КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 446964 томов
Объем библиотеки - 632 Гб.
Всего авторов - 210511
Пользователей - 99116

Впечатления

ANSI про Спящий: Солнце в две трети неба (Космическая фантастика)

сказочка в духе Ивана Ефремова

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Романовская: Верните меня на кладбище (Фэнтези: прочее)

Согласна с кирилл789, книга скучная , нудная..
Какая там юмористическое фэнтези?
Сначала динамично и вроде интересно, но осилила страниц 40 и даже в конец не полезла , чтобы посмотреть , что там.. Ну совсем не интересно.
Ф топку , а что заблокирована- просто отлично.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хрусталев: Аккумуляторы (Технические науки)

Вспоминается еврейский анекдот:
Рабинович идет по улице, читает вывеску: "Коммутаторы, аккумуляторы", и восклицает:
- Вот так всегда! Кому - таторы, а кому - ляторы!!!

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

Сейчас на редактировании у моих украинских друзей находится "Созвездие Зеленых Рыб". На недельке выложу.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Serg55 про Минин: Камень. Книга шестая (Боевая фантастика)

есть конечно недостатки, но в принципе, очень хорошо, повествование захватывает

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nikol00.67 про Минин: (Боевая фантастика)

Злой Чернобровкин хочет извести нашего Мастера Витовта!Теперь опять нужно компиляцию переделывать!

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).
Shcola про Чернобровкин: Перегрин (Альтернативная история)

Эту серию

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Коридор между заборами (попытка пересечь чёрную полосу, идя вдоль неё) (fb2)

- Коридор между заборами (попытка пересечь чёрную полосу, идя вдоль неё) (и.с. Звездный лабиринт) 743 Кб, 165с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Алексей Викторович Свиридов

Настройки текста:




Бывший инженер-технолог 3‑й категории Александр Павлович Воронков (для своих — Сашка Воронёнок, потому что черноволосый и востроносый), любил иногда пофилософствовать, выстукивая свои рассуждения на престарелой «Башкирии». В студенческие времена и в те шесть лет, которые после института Сашка проработал на авиационном заводе, он занимался этим дома в свободное время, ну а теперь, на новой работе, тюкать по клавишам можно было, когда на ум взбредёт.

Сам себя он убеждал в том, что таким способом даёт хоть какое-то упражнение той части мозга, которая отвечает за способность связно выражать свои мысли, а знающий об этом увлечении однокашник Сергей по прозвищу Козя, до сих пор приписанный к химическому НИИ через дорогу, на правах старого друга обзывал Сашку графоманом.

Вот и сейчас Воронков сидел и вглядывался в строки на листе бумаге, наполовину поднявшемся над кареткой машинки.

«…уже давно стало банальным и избитым сравнение — большой город похож на сложный живой организм, который хотя и неподвижен, но тем не менее растёт вширь и ввысь, болеет и выздоравливает, общается с подобными себе, дышит и ест, поглощая чистый воздух и многочисленные природные ресурсы и выделяя обратно вонючий смог и не менее вонючие отходы. Люди, в нём живущие,— всего лишь прислужники этого сверхсущества, которое побуждает их делать то, что нужно ему, а не то, что бы хотелось им самим.

Побуждает разными путями — кого-то пряником, а кого-то и кнутом. Причём если пряники год от года совершенствуются и добавляются новые, то кнут спокон веков остался всё в тех же двух видах: голод и страх…»

«Да уж,— подумал он, перечитывая написанное.— Есть такие занятия, на которые человека если и заманивать пряником, то пряник этот должен быть очень большим, так что проще загонять кнутом. Взять, например, такую нужную городу должность, как техник-смотритель отстойников очистных сооружений — не оператор в центральном зале станции, который сидит и кнопки нажимает, а именно техник, которому, если что, приходится лезть прямо в „туда“ и менять мотор, стоя по пояс в пахучей воде. А если неисправность на первой ступени очистки, то и в самом, так сказать, первозданном, экологически чистом продукте».

(Этот высококультурный термин, как-то использованный Воронковым в беседе, почему-то прижился, и теперь весь персонал станции, желая что-то обругать, говорил примерно так: «фильмец-то? Да так, экологически чистый».)

«Понятно, что не в личных джинсах приходится в дерьме ковыряться — честь по чести, выдан резиновый костюм, при желании и противогаз можно надеть. Только попробуйте-ка, глядя сквозь противогазные окуляры, исправить привод заслонки или хотя бы отыскать его неисправность ночью, в свете ручного фонарика! Ну, душ, конечно, есть, мыло бесплатное, но от этого желающих наняться на такую работу не прибавилось. Пряников в виде больших денег или, скажем, привилегий город явно пожалел, да зачем они? Кнута вполне хватит…»

Для Воронкова кнутом был голод — последний самолёт на его заводе собрали почти два года назад, а ещё несколько замерших на разных стадиях готовности машин давно стояли замороженными, как в переносном, так и в прямом смысле — с позапрошлого февраля заводу-должнику отключили отопление. Если рабочие хоть как-то перебивались, кто покраской машин, а кто сваркой каркасов для коммерческих палаток, то инженеров администрация уже давно повыгоняла в «отпуска без сохранения». Торговой жилки у Воронкова не было никогда, и добывать средства к жизни продавая сникерсы-памперсы он даже не надеялся. Так что подвернувшееся случайно место техника на очистной станции «Южная» показалось для него вполне привлекательным, несмотря на всю специфичность работы.

И вот уже с год Сашка торчит здесь — первый месяц его основные усилия уходили на то, чтобы не позволить себе сбежать, а потом, как это ни странно, он привык, и теперь относился к своим обязанностям почти спокойно — работа как работа. Не такая, конечно, которой можно похвастаться, но бывает и похуже.

Воронков вздохнул и, оставив лист с размышлениями торчать из машинки, прошёлся по своей комнатушке, а затем, скрипнув дверью, по короткому тёмному коридорчику перебрался в соседнее помещение — мастерскую, оснащённую на удивление неплохим набором оборудования. Именно наличие такой мастерской окончательно примирило его с малопрестижной должностью, потому что в ней он мог отводить душу, отдаваясь ещё одному своему хобби, помимо графоманских упражнений.

О втором, а вернее первом и главном увлечении Воронкова всё тот же однокашник Козя отзывался с уважением гораздо большим, хотя именно оно принесло в своё время неприятности им обоим. Сашка ещё со времён школьных уроков труда (с их лысыми напильниками и поломанными ножовками) пристрастился к работе с металлом.

Ну что мог взяться изготовить пятнадцатилетний пацан? Тем более пацан, у отца которого на полке стоят обложкой к комнате два издания: «Пистолеты и револьверы, автоматические винтовки и пулемёты» Жука и двухтомная энциклопедия оружия «Schutzen Waffen Heute»? Пацан, перекопавший весь стеллаж, заставленный другими, менее красивыми, но гораздо более подробными книгами по истории и конструкции оружия…

Поймали Сашку-Воронёнка только на втором курсе института, когда, уже вполне освоив несложные конструкции и даже испытав некоторые из них, он взялся сделать для себя и для друга Кози по хорошему газовому пистолету. Такому, чтобы бил дальше и точнее всех существующих. С этим-то пистолетом в кармане Серёгу и прихватили после очередной пьянки в общежитии. В милиции его быстро раскололи, и уже на следующий день Воронков сидел в КПЗ, с трепетом ожидая результатов обыска. Но того, чего он боялся, не случилось — самостоятельное изготовление газового оружия он не отрицал, а следов более серьёзных работ у него дома не нашли (Сашка не был настолько глуп, чтобы делать боевые конструкции дома, но некоторые расчёты и чертежи могли бы дать пищу для размышлений грамотному следователю).

В тот момент на милиции и прокуратуре не висело ни одного убийства с неустановленным стволом, и поэтому серьёзно дело Воронкова раскручивать не стали. Суд дал ему год условно, а Козя вообще отделался штрафом, причём из института ни того, ни другого не отчислили — время было уже перестроечное, и автоматически последовавшее за подпиской о невыезде исключение из комсомола уже особенно ни на что не влияло. К тому же заведующий кафедрой «Детали приборов и механизмов», приглашённый прокуратурой в качестве эксперта, после осмотра пистолетов сказал ректору: «У этого Воронкова весьма нестандартное мышление… И умение доводить идеи до рабочего состояния тоже есть. Если мы его оставим учиться сейчас, то, возможно, лет через сорок институт будет заказывать мраморную доску — мол здесь учился… И так далее!»

Однако дальнейшая карьера молодого специалиста не оправдала надежд завкафедрой. В институте Воронков звёзды с неба хватать не пожелал, на заводе излишнего служебного рвения не проявлял, считаясь хорошим работником, но не более. И никто, кроме двух близких друзей, не знал, что на самом деле Сашка отнюдь не утратил своих способностей — просто история с задержанием и суд ещё раз убедили его в необходимости быть не просто осторожным, а очень осторожным. И теперь свои произведения он прятал от чужих глаз так, как, наверное, и Штирлиц не прятал свой передатчик.


Привычным движением, не глядя, Воронков включил шлифовальный станок, на котором грубый абразивный круг был заменён на плотный войлок, щедро посыпанный зелёным порошком полировочной пасты. Одновременно с загудевшим двигателем станка взвыла вытяжная вентиляция, и их звуки создали какое-то подобие вибрирующего аккорда. Кто-нибудь другой, наверное, счёл бы этот звук зловещим и жутким, но Сашка к нему уже давно привык и, более того, находил удовольствие в том, чтобы в тон ему напевать бессвязные слова, в которых не было ни рифмы, ни ритма:

— Вот так, вот так… Ещё немного… Теперь с другого бока… Потом чуть-чуть ещё…

Под аккомпанемент пения руки сноровисто перемещали вдоль вращающегося войлока причудливой формы кусочек металла, который постепенно приобретал матовый блеск.

Эта деталь была частью некоего весьма примечательного целого, к которому он шёл вот уже три года. Три, как одна копеечка! Много? А это как посмотреть…


Сашка хмыкнул про себя и прижал к шлифовальному кругу очередную грань детали, показавшуюся недостаточно выглаженной. Рядом на рабочем столе (на большом куске мягкой ткани) аккуратно лежали остальные части нового творения Александра Павловича Воронкова — матовые, сияющие металлическим блеском или лоснящимся глубоким воронением. Это вам, господа, не те более или менее убогие самоделки, что хранятся в музеях криминалистики. И не те, словно топором рубленые, пугачи, что демонстрируют обывателю с голубого экрана усталые «майоры по связям с общественностью» — такие-то поделки можно выдавать по штуке в месяц, а то и чаще, не особо при этом напрягаясь. Наладил поточное производство, и пошёл бизнес. Чего проще-то? Выбираешь конструкцию какую попримитивней и штампуешь. Бабахает, в руках не взрываясь,— и ладно, «затылкам» да «чижикам» большего, в общем-то, и не надо. Деньги быстро меняют хозяина, всё заканчивается очередным сюжетом в «Криминальных мгновениях», а у дверей Сашки уже топчется очередной заказчик. Или взвод ОМОНа.

Фигушки! Во-первых, это просто скучно. Мелкая, как лужа на асфальте, цель, плюс угрюмый финал. И всё на фоне профанации творческого процесса. А во-вторых, Воронков в своё время успел получить опыт общения с представителями уголовного мира и повторять его не жаждал.


История нового пистолета началось с того, что Сашка ощутил, как ему становится скучно изготавливать просто нечто стреляющее, которое «почти что как…». Оно, конечно, здорово, пока радуешься тому, как удаётся решать одну проблему за другой, осваивая новые технические горизонты. Но вот навык отработан, процесс пошёл, ты уже в состоянии сделать то, что вычерчено на миллиметровке, и сгоряча принимаешься за дело. Всё кипит, дым столбом, пар коромыслом, плоды рукоделия множатся как кролики, но в одно прекрасное утро ты вдруг трезво смотришь на окружающий мир, холодно сравниваешь своё изделие с каким-нибудь заводским «глоком» или «зигзауэром», и… Самолюбие страдает, однако!

Можно было, конечно, сказать себе так:

— А ты чего хотел? Крупные фирмы — это классное оборудование, мощные коллективы настоящих профи, опыт, столетние традиции. Тягаться с ними на их поле кустарю-одиночке просто смешно!

Сказать и махнуть рукой. Три года назад Воронков чуть было так и не сделал — но не сделал же!


…И почти год прошёл в безрезультатных поисках. Он маялся, подбирал варианты, извёл кучу бумаги, чуть мозги не вскипели, ей-богу! Доискался до того, что как-то раз в булочной вместо привычных «двух нарезных и одного бородинского» попросил «два нарезных и один гладкоствольный», за что заработал удивлённый взгляд продавщицы и заинтересованный — соседа по очереди.

А когда осенило, то сиди Сашка в ванной, он наверное бы закричал «Эврика!», но идея пришла в автобусе, и он просто перестал замечать всё вокруг, а очнулся только дома, за письменным столом, с карандашом в руках. Ещё год пролетел, пока Воронков, сидя над расчётами и чертежами, не уверился окончательно: он может по-настоящему утереть нос кольтам, береттам и браунингам. А почему нет? Ведь обладатели этих звонких фамилий тоже были когда-то одиночками (хотя Кольт, пожалуй, не в счёт — он налаживал производство, а изобретали другие).

Наверное, им было проще. На переломе столетий табуны изобретателей ещё не промчались по полям идей, снимая урожай, не протоптали тропинок к любому мало-мальски интересному решению. Хотя кто знает, насколько просто было тому же самому Браунингу на пустом месте совершить революцию в личном оружии и своей моделью 1900 задать тон аж на столетие вперёд…

Конечно, претендовать на революцию и на «задать тон» Воронков особо не рассчитывал, понимая, что это явный перебор. По прибедняться не хотелось — ведь не просто так разбежался. Как сказал бы второй, и последний, близкий друг Игорь, он же Гарик-Рыжий — «трусцой заре навстречу». У Сашки вызрело то самое «ноу-хау», без которого нет творчества, а есть лишь ремесленничество


Изначально образ любой ручной пушки определяет её патрон, и это правильно: несоответствие возможностей «ствола» возможностям патрона и наоборот превращает оружие в почти бесполезную железяку. И поэтому всегда конструировать новый образец начинают с выбора патрона. Воронков тоже начал с этого… И без колебаний отмёл весь спектр распространённых в мире «маслят» — это и было то поле, на котором тягаться с мэтрами было глупо и наивно. Изобретать очередной велосипед не хотелось.

Значит, патрон тоже должен быть свой. Но какой? Сначала Воронков подумывал о реактивных пулях, но вскоре понял: возни много, а толку мало. С безгильзовыми тоже было связываться себе дороже — вон сколько лет трудолюбивые бундесы колдовали над всякими лаками-компаундами. Чтоб и сгорали без остатка, и нагрева не боялись, и пороховой шашке рассыпаться не давали. Козя, конечно, химик от бога, но лаборатория у него, во-первых, не своя личная, а во-вторых, немецкого там было одна только кварцевая печь, а остальное Рыжий охарактеризовал как «сплошной Госпромцветмет».

На жидкий метатель Сашка тоже решил не замахиваться, хотя с отчаяния набросал несколько вариантов, вроде бы даже работоспособных, но при реализации сулящих кучу дополнительных проблем.

И что же оставалось? А ничего — и это «ничего» означало собой те самые мучения, поиски, ошибки, которые и закончились озарением в общественном транспорте, когда он выдумал совершенно новый боеприпас, соединяющий в себе достоинства и гильзового, и безгильзового патронов. С обычным порохом, не боящийся ни нагрева, ни сырости, с повышенной начальной скоростью и уменьшенной отдачей. Короче, идея обещала многое, оставалось всего лишь её реализовать. Всего дел-то — начать да кончить!

Мысленно оглянувшись в прошлое, Воронков удивился самому себе — прямо хоть становись в позу и толкай телегу про большой путь и великие свершения. С публикой, правда, не очень. Разве что за слушателя сойдёт Джой — красивый, неглупый, но своенравный колли, отданный двоюродным дядей Сеней. Сидит, небось, зверюга под дверью, ждёт, когда хозяин закончит возиться с этими железяками — противно визжащими, а то и плюющимися горячим маслом и острыми стружками.


Улыбнувшись, Сашка выключил станок и бережно положил маленькую, но увесистую деталь на верстак рядом с остальными. Если по делу, так осторожничал он зря: этот с таким трудом отполированный вольфрамовый вкладыш к затвору можно было хоть с размаху об стену, потом поднять, да ещё раз — пока рука не устанет. И ничего ему не будет, вряд ли даже поцарапаешь. Но переступить через своё отношение к этому, для кого-нибудь другого — мёртвому и бессмысленному железу он не мог. Слишком много Воронков в него вложил, даже не думая, для чего. Наверняка среднему человеку показалось бы странным, что оружие, вещь утилитарную и смертоносную, можно изготавливать в том состоянии души, в котором, наверное, Данила-мастер ваял свой каменный цветок.

Бывало, Сашка и сам задумывался над этим, пытаясь понять самого себя: ну как можно любить оружие? Как можно восхищаться изяществом линий этих железных игрушек, основное предназначение которых — отнимать жизнь? И никаких объяснений этому не находил: нравится, и всё тут. В конце концов, любят же хозяева своих бульдогов и доберманов, восхищаются их всякими там лапами-зубами, хотя эти породы собак выводятся и дрессируются тоже отнюдь не для спасения утопающих!

По-другому он просто не мог и, не считая, тратил время и силы. И двух друзей ведь к этому привлёк — правда они и сами оказались неравнодушны к Сашкиной затее.

Рыжий по этому поводу говаривал голосом Папанова: «Ничего… Сядем усе!» Балагур чёртов. Но если бы не они, хрен бы чего у Сашки вышло.

Краса и гордость экспериментального отделения своей конторы, Серёга, у которого полмизинца было оторвано в детстве самодельной бомбочкой, орудовал в лаборатории, обеспечивал покрытия, варил пластики, добывал заготовки из дефицитных металлов. А заядлый охотник и КМС по стрельбе Гарик был своим человеком в тирах и на стрельбищах. Это с его помощью удалось на натурных экспериментах отработать баллистику, или проще говоря, посмотреть, как ведёт себя новый патрон в сочетании с новым стволом. (Вели они себя поначалу по-всякому, но другого Воронков и не ожидал.)


Время подвело итоги труда, и результат — вот он, на верстаке. Здесь все: и форма, и содержание. Сашка взял детальку, промыл её от остатков полировочной пасты, искупал в смазке и снова положил на верстак. Немного постоял, тщательно вытирая руки. Осознанно или нет, но этот момент он оттягивал до последнего. Во время подгонки всех составных частей их приходилось до посинения совмещать, прилаживать и двигать друг относительно друга. Но ещё ни разу он не собирал своё произведение полностью

И вот, кажется, всё готово. Захочешь, а не придумаешь, что бы ещё вылизать. Пальцы скользнули по длинноватому для обычного пистолета стволу, рифлёному узкими продольными канавками. Нет, надо, чтобы хоть кто-нибудь это видел! Воронцов пошёл и приоткрыл дверь.

— Будешь свидетелем! — веско сказал он протиснувшемуся в щель Джою. Колли уселся и радостно застучал хвостом по ближайшему станку.

Саша встряхнул в воздухе руками, плюнул зачем-то через левое плечо и произнёс в пространство:

— Приступим… Нервных и женщин просят не смотреть! — а затем поднял с покрытой пятнами масла ткани ствол.

Он не спешил, хотя своё творение мог бы собрать за считанные секунды, хоть с закрытыми глазами, хоть вися вверх ногами, хоть наяву, хоть во сне — кстати, во сне он это уже проделывал сотни раз. И вот — новый пистолет у него в руке. Последним движением Воронков вщёлкнул в рукоятку оба магазина, пока ещё пустые, и замер.

Что-то происходило и в нём самом, и вокруг. Вряд ли Сашка сумел бы подобрать слова для описания, но в душе у него в этот миг шевелилось чувство, знакомое, наверное, всякому творцу. Восторг свершения — так, что ли? В руке лежало нечто, реальное, как солнечный свет в ясный полдень, и весомое, как выговор с занесением в трудовую книжку. Оно лоснилось металлическим блеском, а на боку у него изящно темнел маленький гравированный значок — гибкий силуэт мангуста.

Глядя на создание своих рук, Сашка чувствовал, как взор его радуется каждой линии. Хотя, на посторонний взгляд, «Мангуст» мог показаться настоящим чудовищем — не хуже поразившего в детстве воображение фантастического пиррянского пистолета из «Мира Смерти» Гаррисона. Огромное, чёрное, с вкраплениями матового золотистого, непривычных очертаний — это чудовище всем своим видом как бы предупреждало: принимайте меня всерьёз — и не ошибётесь!

«Забавно,— подумалось вдруг.— Попади игрушка в руки кому знающему, так тяжкий ступор бедняге обеспечен. Если вот так, без патронов, то никакой спец даже не поймёт, как она работает! Инерция мышления, брат, страшная штука!»

А уж определить класс, к которому следует отнести оружие, затруднялся и сам создатель. Штурмовой пистолет, что ли? Неслабый такой — бьющий оперённой стрелкой на полкилометра, а в упор и картечью можно. Один магазин такой, другой такой — и ты готов к превратностям судьбы…


Воронков откинул приклад-цевьё, приложился. Удобно. И пушечка для своих размеров весьма лёгенькая. Не зря он со всяким пластиком-титаном возился, баланс выверял и ловил «блох» в весовом расчёте.

Резко развернувшись, Сашка прицелился в прошлогодний календарь с обнажённой красоткой. Точную оптику он собирался установить позднее, а сейчас прицелом служила опорная поверхность под неё, плоская, с длинной прямоугольной канавкой. Уходя в перспективу, её грани сходились в воображаемой точке попадания.

Воображаемая точка поползла по загорелому животу вверх, медленно обогнула пупок, приласкала по дороге левую грудь и твёрдо замерла между бездумно распахнутых глаз.

— Ладно. Бог с тобой… — пожалел Сашка красавицу и поднял «Мангуста» чуть повыше, целясь в торчащую из волос дивы розочку.

— Бах! — он плавно нажал спусковой крючок. Боёк сухо щёлкнул. Джой с интересом наблюдал за его манипуляциями.

— Что, псина, охоту вспомнил? — потрепал его по гриве Воронков. — Может, сходим ещё, если Рыжий возьмёт. Правда охотничья собака из тебя, дружок, никакая.

Джой убрал язык и положил голову на лапы.

— Вот-вот, — серьёзно сказал Сашка, складывая приклад. — Только без обид. Думаешь, рыжий — значит, сеттер? Ну всё, гуляй! Ничего интересного сегодня больше не будет.

Джой зевнул, показав здоровенные клыки, и не торопясь вышел. А Воронков посмотрел на часы — смена заканчивалась уже скоро — и принялся упаковывать пистолет. Хотелось пострелять, но он без особого труда отказался от этой мысли. Делать всё надо с чувством, с толком, с расстановкой.

«Только вот что такое расстановка? В словарь залезть надо»,— подумал он, зная, что забудет. Но это было неважно, тем более сегодня.


Где-то вдали родился, накатился и вновь стих рокочущий грохот — за всхолмьем в паре километров от станции находился городской аэропорт, а ушедший в небо самолёт был вечерним рейсом на Москву, по которому на станции отмечали начало последнего получаса работы. Вскоре в отдалении раздался и громкий лай. Злости в голосе собаки не было, и Воронков понял — идёт сменщик, которого пёс прекрасно знает и который наверняка уже дружески треплет собаку за шкирку.

Улыбнувшись, Сашка пошёл переодеваться — свою городскую одежду техники хранили в прочно запирающемся, почти что герметичном шкафчике с постоянно включённым автомобильным ароматизатором воздуха внутри. Всё же лучше идти по городу, распространяя сильный аромат хвои или лимона, нежели слабый — «экологически чистого продукта». Надев куртку, которую издалека можно было принять за кожаную, он положил хорошо завёрнутый в тряпки пистолет на дно обыденно выглядящей хозяйственной сумки. А в нагрудном кармане куртки уже лежала бумажка с заявлением, мол «сегодня, такого-то числа такого-то месяца у входа на территорию станции мной найден пистолет неизвестного мне образца, каковой и желаю сдать родной милиции, как законопослушный…» — на практике подобная филькина грамота ещё ни разу не пригодилась, но в таких делах Сашка неукоснительно следовал самим собой разработанным правилам.


Несмотря на то, что лето ещё не окончательно сдало свои позиции осени, погода стояла достаточно прохладная, так что куртка не выделялась на фоне одежд остальных горожан. Более того, сырой ветер с реки заставил его застегнуть и верхнюю кнопку, как в холода.

Но когда Сашка добрался до своего района — для этого пришлось чуть ли не час ехать на троллейбусе, который почему-то оказался набит втрое против обычного — откуда-то выглянуло низкое солнце, ветер перестал и вообще стало ясно, что до настоящей осени ещё далеко. Соответственно с этим поднялось и настроение, и так в общем-то неплохое по случаю окончания работы. Сашка шёл, немузыкально насвистывая примерно в том же ритме, в котором приговаривал свои «заклинания» во время работы, Джой трусил рядом, строя из себя послушного мальчика, и всё было очень здорово, пока знакомый маршрут не вывел их на бульвар. Вернее — на вытянутый в длину пустырь, на котором перед выборами мэра в порядке благоустройства насыпали щебёночную дорожку и навтыкали тщедушных топольков.

Этот «бульвар» окрестные собаковладельцы давно использовали как площадку для выгула собак. Что Сашка, что Джой знали его с точностью до места, где какая кучка лежит, и ничего страшного или пугающего на этом пустыре быть не могло. Но, тем не менее, Джой вдруг остановился, словно одновременно всеми четырьмя лапами попав в капкан, вздыбил шерсть на загривке и оскалил зубы, низко рыча.

Не ожидавший такого Сашка сделал по инерции ещё шаг и одновременно с этим услышал добавившееся к джоевскому ворчанию противное шипение.

«Змея, что ли?!» — опешил он, осторожно отступая назад, но, конечно же, никакой змеи тут не было. Шипение издавала кошка, стоящая поперёк дорожки, кошка, выгнувшая спину и прижавшая уши к голове. Была она большая, рыжая, пушистая, и в другой ситуации она показалась бы Сашке красоткой и симпатягой. Но сейчас, став в два раза больше из-за вздыбившейся шерсти, с оскаленными зубами и мечущимся хвостом, эта шипящая бестия могла напугать даже свою собственную хозяйку.

И самое неприятное — кошка шипела конкретно на Сашку, а не на рычащую собаку. Он совершенно ясно увидел направленный прямо ему в глаза взгляд кошки, и взгляд этот ничего хорошего не предвещал…

Джой сделал короткое движение вперёд, как бы говоря: «Сейчас я её!», но Сашка, не глядя, нащупал ошейник и ухватил его покрепче. До сих пор Джой относился к кошкам подчёркнуто нейтрально и опыта в драках с ними не имел. А эта рыжая зверюга наверняка способна выцарапать собаке глаз!

Кошка вдруг перестала шипеть, а вместо этого взвыла, словно давая сама себе сигнал к атаке и…

— Да что это вы, а? Зачем вы свою собаку на кошек натравливаете?! Воспитывать своих зверей надо! — раздался вдруг над ухом Сашки возмущённый голос. Худая высокая женщина, у которой, несмотря на её молодость, в длинных чёрных волосах уже были заметны седые пряди, бесстрашно шагнула к кошке и присела рядом:

— Что, девочка? — ласково проговорила она.— Напустили на тебя дурную собаку? Ну-ка иди ко мне! — и уверенно взяла кошку на руки. Та вдруг, как по команде, сразу перестала быть разъярённой фурией, а превратилась в милую домашнюю киску, сидящую на руках со сконфуженным и немного потерянным видом.

— Да она сама! Я на неё никого не натра…— начал было оправдываться Сашка, но женщина смерила его таким взглядом, что он замолчал, поняв, что оправдываясь он ничего не объяснит, а только получит ещё одну порцию возмущённых слов.


Дёрнув за ошейник Джоя, он повернулся и, неосознанно стараясь оказаться подальше от места происшествия, пересёк «бульвар», пустую улицу и зашёл в первый попавшийся магазин — всё равно надо было купить чего-нибудь поесть. Уходя с работы, Сашка намеревался себе сегодня устроить что-то вроде праздничного ужина, но происшествие с кошкой сбило всё настроение, и поэтому он безучастно скользнул взглядом вдоль витрины, ни к чему особо не присматриваясь.

«Бр‑р‑р… Что за чёрт!» — мелькнула мысль одновременно с неизвестно откуда накатившим странным ощущением, что с витрины на него кто-то смотрит, смотрит пристально и недобро.

«Ты чего, парень, а? — удивился Сашка.— Кому тут на тебя смотреть, разве продавщице не понравился?» Но продавщица была явно ни при чём — обратив к торговому залу свой объёмистый зад, она наслаждалась беседой с уборщицей. Долетали слова:

— Хосе-Альберто… Мануэлла… Мейсон…— шло обсуждение нескольких сериалов сразу, и до одинокого покупателя никому дела не было.

Но ведь кто-то только что на него посмотрел! Сашка вновь, уже медленнее, осмотрел витрину. Единственным объектом, который хотя бы теоретически мог быть виновником неприятного ощущения «нехорошего взгляда», была мороженная щука, но её глаза имели положенный мёртвой рыбе вид подёрнутых плёнкой жестяных кружочков, и никаких флюидов не испускали.

— Блин, бред…— раздосадовано пробормотал Сашка и вдруг обозлился на эту щуку, а ещё сильнее на себя самого: совсем уже сдурел, среди своего экологически чистого продукта! И из чувства противоречия он громко крикнул:

— Девушка! Тут в отделе работает кто?


Пятиэтажный дом, в котором Воронков жил после гибели родителей в автокатастрофе, был продуктом той эпохи, когда в каждом городе ударным темпом возводили «свои Черёмушки». Как ни странно, у этой пятиэтажки имелся лифт во внешней стеклянной пристройке, прозванной в народе «градусником», но хрущоба от этого не перестала быть хрущобой. Именно благодаря этому, обменяв двухкомнатную квартиру, где он жил с детства, на однокомнатную здесь, Сашка смог на доплату похоронить родителей и отдать деньги за вторую разбитую машину — оставшийся целым и почти невредимым другой участник столкновения оказался каким-то деятелем при какой-то пацанской бригаде. Не настолько мелким, чтоб братва ему сказала «твои проблемы — ты решай», но и не настолько крутым, чтобы сделать широкий жест и отпустить Воронкова «с миром».

Переться на самый верх пешком не хотелось, и поэтому Сашка нажал на кнопку около забранной решёткой железной двери. Наверху что-то лязгнуло, брякнуло, но лифт, висящий где-то этаже на четвёртом, двигаться не пожелал.

Пришлось всё же подниматься на своих двоих, причём, не иначе как в издевательство, когда Сашка добрался до середины пути, лифт как ни в чём ни бывало взвыл и поехал вниз.

«Ну всё не слава богу!» — раздосадовано думал он, ковыряя ключом заевший замок, и, открыв дверь, убедился в справедливости своих мыслей. Крохотный коридорчик не мешал взгляду сразу окинуть чуть не всю маленькую квартиру разом и отметить новую деталь пейзажа: тёмное пятно на потолке в углу комнаты. По краям пятна шла подозрительного желтоватого цвета кайма, а по обоям вниз спускались уже откровенно ржавые потёки. На полу и на столе, сохранившем в неприкосновенности сервировку поспешного холостяцкого завтрака (чайник, заварочник, грязная чашка, початая пачка рафинада и пустая банка из-под шпрот) тоже были пятна.

— Ну, гадство… Дождя ж не было! — вслух произнёс Воронков, обращаясь то ли к собаке, то ли к тряпичной кукле, сидящей верхом на заварочном чайнике. Джой смешно наклонил голову и что-то буркнул, а кукла ничего не сказала, а лишь внимательно и недобро глянула на Сашку.

«Чего-чего? Опять?!» — и Воронков, повернувшись к безрадостной картине спиной, пошёл на кухню, где вытряхнул в раковину ту самую мороженную щуку, купленную им в пику самому себе. Противное ощущение оставалось, и он вернулся в комнату — для этого всего-то нужно было сделать три шага по жалкому подобию коридора.

— Ладно, рыбу я, положим, съем, и всё тут. А с тобой что делать? — поинтересовался он у куклы. Та снова промолчала, но взглянула уже откровенно враждебно. Нет, кроме шуток! Совершенно точно, взглянула! И ничего хорошего этот взгляд не сулил — словно эта кукла точно знала, что впереди Сашку ожидает ещё какая-то пакость, и ей, кукле, хотелось бы посмотреть, достаточно ли плохо ему будет, или придётся придумать что-то ещё.

Чувствуя себя полным дураком, он пододвинулся к столу поближе и вгляделся в это тряпичное подобие толстой румяной девахи. Ничего особенного: намалёванные акварелью щёки, пуговичные глаза — столетней давности подарок тёти Кати… Или тёти Клавы? Какая, к чёрту, разница!

Выругав себя, Сашка принялся за уборку, решив не обращать внимания ни на что. Мало ли, может простудился, по такой погоде запросто возможно. Вот сейчас поедим, потом из аварийного запаса сто грамм для профилактики примем и как завалимся дрыхнуть до десяти утра! И всё будет в полном ажуре, и никто втихую наблюдать за тобой не будет!


Сказать было легко… Хоть спиной, хоть боком — взгляд глаз-пуговиц продолжал чувствоваться, вызывая раздражение и пугая своей чётко ощущаемой реальностью. Это продолжалось с полчаса и, наконец, не выдержав, Сашка резко повернулся к кукле, сдернул её с чайника и с ненавистью швырнул на антресоли, куда-то в дальний угол. На душе немного полегчало и, закончив вытирать ржавые пятна с клеёнки, Воронков вернулся на кухню. Нарочито хозяйским жестом он приподнял рыбину за хвост, а другой рукой подхватил под жабры, желая выяснить, разморозилась она или ещё нет.

Щука разморозилась вполне. То есть до такой степени, что, продолжая висеть вниз головой, она вдруг ощутимо дёрнулась, изогнулась, а когда распрямилась и замерла, то средний палец левой руки Воронкова оказался у неё в пасти. Вскрикнув от неожиданности, Сашка инстинктивно попытался его выдернуть, и загнутые зубы, само собой, впились в него ещё сильнее.

— Ах ты…— он выматерился и, подавив желание ещё раз дёрнуться, аккуратно положил рыбину на стол. Осторожно действуя невредимой рукой, разжал челюсти рыбины и вытащил пострадавший палец, а вернее пальцы — эта сволочь умудрилась повредить ему сразу указательный и средний! Но как?!

Засунув кровоточащие пальцы в рот, Воронков полез искать перекись. В общем-то ранки были небольшие, но мало ли какая зараза на зубах у этой твари сохранилась? И как это она умудрилась его цапнуть, ведь дохлее дохлого была!

Со свежим пластырем на руке Сашка вернулся на кухню и уставился на рыбину. Она лежала точно в том же положении, в каком её швырнули на стол, и с тех пор, вроде бы, не двигалась…

«Да и вообще, она же поторошёная! — вдруг осознал он.— Какие уж там движения… Так что же, получается я сам рукой дёрнул, да так, что надел голову щуки себе на пальцы?»

Такое объяснение казалось вполне логичным и естественным, и Сашка попробовал убедить себя в том, что сам в него верит. Получилось не очень хорошо: ощущение вдруг ожившей в руках рыбы запомнилось вполне отчётливо, и поэтому Воронков торопливо порубил щуку на куски, которые сунул в холодильник, а голову выкинул в помойку. Жарить её прямо сейчас, да и вообще есть, совершенно расхотелось.

Чтобы успокоиться и, может быть, вернуть то хорошее расположение духа, в котором он уходил с работы, Сашка извлёк со дна сумки пистолет, вставил обойму и покачал его на руке. Ощущение спокойной холодной силы, заключённой в оружии, действительно помогло — не то что бы развеселило, но здорово успокоило. Даже время от времени вспоминающееся ощущение чьего-то взгляда казалось просто противным, но безотчётного страха уже не вызывало.

В гости, что ли, к кому напроситься? Сашка обдумал этот вопрос и решил, что здорово бы, конечно, смотаться из дому, но по времени уже поздновато. По телевизору на всех каналах гнали совершеннейшую лабуду, и в конце концов Сашка решил попросту завалиться спать. Уже стоя посреди комнаты в трусах и майке, он вспомнил, что хотел остограмиться на сон грядущий, но снова идти на кухню и лезть в холодильник было неохота.

«Да и не алкоголик же я, в конце концов!» — подумал он и, сунув пистолет под подушку, щёлкнул выключателем.


Проснувшись на следующее утро, Воронков прежде всего пожалел о своей лености вечером: всё-таки доза спиртного на ночь была бы кстати. А так саднящие пальцы долго не давали ему заснуть как следует, а когда всё-таки удалось провалиться в сон, то оказалось, что там его поджидает что-то гадостное, что конкретно — вспомнить не получилось, и, возможно, это было и к лучшему.

Пятно на потолке за ночь не стало больше, но и исчезнуть само по себе тоже явно не собиралось. Дождавшись десяти часов, Сашка принялся названивать в жилконтору, но за полчаса только три раза пробился через короткие гудки и все три раза попадал в разные места.

Для разнообразия он попробовал дозвониться до друзей. Гарик всё ещё не прилетел из Сибири, куда умотал месяц назад на заработки, стрелять каких-то несчастных зверьков. Козя оказался в местной командировке, а новый звонок в ЖЭК привёл к совершенно неожиданному результату: раздражённый женский голос пообещал: «Ещё один звонок, и я милицию вызову, понял, подонок?!»

— Не везёт так не везёт! — сообщил Воронков Джою и добавил: — Похоже, что сейчас ещё и дождь начнётся, даром что с утра ясно было.

Но выгуливать пса было надо и через пять минут Сашка с Джоем были на улице. Сашка велел Джою делать свои дела скорее, ибо дождь вот-вот…

Пёся глянул на небо и негромко гавкнул: действительно, где-то вдали над рекой ясно видимые солнечные лучи пробивались сквозь облака вниз, но над «бульваром» небо было хмурым, а на сером асфальте явственно выделялись чёрные мокрые пятнышки. Поняв правоту хозяина, Джой свои дела затягивать не стал, и уже через несколько минут они с Сашкой быстрым шагом направлялись домой, ёжась под новыми и новыми каплями.


Лифт? Сашка нажал на кнопку, уже заранее зная, что его ожидает. Жалко, рядом никого нет, а то можно было бы пари заключить! Интересно, а когда он поднимется на самый верх, к своей квартире, этот зловредный подъёмник снова заработает?

Уже стоя у дверей, Воронков прислушался — нет, вроде бы не заработал. И на том спасибо, конечно. А то можно подумать, что против него кто-то плетёт чудовищный антинародный заговор. Или цэрэушный, он же жидомасонский. Какие там ещё у нас заговоры бывают…

Внутренне усмехаясь, Сашка попробовал вспомнить ещё пару-тройку разновидностей врагов народа, но вдруг замер, держа в руке снятую кроссовку. Вновь возникшее ощущение заставило его обернуться, и его взгляд встретился со взглядом тряпичной куклы, восседающей на чайнике, теперь уже в кухне.

