КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 569630 томов
Объем библиотеки - 848 Гб.
Всего авторов - 228885
Пользователей - 105640

Впечатления

Витовт про Дворецкая: Княгиня Ольга. Компиляция. Книги 1-14 (Историческая проза)

Самый главный вопрос возникающий при чтении и "внеклассного" ознакомления с этой героиней заключается в следующем:

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Нэллин: Лес (Фантастика: прочее)

нормальная дилогия, правда, ГГ мал еще...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Герасимов: Сквозь пласты времени: Очерки о прошлом города Иванова (Путеводители)

Вот же хорошо написано: интересные факты даны из истории города, курьезы с названиями улиц, и не только. Да и юмор бьет ключом. Есть чему гордиться ивановцам!

"Как-то трое пошехонцев в складчину ружье купили. Один за приклад взялся, другой за ствол. «Эх, — сказал третий, — и моя копейка не щербата, если не за что уцепиться, так я хоть в дырочку погляжу!» И очень на том свете удивлялся, как это его пуля зацепила."

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Раззаков: Дневник режиссера (Биографии и Мемуары)

Есть колеса от запора и поноса -
Можно потащиться у телеотсоса,
Проводя свое время глядя,
Как жопами вертят всякие б*ди.
Федор Чистяков

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Громова: В круге света (Научная Фантастика)

Читал очень, очень давно, еще в бумаге. Мне тогда показалось - жуткая тягомотина.
Не знаю, буду ли перечитывать. Может с возрастом мое отношение к этой повести изменится.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Гегель: История России (Учебники и пособия: прочее)

Книга довольно всеобъемлющая, не то чтобы претендовала на истину, но все же очень хорошая.

Рейтинг: +4 ( 5 за, 1 против).
Stribog73 про Колисниченко: GIMP 2 — бесплатный аналог Photoshop для Windows, Linux, Mac OS. — 2-е изд., перераб. и доп. (Руководства)

Просто превосходная книга! Качайте все, кто интересуется цифровой графикой!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Стяжатели [Стелла Трофимова] (fb2) читать онлайн

- Стяжатели 562 Кб, 100с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Стелла Александровна Трофимова

Настройки текста:



Стяжатели

1.

Аглая постучала к соседке:

— Можно, Машенька?

— Входите, Аглая Федоровна. — Колесо машинки крутанулось несколько раз и остановилось. — Садитесь. Я сейчас… — Маша закрепила шов. — Занавеси новые купила. Подшиваю…

— У нас тут целая швейная мастерская, — сказала Анна Степановна, сдвинув очки на лоб. — К новоселью готовимся. Маша сама целый день шьет и меня, старуху, вынуждает.

— Ну что вы, мама, право, — лицо Маши залилось румянцем. — Вы же сами захотели…

— Ладно, ладно, шучу. Да ты садись, Аглаюшка.

Аглая присела на кончик стула. На минуту, чтобы не обидеть старуху. Ей казалось немыслимым долго пробыть в этой комнате, где свобода передвижения сковывалась острыми углами двух кроватей, стола, гардероба и сундука. Приходилось лавировать между ними с величайшей осторожностью, чтобы не набить синяк или шишку. А, между тем, здесь на девяти квадратных метрах жили пятеро — трое взрослых и двое детей.

Аглая с внезапным чувством острой жалости посмотрела на молодую женщину. «Как ухитряется Маша поддерживать порядок в этой клетушке?»

— Я к вам, Машенька, с просьбой, — Аглая развернула пакет. — Купила готовое платье. Красивое, правда? Сидит отлично, только надо немного укоротить. — И, боясь, что Маша откажет, быстро добавила. — У меня сегодня день рождения. Так хочется его надеть…

— А я-то запамятовала… Поздравляю, Аглаюшка! Чего бы тебе пожелать? Разве жениха хорошего. Засиделась ты в девках, хоть и красавица писаная. А платье оставь, Маша укоротит.

— Конечно, — поспешила согласиться Маша. Анна Степановна женщина властная и крутая. Никто в семье не осмеливается с ней спорить — ни сын, ни невестка, ни внуки. — Сейчас зайду к вам, Аглая Федоровна, примерим. У нас зеркала нет…

— Где его поставишь — зеркало? Тут себя не знаешь куда девать.

— Теперь недолго осталось ждать, мама. Нам, Аглая Федоровна, двухкомнатную квартиру дают! Такое счастье… Даже во сне не снилось!

— Плюнь через левое плечо! — сердито сказала Анна Степановна. — Сглазишь, пожалуй.

Маша, смеясь, поплевала три раза. «А ведь она прехорошенькая! — подумала Аглая, глядя на порозовевшее от радостного оживления лицо молодой женщины. — Никогда не замечала!»

— Теперь уже не сглажу, мама. Ваня сам видел в списке нашу фамилию.

— Фамилию как поставили, так и вычеркнуть могут! Пока своим ключом квартиру не отопру, до тех пор не поверю. Я бы на твоем месте эти портянки, — Анна Степановна кивнула на занавески, которые подшивала невестка, — и покупать заранее не стала.

Аглая увидела, как сникла и побледнела Маша. Подумала с досадой: «Вот вредная старуха!»

— Да будет вам, Анна Степановна! Ваш Ваня много лет работает в тресте. Вы очередники района. Живете в тяжелых условиях. Всякому дураку ясно, что так жить невозможно.

— Вот-вот, — насмешливо сказала Анна Степановна. — Дураку-то ясно. А умнику твоему как?

Аглая поморщилась. Была уверена, что ее роман с управляющим трестом никому в квартире не известен. Встречаются обычно у него на даче. Сюда Бережнов приезжал всего два раза. И все-таки пронюхали!

— Ладно, не криви губы. Ты женщина молодая, свободная. С кем хочешь, с тем и крути любовь. Хоть с самим чертом. Мне-то что! На дне рождения он у тебя будет?

— Обещал.

— Вот ты и скажи ему, чтобы наша фамилия как-нибудь случайно из списка не улетучилась.

— Мама!

— Что — мама? Ты, Маша, помалкивай, когда свекровь говорит!

— Не надо этого делать… — тихо сказала Маша. — Вы знаете, как Ваня не любит всякие обходные пути…

— Какие же это обходные? — рассердилась Анна Степановна. — Ты говори, да не заговаривайся! Ваню по закону на очередь поставили, по закону в список включили. Я и хочу, чтоб закон соблюден был. А чтоб беззакония не произошло, прошу Аглаю с самим переговорить. Мне Аглаюшка, небось, не чужая — двадцать семь лет в одной квартире прожили. Я ее в свое время нянчила. Вместе с Ванюшкой в школу водила…

— Я непременно скажу! — торопливо перебила разбушевавшуюся старуху Аглая. — Сегодня же скажу. А Ване и знать об этом незачем!

— Вот и ладно! — сразу успокоилась Анна Степановна. — А теперь иди, показывай Маше, что с твоей обновкой делать!

* * *
На свой день рождения Аглая решила пригласить человек десять, не больше. Из мужчин, кроме Бережнова, только сотрудников треста. Всегда хорошо, когда у людей есть общие интересы. Женщины? Гм… Тут следовало подумать. Они должны уметь танцевать, болтать, веселиться и не делать ханжеских мин, видя ее близость с Бережновым. Придирчиво перебирая в памяти своих приятельниц, Аглая остановилась, наконец, на четырех девушках из министерства, где сама работала стенографисткой.

Вечером, сияющая и оживленная, встречала Аглая гостей. Новое платье — яркие цветы на черном фоне, — выгодно оттеняло ее нежную бело-розовую кожу и пышные русые волосы.

— Ты сегодня прелестна, — шепнул Мещерский, склоняясь к ее руке. — Счастливец Бережнов! Везет человеку!

— От этого счастья ты сам отказался.

— Где уж нам с суконным рылом да в калашный ряд! — отшутился Мещерский.

Роман с Аглаей у него был в самом разгаре, когда «на сцене» появился Бережнов. Бережнов влюбился в Аглаю так, как может влюбиться человек, которому перевалило за пятьдесят, — слепо и бесповоротно. Ссориться с начальством из-за женщины, — если даже эта женщина так красива, как Аглая, — Мещерский не хотел. Он «уступил» Аглаю Бережнову и не жалел об этом — с тех пор началось его быстрое продвижение по служебной лестнице.

Не жалела и красавица Аглая. В Бережнове чувствовалась сила и та уверенность в себе, которую часто порождает многолетняя привычка повелевать. Аглае нравилась его властная манера держаться, огромная, несколько тучная фигура, седеющая грива волос, мохнатые темные брови. Был у нее и дальний прицел — жена Бережнова, пожилая, болезненная женщина, таяла как свеча. Рак легких. Долго она не протянет. Аглая уже чувствовала себя хозяйкой роскошной квартиры, машины и дачи и даже мысленно распоряжалась зарплатой Бережнова. Правда, Николай Николаевич почти вдвое старше ее. Но какое это имеет значение? Даже лучше, пожалуй. Старого мужа легче держать в руках. «В ежовых рукавичках», — смеясь говорил Мещерский.

Возможность держать «в ежовых рукавичках» такого человека, как Бережнов, льстила самолюбию Аглаи. Большой начальник, распоряжается множеством людей, а ее прихоти и желания для него закон.

Аглая с беспокойством посмотрела на часы: пора садиться за стол, а Бережнова все нет. Мещерский сказал, что из треста они уехали вместе… Позвонить ему домой? А если подойдет жена? Аглая, несмотря на легкомыслие, добра и отзывчива. Но сейчас ее охватывает, раздражение при мысли о женщине, которую она совершенно не знает и у которой фактически отняла мужа. Никто не любит тех, кому делают зло. Старая как мир истина.

«Умирала бы что ли скорее!» — думала Аглая, не решаясь поднять телефонную трубку.

В эту минуту раздается резкий звонок и Аглая бежит к двери, разом забыв о злых мыслях и даже с некоторым чувством презрительного сожаления думая о старой, больной, покинутой женщине. Она открывает дверь, и жена Бережнова вообще перестает для нее существовать. Существует только он, так уверенно, по-хозяйски вошедший в прихожую. За его спиной Аглая видит шофера с большим и тяжелым пакетом в руках.

— Поставь здесь, Женя. Дальше я справлюсь сам. — Его бас гудит, заполняя прихожую. Аглая с удовольствием прислушивается к этим властным ноткам. — Езжай в гараж. Когда машина понадобится, я позвоню.

— Надежда Леонтьевна просила съездить за профессором, привезти к ней, — говорит Женя.

— А, да, чуть не забыл. Конечно, поезжай.

Когда за шофером захлопывается дверь, Бережнов протягивает обе руки Аглае:

— Ну, красавица моя, здравствуй. Поздравляю. — Наклоняется, чтобы поцеловать Аглаю, но она испуганно отодвигается.

— Что ты, Коля! Соседи…

— Ох уж эти коммунальные квартиры, — вздыхает Бережнов. — Когда, наконец, наша страна от них избавится! — Достает из кармана небольшой футляр. Открывает. Видит вспыхнувшие радостью глаза Аглаи. — Нравится?

— Просто чудо! — говорит Аглая, любуясь серьгами. — Спасибо, милый…

— Старинные. — Бережнов очень доволен впечатлением, которое произвел его подарок. — Семнадцатый век. Без обмана. — Какой тут может быть обман, если серьги продал ему Мещерский. Павел знает толк в старине. — Все уже в сборе, Аглая?

— Все.

— Куда нести? — Бережнов поднимает пакет, который шофер поставил на пол. — Здесь фрукты, сладости, вино.

— В комнату, куда же еще? — смеется Аглая. — Опять забыл, что я живу в коммунальной квартире?

— Ну, недолго, недолго осталось ждать. Она… — Бережнов снижает голос до шепота, — протянет не больше месяца. Так сказали врачи…

На минуту ему становится стыдно, что он заговорил об этом. Прожил с Надей двадцать шесть лет. Она была хорошей и верной подругой в самые трудные времена. В чем он может упрекнуть Надю? Разве только в том, что разлюбил. Не себя же упрекать за это! Всегда виноват тот, кого перестаешь любить. Ничего не поделаешь, такова жизнь. И хотя сейчас ему несколько стыдно, он все же радуется, что Аглая скоро займет место Надежды. Будет ли Аглая таким же верным другом? Об этом он не думает. Просто хочет, чтоб она всегда была рядом.

— Идем, — говорит Аглая. — Гости обидятся.

— Надень сначала серьги. Пусть все будут убиты наповал.

Все и были «убиты наповал». Девушки завидовали Аглае, получившей этот великолепный подарок, мужчины — Бережнову, который имел возможность делать такие подарки.

— Прошу к столу! — сказала Аглая. Указала на место рядом с своим. — Николай Николаевич, сюда пожалуйста.

После первых же рюмок стало весело и шумно. Тосты — в основном за виновницу торжества — становились все короче и непонятнее.

— Котик, — шепнула Аглая. — У меня к тебе просьба. Не откажешь?

— Ни в чем и никогда! — Бережнов нашел под столом руку Аглаи, крепко сжал ее.

— У тебя в тресте работает электромонтер Громов. Он живет в нашей квартире. В не-вы-но-си-мых условиях, — Аглая мило проскандировала это слово и сморщила свой хорошенький носик. Бережнов с трудом удержался от желания тут же немедленно, на глазах у всех, ее расцеловать. — Громов очередник. Стоит в списке на получение квартиры…

— Так о чем же речь? Раз стоит, значит получит. Павел! — Крикнул Бережнов через стол Мещерскому. — Есть у нас в списке Громов? Как его зовут? — повернулся он к Аглае.

— Иван. Иван Андреевич.

— Кажется, есть, — сказал Мещерский.

— Без всяких «кажется»! — вспылил Бережнов. — Чтоб завтра с утра точно сообщил.

Аглае чисто по-женски доставило удовольствие, что он одернул Мещерского.

— А почему тебя интересует этот Иван Громов? — с внезапной подозрительностью спросил Бережнов Аглаю.

— Жалко мне их, — нараспев проговорила Аглая. — Жена у него такая милая. И двое детей. А мать Вани меня когда-то нянчила. Когда я была во-от такая… — показывая, она развела руки, слегка коснувшись плеча Бережнова.

Он на лету поймал руку Аглаи. Поцеловал.

— Получит твоя нянька квартиру. Не беспокойся.

Аглая улыбнулась. Она была довольна собой. Почти умилилась при мысли, что вот какая она добрая! Громовы век ей будут благодарны. Но еще больше радовало сознание власти над Бережновым.

Невысокий черноволосый и черноглазый человек с тонким нервным лицом неожиданно крикнул:

— Горько!

Мещерский толкнул его в бок.

— Ну-ну, ври да не завирайся! Николай Николаевич, не обращайте на него внимания. Павлов пьян…

— И в-вовсе даже н-ни к-а-пельки не п-п-ьян! — Павлов попытался подняться, но пошатнулся и непременно упал бы, если б Мещерский не успел вовремя подставить стул.

— Г-горько! — снова крикнул он, поднимая бокал.

«Нагорит этому дурню! — испугался Мещерский, который хоть и пил не меньше других, но не опьянел нисколько. — Выдаст ему сейчас Бережнов «бубны»…

Однако Николай Николаевич не рассердился:

— Умница Павлов! Горько! — и, нагнувшись, поцеловал Аглаю в губы.

— Горько! — поднял бокал Мещерский, убедившись, что ничего, кроме удовольствия, он этим начальству не доставит. «Видно, и впрямь решил жениться на Аглае. Тем лучше. Приберет его к рукам».

В ту минуту, когда Бережнов снова крепко поцеловал Аглаю в губы, открылась дверь и в комнату вошел шофер…

— Извините, — смущенно сказал он, неодобрительно поглядывая на Аглаю. — Стучал, мне не ответили…

— Ты что? — наливаясь гневом, проговорил Бережнов, с трудом сдерживая начальнические раскаты голоса. — В своем уме?!

— Извините! — на этот раз тверже произнес Женя. Дело, которое его привело, было настолько важным, что отступить он не мог даже перед гневом начальника. — Разрешите вас на несколько слов, Николай Николаевич.

— Говори. Здесь все свои. Секретов нет.

«А что, если взять, да в самом деле бухнуть при всех?.. Нет, не стоит». Твердо сказал:

— Не могу, Николай Николаевич.

Несмотря на выпитое вино и близость Аглаи, Бережнов понял, что известие, очевидно, достаточно серьезно. Встал. Отошел от стола:

— Ну? В чем дело?

Шофер быстро произнес несколько слов. Как ни вслушивалась Аглая, разобрать их она не сумела. Увидела, что Бережнов качнулся, словно от удара. Лицо его исказилось и побагровело.

«Жена умерла? Нет, не то. К этому он был готов. Но что же тогда?»

— Пошли! — глухо сказал Бережнов шоферу. И не прощаясь ни с кем, даже с Аглаей, вышел из комнаты.

2.

Наташа сидела у окна, с увлечением заканчивая рисунок: огромная снежная баба, а рядом два крохотных мальчугана. Время от времени Наташа отрывалась от рисунка и взглядывала на Кирилла. «Ни у кого не видел таких глаз. В их темной глубине будто светятся огоньки», — думал Кирилл, сам удивляясь столь несвойственному ему поэтическому образу, так как он давно уже привык мыслить совсем иными, точными категориями.

— Кирилл… — сказала Наташа.

— Что, Рыжик?

Она не ответила. Только улыбнулась. Ей просто нравилось говорить — Кирилл. Наташа снова склонилась к рисунку. Солнце — редкий гость в зимние дни — сегодня светило ярко. И как всегда при ярком свете Наташины волосы казались совсем рыжими. Поэтому и зовет ее Кирилл — Рыжик…

Впервые они целые дни вместе. Зимние каникулы у Наташи совпали с болезнью Кирилла. Она очень волновалась за него. Очень. И все-таки была счастлива, что видит его целые дни… «Начать его портрет?.. — Тут же одернула себя: — Нет. Ведь решила же…» В прошлом году еще до свадьбы сделала набросок. Получилось и похоже, и непохоже. Совсем не удалось отразить внутренний мир Кирилла. Тогда она решила, что напишет его портрет, когда закончит Художественное училище. Не раньше. «Это будет самым замечательным моим произведением. Не потому, что у меня такой талант, а потому, что я люблю его. И еще потому, что у него необыкновенное лицо. Мужественное и ласковое. Умное и красивое». Раньше она думала, так не бывает. Оказывается — бывает. «И я самая счастливая на свете. И пусть все, что угодно, только чтоб он всегда был со мной. Пусть я даже никогда не притронусь к холсту и кисти. Пусть меня выгонят из училища… — Она на секунду испугалась этой кощунственной мысли. — И все-таки — пусть! Только бы он всегда был со мной!» Ведь надо, же было случиться тому, чтобы такой человек и вдруг полюбил ее… рыжую девчонку с веснушками!

— О чем ты думаешь, Кирилл?

— О тебе.

Раздался телефонный звонок. Они услышали, как Нелла сняла трубку. Сказала:

— Алло! Добрый день… Да, все идет как нельзя лучше. Может, конечно. Одну минуту. — Нелла вошла в комнату. — Тебя к телефону, Кирилл. Начальство.

Наташа спросила тревожно:

— Ты не забыл, что у тебя бюллетень, Кирилл?

Он рассмеялся:

— Довольно трудно забыть, Рыжик. Я уже две недели под домашним арестом.

Кирилл вышел из комнаты. Нелла сказала:

— Другой радовался бы, что может немного отдохнуть. А Кирилла чуть ли не силком приходиться держать дома… Ты его любишь, Татка?

Наташа не ответила. Зачем? И так все ясно. Да и вопрос-то задан чисто риторически.

— Я, конечно, еще не врач, — продолжала Нелла, — мне еще не один год придется грызть гранит науки. Но даже моих жалких познаний в области медицины достаточно, чтобы понять: когда у человека, которому только тридцать, находят нелады с сердцем, ему необходим отдых. Увези-ка ты его в санаторий!

— Увезти Кирилла? Ох, Нелла, что за глупости ты говоришь! — Наташа подошла к двери, приоткрыла ее, повернулась к сестре. — Слышишь?..

— Пустяки. Я чувствую себя отлично. Спасибо за внимание. — Сестры услышали, как звякнула трубка о рычаг и снова была снята — Кирилл набирал номер телефона. — Валерий? Дегтярев говорит. Здравствуй. А, глупости, после отравления остались какие-то перебои в сердце. С кем не бывает! Да нет, все уже давно прошло, просто врач страхуется на всякий случай. Послушай, Валерий, сейчас мне звонил Пономарев. Да, интересовался здоровьем. Такова официальная версия. Но что-то в его тоне было такое… Словом, говори, что там у нас случилось? Брось, Валерий, не дури. Хуже будет, если не скажешь… Так. Понятно. Она еще в прокуратуре? Задержи немного. Сейчас приеду.

Наташа рывком распахнула дверь:

— Ты никуда не поедешь, Кирилл!

— Татка права, — сказала Нелла. — Бюллетень кончается завтра, доктор еще раз тебя выслушает и, если разрешит…

— Атака превосходящими силами противника? — улыбнулся Кирилл. — Вот что, девочки, давайте договоримся: есть вещи, с которыми каждый из нас должен считаться…

— Ты обязан считаться со своим здоровьем! — запальчиво перебила Нелла. — И с Таткой!

Кирилл подошел к Наташе, положил ей руки на плечи, тихонько притянул к себе, заглянул в погрустневшие глаза:

— Рыжик! Ты не волнуйся, пожалуйста. Ладно? А пойти я должен. Это очень важно, Рыжик…

— Иди, — грустно сказала Наташа. — Что с тобой делать? Иди.

— Ну, знаете!.. — рассердилась Нелла. — Вы оба какие-то ненормальные!

* * *
На улице было морозно. За время, что Кирилл просидел дома, зима прочно вступила в свои права. На лыжах бы сейчас! С горки! Чтобы дух захватило! Но врачи сказали — с лыжами и коньками придется повременить. Жаль! Может, не обращать внимания на врачей? Да, но как быть с Рыжиком? Она ни за что не согласится. Значит, нечего и думать о лыжах. Все правильно. Не маленький. Следует быть поосторожней после этой длительной болезни. Правда, две недели не такой уж большой срок, люди болеют и дольше. Но Кирилл, если не считать скарлатины и кори, которые перенес в младенческом возрасте, вообще никогда не болел. И вдруг такая глупость! Надо же было снять резиновые перчатки во время последнего обыска… Видел, что все кругом засыпано ДДТ и еще какой-то дрянью… И все-таки снял перчатки, торопясь закончить обыск, длившийся несколько часов. По укоренившейся с детства дурной привычке, листая книги и письма, подносил палец к губам. И вот результат… Отравление, да еще с каким-то дурацким осложнением на сердце! Добро бы так поступил мальчишка вроде Валерия. Но он, Кирилл Дегтярев… Непростительно!

«И на старуху бывает проруха! — улыбнулся Кирилл, вспомнив, что это были первые слова, которые он услышал, очнувшись после глубокого обморока. — Кто их сказал? Ах да, конечно, Нелла. Наташа ничего не сказала. Она просто не в силах была говорить. Милый Рыжик, как она испугалась!..»

Кирилл дошел до прокуратуры. Поднялся на второй этаж. Открыл кабинет. Огляделся. Все на своих местах. Смешно! Оказывается можно соскучиться по столу. По стульям. По шкафу у стены. По сейфу. По всей этой простой, знакомой, милой сердцу деловой обстановке.

Снял телефонную трубку:

— Валерий? Исаева у тебя? Зайди с ней, пожалуйста.

Валерия Карпова, студента юридического факультета, направили на практику в прокуратуру. Как часто бывает в его возрасте, Валерий с этого момента постоянно пребывал в приподнятом настроении. Он был влюблен в свою профессию. Все следователи прокуратуры казались ему людьми необыкновенными. Особенно Дегтярев. Это состояние духа отражалось на его юношески круглом, простодушном лице, во взгляде живых карих глаз, даже в хохолке, задорно торчавшем на затылке.

Больше всего Валерию хотелось походить на Дегтярева. Он перенял широкую, размашистую походку Кирилла, пытался причесываться, как Кирилл, носить сорочки и галстуки тех же цветов. Но потом махнул на это рукой. Во-первых, что поделаешь с дурацким хохолком на затылке? Во-вторых, как быть с ростом, который «не вышел», и с полнотой, которая «вышла» чересчур? Нет, носки, галстуки и костюмы не сделают его похожим на высокого, отлично сложенного Кирилла Дегтярева. Так что подделываться под него не имело решительно никакого смысла. Да разве во внешности дело? Научиться работать, как Дегтярев, быть таким же терпеливым, настойчивым, решительным, сдержанным — вот в чем задача.

Войдя в кабинет, Валерий тревожно взглянул на Дегтярева. Здорово он сдал за время болезни! «Черт меня дернул рассказать про Исаеву!» С неудовольствием оглянулся на толстую, обрюзгшую женщину, как будто именно она была виновата, что Дегтярев преждевременно вышел на работу.

Исаева повторила Дегтяреву то, о чем уже рассказывала — инспектор райжилотдела Никодимов вымогает у нее взятку:

— Две тысячи, мерзавец, просит. Новыми деньгами. Одну сейчас, вторую, когда перееду. Иначе, говорит, и дальше будешь гнить в своем подвале!.. — Она всхлипнула, видимо, не в первый раз за сегодняшний день. — Еще год, говорит, проманежу…

— Успокойтесь, Прасковья Михайловна. — Дегтярев налил в стакан воду, поставил перед Исаевой.

