывает глаза, решительно подхватывает меня под руку и разворачивает лицом вдоль улицы. Легонько тянет вперёд и мне приходиться делать шаг. И сразу же отпускает мою руку.

– Никто меня не учил, – бурчу тихонько в своё оправдание.

– Как никто? – умудряется услышать девушка. – Разве такое бывает?

– Поверьте, со мной и не такое бывает, – постепенно прихожу в себя.

– Да, вот в чём-чём, а в этом я совершенно с вами согласна. Газеты только о ваших приключениях и пишут. Писа́ли, – поправляет себя Лиза.

– Так о чём вы хотели со мной поговорить? – возвращаю разговор в прежнее русло.

– А вы правда не понимаете? Или на самом деле такой толстокожий?

– Лиза, – добавляю строгости в голос и девушка поворачивает ко мне голову.

– Что? – требовательно смотрит мне в глаза. – Вы почему от нас сбежали? И не спорьте, именно что сбежали! Ну? Что молчите? Отвечайте же.

Бросаю искоса короткий быстрый взгляд на девичий профиль, повинуясь чуть заметному движению Лизиной руки сворачиваю с улицы в сторону, на липовую аллею сквера. Похрустывает под ногами гранитная крошка, шелестят пока ещё зелёной листвой деревья, а я напряжённо раздумываю над ответом. Пауза затягивается, молчание становится просто невозможным, и я принимаю решение сказать правду. Терять мне нечего.

– К вам я пришёл потому, что именно вы меня пригласили, Елизавета Сергеевна. Только по этой причине и никакой другой. Ну а ушёл… Ушёл, потому что увидел ваше безразличие.

– Вы же говорили что-то про срочный вылет? – словно и не слышит моего признания Лиза.

– Прошу прощения, но это была лишь отговорка, – я замыкаюсь в себе. – И, как оказалось, дурацкая отговорка.

– Почему? – продолжает смотреть куда-то в сторону девушка.

– Потому что мне пришлось действительно подняться в ночное небо, чтобы в своих собственных глазах не выглядеть лжецом. А теперь я вынужден уехать…

– Почему?

– Да потому, что мой ночной полёт заставил кого-то в столице сильно поволноваться!

– Так это из-за вас той ночью отключили электричество? – наконец-то поворачивает в мою сторону голову девушка.

– Да, из-за меня. Точнее, не из-за меня, а из-за… – и я замолкаю. Потому что нечего оправдываться! Всё равно, как ни крути, а значительная доля моей вины во всём произошедшем присутствует.

– Так почему же вы всё-таки ушли?

– Потому что… – и я останавливаюсь, разворачиваюсь лицом к девушке. – Потому что… Я ведь уже говорил!

– Скажите ещё раз! – теперь и Лиза разворачивается ко мне.

– Елизавета Сергеевна, не считаю нужным тратить своё время на человека, которому я безразличен!

– Почему вы решили, что безразличен? – в голосе девушки слышится явное недоумение.

– Вы были так увлечены своей компанией, что даже не поздоровались, ни разу не посмотрели в мою сторону!

– Не поздоровалась. Да, вы правы, здесь я виновата, не встретила гостя. Но и вы могли бы подойти ко мне!

– Нет.

– Но почему?

– Повторяю, я не желаю тратить время на человека, которому безразличен.

– Но вы же должны бороться за моё внимание! Если я вам действительно небезразлична!

– Романов начитались, Елизавета Сергеевна? Вы как маленькая…

– Вот и маменька так же точно сказала, – отвернулась девушка. – И я давно уже не маленькая! А почему мы остановились? Пойдёмте же, на нас уже начинают поглядывать!

– Да кому мы с вами нужны? – оглянулся по сторонам. – Впрочем, если настаиваете, то, действительно, пойдёмте.

Идём по аллее, молчим. Но молчание не тягостное, просто нервное. Пространство между нами дрожит от напряжения. Да и слов, в общем-то, не надо. Уже всё ясно. Отмотать бы назад время, вернуть вчерашний вечер… Увы. Не выдерживаю и снова останавливаюсь. Наплевать мне на прогуливающихся по парку горожан. И я их, и они меня в первый раз видят. И в последний.

– Елизавета Сергеевна, у меня совсем нет времени. Ночью я должен убыть из столицы, а мне ещё нужно встретиться кое с кем, вещи собрать, на завод съездить, дела подбить.

– Так в чём же дело? Поехали!

– Куда?

– На встречу. С кем вы там собирались встретиться?

– Боже, Лиза, вы меня ревнуете?

– Нет. То есть да, ревную.

– Ну и зря. Мне обязательно нужно встретиться со своим сослуживцем, Маяковским. И предложить ему отправиться со мной.

– Серёжа, теперь я просто должна поехать с вами, – девушка даже каблучком притопнула. – Это же сам Маяковский!

– А вот теперь я ревную, – тихонько пошутил. И с удовольствием увидел покрасневшие девичьи щёчки…

Воспоминания пришлось прервать – самолёт осмотрен, проверен и почти подготовлен к вылету, за время моего не столь долгого отсутствия с ним ничего серьёзного не случилось. Подумаешь, коркой пыли немного покрылся, мусор разнообразный травяной да лиственный в кабину налетел, ну ещё птицы постарались, как же без них – обсидели-нагадили. Вот сейчас и озадачим кого-нибудь помывочным заданием. Огляделся, никого вокруг из праздных зевак не увидел – разбежались служивые вовремя, словно почуяли. Ладно, отложим пока это мероприятие с помывкой.

О, Владимир поспешает. Похоже, закончил обустраивать наше временное жилище, теперь просто так не отделаюсь, сейчас начнёт вопросы задавать. И ведь придётся отвечать, рассказывать и обучать лётному делу. А всё из-за чего? Из-за этой, будь она неладна, нехватки лётных кадров! Поэт, стоило только обмолвиться в вагоне о подобной проблеме, тут же предложил в моё распоряжение свою кандидатуру и добился-таки моего согласия на обучение.

К счастью или несчастью, но все вопросы пришлось перенести на попозже. Принёс мне Маяковский срочный вызов в штаб. Пошёл, раз вызывают, да не забыл куртку подхватить и на плечи накинуть. Куртку…

Я даже притормозил от вспыхнувшей в голове догадки! Как же мы с Владимиром Фёдоровичем этот мелкий фактик упустили? Это я про то ночное нападение уличное. Каким образом нападавшие смогли опознать во мне офицера, если я был в куртке. По фуражке? Так её тоже не видно было… Выходит, поджидали именно меня? Глупости! Я ведь даже не собирался тем вечером на завод возвращаться! Просто так вышло? Нет, не просто так, не сходится что-то. Получается, что не глупости это, а ждали всё-таки именно меня. А как узнали, что я ночью на завод приеду? Получается, следили всё время? Эх, поторопился Владимир Фёдорович со снятием охраны. Так бы, глядишь, и слежку за мной заметили бы…

И вновь всколыхнулись воспоминания…

– Что же вы, Сергей Викторович, не разобравшись, за оружие-то сразу хватаетесь? Боевой же офицер, а поступки у вас… – таким вопросом встретил меня в своём кабинете Джунковский.

– Нормальные поступки, Ваше высокопревосходительство. Вот если бы я за оружие не схватился, как вы говорите, вот тогда стоило бы задуматься.

– Поясните.

– Сначала лихие люди на улице нападают, потом какой-то неизвестный по телефону звонит, предупреждает о ещё одном нападении, следом такие же неизвестные с оружием в руках выбивают в темноте дверь в кабинет. Поставьте себя на моё место – от сторожей-то при этом ни слуху, ни духу. Вывод – ликвидировали их или ещё что. Дальше… Разве можно нашим полицейским чинам вот так запросто ворваться на завод, выбить двери в кабинет и угрожать заместителю директора оружием? Когда это такое в России было? Так какой ещё реакции от меня ожидали ваши полицейские чины? Что я от страха на пол упаду? Пусть ещё спасибо скажут, что стрелять сразу не начал!

– Вы же видели, что на них форма?

– В темноте? Это чуть позже в коридоре керосинки появились. И хоть бы кто из них представился! Хорошо, Владимир Фёдорович, признаю, есть в ночном происшествии какая-то малая доля и моей вины. Прямо скажу, весьма и весьма малая. Но это уже, будем считать, дело прошлое. Вы и без моего участия необходимые выводы сделаете. Мне бы сейчас вернуться к более насущному, к моему назначению.

– Сделаем, Сергей Викторович. Обязательно сделаем. Все сделают. Вот скажите, как вы так постоянно умудряетесь на ровном месте спотыкаться? Вы же в очередной раз себе столько врагов этой ночью на́жили, что даже говорить не хочется. Представляете, сколько сейчас высоких голов полетит после такого переполоха? Ах, не представляете! Жаль, жаль. С вашим же назначением вопрос закрыт и обсуждению не подлежит.

– Почему жаль? Вы что, и правда думаете, что меня сейчас интересуют ещё чьи-то головы? Свою бы сберечь. А этим паникёрам поделом. Но я не об этом. Владимир Фёдорович, вы же прекрасно понимаете, что невозможно будет наладить должным образом работу в Дивизии без механиков и пилотов, без самолётов и снабжения…

– Вы снова о своём, – поморщился генерал. – Вам же указали справляться своими силами. Где-то же один самолёт вы добыли? Добудете и второй.

– А дальше? – не удержался и перебил Джунковского. Сейчас не до субординации, сейчас разговор о деле. Да и так сложилось, что можно мне перебивать. – Предположим, ещё один самолёт мы добудем. Ну и словечко вы подобрали! А кто на этом самолёте летать будет? Кто, в конце концов, гайки станет крутить? Обслуживать, ремонтировать? Где бензин с маслом брать? Патроны?

– Успокойтесь, Сергей Викторович. Не горячитесь прежде времени. Неужели вы и впрямь думаете, что у нас наверху одни дураки (прости, Господи) сидят? Будут вам и механики, и пилоты. Не сразу, но будут. Выпускники Гатчинской школы. И немного, один-два. Не больше. Дальше сами со всем справляйтесь. А то где не надо вы такой шустрый, а тут растерялись.

– Да не растерялся, а о деле забочусь.

– И это правильно! Продолжайте не только на словах заботиться, но и реально сделать его, это дело. Всё, Сергей Викторович, всё, нет у меня времени с вами дальше разговаривать! – Генерал встал из-за стола, заставляя тем самым и меня подняться на ноги. – Господин полковник, больше вас не задерживаю. Можете идти.

– Слушаюсь, – вытянулся, развернулся и направился бодрым шагом туда, куда послали. К выходу.

– Господин полковник! – заставил обернуться на выходе Джунковский. – И сегодня же обязательно зайдите к Батюшину.

– Слушаюсь!

– Можете идти, – наконец-то отпустил меня Владимир Фёдорович…

И вновь приходится возвращаться в реальность. К штабу потому что подошёл. Поднялся по ступеням невысокого крылечка, миновал невозмутимых горцев суточного караула, потянул на себя отозвавшуюся тоскливым скрипом дверь. Сколько меня здесь не было? Около месяца? Или чуть больше? А дверные петли как скрипели, так и продолжают скрипеть. И никто не удосужился и смазать. Отметился у дежурного, поднялся на второй этаж, прошёл до кабинета начальника штаба. Мне к нему. Наверняка сейчас будет продолжение того самого разговора, что произошёл в кабинете Батюшина.

Не ошибся я в своих предположениях. Всё верно, именно такой разговор у нас и состоялся. Уточнили последние детали, согласовали заключительные штрихи, назначили время вылета. И уже перед самым выходом я за голову схватился. В самом буквальном смысле:

– Так мы же опознавательные знаки перекрасили!

– Какие знаки?

– Австрийские закрасили, наши нарисовали. На крыльях и бортах.

– И правильно сделали! Пусть видят и боятся…

И снова ночной вылет. Линию соприкосновения войск, или фронта, лучше пересекать в тёмное время суток, на рассвете. Так оно будет безопаснее и надёжнее. И в этот раз я лечу один, Маяковский остаётся на базе. Вместо него вся кабина забита жестянками с бензином. Бр-р, мурашки по коже, стоит только о случайной или особо прицельной пуле подумать…

Пора выполнять приказ-просьбу Николая Степановича Батюшина. И предстоит мне выполнить полёт не куда-нибудь, а в самое логово нашего теперешнего противника. Ждёт меня Вена. Да, было принято вот такое наглое по своей сути решение, которого от нас вряд ли кто мог ожидать. И что, думаете, это я предложил подобную авантюру? Да ни в коем разе. Это всё Николай Степанович и его гений.

Ничего не забывает, всё помнит Батюшин. Именно он первым принял на вооружение когда-то услышанный от меня рассказ о возможном выбросе парашютистов из «Муромца». И воплотил его в жизнь. И сам лично присутствовал при первой выброске. Кстати, только сейчас я узнал ещё об одной из задач этих диверсантов. Или диверсанта. Ну то, что они деньги перевозили, это я сразу понял. Ещё тогда. А вот то, что последовало после… Николай Степанович об этом якобы невзначай обмолвился. Только вот глядя в холодно-расчётливые глаза начальника контрразведки, трудно было поверить в случайность подобной обмолвки. Для чего он мне это рассказал? И по чьему повелению приобщил к государственной тайне такого уровня? Голова пухнет от предположений. Так о чём обмолвился, и что было после? После было окончание той самой конференции социалистов в Циммервальде, и последующая внезапная кончина Льва Давидовича по возвращении во Францию. Говорят, трюфелями отравился Троцкий в местном ресторанчике на горе хозяину заведения. О, как неожиданно. Оказывается, не только остро заточенное железо плохо усваивается организмом, но и вполне себе безобидные (для всех прочих) грибы… А нечего было к деликатесам привыкать… Так что тот самый диверсант сработал чисто. А теперь его нужно как-то вывезти обратно…

Почему именно из Вены? Потому что другими путями не выбраться или выбираться придётся очень и очень долго. Французские порты не работают, у рабочих бессрочная забастовка. Через Германию тоже не выбраться, там революционный хаос, остаётся выбираться только через Швейцарию. А почему не через Италию или Грецию? Проливы Босфора теперь наши, можно через них добраться до Константинополя, а уже оттуда и до Севастополя с Одессой. И почему всё-таки не через Германию? Получилось же у нас там сесть? Можно и ещё раз повторить подобное. Что? Никак не получается подобный вариант? А почему? Потому, что это не главное! Главная цель посадки в центре Вены – щёлкнуть по носу австрийцев. И я ещё разок пожалел о том, что в своё время не удержал язык за зубами и рассказал о посадке на Красной площади в далёком возможном будущем маленького одномоторного самолётика…

Дальше задавать вопросы поостерёгся, припомнив недавние слова Джунковского о приобретённых сегодняшней ночью своих новых врагах. Сказано лететь туда-то, забрать того-то, так лети и забирай. А умные мысли пока придержи при себе. Забудется сегодняшняя тревога, улягутся страсти, вот тогда можно будет снова поумничать. А пока слишком много в начальстве раздражения. И не нужно его усугублять…

Остаток дня посвятили подготовке. Заправили бак под пробку – перед вылетом прогрею мотор и ещё дозаправлю. Самым придирчивым образом вынюхал в кабине стрелка все жестянки на предмет возможных протечек. Высоко забираться в этом полёте не стану, поэтому опасаться раздутия ёмкостей из-за уменьшившегося атмосферного давления за бортом не нужно. Ничего не унюхал, бензином не пахнет. Хоть это хорошо. С тщанием осмотрел пневматики колёс и особое внимание уделил стойкам. Выдержат ли? Нагрузка на них при разбеге получается весьма значительная. А потом будет проще. Часика через два с половиной полёта придётся где-нибудь садиться на дозаправку. Ничего, найду какое-нибудь безлюдное и подходящее для этой цели тихое местечко. А после опустошения жестянок и самолёт легче станет. На экономичном режиме до столицы Австро-Венгрии свободно дотяну и обратно уйду. Стоило только о Вене вспомнить, и вновь всколыхнулось беспокойство. Не заблудиться бы во всех её многочисленных площадях и улицах, не промахнуться бы мимо цели. А там обещали каким-то образом обозначить место посадки. Сказали, сразу увижу и пойму. Секреты разведки, никуда не денешься. Чушь, как по мне. И глупость полная. Ладно был бы кто другой, но я-то? Это я так похихикивал над всей этой ситуацией. Задание-то опасное, в большей мере действительно сильной авантюрой отдаёт. На здоровую наглость рассчитано. Ну и на элемент внезапности и неожиданности. Не ждут от нас подобной наглости, не было ещё подобного в этом времени. А теперь будет….

Но, как мне сказал в своём кабинете Батюшин, эта авантюра как раз в моём духе, и мне ли возмущаться?

Взлетел за полтора часа до рассвета. Самолёт тяжёлый, разбегается валко, с трудом. Колёса грунт режут, проваливаются и немного вязнут. Малейшая неровность заставляет тревожно замирать сердце – а ну как стойки не выдержат такой нагрузки и подломятся? Техника-то трофейная, не своя родная. Хоть я и говорил как-то в её сторону после одной тяжёлой посадки, что, мол, «слава немецким сталеварам», но кто их знает, вдруг рабочие именно на этой машине взяли и схалтурили?

Прожектора за спиной направление разбега подсвечивают, причудливая чёрная тень от самолёта изломанным силуэтом далеко впереди прыгает, мечется из стороны в сторону. Вдобавок и предутренний холодный туман видимость ограничивает, на ветровом щитке конденсируется, сверкает ярко в свете прожекторов – ничего не видно. Высунулся в сторону, так он каплями на стёклах очков оседает, приходится тыльной стороной перчатки их смахивать, отвлекаться. Направление разбега выдерживаю приблизительное, как бы по лучу прожектора и компасу, а так, на самом-то деле, просто разгоняемся куда-то в ту сторону. Да и неважно это, поле здесь широкое, от камней и всяких других опасных препятствий очищенное, можно в любую сторону взлетать. Кроме как назад, само собой. Там всё-таки стоянка с прожекторами…

Вот когда в очередной раз помянул добрым словом наши новые самолёты – на них и обзор куда как лучше, и приборы более современные стоят, не то что на этом. Так что взлетать буду по ощущениям. Как? Да как всегда…

Вот и сейчас самолёт тяжело подпрыгивает на очередной неровности, зависает в воздухе на короткое мгновение и так же тяжело опускается на жалобно заскрипевшие стойки колёс, заставляя тревожно сжаться сердце. Гудят рассерженно дутики, ругаются в полный голос на такую непомерную нагрузку. Всё у нас на пределе работает. И ведь ничего не сделаешь. Как не уговаривал я Батюшина поспособствовать и выделить нам для выполнения этого задания одну из новых машин Сикорского, а так и не уговорил. Подозреваю, не выделили из опасения – а ну как попадёт она в руки противника? Не я, а она! Да уж…

Хотя, всё и так предельно ясно. В моих способностях никто не сомневается. Я, если что, выкручусь, как всегда.

Тем временем разогнались до взлётной скорости – самолёт в очередной раз подпрыгнул в воздух и решил на эту грешную землю не опускаться. Качнулся с крыла на крыло, выровнялся по горизонту, встряхнулся, начал потихонечку разгоняться. И воздух сразу уплотнился, поддержал машину за крылья словно под руки. И ручка перестала свободно гулять в моих руках от борта к борту – рули и элероны стали более эффективными. Всё, можно потихоньку разворачиваться строго на запад. Курс почти что двести семьдесят. Ну, чуть больше, но это, право, сейчас такая ерунда. Рассветёт, тогда сориентируюсь и определюсь более точно с направлением. А один-два градуса на такой скорости и расстоянии это почти что и ни о чём. Главное, лечу в ту сторону, в нужную…

Над линией фронта так и прошёл в наборе высоты. Да и высоты-то той, считай, что и не было. И никакой активности под крылом! Похоже, всем внизу надоело воевать, особенно ночью. И это у нас. А союзники, по слухам, по выходным с противником даже в футбол играют…

Рокочет мотор, тянет нас вперёд, а вокруг ночь. Туман остался на земле, погода же… Погода пока радует. Хорошо, что дождя нет и ветра, как такового. Нет, совсем без ветра не обойдёшься, но особо сильного встречного не наблюдается. По крайней мере так в штабе дивизии мне перед вылетом сообщили. Информацию-то я принял, но и полностью доверять ей не стал. Те ещё у нас метеорологи. Вот развиднеется внизу, рассветёт, тогда и будем визуально определяться на местности, посмотрим, куда нас линия фактического пути завела. Нет, само собой, к этому полёту я подготовился по мере сил и возможностей – курсы посчитал, маршрут проложил, основные ориентиры обозначил, с высотами разобрался, потребное время вычислил. Но это всё в теории, а вот как оно выйдет на практике… Ночь же, а с навигационным оборудованием тут никак. Хорошо ещё, что часы с компасом есть… Хоть что-то. Ну а карта у меня ещё Батюшевская, генштабовская, специально под этот вылет полученная. Правда, с твёрдым обещанием в случае чего эту карту первым делом уничтожить. Как будто у немцев этих карт нет. Да у них и собственные карты гораздо лучше наших, а мы всё секреты на пустом месте разводим. Но эти мысли я при себе удержал, потому как озвучивать их было бы глупо. Плетью обуха не перешибёшь. Короче, как всегда – летаем и прицеливаемся «по сапогу»!

С рассветом вплотную занялся восстановлением ориентировки. Ну и по сторонам оглядываться не забывал, мало ли кого нанесёт? Но небо было чистым – облака за ночь разбежались, ушли куда-то за спину, на восток, а утренний воздух радовал своей прозрачностью и отличной видимостью.

Так, с местом я определился, довернул на новый курс. Какой? А на глазок по карте прикинул направление и угол, так и довернул. А вообще-то лечу я сейчас чисто по правилам визуальных полётов. И хоть ты о стену головой бейся, по-другому у меня никак не получится. Потому что нет сейчас времени расчётами заниматься – небо-то вокруг враждебное, вот всё время и кручу головой во все стороны и вверх после наступления рассвета. Вижу и понимаю, что там, внизу у самой земли, ещё темно и основная часть населения ещё спит, но война же, и сбрасывать её со счёта нельзя. Где-то же кто-то должен дежурить? ПВО же не должно спать? Тем более, рокот мотора моего аппарата далеко разносится в этой утренней тишине и его внизу прекрасно слышно, вдобавок и весьма хорошо видно в стремительно светлеющем небе.

Поэтому искушать судьбу не стал, снизился ещё, пошёл на совсем малой высоте. Ну и что, что ориентировку вести сложнее? Для этого есть счисление пути. А с ветром я уже разобрался и теперь его вполне можно учитывать в своих мысленных расчётах.

Населённых пунктов мало, праздно шатающихся жителей ещё меньше. Пастухи головы вверх задирают, провожают взглядами самолёт, кое-кто даже вслед руками машет. Получается, на опознавательные знаки внимания не обращают. Ну и коровы в стороны разбегаются, стоит только над каким-нибудь стадом пролететь. Можно было бы и обойти их, но зачем? Топливо-то кто будет беречь?

Ещё через час выбрал подходящее для приземления безлюдное и ровное место, прошёл над ним, осмотрелся внимательно, развернулся на сто восемьдесят градусов и сразу пошёл на посадку.

Перед самым приземлением выключил двигатель. Скорость быстро упала, поэтому пришлось весьма энергично дёрнуть ручку на себя, задрать нос и поддержать аппарат в воздухе. Колёса нырнули в густую траву, зашелестели-загудели пневматики. Скорость посыпалась вниз, ещё поддёрнул ручку на себя – с громким шелестом высокая и густая трава расступилась, приняла в свои объятия машину. Сел, как в кисель, оттого и скорость на пробеге вообще быстро упала. Только и успел что развернуться немного, градусов на сто в направлении взлёта. А ведь взлетать мне придётся по своим следам в целях безопасности, а то ещё запросто колёса в траве завязнут.

Сижу, тишину слушаю. Уши потихонечку отходят от рёва мотора. Начинаю слышать, как стрекочут кузнечики, как потрескивает остывающий мотор, как возвращается к своей обычной жизни всполошенная моим вторжением местная природа. Вон и птички зачирикали. Пока прислушиваюсь и осматриваюсь, раскладываю карту, ещё раз измеряю расстояние до цели и рассчитываю в уме время полёта. Меня будут ждать в строго определённый час. Пока всё получается. Да и странно было бы, если бы не получилось. Уж что-что, а выходу на цель в заданное время нас хорошо обучили. Так что своих учителей я не посрамлю. Убрал карту, револьвер в кобуру сунул. Сразу после посадки он каким-то волшебным образом в руке оказался. Уже рефлекс выработался…

Спрыгнул на землю, в росу. Галифе выше сапог моментом вымокли. А не спрыгивать нельзя. Есть такая необходимость, живой же человек. Нет, можно было бы и из кабины всё это отлично проделать, но как-то… Нет уж, лучше промокнуть немного, но отойти чуть в сторону.

Потом добрался до жестянок, занялся нудным процессом дозаправки. Нудным, потому что медленным и нервным. Ну и что, что местность вокруг малонаселённая? А вдруг какие охотники нарисуются? Или грибники? Вполне вероятно. А у меня круги на крыльях и хвостовом оперении в триколор российский выкрашены… Нападут ведь, черти. И пулемёта вряд ли испугаются. Потому как сразу не сообразят. Да и ладно, то уже не мои проблемы будут. А вот лишнего и преждевременного шума всё равно не хочется поднимать. Поэтому тороплюсь, прислушиваюсь и осматриваюсь. А дело движется медленно, это же каждую пятилитровую жестянку нужно вскрыть, опустошить. Ну до чего же неудобно. Канистры? Думаю, легче бы не стало. Возможно, удобнее? Не знаю пока, сейчас не до этого, но подумать обязательно нужно. Потом, позже.

