КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 446916 томов
Объем библиотеки - 631 Гб.
Всего авторов - 210489
Пользователей - 99116

Впечатления

Любопытная про Романовская: Верните меня на кладбище (Фэнтези: прочее)

Согласна с кирилл789, книга скучная , нудная..
Какая там юмористическое фэнтези?
Сначала динамично и вроде интересно, но осилила страниц 40 и даже в конец не полезла , чтобы посмотреть , что там.. Ну совсем не интересно.
Ф топку , а что заблокирована- просто отлично.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хрусталев: Аккумуляторы (Технические науки)

Вспоминается еврейский анекдот:
Рабинович идет по улице, читает вывеску: "Коммутаторы, аккумуляторы", и восклицает:
- Вот так всегда! Кому - таторы, а кому - ляторы!!!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

Сейчас на редактировании у моих украинских друзей находится "Созвездие Зеленых Рыб". На недельке выложу.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Минин: Камень. Книга шестая (Боевая фантастика)

есть конечно недостатки, но в принципе, очень хорошо, повествование захватывает

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nikol00.67 про Минин: (Боевая фантастика)

Злой Чернобровкин хочет извести нашего Мастера Витовта!Теперь опять нужно компиляцию переделывать!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Shcola про Чернобровкин: Перегрин (Альтернативная история)

Эту серию

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Чернобровкин: (Альтернативная история)

https://coollib.net/b/513280-aleksandr-chernobrovkin-peregrin
Сегодня уже новая книга, это что автор в день по книжке пишет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Защитник по контракту: Призрачная угроза (СИ) (fb2)

- Защитник по контракту: Призрачная угроза (СИ) 553 Кб, 150с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Fellton)

Настройки текста:



Защитник по контракту: Призрачная угроза

Глава 1

Постукивание тысяч капелек дождя по стеклу окна седьмого этажа здания, где я находился, успокаивало меня. Сильно бьющий в нос запах этилового спирта уже давно иступил моё обоняние, и я перестал его замечать, хотя мягкий белый свет, отсвечивающий от контрастно голубо-белых стен всё-таки дразнил моё уставшие глаза, пока я бесцельно упёрся взглядом сквозь них. Может быть я просидел бы там и вечность, если бы не вышедший из двери напротив мужчина в белом халате и синей маской, который приветливым жестом позвал меня внутрь палаты под номером 707.

— Как она?.. — сразу же спросил я, но после долгой передышки моё горло вместо окончания фразы издало небольшой хрип. — Кхм… Как она себя чувствует?

Мужчина передо мной выглядел одновременно спокойным, но всё-таки по его глазам, а только их я и мог видеть, я заметил проглядывающую грусть.

— Вы… Сами увидите.

И врач был абсолютно прав. Поражающая восприятие картина человеческой деградации, идиотской любви и незаслуженного наказания лежала на койке в центре небольшой операционной палаты.

Я застыл на месте от одного вида того существа, что раньше было моей женой. Дрожащий холод ударил в мои руки и ноги настолько, что я не мог пошевелиться. Мои глаза наливались слезами, и я уже готов был бы тут же упасть на пол, как врач своим монотонным голосом отвлёк моё внимание:

— Пациентка находится в тяжелейшем состоянии, но это ещё не конец. — без капельки решимости заявил он, своим медицинским взглядом осматривая её.

Для него, да и для всех вокруг она была лишь деградирующим до животного существом, которое в ужасающем стазисе набирало массу, окружая своё тело отвратительными на вид метастазами. Но для меня она была единственным человеком, оставшимся в моей жизни. И колебаться с решениями я точно не мог.

— Но в вашем случае никто не будет вас осуждать, если вы закончите её страдания. — резко и даже, быть может, чересчур сердечно вмешалась медсестра напротив нас.

Я ничего не ответил на её заметку, проигнорировал слова ещё молодой девушки, которая тем не менее могла находиться с нами в одном помещении и не бояться того, что находится буквально в паре метров от неё. Однако же врач довольно косо посмотрел на неё, видя в этих словах куда больше, чем она в них закладывала.

— Я… Хочу бороться за неё. — сказал я врачу, с трудом переведя свой взгляд обратно на него.

— Боюсь вам сказать, что на этой фазе вернуть пациентку к прежнему состоянию будет очень проблематичным…

— Пусть так, — прервал я его. — меня не волнует цена, я заплачу сколько понадобится.

— …И даже не в деньгах проблема. — покачивая головой сказал врач. — К сожалению, пациентов с таким заболеванием возможно полностью излечить лишь одним способом, доступным только избранным.

— …

И хоть я промолчал, но по одному моему взгляду, по одним моим глазам стоящий передо мной мужчина понял мои намерения. Его вид был, честно сказать, ещё более грустным чем при входе в палату, однако теперь в его глазах я не видел прежнего спокойствия.

— …Мия, вколи, пожалуйста, обычную дозу успокоительного нашей пациентке. А нам с Николаем сейчас нужно отойти.

С этими словами, недолго ожидая, главврач этой больницы повёл меня на девятый этаж, прямо в свой просторный и светлый кабинет, который тем не менее затемнял всеобщий траур на улице. Тучи всё ещё сгущались по всему городу, обрызгивая километры дорог проливным ливнем. Постоянные удары дождя даже чем-то успокаивали меня.

Тем не менее, когда главврач закрыл за нами дверь в его кабинет и включил свет, я снова почувствовал какое-то непонятное раздражение, увидев своё полупрозрачное отражение в огромной стеклянной стене в этом кабинете, которая и открывала необычный вид на все красоты города.

Даже в отражении были видны мои немного тёмные мешки под глазами, которые перетекали в длинное бледное лицо. Моя одежда была явно помятой, бывает меня за неё даже бомжом называли, но в этой ситуации это было как-то оправданно. Мои среднерослые угольно-чёрные волосы смешались с темнотой туч, а длинные руки всё ещё висел по бокам, ожидая действий моего собеседника, с которым несмотря на это мы не говорили с самого выхода из палаты. Впрочем, теперь у него не было возможности так и продолжать молчать.

— Вы слышали о том, откуда появляются «артефакты»? — с ходу спросил он, поставив мне кресло.

Я продолжил стоять, так как одна возможность продолжения этого разговора кучей воды уже начинала немного перегружать меня.

— Да, специальные корпорации их находят и продают тем, кто готов заплатить.

— Верно. — подхватил врач, сев на своё насиженное кресло. — Есть свои конторы, которые собирают артефакты разной редкости по всему миру. И…

Остановившись, мужчина достал пару каких-то записок и билет на самолёт. Я не без интереса смотрел на них, и когда он подозвал, я быстро подошёл. Главврач всучил мне все эти бумаги, снова заговорив:

— Это билет на завтрашний самолёт в Токио, там будет проходить новый съезд корпораций. У тебя есть две недели, чтобы найти там корпорацию, которая примет тебя на «Атлантиду».

— Атлантиду?.. — непонимающе спросил я, забрав все бумаги.

Первой из них, как я и сказал, был билет на самолёт в Токио. Не из дешёвых, стоит заметить, хотя мне бы подошло и место в грузовой части. Ещё на одной бумаге кривым подчерком были начирканы названия нескольких корпораций, часть из которых была мне знакома, а также их небольшая характеристика. А последняя бумага была в бумажном конверте с подписью главврача и его инициалами.

— Это письмо передай главе той гиль… Той корпорации, которая тебе приглянется. — мягко сказал он, тем самым дав мне намёк, что конверт лучше не открывать. — Ах…

Я уж было хотел поблагодарить мужчину, как он встал из-за своего места и, обойдя стол, подошёл ко мне с протянутой рукой.

— Ещё до поступления Елизаветы ты многое сделал для нас. — начал он, когда я пожал его крепкую руку. — И сейчас настало время мне отплатить тебе тем же. Вскоре на один из островов вглубь тихого океана произойдёт высадка нескольких десятков археологов из разных корпораций и стран. И главный артефакт, за которым они идут — «Посох Всезнания». Хотя, хах, не слушай его название, ведь у этого посоха только одно предназначение — лечение.

И тут мои глаза загорелись решительностью, и увидев это, главврач немного устало ухмыльнулся после снятия своей маски, ещё сильнее сжав мою руку.

— Этот артефакт с лёгкостью сможет вылечить любую болезнь, включая ту, которой более Лиза. Однако… — сказав это, мужчина медленно потянул мою руку поближе и, сделав шаг вперёд, он продолжил шёпотом говорить. — За этот артефакт будет настолько большое соперничество, что уже сейчас идут слухи о том, насколько его доступность изменит общемировую картину. Ведь подумай, какое влияние будет от артефакта, способного лечить абсолютно любую болезнь?..

После этого он отпустил меня и отвернулся, облокотившись о свой стол.

— Так что выбирай свою корпорацию тщательно. — закончил он.

После этого мы не обмолвились и словом, и я вышел из кабинета, вновь спустившись на седьмой этаж к палате 707.

В операционной была только уставшая медсестра, которая с радостью оставила меня одного в палате из тем пульсирующим и выделяющем токсины существом, которое, тем не менее, всё слышало.

— Привет, Лиза… — начал я, облокотившись о дверь спиной. Если бы я этого не сделал, то просто-напросто упал на колени. — Ты, я вижу, не хочешь сама поправляться, да?

Ответа не последовало, но от этой тишины, которую разрывал только приятный окружающий нас дождь, я невольно ухмыльнулся, прикусив язык от надвигающегося по горлу кома, который душил меня изнутри.

— Ну ничего, ничего, ты всегда была не из активных, ха, помню какой морокой было будить тебя с утра — просто пушка!

На эти слова снова не было никакого ответа, а жижа человеческой плоти и постоянно дрожащих метастаз никак не реагировало на мои слова. Когда моя спина окончательно сползла с двери на пол, я быстро встал с холодного пола и отвернулся от некогда невероятно красивой девушки, чтобы, схватившись за дверную ручку, снова заговорить с ней:

— …Меня не будет какое-то время. Думаю, за пару месяцев управлюсь, а уж как выйдет и сам не знаю…

И тут ком в горле окончательно заглушил мою речь, но секунду простояв у закрытой двери, упираясь в неё своим горячим лбом, я собрал все остатки своего небольшого мужества и сказал ей:

— Шучу, конечно, я вернусь с лекарством, которое вернёт тебя к прежней Лизе. А ты… — мой голос задрожал, и одновременно с этим я открыл дверь, и белый противный свет снова ударил мне в глаза. — А ты держись пока. Люблю тебя…

И на этих словах я, вновь не получив ответа, вышел из палаты.

Когда я уже закрывал дверь, был ли это скрип, дождь или визг медицинских аппаратов, но в самый последний момент мой мозг обработал совершенно тихое, еле отличимое: «Подожди», доносившееся из палаты. И будь я собой час назад, то только услышав это вбежал бы обратно в палату и расцеловал бы это чудовище, находящееся там, но теперь вместо этого я с грохотом захлопнул за собой дверь, быстрым шагом направившись к лифту.

Меня зовут Николай Вишнёвский, мне 34 года. И теперь у меня есть цель. «Атлантида».

Глава 2

Прошло уже три дня с того момента, как по весточке из больницы я отправился на другую часть земного шара, чтобы устроиться в одну из археологических корпораций.

Красящий огнями Токио нисколько не манил меня своими заводными игрушками и мило улыбающимися азиатками, так как с каждым днём, проведённым в этой стране я стал всё четче и чётче понимать значение фразы «В гостях хорошо, но дома — лучше!».

Знание японского языка в наше время совершенно не нужно, чтобы свободно разговаривать с большинством людей вокруг — хоть какого-то английского хватало, так что находить филиалы нужных мне корпораций было довольно просто.

За три дня я успел пройтись по пяти корпорациям: «Яблочники», «Панки», «Алое Вера», «Сталкеры» и «Львы».

— Названия у них конечно чудесные… — прошептал я про себя, читая список гильдий, которые ещё записал мне главврач.

Честно говоря, все эти конторы, через которые я прошёл «корпорациями» можно назвать только Львов, которые по совместительству являются второй известнейшей археологической корпорацией СНГ. Но даже там всё было похоже больше на шарашкину избушку, чем на филиал корпорации, которая за год может поднять многомиллиардные артефакты.

В любом случае, пока что ни одна из этих компаний мне не приглянулась. Каждая из них, кроме Львов, преследует исключительно специализированные цели и чаще всего, они это делают для исключительной продажи третьим лицам или корпорациям известнее. Панки и Сталкеры — абсолютно дикие гильдии, что было сразу же видно по тому, что они могли взять меня без каких-либо обсуждений и необходимых пунктов. Впрочем, эти конторы и не дали бы никаких преимуществ, они бы просто позволяли пользоваться их, возьмусь предположить, не самым чистым именем для того, чтобы участвовать во всяких рейдах на острова по типу «Атлантиды»… Ну и словечки у них там.

Яблочники и Алое Вера, в свою очередь, подходят мне по профилю, их основная аудитория — это больницы и частные фармацевты, так что они точно будут участвовать на «Атлантиде». Но их я тоже пропущу, так как по их контракту с лёгкостью замечался пункт, в котором «Археологам запрещается предъявлять права на артефакты после получения их корпорацией». В общем, нельзя будет просто забрать Посох, а проливать слишком много крови я уж точно не хочу.

И наконец, Львы. Эта корпорация, я бы сказал, является чем-то средним между всеми предыдущими, но в тоже время эта контора явно возвышается над ними. Там надо пройти серьёзное собеседование, профиль Львов охватывает все артефакты, которые возможно забрать, и на мой вопрос о пользовании артефактами, миловидна девчушка-менеджер с улыбкой ответила:

«В зависимости от вашего профессионализма и будущей выгоде корпорации, мы можем даже отдавать археологам часть артефактов».

В общем, этой корпорации стоит доверять меньше всего, ведь именно она, скорее всего, и уничтожает конкурентов куда сильнее.

А в списке корпораций, к сожалению, осталась только одна контора, к которой я сейчас и иду сквозь чёртов токийский трафик, который я без ругани вам никак не назову.

Спустя несколько минут я всё-таки дошёл до высокой многоэтажки, на третьем этаже которой виднелась расписная надпись, на которой красивыми, но излишне красочными буквами была выведена надпись:

«Выход есть».

— Ну… — пробормотал я, заходя внутрь чистейшего офисного здания.

Сначала охранники на входа, как я предполагаю, спросили что мне надо, и с помощью ломанного английского и языка жестов я всё-таки дал им понять, куда мне надо, и меня с горем пополам пропустили в лифт.

— Азиаты такие азиаты.

Лифт несколько секунд поднимался на третий этаж, а по выходу я увидел всё тот же ухоженный офисный коридор с несколькими дверьми, большинство из которых (все кроме одной), были с японскими надписями. Однако одна из дверей, которая выделялась на фоне всех остальных была по совместительству и единственной с русской надписью. «Выход есть» выглядел довольно странно, учитывая, что эта дверь была входная, но нам стоит упустить эту деталь. Хотя я упомяну, что над официальной табличкой с «Выход есть», кто-то к тому же приклеил и японский, и английский варианты написания этой фразы.

Медленно пройдя по коридору, я остановился у этой двери, услышав на другой стороне явные русскоязычные крики:

— Погоди-погоди, Аманда! — кричал высокий мужской голос. — Ещё ведь даже не вечер, да что— Ну хватит, всё ведь нормально идёт.

— Да как нормально?! — немного визгливо пронёсся женский голос. — Уже неделю мы тут торчим и хоть бы хны, никто даже не подошёл! Мэтт, ну ты мне скажи — кто захочет быть в гильдии с имечком «Выход есть»? А вот и ответ, чёрт тебя дери — никто! И терпеть этого я больше не буду.

— Амандочка, н-ну подожди ты, что же сразу терпеть да не терпе-е— Не уходи!

— Мэтт, знаешь что?! Иди-ка ты на–

И в ту же секунду крики приблизились к двери, сквозь которую я подслушивал их ругань, и я отпрял назад, прижавшись к противоположной двери стене.

Тогда из офисной части «Выход есть» и выскочила она.

С выразительными ярко-каштановыми волосами, у неё были бледные зелёные глаза и светло-шоколадный цвет кожи, больше походящий на плотный загар, идеально лежащий на её спортсменском теле.

— На— Э…

По взгляду девушку было довольно понятно, что она ни при каких обстоятельствах не ожидала именно сейчас увидеть в этом пустом коридоре живое существо, а особенно то, которое пришло к ним. Впрочем, можно быть также уверенным, что сейчас ей глубоко плевать на меня, хотя мой видок её конкретно так удивил.

— В общем… К чёрту всё это, я увольняюсь! — выразительно прокричала она, махнув своей кепкой с надписью какой-то незнакомой футбольной команды, и с чемоданом наперевес девушка попёрлась в сторону лифта. Коридор был довольно маленьким, так что на это ей понадобится буквально несколько секунд.

И вслед за девушкой в коридор, а следовательно, прямо ко мне, выскочил невысокий взрослый мужчина с небольшой седой щетиной и длинными волосами. Этот мужчина был одет так, будто бы он только пришёл с курорта: свободная рубашка с цветами на ней, очки на верёвочке, держащиеся на его шее, шорты в линейку и сандалии с носками…

Но чтобы дополнить его образ я добавлю, что выскочил из офиса мужчина совсем не расслабленным: его глаза жадно искали вещь, за которую можно уцепиться в этот критический момент, и по несчастливому стечению обстоятельств этой вещью стал я…

Наши глаза быстро встретились, и я заметил какую-то хитрую искру в них, а вместе с ними и островатую улыбку, которую этот мужик тут же спрятал за волнующимся лицом.

— Ты пришёл устраиваться в гильдию? — быстро и достаточно тихо спросил он, схватившись за мои плечи.

От курьёза ситуации я слегка приулыбнулся, кивнув головой. Тогда же в глазах хитрого лица загорелся огонёк и подмигнув мне, и неудачно попытавшись приобнять меня за плечи, мужик повернулся к уходящей девушке и с непонятной, но всё-таки противной насмешкой сказал:

— Ама-а-а-нда, хе-хе!

— Чего тебе?! — обиженно крикнула девушка, подойдя к лифту, который оказался сейчас высоко на девятом этаже.

— А смотри это, кто к нам пришёл — да это же… — на секунду мужик затих, переведя свой взгляд на меня. Тихонько, буквально шёпотом он спросил. — Как тебя звать?

— Николай. — также тихо прошептал я, направив свои губы так, чтобы меньше звуков шло в сторону девушки.

— Да это же Николай! Я ещё неделю назад договорился с ним о встрече, а он, чертяга, всё не прилетал и не прилетал — далеко мужик живёт, Бурятия, сама понимаешь!

С этими словами Мэтт локтем тыкнул меня в бок и уже тогда я с натянутой улыбкой стал проклинать себя, что ввязался в эту затею.

— Откуда?.. — непонимающе спросила Аманда, повернувшись к нам. Лифт был уже на пятом этаже.

— Ну, Бурятия! — с улыбкой сказал Мэтт, поклонившись девушке. — Республика Бурятия, далеко-о-о-о отсюда.

— И какая столицу у этой Бурятии? — резко сжав глаза на мне спросила девушка. Честно говоря, тогда я и забыл столицу Бурятии, но её резко-агрессивный взгляд вместе с шутливым подталкиванием Мэтта сотворили чудо, и я смог сказать–

— …Санкт-Петербург. — медленно и аккуратно сказал я, назвав первый город, пришедший мне в голову.

В коридоре повисла мёртвая и, осмелюсь сказать, очень тупая тишина, которая давила на меня куда сильнее, чем на всех остальных. И я уже был готов со слезами, и смехом сам забежать в открывшийся позади Аманды лифт, как вдруг гробовую тишину прервал Мэтт, который всё также беззаботно улыбнулся, заталкивая меня в их офис.

— Вот видишь, Аманда? Далеко-о-о ему лететь, да и в Питере не слышала, там комендантский час, наверняка опять кого-нибудь разрезали на ласкуты — сама понимаешь! Так что проявим доброту к нашему новому гостю, с которым мы уже заранее договорились о вступлении (заходи уже!!!).

Тихий крик Мэтта меня конкретно развеселил, но внутрь офиса я всё-таки зашёл, пока сам Мэтт пошёл к Аманде, чтобы она не дай бог не ушла.

Само по себе, офисное помещение было вполне обычным: несколько комнат, туалет и основной конференцзал, но наполнение всех этих комнат меня немного удивило, так как оно отличалось даже от тех офисных комнат и зданий, что были у предыдущих корпораций.

Уже потрёпанная вывеска «Добро пожаловать, новичок!» висела над небольшим кофейным столиком, вокруг которого стояло два больших дивана и пару стульев. На самом столе лежала курилка с несколькими истлевшими сигаретами на ней, игральные карты и две выпитых чашки кофе.

В другой комнате, которую я могу идентифицировать не иначе как кабинет одного из этих корпоратов. В центре этой комнаты находится большой стол с компьютером и тремя мониторами, на каждом из которых тогда шёл неизвестный мне сериал. Также на столе виднелось несколько съеденных китайских коробочек и большая коробка с английской надписью: «Samurai-Sushi». Если задуматься, то вместо кабинета это может быть их мусорка…

Но последнюю из комнат, которой и должен быть конференцзал, я не смог даже увидеть из-за закрытой там двери. Но долго задумываться о внутреннем интерьере я не мог, ведь буквально спустя секунд пять после меня внутрь «офиса» зашли Мэтт вместе с разозлённой, но всё-таки тихой Амандой.

Захлопнув за собой дверь, Мэтт глубоко выдохнул, немного опираясь руками об эту же дверь.

Аманда быстро прошла рядом со мной, не сказав ни слова, и вальяжно уселась в ближайшее кресло, уперевшись поясницей в сидушку, а ноги закинула на бок кресла.

— Итак… — мягко прошептал я, пытаясь собрать всё воедино. После этого я чуть громче прервал тишину, спросив. — И куда же я попал?..

— В смысле куда? — резко обернулась Аманда, уставившись на меня, как на больного. — Вы точно договаривались с Мэттом?

После этого вопроса Аманда перешла из своего предыдущего полулежащего состояния в обычное положение сидя, и теперь такое расположение её тела было даже как-то неорганично, хотя мне ли это говорить — я просто стоял меж двух огней, пока они оба смотрели на меня.

— Н-ну, понимаешь! — начал Мэтт, однако он не успел договорить, как Аманда вскочила со своего кресла и начала быстро подходить ко мне.

— Нет уж, Мэтт, помолчи пока. — вявкнула девушка, подойдя ко мне на непозволительное состояние и вместе с тем тыкая мне в грудь пальцем. — А ты… Бурят Николай, расскажи-ка мне, кто ты такой.

— Э-м… — протянул я, попятившись назад. — Ну, я Николай, мы с… — я на секунду взглянул на Мэтта, чтобы увидеть его реакцию: мужчина немного нервно ожидал моих слов, подталкивая меня действовать. — Мы с Мэттом были знакомы по переписке и-и… И я заявил ему о своём желании стать археологом.

Пока я это говорил, Мэтт, стоя позади Аманды, показывал мне разные жесты и как бы подталкивал меня сказать именно то, что я сказал. А после моих слов тигрица передо мной со звериным лицом обернулась к Мэтту, который тогда же вернулся к своему спокойному состоянию, кивая моим словам. Но, к сожалению, Мэтт, эта игра не может идти только по тому сценарию, что придумал ты…

— И, честно говоря, я ещё ничего не знаю о деле археолога, так что…

И тогда в комнате снова настала идиотская тишина. Аманда медленно обернулась ко мне и в её лице я видел не злость, не раздражение, а истинное разочарование. Мэтт тоже выглядел удивлённым, хотя из-за руки, которую он прижал к своему лицу, я не совсем понимал его чувств.

— Ты… Сейчас серьёзно? — медленно спросила Аманда и я чувствовал, как её руки потихоньку поднимались к моей шее.

— Эм… Хехе?.. — неловко посмеялся я, готовясь принять свою кару.

— Ай, да к чёрту вас обоих. — сказала Аманда и снова улеглась в кресло, достав свой телефон и погрузившись в какой-то мессенджер.

— Упс?.. — спросил я у Мэтта, который махнул на девушку рукой и с серьёзном выражением лица стал говорить со мной.

— Николай… И хоть мы с тобой договаривались по переписке, — начал Мэтт, попутно с этим раздумывая о чём-то. — и ты ведь хочешь участвовать в «Атлантиде», да? Ну вот…

Мэтт прошёл к противоположной мне стене комнаты, где находятся окна, и разглядывая дневной светлый Токио, он продолжил говорить:

— Это соревнование археологов относится к B-рангу, но в своё время за артефакт на этом острове будут бороться множество людей. Ты ведь знаешь систему рангов?

— S — максимальный ранг, E — минимальный. — быстро сказал я.

— Хах, ну вот, уже что-то ты знаешь, — с заметной улыбкой сказал Мэтт. — по некоторым сообществам уже идёт слушок, что находящийся на острове артефакт может перевернуть весь мир вверх дном. Но в тоже время в этом соревновании будут участвовать почти наполовину никому неизвестные гильдии археологов–

— По типу нашей, КХМ. — резко и едко вмешалась Аманда.

— …Да. Это из-за того, что «известные» гильдии в большинстве своём не верят в то, что этот артефакт Посох Всезнания будет работать так, как обещают провидицы. Поэтому никто и не собирается бороться за этот артефакт так, как борются за «S-ранг». И я считаю, что это оправдано, так как этот посох почти наверняка будет работать всего пару раз, такие инциденты уже случались.

После этих слов Мэтт повернулся ко мне и на его глазах сверкал блеск солнца, которым он будто бы проверял меня.

— Но даже несмотря на всё это, тебе, если ты отправишься туда от имени нашей гильдии, придётся столкнуться с серьёзнейшим испытанием на диком острове, сражаясь не на жизнь, а на смерть почти с сотней человек…

Информация от главврача и та, которую я начинаю получать сейчас, всё больше и больше расходится с действительностью. Сражение «Атлантида» не является каким-то невероятным событием, и это уже играет мне на руку. А вот остальные факты… Впрочем, всё познаётся на практике.

— И если ты новичок, кем ты и являешься, то это испытание может нанести тебе серьёзный ущерб, и, быть может, сломает тебя, если ты сможешь пережить первые дни пребывания на абсолютно незнакомой местности в окружении людей, каждый из которых только и хочет, что убить тебя. И после этого, зная, что под угрозой может быть даже твоя жизнь, ты всё ещё хочешь участвовать в этом соревновании?

На эти слова я ничего не ответил, не кивал и даже не моргнул, но что-то в моих глазах доказало Мэтту серьёзность моих намерений, от чего и он, и даже Аманда немного странно смотрели на меня.

— О! — неожиданно опомнился я, начав рыться в своём кармане под удивлённые взгляды моих собеседников. — Я совсем забыл, но человек, который помог мне сюда добраться, также написал мне небольшую рекомендацию специально для вас…

С этими словами, состоящими наполовину из правды и наполовину из лжи, я протянул Мэтту конверт, который дал мне главврач.

Мэтт, несмотря на его внешнее спокойствие, с долей недоверия взял конверт и от одной подписи на нём застыл на месте, чем притянул внимание Аманды, которая подскочила с места посмотреть, что же рассматривал её напарник.

Но не успела девушка посмотреть, как Мэтт развернул конверт, где находилось небольшое письмо с начирканным на нём текстом, который я не мог, да и не хотел читать.

— А… — открыв рот протянул Мэтт, быстро прочитав письмо и держа его в руках так, чтобы оживившаяся Аманда не могла его разглядеть.

— Мэтт, а ну покажи, что ж тебя так удивило! — сказала девушка, но вместо ответа мужчина всунул письмо с конвертом себе под рубашку, отойдя обратно к окну.

— Фуф… — Мэтт взволнованно вытер поступивший на лоб пот.

Теперь мне снова стало неловко, но уже от того, какая околесица может быть написана в этой рекомендации. И Аманда, которую настигла эта же мысль, уже одновременно и раздражённо, и заинтересовано спросила:

— Что там такого понаписано?

— Не знаю, — покачав головой тихо ответил я. — я его не открывал.

Пока мы быстренько перебросились фразами, мужик у окна наконец-то пришёл в себя и хитро улыбнувшись, он вошёл в своё уже мне привычное состояние, с угловатой улыбкой сказав:

— Ну что ж, Николай, прошу простить за мои предъяви незадолго до вашего письмеца — его стояло показывать заранее, хе… Аманда, я вышлю тебе часть деталей позже, чтобы сейчас не ставить нашего нового археолога в неловкое положение.

— Нового археолога? — в один голос с Амандой спросили мы.

— Верно, ведь, прочитав все ваши предыдущие заслуги на других работах, я более не вижу смысла проводить собеседование, а потому сейчас же принимаю вас в ряды археологов «Выход есть»! Добро пожаловать, вы у наш первый работник, фуф…

Чем дольше Мэтт говорил, тем ближе он шёл к выходу из офиса, и договорив приветствие, он сделал нам с Амандой небольшой поклон, добавив:

— А на сим прошу оставить вас двоих до завтрашнего утра наедине, ведь я откланяюсь в бар, праздновать, что мы участвуем в «Атлантиде», хорошего вечера!

И на этих словах он ушёл. Совсем.

Совсем уж абсурдная тишина повисла в офисе «Выход есть», пока я с Амандой пустым взглядом смотрели в дверь, где секунду назад находился Мэтт Микельсон, глава корпорации (гильдии) «Выход есть».

Как-то так я и поступил в свою первую гильдию, официально став археологом E-ранга.

Глава 3

— Николай, верно? — аккуратно спросила Аманда, пока мы молча сидели в телефонах напротив друг друга.

Уже прошло около двадцати минут с того момента, как Мэтт ушёл «в бар», так что я ожидал, что мы просто остаток дня проведём, тихонько листая соц. Сети и слушая бурлящий авто-трафик востока Токио. Но моя временная соратница довольно вежливо обратилась ко мне, из-за этого я даже не сразу понял, что она говорит со мной. Было понятно, что у этой смуглокожей девушки на уме что-то непростое, так что, спрятав телефон в одном из карманов моего потрёпанного чёрного жилета, я окончательно сконцентрировался на Аманде, заметно кивнув ей в ответ.

— Так вот… — Аманда по-человечески уселась на кресло, так, чтобы мы сидели противоположно друг другу. — Ну, извини за то, что мы тут показали недавно, просто такое тут было дело…

— А… Ничего, я понимаю. — с мирной улыбкой начал я, не давая Аманде и дальше запинаться в своих извинениях. — Неудачное начало?

Последний вопрос я задал немного язвительно, но Аманда в ответ не вспылила, а скорее наоборот, иронично улыбнулась, оглядывая весь антураж офиса, в котором, судя по всему, всё это время и находились только эти двое.

— Это мягко сказано. — сказала Аманда, встав с кресла и прихватив с собой обе чашки кофе. — Но, раз уж Мэтт так обрадовался твоей рекомендации, то может удача всё-таки улыбнулась нам? Чай, кофе, молоко?

— Кофе, пожалуйста. — я проигнорировал её риторический вопрос об удаче и, следя за её стройным телом, уходящим за зону моего зрения, я выдохнул, продолжив говорить. — Честно говоря… Я уже прошёлся по нескольких гильдиям до вас.

— Среди них были «Львы»? Из чистого любопытства спрашиваю. — спокойно и даже как-то весело спросила Аманда, отойдя в другую часть комнаты, где находился стол с несколькими многодневными закусками и напитками.

— …Да, к ним я тоже заходил. — аккуратно ответил я, ожидая какой-то развязки внутренней мысли этой девушки.

— Это не так уж и удивительно: ко Львам тянутся все новички, и очень многих они принимают.

После этого комната наполнилась жужжащим на электроплите чайником, который ненадолго прервал наш разговор. Будучи наполовину спрятанным от взора Аманды, я своей левой рукой начала ёрзать по нижней части кофейного столика, пытаясь нащупать там что-то. И стояло моим пальцам наткнуться на один небольшой бугорок плоской поверхности стола, как…

— А потом они садят их в кредиты, ипотеки, сажают на наркоту и отправляют на самоубийственные задания, и забирают всю их собственность. — беззаботно продолжила Аманда, ожидая, пока чайник разогреется.

— Кхм. — немного поперхнулся я, повернувшись к ней. — Ты ведь шутишь?

— А? Н-ну да, а ты что подумал? Если серьезно, то эти гильдии не зря называют себя «корпорациями». Однажды вступившим к ним археологам, если они не обладают хорошими навыками, ждёт не очень завидная судьба отправляться за слабыми артефактами раз за разом, чтобы просто сводить концы с концами. И после этого, чтобы попытаться улучшить жизнь, они снова будут ввязываться в авантюры, проигрывая всё больше и больше, пока…

И на этих словах чайник рядом с Амандой начал свистеть, остановив её быстрый поток речи. Слушая её, я и сам невольно почувствовал ту боль существования, которую эта на вид не самая молодая девушка вкладывала в свою речь.

— В любом случае, в нашей гильдии тебе это не грозит, полтора человека не смогут даже самих себя заставить работать, так что…

— Полтора? — c ухмылкой спросил я, покачивая головой.

— Ну да! — наливая два стакана кофе крикнула Аманда. — Ты этого коротышку видел? Да он же натурально лепрекон, у него даже есть свой мешочек с золотом, уверена! В общем, ты глубоко ошибся, когда захотел остаться с нами, так что ещё не поздно выпрыгнуть в окно.

С этими словами Аманда подала мне чашку горячего кофе, которую я поставил на стол, одной лишь улыбкой ответив на её предостережение.

— Честно говоря, Ник, — и снова начала девушка, глотнув освежающего горячего напитка. — мне чертовски интересно, какие такие навыки у тебя присутствуют, что Мэтт от одной лишь бумажки тебя принял. Так что давай проведем… — девушка подвинулась немного поближе и, посмотрев направо и налево, продолжила. — Секретное особенное интервью, у-у-у!

— В чём же будет его секретность и особенность?

— Очень просто! Секретным оно будет, так как знать о результатах этого интервью и словах здесь сказанных будем только мы, а особенным… Так как это будет двухстороннее интервью.

На этих словах я заинтересованно скосился на Аманду, как бы стараясь понять глубинный смысл её затеи, которого здесь могло и не быть.

Крепкий и приятный запах кофе уже наполнил наше помещение с закрытыми окнами, и жар потихоньку бил сквозь жидкость вверх, пока Аманда также оценивала мою реакцию.

— В общем-то, зачем и дальше скрывать. Я, Аманда Миллер, являюсь бывшим Археологом S-ранга, а по совместительству одним из первооткрывателей этого дела, была археологом на протяжении аж одиннадцати лет! И если ты согласен пройти со мной это интервью, то на каждый мой вопрос ты можешь задать свой, чтобы поглубже узнать специфику предстоящей работы.

Аманда говорила это самонадеянно, даже слишком, используя свой бывший (что не мало важно) статус, чтобы произвести на меня какое-то впечатление. И в тот момент я сразу подметил, что Аманда находится без каких-либо артефактов или сильных физический изменений от их воздействия, она была обычным человеком, хотя даже я слышал по тв-репортажам, какими особенными и невероятными восхваляли любого археолога «максимального ранга». Так что я сразу понял, что, раз уж эта самоуверенная девушка уже не является археологом по достаточно веской причине, чтобы больше не возвращаться к этому делу.