«А я этого не догадался сделать!» — огорчился Валерий.

— Где же правда, товарищ следователь? Или ее как не было, так и вовек не будет?!

— Зачем по одному мерзавцу судить обо всех людях?

— По одному? А вы Никодимова послушали бы. «Я что? — говорит. — Я человек маленький. Мне из твоих денег пустяк какой-нибудь перепадет. Остальное начальники между собой поделят». Или, думаете, поклеп возводит?..

— Возможно, и поклеп. Разберемся.

— Непременно разберитесь! На то вы и прокуратура. Ведь взяточник — он кто? Он самый последний человек! Вот я и подумала — лучше еще год в подвале поживу, а мазурика на свежую воду выведу!! Пообещала ему деньги, а сама — к вам.

«Непохоже, чтоб ты из таких чистых побуждений заявила, — усмехнулся про себя Кирилл. — Скорее, хочешь и квартиру получить, и деньги чтоб при тебе остались».

— Вам разъяснили, что за ложный донос вы несете уголовную ответственность?

— А как же, перво-наперво меня об этом предупредили. Вы не сомневайтесь, я правду говорю.

— Я не сомневаюсь. Порядок такой. Деньги приготовили?

— Собрала. У сестры одолжила, у брата. Пять сотен своих скоплено. Как поставили нас на очередь, стала откладывать на обстановку. В новую квартиру со старым барахлом не поедешь! И себе, и семейству во всем отказывала, а теперь ни за что, ни про что этот разбойник отнять хочет. Мои-то, трудовые!

«В сущности неплохая тетка, — думает Валерий. — Зря я на нее злился!»

Исаева открыла сумку, положила на стол пачку десятирублевых купюр и листок бумаги, испещренный цифрами.

— Мне зять посоветовал номера переписать…

— Когда обещали передать деньги Никодимову?

— Завтра между пятью и шестью часами. Велел, чтоб я была дома одна.

Дегтярев минуту подумал:

— Договоримся так, Прасковья Михайловна: как только Никодимов уйдет, вы немедленно погасите свет в комнате. Для нас это будет знаком, что деньги он взял.

— Понимаю…

— У вас из квартиры один выход?

— Один.

— Все. Благодарю вас. Не забудьте сразу погасить свет.

— Как велели, так и сделаю. В точности выполню.

Исаева, попрощавшись, вышла.

— Я же говорил, Кирилл Михайлович, совсем пустяковое дело. Не стоило вам приходить.

— Пустяковое? Кто знает. Многие, на первый взгляд простые, дела оказываются чрезвычайно сложными по доказательствам, по мотивам преступления, по методике расследования.

— Пономарев все равно отправит вас домой. Мне уже от него нагорело за то, что сказал вам про Исаеву.

— Авось не отправит. Сейчас зайду, доложу о выходе на работу. А ты тем временем проверь в райжилотделе, стоит ли Исаева в очереди на получение квартиры и в каких условиях она живет.

— Уже проверил, Кирилл Михайлович. Исаевы очередники. Живут в подвале.

— Оперативно, — улыбнулся Кирилл.

Валерий расцвел от удовольствия. «Не кто-нибудь, — Дегтярев сказал «оперативно»! Значит, ты, Валерий, молодчина…»

— Может быть, и в горисполкоме успел побывать?

— Нет. — «Кажется, рано хвост распустил!» — А зачем?

— Прежде, чем возбудить уголовное дело, надо проверить, есть ли такой инспектор райжилотдела — Никодимов Никодим Федорович.

— Позвонить по телефону?

— Лучше поезжай. Если имеется — посмотришь его личное дело. И привезешь фотографию. Я тоже хочу взглянуть на голубчика. И работникам милиции показать надо.

Кирилл снял трубку. Набрал номер телефона начальника отделения уголовного розыска. Услышал чуть глуховатый голос:

— Майор Лобов у аппарата.

— Здравствуйте, Иван Прохорович. Дегтярев говорит. Могу я к вам заехать? Завтра предстоит серьезная операция. Надо посовещаться. Хотелось бы, чтоб подключили к операции лейтенанта Верезова. Остальных по вашему усмотрению, Иван Прохорович, Хорошо. Через час буду у вас. Пока…

— Кирилл Михайлович, — сказал Валерий, когда Дегтярев повесил трубку. — Можно мне участвовать в операции?

— Разве ты не знаешь, что следователям прокуратуры это не положено?

— Я же еще не следователь… Я практикант, — запротестовал Валерий, без всякой, впрочем, надежды, что Дегтярев примет во внимание его протест.

Но Дегтярев неожиданно согласился:

— Ладно. Не возражаю. Если, конечно, майор Лобов даст тебе «добро». — Мгновение поколебавшись, сказал: — Нет правил без исключения. Пожалуй, я тоже приму участие в операции. Как-никак — чрезвычайное происшествие. — Желая быть искренним до конца, добавил: — Чертовски соскучился по работе.

3.

То, что сообщил Бережнову шофер, было дико, бессмысленно, неправдоподобно. И все-таки это была правда. Горечью полыни стянуло горло. Его сын изнасиловал девушку. И теперь Эдику грозит… Что? Этого Бережнов не знал. Пока еще не знал. Найдет ли суд смягчающие вину обстоятельства? Есть ли такие обстоятельства?!

Наде он ничего не скажет. Это убьет ее. Мелькнула гаденькая мыслишка: «Ну и что?..» Бережнов ужаснулся собственной подлости.. Да, жена приговорена, жить ей осталось недолго. И тогда он женится на Аглае. Но самому приблизить смерть Нади хоть на час… Нет, на это он не способен. «Скажу, что достал для Эдика путевку в санаторий!» «И Эдик уехал, не простившись со мной?» Надя непременно так спросит. Бережнову стало не по себе при мысли, сколько горечи будет в Надином голосе, когда она так спросит. Но он что-нибудь придумает, чтобы ее успокоить. Что-нибудь придумает. Это лучше, чем сказать правду. Невозможно сказать Наде, что Эдик арестован. Невозможно! Боже мой, Эдик, что ты наделал?!

Вчера прямо от Аглаи Бережнов поехал в милицию. Начальника уже не было. Дежурный сказал, что его можно застать с утра. Утром, не заезжая в трест, он снова поехал в милицию. Начальник принял его сразу, был в меру вежлив и любезен, но на просьбу Бережнова отпустить сына до суда домой ответил категорическим отказом.

— Вас заставят! — разбушевался Бережнов. — Вы знаете, с кем имеете дело?

— Знаю. С отцом, который так распустил сына, что тот докатился до преступления.

Бережнов с трудом сдержался. Спросил:

— Вы разрешите мне, по крайней мере, увидеться с сыном?

— Пожалуйста.

Когда привели Эдика, Бережнов содрогнулся: такой жалкий вид был у парня. От его самоуверенности, порой граничащей с наглостью, не осталось и следа. Эдик плакал, размазывая по лицу слезы, что-то бормотал в свое оправдание, умолял спасти его:

— Ты можешь… Ты все можешь, отец!

Бережнову жаль сына, жаль жену. Но больше чем их он жалеет себя. Если Эдика осудят, его, Бережнова, карьера кончена. Это несомненно. Придется поставить крест. Захочет ли тогда остаться с ним Аглая?.. Им овладела злоба. Бешеная злоба на этого мальчишку, этого щенка, его сына. И все же надо его спасать. Для всех. И в первую очередь для себя.

Когда Бережнов вышел из отделения милиции, Женя испугался: таким он видел начальника впервые. Женя поспешно отворил дверцу машины, но Бережнов прошел мимо, даже не заметив.

— Николай Николаевич! — окликнул его Женя. — Куда же вы!..

Бережнов вздрогнул, остановился.

— Садитесь, Николай Николаевич, — настойчиво повторил Женя.

— Ах, да…

Сел, так и забыв захлопнуть дверцу машины. Женя осторожно, чтоб не потревожить его, протянул руку. «Что этот дурень натворил?» — подумал Женя. Он всегда презирал Эдика. Молокосос. Маменькин сынок. Тряпка.

Женя, против обыкновения, вел машину медленно. «Куда его везти? На работу? Домой? Может быть, к Аглае?.. Да ну ее!» Аглаю он не любил. Вцепилась в Бережнова, как рак клешнями! Выгодный жених, ясно! Порицать за этот роман самого Бережнова Женя не мог: он уважал Николая Николаевича. Член партии, ответственный работник. Не задается, как некоторые. Что не устоял перед Аглаей — неудивительно. Баба сама на шею вешается. И ничего не скажешь, хороша! А Надежда Леонтьевна какая же ему теперь жена? На ладан дышит… Но сейчас им лучше быть вместе. Вдвоем горевать — полгоря с души стряхнуть!

Женя повел машину к дому, где жил Бережнов. Искоса взглянул на него — туда ли еду? Но Бережнов продолжал сидеть молча. Только когда машина затормозила у подъезда, очнулся, сказал испуганно:

— Нет! Не домой…

И снова замолчал. «Напиться бы сейчас к чертям собачьим!» Но и этого нельзя. Сначала надо все обдумать. Наметить план действий. И главное — достать денег.

— Вези к Мещерскому.

Женя с удивлением заметил внезапную перемену в Бережнове. Будто чья-то таинственная рука подкрутила часовую пружину. Он подтянулся. Лицо затвердело. Проснулось желание действовать, а вместе с ним вернулась энергия.

— Мы еще поборемся, Женя! Езжай.

Когда Женя подрулил к подъезду, Бережнов достал из кармана блокнот и ручку. Набросал несколько слов:

— Поезжай в трест. Передай записку Мещерскому. И сейчас же вези его домой.

Бережнов поднялся на лифте, позвонил. За дверью раздались шаркающие шаги. Старушечий голос спросил:

— Кто это?

— Я.

— Какой такой я? Ты толком говори, коли спрашивают! — Послышалась возня с бесчисленными затворами и дверь слегка приоткрылась. — Чего надо?

— Открой, Домна Спиридоновна! — нетерпеливо сказал Бережнов. — Не узнаешь?

— Ах ты, батюшка ты мой! Теперь узнала, Николай Николаевич. Как гуднешь своим басом, так я тебя за версту узнаю…

Дверь, наконец, распахнулась.

— За семью замками живете!

— А как же? Неровен час плохой человек заглянет. Нонна Владимировна строго-настрого приказала дверь на всех запорах держать. Воры-то покамест не перевелись. Тут человек честным трудом наживает, а грабитель заберется и в раз утащит.

Бережнов, не слушая, снял пальто, прошел в кабинет.

— Наш не скоро приедет. На работе он. А там поди какое заседание или совещание, прости господи…

— Сейчас приедет, я за ним машину послал. Совещание у нас здесь будет. — Бережнов сел, взял газету. Читать не собирался. Хотел только избавиться от словоохотливой домработницы. — Поставила бы ты чайник, Домна Спиридоновна.

— И то правда. Как же это я сама не догадалась?!

* * *
Всю дорогу в машине Мещерский допытывался, о чем Женя вчера вечером сообщил Бережнову у Аглаи. Но Женя отмалчивался. Не считал возможным с кем бы то ни было говорить о беде, постигшей Николая Николаевича. Захочет Бережнов — скажет. Не захочет, — значит Мещерскому и знать незачем.

Сам Женя узнал вчера об аресте Эдика случайно. Он привез профессора к Надежде Леонтьевне, проводил его в квартиру, остался ждать. И как раз в это время позвонили по телефону из отделения милиции. Сообщили, что Эдик задержан. Сидит в камере предварительного заключения. За что — не сказали. Женя растерялся. Чуть не побежал к Надежде Леонтьевне. Потом решил, что делать этого не следует.

Визит профессора казался Жене бесконечным. Наконец, профессор вышел из спальни. Вид у него был усталый и хмурый. «Должно быть, плоха… Нет, нельзя ей говорить. Надо скорее сообщить Николаю Николаевичу».

Вез профессора обратно на предельной скорости. На одном из поворотов профессор не выдержал:

— Уж если вам, голубчик, обязательно хочется сломать себе шею, делайте это без меня…

Женя не отозвался. Однако скорость чуть сбавил: «Шею не сломаю, а на орудовца нарвусь — по головке не погладит…»

…Женя так задумался, вспоминая вчерашнее, что не сразу сообразил, о чем говорит Мещерский.

— А ты правильный парень. Пойдешь ко мне шофером? Я скоро «Волгу» куплю.

— Мне и с Бережновым хорошо.

— Да разве я тебя сманиваю, чудак! По совместительству предлагаю. В свободное от службы время. Платить буду неплохо: за четыре часа в день полную ставку.

— Всех денег не заработаешь, Павел Сергеевич. Да и не в деньгах счастье.

— И то правда.

— Тем более, я учусь. У меня времени совсем нет. — Женя был доволен, что Мещерский перестал приставать к нему с вопросами о том, что он вчера сообщил Бережнову, и поэтому разговорился. — Да и вам, Павел Сергеевич, к чему лишние деньги на шофера тратить? Получите права, сами будете машину водить. И не четыре часа в день, а сколько вздумается! И жена ваша выучится.

Мещерский рассмеялся:

— Нонна Владимировна спит и во сне видит, как будет выглядеть за «баранкой». Еще машины нет, а она себе специальный туалет заказала. Автомобильный.

«Денег, видно, куры не клюют! — с неприязнью подумал Женя. Тут же раскаялся. — Завидуешь, Женька? Да нет, разве самую малость… Каждому овощу свое время. Кончу институт, заживу не хуже Мещерского. И на машину скоплю, и Зинушке на «автомобильный» костюм». Он усмехнулся.

— Чему улыбаешься?

— Да так! — Женя уже перестал злиться. — Приехали, Павел Сергеевич.

Мещерский, сбросив в прихожей шубу, спросил домработницу:

— Нонна Владимировна дома?

— Нету ее. С утра к портнихе уехала. Вас Николай Николаевич дожидается.

— Знаю.

Мещерский торопливо прошел в кабинет. Увидел, что Бережнов сидит за столом. Перед ним остывший стакан чая.

— Здравствуйте, Николай Николаевич.

— Садись, Павел. Мне надо с тобой посоветоваться.

— Слушаю вас.

Бережнов поднялся. Шагая по кабинету и время от времени вытирая платком взмокшие от волнения ладони, начал рассказывать. Закончив, остановился перед креслом, на котором сидел Мещерский:

— Что скажешь?

— Плохо, Николай Николаевич.

Бережнов нетерпеливо качнул головой:

— Это мне и без тебя известно.

Повернулся. Опять зашагал.

Мещерский для чего-то переставил пепельницу на другой конец стола, потом снова придвинул. Как всегда, в первую очередь подумал о себе: во вред или на пользу может обернуться лично для него вся эта история с Эдиком? «На пользу!» — решил он, наконец. Мягко сказал:

— Вы ведь знаете, Николай Николаевич, для вас я готов сделать все возможное… и даже невозможное.

— Знаю, — устало согласился Бережнов. — Поэтому и приехал.

— Я ценю… — В голосе Мещерского звучали признательные нотки, хотя он при этом подумал: «обходится мне это недешево!» — Высоко ценю ваше доверие. С чего же мы начнем? С адвоката по-моему. Найдем такого, который сумеет свести на нет всю доказательную часть, предъявленную следствием суду. Конечно, потребуется помощь самой пострадавшей, а главное ее родителей.

Бережнов снова круто остановился перед Мещерским.

«Навис, как скала, — подумал Мещерский. — Ничего, эта скала скоро рассыпется мелким гравием».

— Ты понимаешь, что говоришь?! Родители девушки постараются засадить Эдика покрепче…

— Их надо предварительно обработать. Как можно скорее. Лучше всего это сделает адвокат. У меня есть один на примете. Дорого берет, подлец! Но не в деньгах счастье, как говорит ваш Женя. Нам что важно? Добиться, чтобы девушка и ее родители согласились дать нужные показания. Если она заявит, что сошлась с Эдиком добровольно, а потом поссорилась и со злости побежала в милицию, — этого будет вполне достаточно, чтоб признать Эдика невиновным. При хорошем адвокате суд в эту версию поверит.

— С какой стати девушка будет давать такие показания?!

— Потому что Женя ваш все-таки неправ, — загадочно проговорил Мещерский.

— При чем тут Женя? Что за чепуху ты мелешь!

— Женя не прав, — повторил Мещерский. — Счастье все же в деньгах. Вы задарите девчонку и ее родителей. Пообещаете, что Эдик женится, и сдержите свое обещание. Все ваши подарки будут свадебными подарками. Серебряные ложки, вилки, ножи, золотые безделушки, мебель для квартиры новобрачных. Наконец, тесть с таким положением, как у вас, тоже дело не последнее.

— Возможно… Но где я возьму такие деньги? Заведу печатный станок для фальшивой монеты что ли?

— Слишком рискованно! — рассмеялся Мещерский. — Фальшивомонетчики долго на свободе не задерживаются. Есть более простой, и безопасный способ.

— Какой же?

Прежде чем ответить, Мещерский взял папиросу:

— Разрешите, Николай Николаевич?

— Кури.

Мещерский глубоко затянулся. «С папиросой думается легче. Прочищает мозги. Бить следует наверняка. Промахнешься — у самого слетит голова». Нет, сказать прямо нельзя. Надо сначала прощупать:

— Николай Николаевич, вы отчетливо представляете себе, что грозит Эдику?

— До пятнадцати лет! — быстро отозвался Бережнов. Наливаясь гневом, крикнул. — Пусть сидит, мерзавец! Он этого заслужил.

«Неужели Бережнов так принципиален?»

— Я не хочу вас пугать, Николай Николаевич, но сейчас за эти дела возможен расстрел.

Увидел, как дрогнуло лицо Бережнова. Отлично. Надо нажать еще немного:

— Тем более в случае с Эдиком. Ведь девушка несовершеннолетняя. Вы, кажется, говорили, ей нет еще и семнадцати?

Бережнов не ответил. Опустив голову, медленно раскачивался из стороны в сторону, из стороны в сторону. Как маятник. Мещерский постарался вложить всю теплоту, на какую был способен, в свои слова:

— А ваша жизнь, Николай Николаевич? Ваша работа, ваш авторитет? Ведь тень преступления Эдика упадет на вас. Увы! Так обычно бывает. Об этом вы подумали?

Бережнов обо всем подумал. Обо всем. Десятки раз повторял себе то, о чем говорит сейчас Мещерский. Но когда повторяешь себе — одно. А когда слышишь, что то же самое произнесено вслух…

— Что же я могу сделать?! — горько вырвалось у него. — Где я возьму такую уйму денег? Ты мне их дашь, что ли?

— Я никогда вам не отказывал! — Мещерский засуетился. Достал из бумажника сберегательную книжку. — Тут у меня около семисот рублей. Вы можете их взять.

— Спасибо, друг. Я еще двести должен тебе за серьги.

— Значит, будет девятьсот. Пусть это вас не волнует. Боюсь только, что этого недостаточно…

— Мне остается пустить себе пулю в лоб! — мрачно сказал Бережнов.

Мещерский всполошился. Еще действительно сдуру застрелится! Нельзя дать этой мысли укорениться:

— А как же Аглая? — Мещерский был так встревожен, что на этот раз голос его дрогнул неподдельным волнением. — Что будет с ней?

Мещерский придерживался правила, вычитанного им где-то: все зависит от счастливой случайности и твердой решимости ее использовать. «Счастливая» случайность появилась, в решимости у Мещерского недостатка не было:

— Убежден, что сумею вам помочь, Николай Николаевич, — сказал он. — Надо только продумать кое-какие детали. Потом я вам все сообщу.

4.

Ртуть в термометре угрожающе ползла вниз. Зябко поеживаясь, Дегтярев поднял воротник пальто, отошел от парадного. Наблюдение организовано хорошо, сбежать Никодимов не сможет. Валерий стоит на лестничной площадке первого этажа, откуда просматривается дверь в подвал. За углом дома прохаживается старшина милиции. В соседнем подъезде, в подворотне напротив, — оперуполномоченные и понятые.

Хлопнула дверь в подвале. Никодимов, не торопясь, поднимается по ступенькам. Выходит. Дегтярев взглядывает на окна. Свет в квартире Исаевой все еще горит.

«Что это? — тревожно подумал Кирилл. — Исаева забыла подать условленный знак или Никодимов не взял деньги?..»

Кирилл еще раз взглянул на окна. Свет не выключен.

«Брать его или не брать?.. — билось в мозгу. — Сейчас пройдет мимо… Брать или не брать?!» Кирилл напряжен до предела. Никодимов почти поравнялся с ним. А свет в окнах Исаевой продолжает гореть… «Значит, не взял! Без денег нет смысла задерживать!» Отлично задуманная операция рушится как карточный домик.

Никодимов еще издали заметил высокую мужскую фигуру в светлом пальто и цигейковой шапке. Подумал с усмешкой: «Свидание назначил. Чудак! Охота на морозе топтаться». Поравнявшись, с любопытством посмотрел на Дегтярева: «Красив, чертяка! К такому любая прибежит»… Где он видел это чуть скуластое лицо, эти серые глаза, которые кажутся особенно светлыми под разлетом темных бровей? Ну, конечно же, — как он сразу не вспомнил? — в райисполкоме! Столкнулся с ним в коридоре, услышал как кто-то сказал: «Наш депутат. Старший следователь прокуратуры»…

Внезапно Никодимовым овладела тревога. «Кого он здесь ждет?» И тут же понял: «М е н я!»

Раньше, чем успел подумать, как лучше поступить, заговорил извечный звериный инстинкт преступника. Никодимов побежал.

Взял! Нельзя дать уйти! Нельзя дать возможность незаметно выбросить деньги… Думал ли об этом Дегтярев? Или сработала интуиция следователя, когда он мгновенно бросился за убегавшим?

Оперуполномоченные, все внимание которых было сосредоточено на окнах Исаевой, не сразу заметили, что произошло. Первым увидел Валерий, выйдя из подъезда следом за Никодимовым. Поднял тревогу. Но уже было потеряно несколько драгоценных минут. Подстегиваемый страхом, Никодимов бежал все быстрее. Кирилл почувствовал, внезапную острую боль в груди. Сердце билось тяжело и неровно. Стиснул зубы, чтобы не застонать. Больше всего на свете хотелось остановиться. Передохнуть хоть минуту. Но надо, надо догнать… Не упустить! Во что бы то ни стало… Увидел, как темная фигура впереди перебежала на другую сторону переулка, к разрушенному, предназначенному на снос, дому. Исчезла в развалинах.

Вечерняя тишина взорвалась трелью милицейского свистка. Кирилл услышал топот ног позади. Оглянулся. Почти рядом бежали Валерий и старшина милиции. Чуть поодаль оперуполномоченные и понятые. Догоняя их, мчались мальчишки.

Никодимова схватили, когда он снова метнулся из развалин в переулок. Он не сопротивлялся. Как ни странно, был даже спокоен. «Чересчур спокоен! — подумал, с трудом переводя дыхание, Дегтярев. — Неспроста. Наверно успел избавиться от денег». Он подошел к машине, в которой между старшиной и оперуполномоченным уже сидел Никодимов.

— Руки на спинку сиденья! — приказал Дегтярев. Убедившись, что Никодимов выполнил требование, отошел с Карповым.

— Везите его в прокуратуру, там обыщите. Я останусь, поищу деньги в развалинах, возможно, он их выкинул.

— Вы останетесь один? — удивился Карпов.

— Почему один? Где-то здесь должен быть Верезов. И понятые останутся.

Машина уже скрылась из вида, когда лейтенант Верезов, чрезвычайно сконфуженный, подбежал к Дегтяреву:

— Извините, Кирилл Михайлович… Я со всего размаха налетел на какую-то тетку и сшиб ее с ног. Пришлось оказать первую помощь…

Сконфуженное выражение лица так не вязалось с могучей внешностью молодого лейтенанта, его открытой белозубой улыбкой и светлыми насмешливыми глазами, что Кирилл невольно расхохотался:

— Не завидую тетке. Да и тебе тоже. — Он направился к развалинам. — Пошли, Гриша, поищем здесь деньги.

Спотыкаясь о груды кирпича, проваливаясь в какие-то выбоины, Дегтярев, Верезов и понятые рылись в мусорных кучах, переворачивали доски, заглядывали в каждую щель. У них нашлось немало добровольных помощников среди ребят.

— Дяденьки! Кого схватили? — приставали они.

— Жулика. Кого же еще? — сказал Верезов.

— А ищете что?

— Деньги, которые он утащил.

— Жулик их бросил здесь?

— Может, и здесь.

— Мы поможем искать…

«Ох, уж эти помощники! — подумал Верезов, глядя на шнырявшие кругом тени. — Еще попадется такой, что найдет, да не отдаст!» Но избавиться от набежавшей ватаги было невозможно. А рядом с домом все росла толпа, привлеченная необычайным происшествием.

— Что ищут-то?

— Кто их знает. Может, клад…

— Соображать надо, Тонька! Ежели б клад, тут бы весь дом милиция оцепила. Не преступник ли здесь сховался?

— Преступника давно увезли, тетенька. Я сам видел.

— А чего он сделал? Зарезал кого?

— Ох, батюшки, верно убитого ищут!

