КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 447342 томов
Объем библиотеки - 632 Гб.
Всего авторов - 210643
Пользователей - 99116

Впечатления

Stribog73 про Свенсон: Вода и трубы (Технические науки)

Полезная книга для тех инженеров, которые имеют дело с пластиковыми трубопроводами.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Серебряков: Война (Фэнтези: прочее)

еще не окончание? автор пишет продолжение? Хочу почитать...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Лакина: Так нестерпимо хочется в Питер (СИ) (Современные любовные романы)

А мне показалось: "Так нестерпимо хочется ПИТИ!"

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про серию Группа Свата

напоминает "Мир реки" Фармера, но наша и куда занимательнее

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Вишневский: Съедобные грибы и их несъедобные и ядовитые двойники: сравнительные таблицы. Расширенное издание (Справочники)

Одним из важных факторов при определении несъедобных и ядовитых грибов является их запах. Большинство несъедобных и ядовитых грибов или пахнут неприятно, или вообще не имеют запаха. Так, несъедобные виды шампиньонов пахнут карболкой.
Но и запах - не ста процентный показатель безопасности. Так, смертельно ядовитые виды паутинников имеют приятный мучной запах.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Ильина: Грибы. Атлас-определитель (Справочники)

Возрадуйтесь, о грибники и грибоводы!
У меня около 700 книг по грибам (не считая грибной кулинарии).
Жив буду - все выложу на КулЛиб.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Истрийские Хроники. Иллюзия Выбора (fb2)

ПРОЛОГ

Тормандское королевство. Пятьдесят лет назад

Молодой человек, глава монастырской школы при Нардосском соборе Великой Триады, стоял в одиночестве на широкой террасе юго-восточного крыла замка Агмаар. После недавнего философского разговора с кардиналом Аккартом его красивое волевое лицо вновь обрело выражение привычной задумчивости.

— Кому много даётся — с того много спрашивается, — назидательно поведал Мелкору Его Высокопреосвященство. — У вас прекрасное будущее, Мелкор Аровьяр, не теряйте голову из-за женщины! Сиятельная Алоис Феррен совершенно не подходит вам.

Да, карьера Мелкора развивалась так же стремительно, как и рос его авторитет в университете. Его лекции были необыкновенно популярны и привлекали к себе внимание всех, а не только подданных Тормандского королевства.

«Весь смысл моей жизни лежит в познании…», — повторял Мелкор про себя неустанно, пока не встретил её — девушку из благородной, но разорившейся семьи.

Прекрасную Алоис пригласил к себе глава дома Соррано в качестве компаньонки для своей дочери — юной Сионы.

Молодой человек по имени Раф — брат Сионы — которого Мелкор считал своим лучшим другом, часто приглашал его в дом не только для чтения известных философских трактатов: приятели часто устраивали дружеские поединки и выезжали вместе на охоту.

Тогда Мелкору казалось, что друг пытается связать его с Сионой, хотя всем было известно о далеко идущих планах молодого философа занять место в высших сферах церкви. Да и сам он считал, что его привязанность к юной особе была чисто дружеской…

На одном из весенних праздников в родовом замке Соррано он встретил Алоис и, заглянув в её чудесные сияющие глаза, воспылал к девушке любовью.

Это безумное, сжигающее Мелкора чувство стало его проклятием, превратив философа и наставника в глупого мальчишку, не думающего ни о каких преградах. Он забыл о своём желании заслужить прочное расположение вышестоящих покровителей, забросил свои лекции и учения, забросил всё.

Потратив все сбережения на покупку небольшого поместья, молодой человек благоустраивал их будущий дом с безумным предвкушением счастья, словно подготавливая достойную оправу для своей драгоценной жемчужины, красавицы Алоис.

Не в силах больше сдерживаться, Мелкор решил посвятить девушку в свои планы. Да, ещё на прошлой неделе влюблённый философ мечтал об их тайном венчании и был готов умолять Алоис на коленях, чтобы та не отказалась.

Но судьбе было угодно распорядиться иначе…

В памяти опять всплыл тот недавний вечер, когда Мелкор подслушал ненароком разговор Рафа с сестрой…

Стоя за колонной в библиотеке замка Соррано, он услышал, как двое столь близких ему людей смеялись над его глупостью.

Раф поведал Сионе, что уже давно спит с Алоис, которая исполняет все его прихоти в постели. По словам теперь уже бывшего друга, девушка сама предложила себя в качестве любовницы.