Всё. Бак полон. Половины жестянок как не бывало. И это радует, взлетать будет легче.

Запустился, развернулся, выбрался на свою же колею, разогнался и взлетел. Хорошо, что радиаторы вверху, а не внизу. Сейчас бы все соты семенами забило или ещё что хуже бы сделало. Ну и разбег получился не в пример короче. Шагов пятьдесят по траве пропрыгали. Вот только ручку пришлось всё время как бы на себя придерживать – больно уж сильно за колёса трава цеплялась.

После взлёта и доворачивать на курс почти что не пришлось, так и пошёл низко-низко прямиком на Вену.

Глава 12

Минут через сорок слева на траверзе увидел город Пресбург, который через несколько лет переименуют и назовут Братиславой, даже умудрился рассмотреть Старый За́мок на высоком холме. В общем-то именно из-за этого холма и рассмотрел, всё-таки расстояние до него великовато, да и высота полёта у меня, опять же, мала. А так торчит он над лесом, словно прыщ, вот в глаза и бросается сразу. Дальше с ориентировкой стало совсем просто. Слева то приближалась, то уходила чуть в сторону серая лента совсем не голубого Дуная, курс можно было прекрасно корректировать по ней и без компаса, визуально. Ну и расстояние до цели сразу же определилось с такими-то характерными ориентирами.

Щёлкнул крышкой хронометра, прибрал чуть-чуть обороты, уменьшая путевую скорость – нет никакого резона выходить в заданную точку раньше назначенного времени. Тут же как? Сядешь раньше назначенного времени и придётся ждать – а дворцовый караул быстро опомнится от такой моей наглости и если не пристрелит, то обязательно повяжет, ну а если опоздаешь, то уже могут повязать и этого диверсанта из ведомства Батюшина. Так что тьфу-тьфу, а лучше сесть вовремя, секунда в секунду…

А ещё через тридцать минут впереди показались предместья Вены, быстро промелькнули под крыльями, дальше пошли первые городские кварталы, и пришлось набирать высоту, подскочить чуть вверх, потому как было весьма небезопасно лететь вплотную к крышам. Тут же чего только нет – и печные трубы разной высоты небо подпирают, и многочисленные флюгеры крутятся, облака разгоняют… И вся эта красота в саже так и норовит по винту щёлкнуть и за колёса зацепиться! Да и устал я несколько от постоянного напряжения – полёт на ПМВ требует полной сосредоточенности. В глазах рябит от этой черепицы! Не хотелось бы из-за банальной усталости фатально ошибиться в конечной точке маршрута.

Пролетел над Дунаем, взгляд заметался среди слишком быстро наплывающих на самолёт многочисленных улиц и площадей, выискивая впереди характерные линии железной дороги. Эх, как высоты не хватает для лучшего обзора! Сейчас бы метров на пятьдесят подпрыгнуть, а нельзя! Иначе потом не успею сесть на заданную площадку, тупо не сумею потерять высоту. Повторного-то захода, скорее всего, мне никто не позволит сделать! Была бы педаль тормоза, так точно затормозил бы. А скорость уже не уменьшить, она и так минимальная.

Нашёл наконец-то, уцепился, скорректировал направление чуть вправо, на Центральный вокзал. Будем считать, что это у меня точка третьего разворота. Всего-то четыре с половиной километра до примерной точки четвёртого, плюс-минус метры. Вот что значит грамотная предварительная подготовка и работа с картой!

Разворот, снижение к четвёртому, ещё разворот и выход на посадочную прямую. А вот сейчас думать некогда, нет ни времени, ни расстояния. Потому как впереди по курсу и располагается дворец Шёнбрунн, моя цель и место приземления.

Ещё немного прибрал обороты, совсем чуть-чуть, слишком уж быстро наплывает на меня громада дворца. И мы уже даже не летим, а, скорее, парашютируем. Приходится высунуть голову за боковой обрез кабины, потому как из-за задранного носа впереди ничего не видно. Только небо. Правую педаль вперёд, самолёт пытается завалиться в ту же сторону, но прикрываюсь левым креном и не даю ему этого сделать! Скорость! Чуть приопускаю нос, уменьшаю угол атаки и с трудом удерживаюсь от непроизвольного движения прибавить обороты. И держу, держу направление на центр быстро приближающейся огромной крыши и широкую аллею с клумбами за ней! Не вижу я никаких сигналов, обозначающих точное место посадки! Неужели человек Батюшина не сумел сюда вовремя добраться? Быть этого не может!

Есть! Есть дымовой сигнал на аллее! В правом сносе со снижением прохожу над крышей дворца, колёса проносятся в считанном метре от барельефа, от каких-то гротескных фигур, успеваю в этот момент полностью убрать обороты и практически листом парашютирую на центральную широкую дорожку. Перед самым касанием выравниваю самолёт по курсу педалями, а вот по крену выровнять уже не успеваю. То есть почти успеваю, но из-за малой скорости элероны работают неэффективно и на рывок ручки в сторону вообще не реагируют. Самолёт приземляется на левую стойку, тяжело подпрыгивает, плюхается вниз и окончательно цепляется обоими колёсами за землю, катится вперёд. Тормоза! И полегче, полегче, чтобы не воткнуться пропеллером в землю!

Каким-то чудом вижу и разбегающихся в разные стороны людей, и замерших на постах вооружённых караульных. И как навстречу, отбросив в сторону продолжающий исходить чёрным дымом свёрток, во всю прыть несётся наверняка нужный мне человек. Да куда ж ты прямо на винт скачешь!

Резко отворачиваю машину в сторону, кренится в развороте самолёт, скрипит под нагрузкой многострадальная левая стойка, законцовка левого же крыла чудом проходит в нескольких сантиметрах от травы, врезается в цветущие заросли большущей клумбы (только листья и цветы в стороны полетели).

Скорость рывком падает, аппарат выпрямляется, тормозами выравниваю машину на дорожке… И в этот момент сбоку на кабину с разбега прыгает этот чёртов турист! Виснет на обрезе, проворно подтягивается, переваливается через край и головой вперёд ныряет внутрь. А я зажимаю тормоза с одной стороны и разворачиваюсь на сто восемьдесят. Тут же обороты на взлётный и вперёд, прыгая колёсами на разрытой нами же колее, прямо через ту же многострадальную клумбу, косясь краем глаза на зашевелившийся караул у входа на дворцовую лестницу. Очнулись! Будут стрелять или нет?

Самолёт уже лёгкий, бензина осталось около трети бака, поэтому отрываемся быстро, буквально с центральной аллеи. Сразу после отрыва ухожу в набор высоты практически на критических углах атаки! Чёртов пассажир! Здесь же что слева, что справа сплошные строения! А ведь я рассчитывал и сесть по прямой на аллею, и взлетать с неё же курсом на въездные ворота… Как раз на всё длины бы хватило! Теперь вот приходится поперёк корячиться! Воистину, хочешь насмешить Бога – расскажи ему о своих планах… И ещё разок своего пассажира помянул «добрым» словом!

Слизываю машинально языком солёную струйку пота, рука продолжает вдавливать в ограничитель рычаг управления оборотами, словно таким образом можно выдавить из мотора дополнительную мощность. И ползём, ползём вверх под его надрывный рёв, туда, в спасительную прозрачную высоту лёгких перистых облаков! Да ещё этот пассажир в задней кабине не успокаивается, вертится там что-то, похоже с головы на ноги переворачивается, а того не понимает, что я из-за его трепыханий еле-еле машину в ровном полёте удерживаю. Скорости-то нет! Время словно замирает на месте, медленно-медленно отсчитывает мгновения, а на меня надвигается серо-белая громада здания, и так хочется ещё чуть-чуть поддёрнуть ручку на себя, а нельзя! Успеем набрать высоту или нет? Да или нет? Ну!? И, наконец-то, выдыхаю. И в груди начинает биться замершее было сердце. Всё, успеваем!

И этот чёрт, который в задней кабине, наконец-то успокаивается, перестаёт ёрзать и раскачивать машину! Похоже, утвердился на ногах или на каком-то другом месте, потому как ко мне присунулся сбоку, через плечо что-то в ухо орёт, а что… Да не до того мне сейчас, чтобы на этом оре своё внимание заострять. Вот перевалим через крышу, уголок набора уменьшу, начнём разгоняться, тогда можно будет и послушать, о чём он там шумит. Но, всё-таки отмечаю, что это у него просто восторг, эйфория так выплеснулась. Можно пропустить мимо ушей.

Колёса проходят в считанных сантиметрах над коньком крыши… И приходится, приходится и дальше идти на пределе, полагаясь на мотор, выдерживать тот же критический угол набора – впереди точно такие же крыши в несколько рядов. Чутка ослабил усилия на ручке, и самолёт сразу же клюнул носом, даже показалось, что просел вниз немного. Отставить! Хорошо, что есть между этими крышами хоть какое-то расстояние…

Уже легче – над очередным коньком проходим в нескольких метрах, трудяга-мотор вытягивает, потихонечку разгоняет машину. И самолёт уже более уверенно держится в воздухе, перестаёт болтаться на ручке. Можно выдохнуть и вдохнуть, уменьшить уголок набора и оглядеться по сторонам, в конце-то концов. Всё-таки столица! Вена! И я только что сел перед парадным входом во дворец самого Франца-Иосифа! И улетел оттуда! Сработал фактор неожиданности, растерялся на секунды караул… На это и был расчёт – никто не ждал от нас подобной наглости.

Пассажир затеребил плечо. Оглянулся, теперь можно и оглянуться, а он мне рукой вверх показывает. Задрал подбородок, а там наши! «Муромцы» идут тройками над городом! Ух, ты! Теперь понятно, почему я так свободно здесь летаю – вся авиация противника вокруг наших бомбёров крутится…

Снова меня за плечо теребят. Оглядываюсь, а он мне сложенную бумагу пихает. Взял, прежде чем развернуть, по сторонам внимательно посмотрел. И только потом прочитал короткую записку из нескольких слов. «Летим в сторону Варшавы». Ну и довернул влево на сорок градусов. На глазок, само собой… Варшава, так Варшава. Только всё равно без промежуточной посадки нам не обойтись – заправляться так и так потребуется.

Бензина хватило ровно на час полёта. При очередном развороте мотор засбои́л, сбросил обороты. После выхода в горизонтальный полёт вновь подхватился, кашлянул и запел свою монотонную песню. Однако, вполне понятный сигнал. До донышка вырабатывать топливо не стал, начал подыскивать площадку для приземления. Словно по заказу, как раз впереди очередной маленький городишко показался. Вот на его северной окраине я и сел.

Первым делом из оставшихся жестянок бензин в бак перелил. Мало, конечно, минут на двадцать-тридцать полёта, но если что, хоть улететь дальше сможем. А чтобы до само́й Варшавы дотянуть, нам хотя бы ещё столько же нужно. Хотя, можно ведь и сесть где-нибудь в расположении наших войск, и там дозаправиться… Нет, не вариант. Тут мой пассажир активность проявил, выразил желание отправиться на добычу жизненно необходимого, да горожан по этому поводу расспросить. Местные-то жители возле крайних домов мнутся, издалека в нашу сторону поглядывают, но приближаться опасаются. Ну и правильно делают. Лучше пусть держатся на расстоянии.

Пассажир мой и нескольких шагов к ним не успел сделать, как в нашу сторону от города машина прямо по полю запылила. Да не доехала немного. Как русские круги на крыльях шофёр увидел, так и остановился резко. Только уже поздно было – мой спутник рядом оказался. О чём-то коротко переговорил с находящимися в авто людьми и в эту же машину загрузился, махнув рукой мне на прощание. И уехал. Придётся ждать.

А тут сверху знакомый гул моторов послышался. Задрал голову – наши ползут в вышине. Только ползут уже в полном одиночестве, без сопровождения истребителями противника. Так и проводил их глазами. Вот сел бы кто из них рядышком, да своими запасами топлива с нами бы поделился. Насколько проще было бы. Было бы, да бы мешает… Придётся сидеть у самолёта и «ждать у моря погоды». Хорошо ещё, что местные жители никакой агрессии не проявляют, так и трутся на окраине, издали поглядывают, да о чём-то там между собой переговариваются. Замышляют что-то… Недоброе… На всякий случай в кабину стрелка забрался, пулемёт к бою подготовил. Да он и так к нему был готов, но почему бы лишний раз затвором не полязгать, стволом туда-сюда не покрутить, на горожан страху не навести? Пусть лучше опасаются и на месте остаются…

А вскоре и бензин подъехал. На той же самой машине. Остановился лакированный рыдван чуть в стороне, шагов пятнадцать до самолёта не доехал. Пассажир мой с водителем на пару по две ходки сделали и всё перенесли.

Пока переливал в бак содержимое жестянок, машина уехала. А там запустились и взлетели. И пошли с набором высоты догонять улетевшие куда-то в ту же сторону «Муромцы». Не догнали…

В Варшаве сел на знакомый аэродром, притулился с самого краешка, в стороне от «Муромцев». А почему в стороне стоянку выбрал? А по просьбе пассажира. Ну и чтобы глаза никому не мозолить. Из своих. Это я так ошибочно думал. На самом-то деле как раз этим больше всего внимания к нам и привлёк. Мало того, что «Альбатросов» у нас в армии нет вообще, так этот ещё и с нашими знаками на крыльях.

Вот и пришлось нам топать в сторону КП под пристальным вниманием многочисленных любопытных глаз. Ну и лично мне отвечать на приветствия – потому как узнали меня. Хорошо хоть с вопросами пока не надоедали. Похоже, неприступный вид моего пассажира в штатском смущал подобных желающих. А вот на КП пришлось кое с кем пообщаться, пока дозванивались и ожидали дальнейших указаний.

– Как Дикая Дивизия? – удивился комэска Дацкевич. – Это же за что вас туда сослали, Сергей Викторович? Нет, я понимаю, что служить России должно там, где прикажут, но уж точно не с вашими способностями…

– Вот как раз мои способности, как вы говорите, там сейчас больше всего и пригодятся. Кто-то же должен в дивизии авиационное обеспечение налаживать?

Спасла нас от дальнейших расспросов приехавшая за нами машина. Именно, что за нами. Ладно бы за пассажиром, а я-то кому понадобился в штабе? Или в Ставке?

Как оказалось, Николаю Степановичу… Удивился, когда его увидел. Вроде бы совсем недавно в Петрограде от него задание получал… Пришлось докладывать. Заодно и о своих дальнейших действиях узнал.

– А вам возвращаться назад, в дивизию, в распоряжение великого князя.

– Слушаюсь! – попытался прищёлкнуть каблуками, да не получилось. Развернулся на выход.

– Сергей Викторович, – остановил меня в дверях Батюшин. – Вернитесь.

Дождался, пока я подойду к столу, продолжил:

– Не секрет, что эта война скоро закончится. Вы уже подумали, чем дальше станете заниматься?

– Кое-какие мысли у меня есть, – осторожно ответил. А про себя подумал – сейчас вербовать будет. Но, как оказалось, ошибся немного.

– Полагаю, подадите прошение об отставке? И совместно с Сикорским займётесь делами на заводе? Или этим вашим новым прожектом, связанным с воздушными перевозками?

Ого! А он-то об этом откуда знает? Игорь кому-нибудь проболтался? Да понятно, кому…

– Так точно. И заводом, и прожектом.

– Удивились? Зря, Сергей Викторович, зря. Служба у меня такая, знать всё и обо всех, уметь сопоставлять факты, фактики и слухи. Хотите дружеский совет?

Кивнул головой в ответ.

– Трудно вам будет с новым проектом. Нет, не потому, что эта идея ничего не сто́ит, – остановил меня от возражений генерал. – А потому, что ходу вам не дадут. Сама-то идея довольно-таки неплоха́. Но на государственные займы можете не рассчитывать. Не дадут, как я уже сказал. Придётся всё на свои собственные сбережения делать. А они у вас, насколько я знаю, недостаточно велики.

– Это моё дело и касается оно только меня…

– Ваше, ваше, кто же спорит, – примирительно проговорил Николай Степанович. – Я же не об этом, а вы сразу ершитесь. Хотели совет выслушать, так слушайте. Будьте мягче. Наверняка в разговорах с государём точно так же, как сейчас со мной себя вели? Ну разве же так можно, Сергей Викторович? Его Императорское величество хоть и помазанник Божий, но тоже человек, а кому может понравиться, когда правду-матку прямо в глаза режут? И довольно-таки неприятную правду, смею вам заметить…

Он-то об этих разговорах откуда знает? Нет, то, что знает кое-что, это-то понятно, но вот то, что знает о таких подробностях, это вызывает, мягко сказать, недоумение и заставляет насторожиться. Ещё одна значимая фигура на доске появилась? И если появилась, то на чьей половине она собирается играть? Или, может быть, Николай Степанович, как прекрасный аналитик, сам до всего допёр?

– Что вы так насторожились? Говорю же, служба у меня такая, всё знать. И, чтобы во совсем уж успокоились, разговор сей я начал по повелению Её Императорского Величества Марии Фёдоровны. Очень уж она вашей дальнейшей судьбой обеспокоена.

Стою, молчу. Сейчас действительно лучше всего промолчать. Пусть генерал говорит…

– И дело это не только ваше, и касается оно не только вас. Государственное оно! – припечатал Николай Степанович. – А прошение вам обязательно нужно подать. Если вы, конечно, не передумаете продолжать военную службу. Но, перспективы для вас я в ней не нахожу, тут вы правы. А вот помех может быть достаточно много. Производство же в следующий чин Государь вам не подпишет, несмотря на наличие ваших высоких заступников в его окружении. Не ска́жете, что же этакого вы ему наговорили, что он при малейшем упоминании вашего имени недовольно кривится?

– Правду…

– И? Всё?

– Как оказалось, этого достаточно. Но по мне, так лучше пусть кривится, но дело делает…

– Погодите, Сергей Викторович, – остановил меня Николай Степанович. – Следите за тем, что говорите.

– Само собой. Да я, в общем-то, всё сказал.

– Права Мария Фёдоровна, не уживётесь вы при дворе.

– Да я и не собирался…

– А как же дело? Кто его будет продвигать вперёд? Молчите? Вот именно это и просила передать вам Государыня Императрица…

Батюшин многозначительно помолчал, словно давая мне время и возможность проникнуться сказанным и через паузу добавил:

– Есть ещё одна неплохая возможность для вас. Перейти под моё начало…

Генерал прервался, словно давал мне этим возможность начать возражать и упираться, но не дождался, хмыкнул еле слышно, на самой грани слуха. Если бы я не был так напряжён, то, возможно, и вовсе бы не заметил этого, похожего на выдох, хмыканья. И заговорил Батюшин чёткими рублеными фразами, словно гвозди заколачивал в… Куда? Ну не в крышку же, а мне в голову…

– Выше полковника вам всё равно не подняться по ранее указанной причине, но у вас есть возможность остаться на службе и после выхода в отставку. Допустим, в качестве привлечённого специалиста… – и, опережая мой вопрос, пояснил. – Будете периодически заниматься своей работой. Той самой, которая у вас так хорошо получается и в которой вы достигли таких замечательных успехов!

Вполне понятный намёк на только что проведённую операцию. Ну да, психолог он ещё тот! Как же тут без ложки мёда! И Батюшин ещё сильнее удивил меня:

– Полагаю, вы обязательно захотите обсудить этот вопрос с Владимиром Фёдоровичем? Хочу вас заверить, что предварительно на эту тему мы с ним переговорили. А поскольку он действительно заинтересован в вашей судьбе, то тоже рекомендовал вам прислушаться к моему совету.

– Кроме Владимира Фёдоровича есть и другие, более важные персоны…

– А с чьей подачи я завёл этот разговор? Поверьте, так для всех будет лучше. Да, в отличие от ведомства Джунковского, наши возможности по обеспечению вашей безопасности гораздо выше…

– Мне нужно подумать…

– Думайте. Минуты достаточно? – хмыкнул уж вполне различимо генерал. И тут же улыбнулся. – Полноте, Сергей Викторович, что тут думать… С вашим-то умом… Всё вы уже успели просчитать и принять нужное для себя решение. Так зачем время тянуть? Озвучьте уже его.

– Но ведь я могу и обратно в Псков уехать? – решение-то я, действительно, принял. Но почему бы не воспользоваться возможностью и не поинтересоваться отношением генерала к каким-то дополнительным вариантам?

– Не можете. Нет, не в том смысле, что вы сейчас подумали. Никто не собирается ограничивать вашу свободу и передвижения. Я хочу сказать, что сами не захотите никуда ехать по зрелому размышлению. Ну что вы там будете делать? В довольно заштатном, пусть и губернском городишке? И дело своё, которое задумали, вы там не наладите. Сил-то вам, может быть, и хватит, но вот возможностей – нет. Поверьте моему жизненному опыту…

– Хорошо, я вас услышал. Но всё равно без разговора с Владимиром Фёдоровичем окончательного ответа я вам не дам.

– А предварительный?

– А насчёт предварительного… Согласен!

– Правильно! Поверьте, вы приняли верное решение. Теперь о ваших дальнейших действиях. Вы возвращаетесь в дивизию великого князя Михаила Александровича. Там будьте осторожны, по ночам в одиночестве не гуляйте. К сожалению, наши возможности обеспечить вашу охрану среди горцев в значительной мере ограничены, поэтому рассчитывайте пока лишь на свои собственные силы…

После этих слов генерала уже я отчётливо хмыкнул. Вот и началась она, хвалёная ведомственная защита с бо́льшими возможностями…

– Увы, Сергей Викторович, увы, – развёл руками в стороны Николай Степанович, правильно поняв мой многозначительный хмык. – Пока лишь могу подобрать для вас несколько человек. Вам ведь не хватает механиков? Вот и пришлём нужных людей. Двух. И не смотрите с таким скептицизмом, это будут действительно неплохие механики.

– А лётчики?

– А зачем вам лётчики? Совсем скоро вашу дивизию перебросят на юг, к туркам, и поближе к Кавказу. Эта война скоро закончится, Сергей Викторович. Дивизию отведут и расформируют, личный состав отправится к себе в горы. И новых самолётов по этой причине вам никто не даст. Ни вам, ни великому князю. Так что по завершении боевых действий получите предписание и вернётесь в Петроград… И мой вам совет – держитесь Михаила Александровича, когда будете возвращаться. Думаю, он вам не откажет в такой малости. Зато проще будет добираться. А там и подумаем, чем дальше будете заниматься…

В общем-то, на этом разговор с Батюшиным и закончился.

Так что в Варшаве я не задержался. Распрощался со знакомыми, заправился и сразу же улетел в свою дивизию. На дозаправку садился во Львове, но и там не задержался…

Известности у нас эта история не получила… То ли Батюшин этому делу ходу не дал, то ли газетчики проморгали… В общем, на удивление никто ни о чём не прознал.

И в Вене всё было тихо – утёрлись австрийцы. Но демонстративная посадка прямо перед парадной главной галереей дворца самолёта с российскими опознавательными знаками на крыльях, и не менее демонстративный полёт над городом эскадры «Муромцев» не прошли бесследно, и наверняка на что-то там повлияли. Потому как уже к зиме между нашими странами было заключено перемирие. Никому в правительстве Австро-Венгрии не хотелось испытывать судьбу – сброшенные не так давно на Берлинский рейхстаг бомбы всех заставили думать, и повторения подобного применительно к себе любимым никто не желал. Одно дело, когда они, бомбы эти, рвутся где-то там, на фронте, и совсем другое, когда могут упасть на бережно лелеемую голову какого-нибудь политика в центре столицы…

Так что боевые действия из вялотекущих быстро превратились в «бои местного значения», а вскоре и вообще прекратились. Что же касается нас, то, как и предсказывал Батюшин, после подписания перемирия «Дикая дивизия» получила долгожданный приказ передислоцироваться по железной дороге на юг, в Одессу и оттуда морем убыть в Самсун…

С помощью горцев отстыковали крылья и загрузили самолёт на железнодорожную платформу, накрыли брезентом и хорошо увязали. Добираться своим ходом нет никакого желания, да и куда добираться? В Одессу? А там что? Садиться в расположении местного авиаотряда и ждать? Чего? У моря погоды? Увольте. Лучше уж вместе со всеми, тихим паровозным ходом, не спеша, тщательно и вдумчиво обучая Маяковского премудростям лётного дела. Как раз времени на подобное хватит. Мне не внапряг, а ему может и пригодиться когда-нибудь. Да и мне нужно остановиться, отдохнуть от этой суматошной жизни, кое-что обдумать, в конце-то концов. Например, что или чем я буду заниматься после всего этого, после окончания войны? Мало ли что я там наговорил Игорю… А вот чем на самом деле буду заниматься? И подавать ли прошение об отставке? Ну не видел я себя вне армии… Тут предложение Батюшина как раз к месту, неплохое такое решение многих и многих проблем… Вроде бы как и свободный человек, и в то же время при службе. М-да.

Сменил сразу после возвращения из Варшавы свою офицерскую форму на черкеску и шаровары, сапоги оставил свои, разношенные. Награды перевесил. Вместо кортика прицепил шашку. Как положено – лезвием вперёд. Ну и револьвер в кобуре с другого боку, как же без него.