— Обратно соображать надо, Тонька! Убитый не иголка, сразу бы обнаружили. А они, почитай, полчаса оттуда не выходят. Под каждый кирпичик заглядывают…

К Дегтяреву подбежал взлохмаченный мальчишка. Радостно крикнул:

— Десятку нашел! Во-он у той стены, что в другой переулок выходит…

Дальнейшие поиски ничего не дали. Десять рублей, найденные мальчишкой, были единственными. Дегтярев, обладавший феноменальной памятью на цифры, посветив фонариком, сказал:

— Кажется, из тех. — Достал бумажку. Проверил. — Так и есть. Исаевская.

— А куда девались остальные? Может, кто из ребят унес? Они прямо тучей набежали. Как саранча. Что теперь будем делать, Кирилл Михайлович? — спросил Верезов.

— Составим протокол.

— Не очень-то здесь удобно писать.

— Ничего. Ты только свети получше.

При тусклом свете фонарика Дегтярев занялся протоколом. Указал номер, серию купюры, ее внешний вид.

— Проверьте и подпишите, — сказал он понятым.

Понятые подписали.

— Теперь ты подпиши, — обратился Дегтярев к мальчишке.

— Я?!

В этом возгласе было столько восторга и гордости, что Дегтярев с трудом сохранил серьезность.

— Ты ведь нашел деньги. Ты и подписывай. Вот так. Все.

Задерживаться здесь дольше не имело смысла.

Дегтярев сказал Верезову:

— Поехали в отделение. Пусть организуют охрану дома и никого сюда не допускают. Может быть, деньги завалились за доски или кирпичи. В темноте могли и не заметить. — Они подошли к машине. — Непременно надо выставить на ночь пост. Если у Никодимова денег при себе нет, утром вернемся сюда, поищем поосновательнее.

Дегтярев открыл дверцу, сказал шоферу:

— Поехали в ближайшее отделение милиции.

Сел сзади, рядом с Верезовым:

— Ты чего скис?

— Не могу себе простить, что не поставил у этих идиотских развалин ни одного оперуполномоченного!

— Себе? — задумчиво переспросил Дегтярев. — А мне ты можешь простить, что я вмешался в ваши дела?

— Но, Кирилл Михайлович…

— Не пытайся меня оправдать. — Кирилл был слишком честен, чтобы перекладывать свою вину на других. — Оперативные действия — прерогатива милиции. Незачем мне было в них впутываться. Не рассчитывал бы ты на меня, наверняка бы все лучше продумал.

В голосе его не было ни горечи, ни уныния. Только констатация фактов. Просто Кирилл терпеть не мог, совершив ошибку, стараться ее замазать. Ошибка есть ошибка и уж коли совершил ее — не повторяй в дальнейшем, и не делай вид, что ты прав, — имей мужество сознаться! Впрочем, Кирилл даже не подумал о том, что для этого нужно мужество. Подумал об этом Верезов, уважительно, чуть ли не любовно поглядывая на Кирилла. Что же касается Кирилла, то он, считая вопрос исчерпанным, сказал:

— Хорошо, что ты не в форме, Гриша. У меня возникли кое-какие соображения. Понадобятся еще два работника в штатском.

— Возьмем сейчас в отделении, — сказал Верезов.

— Возможно, денег у Никодимова нет. Тогда я его отпущу. Пусть считает, что вышел сухим из воды.

— А мы, — подхватил Верезов мысль Кирилла, — проследим, куда он от вас направится.

— Именно. Если Никодимов встретится с сообщником, следить придется за обоими. Но не задерживать, потому что и у того может денег уже не оказаться.

— Понятно.

— Не сбей еще какую-нибудь тетку с ног, — улыбнулся Дегтярев. — Тетки все-таки не кегли.

— Первый раз в жизни случилось… Честное-пречестное. Смеетесь, Кирилл Михайлович? Не верите?

— Нет, просто вспомнил, что Нелла тебя зовет «Честное-пречестное». Она еще вчера спрашивала — почему «Честное-пречестное» целую неделю к нам глаз не кажет.

Краска медленно залила лицо Верезова. Он совершенно терялся, когда речь заходила о Нелле.

— Шесть дней… — пробормотал Верезов. — Вчера было ровно шесть дней. Нелла сказала, чтоб я не появлялся месяц. Ей надо готовиться к сессии…

Вот как? Значит и этот? Мальчишки за Неллой табуном ходят. Вздыхают. А ей смешно. Даже вечно веселый, насмешливый Верезов стал совсем как теленок…

— Знаешь что, Гриша? Приходи-ка ты к нам, как только освободишься.

— Раньше чем через месяц? — испуганно спросил Верезов.

— В ближайшие же дни. Не бойся, — рассмеялся Кирилл. — Вину возьму на себя.

Машина затормозила у отделения милиции. Вскоре Дегтярев с пристрастием осматривал оперуполномоченных. Надо, чтобы внешность их была самой заурядной и ничем не могла привлечь внимания Никодимова или его сообщника. Два молодых оперуполномоченных показались ему наиболее подходящими. Начальник отделения одобрил выбор:

— Смышленые ребята. Не подкачают.

Дегтярев объяснил предстоящую задачу, показал фотографию Никодимова и положил на стол листок бумаги:

— Здесь номера и серии купюр, которые Исаева дала Никодимову. Перепишите каждый для себя. Может понадобится.

— Теперь в прокуратуру? — спросил Верезов, возвращая Дегтяреву переписанный оперуполномоченными листок.

— Заедем сначала к Исаевой. Узнаем, почему не подала условленный знак.

* * *
Прасковья Михайловна открыла дверь и молча провела их в комнату. Низкий потолок, сырые стены, окна, наполовину утопленные в земле, — все это представляло резкий контраст с дорогой мебелью, коврами, хрусталем. Еще не задав ни одного вопроса, Дегтярев понял, что произошло между Исаевой и Никодимовым.

А произошло следующее…

Прасковья Михайловна, отсчитав сто десятирублевых бумажек, протянула их Никодимову. Глядя, как они исчезли в кармане инспектора, подумала испуганно: «Как же я не спросила следователя, вернут ли мне деньги? А вдруг не положено возвращать?» У нее засосало под ложечкой:

— Бог тебя накажет, Никодим Федорович! Последние сбережения отнимаешь…

Никодимов усмехнулся:

— Последняя у попа жена! И то, если законная. А денег у тебя куры не клюют. Ты кто? Буфетчица. Немало небось наворовала. Вон какими коврами свой подвал разукрасила.

— Грех тебе на честного человека поклеп возводить! У самого рыльце в пушку, думаешь и другие воры! Божьего наказания не боишься, смотри от людского суда не уйдешь!

Почуяв недоброе, Никодимов сказал с угрозой:

— Если вздумаешь заявить, — вместе со мной сядешь. Прокуратура живо докопается, откуда у тебя деньги. Каким путем нажиты. Так что лучше держи язык за зубами. — Пристально посмотрел на нее. — Или уже где-нибудь побывала?

— Что ты, что ты! — замахала руками Исаева и тут же решила не подавать условленный знак. — Будь спокоен…

— В таком случае и ты не волнуйся. — Никодимов направился к двери. — Если кто спросит, зачем приходил, — скажешь поздравить со скорым новосельем. Ну, бывай!

Сейчас Исаева сидела за столом, не поднимая глаз на следователя и нервно перебирая бахрому плюшевой скатерти.

— Так и будем играть в молчанку? — не выдержал Верезов.

Исаева вздрогнула, испуганно посмотрела на него и продолжала молчать.

«Зря он выходит из себя, — подумал Дегтярев. — Это ведь ничего не дает». — Спросил спокойно:

— Значит, вы отказываетесь объяснить, почему не подали нам условленный знак?

— Совестно мне, — вздохнула Исаева. — Оболгала Никодимова!

— За ложный донос ответите по закону, об этом вы были предупреждены. — Он помолчал, но Исаева ничего не ответила, только ниже опустила голову. — Зачем приходил к вам Никодимов?

— Поздравить с близким новосельем…

— Только к вам заходил?

— Не знаю.

Дегтярев взглянул на Верезова. Поняв его взгляд, лейтенант вышел из комнаты. Дегтярев сказал:

— Раз вы деньги Никодимову не дали, потрудитесь их предъявить.

От неожиданности Исаева растерялась:

— Я… — Не успев ничего придумать, сказала первое, что пришло в голову. — Я отнесла их обратно в сберкассу.

— Покажите сберегательную книжку.

Исаева подошла к шкафу. Долго перекладывала вещи.

— Не найду никак… Куда засунула, ума не приложу!

— Найти трудно, — усмехнулся Дегтярев. — Деньги-то Никодимову вы передали.

Исаева стояла спиной. Он увидел, как напряглись ее плечи.

— Так как же, Прасковья Михайловна? Все еще будете отрицать? Нехорошо, нехорошо. — Дегтярев достал найденную десятирублевку. — А это что? Взгляните. Можете проверить номер.

Исаева медленно повернулась. Ступила несколько шагов. Без сил опустилась на стул.

— Чего там проверять… И так вижу — моя. Вон чернильное пятно в уголке. Я же его и посадила, когда номера переписывала. Попался, значит, гадюка! — Исаева заплакала. Торопливо пошарила в карманах, достала носовой платок.

Еще долго перемежались всхлипывания и причитания. Кирилл терпеливо ждал. Верезов вернулся.

— Всех жильцов подвала обошел, поздравил со скорым новосельем. Хитер, собака, — сказал он тихо Дегтяреву.

Исаева не слышала, что сказал Верезов, не знала, зачем он выходил из комнаты. И почему-то именно это напугало ее больше всего. Она перестала сморкаться и причитать, сказала поспешно:

— Дала я Никодимову деньги, товарищ следователь. Дала, чтоб ему ни дна, ни покрышки! Да побоялась вам знак подать, — запугал он меня, дьявол…

Снова хлынули слезы. Но на этот раз они не помешали Исаевой говорить. Захлебываясь и заикаясь, рассказала она все, что произошло между ней и Никодимовым.

* * *
Никодимов, под неусыпным наблюдением Карпова, оперуполномоченного и старшины милиции, сидел в кабинете Дегтярева. Нагло поблескивал маленькими острыми глазками, говорил лениво растягивая слова:

— Никогда бы не поверил, что у нас в стране могут хватать на улице ни в чем неповинных людей, обыскивать, тащить в прокуратуру, держать под стражей… Ну, ничего, вас за это по головке не погладят. Над вами тоже начальство есть.

«Хоть бы скорей вернулся Кирилл Михайлович! — тоскливо думал Валерий. — Узнать бы, нашел ли он деньги? А то, черт его знает этого Никодимова. Может, правда, ни в чем не виноват!»

Когда, наконец, открылась дверь и в кабинет вошел Дегтярев, Карпов вздохнул с облегчением. «Видимо, обыск ничего не дал», — мельком взглянув на Валерия, понял Дегтярев.

— Вот все, что обнаружено у Никодимова, — Карпов подвинул Дегтяреву блокнот, пачку папирос, носовой платок, ключи, пять бумажных рублей, несколько медных монет и зажигалку.

Дегтярев повертел в руках зажигалку. Редкая штучка. С газовым баллончиком. На зажигалке мелко выгравирована надпись. Взял лупу, прочел:

«Дорогому другу от Сергея».

— Подарок?

— К сожалению, мне таких подарков никто не делает. Купил у какого-то парнишки в Столешниковом переулке. Последнюю десятку потратил. Очень уж понравилась.

Спрашивать о деньгах, которые передала ему Исаева, не стоит. Все равно не скажет. Сразу видно — стреляный воробей.

— Что вы делали у Исаевой?

Ответил без запинки:

— Зашел поздравить с близким новосельем.

— Вы всегда ходите поздравлять будущих новоселов?

— Когда есть свободное время. Сегодня, например, заходил еще к соседям Исаевой. Нас ведь со школьной скамьи учат вниманию и заботе о людях. — Никодимов переходит в наступление. — Думаете, я не понимаю, что вы подозреваете меня во взяточничестве?

— Думаю, понимаете, — соглашается Кирилл.

В голосе Никодимова снисхождение и издевка:

— Трудная у вас работа, товарищ следователь. Каждого в преступлении подозревать — жить не захочется.

Наглость — вроде камуфляжа. Немало преступников ею прикрывается. До поры, до времени. Пока не убедятся, что следователь располагает вескими доказательствами их вины. Сейчас Дегтярев этими доказательствами еще не располагает. Что ж, пусть Никодимов покуражится.

— Если вы ни в чем не виноваты, почему бросились бежать, когда увидели меня?

— Испугался. Извиняюсь, конечно, принял вас за грабителя. Переулок темный. Никого нет. Самому неприятно, что так нехорошо о вас подумал. Но знаете поговорку — у страха глаза велики.

Валерий с отвращением смотрит на Никодимова: «До чего похож на крысу! Жирную, злую, остромордую крысу…»

— Зачем вам понадобилось забираться в разрушенный дом? — спрашивает Дегтярев. — Это уж совсем нелогично. Там грабителю легче всего было с вами разделаться.

— Человек в состоянии аффекта плохо соображает. Бывают такие психологические выверты, сам Фрейд не мог бы разобраться. Но ведь вы не будете отрицать, товарищ следователь, что как только я понял, с кем имею дело, — тут же сдался. Не оказал ни малейшего сопротивления. А бегаете вы здорово…

— Да и вы почти спринтер, — усмехнулся Дегтярев, — Подпишите, пожалуйста, протокол допроса.

Никодимов небрежно расписался. Встал.

— Я могу идти?

— Можете. Видимо, произошло недоразумение. Все же попрошу вас послезавтра утром явиться в прокуратуру. К тому времени мы окончательно разберемся.

У Никодимова дрогнули веки. Странные веки, почти без ресниц. Голос прозвучал менее нагло, чем прежде:

— Вещи вы мне вернете?

— Все, кроме зажигалки и блокнота.

Никодимов сам не знал, как у него сорвалось:

— Понятно! Кто захочет вернуть такую зажигалку!

Валерий, багрово покраснев, вскочил и шагнул к Никодимову. Но тут же опомнился и снова сел. Никодимов, разом потеряв весь апломб, съежился, отступил к двери, не смея взглянуть на Дегтярева. Кирилл снова, как тогда, когда бежал по переулку, почувствовал острую боль в сердце. Но он слишком привык владеть собой. Пожалуй, одна лишь Наташа могла бы заметить, как трудно ему это сейчас далось.

— Извините, — растягивая губы в жалкую улыбку, проговорил Никодимов. — Разрешите идти?

— Идите.

Дверь за Никодимовым закрылась. Кирилл встал, распахнул окно, закурил, несколько секунд подержал в руках зажженную спичку.

— Кирилл Михайлович, простудитесь…

— Не простужусь! — Дегтярев закрыл окно. — Надо было подать знак оперуполномоченным, что Никодимов ушел.

— Куда этот мерзавец девал деньги? Ведь взял же он у Исаевой, правда?

— Взял. Не исключена возможность, что сообщник ждал его около развалин. С другой стороны дома. Никодимов мог успеть передать деньги, не заметив, что выронил при этом десятку.

— Какую десятку?

Дегтярев показал Валерию протокол, к которому были приложены десять рублей.

— Почему же вы его отпустили?!

— Если Никодимов передал деньги сообщнику, то прежде всего попытается выяснить, не задержан ли тот. Никодимову ведь неизвестно, было ли у нас с той стороны дома установлено наблюдение. Узнав, что не задержан, — обязательно захочет встретиться. Работники милиции установят, куда он отсюда пойдет. А теперь, Валерий, держись. Работы будет невпроворот. За эти сутки нам предстоит узнать о Никодимове больше, чем, может быть, знает о нем его родная мама… У тебя ведь по психологии «отлично»?

— Да.

— Давай разберемся, что представляет собой Никодимов. Человек не слишком культурный, это видно по манере себя держать. Правда, кое-чего нахватался, даже Фрейдом козыряет. А копни поглубже — наверняка понятия не имеет о фрейдизме. Труслив, как и все взяточники. Жаден. Поэтому и сорвалось у него о зажигалке. Неуравновешен. Пройди он спокойно мимо меня, я бы его не задержал, поскольку Исаева не подала знак.

— Глупее ничего нельзя было придумать! Зачем ему понадобилось бежать? Это же выдало его с головой!

— Возможно, видел меня где-нибудь и узнал. А узнав, испугался и разом потерял способность соображать. Теперь мы его отпустили. Дали понять, что произошла ошибка. Но все же сказали, чтобы послезавтра снова явился. Естественно, его мозговой аппарат работает сейчас лихорадочно. Возникает тысяча вариантов, как выпутаться из создавшегося положения. Вряд ли хоть один из них разумен, Никодимов не способен в настоящий момент рассуждать здраво. Страх сменяется успокоением и снова схватывает в тиски… — Нет, Кирилл не поучал сейчас Валерия. Он просто думал вслух. — В таком состоянии Никодимов несомненно сделает какую-нибудь глупость. В этом можно не сомневаться. — Лицо Дегтярева прояснилось. — Итак, Валерий, начинается борьба между следователем и преступником. Как в шахматах — надо предугадать несколько ходов противника. Постараемся это сделать. А пока займемся его блокнотом. Посмотрим, чьи там адреса и телефоны. Нужно будет выяснить, кто эти люди, что их связывает с Никодимовым. Интересно, не окажется ли там Сергей, чье имя выгравировано на зажигалке. Неплохо бы узнать, кому она принадлежала…

Говоря это, Дегтярев листал блокнот. Имени «Сергей» там не оказалось.

* * *
Выйдя из прокуратуры, Никодимов несколько минут постоял на углу, желая убедиться, что за ним не следят. Потом сел на трамвай, проехал в другой конец города, зашел в вестибюль метро, спустился вниз. На следующей станции поднялся по эскалатору, оглянулся. Все были заняты своими делами, никто не обращал на него внимания. Тогда он подошел к телефонной будке, опустил монету, набрал номер. Трубку сняли сразу же, после первого гудка. Видимо, ждали звонка.

— Слушаю, — сказал женский голос.

— Клава? Это я, Никодимов. Митя дома?

— Боже мой! — женский голос звучал глухо и взволнованно. — Вы ведь ушли вместе. Сказали на час… Где Митя? Я просто с ума схожу!

— Отвечайте на вопросы, Клава. Гостей у вас не было?

— Каких гостей?

Никодимов вздохнул свободнее:

— Значит, не было. Очень хорошо. Теперь слушайте меня внимательно. Если Митю спросят — скажите в командировке.

— Что за вздор? Какая командировка? У Мити отпуск.

— Не перебивайте! Командировка срочная и строго секретная, так что не пытайтесь выяснять — куда. Вам все равно не скажут. Через несколько дней он вернется.

— Мы оба со вчерашнего дня в отпуске! Как могли его послать в командировку? Почему он сам не позвонил мне по телефону?!

— Об этом спросите Митю, когда он вернется.

Нажал на рычаг. Вышел из будки. Теперь в ресторан. Скорее. Если Митя не попался, значит ждет там, как условились.

Павлов сидел за столиком неподалеку от входа.

— Наконец-то! Жду тебя весь вечер. Хотел уже ехать домой. Что произошло?

— Об этом после. Домой тебе возвращаться нельзя.

— Но Клава…

— Клаве я звонил. Сказал, что начальство прервало твой отпуск и срочно отправило в командировку.

— И она тебе поверила?!

— Это несущественно.

— Никто ведь не видел, как ты передавал мне деньги. Зачем ты придумал эту командировку?

— Трудно сказать, что они видят!

Подошел официант. Подал меню. Не заглянув в него, Никодимов нетерпеливо сказал:

— Ромштекс и бутылку пива. Да поскорее.

Официант смахнул со стола несуществующие крошки и отошел.

— Что произошло? — повторил Павлов.

— Задержали. Обыскали. Но так как денег при мне не было, доказать им ничего не удастся. Эта старая дура Исаева, если и заявила, возьмет свои показания обратно. Я ей объяснил, чем это пахнет для нее лично…

— Если она заявила, — перебил Павлов, — то могла и номера купюр переписать… — Ему вдруг почудилось, что пачка денег, лежащая в кармане, зашевелилась, словно живая, готовая в любой момент его обличить. Надо избавиться от нее как можно скорее! Во рту разом пересохло, и он сказал, с трудом шевеля губами. — Забери деньги обратно.

— Не могу. Я уже «на крючке», а тебя они не знают. Не трусь, Митя. Все обойдется. У  н и х  куда легче складывается жизнь, когда они имеют дело с грабителями и прочей уголовной шпаной. А установить, брал ли человек взятку, если его не схватили с поличным, почти невозможно.

— Почти…

— А ты что хочешь? Без всякого риска? Так не бывает. Но, поверь, риск для нас сведен до минимума: тот, кто дает взятку, так же мало заинтересован, чтобы помочь следствию, как и мы с тобой. Придется ведь объяснить, где он взял деньги! А это не всякому хочется.

— Слышал от тебя не раз. Лучше скажи, что делать? Я не могу ходить с этими деньгами.

— Правильно. Надо уехать на несколько дней. С того я и начал. Поезжай… ну, скажем, в Тулу. Остановись в гостинице. Я тебе напишу до востребования или позвоню по междугородному, скажу, когда можешь возвращаться. Деньги отправь из Тулы почтовым переводом Марине Сокольской. Если номера их переписаны, лучше избавиться от этих купюр. Пусть шеф с нами рассчитается теми бумажками, которые Марина получит по почте.

— Почему Марина? Отчего не послать прямо шефу?

— Вряд ли шеф будет доволен, если почтовый перевод попадет в руки его супруги.

— Хорошо. Сделаю. А ты забери у Клавы фотоаппарат, спрячь его. — Павлов опрокинул рюмку водки, и Никодимов услышал, как жидкость забулькала в горле.

— Хватит пить. Расплачивайся и отправляйся. Вон несут мой ромштекс. Незачем, чтоб нас долго видели вместе.

— Получите с меня, — сказал Павлов официанту и положил на стол десять рублей. Не считая, небрежно сунул в карман сдачу. Вышел из ресторана.

Никодимов поспешно доел свой ромштекс. Ему предстояли еще кое-какие дела.

После его ухода к директору ресторана зашел молодой человек.

— Мне надо ознакомиться с выручкой, — сказал он и предъявил удостоверение.

Вскоре Кириллу Дегтяреву сообщили: одна десятирублевка изъята из кассы ресторана и может быть приобщена к делу. Вслед за этим поступило еще сообщение: человек, с которым Никодимов встретился, прямо из ресторана поехал на Курский вокзал и купил билет до Тулы. Оставалось ждать известий от Верезова о Никодимове.

Верезов явился в отличном настроении:

— Наш общий друг человек бывалый, Кирилл Михайлович. Колесил, колесил по Москве, раньше чем вернулся из ресторана домой. Загонял меня совсем, честное комсомольское!

Однако вид у Верезова отнюдь не был «загнанный». Дегтярев рассмеялся:

— Может быть, на пенсию пора, лейтенант? — И уже серьезно. — Долго Никодимов просидел дома?

— Минут пятнадцать… Откуда вы знаете, что он ушел?

— Догадываюсь. — Дегтярев снова рассмеялся. — Это ж у тебя на лице написано!

— Что за разнесчастная у меня внешность. Как по книге все прочесть можно. Девушки таких не любят, преступники не уважают… — И, словно не было никакого отклонения от темы, продолжал. — Шофер такси, на котором Никодимов приехал из ресторана, ждал у подъезда. Никодимов вышел с чемоданом и поехал на Белорусский вокзал. Откровенно говоря, я испугался — неужели смотается? Но он только сдал чемодан на хранение и обратным ходом домой.

— Что в чемодане?

— Два серебряных портсигара, пять шкурок серого каракуля, три пыжиковых шапки, два отреза на пальто, четыре на костюмы, сберегательная книжка. Сумма вклада девятьсот семьдесят пять рублей. Вот опись вещей и протокол.

— Сейчас Никодимов дома?

— Да. Под неусыпным наблюдением. Денек у него, был напряженный. Теперь, наверно, отдыхает.

Дегтярев встал:

— Придется нарушить его отдых. Думал отложить… Но нет, теперь ждать незачем.

* * *
Кирилл сиял телефонную трубку. Услышал взволнованный голос Валерия:

— Извините, что так поздно, Кирилл Михайлович… Вы еще не спите?

— По-видимому нет, раз я разговариваю с тобой, — рассмеялся Кирилл. — Что у тебя стряслось?

— Меня осенила одна идея, и я никак не мог дождаться утра…

Идея, которая минуту назад казалась Валерию великолепной, стала бледнеть, как только он услышал голос Кирилла. Будь в ней какой-нибудь смысл, Кирилл Михайлович, наверно, додумался бы сам! Незачем было звонить ему домой поздно вечером, и без того у Дегтярева сейчас достаточно напряженные дни…

— Если уж ты не мог дождаться утра, выкладывай свою идею. Что же ты замолчал?

— Это насчет зажигалки Никодимова… Я все время думал, как бы разыскать ее владельца. И мне пришло в голову… Пожалуйста, не смейтесь, Кирилл Михайлович, теперь я сам вижу, что мысль не слишком удачная!

— С чего ты взял, что я смеюсь? Даже, если б я умирал от желания смеяться, то решительно не вижу, над чем. Ты ведь еще ничего не сказал.

Валерий заторопился:

— Я подумал, что хорошо бы показать зажигалку коллекционерам… Они все прямо как ненормальные! Если хоть раз увидят вещь, которую могли бы приобщить к своей коллекции, в жизни ее не забудут. Тем более никодимовскую… на ней же еще надпись! — голос Валерия оживился, идея снова показалась ему заманчивой. — Одного такого психа я знаю. А он может быть укажет остальных… А? Как вы думаете, Кирилл Михайлович?