— Что за чертовщина… Я же тебя вчера убирал? Или обратно вытащил спросонья? — спросил он вслух и тут же понял, что в глубине души по-настоящему боится, что она возьмёт да и вправду ответит.

Джой, уставившись на ту же куклу, заворчал. Выходит, тоже что-то чувствует? Или просто улавливает настроение хозяина?

— Нет, на фиг! — тихонько проговорил Воронков.— Дождь не дождь, а мозги прочистить надо… Джой, остаёшься за старшего. С этой дурой построже!

Сашка принялся снова обуваться, а пёс мрачно вздохнул и устроился на коврике так, чтобы видеть и дверь, и кухонный столик с куклой. Та демонстративно сделала вид, что ничего особенного и думать не хотела, но Джой поддёрнул верхнюю губу и коротко рыкнул на неё.


Неторопливо спускаясь по лестнице, Воронков размышлял: «Неужто и вправду этот дурной коляш понял и поддержал игру хозяина? Или всё же… Нет, ну правда, хватит! Решил же мозги прочистить — вот и прочищай: гуляй, созерцай архитектуру, общайся с природой…»

Противный дождик по-прежнему продолжал сеяться с небес, и по-прежнему вдали, словно в издевательство, сияли толстые снопы солнечного света. Сашка прикинул, что эти разрывы в тучах висят сейчас где-то в районе набережной и речного вокзала, но чтобы туда добраться, ему пришлось бы ехать через весь город на двух автобусах, при этом неизбежно застряв в постоянно действующей пробке при выезде на Московское шоссе. Ладно, гулять и дышать свежим воздухом можно и по месту жительства! Относительно свежим, конечно, — расположенная через квартал ТЭЦ кристальной чистоте атмосферы отнюдь не способствовала.

Проболтавшись на улице с полчаса, вдоволь наобщавшись с природой в лице всё той же нудной мороси и насозерцавшись архитектуры — «памятник градостроительства, типовой спальный район застройки начала 60‑х годов», — Сашка понял, что с «прочисткой мозгов» ничего не получается: воспоминания о недоброй кукле и встревоженной собаке упрямо не шли прочь. Тогда он решил пойти другим путём и забить голову чем-нибудь другим, желательно пострашнее, но в то же время чтоб ясно было: всё фигня.

С этой целью он не торопясь добрёл до некогда популярного, а теперь помирающего тихой смертью кинотеатра, в котором шёл новый американский фантастический боевик «Нападение‑2». Его завлекательную рекламу вторую неделю крутили по телевизору и, купив билет на ближайший сеанс, Сашка составил в зале компанию десятку пенсионеров, жиденькой стайке сбежавших с уроков школьников и парочке, которой было абсолютно всё равно, что за фильм, лишь бы свет скорее погасили. «Ладно,— думал он, глядя на титры, где не было ни одной знакомой фамилии актёра или продюсера.— В крайнем случае ещё раз разочаруюсь в американском кино…»

Выходя на улицу после фильма, Воронков был не просто разочарован, а откровенно зол — фильм оказался настолько «экологически чистым», что за время, потраченное на его просмотр, стоило бы приплачивать зрителям, а не брать за билеты с них. Против очередного киборга-психопата, захватившего ядерную ракету, на этот раз выступал случайно оказавшийся в гостях у дяди Сэма кагэбэшник по имени Пётр Сидорофф, и на протяжении всех полутора часов этот Сидорофф безграмотно стрелял в психопата из безграмотных муляжей «автоматов будущего» — когда первый из них появился на экране, Воронков не выдержал и расхохотался на весь зал, вызвав испуганное движение на заднем ряду, где обосновались влюблённые.

Кроме этого, ничего интересного в фильме не было. Герой скучно бил террористу морду, засовывал врага в высоковольтные шкафы, сбрасывал его в чаны с кипящей кислотой и довершил победу сил добра, зажав голову злодея в патрон токарно-револьверного станка и включив мотор. Ракета, само собой, всё это время зловеще тикала, и лишь когда на приляпанном сбоку (чтобы зритель видел) крупном табло появились заветные цифры 00.00.01, Пётр Сидорофф выдернул проводок, хотя до того тысячу и один раз было повторено про хитроумную защиту взрывателя. А может быть, и пускателя — Сашка так и не понял, да и не хотел понимать.

С досадой вспоминая безвозвратно пропавшие время и деньги, Воронков ощущал себя примерно так же, как если бы его любезно накормили мылом с запахом шоколада, вынутым из красивой обёртки, на которой коварно обещался ещё и вкус. Тьфу! — и он действительно сплюнул на обочину. Вспомнился где-то слышанный стишок:

Когда прокат нам фильм плохой сбывает, Я до конца его смотрю любезно. Неинтересных фильмов не бывает. Ведь глупость тоже очень интересна![1]

Вот только последнее время «когда» постепенно превращается во «всегда». Так что запасы любезности здорово поистощились!

Налетевший порыв ветра бросил в лицо висящую в воздухе водяную пыль — подобие дождя продолжало методично пропитывать мокротой окружающий мир. Но идти домой Сашке всё равно не хотелось. Он поднял воротник, засунул руки поглубже в карманы, и ноги сами понесли его куда-то в сторону центра. Минут сорок он бесцельно шагал, по наитию сворачивая на перекрёстках и лениво поглядывая по сторонам.

Такие вот «спонтанные» прогулки Воронков давно уже открыл для себя, как неплохой способ восстановления душевного равновесия. Козя называл это мышечной медитацией — ну так ему лучше знать. Серёга сменил с десяток секций и групп мордобойно-зубодробительной направленности и, само собой, в каждой находился доморощенный гуру, направляющий духовное развитие учеников по очередному «пути истинному». Из этих наставлений Козя вынес богатые познания в дзен-хрен-терминологии, но в то же время укрепился в уверенности, что всё это ерунда, а главное вовремя рукой-ногой махнуть. Ну и попасть, естественно! Чему и учил теперь крепкомордую молодь, не забивая им мозги возвышенной туфтой, «таки имея с этого маленькую копейку денег». (Рыжий уверял, что так сказали бы в Одессе.)

Сашка некоторое время ходил к Серёге «в гости», помахаться в охотку, но года два назад через случайного знакомого прилепился к другой группе, одной из малораспространённых пластичных школ ушу. Занятия вёл невысокий мужичок, который, несмотря на всю свою невзрачность, бегал по стене как муха, прыгал как кенгуру и с завязанными глазами шутя уворачивался от трёх самодельных мечей в руках у не самых бестолковых ребят.

В отличие от Козиных «гуру», этот мужичок никогда и никого не заставлял сидеть в позе вянущего лотоса или рожающей обезьяны. Однако ясно ощущаемый в нём самом «второй план» заставлял Воронкова с куда большим уважением относиться к «совершенствованию духа», нежели любые нравоучения.

Конечно же, невзрачный мужичонка всё же что-то такое исподволь передавал своим ученикам, но всякого рода «инкарнациями» и «трансцендентальностями» свою речь не засорял. А когда Воронков спросил насчёт «мышечной медитации», то услышал в ответ спокойное:

— Тебе обязательно нужно, чтобы всё на свете называлось каким-то словом? Если да, то называй — но пусть это будут твои слова. Разве ты должен спрашивать разрешения у меня?

Сашка тогда смутился и отошёл. А прогулки «от фонаря до ужина» всё же привык про себя называть Козиным выражением.


Продолжая попытки убить время, а заодно и свои тревоги, Воронков перешёл очередную улицу и, ни о чём особенно не думая, свернул в арку. Обычно такие арки вели в проходные дворы, но оказалось, что эта направила Сашку прямиком в тупик: длинный прямоугольник, окружённый тремя стенами домов разных времён постройки, но одинаково обшарпанными. Четвёртую сторону двора перекрывала шеренга самодельных гаражей, общий жестяной фасад которых украшала надпись, выведенная аршинными буквами: «Убрать до 1 января 1990 года!».

Воронков хмыкнул: гаражи не только никто и не подумал убирать — их владельцы поленились даже стереть грозную надпись. Дополнял картину «Запорожец», без колёс, но с горделивой наклейкой «Феррари Гран При» на треснутом лобовом стекле.

Ничем другим двор не отличался от сотен себе подобных. Под ногами мусор, посередине — загадочное разлапистое сооружение из металлических штырей. Ну и, конечно, обитый клеёнкой стол с лавочками, привычное место общения мужского населения окружающих домов. За таким столом и козла забить и пивка принять — милое дело. А что дети рядом в песочнице копошатся — так пусть привыкают. Знакомятся с особенностями взрослой лексики.

Сейчас стол обсиживала компания весёлых тинэйджеров. Доносившиеся до Сашки фрагменты разговора не оставляли сомнений — прошло их нежное детство в этой песочнице или в какой другой, но преемственность поколений налицо. Больше никого во дворе не было, и молодёжь сразу начала коситься на Воронкова

Уже понимая, что забрёл сюда зря, Сашка деловито направился к первому попавшему на глаза подъезду и принялся изучать цифры на табличке.

«Интересно, а зачем я это делаю? — поинтересовался он сам у себя.— Мне же на этих сопляков, в общем-то, наплевать. Или дело в том, что мы все всегда стыдимся бесцельных поступков и пытаемся придумать хоть какую-то мотивацию… Хотя какое там „мы все“! Нечего свои личные комплексы приписывать всему человечеству!»

Он пожал плечами, повернулся — и тормознул на полушаге. Метрах в четырёх перед Воронковым стояли, преграждая путь, три лба. Непонятно, откуда они и взялись, если только не крались сзади на цыпочках. Собственно под определение «лба» подходил только один из парней, стоящий слева: жёлтая цепь на бычьей шее, кожаная куртка и полосатые спортивные штаны. Тот, что в центре, смотрел на мир через тёмные зеркальные очки и был затянут в тёмно-серую джинсу — этакий студент-спортсмен. Правый же — вообще чума! — вырядился в костюмчик с галстучком и платочком. Прямо жених перед подъездом загса.

Странное трио глядело на Сашку с недобрым интересом, и вдоль спины пробежал холодок — не страха, а омерзения, что ли. Чем-то знакомым повеяло от этого взгляда, и в другой ситуации Сашка даже попробовал бы вспомнить — чем. Но сейчас было не до этого.

Для пробы он шагнул в сторону. Дебил с «голдой» тоже сместился, готовый пресечь попытки к бегству. Всё было ясно, и Сашка несколько раз незаметно, но глубоко вздохнул, готовя организм к неожиданностям и одновременно успокаиваясь. Если они думают, что он будет суетиться, так это хрен. Пусть сами начинают, а мы посмотрим.

Троица словно услышала его мысли. Джинсовый выдвинулся вперёд, поправил очки и наконец сообщил:

— Привет!

— Привет,— предельно нейтрально ответил Сашка. «Интересно, сначала закурить попросят или сразу с „Гони десять копеек!“ начнут?»

В остальном он не сомневался: вряд ли эти парни хотят узнать, как пройти в библиотеку. Ну что ж, не зря только что свои и Козины занятия вспоминались! Предстояло дело в общем-то житейское, хотя и весьма неприятное. Чем кончится — тоже ещё вопрос. Рукопашной стычки Сашка не очень боялся, но мало ли что — вдруг у кого кастет или телескопическая дубинка. Эх, «Мангуста» бы сюда!

Джинсовый решил обойтись без вопроса про сигареты.

— А‑а…— протянул он, словно ничего другого не ожидал.— Я вижу, ты меня не рад видеть. Что ж так? Деньги брал — радовался, а отдавать — так сразу скучаем? Сейчас скажешь, что не видел меня ни разу, да? Во, ребят, видали?

— Нехорошо, братан,— веско встрял коренастый.

— Во-во. Ты в прятки играл, а счётчик тикал! — подхватил «студент».— Так что с тебя теперь в двойном размере. Или будешь спорить?

Сашка стоял молча. Этих трёх он видел впервые в жизни, хотя подобная ситуация была знакома. Но тогда, после катастрофы, он хоть знал, почему и за что его «поставили на бабки»!

На Воронкова накатила секундная волна воспоминаний. С гибелью родителей он «поплыл», словно боксёр, пропустивший удар и беззащитный перед следующим. Он мало чего понимал из того, что внушительно ему говорит узколобый жлоб, завалившийся к Сашке на второй день после похорон. Он слушал полупонятные слова о каких-то «базарах», «разборках», «отбойках», «конкретных пацанах», а видел перед собой только щетинистую харю под узким лбом. И казалось, что на этом лбу крупно и понятно написано, что, кроме своих тупых и сиюминутных шкурных интересов, эта харя ничего и никогда знать не будет, и что бесполезно ей что-то объяснять, о чём-то просить…

Уже значительно позже Сашка понял, что обошлись с ним в общем-то «по-божески», сняв денег лишь вдвое против убытка. До него доходили слухи про подобные истории, кончавшиеся значительно хуже. Но от этого чувства Воронкова теплее не стали — его до сих пор передёргивало, когда по телевизору начинали гнать очередной домодельный мафиозный боевик. Сразу вспоминалось: на стене фотография в чёрной рамке, а развалившийся под ней на диване жлоб изрекает нарочито добродушным голосом: «Короче: кота за яйца не тяни. Чтоб до конца недели я был доволен. Понял, нет?»


Зря этот кожаный ублюдок вырядился жалкой пародией на тех, настоящих бандитов, которые тогда стояли поодаль, лениво поигрывая ключами от машин, пока Сашка отсчитывал жлобу деньги. Очень зря. Если чего-то и не хватало Воронкову для того, чтобы по-настоящему настроиться на бой, то именно такого вот золотоносца с короткой стрижкой! И чем дольше Сашка видел перед собой этого недобандита, тем сильнее накатывала на него злость — хорошая холодная злость, способная при известной подготовке творить мелкие чудеса в особо крупных размерах.

Впрочем, это не мешало работать сознанию.

«Всё-таки — это простой гоп-стоп на удачу, или меня трясут прицельно? А если прицельно, то кто и зачем? Один против команды и так-то пляшет плохо, и совсем не пляшет, если на личность срисовали! — быстро летели мысли.— А как узнать? Придётся качнуть дурку пацанам!»

Сашка постарался улыбнуться как можно дружелюбнее и глупее, словно идиот, до сих пор верящий в людскую справедливость.

— Слушай, друг, да ты меня спутал с кем-то, наверное! Давай проверим: если, по-твоему, я у тебя долгов набрал, так скажи хоть, как меня зовут?

Джинсовый подался вперёд, и Сашка разглядел в его очках отражение своего лица.

— Ну ты ва‑аще даёшь! Может, ещё и за паспортом сбегать попросишься? Да мне на твои ксивы накласть с прибором. Хотел я по-хорошему с тобой, но ты меня утомил…— очки участливо качнулись.— Будем по-плохому. Ребята!

Двое решительно двинулись вперёд, заходя с флангов.

— Погодите, погодите! — Сашка примирительно выставил перед собой ладони.— Ну давайте спокойно всё обсудим…

«Так. Значит они меня не знают! Либо наглы до изумления, либо у меня завёлся двойник с дурной привычкой не платить долги. И то и другое по меньшей мере странно!» И в этот миг время, отпущенное Воронковым самому себе на мысли и разговоры, кончилось.


Он резко выдохнул и так же, рывком, вошёл в работу. Одновременно с этим, может на долю секунды раньше, очкастый, сделав ещё полшага, без затей решил шарахнуть «должника» ногой в голову. Чего-то подобного Сашка и ожидал, даром что «студент» был упакован в тесные джинсы. А что ему, дылде, ноги длинные, никто ещё не укорачивал, вот и машет себе…

Земля будто сама толкнула в подошвы, и Воронков мгновенно оказался рядом с очкастым и влился в его движение. Примирительно (Ха!) вытянутые руки мягко принимают мощно, но уж больно размашисто идущую по дуге вражью ногу. Колени пружинят, правая ступня скользит по земле. Плечо идёт под бедро. Слитно! Вход в пируэт, рывок!

Воронков распрямился, и клиент, не успев ничего понять, отправился в полёт. А к ним уже, оскалясь, нацеленно рванулся крепыш в кожанке. Продолжая пируэт, Сашка сложился в поясе и, оттолкнувшись ладонью от земли, хлёстом послал свою левую ногу ему навстречу. Вектор силы шёл по диагонали от руки, и бандитообразный нарвался. Так нарвался, что отдалось в пятке и в плече, и стало ясно, что добавка вряд ли потребуется.

Крепыш ещё рушился, а Сашка, распрямившись, как пружина, прыгнул к последнему участнику инцидента. Вьюнош бледный со взором горящим, облачённый как на свадьбу, отшатнулся с похвальной резвостью. Шустрый, слов нет! Небось гадает, что это за капоэйра[2] такая… А вот и ошибочка ваша, капоэйра тут ни при чем. Бразильские негры, конечно, народ симпатичный, но не только они фишку секут!

Сашка быстро пошёл на сближение. До сих пор «жених» практически не принимал участия ни в разговоре, ни в сшибке. Этакий тихоня… Только вот глаза у него неподвижные и словно бы не свои, а вставленные от школьного анатомического муляжа. Дохляк-садист небось, из тех, которые кошек мучают. Напоследок дать ему по башке и забыть. Про весь дурацкий случай забыть — настоящие знающие люди вообще не дерутся, от них не исходит ни страха, ни агрессии. А если к тебе привязались, значит у тебя проблемы с личной силой…


Ого! — Воронков чуть не воскликнул вслух от удивления. В руках у «жениха» сверкнул и затанцевал узкий клинок — в тихом омуте водились-таки черти!

Нож крест-накрест молниеносно перечеркнул воздух перед самым лицом. Пугаться не было времени — выпад шёл в живот и сразу выше, в грудь или в горло. Но какие пустые у него глаза…

Сашка округом корпуса ушёл с линии атаки, одновременно кистевым шлепком полуотбив, полуотдёрнув руку с ножом мимо себя. Нападающий провалился, теряя равновесие, и Воронков, подныривая, ударил его кулаком в пах. Силой удара тихоню согнуло пополам, и Сашка, не теряя темпа, врезал ему сбоку локтём по шее, за волосы запрокинул голову назад, затылком на колено и, рискнув выпустить руку с ножом, добавил вдогон ребром ладони в переносицу.

В ней что-то хрустнуло, и «жених» лёг, моментально залившись зеленоватой бледностью, а Сашка остался стоять над ним, ощущая смесь кровожадного азарта с отвращением и желанием, чтобы всё поскорее закончилось. Однажды ему довелось убить палкой крысу — та оказалась живучей и никак не хотела умирать. Она визжала, дёргалась, а Сашка бил её и бил, испытывая примерно такие же чувства…

Он огляделся. Так, молодёжь в восторге — разве что не аплодируют. «Студент», крепко приложенный хребтиной о стенку у подъезда, культурно отдыхает. Очки, правда, потерял, и теперь видны белки его закатившихся глаз. Кожаный крепыш копошится на мокром асфальте, пытаясь то ли встать, то ли просто собрать в одно целое фрагменты окровавленной физиономии. Левая нога до сих пор гудит — похоже, самые большие проблемы у недобандита будут с челюстью. В следующий раз подумает, прежде чем униформу «конкретного пацана» примерять.

— Нога бойцов разить устала, и пяткам пролетать мешала гора кровавых тел…— пробормотал Сашка, чуть склонившись и разглядывая нож. Занятная, однако, штучка! Ничего общего с дешёвой выкидушкой, которую можно ожидать увидеть в руке урода такого пошиба.

Он с профессиональным интересом вгляделся в изящный кинжал с узким, хищным клинком из синевато-блескучей стали с едва угадываемым узором, машинально отмечая про себя характерные черты: «Высокое центральное ребро жёсткости, двусторонняя бритвенная заточка — лезвия даже на вид очень острые! В сечении — ромб с вогнутыми сторонами. Тёмная, почти чёрная рукоятка, дерево или камень, но явно не пластик. Что там на ней? Ого!»

Тонкая резьба изображала неизвестного науке зверя, вставшего на дыбки. Чрезвычайно живая фигурка с чрезвычайно нехорошим выражением на морде. Пожалуй, подумаешь, прежде чем в руки взять — ещё цапнет…


Воронков всё же нагнулся, протянул руку к кинжалу — и тут же сквозь арку во двор ворвался звук взвывшей невдалеке на улице сирены. Мало ли по какому поводу подал голос «цементовоз», но Сашка тут же отпрянул от трофея. А вдруг это кто-то из жильцов, увидев в окно драку, не поленился набрать ноль-два?

Он быстро глянул в сторону подростков — а те ускоренным маршем меняли диспозицию. Часть трусила к подъездам, а несколько самых великовозрастных сыпались по короткой лестнице, ведущей в подвал. Реакции аборигенов стоило доверять. Подъезды не годились, и Сашка выбрал подвал.

Дверь в подземелье была широко распахнута, лицо окунулось в сырое тепло, а по макушке чиркнула здоровенная, мохнатая от пыли труба. Впереди раздавались торопливые шаги, и Воронков шёл, ориентируясь на этот звук, то и дело задевая ногами разный хлам. После очередного поворота посветлело, он прошёл через широкое подвальное помещение, куда серый свет проникал через амбразуры под потолком, и через минуту был уже на улице.

Отряхивая рукава и ощупывая треснувший под мышкой шов, Сашка зашагал по улице, постепенно приводя дыхание в порядок. Только теперь он заметил, что из-под пластыря, скрывающего следы щучьих укусов, противной струйкой сочится кровь — всё-таки здорово он приложил «жениха»! Или кожаного?

«Умотать бы отсюда на недельку… Что же творится-то, а? В пустом непроходном дворе нарыть на свою голову идиотский наезд — надо ж так подгадать! Чёрная полоса какая-то, сплошная непруха… А непруху надо ломать, как говорил Рыжий, валя четвёртую утку опять в болото, куда Джой лезть за добычей отказывался наотрез. Что ж, будем ломать… В моём случае — переходить дорогу на зелёный свет, уступать места престарелым и инвалидам, что там ещё? Ах да, мыть руки перед едой, пить кипячённую воду и не забывать волшебные слова „пожалуйста-спасибо“. М‑да, с такой жизнью недели не пройдёт — крылышки прорежутся!»


Но шутки шутками, а быть поосмотрительней всё же не мешало. В соответствии с этим решением, Воронков остановился перед пешеходной «зеброй», и как послушный школьник дождался зелёного света. Оценить его усилия, правда, было некому — на переходе был он один, да и приближающихся машин не наблюдалось.

Над ухом запиликал сигнал для слепых, Сашка не спеша двинулся через маленькую площадь. Дальнейшее произошло словно бы одновременно. Завизжали шины, слева накатился мощный гул мотора — тут что-то с дикой силой рвануло его за плечо. Земля ушла из-под ног, мир опрокинулся, косо крутанулся куда-то за спину светофорный столб. Какая-то тяжёлая, чёрная масса пронеслась совсем рядом, толкнув его душной волной спрессованного воздуха и обдав бензиновой вонью. И прежде чем асфальт вышиб из него дух, перед Сашкиными глазами мелькнула подобная моментальной фотографии картина: вставшая на дыбы улица, почему-то похожая на туннель, и проваливающаяся в него на бешеной скорости огромная чёрная машина. Зрачок уколол отразившийся от одной из её граней неожиданный солнечный луч, и тут же эта вспышка растворилась в фейерверке искр, посыпавшихся из глаз самостоятельно.

Удар был хорош! Воронков приложился основательно — и грудью, и мордой, и стену дома плечом зацепил. Полностью он не отключился, но несколько секунд пролежал в каком-то ошарашенном состоянии и лишь потом принялся подниматься, опираясь на левую руку — правую, судя по субъективным ощущениям, просто оторвало. Нет, слава богу, вот она, на месте. Болит только. И если бы она одна… Легче сказать, что не болит!

Сашка потрогал рукой лицо — ссадина чуть не в полщеки. Ладно, заживёт. Рукав оторвался почти напрочь, висит на трёх нитках. Это хуже, это надо потом сходить в ателье. А что, собственно, произошло-то? Похоже, что его чуть не задавило, но каким-то чёртом выкинуло из-под колёс. Или выдернуло — Воронков припомнил: да, был могучий рывок за плечо откуда-то со стороны тротуара.

«Кто же это меня так нежно, а? Улица как была пустой, так и есть…»

Держась за голову, он огляделся. Одна-единственная фигурка удалялась по тротуару лёгкой танцующей походкой. Стройная, вернее даже хрупкая девушка в ослепительно-белом брючном костюме. Ну не она же его швырнула на четыре метра как котёнка за шкирку — всё же восемьдесят кило с копейками!

А девушка неожиданно повернулась, плеснув волной длинных бледно-серебристых волос, какие бывают у альбиносов, сверкнули в улыбке — или усмешке? — между алых губ белейшие зубы, и она скрылась за углом, оставив после себя ощущение какой-то нереальности.

Сашка сплюнул. Мистика, блин! Мираж. Не может быть, чтобы это она его вытащила, как не может быть в этот серый и промозглый день такого чистого белого цвета.


Ближайшим местом, где можно было почиститься и привести себя в порядок, оказался автовокзал, и Сашка направился туда. Дежурный сержант милиции с профессиональным вниманием глянул на вошедшего в кассовый зал гражданина — грязного, в порванной куртке, с ободранным лицом и со следами крови на руке. Воронков представлял несомненный интерес для блюстителя закона. Однако видя, что человек идёт вполне трезвой походкой и явно направляется к туалету, сержант решил повременить с задержанием, поняв, что это не нарушитель, а уж скорее потерпевший. Но лезть выяснять, что случилось, милиционер тоже не стал: коли этому малому нужна помощь, то сам подойдёт, а не подойдёт — так оно и спокойнее.


Горячей воды не оказалось, но она Воронкову была и не очень-то нужна. Синяки, ссадины и кровь, просочившуюся из-под пластыря он смочил и оттёр холодной, потом той же холодной водой попросту умылся и, осмотрев куртку внимательно, понял, что на самом деле зашить её будет несложно.

«Не так уж всё и плохо…» — заставил он себя усмехнуться, плеская бодрящую водичку на лицо. Но возбуждение уже прошло, рука, за которую его выдёргивали из-под колёс чёрной машины, болела всё сильнее, и ощущение того, что начиная со вчерашнего вечера всё идёт как-то наперекосяк, не проходило. Дурацкая драка и не менее дурацкая история со спасительницей-блондинкой, то ли реально мелькнувшей рядом, то ли привидевшейся, вместо полагающихся кругов в глазах, всего лишь были продолжением неудач, начавшихся вчера после смены. Словно город, тайную сущность которого Сашка раскрыл своими размышлениями за пишущей машинкой, начал мстить своему разоблачителю.

«Ну вот и объяснение придумал, прямо хоть ещё один идиотский фильм снимай! Или роман фантастический пиши — не хуже любого другого, кстати, выйдет… Но коли так,— раздумывал Сашка поднимаясь обратно в зал,— коли так, то надо из города сбежать. Например, в Прибрежное, к дяде Сене, мол, про Джоя рассказать. Хотя с дядей Сеней просто: ноль семь портвешка прихватил — и никакого другого предлога не надо! Посидим до вечерка, а там и домой. Или у него заночую, тоже идея не плоха. А псина перетерпит вечерок, ничего с ней не сделается. Хотя, если бы дело шло в романе, то город бы меня просто не выпустил. Только ребятам рассказывать не надо — Рыжий со смеху ведь и помереть может…»


Помер бы Рыжий от смеха или нет, осталось неизвестным, но Сашке вскоре стало точно не до смеха: добраться до Прибрежного действительно не удалось. Молодцевато выглядящий «Икарус» на деле оказался сущим рыдваном и, кое-как дотащившись до выезда из города, сдох окончательно. Водитель мрачно бросил что-то про форсунки и пошёл ковыряться в моторе, а немногочисленные пассажиры направились к кирпичному павильончику остановки, рассчитывая уехать следующим (и последним на сегодня) рейсом. Воронков поглядел на расписание и, решив, что время ещё есть, попробовал остановить попутку, но все, кому бы он ни махнул рукой, лишь прибавляли газу. Единственным, кто притормозил, был совсем молодой паренёк на драном «Москвиче», который с важным видом запросил столько, что Воронков не выдержал и популярно объяснил юноше, куда ему стоит отправиться с такими амбициями. Паренёк, не дослушав, сам послал Воронкова примерно туда же и попытался гордо рвануть с места, но «Москвич» дёрнулся, захлебнулся и заглох.

Сашка злорадно ухмыльнулся и, отвернувшись от незадачливого «бомбилы», увидел, как приехавший на пять минут раньше расписания последний автобус закрывает двери и отчаливает от остановки.

— Не понос, так золотуха! — окончательно обозлился Воронков, безрезультатно махнул рукой ещё паре-тройке грузовиков, сплюнул на щебёнку обочины и, не глядя по сторонам, перешёл на другую сторону дороги. Несмотря на близящийся вечер и явственно видные на лице следы драки, первый же трейлер, который проезжал рядом, остановился, и водитель чуть ли не сам первый начал упрашивать поехать с ним — показать дорогу к какому-то магазину, которого Сашка не помнил, но улицу знал, благо от неё до дома было пешком не больше получаса.

Но оказалось, что тот путь, который он был готов показать водиле, не годится: каждый раз, пытаясь повернуть с объездной дороги в сторону городских кварталов, они натыкались на знак, запрещающий движение грузового транспорта. Когда же взбешённый водитель плюнул на всё и поехал под знак, оказалось, что хорошо знакомый Воронкову район уже позади и ему пришлось вылезать из кабины и спрашивать дорогу. По ходу дела их три раза останавливали гаишники и, как водитель ни размахивал накладными, два из трёх патрулей у него отобрали по десятке под предлогом: «За что? Хочешь, сейчас найдём, за что?!»

В конце концов вышло так, что когда наконец искомый магазин засиял впереди своими огнями, водитель глянул на тёмное небо, на часы и зло произнёс, вставляя через каждое слово энергичные междометия:

— Через пять минут закроется. Кто меня теперь разгружать будет? Лишний день теряю! Ты, парень, не виноват конечно, но чтоб я ещё раз в вашу дурную деревню поехал! Хуже здешних гаишников только ростовские!

В другой раз Сашка бы обиделся, но сейчас он и сам не питал тёплых чувств ни к городу, ни к гаишникам, да и вообще ни к чему на свете, включая и себя самого. Это ж надо было так умудриться — весь день коту под хвост ушёл. И ещё придумывает что-то, город, мол, не выпускает, таинственные события… Уж коли сам дурак, так нечего и оправдания сочинять.


Дальше, за магазином, в дверях которого действительно уже стояла тётка в грязно-белом халате, не пускающая новых покупателей, тускло светилась вывеска: «К_фе I_OMAI_KA» — у букв «а», «Р» и «Ш» не горела часть неоновых трубочек, и от этого банальное название приобрело иностранную загадочность. Вспомнив, что с утра он так ничего и не ел, Воронков немного поколебался, а затем всё-таки повернул к забегаловке.

Интерьер «Иомаики» оказался под стать вывеске — грязный пол, сальные столики, запоздалые посетители что-то ели, не снимая тарелок с алюминиевых подносов. В углу пятеро мужичков шумно допивали вторую бутылку водки, а первая, уже пустая, стояла у ножки столика.

В меню красовались завлекательные названия типа: «шницель по-венски», «салат пикантный», но то, что оказалось в тарелке, походило на пристойную еду не больше, чем сама «Иомаика» на парижский ресторан. Запах, идущий от «шницеля», уже говорил сам за себя, а когда Сашка попытался откусить от него кусок, то из-под серо-коричневой корки на тарелку высыпались подгорелые макароны вперемешку с зеленоватым фаршем, в котором красовалась четвертинка луковичной «попки» с непромытыми корешками. Издёрганные за день нервы не выдержали.

— Что за говно здесь дают! — с ненавистью выкрикнул он в сторону стойки и швырнул вилку в тарелку с такой силой, что разведённый из картофельного порошка «гарнир» полетел во все стороны брызгами (немалая часть их досталась многострадальной куртке самого Воронкова).

Он, не отодвигаясь, резко встал, и хилая табуретка отлетела назад, бренча и кувыркаясь. Хотелось ещё что-нибудь крикнуть, а может быть, и пойти на кухню, найти повара, запихать ему в глотку десяток-другой этих шницелей…

— Эт‑та верна. А ещё, суки, стаканы немытые подсунули,— дружелюбно прокомментировал выступление Воронкова полутрезвый голос из пьющей компании, и Сашка вдруг увидел себя со стороны: рваного, с побитой рожей, устраивающего скандал в грязной забегаловке…

Он повернулся и вышел, не обращая внимания на раздатчицу, начинающую визгливый монолог: «Ах ты, бомжатина, сейчас тебя милиция…»


Домой, домой! Хватит! Там в холодильнике есть какая-никакая жратва, а истомившийся Джой будет вилять хвостом и лезть целоваться. А потом, чтобы забыть всю сегодняшнюю дребедень, можно сесть на телефон и выписать на вечерок Ленку. Или Ирку, она, вроде, ближе живёт, или… А впрочем, без разницы.

С некоторых пор отношения Сашки с противоположным полом носили характер заведомо простой и взаимоудовлетворительный. Ему за глаза хватило того памятного периода жизни, когда полгода имя Анжела казалось самым прекрасным в мире, а следующие шесть месяцев он сам напрашивался на дальние и нудные командировки, лишь бы поменьше ходить по знакомым улицам. И поменьше вспоминать о периоде счастливого добровольного помешательства, которое закончилось так просто и так паршиво…

Зато теперь — как прививку получил. И оказалось, что можно жить и получать удовольствие от жизни гораздо проще и дешевле. Сашка вспомнил пару-тройку эпизодов «получения удовольствия от жизни» и первый раз последние несколько часов улыбнулся. Не так всё и плохо!

Надо только прикупить кой-чего по дороге… На память пришёл круглосуточный ларёк у остановки рядом с домом. Там как раз подходящий ассортимент — выберем какой ни на есть кексик и бутылочку ликёра наименее ядовитого цвета. Дрянь, конечно, химия, ну а куда деваться? Не те доходы, чтобы носом крутить.


Заманчивые планы вечера настойчиво требовали скорейшей реализации, и Воронков без раздумий свернул в переулок, срезая дорогу. Темновато конечно… Да пошла она на фиг, вся это бредятина! Не хватало ещё начать темноты бояться!!!

Насвистывая про трын-траву и зайцев, он ускорил шаги. Переулок был длинный и кривой, вскоре начались разнообразные закутки с закоулками, в которые Сашка никогда не заглядывал, хотя ходил здесь сотни раз. Вот привычно пахнуло жратвой — сюда выходят задворки ресторанчика — «Апеннины» так он называется, что ли? Заведеньице не из бедных — хоть и задний двор, а вокруг ажурная загородка, гроздья светящихся шаров на столбах. А запах… Китайская лапша так не пахнет!

Сашка сглотнул слюну и заторопился ещё больше, оставляя за спиной этот уголок почти что европейской культуры. Благополучную внешность нарушал только бомж, роющийся в аккуратных пластиковых баках. Грязный и какой-то особенно нечёсанный, он оторвался от своего занятия и проводил прохожего долгим взглядом. Сашка даже спиной почувствовал этот взгляд, но подавил желание обернуться. Ещё привяжется, и опять какая-нибудь пакость начнётся. А так — вот поворот, и ощущение неприятного внимания пропало, словно отрубленное стеной дома.

Теперь переулок петлял между домами, освещённый разве отблесками света из окон квартир, владельцы которых ещё не обзавелись плотными шторами. Таких было немного, а фонари в этих местах повывелись ещё два года назад. Воронков передёрнул плечами — как бы в лужу не вляпаться! Впрочем, уже недалеко — вон уже показался тёмный и мрачный куб поликлиники, за ним будет поворот, ещё метров сто по прямой, а там и проспект, от которого до дома рукой подать.

С трудом разглядев очередное разливанное море глубиной по щиколотку, Сашка нацелился перемахнуть и через него, но тут его словно приморозило к месту, он так и замер с поднятой ногой. Вокруг возникла и сотрясла мир тягучая дрожь, которую он ощутил всем телом, и почему-то в мозгу возникла аналогия — суслик, на которого упала тень ястреба. «Пусть боимся мы волка и сову» застряло в горле, перехваченном спазмом страха. Мелко звякнули окна в окружающих домах, и тут же всё заглушил гулкий скрежет, обрушившийся со всех сторон. Захотелось втянуть голову в плечи или забиться в какую-нибудь щель…

«Ну вот и началось…» — промелькнула у Воронкова мысль. Он быстро огляделся по сторонам и лишь потом, глянув вниз, понял, что всё-таки встал ногой в лужу. Вокруг было тихо.

«Шалят нервишки-то? — подбодрил здравый смысл.— Ничего удивительного — после такого-то дня. А надо воспринимать всё проще: мало ли в городе звуков разных бывает? Вот так, сглотнуть этот противный комок, восстановить дыхание и марш вперёд. Почему стоим? Стыдно, товарищ лейтенант запаса!»

Чёрта с два стыдно! Страх прочно угнездился где-то в спинном мозге, а тот знал толк в простых инстинктах и в гробу видал все логические построения. «Сматываемся отсюда»,— властно приказал инстинкт, и Сашка с ним спорить не стал. Сматываться так сматываться, но только не с глазами по семь копеек и криком «Караул!», а спокойно и деловито…

Осторожно ступая, он выбрался из лужи, мягко двинулся вперёд и, тут же вздрогнув, снова замер, заметив краем глаза какое-то движение. Что-то, что было на миллионы лет старше самого первого человека, заставило его снова застыть и всмотреться в темноту до рези в глазах.


Где-то за первым из двух домов, тех, что слева, горела одинокая лампа. То ли фонарь перед подъездом, то ли ещё что-то такое. Его тусклый желтоватый свет выплёскивался через проход на улицу, и, косо отрезанный углом дома, он делил маленький кусочек пространства на две части.

Справа лежала освещённая реальность. Материальная и обычная: стена, грязный асфальт, узкая полоска земли, два кустика на ней, в ветвях одного из них запутался рваный полиэтиленовый пакет.

Слева была тьма. Чужая и опасная. И в ней что-то шевелилось.

«Собачка погулять вышла…» — пискнул здравый смысл и тут же заглох. Слишком уж глубокой была тень, слишком уж большим было то, что шевелилось там. Не в силах оторвать взгляда, пойманный в ловушку ощущением кошмарного сна, Воронков смотрел в эту темень и видел, как из бездонной черноты выступает Нечто. Оно появилось на границе света и тьмы, сгустилось, обрело чёткие формы. Забыв дышать, Сашка не понимал, что он видит. Здравый смысл заставлял мозг сосредоточиваться на деталях, не желая воспринимать всё в целом, но контуры вдруг как-то враз и окончательно слились, не допуская никакого другого толкования.

Более чёрный, чем тень, что его породила, перед Воронковым высился всадник. Не просто всадник — излучающий угрозу и зло Чёрный Рыцарь в диковинных доспехах. Поняв, что росту в самом всаднике за два с половиной метра, и конь тоже соответствующий, если только это конь, Сашка содрогнулся и почувствовал, как коротко стриженые волосы зашевелились на голове.

«Таких всадников не бывает!» — заорал вконец спятивший здравый смысл.

