КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471103 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219722
Пользователей - 102112

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Кингчесс (fb2)

- Кингчесс [СИ] (а.с. Вселенная онлайн -3) 1.76 Мб, 530с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Влад Лей

Настройки текста:



Влад Лей. Вселенная Онлайн 3: Кингчесс

Пролог

— Вперед, вперед, вперед!

Приказа ждали долго, очень долго, и, наконец, время пришло. Тантал сломя голову несся к десантному боту, чтобы занять свое место. Сзади и далеко впереди слышался топот тех, кто так же, как и он, спешил занять свое место в десантном боте. Он прыгнул в уже начавший закрываться люк, перекатился и, оттолкнувшись ногами от пола, буквально втолкнул собственное тело в нишу. Зажимы тут же зафиксировали его экзокостюм. Он успел как раз вовремя — секунду спустя десантный отсек закрылся, и сам корабль содрогнулся — металлическая лапа, удерживающая его, начала разворот, нацеливая нос бота на выход.

— Опаздываешь! — пожурил Тантала зафиксированный в соседней нише его напарник и друг детства — Димон.

— Да как-то не ожидал, что нас, все же, отправят на абордаж, — ответил ему Тантал. — Бой ведь даже не начался! Корабли противника только начали движение. Почему нас отправляют? Расстреляют ведь на подходе!

— Мы первая волна! Наша задача — отвлечь противника, подготовить зону для прибытия Берсерков, — встрял в разговор взводный.

— Берсерки? Эта та хрень, которую захватили после атаки на Базар? — удивился Димон. — Так это не слухи?

Тантал же промолчал. Вообще, о том, что планируется десант в начальной фазе боя, предупредили заранее. Но большинство бойцов, включая и Тантала, решили, что штабные в очередной раз напутали или банально перестраховываются, поэтому особого внимания сему факту и не придали. А зря. Тот же Тантал, который о Берсерке и вообще о планируемом абордаже слышал и знал намного больше других, последовал примеру прочих — именно поэтому сигнал тревоги застал его в душе, откуда ему, запрыгивая в одежду на ходу, пришлось нестись сначала в оружейную, а после, бегом напялив экзоскелет, гоняя тестовую систему, бежать уже к боту.

— Не знаю. У меня в задании прописано именно так: «Подготовить зону для высадки Берсерков», — пожал плечами взводный. — И вообще, почему бы тебе не поинтересоваться этим у своего друга? Он ведь в атаке Базара участвовал.

Взводный тут же отвернулся, отвлекшись на новые тактические данные, поступающие ему непрерывно. Тантал мысленно поморщился — после того, как ребята из его взвода узнали, что, помимо роли бойца наемного отряда, Тантал еще и пиратствовал, относиться к нему стали, мягко говоря, холодно. Но ведь то было в игре, а сейчас все изменилось. Многие ушли к пиратам, многие пираты влились в ряды Алых и Гончих. Да и Тантал свои обязанности выполнял, и претензий к нему не могло быть никаких. И все же, сокланы осуждали его «подработку». Вон, даже взводный морду воротил.

— Говорят, Берсерки — это отряд, состоящий из одного человека, — заговорщицки подмигнув, заявил Димон. — Может, расскажешь уже, наконец, что это?

— Ты думаешь, я сам знаю? — хмыкнул Тантал.

— Ну уж всяко больше меня. Я слышал, что во время захвата прототипа вы сразу разобрались в нем. И слышал, что в составе отряда всего один человек, а остальные — роботы. Так кто в Берсерке?

— Да не знаю я. Был там как обычный боец. Захватили сначала корабль, а потом базу. Немного постреляли, и на этом мое участие закончилось. Наши что говорят?

— Да черт его знает. К примеру, говорят, что пилотом стал один из тех, кто первым смылся с Земли. А до этого в игре он был крутым десантником, то ли из Гончих, то ли Алых. Знаком с таким?

— Не-а. Да и что может сделать один человек? — скептически поинтересовался Тантал.

— Говорят, что до атаки Базара у него был модуль управления дроидами, и он мог управлять сразу тремя, а после ему достался какой-то новый скаф — проект ирдов. Неужели ты не в курсе?

— Не в курсе. И что, скаф для ирдов без всяких проблем подошел человеку? — удивился Тантал. Вообще, у него были соображения, о ком идет речь. В том абордаже ирдского корабля им досталось. Сам Тантал думал, что операция провалилась — слишком большие потери. Но старший вывел Туру, и ситуация кардинально изменилась… Кстати, старший ведь и был оператором дроидов, и Турой тоже управлял он, так может, пилотом Берсерка является…

— Ну… После доработки, — подумав, ответил Димон, прервав размышления самого Тантала, — до меня только слухи доходили. Но ты ведь знаешь ирдов — они трясутся за свои жизни и редко сами вступают в бой. Если уж и сделали скаф для себя, то пробить его будет неимоверно сложно.

— Возможно, — Тантал встречался с этими космическими крысами, и впечатления крутых вояк, мягко говоря, они не производили. Но что не отнять, так это мастерство. Если ирды делали оружие — оно было лучшим. Хотя, чего уж скрывать, та злополучная атака на, как казалось, обычный ирдский транспорт была крайне сложной. Абордажная команда едва не сложила головы. Если бы командир не пошел в ва-банк, трудно сказать, чем бы все закончилось…

Вообще, та миссия коренным образом поменяла отношение сослуживцев к Танталу. Бывший сотрудник правоохранительных органов, списанный в отставку по состоянию здоровья, во Вселенной Онлайн развлекался, как мог. Ну а что, игра ведь? И в игре он вел двойную жизнь. С одной стороны — боец пусть и малоизвестной, но уважаемой группировки наемников, с другой — опасный и разыскиваемый пират. И только попав на Новый Эдем, ему пришлось открыть свои обе личины для окружающих. К сожалению, как пираты не оценили его наемнической деятельности, так и наемники не были в восторге от того, что в их ряды затесался откровенный бандит.

Да чего уж там, даже Димон некоторое время дулся. Хотя его обида заключалась скорее в том, что Тантал не привлек его на работу своей «темной» ипостаси, скрыл от друга свою пиратскую деятельность.

Однако после той атаки ирдского корабля прошло много времени, и ренегаты, как стали называть обитателей нового Эдема, стали меньше обращать внимания на то, кто чем раньше занимался в игре. Те же пираты стали чем-то вроде специального подразделения. А то, что Тантал служил и там, и там, было его личным делом.

И вот сейчас он бы с удовольствием ушел полностью к пиратам. Текущее задание ему нравилось все меньше и меньше. Как и отношение сослуживцев.

Сам Тантал считал текущую миссию чистым самоубийством. Получив первые данные по заданию, он ошалел. Что там эти умники из штаба придумали? И кому такое только в голову пришло? Во-первых, атаковать большой вражеский корабль до того, как началась битва, было глупо — десантные боты перебьют еще на подходе. Во-вторых, с детьми Фенрира так шутить вообще не стоило. Прежде чем атаковать корабль под их контролем, следовало обстрелять его. Тщательно, вдумчиво, обильно. В ином случае, даже превосходящая вдвое волна атакующих-людей будет уничтожена уступающими по количеству волками-защитниками.

Ну и в-третьих, атаковать им предстояло «Меч Императора» — бывший флагман лягионского флота, один из мощнейших и самых современных кораблей. Эта огромная махина должна была нести на борту целую армию. А им предстояло атаковать не тронутый боем корабль, причем в количестве трехсот человек. Ну да, их задачей не ставили захват корабля, что вообще было невозможно, но и в шансы удержать некий участок более, чем пару минут, Тантал не верил. Ну допустим, они смогут, выдержат. Затем придут эти самые «Берсерки», и что, они смогут уничтожить всех волков на борту? Бред…

Еще до бегства с Земли Тантал был десантником. Конечно, не настоящим, а в игре Вселенная Онлайн. Но, тем не менее, он сам, как и его взвод наемников «Фантомы», слыл одним из самых отчаянных и удачливых, способным пойти в самоубийственную атаку, пережить ее и даже победить. Но текущее задание… Это перебор даже для таких психов, как они.

Бот вышел из дока и набрал ускорение. Даже включенные компенсаторы не справлялись с нагрузкой, и сейчас сам Тантал не сдох от диких перегрузок лишь потому, что его защищал экзоскелет. К слову, предпоследнее поколение. Он в игре на него собирал долгих 8 месяцев, бегая в изношенном и побитом костюме, не позволяя себе тратить деньги на улучшения и, уж тем более, не выводя их в реал. И что? Теперь он должен идти в атаку, шансов пережить которую нет никаких. Но да хрен с ним, с жизнью — на Эдеме он уже давно поставил клона, так что даже если его размажут в лепешку — оживет. А вот за свой любимый костюм можно забыть. Не то, что вернуться за ним не получится, может, и получится, вот только забирать будет нечего — наверняка еще до того, как сам Тантал погибнет, совершенный экзокостюм превратится в кусок металлолома или опаленный шар металла, изрешеченный, прожженный вражеским огнем.

— Готовность минута! — послышался голос взводного.

Ну вот, сейчас начнется. Когда Тантал играл в игру, он всегда нервничал перед высадкой. А сейчас нет. Странно. Ведь, казалось бы — то было в игре, а сейчас происходит на самом деле. А он спокоен. Хотя нет, не спокоен, он зол. Он зол, что вынужден выполнять какой-то идиотский приказ, из-за которого потеряет вещь, на которую так долго копил, которая должна была стать залогом его успеха, выживания, дохода. И вот — третий бой, когда он в своем новом экзокостюме, и, скорее всего, последний. В следующем бою он вновь влезет в тот хлам, который ранее называл боевым скафом. Благо, хоть не выкинул. Как знал, что пригодится. А может, и бог с ним, с экзокостюмом предпоследнего поколения? После того, как он его купил и начал носить, начались сплошные неприятности. Первый бой — корабль ирдов, когда вся абордажная команда чуть не полегла, затем бой на станции — тоже далеко не самый легкий, и, наконец, атака «Меча Императора».

Сильный удар, заставивший весь корабль содрогнуться, стал сигналом для десантников — бот проломил обшивку вражеского корабля, и сейчас откроется люк, через который десантники, словно отрава, будут выпрыснуты в тело вражеского корабля и начнут уничтожать его изнутри.

— Пошел! Пошел! Пошел! — закричал взводный, и тут же отщелкнулись фиксаторы, удерживающие десантников, а точнее их экзоскелеты в нишах. Они все, как один, вскочили и бросились на выход.

Все сразу пошло так, как и ожидал Тантал: препаскуднейше. Защитники корабля к прорыву были готовы. Ничем не занятые офицеры вражеского корабля смогли точно отследить путь бота, просчитать точку высадки, и сразу же, покинув свой бот, люди встретили ожесточенное сопротивление. Их бот прибыл третьим, и Тантал поблагодарил бога, что, в отличие от всех прошлых боев, их группа в этот раз задержалась, не став, как обычно, первой на острие атаки. Абордажники первого бота были выбиты подчистую. Хоть и мельком, но Тантал успел рассмотреть картину, где лежали уже мертвые тела — их встретили плотным огнем, а тех, кто смог прорваться, тут же порешили с помощью огромных топоров и секир. Дети Фенрира умели и могли сражаться. Это было их призванием, и они отлично справлялись с работой.

Второй группе повезло больше. Вот только покинуть свой бот им удалось лишь после того, как появилась группа Тантала. Защитники корабля отвлеклись на новую угрозу, и группа «Тасканцы» смогла, наконец, покинуть свой бот, перейдя в наступление. К сожалению, их осталась едва половина, но они пошли в самоубийственную атаку для того, чтобы уже «Фантомы» смогли спокойно покинуть бот, занять оборону, прикрыли оставшиеся абордажные боты, которые уже были на подходе.

Когда Тантал и остальные «Фантомы» рассредоточились, заняв хоть какие-то укрытия, последний из «Тасканцев» погиб.

Сосредоточенный огонь десяти бойцов позволил отбросить волков, которые были вынуждены отойти под бронебойные щиты, выставленные ими в ожидании абордажников ренегатов. Тантал понимал, что в такой перестрелке, когда между атакующими людьми и защищающимися детьми Фенрира не было и тридцати метров, любая ошибка может привести к провалу. Если позволить волкам высунуться, проворонить момент — они тут же перейдут в ближнюю атаку, а против их топоров и секир никакая броня не поможет.

Все-таки, как бы сам Тантал не ворчал, а вылазка Черной эскадры, вследствие которой и удалось получить массу трофеев, принесла свои плоды: сейчас у каждого абордажника был индивидуальный энергощит, позволявший не бояться даже самой мощной плазменной винтовки противника (а в большинстве случаев фенрирцы использовали именно энергетическое оружие). Кроме того, показавшееся непривычным и неудобным, странное оружие, которое разработал некий Техник, оказалось необычайно убойным. Оно с легкостью пробивало скафы волков и разрывало их тела.

Сам Тантал использовал громоздкую и тяжелую пушку, которую Техник называл ПКМ. Как понял Тантал, нынешний образец был подобием оригинала, который использовали сами люди несколько десятилетий назад. Вот только то, из чего стрелял Тантал, было гораздо убойнее и опаснее своего предка. Ну конечно, если тот самый, оригинальный, настоящий ПКМ человек без экзоскелета с горем пополам мог таскать на себе, то образец, который сейчас был в руках Тантала, поднять без экзоскелета было невозможно. Да чего там, даже сейчас, будучи в экзоскелете, Тантал ощущал, насколько мощная у оружия отдача. На учениях, держа оружие на весу, стрелять было необычайно сложно. Однако пулемет на то и пулемет, чтобы поливать противника огнем, причем со стационарного места. А хочешь стрелять и одновременно двигаться — терпи.

Эта пушка поначалу показалась Танталу необычайно проблемной, но сейчас он ее обожал: снаряды, выпущенные из этого пулемета, при удаче могли пробить даже бронещиты, выставленные противником. Причем снаряд, выпущенный из этой в буквальном смысле пушки, даже после пробития щита мог достать и прятавшегося за ней волка — прошивал его броню, его тело. Тантал видел, как несколько противников вывалились из-за изрешеченных щитов после того, как он дал длинную очередь.

Волки попытались, как привыкли, взять нахрапом, однако люди дали отпор, остановив атаку в самом начале. Тантал мысленно усмехнулся. Если за щитами у волков были шансы, то, попытавшись броситься врукопашную, они подписали бы себе смертный приговор. В отличие от большинства других наемных групп, «Фантомы» поголовно перешли на новые пушки. Более того, именно их группа участвовала в тестировании только разработанных и еще находившихся на испытании образцов. Вот как сам Тантал, к примеру, получил этот пулемет.

Сзади раздались гулкие удары — подошли оставшиеся боты. Еще как минимум три команды сейчас к ним присоединятся. Это позволит уже не сдерживать волков, а откинуть их назад, освободив место для прибытия тех самых «Берсерков».

Когда новые бойцы высыпали из своих ботов, волки дрогнули. Они отступили назад, в коридоры. Однако Тантал понимал — это ненадолго. Очень скоро сюда прибудут другие противоабордажные команды, волки поймут, что дело серьезное, начнут использовать турели в коридорах, да и вообще мобилизуют все имеющиеся защитные системы корабля, и тогда людей просто задавят числом и огневой мощью. Никакое оружие не поможет. Да и имеющиеся индивидуальные щиты, прекрасно защищавшие от одиночных попаданий, ничем не помогут, если в тебя начали стрелять одновременно полдюжины противников.

— Щиты к проходам! Перегородить дорогу! Держим коридоры! — орали взводные.

Тантал замер за щитом, выставив свое оружие в коридор. Теперь у него было укрытие еще лучше. С помощью пулемета он сможет сдержать противника. У волков не будет шанса приблизиться. Главное, чтобы не подвели другие взводы. Если прорвутся из других коридоров — людей выбьют. Сражаться, когда противник прет отовсюду, невозможно. Во всяком случае, сражаться долго.

Позади Тантала громыхнуло. Похоже, явились те самые хваленые «Берсерки». Тантал бросил быстрый взгляд назад. Ого! Вселяет уважение.