Сиона вскричала:

— Мелкор скоро обо всём узнает! Я помню, ты обещал воспользоваться родовой магией и превратить его на несколько дней в моего раба. Ты по-прежнему считаешь, что мне нужна подобная игрушка в постели? После того, как глупец положил глаз на твою любовницу, он стал мне противен, дорогой. Просто избавься от него…

На что Раф ответил:

— Неужели ты думаешь, что я всерьёз бы позволил какому-то «недосвященнику» дотронуться до собственной сестры? Мне и самому надоели его попытки переспать с Алоис…

Нет, Мелкор не бросился на бывшего друга, не стал он и вымещать свою злость на его любовнице. На жёстком, как каменная маска, лице философа не дрогнул ни один мускул, хотя сердце его бешено билось, а в глазах горел дикий огонь…

Дождавшись, пока библиотека опустеет, он вытянул вперёд руку и в одно растянувшееся вечностью мгновение крепко сжал кулак, выпуская внутреннего демона наружу.

Ярость затопила душу обжигающей волной…

Если бы кто-нибудь в этот момент увидел Мелкора, то ужаснулся бы странной метаморфозе. Его лицо стало бесформенным и расплывчатым с какими-то неопределёнными очертаниями.

Тёмная сторона его души возликовала, и, в неистовом порыве изнывая от желания завладеть им полностью, бросила его сознание в кишащую демонами бездну. Оцепенев, вторая половинка души Мелкора наблюдала, как вокруг собираются угольно-чёрные твари, не в силах вернуться назад.

И вдруг чернота, окружавшая его, растворилась, и он вновь обрёл контроль над своим телом и сознанием.

«Никакой быстрой расплаты не будет, ибо им уготованы судьбы хуже смерти…», — мысленно вынес приговор будущий кардинал Тормандского королевства и, сделав пару осторожных шагов в сторону, бесшумно растворился в темноте коридора…

Поздней ночью Мелкор пришёл в дом посещавшего его лекции молодого аристократа. Ходили слухи, что тот водил дружбу с Тёмными культистами.

Словно дожидаясь, с дивана ему навстречу поднялся высокий человек в сером балахоне и белом капюшоне.

Мелкор взглянул в его горевшие фанатичным огнём глаза и произнёс:

— Я хочу, чтобы ты провёл ритуал призыва Высшего демона. Мне нужно увидеть моего настоящего отца…

ГЛАВА 1

Вильтранское королевство. Пятьдесят лет назад

Время приближалось к четырём утра, и небо на востоке уже начинало светлеть. Сумерки неприметно таяли, и где-то вдали заливался звонкими трелями первый утренний пересмешник, радостно приветствуя нарождающийся день…

Впереди небольшого отряда по выложенной крупными каменными плитами дороге ехал высокий широкоплечий всадник на огромном вороном коне. Вершины далёких гор уже заалели, и перед ним открывался великолепный вид на замок, расположенный в живописной долине между мерцающими серебром озёрами.

Гордо восседающий на боевом коне герцог Талейн Арлейский возвращался не с пустыми руками — целью его похода было очищение владений от внезапно появившихся Приспешников Зла…

Пробравшись в логово Тёмного сестринства и разобравшись с одержимыми культистами, он оставил в живых единственную не отмеченную знаком бездны адептку.

Она лежала на пропитанном кровью ковре перед алтарём бесстыдно нагая и равнодушно ожидала своей участи. Лицо её было так же спокойно и безмятежно, как и застывшее в неподвижности тело.

Герцог приказал закутать её в долгополый плащ, связать и бросить в клетку. Он не стал терять времени на допрос лишившейся рассудка молодой женщины.

Однако, если бы он присмотрелся чуть внимательнее, то наверняка бы заметил, что выражение её странных ярко-зелёных глаз было далеко не безмятежным. Что-то зловещее и повелительное таилось в их бездонной глубине.

Но Талейн не желал задерживаться ни минуты, зная, что его прекрасная Амарелла изнывает от напряжения и тревоги. Она наверняка уже ждёт своего мужа у ворот замка, утренний ветерок треплет её золотые волосы, а прекрасные голубые глаза полны слёз…

Они поженились всего неделю назад, и лишь стечение обстоятельств заставило его ненадолго покинуть стены родного замка.

Отказавшись от короны в пользу младшего брата, герцог не пожалел о своём решении. С Амареллой, девушкой неблагородного происхождения, Талейн был по-настоящему счастлив. Страстно полюбив её, герцог Арлейский присягнул младшему брату и навсегда оставил королевские покои, перебравшись в небольшой замок Альтабис. И, если бы ни покушение на жизнь приглашённой на их свадьбу благородной четы Орманских, то он бы не покинул любимую жену.