«И доспехов таких не бывает», — самодовольно добавила эрудиция, обычно помогавшая Воронкову с лёгкостью отличить готический доспех от максимилиановского, а шлем «салад» от «армэ».


Копьё в правой руке рыцаря, только что уходившее вверх, в темноту, начало медленно опускаться. Оно проткнуло кокон темноты, и его лоснящееся гранёное жало мёртво заблестело в желтоватом свете. Отсвет, скользнув по копью до конца, замер холодным алмазным огоньком на острие, и Сашке показалось, что оно нацелено ему прямо в переносицу.

«Не может быть, не может быть, не может быть…» — глухо колотилось сердце. А всадник, кажется, шевельнулся, чуть тронув поводья, и конь, который не был конём, шагнул вперёд. Шагнул вперёд и остался на месте! Всё замерло вокруг, лишь его передние ноги плыли в воздухе, не касаясь земли, — Сашка видел это ясно, до мельчайших подробностей. Вот они снова мелькнули в грациозном переборе, уже ближе к асфальту, вот ещё раз, и…

Первый хлёсткий удар разломил тишину. Всадник двинулся вперёд.

Сашку накрыло ужасом, и он вдруг понял, что бежит. Бежит, едва касаясь ногами земли и боясь оглянуться. Ничто не жило вокруг. Мир неожиданно умер, даже тучи над головой остановились, лишь с хрустом били копыта за спиной, всё чаще и чаще. Сердце в груди не билось, а бешено трепыхалось, грозя разорваться вместе с лёгкими, а тяжёлый скок грозно накатывался, приближался, подхлёстывал!

Ритм ударов всё убыстрялся, и вот он уже слился в глухой грохот, к которому прибавлялся голодный рёв «коня». Сашка с отчаянием почувствовал, что его настигают, что гранённое острие всё ближе и вот-вот ударит между лопаток. Вот, вот, сейчас… Нет!


И вдруг переулок кончился. Сашка вылетел на свет. Повинуясь всё тем же древним инстинктам, он сразу метнулся в сторону, прижался к стене — и тут же с грохотом и рёвом пронёсся мимо огромный, облитый чёрным лаковым сиянием мотоцикл с седоком в глухом шлеме с затемнённым стеклом. С тем самым грохотом и рёвом…

Вместо вони выхлопных газов мотоцикл оставил после себя странное, лёгкое и даже нежное морозное дуновение, мелькнул непомерно широким задним колесом и исчез в дорожном потоке.

Наваждение схлынуло. Однако Воронков ещё долго бы стоял так, не в силах двинуться с места, если б его не толкнули плечом. Прохожий нетвёрдо поплёлся дальше, унося с собою мутный аромат перегара и бормотание по поводу «баранов», которые «стоят на проходе, как козлы, людям прохода нет…», а Сашка почти так же нетвёрдо побрёл домой, и более-менее пришёл в себя только в подъезде. Само собой, что ликёр он покупать не стал, да и вообще напрочь забыл о своих планах «психологической разгрузки».


…На этот раз кнопка горела красным. Сашка не стал ждать, пока огонёк погаснет — что-то ему подсказывало, что для него — и именно для него, а не для кого-то другого — лифт простоит занятым хоть до завтрашнего утра. Даже не пытаясь выяснять, кто и на каком этаже забыл захлопнуть дверь, Сашка протопал по лестнице наверх и полез за ключами, не думая ни о чём, кроме того, что сейчас можно будет завалиться спать, а завтра будет завтра. Может быть, завтра кто-то другой будет постоянно попадать в неприятности, созерцать белых дам и бегать от чёрных рыцарей. И пусть этот кто-то другой и выпутывается, а он, Воронков, свою вахту по привлечению всяческих бед на себя отстоял.

За дверью радостно залаял Джой и, не успел Сашка войти, как пёс уже оказался на лестнице, всем своим видом демонстрируя готовность идти хоть на край света. То есть на край света, конечно, если желание хозяина будет, но вот на «бульвар» — это «вынь, да положь»!

Хлопнув в сердцах дверью так, что с косяка посыпалась пыль, Воронков нехотя пошёл опять вниз, проклиная всё на свете, с отвращением чувствуя, как в душе шевелится позорный страх перед улицей, накопившийся за день и вечер. Но привычный маршрут до места выгула, знакомые собаки, носящиеся между деревьев-прутиков, не преподнесли никаких сюрпризов. Более того, эта вечерняя прогулка немного успокоила Сашку, да и Джой, почуяв, что с хозяином творится что-то не то, изредка подбегал к нему, заглядывал в глаза и ободряюще полубурчал-полугавкал, а потом снова принимался гоняться за спаниелькой из соседнего дома.

Ничего не случилось и на обратном пути, а на лифт Сашка уже и внимание перестал обращать. «И вообще,— успокаивал он себя, вновь возясь с заедающим замком и сдерживаясь, чтобы не броситься вышибать дверь.— Это у нас его построили неизвестно с какой радости, а сколько стоит обычных пятиэтажек?! И ничего, живут же люди без лифта…»

Он вошёл в квартиру, глянул на кухню и добавил вслух:

— И без кукол заварочных тоже живут! Джой, твоя ведь работа, а?

Пёс процокал когтями по паркету, понюхал разбросанные по всей кухне и коридорчику разодранные тряпки и презрительно фыркнул. Наверное, это надо было перевести так: «А то чья же?»

— Ну и ладно. Всё равно она была некрасивая.— Сашка мрачно глянул на останки и пошёл за веником. Несмотря на то, что у него с утра мелькала мысль устроить с этой глядящей куклой нечто подобное, поступок Джоя его не так уж и обрадовал. Мало ли — вдруг в следующий раз собака решит сотворить то же самое с его единственным костюмом?

Чтобы тот не подумал, что его поощряют, Воронков выждал полчаса, прежде чем залезть в холодильник и выдать псу вечерний паёк. За это время себе он поджарил пару кусков злополучной щуки и, расправившись с ней, пошёл в комнату, к телевизору. Несмотря на то, что вечерняя прогулка обошлась без приключений, Сашка продолжал чувствовать себя усталым и в то же время взвинченным — когда у соседей на площадке хлопнула дверь, он, сам не ожидая от себя такой прыти, отскочил к стене и прижался к ней, словно ожидая выстрелов.

Джой, почувствовав страх хозяина, вскочил на ноги с подстилки и оскалил зубы в сторону той же двери.

— Нет, нет, не надо…— успокоил его Сашка, но сам спокойнее не стал. Хрен с ними, с фантастическими гипотезами, но задавить сегодня его пытались на самом деле! И рокер этот, козёл на чёрном скакуне, блин, тоже гнался именно за ним!

«Что от меня надо, кому? Долгов за мной не висит, за того „мерина“ я рассчитался полностью. „Гопота“ в глухом дворе скорее всего ловила абы какого лоха, а я случайно попался. Всё хорошо, всё спокойно…»

На чердаке взвыл мотор лифта, медленно и деловито наматывая трос, и с каждым оборотом Сашке становилось всё более и более нехорошо и неспокойно. И он не выдержал — присел на корточки, сунул руку под диван и, медленно проведя ею по изнанке пружинной подушки, нащупал подвешенный на резиночках новый пистолет, а потом, чуть дальше и один магазин для него: одиннадцать патронов, снаряжённых простыми свинцовыми пулями, заготовленными для окончательной пристрелки.


Как и вчера, ощущение уверенной силы заряженного орудия в руках привело чувства Воронкова в относительный порядок. Немного расслабившись, он осторожно присел на диван и заставил себя уставиться на экран. Шло какое-то ток-шоу: ведущий задавал гостю идиотские вопросы, со счастливой улыбкой выслушивал не менее идиотские ответы, а зрители, видимо взятые напрокат из сумасшедшего дома, восторженно орали и аплодировали безо всякой связи с происходящим.

Сашке не было никакого дела до этого шоу, но он старательно сидел и смотрел, пытаясь понять смысл передачи. Однако он оказался либо слишком тонок и к пониманию средних умов недоступен, либо этого смысла вовсе не было, и Воронков, уставший от бесплодных попыток догадаться, в чём там дело, даже обрадовался, когда на экране появилась заставка рекламного блока.

«Блендамет», от которого яйца крепче, «милки-вей», который всегда поверху плавает… А вот ролика с таким началом Сашка ещё ни разу не видел! Экран потемнел, и из чёрной глубины навстречу зрителю неторопливо всплывал глаз. Просто большой глаз, очень похожий на человеческий, но в то же время явно чужой… Вот он занял весь экран, и теперь, наверное, бодрый голос объявит о каких-нибудь каплях?

Но никаких звуков из динамиков телевизора не раздалось. Шар глаза чуть-чуть покачивался на экране вправо-влево, и Воронков поймал себя на том, что сам начинает покачиваться в том же ритме. Ну, это уже слишком! Он попытался вскочить, но ноги словно превратились в безвольные протезы. Не понимая, что происходит, Сашка попробовал двинуть рукой — точно такое же ощущение. Словно нервные импульсы от мозга к телу терялись где-то по дороге, да и сам мозг тоже…

Вместо злости или хотя бы испуга Воронковым всё сильнее и сильнее овладевали сонливость и апатия, причём было это вовсе не страшно, а даже приятно. Покойно и хорошо было смотреть на этот глаз и покачиваться вместе с ним вправо-влево, вправо-влево, всё замечательно, всё прекрасно…

Трескучий звук удара распахнувшейся под порывом ветра форточки и звон посыпавшегося стекла вывели Сашку из транса. Вместе с ветром в комнату ворвался резкий, острый запах, который не хуже нашатыря довершил дело — к мыслям вернулась прежняя ясность. Глаз на экране остановил свои движения и недобро прищурился так, что Воронков сразу же вспомнил: точно такое же выражение было у тряпичной куклы, когда та в первый раз посмотрела на него с чайника. Не думая, что он делает и что за этим последует, Сашка через силу поднял оружие и нажал на курок.

Руку с пистолетом подбросило чуть ли не выше головы — расслабленные мышцы не сумели сдержать силу отдачи, но своё дело выстрел сделал: сквозь звон в ушах Сашка расслышал новый звон осыпающегося стекла, теперь уже из разбитого кинескопа, а ещё от изуродованного телевизора до него донёсся звук, напоминающий короткий, утробный и глухой стон.

Воронков ещё раз попытался подняться на ноги и теперь ему это сделать удалось, правда со второй попытки. Из разбитого телевизора, оттуда, где был экран, на лакированную поверхность тумбочки стекала тягучая жидкость, которая могла бы сойти за мёд, если бы мёд мог быть пронизан тонкими струйками фиолетового и ярко-зелёного цвета.

— Гад‑дость…— Сашку передёрнуло, и он брезгливо отошёл назад, добавив с кривой улыбкой:

— По крайней мере видно, что я с ума не сошёл… А то сидел бы и гадал — что ж такое приснилось, что в ящик палить начал?

Доказательство нормальности Воронкова продолжало медленно собираться лужей на полу, аккурат рядом с пятном, оставленным протечкой. «Как бы Джой не вляпался…» — обеспокоено подумал он и обернулся к подстилке. Джой лежал с открытыми глазами, ничего не видя и ничего не слыша, покачивая головой в знакомом ритме. Сашка охнул, кинулся к собаке и принялся тормошить её, дёргать за уши, но пёс оставался словно под действием наркотика. Тогда он в панике схватил Джоя за роскошную гриву на шее, волоком перетащил в ванную и, перевалив собаку через край прямо на замоченные с утра джинсы, включил холодную воду.

Первые несколько секунд колли не реагировал, но потом завизжал так, словно из него живьём делали шапку, и рванулся прочь.

Сашка не стал его удерживать под краном, но и из ванной выпускать не стал.

— Сидеть, дурень! А ну, кому сказал! — строго прикрикнул он, и Джой, обиженно поскуливая, послушно уселся на ванный коврик, а Воронков отправился наводить порядок.


За это короткое время запах пороха в комнате уже почти рассеялся, да и тот, другой, резкий, но приятный, почти перестал ощущаться. Жижа — останки глаза — собралась на полу аккуратным овалом, а на пластмассе продырявленного телевизора и на полировке тумбочки от неё остались матовые следы, словно по ним провели мелкой шкуркой.

«Вот ведь дрянь,— подумал Воронков.— Так ведь может и пол разъесть…» — почему-то опасения за сохранность паркета оказались для него сейчас на первом плане, а мысли о том, чем было всё происшедшее и почему оно было именно здесь, как-то не особенно и волновали. То есть, волновали, конечно, но в мозгу как будто сработал предохранитель, защищающий его от окончательного срыва и перенаправляющий внимание на что-либо привычное и объяснимое. Нацепив резиновые перчатки и собирая жижу тряпкой на швабре — даже защищёнными руками дотрагиваться до неё не хотелось, — Сашка не столько поражался её невероятному происхождению, сколько раздумывал над тем, цел ли пол и можно ли будет потом ведро использовать, а вдруг ведь и его проест. Кислота там, наверное, какая-то, химия…

«И, кстати, о химии,— продолжал думать Воронков.— Раз уж мой бред оставил за собой вещественное доказательство, можно устроить расследование по всем правилам. Вдруг хоть что-то прояснится…»

Он не очень-то представлял себе, чем может помочь химический анализ жижи и что он будет делать с его результатами, но, тем не менее, бросил уборку и принялся звонить Козе.

Тот поднял трубку после доброго десятка гудков и, услышав «Привет, Серёга, это Воронёнок…» — сонно ответил:

— Ты что, нарочно полуночи ждал? Раньше никак позвонить не мог?

— Да, не мог. Козя, ты извини, но тут такое дело…— Воронков запнулся, представив себе, как он будет сейчас рассказывать полупроснувшемуся человеку про глаз в телевизоре и Рыцаря на мотоцикле, и сказал просто:

— Мне с тобой завтра встретиться нужно. Потом всё объясню, но действительно нужно…

— Ну вот завтра и звони в отдел… Весь день там буду. Всё, нет? — и, не дожидаясь ответа, Козя бросил трубку.


Джой в ванной весь извёлся, но выпущен был только когда Воронков окончательно стёр с пола жижу и аккуратно смёл все осколки стекла. На паркете после лужи осталось заметное тёмное пятно, и Сашка, решив, что бережённого бог бережёт, швырнул в ведро заодно и тряпку, которой вытирал пол. Немного поколебавшись, он надел самодельную портупею, пристроил под плечо пистолет и лишь потом накинул куртку — свою вторую и последнюю из имеющихся в гардеробе. Конечно, если в таком виде прихватит припозднившийся патруль, то оправдаться — дескать, «нашёл, несу сдавать», уже не получится, но после всех событий дня и вечера вылазить на улицу невооружённым не хотелось. Да и вообще, выходить, наверное, не стоило, но идея оставить тягучую гадость дома до утра показалось Сашке ещё менее привлекательной.

Он без приключений добрался до мусорного контейнера и швырнул в него ведро вместе с содержимым, не переворачивая. «Вот подарок кому-то…— думал Воронков, возвращаясь.— На полигоне твёрдых бытовых отходов, а попросту на свалке, тоже ведь свои смотрители есть!»

Возвращаться с улицы домой оказалось не менее неприятно, чем выходить — остановившись на секунду перед дверью, Сашка понял, что боится входить: а вдруг там окажется ещё какой-нибудь… Наблюдатель. И заставить себя повернуть ключ в по-прежнему упирающемся замке оказалось непросто — в какую-то секунду Воронков уже был готов повернуться к двери спиной и сбежать, но в квартире радостно залаял всё ещё запертый в ванной Джой, и Сашка понял, что нет там сейчас никого, кроме четвероного узника совмещённого санузла.

Вихрем вырвавшись из ванной, Джой прежде всего кинулся в комнату и обнюхал пятно на паркете, а затем осмотрел телевизор с продырявленным кинескопом. Запахи псу не понравились — но и только. Ни рычать, ни лаять он не стал, и Сашка уверился в том, что опасность, какой бы она ни была, миновала. По крайней мере на ближайшее время.

— Ну и славненько…— пробормотал он и отправился к холодильнику. Маленькая стеклянная баночка с пробой жижи стояла в морозилке, завёрнутая в три слоями парникового полиэтилена, но сейчас Сашку интересовала не она.

Достав с нижней полки початую бутылку «Столичной», Воронков на глазок отмерил в гранёный стакан сто грамм, потом не удержался и добавил ещё почти столько же.


Поставленный для страховки на девять утра будильник зазвонил на пять минут раньше, но Сашке от этого ни лучше, ни хуже не стало: он давно уже встал. Несмотря на профилактические меры, его опять всю ночь мучали кошмары, и, в конце концов, так и не выспавшись как следует, он полез сначала в душ, а потом взялся за стирку.

Сразу после будильника раздался ещё один звонок — Козя сообщил, что он уже на работе, и что если Воронёнку настолько приспичило, что он ночью людей будит, так пусть теперь мухой летит и выкладывает свои беды. Сашка обещал подойти через часок и, положив трубку, пошёл на кухню.

Дверцу морозилки он открывал, готовый увидеть всё что угодно — начиная от бесследного исчезновения «баночки с анализом» и до большой и красивой дырки, проеденной шипящей и пенящейся гадостью в поддоне. Но всё оказалось на удивление нормально — ком полиэтилена, скрывающий в себе стекляшку с пробой жижи, целый и невредимый лежал себе в уголке. А когда они с Джоем вышли на лестничную площадку и увидели услужливо стоящий на этом же этаже лифт, настроение Воронкова окончательно поднялось.

— Может, действительно у меня вчера была личная «Пятница, 13‑е», а? Мало ли, что по календарю вторник! — сообщил он Джою. Пёс не ответил, а побежал вниз по лестнице.

«Во дурень-то!» — усмехнулся про себя Сашка, и зайдя в лифт, нажал на кнопку первого этажа. Над головой гулко щёлкнуло реле, кабина дёрнулась — и только.

— Та‑а‑ак… «Суббота, 14‑е», значит, да? — протянул Воронков, стараясь держать себя в руках. От весёлости не осталось и следа. Осторожно, стараясь не делать лишних движений, он распахнул створки кабины и попробовал открыть внешнюю дверь. Само собой без толку — лифт всё же успел сдвинуться на несколько сантиметров.

— Сука! — прошипел Сашка и, не сдержавшись, врезал кулаком в стенку, коротко, но сильно — так, как он бил бы живого врага. Хилая фанерка проломилась, и рука по локоть ушла в пустоту. Боль в костяшках пальцев и вид раздолбанной стенки несколько отрезвили Воронкова, и он, несколько раз глубоко вздохнув для спокойствия, принялся жать кнопку «вызов».

Как ни странно, диспетчер откликнулся и пообещал прислать ремонтников в течении часа, но дожидаться их Сашке не пришлось. Джой, вернувшийся на пятый этаж, поднял такой лай и скулёж, что к лифту вылезла бабка-соседка, и по её инструкции Сашка куда-то просунул руку, что-то где-то оттянул, чем-то что-то зацепил, и дверь распахнулась.

— Я в этом лифте сто раз застревала, уж приспособилась…— пояснила свои знания бабуся и, не слушая благодарностей, ушла к себе, а Воронков направился вниз.


До Козиного НИИ (и до бывшего Сашкиного завода) можно было добраться либо за полчаса троллейбусом, либо за сорок минут пешком — если знать, как пройти через территорию теплоцентрали, вокруг которой троллейбусная линия делала порядочный крюк. Правда, с нынешними интервалами движения транспорта разница во времени практически съедалась временем ожидания. Ещё можно было бы нацепить роликовые коньки и изобразить богатенького тинэйджера, но освоенные ещё в институтские годы ролики Сашка давно отнёс на «Южную», чтобы на обходах экономить время для работы в мастерской. Поначалу фигура, весело катящаяся по бетонным дорожкам вдоль отстойников, вызывала насмешки среди остального немногочисленного персонала, но Воронков в ус не дул, и к этому привыкли. А после очередного сокращения и насмехаться-то стало почти некому: то и дело получалось так, что Сашка дежурил вообще один на всю станцию.

Словом, ждать троллейбуса Воронков не стал: пустая остановка свидетельствовала, что «рогатый» только что ушёл, и новая машина появится не скоро. «Можно ведь и не успеть к проходной…» — подумалось по старой привычке, и Воронков усмехнулся. Как же давно прошли те времена, когда он, опоздав на троллейбус, спешил на работу полубегом, зажав в руке стопку свежей порции «гласности»! Кстати, можно и сейчас купить газетку. Так сказать, отдать дань традициям…

Заполучив бумажную простыню «Ежедневных новостей», Сашка прежде всего бегло проглядел раздел хроники происшествий, но ничего, похожего на описание творившейся вокруг него чертовщины не увидел. Похоже было, что затянувшаяся «Пятница, 13‑е» и впрямь организована коварными масонами лишь для одного, отдельно взятого индивидуума. «Само собой, что индивид просто в восторге от такой чести!» — подытожил Воронков, сворачивая газету.


«Вот интересно»,— продолжал думать он, пригибаясь и протискиваясь в знакомую дыру в заборе, за которым маячили силуэты угольных гор. «По идее, я сейчас должен шарахаться от каждого куста и уж тем более избегать всяческих стрёмных мест, типа этой натоптанной тропинки вдоль турбинного зала ТЭЦ. Плюющиеся паром трубопроводы, груды ржавой арматуры — как декорации для фильма ужасов или дешёвого боевика в стиле вчерашнего «Нападения».

«А мне почему-то не страшно,— решил подбодрить себя Воронков.— По крайней мере уже не страшнее, чем было вчера на людной улице. И, в общем, правильно: дорожка-то знакомая, а морок на двух колёсах сюда если и попробует забраться, так сначала десять шин пропорет, а потом в грязи завязнет».


Позвонив в лабораторию из проходной, Сашка выбрал в скверике напротив лавочку поцелее и по студенчески уселся на спинку, поставив ноги на сидение,— лавка от этого всё равно грязнее не станет, а брюки надо бы и поберечь. Небо продолжало хмурится, но дождя с утра не было, так что лавка было сухой. Джой принялся деятельно обнюхивать деревья, а Воронков развернул газету и принялся читать всё подряд. Вскоре на соседней лавочке обосновался седой пенсионер с радиоприёмником, который бубнил не переставая: шёл получасовой выпуск городских известий. Полуразборчивое бормотание не то что бы мешало, но раздражало здорово.

«Может, попросить дедухана звук прибрать?» — Сашка прислушался и вдруг уловил знакомое название. Как бы уловив интерес соседа, пенсионер сделал погромче, и по скверику разнеслась профессиональная скороговорка ведущего:

— …К сегодняшнему утру количество обратившихся за помощью достигло сорока восьми человек, из которых тридцать два госпитализированы с наиболее тяжёлыми отравлениями. Это не первый случай в нашем городе, когда недоброкачественная работа предприятий общественного питания становится причиной массовых отравлений. В кафе «Ромашка» сейчас работает комиссия санэпиднадзора и, скорее всего, будет возбуждено уголовное дело. Продолжаем наш выпуск. Концерты группы «На-на», анонсированные на следующую пятницу…

Воронков ошарашено опустил газету.

«Значит, кафе „Ромашка“? Хорошенький ужин мог бы получиться! Оказывается, вчерашний день не был таким уж и неудачным — по крайней мере, „Скорую помощь“ не пришлось вызывать… Хотя вон Козя топает. Сейчас я ему про свои приключения расскажу, и вполне возможно, что он ко мне всё-таки закажет санитаров».

Сашка слез со скамейки и пошёл навстречу другу.


— Знаешь, птица-Воронёнок, на что твой рассказ похож? — поинтересовался Козя, выслушав историю с чёрным рыцарем и глазом в телевизоре.— Только не обижайся, ладно? Всё это здорово похоже на то, как я на третьем курсе первый и последний раз в жизни косяк забить попробовал. Мне потом ребята объясняли, что травка некачественная попалась и вместо кайфа чернуха пошла, ещё попробовать предлагали. Только я потом даже просто курить не мог — помнишь, я резко так бросил?

— А то я сам не понимаю, что звучит как полный бред! — Воронков всё же слегка обиделся, хотя и ожидал что-то подобное услышать.— Но раз так, откуда я вот эту дрянь взял? — он потряс в воздухе баночкой с пробой.— Не из прудов же своих ботинком начерпал?

— Ладно, ладно, не кипятись. Посмотрим, что там у тебя. Извини, мне бежать надо, а ты пока что… Ну поосторожней надо быть, что ли!

Быстро хлопнув Сашку по руке, Козя к проходной действительно побежал лёгкой трусцой, а Джой сделал вид, что хочет его догнать и поймать.

— Спасибо за совет, — сказал Воронков хлопнувшей двери со стандартным трафаретом: «НИИ требуются…», который по нынешним временам выглядел как нетактичная насмешка.

«Надо быть поосторожней… Ясен пень, что надо! Только толку… Вчера — тоже ведь зелёного света ждал, и что вышло? Вот, например, сейчас: поеду обратно на троллейбусе — а в него КаМАЗ впечатается. Пойду снова через ТЭЦ, а там тоже что-нибудь такое, например засада партизанская. Улицами побреду — сосулька с карниза упадёт. А коли на сосульки не сезон, значит, сам карниз свалится. Здесь сидеть останусь — так у них в НИИ бак с каким-нибудь ипритом-люизитом лопнет… М‑да, мысль интересная. Как там у Высоцкого на эту тему?»

И Сашка спел про себя, беззвучно шевеля губами в такт строчкам:

«Но не лист перо стальное — Грудь пронзило как стилет. Мой диагноз — паранойя, Это значит — пара лет!»

Джой с интересом заглянул ему в лицо, видимо пытаясь разобрать, что бормочет хозяин. Воронков скомандовал: «Рядом!» — и направился домой, решив пойти той же дорогой через дырки в заборе: один раз прошло гладко, пройдёт и второй.


Какими на самом деле должны быть симптомы мании преследования, Сашка конечно же не знал, но очень надеялся, что его поведение сейчас не похоже на поведение психически больного. Хотя полностью нормальный человек так себя вести точно не стал бы: время от времени Воронков оглядывался назад, проверяя, не следуют ли по пятам новые «должники», на перекрёстках, как дурак, дожидался зелёного света, независимо от наличия транспорта, а потом бежал, словно пересекая какой-нибудь Бродвей в час пик. Дойдя же до ТЭЦ, он не стал лезть в заборную дыру сам, пока первым сиганувший в пролом Джой не вернулся целым и невредимым.


Тропинка обогнула угол турбинного зала, нырнула под толстую плеть трубопровода и повела Воронкова вдоль свалки металлолома. Мания или не мания, но если кому-то он нужен, то этот кто-то может вполне засесть хотя бы вон за той порыжелой цистерной на коротких ножках. А кроме как мимо неё, тут не пройти…

«Эх, висел бы под плечом „Мангуст“, может, и не мучили бы дурацкие мысли!» — досадливо воскликнул про себя Сашка, и в ту же секунду трусивший впереди Джой остановился и тихонько зарычал.

В щели между землёй и брюхом цистерны угадывалось какое-то движение. Воронков быстро оглянулся, приметив подходящую железяку, поднял её и пару раз кинул из руки в руку. Да, не томагавк Оцеолы, но сойдёт.

— Ну? — негромко спросил он. Тот, кто прятался за цистерной, передвинулся к её краю, потоптался на месте, а потом вышел на тропинку.

«Вот так засада!» — Воронков чуть было не рассмеялся в голос: дорогу ему загораживал помятый мужичонка с седой редкой щетиной на лице. Замасленный ватник, шапчонка а‑ля почтальон Печкин, солдатские галифе с кирзачами — то ли бомж, то ли местный слесарь в рабочей одежде. Но при всей привычности образа что-то в мужичонке было не то, только вот что? Сашка деланно-беспечно покачал у бедра железяку, шагнул было вперёд и вдруг вновь остановился, поняв, что в облике «слесаря» было непривычным.

Глаза. Глаза этого человека были словно нарисованы на круглых эмалированных кусочках жести и уже потом вставлены в глазницы. Смотрели эти ненастоящие глаза отстранённо и недобро, и теперь Воронков этот взгляд узнал.

«Так… Значит, ребята куколками баловаться перестали и взялись за дело серьёзно!» — подумал он и тут же сообразил, что так ему следовало подумать ещё вчера, разглядев пустые зрачки «жениха» с экзотическим пером. Кого конкретно надо подразумевать под «ребятами», Сашка сейчас не задумывался — не до того. С этим бы разобраться.

Он на секунду скосил глаза: рыжая грива Джоя была встопорщена, клыки обнажены — пёс тоже ничего не забыл.

— Ну? — повторил Воронков уже громче, ощущая, как в его душе страх превращается в злость.

«Слесаря» словно скрутило. Он бухнулся на колени и резво пополз к Воронкову, вытянув руки и истерически выкрикивая, а вернее сказать «вывизгивая», бессвязные слова:

— Отдай! Продай! Что хочешь проси! Всё будет! Денег миллион! Миллиард! Не губи! Спаси! Продай! Иди сюда!

Сашка отшатнулся — он ожидал чего угодно, но только не этого. Джой тоже явно был озадачен, хотя и продолжал стоять в угрожающей позе. А «слесарь», не доползши до Воронкова метров двух, бухнулся ничком и продолжал кричать примерно то же самое куда-то под себя и вниз, словно желая доораться до шахтёров. В такт крикам его тело содрогалось, как в припадке.

— Мужик, ты чего…— нерешительно произнёс Сашка и чуть было не двинулся его поднимать, но «слесарь» на секунду поднял голову, и снова по нервам как ножом полоснуло знакомым омерзительным ощущением. Словно внутри извивающегося на тропинке человека сидел кто-то и с холодным интересом смотрел на мир через его глаза.

Воронков шагнул в сторону, вляпавшись при этом в покрытую радужной масляной плёнкой грязь, и обошёл продолжающего бесноваться человека стороной. Тот попытался подняться, но вдруг замолк и, словно выключенный, повалился обратно наземь. Сашка попятился, но тело человека, или кем там «он», или «оно» было, продолжало оставаться неподвижным.


До дома Воронков добрался практически на автопилоте, совершенно не воспринимая окружающее. Ощущение опасности сделало его чувства настолько обострёнными, что сознание отказалось обрабатывать весь объём поступающей в мозг информации и предоставило заниматься этим подсознанию. Поэтому, когда гулко хлопнула дверь квартиры и напряжение отпустило, Сашка словно вынырнул из тумана.

— Как же я домой-то шёл, а? — он помотал головой, пытаясь вспомнить. Из всей обратной дороги память сохранила только один эпизод: тётка на лавочке, пустая коляска и беспечно разгуливающий вокруг неё ребёнок. Сашка проходил мимо, и в этот момент лицо ребёночка стало серьёзным, бровки нахмурились и, указав пальчиком прямо на него, младенец громко и отчётливо сообщил:

— Гага!

Мало того, что Воронков вздрогнул, так ведь ещё и тётка наклонилась к своему подопечному и взволновано, даже с испугом, переспросила:

— Гага?

И у Сашки создалось полное впечатление, что ребёнок сумел-таки разглядеть крадущуюся следом за ним непонятную и неприятную «гагу».

А остальное… Вроде были какие-то улицы, встречались какие-то прохожие, кто-то время спросил — но что и как происходило, более-менее точно рассказать не получилось бы и под дулом пистолета. Даже такого, как «Мангуст».

Сашка поколебался и вынул из тайника оружие. Как и в предыдущие разы, тяжесть грозного и в то же время изящного пистолета в руке здорово успокоила его.

«А то…— хмыкнул он.— Не будь пушки, ещё неизвестно, чем бы для меня окончился ночной телесеанс! Да и сейчас, на свалке, будь она со мною, может и не перетрухал бы так? Эко я — словно наркоман, право дело… Без „Мангуста“ в руках раскисаю сразу, зато с ним — ух! Орёл комнатный…»


Воронков присел на диван и попытался рассуждать спокойно. Само собой, что пушка придаёт человеку некую уверенность в себе. Хотя предыдущие изделия настолько сильных чувств, как сейчас «Мангуст», и не вызывали, но тогда и не происходило ничего похожего на нынешние события. Нынешние и дальнейшие — в том, что эти «дальнейшие» неизбежно будут, сомнений почти не было. Так что выбор прост: идти навстречу судьбе с голыми руками, в лучшем случае с приблудной желязякой наперевес, или же с хорошо и любовно сделанным оружием.

«Чёрт побери, в конце концов я „Мангуста“ делал не на стенку вешать! И если моё творение прямо-таки напрашивается защитить своего создателя, то какого я должен делать вид, что мне это не нужно?!»

Сашка решительно залез в шкаф, извлёк оттуда портупею, швырнул её на диван, а затем вышел на балкон под начинающий накрапывать дождь. На расстоянии вытянутой руки в щели между панелями стены, там где должен был быть проложен утеплитель, находился ещё один тайник, в котором лежал узкий пакет с последней партией новых патронов — зажигательно-разрывными. По задумке пара таких пулек была способна при удачном попадании разворотить движок легковой машины, хотя проверить это возможности пока что не представлялось.

Одевшись, Воронков покрутился перед зеркалом, энергично подвигал руками — вроде нигде и ничего не выпирало. Даже если в транспортной давке его зажмут с боков, всё равно наличие пистолета ощутит только он сам, а соседям будет невдомёк.

— Ну что, Джой, как я тебе? — поинтересовался Сашка у пса. Тот наклонил голову, оценил вид хозяина и одобрительно гавкнул.

— Мне и самому нравится,— согласился с ним Воронков.— Теперь надо для эксперимента на улицу выйти. Так сказать, проверим наши ощущения!

Слово «улица» Джой узнал и обрадовался, но его ждало разочарование: Сашка решил быстро сбегать до булочной и брать с собой собаку не стал.

Мерзкая, мелкая морось, похожая на вчерашнюю, только раза в два сильнее, уже сеялась вовсю, когда Воронков вышел из подъезда. До хлебного магазина было совсем недалеко, но за это время Сашкины волосы успели намокнуть. Входя в булочную, он провёл по ним рукой — и согнал капельки воды прямо себе на глаза. На пару секунд мир вокруг подёрнулся мутноватой плёнкой, предметы и люди потеряли чёткие контуры, превратившись в неясные силуэты. И один из этих силуэтов показался ему знакомым: словно глядя через запотевшие очки, Воронков разглядел хрупкий силуэт блондинки-альбиноски!

Он пару раз моргнул, торопливо протёр глаза и быстро огляделся… Немногочисленная публика самого привычного вида тыкала вилками в батоны, всё было вполне обыденно, но сзади громко хлопнула дверь, отскочила, спружинив, и снова хлопнула.

Сашка обернулся — никого. Рванулся назад, выскочил под дождь и ему показалось, что он успел увидеть скрывающуюся за углом альбиноску. Первым позывом было броситься вдогонку, но холодная вода с неба остудила эмоции.

«Ну побежал бы, ну догнал…— думал Воронков, возвращаясь в булочную и вновь пристраиваясь к коротенькой очереди.— А дальше что? Девушка, извините, это не вы вчера мне жизнь спасли?»

Представив ситуацию, он попытался весело улыбнуться. Кассирша, выбивая чек, глянула Сашке в лицо и добавила к сумме два лишних нуля — из этого он заключил, что весёлой улыбки не получилось.

Топать наверх пешком не хотелось, но застревать в лифте снова не хотелось ещё сильнее, несмотря на утреннюю практику. Поэтому Сашка убедил себя, что физические упражнения полезны даже потенциальным душевнобольным, героически преодолел все пять этажей пружинистым полубегом и успел к своей двери как раз чтобы услышать, как в пустой квартире звонит телефон.

Для разнообразия замок открылся без сопротивления, и Воронков как был, прямо в мокрых кроссовках, подскочил к аппарату и схватил трубку.

— Алло? Алло! — чтобы перекрыть шум в трубке, ему пришлось кричать.

В ответ кто-то что-то сказал, но треск, жужжание и загадочное булькание каких-то помех напрочь лишали возможности разобрать слова.

— Чего? Громче говорите! — потребовал Воронков.

Звонящий кто-то собрался с силами и заорал так, что в дополнение к шумам и помехам добавилось дребезжание перегруженной мембраны. Сашка затаил дыхание и разобрал что-то похожее на «…Если можете… Уезжайте… Опасно!»

— Громче!!! — заорал выведенный из себя Сашка.— Не слышу ничего!!!

В ответ раздались короткие гудки. Воронков подержал трубку в руке, а затем аккуратно положил рядом с аппаратом. Определитель номеров он себе так и не купил — ну что ж, придётся действовать по старинке.

Бабуля-спасительница из соседней квартиры с энтузиазмом приняла участие в поимке мифических телефонных хулиганов: она буквально всучила слабо сопротивляющемуся Сашке свой аппарат — с АОНом и автоответчиком.

— Бери, бери. Я всё равно одно не пользуюсь. Это мне сын покупает — хочет, чтоб я современная была. А мне она и не нужна…

Сообразить, как пользоваться автоответчиком оказалось делом несложным. Покончив с его настройкой, Воронков глянул на часы и прикинул — до пяти, когда надо будет отправляться на смену, осталось как минимум два часа.


Всё время до ухода Сашка промаялся, не зная за что схватится и чем отвлечь себя. Взявшись за книгу, он вскоре понял, что не запоминает абсолютно ничего из прочитанного, более того, каждая новая строчка кажется ничем не привязанной к предыдущей. Мелькнувшая по привычке мысль посмотреть, что идёт по телевизору, сразу же вызвала в памяти ночной морок и всё, что произошло следом. Нет, даже если бы ящик не зиял серо-чёрной дырой вместо экрана, его Воронков включать бы не стал.

Поесть, что ли? Странно, но он не то что голода не чувствовал — наоборот, мысль о еде вызвала у Сашки активную неприязнь.

Время тянулось медленно и бесцельно — так же медленно и бесцельно, как шлёпались в тазик капли, одна за другой собирающиеся на потолке. Неравномерное булькание в тазу, молчащий телефон, разбитый телевизор, пятно из-под жидкой гадости…

«Ничего себе: мой дом — моя крепость! В такой крепости можно до ручки дойти!» — злился Воронков. В конце концов он не выдержал и засобирался на работу чуть ли не за час до обычного времени, оправдываясь перед собой, что, мол, транспорт в последнее время ходит плохо, да и Олег-сменщик будет рад домой свалить пораньше.

Джой пару раз махнул хвостом, увидев одевающегося хозяина, но следом за портупеей Сашка вытащил из шкафа намордник и радость пса несколько увяла.

— Нечего, нечего…— сказал он недовольной собаке, вновь пристраивая «Мангуста» под мышкой.— У тебя сбруя и у меня сбруя. Тебя без намордника в троллейбус не пустят. Да и с ним тоже через раз ругань, но это пережить можно. А вот меня без пушки и вовсе чикнут где-нибудь в подворотне, благо чем чикнуть найдётся…

Он тряхнул головой, прогоняя видение узкого кинжала со злобным зверем на рукоятке, и направился к двери.


Часть лишнего времени они с Джоем потратили, дойдя до следующей остановки, где к троллейбусу, идущему к «Южной» добавлялся ещё и автобус. Большого удовольствия прогулка не доставила — казалось, сам воздух в городе окончательно отсырел, и водяная пыль не падает сверху, а сама по себе возникает из ничего.