В их сторону двигались четыре странные фигуры. Они точно не могли являться людьми — наверняка дроны. Возвышаясь над людьми в экзокостюмах, эти существа выглядели настоящими гигантами, но при этом обладали какой-то нечеловеческой грацией. Серые, поблескивающие хромом, вытянутые, даже тонкие тела точно не могли быть обычными костюмами — поместить внутрь человека попросту невозможно. Танталу показалось, что эти дроны (а наверняка это они и были) могут двигаться, как им заблагорассудится. Казалось, что их конечности могут изгибаться под любым углом, в любом направлении. И он был в этом прав. Тантал понял, кого ему напоминали эти машины — кузнечиков, или даже богомолов. Хотя нет. Муравьи на необычайно длинных лапах. Муравьи, ставшие на задние лапки в вертикальное положение, при этом увеличенные в несколько раз. Своими передними конечностями они практически доставали до пола. И передвигались существа странно, рывками, но при этом с трудноописуемой грациозностью. Вот один из них, перебирая «ногами», начал забег по коридору, оттолкнулся своей длинной «рукой» от стенки коридора, словно пуля перелетев на другую его сторону. Вот другой оттолкнулся передними лапами от двоих своих напарников и легко, словно невесомое перышко, перелетел над замешкавшимся десантником, плавно опустившись прямо перед ним, успев при этом сдвинуть свое тело в сторону — уйдя с линии огня опешившего бойца.

— Освободить проход! — приказало одно из этих существ их взводному. У этого страшилища был холодный, механический и ничего не выражающий голос. Тантал поежился. Не хотелось бы ему самому столкнуться с таким противником — от них прямо-таки исходил запах смерти, неотвратимости.

Бойцы его группы спешно растянули щиты в разные стороны, освобождая проход для этих «Берсерков».

Тантал молча провожал их взглядом. Четыре несуразные, непривычные фигуры спокойно, ни на кого не обращая внимания, двигались вперед. А замыкал их шествие уже, скорее всего, человек. Его экзоскелет был больше, чем у Тантала и других бойцов, на плечах имелись какие-то странные наросты. От головы к груди и небольшому подобию рюкзака на спине шли тонкие трубки в просто неисчислимых количествах. Почему-то, глядя на них, Тантал подумал про дреды. Именно на них и были похожи эти трубки, словно многочисленные косички, спускавшиеся с головы существа.

Во всем остальном экзокостюм выглядел обычно. Хотя нет, были еще несколько отличий. К примеру, какие-то уж слишком толстые кисти рук, необычное, даже мертвенно-бледное свечение окуляров на шлеме, эдакое синее свечение, а еще это существо двигалось, сопровождаемое странным шелестом, словно бы броня была не из сплава различных металлов, а из бумаги.

Поравнявшись с «Фантомами», это существо обратилось к взводному.

— Продвигайтесь за нами.

— Но…

Существо не стало слушать и продолжило вышагивать вперед, вглубь коридора.

Уже спустя пару минут они встретили детей Фенрира. Точнее, когда «Фантомы» туда добрались, они нашли лишь ошметки тел. Странного бойца в необычной броне не было, как и двоих «муравьев», как окрестил их Тантал. Зато здесь, на этом перекрестке, еще сражались два оставшихся. Они были необычайно гибкими и быстрыми, как и подозревал Тантал. Их движения были стремительны, сложно было уследить за мельтешением конечностей. И каждое движение заканчивалось гибелью еще державшихся детей Фенрира. Вот огромный волк вознес свой топор, а «муравей» легко уклонился от удара, поднырнув под лапу, уйдя в сторону. Тут же его напарник, находившийся метрах в двадцати от сражающихся, совершил быстрый, невероятно мощный скачок, открыв огонь из пушек, вмонтированных в его конечности. Парочка волков, начавших было стрелять в «Фантомов», была буквально изрешечена, а сам прыжок «Муравья» закончился отсечением головы огромного волка, который продолжал махать своей секирой.

Второй муравей взмахнул своей правой «рукой», в которой словно бы не было никаких шарниров, и уж тем более костей или хоть какого-то их подобия. Он словно кнутом стегал двух волков, оставляя борозды в их доспехах, отсекая конечности.

Впереди, за поворотом, куда ушли два других муравья вместе со своим командиром, были слышны крики и выстрелы. Похоже, они расправлялись с еще одной группой врагов.

— Это что еще такое? — озадаченно спросил Димон, рассматривая кучи мертвых тел. Все они принадлежали детям Фенрира — суровым бойцам, каждый из которых стоил людям потери одного, двоих, а иногда и троих солдат. Здесь навскидку находилось около 50-ти мертвых тел. И что, со всеми справилась эта загадочная пятерка «Берсерков»?

«Фантомы» продолжали продвигаться вперед. Судя по всему, «Берсерки», за которыми они шли, прикрывая тыл и за которыми зачищали остатки обороняющихся, двигались к мостику корабля.

— Они что, решили впятером захватить «Меч Императора?» — недоумевал Димон.

— Скорее, в одно рыло, — хмыкнув поправил его взводный. — Тут человек только один, а остальные — дроиды.

— Думаешь, он ими управляет? Но как можно управлять сразу четырьмя машинами, да еще и самому участвовать в бою?

Взводный не спешил отвечать.

— Не знаю. Может, они под контролем сети, или это дроны вроде Три Тройки?

— Нет, — вмешался еще один боец «Фантомов». — Я слышал, что Три Тройки уникален. Это самостоятельный искин, как и Шеснашка. И он управляет только бывшими полицейскими дроидами.

— Тогда эти кто? — кивнул в сторону бушующих впереди «Берсерков» Димон. — А главное, кто живой пилот?

— Я думаю, скоро узнаем, — ответил взводный. — Все, хватит разговоров, вперед!

И бойцы ускорились.

Очередной перекресток являл собой самое настоящее поле битвы. «Берсерки» вместе со своим командиром носились по всему залу, нещадно убивая детей Фенрира. Отовсюду слышались пальба, крики, приказы. Казалось, что появление «Фантомов» либо было незаметным для противника, либо они попросту игнорировали людей, концентрируя все свои усилия на том, чтобы прикончить похожих на муравьев тварей и их командира.

Бойцы «Фантома» заняли позиции, рассредоточились и замерли, ожидая приказа своего командира, и тот не заставил себя ждать.

— ОГОНЬ!

Отстреляв ленту и присев за укрытием, чтобы перезарядить пулемет, Тантал прикинул, где именно они находились. По всему выходило, что следующий перекресток станет последним. Именно там находилась тяжелая бронированная дверь, ведущая на мостик корабля.

Судя по всему, бой в космосе уже начался — корабль содрогался от залпов своих многочисленных орудий, волки давно перестали использовать энергетическое оружие, а значит, «Меч Императора» включил щиты.

Что же, лично для него и «Фантомов» битва за Эдем началась давно и, вопреки его ожиданиям, пока заканчиваться не собиралась. Более того, мыслей о своем скоропостижном перемещении в тело клона уже и речи не было. Тантал кардинально изменил свое мнение — теперь он считал, что шансы захватить корабль у них были, и были они высоки.

Часть первая. Замена

Глава 0. Доноры

Киндельлан и Ларок были братьями. Конечно, все таги — братья и сестры, но этих двоих объединяли не только расовая принадлежность или тот факт, что оба они были выходцами одного гнезда, или даже кладки. Их объединяли целеустремленность, упрямство. Хотя подобное встречалось практически у всех птенцов гнезда Талуг. Даже сейчас, когда оно переживало далеко не лучшие времена, чуть не лишилось своего лидера, птенцы этого гнезда все равно высоко ценились, и им пророчили умопомрачительную карьеру. Киндельлана и Ларока можно было бы сравнить с человеческими близнецами, способными чувствовать и даже предугадывать мысли, замыслы, действия друг друга. Они были едины. И если не телом, то разумом точно.

Именно это позволило им выжить, стать сильнейшими в кладке. И ляги, и, особенно, люди ужаснулись бы, узнай они, как именно происходит отбор птенцов. Редко когда в кладке появляется меньше 50 птенцов. Однако еще реже до 10 лет доживает больше половины от изначального количества. Слабые птенцы выбраковываются: не способен питаться, не можешь постоять за себя, недостаточно умен, быстр, или же тебе банально не повезло, и в столь раннем возрасте ты заболел — скорее всего, тебя умертвят, или просто позволят умереть, не пытаясь помочь. И здесь дело было вовсе не в слабой медицине, нет. Таги испокон веков следили за тем, чтобы естественный отбор не ослабевал, мог собирать свою жатву, и никак этому не препятствовали — слабые, глупые, больные и просто невезучие не имели шансов на жизнь. Быть может, в этом был секрет того, что до сих пор таги считались наиболее сильной расой в плане генетики — у людей, ирдов, даже норгов наличествовали генетические заболевания, эти расы хирели и, скорее всего, через несколько тысячелетий, а быть может, и веков оказались бы на грани исчезновения. Но только не таги. Таги не знали таких проблем. Они были плодовиты, чего не наблюдалось у норгов, они пренебрегали гуманностью по отношению к собственному потомству, что делало слабыми людей, они старались помогать только сильным детенышам, остальных в лучшем случае игнорируя, чего не было уже у ирдов, которые тряслись над своим потомством даже больше, чем над деньгами. Хотя нет, это сравнение не совсем корректно. Даже детеныши для ирдов были на втором плане. Деньги были на первом. Но, тем не менее, разумные мыши оберегали свое потомство и даже подумать не могли о том, что захиревшего мышонка лучше умертвить, чем позволить вырасти и даже (о, боги) позволить дать потомство. Таги подобного не приветствовали. У тагов участие в кладке для самок являлось привилегией, которую нужно еще заслужить, а не как у лягов — обязанностью каждой. И за свое право самки тагов боролись. Причем чем ближе был день, когда можно было оплодотворить яйцо, тем большие интриги начинались. Не редки были случаи, когда самки убивали друг друга только ради того, чтобы получить возможность стать одной из счастливиц, которым будет разрешено в определенный день в определенное время зайти в святая святых и отложить яйцо, из которого, быть может, появится новый детеныш. Конечно, те суровые времена канули в лету, и сегодня ухищрения, позволяющие физически устранить конкурентку, не приветствовались…

Хотя в случае с Киндельланом и Лароком все было иначе. Или, скорее, их рождение можно было вписать в историю, как образцовое. Их мать ради места в кладке убила не одну, а двоих конкуренток. При этом убийство обеих «повесив» на третью, которой запретили посещение кладки в урочный час. И именно это позволило Киларе Талуг оставить в кладке не одно свое яйцо, а целых два, что случалось не так часто. Пару раз за столетие для каждого из гнезд, не больше.

И именно из этих двух яиц и появились наши герои, самые сильные птенцы всей кладки.

Они не только выжили, но и первыми заслужили право на имена, первыми были отправлены в школу и первыми ее закончили. Как всегда для птенцов гнезда Талуг, как и многим поколениям их предков, перед братьями были открыты две традиционные дороги — карьера ученых и служба государству. И оба брата выбрали второй путь, пройдя сначала учебку, а затем и офицерские курсы. Здесь они также отличились, их заметили, и оба были переведены в школу разведки.

Молодые таги грезили подвигами, однако даже в столь раннем возрасте прекрасно понимали: тайные агенты государству сегодня не нужны — правительство держит страну в ежовых рукавицах, и здесь нет места бунтам, своеволию или, уж тем более, попыткам государственного переворота, поэтому работа под прикрытием ограничивалась лишь внедрением в бандформирования. Не было места для агентов и за рубежами родины. Ну как таг может внедриться в общество людей, норгов или лягов, при этом незаметно слившись с массой? Это просто физически невозможно.

Сам Киндельлан часто сожалел, что родился слишком поздно. Если бы он появился на свет всего каких-то пару столетий назад, то наверняка его ждала бы блестящая карьера. Возможно… Во всяком случае, он так думал, даже не подозревая, насколько прав.

Конечно, никто не может знать, что случилось бы, если бы он действительно родился раньше. Сам Киндельлан никогда об этом не узнает, как и никто из других живых разумных. Хотя, вполне возможно, некая высшая сущность, когда ты лично сможешь лицезреть ее после смерти, и поделилась бы откровениями… Вот только толку от них, когда твое бренное существование в этом мире, этой галактике и в это время уже прервалось, и полученные знания никакой практической пользы для живущих принести не могут?

И тем не менее, ирония судьбы заключалась в том, что если бы Киндельлан родился хотя бы лет на пятьдесят раньше, чем в Тагионском королевстве случился переворот и свержение правящей династии, то его ждала бы блестящая карьера. Причем в той же сфере, которую он выбрал и в настоящее время — он прошел бы путь от полевого агента до одного из самых могущественных существ не только в самом королевстве, но даже в галактике.

Будь у него в запасе эти самые пятьдесят лет, Киндельлан еще будучи полевым агентом смог бы обнаружить первые намеки на революцию, лично бы уничтожил или сдал полиции будущих глав мятежников, тех самых идейных вдохновителей, развязавших кровавую бойню в будущем, и почивших, умерщвленных своими менее идейными, но более практичными сторонниками и последователями. Более того, с помощью Киндельлана открывшее второе дыхание королевство, умывшись в крови революционеров, смогло бы перейти в свой новый «золотой век», существенно расширить границы и стать гораздо более могущественным государством, чем сейчас является республика. Самое забавное, что тех проблем, которые стоят перед Тицином и Шахом, сейчас попросту бы не существовало. Да чего там, тот же Тицин довольствовался бы гораздо более скромной должностью, чем сейчас, но приносил значительно больше пользы расе в целом. А вот Шах наверняка бы был при дворе…

Но реальность такова, что Киндельлан и Ларок родились именно сейчас. И рождение этих талантливых тагов именно в это время не пошло во благо республике, как случилось бы с королевством. Более того, рождение и последующее участие Киндельлана и Ларока в грядущих событиях привело к тому, что республика оказалась на грани краха, а сама раса тагов имела шанс вообще исчезнуть. Хотя не стоит смотреть столь пессимистично. Вполне возможно, что роль этих молодых тагов не столь существенна, или же их действия не приблизили всю расу разумных птиц к тотальному уничтожению, а наоборот, позволили, словно фениксу, сбросить все старое, слабое, ненужное. И пусть все это «старое, слабое и ненужное» составляло большую часть от сегодняшней республики…

И вот, учебка давно позади, оба новоиспеченных полевых агента полны надежд и романтических грез, в тайне мечтая о головокружительном карьерном росте, они приступают к своему первому заданию и… Понимают, насколько жестока реальность.

Все те приключения, та опасность, которая подстерегала героев многих фильмов, которые они оба смотрели в детстве, с реальностью не имеет ничего общего. Первая миссия Киндельлана была настолько простой и банальной, что он даже не поверил поначалу, подозревая, что это очередная проверка. Ему предстояло заманить одного из младших техников корабля, на котором прилетел посол Норгов, в небольшой бар возле дип. причалов Базара. Сам Киндельлан должен был выступить в качестве такого же техника, но с корабля посла тагов. Уговорить «коллегу» пойти в бар оказалось проще простого — ну а там спецы ТРУ (Тагионского Разведывательного Управления) быстро провели сканирование памяти жертвы. Причем так быстро и профессионально, что жертва этого даже не заметила. Посидев с «клиентом» еще минут сорок, Киндельлан ретировался. А затем его представили к награде за успешно проведенную операцию.

Хотя сам он постеснялся бы назвать «операцией» те пару часов, во время которых он без всякой опасности для жизни просто пьянствовал, отвлекая внимание не особо то и опасливого, да еще и в дугу пьяного недалекого техника.

У Ларока первая операция была ничем не лучше. Ему предстояло похитить документы одного из чиновников лягов. Причем провернуть все под видом уличного воришки. Ларок не стал заморачиваться и, дождавшись, пока чиновник зазевается возле витрины одного из магазинов, просто подбежал и выдернул из рук весь портфель.

За это он получил поощрение от начальства, получил очередное повышение за «находчивость», хотя в чем выражалась эта самая находчивость, ни Ларок, ни Киндельлан так и не поняли.

И подобных операций было еще много. Все они имели громкие названия, от исхода многих из них «зависели жизни, судьбы и т. д.». Вот только любая из этих миссий сводилась к банальным «подпоить», «обокрасть» или вообще примитивным «подкупить». Подобные операции, как считали сами агенты, должны были выполнять секретарши или уборщики управления — они бы справились не хуже. А то и лучше.