— Молодец! Послушай, Валерка, из тебя выйдет толк. Ты умеешь думать!

— Значит, в этой идее кое-что есть? — обрадовался Валерий.

— Завтра же поезжай к твоему «психу».

— Спасибо, Кирилл Михайлович! Уж я выжму из него все, что он знает!

— Мне-то за что спасибо? — рассмеялся Кирилл. — Я должен тебя благодарить…

5.

Прежде чем откликнуться на стук в дверь, Мещерский прикрыл листом бумаги документ, который проверял. Увидев Лисовского, поморщился.

— Опять вы…

— Опять я! — уныло сказал Лисовский. — Хожу. Прошу. Что мне еще остается делать?

— Я уже говорил вам — не могу. Список составлен, ни одной свободной квартиры нет. Не такое у вас бедственное положение — четыре человека в шестнадцатиметровой комнате. Вы не видели, в каких условиях люди живут!

— Я много кое-чего видел на своем веку, — покачал головой Лисовский. — Я столько видел, что не дай бог кому-нибудь увидеть. Я еще при бывшем царе еврейские погромы видел…

— При чем здесь погромы? Ерунду какую-то говорите, Семен Осипович! Получите вы квартиру. Не в этом году, так в будущем. Неужели не можете подождать?

— Я бы подождал, — вздохнул Лисовский. — Но вы знаете, что это значит, когда в одной берлоге живут две медведицы? Они устраивают такой кошмар, что двум мужчинам остается только руки на себя наложить!

— Бросьте, Лисовский! Я видел на новогоднем вечере вашу супругу и жену вашего сына. Милейшие женщины. Вполне интеллигентные.

— На вечере… — повторил Лисовский. — На вечере они все интеллигентные. А на кухне вы их видели? Нет? Значит вам крупно повезло. Разве я мог себе представить, какой получится ад, когда мой Сережа женился?! Я тогда думал…

Мещерский нетерпеливо перебил:

— Попробуйте поговорить с Бережновым. Может быть, он что-нибудь сделает. Лично я ничем не могу вам помочь.

Лисовский испуганно затряс головой:

— Упаси меня бог надоедать начальству своими не такими уж веселыми делами. И потом, между нами говоря, Николай Николаевич не тот человек, который здесь нужен… Нет, совсем не тот человек. Если уж вы не захотите помочь…

Мещерский окончательно потерял терпение:

— Послушайте, Семен Осипович, вы приходите ко мне десятый раз. Сколько можно повторять одно и то же? Все квартиры уже распределены. Не спорю, у вас есть кое-какие основания. Вы наш старый сотрудник, уважаемый бухгалтер треста. Со временем вам несомненно дадут квартиру. А теперь я ничего сделать не могу. Попрошу вас больше не отрывать меня от работы.

Лисовский встал, сделал шаг к двери. Но, подумав немного, снова уселся и, видимо, на этот раз прочно.

— Будем говорить как деловые люди, Павел Сергеевич. Мне ведь известно, почему Сидоренко получит квартиру, хотя он работает в тресте без года неделю. Не могу сказать о других, чего не знаю, того не знаю, но Сидоренко…

— Если вы немедленно не прекратите гнусные намеки и не извинитесь, я выкину вас из кабинета! И приказ о вашем увольнении появится незамедлительно. Слышите, вы, клеветник!

Лисовский дрогнул. Но все же остался сидеть. Долго смотрел на Мещерского немигающим взглядом. Потом трясущейся рукой полез в карман, вынул конверт, положил на стол:

— Здесь ровно полторы тысячи, Павел Сергеевич. Новыми деньгами. И никто не узнает… Что вы делаете?! — вскрикнул он, увидев, что Мещерский нажал кнопку звонка.

В дверях появился секретарь.

— Сейчас вы увидите, что я делаю! — Мещерский повернулся к секретарю. — Меня кто-нибудь ждет?

— Два посетителя.

— Зовите! И сами останьтесь.

Мещерский надорвал конверт и на стол посыпались новенькие десятирублевые купюры. У секретаря округлились глаза. Словно завороженный смотрел на деньги и Мещерский. С трудом отвел взгляд. С ненавистью взглянул на бухгалтера. Резко сказал:

— Лисовский пытался подсунуть мне взятку, чтобы получить квартиру! Составьте акт и немедленно сообщите в прокуратуру.

* * *
С утра Валерий отправился к знакомому коллекционеру. Тот с большим интересом отнесся к зажигалке, но сказал, что видит ее впервые. Зато дал адрес одного товарища:

— Месяц назад этой зажигалки у него не было. Возможно, приобрел ее позднее? Попробуй, съезди к нему.

Валерий поехал по указанному адресу. Пожилой человек, по виду бывший военный, сказал уверенно:

— Старая знакомая!..

— Так вы знаете, чья это зажигалка? — обрадовался Валерий.

— Конечно, знаю. Вещица редкостная, не забудешь. Ее хозяина я весь вечер уговаривал продать… Слышать не желает!

— Как его фамилия? Ну, этого… хозяина?

— Фамилия?.. А, черт, вечно у меня фамилии из головы вылетают… Да собственно и видел-то я его всего один раз в какой-то случайной компании. Кажется, он инженер… Так точно! Инженер Сидоров! Или, может быть, Сидорчук?.. Или Сидоркин? Но что-то безусловно было с Сидором связано…

Валерий, язвительно поблагодарив за «точные» сведения, вернулся в прокуратуру.

— Не вышло с коллекционерами? — спросил Дегтярев.

— Из-за ерунды, понимаете, сорвалось! Прямо какая-то лошадиная фамилия. Как у Антона Павловича Чехова! — Валерий уныло опустился на стул, вздохнул и начал рассказывать.

— Не так уж плохо, — сказал Кирилл. — Найдем. Можешь не сомневаться. Милиция разыщет.

Увидел, как просияло лицо Валерия. В душе шевельнулось нечто похожее на зависть: отчего он не умеет быть таким непосредственным, восторженным, смешливым? Возраст? Чепуха! Тридцать лет — не старость. Он не был таким и в двадцать. Просто жизнь сложилась иначе…

В сорок первом отец ушел в ополчение. И не вернулся. Потом умерла мать. Сколько было ему тогда? Восемь лет. Совсем несмышленыш. И вот — детдом. Нет, он ничего не может сказать плохого о детдоме. Но как недоставало мальчишке родительской ласки! Той беззаветной любви, которую не может заменить никакой, пусть самый слаженный, самый крепкий ребячий коллектив. И все-таки Кирилл с благодарностью, порой даже с нежностью вспоминал детдомовских ребят. Именно там, в детдоме, он узнал цену дружбе, принципиальности, непримиримости.

Там было много талантливых ребят, и они умели зажечь своим огоньком других. Вот Колька Басов… Он отлично играл на аккордеоне. И те, у кого был хоть малейший слух, тянулись к нему. Так был создан музыкальный кружок, и двое из его участников впоследствии с блеском закончили консерваторию. А рисунки Ромы Ашкинази? Ребятам казалось чудом, когда на белом листе бумаги, до которого дотрагивался Ромин карандаш, возникали знакомые лица, пейзажи, натюрморты.

Никто не думал в те годы, что Сережа Кольцов станет со временем заслуженным артистом республики. Но сколько радости доставляло ребятам, когда Сережа вдохновенно читал стихи Пушкина и Лермонтова, Маяковского и Есенина… Кирилл никогда не забудет один вечер. Сережа, дрожащим от волнения голосом, прочел:

Ничего, родная! Успокойся.
Это только тягостная бредь.
Не такой уж горький я пропойца,
Чтоб, тебя не видя, умереть…
К горлу подкатил комок. Сорвался с места. Убежал к себе. Зарылся лицом в подушку. Долго и горько плакал. Если б спросили почему, объяснить бы не сумел. Тут была и тоска по матери, которая умерла, не дождавшись, пока он станет взрослым, пока сумеет сказать ей с такой же силой, как Сергей Есенин, о нежности, о любви… И возмущение поэтом, тяжко обманувшим своими стихами мать, покончившим с собой вдали от нее… И страстное желание самому вложить душу в стихи…

Тогда же, потихоньку от всех, начал писать, радуясь, когда рифмованные строчки укладывались в четкий ритм. «Я стану поэтом, — мечтал Кирилл в пятнадцать лет. — И никогда не буду лгать в своих стихах!» В шестнадцать он узнал, что уменья рифмовать еще недостаточно, чтобы стать настоящим поэтом. Нужен талант, а его-то как раз и не оказалось. Об этом безжалостно и правдиво сказал Кириллу приехавший в детдом известный писатель. Вернул тетрадку. Хотел смягчить удар. Но, заглянув в глаза Кирилла, понял — этому парнишке можно, даже нужно говорить только прайду. Какой бы горькой она ни была.

Удар оказался сильнее, чем думал Кирилл, и все же он был благодарен писателю. А тот, глядя на юношу, задумчиво сказал: «Поэтического дара у тебя нет. И все же есть талант. К чему? Не знаю. Убежден в одном: если ты не ошибешься в выборе профессии — талант этот проявится во всю свою силу и мощь. Я не сомневаюсь в этом, Кирилл».

Кирилл окончил школу с золотой медалью. Двери любого высшего учебного заведения были перед ним открыты. В какую войти? «Если ты не ошибешься в выборе профессии»… Эти слова он помнил всегда. Но так легко ошибиться, когда тебе восемнадцать лет!

Что побудило Кирилла пойти на юридический? Даже самому себе он затруднялся ответить на этот вопрос. Был ли первым толчком случай, всколыхнувший и заставивший долгое время лихорадить детдом? У одного мальчишки стащили часы. Вор был обнаружен много месяцев спустя. А Кирилл все эти месяцы мучительно переживал свое полное бессилие помочь раскрытию небывалого в их детдоме преступления.

Именно тогда он и пристрастился к чтению приключенческих книг. Восторгался умом, самоотверженностью, твердостью характера, способностью к аналитическому мышлению следователей. К чести Кирилла надо сказать, что он бросал, не дочитав, всяческую халтуру и ремесленнические потуги, каких немало встречалось в его любимом жанре. Зато все, что было по-настоящему талантливо, перечитывал несколько раз. И всегда ему хотелось самому активно вмешаться в борьбу с преступниками.

Только есть ли в его характере необходимые для следователя черты?.. Самоотверженность? Да, он знает, что будет трудиться, не жалея сил. Твердость? Пожалуй… нет, даже наверное. У него есть и выдержка, и твердость, и сила воли. Ум?.. Вероятно. Иначе не учился бы на круглые пятерки. Хотя, может быть, ума у него хватает лишь на школьные отметки, а не для сложной и тонкой работы следователя? Умеет ли он аналитически мыслить? Вот в чем вопрос! А талант? Самое главное — есть ли у него талант?

Все эти вопросы не давали покоя. Он был очень скромен, Кирилл, и скорее недооценивал, чем переоценивал свои возможности. Но, когда однажды попали в его руки материалы Нюрнбергского процесса, желание бороться с преступниками так безудержно овладело Кириллом, что он твердо решил идти на юридический. Все колебания были отброшены. Он избрал свой жизненный путь и ни разу не пожалел о сделанном выборе.

* * *
Семен Осипович сидел, крепко сжав на коленях руки, испещренные набухшими старческими венами. Изо всех сил старался унять дрожь. Но она точно волнами пробегала по согнутой спине, дергала веки потухших глаз, смещала морщину на дряблых щеках. И, хотя ему не было шестидесяти, сейчас он казался совсем дряхлым стариком, растерянным и жалким. На все вопросы Дегтярева отвечал покорно и тупо:

— Виноват. Кругом виноват.

Все же Дегтярев настойчиво продолжал вести допрос. «Видимо, он смертельно боится. Пока страх не пройдет, слова путного не скажет». И, указав на небольшой чемоданчик, стоящий у ног Лисовского, спросил:

— Что у вас там?

Семен Осипович заторопился, поставил чемоданчик на колени, попытался открыть замок. Но или заело что-то, или слабы были дрожащие пальцы, только Лисовский никак не мог сладить с замком.

— Сейчас… — бормотал он. — Сейчас открою. Это все жена… Старая женщина, товарищ следователь, не надо на нее сердиться… Старым женщинам приходят в голову всякие мысли. Когда я шел к вам, Роза сказала: «Семен, возьми фуфайку и, извиняюсь, теплые кальсоны. Может быть, там холодно, Семен, а у тебя все-таки ишиас…» Это такая болезнь, товарищ следователь. Вы, конечно, не знаете и, дай вам бог, чтобы никогда не узнали, что это за несчастная хвороба… — Замок, наконец, щелкнул. Лисовский открыл чемоданчик. — «Одному богу известно, Семен, — так сказала мне Роза, — сколько ты там просидишь»…

— Положите вещи обратно, они вам пригодятся дома.

В потухших глазах Лисовского пробудилась искорка жизни. Спросил неуверенно:

— Если я правильно вас понял, мне отсюда можно будет вернуться домой?

— Вы поняли правильно, — улыбнулся Дегтярев. — Скажите, Семен Осипович, откуда у вас эти полторы тысячи?

— Когда в семье четыре человека и все работают, разве они не могут скопить?..

Дегтярев уже давно подсчитал общую зарплату семьи Лисовского, видел их скромную обстановку и знал, что старик говорит правду — деньги нажиты честным трудом.

— Вам не жаль было отдать их Мещерскому?

— Если скажу нет, вы все равно не поверите. — Лисовский тяжело вздохнул. — Но с тех пор как мой сын женился, жизнь у нас совсем перевернулась. Она прямо-таки бьет ключом и все по голове. А у меня старая голова, ей уже стало совсем невмоготу. И, когда я услышал… — Лисовский прикусил губу.

— Что же вы замолчали? Услышали, что Мещерский берет взятки? Это вы хотели сказать?

— Совершенно верно, товарищ следователь! — Как и рассчитывал Дегтярев, Лисовский, узнав, что его не отправляют в тюрьму, несколько успокоился и разговорился. Ему очень хотелось рассказать этому следователю, который так спокойно и дружелюбно с ним разговаривает, всю правду. — Теперь я вижу — оклеветали человека. Теперь я убедился в этом на собственной шкуре. Роза мне говорила: «Не верь первому встречному. Мало ли что болтают!» Она мудрая женщина, моя Роза. Она сказала: «Иди лучше к самому товарищу Бережнову. Зачем тебе кривой путь? Ты же бухгалтер, Семен, ты должен знать, что прямая — самое короткое расстояние между двумя точками». А я? Что я ей ответил? «Не дури мне голову высшей математикой! Любая кривая короче прямой, на которой стоит начальство!» Вот что я ей ответил… — Сейчас Лисовского так же трудно было остановить, как прежде заставить отвечать на вопросы. Но Кирилл и не собирался его останавливать. Он внимательно и терпеливо слушал. — Поверьте, товарищ следователь, когда человек прожил длинную, честную, трудовую жизнь и вдруг убедился, что он совсем законченный дурак, ему бывает нелегко. Но что есть, то есть. От этого никуда не денешься. И я просто не знаю, как теперь смогу смотреть в глаза товарищу Мещерскому…

— Кто же так бессовестно его оклеветал?

— Есть у нас в тресте такой инженер — Сидоренко…

Карпов, услышав эту фамилию, вздрогнул, как боевой конь. Но прервать старика не решился.

— Был он недавно у моего сына в гостях, — продолжал Лисовский. — Выпили, закусили. Почему нет? Люди молодые. Невестка начала жаловаться: «Одна комната, повернуться негде». Сын стал ее успокаивать: «Отец давно хлопочет о квартире, со временем получим…» Тут Сидоренко говорит: «Сережа, ты совсем глупый или как? Не подмажешь, не поедешь! Пусть твой папочка отвалит Мещерскому куш, он сразу попадет в список». «А ты отвалил?» — спрашивает Сережа. «Неужели нет?» — отвечает. Я, товарищ следователь, поверьте, сначала от этих слов в ужас пришел… Не может быть, думаю, чтобы Павел Сергеевич взятки брал! Такой видный человек, заместитель управляющего трестом… А бес мне на ухо шепчет: «Не врет Сидоренко. Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке!» Ночь шептал, день шептал… И вот я сижу у вас… Деньги потерял, честь потерял, на порядочных людей смотреть совестно!

Лисовский замолчал.

— Этот Сидоренко… Он, случайно, не коллекционер? — поспешно спросил Карпов.

— Сережа говорил, — есть у него такая смешная фантазия — зажигалки собирать.

— Подпишите, пожалуйста, протокол, Семен Осипович, — сказал Дегтярев.

Лисовский хотел подписать, не читая. «Зачем? Такой симпатичный молодой человек. Еще подумает, не дай бог, что я ему не доверяю…»

— Прочтите сначала, — улыбаясь сказал Дегтярев.

— Да, да непременно…

— Вот так. Все. Спасибо, Семен Осипович. — Кирилл встал. — Вы свободны.

— Совсем свободен?

— Да. Всего хорошего. Не забудьте свой чемоданчик. — Проводив старика до двери, Дегтярев вернулся к столу. Сел. Глубоко задумался.

— Определенно тот Сидоренко, Кирилл Михайлович! Не может быть такого совпадения… А старика жаль, правда? Славный старикан и вдруг так опростоволосился. Принял честного человека за взяточника!

— Ты о ком? — рассеянно спросил Дегтярев. Он почти не слушал, что говорит Валерий, обдумывая дальнейший план расследования.

— О Мещерском, конечно! Разве вы не о нем думали?

— О нем, — Дегтярев поднялся. — А сейчас по домам. Завтра у нас напряженный день.

6.

Нелла с наигранным равнодушием спросила:

— Ты давно видел «Честное-пречестное», Кирилл?

— Часа два назад. Соскучилась?

— Вот еще! — вспыхнула Нелла. — Просто он взял у меня Хемингуэя… Пора бы вернуть!

— Сама ему сказала, чтоб не приходил целый месяц.

— Успел нажаловаться?! Чу́дная манера.

— Кирилл… — Наташа смеясь перевела взгляд с мужа на сестру. — Ты не слушай ее, Кирилл. Нелле до смерти хочется, чтобы Верезов пришел.

— Очень он мне нужен! — Нелла сделала презрительную гримаску, но краска на лице выдавала ее с головой.

— Ну да, зачем он тебе? — поддразнила Наташа. — Я совсем забыла, ты ведь грозилась выйти замуж за прокурора. Хотела, чтоб твой муж был главнее Кирилла.

— Увы! — сказал Кирилл. — Наш Пономарев давно женат.

— Какая оплошность с его стороны, — рассмеялась Нелла. — В таком случае, может быть, ты сменишь начальство?

— Непременно. Специально, чтобы доставить тебе удовольствие. — Кирилл притворно вздохнул. — Бедный Гриша. Не знает, что двух звездочек на погонах с одним просветом мало для личного счастья. Если, конечно, считать, что счастье в такой выдающейся девушке, как наша Нелла. Бедный лейтенант Верезов!

На этот раз Нелла рассердилась по-настоящему:

— Вот ты какого мнения обо мне…

— Что с тобой? — удивилась Наташа. — Где твое хваленое чувство юмора?

Нелла ничего не ответила. Вышла из комнаты. С силой хлопнула дверью.

— Я не хотел ее обидеть, — огорчился Кирилл. — Пойду извиняться. — Он направился следом за Неллой. Остановился. Посмотрел на Наташу. — Ты не сердишься на меня?

— Ну что ты, Кирилл!

— Так я пойду… — Он снова остановился. — Знаешь, Рыжик, мне кажется, Нелла влюблена.

— Ты только сейчас заметил? До чего же мужчины ничего не смыслят в этих делах…

— В каких делах? — спросила Нелла, снова появляясь в комнате. Глаза ее подозрительно блестели, нос был припудрен. — Конечно, если это не государственная тайна!

Кирилл подошел к ней, ласково обнял:

— Ты не сердись на меня. Хорошо?

— Татка мне уже давно и совершенно популярно объяснила, что сердиться на тебя невозможно… Так в чем же мужчины ничего не смыслят?

— В женщинах, — сказала Наташа.

— О, в этом они настоящие профаны! Даже когда у них на погонах два просвета и три звезды. Что, кстати, вполне достижимо для любого лейтенанта. Вообще плох тот лейтенант, который не мечтает стать полковником!

— Мне кажется, Гриша…

Нелла перебила:

— Что ты ко мне пристала с Гришей? — Она взяла книгу, села. — Парень как парень. Да еще с придурью. Коллекционер!

— Верезов? — удивился Кирилл. — Вот не думал.

— Он от всех скрывает. Самому стыдно, должно быть. Мне он случайно проговорился. Я велела ему выкинуть свою дурацкую коллекцию. Занятие для престарелых!

— Что же он коллекционирует? Нелла пожала плечами:

— Понятия не имею! Какие-нибудь спичечные коробки, наверно.

В прихожей раздался звонок. Нелла отбросила книжку, вскочила, но тут же опять опустилась в кресло. Кирилл, посмеиваясь, пошел открывать. Наташа прислушалась к голосам:

— Кажется, Верезов…

— Девочки, — сказал Кирилл. — Принимайте гостя. Входи, Гриша, входи.

— Добрый вечер… — Верезов от смущения топтался в дверях. — Извините. Незваный гость…

— А Волга впадает в Каспийское море! — Нелла звонко расхохоталась. — У вас в милиции все изрекают штампованные истины?

— Если их к этому вынуждают!

«Ну, — подумал Кирилл, — допекла Гришу. Стал огрызаться. Так ей и надо, дерзкой девчонке!» Никогда не знаешь, что она выкинет. Наташа говорит — Нелла в школе то двойки хватала, то сплошные пятерки. Родители думали — не попадет в институт. Но Нелла и тут всех удивила: с блеском сдала экзамены в медицинский! А сама до смерти боится анатомички. Так зачем, спрашивается, выбрала эту профессию? Смеется, посверкивая озорными «цыганскими» глазами: «Чтобы больные в меня влюблялись. Это им будет полезно — психотерапия!»

— Я займусь ужином, — сказала Наташа и вышла из комнаты.

— Принесли Хемингуэя? — спросила Нелла, хотя отлично видела, что книги у Верезова нет.

— Еще не успел прочесть…

— Так зачем вы пришли? — Нелла тут же раскаялась в своих словах. Вскочила с кресла. Схватила Верезова за рукав. — Идите, садитесь. Что это в самом деле? Пришел и стоит в дверях как истукан… Рассказывайте.

— О чем? — Верезов, подчиняясь ее натиску, сел.

— О чем хотите! Хотя бы о своей коллекции. Вы что собираете? Марки? Спичечные коробки? Автографы?

— Зажигалки…

— Господи, какая чепуха! Надеюсь, вы их выкинули?

— Не могу… — угрюмо сказал Верезов.

— Вот как? А кто обещал всегда меня слушаться?

— Не могу, — повторил Верезов. — Их начал собирать мой отец.

— Так пусть бы он и продолжал! — Нелла не заметила предостерегающий жест Кирилла. — Для его возраста это вполне подходящее занятие!

Она почувствовала что-то неладное в наступившем молчании. Не глядя на нее, Верезов, наконец, глухо проговорил:

— Мой отец работал в милиции. Его убили бандиты во время операции… Мне было тогда двенадцать лет.

Идиотка! Форменная идиотка! Вечно болтает бог знает что. С Наташей никогда ничего подобного не случается. «Татка умная и чуткая, а я…»

Нелла порывисто рванулась к Верезову:

— Простите… Ну, пожалуйста. Я ведь не знала… — Неожиданно для всех и даже для себя, Нелла горько расплакалась и выбежала из комнаты.

Верезов вскочил:

— Что же это? Кирилл Михайлович! Что я должен делать?!

— Ничего, Гриша, ничего. Пусть поплачет.

Кирилл от всей души сочувствовал Верезову. Еще недавно сам был в таком положении: мучился, не знал, как объясниться с Наташей. Но не может же он сказать Грише, что Нелла любит его. Нет, в такие дела нельзя вмешиваться. Разберутся сами.

— Я пойду, Кирилл Михайлович…

— Куда?

— Домой.

— Ничего подобного. Останешься ужинать. Наташа огорчится, если я тебя отпущу. — И, чтоб как-то отвлечь его от грустных мыслей, сказал. — Зайди завтра часов в десять в прокуратуру, Гриша. Есть дело.

Но Верезов, который ради дела обычно забывал обо всем, сейчас только кивнул, все еще растерянно глядя на дверь, за которой скрылась Нелла.

* * *
Кирилл достал зажигалку Никодимова. Интересно, попадалась ли она когда-нибудь на глаза Верезову?

— Вместе поедем к Сидоренко, Кирилл Михайлович? — спросил Валерий, увидев зажигалку. — Или мне самому съездить?

— Подождем Верезова. Сейчас он должен прийти. Гриша, оказывается, тоже коллекционер, я только вчера узнал. А вот и он.

Верезов вошел в кабинет. Зажигалка сразу бросилась ему в глаза:

— Ваша?

— Нет.

Верезов быстро подошел к столу, взял в руки зажигалку. Прочел выгравированную на ней надпись, удовлетворенно сказал:

— Та самая… И намучился же я с ее владельцем. Чего только не предлагал! И деньги, и обмен… Ни в какую! Говорит, друг привез на память… Неужели все-таки продал?

— Это я и хочу выяснить. Кто ее владелец?