Времени впереди было ещё много, но издалека увидев выруливающий из переулка «Икарус» с яркой надписью «Пиво „Волжанин“ — для вас, горожане!» — Воронков по привычке перешёл на бег — сначала ленивой трусцой, а потом, сообразив, что так он успеет как раз к прощальному клубу копоти, рванул всерьёз.

«Успеваю вроде бы… Чёрт!» — что-то мокрое и большое с размаху ударило Сашку по лицу, закрыв глаза. Он с разгону мотнулся телом вбок, уходя от возможного удара, и в то же время гася набранную в беге скорость. Новый наклон, теперь уже в другую сторону, одну руку выставить вперёд, прикрываясь, другой быстро провести по лицу… Почему Джой молчит?!

Через секунду Воронков обрёл возможность видеть, сначала одним глазом, потом вторым. Никто за это время не нанёс ему удара, никто не подставил ногу, и вообще, активных действий враги не предприняли. Сашка отвёл руку от лица, посмотрел на неё, посмотрел по сторонам…

«Фу, позорище! Хорошо, что народу мало на улице! Блин, хоть хватило ещё ума пушку не вытащить…» — досадовал Сашка, разглядывая остатки мокрого газетного листа со знакомыми заголовками. Ну да, конечно! Он в скверике перед НИИ оставил такую же газету на лавочке, а эту кто-нибудь на балконе бросил, что ли? Подул ветерок — и вот пожалуйста. Таинственное нападение.

А что автобус? Само собой, автобус уже вальяжно отваливал от остановки. Воронков счистил с себя последний клок расползающейся в руках бумаги и неспешно пошёл дальше, решив не слишком-то забивать голову размышлениями ещё и об этом эпизоде. Нельзя же теперь каждую мелочь воспринимать как грозный знак.


Троллейбус пришёл после обычных полутора десятков минут ожидания, и никаких проблем с тем, чтобы в него сесть, у Сашки не возникло. Пассажиров было немного, по поводу Джоя никто возмущаться не стал и, заняв привычное место у заднего окна, Воронков принялся разглядывать дома, машины, людей, куда-то спешащих по мокрым тротуарам, ни на чём специально не задерживая внимания. Остановка за остановкой: наизусть знакомые улицы да повороты, и ничего нового в их облике. Даже метростроевский козловый кран стоял на всё том же краю котлована, что и в позапрошлом месяце (первую очередь метро в городе открыли лет десять назад, и похоже было, что до открытия второй придётся ждать ещё столько же).

Всё знакомо, всё привычно, и Сашке показалось странным, что всего лишь вчера вон там, за тем перекрёстком, его, словно в голливудском боевике, выдёргивала из-под колёс вся из себя прекрасная блондинка, а немногим раньше он где-то здесь же дрался со странными парнями, которые против всякой логики докопались именно к нему… И чёрный рыцарь, блин! Как бы было здорово, если б это был всего лишь бред!

Заверещали тормоза, троллейбус дёрнулся, резко останавливаясь, и у сидящего спиной по ходу Сашки голова мотнулась назад так, что хрустнули позвонки. Из стоявших пассажиров в проходе образовалась куча-мала, раздалось несколько возгласов, а впереди какая-то женщина заорала благим матом: «Не дрова везёшь!» — видимо обращаясь к водителю.

— Чё орёте, тут такое…— тут же отозвался водитель в микрофон, и вновь стронул машину с места, но очень медленно и осторожно, выкручивая руль до предела и перегораживая всю улицу.

— Ой, батюшки, что творится! Господи помилуй…— раздался новый крик всё той же женщины, и пассажиры сгрудились около окон с правой стороны. Воронков, не желая терять место, просто привстал и поглядел поверх голов. Сначала сквозь порядком запотевшие стёкла не было видно ничего, кроме тревожно вспыхивающих отсветов синего проблескового огня, но потом кто-то протёр окно рукавом.

Картину, заставившую крикливую женщину обратиться к Богу, Воронков во всех подробностях не разглядел, но и того, что он увидел, было достаточно: на газоне на боку лежал зелёный армейский КрАЗ, пропахавший в траве широкую чёрную полосу. А дальше, окружённый милицейскими машинами и рафиками «Скорой помощи» стоял автобус с огромной страшной дырой в боку — вся боковина была словно вскрыта огромным консервным ножом, и в скомканном металле угадывались обломки пассажирских кресел. Лишь самая задняя часть автобуса была более или менее цела, и на ней Сашка успел увидеть остатки рекламной надписи: «…горожане!»

Никаких других автобусов по этой улице не ходило, и сомнений быть не могло — в катастрофу попал тот, на который Воронков чуть было не сел.


Троллейбус объехал место трагедии и вновь вернулся к обычному ритму движения, хотя теперь водитель стал притормаживать заметно чаще. Воронков сидел и продолжал вроде бы смотреть в окно, хотя на самом деле вряд ли бы заметил сейчас на улице даже африканского слона.

«Что же происходит?! Бог с ним с „почему“, понять хотя бы „что“! Спокойно, Воронёнок, спокойно. Задачка очень простая. Дано: некий ничем не выделяющийся из прочих человек. Вдруг вокруг него начинают происходить неприятные вещи — значительно больше, чем по теории вероятности положено. Причём не обязательно с ним, но вокруг него. Ничем тривиальным эти события не объясняются. Значит, этот человек… То есть у него… Так ведь чёрт его знает, что во мне такого особенного!»

Размышления Воронкова прервал Джой — лишённый возможности дёрнуть хозяина зубами за рукав, пёс попросту ткнул его головой, и Сашка сообразил, что они доехали до нужной остановки.

— Спасибо, парень! — поблагодарил он Джоя и вместе с ним выскочил в уже готовую было закрыться дверь.

Стоя на обочине и глядя вслед удаляющемуся троллейбусу, Сашка неожиданно для самого себя поднял голову к низкому серому небу и вызывающе сказал вслух:

— Эй, вы, там! Вот он я, вышел. Рогатого не трогайте, он больше ни при чём!

Кроме него, на остановке никого не было, но на секунду ему почудилось, как по лицу мазнул тот самый мерзкий взгляд — словно несомая ветром паутинка скользнула вдоль щеки. Сашка поморщился, и потопал через пустырь по тропинке, ведущей к расположенной в ложбине старого песчаного карьера станции. Где-то надсадно взревели турбины — московский самолёт только начинал разбег. Вот сменщик-то рад будет…


Напарника в смотрительском домике не оказалось, но вскоре он появился и, увидев раньше времени появившегося Воронкова, действительно обрадовался. Олег, как и Сашка, тоже оказался здесь после оборонного ящика, гонимый безденежьем и, само собой, каждая лишняя минута, украденная у неприятной работы, была для него как подарок судьбы.

— Ну, Сань, значит, смотри,— быстро заговорил Олег.— Я до прудов только что сходил, там всё тип-топ. Оператора в ночь сегодня не будет, так что обход каждые три часа пускай директор сам делает. Можешь пилить-строгать свой металлолом хоть до потери пульса. (Считалось, что Сашка в мастерской восстанавливает какие-то автозапчасти. Для поддержания легенды он время от времени действительно вытачивал по просьбам коллег какой-нибудь штуцер для радиатора или вырезал хитрую прокладку.)

— В журнале я уже всё записал, тебе только закорючку поставить,— продолжал тараторить Олег.— Ну, так пошёл я?

— Ну так пошёл ты! — не стал спорить Воронков, сменщик отправился переодеваться, и через пару-тройку минут его силуэт уже мелькнул у ворот.

«Ну вот…— подумал Сашка, глянув ему вслед.— До утра здесь будем только мы с Джоем — самое время „злобным врагам“ что-нибудь устроить. В случае чего — хрен кто поможет!»

Он вспомнил искорёженный автобус, врачей, суетящихся вокруг носилок, и добавил, уже вслух:

— А может, оно и к лучшему. Мои проблемы — мне и решать. Заодно и антураж подходящий — как раз для финальной схватки…

Воронков подошёл к двери и обвёл глазами территорию станции так же, как оглядывал свои будущие владения, попав сюда в первый раз. И так же, как и в первый раз, поразился, насколько неприятным, уродливым можно сделать кусок земли, даже если не стараться специально. Освобождённый от намордника Джой тоже огляделся, но его, в отличие от хозяина, эстетика местности не интересовала, тем более не возмущала. Пёс радостно залаял и тут же умчался — у него было давнее знакомство с местными собаками, и из-за этого Воронкову приходилось постоянно тратиться на средства от блох.


Сашка коротко вздохнул — вздыхать полной грудью на станции он давно отучился — и пошёл обратно в комнатушку. Включил лампу-прищепку, заправил в «Башкирию» новый лист бумаги и принялся неторопливо печатать.

«Когда кто-то пишет книгу или ставит фильм, этот кто-то с одной стороны хочет, чтобы всё было правдоподобно и близко к реалиям жизни, а с другой — чтобы читательский или зрительский интерес поддерживался не только действием, но и обстановкой. Наверное, поэтому, когда не хватает таланта или денег, а чаще и того и другого, режиссёры переносят действия своих фильмов куда-нибудь на свалку, на развалины, или на заброшенный завод.

И что интересно: попадая в подобное место в реальной жизни, человек начинает чувствовать себя словно бы персонажем из подобных фильмов. Не самое приятное ощущение. Но ведь есть на свете и заброшенные заводы, и свалки, и руины поселений, которые бывают мрачнее самых изощрённых фантазий.

Например, если б я был режиссёром, пусть даже с миллионами долларов в кармане, я бы выстроил нечто подобное тому, что забесплатно вижу вокруг „сутки через двое“, а то и чаще.

Геометрически правильные ряды прудов-отстойников с вонючей водой, под тонким слоем которой не менее вонючий ил накапливает в себе все элементы таблицы Менделеева в самых невероятных сочетаниях. Кривоватые мостики над ними, на которые, кажется, кошка ступит — и они развалятся. Покосившиеся решётчатые мачты с прожекторами, из которых горит дай бог один на десяток. Наспех сваренные из бросового металла сарайчики для инвентаря, крытые вперемешку то рубероидом, то линолеумом и подпёртые посеревшими от времени досками. Брошенные чушки электромоторов с выпотрошенными и полувыпотрошенными внутренностями. Выпирающие из земли трубы коллекторов и претендующий на современность дизайна полукруглый пандус для самосвалов, бетон которого уже начал крошиться и осыпаться, обнажая арматуру. Тут же сохранившееся со времён развитого социализма мозаичное панно с ясноглазым широкоплечим рабочим, до середины заваленное отслужившими покрышками. Гул насосов и завывание вентиляции в уродливой одноэтажной коробке здания управления, наскоро собранной из разномастных панелей…»

Воронков увлёкся, пальцы всё быстрее летали над клавишами, словно он описывал окружающее кому-то, с рождения окружённому исключительно красивыми вещами, видящему в окне холёной машины только чистенькие пейзажи, встречающемуся с неизменно добрыми и вежливыми людьми. Интересно, сможет ли этот кто-то поверить в реальность описываемого?

«А над всем этим — мрачное, сочащееся моросью небо, без единого просвета, за которым может быть где-то и есть солнце, но вот только где оно… Зато ночью вполгоризонта встанет кровавое дрожащее зарево, которое даже сейчас угадывается сквозь висящий в воздухе полудождь-полутуман. Почти десяток факелов химического комбината, вознесённые на стометровую высоту, ревут днём и ночью, сжигая те отходы, которые город не решился перерабатывать даже в своём кишечнике».

Сашка усмехнулся, перевёл каретку и закончил сообразно со своими мыслями.

«Может быть, сейчас где-то в обсаженной пальмами Калифорнии или вылизанной Швейцарии, сидит какой-нибудь сценарист-оформитель, под его руками рождаются картины моей несчастной « Южной“, и он гордо воображает, что всё это придумал».

Воронков не знал, что был почти что прав. Только человек, которого он представлял себе, находился не в Европе или в Штатах, а гораздо дальше — может быть…

…в миллионе парсеков от Земли, а может быть и в миллиарде лет, или за тысячу слоёв одиннадцатимерного пространства. Наверняка где-нибудь в одной из бесконечного количества вселенных, населённых людьми, взаимное положение миров Александра Павловича Воронкова и «сценариста» сумели бы измерить и оценить, если бы они об этом попросили. Правда, просить о этой услуге никому в голову не пришло.

Тот, кого Сашка обозвал «сценаристом-оформителем», на самом деле был представителем особого вида искусства. Когда-нибудь такое наверняка появится и на Земле, ну а сейчас, пожалуй, наиболее близким словом будет термин «художник» — здесь тоже создавались картины, хотя к рисунку масляными красками на холсте такая картина относилась так же, как «Мона Лиза» Да Винчи относится к листочку комикса про черепашек-ниндзя, лежащему в контейнере для типографского брака. Эти картины были объёмными, обладали запахом, а их детали жили своей собственной жизнью, создавая эффект полнейшей реальности. Благодаря особому таланту создателя такие картины на краткий миг допускали присутствие создателя или зрителя внутри себя — ровно настолько, чтобы успеть ощутить атмосферу изображаемого, чтобы проникнуться чувствами, которые вкладывал в картину художник.

Это считалось утончённым удовольствием — на долю секунды оказаться сопричастным к первому эротическому порыву влюблённых или к чёрной тоске приговорённого к смертной казни. Великое счастье или великий страх, великая красота или великое уродство — всё могло найти своих ценителей. Дело лишь за талантом создателя, хотя и ремесленники от искусства тоже не бедствовали: люди есть люди. Кому-то вовсе не нужна какая-то там утончённость, достаточно просто пощекотать нервы. Если на Земле находятся желающие купить видеокассету, заливающую экран потоками дешёвой краски, изображающей кровь, то почему там, за слоями пространства, должно быть как-то иначе?


Художник, о котором, сам того не подозревая, думал и писал Воронков, считался ценителями, да и считал себя сам, очень талантливым творцом, но в то же время не чурался и поделок-однодневок. Кроме материальной выгоды, такие работы, как ни странно, иногда давали ему практически готовые идеи для серьёзных, сильных произведений — как, например, сейчас.

Показать кусочек страшного, уродливого, жуткого мира, в котором нет ничего красивого, нет ничего доброго, и в котором в то же время живут люди — живут, не борясь с этим миром, а пытаясь хоть как-то приспособиться, чуть ли не прислуживая ему. Такая тема не раз и не два была обыграна ищущими дешёвого успеха псевдомастерами, да и сам художник пару раз сляпал на скорую руку нечто подобное. Наверное, именно поэтому взяться за создание подобной «картины» всерьёз ещё никому из его коллег не приходило в голову. Что ж, тем лучше…

Художник был доволен своей работой. Красное зарево в чернеющем небе уже трепетало над примитивными, и в то же время совершенно непонятными, ввергающими в панику свой алогичностью сооружениями. Запах был уже готов, и практически была готова акустическая подкраска — тяжёлая, мрачная нота, постоянно висящая в воздухе, к которой изредка добавлялся накатывающийся и исчезающий в небесах грохот. Убирать звук художник не стал — это хорошо помогало сохранить необходимое для работы настроение. Теперь нужно сделать так, чтобы чувствовалась угроза, добавить к пейзажу действие…


Пока Воронков стучал по клавишам, за окном стемнело. Заметив это, он с некоторым сожалением оторвался от машинки и направился на улицу, заранее поёжившись в ожидании снова ощутить противную морось. Однако там, наверху, наверное, тоже были какие-то понятия об экономии, и по случаю ночи кран прикрыли — правильно, ночь и так время невесёлое, и нет необходимости делать её мрачнее.

Добравшись до щитовой, Сашка включил положенное ночью освещение и направился обратно в дежурку. Несмотря на то, что зажёгшиеся на решётчатых металлических мачтах прожектора заставили немного отступить тьму, на душе как-то резко стало муторно. Пока шёл сюда, пока с напарником трепался, пока умные мысли на бумагу выкладывал — настроение оставалось терпимым.

А теперь — стоило всего-то на десять минут отвлечься, опять накатило. Небось так тяжелобольной человек, вроде бы свыкшийся со своим недугом, вдруг заново осознаёт ужас своего положения.


Воронков бессмысленно громко хлопнул дверью, пнул ножку стола, а потом уселся — но не за стол, к машинке, а на старый, до черноты засаленный диван. Уселся и только потом сообразил:

«Ведь я же из цивильного не переоделся!»

Спешно подскочив, Сашка продолжил мысль вслух:

— Во-во… Забиты мозги всякой мутью, вот и делаю всё наперекосяк!

«И вообще, не худо бы сейчас просто взять и проснуться. Подальше от всяких страхов и предчувствий, а заодно и от среднерусской погоды, которая решила, что мне самое время отсыреть как следует. Лучше всего где-нибудь в Крыму, на пляже…»

Он представил себя на солнечном пляже под Алупкой, вдали от неприятностей, похожих на галлюцинации,— и застонал в голос. Эх, мечты…

Но, кстати, это ещё вопрос — был бы он в Крыму достаточно далеко от помянутых «неприятностей». А куда ещё можно сбежать — на Северный полюс? На Южный?

Воронков чертыхнулся. Сбежать — ага, щас! Случайно сдохший автобус, случайно не тормозящиеся попутки — похоже, что его из города попросту не выпускают! Хотя, с другой стороны, это радует — раз для них это важно, значит их возможности не беспредельны… Но кто не выпускает, чьи возможности?!

Сашка от души врезал по стенке локтем и зашипел от боли.

«Ага, давай,— подбодрил он себя.— Ещё покалечься сдуру. Будет дополнительная причина запричитать в равнодушные небеса — вай-вай, почему я?! А по уму, так глупее вопроса и не придумать. Какая разница, почему именно ты попал под бульдозер? Попавшему уж точно никакой. А вот как не попасть — вопрос более интересный, но для этого надо знать хотя бы скорость и маршрут этого бульдозера…»


Воронков присел на табуретку, пробежал глазами напечатанное недавно, усмехнулся. Если всё вокруг него — гениальная декорация, то сам он со своими передрягами вполне подходит как основа для сценария. Фантастические события требуют фантастических объяснений — разве нет?

Можно взять за основу, к примеру, такой сюжет. Какие-нибудь чужие-марсиане натыкаются на человечество, которое ни сном ни духом не ведает о постигшем его счастье. И начинают марсиане ломать себе головы, или что там у них ещё есть — чего, мол, от людей стоит ожидать? Для разрешения сомнений находят максимально усреднённую особь, изымают из обращения в свою тарелку, и ну куражиться! Особенности поведения изучать, стратегическую информацию требовать… А для чистоты эксперимента берут другую особь, и в привычное окружение привносят некий крышесносящий фактор. Само собой, подлая затея коварных марсиан обламывается о человеческую мудрость, хитрость и благородность духа.

И ничего странного, что обламывается — уж больно метод дурацкий. Для начала: что такое средний экземпляр? Представитель национального большинства? А мужчина или женщина? Может, серёдка на половинку?

Во, точно! Китаец-трансвестит средних лет спасает мир — такого ещё не было!

Сашка попробовал улыбнуться своим мыслям, но веселее и с стало. Дурь это — и только. Если сей кто-то настолько осведомлён о людях, что имеет какие-то критерии выбора, то никакой новой информации ему тесты на агрессивность не дадут. «Ах, что же сделает гр. Воронков Александр Павлович, увидев чёрного рыцаря? Задрожит-убежит или в бой кинется?» Несерьёзно, ей-богу!

«К тому же,— продолжал про себя Сашка,— в роли среднестатистического человека я себя представляю с трудом. А точнее — совсем не представляю».


Мокрый собачий нос, ткнувшийся в ладонь, прервал размышления, заставив его словно очнуться.

— Джой? Ты что, уже всё, вернулся? — удивился Воронков. Обычно его пёс по приходу на станцию исчезал чуть ли не до следующего утра.

Джой ещё раз ткнулся носом в ладонь хозяина, затем начал было укладываться на пол, но снова встал на ноги. Подошёл к двери, понюхал воздух, ткнулся в щель узкой мордой, вернулся обратно, нервно зевнул, показав клыки…

— Ну что ты, что ты? — пробормотал Сашка и, подойдя к собаке, взял её морду двумя руками. Джой что-то проскулил и тревожно заглянул Воронкову в глаза.

«Вот и встретились две озабоченности…— подумал тот, ощущая, что тело пса мелко дрожит.— Похоже, чует что-то зверюга… Или ему моё беспокойство просто передалось?»


Так или иначе, но подспудная тревога угнетала и самого Воронкова. Ничего конкретного, ничего логичного — просто неприятно, и всё тут. Прямо хоть строй поперёк двери баррикаду и отсиживайся всю ночь, боясь высунуть нос наружу. А что — плитка есть, в холодильнике какая-то жрачка с прошлого раза осталась, удобства по коридору и налево…

Старый добрый здравый смысл безоговорочно одобрил идею «не лезть на рожон», но тут же в душе Сашки зашевелилась другая составляющая его личности — чувство противоречия. И зашевелилась достаточно активно.

— Та‑ак.— Воронков обвёл взглядом помещение, как бы прикидывая, стоят ли эти стены чести его неотлучного присутствия, и звучно обратился частично к ним, частично к самому себе: А вот инструкция предписывает по приёму дежурства провести обход вверенной территории. Вверенной! Как гордо звучит это слово… Так могу ли я не оправдать доверия Родины и лично Станислава Геннадьевича, который всего лишь три месяца назад подписал приказ о повышении премии персоналу до ошеломляющего уровня в размере ноль целых семьдесят пять сотых минимальной зарплаты? Нет, товарищи. Не могу не оправдать. Пусть трепещут марсиане и агенты иностранных разведок — обход будет совершён!

Сашка сделал скупой, суровый жест и покосился на мутноватый осколок зеркала у окна. Зеркало его позу проигнорировало, предпочитая отражать стол с машинкой. Ну и ладно. Главное, что настрой теперь деловой, можно даже сказать, боевой, хотя и несколько ёрнический… Но иначе, наверное, разогнать хмарь, собравшуюся на душе, и не получилось бы.


Он повернулся к зеркальцу спиной и скрежетнул ключом, открывая металлический шкафчик. Ключ был, конечно, так, для вида: подобный замок можно без труда открыть согнутым гвоздём. Но зато хоть какой-то символ личного пространства, содержащего, вот ведь ценность, спецуху. Прикид, конечно, не карденовский, пахнет тоже отнюдь не «Цветами России»… Да чёрт с ним пока!

Нагнувшись, Сашка рывком извлёк на свет божий стальной ящик, занимавший почти всё дно шкафчика, и рывком водрузил его на стол.

Внутри, под защитой куда более надёжных запоров, хранилось всё мало-мальски ценное и теперь, предусмотрительно прикрыв входную дверь так, чтоб можно было быстро задвинуть щеколду, он принялся извлекать из ящика его содержимое.

Симпатичный наборчик деликатного инструмента, неприметная картонная коробочка, другая коробочка, изготовленная из щеголеватого серебристого пластика…

Сашка положил на стол рядом с коробками «Мангуста» и, открыв ту коробку, что попроще, снарядил патронами четыре магазина. Как и было задумано ещё при конструировании, боеприпасы шли половина на половину: разрывные и высокоскоростные бронебойные.

После магазинов пришло время серебристого контейнера. Воронков открыл его и, достав оттуда оптический прицел, неторопливо и вдумчиво приладил его к оружию. Грани гладко притёрлись, а винт с потайной головкой (вот и инструмент пригодился!) намертво спаял электрическую штучку с задней частью ствольной коробки, заодно поджав контактные поверхности.


Эту заморскую игрушку Сашке подарил Рыжий, сопроводив подарок, по своему обыкновению, разухабистой охотничьей байкой.

Если верить рассказу, некий современный Кузьма Скоробогатый, ошалев от сумасшедших денег, решил сходить на охоту. И пошёл на кабана… с гранатомётом, навороченным в полный рост — не иначе в «DOOM» переиграл, бедолага. Все перипетии истории уже забылись, но, кажется, вместо кабана этот урод промахнулся по медведю, не успел перезарядиться, а в результате — долго улепётывал, спотыкаясь и теряя по дороге снаряжение и предметы туалета.

Рыжий его, конечно же, спас. И во время последовавшей за этим процедуры «лечения нервов» новорусс клялся в вечной дружбе, ронял в водку пьяные слёзы, и в конце концов отдал спасителю остатки охотничьего оборудования. А кроме того, через день Рыжий не поленился пройтись по местам, так сказать, «боевой славы» и пособирать кое-что сверх подаренного.

Байка она байка и есть, с Рыжим редко поймёшь — то ли заведомую чушь он несёт, то ли реальный казус живописует. Но тогда он и вправду приволок слегка помятый — «там, знаешь, пенёк такой» — прицел системы «Холосайт», добавив, что «ещё имеется смятка от лазерного целеуказателя, но его оживить так же просто, как дядю Вову с-под Мавзолея».

Почти сразу поняв, что прицельчик отнюдь не ширпотребовский, Воронков от души постарался реанимировать редкое халявное приобретение. Корпус, к примеру, почти целиком пришлось делать новый, но уже тогда чувствовалось, что получается здорово.


— Предчувствия его не обманули,— немузыкально пропел Сашка и сжал рукоятку пистолета. Маленькая клавиша автоматического предохранителя попала под средний палец и подалась, замыкая цепь. На миниатюрном подобии прозрачного дисплея загорелся алый кружок с точкой в центре, как на лобовом стекле сверхсовременного истребителя, с удовольствием отметил про себя Воронков. Никаких тебе мушек-перекрестий!

Он вогнал в рукоятку два длинных магазина и передёрнул подвижную рамку, досылая бронебойный патрон в ствол. Подумал, извлёк обедневший на одну одиннадцатую своей ёмкости обойму, добавил недостающий патрон и только после этого вернул «Мангуста» в кобуру. Два других магазина поместились в подсумки на портупее, и теперь в распоряжении Воронкова было сорок пять зарядов. Поди плохо!

«И совсем хорошо будет, если они не понадобятся!» — напомнил здравый смысл.


Сашка аккуратно убрал в ящик инструменты и оставшиеся патроны, но не закрыл его, а достал из другого отделения два объёмистых свёртка и один пакет. Надо обход — будет вам обход!

Проигнорировав грубую робу, он развернул отмытый и продезинфицированный гидрокостюм. Тонкое шерстяное бельё, носки, облегающий свитер под горло — и, растягивая тугую резину, Воронков втиснулся в глухие чулки брючин.

«Чем не лосины нового времени? — усмехнулся он.— Хочешь быть красивым — поступай в гусары. Нет вакансий — тогда иди в ассенизаторы!»

Теперь куртка, в которую тоже пришлось влезать со скрипом. Сашка туго закатал подрезанную до минимума поясную манжету, но надевать закрытый шлем не стал, а перчатки просто прихватил резинками к запястьям. Костюм был надет для того, чтобы можно было устранить не очень серьёзную неисправность прямо на месте, не бегая переодеваться, ну и перчатки в таком случае будут нужны. Но пока что ещё и кисти прятать под глухую резину не хотелось.


Старенький «Садко‑2» приятно обтянул тело, обжал каждую мышцу, придавая движениям скупую точность. В Сашкином распоряжении имелась ещё парочка куда более суровых комбинезонов со скучным именем «ГК СВУ‑Б», но это были уже полные презервативы. Резина с головы до ног, секс с гарантией — но их Воронков надевал только когда не было другого выхода, кроме как по шею лезть в дерьмо.

Потянувшись, окончательно переборовший былую подавленность Сашка неожиданно для самого себя выдал тао «Красная куропатка сопротивляется порывам южного ветра». За туманно красочным названием скрывалось маленькое представление для одного актёра, показывающее, как можно запинать до потери пульса активного «доброжелателя», не понеся при этом ущерба.

Быстро разрядив напряжение серией резких и размашистых движений, концовку Воронков смазал. Он завершил «танец» не подсечкой с последующим высоким прыжком (красной куропатке надоело бороться с настырным и тупым ветром, и она улетает по своим делам к чёртовой матери), а попросту припечатал невидимого противника ударом кулака сверху в лоб. Ветру такое «пофигу», а вот «доброжелатель», пожалуй, будет озадачен минут на десять.

На душе полегчало, даже озорство какое-то появилось. Ну, раз пошла такая пьянка… Сашка развернул пакет побольше, и из него с лёгким шелестом заструилось тёмно-серое плетение.


Ещё во времена работы на заводе некий работяга предложил бартер — за общечеловеческую ценность типа «две пол-литры» пообещал притащить два кило титана. Воронков согласился, рассчитывая сделать несколько лопат для знакомых дачевладельцев (на головном московском авиазаводе готовые титановые лопаты те же работяги толкали по двадцать пять рублей). Но обещанный металл оказался в виде пучка тонких трубочек, ни на что, в общем-то, не пригодных, и они долго лежали на балконе.

Значительно позже Сашке в руки попался журнал со статьёй об устройстве старинных доспехов, и он, порубив трубки на колечки, принялся плести из них кольчугу. Строго говоря, это произведение было скорее байданой: каждое колечко он ещё и подплющивал до состояния дырчатой чешуйки. Работа была нудная и однообразная, но торопиться было некуда — со временем плетение превратилось в своеобразную психотерапию. Стоило Сашке зайти в тупик с Мангустом, и однообразное размеренное рукоделье помогало расслабиться. Пальцы без суеты прилаживали звено к звену, соединяли, приваривали, а в душу снисходили спокойствие и мир, пропадало желание побиться лбом о стену в расстройстве от собственной бестолковости.

Опыта ему всё же не хватало, и полноценную «железную рубаху» он делать не рискнул. У него получилось что-то вроде узкого пончо с дыркой-воротом и двумя прямоугольными выростами, закрывающими сверху плечи и руки до локтей. На боках, под мышками и локтями лопасти кольчужного пончо соединялись мягкими ремешками. Взвесив в руках текучий доспех, он через голову накинул его на плечи, затянул шнуровку ворота и ремни. Как влитой! От пули, конечно, не защитит, а вот от какого-нибудь ножа или топора — другое дело. Или от гнусного чёрного копья…

Пол холодил пятки сквозь тонкую резину. Сашка звонко чихнул, потряс головой и вывалил на пол содержимое пакета. Выхватив из антрацитово поблёскивающей кучки наколенники с налокотниками, быстро надел их, поправил эластичные крепления, упал на диван и по очереди вогнал ступни в объятия высоких роликовых ботинок. Старый отцовский подарок, презент из-за бугра. Ещё на шнуровке, тележка с четырьмя широкими попарно расположенными колёсиками, как у скейта. Надёжная вещь. Четыре раза уже «резину» менял, а коньки всё на ходу. Привык он к ним, притёрся. А как же, тачки у него нет, а какой русский не любит быстрой езды? Всё, порядок. Сашка притопнул. Нигде не жмёт, не давит. Теперь уж точно броня крепка и ноги наши шустры. Осталось влезть в сбрую, замкнуть её понизу широким поясным ремнём, повязать буйну голову банданой, застегнуть на запястьях перчатки без пальцев, но зато с приклёпанными по тыльной стороне шипами — и всё, готов к труду и обороне. Ах, да! Минуточку, последний штрих. Остатний свёрток, вздёрнутый за хвостик, живо раскрутился, и в подставленную ладонь увесисто шлёпнулась кожаная пластина ножен. Щёлкнула кнопка стопора, и наружу поползла воронёная полоса клинка. Долго ползла. Потому что длинная. Ровно 30 см.


…Решив однажды подарить Рыжему на четвертьвековой юбилей уникальный охотничий нож, какого ни у кого нет, он преисполнился энтузиазма, как оказалось излишнего. Примерно на полпути стало ясно, что он увлёкся и, пожалуй, переборщил. Тем, что у него получалось, было не зверя свежевать, а, скорее, врагов с оттягом рубить. Другие охотники Рыжего бы засмеяли. Пришлось срочно всё бросать и производить нечто более приемлемое. Гарику подарок понравился. Но позже Сашка всё-таки вернулся к своему первоначально недоделанному произведению и довёл его до ума. Так появился на свет этот нож-переросток. Обоюдоострый в верхней трети клинка, с волнообразной пилкой по обуху, лёгким ятаганным изгибом лезвия и значком изящно раздувшейся кобры у самой рукоятки. Его вполне можно было считать родственником достигавших полуметра и более боевых ножей древности. У тех племён и народностей, что любили это оружие, классический меч долго не находил широкого применения. За ненадобностью. Как говорится, при такой булавке и шпага не нужна…


Сбруя не зря сразу же замышлялась универсальной. Убранный обратно в ножны, потомок кремнёвого рубила уютно улёгся повдоль спины, рукояткой вниз наискосок от левого плеча — только найденные на ощупь замки креплений щёлкнули.

Удерживая на лице хмурое выражение предельной решимости, Сашка завершил гонку вооружений тем, что извлёк из ящика и привесил спереди на пояс два гладких шарика размером чуть меньше теннисного мяча — самодельную карманную артиллерию. Вот теперь точно всё. Во всех смыслах, включая (тьфу, тьфу, тьфу) нежданный прихват родными органами… Но тут он представил, что вылезает наружу безоружным, и его мигом передёрнуло ледяным ознобом. Фигушки! С пустыми руками не на бой как на праздник ходить, а только на собственные похороны. А с другой стороны, хорошо, что его никто не видит.

— Ты куда это парень, такой крутой? На войну?

— Да нет, хочу прогуляться тут промеж отстойников.

— Понятно. А эти штучки «заместо бижутерии»?

— Полтергейст, понимаешь, шалит. Барабашки злые покоя не дают, сглазил кто-то. Буду обороняться.

А что ещё скажешь? И посторонний наблюдатель уверенно подумает: «Ага, приятель, крыша у тебя едет, а в форточку вовсю лезет паранойя. Ну, успехов!»

Самое правильное и, по-видимому, единственно возможное в таком бредовом положении — положить на всё это с привесом. Пусть органы, пусть псих, пусть горячка белая — зато живой!

Обогнув стол, из-под которого за ним внимательно следил Джой, Сашка подкатился к выходу.

— Остаёшься за главного,— сказал он псу.— Никого не впускать, пленных не брать. В случае чего, прошу считать меня пофигистом.

И соответствующую эпитафию добавил Воронок про себя: «Хорошему парню, до последнего защищавшему экологически чистый продукт от посягательств нечистой силы. Эх, и чего это мне так весело? Не к добру»,— вздохнул он и, прихватив с полки казённый фонарик, распахнул дверь.

За порогом его ждал сумрачный осенний вечер. Дождь вроде бы и в самом деле взял тайм-аут, но воздух и без того уже пропитался влагой до предела. Сашка поморщился и провёл по лицу ладонью, стирая с него мгновенно налипшую мокрую плёнку. Без толку. Стопроцентная влажность, не иначе. Он взглянул на жирно залоснившийся резиновый рукав. Правильно он гидрокостюм надел. Лучше и не придумаешь, чтобы по этому подводному царству в серых тонах гулять.

Закат без особого успеха пытался догореть там, где ему и положено — на западе. Над почти невидимой за густой дымкой, далёкой-далёкой, толстой, будто проведённой тупым мягким грифелем чертой леса. Слабенькое такое светлое пятно — вот и весь результат, факелы, что немного в стороне, и то ярче. А в целом — великолепное колористическое решение на тему «Безнадёга, которая навсегда». Оценка — десять баллов. Из десяти. И пейзажик весёлый. Оставь надежду всяк сюда рискнувший… Тьфу!

«Колдун Мганга — сволочь!» — с выражением сказал Сашка, обратив лицо к равнодушным небесам и прислушиваясь к звукам собственного голоса. Эти самые звуки явно глохли, не успев вырваться на свободу. Это было странно. По идее, в воде звук должен распространяться просто отлично. Наверное, всё дело в границе двух сред — воздуха и жидкости. «Нда,— подумал Сашка,— мы с Мухтаром, то есть с Джоем, на границе. Сред, миров, пространств, времён или, может быть, хрен знает чего ещё. Нарушитель прёт косяком и ненавидит отважного Карацупу. И ведь очень даже может быть, всё что угодно может…»

Заперев снаружи дежурку, он после некоторого, вызванного отсутствием карманов, раздумья сунул скользкий холодный ключ в ботинок и не спеша покатился в сторону главного корпуса. Маленькие чёрные катки из твёрдой литой резины бесшумно касались тёмного сырого асфальта, и это рождало привычное, но особенно сильное сегодня ощущение мягкого полёта над дорогой.

Ролики — вообще кайф. Кто понимает, конечно. И к тому же куда быстрее и куда менее утомительно, чем на своих двоих. Выше КПД передвижения только у велосипеда, но зато без такой манёвренности. Сашка где-то читал, что хуже всего в этом отношении приходится несчастным мышам. Они семенят лапками особенно неэкономично. Он невольно представил мышей на роликах. Ха! Бедные кошки.

Бездумно выбрав путь наименьшего сопротивления, он покатился под горку вдоль забора из заржавелой проволочной сетки, а затем свернул к ряду широких низких барабанов, в которых непрерывно вращались, гнали с негромким липким плеском волну осклизлые миксерные решётки. Асфальт тут был самым ровным и целым на всей территории. Разогнавшись, можно было и под ноги не смотреть, а закрыть глаза и лететь, закладывал под свист потревоженного воздуха плавные точные виражи. А ведь, пожалуй, он и впрямь смог бы вслепую проехать этот участок по любой траектории на выбор. Запросто. Попробовать, что ли? Хмыкнув, Сашка подивился своей не слишком понятной лихорадочной весёлости. Вот уж вопреки всему настроение. Хотя с ним, вообще-то, и раньше такое бывало. Перед важным экзаменом, к примеру, или тяжёлым разговором с начальством. Накатывало что-то типа: «Эх, была не была! Где наша не пропадала, и однова живём!» Получается, не блажь это, а индивидуальная реакция на осознанный вызов сложной ситуации, во как!

Не удержавшись, Сашка на ходу прогнулся в сторону и ребром ладони срубил ветку с засохшей на корню берёзки, закрутил себя в крутом пируэте. Мышцы гудели неслышной, требующей движения дрожью. Вспрыгнув на бордюрный камень, он скользнул вперёд, балансируя на одной ноге, оттолкнулся, перелетел, сжавшись в комок, густой куст, мягко приземлился и затормозил. До него вдруг дошло, зачем он сейчас прыгал, срезая угол запущенного газона. На свет не хотелось выходить, вот что. Да и до этого неосознанно старался придерживаться густеющей с каждой минутой в черноту тени. Как таракан какой, честное слово. Тому тоже под яркой лампой ой как неуютно, видать.

Да какого чёрта, в самом деле! Это его место. Его личный, сжавшийся на целые сутки до размеров ограды привычный мирок. Будь он хищником, так, наверное, помечал бы его как свою охотничью территорию. А что, это мысль. Надо было плакат написать: «Чужаки, убирайтесь! По-хорошему! Вам здесь не светит!» Или короче: «Потусторонним вход воспрещён!» И святой водой ещё побрызгать. Вдруг поможет?