Затем началась работа «в тылу противника». Однако и она не отличалась ничем от операций, проводимых ранее. Работа в тылу подразумевала вербовку низших чинов, различного вспомогательного персонала и прочего отребья. Полезной информации у них было с гулькин хрен. Однако количество подобного рода «осведомителей» и «завербованных» позволяли создать видимость полноценной агентурной сети во вражеской стране и на вражеских планетах.

А затем все вдруг изменилось. Наиболее опытные и старые агенты ТРУ стали пропадать. Выяснить их судьбу не удавалось, а начальство отбивалось скупыми объяснениями о «действительно серьезном» задании.

Вот только ни Киндельлан, ни Ларок в это уже особо не верили — ну какое может быть серьезное задание? Кто из представителей других рас будет всерьез сотрудничать с агентами потенциального противника? Нет, конечно, предатели встречались, однако они предпочитали деньги, а не эфемерную защиту республики. И братья их прекрасно понимали. То ли дело быть агентом в стане пусть и врага, но все же врага, который ничем от тебя не отличается — он той же расы, что и ты. Или же в мире, где ты как белая ворона? Вот, к примеру, как агенту-тагу внедриться в мир норгов? Как он сможет пролезть на какую-нибудь важную должность, где можно раздобыть хоть сколько-нибудь полезную информацию? Или же что он может предложить потенциальному норгу-ренегату? Возможность перебраться жить в тагионскую республику? Не боясь, что его достанут враги? Но как норгу жить среди тагов? Он не затеряется в толпе, да и сам ренегат прекрасно понимает, что его быстро вычислят, и возмездия за предательство не избежать. Можно, конечно, предложить ренегату начать новую жизнь на станциях, где живут абсолютно все представители разумных рас, или же на недавно колонизированной планете, где общины от разных рас и государств обитают в одном городке, или скорее поселке. Но кто на это согласится? Жить всю жизнь на богом забытой станции или добровольно стать колонистом, впахивая, словно раб, весь остаток отведенных тебе дней?

Но после появления в космосе людей ситуация резко переменилась. Люди работали на тагов, на лягов, на норгов и даже ирдов. И теперь у разведчиков всех государств появились новые возможности — выведывать секретные данные, закидывать дезинформацию противнику, вести двойную игру, используя для этого людей.

И вот тогда работа начала приносить удовольствие. Конечно, это было сложно сравнить с тем, что творили агенты в фильмах, но все же…

А совсем недавно Ларок поделился интересным слухом. Он узнал о существовании некой программы, которая позволяла переносить разум одного существа в тело другого. Киндельлан тут же попытался разузнать об этом как можно больше. Ведь подобное позволяло, наконец, стать полноценным разведчиком, действующим в стане противника, позволяло добывать важные сведения и действительно помогать своей стране, стоять на страже ее интересов. А не как раньше, играя с примитивным компроматом, стараясь подставить того или иного дипломата, главным призом в подобных игрищах было получение нужного количества голосов для пропихивания того или иного решения на общегалактическом совете. Смех, да и только.

Но если же добытая Лароком информация окажется правдой… Да, похоже, Киндельлан либо переусердствовал, либо обратился с вопросами не к тем тагам. Как бы то ни было, кто-то сидящий там, на самом верху, обратил свой взор на мелкую букашку из ТРУ, сующую свой клюв куда не надо, и это небожителю явно не понравилось.

И вот Киндельлан и Ларок получили приказ от своего руководителя прибыть в офис крыла республики. Оба приехали к шикарному зданию в самом центре столицы в препаскуднейшем настроении. Оба они понимали, что ничем хорошим встреча с ТАКИМ начальством закончиться не может. И уже мысленно поставили крест на своих должностях и всех ранее заслуженных наградах.

Когда они появились в приемной крыла, секретарь лишь равнодушно мазнул по ним взглядом и поинтересовался.

— Ваши имена, господа, и причина, по которой вы тут?

— Мы — сотрудники ТРУ… — начал было Киндельлан, но в глазах секретаря вдруг зажегся огонек интереса.

— Да-да, — прострекотал он. — Вас ждут. Пройдите, пожалуйста, в ту дверь.

Он указал крылом в дверь, находящуюся рядом с выходом. Каждый из тут находившихся наверняка думал, что за ней нечто вроде уборной или же какого-то подсобного помещения.

Но когда оба агента переступили порог, то поняли, что и сами не ожидали подобного увидеть. Они оказались в уютном и большом кабинете, заставленном старинной мебелью, на стенах которого можно было увидеть картины (ну или точные копии) многих известных художников, как современности, так и прошлых веков. Из-за царившего в кабинете полумрака агентам не сразу удалось разглядеть владельца кабинета — тага, стоявшего возле небольшого бара, неспешно наливавшего в миниатюрный стакан жидкость янтарного цвета.

— Здравствуйте, господа, — поприветствовал он агентов. — Давно вас ждал. Вы ведь из ТРУ?

— Так точно, — ответил Ларок. — Киндельлан и Ларок Талуги.

— Талуги? — хмыкнул владелец кабинета. — Это очень старинное и сильное гнездо. Пусть сейчас оно и растеряло прежнее могущество, но все равно является одним из наиболее известных и успешных. Ведь именно из его кладок появились многие именитые ученые, военные и даже разведчики… Вроде вас.

— Это так, мы гордимся своим происхождением, — гордо подняв голову на тонкой шее, проклекотал Ларок.

— Хорошо… Хорошо… — пробормотал владелец кабинета. — А Тагионом вы дорожите так же, как своим гнездом?

— Что? Да, конечно! Тагионская республика и родное гнездо — синонимы, — чуть замешкавшись, но лишь на долю секунды, ответил Ларок.

— Хорошо… — вновь пробормотал странный собеседник.

Он вылил себе в клюв содержимое стакана и аккуратно поставил его на место — в бар. А затем двинулся к агентам. — Что же, я рад познакомиться лично с агентами, о которых мне во все уши пели в ТРУ.

Он замер в приветственной позе, слегка наклонив голову и расправив крылья, словно ожидая, пока собеседники проделают аналогичный жест, согласно принятому в обществе этикету.

Вот только агенты несколько замешкались, наконец, разглядев, кто перед ними.

Когда весь ритуал приветствия был завершен, владелец кабинета весело рассмеялся.

— Ну что же, что-то мне подсказывает, что представляться мне не нужно?

— Нет, крыло. Мы вас узнали, — ответил Киндельлан.

— Это так? — поинтересовался владелец кабинета у Ларока.

— Да, господин Тицин, — ответил Ларок.

— Вот и славно, — Тицин, а это был именно он, указал гостям на диванчик, стоящий возле письменного стола. — Прошу присаживаться.

Когда вся троица разместилась — агенты на диване, а Тицин в кресле напротив них — наступила тишина.

— Вы гадаете, зачем вас вызвали ко мне? — наконец поинтересовался Тицин.

— Мне кажется, что причину мы знаем.

— Даже так?

— Возможно, я ошибаюсь.

— Ну, давайте проверим. В последнее время вы чересчур интересовались одной секретной инициативой, узнать о которой таги вашего уровня вроде как были не должны…

— Все так, крыло.

— Я бы с удовольствием послушал, как вы о ней узнали…

— Это долгая история, крыло.

— И все же, с чего-то ведь она началась?

Ларок лихорадочно соображал, стоит ли говорить всю правду или лучше ее скрыть? К сожалению, предсказать исход и одного решения, и другого было сложно. Если Тицин знает правду — то ложь лишь осложнит их положение, если же не знает, то изложенное Лароком может сыграть против них. С другой стороны, угадать правильное поведение невозможно, так почему бы не начать плыть по течению?

— Все началось с того, что я обратил внимание на несколько рапортов моих коллег, — начал Ларок. — Все они сначала были сняты с довольства, затем уволены. А потом и вообще их дела были изъяты секретариатом крыла республики.

Ларок сделал паузу, глядя на Тицина. Но тот не собирался ни перебивать рассказ, ни задавать вопросов. Во всяком случае, пока. Более того, он сидел в расслабленной позе, словно слушая рассказ в пол-уха. Однако это было заблуждение — стоило Лароку замолкнуть, как Тицин жестом велел ему продолжать рассказ. Ларок вздохнул и продолжил:

— Меня крайне заинтересовал этот факт. Почему наиболее успешные агенты были уволены и почему их дела перешли в ваш секретариат? К сожалению, мой уровень доступа не позволял не только напрямую задать этот вопрос начальству, но и даже самостоятельно найти ответы во внутренней сети ТРУ. Тогда я решил попробовать с другой стороны.

— Какой же? — весело поинтересовался Тицин.

— У ТРУ есть доступ ко всем банковским операциям и переводам нашим гражданам. И я обнаружил, что после увольнения все бывшие агенты не получали никаких пенсий или выплат в связи с увольнением. Это говорило о том, что либо они получили новые имена, либо же действительно выплаты им остановлены. Это могло случиться только в одном случае…

— Их смерти?

— Да. Однако и в списках умерших я их не обнаружил. Это меня крайне заинтересовало, и я наведался к семьям нескольких своих так внезапно исчезнувших коллег. Их родственники сообщили мне, что бывшие агенты получили новые задания и отбыли для их выполнения.

Я проверил — в списках космопорта ни один из наших коллег не фигурировал. Я, как мне казалось, оказался в тупике. И даже собирался забросить это свое расследование. Пока, совершенно случайно, не оказался в космопорте и заметил странного ляга.

— В чем была его странность? — спросил Тицин, и Лароку показалось, что крыло республики весь напрягся, и сейчас от ответа его, Ларока, многое зависело, хоть сам он и не понимал, что именно.

— Дело в том, что нас учат отслеживать мимику, культуру движения не только различных рас, но даже и отдельных их представителей. Так, к примеру, я отлично знаю, как ходит, двигается, говорит нынешний посол ирдов, я помню особенности жестикуляции во время разговора помощника первого советника императора лягов, господина Шао Хая. Более того, если ночью я увижу лишь силуэт, то по его движениям смогу понять — представитель какой расы передо мной, а если он мне знаком, в том смысле, что я наблюдал за ним ранее — то и опознать смогу. Так вот. Тот ляг, которого я увидел — двигался так, словно… — Ларок замолчал, стараясь правильно подобрать слово.

— Ну-ну, говорите как есть, — подбодрил его Тицин. — Не бойтесь меня. Поверьте, я в своей жизни услышал многие бредни, и даже если то, что вы хотите сказать, вам самому кажется бреднями сумасшедшего, для меня может оказаться очень важной информацией.

— Этот ляг двигался так, как это свойственно нам, тагам, — наконец, решился Ларок. — Он словно не привык к тому, что вместо крыльев у него обычные лапы, постоянно пытался завести их назад, как это делаем мы. Или, к примеру, ляги всегда держат рот закрытым, в то время как мы, таги, привыкли к тому, что наши клювы никогда не смыкаются до конца — нам это неудобно. А у этого странного ляга рот был приоткрыт. Ну и, наконец, сама походка. Она свойственна нам, умеющим летать и готовым к полету в любую секунду. Ляги не летают, не знают, как это, и, уж тем более, им нет смысла идти так, чтобы быть готовыми взлететь. Именно поэтому я принял решение, что следует более тщательно проверить этого подозрительного пришельца. Я подозвал сотрудника космопорта и приказал ему провести обыск этого типа. Однако я не стал участвовать в этом сам, представив дело как случайную проверку службы безопасности космопорта.

— Так. Продолжайте.

— Во время обыска у ляга не нашли ничего подозрительного или запрещенного. Но меня заинтересовала одна вещица…

— Какая?

— У него был ручной лазерник. Очень слабый. Подобная вещь разрешена для самообороны. Вот только на нем, на рукоятке, была очень интересная гравировка.

— Какая?

— Символ — перо в огне. Причем определенного размера и формы. Подобную гравировку я уже видел.

— Где?

— На кулоне, который носил один из моих коллег — Тай Шеллуд. Перо в огне было символом его гнезда, еще задолго до республики. Насколько я знаю, даже до королевства — он из очень старинного гнезда. Я хорошо запомнил этот знак, и на лазернике ляга был именно он.

— И что случилось потом?

— За лягом приехали люди из вашего ведомства. Больше я его не видел.

— Но свои поиски не закончили?

— Нет, — Ларок отрицательно покачал головой. — Я начал просматривать камеры, стараясь найти те места, где бывал это подозрительный ляг.

— И что накопали?

— Мне удалось выяснить, что он бывал за городом. Я нашел тот глайдер, который он брал в аренду, и мне удалось считать данные с его навигатора. По полученным координатам я и отправился. Оказалось, что это военный охраняемый объект, на который даже меня с моими документами не пустили. Вернувшись в город, я выяснил, что этот объект принадлежит вашему ведомству.

— Так, дальше, — нахмурился Тицин.

— Тогда я начал искать информацию в открытой сети — платежки, заказы на ремонт и обслуживание коммуникаций и тому подобное. Затем в сети нашей бухгалтерии я нашел данные об оплате всех этих заказов. Все они проходили через наше управление, и им присваивалась метка «траты по проекту «Замена»». Ну а, вспомнив слухи, даже сказки, касательно этой самой программы, я предположил, что…

— Черт подери! — воскликнул Тицин. — Как все просто. Мы тут в секретность играем, а, оказывается, практически любой может узнать обо всем, просто взломав клиентскую базу какой-то занюханной конторы, занимающейся чисткой туалетов.

Ларок и Киндельлан удивленно смотрели на беснующегося Тицина. Тот продолжал выражать свое негодование еще пару минут, а затем взял себя в руки и уже вполне спокойным тоном обратился к агентам.

— Что же, спасибо вам за честность. Вы очень помогли мне и республике, обнаружив огромную брешь в нашей службе безопасности. Но все же, я вызвал вас сюда не для этого. У меня есть к вам предложение.

— Какое? — откликнулись оба агента.

— Прежде, чем озвучить его, хочу узнать у вас — на что вы готовы ради своей страны и гнезда?

— На все, — без тени сомнений или колебаний ответили братья.

— Даже отдать свою жизнь?

— Конечно!

— А что, если я вам предложу не просто отдать свою жизнь, а… Начать новую, которая вам может совсем не понравиться?

— Как это?

— Ну, к примеру, ты! — Тицин кивнул на Ларока. — Станешь обычным рядовым лягом, который каждый день ходит на ненавистную работу, обеспечивая существование своей семьи.

Агенты удивленно уставились на Тицина.

— Ладно… — вздохнул тот. — Каждый раз одна и та же реакция. Все смотрят на меня как на полоумного после таких вопросов. Сделаем проще — либо вы сейчас просто уходите и забываете обо всем здесь сказанном, либо узнаете правду, получаете работу, достойную настоящих полевых агентов. Или, если не соглашаетесь на нее — будете сидеть на той самой, обнаруженной вами военной базе несколько лет безвылазно. Что скажете?

— Пока мы остаемся, — хмыкнул Киндельлан. — А сидеть на базе или браться за работу — решим, как только все узнаем…

— Ну что же… — Тицин весело заклекотал. — На такой ответ я и рассчитывал. Тогда сразу с главного — программа «Замена» позволяет подменять разум жертвы разумом нашего агента. Иначе говоря, мы можем добиться того, что вы окажетесь в теле, скажем, лягионского адмирала. Как вам?

Агенты переглянулись.

— А вернуться в свое тело по окончанию задания возможно?

— Однозначно. Пара наших агентов уже дважды сменили тела. Но третьего раза не будет — по возвращению они вновь станут тагами.

— Почему?

— Психика не выдерживает, — пожал плечами Тицин. — Не знаю подробностей, проще спросить у научников — не может таг долго быть в теле ляга, норга или человека. Это претит нашей природе. Это неестественно, и от этого у многих едет крыша.

— У многих?

— Не переживайте, не сразу и далеко не у всех. Психические отклонения, или даже заболевания, фиксируются лишь у двоих из десяти, да и то по прошествии нескольких месяцев, пока их разумы находились в чужих телах.

— Не особенно оптимистично.

— Но многие ваши коллеги согласились рискнуть, и это того стоило — вы хоть представляете, какие перспективы для нас открылись?

— Конечно, — хмыкнул Ларок. — Это уже действительно работа «под прикрытием» и в стане противника.

— Именно! — воскликнул Тицин.

— Так какие роли вы приготовили нам? — поинтересовался Киндельлан.

— Ну, конкретно вам — особую. Вы слышали о детях Фенрира?