— Ну, давай попробуем. — с душевной улыбкой сказал я, заглушив все свои предыдущие мысли. — С какого бы вопроса ты хотела начать?

— Ты когда-нибудь проливал человеческую кровь?

— …

…Неожиданный первый вопрос, но это интервью сразу же становится немного интереснее и, я бы сказал, опаснее для меня. Впрочем, на любой из вопросов будущих я, также как и она, могу ответить чистейшей ложью, так что нет смысла просто молча отнекиваться от вопросов, какими бы сложными они не были.

— Да, бывало. — кивнул я, и спокойная улыбка всё ещё висела на моём лице.

— Что ж… — мой ответ был принят. — Теперь твоя очередь.

Сейчас выбор моего первого вопроса был довольно важен, и если сейчас у нас начиналась шахматная партия, то можно предположить, что от моего первого хода будет многое зависеть, так что я действовал по проверенному мною пути:

— Убивала ли ты? — резко спросил я, и первой реакцией на мой вопрос была приподнятая бровь Аманды, хотя всеми остальными фибрами своего тела она не показала никакого удивления.

— Нет, никогда. — мягко ответила она, пока мы оба попивали кофе.

— Понятненько. — с жалобной улыбкой сказал я. Честно говоря, мне хотелось ещё добавить: «Тебе же хуже», но я решил попридержать эту шутку на какой-нибудь другой наш разговор. — А вот и твоя очередь, весь во внимании.

— Был ли у тебя раньше археологический опыт в жизни?

На мгновение я задумался о том, как правильно будет ответить на этот вопрос, но в итоге пришёл к одному единственному правдивому выбору ответа:

— Да. — только я сумел это сказать, как Аманда расцвела радостью, но ненадолго. — В детстве я находил вещи, которые закапывала во дворе наша собака.

— Ясно… — вздохнула Аманда, даже не пытаясь развить эту тему дальше. — Ну, что задашь ты, убивака-кладо-искака?

Интересно, как долго она ещё будет придумывать мне всё новые и новые прозвища? Впрочем, этот вопрос я попридержал внутри себя, сконцентрировавшись на своей основной цели.

— Тебе нравится азиатская кухня?

— А—

Аманда на секунду затихла: по её озадаченному виду я довольно просто понял, что она хотела найти в моих словах двойное, а то и тройное дно, и всё-таки найти его она, судя по её сузившимся зрачкам и отсутствующей улыбке, не смогла.

— Ну да, в моём родном городе её никогда не было, да и во время работы она была очень вредной для здоровья, так что… Да, я люблю азиатскую кухню!

К концу своего ответа она снова развеселилась и даже немного почувствовала азарт происходящего, хотя я просто спросил, нравится ли ей покушать суши с лапшой.

— Так-с, а вот и мой вопросец-с! — оскалив зубы спросила она.

Она совсем не умеет скрывать эмоции, и сейчас это рушит её изнутри, помогая мне всё ближе и ближе подойти к своей цели.

— Ты часто трахаешься? — неожиданно спросила она, но вместо удивления я лишь усмехнулся, ожидая третьим получить примерно такой вопрос. — Не пойми неправильно, просто ты так одет, и вся эта небритость, непоглаженность одежды, да и этот твой взгляд, ух, мачо!

Прямо сейчас, буквально за пять вопросов, ситуация нашего интервью перевернулась кардинально. Начиная интервью на своей полосе, сначала я скопировал метод подачи вопроса Аманды, начав с серьезного вопроса, но чем дальше всё идёт, тем больше я начинаю своими жестами и речью контролировать уже саму эту девушку.

— Вообще-то, — начал я, засунув руку в один из своих карманов, нахождение которых я знал наизусть. — я женат — посмотри, колечко-то золотое! И налево ходить я пока не собираюсь, больно неприятными будут последствия, хе.

На последней фразе я саркастично подмигнул Аманде, в ответ на что она лишь закатила глаза, показав мне гримасу.

— Ла-а-а-а-дно, — допив немного остывший кофе промычала девушка. — с тобой, видно, бес-по-лез-но разговаривать в таком ключе, так что попробую по-другому тебя разговорить.

Говоря это, Аманда встала с кресла и немного размялась, обиженно наблюдая за мной. Я, в свою очередь, лишь покачивал головой, поспешно допивая тёплый кофе, который у меня не успел остыть за то недолгое время, что мы переговаривали.

— И каков же твой план теперь? — я довольно лениво это спросил, надеясь услышать что-то невероятное.

— Выпивкой! — задорно рассмеявшись заявила она. — Тем более, по пути заберём Мэтта из бара снизу, а то он там и продрыхнет весь вечер.

— Ну что ж, ладно, это было довольно особенное интервью. — вскользь сказал я, поднимаясь со своего места вслед за Амандой.

В итоге, это интервью длинною не более двадцати минут дало мне более чем полное представление о личности Аманды и тем, чем она является в нашем случае. Самодовольная благодаря свершением прошлого, эта на вид где-то тридцатипятилетняя девушка сохранила детский задор, ребячество и какой-то внутренний позитив. Именно это и играет с ней злую шутку, так как ценой вечно доброй и активной натуры, у этой дамы нет внутренней интуиции, а что важнее, никакой внутренней смекалки. Она — не более чем кукла, которой можно манипулировать, надавливая на точки доброты, смелости и доблести. Так я и думал.

И когда девушка уже подходила к двери, я заметил, как она остановилась и лишь чуть-чуть, совсем немного обернулась в мою сторону, медленно прошептав:

— Ну как, надеюсь ты составил обо мне хорошее мнение, Ник?~

Её тон, манеры речи, даже осанка — в мгновение ока все эти её внутренние качества изменились. Из спокойной и безобидной собачки она стала больше походить на стройного, величественного, но, что важнее, опасного хищника, в ловушку которого я по своей самонадеянности ступил…

— Что?.. — уже зная будущий ответ девушки спросил я, окончательно проверяя её реакцию.

— Узнать, убивала ли я кого-нибудь, чтобы оценить мою реакцию на это — часть составления профиля личности, да? Ты хотел узнать, могу ли я быть, ну, не знаю, достаточно коварной, чтобы подставить человека, или наоборот — буду ли я достаточно добродушна и «справедлива», чтобы мною можно было манипулировать. Азиатская кухня — ты заметил те коробки в комнате управления, да? Мэтт, как ты догадался, с радостью уходит на улицу и может гулять там хоть весь день, попутно кушая в каких-нибудь забегаловках на улице, а это могло знать, что те коробки принадлежат только мне. Что ты хотел узнать, работаю ли я там, значит у меня в основном сидячий образ жизни, как это связано с тем, что я больше не занимаюсь археологией напрямую, хотя я S-ранг!..

Эта девушка так просто говорит те мысли, которые обычный человек хотя бы из правил этикета не стал бы говорить напрямую в лицу своему соратнику и собеседнику. Но она это делала не для того, чтобы убедиться в правоте своих суждений, а чтобы позлить меня.

— И давно ты это поняла? — из простой вежливости спросил я, стараясь не мешать её потоку сознания.

— С вопроса про азиатскую кухню! — с ироничной улыбкой ответила она. — И всё бы ничего, но я решила не давать тебе и дальше меня морально шпёхать, так что я прервала тебя на третьем и, как я понимаю, твоём финальном вопросе, на котором ты бы составил полную карточку моей личности со всеми сильными, и слабыми сторонами… Так вот… Что же это был за вопрос?

Услышав это, я с недоумением в глазах почесал затылок, пока Аманда уже чуть сильнее повернулась ко мне, глазами подгоняя меня побыстрее ответить.

— Ну… Это не очень правильно, но с учётом твоего последнего вопроса я хотел спросить, спите ли вы с Мэттом…

Стояло мне это сказать, как Аманда громко и сердечно рассмеялась, также хитро улыбаясь моему ответу, который на минуточку был абсолютно честным!

— А ты не безнадёжен, Ник! — подмигнув мне сказала Аманда, открыв дверь нашего офиса. — Ладно, идём уже, а то Мэтт нас уже заждался.

— Что?

И этот вопрос правда витал в моём сознании на тот момент, так как, когда меня раскусила эта девушка, у меня в ту же секунду пролетела мысль, которая слабо, но всё-таки связывала всё происходящее до этого воедино. С чувством решимости узнать, верны ли мои догадки, я последовал вперёд за Амандой на первый этаж этого здания.


А на выходе из здания нас уже довольно устало ждал Мэтт, который сходу показал Аманде язык, проговорив:

— А ещё дольше ты с ним проболтать не могла?

— Да-да-да, — девушка махнула на него рукой. — а что мне, сходу устраивать интервью, когда за отмазку ты выбрал волнение и «пошёл в бар». Это что вообще такое было? По-твоему, после такого фи очень просто выветрить его на чистую воду?

— Чего? — c удивлением спросил я, наблюдая за разговором этой пары.

Уже было понятно, что меня, мягко говоря, облапошили, но пока мне только предстоит понять, хорошо ли это или нет.

— Ну, в любом случае, — проигнорировав мой вопрос начал Мэтт. — как он, справится?

И как я понял, именно в этот момент решалась моя незавидная судьба в роли археолога гильдии «Выход есть».

— Что ж… — промедлила Аманда, пока мы вышли на токийские улицы.

Небоскрёбы где-то вдалеке поднимались чуть ли не до самых небес, а на самом высоком из них я заметил характерный знак одной из известнейших азиатских археологических корпораций — «Сенши». Не знаю, что это значит, может какой-нибудь воин-самурай-мутант-киборг, но сейчас это не так уж и важно.

Мы продолжали идти по чистеньким дорожкам, пока Аманда многозначительно молчала, игнорируя Мэтта, который не понял глубокого смысла её молчания (смысла в нём я также не понял), но факт остаётся фактом, так, в абсолютной тишине от этой девушки мы прошли ещё добрых метров двадцать.

Небо вокруг было залито небольшими белыми облачками, которые то прикрывали, то открывали величественное солнце, которое своими сильными летними лучами освещало наш путь сквозь жилые дома и небольшие офисы в богом забытом районе, который тем не менее выглядел куда лучше, чем я ожидал.

Но внезапно она прервала это до дурости ненужное молчание:

— Ну-у-у-у-у…

…И это было то, как она решила высказаться. Удивительного порядка люди никогда не могут найти лучших слов, давайте сойдёмся на этом.

— Ники, я бы сказала… Он очень занимательный!

— И это всё?! — с разочарованием вскрикнул низенький Мэтт. — Вы там что, кофе пили пока меня не было?!

И тут мы с Амандой быстренько переглянулись, но вместо ответ продолжили идти куда-то. А куда мы, кстати…

— Нет, это не всё. — подмигнув мне сказала смуглокожая девушка. — Ещё меня определённо что-то тянет к этому абсолютно неопытному археологу…

— Помни — женат. — показательно засунув руку в карман добавил я, чтобы это обсуждение не зашло слишком далеко.

— Да я же не в этом смысле, глупенький! — как-то чересчур мягко сказала Аманда. Было больше похоже, что она хочет и меня в добавит раздраконить, но, надеюсь, у неё это не получится.

А мы тем временем продолжали куда-то упёрто продвигаться…

— Просто, от тебя исходит какая-то аура… — загадочно сказала Аманда, посмотрев глубоко мне в душу. Этот её взгляд был неожиданно опасным, и во мне даже проснулось ощущение, будто бы она смотрел не в мои глаза, а куда-то глубоко мне в душу, пытаясь поглотить всё и вся в своей улыбке.

— Что, магия? — Мэтт, немного подпрыгнув, перевёл взгляд Аманды на себя.

Девушка в ответ на это чуть ли не взбесилась, настучав немного лысеющему мужику на макушку.

— Нет конечно, идиот! Я говорю о внутренней ауре, той, которая есть у всех людей.

— И что там с его аурой не так? Аура лузера, который проиграет «Атлантиду», хе-хе? — c улыбкой до ушей сказал Мэтт, и они снова стали собачиться с Амандой, пока я спокойно следовал позади них, пытаясь понять кое-что.

Что из всего ими показанного оказалось ложью и правдой?

Впрочем, в этот момент думать об этом мне хоть и хотелось, но не было необходимо, потому что своей наиглавнейшей цели я добился, ведь всё это время Мэтт с Амандой вели меня на северо-восток Токио, где находился центр регистраций на «Рейд Атлантиды».

Углублять вас в довольно скучные (а я считаю это скукой) подробности я не буду, и лучше нам обойтись кратким выводом из того, что произошло на моей регистрации на рейд Атлантиды.

Во-первых, для археологов допустимо четыре показателя, по итоговой сумме которых и оценивается его ранг: Сила и Выносливость, отвечающие за все физические параметры археолога, и Магическое Чутье, отвечающее за талант к нахождению артефактов. Оценка идёт по двенадцатибальной шкале, где 0–2 — E-ранг, а 10–12 очков какого-либо параметра — S-ранг.

Я упомянул, что существует всего 4 показателя, а назвал всего 3. Это из-за того, что четвертым параметром является «Основной» и у каждого археолога этот параметр будет разным. К примеру, как мне сказала Аманда, её основной показатель — ловкость. У этого показателя нет шкалы баллов, потому что он выверяется, как наилучшее из умений, которым владеет археолог.

Если говорить о моих характеристиках, то я получил бумажку вот с таким вычерком:

Сила — 7/12. B-ранг.

Выносливость — 5/12. C-ранг.

Магическое Чутьё — 0/12. Е-ранг.

Основной Параметр — «Владение Оружием».

На моё удивление, моим основным параметром стало владение оружием, но больше всего я удивился тому, что моё маг. Чутьё хуже чем у шестиклассника.

Но если подводить итог всех этих взысканий, то менее чем за день из археолога E-ранг (не имеющего выписки о мед. Просмотре) я дослужил до археолога D-ранга!

Я считаю это успехом, хотя Аманда с Мэттом и выглядели так, будто бы я оказался самым большим разочарованием в их жизни.

Но разве это я виноват в том, что я не смог различить магический куб от, чёрт возьми, магического прямоугольника, скажите мне?!

Глава 4

— Что ж…

Когда мы ушли из медицинской проверки, где мне дали археологический D-ранг, то мы на время обсуждения зашли в кафе с красивенькими официантками-горничными, которых то и дело пытался кадрить Мэтт, который и слова не мог связать на японском.

Аманда в тоже время, как я видел, на беглом уровне понимала и говорила на японском. Как минимум, она смогла нам заказать что-то вроде кофе, хотя по консистенции этого пойла я бы не удивился, если бы они выдавили котика через блендер. Тем более, они пенкой нарисовали мне морду кота…

— С горем пополам, ты смог войти в нужный уровень для «Атлантиды».

— Да? — с улыбкой сказал я, попытавшись глотнуть этого кофе. — А насколько близко к провалу я был?

На нашем столе лежал листок, на одной стороне которого были выведены мои характеристики, в то время как на втором, видимо, по случайности был выведен такой же лист характеристик, но уже пустой — так что, безопасности ради, я перевернул его, ведь мы уже знаем все мои характеристики и итоговый балл.

— Минимальный порог прохождения — три балла, а ты набрал четыре. — с долей досады и радости одновременно сказал Мэтт, также попивая кофе и, как я заметил, попяливаясь на одну высокую официантку слева от нас. — В любом случае, прошёл и это главное.

— Ну, я бы поспорила с этим, хоть и сила Никиколая находится на B-уровне, но вот его полное отсутствие магического зрения может сыграть с нами злую шутку.

— А, прошу простить… — отодвинув от себя это отвратительно-сладкое кофе, я снова встрял в разговор. — Но разве умение различать магию будет такой проблемой?

— ДА. — в один голос ответили они оба, снова посмотрев на меня, как на умолишённого.

— Ну… — я немного удивился их единовременной реакции, так что как-нибудь ответить я им не смог.

Вздохнув, Аманда немного опустила голову. Её длинные волосы были собраны в хвост, так что они не закрыли её лицо, которое в этот момент я и должен был увидеть. А если быть точнее, то это её глаза.

Я видел, как опущенные вниз, её зрачки начали источать оранжевое свечение.

— «Магическое Чутьё», «Магическое Зрение» или просто распиздяйство, как любят говорить, это один из наиболее необходимых навыков для эффективного археолога. — уверенно сказала Аманда, вернувшись в своё обычное состояние. — Этот параметр отвечает за твою совместимость с артефактами, да и сама «археология» этих раскопок во многом навязана на том, как быстро вы сможете найти артефакты–

— А потом использовать их, чтобы уничтожить претендентов. — вставил Мэтт, выручив меня следующими словами. — Но на соревнованиях вроде «Атлантиды», честно говоря, важнее не своевременное нахождение артефактов — они там не такие уж и сильные, но важней всего будет то, как эффективно ты можешь побеждать других–

Но во время того, как Мэтт заканчивал свою речь, он прервался, заметив трёх человек, входящих в это кафе. Аманда, сидящая противоположно мне, была направлена спиной ко входу в кафе, так что она не видела ту троицу, что сразу же заметили мы.

Высокий мужчина средних лет, на мой взгляд был похож на какого-то пижона, но точно не местного — он был одет в чёрный жилет с длинной толстовкой, немного похожей на мою. Всё продолговатое лицо мужчины было усеяно щетиной, а держа сигарету в зубах, в его взгляде я сразу же заметил какую-то необычную пустоту, которая тут же тоской разрослась по всему заведению, которое тут же обратило внимание на этого мужчину.

А вместе с этим парнем зашло ещё две девушки: одна среднерослая девушка, одетая как раз по погоде. Обтягивающие джинсы вместе с… «Топиком» или как там, в общем, модница. Хотя по внешним признакам я бы сказал, что эта девушка была достаточно натренированной, чтобы уверенность, с которой она вошла в кафе, была вполне оправданной.

А последней вошедшей женщиной была немного округлая женщина лет 50, на которой висели солнцезащитные очки и плотное платье.

И ровно также быстро, как мы с Мэттом заметили этих троих, они заметили и нас. Но если взгляд двух девушек тут же упал на меня с Мэттом, как бы отвечая на наши взгляды, то усталый взгляд парня, мешки под глазами которого я смог разглядеть, был направлен строго на Аманду и, как бы высказаться… Та опаска, удивление и мягкость, с которой он смотрел на Аманду — вот, что может по-настоящему ставить в ступор.

Но стояло мне немного заглазеть на эту троицу, как сама Аманда схватила мой взгляд и уже хотела посмотреть на новых пришедших, как Мэтт резко соскочил с места и с жутким криком побежал в сторону туалеты:

— Вот чёрт, либо кофе был отравлен, либо у меня открылись шрамы!

— Что?! У тебя бинты с собой? — с жутким испугом Аманда побежала вслед за Мэттом, и уже спустя пару секунд они скрылись из зоны моей видимости.

А вот меня и оставили одного…

Отставив злосчастный кофе в сторону, я снова рассеял свой взгляд, одновременно с этим чиркая что-то на листке у меня под рукой, а пока я за пару секунд сделал это, женщина из вошедшей троицы снова повернулась в мою сторону…

— Эй, новичок Аманды! — женщина, состоящая в конце троицы, внезапно окликнула меня и пошла к нашему столику.

— Э-э, мисс, постойте–

Правда, в отличие от неё, её подопечные не шибко желали ко мне подойти — это молодая девушка окликнула её, в то время как рослый парень вытянул было руку, чтобы остановить эту женщину, но не успел, ведь у неё было крепкое желание поговорить с нами или, если говорить на чистоту, со мной.

Но теперь мы все втянуты в этот разговор, ведь, подойдя к моему столику, эта женщина мало того что не остановилась у меня, так ещё и села на место Мэтта, чтобы оказаться поближе — когда дело доходит до разговора со «старшими» или более опытными, чем ближе контакт с целью, тем сильнее нарастает давление от каждого слова. Ещё и возможный стресс от разговора с незнакомым лицом, которое в тоже время уже немного знает тебя.

В общем, с самого начала, ещё до фактического разговора я чувствовал, что меня пытаются продавить.

— …Здравствуйте. — спокойно сказал я, кивнув товарищам этой женщины, которые нехотя подошли ко мне.

— Да что ты как не родной? — подвигнувшись ещё поближе добавила женщина, усевшись на этом кресле так, будто бы она здесь главная.

Впрочем, учитывая всевозможные обстоятельства, она и правда может быть главной.

— Прости, что встреваем… — мягко сказала девушка, позади которой, будто бы незримый столб, стоял этот парень. — Меня зовут Алексия, этот секси-мужчина за мной — Дейв, а эта женщина…

— Я сама себя могу назвать! — задорно сказала женщина, прервав свою юную соратницу. — Мюлля Вернер, можешь звать меня Молли~

— Николай. — я коротко кивнул Дейву, который также, в учёт условности, кивнул мне. — …Извиняюсь за наглый вопрос.

— Да-да, милый? — с удивительной наглостью спросила Мюлля, пока вся троица продолжала сверлить меня взглядами.

— …Вам что-то от меня нужно? — как можно более аккуратно спросил я, в ответ на что Мюлля немного рассмеялась.

— Как это «что»? Просто, так случилось, что мы тоже зашли сюда, вот и решили зайти в это кафе, отдохнуть — попялиться на красивых азиаточек, да, Дейвя? — с лисьей улыбкой Мюлля смотрела на Дейва, который отвечал ей лишь полным отвращения взглядом. Сигареты там уже не было, видимо, по пути ему пришлось выбросить её в мусор, хотя делать этого, быть может, не стояло… — В любом случае, что нас ПРАВДА интересует — так это твой адъютор!

— Кто? — переспросил я, удивлённый неизвестным мне словом.

В ответ на мой вопрос вся троица снова стала сверлить меня взглядами, но на этот раз они были так удивлены, что даже ничего и не ответили.

— Ну… Человек, который будет твоим куратором на время проведения рейда, ты ведь тоже туда идёшь? — на этот раз в разговор вмешалась Алексия, которая мягко разговаривала со мной.

— А… — я чуть разинул рот, поняв, что речь идёт об Аманде, но не успел я этого сделать, как Мюлля снова заговорила.

— Так вот! Неужели девочка Аманда снова в деле? Ещё и с этим плешивым лисом связалась, а? — с каким-то высокомерием сказала Мюлля, в ответ на что она не получила ответа, кроме как моего спокойного молчания.

Хотя я заметил, как Дейв покосился на неё, но это было не так важно.

— Что? Не отвечаешь? Да ладно тебе, это ведь нормальный обмен информацией, с учётом того, что о нас уже всё давно известно! — неприятно рассмеявшись продолжила эта женщина, и было уже слышно, как Дейв с Алексией что-то хотели возразить, но они не успели сделать этого, как мой ответ немного успокоил и одновременно возмутил их.

— А кто вы вообще? — хладнокровно спросил я, оглядывая всех троих взглядом.

Что я точно знал — никого из них я в жизни не видел, и уж точно личностей их я не понимал, хотя это дело исправимое.

— Что?.. — приподняв брови спросила Алексия.

— Ха-ха… — продолжая посмеиваться, Мюлля прервала её. — Видно, этот мальчик шутит, ведь не знать ОРАКЛ — значит вообще не знать гильдий, тем более, всё уже давно есть в открытых источниках, так что…

Но по моему абсолютно непонимающему её слов взгляду Мюлля ощутила, что разговаривает с человеком, которому не то, что неизвестно существование какой-то гильдии ОРАКЛ, но ещё и всей открытой сети гильдий в принципе.

И в ту же секунду взгляд женщины изменился кардинально: из простого недопонимания друг друга, она откровенно видела во мне не более, чем одну большую шутку, и ей это нравилось.

— Что же, что же… — уже чувствуя своё превосходство, женщина не могла подавить выбор высокомерных реплик, которые теперь ей открылись. — Аманда-Аманда, археологов S-ранга, такая самоуверенная… И до чего она докатилась, ха-ха-ха! Объединилась с каким-то толстосумом и зелёным глупышкой, до чего низко она упала-то!

— Молли! — впервые в разговор вмешался Дейв, и я смог услышать его низкий, жесткий голос.

— Не стоит, Дейв.

Внезапно для нас всех, справа от меня стал слышен голос Аманды, которая в сопровождении улыбающегося Мэтта шла нам на встречу.

— Ой-ой, малышка Аманда пришла! — встав со стула заявила Мюлля. Она, несмотря на свои внешние габариты, довольно быстро преодолела пару метров, разделявших её от Дейва, спрятавшись за которым женщина так и встала.

— Что она у тебя спрашивала? — резко спросила Аманда, подойдя ко мне.

— Ничего, что могло бы дать им какое-либо преимущество. — спокойно сказал я, в то время как Мюлля ещё высокомернее и злобнее рассмеялась, показывая, что где-то я в своих выводах ошибся.

— Я считала, Амандочка, — начала женщина, записывая что-то в блокнот на телефоне, — что ты упала уже достаточно низко, когда взялась в адъятанты к новичку, но оказалось это не всё, ведь ты взяла себе под крыло новичка И-ДИ-О-ТА, ХА-ХА-ХА!

И с этими словами, от которых Дейв уж было хотел по-настоящему встрять в разговор, женщина снова продолжила, со смехом объясняя свою мысль:

— М-мало того, ха-ха, что он нифига не знает в соревновании, да и наверняка археологии, так этот тупенький ещё и буквально на блюдечке принёс нам все свои характеристики, а вместе с ними и свою главную особенность!

И в эту секунд Аманда взглянула на стол, на котором открыто лежала бумага с моими характеристиками, и особым параметром.

— Вот чёрт… — Аманда с жутким испугом сначала взглянула на меня, а потом и на Мюлли. — Но, но ведь…

— Вот и всё, милочка! — с криком сказала Мюлля, которая заметила, что несколько официанток начали подходить к этой троице, видимо, чтобы успокоить их. — Но что же поделать — твоё «ВЕЛИКОЛЕПНОЕ» ВОЗВРАЩЕНИЕ ПРОВАЛИЛОСЬ ЕЩЁ ДО ТОГО, КАК НАЧАЛОСЬ, ХАХА!

Я, Мэтт, да и сама Аманда с искренним испугом в лицах смотрели за представлением, которое нам представляют.

— Но что ж поделать, раз так всё обернулось, то я могу разве что пожелать вам троим удачи, хе-хе! — специально смакивая своё превосходство добавила Мюлля, когда одна из официанток откровенно попросила её либо успокоиться, либо покинуть кафе.

Ну, я так думаю, японский я не понимаю.

В любом случае, получив такой ответ, Мюлля быстро показала Аманде язык и первой, вместе с Алексией, которой Мюлля рассказывала весь смак той информации, которую они получили от меня, вышла из кафе.

— Аманда… — с удивлением в глазах проговорил Дейв, но увидев в глазах девушки пустоту и откровенный ужас, он мог лишь сделать нам небольшой поклон, также покинув кафе.

Ещё секунд двадцать, пока эта троица не покинула нашу зону видимости, мы в тишине друг друга и общем гуле оживившейся кафешки сидели, переглядываясь друг на друга и параллельно с этим заглядывая на листок с характеристиками, которые я сдал врагу:

Сила — 4/12. D-ранг.

Выносливость — 8/12. B-ранг.

Магическое Чутьё — 10/12. A-ранг.

Основной Параметр — «Ловкость».

— Когда ты успел переписать свои характеристики? — с расслабившейся улыбкой спросила Аманда, облокотившись сидя на стуле. — Хотя, судя по твоей внешности, ты и правда не выглядишь слишком сильном, зато ловкость, ха…

— Ну, так получилось. — с небольшой ухмылкой ответил я, перевернув бумажку к изначальным характеристикам. — И вот, у меня вопрос появился…

— Да?

— А что мне даёт «Владение Оружием»?..

***

Прошло около двадцати минут с того момента, как закончилось удивительное представление ОРАКЛ. Сейчас летнее солнце уже потихоньку садилось в сторону горизонта, пока мы медленно шли по какой-то известной и довольно полнолюдной улице «Гинза».

— Надо бы подобрать тебе комплект одежды, снаряжение, допустимое на соревновании, рюкзак получше, а, ещё ведь обувь нужна, в твоих говно-давах там ты три недели не протянешь… — обдумывая предстоящую подготовку сказала Аманда, разглядывая меня с ног до головы.

Мэтт в тоже время тихо следовал за нами, видимо, он был у себя на уме.

— Думаю, одежду можно упустить. — мягко сказал я, оглядывая стенды со всей «модной» одеждой в этом сезоне.

— Что?! — немного обиженно прозвучала Аманда. — Да у тебя тут рубашка, штаны и огромная толстовка, думаешь с этим ты протянешь на «Атлантиде»?!

— …Э-эм, — я попытался оценить ситуацию, но все факты говорили мне об одном. — ну, да? Соревнование будет происходить в тропической местности, преимущественно леса и горы…

— Ну вот! — будто бы мои слова подтверждали её правоту, Аманда продолжала гнуть свою линию. — На тебе толстовка, Никилянджело. ТОЛСТОВКА! Ты там ужаришься до смерти, в этих субтропиках тебя сначала днём в твоей толстовочке до смерти утопят в собственном поте, а ночью наоборот–

— И всё-таки, — прервав её, я приоткрыл свою толстовку, чтобы Аманда заметила внутренний материал одежды и часть карманов разной принадлежности, которые были в самом начале толстовки. — ЭТА толстовка сшита из «дышащего» материала, и благодаря эластичности и удобству, весь сет моей одежды, помимо ботинок и рубашки, прекрасно подойдёт под большинство погодных условий. Только в антарктическом морозе, быть может, я немного примерзну.

И на последней фразе в моём взгляде Аманда увидела что-то, что полностью лишило её возможности, и желания дальше спорить со мной об этой теме.

— Ай, будешь голожопый по джунглям ходить — не моя проблема. — фыркнула она, продолжив говорить о другом. — Но ботинки мы всё-таки возьмём тебе другие.

— Хорошо.

— Хм… А что же нам собрать тебе в рейд?.. — то-ли у меня, то-ли у Мэтта спросила Аманда, сомкнув руки в ожидании.

— А вы меня ещё и в рейд соберете? — с долей радости спросил я, пытаясь немного разрядить обстановку ожидания.

— Ну конечно. — снова одновременно ответили они, но потом продолжила говорить лишь Аманда, пока Мэтт упёрся в телефон, рыща и печатая что-то.

— Если мы не подготовим тебя в этот рейд как следует, то, во-первых, наша репутация гильдии упадёт ещё ниже, кхм, будто бы было куда, а к тому же ты будешь в невыгодной позиции по сравнению с конкурентами.

— Ого, мерка рейтингами начинается ещё до чей-либо победы? — спросил я, переведя свой взгляд с Аманды на начинающийся розовый закат, который, тем не менее, сложно было разглядеть над высокоэтажками и светящимися знаками.

Аманда немного промолчала, краем глаза заглянув в телефон Мэтта, а после этого, видимо, вздохнула.

— …Да, хоть это и довольно печально. Рейтинг гильдий доступен абсолютно всегда, и на его рост или падение влияет множество факторов: состав гильдий, их победы и поражения, собранные артефакты, репутация среди других гильдий… В общем-то, на многое влияет и отношения гильдий друг с другом. К примеру, сейчас наша гильдия находится на са-а-а-а-мом дне рейтинга.

Я проигнорировал слова Аманды, чтобы не давить на больное, поэтому она могла продолжить дальше.

— Однако, у нас нет никаких преград для того, чтобы подниматься вверх по рейтингу. Будем считать, что изначально, до твоего появления, мы были на тысячном месте в рейтинге гильдий.

— Ничего себе. — прошептал я, но Аманда, на моё удивление, с лёгкостью уловила мои слова.

— Это просто для примера! — поправила она саму себя. — На самом деле, гильдий по всему миру около пяти сотен. В общем, блин! Вот, были мы на предположительно тысячном месте. Но пришёл ты, и от одного твоего существования в нашей гильдии, а особенно после твоей квалификации D-ранга, наша гильдия повысилась до девятьсот девяносто седьмого места. Понимаешь, да?

— Ну, да, оно и понятно, что это один из факторов влияния рейтинга. — кивая добавил я.

Аманда снова взглянула на телефон Мэтта, привлекая к этой штуке и моё внимание, но потом резко продолжила:

— А вот если бы мы были в плохих отношениях с гильдией ОРАКУЛ, которая занимает пятидесятое место, и они бы рассказали об этом в прессе или на собрании гильдий, то есть, напрямую объявив нас своими врагами, то мы бы повысились не до девятьсот девяносто седьмого места, а до девятьсот девяносто девятого, то есть нас бы откинуло в прогрессе.

— Ого, значит гильдии воюют не только во время рейдов?

— По факту, рейды — это всего лишь–

Но Аманда не успела договорить, как телефон Мэтта громко и протяжно завибрировал, а заглянув в экран телефона я увидел какую-то зелёную галочку в центре экрана, после чего мы остановились около подъёма на одну из множества токийских станций наземного метро.

— Ну, покупки завершены, заберём через пару дней, тогда же и отправим тебя на «Самурая». — легко сказал Мэтт, вместе с Амандой поднимаясь по лестнице на станцию.

— Куда? — следуя за ними спросил я, пытаясь понять, что к чему.

— Узнаешь, как окажешься там, — подмигнув мне сказала Аманда. — а до этого мы немного отдохнём и покажем тебе город, хоть какое-то развлечение тебе будет в последние дни «нормальной», жизни!

— А… Мне радоваться? — с долей насмешки над самим собой добавил я, но, к сожалению или счастью, мне ничего не ответили.

Глава 5

Прошло несколько, честно говоря, довольно интересных дней с того момента, как я стал одним из археологов D-ранга.

За время пребывания в гильдии «Выход есть» мне успели более-менее объяснить часть основ рейдов типа «Атлантида», а также показали мне красоты Токио, который всё ещё не кажется мне таким уж хорошим городом, чтобы все кому не лень хотели там оказаться. Впрочем, о выборе не судят, так что пройдём чуть дальше по списку.

Чтобы не затягивать вам какие-либо обсуждения, скажу самую главную информацию, которую я узнал о предстоящем рейде.

Самое главное, так это система адъюторов, которой придерживаются все охотники во время рейдов и обычных раскопок.

Адъютор — это обычный человек, бывший или нынешний археолог, который прикрепляется к работающему археологу, чтобы на время раскопок или рейдов они координировались и действовали сообща, тем самым повышая шансы на победу. Адъюторам доступно множество инструментов помощи археологу от обычной карты местности, вплоть до объяснения работы того или иного артефакта, а иногда даже и места их нахождения. Моим адъютором, как легко догадаться, станет Аманда. На протяжении тех трёх недель, которые я проведу на острове, она будет моим собеседником, помощником и спасителем.

— Так что понял, да? Никаких глупостей с теми наушными жучками, которые тебе дадут! — нагоняла мне Аманда, пока я собирался в путь. — Иногда бывают ситуации, когда его можно и нужно выкинуть, но знай, что без этого наушника я не смогу отслеживать тебя и твою информацию, и не смогу помочь тебе!

— Понял, понял. — кивая ответил я. — А какие прибомбасы мне дадут до рейда?

— …Всякие, всё зависит от гильдии, которая проводит рейд. — сказала Аманда, покосившись на меня. — Но в этот раз рейд проводит «Сенши», так что, думаю, у вас будет много чего интересного.

— Что? Это та гильдия, которая самая крутая в Японии?

— Во всей Азии, малёк, — добавил мне, подав мой небольшой рюкзак, в котором оказались самые нужные мне вещи. — воду придётся добывать на острове, не отравись там, ладно?