Он ведь даже не знает, чего ему бояться. И надо ли. По ощущениям, по интуиции — надо. Невидимая великанская рука уже занесла свою гигантскую мухобойку. А здраво рассуждая — горячечный бред с элементами мании преследования. «Канализаторное» хозяйство — место решительной схватки с неведомым злом. Два раза ха-ха! Верно, всё верно. Вот только применимость здравого смысла отчего-то вызывает серьёзные сомнения. Не работает он, когда творится чёрт-те что. Иллюзии, игра больного воображения? А вот фиг вам — иллюзии. Ободранная морда до сих пор побаливает. Так что зло там или не зло, а весёлую жизнь ему кто-то устраивает. И неплохо бы с ним напрямую обсудить вопрос о взаимных претензиях. А то всё намёками да через третьи руки. На нервах играют, гады. Здоровье им его не нравится, сволочам!

Ощущение близкой неизвестной опасности взвинчивало нервы, заставляло чаще биться сердце и почти желать встречи с врагом. Каким? А плевать, лишь бы закрыть вопрос раз и навсегда. Сашка попробовал представить что-нибудь особенно гадкое. Ну, вроде массированного парашютного десанта «чужих». Не получилось. Не стыковалось такое в его голове с реальностью. Никак. Зато ярко и без спросу вообразился сначала обурелый от безделья ментовской патруль, непонятно зачем забравшийся в эту глушь и случайно накрывший его с той стороны ограды светом фар (очумелые морды, один подавился сосиской в тесте, другой не глядя пытается нашарить на заднем сиденье автомат — ещё бы, при виде такого-то прикида), а затем и нечто вовсе противоположное — тормозящий у ворот чёрный монстровидный джип с братвой, которым взбрела в голову чудная идея спрятать свежего жмурика в отстойнике (бритые тугие загривки, кожаны, стылые глаза живодёров, калаши на коленях). Дальше воображение совсем разыгралось и, перепутав всё в яркий калейдоскоп, живо нарисовало Сашке настоящий боевик с фрагментарно непоследовательным сюжетом. Все стреляли во всех, а он всем мешал, но был неуловим. Словно идиотский персонаж комикса, какой-нибудь кретинский «ниндзя-роллер», он крался во мраке, ускользая от беспомощных преследователей и в свою очередь метко их расстреливая из засады. В итоге раздолбанная милицейская пээмгэшка взорвалась от точного попадания, роскошный джип врубился в мачту с прожекторами, а его груз каким-то образом всё же попал по назначению. Оказавшись в отстойнике, труп вдруг очнулся и пьяно заголосил под аккомпанемент красочных взрывов…

Стоп! Сашка даже головой потряс. Что это с ним? Бред какой.

Хватит с него и реальных приключений, чтобы ещё и фантазировать на эту тему. Да к тому же так лихо. Ссориться что с бандитами, что с представителями власти, какими бы придурками они ни были — дело неблагодарное. Держаться от них по возможности подальше — не худший жизненный принцип. У именуемого социумом мира людей много более-менее обособленных граней, и ни один разумный человек не будет стремиться без веской причины выходить за привычную грань. Превратившись из биологической в социальную, эволюция человека создала новые, социальные разновидности ареалов обитания этакие параллельные жизненные пространства. И стоящий рядом в автобусе человек может оказаться столь же далёким от тебя, как какой-нибудь гуманоид. А уж стражи порядка точно всегда были для Сашки чем-то запредельно чужим и небезопасным. Собственная система нравственных императивов вполне его устраивала, и мысль, что кто-то считает себя вправе навязывать ему другую, чужую и мёртвую, казалась Сашке по меньшей мере дикой. Это всё равно, что заставить здорового человека пристёгивать себе протезы и пользоваться костылями. С какой стати?

Размышляя подобным образом, он потихоньку двигался вперёд. Пропустив первый барабан, он начал не спеша объезжать следующий. Тени здесь были густые, надёжные, чем дальше, тем лучше. Сашка проехал почти четверть окружности и в этот миг, будто подслушав его мысли и опасения, в спину, с то стороны, где никого не могло быть, ударил резкий, полный каркающих начальственных интонаций оклик.

— Стоять! Оружие на землю!

Сашка вздрогнул, как от удара током, и замер. Мысли пресеклись. «Вот такие штуки и называются „ментал стоп“»,— мелькнуло где-то на границе сознания. В глухой, ватной, обвально рухнувшей тишине он почувствовал, как кожа на затылке стягивается под чужим пристальным взглядом. Ощущение было премерзким, от него хотелось немедленно избавиться, и держа руки на всякий случай на отлёте, он стал медленно поворачиваться через левое плечо, заставив себя преодолеть нешуточное оцепенение. К счастью, на роликах для этого и ногами особо не нужно было шевелить. Чуть развернул ступни, спружинил коленями — и кружись хоть до помутнения в глазах Прокружиться, пока в поле зрения не въехала наконец тёмная фигура, пришлось градусов этак на сто.

И вправду мент, твою мать! Вот ведь непруха. Сашка испытал сильнейшее желание выматериться в голос, хотя надежда на иной исход умерла ещё несколько секунд назад. А точнее, она и не рождалась. Вместо неё в первый же миг родилась отвратительная уверенность — это прихват! Кажется, у древних язычников-славян ругань носила иной, сакральный смысл и служила, в частности, для отпугивания нечистой силы. Да, хорошо им было, а тут ругайся не ругайся… И неважно, откуда здесь взялась «серая опасность», надо что-то делать. Находчивость, где ты? Ау! Первой напрашивающейся реакцией было слинять и загаситься в дежурке. Мигом переодеться, сховать пушку и в дальнейшем максимально талантливо разыгрывать репризу «я не я и корова не моя». Тем более темно, лицо хрен разглядишь. Ему, во всяком случае, физиономия под козырьком кепи кажется лишь серым, чуть более светлым пятном. Но это ещё смыться надо. А если этот не один? Обычно-то они стаями ходят. Сашка изо всех сил заставлял себя перебирать варианты, но нежданный визитёр напротив просто его гипнотизировал, будь он неладен. Своей странной неподвижностью, непонятным тяжёлым молчанием. Возникло вдруг неправильное, какое-то беспомощно детское желание действительно положить пистолет, закрыть глаза и ни о чём не думать. Что, на психику давишь, сволочь? — Сашка попытался разозлиться. Но окончательно вывела его из ступора ярко вспыхнувшая перед мысленным взором картинка — он стоит и пялится, как дурак, а другие ребята в сером обошли его по-тихому и сейчас навалятся сзади…

Не раздумывая больше ни секунды, он нажал кнопку фонаря, который всё это время крепко держал в левой руке. На прошлом дежурстве он сам заменил батарейки и теперь надеялся, ослепив мента коротким световым залпом, раствориться в темноте. Эффект оказался потрясающим, вполне достойным ещё одной остановки внутреннего диалога.

Яркий сноп света в упор обрушился на стража порядка и словно сдул с него характерный узнаваемый силуэт. Чёткий абрис кепи, грубые линии негнущейся псевдокожаной форменки, шароварные брюки — всё исчезло.

Перед Сашкой тошнотворно колыхался под несуществующим ветром какой-то гнусно нерезкий, бесформенный балахон, отдалённо похожий на рясу с капюшоном, надетую на невидимое Ничто. Из-под «капюшона» на Сашку тяжело смотрела пустота. И уж она-то была очень даже резкой. И гипнотизирующей, глубокой, как океанская бездна. Общее впечатление было как от добротного кошмара. Даже не успев ничего подумать, он спазматически, так отбрасывают от себя отвратительное насекомое, швырнул в этот ужас фонарём.

Слабый, сопровождаемый хрустом то ли стекла, то ли пластика звук удара догнал его уже на бегу. Сердце снова ёкнуло, когда навстречу кинулись ещё две размытые тени. Получается, и в самом деле обошли, кто бы они ни были! Сжав зубы, Сашка бешено рванулся вперёд и сумел проскочить между ними в самый последний момент. Без роликов бы не успел, точно! Чувство наседающей на пятки опасности несло его вперёд как на крыльях. «Нет, ребята, такие повороты не для моей лошади!» — только и удалось подумать. Непонятно как, но Сашка знал, что с каждым шагом всё больше отрывается и едва не завопил по этому поводу что-то восторженно-ликующее. Что, взяли?! Шокирующая подмена вооружённых людей с отчётливыми намерениями очередной чертовщиной, конечно, ошеломляла, но и странным образом ободрила. Хотел врага — получи! Если выбирать, то, честное слово, лучше уж эти нереально жуткие твари. Не нужно мелко изворачиваться, прогибаться, как последнее чмо. Просто врубай инстинкт самосохранения на полную катушку и — вперёд! Смывайся, оторвись, обмани и напади! Надёжная первобытная тактика. Гаси гадов, как сумеешь, и никакой тебе лирики. О, эта сладкая свобода выбора тернистой тропы выживания. Рехнуться можно от счастья!

«Мангуст» уже лежал в ладони, и Сашка мимоходом этому подивился. Понятно, конечно, сам вместо кобуры оснасти сбрую особым подпружиненным захватом. Стоит надавить и рукоятку вниз и слегка от себя, и пушка как живая выпрыгивает наружу. Всё работало как часики, но не до такой же степени.

Так или иначе, стоило, пожалуй, умерить первый панический порыв, притормозить и попробовать завязать конкретный разговор с позиции силы. Разве только эти привидения окажутся пыле-влаго-удароустойчивыми. Вот тогда уж получится полный компресс! Кстати, запросто, вполне возможный вариант. Но об этом лучше было не думать, и Сашка старательно не думал. И без того страшно. Слишком уж сильной угрозой тянуло на него от этих отвратных, как тяжёлое похмелье, тварей. Тут и захочешь — не ошибёшься. Но куда они подевались? Не могли они так отстать. Это какая-то хитрость, не иначе. Только не паниковать!

Сашка совсем остановился и постепенно набирался решимости для какого-либо целенаправленного действия, которое при этом не являлось бы просто действием. Сомнения его разрешились неожиданным и зловещим образом. По глазам хлестнула тусклая вспышка, плюнула в лицо огнистым взблеском. Тонкое, бледно сияющее веретено мелькнуло у самого виска, заставив Сашку инстинктивно пригнуться. Ого, они ещё и стреляют! Совсем весело. Но чем? На трассер не похоже.

Всё ещё не различая ничего в плотном скоплении теней, он автоматически опустил большим пальцем маленький обтекаемый флажок предохранителя и без колебаний дважды нажал спусковой крючок, целясь по месту вспышки. 3‑з‑занг, з‑з‑занг!

«Мангуст» увесисто толкнулся в обнимающие рельефную рукоятку ладони, пороховое пламя острыми струями брызнуло вверх и в стороны через прорези компенсатора. «Вот и пристреляю…» — подумал Сашка, понимая, что, скорее всего, промазал. Стрельба на роликах явно имела свои особенности, связанные с сохранением устойчивости. Ничего, нечисть тоже может промахиваться, что утешает. Держа оружие перед собой наизготовку, он откатывался спиной вперёд, когда краем глаза зацепил что-то необычное. Пытаясь смотреть сразу в две стороны, он снова повернул голову. Ничего себе! Сквозь медленно тающие пятна засветки от вспышки и своего дульного пламени Сашка разглядел в основании гладкого железобетонного цилиндра немного косую, примерно метровую в диаметре воронку. Он сразу понял, что это такое, и его аж передёрнуло. Результат вражьего «промаха». И, кажется, результат промежуточный. Поражающий фактор «выстрела» в виде синюшно-мерцающего луча, похоже, всё ещё действовал. Он торчал из самого центра слегка наискосок, словно тонкий прозрачный стержень и… продолжал вгрызаться в бетон. Тонкие струйки серого песка и пыли срывались с поверхности воронки и, обтекая медленнее истаивающие рыхлыми хлопьями ржавчины огрызки арматуры, с сухим шелестом сыпались вниз. Воронка на глазах увеличивалась.

Вот это гадство, прорвёт ведь! Объясняйся потом… Сашка представил, как полтысячи кубометров густой вонючей жижи вырываются на свободу, и скрежетнул зубами. Ну стреляют — ладно! Они в него, он в них. Благо есть из чего. Дуэль такая, чтоб её! Хоть в дворяне себя записывай. Если цел останешься. Всё слишком абсурдно и одновременно подчинено, должно управляться высшими правилами! Словно материализовавшийся наплыв предсонных фантазий, порождений внутреннего хаоса, несущих гибель. Ну и что? Во сне тоже можно умереть, но это только твои проблемы. Миру наплевать, что привычно и протеста не вызывает. Однако реальность обычно всегда на твоей стороне. Стоит найти решение, опомниться, вздрогнуть, и она возьмёт верх. Должна быть «кнопка»! Но чтобы так… Сашка содрогнулся, поняв только сейчас вдруг с пронзительной ясностью, что при любом исходе ничего уже не вернётся и не будет таким как прежде. Зловещая шиза окончательно разъела границу меж нормой и безумием, сместив все понятия о возможном. А ты думал, парень, что затронуто лишь твоё драгоценное спокойствие? Она здесь, в реальности. Твоя налаженная жизнь торпедирована, пущена под откос и сброшена в пропасть едва не между делом.

Сашка заглянул в эту пропасть внутренним взором, постоял на краю и почувствовал, как, не выдержав перегрузки, в нём беззвучно перегорают последние поведенческие предохранители. Трещал по швам сам порядок вещей. Теперь можно было всё. Инстинкт самосохранения забился в угол и мелко дрожал. Кровь и смерть! И неудачник плачет…

В этот миг Джой в далёкой дежурке заскулил и заскрёб лапой запертую дверь. Воронок больше не колебался, словно временно разучился это делать. Какие проблемы? У него преимущество в скорости? Вперёд! И пистолет в руке — не просто увесистая железяка. С ним ты берёшь на себя ответственность за свою и чужую жизнь, за то, что происходит вокруг. Больше это не пугало. Как говорили предки, когда ни умирать, всё одно день — терять! Предки были мудры.

Сырая ночь неслась навстречу. Почти по прямой он пролетел между резервуаров, выскочил на открытую площадку и сразу же, срезая дорогу, принял вправо. Не снижая скорости, сгруппировался, прижал подбородок к груди — над головой прошла вязка укутанных в серебристую изоляцию труб. Ещё дважды нырял он под трубы, похожие на застывшие щупальца, раскинутые вокруг чудовищным осьминогом. Последнее щупальце осьминог протянул совсем низко, и Сашке пришлось почти распластаться, чтобы проскочить, но зато этот последний бросок сразу вывел его туда, куда нужно. Трансформаторная подстанция. Вот она. Преубогое сооружение. Но диспозиция — пальчики оближешь.

Резко свернув, он объехал строение слева, прижался ближе к обшарпанной стене, не теряя ни секунды вогнал пистолет под мышку, с разгона подпрыгнул и повис на третьей перекладине металлической лестницы. Вверх, вверх… Ролики мешают, цепляют за перекладины… А… Ну вот и крыша. Плоская, залитая покрытием, давно превратившимся в твёрдую растрескавшуюся коросту.

Пригибаясь, словно под обстрелом, он метнулся к краю и, упав на одно колено возле низкого бордюра, довольно усмехнулся. Обзор, как и ожидалось, был выше всякой критики. «А теперь мы будем шутить! От английского слова „шут“…» — прошептал Сашка и потянулся за «Мангустом». Мягко щёлкнул зажим, рукоятка пружинисто толкнулась в руку. Было в прикосновении к ней что-то очень приятное, вселяющее уверенность. Какое-то тёплое, живое чувство. Будто встреча со старым хорошим другом или мокрый нос Джоя, ткнувшийся в ладонь, когда после долгого отсутствия возвращаешься домой.

Продолжая улыбаться, Сашка ласково погладил ствол, вдарил шершавую кнопку стопора и откинул узкую титановую штангу приклада. Цевье на её конце плавно повернулось, превращаясь в затыльник. Затем снова опустил флажок (когда только успел поставить на предохранитель?), проверил прицел (работает) и подсумки (на месте). Оставалось ждать. К счастью, пауза не затянулась. Первая тварь показалась почти сразу. Сейчас она выглядела по-другому, ещё более расплывчато, но не менее мерзко. Островерхое, расползающееся понизу в стороны облако, в глубине которого прячется какая-то страшная весьма вещественная гадость. Что, казалось бы, такого? Здоровенный клуб густого дыма шевелится — подумаешь! А без дрожи не взглянешь. Может, весь секрет в том, как шевелится. Короче, редкая дрянь, которой самое место на мушке. Всех их отправить туда, откуда вылезли, или ещё подальше. Ага, и второй экземпляр не задержался. Счастье вдвойне и лучше бы ему не быть…

Твари никем больше не прикидывались. Правильно, впредь этот номер у них не выгорит. Зато неслабо маскировались. В тени или просто на тёмном фоне растворяются, как сахар в кипятке. Раз — и нету. Ничего, учтём. Скользят гладко, не спеша, как на прогулку вышли. Даже обидно. Напрашиваются. Что ж, постараемся не разочаровать.

Сашка окончательно сел на пятку, прислонился боком к парапету и поудобнее пристроил «Мангуста» на колене… И только тут увидел Художника, стоявшего почти рядом. Подрамник с холстом опирался на парапет, и Художник с кистью в руке явно собирался наносить первый мазок…


…Сашка совершенно не понял, как и откуда появился Художник. («Тут даже и Козя не поможет разобраться,— подумал Сашка,— разве что Саша Бирюков с его буйной фантазией попытался бы объяснить, да когда ещё с ним встретимся?») Художник сделал кистью первый мазок, и внизу что-то вспыхнуло. Твари-тени исчезли…


Утро поленилось обозначать себя солнечными лучами или хотя бы оптимистической полоской на горизонте. Просто грязная вата низких облаков за пару рассветных часов превратилась из беспросветно-чёрной в беспросветно-серую, а зарево факелов с химзавода поблекло, добавляя теперь лишь немного красно-рыжего тона в тусклые цвета западной части неба.

Выйдя из дежурки и глянув вверх, Воронков отметил про себя факт наступления «светлого времени суток», согласно должностной инструкции выключил прожектора и обесточил осветительный щит. Эти привычные действия заставили его наконец-то вспомнить о начальстве, о своих обязанностях, и вообще о том, что он на работе.

В слабеньком свете занимающегося дня следы ночных событий стали ещё более заметными, и никакая уборка не смогла бы их скрыть — да и чем убираться-то, бульдозером? Или сбегать до аэропорта и одолжить там «Ураган» со списанным реактивным двигателем, который полосу чистит? Делать было нечего, Сашка пошёл к подъезду управления, и вытащил из-под карниза второго справа окна ключ.

Внутри здания было пусто, тихо и спокойно. Воронков зашёл в предбанник к директору, сел на секретарское место (на самом деле должность секретаря сократили уже два года назад), вытащив из стола лист бумаги, написал слова «Объяснительная записка…» и задумался. Ну что он сможет объяснить? Да и вообще, так ли это нужно — объяснить? Главное, чтобы бумажка была написана и подшита, а что в ней написано — дело шестнадцатое.

И вскоре под его пером родился дайджест производственного романа о полезности соблюдения техники безопасности и вреде несоблюдения оной. Скупым и суровым слогом, с соблюдением всех правил канцелярского новояза, в романе описывалось, как в процессе работ сварочно-ремонтных произошло возгорание остатков топлива органического (отрицательный пример), каковое было ликвидировано собственными силами при помощи штатного песка и огнетушителя углекислотного (положительный пример). В заключение Сашка признавал свою вину и брал на себя обязательство добровольно возместить стоимость погибшего топлива и испорченной тары (бочка железная БЖ‑300 б/у) по остаточной балансовой стоимости. То есть, поправился он, «стоимости балансовой остаточной».


Перечитав бумажку, Сашка удовлетворённо кивнул, положил её в папку с тиснёной золотом надписью «к докладу», а потом взялся за телефон. Сначала он набрал телефон Рыжего, и его жена с подозрительным энтузиазмом сообщила, что «Игорька ещё долго не будет. Радиограмма пришла: у них какой-то мост размыло, а на вертолёт денег нет. Ещё неделю будут лесовоза ждать…». Не дослушав, Сашка положил трубку и позвонил напарнику.

Насколько Олег обрадовался Воронкову вчера вечером, настолько же недовольным он оказался сегодня с утра, и Сашка его вполне понимал. Самому случалось идти навстречу сменщикам и выходить на работу два, а то и три дня подряд. И хотя это давало возможность подольше повозиться в мастерской, да и деньги дополнительные лишними не были, но всё равно — энтузиазма такие просьбы не вызвали.

Однако Олег ещё с прошлого месяца был должен Воронкову трое суток. Поэтому ругань руганью, но когда Сашка пообещал ему зачесть за «посидеть до вечера» целую смену, прийти он всё же пообещал, и действительно явился даже раньше, чем кто-нибудь ещё из работающих днём. Сашка по-быстрому обрисовал ему события ночи, не слишком уклоняясь от версии, изложенной в «записке», а присутствие Художника объяснил просто:

— Двоюродный племянник, сын дяди Сени — ну, я тебе рассказывал, есть у меня такой родственник.

— А, тот алкаш из Прибрежного?

— Ага. В общем, из интерната парнишка сбежал, я его пока приютил. У него какие-то нарушения в развитии: с одной стороны, талант художественный, а с другой…

— Дурачок, что ли?

— Ну, не то что бы совсем, но иногда его понять трудно. Да ты парнишку, главное, не дёргай и не показывай никому, а сам он к тебе лезть не будет. Пусть себе сидит, рисует, а я его скоро сплавлю куда-нибудь.

— Очень нужно мне его дёргать,— пожал плечами Олег, и Сашка почти бегом бросился переодеваться. Ему очень не хотелось встретиться в воротах с директорским «Жигулёнком» и полчаса стоять в кабинете, виновато кивая головою в такт нравоучительной речи.


Кобура с «Мангустом» привычно устроилась под плечом, и прижатый к стенке троллейбуса Воронков то и дело ёрзал, пытаясь сдвинуть её поудобнее и вызывая недовольство окружающих.

«Небось скоро на рёбрах профессиональный синяк будет… Хоть прямо сейчас вылезай!» — подумал он, когда щуплая на вид женщина так энергично стала пробиваться к выходу, что кобуру в буквальном смысле впечатало в бок.

«А действительно! — вдруг сообразил Сашка.— Надо же предупредить Козю, что я приеду, а то опять куда-нибудь ускачет. Только рассказывать по телефону ничего не буду. И так всё выглядит бредом сивой кобылы, а по телефону так и вовсе на дурацкую шутку потянет, не более того!»

Решив так, Воронков двинулся вслед за энергичной дамой и вывалился из троллейбуса на первой же попавшейся остановке. Этот район, застроенный казённого вида сталинскими домами, Сашка знал не очень хорошо, но телефонную будку долго искать не пришлось. Она сама попалась на глаза, словно нарочно для Воронкова поставленная у глухого участка стены первого этажа, которая метров через двадцать переходила в витрину булочной. Ко входу в магазин от остановки шла прямо через газон натоптанная тропинка, зато мимо будки была проложена явно непопулярная в народе асфальтовая дорожка.

Сашка бросился к телефону, но вдруг остановился и нервно огляделся. Уж больно удачно эта будочка ему попалась, и сама она чистая такая вся, стёкла целые, трубка не оборвана… Хотя нет, вроде всё нормально! Целые стёкла, конечно, случай нетипичный, зато сделанная аэрозольной краской разляпистая надпись: «Коля — щит, я фак ю!» — подтверждала реальность объекта. Интересно, почему секунду назад будка показалась такой чистенькой?


Дверца открылась с громким натужным скрипом и тут же захлопнулась. Воронков привалился спиной к боковому стеклу, полез в карман за записной книжкой, и тут раздался телефонный звонок. Звук его был один ко одному похож на звук звонка телефона у Сашки дома, поэтому он сначала машинально снял трубку и лишь затем, уже поднеся её к уху, с изумлением уставился на автомат.

В трубке что-то трещало и завывало, словно в плохо настроенном приёмнике. Как и в прошлый раз дома, Сашка смог разобрать лишь отдельные слова: «…Уничтожить… Не сможем помочь… Обязательно…»

— Какого чёрта!!! — рявкнул взбешённый Воронков так, что отразившееся от стёкол эхо крика чуть не оглушило его самого.— Мать-перемать, чего вам от меня нужно, так вас и эдак?!!

Трубка на мгновение замолкла, а потом оттуда донеслось протяжное: «Береги-и-и-сь-щ-ш-ш…» — и голос, словно под рукой опытного звукооператора, превратился в «улетающее» шипение.

В этом предупреждении необходимости не было — Сашка шестым чувством ощутил надвигающуюся со спины опасность и, отшвырнув трубку, рванулся назад, одновременно поворачиваясь. Он хотел ударом плеча распахнуть дверь и выскочить наружу, но дверь осталась неподвижной, словно приваренная. Сила собственного толчка отбросила Воронкова обратно к автомату, только теперь он оказался к нему спиной, а лицом к улице. И по этой улице бешено летела большая, чёрная, распластанная по дороге машина с тонированными до полной непрозрачности стёклами — всеми, включая и лобовое. Всё было так же как вчера — только теперь некому было его вытащить из-под колёс…

Понимая, что счёт идёт на секунды, он плотнее опёрся спиной на телефон и резко ударил в дверь ногой — сначала по хлипкому на вид алюминиевому переплёту, а затем по стеклу. Тщетно! Чёртова будка была словно сделана из легированной стали и бронестекла…

На краткое мгновение Сашка смертельно испугался, и тут же испуг сменила собой знакомая холодная ярость. Может быть, «они» и задумали показательную казнь, но вот беззащитной жертвы у них не будет! Его рука нырнула за отворот куртки, пальцы ухватили рукоять «Мангуста» — жаль только, патронов осталось мало…

Прищуренный, словно он уже заранее начал целиться, взгляд Воронкова был устремлён на стремительно приближающуюся машину, и поэтому то, что случилось дальше, он увидел во всех подробностях.


Чёрный автомобиль, приближаясь, нёсся по середине улицы, плюя на все правила, и какой-то импозантно выглядящий джип, давая дорогу «крутым», услужливо шарахнулся вправо — прямо под колёса гружённому кирпичом КаМАЗу с прицепом. Водитель грузовика ударил по тормозам, и КаМАЗ с жалобным воем остановился, косо развернувшись поперёк дороги. Но тяжёлая «баржа» замедляться и не подумала — прицеп сорвало и с прежней скоростью понесло дальше, одновременно закручивая по оси. Кирпичи полетели во все стороны, чёрная машина отчаянно вильнула, выскакивая на тротуар, но крутящийся, словно на льду, прицеп принял её в борт, зацепил, протащил через встречную полосу, и, не долетев полутора десятков метров до телефонной будки, они ударились в стену.

Медленно, как показалось Воронкову, очень-очень медленно гофрированный борт прицепа начал вминать машину в каменную стену. Чёрный кузов перекосило, переднюю часть повело вверх, расплющивающийся бампер отогнулся книзу, и вдруг вместо машины Сашке увиделся огромный чёрный ящер, встающий на дыбы и раскрывающий пасть в крике боли…

Полыхнула вспышка взорвавшегося топлива, и время пошло в своём обычном темпе. За первым взрывом последовали ещё два, и по стёклам телефонной будки простучал град осколков. Именно простучал — ни один из них не пробил окна, даже царапин не осталось, но не успел Воронков осознать это, как ещё один обломок кирпича, практически на излёте, с дребезгом разнёс одно из стёкол и смачно шмякнул по болтающейся на проводе трубке.

Посыпалась пластмасса, смешиваясь со стеклянным крошевом. Сашка инстинктивно отдёрнул ногу, задел дверь — и та распахнулась с такой лёгкостью, словно никогда и не была намертво заклинена.


У стены дома разгорался пожар, языки жёлтого пламени лизали искорёженную кучу металлолома, в которую превратились прицеп и чёрная машина, в небо валили едкие клубы по-химически вонючего дыма. Откуда-то взялась милицейская машина, бьющая по глазам синими и красными вспышками огней, около места аварии уже собиралась толпа зевак, в основном состоящая из покупателей магазина — они громко гомонили, и до Воронкова несколько раз донеслось слово: «Повезло!»

«Ещё бы! — мысленно согласился с ними Сашка.— Возьми прицеп немного с недолётом, и войди он в булочную через витрину… Жуть. И на крематорий тратиться не пришлось бы. Да и мне тоже повезло, будка эта противоударная… Да какое к чёрту везение, это же очередной ход в дурацкой игре, которая вокруг меня крутится! Да я им… А что я им? Да и кому — им?»

Сашка отошёл в сторонку и, устало прислонившись к стене, стоял, почти не обращая внимания на нарастающую суматоху вокруг, хотя посмотреть на что было.

Завывая сиреной подкатил красный «ЗиЛ», пожарные и милиция начали отгонять любопытную толпу.

Схлынувшее напряжение оставило после себя почти ко всему равнодушную слабость, и от этого равнодушия Сашка получал сейчас даже какое-то удовольствие — стоишь себе и стоишь, живой, невредимый, опасность миновала, на всех вокруг плевать… Стоп! А вот и не на всех!


Он оттолкнулся от стены и, забыв всё своё равнодушие, рванулся вперёд: там, в толпе зевак, мелькнул белый брючный костюм и белёсо-бесцветные волосы девицы-альбиноски. Теперь Сашка не сомневался: это не бред и не наваждение, он видел её вполне ясно и отчётливо. Девушка стояла, окружённая людьми, но в то же время словно отгороженная от них невидимой стеной — может, дело было в том, что она разительно отличалась от них.

В общем-то, каждая отдельная черта её лица, каждая отдельная деталь одежды или оттенок цвета лица, волос и ткани — всё по отдельности укладывалось в рамки «допустимой необычности». Но вместе они создавали такое сильное впечатление «нездешности», что было просто поразительно, как этого люди вокруг не обращают внимания на эту девицу.

«Да и пусть не обращают, лишь бы мне её сейчас поймать и потребовать, наконец, ответа…» — лихорадочно думал Воронков, врезаясь в толпу, и грубо расталкивая всех подряд.

— Ты куда прёшь? — раздался густой бас, и Сашке показалось, что он наткнулся на бетонную стенку. Поперёк дороги стоял здоровенный — не толстый, а именно — здоровенный мужчина с широким, спокойным лицом. Его рука упёрлась Воронкову в грудь и шутя остановила его движение.

— Не видишь, люди кругом? — продолжил тот увещевающим тоном.— Надо куда — иди спокойно…

Сашка вспыхнул, готовый одним ударом в шоковую точку свалить здоровяка наземь, и тут же овладел собой. Дядька, в общем-то, говорил верно, а он был не прав.

— Извините…— выдохнул он.— Пропустите, пожалуйста, мне срочно надо тут…

Здоровяк не торопясь опустил руку, чуть-чуть подвинулся, Давая возможность протиснуться мимо себя, и Сашка возобновил движение, теперь уже стараясь быть повежливее. Однако когда он всё же добрался до того места, где от стены приметил альбиноску, той уже и след простыл — наверное, заминка со здоровяком сыграла свою роль.

— Вот сволочь! — в сердцах бросил Воронков вслух, и стоящий рядом мужик в испятнанной маслом спецовке так же мрачно и раздосадовано ответил, скорее себе, чем ему:

— Да уж точно, блин! Я ж, твою мать, не чайник, пятнадцать лет за баранкой — а иди теперь доказывай, что тормоза с утра чин-чинарём проверил! Козлы на лимузине, что б их, глаза залили, а у меня в прицепе пять тонн, и джипа поперёк дороги встала! Ну и фигли было делать? Я ж говорил этим долбакам в гараже — не ставьте китайские шланги, ищите наши, а они всё: подожди, подожди. Дождался, мать…

Сашка понял, что это и есть водитель того самого КаМАЗа, сочувственно кивнул и пошёл к остановке, решив поехать домой. Искать следующую телефонную будку ему почему-то совершенно расхотелось.


Торопливо поднимаясь по лестнице и заранее вытаскивая ключи, Воронков соображал: у Кози скоро начнётся обеденное время, и можно попробовать уговорить его пересечься на полдороге.

«Пусть хоть как смеётся, но рассказать про чёрную машину ему нужно прямо сейчас. Не поверит ведь… А надо, чтоб поверил! Не хватало, чтобы через мои беды ещё и друзья попадали в переплёт! Блин, но какая у нас длинная лестница… Сейчас ещё с замком возиться!»

Но трудностей с замком не возникло. Когда Воронков по привычке попытался с напором вставить ключ в скважину, дверь неожиданно подалась, и он неловко ввалился в прихожую.

«Урод, забыл закрыть…» — было первой мыслью, но одного взгляда на комнату хватило, чтобы понять: незапертую дверь за собой оставил кто-то другой. И, в общем-то, логично, потому что после визита этого «кого-то» ворам в Сашкином доме делать стало абсолютно нечего.

Громили квартиру основательно и с душой. Дверцы стенного шкафа валялись сорванными, несчастный телевизор добили, скинув на пол, а в углу диванные подушки, взрезанные крест-накрест, демонстрировали свою поролоновую начинку. С кухней обошлись так же круто, а в дополнение к общему бедламу в ней содрали с пола линолеум и отшвырнули в прихожую.

На этот ком линолеума Воронков и уселся, подперев голову рукой. А что ещё было делать? Кричать, плакать, посыпать голову пеплом, звонить в милицию? Можно ещё напиться до бесчувствия — а толку?

Сашка продолжал тихо сидеть, а в голове надоедливо крутилась невесть где подхваченная строчка: «Здравствуй, жопа, я узнал тебя в лицо…» — ситуация вызвала аналогии именно с этой малопочтенной частью тела. Впрочем, собственное лицо, отражаемое зеркалом в прихожей, тоже не казалось слишком симпатичным.

— Ну что? — наконец спросил Воронков у себя-отражения.— Получил подарок из Африки?

Отражение спорить не стало, получил так получил. Сашка вздохнул, поднялся и побрёл подсчитывать убытки, заодно отмечая уцелевшее. Вот, например, то же самое зеркало: как висело, так и висит себе. Ничем погромщиков не возмутило, так что запишем в плюсик. Рядом опрокинутая телефонная тумбочка, а под ней…

Он даже радостно присвистнул — совсем забыл про него! Экая нечаянная радость: соседкин навороченный телефон, свалившийся под тумбочку, был цел, и красненький огонёк по-прежнему сигнализировал о его работоспособности.

Сашка аккуратно перевернул аппарат, поднял трубку — гудок был. Вспомнив инструкцию, пару раз нажал на кнопку, и в узеньком окошке высветилось: было два звонка. Ну и кто чего хотел?

Первое сообщение тонуло в уже знакомых помехах. Через бульканье и свист неизвестный доброжелатель пытался что-то объяснить про какой-то барьер, но по-прежнему разобрать можно было лишь отдельные слова, да и то с трудом. Вместо номера абонента в окошке АОНа горело «error #252», так что вся затея с определителем оказалась бесполезной. Второй звонок прошёл сегодняшним утром со служебного телефона Серёги, и запись на кассете звучала так:

— Воронёнок, что за розыгрыши? Так порядочные люди не поступа… А это ещё что?! — голос обрывался, и плёнка некоторое время крутилась молча, пока автоматика не остановила запись.

Сердце сжало дурное предчувствие, и Сашка начал лихорадочно набирать номер, в спешке промахиваясь пальцами мимо кнопок.


Гудок, ещё гудок, ещё один… Там что, уже разбежались все? До обеда же полчаса! Нет, вроде трубку подняли…

— Алло?

— Сергея будьте добры! — попросил Сашка.

— Какого Сергея? — недружелюбно спросили в трубке.

— Обычного. Он у вас один и есть…— удивился Сашка. Коллектив лаборатории насчитывал шесть человек, все они прекрасно знали воронковский голос, да и никаких других Сергеев, кроме Кози, там не было.

«Практикант какой, что ли? Вряд ли… Голос взрослого человека, причём явно привыкшего, что на его вопросы отвечают без пререканий».

Тем временем на другом конце линии послышались неразборчивые звуки — похоже, что трубку прикрыли рукой и о чём-то совещаются. Потом незнакомый голос послышался снова:

— Он сейчас не может подойти к телефону. Что вы хотите?

— Это из канцелярии. Он ведомость на отпуска ещё не принёс,— сам не зная зачем соврал Воронков и повесил трубку. Так ему и поверили — из канцелярии. По городскому-то телефону!

Он немного поколебался, а затем набрал другой номер, похожий на первый. Благодаря Козе он перезнакомился с половиной девушек отделения «Э», с некоторыми даже подружился, и сейчас звонил одной из них. На этот раз трубку взяли сразу.

— Марина? — заторопился Сашка.— Это Воронёнок. Что у вас там в шестой происходит? Я звоню — там вместо Серёги кто-то незнакомый, да въедливый такой!

— Ой… Сашенька, тут беда. Серёжку…— девушка всхлипнула.— Убили его. Прямо там, в лаборатории нашли!

— Как? — остолбенел Воронков.

— Я не знаю! Там все куда-то ушли, а пришли, он уже… всё. Милиция приехала, следователь, собаку привели — только она как остановилась перед дверью, так дальше ни в какую. Химии, наверное, не любит… Ой, да что я говорю! Тут такое, а я про собаку…— Марина снова всхлипнула, и в трубке запищали короткие гудки.

— Извини,— тихо сказал Воронков, обращаясь то ли к Марине, то ли к Сергею, и машинально опустил трубку на рычаг.

«Я вроде бы куда-то шёл…— подумал он безо всякого интереса.— Ах, да, подсчитать убытки…»

Сашка вспомнил вчерашнее утро и Козю, уходящего за дверь с баночкой в руках. Всего лишь маленькая такая баночка с жидкой дрянью в ней, такой дряни в каждом отстойнике кубометры — и вот: милиция, следователь, собака… Свидетели, экспертиза, отпечатки пальцев — деловито, отработано, обыденно.

А как теперь жить человеку, твёрдо уверенному в том, что именно он, и никто другой, стал причиной смерти друга?! И мало ли что этот человек сам уже раза три чудом уходил от опасности — чудом или не чудом, но ведь уходил! А Серёга не ушёл. Наверное, даже не успел понять, что вот она, опасность…

Сашка медленно поднял с пола чудом уцелевшую чайную чашку, повертел в руках и с размаху швырнул её об стену, вложив в бросок такую силу, что в стороны полетели даже не осколки, а мелкая пыль. Убытки, значит? Он вытащил «Мангуста», снял пистолет с предохранителя и вернул под плечо. Ладно, посчитаемся!


Идя по улице быстрым пружинистым шагом, Воронков едва сдерживался, чтобы не заорать во весь голос «Вот он я, сволочи, здесь!». Специально свернул в памятный переулок к поликлинике — сейчас он даже хотел, чтобы чёрный «рейтар страха» вновь поджидал его где-нибудь за углом, неважно в каком обличий: всадника ли, мотоциклиста…

Но ни в переулке, ни в глухих дворах, ни на оживлённых улицах, ни на территории ТЭЦ, куда он наконец забрёл, — нигде Сашка не встретил никого из тех, с кем хотелось встретиться и потолковать тет-а-тет. Прохожие, по случайности взглядывавшие ему в лицо, сразу же прятали глаза и делали вид, что совершенно не интересуются этим крепким парнем в дешёвой куртке, напротив, у них сразу же появлялось срочно дело где-нибудь в стороне от его пути.

Несколько раз он вызывающе неторопливо пересекал улицы, по которым шёл плотный поток машин. Визжали тормоза, мигали фары, из-за стёкол доносилась матерщина, но ни разу среди них не возник распластанный чёрный силуэт — в том, что такая машина у «них» не одна, Сашка не сомневался. Не обращая внимания на возмущения водителей, он шёл в следующий проходной двор, а после него снова подставлял себя под колёса, оставаясь готовым в любую секунду начать схватку.