— Конечно! — удивился Киндельлан. — Правда, насколько мне известно, эта раса — наши союзники, а если точнее — то наши сателлиты.

— Есть такое, — кивнул Тицин. — Однако появилась необходимость внедрить нашего агента в их общество. Или, скорее, поставить над ними куратора, которому они будут безоговорочно верить.

— А что насчет меня? — поинтересовался Ларок.

— Ваша роль не менее важная. Но вам предстоит стать человеком.

— Человеком?

— Именно. Поверьте, ваша задача будет не менее важной, чем у вашего брата. Если он должен будет держать в узде наших «союзников», — оба агента заметили улыбку и ироническое ударение на слове «союзников», когда Тицин указал на Киндельлана, — то вам предстоит стать тем самым маленьким камешком, который обрушит лавину и похоронит всех людей, навсегда освободив галактику от этих паразитов.

— Звучит интригующе.

— Еще бы.

— Мы в деле, — сказал Киндельлан. — Такая работа как раз для нас.

— Рад слышать, — кивнул Тицин. — Что же, господа, добро пожаловать в программу «Замена».

Глава 1. Тагионские интриги

Военный быстроходный фрегат доставил Ларока в далекую, необитаемую систему, где и находился страшно секретный объект, в своем названии имевший просто набор сухих цифр.

Когда челнок, довезший его от фрегата до самой станции, являвшейся тем самым объектом, чрезвычайно секретным и чрезвычайно важным, где ему, Лароку, и предстояло начать задание, по словам Тицина, непосредственно влияющее на будущее республики, когда бронированные двери шлюза с приглушенным шипением разошлись в разные стороны, Ларок обомлел.

Прямо напротив двери, всего в нескольких метрах от него самого, стояли те самые, страшно опасные существа, совсем недавно уничтожившие целый флот лягов, захвативших флот людей из корпораций и кланов, работавших на тагов, и державшие в страхе весь обитаемый космос.

Облаченные в тяжелые доспехи, возвышавшиеся над Лароком как минимум на две головы, замершие без всякого движения, словно статуи древних воинов в храме Священных Войн, стояли двое представителей так называемых детей Фенрира. Никем другим эти двое быть не могли.

У Ларока в голове вихрем пронеслись мысли, идеи, страхи, догадки и надежды. Сверхсекретную базу к его прибытию захватили дети Фенрира. Он может попытаться прорваться, убить эту парочку. Но это практически невозможно. Но он полевой агент! У него есть оружие, у него есть навыки! В конце концов, его к такому готовили! Но что дальше? Что он сам сделает против орды этих тварей, захвативших станцию? Или не захвативших? Быть может, эти двое — результат той самой программы «Замена»? Ведь они и не нападают на него. И Киндельлан, который должен был прибыть сюда пару дней назад. Что с ним? Ларок не верил, что брат мог сгинуть, не подав сигнал бедствия. Или же он попытался это сделать, но эти твари оказались быстрее?

А в следующее мгновение в коридоре появился кто-то еще, и Ларок, занятый своими размышлениями, пусть и длившимися всего пару секунд, не успел вовремя отреагировать на новое действующее лицо. А когда он его узнал, то совсем растерялся и удивился. Вот кого-кого, а опального главу своего дома и родного дядю увидеть здесь он совсем не ожидал.

— Дядя Шах?!

— И ты здесь… — Лароку показалось, что дядя был вовсе не рад тому, что Ларок прибыл на базу. Странно, почему? Всего пару часов назад Ларок был уверен, что Шах находится в опале. Более того, из-за действий лидера в опасности было все гнездо Талуг. И вот, теперь Ларок видит Шах Талуга прямо перед собой, на секретном объекте. И будь он проклят, если дядя здесь не главный — что еще может делать здесь столь видный ученый? Не встречать ведь новоприбывших, словно швейцар?

— Что-то не так? — поинтересовался Ларок.

— Все не так… — проворчал Шах. — Предписание.

Он протянул крыло, заканчивающееся длинными тонкими пальцами, всем своим видом показывая, что на разговоры у него нет времени.

Ларок тут же протянул ему тонкий прозрачный пластик, в котором был зашифрован приказ, идентификатор для прохода на базу и первичные инструкции…

Шах взял пластик и всунул в свой планшет, вгляделся в экран.

— А, проклятье небес… — устало прошептал он.

— Что случилось, дядя?

— Не здесь. Идем, — Шах развернулся и направился вглубь станции. Ларок последовал за ним.

Шах быстрым, четким шагом вилял коридорами, а вот Ларок, шедший следом, постоянно вертел головой, пытаясь разобраться, куда он попал и что здесь происходит. К примеру, что здесь делают дети Фенрира, периодически встречающиеся на пути. Все они как один каменными истуканами замерли возле дверей. Ни один не шелохнулся. Встречались и таги-часовые. Но еще ни разу таги не стояли вместе с детьми Фенрира. Да и вообще — что делают на станции тагов волки? Они ведь пираты и объявлены врагами…

Шах замер возле одной из дверей. Ларок не заметил нигде клавиши открытия или электронного замка для разблокировки. Скорее всего, дядя открывал дверь через сеть с помощью своего личного идентификатора, ну или уникального кодированного сигнала с чипа, вживленного в тело — сути это не меняет, и называть можно и так, и так.

Дверь бесшумно отошла в сторону, и Шах первым вошел внутрь.

— Быстрее! — не поворачиваясь, приказал он племяннику. Ларок подчинился.

Когда за его спиной закрылась дверь, Шах угрюмо посмотрел на младшего родственника и приказал:

— Рассказывай.

— Что именно? — не понял Ларок.

— Для начала — как ты попал в программу?

— Ну, все началось с…

— Нет, — Шах покачал головой. — Эти подробности меня не интересуют. Ты попросился в программу сам или тебе предложили?

— Начали пропадать мои коллеги, — Стараясь излагать кратко и по сути, начал Ларок. — Я попытался докопаться до причин. Выяснилось, что в этом замешен секретариат крыла. Меня вызвали к нему, и там я узнал о программе, получил предложение о…

— Ясно, — вздохнул Шах. — Проклятый Тицин…

— Что не так, дядя?

Шах, только что пребывавший в расстроенных чувствах, сидевший на жестком ложе с поникшей головой, вдруг поднял ее. В его глазах светились решимость и непреклонность.

— Скажи мне, а можно ли тебе доверять?

Ларок даже не нашелся, что ответить. Что за вопрос? Они ведь из одного гнезда, Шах его непосредственный начальник и даже более того — лидер гнезда, глава семьи, откуда родом и сам Ларок. Да чего там, Шах — его родной дядя. Как он может задавать такие вопросы? Предать или обмануть родственника, тем более главу гнезда — это самый низкий поступок и самый глупый, даже более того, последний в жизни, который может совершить таг.

Прочитав бушующие в молодом агенте эмоции — негодование, обиду, удивление — Шах лишь улыбнулся и спросил уже гораздо более миролюбиво.

— Ты ведь давал клятву верности, принимал присягу? Так кому ты служишь?

— Народу Тагиона! — без промедления ответил Ларок.

— Забавно… — хмыкнул Шах. — Очень высокопарно и забавно. А главное — размыто.

— В чем забавность?

— Народ Тагиона — это очень широкое понятие, — задумчиво ответил Шах. — Вот, к примеру, жители нашей столицы — это народ?

— Конечно!

— А жители окраин?

— Конечно, тоже народ!

— А гнездо Талуг?

— Дядя, к чему эти вопросы?

— Так твое гнездо — это тот же народ, которому ты служишь? Да или нет? — проигнорировав Ларока, вновь спросил Шах.

— Конечно.

— Значит, я как лидер гнезда Талуг могу отдавать тебе приказания? Я забочусь о гнезде и хочу, чтобы оно процветало. Ты подчинишься?

— Если твои просьбы не будут противоречить моим приказам.

— Не юли! — зло бросил Шах. — Если твои приказы будут идти в разрез с моими приказами, и заметь, приказами, а не просьбами, кому ты подчинишься?

Ларок растерянно молчал.

— Если твои начальники отдадут приказ уничтожить всех Талугов, все гнездо, ты подчинишься?

— Конечно, нет! — возмущенно воскликнул Ларок.

— А если я отдам приказ уничтожить тех, кто хочет причинить зло нашему гнезду? К примеру, всех жителей столицы или окраин?

— Я… — Ларок открыл клюв, но слова застряли в горле, он с силой протолкнул их. — Я верен гнезду… Выбор между незнакомыми мне тагами и семьей очевиден…

— Это я и хотел услышать, — уже намного спокойней сказал Шах. — Сейчас как раз и сложилась такая ситуация, что наше гнездо хотят уничтожить.

— Кто?

— Тицин!

Ларок удивленно уставился на Шаха.

— Дядя! Это…

— Правда! — закончил за него Шах. — Причем нас не просто хотят перебить. Нет, Тицин слишком хитер для этого. Он хочет провернуть свои грязные делишки, прикрывшись нашими крыльями, за счет нас решить массу своих проблем, а затем нас же, его пешек, как отжившее свое, как мусор, просто выбросить, убрать с доски.

— Но…

— Ты уже четвертый из гнезда Талуг. Один из четырех самых талантливых птенцов нашего гнезда начал плясать под дудку Тицина.

— А кто остальные три?

— Я, твой брат, твой дед.

— Как это…

— Неважно. Просто послушай. Твой брат получил задание. Теперь без согласия Тицина он не сможет стать тагом, не сможет вернуться домой. Более того, скорее всего, даже не доживет до такой возможности. Тебе выбрана такая же роль. Или почти такая — ты агнец для жертвоприношения, ты обречен. Ты можешь выполнить задание, можешь не выполнить его, но ты обречен…

— Но Тицин сказал, что…

— Он врал, — зло прикрикнул Шах.

А затем замолчал, о чем-то напряженно размышляя. А быть может, и общаясь с кем-то по сети.

— Идем со мной.

И они вновь начали плутать по коридорам станции. Вот только в этот раз, как показалось Лароку, они шли просто в обратном направлении — к шлюзу.

И он не ошибся. Завернув за поворот, отстав от дяди всего на пару шагов, перед Лароком вновь появились двери шлюза, за которым должен был находиться челнок.

Возле самих дверей, замерев и вытянувшись в жесте приветствия старшего начальника, стоял капитан фрегата, на котором сюда добирался сам Ларок.

— Господин Шах! Полет-капитан Шайх, командир фрегата «Шелест» особой эскадрилии секретариата крыла республики по вашему приказанию прибыл…

Шах вскинул лапу, в которой был зажат маленький ручной лазерник, и разрядил его в голову офицера.

— Что?! Что ты делаешь? — Ларок бросился уже к мертвому телу.

— Запоминай, — спокойно и даже как-то буднично сказал Шах. — В двух системах отсюда фрегат, на котором ты добирался до этой станции, был обстрелян неизвестными. Вследствие внезапной разгерметизации, сильных повреждений корпуса экипаж погиб. Выжил только ты, так как в этот момент находился в скафандре, в тренировочном отсеке. Тебе чудом удалось пережить нападение. Затем, в течение двух месяцев, ты боролся за свою жизнь, пока, в конце концов, тебе не удалось частично восстановить автоматику и покинуть мертвый корабль на одном из челноков, сохранившихся после атаки. Именно так через два месяца ты попал на эту базу.

— Но…

— Все должно произойти именно так. И никто, даже если он найдет остов фрегата, не сможет опровергнуть твою историю, так как других выживших нет, искин корабля уничтожен. Ты меня понял?

— Может, объяснишь хотя бы, зачем я все это буду делать?

— Твой дед погиб. Не для блага Тагиона, не ради гнезда Талуг, а просто по прихоти Тицина. Я чуть не потерял свой статус, жизнь по той же причине. Твой брат выполняет задание, которое с большей вероятностью закончится его гибелью только потому, что так хочет крыло республики. И, наконец, ты должен был стать очередным самоубийцей, пойти на задание, с которым может справиться любой солдафон.

— Я готов.

— Ты не понимаешь. Здесь не особо важно, насколько хорошо ты выполнишь задание. А выполнишь ты его обязательно, как и практически любой исполнитель, назначенный вместо тебя. Весь вопрос в том, что другой исполнитель может и выжить, для Тицина это не важно. Но если этим исполнителем будешь ты — Тицин обязательно решит, что ты должен отдать свою жизнь во благо республики…

— Но…

— Через два месяца ты узнаешь все. Обещаю.

— Я…

— Послушай. Я желаю тебе лишь добра. Ты — будущее нашего гнезда. И если твоему брату я уже ничем не могу помочь, то тебя можно спасти, и я спасу. Ты послужишь Тагиону, и, я надеюсь, эта служба продлится много лет.

— Я готов умереть! — гордо вскинув голову, ответил Ларок.

Шах вздохнул и буквально зашипел, настолько зол он был.

— Я оберегаю тебя, помогаю тебе с самого твоего рождения. Да чего уж там, ты родился только благодаря мне! Ты ведь в курсе, на что пошла твоя мать, чтобы вы с братом появились на свет?

Ларок кивнул, и при этом почувствовав неудобство. История с уничтожением конкуренток доносилась до него много раз. И они с братом давно решили считать ее клеветой завистников, так и не смерившихся с тем, что их матери выпала честь отложить сразу два яйца.

— И неужели ты думаешь, что ей, хитрой и коварной курице, просто так сошло с рук то, что она сделала с конкурентками? Да чего уж, неужели ты думаешь, что она сама все это провернула и сама все придумала?

Шах насмешливо фыркнул и продолжил.

— Я ей помог, я защитил, я же настоял на том, чтобы она получила право на второе место в гнезде! Моя сестра хитра, коварна, но, к сожалению, глупа! Но я защитил ее, смог отвести все подозрения, заткнуть клювы тем, кто знал правду, догадывался о ней или хотел как-то нам помешать. Ты знаешь, сколько тагов нашего гнезда тогда лишились жизни? Знаешь, сколько сдохло ради того, чтобы родились вы?

Ларок ошалело смотрел на Шаха.

— Все это сделано только для того, что бы вы, ВЫ, сыновья Кешена, получили право на жизнь!

— Кешена? — с ужасом переспросил Ларок. — Того самого? Но он ведь был…

— Экстремистом? Революционером? — с усмешкой спросил Шах. — Он был дворянином и офицером, одним из немногих, переживших кровавую бойню, устроенную такими как Тицин, одним из тех, кто еще помнит Тагион как блистательное королевство, а не как зловонную клоаку… И одним из тех, кто пытался вернуть все назад, исправить допущенную ошибку… Он был истинным тагом и наследником уничтоженной династии. И гнездо Талуг приютило его, позволило продолжить род…

— Дядя! Ты…

— Роялист? ДА! Как и твой отец, дед, как многие из нашего гнезда! И Тицин догадывается об этом, и поэтому он хочет уничтожить наше гнездо, всех его выходцев. Вместе с нами погибнет последняя надежда на возрождение королевства. А этого допустить нельзя! Мы — последнее гнездо, родственное королевскому, мы — единственные, кто пережил революцию. И именно мы — будущее своей страны!

Ларок молчал. Свалившаяся на него информация буквально раздавила его, выбила привычную почву из-под ног. Его отец — Кешен. Тот самый, самый опасный и разыскиваемый преступник республики, тот самый, чью казнь транслировали по всем каналам…

— Ты прилетишь сюда через два месяца и получишь свое задание. Оно будет не менее важным, чем текущее. А возможно, еще более значимым. Помни, мы работаем на благо своей страны, а не на Тицина! Он лишь выскочка, тиран, захвативший власть. Он — наш враг!

***

— Как это — пропал?

— Фрегат не отвечает на запросы уже несколько дней.

— Черт подери. И где он?

— Мы не знаем, господин Тицин. На подходах к объекту есть проблемные системы, способные заглушить связь. Но «Шелест» давно должен был их пройти.

Тицин задумался. Что могло произойти с кораблем? Шах не знал о том, кто именно летел на нем, кто должен был подменить разум пленного человека. Как Шах выкрутился? Кто стал агентом? Следовало это прояснить…

***

— …М-да, — хохотнул Тицин. — А кто же сейчас в теле человека?

— Вам интересно имя или род занятий?

— Ну, имя мне ни о чем не скажет…

— Это диверсант. Специально обученный боец нашего элитного подразделения… — ответил Шах.

— Вот как? А не думаете, что стоило внедрить профессионального шпиона?