— Некий инженер Сидоренко из строительного треста.

— Так я и знал! — ликующе заявил Валерий. — А ты его откуда выкопал, Гриша?

— Сидоренко тоже коллекционирует зажигалки. Поэтому нас и познакомили. Ты почему в телячьем восторге? Несолидный практикант у вас, Кирилл Михайлович!

— Ладно, — пробормотал Валерий, — чья бы корова…

— Вполне подходящий практикант, — рассмеялся Кирилл. — Кстати, идея поискать владельца зажигалки среди коллекционеров — его. Отличная идея. Так ты пытался купить эту зажигалку у Сидоренко? Сколько же ты ему давал?

— Даже говорить совестно, Кирилл Михайлович!; Много предлагал. Это редкая вещь. Не то что коллекционер, любой за нее тридцатку отвалит и не поморщится. Поверить не могу, что Сидоренко ее продал!

— За десять рублей в Столешниковом переулке. Первому встречному.

— Пошлите вы куда подальше того, кто вам это набрехал!

— Пошлем. — Дегтярев взял зажигалку, подержал ее на ладони. — И эта вещица в цепи доказательств сыграет не последнюю роль. Ну что ж, поехали к Сидоренко. Мы все равно сегодня к нему собирались. Посмотрим, что он скажет. Эту штучку мы изъяли у твоего подопечного.

— Никодимова?!

— Да.

Увидев свою зажигалку у следователя прокуратуры, Сидоренко смутился. Возможно, он стал бы отрицать, что зажигалка прежде принадлежала ему, если б не Верезов. Лейтенанта он узнал сразу и вспомнил весь их разговор. Оставалось лишь одно — сознаться.

— Выпросил у меня, подлец! Пять раз приходил с обследованием, прежде чем нас на учет поставить. Что мне было делать? Хоть инспектор райжилотдела не такая уж важная птица, но и он может подложить свинью…

О том, что Сидоренко говорил в гостях у Лисовских, Дегтярев спрашивать не стал. Считал, что это преждевременно.

7.

Из Тулы сообщили: человек, который был с Никодимовым в ресторане, дважды заходил на почту. Первый раз спросил, нет ли письма до востребования на имя Павлова Дмитрия Николаевича. Письма не было. Второй раз снова поинтересовался письмом и, не получив, очень встревожился. Вышел из здания почты, но тут же вернулся обратно и послал телеграмму в Москву. Она была адресована Клавдии Павловой. Потом сделал денежный перевод на имя Марины Арнольдовны Сокольской. Девятьсот рублей. По адресу…

— Думаю съездить сегодня по этому адресу, Кирилл Михайлович, — сказал Верезов. — Разузнаю осторожненько, что за птица эта Сокольская.

— Очень хорошо. Только ей на глаза пока не попадайся.

Оставшись один, Кирилл снова перечитал телеграмму, отправленную Павловым другой женщине, — по-видимому, жене:

«Скоро вернусь. Если Ника попросит фотоаппарат, дай непременно. Целую, Митя».

Кто такой Ника? Скорее всего Никодимов. Зачем ему фотоаппарат Павлова? Надо выяснить незамедлительно. Итак, деньги на почте засекли. Номера и серии купюр сошлись с теми, которые указала Исаева. Значит версия, что Никодимов передал сообщнику деньги, правильна. Очень хорошо!

Кирилл потянулся к телефону. Набрал номер. Обрадовался, что трубку сняла Наташа.

— Рыжик! Давай махнем сегодня куда-нибудь…

— Махнем!

В голосе ее зазвенел смех. Не спросила — куда. Не все ли равно, раз с ним. А слово новое в его лексиконе: «махнем!» Наверно, у него сегодня удачный день…

— У тебя сегодня удачный день?

— Очень. Надень зеленое платье, Рыжик, хорошо? Почему ты смеешься?

— От счастья. Непременно надену.

— Отчего ты не спрашиваешь, куда мы пойдем?

— Не все ли равно. Ведь с тобой!

— До вечера, Рыжик.

— До вечера, Кирилл.

* * *
Павлов уже неделю жил в Туле. С утра уходил из гостиницы, целые дни просиживал в пивных или в кино. По вечерам возвращался. Ложился на диван. Ждал телефонного звонка от Никодимова. Должен же он сообщить, когда можно, наконец, вернуться домой! Но звонка не было. Не было и письма. С каждым днем Павлов приходил все в большее отчаяние. Девятьсот девяносто рублей, которые передал ему Никодимов у разрушенного дома… — кстати, почему девятьсот девяносто? — ведь Никодимов сказал, что здесь тысяча… А, да это неважно! Вероятно, в последнюю минуту Исаева не додала десятку. Да, так из этих девятисот девяносто рублей девятьсот он отправил Марине Сокольской. Остальные оставил у себя — на что-то ведь надо жить в Туле! Интересно, отдала ли Клава фотоаппарат Никодимову? Да, наверно. Милая, славная, безропотная Клава, она всегда исполняет его просьбы. Господи, хоть бы скорее кончилось это вынужденное пребывание в Туле! А что, если?.. Мысль показалась страшной, и Павлов сразу постарался от нее отделаться. Самому явиться с повинной? Как бы не так! Но мысль не уходила. Тогда, — лишь бы избавиться от нее, — Павлов напился до потери сознания.

Очнулся в номере гостиницы. Так и не мог вспомнить, кто его сюда привез. Знал твердо одно — добраться сам он не мог. Его привезли, раздели, уложили в постель… Павлов вскочил. Раздели?! А деньги?! Не хватает ко всему еще остаться в чужом городе без денег… Но деньги оказались на месте, и он успокоился. Голова трещала невыносимо. Домой! К Клаве!.. Больше ом не в состоянии быть здесь один. Скорей! Скорее на вокзал…

Павлов вошел в квартиру, отперев дверь своим ключом. Клава вскрикнула от неожиданности, бросилась к нему:

— Жив… Слава богу! Я не знала, что подумать…

— Разве ты не получила мою телеграмму?

— Ничего я не получила, ничего…

— А фотоаппарат? Никодимов взял фотоаппарат?

— Никодимов арестован. К нам тоже приходили с обыском… Что вы с ним наделали, Митя?

— Мы сейчас же уедем. Собирайся! Где фотоаппарат?

— В шкафу…

Он бросился к шкафу, рванул дверцу. Вздохнул с облегчением, увидев фотоаппарат на месте. Хоть будет на что прожить первое время, пока он устроится на работу…

— Денег там уже нет, — сказала Клава. — Их взяли при обыске.

Павлов, сразу обессилев, сел. Клава подошла, обняла его голову, прижала к груди:

— Что это за деньги? Ты  д о л ж е н  сказать мне, Митя. Что это за деньги?

— Не сейчас… Я все скажу, Клава, только не сейчас. Уложи чемодан. Самое необходимое. Нам надо уехать немедленно.

— Ты хочешь бежать? — тихо спросила Клава.

— Называй это как угодно, только не теряй время!

Клава молча вышла из комнаты. Через минуту вернулась в шубке и платочке. Принесла его пальто, шарф, шапку.

— Одевайся, Митя.

— А вещи?

— Там они тебе не понадобятся.

— Где там? — резко сказал Павлов. — С ума сошла? Собирай вещи. Нам надо бежать. Б е ж а т ь. Понимаешь?

Клава с силой сжала его руку:

— Мы женаты пять лет, Митя. Из них четыре самые счастливые в моей жизни. И только этот последний, когда ты познакомился с Никодимовым, и вы начали выпивать, и у вас появились какие-то свои дела… я не знаю какие… мне было плохо. Мне было очень плохо, Митя, а ты даже не замечал. Но я люблю тебя. Я буду любить тебя всегда, хотя понимаю, что ты совершил что-то нехорошее. И все-таки я знаю, знаю, что не такой ты на самом деле. Не такой…

Боже мой, какая она маленькая и худенькая. Одни глаза и волосы остались от прежней Клавы. Светлые пушистые волосы и светлые прозрачные глаза. А он ничего не замечал. Все это время ничего не замечал… И шубка на ней совсем старенькая, вся вытерлась. У него было достаточно денег, чтобы купить новую… Но и этого он не сделал. Ах, Клава, Клава…

— Куда ты хочешь идти? — тихо спросил он. Понимал и все-таки спросил. Все-таки еще на что-то надеялся. Потому что, если Клава скажет, он пойдет. Теперь он знал, что пойдет. Если она скажет…

Она сказала. Он видел, что ей нелегко было это сказать. Но она сказала:

— В прокуратуру, Митя. — В передней раздался звонок. — Одевайся. Я открою.

Павлов надел пальто, шапку. Услышал, как хлопнула дверь. И горестный возглас Клавы:

— Опоздали…

В комнату вошел Дегтярев, оперуполномоченные, понятые.

— Вы арестованы, Павлов.

Павлов растерянно оглянулся на Клаву. Она стояла неподвижно. Как в столбняке.

— Вот и все, — сказал он. — Прощай, Клава.

С решимостью, которой он никогда не ожидал, Клава подошла к Дегтяреву. Голос ее звенел, но взгляд был открытый и ясный:

— Мы… Митя и я, мы уже оделись, чтобы идти к вам. Клянусь, я говорю правду!

* * *
На допросе Павлов чистосердечно сознался в четырех эпизодах. Назвал фамилии людей, их должности, сумму, которую получил. В этих эпизодах участвовал и Никодимов. Брал ли Никодимов взятки помимо него, Павлов не знал. Думает, что брал. Его собственное грехопадение, — он так и выразился «грехопадение», — произошло в прошлом году, вскоре после знакомства с Никодимовым. Никодимов подыскивал «клиентов» среди очередников района. Довольно долго изучал свою «клиентуру», вымогая взятки обычно у тех, кого можно заподозрить в нечестном приобретении денег. «Такие не побегут жаловаться в прокуратуру, — говорил ему Никодимов. — Они ее за версту обходить будут!»

«Показания Павлова о себе и Никодимове соответствуют объективным данным, которыми мы располагаем», — думает Дегтярев.

— Какое отношение эти очередники имели к стройтресту?

— Сначала никакого. Но, получив взятку, мы принимали их на работу и затем предоставляли квартиры.

— Чтобы принять на работу, нужно распоряжение начальства.

— Да, приказы подписывал управляющий… Но я иногда кое-кого рекомендовал. Понятно, не на руководящие должности. А в отношении рядовых работников товарищ Бережнов со мной считался… Тем более после того, как я стал председателем постройкома, — с горькой усмешкой добавил Павлов. — Да и прежде, пожалуй, когда я работал в отделе кадров.

— Бережнов вас давно знает?

— Еще с войны. Мой отец был его адъютантом.

— А Мещерский?

— Два года. С тех пор как я поступил в трест.

— Вы утверждаете, что первый год взяток не брали?

— Я правду говорю, гражданин следователь.

— А затем получили преступным путем в общей сложности семьсот рублей?

— Да.

— Пятьсот семьдесят рублей лежали в вашем фотоаппарате. Сорок рублей изъяли у вас при аресте. На что потратили остальные?

— Пятьдесят у меня ушли в Туле… Сам не понимаю, почему так много. До этого приходилось угощать Никодимова. Иногда в ресторане, иногда дома.

— На сорок рублей особенно не разгуляешься. А по нашим сведениям вы не реже двух раз в месяц бывали с Никодимовым в ресторане. Может быть, платил он?

— Он никогда не платил. Никодимов очень жаден… Обычно мы ходили в ресторан в дни моей зарплаты. Поверьте, эти посещения не доставляли мне удовольствия. Но я не решался ему отказать.

— Почему?

Павлов не ответил. «Возможно, «главный» требовал, чтобы Павлов обхаживал Никодимова? К этому вопросу мы еще вернемся», — подумал Дегтярев и спросил:

— Итак, вы брали взятки, прятали деньги, почти ни на что их не расходовали. Для чего вы их копили?

— Я не мог тратить эти деньги! Мне было противно дотрагиваться до них! — крикнул Павлов. — Я знаю, вы мне не поверите… — Совсем тихо спросил: — Видели, в какой шубке ходит Клава? Я имел возможность купить новую. Самую лучшую. Деньги ведь были… Клаве мог сказать, что выиграл, она бы поверила… — Он повторил. — Мне было противно до них дотрагиваться!

— Зачем же вы брали взятки?

На этот вопрос опять не последовало ответа.

— Какие у вас отношения с начальством? — спросил Дегтярев, начиная кое-что понимать.

— Бережнов всегда ко мне хорошо относился.

— В прошлом году вы получили три выговора в приказах. Последний со строгим предупреждением. Вряд ли это свидетельствует о хорошем отношении начальства.

— Приказы подписывал Мещерский. — Какая-то тень пробежала по его лицу, заставила Кирилла насторожиться. — С Мещерским у меня были плохие отношения.

— Были? — переспросил Дегтярев. — А сейчас?

Павлов ниже опустил голову. Ничего не ответил.

— Вы говорили, что кроме Исаевой взяли еще у Астафьева и Зискинда по три тысячи и у Власова пять тысяч. В общей сложности эти люди дали вам и Никодимову двенадцать тысяч рублей?

— Да.

— Из них вы лично получили семьсот рублей?

— Да.

— Значит, одиннадцать тысяч триста оставил себе Никодимов?

Молчание.

— Неужели вы думаете, что кто-нибудь вам поверит, Павлов?

— Я все рассказал о своих делах…

— О своих? — подчеркнул Дегтярев.

Павлов не ответил. Нет, он не может выдать шефа. Клава работает у него секретарем… Этот тип отыграется на ней, нет сомнения. Уволит с работы, даст такую характеристику, что Клаве нигде не удастся устроиться. Как она будет жить? Что шеф способен на любую подлость, он знает хорошо. «Да и кто мне поверит?! Шеф выкрутится, это такой пройдоха!.. А Клава?..» Нет, он не может поставить под удар Клаву! Он ничего не скажет о шефе. Ничего не скажет…

Дегтярев смотрит на него и думает: «Безвольный парень. Поэтому и дал втянуть себя в преступную шайку. Посредник? Да, безусловно, посредник между Никодимовым и кем? Неким иксом. А, может быть, есть еще игрек и зет? Кому предназначены деньги, которые он перевел из Тулы Марине Сокольской? Спросить? Нет, не стоит. Сейчас все равно не скажет правду. Такие вот слабохарактерные бывают особенно упрямы. Решил не говорить — значит не скажет. Чего-то он явно боится… Ну, что же, отложим. На сегодня хватит».

Павлова увели.

— Кирилл Михайлович, — сказал Карпов, — многие считают, что Павлов незаслуженно получал выговоры. Невзлюбил его за что-то Мещерский, вот и сыпал…

Дегтярев с любопытством посмотрел на практиканта: научился глубоко вгрызаться в порученное дело.

— Какие же ты сделал из этого выводы? — Дегтяреву нравилось уменье Карпова анализировать. И даже не подумал, что этим уменьем Валерий в какой-то степени обязан ему, Кириллу. Карпов быстро ответил:

— Павлов перестал получать выговоры тогда, когда начал брать взятки. Возможно, чтоб избавиться от новых взысканий, он и встал на преступный путь.

— А так как приказы с выговорами подписывал Мещерский, значит именно его ты и считаешь основным преступником?

— Нет, только не Мещерского! — запротестовал Карпов. — Ведь Лисовский пытался всучить ему взятку. Вы же знаете, как Мещерский среагировал! Нет, тут что-то другое… Может быть, главный преступник сумел восстановить Мещерского против Павлова, вот и посыпались на его голову выговоры…

— Послушай, Валерий, — неожиданно перевел разговор Дегтярев. — Повтори-ка, что Верезов рассказывал о Марине Сокольской. Ты ведь тоже, кажется ее видел.

— Да, в театре.

Валерий на минуту задумался. Потом заговорил скороговоркой:

— Марина Арнольдовна Сокольская. Двадцать четыре года. В настоящее время живет одна. Первый муж ее бросил, второго бросила она. Артистка. Иногда выступает в эстрадных концертах. Голос слабенький, но довольно приятный. Пользуется успехом. Очень красива. В деле есть ее фотография. — Валерий полистал дело. — Вот она. Глаза голубые, волосы черные, зубы ровные, белые, нос небольшой, правильной формы, уши…

— Постой, постой, — расхохотался Кирилл, — можно подумать, что ты продаешь барышнику лошадь и перечисляешь ее стати, а не описываешь, — он бросил взгляд на фотографию, — несомненно, очень красивую женщину.

Валерий смутился. Он дважды покупал билеты в театр, на спектакли, в которых участвовала Марина Сокольская. Если говорить откровенно, Марина ему нравилась, но он считал, что это просто позор! Как могла ему понравиться женщина, которая будет проходить то ли свидетельницей, то ли соучастницей по делу! Но с другой стороны — что здесь такого? Ведь он не влюблен в Сокольскую! Просто приятно смотреть на красивое лицо. И если Валерий так описывал сейчас Марину, то исключительно для того, чтобы Дегтярев не догадался, как ему приятно смотреть на нее!

— Не сомневаюсь, что тебе доставляет удовольствие на нее смотреть, — сказал Дегтярев.

Поразительно, как часто Кирилл Михайлович читает его мысли! Точно они написаны на лице. А, может быть, так оно и есть?

Кирилл, будто ничего не заметив, продолжал:

— Надо выяснить, не находится ли она в близких отношениях с Павловым.

— Ну, что вы, Кирилл Михайлович, — засмеялся Карпов, — эта эстрадная дива и Павлов… Нонсенс!

— Возможно, — спокойно сказал Дегтярев. — Все-таки проверить не мешает. — Он снял трубку, набрал номер телефона майора Лобова. — Иван Прохорович? Здравствуйте. Дегтярев говорит. Хочу с вами посоветоваться относительно Сокольской. Нет, пока делать у нее обыск не будем, чтобы кое-кого не спугнуть. А надо бы выяснить, какие у нее отношения с Павловым. Да, конечно, и я так думаю, пусть побывает у Сокольской под каким-нибудь благовидным предлогом. Тем более, что она Верезова не видела ни разу. Хорошо, Иван Прохорович. Буду ждать. Пока.

Дегтярев положил трубку, взглянул на Валерия:

— Ты чем-то недоволен?

Валерий слегка покраснел:

— Нет, что вы… Просто подумал, что не стоило звонить майору. Разве я не справился бы с этим заданием?

— Вероятно, справился бы. Но это дело милиции. Мы с тобой уже один раз вмешались в их функции. Не стоит повторять старые ошибки. — Кирилл широко улыбнулся. — Так-то, Валерка. При всем желании не могу доставить тебе удовольствие съездить к Сокольской.

— Я же вовсе не поэтому, — пробормотал вконец смутившись Валерий. — Я ради пользы дела…

— Ладно. Шучу. А дел у нас и без того невпроворот.

8.

В квартире кроме Сокольской жила еще одна семья: старушка с сыном, невесткой и внучкой. По утрам, когда родители девочки уходили на работу, бабушка отправлялась с внучкой на бульвар. Гуляли они обычно часа два. Именно это время и выбрал Верезов для посещения. Дверь открыла Марина.

— Я из райсобеса, — сказал Верезов. — К Варваре Семеновне Барановой.

— Ее нет дома.

— Вот досада! Не знаете, она скоро придет?

— Вероятно, через полчаса. — Марина потянула на себя дверь, считая, что разговор окончен.

— Простите… Может быть, я мог бы обождать? И побеседовать пока с вами?

— У меня еще не пенсионный возраст, как видите! — сказала Марина и улыбнулась. Она любила очаровывать людей вне зависимости от их положения. Ну, ясно, перед ее улыбкой не устоял и этот! — Не возражаю. Можете подождать.

— Благодарю вас, — расцвел Верезов.

Комната Марины в стиле модерн. Лампочки на разной высоте. Стены окрашены в разные цвета. Абстрактные картинки и статуэтки. Одно кресло ярко-желтое, другое ядовито-зеленое. Под стать комнате выглядела и сама Марина. «Ультрамодерн!» — подумал Верезов и вспомнил слова Дегтярева: «Безусловно, надо одеваться по моде. Но стоит только перешагнуть какую-то невидимую грань, и человек становится похож на карикатуру, на далеко не «дружеский» шарж на самого себя».

— Что вы на меня так смотрите?

— Любуюсь! — быстро ответил Верезов. Чуть-чуть быстрее, чем следовало бы. Но Марина не обратила на это внимания, комплименты всегда доставляли ей удовольствие. — Видите ли, я по роду своей деятельности целые дни беседую с людьми весьма преклонного возраста. И вдруг мне так повезло… Вместо старушки Барановой — вы! Извините, я вас задерживаю? Вы собирались уходить? — Он посмотрел на меховую шапочку, эффектно оттенявшую ее волосы.

— Ах, это?.. — Марина сняла шапочку, небрежно бросила на диван. — Просто примерила. Нет, я никуда не собираюсь. У меня есть еще минут пятнадцать. Потом поеду на репетицию.

— Вы артистка? — В голосе Верезова восторг и удивление. — О, пожалуйста… где, когда я могу увидеть вас на сцене?

— Почти ежедневно в новом эстрадном обозрении. У меня там небольшая роль, но главреж обещал, что в следующем сезоне я получу кое-что поинтереснее.

— Вы любую роль можете провести с блеском, я убежден! Зрители, наверно, с ума сходят, как только вы появляетесь на сцене! — Верезов видел, что самая беззастенчивая лесть принимается Мариной вполне благосклонно и поэтому не давал себе труда придумывать что-нибудь потоньше. Мысль его работала сейчас только в одном направлении — как выяснить, знакома ли она с Павловым и если знакома, — какие у них отношения. Ведь именно это интересует Дегтярева.

Заметил, что Марина то и дело поправляет на пальце кольцо. — «Стоящее колечко. Уж не подарок ли Павлова?».

— У вас новое кольцо? Изумительное! В жизни не видел ничего красивее…

— Мне тоже нравится. Жемчуг и алмазы очаровательны. А как вы догадались, что оно новое?

— Вы все время на него поглядываете. Точно, как моя сестричка. Когда муж подарил ей кольцо, Настя вертела его на пальце и любовалась им целый месяц! — соврал Верезов, у которого никакой сестры и в помине не было.

— Значит мне предстоит это занятие еще по крайней мере три недели! Потому что всего семь дней назад я получила кольцо в подарок от моего… друга.

«Не Павлов! Семь дней назад он был еще в Туле. Если б отправил оттуда, кольцо засекли бы так же, как деньги. Да и вообще ерунда! Кто посылает драгоценности почтой!»

— У вашего друга великолепный вкус…

— Да, он всегда дарит мне прелестные вещи, — говоря это, Марина посмотрела на что-то, что находилось за спиной Верезова.

Верезов оглянулся и увидел на туалетном столике портрет.

— Это — он?!

— Ревнуете? — Марина кокетливо улыбнулась. — Не рано ли?

— Смею ли я ревновать, — пробормотал Верезов. — Вы недосягаемое для меня божество. Уж одно то, что вы снизошли до беседы с маленьким, ничем не примечательным работником собеса, для меня счастье. Сегодняшний день я буду помнить всю жизнь! А он, ваш друг, — он тоже артист?

— Не угадали, — рассмеялась Марина. — Он инженер. — Ей этого показалось мало, и она поспешила добавить. — На большой руководящей работе в Строительном тресте.

«В Стройтресте?! — чуть не вскрикнул Верезов. — Но кто он, кто?! Не спрашивать же фамилию у Марины, она может насторожиться. И так чертовски переигрываю. Не будь она самовлюбленной дурой, давно бы заподозрила неладное!»

Теперь Верезов сидел как на иголках, ища благовидный предлог, чтобы скорее уйти. С трудом скрыл радость, когда Марина сказала:

— Жаль, что вы не дождались Варвару Семеновну. Она должна вернуться с минуты на минуту. Но мне уже пора. Я не могу опаздывать на репетицию.

Выйдя от Марины, Верезов из ближайшего автомата позвонил Дегтяреву. Ему сказали, что Кирилл Михайлович у прокурора. Освободится через час. Просил передать, если Верезов позвонит, чтобы к этому времени он приехал в прокуратуру.

— Приеду!

Повесил трубку. Догнал подходивший к остановке автобус. Скорее в трест! За час он успеет просмотреть личные дела руководящих работников. Среди них будет фотография того, кому предназначались деньги, посланные Павловым из Тулы! Того, чей портрет стоит на туалетном столике Марины…

— Почему господь бог, даруя женщине красоту, так часто отнимает у нее разум? — пробормотал Верезов.

— Вы что-то спросили, молодой человек? — повернулась к нему соседка.

— Нет. Ничего. Извините.

Автобус остановился, и Верезов соскочил с подножки. Издали увидел здание треста, бросился к нему почти бегом. Ветер бил в лицо, вздымал снежную пыль с тротуаров, заставляя ниже нахлобучивать шапки, выше поднимать воротники. Но Верезов не замечал ни ветра, ни мороза. Ему было жарко и весело. К великому удивлению прохожих, он вдруг запел: «Кто весел, тот смеется, кто хочет, тот добьется, кто ищет — тот всегда найдет!»

* * *
Когда Верезов приехал в прокуратуру, Дегтярева там уже не было — его вызвали в райком.

Подождав немного, Верезов вынужден был уехать:

— Куча неотложных дел! — сказал он Карпову, прощаясь. — Сам расскажешь Кириллу Михайловичу.

— Ладно. Представляю, как он удивится! Кто бы мог подумать…

— А может, и не удивится. Может, он давно догадывается. Будь здоров, Валерка. Вечером позвоню.