Но ничего не происходило, и через некоторое время Сашка понял, что уже сам не очень-то и хочет в очередной раз лезть под машину.

Человек не может находиться в каком-то одном состоянии вечно. Потрясение, гнев, отстранённое желание разом со всем покончить — примерно через час эти чувства покинули Воронкова, сменившись усталостью и тоской. Никто не хотел выходить на смертный бой, никто не хотел принимать вызов, и та решительность, с которой он вышел из дома, казалась теперь нелепой.

«Герой, блин…— мрачно думал Сашка, возвращаясь.— Кому ты на фиг нужен, красавец? Думал — будет мортал комбат[3] по заказу? Как же! Да плевали на тебя — сиди, жди своей очереди… Знают, сволочи, что хуже этого нету — сидеть и ждать неизвестно чего!»

Тем не менее некоторую пользу этот час на сырых улицах принёс — Воронков вновь обрёл способность рассуждать более или менее спокойно и трезво. Серёгу, конечно, не вернуть… А вот что делать теперь ему? Может быть, стоит пойти в милицию и рассказать обо всём?

Нет, «обо всём» — это перебор. Лучше почти обо всём. А вот насколько «почти»? Можно, конечно объяснить, что с испугу раздолбал телевизор гостевой пепельницей. Так ведь останки несчастного «Рекорда» наверняка повезут на экспертизу — следы жидкости искать. А найдут для начала следы пороха!

Значит, про телевизор нужно будет молчать. И про весёленькую ночь на станции тоже. Зато можно долго и красиво рассказывать про рыцаря. И заодно добавить классическое: «Гражданин Шин провертел в моей стене дырку, и пущает скрозь неё отравляющих газов»,— с точно таким же успехом.

А с другой стороны — мало ли что? В милиции ведь не одни хапуги сидят, вдруг попадётся умный человек, который поверит и что-то такое профессиональное предпримет, отчего сразу всем станет хорошо. Кроме Серёги, конечно…


Дверь квартиры вновь распахнулась легко и без сопротивления — на этот раз её забыл закрыть точно сам Воронков.

«В порыве, так сказать, праведного гнева, мститель, блин…» — оценил он свой поступок. Для большей язвительности Сашка повернулся к зеркалу, оскалил зубы, скорчил рожу — и вдруг заметил, как на разгромленной кухне что-то мелькнуло.

«Так, значит, они всё-таки решились кренделей с доставкой на дом выдать. Ну вот, Воронёночек, а ты волновался!»

Он быстро глянул сквозь дверной проём вперёд.

«Как у нас в комнате? В комнате пусто. Значит гость на кухне, стоит около раковины, иначе был бы виден прямо отсюда. Ладно, добро пожаловать!»

Продолжая двигаться спокойно, словно ничего не заметив, он снял кроссовки и поставил на пол. Потом повернулся и пробормотал как бы под нос, но достаточно громко:

— Хорошо хоть унитаз целый. А то к соседям бы бегал…— и брякнул после этих слов дверью туалета. Извлёк «Мангуста» и, осторожно ступая ногами в носках по полу, пододвинулся к углу, за которым начиналась собственно кухонька. Чуть присел, набрал полную грудь воздуха…

— На пол! — заорал он. Одновременно с этим ноги распрямились, толкая тело вперёд и вверх. Сашка в прыжке перелетел через поваленный холодильник и, вывернувшись как кошка, приземлился спиной к окну, держа пистолет в полусогнутых руках. А ответом ему была лишь ослепительная улыбка — белые зубы между тонких ярко-красных губ. И хотя губы сразу же сжались, Сашка сначала вспомнил именно эту улыбку и лишь потом обратил внимание на всё остальное — белый брючный костюм, бесцветные волосы, как те, что бывают у альбиносов… Вот только глаза у девушки были совсем не красные, а вполне нормального светло-серого цвета.

Альбиноска, поняв, что её узнали, сделала улыбку ещё шире.

— Так всё-таки на пол? Или можно постоять? — спросила она неожиданно низким и сильным голосом. Тон вопроса подсказывал, что в ответе она ничуть не сомневается.

— Ладно, оставайся так, — не стал спорить Воронков и поёрзал спиной, устраиваясь поудобнее, а заодно опирая один локоть на подоконник. Он не хотел, чтобы в случае долгого разговора у него устали руки. Только вот как с ней говорить? Не с банальных же «кто с тобой работает?» «кто тебя послал?» начинать?

Повисло долгое молчание, и первой не выдержала альбиноска.

— Ты разве не хочешь у меня что-нибудь спросить? Например, кто я такая и что мне нужно?

— Хочу. Только, думаю, ты сейчас сама мне расскажешь. Всё-всё расскажешь.

— Ого! Ну и аппетиты у тебя! Всё — это как? Начиная от Большого Взрыва?

— Слушай, красавица, не дури, а? Я ведь сейчас не в том настроении, чтоб шутки понимать.— И для внушительности Сашка качнул пистолетом.

— Да уж вижу! — фыркнула девушка. Даже если она и испугалась, то виду не подала и продолжила: — Ладно, если ты такой нервный, я специально предупреждаю — я попить хочу. Не будешь стрелять?

Не дожидаясь ответа, она повернулась спиной, и наклонилась к крану, предоставив Воронкову оценивать форму обтянутого белой джинсой зада. Форма была неплоха, хотя «объект» и был излишне сухощав. В принципе, женщина должна быть всё же пошире, хотя и в тощих есть свой шарм… Сашка вдруг понял, что разглядывает альбиноску с откровенным плотским интересом, и очень этому удивился. И не время ведь, и не место, а смотри-ка, куда вдруг мысли поскакали!

Она наконец-то выпрямилась (Сашка подумал, что он бы напился за половину того времени, что она простояла, нагнувшись) и сообщила:

— Среди того, что я тебе сейчас расскажу, будет мысль, что я тебе не враг, а скорее друг. Ты в это поверишь сейчас авансом?

— Допустим.

— Тогда, пожалуйста, перестань держать меня под прицелом. А то мне очень неуютно.

Сашка кивнул и пистолет опустил. В кобуру, тем не менее его не убирая. Она продолжала:

— И вообще, пойдём в комнату, что ли? Там хоть на что присесть найдётся.

Воронков сомневался, что это так, но всё-таки кивнул и полез обратно через холодильник, который только что так браво перемахнул.


Под сидение девушка приспособила себе одну из порванных подушек, а Сашка устроился на тумбочке из-под телевизора — у неё теперь была обломана одна из коротких ножек, и сидеть приходилось с опаской. Пистолет он не убрал, продолжая держать его в правой руке, потому что авансы авансами, а мало ли что.

Альбиноска явно обратила внимание на этот нюанс, но вслух комментировать не стала, и перешла к объяснениям.

— Итак, что я могу тебе рассказать… Мне довольно сложно будет сделать это, потому что я не очень хорошо представляю себе, до какой степени ты способен поверить в мои слова. Они будут тебе наверняка казаться странными и нелепыми, но поверь, это не уловка. Дело в том, что то, где живёшь ты — это ещё не весь мир.

— Я так и знал. Ты — марсианка,— буркнул Воронков.

— Нет, ты не понял! Вернее, понял слишком упрощённо. Вам известны измерения «далеко — близко», «давно — недавно», но возможны и другие способы совместить или отвести друг от друга части одной и той же Вселенной. Да, Марс от тебя далеко… А моя земля, на которой родилась я, она… нет такого понятия у вас, словом тоже далеко, но не так. Вы, люди Земли, учитесь преодолевать пространственную удалённость, а вот со временем такое делать не можете, хотя и имеете о нём представление. Про остальное же, про что у вас и представления-то нет, даже говорить нечего. Я понятно говорю?

— Понятно, понятно. Пока ничего нового…— Сашка вспомнил Художника, его объяснения и свои догадки.

Он чувствовал, что девушка не врёт, и в то, что она действительно с какого-нибудь параллельного Марса, вполне верилось. Верилось хотя бы потому, что никакому обычному объяснению события последних двух дней не поддавались, а бредовая версия про «пришельцев ниоткуда» логично ставила всё на места. Вернее, позволяла не заботится о какой-то логике. Пришельцы, и всё тут. Что с них взять…


Альбиноска продолжала говорить. Потратив ещё с десяток минут на объяснения, дескать, все миры, несмотря на всю свою разделённость, есть части одного целого, она наконец перешла к своей персоне.

— И получается, что обитатели разных миров имеют разные взгляды. Есть такие, кто исповедует великое зло и активно используют чёрные силы, для того чтобы склонить всё вокруг к своей власти. Есть и те, кто им противостоят, кто служит свету и Добру…

«Я что, всё-таки сплю?! — поразился про себя Воронков, продолжая вслушиваться в высокопарные слова про тёмные и светлые силы, которые извечно противоборствуют во Вселенной.— Может, эта подруга не из параллельного мира родом, а сбежала из какого-нибудь дурного фильма для подростков? Или на самом деле всё так и должно быть, а дурак как раз я, который в подобное не верит?!»

Нет, и ещё раз нет. Невозможно, чтобы всё было так просто. Либо альбиноска держит его за «малахольного адиёта» (ох уж этот Рыжий со своими как бы одесскими словечками!), неспособного понять высшие мотивы, либо… Либо что? Она решила заморочить ему мозги, чтобы в какой-то момент воспользоваться этим? Так или иначе, но фальшь в словах девушки Сашка ощущал вполне.

— …И таким образом мы противостоим друг другу. Случайно в поле зрения врагов оказался ты. Но поскольку мы, исповедующие путь света, не можем допустить, чтобы пострадали невинные, я послана тебя охранять и оберегать. И пока что мне это удавалось! — закончила альбиноска свою речь с победоносной улыбкой.

Воронков кивнул. За то короткое время, пока она договаривала, он принял решение свои сомнения не выказывать, но и не забывать о них. Если это игра, то пусть эта белоснежная красавица думает себе, что он её принял. А потом ведь, чем чёрт не шутит, вдруг она говорит совершенно искренне? Как ни крути, а из-под колёс в первый раз вытащила его именно она, да и с телефонной будкой история — тоже наверняка без неё не обошлось.

Вслух же он сказал:

— Спасибо, конечно. А вообще, что им, как их там — тёмным? Что им от меня нужно?

— Мы пока что этого не знаем,— с готовностью ответила девушка.— Но что-то нужно… Может быть, ты как раз и поможешь разобраться, что. Хотя, надо заметить, ты и сам парень не промах! И в переносном, и в прямом смысле слова…

Глаза альбиноски чуть прищурились, и она чуть искоса смерила Воронкова взглядом, словно оценивая, достоин ли он внимания большего, чем положено ей по обязанностям. И, похоже, решила, что достоин — по крайней мере, так показалось Сашке.

«Чёрт возьми, марсианка она или нет, но девчонка вполне приятная, и если я ей нравлюсь, то может получиться интересно…»

— …Да и стыдно из такой пушки промахиваться. Дашь глянуть? — закончила альбиноска и протянула руку. Сделала она этот жест с такой же уверенностью в том, что ей не откажут, с какой вела себя до сих пор. Но что-то в этом проскользнуло не то — может быть, она протягивала руку слишком быстро, или изменился прищур её глаз, став чуть более пристальным, чем требовалось? Воронков не смог бы сказать, что конкретно его насторожило, но неприятное ощущение, сродни ощущению, испытанному под взглядом куклы-с-чайника вдруг вновь заставило его вздрогнуть.

— Нет, не дам! — довольно-таки резко ответил Сашка и, желая загладить неловкость попытался перевести всё в шутку: — Цвет этой железки не пойдёт к вашей сумочке.

По лицу девушки проскользнула лёгкая тень досады — или Воронкову показалось, что проскользнула,— но она тут же вновь тонко улыбнулась, раздвинув губы лишь чуть-чуть.

— Я вас разочарую — у меня нет сумочки!

— Вот-вот, поэтому и не подходит,— не уступил Сашка и решил перевести тему: — Слушай, а может, поедим? Я-то уже давно голодный, ну и ты за компанию пристраивайся. Правда, разносолов не обещаю, но макарон с тушёнкой сварю… Если только эти скоты банки тоже не повскрывали. Слушай, а что они искали, ну хоть примерно подскажи?

— Не знаю! — отмахнулась альбиноска и предложила: — Поскольку я твоя защитница, от язвы желудка я тебя тоже защищать должна. Да и тушёнки твоей мне не хочется. Поэтому сегодня обед обеспечиваю я.

— А у меня всё равно готовить больше не из чего.

— Глупый, я совсем не собираюсь стоять у плиты. Как тебе идея пообедать в «Апеннинах»?

Воронков даже присвистнул.

— У меня денег ровно столько, чтоб туда войти. А за столик сесть уже не по карману.

— Я же сказала — обеспечиваю. Вот уж о чём не беспокойся, так это о деньгах.

Сашка задумался, а потом согласно махнул рукой. Отобедать в приличном месте с привлекательной спутницей — почему бы и нет? В конце концов, этот обед можно рассматривать как некую компенсацию за злоключения. Должна же быть на свете справедливость!


На улице Сашка сначала порадовался наконец-то проглянувшему в облаках солнцу, а потом вновь вернулся к финансовому вопросу:

— А деньги вы, небось, на каком-нибудь кварковом дубликаторе делаете? А то ведь на бумажках там номера разные, можно и нагореть!

— Ох, милый, ну и начитался же ты всякого! Деньги у меня вполне настоящие, я б даже сказала, заработанные честным трудом. Каждый мирок, до которого мы доходим, перво-наперво исследуется и в нём закладывается что-то вроде базы. Чтобы в случае чего не испытывать нужды в чём-то. Ваша система основана на деньгах — так мы их и зарабатываем, причём вполне законно. У нас есть пара фирм, которые выполняют заказы… Ну, словом такие заказы, на которые у вас надо затратить уйму времени и средств, а нам это ничего не стоит. А цены ставятся среднеместные. Вот и доход, понимаешь?

— Понимаю, чего тут не понять,— кивнул Воронков. Альбиноска искоса взглянула на него, и сообщила ободряюще:

— Так что, если надо, можем и тебе подбросить. Кстати, а действительно — ведь всё время быть рядом с тобой у меня не получится. А с деньгами ты и самостоятельно сможешь продержаться на плаву гораздо доль… лучше. К тому же макароны с тушёнкой из рациона исчезнут. Как тебе идея?

— Идея хорошая, я подумаю,— без энтузиазма ответил Сашка.

— А что тут думать?! — удивилась девушка.

— Ну… Я так сразу не могу. Это всё так неожиданно…— начал мяться он, и альбиноска не стала настаивать, лишь заметила, что размышлять стоит побыстрее, ибо «дают — бери».

«Да, дают — бери, а бьют — беги,— согласился про себя с ней Сашка.— Только бывает — для того и „дают“, чтобы не убегали, когда начнут „бить“».

Он усмехнулся про себя: «Странное какое-то у меня отношение к этой красавице: с одной стороны, она мне безумно нравится и меня к ней совершенно откровенно тянет, на самом что ни на есть физиологическом уровне. Хотя чисто внешне она и не в моём вкусе. А с другой — я на сто пудов уверен, что она чего-то крутит. Не договаривает, просто врёт, или осуществляет какой-то план — хрен знает. Но крутит, ой крутит…»


Идти с альбиноской по городу было приятно, и в то же время как-то странно. Приятно потому, что она прямо у подъезда так доверчиво приникла к Сашке, что ему ничего не оставалось сделать, кроме как обнять её за плечи. Она в ответ положила руку на пояс ему, и дальше они шли в положении «любовь до гроба ещё с прошлой пятницы».

А странно потому, что путь до «Апеннин» занял гораздо меньше времени, чем ожидал Сашка. Несмотря на то, что он считал себя знатоком всех окрестных переулков и дворов, несколько раз альбиноска заворачивала в совершенно незнакомые места, которых — он мог бы поклясться! — в округе просто не могло быть. Совершенно точно не было, например, большого здания в стиле «стекло-бетон-металл» с внушительным табуном иномарок на стоянке, но девушка уверенно провела его вдоль ограды этой стоянки. Сашка, как бы невзначай, отломил сухую ветку с деревца на газоне и по-мальчишески провёл ею по прутьям — ограда оказалась совершенно реальной.

Вновь участок знакомой улицы, и вновь никогда не виденный раньше двор, мощёный булыжником, с высокой травой, торчащей из щелей. Курица бродит, два гуся полощутся в луже — да господи, тот ли это город?!

Однако вскоре сомнения Воронкова рассеялись: после очередного поворота он увидел знакомый проспект и чуть поодаль — жёлтенькие шары на чугунных столбах и плакат на разделительной полосе, извещающий «уважаемых дам и господ» о существовании ресторана.


Вопрос с материальной помощью остался открытым, и поэтому платить предстояло девушке. Перед дверями «Апеннин» она мило пошутила на эту тему, и откуда-то из внутреннего кармана достала кошелёк. Сколько там было, Сашка не стремился разглядеть, но судя по реакции швейцара (сначала у того вытянулось лицо, а затем он и весь вытянулся в струнку), сумму на карманные расходы альбиноска прихватила внушительную.

В культурных заведениях подобного класса Воронкову бывать не приходилось, но какие-то представления о том, как всё должно выглядеть, он имел. Они оказались, в общем-то, верными: мягкий свет, удобная мебель, приглушённая музыка, со вкусом расставленные цветы. Спокойная, даже уютная обстановка настраивала на благодушный лад, и ему показалось, что альбиноска волшебным образом перенесла его куда-нибудь в чистую, работящую Европу. Негромко разговаривали немногочисленные посетители, одетые кто со вкусом, кто без, но все одинаково дорого…

Впрочем, нет — за одним из столов сидели трое коротко стриженных мужчин лет под сорок-пятьдесят, в потёртых пиджаках и подлатанных брюках. Поверх белоснежной скатерти на их столе была расстелена газета, на ней лежали несколько варёных картофелин, полусъеденная селёдка, а сбоку возвышалась бутылка водки. Один из них улыбался, оскалив зубы, половина из которых были золотыми, а его сосед сосредоточено резал буханку чёрного хлеба финкой с наборной рукояткой.

Эта деталь сразу разрушила всё очарование «культурного европейского заведения», и Сашке вдруг подумалось, что в заплёванной «Ромашке» ему было бы гораздо уютнее, чем тут, рядом с «откинувшимися» уголовниками. Здесь он был чужой, гораздо более чужой, чем та, которая привела его сюда. Интересно, она таким образом надеялась доставить ему удовольствие? В таком случае она просчиталась…


Блюда тоже выбирала альбиноска. Официант бросил удивлённый взгляд на Воронкова, облик которого очень не вязался с окружающим, но слишком заметно демонстрировать презрение к «шляпе» не стал и холодные закуски принёс практически без задержки.

— Вот почему я не ходил в рестораны даже в лучшие времена,— признался Сашка, с удовольствием уплетая что-то рыбное.— Уж больно откровенно дают понять, что если ты не способен каждый день одаривать «человеков», то нечего было и вообще здесь появляться.

— Ну так в чем проблема? Моё предложение в силе! А то, хочешь, можно устроить, чтоб тебя всегда принимали, как принца египетского. Так сказать, по безналичному расчёту?

— Нет, пожалуй.

— Ну как знаешь! — усмехнулась его спутница, и точным движением подцепила на вилочку тонкий пласт ветчины — розовый, с красивыми красными прожилками. Дожевав его, она спросила: — Слушай, а ты в курсе, что джентльмен должен ухаживать за дамой?

Спохватившись, Сашка разлил по бокалам белое вино из бутылки с малопонятной надписью.

— За знакомство! — альбиноска улыбнулась, показав свои ослепительно белые мелкие зубы.

Сашка машинально чокнулся и так же машинально выпил, не чувствуя вкуса. Эта улыбка… Он опять не смог бы сказать наверняка, что в ней было такого неправильного, но было совершенно точно! Иначе не скользнула бы по лицу знакомая липкая паутинка.

— Что с тобой? — удивилась девушка.— Не нравится? Неужели ты так привык к своим ликёрам а‑ля «карамелька в самогоне»?

— Нет-нет… Что-то мне вдруг нехорошо стало… Не ел давно, наверное,— пробормотал Сашка.

— А, ну это ничего. Сейчас горячее принесут, и будет лучше.


Лучше Воронкову не стало. Он по-прежнему ел, не обращая внимания на вкус и последовательность блюд, а под конец хлопнул коньяк из широкого бокала двумя глотками, словно водку. Два совершенно разных чувства владели им одновременно: сидя рядом со своей спасительницей и защитницей, он всё сильнее и сильнее её боялся. Боялся — и в то же время страстно желал обнять её, прямо здесь, в зале, а потом, дома…

«Что-то здесь не так, что-то здесь не так,— повторял Сашка про себя, как заклинание.— Мне она не нужна, она некрасивая, она в конце концов марсианка! Да что же это… А ведь она уже не раз и не два дала мне понять, что стоит мне только захотеть… Видит ведь, зараза, что уже хочу, но ждёт, чтобы я сам начал. Правильно, психологически верно — мужчина должен гордиться, думая, что это он завоевал женщину. И что теперь мне делать — воспользоваться ситуацией? Нет, Воронёнок, нет. Ты же нюхом чуешь, что тут ловушка — так какого рожна в неё лезть?!»

Воронков икнул и сообщил нетвёрдым голосом:

— Вот теперь лучше. Знаешь, меня со всей этой к… культурной выпивки немного развезло.

— Меня тоже…— с готовностью подхихикнула альбиноска и многозначительно посмотрела на Сашку.

Выждав некоторое время, он вновь заговорил, как бы не в силах противиться жажде душевного общения, обычно сопутствующей опьянению.

— Слушай… А тебя как зовут? А то ведь и не познакомились даже.

— Вот так…— девушка проговорила-пропела короткое слово, и великодушно добавила: — У тебя всё равно не получится. Поэтому придумай имя — и называй.

— М‑м‑м… А давай я тебя назову Альбина? Ласкательно будет Альба. Альбочка…— и Сашка глупо засмеялся.

Она снисходительно кивнула, а он доверительно продолжал:

— С таким именем у меня знакомых нет. Зато Ирка есть, Маринка есть… А особенно Ленка! Вот это классная подруга. Ноги — во, грудь третий размер, умная девка, всё понимает. Я ведь её в гости зазвать хотел на прошлый вечер, до сих пор жалею, что не получилось… Ой, Альбина, ты извини, я чего-то не то. Ты тоже очень красивая.

Сашка на секунду замолчал, а потом, как бы не удержавшись, добавил:

— Особенно в длину.

«Что, съела? Раскручивала парня, раскручивала, а он об какой-то Ленке думает, а тебя в лицо хает. Впрочем, ты, Воронёнок, тоже — съел. Теперь вряд ли тебе с ней что светит, даже если все твои подозрения окажутся полной туфтой».

Появившийся неизвестно откуда официант оценивающе поглядел на гостей, и пришёл к выводу, что секьюрити (по-старому — вышибала) здесь не потребуется. Сделал гостеприимное лицо — Сашку чуть по-настоящему не стошнило от его выражения — и подал счёт. Альбиноска, теперь официально окрещённая Альбой, не вникая в цифры, сунула «человеку» пару бумажек и, повернувшись к Сашке, сказала голосом ещё более низким и грудным, чем говорила до сих пор:

— Ну так мы пойдём?

— А, да-да, конечно. Пойдём. Да, ты знаешь, ведь я с Ленкой познакомился…

И Сашка принялся в подробностях рассказывать историю своего знакомства с Ленкой.


На улице Воронков, как и полагалось, несколько «протрезвел» и принялся извиняться. Альбиноска уверяла, что совсем не обиделась, потому что личная жизнь есть личная жизнь. Они вновь шли в обнимку, но теперь девушка уже не так активно прижималась к нему, и Сашка понял, что её планы изменились. Только вот в какую сторону?

Теперь Альба вела его исключительно знакомыми улицами, и как Воронков ни крутил головой, он так и не смог найти выход из того, мощёного булыжником, двора. Наверное, девушке надоело, что кавалер всё время старается что-то разглядеть по сторонам, и она мягким движением высвободилась из его руки, отодвинувшись на пионерскую дистанцию.

— Сашка! Привет! — раздалось вдруг откуда-то от ларька с сигаретами. Он резко повернулся и увидел ту самую Ленку, стати которой недавно расписывал.— А меня тут девчонки в общаге вдруг за сигаретами послали! Смотри-ка, как удачно встретились! У нас там день рождения, а парней нет ни одного. Я им про тебя, кстати, уже рассказала! — Ленка подмигнула, давая понять, что рассказ был достаточно откровенным.— Так что они теперь хотят с тобою познакомиться поближе. Ну как, зайдёшь?

И Ленка подмигнула ещё раз. Сашка прекрасно знал, что обозначают её подмигивания, и в другой раз конечно же не преминул бы заглянуть на огонёк. Но только не сейчас.

— Знаешь, Лен,— извиняющимся тоном протянул он.— Я, вообще-то, на работе, просто сбежал ненадолго. Ты ж знаешь, я б зашёл, но никак не получается…

— Ну и работай себе, ударник! — сразу сменила милость на гнев Ленка.— Смотри, чтоб фуфайка не завернулась. И без тебя найдём, кем компанию разбавить.

С этими словами она обижено повернулась и вскоре затерялась среди прохожих.


— Что случилось? — поинтересовалась Альбина, словно возникнув из воздуха рядом с Воронковым, и он только теперь осознал, что во время разговора с Ленкой её рядом не было.

— Да так. Знакомую встретил,— осторожно ответил он.— А что?

— Нет, ничего. Просто я не могу понять — тебе что, вообще ничего от жизни не нужно? Денег «сухими» не надо, платные услуги за бесплатно — тоже отказываешься. На меня глазел-глазел, а потом вдруг застеснялся. Ленку расхваливал — так вот она, уже готовая, да ещё не одна,— и вновь у тебя какие-то завихрения. Ты учти, у меня возможности большие, но не беспредельные!

— Так Ленка тут не случайно оказалась…— полувопросительно-полуутвердительно процедил Сашка.

—  Конечно случайно! — фыркнула Альба.— Только случайностями тоже можно управлять, хотя и не всегда. Поэтому я спрашиваю впрямую: чего бы ты хотел? А то пока я буду наугад тыкаться — все ресурсы истощу!

— Так-так-так… Отойдём-ка в сторонку, чтоб на проходе не стоять! — И Воронков попятился к установленной у газончика скамейке. Поворачиваться к альбиноске спиной очень не хотелось.

— Так,— серьёзно повторил он, усевшись.— Не знаю как там в ваших четвёртых измерениях, а в нашей лапотной провинции бесплатный сыр бывает только одного сорта — со стрихнином. Ты можешь хоть ещё три дня подряд рассказывать о противоборстве светлых и тёмных сил, но я всё равно не поверю, что все твои попытки меня ублаготворить объясняются исключительно альтруизмом и бла-а-ародством.

— И ты так говоришь после всего, что я для тебя сделала!

Воронков вскочил и почти выкрикнул:

— Да!!! Я именно так говорю!!!

Голуби, топтавшиеся перед лавочкой в надежде на подачку, шарахнулись в стороны, а прохожие заинтересовано повернули головы, но Воронков уже говорил нарочито тихо:

— Конечно — ты опекаешь меня, ты дважды или трижды спасала меня неизвестно от кого. А почему тогда у Серёги рядом не оказалось никого, кто его бы спас один-единственный раз?!

Девушка медленно улыбнулась, сначала просто искривив губы, а затем обнажив все тридцать два ослепительных зуба… Нет, не тридцать два! И Сашка наконец-то понял, что до сих пор его так пугало в улыбке альбиноски — и верхние, и нижние клыки у неё были сдвоенными.

Так же медленно Альба вернула лицу спокойное выражение, только теперь это спокойствие было не доброжелательным как раньше, а жёстким и холодным.

— Ладно, Александр Павлович, давай по-твоему. Да, действительно, сыр для тебя у нас не бесплатный. Но пока что ничего особенного взамен не требуется. Так, мелочи. Для начала — как можно дольше оставаться в живых и не идти на контакт с нашими врагами. Впрочем, второе не так важно, потому что на переговоры с тобой они пойдут в последнюю очередь.

— Для начала,— произнёс Воронков, как бы пробуя слова на вкус.— А ближе к концу? И почему Сергей…

— Не спорю, с ним получилось нехорошо, но если всё называть своими именами — ты нам гораздо нужнее. А до него у нас просто руки не дошли. Да и вообще — дался же тебе этот бедолага!

На секунду Сашке показалось, что он не сдержится и ударит альбиноску с той же ненавистью, с какой бил бандитообразного «пацана». Его мускулы напряглись — сначала готовясь к удару, а потом — подавляя чуть было не начавшееся движение.

— Ты…— дыхание Воронкова перехватило, и он говорил сипло.— Ты лучше так о Серёге не говори больше, да? А то ведь я могу не посмотреть, что женщина…

Девушка кивнула и почти виновато произнесла:

— Извини. Я ощутила.

Она помолчала, потом добавила с оттенком уважения:

— От тебя сейчас такой эмоциональный выброс прошёл… Ты ведь, если потренируешься, сможешь безо всякого ушу обходиться. Даже сейчас, когда ты со мной разговаривал, я могла бы тебя понимать, даже языка не зная. Ты даже сам не замечаешь, как на энергетическом уровне всё дублируешь.

— Хм, и ты туда же.— Сашка уже досадовал на свой чуть было не случившийся взрыв и решил переменить разговор.— Прямо вот как ни пришелец, так сразу и хвалит — мол, способности да энергетика. Или вы все из одной бочки налиты?

— То есть как — мы все? Есть ещё кто-то?! — её глаза впились в лицо Воронкова.

— Есть, есть. У нас этих пришлецов — как грязи…— при этих слонах зрачки Альбины сузились, лицо окаменело, а сама она чуть ссутулилась и подалась вперёд.

«Прямо как кошка птичку увидала! Не иначе думает, что я успел с её врагами стакнуться!» — с мстительным удовольствием подумал Сашка, но всё-таки снизошёл до пояснения:

— Да сидит уже один у меня на «Южной». Правда, денег, в отличие от тебя, не предлагает, а только и знает, что ныть, мол, домой надо. Уж он-то чистой воды случайность!

Но девушка не успокоилась и заставила Воронкова подробно рассказать историю появления Художника. И хотя по ходу рассказа она заметно успокоилась, но под конец всё равно сказала не допускающим возражений тоном:

— Мне надо его увидеть. Обязательно. Так что сейчас мы пойдём к тебе на станцию.

Сашка пожал плечами, но спорить не стал — он и сам уже начинал подумывать о том, что пора бы вернуться на рабочее место.

Вместо того чтобы двинуться к остановке троллейбуса, альбиноска взяла противоположный курс. Воронков попытался объяснить, что так они, конечно дойдут, до станции, но часа через два, и получил в ответ на это лишь короткую усмешку, означавшую: «Всё порядке, я знаю, что делаю».

Сашка настаивать на своём не стал, и они вновь свернули в незнакомый двор, только на этот раз в нём не оказалось ни сверкающих автомобилей, ни гуляющей домашней птицы, а был только потрескавшийся ноздреватый асфальт, которым была залита вся площадь двора. Неожиданно синее небо перечёркивала мохнатая дымная полоса, а с асфальта пускали зайчики в глаза крошечные осколки стекла.

И опять Воронков не смог вспомнить такого места в городе, хотя подобные дворы с таким же тёмно-синим небом над головой видал — но видал он их десять лет назад, когда с институтским стройотрядом попал в Норильск.

«Интересно, это тоже „управляемая случайность“ — шли по одному городу, дальше идём по другому, за три тысячи километров от первого? И какой в этом смысл?»

Смысл стал понятен достаточно быстро: перейдя двор по диагонали, Альба поднялась по железной лесенке к узенькой щели между корпусами, а когда в ту же щель протиснулся и Воронков, то он увидел знакомый силуэт козлового крана. Получилось, что пройдя максимум метров сто, они сократили свой путь по городским улицам километра на два.

«Ох и ни фига ж себе!» — восхитился Сашка и уже без колебаний двинулся за девушкой в следующую подворотню, гадая, а через какой город они двинутся теперь? Может, через Рио-де-Жанейро?


Однако пробежаться по городу мечты Остапа Бендера Воронкову оказалось не суждено. Рывками сокращая расстояния, Альба так и не провела его больше ни по одному знакомому месту. Более того, одна из незнакомых улиц оказалась вообще не земной — если только это была не декорация в каком-нибудь Голливуде во время съёмок — вдоль ровной шеренги коттеджей по синеватому асфальту топала шестиногая чешуйчатая уродина, впряжённая в тележку с молочными бидонами, а маленький мальчик понукал уродину игрушечного вида кнутом.

Но такая экзотика мелькнула лишь один раз, а в остальном пятнадцатиминутная прогулка не отличалась ничем особенным дворы-улицы, улицы-дворы — вполне укладывающиеся в рамки обыденного. Последний переход по узкой щели между двумя бетонными заборами вывел их к дороге на химзаводы, чуть дальше от остановки троллейбуса, и Сашка поразился: насколько естественно выглядели эти казённого вида заборы в пейзаже городской окраины, хотя их до сего дня явно тут не было.

«И, скорее всего, не будет,— добавил он про себя, вспоминая попытки отыскать дорогу, которой альбиноска вывела его к ресторану.— Интересно, как это выглядит со стороны — на ровном месте появляется забор, в нём железная калитка, из неё выходят двое, а потом забор тает в воздухе?»

— Альба? — позвал он. Девушка, не замедляя шага, мельком обернулась с вопросительным выражением на лице.

— Скажи, а как получается, что твои фокусы с пространством ничьего внимания не привлекают?

— А, ты всё же заметил? — слегка удивилась она.— Хотя с тобой как раз понятно: во-первых, со мной идёшь, а во-вторых, и своих сил у тебя хватает. С остальными же просто: так получается, что ничего необычного они не замечают. Кто в другую сторону отвлёкся, у кого соринка в глаз попала.

— А если не отвлёкся?

— Ну, значит, всё произойдёт, когда отвлечётся. Наш возврат на исходный пласт тоже ведь достаточно произвольное событие. Я же тебе говорила, в управлении случайностями наша сильная сторона. Причём в некоторых случаях чем невероятнее событие, тем легче ему случиться.

— Инверсия вероятности…— пробурчал про себя Сашка.

— Типа того. Только, Саша, извини, институтского образования тебе здесь не хватит. Да и академического, пожалуй, тоже.

— Спасибо, утешила, — язвительно поблагодарил Воронков, и дальше они шли по знакомой дорожке молча.

«Так сказать, по дороге знакомой, за любимой наркомой… Кстати, а ведь дорога для неё действительно знакомая! Топает, словно каждый поворот знает. Хотя если я „белым“ на что-то нужен, то они вполне могли за мной уже давно и слежку держать, и все мои привычки зафиксировать… Блин, мне когда-нибудь кто-нибудь скажет, зачем это всё?!» И тут же, без всякой связи, Сашка подумал совсем о другом: «Рановато идём. Директор увидит и таки проскипидарит мозги! Хоть бы его вызвали куда, что ли…»


Мечты осуществились: знакомого «жигулёнка» у ворот станции не оказалось. Вполне возможно, что это тоже было работой альбиноски, хотя директор и без всякой посторонней помощи старался исчезнуть с подчинённого объекта при любом удобном случае.

Под лучами клонящегося к закату солнца, пробивающимися сквозь разрывы в облаках, «пейзаж с отстойниками» жизнерадостнее не стал, приобретя лишь дополнительную контрастность. Альбиноска на секунду замерла, сморщила носик… Сашка уже ждал, что она сейчас пройдётся по поводу царящего в округе запаха, но девушка промолчала и решительно направилась к дежурке.

Ярко-рыжее пятно метнулось наперерез идущим — стосковавшийся Джой стремглав летел засвидетельствовать своё почтение хозяину. Воронков заранее заулыбался, представив себе, как пёс будет прыгать и пытаться лизнуть в лицо.

И тут же улыбка с его лица слетела: Джой, только что бежавший к нему так, что задние лапы чудом не цеплялись за передние, вдруг остановился как вкопанный, а вместо радостного лая раздалось предупреждающее рычание.

Альбиноска тоже разом остановилась, чуть-чуть развела руки в стороны и, неестественно вобрав живот, немного выгнула спину. Глаза сощурились, а поддёрнутые кожей на напрягшемся лице уши заметно сдвинулись с места, прижавшись к голове. Сашке вдруг показалось, что рядом с ним стоит та самая кошка, с которой всё началось… Нет, та была всё же домашняя и пушистая, а эта — поджарый, натасканный боевой зверь!

Воронков мотнул головой. Экие сравнения в голову лезут! Не он ли полчаса назад был готов завалить этого боевого зверя на спину? И тогда она кошкой вовсе не казалась, а казалась самкой своего вида!

Джой, видя, что с хозяином ничего плохого не происходит, сбавил тон, но рычать продолжал. Воронков пошёл к нему, успокаивающе приговаривая:

— Ничего, ничего, это с мной, мы с ней друзья, она своя. Понимаешь: свои!

Команду «свои» Джой прекрасно знал, но подчиняться ей или нет — обычно выбирал по своему настроению. В данное случае пёс рычать перестал, но хвостом не вильнул ни разу, и ухватить себя за ошейник не дал.

— Всё нормально. Альбина! Пойдём, он не тронет,— бросил Сашка и пошёл дальше к дежурке, оказавшись теперь впереди девушки. Та, немного расслабившись и почти утратив сходство с изготовившейся к бою кошкой, двинулась следом. Джой неторопливо и насторожено пошёл сбоку, почти не сводя с неё внимательного взгляда. Всем своим поведением он как бы говорил: «Насчёт того, что всё нормально — это пусть хозяин так думает. На самом деле в случае чего я тебя очень даже трону! Ты это знаешь, и я это знаю».

— Где Олег? — спросил Воронков, когда до двери оставалось десятка полтора метров. Спросил в основном для того, чтобы проверить — действительно ли его «энергетические посылы», идущие одновременно со словами, так сильны? По идее, если так, то Художник вполне может его услышать и отсюда, вернее сказать, не услышать, а как он это называл… И вообще, называл ли как-то?

«Второй человек сейчас в другом здании. Он сказал, что там будет что-то делать, но я не понял, что. Очень слабая энергия смысла, я почти ничего не понимал, когда он говорил».

Было странно понимать смысл слов Художника, вслушиваясь в незнакомую речь, но ещё страннее оказалось ощущать рождение его фразы, не слыша вообще ничего. Альбина поинтересовалась:

— Ты уже с ним разговариваешь?

«Кто это? Кто это с тобой?!» — заволновался Художник.

— Сейчас сам увидишь,— сообщил Воронков, и толкнул дверь.

Пройдя через тёмную комнатушку собственно дежурного помещения, Воронков вошёл в мастерскую. Художник, окружённый раскрытыми банками с краской, сидел на полу, превращённом им в гигантскую палитру — пятна самых разных оттенков покрывали некогда однообразно-коричневый линолеум. Не ограничившись полом, гость пробовал кисть и на стенах, и на верстаках, а станки, видимо разошедшись, специально раскрасил в различные весёлые цвета. Четыре трубки ламп дневного света горели вроде бы так же ярко, как и всегда, но из-за многочисленных мазков ярких красок, добавившихся к интерьеру, мастерская теперь выглядела словно освещённой десятком театральных прожекторов с различными светофильтрами. Она стала… Красивой? Пожалуй, да, хотя одного этого слова для описания изменений в некогда строгом и утилитарном помещении было мало.