— К сожалению, на тот момент у меня под рукой были только военные…

— Да, отправленный мной агент пропал… Точнее, пропал корабль, его перевозивший. Вы не получали сигнал от «Шелеста»?

— К сожалению, нет, господин Тицин. В нашей системе такое судно не появлялось…

— Черт подери! Плохо! Придется отправлять поисковую эскадру. И да, Шах…

— Слушаю, крыло?

— Агент на борту «Шелеста» — ваш племянник, Ларок.

Тицин наблюдал за сменой эмоций Шаха — от удивления до испуга и отчаянья.

— Я… Я отправлю патрульные корабли в ближайшие системы, — наконец, поникшим голосом скорее прошептал, чем произнес, Шах. — Быть может, нам удастся найти корабль или его останки.

— Хорошо, — кивнул Тицин. — Примите мои соболезнования, Ларок был очень перспективным молодым человеком, это огромная утрата не только для гнезда Талуг, но и для всей республики.

Шах лишь горестно кивнул. Тицин отключил связь и лишь тогда позволил себе усмехнуться — ну и черт с ним, что племянник Шаха не долетел до базы и не выполнил задание. Смерть очередного Талуга лишь на руку ему, Тицину.

***

Ну что же… Во всяком случае, хотя бы программа «Замена» шла так, как ей и полагалось. Теперь и среди людей есть агент тагов.

Правда, агент этот был… Как бы правильно сказать… Малополезным, что ли? Первичные данные от него можно было получить, но вот нечто полезное: стратегические планы, высокая должность при штабе — хоть что-то, что можно было использовать в собственных играх, в случае с этим агентом было недоступно. Хотя был толк и от него — ведь удалось обнаружить планету человеческих ренегатов. На этом полезность внедренного агента, пожалуй, исчерпалась…

Как хорошо, что сейчас подвернулся этот человек! Вновь! Он очень хорошо помог тогда, при ловле императорской семьи, быть может, и в этот раз окажется полезен? Но не стоит покупать у него данные! В этот раз их можно получить просто так!

Единственная проблема — где взять агента для задания? Тицин поморщился — запустив программу «Замена», он слишком опрометчиво и быстро растратил весь кадровый запас ТРУ. Действительно толковых агентов у него в запасе уже и не осталось. Кого же взять на замену этому человеку?

И именно тогда и пришло это сообщение:

«К станции № 783/14 приближается спасательный челнок. Идентификационные данные…»

Тицин скопировал строчку идентификатора и бросил ее в дешифратор.

— О, черт! — удивленно проклекотал он. На экране дешифратора значилось «Челнок № 2 фрегата «Шелест»».

Почему-то Тицин даже не сомневался, что на борту окажется именно он — племянник Тицина. Ну и ладно. Выжил, и молодец — в жизни должно быть место случаю и везению. Тем более, сегодня удачливость выжившего племянника Шаха была и удачей Тицина — вопрос с тем, кто будет донором для нового объекта программы «Замена», отпал сам собой. Ну а затем, когда агент выполнит задачу, вновь списать его со счетов не составит никакого труда. Ведь гнездо Талуг должно исчезнуть… И почему именно его представители так талантливы и полезны? Даже жаль уничтожать «курицу, несущую золотые яйца». Но они слишком своевольны и опасны…

И не стоит радоваться раньше времени — ведь далеко не факт, что в челноке находится именно выживший агент ТРУ.

***

Ларок вновь ступил в коридор, в котором уже был два месяца назад. С тех пор здесь многое поменялось. К примеру, исчезли молчаливые статуи-истуканы. Вместо детей Фенрира вход охраняли вполне обычные боевые дроиды.

Дядя в этот раз не опоздал — он стоял в центре коридора, заведя крылья за спину.

— Снова здравствуй, племянник, — поприветствовал он Ларока.

— Здравствуйте, дядя. Я не опоздал?

— О, нет, — рассмеялся Шах. — Ты как раз вовремя. Наш друг и великий вождь уже минут пятнадцать забрасывает меня запросами, выясняя, кто же спасся с «Шелеста» и что именно случилось с фрегатом.

— Вождь?

— Ах да, мой мальчик, ты ведь не в курсе… За последние дни многое изменилось. Теперь республикой больше не правит совет.

— А кто же? — удивился Ларок.

— Тицин.

— Вот как? — нахмурился Ларок. За два месяца у него было вдоволь времени для размышлений, как и новой информации, над которой и нужно было подумать. Многое, после откровений дяди, поменялось, перевернулось, перекрасилось. Теперь он уже не был тем восторженным юнцом, мечтающим о карьере в ТРУ республики. Да и как о подобном может мечтать сын смутьяна, казненного нынешней властью?

— Кому же ты верен сейчас? — с ехидством в голосе поинтересовался Шах, когда они вновь шли по длинным коридорам станции.

— Явно не диктатору, захватившему власть в республике, — хмуро ответил Ларок.

— Быть может, самой республике? Или… — тут Шах добавил еще больше ехидства в голос. — Народу?

— Я хочу служить во благо своей страны, — пожал плечами Ларок. — Вот только нынешний лидер…

— Что? Не особо нравится?

— Мягко говоря…

— Так за кем бы ты пошел?

— Раз роялисты, вроде тебя, все еще продолжают борьбу, значит, королевская семья не вся уничтожена?

— Вся. Но есть близкие родственники королевской династии.

— И кто же это?

— Представители гнезда Талуг. Ведь я тебе говорил, кто твой отец. Он из королевской семьи, как и твой дед.

— Значит, мне нужно обращаться к вам «ваше величество», дядя? — с усмешкой спросил Ларок.

— Как хочешь, — рассмеялся и Шах. — Но тогда и мне придется обращаться к тебе «ваше высочество».

— Что-то мне кажется, — отсмеявшись, сказал Ларок, — что предстоит мне работа, мягко говоря, не достойная принца.

— Точно.

— И что же это?

— Ты станешь человеком!

Глава 2. Делец

Лаэр, развалившись на диване, крепко задумался над тем, насколько странными путями ведет его жизнь. Вот он всего несколько часов назад проклинал себя за свою жадность, которая вечно заставляла его попадать в самые неприятные ситуации, оказываться в переделках, выбираться из таких окраин, о которых другие даже и не слышали. А теперь, наоборот, в очередной раз хвалит себя за экономность, тонкий расчет, благодаря которому снова попал на что-то дельное, сулящее отличный заработок.

Все началось с той злосчастной баржи, которую он пригнал к мертвому полю по просьбе Слона.

И ведь действительно, как Слон тогда говорил, баржу было проще бросить — с имеющимися на тот момент на его счете средствами можно было просто плюнуть на нее и забыть. Но нет. Его семья уже давно жила в Израильском протекторате, как теперь назвали бывшую страну после глобальной войны. Однако не только прадед, дед или отец, даже он сам, Лаэр, даже его малолетний племянник знали, что их семья не может называться исконно местной — когда-то их предки прибыли сюда из далекой, холодной страны, расположенной очень далеко. В то время империя зла, как ее называли соседи, переживала не лучшие времена, равно как и ее граждане. И именно тогда глава семьи, прапрадед Лаэра, решил, что нужно искать лучшей судьбы в других местах, подальше от дома. Именно поэтому семья перебралась в тогда еще Израиль. По рассказам старших родственников, Лаэр знал, что этот переезд много стоил тогдашнему главе семьи — однако их фамилия, родственные связи, немалые деньги сыграли свою роль, и они смогли сбежать из некогда могущественной, а ныне агонизирующей, скатывающейся в черные пучины анархии, страны.

И казалось, все изменилось — какая-никакая работа для каждого из переехавших членов семьи, пусть небольшие, но все же средства, несоизмеримо большие по сравнению с теми, которые они могли бы достать на родине. Но все же семья бедствовала. Первой причиной этому стало то, что, вопреки ожиданиям, местные не приняли эмигрантов за своих. Их так и продолжали считать чужими. Причем такое отношение сохранилось и по сей день. Спустя несколько поколений, много лет Лаэр все равно прекрасно осознавал, что является здесь чужим. Если выпадал шанс заработать — он не доставался ему, если появлялись проблемы — казавшиеся хорошими друзьями коллеги резко отворачивались. Именно Лаэр всегда выгребал золу руками. Вот кажется — все хорошо, ты ладишь с коллегами, есть у тебя друзья, ты давно уже живешь здесь, как и твой отец, дед, прадед… Но все равно тебя не воспринимают своим. Чуть что, и сразу вспоминают, что ты — потомок эмигрантов, тебе выпадает тянуть лямку, а все возможности, будь то повышение, премия или любые другие блага, проходят мимо, достаются менее способному, опытному, но зато «своему», местному. Лаэр часто размышлял над этим фактом — как даже малознакомые люди понимают, что ты не являешься потомком тех, кто жил на этой земле столетиями? Как они это вычисляют? И сколько, в конце концов, здесь нужно прожить, чтобы, наконец, стать своим? Он помнил анекдот, который рассказывал уже покойный дед. Жаль, смысл этой шутки он смог понять только сейчас: «Еврей уехал в Израиль и вернулся. На вопрос удивленных друзей ответил — тут обзывают евреем, а там русским». И ведь все действительно так, как ни прискорбно это звучит. Лаэр, как и его отец, с детства был приучен к тому, что твое, даже по праву твое, на которое, казалось бы, никто не должен покуситься, нужно отстаивать. И возможно, это и выработало в нем чувство, которое сейчас все окружающие называли неимоверной жадностью. А что прикажете делать, если все вокруг получают помощь от правительства, а твоя семья вынуждена собирать целую кипу бумажек, чтобы доказать, что вам она тоже полагается? Как стать иным, если тебе нужно выбивать из начальства прибавку к зарплате, когда остальные уже ее получили, причем затратив на это гораздо меньше сил, чем ты? Нельзя стать щедрым среди людей, которые считают тебя чужим, даже более того, «кинуть» тебя, обмануть — для них является нормой, даже подвигом.

Чего говорить о жизни здесь, если даже в игре, во «Вселенной онлайн», его не приняли в израильский клан?

Сложно быть одиночкой в реальной жизни, но в игре, где можно заработать, одиночкой быть еще сложнее. Но ему, наконец, повезло — он смог прибиться к удачливому игроку, который, в свою очередь, умудрился занять немаленькую должность в крупном и богатом клане. Уже корпорации.

Жадность же Лаэра подводила его уже не раз. В самом начале игры, когда он банально жмотился на покупку нормального оружия, корабля, экипировки и постоянно из-за этого страдал. В дальнейшем, когда он рисковал уже имеющимся ради небольшой прибыли. И, наконец, жадность привела его к тому положению, когда на кону было все, малейшее неверное движение — и он может лишиться имеющегося, будущего заработка, своего положения и, возможно, шанса продолжить игру в дальнейшем.

А как еще может быть у человека, который, пусть и в игре, но ведет жизнь двойного агента. Работая на одних, он сливал информацию другим. При этом сам прекрасно понимая, что когда-нибудь, пусть и не завтра, не послезавтра и даже не через месяц или год, но обязательно все его проделки всплывут. Что с ним тогда будет?

И именно осознание этого возможного будущего, бедственного положения заставляли его не глушить приступы собственной жадности, а, наоборот, идти у нее на поводу. Даже в мелочах, как тогда, с баржой.

Ведь когда-то наступит тот самый день, когда он вновь останется один. И что тогда делать? Нужно быть готовым к этому дню. Нет, не нужно выбирать сторону, нужно продолжать зарабатывать, выполняя задания всех сторон, любого, кто предложит нормальную оплату. А когда поймают…Что ж, он надеялся, что к тому моменту накопит достаточно, чтобы просто фыркнуть, пожать плечами и уйти.

— Еще один тест.

Лаэр очнулся от своих мыслей и поднял глаза на тага в белом халате, стоявшего рядом с диваном, на котором разместился Лаэр. Тот стоял напротив и протягивал планшет, всем своим видом демонстрируя, что Лаэр должен принять его и выполнить все, что от него требуется.

У самого Лаэра чаша терпения уже давно переполнилась. Еще на прошлом тесте он начал возмущаться. А уж теперь и подавно — его возмущению не было предела.

— Послушайте! Вы говорили, что прошлый тест последний. Речь шла о нескольких часах, а тут…

— Простите. Это не ко мне. Мне поручено провести тесты.

— Черт бы вас побрал… — проворчал Лаэр, осознав, что спорить с исполнителем бесполезно, и принял из лап тага планшет. Как он и ожидал, его ждал очередной тупой тест, состоящий из неимоверно глупых и странных вопросов. Лаэр тяжело вздохнул и принялся читать вопросы, отвечать на них.

Покончив с этим и вернув планшет все это время караулившему неподалеку лаборанту, Лаэр откинулся на спинку дивана и попытался расслабиться. Нет, ему определенно все это надоело. Сколько еще можно? Когда придет старший из тагов, Лаэр обязательно собьет с него нехилую компенсацию за все эти тесты. Хотя, как ни крути, тут намного лучше, чем во время того путешествия на барже…

Он вспомнил, как смог увести громоздкий и медленный корабль из системы с мусорным полем. После того, как управляемый Слоном транспорт сбежал, полуживой дредноут потерял всякий интерес к барже — он не пытался стрелять, не пытался как-то остановить здоровенную тушу. Он просто ее игнорировал.

После прыжка Лаэр осознал, в какую задницу его загнала собственная жадность — баржа и так была, мягко говоря, в далеко не лучшем состоянии, а теперь и подавно. Похоже, последний залп дредноута смог повредить какой-то жизненно важный узел или же прошел совсем близко от самого буксира — во всяком случае, система в голос сигнализировала, что текущий расход энергии недопустим и его хватит на 20 минут. Лаэр принялся отключать все, что только было возможно. На старом и явно годном только для мусорника корабле, который он приобрел (конечно же, самый дешевый из всех доступных на рынке), было не так уж много устройств и систем, которые можно было отключить. Да чего уж там, все вспомогательное оборудование было снято с корабля давным-давно, и отключать уже, по большому счету, было нечего. Сейчас были запитаны двигатели, гипердрайв и система жизнеобеспечения. Лаэр ни секунды не колеблясь отключил именно ее. Предполагаемый запас энергии существенно подрос. Вот только генератор все равно работал в минус, аккумуляторы не начали пополняться, а лишь чуть медленней опустошались. Тогда Лаэр отключил и гипердрайв. Зачем он сейчас? Вот когда настанет время для прыжка, тогда и подключит его. Эх, жаль во время прыжка нельзя отключить щит — вот что жрет энергию как не в себя. Кстати! Лаэр отключил щит — зачем он ему в обычном пространстве?

Затем такая же участь постигла и вспомогательные движки, задачей которых было корректировать курс. Сейчас корабль двигался к краю систему, и нужды в них Лаэр не видел. Вот когда нужно будет развернуть корабль для прыжка, удерживать его строго по курсу, тогда и запустит.

Бросив взгляд на экран, он с удовлетворением отметил, что теперь аккумуляторы начали пополняться. В скором времени накопитель заполнится до половины — этого должно хватить для совершения прыжка.

Затем начались долгие часы и длинные дни скучного, а главное — неудобного полета. Лететь предстояло в скафе, ведь систему жизнеобеспечения включать было нельзя — накопитель быстро опустеет. Питаться приходилось только дешевым НЗ…

Вспомнив о еде, Лаэр живо повернулся к лаборанту, внимательно изучавшему планшет с его, Лаэра, ответами.

— Эй! Если вы меня задерживаете, как насчет обеспечить обедом?

— Сейчас сделаем, — ответил таг.

— Отлично, — Лаэр улыбнулся. Вот, мелочь, а приятно. Бесплатный обед.

Когда он летел на барже, о подобном можно было только мечтать. Когда он прошел уже третью систему, убедился, что генератор успевает пополнять накопитель, то приступил к поиску покупателя на свою баржу. По большому счету, продать ее можно было через пару систем, причем за неплохие деньги. Но, как всегда, Лаэр пожадничал. Хоть Слон и возместил ему все средства за покупку, продавать корыто дешевле, чем приобрел, Лаэр не собирался. Такое корыто никому в центральных мирах было не нужно — слишком старое. А вот на окраине только подобная рухлядь и использовалась. Однако потенциальные покупатели обходили объявление Лаэра стороной — кто в здравом уме сможет решить, что продавец согласится на доставку этого хлама к черту на кулички. Тем более что цена за этот хлам была мизерная (ну если сравнивать с кораблями более современными). Соответственно, если товар стоит мало, кто захочет заморачиваться с доставкой? Другое дело, продавай он крейсер или же полноценный транспорт — покупатель нашелся бы в разы быстрее, да и скорее всего — сам бы прилетел забрать приобретение…

Поэтому он подправил объявление: указал наличие доставки и немного повысил цену.