А дальше потянулись томительные дни дороги, которые пришлось заполнять учёбой и продолжением тренировок.

В Одессе перегрузились на транспорт, и уже морем нас переправили в Самсун. Не в сам порт, там как раз нам было не пристать, слишком мелко, а в небольшой бухте чуть дальше от города в сторону востока.

Вся дорога заняла у нас почти два месяца со всеми ожиданиями, стоянками и медленными перегонами. Ну и в Одессе пробыли почти две недели.

Несмотря на столь длительную задержку, времени пройтись по городским улицам у меня не было. А скорее, не было желания.

В Самсуне выгрузились, собрали аппарат, выполнили облёт – удостоверился, что всё работает нормально и после дозаправки перелетели к месту предполагаемого назначения. На подлёте столкнулся с нашими – перехватили нас в воздухе. Хорошо, что наши опознавательные знаки вовремя увидели, только поэтому удалось избежать атаки. Но присесть на свой аэродром пригласили. Отказываться не стал, всё равно мы значительно опередили авангард дивизии и какое-то время в запасе у меня есть. Зато появляется прекрасная возможность узнать из первых рук местную обстановку…

А обстановка такая… Турки отличные вояки, кто бы и что бы не говорил, но сейчас они остались без союзников и в одиночестве нам противостоять не смогут. Авиации, как таковой, у них нет вообще. То, что имелось в начале войны, уже благополучно закончило своё существование, сгорело в небе и на земле Константинополя, а новых самолётов противнику взять вообще неоткуда. Закупить их в Европе или в Америке они, может быть, и сумеют, но вот доставить… Уже нет. С захватом Босфора у нас появилась возможность контролировать Мраморное и Средиземное моря. Черноморский флот с этими задачами в одиночку вряд ли справится, но ведь есть ещё и Балтийский? Так что наверняка вскоре стоит ожидать прибытия подкрепления в виде вспомогательной эскадры из Ревеля… Выход в Северное море у нас теперь есть…

И, самое главное. Делать нам здесь, по большому счёту, нечего. С бомбардировкой турецких позиций отлично справляются «Муромцы», нам же остаётся только ведение воздушной разведки. Как-то так.

Так что и сюда мы ненадолго прибыли, судя по всему. Вести войну до полного разгрома турки вряд ли будут, скорее предпочтут последовать здравому смыслу и примеру бывших союзников, и заключить перемирие.

Посмотрим. Но с этими выводами я вполне согласен…

В общем, выводы мои после откровений Батюшина оказались правильными. Около месяца мы занимались разведкой с воздуха. Но это я так говорю, а на самом-то деле поднялись в небо пару раз, да и то лишь для перелёта на новое место – дивизия-то на месте не стояла, а ускоренным маршем продвигалась вперёд. И на этом все наши полёты ограничились. И бензина не хватало, и потребности не возникло. Пока только догоняли ушедшую далеко вперёд линию фронта. По прибытию же на место нам и вообще дела не нашлось. Лишними мы тут оказались – с разведкой и другие неплохо справлялись. Так что оставалось только лишь готовить Маяковского, да и то, в основном, лишь в теории. Как раз к этому времени в моё распоряжение поступили прибывшие из России люди Батюшина. Полагаться на заверения генерала не стал и лично проверил знания каждого, убедился, что они и впрямь неплохие механики. А дальше самым главным, поскольку летать нет никакой возможности и потребности, стало найти для каждого из нас хоть какое-то занятие на каждый день. Вот где пришлось голову-то поломать…

А дальше всё вышло так, как и прогнозировал Батюшин. Война завершилась. Император пошёл навстречу переговорщикам и не стал продолжать боевые действия в Турции и проливать кровь русских солдат. Да и своей главной цели он достиг – взял Босфор и Константинополь. Германии же было ни до чего – там, как и во Франции, повторялся знакомый мне ещё по той моей жизни сценарий развития Русской революции. Да и в Англии было довольно неспокойно – подняли головы докеры, с них начались рабочие волнения. А чем всё закончится, посмотрим. Похоже, именно по этой причине из Средиземного моря убралась объединённая эскадра союзников, перестала облизываться на Босфор. Ну и правильно, пусть уходят, дома-то дел теперь много…

Австро-Венгрия трещала по швам, но красных флагов восстания в её пределах пока не было видно. В России же… А в России всё по-прежнему – градус напряжённости в обществе принятыми мерами удалось несколько снизить. И недавно одержанные победы этому во многой мере способствовали…

Дивизию нашу отводили якобы на зимние квартиры, а на самом деле распускали по домам, а мы, передав наш единственный самолёт расположенной рядом авиароте, пристроились к свите великого князя. И путь наш лежал, на этот раз, сначала в Константинополь, а уже оттуда… Там видно будет, куда нам двигаться. Великий князь примет грамотное решение. Последую ли я за ним, как советовал Батюшин? Посмотрим. Смотря как он будет добираться… Вдруг ему захочется на корабле вокруг всей Европы обойти? А мне подобного путешествия не нужно, я уж лучше тогда с кем-нибудь из своих договорюсь. Ну не может же быть такого, чтобы все «Муромцы» из Константинополя уже улетели? Так что рассчитываю на их задержку и на возможность пристроиться всей своей группой к одному из них на борт в качестве пассажира…

Ну и основная причина такой моей спешки и нежелания следовать за князем – несмотря на то, что пока ещё я нахожусь здесь, в этой тьму-таракани, душа моя уже там, на берегах Невы, рядом с милыми моему сердцу глазами…

Не срослось…

В Константинополе мы застряли надолго. Слишком много было желающих выбраться отсюда и вернуться домой. Прибиться к «Муромцам» не удалось – каждый самолёт был битком забит высокопоставленными пассажирами и какими-то особо важными грузами. Нет, если бы я был один, то можно было бы и втиснуться между ними, но в том-то и дело, что я не один. Вот когда сильно пожалел о присланных мне в помощь якобы механиках…

То же самое творилось и с пароходами в портах. Великий князь, как я и думал, решил возвращаться морем. Мои прозрачные намёки насчёт прихватизировать в своих целях один из «Муромцев» Михаил Александрович не понял. Или сделал вид, что не понял. Но и его понять можно, ему сейчас тоже не сладко приходится – небось гадает, как лично его в столице государь встретит. Вот он и не хочет обострять только что вроде бы наладившиеся отношения с Николаем.

Так что посмотрел я на это отсутствие порядка в порту и завязал свои хотелки в тугой узелок. И забросил этот узелок куда подальше. Пусть там полежит до поры, до времени. А я пока хвостиком за великим князем последую, благо никто меня прочь гнать не собирается. Ну а за мной и все мои подчинённые. И выбираться мы будем, как бы я этого не хотел, на одном из возвращающихся на Балтику кораблей вспомогательной эскадры. Морская блокада-то снимается. Правда, возвращаются далеко не все корабли, часть эскадры остаётся в Средиземном море, приглядывать за порядком в акватории.

Крайние деньки перед отплытием прогулялись по городу, наконец-то посмотрели на местные достопримечательности, испробовали в должной мере местную кухню. В основном, перекусывали буквально на ходу, так оно выходило и дешевле, и проще, и быстрее. Покупали кокореч, рядом с портом лакомились свежей жареной скумбрией, удивился вездесущей шаурме. Не удержался, купил у торговца и сравнил по вкусу. За столетие ничего не изменилось. Как было вкусно, так и осталось. Ну и уже непосредственно в день отплытия испробовал щёчки ягнёнка с сухофруктами, долму в дыне и классический шербет… А там и Михаил Александрович на пирс приехал, дал команду загружаться на вельбот и переправляться на корабль. Нас перевезли вторым рейсом. Хорошо ещё, что море было спокойным и не пришлось нам позориться перед флотскими. Достаточно и того, что на борт мы поднимались по трапу под внимательным и чуть снисходительным взглядом старшего офицера. Ну ещё бы, ведь мы пока так и оставались в черкесках и папахах – горцы из Дикой дивизии. И на плечах у нас кавалерийские бурки, зима же на дворе. Это те, у которых не такие прямые плечи. На этих они покатые. И погон под буркой не видно. Но взгляд флотского офицера быстро изменился на уважительный, стоило ему только заметить наши с Маяковским награды…

Каюты у нас тесные, но это всё-таки военный корабль, нужно и такому радоваться. А вот моих так называемых механиков вообще разместили в матросском кубрике. Ну и ладно. И уже через час выбрали якорь и распрощались с Константинополем. Правда, прощаться пришлось из каюты. На палубу нам пока не разрешили выходить, чтобы не мешаться под ногами, как я краем уха услышал кем-то громко сказанные князю слова. Да и ладно. Мы люди не гордые, тем более на корабле гости, а не хозяева, а чужие порядки и установленные правила положено соблюдать.

Ну, что? Вперёд? Пора привыкать к непрестанной дрожи железного пола под ногами, пусть простят меня флотские за такую вольность в его обозначении. И вновь придумывать для себя хоть какое-то занятие. Впереди долгие недели морского перехода. И лишь бы в этот переход нам сопутствовала хорошая погода. Но насчёт этого обольщаться не нужно. Ведь впереди затяжные зимние штормы…

Глава 13

Все знают, что такое морское путешествие? Верю-верю, что все. Но все ли знают о путешествии не на пассажирском пароходе или теплоходе, или ещё на чём-то другом, специально сконструированном или приспособленном для праздного отдыха, а о путешествии именно на военном корабле? То-то же. А это две огромные разницы. Как небо и земля. Или, как лучше будет сказать в данном случае, словно земля и море…

Здесь нет массовиков-затейников, не играет в кают-компании лакированный рояль, не мелькают безмолвными тенями среди столиков вышколенные стюарды. Не слышно визга и писка вездесущих детишек, норовящих, несмотря на воспитание и наличие присматривающих за ними гувернёров и нянечек, перевернуть всё вокруг с ног на голову, не бродят по открытым палубам нарочито страдающие от меланхолии расфуфыренные дамочки, прикрывающие лица ажурными зонтиками от ветра и солнца – а ну как обветрится или не дай Бог обгорит нежная шкурка…

Здесь боевой корабль и порядок на нём флотский, сложившийся согласно многовековым традициям и военно-морскому Уставу. Поэтому особо не погуляешь, дабы под ногами у личного состава не путаться. Да и гулять-то особо не хочется. Это ещё в Средиземном море можно было выйти наверх, подышать воздухом, а после Гибралтара всё желание совершать подобные моционы пропало напрочь. И холодно стало, и Атлантика оказалась очень уж неспокойной. Шторма́ замучили… Да и опасное это дело – палуба военного корабля для праздных прогулок не предназначена, можно запросто и за бортом оказаться…

Не знаю, как наши механики чувствовали себя в матросском кубрике, а мы в своих маленьких каютках весьма нехорошо. Это ещё повезло, что вестибулярный аппарат у меня тренированный, а вот Владимир сидел всё время спиной к иллюминатору с постным позеленевшим лицом и периодически выскакивал за дверь, мчался в гальюн, придерживаясь руками за стены. Почему сидел и почему спиной к иллюминатору? А лежать потому что невозможно ему было. То на голову встаёшь в своей коечке, то практически на ноги… Ну и спокойно наблюдать, как за стеклом выписывает фортели океан… Отбрасывая прочь мысли о том, что это на самом-то деле не океан, а наш корабль устраивает среди разбушевавшихся волн пляски святого Витта… Да даже я старался лишний раз в иллюминатор не смотреть… Самое обидное было слышать слова офицеров, что это ещё не шторм, а так, немного покачивает… Подумаешь, баллов пять… Да тут не пять, если верить своим чувствам, тут все восемь. А если высунуть нос наружу, то и все десять. Да пилотаж крутить легче!

И берега всё это время ни разу даже близко не наблюдали. Осталась где-то на востоке Португалия и Испания, Бискай тоже прошли стороной. Надеялся, что в Ла-Манше будет потише, но, как оказалось, зря! Через узкое горлышко пролива старались протиснуться все волны Атлантики разом! По крайней мере, у меня такое впечатление сложилось. Чёртова свистопляска свинцово-чёрных солёных волн! И издевательски завывающий ветер, свист которого даже через задраенный иллюминатор слышно!

Зато Северное море встретило тихой и спокойной водой. Ну, почти спокойной после всего пройденного. Да и разве вот это волны? Так, мелкая рябь в детской ванне…

Корабли бывших союзников и противников так ни разу в пределах визуальной видимости не попались. Или в портах отстаивались, от непогоды прятались, или просто знали о маршруте движения нашей эскадры и загодя убирались в сторону. Хотя первое вряд ли, корабли и у тех, и у других всё-таки лучше наших…

Скагеррат и Каттегат проходили в густом тумане самым малым ходом. А на Балтике попали в сильное обледенение и возникла реальная угроза опрокинуться. Невиданное для Балтики дело, как я невольно подслушал разговоры среди команды. Наверх всех кроме вахтенных выгнали – лёд скалывать. Вот где пришлось и нам впрягаться, браться за ломы с топорами. Даже Михаила Александровича в этот момент в первый раз за всё время плавания увидел. До этого как-то мы с ним и его свитой не пересекались. Хотя, что там этой свиты-то было? Парочка наших дивизионных штабных, да ещё несколько пристегнувшихся к князю в последний момент перед отплытием высокопоставленных офицеров. Кто именно? А не знаю и даже знать не хочу. Неинтересно мне…

К слову сказать, сам князь за топор не брался, ещё чего не хватало. Да и свитские его тоже сей грязной работы чурались. В отличие от нас с Маяковским. У нас чувство самосохранения в голос вопило – жить хотите? Вкалывайте! Вот мы и вкалывали. За себя и за того, гм, князя… У Владимира после Ла-Манша и этого ударного аккорда даже морская болезнь отступила! Наверное, испугалась лома в его руках…

А там пошли уже знакомые мне острова Моонзундского архипелага – я же над ними в своё время достаточно полетал, вместе с генералом-то Остроумовым. Стоило только припомнить эту фамилию, и одни воспоминания тут же потянули за собой другие, более приятные и никак не связанные с работой. Ничего, уже немного осталось до Петрограда…

Так что появление на горизонте красночерепичных крыш Ревеля воспринял так, словно домой вернулся. Тут, кстати, и задумался – а где у меня дом-то? В этой-то жизни? Здесь, в Ревеле? Или Петербурге, или как там его сейчас называют? Петрограде? Да ничего подобного. Дом мой точно в Пскове! Только этот город вызывает тёплые чувства в душе. Там я служил и летал ещё в той жизни, там у меня была… Так, о семье ни слова! И там же я погиб, и очнулся вот в этом теле, которое теперь полностью отождествляю с собой. Именно из Пскова я шагнул сюда, в новую для себя жизнь, в новую эпоху. И неплохо, как я считаю, шагнул. Вон сколько всего более или менее зна́чимого за столь короткое время провернул. Можно было бы это и более удачно для самого себя проделать, но решил, как решил. Нет, совру, если скажу, что о себе всегда во вторую очередь думал. Далеко не всегда, и далеко не во вторую. Хотя, что уж тут говорить, не жалел ни себя, ни других. Зато и добился кое-чего…

Вот такие мысли посетили меня неожиданно. Наверное, ностальгия при виде знакомых крыш Ревеля таким неожиданным образом проявилась…

Ну а потом внутренний рейд, шлюпки, обледенелый причал берега… И самолично встречающий великого князя адмирал Эссен. Живой. Между прочим, живой именно благодаря моим стараниям… Николай Оттович весьма удивился, увидев меня за спиной Михаила Александровича. Даже пошутить соизволил чуть позже по этому поводу:

– Что, Сергей Викторович? Наконец-то приняли правильное решение и сменили свою хлипкую деревянную этажерку на надёжную стальную палубу?

– Не дождётесь, Ваше высокопревосходительство, – отшутился в тон. – Я свой пятый океан ни на какой другой не променяю!

Но Михаил Александрович всё равно услышал и оглянулся с любопытством во взгляде. Правда, комментировать ничего не стал, как не стал и задавать уточняющие вопросы. Жаль только, что поговорить нам с адмиралом на этот раз так и не удалось. Занят он был всё время, что та белка в колесе. Ну и я не стал навязываться и отвлекать внимание и время Эссена по пустякам. Ну а как иначе-то? Нового я ему уже ничего сказать не смогу. Просто было такое желание поговорить чисто по-человечески и поблагодарить за участие в моей судьбе. Ничего, надеюсь, будет ещё у меня такая возможность.

Дальше вокзал и знакомая по прежним путешествиям железная дорога. Псков в этот раз проезжали днём и довольно-таки продолжительная стоянка позволила нам не только прогуляться по перрону и привокзальной площади, но и спокойно пообедать в одном из трёх ресторанов вокзала.

Петроград нас встретил серыми, чуть заснеженными крышами, холодным ветром с Финского залива и стылой позёмкой на заиндевевших площадях и улицах. Погода была настолько мерзопакостная, что город казался совершенно вымершим – жители на улицу даже нос не высовывали.

Ну и куда нам? Хорошо хоть Маяковский сразу по приезду попрощался и быстренько умчался по каким-то своим делам. И механики мои помялись-помялись, но сопроводили меня до гостиницы, в которой я всё время останавливался. Ну а что? Зачем менять то, к чему давно привык? Проводили и тоже быстренько уехали, умчались по домам, оставили в гордом одиночестве.

Устроился, позавтракал, или скорее, пообедал, отзвонился Сикорскому, выслушал закономерные упрёки, дал согласие сегодня же быть с визитом и положил трубку. Позвонить Остроумовым? Начал набирать номер и передумал, дал отбой. Лучше всё-таки нанести визит самому. Лично. Или сначала осмотреться в столице? Скорее всего, последнее. Заодно и подарки хоть какие-то куплю. А то, к своему стыду, как-то я обо всех этих тонкостях забыл. Ну и к товарищу на огонёк загляну.

Вот в гостях у Игоря меня городскими сплетнями и огорошили. Прямо, конечно, ничего не сказали, но по некоторым недомолвкам сразу заподозрил неладное. Спросил прямо и всё равно получил уклончивый ответ. Мол, это же только слухи. Но и слухи никогда на пустом месте не возникают…

Как ни уговаривали меня остаться ночевать хозяева, откланялся и уехал в гостиницу. И попросил, чтобы меня ни с кем больше не соединяли. Всё завтра! И к Батюшину с Джунковским тоже завтра! Сейчас у меня другое срочное и важное дело! Быстренько привёл себя в порядок, переоделся, сменив ставшую привычной черкеску на китель и выскочил на улицу. Проигнорировал что-то говорящего мне швейцара, махнул рукой извозчику. Назвал адрес и откинулся на спинку сиденья – осталось всего лишь меньше часа потерпеть до места.

В доме у Остроумовых меня не приняли… Дальше холла не пустили. И не вышел навстречу никто, не выбежал встречать радостно… Хорошо хоть не стал выяснять что-то и прорываться наверх. Слухи, говорите? Ну-ну… Развернулся и вышел прочь. И даже не заметил ударившего в лицо снежной крупой холодного пронизывающего ветра!

На улице оглянулся, ни одна занавеска в доме не дрогнула! Выходит, в недомолвках Игоря и его уклончивых ответах на мои вопросы всё-таки была доля истины? И, так выходит, что доля та весьма и весьма значительная…

Может, всё-таки вернуться и поговорить с Лизой? А зачем? Чего тебе ещё неясно? Поэтому тревожить звонок и стучать в двери не стал, ещё чего не хватало! Лишь постоял мгновение перед парадной, ещё разок оглянулся на безжизненные отныне для меня окна… Всё равно непонятно. Ну, значит так тому и быть!

Поехать в Адмиралтейство? Лично поговорить с Сергеем Васильевичем? Потребовать объяснения причин отказа? Зачем? Пустое всё! Никуда я не поеду, ещё не хватало унижаться! Только что же так погано-то на душе…

А поехал я назад, в гостиницу. Не стал бродить по городу и заниматься всякими там переживаниями – нет, так нет! Умерла, так умерла! И заливать обидное алкоголем тоже не стал, ещё чего не хватало! Спать завалился. Вот так просто взял и заснул! Сразу же! И даже ни разу ночью не проснулся…

В кабинет к Джунковскому входил с ясной головой – все эмоции оставил вчера на той улице.

Разговор получился коротким и продуктивным. Владимир Фёдорович выслушал сжатый рассказ о разговоре с Батюшиным, выказал свою осведомлённость о сделанном мне предложении и коротко поведал о его причинах:

– Сейчас это решение будет являться для вас наилучшим выходом. На меня уже начали коситься за использование моих людей не по назначению. Это я вашу негласную охрану имею в виду. А с Николаем Степановичем вам сейчас гораздо проще будет…

Стоял, слушал и лишь кивал головой утвердительно, соглашаясь со словами жандарма. Ну а про себя, конечно, совсем о другом думал. Ну какое там проще? Наоборот, как бы не хлопотнее было. И тенденция, в общем-то, понятная происходит. Оттирают меня потихоньку в сторону и уже почти совсем оттёрли. Но разве это плохо? Вот для меня лично плохо? Нет. Отлично же! Хватит изо дня в день ходить по краешку, пора выбираться на твёрдую землю. В иносказательном смысле, само собой. Короче, пора становиться на собственные ноги. Прекрасно понимаю, что всё равно от бдительного и всевидящего жандармского ока я никуда не скроюсь и не денусь, жизнь так сложилась, но стать более самостоятельным всё-таки очень хочется. Надоело постоянно зависеть от чьих-то не всегда понятных решений и приказов. А если у Батюшина будет то же самое? Вряд ли. Да и Николай Степанович ясно дал понять, что привлекать меня к своим делам будет лишь в самых необходимых случаях. Встречусь с ним и уточню всё более подробно. Опять же это постоянное перебрасывание из одного места на другое начинает сильно напрягать. Не мальчик ведь уже, чтобы от новизны и перемены мест дух захватывало. Пора бы и остепениться… Хоть немного…

Всё, что я мог сделать для этих людей, сделал. Дальше пусть сами разбираются! Смогу ли что-то ещё сделать для государства? Конечно, смогу. Вот сейчас напишу прошение об отставке и начну делать! И на заводе планов громадьё, и своим мирным проектом пора заниматься – война-то закончилась! Вот только к Батюшину сначала зайду, представлюсь. Ну и послушаю, что он мне скажет…

Нового – ничего. Всё то, что я уже слышал от него ранее или что предполагал. Ну и отлично. Меня пока всё устраивает. Вот только в самом конце разговора Батюшин удивил:

– Смотрю, Сергей Викторович, вы весьма достойно приняли отставку от дома генерала Остроумова…

– Ваше высокопревосходительство, это моё личное дело…

– Ваше, ваше, кто же спорит? Не желаете ли узнать, почему?

– Что почему?

– Не так выразился. Скорее не почему, а в чём причина такой отставки?

Просто нужно выдержать… Перетерпеть какое-то первое время, переждать участливое сочувствие друзей и товарищей. А там всё наладится…

– Отставка и отставка. Какая теперь разница?

– Чтобы не заблуждаться на будущее, так сказать, в причинах подобного. Опыт, знаете ли, дело необходимое…

– Вы правы. Так в чём же причина моей, как вы говорите, отставки?

– Расположение государя вы потеряли, во дворце вас видеть по понятным причинам не желают, опять же именно поэтому и убирали из столицы куда подальше. Если вы рассчитываете на расположение и заступничество Марии Фёдоровны, то уверяю вас, зря. Сейчас уже не то, что год назад… Останетесь на службе, задвинут вообще в какую-нибудь дыру и будете там сидеть безвылазно. Награды ваши кроме вас никому не нужны, а заслуги… Заслуги тоже быстро позабудутся на фоне происходящих в мире событий. Да уже позабылись, на самом-то деле. Ну и кто согласится после всего выше сказанного отдать за вас свою дочь? Чтобы уехало родное дитя к чёрту на кулички? Никто не желает своему ребёнку подобной участи.

– Что-то этакое я и предполагал. И ни на чьё заступничество, смею вас уверить, не рассчитывал никогда и не рассчитываю впредь.

– Так что лучше бы вам оставить военную службу…

– И пойти служить в ваше ведомство! Под вашу руку!

– А чем так уж плоха моя рука? – и Батюшин демонстративно осмотрел свою правую ладонь, покрутил её перед глазами, даже принюхался. И весело хмыкнул. – Отличная, я вам скажу, рука. Надёжная!

– Хорошо, я вас понял, – улыбнулся я в ответ чуть заметно. – А как же тогда немилость государя ко мне? Вас это не беспокоит?

– Совершенно! Особенно если вы покинете действительную службу. Вы ведь уже подписали прошение об отставке? Подписали. Ну и занимайтесь своими делами на этом вашем заводе на благо своё и Отечества.

– Отечества… – теперь уже я хмыкнул.

– Да. Отечества! – твёрдо ответил Батюшин. – Монархи уходят и приходят, а Отечество остаётся!

И смотрит на меня строго. А я что? Так-то с ним абсолютно согласен. А мои личные обиды никому не интересны. Да и нет никаких обид у меня по большому-то счёту. Ведь и так получил от жизни гораздо больше, чем реально заслуживаю. Это если к самому себе подходить совсем уж с беспристрастной стороны. Так что просто нужно работать дальше, тут Николай Степанович прав. А Лиза… Лиза… Елизавета Сергеевна отныне! Будем считать, что первым делом, действительно, самолёты! Будут ещё у меня Лизы… Только уточнить бы у генерала пару вещей:

– Хорошо, я вас понял. Буду продолжать работу на заводе. Кстати, а мой проект осуществить задуманные воздушные перевозки? Осуществим ли он вообще? Не станут ли вставлять проекту палки в колёса и всячески препятствовать?