На супругов напали в горах, и лишь чудом герцогу Орманскому удалось отбиться от окруживших их людей в серых балахонах.

Когда обезумевшая от ужаса сиятельная леди Орианна и её израненный муж вернулись в замок, Талейн — наскоро собрав отряд из тридцати рыцарей — выехал в Южные горы. Он должен был сделать всё, чтобы его семья и подданные чувствовали себя в безопасности — не допустить распространения Тёмного культа на своих землях.

Провожая взглядом любимую звезду, которая всегда последней покидала небо на рассвете, герцог улыбнулся. Он уже мысленно представлял себе, как ласкает и обнимает свою заждавшуюся, словно спустившуюся с небосклона любимую златовласку. Стоило лишь пришпорить коня…

— Милорд, прикажете дать пленнице воды?

С герцогом поравнялся юноша, совсем ещё мальчишка, имя которого Талейн никак не мог вспомнить.

— Не подходи к ней близко, мой тебе совет, — всадник нахмурился и бросил тяжёлый взгляд в сторону повозки с большой железной клеткой, в которой на полу виднелась небольшая фигурка. — Надо было заковать её в цепи! Эти одержимые на всё способны.

— Она выглядит совсем безобидной… — не унимался мальчишка, но герцог железной рукой схватил оцепеневшего парня за руку и сбросил его с седла на землю. — Ты будешь слушаться и делать то, что прикажу я. Если ты окажешься рядом с пленницей, то я лично поставлю тебе клеймо предателя и брошу в подземелье. Ясно?

Юноша тщетно пытался высвободиться из стальной хватки герцога, но, встретив холодный взгляд одного из старших рыцарей, опустил голову и прошептал:

— Да, Ваша Светлость…

Горизонт уже вспыхнул ярким пламенем, и алый диск солнца медленно поднимался из-за гор, окрашивая гладь подступающего к замку озера в нежно-розовые оттенки.

Единственные ворота замка были распахнуты настежь, и небольшой отряд проехал мимо выстроившихся вдоль мощёной дороги снаряжённых в начищенные латы и кольчуги стражников с алебардами в руках.

Статный и красивый герцог Арлейский, одетый в сверкающую серебряную броню с золотой отделкой, спешился и, распространяя вокруг себя сияние, подошёл к преклонившему колено начальнику стражи Галлу.

— Приветствую, друг мой, встань, — воин повиновался, и Талейн, указав в сторону повозки с клеткой, приказал. — Лично проследи, чтобы пленницу доставили в подземелье и заковали в цепи. И… Чтобы никаких происшествий, Галл.

— Слушаюсь, Ваша Светлость, — кивнул тот.

Но герцог уже заворожённо смотрел на приближающуюся леди Амареллу в кружевном нежно-розовом платье, поверх которого развевалась фиолетовая накидка. Время словно остановилось для него, и пока она медленно шла ему навстречу, Талейн хотел только одного — прижать её к своему сердцу и больше никогда не отпускать.

Как же неотразимо прекрасна она была!

За всё последнее время не прошло ни часа, чтобы герцог не вспоминал о своём сокровище. Как мог он не влюбиться в эту невероятно чувственную ослепительную девушку, чарующий голос которой сейчас звучал не только в его ушах, но и в сердце.

И герцог, глядя в прекрасные затуманившиеся голубые глаза своей жены, наклонился и прильнул к её алым губам.

Сзади раздался ироничный хриплый смех, заставив Талейна вздрогнуть и оторваться от очаровательных уст своей возлюбленной.

Его взгляд упал на лицо Тёмной адептки, которая, стоя на коленях, исцарапанными руками хваталась за прутья клетки. Неожиданно пришла в голову мысль, что она была бы красивой, если бы не странная безумная улыбка на бледном лице и опухшие красные веки.

В этот раз что-то всё же показалось герцогу неестественным в её пустом бездумном взгляде. Он инстинктивно почувствовал исходящую от пленницы угрозу, и, внимая голосу разума, выступил вперёд, заслоняя Амареллу своей мощной фигурой.

— Завяжите ей рот и глаза. Удвойте охрану! — хрипло, не узнавая собственный голос, приказал Талейн.

Адептка подняла руки, и лицо её исказилось злорадной ухмылкой.

— Кто это, мой герцог? — раздался дрожащий голос его жены.

Отвернувшись от проехавшей повозки, он обернулся к златовласой красавице.