— Попытаюсь. — с ухмылкой ответил я. — А-ай-ай, ладно, ладно!

Мне пришлось пойти на уступок самому себе, когда Аманда плотно связала узел на моих плечах.

— Мы будем на связи, когда ты окажешься на острове, а до этого — не делай глупостей, усёк? — резко сказала Аманда, с серьёзным «маминым» лицом наговаривая мне.

— …Хорошо-хорошо. — уже немного устало продолжил я.

— И чтобы принёс нам этот сраный посох! — с ухмылкой сказал Мэтт. — А то потребую долги со всего, что накупил тебе.

— Обяза-а-тельно! — раздражённо рявкнул я. — Всё, я пошёл, будем на связи–

Но стояло мне выйти из нашего импровизационного офиса, как Аманда потянул меня за рукой и, повернувшись, я впервые увидел в её глазах ту нежность и милосердие, которое, видимо, она почти никогда и не показывает. Мэтт хоть и не выглядел по-другому, но он также своим хитрым взглядом немного теплил мне душу.

— Удачи, Николай. Она тебе понадобится.

— …Я принесу нам победу. — то-ли им, то-ли кому-то ещё сказал я и с решимостью в сердце, вспоминая того человека, ради которого я готов хоть в огонь, хоть в воду, я направился в сторону лифта, а оттуда на такси, которое привезёт меня в офис корпорации Сенши, где и начнётся изначальная подготовка на рейд «Атлантида».

Отныне дороги назад нет, и мне остаётся только выполнить своё обещание, данное ей.

***

— Здравствуйте. — как можно медленнее сказал я, обращаясь к невысокой азиатке на ресепшене офиса «Сенши».

Этим офисом являлось высоченное стеклянное здание, напоминающее стакан голубой воды или, если говорить по-нашему, водки какой подкрашенной.

И на входе чисто азиатский интерьер (что удивительно, ведь Рейд посвящён в большинстве своём русской аудитории) явно давал мне понять, что сломаю хоть один из этих золотистых драконов — и меня на эту же бутылку Саке посадят. В общем, не самый дружелюбный, но определённо «дорогой» интерьер, что не удивительно — Сенши находятся на шестом месте в топе гильдий, уступая немногим конкурентам.

Но вернёмся к той среднерослой азиатке, которая встречала меня на входе. Она была одета в обтягивающий фигуру деловой костюм, и не дослушав моего приветствия, она поклонилась мне, направившись в сторону лифта. Под строгие взгляды огромных охранников, я направился за ней.

— Археологом какой гильдии вы являетесь? — с чистейшим русским спросила она, стояло нам зайти внутрь лифта.

— … «Выход есть». — с долей иронии сказал я.

Конечно, взгляд этой девушки был немного надменным, но всё-таки она даже слова после этого не сказала, услужливо направляя меня на девятый этаж здания, а после в кабинет 909, который можно считать общим конференцзалом археологов, которые собираются участвовать в рейде «Атлантида». Жаркое местечко, в общем.

— Проходите, вы одни из первых прибывших. — открыв дверь в просторный зал с множеством стульев, девушка так и осталась стоять около двери, пока я не вошёл.

После этого она с тихим хлопком закрыла за мной дверь и, судя по всеми, пошла обратно на ресепшен, ожидать таких же бедолаг, как и я.

Несмотря на общую ухоженность всего здания и выверенного «азиатского» стиля, именно этот зал был на удивление похожим на те, что делают у нас: небольшой малозаметный интерьер, небольшая сценка для оратора, который будет вводить нас в курс дела, куча поставленных в линию стульев, на нескольких из которых, в абсолютно разных частях зала, сидело четыре человека.

Два мужчины, две женщины — идеальный баланс, испорченный мною. Впрочем, мой приход не был чем-то особенным, хотя каждый из сидящих, кроме одной девушки, хотя бы ненадолго обратил на меня своё внимание.

Среди них был мягкого телосложения парниша лет двадцати, который сидел на одном из передних рядов. Увидев меня, видимо, он немного припугнулся, так как не стал и секундой дольше глазеть на меня, уперевшись обратно в телефон. Под ногами у этого парня был огромный рюкзак, который был минимум в два раза больше моего. Но даже несмотря на внешние габариты портфеля, из него всё равно выскакивала завёрнутая в ткань палатка.

Ещё одной девушкой, наблюдающей за мной несколько дольше, была какая-то невнятно выглядящая женщина примерно моего возраста, которая аккуратно осматривала меня, но, видно, не найдя во мне чего-то стоящего или хотя бы угрожающего, она также быстро отвела от меня взгляд, продолжая смотреть в Токио с девятого этажа, ведь эта девушка находилась от входа дальше всех.

И последним человеком, с кем мы обменялись взгляды — черноволосый мужчина довольно крепкого телосложения, но не «выпирающего». Он был одет в чёрную водолазку и военные штаны. Взгляд этого мужчины был строгим и угрожающим, но в тоже время своеобразно спокойным. И к слову, он, моментально осмотрев меня и что-то разглядев, кивнул мне.

Кивок был достаточно заметным, чтобы я ответил тем же, и этот знак был самым лучшим в этой ситуации. Он одновременно не проигнорировал меня, но в тоже время даже близко не выставил себя моим соратником, как бы показав дань уважения.

И последним археологом, сидевшим у левого края рядом, далеко от меня, но противоположно окну, была стройная девушка-шатенка, которая, слушая что-то в наушниках, полностью отключилась от мира. Или она хотела, чтобы мы так думали, ведь, стояло вояке кивнуть мне, как этот жест был тут же пойман этой девушкой, которая тем не менее ничего нам не ответила.

Недолго думая, я также решил занять своё место.

Среди всех свободных мест больше всего мне пригляделось крайнее место центрального ряда, но не рядом с окном, а противоположно ему, в стороне двери. Так, я не привлекал лишнего внимания во время обсуждений, всегда имел быстрый выход из комнаты, и мог не поднимая взгляда видеть большинство заходящих, коих после моего прихода становилось всё больше и больше.

Спустя около полутрочаса накопления народу, нас было там около семидесяти человек и, будто бы по волшебству, большая часть стульев была занята. Осталось буквально пару мест в самых дальних краях зала, и одно место рядом с краем сидений. На моё удивление, никто так и не захотел сесть рядом со мной. Вроде бы я не такой уж и урод — мама говорила, что я красивый мальчик, да и не так уж и злобно я выгляжу, не хочу отталкивать людей уже в это время.

Думаю, от части из-за этого мой план «не светиться» немного провалился, ведь, наверное, каждый присутствующий успел посмотреть в сторону черно-одетого парня с небольшим рюкзаком. В любом случае, теперь мне заботиться об этом нечего, посмотрели и посмотрели, ведь большего я делать и не собирался–

БАМ

Когда пара организаторов и несколько его помощников настраивали оборудование и перебирали все подготовленные для нас вещи, среди которых я заметил гору наушников, в и без того шумный зал с грохотом ворвалась ещё одна девушка…

Чёрные блестящие на свету волосы, высокая спортивная фигура и совсем небольшой рюкзачок в руках, своим неожиданным возвращением эта девушка тут же привлекла максимальное внимание одним своим появлением.

— Я… Фуф… Ах, — девушка пыталась как можно сильнее отдышаться. — Я успела вовремя?..

И получив положительный ответ, она, ни на секунду не смущаясь, проглядела весь зал на наличие свободных мест и, о какое удивление, самое ближайшее место было…

— О-а… Приветик! — полный радости и доброжелательности голос этой девушки разнёсся по моим ушам, когда она быстренько подошла ко мне, немного поклонившись. — Меня зовут Ольга Миронова, приятно познакомиться с вами!

По пути в мою сторону, эта радостная девушка поскользнулась и чуть не упала прямо мне об колено, из-за этого мне пришлось поймать девушку, а уже сам по себе инцидент такой неуклюжести был своеобразным привлечением внимания. Хотя на секунду я заметил, будто бы эта девушка немного ощупала мои штаны, но я посчитал это чистой неуклюжестью.

— Здравствуй. — с натянутой улыбкой ответил я. Ещё большего внимания получить я не мог, так что решил расслабиться и получать удовольствие от той жизни, что мне уготовлена.

Для меня было удивлением, что эта Ольга так фамильярно решила познакомиться с человеком, который ей просто место должен был уступить, чтобы она прошла. Из-за этого я не сразу решился назвать себя, но этикет всё-таки есть этикет, так что я решил также назвать своё имя, и немного отведя взгляд от Ольги–

Я заметил, что добрая часть зала была повёрнута в нашу сторону.

Десятки любопытных, настороженных и даже угрожающих взглядов направились точно на Ольгу, которая с абсолютной добротой смотрела на меня ту секунду, что я промедлил и даже немного сглотнул слов, ошарашенный окружающим вниманием.

— …А меня зовут Николай, приятно познакомиться—

— Да, я уже знаю, как вас зовут. — немного склонив голову на бок, Ольга доверчиво улыбнулась.

— Что? — резко спросил я, почувствовав вполне реальную угрозу как моей жизни, так и жизни всех окружающих.

Медленно моя рука потянулась внутрь толстовки. Я готов играть в эти игры археологов, но если что-то пойдёт не так–

— Вы, Николай, как и я, — Ольга начала очень весело и одновременно с этим громко. Она специально говорила достаточно громко, чтобы все хоть немного, но услышали. — являетесь археологов S-ранга, а вместе с тем и «контролёром» прохождения «Атлантиды»!

…Беда не приходит одна. Ну, эта беда пришла одна, но наполненная.

— Прости, что? — ещё сильнее ошарашенный, я почувствовал, как ситуации становится всё хуже и хуже. — Ты, должно быть, ошиблась, ведь я просто–

— Ошибки быть не может! — громко и уверено сказала Ольга, смотря её глубоко в глаза.

При зрительном контакте, а особенно таком близком, при должном умении можно прочитать намерения и настрой человека.

Но ровно также, как Ольга не может прочитать моих истинных намерений, видя в них лишь удивление, я не мог почувствовать и в её глазах чего-либо, кроме истинной радости. Она оказалось будто бы закрытая книга, которая категорически не хотела мне раскрыться.

— …

После слов Ольги я почувствовал то неприятное и в тоже время ужасно опасное чувство, когда за тобой следят. В моей работе это ощущение непременно следовало неприятностям, иногда даже фатальным. А в этот момент ощущение слежки было большим, чем когда-либо, потому что теперь абсолютно весь зал тихо наблюдал за мной. Я чувствовал каждый божий взгляд, пытавшийся прочитать меня и само моё существование насквозь. Неприятное ощущение, знаете ли, оно не похоже на выступление на публике, совсем наоборот. На публике это ТЫ что-то показываешь окружающим, а в эту секунду я чувствовал, что окружающие концентрируют на мне, желая что-то сделать или узнать раньше остальных.

— И пришла я сюда, как все понимают, не для участия в этом лёгоньком рейде. Впрочем, как и вы.

Всего на секунду, на мгновение я смог уловить огонёк в глазах этой девушки. Опасный, тем не менее, услужливый огонёк. И наконец-то я понял, почему все в зале так неожиданно напряглись, когда Ольга показала то, кем она является.

Они её боятся. Причём ужасно.

Подозреваю, что это связано с её «внутренней» силой, её истинной сущностью, которая и отдаёт какую-то ужасающую ауру, сила которой была настолько явной, что даже я, хоть и не сразу, смог её ощутить.

И тогда же стало понятно, что я в пух и прах проиграл этой девушке в составлении алиби, а своим спокойствием я только всё усугубил…

Засунув руку в один из карманов моих штанов я почувствовал там твёрдый(хы) бейджик, высунув который я увидел сфотографированное впопыхах моё лицо, вместе с припиской моего имени и несколькими параметрами, среди которых была надпись S-ранга.

Внезапно для самого себя, из обычного археолога D-ранга я стал в мгновение ока археологов S-ранга, неплохой карьерный рост, вы так не думаете?

Впрочем, возвращаясь к Ольге, то эта девушка своеобразно смаковала момент своей истинной силы, в котором вообще все, кроме не видящего магию меня, сконцентрировано наблюдали за её ужасающей мощью. Но, думаю, ещё сильнее их пугало то, с какой учтивостью и уважением она обращается ко мне, в то время как я не показывал никаких признаков волнения.

— Ах, что же поделать, — я засунул бейджик в рукав, почесывая за затылком. — вы смогли найти меня, Ольга.

На этих словах я быстро встал, в то время как Ольга расплылась в радостной улыбке, поднекивая мне идти за ней:

— Рада, что вы это признаёте, Николай! Вы ещё вдоволь насмотритесь на новичков, а пока что попрошу вас не смущать их, хи-хи.

Подмигнув, Оля мягкой походной повела меня к выходу, пока удивлённая толпа молча наблюдала за нами. Но стояло нам показаться около двери, как нас окликнула та самая молчаливая девушка, которая ранее не обращала на меня внимания:

— Что двум S рангам нужно на этом рейде?! — выкрикнула она, умудрившись даже подняться с места.

Её голос был каким-то детским, но всё-таки достаточно уверенным, чтобы, обернувшись, Ольга оборвала начинающийся спор насчёт нашего существования:

— Не твоя ума дела, милая~. —коротко ответила Ольга, показав себя местной «сучкой. — Однако, прошу вас нам поверить — в любом случае у вас нет выбора, но мы не будем бороться с вами за главный приз–

— Да? — тихо прошептал я, находясь за спиной у Ольги.

— …Так что не волнуйтесь и готовьтесь самим бороться на предстоящем рейде! Удачи вам, детишки.

Хоть эта девушка и не подала виду, но она определённо почувствовала мой взгляд, упирающийся прямо ей в спину. Также этот факт подтверждало то, что она, обернувшись ко мне, избежала зрительного контакта и с блестящей улыбкой вышла из конференцзала, а прямо за ней шёл я.

Закрыв за собой дверь, я не сказала и слова, в тишине следуя за Ольгой, которая шла в сторону лифта. Она также молчала, не стараясь даже хоть немного ввести меня в курс дела. В той же тишине мы ждали лифта, который медленно поднимался вверх, пока я сверлил Ольгу своим не самым приятным взглядом. Иногда я умею скрывать, что пялюсь на кого-либо, но сейчас в этом не было нужды. Скорее наоборот, я бы хотел посильнее надавить на неё, хотя вообще возможно надавить на человека такой силы?

Зайдя в лифт, Ольга нажала на самый верхний этаж здания, то есть лифт буквально отправлялся на крышу.

Ещё до входа в здание я заметил, что последние три этажа с девятого по двенадцатый, включая крышу, куда длиннее остальных этажей, так что подъём займёт чуть больше времени, чем до этого.

— Что ж, думаю, сейчас, когда вокруг нет лишних ушей, предлагаю нам получше познакомиться, мистер Николай. — весело сказала Оля, прислонившись к одной из стенок лифта. — Я — Ольга Миронова, работаю на российскую организацию «Дождь», именно моя организация заказывала вас для уничтожения–

Но не успела это девушка с ужасно дрянным ртом договорить, как я кулаков ударил ей в живот, локтем той же руки зарядив ей в подбородок.

После этого, не тратя энергии на ожидания, я правой рукой схватил глотку этой довольно лёгкой девушки, приподняв её повыше. Второй рукой в тот же момент из своей толстовки я вытянул среднего размера Glock — небольшое оружие в принципе, зато благодаря тяжёлым патронам сможет разнести человека на куски за доли секунды.

Оружия я направлял не в шею или голову, я прижал пистолет к животу Ольги, чтобы уж точно не промахнуться — кто знает, на что способны эти S-ранги, знаете ли.

Чего я не ожидал, так это той силы, с которой Ольга ударила по моей руке, использовав свою ногу — от удара моя левая рука тут же соскользнула вправо, а пистолет упёрся в металлическую обшивку лифта. Многие дураки на моём месте, перенервничав, могли спустить курок и для них это бы значила быстрая кончина, так как пули даже обычного пистолета в условиях узкого металлического пространства просто убьют их, рикошетом отскочив от стен. Этого рикошета можно избежать, если выстрелить вдоль человека, который примет основную скорость пули.

Это я и собирался сделать, снова левым локтем ударив поддых Оли, которая руками пыталась отодрать мои руку с её шеи, но безуспешно — каким бы крутым археологом и человеком ты бы не была, МОЮ силу тебе не перебороть.

И стояло мне снова направить пистолет на живот Ольги, как я уже нажимал на спусковой крючок, решив, что говорить с раненным археологом куда безопаснее, чем со здоровым–

Дзинь

Не успел я выстрелить и не успела Оля ударить ногой мне в висок, а она уже замахивалась, как двери японского лифта медленно открылись на последнем этаже, то есть крыше, и перед нами двумя, находящимися немного в неловком положении, стоял седоволосый мужчина в очках и официальном костюме. Он держал в руках бутылку какого-то виски, а заметив нас, не показал никакой реакции, кроме как улыбки со словами:

— Вижу, вы уже познакомились поближе, да, Олечка? — мягко спросил он, отойдя на шаг от лифта.

— …Можно и так сказ… Кха… Сказать, сэр…

Оля попыталась ответить мужчине, но, видимо, совсем позабыла, что я держу её за шею в 20–30 сантиметрах над землёй. Впрочем, когда она начала окончательно задыхаться, я её отпустил и Ольга с грохотом упала на пол, договорив.

— Здрасьте, — повернув свою голову к мужчине сказал я. — извиняюсь за такое первое впечатление, да?

Говоря это, я просунул левую руку с пистолетом в свою толстовку, зацепив пистолет в один из десятка мини-карманов для оружия. Но руки из толстовки я пока не доставал, оценивая окружающую ситуацию.

Вертолёт на крыше, никого внутри, но нет и кабины пилота… Мужчина не скрывал своего спокойствия в этой ситуации, в то время как Ольга, чья шея была красная как помидор, с игривой улыбкой ощупывала шею. Я видел какое-то наслаждение в ней, мазохистка?

— Пожалуй, Николай, ты производишь вполне неплохое впечатление. И, наслышанный о твоём характере, предположу, что моя неуклюжая подчинённая сказала что-то не то?

— …Откуда-то, — косо взглянув на мужчину сказал я. — она знает про вещи, которые в слух могут говорить только мертвецы.

— Извините, сэр, он прав, — попытавшись встать начала Ольга. — но этот парень именно тот самый, о котором вы мне рассказывали, так что я не могла не попытаться подкольнуть его о теме операции «Рас–

— ОЛЬГА. — мужчина резко повысил голос, моментально заткнув и в тоже время испугав эту девушку. — Попрошу не распускать здесь подобных вещей, понятно?

— Д-да, сэр, прошу прощения…

С этими словами, испуганно смотря на своего начальника, Оля самостоятельно пошла к вертолёту, пока я, выйдя из лифта, стоял неподалёку вместе с этим мужчиной.

— Пожалуйста, Николай, — смотря на величественный Токио начал мужчина. — я понимаю, насколько эта тема запретна в ваших кругах общения, но ради всего святого, несмотря на острый язык Ольги, не нужно так нападать на неё. Она имеет огромное значение–

— Сейчас для меня она имеет одинаковое значение с манекеном на стрельбище, и если она дальше будет говорить что не стоит, то более я не буду ждать, пока вы утихомирите своих щенков, мистер «Дождь».

— …

И всё-таки, у этого мужчины неплохая реакция. Хоть он и не успел вовремя заткнуть свою подчинённую, но он это сделал хотя бы достаточно громко, чтобы я не решился прямо в лифте всадить в неё всю обойму пистолета. Но благодаря болтливости этой девушки я понимаю, что нахожусь в стане людей, которые всё обо мне знают.

Отойдя от нашего места переговоров, я медленно поплёлся в сторону вертолёта, пока мужчина шёл вслед за мной, приговаривая:

— Думаю, Николай, всем нам понятно, почему мы забираем вас отсюда?

— Видимо, кого-то надо убить? — не оборачиваясь спросил я.

— Нет, Николай, — неожиданно для меня сказал он. — вам нужно спасти. И не «кого-то», а всех тех юношей и немощных археологов, которых вы видели в конференц-зале.

Сжав обе руки в кулак, я остановился на месте, наверняка немного припугнув этого мужчину своей реакцией, хотя несмотря ни на что, я и без какой-либо особой реакции, как мне говорила Лиза, выгляжу зловеще.

— Николай, просто–

— Просто Николай. — прервав мужчину, я, наоборот, сказал его слова, придав им иной смысл. — Обращайтесь ко мне на «ты», сначала ведь вы так и говорили? Будем честны, когда наниматель обращается к киллеру на «вы», становится как-то не по себе.

— А, в-ты-э… Ты согласен? — немного удивившись переговорам, которые прошли за секунду, мужчина переспросил меня.

— Нет, скорее всего, когда мы сойдём с вертолёта, я попробую вас всех перестрелять, — то-ли в шутку, то-ли серьёзно начал я. — но бутылка Джека Дениелса в ваших руках говорит как минимум о том, что мне стоит вас выслушать.

— Ха… А байки о тебе не врут, Николай.

— О? — дойдя до вертолёта и уже залезая на него удивился я. — И что же там про меня говорят?

— «Киллер сильнее любого археолога, но страшнее его силы только его чувство юмора». — видимо, придумав это на ходу сказал он.

— Хм, ну, вот и узнаете.

На этих словах, уже стоя в вертолёте, я подал руку мужчине и поднявшись наверх, он нажал несколько кнопок и двери автоматически закрылись, а вертушка взмыла в воздух, улетая куда-то на северо-запад.

Глава 6

Спустя несколько часов мы прилетели на место назначения.

— …Ого. — шепотом сказал я, увидев в иллюминаторе вертолёта приближающийся издалека клочок земли посреди Тихого океана.

Я, Ольга и неназванный вам мистер «Дождь», являющийся одним из лидеров одноименной организации, молча летели в самоуправляемом вертолёте, который летел на недавно появившийся из земли остров «Атлантида», где спустя несколько дней пройдёт один из рейдов B-ранга.

Во время нашего, честно говоря, утомляющего полёта никто и не пытался поговорить о предстоящем деле: Ольга молча сидела у одного угла вертолёта, сохраняя твёрдую осанку, но по её выражения лица было видно, что ей, откровенно говоря, было скучно.

Я вместе с мистером, в тоже время, проводили досуг с пользой — распивали бутылку крепкого спиртного.

Могу предположить, что таким Макаром он хотел попробовать опьянить меня, чтобы в итоге я стал подобрее, а может и спокойнее. Учитывая то представление, которое я вытворил до нашего вылета, это вполне неплохой ход. Впрочем, у него ничего не получилось, а скорее наоборот: спиртное, хоть и временно, но обострило мои мысли. Хотя, с другой стороны, лицо у меня точно стало полегче, я могу даже считать, что у меня не было угрюмого выражения на лице, но улыбки также не было. Довольно печально, но всё-таки.

— Официально, этот остров появился на этом месте около месяца назад: тогда же и начался набор на рейд. — спокойно сказал немного красный мистер «Дождь».

— А на практике? — с небольшим интересом спросил я, посчитав, что остров появился гораздо раньше.

— Неплохой вопрос! — отведя взгляд от меня, он своим зорким взглядом смотрел на остров. — На практике, он выскользнул из земли неделю назад.

— Что? Как вы тогда знали, где он появится–

— Прошу простить, Николай, — всё также спокойно говорил мужчина, переведя свой взгляд на меня. — но этого тебе знать пока не стоит. Но важнее, что сейчас самое время немного ввести тебя в курс предстоящей работы.

— Когда мы находимся в нескольких километрах от острова, откуда я никак не смогу уйти? Да, пожалуй, неплохой момент. — вздохнув ответил я, демонстративно громко зевая. — И вот?

Мужчина на секунду взглянул на готовую к делу Ольгу, которая, уловив взгляд начальника, подняла свою левую руку, нажав на одну из кнопок на панели над её головой.

После этого, спустя несколько секунд запуска компьютера, небольшой проигрыватель в центре потолка вертолёта открылся, начиная проецировать в центре вертушки полную карту небольшой острова, включая подземные ходы и высокие горы там.

— Думаю, тебе прекрасно известно о существовании системы рангов как для археологов и артефактов, так и для мест проведения «рейдов».

В ответ я лишь кивнул, позволяя мужчине продолжить.

— …Так вот тот остров, куда мы летим, является «совмещённым» рейдовым островом. Это один из трёх особенных модификаторов, которые появляются у тех или иных мест. «Совмещенный Рейд», «Рейд-гробница» и «Рейд-зеркало». Про последние два вида говорить нет смысла, а вот совмещённый рейд, как и говорит его название, является местом, где совмещено сразу несколько рейдовых мест.

— Несколько островов в одном? — шутливо спросил я, немного прервав мужчину.

— Можно и так сказать. — спокойно ответил он, продолжив. — В нашем случае, было совмещено сразу два рейда: B-ранг и S-ранг. И сразу вижу по твоему лицу немой вопрос: «Почему бы вам просто не собрать кучку таких же S-рангов».

— Да, вы правы, почему бы вам просто не собрать кучку таких же S-рангов? — с улыбкой спросил я. Но видя лицо мужчины и Ольги мне стало понятно, что они тут же поняли все мои эмоции даже сквозь улыбку.

Мистер Дождь снова посмотрел на Ольгу и та, недолго думая, нажала сразу на всю панель своей ладонью, и проекция посреди комнаты разделилась на пятнадцать довольно похожих островов. Думаю, так быть не должно, но и бюджета на проекцию получше у них не было. Что поделить — русские.

— Проблема в том, Николай, что за последние пять недель таких врат было открыто пятнадцать. — резко сказал мужчина. — И сейчас археологи A и S рангов из кожи вон лезут, чтобы пройти каждый из этих рейдов. К сожалению, мы уже столкнулись с последствиями того, что из себя представляют эти острова, клочки земли или даже целые части стран:

С этими словами Ольга без какой-либо команды нажала ещё на одну кнопку на панели, и один из верхних островов развалился…

…А потом взорвался. Неприятное зрелище, особенно при том, что мы уже приземляемся на один из таких.

— Остров, который появился как часть Сомали был первым из этих совмещенных рейдов. Его «поверхностный» ранг был E, но совмещенно там было ещё два S-ранга. Итог: местные археологи не справились с зачисткой острова, иностранные археологи или военные просто не успели прибыть, и остров самоуничтожился. Почти 60 % Сомали было сожжено, огромные потери.

— Почему это нигде не указано?..

— Потому что мы не допустили, чтобы это было указано хоть где-либо. Пресса была заткнута силой, более популярные СМИ рассказывают про очередную вспышку терактов по всей Сомали и начавшуюся гражданскую войну. А сами Сомалийцы заперты в своей погибающей стране.

— Но это ведь буквально общемировая ложь и умышленный геноцид населения, не правда ли? — без каких-либо эмоций или экспрессии спросил я, проверяя его взгляд.

Да, это определённо оно. Эта пустота и горящей в ней огонёк именно то, что я и желаю видеть в человеке, которому уже нечего терять, но есть что сохранить.

— …Я, правительства множества стран и лучшие гильдии мира понимают это. И если спокойное время настанет, то мы готовы понести наказание за всё сделанное…

«Если» меня очень насторожило. Звук ослабляющихся лопастей вертолёта начинал потихоньку перекрывать любые другие звуки, из-за этого мистер Дождь перестал говорить, а Ольга, встав со своего насиженного места, отключила проекцию островов.

— Но пока всё наше существо под угрозой! — величественно сказал мужчина, также поднявшись во весь свой рост. — Мы сделаем всё, что требуется, чтобы спасти НАШ народ.

Кем он назвал «наших» остаётся для меня загадкой, которую я, впрочем, никогда и не хочу разгадывать. Это вещь из разряда «возможно не стоит задумываться».

И на этих его словах вертолёт окончательно сел. Лопасти противно верители вокруг, пока мы выходили из него.

Мне открылся неплохой вид на военный лагерь, созданный вокруг нашей вертолётной площадки. Нельзя сказать, что мне так уж понравилась окружающая зелень, влага и кучка народу, одетых в военную форму, но какой-то внутренний азарт играл при первом появлении неплохую роль.

В общем-то так я и попал на остров «Атлантида». Место, которое через три недели должно стать самым опасным S-ранговым рейдом за долгое время, а по совместительству место, где скопится почти сорок среднерослых археологов. И этот бардак мне придётся разгребать…

***

— …Они так на взводе. — про себя сказал я, увидев кучку солдат, вооруженных винтовками, которые встречали нас вокруг вертолётной площадки.

Эти солдаты были чем-то средним между обычной контрактовой армией и особой «гвардией». От контрактников в них была «камуфляжная» форма и, как я заметил, основной род деятельности: они занимались охраной местности и что-то копали. Хотя, они же не призывники, так что ж они копают…

А от гвардии у них было очень даже неплохое снаряжение: модифицированные АК, которые не у каждого ценителя встретишь, так ещё и несколько сверхлёгких пластин «Полимер», которые надевались под гражданскую или камуфляжную одежду, защищая от нескольких попаданий из калибра 5.45.

— Думаю, они просто очень рады тому, кто прибыл на их остров. — с усмешкой в голосе сказал мистер «Дождь», вместе с тем скомандовав какие-то маловажные мне команды паре солдат. — В любом случае, нам сейчас нужно опуститься на вашу будущую базу.

— Опуститься? — в один голос с Ольгой мы удивились такому повороту событий.

А мужчина лишь вздохнул, пойдя вперёд. Следуя за ним, я довольно быстро заметил довольно большой люк метров 2 диаметром. Вокруг люка стояло несколько палаток с охраной и генераторами.

Открыв люк своей зверской хваткой, мистер «Дождь» первым прямо-таки запрыгнул вниз по аккуратному тоннелю, а вслед за ним, перепрыгивая ступеньки вниз, понеслась Ольга.

Но вот я сразу же не пошёл за ними, а получив минутки свободы, осмотрелся на окружающие леса, пару возвышающихся пригорок, которые с трудом можно назвать горами и лагерь военных в целом.

«Бедненько», — тут же подумал я, заметив средненькие размеры пары палаток для сна военных, мед. Палатка и несколько побочных «лагерных» зданий.

Влажная местность, но с океана дул холодный бриз. Лес, который был заметен с моей стороны острова напоминал весенние субтропики. Однако, раз уж этот остров появился, скажем так, искусственно, то от климата здесь можно многое ожидать.

Долго стоять и разглядывать лагерь, к моему сожалению, я так просто не мог — их глаза постоянно следили за мной. Эти военные постоянно бросали на меня взгляды, следили и даже целились в меня из своих выдуманных пушек, раздумывая над вариантами того, что бы эти вояки сделали, начни я бесноваться. Неприятно ощущение, знаете ли, однако в это лагере я ощущал от каждого из этих взглядов эмоцию, пожирать которую доставляло одно лишь удовольствие.

Страх. Откровенный и подкреплённый образом, построенным в их головах. Этот общий страх самого моего прибытия на остров напоминал мне эпизод, произошедший несколько часов назад.

В любом случае, не ожидая, пока мне в спину пустят пулю, я медленно, ступенька за ступенькой, стал спускаться по двадцатиметровому тоннелю вниз, опираясь на каждую ступеньку во весь свой вес.

— А ты не из торопливых? — резко спросила Ольга, которая всё это время стояла неподалёку от конца тоннеля, откуда я сошёл спустя несколько секунд спуска.

— Безопасность — превыше всего! — карикатурно самоуверенно сказал я, подняв указательный палец левой руки вверх. — А где твой начальник?

— Гр… — Ольге определённо не понравилось моё сначала несерьёзное, а потом пренебрежительное отношение к ней, но она, стиснув зубы, промолчала.

И абсолютно правильно сделала, особенно с учётом всего того, что она успела наговорить раньше. Как минимум, она решится сказать мне что-то против только когда нам никто не будет мешать.

— Он ждёт дальше по коридору. — полностью успокоившись и даже как-то развеселившись продолжила она.

***

Проходя по прекрасно отстроенному белому коридору, я невольно задумался: как они вообще смогли всё это выстроить за неделю и, что важнее, зачем они это сделали?

Но выйдя из белого коридора в основную часть бункера, мои глаза немного выпучались, а рот открылся, так как ожидать, что они успеют всунуть в огромный ход путей из нескольких полноценных коммун с путями по всему острову…

Ну, я это узнал не проходя по всем этим коммунам, не подумайте неправильно, просто выйдя из коридора в зал, где нас ожидал мистер «Дождь», я увидел голограмму с надписью «Карта Подземелья» и кучу разных путей. Остальное сложить было не так уж и сложно, но я всё равно удивлён.

— Когда вы успели это построить? — с ходу спросил я, удивив вопросом Ольгу, но «Дождь» никак не изменился в лице.

— Секрет. — закрыв один глаз сказал он, усевшись на округлый диван вокруг воспроизводимой из потолка голограммы. — В любом случае, хоть и не вживую, но Ольга знакома с большей частью этого бункера, а изучая его на практике, думаю, вы немногое потеряете. Также генераторы уже запитаны, внутренние запасы продовольствия и медикаментов проверены… Этот бункер рассчитан приблизительно на полноценную жизнь девяноста человек в течении пары месяцев, так что, думаю, плохо вам двоим здесь уж точно не будет, не правда ли?

— Двоим?.. — про себя переспросил я, закрыв глаза.

Я хотел стереть себе воспоминание об этой фразе, чтобы наш разговор прошёл чуть спокойнее–

— Сэр?..

Но забыть такое было не суждено.

— А что такое, вы двое? — с хитрой улыбкой на лице спросил мистер Дождик, встав с дивана и выключив голограмму. — Если мы по всему острову расставим военных, даже под землёй, то всё может пойти совершенно не по задуманному плану. А если два S-ранговых археолога, которые уже появлялись в подготовке к рейду, будут периодически мелькать то тут, то там, вряд ли первую неделю хоть кто-то догадается, какова ваша настоящая цель на это соревновании, а дальше уже, быть может, они успеют найти посох…

Мы с Ольгой переглянулись и увидев друг у друг на лице одинаковое выражение всеобщего нежелания оставаться в этом месте вдвоём, мы уж было хотели привести аргументы за добавление нам в отряд других людей, но мы не успели даже слова сказать, как мой новый заказчик продолжил напирать:

— Кстати говоря, этот остров будет разорван в клочья внутренним взрывом от не пройдённого рейда где-то через три-четыре недели.

— …

Ольга, на моё удивление, спокойно молчала. Понять, что остров рванёт через месяц было стечением обстоятельств, понят из ранних рассказов мистера Дождя, так что дождём среди ясного неба эта информация не стала (как вам каламбур, неплохо, а?).

Видимо, этот мужчина сказал нам уже всё, что нужно было ему, поэтому уйти на этом было для него лучшим решением — тем более, что вскоре солдаты наверху почти наверняка соберут свои вещи вслед за лидером — не оставаться ведь один на один с какой-то безумной S-ранг археологом и… Мной.

Впрочем, когда Ольга отошла с пути и вышла в сторону голограммы, чтобы самой что-то для себя проверить и узнать, он остановился рядом со мной, говоря спокойным и даже немного ледяным голосом:

— Николай, я понимаю, что наша предыдущая операция доставила тебе множество неудобств… Но, зная твоё положение, я хочу уверить тебя в одном:

И после этого, как бы Ольга не напрягала свои уши, и восприятие, следующих слов мистера Дождя она не услышала, потому что он ничего не сказал. А если бы и сказал, то вещь, которую он хотел сказать в слух была бы последней в его жизни.