– Осуществим или нет, тут только от вас зависит. А палки в колёса вставлять вам и с хорошим расположением Государя будут. Такова уж истинная чиновничья природа. Ну да вы с этим и без меня знакомы, и объяснять вам ничего не нужно. И уверяю вас, что специально тормозить ваш новый проект не станут. Опять же, так понимаю, что моё предложение вы принимаете…

Подтвердил скрытый вопрос кивком головы. И продолжил внимать генералу.

– В таком случае моё ведомство окажется на вашей стороне. И, поверьте, никому из чиновников не захочется заиметь настоящего противника в моём лице.

Конечно, не захочется. Только вот не преувеличивает ли Николай Степанович свою значимость и значимость своей службы? Пойдёт ли он против воли Государя, если тот рогом упрётся? Ладно, что сейчас гадать, время покажет. А мне снова предстоит рассчитывать лишь на свои силы и помнить, что не сто́ит складывать все яйца в одну корзину… Да, ещё вопрос:

– Что будет входить в мои обязанности на вашей службе? Как это всё будет выглядеть?

– Как будет выглядеть? Да никак. Живите, как жили. Работайте себе спокойно. Если понадобитесь, мы вас вызовем.

– Так понимаю, что понадобиться я могу в качестве пилота?

– Именно так. Пока не могу сказать конкретно, что за задачи вы будете выполнять, но уж перевозка людей и доставка грузов в определённую точку в их перечень точно будут входить. Как и выброска парашютистов.

– А самолёт? Собственного у меня нет. И, как я понимаю, у вас тоже?

– И у нас тоже. Но я занимаюсь решением этого вопроса. А пока, если вы не возражаете, приступим к необходимой бюрократии. К сожалению, без бюрократии и нам никуда…

Пришлось отвечать на кое-какие вопросы, подписывать бумагу о неразглашении, и так далее и тому подобное. Вся эта канитель, правду сказать, заняла не так-то и много времени. Но заставила полностью на себе сосредоточиться и ещё больше очистила голову от нежелательных мыслей, переживаний и проблем. А что касается моего прошения об отставке… Николай Степанович уверил, что беспокоиться по этому поводу не нужно. В ближайшее же время этот вопрос будет решён. А мне остаётся подыскивать подходящее жилище, лучше бы с телефоном и постараться больше не попадать на газетные полосы. На первые, хотя бы. То есть, не привлекать к себе всеобщего внимания… В смысле – вообще не привлекать.

– Хотя, – поднял на меня глаза Батюшин. – Подобное у вас вряд ли получится. С вашим-то характером и удивительной способностью влезать во всяческие неприятности…

Вот такими оказались мои первые дни в столице. А сколько было надежд, сколько мечтаний… И, как оказалось, пустых. И вечером того же дня я решил банально… Нет, не напиться, ещё чего не хватало, а культурно отдохнуть. Имею право. К Игорю в гости ехать и выслушивать там слова утешения и сопереживания совершенно не хотелось, поэтому я направился в центр. Короче, поехал я для начала в ресторан. В Асторию. Там я уже был, там мне всё знакомо и меня там знают. Если не забыли за это время. И надо же было такому случиться, что прямо на пороге зала я лоб в лоб столкнулся с Второвым…

– Ба, Сергей Викторович! Рад вас видеть живым и здоровым. Вы тоже пообедать или с какой другой целью? Столик успели заказать или нет? Впрочем, какая разница! Соблаговолите принять приглашение и проследовать за мной. И не вздумайте отказываться, отказа я не приму!

И Николай Александрович развернулся, учтивым жестом руки показал направление. Думаете, я из каких-то там собственных предубеждений отказался от приглашения? Да ничего подобного! Насколько я успел понять промышленника, человек он стальной. Да в его среде другие и не выживают. Нет, ещё подлые выживают, но Второв-то точно не из таких будет. Вот только какими судьбами он в столице оказался?

– Ну-с, рассказывайте, – приступил к расспросам Николай Александрович после первой перемены блюд. Кивнул стоящему чуть сзади и сбоку официанту, указал на соответствующий графинчик, и наши рюмки мгновенно были наполнены. – Даже до нашей замшелой Москвы докатились слухи о ваших Карпатских приключениях. Но сначала давайте-ка мы с вами ещё по одной примем. За нашу победу! И выпьем мы водки. За победу что-то другое грех пить!

– С удовольствием! – отсалютовал хрустальной рюмкой, чуть приопустил уважительно подбородок, отдавая дань уважения собеседнику и медленно выцедил содержимое. Даже закусывать не пришлось, настолько хорошо пошла водочка. Да и Шустовский изначально под закуску тоже неплохо проскочил. – Право, Николай Александрович, да было бы о чём рассказывать.

– А вы не манерничайте словно де́вица на выданье, а лучше приступайте к рассказу, Сергей Викторович. А я с удовольствием послушаю.

И магнат откинулся на спину, сцепил пальцы рук на груди и приготовился слушать. Придётся ведь рассказывать. И чую, что одной Карпатской эпопеей не обойдусь… Опять же скрывать особо нечего, Николай Александрович человек вроде бы как свой, мы с ним и за границей побывали, и в воздушном бою поучаствовали. Присутствие официанта в кабинете несколько смущает, не дело постороннему человеку мои откровения слушать. Второв понял мои сомнения и тут же отослал его прочь:

– Ступай. Будешь нужен, позову.

– Слушаюсь, – откланялся тот и прикрыл за собой дверь нашего кабинета.

А я приступил к рассказу…

– Значит, прошение вы уже по́дали… – словно бы про себя повторил промышленник, как бы подводя черту рассказу и вычленяя для себя из него самое основное. Задумался ненадолго, сдёрнул салфетку, скрутил её в пальцах и бросил на стол. И тут же цепко ухватил графинчик, плеснул в обе рюмки водки, не пролив при этом ни капли, подхватил свою, кивнул мне и махом опрокинул содержимое в рот. Я даже дёрнуться не успел, настолько быстро и ловко он всё это проделал. Но, пришлось соответствовать и догонять.

– Не сочтите за назойливость, а каковы ваши дальнейшие планы, Сергей Викторович?

– Планы? – а почему бы и не рассказать? Насколько я успел понять промышленника, человек он хваткий. Если не поможет, так хоть подскажет что-нибудь дельное. – Есть у меня задумка…

– Организовать воздушные перевозки… – как бы посмаковал фразу Николай Александрович, выслушав мой рассказ. – А ведь как хорошо звучит! Есть у меня предчувствие, что это дело точно выгорит! И вы намереваетесь открыть первую линию на Нижний?

– Для начала, да. Посмотрим, что из этого получится.

– А почему не на Киев? Или Варшаву? Не менее перспективные направления, если не бо́льшие. А Москва?

– Чтобы оценить затраты и выгоды, понять рентабельность перевозок… Для начала хватит и Нижнего…

– Возможно, возможно. Хотя, на вашем месте я бы сразу замахнулся на Киев. Первый же… Как вы говорите? Рейс? Первый же рейс всё и покажет. Хочу вас предостеречь, не рассчитывайте сразу на какую-то прибыль. Пока люди поймут, пока распробуют, оценят… Полагаю, полгодика придётся работать в убыток.

– Совершенно верно. Точно так же думаю. И именно по причине расходов выбрал Нижний. Киевское или Варшавское направление потребует гораздо бо́льших расходов.

– Какова сумма этих расходов?

И я рассказал всё, ничего не стал утаивать. Если уж кто и сможет дать мне дельные советы, так это Николай Александрович! Вот только удивил меня очень Второв.

– Полагаю, вы и сами со своим делом справитесь. Ну а если вам будут нужны партнёры, деньги, то смело можете на меня рассчитывать. И ещё одно. Есть у меня к вам одно заманчивое предложение. Как раз для вас. Вот, послушайте…

Но, сразу рассказывать ничего не стал, на удивление ловко и тихо поднялся из кресла, так же тихонечко прошёл к двери, приложился ухом… Поморщился. Ну, да, за дверью в общем зале гул стоит, ничего и не слышно. А мне очень интересны такие приготовления. Прямо тайны Мадридского двора. Что ещё задумал магнат?

Николай Александрович распахнул дверь, поманил стоящего чуть в стороне официанта:

– Через полчасика подавай второе!

И закрыл дверь. Вернулся в кресло, подхватил и покрутил в руках рюмку. Наливать не стал, отставил в сторону. И начал рассказывать:

– Вы что-нибудь знаете о царских приисках?

– О золоте? – удивился я. – Нет, ничего не знаю.

– Тогда слушайте…

И Николай Александрович коротенько рассказал мне о золотодобыче, а, главное, о долгой и дорогостоящей перевозке этого добытого золота в столицу…

– Представьте только, если вместо железной дороги золото перевезти вашим самолётом? Насколько это будет проще, быстрее и выгоднее. И безопаснее. На одной только охране сопровождения можно столько сэкономить… – и Второв зажмурился словно кот, дорвавшийся до сметаны. – Что скажете?

– Согласен. Будет и быстрее, и проще. Насчёт выгоды нужно посчитать.

– Вот и посчитайте! Я, Сергей Викторович, сейчас вам предлагаю действительно сто́ящее дело, которое может принести ощутимую прибыль. Уж поверьте, подобные вещи я и без всяких подсчётов сразу вижу! И оно будет первым и основательным шагом к вашему делу. Только представьте, какая реклама для ваших будущих перевозок?

– Верю. Я не против, но есть одно большое «Но». Немилость Его Императорского Величества по отношению ко мне. А речь идёт как раз о царских приисках. Николай Александрович наверняка будет против моего участия в этом деле. Думаю, вам будет лучше подыскать себе других пилотов.

– Другим бы я и не предложил. Уж поверьте, Сергей Викторович. А не преувеличиваете ли вы внимание к своей персоне Его Императорского Величества? Ну, право дело, помимо вас у него и других забот хватает. Зато Вас поддерживает Владимир Фёдорович Джунковский. А это уже не мало! Ну же, соглашайтесь! А я со всеми договорюсь. И с Джунковским, и с Сикорским…

И поспешил объяснить в ответ на мой вопросительный взгляд:

– Просто так даже под такое дело мне никто самолёта не даст. Придётся покупать на свои. Но это и лучше. Организуем с вами на паях первое акционерное общество воздушных перевозок. Организацию дела я беру на себя. От вас лишь потребуются обоснованные советы и грамотные консультации. Конечно, если есть желание, можете и финансово поучаствовать, но это, право слово, будет лишним… Успех я вам гарантирую. Зато какой бесценный опыт получим, а? А следующим шагом будут как раз ваши, то есть наши, перевозки…

– Правильно понимаю, что вы намереваетесь войти в дело?

– Совершенно верно! Один вы вряд ли потянете, а с моей помощью и связями, я уж не говорю о капитале, успех делу будет обеспечен! Я вас приглашаю поучаствовать, а вы меня к обоюдной выгоде.

Теперь уже я потянулся к графину. Наполнил рюмки, приподнял было свою и оглянулся на открывшуюся в этот момент дверь. Второе начали подавать. Пришлось пока поставить рюмку и сделать небольшую паузу. Зато появилось время на подумать. Хотя что тут думать? Прав Второв, со всех сторон прав. Одному мне, кто бы и что бы ни говорил, и впрямь не потянуть подобное дело. А с его помощью всё будет несколько проще. Да не несколько, а настолько! Особенно, если немилость государя в мой адрес его не напрягает. Решено! Буду соглашаться. Прекрасная возможность за напряжённой работой всё забыть!

– Обдумали, Сергей Викторович? И что решили? – дождался ухода официанта Николай Степанович.

– А, согласен! – махнул рукой.

– И правильно! Тогда предлагаю тост. За успех нашего с вами дела! – И уже Второв отсалютовал мне рюмкой.

После этого графинчики были отставлены в сторону, а мы, отдав должное запечённым куропаткам и какому-то сложному гарниру, приступили к первоначальному обсуждению наших планов. То есть, Николай Александрович обозначил приблизительную потребную грузоподъёмность нашего будущего самолёта, озвучил расстояние на перелёт, а там уже и я включился в работу.

Засиживаться долго не стали, но и переносить дело на завтра не посчитали нужным. То есть, это Николай Александрович не стал, а от меня сейчас почти ничего не зависело. Но поступившее от него предложение перебраться на наш завод принял с энтузиазмом. Время-то не позднее, послеобеденное. К тому же, есть у меня кое-какие мысли по переоборудованию самолёта в наших целях. А тут не обойтись без Сикорского – некоторые вещи можно решить только с личным участием Игоря Ивановича…

Что такое три рюмки для здорового организма, да вдобавок под добрую закуску? Почти что ничего. Так что пока подъехали к проходной завода, последние пары алкоголя и выветрились из головы. Выписали пропуск Николаю Александровичу и проехали прямо к заводоуправлению. Повезло, Игоря перехватили на своём рабочем месте. Но сразу, с наскока, не удалось Второву купить самолёт. Завод выполняет госзаказ и пока его не выполнит, ни о какой продаже речи и быть не может. Так что только месяца через три, а ещё лучше через четыре, можно будет вернуться к нашему вопросу.

– Игорь Иванович, а если будет соответствующее разрешение военного министра? – после короткого раздумья спросил Второв.

– Тогда никаких препятствий, кроме финансовых, я не вижу. Вам ведь, насколько я знаю Сергея Викторовича, наверняка потребуется что-то переделывать? А это дополнительное время, и, значит, дополнительные деньги.

Ну а раз так, тогда есть прекрасная возможность подготовить необходимые чертежи и документы по переоборудованию или изготовлению новой машины. Сегодня уже не буду этим заниматься, а вот с завтрашнего дня приступлю к работе.

Распрощался со Второвым, договорились встретиться через неделю и обсудить мои наработки, а вот от Игоря отделаться так просто не удалось. Пришлось выслушивать заводские новости, рассказывать свои, обсуждать последние достижения нашей экспериментальной лаборатории. Той самой, в которой нашими же стараниями и с моей подсказки, само собой, были собраны самые перспективные кадры. Просмотрели эскизы новых самолётов, обговорили перспективы их использования и применения в мирной жизни. Заодно вывалил на Игоря все свои идеи по тому, что я хочу получить от переделанного «Муромца». И в результате пришли мы с ним к такому выводу, что это уже и не Муромец получится, а совершенно другой самолёт. Как бы его назвать? Свалил это дело на товарища, пусть думает над этим, у него хорошо получается. А сам прихватил со стола в охапку только что нарисованные эскизы и умчался в эту самую лабораторию, озадачивать Поликарпова техзаданием – пусть начинает расчёты. К моменту получения разрешения у нас не только вся документация должна быть полностью готова, но и хорошо бы лекала успеть вырезать. Сделаем и испытаем новую машину, а потом запустим её в серию. Война закончилась, появятся свободные лётные кадры… Так что моя задумка по организации дела с воздушными перевозками точно обретёт второе дыхание. И, наконец-то, Игорь в него тоже поверил. Ещё бы ему не поверить, когда к этому делу подключился со своим авторитетом и капиталами сам Второв. После такого только и остаётся, что постараться успеть заскочить на подножку стремительно разгоняющегося поезда.

Конечно, всё это недолго продлится – революция не революция, но что-то этакое обязательно произойдёт. Когда? Не знаю. Но к тому времени хотелось бы успеть хоть что-то сделать. Это и новая ступень вверх, и совсем другие деньги. Деньги, как говорил один товарищ, у нас ещё никто не отменял…

Прошение об отставке министр удовлетворил – Второв поспособствовал. Двух недель не прошло, как стал я гражданским человеком. Непривычное ощущение. Уволили с правом ношения формы, определили неплохой такой пенсион по званию и наградам, и на этом мои отношения с армией закончились. Грустно. Обидно? Да нисколько! Кому-кому, а мне грех обижаться! Зато отныне расходятся мои пути с Адмиралтейством, и вряд ли я буду пересекаться с Остроумовым. Больше я ни разу не ходил к знакомой парадной, не заглядывал в окна, не ловил взглядом на улицах силуэт Лизы. Нет, так нет. Отстранился я от прошлого, задвинул воспоминания в самый дальний угол, где и похоронил их благополучно в пыли. По крайней мере, уверил себя в этом. И завалил себя работой до изнеможения, измучил наших инженеров-конструкторов идеями, даже Игорь в последние дни начал меня одёргивать от чрезмерной занятости и силком выгонять из кабинета. Куда? А в гостиницу. Квартиру снимать не стал, сейчас мне лучше пожить так, на полном обеспечении. Где не нужно ни о чём заботиться. И уберут в номере, и бельё поменяют, и накормят. Только плати. А платить пока есть чем. Правда, всех этих прелестей я пока не оценил в должной мере – приходил поздно и уходил рано. И спал без задних ног. И никакие мысли в голову не лезли, не мешали спать, настолько сильно выматывался за день.

Несколько раз встречался с Второвым, информировал его о результатах работы. Расспросить же моего компаньона и узнать, как продвигаются наши дела не получалось. А вот тут я передёргиваю. Никакой он мне не компаньон, скорее, руководитель. Рылом я, как говорится, не дорос до его уровня. Да и правильно – где я, и где Второв. Но, буду стараться подняться выше. На одну ступеньку не встану, но поближе подберусь…

Так что ответов на свои вопросы я не получил. Зато получил деньги на оплату работ. И вскоре не только чертежи, но и лекала были изготовлены. Небольшое вознаграждение за сверхурочную работу делает настоящие чудеса! И инженеры довольны, и мастера. Опять же без участия Игоря не обошлось – именно с его негласного одобрения и проводились все дополнительные работы.

А в один прекрасный день на завод приехал Второв с юристом и предложил нам обоим поставить свои подписи под учредительным документом нового акционерного общества, в котором директором назначался сам промышленник. Возражать не стали, сами бы мы подобное дело всё равно не потянули бы и не провернули за столь короткий срок.

Следом, буквально через день после подписания документов, тот же юрист привёз разрешение на изготовление, помимо производящейся сейчас на заводе серии, опытного нового образца грузо-пассажирского самолёта. И мы приступили к работе…

Из гостиницы я съехал – всё равно последние дни в ней не ночевал. Есть же у меня в кабинете диван, его и достаточно. А поесть можно и в нашей заводской столовой. Пусть блюда там без изысков, зато порции хорошие. И с постельным бельём вопрос благополучно решился – всего-то потребовалось немного доплатить уборщице.

Новый самолёт собирали в отдельном ангаре. Моноплан с верхним расположением крыла и двумя новыми же моторами – опытная разработка конструкторского бюро. И мощность у этих моторов выше, и расход топлива ниже. Второв это Второв – продольный и поперечный набор, обшивку крыльев и фюзеляжа делали из дюраля. Сейчас было гораздо проще закупить за границей и доставить в Петроград необходимый листовой материал. От бортового вооружения полностью отказались – сэкономили и внутреннее пространство, и вес. Установить его, в случае необходимости, никогда не поздно. А человеку из моего времени этот самолёт показался бы весьма и весьма знакомым. Ещё бы, ведь за основу я взял знакомого буквально до винтика двухмоторного трудягу, да простит меня в будущем его конструктор…

В этой машине применили и новые системы – механизацию крыла и убирающиеся шасси. Вот где работы и беготни юристу прибавилось – это же сколько новых патентов пришлось оформлять. Но это дело Второва, нас оно не касалось. Мы вкалывали на сборке, как черти!

От открывающегося заднего грузового люка пока пришлось отказаться – и без него новый самолёт получается слишком уж навороченным. Пришлось хорошо так помучиться с гидравликой – со шлангами и трубами ещё та проблема оказалась, но решили и эту задачу. Правда, сэкономленный на убранном вооружении вес тут же добавился на новых системах. Остаётся лишь уповать на новые моторы…

Худо ли, бедно ли, но ещё через полгода новая машина была собрана. А всего времени на её разработку и последующее воплощение в металле и дереве потребовалось чуть меньше года. Восемь месяцев и полторы недели, если быть совсем уж точным. Быстро, конечно, но так и народу сколько над новой машиной трудилось? Опять же стараниями Второва к делу подключили мастеров Обуховского и Путиловского заводов – именно там нам вытачивали детали для новых систем. А уж собирали мы их сами, осуществляя конечную доводку своими силами. У нас и свои станки имеются со своими не менее опытными кадрами. Но время сэкономили…

К испытаниям приступил в начале сентября. Лично. И уже в середине месяца приняли машину. И сразу же заложили ещё одну. А там и третью закажем…

Глава 14

Если рассказывать о самих испытаниях, то в них ничего особенного не было. Просто работа. Ну, довели машину до готовности, проверили в который раз узлы и агрегаты и выкатили её на старт.

Самое начало осени, сентябрь. Деньки стоят по-летнему тёплые, пригожие. Солнышко, правда, стало пригревать значительно мягче, нет уже того жёсткого калёного пекла в полдень. Отполыхали зарницами тёплые августовские грозы и утихли, а на смену им пришли первые, пока ещё короткие осенние дожди. Под такой дождик уже и не хочется лишний раз попадать, похолодал душик. Но до настоящей осени ещё далеко, и листья на деревьях даже не думают окраску менять, зеленеют в своё удовольствие.

Эх, была бы сейчас весна, когда погода так и шепчет, на деревьях во всю прыть нежные листочки растут, а по ночам соловьи свою нетлёнку выкладывают – вечные романсы о влюблённых высвистывают… Да…

Но, чего нет, того нет. Осень тоже неплохое время года. Только не поздняя с её затяжными холодными ливнями и ночными заморозками, а вот такая, мягкая, тёплая, только-только вступающая в свои права и постоянно оглядывающаяся на лето. Мол, а не рановато ли я пришла, не слишком ли поторопилась?

Вот в один из таких погожих сентябрьских дней мы и приступили к первым лётным испытаниям. На земле-то всё работает нормально, теперь будем смотреть, как оно себя в воздухе покажет. Опять же и с практической грузоподъёмностью определиться нужно, а также с реальной дальностью и продолжительностью полёта, с расходом топлива и так далее и тому подобное. У нас же не только планер новый, экспериментально-прорывной, но и оборудование точно такое же, со всеми системами и двигателями. Так что программа испытаний нам предстоит насыщенная. И, что самое важное, от того, как пойдут эти испытания, зависят все наши дальнейшие действия. Второв уже на иголках сидит – время уходит, зима впереди. С телеграфа практически не вылезает, руку на пульсе держит. Хочет быть в курсе подготовки площадок приземления по предстоящему маршруту перелёта, а так же баз технического снабжения на них. Всё же согласовывать нужно. Доверенные лица этим на местах занимаются, но постоянно какие-нибудь проблемы да возникают. С одними чиновниками сколько нервов пришлось потратить, сколько денег на подмазывание ушло. А ещё с людьми проблемы. Персонал основной и руководящий только-только подобрали, но и его пока держим при себе, никуда не отправляем. Вот когда с машиной начнёт что-то проясняться, тогда и пойдёт дальнейшая движуха. А это тоже деньги, и неплохие, между прочим. Поэтому нетерпение Второва понять можно. Можно, понимаю. Но и шибко торопиться не хочу. Не то, что не хочу, а просто права такого не имею. Мне же потом отвечать, случись что. Мне и Игорю…

Так что первого взлёта все ждали с вполне понятным нетерпением. Предварительные рулёжки на различных режимах мы уже провели, даже подлёты коротенькие выполнили – посмотрели, как машина себя ведёт, как на рули реагирует, управляется. Пока хорошо ведёт и управляется, вот поэтому решено приступить к следующему этапу испытаний – к практическим полётам.

Все испытания проводил сам. Ещё зимой, как я и упоминал, набрали небольшой штат, укомплектовали три экипажа. Это и наземные инженеры с механиками, и несколько авиационных специалистов – пилоты с инженерами, радисты. Предлагал Маяковскому поучаствовать в новом проекте, но тот отказался. Слишком много у него накопилось материала, который необходимо переработать и издать. Опять же фотографии никто за него делать не будет. А снимков за это время скопилось столько, что половина снимаемой им комнаты битком завалена. Договорились с ним предварительно, что вот как только дела разгребёт, освободится немного, так сразу и поступит в моё полное распоряжение. Потому как прекрасно понимает перспективы этого дела и упускать возможность увидеть что-то новое, доселе неизведанное ему не хочется. Как не хочется и упускать прекрасную возможность хорошо заработать…

Ладно, отвлёкся… Так вот, о первом настоящем подъёме самолёта в воздух… Те подпрыгивания и подлёты я за настоящие полёты не считаю. Запустились, проверили системы, вырулили со стоянки на грунтовую рулёжку – механизация во взлётном положении, ну и покатились потихонечку к полосе. У меня под левой рукой на горизонтальной приборной панели небольшое колёсико стоит. Вот я им и рулю, как на автомобиле. Тоже новшество и патент на него на моё имя оформлен. В соавторах Игорь, отчисления на нас обоих пойдут. Когда-нибудь. На перспективу работаем.

Связь с командно-диспетчерской службой установили, запросились на старт. Стоим носом на северо-запад, готовимся к взлёту. Карту читаем, системы проверяем, контроль проводим. Триммер пока не трогаю, колесо в нейтральное положение установил. Сначала так слетаем, а уже потом будем проверять управляемость, в последующих полётах. Моторы прогреты, работают нормально, все стрелочки стоят на положенных делениях. Высотомеры на ноль выставили по аэродромному давлению, можно взлетать. Переглянулись с помощником и инженером, кивнули друг другу и скомандовал увеличить обороты до взлётного режима.

