КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 447093 томов
Объем библиотеки - 632 Гб.
Всего авторов - 210563
Пользователей - 99116

Последние комментарии

Впечатления

Colourban про Башибузук: Князь Двинский (Альтернативная история)

Для тех, кто не в курсе, учитывая старый, потерявший актуальность отзыв уважаемого Витовта, уточню:
Это всё же седьмая, завершающая цикл книга. Просто пятый том цикла – «Граф божьей милостью» дописан автором позже. К сожалению, в нём присутствуют определённые хронологические и фактологические неувязки с остальным циклом, что, впрочем, не фатально для восприятия.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Елисеева: Нежная королева (Фэнтези: прочее)

В принципе книга интересная .. Была бы..
Аннотация ну просто какая-то педофильная. Выдали замуж в 5 лет, а-чуметь ..
Ну ведь не выдали замуж , а обручили, а это не одно и то же.
Первая часть книги динамичная и захватывающая, а вот дальше какие то сопли, что у ГГ ( наверное, можно оправдать беременностью, что у ГГ , который был «стойким оловянным солдатиком» в первой части .
Постоянно раздражало – Поедим, вместо поедем. Читай как хочешь , поЕдим или поедИм, хотя подразумевается поехать куда- то .
И что-то подобное тоже резало глаза.
Автор- кандидат исторических наук. Почитала- там еще куча всяких званий и членства и что , так неграмотна ?? Или денег не хватает на редактуру?
Автор- не мой.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

В версии 2.0 исправлена опечатка и добавлена аннотация.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
ANSI про Спящий: Солнце в две трети неба (Космическая фантастика)

сказочка в духе Ивана Ефремова

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Романовская: Верните меня на кладбище (Фэнтези: прочее)

Согласна с кирилл789, книга скучная , нудная..
Какая там юмористическое фэнтези?
Сначала динамично и вроде интересно, но осилила страниц 40 и даже в конец не полезла , чтобы посмотреть , что там.. Ну совсем не интересно.
Ф топку , а что заблокирована- просто отлично.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Хрусталев: Аккумуляторы (Технические науки)

Вспоминается еврейский анекдот:
Рабинович идет по улице, читает вывеску: "Коммутаторы, аккумуляторы", и восклицает:
- Вот так всегда! Кому - таторы, а кому - ляторы!!!

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Stribog73 про Бердник: Психологический двойник (Научная Фантастика)

Сейчас на редактировании у моих украинских друзей находится "Созвездие Зеленых Рыб". На недельке выложу.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).

Корейский дрифт (fb2)

- Корейский дрифт 744 Кб, 216с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Кристина Ли

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



"Говорят, в новогоднюю ночь сбываются все мечты. Врут, наверное, потому что о таком я бы и черта лысого не попросила…"©из личного дневника гореневестки

Корейский дрифт

Когда-то мне одна подруга сказала: "Бодька! Ты страшная, как усохший кактус!" И я бы ей поверила и ещё добавила бы эпитетов, если бы через годик-второй моим законным мужем не стал чувак из корейского норэбан*(караоке-бар), с которым мы расписались там же, по пьяни. А это значит, что усохший кактус оказался пустым кокосом, без мозгов и элементарного чувства самосохранения.

Спросите: как это произошло? А где ЗАГС? Где белое платье, толпы приглашенных родственников, палатка на пол деревни и бухой дядя Лёша, толкающий речь про детишек, колхоз и перестройку?

Нет, ребят! Это вам не СНГ, и даже не Прибалтика. Тут всё налажено, как часы, и выверено, как диагноз у проктолога: "Месяц лучше на пятой точке не сидеть!"

Это Корея, и когда твой "псевдомуж" богат, ему плевать, где заключать брак. Тем более, когда у него свой личный адвокат, который в поклоне трижды переспросил в своем ли уме мой будущий супруг, и чуть галстук не сожрал, когда встретил взгляд господина Ки.

Таким простым способом, я получила новую фамилию, булыжник на палец, который узрела только с утра, и головную боль в виде вопроса: мы с ним переспали этой ночью или нет?

Это было первое, что я спросила у парня, который зевая и поправляя майку, вышел из ванной в гостиничном номере. И ответ меня не то чтобы смутил, я немного охренела.

— Не уверен. Вряд ли. Обычно я не сплю с женщинами…

В любом случае, меня можно смело назвать идиоткой, но с "голден-карт" в руке. Потому что мои долги перед корейским горе-работодателем были выплачены в то же утро, а я стала фиктивной женой непонятного парня, но с идеальной рожей. И вёл он себя слишком странно, дико и непонятно.

Поверьте, эта история смешной покажется только на первый взгляд. Потому что один месяц расставит всё на свои места, как и моя подпись в фиктивном договоре, о том, что я стала женой Ким Ши Вона.

А наша сказка начиналась… Как угар…

Когда ты забугорный гастарбайтер, тебя может настичь любая участь. Достаточно врубить свое "фэнтези" в голове на полную, и через час ты уже безвольная заложница ситуации… Новый год? Да. Полное попадалово под ёлочку, которая в этой стране просто украшение? Легко! Фиктивный брак по пьяни с непонятным чуваком? Скажете "фэнтези"? Нет. Это моя горькая реальность.

Но начиналась она, как натуральная корейская мечта. Ведь Бодечка Билык — девочка, которая выросла в то время, когда каждый мазюкал лицо мукой и рисовал черные губы. Готы, эмо и ещё куча совершенно диких способов, чтобы самоутвердиться. И я не стала исключением. Тем более столица моей славной страны, мой родной город обязывал следовать трендам. Именно потому неокрепшая психика киевляночки требовала именно выделяться из толпы. Но это только начало моей истории, которая привела меня в самый обычный Сеульский супермаркет, бутик или просто магаз, из которого под моим жалким присмотром спёрли всю кассу.

Как я попала из Киева в Сеул? Я же говорила про корейскую мечту. Всё дело в том, что когда готеса дозрела и смыла весь "хеллоуин" с лица, она ударилась в другие не менее чужие для нас вещи — халю. Корейская волна ворвалась в стан нашей компании ударным штормом, и мы с подругами решили не мелочиться и поступать в универ Шевченка на отделение востоковедов. А проще говоря, я стала студенткой иняза и отделения корейского языка.

Не нужно думать, что я автоматом получила билет к звездам. Нет, я получила пластиковую карточку, которая гласила, что Богдана Владимировна Билык переводчик. Однако, годилась эта штучка лишь для того, чтобы нарезать на ней хлеб. Ну, или как делала моя подруга Славка — использовать, как коврик для мышки.

Между тем, когда я реально укатила в Сеул и моментом, когда получила заветный диплом во взрослую жизнь прошло дофига времени. Целых пять лет.

За которые я успела получить права и стать частью стритрейсеров, гоняя на байке. Обзавелась несколькими татухами на причинных и нет местах, а так же успешно развелась, послав к черту свою "первую любовь", которая считала, что "дота" это верх всех мечт и желаний бабы в самом соку.

Нет, Димка парень хороший, но пусть он хороший, проживает подальше от меня плохой.

В общем череда всех этих событий и привела меня в магазин органической косметики в районе Итэвон, на улице "Сундон" или чего-то там.

Получить рабочую визу в Корее — это вам не прийти в консульство и сказать: "я знаю корейский и английский — берите меня, я вся ваша". Нет, это как прожить сто жизней, одна из которых пройдет на коврике у того самого консульства. Но, у меня получилось.

Днём я работала в магазине, а вечером преподавала в языковой школе для корейских школьников инглиш.

Так и прошли мои первых два месяца в сердце Кореи. Но кто ж знал, что под самый Новый год, который тут всем почти побоку, я получу такой подарок от седого скверного старика, который ни разу не Дед Мороз? Этот старик весьма состоятельный кореец господин Кан Хиль.

Именно ему я теперь должна почти миллион вон, или проще — пять десятков тысяч зеленью. А всё потому что одна из девушек, таких же гастарбайтерш, решила, что легче свистнуть деньги, чем их заработать. А поскольку в эту смену я отвечала, как старший менеджер, за продажи, то я очень желала прямо сейчас придушить японку и депортировать её на историческую родину вне очереди.

— Это попандос, Славка, — мы с подругой сидели прямо на деревянных ступенях одного из общественных парков и смотрели на реку Хан.

— Приятного мало. Ты предкам звонила? — Славка открыла бутылку соджу и разложила между нами кучу закусок и жаренную курицу.

— А что им звонить? Откуда батя возьмёт пятьдесят косарей? Разве что халупу нашу продаст в Белой Церкви. Но тогда муське не будет, где помидорчики с огурчиками окучивать, — я подобрала под себя ноги и начала растирать руки.

— Может позвонишь Нику? Он ведь из этих, как их, крутелыков. Одолжил бы тебе? — Славка протянула куриное крылышко в мою сторону, а я только покачала головой.

— Тогда мне придется расплачиваться его излюбленным методом. Прости, но я себя не в подворотне нашла.

— Но делать что-то надо? Тебя посадить могут, Бодька!

И моя гаркуша была права. За подобное вполне могут и посадить, или обязать к ежемесячным выплатам. Тогда я не потяну даже свой барак на крыше.

— Когда я сюда ехала, Слава, у меня было совершенно другое представление о том, как я буду жить.

— Ну, конечно. Можно подумать Я хотела работать аниматором для наших детей? Здесь, кто не замужем за корейцем, тот зря приехал.

Я откинулась на руки, и уперлась ладонями о деревянные влажные балки за спиной.

— Значит, всё что нужно — выйти замуж за корейца?

— Ну, да, — Славка продолжала жевать курицу, запивая соджу, пока я раздумывала над вариантами.

"Управляющий языковой школой? Нет, это финиш, а не мужик. Он работниц заставляет ходить на работу, как в церковь. У меня в гардеробе по его милости одни водолазки остались. Боюсь даже представить какими латентными талантами в койке владеет этот мужчина. Судя из его хищных взглядов японское порно — это его любимый вид кинематографа.

А кто ещё? Парни из мастерской? Нет, там глухо как в танке. Они конечно крутые и красавчики, но как-то не тянет меня на мальчиков. А они реально мальчики, да ещё и моложе меня. Хочется мужика…"

— Беда… Список пуст, как моя черепная коробка. Нет ни одного варианта.

— Ты просто не умеешь с ними знакомиться! — прицыкнула Славка и открыла свой "снеп-чат", листая целый список красавчиков "один смазливее другого".

— Выбирай! — она отдала мне телефон, а я скривилась и отобрала у нее бутылку.

— Ты, вижу, за этот вариант уцепилась мертвой хваткой. Целый кастинг в телефоне устроила. Ты от всех мерки требуешь высылать? Ну там, сантиметраж пониже пояса, к примеру? — я хохотнула, за что тут же получила тычок.

— На самом деле, всё просто. Мужики… — она взмахнула куриной костью, зажатой в руке, в воздухе и продолжила, — …всюду одинаковые. Различия только в физических показателях и привычках.

— Да что ты…

— Поверь! Ты же была замужем. Вспомни! Поначалу всё, как в шоколаде. Жаркие ночи, бельишко и смазочки на тумбочке. Храп в волосы и утренний секс во всех позах. А потом что? Потом как и у всех — бы-то-ву-ха!!! Она всё и убивает. Сначала тебя начинает бесить, как он чешет ноги, когда за компом сидит. Потом ты замечаешь, что накачанный пресс сдулся после ваших пивных вечеров под кинчик, а после начинаются "танчики", "доты" и перепихон в "миссионерской позе", длительностью в пять минут, со словами: «Крошка, прости, мой малыш устал…" От чего это интересно? От горизонтальных движений "туда-сюда-обратно"… И вот ни хрена не "о, боже, как приятно…"

— Напомни мне купить тебе вкусняшку на рынке. Ты прям мою личную жизнь описала.

Мы посмотрели друг на друга и сказали одновременно:

— Едем бухать!

— Совершенно согласна! И естественно одобряю!

Суббота в Корее — это не просто конец рабочей недели, это время, когда улицы Сеула наполняют они! Люди, которые пашут, как не в себя, и отдыхают точно так же. Поэтому долго искать компанию для похода в норэбан*(караоке-бар) не пришлось. Нас охотно позвали с собой, и даже не упрекали, что мы долго ехали до заветного места.

Поэтому спустя час, наш задушевный разговор продолжился уже в шумной компании. Конечно же, как это всегда случается, половину присутствующих я видела впервые в жизни. Но мою гаркушу это совершенно не волновало. Славка всегда была в состоянии найти общий язык даже с собакой, или котом. К слову, мой Рич — кот, который жил со мной на квартире в Киеве — ненавидел всех, кусал и старался исцарапать исподтишка. А вот Славку, гад такой, никогда не трогал.

Небо на потолке плыло, а с глазами явно начались траблы, и окулист не тот доктор, который мог мне помочь. Мне нужен был психиатр. И как не странно я его нашла.

— То есть… Ты приехала к нам не для того, чтобы выйти замуж?

Я даже не знаю с кем говорила. Вот честно. Просто в один момент, пока Слава решила, что должна переходить к "горячей фазе" в своем плане и окручивать хоть кого-то, послышался голос за спиной.

Он звучал где-то надо мной, или позади меня. Я даже не могла понять, что за мессия со мной разговаривал и выслушивал весь бабский бред, как на духу.

"Как бедный мужик ещё не начал выть и рвать на себе волосы?" — подумалось мне, пока мою спину, согревала очевидно спина неизвестного.

— Я уже была замужем. И мне хватило, — ответила и повернув голову и руку с рюмкой, стала ждать, когда мой психиатр чокнется со мной своим пойлом.

Парень протянул точно также банку с чем-то и ударил в мой стакан.

"А руки то рабочие… Даже очень…" — хмыкнула, а он ответил.

— Значит, разведенка.

— Айгу… А такого слова в корейском нет. Ты спёр его!

— Из английского… — послышался глубокий смешок, и незнакомец продолжил, — Тогда зачем ты здесь, Дана?

— Просто… — я нагло легла на его спину, и даже голову откинула, — Мне нравится ваша страна.

— А чем своя не нравится?

— Там… У меня чувство такое, что там мне не место.

— Интересное заключение. И что же? Где твое место? — не смотря на гомон и горлопания всех присутствующих, я хорошо слышала его голос и мне он странным образом казался чертовски приятным.

— Его пока нет…

— А когда появится?

— Если я не верну почти миллион моему Сонбэ, оно у меня точно появится — койко-место в вашей тюрьме.

Парень застыл, а у меня реально стали бегать зайчики перед глазами от превышения дозировки алкоголя в крови.

— У тебя рисунок на предплечье. Что он значит? — вдруг спросил незнакомец, а я ощутила, как по моей руке с татухой начало двигаться тепло.

Он провел пальцами вдоль рисунка, а я замерла и прищурилась от того, что это движение мне уж очень понравилось. Поползновения со стороны незнакомца стали набирать обороты?

"Нет, ну, от такой экзотики только дура откажется. Мы же не наследников штамповать будем? Почему бы и нет?"

— Ничего… — тихо ответила, нагло соврав, — Это просто рисунок.

— Сколько тебе лет?

"Неожиданно, однако…"

— Двадцать семь, — спокойно ответила, и последовал другой вопрос:

— И документы с собой?

— А ты хочешь проверить?

— Желательно.

— Зачем?

— Хочу взять тебя замуж, — было брошено совершенно флегматичным голосом, и в тот же момент моя рюмка совершила падение и соприкосновение с полом.

Я медленно и, пытаясь усидеть на пятой точке, выпрямилась. С опаской повернулась, чтобы встретиться наконец, взглядом с парнем, который выслушивал моё нытье, потому что поначалу я перепутала его со Славкой.

Нет, ну она реально пропала, и когда за моей спиной кто-то сел, я правда подумала, что это моя гаркуша.

— Не стоит издеваться над обездоленной иностранкой, — пьяно ухмыльнулась, на что мне холодно бросили:

— Я выплачу все твои долги и помогу с нормальной работой, если ты поможешь мне, Дана.

Надо признать, вариант более чем выигрышный, учитывая кто сидел передо мной. Действительно красивый парень. Не напомаженный, в простой черной футболке и обычных зимних спортивках. Правда кроссы на нем не из дешёвых, да и серьга в ухе. А в остальном обычный корейский красавчик. Хотя почему обычный? Вот взгляд — это конечно нечто.

— Ты айдол? Или просто решил, что неотразим? С чего мне соглашаться тебе помогать? Да ещё и таким способом… диким?

Вокруг продолжали развлекаться наши общие знакомые и незнакомые, выбирая новый трек, а меня легко и нахально схватили за руку, притянув ближе. Наклонились к уху, и медленно, очень медленно заправили за него из без того короткие, из-за каре, волосы.

— Мы заключим сделку, Дана, — послышался шепот, который заставил меня замереть, — Ты станешь госпожой Ким всего на один месяц, а я помогу тебе остаться в этой стране навсегда и найти своё место?

— Ты извращенец? — я повернула лицо в его сторону и тут же пожалела.

— Хуже… Я ненавижу то, где живу, поэтому считай, что мы спасаем друг друга, — его губы двигались, а глаза внимательно осматривали моё оголенное плечо, — Мне, как раз нужна невеста, которая, скажем так, не похожа на других.

— И чем же я не похожа?

— Всем… — отрезал парень и посмотрел на мои губы, — Ты вызывающе выглядишь и чужая. Всё это явный плюс.

— Я не собираюсь спать с тобой, и не приехала сюда, чтобы раздвигать ноги перед каждым.

— Это прелестно и очаровательно. Но меня твои ноги не интересуют совсем, как и другие места.

Мы говорили слишком близко, и я была уверена, что ещё момент и меня бы поцеловали, будь это не норэбан, или Корея. Но, бл***, это выглядело реально так, словно этому парню я вообще на хрен не сдалась для жарких целей.

"- Если вы не вернёте деньги, Дана. Боюсь мне придется обратиться в полицию. Я не собираюсь ждать, пока найдут воровку. Вы несли ответственность за смену, вам и брать её сейчас на себя! А потом будете разбираться с Мияко!"

— Правда поможешь? — воспоминание вызвало страх, тогда как передо мной сидело живое решение моей проблемы.

— А ты?

— Помогу, но честно не понимаю зачем тебе это нужно?

— Всего месяц, Дана.

— Хорошо, но…

— Я не торгую почками на черном рынке, не переживай, — его губы растянулись в охренительно красивой ухмылке и я залипла.

"Похер… С таким мужиком, хоть в сексуальное рабство. Хотя… Нет. Мне ещё жить охота, да и кому там нужно такое бревно, как я, с единичной в пуш-апе."

Так и случилось то, что случилось.

Вернее наступило утро. Быстро, неожиданно и "башнесшибательно"!

Сперва я почувствовала, как вокруг шуршат покрывала. Никогда не понимала, почему нельзя спать по-людски? Голые покрывала и под жопой, и на тебе…

Так я и поднялась в кровати. Ещё даже не открывая глаз, поняла, что меня вот вообще не попустило. Голова кружилась и ловила вертолеты, а во рту оказалось сухо и пусто. Даже соплей не ощущалось.

— Пить… — прошептала и зевая, открыла глаза.

Сперва я подумала, что продолжаю спать. Потом мне стало настолько страшно, что прямо кровь от ног хлынула непонятно куда. Чувство было такое, словно меня разыгрывают, потому что проснулась я, как царевна на траходроме, где, при желании, могла спать рота солдат.

— Что за херня? — схватилась за покрывала серого цвета и посмотрела, естественно, под них.

"Нет. Ну я помню этот комплект "под спорт", и надевала я его только в те дни, когда в моей жизни наступала жопа…"

А она наступила, потому что слева медленно открылась дверь. Как в замедленной съёмке, из неё вышла особь явно мужской наружности. Парень шел к столику, который стоял у панорамного окна, и вытирая полотенцем влажные патлы, поправлял футболочку белого цвета. Упустим, что при этом он даже не посмотрел в мою сторону.

Я осмотрелась и, схватив стакан с прикроватной тумбочки, вскочила прямо в кровати, прикрываясь покрывалом.

— Ты кто такой? — сипло прохрипела, а парнишка меж тем продолжал вытирать волосы, ещё и нагло попивая водичку.

— Твой муж. Опусти стакан и успокойся, Дана.

Он обернулся, а мне показалось, что пора Бодьке того… вызывать неотложку, потому что меня накрывает белая горячка.

— Что, прости? Кто?

— Муж, — спокойно повторил парень и легко подхватил со столика какие-то бумаги.

Он обернулся и, бросив полотенце на пуф у стены, начал идти в мою сторону.

— Ознакомьтесь, госпожа Ким, — положил бумаги на кровать передо мной и встал, сложив руки на груди.

— К-кто? — я еле это пискнула, когда опустилась и схватила две бумажки.

Видимо, количество спирта в моей крови до сих пор превышало норму, потому что в документах реально стояли мои имя, паспортные данные и подпись. И это действительно был брачный, чтобы ему киснуть год, договор!!!

— Как?

— Ты ничего не помнишь? — парень нахмурился и нагнулся, всматриваясь в моё лицо, — Вообще ничего?

— Погоди! — я опять вскочила, и даже не заметила, как покрывало не прихватила, и встала перед ним, можно сказать в голом виде.

И вот тут он меня удивил. Опустил взгляд и флегматично взяв документы, вернул их на столик.

"Нет… Ну я не "мисс вселенная" конечно, но бл***, это было обидно!"

— Мы же не… — и этот вопрос меня тоже очень волновал, как и то, чего нужно было обнюхаться и что выпить, чтобы не помнить, как ты вышла замуж и за кого?

— Нет. Это вряд ли. Обычно я не сплю с женщинами, — прозвучал опять бесцветный тон, который начинал меня откровенно подбешивать.

Но, мой бесполезный орган, всё же смог обработать то, что я услышала, и это заставило меня раскрыть рот от шока.

"Что значит "обычно не сплю с женщинами"? А что "не обычно" тогда?"

— И где же ты спал сегодня, муж? — мне уже было плевать и на то, как собственно я выглядела, как и на то, что на мне был только лифон и труселя.

— В кровати.

— Здесь только одна кровать.

— Естественно. Потому что это номер для молодожёнов. Здесь либо одна кровать, либо её нет.

Парень продолжал сновать по номеру, рылся в сотовом, и периодически перебирал какие-то бумаги на столике. Потом посмотрел на часы и повернулся ко мне:

— У нас очень мало времени, дорогая. Потому советую привести себя в порядок до того, как за нами приедет машина. Я не привык ждать, пока… — он опять посмотрел на меня и добавил, — …молодая госпожа соберётся.

И тут я не выдержала.

— Какого хрена происходит? — зашипела и спустилась с кровати, но только сейчас поняла, что меня реально носит в пространстве.

"Сколько же я выпила? Или он опоил меня чем-то, а потом притащил сюда?"

— Ясно, — выдохнул парень, и резко пошел на меня, а я прилипла к стене, смотря на то, как меня обогнули, а потом перед моим носом возникли мои родненькие вещички.

— Меня зовут Ким Ши Вон, Дана. И вчера, — Ши Вон поднял мою и свою правые ладони, чтобы я уж точно поняла КАК влипла, — …мы поженились. По брачному договору, я взял обязательства о твоих долгах и расходах, ты согласилась быть моей женой ровно месяц. Это что касается нашего договора.

Ши Вон стоял слишком близко и только это позволило мне вспомнить хоть что-то:

"Мы заключим сделку, Дана…"

— Твою мамочку… — выдала на своём, а потом убито продолжила, — Так я реально это сделала?

— Да. И теперь назад дороги нет, дорогая… — Ши Вон опять заправил волосы мне за ухо, как и прошлым вечером, и проложил, — Ты поможешь мне, а взамен…

В его руке, как по волшебству, появилась золотистая пластиковая карта, и он закончил:

— Можешь делать что хочешь. И чем разгульнее ты себя будешь вести весь этот месяц, тем покладистее будет твой муж. Не отказывай себе ни в чем.

"Что-то тут явно не так…" — мелькнуло у меня в голове, и уже через час, садясь в тонированную "Тойота" цвета металлик, я осознала, что охренела в корень.

Ведь со мной могли сделать всё, что угодно! И эта глупость могла вполне обернуться ситуацией "три дошки та й землi трошки…"

Если до этого я хотела просто самоуничтожиться, то после звонка своего начальника из горемагазина, решила, что уже того… откинула коньки и попала в параллельную реальность.

— Госпожа. Если бы я только знал!!! Простите! Ради небес! Я не должен был так себя вести! Это позор на мою старую голову. Простите мне моё невежество и передайте супругу мои самые искренние извинения.

У меня чуть сотовый из рук не выпал, а когда я посмотрела на незнакомца, который меньше чем за сутки стал моим мужем, то совершенно не понимала, во что вписалась.

— Простите ещё раз, молодая госпожа.

— Ага…

— Всего вам доброго.

— Ага…

Я опустила сотовый и задала логичный вопрос:

— Кто ты такой? И зачем тебе это всё?

— Наследник корпорации "Лайтекс". И твоя задача, Дана, сделать так, чтобы я перестал им быть… — Ши Вон повернул ко мне голову от окна и надел солнцезащитные очки, когда машина затормозила, — Приехали, госпожа.

На его лице расплылась злорадная ухмылка, а я поняла, что не просто в жопе, я бл***, в черной дыре. А всё потому что передо мной открыли дверцы машины, и я узрела дворец.

Ну, может немного преувеличиваю, но домик не дешевый явно, и в сравнении с бараком на крыше, который снимала я, это были царские хоромы.

В руке завибрировал телефон, и я чисто машинально подняла трубку:

— Еби…. сила, Бодька!!! Это бл***, пи****!

— Гаркуша я влипла…

— Я бы сказала чё покрепче, но ты подруга просто охреневшая дамочка! Ты хоть знаешь что твою рожу по всем каналам с самого утра прокатили? Ты самоубийца? У этого мудака фанклуб, как у Лиен Хо, хотя он и не айдол? Это самый востребованный женишок в Сеуле, а его окольцевала непонятная баба из-за бугра! Мало того!!! Я все морги за ночь обзвонила, и опять ощутила прилив темной энергии из нашего готического прошлого! Я тя убью! Готовься!!

Славка орала так, что я не могла понять говорит она, или визжит.

— Ну ты, блин… Где ты?

— Гаркуша, ты когда-то видела Тадж-Махал?

— Только на фотках.

— Приезжай, я тебе его в живую покажу, — убито прошептала, когда поняла, что вышли мы не у дома, а рядом с гаражом.

Всё это время, пока я говорила и шла следом за своим "супругом" и не подозревала, что замок то за лесом. Самым настоящим парком, который вел к царским хоромам.

Когда-то, в детстве, моя бабушка обожала старый сериал "Дикая роза". Вот примерно так всё и выглядело, только на современный манер.

Я — татуированная байкерша украинка в подранных джинсах, майке и парке, под тяжёлые ботинки. Корейский Тадж-Махал. И мужик, который явно дал мне понять, что он играет в другой лиге, но у нас одинаковые колечка на пальцах.

Остаётся только один единственный вопрос, или миллион вопросов: "При чем тут Новый год, байки, гонки и любовь, а самое главное — зачем мне в будущем понадобится костюм рождественского эльфа?"

Санта-Барбара по-корейски или Здрасьте, невестку заказывали?

Пожалуй, я просто обязана взять себя в руки, потому что с каждым шагом к лестнице поместья "Калиостро" мне становилось всё хуже. Вспотели все части тела, и вообще, казалось, что планета совершила кульбит и мы попали в сраные тропики.

Но тот самый кульбит сейчас совершала не Земля, а мой бесполезный орган, потому что спустя минуту пребывания на газоне перед Тадж-Махалом, захотелось развернуться и подать на развод тут же.

— Я больная на всю голову! — прошептала, встав в дверях и пытаясь сдвинуться хоть с места.

— Дана? — муженёк обернулся, стоя между двумя рядами прислуги. На его лице мелькнула непонятная тень, — Что-то не так…милая? — последнее слово он явно спецом выдавил с нажимом, так чтобы каждый халоп в этом дворце узрел всея хозяйку золотого склепа.

— Не называй меня так! — я продолжала стоять, а прислуга тем временем уже стала медленно оживать и обмениваться красноречивыми взглядами между собой.

Все в одинаковой одежде, с безупречной покорностью на лице, и в поклоне.

"Итак, Бодька, вот она реальность. Из почти тюремщицы на сухарях, ты стала принцессой на горошине…"

— Почему, сайрен? — Ши Вон изящно обернулся вокруг своей оси, и легко вернулся ко мне.

— Я тебе не русалка! — шикнула, а потом резко окаменела, потому что пальцев моей правой ладони коснулись гладкие и прохладные пальцы парня.

Ши Вон смотрел мне в глаза и переплетал наши руки, двигаясь пальцами между моими плавно и дико медленно, так словно он не трогал меня, а облизывал мою кожу этим прикосновением. Из груди вырвался выдох, и я резко опустила взгляд.

— Идём, дорогая!

"Это что за транс? Какого хера он вытворяет, если почти прямым текстом заявил мне, что ходок по мальчикам? Что, всея великая задница, тут происходит?"

Не успела опомниться, как меня тащили за собой по начищенному до блеска полу в широкий холл. За нашими спинами слышался топот. Если честно, для человека с неподготовленной к царствованию психикой это был настоящий шок. Меня напрягало и пугало то, что происходило вокруг.

— Это ваши рабы? — я сжала руку парня сильнее, и шепнула на ухо, пока мы продолжали идти по коридору, который никак не переходил в демонов холл!

"Господи! Это какой-то Лувр, мать его!"

— Хуже! — Ши Вон притянул меня ближе и со страшным выражением на лице выдал на английском, — Это шпионы!

— Что? Зачем вам в собственном доме шпионы?

— Увидишь, но… — парень остановился и повернулся ко мне, — У меня к тебе будет просьба.

"А подобного дурдома на выезде мало? Надо ещё что-то?" Видимо, мое молчание муженёк воспринял, как готовность внимать его речам, потому невозмутимо продолжил:

— Если ведьма решит расселить нас по разным комнатам, настаивай на совместной спальне. Это твое право, и тебе решать, как… — он поджал напомаженные чем-то губы, и продолжил, — … В общем, ты выбираешь, где и как нам спать, Дана.

"О как! Это уже начинает мне не просто не нравиться! У меня стойкое желание сдриснуть отсюда ещё после его эпитета "ведьма"…"

— Ты мать ведьмой называешь?

— Как догадалась? — прищурился Ши Вончик, и при этом ухмыльнулся так, что на его щеках проступили ямочки, — Но она мне не мать…

— Пончик… — меня осенило, как прозвать своего благоверного в самый неподходящий момент, потому что я залипла на ямочки.

— Что? — на этот раз Пончик свёл брови над переносицей, а я повторила.

— Мне не нравится твое имя — слишком официально! Так что будешь Пончик.

Видимо ему такая идея не понравилась, потому что Пончик опять повернулся в сторону входа в святая святых и потащил меня за собой.

— Ты поняла ЧТО должна делать?

— Поняла, Пончик. Я должна настаивать на совместном царском ложе и отдельных апартаментах для создания наследников.

— Умница! Но ещё раз назовешь меня Пончиком, случится первый скандал в семье.

— Да ради бога… — я махнула перед собой рукой, — Здесь туча черепков, которые сгодятся, как отличные снаряды.

— Да. Но тогда тебе придется не только почку на черном рынке выставить на продажу, но и другие органы. Возможно, на десятую часть стоимости одного такого черепка наскребешь, Мармеладка.

— Что?

— Ну раз я Пончик, ты будешь Мармеладка. Кажется, я их люблю… — мы вышли в огромный зал и остановились, — Но это не точно.

— Какая прелесть. Напомни, чтобы я повесила в нашей спальне календарь и зачеркивала каждый день нашего сладкого мармеладного месяца.

— Я распоряжусь, чтобы тебе распечатали плакат на всю стену.

— Будь добр, но сахарного минета в благодарность не жди, Пончик. Я хоть и твоя жена теперь, но к звездам полетаешь без моей помощи!

Мы даже не смотрели друг на друга, а продолжали идти в центр зала к лестнице. И то, как Пончик застыл после моих слов и повернул ко мне лицо, сказало о многом:

— Я попал точно в цель, — выдохнул офигевше парень, — Но это слишком похабно. Немного сбавь обороты, и продолжай вести себя точно так же…

— Это вообще-то была шу… — но я не успела закончить, потому что свита за нашими спинами замерла, а шикарно убранный зал разрезал резкий, холодный голос.

После этого рыка, у меня по спине не то что мурашки побежали, мне показалось, что под кожу всадили иголки.

— Ким Ши Вон!!!!

Я с опаской подняла взгляд на Пончика и охренела разом. На его лице играла нереально победная улыбка. Да такая, что можно легко и ослепнуть. Фактически от белоснежных виниров, которые явно населяли рот муженька.

Плавный оборот назад явил передо мной настоящий лютый треш.

"Людоньки, увольте! Это же не дом британской королевы?"

Чтобы понять что происходит, мне хватило одного цепкого взгляда по вновь прибывшим особам. Дам было двое. Одна — в строгом белом брючном костюме. Именно она и стояла с таким видом, словно я кусок дерьма на её сверкающих туфельках. Кстати, которые реально сверкали.

"Земля вызывает здравый рассудок. Зачем по хате ходить на каблуках? Или она и спит в них?"

Но это всё херня, дальше больше. Рядом с очевидной ведьмой, (а по её выражению лица, можно было определить степень темной ауры), стояла Куколка. Такого нежного цветочка я давно не видела.

"Девочка ванилька, блин…" — мелькнуло в голове, и я честно подумала бы, что это сестра Пончика, если бы не то, как она смотрела на наши руки и ванилька медленно превращалась в перчик — красный, острый и пыхтящий, как мужик, который его вместо закуси сожрал.

— Как ты посмел вытворить подобную дикость? И… — ведьма прошлась по мне таким взглядом, будто желала выблевать весь свой завтрак, — Кто эта девка?

— Моя жена, — спокойно ответил, ухмыляясь, Пончик.

— Ты… Позор на седины своего покойного отца!!! Как ты посмел жениться на безродной девке?

Куколка рядом всхлипнула и явно собиралась вот-вот разрыдаться, но меня мало волновало. Оскорблять меня я не позволю никому.

— Я бы попросила!!! — после моего холодного утробного возгласа воцарилась тишина, как в натуральном склепе.

— Меня зовут Богдана Билык, и я ЧЕЛОВЕК, а не девка, госпожа Ким.

Рука Пончика вздрогнула, а я улыбнулась женщине самой ехидной ухмылкой, на что она в шоке выдохнула и что-то прошипела из оперы "сапсари", что значит…

— Вы свечку не держали, омма*(мама), поэтому не разбрасывайтесь оскорблениями.

— Кто?! Как ты меня назвала, девка? — женщина стремительно начала идти в мою сторону, но на полпути остановилась, потому что передо мной встал Пончик.

— Она моя женщина. А так как я глава семьи…

— Я бы не разбрасывался такими заявлениями, братец.

Откуда-то сверху послышался глубокий баритончик, и я обернула голову, чтобы изойти слюной.

"Еби…. сила! Вот это ходячий секс!" — естественно всё серое вещество поплыло, а мне разом поплохело, когда я поняла как судьба со мной продешевила, — "Где ж ты был, красавчик, когда я замуж по пьяни выходила?"

По лестнице спускался охренительно красивый парень. Вернее… Я посмотрела на Пончика, потом на новоприбывшего.

— Твою налево! Это твой…

— Это мой брат близнец, Мармеладка. Познакомься… — Пончик явно скис, когда посмотрел на своего братца, а у меня сразу эротические фантазии включились — "один плюс один" равно три. Да, с арифметикой у меня сегодня явно проблемы.

— Молодая госпожа, — парень поклонился, а я залипла на то, как на нем охренительно смотрелся весь этот черный антураж — всё, и даже волосы черного цвета. Мечта, а не мужик.

— Меня зовут…

— Это она то молодая госпожа? — наконец отмерла ведьма, а я невольно зацепилась взглядом за странное выражение на лице Куколки.

— Сан Хва молодая госпожа в этом доме, и другую я не приму! Сегодня же вы разведетесь! Мне девки из подворотни в доме на нужны!

На это заявление, я просто ничего не ответила, а посмотрела на женщину так, что та чуть своим же ядом не захлебнулась. Свысока на старших здесь смотреть не принято, а я взирала на неё так, будто она коровий навоз.

"Ибо нехер!" — приподняла бровь и обернулась к братцу благоверного.

— Богдана! — протянула руку парню для рукопожатия, на что Пончик лишь хмыкнул, а парень принял мою ладонь и поцеловал, от чего уже офигела я.

— Чжон Вон, агашши*(госпожа). Рад знакомству, дорогая невестка.

— Ещё бы… — бросил сквозь злорадный смешок Пончик, и флегматично прошёлся взглядом по брату.

— Немедленно вызывайте юристов! — бабенка рыкнула так, что я даже восхитилась.

— Поздно, госпожа Ким! — резко отрезал Пончик, на что я приподняла бровь.

"Вот это поворот. А у него оказывается есть голосок."

— Если вы попытаетесь расторгнуть брак по моей инициативе, согласно брачному договору, моя молодая жена получит всё моё имущество…

Я думала, что баба грохнется в обморок прямо на свой начищенный паркет. Зенки госпожи стали, как китайские блюдца, которые стояли под стеклом справа, рожица бледной, как фарфоровые мисочки у стен, а выражение, как у того чувака, который нарисован на панно с катаной в руке. В общем, госпожа Ким в этом момент явно готовилась сделать себе сепхуку, или проще харакири.

— Что ты сказал, сопляк?

В это время Чжон Вон рядом со мной заливался таким хохотом, словно мы снимаем новую серию "Камеди Клаб", только по-корейски.

— Я повторяю, госпожа Ким. Если вы попытаетесь инициировать развод с моей стороны, моя жена получит после него всё! Даже этот дом станет собственностью молодой госпожи Даниэлы Ким.

"КОГО? С КАКОГО ЭТО…"

— Меня Богдана зовут, Пончик! — шикнула и сжала его руку так, что бедный еле устоял, чтобы не заорать в голос от соприкосновения моих ногтей с его нежной кожей.

— У нас нет таких имён, а брать американские имена уже стало нормой, поэтому… Ты теперь Даниэла, — еле выдал Пончик.

— Матушка… — этот мышиный писк раздался резко и совершенно неожиданно, — Как же…

— А вот так… — ведьма выпрямилась, и тоже злорадно ухмыльнулась, но теперь смотря уже только на Пончика, — Решил войну мне объявить, Ши Вон? Думаешь, если женился на шалаве с тех притонов, где ошибаешься постоянно, тебе это поможет?

— Я предупреждал вас, матушка. Говорил не лезть в мою личную жизнь и оставить в покое. Хён был готов взять все обязательства на себя, но вы упорствуете. Пришлось выбрать себе жену самостоятельно.

— Ну что ж! — ведьма приподняла подбородок и хмыкнула, — Это мы ещё посмотрим! А до того момента твоя невеста останется в этих стенах и продолжит обучение. Только она может стать первой леди "Лайтекс"! И станет, Ши Вон.

— А я вам не мешаю, госпожа?

Я нагло перебила ведьму, и немного ослабила хватку, которой держалась за руку Пончика. Он ведь просил пожёстче, ну так — пожалуйста!

— Милый! — я сдавила руку Пончика опять, но уже нежнее, и он явно скривился, — Я думаю нам нужно подарить этому дому главный подарок!

Все замерли, но особенно мне импонировала реакция братца моего муженька — Чжон Вон еле сдерживал хохот.

— Внучат хотите, омма? — я ухмыльнулась и поняла, что доводить эту снобиху всё интереснее.

— Что? Небо!!! Что эта девица только что заявила? — женщина явно была на грани от того, чтобы покромсать меня на кимчи.

— Я сейчас мягко намекнула, что тебе, милый, — подняла взгляд на Пончика и продолжила, — …пора показать мне нашу спальню.

Всё! Финиш! Гатта! Приехали! Остановочка!

Куколка еле устояла на ногах из-за моей наглости, а ведьма явно начала впадать в катарсис от моего поведения.

"Ты сам дал мне волю. Помог. А я привыкла платить по долгам сполна!"

- Невежественная! Невоспитанная! Хабалка из улицы! Ты хоть понимаешь, о каких вещах идёт речь при всех?!

— Прекрасно понимаю, омма… — я прижалась к Пончику, и мило улыбнулась опять, — Но мы же молодожёны. Кровь горячая… Кипит всё! — кажется я услышала как одна из дамочек сейчас испустит дух.

"Во что я вляпалась?" — я внимательно следила не только за тем, как развлекалась, но и за тем, что происходило вокруг.

И пора признать, что я не просто к чобалю в дом прикатила на золоченой карете. Богдановка реально угодила в черную дыру размером с нашу галактику.

Из того, что меня окружало, самой дешёвой вещью были мои ботинки, купленные на распродаже к Рождеству ещё в родном Киеве за два косаря гриваков. Остальное — стоило пять моих почек, если их клонировать, и это будет стоимость только вазы справа от меня.

— Немедленно! Убирайся в свою часть дома! И чтобы духу твоего и твоей…

— Госпожа Ким! — старческий резкий возглас разрезал поминальный зад моего душевного спокойствия, и я узрела бабку.

Именно, что самую настоящую аджумму в ханбокке на современный манер. Бабка стояла и величественно осматривала всю нашу компанию с высоты лестницы на второй этаж.

— Прекратите это сейчас же! — повторила бабка, а я в шоке заметила, как ведьма сцепив зубы все же поклонилась женщине.

— Это недопустимое повеление для главной женщины в доме! Твой пасынок женился и привел невестку в дом, а ты так проявляешь манеры? Кто бы она не была, эта молодая особа теперь носит нашу фамилию.

"Ни хрена себе? Это что сейчас меня защищают что ли?" — я тут же обратила внимание на то, какая не то чтобы гробовая тишина воцарилась. Казалось, что все дышать перестали, одна я издаю слишком много шума.

— Молодая госпожа! — я вздрогнула, когда бабулька цепким взглядом осмотрела меня с ног и до головы, — Прошу поднимитесь наверх, дабы старушка не сотрясала костями спускаясь вниз по этому инструменту для пыток.

Я тут же поклонилась и посмотрела на Пончика, который еле заметно кивнул и как-то странно нахмурился.

— Если спросит — ответь честно! — бросил на английском Пончик и подтолкнул меня к лестнице тихо добавив, — Не смей лгать. Это не тот случай.

Я перевела взгляд на Чжон Вона, который сейчас больше напоминал статую и уверенно пошла в сторону лестницы.

— Омони!*(Матушка!) — зашипела ведьма, как только я стала подниматься вверх, на что старушка лишь рявкнула:

— Молчать!

Да так, что я чуть не оступилась.

"Вот это поворот! И что теперь делать? Как можно было нажраться так, чтобы стать чуть ли не героиней шоу "кунст-камера"? С ума сойти!"

Чем ближе я подходила к бабке, тем хуже мне становилось. Она действовала на меня, как вампир. Высасывала всю уверенность в моей неотразимой харизме разом, и я становилась затравленной мышкой.

— Госпожа! — тут же поклонилась как встала перед ней и офигела от её обращения.

— Для тебя я хальмони*(бабушка), Дани. Пойдем! — она указала мне на ещё одну небольшую лестницу, у которой стоял приземистый мужик в форме и опустил голову в поклоне тут же как посмотрел в мою сторону.

— А… — я хотела спросить как я потом в этом Лувре мужа своего найду, но меня просто схватили мертвой хваткой под локоть и поволокли к лестнице.

"И эта женщина ещё не хотела по лестнице спуститься? Да у нее силищи, как у нашего управляющего домом. Аджосси с утра пьяниц от нашей подворотни точно так же выпроваживает…"

В общем, как только мы поднялись, попали в какой-то стилизованный ханок. По крайней мере все так и выглядело.

— Проходи! — сухо отрезала бабка и вошла в комнату, которая напоминала зал.

Все предметы выполнены из дерева, на полу подушки и низкие столики, а по бокам ширмы, и красивые каллиграфические картины.

— Простите. Я наверное должна объясниться, — как то мне выделываться перед этой женщиной перехотелось разом.

А вспомнив побледневшее лицо Пончика, я поняла что со старушкой лучше дружить. Поэтому я низко поклонилась и попыталась привести своё сердцебиение в порядок.

— Ты вся бледная и трясешься, мало того не каждая девушка выдержит хамство моей невестки. А ты меня удивила. Так довести Бо Ра могла только очень сильная и умная девушка.

Она указала мне на подушку у столика и я медленно прошла и села на предложенное место.

— Твое нынешнее повеление говорит о том, что мой внук совершенно невежественный болван, который явно втянул тебя в подобное против воли.

— Не совсем… — я покачала головой, и решила что лгать действительно опасно.

— Значит, то что мне о тебе доложили правда? Ты и правда была должна крупную сумму денег и тебя могли депортировать, или посадить?

Женщина опустилась напротив, и подняла чайник. Её руки хоть и выглядели постаревшим, но то как она изящно разлила чай по чашкам вызвало во мне шок.

— Пей, деточка. Это не яд, — бабулька внезапно добродушно улыбнулась и села более свободно что ли.

Пока я делала медленный глоток она очень внимательно меня разглядывала, буквально настолько внимательно, что у меня физически чесалась кожа на лице, шее и руках.

— Ты же понимаешь, что не подходишь нашей семье, и что этот брак временный?

— Что?

"О-ба-на! А вот и цель, из-за которой она меня сюда притащила! Это что клан какой-то мафиозный? Почему за десять минут пребывания в этом доме мне уже кажется, что я в серпентарий со змеями?"

— Я о том, что ты должна была уже понять, почему мой внук попросил тебя о помощи. Ты же видела девушку в гостиной?

"Девушку я видела, но вот гостиную… Это вопрос? Помещение где я находилась пять минут назад больше походило на выставочный зал музея…"

— Это и есть причина по-которой ты здесь. Ши Вон не хочет жениться на ней, и я его в этом поддерживаю, потому что у меня для него есть кандидатура в жены намного лучше наследницы семьи Кан.

"Го-с-с-поди! Сколько баб претендуют на член и лопатник этого мужика, то?"

— И… — я решила нарушить молчание, ибо не овца юродивая, и хоть и проявляла уважение, но дурой быть меня никто не заставит, — Вы позвали меня, чтобы предупредить, что мне не следует совершать такой глупости, как чувства к вашему внуку?

— Очень проницательный ответ на мой выпад. Я люблю умных женщин, а ты Дани очень умная и всё поняла сразу. Поэтому, ты останешься жить в моем крыле.

— Нет, — я тихо, но ровно ответила, а потом плавно подняла взгляд на женщину, — Я заключила договор с вашим внуком, согласно которому я влипла в обязательства. Так как ваша семья, очевидно, понимает что такое бизнес, хальмони, вы должны так же понимать, что договора с вами у меня нет. А значит… Не вы мой работодатель.

Я ад вспомнила, пока это говорила. А всё потому что дикость всего происходящего зашкаливала, и как только этот придурок попадет в поле моего зрения — я непременно потребую все ответы на свои вопросы, начиная с того, что у меня даже сменных труселей с собой нет! А надо бы сменить бельишко после встречи с братцем.

"Я попала. Тут уже ничего не поделать…"

— Значит, ты хочешь заключить со мной сделку, Дани? — бабулька явно не ожидала от меня такого напора.

— Нет. Я просто прошу мне поверить, что ваш внук итак не притронется ко мне.

— Эти слухи ложь. Такого быть не может! — отмахнулась женщина, а я пошла ва-банк.

— Да, но мы с ним достаточно выпили, чтобы не просто спать в одной постели, госпожа Ким. Но тем не менее…

Она вскинула брови, а я изящно взялась за ручку чайника, и долила ей чаю.

— Потому не беспокойтесь. Я уверяю вас, Небо ещё не готово дарить вам правнуков.

— Никогда не общалась с вашими женщинами, — старушка хохотнула и приняла чашку из моих рук, — Вы необычно прямолинейны в подобных… вопросах.

— А чого свиням хвости крутити? *(А зачем ходит вокруг да около?)

— Что это значит? — лукаво улыбнулась госпожа, а я не менее лукаво ответила:

— Это значит, что моя задача состоит благополучно выбраться из затруднительной ситуации, в которую я угодила по собственной глупости. Потому не беспокойтесь. На часть вашего внука никто посягать не собирается.

— Ты мне нравишься, — женщина отпила чай, а я ответила:

— Это взаимно, госпожа.

— Хальмони.

— Хальмони, — тут же поправилась, и отпила уже остывший чай.

— Тогда хорошо. Но…

Она поставила чашку на стол и сухо продолжила:

— Ты ведь понимаешь, что я в любом бизнесе есть контроль за исполнением всех предписаний по договору.

— Конечно, — кивнула и стала ждать.

— Я приставов к тебе свою прислугу и охрану из числа своих людей, поэтому не стоит пытаться меня обмануть, Дани.

— Не переживайте.

"Если я и затащу кого в койку в этом доме, то точно того демона в черном. А про него речь не идёт…" — пронеслась мысль и я тут же мило улыбнулась женщине.

Из палат старшей госпожи я выходила, как из допросной. Если честно, мне уже казалось, что лучшим исходом была бы каталашка и депортация, чем во это вот всё. Но…

Ровно через десять минут я попала в какой-то участок дворца, к которому вёл даже отдельный вход.

— Тут надо карту рисовать! — я скривилась, потому что вот вообще не запомнила, как попала сюда.

Но… Две девушки указали мне на коридор, который выходил в небольшой предбанник с тремя огромными дверьми по кругу. Очевидно одна из них и есть нашей спальней.

— Отлично! — я вошла в дверь посредине, и взглядом отправила девиц в передниках с глаз долой.

Вошла и встала у двери, потому что все что видела это ослепительно белые тона, да такие, что мне разом поплохело.

— Так! Нудно набрать Славку и попросить привести на наше место в парк мой шмот из халупы. Да! — я схватилась за телефон и набрала Славку, которая подняла после первого же гудка.

— Рассказывай! — скомандовала моя боевая подруга, а я в чем и была села в белоснежную постель.

"Да и похер… После такого-то стресса!"

— Бери набор джентльмена. Мой шмот с квартиры и встретимся на нашем месте в заповеднике у реки.

— Через два часа буду.

— Не тяни. И горючее бери покрепче. Мне все равно исполнение супружеского долга не светит вообще, — я упала спиной в одеяла и посмотрела на потолок, — Бл***, здесь даже потолок инкрустирован чем-то! Хоть бы потолок оставили в покое!

— Так все запущено?

— Поросло просто! Я вписалась в такую херь, подруга, что единственный плюс в этом всём — очень горячий засранец в черном.

— Что?

— У моего мужа оказывается есть брат близнец. И я тебе скажу, он просто охеренно опустил мне мозг пониже пояса.

Я вспомнила Чжон Вона и мне прям захотелось слюну сглотнуть. Кто бы знал, что в таком серпентарии, проживает такой дракоша.

— Короче. Я пошла собираться. Жду! — шепнула в трубку и решила что пора бы посмотреть на себя хоть в зеркало и ополоснуть шею.

— Лады. Я поехала к тебе за шмотками.

— Спасибо, Гаркуш.

— В карман не положишь. Готовь свой зад, крошка.

Я только положила трубку, как дверь справа открылась, и оттуда изящно вышло тело, перевязанное черненьким полотенчиком.

— Куда-то собралась?

— Были мысли отметить моё знакомство с твоими родственниками. Но прежде, тебе не кажется, что ты должен ответить на несколько моих вопросов?

— Спрашивай! — бросили мне через плечо и подошли к стене, отодвинули в сторону панель, и я выпала в осадок от того, что за ней была гардеробная больше по размеру, чем халупа, в которой я жила.

"Хотя чему я удивляюсь?"

— Зачем ты всё это затеял я поняла, ещё когда твою невесту увидела, но я не могу понять, зачем тебе я и женитьба? В чем резон, если твоя Хальмони на твоей стороне и нашла другую партию своему внучку?

Пончик резко обернулся и прошёлся по мне медленным взглядом. Следом совершенно спокойно открыл комод в гардеробной и достав оттуда бельишко, ни хера не стесняясь напялил его прямо при мне. Хорошо хоть под полотенце не снял, проявил уважение.

— Ты нормальный? Нет… Это просто логический вопрос. Не хочешь не отвечай.

— А что тебя смутило? Ты меня как женщина не интересуешь, а сама ты запала на моего брата. Поэтому всё совершенно логично.

— Прелесть просто, — хохотнула и залезла на кровать с ногами, всё таки скинув ботинки, — На вопрос ответишь?

— Потому что я не хочу жениться вообще и мне не нужны ни наследство, ни компания. А ты стала свидетелем войны двух женщин, которая продолжается со дня смерти нашего с Чжоном отца.

— А ваша… — и тут я запнулась, потому что заметила уж очень странную деталь.

Через всю спину парня проходил широкий шрам вдоль позвоночника. Будто он проехался спиной по чему-то очень острому.