Но, чтобы не скрывать от вас ничего столь неважного, я даю вам считать, что губами этот человек сказал следующее:

«Она. Будет. В порядке».

В ответ на эту фразу я ничего не ответил, сопровождая уходящего мужчину взглядом, как я думаю, какого-то высшего отвращения и ненависти, потому что этими немыми словами он ясно дал понять одно.

Отныне я заперт на этом острове. И вне этого места у многих людей теперь есть жестокий рычаг давления, способный поставить меня в положение, когда я хоть вплавь, но выберусь отсюда.

— До свидания, Ольга, надеюсь ты оправдаешь наши ожидания! — напоследок сказал мужчина, закрыв за собой дверь.

Несколько минут мы сидели в тишине вокруг голограмм, которые для себя проецировала Ольга. Она изучала внутреннее и внешнее строение бункера, смотрела по расположению выходов, прошлась как по списку медикаментов, так и по всем используемым запасам электричества и внутренней вентиляции. Она листала различную информацию с такой скоростью, что было больше похоже на то, будто бы Ольга просто хотел оценить общую доступную информацию.

В какой-то момент, когда голограмма стала выносить вероятности появления артефактов в том или ином месте, я уже не смог следить за алгебраичными двойными уравнениями с множеством переменных, написанных для меня наоборот полупрозрачным шрифтом.

Ну, и всё-таки я попытался понять написанное там, что было не так уж и сложно, если просто сконцентрироваться на последних ответах, то там и будет средняя вероятность, которая, тем не менее, меня не сильно радовала.

— Интересно, когда они улетят? — вслух задумался я, чтобы немного разрядить царящую внутри комнаты обстановку.

— Уже. — просто ответила Оля, продолжая рыться во внутренних документах, дела до которых мне было ещё меньше, чем до чего-либо ещё.

— Вот оно как, уже? — с напыщенным удивлением переспросил я, встав с кресла. — Быть не может, но проверить такое стоит.

— Да-да, сходи… — без особого интереса сказала Ольга, отослав меня наверх, куда я и пошёл.

Путь моей неспешной походкой и аккуратным подъёмом вверх занял не больше двух минут, но с лёгкостью открыв крышку люка я увидел вокруг себя крутое, невероятно ничто.

— …Сукины дети. — от удивления выругался я, осмотревшись вокруг.

Пустая местность, полная истоптанной земли и кучки деревьев по периметру. Не знай я, что тут было ранее, то и не догадался бы до того, что здесь был небольшой переносной лагерь военных. Почти наверняка они не уместились в этот вертолётик, что привёз нас, так что могу предположить, что на нём был GPS, благодаря которому остальные вертолётные части смогли заранее прилететь.

Вернувшись обратно в комнату заседания я не нашёл Ольгу, но увидел сквозь одну из приоткрытых в другой коридор дверей свет. Из комнаты заседания выходило два коридора, так что это хорошо, что Ольга подала такой знак о том, где она.

Идя вдоль её следов, я сначала зашёл в протяжный коридор навроде того, что был у входа в бункер, и выйдя в очередную комнату, я увидел там уже три развилки — одна выходила направо, в сторону других развилок из предыдущих дверей, а две других выходили в неизвестные мне направления. В этой комнате было только лишь пару «бессмертных» растений и два кресла, которые играли скорее роль интерьера, чем функционала.

Но даже в этой развилке, в передней двери, идущей в неизвестном направлении, был направлен ужасно длинный коридор, который также был освещен включенным светом.

Проходя по коридору я заметил, что его ширина и длина сделаны приблизительно для двух человек среднего телосложения, но не более того — неприятное, но занимательно совпадения, вспоминать которое можно разве что сидя в ванной.

…Какой же длиннющий коридор. Правды ради, это было оправдано размерами самого острова — по данным в архивах, он был размером почти 10 квадратных километров, то есть этот остров, несмотря на свои «маленькие» размеры, мог считаться небольшим городом.

— Если весь бункер пролегает под островом, то передвижение по нему будет проблематичным…

С этими словами я наконец-то вышел из протяжного белого коридора, который на моё удивление был сделан в том же стиле, что и предыдущий.

А зашёл я в огромный светлый зал, в центре которого и стояла Ольга. Девушка с холодным спокойствием осматривала два направленных друг на друга стола с компьютерами, тремя мониторами на каждом и офисными стульями на колёсиках.

— …Ого, что это за местечко? — с неподдельным интересом спросил я, хотя я уже знал ответ.

— Комната слежки за участниками рейда. — со вздохом ответила Ольга. — Тут есть секретный ход наверх, компы соединены с интернетом, но основная функция внутри компьютеров — весь функционал прослушивания внутренних каналов участников, все их способности, навыки, характеристики, всё есть в их базах…

— Ну, хах, как вижу, тут сделаны все условия, чтобы мы могли даже не выходить из комнаты, — я зашёл глубже в зал, видя по бокам несколько столов у стены, на которых были пока закрытые закуски, кофемашина с зёрнами, пару подушек и много другого полезного и бесполезного. — даже не знаю, к чему бы здесь докопаться!

Она, скажу вам честно, шутки юмора не оценила и ответила одним лишь взглядом, полным отвращения, кошмар-то какой…

— Если говорить на чистоту, — снова начал я, проходя всё ближе и ближе к девушке, но держа дистанцию «побега». — то я ожидал, что стоит военным смыться отсюда, как ты точно попробуешь меня прибить.

Я говорил самонадеянно и скорее даже пренебрежительно, пытаясь вывести эту девушку на эмоции. Впрочем, она просто проигнорировала мои слова, продолжая рыться во включённом компьютере.

— Но, до сих пор удивляя меня, ты пытаешься вести себя всё также холодно, — я продолжил гнуть свою линию, и только услышав «пытаешься», я заметил на лице Ольги резкую, но малозаметную обычным людям перемену: она немного приподняла нижнюю губу. — интересно, почему же? Мне показалось, что ты хочешь вести себя по-детски весело, или это всё ты можешь делать только в окружении ни на что не способных пешек?

На последних словах Ольга, немного не рассчитав, грохнула мышку о стол. Не знаю, какая именно из моих наживок сработала сильнее, но мне хватает того, что она всё-таки сломалась, хоть и не полностью:

— Потому что ты этого и хочешь. — стараясь контролировать свои эмоции ответила Ольга. Но по её тону сразу было понятно, что она начинает злиться.

— Чего это я хочу? — с ничем не выражающим лицом спросил я, не наступая на предыдущие грабли.

Точно также, как я пытаюсь вывести её на эмоции, она, подобно Аманде, выказывает ненастоящие эмоции, стараясь запудрить мне мозги. Хорошая затея, но ей не повезло, что меня меньше недели назад уже попытались этим облапошить.

— Хочешь вывести меня на эмоции!.. — пытаясь как можно откровеннее показать, что она точно злится, Ольга только сильнее показывала, что она лжёт.

Вздохнув на это, я пошёл к «своему» компьютеру и включив его, я заметил несколько стандартных ярлыков операционной сети и пять новых. В основном это были программы для отслеживания участников и всяческой информации о них, так что пока не вижу смысла вам о них рассказывать.

Концентрируя взгляд на центральный монитор, я всё ещё отчётливо замечал интересующийся взгляд Ольги, которая исподтишка пыталась разглядеть на моём лице довольную улыбку, чтобы она сама поняла, что наживка заглотана. Но видя на мне гордое ничего, она зашла со всех ног:

— Не поверил, да? — грустно, но в тоже время усмехнувшись спросила она.

— Неа. — приподняв плечи ответил я. — Но попытка была неплохой.

— Аргх! — устало заскрежетала она, уставившись лбом о стол. — Ну какого ж чёрта меня заперли тут со мной?!

— Ты удивишься, но меня посетил тот же вопрос. — с явной иронией сказал я, роясь в делах будущих археологов. — «За что?!», за что меня заперли на одном острове с ней? К сожалению, ответа на этот страшный вопрос я пока не–

— Ай, просто заткнись. — вявкнула девушка, выключив компьютер. — Я пошла спать.

— О, тут неподалёку есть кровати? — спросил я, прослеживая взглядом за талией Ольги. — А не скажешь–

— По коридору, потом будет кухня и иди направо, там будет твоя комната. — отрезала Ольга, открыв дверь в ещё один настолько длинный коридор, что я так и не заметил его конца. — Моя комната по коридору налево, попробуешь зайти туда — я тебе—

— Мои пистолеты в жопу засунешь, да-да-да, спасибо. — забив на эту девчушку ответил я, погрузившись снова в компьютер передо мной. Благодаря нескольких мониторам и удобной внутренней версии ОС, без труда можно было одновременно листать сразу пять, а то и семь разных программ, что я и делал, проверяя сразу пять листов характеристик будущих археологов.

А Оля снова рявкнула что-то вроде «Ну и нахер иди!» и ушла, не желая больше общаться с таким как я.

Ну, мы оставили друг о друге, подозревая, довольно смешанные ощущения, но первый неудачный день нельзя считать провалом в целом. Вот сейчас, к примеру, я понял, что драться мы с ней, по крайней мере в ближайшее время, не будем. Всего лишь деталь, зато меньше хлопот в будущем.

В любом случае, на том я и упущу будущие детали моих чтений кучки бумаг о моих будущих жертвах… Эм, жертвах защиты? Оберегаемые Цели? Даже не знаю, но так или иначе, но в ближайшие три-четыре недели именно их я и буду защищать.

Зачем? Сам пока не знаю, мне даже денег за это не предложили, да и чего будет дальше я тоже не представляю.

Буду стараться кидать эти хрупкие яйца туда-сюда, чтобы… Кхм, ладно, я со своими апофаризмами никогда не был силён, я предпочитаю действовать, знаете ли, так что давайте сойдёмся на том, что теперь ваш экран затухает и переносится на следующий день!

Глава 7

На следующую… Ночь? Не знаю, я так и не захотел выйти проверить другие помещения, проведя в этом серверном зале почти девять часов.

Совру, если скажу, что всё это время я занимался какими-то полезными делами — добрую часть времени я строго распиздяйничал, даже поспать успел. Но всю основную информацию я смог узнать, прочитать и подготовить в собственном мозгу, а где-то в 9 вечера по Токийскому времени я даже позвонил паре человек в совершенно разных частях мира. Но этот звонок пока более чем вам бесполезен, так что лучше погрузимся во столько же бесполезные вещи, которые произошли, когда Ольга, видимо, проснулась и сама зашла в серверную:

— …Ты тут подохнуть успел? — с долькой отвращения спросила Ольга, зажмурившись. — Ужасный запах.

— Хм, откуда же он? — в шутку спросил я, демонстративно понюхав подмышку своей толстовки. — Да вроде ничем кроме ткани не пахну, чой-ты?

Но Ольга не стала меня дослушивать, захлопнув за собой дверь и, по всей видимости, направившись обратно в свою комнату.

— Ну, тебе же хуже. — тихо сказал я, продолжив работать на компьютере, составляя в Word возможные маршруты пути по острову.

На самом деле, путешествие по острову, на моё удивление, куда сложнее, чем я представлял до этого. Ясное дело, что ландшафт напрямую зависит от наличия гор, лесов, их размеров и количеств, а вдруг ещё будут искусственные водоёмы, как их тогда обходить, а если погода испортится? Болотная местность станет непроходимой, горная чересчур опасной, а лесная не везде найдётся.

Но пока я сам себе на уме задумывался об этом, выбивая дверь с ноги, Ольга во второй раз ворвалась в «серверную».

В этот раз на лице девушки была своеобразный респиратор, в левой руке довольно большая пластиковая таблица с металлическими краями и маркер, а в правой какой-то безымянный очиститель воздуха.

— Откуда ты всё это находишь?.. — не без восхищения спросил я, видя боевой настрой девушки. — Но даже при этом— КХА ТЫ ЧТО–

Откуда я мог ожидать, что вместо очистки комнаты, эта дурында первым делом брызнет очистителем мне в лицо?! Первый, как говорится, коронный, ведь первым брызгом она меня застала врасплох и я попятился на своём офисном стуле назад, а продолжая брызгать эту гадость мне в лицо она мало того, что ослепила меня, так ещё и прижала колёсико стула ко столу, и чересчур надавив на него, я перевернул стул и звонко грохнулся на пол, крича от ужаса, и стараясь вытереть лицо, что, впрочем, было более чем бесполезно.

Да, извините, я не хочу показывать и в деталях разъяснять вам, как я жалко лежал на полу и плакал.

— Отныне! — прерывая мой ор своим высоким голосом, Ольга с оружием смерти отошла от меня, подойдя к стене напротив. — У нас будет доска правил, ясно?

— …Ай. — немного придя в себя, я всё ещё слабо мог различать окружающий мир, да и к тому же различать его я не хотел. — Что?.. Зачем?..

Контуженный я не мог чего-либо противопоставить этой самоуверенной девушке, которая, жестко подавив сопротивление, ставила свои правила в этом бункере.

— Теперь мы оба можем устанавливать правила здесь. — продолжила Ольга, крепя доску на стену. — Вводить мы можем сколько угодно правил, но их всё равно должно быть поровну, так что это честно!

— Да какой честно, ты мне глаза хлоркой промыла?! — пытаясь прийти в себя орал я. — А, что ж тебе надо-то?!

— Моё правило, — гордо заявила Ольга, своим каллиграфическим почерком выверяя его на доске. — «в комнатах, где одновременно могут находиться сразу два человека, никто не может находиться дольше 3 часов подряд». Наказанием будет… Готовка еды весь следующий день!

— А?.. — я даже в состоянии умирающего мозга почувствовал несколько подводных камней этого правила и уж было хотел о них заявить, но вместо этого я мог только всхлипывать, ведь, повернув голову, я снова почувствовал, как испарения от очистителя ударили мне в глаза, расщепляя сетчатку глаза на микрочастицы. Что ж это был за очиститель воздуха такой, может она туда кислоты подлила?

— А каким будет твоё правило?~

Ольга заранее всё подготовила, чтобы в этот раз победа была точно за ней. Боль в глазах, дезориентация, большой поток информации в мозг и несколько доминирующий тон речи этой девушки должен был возыметь простой эффект: я бы воспользовался своей квотой на правила на какую-то глупость под эффектом момента. Но, само собой, я же не настолько низок, чтобы на такое–

— Я хочу!.. Чтобы никто и никогда ничего не брызгал мне в лицо!

Да, я попался как рыбка на крючок, но сами попробуйте получить очистителем в лицо и никак не реагировать.

— Хорошо! — с радостью ответила Ольга, продолжив. — А каким будет наказание, если «кто-то» ослушается, хи-хи?

Она упаивалась своей безнаказанностью и моей ничтожностью. Ну, что тут поделать — против очистителя в её руке не поспоришь.

— А наказание… Чтоб этот «кто-то» делал перепись всего оружия в бункере!..

Я уже не смог додуматься до наказания получше, но и это пойдёт.

— О как, — промычав сказала Ольга. — ну, пусть так оно и будет…

Но девушка не торопилась записывать моё правило и наказание на досочку, а вместо этого потихоньку подошла ко мне и хорошенько так, с чувством брызнула очистителем прям в моё красное и злости лицо… Да, это было ужасно, но я выше того, чтобы–

— ААААХ, ЧЁРТОВА ОБЛЕПИХА С РОЗОЙ! — начиная в конвульсиях перекатываться орал я. — ТЕПЕРЬ-ТО ЗА ЧТО?!

— Ну, отныне я не могу тебя брызгать, — с холодным спокойствием подойдя к доске, Ольга медленно записала моё правило и наказание на доску, положив маркер неподалёку. — а я ещё не наигралась с этой штукой, вот и напоследок попробовала. Понимаешь, последняя закурка, да?

Но я её уже не слышал, мёртвым пластом лёжа на полу с выражением лица истинного страдальца. Правда, мою живость немного спалило то, что я руками поправил немного приоткрывшуюся толстовку, а то вдруг она увидит там то, чего ей видеть уж точно не стоит.

— Ай, ты такой скучный. — вздохнув сказала Ольга, пройдя на своё место. — И ты тут уже точно дольше трёх часов подряд, так что иди готовить завтрак–

— Так. — как-то неожиданно для Ольги, я пришёл в себя. — Почему это ты до написания правил могла травить мне морду и ниче, а как я сидеть до правила, так сразу–

— Ты хочешь поругаться с очистителем?

— Нет, мэм.

И с этими словами я сдался во власть этого волевого… Очистителя.

— О, — уже направившись в сторону двери в коридор на кухню, я остановился, повернувшись своим красным лицом в сторону Ольги. — что тебе приготовить?

— Ч-что? — немного удивившись, девушка не сразу поняла вопроса, но спустя миллисекунду она пришла в себя и ответила. — Ну, на завтрак можно было бы какие-нибудь тосты, не знаю…

— Ну, тосты так тосты. — кивнув ответил я.

После этого, я весь чистый и хорошо пахнущий направился из серверной в сторону кухни, которая находилась в двух коридорах от меня, то есть ОЧЕНЬ даже далеко. Неприятно, когда коридоры по пятьсот метров длинной, но, к счастью, то было только пару длинных коридоров, остальные оказывались куда короче.

Также я сумел заметить кое-что интересное: c каждым коридором по несколько сантиметров, но я уходил глубже в землю. Не совсем могу объяснить это чувство, что-то вроде внутреннего глаза, который сразу же замечает такие постепенные изменения.

— Ого…

Кухня оказалось реальной «кухней» как в полноценных ресторанах: большое помещение с различными плитами, посудой и приборами, хотя большинство из них и было выключено.

Газовая плита не работала за отсутствие, собственно, газа в ней, а электрическая просто не была включена, что решалось секундным действием — подключением плиты к проводам неподалёку, но вместо этого я решил направиться в один из складов по коридору налево. Но для начала, найдя целый рулон тряпок, я хорошенько намочил и выжал одну из них, пойдя к складу.

На небольшой панели на двери был красным нарисован смачный, но простенький взрыв. Вообще не похоже, как газ взрывается в реальности, но упустим такие детали.

Аккуратно открыв дверь одной рукой, другой я держал до сих пор мокрую тряпку около лица.

— Фуф! — только открыв дверь, я уже почувствовал приторный, но прекрасно заметный запах газа.

Тут же прикрыв свою морду мокрой тряпкой, я отпрял от комнаты, держа её еле-открытой. Мне нужно было зайти в эту комнату лишь ненадолго, да и при любых других обстоятельствах нужно обязательно заранее обезопасить эту комнату, как появится случай.

И отойдя ещё на шаг, чтобы сделать глубокий вдох чистого воздуха, я вошёл в полную газа комнату, не решившись включить свет, я и без того неплохо ориентировался в полутёмном помещении, навскидку посчитав содержащиеся в каждом из блоков газовые балоны.

В помещении не было какой-либо вентиляции, и она была настежь закрыта за плотной дверью, так что микро-испарения от балонов, которые были так или иначе их выпускали, спустя какое-то время наполнили комнату, создав по-настоящему опасную возможность разрушить клочок земли 50 на 50 метров. Опасно, знаете ли.

Но уже спустя минутку, проведённую внутри своеобразной газовой камеры, я с удовольствием выбрался оттуда, держа на руках немного тёплый и вонючий балон.

***

— Бон апетит, — поставив на стол Ольги пару тостов, я приветливо ей улыбнулся. — это, скажем так, французский завтрак.

Ольга с недоверием и одновременно возжеланием смотрела то на меня, то на тарелку с, хочу вас заверить, неплохо приготовленной едой.

С одной стороны, я мог её понять: он меня полчаса назад травила очистителем для воздуха, а сейчас я как ни в чём не бывало подаю ей тосты с разными вкусностями на стол, сразу становится как-то не по себе, но в этой ситуации я не вижу смысла пытаться, к примеру, отравить её.

Когда-то в Париже я услышал от одного старичка, который, как он меня заверял, успел пройти вторую мировую, одну довольно интересную мне мысль: при постоянной жизни бок о бок с товарищами по делу (то есть, солдатами одной коалиции), даже если вы в плохих отношениях и даже если вы готовы выстрелить друг другу в спину, травить друг друга вы не будете. А не будете вы из-за того, что есть враг (или цель) куда больший, чем вы сами. И в постоянном стрессе, и атмосфере непрерывной работы, волнения о том, что даже в еде может быть враг, приведут только лишь к погибели.

А интересна мне эта долгая и не суперкрутая мысль была потому, что за полчаса до разговора с этим стариком я подсыпал ему в чай одного паразита, который заставил его спустя двадцать минут просраться и проблеваться до смерти. Но мысль я запомнил.

— Кушай, не бойся. — сделав небольшой поклон Ольге, я направился на своё рабочее место. — Я половинку этой помидорки, которую нарезал тебе, сам съел!

— Вау, это ведь такое доказательство, что еда не отравлена…

— А, так ты всё-таки думаешь, что я отравил еду?~

— …Заткнись. Если я умру, то буду духом тебя преследовать всю жизнь. — с отвращением сказала Ольга, не без удовольствия укусив золотисто поджаренный тост, предварительно нанеся на него перечно-пряный соус.

— Не ты одна… — про себя прошептал я, покосив голову на Ольгу. — А почему сразу умереть? Вдруг я туда виагру какую-нибудь подмешал–

— ФТО?! — с набитым ртом поперхнулась она, посмотрев на меня так, будто бы я говорил серьёзно.

— Только не смей плевать. — резко сказал я, жестом закрыв рот. — Не волнуйся, кроме овощей, там всё прекрасно.

— А с офосами фто не так? — покосившись на бедный помидор с огурцом спросила Ольга.

На этот раз я в слух вздохнул, параллельно с этим включая компьютер.

— Прожуй и говори. — подумав про то, как тихо я ем, мне стало ещё неприятнее слушать чавканье этой девушки. — Нормально всё, просто это «те самые» овощи, которые могут по неделе-две лежать в холодильнике.

— …На вкус, как бумага. — прожевав куски тоста, Ольга отдельно попробовала кусочек помидорки, который, буду тоже честен, правда, как на 3-D принтере распечатанный. Но, увидев, сколько этих овощей по холодильникам раскидано, я считаю их вкус вполне оправданным, хотя к концу возможного соревнования большая часть из овощей так или иначе, но сгниёт.

Ещё пару минут мы сидели в компах, а Ольга довольно (ОЧЕНЬ) громко чавкала остатками хлеба, пока он не отодвинула тарелку в сторону, также начиная клацать по клавиатуре в свойственной самой себе манере: громко и абсолютно не заботясь об использовании клавиатуры, которая вообще-то изнашивается! Медленно и не так, как я бы хотел, но всё-таки!

— Кста-а-ти… — протяжно начал я, привлекая внимание девушки. — а когда наши подопечные археологи прилетят на островок?

Изначально я подумал, что это может произойти через несколько дней, что для меня звучало вполне логично, ведь им нужно вместе освоиться, изучить остров «сверху», да и просто задуматься о том, что надо делать, быть может даже скооперироваться в отдельные команды.

— Завтра утром, где-то с четырех до восьми утра, я думаю, — расслабленно ответила Ольга, попивая остывший чай. — позже уж точно не прибудут, может даже сегодня ночью их высадят, но маловероятно, ведь–

Но девушка не успела закончить, так как я с грохотом поднял свою тушу со стола, по карте на одном из мониторов запоминая всю карту острова.

— Что случилось? — с интересом спросила Ольга, смотря на меня со своего стула.

— Я направляюсь расставить камеры по острову. — чётко и быстро сказал я, взяв с собой небольшой наушник, прикреплённый ко столу. — Доступно 20 штук, расставлю по наиболее нужным локациям. Я отметил их на карте и отправил в наш общий документ, сверяясь с ними, направляй меня через наушник.

— Чего? Но ведь— ЭЙ! Постой!–

Но, разгрузив все свои «прибомбасы» из толстовки себе в комнату, я с ещё большей прытью побежал по коридорам вперёд, пытаясь на ходу настроить наушник в своих руках.

Двадцать локаций от открытых горных участков до самой зыбучей части болот — у меня не более двадцати часов пройти весь остров вдоль и поперёк, чтобы это сделать, и знаете что–

И я не буду вам это рассказывать! Тайм-скип, да, вы будете тут страдать.

Глава 8

Спал ли я в тот момент? Быть может, но ощущение тяжести собственного тела, высохшего пота под помятой одеждой и остатков грязи под ногтями небольшими намеками давали мне ощущение реальности.

— Доброе утро, милый. — пока я держал свои уставшие глаза закрытыми, до боли знакомый миловидный голос эхом прозвучал в моих ушах, отражаясь от стен полупустой комнаты.

— Ещё немного… Крепкий сон — бодрый дух… — в сонном исступлении то-ли прошептал, то-ли просто подумал я, лениво перевернувшись с бока на спину.

— Нет-нет!.. — уверенно отозвался радостный голос, который тем незаметнее становился, чем ближе я был к пробуждения. — Вставай, любимый, тебя ждут великие дела~

— Ты каждый раз так говоришь… — с удовольствием ухмыльнувшись, я хотел было снова заснуть, как в моём мозгу промелькнуло одновременно множество, но всё-таки одна и та же мысль:

Кто «ты»?

— Что?!

Внезапно весь мой организм пришёл в одновременную работу и на одних инстинктах, схватив лежащий под стойкой кровати нож, я в исступлении страха, боли по всему телу и жажде вскочил с кровати, удерживая нож в левой руке. Глазами я по всей абсолютно тёмной комнате искал хоть какой-то силуэт, пока по всему телу проходился сначала полумёртвый холодок, а потом холодный пот.

Не найдя кого-либо в комнате, я выдохнул, правой рукой облокотившись о шкаф рядом с кроватью. Момент беспамятства прошёл и вспомнив всё произошедшее, я отложил нож в одно из отделений шкафа, аккуратно дойдя до включателя света и осветив всю комнату.

По пути я, конечно, стукнулся один раз о стул, но это было не критично, хотя мизинчику было больно!

Глава 9

— Выглядишь, как из жопы достали. — поприветствовала меня Ольга, зайдя в серверную, в которой я уже сидел. — Долго тут уже сидишь?

— Тебе тоже доброе утро. — потягиваясь ответил я. — Да нет, только пришёл. Решила встать пораньше?

Взглянув на внутренне время в компьютере я увидел 3:45 на часах. Учитывая вчерашний довольно «Загруженный» день меня удивило, что мы оба проснулись так рано. Впрочем, на то были вполне объяснимые причины, ведь очень скоро наша работа по-настоящему начнётся, что не всегда есть хорошо.

— …Ну, ладно, а я хотела заставить тебя опять готовить.

— Сегодня обойдёмся сухпойками, — сказал я, перепроверяя работоспособность камер и будущей прослушки. — так, а пока ещё всё не началось…

— Ау? — с интересом промычала Ольга, подходя к своему столу. — Тебе что-то нужно? Опять марш-бросок по острову и обратно?

— Н-нет, хе-хе… Просто, пока есть хоть немного времени, объясни мне «суть» будущих трёх недель раскопок.

— Что? — приподняв брови переспросила девушка. — Ну… А что тебя конкретно интересует? Просто, думаю, ты ведь смотрел все эти передачи про археологов на ТВ или каких-нибудь сайтах?

— Нет, я в принципе ничего про археологов не смотрел–

— Вот, и с этими знаниями—… Чего-чего?

В серверной повисла мёртвая тишина, прерываемая лишь потугами Ольги приглушить нарастающий смех, который в итоге вылился в столпотворение судорожного смеха, который остановился только в тот момент, как, успокоившись, Ольга серьёзно спросила:

— Стой, ты и правда ничего не знаешь? — со скорбью и одновременной болью в голосе спросила Ольга, встал со стула так, чтобы мы видели глаза друг друга.

И по моему немому взгляду такого же отчаяния она сама всё поняла.

Выдохнув, девушка упала на стул и ногами оттолкнулась назад к противоположной мне стене, медленно поставив какой-то из модулей в кофемашину, которая медленно бурлила.

— Ага… — пытаясь сложить мысли в кучу прошептала Ольга. — Мне стоит тебе рассказывать, как всех участников подготавливают к археологическому исследованию, какое снаряжение им выдают и сколько деталей им нужно постоянно учитывать, чтобы строить места для будущих раскопок и пытаться найти артефакты?

— А… — я хотел ответить «да», но по лицу девушки я видел, что правильным ответом был «нет». — Думаю, я не собираюсь этим заниматься в ближайшее время, так что обойдусь от этой информации… Но больше всего меня интересует другое: этапы самого рейда.

— О чём эт ты?

— Ну, как проходит первое время ознакомления с островом, что происходит, к примеру, после нахождения первого артефакта и такие общие нюансы, которые в целом могут повторяться из рейда в рейд.

— М, вот о чём ты. — немного подобрев, Ольга взяла какую-то шоколадку в рот, неприятно чавкая продолжив. — Раз так да эдак, то скажу основные моменты самого соревнования и специфики «Рейдов», раз уж ты такой чайник.

— Спасибо. — ухмыльнувшись Ольге, я позволил ей начать.

— Обычные рейды длятся, ну, где-то от двух недель до двух месяцев. Бывают ещё супер-рейды, но они имеют совершенно иной масштаб и наверняка ты о них слышал.

Я о них вообще ничего не слышал, но, чтобы не прерывать её рассказ, согласно кивнув.

— Рейд можно поделить, м-м-м, на пролог, две основные части и эпилог. Прологом я называю первые четыре дня с момента высадки археологов, основные части — следующие две недели или полтора месяца, а эпилогом считается последние четыре дня конца рейда.

Бурление кофе продолжалось, и разъезжая на стуле по всей серверной, Ольга доехала до небольшой тумбочки, откуда, привстав, собиралась достать кружку для кофе.

— Кофе будешь? — спросила она, обернувшись.

— Да, спасибо.

После этого девушка, лениво отталкиваясь ногами от пола, вновь доехала до кофемашины, поставив кружки на столик.

— «Пролог» — время самое безопасное для археологов и самое спокойное для нас. В это время под угрозой вылета из всего рейда, участником запрещается участвовать в открытых конфронтациях и пытаться умышленно навредить другим участникам. Обычно в это время археологи пытаются пройти весь остров или сконцентрироваться на конкретной его части, чтобы–

— Прости. Что перебиваю. — аккуратно начал я, решив также сконцентрироваться на конкретной части. — Но что будет считаться за «умышленный вред» другим участникам? Прямые атаки, вред по неосторожности, игнорирование опасной ситуации для другого участника?

— Э-э… — Ольга немного призадумалась, но по её лицу всё же было видно, что она в какой-то степени ждала такого вопрос. — Ну, по опыту, как бы это прискорбно не звучало, но за вред будут считаться исключительно прямые атаки. Всё остальное нельзя доказать.

— Вполне понятно. — кивнув сказал я, позволив девушке продолжить.

— Так, о чём это я… Да, пролог, ну, примерно так и пройдут первые четыре дня рейда: никто ни на кого не нападает напрямую, но и никогда чаще всего не находит хоть какие-либо артефакты. Ознакомительная часть, скажем так. На четвертый день запрет на конфронтации заканчивается и начинается основная «первая часть рейда». И эта часть отличается у каждого рейда, в зависимости от участвующих в нём лиц.

— Ну, давай предположим, как пройдёт первая часть, учитывая нынешний состав.

Я помнил большинство характеристик участвующих археологов и, если Ольга будет направлять меня со своим опытом раскопок, то вполне возможно мы угадаем предстоящее развитие событий.

— Учитывая нынешний состав, да? — Ольга на секунду призадумалась. — Что ж… Я не сильно внедрялась в состав археологов, среди «особых» кадров там буквально пять-шесть человек, а среди остальных археологов никто особыми заслугами или преступлениями не выделяется…

Так ли это? Ну, смотря как посмотреть, но пока я молчал, давая Ольге немного раскрепоститься.

— Но с учётом опыта моих ранних рейдов предположу, что первую неделю «сильные» будут жрать «слабых» именно потому, что так или иначе, но они «сильные». На таких массовых рейдах это происходит сплошь и рядом…

Я заметил в глазах девушки небольшую печаль, но решил проигнорировать её, призадумавшись над одним моментом.

— А чем же тогда будет отличаться весь остальной рейд? Просто ты так поставила факты, что закрадывается ощущение, будто бы, ну допустим, на второй фазе рейда всё кардинально изменится?

— …Это, мистер детектив, правильный вопрос. — с полу-фальшивой, полу-радостной улыбкой сказала Ольга, когда кофемашина перестала бурлить. — Тебе с сахаром или молоком?

— Без сахара и молока, просто чёрный. — спокойно сказал я.

— Ой, тогда извиняй, но я поставила латте. — взяв кружки с кофе в руки, Ольга снова поехала на стульчике в мою сторону, поставив мне на стол латте.

— Ну ничего, выпью латте… — отставив кружку в сторону прошептал я.

Ольга, в свою очередь, отпила средненький кофе и с счастливой улыбкой молчала, задумавшись над чем-то.

— Но ты прав, на второй фазе всё немного меняется. Но для начала разъясню, когда заканчивается первая фаза–

— Когда один из археологов находит первый артефакт, не правда ли? — сложив два и два прервал её я. — Именно эти магические прибамбасы могут кардинально изменить игру, как я подозреваю.

— …И ты будешь прав, подозревая так. — отпив ещё немного кофе сказала Ольга. — Да, первая фаза заканчивается, когда находят первый из артефактов. Это сделано неспроста: после нахождения первого «столба рейда», как называют артефакты, то само места рейда, а в нашем случае остров, начнёт «защищаться» от археологов.

— Что, он будет кричать: «Пожалуйста, обоссыте, но не бейте»? — в шутку спросил я, отпив кофе. Отвратительный на вкус, но как помощь выжить пойдёт.

— Почти, — саркастично сказала Ольга. — он начинает меняться и менять всё вокруг, стараясь уничтожить каждого посмевшего вступить на эту местность. Зрелище завораживающее, но смертельное, если относиться к защите острова слишком мягко. К примеру, во время одного из рейдов около Алтайских Гор, самим местом Рейда оказался появившийся горный хребет, а одним из первых защитных механизмов острова был сначала жуткий снегопад, засыпавший всё вокруг, а потом не менее разрушительная лавина.

— Ну, то есть монстров из земли и пиратов-мертвецов нам не ждать?

— Надеюсь, что нет…

Что за «надеюсь»? Я, конечно, всё понимаю, но я же просто пошутил…

— В общем, во второй фазе рейда наша работа станет важнейшим ключом для спасения всех людей, которые попали на этот остров. Сэр уже говорил о том, что этот остров является «смешанным», верно?

— Да, B и S рейды, ещё помню. — кивнув ответил я, стараясь не заскучать.

— И вот, а катаклизмы на острове будут совершенно случайными. — с долей страха в голосе сказала Ольга, из-за чего мы оба представили худшие из вариантов. — Будучи одним из участников S-рейдов скажу, что даже командам, которые всю жизнь проработали археологами, бывает проблематично справиться с самыми ужасающими бедствиями, вызываемыми этими местами рейдов.

— А прошу простить, какой ранг был у того горного хребта, о котором ты говорила? — облизав губы спросил я, почувствовав ком у горла.

— C-ранг. — медленно сказала Ольга, смотря мне прямо в глаза.