— Одна из Тёмных сестёр. Пусть она тебя не волнует, любимая. Она под надёжной охраной.

Побледневшая от ужаса Амарелла прошептала едва слышно:

— У меня плохое предчувствие…

Осторожно спускаясь в темноте по влажным ступеням, Талейн следовал за Галлом молча. Он должен был убедиться, что пленница мертва, как утверждал его верный слуга.

Как же ей удалось покончить с собой, несмотря на связанные руки?

Всё это было очень странным, и герцог никак не мог отделаться от какого-то зловещего ощущения беды.

Видя его напряжение, Галл тихо произнёс:

— Успокойтесь, милорд. Ведьма действительно мертва.

— Это — не ведьма, мой друг. И она что-то несёт в себе. Я чувствую…

Странный шум, доносившийся снизу, прервал его размышления…

До Талейна долетел странный хриплый клёкот и растаял в воздухе, неприятно царапнув по нервам.

Перехватив фонарь у Галла, герцог в несколько прыжков достиг подножия лестницы и бросился в проход налево. Там он увидел тело рыцаря, распростёртое в луже крови. Погибший лежал лицом вниз возле двери. Ярко-рыжие волосы разметались по грязному полу.

Тот самый мальчишка!

Талейн схватился за рукоять меча, вытащил его из ножен и сделал шаг вперёд.

Зарешеченная дверь в тёмную комнату была приоткрыта, и ему предстала страшная картина: весь пол был залит кровью, скорченные бездыханные тела жертв лежали в самых разных позах.

Герцога замутило от обрушившегося на него тяжёлого запаха крови и выпотрошенных внутренностей. На секунду окружающий мир померк, а когда он очнулся, то почувствовал, как в шею впиваются раскалённые иглы.

Сзади раздался ужасающий крик Галла, но Талейн не мог сдвинуться с места. Острая боль молнией пронзила позвоночник и, зарычав от боли, он упал на колени. Ледяные пальцы разжались сами собой, и меч выпал из онемевшей руки, звонко ударившись о каменные плиты.

Низкий хриплый голос послышался из глубины комнаты:

— Можешь называть меня Госпожой. Твоё тело и душа теперь принадлежат мне.

— Никогда! Если ты тронешь Ама… — прохрипел герцог Арлейский и тут же задохнулся от сжавшей горло холодной удавки.

— Ты сам заберёшь её жизнь, после того, как я дам тебе имя…

В глазах померкло, а в голове словно взорвалась вселенная, рассыпаясь на мириады светящихся точек. А потом, когда погасли последние яркие вспышки, герцога окружила темнота, заполняя собой всё пространство, и вместе с ней пришла невыносимая боль.

Он бился и метался во мраке, пытаясь найти выход, но вскоре понял безысходность своего положения. Здесь нечего было ждать, разве что неизбежной смерти.

Но вот тьма рассеялась, и Талейн увидел свою жену…

Она лежала в неестественной позе, словно сломанная кукла, и он услышал собственный крик. Это был крик ужаса, в котором смешались бессилие, безумие, страдание и боль.

ГЛАВА 2

Тормандское королевство. Настоящее время

Стояла глубокая ночь, Леория лежала на мягкой перине и сквозь слёзы смотрела на хоровод снежинок за окном. Лунный свет, причудливо преломляясь через витражное окно, падал на постель.

Её сердце было разбито…

Вспомнилось лицо Вира и его серые глаза, руки, дарившее наслаждение, терпкость его запаха и собственное смятение в их первую ночь. Тогда она не хотела этой близости, избегала её как могла. Девушке всё время казалось, что она принадлежит другому мужчине, и волнующие желания, которые пробудил муж, повергли её в полное замешательство.

Теперь же он ей нужен как воздух, как волна, убаюкивающая и возносящая к солнцу.

А его нет рядом, он ушёл навсегда.

Горькие мысли сводили с ума и не давали покоя ни днём, ни ночью. Желание и боль заставляли её кричать в пустоту: «Вир, я так хочу быть с тобой. Ты — моя жизнь!».

Отец Леории, граф Астан был потомком старинного рода Товир. Таких родов в Великом Тормандском королевстве можно было по пальцам перечесть, они угасали. Из шестерых детей в семье Астана пятеро умерло в младенческом возрасте.

Это подкосило здоровье матери Леории. Малышка осталась одна с отцом на попечении нянек.

Несколько лет назад Астан слёг и больше не встал. Тщетной была помощь докторов, напрасен неутомимый уход обожавшей его дочери.