— Наша мать умерла при родах. Мы не видели её ни разу, только на фото, — Пончик странным образом угадал мои мысли.

— Прости, — на автомате ответила, и отвела взгляд от шрама и собственно спины, которая странным образом меня стала волновать.

— Я бы хотела, наконец, обсудить некоторые детали того, что происходит.

— Здесь нечего обсуждать, — из гардеробной выплыл совершенно другой парень.

Вот смотрела на него и не понимала, это я дура, или он дебил? Мы же чужие люди! А вдруг я воровка? Северокорейская шпионка? Убийца? Как он додумался до такой дикости?

— Тебя совершенно не смущает что мы знакомы сутки, с я уже успела пообщаться со всеми твоими домочадцами, чуть не довести мачеху и невесту до обморока, а бабулька твоя мне прямым текстом заявила, что заключит со мной тоже договор. Но на своих условиях? Она же ко мне свою прислугу правила! Как…

— Не пытайся понять то, что тебе не нужно понимать, — Пончик надел свеженькую футболочку, а я вскипела.

— Послушай! — вскочила и тут же застыла, а остальную фразу еле выдавила из себя, — . Я тебе не игру…

Всё потому, что меня нагло притянули к себя и нагнулись к самим губам.

— Расслабься и транжирь бабки на право и на лево, Мармеладка. Твоя единственная задача сделать так, чтобы совет правления компании признал меня идиотом опозорившим имя семьи своим недопустимым повелением. А остальное…

Знаете, я бы уже не отказалась и от этого мужика в своей койке. Это какой-то треш! Какого хера?

— Остальные просто можешь не брать в голову. Как и то, что я тебя здесь насиловать собрался. Повторяю — ты мне не интересна, но нужна Дана. Я увидел в тебе то, что способно дать мне свободу, а тебе твое место. Так что просто забей на всё… — его рука странно будоражила мои извилины, потому что слишком уж приятно было то, что происходило, не смотря на то, что знакомство наше "пьянка".

— И наслаждайся роскошной жизнью молодой госпожи. Слышал ты вещички свои попросила привести? На хера? Бери свою подругу и прошвырнитесь по всем бутикам славного Каннама. А за одно можешь закатить пару скандалов на людях. Например, нахамить персоналу или кому-то из покупателей. Сделай так, чтобы этот дом в огне горел, Мармеладка. Для ЭТОГО ты мне нужна.

— Ты больной? — выдохнула и застыла взглядом на его губах в сантиметре от моих.

— На всю голову, малышка. Не представляешь сколько времени я ждал момента, когда смогу съедать из этого ада.

— Зачем?

— Это тебе знать не обязательно.

Пончик резко отпустил меня, и поправив опять мои волосы, мягко улыбнулся.

— Развлекайся, дорогая. У тебя на кредитке пятьдесят миллионов вон. Этого хватит, чтобы купить весь торговый центр.

Я застыла, а кровь хлынула к макушке.

— Сколько?

— Достаточно, для того чтобы ведьма поседела, как только проверит мои счета.

Он развернулся и, подмигнув мне, уже в дверях обернулся и закончил:

— Машина и водитель ждут. Я распорядился. Впредь, привыкай вызывать себе транспорт сама. Это не так сложно.

Ну что сказать…

Я достала карточку из кармана и раскрыла конверт в котором она была.

— Ну здравствуй, мой новенький "Кавасаки". Шмотки? Нет, дорогой. Я не из тех, кому нужны тряпки и цацки. Мне нужно своё железо, и я его наконец получу.

Кавасаки ниндзя и другие прелести ночной гонки…

— Ты охренела! — убито подвела итог Гаркуша, когда мы оказались в самом дорогом мотосалоне.

Все мои шмотки благополучно поехали в мой новый дом. А что делать? Уговор есть уговор. Раз я теперь не нищая иностранка, и мне в жизни выпал счастливый билет в нирвану, то и будем эту жизнь налаживать.

Тем более Новый год! У господ корейцев это почти что праздник, а у меня даже очень праздник, учитывая какого "оленя Рудольфа" себе выбрала снегурочка Бодька.

Вся охрана, которую приставила ко мне бабулька, стояла в шоке от того, что по мотосалону ходила их молодая госпожа и выбирала байк для сегодняшней новогодней ночной гонки. Гулять так гулять.

Я поправила косуху, на которую по традиции напялила серое удлиненное пальто, и ходила между рядами своих оргазмических металлических красавцев.

Когда такой мужик под тобой, даже живой ходячий аппарат меркнет на его фоне. Ты садишься на него и сама управляешь тем, как он урчит и стонет под тобой, подобно необузданному зверю. Тогда ты чувствуешь себя не просто женщиной, ты понимаешь, что не хуже любого мужика, и вообще способна свернуть все горы зелёного шарика к херам!

— Вот такого мужика я хотела всю жизнь! — я встала над черным красавцем и любовно провела по бензобаку.

— Вызывайте неотложку. Ты реально больная! На хера тебе вся эта хрень с гонками? — Славка подошла ко мне впритык, пока менеджер бледный, как наполированные стены салона, следил за моими передвижениями.

Ну конечно! Шесть лбов охраны для бабы, которая сама своим видом могла любого корейца заставить упасть в обморок. Не смотря на то, что я была маленькой и хрупкой, стиль моей одежды и внешность пугали всех вокруг. Особенно писак из желтухи, которые так и пытались пробраться в салон, чтобы понять, что я тут забыла.

— Ты дура? Тебе такой шанс на голову свалился, идиотка! Мужик при бабле, наследник одной из самых крупных компаний страны, к тому же… Он охренительно красивый!

— И он гей, Гаркуша.

— Ради бога! Можно подумать ты не знаешь, что с мужиком делать? Любого гея, при правильной обработке, можно сделать натуралом. Половина из них вообще би-сексуалы!

— Мне он не интересен! — отмахнулась и присела, рассматривая систему подачи топлива.

"А вот демоненок вполне…" — подумалось, когда я провела по черной блестящей поверхности байка.

— Мне нужен женский комплект защиты. Вы предоставляете такие вместе с байком, или нужно делать заказ? — я посмотрела на менеджера, а он тут же отмер и натянуто улыбнулся:

— Сию минуту, госпожа Ким. Я позову нашего старшего менеджера и она вам покажет все модели защитных костюмов… — он запнулся, а потом продолжил, — … для женщин.

— Будьте так добры побыстрее. У меня нет много времени.

— Конечно… госпожа, — было видно, что мужику непривычно так меня называть.

Все верно, я чужачка, ещё и веду себя вызывающе. Вот он и не понимает, как это МЕНЯ называть агашши?

— Ты реально потеряешь такой шанс!

— Ага… Быть съеденной живьём. Ты бы видела его семейку. Нет. С виду, конечно, приличные люди, но эта манерность и надменность. Снобизм какой-то. Побыстрей бы этот месяц закончился и я избавилась от последствий собственной глупости.

— Я бы потерпела, учитывая, как и где могу начать жить. Тем более с твоим-то характером. Я вообще удивлена, что Тадж-Махал стоит ещё, после того, как тебя невеждой и девкой с улицы назвали.

Я встала и посмотрела на Гаркушу, тяжко вздохнув и признав совершенно правдивую вещь:

— Но я и есть девка с улицы, Славка. Я безродная иностранка для этих людей, и будь у нас с ним реальные отношения — это уже не новогодняя комедия, а трагедия похлеще "дома два".

Славка ничего не ответила, а лишь посмотрела на байк и улыбнулась со словами:

— Покатаешь?

— Тогда костюм нужен и моей маленькой девочке.

— А как же. Но я обойдусь в этот раз. Я больше по машинкам, если помнишь, — Славка лукаво улыбнулась, а я подмигнула ей.

— Хочешь погонять сегодня?

— Почему бы и нет?

— Тогда после гонки это надо будет отметить. Моя девочка сядет в тачку и вставит корейским мужикам.

Славка покачала головой и отрезала:

— Больная.

— Твоя.

— Ну, а чья ещё! — хохотнула подруга и мы вместе обернулись на цокот шпилек по кафелю.

К нам плыла красивая девушка в форме салона, и вот она вела себя абсолютно адекватно. Потому я через час оформила все документы, а через полтора получила подтверждение от местного управления полиции, что транспорт зарегистрирован на моё имя. И мне, блин, начинало это чертовски нравиться. Если бы не то, чья я жена, хрен бы мне кто всё так быстро оформил.

— Отличненько.

В кармане начал звонить сотовый, а за спиной на парковке у салона продолжали стоять охранники.

— Зачем тебе байк? — флегматичный тон Пончика начинал немного напрягать, но так уж и быть — это ведь первый день.

— Ездить. Это же логично.

— Я не просил тебя убивать кого-то, или самой подвергать себя опасности.

— Ты волнуешься обо мне?

— Нет. Я волнуюсь об участниках дорожного движения, которые встанут на твоём пути, Мармеладка. Но раз захотела — на здоровье. Тем более, что об этом уже вся сеть трубит. Умница.

— Не за что, — ухмыльнулась и поправила замок на комбезе, наблюдая за тем, как Славка надевает шлем.

— Я не говорил спасибо.

— А я ещё не начинала осуществлять наш план. Так что считай, что это лично моя прихоть, — Слава села удобнее, и обняла меня, пока я смотрела на то, как охрана вообще не понимала, что делать дальше.

"Мужики явно не ожидали, что я соберусь протестить своего малыша прямо сейчас."

— Будь осторожна. То, что у нас и зимой можно гонять на байке, не значит что это безопасно, Мармеладка. Я не хочу остаться вдовцом. Это в мои планы не входило.

— Не переживай. Я прекрасно вожу.

— Не сомневаюсь, — резко бросил Пончик, а я не поняла с чего это он так нервничать начал.

"Да и плевать. Я счастлива!" — мелькнуло в голове, когда я надевала шлем, потому что и не надеялась провести последнюю ночь этого года так.

Я уже готовилась сушить сухари, а тут… Судьба сама подкинула мне шанс надрать зад Всаднику. Чертов придурок из-за которого с меня смеялась кучка дебилов. Жаль рожи этого идиота так и не узрела. Так бы точно знала, кому говорить спасибо за то, что вообще в такой заднице оказалась. Ведь если бы я выиграла гонку, парни взяли бы меня к себе в мастерскую и я бы не поперлась в дурацкий бутик косметику толкать. А всё придурок на своем красном металлоломе!

Поэтому, о таком я не могла и мечтать с того момента, как просрала гонку ещё в октябре, когда только познакомилась с парнями из мастерской. Теперь то на таком малыше, я точно сделаю придурка, как сопляка. Я восемь лет на байке, потому это уже дело чести!

Я вставила ключ в зажигание и приняла вес малыша на себя. Прогазовала и ощутила, как в груди разгорается сперва лёгкость от эйфории. Чувство, когда ты на самой вершине американских горок и вот-вот сорвешься вниз в пропасть. Оно физически наполняет всё внутри и бьёт в голову так, что ни один оргазм для меня с подобным не сравнится. Хотя какой к чертям мог быть оргазм с Димкой и его "Дотой"?

— Поехали! — выдохнула и опустила стекло шлема, который мне чертовски нравился.

Матовый, черный и без лишних деталей. Офигенная вещь, которая дома стоила бы кучу денег. А здесь шла в подарок к костюму.

Ветер ударил тут же, как я начала набирать скорость. Естественно, мои горе-охранники на отставали в попытке догнать меня на объездном мосту. Но что поделать? Зима. Темнеет быстро, а под мостом прекрасный заезд для любителей перекупить в дороге. Что я и проделала ровно через несколько минут поездки. Когда ты на байке, тебе не страшны почти никакие пробки, а когда твоя охрана катается на джипе: "звиняйте, хлопцi!"*(пацаны, простите!)

— Что там пишут? У тебя глаза, как блюдца в холе Тадж-Махала, — я потушила окурок о ботинок и посмотрела на офигевшую Гаркушу, которая уже пять минут лупилась в телефон.

— Что-что… Сама полюбуйся! — она протянула мне сотовый и я принялась читать последнюю сводку новостей из светской хроники.

— Ого! Вот это эпитеты — мужиковатая? Это как?

— Ну, типа, ты на мужика похожа.

— Это я-то? — я опустила взгляд на свои метр шестьдесят пять с табуреткой и кисло кивнула, осмотрев плоскость в райончике декольте.

— И зад плоский. Говорила есть больше сладкого, — хмыкнула Славка и тоже потушила сигарету.

— Чтобы диатез развился.

— Лучше жрать сладкое, чем курить, кстати.

— Тут ты права, — я посмотрела на часы и отдала сотовый Гаркуше, — Нам пора. А то ведь бабулька и армию поднять может из-за меня, а нам ехать до недостроенной ветки ещё пол часа через весь Итэвон.

И я была близка к истине, потому что, когда мы приехали по нужному адресу мой сотовый, казалось, был готов воспламениться от того сколько раз мне пытались дозвониться.

Я осмотрелась и поняла что в этот раз действо намного масштабнее, чем осенью. Это можно было объяснить только одним — здесь есть спонсоры, и скорее всего они будут наблюдать за гонкой, чтобы потом набрать себе гонщиков для каких-то развлекательных целей. Ведь многие байкеры умели показывать весьма занятные трюки, от которых толпа визжала не хуже, чем от хип-хопа, который был частым явлением на центральных улицах Сеула.

— Что-то тут на так, Бодька. Чует моя задница, лучше нам не лезть в это, — Гаркуша сидела позади меня и точно так же осматривала толпу, которая по размерам была огромной. А это значило одно — гонки разрешили, и скорее всего они совершенно легальны.

— В этот раз хотя бы от легавых убегать не придется, если что.

— Меня это совершенно не успокоило, — кисло отрезала подруга и слезла с моего мальчика, как только нас заметили парни из мастерской.

Пацаны тут же махнули руками и пошли в нашу сторону. Всего в их мастерской работало десять работников, но хозяевами святая святых были только трое — Боми, Дон-Дон и Сик.

— Агашши!*(Госпожа!) — Боми поклонился мне, а я закатила глаза и покачала головой.

— Не начинай, — отрезала на откровенно насмешливый взгляд парня, а он лишь стал смеяться громче.

— Как? Ну как так можно было? Когда ты успела вообще? — это уже смеялся Дон-Дон и еле сдерживался, опираясь на плечо Сика, который держался до последнего.

— Я знаю тебя три месяца, Дана, но такого не ожидал точно. Ладно бы ещё какой-то чобаль среднего сословия. Но наследник "Лайтекс"? Тебя наши девушки разорвать готовы в сети.

— Спасибо и на этом, — бросила и скисла совсем.

— Старшая госпожа Ким, наверное в обмороке от такой невестки. Если даже моя омма, зная тебя, чуть не потеряла связь с реальностью, — заржал Боми, — То что говорить о стальной леди корпорации "Лайтекс".

Я уже пожалела, что вообще приехала, но только хотела это сказать, как появился главный виновник моего пребывания здесь. Я бы всё равно приняла участие в гонках, только ради того, чтобы опустить его!

— Всадник прикатил, — Сик был точно так же рад видеть его, как и я, — Всё! Наш контракт накрылся мешком риса. Кумихо порвет всех.

— Не спеши с выводами, — я прищурилась, но Боми покачал головой, отрезав:

— Тебя не зарегистрируют, Нуна. Не старайся. Ты иностранка и к тому же, девушка. Эта гонка легальная. Даже документы не захотят взять.

"Это мы ещё посмотрим!" — зло прошипела в голове, а сама пристально следила за тем, как гад поставил свое корыто на ручник, и оперся локтями о бензобак наблюдая за происходящим.

— Почему он опять прячет лицо? Это что, мода такая? — задала резонный вопрос Гаркуша, а я хмыкнула:

— Может он страшный, как смерть? Вот и спрятал своё неотразимое личико.

— У нас были предположения, что это один из айдолов, — сложил руки на груди Боми, а Сик кивнул:

— Я лично ставлю, что это помощник Ли Шин Сая.

— Пак Чи Джин? Он гоняет на байке? — округлила глаза Гаркуша и хохотнула, — Вы гоните? Он не вылезает из телека сутками со своим шоу молодых талантов. Когда ему гонками заниматься?

— Не знаю. Просто это всё очень подозрительно. Зачем гонщику прятать свое лицо, если не потому что он знаменит? Зная то, какое агентство под началом Сая, можно смело предположить, что это его артист. Он им разрешает всё, — подытожил Сик.

— Тем более Пак Чи Джин не промах. Мы видели его на спортивной трассе.

Я ни хрена на понимала о ком они, да и понимать не хотела. А всё потому что моя уверенность в собственных силах сегодня только росла.

Именно она сыграла со мной в злую шутку. Нельзя! Ни за что нельзя чего-то сильно желать в новогоднюю ночь, прежде не взвесив все "за" и "против". Потому что Вселенная поймет, зараза, буквально.

Так и случилось.

— Госпожа? Вы… Это невозможно! — на меня смотрел учредитель гонок, и пытался пояснить, что мне бы идти салатики, да кимчи строгать, а не мужскими развлечениями заниматься, но лично мне было, что соловью.

— То есть это дискриминация по половому признаку? — мы стояли в толпе точно таких же гонщиков, как я, и спорили вот уже десять минут.

Всего тут собралось человек двадцать. Больше участников не могли позволить из соображений безопасности. Вот я и хотела стать двадцатой.

— Послушайте… Это совершенно…

— Значит, я не могу принять участие в гонках, потому что у меня есть грудь, а у них её нет?

Лучше бы я этого не говорила, ибо похвастаться в этом плане мне реально нечем.

— Госпожа…

— Ким, — за моей спиной послышался глухой звук, который исходил из-под маски.

Тряпка черного цвета, только и была видна под капюшоном Всадника. Сам он стоял в нескольких метрах от трейлера учредителей, у которого я и учинила скандал.

— Я думаю от того, что девушка примет участие в гонке, ничего не изменится. Это всего лишь формальность.

"Вы только гляньте на него?! Это я-то формальность? Ну готовься, красавчик, я тебя на повороте в кювет быстро отправлю. Поцелуешь травку у лужи, которая в овраге!"

— Дайте ваш "id", госпожа, — устало попросил парень организатор и я протянула ему документы.

Как только он их отсканировал и выдал мне карту участника, я спокойно прошла мимо моего внезапного защитничка и задержалась всего на пару секунд:

— Если ты думаешь, что я сольюсь за эту помощь, то желаю тебе успешно поцеловать мой зад.

— Помнится, в прошлый раз кто-то поцеловал мой.

Тихий утробный шепот заставил разозлиться ещё больше, потому я ничего не ответила во избежание потока матершины изо рта.

— Гаркуша! — я бросила девушке, свой сотовый и документы, — Встретимся через пять минут.

— Не гони! Поняла? Допустимая скорость не больше ста пятидесяти! Веди себя хорошо! — Славка взяла мои документы и села в тачку Боми.

— Не переживай, твоя крошка сегодня не проиграет ни за что!

Я села на байк и надела шлем. Это был тот момент, когда я поняла, что моя жизнь поменялась полностью. Ведь сейчас до меня дошло, что произошло за последние сутки.

"Только вчера, в это же время, мою спину согревали лопатки Пончика. И вот теперь у меня есть свой малыш, а значит псевдомуженек не врал, и начал исполнять свою часть договора в первый же день…"

С этими мыслями, я смотрела на разметку пустынного шоссе перед собой, и пыталась сосредоточиться только на собственном организме. Контроль над телом — залог успеха каждой гонки. Если гонщик чувствует байк и себя, как одно целое — он выиграет. Именно это я пыталась ощутить.

Малыш ревел подо мной, и вибрации отдавали во всё тело так, что это волнами разгоняло дрожь по моим венам. Сплетало мой адреналин в крови с работой машины, которая ревела подо мной, и рвалась вперёд. Дыхание стало глубоким и тяжелым, а напряжение почти достигло своего пика, когда был дан старт.

Резкий рывок и стена из ветра начинает заставлять меня пригнуться и срастись с машиной подо мной. В ушах медленно нарастает писк от давления, но я только больше набираю скорость, потому что слежу за красным пятном впереди. Освещения слишком мало, а гонка становится опасной уже на первом же повороте по подмерзшей дороге.

— Черт бы тебя сожрал!!! — рыкнула и накренила плавно байк вправо, заходя на новый поворот.

Первая десятка уже осталась за спиной, но красное пятно ближе не становилось, потому я упорно набирала скорость, понимая, что следующий поворот будет слишком тяжёлым, и если я зайду в него на такой скорости, то тут два варианта — либо меня размажет по асфальту, либо я всех сделаю и поравняюсь с "краснозадым".

"Безрассудно!" — крикнули бы адекватные люди, но я таковой сейчас не была. Моя цель — вот она — красное пятно, которое стало намного ближе, когда я пролетела всех и поравнялась с ним на прямом отрезке.

И всё бы хорошо. Вот он финиш буквально в пятистах метрах, за следующим поворотом на маленьком мосту, когда освещение вдоль шоссе внезапно исчезло.

А это значило одно — мы с ним ослепли на такой скорости, потому что произошло подобное слишком резко и быстро.

Я успела только заметить, как Всадник ударил по тормозам, и в последний момент сумел положить байк и не вылететь в овраг под мост, а проехать туда на боку.

— Твою мать! — шикнула и быстро сбросила скорость, пока не остановилась полностью.

Остальные участники были на подходе. Ещё пара секунд моей задержки и я снова продула.

"А если он разбился? Как ты потом жить с этим будешь, дура? Человеческая жизнь не соизмерима с подобными глупостями…"

Я выругалась и бросила байк на бок, буквально на жопе и на бегу съехав вниз к руслу небольшой реки. Кювет представлял из себя гравийный настил, на котором, под мостом и лежал красный байк, а рядом с ним сам водитель.

— Да твою же налево! — я встала на колени перед парнем и стянула свой шлем, отбросив его в сторону.

— Эй! Господин "поцелуй меня в зад"! Ты живой? — я аккуратно схватилась за его шлем и стянула, ожидая наконец увидеть хоть и нечёткое, но хотя бы очертание рожи идиота, который решил угробить себя.

Но не тут-то было! Под шлемом оказалась балаклава, которая прикрывала его лицо, видимо от таких вот "спасителей", как я.

— Только бы не помер на моих руках, — прошептала на своем, и стянула перчатки, приложив два пальца к шее парня, — Пульс есть. Уже не катастрофа.

Как привести его в чувство не знала, поэтому решила пойти старым и проверенным методом. Микробы — это херово, да и сам этот идиот, как микроб для меня с нашей самой первой встречи, но что поделать?!

Поэтому я стала быстро поднимать край балаклавы вверх, чтобы привести его в чувство. На ощупь кожа парня была мягкой и чем больше я открывала, тем волнительнее мне становилось.

"Херь какая-то!" — осекла себя же в уме и уже хотела стянуть тряпку с головы вообще, как меня буквально сдавили в тисках рук и прибили к себе.

Парень обхватил мою талию, и положил на себя одним движением, пока его вторая рука в шершавой кожаной перчатке, схватила мой затылок и я раскрыла глаза от шока, когда в мои губы стали вгрызаться, как в сладкий рисовый пирог, облизывая и всасывая пересохшую кожу.

— М-м-м… — послышалось мычание, и затем рука ласково переместилась с поясницы на мой тощий зад, и каким-то чудом я ощутила, что попка то у меня имеется, и её успешно сжали в ладони, пока с силой ездили по моим губам, да так, что я сама закрыла глаза от давно позабытого чувства нежности, и чуть не застонала, когда ощутила, как слегка холодный язык нашел моё и мягко прошёлся вдоль.

Губы не просто двигались по моим, они плавно втягивали и обжигали своей мягкостью. Медленно и так дико приятно, что мне снесло крышу, и я на выдохе ответила на поцелуй и сдавила в кулак ткань комбеза парня в руке, пытаясь удержаться на нем и съехать, но хер там…

Начался салют, и меня нагло перевернули на спину, стянули к чертям балаклаву, но я и так ни черта зелёного не видела, потому что всё заняло ощущение того, как язык ритмично врывается в мой рот и вызывает дрожь по всему телу. Импульс простреливает по мышцам и напоминает тем самым, что мы девушка, и нам охренительно приятно, когда нас так целуют.

Дыхание, итак тяжёлое, после гонки, становится почти невозможным, а вкусы перемешиваются. Его рука по прежнему сдавливает и уже гуляет по моему комбинезону. В это время я пытаюсь понять, что мои конечности делают на его оголенной груди под молнией, которую я сама же расстегнула?

"Ну и мышцы… Как камень под пальцами. Это не Димкин желатин. Тут пальцы горят в желании добраться ниже, и потрогать всё. А жар… Нереальный жар, который обжигает кожу. Он словно печка, а язык холодный, как и губы…"

— У тебя довольно аппетитный рот… — слышится хриплый шепот, и это заставляет меня опомниться.

"Охренеть ты баба изголодались! Валяться с непонятным типом под мостом, после попытки привести его в чувство! Больная совсем на передок? Подорвала свой зад сейчас же! Дура!!!"

— Ты сказочный дебил! Понял? — я всадила коленом между его ног и с радостью расслышала, как он поперхнулся воздухом.

— Слезь с меня, извращенец! — я отпихнула его и только сейчас до меня дошло, что он без маски, однако как только захотела посмотреть на наглую рожу, было поздно.

— Ты же могла победить? — послышался глухой звук голоса сквозь тряпку, а следом парень поднялся, и в свете того, как на небе всё чаще вспыхивали салюты, не спеша застегнул ту часть своего гардероба, которая подарила мне мокрое насквозь бельишко и непреодолимое желание спустить пар и довести дело до логического завершения — многократного полета к звездам без парашюта.

— Зачем?

— Потому что ты мог погибнуть, идиот?! Ты хоть видел, как криво зашёл в поворот? — я поднялась и отряхнула комбез, — Теперь ты ответь! Какого черта только что было?

— А что было?

Он стал поднимать свой байк с земли, а я не могла понять, то ли он реально идиот, то ли идиотку пытаются сделать из меня?

— Домогательство! Сексуальное! В вашей стране это реальная статья и срок!

— Спасибо, что пояснила. Тогда мне следует вызвать полицию.

— Что? — я еле выдавила это из себя из-за шока, но нашлась с ответом быстро, — Ты хоть знаешь кто мой муж?

"Нет, ну это козырь явный. С недавних пор лучший и единственный в моей непростой жизни!"

— Конечно, знаю. Он недалёкий дебил, который позволяет своей жене подобные вольности!

— Вольности? — я уперла руки в бока, и прищурилась.

— Естественно. Это недопустимо, чтобы женщина вела себя подобным образом.

— Скажи спасибо небу, что я не твоя жена.

— Да уж Будда миловал. Хотя… Если заткнуть тебе чем-то рот и связать, чтобы слушалась, то я согласен.

Я думала, я его четвертую прямо тут! Но… Всё разрешилось за пару секунд, когда в нас ударил свет фонарей.

— Госпожа Ким?! Молодая госпожа?! Отзовитесь?!!!

— Кажется, за тобой пришли, госпожа Ким! — послышался смешок, и я зло выдохнула, подняв свой шлем со словами:

— Тебе очень повезло, господин "без мозгов"! Очень повезло.

— Да уж не спорю, — хохотнул гад и совершенно спокойно потащил свой драндулет, направляясь прочь, пока я тщетно пыталась привести свои мысли в порядок.

— Ах… Да! — парень обернулся, когда встал у подъёма на шоссе, и бросил, явно сквозь усмешку, — С Новым годом!

Он уходил, а меня нашли, тут же окружив со всех сторон. И пока все эти люди спрашивали, что произошло, тот же вопрос терзал и меня.

"Почему? Почему мне так жестко вырубило мозги, когда меня поцеловал этот придурок? И что черт возьми, начало происходить в моей жизни?"

Фаина Раневская знает толк в сказках, или как приручить дракона

Судьба очень скверная бабенка. Я всегда считала, что могу управлять тем, что происходит вокруг меня. Но к сожалению, в последнее время это было не так. Всё, что происходило сейчас, стало совершенно бесконтрольным. Всё оказалось подвержено случаю. Как и то, что этим утром, я проснулась, к счастью, в пустой спальне.

Где шлялся, вот уже несколько дней, мой благоверный неизвестно. Я же продолжала отсиживаться третий день тупо в четырех стенах, обдумывая, как мне выйти из этого дома так, чтобы за мной не потащился полк жандармов бабульки.

Потому, не выдержав прессинга того идиотизма, который гулял в моей голове, я как и, требовалось ожидать, попёрлась осматривать свои владения.

Никогда не думала, что скажу это, но людям реально всегда всего мало. Я натянула любимый комплектик "под спорт", сверху накинула один из безразмерных свитеров и пошла в неизвестность, чтобы… заблудиться!

— Феерия человеческого маразма! — шикнула, когда в четвёртый раз попала в один и тот же холл, который вел непонятно куда.

Прислуга, будто испарилась из этого крыла, а позвать хоть кого-нибудь на помощь, естественно я не додумалась. Ведь, даже не предполагала, что в доме можно, бл***, заблудиться! Как?

Поэтому ступала босыми ногами по дорогому паркету, пока не нашла поворот, показавшийся мне "новым". В него я и свернула, а когда открыла единственные двери, к которым он вел, остолбенела.

— Какая красота… — вырвалось чисто машинально, и я встала на небольшом балкончике над оранжереей с цветами и деревьями.

Охренительно красивое место, в котором был даже маленький пруд, завораживало. Не замечала за собой склонности к соплям, но такая обстановка прямо вынудила меня раскрыть рот, подобно девчонке, которая ничего в своей жизни не видела.

"Это, наверное, единственное место, за которое стоит полюбить этот дом..." — мелькнула мысль, и я стала спускаться по кованой лестнице вниз.

Настоящий сад под стеклянной крышей, вмещал в себя натуральный уголок живой природы. Когда я ступила в траву, то не могла поверить, что такое место может быть внутри обычного особняка?

Хотя почему обычного? Тадж-Махал нельзя было назвать просто домом. Для меня это памятник человеческой глупости. Столько места и роскоши для пятерых людей, которые здесь проживали до моего прихода. Зачем? Им бы трёхкомнатной квартиры в Киеве хватило с лихвой.

Я только представила картину того, как бабулька делит одну комнату с ведьмой и мне сразу захотелось ржать в голос. Очевидно панельный дом, сложился бы "панелька на панельку" в таком случае.

Пока я раздумывала над этим и хихикала под нос, наслаждаясь тем, как босые ступни утопают в летней траве, когда за окнами зима, за спиной послышался шорох, а потом прозвучал вопрос, ровным и глубоким мужским баритоном.

— Как прошла гонка, дорогая невестка?

Я резко обернулась и стала смотреть по сторонам, но никого за спиной не было, как и в поле моего зрения. Однако стоило присмотреться, как я заметила торчащий носок ботинка из крокодильей кожи. Он выглядывал, казалось бы из-под куста, и мне почудилось, что сейчас оттуда выскочит леприкон и предложит спрятать свой бочонок с золотом. Именно такие ассоциации вызвал вид обуви, которая странно походила на дорогущую обувку злобного гнома.

— У тебя входит в привычку подкрадаться и появляться внезапно, Чжон Вон? — я сложила руки на груди и стала сверлить взглядом листья кустарника, за которым, очевидно, и спрятался братец Пончика.

— А у тебя вошло в привычку шокировать весь дом своим внешним видом? Почему моя невестка, как оборванка, ходит с голыми лодыжками и босая по дому?

— Ты следил за мной?

— А надо? Я и сейчас прекрасно вижу твои прелестные конечности, Дана.

— А я вижу кустарник, у которого странно шикарная обувка и он умеет говорить.

— Подойди, — это прозвучало, как команда, поэтому я и с места не сдвигалась, а лишь приподняла бровь и, дальше наблюдая за тем, как подрагивает носок ботинка.

— Не хочешь, значит?

— Почему это я должна тебя слушать?

— Думал, ты искала встречи именно со мной.

Этот тип измывался надо мной, решив, что я запала на него. Он явно говорил это со смешком, а значит, я уверена, хотел меня спровоцировать.

— С тобой? Зачем? У меня есть муж, — я расплылась в улыбке, на что мне тут же ответили с ехидством.

— Который второй день не ночует дома? Это у вас медовый месяц такой сладкий, что Хён сбежал прямо из койки законной жены?

"А вот это уже оскорбление, красавчик. Но, бл***, он абсолютно прав, и скорее всего так подумают все, а значит, нам следует обсудить похождения Пончика, иначе нашей конспирации крышка и медный тазик сверху!"

— Подойди, тебе здесь понравится, — послышался более тихий бархатный голос, и я невольно сама дернулась в сторону веток, которые немного всколыхнулись и стали расходиться в стороны.

— Может тебе лучше выйти?

— А ты хочешь? — опять смешок, и я делаю первый шаг в сторону куста, понимая, что мне жутко хочется увидеть куда это меня так рьяно зазывают.

Как только я прошла между веток, застыла всем телом. Чжон Вон сидел на небольшой лавочке в костюме, попивая соджу прямо с горла. И делал это в совершенно сказочном месте. За кустом оказалась небольшая площадка с несколькими лавками под ветвистым деревом, идентифицировать которое я точно не смогу.

— Я же говорил, что понравится. Но… — парень подался вперёд и прошептал, приставив палец ко рту, — Это секретное место. Считай, что это наша тайна на троих.

"Он бухой или издевается? Какое к херам "троих"?"

— Ты напиваешься с утра от горя? Или просто от безделья? — я спокойно опустилась на лавку рядом с ним, и отобрала бутылку.

Дракошик сложил руки на груди и сел ровнее, осматривая меня снова.

— Я скоро начну брать плату за это! — резко отрезала и сделала глоток пойла со странным вкусом вишни.

— Что ты в него добавил?

— Вишневый сок. И я готов заплатить.

— Уверен, что хватит денег? — я посмотрела в глаза Дракончика и заметила в них блеск.

Но не тот, который говорит о чём-то пошлом или похотливом. Чжон Вон плакал.

— Что-то случилось? — тихо спросила, медленно опуская бутылку.

— Сегодня наш День рождения. А место, в котором мы с тобой говорим — палисадник моей омма… — прошептал парень, а я сглотнула комок, который образовался в горле сразу после его слов.

— Мне жаль…

— Нет. Тебе не жаль. Это вежливость, Дана. Так что… Просто ответь на мой вопрос, раз решила развеселить меня.

Я нахмурилась и отдала бутылку парню, ожидая какого-то подвоха.

— Если бы… Если бы ты действительно стала частью нашей семьи, ты смогла бы следить за этим садом и местом?

В этот самый момент, я подумала, что он немного "того" — поехал крышей.

— Нет, — честно ответила, а Чжон усмехнулся и смотря на бутылку, прошептал:

— Потому тебе здесь не место, невестка. Это не твой мир, и не твое предназначение находиться здесь.

— Ты подался в психологи? С чего такие заключения?

Дракоша поднялся и, отряхнув свой пиджак, снял его, неожиданно накинув вещь на мои голые ноги.

— Я видел гонку, Дана. И могу сказать точно, что ты похожа на бурю. А она сиюминутна и неподконтрольна никому. Тебя невозможно приручить, а значит, ты не станешь частью этого места. Две женщины уже почти разрушили его. Третий ураган этот дом не выдержит.

— Знаешь, не похоже, что ты хотел сделать мне комплимент, — я зло расплылась в улыбке, на что офанарела от ответа.

— А я не делал тебе комплиментов, невестка. Я лишь сказал, что клетка не для тебя.

Я поднялась и, прихватив пиджачок, зарядила им в грудь парня, со словами:

— Ты мне перестал нравится, Чжон Вон. Знаешь почему?

— Наверное, поэтому?

Такого я точно не ожидала и не хотела. Мало того, когда его губы коснулись моих, мне показалось, что я окаменела, а дух выбило из груди дыханием прямо в лицо парня.

Это не был засос, или поцелуй из разряда "сожри меня, если осмелишься", как с тем идиотом под мостом. Это было невинное касание к моим губам своими. Лёгкое и совсем невесомое. Такое способно вызвать мимолетную дрожь, смешанную с невольным испугом от удивления. Но более… Ничего.

— А твоему брату понравится то, что ты вытворяешь? — я плавно отстранилась и облизала губы, вытерев нижнюю большим пальцем.

— А ты собралась ему рассказать, что я сделал? — глаза Чжон Вона сощурились, и я залипла.

"Бл***! Ну и красивый гад! Прямо оторваться невозможно. Но наглый, как паровоз без тормозов!"

— Расскажу. Обязательно, — ухмыльнулась, и смачно зарядила Дракоше по лицу, добавив, — Я может и не прочь развлечься, дорогой брат моего мужа, НО если меня действительно хотят, а не проверяют, Чжон Вон.

— Как догадалась? — парень потёр подбородок и ушибленную щеку, повернув голову обратно.

— Вы — мужики с огромным самомнением и деньгами в карманах, всегда воспринимаете женщин, как охотниц за тепленьким. Вот только… Мне уже дали всё и даже больше, потому в ещё одном… — я прошлась по нему взглядом и мило ухмыльнулась, — …кошельке не нуждаюсь. Мне и своего достаточно.

— Значит и правда не из-за денег? — расхохотался парень, а я хохотнула в ответ:

— Почему? Из-за них родимых как раз. Вот только… — я подошла к нему опять и прошептала, — Вот только я не себя продавала, а заключила сделку, Чжон Вон. А ты не тупой, ну я надеюсь, и понимаешь зачем я здесь.

— Очевидно я недооценил свою невестку.

— Очевидно, ты переоценил себя, дружочек.

Я обошла его и отодвинув ветки в стороны, решила, что в это место не приду больше никогда. И вообще…

"У них сегодня и правда День рождения? Тогда почему в доме так тихо, и никто не ищет Пончика?"

Как я нашла дорогу обратно, лучше не рассказывать никому. Потому что только хотела выйти из оранжереи через дверь, которая находилась внизу, довела садовника, кажется до икоты.

В общем, я открыла выход и попала, совершенно точно, в пристройку для прислуги.

— Агашши?! — прозвучал слаженный возглас нескольких горничных и садовника, который лишь завидев мой внешний вид тут же замер, а потом низко поклонился и чуть не грохнулся в обморок.

Почтенный аджосси, явно направлялся в оранжерею, а в дверях узрел девицу в одном широком черном свитере, ткань которого еле прикрывала мой зад. Но на что там смотреть?

— Всё нормально! — я подняла обе руки вверх, и ровно отчеканила, — Расслабились и забыли, что видели меня вообще. Ах да, кстати, прекратите мне кланяться, я чувствую себя некомфортно, когда такой почтенный… — я прихватила мужика под мышку и заставила выпрямиться, — …и милый господин мне кланяется.

— Ага… Агга… Агашши… — мужик побледнел ещё хуже, а я нахмурилась.

— Что?

— Отпустите… Если старшая госпожа увидит это, меня уволят. Помилуйте! Не нужно. Лучше кричите на нас и ругайте, тогда всем будет хорошо.

Мои брови медленно, но уверенно соприкоснулись с макушкой.

— Аджосси? Что за чушь вы несёте?

— Он абсолютно прав! Кто вам разрешил это панибратство?! Это… — я быстро перевела взгляд на вошедшую в помещение ведьму, и прищурилась, — … Это все-таки ваша госпожа. Как вы посмели? Уволить вас сейчас же? Или лишить премии?

— Да что вы? Теперь я не девка, а госпожа? — я заслонила собой мужичка, который ссутулился ещё хуже после острого окрика ведьмы, и обвела всех взглядом, — Вы же слышали, как эта женщина назвала меня?

"Молчат… А как тут рот откроешь, если сразу уволят?"

— Чья это часть дома? — холодно задала вопрос, перебив попытку ведьмы заткнуть мне рот.

— Это часть молодых господ Чжон Вона и Ши Вона, — пискнула одна из девушек, и тут же опустила голову ещё ниже.

— Отлично. Значит, вы уволены с этого дня, и приняты на работу опять. Но теперь…

Кажется, садовник решил таки грохнуться за моей спиной в обморок.

— Ты не можешь этого делать?! Прислугу нанимаю я, как хозяйка.

— А кто сказал, что в этой части вы хозяйка, госпожа Ким? — за моей спиной послышался холодный голос и я даже не оборачиваясь, знала что это Пончик.

И это и правда был он. Но стоял в дверях мой муж вместе с Чжон Воном.

"Какие же они всё-таки разные, хотя похожи как две капли воды. Муженёк растрёпанный, в какой-то парке и теплой водолазке, с высветленными волосами. Тогда как Чжон выглядел в костюме намного старше своего брата…"

— У меня есть жена. И если моя женщина хочет взять хозяйственные обязанности на себя, вы не можете ей препятствовать.

— Я промолчу, только потому что сегодня прием в вашу честь, Ши Вон. Но я предупредила тебя! Ты поплатишься за этот позор! — она ткнула в меня пальцем, а я лишь усмехнулась, — СПОЛНА!! Ты стал посмешищем! А твоя жена — это не просто хабалка, это невоспитанная бродячая девица…

— Айгу-у-у! А только что молодой госпожой называли.

Я надула губки и покачала головой, ещё и прицыкнув в конце.

— Смейся-смейся… молодая госпожа, — она это не сказала, а выплюнула мне в лицо, — Вечером мы увидим, кто есть кто, и такая бродяжка и охотница за деньгами поймет наконец, где её место!

— Вот и посмотрим, Омони*(матушка)! А пока… Этих людей я нанимаю на работу и впредь запрещаю повышать на них голос! Это люди, а не ваши вазочки и черепки с холла!

Она не просто покраснела, она захлебнулась, кажется, собственным ядом. Осмотрела всех опять и развернулась на каблуках, только и хлопнув дверью.

— Она хоть чем-то кроме царствования в этом доме занимается? — тихо прошептала себе под нос, и перевела взгляд на троих девушек, которые смотрели на меня как на спасителя или святого мстителя.

— Госпожа-а-а-а!

— Чего воете, как побитые? — я расширила глаза от шока, когда заметила в их глазах чуть ли не слезы, — Сами слышали, теперь будете горбатиться на меня. И вот вам первое поручение, — я подняла палец вверх, а потом скривилась и заныла уже сама, — Нарисуйте мне карту этого Тадж-Махала? А то в следующий раз я могу так заблудиться, что найдете только мой хладный труп.

— Нэ, агашши!*(Конечно, госпожа!) Всё сделаем! — слажено ответили девушки и улыбнулись.

— А говорила ещё, что не будешь присматривать за этим местом. Так ты врунишка, невестка, — мимо меня медленно прошел Чжон Вон, а я лишь зло, но ровно сказала:

— У нас намечается весьма интересный разговор, дорогой супруг!

Дракошик застыл, но не обернулся, а потом и вовсе пошел дальше, прямо к тем дверям, за которыми скрылась мымра. А теперь она для меня таковой и была.

— Не спорю. Особенно мне хочется обсудить, почему ты ходишь по дому босиком и в полуголом виде, Мармеладка?

Я даже опомниться и сделать что либо не успела, как на мои плечи легла парка, и я воспарила.

— Ты ненормальный?

— Ты простынешь. Пол холодный, а с подогревом только в комнатах, — опять флегматично и опять с каменной миной на лице.

— Ты хоть бы улыбнулся, когда делаешь это, — мы начали выходить, следом за Дракончиком, а я пыталась понять, что творится в голове Пончика.

— А то ж решат, что всё враньё. Мало того…

— А разве не враньё? — вдруг отрезал Ши Вон, и я охренела от того, как он зыркнул на меня.

"Это что ещё за заявочки?"

— Положил, где взял!

— Конечно!

Мы прошли по небольшой лестнице обратно и попали аккурат под двери спальни. Вошли и я полетела на кровать.

— Положил! — спокойно ответил Пончик, и встал надо мной, сложив руки на груди, — Но у нас мало времени. Нужно тебя одеть.

— По-моему, я не голая.

— Ты права. Но я не о том. Мы едем по магазинам. Поэтому собирайся, — муженёк махнул рукой и пошел в сторону комода.

— Где ты был эти два дня?

— Это тебя не касается.

— Конечно, но тебе не кажется, что из-за тебя, твоя же затея и развалится. Что это за муж такой, который не ночует дома? — я скинула парку и уселась по-турецки.

— То есть… Я слышу сейчас первые претензии? — Пончик повернулся от комода и тоже сложил руки на груди.

— Ши Вон, — я присмотрелась к парню и совершенно серьезно заявила, — Мне дико скучно так жить. Это словно клетка.

— Так я тебе говорил — гульбань сколько влезет, — парень развел руками в недоумении, — У тебя куча денег, а всё что ты сделала, — он махнул а мою сторону рукой, — Купила байк и чуть не угробила себя. Я не пойму…

— Ты реально не видишь разницы? Или ты думаешь, что чужие деньги легко тратить? Я их не заработала, чтобы брать и разбазаривать!

"Не быть мне содержанкой. Никогда. Не моё, наверное… Вот же я дура!"

— Ты шутишь? — он явно не верил в то, что я сказала, — Какая девушка в здравом уме откажется от возможности просто спускать деньги и ничего не делать?

Он хохотнул, а увидев, что моё выражение лица не меняется, замер:

— Ты не пошутила.

— Очевидно, нет, — я стала пристально следить за его выражением на лице.

Ровный, немного курносый нос, гармонично смотрелся на гладко выбритом лице. Разрез глаз не делал их слишком узкими, напротив, казалось что они точно такие же, как мои. На аккуратные брови, которые он явно приводил в порядок хоть немного, спадали волосы почти пепельного оттенка. Все это в куче говорило о том, что я начинаю жалеть, что он реально не мой муж.

— Чего ты уставилась на меня?

— Может ты мне понравился? Нельзя?

— Нельзя, Мармеладка. Это плохая идея, — тихо прошептал Пончик и посмотрел в упор, — Я не подхожу тебе и между нами ничего не может быть.

— А твой брат, вот напротив, совершенно другого мнения, — я оперлась на кулак подбородком и наклонила немного голову, продолжая рассматривать то, что облепила черная теплая водолазка.

Ровные линии груди, чисто мужские подкачанные полумесяцы, очень красиво выделила черная кашемировая ткань. Мало того, плечи… Ши Вон реально выглядел красиво и горячо. Выше обычного и немного крупнее. Одним словом, генофонд у этого парня что надо. У двоих…

"Но Дракошик, конечно, погорячее. Хотя всё испортил его характер. Слишком он хитрый. Не люблю таких… А этот… Хоть и флегматичный засранец, но попроще будет."

— В каком смысле? — Пончик это спросил так, словно сам не понял о чем речь.

— Он поцеловал меня, — спокойно ответила, а потом закинула удочку, — И ты видел это, иначе не помчался бы за мной в помещения прислуги. Я ведь права?

Воцарилась реально звенящая тишина, в которой я услышала самый ядовитый звук для бабских гормонов пониже пояса. Чисто мужской выдох. Урчащий, глубокий рык на уровне гортанного, когда ты понимаешь, что перед тобой хищник, а ты добыча. Первобытная срань, которая так и кричит, что баба должна подчиняться, потому что мужчина сильнее по определению.

"К херам такой расклад. У меня тоже есть свои штучки. И это урчание хрень в сравнении с тем, как легко можно схватить самца за яйца одним только взглядом!"

— Ты сейчас накинешься на меня? Или просто делаешь вид, что готовишься к прыжку?

— Ты мне не интересна! — последовал жёсткий ответ, — А вот твой рот очень даже мне нужен.

"Охо-хо! Это для каких целей интересно ему нужны мои нежные уста?"

— Губа не треснет? — приподняла бровь, на что мне резко ответили.

— Вероятно, твоя уже треснула, если ты решила, что можешь быть интересна моему братцу.

— Я? Ему? Нет. Твоя жена не настолько наивна, Пончик! — я выпрямилась и откинулась на руки за спиной, — А ты вот наивный до невозможности.

"И никакой ты не гей, дружочек. Парни с другой лиги не ревнуют баб. Тем более не носят их на руках с утробным рычанием. Хотя… Я с геями не общалась, ручаться не могу…"

— Хорошо, что ты это понимаешь, — Пончик открыл гардеробную и я стала ждать.

"Сейчас кто-то грохнется в обморок… Можно начинать обратный отсчёт до старта."

— Мальдондэ… Мичин… *(Невозможно… Рехнуться просто…)

Я изящно поднялась с кроватки и вошла в немаленькое помещение, которое хранило теперь и мой шмот. Преимущественно черных, серых и белых оттенков.

— Что такое? — встала в левой половине, которая была на треть пуста, а мои тряпки занимали несчастный уголок в этом царстве пустоты.

— Ты женщина, вообще? Это всё, что ты носишь? — Пончик передвинул ровно десять вешалок и просмотрел три полки.

— А разве этого мало? — я оперлась о косяк, а парень обернулся на свою сторону, где после шмона прислуги, которая выделила мне левую часть, не осталось свободного места вообще.

— Видимо, в нашей семье, мужик я, а ты…

— Я в шоке… — выдохнул убито Пончик и достал из выдвижного шкафа один из моих любимых комплектов, а-ля "БДСМ".

Развернул, и это нечто, состоящее почти полностью из ремешков, предстало перед моим мужем во всей красе. Пончик сглотнул и медленно перевел на меня взгляд.

— Надеть и показать? — приподняла бровь и ухмыльнулась.

— На что… надеть? — тихо спросил Ши Вон и окинул меня взглядом.

— Ну, не на тебя же?

— А это вообще безопасно для здоровья? Это ведь…

— Не для того, чтобы носить. А для тебя.

— А мне зачем оно? — его глаза стали ещё шире, и мне реально захотелось ржать.

— Смотреть.

— На что?

— На свою женщину в этом.

— На её предсмертную агонию в этих ремнях?

Я честно пыталась не ржать, но не выдержала, и реально сползла по косяку на пол, задыхаясь от смеха. Тем временем Пончик продолжал держать в руке моё белье и смотреть на меня, как на инопланетное существо.

— И вы… Это… Ну, правда такое носите?

"Ой, еб***…" — орало в голове женское начало, и не могло остановиться.

— Это… — я попыталась отдышаться и подняться, — Погоди… Это… Ты ведь… Ты вообще не спал с девушкой никогда?

— Спал! — мне авторитетно возразили, и тут же скривились, чертыхнувшись.

— Спалился! — ткнула в него пальцем и расплылась в победной улыбке.

— Это ещё…

— Значит-значит! — я вырвала у него из рук свою прелесть и любовно провела по ремешкам, пока Пончик медленно, но уверенно бледнел.

— Что ты делаешь? — глухо спросил Ши Вон.

— Отдаю дань матриархату.

— В каком это смысле?

— В прямом. Когда увидишь живую девушку в этом — поймёшь.

— Не дай, Будда! Это…

— Красиво!

— Пошло! — шикнул Пончик и вырвал комплект у меня из рук.

— Отдал сюда!

— Забудь! Это! — я попыталась отобрать у него свою прелесть, а он поднял руку вверх и рявкнул, — Я выбрасываю!

— Только попробуй!

Я продолжала хвататься за его плечи и подпрыгивать, а потом так разозлилась, что шикнула и вообще запрыгнула на Пончика, схватив край ремешка в его руке. Ещё бы секунда и я бы порвала такую сладкую вещь, но Ши Вон крепко ухватил меня под зад и мы застыли.

— Ты сейчас ведь не лапаешь мою задницу? Ты бессмертный? — я посмотрела в его глаза и зло прищурилась, пока горячая ладонь Пончика приятно согревала мою попку.

"Черт! А это и правда кайфово…"

— А ты облапала всю мою грудь, женщина! — Пончик опустил взгляд на мои губы, а потом мягко провел другой рукой по моим пальцам, которые точно так же сжимали над нашими головами злосчастные ремешки.

— Один-один, — прошептала и тоже посмотрела на пухлые губы, ощутив, как слюна прямо по подбородку потекла.

"Стоп! Брэк!!! Слезай с него немедленно!"

— Отпусти мой зад! — тихо рыкнула, на что Пончик сдавил его ещё крепче.

— Тогда отпусти эту пошлую хрень и мы квиты, — в моё лицо ударился запах мятной свежести и я деловито буркнула.

— Жвачку жевал? Или спецом после жаркой ночки зубки чистил?

— Я женат!

— А когда это мешало мужикам по шлюхам таскаться? Тем более, мы ещё не консумировали союз!

— Поделиться жвачкой, чтобы закрепить брачные клятвы? — ехидно прошептал Пончик, и я чуть не свалилась с него, если бы он не помог мне устоять на ногах.

— Отдай! — перешла к насущному, когда оказалась на своих двоих, и потянула за ремень.

Естественно, Пончик сделал тоже самое и в наших руках оказались две разорванные части моей прелести.

— Ты!!! Ты хоть знаешь, что порвал, дурак? — я охреневше смотрела на часть того, что некогда было моей гордостью.

Да! У меня были комплексы из-за фигуры! И вот эта вещица вселяла в меня уверенность, что я, бл***, реально не плоскодонка, а охренительно горячая баба.

— Что? Почему? — он расширил глаза, когда заметил блеск слез в моих, а я таки вырвала вторую часть комплекта из его руки и развернулась к херам прочь.