Верезов был прав — Кирилл не удивился.

— Значит, все-таки Мещерский, — задумчиво проговорил он, выслушав Карпова. — Так я и думал. Стоило нам забрать Никодимова, как Мещерский сделал свой ход конем. Мне с самого начала казалась подозрительной его роль в истории с Лисовским. Впрочем, пока у нас одни догадки, их обосновать надо. Мещерский умен и хитер, его голыми руками не возьмешь.

— А я-то был на седьмом небе, когда Верезов установил, что друг Марины — Мещерский.

— Не падай духом, Валерий. Верезов принес хоть и косвенное, но важное доказательство. Для нас самое главное сейчас, чтоб Мещерскому и в голову не пришло, что мы им интересуемся. Думаю, он абсолютно спокоен. Во-первых, потому, что «подкинул» нам Лисовского. Во-вторых, ему неизвестно об аресте Павлова. В тресте никто об этом не знает, кроме секретаря партийной организации. Все считают, что Павлов уехал в отпуск. Жену его я предупредил, Клавдия болтать не станет. Да, конечно, Мещерский ничего не опасается, и нам это на руку. Легче проследить за ним и собрать необходимые доказательства.

Кирилл действовал не торопясь. В этом деле надо было как следует разобраться. Разоблачить всю цепочку. Никодимов продолжал молчать. Павлов многое недоговаривал. Приходилось очень осторожно выявлять, с кем эти оба были связаны, чтобы не спугнуть кого-нибудь из шайки.

Дегтярев изучал сотни документов, личные дела, письма, записи в блокнотах. Тщательно проверял каждую вновь возникавшую версию. Буквально по крохам собирал сведения. Это была трудная, кропотливая работа. Карпов оказался отличным помощником. Правда, у него порывистый и неуравновешенный характер, но Дегтярев успел убедиться, что обнаруживаются эти черты только в общении с людьми. Что же касается изучения документов, тут Валерий проявлял недюжинное упорство и терпение. А документов, подлежащих проверке, в таких делах всегда бывает великое множество.

9.

Надежда Леонтьевна умерла, так и не узнав правды о сыне. Скончалась тихо и незаметно, когда муж был на работе, словно боялась причинить ему лишние заботы. Она всю жизнь оберегала мужа от забот, старалась облегчить тяжелую ношу ответственности, которая легла на его плечи, когда Бережнова впервые, много лет назад, назначили на руководящую работу.

После смерти жены Бережнов почти совсем перестал бывать дома. Его угнетала тишина большой квартиры, ставшей вдруг пустой и неуютной. Если б не чувство некоторой неловкости перед окружающими, он бы сразу, на следующий день после похорон, женился на Аглае. Но Бережнов был слишком «на виду» и это требовало соблюдения хотя бы минимальных приличий. Месяц? Да, пожалуй, месяца достаточно. Тогда его никто не осудит. А этот месяц он целиком посвятит расхлебыванию каши, которую заварил Эдик.

Почему молчит Мещерский? Неужели забыл свое обещание раздобыть деньги? Напоминать не хотелось. Еще вообразит чего доброго, что Бережнов без него не обойдется. «А ведь не обойдусь! — мрачно думал Бережнов. — Но не в ноги же ему кланяться».

Мещерский не забыл. Наоборот, он за это время развил бурную деятельность. «Некстати отпустил Павлова в отпуск. Все приходится делать самому. Без посредника. Чертовски досадно! Ну, да теперь уже это позади. Можно идти к Бережнову».

Захватив новый, составленный им список на получение квартир, Мещерский прошел к управляющему трестом. У Бережнова был вид затравленного зверя. «Готов! Остается только захлопнуть капкан», — с удовольствием подумал Мещерский.

— Вы просили меня позаботиться о деньгах, Николай Николаевич. Помните?

— Не так легко об этом забыть.

— В таком случае подпишите список.

— Что за список?

— На распределение квартир. У меня есть на примете пять человек, которых мы можем принять на работу с тем, чтобы предоставить им квартиры. Я включил их в список. В долгу они не останутся. Десять тысяч вам обеспечены. Новыми, конечно, — подчеркнул Мещерский. «И столько же осядет у меня». Впрочем, этого он не сказал. Только подумал.

Бережнов вскочил:

— Подлец! — прохрипел он. — Ты это предлагаешь мне? Мне…

— Вам, — холодно сказал Мещерский. — Ведь ваш сын преступник. Не мой.

Увидел, как огромная фигура Бережнова съежилась, точно стала таять на глазах. «Другого выхода нет. Мещерский подлец, но другого выхода нет»… Все же сделал попытку возразить:

— Но как же так? Вы сами недавно заявили в прокуратуру о Лисовском, — сейчас ему было противно говорить Мещерскому «ты». Хоть этим отгородиться. Сухим, официальным «вы».

Мещерский рассмеялся:

— Ловкий ход, не больше. Я теперь в глазах властей личность светлая и неподкупная. Мои люди сумеют действовать спокойно.

— Значит, Лисовского подвел под монастырь, а у других брал? Вот почему ты всегда при деньгах! — Какого черта он будет говорить этому прохвосту «вы»?! — Мои люди… — передразнил он Мещерского. — Что у тебя там целая лавочка?

— Да, — цинично сказал Мещерский. — Но без хозяина лавочка дает малый доход.

— Поэтому понадобился я?

— Если говорить откровенно — с вашей помощью все дело приобретет другой размах. Квартирами-то распоряжаетесь вы.

— Распределением квартир всегда может заинтересоваться общественность.

— И обратиться к председателю постройкома! — в голосе Мещерского ничем неприкрытая ирония.

— Значит, и Павлов?

Мещерский кивнул.

— А если я заявлю о нашем разговоре прокурору?

— Не заявите. Подумайте об Эдике. Об Аглае. О себе, наконец. Стоит ли так волноваться? Подпишите и дело с концом.

Порвать список! Бросить его в нагло ухмыляющееся лицо. Затопать ногами, закричать, вышвырнуть вон этого подлеца, этого взяточника… И вдруг Бережнов с ужасом понял, что не накричит, не вышвырнет Мещерского. Что он, Бережнов, которого побаивались и уважали не только подчиненные, но и кое-кто повыше, — теперь надолго, может быть, навсегда, будет игрушкой в руках этого человека. Стоит только подписать список…

Ярость захлестнула Бережнова. Он так взглянул на Мещерского, что будь это прежде, тот как ошпаренный выскочил бы из кабинета. А теперь сидит, развалившись в кресле. Закурил, не спросив разрешения. Держится фамильярно. Того и гляди подойдет, похлопает по плечу.

— Открой форточку! — резко сказал Бережнов. — Накурил черт тебя знает как!

Мещерский лениво поднялся, медленно подошел к окну, всем своим видом утверждая непреложную истину — прежних отношений подчиненного и начальника больше не существует. И это сейчас, хотя Бережнов еще не подписал список. А что будет, если подпишет? «Не подпишу! К черту!» Но уже через секунду подумал об Эдике. Об Аглае. О том, что Мещерский немедленно потребует вернуть ему долг. «С него станется…»

И тут Бережнову показалось, что он слышит шелест бумажек. Почудилось, что они плывут по воздуху и с легким хрустом, одна за другой, одна за другой опускаются в его карман. Их много. Десять тысяч? Да, десять тысяч, так сказал Мещерский. И отказаться от них не было сил. И он уже знал, что подпишет, непременно подпишет этот проклятый список!

— Ты первый выдашь меня, если попадешься! — глухо сказал Бережнов.

И оба поняли, — слова эти — согласие.

Мещерский прихлопнул форточку:

— Прохладно!

«Даже не спросил, можно ли. Распоряжается… сволочь!»

— Не попадусь. Это исключено. Те пятеро, которых я включил в список, не заинтересованы в близком знакомстве с прокуратурой. А если б даже случилось невозможное и меня арестовали, — какой мне смысл вас выдавать? В тюремной камере вы нуль без палочки. — Сделал вид, что не заметил, как исказилось лицо Бережнова. — Зато на свободе вы — сила. Ваше служебное положение и личные связи единственная гарантия, что долго меня за решеткой не продержат. Так зачем я буду рубить сук, на котором сижу? — Внимательно посмотрел на Бережнова. — Если со мной случится беда, надеюсь, вы выручите меня так же, как я сейчас выручаю вас.

Бережнов угрюмо кивнул головой.

— Я в этом не сомневался! Впрочем, никакой беды со мной не случится. Подписывайте, чего там волынить! — Мещерский видел, как раздражает Бережнова его тон, но не мог отказать себе в удовольствии потешить мелкое самолюбие. Теперь они сообщники. Почему же не отыграться за те годы, когда вынужден был «соблюдать дистанцию»?!

— Шито белыми нитками, — взглянув на список, сказал Бережнов. — Принять этих пятерых на работу и сразу предоставить квартиры… Что если вмешается райисполком?

— Когда они вмешивались в наши дела? Председатель исполкома ваш давнишний друг. Он всегда подмахивает ваши списки, не читая. Подписывайте, Николай Николаевич, и завтра же десять тысяч будут у вас в кармане. Вы забыли о свадьбе Эдика? Настала пора выполнить все, что ваш адвокат наобещал невесте и ее родителям. А там и вторую свадьбу сыграем — вашу с Аглаей.

Бережнов вздохнул. Сейчас его не радовало ничего. «Мог ли я думать?.. Мог ли когда-нибудь предположить, что я, Николай Бережнов, скачусь в такое болото? И запутался же ты, Бережнов! А кто на моем месте поступил бы иначе?!» Знал, что любой порядочный и честный человек поступил бы иначе. Знал. Просто он подлец. Такой же, как Мещерский. Ничтожество. Но думать так было невыносимо, поэтому он снова и снова повторял себе: «Никто, никто на моем месте не мог бы поступить иначе!» Мысли эти как плотная завеса окутывали Бережнова, и он не имел ни сил, ни желания оттолкнуть «помощь», предложенную Мещерским. Спросил глухо:

— Те, кого ты вычеркнул из списка, не побегут жаловаться?

— Это в основном народ тихий, мелкая сошка. Да и кому они будут жаловаться? Вам? — ухмыльнулся Мещерский. — Ну, тут уж придется пораскинуть мозгами, чтобы объяснить им, почему так произошло.

— Кого ты вычеркнул?

— Счетовода Антропова, машинистку Сергееву, уборщицу Лукину, электромонтера Громова…

— Какого Громова? А, того! Забыл, что я обещал Аглае…

— Поверьте, Аглая сама давно забыла. До того ли ей сейчас? А если вспомнит, — сделайте ей ценный подарок, и она простит вам Громовых.

— Ладно, — махнул рукой Бережнов. — Кто там пятый?

— «Сейчас произойдет взрыв», — подумал Мещерский.

— Ваш шофер. Королев.

Против ожидания, Бережнов отнесся к этому спокойно:

— Женя? Ну, ничего, он парень холостой, подождет. — Бережнов придвинул список. — А старый где? — Долго читал и тот, и другой. Нет, не читал. Просто медлил. И все же он поставил свою подпись. Швырнул старый список в ящик стола. Встал. — Учти — в следующий раз те пятеро, которых ты вычеркнул, получат квартиры. Самые лучшие. Запомни.

«Ах, как ему хочется успокоить свою совесть!» — язвительно подумал Мещерский.

— Какой может быть разговор? Конечно. — Мещерский взял список. — Ждите меня завтра вечером дома. С деньгами.

Мещерский вышел из кабинета. Сейчас, когда все уже было позади, Бережнов почувствовал облегчение. Пока еще можно было остаться честным, он нервничал и не находил себе места. Надо было на что-то решиться, и это выбивало из колеи. Оказывается, не так просто впервые решиться на подлость. Но теперь, когда подлость была уже сделана, Бережнов стал думать о том, что десять тысяч — это же, как ни крути, сто тысяч на старые деньги! — сумма солидная. Он отдаст долг Мещерскому, окончательно расплатится с адвокатом, которому удастся, вероятно, избавить Эдика от ответственности, обставит квартиру молодым, сделает им свадебные подарки и на все это, пожалуй, не уйдет и половины денег. Другой половины ему с Аглаей хватит надолго. «А, если не хватит, — с горькой иронией подумал Бережнов, — что ж, не беда. Этот источник дохода неиссякаем».

10.

Из тюрьмы поступили сигналы — Никодимов пытается передать на волю записку.

— Кому? — спросил Дегтярев.

— Неизвестно.

— Предоставьте ему эту возможность.

На следующий день записка, адресованная Павлову, была обнаружена конвоем, сопровождавшим заключенных в суд, у одного из арестованных. В записке всего несколько строк:

«Никаких доказательств у них нет. Пусть шеф позаботится, чтобы меня до суда освободили из-под стражи».

Подписи не было. Дегтярев передал записку экспертам.

Получив заключение экспертизы, Кирилл поехал в тюрьму. Как и на прежних допросах, Никодимов решительно отрицал свою вину.

— Напрасно запираетесь. Нам все известно.

Дегтярев нажимает кнопку магнитофона. Никодимов слышит знакомый голос. Голос Павлова: «Никодимов подыскивал «клиентов» среди очередников района. Довольно долго изучал свою «клиентуру», вымогая взятки обычно у тех, кого можно заподозрить в нечестном приобретении денег. «Такие не побегут жаловаться в прокуратуру, — говорил мне Никодимов. — Они ее за версту обходить будут»…

Дегтярев выключает магнитофон:

— Вам этого достаточно?

Никодимов криво усмехается:

— Техника… Все, что угодно на ленту наговорить можно!

— Знаете, кто это говорил?

— Откуда мне знать! Может, вы сами.

Нет, вывести Дегтярева из равновесия ему не удастся. Никодимов сам начинает это понимать. Кирилл снимает со стола чистый лист бумаги. Под ним зажигалка.

— Вы сказали, что купили зажигалку у неизвестного человека в Столешниковом переулке.

— Так оно и было.

— Познакомьтесь с показаниями Сидоренко, — говорит Дегтярев. — Зачитать?

— Как вам будет угодно. — Все же несколько меняется в лице, пока Дегтярев читает.

— Что скажете?

— Меня эта брехня мало интересует.

«Наглец! — думает Кирилл. — Ну погоди»… И он снимает со стола второй лист. Никодимов видит две десятирублевые купюры.

— Эта, — говорит Кирилл, — найдена в разрушенном доме. Вы ее выронили, когда передавали Павлову деньги. Второй десяткой Павлов расплачивался в ресторане.

— Я за Павлова не ответчик! — Губы кривятся, но выдавить улыбку он уже не в состоянии. — Тем более, что вообще никакого Павлова не знаю.

Никодимов напряженно смотрит на третий лист чистой бумаги, стараясь угадать, какая там скрывается улика. Кирилл медленно приподнимает лист. Под ним толстая пачка денег.

— Вы взяли их у Исаевой и передали Павлову. По вашему совету Павлов переслал эти деньги из Тулы Марине Сокольской. Для шефа.

— Я не знаю никакого шефа и никакого Павлова! — истерически взвизгивает Никодимов.

— Вот как? Не знаете? — Дегтярев достает записку. — Вы написали Павлову из тюрьмы: «Пусть шеф позаботится, чтобы меня до суда освободили из-под стражи».

— Нет! — кричит Никодимов. — Не моя это записка, не моя!

— Ваша. Это подтвердила графическая экспертиза. Можете ознакомиться с ее заключением. А также с описью вещей и денег, которые вы сдали в камеру хранения Белорусского вокзала.

— Нет! Нет! Нет! — крик Никодимова переходит в истерику. Он сползает со стула, судорожно бьется на полу.

«Гад. Ползучий гад!» — с отвращением думает Кирилл.

Истерика продолжается.

«Сейчас не сможет давать показания, допрошу завтра, — решает Кирилл. — Теперь он сознается».

Вызывает надзирателя:

— Уведите Никодимова. Давайте сюда Павлова.

Если б Кирилл позволял себе поддаваться настроениям, он, наверно, старался бы, по мере возможности, не принимать к своему производству дела о взятках. Не потому, что это трудные дела, хотя они действительно трудные, а потому, что взяточники вызывали у него чувство физического отвращения. Как в детстве, когда он случайно наступил на лягушку и раздавил ее. Противно до дрожи… «Есть куда более страшные преступления, но подлее, трусливее, гнуснее взяточничества нет ничего», — думает Кирилл, поджидая Павлова. Впрочем, Павлов не вызывает у него такого чувства омерзения, как Никодимов. Мальчишка! Дал втянуть себя в эту гнусную компанию! Раскаивается он искренне и чистосердечно. Если б не боялся, ничего бы не утаил, Кирилл это понимает. Конвоир приводит Павлова.

— Садитесь, — говорит Дегтярев. — Я хочу вас ознакомить с показаниями Астафьева, Исаевой, Зискинда, Власова. В прошлый раз вы говорили, что они давали вам и Никодимову взятки.

— Да.

— Они подтвердили названную вами сумму. Исаева — тысячу рублей…

— Девятьсот девяносто, — робко поправляет Павлов.

— Десять рублей Никодимов выронил, передавая вам деньги. Астафьев и Зискинд дали по три тысячи, — продолжал Кирилл, — Власов пять тысяч рублей. Где эти деньги?

Молчит. Сцепил руки так, что кажется их клещами не оторвать одну от другой.

— Почему вы молчите, Павлов? Потратили на женщин?

— Нет. — Очень тихо. — Я люблю свою жену…

Господи! Если б он мог сказать правду! Может быть, никому он так не хотел сказать правду, как этому следователю с умными, серьезными глазами. И все-таки он молчит. Из-за нее. Из-за Клавы. Видит, как синие глаза следователя сереют, становятся жестче.

— Значит, из любви к жене вы перевели Марине Сокольской девятьсот рублей?

«И это известно… Как они быстро все узнают», — с тоской подумал Павлов. Все в нем застыло от горя, от отчаяния. Но он молчит.

«Говори же. Говори! — думает Кирилл. — Перестань бояться. Не трусь!»

Этот молчаливый призыв, казалось, дошел до самой глубины души Павлова. Он разжал руки, выпрямился, сказал:

— Нельзя всю жизнь прожить трусом. Если б я понял это раньше, не сидел бы теперь здесь. Не знаю чем, но чем-то вы помогли мне это понять, гражданин следователь. Не знаю… Уверен, что, вернувшись в камеру, я не раскаюсь в своей откровенности. Хотя Мещерский и может поступить с Клавой так, как в свое время грозился поступить со мной… — Павлов перевел дыхание и, будто освободившись от тяжести, которая его угнетала, продолжал спокойнее. — Да, я отправил деньги Марине Сокольской. Впрочем, это вы и без меня знаете. Но вы, возможно, не знаете, что Марина любовница Мещерского… А Мещерский страшный человек. Он уже не первый год вымогает у людей взятки за предоставление им квартир. Нередко обходится без посредников. Особенно в тех случаях, когда он с кем-либо в «дружеских» отношениях, как, например, с Сидоренко. С ним он договаривался сам, хотя за деньгами послал меня. Но об этом после… Мещерскому ничего не стоит отказать в квартире людям, которые живут в чрезвычайно тяжелых условиях, только бы положить себе в карман лишние несколько сотен. А как же? Жена, любовница, дача. Машину задумал купить. Где взять деньги? Воровать? Страшновато. А тут вроде по доброму согласию — ему дали, он взял. Мещерский ради денег самого близкого человека и купит и продаст! Как Аглаю…

— Какую Аглаю?

Это что-то новое. Об Аглае Дегтярев еще не слышал.

— Была у него такая до Марины. Бережнов увидел и влюбился. Мещерский из кожи вон лез, чтобы способствовать их сближению. Бережнов ему нужен. Все его подлости только потому и удавались, что Бережнов ему верит, ценит, уважает. А после знакомства с Аглаей Николай Николаевич и вовсе души не чает в Мещерском… Но это к делу не относится!

«Еще как относится», — думает Дегтярев.

— У нас в тресте давно уже полная бесконтрольность в распределении квартир. Обычно Мещерский сам докладывает, кому дать. Комиссия чаще всего соглашается — умеет доказать. Иногда Бережнов возражал, но редко. Бывало, и без всякого заседания комиссии начальство предлагало подписать список. Я попробовал навести порядок… И вскоре, придравшись к пустяку, Мещерский вкатил мне выговор. За короткое время я получил три выговора. Последний — со строгим предупреждением. Вдруг нежданно-негаданно мне говорят — получай квартиру. А я даже заявления не подавал! Клава моя обрадовалась… Ведь жили мы с ее замужней сестрой в одной комнате. А тут — отдельная квартира. И еще денег дали, чтобы приобрести кое-что из обстановки. Я говорю Клаве — за что? У меня сплошные выговоры. Отвечает: «Выговоры дело рук Мещерского, все в тресте считают, что он незаслуженно с тобой так обошелся. Теперь вернулся из Чехословакии Бережнов, он твою работу ценит. Решил, наверно, таким путем исправить несправедливость». И я в это поверил…

Павлов остановился. Дальше шло самое страшное, говорить об этом было тяжело. Но он расскажет. Он все расскажет.

— Недолго мне пришлось радоваться. Вызвал меня Мещерский и с обычной своей снисходительно-барской манерой усадил в кресло, предложил папиросу, спросил о том, о сем. Подошел к двери,-приоткрыл, убедился, что никого нет, и говорит: «Пожил в свое удовольствие, теперь изволь расплачиваться». «Как расплачиваться? За что?» «Ни придуривайся. Слушай внимательно. Ты теперь председатель постройкома. Лицо вполне подходящее, чтобы мне помогать. Согласишься — в обиде не будешь. Откажешься — вылетишь из треста в два счета, хоть ты и профсоюзный деятель. Можешь не сомневаться. И такую характеристику получишь, что нигде не сможешь устроиться. Разве только разнорабочим на стройке. И квартиру отнимем… Не перебивай!» Тут он объяснил, что ему от меня надо. «Разговор у нас с тобой с глазу на глаз. Жаловаться побежишь — никто не поверит. Еще засажу тебя за клевету». Так вот все и произошло…

Павлов замолчал.

— Бережнов тоже берет взятки? — спросил Дегтярев.

— Что вы! Он даже ничего не подозревает.

— Без ведома управляющего трестом Мещерскому вряд ли удавалось бы всегда предоставлять квартиры тем, кому он находит нужным.

— У него не раз и срывались «выгодные ситуации». Но привлечь Николая Николаевича к своим делишкам он даже не пытался. Бережнов — не я, — с горечью сказал Павлов. — Его не запугаешь.

— Почему вы на первом допросе не рассказали о Мещерском?

— Боялся. Не за себя, я уже человек конченый. За жену… Клава работает у Мещерского секретарем.

— Отчего же сейчас все рассказали?

— Трусость и беспринципность — не лучшие черты человека, — грустно усмехнулся Павлов. — Это ваши слова, гражданин следователь. Я их хорошо запомнил. На всю жизнь.

* * *
— Ты что-то похудел, Валерка! — сказал Верезов, насмешливо поблескивая глазами. — Совсем загонял тебя Кирилл Михайлович. Честное-пречестное.

— Без толку он не гоняет.

Верезова хлебом не корми, дай только возможность подразнить кого-нибудь. Не сморгнув глазом, заявил:

— Педант твой Дегтярев.

— Если ты не в ладах с русским языком, не суйся с определениями, — рассердился Карпов. — По-видимому, тебе не известно, что такое педант. Могу объяснить…

— Не трудись! — рассмеялся Верезов, довольный, что вывел из себя практиканта. И хотя сам любил и уважал Дегтярева не меньше, чем Валерий, его словно черт подзуживал продолжать игру в «дразнилки». — Больно он нянчится с преступниками. На кой ляд сдалась Дегтяреву их личная жизнь, семья, прежняя деятельность?

— Когда напоминаешь человеку о семье, о гражданском долге, у него может проснуться совесть. Надо…

— В тюрьму его надо посадить, — смеясь перебил Верезов. — И как можно скорее. И подольше там продержать.

— Конечно, если это опасный рецидивист… А, да что с тобой говорить!

Чем больше сердился Валерий, тем веселее спорил Верезов:

— Каждый преступник в потенции опасный рецидивист.

— Бывает, человек споткнулся. Как Павлов, например…

— Порядочный не споткнется. Мы с тобой не спотыкаемся.

— Удивительная узость мышления! — окончательно взъярился Карпов. — Порядочный, непорядочный! А если слабохарактерный? Если поддался влиянию? Если обстановка толкнула его на этот путь? Разве не наше дело помочь человеку стать на ноги? Начать новую жизнь?

— Знаешь, что я тебе скажу, Валерий…

— И знать не хочу! Удивляюсь, почему тебя ценит Кирилл Михайлович…

Верезову вдруг стало стыдно за игру, которую он затеял. А Валерка молодец — спуску не дает!

— Тебе крупно повезло, Валерий. Поверь мне…

— В чем это?

Карпову почудился подвох, и он нахмурился. Но нет, лицо Верезова серьезно, голос звучит искренне:

— В том, что тебе довелось поработать с Кириллом Михайловичем. У него хватило бы терпения слона выучить плясать. А ты парень с головой и, если будешь придерживаться его стиля работы, следователь из тебя выйдет. Ты извини, пожалуйста. То, что я говорил о Дегтяреве — чушь и чепуха. Просто хотелось тебя подразнить. Честное-пречестное.