Инженер плавно РУДы вперёд толкнул, взревели моторы на максимальных оборотах, качнулся вперёд самолёт, заскрипели тормоза, потянули вперёд машину винты, взрывая колёсами грунт…

– Взлетаем! – показания приборов в норме, ждать больше нечего, а портить полосу колеями не нужно. Вот и отдал команду, ну и штурвал от себя отжал.

Короткий разбег, потому как самолёт пустой, даже топлива заправили совсем немного, из расчёта на один круг, скорость быстро растёт, амортизаторы стоек колёс отрабатывают неровности грунта, оттого и катимся почти мягко. Потихонечку отпускаю штурвал, краем глаза фиксирую скорость. Пора! Плавно тяну на себя штурвал… А не получается, сильнее тянуть нужно – и самолёт тяжёлый, и триммер в нейтральном положении. Напрягаюсь, и машина как-то очень уж легко отрывается от земли. Мгновение выдерживаю её над полосой и перевожу в набор высоты. А вот дальше с набором скорости становится легче – приходится ослаблять тянущие усилия на штурвале. Но это и хорошо. Значит, всё мы правильно посчитали. Когда начну использовать триммер, усилия на взлёте станут нормальными. А пока так. Поэтому можно и нужно чуть прибрать обороты, чтобы эти усилия снизить…

Колёса, то есть шасси, как и механизацию крыла пока не убираем, первый полёт выполняю так. Придётся попотеть, но недолго. Вверх тоже не стремлюсь, плавно разворачиваюсь на сто восемьдесят, выдерживаю по прямой несколько минут и завершаю круг выходом на посадочную прямую. Подходим к нашей полосе, прибираем обороты до малого газа и почти сразу же приземляемся – сопротивление воздуха большое и скорость практически сразу падает, только и успеваю приподнять нос и коснуться земли основными стойками. И здесь приходится прикладывать значительные силы – вытягивать с усилием штурвал на себя. Нет, без триммера явно не обойтись…

Катимся спокойно, тормозить не требуется – лишь бы с направления не сбиться. А потом можно и на стоянку отрулить, на послеполётный осмотр и проверку. Остыть за это время, пот высушить. И ещё один вылет, если всё будет в порядке.

А, вообще, это я уже на свой страх и риск сразу в небо рванулся. Так бы, по идее-то, нужно было бы ещё по земле денёк-другой покататься, порулить на разных режимах работы двигателей, а ещё лучше поподлётывать-поподскакивать на полметра-метр от земли с последующим приземлением, но, увы, нет такой возможности. Полосишка-то у нас недостаточной длины – так разок подскочишь, сразу же прижать машину к земле не успеешь, и выскочишь за пределы лётного поля разом. А там… У-у, что там! С одной стороны окраины городские начинаются, те самые, в которых меня как-то осенней ночной порой пытались непонятные личности ограбить. Или жизни лишить, я так и не разобрался с этим.

Но я не об этом сейчас, а о том, что и с другой стороны поля полно препятствий – начинаются овраги. За ними, если каким-то чудом удастся неудачливому пилоту перескочить через них, рельеф постепенно повышается, поднимается в гору и зарастает лесом. Так что ни туда, ни сюда лучше не выскакивать, а оставаться в пределах полосы.

Короче, сколько мог, погонял машину на земле, покатался немного, а там и рванул в небесную синь, на практике проверить-подтвердить заявленные лётные характеристики нового самолёта вкупе с манёвренностью и управляемостью. И не ошибся в своих утверждениях, а, скорее, в таланте конструкторов той моей эпохи. Машина-то слизанная один в один с успешно и повсеместно используемой там, у нас… Оттого и был в ней так уверен, поэтому и спокойно поднялся в небо. Не подвела, родимая. Конечно, нет того обилия приборов и систем, к которому когда-то привык, но и то, что есть сейчас в новой кабине пилотов – весьма ощутимый прорыв в авиации этого времени. И я всеми силами постарался часть эффекта от этого прорыва перевести в свою личную пользу – наряду с оформлением технических патентов на изобретения по новому самолёту, часть из них оформил на своё имя. С помощью юриста, само собой. Один бы я с подобным делом не справился, это-то точно. А так и на наше новое акционерное общество какая-то их часть пришлась, и на моё не меньшая. Потому что бежит времечко, не останавливается, и всё ближе и ближе тревожная для меня дата семнадцатого года. Хотя, правду сказать, вижу, что дата эта может и отодвинуться на неопределённый срок, потому как в обществе значительно понизился градус недовольства властью. Но не погас окончательно и вряд ли погаснет, потому как газеты подробно освещают то, что сейчас происходит с революционным движением в Европе. К чести немцев, такой кровавой вакханалии, как когда-то у нас, они не допустили. Слишком уж уважают организованность и порядок. Поэтому и революция там проходит чинно и благородно. Рабочие сначала работают на заводах и фабриках свою производственную норму, а потом переодеваются, ужинают и только после этого выходят на улицы. Проводят митинги и демонстрации. Проведут и вновь по домам расходятся. Отдыхают перед очередным рабочим днём. И длится всё это у них уже больше года. Во Франции несколько поживее, но там и темперамент у людей совершенно другой. А в Англии докеры побухтели-побухтели, выдвинули какие-то требования, парламент их и принял самым спешным образом, всем на удивление. Сейчас в Королевстве установилось зыбкое равновесие – ни рабочие не желают ломать установившийся строй, удовольствовавшись повышением заработной платы, снижением цен и улучшением качества продовольствия в лавках, ни кто-либо ещё.

Ну и наши на всё это посмотрели-посмотрели и решили перенять пример, в кои-то веки впервые опередить события. Пошли на кое-какие меры, облегчающие труд рабочих, сократили дополнительно рабочий день, обязали снизить цены в продуктовых заводских лавках, повысили заработную плату и так далее. Чем всё это дело закончится? А посмотрим…

Пока же у меня работы выше крыши. И за всеми этими заботами постепенно стала забываться нанесённая мне сердечная обида. Не то, что забылась совсем, но восприниматься стала уже не так остро. Не царапали сердце воспоминания калёной иглой, а сжимали мягкой когтистой лапкой время от времени. Ну и я всеми силами старался всё это забыть, задвинуть в самый дальний уголок памяти. К алкоголю не прибегал, так, порой расслаблялся немного, но, в основном, от общей физической и моральной усталости. Выматывался-то будь здоров. Ну какой ещё алкоголь? И без него только бы до постели добраться, да голову на подушку уронить. В своём кабинете. Так и продолжал здесь ночевать до сей поры, как меня время от времени ни уговаривал Игорь переехать в город. Здесь мне и ближе, и намного проще. Время лишнее не тратится, можно в две минуты добраться до сборочной и производственных мастерских. А город… Выбираюсь я туда иной раз. Ну, когда уж совсем невмоготу становится – сбрасываю напряжение. Какие-то новые связи искать не пришлось, заявился как-то по старой памяти после выпитого стакана к той самой знакомой вдовушке, а она-то и свободна оказалась. Вот к ней и езжу разика два-три в месяц. Обязательств никаких, но кое-чем помогаю. Деньги потихоньку на комоде оставляю. Похоже, и её такое положение дел полностью устраивает. Ну и хорошо…

Игорь набрал в штат несколько пилотов. Раньше-то у нас всего один лётчик-испытатель был, а сейчас их аж трое. Один на «Муромцах» служит, второй принимает-облётывает одномоторные машины на заводе в городе, а третий… Третий после довольно продолжительных поисков и собеседований был им взят на перспективу – перейти сначала под моё руководство в экипаж на наш новый самолёт, а потом и на самостоятельную работу. Это если наш новый коммерческий проект заработает. Хотя, всё равно будем рано или поздно расширяться, вот тогда-то и пригодятся нам опытные кадры. А ещё мне вот такая мысль покоя не даёт – на пассажирских рейсах обязательно ввести штат стюардесс… А что? Если уж шокировать или эпатировать современное общество, то по полной! Вот и Игоря этой своей очередной идеей увлёк. Тот потихонечку от супруги начал пути-решения этой проблемы искать…

Вот пока так вспоминал-рассуждал, до стоянки и докатились. А там выключили двигатели и вместе с механиками занялись послеполётным осмотром. Ну и заодно к повторному вылету готовились. Почему бы и не слетать ещё раз, если машина ведёт себя отлично и замечаний практически нет? Так что вперёд, на вылет, потому как время теперь – деньги. В самом прямом смысле.

Дозаправились, запустились, вырулили на старт и взлетели. На этот раз накрутил перед взлётом триммер, поэтому и усилия на штурвале были вполне соразмерными. А, вообще, нужно будет обязательно с собой краску брать и в следующем полёте риски рисовать. Чтобы потом проще было. Сделал оборот до риски и нормально – можно спокойно взлетать. Или вот на посадке обязательно нужно будет заметить, сколько оборотов колёсика придётся сделать. Посчитать их и тоже отметочку нарисовать. Ну и инструкцию по лётной эксплуатации потихонечку заполнять – не один же я собираюсь на новой машине летать…

Шасси убрал сразу же после взлёта. А вот с закрылками так делать поостерёгся – сначала высоту набрал. И только потом дал команду инженеру начинать их уборку короткими импульсами. Ну и разгонялись, само собой. С убранными шасси и механизацией совсем другое дело! И триммер пришлось в обратную сторону раскручивать. Аккуратно, без резких манёвров с крыла на крыло покачался, пару горок с набором и снижением сделал. А полёт по кругу выполнил уже по классической «коробочке». И, как положено, на траверзе полосы выпустил колёса, после третьего разворота механизацию. Механизацию выпускали очень осторожно, тоже короткими импульсами. И вновь аккуратно поманеврировал, проверил управляемость машины. Выполнили четвёртый, всё внимание на скорость и высоту, вышли в створ посадочной полосы. Штурмана у нас пока в экипаже нет, поэтому все манёвры выполняем на глазок, по визуальным ориентирам. Да и не нужен он пока, в этом районе могу «с закрытыми глазами» летать.

На входе в глиссаду снижения довыпустили механизацию в посадочное положение. Сердце при этом замерло, лоб испариной покрылся. Всё-таки в первый раз подобное проделываем. Мало ли что может случиться? А вдруг рассинхронизация пойдёт? И на каком-нибудь из крыльев закрылок или быстрее выпустится, или вообще откажется выпускаться? Хоть на земле и прогоняли не один раз системы, но в полёте всякое может случиться. Мы к подобному готовились, но… Всё равно страшно…

Система выпуска отработала штатно, закрылки выпустились в посадочное положение, одновременно с выпуском чуть добавили обороты моторам и вошли в глиссаду. Ну и пришлось ещё колёсико триммера накручивать. На два оборота, как сосчитал. Доложил о готовности к посадке и штатном срабатывании систем и уже вот она, полоса. Грунтовая, конечно, но всё равно такая желанная. Всё-таки моральная, эмоциональная и нервная нагрузки на человеческий организм сейчас запредельные. Это остальным членам экипажа хорошо, они реально не представляют всей опасности первых экспериментальных полётов. И к этой новой технике пока подходят с такой точкой зрения – мол, самолёт красивый, значит и летать он будет хорошо. А все эти новые системы… Ну, работали же они на земле… Святая простота! Но и развеивать эти заблуждения не спешу, для всех так будет лучше.

Сели, зарулили, выключились. Всё, на сегодня достаточно! Оставил машину в заботливых руках механиков, расписался в журнале об отсутствии замечаний и потихоньку направился к дожидающемуся меня у ангара Сикорскому.

– Ну, как?

– Весьма неплохо. На сегодня хватит, а завтра, если позволит погода, выполним ещё несколько кружков. А там, если машина себя хорошо покажет, можно будет и повыше забраться, и слетать подальше. Теперь остаётся только часы налётывать и смотреть, как она себя вести будет.

– Сам будешь летать?

– Ну а кто ещё? Конечно, сам. Мне же на ней ещё на восток лететь…

– Ну да, ну да, – покивал головой Игорь. – На днях Шидловский возвращается…

– Так это же просто отлично! Значит, война и в самом деле закончилась. Наконец хоть кто-то появится, кто с чиновниками на одном языке говорить может. Не то что мы с тобой. Так что радоваться нужно, а не грустить.

– Да я радуюсь, – отмахнулся Игорь и замялся.

– Что? – уловил сомнения товарища и сразу насторожился. Неужели очередные неприятности на мою голову появились?

– Мадемуазель Остроумову вчера видел, – подтвердил Сикорский мои опасения и зачем-то уточнил. – Елизавету Сергеевну…

– Всё, Игорь, у меня ещё дел выше крыши, – нет никакого желания продолжать этот разговор. – Я побежал.

– Да погоди ты. Вечно торопишься куда-то. Ну неужели тебе всё равно?

– Да, мне всё равно. У нас с ней разные дороги. И, Игорь, не продолжай…

– Да не продолжаю я! То есть, продолжаю, конечно! Просто она интересовалась именно тобой, – и зачастил, словно торопился успеть высказаться до моего ухода. – Смотреть на тебя больно. Ты в зеркало когда последний раз на себя смотрел?

– А я не девушка, чтобы на себя в зеркало любоваться. Да и было бы на что там любоваться! Страшилище! В шрамах вся морда!

– Вот зря ты так о себе. Шрамы мужчину украшают! А Елизавета Сергеевна весьма переживает от того, что ты прекратил с ней общаться!

От такого кощунственного и даже наглого обвинения я оторопел. Ничего себе! Так я ещё и крайним оказался! У меня после столь неожиданных претензий в первый момент даже никаких подходящих слов не нашлось, кроме матерных, чтобы хоть что-то сказать в ответ на столь несправедливое обвинение. Впрочем, и во второй момент тоже не нашлось – очень уж сильно всколыхнулась беспричинная обида в груди. А дальше я уже просто промолчал. Потому что обида переросла в злость! Пусть Игорь продолжает говорить. Так хоть узнаю, в чём там меня ещё облыжно обвиняют.

– Просила передать, что сегодня вечером будет прогуливаться по Невскому рядом с Казанским собором, – не заметил моего возмущения Игорь.

– Я тебя услышал. А теперь прошу прощения, но у меня и впрямь, очень уж дел много.

И я поспешил уйти. А то, не дай бог, ещё что-нибудь такое-этакое услышу. Ишь, на свидание она приглашает! Лучше бы гадостей каких-нибудь про меня наговорила. Право слово, насколько бы тогда легче было всё это вспоминать и воспринимать. И что теперь делать – идти или не идти? Вроде бы как успокоился за это время, утихла боль в груди, и снова здорово! Нет, не пойду…

Как раз весьма ко времени приехал Второв. Только-только я от Игоря отошёл. Всего-то с десяток быстрых шагов и успел сделать. Николай Александрович прямо к ангарам и подкатил на своём лимузине. И за рулём самолично сидит, нравится ему это дело.

Меня увидел, затормозил рядышком, наружу выскочил. Он с зимы у нас в Петрограде практически безвылазно сидит, всё дела делает. Крутится, словно белка в колесе. Ну и у нас через день-два появляется обязательно, процесс создания нового самолёта контролирует. Сегодня вот только что-то припоздал, хотя собирался обязательно на первом вылете присутствовать.

– Уже слетали, Сергей Викторович? – первым делом поинтересовался Николай Александрович, пожимая мне в приветствии руку.

– Да, только что сели.

– А меня дела задержали. И как результат?

– Отлично! Просто отлично! Для первого раза, конечно. А дальше посмотрим.

– Это очень хорошо. Как долго затянутся испытания? Когда можно будет к делу приступать?

– Вроде бы не было никакого повода для спешки, Николай Александрович? – насторожился я такому интересу. – Или что-то изменилось?

– Изменилось, изменилось. Время года изменилось, Сергей Викторович. Осень наступает! Осень! С её затяжными дождями. А там и до заморозков недалеко. Сейчас любая задержка смерти подобна! Если ещё немного промедлим, то там… – Второв махнул рукой куда-то в сторону, явно намекая на восток. На самом-то деле это был запад, но право слово, кто бы на это обратил внимание, кроме меня. Так что только кивнул головой на эту сентенцию. – Там замёрзнут дороги, зимники образуются, и мы с вами окажемся никому не нужными? Понимаете? Сейчас самое время для того, чтобы показать всю эффективность мною задуманного!

Помолчал мгновение, пристально вглядываясь в моё лицо и признался:

– Ну и сверху начинают понемногу давить. Золота-то в казне всегда не хватает.

– Всё я понимаю, любезный Николай Александрович. Но и без испытаний лететь на новом самолёте к чёрту на рога тоже, как вы говорите, подобно смерти. А ну как что-то откажет, сломается? Кто и где ремонт проводить будет?

– Сергей Викторович, а для чего тогда мы по маршруту вспомогательные аэродромы создавали, обслугу нанимали? Деньги наёмным работникам платили и сейчас платим? Бензин даже на места завезли… Голубчик вы мой, ну неужели в случае какой-либо поломки, не дай Бог, – перекрестился Второв. – Нельзя будет отремонтироваться на ходу? Все же аэродромы у нас расположены рядом с развитыми промышленными городами?

А ведь действительно, почему я сомневаюсь, чего опасаюсь? Самолёт отличный, проверенный тем, моим временем, и годами успешной эксплуатации. Подумаешь, моторы и системы другие, так и использовать их придётся не столь интенсивно, как у нас когда-то… Опять же и проще они, значит, и в обслуживании и ремонте тоже легче. А Николай Александрович не унимается:

– Вот на перелётах и испытаете свой новый самолёт! Игорь Иванович, ну хоть вы ему скажите! – обратился за помощью к как раз в этот момент подошедшему к нам Сикорскому Второв.

– Хорошо, согласен с вами! – решился я. И ещё мне интересен этот момент вот по какой причине стал. Если таким образом Второв к Игорю за моральной поддержкой обращается, значит, они за моей спиной сговориться успели? Ладно, разберёмся. Позже. А пока… – Когда вы предлагаете вылетать?

– Сергей Викторович, да чем быстрее, тем лучше! Хоть сейчас!

– Сейчас не получится, – улыбнулся я горячности Второва. – Нужно и вещи собрать, и экипажу с семьями попрощаться. А вот утром можно вылететь.

– Отлично! К которому часу мне приехать?

– К пяти утра подъезжайте…

– Хорошо. Буду. Тогда давайте прощаться, Сергей Викторович. Поеду дела подбивать и собираться.

И Второв укатил. А я подхватил Игоря под руку и потащил к самолёту, к заинтересованно поглядывавшим на нас людям. Ну и на ходу постарался прояснить по быстрому эти непонятки за моей спиной:

– Так вижу, что уговорил-таки тебя Николай Александрович сократить полётные испытания?

– Уговорил.

– А почему ты меня в курс дела не ввёл?

– Да не успел я! Только вчера с ним об этом разговаривали!

– Не успел он, – хмыкнул в ответ на эти слова. – О встрече с госпожой Остроумовой успел, а о действительно важном для нас деле нет?

– Прекрати ёрничать, – поморщился Игорь. – Я просто не ожидал, что Второв именно сейчас приедет. И что ты сбежишь при одном лишь упоминании о Елизавете Сергеевне!

– Ладно, забыли, – а ведь Игорь кое в чём прав, как ни крути. – Давай к делу вернёмся. Так почему ты предлагаешь сократить лётные испытания?

– А зачем их в таком объёме проводить? Как самолёт делали, мы все видели. И контролировали этот процесс. Взлетел он просто превосходно, так что ещё нужно-то? Дальше только летать и летать остаётся. А сломаться любой механизм может…

Вот так. Признаю, есть в такой логике смысл. Ладно, примем как данность…

А Игорь не унимается:

– И когда собираешься вылетать?

– Ночью, – махнул мысленно рукой. И сразу же уточнил. – Ближе к утру. В пять…

– Понял. Буду. А Елизавета Сергеевна?

– Значит, не судьба. У неё своя дорога, а у меня своя!

– Дело, конечно, твоё, но не ошибаешься ли ты сейчас?

– Время покажет, – поморщился в ответ. Как раз в этот момент мы с ним и к самолёту подошли. – Игорь, давай лучше делом займёмся. Нужно техаптечку скомлектовать, экипаж предупредить. Им ведь тоже собраться нужно…

Короче, сомнения и воспоминания прочь отбросил, слишком уж много хлопот перед вылетом образовалось. Опять же всё проконтролировать нужно – опыта-то в подобных перелётах, да ещё на столь длительный срок ни у кого нет. Поэтому пришлось самым буквальным образом составлять список всего нам нужного, потом вдумчиво над ним работать, оставляя действительно самое необходимое. В конце концов за голову схватился, а ну как оставлю якобы лишнее, а оно как раз и понадобится? Так что не буду я ничего оставлять, всё с собой заберу. Зато появится на аэродроме назначения вполне себе полноценная ремонтная база. Ну, почти полноценная именно для нашего самолёта. Так-то должны были завести туда и горюче-смазочные материалы, и какую-то мастерскую оборудовать. Какую? На словах Второва всё, якобы, завезли, и всё оборудовали. И, вроде бы как, всё нормально сделали. Но его-то там не было! Всё со слов… Так что, пока своими глазами мастерскую и аэродром на месте не увижу, особо и не верю в сказанное.

Опять же со Второвым удалось ещё разок по телефонной связи переговорить. Прозвонил в гостиницу, попросил передать ему мою просьбу связаться со мной срочно. Часа не прошло, как на столе в кабинете телефон затрещал. Благодетель мой обозначился.

Поговорили. Задал вопрос об охране и сопровождении груза. Как-то раньше даже и времени не было подобными мыслями заморачиваться, а вот сейчас, перед самым вылетом, что только в голову не лезет.

Но успокоился – подобные вопросы уже давно решены, и охрана сопровождения груза во главе с чиновником казначейства прибудут точно к моменту вылета на аэродром. Вот ещё добавляется плюсом неучтённый мной дополнительный вес. А почему раньше мне никто ничего не говорил? Хорошо хоть Второв сразу обрадовал – количество новых пассажиров невеликое, всего-то трое. Всего-то! Да это на круг больше двадцати пудов выходит или триста с полтиной килограммов, как ни крути…

Огляделся в кабинете – надо бы и мне свои вещички собрать, в конце-то концов. Хотя, тут и собирать-то нечего…

Вытянул с трудом из шкафа саквояж, из-под самой нижней полки с бумагами. Он у меня туда еле-еле втиснут был, наряду с сапогами – места там уж слишком мало. Встряхнул пару раз, чтобы хоть немного прежнюю благородную форму вещи придать, вздохнул, потому как мои усилия почти ни к чему не привели, да плюнул на это дело. И так сойдёт! Сейчас его вещичками набью, он и потолстеет, распрямится от складок. Заодно и сапоги выдернул…

Стою, смотрю на распахнутые створки моего дорожного вместилища и вздыхаю. А вещичек-то у меня и нет. От слова совсем нет. Мундир офицерский я здесь оставляю, вряд ли мне он там пригодится. Да и неудобно в мундире самолётом управлять в длительных перелётах. Движенья сковывает, погоны на плечи давят, награды за привязную и подвесную парашютную системы цепляются, оторваться и потеряться могут, да и вообще… Есть у меня лётный комбинезон, вот в нём и полечу. Кортик обязательно прихвачу, без сомнений. Револьвер у меня всегда с собой, в кобуре под мышкой. Сколько раз не собирался арсенал свой обновить, а так руки и не дошли до этого дела.

Ладно, что ещё? На шкаф глянул. Штатский костюмчик вряд ли на востоке пригодится… Не собираюсь я променады по улицам какого-нибудь города устраивать, вряд ли будет у меня на это время и возможность.

Так что положил аккуратно на донышко саквояжа несессер с предметами личной гигиены, то есть бритву и всё такое, полотенчика пару полотен, бельишко исподнее сменное… И всё. Остальное будет лишним. Да и нет у меня остального. Ни спортивного костюма… Стоп, вот тапки точно забыл! Ну и сапоги с собой обязательно прихвачу. Кто его знает, что там за местность будет? А вдруг вокруг тайга непролазная да дебри лесные? Мало ли по какой надобности отлучиться в заросли придётся? Так что беру, вот только завернуть их нужно обязательно, хотя бы в газетку. И портянки не забыть. Опять же стоило только о надобности подумать и о зарослях, как мысли приобрели воистину практическое направление. Поэтому и бумага туалетная в саквояж отправилась – она совершенно лишней не будет.

Что ещё? Как-то грустно совсем, вещей у меня и нет. Тарелку с кружкой, что ли положить? А и положу. И вилку с ложкой не забуду. И, вообще, пока есть время, нужно бы на рыночек окраинный ближайший смотаться, пирогов каких-нибудь в дорогу прикупить, пряников. Ну или заказать. Мало ли пригодится…

Решил и сделал. Прихватил портмоне и вышел на улицу. Время к вечеру, можно попутно где-нибудь и поужинать. Вообще-то в последние месяцы я с территории нашего аэродрома практически не выходил, дальше шлагбаума не выбирался, поэтому и притормозил на секунду, когда проходная за спиной осталась. Остановился на улице, по сторонам огляделся. Да и было бы, на что смотреть – ничего не изменилось вокруг. Всё то же самое, и домишки, и люди. Но всё равно ощущение такое, словно в родные места вернулся.