— Йа-а! *(Эй!) — он что-то крикнул, но я схватила первое, что попалось мне под руки из вешалки и полки.

Влетела в ванную и заперлась там со злостью прикусив губы и вспомнив, как эта вещь попала в мои руки. Я спецом купила этот комплект, когда Дима орал на весь коридор в административном суде, о том, что я плоское бревно, и слава богу, что он со мной развелся.

— Срань! — я бросила комплект в мусорное ведро, и стала одеваться, вспомнив, что вечером меня ждёт жаркий прием.

"Вот там-то я и спущу весь пар!"

Куда меня везли через полчаса, если честно, было совершено наплевать. Пончик сидел рядом на сидении, и спустя двадцать минут поездки, поднял перегородку между нами и водителем.

— Прости…

Я медленно повернулась от окна и встретилась с глубоким взглядом карих глаз.

— Прости! Я порвал видимо очень важную… — он поперхнулся, но смешок сдержал, — В общем, если хочешь, мы купим тебе хоть сто таких… ремешков. Хотя я не понимаю, зачем они? И где их покупать? Но…

— Ты вообще знаешь что такое секс? — я повернулась к нему всем корпусом тела, а Пончик ухмыльнулся.

— Очевидно, ты решила меня просветить?

— Боже упаси! Просто, это логический вопрос. Хотя если учесть, какие слухи о тебе распускают, это не мудрено!

— Я извиниться хотел, а мы опять спорим? Так трудно просто принять извинения? Они искренни!

— У тебя правда День рождения сегодня?

Пончик не понимал, как можно так четко спрыгивать с темы на тему. Он в недоумении несколько раз открыл и закрыл глаза, а потом нахмурился и кивнул.

— Да. При чём здесь это?

— Считай, что я приняла извинения, как свой подарок тебе.

— Чего? Кто дарит такие подарки?

— Я! — резко отрезала, на что Пончик охренел ещё больше, и продолжил:

— Кажется, я реально останусь на улице, потому что расторгну наш договор раньше времени сам. Я понять не могу, что у тебя в голове?

— Это к лучшему. Поверь, так ты останешься при своем уме и в здравой памяти.

— Да уж, не сомневаюсь уже.

— Господин! Госпожа! Мы приехали!

Я чуть дух не испустила, когда из динамиков в двери прозвучал голос водилы.

"Я всего пять дней замужем, а такое чувство, что вселенная пытается сделать из меня лесбиянку. Вообще, идея хороша. Кто, как не женщина будет понимать меня? Но, увы, слюновыделение слишком четко настроено на противоположную половину человечества. Не судьба…"

— Это не просто раздражает. Это уже начинает бесить! — я еле удержалась, чтобы не завыть, когда за нашими спинами встало пятеро охранников.

Пончик только усмехнулся и схватил меня за руку. При чем сделал это так, словно ничего в этом нет необычного.

— Куда ты меня тащишь?

Нет, ну я же должна понимать зачем мы припёрлись в огромный торговый центр с кучей бутиков?

— Выбирать тебе платье? — опять флегматично ответил.

"Опять!" — рыкнуло в голове, а я напротив смолчала и заметила, что облачился Пончик сегодня прям как новогодняя ель.

Красное длинное пальто, темно-зеленый гольф, и темные джинсы.

— Ты похож на эльфа Санты, — хохотнула, и сжала его руку сильнее, когда парень застыл после моей невинной шутки.

— Ты просто невозможно странная, — покачал головой Ши Вон и мы вошли в светлое помещение просторного бутика на третьем этаже центра.

— Господин Ким! — вопль разрезал пространство, а за нашей спиной тут же закрылась дверь магазина наглухо.

— Госпожа Ли! Рад видеть вас!

"Вы посмотрите на этого дамского угодника! Как он ей кланяется! Это при живой жене, стоящей, как столб рядом!"

— Ты реально смерти желаешь? — холодно и громко сказала, да так, что женщина в красном шикарном платье застыла, как вкопанная.

"Я может и ненастоящая жена, но увольте, вот такое терпеть не собираюсь!"

— Это… И есть ваша госпожа?

— А что? Я могу быть господином? — ехидно оскалилась, от чего женщина ожидаемо побледнела.

"Я скоро начну с собой в кармане таскать батончики "гематоген", чтобы помогать людям. У них явные проблемы с кровообращением!"

— Н-нет, — тихо ответила женщина, и натянуто улыбнулась, — Я просто хотела…

— Вижу! — отрезала и расстегнула пальто, осматриваясь.

С одной стороны я вела себя реально, как хабалка. Но ничего поделать с собой не могла. Слишком уж мне в последнее время сносило крышу из-за гаремника, который образовался вокруг. Вначале этот хмырь, который уж очень умело распускает руки и язык, потом Дракончик с его нежно-невесомыми проверками. А теперь — этот… псевдогей и по совместительству дамский угодник!

"Бл***! Крыша поплыла через трусы, или мне уже просто нечему удивляться? Эй! Житуха, а ты не слишком разошлась? Я всего лишь хотела избежать неба в клеточку, а не открывать набор в гарем имени меня! Зачем такие старания?"

— Вы приготовили то, что я просил?

Я быстренько обернулась, услышав что именно сказал Пончик и пристально на него уставилась.

— Конечно, господин. Сию минуту! Проходите в зал! Может принести что-то выпить?

— Нет…

— Да! — я перебила Ши Вона, и уже более дружелюбно посмотрела на женщину.

— Вы чего-то желаете, госпожа?

— Да! У меня сегодня очень важный день, и увы, трезвой я его не перенесу.

— Дана! — впервые Пончик не просто осек меня, а сделал это сознательно и взаправду.

— Отвянь! — бросила на своем, и продолжила, — Можно шампанского. Или на худой конец, хотя бы соджу?

— Конечно, госпожа, — внезапно просияла женщина, и опять указала на небольшой коридор в конце зала.

Я невозмутимо проследовала куда послали и даже не стала дожидаться Пончика. Зашла в небольшой светлый зал, и осмотрелась.

— Госпожа! Прошу за ширму! — мне поклонилось новое действующие лицо, и я прямо скривилась.

"Сколько можно?" — возвела ясны очи к потолку и, продолжая бурчать под нос ругательства, зашла за ширму, где меня ждал шок.

— Я! Это! Не надену!

Наверное, такой злой я была впервые после последней гонки.

— А что тебя смущает, милая? — послышалось из зала.

Схватив вешалку, на которой висело это, вернулась обратно с логичным вопросом:

— Это по твоему ЧТО? — выставила вперёд кремовый ужас, и продолжила, — По-твоему, я должна идти и на такие жертвы? Превратиться в крем-брюле?

Я так старалась продемонстрировать своё отношение к подобному издевательству, что не сразу заметила кто был снаружи, потому опустила руку и застыла в шоке.

— А ты что здесь забыл? — выдохнула, смотря на то как Чжон Вон добавляет в соджу вишневый сок, пока Пончик спокойно смотрит на то, что в моих руках.

— Как это что? Пришел морально поддержать брата, — Дракоша поднял рюмку и ухмыльнулся.

— Морально поддержать, значит? — я посмотрела на Пончика, а он лишь развел руками и выдал:

— Очень нежное и красивое платье в пол. Весьма хорошо оттенит и скрасит твой имидж.

— Вот это? — я опять подняла вверх тряпку ужасного оттенка, и скривилась.

— Сперва надень, а потом будешь беситься.

— Послушайте, господа. Я всё понимаю, но это уже слишком! Я согласилась на авантюру только из-за того, что была бухой в доску, а потом просто забила. Но моё терпение не безгранично! Я не надену это!

— Наденешь, Мармеладка, — спокойно возразил Пончик и принял рюмку из рук Чжон Вона.

— Я конечно, понимаю, что должна тебе. Но это не такая огромная сумма, чтобы измываться над моей тонкой душевной организацией.

— Хён, она ведь реально не понимает, куда попадет этим вечером? — Дракоша хохотнул, а Пончик только скис и хмыкнул.

— Очевидно, нет. Но это моя вина, Хён.

— Не спорю. Так может пора прояснить девушке, что её ждёт? А потом дать сбежать от греха подальше?

В этот момент сия история стала приобретать немного другие очертания с присказкой:

"Сказка — это когда женился на лягушке, а она оказалась царевной. А быль — это когда наоборот…"

Обожаю госпожу Раневскую и ненавижу бежевый цвет, который превратил меня в молодую госпожу. Именно ей предстояло спасти чужую любовь, и не потерять свою.

Жаркие сны и прием в стенах Тадж-Махала

Если включить сейчас музыку в моих наушниках, то вероятно это была бы песня легендарного японского исполнителя Камуи Гакта. Шикарный мужчина, который попал прямо в моё настроение своим "готик-рок". А всё потому что именно готичненько мне и хотелось прихлопнуть своего мужа и его братца.

Наше появление на балу имени господ Ким, обещало стать триумфальным, учитывая, что я была бы не Бодька Билык, если бы не привнесла в кремовый приговор моим нервам толику своего эстетического шарма.

Черный был всегда моим любимым цветом. А поскольку я замужем за не бедным представителем человечества, то в принципе, должна была соответствовать своему статусу.

— Я должен признать, Хён, что ты попал по полной. Эта женщина сегодня заставит раскрыть рты всех, — Чжон Вон вальяжно развалился на противоположном сидении автомобиля, и рассматривал мою персону с особым интересом.

"И вот тебе не стыдно? Рядом сидит твой брат! Я его жена! Какого хера ты лупаки*(глазницы) свои на мне точишь?"

— Пончик, — я поправила черные ажурные перчатки и, продолжая смотреть только на них, ехидно заметила, — Твой братец метит на твою территорию. Тебя это не смущает?

— Нет, — спокойно ответил Ши Вон, — Меня больше смущает то, что ты сотворила со своим внешним видом.

— Ну ты просил эпатаж и скандальность? — я повернулась к нему и усмехнулась, — Я следую нашему плану.

— Должен заметить, что она выглядит очень хорошо, Хён. Не стоит ругать девушку за излишнюю любовь к своей персоне.

— То, что у меня корона на голове, Чжон Вон, ещё ничего не значит. Это всего лишь побрякушка. А любовь к своей персоне я проявила, купив себе настоящего мужика, и надев под ваш бежевый ужас свои любимые ботинки.

— О да! Я видел этого красавца в нашем гараже. Только женщина могла купить мотоцикл и не проверить его технические характеристики, а отдать предпочтение внешней привлекательности.

— Естественно! Всё как и с мужиками, — я ехидно ухмыльнулась, — Чем вы красивее, тем хуже обстоят дела с внутренним… — я прищурилась и закончила, — …миром.

— Может, хватит! — Пончик посмотрел вначале на брата, а потом перевел взгляд на меня и покачал головой, — Ты должна собраться, Дана. Этот прием слишком опасное место. В любой момент, ты можешь проболтаться, или того хуже…

— Её опозорят взаправду, — Дракончик положил ногу на ногу и посмотрел на меня в упор, — Одно дело эпатировать на публику, дорогая невестка, а другое, когда какая-то родовитая госпожа быстро поставит тебя на место. Мачеха не шутила, когда говорила, что такое возможно.

— Не пугай её! — кисло перебил брата Ши Вон и опять стал смотреть только в чёртово окно.

"А ведь я для тебя стараюсь! Другая бы спокойно отсиделась месяц в четырех стенах под кинчик и выпивон, а не парилась бы такими вещами, как приемы в твою честь…"

— Короче, мальчики! Game over! — я подняла руки вверх, и оба тут же посмотрели на меня, как на слабоумную.

— Не надо делать такие вытянутые лица, просто пришло время и мне кое-что прояснить! Ты! — я ткнула пальцем в Дракошу и мило улыбнулась, — Ещё раз полезешь ко мне своим ртом, не сможешь им есть! Потому что я не привыкла, чтобы меня облизывали все кому непопадя!

— Да что ты! — я осеклась, а Чжон Вон наигранно нахмурился и подался вперёд, — А как же неудачное искусственное дыхание под мостом?

— Что? Откуда… — я невольно зыркнула на Пончика, но мой супруг сейчас был больше похож на статую, которая тупо отвернулась и смотрела в окно.

— Чжон Вон отвечает за набор в охрану и службу безопасности семьи. Именно он набирал охранников Хальмони *(бабушки). Так что скажи ему спасибо, что никто не узнал о том, что моя жена валялась в гравии под мостом с каким-то мужиком.

У меня волосы на голове вставали дыбом с каждым произнесенным словом Пончика. Было такое чувство гадское, будто я сраная предательница и наставила ему рога. Стыд пробрал от пят и до маковки, и я прикусила губу.

"Погодите-ка… А где ОН шлялся две сутки?"

— Я думаю, не тебе поучать меня, если наш брак — фиктивная бумажка, а ты вообще не появлялся дома две сутки с лишним! — так я зачитала ему приговор, потому что даже Чжон Вон застыл и закрыл рот.

Бедняжка так и не продолжил фразу, которая норовила вылететь из его прелестных губ.

"Тьфу, бл***!" — чертыхнулась и продолжила:

— Не смотря на то, что происходит, я думаю нам не следует воспринимать это слишком серьезно. Моя задача дать тебе месяц времени непонятно на что, Ши Вон. Я этим и занимаюсь, попутно создавая для тебя тот имидж, который тебе нужен. Но это не значит, что ты, а тем более, твой брат, вправе предъявы мне бросать!

В салоне воцарилась тишина, и спустя несколько секунд Пончик холодно ответил:

— Не возражаю! Наконец, до тебя дошло, — он обернулся ко мне и зло бросил, — …зачем ты здесь!

Очевидно же, то, что происходило между нами нельзя уже назвать нормальным. Я вот не понимала, что такое штамп в паспорте до этого дня. Для моего бывшего мужа такая штука, что пшик в бездну. Ему вообще было плевать и на свадьбу, которую потребовали мои и его предки, и на то, что я стала его законной женой.

Но тут… То ли в этой стране браку придавали такое сакральное значение, то ли этот конкретный мужчина считал, что если я ношу его кольцо на пальце, то я его собственность не смотря на то, что он даже голой меня толком не видел.

Короче, я никак не могла понять, почему Пончик ревнует. А это и было написано на его лице, когда он опять по-хозяйски схватил мою конечность, как только мы вышли из машины аккурат у центрального входа в Тадж-Махал.

И вот новая странность. Высшее общество, мать его! Что за дикость входить в собственную хату так, словно не живёшь тут, а приехал во дворец к императору Японии? Ведь так всё и выглядело, пока мы шли от машины ко входу, минуя несколько кучек гостей, которые завидев нас, тут же мягко кланялись и здоровались с парнями.

— Какой-то театр абсурда! Неужели нельзя было накрыть стол прямо на улице, заказать частный концерт кого-то из айдолов и забить на все эти расшаркивания?

Именно это я бормотала под нос, пока Пончик, к слову, в начищенном темно-зеленом фраке, тащил меня за собой. А сходила я с ума потому, что меня откровенно смущало то, как люди продолжали без конца пялиться только на меня.

Хотя это было совсем не удивительно, учитывая, как я выглядела между двумя подтянутыми мужиками, которые и были виновниками торжества. Вспомнился сакральный кадр из "Дневников вампира", где Елена Гилберт входила в зал под ручку с двумя братьями Сальватор.

Чем-то всё происходящее это и напоминало. Вот только я шла за руку с Пончиком, а по другую сторону шествовал Чжон Вон в красном фраке. Как только мы прошли тот самый коридор и вошли в галерею семьи Ким, я поняла о чем предупреждал меня и один, и второй красавчик.

— Испанский стыд… — я прикусила губу с внутренней стороны и попыталась взять себя в руки, потому что это действительно был настоящий прием.

Гости стояли повсюду. Девушки в роскошных платьях вели ненавязчивые беседы у фуршетных столов. Их точно вычухивали в салонах не один час. Идеальные лица, которые выглядели, как восковые, с наигранными улыбками. Всё это смотрело на меня, а я пыталась не смотреть в ответ.

— Что такое? — Пончик наклонился к моему уху и сильнее сжал ладонь.

— Я хочу сбежать! — чуть ли не пропищала, и реально ощутила, как у меня дрожат руки, ноги и всё тело.

Внешне я, конечно, держала планку и старалась соответствовать тому, как выглядела. А смотрелась я слишком ярко и чертовски хорошо на фоне этой роскоши. Всё, потому что здесь живой была одна я.

— Спокойно! Потерпи, пожалуйста. Это самая тяжёлая часть, — Пончик тихо говорил и попутно, кому-то кланялся, пока мы шли в сторону свободного места у огромного трюмо во всю стену.

— Часть чего? — я шикнула, и со всей дури всадила ему ногти в ладонь.

— На этом вечере должна была состояться его помолвка, невестка. Но… Вмешалась любовь, — Чжон Вон обошел нас с другой стороны и поклонился нескольким почтенным господам, которые с неприкрытым шоком и отвращением смотрели в мою сторону.

"У меня чувство, что я обмазана дерьмом, и поэтому они так на меня смотрят. Почему и за что?"

Я выпрямилась и прислонилась к Пончику сильнее, на что мой муж тут же с облегчением выдохнул и кивнул братцу, чтобы тот дал мне чего-то выпить.

Упустим, что я не сильно-то и вычурно одета, учитывая что некоторые девушки, которые явно пришли посмотреть на меня, напялили на себя вероятно все самоцветы из здешних ювелирок. Нет, это не выглядело дёшево, наоборот — они смотрелись согласно своему статусу.

Я повернулась к зеркалу и поняла, что точно не соответствую своему. Потому что не хотела надевать ни это платье, которое и правда мне шло, ни эти побрякушки, которые выглядели на мне, как нечто лишнее. Это всё не для меня. И судя по выражению лица Пончика и Дракончика они того же мнения.

— Добрый вечер! Мы очень рады, что каждый из вас принял наше скромное приглашение празднования Дня рождения моих дорогих сыновей…

Голос ведьмы звучал откуда-то сверху, поэтому я не сразу заметила её и Куколку, которые стояли на верхних ступенях прямо над нами.

— Сыновей? Это я-то сынок? — я аж вздрогнула от того, как Чжон Вон громко положил бокал на стол и прошил взглядом другой вход в зал.

Оттуда в национальном ханбокке, который выглядел шикарно и очень дорого, вышла бабулька. Однако моё внимание привлекла девушка, которая покорно придерживала её под руку и помогла пройти в зал.

"Вот это актерская игра!" — хохотнула про себя и решила изучить ту самую кандидатуру "номер два" на моего мужа.

С виду девица выглядела, как божий одуванчик в сиянии ярких солнечных лучей. Хрупкая, изящная, с красивой фигурой в безупречном платье не менее кремового цвета, нежели моё. Вот только у нее в волосах была не корона как у меня, а нереально красивая брошь.

— Позвольте представить мою ученицу, господа, — бабулька немного отошла от девушки, тем самым перебив тираду своей невестки совершенно наглым образом.

— Это госпожа Аяка Мицума. Она станет моей преемницей во флористической школе при женском колледже. Всем известно, что семья Ким столетиями славилась тем, что обучала лучших флористов и лекарей. Поэтому Аяка любезно согласилась приехать, а её родители — почтенные господа Мицума отпустили дочь для обучения в нашей школе.

"Я кажется, сегодня уже упоминала дворец японского императора? Видимо, я вангую не по-детски! Дворец прикатил сам…"

— Ну что ж, Хён. Ты придурок. Я бы такую женщину не упустил, — послышался смешок Чжон Вона и он тут же посмотрел на меня, — Вместо этой бутафории, Хальмони привезла тебе цветок сакуры, который явно не был до этого сорван!

— Мне кажется, или это твой брат решил меня унизить, как и предполагал, Пончик? — я осушила бокал залпом и посмотрела на Чжон Вона так, словно он смертник.

"Значит, я сорняк и сорванный цветочек? Ну, окей! Я кажется, забыла совсем зачем я здесь!"

— Но это… — стала ехидно ухмыляться моя свекровь, и явно решила продемонстрировать меня, чтобы унизить японскую вишенку.

"Ну уж нет, ребята! Видимо, мне действительно нужно было подготовиться, прежде чем, приходить сюда…"

Я зашла за колонну, даже не обратив внимания на тихий оклик Пончика. Быстро посмотрела по сторонам и заметила своих девчонок из прислуги. Те тут же пошли в мою сторону, пока за нашими спинами в зале продолжали знакомство уже с Куколкой, которая дочь конгрессмена, и естественно! тоже будет проходить обучение молодой госпожи.

"Подурели! Господи! Каким ветром меня внесло в это историю?"

— Да, госпожа! — тут же пискнули девочки, а я достала из сумочки ту самую карту "выручалочку" и быстро отдала распоряжения.

— Купите всё и немедленно дуйте назад! Я буду ждать вас в своей комнате. Поможете мне.

— Но, госпожа… Черный? Это ведь не похорон. Это светлый праздник. Может не надо? — скривилась одна из них, но завидев мое выражение лица тут же кивнула и потащила свою напарницу к выходу.

— Что ты задумала? — мою руку перехватил муженёк и пристально всмотрелся в лицо, — Не нужно. Сейчас, просто делай то, что я скажу.

— Думаю, я в том возрасте, когда сама могу решать что мне делать. Ты сам эту кашу заварил, сам и ешь! А я не собираюсь позориться на фоне этих девиц из высшего общества. Ты придурок, Ши Вон! Прежде чем тащить меня по магазинам и наряжать, как новогоднюю ель, объяснил бы что это за прием, и кто на самом деле твоя семья! А ты что сделал? Решил из меня фрика сотворить, зная что я идиотка ни черта в этом всём не смыслю? Думал, необычная дура из норэбан спасет тебя от свадьбы на одной из этих дочерей министров? Тогда надо было мне сразу сказать, что я пушечное мясо и мишень! Поэтому НЕТ, Пончик! Теперь мы играем по моим правилам. И раз я твоя жена, то будь добр закрой рот своему брату, который хамить научился раньше, чем сопли жевать! Иначе я это сделаю сама и при всех!

Ши Вон стоял с каменным лицом и не проронил и слова в ответ. Я же совершенно наглым образом смылась и молила то самое Небо, чтобы Пончик послушал меня не стал мешать.

— Не сорванный цветочек, значит? — в этот раз я сказочным образом отыскала свои пенаты самостоятельно.

Надо признать, что водитель мой, как и прислуга весьма проворные люди, если я не успела поснимать с себя всю эту херь, как в дверях уже стояли девочки с двумя коробками в руках.

Я решительно подошла к ним и раскрыла коробки, любовно поглаживая офигительно мягкий черный бархат. Этот шедевр я должна была забрать только завтра, поскольку не собиралась афишировать, что хоть и немного, но баба. Потому с любовью достала свое новое сокровище, к которому девочки прикупили только брошь в волосы, которая крепилась над ухом. Туфли у меня были. Всё же одна пара, но хранилась в коробке в гардеробе. А значит, оставалось надеть всю эту прелесть и показать, что и фиктивная жена — это жена, а не посмешище!

— Госпожа Дана, это… Старшая госпожа будет в ярости. Это слишком броский наряд для молодой госпожи, — девочки явно хотели меня вразумить, но было поздно.

В моих ушах так и стучала фраза о сорванных, и нет, цветочках сакуры.

— Гад паршивый! Чтобы прокисшего сока себе в пойло добавил! — прошипела, ухмыляясь в зеркало и отметила, что вот теперь я выгляжу шикарно.

Чёрное бархатное платье в пол, изящно открывало спереди правую ногу в разрезе аж до причинного места. Естественно, в таком нужно ходить аккуратно, учитывая, что моя единичка не нуждалась в лифчиках и была прикрыта лишь грубой тканью. Рукава скрывали все мои татуировки на руках, но не на ладонях, поэтому я смотрелась агрессивно-сдержано. И выглядела Даниэла, как наша женщина, а не копирка нежных кореянок. Не быть мне такой, увы, никогда!

Я ухмыльнулась отражению и взяла со столешницы трюмо гребень с красными камнями. Аккуратно оттянула уложенные пряди выпрямленного каре, и подняла волосы над ухом.

— Подумайте ещё раз! — взмолились девчонки, а я покачала головой и надула губки, выкрашенные бордовой матовой помадой.

— Всё будет в порядке, девчонки.

Тем более апгрейд занял невинных полчаса. Так что эффект будет ещё тот — в зал вошла дура, а спустится по ступеням Бодька!

Я уверенно шла по коридорам и стучала тяжёлыми каблуками по начищенному паркету. Сейчас я могла сказать, что покажу кто тут сорван, а кто нет!

Когда моя персона встала над всеми присутствующими на лестнице, никто и не заметил, кажется, моего отсутствия. Видимо, в этом доме решили либо с позором представить меня обществу, как фрика и уродину, либо вообще сделать вид, что меня не существует.

Поэтому мой первый шаг заметил только Пончик, который явно нервничал и постоянно пытался увернуться от общества двух краль кандидаток. Они так и вились возле братьев, пока те тихо переговаривались с приглашенными под классический музон.

Пончик сперва просто мазнул по мне взглядом, видимо не узнав, а потом медленно повернул голову обратно и плавно обогнул горящими глазами.

"Понравилось?" — я приподняла подбородок, а затем зыркнула на Чжон Вона, который разговаривая с кем-то даже остановился и попросив прощения тоже обернулся.

Вот в его взгляде я не заметила ничего. Он словно был пуст, но выражение лица Чжона сказало о многом. Дракончик-гад явно не ожидал от меня такого демарша.

"Ну и чего ты встал, как идиот?" — мысленно задала вопрос Пончику и приподняла бровь.

Супружничек словно оттаял, и отдав прислуге своё пойло, уверенным шагом обошел госпожу Мицума и бабульку, чтобы встретить меня.

"Правильно. Ибо нехер. Я жена или где?"

— Ты сумасшедшая! — шикнул зло Пончик, но дышал глубоко и отчётливо вспотел бедняжка.

— Сам такую выбрал! Ты знал с кем связываешься! — я подала ему руку, и только сейчас все, наконец, заметили моё появление.

"Странно… Когда я вошла с ним за руку, меня приняли за элемент интерьера, что ли?"

— Позвольте, наконец, представить вам мою супругу, — громко, но с тем немного дрожащим тоном промолвил Пончик и все стихли.

— Это и есть та самая байкерша, которая тебе задурила голову, мальчик? — один из почтенных гостей мужского пола, который явно имел прямое отношение к семье Ким осмотрел меня таким взглядом, будто я чернь.

— Её зовут Даниэла, господин Кан. И я бы просил обращаться к ней вежливее, — процедил Ши Вон, но при этом всё равно поклонился.

— Это что за старикашка? — тихо спросила и не думая ему кланяться.

— Это тот, кто должен решить кому останется контрольный пакет акций. И он отец Су Хвы, — тихо и быстро ответил Пончик, помогая мне спускаться по лестнице.

"Единственный минус этой тряпки — шлейф. Грохнуться можно прямо на месте!"

— Прошу! — Пончик протянул мне бокал с шампанским и нежно улыбнулся, чокаясь с моим.

— Не переигрывай! — шикнула в свой бокал и сделала глоток.

— Ты уже натворила дел! — он медленно повернулся ко мне и прошептал, — Если раньше тебя воспринимали, как дурочку, то теперь…

Я нахмурилась и вот вообще ничего не поняла, на что Пончик выругался про себя, и тихо прошептал:

— Не отходи от меня ни на шаг, пока мы тут. Не пей ничего, что тебе будет давать прислуга ведьмы! И ни в коем случае не попадайся на глаза Хальмони. Потому что с этого момента — ты заявила о себе всерьез, Мармеладка. Считай, что брак консумирован по твоей вине. Теперь ты действительно моя жена в глазах этих людей. И действовать они будут жёстко и… жестоко, Дана. И я… — он осмотрел меня опять, и застыл взглядом на ухе, за которое постоянно заправлял прядь моих волос.

Сейчас над ним красовался гребень, на который вероятно и пялился парень, а потом тихо закончил:

— … действительно идиот!

— Во что ты меня впутал, мать твою?!

— В войну, Дана, — Пончик перевел взгляд и посмотрел прямо в мои глаза, — Я воюю за право выбирать, как жить сколько себя помню. А ты теперь стала моим вызовом для всех. Неким протестом против того, что моей жизнью хотят управлять все эти люди. Я хотел чтобы ты всего лишь ославила меня в обществе. Но ты бросила вызов тем, с кем даже я не могу справиться. И сама в этом виновата.

— Чтобы это значит? — я сцепила зубы, а мне тут же, тихо рыкнув, ответили:

— Что теперь ты не просто будешь сидеть в комнате и транжирить бабки! Теперь этого мало, чтобы нас оставили в покое. Потому что с этого момента, все в этом зале реально воспринимают тебя, как мою женщину.

— Очаровательно. А до этого тогда как воспринимали?

— Как очередную игрушку моего брата, — тихо ответил за нашей спиной Чжон Вон.

— Ты бы молчал вообще! — рыкнул чуть громче Пончик, но вовремя привел себя в порядок.

— Не нужно благодарить, Хён! Я всего лишь спровоцировал невестку к ответным действиям на свои слова. Пусть хотя бы она поставит этот палисадник с ядовитыми змеями на место!

Я медленно повернулась в сторону Дракончика, и до меня только сейчас дошло, чем всё это время занимался паршивец.

— Прости, Дана, но другого способа открыть тебе глаза на совершенно дебильный поступок моего брата не было. Если бы я не показал куда он тебя втянул, тебя бы не просто на растоптали. Тебя бы уничтожили морально, а может и физически…

— Не стоит преувеличивать!

— Да что ты! — рявкнул ехидно в ответ на выпад Пончика Чжон Вон, — Только не строй из себя праведного дебила! Ты хорошо знаешь, чем Я заплатил за такую же попытку стать свободным!

С этим словами Чжон Вон прошел между нами, и более я его за этот вечер в нашем окружении не видела. Парень изменился за считанные пару часов. Если ещё вчера я видела перед собой сплошную загадку, то наблюдая за ним теперь поняла — жизни братьев совершенно разные. Хотя они ровесники, Чжон Вон выглядел не просто старше. Дракошик был намного взрослее. Он не просто обхаживал баб, он собрал за вечер толпу вокруг себя. При чём успевал общаться не только с охочими до его прелестей дамами, но и с мужчинами. И разговаривали они явно не о Пончиках и Мармеладках.

Однажды я уже видела такого мужика. Это был мой старший брат. Влад стал таким, после того, как его бросила жена. Аня ужасная су**, и не потому что растоптала моего брата, а потому что сделала это с особым смаком, зная что мужик готов лизать её ноги и носить на руках. Влад намного старше меня. Между нами пропасть в пятнадцать лет, потому я хорошо понимала, что видела перед собой.

"Кто же так харкнул в твою душу, Чжон Вон, что ты превратился в тварь?"

Мой брат спился. За пару лет из шикарного мужика, который был красив, как Аполлон, не осталось и следа. Ни мать, ни отец не могли сделать ничего. Влад просто не слушал их. Продал две квартиры и стал играть на игровых автоматах. Позже, купив халупу в Белой Церкви, спился совсем. И это в сорок два года, когда любой мужик бог в койке, потому что опытный, и бог в любом деле, потому что опять же опытный.

Естественно, по всем законам очень справедливой вселенной, Анечка живёт припеваючи со своим новым молодым мужем, который зарабатывал на полторы тысячи больше моего брата. И это стало аргументом. Ну, как и "Мерседес" с молодым членом за рулём.

Да, они с Чжон Воном совершенно не похожи. И я не знаю, что произошло в жизни брата Пончика. Но этот взгляд… Он одинаков у всех людей на этой планете. В нём плещется злость и тоска прямо на дне, а слова из уст таких людей, даже на разных языках звучат так же горько.

Я прихватила Пончика под локоть и продолжила методично бухать, таскаясь за ним по всему залу. Он знакомил меня с кем-то, на что я продолжала надменно отвечать и наигранно улыбаться. И вот, наступил тот самый момент знакомства невестки и свекрови наедине.

Место конечно, ещё то! Уборная в этом доме, это вам не туалет в двушке! Это царские умывальни и помещение, как гардеробная моего Пончика.

После того, как я поняла, что медленно, но уверенно двигаюсь в направлении к своей кондиции, после которой обычно утром я нихера не помню, решила что нужно сполоснуть хотя бы руки. Поэтому нашла глазами своих девчонок, и они тут же указали мне нужное направление.

"Словно мысли читают!" — пронеслось в голове, когда я пытаясь не выдавать своего "шерше ля фам" в голове, изящно(ну мне так казалось) входя в уборную. Спокойно выскользнула из туфель и блаженно простонала, ощутив, как приятно ноют ступни, когда стоят на ровной, прохладной поверхности.

— Кайф… — прикрыла глаза, когда и руки опустила под холодные струи воды.

— Какая прелестная картина…

— И вам добрый вечер, Омони*(матушка)! — я открыла глаза и посмотрела в отражении зеркала на женщину, которая не скрывала своей ненависти во взгляде.

— Наконец, мы можем поговорить наедине! — тихо и холодно отрезала, улыбаясь, мымра, и я заметила, как двери закрылись наглухо снаружи.

— Убивать будете? Или обойдётесь просто милым унижением?

— Сколько ты хочешь? Я дам тебе столько денег, сколько ты попросишь, если ты завтра же исчезнешь из этого дома и сама пожелаешь развода с Ши Воном.

— А если я не хочу? — я выпрямилась и закрыла кран.

Рядом, на мраморной поверхности умывальника, лежали бумажные полотенца. Я взяла несколько и стала неспешно вытирать руки.

— Тогда однажды… — женщина встала рядом со мной и напротив открыла кран, — … тебя могут найти в очень интересных местах. Знаешь ли, Корея горная страна. У нас много парков и заповедников. Множество озёр, а через столицу протекает очень глубокая река. Хан — правитель. Так звучит, перевод.

— У этого названия нет перевода, дорогая свекровь. И вам ли не знать об этом. Если вы думали, что запугаете меня, — в этот момент мне и вправду стало не по себе, — то глубоко ошиблись.

— Ты хитрая кумихо, действительно думаешь, что сможешь удержать такого мужчину в своих руках? Он устроил этот цирк, потому что не хотел вообще жениться. Всему виной это баловство в голове!

— Оставьте моего мужа в покое! У него есть брат! Свободный!

— Кто тебе такое сказал? — свекровь в удивлении приподняла брови и посмотрела на меня, как на идиотку, — Чжон Вон женат уже два года на почтенной госпоже из семьи конгрессмена Кан.

"Почтенной госпоже?…" — кажется теперь у меня случился когнитивный диссонанс, — "Так Дракончик женат? А где кольцо на пальце? И почему я ни разу не видела его жену в Тадж-Махале?"

— Значит, не знала? Я могу тебя познакомить с его женой, девочка. А потом познакомить с той, которая точно так же, как и ты, решила в игры поиграть со мной! Ещё и старухе этой подыгрывать! — она реально встала впритык ко мне и осмотрела с таким ядовитым взглядом, словно готова меня задушить голыми руками.

— Готовься, невестка! А за одно спроси моего дорогого пасынка, что стало с безродной девкой, которая точно так же лезла в нашу семью три года назад!

Мне реально поплохело, а всё шампанское, которое я выпила, норовило оказаться на лице этой женщины.

— Не послушаешь меня — начнут страдать твои близкие. Пожалуй, начну с твоей подруги… — ехидно прошипела ведьма, и нагнувшись ещё ниже, почти вынуждая меня откинуться на столешницу, взяла салфетки за моей спиной.

— Не смейте трогать её, а то горько поплатитесь! — я плавно выпрямилась и отряхнув платье отошла в сторону, осматривая женщину наиграно придирчивым взглядом.

— Что ты можешь?

— Вы же семья? Клан из высшего общества, похожий на знать? — я сложила руки на груди и ухмыльнулась ещё шире.

— Именно поэтому тебе здесь не место! Ты должна прекратить этот фарс, исчезнуть и дать возможность настоящей невесте занять свое место по праву! Иначе…

— А что будет если Я… — женщина вздрогнула от моего холодного и стального голоса, но лицо не потеряла, — Что будет, дорогая Омони, если я нечаянно окажусь беременна? И ребенка убьете?

— Ты? Да он никогда не ляжет с такой, как ты, даже рядом! Потому и выбрал тебя, как игрушку. Я своих пасынков хорошо знаю. Как и всех женщин и девушек, которые у них были.

— Это мы ещё посмотрим! А пока не советую мне угрожать, иначе я осуществлю именно то, что я вам сказала. И тогда… Проблем станет вдвое больше, а может втрое. Всё зависит от того какой генофонд в этой семье, дорогая Омони.

— Ты невежественная простолюдинка! Твое место на улице, обслуживать людей, как персонал, потому только попробуй выкинуть что-то подобное, девочка! Не станет тебя… — она остановилась плечом к моему плечу и повернув голову, ехидно прошептала, — …не станет и твоего отродья! Запомни, что я тебе сказала и послушайся меня. Просто исчезни и не напрашивайся на ещё большие проблемы, сапсари *(шлюха).

— Это взаимно, дорогая Омони, — я повернула голову в ответ и провела взглядом женщину прочь.

"Вам теперь точно конец! Угрожать моей Гаркуше? Это простите, уже сродни самоубийству! Прибью!"

— Ну, ПОНЧИК! Ну, дура, бл***! Повелась на лёгкие бабки. Да лучше бы я баланду ела в тюряге, чем пила шампунь в этом дворце!

Я вышла следом за своей дражайшей свекровью и решила, что нужно первым делом найти своего муженька дабы пояснить ему, что дело набрало немного другие обороты, и я на такое не соглашалась. Но естественно, не обошлось без сюрпризов.

"Надо меньше пить… Я начинаю хреново реагировать на алкоголь!"

Меня догнало после второго бокала с горяча, и подсчитав сколько я выпила, пришла к выводу, что две бутылки шампанского на мой крохотный вес — это уже слишком.

— Что за сраный день, а? — я прошла мимо одного из столов и заметила тень в конце коридора прислуги.

Тень совершенно крохотную. Она прижимались к стене и украдкой следила за залом. Но только решила, рассмотреть необычного гостя поближе, как его тут же сцапала охрана, и тень исчезла.

— Это… — я икнула и тут же прикрыла рот рукой, — …странно!

— И ужасно! Ты напилась! — послышался глухой голос за спиной, и во мне проснулась фурия не иначе.

— У нас будет о-о-о-чень серьезный разговор, дорогой супруг!

— Согласен на всё. И думаю, нам пора смыться отсюда по-тихому, пока не заявилась МОЯ невестка. Время позднее, сошлемся на то, что ты устала… — меня схватили за руку и прошипели, — пить!!!

— Порычи мне ещё! Погоди! Дай до комнаты дойдем! Я тебя так…

— Тихо! — Пончик потащил меня к лестнице, накинув на плечи пиджак и удерживая меня на ногах в вертикальном положении.

Он что-то ещё говорил. Кому-то говорил, а я лишь кивала и старалась смотреть на носки своих туфель, продолжая идти вперёд ровно.

"Здесь что-то не так! Что-то очень не так! Мне жутко жарко… И… Господи, как от него охеренно пахнет! Бл***, а рука какая крепкая, горячая, мягкая и прямо вынуждает дышать глубже…"

— Говорил не пить ничего без меня! — я опять ощутила, что меня подняли, но это херня.

У меня случились проблемы с другим. Я совершенно точно хотела этого мужика, и плевать где. Да хоть на этом полу в коридоре перед комнатой. От него зверски вкусно пахнет. А как он дышит?! Это просто экстаз! Грудь поднимается, губы приоткрыты, а глаза смотрят вперёд на чёртову дверь. И сам он как печка.

"Жарко-то как?" — вопит голос в голове, и я с ужасом понимаю, что меня выкручивает непонятное чувство.

Оно зарождается внизу и ноет уже так, что дышать спокойно невозможно. Кожа чешется, платье мешает, а дыхание в груди замедляется и становиться глубоким.

"Какого черта происходит?" — мозг вроде трезвый, но я всё равно не понимаю, почему мы стоим с Пончиком посреди комнаты и меня трясут за плечи.

— Дана!!! — вроде Пончик что-то спрашивает, но я это слышу сквозь собственный стон.

"Мамочка… Я сейчас его сожру глазами! А можно руками и губами? Ну, пожалуйста!!!" — руки сами хватаются за края рубашки Ши Вона, застёгнутые на какие-то ничтожные пуговицы.

— Дана?!

— Закрой рот! — рычу и тяну за края.

Раздается треск ткани, а пуговицы разлетаются в стороны. Пончик застывает, как вкопанный, но я не вижу его. Вообще у меня перед глазами три Пончика, но ясно виден охеренно горячий торсец и жилка на его шее, которая не просто проступает. Кажется, я могу увидеть, как и с какой скоростью качается кровь парня.

— Ты что… творишь? — Пончик перехватил мои запястья, а когда я подняла взгляд, он замер и выругался так, что я захотела его ещё сильнее. Эти резкие звуки, с рычанием, сквозь зубы, и с чисто мужским выражением на лице, как у зверя сводили с ума.

— Я не контролирую это… — выдохнула и прикрыла глаза, потому что волна жара опять пошла по телу, а горло и рот высохли напрочь.

— Щибаль!*(Бл***!) Тебя опоили! И хорошо, что мы вовремя смылись! Скорее всего это Хальмони. Только она способна на такую гадость.

Пончик продолжал говорить, а мои руки совершенно нагло легли на его грудь и стали опускаться вниз. Не было никаких кубиков. В живую они видны, если напрячь мышцы, но был стальной пресс, который ощущался под подушечками моих пальцев и это сносило башню к чертям. Как и то, насколько горячее дыхание билось в мои волосы и макушку.

— Остановись и успокойся! Я сейчас вызову доктора и мы дадим тебе успокоительное, — тихо и еле сдерживаясь прошептал Пончик, однако мои ладони проворно расстёгивали ремень на его брюках и лично им было насрать на всё.

— Не нужно никакого доктора… — я подняла хитрый взгляд, и чертыхнулась, потому что возбуждение становилось уже болезненным.

Туман… Завтра это будет просто туман. Как сейчас, когда я ясно ощутила, как наши губы почти соприкасались, потому что Пончик попытался меня остановить, а я подняла лицо.

— От одного раза никто не умрет.

— Нет… Не так! — покачал головой Ши Вон и опустил взгляд на мои губы, пока у меня в буквальном смысле пульс спустился в причинное место, и плясал там токкату на моих женских нервах.

— Я сейчас взорвусь! — я почти простонала это рыча, — В конце концов всё законно! Исполняй… Этот… Долг свой!

— Небо! Ты меня до бешенства довела! — рыкнул в ответ Пончик и резко обхватил обеими руками мою голову, впиваясь в губы, — Зараза! Как же ты меня достала! Вылези… — он всадил свой язык с такой силой мне в рот, что у меня пальцы на ногах свернулись от кайфа, — …из моей головы, демоница!

— Что ты… — я вообще не поняла к чему он это нёс, но язык Пончика был настолько умелым, что мне даже слова проронить дальше не дали, а просто свалились вместе со мной в кровать, жёстко задрали подол платья и не церемонясь оттянули бельё в сторону.

— Зараза! — простонал Пончик, и откинул гребень в сторону, зарывая пальцы в мои волосы, поворачивая мою голову в сторону и жарко облизывая шею, скулы и ключицы.

— Не останавливайся, — прогибаюсь дугой, понимая что физически болезненные чувства сменяются волнами наслаждения.

— Остановишься тут… — послышался хриплый шепот и другая рука подняла и откинула мою ногу в сторону, при этом хорошо пройдясь по лодыжке обжигающим движением.

— Отлично… Так… — я почти теряла связь с реальностью, когда ощутила, что моё напряжение реально взорвалось, как только горячие пальцы нашли нужную точку, и заставили меня обхватить Пончика ногами и впиваться в его губы, пока возбуждение и его ласки не подарили мне облегчение… Горячие пальцы ритмично толкались всё глубже и двигались всё слаще.

Туман сгущался всё сильнее, а дыхание стало намного тяжелее, потому что меня реально трясло от наслаждения. Когда стоны стали обоюдны, наступила темнота. Она раскручивалась вокруг и волнами набегала физическим облегчением. Я словно, плыла в ней, после того как перед глазами всё вспыхивало и тускнело. Помню лишь нежную приятную негу и прикосновения чего-то мягкого к моему лицу. Оно блуждало по нему, пока я не провалилась в сон окончательно…

Чтобы вскоре очень медленно открыть глаза, потому что не могла вынырнуть из странного сна. Помнила лишь то, как уверенно направилась из уборных на поиски идиота, который устроил этот бардак в моей жизни. А потом темнота и этот дикий, совершенно невозможный сон.

Повернула голову и заметила, что за окном только светает, а я укутана в ворох одеял, как в кокон.

— Это что ещё такое? — я не узнала свой охрипший голос, а когда опустила взгляд на пол справа от кровати, застыла.

Мой Пончик спал на какой-то лежанке рядом с кроватью.

— Что мать его вчера произошло? — тихо рыкнула и поняла, что моя голова раскалывается надвое.

Но поверить в то, что мне снилось я не могла и не хотела. Опустила взгляд на себя и с облегчением поняла, что меня уложили спать в платье, а значит это был просто сон…

"Да! Это был просто чертов сон!"

Страшные сказки корейских шаманов или ваша карма со вкусом сахарной пудры

Чем может заниматься среднестатистическая жена миллионера? Кто-то ответит — скупать всё тряпьё в магазинах, просиживать зад в салонах, искать приключений по всему земному шарику.

Но это не мой случай! Богдана, теперь уже Ким, начала свое собственное расследование этим же утром.

— Я не могла с ним переспать! Это совершенно точно дичь!

Несчастное зеркало в ванной комнате стало свидетелем моих метаний. Во-первых, я как умудренная опытом девушка, тут же осмотрела себя со всех сторон на предмет наличия засосов. Сон алкоголички так и подкидывал весьма интересные подробности неплохого кинчика для взрослых.

— Уф… Бодька! Тебе с таким развитым подсознанием любовные романы писать. Это ж какие бабки можно срубить только на одной сцене с языком между твоих грудей, на животе, а потом и пониже пупка. Кста-а-а-ти! — я встала напротив зеркала и присмотрелась к себе тщательнее.

Да, именно очень тщательно.

— Нет, это бред! Он же сам заявил, что гей.

"Не говорил он тебе такого!"

— Но это не повод спать со мной? — я шикнула на свое отражение в зеркале и застыла, — Или повод?

В общем, степень моего помешательства этим утром зашкаливала даже по шкале Билык, а эта система координат была безразмерной, на минуточку.

В итоге, я так извела себя вопросом о том, почему первую (хотя если вспомнить, то вторую) совместную ночь, мой муж провел как пёсик под кроватью, что не могла взять себя в руки. Нет, ну реально, если ты гей, то тебе вообще должно быть побоку на женское тело, храпящее рядом. Тогда зачем спать под кроватью, как чупакабра?

Теория этого происшествия была логична: Пончик гей, мне приснился сон! Прилёг под кровать, чтобы не дышать моим перегаром. Практика оказалась другой, потому что я уж очень ярко вспомнила, как меня уже дважды "всосали". В том смысле, что присосались. И если считать, что на мою больную фантазию повлияло происшествие под мостом, то вполне возможно, что я реально схожу с ума и мне это приснилось!

— Тебе просто нужен мужик. Живой! С бицепсами, трицепсами, с рабочими руками и ртом. Ну и собственно… тем, что пониже.

На подобной ноте я завершила монолог с Зазеркальем и вернулась в нашу Вселенную. Переоделась в привычный шмот, и решила, что спускать вчерашние угрозы мымре не собираюсь. Мало того, я не знала этих людей, потому действительно боялась за свою Гаркушу. Вдруг ведьма решит задействовать связи и действительно обидит чем-то Славку. Такого я не могла допустить. Мне дорога подруга, как родная сестра, учитывая что прикатили мы на горе-заработки вместе.

Поэтому я пробиралась из нашей комнаты, как вор. Надела солнцезащитные очки, и медленно, почти на цыпочках, используя "карту Мародеров", которую мне нарисовали как навигатор мои девчонки, уверенно шла к гаражам, где стоял мой сладенький мужчина.

Каждый шорох в коридорах Тадж-Махала отдавал гулким эхом, потому на свою конспирацию я потратила почти полчаса.

— Да чтоб ты скис! — зло прошипела, понимая, что пульт от ворот гаража, находится в помещении охраны.

Я присела у байка и чертыхнулась. Мало того, на улице дубак такой, что скорее всего я бы лбину на своем красавчике расшибла, так ещё и выйти отсюда незамеченной не удастся.

— Вот… засада, блин! — посмотрела по сторонам, и натянула кепку пониже на лоб, тем самым скрыв лицо почти полностью.

Но то ли сегодня мне благоволили какие-то восточные боги, то ли я как-то уж слишком энергично себя чувствовала и прямо притягивала удачу. Ведь спустя пять минут, заметила, как парни из охраны завели небольшой микроавтобус, и в салон за ними впорхнули две горничные в простой "гражданской" одежде.

— За хавчиком едут, точно! — я быстро переместилась между кошерным металлоскладом, и попыталась совершенно незаметно заскочить в багажник микроавтобуса.

И мне это удалось! Что и помогло спокойно и без жандармов покинуть семейное гнездышко. Кроме того, не без пользы. Как только я написала Славке, что жду её в нашем парке у Хан Ган, до меня стали доходить неспешные перешептывания прислуги.

— Старшая госпожа в ярости, — зашептала одна из девушек, и я прикусив язык, выглянула из-за задних сидений, — Я её такой злой ещё ни разу не видела.

— Видимо, молодой господин с ней действительно разругался, — кивнула другая, а я прижалась к спинке сидения плотнее.

"Интересно какой из двоих? Мой Пончик, или Чжон Вон?"

— Не знаю, но господин вышел из крыла старшей госпожи злой, как вонхви.

"Если сопоставить временные рамки и отсутствие моего супруга всё утро, то вероятно это он и ходил к бабке. Но зачем? Неужели решил выпереть свою японскую флористку на улицу?" — я невольно сжала руки в кулаки и какого-то черта улыбнулась, — "Или из-за меня?"

— В общем, с момента появления чучела, в доме стало совсем не спокойно.

"ЧТО??? Это Я ЧУЧЕЛО?" — я неприлично раскрыла рот и еле сдержалась, чтобы действительно не продемонстрировать кто здесь чучело.

Однако, сцепив зубы, продолжила слушать весьма информативный разговор.

— Не думаю, что чучело виной. Тут что-то другое. Две хозяйки никак не поделят молодого господина. Две невестки в одном доме — уже слишком, если вспомнить что чучело законная жена.

— Тут ты права, — поддакнула вторая, — Слышала девочки с крыла молодого господина вообще качать права начали. Ходят, как в лоб поцелованные. Можно подумать мы чем-то хуже, чем они.

— Нельзя им больше доверять. Вдруг они шпионят для чучела?

— Всё возможно. Ты же видела ЧТО они вчера помогли провернуть ей. Явилась… — меня прямо ядом обдало от этого язвительного тона, — …как госпожа прямо! И как посмела только? Содержанка! Противно смотреть. Такие как она сюда за этим и приезжают! Мужчин наших окручивать. У себя там бардак, а они на готовое! Стыдоба!

— И не говори! Вот аджума из рынка Мёндон, у которой мы постоянно моллюсков покупаем. Ну та, которая сына отправила в Россию учиться.

— Айгу-у-у! Так далеко?

— Нэ! И ты представляешь, и он оттуда себе жену привез, дурак! Что они в этих женщинах чужих находят только?! И все на белых…

— Так потому! Белые ведь!

"Испанский стыд! Ну и языкатые язвы!" — чем больше слушала, тем мне хреновее становилось и хотелось домой, при чём не просто домой, а именно на родину.

— Так вот она наоборот говорит очень довольна невесткой. Та, будто, ангел. И ребеночка сразу родила, а сейчас и второго ждут! И это всё в двадцать пять!

— Рановато. Молодые слишком.

— Так и я ей о том, а она, мол: у них там свои нравы, а девушки и в семнадцать замуж выходят.

— Омо! *(Боже!) Как дети могут жениться?

— Ума не приложу. Но вот тебе и ответ, как чучело заполучила молодого господина. Видать точно так же, как и сына аджумы окрутила, и всё.

— К шаману что ли обратиться? Тут в тридцать замуж не выйдешь, а приезжает вот такое и окручивает наших мужчин!

"Господи упаси меня от смертоубийства! Я ж их как Тузик грелку порву, гадины такие! Вы только посмотрите, какие ревнивые? Это природа… И вообще! Наши бабы лучше всех! Вот так!" — на этом месте во мне реально взыграл патриотизм.

Это что за шизофрения должна быть в голове и в какой форме, чтобы винить в подобных вещах? Пусть едут к нам и наших мужиков за яйца хватают! В чем проблема-то?

В общем, дальше никакой ценной информации для себя я не вынесла, кроме того, что наследник такой серьезной корпорации, не должен жениться на иностранке! В стране дефицит мужиков, а тут одного из лучших увели из-под носа. Можно подумать, что горничная для такого мужика партия получше?