«Нам пиздец», — первая мысль, которая промелькнула у меня в голове. Но секундой позже я сложил обстоятельства и окружение, и немного успокоился, высказав мысль в слух:

— То есть, мы будем каждый день второй фазы играть в рулетку, выпадет нам катаклизм B или S ранга, ха?

— Хуже, — с неприятным хлюпком допив кофе, Ольга немного покраснела, добавив. — мы будем играть в рулетку, выпадет ли нам катаклизм B, S или сразу оба вместе, ХА.

— …Нам пиздец? — с ухмылкой на всё лицо спросил я, почувствовав собственную беспомощность на фоне предстоящей угрозы.

— Ну, почти наверняка нам двоим уж точно. — подмигнув ответила Ольга. — Но вот сорока археологам, которые попадут на этот остров, может повезти чуть больше, если мы постараемся.

Я закрыл глаза, подпивая немного остывший кофе и пролистывая у себя в голове большую часть досье археологов, которые к нам попадут.

— Что, уже не так весело тут оказаться? — рассмеялась Ольга, хотя даже в её смехе я почувствовал тот давящий стресс, который предзнаменует неизбежный конец. А вот будет это наш конец или конец острову — вопрос. — Ладно, надо бы уже дорассказать, ты ж хотел всё это узнать. В общем, во второй фазе остров начнёт защищаться, но включив свои лучшие защитные механизмы, он полностью отключит эдакую «маскировку» артефактов, которые во второй фазе будут чуть ли из-под земли светиться, что упрощает работу археологов. Но остров — не единственный враг, который настигнет археологов.

— О, только не говори, что эти дармоеды сами друг друга поубивают?.. — с поддельным выражением досады спросил я.

На самом деле, это бы сильно упростило мою работу по спасению этих ребят, но пока Ольге знать об этом не стоит. Ну, она могла уже догадаться об этом, если ей известно моё прошлое, но даже если она это знает, в слух говорить ничего не стоит.

— Верно. Получив артефакты в руки, те самые «слабые», которых могли угнетать весь пролог и первую фазу, наконец-то захотят отомстить. И в зависимости от того, каким было изначальное давление, такой же выхлоп и будет. В нашем случае подозреваю, что пара «сильных» археологов и правда может создать критическую массу, но если мы всё правильно сделаем, то археологи не будут бороться друг с другом на смерть. Это уже большой плюс.

Мы с Ольгой посмотрели друг другу в глаза, пытаясь понять, говорим ли мы об одних и тех археологах или нет, но по моим горящим глазам Ольга всё осознала, продолжив:

— И примерно так будет проходить вся вторая фаза: постоянные угрозы как со стороны природы, так и других людей. А закончится эта фаза в тот момент, когда…

Ольга сделала намеренную фразу, как бы поддакивая меня продолжить, но я ничего не сказал и даже после намека Ольги в виде подмигивания продолжил молчать:

— Что, даже не хочешь продолжить мою фразу? — с досадой спросила девушка.

— Понятия не имею, когда закончится вторая фраза и начнётся эпилог. Удиви меня. — с ухмылкой сказал я, пожав плечами.

Но несмотря на мою уверенность, я и правда понятия не имел, что там вообще должно произойти — извините меня, я, конечно, могу мыслить наперёд, но просчитывать эпсилоны в квадрате во время поездки на велосипеде в пустоте я не смогу.

— Когда «сердце рейда» будет захвачено! — с само-собой разумеющемся тоном сказала Ольга.

— А что за сердце рейда?..

— Ой, да всё тебе объяснять?! — с небольшим нетерпением, но больше ребячеством спросила Ольга, клацая по клавиатуре. — Каким является главный приз этого рейда?

— Посох Всезнания, или как он там.

— Это и есть сердце рейда — главный артефакт, владение которым уже само по себе даёт невероятные возможности, а в придачу, если сердце рейда попадает в руки людей и подчиняется их воле, то искусственная платформа проведения рейда становится природной и самосознание «рейда» погибает. То есть, при получении Посоха, этот остров перестанет бороться с нами и навсегда останется примерно таким, каким он есть сейчас. Это считается «успешной зачисткой рейда». И следующие четыре дня, будучи эпилогом, место рейда полностью возвращается в исконное состояние, и перестаёт быть каким-нибудь опасным.

— …А как будет заканчиваться вторая фаза, если археологи не находят сердце рейда в назначенный срок?

Ольга перестала улыбаться, но в тоже время смогла выдать какой-никакой, но комплимент:

— Молодец, что понимаешь наличие «крайнего срока» у второй фазы. По факту, если археологи, хоть как, но не смогут найти сердце рейда, но защитная реакция рейда не сможет их уничтожить — рейд переходить во вторую вариацию «эпилога», терминальную фазу существования, когда, лишенный части артефактов, но всё ещё имея сердце, рейд начнёт разрушаться, пока не самоуничтожится. Большинство рейдов до A ранга при самоуничтожении просто исчезают, разрушаясь во внутреннюю кору Земли, но вот A и S ранги…

— Сомали, да? — вдохнув спросил я.

— Сомали, да. К сожалению или к счастью, но Сомали был только вторым случаем разрыва S-ранговых рейдов, а первым был рейд операции…

Но Ольга вовремя заткнулась, почувствовав на себе мой немой, но от этого не менее заметный взгляд, который всё сказал за нас обоих.

— В-в общем… Последствия разрыва рейдов А и S ранга будут катастрофичными, и даже тут, посредине тихого океана, разрыв этого острова может привести к значительным последствиям.

— Ну, будем честны, ведь одним из этих последствий так или иначе будет то, что нас всех тут переубивает. — не унывая духов добавил я, переменив обстановку на более реалистичную.

Ольга, хоть и не сразу, но тоже смогла оживиться, даже немного улыбнувшись мне в ответ на это.

— И правда, как эт я могла забыть. — немного посмеиваясь про себя сказала она. — Вот, ты хотел это узнать — теперь ты знаешь. А на часах уже… Эх, время ждать эту мелочь.

— Я бы попросил, мелочь, — сказал я несерьёзно. — вообще-то меньше трёх дней назад я был среди них, а меня ты мелочью не считаешь?

— Вообще-то считаю! — важно начала Ольга, задавшись уверенности благодаря тому, что мы наконец-то сошли с темы рейда. — Но, готова даже похвалить тебя, среди этой кучки ты более чем–

— Ольга. — резко и даже немного сухо прервал её я. — Ты ведь так и не сказала то, что стоит знать и понимать нам обоим.

— Ч-что— О чём ты?—

Я применил довольно подлый трюк, дав ей расслабиться и в следующую же секунду вернув её в состояние, когда она стоит перед вопросом, который по какой-то причине настолько её пугает, что Ольга не решилась даже поднять его в слух. У меня есть точно такие же вопросы, но, к моему счастью, я способен не раздумывая убить человека, который попробует их спросить. А Ольга пока что, к сожалению, не способна на это.

— Если это смешанный рейд, то значит ли это–

Но я не успел даже слова досказать, как на всю серверную пронёсся неприятный звук оповещения, который доносился из наших компьютеров.

— Вот чёрт. — глянув на компьютер сказала Ольга. — Они прилетели.

— Что? Уже? — посмотрев на часы компьютера переспросил я. — Ещё даже шести нет, каким чёртом они решили прилететь?

— Блин, надо срочно бежать, — пулей встав изо стола, Ольга полетела в сторону двери, которая вела глубоко в бункер. — После вчерашнего ты мог, ну, чё-нибудь неаккуратно закрыть, не проверить люк, а это очень опасно! Я-я проверю всё, давай–

— Эй, стой!–

Но Ольга всё-таки выбежала из комнаты, хлопнув за собой дверью. Бежать за ней бессмысленно — это уже будет откровенным конфликтом, и тогда я уже не смогу добиться от неё нужных мне ответов и действий в будущем.

Ещё раз перепроверив оповещение на компьютере, я убедился, что вертолёты и правда летят неподалёку от нашего острова.

Собравшись с мыслями, я быстро пошёл в обратную Ольге сторону, то есть к ближайшему выходу из бункера. Этот выход, к слову, был самым небезопасным, так как это буквально был голый люк вокруг пары деревьев и пустыря на окраине острова около обрыва, так что–

— …Какого хрена. — про себя сказал я, осмотревшись вокруг местности, которая оказалась в тот момент, как я вылез из люка.

Кучный зелёный лес с высокими деревьями простирался вокруг люка, обрыв из грубого каменного острия превратился в плавный песочный спуск прямо в море, который вёл в сторону лениво, ещё даже не вышедшего изо горизонта солнца.

Сам люк был покрыт зеленью, которая плотно клеилась к нему, да так, что в темноте я сразу же не смог разобрать, есть ли люк вообще.

Но сам факт того, как изменилось окружение ещё сильнее уверил меня в том, что это необычный остров, и в будущем он может доставить мне, Ольге и всем археологам слишком много хлопот, чтобы просто так игнорировать сорок третьего участника этого рейда.

А вдалеке, светя вперёд небольшими летающими огнями, летело пять или шесть больше-местных вертолётов, которые и везли будущих археологов на остров.

На моё счастье, в отличие от Ольги у меня не было магического следа в принципе, так что меня не заметят за сотни километров благодаря моей невероятной силе, который нет. Да и костюмчик у меня как раз для ночи, так что даже зоркий глаз крутого археолога с супер-силой меня не настигнет, если он не будет искать меня целенаправленно.

Глава 10

Вернувшись обратно в бункер, я медленно подошёл к компьютеру Ольги, перед тем взглянув на дверь, в которую она не так давно влетела. Несмотря ни на что, она потратит больше пяти минут на обход всех входов в бункер, которые я открывал за вчерашний день. Да, само собой, она почти наверняка не будет все их проходить, но хотя бы ради приличия девушка эта должна хоть какое-то время на это потратить.

Так что, включив её компьютер, находящийся без пароля, я быстро открыл одну из программ по отправке онлайн-писем. Пролистав несколько десятков контактов от «мамы» до «гондона-рекламщика», я смог отыскать просто подписанный контакт «Сэр Дождь». Фантазии, конечно, не занимать, но мне это играло только на руку.

Я писал быстро и пытался сохранять известную мне офисную этику, описывая нужные мне обстоятельства, и небольшую просьбу, исполнение которой в ближайшее время ничем нам не аукнется.

Отправив письмо, я скорейшим образом скрыл письмо из почтового ящика, заметая все следы и выключив компьютер.

После этого, посмотрев на время, я решил пойти на кухню, чтобы скоротать ближайшие пятнадцать минут и перекусить какой-нибудь лапшой быстрого приготовления, коей там было забубись сколько.

— О, вот ты где люки закрываешь? — с саркастической усмешкой спросил я, заметив на кухне преинтереснейшую картину:

Ольга, уплетая горячую лапшу из чашечки доширака, медленно отходила в сторону двери, из которой я только что вышел. Мне было одновременно смешно и грустно видеть это, но осуждать девушку я не мог, ведь и сам зашёл на кухню только ради того, чтобы перекусить перед предстоящей работой.

— А— Н-ну–

— Проехали, — вздохнув сказал я, пройдя Ольгу и зайдя вглубь кухни. — эта суб-продукт лапша ведь на кухне лежит?

— У-угу… — немного удивившись спросила Ольга, продолжая чавкать бульоном с лапшой. Отвратительно. — С курицей вкуснее всех…

— Ты что, успела все их попробовать? — открывая один из ящиков с едой спросил я.

— Не твоего ума дело!.. — быстро ответила Ольга, и я успел только лишь услышать, как она хлопает дверью кухни.

Ну, в этой ситуации, честности ради, я и правда не очень элегантно себя повёл, но не то, чтобы мне было до этого дело как тогда, так и сейчас. В любом случае, залив одну из пачек лапши с курицей кипятком, который быстро начал готовиться внутри термозащитной коробки от этой лапши.

Приятный куриный запах, смешанный со специями, быстро заполнил всю кухню, пока я медленно шёл в сторону серверной, периодически поглядывая на кипяток внутри чашки — я немного перелил, так что мне приходилось балансировать на своих двоих, чтобы это пойло богов не пролилось на мои руки или, не дай бог, толстовку, которую я всё ещё ношу на себе.

— Ну как они, уже высадились? — только зайдя в серверную, я аккуратно прошёл на своё место.

Я почувствовал спокойный, но в тоже время на удивление мягкий взгляд Ольги, которая вскользь осматривали меня, будто бы ища что-то. В любом случае, не дожидаясь её ответа, я уселся на стул, и стояло мне это сделать, как немного кипятка таки пролилось мне на руки, от чего этого хорошенько поморщился, отойдя в сторону и закричав глубоко у себя в душе. Это было не так больно, как неприятно и грустно, ведь в самый последний и, на первый взгляд, худший момент это произошло!..

Да, вместо того, чтобы рассказывать вам про предстоящее соревнование, вы слушаете рассказ про то, как доширак обжог мои руки. Вы ещё не поняли, куда попали?

— Да, вертолёты уже кружат вокруг острова, через несколько минут, найдя оптимальное место, всех претендентов высадят на одну полянку и соревнование официально начнётся.

— Прекрасно… — немного всхлипывая ответил я. После этого, смирившись с мирской несправедливостью, я медленно вернулся на место. — И каков наш план?

— У? — немного удивлённо спросила Ольга, приподнявшись со стула. — Сидеть здесь, следить за этими детишками, если кто-то из них умудрится в первые четыре дня попытаться погибнуть — спасти их. Не в этом ли счастье?

— Ну, то есть, мы четыре дня будем рассиживаться здесь и втыкать в монитор…

— Неправда. — вмешалась Ольга, разломав мою грустную идиллию. — Мы четыре дня будем рассиживаться здесь и втыкать в три монитора!

Я ей ничего не ответил, облокотившись о стул и начав задумывать о том, когда же я ступил в этой жизни не туда. Не зря мне мама говорила идти на врача, всё было бы иначе!..

В любом случае, я быстро переключался между установленными камерами, сравнивая окружающие пейзажи с теми, что были до этого.

Весь остров изменился. Не сильно, но достаточно значительно, чтобы подрушить некоторые мои планы. Местность острова изменилась так, что установленные «умно» камеры теперь были более чем бесполезны. Три камеры так и вовсе показывали либо стену, либо кору дерева, тем самым полностью лишившись своего главного свойства. С другой стороны, теперь мне придётся чуть сильнее запариться, чтобы контролировать всё окружение, но первым преимуществом такого появления камер был тот факт, что теперь я знаю большую часть «изменившегося» острова. Ещё до входа в серверную я успел проверить голограмму острова и заметил, что голограмма никак не изменилась, то есть, нынешняя карта острова могла быть бесполезной, если бы мы у нас не было спутниковой карты окружения.

Задумавшись об этом, я совсем забыл о вкусненькой лапше, которая с каждой секундой остывала на моём столе, что значило полное отрицание моей УЖАСАЮЩЕЙ жертвы в виде обожжённых рук.

Обидно, знаете ли, ведь о дошираке я вспомнил только через несколько минут, когда археологи наконец-то начали один за другим спускаться на остров «Атлантида», тем самым открывая пролог рейда B и S-ранга!

***

— Ну, начинается. — сказали мы в один голос, включив на наших мониторах одновременно карту местности, несколько из интересующих каждого из нас документов об археологах и программу по прослушке большинства из археологов во время их разговоров с адъюторами, да и в принципе любое время, пока выданные им наушники будут работать.

Довольно приятные технологии стали нам доступны, и я не могу не упомянуть, что теперь можно всё это добро использовать мне на корыстные цели! Но, само собой, я так делать не буду, так как ни целей, ни корысти во мне нет.

— Знаешь, — с надетыми наушниками начала Ольга. — думаю, можно разделить археологов на типы, чтобы нам было легче их различать.

— И как ты это себе представляешь? — удивлённо спросил я, посмотрев на девушку.

— Представь, что мы прямо сейчас находимся на шахматной доске, где остров — наш противник!.. В таком случае–

— О боже, как сложно, просто скажи, что делим по шахматной системе, пешка/конь/слон/ладья/ферзь и король, да? Короли — самые сильные, пешки самые слабые, всё?

— Ну… Да? — немного то-ли расстроенно, то-ли развеселённо ответила Ольга. — Так просто легче различать их, не думаешь? Вон, посмотри, сколько иконок показалось в центре острова! Видно, нашли хорошее местечко.

Сменив тему разговора, Ольга перенесла мой взгляд обратно на монитор, где и правда на одной из карт появилось четыре десятка иконок археологов, на каждой из которых было изображение, которое мы выбрали заранее. У Ольги, как я видел, там были обрезанные фотографии археологов из их документов, а у меня на каждой из иконок висела цифра от 0 до 39.

Недолго думая над оказавшейся ситуацией, я переключился на прослушку, мышкой перемещаясь от одного человека к другому, прослушивая их предстоящие разговоры с адъюторами, ведь именно и только сейчас их наушники стали работать, и теперь они могут выйти на связь.

Каждая из программ в компьютере были связаны, так что при нажатии на какую-либо из иконок археологов я быстро получал информацию о нём в реальном времени, а также получал доступ к прослушке его наушника. Да, это не этично, но кого волнует этика?

Переключившись с цифры на цифру, я быстро перескакивал от одного археолога к другому, пройдясь по ним по порядку. Это было намного удобнее, ведь информация мне нужная содержалась только поверхностная: приветствия, имена адъюторов и прочее. Если я слышал, что они просто приветствуются, то быстро переключал канал на другого археолога.

— Доброе утро, Алексия. — в одной из прослушек номера 15 я услышал знакомое имя, произнесённое низким голосом Дейва — адъютора этой девушки.

— Доброе, блин.

— Что, ранний подъём плохо на тебе сказывается?

— Да они охренели, Дейв, в три утра нас подняли и отправили сюда, сраньё до сих пор! Пф-ф, кошмар.

— Ну ничего, привыкнешь, тебе ещё и не раз так вставать.

— Что?!

После этого у этой парочку уже намечался такой же непримечательный диалог, так что я решил не тратить дальше время на них и уже собирался переключиться, как речь зашла в неожиданную сторону…

— Кстати, Дейв… — быстро сказала Алексия, задумавшись. — помнишь того черноволосого парня, который в кафе ещё свои характеристики спалил?..

Не лучшая из возможных характеристик меня как личности, но и не самая ужасная, так что, немного ухмыльнувшись, я решил задержаться и послушать, что тут интересного скажут, может быть и правда что-то полезное.

— Да, а что с ним такое?

— Ну… Он оказался S-рангом. — удивительно тихо сказала девушка, вздохнув.

— Что?! — резко спросил Дейв. — На соревнование допустили S-ранг?

— А-а-нет-нет, — немного испугавшись, девушка сразу же опровергла предположение мужчины. — он просто сидел с нами в одном зале до брифинга, а потом его забрала какая-то S-ранговая тётка…

— А как эту тётку звали, помнишь?

— Да, Ольга вроде бы. — моментально ответила Алексия.

Дейв на секунду затих, но могу предположить, что он либо вздохнул, либо выключил микрофон и начал ругаться матом. Не знаю, какой из этих вариантов верный, но после этого он спокойно и как-то холодно начал говорить:

— Раз она и этот парень уже появились у вас, то точно тут что-то не так… Алексия, несмотря ни на что, будь как можно аккуратнее со своими словами на этом рейде. Если эта женщина появилась рядом, то нам всем стоит ждать беды.

— А почему? — в неведении спросила девушка.

Этот вопрос был и на моих устах, и я с радостью хотел услышать ответ на него:

— …Не важно. — спокойно сказал Дейв, меняя тему. — Сейчас куда важнее будет успешное прохождение первых четырех дней–

И после этого, получив строго ничего, я переключился на следующие разговоры археологов, а потом дальше, дальше и дальше, пока за пару минут не прошёлся по всем оставшимся, в большинстве своём получив обыденные диалоги. Только одна девушка под номером 31 вообще не вышла на связь со своим адъютором, но раз связи нет, то и обращать на неё внимания мне не стояло — я бы так сделал, если бы она не отличилась другим действием.

— Первая пятёрка уже покинула встречную зону. — вслух сказала Ольга, на что я согласился простым «ага».

Вся карта со спутника была поделена нами на 100 квадратов с буквами от A до G по вертикали и цифрами от 1 до 10 по горизонтали. Это было удобно, но не сейчас. Впрочем, стоит сказать, что первые пять археологов и правда покинули зону D-4.

То были люди под номерами 6, 22, 31, 13 и 7. Эти пятеро разбрелись по разным и, по факту, противоположным направлениям. Девушка 31, к примеру, направилась на северо-восток в сторону E-3, которая находилась между двумя горными хребтами. Наверняка там всё жутко продувается утренним ветром, но для перехода на восточную часть острова это был наилучший выбор. Добрая часть южных клеток от F до I занята горным хребтом, раскинувшимся на острове, так что пройти по нему в любое другое время было бы по-настоящему проблематично. Но в тоже время на западе территория больше занятая лесами, а значит жить и передвигаться там будет куда проще.

Наверняка именно так и подумали двое археологов под номером 6 и 7, которые вместе направились в сторону клетки D-5, где находилось большое озеро с кучей рыбы. Для стартового места эта клетка подходит как нельзя лучше, так как она даёт доступ как к западной части острова, так и проходит недалеко от прохода на восточную, так что для отделения от общего стада и взвешенного решения тактики место и правда подойдёт. Впрочем, оно близко к изначальному месту высадки, так что долго там просидеть не получится.

Ещё один человек под номером 22, видимо, простых путей не ищет, так как это единственный археолог-идиот, по моему мнению, который направился знаете куда? Прямо в гору, то есть на клетку E-4, где во всю простиралось начало горного хребта. Для начального места эта локация подходит меньше всего, но в тоже время, чем выше по хребту он заберётся, тем больше общей картины попадёт этому археологу в руки. Для быстрой разведки по общей части острова, быть может, эта стратегия подходит неплохо, но для её реализации необходима поистине невероятная выносливость и физическая сила, ведь если во время взбирания на склон этот археолог получит травму, то соревнование для него закончится.

— Хм…

А последний археолог под номером 13 направился на северо-запад, в сторону части С-3, которая делилась на небольшое озеро, связанное с озером на клетке D-5. Этот археолог двигался в самую невыгодную сторону из всех: большая часть клеток A занята океаном и склонами обрывов, а клетка B в первые 4 делений полностью забита неподъёмным горным склоном, покорить который не смог даже я. Ну, так было раньше, а сейчас там… Всё ещё остался горный склон, но куда как менее опасный для подъёма. Впрочем, я не считаю эту гору нужную в принципе, так как даже с её наивысшей точки обзор на весь остров получить невозможно, а следовательно взбираться на неё — бесполезная трата сил, которая тем меньше окупается, чем больше я задумываюсь об этом.

Все клетки C-1-2-3 являются единственной доступной лесной зоной на северо-западе острова, так как несколько горных хребтов полностью перекрывают проход вне этой зоны, кроме небольшого прохода на D-4. Эта зона буквально является капканом, который заставит любого археолога зря потратить первые силы. А этот археолог 13… Он двигался намного быстрее своих соратников по делу, ведь не прошло и 15 минут с момента выпуска археологов, как он уже оказался в зоне C-3, не останавливаясь там и продвигаясь всё глубже, целясь в сторону B-3.

Наш нынешний штаб, к слову, об этом, находился на много километров ниже: между квадратами I-7 и I-8.

— Что он делает? — задался я вопросом вслух, почёсывая репу. — На северо-западе между B-3 и C-3 что-то находится?

— А? Ты об этой девушке, которая вырвалась к горе? Насчёт клеток не знаю, но она определённо зря тратит время.

Это девушка? Удивительно, ничего не скажешь.

Нет, не поймите неправильно, я не хочу быть в ваших глазах грязным сексистом и ублюдком (хотя, если очень хочется — валяйте), но какого бы пола человек не был, пройти такое расстояние по довольно плотному лесу… Надо будет запомнить её, эта девушка, быть может, имеет куда больше интересного в себе. Впрочем, я всё ещё думаю, что она тупо поступает. Но не обо мне сейчас, не правда ли?

— Сэр, — переключившись на прослушку этой девушки номер 13, я спустя несколько секунд тишины всё-таки уловил волну звука. — куда дальше?

— Хм… — низкий, но по-своему «высокий» голос величественно промычал. — Что ты видишь вокруг себя?

— Э-м… Ну, пока я вижу листву и деревья, пока темно… Сейчас, попробую забраться на одно из них.

— Будь так добро.

Совсем с дуба рухнул? А если она И ПРАВДА с дуба сейчас рухнет? Первое такое действие ночью, в лесу, когда никого рядом почти наверняка не будет ещё полчаса, а то и дольше, если не найдётся других идиотов с такой же тактикой, то при повреждении эта девушка с миловидным голосом может вылететь из соревнования в первые три часа, за которые она будет молить о пощаде, но никто (кроме нас) ей не поможет.

Ну, а пока связь между ними не восстановилась, я немного отвлёк Ольгу, спросив:

— А при каких обстоятельствах конкретно мы можем вмешиваться, чтобы спасти археологов?

— Сэр не говорил конкретно по этому поводу, — отстранённо начала Ольга, параллельно с этим, видимо, занимаясь своими делами. — но я думаю, что первое время, даже если кто-то получит травмы, нам не стоит вмешиваться.

— Ну, хорошо, скрытность так скрытность. — сказал я, снова наблюдая за основным скоплением археологов.

— Я на дереве, сэр! — немного радостно сказала девушка из моих наушников. — Б-блин, тут холодно.

— Поэтому я и говорил, что стояло прихватить хотя бы накидку из монастыря. И вот, дорогая, что ты видишь? — всё также величественно, но уже больше с весёлой интонацией спросил «Сэр».

— Что ж… Метрах в двухсот к югу огромная гора, на которую я ТОЧНО не поднимусь, — делая сильный упор на слово точно, по небольшой рассеянности девушки мне показалось, что она чуть не упала. — а дальше… Направо — лес, налево — лес и озеро, впереди — лес, сзади тоже–

— Ах… Понятно. — нетерпеливо прервал её сэр, сверяясь с чем-то. — Что же за бесовщина-то такая… Попробуй взобраться на гору через юго-восточные выступы.

— Сэр… — начала было девушка, но мужчина быстро прервал её:

— Аллианора, дорогая, ты способна куда на большее, чем разум твой задумал. Просто попробуй и надейся на пути божьи, что он тебе уготовил.

— …Аминь, сэр. — сказала Аллианора, отключившись.

После этого девушка направилась в сторону тех самых гор, опять же на удивление быстро. Запомнив слова этого «посла божьего», я продолжил наблюдать за общей картиной действий археологов.

Глава 11

А они всё также да потому же. Следующие полчаса археологи повторили участь своих «первопроходцев», начиная разбредаться по острову кто куда. Большинство археологов, как и ожидалось, направилось на юг, где уже около озера осела парочка 6 и 7. По действиям проходящих вокруг них археологов я заметил, что их пытаются обходить, так что они немного заинтересовали, так что, заглянув к ним в прослушку, я подслушивал их разговоры между собой, ведь прослушка, как бы печально для них это ни было, даёт доступ к микрофонам в абсолютно любое время. Ах, почувствовал себя работником НКВД, так жутко и приятно на душе подслушивать все разговоры «на кухне».

— …И тогда я закричал: «Хэй, мистер… ЛОЖИСЬ, СУКА, ЛОЖИСЬ БЛЯТЬ!». — с артистизмом и немного посмеиваясь, голос молодого парня закончил какую-то историю, в ответ на что я, включив микрофон одновременно на 6 и 7 номере, услышал протяжный женский смех.

Парочка, которая сплотилась в романтически-рабочую команду с самого начала рейда? Прекрасно, эффективно на начальных этапах и наверняка даёт возможность после рейда пойти на чашечку чая, что может быть лучше? Правда, надеюсь, их романтика не уйдёт дальше обычных разговорчиков на природе, ведь по карте они буквально сидели около озера, наблюдая начинающийся рассвет издалека.

— Как думаешь, с чего начнём? — медленно спросила девушка, легонько вздохнув.

Приятно будет услышать хотя бы чьи-то предстоящие планы и стратегии на будущее, так что я немного увеличил связь.

— Ну, думаю, можно было бы завести двух детей: мальчика хочу назвать Берд, а девочку Шарлотта. — мягко сказал парень, и тогда я почувствовал подвох.

— Ну ты и глупыш! — ещё мягче сказала девушка. — Что это за планы в наше-то время.

Фуф, они всё-таки наговорят на нормальную тему, хоть теперь я могу–

— В наше время лучше сразу трёх планировать, тем более, пока мы можем рейдами заниматься, деньги потихоньку капают. Третьей бы я хотела девочку Марию, такое милое имя, хи-хи.

— И правда, а что мы будем делать после медового месяца?

— Ах, я бы с радостью–

И на сим моменте я с превеликим удовольствием отключил оба канала связи, попытавшись забыть этот разговор как страшный сон. Однако, услышав возглас Ольги, я понял, что не один такой бедняга.

— Они чё, охренели что ли свои потрахушки вне острова тут обсуждать?! — злобно крикнула она, с чувством закрыв ударами мышки оба окна. — А-х… Бесполезные куски археологического пепла!..

— Это ты так мат пытаешься завуалировать? — со смехом спросил я, сняв наушники. В любом случае, интересных подробностей от этих археологов я почти точно уже не добьюсь.

— Да, блять, они просто отбитые все!.. — с расстройством души и сердца крикнула Ольга, схватившись за голову. — Да с таким настроем на вратах B-ранга их всех в каторгу надо выслать.

— Что поделать, что поделать. — спокойно сказал я, отодвинувшись от стола на стуле на колёсиках. — Они наверняка достаточно сильны, а этот рейд кажется достаточно лёгким.

— Какой, блин, лёгкий?! Даже… Даже упуская, что этот рейд смешан с уничтожающим всё живое S-рангом, B-рейд — всё ещё третий по сложности уровень!.. А эти раздолбаи вместо этого семейную жизнь устраивают, которой может и не быть.

Я лишь улыбнулся, прихватив с одного из столов пачку печенья.

— Наверное, там человек десять всего можно назвать хоть на что-то годными, а куда все остальные пойдут?! Аргх, разве что в кутузовку да в морг.

— Ну, именно для этого мы тут сидим и слушаем их очень интересные разговоры о потрахушках на острове, — начал я моментально и, что самое важное, как можно тише прожевав одну печеньку. — чтобы защитить этих бедняг от них самих, и от острова вокруг. А каков, кстати, шанс, что они смогут найти артефакты во время пролога?

— Обычно, на рейдах E-ранга этот шанс 50 %, и с каждым увеличением сложности рейда этот шанс уменьшается на 10 % и доходит вплоть до 1 % на вратах S-ранга. Но нахождение артефакта является скорее минусом, так как неподготовленные к окружающим обстоятельствах археологи погубят и себя, и своих соперников. Но для этих дебилов я считаю, что у них 0 % шанс независимо от обстоятельств.

— Хах… — тихо ответил я. — но хотя бы четверть от них всё-таки на что-то способна, да?

— М-м-м… — Ольга призадумалась над собственными словами. — Быть может и так, но даже они всё ещё мусор. Это видно даже по их первым действиям.

— Решили гордо разделиться, а не работать сообща? — со скептизом спросил я, считая их тактику (в большинстве своём) оправданной.

— И да, и нет. Они могли не разделяться, но часть из этих археологов, как я проследила за разговором, вообще не решили слушать своих адъюторов. Эта парочка так и вообще только поздоровалась кто с кем и отключились. Противно смотреть, как, исполняя собственное фи, они убивают своё превосходство. Теперь вообще не ясно, будут ли сильные сильными, а слабые слабыми!..

— Разве это плохо? — спокойно спросил я, беззвучно хрумкая печеньем. Вкусное солёненькое печенье, остатки которого, правда, неприятно застревают на зубах, но это не наихудшее из возможных обстоятельств с ними. Да, я так долго обсуждаю печеньки, отстаньте.

— Ну… Не то, чтобы плохо, но если они не могут выполнять свою роль даже по подготовке, то что они смогут сделать в по-настоящему тяжёлых ситуациях?.. Хотя, ай, с кем я разговариваю — ты и САМ пытался затесаться среди них.

— А с этим что-то не так? — уже чуть более резко спросил я, взглянув на отдыхающую Ольгу. — Думаю, по подготовке к археологическим исследованиям я был, да и остаюсь куда слабее любого из них.

— Быть может и так, — посмотрев на меня в ответ начала Оля, закатив глаза. — но у тебя было «небольшое» преимущество: ты был весь с головы до пят обвешан оружием и гранатами, по-твоему ты бы оставил от них живого места, даже будь у них хоть какая-то подготовка к археологическим исследованиям, как ты выразился?

— Хм… — задумался я.

На самом деле, если смотреть с этой стороны, то я и правда был чересчур подготовлен в других направлениях «жизни», чтобы в соревновании эти ребята смогли бы противопоставить мне хоть что-то.

— Ну, то были бы далеко не мои проблемы, смогут они что-то мне сделать или нет. — решил я, поняв, что я бы в той ситуации не задумывался о таких бесполезных вещах, как честь или чужие жизни. — Впрочем, разве это не значит, что я бы всё сделал правильно? Я бы держался на своём месте «сильного», как ты выразилась.

Мы язвили одна в ответ на другого, и это могло бы ещё дольше продолжаться, если бы Ольга не решила забить на меня, вернувшись к работе.

Немного оскорблённый таким действом, я тоже решил к вернуться за работу по слежке.

***

— Проснись, милый~

Опять. Или снова. Уже третий раз за ночь, знаете ли. Моё воображение начинает шутить совсем не по детски.

Встав с дивана с закрытыми глазами, я уже не хватал оружие под руки, почувствовав, будто бы я уже вечность нахожусь в этом состоянии то-ли сна, то-ли бодрствования.

Силуэт высокой девушки с седыми длинными волосами существовал где-то на окраине моего сознание, а немного приоткрыв, а затем нараспашку расщурив глаза, на своё удивление, я увидел её.

Она тихо вышла из моей комнаты, и побежав вслед за ней, я ненароком ударил стол, но не почувствовав боли, с ещё большей силой откинул его в сторону, как ненормальный побежав за светлым силуэтом, который чуть ли не просвечивался сквозь непроглядную тьму коридоров, сквозь которые я сначала бежал босиком, потом в носках, а в конце, которая я почти уж поймал задорно смеющийся силуэт, я почувствовал на ногах крепкие ботинки, а в руке тяжёлый нож, больше напоминающий по своей структуре мачете…

— Милый?! — неожиданно испугано закричала девушка истинной красоты, когда, внезапно обернувшись, она увидела меня…

Почувствовав резкое отвращение к самому себе, я вновь открыл глаза, и вместо комнаты Ольги, куда меня в итоге привела она, я оказался на крыше небоскрёба…

Ветер обдувал моё лицо, пока я, запятнанный кровью, вдыхал последние клубы чистого воздуха, наблюдая за ним.

В одной руке был пистолет, в другой — боевой нож. Я чувствовал ничем не подкреплённую, но поглощающую меня изнутри ненависть, которая вылилась в душераздирающий крик, после которого, готовясь умереть, я побежал вперёд…

…И тогда же я оказался во всё той же тёмной комнате, напрыгнув на неё.

Тут же отойдя в сторону, я с грохотом ударился о стену, оставив там небольшую вмятину.