Постоял ещё мгновение, ещё разок внимательно осмотрелся и пошёл быстрым шагом вдоль по улице. Куда идти я прекрасно знаю…

И довольно скоро вернулся назад с вместительной корзинкой в руках – купил всё, что хотел. И корзинку тоже, пакетов-то никаких нет. Нет никакого желания пироги в саквояж запихивать, пусть так в корзинке и будут. Там же на рыночке и перекусил, не стал заходить в местный трактир, меня и пироги вполне устроили. Ещё и молока прикупил, запил съеденное.

Хоть и выходил совсем недавно, но на проходной пришлось предъявлять пропуск, иначе бы не пропустили. Такие у нас порядки строгие. В кабинет возвращаться не стал, к самолёту прошёл. Надо же удостовериться, что он к полёту готов? Только после этого к себе направился. А там, несмотря на то, что до ночи ещё далеко, на диван прилёг – нужно выспаться хорошо. Прилёг, а сам на часы смотрю, да на окно. Хоть и вечер наступает, а на улице пока ещё совсем светло. Заходящее солнце так по глазам через окно и лупит. И недавний разговор с Игорем из головы не выходит… И воспоминания… Вот воспоминания и помогли нужное решение принять! Вспомнил, как мне от дома отказали и резко успокоился. Никуда я не поеду, ни на какой Невский!

Встал с дивана, постель из шкафа достал, с самой верхней полки. Застелил, уголок одеяла откинул. К окну подошёл, шторы задёрнул, а они у меня плотные, свет почти не пропускают. В кабинете сразу темно стало, к дивану пришлось на ощупь продвигаться. Почти на ощупь – я и с закрытыми глазами его найти смогу, привык за это время к кабинету. Разделся и под одеяло забрался. Потянулся с удовольствием, глаза закрыл… Ещё мысль успела промелькнуть, что обязательно нужно будет с собой бельё постельное забрать. Вместе с одеялом. На борту постельных принадлежностей нет. Это у нас на «Муромцах» бытовая система была отлажена, а здесь машина опытная, всякими полезными вещами ещё не укомплектованная… Как раз саквояж заполню… И больше никакие мысли меня не тревожили…

Проснулся сам. Первым делом время отметил – до вылета ещё полтора часа, можно и вставать потихоньку. Умылся, позавтракал, вот и пироги пригодились. Ну и что, что остыли? Холодные так даже вкуснее. Оделся, саквояж прихватил, чистый комплект белья постельного не забыл. Вот только одеяло пришлось так нести, под мышкой, в саквояж оно никак не влезало. Так и пошёл к самолёту – обе руки ношей заняты, из-под плеча свёрнутое в рулон одеяло свисает. Хорошо ещё, что раннее утро, прохладно, поэтому куртку накинул, всё в руках нести меньше. Вот ещё вопрос, кстати – а ведь прав Второв со скорыми заморозками. А у нас зимней одёжки нет. Придётся на месте решать…

Светает. И копошение под крылом самолёта у приставленной к входному люку лесенке я издалека увидел. Увидел, и шаг ускорил. Это точно не наши! Наших я сейчас хорошо вижу, они как раз входной люк открывают. А эти чужие. У наших за спинами стоят. Может, то самое сопровождение? Но Второв о трёх сопровождающих говорил, а этих чуть ли не вдвое больше. Странно. Как бы чего не было. Осторожность не повредит. Постарался со стороны зайти, чтобы меня не сразу заметили, а вот мне всё хорошо видно было. Ну а когда чуть ближе подошёл, то выдохнул с облегчением и назад вернулся. За вещами. Ну а как иначе-то? Как только подозрительную суету под крылом заметил, так руки и освободил для оружия. Оказалось, зря. Впрочем, зря оно ничего не бывает. Будем считать, что и потренировался, и проснулся сразу. Сон-то моментом пропал, словно его и не было.

Да, вещи подобрал, развернулся лицом к самолёту и понял, что на этот раз моё появление не осталось незамеченным. Перестал копошиться народ у самолёта, тоже в мою сторону все развернулись, ожидают. Что ж, пошёл. Не торопясь, спокойным размеренным шагом.

Саженей восемь до самолёта осталось, когда навстречу помощник шагнул. Явно рапортовать собрался. Поэтому наклонился, вещички свои на землю, по столь ранней поре влажной и сырой, поставил, одеяло сверху пристроил и выпрямился, приготовился внимать докладу.

Дослушал, поздоровался, подхватил барахлишко, направился к лесенке. Подал сначала саквояж в руки механика, за ним корзинку с одеялом, и только после этого развернулся к столпившимся вокруг будущим пассажирам. Экипаж остальной уже внутри, а этих снаружи держат, не пропускают. Отсюда и образовалась та самая непонятная мне суета. И правильно, кстати, делают, что не пускают. Потому что мало ли что они там говорят? Пусть сначала бумаги предъявят! Что? Нет бумаги? Так какие тогда к нам могут быть вопросы? Неизвестно кого мы на борт не пустим…

Так и поднялся по лестнице в кабину, на ходу отмахиваясь от горячившихся военных. Ну а кто же ещё это может быть? Наверняка одни люди Батюшина, те самые, коих мне якобы для сопровождения приставили. Только тут тонкость одна имеется – я их доселе ни разу не видел. Вообще не видел. Ни рядом с собой, ни рядом с Батюшиным. А вторые это охрана будущего груза. Охрана и сопровождение. Но и у этой парочки необходимых бумаг нет. Увы. У них чиновник от казначейства где-то задержался и ещё не прибыл. Ну, да, помню, что их, вроде бы как, трое должно быть. Но всё равно, пусть на улице ждут. Не декабрь месяц, не замёрзнут…

Опять же, и Второв где-то задерживается. А времени уже без нескольких минут пять утра. Как бы пора и к вылету готовиться.

Входную дверь закрыли, изрядно заставив понервничать пассажиров. Те даже перед носом самолёта запрыгали. И чего так нервничают-волнуются? Мы же лестницу от дверей не убирали. Неужели ума не хватает сообразить, что с лестницей взлетать не будем? Похоже, не хватает. Или люди эти настолько далеки от авиации, что подобная мысль просто им в головы не приходит. Пришлось отправлять помощника наружу, объяснять им, таким непонятливым, ситуацию. Вроде бы поняли, убрались в сторонку от винтов. Ну а мы пока моторы запустим, прогреем их, а заодно и оборудование проверим.

Как раз предполётную подготовку заканчивали, когда практически под крыло легковая машина подъехала. С моей стороны подъехала, потому я всё и видел. Наблюдал, как из автомобильного нутра Второв выбрался, за ним чиновник в казённом мундире, очевидно из казначейства. И офицер в форме. К ним все будущие пассажиры и бросились. Обступили, орут что-то, заставляют болезненно Николая Александровича морщиться. Ну да тот просто поступил, махнул рукой на чиновника и офицера, сделал их крайними. А сам в сторону отошёл, да на меня глянул. Ну и я ему отмашку дал, да три пальца показал. Мол, через три минуты моторы выключим. Второв сообразил, головой мотнул, да к машине развернулся, наклонился к водителю. Явно что-то приказывает, да одной рукой шляпу придерживает, чтобы не потерять. Тут всё понятно. На этот раз Николай Александрович с водителем приехал, чтобы было кому машину с аэродрома отогнать.

Ага, всё верно, вон и вещи промышленника из багажника машины шофёр достаёт, в кучку складывает. И чиновник от окружившей его группы отмахнулся, тем же самым занялся. Только у него, в отличие от промышленника, вещей мало. Как и у меня, два места. Точно такой же саквояж и чемодан. Правда, чемодан довольно-таки большой. Солидный такой чемодан. И в багажник машины этот чемодан не влез, его сзади машины привязали. Вот тот и кинулся его отвязывать. Потом сообразил, командовать начал – своим людям приказал делом заняться. Ну, те и занялись, отвязали чемоданчик.

Офицер без вещей. Этот явно с нами не полетит. Тогда для чего он тут? Со мной переговорить? Похоже на то…

А ровно через три минуты мы моторы выключили. И ещё через пять, дождавшись выбега винтов, дверку распахнули. В неё сразу Второв и залез. Десяти секунд не прошло. Вот торопыга! Всё равно нам всем наружу надо. И у дежурного отметиться, и естественные надобности перед вылетом справить…

Так что как залез, так и вылез. Сам оставаться в кабине не пожелал, как только увидел, что я на выход собрался.

Ну а я на лесенку ногой ступил, чуть было на пальцы одного из торопящихся последовать примеру Второва пассажиров не наступил. А потому что нечего в кабину без приглашения или разрешения лезть! Ещё чего не хватало. Глянул, а это чиновник тот. Ну да отступать не стал, потому что что для меня этот чиновник? Конечно, с такого фактика начинать сотрудничество не хочется, но людей сразу на место ставить необходимо. Это он там, на приисках, или на золоте старшим будет. А везде, где самолётов касается, тут шалишь, моё право. Которое я никому не уступлю, в каком бы кто звании и должности не был! Не приучен я прогибаться. Кстати, за что частенько и страдаю. Ну, не то, что страдаю, а вот карьера моя не задалась именно по этой причине. Я так считаю. Дунул бы в задницу Николаю и дело было бы в шляпе. Так ведь не захотел! Зато совесть чиста и человеком себя ощущаю…

Да, так что оттеснил пассажиров вниз, на землю, там и бумаги нужные у чиновника принял. Список сопровождающих, по всей форме составленный, с подписями и печатью. Сработал мой авторитет. Заодно и познакомились с ним, а потом и с остальными. И да, угадал я правильно. Те первые двое именно людьми Батюшина оказались. Столько времени ни слуху, ни духу от него не было, а, как до дела дошло, так он про меня не забыл, прислал подмогу. Похоже, зря я на эту контору грешил, можно своё мнение поменять в лучшую сторону. Ну и с охраной, людьми казначейства познакомился, представились те. А потом меня тот самый офицер в сторону отвёл, коротко проинструктировал, ввёл в курс дел, бумаги соответствующие передал. Людей своих представил, тех двоих, то да сё. И откланялся, в автомобиль забрался, уехал.

Помощник всех пассажиров у самолёта в шеренгу выстроил. Я коротко проинструктировал о поведении на борту во время полёта и спихнул их на помощника – пусть дальше разбирается. А сам отправился к дежурному. Вместе со Второвым. Похоже, Николай Александрович во все тонкости вникать намеревается. Ну и ладно, секретов у меня никаких нет. А польза от такой любознательности может оказаться знатная.

Расписался в журнале и откланялся. Можно взлетать!

Глава 15

Ан, нет! Стоило только выйти от дежурного, как тут же меня и окликнули по имени-отчеству. Даже не успел в сторону самолёта развернуться. Оказывается, вовсе и недалеко тот офицер уехал. Ну ещё бы, чуял же, что всё не так просто, и одним лишь выделением мне персональной охраны в конторе Батюшина вряд ли обойдутся! Сейчас «строить» начнут, инструктировать дополнительно, бумагами обложат… Не удивлюсь, если попутно каких-нибудь задач нарежут… И всё под роспись наверняка, под роспись…

Виду не подал, постарался чтобы мой тяжёлый вздох со стороны получился как бы и вовсе незаметным, развернулся и направился к курилке в нескольких шагах от входа на КП. К тому самому подполковнику. Жаль, что тот так недалеко уехал…

– Присаживайтесь, господин полковник. Его высокопревосходительство первым делом просил извиниться перед вами, что вынужден был с подобным поручением меня отправить… – даже не подумал вставать при моём приближении офицер. Что это? Банальная невоспитанность? Хамство? Или очередная проверка на выдержку?

– За что извиниться? – не понял и переспросил. Ну и поморщился слегка, как бы показывая тем самым своё явное недоумение. В ответ на это обращение по званию. А что до всего остального, так пока подождём, послушаем и посмотрим…

– Ну, как же. Вы полковник, а я по чину ниже и буду вас инструктировать…

– Погодите, – не дал высказаться офицеру, прервал фразу на середине. И улыбнулся с самым наипростецким выражением, как мне казалось, на лице прямо в эти хитрющие глаза напротив. – К чему этот фарс? Какой полковник? Я уже почти год, как в отставке. Так что не чинитесь и начинайте свой инструктаж. А я внимательно выслушаю всё, что вы мне скажете.

– Хм, – едва заметно прищурился порученец Батюшина и посерьезнел. И веселая хитринка у него из глаз разом куда-то пропала. – Его высокопревосходительство был почему-то весьма уверен, что вы скажете именно эти слова. А я, к моему сожалению, проиграл пари. Но вы правы, перейдём к делу. И ещё. Николай Степанович в этом случае просил напомнить, что вы сейчас служите не Его Императорскому величеству лично, а России. Отставки в подобном случае, как вы понимаете, быть не может.

– Я услышал, – постарался не выказать удивления, не высказаться резко по поводу дурацкого, на мой взгляд, пари и сохранить нейтральное выражение лица. Но холодка в голос ощутимо добавил. – И понял. Согласен. Но, достаточно преамбул, давайте всё-таки приступим к делу.

– Хорошо, – подобрался подполковник. – Я вас надолго не задержу, Сергей Викторович. Как вы знаете, с союзниками у нас на сегодняшний день весьма непростые отношения. Проще сказать, этих отношений отныне нет вообще…

Кивнул в ответ на это уточнение. Ну а что? С подобным утверждением трудно не согласиться. Особенно когда оно соответствует реальному положению дел на сто процентов.

– Поэтому нашим министерством было предложено следующее…

Да… Инструктаж получился действительно коротким, но весьма ёмким. Да и не совсем инструктаж это оказался, а, скорее, ввод в курс предстоящих нам со Второвым дел там, в Сибири, и краткие рекомендации по поведению. Так думаю, чтобы я, по своей всегдашней привычке любопытствовать, не сунул свой нос туда, куда его совать не следует и не вляпался опять же туда, куда совсем не нужно вляпываться…

Сдержал слово подполковник, не задержал, минут в десять уложился. И бумаг никаких не пришлось подписывать. Да и тайной всё это будет лишь до нашего прилёта в Иркутск, в местное Управление по золотодобыче. Потому-то и сам Второв летит с нами, поскольку именно ему поручено столь щепетильное и столь значимое для Империи дело. Вряд ли кто другой с подобным мог бы справиться. Но даже и Второв без значительной силовой поддержки там, в Сибири, величина уже не столь значительная, как здесь, в центре. Поэтому загодя в Иркутск были направлены несколько воинских эшелонов с личным составом. С ними у Николая Александровича появляются все шансы на успешное разрешение этого дела. Какого? А вот тут даже я удивился. Отжимает Николай Александрович у союзников золотодобычу, пользуется подходящим моментом. Заодно и всех прочих постарается к ногтю прижать. И всеми силами пресечь утечку золота в Китай. Для чего ему даны Государем действительно очень широкие полномочия. Как бы не весь дальний Восток в негласное управление передаётся. По золотодобыче, само собой. С правом карать на месте и миловать…

Одними имеющимися войсками предполагается справиться только на начальном этапе, а дальше придётся к этому делу подключать местное казачество. Вот где реальная и основная сила, вот на кого делает ставку Второв. Осталось лишь сделать так, чтобы казачество пошло за ним. И у него есть чем заинтересовать казаков…

И моя так называемая охрана вовсе даже и не охрана, на самом-то деле. Это тоже отвлекающий фактор на первоначальном этапе, чтобы сразу подозрений сейчас и здесь, а потом и там, на месте, ни у кого не вызвать. И работать они по прилёту в Иркутск будут по своему собственному плану.

Так что зря я расслабился. Контрразведка снова в свои запутанные многоходовые игры играет…

И как-то не по себе мне на мгновение стало, даже плечами передёрнул от нехороших предчувствий. Как-то сама собой правая рука за отворот куртки скользнула, кобуру нащупала. Провёл пальцами по левому боку, убедился, что револьвер мой на месте находится… А ведь зря, зря я в оружейный не зашёл, как собирался всё последнее время, и не прикупил себе ещё что-нибудь компактное и привычное в довесок. А теперь придётся оружием в Иркутске закупаться. Или где-нибудь на промежуточном аэродроме посадки. Если появится такая возможность, конечно.

Да причём тут возможность? Обязательно прикуплю что-нибудь подходящее, коли уж охраны у меня не будет. И тут же одёрнул себя мысленно. Как будто она у меня весь этот прошедший год была… Просто я сегодня расслабился. Вот как увидел их под самолётом, так сразу и расслабился. Оттого и перестроиться не успел, слишком уж быстро события происходят, новости со всех сторон так и сыплются. От Игорева вчерашнего известия всю ночь отходил, и тут навалили очередных грядущих неприятностей целый воз. Вези, бродяга! Бр-р. Даже головой помотал, освобождаясь от тревожных мыслей. Сейчас о другом думать нужно!

Подошёл к самолёту, поймал внимательный взгляд Второва, кивнул ему. Помощник экипаж построил, доложил о готовности к вылету. Он у меня теперь тоже штатский. Помощник, я про него сейчас говорю. Ушёл поручиком в отставку по ранению. Летал на «Фарманах» и «Вуазенах». Зовут, как и меня, Сергеем. Тёзка. Только Николаевич он.

Ну раз все и всё готово, тогда можно по местам расходиться и к запуску готовиться!

Подождал, пока пассажиры и экипаж по лесенке в кабину поднимутся, шагнул замыкающим и притормозил, насторожился и оглянулся через плечо на звук мотора. Да что ещё!

Развернулся лицом к нещадно пылящему по грунту автомобилю. Присмотрелся и выдохнул с облегчением. Никак Игорь нас решил самолично проводить? Или просто попрощаться приехал…

Лимузин остановился чуть в стороне, не доехал до самолёта буквально с десяток метров, чем заставил меня несколько удивиться. Что это Игорь так осторожничает? Как-то раньше я за ним подобного не замечал, всё время прямо к лестнице на своём авто подкатывал.

Тем временем, пока я от поднятой и долетевшей до самолёта пыли отплёвывался, Сикорский выскочил из машины, быстрым шагом, чуть ли не бегом, преодолел оставшиеся до меня метры и, даже не поздоровавшись, подхватил под руку, буквально силком оттащил к своей машине, а там… А там Елизавета Сергеевна образовалась за распахнувшейся при нашем приближении дверкой. Собственной, так сказать, персоной…

– Вот. Сами разбирайтесь! – легонько подтолкнул меня Игорь в спину, развернулся и таким же быстрым шагом назад к самолёту направился. Чтобы я его притормозить не успел, наверное.

Вот это подставил так подставил! И что мне теперь делать?

– Доброе утро, Елизавета Сергеевна, – пробормотал. И ни одной умной фразы в голову не приходит. Не говоря уже о мыслях. А у самого в голове звенит. Это, наверное, враз куда-то пропавшие мысли в голове скачут, о череп изнутри бьются и никак выхода наружу найти не могут… Ни за одну уцепиться не могу. Просто чудеса какие-то! Но постарался хотя бы лицо держать, не показать своего смятения от этой встречи.

А девушка сидит, головы не поднимает. К счастью. И молчит, не отвечает, никак на мои негромкие слова не реагирует. А вот это уже наоборот, плохо. Или это я так тихо поздоровался? Нет, не может быть… Молчит… Я уже совсем растерялся, тоже стою и молчу, вообще ничего не понимаю. Ну и какого лешего тогда приехала? Тут с противоположной стороны авто задняя дверь замком щёлкнула, распахнулась со скрипом. И на белый свет сам Сергей Васильевич Остроумов показался. Выбрался из автомобильного нутра, выпрямился – машина явно с облегчением вздохнула, на рессорах качнулась. Кивнул мне генерал, слова вслух не сказал, лицо хмурое. Кивнул и автомобиль с противоположной от меня стороны обошёл, тоже вслед за Игорем к самолёту направился. И весьма громко вскоре лесенкой за спиной заскрипел, заскрежетал подошвами по железу. Похоже, в кабину полез.

Понятно, что не захотел дочку одну отпускать, но почему вообще позволил ей сюда приехать после всего произошедшего, после того, как мне от ворот поворот дал? Ведь мой благодетель бывший своего нового мнения обо мне не переменил, судя по всему. Получается, Елизавета Сергеевна папеньку переборола? Долго же она с ним справлялась… Почти год… А что теперь мне делать? Как себя вести-то? И нужно ли мне в таком случае это всё? Погоди-погоди! Не ломай себе голову прежде времени и не домысливай за других невесть что! Лучше подождать естественного развития событий…

Такие вот мысли в голове промелькнули, пока Остроумов-старший в кабину поднимался. Объявились откуда-то. А сердце обороты всё набирало и набирало, уже и в голове отдачей зашумело.

Чёрт! Да она там плачет! Вон слезинка на колени капнула! Ох ты ж! И так кинуться вперёд захотелось, прижать её к себе, обнять покрепче, утешить как-то… Что насилу удержался. Остановил свой порыв, сумел удержать эмоции в узде. Откуда я знаю, по какой такой причине девушка слёзки льёт? Может, от злости? Вчера же я проигнорировал назначенное свидание? Так что постою-ка я на месте…

– Да помогите же мне выйти!

И я спохватился, наклонился, подал руку. Ладошку узкую в перчаточке тонюсенькой и шершавой на ощупь осторожно сжал, придержал за пальчики, помог запутавшейся в своём собственном платье девушке выбраться наружу.

Стоим теперь друг напротив друга и оба молчим. Елизавета Сергеевна сопит яростно, щёчки от гнева, а может и от смущения, красные, хоть прикуривай. И слёз не видно. Показалось? И я не знаю, что сказать.

– Ну!? Вы так и будете молчать? – первой не выдержала девушка. Глазами сверкает, ресницами длинными так и норовит прямо в сердце уколоть.

– Да я! Я же уже поздоровался! И ответа от вас, кстати, так и не услышал! – опешил от столь несправедливого, по моему мнению, обвинения. Это же надо! Я же ещё и виноват!

– Вы должны были сказать, что рады меня видеть. Хотя бы… – опустила глаза Лиза.

– Да с какой это стати?! – не выдержал столь чудовищной несправедливости. И все свои вновь вспыхнувшие чувства запихнул куда поглубже. – Кто мне отставку дал? Да вы же сами не захотели меня видеть! Двери не открыли, на порог не пустили! Даже без объяснений! Хотя, всё и так понятно!

– Да что вам может быть вообще понятно!? Вы же… И почему вас вчера не было?

– Так, хватит! Елизавета Сергеевна, не знаю, что вы себе там опять напридумывали. Но я не собираюсь в очередной раз становиться игрушкой в ваших руках! Тяжело, знаете ли-с… И, право слово, зря вы сюда приехали. И папенька ваш, как я вижу, против вашего приезда…

– Ну при чём здесь папенька? Господи… Просто… – замялась девушка. – Просто не смогла я сегодня утром из дома одна тайно выйти. Если бы вы знали, чего мне стоило убедить отца приехать со мной сюда… И если бы не ваш друг…

– Ну, с ним я ещё разберусь…

– Не надо с ним разбираться, прошу вас, – испугалась моего грозного вида девушка. И быстро заговорила, защищаясь и оправдываясь. – Это я вчера его уговорила. Ну, когда поняла, что бесполезно вас дожидаться. Вот и поехала к Сикорским на квартиру. Ну я же знаю, где они проживают… И с женой Игоря Ивановича у нас очень добрые, тёплые отношения…

Подняла голову. И, глядя прямо мне в глаза, тихо проговорила:

– И никогда вы не были игрушкой в моих руках. И отставку я вам не давала. И вообще не знала о том, что вам от дома отказали. Это уже потом мне мама́ с папа́ всё рассказали. И я их сейчас не виню, они же хотели сделать как лучше для меня… По их мнению лучше. Понимаете? А вы… Эх, вы! Се-ергей Ви-икторович… И именно это хотела вам вчера сказать. А теперь прощайте…

И отвернулась с гордым видом. Нет, точно дамских романов начиталась… Прибил бы дурочку! А вывернула-то всё как! Оказывается, это я во всём виноват…

Стою, смотрю на Лизу… Точнее – на пышные вьющиеся волосы, водопадом спадающие на узкую девичью спину, на какую-то непонятную шляпку на голове, и пытаюсь хоть какие-то слова в ответ найти… Как бы в своё оправдание, что ли. И ничего не нахожу, слов нет. Вообще, злость только весёлая такая. И… Удовлетворение от всего происходящего? Интересно-то как… Какое там оправдание!? Какое прощание!!! Всё только начинается! О, нашёл какие-то слова, само собой вырвалось:

– По слухам, вы, Елизавета Сергеевна, замуж выходите?

– Что? Кто?! Я-я!? – разъярённой фурией развернулась ко мне девушка. Только платье веером взметнулось, приоткрывая моим глазам изящные полусапожки со шнуровкой. А взгляд-то какой! Молнии так и летят во все стороны. Насмерть сейчас убьёт! Даже поёжился с явной опаской. А та продолжила говорить язвительно-яростным и в то же время удивительно ехидным голосом. – А с каких это пор вы, Сергей Викторович, слухам и сплетням верите? А самому Вам не приехать было? Не спросить меня лично обо всём этом?

– Как? Как приехать, если меня на порог вашего дома не пускают?

– Да вы же больше ни разу и не пытались это проделать, Сергей Викторович… Одним разом удовлетворились и на том успокоились! Скажете, не так?

– Так, Елизавета Сергеевна, так. А откуда вы знаете, что не пытался?