В итоге, я еле дотерпела до остановки на парковке и быстро прошмыгнула через задние двери, пока все выходили.

— Ну и бл*****! Чучело? — меня и правда не отпускало это чёртово прозвище, вплоть до того момента, как я не заметила за собой слежку.

Мы оказались почти у того самого рынка Мёндон, поэтому я прошла ещё несколько проулков и стала подниматься по холму вверх, когда поняла что за мной действительно кто-то идёт по пятам. Зашла за первый же поворот и выругалась, потому что это оказался тупик рядом с одной из местных закусочных.

— Куда намылилась, агашши?

Хотя и была одной ногой на заборе, за которым виднелся какой-то старый склад. Как только моя нога ступила обратно на грешную земельку, и я обратила взор свой на вопрошателя, мои глаза сузились и прищурились:

— Вы кто? — я тут же встала в оборонительную позу.

Передо мной стояли четыре жлоба в дурацких масках и вероятно они за мной и шли всё это время. Загнали как дуру в проулок, а теперь что? Обесчестят?

"Уже всё до вас обесчестили," — я оскалилась и стала продумывать план побега, ну и как всегда в голову лезли и другие мысли, — "Первоочередная задача сегодня вечером — прижать к стене супружничка и под страхом кровавых пыток выяснить один щепетильный вопрос. Какого хера у меня стойкое чувство, что мы переспали? Потому что я действительно ощущала себя, как довольная пантера, если даже сейчас ничего не испугалась!"

— Кто вас послал? Старуха или больная ведьма? — я сложила руки на груди, а сама осматривала всё что меня окружало.

"Бежать некуда. Только по забору во внутренний двор какой-то свалки."

— Какая храбрая госпожа, — первый из жлобов вышел вперёд и в его руке появился раскладной ножичек.

— У тебя красивые цацки, мужичок, — я храбрилась как могла, но оказывается попасть в такое дерьмо это вам не киношку по телеку смотреть.

— Мы хотим всего лишь побеседовать с тобой, агашши. Просто у нас методы… — жлоб начал вертеть ножом в руке, и продолжил, — …разговора по-душам свои!

— Не подходи! — я прижалась к сетке и лихорадочно искала взглядом, что бы такого схватить для защиты.

Однако жлоб не успел закончить, потому что за спиной братков со свистом затормозил красный байк и я опешила.

"А это что ещё за номер?" — тут же прогремело в голове и я прошлась взглядом по Всаднику, который естественно был в маске и капюшоне.

Парень соскочил с банка и достал пушку из-за пазухи.

— Пошли вон!!! — рявкнул басом и снял пистолет с предохранителя.

— Какого хера? — убито прошептала и офигевше наблюдала за тем, как вся братия тут же разбежалась кто куда.

— Куда?!! Стоять! — я очнулась и схватив прут, который валялся справа побежала за дебилами, которые на меня хотели напасть.

Но мою руку перехватили, и дважды тряхнули так, что металлический прут выпал из захвата и упал на землю.

— Послушай! Какого хрена ты тут взялся? — я повернулась к Всаднику и зло осмотрела его с ног и до головы, — Какого черта? Ты что следишь за мной?

Парень ничего не ответил. Он лишь снял шлем под которым, ожидаемо была маска и встряхнул волосами.

"Засранец! Меня тут убить пытались, а он шевелюрой сексуально машет?!"

— Чего тебе надо? — я стала пятиться, понимая что в этом тупике нас хрен кто-то вообще увидит, потому и орать бесполезно.

"У него пушка, он меня уже однажды повалил и подмял под себя, а теперь очевидно и следил за мной! Иначе как откуда ему тут взяться?"

— Красивая госпожа… — Всадник приближался, а я отступала, — Дикая, как роза на вересковом поле…

— Ты тронулся? Что за чушь? — когда моя спина столкнулась с каменной кладкой, я поняла что вот она "крышка".

— Красивая и очень не послушная… Так ведь, Дана? — он встал прямо напротив меня, но его лица всё равно невозможно было разглядеть за этой демоновой повязкой.

— Кто ты такой? — я попыталась оттолкнуть его, но парень резко схватил мое запястье и потянул на себя.

— Ты в очень опасном положении, Дана, — глухой голос, который рождал мурашки возле моего уха, звучал отрывисто и уверенно, — В настолько опасном, что лучше бы тебе слушаться своего мужа и не бегать по Сеулу без охраны.

— Какого хера ты себе позволяешь?! Отпусти меня немедленно! — я попыталась вырваться, но куда мне тягаться с мужиком.

Парень прижал меня к стене теснее, и повторил:

— Не ходи одна, мать твою!!! Ты меня поняла?

— Кто ты такой? — я стала брыкаться и наконец, посмотрела в глаза дебилу, который меня бесит с нашей первой встречи, — Почему ты вечно там, где тебя быть не должно? Чего ты прицепился ко мне? И вообще…

— Тебе и правда нельзя пить, Дана, — прозвучал хриплый шепот, а следом он просто отошёл от меня и быстро пошел к байку.

— Йа-а-а-а! *(Эй!!!) — я крикнула что есть силы ему в спину, и продолжила, — Но-о! *(Ты!) Стоять!

— Анъенае Сарани… Хольё сыпуджи анке… *(Прощай, любовь моя… Не сожалей о нашем прощании…) — он реально издевался надо мной, ещё и подпевая себе под нос.

— Не нравится? — гад сел на байк и схватил шлем.

— У тебя ужасный голос и совершенно нет слуха!

"Но, черт бы тебя побрал, ты ЗНАЕШЬ о том, какую песню я люблю больше всего!"

— Не спорю. С Тэ Мин-ши я сравниться не могу. Домой топай! И побыстрее, потому что я телохранителем не нанимался.

С этими словами, рожа засранца скрылась под шлемом снова, а я стояла в тупике и медленно понимала, что реально нужно меньше пить!

"Кто ты?" — он уже уехал, а я так и не сдвинулась с места, пытаясь вспомнить, где совершила ошибку.

Но долго здесь оставаться не собиралась, памятуя что где-то рядом шайка идиотов с ножом. Поэтому найдя самую людную улицу, которая вела к метро, села в нужный состав.

Естественно меня трясло. Конечно же я была зла. На себя, на Пончика, на весь, мать его, мир! Потому что жлобы явно подосланы кем-то из моих новых родственников.

Я вышла на нужной остановке, и быстро прошла вверх по склону, чтобы следом спуститься с другой стороны в парк, который мы с Гаркушей обозначили, как наше место.

Подруга сидела всё на тех же деревянных ступенях и спокойно попивала банановое молоко.

— Ты где так долго шляешься? Я тебя уже час жду! — Славка скривилась и отложила стеклянную баночку в сторону, всматриваясь в моё выражение лица.

— Дан? Что случилось? — взгляд Гаркуши изменился сразу.

В нём проступили испуг и замешательство.

— С чего бы начать? С того, что меня чуть не прикончили только что наемные жлобы, а спас дебил на красном байке? Или может с того, что вчера на светском рауте свекровь мне в лицо заявила, что готова убить, лишь бы избавиться от меня. Наверное, надо добавить, что у меня и башка поехала кукухой, потому что я чувствую, что спала с мужиком, но ни черта лысого не помню!

— С… С каким… С каким мужиком? — заикаясь и бледнея, спросила Славка, а я чертыхнулась.

— А какие у меня есть ещё кандидаты, кроме мужа? Очереди что-то не наблюдается, знаешь ли! — я вытащила из пакета Славки соджу, и возблагодарила Небеса за то, что у меня такая смекалистая подруга.

"Живая смекалистая подруга!" — напомнил внутренний голос и я чуть не поперхнулась глотком алкоголя.

— Так! — вытерла рот рукой и посмотрела на Славку, — Мы сегодня же снимаем тебе жилье в охраняемом комплексе!

— Зачем?

— За шкафом, бл***! — огрызнулась и решила, что деньги наверное, нужно снять в банкомате, а уже потом платить за хату наличкой.

— Ты меня пугаешь? То, что ты рассказала правда? — она сглотнула и стала ещё бледнее.

— Абсолютно! И я вообще "дупля не режу", что дальше делать, Славка. Мне кажется, что вляпалась я не в корейскую мечту, а в корейское дерьмо по самое "не балуй".

Мы переглянулись и Славка задала самый здравый вопрос:

— И мне угрожали?

— Да, — я кивнула, и ощутила как внутри всё сжалось.

— Хорошо! Тогда поехали найдем мне хату, переедем, набухаемся на новоселье, и я тебя свожу в одно интересное место.

— Может без этого "набухаемся"? — я скривилась, памятуя о последствиях вчерашнего перепоя.

"А вообще это идея! Втянул меня в дерьмо! Пусть ищет!"

Так мы за считанные часы нарыли по объявлению три кошерные квартиры, и ещё через час уже подписали договор аренды с домовладельцем.

— Вот это апаты*(квартира), — выдохнула Славка, пока рабочие вносили её шмот в однокомнатную студию с видом на парк и торговый центр.

— А то! — я ухмыльнулась и расплатилась с парнями, спровадив в поклонах за дверь.

— Так! Ты останешься, или едешь обратно в Тадж-Махал?

Я скисла только вспомнив о четырех стенах, и абсолютной скуке богатых снобов.

— Нет. Остаюсь, — махнуда рукой, а Гаркуша расплылась в улыбке.

— Тогда натягивай свою кепку обратно и пошли за выпивкой и закуской. А по дороге заедем ещё кое-куда.

"Тебе бы Пончику всё-таки позвонить, и сказать где ты, после того что произошло у рынка!" — это был голос здравого рассудка, но я его решила засунуть сегодня подальше, потому что чувствовала облегчение.

"Хотя бы Гаркуша теперь точно в безопасности!"

— У меня только один вопрос остался, как мне на работу ходить? — мы вошли в лифт, и Славка поправила полы шубенки черного цвета.

— Как-как… Никак! У тебя дофига денег! Трать, езди к парням в мастерскую и не свети нигде документы. Так они могут тебя найти.

— Слушай, я чувствую себя героиней какого-то бешенного сериала? Ты прямо такую деятельность развела. Ты уверена, что на тебя напали не простые бандюки?

— Уверена! — отрезала и мы вышли в вестибюль комплекса, чтобы поймать такси и поехать непонятно зачем в отдаленный район Сеула, который считался почти пригородом.

Но только я вышла из машины, как поняла, что моя подружайка не дружит с головой. На вывеске закусочной висела приписка о том, что это дом шамана До Хвана.

— Ты нормальная? — я покрутила пальцем у виска, а Славка только сильнее потянула меня ко входу.

Внутри ничего необычного я не узрела. Всё те же барбекюшни, низкие столики и не очень, из посетителей — преимущественно водилы автобусов, которые закончили свою смену.

— Что это за дыра? — прошептала и осмотрелась, но как только попала за бордовый занавес справа, решила что дурдом стал намного ближе, чем мне казалось.

Столько цацок, явно купленных на барахолке или "АлиЭкспресс" я ещё не видела. Всякие бубенчики, непонятные колокольчики, кучи тряпок, а среди них — ОН!

Мужик сидел на красной подушке перед низким столиком, в позе "зю" и типа медитировал.

Перед ним лежал рис в золотой чаше и соль в точно такой же.

— Входите!

— Да уж… Вошли, — кисло прошептала, а мужик резко открыл глаза и заговорил замогильным голосом.

— Дух священной горы говорил сегодня со мной! ОН!!! Это он предупредил меня, что ты приедешь!

— Аджосси! Это моя подруга. У нее проблема! Она, когда выпьет, на утро ничего не помнит, и тут…

Я посмотрела на Славку, как на слабоумную, потому что кажется она реально верила в эту чушь.

— Сядь! Вот тут! — он указал на подушки по другую сторону столика, и когда мы сели, я чуть не отскочила обратно.

Шаман достал какие-то палки и встал, начав трещать ими над моей головой.

— Как думаешь? Что он делает?

Я незаметно подвинулась ближе к Гаркуше и шепнула свой вопрос, еле открыв рот.

— Тихо сиди! Это лучший шаман в районе Тобонгу!

"А я что? Я ничё!" — я настороженно скривилась и попыталась отсесть подальше от мужика в рясе из разноцветных лоскутов ткани, чтобы он ненароком не влупил мне по лбу патыками, которые тряс в руках.

— Это адекватно? И вообще, безопасно? — аж отскочила, когда мужик так затрясся в конвульсиях, что у него начали закатываться глаза, а шапочка съехала чуть не на нос.

— Я ви-и-и-жу! — завопил чувак бабским фальцетом, и я реально решила давать дёру.

— Кого? Кого вы видите, аджосси?! — Славка силком усадила меня на место и подсунулась ещё ближе к несчастному мужику, который мается хернёй, очевидно, всю жизнь.

— Двух! Двух мужчин! — он вдруг открыл резко глаза и посмотрел прямо на меня, а потом бросил горсть риса сверху на свои патычки и зашептал, как безумец:

— Двое мужчин, как один. Двое… А один из них твой, госпожа! Он твоя родственная душа?

— В-во? *(Ч-что?) — офигевше спросила чисто в корейской манере, и рис полетел прямо в меня со словами:

— Красивый господин на стальном коне! Он разбил не одно девичье сердце. Но отдал его молодой госпоже.

— Это Всадник! — хлопнула в ладоши Славка, пока я пыталась отплеваться от риса.

— Нэ! — завопил шаман, — Всадник! Это он приходит в твои сны, ведь так, госпожа?

— Ой, снился он мне два раза и что?

"Вообще-то очень реалистично всё было после вчерашней попойки? Тебе так не кажется, дорогуша? Пальцы там… Языки и стоны?"

— От вас пахнет, госпожа! — шаман резко втянул воздух носом и расплылся в ухмылке.

— Спасибо, но я с утра принимала душ! — я сложила руки на груди, однако аджосси театрально покачал головой и тихо, но гортанно отрезал:

— От вас пахнет мужским началом! Вы влюблены…

— Небо упаси от этой хвори! — решила подыграть и наигранно, в ужасе, схватилась за грудь.

— Поздно… Он придет за вами! Скоро… Ночь будет темна и полна…

— Ужасов! Да, я знаю эту реплику, и она не из романтической истории.

— Полна любви, госпожа! Полна любви! — добродушно и как слабоумной пояснил мужчина.

— Так! Всё! Нам пора! — я встала, и потянула за собой подругу, которая еле успела расплатиться с шаманом, так я ее к выходу тащила.

— Ты знаешь, что все не просто так, девочка, — я почти переступила порог дикой молельни, когда мужик заговорил нормальным голосом, заставив тем самым меня обернуться.

— Не глупая и совершенно чужая нам женщина. Тебя привело небо, чтобы помочь им. Так помоги, агашши. Помощь им — это твоя отработка перед небесами. Не подведи старого аджосси шамана, который знал что ты приедешь.

— Что это значит? — я развернулась всем телом к шаману и он продолжил:

— Скоро ты поймёшь, агашши. Вот только, за улыбкой солнца, следует боль в сиянии луны. Не поддавайся лунному свету, иди за солнцем, госпожа. И тогда не только они будут вместе, но и ты станешь счастлива.

"Что за дичь несёт этот поцелованный небом?" — я нахмурилась, но по какой-то совершенно дикой причине, мне хотелось верить словам мужчины.

— Ступай, агашши. И да… — шаман сел обратно на подушку и лукаво усмехнулся, — Завтра утром будь осторожнее, когда проснешься.

Славка благоговейно выдохнула и потянула меня прочь, когда шаман снова закрыл глаза.

— Послушай меня внимательно! Чтобы ты больше в такие места не ходила!!! — я усадила Гаркушу в такси и стянула маску на подбородок, так посмотрев на подругу, что она бедная чуть не всхлипнула.

— Это шарлатаны! Они! — а сама так и не могла выбросить слова аджосси их головы, пока отчитывала Славку, — Короче они нехорошие люди, которые обдирают наивных дураков. Ты же у меня не наивная дура?

— Тебе нужно выпить, Дана. Ты реально сегодня неадекватная! — с опаской прошептала Гаркуша и назвала таксисту свой новый адрес.

Естественно мы набрались. А почему бы и нет? Как только приехали, разложили всё прямо на полу у панорамного окна и начали. Справа гремела плазма, транслируя новый музыкальный фестиваль от канала "NBN". На экране танцевали горячие мальчики и девочки, а мы пьяно подпевали и дрыгали жопами, сидя.

— Земля в иллюминаторе… Земля в иллюминаторе видна! — завыла Славка и налила мне ещё, при этом помахивая куриной ножкой в воздухе.

— У тебя от курицы "гриль" зад станет необ… Необятый… Блин… — я замялась и поняла, что готовая опять.

"Так и спиться не долго! Нет, ну а что ещё делать, когда у тебя до хера денег?"

— Я ж содержанка чучело! — вдруг произнесла вслух, одновременно с тем как запищал электронный замок и хлопнула входная дверь.

— Слава! А ну-ка брысь за диван! — я так испугалась, что отпихнула подругу в сторону её кровати, а сама еле передвигая ногами, прихватила стул из сектора кухни и встала за стеной.

Подняла, пошатываясь своё оружие, и когда шаги в коридорчике стали более отчетливы, выскочила прямо на того кто вошёл.

В мой расчет входило, что удар стула придется по башке гада и отправит его в нокаут. Но в нокауте оказалась я, когда не рассчитала траектории полета стула и своего тела. Металлическое изделие полетело в стену, я в руки мужика, а потом и вместе с последним на пол.

— Объясни мне одну вещь, Мармеладка, — послышался шепот в моих волосах, и я замерла, — Почему ты ОПЯТЬ пьяная? — а это уже был рык.

— Ну мы чуточку…

— Чуточку охренели, Дана! Я искал тебя весь день, а когда нашел? Почти ночью на съемной квартире в обнимку с ящиком соджу?

Мы продолжали лежать на полу и вести диалог. Хотя, если честно, он уже был побоку, потому что меня опять держали одной рукой за задницу, а второй сжимали как в тисках.

— Убери руки с моего зада! — зарычала и приподнялась, а когда посмотрела в глаза Пончика, меня словно что-то по башке шандарахнуло и картинка сама всплыла перед глазами.

Он смотрит на меня точно так же и двигается, плавно, а потом резко, и я прогибаюсь, продолжая смотреть, как сужаются его глаза, а лицо наклоняется всё ниже к моему. Помню, как моя рука сама сжимает его лохмы, чёртовы! на затылке и мы двигаемся вместе и сильнее. Дышим глубже и одновременно друг другу в губы.

"Тво-о-о-о-ю маму… Так это… Не сон был?"

Я резко схватила Пончика за загривок и так потянула, что его красивая мордашка скривилась, и он рыкнул, махнув головой в сторону и вырвав волосы из моего захвата.

— Гей, значит? Да?!

— Ты всё равно и завтра ничего не вспомнишь! — злорадно ухмыляясь, прошептал Пончик.

Он повел языком по уголку своей губы и подмигнул, а следом поднялся со мной, сев, прямо на полу.

— Гхм… Я это… Всё понимаю, — за спиной прозвучал голос Гаркуши, но я уже почти его не слышала.

"Надо меньше пить…" — прозвучало в голове, потому что в следующий раз, я открыла глаза и чуть не завизжала от ужаса.

Передо мной оказались опушки деревьев, а над ними вставало солнце. Мне показалось что ещё движение и я вывалюсь вниз. Но конечно это не так.

Как я очутилась спящей прямо у панорамного окна, естественно я не помнила. Поэтому ожидаемо вскочила, и сделала это весьма неудачно. Мой локоть полетел вправо, когда я откидывала одеяло в сторону. Прошла секунда, и только потом до меня дошло, что я вскочила не одна, и локоть мой собственно нанес кому-то увечья.

— Щибаль!*(Бл***!) Ты решила вдовой… раньше времени остаться? — прозвучал глухой возглас, а я в шоке смотрела на Пончика, который оказывается спал вместе со мной, в ворохе одеял под окном.

Муженёк держался за нос, а в его глазах явно проступили слезы.

— Как ты… — я опустила взгляд вниз и с ужасом осознала, что на мне только черная майка и труселя того же цвета.

"Хорошо хоть не стринги…" — прозвучало в голове.

— А вот так! — Пончик отнял руку от носа, и я ахнула, потому что на щеке явно проступал синяк.

"Ну всё! Меня посадят за насилие в семье!"

— Больно? — потянулась к его лицу рукой и Пончик застыл.

— Ненавижу, когда нечаянно причиняю боль. Я просто… Это… Испугалась, и…

— Всё нормально, — вдруг прошептал Пончик, перехватив мою ладонь своей, — Просто не сбегай больше. Я волновался. Правда очень волновался.

— Вообще-то речь о твоём лице, — теплая ладонь дразнила мою кожу так, что мне стало не по себе, но на моё замечание Пончик и вовсе не отреагировал.

— А меня больше волнует зачем ты сняла квартиру своей подруге, и вы решили закатить вчера попойку? Что она тебе наговорила?

— Кто? — я посмотрела прямо в глаза Ши Вона, понимая что он не просто так примчался сюда.

"Мог просто позвонить…"

— Ведьма, — ответил Пончик и сжал мою ладонь, — Лгать бесполезно, Дана. Мы в одной лодке.

— Она угрожала мне, что навредит Славке, — тихо ответила и вырвала руку из его захвата.

— Понятно. Я решу эту проблему. Сегодня же приставлю дополнительно охрану к этой квартире, — Пончик поднялся, а я поперхнулась, потому что он был одет.

— Ты спал в джинсах и гольфе? — я скривилась и показала на его внешний вид.

— А ты хотела чтобы я спал здесь голым? — Пончик сложил руки на груди и кивнул в сторону кровати, где лицом в три подушки сразу спала Гаркуша.

— Меня зачем раздел? — тоже сложила руки на груди, а парень хохотнул.

— А ты не помнишь? — продолжая ржать спросил Пончик, а всё что я помнила — это момент, как выпила пятнадцать рюмок соджу, и подпевала парням из "SUN".

— Не помнишь. По взгляду вижу, — махнул рукой Пончик и повернулся в сторону кухни.

Я же продолжала попытки вспомнить хоть что-то после того, как меня вырубило. Но всё зря. Я и правда не помню ни хера, когда напьюсь.

Пончик прошел на кухню, и стал кому-то звонить, когда понял что холодильник пуст.

Именно в этот момент мой сотовый известил о том, что ещё жив и мне пришло сообщение. Я еле нашла его под одеялом, на котором грела зад.

Достала телефон, открыла сообщения и застыла.

"Приходите через два дня в "Эверленд". Это касается вас и вашего мужа. Я прошу вас! Это очень важно. Нельзя допустить, чтобы пострадали и вы! Но приходите одна, за вами следят!"

Я резко вскинула взгляд и прошлась по крепкой спине, обтянутой гольфом горчичного оттенка. Кровь так и кипела, заставляя меня дрожать.

"Что делать? Рассказать, или идти одной?"

Но одно я знала точно. Не пойти, значит упустить шанс понять, кто подослал ко мне головорезов вчера. Я снова взяла сотовый в руки и быстро настрочила ответ.

"Хорошо. Тогда встретимся у фонтанов во втором часу дня. Я буду в кожаном комбинезоне."

Нажала на "отправить" и поднялась, прикрываясь одеялом.

— Сейчас привезут завтрак, — Пончик повернулся ко мне и кивнул на ванную, — Иди мойся, пьянчужка.

— Тебе бы тоже не помешало.

— Это приглашение? — холодно спросил Ши Вон и налил себе воды в стакан.

— Помечтай! — шикнула и пошла в сторону ванной.

— Не нуждаюсь.

— Ну да! Я же забыла, что ты с женщинами обычно не спишь! — съязвила и вошла в ванную, только за ней расслышав короткое:

— Всё верно. Для этого у меня есть законная жена.

"Охренительный фиктивный брак! И ты тоже хороша, Богдана! Хватит пить, а потом пытаться вспомнить то, что было вчера до того, как ты лакала нектар богов!"

Метель… Опять метель, и мается дурь в голове, или как получить просветление

"Как тяжело жить! Господи всемогущий! Как же тяжело жить-то!" — это я и повторяла в голове, пока мы ехали домой в машине Пончика.

Всё прошло очень хорошо. Такого золотого и терпеливого мужа ещё поискать надо. И накормил, и эликсир от перепоя купил, и молча терпел нытье Славки о том, что она больше никогда пить не будет. К тому же! Что-то они явно дружны стали. К чему это, интересно?

— Что ты наговорил моей Гаркуше?

— Повтори последнее слово, — Ши Вон повернул ко мне лицо от окна, и нахмурился, — Прозвище твоей подруги созвучно с названием эро-отеля. Ты серьезно?

— А ты, я посмотрю, знаток злачных мест? — прошлась по нему взглядом и хмыкнула.

— Снег… — внезапно прошептал Пончик и улыбнулся так, что у меня в груди перехватило.

"Матерь Божья, у меня офигенный мужик. Он и улыбается, как бог…"

— Мармеладка? — он обернулся и мы встретились взглядами.

Долго смотрели, настолько, что мне показалось будто глаза высохли. А потом я решилась задать тот самый вопрос:

— Мы переспали? — тихо спросила, продолжая смотреть в его глаза, которые немного сощурились, а потом в них пробежал блеск.

— Когда вспомнишь, задай этот вопрос ещё раз. Только уже себе. — холодно ответил Ши Вон и опять стал смотреть на то, как за окном падает крупный, фактически, первый снег.

— А если я помню?

Блеф — очень опасная дорожка, но что поделать, если я уверена, что этот конкретный мужик проводил мне тщательный осмотр.

— Не вспомнишь! Ты пьешь безбожно!

— Во-о! *(Что-о?) — я даже рот раскрыла, но меня осекли.

— То! Сколько ты вчера выпила? — Пончик повернулся ко мне всем корпусом, и чисто по-мужски, откинул полы пальто и раздвинул ноги.

Одним словом, он развалился напротив меня, как альфа-самец и стал разбрызгивать в воздухе свои чёртовы феромоны.

— Сколько выпила — всё моё!

— За мои деньги!

— Уже деньгами пеняешь?! Вот!! Вот она прикатила настоящая супружеская жизнь! — я запахнула полы своей парки плотнее и скривилась.

— Конечно. Одно дело, если бы ты просто их спускала на какие-то глупости, а другое, когда ты постоянно напиваешься! — опять холодно парировал Пончик, на что я тут же нашлась с ответом.

— И это мне говорит представитель, можно сказать, самой пьющей нации! Ваше соджу по продажам побило рекорд русской водки во всем мире! Ты в курсе?! Нет?

— Поэтому ты решила этот рейтинг сделать ещё выше? За счёт своего здоровья?! — Ши Вон шикнул на меня и даже челюсть сцепил так, что она проступила под кожей лица.

— Ты чего права качаешь? В апатах молчал, а здесь решил взяться за мое воспитание? Поздно!

— А ты бы предпочла, чтобы я тебя оскорбил при твоей же подруге? Разве я не поступил разумно?

— Я тебе вопрос задала! — точка невозврата была близка, потому я перешла на рычание, — Отвечай!

— И не подумаю! Сама вспоминай! — Пончик злорадно ухмыльнулся, а потом вообще оскалился.

— Ши Вон! Мы так не договаривались! Ты должен…

— Помолчи! — он шикнул и резко нажал на кнопку, поднимая панель между нами и водителем, — Ты умом тронулась?! — стал реально зло шептать, а потом и вовсе чертыхнулся и обвел меня чисто корейским взглядом "с ног до головы, под соусом "фи".

— Отвечай! — не выдержав, схватила его за гольф на груди и скрутила ткань в кулаке.

На что совершенно не ожидала, что мне тут же сквозь зубы ответят, усадив к себе на колени.

— Да! И не раз! Довольна! — Пончик выдохнул мне в губы, и тут же закрепил свои слова.

"Охренительный фиктивный брак…" — опять пронеслось в голове, когда язык Пончика проделывал кульбит рядом с моим, а руки парня по-хозяйски притянули меня ближе.

"Что-то очень… знакомое…" — я продолжала смотреть на то, как за задним стеклом падает снег и дегустировать губы и рот Пончика, — "Как-то всё чертовски плавно, сильно и с тем бережно… Но от этого ещё хуже, потому что сердце стучит в горле, а глаза сами закрываются, пока руки предательски так и липнут к Ши Вону. Они точно знают, где бывали до этого…"

Когда температура тела достигает критическо-оргазмической отметки, после которой следует переходить к горячей фазе процесса слияния, Пончик только сильнее прижимает меня к себе, и мне это нравится. Настолько, что я, так уж и быть, побью его очень ласково и только для проформы.

— Значит… — я оторвалась от него и, тяжело дыша, провела языком по нижней губе, повторив его же движение, — …не гей?

— Очевидно… — Ши Вон легко схватил мою ладонь и опустил между нами, — нет.

"Карамба… Вот же я идиотка! Как можно было просрать воспоминания жаркой ночки с таким…" — я опустила взгляд и сама охренела от того, что ощутила под своими пальцами, — "И это ещё джинсами прикрыто…"

— Значит, было… — убито выдохнула и с досадой уперлась лбом в его плечо.

— И тебе не стыдно?! — тут же соскочила с его колен, а когда замахнулась со словами, — Я ж пьяная была! А вдруг… — Пончик перехватил мою руку, и выдал молящим и замогильным голоском:

— Ты сама меня совратила! Так что это… Не надо тут! И вообще! Я законный муж!

— Да! — я влупила его по бедру кулаком так, что бедный аж заныл, — Фиктивный, щибаль!*(бл***!) Уже забыл?

— Ну и силища! Фингал поставила, теперь побоями занялась, а потом мужчины тираны! Да вы сами не хуже! — он потирал ушибленное место и продолжал корчить из себя идиота.

— Ши Вон, блин! Ваньку выключи!

— Кого выключить? Как можно выключить человека? — Пончик хохотнул, на что я опять замахнулась, и лучше бы сидела ровно и не рыпалась.

Пончик потянул меня на себя и снова с размаху врезался в мои губы своими, блин. Да так, что перед глазами круги забегали. И это заявление совершенно оправдано. Потому что у меня ноги отнимало от того, как он это делал и с какой отдачей. Так, что дышать было нечем, а кожа зудела и вспухла совершенно точно. Я ощущала как медленно, но уверенно вселенная покидает меня и уносит с собой самый ценный орган — мозги.

"Это нужно остановить сейчас. Ты привяжется к нему, если это уже не случилось. Слишком всё красиво и сладко. Этот парень, который мало того, что шикарен и вычухан, как айдол, так ещё с безразмерным кошельком. Такие истории всегда плохо заканчиваются — либо триллером, либо хоррором."

— Стой… Стой!!! — еле проговорила на выдохе и уперлась рукой в его грудь.

— Что? Что не так? — хрипло спросил Пончик, а я замерла взглядом на том, как его ладонь попыталась погладить моё лицо.

— Нет! Это… Это всё было неправильно с самого начала!

— Отпустить? — вдруг холодно спросил Ши Вон и опустил руки.

— Да…

"Ну, дура!" — кричало в голове, пока мы ехали обратно к дому.

Машина плавно остановилась у входа, и я даже не обратила внимая, как передо мной открылась дверь. Потом по инерции пошла следом за своим мужем, а сама не могла опомниться.

"Как можно было так беспечно влипнуть? Ведь не наивная же девка? Вроде жизнь всему научила. И замужем уже была! Мужики одинаковы везде и повсюду!" — рыкнула про себя, и опомнилась только в конце коридора в выставочный зал Тадж-Махала.

Врезалась с размаху в спину Пончика и, потирая ушибленный лоб, чуть не офигела. В доме были фотографы, и это очевидно. Ведь вокруг выставлен "свет" и стоят три камеры на штативах. А перед ними…

"Свят… Свят… Свят… Это кто?!!!"

Я не знала, как правильно описать эту даму, или мадаму. Вот все слова в горле прямо застряли, но то, что рядом с ней стоял Чжон Вон прямо заставляло его пожалеть. Потому что сопоставив факты из разговора со своей "любимой" свекровью, я поняла что моя история набирает нешуточный окрас.

Выглядело всё так, словно молодой парень стоит над своей матушкой, не иначе. Женщине по меньшей мере на вид было лет сорок пять, а так как она могла спокойно сойти комплекцией на куб, или нехилый воздушный шар, то мне жаль не только Дракошу, но и кресло, в котором восседала эта импозантная дама.

— Пс-с-с… — я схватилась за руку Пончика, когда жена Чжон Вона посмотрела на меня сквозь свои узкие щелочки, — Это…

— Познакомься, дорогая! Это моя невестка госпожа Джорджия Кан.

— Дж… Что? Она же..? — я нахмурилась, а потом эта Жоржетта заговорила сама.

— Это и есть та трость, на которой ты женился на зло госпоже Ким?

"Что?! Трость?" — я сжала ладонь Пончика так, что он завыл, но сцепил зубы и прошептал:

— Молчи, ради Небес! И слова не пророни!

— Ага, щас-с-с! — прошипела на нашем и встала вровень с мужем.

— Меня конечно, уже в этом доме ничего не удивляет. Но мне теперь понятно, почему здесь всё таких… огромных размеров. Угодить первой невестке пытались!

— Закрой свой рот! Как ты смеешь так хамить при муже!

"Какая встреча! Ты то мне и нужна!" — я подняла взгляд вверх на лестницу, и столкнулась с холодным взглядом своей "матушки".

— Где вы шлялись целую ночь?

После данного вопроса, мои брови взлетели чуть не на макушку. При этом Чжон Вон спокойно хохотал в кулак и пытался не рассмеяться в голос. Видимо он хорошо знал, где мы были.

— А разве вы не в курсе, дорогая матушка? Я думала тот идиот с ножичком в руке уже прислал вам ответ!

Мной можно было гордиться! У моей свекрови на лице появился новый оттенок. Скоро я начну составлять палитру её душевных состояний. И это только первая неделя моей супружеской жизни. Дальше, думаю, можно будет писать пособие по тому, как у человека меняется цвет лица в экстренных ситуациях. Гематоген тут уже явно бессилен.

— Как ты смеешь обвинять меня в таком? — она картинно схватилась за грудь, но театр абсурда продолжился, когда на сцену вышли новые действующие лица этой сладко-соплежуйной мелодрамы.

"Бабулька выкатила тяжёлую артиллерию — японский экспонат образцовой жены! Я так скоро рехнусь!"

— Что здесь происходит? Как вам не стыдно при посторонних вести такие беседы?! — холодно отрезала старшая госпожа, а японский цветочек сакуры за её спиной нагло пялилась на моего Пончика.

"Ты только посмотри! Как она глаза свои вылупила?!" — я схватила муженька покрепче, а потом охренела от того, как он высвободил свою руку из моего захвата и обнял.

Японская претендентка зло сощурила глаза, а справа из бокового коридора выпорхнула Куколка моей свекрови.

"Это невообразимый дурдом. Три бабы в доме на одного мужика. И главное, нет бы такую первому брату подобрать… Они его заставили жениться на тётке, которая способна задавить его своим пышным авторитетом!"

Нет, ничего не имею против красивых женщин в теле. Но то женщины, а это мегера на манер той, которая буравила меня таким взглядом, словно я уже трижды беременна, и мне каюк, как только я спать лягу. Задушит во сне голыми руками!

— Немедленно прекратите бардак! Дана, нам нужно поговорить! — проскрипела бабулька, на что я точно та же прищурилась и уже было сделала шаг вперёд, как прозвучал холодный голос Пончика.

— Этого не будет, бабушка!

— Тебя никто не спрашивает, Ши Вон! Все женщины должны через час собраться в моем крыле. А с твоей… женой я хочу поговорить сперва отдельно. Грядет серьезное мероприятие! Это не просто прием! На нем решится многое, и она должна знать, как себя вести в нашем обществе!

— Я сказал нет! — повторил холодно Пончик, и меня это реально напугало.

"Что происходит в этом доме? Почему у меня такое чувство, что они все играют в свои какие-то непонятные игрища? Ведь родные люди, а как кошки с собаками!"

— Пончик… Я думаю, нам со старшей госпожой нужно поговорить.

— Ты не понимаешь… — прошептал Ши Вон, и только сейчас я поняла, что он действительно боится за меня.

"Но ведь я для того и нужна была? Разве нет? Разве я не обычная ширма?"

То, что произошло в машине, мои догадки о том, что произошло между нами, и вообще, вся ситуация — вынудили подняться природную харизму Богданы Билык из глубин её темной души.

"Если я хочу остаться в живых до конца этого злосчастного месяца, то должна действовать сама. Пончик явно что-то скрывает. А уж супружеская пара, которая стояла передо мной вообще вводила в когнитивный диссонанс! Ну уж нет, ребята! Вначале чуть не траванули какой-то хернёй, чтобы подложить под кого-то, потом угрожали мне, моим не родившиеся детям и подруге, а в конце вообще подослали головорезов! Если они так боятся меня, значит на то есть причина!"

Под пристальными взглядами я вырвалась из рук Пончика и пошла уверенным шагом в сторону бабульки. Она одобрительно хмыкнула, а я прямо охренела, когда стала подниматься, а японский экспонат спускаться вниз, очевидно, к моему мужу.

— Они проведут фотосессию для журнала, а мы с тобой побеседуем, Дани. Ты ведь не против?

"Вот это уровень наглости!" — я начала злорадно растягивать ухмылку, и уже поднявшись, ответила:

— Конечно. Кто я, чтобы перечить старшей госпоже дома Ким?!

Бабулька ответила мне такой же ухмылкой и пошла первой в сторону той самой лестницы в свой отдельный замок.

Естественно, прежде, обернулась и лучше бы этого не делала. Потому что поймала злорадный взгляд свекрови, который так и кричал: "Попалась!"

Мы дошли до входа в комнату бабки, и как только переступили порог, за мной закрыли ширму, и тон старушки в игре на публику поменялся.

— А ты девушка не глупая! Я то думала, тебя легко можно провести вокруг пальца, но ты сама кого хочешь проведешь! — старшая госпожа даже не оборачиваясь, дала мне сразу понять, что шутки окончены.

— Тебе, видимо, известно, что мать моих внуков давно умерла?

— Да. Чжон Вон рассказал мне о том, что они с Ши Воном сироты.

— Чжон Вон естественно, показал тебе оранжерею? — бабулька обернулась, а я опешила, потому что её добродушный взгляд изменился за секунду.

— Скажи, что ты не передумала, и наша договоренность в силе, девочка. Потому что, Аяка всё равно станет женой Ши Вона. Хочет он этого или нет, но их брак это давний договор семей!

— А как же молодая госпожа, которая тут обучение как невестка проходит? Вы хоть понимаете всю дикость того, что происходит в стенах этого дома? Я здесь чуть больше недели, а мне кажется, словно это параллельная реальность! Три женщины для одного мужчины в одном доме! И эта… госпожа Кан! — я хохотнула и покачала головой.

— Мне жаль, что он втянул тебя в это. Но ты должна сама понимать, что если не моя невестка, то я, не дадим тебе спокойной жизни, Дани. Поэтому…

— Это же вы меня опоили? Почему? Мы же с вами договорились, кажется? — я перебила её, и стала ждать реакции на свой выпад.

— Я, — она кивнула, а потом обошла свой низенький столик и села, — Потому что ты нарушила этот договор, и позволила себе лишнее. Ты ширма, которую использует мой внук, и должна была понимать своё место.

— И какое же у меня место? — во мне всё кипело от злости.

"Она сейчас намекнула, что я пустое место?"

— Не в этом доме и не рядом с моим внуком. Именно поэтому ты больше не выйдешь из моего крыла до того момента, пока адвокаты не уладят ваш бракоразводный процесс! — холодно отрезала старуха, а я натурально раскрыла рот от такого заявления.

— Вы спятили? — подалась вперёд, но за моей спиной открылась та самая ширма, и в комнату вошли двое громил, которые схватили меня под руки.

— Нет. Просто я тебя предупреждала! Вспомни наш первый разговор, когда я позволила тебе остаться в крыле внуков. Ты нарушила обещание и залезла в постель к Ши Вону. Больше я этого позволить не могу. Это недопустимо, что мой внук связался с иностранной безродной девкой, которая как хитрая кумихо, решила играться с моей семьёй!

Она спокойно отпила чай из глиняной чашки и ехидно улыбнулась, от чего мне захотелось плюнуть ей в лицо. Такая милая старушка по началу была, а какой дурой оказалась я!

— Значит, это ваших рук дело! И нападение тоже! Это не госпожа Ким послала тех болванов за мной!!! — я попыталась вырваться из захвата охраны бабульки, а она лишь покачала головой.

— Я не привыкла брызгать ядом, как моя невестка. Я привыкла действовать. Знаешь почему Ши Вон не хотел тебя отпускать сюда? Потому что знал, что на этом его игре конец, и уже завтра он будет разведен! И первой на развод продашь ты, дорогуша. Если хочешь выйти отсюда спокойно и без происшествий.

"Вот и доигрались… А как всё интересненько-то начиналось! Как сказка!"

Бабулька поднялась, и один из амбалов тут же протянул ей сотовый, который достал из моего кармана.

— Отведите на мансардный этаж и заприте! Выставите охрану и не впускайте наверх никого! Вам ясно? — приказала бабка и стала рыться в моём телефоне.

— Нэ!*(Да!)

— Отпустите меня! Иначе не подпишу ничего!

В этот момент я ощутила реальный страх вот уже в третий раз. Если учитывать моё положение, то вполне вероятно, что меня так и убить могут, тело прикопать в саду и никто не станет меня искать.

"Нет бы послушать его! Нет бы не лезть на рожон, а просто гульбанить на его деньги! Вместо этого, я взяла и решила, что можно вот так просто в чужом доме качать свои права!"

— Захочешь пить и есть — подпишешь всё, что я тебе скажу!

— А что если Ши Вон потребует меня выпустить?! — я ухмыльнулась опять, но уже сквозь страх.

— Нет. С этого момента он не потребует ничего. Потому что ты сама привела ко мне того, кто долгое время скрывается от нашей семьи, — старушка повернула экран моего сотового с сообщением о встрече в "Эверленде". — Если бы не это… Но видимо, Небо благосклонно ко мне сегодня. Уведите!

"Спокойно, Бодька! Он ведь мужик! Вытащит меня отсюда!" — это я повторяла себе, пока меня вели под руки вверх по ещё одной лестнице.

Потом свернули наверху в узкий коридор и впихнули в комнатушку с кроватью и окошком, больше похожим на иллюминатор. Вспомнился фильм "Кавказская пленница", только теперь его следует переименовать в "Корейская пленница"!

— Так! Спокойно! — я начала ходить по комнате и думать.

"Не зря он так боялся старуху по началу. Всего неделя, а она уже посадила меня под замок без лишних усилий!"

— Идиотка! И он тоже хорош! Зачем я ввязалась в это?! — всунула руки в свою шевелюру и продолжила наматывать круги по комнате, перебирая возможные варианты побега из этой "тюрьмы".

Сколько не думала, всё сводилось к одному и тому же: "Только Пончик может вытащить меня отсюда! Только он! Больше некому!"

Не знаю сколько намотала километров по помещению, пока не услышала как проворачивается ключ в замочной скважине.

Тут же стянула тяжёлый ботинок с ноги и прижалась к стене у косяка. Как только дверь открылась, с размаху всадила своей обувкой кому-то по темечку. Естественно, послышался мат. Мой гость поднял голову, а я застыла у второго ботинка руками, готовя новый снаряд.

— Чжон Вон?! — пискнула, но мне тут же зажали рот рукой, и закрыли дверь, вжав именно в неё.

— Тихо!

— М-м-м! — я стала вырываться, а потом и вовсе всадила зубы в его руку, на что Дракоша так посмотрел, словно я смертница.

— Ты виделась с тем, кто прислал тебе сообщение? Отвечай! — рявкнул зло парень и сжал моё лицо сильнее, но потом отпустил.

— Какого хера творится в этом доме?!! Одна запирает! Второй приходит и руки распускает! Вы не слишком много…

— Я задал тебе вопрос!!!! — Чжон Вон кулаком чуть не пробил дверь у моей головы, а я замерла.

В горле пересохло моментально, а ноги подкосились от испуга. Я хоть и барышня со спесью, но, увольте! Вот такое не терпела в свою сторону никогда.

— Вы все охеренели? Я что, ваша собственность! Кто вам…

— Дана!!! Просто… — его глаза обратились в стекло, а взгляд стал похож на зеркало, которое отражало меня, — …я умоляю тебя, ответь! Ты знаешь кто тебе написал? Ты видела того, кто отправил тебе сообщение? Знаешь где она?

— О чем… ты говоришь, Чжон? — мой голос обратился в глухой звук, а не в шепот.

— Значит, это опять обман… — он понурил голову, а потом и вовсе медленно опустился передо мной на колени.

"Вот это, мать его, поворот!" — я даже не знала, как себя вести и что ему говорить, потому что Чжон Вон явно был не в себе.

Я слышала, как он сквозь смех, пытался заглушить слёзы, которые его душили.

— Чжон… — медленно и осторожно встала на колени напротив него, — Что случилось?

— Не важно. Это очередная манипуляция старухи мной и Ши Воном. Не было никакого сообщения. Она это всё провернула с ведьмой на пару. А я дурак и брата в это втянул… А теперь и тебя!

— Объясни… — но не успела ничего закончить, потому что дверь опять начала открываться и в неё влетела мегера.

— Кто тебе разрешил нарушать приказы старшего, Чжон Вон?! Что ты здесь делаешь? — свекровь явно не ожидала, что в мою тюрягу придет посол доброй воли.

— Пошла вон с дороги! — тихо и холодно отрезал Чжон Вон, поднялся и схватил меня за руку, — Ты кто такая вообще в этом доме?

— Как ты с матерью разговариваешь?

"О! Новый оттенок на лице мегеры! Цвет "романтичный кокер-спаниель". Вроде и смугло, а уже порозовело…" — дебильная мысль пронеслась в голове на скорости моего красавчика, а Дракошик, тем временем, не запоздал с ответом.

— Мать? Это кто здесь мать, госпожа Ким?! Не позорьте это слово, применяя его к своей персоне. Всё, чему вы мать — это счета и активы корпорации!

— Ты доиграешься! Ты же понимаешь чем жертвуешь, помогая брату в этом спектакле! Он всё равно женится на Сан Хве!

"Еби**** сила! Одна орет, что он женится на японском экспонате, вторая орет, что он женится на Сан Хве! Алё! А ничего что он уже как бы женат?!"

— Вы ж уже определитесь с кандидаткой. А то выходит, что у моего мужа гарем! — я хохотнула, а сама так и ждала момента, когда выйду отсюда.

"Надо либо давать деру из этой гробницы для человечности, или идти перевоспитывать своего бесхребетного супруга!"

— Мужа? Ты действительно не понимаешь, что ваша шутка затянулась, девочка?! Этот дурачок что только не придумывал за два года, чтобы не жениться! Даже парня себе заводил, чтобы невестки из этого дома сбегали куда подальше. Ты думаешь меня после такого остановит маленькая, никчемная невежда и чучело? Он кого только не приводил в эти стены. Однажды кисен*(кор. женшина для утех) жила в гостевом доме две недели и выдавала себя за беременную от него! Так что… Не ты первая, не ты последняя!

— Куман!*(Хватит!) — Чжон Вон встал передо мной, но ведьма не унималась и продолжила:

— Выпустишь её отсюда и старуха из-под земли достанет Аран! А когда она до нее доберется… Доведет дело до конца, Чжон Вон. Ты этого хочешь? Ты ведь помнишь как я помогла тебе…

— Не смей произносить это имя… Не смей! — Чжон Вон выпрямился и пихнул меня к выходу, за которым, опустив голову, стояли те самые громилы.

— Ладно ещё старуха… — продолжила ведьма, когда мы уже были в коридоре, — Представь что с ней будет, когда до нее доберется Джорджи! Твоя супруга хуже нас со старшей госпожой вместе взятых!

— Аран умерла… И обманывать себя, я больше не позволю! — отрезал Чжон Вон и, схватив мою руку, потащил вниз по лестнице.

"Ни хера ж себе! Так вот о ком он спрашивал всё это время! Людоньки, так это что сейчас было? Это…"

— Отпусти! Я могу сама идти… — глухо прошептала, но меня осекли:

— Помолчи и быстрее шагай! У нас мало времени! Я уже распорядился убрать всю охрану бабушки с нашего крыла, и вызвал своих людей.

"А где в это время МОЙ мужик шляется?!"

— Где Ши Вон? — резко задала вопрос рядом с дверью нашей спальни.

— Вероятно, на свидании с Аякой. Придет домой — спросишь его сама, где он был? Мне пора!

— Что? Он что пошел на свиданку, пока я наверху под замком сидела?

Дракошик развернулся на выход из холла, когда я тихо сказала:

— Чжон… Кто эта…

— Никто! — со сталью в голосе ответил Чжон, — Если бы она до сих пор что-то значила, я бы не пошел за тобой, Дана.

Он вдруг обернулся обратно и добавил:

— Я знаю, что ты не столь глупа и наивна. Более того, женщина которая живёт на адреналине, должна знать и понимать чем это может закончиться. Эта гонка проиграна, невестка. Беги, пока ещё цела. Завтра утром к тебе принесут документы на развод. Я в этом уверен. Подпиши их сама и первой, пока… Пока ты не пострадала. Я говорил ему, что эта затея с фиктивной свадьбой полный идиотизм. Но он не стал меня слушать. Потому… Послушай хотя бы ты, Дана. Беги, пока цела и невредима.

Чжон Вон закончил и резко провернулся, чтобы уйти, когда из его кармана выпала маска. Он и не заметил этого, так и не обернувшись. За ним вход в холл преградило три охранника, а я опять посмотрела на черную ткань, лежащую на полу.

"Да быть такого не может! Или…" — я подняла маску и развернув её, у меня реально случился ещё один шок.

Это оказалась точно такая же маска, как у Всадника. Точь в точь, как та, которую я помнила ещё с новогодней ночи. Но зачем он её выбросил? А по-другому это не назвать. Просто так обронить передо мной подобное? Он что, вообще выпал из реальности?

Я влетела в спальню и прислонилась спиной к двери.

— Хватит!!! Поиграла в богатую нахлебницу и хватит! Я ещё жить хочу.

Поэтому пошла в гардеробную и схватила свой старый потёртый чемодан. Быстро собрала все вещички и только на выходе из гардеробной посмотрела на столик. На сверкающей в свете ламп поверхности лежала коробка темно-бордового цвета.

Естественно это не мог быть подарок мужику. Черный атласный бант и форма коробки намекали, что сие сюда попало как раз из-за меня.

Я выпустила из руки ручку чемодана и медленно открыла коробку, в которой в красной ткани лежал комплект белья. Почти такой же, как мы с Пончиком превратили в клочья.

— Чертов гей!!! Чтоб ты на той свиданке черта лысого повстречал!

Я с остервенением стянула булыжник с пальца и, бросив его в коробку, закрыла её и опять схватила ручку чемодана. Быстро вернулась в комнату, забрала свои документы и вышла в коридор.

— Госпожа! Нам не велено… — один из охранников получил удар и стал срочно нуждаться в Гематогене, когда завидел меня на пороге с чемоданом.

— Передайте старшей госпоже, что я жду её в холле вашего дворца!

— Но господин Ким…

— Какой? Моего супруга здесь нет, кажется. А Чжон Вон мне никто. Поэтому выполняйте приказ и пропустите меня… — я ощутила, как в глазах банально щиплет, и вообще чуть губу не прикусила от обиды, — Уйди с дороги, мать твою, и делай то, что велено!

Естественно меня пропустили тут же и незамедлительно. Как я нашла дорогу к выставочной галерее вообще не понятно. Но всё же встала по центру и сложила руки на груди. Старуха показалась на лестнице спустя пару минут и несла в руках папку.

— Значит, ты понимаешь ситуацию. Это радует! — бабка положила передо мной бумаги, и при этом спуститься уже не поленились.

— Конечно! Вы же его не просто так на свиданку с японским цветком сакуры отправили. И раз он согласился пойти, значит, всё решил и в моих услугах больше нет нужды.

Я зло прошлась взглядом по лицу старушки и схватила ручку. Раскрыла папку и уверенным, размашистым почерком поставила свою подпись.

— Так, как ты помогла мне всё-таки и, моя невестка поняла, что её Сан Хва бесхребетная ослица, как мы и договаривались, я…

— Свои деньги… — я схватилась за ручку чемодана и ухмыльнулась сквозь слезы, — Можете себе оставить! Прикупить совесть на них. Потому что то, что вы сотворили с жизнями своих внуков… Лучше сразу в петлю голову всунуть, чем хоть день прожить в этом доме, где людей за таковых вообще не считают. И ещё…

Она продолжала спокойно выслушивать тираду, но я другой реакции и не ждала.

— Скажите спасибо, что я не подам на вас заявление о том, что вы меня под замок посадили!