Только на секунду упустив её из виду, я снова повернулся к ней и вместо девушки, я увидел это нечто… Полное мяса и выделений, оно потихоньку заполняло комнату и будто бы захватывало мой мозг.

Слёзы стали поступать ко мне и, замахнувшись, ударил прямо по этому чудо–

— Прямо по Ольге, которая в тоже время, испуганно глядя на меня, пыталась защититься от прямого удара ножом. Но было бесполезно. Кровь внезапно ударила мне в голову и я почувствовал этот манящий отвратительный запах.

После этого я ударил ещё раз. Кровь фонтаном пустилась из разражённой на несколько частей голову.

И ещё раз. С каждым моим ударом поток крови становился всё меньше и меньше, и я желал её всё сильнее и сильнее. Ещё. Ещё. ЕЩЁ И ЕЩЁ, я бил, пока передо мной ничего и никого не осталось.

Ничего. Кроме неё. Она, как всегда, стояла передо мной невинная и красивая, смотря на меня своим нежным взглядом. Она видела окрашенный в кровь нож, который я и не прятал, она видела поступавшие по щеке слёзы, она видела сердце, которое на самом деле мёртво задолго до этого. Но несмотря ни на что, она улыбалась. Нежно мягко и тепло, она просто улыбалась, открыв руки для объятий, в которые я, не думая дважды, запрыгнул, выкинув мачете в сторону.

Однако, стояло мне соприкоснуться с ней, как я снова оказался на своём предыдущем месте, стоя перед ней.

Миловидная улыбка сменилась беспокоящимся взглядом, а потом грустной улыбкой.

С накатывающимися слезами, она улыбнулась так широко, как могла, всхлипывая и с комом в горле сказав:

— Вставай, милый, тебя ждут великие дела!~

Тогда же мне в голову пришёл один вопрос, размноженный на миллион желаний: «Кто же ты?».

— А?!

С небольшим усилием я встал с кровати, охваченный холодным потом и жаждой.

— Воображение шалит?.. — начиная забывать сон после страшного пробуждения, я снова вернулся в кровать, проверив свои ноги.

В носках. Хотя я не люблю спать в них. Совпадение? Думаю, да, вчера был довольно скучный день, мог так и завалиться спать в одежде. Эх, не найти мне в жизни мистики и приключений.

***

— Ого. — шёпотом сказал я, открыв дверь северной. На своём стуле около спящего компьютера точно также дрыхла Ольга, сложив руки по бокам, чтобы спать было теплее и удобнее.

Ну, будет теперь есть нам готовить.

Однако, повернувшись в сторону доски с правилами я заметил, что она стёрла своё правило под нахождение в комнатах более 3-х часов.

Неприятно, впрочем, я так просто сдаваться не собирался. Подойдя к доске и взял маркер, я немного задумался, начав исполнять свой план…

***

— О-а?.. — проснувшись, Ольга ласково застонала. Скорее всего это было из-за боли по всему телу, ибо спать на стуле не есть хорошо, но упустим эту деталь.

— Доброе утро, повар. — усмехнувшись сказал я. — Давно уснула?

— Наверное… И я не буду готовить!.. — с утренней радостью протянула девушка, встал со стула. — Правила-то такого больше нет.

Приготавливая утренний кофе, я немного посматривал на действия Ольги, которая, как оказалось, спала почти раздетой: обувь и джинсы были убраны под компьютер, оставив на ногах девушки только тёмные колготки, которые сверху прикрывала белая полурастёгнутая рубашка, которая окутывала всё тело Ольги. Ну, и большая толстовка изначально играла роль одеяла, но довольно хренового.

— Жена у тебя есть, говоришь? — с упрёком и насмешкой одновременно спросила Ольга, заставив меня резко перевести свой взгляд обратно на кофе.

— Ага, лучшая женщина на свете. — честно сказал я, наблюдая за тем, как бурлит кофеин, пока Ольга лениво одевалась.

—'Он оно как? Хе, что ж тогда ты, жених, тут по островам сидишь, а не с ней на мальтах?

— Для лучших женщин нужные лучшие зарплаты, вот и зарабатываю. — с улыбкой от такой интерпретации происходящего сказал я.

— Поэтому твой рабочий профиль именно такой, а? — с долей недоверия и какого-то несчастья спросила Ольга, окончательно одевшись.

Мне всё меньше нравится, куда идёт этот вопрос.

— Ну, это было простым лишь совпадением. — искренне ответил я, начав наливать нам кофе. — Какой кофе?

— С сахаром. — быстро крикнула Ольга. — Совпадение совпадением, дружок, а я скорее веду к тому, как она к этому относится?

Я громко и выразительно вздохнул, разорвав пакетик с сахаром над одной из чашек.

— Что же я могу тебе ответь, — я подошёл с чашками кофе ко столу Ольги, которая вопросительно смотрела на меня. — пока не жаловалась, хотя иногда ей жалко.

— Тебя?

— Тех, с кем я «работаю». — злобно ухмыльнувшись, я поставил чашку кофе на её стол. — И всё-таки, ты будешь готовить еду, так как нарушила одно из правил.

И с этими словами Ольга немного покосилась сначала на меня, а потом на доску правил, где её идеальным подчерком было выведено правило:

«Нельзя спать в общих зонах дольше трёх часов без пледа». И такое же наказание, каким оно было до этого.

Девушка застыла в ступоре, и я почувствовал исходящий от неё… Нет, это не страх, но чувство близкое к нему. Это бессилие. А для супер-сильных людей вроде Ольги, перед которой всю жизнь все на колени кланялись, это ощущение невозможности что-либо исправить является одновременно и единственным их страхом. Неприятно, конечно, но я не вижу в этом особенной проблемы.

Такова жизнь, какое-то время ты жрёшь противников и этим ощущением нужно насыщаться каждый раз, как последним, так как в следующую же секунду именно ты можешь быть тем, кого сожрут. И никто нас не вспомнит.

— Но она, точно-верно, куда лучше любой женщины на белом свете. — сменив тон беседы, я решил немного насладиться спокойным настоящим. — Красива, умна и бесстрашна, ах!..

Вспомнив один лишь образ, её любимый, я почувствовал какую-то мне понятную, но от этого не менее болезненную тоску. Это ощущение разъедает меня изнутри последнее время, и это не боль, не отчаяние и не что-либо ещё: простая русская тоска.

— Ладно-ладно, поняла уже тебя, хватит восхвалять свою барышню, каблук. — с язвимым выражением лица сказала Ольга, хлебнув кофе.

Я решил согласиться с ней, вернувшись на своё место и включив компьютер.

— Наши подопечные сделали сегодня что-нибудь интересное? — спросил я.

— Нет, ну, большинство нет. — поправив свою фразу сказала Ольга. — Ты посмотри на этого чудика Эрена, который на гору пошёл.

Номер 22? Интерес он и правда представлял существенный, так как своими действиями этот парень может вызвать нехилый переполох.

Включив компьютер, я заглянул на карту и…

— Охренеть. — вырвалось у меня, когда я увидел, что номер 22 мало того, что поднялся на гору, так и прошёлся по ней вплоть до клетки F-5, забравшись на плоскую поляну в центре горы. — И давно он там?

— Где-то посреди ночи уже был на том же месте, что и сейчас. Потом где-то час-полтора плутал вокруг поляны и о чём-то переговаривался со своей адъютором. Где-то между тремя и четырьмя часами ночи лёг спать.

— Он не плутал… — про себя сказал я. — А что могут делать адъюторы в этом соревновании? Быть может, он сообщал информацию об окружении своему адъютору?

— Маловероятно, этой ночью на острове была сплошная тьма, хоть глаз выколи.

Я задумался, переместив курсор на профиль этого археолога, просматривая его характеристики тщательнее.

Сила: 12

Выносливость: 5

Магическое зрение: 4

Особый атрибут: запугивание

Необычная спектр талантов, но в итоге по одним лишь характеристикам этот археолог заслужил B ранг. Однако, упуская магическое зрение, сила этого парня находится на каком-то неведомом уровне, превосходящий любого другого археолога на острове, включая нас с Ольгой.

— Ого, даже тут чувствую его запугивание. — без эмоций сказал я. — Но, быть может, у него был какой-нибудь прибор ночного видения?

— Хм… — Ольга немного задумалась об этой возможности. — Быть может и так, но, думаю, он именно сейчас с утра начнёт осматривать территорию острова, сообщая её адъютору. А вчера он…

Девушка помрачнела, но хлебнув кофе она вернулась к своему обычному состоянию.

— Да, скорее всего вчера он искал тех, кто мог расположиться вокруг горы. Если у него есть какой-либо прибор, позволяющий всё видеть в темноте или хотя бы простой фонарик, с небольшой проворностью он сумел бы отыскать кого-нибудь…

— А что бы он сделал потом? Крикнул бы этим беднягам, используя своё запугивание, что-нибудь по типу: «Вы кто такие? Я вас не звал, идите отсюда!» или что?

— Быть может и так. — то-ли усмехнувшись над моей искромётной шуткой, то-ли надо мной, но Ольга продолжила. — Но вероятнее, что он бы попытался скинуть на них камни. Во время расстановки камер ты говорил, что из-за нестабильного каменного слоя горы взбираться по ней было неудобно?

— А, вот оно как. — кивнул я. — Ну, в таком бы случае, если археологи, на которых он нападал, выживут, то ему придётся очень неприятно.

— «Если».

После этого я и сам начал прослеживать за делами на острове. Пока что большинство археологов спят, так что работы мне досталось немного.

Глава 12

За вчерашний день археологи неплохо продвинулись: десяток человек заняли северо-восток острова, пока всего три археолога заняли северо-запад, по которому первой прошлась Аллианора. Остальные двадцать с лишним человек направились на огромную лесную местность, которая занималась весь юго-запад острова. Там можно было найти леса, болота, небольшие и большие поляны с живностью, пляж и минимальное количество гор. Хорошее место для отдыха, а вот для разведки просто отвратительно.

И как было уже указано, один археолог поднялся на огромный горный хребет в центре острова. Ещё одной находкой для меня оказалась Аллианора под номером 13, которая была вторым археологом, не спавшим в эти шесть утра. Вместо этого, девушка молилась, вслух проговаривая молитву. Подсматривать за таким богоугодным делом я не стал, удивившись лишь тому, что девушка всё-таки смогла забраться на гору. Так уж вышло, что я за ней почти весь день не следил, концентрируясь на остальных археологах, которые ничем интересным пока не хвастались. Но мало того, что девушка смогла забраться на одну гору, так, видимо под напором сэра, она перепрыгнула выше головы и забралась прямо на верх тех небольших соединённых гор, которые находились на клетках B-3 и B-4. Девушка встречала утро на самом западе острова, так что далёкий закат был для неё немного особенным, находясь дальше, чем для любого другого археолога.

Алексия, если вам интересно, пока что не выделялась из общей массы археологов, направившись в сторону юга. На самом конце острова находился пляж и, подслушав разговоры девушки с другими археологами я узнал, что именно туда она и направляется. Хотя вот зачем пока неизвестно, но всё-таки.

И есть ещё одна девушка под номером 31, которая наперекор судьбе была первой, кто направилась через северо-восток острова, и вот она по ощущениям ушла дальше всех археологов, являясь вторым археологом, который до сих пор не спит. Но в отличие от номера 13, эта девушка движется. Медленно, но уверенно она проходит лес около огромной горы на клетке H-4.

— Ном— То есть, Мари где-то ночевала сегодня? — вслух спросил я, сначала не перепутав имя девушки с её номером.

— Так… Которая на востоке около реки идёт? М-м-м… По-моему, она останавливалась около другой руки на G-2, но её привал был ранним, так что я не обращала на неё внимания… Наверное, она легла рано — между девятью вечера вроде бы, а встала ещё раньше. А у неё что-т интересное?

— Пока нет, но меня просто удивило, что она в такую рань идёт. — ответил я, продолжив следить за девушкой.

Сила: 5

Выносливость: 6

Магическое зрение: 8

Особый атрибут: адаптация.

Адаптация, да? Ну, я всё равно ничего не смыслю в этих атрибутах, так что это название ничего особенного мне не говорит.

Поэтому, поставив прослушку на эту Мари и Эрена, я уж было хотел выпить кофе, который начинал хорошенько остывать, как мне на e-mail поступило сообщение от одной бывшей охотницы S-ранга.

«Мы прибыли», — было написано в письме. Не лучшее использование отдельного приложения для писем, но, с другой стороны, мессенджера у меня не было.

«Хорошо, действуйте дальше по ситуации. Больница номером [N], обращайтесь к глав. Врачу с той же бумагой», — коротко отправил я, но не успел я переключиться на кофе, как последовал ещё один ответ.

Мы что, и правда будем пользоваться приложением почты для скоростной переписки? Чудесно.

«Что значит действуйте по ситуации??? У нас самого прилёта хвост из пиджаков, нас там просто убью», — написано в очередном письме.

Задумавшись, я только лишь ухмыльнулся, отправив напоследок:

«Я пришлю на ваши похороны очень красивые цветы. Кстати, на перекрестке с больницей есть прекрасная закусочная, где работает мой добрый товарищ».

И оставив лишь такую подсказку, я стал игнорировать последующее письмо, на котором всё равно были написаны матершины на каком-то забугорном языке. Да и что мне сейчас сделают, у меня есть и другие дела.

— Ты идёшь? — спросил голос в моих наушниках. Переключившись на рабочий стол, я заметил, что это говорит адъютор Мари.

— Да… — грустно ответила девушка, более ничего не добавив.

— А ну ускоряй свой темп! — взрослый женский голос подгонял свою подопечную. — Тебе ещё до полудня нужна дойти до распутья рек, а там уже можешь немного передохнуть. Если ты из-за своей лени туда последней придёшь, я тебя выключу!

— Ну-ну… Что мне там вообще нужно?..

— Это место просто великолепно, ах. Я уже отсюда чувствую, как там нас обоих настигнет просветление!..

На этих словах Мари выключила свой микрофон:

— Сука… — много раз шептала девушка своим мягким, но полным желчи и отвращения голосом.

— Быстро переключись на Мари. — громко сказал я и, немного ошарашено, но Ольга всё-таки моментально выполнила мою просьбу.

— АРГХ, СКОТИНА, ЧТОБ ТЫ СДОХЛА В КАНАВЕ ВМЕСТЕ С ОТЦОМ–

После этого я слышал только лишь вскрики девушки и довольно громкие удары чего-то мягкого о ствол дерева. Мясо, которое от нещадащих и страшных ударов превращалось в простую трясину из крови и кожи, наворачивающиеся слёзы и постоянные крики, и угрозы: наши наушники могли уловить только часть спектра всего происходящего. Но от этого мы не менее того были в шоке.

Но особенности этой ситуации добавляло и то, что адъютор это девушки продолжала разговаривать со своей подопечной, само собой не слыша всего этого потока смертоубийства.

— И когда сущее спустит на тебя с небес своё благословление… Ты слушаешь, милая?

— Да, мамочка… — голос Мари всё ещё дрожал, но, включив микрофон, она с неподдельной нежностью ответила адъютору. — Продолжай, я слушаю. Просто была немножко занята…

— Ага, и так вот–

Но после этого я отключился от прослушки этой женщины, наметив в своём мозгу эту на первый взгляд миловидную девушку.

Ольга ничего мне не сказала, но мы оба были совсем не в восторге от этой сценки, в этом я точно был уверен. Впрочем, наверняка и сама Мари не очень довольно происходящим, раз уж она делает нечто подобное.

Остальные полтора часа, пока все археологи не проснулись и не начали двигаться, не произошло чего-то грандиозного. Все занимались типичными делами, археологи подобно муравьям стали потихоньку осаждать весь остров.

Хотя, что стоит уточнить, так это Алексия. Хоть сама по себе она пока не представляла мне хоть малейшего интереса, но стратегия её действий меня радовала: девушка шла в сторону пляжа вместе с пятью другими археологами, формирую эдакую команду. Я не знаю, как такое объединение в итоге продержится, и продержится ли вообще, но на первых парах приятно обзавестись компанией. И осмотрев коллектив девушки я убедился, что она действовала с каким-то расчётом.

Скорее всего, та встреча в кафе была не первой и далеко не последней для этой девушки, и таким образом, какими-то неизвестными мне методами вычисляя археологов на «Атлантиде», Алексия под предводительством той полной тётки смогла сформировать круг лиц, которых ей нужно было объединить вокруг себя. В основном, то были средненькие археологи, которые тем не менее были равны ей по силе.

Если же говорить о самой Алексии, то всё там выглядело примерно так:

Сила: 4

Выносливость: 7

Магическое Зрение: 7

Особый атрибут: приручение

Опять же, в душе не чаю, что это за атрибут такой особый, надеюсь она не приручает людей безудержным сексом, ведь в любом другом случае мне до этого атрибута дела нет.

Не поймите неправильно, даже в этом случае мне всё равно, но так нужно будет учитывать, что девушка куда как более развратна, чем выглядит на первый взгляд.

Взвод средненьких по силе, но довольно выносливых археологов — это хорошая команда для быстрой разведки территорий.

В любом случае, теперь археологи двигались в своём собственном темпе, пока мы с Ольгой аккуратно наблюдали за ними. Чашки кофе то наполняли, то пропадали с наших столов, пока мы лениво отслеживали каждое их действие.

Ну, ладно, с каждым действием я откровенно наврал, мы дай бог четверть из всего происходящего улавливаем, но разве это плохо? Им даётся больше свободы, а мы слушаем и видим только самое интересно. Хотя, несмотря на это, я рассказываю вам всякую неинтересную фигню, да? Это печально, попробую впредь исправиться.

— ГОРА ВЗРЫВАЕТСЯ, ОНИ ВСЕ СЕЙЧАС ПОГИБНУТ!..

— Вот же ублюдок! — браво крикнул я, когда огонёк силы блеснул в моих глазах. — Я спасу их всех!..

Пиу-бам-бум-бум-бдыщ! Круто, да? В любом случае, упуская эту исключительно придуманную в моём больном выражении сценку, переключимся на происходящее на острове за следующие восемь часов, что мы следили за ними с полудня.

За это время мы с Ольгей, как и чтит одно из правил, на некоторое время покидали серверную и перемещались то на кухню, где Ольга приготовила нам сначала завтрак (разморозила и поджарила уже приготовленную яичницу, получилось так себе) и потом обед (девушка, показав свои познания восточной кухни, решила приготовить нам суп мисо. Буду с вами честен — было довольно вкусно, хотя это скорее был обычный остренький суп с трухлявой рыбой, чем мисо).

Всё это время у нас за правым ухом находился специальный наушник, который оповещал нас сначала о высланных и полученных письмах, а также о небольших диалогах тех археологов, которых мы заранее выбрали. Я подслушивал диалоги Алексии и Эрена. Последний, на моё удивление, вообще не вышел на контакт со своим адъютором, так что я слушал его исключительно интереса ради. Он, к сожалению, вообще не разговорчивый, хотя от него постоянно слышны потрескивания камней как больших, так и маленьких. Значится, он продолжает двигаться. Интересно, что же он тогда задумал, поднимаясь всё выше и выше по хребту.

Так как общий пейзаж острова изменился, я уже не могу быть уверенным, что может ждать его на вершине горы, так что его продвижение мне вдвойне интересно.

— Фуф… Может сделаем перерывчик, чтобы с новыми силами продвигаться дальше? — радостно спросила Алексия, то-ли выпрашивая, то-ли приказывая своим товарищам сделать привал на краю клетки E-7.

— Да, думаю, это хорошая идея. — сказал номер 11, один из её товарищей. — Тут хорошее место, и как раз протекает река.

Этот номер 11 не выделяется своими особенными способностями, ни одна из его характеристик не превышает 7, а из особого таланта он владеет «Зоркость».

— Тем более, — продолжил он. — вкрапления песка у реки становятся всё заметнее, а почка стала немного мягче. Рискну подумать, что в паре километрах река уже впадает в океан.

— Охо, ты серьезно так думаешь? — с неподдельно добрым интересом спросила Алексия. — Если это правда, то просто чудесно!

Я не видел лица девушки, но по восхищенному тону её голоса я чувствовал, что у неё глаза блестят от радости.

— Н-ну я почти уверен. — немного замявшись, номер 11 быстро это сказал.

— Да ну, не скромничай! — ещё радостнее продолжила. — Это же просто великолепно, я уже так рада, что примкнула к тебе в напарники, хи-хи.

— Это тебе спасибо…

Последующий их диалог мне был уже не очень интересен, ведь, кушая мисо суп и выслушивая жалобы Ольги на ту влюблённую парочку, за которой она подслушивает (видимо для неё это что-то вроде анти-стресса для вымещения злобы. Ничего не имею против, у каждого своё порно), я задумался о происходящем на острове.

Ведь по факту, давайте признаем, что до сих пор (а уже второй день!) занятия этих археологов вообще не отличаются от типичного досуга туристов: самые жёсткие люди сразу же разбежались по закоулкам острова и стали ходить куда попало, влюблённые устраивают романтику на берегу реки, обычные туристы решают объединиться в группы, чтобы вместе было веселее (и возможно безопаснее). В общем, меня пока не впечатляет собственный досуг, да и досуг этих детей тоже.

— Может нам стоит самим периодически выбираться с бункера по одному и давать этим ребяткам стимул ускоряться? — я высказал свою мысль в слух, от чего Ольга поперхнулась супом.

Так как этот супчик был тем ещё перчённым, то девушке вся острота не в то горло попала и она стала судорожно задыхаться, вместе с тем выслушивая меня:

— Пока один из нас сидит тут и координирует ситуацию, второй ходит по острову и делает что-то, чтобы всколошить археологов. Ну, устраивает критически опасные ситуации там, пытается убить их, в общем-то мой про–

— НЕТ-НЕТ-НЕТ И ЕЩЁ РАЗ НЕТ. — ударив по столу рукой сказала Ольга, не видя себя от злости. — Какая муха тебя укусила?! Мы должны их защищать, а не подвергать их опасности, чёрт возьми!

— Но что же остаётся делать, если их спокойствие и есть опасностью? — холодно спросил я, отставив чашку супа в сторону. — Ты ведь и сама знаешь, во что превратится остров, если всё продолжится в таком же темпе.

— Кхм… — Ольга искала, за что бы зацепиться, но я говорил быстрее, прерывая её мысли одну за другой.

— И надеюсь, что ты подтвердишь по своему опыту, что такое идиотское спокойствие ни к чему хорошему не приведёт, особенно когда речь идёт о соревновании. Только четверть археологов показала хоть какую-то инициативу, и то, пока они не увидят реальную угрозу, то не покажут всю свою силу.

На какое-то время мы оба замолчали, но нашу тишину прервал неприятный, но громкий звук оповещения о новом письме, которое поступило на почтовый ящик Ольги.

Какое-то время Ольга не реагировала на оповещение, но по моему испытывающему взгляду она почувствовала, что я тут как-то замешан.

— Ну, давай проверим… Что же там. — последнюю фразу я сказал, немного понизив свой голос, из-за чего Ольга ещё сильнее почувствовала подвох в происходящем.

Мы быстро направились в серверную. Я следовал за Ольгой тихо, стараясь заранее не разозлить её.

— Что там в письме? — спросила по дороге Ольга.

— Кто знает, тебе же пришло.

Прибыв к компьютеру Ольги, она быстро открыла приложение почты и увидела, что письмо пришло от «Мистера Дождя».

«Добрый день, Ольга.

Как ты и просила, мы оповестили адъюторов участвующих гильдий в том, что вы с Николаем, как два археолога S-класса, будете вести расследование о находящемся террористе среди археологов. Прямо сейчас, с каждым днём остальные рейды начинают закрывать свой срок, так что наши департаменты сейчас заняты для помощи вам найти предателя. Если произойдут какие-либо ещё непредвиденные обстоятельства, прошу в срочном порядке оповещать нас об этом и по возможности решать их с помощью навыков Николая.

Со всем уважением, Дождь».

— … —быстро оглядев письмо, мы с Ольгой посмотрели друг на друга: я был спокойным, она по виду уже собиралась придушить меня. — …Когда ты успел?

— Что? Я? — включив дурачка спросил я.

— НУ НЕ Я ЖЕ! — всколыхнувшись закричала Ольга. — Какого чёрта ты лезешь в мой компьютер?!

— Ой-ой, не нужно так раскидываться обвинениями. — с нарастающей издёвкой стал говорить я. — Быть может, ночью, пока ты рассуждала о возможных «предательствах», ты так заигралась, что в полуночном бреду написала письмо своему начальнику.

— Откуда ты?..

В ответ я только приклонил голову, чтобы Ольга увидела мои глаза во всей своей красе.

Впрочем, секунду спустя я отошёл от неё, продолжив говорить:

— Теперь у нас есть все возможности гулять по острову, когда нам захочется, а по возможности «секретно» давать намеки на предательства и держать археологов в тонусе. Разве не круто?

— …Как ты себе это представляешь? — по голосу девушки уже было видно, что она сдалась, но огонь вражды всё ещё пытал в её сердце.

— Так и представляю. — уверенно начал я. — Ты можешь сидеть в штабе и дальше, помогать мне, буквально станешь моим адъютором!.. А я такую жизнь доживать не хочу, уж извини, — я немного злобно посмотрел на Ольгу, которая тут же захватила этот взгляд и приумножила его втройне. — так что я буду большую часть времени проводить на острове. Моих навыков, уж поверь, хватит для саботажа и выставления окружения совсем не таким, каким оно является, так что я смогу продержаться «на передовой».

Чем больше я говорил, тем краснее и злее становилось лицо Ольги: каждым своим выпадом, каждой насмешкой я стал выводить её из себя именно из-за того, что я победил.

— Что ж… — Ольга успокоила себя, выдохнув. — Значит-с, тебе совсем не понравилась моя компания?

— Что? — этим вопросом она удивила меня куда сильнее, чем каким-либо ещё. — Не пойми неправильно, твоя компания не в тягость мне, ведь с новым устоем дел мы будем ещё чаще говорить, так что–

— Да не тупи! — с какой-то досадной злобой высказалась она, прервав меня. — Я же не всерьёз, какое мне дело до тебя и твоей противной физиономии рядом?..

— Ну… — я не совсем понял последних слов девушки. — Тогда будем так и работать? Зато никаких десятков правил, намного проще, не правда ли?

— Будто бы мне не всё равно. — полностью успокоившись, Ольга уже даже как-то высокомерно посмотрела на меня.

С той же секунды я снова сменил свою профессию из обычного наблюдателя на прямого участника рейда «Атлантида», хотя и не совсем такого, как они остальные.

Я и стал предателем, который «типа» хочет их всех уничтожить. К счастью, кроме меня на острове предателей быть не должно.

Ну, по крайне мере я так думал.

Глава 13

За остатки дня и вечера я несколько раз прошёлся по всей информации по острову, и археологов, попытавшись запомнить большую часть из той информации.

Плотно покушав (Ольга уже не готовила мне ужин, но не велика потеря) я забрал все свои пожитки, среди которых было несколько сухпайков, воды и всё моё снаряжение, и с таким небольшим и компактным рюкзаком я вышел из бункера кромешной ночью, прихватив с собой несколько дополнительных вещей, одной из которых являлся небольшой вариант цепного крюка на верёвке и несколько зажигалок.

Выпрыгнув из бункера под покровом ночи, я тут же почувствовал сильный морской бриз, нахлынувший мне в лицо.

— Хлынет буря?.. — посмотрев на почерневшее небо, скрывающее луну кучей туч, я почувствовал себя как никогда живым.

После этого, сверившись с планшетом в моих руках (выданный в комнатах, на нём можно включить камеру, карту местности и другие незначительные приложения), я увидел себя недалеко от квадрата I-8, находясь прямо на его краю. Ближайшими ко мне людьми является Мари-31 и отряд Алексии, которые находились во многих километрах от меня. И всё-таки, моей первой жертвой я выбрал Мари, находящуюся в четырёх квадратах к северу от меня. Это была не та девушка, с которой я хотел бы встретиться при любых других обстоятельствах, но как бомба медленного детонирования она идеально подходит. Скверный характер, добрая оболочка и хорошее магическое зрение — она прекрасно мне подходит.

Спрятав планшет в своём небольшом рюкзаке, я прислонил палец к уже подключенному наушнику и лёгким номов вопросил (да, я умею даже такие слова говорить):

— На связи, ты у компьютера?

Какое-то время ответа не было и я уж было хотел спрыгнуть обратно в бункер, чтобы проверить, не спит ли Ольга, но она в ту же секунду вышла на связь и её подключение символизировали своеобразные белые шумы наушника:

— Алло, слышно? В любом случае, что ты решил? — с каким-то недоверием спросила Ольга, противно чавкая чем-то.

— Слышно, слышно… Думаю, стоит начать с Мари. — спокойно сказал я, выдвигаясь в путь. — Какое-то время следи за ней и сообщай о её передвижении, и неожиданных ситуациях с адъютором, если такие случатся. Я также буду держаться на прослушке, но периодически буду отключаться, чтобы сконцентрироваться на окружении.

— Ишь как раскомандовался. — с непонятной мне усмешкой сказала Ольга. — Ну, и пусть. Она находится на том же месте, что и час назад, по прослушке последние полчаса было сухо. За сколько ты дойдёшь к ней?

— К ней бы я дошёл через час-полтора, но мне нужно будет сделать небольшой крюк к востоку от неё.

— …Зачем?

— На остров надвигается буря. — с лёгким смешком в голосе сказал я. — И ею являюсь я.

После этого я двинулся в путь по ночному лесу, движимый лишь инстинктами и небольшим фонариком у меня на плече, освещающий ближайшую дорогу.

Идти по мраку камней и леса с той же скоростью, что и я, слишком опасно, но для исполнения планов на ночь у меня нет другого выбора. Сейчас мне остаётся только продвигаться вперёд, потихоньку сдвигаясь на северо-восток, чтобы быть минимум в километре от Мари. Это всё ещё не даёт гарантии, что меня никто не заметит — фонарик, направленный вверх, может тут же спалить мои позиции для Эрена, который находится на возвышенности в нескольких километрах от моего пути. Это большое расстояние относительно обычного человеческого зрения, которое тем не менее способно увидеть направленный вверх мощный источник света, а для зорких и сильных археологов это может быть ещё легче.

Впрочем, у меня вновь есть одно неоспоримое преимущество, которое тем не менее многие считают за недостаток: отсутствие магического зрения в принципе. Неприятно, да, я просаживаюсь в этой характеристики, но с другой стороны, как я понял из одного напутствия Ольги…

У меня нет магической ауры в принципе. Я абсолютно «невидим» для их магических прибамбасов и заметить меня они могут только глазами.

Лес с каждой минутой становился всё опаснее и опаснее для длительных прогулок: каждая осечка могла грозить гибелью в канаве с камнями, любая трясина, если пойдёт дождь, а он наверняка пойдёт, станет непроходимым капканом и моей слабостью на этой территории становится то, что я наверняка не могу знать точечного пейзажа каждой части острова, и поэтому никогда не знаешь, куда тебя выведут ноги, на ровную поляну или кучу канав.

На дворе было уже десять часов вечера: тёмные тучи всё ещё продолжали сгущаться, не решаясь пролить дождь на этот остров, но сухое спокойствие уже настигло окружающую атмосферу, символизируя о предстоящем кошмаре на земле.

— На связи, — сказал я медленно, включив микрофон наушника. — где я, где Мари и есть какие-то новости?

Я услышал, как микрофон Ольги включился и появились белые шумы, но она всё ещё ничего не говорила, выдерживая приятную, но всё-таки непродуктивную тишину, которую я прервал вздохом, добавив:

— Скажи, пожалуйста, а то мне лень лезть в планшет. Тем более, недалеко отсюда пляж вижу, так что я мог и заблудиться.

Я знал, что шёл по нужной дороге, но всё-таки истории же нужно придать реалистичности, да?

— Что ж с тобой поделать, — вздохнув сказала Ольга. — Ты и правда отошёл от Мари: она находится на краю клеток H-5 и G-5, неподалеку от одной из горных пещер, а ты в центре I-5. На север от тебя будет начинаться устье реки, так если пойдёшь по северной её части, то дойдёшь до этой бедолаги.

— Хм… Понял. По прослушке есть что-то новое?

— Думаю, ты и сам слышал, что нет. — устало прозевала Ольга, потягиваясь или ещё что-то в этом духе. — В любом случае, думаю, хоть адъюторы и знают о нашем существовании, они могут подумать, что мы прибудем на острова только завтра. Так что у тебя есть «фора». Только не потеряй её, а то сложно потом будет–

— Принял к сведению. Хорошо, спасибо, пока что отключаюсь. Если кто-либо из археологов будет приближаться ко мне, тут же сообщи… Пожалуйста.

На том мы снова отключились с Ольгой и я начал соответственно идти на запад, спустя несколько сотен метров таки найдя большой водоём, который выпускал три среднерослых реки: одна выходила прямо в океан, протекая несколько сотен метров по пляжному песку, а две остальных шли соответственно в сторону леса. Также, если мне не изменяет память, ещё в паре сотен метров к северу будет ещё одна река поменьше, которая идёт вглубь леса и горного хребта, заходя в одну глубокую пещеру. Там я, на моё счастье, не был и быть не собираюсь. Хотя вот Мари находилась как раз в стороне той пещеры. Скорее всего это было сделано ради того, чтобы быть ближе к укрытию в случае проливного дождя: несмотря ни на что, даже эти плотные деревья с зелёной листвой не спасут археологов без водопрочной палатки от патугов жуткого дождя, восхождение которого всё ближе и ближе к яви. Я в тоже время одновременно радовался и печалился предстоящему дождю.

— Так… — проходя глубже к лес недалеко от проходящей реки, я окончательно выключил свой фонарик, чтобы ни одна живая душа даже не задумалась о моём существовании в то время.

Я продолжал в среднем темпе двигаться вдоль реки в сторону, которую мне сказала Ольга, пока не остановился, пригнулся и связался с Ольгой.

— Как слышно? Мари далеко отсюда? — аккуратно спросил я, прячась вокруг кустов.

— …Где-то 1800 метров с поправкой на не идеальность аппаратуры. — машинально ответила Ольга. — Эрен находится также не очень далеко — где-то четыре километра, но он находится на поляне недалеко от вершинного склона горы. Так что ты задумал?..

В ответ я лишь сказал: «Принял», отключив связь. Я нахожусь довольно близко к укрытию Мари и Эрена. Скорее всего они не знают, что находятся очень близко друг к другу, особенно с учётом того, что Эрен последний день только и продолжал обходить гору, забираясь всё дальше и дальше.

Если вспомнить его рывок в первый день, то даже с силой S-ранга этот парень должен быть выдохшимся как собака. Тоже самое касается и Мари: она почти непрерывно следовала до этого места почти два дня, обойдя и горы, и трясину болотную, и лесную местность. Сейчас, когда её адъютор наконец отстала от неё, она может хотя бы морально отдохнуть. А быть может она просто решила тут осесть и ничего больше не делать — именно для того, чтобы отговорить её от этого пути, я тут и нахожусь.

Я начал идти всё правее и правее от реки, которая бы привела меня прямо в лагерь Мари, вместо этого отправившись в сторону севернее от неё.

Спустя какое-то время я заметил надвигающуюся гору, размеры которой наконец-то стали проглядывать даже сквозь абсолютную темень.