Из входного проёма грузовой кабины самолёта Остроумов высунулся, глянул внимательно на нас и сразу же скрылся. Ну, да, разговор-то наш всем вокруг слышно. Мы же во весь голос в запале разговариваем, не стесняемся. И в боковом окне пилотской кабины довольная физиономия Игоря высветилась. Большой палец мне в одобрение показывает и улыбается вдобавок довольно во всю ширь форточки, гад этакий.

Елизавета Сергеевна что-то такое в моих глазах увидела, обернулась назад, за спину, а там уже ничего и никого. Все попрятались. Скрылись вовремя. И тишина на аэродроме. Даже механиков с охраной нигде не видно. Все пропали куда-то, исчезли с глаз самым фантастическим образом.

– Елизавета Сергеевна, давайте мы с вами чуть в сторонку отойдём?

– Зачем это? – прищурилась девушка.

– Ну как зачем, – я даже несколько растерялся. Ну не говорить же, что я невольных зрителей стесняюсь. Которые наш разговор из кабины самолёта сейчас подслушивают. Пусть и не специально подслушивают, но всё равно неприятно… Ну и не то чтобы стесняюсь, скорее, не желаю, чтобы все, кому не лень наши выяснения отношений слушали. Да, кстати, а у нас уже что? Появились какие-то отношения? Говорю же, очень интересно… И сердце как-то веселее застучало, но уже по-другому застучало, без того бешенного боя. И на душе впервые за это время легче стало. И в голове колокольный перезвон пропал. А всё что было, просто… Было? Пустое всё…

– Елизавета Сергеевна… Лиза… Простите меня, дурака, – решился и покаялся я. Правда, где-то в глубине души некая опаска ещё присутствовала. А ну как снова я обманываюсь? А обмануться очень не хочется…

И даже руки в стороны развёл И голову склонил. И вздрогнул, когда на своей щеке ощутил нежное прикосновение девичьей ладошки. Замер, даже дышать перестал. Глаза поднял, и… Утонул в счастливых глазах напротив.

– Господи, какой же вы… Сергей Викторович. Серёжа, если бы вы знали, сколько всего я пережила за это время, через что мне пришлось пройти. Я даже с мама́ и папа́ разругалась, и два месяца вообще с ними не разговаривала. Пригрозила, что из города уеду…

– Ну… Я смотрю, ваш отец и сейчас мнение обо мне не переменил?

– Просто он по-другому не может. Как и любому другому родителю на его месте ему тоже хочется видеть свою дочь счастливой и удачно пристроенной. А вы сейчас в опале… И останетесь в опале. В Сибирь вон едете… Словно в ссылку. Просто поставьте себя на его место. Понимаете?

– Понимаю. А вы?

– Что я?

– Ну, – замялся, не зная, как сказать, как спросить. – Вы можете по-другому? Я же в опале? И в Сибирь вот улетаю…

– А мне всё равно, – улыбнулась девушка. – Лишь бы с вами…

– Нельзя сейчас со мной, – испугался я. А сердце ухнуло куда-то вниз. На счастье, задержалось где-то в пятках, не выскочило совсем.

– Почему? – нахмурилась Лиза. И тут же прыснула в кулачок, рассмеялась. И чуть ли не запрыгала на месте. – Ага! Поверили!

– Поверил, – вздохнул тяжко. Какая она красивая и вообще замечательная! Ох и намаюсь я с ней…

– Вы же вернётесь? А я буду вас ждать. Возвращайтесь побыстрее, Серёжа.

И вновь потянулась ко мне ладошкой. И я подался вперёд, навстречу этим тонким пальчикам. И прижался к ним щекой, зажмурился от удовольствия. Подумаешь, в перчатке рука. Да я этой перчатки совершенно не замечаю! Вот только когда-то я нечто подобное уже один раз слышал – мелькнуло, царапнуло и кануло безвозвратно неприятное воспоминание. Открыл глаза, забывая только что припомненное, отбрасывая его в сторону:

– Ждите, Лизонька, ждите. А я постараюсь вернуться быстрей.

Дёрнулся было навстречу девушке, так захотелось обнять её, прижать к себе крепко-крепко, да в дверном проёме Остроумов показался. Пришлось гасить на корню свой порыв. А жаль…

Генерал спускаться на землю начал, Второв следом высунулся наружу, мне на часы демонстративно так показал. Намекает, что время-то уходит. Да и действительно, пора улетать. А не хочется.

– Лиза… – начал говорить и замолчал, оборвал сам себя. Испугался того, что собирался только что сказать.

– Что? – подалась всем телом навстречу девушка, распахнула глаза.

– Мне пора, – пробормотал совсем не то, что хотел и собирался выплеснуть из сердца. – Люди ждут…

– Ждут… – эхом откликнулась девушка. – Прощайте, Сергей Викторович…

Тут и Остроумов подошёл. Затоптался за спиной дочери, закряхтел. Плюнул в сторону, махнул рукой и решился.

– Не держи зла, Сергей Викторович. Кто ж знал, что у нас дочь такая вот… Выросла, м-да… Надеюсь, поймёшь…

Кивнул в ответ, ничего говорить не стал. Да и не получилось бы у меня что-то сказать, потому как в горле ком тяжёлый и горький встал, закупорил всё внутри, даже дышать тяжко. Ещё разок на Лизу глянул, мотнул головой на прощание и зашагал к самолёту, навстречу спускающемуся по лесенке Сикорскому. Остановились друг напротив друга, помолчали, пожали руки и разошлись. Всё давно сказано. Да и действительно, пора на запуск…

Город обошли севером. Разворачиваясь и набирая высоту оставили по левому борту Кронштадт и Сестрорецкий Разлив. Вот после него и взяли курс строго на восток. На борту всё нормально, показания приборов в норме, моторы работают ровно. Высоко забираться не стали, нам и три тысячи хорошо. И не так холодно, и дышать нормально можно. Лететь на такой высоте и на этой скорости предстоит почти пять часов до первой посадки в Перми. Именно там у нас подготовлена посадочная площадка, там и отдохнём и дозаправимся. Со слов Второва нас уже ждут.

Управление помощнику передал, ему лётные навыки тоже поддерживать нужно. Так и будем периодически с ним меняться. Глядишь, ещё и в командирское кресло на новую машину пересядет.

Впереди Белозёрск показался. Прошли строго над ним, покачали крыльями, поприветствовали жителей. «Нарушили, – как чуть позже скажет один литературный авантюрист, – патриархальную тишину города». Только не автомобильной сиреной, как в оригинале у классика, а гулом авиационных моторов. Тоже неплохо.

А ещё через часок, когда мы уже немного расслабились, привыкли к монотонному гулу моторов, к спокойному ровному полёту на высоте, всё и началось…

А ведь знал, знал, что если где-то прибыло, то в другом месте должно обязательно у́быть! Знал, да не придал значения… Потому что настроение после утренней встречи отличное, небо вокруг голубое, земля внизу зелёная с голубыми реками и озёрами… Красота, одним словом. Да-а, и ничего не предвещало начала неприятностей. Даже моя знаменитая чуйка не сработала…

Хорошо ещё, что на карту всё время поглядывал, да с местностью внизу сличал. Так что помнил, что где-то справа, на траверзе, должна быть Вологда. Ну а как не сверяться, если штурмана у нас так пока и нет? Как? А вот так! Только все обещают и обещают, а обещаниями, как говорится, сыт не будешь. Вот и сейчас полетели через всю Россию без навигатора. Это ещё хорошо, что у меня собственного подобного опыта хватает, а если бы нет? Если бы не было этого опыта? Что тогда? Думаю, ничего. Нашли бы нам мигом штурмана. А так, мол, можно и без него пока обойтись…

Так что как раз в то время, когда я в карту смотрел, да вниз поглядывал, первый отказ и произошёл. Помощнику нашему честь и хвала, сразу обратил внимание:

– Командир, что-то у нас приборы ничего не показывают?

Ну а как ему не обратить внимание, если он по приборам пилотирует?

Окинул взглядом приборную панель, оценил обстановку. И впрямь, есть такое дело. Только пока не всё так погано. Указатель скорости на нуле, стрелка высотомера вроде бы как показания отрабатывает, шевелится еле заметно… И всё. Ну это не страшно. Неприятно, но не смертельно. Авиагоризонт работает, стрелка компаса исправно на север указывает… Погода отличная, видимость – до горизонта. Что ещё нужно? Главное самолёт летит и моторы поют. А приборы… Так ведь совсем недавно вообще без них обходились и ничего. Быстро мы к хорошему привыкли…

Но уже засвербело, зацарапало что-то внутри, холодком по спине потянуло. Убрал карту на правую панель, руки на штурвал положил, но управление пока не забираю. Так, придерживаюсь на всякий случай… А экипаж успокоил:

– Компас с авиагоризонтом работает, обороты в норме, погода отличная! Так что продолжаем полёт до Перми! Сядем, тогда и разберёмся с причиной отказа.

Сглазил! Словно решив посмеяться над моей уверенностью, зачихал правый мотор, засбоил короткими перебоями в работе и почти сразу же остановился, заглох. Как обрезало! А флюгирования-то у нас нет!

Сразу возник сильный разворачивающий момент вправо! Хорошо, что я как раз за штурвал держался… Сопротивление от вставших поперёк воздушного потока лопастей винта такое, что ни в горизонте, ни на прямой никак не удержать самолёт. Помощник мой растерялся в первый момент, нет у него опыта пилотирования в особых случаях. Ну а я сразу же левую педаль в пол тиснул, левому же мотору оборотов добавил, ну и одновременно креном прикрылся. Можно, конечно, попробовать ещё добавить оборотов левому мотору, но это же насколько тогда дополнительно возрастёт разворачивающий момент вправо? Никакой педали и крена не хватит для его компенсации! И сил…

Нужно искать золотую середину, подобрать обороты работающему мотору таким образом, чтобы и в воздухе подольше продержаться, и от потери скорости не свалиться…

Удержался кое-как на курсе, с помощью элеронов и педалей. Немного, конечно, ушёл вправо, но это такая мелочь на фоне всего остального… И ни о каком продолжении полёта до Перми и речи быть не может! Хорошо ещё, что о Вологде сразу вспомнил. Вот когда пригодилось ориентирование на местности в полосе пролёта и знание карты. И пришлось сильно пожалеть об отсутствии штурмана в экипаже! Сейчас не то что карту глянуть, с курсом и расстоянием определиться, рук от штурвала не оторвать! Ладно, будем на память полагаться!

Так и пошли в ту сторону правым разворотом. И помощнику крикнул, чтобы город сей на горизонте по дымам высматривал. А тут и обеспокоенные, мягко сказать, пассажиры в кабину набежали. Набились, словно селёдки в бочку. Пришлось ещё и на них рявкать, прочь выгонять. Черти! Тут крутишься, словно белка в колесе, по позвоночнику уже не холодком тянет, а сплошным потоком горячий пот бежит, нога на левой педали от непомерных постоянных усилий подрагивает, а тут эти… Всех вон! Второв лишь пренебрёг приказом, остался. Правда, не удержался, вопрос задал:

– Что случилось, Сергей Викторович?

– А то не видите, Николай Александрович? – даже усмехнуться в ответ постарался. Лишь бы на оскал эта моя усмешка не показалась. – Мотор у нас сдох с правого борта. И приборы отказали!

Ну а что мне ещё говорить, когда всё это и так видно? Можно же было и не спрашивать, не отвлекать и не лезть под руку. Но и Второв молодец, дальше с вопросами не полез.

Нет, рано, рано я его похвалил! Потому что спустя минуту тот снова из-за плеча инженера высунулся, новый вопрос задал:

– Будем прыгать?

– Что? – сначала даже не понял. Потом только сообразил, что он в виду имеет, выругался от души во весь голос и сразу же посоветовал промышленнику немедленно отправиться по известному всем адресу, то есть проследовать в грузовую кабину… Где и находиться, дабы не отвлекать экипаж праздной пустой болтовнёй. Объяснять долго, а послать получилось коротко и ёмко. Ушёл…

Ишь, прыгать ему захотелось! До Вологды со снижением и на одном моторе дотянем. Подумаешь, сорок с небольшим вёрст… Ну а если не дотянем, то сядем где-нибудь ближе к городу! Лето почти на дворе, полян подходящих достаточно…

До Вологды мы дотянули. Сели, правда, тяжело. Чуть было не разулись. Очень уж угол сноса на посадке получился большой. Хорошо ещё стойки выдержали.

А садиться пришлось на неподготовленное поле, разгоняя стадо пасущихся коров и молясь про себя лишь об одном – чтобы не побежала какая-нибудь из них от испуга под винты… Ну и чтобы камней на пути не оказалось, само собой. И оврагов. Выбирать-то не пришлось, не до того. Короче, хоть тут повезло. И коровы все в ближайший лесок упрыгали, и поле оказалось хоть и не достаточно ровным, зато без всяких неожиданных сюрпризов.

Левый мотор выключили сразу же после приземления. Еле-еле успел педаль отпустить и крен убрать, хоть и был к такому моменту готов.

Остановились, сидим, молчим. В грузовой кабине вообще тихо, аж звенит в ушах. А дальше выдохнул, попытался пальцы на штурвале разжать, ногами пошевелить. Получилось кое-как. Встал, ноги подрагивают, подкашиваются, оглядел экипаж. Помощник мой белый, словно снег, рукой по пряжке привязных ремней шарит, нащупать не может. Инженер же, наоборот, красный, на спинку кресла откинулся, глаза прикрыл и замер. Ну и радист… А вот у него единственного всё с цветом лица в норме.

– Ну и чего сидим? – постарался вывести экипаж из ступора. – Сели нормально. Все живы, самолёт цел и невредим, ничего не поломали. Наверное. Давайте-ка все на выход, а то мне мимо вас не протиснуться. Будем с причинами отказов разбираться… Пошли-пошли!

Ну а как иначе-то? Лучше сразу озадачить экипаж делом, работой нагрузить. А попереживать и потом можно. И разбор полёта тоже потом проведём, позже, когда нервы у всех успокоятся…

Очухались, закопошились, кресла свои назад отодвинули. Можно теперь пролезть. Ну и пролез. Вышел в грузовую кабину, а там тоже… Сидят все бледные, на меня анимешными глазами лупают. Эвона как. Видать правду говорят, что у страха глаза велики́… Надо бы и их тоже успокоить, в чувство привести:

– Всё хорошо. Сели нормально. В Вологде, надеюсь.

– Как в Вологде? Почему в Вологде? – первым опомнился Второв. Ну я, в принципе, так и думал, что он раньше других опомнится. Всё-таки промышленник ко всему привык в этой жизни. Ну и охрана глазами осмысленно хлопает, правда, пока помалкивает. Похоже, на этих тоже можно в случае чего полагаться.

– Не дотянули бы мы до Перми. Силёнок бы не хватило, – признался честно. И плечами передёрнул. Бр-р, неприятно-то как – спина насквозь мокрая от пота. Такое ощущение, что и куртка насквозь промокла, к спине прилипла.

Теперь бы ещё нормально из самолёта выбраться наружу – руки-ноги пока ещё так и не отошли от напряжения, дрожат, стою кое-как. Так что правильно сделал, что здесь решил садиться.

Да и рисковать продолжать полёт на одном моторе… Когда непонятно по какой причине второй отказал… Дураков нет! Зато теперь будем своими силами разбираться. А ведь предупреждал всех о подобной возможности. Говорил же, что спешка до добра не доведёт! Нужно было лётные испытания до конца довести, погонять моторы на разных высотах и скоростях, планер понагружать… Вот теперь пусть Второв ищет в городе необходимых специалистов, изыскивает производственные мощности для ремонта…

Вот такие мысли у меня в голове промелькнули, пока инженер наш дверь входную открывал, да лестницу ставил. Промелькнули и… Постарался запихнуть их куда подальше. Что уж теперь? Я же согласился на эту авантюру? Согласился. На продолжении лётных испытаний не настоял? Не настоял. Ну так что же теперь виноватых искать? Вот он я…

К счастью, с причинами отказов разобрались быстро. Буквально в течении часа. Ну, с приборами всё просто оказалось – отсоединилась подводящая трубка с приёмника воздушного давления. И с остановкой мотора почти сразу же определились. Топливо к нему не поступает. Проверили топливный фильтр тонкой очистки, а он какой-то коричневой трухой забит. Сначала показалось, что это просто грязь, а потом начали разбираться дальше, проверили магистраль в сторону баков и поняли, что и не грязь это вовсе. То есть грязь, конечно, но и не грязь. Дело в подкачивающем насосе оказалось, в разрушении подвижного узла. То ли брак производственный, то ли просто нам не повезло. Или, наоборот, повезло. И что обе этих поломки оказались не столь критическими, и что такой вот город поблизости был. А если бы дело где-нибудь над безлюдной местностью проходило? Над тайгой, над болотами? Да в плохих метеоусловиях? Так что определенно повезло. Вот только ремонт теперь самим нужно делать. Хорошо ещё, что полностью топливную систему не придётся промывать…

Второв был прав – город есть город, и нужных нам мастеров он быстро нашёл. А дальше просто. Пользуясь возникшим в городе при нашем прилёте ажиотажем и благоволением городских властей к Второву разместили заказ на производство необходимых деталей в несколько большем чем потребно, количестве. Пусть запас будет. Опять же финансовый рычаг никуда не делся.

И уже через день мы получили желаемое. И всё благодаря Николаю Александровичу. Опять же промышленник – фигура в России достаточно авторитетная и известная. Да он из приёмов не вылезает, из одного дома тут же в другой переходит…

А дальше всё просто – собрали насос, запустили моторы, убедились в их нормальной работе. На земле, само собой. А как они себя поведут в небе, посмотрим. Заодно и над креплением трубки поработали, банально дополнительно законтрили хомуты проволокой. Теперь они не ослабнут от вибрации…

В городе просидели почти два дня. И сами в порядок пришли, и самолёт отремонтировали. Вещи в прачечную отдали, нательное бельё. Э-э нет, не по той причине, о которой можно подумать в первую очередь, хотя я бы и не удивился подобному, а из-за пота. Пропотели-то мы все насквозь. Кто от тяжкой работы, а кто и от страха. Это я кое о ком из числа наших пассажиров…

Ну и просто так после посадки на выпас мы не отделались. Пришлось отмывать самолёт от коровьего дерьма – всё-таки умудрились на посадке и пробеге вляпаться в навоз. Полное впечатление после увиденного, что это монстры какие-то, а не коровы! Слоны или мамонты! Забрызгали не только колёса и стойки, но и гондолы двигателей, фюзеляж и крылья. Кошмар! Да чтобы я ещё хоть раз сел на поле, где стадо пасётся… Да ни в жизнь!

Хорошо ещё, что не пришлось это делать самим – местная ребятня с удовольствием до блеска отмыла самолёт, стоило только пообещать показать им кабину изнутри. Правда, после водных мероприятий и перед посещением кабины отослал их всех на речку, пусть и сами отмоются…

Попутно пришлось проводить экскурсии многочисленным любопытствующим местным жителям, показывать снаружи наш самолёт, рассказывать об авиации и перспективах самолётостроения… Короче, мы с помощником языки до основания стёрли. И какое же испытали облегчение, когда смогли запустить моторы. Наконец-то можно улетать.

Дальнейший перелёт до аэродрома назначения прошёл ровненько. Садились на дозаправку и отдых с ночёвкой ещё несколько раз. Первые часы постоянно прислушивались к работе моторов, а потом успокоились и перестали нервничать.

Да, к моему стыду несколько раз пришлось восстанавливать ориентировку и выходить на заданную линию пути. Слишком огромные расстояния между аэродромами, и ветер на таких высотах очень уж непредсказуемый – постоянно сносит то в одну сторону, то в другую, да и скорость… То падает, то растёт, если он попутный. Счисление пути тоже по этой причине весьма условное – погрешность в поллаптя по карте… Опять же ни радиомаяков нет, ни радионавигационных систем, только визуально место определяем – собственными гла́зками да по наземным ориентирам. А ориентиров тех… Реки да озёра. Ну и населённые пункты, которых не слишком-то и много оказалось. Одно дело перед полётом на карту смотреть, и совсем другое вниз, на пролетаемую местность. Совершенно разные вещи. Это не Балканы и не Европа с многочисленными густонаселёнными городами, где летать куда как проще. Ох и велика ты Россия-матушка… И пуста́… Сколько тебя ещё предстоит обустраивать… И обустроят ли…

В общем, вымотался я за это время до чёртиков. Ничего, приноровимся к местным условиям, потом легче будет.

В Иркутске будем садиться на правом берегу Ангары, почти на городской окраине. Второв из Красноярска дал телеграмму, поэтому здесь нас уже ждали и встречали. Аэродром был, как меня перед вылетом уверял Николай Александрович, полностью готов к приёму нашего самолёта. Не очень-то убедил, к этим уверениям я отнёсся весьма настороженно. Везде, где бы мы ни садились, посадочные площадки были подготовлены на троечку. Правда, постарался сомнений своих не показывать. Вот когда сам проверю и этот аэродром, тогда и скажу, что он подготовлен как положено. А то садились мы уже и в Тюмени, и в том же Красноярске. Чуть кишки не вытряхнули, настолько плохо выровняли грунт! Хорошо хоть обслуживание было на высоте – и отдыхали по-человечески, а не в самолёте, и технику после полёта было кому осмотреть и дозаправить. Правда, всё это делалось под нашим неусыпным контролем. Нет у меня пока ещё доверия к местным аэродромным службам. Всё только зарождается… И они только ещё набираются необходимого опыта.

Так что посмотрим. А пока готовимся к посадке и плотнее затягиваем привязные ремни. И вижу краем глаза, как, глядя на меня, то же самое проделывает весь мой экипаж. Тоже научены горьким опытом… Но всё равно настроение у всех приподнятое, всё-таки добрались мы до цели, до конечной точки маршрута. Подобное ещё никому не удавалось, мы первые! С Николаем Александровичем на эту тему ещё в столице говорили, тот намеревался и на этом моменте хорошие деньги заработать. Подключить прессу, освещать каждый этап перелёта в газетах… Владелец заводов, газет и… Самолётов? Посмотрим. Жаль, что нам с этого дела почти ничего не обломилось. Так, крохи малые за интервью, за фотографии. Правда, известность приобрели. Вон как нас на аэродромах посадки встречали…

В Иркутске нам пришлось сидеть почти две недели. Как заселились в центральную гостиницу города, так там и сидели, отбивались от любопытных и журналистов. Первые три дня просто приходили в себя после перелёта, носы из номеров не высовывали. И еду нам в них же доставляли. Ну и постоянно ждали, что вот сейчас прибежит посыльный от Второва с командой на взлёт. Как бы не так! Прождали день, другой… На третий ждать перестали. И вышли в город, в сопровождении толпы фотографов и журналистов. Нужно же посмотреть на местные достопримечательности? Да, забыл уточнить – сразу же после посадки я остался без своей так называемой охраны. Убежали оба по своим тайным делам. Короче, все оказались при деле, одни мы бездельники. Ну… Попозировали немного, интервью пораздавали корреспондентам за вознаграждение малое, побывали на аэродроме, проверили самолёт, проконтролировали несение службы местной охраной и… И всё. Даже местным механикам работы нет. Ну осмотрели они под нашим приглядом самолёт, ну дозаправили, масло долили, а дальше всё – дальше делать ничего, к счастью, не нужно. Тоже сидят без дела. И за что Второв им такие деньги платит… Хоть бы полосу утаптывали… Кстати, а отличная идея! Надо бы подсказать Николаю Александровичу…

Глава 16

Однако ни Второва, ни кого-либо ещё из более или менее знакомых мне людей я в эти ближайшие дни, как уже упоминал, так и не увидел. Как не увидел и в последующие, оставшиеся до выходных. Да, в общем-то, и не выбирался особо никуда. В центр, конечно, вышли всем экипажем, прогулялись, посмотрели по сторонам, себя показали, отделались кое-как от надоедливого сопровождения прессы, пообедали, а чуть позже и поужинали, и к вечеру вернулись в гостиницу. Да, во время прогулки обратил внимание на вывеску оружейного магазина. Собственное решение о покупке дополнительной единицы чего-нибудь стреляющего обязательно нужно выполнить! В пару к моему потёртому, но от этого не ставшему менее надёжным револьверу.

Отказались от доставки еды в номер, привыкли к смене часовых поясов, даже просыпаться стали вовремя и успевать к завтраку. Магазин с весьма примечательной и нужной мне вывеской я посетил буквально на следующий же день, прикупил уже привычный мне пистолет, точь-в-точь такой же, какой у меня когда-то раньше был. Ну и кобуру к нему пришлось сразу же заказывать новую, переделывать обычную по моей просьбе и тут же нарисованным от руки эскизам.

Этого оказалось мало и пришлось расстегивать китель и демонстрировать свою точно такую же, но только под револьвер. Думал, что-то новенькое покажу, ан нет, не угадал. И не удивил никого. Подобное здесь знают. В общем-то так и должно быть, край суровый, опасностей вокруг хватает, без оружия на окраинах практически, как мне тут же объяснили, никто и не выходит на улицу. Да и в доме оно всегда под рукой должно находиться. Иначе какой в нём смысл, если в нужную минуту его не окажется рядом?