Вот то, что заставило бабульку показать свое истинное лицо. Женщина подошла ко мне впритык и со злостью, сквозь улыбку, тихо сказала:

— Ты же слышала имя Аран? Так вот, девочка! Скажи спасибо, что я не сделала с тобой то, что случилось с посудомойкой, которая пролезла в кровать к моему внуку. Если тебе интересно от чего тебя спас Чжон Вон, вправив мозги, спроси его, как его девка исчезла, и куда? Может он ответит тебе! Но это вряд ли…

Пока она говорила, я обращалась в камень, а волосы на голове зашевелились от ужаса.

"Как такая милая старушка может быть таким чудовищем?"

— Он и сам не знает, где эта сарсари*(шлюха). - закончила женщина, а я с силой втянула воздух через нос, чтобы успокоиться.

— За что такая ненависть к собственным детям? Почему? — это вырвалось совершенно непроизвольно, словно мысли вслух, но старуха ответила.

— Потому что я уже однажды потеряла сына, когда он решил снюхаться с безродной девкой. Но Небо её забрало, и вернуло мне сына, который наконец, поумнел и женился на той женщине, которую выбрала я!

"Вот эту мегеру?" — я чуть не рассмеялась в голос, — "Это видимо, чтобы было об кого зубы точить!"

— Прощайте. Слава небу, что моё пребывание в этом гадюшнике закончилось настолько быстро. Счастливо оставаться!

Я спокойно развернулась, а потом, прихватив чемодан покрепче, пошла через тот самый, длинный коридор к центральному выходу.

"Вот и закончилась корейская сказка! Вот тебе и Новый год, Бодька! Он ведь високосный? Говорят в этом году нельзя выходить замуж. Значит, не врут!"

История о том, как догнать, перегнать и опять окольцевать

Помню, что пришла обратно в свой барак на крыше, и закутавшись в плед, уселась на старый пошарпанный диван. Сидела и смотрела на то, как в соседнем доме загорается свет в окнах. Сперва в одном, потом во втором. А уже следом и в третьем.

Свой сотовый отключила, как только отправила Гаркуше сообщение, что завтра к ней приеду и со мной всё в порядке. Слава богу, хоть она была в человеческих условиях. Аренда апат оплачена на полгода вперёд, но вот охрана завтра точно испарится. А значит, придется ей всё рассказать. Хорошо хоть сотовый мне вернули, а то ж могли и его выбросить за забор, как меня.

Я с досадой поджала губы и прислонилась к тёплому ворсу ткани пледа. На него упала крупная снежинка, которая стала катализатором для того безобразия, которые начало со мной твориться.

Смотрю на "замёрзшую в атмосфере воду", а у самой своя вода по щекам бежит, потому что я вспомнила Пончика и его улыбку ещё утром в машине.

— Придурок! — продолжаю лупиться на снежинку и шиплю, — Вот натуральный дебил! Зачем трогал меня вообще?! Хорошо хоть я настолько восприимчива к пойлу, что не помню ничего. А то ведь и намного красочнее эпитеты подобрала бы! Идиот! И прелесть мою порвал! Что мне с твоего подарка дебильного?! Что? Я ведь его даже не надену! Не для кого!!

Пока я шипела, аки фурия, снежинка успела растаять, а снег прекратился. Дома, наверное сугробы по колено. А может и нет. Эта зима слишком теплая, какая-то. Даже здесь.

"И в такую погоду мой мужик так и остался в гараже! Надо было забрать!"

В этот момент, в памяти всплыла маска, и я залезла рукой в карман, куда её наспех пихнула ещё в Тадж-Махале.

— Вот как понять, кто из вас он? — я присмотрелась к куску тряпки и сжала её в руке, — Ведь я хорошо помню, что под мостом ко мне присосался подозрительно знакомый тип, с псевдогейскими наклонностями!

Поднявшись с насеста, подошла к парапету крыши и задумалась.

"Мда-а-а… Неплохо я пожила эти одиннадцать дней. Так не развлекалась ещё никогда! Но…"

В мысли ворвалось воспоминание того, как Чжон упал передо мной на колени, как побитый. А потом я вспомнила его жёнушку.

"Б-р-р! Ладно бы там чувства были. Но они заставили жениться парня на импозантной дамочке насильно!" — крикнуло в голове, и я поёжилась.

Как можно было додуматься поженить молодого парня на женщине, которая ему в матери годится? Что должно стоить больше, чем счастье собственного внука?

Так я и упала лицом в кровать, приняв душ и съев три миски рамена. Живот ныл, голова болела, а сна ни в одном глазу. Чувство такое, что меня побили, хотя в принципе и пальцем не трогали.

Обернулась обратно и уставилась в потолок, потом снова зарылась лицом в подушку.

"Утром надо искать работу. Или покупать билеты обратно домой. Если я не устроюсь хоть куда-то, плакала и моя виза, и моя счастливая жизнь в этой прекрасной стране…" — закрываю глаза и проваливаюсь в сон, казалось бы без сновидений.

Но они настолько яркие, словно и не сплю вовсе. Смотрю на то, как черная ткань рубашки скользит по слегка смуглой коже и обнажает рельеф плеча. Медленно спускается вниз, скользя по руке. Мышцы играют на ней, а потом горячая ладонь находит моё лицо, плавно сжимает и притягивает ближе к лицу мужчины. Оно размыто, но чувства нет. Именно они возвращают мне вкус его губ, и то, как наши дыхания обмениваются обоюдным жаром. Мой вдох и его выдох. Я словно дышу тем, что выдыхает мужчина, нависающий надо мной. Мягко ласкает мои губы, но с тем с некой долей ненасытности заставляет ощущать ритм своих движений не только во рту, но и во всём теле.

Окружающий мир, как концентрат из его запаха, дыхания и движений. Я чувствую, что мне жарко, и знаю, что удовольствие только возрастает, заставляя тело вытягиваться от того, как огонь из прикосновений гуляет по моей коже.

И лишь когда моя внутренняя алкоголичка прозревает, я понимаю, что передо мной Ши Вон, который смотрит в мои глаза и сильными толчками, там внутри, заставляет запомнить своё лицо даже сквозь алкогольный туман. Потому что я помню… Картина того, как мы смотрим друг другу в глаза, кажется яркой вспышкой. Она-то и заставляет меня проснуться в диком поту, свалившись с кровати на пол и больно хлопнувшись об пол. В паху ноет так, словно я действительно только что марафонила всю ночь, и мне явно мало. Во рту пересохло, а дыхание такое, будто я получила троекратный оргазм.

— Да твою же налево… — скривилась, попытавшись встать и понять где вообще нахожусь.

Поправила, прилипшие от пота ко лбу волосы и с досадой отметила, что унылая обстановка сарая на крыше не поменялась кошерной спальней в Тадж-Махале, а значит я реально дважды разведенка.

— Молодец, Бодька! Так держать! В следующий раз чего мелочиться?! Сразу замуж за арабского шейха, чтобы наверняка в порошок стёрли или бросили в вольер к ручным тиграм… — выдавила из себя и, наконец, сумела поднять зад с пола.

— А вообще отличный повод бухнуть опять!

" — Ты же пьешь безбожно!" — вспомнились слова бывшего супруга, и у меня оскомина по зубам пробежала.

— А вот не буду пить! Понял! — шикнула и, осмотревшись, поняла, что дело "дерьмо" и пора возвращаться из сладкого забвения.

Конечно же я не надеялась на то, что на утро в моей халупе будет наследник великой корпорации. Хотя кого я обманываю? Естественно, этого и ждала Бодечка, как в сказках про прекрасных принцев. Но итог печален у повести моей.

— Нет повести печальнее на свете, чем повесть о бухающей Джульетте! — налила себе воды и хохотнула.

Пока пила, думала, как бы мне объяснить Гаркуше, что может статься и так, что я улечу первым же рейсом к херам домой. У неё то всё нормально! Не успела ещё все бросить по моей просьбе! Она спокойно работает и дальше переводчиком. Это я лузер! Вот спрашивается: зачем надо было бросать свою работу?

— Точно! Из-за того, что меня наняли на роль жены. Чтобы я ещё раз вышла замуж! Ни за что!

Я хотела было уже начать распаковывать чемодан, когда на тумбе подал свой голос мой многострадальный сотовый.

"Надо его протереть спиртом! А то вдруг желчь старушки заразная хрень?"

В итоге я брезгливо взяла свой сотовый в руки и открыла папку сообщений.

— Оба-на! Я ж вроде всё уже сделала! Зачем продолжать эти игры?

Приподняла бровь и прошлась взглядом по тексту сообщения ещё раз:

"Сегодня гонка на северном закрытом шоссе. Сбор под старым мостом. Приходите туда. Я уже знаю, что случилось, но всё равно хочу встретиться…"

— Ага, щас-с-с! Вот так просто я взяла и повелась на эту чушь!

Но тем не менее, вышла из дома и уже сворачивая к метро, чтобы ехать в апаты к Славке, остановилась и скривившись, повернулась совершенно в другую сторону. Поймала такси и быстро назвала адрес мастерской парней.

Ехала туда с уверенностью, что круглая дура, и делаю это исключительно из бабского любопытства. Вышла у небольшого рынка и пошла вдоль улицы к началу подъёма на холм. Свернула вправо за вереницей магазинчиков и попала на улицу, где стояли переоборудованные старые гаражи, которые здесь остались ещё со времён девяностых, а то и раньше.

Постучала по вагонке, и та стала тут же подниматься вверх. Я посмотрела на камеру, которая повернулась плавно в мою сторону, и помахала парням ручкой.

— Анъен! — вошла внутрь и естественно застала свою Гаркушу тут.

— Почему твой телефон заработал только сейчас?!

Славка включила такой ультразвук, что я опешила и мне даже стыдно стало.

— Я же отправила тебе сообщение!

Из боковой двери, которая вела на склад и собственно в сами мастерские с "ямами", вышел Боми в робе и хмуро на меня посмотрел.

— Что это за брак такой? Как можно творить вот такое?! — прошипела тем временем Гаркуша и протянула мне газету.

Я была уверена, что в двадцать первом веке в газете о таком точно писать не будут, но ошибалась.

"Один из наследников семьи Ким, молодой господин Ши Вон развелся спустя десять дней брака?"

И под этим кричащим заголовочком фоточки всей четы Кимов. Вот только без меня и старушки. Видимо в этот момент мой полюбовничек, а раз мы спали, и уже разведены, то он и есть полюбовничек, позировал для этой прелести, пока меня сажали под замок.

— Вот же! — я чертыхнулась и откинула газету в сторону с такой силой, что её на лету поймал Сик, который точно так же, как и Боми стал буравить меня тяжёлым взглядом.

— Они выгнали тебя? И он даже не защитил свою женщину? — скривился Сик и сплюнул, — Пёс плешивый. Позорище!

— Ну, начнем с того, что у нас с ним было всё…

— Да, конечно! Тогда ваша идиллия на моей съемной хате с утра это тоже фикция? Ты то не помнишь что вытворяла по пьяни, а я хорошо помню! И это, Дана, не было похоже на бутафорские отношения! Вы так умело играли роль влюбленных на полу, что по вам Оскар плачет, бл***! — Гаркуша с такой злобой это выплюнула, что я даже удивилась.

— На каком полу? — убито спросила, и даже парни замерли с шоком на лице.

— На полу у дверей, где ты его чуть стулом не прибила! Ты хоть в курсе, что тебя мужик переодевал бухую? Нет?

— Мгм… — Дон-Дон прокашлялся и вылез из-под своего байка, который перебирал прямо в помещении, где они обычно клиентов принимали, — Девушки, можно не при нас обсуждать такие вещи! То, что этот парень мудак, мне понятно только из того, что он решился жениться на незнакомке и втянул невинную девушку в свои игрища.

Я с силой закрыла глаза и зажмурилась. Потом тряхнула головой и подняла руку, как только Гаркуша захотела продолжить.

— Славка! Пожалуйста… — открыв глаза, покачала головой и сразу обратилась к парням:

— Мне нужно железо на сегодняшнюю гонку.

— Какую гонку? — Боми в недоумении приподнял брови и парни переглянулись.

— На закрытом шоссе. Вот! — я достала сотовый и открыла "гугл-карты", указав отмеченное место.

Боми склонился нал картой и тут же отрезал:

— Это очень плохая идея, Дана. Эта ветка заброшена и недостроенная. Скорее всего они захотят перенести гонку на улицы города. Потому и указано ночное время и место сбора под заброшкой. Оно ведёт в спальный район с огромным массивом и достаточно широкими улицами. Если вас поймают — посадят. Там допустимая скорость не больше восьмидесяти и это приговор на месте, Дана. Даже без суда.

— Мне нужно встретиться с одним человеком. А для того, чтобы туда попасть нужны колеса. Либо тачка, либо байк. Своего красавца я оставила бывшему мужу на память. Так что… Не факт, что я вообще приму участие в этой гонке.

Парни переглянулись, а Дон-Дон стал кому-то звонить, пока Гаркуша продолжала буравить меня злым взглядом.

— Они хоть не обидели тебя? — спросила шепотом подруга.

— Нет, Гаркуша. Всё так и должно было закончиться. Правда не так быстро, — я горько ухмыльнулась, а Дон-Дон в это время закончил разговор и авторитетно заявил:

— Эта гонка действительно реальна. Но сесть на байк в такую погоду, ещё и ночью — это самоубийство! Это экстремальная гонка и как я и сказал ни чем хорошим это не закончится.

— Я тебя поняла.

— Значит, возьмёшь нашу тачку. Тем более подходящего байка сейчас нет. Ты сама понимаешь, что и подготовить нормально мы бы его не успели.

Я кивнула и улыбнулась со словами:

— Главное, что я смогу туда попасть. Остальное неважно.

Гаркуша, как и следует хотела продолжить гарчать на меня, но я не была настроена на подобный разговор от слова "совсем".

Поэтому благополучно пропинала без дела весь день в мастерской, тщетно надеясь найти в куче объявлений работу для бывшей невестки великой семьи.

"Кому расскажешь, засмеют! Одиннадцать дней брака. Нам с ним нужно вручить премию за самый короткий брак в новом году!"

Именно так я и продолжала поливать Пончика весь божий день, пока не наступил вечер и мне торжественно не вручили ключи от кошерной тачки.

— Только так, Дана! Постарайся ещё и нам не задолжать кучу денег! Будь осторожнее. — Сик с таким выражением на лице отдал мне ключи, словно чью-то жизнь мне в руки вручал.

Ужасно ноющее чувство где-то в районе груди не давало покоя ещё долгих два часа. По месту назначения я прибыла вовремя, но как отыскать нужного мне человека не знала. Потому проехала на территорию, предъявив документы и дав пару тысяч взноса в общаг, и встала под мостом.

Следующий час я тем и занималась, что пыталась понять, как меня собираются отыскать. Следила за каждым, кто был в поле моего зрения, в попытке понять кто пригласил меня на эту ночь самоубийства. А ведь здесь реально были байкеры. Не смотря на то, что погода позволяла ездить, никто не отменял заморозков ночью, потому я искренне надеялась, что сегодня никто не отправится на тот свет.

— Отчаянные люди, — прошептала, вспомнив недавнюю легальную гонку, во время которой даже Всадник прокатил свой зад в кювет.

"Кстати о нем?" — я сжала руль, и облокотилась на него, всматриваясь в народ, который кучками толпился у тачек.

Неужели он один из них? Тогда история набирает совершенно другой окрас. С этим господином я была знакома ещё с осенней гонки, и откровенно говоря, у меня прямо руки чесались почесать и ему где-то, да так, чтобы он хорошо меня запомнил. Неужели они знали, что я буду именно в том норэбан? Но тогда зачем этот цирк со свадьбой и что на самом деле творится в Тадж-Махале?

"Б-р-р! Даже вспоминать не хочу! Идите лесом со своей семейкой! Ещё и чучелом прозвали. Хотя, конечно! Девка из улицы, вся в татухах, ещё и корчила из себя дуру! Как вспомню что вытворяла, и что обо мне в прессе писали, самой стыдно становится!"

Справа открылась пассажирская дверь, а я чуть дух не испустила. На сидение нагло уселась бабенка, и сняв маску с кепкой, повернулась в мою сторону.

— Это я тебе писала, Даниэла.

"Испанский стыд! Ненавижу это имя!" — я скривилась и сухо ответила.

— Меня зовут Богдана! Но для вас это имя очень непонятно, потому просто Дана! Можешь называть меня так, Аран!

Я забросила своё предложение, как удочку и не поймала ни хрена.

— Аран моя сестра, Дана. Меня зовут Арым, — девушка посмотрела в меня с таким интересом, что мне стало не по себе.

— Говори и расходимся! Скоро старт, — я перевела взгляд на часы на приборной панели, и отметила, что вообще-то ещё полчаса.

"Да и похер!"

— Как ты нашла мой номер и вообще догадалась, что я в этой тачке? — я прошлась по девушке не менее пристальным взглядом.

Красивые, ровные и почти черные волосы, огибали округлое маленькое личико, на котором особо выделялись пухлые губы, и конечно же корейский макияж. Лицо этой девушки словно сияло.

— Русских девушек, которые постоянно зависают в мастерской Боми здесь знают все.

— Допустим. Ты-то откуда знаешь, что это именно я? Ты гонщица? — это для меня уже было очевидно.

— Да. Собственно это я и познакомила Чжон Вона со своей сестрой, а он в последствии вместо того, чтобы жениться на ней, как подобает мужчине, притащил её в свой дворец посудомойкой.

"Значит, старушка не просто так обозвала Аран… А Всадник тогда действительно Чжон Вон?"

— Каким боком это касается меня? — я перебила её, а девушка горько усмехнулась.

— Напрямую, ты ведь жена его брата. И вполне вероятно тебя может ждать та же участь что и мою сестру, которую с ребенком сослали во Вьетнам! Эта семья слишком влиятельна.

— С каким… ребенком?

"Остановите землю, я сойду!" — по мне прокатилась дрожь от осознания причины поведения Дракоши. Значит, он не просто так на коленях валялся. Конечно… Какой мужик из-за бабы будет так убиваться. Дело в ребенке.

— Она забеременела от него. И вместо того чтобы взять её в жены, как Ши Вон тебя, он привел её в дом в тайне. Они договорились, что она устроится к ним горничной на кухню и, выждав момент, сбегут вместе. Но…

— Старшая госпожа добралась до Аран первой, — подытожила, но Арым только покачала головой.

— Не она. Хальмони Чжон Вона и не прознала бы до самого конца, если бы мачехе парней не донесли её сподручнее шавки. Вся прислуга живёт в отдельном доме, кроме той, которая следит исключительно за отдельными частями дома.

"Как мои девочки и аджосси садовник…"

— Это всё хорошо, но ты ведь и сама знаешь, что меня это уже никак не касается, — я обернулась и зло выдохнула.

"Ну ведьмы! У мужика ребенок и женщина, которых он совершенно точно любит, а они женили его на заплывшей импозантной даме! Жесть!"

— Помоги! — она вдруг схватила меня за руку, да так, что я чуть не икнула от испуга.

— Что? Чем я могу помочь? — посмотрела на девушку, как на слабоумную, но она не унималась и сжала моё запястье сильнее, — Если я покажусь хоть в ста метрах возле Чжон Вона, они поймут, что Аран вернулась в Сеул. Помоги им встретиться, Дана! Его сыну уже три года! Хотя бы ради ребенка, который ни разу не видел своего отца!

"С ума сойти… Ну и Ривердейл на выезде! Какой ещё рояль будет в кустах этой эпичной истории?"

— Это было возможным ещё вчера утром, но никак не сейчас. Я больше не часть этой семьи, — глухо прошептала, а в глазах девушки напротив появилось зеркало слез.

— Арым…

— Помоги! Ты и сама понимаешь, что можешь. Аран при смерти.

"Пи****!" — если бы я могла я бы прямо тут разразилась всеми знаными мной матами.

— Если бы не это, она бы никогда не искала встречи с Чжон Воном. Но мальчик… Ребенок останется круглым сиротой, если отец не признает его. Помоги!

— Чем она больна? — глухо прошептала и положила другую руку поверх ладони девушки.

— У неё острая сердечная недостаточность. Сколько ей осталось не знает никто. Это началось после родов. Аран рожала очень трудно, фактически в старой клинике. Там не было нужного оборудования. Потому…

У меня скрутился каждый нерв в узел. Такого я точно не ожидала. Всё могло случиться. И то, что они убили его девушку, я уже не отметала после моего заточения на чердаке. И самое главное! Какую роль в этом всём сыграл Пончик? Неужели парни знают про ребенка?

"Очевидно, что да! Но тогда почему Чжон Вон не искал сына? Он больной? С таким-то баблом в кармане! Неужели бабы так запугали в этом доме мужиков, что они постелились, как персидские коврики под их каблуками?"

— Я не знаю что смогу сделать, но попытаюсь связаться с Чжон Воном через тех людей, которым доверяла в том доме.

Мне сразу вспомнилось лицо аджосси садовника. Как его выловить и поговорить я не знала, но только этот старичок мог мне помочь в такой ситуации.

Арым улыбнулась и стала вытирать слезы с лица.

— Где она? Напиши мне адрес и место куда Чжон Вон может приехать, — я открыла бардачок и достала оттуда какой-то хлам, где и нашла старый фломастер и какой-то билет на аттракцион.

Девушка тут же схватила всё и стала быстро строчить нужную мне информацию. Естественно, туда сперва поеду я. А то ещё не хватало попасть на удочку мегер и подставить старичка. Эта девушка хоть и убедительно себя ведёт, но теперь стало ясно, что доверять нельзя никому.

— Вот! — она протянула мне клочок исписанный с обратной стороны хангылем, и улыбнулась опять.

— Кумапсымида, Дана! *(Спасибо, Дана!)

— Я ещё ничего не сделала. Но обещаю, что постараюсь помочь Аран.

Арым надела кепку и застегнула парку повыше, сжимая в руках маску.

— Ты можешь ответить на один мой вопрос?

— Конечно, если знаю ответ, — тут же нашлась Арым, но я всё-таки спросила то, что меня так и скребло изнутри.

— Всадник… Это ведь не Чжон Вон? Правда?

Арым приподняла брови и хмыкнула.

— Скажем так, в своё время я знала нескольких Всадников, Дана. И каждый раз никто не мог предугадать кто из них кто.

— Очаровательно! Ты запутала меня ещё хуже! — досада так и сочилась из меня, но я откинула всё куда подальше, и заметила, как девушка стушевалась.

— У меня честно нет ответа на этот вопрос, Дана. Но то, что у Всадника фамилия Ким это точно.

— Это и мне уже стало ясно… — я чувствовала себя не просто круглой дурой, а бабой без мозгов.

"Вот только кто валялся со мной в гравии, а кто спас от баньдюков вообще не ясно!"

Машины начали выезжать на стартовую, когда я обернулась к девушке:

— Как только я свяжусь с Чжон Воном, я дам тебе знать, чтобы ты подготовила сестру. Слабое сердце это не шутка.

— Спасибо, — искренне прошептала девушка, и в последний раз взглянув на меня вышла из машины.

"Слишком много стечений обстоятельств и случайных не случайностей!" — я завела мотор и плавно покатила вперёд к старту.

Встала во второй ряд и посмотрела на идиотов на байках.

"Нет, ну действительно ненормальные! И я хороша… Хоть бы спросила, за что гоняемся?"

Невольно стала выискивать в спинах байкеров краснозадого, но его нигде не было, а значит братья Ким всё-таки дружат с мозгами. Слева послышался хлопок и первый ряд сорвался с места. За вторым сигналом, я переключила передачу и вжала педаль газа в полик. Скорость эта малышка набирала быстро, потому уже на первом повороте, который как и говорил Дон-Дон вёл в жилой район, я пролетела мимо пятерых лузеров.

Байкеры, явно осознав всю плачевность своего положения, оставили все попытки набрать скорость, потому к моменту, как я проехала под навесным мостом передо мной было только три тачки.

Я полезла в карман и достала оттуда жевательную конфету. Закинула в рот и врубив музыку на полную катушку, переключила на четвертую и подо мной словно что-то шандарахнуло. Малышка Боми взлетела как ракета, а мои глаза стали как два блюдца от возможностей этой тачки.

Сперва я прошла одного, и показала ему свой аппетитный зад. Он ещё пытался что-то рыкнуть мне в спину, прогазовывая и набирая скорость, но всё тщетно. Моя цель красное "Феррари" и белая "Тойота".

"Они заставили уехать девочку со страны на сносях. Это ж до какой степени нужно быть прогнившими тварями, чтобы сотворить подобное? Это же их внук? Или я чего не понимаю?" — я прожевала мятную конфету и резко сдала влево, идя на обгон белой красотки. До красной лапочки ещё далеко, но впереди три светофора. На одном из которых мы и встали в одну линию.

"Идиотка! Это жилой район! Как ты вообще додумалась до такого? Могла ведь отказаться!"

Я повернула голову, но естественно не увидела никого за стеклом красной малышки, как и белой. Хотя они хорошо зажали меня между собой.

— Бл***! Зачем мне это нужно?

Смотрю на мигающий красный, а сама стучу пальцами по ручке коробки передач. В салоне гремит отборный "к-рор" и он только подогревает мой азарт продолжить гонку. Однако внутри всё так и кричит, что такое вытворять… Это стать убийцей на дороге.

Поэтому как только загорается зелёный обе тачки, которые меня окружают, срываются со свистом с места, а я так и продолжаю стоять смотря на то, как на пустынную ночную дорогу выезжает грузовик, водитель которого явно понял, что лучше постоять так же как я, пока эти придурки проедут.

Медленно убавила звук магнитолы и свернула на более узкую улицу, которая вела к спуску на балюстраду, обратно к той из которой я свернула пару минут назад. Совершенно тихий и пустынный район почти на выезде из огромного города. Казалось бы какому идиоту понадобится преследовать меня? Тем более на сколько я поняла финиш в другой стороне!

Я посмотрела в боковое зеркало и, прищурилась, заметив красную красотку. Неужели это действительно была ловушка мегер в которую я так просто угодила?

— Вот же идиотка! — прорычала и стала набирать скорость.

Тем временем красная тачка продолжала нагонять меня, а я въехала в лабиринт из узких улочек между старыми домами, которые были чем-то схожи с гаражами парней. Стала вилять между проулками, и в этом была моя глупость. Совершенно не понимая, где я и как выехать из этих улочек, опять угодила в тупик. Развернулась и сдала назад, но только хотела выехать из западни, как мою дорогу лоб в лоб преградила красная красотка.

— Бл***! Кто ты такой? — врубила дальний свет и вокруг тут же стало очень светло, потому что придурок в машине напротив сделал тоже самое.

— Валянок тупой! — в глазах защипало от яркого света, но деваться некуда, потому что он уже начал прогазовывать и медленно подаваться корпусом вперёд в попытке запугать меня.

— Да, конечно! Уже! — я переключила передачу и стартанула так, что он тут же сдал назад, а потом сделал тоже самое и я чуть не поцеловала стену какого-то промышленного склада задом.

— Твою-то! Дебил!!! — заглушила мотор и схватилась за ручку двери, — Решил причиндалами померяться, придурок?

Но как только оказалась снаружи, фары красной тачки тоже потухли и вокруг словно темнота свалилась. Естественно фонарь был, но после такого ослепительного приёма, глаза ещё долго не привыкнут к темноте.

— Какого хера ты творишь? Что тебе надо? — я сжала в руке связку ключей в кулак и приготовилась.

"Неужели реально наняли киллера? Но я же не беременна! Больные совсем!" — продолжала храбриться, пока тень, которая вышла из тачки напротив приближалась.

— Ты кто такой? — по тому каких размеров был водила стало ясно, что он мужик.

Однако это не помогло, он продолжал идти на меня. Лицо, конечно же, скрыто повязкой черного цвета, а на голове глубокий капюшон красной толстовки.

— Йа!!! *(Эй!) Я тебе вопрос задала! — я уже пожалела что вообще из машины высунулась, потому что придурок поймал мой кулак в полете к его челюсти и притянул рывком к себе.

Секунды мне хватило, чтобы окаменеть и понять, что я совершенно не готова вот к таким вещам, а значит, меня сейчас реально прикончат и поплыву я в тачке Бома на дно Хан Ган, как и угрожала мне свекровь.

— Отпусти! — стала вырываться, и только потом до меня дошло, что если меня хотят убить, то в чем толк прижимать к себе со всей силы, пока я брыкаюсь?

— Немедленно отпусти меня, Чжон Вон! — прорычала и потянулась рукой к маске, но когда сняла её, мои зенки полезли на лоб, — Ну ты гад такой! Ты… Какого хера, ты тут забыл, Ши Вон!

— Значит, Чжон Вона ты приветливее встретила бы? — Пончик говорил настолько холодно, что мне стало не по себе, — Если я сказал не идти и стоять рядом со мной! Зачем тебя понесло к бабушке?

— А зачем отпустил? — я вырвалась и прошипела, — Нахера вы все это затеяли, ещё и меня втянули?

— Я отпустил? Ты сама вырвала свою руку!!! — рявкнул Пончик и резко схватил мою правую ладонь.

Нагло стянул с неё перчатку, и всадил обручальное кольцо обратно на палец.

— Кажется я подписала бумаги о разводе! — я вырвала руку и стала снимать кольцо, — И вообще!

— Закрой рот, женщина! — он так гаркнул это, что я замерла, — Хватит! Подписала она… Можешь в туалет сходить с теми бумажками, поняла?!

— А ты в ресторан тоже можешь с ними сходить, заодно потешишь свою японскую красавицу! Что? Хорошо было вкушать изыски ресторанной кухни, пока я под замком сидела?

— Тебя забрал Чжон Вон! — тихо и холодно ответил Пончик и сделал ко мне шаг, но я рявкнула и он остановился.

— А кто мой муж, мать его? А? Какого хера меня спасать твой брат припёрся? Я за него замуж вышла? Или за тебя?

— За меня! Потому ты сейчас закроешь рот и послушно выслушаешь всё, что я тебе скажу!

— Да, конечно! Держи карман шире, господин Ким! Понял?! — я так смачно ему зарядила по роже, что мне даже приятно и намного легче стало.

— Довольна? — он сцепил губы в тонкую линию, а по скулам желваки побежали.

— Нет! — с размаху всадила ногой по голени Ши Вона, но он лишь сильнее рыкнул и оперся рукой о мою тачку.

— Продолжать будешь? — опять холодно спросил и скрутил меня так, что я почувствовала, что хребет и кости и правда умеют хрустеть.

— Больно! — рявкнула, на что меня умело заткнули и вжали в капот машины.

Горячее дыхание со вкусом мяты ворвалось в мой рот, а по телу прошелся какой-то чертов ураган из жара и желания. Именно потому я простонала прямо в губы Пончику. Он тут же подхватил меня под задницу и усадил на капот. Руки Пончика стали умело обшаривать мою спину, а одна из ладоней сжимала затылок настолько сильно, что от этого было ещё приятнее и слаще.

Память, которая ко мне весьма ярко вернулась во сне, подкинула ощущения того, как шикарно этот парень спустил мне мозги пониже пояса, когда медленно насаживал на себя той ночью. Либо это пойло бабки так тогда подействовало, либо я действительно дико хотела конкретно Пончика.

Язык прошёлся по гладким зубам, а потом я почувствовала на вкус дыхание Ши Вона. Потому что мы продолжали попытки обогнать друг друга.

— Не здесь… — я хорошо понимала, что такая картина на капоте, отменное "хоум видео" для любого, кто пройдет мимо этого тупика.

Подняла взгляд и посмотрела в глаза напротив. Ладонь сама стянула капюшон с головы Пончика, и окунула пальцы в густые волосы парня, отводя их назад, чтобы убедиться что это и правда мой Пончик.

— Здесь… — хрипло прошептал Ши Вон, а моя рука застыла, — Потому что я хочу!

"Что, простите?" — опешила, но и пискнуть не успела, как стояла у задней двери своей тачки, в которую меня собственно и впихнули.

Конечно же во мне поднялась волна ярости. С какого хера он тут командует? Но когда меня бросили на задние сидения, и опять заставили мягко постанывать от ненасытности и сладости поцелуя, я решила сделать вот это:

"Закрой рот. Расслабься и получай удовольствие!"

Потому сама стянула с Пончика толсовку, когда его губы отпустили мои, а потом сантиметр за сантиметром исследовали кожу под моим подбородком и на шее. Как только толстовка улетела на передние сидения, я поняла, что он реально решительно настроен и правда не остановится. Потому с улыбкой на лице позволила стянуть с себя и ботинки, и штаны.

Пончик делал это с таким серьезным видом, словно мы не сексом занимаемся, а решили ребенка состряпать на быструю руку в тачке. Мои ботинки упали на полик, а джинсы улетели к толстовке. При этом на его лице и мускул не дрогнул, только глаза так и жрали меня.

— Стой… — прошептала сквозь смешок и медленно сняла с него футболку, возвращая себя в сон, который действительно был правдой, потому что я помнила эти изгибы и рельеф, эти плечи и эти руки.

Ухмыльнулась и опустила ладони к самому ремню на джинсах Ши Вона, плавно расстёгивая пряжку и следя, как тяжело дышит Пончик, наблюдая за тем, что я делаю.

— Долго! — выдохнул Ши Вон, — Но это сносит крышу хорошо. Продолжай, Мармеладка. Я кончаю когда смотрю, как ты прикасаешься ко мне.

Он опять впился в мои губы, быстро и с некой долей настырности втянул их, а потом резко отпустил, после чего за его спиной хлопнула дверца, а я чуть слюной не истекла смотря на то, как Пончик ведёт руками вверх по моим голым икрам и бёдрам.

— Это ты уже точно не забудешь! — продолжил урчащим тоном и медленно навис надо мной ещё ниже, — Нужно передать Бому, что у него очень хорошая тачка, но теперь она моя. Я не могу после такого отдать это корыто кому-то в руки, — прошептал у моих губ, и я выгнулась от того, что Пончик стал скатывать вверх ткань моего гольфа.

"Черт… Я не надела…"

— Очаровательно, — его пальцы сомкнулись на соске и нежно, но с тем и с силой сжали, — Моя жена сбежала! — я ахнула когда он потянул лямку нижнего белья и подался вперёд бедрами настолько резко, что дыхание само вырвалось из моего горла стоном.

— Но это фигня! Она… — Пончик плавно покинул меня, а потом так же плавно вернулся, сладко растягивая, и закончил не выдохе, потому что я прямо чувствовала как он наливается во мне и пульсирует, — Ещё и белья не носит под одеждой! Ты умереть хочешь, Мармеладка? Или меня добить решила? — ладонь с груди переместилась на моё лицо и нежно погладила, пока мои повели вниз по его спине, надавили на упругий зад, от чего я поймала дополнительный кайф, и своими же руками заставила Ши Вона двигаться быстрее и резче.

— Ты всегда так… — волны из дрожи и жара всё ощутимее гуляли по телу, — …Много… Говоришь, когда… Ну…

— Нет, обычно я делаю вот это! — он наконец, улыбнулся и продолжая только наращивать темп своих движений, стал втягивать кожу груди по кругу у соска в рот, — Обожаю аккуратные вещи… Скромные и шикарные… — послышался шепот, а меня накрыло.

"Ну конечно… Смотря на формы жены его брата, я аккуратный скелет… Боже-е-е, как горячо! Кайф!"

Тело прошил спазм, и я ногой упёрлась в угол у дверцы, притягивая Пончика сильнее к себе, пока он заглушал мои стоны своим ртом.

— Крепче, Мармеладка! Давай… Двигайся со мной, сладкая… — губы обожгли мои опять, и мы начали двигаться вместе и намного быстрее, пока я не почувствовала, как Пончик сжимает в кулак мои волосы, и сам кончает двумя сильными толчками.

Вокруг всё плывет перед глазами, а дыхание никак не может успокоиться, потому что в тачке просто не осталось воздуха. Окна запотевшие, а пульс стучит во всём теле. Более того, самое охрененное даже не чувство кайфа и лёгкости после такого секса, а то, что я слышу как рядом, словно молоток, стучит сердце и пульс Ши Вона. А следом таю, потому что меня обнимают всем телом, начинают лицом ластиться ко мне. Руки Пончика прижимают сильнее. Моё тело отзывается тут же и отвечает на это прикосновение раньше, чем понимаю, что делаю.

Не знаю сколько мы пролежали в позе "зю", но меня отпустили лишь тогда, когда дыхание выровнялось хоть немного.

— Ты должен мне всё рассказать!

— Хорошо, — глухой ответ в ткань моего гольфа, и моё желание прижаться к нему становится только сильнее.

— С самого начала, Ши Вон! — холодно отрезаю, не смотря на то, что хочу его опять, и судя по тому, как он прижимает меня, не я одна в таком дурмане.

— Как хочешь… — опять шепчет, — Что хочешь… Только помолчи и дай мне насладиться моментом, когда моя жена трезвая и обнимает меня в ответ.

— Зачем ты это затеял? — я зарылась рукой в его волосы и подсунулась выше, чтобы он мог нормально хотя бы прилечь на сидении.

— Не здесь, Мармеладка.

— Ты же сказал всё что хочу..

— Сейчас я хочу тебя, и это плохо, учитывая что мы в этом корыте. Потому… — он приподнялся и упираясь рукой в сидение у моей головы, прошептал, — Едем домой.

— Мы в разводе! Поэтому…

— Ты опять?! — Пончик закатил глаза и полез рукой в карман своих джинс.

Достал оттуда черный бархатный футляр и, открыв его ртом, повернул ко мне.

— Это… — я поднялась на локтях, а меня чмокнули в нос и привстали.

— Настоящие кольца, Мармеладка, — улыбнулся Ши Вон и облокотившись о верх спинки сидения, вытащил аккуратный ободок с небольшим камнем, зажатым между платиной.

— Дай руку, — скомандовал, а я с опаской протянула ему ладонь и будто идиотка смотрела на то, как он надевает кольцо на мой палец, поверх булыжника.

— Твоя очередь, госпожа Ким! — Пончик протянул мне другое кольцо и я заметила в его глазах непонятный мне испуг.

— Не хочешь..? — спросил шепотом Ши Вон, а я зло скривилась и, выхватив у него кольцо, всадила ему на палец.

— Но с одним условием, Ши Вон! Не расскажешь мне, какого хера происходило всё это время, я тебе это кольцо на другой палец надену! Понял?!

— Понял, — тут же кивнул Пончик и опять вжал меня в сидение, медленно и плавно распаляя желание мягкими прикосновениями губ снова.

— Ты сам… — я закатила глаза, когда его рука опять стала играть с грудью, потому что спазм удовольствия, отголоском вернулся в пах и там сладко заныло, — …сказал что не здесь.

— Я сказал: "поехали домой", — улыбнулся Ши Вон, но я покачала головой и совершенно серьезно сказала.

— Едем в мою квартиру на крыше. У меня есть что тебе рассказать, Пончик.

Он нахмурился, но видимо понял, что это не шутки.

— Мы не можем жить порознь. Этого не будет, — всё же заявил он и начал одеваться.

— Я вернусь с тобой, но сперва мы должны кое-что сделать, — я тоже села на сидении нормально и стала натягивать джинсы.

— Послушайся меня. Пусть они и дальше думают, что мы в разводе, пока мы не решим, что делать с Аран.

— Что? Откуда? Щибаль!*(Бл***!) Я же просил ее! — Пончик застыл, а я полезла в карман куртки и достала оттуда клочок бумаги.

— Её сестра Арым сама нашла меня, Ши Вон. Я знаю всё о том, что натворил Чжон Вон и твоя семейка с бедной девочкой!

Он взял бумагу, дрожащей рукой, и только спустя несколько долгих мгновений, посмотрел на меня.

— Поехали, Мармеладка. — он потянулся ко мне и я ждала, что меня опять сладко поцелуют, но меня ласково погладили руками по затылку и нежно прикоснулись губами ко лбу.

— Покажешь дорогу, милая.

— Погоняем? — прошептала и сжала его запястья в своих ладонях, смотря на ткань красной толстовки на его груди.

— Если хочешь, — Ши Вон хохотнул у моего лба, а потом всё таки поцеловал, — Каков приз этой гонки?

— А чего ты хочешь? — я прищурилась, задав глупый провокационный вопрос.

— В твоей квартире ванная большая?

— Смотря для чего.

— Для нас.

— Маловато места, но мы можем твои ноги сполоснуть в последнюю очередь. Немного поторчат за бортом. Кто тебе виноват, что ты такой…

— Значит, подождем с этим, пока не доберёмся до нашей ванной, — оборвал меня Пончик и отпустил.

— Подождем с чем? — я отстранилась, а он только загадочно хмыкнул:

— Увидишь, госпожа Ким, — и вышел из тачки.

"Итак, шел двенадцатый день моего замужества. За это время я успела развестись и опять выйти замуж повторно, но теперь уже всерьез… Браво, Бодька! Шоу "Давай поженимся!" отдыхает!"

Китайская лёгкая промышленность или как жарко начать медовый месяц

Если сопоставить все факты моего грехопадения воедино, то по всему выходило, что место мне в дурке, на койке рядом с потомком Бонапарта. Я сошла с ума.

И на это было пять причин.

Нет, это не строки из известной песни, которую обожает петь моя мама на каждый свой день рождения. Это пять реальных причин, почему в собственного мужа я втрескалась уже после того, как узнала, что стала законной супругой.

Первая причина — это его акробатические способности. Она стала явной сразу, как только мы оказались снова рядом с закрытым пространством. Но речь не о жарком супружеском исполнении того самого долга, а о том, что уходя из барака на крыше, я упустила момент с тазиком, который служил мне подставкой. Когда вставала на него, то с лёгкостью подключала свет к своей халупе. А делалось это исключительно снаружи.

Возвращаясь к сути, в эту ночь в доме света не было, потому что Пончик решил не заметить тазик у входной двери, и в итоге, бедное изделие китайского производства превратилось в металлическое нечто.

— И что теперь делать? — я встала рядом с тем, на что нечаянно наступил Ши Вон и скривилась.

— Я… Ну… Я могу подсадить тебя. Всего то делов?

Лица своего супруга я не видела отчётливо, поскольку вокруг ночь, а света не было до сих пор. Но зато хорошо прочувствовала, как Пончик схватил меня и поднял в воздухе.

Тут пришел момент обозначить вторую причину. Оказывается мне дико нравится, когда меня поднимают на руки. Упустим тот момент, что мы свалились прямо у двери на тот самый потрёпанный диван, потому что кто-то опять не заметил китайский тазик. Но! Так изящно я ещё на мужика сверху не падала.

— Может… Ну его этот свет? — спросила совершенно серьезно, осматривая лицо Пончика, которое находилось в сантиметре от моего, — Он вряд ли нам…

— Полностью согласен, — ответил Ши Вон и прижал меня сильнее, — Главное, это то, что мы вообще сюда дошли.

"Конечно… Если учесть, что у кого-то по дороге наверх случилось три припадка спермотоксикоза… Меня ещё так никто на лестничной клетке со смаком не облизывал во всех доступных местах!"

— Мы должны сперва поговорить, Пончик, — я приподнялась и решила слезть с него, но случился новый припадок, который поставил точку в любых разговорах этой ночью.

Если бы я знала, что обычный поцелуй может быть иногда лучше секса, то наверное, стала бы чемпионом по тренировкам на помидорах. Потому что прямо сейчас чувствовала себя совершенно нереально. Как малолетка, которая впервые познала, что такое поцелуй в засос.

А засосы были, и похоже не только на моих губах, потому что пока мы валялись на старом диване, я даже не обращала на такую мелочь, как холод внимания.

Спокойно дышать оказывается надо ещё уметь, когда твой муж спец по эрогенным зонам. Как он догадался, где и что, ума не приложу, но руки сами двигались в такт с его ладонями, которые вжимали меня в пах Пончика с завидной ритмичностью, а его язык проделывал сотый кульбит вокруг моего. И даже не это сносило крышу, а взгляд Ши Вона.

Говорят глаза — зеркало души человека. Тогда рот — это зеркало души моего муженька, потому что он не давал мне даже продохнуть. Я делаю вдох, а получается стон, который Пончик ловит губами и тяжело выдыхает, всасывая мои губы снова. То резко, то плавно движения сменяют друг друга, и этот контраст страсти и тепла сводит с ума.

Однако, когда мы понимаем, что находимся на диване, под дверью квартиры, на открытой крыше дома, а мои руки уже тянутся снять с Пончика одежду опять, наступает момент третьей причины.

"У моего мужа железное терпение…"

Будем честными! Какой мужик, зная что ничего не мешает продолжить процесс, и что его барышня совершенно не против, резко остановит её поползновения в сторону своего тела?

Правильно! Только круглый болван, коим походу и является мой супруг, потому что Ши Вон бережно схватил меня за руки, и опять мягко поцеловав, остановил безобразие, которое я успела устроить на нём, и собственно на диване посреди крыши.

— Что..? — тяжело выдохнула, чувствуя как горят губы, а во рту полно слюны, и хочется ещё.

— Давай хотя бы внутрь войдём… — слышу хриплый шепот, и затуманенным от возбуждения взглядом смотрю точно в такой же ненормальный и бешенный напротив.

— Ключи…

— Я уже нашел? — усмехается Ши Вон и ласково погладив мой зад, достал связку обычных ключей из кармана.

— Открывай, — выдыхаю и опять наклоняюсь к его губам, чтобы обрисовать для себя причину номер четыре:

"Мой супруг способен открыть дверь не смотря на неё, после того, как продолжая исследовать мой рот, поднимает нас с дивана."

Так я закрепляю уверенность в причине номер один, которая касается физических параметров и акробатических способностей. Поскольку за этим, начинается полная вакханалия, которая уже совершенно не касается предыдущих причин.

Наступает апогей — я понимаю, что все байки про нежных корейских мужиков, способных только к миссионерским позам это полнейший миф.

Так наступает час пятой причины, по которой основная масса женщин, готова оторвать патлы любой соплеменнице за своего мужика, если он способен вытворять такое.

А Пончик способен, и видимо, он долго ждал — аж двенадцать дней, чтобы наконец опровергнуть свой же бред о его сексуальной ориентации полностью, несколько раз без перерыва, и с особым вкусом.

Итак дверь захлопнулась за нашими спинами, и меня прижали к ней всем телом, прежде стянув куртку и гольф. Естественно я в накладе не осталась и байка с футболкой слетела с Ши Вона следом.

— Больше никаких ёмкостей… — Пончик вдавил меня спиной в двери и стал ласково водить руками вдоль моих, прижимая свой лоб к моему, чем позволяя нам отдышаться, — …здесь нет?

— А тебе… — я попыталась выровнять дыхание, — …нужны ещё ёмкости?

— Нет, просто я не хочу опять совершить порчу имущества.

— Я вам выпишу чек на стоимость китайского тазика, господин Ким.

— Не сомневаюсь… Повернись!

— Что? — но я даже опомниться не успела, как оказалась повёрнутой лицом к двери, а по моей спине, будто волна жара прокатилась в тех местах, которые облизывал, всасывая кожу между губ и зубов, Ши Вон.

Горячие потоки дрожи, сменялись холодными, но ненадолго, потому что связь с полом, дверью и любым предметом исчезла. Ноги обратились в онемевшие от того, что я не ощущала ничего, кроме прикосновений рук Ши Вона. Потому закрыла глаза, и отдалась этим чувствам полностью.

В этот момент мне было абсолютно наплевать, за что я держусь, как выгляжу, и вообще на окружающий мир в целом. Всё о чем думала Богдана это трепет и дикое удовольствие, которое она получала от того, что с ней проделывали.

Звуки ушли на второй план. Да их и не было. Всё исчезло, а в ушах образовался вакуум с одним только отголоском жёстких выдохов в мой затылок после каждого сильного толчка и соприкосновения тел. И конечно собственных стонов, которые из меня будто выбивал темп ласки Пончика.

Сильно, жёстко и быстро он доводил меня до состояния, когда тело бьёт крупной дрожью от волн удовольствия. Резкий толчок и новый глухой выдох у моего уха, который подтверждает, что Пончику так же хорошо, как и мне.

Ши Вон останавливается внезапно и начинает двигаться мучительно медленно, понимая что я не устою на ногах, если он продолжит в том же темпе. Потому всё перетекает из бешенной страсти в медленное наслаждение отголосками удовольствия.

Дыхание сухое, но хриплое, резко вырывается из груди, но мы дышим вместе, двигаемся плавно вдвоем, и лишь сейчас я замечаю, что упираюсь всё это время одной рукой в дверь, у которой явно больше нет верхней петли.

— Мы двери уничтожили… — прошептала сквозь тяжёлый выдох, ловя кайф от того, как Пончик продолжает плавно заполнять меня собой и глубоко дышать.

Скользяще и ласково его плоть только сильнее разжигает желание двигаться одновременно и на встречу, слушать как тело прикасается к телу, и они тоже скользят, покрытые испариной.

— Тебе сейчас это важно? — Пончик задаёт логичный вопрос, гулко выдыхая в мою макушку и сильнее обхватывая одной рукой мою талию, — Тогда придется добавить к чеку.

— Непременно… — провожу ладонью по его руке на моей талии и поворачиваю голову, чтобы нежно поцеловать горячие губы, которые пересохли точно так же как мои.

И это действует на Ши Вона как новый катализатор. Правду говорят, что ненормальные люди, ненормальны во всём. Иначе как объяснить, что нас перестал заботить звук бьющей о петли двери, который совершенно точно мог разбудить всех вокруг?

Вот она пятая причина — секс с моим супругом, напрочь отбил у меня желание изменять ему до конца дней моих. Потому что я впервые чувствовала себя не просто желанной, я ощущала что меня действительно хотят и любят, как это не странно, ведь о любви между нами говорить ещё слишком рано.

"Правильно, Бодька. Остановимся на том, что твой фиктивный муж оказался богом секса в бараке на крыше. А если учесть, что он как бы… миллионер, то сказка превратилась в быль о том, как Богдана Билык стала Золушкой, затащившей как раз принца к себе на бал, а не наоборот…"

— Да и пофиг! — выдохнула и лениво потянулась, обнимая Ши Вона сильнее.

— Что ты сказала? Я ничего не понял? — прозвучал ответный шепот, и одеяло поползло выше, укрывая меня почти с головой, — Здесь жутко холодно.

— Это ветер в щель двери, которую ты почти выбил, дует, — буркнула в горячую грудь, но ноги всё-таки поджала повыше, спрятав под одеяло.

Ши Вон хохотнул и прижал меня сильнее, обвивая руками.

— Не замёрзла?

— Нет, но начинаю… — опять буркнула, и подвинула подушку под его голову, спрятав под ней одну из рук.

— Злишься?

— А ты бы не злился, если бы тебя заперли и стали угрожать, что будут морить голодом?

— Она… Бабушка и правда тебя так испугала? — руки Пончика дрогнули, а я с шумом выдохнула и всё же поднялась на локтях, ложась на живот, рядом с ним.

— Рассказывай, — посмотрела на профиль Пончика, который был необычным в рассветных сумерках.

— Спрашивай… — прозвучало в ответ, и я заметила, как его лицо застыло, а взгляд стал блуждать по потолку.

— Кто такая Аран? И как так вышло что твой брат женат не на ней, а на жертве липосакции?

Ши Вон приподнялся и посмотрел на меня сверху вниз.

— С самого начала я думал, что жертвой своей же семьи стану я, — ответил Пончик, и стал поправлять мои растрёпанные волосы, — Но потом, на одной из очередных гонок, заметил девушку.

Я замерла и поняла, что сейчас над наконец-то признается во всём и мне станет ясно, кто краснозадый Всадник. Потому я прикусила язык и продолжала молчать.

— Такую госпожу я ещё не видел никогда, — Пончик хохотнул, но потом скис разом и опустил взгляд, как-то странно нахмурившись, — Я использовал тебя, Дана. С самого начала выбрал необычную дерзкую иностранку, как инструмент для получения собственной свободы. Я не могу так жить. Меня душит всё, что окружает в отцовском доме. Настолько душит, что я физически ощущаю удавку на шее, которая стягивается всё сильнее и не даёт уже даже вдох сделать.

Теперь мне стало ясно почему Ши Вон не смотрел мне в глаза. Ему было стыдно признаться, что он нагло втянул меня в разборки своей семьи.

— Я хочу услышать только одно слово, которое мужчины ненавидят говорить, когда виноваты, предпочитая прятать голову в песок, как безмозглые идиоты, Ши Вон, — мой голос превратился в какой-то менторский холодный шепот.

Пончик медленно поднял взгляд обратно и тихо ответил:

— Прости. Я прошу тебя простить меня за то, что я сотворил с тобой за эти две недели, Дана. Ты не должна была пережить такое. Когда я понял, что Аран вернулась и узнал, что с ней… Я настолько испугался за тебя, что себе не поверил. Это было в тот день, когда ты сняла для подруги апаты. Я носился по городу как ненормальный, разыскивая тебя. Даже и думать не хотел, что они могли и с тобой сотворить нечто подобное.

Ши Вон продолжал уверенно отвечать на мою просьбу, тем самым хоть немного успокоив меня и буйство моей нервной системы. Не ответь он так, как это сделал, вылетел бы прочь за три секунды. Одно дело, когда я действительно была нанята на эту роль, и он бы не трогал меня, а другое дело, когда я начинаю медленно вспоминать, что мы по пьяни — а он тоже не трезвый шибко был — вытворяли, когда у нас первая брачная ночь была, блин.