— Иди к черту! — добродушно сказал Карпов. — Нашел чем шутить… — На столе зазвонил телефон. — Да! Слушаю. Кирилла Михайловича? Его нет. Кто спрашивает? Нелла?.. Простите, а фамилия? Ты что?! — обернулся он к Верезову, неожиданно положившему руку на трубку. — Нет, это я не вам… Одну минуту! Ты что? — повторил он, удивленно посмотрев на Верезова.

— Дай сюда! — Верезов отнял трубку, прошептал умоляюще. — Выйди на минуту.

— Совсем спятил?!

В трубке послышался смех.

— Будь человеком! Выйди…

Верезов приложил трубку к уху, услышал Неллин голос: «Татка, наконец-то пришла! Сейчас принесли телеграмму — мама с папой приезжают сегодня. Я Кириллу звоню, хотела спросить, поедет ли он с нами на вокзал. А его нет»… И голос Наташи: «Почему же ты не вешаешь трубку?» И опять Нелла: «Там один что-то шипит, а второй говорит, что он спятил… Так интересно…»

Верезов оглянулся. Увидел, что Валерий вышел. Сказал, волнуясь:

— Нелла…

— А-а!.. «Честное-пречестное?» Так это вы спятили?

— Я. Уже давно. Вы же знаете…

— Откуда мне знать? Я не психиатр.

— Перестаньте смеяться! Выслушайте меня… Я хотел вам сказать. Это глупо, конечно, по телефону, но когда я вас вижу, я не могу… Вы слышите меня, Нелла?

— Слышу. Не надо… И по телефону не надо.

У Верезова защемило сердце. Вот и конец. Разве могло быть иначе?

— Почему вы молчите? — тревожно спросила Нелла. — Что случилось?

Она еще спрашивает, что случилось!

— Прощайте, Нелла.

— Подождите! — Нелла испугалась, что он повесит трубку. — Неужели вы не знаете?!

— О чем?

Сейчас скажет, что любит другого. Что выходит замуж. Что он просто дурак, если мог еще надеяться…

— Вы на самом деле не знаете?.. Боже мой, ведь все знают. Все. И Татка, и Кирилл. Даже мама с папой! Нет, это просто невероятно! — хохочет Нелла. И вдруг говорит жалобно и тихо. — Все знают, что я вас люблю. Только вы, вы один…

Что-то щелкнуло. Нелла повесила трубку. А он продолжает держать свою. Прижимает к уху, не в силах положить. Будто это может приблизить его к Нелле.

Карпов возвращается, во все глаза смотрит на Верезова:

— Что-нибудь произошло? Что с тобой?

— Произошло! — Верезов кладет, наконец, трубку. — Такое произошло, Валерий… — Схватил Карпова за плечи. Потряс так, что у Валерия щелкнули зубы. Приподнял. С размаху посадил на стул. Выскочил из кабинета.

— Обожди! — крикнул Карпов, бросаясь за ним. — Кирилл Михайлович звонил. Не мог дозвониться по своему телефону, ты полчаса висел на проводе… Он вынужден был звонить Пономареву.

Верезов остановился.

— Послушай, ты способен соображать?

— Нет, — сказал Верезов и улыбнулся.

— Почему ты так по-идиотски улыбаешься?

— Я не улыбаюсь. — Верезов попытался сделать серьезное лицо, но улыбка рвалась из глаз, удержать ее было невозможно. Сверкнул сплошной ряд белых крепких зубов.

— Ладно. Пусть разбирается Кирилл Михайлович. Мое дело передать. Он звонил из тюрьмы. Сказал, чтоб ты его дождался. Павлов дал важные показания. Сегодня будем делать обыск у Мещерского.

* * *
Приятельница Нонны Владимировны Мещерской, приехавшая накануне в санаторий, не без ехидства сообщила ей, что видела Павла Сергеевича в театре с «прехорошенькой стервой».

— Из тех, мое сокровище, которые сбивают с пути наших мужей. Вы напрасно поехали в санаторий одна. За мужем нужен глаз да глаз. — Она покосилась на диван, где, прикрыв лысину газетой, дремал пожилой толстый мужчина в пижаме. — Я своему воли не даю. Не то, что в санаторий, в командировки одного не пускаю. Мужья, дорогая Нонна, наш крест, и мы обязаны нести его без единой жалобы. Что поделаешь? Такая уж женская доля. Я бы на вашем месте уехала из санатория, душечка. Лучше потерять путевку, чем мужа. Недаром говорят, что муж как чемодан без ручки: нести неудобно, а бросить жалко… — Она еще долго продолжала бы говорить на эту животрепещущую тему, если б Нонна Владимировна не прервала ее:

— Я вам очень признательна, дорогая. Немедленно воспользуюсь вашим советом.

В тот же день Нонна Владимировна, не предупредив Мещерского, вылетела в Москву. Она долго допытывала домашнюю работницу, бывали ли без нее здесь женщины и всегда ли Павел Сергеевич ночевал дома.

— Да вы не волнуйтесь, голубушка Нонна Владимировна, — по-бабьи жалея и стараясь ее успокоить, говорила старушка. — Никуда от вас Павел Сергеевич не денется. А если что сделает не так, вы живо на него управу найдете. Пожалуетесь, куда следует, его и приструнят.

Нонна Владимировна, женщина болезненная, мнительная и некрасивая, была старше Мещерского. Она ревновала мужа отчаянно. Устраивала дикие сцены с битьем посуды, с криком, с истерикой. Почему Мещерский женился на ней — было загадкой для всех и в первую очередь для него самого. Как ни надоела ему семейная жизнь, он понимал, что развестись с Нонной не удастся — затаскает по всем советским и партийным инстанциям.

Неожиданный приезд жены был очень некстати. Сейчас ему нужен покой и крепкие нервы. Только накануне узнал об аресте Павлова. С той минуты Мещерскому все время казалось, что он с завязанными глазами балансирует на карнизе верхнего этажа высотного дома. Один неверный шаг… Что тогда произойдет, старался не думать, было слишком страшно. Думать надо о другом — как избежать опасности. Бесспорно, очень удачен был ход с Лисовским. Вряд ли следователь в чем-нибудь его подозревает. Во всяком случае, разговаривал с ним не так, как говорят с человеком, который совершил неблаговидный поступок. Мещерский даже в мыслях избегал слово «преступление».

Павлов ничего о нем не скажет — побоится за жену. Никодимов? Этого на мякине не проведешь, умеет прятать концы. Бережнов связан с ним одной веревочкой и сделает все возможное, чтобы его выручить. А для Бережнова многое возможно. Чего же бояться?.. И все-таки он боялся. Переходил от отчаяния к надежде, старался предугадать вопросы следователя, до тонкости продумать ответы. Уничтожил все записи, фотографии, письма, которые могли его хоть мало-мальски скомпрометировать. Ценности спрятал в надежное место. «Их не нашел бы даже сверхгениальный герой Конан-Дойля с его знаменитым методом индукции», — усмехнулся Мещерский. Он был доволен, что жена далеко. По крайней мере, хоть она не действует на нервы сценами, истериками, скандалами. И вдруг свалилась как снег на голову. Вот уж, на самом деле, когда не везет, так во всем не везет! «Поеду к Марине, с ней легко и спокойно», — решил Мещерский.

— Ты куда? — спросила Нонна Владимировна, видя, что муж переодевается.

— Обещал Николаю Николаевичу заехать. Откуда я мог знать, что ты сегодня вернешься?

— Я поеду с тобой!

— Неудобно, Нонна. Бережнов недавно похоронил жену, ему не до гостей.

Нонна заколебалась:

— Ну, хорошо, только…

— Я всегда знал, что ты у меня умница, — Мещерский поцеловал ее в щеку. — Скоро вернусь.

— Надеюсь. Если ты через два часа не будешь дома… — Она не договорила: раздался звонок. — Кто бы это?

В комнату заглянула перепуганная Домна Спиридоновна.

— Там… — старушка оглянулась. — Там…

— Что там? — раздраженно спросила Нонна Владимировна. — Кто пришел?

— С обыском, — сказал Дегтярев, входя.

— Павлик! — вскрикнула Нонна Владимировна. — В чем дело? — Сообразив, что муж на этот вопрос не ответит, повернулась к Дегтяреву. — По какому праву?! Предъявите документы.

— Пожалуйста.

Мещерский держался безукоризненно вежливо и предупредительно. Несмотря на это, Дегтяреву было в нем противно решительно все: блестящие черные волосы, гладко зачесанные на пробор, слегка выпуклые глаза, большой хрящеватый нос с горбинкой, высокая, начинающая полнеть фигура. А главное — эти холеные белые руки с обручальным кольцом. Дегтяреву они казались щупальцами, которые сначала осторожно подбираются к чужим деньгам, потом хватают их, комкают, мнут, «заглатывают».

Обыск длился уже третий час, но ни денег, ни ценностей обнаружить не удалось.

— Возможно, успел вывезти, — тихо сказал Верезов.

Дегтярев неожиданно оглянулся и поймал напряженный взгляд Мещерского.

— Будем продолжать.

Предположение Верезова не лишено основания — Мещерский вполне мог успеть вывезти ценные вещи. Но почему тогда этот напряженный взгляд?.. И почему Мещерский в начале нервничал больше, чем сейчас? Это можно объяснить и тем, что обыск, — процедура не слишком приятная, — взволновал его вне зависимости от результатов. Постепенно он успокоился, взял себя в руки. Да, могло быть и так. Но почему этот напряженный взгляд?

«Все здесь. В этой квартире. Мещерский ничего не увез. Надо только найти. Найти…»

Теперь Дегтярев скорее делает вид, что ищет, в действительности предоставив поиски работникам милиции. А сам незаметно наблюдает за выражением лица Мещерского и его жены. Нет, жена не в курсе дела, это по всему видно. Да и сведения, которые собрал Дегтярев о семейной жизни Мещерского, дают возможность предполагать, что Нонне Владимировне неизвестны комбинации мужа. Значит, все внимание должно быть сосредоточено на Мещерском. А он, ничего не скажешь, отлично маскирует волнение. Но что это? У Мещерского внезапно будто окаменели мускулы лица. Остекленел взгляд, устремленный на Верезова. Дегтярев подходит к лейтенанту, тщательно осматривающему кресло.

— Здесь ничего нет, — громко говорит Дегтярев. — Я уже смотрел.

Верезов отходит.

Чуть слышный вздох облегчения. Его невозможно было бы услышать, если б Дегтярев так чутко не прислушивался. Ожил взгляд. Ослабели мускулы лица. Любопытно. Надо проверить. Получается как в детской игре: «холодно, холодно. Теплее. Еще теплее… Жарко!» Что ж, повторим. Дегтярев возвращается к креслу. На этот раз Мещерский лучше владеет собой, но все же не может удержать невольное движение ресниц. «Жарко! Несомненно жарко».

— Товарищ лейтенант! — говорит Дегтярев. — Пожалуй, я недостаточно внимательно осмотрел это кресло. Займитесь им.

Капли пота проступают на лбу Мещерского. Машинально достает белоснежный платок. Вытирает лоб. Руки слегка дрожат. Крупные, белые, холеные руки. Руки взяточника.

Ловко вмонтированный в ножку кресла тайник вынут. Из него на стол со звоном падают золотые монеты, кольца, кулоны, броши. Драгоценные камни сверкают при ярком свете люстры.

— Господи боже ты мой! — шепчет Домна Спиридоновна. — Что это делается на свете?!

Несколько секунд Нонна Владимировна, словно в столбняке, молча смотрит на драгоценности. Потом дико вскрикивает:

— Они могли быть моими. Моими! А ты держал их для своих потаскух!

— Молчи! — «Бархатный» баритон Мещерского срывается на фальцет. — Психопатка!

11.

Сидоренко продолжал стоять на своем:

— Никаких денег я ни Павлову, ни Мещерскому не давал. Квартиру получил на законном основании.

— «Законное основание» возникло после того, как вы подарили Никодимову зажигалку. Тогда и появился в документах пятый член семьи. Так сказать, «мертвая душа». Ведь «живых душ» у вас как было четыре, так и осталось.

— Я ждал со дня на день приезда матери. Она задержалась. Временно… Но она непременно приедет и будет жить с нами. Поэтому я и постарался получить несколько бо́льшую площадь.

— Во сколько же это «старание» вам обошлось?

— Я не давал взяток! Почему вы мне не верите?!

— У Лисовского вы утверждали другое. — Кирилл перелистывал пухлую папку. — Вы сказали: «Не подмажешь — не поедешь!»

— Мало ли что можно сболтнуть после нескольких рюмок…

— Павлов бывал у вас на квартире?

— Никогда!

Дегтярев встает.

— Придется устроить вам очную ставку. Собирайтесь. Поедем в тюрьму.

— В тюрьму?.. — Сидоренко бледнеет. — Почему в тюрьму?!

— Не думаете же вы, что я прячу Павлова у себя в кармане.

В помещении тюрьмы у Сидоренко начинается озноб. Мелькает мысль: «Чистосердечное признание смягчает наказание… А, черт! Рифмовать стал. Нет, никакого признания. Надо молчать. Пусть Павлов говорит, что хочет. Никто не видел, как я давал ему деньги. Скажу — клевета. Попробуй, докажи»…

Надзиратель вводит Павлова.

— Я просил о свидании с женой, гражданин следователь, — говорит он.

— Знаю. Будет свидание. А сейчас садитесь и повторите, пожалуйста, что вы говорили о Сидоренко.

— Он за отдельную трехкомнатную квартиру дал взятку в размере четырех с половиной тысяч рублей новыми деньгами.

— Павлов лжет, гражданин следователь!

— Для вас я пока еще товарищ следователь — сухо поправляет Дегтярев. Видит, как при слове «пока» Сидоренко вздрагивает. — Продолжайте, Дмитрий Николаевич. Какую сумму из этих денег вы передали Мещерскому?

— Все. Мещерский отсчитал пятьсот рублей для меня и Никодимова. Но Никодимов устроил скандал. Заявил, что ему пришлось немало потрудиться, чтобы Сидоренко попал в очередники.

— Что же вы сделали?

— Отдал Никодимову все эти пятьсот рублей.

— Получили у Мещерского другие?

— Нет. Даже не рассказал ему ничего.

— Вы знали, что Павлов передаст деньги Мещерскому? — обратился Дегтярев к Сидоренко.

— Откуда я мог знать, если никаких денег Павлову не давал!

Павлов молча посмотрел на Сидоренко и отвернулся.

— Когда Сидоренко дал вам деньги, Дмитрий Николаевич? — спросил Дегтярев.

— Семнадцатого декабря. В девять часов вечера.

— Скажите, какая точность! — насмешливо проговорил Сидоренко.

Павлов хмуро взглянул на него:

— Посидели бы на моем месте, тоже бы все вспомнили.

«Посидит, — подумал Дегтярев. — Этому не мешает посидеть».

— Где Сидоренко передал вам деньги?

— У себя дома.

— Ложь! Павлов никогда не был у меня.

Дегтярев даже не повернул к нему головы:

— Опишите квартиру Сидоренко. Расположение комнат, обстановку. Поподробнее, пожалуйста.

Сидоренко пришел в ужас, слушая, как обстоятельно описывает его квартиру Павлов. Постарался себя успокоить: «Расположение трехкомнатных квартир во всем доме одинаковое, а обстановку надо будет срочно переставить».

— По этому вопросу пока все, — сказал Дегтярев.

«Опять он говорит «пока»!» — холодея, подумал Сидоренко.

— Ваша жена, Дмитрий Николаевич, подала заявление, — продолжал Дегтярев, не обращая внимания на Сидоренко. — Просит, чтобы до суда вас освободили из-под стражи.

Лицо Павлова будто превратилось в гипсовую маску — бледное и неподвижное. Странно было видеть на этой маске живые глаза, с тревогой устремленные на следователя. Дегтярев поспешно закончил:

— Прокуратура решила удовлетворить ее ходатайство.

Вспомнил, с каким трудом удалось уговорить Пономарева. «Рискованно, Кирилл. Еще не вся шайка выявлена. Павлов может договориться о показаниях и вообще помешать ходу следствия». «Павлов мешать не будет, за это могу поручиться», — убеждал Кирилл. «Ну, смотри. На твою ответственность! — нехотя согласился Пономарев. — Не боишься?» Нет, ответственности Дегтярев не боялся. Никогда не боялся. С удовольствием увидел, как маска снова превратилась в лицо. Живое человеческое лицо.

— Спасибо, Кирилл Михайлович… — Первый раз Павлов назвал его так.

Когда Павлова увели, Дегтярев спросил Сидоренко:

— Вы считаете себя честным человеком?

— Странный вопрос, — криво усмехнулся Сидоренко.

— Значит, все-таки считаете? А я вас уличаю во лжи. Стыдно. Мне за вас стыдно. Вместо того, чтобы помочь, вы затрудняете расследование.

Сидоренко пробормотал что-то невразумительное.

— У вас есть сберегательная книжка?

— Есть, — поспешно сказал Сидоренко, радуясь, что разговор зашел о другом.

— С собой?

— Да.

— Покажите.

Сидоренко достал из кармана бумажник:

— Пожалуйста.

Дегтярев перелистал сберкнижку:

— Шестнадцатого декабря вы сняли четыре с половиной тысячи. Как раз ту сумму, которую на следующий день передали Павлову.

— Я ничего не передавал Павлову. Ничего! Это клевета!

— Зачем же вы взяли столько денег в сберкассе?

— Хотел купить обстановку.

— И вы ее купили?

— Нет еще…

— Значит, пока у вас старая обстановка?

— Да.

— Та самая, которую только что описал Павлов? Что же вы молчите? Впрочем, можете не отвечать. Мы сейчас поедем к вам. Посмотрим, кто говорит правду — вы или Павлов. — Взглянул на позеленевшее от страха лицо инженера. Добавил. — Заодно вы предъявите взятые шестнадцатого декабря в сберегательной кассе четыре с половиной тысячи. Раз обстановку вы еще не купили и Павлову, как утверждаете, взятку не давали, значит деньги должны быть у вас. Что ж, поехали.

Сидоренко продолжал сидеть. Обхватил голову руками и не тронулся с места. «Сейчас будет истерика, — подумал Дегтярев. — Или обойдется?..»

— Простите! — с трудом выдавил Сидоренко и глухо зарыдал. — Простите… Павлов сказал правду!

* * *
Когда Дегтярев вернулся в прокуратуру, его уже ждал там шофер Бережнова.

— Вы меня вызывали, товарищ следователь. Моя фамилия Королев.

— Извините, я немного задержался.

Женя удивленно взглянул на Дегтярева. «Извиняется? Вот здорово! Никогда не думал, что следователи такие»… Впрочем, какие «такие» Женя не успел додумать.

— Садитесь, Евгений Петрович.

Так как Дегтярев был первым человеком, назвавшим его по имени и отчеству, Женя не сразу понял, что это относится к нему. Даже оглянулся, полюбопытствовав, кто же еще находится в кабинете. Но никого, кроме него и следователя, здесь не было. Только тогда до Жени «дошло». Он поспешно сел.

«Симпатичный парнишка», — подумал Дегтярев. Спросил:

— Давно работаете у Бережнова шофером?

— Скоро четыре года.

— Как он к вам относится?

— Пожаловаться не могу.

— Вы, кажется, живете в общежитии?

— Да.

— Не женаты?

— Только собираюсь.

— Есть девушка?

Женя застенчиво улыбнулся:

— Еще какая!

Улыбнулся и Дегтярев:

— Что же медлите со свадьбой?

— А куда привести жену? В общежитие?

— Почему вы не обратитесь к Бережнову с просьбой предоставить квартиру?

— Обращался…

— Что же он ответил?

— Обещал Николай Николаевич. Даже сказал, что в списке стою. Только вылетел я из списка.

— Как это — вылетел?

— Появился новый список. В нем моей фамилии нет.

— А что Бережнов говорит?

— Не могу я спрашивать его, товарищ следователь. Не до того сейчас Николаю Николаевичу. Разве я не понимаю?

— Да, я слышал у него жена недавно умерла.

Женя вздохнул:

— Все шишки на Бережнова валятся. То сына чуть не посадили, потом жену похоронил. А тут еще нашего председателя постройкома арестовали, потом Мещерского… Совсем бы Николаю Николаевичу худо было, если б не Аглая Федоровна… — Женя осекся. И дернула же его нелегкая говорить про Аглаю! Хотя, надо сознаться, что если прежде Женя не любил ее за то, что разбивает семейную жизнь, то теперь стал относиться к Аглае лучше. Одна она и заботится сейчас о Бережнове…

— Кто это Аглая Федоровна?

— Не знаю уж как назвать, — нехотя сказал Женя. — Вроде невесты. Заявление в загс подали, сегодня будут расписываться.

Впрочем, Аглаей Дегтярев сейчас не слишком интересовался. Знал о ней довольно подробно. А вот что с сыном у Бережнова были неприятности, услышал впервые. И потом этот список, о котором говорит Женя… До сих пор о существовании первого списка Дегтярев не знал. Возможно, «вылетел» из него не один Женя.

— Кто еще из старого списка не попал в новый?

— Наш электромонтер Иван Громов. Может быть, есть и другие, не знаю. Но Громов это точно. За него сама Аглая Федоровна, говорят, хлопотала. Да пришлось Николаю Николаевичу отдать квартиру кому-то из новых сотрудников. Несколько крупных специалистов были недавно в трест приняты. А без квартир они не шли. Что поделаешь? Самый больной вопрос! Ну, со мной еще полбеды. А Громовых жаль, в такой тесноте живут…

— Когда вы узнали, что вас вычеркнули из списка?

Женя ответил, не задумываясь:

— Девятого февраля.

— Вы хорошо запомнили день.

— Как раз мой день рождения. Подарочек получил…

В голосе этого парня, который с каждой минутой все больше нравился Кириллу, не было горечи. Но Женя что-то недоговаривал, Кирилл чувствовал это. «Хитрить с ним нечего. Надо прямо спросить!»

— Ты говори. Не бойся, — неожиданно переходя на «ты», сказал Кирилл. И это «ты» не только не было обидным, но прозвучало как-то по-особому тепло и душевно.

— Я не боюсь! — Женя широко и открыто улыбнулся. — Просто неудобно как-то… Ведь что получается? Пока Мещерский был барином, — он так и сказал «барином», выражая этим всю степень своего неодобрения, — все молчали. А теперь каждый готов на него грязь лить. Теперь этим себе не повредишь…

— А раньше можно было повредить?

— Пара пустяков! Стоило только не угодить Мещерскому.

«Неплохое подтверждение показаний Павлова», — подумал Дегтярев.

— Мне и пришло в голову — не лишился ли я квартиры из-за того, что отказался к нему в шоферы идти?

— Список на получение квартир подписан Бережновым, не Мещерским. Значит Бережнов виноват, что ты не получил квартиру.

— Мещерский всего, чего хотел, мог добиться у Бережнова, — возразил Женя. — Я просто удивляюсь, как это Николай Николаевич, которому прежде слова никто поперек сказать не смел, последнее время чуть не на поводу ходил у Мещерского.

«Неужели и Бережнов? — подумал Кирилл. — Нет, это невозможно!»

— Последнее время — понятие растяжимое. А точнее?

— Началось с тех самых пор, как сынка Николая Николаевича забрала милиция.

«Невозможно? А почему, Собственно говоря, невозможно? Потому что у Бережнова боевое прошлое и грудь в орденах? Или потому, что он много лет ответственные посты занимает? Хорошо, положим все это на одну чашу весов. А на другую — сына, Аглаю, Мещерского. Ну-ка, что перетянет?.. И не потому ли молчит Мещерский, что боится запутаться и выдать Бережнова? Как это мне раньше в голову не пришло! Ведь пока Бережнов на свободе, он сделает все, чтобы спасти Мещерского и таким образом спастись самому. Да, именно поэтому и молчит Мещерский. Надо немедленно проверить, предпринимал ли уже Бережнов какую-нибудь попытку выручить Мещерского. Следует действовать быстро и в то же время осторожно — за Бережнова многие горой станут».

И Кирилл начал действовать.

* * *
Вечером следующего дня Дегтярев прошел к прокурору.

— Интересная петрушка получается, — сказал Пономарев, выслушав Кирилла. — Значит, прибавилось еще одно звено в твоей цепочке. Что думаешь делать?

— Надо арестовать Бережнова. Он уже мутит воду.

— Санкцию на арест не дам. Представь мне сначала неоспоримые доказательства его вины. Бережнов — это фигура. С ним где сядешь, там и слезть можно.

— Инвалид? — усмехнулся Кирилл.

— Почему инвалид? — не понял Пономарев.

— А как же? Одна рука. Вторая в исполкоме.

Пономарев рассмеялся:

— Не только в исполкоме. Поднимай выше. — Перестал смеяться, сказал серьезно. — Я ведь не боюсь, Кирилл. И не хуже тебя понимаю, что Бережнов в этом деле замешан. Просто не хочу, чтобы какая бы то ни была «рука» помогла ему выпутаться. Мне нужны не предположения, не интуиция. Мне нужна твердая уверенность. Доказательства нужны. Ясно? Только тогда дам санкцию на арест. Не раньше.

Дегтярев вернулся к себе.

— Отказал? — спросил Карпов.

— Отказал.

— Я уверен, что Бережнов брал взятки!

— Я уверен, ты уверен, он уверен, мы, вы, они, оне… Мало, Валерий. Пономарев прав, нужны доказательства. И доказательства эти надо добыть незамедлительно. Ты, кажется, жаждешь о чем-то спросить?