Леория никогда не забудет его заострившиеся черты и полный решимости голос, когда он сообщил, что её руки попросил герцог Вир Монт, и его последняя воля — дать согласие на брак. Девушка согласилась без особого желания. Граф настоял на том, чтобы помолвка длилась, по крайней мере, год, поскольку ей только что исполнилось лишь семнадцать.

У Леории уже было небольшое романтическое увлечение, и поэтому она не стремилась выходить замуж.

Всё началось с того момента, когда она встретила красивого молодого человека, хозяина небольшой торговой лавки в Терене. И с той минуты она не могла его забыть и только мечтала о том, чтобы чаще видеться с ним.

Эти тайные встречи, его страстные, почти грубые поцелуи и бесстыдные ласки, которые грозили перейти в нечто большее…

Но рано или поздно это должно было прекратиться. Девушка не хотела и не могла идти против воли отца.

Она вспомнила, как зашла попрощаться к Лексу перед свадьбой. А он, улыбаясь, прижал её к стене и прикоснулся к груди. Леория нашла в себе силы оттолкнуть его и уйти. Но он продолжал преследовать её, передавал ей письма, которые девушка сжигала.

После того, как она стала женой Вира Монта, постепенно в её сердце проснулось новое чувство. Близость с мужем дарила настоящее наслаждение, и вскоре Леория поняла, что любви как таковой к Лексу никогда и не было, а было только наивное увлечение молоденькой девушки первым в жизни мужчиной, подарившим ей ласку.

Сдавленные рыдания вырвались из её груди: «Почему же он мне не верит? Почему не хочет даже выслушать?».

Леория воскресила в памяти образ Амадеи Тюренн — вдовы виконта Артура Тюренна — её нежное лицо и блестящие чёрные волосы, падающие игривыми локонами на мраморную грудь, тонкие чувственные губы, искрящиеся зелёные глаза, спокойный внимательный взгляд и насмешливую улыбку. Эта красотка смеялась тогда над ней, когда Вир пригласил её танцевать на свадьбе графа Терия Гирра.

После той памятной ночи он не ночевал дома, а вчера просто не пришёл домой.

Было ли это наказание, или жена перестала существовать для него?

Амадея словно околдовала герцога, или это просто его желание причинить ей, Леории, боль.

«Он больше никогда не захочет меня видеть… Никогда!», — мелькнула мысль.

Неожиданная боль пронзила желудок, сознание помутилось, всю её накрыло холодной волной. Ей показалось, что это конец.

Неужели её кто-то отравил?

Леория медленно сползла на пол и извергла содержимое желудка в ночной горшок. Конвульсии сотрясали всё тело. Мысли путались.

Но тошнота прекратилась так же внезапно, как и началась.

Девушка медленно подняла голову. Волосы золотым покрывалом струились по плечам. Сердце пропустило удар и ещё один.

Возможно ли, что судьба сделала ей такой подарок?

Ведь, кажется, она пропустила свои женские дни…

Сколько же прошло, неужели больше месяца?

Волна счастья затопила мозг, притупила сознание. Время словно остановилось…

«О, Боги, возможно ли, что у неё будет ребёнок от любимого мужчины, красивый малыш с такими же серыми глазами? Она подарит ему море любви! Ох, если бы Вир знал… А вдруг он не поверит, что это его ребёнок? Как же быть сейчас?», — снова внезапно возникли тревожные мысли…

Молодая герцогиня вскочила, лихорадочно метнулась к изящному резному бюро и, роняя свечу, судорожно сжала небольшую чёрную шкатулку, не решаясь открыть. Внутри лежал кулон — подарок матери мужа на их свадьбу. Странный дымчатый, похожий на горный хрусталь, он притягивал к себе, но Леория боялась его носить.

Мудрая герцогиня Аурелия Монт была приветлива с ней. Как же она сказала тогда, протягивая Леории подарок?

«Он свяжет тебя с моим сыном магическими потоками, защитит от верной смерти, подарит надежду там, где её нет, будет твоей маленькой путеводной звездой. Ты избрана сыну судьбой, и теперь ты — моя дочь. Только ты можешь его надеть…», — вспомнила Леория, а сердце шептало. — «Да! Вир тоже носит фамильное кольцо из этого камня, я должна попытаться. Он меня услышит. Он поверит мне…».

Её пальцы, ведомые внутренним чутьём, повернули ключ и скользнули внутрь. Сжимая лёгкую, почти невесомую цепочку с кулоном, Леория схватила колокольчик и, приоткрыв дверь, позвала Клоренцию. ...

Скачать полную версию книги