— Продолжай! — тихо, но уже мягче скомандовала, на что Пончик нахмурился и выдал:

— Ты всегда такая… грубая?

— Какая есть, дражайший супруг. Других тут не наблюдается, — ехидно ухмыльнулась, но нам сейчас явно не до веселья было.

— Ши Вон, если то, что мне рассказала сестра Аран это правда…

— Правда… — тихо ответил Пончик.

Я в шоке приподнялась, прикрывшись покрывалом, а по мне такая волна злости поднялась, что мне захотелось кого-то хорошенько поколотить.

"Он знал, что ли?"

— Ты знал, и ничего не сделал?

— Я искал их… И… — Ши Вон скривился, а потом продолжил, — Но было поздно. Чжон Вон поверил в байку Хальмони о том, что Аран украла деньги из сейфа и сбежала. Это разбило его… Он…

— Именно потому идиот решил жениться на этом подобии женщины, — перебила Пончика, и бросила голову в ладони.

"Бардак… В этой семье бардак из денег, роскоши, высокомерия и ещё кучи всего, чего я не знаю…"

— Ши Вон, бл***! Объясни мне что происходит наконец ВНЯТНО! Так чтобы я, идиотка, поняла, в какой заднице очутилась по твоей милости. Эта девушка села ко мне в тачку и заявила, что её сестра при смерти, а ребенку не с кем жить и ему нужен отец! Она сказала, что Чжон Вон притащил её сестру в ваш дворец в качестве посудомойки беременную и босую! А потом её просто вышвырнули из страны! И ты знал!!!

— Мармеладка… — он явно испугался и не понимал что со мной делать в таком состоянии.

— Даже не заикайся, а отвечай по-существу, Пончик! Какого хера эта девка чуть до слез меня не довела и что нам с этим теперь делать?! — я так рыкнула, что Ши Вон вздрогнул, а я в шоке наблюдала, как он расплылся в счастливой, дебильной, ухмылке и прошептал:

— Значит, я не ошибся…

— Ты чего улыбаешься? — меня это разозлило ещё больше, но Пончик вообще стал ещё и губу закусывать при этом.

— Ты утратил связь с мозгом? Включи, пожалуйста, свой процессор и ответь на вопросы, Ши Вон, иначе я тебя сейчас колотить начну! И больно будет везде!

На мои угрозы он лишь умолк и кивнул головой, со словами:

— Не надо бить, я ещё от предыдущих побоев не отошёл, — тихо ответил Ши Вон, а я его перебила.

— Рассказывай! Кто такая эта Аран, и как она вообще связана с твоим братом?!

— Она и правда его девушка, и она действительно мать моего племянника.

— Нашего… — резко осекла, и сложила руки на груди ещё дальше отодвинувшись от Пончика, потому что чем больше я злилась, тем больше мне хотелось продолжения банкета.

— Нашего, — утвердительно повторил Ши Вон и сглотнул, — Нашего, но только успокойся!

— Я спокойна.

— Не очень.

— Проверишь?

— Честно?

— Да! — холодно отрезаю, и офигеваю от ответа.

— Боюсь… Ты начинаешь меня пугать, Мармеладка. Поэтому мне придется вскоре прибегнуть к твоему перевоспитанию. Девушка должна быть нежной, а моя жена…

— Оторвёт тебе всё что не так болтается, если ты не прекратишь "валять Ваньку"!

— До сих пор не могу понять, как можно валять человека. Ну дурака валять, да. У нас так говорят. Но чем вам ваш Ваня не угодил?

Мы посмотрели друг другу в глаза и видимо одновременно поняли, что разговора сегодня точно не будет, потому что Ши Вон резко подался вперёд и притянул меня к себе, целуя.

Мягкие движения его губ становились всё настойчивее, а обоюдное дыхание всё глубже. Слегка прохладные ладони усадили верхом, и мне стало снова плевать на весь мир вокруг, потому что я чувствовала и слышала снова тот бешенный стук в его груди. Мягкими движениями рук, меня приручали к себе и я понимала, что вот так действительно стану послушной. Если меня будут любить и дальше так ласково и нежно, мне придется заткнуться и полюбить в ответ.

Рваный вдох вырвался из горла, когда мы снова стали одним целым, а волна приятной истомы напомнила всё тело. Плавно и медленно ласка стала тлеть и разгораться, как огонь между нами. Неспешно, сладко и бережно, огонь только набирал свою силу, пока первый отголосок удовольствия не заставил меня вздрогнуть, и Пончик не прижал меня теснее к себе, мягко, но уверенно направляя мои движения.

Мы словно обнялись, и нельзя было разобрать где чья рука, так сплелись наши тела, сидя в ворохе теплых одеял. Только его дыхание, лицо и глаза, прямо напротив меня и с каждым, всё более резким движением, они соединялось вместе в мой личный коктейль из кайфа. Потому что мне дико нравилось, как менялось его лицо, когда Пончик прикасался ко мне, двигался во мне, и сам получал кайф.

Но всё что началось неспешно и медленно в какой-то момент обратилось снова вспышкой бешенства, из-за которой я сжимала одеяла в кулаках и пыталась поймать связь с реальностью, когда меня опрокинули на спину, и мы уничтожили ещё и старую кровать.

Но кто на это обращал внимание, когда нас обоюдно накрывало наслаждение, и хотелось не замечать вообще ничего, кроме друг друга. Держаться за его затылок и плечи, в попытке не дать сбавить дикий темп страсти.

Я думала, что сожру глазами картину того, как Ши Вон резко и сильно двигается надо мной. Как его мышцы напрягаются, а я смотрю на это и возбуждение становится ещё сильнее. Каждый изгиб, рельеф и каждый его бешеный взгляд всё больше доводит до отупения.

"Испанский стыд…. Я попала…" — била мысль в голове, когда мы прижались головой друг к другу и смотрели вместе на то, как рука Пончика огибает линии моей груди, и мы двигаемся навстречу.

— Красиво… — тяжело выдохнула, и поймала жаркий поцелуй, когда Пончик стал снова наращивать темп, и схватил меня за подбородок рукой, мягко сжимая.

— Совершенно… — он толкнулся вперёд так, что в моём горле застрял стон, а ноги прошила лёгкость, и понеслась к самим пальцам.

Ещё несколько сильных движений, и тело прошил уже настоящий спазм. Сделать вдох было невозможно, а рука сама вцепилась в плечо Пончика так, что он зашипел, но продолжил резко и глубоко двигаться, лишая нас последних остатков рассудка, пока и сам не задрожал всем телом.

— Ты… — сглотнула сухой ком в горле, и рассмеялась, — Решил разнести… здесь всё?

— Нэ… *(Ага) — Пончик прижался лбом к моему плечу, тяжело и глубоко дыша.

— Мы сейчас на пол сползём… — опять хохотнула.

— Нэ… *(Ага)

— Пончик… Ты тут вообще? — опять хохотнула, на что мне закрыли рот самым сладким и ласковым поцелуем — медленно и не отрываясь ни на сантиметр от моих губ своими, выдыхая горячее дыхание, и прижимая меня ещё теснее.

— Мы не сможем… Нормально закончить разговор, если не остановимся… — я разорвала поцелуй, и прижала ко рту Пончика ладонь, на что он лишь тяжело выдохнул, и убито кивнул.

— Нужно… Остановиться, — опять кивок на мои слова, но в глазах я вижу другое.

— Ты не остановишься сейчас? — смеюсь, и получаю уже отрицательный кивок в ответ, ощущая как Ши Вон плавно возобновляет движения и наклоняется ко мне, не смотря на мою руку, которая в принципе уже и не сдерживает его.

— Ненормальный… — выдыхаю и отпускаю лицо Пончика, чтобы поймать его губы, и прижаться теснее, когда огонь начинает опять тлеть и разгораться с новой силой…

Утро наступило в полдень. Вернее оно пришло тогда, когда я открыла дверь доставщику и приняла у паренька в поклоне два пакета с такпокки. Парнишка так на меня посмотрел, словно я драгдиллер и поселилась на крыше, чтобы скрываться от полиции.

Ну, оно не мудрено, учитывая, что моя дверь открылась и тут же чуть не упала ему на голову, потому что верхней петли реально не было. Сарай на крыше был единственным жильем, за которое с меня не потребовали залог в половину его стоимости. Поэтому вход в него охраняли — потёртый диван, и дверь почти как у бабки Нади на даче. Тут я конечно, загнула, но сломать её мы всё-таки умудрились.

Как только паренёк скрылся в проходе, который вел на лестничную клетку, я решила, что свет нам всё-таки необходим, и кое-как залезла с помощью дивана к счётчику, подключив его в кабель.

— Надо убираться из этой халупы, — пробормотала под нос, и заметив покорёженный китайский тазик замерла.

Потом подняла руку и глянула на кольца, а уже потом поняла наконец, что прямо сейчас в моей кровати, в этом сарае, спит без задних ног, мой мужик. И это уже не фиктивный брак, учитывая что мы как-то забыли предохраняться.

— Твою налево… — я опустила взгляд вниз и закусила губу, — Ну ты то, дура, была уже замужем! Знаешь же что такое контрацепция! И что теперь делать?

Я схватила пакеты, которые положила на диван, когда взбиралась к кабелю, и тут же напоролась на злой взгляд, который смотрел на меня из открытого окна, над диваном.

— Только посмей скрыть от меня свою беременность, Мармеладка! Предупреждаю — с этого дня, тебя будет каждый месяц осматривать доктор, чтобы ты нечаянно глупостей не наделала.

— Что, прости? — я вылупилась на него как полоумная, но Ши Вон добил меня новой порцией.

— Ты меня слышала. Я не твой любовник, а муж, и если так, то всё законно, правильно и ничего в этом нет дурного!

Я сцепила челюсть, как генерал вошла в свою халупу, и кажется чуть не выбила дверь окончательно.

— Значит, так! — положила пакеты на кухонный стол, который отделялся от остатков кровати, какой-то дебильной перегородкой, в которой явно были полки для книг, которые я сроду не читала, и развернулась к Ши Вону.

— Значит, — кивнул Пончик, — Это и значит.

— А как на счёт твоего брата? — я прищурилась и сложила руки на груди, — Кажется у него тоже дети есть! И судя из его реакции, когда он пришел меня вызволять, он и не знает об этом!

Ши Вон опустил голову, а потом поправил футболку и выдохнул, кивая:

— Я не сказал ему и в этом моя ошибка. Но ещё большая ошибка в том, что и не он женат на своей жене.

Я окаменела, и раскрыла рот, как рыба от собственной догадки.

— Джо уверена, что на ней женат Чжон Вон, но под венец её повел я. Никто и не отличил бы нас тогда.

"Значит, Всадник один, а братьев было двое…" — я села на стул у стола и офигевше выдала:

— Аран хоть знает, кто её парень? Или вы точно так же менялись?

— Тогда мы это делали намеренно, чтобы в случае, когда наступит момент, Чжон получил всё — и дом, и корпорацию. Мне всё это не нужно. Но Аран я не трогал. В тот день, когда у него была свадьба, Чжон Вон сбежал искать именно её. И…

— Чтобы не потерять шанс на свободную жизнь, ты переоделся в своего брата, и женился, прикинувшись Чжоном? — холодно прорычала и добавила, — Тогда я КТО?!

— Моя женщина… Этого мало? — вдруг тихо спросил Пончик, а я проглотила собственный яд и засунула его поглубже, потому что Ши Вон так на меня посмотрел, словно я центр его вселенной.

— Ты это… Ну… Прекращай, короче, подкатывать ко мне! Мы должны… Закончить разговор, прежде чем, — я осеклась, потому что Пончик приподнял одну бровь, прошёлся по мне взглядом и ухмыльнулся.

— Поговорить, — утвердительно кивнул, а я щёлкнула пальцем в его сторону со словами:

— Кру-у-у-че! *(Отлично, точно, именно это!) — протянула слово, чем вызвала широкую улыбку на лице Пончика.

— Нэ!*(Да!) Только сперва поедим, — он встал надо мной, и начал доставать контейнеры с едой из пакета.

Я же сидела молча в шоке, а хотелось расшибить себе лбину прямо об стол.

— Но как? Что ваша семья не видела явных различий между вами? Вы же… — я посмотрела на своего мужа, и вспомнила Дракончика, — … абсолютно разные! Чжон выглядит… старше, что ли.

— Это сейчас так. Раньше всё было абсолютно иначе. Мы выглядели специально одинаково. А всё, потому что, только так могли получить, хоть каплю свободы.

— Очень находчиво, блин, — чертыхнулась, принимая из рук Пончика палочки.

Ши Вон сел напротив меня за стол, и налил себе воды в стакан.

— Нужно помочь Аран… — я всадила палочки в такпокки, размещала его, и подняла взгляд на Пончика, который притих точно так же, как и я.

— Это невозможно. Моя мачеха никогда не признает её ребенка, даже если на это согласится невестка. Кроме того… Это уничтожит Чжон Вона, — прошептал Пончик, и я заметила как он вздрогнул.

— Это я виноват, Мармеладка. Во всём с самого начала был виноват я.

Я смотрела на Ши Вона и понимала, что либо он слеп, либо у них в семье одни снобы, возомнившие себя императорской семьёй.

— Всё очень просто решить! — поднимаю палочками лапшу и тут же отправляю её в рот, а Пончик резко вскидывает на меня взгляд.

— Ты не понимаешь. Уже то, что я вырвался и взял тебя в жены, очень ударило по репутации семьи, Дана. И то, что Хальмони угрожала тебе уже говорит о том, что они попытаются избавиться от тебя окончательно. Но в этот раз… Такого им не позволит никто! Хватит!

— У-у-у! — протянула, и хохотнула, — Вы только гляньте. Это ты так заговорил после того, как кровать под нами проломил? Или всё-таки включил мужика раньше…

— Даниэла! — холодно шикнул Пончик и скривился, а по мне прямо волна ярости пронеслась.

— Ещё раз так меня обзовёшь, я тебе эти палочки знаешь куда засуну?! Ты слепой или реально не понимаешь, что твоего брата спасать от этой дамы надо! А вас всех от тотального матриархата в семье!

Пончик чуть не поперхнулся, но я продолжала:

— Зачем ты всё это затеял?! Говори прямо!

— Больше никогда не быть связанным с "Лайтекс" и своей семьёй! Потому что я уверен, что моя мачеха причастна к смерти моего отца. Но Чжон другого мнения. Он всегда хотел получить компанию, и стать генеральным директором. Это его путь, но не мой.

"Один брат трепетно хранит память о матери, но идёт по стопам отца. Другой мстит в память отца, но идёт по стопам простолюдинки матери… Вот уж и правда природа загадочная штука!"

— Значит… Начнем с самого начала, — я опешила, и умолкла, потому что мне протянули кимчи зажатое между палочками, — Что ты делаешь?

— Ешь… — кивнул на свои палочки Пончик, а я медленно обхватила их губами, чтобы съесть то, что мне дали.

— Ты успокоишься? — прожевала кимчи, а Ши Вон исподлобья глянул на меня с усмешкой.

— Возможно… Через лет двадцать.

— Самонадеянность до добра не доводит, Пончик.

— Теперь я уж точно это знаю, потому что был уверен, что в такое чудо не смогу влюбиться никогда, — он продолжал жевать, а в моих руках дрогнули палочки, но я не подала виду, и немного прокашлявшись, ответила:

— Тешь себя этим. Вернёмся к насущному! Что мы делаем дальше?

Пончик снова застыл и просто смотрел на меня, а потом помешивая такпокки, спокойно выдал:

— Я купил дом во Вьетнаме. Пока что это действительно единственная страна, где они не станут нас искать. Всё уже готово. Вылет завтра с утра, так что советую собирать вещи уже.

Пока он говорил я медленно поднялась, и всадила палочки в контейнер так, что Ши Вон реально чуть не подпрыгнул.

— Ты хочешь всю жизнь от них бегать, Ким Ши Вон? — холодно рыкнула, а он опять вздрогнул.

— Дана…

— К херам такое! Я не собираюсь кататься с тобой до старости по всему шарику, как Фернан Магеллан в поисках новой, мать его, земли!

— А что ты предлагаешь? — он тоже поднялся и навис надо мной по другую сторону стола, — Пойти под венец с одной из тех девиц, которых мне как племенных кобыл отобрали?! Бросить тебя?!

— А разве ты собирался жить со мной?! Ты сделал бы точно так же, как только я довела бы твою семейку до кондиции! — рявкнула, а Пончик скривился и схватил меня за затылок, потянув на себя через стол.

Впился в губы и мы оба реально простонали в голос от удовольствия.

— Ты рис не дожевал, — промямлила в перерыве между поцелуями, и схватилась за шею и затылок Ши Вона.

— Знаю, — выдохнул Пончик и мы вцепились друг в друга ещё крепче.

— Гад… — вжалась в него сильнее и прошептала на выдохе.

— Зараза… — стало мне ответом.

— Мы не договорили.

— Опять, — Пончик уже тянул меня через стол, но слава всевышнему, его сдерживало наличие контейнеров и тарелок с едой.

— Ты же понимаешь, — я отстранилась и стянула футболку Пончика в кулак у горла, — Что я не поеду ни в какой Вьетнам.

— Дана… — Ши Вон тяжело выдохнул, а потом и вовсе отпустил меня с кислой рожей.

— У меня есть другое предложение, дорогой супруг! — я налила себе воды и решила хоть немного успокоиться.

— Валяй… А я пока доем и подожду пока ты не начнёшь собирать чемоданы!

— Ты женишься! И возьмёшь в жены, пожалуй, японку, Ши Вон, — на моём лице плавно проступил хищный оскал, а Пончик выронил палочки из рук, после покрутив пальцем у виска.

— Как я могу быть женат дважды? Мармеладка? Ты с ума сошла?

— Трижды, сладенький! Именно твои походы под венец и помогут нам поставить точку в этой истории, а твоему брату вернуть семью, и исправить твою глупость!

Пончик продолжал молчать, а я говорить:

— Мы сделаем вид, что я исчезла, а ты счастливый жених. И пока ты будешь играть роль одурманенного любовью молодожёна, у которого скоро реальная свадьба, я помогу Аран встретиться с Чжон Воном и мы поставим все точки над "и".

— Ты с ума сошла, женщина! Ведьма с бабушкой сотрут нас в порошок. Это всё звучит, как самая огромная глупость, Мармеладка.

— Нет, Пончик… — я покачала головой и вспомнила слезы в глазах Арым.

"Либо ты чего-то не знаешь, Ши Вон, либо твой брат строит из себя идиота! Но одно я знаю точно — я должна встретиться с Аран, и если девушка и правда любит Чжон Вона и не воровала ничего, сбегая. Вместе с ней, я такой матриархат в Тадж-Махале устрою, что мало места всем будет!"

— Мармеладка… Ты меня пугаешь! Не неси чушь… У нас… — убито произнес Пончик.

— Ты доверяешь мне? — я посмотрела на Ши Вона и только сейчас заметила, что он смотрит в ответ совершенно другим взглядом.

— Допустим… — прищурился и отложил палочки.

— Тогда готовь свадебный фрак, и жди меня на своей свадьбе с гостями. Это будет шоу столетия! Затмит любой камбэк, и все концерты айдолов скопом. Ты ведь для этого нанял меня на работу?

— Да… Но это было до того, как ты стала моей, Дана, — спокойно ответил Ши Вон, и мы встретились взглядами.

— Документы, которые я подписала с лёгкой руки бабульки это…

— Фальшивка. Я не намерен разводиться с тобой никогда.

— Не зарекайся.

— Поздно… — туманно ответил Пончик, а я только укрепилась в уверенности, что мой план идеален.

В голове чётко созрели все его части. Как и способ того, как поставить точку в этой истории.

"И желательно остаться госпожой Ким навсегда…"

Но могла ли я знать, что альтруизм наказуем и я буду готова придушить японский экспонат идеальной жены голыми руками, из-за обычного, простого чувства ревности?

Всадник, Вьетнамский дрифт для Гаркуши или как вернуть всё на свои места

Сразу после зачистки моего чердачного помещения, которые мы с Пончиком покидали под шокированным взглядом аджуммы домоправительницы, началась горячая фаза моей операции.

Так как меня нагло впихнули в "Феррари" под бесполезные вопли Дон-Дона, и увезли в неизвестном направлении, на мой сотовый тут же поступил звонок от Славки.

Пусть везет тебя ко мне! Немедленно! — она так рявкнула на нашем в трубку, что даже Ши Вон вскинул брови вверх и нахмурился.

— Говорит, чтобы ты вез меня в её апаты, — я приложила ладонь к динамику и прошептала перевод Пончику.

— Зачем? — строго спросил Ши Вон, а потом скривился от нового вопля, потому что я нечаянно нажала на "громкую связь" и…

В общем, это была моя ошибка. Потому что Гаркуша за словом в карман не полезла, и говорила на почти безупречном корейском.

Я всё слышу! Немедленно вези её ко мне! Сейчас же! А то я вас знаю, мужиков чертовых! В начале! — мы с Пончиком аж вздрогнули, и он даже притормозил немного, — …сладкий мёд в уши и горяченькое, а потом ребенок, развод, и "расти его сама, не я рожал"! Чтобы сейчас же она была у меня дома! И нечего даже яйца свои возле неё выгуливать, господин Ким, пока ты свою семейку не угомонишь, понял! А то выходит, что яйца у тебя, а всё твоя жена решает!

Мы остановились на светофоре, и Ши Вон вначале явно сглотнул, а потом прокашлялся, ударив себя трижды по груди.

Ты слышал?!!! — на этом моменте у меня чуть сотовый из рук не выпал.

— Нэ… — тихо ответил Пончик и показал мне, что пора завершать столь интересную беседу.

Я на это только убито ухмыльнулась, и ответила подруге:

— Мы уже едем.

Отлично! — прошипела Гаркуша и положила трубку.

Я отложила телефон и честно пыталась не расхохотаться от того, какое выражение лица было у Ши Вона.

— Неадекватная… и странная у тебя подруга. Я думал она спокойнее… — Пончик осмотрел меня и закончил, — …чем моя жена.

Наши взгляды встретились, а светофор показывал ещё десять секунд "красного".

— Десять секунд, Пончик! — я строго на него посмотрела, на что мне тут же прилетел крышесносный засос.

В общем, в этот день мы очень весело добирались до жилого комплекса, где я сняла апаты для Гаркуши. Ехали туда примерно два часа, когда на такой тачке могли добраться и за полчаса.

Всему виной то, что Пончик решил проявить все виды условно мужской, чисто "корейской заботы". Началось всё с того, что на одном из поворотов я залипла на два лотка с одинами. Через десять минут в моих руках был полный пакет рыбных котлет и ещё куча всяких вкуснях, которыми торгуют в таких лотках.

— Очаровательно… — посмотрела в пакет, потом на Пончика, который свернул в сторону одного из парков у Хан Ган.

И вот мы, наконец, добрались по месту моего нового жительства.

Где у Гаркуши явно началось обострение. Славка встретила нас в коридоре в позе "руки в боки". Вначале ничего не предвещало беды.

Подруга просто стояла и наблюдала за тем, как Пончик разулся рядом со мной, потом как мы прошли мимо неё с моим доисторическим чемоданом, а уже потом, когда Ши Вон раскрыл рот…

Это началось.

— Ты! Ты хоть читал, что про неё желтуха ваша написала?! Как ты позволил, чтобы её таким дерьмом облили?! И вообще! Где это вы шлялись всю ночь?!

Гаркуша завела меня за спину, и встала передо мной с таким видом, словно она моя мамка.

— Славка не перегибай, — тихо попросила, понимая что ещё немного и Пончик тоже не выдержит и что-то "отмочит" в чисто корейском стиле.

— Что?! — вдруг обернулась ко мне Славка и покрутила пальцем у виска, — Иди посмотри, чем сеть с самого утра залита, дура ты эдакая! Как там тебя только не называют!

Мы с Пончиком тут же переглянулись. Он сразу достал свой сотовый и ввел запросы на своё имя.

Обойдя Гаркушу, встала рядом с ним и поджала губы, вчитываясь в сплошной поток грязи, начиная от того, что я просто девка на один раз, заканчивая тем, что мы и не женаты, а я нагло использовала имя семьи Ким.

Пончик стал мелко подрагивать от злости, потому я не удержалась и взяла в руки его телефон, пролистав ленту ещё ниже. Заметив заголовок о "настоящей невестке семьи Ким" с фото японского экспоната, злорадно ухмыляясь опустила сотовый.

"То что нужно!" — мелькнуло в голове, а Ши Вон увидев мою реакцию только покачал отрицательно головой.

— Это не выход! Мы улетаем завтра же, Дана! — отрезал Пончик, на что я ровно и холодно ответила:

— И не подумаю! Я не привыкла сбегать от проблем. И ты…

— А я и не сбегал от них никогда! Но ты не понимаешь, Мармеладка! Я бы не затевал бред с фиктивным браком, если бы выход из подобной ситуации был!!! Но его нет! Если мы останемся в Корее, Хальмони заставит меня жениться на Мияко любым способом! Ей плевать даже на твою жизнь, потому что "Лайтекс" на грани банкротства! И она знает, что если я этого не сделаю, то деньги от брака Чжон Вона с Джо ей не помогут больше! А мачеха… У них война за влияние на нас. Если формально компанией руководит совет директоров, то неформально им заведуют бабушка с мачехой, потому что вертят нами, как хотят.

"И вот она правда всплыла наружу!"

— Значит, я была нужна не только для того, чтобы спасти тебя от навязанного брака, но и для того, чтобы уничтожить компанию вообще?! Ты рехнулся, или то, что в сериальчиках про богачей показывают реально правда? Вы действительно не дорожите тем, что у вас есть? Ты хоть знаешь, что такое жить на сто баксов в месяц, Ши Вон? Как тебе не стыдно! Другие пашут всю жизнь, чтобы выжить! А ты!!!

— Хочу забыть, что в мире существует слово "деньги", бл***! — Пончик сцепил челюсть, и я впервые увидела в его взгляде реальную ярость и злость, а ещё испуг.

Гаркуша вообще замерла, заметив перемены в поведении моего мужа, который на этом не остановился, а продолжал, чеканя каждое слово:

— С самого детства, всё что окружало меня — разговоры о престиже семьи, деньгах и выгодной партии для меня и брата. Ты хоть раз чувствовала себя так, словно ты не принадлежишь себе, Дана? Хоть раз?! Когда мы пошли в школу, класс, в который попали выбрала бабушка. Когда поступали в ВУЗ, его выбрали за нас снова, как и то кем я должен быть и что делать! Я хотел есть такпокки, а мне подсовывали трюфелей под соусом из каких-то охренительно дорогих яиц редких пернатых! Понимаешь!!! Я и на байк сел, только из протеста! И то! Пока не закрыл рожу так, чтобы стать неузнаваемым, меня трижды снимали с него прямо на проезжей части, прежде перекрыв её так, будто я сын Будды! Попробуй поживи, как вещь, Дана! Я лучше буду жить на сотку в месяц, чем опять стану товаром в собственной семье. Нужен развлекательный бизнес — женим Чжона на старой деве при деньгах и со статусом. Нужны деньги, чтобы не обанкротиться — подсунем в кровать к Ши Вону либо дочь конгрессмена, либо японского миллионера! Меня тошнит от этого!!! И да! Я не привык решать всё силой! Или ты думаешь я бы смог справиться один с десятью охранниками?! Меня тоже запирали в доме и сутками не выпускали! Когда я встретил обычную девушку, с которой учился вместе, знаешь чем закончился мой первый поцелуй с ней? Тем, что на следующий день в её доме была моя мачеха и совала её родителям деньги, чтобы они уехали и дочь свою забрали с собой! И они взяли их и уехали! Как ты не понимаешь, что я не человек, для всех?! Я! Мешок с деньгами!

— Я это… — Славка взяла в руки свою парку и рюкзак, медленно попятившись к выходу, — Пожалуй, поеду к парням в мастерскую. А вы это… Продолжайте свой разговор.

Мы даже не заметили, как она ушла и за ней хлопнула дверь.

— Всё НАСТОЛЬКО плохо, Ши Вон?

— Настолько, Дана. Настолько плохо, что я приводил даже шлюху в дом своего отца, чтобы она играла роль беременной от меня. Делал вид, что у меня отношения с мужиком, только лишь бы меня оставили в покое.

Я медленно подошла к нему и плавно провела по его руках своими вверх, пока не спросила, смотря в глаза:

— Ты мог сбежать давно. Сам, Ши Вон. Мог разрушить всё своими руками, и поставить всех на место. Что тебя останавливает?

Во взгляде Пончика пробежала грусть, и я поняла, что в том доме были и есть люди, которых он действительно любит.

— Брат… и отец. Сперва я терпел ради папы, а потом… Я понял, что для Чжона "Лайтекс" это не просто компания и бизнес. Он и правда хочет так жить, иначе не женился бы на дочери семьи Кан. Аран… Вот единственный человек, который был способен изменить его цель, Мармеладка, — Пончик отстранился от меня и оперся руками в столешницу, — Вот почему я хочу чтобы мы улетели. Я боюсь за тебя. Аран… Мне страшно, что Хальмони или ведьма сотворят с тобой тоже самое, что и с ней.

— Почему?

Мой вопрос был логичен, ведь я видела, что этот мужчина не доверяет никому, а значит не сильно-то и мне верить должен.

— Что "почему"? — Пончик повернул ко мне лицо, и я повторила вопрос:

— Почему ты веришь мне, Ши Вон? Ведь ты понимаешь, что я точно так же могу взять деньги и уехать. Тогда почему?

— Потому что мой брат уже однажды поверил в ту же байку, и лишился семьи и ребенка, о котором даже не знает.

"Я думала, он сейчас соплями всё зальет и начнет в любви неземной признаваться, но этот парень удивил меня опять, ответив по-мужски, и правду…"

— Что произошло с Аран, и как она вообще попала в ваш Тадж-Махал? Я никогда не поверю, что Чжон привел её посудомойкой в свой дом.

Я сложила руки на груди, а хотелось подойти и обнять его, но умом я понимала, сделай это и разговора опять не будет. Мы с ним как спички, стоит прикоснуться друг к другу, и беседу мы опять продолжим в горизонтальном положении, или меня опрокинут на эту столешницу.

Никогда не думала, что у меня снесет башку от секса с мужиком, но это факт. И проблема в том, что сносило у меня и подгорало только от Ши Вона. Ещё с той ночи под мостом. Это был он…

— Ты права. Чжон не тот человек, который будет выдавать свою женщину за прислугу в собственном доме. Это он приехал за тобой в тот проулок, когда на тебя напали, Дана. Пока я обшаривал всё в поисках документов на наш с тобой развод, чтобы подменить их, и улаживал вопрос с домом во Вьетнаме, это он поехал за тобой, и даже ничего мне не сказал. Только когда нашел, позвонил и сообщил, где ты.

— И часто вы так используете личность Всадника? — нахмурилась, потому что мне это не нравилось, и отчеканила:

— Ты хоть в курсе, что твой брат позволял себе по отношению ко мне?

— В курсе! Потому и бесился после вашей "беседы" в оранжерее омма*(мамы).

И тут меня осенило:

— Он проверял меня?

— Да, прости… — Ши Вон отвернулся, а я заехала ему по хребту так, что он завыл.

— Ты! Самый больной идиот во вселенной, Ким Ши Вон!!! — я опять замахнулась, на что Пончик перехватил мою руку и прошептал:

— Не бей… Больно же, блин!

Он заканючил, как ребенок, вот точно. А я только сильнее разозлилась, и пошла прямо на него.

— Как ребенок маленький! Ты мужик, или где? Вначале позволять мне рот облизывать брату для проверки, а потом ревновать, как сосунок? Дурак, совсем? У тебя вообще отношения были хоть с кем-то? Как баба себя ведёшь иногда!!!

— Не было… — с опаской ответил Ши Вон, а я замерла. Вот встала, как столб, и не могла прийти в себя.

— Погоди! Не надо мне рамён на уши наматывать! Не после того, что было за последние сутки.

— Я же не сказал, что не спал ни с кем! — Пончик вдруг рявкнул, а я отмерла, — У меня не было серьезных отношений. Ни с кем. Потому…

— Ты шутишь? — я вскинула брови чуть ли не до макушки, — То есть ты…

— Я ни с кем никогда не встречался, Дана. Вообще!

— Очуметь… Вот откуда этот детский садик с побегами и прочей хернёй!

Ши Вон выпрямился и нахмурился, смотря на меня совершенно диким взглядом.

— Отойди от меня, — низким и хриплым тоном отрезал, протянув руку вперёд, мягко указывая на расстояние между нами.

— Это ещё почему?

— Потому что я еле сдерживаюсь! — рявкнул, а я вздрогнула, — Потому… Это… Отойди, Мармеладка, и посиди вон на том стуле ЗА столешницей.

"Да, конечно! Уже!!!" — с этими мыслями я схватила его за байку и встала прямо в сантиметре, подняла лицо и почти у губ зашептала:

— Учись сдерживаться, когда мы скандалим.

— А мы скандалим? — послышался шепот, и по моей талии мягко поползла рука, прижав к Пончику.

— Ещё нет… Но очень близко… — подняла взгляд и продолжила, — Что случилось с Аран?

— Она сбежала, после того, как Хальмони пригрозила навредить Арым. Сестра для Аран самый близкий человек, они сироты, — прошептал в ответ Пончик и обнял меня и второй рукой, прислонившись к холодильнику спиной.

— Ты когда злишься, похожа на маленького злобного котенка. Ты знала?

— Не подлизывайся! — я ущипнула Пончика, и задала вопрос холодным тоном, — Ты знал, где Аран была всё это время?

— Нет… — честно ответил Ши Вон и поправил мои волосы у лица, — Я боюсь за тебя… — вдруг прошептал он, смотря на то, что делает.

Плавно огибал пальцем моё лицо и поправлял прядь за ухо.

— Вы действительно не понимаете, что из этого есть очень простой выход — сказать всем правду.

— Ты не понимаешь, как живёт наше общество, милая, — покачал головой Пончик, и грустно улыбнулся, — Узнай все, что у моего брата есть внебрачный ребенок, Аран сразу припишут роль любовницы, разрушившей семью. Для общества наша жизнь, как дорама по ТВ, с той разницей, что для нас это реальная жизнь.

— Тогда давай дадим им этот сериал, — я обняла Пончика крепче, и наконец, увидела в его глазах тень согласия с моими словами.

— Но тогда, мне придется играть…

— Играть роль, Ши Вон. Как в случае с Всадником. Но только так, мы избавимся от бардака вокруг. Какие бы ни были цели в жизни у Чжона, он должен знать, что у него есть ребенок, Пончик. Как и малыш имеет право видеть своего отца.

— Ты так на неё похожа, и это пугает ещё больше. Потому что ты тоже можешь однажды так же исчезнуть, как сон, Мармеладка.

— Не жуй сопли, муженёк. Я бы не сбежала от тебя, если бы любила.

— А ты… — его взгляд на какой-то миг вспыхнул, а потом потух, — Не важно…

— Любовь это не то, что можно бросить в лицо сразу красивой фразой, Ши Вон. Любовь — это поступки.

— И это опять подтверждает мой страх. Аран кричала тоже самое в лицо ведьме, когда уходила. И это меня пугает ещё больше.

— А ты не пугайся и доверься мне, — я мягко поцеловала его, привстав на носочки, и это стало моей ошибкой, потому что разговор то мы наконец-то закончили, но план действий опять улетел в трубу, после хриплого выдоха в мои губы.

Слава богу, Гаркуша вернулась домой только под самый вечер, прежде позвонив и спросив одна ли я. И только после этого моя Славка вошла в квартиру, осмотрелась и выдала:

— Окна целы, посуда на местах, кровать не выпотрошена, трупов мужских особей не наблюдается. Значит, не всё так плохо, и мужик выжил.

— У меня будет к тебе просьба, родная, — я повернулась к Славке и долго не решалась сказать то, что собиралась.

Она свободный человек, с собственной жизнью, и я никто, чтобы просить её о подобном. Но она единственный человек, до которого способна добраться семейка моего благоверного. Если ей будет грозить опасность, боюсь я не справлюсь с этим… и тоже сбегу. Но я не могу так поступить, потому что мне действительно дико нравится Пончик, и если быть уж совсем честной, я хочу этого мужчину. Потому что впервые в моей голове рождаются картинки нашего общего будущего.

— Говори, как есть, Дана. Не нужно ничего скрывать от меня. Я честно, была готова придушить Ким Ши Вона за его бесхребетность… но… после того, что услышала от него, захотелось прикусить язык и засунуть в одно место. Поэтому говори, что я могу для вас сделать.

— То, что я попрошу слишком, потому что это касается твоей жизни в первую очередь. Но пока ты в Корее, у меня ничего не выйдет. Ты единственный рычаг давления на меня, Гаркуша. Поэтому…

Я прошла к столу и положила на него свой билет во Вьетнам, документы и контакты с управляющей домом, который для нас купил Ши Вон.

— Ты хочешь, чтобы я уехала? — тихо спросила Славка, а я кивнула со слезами на глазах.

— Прости, Гаркуша, но кажется…

— Ты втрескалась… — тихо ответила подруга, пока я стояла к ней спиной, и смотрела на билеты.

— Кажется по уши…

— За четырнадцать дней. Это рекорд, подруга, — вдруг хохотнула Славка и встав рядом со мной взяла билеты в руки, — А виза? Как я туда поеду без…

Я замерла, смотря на то, как моя подруга, совершенно будничным тоном просматривает документы, а потом поворачивается ко мне и с улыбкой говорит:

— Могу я взять с собой ещё кое-кого? — закусывает губу и заговорщицки шепчет, — Не всё ж тебе марафоны по женской релаксации устраивать?

— Славка… — я убито хохотнула, а она добила меня:

— Можно же Дончика взять с собой? Правда? — она приподняла бровь, а я кивнула и повисла на Славке, как ненормальная, облегчённо выдохнув:

— Спасибо!

— Ладно тебе! Было бы за что тут сопли разводить, дура! Она меня в отпуск на курорт с мужиком отправляет, можно сказать, за счёт СВОЕГО мужика, и ещё виноватой себя чувствует?! Всем бы таких подруг!

Мы обнялись крепче, и Гаркуша, наконец, заговорила другим тоном:

— Всё так серьезно?

— Очень, — я отстранилась, и посмотрела на билеты опять, — Из того, что мне рассказал Ши Вон, мне стало понятно, что его семейка совершенно ненормальные люди, ради денег готовые на всё. Мало того, я и представить себе не могла, что женщины могут вытворять такое с двумя взрослыми лбами!

— Корея… — убито выдохнула Гаркуша, и покачала головой, — Здесь семья и старшие — это всё! Попробуй не послушайся! Как генетический код, мать его! Хорошо хоть омони Дончика святая женщина!

— Ты когда успела с его матерью познакомиться? — я приподняла бровь, а Славка хохотнула, со словами:

— Ты шутишь? Первый шаг, как охомутать мужика — это наладить контакт с главной женщиной в его жизни! Если ты этого не сделаешь, считай всё — приехали! Вспомни маман своего бывшего…

— Господи, не НАПОМИНАЙ! — я чертыхнулась и перекрестилась, как от нечистой силы, — Она приходила к нам домой только за тем, чтобы сказать, какой её сынок молодец, и какая я не благодарная дура, которая позволяет себе выглядеть, как пугало! Я была корнем всех неудач НЕУДАЧНИКА по жизни…

Мы переглянулись и расхохотались в голос. Но потом Славка совершенно серьезно задала мне вопрос:

— Что ты затеяла?

— Гонки, байки и Сеул. Мало того, завтра у меня поход по магазинам. Нужно создать себе имидж всамделишной корейской агашши, пока не наступит момент настоящей госпожи Ким появиться на свадьбе собственного мужа. А так… Буду развлекаться по полной.

— Он же… — Славка понимала, что всё это крайне опасно, если учесть, что меня успели опоить и чуть не прирезать в подворотне за последние две недели.

— Ши Вон пообещал, что проверенные люди Чжон Вона будут круглосуточно охранять меня.

— И он согласился пойти на эту дичь со свадьбой с японкой? — Гаркуша ткнула в журнальчик, который ещё с утра не успела показать Пончику.

— Да, — по мне волна жара прошла, когда я снова посмотрела на те фото, которые видела ещё в мастерской парней.

— Дай-то бог, чтобы Тадж-Махал устоял. У тебя на лице такое написано, что мне честно уже не за Богдану Билык страшно, а за семейку Ким. И как ты только умудрилась вляпаться в такое?

— Закон Мёрфи, — ответила холодно, и мы переглянулись снова.

— Сплюнь три раза. Просто мужик проблемный, но ты с этим справишься. Он же в "доту" не играет? Значит, уже святой! — высокопарно закончила Гаркуша, а я тяжело выдохнула, и вспомнила, что неплохо было бы хоть таблетки какие-то прикупить. Я не готова пока к появлению наследников, тем более не после четырнадцати дней фиктивного брака и суток реального.

И всё это на фоне долгого и очень внимательного взгляда на столешницу напротив:

— Блин… — зло выдохнула и поняла, что мне жутко захотелось позвонить Пончику и сказать: ну его это всё, поехали во Вьетнам и устроим разврат.

Я посмотрела на Гаркушу. Она продолжала изучать свою визу, которую привез тот самый адвокат заика моего мужа, расписавший нас в ту памятную ночь.

"Дота? Хорошо, милая, что ты не знаешь, какая "дота" два часа назад происходила на этой столешнице… Испанский стыд. Никогда не думала, что стану одержима сексом. Ужас, что с женщиной способен сотворить голодный мужик…"

Как и его внезапная одержимость сотовой связью.

Три часа ночи:

"Спишь? Всё хорошо?"

Четыре часа утра:

"Я не могу уснуть без тебя. Что ты со мной сотворила?"

Пять часов утра и мой очередной выдох в подушку, рядом с хранящей на всю хату Гаркушей:

"Ну напиши хоть что-то… Я соскучился!"

"Мармеладка!!"

— Господи Всевышний!!!! — я резко поднялась в кровати и со злостью нажала на вызов.

— Если ты не прекратишь…

Выгляни в окно… — стало ответом на моё шипение, и я решила, что ещё не проснулась.

Встала с кровати и подошла к панорамному окну, из которого был виден общественный парк и ещё несколько таких же комплексов. Опустила взгляд и улыбнулась, как дура.

Внизу, прямо на одной из аллей стоял красный байк, а рядом с ним парень в красном кожаном защитном костюме. Естественно сомнений, кто Всадник на этот раз у меня не осталось. Потому что он дышал прямо сейчас в моё ухо, через телефонную трубку.

Спускайся, Мармеладка. Покатаемся!

— Пять утра, Пончик.

Плевать. У меня завтра очень тяжёлый день, и все уверены, что я убитый горем после твоего ухода, напиваюсь в своей клетке.

Я прикоснулась к стеклу, а Пончик показал мне на ещё один шлем, который лежал на сидении.

Спускайся, Дана. Иначе я не выдержу завтрашний вечерний спектакль.

Я ничего не ответила на это, а лишь тихо стала надевать свой костюм, и только у самой двери уловила, как Гаркуша рявкнула:

— Господи! Резинки хоть возьми с собой! Они в ванной в моей косметичке!

— Мы едем просто покататься… — кисло ответила, но всё-таки пошла в сторону ванной.

— Ага… Тогда я Илон Маск и завтра покатаюсь на Марс. Не беси и делай, что говорят! — уже в подушку шикнула, Славка, а я застыла взглядом на мотке, который лежал в её косметичке.

Прихватила двумя пальцами ленту с презервативами и потянула вверх.

— Еб****** сила!!! Да она нимфоманка… — убито прошептала, и скрутив моток обратно, запихнула его в косметичку и решила, что раз уж до этого мозгами не думала, не буду и сейчас.

На улице я об этом пожалела тут же, потому что заметив взгляд Пончика, поняла, что приехал он по вполне понятной причине.

— Нет! Просто прокатимся по городу! — шикнула, но меня ловко притянули к себе, тут же на выдохе поцеловали, и обшаривая мой костюмчик во всех местах, мягко промычали:

— Мне нравится, как ты выглядишь в этом, — горячее дыхание коснулось лица, и только потом меня отпустили.

— Я тебя предупредила, Ши Вон! — ещё раз напомнила ему, а главное себе, что надо бы успокоиться.

Пончик сел на байк и натянул на себя маску, а потом шлём, махнув мне на сидение и протягивая шлём.

— Значит, понял, — надела шлём, и через час опять пожалела, что так опрометчиво поперлась с ним вообще куда-то.

"Такой мужик вообще реальный? Такие ещё существуют?"

А всё потому, что не было ничего такого. Просто меня усадили перед собой, всунули в руки пипимпап и горячий чай, пока над огромной рекой и, невероятно красивым мостом через неё, поднималось солнце.

Этот момент и засел в моей голове ещё на два дня. Решение посетить наконец, свою настоящую невестку пришло не сразу и только после того, как Гаркуша благополучно укатила в безопасность!

Я выходила из такси рядом с тем адресом, который мне оставила Арым. Таксист указал на нужный подъем между старых одноэтажных построек и я кивнула в поклоне.

— Вот это дыра… — выдавила из себя, надевая кепку и поправляя парку, потому что начался мелкий дождь.

Я ни за что бы не поверила, что в Сеуле ещё есть такие старые районы, где вместо домов одноэтажные старые постройки по типу ханоков, с металлическими заборами, в совершенной глуши. Потому что даже таксист дальше не поехал, сказав, что там слишком узкие улочки.

В итоге, чтобы попасть к нужному дому, мне пришлось пройти два таких проулка, подняться на высокий холм по ступеням, и только спустя ещё два поворота, я вышла на узкую улочку.

— Очуметь…

Посмотрела на адрес и на место, куда попала, осознав, что моя халупа на крыше — пенаты Шамархандской царицы.

— Как она живёт с малышом в таком сарае? — выдохнула и толкнула металлическую дверь забора в сторону.

Повернулась и поняла, что мы почти что над обрывом.

— Аньён!!! *(День добрый!!!) Есть кто-то дома? — прошла дальше в крохотный двор, который огибал одноэтажный крохотный ханок, и заметила обувь на деревянном полу открытой террасы.

"Значит, они должны быть дома…" — подумалось мне, одновременно с тем, как справа прозвучал тихий голос.

— Здравствуйте, Даниэла.

Я медленно повернулась на шепот, который прозвучал, как дуновение ветра. Настолько тихий и осипший шепот, словно девушка, которая передо мной почти умерла.

— Вы… — я не могла подобрать и слов, чтобы описать то, что видела, кроме матов.

Передо мной в инвалидной коляске сидела девушка, в белом пушистом гольфе. Красивые волнистые волосы ниспадали по её груди, обрамляя фарфоровое личико.

"Она нереально красивая… но похожа на тень…" — слова застряли в горле, как только она улыбнулась мне.

— Здравствуй, невестка, — тихо прошептала опять Аран, а я сжала руки в кулаках так, словно это могло помочь мне заглушить весь ужас и злость.

— Я их уничтожу… — прошептала на своём, спрятав слезы, и улыбнувшись в ответ девушке, уже с другими словами:

— Здравствуй, и приятно познакомиться, Аран.

— Омма… — позади прозвучал вопль и смех, и я резко обернулась, когда к нам побежал малыш.

На мальчике шуршал детский комбенизончик, а маленькие ножки неслись вперёд к своей маме.

— Ты пришла! Спасибо! — я подняла взгляд на террасу, где стояла Арым, и мы пронзительно посмотрели друг другу в глаза.

— Я пообещала тебе.

— И ты сдержала своё слово, но после того, что в прессе и официальной помолвки Ши Вона… Ты уже ничем не сможешь нам помочь, Даниэла, — резко отрезала Арым, и продолжила, — Аран нельзя волноваться.

Я выпрямилась, и повернулась к Аран снова. Только один ответ на один вопрос сейчас нас с ней разделял.

— Ты хочешь его видеть? Только твой ответ мне важен, Аран. Ответь!

Девушка поправила плед на своих ногах и не без труда усадила малыша себе на руки.

— Да, — уверенно, но снова тихо.

— Аран, она такая же… — начала было Арым, но произошло то, что я просила его не делать, но он не послушал меня.

— Не такая! Даниэла моя жена! И таковой останется и дальше!

"Пончик…" — выдохнула и на моём лице невольно появилась улыбка.

— Ши Вон… — в шоке привстала в коляске Аран, но он покачал головой и раскрыл дверь забора шире.

За ней стоял тот человек, который давно должен был прийти сюда…

Я отошла в сторону, смотря на то, как во двор входил парень, который мне показался агрессивным хамом с самой нашей первой встречи. Но сейчас…

Чжон Вон еле шел к Аран. Ничтожные пять метров, этот парень еле передвигал ногами, пока Аран застывшим от шока взглядом смотрела на него и побледнела ещё хуже.

— Я же просила, дурень! — я наступила со всей дури на ногу Ши Вону и зло зашептала:

— Её нужно было подготовить! Она ведь больна!

— Сколько… Ещё… Ждать?! — Пончик вцепился в мою ладонь и зашептал сквозь зубы, — Убери ногу, блин, садистка!!!

— А ты!!!

Но мы застыли, после слов ребенка, и того, как Чжон буквально упал на одно колено рядом с Аран.

— Аппа…*(Папа)… — послышался детский голос, и я совершенно точно ощутила, как мы с Пончиком задрожали вместе, когда Аран стала захлёбываться слезами.

— Я уже жалею, что вообще что-то сказала тебе… — от входа в дом опять послышался холодный голос Арым, — Если с ней что-то случится!

— Нет… — Аран остановила сестру, и подняла руку, — Со мной всё хорошо… Успокойся, Арым.

Пончик сильнее прижался к моей спине, а я слезла с его ноги, когда онемевший Чжон Вон еле выдавил из себя хоть слово, смотря на малыша.

— Папа пришел, Хван, — грубо и хрипя выдал Дракончик, и погладил Аран по руке, забирая сына на руки.

— Теперь дело осталось за малым, — уверенно сказала, и переплела наши с Пончиком пальцы, — Навести порядок в Тадж-Махале.

Корпоративная этика в статусе жены или пять способов придушить японский бунт

Совесть не проснулась. Вернее я засунула её куда подальше, понимая, что в этом вопросе стану беспощадна. То, что я видела в доме Аран повергло меня в шок. Девушки жили за гранью бедности лишь только для того, чтобы скрывать приезд Аран из Вьетнама обратно в Сеул. Конечно в такой дыре, где туалет был на улице, девушка, передвигающаяся в инвалидном кресле больше жить не могла.

Однако, как только я заикнулась о том, что хочу забрать их в наши со Славой апаты, Чжон Вон так на меня посмотрел, словно я смертница. Вообще Дракончик стал странно себя вести. Моська была такая на рожице моего родственника, что кажется не я одна собираюсь испепелить Тадж-Махал.

Это в принципе логично, если учитывать, что на моих глазах отец впервые увидел своего сына, о котором и не знал.

— Угомони его, Пончик? — я накладывала в тарелки закуски и лапшу, а Ши Вон помогал мне справиться с этой сверхважной задачей, не забывая потереться то в одном месте своими телесами об меня, то в другом.

— Не стану. Не проси. — тихо ответил Ши Вон выгружая из двух пластиковых контейнеров кимчхи.

— Ты что… — я шикнула и посмотрела на него, а мне тут же закрыли рот листом салата со свежеприготовленным мясом.

— Тихо, — прошептал снова Пончик и вытер пальцем остатки сока с моих губ, — Не буянь!

— Не… Мг-бу- янь? — промямлила пережевывая, а когда проглотила мясо, тихо начала по новой, посматривая в сторону семейства, которое сидело на диване в гостиной.

— Ты что не понимаешь? Если сейчас привести их в ваш дворец Дракулы, твоя бабка выставит её за дверь тут же, а ребенка отберёт, или того хуже они избавятся от него прямо там! Ты реально такой недалёкий дурачок у меня?

— Да что ты? — разозлился Ши Вон, и тихо сказал, — И что ты предлагаешь? Я уже по твоей милости пережил спектакль с собой в главной роли. Тебя вообще не волнует, что другая женщина держала меня за руку? Нет?

"ЧЕГО?" — я замерла, а Пончик решил меня добить:

— Ты не любишь меня! Иначе не смогла бы так спокойно отнестись к тому, что затеяла сама же! А что если…

Он только заикнулся, а я так наступила ему на ногу повторно, что Пончик покраснел:

— Что если? Если наступит это "если" и я узнаю, что "если" произошло, я не то что любить тебя перестану, я тебе кое-что пониже пояса В НЕПРИГОДНОСТЬ ПРИВЕДУ! — рыкнула, и всё стихло.

Медленно повернулась и как дура улыбнулась, когда поняла, насколько громко я это сказала.

— Чосомнида…*(Простите…) — тихо поклонилась, а Пончик завыл:

— Убери ногу, женщина! Ты мне все пальцы отдавила! — мученически простонал Ши Вон и мы замерли, когда из гостиной послышался заливистый и достаточно громкий смех Аран.