Поражённый, Сашка раскрыл рот, и лишь через некоторое время спохватился и закрыл его. Почесал затылок и сказал совсем не то, что думал:

— И кто же это всё будет оттирать?

«Тебе не нравится?! — удивился Художник.— Да нет, я же вижу — нравится! А вот у меня дело идёт не так уж хорошо».

Воронков проследил за жестом его руки — на дальней глухой стене красовалась старательно выписанная дверь. Вернее — Дверь, с большой буквы. Массивная, крепкая, окованная двумя металлическими полосами, с резной рукояткой и почему-то с длинной ржавой пружиной.

— Пружина-то зачем? — поинтересовался Сашка.

«Чтобы дверь за мной закрылась. А то так и останется стоять».

— Ну и что тебе здесь не нравится? Отличный рисунок!

«Вот именно. Как я ни старался, это всего лишь рисунок… Но всё же — кто с тобой? Кого ты оставил за дверью?»

— Экий ты настырный. Там тоже пришелец, вроде тебя. Всё познакомиться рвалась, а теперь застряла… Альба, где ты там?


Воронков стоял спиною к двери и хорошо видел Художника. И вновь, как и в первый момент встречи, из забавного месива неторопливо ползущих по хламиде пятен образовался испуганный глаз: зрачок в ужасе расширился, а сам глаз раскрылся — круглее некуда.

«Я знаю, кто это… Я знаю, кто это…» — Художник лепетал свою тарабарщину тихо-тихо, но его «слова» в мозгу Воронкова отдавались оглушительным эхом.

«Белый демон белого мира… Я её рисовал, я её видел — и я, глупец, думал, что она существует лишь в моём воображении! Берегись, она может быть очень опасной!»

— Приятно слышать,— учтиво заметила альбиноска.— Что хоть кто-то может меня оценить по достоинству. А ты… До твоего мирка мы ведь ещё не добирались, так что — ты действительно меня придумал?

«Не знаю. Если это и так, какая разница — ты есть. Точно такая, как на моей картине, и даже твои запаховые железы выдают такие же феромоны, какие я восемь месяцев программировал на самом дорогом из генераторов. Только у меня не совсем получилось. Созданные мною запахи не смогли бы вступить в контакт с гормональной системой человека местной расы, у нас — и то не все поддавались их власти…»

— Хватит обо мне! — резко оборвала Художника альбиноска.

— А может, нет? — с нехорошим интересом спросил Воронков, для которого стала ясна по крайней мере одна из загадок этой женщины. Запахи, феромоны, гормоны… Какая, однако, пошлость!

— Я сказала — довольно…— голос Альбины завибрировал на низкой ноте. Художник отшатнулся, Джой зарычал — и Сашкина рука молниеносным движением выхватила «Мангуст» из-под плеча. Рукоятка пистолета словно сама ввинтилась в ладонь, уютно там расположившись.

— Продолжаем разговор? — предложил Воронков, отходя в сторону, чтобы видеть одновременно обоих.

Но Художник с альбиноской в приглашениях не нуждались. Он что-то спросил, она ответила — но поскольку разговаривали они между собой, Сашка теперь слышал лишь звуки их голосов. Отрывистые лающие звуки перемежались с мелодично пропеваемыми фразами… Нет, что-то понять всё же было можно! Вот Альба что-то предлагает Художнику, он не верит, она убеждает… Воронков напрягся, пытаясь вникнуть в смысл разговора — но в этот момент Художник обратился к нему сам.

«Тебе здесь опасно. Вообще здесь, в твоём мире. Я смогу тебя спрятать на время у себя, пока Белый Демон не уберёт опасность».

— Неплохо. А собаку можно с собою взять?

«Конечно. Я бы ещё долго искал нужный компонент для ввода моей Двери в реальность, но она может сделать прямо сейчас».

Альбиноска, безусловно понимавшая, о чём идёт речь, усмехнулась и, почти не глядя, опустила одну из кистей Художника в банку белой нитроэмали.

«Правильно, уж кто-кто, а эта должна в белом цвете разбираться…» — мелькнула у Сашки мысль. А она тем временем подошла к картине и короткими точными движениями наложила три аккуратных мазка.


Лишь теперь Воронков понял, чем отличаются «картины» Художника от просто картин. Дверь оживала на глазах, приобретая объёмность, вещественность. Как на убыстренной киноленте стебель вырастает из зерна, реальность словно бы вырастала из своего образа, созданного из самых обыкновенных красок. Этот неуловимый, и в то же время явственный процесс занял меньше секунды, и вот — в доселе глухой стене красуется настоящая дверь, уже безо всяких больших букв в названии. Самая обычная, немного старомодная дверь, через которую Сашка Воронёнок с собакой Джоем сейчас уйдут и укроются от неведомой опасности.

Художник повернулся, сделал несколько шагов, и потянул ручку на себя. Ржавая пружина натянулась, и маленький человечек в нелепой хламиде уверенно шагнул в темноту, открывшуюся за ней. Шагнул, призывно махнул рукой и пропал из виду.

Пружина заскрипела, и дверь, соединяющая два мира, хлопнула примерно с тем же звуком, с каким хлопала дверь в знакомой булочной.

— Ну что, Джой, пойдём, что ли?

Сашка на мгновение перевёл взгляд на собаку, и этого мгновения альбиноске хватило. Воронков успел лишь вновь повернуть голову — и увидел, как нечто, отдалённо напоминающее оружие, в руках у альбиноски извергло из себя знакомый, слишком знакомый голубой луч. Этот луч издевательски неторопливо пролетел через всю мастерскую и воткнулся в дверь, оставшись торчать там, словно стрела или копьё. От места его удара по ярким краскам двери побежала волна серой бледности, словно этот голубой осколок стекла жадно выпивал краски из всего, до чего мог дотянуться.

Круг, в котором все цвета превращались в едва различимые оттенки серого, быстро ширился, и наконец эта серость сомкнулась на противоположной стене, погасив по дороге все четыре лампы. Всё стало таким как было, никаких следов яркой росписи на станках или пятен краски на полу не осталось — лишь поблёкший силуэт двери продолжал держаться на стене.

Пёс, напрягшийся было для атаки, так и не прыгнул. Оружие альбиноски не принесло вреда хозяину, и само это существо, недавно объявленное как «свои», тоже приближаться к нему не собиралось. Поэтому Джой ограничился тем, что оставил губы чуть поддёрнутыми, чтобы были видны клыки, и никаких действий предпринимать не стал.

А Сашка, словно зачарованный, следил за тем, как альбиноска подошла к стене, легко выломала голубую стекляшку из неё, и вслед за этим та часть стены, где была нарисована дверь, беззвучно осыпалась, словно сделанная из когда-то сырого, а теперь высохшего песка. В образовавшемся проёме стал виден дальний край лощины, несколько прудов, и один из факелов химзавода в тёмном небе.

— Зачем… Зачем?! — сначала прошептал, а потом выкрикнул Воронков.

Альбиноска ответила, не оборачиваясь.

— Затем, что ты должен оставаться именно здесь. И никуда не уходить.

— Ну что ж… Тогда я…

— Что ты? — презрительно бросила она, остановившись в проёме.— Куда ты направишься? В Академию наук? В милицию, прости господи?

— Для начала можно и в милицию. Попросту припишу тебе налёт на квартиру — а ты у нас дама приметная.

— Хм… Я думаю, что ты умнее. А чтоб с ума своего глупостей не наделал, имей в виду: твой дружок душевный, который Козя, убит не очень стандартной пулькой. Прямо совсем нестандартной. Но когда тебе её следователь покажет — ты её узнаешь. Нечего было по телевизорам стрелять, понял?

Ничего не отвечая, Сашка медленно начал поднимать пистолет.

Альбиноска стояла на месте, и несмотря на то, что её силуэт должен был быть чёрным, фигура её продолжала сиять ослепительной белизной.

Одним волнистым движением она сбросила с себя свой костюм, обнажив такую же ярко-белую, словно подсвеченную изнутри, кожу, и бросила через плечо:

— Ты? Женщине? В спину? Не верю.

Тело её, действительно очень похожее на женское, легонько подалось вперёд, стройные ноги сделали шаг. Оказавшись за пределами помещения, альбиноска взмахнула руками, за её спиной распластались два белёсых кожистых крыла, и с первым же их взмахом она пропала из виду.


Сколько времени Воронков простоял неподвижно, глядя сквозь проём в сгущающуюся темноту, он сам сказать бы не смог. Наверное, не так уж и долго — минуты три. Из оцепенения его вывел Джой: зубы у него теперь были свободны, и он, осторожно прихватив ими полу куртки хозяина, легонько её подёргал.

— Спасибо, парень, спасибо…— Сашка с благодарностью потрепал псу гриву, а тот высунул язык и глянул с укоризной:

«Тебя же, хозяин, предупреждали, а ты — свои, свои. Я, конечно, всего лишь собака и не понимаю, что у вас тут произошло, ноя вижу одно: ты расстроен и огорчён. У тебя что-то не так, а виновата эта белокожая тварь, похожая на человека. Ещё раз встречу — не взыщи, буду грызть!»

— Погоди, погоди…— озадаченный Воронков произнёс это вслух.— Выходит, я теперь тебя понимаю? Натренировался тут со всякими — и собачий язык понимаю?!

Джой завилял хвостом, а в мозгу возникло совершенно чёткое представление о том, что это обозначает:

«Но ты видишь, что я с тобой, ты обращаешь на меня внимание, и это очень здорово. И вообще, жизнь хороша уже тем, что она есть! Кстати, как у нас насчёт пожрать?»

— А ты меня, значит, по-прежнему понимаешь не очень…— вздохнул Сашка, подошёл к дыре в стене и шагнул через неё наружу.


С запада на небо накатывалась волна хмари, которая некоторое время сохраняла лиловые оттенки, подсвеченная из-за горизонта уходящим солнцем, а потом как-то разом посерела и потемнела. Улетевшая альбиноска словно утащила за собой все проблески в облаках и все солнечные лучи, которые в этот день нет-нет да и пробивались сквозь них.

Вот погодка-то… Или это у «них» метод психологического давления такой? Вполне возможно. Пряников ему сегодня пытались подсунуть весьма немало, теперь должна наступить очередь кнута — и плохой погодой тут дело вряд ли ограничится.

«А Олег, небось, сидит себе в директорском кабинете, смотрит телевизор и в ус не дует. Вот уж кто Альбине подошёл бы идеально: хоть припугни, хоть подкупи — станцует под любую дудку. Какого хрена „белым“ сдался именно я? А ведь ещё и „чёрные“ должны быть! Альбочка, душка, со мной хоть разговоры разговаривала, глазки строила…— Сашка вспомнил свои ощущения и даже сплюнул с досады.— А „чёрные“, похоже, работают попроще. Но кое в чём с белокожей красавицей я согласен: мне тоже хочется продержаться как можно дольше».

В соответствии с этой мыслью он извлёк из кобуры «Мангуста», вытащил, а потом загнал обратно сначала одну обойму, потом вторую. Надо будет ещё раз зайти домой и вскрыть последний оставшийся там тайник — ещё два десятка патронов россыпью в пакете, вдавленном в трубчатую перекладину лестницы на чердак. Забрать запас и таскать его с собой. Опасно, конечно, но снявши голову, по волосам не плачут.


Воронков нахмурился, и с беспокойством обвёл глазами территорию станции — пока он стоял, размышляя, вокруг что-то изменилось. Исчезло что-то очень привычное, без следа сгинула какая-то естественная часть окружающей среды — причём настолько естественная, что даже сразу и не понять, какая.

Джой тоже заметил изменение и коротко, подозрительно гавкнул:

«Тихо стало».

Сашка кивнул головой. Действительно, смолкла вентиляция в главном здании, и замерли моторы насосов. Электричество отключили, что ли? Но фонари — те, которые целы — продолжают гореть… Олег, что ли, безобразит? Или команда из «Горэнерго» пришла, такое тоже ведь бывает! Кстати, Олега надо прогнать к чёртовой матери — пусть бежит радоваться жизни. Он-то во всех этих переплётах совершенно ни при чём.

Сашка спрятал пистолет обратно и направился к главному зданию. Джой ленивой трусцой бежал впереди, и было странно и непривычно слышать цоканье его когтей по растресканному бетону дорожки. Внешняя ленца пса обмануть его не могла: он чувствовал, что собака напряжена и готова к любым неожиданностям. Но первым опасность заметил всё же он сам.


Свет единственного прожектора на мачте падал косо, ложась широким желтоватым пятном на дорожку и дальше — на широкую площадку, закатанную асфальтом. Когда-то водители здесь ставили самосвалы, перед тем как идти подписывать путевые листы, а сейчас на ней стоял только скелет бесхозного грузовика (до того, как с него сняли всё, что можно и что нельзя, он был армейским «Уралом»).

Сначала Сашка просто скользнул глазами по площадке, отметив отсутствие каких-либо новых деталей в пейзаже. Скользнул, перевёл взгляд дальше, и тут же вновь повернулся к широкому асфальтовому прямоугольнику. Опять подсознание зацепилось за какую-то несуразность в увиденном, но сообщать сознанию, что конкретно не так, не спешило.

Он ещё раз внимательно оглядел площадку. Никого и ничего, груда металлолома, сохраняющая подобие машины, тоже абсолютно такая же, как всегда… Но что же тогда заставило его обернуться?

Почти ровный асфальт, лужи и лужицы на нём, свет прожектора, в нём пар, поднимающийся от воды… Пар от воды?!

Не сводя взгляда с площадки, Сашка сделал несколько осторожных шагов назад, а Джой, только теперь сообразивший, что неожиданности уже начались, пододвинулся к нему поближе, не видя пока, кому и как давать отпор.


— Спокойно, парень, спокойно…— предупреждающе проговорил Воронков, обращаясь скорее к себе, чем к собаке, и нервно погладил ладонью свободной руки ствол пистолета…

«Опа! Когда ж я его вытащить успел? Можно подумать, „Мангуст“ сам ко мне в руку лезет, как припрёт. Однако, забавную зверушку я сострогал!»

Дальнейшие размышления на отвлечённые темы прервал тихий треск: по асфальту площадки пробежала трещина — тонкая, с коротенькими веточками-отростками. Она прихотливо извивалась и, наконец, замкнулась, образовав криволинейны и контур. И в центре этого контура асфальт беззвучно начал подниматься горбом, а отсечённый трещиной край пополз к центру — словно кто-то вырезал фигурку из бумаги, чиркнув по ней бритвенным лезвием, а теперь с другой стороны медленно выдавливает её, придавая объём.

Вот асфальтовый горб поднялся до уровня Сашкиного лица, вот он уже выше — с одного боку горба образовался выступ, напоминающий маленькую голову на короткой шее, а складки внизу не торопясь начали превращаться в подобие ног…

Рука с «Мангустом» поднялась на уровень лица Воронкова, и на этот раз о собственной воле пистолета он размышлять не стал — а хоть бы оно и так. На этот раз их намерения вполне совпадали.


Изумрудный кружок, символизирующий точку прицеливания, твёрдо установился там, где у формирующегося на глазах у изумлённой публики монстра образовывалась голова, и Сашка движением большого пальца перевёл задатчик боепитания на огонь стрелками с трассером.

А тем временем вырастающее из асфальта нечто приобретало всё более и более чёткие очертания, превращаясь в подобие очень большого и очень неумело сделанного медведя с непропорционально длинными и толстыми ногами. И голова «медведя» была слишком уж маленькая — вряд ли выстрел по ней даст какой-то эффект… «А куда ему ещё палить? По ногам, по суставам — а есть ли у него суставы?»

Вопрос, заданный себе Воронковым, был чисто риторическим — «асфальтовый медведь» исходил паром, и сквозь него ничего не было видно. Но вскоре пар сошёл на нет, лишь редкие струйки поднимались вверх, а потом и они иссякли, словно там у него внутри медленно, но верно разгоралась некая печка.

«Или ядерный реактор — вот смеху-то будет… А, была не была!» — и Сашка нажал на спуск.

Грохот выстрела отозвался сдвоенным ударом по барабанным перепонкам: звук отразился от близкой стены, создав иллюзию дуплета из охотничьей двустволки. Чёрное создание дёрнуло головой, в которую попала пуля, и, неуклюже отрывая ноги от земли, начало на месте разворачиваться в Сашкину сторону. При его движениях в асфальте, из которого оно состояло, образовывались трещины, сквозь которые виднелось что-то, раскалённое до красного свечения.

Воронков выстрелил ещё раз, и ещё. Видимого вреда «медведю» это не принесло — коротко вспыхивая при ударе, пули выбивали из него фонтаны серого крошева, образуя в его «шкуре» пробоины величиной с ладонь, но асфальт вокруг них сразу расплавлялся, и тут же оплывал, затягивая рану.

Сам «медведь» на выстрелы не реагировал никак, а всё топтался на месте, постепенно наводя свою голову на Сашку. Джой зарычал на высокой ноте, готовый броситься вперёд, чего бы ему это ни стоило, и Воронков быстро прикрикнул на него:

— Стоять, назад! Назад, я сказал! — с этими словами он и сам сделал несколько шагов, отступая.

«Асфальтовый медведь» покачнулся, а потом сделал шаг в его сторону. Разворачивался он, может быть, и неуклюже, но вот двигаться по прямой у него вполне получалось — за один шаг он приблизился к Воронкову настолько, что тот кожей лица ощутил пышущий от «медведя» жар, даром что их разделяло метров двадцать.

И вновь, как и тогда в тёмном переулке, сознание Воронкова раздвоилось. Инстинкт самосохранения властно скомандовал телу: «Удирай во все лопатки!», а здравый смысл… На этот раз здравый смысл не отказывался верить в происходящее, а занялся своим прямым делом, быстро анализируя увиденное.

«Медведь» подал туловище вперёд и двинулся на Сашку снова. У того был выбор — бежать от него по прямой или уклониться в сторону. Игнорируя инстинктивный порыв броситься наутёк очертя голову, Воронков отпрянул в сторону, и оказался прав: горячий ветер чуть не опалил ему волосы и брови, когда «медведь» с совершенно невероятной скоростью пронёсся мимо, оставляя в асфальте глубокие вмятины, из которых поднимался пар, и воняло горелым. Звук его бега был на удивление тихим и мягким — словно огромные лапы заканчивались ватными подушками.

«Ага… — Воронков остановился, наблюдая, как существо, кое-как затормозив, опять начало мешковато разворачиваться к нему.— Значит, бегаем мы быстро, а поворачиваем медленно. А на выстрелы нам наплевать… Ну что же, тогда побегаем, пока ничего другого не сообразится. Интересно, почему я не так уж и боюсь эту скотину?»


Страх, конечно был — но это был страх правильный, так сказать конструктивный. Отнюдь не то ослепляющее и парализующее чувство, из-за которого люди умирают в море на спасательных плотах, даже не притронувшись к аварийному пайку, и из-за которого тысяча здоровых мужиков-пленных подчиняются командам конвоя в составе двух автоматчиков и одной собаки.

Воронков вполне ощущал угрозу, исходящую от неуклюжего «медведя», но он, видимо, уже прошёл ту стадию, когда вес непонятное и угрожающее способно убить в человеке волю к сознательному сопротивлению. Здравый смысл наконец-то взял бразды правления в свои руки, а голос инстинктов вновь, как и прежде, стал исключительно совещательным.


«Медведь» уже затормозил и вновь топтался, медленно разворачиваясь. Эти несколько секунд Сашка использовал, чтобы обратится к Джою. Говорить он старался чётко и раздельно, чтобы и сопровождающие слова энергетические посылы были простыми и дошли до сознания собаки.

— Джой, уйди. Ты мне не поможешь. Ты мне сейчас мешаешь. Эта гадость тебе не по зубам, я буду только отвлекаться, беспокоясь за тебя. Уйди в сторону, понял? Это приказ!

Пёс жалобно гавкнул в ответ:

«Понятно, что приказ. Я его, конечно, выполню, но мне будет очень нехорошо — я ведь с тобой хочу рядом быть!»

— Перетерпишь, дурень. Для своей же пользы. И для моей тоже…

И Воронков, заставив себя забыть о собаке, вновь всё своё внимание обратил на «медведя». Тот всё ещё переминался с ноги на ногу, нацеливаясь на жертву.

Для эксперимента Сашка перебежал ещё правее. Существо без задержки начало разворот в новом направлении. Когда этот поворот был завершён, Воронков вновь сместился с курса, и оно с равнодушием механизма начало опять всё сначала.

Ситуация, похоже, становилась патовой.

«И что теперь, всю жизнь туда-сюда бегать?» — пока что такой вариант действий оставался единственно возможным. Хотя…

Воронков в очередной раз сместился вбок, совершив этот манёвр уже как нечто рутинное, результат чего заранее известен. «Медведь», на шкуре которого полыхающие красным трещинки при каждом движении образовывали новый узор, вновь начал разворот. Но теперь Сашка почти с нетерпением ждал, когда асфальтовый монстр этот процесс закончит.

Вот, вот, ещё немного… Есть! «Голова» чётко направлена на человека. Наверное, если б на ней были глаза, его взгляд и взгляд Воронкова сейчас бы встретились.

Похоже было, что интеллект «медведя» был либо попросту нулевым, либо слишком уж отличался от привычных человеку понятий. Любой зверь в такой ситуации задумался бы, ожидая подвоха — только что намеченная жертва ускользала в сторону, и вдруг, безо всяких видимых причин подставляется — на, мол, бери.

«Медведь» раздумывать не стал. Точно так же, как и в первый раз, он сначала сделал один шаг, а потом вдруг ринулся вперёд так, что в общем-то готовый к этому Сашка еле-еле успел отскочить в сторону, дав монстру возможность пролететь вперёд — и врезаться в останки «Урала».


Воронков не надеялся, что существо разобьётся насмерть, но он рассчитывал, что удар хотя бы ошеломит врага. Однако получилось совсем не так: скелет грузовика с грохотом отлетел вперёд и вверх, рухнув наземь метрах в двадцати от прежнего места. Мелкие обломки деревянных бортов брызнули в стороны, а те, которые оказались размазаны по шкуре «медведя», через мгновение вспыхнули ярким пламенем и тут же превратились в раскалённые уголья, осыпающиеся вниз при каждом движении.

Самому же монстру столкновение не повредило: несколько широких трещин, появившихся на его теле и ногах, быстро затянулись, а поведение и вовсе осталось абсолютно тем же самым: он вновь покачивался то вправо, то влево, топчась на месте — теперь ему нужно было повернуться почти на сто восемьдесят градусов.

Сашка, зная, что у него есть небольшая пауза перед новым раундом этого странного состязания, пытался сообразить:

«Пушку бы сюда противотанковую… Само собой, неоткуда, а чем её заменить? Бочки с горючим больше нету, да и пофигу этому зверюге огонь — сам горяч как сволочь! О здание его, что ли, шарахнуть? Стенку вынесет… Чёрт, да там же до сих пор Олег сидит!»

Сашка перебежал ещё левее, выигрывая несколько дополнительных секунд.

«Топчется, гадина, весь асфальт промял до щебёнки. Ясен перец — жар-то от него какой, вон, сквозь щели светится. Огнетушителем бы его, да где такой огнетушитель найдёшь, я и нормальный-то прошлой ночью выпустил… Не вёдрами же из прудов таскать?! Стоп, стоп, стоп — а вот и она, хорошая мысля. Будем надеяться, что она, против пословицы, пришла вовремя!»


Теперь Воронков не стал ждать, когда после первого шага «медведь» кинется в разбег. Он сразу же сместился в сторону, но не намного — нужное направление было как раз тут. И вот теперь он бросился бежать по прямой, каждую секунду оглядываясь назад, не началось ли преследование.

«Медведь» довернул, и снова: шагнул вперёд, сделал маленькую паузу, побежал на Сашку…

«Хватит или не хватит?» — только и успел подумать Воронков, выполняя что-то вроде тройного прыжка вбок.

Серое с красным чудовище пронеслось мимо, мягко топоча по бетону, снесло, не заметив этого, мачту освещения, начало замедляться — и не успело. Так же легко, без усилий, «медведь» пробил решётчатый заборчик, и всей своей массой рухнул в пруд-отстойник.

Звук удара о дно, оглушительное шипение, всплеск и бурление воды, скрежет падающей туда же в пруд мачты с погасшими прожекторами — всё слилось в один неописуемый аккорд. Над прудом взметнулась мутная стена пара, который бурлил, улетая вверх, но снизу вспухали всё новые и новые клубы.

Сашка, прислонившись спиною к другой, уцелевшей мачте, напряжённо пытался разглядеть что-нибудь в этом кипении и бурлении, но ничего не получалось: зрение ничего не могло разобрать в белёсой мешанине. Зато обоняние прекрасно восприняло запаховую картину происшедшего, и даже ко многому привыкший Воронков зажал нос, не выдержав.

На проводах мачты затрещало, от проводов посыпались снопы искр, и остальные прожектора погасли. Теперь горели лишь фонарь перед воротами и две лампочки над подъездом операторского здания.

«Пакетник осветительной цепи выбило,— оценил Воронков.— Если эта дрянь уцелела, то в темноте бегать от неё будет трудновато… Тогда чего я стою, как баран?!»

И Сашка бросился к мастерской — среди всего прочего штатного и сверхштатного снаряжения, там у него где-то лежал хороший фонарь в водонепроницаемом исполнении.


Кроме него Сашка прихватил с собой ещё и противогаз и, на ходу отвинтив шланг от маски, засунул его в рот. Теперь, по крайней мере, можно было не дышать носом, и запах кипячёных помоев хотя ощущаться и продолжал, но всё-таки заметно слабее.

Вода в пруду продолжала бурлить, но уже не так активно. Больше никакого движения заметно не было, и, по-прежнему держа «Мангуста» наготове, он рискнул включить фонарь. Луч света скользнул по заметно ушедшей вниз против обычного уровня воде и упёрся в громоздящуюся у края пруда тёмно-серую бесформенную массу, вокруг которой продолжали всплывать и лопаться пузырьки. Сама же масса лежала неподвижно, и больше всего напоминала старую и давно затвердевшую кучу асфальта. Такие кучи появляются на обочинах просёлочных дорог, когда водители грузовиков, для экономии бензина, не желают везти свой груз «на объект». Никакого сходства с живым существом теперь в ней не было и в помине — до такой степени не было, что Сашка даже усомнился: «А был ли мишка-то? А может, мишки и не было?»

«Ага, не было,— тут же ответил он сам себе, и глянул на останки грузовика, лежащие на изрядном расстоянии от привычного места.— В гробе я видал такую небывальщину! Впрочем, судя по всему, пока что тайм-аут, как раз доделать свои дела. Я ведь куда-то шёл? Да, я шёл отправить домой Олега… Чёрт возьми, а почему он не вышел на шум?!»


Воронков, выключив фонарь, быстро пошёл к главному зданию. Дверь на ключ Олег, конечно же, не запер, так что Сашка просто толкнул дверь и вошёл.

Оставляя на полу грязные следы, Сашка дошёл до двери директорского кабинета, услышал непонятные звуки и, пройдя через приёмную, заглянул внутрь.

Телевизор, по-старомодному поставленный на длинные ножки, был настроен на ночной канал, и на экране крашеная блондинка неталантливо, но старательно изображала, что трахается с бритым мужиком поперёк себя шире — поскольку в кадре они оба были только до плеч, в реальность сцены не очень верилось.

Перед телевизором стояло директорское кресло, рядом в пепельнице дымилась начатая сигарета, а на полу стояли пивные бутылки — две пустых, и одна полная.

— Олег…— позвал вполголоса Сашка, потом повторил громче: — Олег, где ты?!

Ответом была тишина, лишь блондинка продолжала ахать. Да где же он?

— Олег, твою мать!!!

Бритый мужик на экране одной рукой отлепил от себя женщину, которая сразу умолкла, словно поставленный на паузу магнитофон и, не меняя позы, бросил в сторону Сашки:

— В очке утопился твой Олег. А матом ругаться не надо — тебе вот может ни хрена, а другим и стыдно. Ты лучше садись, мы тебе тут шоу дальше будем крутить. А надоест — так и за жизнь поговорить можно.

И, перестав обращать внимание на Сашку, бритый навалился на свою даму, которая тут же вновь начала стонать.


«Так, значит. Опять телевизором играемся? Ну, как прикажете‑с!» — и с этой мыслью Воронков крутанулся на левой ноге, а пяткой правой ударил в экран.

«Не порезаться бы…» — но опасения были напрасны. Ни дождя осколков, ни звона стекла, ни даже грохота опрокинувшегося аппарата не последовало. Телевизор, словно Ванька-Встанька, качнулся на неожиданно гибких ножках и тут же вернулся в прежнее положение. Сашка схватил с пола ту бутылку «Волжанина», которую Олег не успел открыть, и с размаху швырнул её в стекло — но раздался лишь глухой стук, и невредимая бутылка, отскочив от невредимого экрана, закувыркалась по полу и остановилась точно на прежнем месте, только уже не стоя, а лёжа.

— Ну ладно… — прошипел Воронков и вскинул пистолет. Вскинул — и застыл, потому что в мозгу отчётливо прозвучали недавние слова альбиноски: «Козя убит нестандартной пулькой… Нечего было по телевизорам стрелять!»

Чувствуя, как мускулы чуть дрожат от напряжения, он медленно опустил «Мангуста» и, пятясь задом, вышел обратно в приёмную.

— О-о-оле-е-ег!!! — позвал он ещё раз, скорее для очистки совести, не надеясь услышать ответ.

Тишина — если не считать охов блондинки за дверью. Сашка отошёл к тупиковой стенке коридора, и медленно пошёл по нему, методично открывая все двери, которые удавалось открыть. Кабинет главного инженера, комната отдыха операторов, запертая бухгалтерия, запертая касса, туалет… На всякий случай он заглянул туда и даже щёлкнул выключателем, но свидетельств гибели Олега в унитазе найти не удалось. Что ж, и на том спасибо.


Дойдя до конца коридорчика, Воронков в нерешительности застыл — выходить из этих стен не хотелось совершенно. Может, и вправду здесь остаться? Олег, небось, сбежал, как только увидел асфальтового медведя, в мастерской делать больше нечего, дома тоже. А тут можно поспать, а то и действительно посидеть перед телевизором, с мужиком побеседовать… Обязательно надо поговорить, да! Прямо-таки необходимо — именно этот мужик наконец-то объяснит, что случилось и зачем случилось. Как же это сразу-то ясно не стало?!

Воронков опустил поднятую к двери руку и уже был готов повернуть обратно к директорскому кабинету, как из-за двери раздался обиженный лай.

«Хозяин, ну ты что? Я тебя послушался, а ты значит спрятаться решил?! Выходи давай, а то я сам сюда залезу!»

Живая, напористая «речь» пса словно разбудила Сашку. Он плечом толкнул створку двери, вывалился на улицу, и тут же на плечи ему легли две мохнатые лапы, а перед глазами оказалась поскуливающая морда.

«Ну вот, наконец-то! Друг называется… Мне тут так плохо было, а ты ещё и вонь здесь развёл — второе против обычной. Тебе б моё чутьё, так ведь взбесился бы!»

— Ладно, хватит, хватит!

Пёс опустился обратно на четыре лапы, и — сторонний наблюдатель это счёл бы щелчком челюстей — встревожено заметил:

«Однако что-то ты не в себе немного… Словно только что проснувшийся?»

— Вроде того…— без удовольствия признал Сашка.— Наваждение какое-то напало, хорошо ты меня позвал, а то ведь так и утянуло бы. Серьёзно, спасибо, Джой. Молодец.

И он благодарно потрепал собаку по гриве.

На этот раз, чтобы понять Джоев ответ, никакими сверхъественными способностями обладать было не надо: пёс подпрыгнул, завилял хвостом и залился радостным лаем.


Воронков включил фонарь и направился к дежурке, насторожено оглядывая мало-мальски подозрительные места на земле. На месте неведомых врагов он не стал бы повторять опыта с «медведем» — скотина оказалась уж больно тупой, при всей её силе и страхолюдности, но впечатления были ещё слишком свежи, и взгляд непроизвольно выискивал на земле новые струйки пара. Но, похоже, «они» были того же мнения, и признаков новой угрозы из-под асфальта заметить не удалось.

За то время, которое Сашка провёл в здании, серая куча в отстойнике уже успела остыть, вода булькать перестала, и поэтому противогаз не понадобился.

«Что ж, и на том спасибо — по крайней мере отсиживаться в дежурке будет не так противно. Хм, а почему я считаю, что прятаться надо именно там? Белые, чёрные… Прямо как в песне — красные, зелёные, золотопогонные… Если они из асфальта такое чудо-юдо сотворили, так что им стоит, скажем, мой фрезерный станок взбесить?»

Сашка представил себе эту картину и усмехнулся — нет, это вряд ли. В конце концов именно он этот станок за свои деньги перевёз со свалки, починил, настроил… С кем-кем, а с фрезерным можно будет договориться.

Огибать дежурку было неохота, и поэтому он вошёл туда через мастерскую, вновь воспользовавшись проёмом, образовавшимся на месте Двери. Нащупав выключатель, Воронков повернул его, лампы дневного света неуверенно замерцали, а потом зажглись вполне нормальным светом, словно стеклянный луч и не гасил их совсем недавно.

Станки и инструменты находились все на своих местах, ничто не проявляло враждебной оживлённости, и Сашка с облегчённым вздохом уселся на табурет — всё-таки, заходя сюда, он побаивался какой-нибудь очередной пакости.

Странно… Прошло всего лишь два дня… Или уже три? Воронков подсчитал внимательно: да, трое суток с тех пор, когда он, стоя посреди этой мастерской, заканчивал сборку «Мангуста» и был счастлив, словно господь бог на пятый день творения. И словно расплатой за это с тех пор потянулись нелепые и пугающие события…

Он с сомнением глянул на «Мангуста», и сказал вслух:

— А может, и правда, всё из-за тебя, а, железяка? Например, созданием такого оружия я превысил барьер, положенный мирозданием человеку, и теперь его силы ополчились на меня… М‑да — интересно, я могу хоть что-нибудь сам придумать, не вспоминая книжные сюжеты? Да и глупости это всё, конечно.

— Отнюдь не глупости. Но в данном случае действительно неверно,— неожиданно раздался за спиной Воронкова низкий голос альбиноски.

Не думая, что он делает, Сашка с места прыгнул вперёд — к тому самому, притащенному со свалки, фрезерному станку. Приземляясь, он свободной рукой ухватился за один из штурвальчиков, и его развернуло спиной к станине, а лицом к остальной мастерской.

Взгляд лихорадочно метнулся от одной стены к другой. Да где же она, чёрт возьми?!


Прошлогодний календарь, висящий над верстаком, сохранил свои размеры, но цвета его изменились — именно это в первый момент привлекло к себе внимание, и лишь мгновение спустя Сашка понял, что изображение тоже новое. Вместо розовотёлой, пышногрудой красотки с алой розой в волосах, на плакате теперь красовалась Альба, стоящая на диком утёсе, а фоном была уходящая вдаль сине-зелёная равнина. Изображение — если это было только изображение — казалось на диво тонко выполненным и объёмным, как будто на месте календаря в стене появилось окно без стекла.

— Ты, сука…— начал было Сашка и запнулся, не зная что бы такого и сказать-то.

— Ну так я сука? — голос Альбины приглашал собеседника высказываться дальше.

Но Воронков молчал, уже вполне сознательно. Если этой… Ладно, будем сдержаны и корректны: если этой доброй женщине что-то нужно, пусть выкладывает. А ему говорить с ней не о чем.

Повисло недружелюбное молчание, которое прервала альбиноска:

— Вообще можно бы и повежливее, ты всё-таки с дамой говоришь?

— Не уверен,— вызывающе ухмыльнулся Сашка.— Может, вы там все гермафродиты.

Альбина улыбнулась в своей уже успевшей стать знакомой манере — медленно и холодно:

— Я тебе дам проверить… Если мне это понадобится.

— Вот только мне это не понадобится точно! — в свой голос Воронков вложил всю возможную презрительность. Но на альбиноску это впечатления не произвело:

— Ай, брось, сам ведь знаешь, что выпендриваешься попусту. Кто тебя спрашивать-то будет? И вообще, сейчас речь пойдёт совсем о другом. Слушай и не перебивай.

Она убрала с лица улыбку и заговорила деловым тоном:

— Обстоятельства складываются так, что я не могу продолжать поддерживать тебя непосредственно. Даже сейчас, на дистанции в три пласта, мой некалибруемый риск выше допустимого на… Впрочем, тебе это не важно. Важно, что на некоторое время ты останешься один — один против сил тёмного мира.

Альбиноска сделала паузу, а Сашка почесал в затылке. Выражение «тёмный мир», произнесённое без благоговейного придыхания, на этот раз звучало не как нечто долженствующее наводить ужас на простодушного потребителя дешёвых комиксов, а как обозначение чего-то вполне реального, и при этом достаточно неприятного.

А она продолжила:

— В какой-то мере тебе повезло: для того, чтобы ты мог хоть как-то противостоять этим силам, мне придётся многое объяснить — ты, вроде, очень хотел этого? Хотя изначально предполагалась работа втёмную. И, между нами говоря, очень жаль, что ты не принял нашу игру сразу. Самому же было бы гораздо проще!

В голосе альбиноски появилось было озлобление, но она его с заметным трудом погасила.

«А как же иначе? Ведётся беседа с клиентом, а клиента раздражать нельзя… Всё по правилам серьёзного бизнеса!» — оценил усилия альбиноски Воронков и пообещал:

— Спасибо за рекомендации, в следующий раз обязательно учту. Однако ты грозилась про что-то рассказать?

— Да, конечно.

Она на секунду замолчала, собираясь с мыслями, и заговорила вновь:

— Итак, догадку ты высказал правильную: твои неприятности завязаны вокруг твоего пистолета. И если б только твои… А вот относительно протестующего мироздания — это уже из области беллетристики. Хотя штучку ты сделал действительно неординарную, хотя и не задумывал такого, просто не зная, на что способен. Беда не в том, что ты сам не ощущаешь своей силы — это в вашем мире сплошь и рядом. Но ты, сам того не сознавая, ещё и сконцентрировал её, вложив в своё изделие. Ведь у тебя три года не было почти никаких других интересов — только пушка, пушка, пушка… Так?

— Ну так…— согласился Сашка.

— Одним словом, ты создал нечто большее, чем задумал сам. Ты создал…

— Р‑Р‑Р‑ГАВ!


Словно рыжее пламя рванулось к стене из-за верстака. Джой целил точно — в горло альбиноски, и вцепился бы в него, если б только она действительно стояла за настоящим оконным проёмом. Но вместо этого пёс попросту звучно хлопнулся о стену, а потом ополз вниз. Опешивший от удара, Джой, тем не менее, успел что-то сообразить, и в последний момент, уже падая, зацепил когтями передней лапы за край календаря. Послышался отчётливый треск, и, обрываясь наискось, календарь полетел следом, покрыв голову псу чем-то вроде большой панамы.