— Да… Вы обратили внимание на серьги Аглаи, Кирилл Михайлович?

— Красивые серьги. Дальше.

— А вы заметили, что эти серьги и кольцо Марины похожи как братья-близнецы?

— Только слепой мог этого не заметить.

— Значит, можно предположить, что серьги Бережнов купил у Мещерского?

— Бережнов и не отрицает. Не считает нужным скрывать, что Мещерский неоднократно его выручал. Бережнов не дурак. Понимает — если не скажет сам, узнаем от других. Кстати, он обещает нам кучу неприятностей за то, что мы посадили «ни в чем неповинного человека».

— Разве Бережнову не известно, что найдено у Мещерского при обыске? — удивился Карпов.

— Пока нет. С этим мы подождем.

— Не торопись, едучи на рать, как говорит Верезов, — рассмеялся Валерий.

— Вот именно.

— А жена Мещерского не могла рассказать?

— Могла.

— И тогда что?

— Не будем гадать на кофейной гуще. У нас есть дела поважнее. — Дегтярев протянул список адресов и фамилий. — Эти люди вычеркнуты из старого списка. Съезди, посмотри, как они живут, действительно ли нуждаются в жилплощади. А я побеседую с теми, кем их заменили. С предполагаемыми взяткодателями. Да, вот что еще — позвони Верезову, пусть займется сберкассами. Новый список подписан Бережновым седьмого февраля. Надо выяснить, делал ли он после этого крупные вклады. Не мешает поинтересоваться и вкладами Мещерского, а также этих пятерых, которые попали в новый список.

12.

— Итак, вы продолжаете настаивать, что найденные у вас при обыске ценности оставлены вам в наследство бабушкой со стороны отца, умершей два года назад?

Мещерский кивнул головой:

— Да. Старушка любила меня больше, чем других внуков.

— Можете точнее сказать, когда умерла ваша бабушка?

— В марте шестьдесят второго года.

Дегтярев заглянул в лежащую на столе справку:

— Грустно, когда любимый внук так безбожно путает дату. Вы ошиблись ровно на год и три месяца.

— Возможно, — согласился Мещерский. — У меня плохая память на даты.

— Только на даты?

— Да.

— Тогда вы, наверно, помните, что ваша бабушка неоднократно обращалась к вам с просьбой хотя бы о незначительной материальной поддержке, но вы либо отделывались молчанием, либо отвечали, что сами кругом в долгах и помочь ей не можете.

— Бабушка никогда ко мне не обращалась. Если бы это случилось хоть раз, я бы ей не отказал.

Дегтярев протянул ему три письма:

— Вот письма, которые вы писали бабушке в Краснодар. Не пытайтесь отрицать, что писали их вы. У нас есть заключение экспертизы.

Старая ведьма! Какого дьявола она хранила его письма?!

— Вряд ли при этих условиях бабушка оставила бы вам наследство. Тем более, она никогда не имела никаких ценностей, что не так трудно было выяснить. Может быть, вы перестанете настаивать на этой версии?

Мещерский не ответил.

— Так как же? Будете продолжать в том же духе или начнете говорить правду?

— Я вообще имею право не отвечать на ваши вопросы!

— Имеете. Но вряд ли вам это поможет.

— Сколько времени можно повторять одно и то же, — раздраженно сказал Мещерский. — Никаких взяток я никогда не брал.

— На очной ставке с вами Никодимов утверждал другое.

— Это провокация. Я вообще не знаю, кто такой Никодимов.

— Павлова вы тоже не знаете?

— Нет, почему же. Павлова я знаю отлично.

— Но ведь и он на очной ставке говорил, что вы берете взятки.

— Он и не то еще мог сказать. Раз уж вы ведете следствие, должны бы понимать, что Павлов мстит мне за полученные выговоры.

— К выговорам мы еще вернемся. Сейчас поговорим о другом. Вы подарили кольцо с жемчугом и алмазами Марине Сокольской?

— Да! — вызывающе сказал Мещерский. «Стоит ли отрицать? Очевидно, Марина рассказала о подарке». — Но это мое личное дело!

— Сколько Бережнов заплатил вам за серьги, которые он подарил Аглае Федоровне ко дню рождения?

— Я не продавал Бережнову никаких серег!

— Ознакомьтесь с заключением эксперта — кольцо и серьги — это гарнитур.

Мещерский прочел заключение, вернул его Дегтяреву.

— Эксперт — человек. И как каждый человек может ошибиться.

— Бережнов говорит, что заплатил вам за серьги двести рублей.

— Ни черта он мне не заплатил! — Мещерский на секунду потерял над собой контроль. — Ни за серьги, ни за фокусы своего сынка, которые влетели мне в копеечку!

— Уточним, — сказал Дегтярев. — Значит, вы продали Бережнову серьги, но деньги за них еще не получили?

Мещерский уже снова взял себя в руки:

— Да. Я не хотел об этом говорить, чтобы не впутывать Бережнова. У него и так хватает неприятностей.

— Впутывать Бережнова вам, конечно, нет смысла, — сказал Дегтярев. — Ведь вся ваша ставка сейчас на него. На его связи. Но вы ошибаетесь, Мещерский. Бережнов вам не поможет.

Дегтярев достал из папки два документа. Мещерский, тревожно наблюдавший за ним, с трудом удержал крик: у следователя были оба списка. Старый и новый. На старом вычеркнуты пять человек, которым должны были предоставить квартиры, и вписаны рукой Мещерского фамилии других пяти… Тех, которые заплатили ему и Бережнову двадцать тысяч рублей! Откуда взялся этот старый список? Мещерский был уверен, что уничтожил его… А список, оказывается, существует. И это улика, неоспоримая улика! Несомненно, следователь уже успел допросить и тех, кто вычеркнут, и тех, кто вписан!.. Но откуда, откуда взялся этот список?!

Вдруг Мещерский ясно вспомнил день, когда ему удалось уговорить Бережнова подписать новый список. Одного за другим называл он людей, которых его жажда к стяжательству лишила жилплощади. И тогда Бережнов взял у него старый список. Долго рассматривал. Потом, словно тот жег ему руки, бросил, в ящик стола. Да, все это было так. Именно так. Отрицать? Конечно, отрицать! Пускай против очевидности. Только не сознаваться. Нет, только не сознаваться. Необходимо затянуть время, пока Бережнову не удастся его вызволить! Но что это? Что еще достает следователь из папки?!

— Ознакомьтесь с двумя документами, — Дегтярев отлично понимает, какие мысли обуревают Мещерского. Надо думать теперь, когда он в состоянии полной растерянности, эти два документа заставят его говорить.

Мещерский берет документы. Читает. Бумага дрожит в его руках. Он это замечает, но никак не может совладать с собой.

— Сопоставьте числа, — говорит Дегтярев. — Новый список подписан Бережновым седьмого февраля. Девятого, как вы можете убедиться из справки, вами было внесено на сберегательную книжку десять тысяч рублей. Бережнов внес в этот же день семь тысяч. Три тысячи он оставил, чтобы расплатиться с долгами и купить свадебные подарки девушке, которую его сын обесчестил.

Значит, Бережнов тоже арестован и надеяться на его помощь нечего!..

— Ну, как? Хватит с вас? Или представить еще доказательства?

Мещерский молчал долго. Очень долго. Но Дегтярев знал — теперь он все расскажет.

— Я все расскажу…

Будто прошел не час, а целый год с момента, когда надзиратель ввел сюда Мещерского. Куда девался его лоск, его барские замашки, его заносчивый тон? Перед Дегтяревым сидел, сгорбившись, человек с бегающими трусливыми глазами и трясущимися руками. Смотреть на этого человека было противно. И хотя Дегтяреву до отвращения противно было смотреть на него, это чувство пересиливалось другим — светлым и радостным, потому что удалось, наконец, изобличить преступную шайку. И еще радостнее от мысли, что справедливость будет восстановлена. Выселят всех, кто получил квартиры за взятки. Справят новоселье имеющие на это законное право. Кирилл живо представил себе, как счастливы будут Громовы, Женя Королев, все, кого хотели лишить счастья эти люди… нет, какие же это люди? Их и людьми-то назвать невозможно!

* * *
Дегтярев вышел из тюрьмы и остановился, на миг ослепленный солнечным светом. Весна… Скажите, пожалуйста! Не заметил, как она подобралась. А может быть, весна пришла давно, он просто не обратил внимания на это явление природы? Чепуха! Еще вчера лежал снег у ворот. Правда, пористый и грязный, но все же это был снег. А сегодня здесь бежит веселый ручеек. Бежит и поблескивает на солнце, будто подмигивает Кириллу. Будто хочет сказать: «Что, старина? Намаялся?»

— Намаялся! — рассмеялся Кирилл и в свою очередь подмигнул ручейку. — Наше с тобой дело такое — грязь смывать!

Кирилл перемахнул через ручеек. Подумал: «Отпуск не за горами. Вот только начнутся у Наташи каникулы…» Первый отпуск в жизни, который он проведет не один. И не с кем-нибудь — с Рыжиком. С милым, чистым, поразительным Рыжиком, который неизвестно, за какие такие его заслуги каждый день ждет его, заботится о нем, любит его. А еще говорят — чудес не бывает. Вот оно — чудо. Наташа. Рыжик. Любимая…

Не заметил, как доехал до прокуратуры.

— Ты что сияешь? — спросил Пономарев. — Заговорил Мещерский?

— Заговорил.

— Рассказывай.

Дегтярев коротко, но подробно рассказал о допросе. Здорово он умел это делать — коротко и в то же время подробно.

— Так, — сказал Пономарев. — Теперь все ясно. Получай санкцию на арест Бережнова.

* * *
Пятые сутки Бережнов пил запоем. Он не хотел видеть никого. Единственный человек, чье присутствие не было бы ему в тягость, ушел от него. Навсегда. Какое страшное слово — навсегда! «Надя, Надя… — шептал он с тоской. И опять — Надя, Надя!» Разве не была она долгие годы самым преданным другом? Надя бы и сейчас нашла единственно верное, единственно нужное слово. Впрочем, он давно уже не прислушивался к ее словам. С тех самых пор, как пошел в гору и возомнил себя при жизни монументом. Тогда Надины слова стали раздражать его. Потому что она всегда говорила правду, а он привык к фимиаму и лести. В конце концов Надя совсем перестала с ним говорить. Нет, конечно, она говорила — «С добрым утром», или «Спокойной ночи», или «Какой обед приготовить сегодня?», или — «Тебе пора заказать новый костюм»… Но настоящих слов не было. Он отучил от них Надю. Он просто не желал ее слушать. А что бы она сказала сейчас? Сейчас, когда Надя уже ничего не может сказать, он хочет знать — что бы она сказала?..

Бережнов вдруг явственно услышал Надин голос:

— Ты не случайно докатился до гнусного преступления, Коля. Но раз это произошло — пойди и сознайся.

— Замолчи! — крикнул он и замахнулся бутылкой.

Голос умолк. Бережнов дрожащей рукой вылил в стакан остатки коньяка. Подумал: «Так можно допиться до белой горячки!» А, да не все ли равно! Залпом выпил коньяк. Потянулся за новой бутылкой.

Бережнов не верил в то, что его могут арестовать. Никодимов и Павлов ничего не знают. Мещерскому говорить невыгодно. У этого мальчишки-следователя, который сует свой нос в квартирные дела, нет никаких доказательств, что он, Бережнов, брал взятки. Если б были, давно бы их предъявил. Сразу после ареста Мещерского. Выдать его может один Мещерский, а раз Павел до сих пор молчал, значит будет молчать и впредь. Это в его собственных интересах. Никто из тех, кто давал взятки, не подозревает, что немалая часть прилипла к его, Бережнова, рукам.

Нет, в возможность ареста он не верил. Не это его страшило. Пугало другое. Пять дней назад его друг, председатель исполкома, сказал:

— Ничем не могу помочь, Николай. На руководящих должностях тебе больше не быть. Не справился. Такую грязь у себя в тресте развел — чертям тошно! Спасибо скажешь, если партийный билет не отберут.

С того дня и запил. Потому что не было для Бережнова ничего страшнее мысли, что он лишится почета и власти, к которым привык и отказаться от которых не в силах.

В дверь постучали.

— К черту! — рявкнул Бережнов. — Оставьте меня в покое! — Немного смягчился, увидев Аглаю. — А-а, это ты. Ну, входи, раз пришла. Садись. — Налил в стакан коньяк. — Пей. Я из бутылки… — Прильнул к горлышку. — Что же ты? Пей. — Стукнул кулаком по столу. — Пей, говорю!

— Какая гадость! — На красивом лице Аглаи брезгливая гримаса. — Не думала, что ты можешь так опуститься…

— Не ду-ма-ла? — протянул Бережнов. — А вообще-то ты думать умеешь? О чем-нибудь кроме себя? Своей красоты и тряпок?

— Я не желаю выслушивать оскорбления!

— Не желаешь? — Бережнов поднялся во весь свой огромный рост, шагнул к Аглае. — А подарки получать желаешь? Кататься на персональной машине желаешь? Иметь собственную дачу — желаешь?.. Говори!

Аглая бесстрашно смотрела на медленно приближающегося Бережнова. Ее большой, твердо очерченный рот кривился пренебрежительной жалостью. То же легкое презрение и жалость светились в глазах. Ничто больнее, чем эта презрительная жалость, не могло ранить Бережнова. Его, перед которым трепетали сотни подчиненных, его смеет жалеть эта девка, ради которой он пошел на преступление. Пусть не только ради нее, но и она здесь играла не последнюю роль!

Вернулся к столу, схватил невыпитый Аглаей коньяк, сделал несколько глотков. Снова подошел к ней. Грубо обнял. Запрокинул русую голову. Хотел поцеловать. Аглая ловко увернулась.

— Не выношу пьяных, — брезгливо сказала она.

Ей противен был этот грузный, старый, опустившийся человек, лишенный того ореола власти и могущества, которые ее так пленяли.

— Я пришла сказать, что ухожу от тебя. Совсем ухожу.

— Не городи чушь, Аглая! — Его бас зазвучал прежними властными нотками. — Ты моя жена. Мы расписаны в загсе.

— Не за тебя я выходила замуж, — покачала головой Аглая. — Не за тебя. Не за такого.

Бережнов схватил ее руки.

— Красавица моя… Жена моя… — Пьяные слезы хлынули из глаз. — Думаешь, меня сломили? Нет! Бережнов за себя постоит! Бережнов еще покажет себя.

— Ты уже себя показал! С меня вполне достаточно. — Аглая оттолкнула его, повернулась, неторопливо вышла из комнаты.

— Аглая! Вернись, Аглая!..

Голос Бережнова оборвался. Он рухнул на пол.

В таком положении и застал его Дегтярев.

— Пьян вдребезги! — сказал Верезов, увидев стакан и пустые бутылки.

Дегтярев подошел к Бережнову, нагнулся.

— Боюсь, что хуже. Вызови врача. Похоже — инсульт.

Приехавший вскоре врач подтвердил:

— Инсульт. Слишком много алкоголя. Возможно — потрясение. В его возрасте и при его комплекции инсульт нередкое явление.

13.

Клуб переполнен. Люди стоят, сидят в проходах, пристроились на ступеньках, ведущих на сцену. Напряженно слушают сообщение следователя о преступлениях, совершенных теми, кто работал бок о бок с ними. Дегтярев видит гневные лица, слышит возмущенный, порой недоверчивый шепот:

— Бережнов? Вот никогда б не подумал…

— А Мещерский каков гусь?

— Этот на все способен.

— Тс-с… Тише. Не мешайте!

Дегтярев знает, что после его сообщения люди начнут серьезнее относиться к малейшему нарушению закона. Станут требовательнее к себе и другим. Станут бдительнее. Он ищет и находит доходчивые точные слова. Он умеет зажечь в людях стремление бороться со злом.

Один за другим начали подниматься на трибуну сотрудники треста, требуя сурово наказать преступников.

— Жаль, Бережнов ушел от суда! — говорит Женя. Со всей непримиримостью юности он презирает сейчас Бережнова, которого прежде привык уважать. — Лежит в больнице…

— Не горюй, Женька! — кричат из зала. — Поправится Бережнов. Призовут к ответу…

— Призовут, конечно. Но я-то?.. Возил, возил Бережнова, — с горечью сказал Женя, — и еще гордился, думал, вот с каким большим человеком каждый день встречаюсь. А он, оказывается, проходимец! В голову не могло прийти…

Кирилл видит бледное лицо Клавы. Она сидит съежившись, такая маленькая, хрупкая, беззащитная. Кириллу хочется подойти, успокоить ее. Но где взять слова, которые могут унять ее боль? Все же подходит:

— Здравствуйте, Клавдия Васильевна…

Секунду смотрит на него непонимающими глазами, потом вспыхивает, ниже опускает голову.

— Здравствуйте…

— Не волнуйтесь. Я уверен…

— Нет! Не успокаивайте меня…

Клава вскочила. Судорожно вцепилась в стоящий впереди стул. Крикнула отчаянным, срывающимся голосом:

— Товарищи!..

Все повернулись к ней. Клава заговорила торопливо, сбиваясь и путаясь:

— Митя… Я хочу сказать — Павлов… Не потому говорю, что он мой муж… Нет, и поэтому тоже! — Голос ее окреп. — Виноват он. Очень виноват. Струсил. Испугался Мещерского и вот… Только он не такой, как Мещерский. Не такой! Нельзя их под одну гребенку стричь! Что же вы молчите?! Хоть что-нибудь скажите. Хоть одно словечко…

Зал загудел:

— Знаем твоего Митьку… Хороший парень, только трусоват!

— Вздор! Что Павлов, что другие — одним миром мазаны…

— Неправда! Что мы Павлова не знаем? Знаем!

— Пусть судят. Да только с понятием. Нечего его на одну доску с теми ставить.

— Здесь следователь объяснял, как эта беда с ним приключилась…

— Прокуратура поняла, и суд поймет…

— Точно. И мы еще от себя на суде выскажемся. От коллектива. Будем просить, чтоб дали условно…

— Спасибо, товарищи… — Клава разжала руки, стискивавшие спинку стула. Села. Повернулась к Дегтяреву. — Мне Митя все говорит и говорит о вас. Так хорошо говорит… — Слабая улыбка тронула ее губы. — У нас ведь скоро мальчик будет. Сын.

— А если дочь? — улыбнулся Кирилл.

— Нет, — серьезно сказала Клава. — Митя непременно хочет сына. Сказал — воспитаем настоящим человеком. Честным и смелым. И еще сказал, что с малолетства будет повторять сыну ваши слова: «Трусость и беспринципность — не лучшие черты человека»…

Они говорили тихо и все же, видимо, мешали соседям слушать.

— Помолчим, — шепнул Кирилл.

Клава кивнула головой.

Зал взорвался аплодисментами. Кто-то крикнул:

— Правильно Громов говорит! Судить надо не только тех, кто брал взятки, но и тех, кто давал. Одна шайка-лейка.

Кирилл услышал, как сзади кто-то судорожно вздохнул. Он оглянулся и увидел Лисовского.

— Добрый вечер, Семен Осипович.

Лисовский чуть слышно ответил:

— Какой же он «добрый», товарищ следователь?.. Чтоб в жизни у меня таких вечеров не было!

Сидевшая рядом с ним девушка вскочила, стала пробираться к трибуне. На ходу крикнула:

— Дайте мне слово!

— А-а, комсомольский вожак! Валяй, Даша. Говори!

Даша быстро и легко поднялась на трибуну, переждала, пока затихнет шум:

— Взяточники подрывают веру людей в справедливость! — Она взмахнула рукой, словно отрубила. — Я бы их судила как за подрывную деятельность. Без снисхождения. Такой вот Мещерский — это же мразь, товарищи! Своими руками расстреляла бы мерзавца! Да и Бережнов недалеко от него ушел. А Павлов — это уж совсем другое дело…

— Решили о Павлове… Чего повторяться?

— Не шуми. Дай человеку сказать.

Даша, подавшись вперед, смотрела на кого-то в зале. Люди стали поворачивать головы, стараясь понять, на кого она смотрит. Шум постепенно утих. Даша чутко уловила момент:

— Решили, говорите, о Павлове? Верно. Хорошо решили. Но тут вот товарищи высказывались, что тех, кто давал взятки, тоже надо судить по всей строгости закона…

— А ты не согласна?!

— Не перебивай! — крикнула Даша. — Согласна! Не хуже твоего понимаю! Только я хочу сказать о тех, кто давал… Например, Сидоренко и Лисовский. Их как? В одну кучу валить? Да? Вот товарищ следователь говорил — Сидоренко изо всех сил мешал следствию. Значит, с него один спрос! А Лисовский?.. Мы все хорошо знаем Семена Осиповича. Десять лет в тресте работает, и никто про него плохого слова сказать не может. Прекрасный работник, честнейший человек. Я с детства в одной квартире с Лисовским живу. Когда их сын женился, старикам от невестки житья не стало. Имеет право Лисовский на спокойную старость? Имеет. Он, может, больше, чем многие другие, нуждается в жилплощади. И ведь раз десять просил Мещерского. Все впустую. Почему Мещерский ему отказывал? При такой обстановке, какая сложилась у нас в тресте с распределением квартир, это можно расценить только как вымогательство взятки. А тут еще Сидоренко прямо заявил Лисовскому — дай взятку, получишь квартиру. И невестка каждый день скандалы закатывала… Нет, товарищи, я не хочу сказать, что Семен Осипович поступил правильно. Конечно, нет! И он это сам не только понял, он очень тяжело пережил… Я знаю, вижу, какой у него на душе камень. Что же, товарищи, его теперь с этим камнем — в воду? Пусть тонет? Да? Так одним махом и перечеркнуть всю его безупречную жизнь? Мещерский решил погубить Лисовского, чтоб спасти свою жалкую шкуру, а мы руку ему не протянем?.. Так, что ли?

«Вот девчонка! — восхитился Дегтярев. — Ну, молодчина»…

— Верно она говорит! — крикнул Громов. — Верно, Даша. Что предлагаешь?

— Я предлагаю просить прокуратуру не привлекать Лисовского к уголовной ответственности.

— Кто за это предложение, — сказал председатель, — прошу поднять руки.

Лес рук взметнулся вверх.

— Единогласно.

Когда руки опустились, Дегтярев увидел, как по лицу Лисовского, изрезанному глубокими морщинами, текут слезы. Губы что-то шепчут. Не разобрать что… Но вот он встает и в зале сразу устанавливается тишина:

— Дашенька… Еще когда ты была пухленькой девочкой с бантом в кудряшках, моя Роза говорила: «Это необыкновенная девочка, Семен». Моя жена умная женщина… А я осел. Старый осел. Спасибо, что вы это поняли, товарищи…

Лишь поздно вечером стал расходиться из клуба народ. Дегтярев еще задержался в парткоме. Когда он освободился, был двенадцатый час. Спать не хотелось. Утром он подготовит постановление о передаче Лисовского на поруки. «С учетом безупречного прошлого, чистосердечного раскаяния, наличия нездоровой обстановки в тресте, преклонного возраста»… Да, именно так он сформулирует постановление. Пономарев несомненно не откажет коллективу треста в этой просьбе.

— А здорово их «комсомольский вожак» говорила! Умница Даша. Она бы тебе понравилась, Рыжик…

Удивительно! О чем бы ни думал, мысль всегда возвращалась к ней. К Наташе. И хотя Кирилл никогда не рассказывал дома о служебных делах, мысленно он часто обращался за поддержкой к Наташе. Всегда старался представить, что она сказала бы в том или ином случае. Как реагировала? Одобрила или не одобрила его решение? Это было важно. Это было просто необходимо!

Кирилл вышел на набережную, перешел мост, свернул на Красную площадь. Остановился. Стал слушать бой кремлевских курантов. Подумал: «Тут бьется пульс страны. Сердце страны. Мозг страны». Взглянул на рубиновые звезды. Как-то совсем по-мальчишески помахал им рукой. Пересек площадь. На улице Горького свернул в переулок. Шел и наслаждался тишиной. Мягким светом фонарей. Теплом приближающейся весны. Радостным сознанием исполненного долга.

* * *
В основу повести «Стяжатели» положены обстоятельства подлинных уголовных дел. Автор благодарен работникам Московской городской прокуратуры, которые помогли ему собрать материал. Особенно хочется отметить большую помощь, внимание и чуткость прокурора Ленинского района столицы Леонида Васильевича Пархоменко, который во многом и послужил прообразом героя повести Кирилла Дегтярева. Чистота помыслов, уменье глубоко анализировать, выдержка, решительность, непримиримость к тем, кто ради собственной выгоды, желания легко жить за чужой счет нарушает нормы социалистической законности, великолепно уживаются в нем с душевной мягкостью, любовью к людям, справедливостью, романтикой.

Когда я закончила «Стяжателей», мне стало грустно без моих героев, как будто из жизни ушли родные и близкие люди. Показалось, что я не все еще рассказала о них, не все узнала сама. И я решила написать еще одну, заключительную повесть о жизни Кирилла Дегтярева, о его сложном, многогранном и самоотверженном труде, его мастерстве в раскрытии преступлений.

К работе над третьей повестью я уже приступила. Как и обе предыдущие, она будет написана на основе подлинных уголовных дел.


А в т о р


Оглавление

  • 1.
  • 2.
  • 3.
  • 4.
  • 5.
  • 6.
  • 7.
  • 8.
  • 9.
  • 10.
  • 11.
  • 12.
  • 13.