— Вы такие милые, — смеясь прошептала девушка, и продолжила, — Как кадр из драмы посмотрела.

В общем, так мы и собрались пообедать. Ели сперва тихо, а потом неспешно разговорились, и я узнала много нового про братьев, пока новоиспеченный папаша улюлюкал сына, и постоянно бросал странные взгляды в сторону Аран.

Я прекрасно понимала, что после такого хрен бы хоть одна баба простила мужика. Ну, если у неё есть мозг. Но Аран видимо в силу своей болезни его отключила, потому что я хорошо видела, как девушка смотрела на Дракончика. Взгляд прямо излучал обожание и трепет. Глазки Аран вспыхивали каждый раз, когда Чжон Вон пытался накормить Хвана.

— Спасибо, — меж тем жуя мясо выдала Арым, и стала накладывать в мою пиалу с рисом очищенную от костей рыбу, — Ешь. Это очень вкусно. Аран готовила, а она очень хорошо готовит сайру.

— За что спасибо, Арым? — я схватила палочками кимчхи и мы встретились с девушкой взглядом.

— За то, что моя сестра впервые за два года рассмеялась не наигранно, а искренне. Это… Бесценно для меня.

Арым посмотрела на Пончика, и как-то странно хмыкнув, поднялась:

— Ты куда, Арым? — Аран тут же посмотрела на свою сестру, но Арым только покачала головой и выдала:

— Ты останешься здесь, более того, я крайне настаиваю чтобы в моей дыре осталась и невестка! — закончила девушка, и подвинув ставни в две другие комнаты, включила там свет.

— Я приготовлю тебе спальное место, Даниэла, — безапелляционно заявила Арым и скрылась в одной из комнат.

"Отлично. Так даже лучше! В таком захолустье нас хрен кто-то вообще искать до свадьбы Пончика будет!"

— Идеально! — я хлопнула стопку соджу и потянулась за бутылкой, когда мою руку перехватили, и убрали алкоголь.

— Хватит! Пошли! — Пончик переглянулся с братом и резко поднялся, схватив меня за руку и вздернув с пола, — Идём!

Я в недоумении натянула парку и обувшись на крыльце, только тогда задала резонный вопрос:

— Что вы затеяли и без меня?

А то что они с Чжон Воном явно уже что-то выдумали под рюмку соджу было неоспоримым фактом.

— Иди сюда! — Пончик опять схватил меня за руку и потащил за хозяйственную пристройку.

Если бы я знала, что меня поволокли проводить осмотр ротовой полости, я бы этому идиоту поднаддала ещё в доме. Однако всё выветрилось из головы, как только меня прижали к стене сарая, или какого-то хламо-сборника, и у меня онемели ноги.

Волна из лёгкого жара поднялась сразу, как мой язык мягко коснулся языка Пончика, и мы вжались друг в друга крепче. Его руки в моих волосах, мои на его груди, пытаются удержать равновесие тела, хватаясь за гольф Ши Вона. Мышцы на груди Пончика напрягаются и я кайфую от того, как он начинает мелко дрожать будто в нетерпячке, или просто горячке.

Нас лихорадит, мы не виделись всего несколько дней, а у меня чувство, что прошла целая вечность в полной и беспросветной скуке.

"Я действительно скучала за этим полудурком…" — пронеслось в голове, когда мужские пальцы нежно гладили мой затылок, скулы и лицо. Ко мне прикасались с такой бережностью, будто я могу рассыпаться, а в другой момент будто включатель срабатывал, и всё менялось в совершенно другую сторону. Тяжёлые выдохи, дрожь во всех конечностях и бешенный, невозможно любимый взгляд напротив.

"Итак шел шестнадцатый день моего фиктивного брака. И теперь время пришло признаться себе самой, что я влюбилась, и мне, бл***, охереть как нравится этот мужик. Да, он непонятный и местами наивный. Да Пончик — парень с кучей проблем и двумя катастрофами, в виде собственной бесхребетности и двух ведьм, которые помыкают им. Однако… Я балдею, когда этот мужчина прикасается ко мне, я таю от того, как он мягко и почти невесомо покрывает мелкими поцелуями моё лицо. Я забываю обо всём, когда Ши Вон смотрит в мои глаза, а улыбка, появляясь на его лице, заставляет гореть и взгляд. Мы счастливы просто стоять и обниматься у старого сарая. Смотреть друг другу в глаза, находясь по лодыжку в болоте. Нам плевать, что начался мелкий снег, который белой крошкой покрывает нас сверху, словно укрывая от чужих глаз…"

— Я не отпущу тебя никогда, — слышу тихий шепот, — Прости за всё что нас ждёт впереди. Извини, что такой придурок как я, втянул в свои игры невероятную девушку. Ты не заслужила такого, Дана.

— Ты будто прощаешься со мной, Ши Вон, — я нахмурилась, а он лишь крепче обнял меня, и я сильнее вжалась в его грудь лицом, мягко и медленно вдыхая запах духов Ши Вона.

— Я боюсь, что тебя отберут у меня. Мне страшно теперь представить, что делать без того чувства, которое помогает мне наконец, дышать свободно. Понимаешь, малышка, я наконец-то могу поднять голову вверх и смотря на солнце, просто улыбнуться тому, что оно согревает моё лицо. Это необъяснимо, но я занимался эти дни совершенно дебильными вещами.

— Какими? — я подняла лицо, а потом рукой аккуратно стряхнула снег с челки Пончика.

— Я перебрал твой байк, и заменил всё так, чтобы моя девочка могла ездить безопасно. Накупил тебе целую гардеробную тряпок, которые вероятно ты и не наденешь. Хотя, всё как ты любишь — от черного до бордового. Не знаю зачем, но приволок в нашу спальню огромный домашний кинотеатр. Поснимал все картины и прочий бред со всего нашего крыла. Горничные в шок пришли, когда увидели, как я выношу во двор миллионы вон и просто ставлю их под стеночку в ряд.

— Честно? — я перебила его, а у самой сердце в груди так стучало, словно я пробежала марафон и не могу привести в порядок дыхание.

— Что… честно? — вдруг испугался Ши Вон.

— Ты правда хернёй маялся, Пончик, — я хохотнула, и привстав, нежно поцеловала его, а потом горячо зашептала, — Ты мог сбежать ко мне и всё это время НЕ терять времени.

Ши Вон поднял лицо и стал громко смеяться.

— Пончик… — я нахмурилась и опустила взгляд, перебирая между пальцами ткань его гольфа, — Послушайся Арым, и оставь сейчас всё как есть. Не лезьте в это с Чжон Воном…

— Во что мне лезть или нет — я решу сам, невестка!

Мы с Пончиком одновременно повернули голову в сторону. Чжон медленно подошёл к нам и, достав пачку с сигаретами, молча подкупил и оперся спиной о стенку сарая, выдыхая дым.

— И что ты сделаешь, женатик? Приведешь Аран в качестве любовницы, или откроем первый гарем в Корее? Что…

— Я сегодня же подам на развод! — отрезал Чжон Вон.

— Брат! Не глупи… Ты потеряешь всё. Семья Кан уничтожит "Лайтекс", если Джо пострадает…

— Да что ты? Но у "Лайтекса" есть ещё один наследник, ты не забыл об этом, нет? — Дракончик явно стал приятно удивлять.

— Я не стану во главе компании! И не проси!

— Станешь, Ши Вон! — резко осекла Пончика, и он замер.

— Если ты хочешь, чтобы меня не трогали, чтобы твой брат обрёл настоящую семью, тебе придется это сделать, Ши Вон. Тебе придется проявить характер и силу! Вы должны, наконец, показать, кто хозяева вашего Тадж-Махала. К черту, этику и субординацию. Посмотрите к чему это привело?

— Мармеладка? — Пончик нахмурился, а я тихо продолжила:

— Чжон Вон итак сделал для тебя слишком много. По твоей вине он вообще женился на той женщине, и ты сам это знаешь. Ответственность, Ши Вон, — я подняла на него взгляд, и закончила:

— У вас она на двоих. Как бы ты не хотел уйти из этой семьи — ты её часть. Просто поступи сейчас правильно. А потом… Если ты захочешь — бросишь всё и мы уедем. Можем даже жить в моих апатах в Киеве. Тебе понравится, уверяю. Однако сейчас… Ты нужен брату.

— А ты не идиот, Хён, — вдруг хохотнул Чжон Вон, — Я думал ты не сможешь найти себе достойную женщину. Но тебе это удалось.

— Нам пора! — внезапно холодно произнес Ши Вон и, отпустив мою руку, просто ушел.

"Это что сейчас было? Опять детский сад в одном месте взыграл?!" — но на мой удивленный взгляд даже Чжон Вон не отреагировал.

— Вы посмотрите какая Цаца! — повторила, кривляясь, известную фразу из маминого любимого фильма, и пошла в дом.

Надо ли говорить, что таки залезла в социальные сети и новостные каналы, пока пыталась уснуть в ворохе из стеганных одеял, рядом с Арым?

"О! Вы только гляньте КАКАЯ пара!" — всё больше сжимала сотовый и на второй день, пока слонялась по чужому дому, ожидая, что мой благоверный хотя бы сообщение отправить соизволит.

"Но куда там! Ни звонка, ни сообщения, ни слова… А я первой звонить не собираюсь! Пошел нахрен! Обидела его! Интересно чем это?!" — я с такой силой всадила палочки в пиалу, что та раскололась, чем испугала малыша Хвана.

Ребенок начал плакать так, что даже мне захотелось рыдать рядом с ним. Малыш сидел в детском кресле и заливался слезами, пока Аран пыталась его хоть как-то отвлечь.

— Прости… — я пробурчала в стол и медленно поднялась, чтобы выбросить разбитую посуду, — Я куплю новое. Извините.

— Разве в посуде дело, — тихо ответила Аран, когда успокоила сына.

— Тебе больно, невестка. Я хорошо помню это состояние. Сперва ты злишься, потом тебе хочется умереть от обиды и собственной ничтожности, когда ты смотришь на его фото с другой женщиной, а следом приходит боль. От неё не спастись просто так. Но Ши Вон… — она продолжала говорить и вдруг остановилась, — Я очень долго думала, что это избалованный пройдоха, который тратит свою жизнь зря, гоняя на байке. Когда мы познакомились… Это было похоже на то, словно он нанимал прислугу к себе в дом. Холодный, надменный. Чжон Вон никогда таким не был. Для меня различить их было проще простого, даже тогда, когда они стали как зеркальные отражения друг друга. Чжон… У него голос менялся, как только мы виделись.

"Обалденная противоположность. У меня впечатление совершенно и абсолютно другое…" — я бросила посуду в мусорку и не стала перебивать Аран.

— Он так красиво ухаживал за мной. Цветы, походы в кино и на выставки. Прогулки в парке на велосипедах. Если сейчас вспомнить всё это, то я могу сказать, что не жалею о том, что меня скоро не станет. Ведь у меня был человек, который действительно меня любил. Я испытала все виды счастья. У меня прекрасный малыш, от того самого человека, и это позволяет мне понять, что я прожила эту жизнь не зря, и что после в этом мире останется часть меня, Дана. Поэтому не мучайте себя с Ши Воном. Не ищите способов помочь мне. Я всего лишь хочу, чтобы Хван был рядом с отцом, когда меня не станет.

— Аран… — я убито выдохнула, когда заметила, как эта ненормальная улыбается сквозь слезы, произнося такие ужасные вещи.

— Нет, невестка. Постой… Я ещё не закончила, — Аран медленно поднялась, а я офигевше смотрела на то, как девушка маленькими и неуверенными шагами, держась за столешницу, шла ко мне.

— Аран…

— Спасибо, Дана, — она обняла меня совсем робко, так словно опасалась моей реакции на вторжение в личное пространство, но это бред.

Это чушь, потому что по моей щеке потекла слеза, и я мягко, но с силой прижала девушку к себе, обняв в ответ.

— Спасибо, что в такой момент в нашей с Хваном жизни появилась ещё и ты, — прозвучал глухой шепот, и мы всхлипнули вместе.

— Перестань, Аран… Я…

— Ты должна вытащить его, а не меня. Теперь у нас есть Чжон, Дана, — Аран отстранилась от меня и, подняв руку, вытерла мои слезы, — Так сделай это, а не жди спектакля, невестка. Он итак произойдет, когда Чжон Вон приведет малыша в дом семьи Ким. Ты должна помочь Ши Вону, он нуждается в тебе, потому что это не его судьба. Это не его жизнь, и он всегда об этом говорил, каждый раз когда садился на байк.

Во мне будто что-то взыграло, и слова девушки подействовали совершенно иначе. Я не собиралась никого теперь слушать, как в принципе и раньше. Поэтому на следующий же день, заявилась в самый дорогой спа-салон в Каннаме, который предоставлял весь спектр услуг: от обёртывания какими-то тряпками, пропитанными маслами, до шоколадной ванны, в которой я не процедуру проходила, а того самого шоколада обожралась.

Но результат был на лицо. Потому что из салона я вышла совершенно другим человеком. Все мои татухи умело скрыли специальной тональной основой, а шикарное красное платье сидело на мне, как влитое. Высокие каблуки, чёрное строгое пальто, а завершала это всё безупречная прическа. Волосы больше не были похожи на непричесанное карэ, а ровными линиями обрамляли лицо с агрессивным вечерним макияжем.

Всё правильно, ведь я шла не просто на сабантуй богачей. Богдана Ким держала путь в ту самую школу благородных флористок, которую содержала бабка моего мужа. Именно там, по слухам репортёров, сегодня проходил благотворительный вечер в честь состоявшейся помолвки моего мужа.

Поэтому я вышла из такси, и поправив пальто, злорадно ухмыльнулась, смотря на здание выстроенное в современном стиле, и явно напоминающее школу. Собственно в её актовый зал оказывается беспрепятственно впускали всех, кто не был похож на байкеров, рокеров и просто необразованных смердов. Потому господа охранники даже не узнали госпожу в приталенном платье карандаш, которая вошла в зал, изящно снимая своё пальто.

А в это время на помосте, перед толпой благородных девиц восседало всё семейство Ким, а бабка, собственно, держала речь.

Вообще это походило на кадр из советского фильма про то, как выступали генсеки перед простым рабочим классом. Вот партийный съезд, не иначе. Но!

Как только двери открылись и я тихо стала идти по проходу вперёд, заприметив себе место рядом с каким-то божьим одуванчиком, бабулька на трибуне чуть не поперхнулась, а японский экспонат расширила глаза так, что мне показалось, что Мияко сделала пластику и двойное веко.

Однако самый охреневший взгляд был у Пончика. И лучше бы я не смотрела на него в этот момент, потому что мы попали. Ши Вон так на меня зыркнул, что мне стало жарко за две секунды, а рот наполнился слюной, как у изголодавшийся кошки.

"Испанский стыд… Хочу чтобы этот кошак помурлыкал мне на ушко прямо сейчас. Гад такой! Вы только гляньте! Как не стыдно пялиться на меня, когда рядом стоит невеста? Охреневший тип!" — видимо моё возбуждение и негодование было написано на лице, потому что Пончик поправил галстук и оттянул его ниже.

"Что такое? Дышать нормально разучился?" — я села на выбранный стул, а бабулька меж тем продолжала всех благодарить, пока не решила официально представить свою преемницу.

— Поэтому, прошу позаботиться о нашем новом директоре… молодой госпоже Ким.

— Да что вы? — я громко хохотнула, и весь зал замер, — Ещё недавно молодой госпожой Ким была другая девушка.

Я поднялась и, поправив складки на платье, сняла солнцезащитные очки.

— Правда говорят, невежда была ужасная! Да и тупица такая, срам просто! — наигранно скривилась говоря это старушке, которая сидела рядом со мной, — Теперь я понимаю, почему господа здесь собрались.

Пока я шла к помосту, позади уже стала рыпаться охрана, но одного кивка Чжон Вона в их сторону хватило, чтобы их остановили остальные охранники.

— Вы кто такая? — наигранно возмутилась мегера, а ведьма вышла вперёд и решила преградить мне путь, но не в этот раз.

Сейчас я смотрела на стокилограммового слона, который сидел рядом с Чжон Воном. Джорджи то, как раз и была целью этого спектакля.

— Как это кто? Вы уже не узнаете меня, матушка? — я наигранно схватилась за грудь и обернулась к залу, — Я же и есть та невежда, которая была замужем за вашим пасынком аж целых две недели!

— Девушка, прекратите вводить всех в заблуждение! — рыкнула бабулька, и с опаской посмотрела на репортёров, — Вы просто неуравновешенный сталкер моего внука. Выдумали историю с замужеством, ещё и моего внука в это втянули! Вы хотите добиться депортации?

— Меня не депортируют, потому что у меня законный брак с мужчиной корейских кровей, — я сухо перебила бабку и посмотрела в упор на Пончика, продолжив, — Но он видимо немного потерялся в пространстве и времени! Хотя… К черту, я не за этим здесь!

Бабка явно была настроена выпроводить меня:

— Немедленно выведите эту ненормальную из зала! И вызовите полицию! Сейчас же!

— Айгу-у-у! Какой срам сажать за решетку человека, который несёт правду честным гражданам Кореи! Как вам не стыдно! Я можно сказать, воин света во мраке темных делишек семейки Ким.

— Уйдите немедленно! Как вы смеете… — японский экспонат, упакованный в голубой ужас с воланами на плечах, попыталась что-то вякнуть, но меня было уже не остановить.

— Вы вообще помолчите! Вы пока никто в этой семье! Когда мой муж на вас женится, тогда и раскрывайте рот! Если женится! — я так на неё посмотрела, что бедняжка побледнела.

"Нет! Ну вот взять Арым, к примеру. Вот это баба азиатских кровей! А это что? Какая то кисейная барышня. Крикни на неё сильнее — в обморок хлопнется точно!"

— Итак, продолжим! — я обернулась к залу, и собралась с духом.

— Вот это! — подняла вверх лаковый клатч и достала оттуда несколько бумаг, — Подтверждение того, что подпись в брачном договоре Ким Чжон Вона и Кан Джорджии подделана!

— Что?! — слон вскочила со стула так, что даже я впечатлилась, что она вообще может так быстро передвигаться, — Как ты смеешь! Ободранка!

Тем временем репортёры с ума посходили, а Чжон Вон лишь покачал головой, ухмыляясь. Именно он и предоставил мне подлинную подпись и дал добро на экспертизу. Но вот Пончик. Такого взгляда на моей памяти в его исполнении я ещё не видела.

— Смею, госпожа Кан! Потому что у мужчины, которого вот эти женщины силком женили на вас, есть все права оспорить ваш брак, потому что подпись в этом договоре ставил не Ким Чжон Вон, а его брат, мой бывший муж Ким Ши Вон. Вас, дорогая, провели вокруг пальца ваши же обожаемые свекрови. Им говорите спасибо за то, что опозорились. И вообще у меня вопрос?

— Закрой рот! — бабулька таки вцепилась в мою руку и попыталась ударить по лицу, но в последний момент передо мной встал Пончик и так получил по лицу, что у меня даже сердце ёкнуло.

— Не смейте! — тихо рыкнул Ши Вон в перепуганное лицо бабки, — Не смейте поднимать руку на мою женщину, если хотите чтобы я женился на вашей японской вешалке, Хальмони! Никогда больше не смейте этого делать!

— И что? — отмерла бабулька, и тихо, но зло зашептала, — Решил любовницу себе завести? Ты думаешь я её выводок растить буду? Если ты не послушаешь меня…

— Если вы не остановитесь, Хальмони, я уничтожу всё! И вот эти проплаченные репортёры, уже не станут молчать о том, что здесь произошло. Я уничтожу "Лайтекс" если вы не прекратите ТИРАНИТЬ МОЮ ЖИЗНЬ!

Пончик так гаркнул, что я на какой-то миг, возгордилась им. Однако ненадолго, потому что этот дебил потянул меня за собой хер пойми куда, пока людей за нашими спинами спешно просили покинуть зал. Что-то вопила и японка, но он тянул меня за собой по пустым коридорам школы, в которой даже свет уже успели погасить.

— Куда ты меня тащишь? — я попыталась вырваться, но меня впихнули в первый же открытый класс, и закрыли наглухо ставни за спиной.

— Ты что вытворяешь? — я осмотрелась и в полумраке разглядела лишь очертания чисто классического учебного класса восточной школы.

Именно из широких окон и проникал яркий свет от фонарей на улице.

— Ши Вон! — я стала пятиться назад, смотря на то, как он стащил галстук, и завязал им дверную ручку так, что дверь ещё надо будет хорошо дёрнуть, прежде чем открыть.

Потом этот дурак стянул пиджак и бросил его на ближайшую парту.

— Мы в школе! — я упёрлась задницей в учительский стол, на котором по центру стояла кафедра, а в горле пересохло от того, как Пончик шел на меня, расстёгивая верхние пуговицы рубашки.

— Знаю! Это моя самая ценная сексуальная фантазия! — холодно произнес Ши Вон и резко схватив меня за талию, усадил на стол.

— И что ты собрался делать? — я упёрлась одной рукой в его грудь, а второй откинулась назад, при этом ещё и стянув туфли с ног.

"Ещё не хватало этими пыточными инструментами поранить моё сокровище…" — промелькнуло в голове, когда Ши Вон впился в мои губы, а потом хрипло ответил:

— То что крутится в моей голове с того самого момента, как ты приперлась сюда в таком виде! — он нежно провел рукой по внутренней стороне моего бедра, задирая подол платья выше, и отводя мои ноги в стороны.

— Это школа, — я повторила это ещё раз, чтобы и себя вразумить, но не помогло.

Явно мы рехнулись окончательно на почве секса вдвоем, потому что скорость движений стала бешеной. Я жарко отвечала на каждый поцелуй, тогда как дрожащими руками расстёгивала ремень Пончика, а он с какой-то одержимостью искал пальцами лямки моего белья.

— Чулки… Небо! Как ты додумалась напялить подобное в школу благородных девиц, Мармеладка? — выдохнул Пончик, и я ощутила, как стала полной и внутри, и с наружи, пока держалась за его плечи и подавалась на встречу резким, сильным и нетерпеливым движениям.

— Могу… — чуть не застонала, но продолжила в его губы, — …задать тот же вопрос, учитывая… — Ши Вон сильнее подался вперёд, и перед глазами пронеслась первая вспышка, а тело пробрало будто током.

— Что? — спросил Пончик, зарывая свою ладонь в мои волосы и целуя ещё слаще, и ещё сильнее.

— Ничего. Продолжай… — в этот раз я это не сказала, а выдавила с сильным вдохом, чувствуя как близко подбирается момент наслаждения.

Нас не интересовало ничего в этот момент. Всё осталось за дверью, запертой галстуком, который сейчас лежал в моем клатче, а я вспоминала, как мы сбегали из класса, через окно. Как меня снимали с парапета окна и продолжали целовать в темноте заднего двора. Как мы сбегали от охранников, которые явно по приказу бабки или ведьмы искали Ши Вона повсюду.

— Вот! — Ши Вон обнял меня опять, и приняв у охраны Чжон Вона, которая нас встретила у выезда, моё пальто, тут же накинул его на мои плечи, — Как будешь у Аран, позвони мне!

— А ты?! Ты будешь мне звонить? Или для этого мне постоянно нужно вот так тебя выводить из себя? — Пончик замер после моих слов, а потом порывисто ответил:

— Больше никогда… Больше никогда не говори так со мной при ком-то постороннем, тем более при брате, малышка. Я всё могу стерпеть. Но это… Не унижай меня, Дана. Это всё чего я прошу от тебя.

"Едрёна вошь! Так вот в чём проблема? Он дулся на меня, потому что я впервые макнула его при ком-то всерьез? Офигеть…" — я снова стала злиться, но только глянув в глаза Пончику, проглотила язык, и наплевав на то, что нас окружало шесть душ охраны, поцеловала.

— Хорошо! — твердо ответила, на что мне улыбнулись моей любимой улыбкой.

— Мы справимся, — прошептал Пончик, а я кивнула и злорадно ухмыльнулась.

"Конечно, справимся, Пончик. Ведь после сегодняшнего спектакля, всё самое интересное началось…"

Ужасная несправедливость или как кайфануть от подготовки к свадьбе своего мужа

Я провела по одеялам рукой, даже не открывая глаз. Вначале вспомнила, что сплю, и вообще мне снился какой-то горячий туземец, который постоянно впаривал вазон, способный меня исцелить. Только вот непонятно от чего. Сон был офигенен и прекрасен только тем, что в нем, во-первых, был туземец.

Нахмурилась, расслышав шевеление рядом, и уже решив, что Пончик охренел разом и лишился последнего чувства стыда, резко открыла глаза, и тут же получила в один из них.

— Ауч… — взвизгнула, и только потом до меня до болезной дошло, что по мне что-то ползает и явно пытается залезть под одеяло.

Открыла глаза опять и приподнялась на локтях, чтобы застыть от шока. По мне топтался малыш Хван и лыбился так, словно не он только что в глаз мне зарядил.

— Ну… Ну… — пытался что-то сказать, а потом громко выкрикнул, — Нуна не спит!

"Матерь божья! С таким голоском в этой семье будущий айдол растет. Вот точно…" — я попыталась аккуратно подняться и взять Хвана на руки, чтобы понять куда это Аран делась.

Арым работала в закусочной внизу улицы, и сейчас скорее всего уже была на работе, а это значит, что малыш не просто так приполз ко мне. Не уж-то с Аран что-то случилось?

Ощутив испуг, я буквально схватила малыша, который тут же вцепился в мои волосы, которые очень удачно торчали во все стороны. Пока мне методично выдергивали космы с головы, я влетела в гостиную, и застав пустоту, пошла в сторону второй комнаты, где жила Аран, да так и застыла у приоткрытой двери.

"Вот же! Что один, что второй! Не даром братья! Вы только гляньте, как он бережно и профессионально ртом работает!"

В небольшой щели между ставнями и косяком, прекрасно была видна картина маслом. Чжон Вон видимо решил, наконец, перейти к фазе "от слов к действиям". На какой-то момент, я замерла, и прикрыв малышу глаза, с некой долей умиления наблюдала за тем, как бережно Дракончик целовал свою Аран. Нагнула голову набок и подумала, что со стороны мы с Пончиком выглядим примерно так же, учитывая что братья реально очень похожи. Настолько, что сходу и не отличить. Ну разве что, моё чудо явно не приперлось бы в черном строгом пальто в дом.

— Господа родители! — я прокашлялась и постучала по косяку.

Внутри всё сразу стихло, а я отвернулась к гостиной, сделав вид, что вот вообще ничего не видела и не при делах.

— Дана? — прозвучал тихий голос за дверью, но Аран то в чем винить?

Этот напыщенный индюк, девке вообще мозги запудрил, а вот с ним не мешало бы провести воспитательную беседу.

— Чжон Вон! — я позвала Дракончика, аккуратно вытирая слюнки со рта Хвана и улыбаясь малышу, — Выйди, пожалуйста, на несколько слов.

— Что такое, невестка? — Чжон Вон обошел меня и потянулся к Хвану, но я передала его Аран, которая выехала из комнаты.

— Невестка, Хван разбудил тебя. Прости.

— Тебе ли прощения просить, Аран, — я улыбнулась девушке и зло посмотрела на Чжон Вона.

— Иди за мной! — смерила его ещё раз взглядом, на что он лишь скривился, как среда на пятницу, но всё-таки пошел со мной.

Я надела парку, и выйдя во двор тут же обернулась к нему, тихо прошипев:

— Ты в своем уме? Нет? Ты хоть понимаешь, что даёшь человеку надежду?!

— А тебе, дорогая невестка, — Чжон пошел на меня, зло сцепив челюсть, — Тебе не кажется, что ты лезешь не в свое дело?! Тут я уже как-то сам разберусь!

— Вижу как ты разбираешься! Ртом и языком, Чжон Вон! — он опешил и скривился ещё сильнее.

— Тебе говорили, что ты совершенно не воспитанная…

— Говорили! А тебе говорили, что вместо того, чтобы тут сидеть, тебе нужно бракоразводный процесс закончить, умник?

— Это сложно, Даниэла! Очень. Семья Кан — это тебе не простые торгаши на рынке. Это очень уважаемые люди…

— Да срать я на это хотела! — я сложила руки на груди, и продолжила, — Пока не решишь этот вопрос, чтобы даже не подходил к ней, понял!

— Ты забываешься… — начал уже реально злиться Дракончик, но я осекла его.

— Это ты, мать твою, — подошла к нему впритык и прошептала, — Ты забываешь, что она смертельно больна, Чжон Вон. Её лечить надо, а не ротовую полость проверять! Лечить! Ты хоть видишь это, или до сих пор застрял в прошлом? Это уже очевидно не та девушка, которая была здорова и полна сил. Аран… — на мои глаза навернулись слезы, а Чжон Вон замер, — Она стала мне очень дорога за эту неделю. Я в жизни не видела такого доброго и светлого человека. Потому… Открой глаза и займись делом. Иначе им займусь я! Такой скандал учиню, что ваш этот "Лайтекс" уже ничего не спасет!

Мы с минуту смотрели друг на друга, а потом Чжон впервые расплылся в такой озорной улыбке, что я опешила, и немного прифигела.

— Устрой! — вдруг резко хохотнул Дракончик, и сложив руки на груди, осмотрел меня с ног и до головы, — После скандала в школе, я уверяю тебя, фееричное шоу не помешает и Лайтекс.

— Да что ты? — я ухмыльнулась в ответ, — И в качестве кого мне учинять скандал? Меня выпрут за дверь вашего офиса через секунду охранники.

— Ты не понимаешь. Дело а том, что я не просто так жду, Дана. Всё действительно не так просто. И единственный вариант — раскрыть правду при всех, но уже на самой свадьбе Ши Вона. И ты мне только что подала гениальную идею. Я беру тебя на работу!

От этого идиотизма у меня мозг вспух! Нет, план был очень четкий, ведь его создавала я, а значит всё, что придумано мной — априори четко!

После "школьного происшествия" до свадьбы Пончика и японского экспоната останется несколько дней. Старуха с ведьмой не станут ждать от меня ответного хода, и попытаются окольцевать уже женатого мужика. Тут я и появлюсь с племянником.

Но! Чисто моя женская вредность прямо вынуждала согласиться на увещевания Дракончика и затеять таки настоящий спектакль.

— И в качестве кого ты хочешь взять меня на работу? — спросила Дракончика, а он спокойно выдал:

— Переводчика, секретаря-референта… Да кого угодно, невеста. Главное, чтобы ты была на виду и побольше мозолила глаза.

— Это сработает?

— Посмотрим. Главное то, что это даст мне время уладить все вопросы с семьёй Кан. И нормально поговорить с Джо.

Я присмотрелась к Дракончику и не могла взять в толк, как молодой парень вообще решился на такую дикость — жить и делить постель с нелюбимой женщиной?

— У тебя на языке вертится непристойный вопрос? Я вижу это на твоём лице, Дана, — Чжон Вон видимо успел хорошо меня изучить.

— Как? Как ты согласился на такое? Ты ведь… — я осмотрела его, а потом посмотрела на дверь дома, — …И Аран.

Дракончик сперва покачал головой и приподнял брови, а потом ответил:

— Все нас хают, что это корейцы беспардонны в вопросах, но видимо следует начать преподавать уроки такта всему остальному миру.

Я скривилась и скорчила кислую рожу, однако мы застыли с Чжон Воном одновременно и смотрели только друг на друга.

— Ты не спишь с ней!

— У неё есть любовник!

Мы выдохнули с ним одновременно, а я расплылась в злорадной ухмылке. Всё складывалось отличненько. Если учитывать, что в брачном договоре это должно быть точно прописано.

— Если доказать, что она изменяет? — я прошлась взглядом по Дракончику и охренела от одной мысли, что такому мужику вообще можно изменять, однако факт оставался фактом!

— Брак будет расторгнут тут же, когда факт измены будет подтвержден в суде и прилюдно, — кивнул Чжон Вон, но я опять скисла.

— И где искать этого героя любовника? — приподняла бровь, а Дракончик вообще опустил взгляд.

— Я могу нанять детективов, могу задействовать ресурс, но она очевидно хорошо скрывает подобное!

— Это хреново! Однако исправимо. Что если устроить слежку за ней?

— Её охрана тут же раскроет подобное. Ты же не думала, что это всё шутки, невестка? — Чжон привалился спиной к деревянной стене сарая и прикрыл глаза.

— Ты чего? Раскис? Соберись, тряпка! Файтин! — я подняла его руку и встряхнула, чтобы подбодрить, однако Дракончик медленно открыл глаза и посмотрел прямо мне в глаза, сжав ладонь в своей.

— Кумаптагу, Дани… *(Спасибо, Дани…) — прошептал, а я замерла и сглотнула, — Чинча кумапсымида! *(Искренне спасибо!). Ты вернула мне смысл, а я уже не верил в подобное. Ещё когда увидел тебя впервые, подумал Ши Вон совсем рехнулся взяв в жены чужую женщину, ещё и совершенно обезбашенную. Однако, я был неправ. Ты самый честный и добрый человек, который повстречался на нашем с братом пути. И я… — он мягко сжал мою руку снова, — …Я правда, счастлив что ты жена Ши Вона. Теперь я понимаю почему он так втрескался в тебя. В тебе есть душа, а многим людям из нашего круга это слово даже не известно.

— Дракончик… — я мягко ответила на его рукопожатие и продолжила, прищурившись, — Ты это… Надо тебе хоть немного расслабляться. Ты… Становишься на нормального мужика похож! Так что это… Иди-ка ты к Аран, а? Невестка явно хорошо на тебя влияет.

Чжон Вон отпустил мою руку и улыбнулся с придыханием точно так же, как моё чудо. Это вызвало ноющее чувство. Засосало прямо под ложечкой от того как я хотела увидеть сейчас перед собой другого человека с точно таким же лицом. Своего.

— Короче! Надо проследить за твоей жёнушкой и выяснить кто её герой любовник. Найдем злобного разлучника в этой пьесе — выиграем всё в трагикомедии!

Чжон Вон нахмурился, однако кивнул. Мы только развернулись обратно к дому, как замерли опять.

— Шо то за холєра! Нє, ну ви тільки гляньте, га?! *(Что то за холера! Нет, ну вы только посмотрите!) — прошипела на родном и закатила глаза.

Прямо посреди двора Аран стоял японский экспонат собственной персоной. Японка смотрела в упор на меня, прожигая взглядом так, будто я в её пруд с коллекционными рыбками из Красной книги нассала.

— Значит, это и быть та халупа, в которую мой жених ходить на свидания с этой женщина?

Я сжала челюсть, однако должна была признать, что госпожа "сакура во всем цвету" реально выглядела очень товарно. Белое пальтишко с иголочки. Сапожечки из чистой кожи, безупречная причесочка и кукольное личико. Прямо только что сошедшая с глянцевой обложки модель.

— Допустим, это я смотрю на девушку, которой вдруг приснилось, что у нее свадьба с моим законным мужем? Как по твоему, дорогая? Что звучит дебильнее: то, что мужик приходит к своей жене и невестке в дом, или то, что сюда заявляешься ты, называя чужого мужа своим женихом?

В этот раз эта девка не выглядела так наивно. Девственный флер, исчезнувший из её глазок, и поза в которой она стояла передо мной, говорили о том, что крошка эта явилась не просто так на мою территорию.

— Говори чего надо? Ты бы не пришла сюда просто так, госпожа! — я сложила руки на груди, а когда Чжон Вон попытался выйти вперёд остановила его и мягко покачала головой.

— Может не будем говорить на улица? Это немного быть не прилично.

— Да ладно! Есть правда одна проблема. Дом не мой, и хозяйка в нём не я! Так что…

— Входите! — прозвучал уверенный, хоть и тихий голос Аран, а я посмотрела за спину японке.

— Прошу, госпожа Мицума! Вас пригласила хозяйка! — я прошла мимо японки и одарила её таким взглядом, будто передо мной кусок дерьма.

Отличненько! Новый виток трагикомедии начинается прямо сейчас. Войдя в дом прошла к столу на кухне, и попыталась спокойно воспринять то, что экспонат вплыл в помещение, аки британская наследница королевского трона.

"Тьфу…" — хотелось плюнуть ей прямо под ноги, но Аяка не остановилась, а напротив прошла к столу, где я стояла и открыв лаковую сумочку, аккуратно возложила на столешницу стопку бумаг.

— И что это? — я даже не опустила взгляд вниз, а девушка застыв взглядом на моих татуированных руках, немного расширила глаза, но всё-таки снизошла до пояснений.

"Какое счастье! Нас почтут объяснениями своего царского визита! Так! Стоп!" — я зло посмотрела на Аяку и задала весьма логический вопрос:

— Как ты узнала где меня найти?

— За тобой следить вся охрана старшей госпожи Ким. Но я быть немного умнее своя будущая свекровь.

Я стала сжимать пластиковую бутылку с водой в руках так, что та затрещала, а японка смотря на это сглотнула и быстро ответила:

— Ладно! Успокойся! — уже без акцента и совершенно вальяжно ответила Аяка, — Опусти эту бутылку и поговорим, Даниэла! Я пришла не для того, чтобы мужика делить! Мне он не нужен!

У меня зенки на лоб полезли, а Чжон Вон вообще расхохотался, стоя рядом с Аран и держа ладонь на её плече.

— Что прости? — бутылка вернулась на столешницу, а девица продолжила вгонять меня в состояние прострации и полного отрыва от окружающей действительности.

— Я пришла заключить сделку, Даниэла! Я видела как Ши Вон защитил тебя перед своей семьёй. Более того, не являюсь слепой идиоткой, и хорошо поняла куда вы так стремительно исчезли прямо в разгар скандала. Этот мужчина твой, а то что не моё — мне не нужно. Я мужа хочу, а не номинальную единицу человеческого подвида рядом с собой.

— Тогда… Какого хера ты ещё здесь? — я сложила руки на груди, а японка мягко расплылась в хитрой, чисто японской бабской улыбке.

"Вот прямо картина из "Мемуаров Гейши", точно!"

— Я хочу стать главой женской школы флористов. Больше мне ничего не нужно! Если вы отдадите мне её, я готова помочь вам двоим.

Я быстро бросила взгляд на Чжон Вона, который нахмурился и сжался. Видимо эта школа была для него важна, ведь скорее всего ею руководила их с Пончиком родная мать.

— Зачем тебе "Хванни"? — задал вопрос холодным голосом Чжон Вон, когда Аран интуитивно схватила его за руку, чем вызвала во мне трепетную улыбку.

— Я хочу завершить то, что мне поручила моя наставница! — Аяко повернулась к Дракончику, а он начал медленно, но верно бледнеть.

— Сольма..? *(Не может быть..?) — шокировано выдохнул Чжон Вон и замер, — Ты… Только не говори, что ты…

— Да, Чжон. Я и есть Лакричка. Могу доказать, — Аяко открыла сумочку снова и достала оттуда лакричные сладости.

— Лакричка? — Аран подняла голову вверх, смотря на Дракончика, но он посмотрел на меня, а потом на бумаги.

— Теперь, самое время объяснить нам с Аран, как эта… — я опять окинула японку взглядом и продолжила, — …лакричная конфетка связана с вами, мальчики. И желательно внятно, потому что я готова сделать из нее леденец. Эта мысль до сих пор теплится в моем мозгу.

— Мы вместе выросли, невестка, — спокойно ответил Дракончик, а я опять удивлённо вскинула бровями, — Эта девушка наша подруга детства. Её обучала наша мать, когда Лакричка жила рядом с нами.

— Даже та-а-а-ак, — я подняла руку и постучала пальцем по подбородку, — Дай угадаю, Лакричка. Мой муж — твоя первая любовь?

— Не исключено, — хохотнула Аяка, однако в её ухмылке не было лжи, и девушка говорила искренне, — Но теперь это не имеет никакого значения, Даниэла. Всё что я хочу — вернуть школе её былое имя. Именно этого всегда хотела моя наставница. Потому я и приехала. Ши Вон… — японка мягко улыбнулась и потупила взгляд, — …не главная причина. Хотя и она.

— Очаровательно, но у нас есть проблема, — я положила руку на бумаги и продолжила, — Чтобы это подписать, нужна старшая госпожа Ким. А она это сделает только после вашей свадьбы с моим мужем. Тогда выходит, что ты зря пришла.

— Нет, Даниэла. Госпожа Ким сказала, что подпишет эти документы ещё до бракосочетания. А значит, всё что нужно…

— Разыграть спектакль? — задала вопрос, а японка кивнула.

— Да. Сделать так, чтобы все поверили, что свадьба и правда состоится, — Аяка достала золотистую открытку и положила рядом с бумагами, — Это приглашение на закрытое бракосочетание, которое назначено на послезавтра.

Я развернула бумагу и ощутила как кровь бурлит внутри тела. Никогда бы не подумала, что могу так ревновать мужика, но это факт. Я как представлю, что какая-то оглобля хоть в сторону его посмотрит — у меня появляется четкий план применения всех видов экзекуций, которые я буду использовать комплексно и с особым смаком к такой, потерявшей страх, особе.

"Ручки в бараний рог скручу в первую очередь!"

— Допустим! И что ты предлагаешь? — я смяла приглашение, а японка скривилась.

— Не портить свое приглашение, как подружки невесты! Имей совесть, я его три часа выбирала.

— На свадьбу со СВОИМ мужиком будешь буклеты выбирать! Говори давай! У меня, знаешь ли, терпение не размером с африканский континент!

Дракончик стал ржать, а вместе с ним и Аран.

— Небо! Да остынь ты! Господи, бедный Ши Вон. Ты на акуму похожа, а не на женщину! — скривилась опять японка, и тоже перешла на шипящий тон, — Мозги включите!

На этом Аяка вздрогнула и медленно опустила взгляд вниз.

— Нуна красивая! Омма! Можна Нуна тоже останется у нас. Хван хочет играть с Нуной! — Хван дёргал край пальто Аяки и мило улыбаясь, раскачивался со стороны в сторону.

Мы переглянулись, а двери неожиданно открылись, и в них влетел Ши Вон.

— Что ты здесь делаешь, Аяка? И как ты…

Пончик медленно начал понимать, что здесь никто никого не скручивает и не убивает, и тут же посмотрел на меня.

— Мармеладка?

— Все живы. Как видишь, я никого не успела прихлопнуть, — ответила, а у самой слюной рот наполнился от одного взгляда на рожу Пончика, и то как он глубоко дышал в кожаном байкерском костюме.

— Ну теперь сомнений кто такой Всадник не должно остаться ни у кого! — хохотнула Аран, и подмигнула Ши Вону, который продолжал стоять в дверях и смотреть только на меня.

— Чего ты примчался, как ненормальный? — спросила, а ответила Аяко.

— Это я написала ему, чтобы приехал сюда. Без него этот вопрос не решить.

— Какой вопрос? — спросил оттаявший Ши Вон и сняв ботинки пошел прямо в мою сторону.

Он шёл, а я смотрела на то, как его пальцы, обтянутые черной тканью перчатки, спускают вниз бегунок на костюме, открывая вид на черную ткань майки и бронзовую кожу. Она виднелась в вырезе и явно была покрыта испариной.

"Твою налево!" — сжимаю челюсть, а по телу бежит вначале дрожь, а потом я понимаю что меня сковал сперва лёгкий спазм, а потом кольнуло и торкнуло с такой силой, что явно намекнуло — утренний супружеской долг не идиот придумал!

Тем временем Пончик встал прямо рядом со мной, а я просто подвинулась и попыталась взять себя в руки, смотря на то, как охренительно красиво и горячо выглядит этот черт, когда обтянут кожей.

А запах? Пусть простят меня все феминистки, но я сдаюсь. Невозможно устоять и не назвать вещи своими именами. Меня трахнули только что так, что мозг прекратил подавать признаки жизнедеятельности.

— Я тебя убью! — хватаю бутылку и разворачиваюсь ко всем спиной, чтобы сделать два больших глотка.

— Мы потом об этом поговорим, — бросил через плечо Ши Вон, и обратился к Аяко, — Что ты здесь делаешь?

— Расслабься, Хён. А лучше посмотри на то что лежит на столе, — хохотнул Дракончик.

— Аяко?! По-моему…

— Ты меня не узнал, Такпокки? Совсем?

Я чуть водой не поперхнулась, когда эта дамочка назвала Ши Вона рисовой клёцкой. Уму не постижимо! Однако мне на это вообще сейчас плевать. Всё серое вещество преобразовалось и сместилось в трусы, продолжая там свои совершенно бесстыдные процессы.

— Мы можем решить этот вопрос быстрее? — я не выдержала и развернулась к столу, смотря на японку.

— Я тебе всё сказала, Даниэла. Я помогу в обмен на школу. Мне она дорога. Ни ты, ни Аран не будут ею заниматься. Я уверена в этом, потому прошу отдать ее мне.

Аяко посмотрела на Ши Вона, а потом поклонилась всем и просто ушла.

В этот момент Ши Вон словно дёрнулся за ней следом, а потом посмотрел на то, как моя рука лежит на столешнице, рядом с его ладонью и остановился.

Во мне умерло всё возбуждение. Вот как разом рукой сняло.

— Чего же ты замер? Беги! Тебя никто не держит! — я обошла стол, и спокойно, даже не подавая вида, пошла в сторону той самой коморки, которую делила с Арым.

"Только гляньте какой у него нервный тик начался! Что-то дернулось? Может хозяйство в трусах зашевелилось?"

— Испанский стыд! Что я делаю? — встала у окна и выдохнула, — Бодька ехала бы ты домой, а? Там и жизнь спокойнее! И люди роднее и понятнее!

— Повернись! — послышался рык от двери, а я только холодно хмыкнула.

"Ага, конечно! Не собираюсь!"

— Дани… — прозвучал уже резкий шепот, и это стало точкой кипения.

— Ещё раз так меня назовешь… — я повернулась и тут же захлебнулась воздухом, потому что ощутила, как язык Пончика, мягко, но настойчиво протолкнулся в мой рот, а кожу лица согрел выдох Ши Вона.

Я посмотрела в его глаза и стала отвечать на поцелуй тут же, потому что руки Пончика, очень вовремя легли на мои ягодицы и сжали, а потом поползли вверх. Плавно, но с тем настойчиво губы ласкали мои. Лёгкий зуд, а потом возбуждение вернулось и я чуть ли не в голос застонала, когда Ши Вон прижал меня к стене и снял с меня лёгкую футболку прямо через мою голову. Под обычной тряпкой черного цвета был тот самый спортивный комплект. Теплые ладони провели вдоль моих рук до самых подмышек и это только сильнее заводило.

Мы замерли, но я прикусила губы, как только Пончик стал медленно опускаться вдоль моего тела, облизывая его своим. Продолжил нежно гладить руками и покрывать оголенные участки кожи поцелуями, а потом и вовсе всасывать и облизывать то, к чему смог дотянуться.

Это выбивало воздух из груди урывками, а я жадно следила за тем, как из мягких губ появляется язык и проводит по моей коже. Буквально жрала глазами то, как Пончик выглядел с этого ракурса, и не могла оторваться, потому что наслаждалась не только прикосновениями, но и тем, что у меня чертовски красивый мужик.

От одного взгляда на которого, хочется трахнуть его просто глазами.

— Мы не одни… — выдыхаю, а сама смотрю на то, как Пончик поднимается обратно и становится передо мной, как чертова скала.

Он закрывает собой весь свет, и заставляет смотреть только на то, как снимает с себя этот чертов комбез. Пончик молчит, глубоко дышит, но не прекращает своих бесстыжих действий. Совершенно невозмутимо он скидывает верхнюю часть комбинезона, а потом и майку.

— Ладно… Уговорил, — киваю и сглатываю слюну, на что получаю совершенно ненормальный засос в губы так, словно я завтрак, и мной можно полакомиться.

Мы падаем на покрывала, и начинаем смеяться, потому что Пончик запутывается ногой в части своего комбеза, а я лечу прямо на его грудь, и еле успеваю приложить ладонь к затылку Ши Вона, чтобы он не хлопнулся головой о пол.

— Я предполагал, что это будет более страстно что ли… — улыбнулся, сквозь смех Пончик, и схватился за грудь, когда я неудачно всадила в нее локтем, приподнимаясь, — Я так до старости не протяну с такой супружницей.

— Ещё бы посудницей меня назвал! — я фыркнула и решила, что пошло оно всё.

"Только весь настрой испортил!" — мелькнуло в голове, однако как только встала поняла, что лечу лицом в одеяла обратно.

В последний момент, Ши Вон перехватил мою ногу, и уложил лицом в подушки.

— Я тебе говорил, что у тебя никудышный вестибулярный аппарат, Мармеладка?

— Ещё нет! — промычала в покрывала и стала заливаться смехом, когда Пончик защекотал меня пальцами по оголённым бокам и пояснице.

— Эге!!! Перестань… — заканючила, но и опомниться не успела, как поняла, что мои байковые спортивные брючки улетели в сторону.

Повернула лицо и захлебнулась воздухом, замерев от картины, которая была за моей спиной. Пончик склонился над моей поясницей и мягко повел языком вдоль позвоночника, прежде оставив пару ощутимых засосов на самой мягкой части моего тела. Именно это заставило всё внутри сжаться, а потом вернуться ярким и острым спазмом. И пока я прокручивала эту картину в голове, Ши Вон схватил подушку, почти грубо заставил меня приподняться, и засунул этот весьма полезный во всех смыслах теперь предмет, под мой живот.

— Так моей Мармеладке будет удобнее, — прошептал Пончик и подмигнув мне, провел ласково ланью вдоль поясницы, а следом за этим прикосновением прошёлся жар.

— Я придумал один способ, как заставить тебя быть хоть немного послушной, — к одной руке присоединилась вторая, а я уже была согласна на что угодно, лишь бы то, что так ярко оттопыривалось сквозь грубую кожаную ткань, наконец применили по назначению.

— И что же это? — приподнимаю бровь, а сама смотрю на то, как он стягивает ткань демонового комбеза всё ниже.

Я слежу за этим настолько пристально, что у меня скоро высохнут глаза, а в голове стучит только она мысль: "Я сейчас взорвусь, блин…"

Но Пончик будто специально продолжает издеваться. Останавливается на полпути, когда уже видны очертания бедер и мышц, и наклоняется так, что его лицо закрывает мне весь вид на сладенькое.

— У тебя охренительно красивый рот, Пончик, но он закрыл мне весь обзор на более интересную часть твоего тела, — выдыхаю в его губы и поднимаю взгляд, смотря прямо в горящие страстью глаза.

— Мы же точно одни? — переспрашиваю уже больше для проформы, потому что одна рука Ши Вона накрывает мой подбородок, поворачивая лицо ещё сильнее к себе.

Пальцы сжимаются на моих скулах, а мягкие, но уже горячие губы отвечают:

— Я же не к шлюхе пришел, а к жене. Конечно, мы одни, Мармеладка! — слышу ответ, а окружающий мир тускнеет тут же, как нежное и невозможно приятное чувство наполняет меня целиком мучительно медленно.

Заставляет прочувствовать сантиметр за сантиметром то, как мы становимся чем-то единым. Останавливается и нежно целует доводя дело до конца.

Это настолько остро и полно, что я не могу держать глаза открытыми, когда Пончик всё сильнее и глубже двигается во мне, только удваивая кайф от того, как его язык повторяет то, что делает член. Дыхание врывается в мой рот, а моё вырывается в его губы тихим, но глубоким стоном, когда я ощущаю что Ши Вон заполняет меня собой полностью. Это ощутимо настолько глубоко, что я прикусываю его губы, и мне отвечают только более острыми, но с тем ласковыми движениями.

Медленно, но до конца. Резко, но полностью и так, что вскоре пульсации волнами нарастают прямо внутри, разнося лёгкость горячими волнами. И чем плавнее, медленнее и полнее движения, тем острее их смена на более быстрые и резкие, которые граничат с борьбой и попыткой заставить меня перестать дышать вовсе, потому что воздух иссяк, а голос вскриком застрял прямо в горле. Дрожь прокатывается, как яркая вспышка, и тело немеет от наслаждения, которое настолько острое, что нам приходится замереть и прижаться другу к другу, чтобы продлить его до самого сладкого конца.

— С добрым утром, Богдана… — выдыхаю в подушку, а потом поворачиваю лицо и счастливо прикрываю глаза, когда дрожащие губы прижимаются к моему вспотевшему лбу в поцелуе.

Единение наций или торжество любви

— Какого черта?! Ай! — я пихнула Арым в бок, а она шикнула и поправила съехавшую на бок маску.

— Да тихо ты! — шиплю в ответ.

— Хорошо говорить, когда сидишь на чьём-то горбу?

— Я предлагала тебе вылезть на мой! — отвечаю и пытаюсь схватиться за парапет забора и как можно тише проследить за тем, как охрана Тадж-Махала скроется в туман.

— Ну что там? — Арым еле выдавила из себя пару слов, а моя туша в данный момент явно могла её и убить.

— Чисто! — быстро выдохнула и подтянулась, забравшись с горем пополам на забор, часть которого скрывало ветвистое дерево.

— Давай руку! — протянула ладонь Арым и помогла залезть девушке следом.