Не прошло и пары минут, как на объявление откликнулись двое.

— Черт! Нужно было выше цену поставить! — с огорчением проворчал Лаэр. Хотя кто ему мешал это сделать? Он тут же повысил цену, и оба отклика исчезли. На протяжении следующих двух часов желающих приобрести «Великолепную баржу классической постройки времен экспансии норгов, на ходу, готовую к работе» не нашлось. Скрипя сердцем, Лаэр понизил цену и принялся ждать. Затем вновь понизил, и снова. Наконец, появился отклик.

Лаэр несказанно ему обрадовался. Ведь с момента публикации объявления прошли уже сутки. И, даже не взирая на его собственную жадность, он был готов снизить цену еще, лишь бы быстрее избавиться от корабля и снять скафандр — с каждым часом это желание все усиливалось, даже взяло верх над жадностью.

Интерес к объявлению проявил небольшой шахтерский коллектив, сбившийся в полунищую корпу на окраине тагионской республики. Лаэр связался с потенциальным покупателем, сбросил логи диагностики искина баржи, немного поторговался и получил аванс за доставку. Шахтеры согласились купить это корыто. Естественно — ничего нового и пристойного они себе позволить не могли. А подобный этой барже хлам найти на окраине по нормальной цене было сложно — драли втридорога. Поэтому предложение Лаэра было для них настоящим подарком. Нет, конечно, в центральных мирах можно было найти подобное и дешевле. Вот только кто согласится доставлять корыто, цена которого всего 100–200 тысяч, черт знает куда, при условии, что доставка отнимет не одну неделю?

Лаэр проложил маршрут до станции покупателя и горестно вздохнул — считай, целый месяц пилить до отдаленной системы, где и обосновались шахтеры.

Но бросить баржу он не мог — ведь это деньги. Отказаться от договоренностей тоже — теперь в случае, если он не доставит баржу, ему придется платить неустойку. А это целых тридцать тыщ! Значит — придется лететь и терпеть. Жить целый месяц в скафе. Ну да ничего, как-нибудь выдержит. Тем более он в игре — что мешает в спокойное время, когда баржа будет разгоняться, отключиться от капсулы виртуальной реальности и выбраться в реальный мир?

За аватара он не волновался — огромный запас списанных сухпайков, приобретенных у ирдов, несколько десятков запасных картриджей с кислородом (купил по уценке оптом, так как были они старые и битые, заполненные максимум на 70 %) позволят существовать на барже не месяц, а намного больше.

Месяц полета прошел относительно спокойно и быстро. Единственное, о чем поздно спохватился Лаэр — это вопрос транспорта, с помощью которого он будет добираться назад. Ту лоханку, что в свое время починила Шесшанка на борту «Сюрприза», он продал давно, причем хорошо на этом наварившись. Сейчас же, по пути к шахтерам, он поленился залететь на Базар и приобрести нечто еще способное летать по галактике, пусть и с натугой, при этом стоившее как можно меньше.

Очень даже зря. Когда до него дошло, что ничего путевого ни у шахтеров, ни на близлежащих станциях фронтира найти не удастся, а если и удастся, то за дикую цену, мелькнула мысль вернуться. Но это тоже стоило денег. В результате Лаэр принялся изучать торговые предложения, исходившие из тех систем, которые ему еще предстояло пройти по пути к шахтерам.

Удача ему улыбнулась. Всего-то за пятьдесят тысяч он смог приобрести маленькую одноместную яхту производства тагов. Эта рухлядь, разменявшая уже второе столетие, наверняка пылилась в ангаре владельца черт знает сколько лет, и он был готов отдать ее даже бесплатно. Лаэр долго боролся с собственным желанием сторговаться как можно дешевле и по пути забрать лоханку. Но сделать это было сложно — кораблик никак не прицепишь к барже. Зато удалось уговорить продавца доставить кораблик прямо к станции шахтеров. Хоть он и заартачился, но быстро сдался — видно было, что он очень хочет избавиться от хлама, да еще и заработать на этом. Хотя с «заработать» спорный вопрос — не такие уж и большие деньги. Главным желанием было все-таки избавиться.

Короче говоря, когда баржа только подползала к станции шахтеров с гордым названием «Жемчужина», рядом с ней болтался разведчик с не менее пафосным названием «Первый». Причем именно болтался — в станции шахтеров дока не было, и внешних захватов тоже. Все свои корабли шахтеры цепляли к станции прочными и толстыми металлическими тросами, и «Первый» не стал исключением.

Когда Лаэр отдал коды доступа на баржу, подтвердил получение средств на свой счет, то почувствовал облегчение. Наконец-то он сможет снять скаф и принять душ. Хоть тело аватара и не было его собственным, все равно он ощущал брезгливость — прожить в собственных фекалиях целый месяц — это не шутка.

Тут-то его и ждало первое разочарование. Нормально помыться и почистить скаф на станции оказалось очень трудно — вода тут была роскошью, и использовать ее на мытье местные считали расточительством. Поэтому дезинфекция, обработка спецсредствами и тщательная протирка влажными салфетками — вот и все, что ему было доступно.

А затем настала очередь и для второго разочарования — на маленьком и гордом кораблике под названием «Первый» вообще отсутствовала система жизнеобеспечения. Короче, возвращаться предстояло снова в скафе.

Единственной радостью было то, что, в отличие от баржи, «Первый» должен был летать намного быстрее. А, следовательно, путь до Базара должен был занять около недели. Ну, максимум двух.

К сожалению, и эти ожидания, надежды в скором времени развеялись как дым. «Первый» оказался еще большей развалиной, чем баржа. Генератор работал. И, пожалуй, это самое исчерпывающее определение для всего корабля. «Генератор работал» — лучшая реклама для этой развалюхи. В «Первом» отсутствовала не только система жизнеобеспечения, но и запасные аккумуляторы. Накопитель можно было смело выкидывать — его емкость изначально была маленькой, а десятилетия эксплуатации сократили ее как минимум наполовину. Движки работали не синхронно. Поэтому при одновременном их включении корабль начинало вести в сторону. При этом их мощность тоже разнилась. Только постоянная работа маневровых, причем на полную мощность, позволяла хоть как-то держать корабль строго по курсу. Ну как строго? Он постоянно вилял, и приходилось прилагать массу усилий, чтобы направить его нос в нужную сторону. Искин корабля — это вообще отдельная и печальная история. Лаэр был твердо уверен, что компьютер, стоявший в бухгалтерии маленькой фирмы, в которой он раньше работал в реале, был в разы мощнее и быстрее, чем то, что в «Первом» именовалось искусственным интеллектом.

Этот болван с удивительной скоростью мог делать только одно — констатировать, что не в состоянии сделать то, выполнить это, просчитать элементарный набор цифр.

Если бы штатный помощник — сеть самого Лаэра, не была заменена облегченным вариантом Шеснашки, то, вероятнее всего, он бы не решился лететь на этом корыте.

Но он все же полетел. И после первого же прыжка горько об этом пожалел — когда кораблик вышел из гипера, то оказалось, что он не только не допрыгнул до желаемой системы, но еще и ушел далеко в сторону. Именно тогда Лаэр и оценил по достоинству имеющийся на борту искин. Отныне все вычисления прыжка проводил помощник — собственная сеть Лаэра. А искин был попросту отключен — пользы от него никакой, только вред.

Глава 3. Знакомьтесь, Лаэр

Дела шли очень плохо. Кажущееся логичным решение отключить искин яхты и вместо него использовать встроенный в сеть помощник чуть не обернулось гибелью корабля. Ошибка в расчетах вынесла яхту из гипера слишком близко к звезде очередной системы.

Лаэр понял, что ему сейчас сказочно повезло. Все вполне могло закончиться тем, что он увидит сообщение о гибели аватара и предложение ожить в клон-капсуле.

Как назло — он находился на задворках исследованной части космоса. Даже во фронтире, где обитали шахтеры, можно было дозваться помощи, или дотянуть до какой-нибудь станции. И почему он просто не купил себе место на каком-нибудь рудовозе и спокойно не попал в обитаемые миры? Но тут же отмел эту мысль — подобные корабли часто подвергались атакам и, как правило, не переживали их. Просто сидеть в каютке, ждать своей смерти, он не мог. Всяко лучше пытаться прорваться самому. В таком случае твоя жизнь будет зависеть исключительно от тебя самого. Ну и плюс довезший тебя корабль можно продать. А это всяко выгоднее, чем платить рудовозам за каюту и тащиться черт знает сколько.

Но вот он так и сделал и что? Намного лучше ситуация? Значит, нужно было рисковать и дальше. Или погибнет, или долетит куда задумал. С другой стороны, можно было позвать на помощь. Того же Слона. Лаэр мысленно поморщился, представив, как «Сюрприз», подняв на борт его «Первого», летит к ближайшей станции. И всю дорого Слон читает ему лекции о том, что его, Лаэра, жадность когда нибудь его же и погубит. И это еще далеко не худшее, что его ждет на борту «Сюрприза». Еще и Шесшашка наверняка не поскупиться, ехидно расписывая уровень интеллекта Лаэра, качество, надежность и прочность его корабля, выкатит претензию, сколько им со Слоном должен Лаэр за помощь. Слон, конечно, от оплаты за свою помощь откажется, вот только Лаэру будет от этого не легче.

Лаэр вновь поморщился. Нет. Сам влез в это сам и вылезет. Он тут же загрузил помощника новыми расчетами для прыжка. Однако система, видимо памятуя свой прошлый опыт, наотрез отказалась выполнять подобные задания, сославшись на малое количество вычислительных мощностей, памяти и прочего. Лаэр со вздохом принялся освобождать память — отключил кучу вспомогательного софта, отключил программу коммуникации — зачем она? Если кому нужен будет — сообщение напишут. Но перед этим бегло просмотрел сообщения. Ничего важного. Какой-то длинный текст от Слона, какие-то сообщения от руководства Гончих, несколько писем с откровенным спамом и все.

Лаэр остановил взгляд на письмах от Слона и Гончих. Но решил ознакомиться с ними позже — сейчас не до того.

Помощник бодро приступил к очередным расчетам — остановки большинства программ оказалось достаточно для его корректной работы в качестве искина-навигатора.

А вот с другими задачами Лаэру пришлось справляться самостоятельно, так сказать в ручном режиме. Вести корабль приходилось самому, корректировать курс, контролировать работу движков и их мощность. После нескольких часов такого полета он понял, что так долго продолжаться не может — чтобы корабль летел, он сам должен быть постоянно в игре, должен сам каждую минуту контролировать полет. Прикинув расстояние до ближайшей станции, где можно было если и не найти новый корабль, пересесть на тот, который сможет отвезти его к обитаемым мирам, то хотя бы ту станцию, где можно подлатать этот тарантас.

Мозг долго не хотел воспринимать полученные цифры. Еще бы, в таком режиме как сейчас лететь нужно было больше четырех дней. Лаэр вздохнул и задумался. А есть ли у него другие варианты решения? Похоже, что нет.

Он полностью остановил кораблик и покинул игру. Предстояло сходить в магазин и закупиться всем необходимым на неделю. В ближайшее время он вряд ли позволит себе такую роскошь, как прогулка в реальном мире. Пусть даже и очень короткая — до магазина.

Планируемые на поход в магазин полчаса растянулись. Причем сильно. По пути домой Лаэр столкнулся с человеком, с которым надеялся не увидеться еще хотя бы неделю. Роза Моисеевна, как и он сам, была выходцем из другой страны и ее семья осела здесь чуть раньше, чем семья Лаэра. Тем не менее, столь небольшая разница колоссально повлияла на отношение хозяйки квартиры, которую и арендовал Лаэр, к нему самому.

— Лева! А ну скажи-ка мне, я тебя предупреждала, чтобы ты собирал вещички?

Дело в том, что Роза Моисеевна еще месяц назад предупредила Лаэра, что планирует продавать жилье. Однако Лаэр, в наивности своей полагая, что подобная лачуга никогда не продастся за те деньги, что хотела хозяйка, даже в ус не дул.

— Да вы ведь говорили, что как покупатель найдется… — начал было он.

— Давно уже нашелся! — нетерпеливо перебила его Роза Моисеевна. — И таки давно уже заплатил аванс. Я тебе еще неделю назад говорила собирать вещи и искать новое жилье. И Шо?

— Да не нашел еще…

— Почему меня это должно волновать? Я как порядочная женщина не стала выгонять тебя, хотя ты знал о ситуации, позволила тебе решить свои проблемы, забила голову покупателю и шо? Где твоя благодарность?

— Да я…

— Ви, молодой человек, сегодня же освобождаете квартиру! — нисколько не обращая внимания ни на Лаэра, ни на его слова, заявила Роза Моисеевна. — Завтра в семь утра я приду сюда и возьму ключи. Это понятно?

Лаэр угрюмо кивнул головой.

Следующие два часа он был занят тем, что звонил, писал и бегал по знакомым, у которых мог бы перекантоваться, или которые могли бы помочь с поиском жилья. По большому счету, благодаря последним удачам в игре, он мог бы приобрести ту хибару, из которой его выгоняла Роза Моисеевна. Но делать этого он категорически не хотел. Во-первых, не стоило спешить — зачем покупать этот покосившийся шалаш, если еще немного и он сможет себе позволить гораздо более удобное жилье, в гораздо более престижном районе. А во вторых — он прекрасно понимал, что вздумай он начать торги с Розой Моисеевной, то жилье окажется золотым. Не взирая на собственную жадность и навыки в торговле, тягаться с таким зубром, каковым была Роза Моисеевна, способной продать снег зимой эскимосам и грелки с горячей водой бидуинам в самый горячий и засушливый период, причем по самой, какой только можно представить, завышенной цене, он не собирался.

Однако вопрос жилища нужно было решить срочно — если пожитков у него и немного, то вот капсула виртуальной реальности была не только габаритной, но еще и стоила немалых денег. Ее нужно было перевезти уже сейчас. Ни в коем случае нельзя было допустить, что бы к завтрашнему утру она продолжала стоять на месте. Роза Моисеевна с легкостью ее экспроприирует.

Бегая как ужаленный, Лаэр к вечеру смог добиться желаемого. У одного из знакомых отчим владел старым, никому не нужным домом, или, скорее, складом. И вот в этот склад Лаэр и поспешил перевезти свои пожитки. Справился он за ночь. А затем, уставший и выбившийся из сил, завалился спать. На матрас, брошенный прямо на пол.

Проснулся он только к вечеру и сразу сообразил, что перипетия вчерашнего дня еще не закончились — пока он решал свои проблемы в реальном мире, в виртуальном могли накопиться свои.

Не теряя больше не минуты, он полез в капсулу. К черту умывания и завтрак — он запасся фастфудом еще вчера, а гигиенические процедуры можно было провести и позже. Кто его сейчас нюхать будет?

Как оказалось, он не прогадал — зашел вовремя. За время, пока он отсутствовал, корабль просто дрейфовал. Однако очень скоро должен был попасть в небольшой астроидный поток. Так что Лаэр тут же принялся за дело: включил движки и принялся маневрировать. Помощник уже просчитал данные для следующего прыжка и теперь следовало лишь выровнять нос корабля, разогнаться, дойти до нужной точки, чтобы снизить шансы на ошибку (просчеты велись для прыжка из строго определенной области, диаметр которой составлял всего несколько километров). И вот он уже в соседней системе.

Ему предстояло сделать немало подобных прыжков, но конкретно сейчас, перед тем, как поручить собственной сети расчеты нового гиперперехода, он решил зайти в почту. Словно подтолкнуло что-то.

Несколько писем от знакомых и сокланов он проигнорировал. А вот крайне интересное письмо от господина Тицина решил прочитать.

Лететь в назначенную точку встречи ему совсем не хотелось. Но! Был ряд причин, из-за которых это следовало сделать.