Спустя некоторое время пути (часть которого я потратил на то, чтобы отойти на расстояние 500–700 метров от лагеря Мари, я, вздохнув и расстегнув один из пуговиц моей жутко тяжёлой толстовки, стал медленно, но уверенно продвигаться вверх по горе, запрыгивая от одного уступа к другому. Подняться наверх я был обязан хотя бы до того момента, как польёт дождь, иначе это будет самоубийством.

Это и так самоубийство, в кромешную ночь подниматься вверх по горе, но благодаря собственной удаче и рефлексам я всё-таки смог продвигаться вверх, пока спустя несколько минут окончательно не забрался до относительно плоского места на высоте горы, с небольшими мурашками наблюдая за обрывом, который встал предо мной. Зрелище не для слабонервных, особенно учитывая общую специфику ночного острова с постоянно сгущающимися тучами и ветром, который наконец-то стал дуть, а на высоте этой горы он дул ещё сильнее.

— Фуф… — переведя немного дух, я отошёл от обрыва и тихо вышел на связь с Ольгой, которая пыталась связаться со мной в то время, как я карабкался. — На связи. Был немного занят, что-то случилось?

— Блин, что ж ты такой непутёвый… — немного взволнованно сказала Ольга. — Так, я хотела сказать, что Мари и Эрен вышли из своих мест пребывания. Мари просто хули-то крутится вокруг своего убежища, а Эрен целенаправленно идёт к тебе… Расстояние где-то метров восемьсот, он идёт медленно, но пока ты там дрочил он уже успел–

— Понял, нет времени на разговоры. — быстро сказал я, под невнятные крики Ольги выключив связь.

И правда, действовать теперь только и остаётся, раз уж я совсем недалеко от них обоих.

Запустив одну из рук себе в толстовку, я даже в кромешной тьме, да даже слепой смог бы достать всё мне необходимое из этой идеально подготовленной толстовки.

Однако на этот раз я не достал пистолет или какую-нибудь другую игрушку, я достал вещицу, которая досталась мне как раз таки из бункера — не знаю, зачем их туда засунули в таком количестве, но арсенал бункера мне было очень приятно осмотреть, а после и прихватить с собой эту вещь.

Глубоко вдохнув, я быстро второй рукой вытянул из лимоннообразной сферы небольшой металлический «ключик», сдерживая её только благодаря внутреннему клапану, который позволял держать её ещё долгое время до начала «шоу». Но сейчас мне это было не нужно.

Аккуратно забросив вещь внутри нескольких каменных складок горы, я тут же дал дёру в сторону немного южнее местонахождения Эрена, стараясь как можно быстрее и как можно дальше убежать. Такой мой спринт длился меньше шести секунд, как в тот же момент на всю округу прозвучал оглушительный взрыв, небольшая ударная волна, а потом ужасный скрежет камней, которые падали вниз после разрушения небольшой относительного всего размера, но всё-таки далеко не маленькую часть горы.

— Какого чёрта?! — два женских голоса одновременно прозвучали в моём наушнике.

— На связи. Всё по плану, конец связи. — быстро и как-то даже чересчур вульгарно сказал я, продолжая чуть медленнее, но всё-таки бежать дальше.

Оказавшись по моим меркам на приличном расстоянии от места происшествия, я быстро вытянул из своего рюкзака планшет, моментально смерившись данными на нём. Я находился на северо-восточном краю квадрата F-6, в то время как Эрен находился в квадрате F-5 и быстро сокращал расстояние с квадратом G-5, где и произошёл взрыв.

Недолго думая, я кардинально изменил свою точку разбега и побежал строго на север в сторону западной части квадрата F-5, где по моим наблюдениям и должно было находиться место проживания Эрена.

— Пиздец… Пиздец… Пиздец! Матушка, ало, — после матов, Мари быстро перешла на разговор со своим адъютором. — Ты видела это на картах?!

— Ч-ЧТО это, взрыв?! — тут же спохватившись, «Матушка» также взволнованно вскрикнула. — Ты ведь… Где ты, ты ранена, что случилось?..

— Н-не знаю, я не ранено, но взрыв произошёл прям рядом, боже… К-камни!.. Камни падают!..

После этого Мари отключилась от микрофона, про себя взывая:

— Блять, блять, ебанный рот! — материлась она как не в себя, явно убегая куда-то. — Нет, я тут не дам себя похоронить!.. Ни за что, нихрена вам!

После этого, точно также как я бежал вперёд, она также немногословно бежала прочь, возможно даже позабыв о своих собственных вещах.


А я в тоже время наконец-то прибыл на своё место назначения: недалеко от окраины какого-то из обрывов горы стояла небольшая, но неплохо устроенная палатка.

Фонарь, несколько каких-то непонятных мне журнальчиков, очиститель воды и какие-то прочие пожитки, среди которых был и отдельный планшет этого археолога вместе с рацией и большим крюком-кошкой.

Отложив крюк, рацию, планшет и один журнал на метров тридцать в сторону, я вместе с тем постоянно был на страже того, чтобы меня не заметили, действия максимально быстро и точечно.

После этого акта добрый воли я, точно также всунув руку в толстовку, достал ещё одну «лимонку».

Опасная граната, названная лимонкой за свою продолговатую форму. Не советую вам оказаться рядом с местом, куда она упадёт.

БУМ

Закинув вторую гранату на этот раз в палатку Эрена, я к чертям разнёс как её, так и небольшой склон горы, на котором и стояла палатка, а из-за надломлённого основания этой части горы, хоть взрыв гранаты не так сильно на это повлиял напрямую, будучи катализатором взрыв вызвал медленный, но ужасно громкое разрушение горы и падающих камней.

— Что ты, блять, устроил?! — быстро ворвавшись на связь, Ольга звучала взбешённой.

Я в тоже время ещё ничего не ответил, быстро двигаясь уже на юг горы: спускаться с неё обычным методом мне было уж точно не нужно, так что, параллельно с включением связи в наушнике, я доставал кое-что из своего рюкзака.

— Всё идёт по плану, никто не пострадал. — быстро и холодно сказал я, потихоньку останавливаясь тем сильнее, чем ближе я подходил к обрыву горы где-то в клетке F-7. До обрыва этого мне было ещё около девятиста метров, но бежать сломя голову было бессмысленно и безрассудно.

— Да какого?! Что ты себе!.. АРГХ, что это вообще значит?! Ты уже поднял почти весь остров на уши, только, блять, глухонемой не увидел бы и не услышал этот взрыв горы!.. Чего ты добиваешься, чтобы они в штаны нагадили и ты бы со стояком до подбородка уверенно сказал, что ты смог запугать их?!

— Э… — мне даже не нашлось какого-то ответ на выкрик Ольги. — Ну, да, наверное. А ты мне в этом прекрасно поможешь.

— Что?.. А-Э, нет, всё, в пень всё это, я не согласна разрушать весь остров на части по команде какого-то психопата, я отключаюсь!

И на этих словах она и правда выключила микрофон, и вполне вероятно отошла от компьютера. Неприятный момент, который я предвидел, но всё-таки надеялся, что археолог S-ранга сможет взять себя в руки и сделать всё как надо. Напоследок я лишь сказал:

— …Только бездействие уничтожает города, убивает людей и разрушает всё существо. Но сейчас, своим бездействием ты убиваешь только саму себя, Ольга.

Но останавливаться на том, что одна из напарниц всё-таки решила покинуть меня я не хотел, да и кому нужны постоянные напарники — когда-то они уходят, когда-то приходят. В любом случае, это не самое худшее из развитий событий.

Продолжая бежать, я наконец-то дошёл до обрыва горы, вместо того, чтобы медленно и лениво спускаться вниз, я фонариком, осветив края обрыва на несколько секунд, нашёл нужное мне «крепкое» место и зацепив за это место крюком кошкой, я быстро спрыгнув вниз, отталкиваясь от твёрдой горы для быстро спуска.

После того, как мои ноги коснулись земли, я немного, с другой стороны, подтянул крюк, который быстро слез с насиженного места, упав на землю, где я его быстро потянул за собой, бросив в рюкзак куда-то на планшет. Поцарапает, да и пофиг.

Я оказался на краю точки F-7 и F-8. Где-то в километре-полтора от меня к юго-западу находится лагерь Алексии, а к северо-западу, в точке E-6, находится лагерь другой парочки археологов, к котором мне обязательно надо будет заглянуть.

Глава 14

Вздохнув от небольшой усталости, которая ударила мне в лёгкие, я посмотрел на небо.

Всё такое же чёрное, но теперь я почувствовал у себя на лице, да и вокруг: дождь пошёл. Неприятная часть работы, так это то, что сегодня придётся работать под дождём, но с какой-то стороны это даже хорошо, ведь теперь обстоятельства играют на руку саспенсу, а следовательно и мне.

Быстром ходом, немного передохнув после такого рывка по горе, я начал быстро сокращать дистанцию между мной и предположительным лагерем Алексии. Во время своего недолго перерыва я всё-таки залез в планшет, чтобы свериться с нынешним местоположением археологов: большая часть из них были на тех же местах, Мари только пробежала немного-немало на два квадрата на восток. Наверняка сейчас её хорошенько разделывает дождь, так что ей стоит поскорее найти местечко получше.

Алексия со своей свиток находятся там же, хотя они понемногу двигаются вокруг лагеря. Остальные претенденты, кроме Эрена, который в панике бегал по горе, остаются на своих местах.

Следующие несколько минут я быстро сокращал дистанцию, пробегая по острову под пока что слабым дождём. Температура в лесу стала неприятно влажной, но благодаря толстовке и жилету под ней ни холода, ни жары пока что я не чувствовал, продолжая стабильно идти вперёд, пока наконец-то я не заметил метрах в стапятидесяти потухающие огни костра.

Приближаться к костру ещё ближе будет бессмысленным появлением на публике, так что я медленно начал уходить немного западнее лагеря, поднимаясь также на север.

На этот раз, засунув руку в свою толстовку, я высунул оттуда среднего размера балончик, обёрнутый в немного мокрую тряпку. Положив балон на землю вокруг сухих кустов, которые ещё не успели промокнуть от надвигающегося дождя, я рядом положил ещё один, а потом и третий.

Моя толстовка стала ненамного, но всё-таки легче. Теперь мне осталось только одно: стать катализатором предстоящего шоу, и отойдя на пару десятков метров, я достал из толстовки заряженный прожигательными снарядами пистолет, медленно направляя свой прицел в сторону слабо заметных балончиков.

Первый выстрел — в молоко, второй — как раз в цель. Наверняка Алексия или кто-либо ещё могли бы услышать выстрел пистолета, прозвучавшего на всю округу и немного смутив меня, но вот второй выстрел они почти наверняка забыли, вместо этого обратив внимание на

БУУУУУМ

Произошедший в лесу в тот же момент. Взрыв газа, на самом деле, штука своеобразная — стреляя обычными патронами я бы мало чего добился, кроме как небольшого взрыва, но зажигательные снаряды просто разорвали сначала один, а потом и все три балончика, которые совместной реакцией сожги окружающие их деревья, поглощая всё окружение огнём, а вместе с тем и подожгли всю округу.

Даже меня немного с испугу откинуло в сторону от этого взрыва. Не рассчитал немного расстояние, с кем не бывает.

В любом случае, после этого делать в этой местности мне было нечего, а вот Алексии со своими товарищами ещё как было чего — дождь пока что слишком слаб, чтобы хоть что-то сделать, а такой взрыв может устроить проблематичные обстоятельства для их совместного лагеря. Но теперь мен стоило идти строго на север.

Дождь, как я и сказал, был всё ещё довольно слабым, но это утверждения довольно просто отрицать, когда ты выйдешь на небольшую поляну, что я и сделал.

Заранее я проверил окружение и убедился, что вокруг были только те двое, кто мне были нужны. 6 и 7 находились рядом, сдвинувшись от своего предыдущего места пребывания на одну клетку — эти безобидные влюблённые были для меня куда большей проблемой, чем какие-либо другие археологи, так что и разбираться с ними я решил радикально.

Упустим те двадцать минут, что я сквозь ночные пути следовал по лесу и подойдём поближе к ситуации, когда их небольшой и миленький лагерь был почти в ста метрах от меня.

Я уже видел потухший костёр, в котором только тлеющие угли выдавали бывший источник огня, а также одну большую палатку на двух человек.

Какое-то неизвестное чувство бурлило во мне, но в поте небольшой усталости и концентрации на предстоящем шоу, я решил проигнорировать его, медленно и бесшумно двигаясь вперёд. Я засунул правую руку внутрь толстовки, чтобы снова немного уменьшить вес моего груза…

— НИКОЛАЙ, К ВОСТОКУ ОТ ТЕБЯ. — быстро ворвалась Ольга, сначала испугав меня, а потом тут же прилив мне сил.

Это чувство было не напрасным.

Недолго думая над происходящим, я дал волю инстинктам и сразу же побежал на лево, двигаясь с максимальной скоростью и незаметностью, какие только позволяли обстоятельства. Я чувствовал это, и от ощущения этого я только прибавил прыти и скорости, чтобы не оглядываясь бежать на север.

Оторвавшись от опасного преследования, я заметил, что успел пробежать даже озеро на клетке D-5, оказавшись на стартовой зоне D-4, я снова огляделся вокруг, пытаясь заглянуть глубоко в себя и ощутить, вижу ли я хоть что-нибудь. К счастью, того неприятного чувства не было и, хоть немного отдышавшись, я облокотился о ближайшее дерево, медленно скомпоновавшись около него.

— …Спасибо, хах. — сказал я по связи, показав признаки жизни. — Кто эт такой интересный был? Давно я так от кого-то не бегал, ха-ха…

— Я… Я не знаю. — немного взволнованно сказала Ольга. — Я и-и сама не поняла, что произошло, просто внезапно буквально справа от тебя появилась какая-то иконка, и я просто, ну…

— Спасибо. — моментально сказал я, прервав девушку. — Правда, спасибо. Ты сейчас, возможно, спасла меня.

Я не люблю давать что-либо в заслугу других людей, но бывают моменты в жизни, когда независимо от взглядов и мировоззрения нужно поблагодарить человека. Не думал, что это будет здесь и сейчас, особенно с ней.

— Н-не за что… — всё ещё взволнованно сказала Ольга.

— А что насчёт влюбленной парочки?.. Это был один из них? — высказав предположение вслух спросил я.

— Нет, они находились в то время в лагере.

Могли бросить свои наушники в палатке, тогда они буквально становятся невидимыми для нас. Однако, если иконка всё-таки появилась, то это значит, что жучок всё-таки присутствовал на теле носителя, но он не знал о нём или знал, но как-то подавил. В моей голове тут же начали крутиться различные варианты развития событий.

— …Понятно. — наконец-то сказал я. — Ну, что могу сказать, это было совсем неожиданно… Но ночь только впереди.

— Т-ты собираешься и дальше идти? — удивлённо спросила Ольга, хотя ответ должен быть очевиден.

— Работа только начинается. Я уже всполошил добрую часть острова, но есть ещё несколько человек, оставшихся без моего внимания…

Я начал медленно подниматься со своего места. Посмотрев на небо я увидел, что дождь стал только сильнее, начиная потихоньку походить на своего старшего брата-ливня. Это было совсем не весело, но и сдаваться я не собирался. Скорее наоборот, именно сейчас наступило лучшее время для того, чтобы начать свои похождения.

— …Поможешь ли ты мне с ними? — спросил я у Ольги, в ту же секунду направившись в путь. — Я тебя не заставляю, в целом всё будет нормально, просто–

— Помогу. — я слышал в голосе девушки твёрдую решимость. Как минимум это радовало. — Что мне ещё остается, ха?

Ничего не ответив девушке, я ускорился, следуя по клетке B-4 в сторону своего первого подопечного: слабенького по всем параметрам парня, который с первого дня до сих пор находился в клетках B-4 B-3 и D-4, не выходя из них. Такой подход мне уж точно не нравится, так что, не сумев сделать этого на предыдущей влюбленной парочке, я захотел отыграться на нём.

— Ты подошёл очень близко к его лагерю, будь аккуратнее. — сказала Ольга, наблюдавшая в то время и за мной, и за этим дохликом 34. —Он вроде бы спит… Ну, по крайней мере слышен храп, так что…

И услышав это, я недолго думая достал зажигалку из рюкзака, и небольшую бутылку с сухой тряпкой из своей огромной (да, она очень вместительная) толстовки. Поджечь коктейль молотова — плёвое дело, и кинуть его тоже. А кинул я его немного-немало прямо в палатку–

Шучу, шучу, я не хочу убивать человека ТАКИМ образом. Я кинул молотов неподалёку от палатки, в сторону большого рюкзака с вещами этого парня, который я видел ещё неделю назад в зале для брифинга. Огонь больше задел листву вокруг рюкзака и землю, так что если номер 34 вовремя опомнится, то он успеет спасти свои вещи и отделаться испугом. Но проверять этого я не стал, быстро двинувшись дальше в путь.

— …Ты что-то вообще сделал? — с интересом спросила Ольга.

— Ну… Да? А что, всё дрыхнет, хах? — с небольшим испугом и иронией спросил я.

— Даже бровью не повёл.

— Идиот. — моментально сказал я. — Но, значит, он это заслужил. Кто следующий?

А следующим на счету оказалась парочка археологов, которые, как я помню, за прошедшее время обошли всю северо-западную зону острова, включая часть гор. Не сказал бы, что они делали нечто экстраординарное, однако и лентяями их я назвать не могу. Так что, вместо каких-то резких смертоубийств, я решил вопрос быстро, незаметно и просто: пока Ольга следила за разговорами этих двоих, а они спокойно себе храпели, я взял один из двух рюкзаков этой парочки, и просто понёс его за собой — прямо в обрыв. В этом рюкзаке были в большинстве своём предметы удобства, в то время как во второй сумке виднелись крюк-кошка, дождевики и прочие чуть более полезные вещи. Скажем так, они точно отделались полегче, чем тот парень, дым от сумки и палатки которого я стал замечать, когда шёл вверх по склону горы, чтобы добраться до своего последнего претендента на «внимание».

— Боже, упаси его. — сказал я про себя, продолжив медленно подниматься вверх, стараясь смотреть под ноги, чтобы не дай боже спуститься вниз в обрыв, что было вполне возможно.

С момента, как я начал подниматься, прошло уже около двадцати минут. Это время Ольга тихо доносила до меня основную реакцию на мои действия: археологи просто в ужасе. Дождь уже во всю лил, и я мог не промокать до нитки только благодаря материалу толстовки и тому, что меня немного укрывали деревья.

Ливень, постоянные взрывы и возможная опасность вокруг — всё это наверняка сыграло свою роль, так что, уверен, мало кто из них будет сегодня спать.

Вы можете подумать, что я сделал не так уж и много запугиваний, коснувшись только нескольких выбранных человек, но всё немного иначе. Хоть около двадцати археологов и не были напрямую мною тронуты, отныне в безопасности, хотя бы по собственной паранойе, они не будут.

А в тоже время я наконец-то поднялся до того места, где находилась и спала Аллианора. Я долго думал о том, что сделать ей в наказание за бездействие, но только увидев её, я сразу же лишился этой мысли.

Я, быть может, по некоторой неаккуратности был на расстоянии 40–50 метров от неё, но даже оттуда я видел всё, что при ней было. А именно, ничего.

Она была без вещей, без палатки и спала под плотным деревом, которое почти не пропускало к ней ливень — сложно найти такие дерево, но она всё-таки смогла.

«Зря шёл сюда», — подумал про себя я, как в ту же секунду все рефлексы заиграли со мной на полную мощность.

— …За мной пришли. — как можно тише сказал я Ольге. — Отключаюсь, не следи за мной, а следи за всеми археологами: проверь, чтобы–

— …Чтобы что?.. Эй, Николай? Вот чёрт!

Я не успел договорить, так как почувствовал, что безмолвная, но даже на этом расстоянии опасная тень, которая начала в открытую наблюдать за мной, пришла в движение.

И самое ужасное для меня было то, что я не только не мог её увидеть, но и почувствовать, откуда она придёт.

Но главное, что я понял — нужно двигаться от Аллианоры, и как можно скорее. Так я и поступил.

***

Постоянные постукивания капель дождя о деревья, листву, уже размягчившуюся землю и мою голову полностью прикрывало возможность хоть что-то услышать. С каждой секундой наступающий от тёплых испарений туман становился всё плотнее и плотнее, вместе с разумеющейся темнотой ночи перекрывая какую-либо возможность видеть хоть что-то дальше собственного носа.

Скользкая и зыбучая земля под ногами с каждым шагом утаскивала меня всё глубже и глубже в пучину горы. Я бежал вверх, так как понял, что вариант обратного пути мне определённо закрыт.

Скорее всего сейчас бессмысленно даже пытаться обернуть — разве что я перестану следить за дорогой, поскользнусь и отправлюсь вниз по горе, почти наверняка завернув в сторону отвесного обрыва, находившегося буквально в нескольких десятках метров от меня. Скорее всего внизу от обрыва находились острые скалы, падение на которые гарантировало, если не смерть, то очень болезненную жизнь.

В то время я уже отчётливо ощущал настигшую меня усталость, которая пробирала всё моё тело и потихоньку сковывала каждое моё движение. Чем дальше я шёл, то глубже в мои лёгкие проникал леденящий пар, сбивая темп дыхания. Жар от переутомления и явной болезни затуплял мою реакцию, и сознание, погружая меня в окружающую темноту.

— …Бежать больше не куда. — про себя сказал я, остановившись у одной из горных высот.

Дальше подъём в горы чередовал бы исключительно неминуемую смерть, так как взбираться по отвесной скале в такую погоду, как я уже и говорил, равноценно самоубийству. Впрочем, учитывая мои нынешние обстоятельства, такой вариант был бы не самым наихудшим.

Я осматривался вокруг, вместе с тем рывшись в своём рюкзаке — каких-то особых прибамбасов на случай такой угрозы я не взял, но теперь отдавать врагу планшет с кучей нужной информации смысла я не видел, так что, достав единственный нужный мне предмет, а именно крюк-кошку, я недолго думая со всей дури выкинул неплохой рюкзак (мой любимый: c) в открытое море. Обвязав крюк вокруг своей талии, и спрятав его в толстовке, подвязав за один из клапанов.

— …ОТВЕЧАЙ. — наконец-то мой разум проснулся, и я стал слышать назойливый голос Ольги, которая орала в мой микрофон. — Я ЗНАЮ, ЧТО ТЫ ЕЩЁ–

— Жив, жив… — быстро прервал её я, продолжая в небольшом волнении осматривать округу в поисках того же неприятного чувства слежки, что напало на меня не так давно. — Ты видишь кого-нибудь?..

— Ч-что? — видимо, Ольга не ожидала так быстро получить мой ответ, так что на секунду всполошилась. — Нет, нет… Никого вокруг нет, радар ничего не показывает. А что ТЫ видел?

— Тень, которая внезапно стала явью. — как-то по литературному выразился я, вздохнув. — А вот и она идёт, отключаюсь.

— Стой-стой-стой, мы что-нибудь–

Придумаем? Ну, скорее всего нет, да и в моём положении стоять и придумывать план победы было бы, конечно, круто, но мало эффективно, ведь…

Ведь я уже и сам видел тень, которая медленно шла ко мне по склону вверх. Сейчас была неплохая возможность атаковать с возвышенности, но почему-то я чувствовал, что в таком случае я почти наверняка проиграю в ловкости существу, что медленно, даже как-то смакуя происходящее, идёт ко мне…

Сконцентрировав своё зрение на приближающейся фигуре, я смог разглядеть только скрытый за огромным плащом силуэт, на лице которого виднелась большая белая маска с отверстиями для глаз, но без каких-либо других дополнений.

Боюсь предположить, что под плащом, как и у меня, у этого человека (если это человек) скрывается хотя бы один козырь, большую часть из которых я самолично растратил во время путешествий по острову. Совсем неприятное совпадение, да?

Я отошёл от прямого выхода со склона горы на грязевую равнину без деревьев, где мы стояли, чтобы уступив место пришедшей тени, которая спокойно немного поклонилась мне, в ответ на что я также приклонил голову, хрустнув рукой.

— Интересует ли тебя, кто я? — спокойно спросил изменённый какой-то программой голос.

— Нет. — немного высокомерно сказал я. — Думаю, тебе тоже плевать хотелось на то, кто я.

— Что ж, верно… — существо будто бы приняло моё мнение за истину. От человека стала исходить угрожающая, кровопролитная аура. Я ответил ему тем же, на что человек вслух усмехнулся. — Назовись.

— «Седьмой». — быстро сказал я, вздохнув. Ох уж эти самурайско-киллерские привычки.

— Седьмой, значит… — приняв мои слова сказал человек. — Я запомню тебя навеки, и ты меня запомни, ведь я… «Первый».

После этих слов в небе сверкнула молния, которая символизировала начало нашего противостояния.

Одновременно с человеком я упёр свою правую ногу (он левую) в трясину, своей силой уперевшись в оставшийся крепкий слой земли. После этого я всунул свои руки в толстовку, в то время как у Первого и так руки были скрыты. Я схватил заряженный ещё парой разрывных пистолет и кошачий крюк, готовый сражаться не на жизнь, а на смерть. И всё-таки, этикета ради, я нарочно показал своё оружие, в ответ на что Первый также резким движением рук поднял свой плащ, оголив все свои «тузы».

— Дерись как в последний раз!.. — то-ли мне, то-ли самому себе прокричал первый, резко оттолкнувшись от земли.

От его силы, назад отошла целая ударная волна из грязи и воды, в то время как сам Первый резким рывком сократил сразу несколько метров расстояния, между нами, приблизившись ко мне на расстояние выстрела. Но я не стрелял, вместо этого также побежав к нему на ближнюю дистанцию.

Как только наше расстояние не превышало пяти метров, Первый первым атаковал меня на дальней дистанции, выпустив в меня три ножа, которые тот держал в руках. Быстрым рывком влево я уклонился от каждого из них и уже готовился пустить первую пулю пистолета, поймав Первого на безоружности, но не успел я даже прицелиться, как в меня полетел ещё один прицельный нож, который прошёлся по моей шее, оставив небольшую рану, которая, тем не менее, стала очень даже неплохо кровоточить.

И в ту же секунду с первым попаданием мне снова не дали передышки, ведь Первый снова сократил дистанцию между нами, атакуя меня ещё двумя ножами, которые тот достал из своего, по-моему, бесконечного хранилища в плаще.

Однако, я тоже не сдал позиций, заблокировав оба удара Первого крюком в правой руке — это было не сложно, так как заблокировав один удар, я просто провёл крюком до второго, заблокировав одновременно обе руки Первого, который не сразу понял, зачем я это сделал.

БАМ

Он прекрасно понял плачевность такого движения, когда я за секунду разрядил в него первый разрывной снаряд моего пистолета. Искры после выстрела осветили моё лицо и маску Первого, в глазах которого я видел такую же эмоцию, что и у меня: концентрацию на сопернике.

Отпустив оба своих клинка, которые я продолжал удерживать в крюке, первый отпрыгнул в сторону, немного пригнувшись, но не опустившись. Он всегда был готов двинуться, особенно если я решу устроить для него тир.

— Николай, что происходит?! — я продолжал слышать надоедливые вопли Ольги. — Сейчас на карте появилась чья-то иконка!.. И-и она опять пропала, ну что за херня?!

Отключив восприятие этого уха, я снова сконцентрировался на своём соперника, который, как и я, переводил дух после первого неприятного раунда, в котором тем не менее победителем оказался я. Но, чувствуя жжение в области шеи, я усомнился в этом.

«Теперь я главный?» — про себя подумал я, не видя определённого паттерна действий у Первого. Это плохо, ведь противник, которого нельзя систематизировать — непредсказуемый убийца. Тоже самое, впрочем, можно было сказать и про меня, но не будем об этом, ладно?

Оценив возможные риски, я немного опустил крюк кошку, взяв его подальше за верёвку. Верёвка была плотная, даже сквозь перчатки я чувствовал, как она по чуть-чуть прожигает мою кожу. Хотя, это было скорее из-за силы хвата, с которой я её держал.

Времени думать теперь точно не осталось, так что, немного опустив голову, я сделал слабый рывок в сторону Первого, с холодным расчётом выслеживая его реакцию до доли секунды. Но, сколько бы я не медлил, он ничего не делал, также выжидая меня. Терпение подвело меня и вместо последующего ожидания, действия по инстинктам, я решил ответить убийце ударом крюка, который бил на расстоянии 2–3 метров передо мной.

Вместо парирования или контратаки Первый только уклонился от моей атаки, отойдя в сторону, но я решил не упускать его, пойдя по его следам уже куда более мощным рывком, но стояло моей ноге ступить на одно из тех мест, где недавно был сам Первый, как–

БУМ

Неожиданная боль начала раздирать меня на части, пока от непонятной мне ударной волны меня сначала подняло вверх, ударив меня по ногам и спине, а потом резко ударило под дых, запустив меня обратно в грязь.

— КХА… — кровь хлынула мне по горлу. По-своему приятный вкус, но не в этих обстоятельствах, когда таким приколом мне определённо что-то сломало.

Издав болезненный хрип, я тем не менее очень быстро подпрыгнул на ноги, уклонившись от, по мнению Первого, его добивающей атаки. В ту же секунду, как я отпрыгнул от него, я ещё раз выпустил пулю в сторону Первого: искры посыпались вокруг него, а в моём магазине осталась одна или две пули максимум. В тоже время, скорее всего пуля либо промазала, либо попала в какую-то не критическую часть тела, так как Первый, также издав слабый хрип, продолжил атаковать меня, без какой-либо системы раскидывая ножи в мою сторону.

Хруст моего плеча доказал мне, что произошло что-то не по плану. Впервые за поединок я полностью пропустил удар, за что поплатился ножом, который плотно засел в моём левом плече.

«Мои рефлексы затупились», — сразу же понял я, пригнувшись.

И тогда же моя теория подтвердилась: в одном из первых ножей был яд, и я благополучно схватил порцию этого яда, попавшего прямо в шею. Колющее чувство стало перерастать в реальный паралич. Стало сложно дышать, сознание стало затухать, пока одновременно с этим мой против спокойно стоял, наблюдая за мной, как за умирающей скотиной, коей я и являлся.

— …Так слухи не лгут. — спокойно и как-то расстроенно сказал искажённый голос, наблюдая за мной. — Тот самый «Седьмой», убийца убийц, контрактник, который в одиночку зачистил целое здание от людей… Не видит магии!.. Что за позорище.

— Кх… Решил всё-таки разболтаться?.. — задыхаясь спросил я.

Я отпустил крюк кошку, который теперь вертелся около моих ног, и резким движением вытянул нож из моего плеча. На клинке не было видно какого-либо даже намёка на ядовитые вещества, но в тоже время по жжению в плече я не мог совершить ошибки и был уверен: теперь я точно отравлен насквозь и полностью. Яд уже циркулирует по моему организму и, что поделать, я теперь точно в невыгодном положении.

— Прошу простить. — с каким-то уважением сказал Первый. — Просто сам факт вводит меня в ступор: как ты, который известен по всему подполью… Как ты всё это время выживал?.. Ты же не более, чем игрушка для битья, которую только и остаётся, что жа–

— А ты подойди… И узнаешь. — резко сказал я, сплюнув накопившуюся во рту кровь. Мой организм стал уже чуть ли не плавиться на глазах, вырубая моё зрение, осязание и обоняние.

Теперь, скорее всего, я и правда похожу не более чем на игрушку для битья, но есть один навык, одно чёртово действие, которое я могу делать идеально в таких критических ситуациях.

— Ха-ха-ха!.. — Первый громко рассмеялся, положив ножи в своих руках обратно в плащ. — Всё также дерзок, но сейчас мы увидим, на что–

Пока Первый медленно, но уверенно подходил ко мне, я потихоньку стал терять сознание и последнее действие, которое я готов был тогда сделать — это то, что я сделаю перед собственной кончиной.

Быстро высунув из толстовки какую-то банку и гранату, я одновременно выкинул оба предмета вверх, из последних сил отпрыгнув назад, в сторону обрыва, и сделав действие последнего шанса — на своих инстинктах я прицелился в парящую в тумане банку с газом, который уже пропитал мою толстовку.

— ЧТО ТЫ–

Если вы спросите, что же я хочу сделать перед собственной кончиной…

— …Я заберу как можно больше людей за собой.

Ставя руку так, как я ставил её уже миллионы раз, я снова нажал на курок пистолета, пустил пулю без поправок на ветер или мою руку, но даже при этом прекрасно попал в банку разрывным снарядом…

Взрыв от гранаты и газовой бомбы бордова-красным огнём разлетелся по всей поляне, несмотря на окружающую влагу и дождь, сжигая всё на своём пути.

Первым делом до меня дошла взрывная волна, против которой будучи почти мёртвым я уже не мог сопротивляться. Она откинула меня прямо с обрыва, будто бы я такой же древесный листочек, что и множество других.

А потом тьма. Глухая и непроглядная, она поглощала всё живое.

Глава 15

Где-то среди всей этой ужасающей тьмы и смрада гуляла чистейше белая женщина в панаме, которая была единственным белым угольком в угасающем костре жизни, который я продолжал видеть и ощущать несмотря ни на что.

— Привет, милый! — с улыбкой неподдельного счастья сказала она, будто бы не замечая окружающей тьмы.

Я не чувствовал ног, рук, даже глаз и языка у меня не было… Не понимаю как, но всё-таки я смог ответить ей:

— Что ты здесь делаешь?..

— Ухх! — мило разозлившись, она продолжала смотреть прямо внутрь меня и моей души. — Мы так давно не виделись, а ты так ко мне обращаешься? Ишь, какие мужики пошли, хи-хи!

— Но ведь всего день прошёл… — не помня самого себя ответил я, чувствуя, как эта тьма понемногу наполняет меня, хотя, что она может наполнить во мне, если я есть ничто?

— Всего день?! — ещё милее разозлившись, она скорчила мне рожицу и показал язык. — Прошёл уже ЦЕЛЫЙ день, дурашка!

На секунду сознание меня покинуло, и я просто в изнеможении смотрел на её мягкие скулы, на её небольшой нос и узкие губы, которые строили самую очаровательную улыбку на земле. Будто бы читая меня на сквозь, она немного грустно поникла и от одной этой грусти я почувствовал, будто бы моё сердце разорвало на части, но уже спустя секунду, вновь прочитав мои мысли, она прекрасно улыбнулась, своими зелёными глазами заглядывая на меня, как на желанный подарок.

— А как прошла работа, любимый? — моё сердце йокнуло от её слов, и я не смог сдержать молчания. Сознание слово вернулось в моё ничего, и я ответил ей.

— Не очень хорошо… По-моему, я проиграл. — легко сказал я, ожидая какой-то поддержки в моём проигрыше.

— Что?.. П-проиграл? — внезапно как летний дождь, на её глазах закатились слёзы, горечь которых исчислялась тысячелетней тоской, несравнимой с чем-либо, что я ощущал когда-то раньше. — Но ведь ты говорил, что если ты когда-нибудь проиграешь, то мы больше никогда не встретимся…

А? Как это так? Тогда почему же мы всё-таки видим друг друга–

Мысли в моей голове внезапно грохнулись мне на душу и я почувствовал, как тьма вокруг неё стала не только сгущаться, но и трепетать в ужасе, испуская тряску по всему существу.