Удивление и вопрос понятен, поэтому ничего отвечать не стал, покивал головой, соглашаясь со всем вышесказанным. И про себя дополнил – край этот не только суровый, но и каторжанский. Кроме диких зверей в тайге можно запросто и двуного зверя повстречать… Да и не только в тайге, как оказалось. Потому что в продолжение разговора и до таких баек дело дошло, мне начали рассказывать местные страшилки, где только наличие вот такого или подобного ему оружия и помогло хозяевам остаться в живых и защитить от нападения свои семьи, честь и достоинство. И вновь пришлось соглашаться. Почему бы и нет, если всё верно сказано? Добрым словом и пистолетом кого угодно и в чём угодно можно уговорить и отговорить, это я ещё оттуда прекрасно знаю. Классика моего времени…

Здесь же мне рассказали, где можно пристрелять покупку, куда все местные жители выбираются, если у них появляется подобное желание пожечь порох. Впрочем, тут же поправился приказчик, стрелять можно везде за городом при соблюдении норм безопасности и с обязательным уведомлением полицейских чинов. А то бывали уже прецеденты, когда на звуки выстрелов сбегались местные околоточные…

Так что откладывать это дело не стал и на следующий же день мы выбрались на окраину города. Мы, потому что компанию мне составили инженер и помощник. И у первого, и у второго тоже по револьверу имеется, а делать нам здесь нечего, скучно, да и нагулялись уже, вот и загорелся народ идеей пострелять. Тем более, далеко идти не пришлось, ушли за границу аэродрома и отвели душу. Ну а пока до самолёта добирались, в участок по пути заехали, предупредили о нашем намерении и предполагаемом месте проведения мероприятия. Горячего одобрения не получили, но и палки в колёса ставить нам не стали. Единственное, намекнули, что в случае чего разбираться с горожанами будем сами. Это если вдруг у кого-нибудь из них могут возникнуть к нам какие-либо претензии по поводу нашей стрельбы и, соответственно, шума… Ну и чтобы снизить риск возникновения подобного, порекомендовали подходящий для наших намерений овражек подальше от городской черты. Это придётся нам в сторону уходить от стоянки самолёта, но раз так рекомендуют, значит так и сделаем. Прислушаемся к доброму совету. За что им наше большое мерси.

Чем ещё занимались? Технику осматривали, проводили профилактические регламентные работы. Это только кажется, что на ней делать нечего, а на самом-то деле занятий хватает. И протянуть резьбовые соединения необходимо и ещё разок после того случая заново все хомуты проверить и законтрить. С осмотром моторов вон сколько повозиться пришлось – здесь же подходящих для такого дела стремянок нет, поэтому пришлось заказывать в городе нужные нам. Зато аэродром потихоньку обрастает необходимым имуществом.

Опять же есть возможность в спокойной обстановке хорошо подумать – если мы собираемся в дальнейшем заниматься перевозками, то придётся всё равно делать грузовой люк в задней части кабины с подвижной аппарелью. Вот и брал в руки карандаш, прикидывал, что и как нужно будет для этого сделать. Дело стоящее, но это же сразу увеличивается вес пустого самолёта. Опять же, если мы начнём возить не только пассажиров, но и грузы, а иначе же для чего этот люк, то возрастут нагрузки на конструкцию планера… И потянут ли моторы? Значит… А пока ничего не значит. Вот когда эти моторы ресурс выработают, тогда и будем смотреть, нужны ли сюда более мощные двигатели. А пока и этих вполне хватает…

Даже на рыбалку разок умудрился выбраться. Просто в один из дней прогуливался вдоль берега и натолкнулся на местных рыбаков. Слово за слово, как это обычно бывает, дальше зацепились языками и не то чтобы получил приглашение присоединиться к процессу ловли, а в общем-то сам напросился на это дело. На, как мне было обещано, отличную рыбалку, которой там, у нас на западе, давно уже и не видели. Ну, что могу сказать? Понравилось. И удовольствие от рыбной ловли я получил незабываемое. На энтузиазме после такого времяпровождения посетил соответствующий магазинчик и обзавёлся всеми необходимыми для рыбной ловли принадлежностями. И не только для ловли, но и для приготовления улова в походных условиях. Рассудил так. Мало ли где ещё предстоит оказаться? Пусть лучше у меня будут нужные снасти, чем потом смотреть на других и завидовать. А котёл прикупил сразу большой, с расчётом на весь экипаж. Это они сейчас смотрят на все мои приготовления со снисходительным пренебрежением. А когда дело дойдёт до употребления приготовленного, так в первых рядах рванутся к столу. Зуб даю. Да и лучше рыбалкой заниматься, чем просто так пузо налёживать в гостинице или самолётной кабине…

Вернулся мыслями к недавней вынужденной посадке. Ну а если бы мы не в Вологде сели? Если бы пришлось садиться где-нибудь в глуши? А не запастись ли нам в этой связи́ кое-какими продуктами? Ну и дал соответствующую команду помощнику. Заодно пусть и специй побольше прикупят. Им не тяжело, а нам может и пригодятся когда…

А там и ожиданию нашему пришёл конец – известили телефонограммой готовиться к вылету в ближайшие дни. Когда конкретно не обозначили, поэтому пришлось в выходные сидеть в гостинице безвылазно, чертыхаясь про себя на такое размытое распоряжение.

В понедельник подняли затемно, пришлось в темпе собираться и выдвигаться к самолёту. Хорошо ещё, что с извозчиками у гостиницы проблем не было…

На аэродроме опознались с охраной, там же возле сторожевой будки нас дожидались два грузовичка с особо ценным грузом в кузовах, тот самый безымянный чиновник из казначейства со своими измученными людьми и полувзводом дополнительной охраны. Опечатанные мешочки совместными усилиями тут же перегрузили в самолёт, стоило нам только дверь открыть. Единственное, так это спохватился и уточнил вес и объём груза. Ну и сразу же обозначил место в кабине под этот груз с учётом центровки. Мы всё это время простояли в стороне, поглядывали с любопытством. Близко к разгрузке даже нас не подпустили, потому и оказались всем экипажем не у дел. Интересно как, перевозку доверили, а близкие контакты с презренным металлом ограничили… Им же хуже, от такой помощи отказались… Но за размещением мешков в кабине пришлось приглядывать. Ну и что, что место указал? Сгрузят чуть в сторону, а нам потом перетаскивай! Пришлось объяснять чиновнику, чем подобная оплошность может грозить на взлёте. Так что контроль превыше всего! Ну и порадовался заодно, что пол у нас не фанерный – нагрузка-то на него сейчас ого-го какая…

И только после погрузки нам разрешили готовиться к взлёту. Рано! Сначала груз зафиксировать от смещения необходимо, чем мы и занялись. Мы, это я имею в виду, что под моим чутким руководством. Ну а как иначе? Это дело тоже для всех в экипаже новое, невиданное доселе, вот и приходится всё объяснять по ходу, показывать на практике и подсказывать необходимые действия. Но справились, зафиксировали надёжно на полу эту кучку из мешков.

На мой вопрос о Николае Александровиче чиновник просто отмахнулся:

– Позже, Сергей Викторович, позже поговорим. А сейчас прошу вас поторопиться со взлётом, и так уже сколько времени потеряли на эти ваши… – и этак неопределённо рукой повёл в сторону закреплённого груза. Похоже, не поверил мне. Ну и ладно. Главное, мы сделали всё как нужно!

– Позже, так позже, – кивнул согласно в ответ.

Пожал, мысленно конечно, плечами, вряд ли какой-то разговор вообще состоится – чиновник этот положенную дистанцию чётко держит, даже представляться при первом знакомстве не стал. Ну да так оно для этого дела и правильно будет – держать положенную дистанцию. Золото, да ещё и в таком количестве, оно ведь… Такое… Непредсказуемое по своему воздействию.

И мысли чиновничьи даже угадывать не нужно, всё и так понятно – кто знает, какое влияние оно на наши неокрепшие умы произвести может… А тут его сразу вон сколько в одном месте! Вдобавок и полувзвод охраны на земле остаётся, здесь же в кабине их будет всего трое против нас пятерых…

Ну да это его проблемы, лишь бы сам от страха глупостей каких не наделал.

Закрыли дверь, запустились, провели предполётную проверку и взлетели. Самолёт тяжёлый, загрузили нас по максимуму, не оставлять же то, что привезли? Поэтому и разбегались долго, оторвались в самом конце поля и потихонечку начали карабкаться вверх. Убрали шасси, перетянули через верхушки деревьев на опушке, а дальше так и пошли какое-то время над лесом в горизонте, потихонечку разгоняя тяжёлую машину. Только после этого увеличили вертикальную скорость, убрали механизацию и плавным разворотом заняли нужный нам курс. Можно карабкаться вверх. Первая посадка в Красноярске…

До столицы добрались без проблем. И погода не подвела, и техника не подкачала. Единственное, так это вымотались словно… Да и так всё понятно. Задерживаться на каком-либо промежуточном аэродроме для отдыха, ну а тем более останавливаться на ночёвку, чиновник нам так и не дал. Сразу же, как только я выразил такие намерения, достал из портфеля и показал бумагу, подписанную самими Николаем, Самодержцем Всероссийским, в которой строго-настрого указывалось после получения ценного груза доставить его в столицу без каких-либо задержек и проволочек. Вот и пришлось выполнять полученное распоряжение, довольствуясь короткими минутами отдыха на промежуточных для дозаправки аэродромах.

Техника оправдала возложенные на неё надежды и ни разу не подвела. Ну и мы не подвели…

В Петрограде нас уже ждали. Сразу же после заруливания на свою стоянку и выключения двигателей началась разгрузка в подъехавшие прямо под самолёт машины. Но экипаж этого уже не видел – люди заснули прямо на своих рабочих местах. Кроме меня, само собой. Я проследил за выгрузкой и потребовал от чиновника бумагу с подписью, что груз доставлен до места в целости и полной сохранности. Ну и что, что за этот груз чиновник отвечает и его сопровождает? Мало ли что может быть? Пусть лучше у меня подобная бумажка будет. Так, на всякий случай…

И я ещё на бюрократов бочку катил… М-да…

Впрочем, поспать нам так и не дали – как только уехали машины с грузом, так сразу же в самолёт полез прочий аэродромный люд. Те, кому по регламенту обслуживания положено, ну и те, кто просто здесь самый любопытный. Ну и Игорь образовался, как же без него. День рабочий в самом разгаре, вот он на своём рабочем месте и оказался.

Ну а с другой стороны и хорошо, что разбудили и подняли нас всех. Аэродром базовый, грех до своей койки не добраться. Не знаю, как остальные – будут ли они добираться до дома или в нашем ангаре спать завалятся, а я только о диванчике в своём кабинете и думаю.

От Игоря двумя словами о работе техники не удалось отделаться. На все мои предложения немного подождать с отчётом товарищ лишь кивал головой и продолжал с любопытством выспрашивать подробности. Всю эту короткую дорогу до здания заводоуправления меня вопросами изводил. Особенно про посадку в Вологде выспрашивал и причины отказа. Как будто немного подождать не мог… Как я обрадовался своему кабинету, вы бы только знали! И с превеликим облегчением захлопнул дверь перед носом товарища. Обидится? Не думаю. Основное я сказал, а все остальные подробности потом!

На автомате разобрал постель, как раздевался и как под одеяло нырнул в голове уже не отложилось. Помню только наслаждение того момента, когда голова коснулась подушки. Хорошо-то как! А дальше тишина…

И не мешало мне ни солнце за окном, ни шум во дворе, ни рёв самолётных моторов на аэродроме – день-то рабочий в самом разгаре…

И всё равно ведь разбудили после обеда, так и не дали выспаться! Проснулся от сильного стука в дверь. Поднялся с тяжёлой, словно после похмелья, головой. Сел на диване, помотал головой, приходя в себя.

Крикнул: – Сейчас!

То есть хотел крикнуть, но в горле пересохло, поэтому не крик получился, а сип какой-то. Но на удивление меня каким-то образом всё равно услышали. Барабанная дробь по двери сразу же прекратилась. Наконец-то!

Натянул брюки, сапоги на голую ногу… Встал кое-как, выпрямился со скрипом. Накинул китель и протопал к двери, сосредотачиваясь на ходу и стараясь не промахнуться рукой мимо замка.

Конечно, кто ещё кроме Игоря может меня здесь разбудить? И в этот раз пришлось моему товарищу и компаньону прерывать мой заслуженный отдых по весьма уважительной причине. Отчёт мой письменный оттуда потребовали. Ещё и многозначительно так при этих словах куда-то вверх и в сторону пальцем ткнул. Понятно, кому потребовался. Не зря я телефон отключил. Ну ещё бы! Наверняка, так бы ещё раньше меня подняли бы. И дела никому нет до моих проблем, до моей усталости. И ведь придётся делать, никуда не денешься…

Ну а потом, когда умылся да за стол уселся, да перо в руку взял, когда большая часть затребованного начальством отчёта на бумагу легла, да когда в голове постепенно прояснилось, задумался… Задумался, да и добавил в конце отчёта свои предложения, свои совсем недавно пришедшие в голову мысли. По поводу грузовых перевозок и ещё одни, самые последние. Посмотрел я на сибирские просторы, на огромное количество рек и озёр, и пришла мне в голову ещё одна мысль. Золото-то тоже не в пустыне моют… Вода рядом с ним обязательно должна быть. Так зачем же столько времени на доставку металла с приисков терять? Доставить по железной дороге туда пару летающих лодок и все проблемы с перевозками сами собой отпадут…

Единственное, так это постарался своим мыслям на бумаге более или менее удобоваримую форму придать. В смысле чтобы попонятнее вышло, попроще…

В коридор вышел, высмотрел посыльного, что за отчётом прибыл, передал ему конверт под роспись и… Нет, не отправился досыпать, какой уж теперь сон, а к Игорю в кабинет пошёл. Нужно же и перед ним отчитаться. Те меканья по дороге от самолёта до дивана нормальным рассказом не назовёшь, спать мне тогда очень уж хотелось, глаза сами собой закрывались. Вот сейчас и буду исправляться.

Ну а потом, после моего подробного рассказа, прошлись вдвоём по мастерским, раздали ценные указания инженерам и механикам – нужно же крепления трубок переделывать, да и подкачивающие насосы придётся дополнительно на стенде погонять. Убедиться, что у меня в полёте произошёл единичный такой отказ…

К Остроумовым я в этот вечер не попал. Похоже, мой отчёт, и даже не отчёт, а та самая приписка под основным текстом потребовала моего личного объяснения. Вот и пришлось ехать сначала к Батюшину, выкладывать свои соображения, доказывать их целесообразность… Да и доказывать ему вообще-то ничего и не пришлось – перспективы открываются значительные и не понять этого невозможно! Так время и пролетело. Поздно уже для визита стало.

И с утра не получилось съездить – сразу же после завтрака пришли очередные срочные распоряжения. Нет, моё личное присутствие нигде не требовалось, а даже как бы и наоборот, требовалось срочно готовиться к обратному перелёту. Так и улетел, не повидавшись и словом не перемолвившись. Хорошо ещё, что экипаж здесь же в ангаре ночевал, не пришлось людей в срочном порядке собирать. Сразу же в воздух поднялись, как только тот же самый чиновник со своими людьми приехал.

На одном из промежуточных аэродромов разговорились с ним, в этот раз как бы попроще было, что ли… Ну а почему бы и нет? Сколько уже времени мы с ним вместе одну работу делаем… От него и узнал о дальнейшей судьбе своего крайнего предложения:

– Слишком уж хлопотное дело получается, Сергей Викторович. Это же сколько денег сразу потребуется? А людей? Где столько людей взять?

– Да ничего не хлопотное, – удивился такому объяснению. – Всё то же самое. И люди будут работать те же, что и сейчас в Иркутске работают. Им же всё равно, какие самолёты обслуживать! А деньги… Разве сейчас ваши весьма продолжительные поездки по приискам, да ещё и в составе охраны дешевле обходятся? А времени всё это сколько занимает? Опять же возвращаться обратно, да ещё и с таким грузом, весьма опасно. Лихих людишек в тайге хватает.

– Тут вы правы, хватает в тайге всякого сброда. Ну да Бог убережёт. А вот с другим ошибаетесь. Охрана-то у меня казённая. А, значит, ничего она и не сто́ит.

– А время? Моё предложение сколько времени и сил вам бы сэкономило?

– Ну, не знаю, не знаю. Но есть что-то этакое в вашем предложении. Но, как вы понимаете, решать не мы с вами будем…

На этом разговор и закончился, и больше я к своему предложению не возвращался. А зачем? Всё и так понятно. А в Иркутске удалось встретиться со Второвым и уже в разговоре с ним вновь коснуться этой темы. Промышленник задумался, а потом и попенял мне:

– Нужно было с этим предложением ко мне сразу обращаться. А теперь и не знаю, как быть. Даже если мы с вами сами решимся на подобное, то в случае какой-либо неудачи на нас же всех собак и повесят. А ведь предложение ваше действительно хорошее. Это же насколько проще и быстрее бы было на летающей лодке золото вывозить. Насчёт безопасности вопрос несколько спорный. Спорный, спорный, не спорьте, – и Второв засмеялся от получившегося каламбура. – Стрельнет какой-нибудь варнак из леса, и куда вы на своей лодке денетесь? И сами пропадёте, и груз потеряете.

– А разве с казачьими конвоями подобного не происходит?

– Очень редко. Опасаются – всё-таки конвои из местных набираются. За всё время существования приисков подобные случаи нападения по пальцам одной руки пересчитать можно. Да и то, нападают всё пришлые, что из-за кордона приходят.

– А в моём случае, значит, обязательно стрелять будут все, кому не лень?

– Ну, право слово, зачем же из крайности в крайность бросаться и пытаться меня на слове ловить? Дело же не в том, что кто-нибудь может выстрелить и попасть. А в том, что ответственность в случае чего, не обязательно подобного, а вообще, ляжет в таком разе на нас с вами. А с конвоем и охраной мы остаёмся в стороне…

– Ну а разве не могут точно так же и по нашему самолёты выстрелить? Здесь и добыча больше…

– Сергей Викторович, вы этого не говорили, а я ничего не слышал. Понятно?

– Да понятно, чего уж там. Это я так, гипотетически. По нашему самолёту попасть умудриться нужно.

– Сергей Викторович, – предостерёг меня от продолжения Второв.

– Хорошо, хорошо, не буду продолжать…

На этом разговор и закончился. А ведь такое хорошее предложение было… Доставить сюда пару летающих лодок, запустить их по круговому маршруту с прииска на прииск. Пусть бы золото собирали и уже сюда, в Иркутск, по воздуху доставляли. А дальше уже мы бы со своим самолётом в дело включались. И проще было бы всем, и быстрее намного. Очень намного.

Почему лодок? Так ведь прииски же, воды кругом хватает. И на озеро сесть можно, и на реку. Да и в крайнем случае посадку на грунт никто не запрещает. Нет, отличная же идея! А то, что опасно, так везде опасно. Всякое может случиться. Просто перестраховываются все, ответственность никто на себя брать не хочет. Что, в общем-то, и понятно. Ничего, рано или поздно, а вспомнит кто-нибудь о моём предложении… И доставить их сюда проще простого. По той же самой железной дороге… Но об этом я уже упоминал…

Ждать пришлось долго. Это в прошлый раз всё золото с приисков уже было заранее привезено сюда, в город, а сейчас, увы, нет. И зачем только нас так рано из столицы выдернули? Могли бы точно так же и там сидеть, ждать. Вот когда здесь всё готово было бы, тогда и можно было бы лететь…

Но это с моей точки зрения, а у казначейства свои соображения. Вот и отправили нас сюда заблаговременно, вот и сидим мы тут без пользы, занимаем себя… Да чем только не занимаем! Иркутск город красивый, есть на что и на кого посмотреть, и мы здесь вполне понятное любопытство у населения вызываем. И профессией своей, и формой авиационной. Поэтому весьма скоро и знакомства последовали, и приглашения на приёмы. Отказываться причины не было, поэтому хоть так время убивали. Благодаря новым знакомствам меня пару раз приглашали на охоту, ну а на рыбалку я и сам выбирался. Но об этом я чуть попозже скажу. Правда, в экипаже любителей подобного времяпровождения было немного, от слова совсем, но тем не менее, компания у меня нашлась.

Так пролетела одна неделя, за ней вторая хвостиком махнула, и третья уже заканчивалась… Тут и последовало очередное приглашение провести воскресное время на охоте. Или на рыбалке. Как повезёт. Согласился. Почему бы и не согласиться? Тем более, это предложение последовало от своего же брата авиатора, коих даже в этом Богом забытом углу можно было, как оказалось, встретить. Вот и встретились, познакомились, сдружились как-то сразу. Что сказать? Упоминал же, что с окончанием войны многие военные лётчики и воздухоплаватели оказались не у дел? Упоминал. И разъехались они по своим вотчинам и родовым гнёздам. Ну и у кого куда глаз смотрел, такое тоже было. Вот у моих новых знакомых он сюда смотрел. Позарились на слухи о лёгком золоте, поехали, полагаясь на свою удачу и прогадали. Теперь вот перебиваются случайными заработками и охотой с рыбалкой. Золото-то оно заманивает к себе людишек блеском, а потом с панталыку их и сбивает… Тех кто нутром послабее. Эти, правду сказать, удержались, остались людьми. Правда, долго ли продержатся, непонятно. Денег-то не хватает. Всё, что было на службе получено давно протрачено. И пенсиона от государства за годы войны не смогли заработать, и наград, за которые полагалась бы хоть какая-либо выплата, тоже не удостоились. Но это я всё я спустя несколько дней уяснил, когда разобрался в своих новых знакомых. Для чего вообще продолжил это знакомство? Так мне же кадры подбирать для своего нового проекта требуется! Уверен, что тот разговор со Второвым о летающих лодках ещё даст свои плоды. Вот и подбираю кого и где могу. Правда, мало кого пока подобрал. Но и особо не старался, не до того пока мне. Но точно знаю, что и в столице у Игоря с этим не всё гладко. Даже при отсутствии вакансий и большом количестве уволенных со службы пилотов мало кто из них хочет участвовать в нашей авантюре. Но, так думаю, это пока. Пока у будущих кандидатов не закончатся личные сбережения, и пока судьба не заставит хвататься руками и зубами за любую возможность заработать. Так что я особо с подбором необходимых нам людей не спешу, но и проворонить то, что само в руки падает, не хочу. Вот именно по этой причине я эти знакомства и поддерживаю…

К чему я это всё говорю? А чёрт его знает… Вот только последствия этого приглашения обозначили себя как-то сразу. Буквально на следующий же день после моего возвращения с весьма удачной охоты, а стреляли мы по водоплавающей дичи, объявился в очередной раз Второв. И услышал моё восторженное хвастовство о проявленной на этой охоте меткости. Услышал и скептически скривился. Хорошо, что я этого не заметил, а то мог бы и не правильно его понять.

Послушал-послушал Николай Александрович мои восторженные рассказы и не выдержал, вклинился в разговор:

– Да разве это охота? Вам бы со мной на любой из приисков поехать, да в его окрестностях с ружьишком побродить. Да можно даже настолько далеко и не забираться. Достаточно вдоль Байкала прогуляться. И поохотиться вволю можно, и посмотреть заодно, как золото добывают. Признайтесь, Сергей Викторович, ведь любопытно же? Вот это было бы дело! А дичь… Дичь это дичь. Баловство!

И как-то он это так сказал, что нам всем даже как-то неловко стало. И впрямь, что это ещё за помещичья блажь – чуть ли не с крыльца своей усадьбы по уткам на барском пруду стрелять? Зацепил. Я и не выдержал. Да и интересно стало действительно по-настоящему поохотиться. На серьёзного зверя. Ну и насчёт золота хотелось бы своими глазами на всё глянуть. И, чтобы не упустить момент, сразу же ухватился за оговорку Второва:

– Так за чем же дело стало, Николай Александрович? Кроме меня у нас в экипаже других охотников нет, а я ваше приглашение с удовольствием принимаю и совсем даже не против прокатиться с вами до какого-нибудь прииска.

– А и поехали, Сергей Викторович! И вам здесь ещё недельки две сидеть, пока груз подготовят, а так хоть на красоты местные полюбуетесь… Признайтесь, хочется же на Байкал своими глазами посмотреть? Ну и я заодно с вами проедусь, компанию поддержу, годы молодые вспомню…

И на следующий же день мы отправились в путь-дорогу. Ну как мы… Николай Александрович точнее. Тут он первую скрипку играет, от него всё зависит. Ну а уже с ним и я.

Сначала на колёсном пароходике дошли по реке до Байкала, выгребали против сильного встречного течения, постоянно прикрываясь многочисленными островками, уходя в протоки с каменистым дном между ними. Поэтому и скоростёнка практически не ощущалась, потом по самому озеру ещё немного проплыли. Здесь уже и ход чувствовался, да и посмотреть было на что вокруг. И вокруг, и вниз – вода же прозрачная. Волна небольшая, ветерок слабый, небо в редких облаках, так что и с погодой нам повезло. Противоположного берега не видно – море же сибирское, как-никак. И красиво вокруг, что ни говори. Так времечко в пути за созерцанием природных красот на берегу незаметно и пролетело. Вскоре после полудня причалили к небольшой деревянной пристаньке.

Выгрузились на берег и прошли к такой же невеликой деревеньке чуть выше пристани. Да, не удержался от мальчишеской выходки и всё-таки забрёл в воду. Тут же, рядом с причалом. Вода настолько прозрачная, что реальная глубина зрением и сознанием вообще не ощущается. Шагнул раз, другой… Пока сообразил и опомнился – вот уже и вода выше колена. Сапоги, само собой, полные довольно-таки холодной влаг