— Джой? — испуганно воскликнул Сашка, но тот если и был оглушён ударом, то не так уж и сильно. Пёс зашевелился, встал на лапы, и тряхнул головой. Кусок календаря упал на пол, и Воронков увидел, что с него вновь улыбается давно надоевшая девица. Хотя, вернее было бы сказать, что она полуулыбается. Вторая половина улыбки вместе с волосами и розочкой осталась на стене.

Воронков вздохнул и опустил взгляд на собаку. Джой, с победным, хотя и несколько ошарашенным видом гавкнул:

«Во как я! Здорово, правда? Но ты тоже ничего, хорошо её отвлекал, пока я за столами полз. Не всякая кошка так сможет! Э, хозяин, ты чего, не рад?

— Да получается, что не рад. Она мне довольно важные вещи говорила, понимаешь?

«Ничего я не понимаю. И понимать не хочу. Я — собака, ты в курсе, да? Моё дело — разбираться с врагами хозяина.

Она — твой враг, и я её прогнал. Снова придёт, так ещё получит. А разговоры — это ваше, человеческое развлечение. Дурацкое, кстати. Только время тратится, а толку никакого. Вот ты, хозяин, как-нибудь попробуй на лай перейти — увидишь, до чего удобнее жить станет!»

Хозяин лаять не стал, а вздохнул, и потрепал Джоя по гриве. По своей, собачьей, логике пёс поступил правильно, и ругать его смысла не имело — он будет только недоумевать и, в конце концов, спишет всё на людскую необъяснимость.


Джой принял ласку с достоинством и гордо прошествовал на улицу. Оставшись один, Сашка убрал наконец «Мангуста» в кобуру, но почти тут же вытащил снова, положил на раскрытую ладонь левой руки и задумчиво посмотрел на него.

Пистолет лежал спокойно, не демонстрируя никаких сверхъестественных свойств, и голубой энергетической ауры вокруг него тоже не наблюдалось. Грамотно сконструированная и хорошо сделанная машинка, и только… Интересно, чем большим, нежели изначально задуманная пушка, может быть «Мангуст»?

Воронков нахмурился: а вдруг альбиноска на этот раз сказала правду? Он вспомнил бормочущего бомжа: «Продай… Отдай…» — может, это тоже относилось к пистолету? Да и сама Альбочка, красота неотразимая, тоже к пушке лапки тянула, аж подрагивали. Что-то в этом всём есть, что-то есть… Только вот что?

«Ладно. Допустим, я, великий и могучий Сашка Воронёнок, сделал оружие, способное… м‑м‑м… ну, скажем способное уложить какого-нибудь Бармаглота. Это самая простая и понятная версия. Тогда понятно желание всяких уродов завладеть моим творением. Но тогда как в эту схему укладывается альбиноска c её миссией защиты? И почему ей или тем же „тёмным“ мне прямо не сказать, что им нужно и зачем?

Выходит, простая версия неверна. А сложные — можно хоть до утра сидеть придумывать, авось наугад да попаду. Только как я определю, что угадал?»

Чего-чего, а гадать до утра не хотелось совершенно — это время можно было попробовать использовать с большей пользой. До сих пор Воронкову было не до своих ощущений, но сейчас, предоставленный самому себе, он понял, насколько устал за эти дни. Да и вечерок нынче выдался тоже не слишком освежающим — что в переносном, что в прямом смысле.

Он вернул пистолет на его привычное место и поёжился: на улице заметно похолодало, и неприятный сквозняк проникал в мастерскую через дыру в стене. Немного подумав, Сашка заставил себя приняться за дело — для начала зашёл в соседний отсек мастерской, вытянул оттуда сварочный трансформатор на колёсиках и подключил его к сети.

После этого, снова старательно просматривая свой путь в луче фонаря, он сходил с тележкой к соседнему сарайчику, перетащил к мастерской пару железных листов и принялся за работу. Аккуратность исполнения Сашку не волновала, и поэтому закончил он работу достаточно быстро — с внешней стороны стены дежурки появилась рыжеватая металлическая заплата, последние швы на которой ещё светились малиновым. Само собой, мало-мальски серьёзной нагрузки этот шедевр инженерно-архитектурного творчества не выдержал бы, но всё-таки теперь в стене не было сквозной дыры.

Воронков критически окинул взглядом результаты трудов, махнул рукой — дескать, сойдёт, взялся сматывать провод с электродом — и язвительно произнёс, обращаясь к самому себе:

— А теперь — иди и подумай, не дурак ли ты?

Ответ на этот вопрос был очевиден: чтобы заваривать стенку, он перекинул провод через проём, и теперь толстенькая серая змейка уходила под свежеприделанный лист железа. Исправить ошибку, конечно, было можно — но предвкушавший отдых Сашка разозлился, сплюнул и со словами: «Да пошло оно всё в задницу!» — пошёл обратно, так ничего за собой и не прибрав, будто и не сам был виноват.

У дверей в дежурку он остановился, и минуты три подзывал Джоя. Когда пёс явился, то получил распоряжение:

— Значит так, парень. Я пойду упаду дрыхнуть, а ты сиди тут. Охраняй! Самое что ни на есть собачье дело. Охраняй!

Джой отвечать не стал, а лишь улёгся рядом с порогом. Воронков выключил весь свет в дежурке, оставив только лампочку под козырьком у входа, добрёл до топчана, и в чём был повалился на него. Последнем, что он ощутил, было неудобство от того, что ручка «Мангуста» воткнулась в рёбра, а последней мыслью — что это вполне приемлемая цена спокойствия, которое давало оружие под боком.

Как бы Джой ни прибеднялся, напирая на то, что он всего лишь собака, мозги у него работали неплохо. Сашка сначала спросонья не понял, что происходит, и только после того, как пару раз брыкнул ногой воздух, пришёл в себя, и догадался: Джой его будит, стараясь не делать шума. Для этого пёс просто взял его зубами за пояс и интенсивно дёргал, словно стараясь этот пояс разорвать.

— Что такое? Что случилось? — прошептал Сашка, сообразив, что если его поднимают не громким лаем, а вот таким тихим способом, значит на то есть серьёзная причина.

Джой еле слышно проскулил:

«Там, снаружи, кто-то есть. Они похожи на людей, но не люди, и я их боюсь! Может, сбежим отсюда, пока не поздно?»

Воронков ничего не ответил, а тихо соскользнул с топчана и, пригнувшись, подобрался к окну… «Сколько раз помыть собирался, лентяй фигов!» — выругал он себя, когда понял, что сквозь запылённое стекло практически ничего не может разглядеть.

Электрические часы на столе показывали полшестого утра, и скоро должно было начать рассветать. Впрочем, на «Южной», видимо из-за рельефа местности, почти каждое утро от прудов поднимался плотный туман, который расходился очень неохотно. Но пока что ночь доживала последние минуты, и тумана не было, а была темнота. Лишь лампочка у двери бросала желтоватые отсветы на землю, а ещё — на само окно, создавая дополнительные помехи обзору.

Сашка попробовал утешить себя тем, что снаружи через пыльное стекло его тоже хрен кто разглядит, но и сам понимал, что утешение это весьма сомнительно.

«Ладно… Как говорил один почти что земляк — мы пойдём другим путём!» — решил он и, двигаясь как можно тише, перебрался в мастерскую.


Здесь окно было ещё грязнее, но на него не падали прямые лучи света, а вот пространство перед стеной было подсвечено довольно неплохо. Воронков опёрся на сварочный трансформатор и залез с ногами на верстак, чтобы лучше было видно.

Вдоль стены неуверенными движениями передвигались две фигуры. Насколько их можно было разглядеть через слой пыли на стекле, фигуры походили на человеческие, но их движения… Они только на первый взгляд казались неуверенными, исключительно из-за своей непривычности. Чем-то поведение этих человекоподобных существ напоминало перемещение ленивца по кроне дерева: медлительное и вроде бы неуклюжее, но вполне рациональное и целеустремлённое. Целью этих двух явно была дежурка.

Воронков дотронулся до Джоя, глянул ему в глаза и постарался всю свою неведомую великую силу, или как там его — энергетический посыл? — вложить в молчаливый вопрос:

«Только эти двое? Или ещё есть?»

«Не ори ты так! Двое тут, один у входа, он не двигается, а просто так стоит»,— тоже взглядом ответил Джой.

Воронков кивнул и прикинул расстояние: попасть он уже сможет… Прямо сейчас начинать пальбу он не собирался, но сознание, что ситуация вроде бы контролем, успокаивало. Так же, как и рукоятка пистолета в ладони — Сашка уже не удивлялся тому, что «Мангуст» по собственной инициативе занял привычное место в правой руке.


Медлительные фигуры приближались и наконец остановились около свежезаделанной дыры в стене, почти уйдя из поля зрения. Один из «людей» нагнулся и, не торопясь, поднял обрезок металла, оставшийся после Сашкиных трудов. Внимательно осмотрел его, понюхал, а потом…

Воронков чуть не подпрыгнул: понюхав металл, «человек» без усилия, словно кусок плохого картона, разорвал кусок металлического листа пополам и сонно передал одну из частей товарищу. Тот тоже понюхал, надкусил, покачал головой, словно ему предложили недожаренный коржик, и небрежно отшвырнул железку как раз в сторону Сашкиного окна. Силы этого небрежного броска хватило, чтобы вращающийся наподобие бумеранга кусок металлического листа снёс поперечный переплёт оконной рамы и после этого просвистел через мастерскую, со смачным хрустом воткнулся в штукатурку стены — да так и остался в ней торчать.

Звон осыпающихся стёкол раздался немного погодя — железяка летела настолько быстро, что достигла стенки быстрее, чем стёкла — пола.

Сквозь погибшее окно сразу потянуло вонюченьким сквозном. Однако одновременно с этим значительно улучшился обзор, и дальнейшие действия «людей» можно было рассматривать в подробностях. Радости по этому поводу Воронков не ощутил, а лишь отметил, что и его самого теперь увидеть будет проще.

А «люди» тем временем сместились, оказавшись уже почти на уровне заплаты в стене. Тот, кто оказался к ней ближе, протянул руку и, легко проткнув прямыми пальцами металл, сжал кулак и неожиданно резко дёрнул руку на себя. В заплате образовалась неправильной формы дыра, а двое вновь начали нюхать трофей и пробовать его на зуб.

Воронков быстро прикинул: до сих пор он надеялся, что эти существа не способны на быстрые движения, однако увиденный резкий рывок руки заставил его эту надежду оставить. А на то что это всего лишь мирные собиратели металлолома, не имеющие к нему никакого отношения, Сашка не рассчитывал с самого начала. Почему-то он был уверен, что стоит себя обозначить — и «отношение к» проявится вполне конкретно.


Тем временем тот из двоих, который стоял чуть сзади, вновь нагнулся и поднял что-то странное — длинное и гибкое Сашка напряг зрение и понял: они нашли брошенный сварочный провод. Несмотря на напряжённость момента, он усмехнулся интересно, как им на вкус придётся медь с алюминием?

Оказалось, что цветные металлы гости любят — второй тоже подхватил провод и с видимым удовольствием хрустнул, размалывая зубами держатель с остатком электрода. Теперь «человеки» стояли, словно два цыплёнка, ухватившие одного и того же червяка. Ну дожуют они провод, а дальше за что возьмутся?

«Да что это я? — удивился вдруг Сашка.— Ведь всё так просто!»

С этой мыслью он ногой — чтобы не терять времени — толкнул вперёд кривую рукоятку на трансформаторе. Тот загудел на высокой ноте, звук становился всё громче, громче, запахло горящей изоляцией… Но Воронков не смотрел на него. Его взгляд был прикован в двум «людям», по телам которых сначала забегали голубые искорки, их становилось всё больше и больше наконец искорки слились в яркое сияние и…

Трансформатор задребезжал и затрясся так, словно внутри у него стоял высокооборотный электродвигатель, раздалось не сколько хлопков — громких, почти что взрывов — и гудение прервалось, а из щелей на корпусе повалил едкий, противный дым. Воронков закашлялся, спрыгнул с верстака и осторожно вылез в выбитое окно.

Где-то далеко-далеко, там, где всё просто и понятно, где не бродят по ночам мотоциклисты с рыцарскими копьями и чуваки, жующие железо, вставало солнце. Для Сашки же рассвет обернулся всего лишь превращением черноты ночи в сырую и туманную серость утра, и это превращение произошло как раз за то время, пока он прятался в мастерской.

Две человекоподобных фигуры всё так же стояли у стенки, с зажатым в зубах проводом, а струйки тумана текли у них между ногами, грозя вскоре залить их с головой. Фигуры стояли — и только.

Он опасливо подошёл поближе, готовый в любую секунду отпрянуть, и всмотрелся. «Люди» не двигались, и от них тянуло такой же пластмассово-резиновой гарью, как и от погибшего трансформатора. Воронков подобрал с земли какую-то деревяшку, осторожно ткнул одного из них, потом с силой нажал. «Человек», не меняя позы, тяжело повалился на землю, словно плохо закреплённая гипсовая статуя — только для гипсовой статуи он оказался очень уж тяжёл.

Валить второго Сашка не стал — зачем? К тому же где-то на той стороне дома бродит и третий — а трансформатор уже сгорел! Как бы его сюда не принесло. Вновь вспомнив об осторожности, он резко обернулся, и тут же понял, что сделал это слишком поздно.


«Третий» стоял буквально в двух шага от него, и его глаза, похожие на стальные шарики, смотрели прямо Воронкову в лицо. Ладонь, сжимающая рукоять «Мангуста», противно вспотела, но мысль работала чётко: «Один выстрел. У меня один выстрел, но для него надо выбрать момент — чтобы поднять руку нужно время. Этого времени он мне может не дать…»

— Ишш… Ишш…— издал вдруг шипение «человек», со свистом втянул воздух и зашипел вновь, но теперь это сложилось в почти членораздельную фразу:

— Ишкажите… Што билетами на кгас-с-строли нанайтс-сев-ф??

— Че… чего?

— Исшж-ж-вините, каш-ш-шется я ош-ж-шибшя…

С этими словами «человек» повернулся к Воронкову спиной и неуверенными движениями побрёл в туман. Сашка сделал пару шагов назад, обессилено прислонился спиной к стене и захохотал.

Наверное, это было истерикой — длительное напряжение психики не могло пройти даром, и подсознание выбрало подходящий момент, чтобы это напряжение сбросить, выплеснуть в окружающий мир во взрывах дурацкого смеха. Тело Воронкова сотрясалось, он сгибался пополам и держался за живот, казалось, вот ещё чуть-чуть, и он попросту умрёт — не сможет вздохнуть и всё, конец.

Но до этого дело не дошло. В очередной раз он со всхлипом втянул в себя воздух для нового приступа и вдруг неожиданно понял, что не видит в событиях ничего смешного. Ну просто абсолютно ничего, чем можно было объяснить только что обуревавшее его веселье.

Сашка поднялся на ноги и смахнул с глаз навернувшиеся слёзы.

— Ну дурдом! — полураздражённо-полуудивлённо бросил он в сторону ушедшего «человека», потом представил, как глядел со стороны сам, идиотски хохочущий, и добавил: — А я, похоже, в его клиента превращаюсь, медленно, но верно. В полном соответствии с планом командования — так, что ли?

«А действительно, чем плоха гипотеза? — продолжала мысль работать в том же направлении.— Не взяв насквозь героического и непобедимого меня силой, неведомый враг решил обработать меня психически».

Он вспомнил воткнувшуюся в стену железяку, и запоздало поёжился.

«Какая уж тут к чёрту психология, такой бросок черепушку как топором снесёт! Только и надежды, что на „Мангуста“… Конечно, если я Альбу понял правильно, и моя пушка действительно обладает какими-то сверхъестественными боевыми качествами. Хотя вот „медведю“ от моих выстрелов было ни жарко ни холодно — так, может, дело в чём-то другом? Блин, ребус на мою голову… Сейчас как возьму, да как выкину свою железяку на фиг, прямо в этот отстойник, и гребись оно всё конём!»

Сашка представил себе, как «Мангуст» плюхается в зловонную жижу, уходит куда-то на дно — а вместе с ним уходят на дно три года работы, три года удач и разочарований, ошибок и находок. Представил, и понял, что сделает это только если… Да вообще ни при каких обстоятельствах не сделает!

Он ещё раз глянул на пистолет в своей руке, удивляясь, какая фигня способна прийти на ум в минуту слабости, и пристроил «Мангуста» на место, под плечо.

Спустя три минуты Воронков быстрым шагом двигался по тропинке к дороге, а Джой бежал где-то рядом — может быть, совсем близко, но плотная серая пелена не давала разглядеть ничего дальше полутора-двух десятков метров.

По логике, которую здравый смысл всячески поддерживал, покидать станцию никакой необходимости не было. До сих пор «они» вполне успешно проделывали свои фокусы с Сашкой вне зависимости, где он находился — в хорошо знакомой «им» квартире или в городе. Но иррациональное, хотя от этого не менее явственное, ощущение того, что паноптикум на «Южной» будет продолжаться чем дальше, тем веселее, гнало Воронкова прочь, и, в конце концов, он поддался, оправдавшись сам перед собой тем, что надо забрать из дома оставшиеся патроны.

Вроде бы ничем конкретным ощущение не подтверждалось: «человекообразные» оставались в тех же позах, серая груда в отстойнике лежала тихо и мирно, загадочных звуков и прочих грозных знамений тоже не наблюдалось, но с каждой минутой на Сашку всё сильнее и сильнее давило предчувствие: вот, вот, сейчас произойдёт ещё что-то, с чем невозможно будет справиться…

И поэтому он, если называть вещи своими именами, попросту сбежал. На этот раз никаких объясниловок, оправдывающих творящийся на станции разгром, Сашка писать не стал: при всём желании ничего логичного он сочинить сейчас не смог бы. Кроме того, перспектива снова заходить в директорский кабинет, где телевизор демонстрирует такие интересные передачи, не показалась слишком уж соблазнительной…


Троллейбусная остановка за ночь не претерпела никаких изменений. По растворяющейся в тумане дороге время от времени проезжали машины, и вроде бы было всё как обычно. Вот только ни одного троллейбуса Воронков пока не увидел — а ведь примерно в это время, время смены на химзаводе, транспорт должен был ходить чуть ли не каждые три минуты.

Джой, появившись словно ниоткуда, молча уселся на землю, а его хозяин сначала, нервничая, стоял, покачиваясь с пятки на носок, а потом начал мерить шагами маленькую асфальтовую площадку остановки. Могло, конечно, быть так, что по какой-то причине на линии отрубили электричество, но тогда…

Что бы было тогда, Сашка придумать не успел: сначала издали послышался страдальческий вой электродвигателя, а потом из тумана реализовался и сам троллейбус, который, не останавливаясь, прокатил мимо. Воронков успел разглядеть плотную массу людей, спрессованных так, что двери можно теперь открыть разве что монтировкой, и понял, что в ближайшее время уехать ему вряд ли удастся.

«Да уж,— решил Сашка, оценивая продолжающий сгущаться туман.— И этот-то водила небось уже не рад, что выехал. А остальные будут ждать, пока не развиднеется! Давненько такой хмари не было — пожар, что ли, где-то поблизости?»

Разочарованный, он сунул руки в карманы куртки и снова неторопливо двинулся вдоль павильончика… И вдруг остановился: там, дальше, в тумане, неясно что-то белело. Сашка сделал несколько шагов вперёд и сообразил — да ведь это тот самый белый бетонный забор! Вернее, два забора, между которыми есть тропинка, ведущая в город коротким путём!

Он покрутил головой: что направо, что налево, забор скрывался в серой дымке, становясь каким-то нереальным, но прямо перед Сашкой всё было видно чётко: вот подсыпанные землёй снизу бетонные плиты, вставленные выступами в бетонные пирамидки опор, вот щель между ними с уходящей туда тропинкой, вот лопухи, наросшие по бокам тропинки — ничего сверхъестественного! Вот только позавчера здесь этого забора не было…

Воронков пожал плечами и направился обратно к дороге, ориентируясь на звук неторопливо ползущей по ней машины. «Троллейбус — это наше, местное,— думал он.— Надо быть патриотом и пользовать своё, а всякие там игры с мирами-пластами пусть играют те, кому это надо».


За стеной тумана скрипнули тормоза, и машина-ориентир остановилась примерно где-то в районе остановки, продолжая ровно урчать двигателем на холостых оборотах. Неужто директора принесло? Или Олег тачку отловил? Хм‑м, в такую-то рань…

Сашка остановился и поймал себя на том, что даже дышать старается тише. А от остановки донёсся негромкий, но грубый и самоуверенный голос:

— Колян, там тропиночка такая… Встань побоку.

Потом раздался характерно-неразборчивый звук — грубого что-то спросили по рации. Тот ответил:

— Да, мы на остановке. Сам тормозни у знака, а Серый пусть, наоборот, дальше проедет. Тут туман, не видно ни бельмеса, как бы не разминуться.

Другой голос, помоложе и позвончее, но такой же уверенный в себе, воскликнул:

— Эй, ты куда?!

— Да хрен с ним,— бросил грубый.— Пусть бежит. Раз собака здесь, значит скоро и сам придёт, падла.

«Джой, наверное? В таком случае, похоже, что „падла“ — это я…» — Сашка жестом, ставшем уже привычным, извлёк «Мангуста» на свет божий. Хотя какой там свет — серовато-белая размазня продолжала висеть в воздухе, не проявляя ни малейшего намёка на просветление.


Воронков начал осторожно сдвигаться назад, к забору, и тут же все его попытки остаться незамеченным полетели к чёрту: из тумана появился Джой и, увидев его, громко залаял:

«Хозяин, хозяин, вот я тебя и нашёл! Знаешь, там на остановке, люди ходят, у них тоже оружие есть, и ружья, как на охоте, и пистолеты, вроде твоего!»

Сашка попытался заставить пса замолчать, но было поздно. Со стороны тропинки прозвучал гулкий выстрел из помпового ружья, потом донеслось характерное клацание затвора, и Колян — так, вроде, назвали парня, посланного на тропинку? — бабахнул второй раз, в белый свет, как в копеечку.

«Пали, пали…— злорадно подумал Сашка.— Играй в ковбоя… Щас, пойду я к тебе, жди. По ту сторону дороги до аэропорта пустыри да свалки, и туман к тому же. Вспотеете искать!»

Стараясь не производить никакого шума, он осторожно двинулся в сторону от тропинки, решив перескочить через дорогу подальше от остановки. Джой уже понял, что дело серьёзное, молча двигался вслед за хозяином и на ходу, судя по выражению морды, переживал свою ошибку.


Где-то поодаль раздался ещё выстрел, потом ещё два. Сашка удивился такой дрянной дисциплине, царящей среди охотников, но всё-таки взял левее, подальше от того стрелка — напороться на шальную пулю ему вовсе не хотелось. Вот кювет, потом насыпь, это значит дошли до дороги…

Очередь из «Калашникова» распорола ватную тишину. Стрелявший был где-то недалеко, и бил он явно не наугад — первые трассеры мелькнули рядом с левой рукой Воронкова. Спасло его то, что стрелок, скорее всего, не часто пользовался автоматом, и поэтому не удержал линию стрельбы, когда отдача повела ствол вверх. Сашка как подкошенный упал на поднимающийся к дороге склон и с трудом сдержал желание выпустить остатки зарядов в окончательно посветлевший, но не ставший более прозрачным туман.

Машина, стоявшая где-то у остановки, медленно приблизилась к месту стрельбы, но метрах в тридцати от лежащего Сашки остановилась.

— Серый! — властно позвал грубый, и чуть погодя:

— Ты его достал?

— Похоже, да,— ответил тот, кто, видимо, был этим Серым. Приятный голос, парень с таким голосом должен быть и внешне симпатичным.

«Ай-ай-ай, такой хороший мальчик — и врёт…— впрочем, Сашка был далёк от осуждения: — Теперь главное, чтобы врал умело!»

Но «хороший мальчик» продолжил:

— Я видел, когда он на дорогу вылезал, а потом слетел обратно и больше не поднимался. Лежит в кювете, наверное.

— Сейчас его видишь?

— Сейчас нет, я же говорю — кювет. Но на пустыре никто не появлялся.

— Да может, это собака была? — не унимался грубый.

— Нет, для собаки слишком высокий силуэт.

«Тепловой прицел! — сообразил наконец Сашка.— А остальные, получается, не просто так палили, а меня на симпатичного мальчика загоняли… Значит, если я вылезу на пустырь или на дорогу, он меня снова засечёт. Но лежать здесь тоже не стоит. Остаётся одно…»


Воронков, всё так же распластавшись по склону насыпи, боком, по-крабьи, пополз в ту сторону, откуда доносились голоса и звук мотора.

Расчёт был на то, что киллеры так или иначе должны двинуться к месту, где, по утверждению симпатяги Серого, клиент лежит в кювете. Сам Сашка таким образом останется у них в тылу, а глядеть себе за спину, тем более через электронику, они вряд ли будут.

В принципе, так и получилось: мотор машины снова взял нотой выше, и вскоре в тумане стала различимой неторопливо передвигающаяся тёмная масса. Чуть впереди двигалась пара фигур поменьше — это шли охотники. Сашка вжался в рано начавшую жухнуть придорожную траву, вдохнув полную грудь её прелого запаха, и опустил глаза, непроизвольно опасаясь, что те, на дороге почувствуют его взгляд. Возможность обнаружить себя таким способом сейчас казалась Воронкову вполне реальной, а ведь ещё недавно он сам бы первым посмеялся над подобной мыслью!

А машина, тем временем, остановилась, продолжая маячить в колыхающейся пелене силуэтом неясных очертаний — только красные фонари на задке выделялись на общем размытом фоне своей яркостью.

Снова затрещала рация, и грубый — похоже было, что это он руководит здесь всем,— раздражённо ответил:

— Да хоть на ощупь, твою мать! Пять секунд, чтобы здесь были! Прожектор прогрей, с ним работать будем.

Рация коротко квакнула что-то вроде «понял», и замолчала. Грубый тоже молчал, а остальные — Серый, и как его там, Колян — были явно не в тех чинах, чтобы самим подавать голос.

Прибытие машины с тепловым прожектором на борту, а главное — с подкреплением, в планы Воронкова никак не входило, и он решил рискнуть. Осторожно оторвав тело от земли, но всё ещё оставаясь практически в горизонтальном положении он осторожно придвинулся вплотную к асфальту. На тренировках такое упражнение называлось «крокодильчик», несмотря на всю свою техническую несложность оно требовало напряжения почти всех мышц тела и к числу любимых у занимающихся не относилось.

Вдалеке уже был слышен звук ещё одной машины. Времени на колебания не оставалось, и Сашка, словно распластанный по земле паук, перемахнул через дорогу…

…И практически лицом к лицу налетел ещё на двоих бандитов, которые до сих пор ухитрились никак не обозначить своё присутствие.


Два хорошо накачанных парня в коротких кожанках, у каждого из которых в руке было по короткому десантному «калашу», тоже не ожидали такой встречи — причём они не ожидали в большей степени, чем Воронков. Скользя вниз по дорожной насыпи, Сашка так разогнался, что даже не успел ни затормозить, ни даже ругнуться про себя на такую непруху. Вместо этого он, не раздумывая, совсем откинулся назад и сходу в подкате буквально снёс ближайшего качка.

Если такая туша, под центнер весом, рушится, не успев как следует сгруппироваться, то ускорение свободного падения работает на все сто. Качок даже не ойкнул, разве что всхрапнул задавленно, когда со всего маху налетел причинным местом на Сашкино колено, а горлом напоролся на его сомкнутые в копье пальцы. Выбрасывая вперёд напряжённую правую руку, Воронков одновременно ухитрился левой поймать и дёрнуть в сторону автоматный ствол. К счастью, поверженный бугай держал автомат не по-боевому, рефлекторно нажать на спуск не успел, и вообще, занятый своими ощущениями в области паха, расстался с оружием очень легко.

«Глубокое интимное переживание…» — мелькнул где-то в глубине Сашкиного сознания язвительный комментарий. Мелькнул и тут же забылся: второй шустро вскинул одной рукой свою волыну и, продолжая движение, навёл её на завалившуюся парочку.

Счёт шёл на доли секунды. Ни времени, ни возможности перехватить трофейную пушку как следует у Сашки не оставалось, и он сделал единственное, что смог. В почти безнадёжном запале он попросту швырнул в неприятеля автоматом, словно случайно попавшим под руку дрыном. Летящая железка ударила по железке стреляющей, и очередь стеганула в сторону, а поправить прицел… Теперь времени не осталось уже у стрелка.

Вывернувшись из-под чуть слышно скулящего жлоба, Сашка крутанулся на живот и прямо с земли распластался в отчаянном прыжке.

Врезавшись в автоматчика, он постарался с налёта рубануть по внутренней стороне его локтя, а своим одновременно угодить в диафрагму противника, и плечом — в могучий подбородок-Проще было, конечно, боднуть его в живот, но спину с затылком подставлять не стоило — свои, не дядины. Тем более что, судя по ощущениям в локте, клиент оказался в бронежилете.

В целом результат выпада оказался не совсем удачным: выронив оружие, противник покачнулся, завалился на спину, но уже падая, сумел овладеть собой, и сильным движением рук помог Сашке порхнуть через себя. Тому пришлось сгруппироваться, чтобы кубарем прокатиться по мокрой земле.

«Ах, так? Ладно!» — вскакивая и разворачиваясь, Воронков одним быстрым, слитным движением вытянул из-за спины уже изрядно натрудившийся за сегодня «Мангуст»… Но ещё быстрее перед лицом мелькнул каблук огромного ботинка. Удар по пальцам отозвался по всей руке нервным звоном, словно от импульса электрошока, и пистолет, на секунду сверкнув отполированной гранью, улетел туман.

Сашка спружинил на полусогнутых вниз, и чугунный кулак, прилетевший вслед за каблуком, лишь погладил его по волосам. Не успев ничего подумать, чисто рефлекторно, Сашка воспользовался промахом и воткнул недругу прямой проникающий в пах, а коротким тыком правой вверх (околоподмышечный нервный узел) отсушил ему атакующую конечность. Теперь они были в почти равном положении: у Воронкова рука хотя и слушалась, но никаких ответных сигналов от неё не поступало, хоть ампутируй без наркоза.

Развить успех не удалось: зарычав, автоматчик резко пригнулся, и ударил его всем телом. Сашку отбросило. Стараясь удержаться на ногах, он видел, как враг на диво быстро разгибается, преодолевая боль, и даже не глянув в сторону выбитого автомата, ищет и находит налитыми кровью глазами его, Воронкова.

«Похоже, абзац…» — всё так же в дальнем уголке сознания сформулировал ситуацию здравый смысл. Теперь против Сашки стояла не дурная шпана — стоял профессионал с мышцами гориллы, подвижностью взбешённого быка и болевой чувствительностью зомби. Ну и, конечно, с навыками единоборца… Причём даже стиль можно узнать. Манера ударов качка живо напомнила Сашке ухватки знакомых славяно-горцев. Достаточно пропустить одну размашистую оплеуху, и хватит с гарантией.

Несколько секунд враги смотрели друг на друга, замерев — для Сашки каждая из них показалась длинней минуты. Он внутренне сжался, в ожидании сокрушительной атаки, и тут до него донеслось:

«Держись, хозяин! Сейчас, сейчас я его… Разорву на части, сволочь этакую!» — в мысленном посыле Джоя слышалась нешуточная ярость, трансформировавшаяся в почти ненормативную лексику. И эта ярость передалась Сашке, смывая куда-то нахлынувшую было неуверенность.

«Вовремя», — отметил он про себя и, продолжая глядеть в глаза качку, мысленно обратился уже к нему. Мысль была проста: «Я тебя изувечу!!!»


С новой злостью он буквально взорвался навстречу вражескому носорожьему рыку. Он упруго сместился чуть вперёд-вбок и голенью отбил наружу ногу, летевшую в живот. Защитное действие превратилось в скользящий шаг, разворачивающий тело влево. Рывком перенося вес на переднюю ступню Сашка добавил к нему идущий от бедра скрут корпуса и всё это вложил в секущий взмах левой рукой. Снося на сторону и вниз чужую зубодробительную атаку, он заодно хлестнул гада ладонью по глазам и тут же, повернувшись на пятке, накрыл его сзади-сверху вторым «крылом куропатки», рубанув правым предплечьем по мощному загривку.

Но тот, вместо того чтобы ошеломлённо встать на карачки, лишь дёрнулся, моментально втянул голову в плечи, вслепую лягнул ногой и тут же попытался поднять Сашку на чудовищный апперкот.

«Да что он, железный?!» — Воронков едва сумел отклониться вправо, и тут же прилип к амбалу сбоку-сзади, контролируя левую его левую руку и пытаясь найти большим пальцем локтевой нерв, чтобы окончательно вывести её из строя. Одновременно с этим он в темпе хорошего отбойного молотка обрабатывал болевую зону на бедре. Ту, куда так любят лупить друг друга бойцы таиландского муай-тай. И ведь получается у них…

Сашка даже не заметил, с какой стороны подскочил, и повис на монументальном противнике Джой. Теперь враг напоминал вставшего на дыбки медведя, на котором повисла пара настырных охотничьих собак. В этот момент подсознание Сашки, или что там ещё отвечало за «мысленные посылы», сумело на долю секунды «поймать» чувства и мысли врага.

Боль он всё-таки испытывал. И эта боль лишь усиливала желание загнать вёрткого лоха под мясорубку своих обманчиво косолапых ударов. Загнать и уработать, стоптать! Но сначала будет псина…


Качок хекнул, и Джой жалобно взвизгнул и отлетел метра на три. Боль собаки отдалась во всём существе Воронкова, и он ощутил, как все его чувства, вся его сила и вся его злость сливается в одну слепяще-белую волну бешенства. Волну, захлёстывающую изнутри, бьющую в глаза и в кончики пальцев.

Джой ещё не успел подняться на подгибающиеся лапы, когда Сашкина рука превратилась в раскалённые клещи и наконец нашла нужную ямку на локте. Взревев, амбал резко крутнулся, выбрасывая наотмашь свободную ручищу.

Но в Сашке бурлила сила — горячая, жидкая, тяжёлая, как раскалённая ртуть. Все намерения этого неповоротливого тупого урода были у него как на ладони. Легко уклонившись, он поднырнул под убийственную отмашку, экономно проводил её над собой ладонью, и слегка подтолкнул тугой бицепс. Теперь главным оппонентом промахнувшегося костолома стала собственная инерция. В один миг его развернуло и поставило в неустойчивую и невыгодную позицию. Сашкин кулак, сам собравшийся в нужную форму, метнулся вперёд и корневой костяшкой большого пальца ужалил бугая в висок. А твёрдый мысок кроссовки на том же вздохе без паузы вошёл ему в пах. Не давая врагу переломиться пополам, Воронков с подскока коленом другой ноги врезал по злобно перекошенной морде.

Хрясь! Похожая на помятое чугунное ядро с ушами, голова резко мотнулась на хрустнувших позвонках и запрокинулась. Руки безвольно и расслаблено обвисли — верный знак нокаута. Но Сашка, не опуская ногу, уже упруго распрямлял её, вонзая ребро стопы в открывшееся горло. Останавливать удар было поздно… Впрочем, Воронков останавливать его и не собирался.


Волна, на гребне которой плясала жажда убийства, схлынула так же быстро, как и накатила. Сашка вновь обрёл способность думать, связно выстраивая мысли. Поглядев на дело своих рук и ног, он с удовлетворением заключил: «Стены бы делать из этих людей! Крепче бы не было в мире… „Стеней“? Но расчёт у таких ломовых ребят только на штурм и натиск. А с защитой не так уж и здорово!»

Глядеть на результаты работы было приятно — вот только некогда. Здравый смысл предложил держать пари на то, что сюда, на звук очереди, уже спешат… Да кто бы ни спешил — этот кто-то явно лишний. Но тут сознание пронзила ещё одна мысль, затмив все остальные: «Где „Мангуст“?! Где?!!»

Туман вокруг колыхался густыми волнами. Проклятье! Искать? И подставлять себя под пули? Но ведь и без оружия нельзя! Может быть, Джой сможет помочь — как он там?

Пёс пошатывающейся щенячьей походкой подковылял к поверженному врагу, потряс головой, потёр лапой ушибленную морду и тихонько зарычал.

«Здорово мы его, а, хозяин?» — услышал Сашка.

— Да, ты молодец,— подтвердил он, одновременно поняв: в поисках «Мангуста» Джой явно не помощник. Лапы бы унести — обоим.

Ориентируясь на то ли слышные, то ли угадываемые перекликания: типа «Туда!.. Быстрей!.. Обходи!..» — Сашка по-быстрому огляделся. Автомат раз. Автомат два — к нему, стоя на четвереньках и держась рукой за шею, тянется первый жлоб… Ну, это поправимо.

Одним прыжком Сашка оказался рядом и одним пинком в голову «восстановил статус-кво» — так, кажется, Остап Бендер выразился? А «Мангуста»-то всё равно нет…

Голоса подмоги слышались уже явственнее, и Воронков решился. Он схватил короткий «Калаш», метнулся к другому, выдрал из него магазин, и на секунду заколебался: пристрелить этих двоих для гарантии?

«У тебя патронов не ящик…— холодно и расчётливо напомнил здравый смысл.— А вот дополнительный ствол не помешает!»

Наклонившись над амбалом, Сашка рванул липучку — задравшаяся брючина обнаружила на лодыжке бесчувственного врага маленькую кобуру с несерьёзным пистолетиком.

«Тоже мне, ствол…» — подумал он, мысленно крикнул: — «Джой, за мной!» — и рванул в сторону дороги.


Ходу, ходу! Странно тяжёлые пряди тумана липли к лицу, забивали лёгкие. Сзади, стараясь не отстать, прихрамывал и поскуливал Джой.

«На пустыри меня не пропустят, это ясно! — быстро работала мысль.— Значит, остался один путь — в тот коридор между заборами… если он ещё тут есть. Главное, успеть перескочить через дорогу!»

И они успели. Всего за несколько секунд до того, как по ней, глухо урча мотором, прокатился угрюмый, громадный джип, с тонированными стёклами. Хромированный кенгурятник, непривычная фигурка орла на капоте и двухсложная надпись «Руссо-Балт» поперёк решётки радиатора отпечатались в мозгу Сашки, хотя увидеть их он успел, уже исчезая в тумане. Наверное, стоило удивиться, но ноги несли тело в неведомое, и некогда было обдумывать увиденное. Некогда было вообще думать о чём-то кроме бегства, и даже глухая боль в душе, которой отозвалась потеря «Мангуста», пока что воспринималось как нечто второстепенное. Пока что…

Они буквально летели с Джоем по коридору… Туман впереди стал реже, и Сашка явственно увидел в конце коридора фигуру Художника…

1994—1997 гг.


1

Стихи Н. Доризо.

(обратно)

2

Капоэйра — вид борьбы, изобретённый в Бразилии неграми-рабами на плантациях. Для него характерна разнообразная и нестандартная работа ногами на грани акробатики.

(обратно)

3

Мортал Комбат (Смертельная битва) — популярная компьютерная игра-драка, а также фильм-боевик по её мотивам.

(обратно)

Оглавление

  • *** Примечания ***