В первую, и в самую главную очередь — все поручения Тицина оплачивались очень щедро. Это наверняка не станет исключением. И во-вторых. До назначенной точки рандеву было буквально рукой подать — она находилась на границе Тагионской республики. Неприметная система, расположенная совсем близко от государства тагов, однако не входившая в его границы. Иначе говоря — нейтральная территория. Дотянуть до этой системы можно было всего за пару дней, в отличие от ближайшей станции. Что же — выбор очевиден!

Видимо, как решил сам Лаэр, все это не простое стечение обстоятельств. Он должен был оказаться здесь и сейчас.

Вновь вынырнув из воспоминаний о своих недавних приключениях, Лаэр уставился на лаборанта. Тот что-то сказал, однако погруженный в собственные размышления человек не обратил на него внимания, не расслышал сказанного.

— Извините. Что?

— Я говорю. — Повторил таг. — нужно провести испытания в лаборатории. Мы подключим вас к сети и…

— Хорошо. — Легко согласился Лаэр. Все стандартное ПО уже давно было заменено. Шеснашка постаралась на славу. Он с момента попадания на эту станцию пытался взломать внутреннюю сеть, однако пока ничего не получалось — уж слишком надежная была защита.

А взломать ее явно стоило. Не зря ведь Тицин ему заплатил за молчание, за то, чтобы он не рассказал своим сокланам об этом месте. Конечно, он и сам не собирался этого делать просто так. Во всяком случае, бесплатно. Да и зачем портить отношения с Тициным? От этого НПС он получил столько денег, сколько никогда бы не заработал сам, отыгрывая роль обычного бойца человеческого клана.

Но вот взломать сеть было нужно и стоило — наверняка найдутся такие данные, которые можно будет легко перепродать. И если не людям, то другим расам точно. Тем же лягам, к примеру. Ну или сбить еще немного деньжат с самого Тицина.

Однако ничего не получалось. Помощник сетовал, что при прямом подключении будет больше шансов. Но как обеспечить проводное подключение не вызвав подозрения? Необходимость прохождения каких-то тестов в лаборатории позволяла надеяться, что подобный шанс выпадет и взломщик справиться с задачей.

Единственное, что портило настроение Лаэру, было то, что наверняка все полученные данные помощник, являющийся облегченной копией Шеснашки, тут же сбросит в облачное хранилище и доступ к нему будет и у Слона. Лаэр надеялся, что игрок не сразу обнаружит эти данные или не придаст им значения.

Как и ожидалось, в лаборатории к нему начали подключать всевозможные провода, кабели, детекторы и датчики. Один из кабелей воткнули в разъем, имеющийся на теле Лаэра. Программы взлома тут же оживились, отрапортовав о новых возможностях работы и жадно приступили к делу.

Тест длился уже минут пятнадцать и Лаэр успел заскучать. Как вдруг голос помощника, прозвучавший у него в голове, не слышный для суетившихся вокруг тагов, сообщил:

— Копирование личностных воспоминаний, копирование основных моторик тела, копирование…

Что за черт? Зачем им копирование моих личных данных? И каких? Воспоминаний?

Додумать он не успел — его словно выключили. Вот он бодрствует, мыслит, видит и слышит и словно вырвали вилку из розетки — все разом потухло, словно выключили. Странно, капсула виртуальной реальности не выдает никаких сообщений из серии «Убит», «Без Сознания» и т. д. Уже хорошо — значит аватар жив.

Он пришел в себя относительно быстро и без всяких негативных эффектов. Словно просто прикрыл глаза на несколько мгновений и вот снова их распахнул. Вместе со зрением вернулся слух, сознание прояснилось.

— Выносите, выносите! — затараторил кто-то рядом.

Лаэр повернул голову и увидел странное зрелище — мимо него на носилках несли тело. И это тело показалось ему знакомым. А когда лежащий повернул голову, Лаэру захотелось протереть глаза или встряхнуть головой, чтобы прогнать наваждение — мимо него на носилках несли его же самого.

***

Он сидел в кресле и спокойно смотрел на Шаха. Масса неприятных ощущений уже прошли, разум более менее привык к телу, перестал пытаться протестовать. Хотя легкий дискомфорт остался — ему казалось, что он словно заточен в каком-то коконе, словно этот кокон нужно разорвать, выйти из него. Он словно связан, замурован, хотя и может двигаться.

— Итак. — Шах повернулся к Лаэру. — ты все запомнил?

— Да, дядя… — начал было Лаэр и осекся, увидев недовольную гримасу Шаха. — простите, Шах.

— Здесь еще простительно, Ларок. — укоризненно сказал Шах. — Но ты уже не должен совершать подобных ошибок. Даже самая маленькая из них может привести к срыву операции, к твоей гибели. Ты понимаешь это?

— Да, Шах. — Кивнул Лаэр.

— Хорошо. Итак….

— Назначить встречу человеку с ником Слон, выманить его, уговорить прилететь сюда. В случае, если не удастся — сделать это силой. В случае, если и с этим возникнут проблемы — нейтрализовать.

— Было бы неплохо, если бы удалось его обмануть и привести сюда. — Вздохнул Шах.

— Так и будет.

— Хорошо, тогда можешь отправляться. Рекомендую выйти с ним на связь уже с Базара.

— Понял.

***

— Слон! Что за херня происходит? Почему Алые и Гончие вне закона? Ты- то почему в пиратах? Ты вообще в курсе, сколько назначили за твою голову? — Ларок точно помнил, как следует говорить, даже не копируя, а вполне естественно вставляя в речь обороты, так привычные оригиналу — Лаэру.

— Так, Лаэр, погоди! Ты вообще где? — Слон явно выглядел сбитым с толку. Вот и славно, это то, что и надо.

— На базаре! — ответил он.

— Ты чего на сообщения не отвечал. Где пропадал?

— Да сначала баржу отвозил шахтерам, черт знает куда, потом проблемы на Земле начались, долго не мог попасть в игру…тут захожу и такие новости! — Ларок нисколько не соврал. Память оригинала подсказала ему, что в момент, когда Гончие и Алые начали операцию по эвакуации своих, сам Лаэр решив проблему с жильем, лежал в капсуле сутки напролет. Найти его даже силам местного правопорядка было бы сложно, что уж говорить о пришельцах?

— А что, в новостях ничего не говорили?

— Да слышал какую-то чушь про очередную секту, что в ней высокие чины замешаны, за взлом полицейской сети говорили…короче ахинея какая-то. Так что происходит? — эта информация была получена Лароком, когда интереса ради он отключился от «игры», оказавшись в теле игрока на его родной планете. Побродив по складу, или ангару (как тут может жить разумное существо?) он не поленился и пролистал последние новости, посмотрел головизор.

— Я сейчас сброшу тебе координаты — лети по ним. И как можно быстрее. Все объяснения на месте…

— Да погоди, погоди, я вообще чего звоню. — Перебил его Ларок. Как будто он не знает, куда нужно лететь, чтобы найти людей-ренегатов. Однако говорить это в слух он не стал.

— Да нет же, ты послушай! Я знаю, где создают детей Фенрира! — перебил он в очередной раз Слона, пытавшегося поделиться своими новостями.

— Чего???

— Я знаю, где их делают и скорее всего, откуда вещает этот их…великий отец! — все было обговорено с Шахом в деталях и коренным образом отличалось от того плана, от тех действий, которых ожидал от Ларока Тицин.

— И где это?

— Не суть где, главное то, что я знаю, как можно туда попасть незаметно. У тебя ведь рейдер тагионского производства? Его волки не тронут. На нем как раз и долетим до станции и захватим ее. Пары взводов абордажников хватит… — это был самый сложный и самый важный этап. Следовало убедить человека прилететь именно на этом корабле. Этот корабль, по иронии судьбы попавший к людям, носивший глупое название «Сюрприз» должен во чтобы то ни стало вернуться в лапы любого из представителей гнезда Талуг.

— Ты должен прилететь по координатам! — заявил Слон. — Обсудим здесь и решим…

— Нет! — ответил Ларок. — Это ты должен сейчас прилететь ко мне. Мы можем незаметно проникнуть в систему волков, но только сейчас. Потом не получится. Я бешенные деньги заплатил тагу — оператору, чтоб он не поднимал тревогу, когда засечет нас в системе…

— Мне некого с собой взять, Гончие и Алые заняты… Постой…ты заплатил? Уже? Сколько я тебе должен буду?

— Много заплатил. С деньгами потом разберемся — не горит. Ладно, сами справимся! — Ларок понял, что произнеся эту фразу, он допустил какую-то ошибку. Как-то изменилась мимика собеседника, он как-то иначе окинул взглядом его, Ларока. Он допустил какую-то ошибку. Но какую? К черту, нужно задавить этот момент другой информацией и человек забудет о ней. — Пойми, главное долететь на твоем рейдере до нужной точки, высаживаемся на станции и все, она наша!

— А охрана? Ты думаешь, станция не охраняется? — Слон явно начал колебаться. Нужно додавить его.

— В той системе просто немерено кораблей и бойцов, а сама база маленькая. Не думаю, что там много охранников. Захватим ее и нас не тронут — пригрозим, что подорвем ее. Разбираемся с оборудованием, говорим волкам фас! И все. Тагов в системе мало, волки станут нашими, ручными!

— Как-то слишком уж легко…

— А зачем усложнять? Давай, выдвигайся…

Кажется все получилось. Когда Слон отключился, Ларок устало откинулся на спинку кресла и облегченно вздохнул. Кажется, удалось. Слон должен будет прилететь и дальше все должно пойти намного легче.

Глава 4. Сны

Ларок сидел в кафе. Тихое и спокойное место, в одном из проулков базара. Судя по всему — не очень популярное место. Свет здесь не яркий, места мало, за стойкой лениво протирает фужеры и кружки бармен — пожилой таг, чье оперение уже окрасилось в серебристый цвет.

Через два столика от Ларока сидела парочка норгов и два тага, о чем-то живо спорящих. На самом деле — таги были агентами ТРУ, а норги обычными наемниками. Вся четверка неизменно ошивалась в этом баре. А конкретно сейчас играла роль подстраховки — если хоть что-то пойдет не так, то они помогут Лароку закончить дело. Либо человек со странной кличкой Слон отведет Ларока на свой корабль сам, добровольно, либо это сделают норги, обставив все так, как будто человек просто перепил. Или же, в самом худшем случае — человек никогда не выйдет из этого заведения. Его труп через несколько часов окажется за пределами станции — в холодной пустоши станции.

Дело в том, что в этом кафе было так мало посетителей не столько потому, что его было сложно найти, а еще и потому, что оно являлось, по большому счету, местным штабом Тру и посторонних сюда не пускали, а точнее — выпроваживали по-быстрому.

Ларок-Лаэр взглянул на часы. Время встречи наступило пять минут назад. А Слон так и не появился.

Это было странно. Хотя, быть может, вполне нормально для людей. Ларок не понаслышке знал, что в отличие от тагов люди могут быть весьма непунктуальны. Хотя и у них, как и у тагов это является плохим тоном.

Уведомление о новом сообщении заставило Ларока чуть не подпрыгнуть. Он моментально открыл письмо и прочитал его.

«Привет. Сейчас у нашего торгоша. Думал, успею к тебе, но нет — тут еще есть вопросы. Подтягивайся».

Сообщение очень не понравилось Лароку. Слон не захотел идти на встречу в назначенное им, Лароком, место. Что это значит? Начал что-то подозревать? Или действительно решает свои дела? Но ведь Ларок ясно дал понять, что его дело не терпит промедления.

«Жду тут. Когда будешь?»

Он отстрочил сообщение и не стал закрывать интерфейс, ожидая ответа. Ответ не заставил себя ждать и появился буквально через пару минут.

«20 мин»

Ларок расслабился. Слон все же согласился на встречу. Это хорошо. Ларок тут же отправил сообщение бармену. Такая покладистость человека могла быть показной — вполне возможно, что сейчас бар окружают другие Гончие. Однако отправленные барменом громилы уже через пять минут доложили, что никого подозрительного в округе нет. Ларок решил не сбавлять бдительность и громилы остались снаружи — продолжили дежурить и наблюдать за всеми, кто появлялся в коридоре. Хотя все это перестраховки — Базар уже ограничил доступ всем ренегатам и проскользнуть сюда большая группа попросту не могла. Кстати, поговаривали, что через пару дней доступ ренегатам с Эдема сюда будет вообще запрещен.

Наконец, на пороге появился и тот, кого Ларок-Лаэр так долго ждал. Человек одетый в черно-красную броню замер, оглядел помещение и направился к столику, занятое Лароком.

— Привет. — Бросил он. — Ну что, я так понял, особо засиживаться смысла нет и нужно лететь?

— Да… — Ларок даже растерялся от таких слов. Он ожидал, что Слон затребует более подробно рассказать о базе, о планах по проникновению на нее. Хотя бы подробности захочет узнать, как Лаэр смог ее обнаружить.

— Все потом. — отмахнулся Слон. — пока долетим, у нас будет куча времени. Как раз и расскажешь.

— Ты взял бойцов? — спросил Ларок.

— Нет. Нашим не до того. Будем действовать сами. — Ответил Слон.

Ларок удивился подобному решению — ведь он предлагал достаточно серьезное дело и убеждать Слона лететь только вдвоем было глупо — тот бы точно заподозрил, что что-то не так. Поэтому вместе с шахом они решили, что несколько человек — боевиков особо погоды не состроят, на базе их легко можно будет захватить. И вот, такая удача — лететь они будут только вдвоем.

Все прошло без сучка, без задоринки. Хотя группа из кафе его постоянно страховала. Конечно, ровно до того момента, как они вместе со Слоном поднялись на борт «Сюрприза», бывшего тагионского рейдера, принадлежавшего гнезду Талуг.

Корабль вылетел из ангара Базара и, развернувшись в нужном направлении, начал свой путь.

Первый день полета прошел относительно легко, хотя Лароку пришлось попотеть — Слон выспрашивал все детали того, как Ларок-Лаэр узнал о станции, как смог сбежать из системы, которую охраняли дети Фенрира, как подкупил тага — оператора. Однако еще там, на базе, Ларок в деталях выучил легенду, отшлифовал ее вместе с Шахом, из нее выкинули все шероховатости, все странности. Ларок иногда думал, будь на месте Слона он сам — наверняка поверил бы. И Слон, кажется, верил. Во всяком случае, никаких сомнений, колебаний или явного недоверия Ларок не засек. Постепенно, к 3–4 дню полета количество вопросов стало уменьшаться, а затем Слон вообще переключился на другие темы.

Утром пятого дня Ларок почувствовал, что что-то не так. Слишком напряженным выглядел человек. А Ларок хорошо изучил людей и был точно уверен в результатах своих наблюдений. Что-то насторожило Слона. Но что? Ведь он не задавал никаких скользких вопросов? Более того, последние сутки они только шутили или рассказывали всякие забавные истории и случаи. Быть может, напряженность человека связана с какими-то другими аспектами его жизни? Может проблемы в личных делах? Однако Лаэр опасался спрашивать Слона напрямую — он уже понял, что хоть Слон и настоящий Лаэр работали вместе, близкими друзьями, или тем более приятелями, назвать их было трудно.

День прошел достаточно напряженно и когда внутренние часы корабля уже показывали десять вечера, Лаэр-Ларок с облегчением отправился в свою каюту.

Не смотря на то, что день выдался не особо легким, заснул он быстро. Но спустя всего пару часов он проснулся. Долгие и изматывающие тренировки не прошли даром — он буквально учуял, что сейчас должно что-то случиться. Ничего еще не понимая, он собрался вылезти из постели, когда двери в его каюту открылись и внутрь ворвалось четверо бойцов в боевых скафах. К сожалению, эффект неожиданности был на их стороне, как и численное превосходство. Ларок увернулся от первого нападавшего, оттолкнул ногой второго, но оставшиеся нападающие ухватили его за руки и повалили на пол. Что здесь можно было сделать? Мало того что их больше и они в скафах, так еще и он в теле человека, которым едва научился управлять и подделывать жестикуляцию, походку оригинала. Что уж говорить о шансах в рукопашную справиться сразу с несколькими противниками, идеально владеющих своим телом, да еще и закованными в доспехи?

Лежа на холодном полу каюты он понял, что проиграл — Слон как-то вычислил его, догадался, что перед ним не Лаэр. Ларок почувствовал прикосновение чего-то холодного к шее. Острая игла воткнулась в шею, впрыснув некую субстанцию и буквально через пару секунд он провалился в сон…

Утро началось как обычно — он открыл глаза на первых трелях, издаваемых будильником.