— И… И ты ведь обещал мне… — слёзы на её лице пропали и сменились каким-то любовным, мягким выражением какой-то бархатной нежности и самой страстной любви, которая буквально раздирала нас обоих насквозь. — Что никогда… Никогда-никогда-никогда! — она стала говорить по-детски, точно ребёнок, который узнаёт, что Деда Мороза нет. — Не проиграешь…

Тогда по моему сердцу будто бы током прошли и слёзы начали катиться уже у меня. Я вспомнил те десятки, сотни раз, что я день за днём, выход за выходом, заказ за заказом убеждал её в одном и самом главном. В том, что я обещал исполнить ценой всех жизней на земле, даже самой важной и нужной.

Внезапно, у меня в голове появился вопрос, который отзеркалился тысячами слов: «Кто она?»

Но на этот раз я не пропал, я не исчез, и она не исчезла. Ведь я знал, несмотря на имя, звание, роль в этом мире, я знал её существо, её главную черту и неотъемлемую часть самого её появления. Она — свет. Первый и последний, ярчайший и нежнейший. Испепеляющий всё живое и возрождающий мир подобно фениксу. Она спаситель, она убийца, она — та, кто спасла меня.

Но тогда же всплыл неприятный, противный вопрос, от которого я всю жизнь пытаюсь убежать, который я пытаюсь заглушить звуками выстрелов, своей и чужой кровью, любящим человеком и миллионами жертв, который полегли в землю из-за меня.

А кто я?

Опять, я не отправился в небытие, не потерял своё существо, но смотря на её сверкающее божественное лицо я снова стал ощущать сердцебиение, воздух в моих лёгких, кровь по моему телу, жилы под кожей, натренированные постоянной болью мышцы, голубые глаза, видящие куда меньше, чем хотелось бы… Я снова стал жить.

— И я буду жить. — резко вырвалось у меня, на что она отреагировала непонимающей улыбкой. — А пока я жив, я не проиграю. Обещаю.

Услышав это в очередной раз я ожидал какой-либо ещё реакции, кроме той, что она показала: её зелёные глаза раскрылись во всю ширь и будто бы заискрились счастьем, улыбка раскрыла её белоснежные зубы, а уже спустя секунду она закрыла свои глаза, которые начали наливаться мне непонятными, но всё-таки приятными слезами счастья и на том, внезапно вырвав меня из тьмы за руку, она, стоя куда ниже мне, держала меня за руку и говорила своим миловидным голосом, который в ту же секунду запал не только мне в душу, но во всю тьму, которая окружала нас:

— Хорошо, милый!!! Я надеюсь на тебя и буду всю вечность ждать тебя здесь, чтобы не случилось! Но, любимый, пора вставать ведь, хи-хи, тебя ждут великие дела!

На последнем её слове, на последней её горько-сладкой улыбки самого верного человека в моей жизни я почувствовал тот необоснованно сильное чувство, бурлящее в моей груди.

Пейзажи тьмы и её света стали рассеиваться, но пока мой затуманенный разум начал пробуждаться, в уходящей тьме я осознал только две вещи.

Я знаю кто я. Я — тьма этого мира, и я обещаю существовать ровно столько, сколько существует этот чистейший свет вселенной вроде неё. И это обещание я нарушать не собираюсь, чего бы или кого бы мне это не стояло…

***

— Ах… Сука, что опять?.. — первым делом я, само собой, решил обматерить весь белый свет, потому что боль по всему телу просто так не проходит.

Скрипящая, жгучая, парализующая и прочая боль, которая является худшим методом пробуждения, особенно в той позе, в которой проснулся я: повисшим на тросе под обрывом, в то время как под моей спиной находятся скалы, которые в любой момент могут стать моей погибелью, стоит тебе неправильно на них упасть.

А что, собственно, меня держало?.. Да, удачи-матушка, спасибо, что крюк кошка таки смог зацепиться за какой-то ссаный уступ среди обрыва, ещё и удержать меня метрах в пятнадцати над скалами. Само собой, теперь куда меньше шансы умереть как скотина, но они всё ещё велики.

Погода всё ещё была скверной, голова у меня всё ещё гудела от жара, однако паралич от яда почему-то прошёл. Нормальные яды, мне ли не знать, должны долго и упорно держать жертву в эффекте, так что, быть может, Первый воспользовался какой-то магией…

К черту, в общем, не действует и слава богу, хотя боль в пробитом плече всё-таки меня смущала — нож насквозь пробил мою толстовку и плечо, а этой уже большое удивление.

«Ну, потом зашью», — подумал я про себя, оценивая общую ситуацию вокруг.

Я нахожусь недалеко от земляной части острова, которая скатывается вниз к скалам, то есть, если очень захочется, я может и смогу ухватиться за какой-нибудь счастливый выступ и прыгнуть на скалы без особого ущерба, но чтобы сделать это надо сначала уцепиться…

Попробовав несколько раз зацепиться рукой об уступы я быстро откинул эту идею, так как почувствовал, как крюк наверху потихоньку стал расшатываться и спускаться вниз. Если даже с такой высоты неаккуратно упасть на эти скалы, гибель может быть очень неприятной и, быть может, даже летальной.

— …Не уступы. Так-с, а что меня ждёт…

Максимально медленно передвигая своей больной шеей, я пытался лишний раз не расшатывать свой единственный билет спасения, обмотанный вокруг моего тела, и попытался заглянуть по округе подо мной, чтобы посмотреть на наличие каких-нибудь спасательных путей. Пещеры под островом, небольшие каменные уступы, реки внутрь острова — любые тропы, которые дадут мне понимание, что мне не придётся плыть с божьей помощью вдоль многокилометрового острова, чтобы доплыть хоть до какой-нибудь земли.

Но после нетщательного, но всё-таки важного осмотра я ничего не увидел, кроме скал и воды. Подняться вверх смысла не было — ни трос, ни моя выносливость не выдержат такой нагрузки при взбирании наверх. Так что, мне остаётся только идти вниз, впрочем, как и всегда…

Дождь продолжал бить по моему лицу, но уже не так сильно: тучи довольно неплохо рассеялись и я стал замечать проблески лунного света, которые освещали округу. Наушник с моего уха, само собой, слетел, как и большая часть всех моих вещей под толстовкой. Неизвестно, как долго я так висел, но приятно, что жив остался.

Мои мысли всё ещё были немного (очень даже много) переплетены, но логическая цепочка была такая: если я не могу сам спуститься, то рано или поздно, но трос сорвётся, и я упаду прямо на скалы. Помощи вокруг я вряд ли получу, да и как мне помочь — уже труп буквально. В любом случае, такими темпами куда выгоднее для меня будет сыграть конём и самому прыгнуть в воду, чтобы подняться на одну из скал, отдохнуть и поплыть дальше.

Да, это самый идиотский план, который можно было придумать. Мне нет оправдания.

Всё для себя решив, я стал медленно отталкиваться от земляной стены ногами, всё сильнее и сильнее расшатывая крюк-кошку. Когда я почувствовал, что вот-вот упаду, то я вложил всю свою силу в ноги:

— Ну, ого-го, адский разгон, нам!–

— Сэр?! — немного знакомый женский голос послышал надо мной, когда я уже соприкоснулся ногами с землёй.

В следующую же секунду я увидел рядом с обрывом лицо Аллианоры, которая с абсолютным испугом на глазах смотрела сначала на меня, потом на скалы, а потом на трос, который уже потихоньку скатывался с уступа вниз–

— Боже милостивый, ради сохранения духа твоего и силы твоей, даруй мне, грешнице боголюбимой, силу твою!..

Она что, молится перед тем, как я разобьюсь в дребезги?..

— С-сэр, не двигайтесь, пожалуйста, я сейчас вас вытащу! — сказала она вытянув свою левую руку вперёд.

— Погоди-погоди, ты же не выдержишь–

Но не успел я договорить, как весь мой вес одновременно стала поднимать какая-то неведомая сила, медленно, но уверенно поднимая меня вверх, пока девушка, уже изрядно испахавшись, не опустила меня на грязь около обрыва.

— Вы… Фуф… И правда тяжёлый. — от неожиданной нагрузки даже сама Аллионора не выдержала, упав на опалённую грязную землю.

— Ты уж прости, мужчина в расцвете сил… — как мог отшутился, с невероятной радостью лёжа на земле. — Боже, фух, так ещё чуть-чуть и уверую я в тебя, ах…

Я лежал на земле, весь в грязи и немного в крови, и чувствовал себя как никогда живым.

— Но тебе спасибо всё-таки побольше, — усмехнувшись сказал я девушке. — не знаю, как долго мне бы пришлось глотать водичку, если бы не ты!..

— Н-нет! — неожиданно громко сказала Аллианора. — Это вам спасибо, что защитили меня.

Защитил? Не лучшее построение разговора, и по моему озадаченному лицу девушка поняла, что я пока не догнал её благодарности.

— Это ведь вы… Кто сразил то чудовище?.. — как бы пытаясь удостовериться в истине спросила она.

И тогда я немного понял происходящее, и косо ухмыльнулся, попытавшись встать, но безуспешно — куча моих переломов, ран и судорог давали мне разве что землю целовать. Тогда же Аллианора сама помогла мне, оттащив меня к ближайшему дереву и посадив рядом.

— …Как сказать, «сразил», я сыграл камикадзе-ладью, хех.

— И всё-таки, вы всех нас защитили… Даже при том, что чудовище использовало грязные приёмы и попыталось вас подорвать, вы сражались до конца.

«Пыталось подорвать»? Ой-ой, кажется, всё вышло не так, как в жизни, но всё-таки мне на руку.

— Ты всё видела? — с неподдельным интересом спросил я, заглядывая в душу Аллианоры.

Чистая, но незнающая. «Типичная верующая», хотел бы сказать я, но скорее типичная жертва обстоятельства.

— Д-да, простите… — с небольшим смущением сказала Аллианора. — Я не спала, когда вы оказались рядом… Весь вчерашний день я чувствовала, что кто-то следит за мной, и когда появилось чудовище я поняла, что это было оно!..

«Следило за мной»? Хм, у этой девушки должна быть хорошая интуиция, если она ощутила от Первого те же ощущения, что и я.

— …А потом начались все эти взрывы, огонь, буря, и я попыталась спрятаться на горе. А потом пришли вы, и-а-ну…

— Я тебя понял. — мягко сказал я, успокоив её. — Раз так, то ты видела, что случилось с чудовищем?

От моих слов Аллианора на секунду смутилась, а потом грустно покачала головой, ничего не ответив.

Подозреваю, что ударной волной его также сбило с горы, значит он либо скроется с виду, либо будет идти проверять, правда ли я самоуничтожился…

— Нужно идти отсюда. — быстро сказал я, поднимаясь благодаря дереву. — Теперь нам обоим тут не безопасно…

— С-С-стойте, вы же даже на ногах стоять не можете, дайте себе передохнуть!.. А-ну я-я могу попробовать на вас исцеляющее заклинание, если вы не против…

— Действуй. — с улыбкой, полной какой-то боли сказал я, вернувшись на предыдущее положение около дерева.

— Боже всезнающий, ради защиты имени твоего вечного, даруй мне часть своей силы для защиты нуждающихся!..

После этого, видимо, на руках Аллианоры появилась какая-то аура, которой я само собой не видел, но сделал вид, будто бы вижу чудо.

— Покажите наиболее проблемные места, пожалуйста.

Приоткрыв свою толстовку, я сразу же показал девушке огромную рану на плече, от чего та немало так удивилась:

— Как вы пережили яд василиска?.. — в изумлении спросила она.

— Ну… Я куда живучее, чем кажется. — опять отшутился я, на что Аллианора ответила кивком.

— Ещё какие-то места?

— Ещё вот тут, около бока— АЙ, да, там, ах… Думаю, перелом или ещё чего похуже.

— По виду вашей рубашки, скорее всего внутреннее кровотечение, возможно, после взрыва какой-то осколок задел вас и застрял…

Неожиданно, эта девушка заговорила куда серьёзнее и внятнее. Опять же, она сразу поняла по моему взгляду, чему я удивляюсь, так что она немного смущённо улыбнулась, приложив свои руки к указанным местам. Не могу не отдать должного её интуиции.

— Я являюсь начинающей жрицей Ватикана… И мы обязательно проходим лучшие медицинские курсы, так что…

— Ого… — с искренним трепетом сказал я. — Возможно, я немного недооценивал церковь.

Тогда же в глазах девушки сверкнул решительный огонёк и я уж было подумал, что мои раны (которые постепенно стали затягиваться, становилось куда легче) сейчас прижгут святым огнём инквизиции, но вместо этого девушка с искромётной ухмылкой сказала:

— Верно! Ватикан уже давно не тот, каким его все считают: мы живём нога в ногу с новейшими технологиями, а после прихода новых Епископов мы так и вовсе пытаемся сделать религию полноценной частью общества, чтобы не противоречить божьему слову, как делали наши предшественники. Мы — новое поколение религиозного Ватикана, и мы будем стараться на очищение имени нашего.

Вся эта речь вызвала у меня добродушную (максимально возможную в данных обстоятельствах, меня несколько часов назад чуть не убили) улыбку, приговорив:

— Гладко стелешь… Но ладно, уверен, нам ещё будет о чём поговорить с тобой, но пока обстоятельства немного…

— Ох, да… — немного покраснев сказала Аллианора. — Не бойтесь, я очень скоро излечу вас, будете как новенький, хе-хе!

— Надеюсь и верю, как говорится. — отдавшись этой лечебной магии, которую я мог только чувствовать, я легко вздохнул, продолжая слышать постукивания дождя, который продолжал потихоньку лить вокруг, уже готовясь в любой момент затихнуть и улететь прочь.

В такой тишине дождя мы просидели почти три минуты, за которые я заметил, насколько затратна лечебная магия в человеческих усилиях.

— Думаю, хватит с меня лечения. — объективно сказал я, остановив Аллианору. — Идти могу, двигаться тоже. А тебе силы ещё пригодятся, оставлять тебя тут я не намерен.

— Ч-что?.. Но ведь ещё не вся–

— Моя напарница успеет перекантовать меня, когда я дойду до неё. Вообще, по всему острову слишком опасно… — слукавил я. — Но тут хуже всего. Всё, решено, уходим.

И с этими словами я резко поднялся, немного удивив её. Аллианора хотел остановить меня, но сама вместо этого ещё раз поскользнулась при подъёме, из-за чего мне пришлось её подхватить, поставив на земле.

По глазам девушки я видел, что она точно хотела остановить её, но сама она ничего не говорила, оценивая ситуацию:

— …Вас не остановить, да? — с улыбкой вздохнув сказала она, следуя за мной.

Глава 16: Эпилог

Хоть и аккуратно, но я начинал спускать вниз с горы, чувствуя, как моя нога скользит вниз по склону. Приходилось держать рукой о ближайшие деревья, а при особо тяжёлых спусках даже земля становилась неплохим помощником в поддерживании равновесия. Аллианора следовала за мной быстро и аккуратно, но я даже тогда чувствовал, что мой темп ей уступает.

Спуск с основной части горы затратил чуть больше десяти минут, за которое мы не решались разговаривать. На улице всё ещё была очень слабая видимость, но окружение было куда заметнее, чем в разгар этой ночи. Потихоньку луна прошла зенит, спускаясь всё ближе к горизонту.

Когда мы шли по более спокойному лесному пути, который я хорошо помнил по оставленным меткам из… Да ладно, никаких меток я не оставлял, а следы благополучно стёрлись дождём. Мы буквально гуляли по ночному лесу без карты и какого-либо понимания происходящего.

— Свяжись, пожалуйста, со своим адъютором. — мягко сказал я, остановившись у одного большого дерева, которое о чём-то мне напоминало. — Надеюсь, он сможет связаться с тобой в такое время.

— Хорошо! — сказала она, отойдя в сторону. — Ало, сэр? Д-да, я ушла с предыдущего места, просто— Да, я в порядке, меня спас мистер… Э-э…

Аллианора немного смущённо взглянула в мою сторону.

— Николай. — сказал я с улыбкой.

— Мис… Мистер Николай, вот! Да, этот тот археолог, о котором я вам рассказывала. — девушка на секунду отключила микрофон своего наушника, продолжив смотреть на меня. — Меня зовут Аллианора, приятно с вами познакомиться!

— Взаимно. — кротко ответил я, продолжив ей дальше разговаривать со своим адъютором.

Дальше разговор был более механического характера, так что описывать его в деталях я не намерен. В общем, сейчас все адъюторы поднялись на уши от происходящего, начав связываться друг с другом для координированных действий. Адъютор Аллианоры исключением не стал, так что он быстро рассказал девушке о произошедшем, и они наконец-то перешли к главному:

— Куда, вы говорите, нам нужно? — снова спросила у меня девушка.

— Где-то к юго-востоку острова, но хорошо было бы собраться…

— Мистер Николай говорил, что ему нужно попасть на юго-восток острова… А? Ну… Не знаю, согласится ли он, тем более— Что? Хорошо, сейчас. — Аллианора отключила микрофон и стала подходить ко мне. — С вами хочет поговорить мой адъютор и я, ну…

— Хорошо, я не против. — кивнув ответил я, улыбаясь. После этого я и сам надел наушник, прислонившись к неприятно мокрому стволу дерева. — На связи, разговариваю я с…

— Епископ Нерг, здравствуйте. — сказал низкий величественный голос, который тем не менее говорил вполне обыденно. — Хочу поблагодарить вас за спасение Аллианоры от того человека, что устроил весь этот беспорядок на острове.

Слухи быстро будут распространяться и из человека, который весь кошмар устроил, я начинаю превращаться в бравого спасителя. Неплохое стечение обстоятельств.

— Не стоит. Такова моя работа.

— Если я правильно понимаю, то вы и есть посланный гильдией «Дождь» агент?

— Не совсем. — сказал я с долей гордости. — Я и правда послан этой гильдией, но агентом её я не являюсь. Но это вещи из разряда моей профессии, ведь моя цель вам уже известно — искоренить предателя из этих земель.

— Это хорошо… — с облегчением сказал Нерг. — Но что это за предатель и почему он действует так разрушительно?..

Вот и начали подъезжать совсем не выгодные мне вопросы. Неправильно отвечу и посею семя недоверия, отвечу и забуду — могу ошибиться в будущем и вызвать ещё больше подозрений, так что отвечать стояло как можно расплывчатее.

— …Извини, господин Епископ, но сейчас я не совсем в том состоянии, чтобы объяснять происходящее вообще всем по отдельности. — начал я спокойно, но с долей боли в голосе. Эта боль была искусственной по своему использованию, но реальной по натуре, ведь у меня и правда всё тело болело. — Однако в ближайшее время вы, как и все остальные адъюторы, узнаете реальность всех наших дел.

— Хм… Я вас понимаю, если судить по рассказу Аллианоры, вы сейчас находитесь не в лучшем физическом состоянии.

— Ваша подопечная своим прекрасным лечением смогла скрасить мою проблему, видно, у неё талант. — искренне сказал я, от чего стоящая неподалёку Аллианора немного заволновалась, смотря на меня.

— Мне приятно слышать, что ВЫ так оцениваете подрастающее поколение. — с гордостью в голосе сказал Нерг.

Точно, я ведь для них археолог S-ранга, который в одиночку по абсолютному мраку и ливню гнался за каким-то террористом. Ну, не думаю, что такая рекомендация сделает Аллианоре хуже, уж тем более при том, что её лечение работает куда лучше, чем я представлял на первый взгляд. Мало того, что её заклинание восстановило мне перелом (или хотя бы немного сгладила его) и полностью излечила рану на плече, так ещё и, быть может, способом плацебо, но всё-таки прибавило мне сил и выносливости, благодаря чему я могу продолжить идти до нужного мне места.

— Но, несмотря на мою радость за Аллианору, у вас, видимо, есть план, так что я готов по мере своих возможностей и воли божьей вам помочь.

— Прекрасно. — медленно сказал я, раскидывая в своей голове небольшую идею. — От вас мне нужно только две вещи: координация и все огласка, понимаете?

— Вполне, вполне. — уверенно проговорил Нерг, сверяясь с чем-то у себя в кабинете (или комнате, где он там сидит). — Куда же вас нужно скоординировать?

— До пляжа на самом юге острова.

— Да будет так. — возвышенно сказал Нерг. — В таком случае, некоторое время я буду отсутствовать, исполняя вашу просьбу. В тоже время… Вам нужно двигаться строго на восток. Вашим ориентиром будет огромная скала-с на севере от вас. Как только вы приравняетесь с ней, идите на юг. Далее свидетелем правильного пути будет большое озеро. Завидев его, можете уверенно идти дальше на юг, следуя горному хребту.

— Что ж, я вас более-менее понял. Тогда, не будем более задерживать друг друга.

— Верно, удачного пути.

После этих слов я отключил микрофон, отдав Аллианоре наушник. Последующий наш путь был более чем спокойным, с учётом того небольшого инцидента, что мы чуть не потерялись. Но не хочу доводить себя до слёз и просто скажу, что никогда не отвлекайтесь на споры о религии ночью в кромешном лесу. Счастье лишь то, что Нерг вовремя направил нас на праведный путь: мы шли в лесу на север, но, эй, мы ведь всё-таки прибыли на место назначения?

Моим местом назначения, несмотря на это, стал лагерь Алексии, рядом с которым мы шли.

Немного изменив свой маршрут, я шёл по тому месту, где не так давно разорвалось несколько банок с газом: как знал, что я сделал всё правильно, так как окружающие метров пятнадцать деревьев были сожжены дотла. Проходя бывший лагерь «клуба Алексии», я также не нашёл их, но вот зато нашёл явные признаки спешки: некоторые пожитки с лагеря так и не взяли. Надеюсь, с этого момента они станут куда осторожнее, и будут вести себя уж точно на стороже. Хотя, я сам сейчас веду себя довольно вульгарно, а с учётом того, что мы идём на самую легко осматриваемую часть всего острова, то я точно веду себя как дебил. Но для меня именно такой подход был в тот момент правильным, так что не вам судить меня!

— Мистер Николай… — начала Аллианора, пока мы шли вдоль небольшого канала, который и приведёт нас к пляжу. — Вы упоминали, что у вас есть напарница?..

— М-м-м, да, было дело. А что такое?

Немного запахло жаренным, ведь вполне возможно, что эта «напарница» сейчас очень зла и она слушает наш разговор. Неприятно разговаривать с кем-либо, зная, что тебя почти наверняка прослушивают.

— Просто мне стало немного интересно… Ну, это не совсем моё дело, и всё-таки… — девушка стала мяться, почувствовав, что эта тема может быть не совсем этичной.

— Можешь спрашивать, Аллианора, я не кусаюсь, пока меня не попросят. — отшутился я, немного удивив её.

— Ам… Ну… Ваша напарница — та девушка, которая забрала вас во время брифинга?

— Быть может и так. — нежно сказал я, смотря на Аллианору. — А что-то с этим не так?

— Н-нет, просто захотелось узнать…

При разговоре с Аллианорой я в первую же секунду понял весь её психотип, и с каждой фразой и вопросом я только укрепляюсь в образе невинной, но очень проницательной девушки, которая сама, к сожалению, не может скрывать собственных мыслей. Но не всему сразу учиться, да?

— Тебе интересно, какой она человек? — прочитав всё в её глазах спросил я.

Аллианора удивилась, но ещё и обрадовалась моему вопросу. Кивнув в знак того, что я прав.

— Хм… — я задумался: а кем же в моих глазах является Ольга. — Ну, мы с ней знакомы не так долго, как может показаться — да и работаем вместе мы впервые, хм… Думаю, я бы описал свою напарницу, как неисправимую.

На секунду в разговоре возникла мёртвая тишина, во время которой Аллианора немного непонимающе смотрела на меня, не вникая во все смыслы характеристики, которую бы я дал Ольге, так что я решил продолжить:

— Как бы тебе сказать, эх… Она неисправимая, не знаю, чем или кем это вызвана, но это так. Она неисправимая в своей безмерной гордыне: чтобы она не делала, именно её позиция должна быть истинно верной, и все должны знать об этом… Она неисправимо самоуверенная, думаю, ты наверняка заметила её силу даже при первой встрече и это верно, она неисправимо сильная, но силой этой… Она ею пользуется так, если бы да кабы. Ты ведь и сама понимаешь, как можно пользоваться огромной силой, да? То есть, в какие русла её можно вложить.

— Силу можно использовать для создания зла и добра. — искренне высказалась Аллианора и я решил принять её понятия, как прекрасный пример.

— Верно. Так значит, зло или добро? А она не использует свою силу вовсе. Быть может, она боится последствий, боится ранить, боится стать «другой». Не представляю, что из этого истина, но я знаю одно: пока сильный не будет этой силой пользоваться, будь то зло или добро, страдать в любом случае будут слабые.

Аллианора немного удивилась моей формулировке, но во имя этике она ничего не сказала, позволив мне продолжить свой монолог:

— …Но в тоже время я совру, если скажу, что эта «неисправимость» несёт лишь вред. Она неисправимо справедливая, несмотря ни на что, её действия будут чаще всего подвержены и внутреннему чувствую справедливости. Таких людей сейчас немного осталось.

А потом я вспомнил, как она травила меня очистителем воздуха и задумался: сколько справедливости было в ЭТОМ? Ну, не так важно, ведь я продолжил.

— Ещё… М-м-м, не сочти это лобзанием, — говоря это, я обращался то-ли к Аллианоре рядом со мной, то-ли Ольге, которая где-то далеко, но всё ещё так рядом. — но она является неисправимо красивым человеком.

Хруст песка под нашими ногами становился всё отчётливее и отчётливее, пока где-то вдалеке я стал замечать очертания голубого океана и пляжа перед ним. Моя сопроводительница, в тоже время, ещё сильнее удивилась моим словам про красоту. Не в том смысле, что Ольга была такой уродиной, что такой комплимент это как дождь в ясную погоду, просто в принципе в такой работе, видимо, разговаривать о красоте не принято. Или Аллианора просто удивилась, откуда ж мне знать.

— Вы так считаете?.. — с небольшой улыбкой спросила она, пока я кивнул.

— Но, опять же, не сочти за лобзание, ведь красота бывает разная. Красота внешняя, красота внутренняя, духовная и красота действий — под это понятие подходит куча всего, даже красота божья, если такая есть! Однако, я под её «красотой» подразумеваю, ну, знаешь, красоту духовную.

— Вот как… — Аллианора не совсем меня поняла, что было видно по её глазам, но она и не сильно горела желанием узнать правду.

— В общем, её внутренний стержень наполнен всякими интересностями. — пошло сказал я, ухмыляясь своей спутнице.

— Б-боже, не говорите такого. — также ухмыльнувшись ответила она.

— Ну как, мой ответ тебя порадовал? — опять сразу у двух человек спросил я, на что Аллианора выдохнула с видом решительного согласия. — В любом случае-с, скоро быть нам на судном часе пред предками нашими! — пародируя адъютора Нерга, я напоследок немного развеселил девушку.

Солнце не так давно встало из горизонта и стало медленно подниматься, постепенно окружая всё вокруг. Наконец-то я мог рассмотреть светлое и невинное лицо Аллианоры во всей красе: девушка, хоть мне такого говорить вслух не стоит, была редким плодом, заключившим в себя натуральную красоту и кроткость духовного человека. Впрочем, что-то в этой девушке всегда было немного дальше происходящего, будто бы её экстраординарная интуиция в тоже время и относила её немного в иной мир, куда-то, где наши разговоры имеют наименьшее значение.

Остаток нашей небольшой прогулки мы провели в тишине, пробираясь сквозь заросли леса, смешанного с необычной тропической составляющей. Единственным утешением для меня сейчас было то, что некоторые люди за всю жизнь не пройдут пешком столько, сколько я прошёл за 24 часа. Не лучшее из достижений, но всё-таки сегодня это единственное, чем я могу гордиться. Не скажешь ведь, что я саботировал кучу народу, лишил их ночлега, перепугал до смерти и скинул всё это на другого человека? Ой, я ведь только что это сказал.

Ну, ещё мне не очень понравилось поведение Ольги, которая почти наверняка до сих пор сидит на своём стульчике, нервно пьёт кофе, уже успев отправить в штаб весточку о том, что я помер, а вдруг оказалось, что и не помер. Хотя, не на всех людей можно повлиять словами, так что мне нет смысла жаловаться на неё–

— Однако ведь. — прошептал я, выйдя на оживлённый пляж.

Тридцать с лишним человек разбрелись по небольшой части огромного пляжа. Там были уже знакомые мне люди, незнакомые товарищи, которых я тем не менее прекрасно знал. Среди них можно было собрать шесть полноценных групп, среди которых нам лучше всего известна группа Алексии. Остальные группы были поменьше — по 4–5 человека в каждой, итого 28 человека были кто в какой компании. Остальные археологи, как бы прискорбно это не было, стояли по одиночке. Там были и Эрен, и Мари, и остальные асоциальные элементы. Впрочем, они находились довольно близко друг к другу, а всё благодаря одной среднерослой леди, которая с важным видом ходила от одного человека к другому, с каждым что-то обсуждая.

Поначалу, выходя из леса, меня с Аллианорой никто не заметил: большая часть археологов либо были повёрнуты к живописному океану, либо были заняты собственными проблемами и переживаниями, коих после моего вмешательства у них предостаточно.

Одна только эта девушка, постоянно наблюдая за окружением, быстро заметила меня своим пламенным взглядом. Она тут же бросила все дела и побежала в мою сторону, тем самым привлекая столько же внимания, что и тогда…

— Николай, боже мой! — радостно вскрикнула Ольга, подбегая ко мне.

— А-ага, привет… — поприветствовав её и всех вокруг улыбчивым взглядом и протянутой рукой, я уже чувствовал, что все взгляды вокруг прикованы ко мне, а точнее к тому, что меня никто не заметил.

Среди групп сразу послышался шёпот, а одиночку начали потихоньку формировать общую толпу, которая занимала свои места неподалёку от места, где мы стояли.

— Ещё раз… — тихо сказала Ольга, подбежав ко мне. Я не совсем понял, о чём она, так что подошёл ещё поближе, но это была ловушка. — ЕЩЁ РАЗ ПОПРОБУЕШЬ ТАКОЕ ВЫТВОРИТЬ, Я ТЕБЯ САМА С ТОЙ ГОРЫ СБРОШУ!

Вскричав это, Ольга с чувством дала мне пощёчину, да такую, что я отшатнулся на шаг от неё, а моё лицо в миг покраснело от приливающей вокруг крови:

— С-стойте, он ведь ранен! — неожиданно, удивлённо и немного со страхом сказала Аллианора, но в ответ на это Ольга взяла удивлённого меня за волосы и смачно ударила меня коленом в живот.

— Да хоть он сдохнет. — ещё раз вскрикнула она, повалив меня на песок–

Давайте упустим те несколько болезненных минут, что Ольга орала на меня и била меня, ладно? Даже вспоминать неприятно, но переместимся лучше на десять минут позже, как, успокоившись и собрав всех археологов вокруг меня, я начал громко и чётко говорить:

— Надеюсь, каждый из вас включил микрофон для своего адъютора, а каждый адъютор слушает, ведь наше нынешнее положение дел далеко не радужное. — сказал я, осмотрев всю толпу, собравшуюся вокруг меня.

Удивлённые, серьёзные, озлобленные, устрашённые взгляды вцепились в меня, как в последнюю ниточку понятного финала этой ночи. Солнце уже заметно поднялось, став утренним рассветом освещать наше место собрания.

— Ни для кого из вас не секрет, что сегодня произошла цепь разрушительным взрывов, часть из которых была нацелена на некоторых из вас.

На этих словах я быстренько пробежался по глазам археологов и заметив в них проблески внимательности, я чуть величественнее продолжил:

— Человек, известный как «Первый». Опасный террорист и наёмный убийца, является частью закрытой для обычных людей организации «Рассвет». Это опаснейший конгломерат наёмных убийц и политиков, ответственный за сотни убийств и десятки террористических актов по всей земле.

После моих слов я сделал драматическую паузу, одновременно с этим стараясь заметить реакцию большинства археологов и, быть может, сейчас найти Первого.

Однако, как бы я не старался, найти экстраординарную реакцию я не смог: часть археологов испугались от моих слов, кто-то удивился, кто-то, вроде Эрена, остался спокойным и холодным. Но все реакции совпадали с профилем археологов, а это значит…

— И он находится среди нас. Нам неизвестны его мотивы, нам неизвестна его подготовка и цели. Но по событиям сегодняшней ночи мы можем понять, что играть с нами в игры он не будет. — впервые для большинства археологов я состроил своё угрожающее выражение лица. — Если мы будем беспечны, то из этого рейда немногие вернутся живыми, если вообще кто-то его переживёт.

Я всё глубже и глубже сеял семена страха внутрь этих людей. Но именно так и надо, чтобы получить желаемый мною результат.

— …Первым может оказаться любой человек среди вас. И мы здесь, — на этих словах рядом со мной встала Ольга. — для того, чтобы минимизировать потери среди вас, и отыскать опасного киллера.

Наконец-то мои слова возымели реальный эффект, по глазам этих людей я заметил реальный страх происходящего. Небольшие, еле заметные доли этого страха появились абсолютно у всех археологов, даже у огромного Эрена, наполненного мышцами. Своими действиями я коснулся самых сильных слоёв этого рейда, показав абсолютно всем, что нет здесь спасения.

— Отныне этот остров будет постоянно подсовывать нам самые различные испытания как природные, так и людские. Отныне здесь не будет места простой вражде, простой дружбе, А и Б, ведь любой ваш просчёт закончится в секунды.

С этими словами я расстегнул свою толстовку, и приподнял рубашку, показав всем на рассмотрение своё избитое тело, полное синяков и красных воспалений. Неприятное зрелище. На несчастье первого, такие удары мне преподнёс не он, а окружающая природа, но для состояния эффекта это тоже подойдёт.

— Не важно, вы S-ранг, B, A или кто-либо ещё: этот человек обладает способностями, куда превосходящий когда-либо известный вам уровень, и только действуя на пике своих возможностей, вы сможете спасти себя и окружающих вас людей.

После того, как я договорил свою речь, повисла мёртвая тишина на фоне светлого рассвета. Многие археологи боялись того, что среди них может оказаться жестокий убийца, который смог хорошенько избить даже археолога S-ранга, не говоря уже о них самих.

— Однако… — я не позволил этой тишине застояться, резко прервав её. — Несмотря на сегодняшнее «поражение», а иначе происходящее я назвать не смогу…

Моё лицо стало куда жёстче и серьёзнее, особо чувствительные люди также смогут заметить во мне чувство, присущее каждому погружённому во тьму, каждому ненавистному людьми и ненавидящему их.

Кровожадность. Я не просто желал крови, а конкретно знал, что я получу её и даже Первый, сразившись со мной тогда, должен почувствовать сейчас, что я взялся за дело немного с другим масштабом, и что теперь у меня есть напоминание о том, почему я этого хочу…

— Я обещаю каждому из вас здесь стоящему и слушающему. — продолжил я, глядя то-ли на этих археологов, то-ли глубоко в душу каждого из них…

Гнетущая атмосфера жестокости повисла на пляже, так что я решил раз и навсегда окончить свой монолог:

— Я найду предателя, способного поставить на кон своей цели жизни других людей. И я уничтожу его.

Чего бы мне не стояло. Сколько бы чужой и своей крови мне это не стояло.

А знаете почему?

Потому что я точно такой же кровожадный предатель, который разорвёт любое существо, посягающее на мою главную и единственную ценность существования.

На мою жизнь.



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16: Эпилог