— Ты уверена, что Ши Вон отключит видеонаблюдение? — Арым поправила на мне кепку, а я на ней маску.

— Уверена! Иначе этот паникёр никогда бы не разрешил мне подобной авантюры.

Арым скривилась и посмотрела на то, куда нам придется спрыгнуть.

— Ну, подруга! Чего не сделаешь ради любви! — я оттолкнулась от парапета и полетела вниз, по приземлении ощутив всю прелесть наличия у человека пяток и колен.

— Цела? — послышалось сверху, а я взмахнула рукой в жесте: "всё о'к".

Арым спрыгнула рядом со мной, а её падение смягчила моя многострадальная поясница. Однако я сжала кулак между зубами и смолчала.

— Так! Теперь нам нужно… — посмотрела на часы и сверилась со временем, когда жена Дракончика должна выехать на свой прием, — …попасть в гараж.

— И как мы по-твоему должны это сделать, если сейчас хрен знает где в этом чертовом заповеднике?

Я повернулась и ухмыльнулась, когда заметила на одной из веток связку ключей.

"Аджосси садовник…" — теплое воспоминание о милом мужчине разлилось в груди и я улыбнулась.

— Через оранжерею и помещения прислуги, — схватила ключи и Арым за руку, потянув в сторону огромной стеклянной пристройки Тадж-Махала.

Тихо и почти ползком мы прошли через половину сада и встали у служебного входа в оранжерею. Ключи создавали ужасный шум, но мы успели в последний момент, прежде чем за наш поворот завернуло два охранника, слушающие новый трек очень знакомой группы прямо на ходу.

— Фух… — прислонилась к застенку внутри огромного помещения, в котором пахло цветами, и сняла кепку, — Аж встротела… Тьфу… Вспотела.

Арым изогнула бровь на непонятную речь, но ничего не ответила, а лишь присвистнула, осмотрев в полумраке огромное помещение старой оранжереи.

— Вот это домик. А я ещё не верила Аран, что это дворец. Даже свой пруд имеется с зимним садом.

— Потом повосхищаешься! Когда твоя сестра займет в этом замке свое законное место по праву! — я опять надела кепку и потащила Арым в сторону тех самых дверей, через которые в прошлый раз попала в помещения прислуги.

Опять почти бесшумно мы открыли простые деревянные двери и вошли в абсолютный мрак. Не было видно ничего. Однако я быстро сообразила, что это работа аджосси. Не вся прислуга меня любила, а я хорошо запомнила обеих змеевидных подлиз, которые меня чучелом разукрашенным прозвали.

— Так… Тут меня несли, поэтому дороги я не помню, только…

Я закусила губу и чертыхнулась, потому что припомнила как ещё тогда очень ярко реагировала на Пончика, раз не запомнила даже дороги в нашу часть дома.

— Вот же… дерьмо! — выругалась, однако справа скрипнула дверь и полоска света разрезала мрак вокруг тут же.

Мы прижались к стене, но никто не собирался нас тревожить, а я опять улыбнулась, и поманив за собой Арым пошла на свет, который исходил из коридора. Как только мы в него вошли, мелькнула тень слева, а свет погас тут же.

— Что за шпионские игры? — прошептала Арым и схватилась за мой локоть мертвой хваткой.

— Это скорее игры одного очень доброго и улыбчивого хранителя сада.

— Ты… Немного перегибаешь. Откуда этот пафос?

— А что, по-твоему байкерша с татуировками не умеет красиво говорить? Что за дебильные штампы? — я скривилась, на что Арым закатила глаза так, что я даже в темноте это заметила.

— Ты похожа на зомби из драмы про бога обезьян! Не делай так! Потом обратно не выкатишь!

— Мы зачем сюда вообще пришли? Ты не забыла?

— Благодарю! Теперь вспомнила! — огрызнулась и мы опять ползком у стеночки пошли в сторону выхода из длиннющего коридора.

— Тут надо рисовать "карту Мародеров" как в небезызвестном! — начала канючить Арым, идя вслед за мной.

— Тайную комнату соорудить и красный пыточный кабинет мистера Грея.

— А это… — начала Арым, когда мы выглянули за поворот, который вел к лестнице в гараж, — …идея. Надо рассказать об этом Аран. Подумайте над этим, жёнушки.

— Обязательно! — ухмыльнувшись представила корейского мужика в антураже красной комнаты, и поняла что это надо хорошо постараться развратить его до такой степени, если Пончик изорвал мой обычный комплект белья со словами: "я же не душить тебя собрался…"

С горем пополам две героини сцены из фильма "Миссия невыполнима" добрались до сраного гаража и отыскав корыто госпожи Кан, замерли перед приоткрытым багажником.

— Это всё ради маленького Хвана! — уверенно произнесла Арым и тихо открыла крышку, посмотрев на меня в полумраке.

— Тут не поспоришь! — я дождалась пока она заберется внутрь и полезла следом.

Ясное дело, что мы трижды проверили на какой это прием собралась Джорджия. Естественно мы понимали, что могли ошибиться, однако…

Мы тронулись в путь. Вернее госпожа Кан сама и без охраны, как и предполагалось, уехала якобы на вечеринку к подругам, которую обозвала приемом. Нет, ну с одной стороны, я ее как женщина понимала. Жить столько лет с мужиком, который к тебе даже не прикасается — то ещё удовольствие. Однако… Пусть не держит зла, но здесь вопрос встал ребром.

Когда у меня уже отмирала половина тела, а Арым пыхтела в мой затылок так, словно я ей что-то отдавила окончательно, мы наконец затормозили.

— Едрена вошь!!! — выругалась когда лбом впечаталась прямо в стенку багажника.

Аккуратно приоткрыла крышку, которую всё это время удерживала и осмотрела помещение обычной подземной парковки.

— Мне вот интересно! Как можно… — мы еле выпрыгнули из багажника, пока Джорджия выходила из машины, и прижались к корпусу, а женщина тем временем продолжала трещать с кем-то по телефону.

— Тихо! — я осекла Арым, но она опять закатила глаза и продолжила почти беззвучно:

— Как можно быть такой тупой, чтобы не заметить, что у тебя горит датчик открытого багажника?

Я хохотнула и выглянула из-за бампера, буквально присев на корточки.

— Бинго!!! — расплылась в ухмылке, когда эту даму встретил молоденький мальчик.

— Это отвратительно… — прошептала надо мной Арым, а я подняла лицо, смотря за тем, как она снимает сладкое соитие ртов Джорджии и молоденького альфонса.

— Засняла? — спросила, а Арым только скривилась.

— Они даже не скрываются.

— А что тут скрываться, когда она уверена, что её семейка ухватила Чжон Вона за яйца.

— Ты всегда так…

— Да, я всегда так ярко выражаюсь. Что я сказала постыдного? Я ж не сказала, что эта дамочка трахает молодого парня и платит ему бабки за это.

— Ты отвратительна, Даниэла.

— Это взаимно, — я подмигнула Арым, а она покачала головой и тихо добавила:

— Но ты отличный человек. И это главное.

— Спасибо, на вас тоже не жалуюсь.

— Теперь осталось подождать, когда этот красавчик останется один, — Арым злорадно ухмыльнулась и проводила взглядом парочку, пока я поднималась и доставала сотовый, чтобы позвонить Пончику.

— Да, сладкая? — Ши Вон поднял после первого же гудка, а я улыбнулась как дура.

— Он у нас на крючке. Осталось закончить план и подготовится к твоей свадьбе.

— Нашей… — ответил Ши Вон, тихо и серьезно продолжив, — Но есть одна проблема, Мармеладка. О спокойной жизни, вдали от этого дурдома, можно забыть. Я…

— Ты принял правильное решение, Ши Вон. И я… Я горжусь тобой!

В голове всплыло воспоминание вечернего репортажа о том, что "Лайтекс" переходит под совместное управление двух братьев.

— Теперь я не смогу бросить всё, как бы не хотел этого.

Я переглянулась с Арым, и кивнула ей, что нужно убираться отсюда и поскорее, пока нас не засекли братки госпожи Кан.

— Ты нужен семье и брату. Ты это понимаешь и сам, Пончик.

— Я ненавидел это с самого детства, но видимо небо не выбирает…

— Дурак ты, Пончик. Есть люди, которые живут настолько ужасно, что нам с тобой только и спасибо твоему небу говорить надо.

— Где вы? — прозвучал уже более спокойный вопрос, а мы с Арым повернулись и прочли надпись на огромном квартирном комплексе, который очевидно только недавно был сдан в эксплуатацию.

— Кажется это какой-то квартирный комплекс. Тут очень пустынно, и на парковке почти не было автомобилей.

— Хорошо. Высылайте запись службе безопасности Чжон Вона и езжайте домой. Дальше мы сами.

— И не подумаю! Не лишай меня самого интересного! — Арым продолжала осматриваться, а я отыскала взглядом одну из дорожек, которые вели на улицу и поманила девушку за собой.

— Что ты задумала? — Ши Вон тут же посерьёзнел, а я лишь расплылась в злорадной ухмылке, когда заметила троих непонятных типов, которые ходили по парку.

"Всё-таки не врал Дракончик. Эту бабу реально слишком тщательно охраняют, но прохлопали такой простой прием… Стыдобища!"

— Увидишь завтра вечером на торжестве! Где Аран и Чжон? — я посмотрела на время, а Ши Вон тут же ответил:

— Только что вернулись к вам. Я еле вытерпел мегеру с её выводком сегодня. Аяко, конечно, хорошо отыгрывает свою роль… Но Чжон не хочет отдавать ей школу матери.

— Придется, Пончик. Если вы хотите получить свободу, придется чем-то жертвовать.

— Это не в его правилах, Мармеладка. Но ради Аран… Он изменился настолько за несколько дней, что я перестал узнавать своего брата. Хотя временами он просто стоит в гостиной и смотрит в одну точку через окно.

— Дай ему время, Пончик. Представь если бы тебе сказали, что девушка, которую ты любил родила от тебя и сейчас она почти что при смерти.

— С тобой такого не будет никогда.

— Что-то я не слышала… — пока Аран отправляла запись и разговаривала точно так же с Аран, я и не заметила, как встала и окаменела, потому что хотела услышать это ещё раз, а может много раз.

— Я люблю тебя.

— Это не говорят по телефону, Пончик.

— Тогда я приеду и скажу не по телефону.

— Приезжай… — тихо выдохнула и улыбнулась Арым, которая ловила такси у обочины.

— Скоро буду.

— А мегера с хальмони?

— Их развлекает Аяко и выводок подружек мегеры, — тихо ответил Ши Вон, а я понимала, что он не сможет приехать.

Не сегодня… Нам придется потерпеть, хотя я уже совершенно не считаю ни дней рядом с ним. Не жалею, что приперлась в тот клуб, как и не обращаю внимания на то, что теперь моя жизнь изменится до неузнаваемости.

Всё поменяется и станет совершенно другим. Мои родители тоже должны приехать, Гаркуша должна быть рядом, а мой Ши Вон обязательно ещё порыбачит на берегу Днепра. Говорят корейцы любят рыбалку, а значит это неизбежно.

Жизнь уже никогда не будет связана только с байками и гулянками.

Завтра мой корейский дрифт должен закончиться, чтобы началась жизнь, в которой я действительно нашла мужчину, который ценит меня и которому я и правда нужна такой, какая есть.

— Встретимся у алтаря, господин Ким.

— Да, госпожа Ким. Я буду ждать вас там.

Я замерла, стоя на тротуаре, а сотовый в руке дрогнул.

— Дани…

— Саранэ ё… *(Люблю тебя…)

— Ещё раз…

— Саранэ ё…

— А…

— Господин Ким! А у вас там ничего не слипнется? — я нахмурилась, однако мне ласково ответили:

— Саранэ ё, нэ саран…

Пончик положил трубку, а я опустила руку и посмотрела на Арым, которая стояла у такси и ждала меня.

— Постой, подруга! — я захлопнула дверь такси и махнула аджосси, чтобы он ехал.

— Что ты делаешь? — Арым нахмурилась, а я закинула руку на её плечо и тихо шепнула на ухо:

— Мне нужен девичник, Арым.

— Выпить хочешь? — девушка сложила руки на груди и прищурилась.

— Нажраться в последний раз!

— Нам завтра вылавливать это недоразумение, — она кивнула на комплекс, а я надула губы.

— Вы реально странные люди.

— А вы постоянно динамите людей! Сколько корейцев знаю, постоянно одно и тоже, — Арым снова закатила глаза на мои слова и пошла вдоль улицы.

— Не берете трубку, извинения принимаете только через несколько дней! — я продолжала говорить это ей в спину, на что видела только кивки.

— Попробуй сунься со своим "прости" не вовремя! Это ж надо выждать театрально-драматичную паузу!

— Нэ…*(Ага…)

— Не знаете, где Украина на карте!

— Нэ…

— Живёте по расписанию, как часы!

— Нэ…

— Вечно эксплуатируете младших!

— Нэ…

— Это ваше: "Боже ты так плохо выглядишь!" звучит ужасно! Как можно так бестактно пенять на подобное людям?! — я уже прикрикивала и почти ржала на ходу.

— Нэ… — опять кивнула Арым.

— А эти ваши шуточки про туалеты? У вас все анекдоты на теме о параше завязаны…

— Нэ!

— Аджумы в общественной бане…

— Нэ…

— А эти заморочки с постоянным "пбали-пбали"?! Быстро! Быстро!

— Нэ! Нэ! Нэ! — Арым не выдержала и прошипела на всю улицу, — Ащ-щ-щ-щ!!!

— Вот! — я щёлкнула пальцами и расплылась в злорадной ухмылке.

— Небо! — Арым подняла лицо вверх и промычала, — Дай мне сил не прикончить эту украинку! Тебе жить надоело? Идём! Раз решили напиться, так что ж посреди улицы встали, госпожа Ким?!

— Вот это уже другой разговор, госпожа Кан! Кстати у этой тоже такая же фамилия… — я хохотнула тыкая в комплекс, а Арым внезапно взяла меня в захват за шею и наигранно начала трясти.

— Ты невыносимая! Просто бесишь! Странная и пугающая, баба! Пошли уже!

— Да… Идем-идем! Только отпусти. Задушишь!

— И этим всю планету осчастливлю! — она прижала меня ещё сильнее и потащила за собой, но я вырвалась и закинула ей руку на плечо.

— Когда погоняем? — подмигнула, а девушка только фыркнула, но ответила:

— Ты всё равно проиграешь, белая!

— Это мы ещё посмотрим, агашши*(госпожа)!

По старинной и уже проспиртованной традиции Богданочка еле подняла свои прелести с утра, и явила их на свет божий в очень помятом состоянии.

— Он меня убьёт… — я смотрела на себя в зеркало и понимала, что такая невеста нахрен ни одному мужику в здравом уме не понадобится.

Как мы погудели с сестрой Аран, знает только Аран и Чжон, который встретил нас во дворе дома в два часа ночи. Картина была весьма занятная: я, Арым и бутылка маколи в руке моей новой подруги.

Дракончик сделал всего несколько вещей, после которых я решила узнать как проходят похороны в Корее и сколько это стоит, чтобы сделать предзаказ.

С невозмутимым видом, Чжон Вон достал сотовый, набрал очевидно "куда надо" и сказал всего одно слово — опять.

Удивило другое — Пончик не позвонил ни тогда, ни на утро. Однако это хорошо — голова гудела так, что он мог быть отправлен нафиг с очень лёгкой подачи.

Я вышла из ванной и поняла, что надо приводить себя в порядок и ехать на встречу с красавчиком Джорджии. Арым уже была одета и собрана. Выглядела девушка так, что я бы и сама на ней женилась, не будь бабой, к тому же с бодуна.

— Крошка! Ты космос! — ухмыльнулась и показала большой палец, проворчав на своем и зевнув.

— Ничего не поняла, но приготовила тебе утренний подарок. Он в гостиной, — Арым встала у зеркала и начала поправлять своё обтягивающие платье, которое прикрывало все сверху, но бесстыже открывало все внизу.

Продолжая зевать вошла в гостиную и остолбенела. Моё чудо стояло у плиты и помешивало что-то в кастрюльке золотистого цвета. Аран и малыша не наблюдалось, а Чжон очевидно уже отыгрывал роль моего Пончика в Тадж-Махале.

— Кхм… — я прокашлялась и подошла тихо к столу, но ко мне по прежнему была развернула только спина и охренительно вкусная задница.

— Это… Доброе утро! — села на стул и налила себе воды, а в ответ тишина, и только звук того, как ложка вертится в кастрюле.

Я выпила воду, налила ещё, а потом выпила опять, и чуть не поперхнулась, после слов Пончика.

— Дани… Я хочу детей.

Стакан упал из моих рук тут же, а вода пошла обратно, да целым фонтаном, ещё и через нос. Ши Вон продолжал стоять ко мне спиной и размешивать своё варево, однако продолжил:

— И хочу я их от тебя. Потому могу я попросить тебя о том, чтобы ты перестала столько пить!!! — ложка вместе с ладонью Пончика опустилась на столешницу у плиты с таким громким стуком, что я вздрогнула всем телом.

Ши Вон повернулся ко мне и пройдясь злым взглядом, опять показал мне зад, открывая одну из полок и доставая оттуда пиала и палочки. Молча Пончик и суп налил в одну из них, молча положил передо мной, но когда наши ноги соприкоснулись под столом, потому что я свои развалила там полностью, поднял на меня взгляд снова.

— Ешь! — скомандовал и сел напротив положив пиалу и перед собой.

— Что это? — я присмотрелась к жиже, зеленоватого оттенка, которая откровенно говоря пахла, как нестиранные носки моего бывшего.

— Похмельный супчик, для моей госпожи! У него особые свойства…

— Вероятно убивать запахом, как оружием массового поражения, — я скривилась и с опаской взяла ложку в руки.

— Даниэла!

— Ши Вон, я просила так меня не называть! — зло зыркнула на него исподлобья, однако этот гад, перегнулся через весь стол и потянул меня за затылок к себе.

Посмотрел в глаза в сантиметре от моих и поцеловал.

— С добрым утром, пьянь! — прозвучал тихий шепот, а мне стало так стыдно, что захотелось действительно хлебнуть супца из нестиранного носка.

— Прости… Просто, ну девичника у меня никогда не будет больше, а первый. Он мягко говоря был неудачный. И вот…

Пончик погладил мой затылок, и нахмурился:

— Ты меня слышала вообще?

— А не слишком ли рано о таких вещах думать? — я подняла взгляд, и замерла, понимая что к таким вещам адекватные люди готовятся заранее.

— Я тебя поняла. Хорошо. Только… — я посмотрела вниз, а Пончик отпустил меня, сложил руки на груди и покачал головой.

— Нет. Ты должна съесть это всё! Я готовил между прочим второй раз в жизни.

— Это меня и пугает… — прошептала сглотнув с опаской, и провела ложкой в том, что было в пиале.

Зачерпнула немного и насторожено отправила в рот, а когда ощутила вкус — застыла.

— Матерь Божья! Это охренительно! — схватила ложку, и стала давиться совершенно отвратным на вкус нечто, с привкусом кучи специй.

Однако стойко делала вид, что это варево просто нереальный кулинарный шедевр. Правда все мои потуги тут же разбились после того, как Пончик и сам начал есть.

— Щибаль… *(Бл***…) Не ешь это! Дай сюда! — он попытался вырвать у меня пиалу, однако я залила остатки супа в себя, и героически проглотила всё до последней капли.

— Ненормальная… — выдохнул хохотнув Пончик, и обнял меня, забрав наконец пиалу из моих рук.

— Как Чжон? — прижала Пончика в ответ и закрыла глаза, спрятавшись в его руках.

— Нормально. Главное как это всё перенесет Аран. Вот за неё я волнуюсь. Свадьба хоть и закрытая, но там будет достаточно людей, чтобы она ощутила волнение.

— Она справится! — мы обернулись на голос Арым, а Ши Вон достал из заднего кармана конверт и протянул ей.

— Здесь полмиллиона. Этого должно хватить, чтобы он согласился! — уверенно произнес Пончик, пока Аран поправляла пальто и надевала солнцезащитные очки.

Я же смотрела на этот конверт и офигевала, с какой лёгкостью отнеслась к словам, что там пол лимона вон. Это же целое состояние.

— Ждите нас на торжестве! — Арым подмигнула мне, а я только злорадно расплылась в ухмылке.

"Это будет незабываемый спектакль!" — думала, провожая взглядом девушку, а когда за ней хлопнула дверь, услышала тихий шепот в волосах.

— Мне пора…

Повернулась в руках Пончика, а он поправил мои волосы и ласково пригладил их как маленькому ребенку.

— Аран одна в салоне с Хваном. С ней конечно твои девочки из прислуги, но я волнуюсь. Потому поезжай к ней.

— Хорошо! — кивнула и подняла руку, посмотрев который час.

— Ты едешь в офис? — вернулась взглядом к Ши Вону и заметила нечто новое в его глазах.

— Еду в офис… — ответил он.

— Что не так?

— Просто не могу поверить, что женился на первой встречной, которая постоянно пьет, гоняет на байке, и сумела влюбить в себя настолько, что я стал по ней безумно скучать…

— Пугуши пуссо ё… *(И я скучаю по тебе…) Га-а… *(Иди…) — я мягко провела ладонью по его лицу, а потом высвободилась и подтолкнула к двери.

— Иди! Тебе нужно завершить наш план!

Пончик с досадой закрыл глаза и кивнул.

— Нэ… — убито выдохнул, пошел в сторону дверей, обулся, и когда уже надевал пальто, я тихо сказала:

— Я знала что это ты с самого начала, Ши Вон. И тогда под мостом, и в первой гонке, когда ты меня обогнал осенью, а я чуть не разбилась. Я помню, что это именно ты вытащил меня из-под машины!

Пончик замер так и не взявшись за ручку двери, а я продолжила:

— И в клубе в новый год, я была хоть и пьяной, но хорошо знала кто подпирает мою спину своей. Может быть не хотела в это верить, чему способствует моя особенность ни черта не помнить после попойки, но… Я знала, что я не "первая встречная", Ши Вон. Я хорошо понимала, что ты делаешь.

— Тогда почему не сказала ничего сразу? — Ши Вон повернулся ко мне вполоборота, и теперь на меня смотрели именно те глаза, которые я видела в разрезе шлема и балаклавы.

— Потому что тогда всё было бы иначе. А это уже совсем другая история, Всадник.

Пончик холодно ухмыльнулся, развернулся и бросив пальто обратно, буквально сгреб меня в охапку, схватив за лицо и поцеловав так, что я протрезвела тут же.

Горячая ласка и нежное дуновение дыхания моего человека. Будем ли мы любить так всю жизнь? Я не могу ответить на этот вопрос. Но прямо сейчас могу с уверенностью сказать, что я уже не представляю этой жизни без этой любви.

И точно такое же выражение я вижу на лице Аран, которая преодолевая слабость встаёт на невысокий помост прямо передо мной в красивом подвенечном платье, которое настолько подчеркивает её хрупкость, что подобное завораживает даже меня.

— Как? Тебе нравится, невестка? — Аран улыбается, а я только усмехаюсь.

— Оно не мне должно нравиться, Аран.

— Омма еппо!*(Мама красивая!) — рядом со мной Хван хлопнул в ручки и рассмеялся, а я приподняла бровь и ткнула в него пальцем:

— Ты это… Следи за парнем с малолетства! А то ж смотри, какой прозорливый растет!

Хван больно ущипнул меня за руку и нахмурился. А потом обернулся к Аран и безапелляционно произнес:

— Омма еппо!!! *(Мама красивая!!!)

— Красивая-красивая… Ещё осталось папу до обморока довести и всё — дело сделано!

Я посмотрела на часы и решила, что пора звонить Арым. Набрала номер девушки и поднялась, поправляя складки на своем чудо-изделии ткацкого искусства.

— Что там? — тут же спросила, как услышала голос Арым.

— Естественно он взял деньги! А разве могло быть иначе? Он у нее вообще не один.

Я присвистнула и встала у окна из которого был виден вечерний Сеул.

— Мы только что закончили с документами. Так что на торжество едем только сейчас. Как Аран?

— Врач осматривал сегодня трижды. Говорит, что всё будет в порядке и беспокойство излишне.

Я повернулась и стала наблюдать за тем, как Хван игрался со шлейфом Аран.

— Всё это крайне опасно, Арым. До сих пор мы воспринимали ситуацию, как некую игру. Но стоит просчитаться хоть в одном и всему конец.

— Ты не доверяешь Аяке?

— Нет, и более того, мне кажется странным, что женщина, которая с детства влюблена в такого мужчину, просто берет и сдается.

— Ну, знаешь, подруга. После вчерашней пьянки, я бы и сама тебе дорогу переходить побоялась.

Я нахмурилась и скривилась со словами:

— Просвети, что ещё сделала моя многострадальная задница? Потому что она помнит только момент прибытия на место ночёвки.

Арым начала звонко ржать, а потом замогильным тоном произнесла:

— Мы умудрились накормить чаджянмёном полицейский патруль, который вызвала аджумма, в палатке которой мы гудели. В конце она уже пила с нами и рассказывала, как её первый муж скотина, похож на твоего бывшего. Только тот в карты всё проиграл ещё в конце восьмидесятых.

— Испанский стыд… — я попыталась аккуратно прикрыть рот, дабы не размазать по лицу то, что мне рисовали на нем около трёх часов к ряду.

— Понятно. Больше никаких попоек, — я выдохнула и вспомнила Гаркушу.

Мне её чертовски не хватало. Настолько что в разговоре с Арым я ощутила себя виноватой, что не говорила давно с подругой.

С такими мыслями я и ехала в черной тренированной машине, которая должна была доставить нас к запасному въезду в Тадж-Махал, который ввиду торжества охраняли только парни Дракончика.

Как только мы пересекли частный сектор и въехали на дорогу, которая вела прямо к въезду я заметила тачку Чжон Вона, которая проезжала те же ворота, в которые заехали следом и мы.

Медленно машины подъехали к небольшой постройке, где к моему удивлению стояли все те девочки, которые работали в моем крыле, а с ними и аджосси садовник.

— Что происходит? Почему они тут? Мы же должны были ждать в гостевом доме одни, — я переглянулась с Аран, но не успела ответить, как перед нами открыли двери и нам пришлось выйти наружу.

— Агашши!*(Госпожа!) — все десять душ стройно поклонились нам с Аран, а мы держа Хвана за руки посмотрели на Арым, которая вышла из тачки Чжон Вона.

За ней показался тот самый красавчик герой любовник. Парень холодно кивнул нам и вскинул брови, когда понял, что смотрит фактически на двух невест.

— Церемония только началась, госпожа Ким! — аджосси садовник опять поклонился мне и продолжил уже более свободно, — Я рад, что вы вернулись, Дани.

— Вас не хватало, госпожа! — хором заныли горничные и тоже подошли ближе.

Аран села обратно в коляску и посмотрела на меня с вопросом:

— Что нам делать дальше?

— А дальше… — я ухмыльнулась и расправила платье, — Дальше самое горячее, невестка.

Если бы можно было любить вечность…

Спектакль начался с того, как я встала в окружении охраны и держала за руку Хвана. Аран не могла вот так сразу появиться.

Поэтому, столь важную миссию и весь удар я приняла на себя. Когда мы прошли к основному особняку и попали в толпу приглашенных, слушающих речь мегеры, которая стояла перед гостями и рассказывала, как для неё важны семейные узы, которые ей удалось сохранить, меня суть не вырвало. Я подняла руки и стала аплодировать, да так чтобы кожа на ладонях запылала даже под белыми перчатками.

Описать, что было написано на лицах господ приглашенных, сможет только кунст-камера. Одни просто ничего не понимая переводили взгляд то с меня, то на Дракончика и Аяку. Другие откровенно тыкали в меня пальцами и перешептывались.

Надо отдать должное Чжон Вону. Он действительно выглядел как точная копия моего чуда. Однако я знала, что это не мой мужчина уже чисто на интуитивном уровне.

— Какой спектакль, госпожа Ким. Он действительно достоин наивысшей похвалы… — я поправила чертов шлейф, и подняла на руки Хвана, который схватился за меня мертвой хваткой. Ребенок естественно испугался. Тут и я еле шла вперёд по проходу, пока на меня смотрели все эти коршуны.

— Кто её впустил? Кто посмел ослушаться моего приказа? — бабулька поднялась со своего стула, даже не поправив подъюбник ханбока.

— Я! — прозвучал за спиной уверенный голос, а по мне прошла волна приятной дрожи, потому что на этот раз это был Пончик.

— Чжон Вон! — хальмони скривилась, однако Пончик холодно осёк её.

— Я не Чжон, бабушка. Я Ши Вон, — уже тише ответил он, а я медленно повернулась в его сторону.

— И как я должна это понимать? — вскочила Джорджия, а я в сотый раз удивилась, как она это так быстро проделывает.

Женщина ткнула пальцем в Пончика, который беспардонно подошёл ко мне и поправил вуаль у моего лица, тихо прошептав:

— Ты остановила моё кровообращение, Мармеладка. Совести у тебя нет совсем.

— Я предупреждала тебя и не единожды, Ши Вон! Что вы устроили перед нашими гостями? — мегера вышла вперёд, однако мне почему-то было так наплевать на её вопли, что даже расхотелось вершить праведное правосудие.

Но я смотрела в глаза Пончика, а Хван продолжал прятаться у меня на руках.

— Спектакль? Перед господами? — задала резко вопрос, а Пончик прищурился, смотря в мои глаза.

— Немедленно объясните, почему эта девка стоит здесь в подвенечном платье?! — зашипела Джорджия, а я повернулась к ней и холодно осекла:

— Сядь и закрой рот, в конце концов! Ты ребенка пугаешь! — она задохнулась от моей наглости, а я повернулась к Чжон Вону, который уверенно преодолел расстояние между нами и взял сына на руки.

Хальмони и мегера тут же охренели разом, а в мою сторону пошла их охрана, но парни Дракончика оказались проворнее, потому пресекли любые действия прихвостней этой шайки ошалелых в корень женщин.

— Аяка, — Пончик встал рядом со мной и повернулся к японке, которая легко сняла фату с головы и тепло ответила улыбкой Ши Вону.

Не могу сказать, что я была спокойна в этот момент, однако попыталась взять себя в руки.

— Аригато!*(Спасибо!) — Ши Вон низко поклонился девушке, а она лишь мягко ему ответила, на что опять завопила мегера.

Только в этот раз мачеха парней кричала в сторону, застывшей в шоке хальмони, которая смотрела на Хвана и Чжон Вона, хорошо понимая чей это ребёнок. Ведь именно она сослала бедную Аран подальше, зная что та беременна. Поэтому я с удовольствием наблюдала, как женщина бледнеет и ей явно становится всё хуже от осознания того, что она натворила.

Ведь Чжон Вон держа сына на руках, смотрел ей прямо в глаза. Смотрел неотрывно и произнес только одну фразу:

— Хальмони, познакомьтесь — это Ким Хван Кай. Ваш правнук и мой законный сын.

Бабка упала на стул и схватилась за грудь, а Пончик дёрнулся в её сторону.

— Я предупреждала вас, матушка!!! Я говорила вам, что если не остановить самоуправство Ши Вона и его выходки — этим всё и закончится! Что вы себе позволяете? — продолжала орать мегера, а Джорджия покраснела от злости так, что стала похожа на спелый томат.

— Чжон Вон! — рявкнула госпожа Кан, однако Дракончик осёк её только лишь одним взглядом, а потом продолжил:

— Наш брак расторгнут не только потому, что не я подписывал документы, но и потому что согласно брачному договору любой из супругов имеет право расторгнуть его, если имеет место измена. А она…

— Это враньё!

— Кексичек! Ты чего? — я схватилась за руку Пончика, чуть не заржав в голос от того, как мило герой любовник этой дамы её назвал.

— Что?! Какой я тебе Кексичек! — завопила Джорджия, а я подняла руку вверх, и кивнула аджосси садовнику, который запустил проектор и на нем началась весьма интересная трансляция.

Все гости тут же разом выдохнули, а потом ахнули, а Пончик уже прижимал меня к себе и ржал во весь голос в фату, пытаясь не показывать насколько это его веселило.

— Вы знаете, с этой точки зрения, измены может и не было, однако, — Чжон Вону передали папку с документами, — Адвокат признал это как таковую, госпожа Кан. Поэтому если вы не хотите всеобщего позора и порицания общества…

Джорджия не двигалась совсем, а смотрела только на Чжон Вона, который неожиданно спокойно, и даже тепло произнес:

— Давай разойдемся, как люди, Джо. Я прошу тебя… Отпусти меня… Так дальше жить не можешь ни ты, ни я.

Женщина опустила взгляд, а потом осмотрелась, и кивнув своим охранникам, которые взяли папку из рук Дракончика, просто ушла.

К слову, Кексичек напоследок так зыркнула на своего парнишку, что мне захотелось запросить для бедного программу для защиты свидетелей.

— Как ты могла, Аяка? Я доверяла тебе и что ты сделала? — все умолкли, как только бабулька опять поднялась и холодно посмотрела на японку, — Зачем это чудовищное предательство?

Аяка только мягко и грациозно улыбнулась, робко потупив взгляд. Я реально думала, что это игра такая, однако нет — это действительно манеры. Ну, я от них далека, как Аяка от байков.

— Школа, старшая госпожа. Мне нужно было выполнить последнюю просьбу моей наставницы.

Аяка достала простой, пожелтевший лист бумаги, и развернув его, посмотрела на Чжона и Ши Вона. Пончик сжал мою руку так, что я ощутила как дрожь прокатилась по его телу.

А японка тем временем прочла:

Я знаю, что прошу слишком многого, Аяка. Однако ты тот светлый лучик, который способен спасти моих мальчиков от всех ужасов того страшного места. Они будут совсем-совсем одни. И эта мысль меня страшит сильнее понимания, что я умираю. Время — самое ценное, что есть у человека, и я прошу тебя пожертвовать частью своего времени, чтобы помочь им и школе, которую я создала для людей, которые находят прекрасное не в материальном. Если я могу просить… Я прошу тебя, Аяка… Помоги им…"

Медленно по моей щеке бежала слеза, а руки дрожали не меньше, чем ладонь Ши Вона, которой он продолжал сжимать мою.

— Это причина, старшая госпожа, — тихо закончила девушка, а я стёрла слезу с лица и прижалась к Ши Вону сильнее.

Бабулька дрожала не меньше, чем парни, а все гости молча взирали на молодую девушку, которая плакала точно так же, как и я, а потом быстро сложила бумагу, и прошептала:

— Спасибо, что доверили мне это, — она поклонилась и быстро ушла, даже не оборачиваясь, а я только теперь поняла почему Аяка не боролась.

Причина была именно в словах покойной матери Ши Вона, которая просила помочь её сыновьям не просто поднять с колен школу женщины, но и остановить хальмони и мегеру. О наличие последней в любимицах своей свекрови, я уверена, мать парней хорошо знала.

— Омма!!! — Хван вдруг резко вскрикнул и ткнул пальцем за наши спины.

Я кивнула Ши Вону и потянула его в правый проход у алтаря, где одинокой офигевшей статуей стоял священник и просто наблюдал за этим спектаклем, только сейчас задав логичный вопрос:

— Так кого венчать?

— Их, — кивнул Пончик на брата, который замер и не мог проронить и слова, пока Аран стояла в начале центрального прохода и держала в руках маленький букет из нежных белых роз.

За её спиной я заметила Арым, которая прикрывала рот рукой, задыхаясь от слёз. Девушку обнимала моя Гаркуша. Только мой взгляд упал на подругу, как Славка тут же расплылась в улыбке, и её лицо тоже заблестело от слёз.

— Я подумал, что это важно для тебя… — шепнул Ши Вон, смотря на Славку и кивая ей.

— Спасибо, Пончик… — прошептала и прижалась к нему только теснее.

Тем временем Аран дошла до Чжон Вона и встала напротив него, а Хван потянул к ней ручки.

— Сынок? Помоги нам? — прошептала Аран и посмотрела на Чжона, который кивнул и опустил малыша на землю, присев рядом с ним.

— Знаешь кто это? — спросил Дракончик и указал на бабку, которая так и стояла бледная, как моль.

— Это хальмони? — спросил серьезно Хван, а Чжон кивнул.

— Да. Иди поздоровайся с бабушкой, сынок! — Аран подняла взгляд на женщину, а та неотрывно смотрела на мальчика, который не без опаски шел в её сторону, однако улыбнулся, как только зашуршали юбки ханбока женщины.

Старшая госпожа Ким сперва продолжала молчать, однако мимолётная дрожь пробрала её, как только Хван схватился за ткань её одежды и потянул на себя. Женщина посмотрела на Аран, а та лишь сдержано кивнула ей в ответ.

— У хальмони смешная юбка… — улыбнулся малыш, а я еле удержалась чтобы не высказаться по поводу того, как на ребенка смотрела мегера.

"О, дорогая! С этого дня у тебя и твоего выводка прислужниц начнется очень интересная жизнь! Это я тебе гарантирую!"

Я прищурилась, однако улыбнулась точно так же, как и все, кто наблюдал за старушкой, которая присела рядом с маленьким мальчиком и поправила его волосы.

— И что? Теперь вы предлагаете…

— Я предлагаю закрыть вам наконец рот, дорогая матушка, — не выдержал мой Пончик и резко, со сталью в голосе осёк мегеру, — В этом доме с этого дня две новые хозяйки. И если вы посмеете хоть слово сказать поперек моей жены или невестки, я лично отправлю вас вон! И я имею на это полное право! Не забывайте КТО теперь генеральный директор "Лайтекс".

Она чуть в обморок не грохнулась, а я скривилась и прошептала:

— Пончик, как-то слабовато! Тренируйся чаще!

— Конечно, — Ши Вон ехидно ухмыльнулся, посмотрев на меня, а я нервно сглотнула, — Начну с тебя.

— Я не это…

— Тихо! — шикнул он и кивнул в сторону алтаря.

Естественно присутствующие сидели не молча. Многие повскакивали со своих мест и ушли следом за мегерой, которая так топала своими каблуками по асфальту, что признаться мне было жалко того кто попадется ей под горячую руку.

А тем временем я ощутила, как моего оголенного плеча коснулся холод. Я повернула голову и застыла взглядом на узоре снежинки, которая быстро превращалась в каплю на моей коже.

Сперва одна, потом вторая. А следом снег огромными хлопьями стал медленно покрывать деревья и всё вокруг. В такой зимней сказке, я смотрела на то как в арке из белоснежных цветов стояла пара, которая больше всего заслуживала этого дня.

Аран и Чжон выглядели настолько красиво, что я замерла и впервые признала, что сопливые моменты бывают чертовски горячи, учитывая то, как Дракончик целовал свою настоящую жену и бережно поднял на руки, как одну из снежинок, которые кружились вокруг них.

— Теперь наша очередь! — скомандовал Ши Вон, а я замерла камнем и словно приросла к земле.

— Может это… Не надо? Я итак в платье. У нас итак брак уже давно. Зачем эта показуха?

Однако Ши Вон закинул меня на плечо и к алтарю принес на нем.

— Венчайте, пока она не сбежала. У нас, святой отец, проблема — эта девушка страшно не любит подобное. Потому не будем терять времени!

— Ши Вон!!! — я поправила вуаль, когда меня отпустили на ноги, а вокруг послышался смех.

И только повернув голову к священнику, чтобы высказать то, что как бы мы уже почти месяц как женаты с этим идиотом, но застыла…

— Сольма… Мальдондэ… *(Да ну… Не может быть такого…) — убито выдохнула и ткнула пальцем в пастора, — Но-о-о?! *(Вы-ы?!)

В рясе священника стоял тот самый шаман, к которому меня водила Гаркуша. В этот раз, правда, мужик выглядел вполне вменяемо и даже адекватно.

— Мы знакомы, агашши? — святой отец решил прикинуться идиотом, однако я тут же отчеканила.

— Конечно знакомы! Вы мне своими палками чуть шишку на лбу не поставили!

— Я думаю, господин Ким, вы абсолютно правы! — вдруг подобрался шаман и быстро обратился к Пончику, — Случай запущенный, поэтому волею данною мне на небесах… объявляю вас мужем и женой. И пусть только смерть сможет вас разлучить!

На этих словах, я уже была готова свой букет надеть на голову этому горе-пастору всех конфессий, однако растаяла от того, как нежно Ши Вон стал меня целовать, медленно накидывая мою вуаль сверху на нас. Скрывая всё от внешнего мира, и запирая только в тот, который был нашим.

В подобных смешанных чувствах я пребывала может ещё пару дней, пока не поняла что реально стою посреди выставочного зала — той самой гостиной, от которой мне хотелось держаться как можно дальше.

Наверное, так хозяйки по дому ещё не расхаживали. А мне было, чисто как соловью, потому и натянула на себя футболочку с плеча Ши Вона, теплые лосинчики и черные тапочки с котячими мордочками. Всё это дополнял пучок на макушке и совершенно неприглядный и лишенный макияжа вид.

В таком шикарном амплуа, достойном одной из хозяек Тадж-махала, я и стояла перед целой шеренгой слуг. Все с опущенными головами, как рабы, и это меня бесило больше всего.

— Аран, тебе не кажется, что с этим лагерем безвольных надо что-то делать? — я опустила взгляд на невестку, которая как раз и выглядела как настоящая хозяйка этого замка.

"М-да… Что с мужиком делает любовь? Он её в куклу превратил. Мало того что она и так шикарная баба, так теперь я на её фоне, как полное недоразумение. Однако… насрать!"

— Короче, ребята! — я сложила руки на груди, и ровно произнесла, — Поднимаем головы и смотрим сюда.

Все тут же испуганно подняли лица, а я заприметила двух красавиц, которые у нас эксперты по "чучеловедению". Обе тряслись так, словно я собиралась их четвертовать на месте.

— С этого дня, я — глашатай вашей хозяйки.

— Дани… — Аран взяла меня за руку, однако я мягко сжала ладонь девушки и продолжила:

— В этом доме больше не будет никаких делений на секторы. Никаких рабовладельческих настроений, и никаких… шпионов! — я кивнула своим девочкам и они пихнули вперёд из строя двоих дам, которые побледнели ещё хуже.

— Вы не имеете права! Наша хозяйка…

— Что здесь происходит?! — со стороны лестницы послышался вопль мегеры, и стремительный топот каблуков по паркету.

— Ну и шумная баба. Как солдафон! — скривилась, пробурчав на своем, и приподняла бровь, уже обращаясь к мегере.

— Как это что? Знакомлю штат прислуги и охраны с новой хозяйкой!

— С кем? Кто вам позволил это самоуправство? — мегера встала перед своими прислужницами и сжала руки в кулаки.

— Слушай первый указ! — я расплылась в улыбке, а аджосси садовник хохотнул и подмигнул мне, пока я продолжила:

— С этого дня всё крыло госпожи Ким — закрытая территория для всей прислуги! Никого туда не впускать! — я посмотрела на парней Дракончика, который к слову сменил всю охрану в доме на свою, а всех остальных просто выпроводил вон, под пристальным руководством Пончика.

— Что?! — завопила мегера, а я развела руками и ответила:

— То, дорогая свекровь. С этого дня, вы будете убирать сами, стирать сами и готовить себе тоже сами. Не хотите так жить в этом доме — дверь там! — я указала на коридор и хмыкнула, — Ну к ней надо ещё дойти, но направление правильное!

— Да как ты смеешь?!

— Смеет! — я чуть не охренела, когда услышала стальной тон Аран.

Невестка выехала вперёд и холодно отчеканила:

— Она жена Ким Ши Вона и она имеет полное право отдавать любые распоряжения прислуге в этом доме! Вы сами слышали Ши Вона. Если не хотите мириться с её решением, в этом доме вас никто не держит.

Мегера не просто покраснела, мне показалось что она сейчас испепелит взглядом Аран. Поэтому я подошла прямо к твари и тихо, но зло прошептала:

— Эту женщину тебе не удастся добить, госпожа. Не выйдет, пока я здесь. Ещё раз посмотришь на нее так, и смотреть будет нечем! Надеюсь ты понимаешь, что я не шучу, покуда не воспитана так же хорошо, как твоя другая невестка. Хотя… Какая ты свекровь, если и не мать моему мужу. Хотя могла ею стать! Но сама не захотела! Тогда уж не порти другим жизнь!

— Ах ты ж… — она замахнулась, однако я перехватила её ладонь и отбросила.

— Вы слышали! Никаких слуг в её крыле. Пусть эта госпожа свое дерьмо научиться убирать за собой сама!

Я смотрела ей в глаза, и не отходила ни на шаг, пока сверху не послышался строгий голос:

— Прекратить перебранку немедленно!

Медленно подняла вверх взгляд и прищурилась. Не верила я что человек может измениться в таком возрасте, однако Аран дала этой старухе шанс хотя бы под конец своей жизни стать человеком.

— Даниэла отдала приказ. Ослушаться его, значит ослушаться меня! — женщина прошлась по мне холодным взглядом, а я понимала — с ней нам не построить отношений никогда и ни за что!

Я такого не прощаю, и случись такое, как с Аран, со мной — я бы эту женщину и на пушечный выстрел к своему ребенку не подпустила бы. Однако невестка не просто красивая девушка. Аран настолько же красива внутри. И потому мне понятен мотив этой девушки — Аран простила бы даже убийцу, ради милосердия. Однако не я. А эта старуха для меня почти что убийца.

— Все свободны! — холодно отрезала и отвела взгляд в сторону от женщины, которую в этом доме буду обходить десятой дорогой уж точно.

— Ты ещё пожалеешь! — прошипела мегера и кивнула своим двум шавкам, однако я остановила их.

— Куда? Вы не слышали что я сказала? Никому из прислуги нельзя входить в крыло госпожи Ким. И вам — красавицы, в том числе. Ваша работа отныне… — я посмотрела на аджосси садовника и он мне подмигнул, — …убирать сад. Я тут недавно приняла решение завести хозяйство. Ну, знаете, домашнее… У меня всё-таки племянник подрастает — нужны свежие продукты, а что может быть полезнее своих курочек и мяска.

С каждым моим словом, обе понимали, что это приговор. Естественно мне не зачем ни яйца свежие, ни мясо, ни молоко. Это итак привозили с рынка. Однако семья аджосси потеряла работу и я решила, что их можно взять к нам, создав соответствующие условия.

— Поэтому у нас появился свой зверинец, красавицы. И для вас в нем есть отличные вакансии — будете навоз лопатой выгребать! Трудотерапия поможет вам понять, кто чучело, а кто человек.

Ржали все, и даже Аран не могла сдержать смеха. Из коридора послышались шаги, и мы посмотрели в том направлении.

— Теперь их хрен отличат, — я хохотнула, и прошлась взглядом по Пончику, который на ходу снимал пальто, буквально повторяя то что секундой ранее проделал Дракончик.

Оба шли к нам и улыбались.

— Что за совещание? — спросил Ши Вон и поцеловал меня в лоб.

— Да вот новые обязанности раздаю… в сельскохозяйственной сфере, — хохотнула и обняла Пончика в ответ.

— Понятно! Тогда мы отдохнем и опять на встречу в торговую палату. Не буянь… — Ши Вон кивнул брату и они пошли в сторону лестницы.

А мы с Аран хохотнули, смотря на то, как мегера быстро испарилась. Её собачонки, ясное дело работу терять не хотели, потому поплелись следом за аджосси в сторону помещений прислуги.

Я бы соврала если бы сказала, что всё это делало меня несказанно счастливой. Мне не хватало многого, что теперь отошло на второй план полностью. Спустя неделю я поняла, что должна хоть как-то попытаться объяснить родителям о том, что произошло в моей жизни.

Однако с удивлением обнаружила, что отец уже давно в курсе и кто мой муж, и что замужем я за корейском чобалем, и этот самый чобаль собирается приехать к нам и принести извинения за свой совершенно бестактный поступок.

Я прокручивала этот разговор с родителями без конца в голове, пока пыталась найти в ворохе совершенно не нужных мне тряпок хоть что-то из старых вещей.

— Выбросили? Выбросили мои дырявые треники? — я села на пол и прикрыла с досадой глаза, вспоминая как охеренно эти штанишки грели зимой задницу.

— Нет, ну может переложили к Пончику, чем черт не шутит! — стала рыться уже на стороне Ши Вона и остолбенела, когда достала с одной из полок кожаное нечто.

Взяла это в руки и решила, что прошла через портал в параллельную реальность. Посмотрела на вход обратно в комнату, откуда доносились звуки какой-то японской передачи и охренела таки разом.

"Это взаправду крепления и кучи всяких ремней для того самого? Он что… Он где-то головой приложился?" — с этими мыслями я вошла в комнату и встала над Ши Воном, который сидел перед плазмой на диване почти голышом.

— Ну, то что ты начал светить передо мной своими прелестями повыше пояса, не удивительно, Пончик. Но у меня есть тут один вопрос…

— Какой? — он даже не повернулся ко мне, а продолжил жевать жаренные каштаны и лупиться в плазму.

— Это что? — я бросила всё что держала в руках из-за спины на его колени, и Пончик замер с зажатым в руке каштаном у рта.

— Я же спрятал! — он вдруг отбросил каштан в сторону и тяжело выдохнул, — И туда пролезла!

— Я вопрос задала! Зачем тебе это, и откуда у такого воспитанного мужчины вот это?

Пончик хмыкнул, резко повернулся ко мне и, схватив за талию перетянул на свои колени, положил на них животом.

Я округлила глаза, когда поняла в какой, мать его, позе меня раскорячили. А потом вообще замерла, потому что Пончик стянул мои штаны и белье с пятой точки и прошёлся по ней ладонью.

— Мне тут недавно мужики из офиса посоветовали посмотреть один фильм, в котором ярко проиллюстрировано, как нужно приучать к послушанию иностранок. Оказывается там есть один очень действенный метод.

— Ши Вон! Я не пила ничего вообще. На байк не садилась и вообще… — послышался звонкий шлепок, а задницу обожгло мягким покалыванием от лёгкого шлепка.

— Эге!!! *(Эй!) — я повернулась и быстро сориентировалась, сев на Пончика верхом, но мои руки быстро схватили и завели за спину, уже там сцепив в замок.

Пончик дышал глубоко и носом, следя за тем, как я глотаю воздух после подобных кульбитов в воздухе.

— Значит на разврат потянуло? — спрашиваю рядом с его губами, и смотрю на то, как загораются его глаза, но он молчит, пока завязывает мои руки за спиной.

— Ты что собрался делать? — прищуриваюсь, а Пончик только ухмыляется правой частью рта, и резко поднимается, закинув меня на плечо.

— Ши Вон! — воплю и бью его по спине, но кто же меня слушает.

Пончик вышел из нашей спальни и совершенно невозмутимо пошел по нашему крылу, пока не свернул в дверь, которая ведет в оранжерею.

— Ты зачем мне руки связал? — задаю первый вопрос, когда мы оказываемся в полной темноте сада.

На дворе давно ночь, и в доме совершенно тихо. Эта тишина позволяет услышать, как стучит его сердце прямо напротив меня.

Пончик развязывает мои руки и мягко растирает кожу запястий, всё сильнее толкая в сторону пруда, который больше похож на огромный бассейн.

— Ты задумал что-то совершенно ненорма… — я чувствую только то, как падаю в воду, и понимаю, что она теплая, как горный горячий источник.

— Что это? — становлюсь в воде на ноги, а Ши Вон лишь улыбается и обхватив моё лицо руками, наконец, тихо отвечает:

— Мой подарок тебе…

— Ты подарил мне пруд в саду? Зачем?

— Это горячий источник, глупая… — хохочет Ши Вон, и продолжает, — Не настоящий, конечно, но сделан так, что отличить очень трудно…

— И зачем мне горячий источник? — чувствую как его пальцы перебирают влажные пряди моих волос, как губы Ши Вона водят мягко по моим, будто поглаживая, а не целуя, пока я согреваюсь в горячей воде.

— Лучше спроси, зачем он нам? — отвечает Пончик и наконец целует, подхватывая и заставляя обхватить его бедра ногами под водой.

— И зачем? — хрипло выдыхаю в ответ, ловя жаркие волны возбуждения от прикосновений его рук, и жара, который всё сильнее и рывками толкается в мой пах.

— Мне не понравились методы, которыми оперировал этот глупый картонный миллионер. Думаю то, что я сделаю с тобой в этом пруду, намного плодотворнее повлияет на твоё послушание, чем шлепки по заднице… Хотя должен признать в этом что-то есть.

Я откинула голову и рассмеялась, а потом задохнулась от того, как Ши Вон впился в мою шею губами. Втянул кожу и стал играть её у себя во рту. Все чувства взорвались в голове, подобно вспышке, потому что я совершенно выпала из реальности, чувствуя только Ши Вона. Только его дыхание, и его плоть внутри моей. С придыханием, со всей страстью и тем, что могло быть только нашим.

"К черту, красные пыточные комнаты. Я хочу горячий источник, способный обжечь не только снаружи, но и внутри!"

Я не знаю сколько будет длиться эта любовь, но я знаю, что хочу именно такую любовь…

Конец