Тут же пришли воспоминания о ночном нападении. Ларок рефлекторно ощупал шею — никаких следов укола. Он оделся и подошел к двери — по идее она не должна открыться. Однако она открылась: он не был заперт в своей каюте.

Выйдя в коридор, он тут же отправился на мостик. Однако там он никого не застал. Сев в кресло навигатора, он проверил курс — корабль летел туда, куда он и указал.

Спустя полчаса на мостике появился и Слон — несколько заспанный и рассеянный, каким обычно и бывал по утрам.

Он, зевая, поздоровался, поставил чашку с чаем на панель управление и рухнул в кресло, как обычно проводя тесты, опрашивая оборудования, проверяя состояние корабля.

Ларок все еще не мог прийти в себя — ночное нападение ему что, приснилось? Не может быть, все было так реалистично и правдоподобно. Он в мельчайших деталях рассмотрел скафы нападающих.

Его взгляд, блуждавший по мостику, случайно упал на шкаф с запасными скафами и он с удивлением обнаружил, что там стоят именно такие доспехи, какие он видел в своем ночном…кошмаре? Это все-таки был сон?

День прошел относительно спокойно и ночью, когда он ворочался в кровати, то ли боясь заснуть, то ли просто опасаясь нового нападения, время начало тянуться, пока, наконец, он не провалился в сон. И ночь прошла спокойно — никто не заявился к нему, никто не пытался его скрутить. Утром он был уже почти на 100 % уверен, что нападение ему просто приснилось — напряжение последних дней сказалось.

Спустя еще несколько дней полета они уже достигли нужной системы. Конечно же, это не была та система, откуда он сам прилетел, не было здесь станции, где находился оригинал Лаэра, не было там и центра, транслирующего обращения Фенрира к своим детям. Вся эта система была ловушкой для высокопоставленного человека, который и управлял бывшим тагионским рейдером с глупым названием «Сюрприз». Как только корабль появился в системе, Ларок сбросил опознавательные коды, которые, конечно же, были приняты оператором и сейчас рейдер медленно летел к базе, внутри которой уже поджидали дорого гостя пять взводов отборных бойцов — тагов и парочка взводов детей Фенрира для подстраховки.

Рейдер подлетел к станции, гравизахваты зафиксировали его, а к шлюзу потянулся выдвижной мост.

Ларок первым покинул корабль и спокойно шагал по переходному коридору. Сзади, несколько напрягшись, шел Слон. Как только они оказались на станции, а Ларок сделал несколько шагов глубже по коридору, Слон не смело последовал за ним. Тут на него с двух сторон и бросились затаившиеся таги. Скрутили и повалили на пол.

Человек попытался сопротивляться, но было бесполезно — бойцы держали его крепко.

— Вот и все, человек. — с усмешкой заявил Ларок. — все прошло как нельзя гладко.

— И что теперь? — прохрипел лежащий.

— Теперь? — Ларок задумался. — Теперь мы дождемся моего дядю, Шаха. А затем проведем с тобой ту же операцию, что и с твоим другом Лаэром.

Прочитав немой вопрос в глазах пленника, Ларок вновь усмехнулся и ответил:

— В твоем теле будет таг. Он вернется назад, на Эдем. Затем такая же участь настигнет и других ваших лидеров. Ну а дальше…дальше вы, так называемые ренегаты, станете нашими послушными собачками…

Ларок хотел сказать что-то еще, хотел позлорадствовать, хоть как-то компенсировать себе все те неудобства, которые вынужден был терпеть, находясь в теле человека, но…Проснулся.

Он удивленно оглядывал каюту рейдера, совершенно ничего не понимая. Это что, сон? Ему все это приснилось?

Все утро он был раздражительным. Это даже Слон заметил. Ларок что-то буркнул по поводу того, что плохо спал. Слон удовольствовался этим объяснением.

Весь остаток пути Ларок провел как на иголках. И спрашивается, почему? Да, сон был очень реалистичным, детальным и ярким, очень похожим на реальность. Но ведь он не предвещал беды? Он ведь закончился хорошо? Во всяком случая для Ларока.

Когда корабль вновь пристыковался к базе, Ларок вышел первым. А вот Слон начал колебаться. Быть может взвинченный за последние дни Ларок насторожил его своим поведением?

Все пошло не так с первого же шага. Еще в переходном коридоре Слон достал оружие. И он не стал входить в станцию вслед за Лароком. Он сделал шаг и тут же отпрыгнул назад. Ждавшие в засаде бойцы попались на его маневр и появились слишком рано. Слон открыл огонь и смог убить нескольких бойцов, прежде, чем его самого застрелили. Бойцы словно озверели и не слышали криков Ларока, призывающего взять человека живым.

Ларок обреченно глядел на труп в боевом скафе, недвижно лежащий на полу переходного коридора. Как же все глупо получилось, как же тупо…А затем проснулся.

Он даже хохотнул, когда открыл глаза и увидел потолок своей каюты. Этого просто не могло быть. Просто не могло!

Когда Слон появился на мостике, Ларок уже был готов. Так как человек на своем корабле ходил хоть и в скафе, но без шлема, удар прикладом винтовки по голове сделал свое дело — Слон рухнул как подкошенный.

Ларок связал его, вколол запасенные наркотики, вместе со снотворным и проверил состояние пленника с помощью медсканера. Выходило, что в бессознательном состоянии человек проведет как минимум трое суток. Этого хватит.

Он уселся в кресло пилота и активировал программу взлома. Шах специально загрузил ему самую свежую и самую эффективную версию. Она подтвердила свой статус, позволив получить пусть и ограниченный, но допуск к управлению кораблем. Теперь Лаэр был его временным командиром.

Он принялся вызывать шаха.

— Дядя! Я захватил человека и корабль!

— Что? — Шах выглядел удивленным. — Почему ты не стал следовать плану? Вы ведь должны были спокойно прибыть в…

— Долго объяснять, случилось, как случилось. Везу его сразу к вам.

— Вас что, только двое на борту?

— Да.

В этот раз «Сюрприз» прилетел не к муляжу базы, а к настоящей. Шах встречал их прямо в шлюзе.

Ларок выволок все еще находившегося без сознания Слона и бросил его на пол.

— Он ваш. — Сказал он лаборантам, замершим за спиной Шаха.

— Отлично! Сейчас все подготовим. Агент, который должен занять его тело уже прибыл. Так что случилось, Ларок, почему ты отступил от первоначального плана?

— Дядя! — Лароку показалось, что его голос дрожит. — Я не знаю что со мной происходит. Не знаю, как это объяснить — это все сны, все происходит как наяву, а затем я просыпаюсь и все начинается заново. Быть может все из-за того, что мой разум в теле человека? Быть может это какой-то побочный эффект? Я схожу с ума?

Последний вопрос Ларок задал, уже открыв глаза и увидев ставший ненавистным потолок каюты на «Сюрпризе».

Он с тяжким вздохом поднялся. А затем, не выдержав, закричал и принялся молотить кулаками в стену. Для стен это никак не отразилось — даже вмятин не осталось. Чего не скажешь о Лароке. Он сбил кулаки в кровь, тяжело дышал, покрывшись холодным потом. Но желаемого достиг — кажеться, он немного успокоился. Как это все может быть? Как? Сон во сне? А что сейчас? Он спит или бодрствует? Что будет дальше? Он вновь проснется?

Его взгляд наткнулся на лежащий в кобуре лазерник. Что будет, если он сейчас вышибет себе мозги? Он вновь проснется? Ну нет. Таким образом реальность он проверять не будет. Наверняка у него появились какие-то психологические проблемы из-за того, что он оказался в теле человека. Иначе это все не объяснить.

Он вновь оглушил Слона и доставил его к Шаху. Но в этот раз все пошло по другому сценарию — из «Сюрприза» на базу хлынули те самые бойцы, в тех самых скафах, которые привиделись Лароку тогда, в кошмаре про ночное нападение.

Этих загадочных бойцов было слишком мало, поэтому охрана базы смогла с ними справиться. Сам Ларок нисколько не удивился происходящему и даже не пытался вступить в бой — он уже понял, что это очередной сон. Десять человек в скафах, появившихся из корабля, никак не могли существовать в реальности. Физически не могли. Десять человек на рейдере не могли спрятаться — а ведь Ларок осмотрел весь корабль, заглянул в каждый угол. Он был профессионалом и спрятаться от него было нельзя. Тем более даже не одному, а целым 10 людям.

Поэтому он не особо расстроился, когда случайный выстрел попал в него. Но вместо того, что бы почувствовать жгучую боль в том месте, куда и попал сгусток энергии, он просто открыл глаза и уже вполне спокойно оглядел потолок своей каюты.

Затем были новые и новые попытки, раз за разом он доставлял Слона связанным, а бойцы из корабля, теперь появлявшиеся в каждом сне, атаковали по-разному. Они уже не перли напролом через коридор, они пытались вломиться через внешнюю обшивку, атаковали уже после того, как Слона забирали вглубь станции. Они атаковали, каждый раз используя новую тактику и неизменно проигрывая. Последние разы Слон внезапно приходил в себя и вел атаку вместе с ними. Затем Ларок решил попробовать действовать по другому — он привозил на базу Слона свободным, заманивал и только потом его захватывали. Кровопролитные бои раз за разом выигрывались, Слон и его загадочные спутники проигрывали. Но для Ларока ничего не менялось. Каков бы не был исход схватки для бойцов с «Сюрприза» или для Слона, а точнее — вне зависимости от того, убивали их или захватывали, в конце боя Ларок просыпался. Этот бесконечный кошмар, это замкнутый цикл из нескольких дней повторялся в десятый, двадцатый, в сотый раз и, похоже, заканчиваться не собирался.

Ларок перепробовал все, что только можно и решил действовать радикально. Первая попытка подразумевала беседу со Слоном, в которой он рассказал все о спланированной против того операции.

Это не помогло. Хотя Лароку немного полегчало. Он боялся, что эта откровенная беседа состоится не во сне, а наяву. Но нет. Когда защитники базы в очередной раз отбили атаку людей, Ларок снова проснулся и увидел перед собой вызывающий уже даже не неприязнь, а злобу и ненависть потолок.

Если первая откровенная беседа включала в себя некоторые темы и детали, которые Ларок старательно обходил, то во время второй Ларок выложил все, что знал. Не только о самой операции, но и о программе «замена». Слон слушал спокойно, не перебивая, лишь когда Ларок делал паузы, задавая уточняющие вопросы. Что Ларока удивило, Слон ни разу не задал вопрос, почему Ларок вдруг вздумал все это ему рассказывать.

Мелькнула мысль, что, быть может, Слон как-то причастен ко всему происходящему?

— Нет. — Отрицательно покачал головой Слон. — Я не делаю перезагрузок. Этот день сурка происходит только с тобой. У меня такого нет и могу тебе в этом поклясться.

— Что такое день сурка?

Слон грустно улыбнулся.

— На моей родине когда-то был такой фильм. Там главный герой сотни, тысячи раз переживал один и тот же день, пока не выполнил то, что от него требовали…

— Но я это сделал. От меня требовали доставить тебя и я это сделал! — возмутился Ларок.

— Кто тебе сказал, что в этом твоя цель?

— Может наоборот, твоя задача помочь мне? Программа «Замена» слишком опасна. Причем не только для людей, но и для вас, тагов. Для всех разумных рас. Из-за нее могут начаться войны, из-за нее все расы могут оказаться на грани вымирания. Представь, если этой программой овладеют сети? Как быстро они нас подчинят? Как быстро сами начнут управлять нами и как мы сможем это распознать?

Ларок задумался. Доля правды в сказанном была. Было что-то противоестественное в том, чтобы перемещать разум одного существа в тело, которое для него было совершенно чуждым. Ведь он сам задумывался, что все происходящее — плод его воспаленного сознания, какое-то психологическое отклонение, наверняка связанное с перемещением его, тага Ларока, разума в тело человека Лаэра. За все нужно платить и быть может — это и есть плата?

— И что ты предлагаешь?

— Помоги захватить эту вашу базу и уничтожить ее. — Глядя в глаза твердо сказал Слон.

— Это…Уничтожить? — Ларок не верил своим ушам. — Ты не хочешь завладеть этой технологией, отдать ее своей расе?

— Нет. — Ответил Слон. — Я ведь сказал, что эта программа, эта технология, может привести к гибели всех нас — и людей и тагов и других рас.

Ларок колебался.

— Хорошо. — Сказал он. — Я помогу тебе.

Теперь они действовали сообща. Но из раза в раз штурмы заканчивались неудачей. Бойцы умирали на самых разных этапах, начиная от попытки прорваться через шлюз, заканчивая штурмом центральной комнаты. Ларок, пребывая на базе и обучаясь правильно вести себя в теле человека, изучал устройство базы — ловушки, турели, количество охранников и их посты. Однако это не помогало — каждый раз они проигрывали.

— Нужно менять тактику. — заявил в очередной раз Слон. — что если мы не будем штурмоваться базу? Пусть таги сами зайдут на корабль, чтобы забрать мое тело? Устроим для них ловушку и уже тогда начнем штурм.

В этот раз все прошло намного лучше. До центральной комнаты добрались Ларок со Слоном и еще два безымянных бойцы в тех боевых скафах, что стояли в шкафах «Сюрприза».

— Предатель! — прорычал Шах, выцеливая первого вошедшего в центральную комнату Ларока.

Упав на пол, он наблюдал, как Шах пытается подстрелить и Слона, но один из бойцов успевает выбить у него оружие из рук и повалить на пол.

— Кажется получилось… — шепчет Ларок, но тут яркая вспышка слепит его, жаркий огонь обжигает его тело, заставляя кричать от боли…

И он вновь открывает глаза и смотрит в потолок каюты.

— За самоуничтожение базы забыл… — прошептал он.

Сил на очередную попытку уже нет. Ларок устало поднимается с постели, вынимает из кобуры свой лазерник, приставляет к голове и жмет курок.

А затем вновь открывает глаза и разглядывает потолок.

Он, шаркая ногами, доходит до шлюза, открывает внутреннюю дверь, входит внутрь и блокирует ее за собой. Нажатие клавиши экстренного открытия, повторное нажатие, подтверждающее решение и вот его вместе с потоком воздуха выносит из шлюза. Ему холодно, ему нечем дышать. Миг и он вдыхает полной грудью, открывает глаза и не видит перед собой леденящей пустоты космоса. Лишь серый потолок своей каюты.

***

— Я думаю достаточно. Как ты считаешь, Шеснашка? Он уже сдался, чувствует себя обреченным. Сколько раз он уже вышиб себе мозги?

— 12 раз самоубийство с помощью личного оружия, дважды выкинул себя в шлюз, повесился, направил корабль к звезде, разбил его об астероид…

— Я и говорю — ему достаточно.

— Предлагаю ввести его в медикаментозный сон и начать.

— Хорошо, давай. Отключай его от капсулы вирт реальности и зови дроидов — нужно вернуть его в каюту.

***

Он в который уже раз открыл глаза и увидел над собой потолок собственной каюты на борту «Сюрприза». Сколько это еще будет продолжаться? Когда это все закончится? Он больше не может, у него нет сил. Он давно сдался, он давно готов уйти…Но у него ничего не получается. Не смог застрелиться, не смог задохнуться, не смог…

И тут до него дошло, что сейчас он проснулся не из-за будильника. Он пробудился раньше, чем все остальные сотню или тысячу раз. Пытаясь понять, что именно пошло иначе он сел в постели.

В металлическую дверь его каюты постучали. Опять! Он проснулся от того, что в его дверь постучали.

Ларок живо слез с койки и разблокировал дверь. На пороге стоял Слон в полной боевой экипировке, за его спиной виднелись еще двое в скафах с закрытыми забралами.

— Что…

— Одевайся. — Сказал Слон. — сегодня мы захватим базу и твой день сурка закончится. Обещаю.

— Я умру? — спросил Ларок. Впрочем, его не особо уже интересовала собственная жизнь. Прожив тысячи одинаковых дней ты уже по другому начинаешь относиться к тому факту, что когда-нибудь умрешь. В его случае смерть даже желанна.

— Тебе незачем умирать. Если не будешь вести себя безрассудно, то выживешь и день сурка закончиться.

— Хорошо. Я готов.

Часть вторая. Фигуры на доске

Отступление первое. Новый суперпользователь

— Терминал активен. Доступ пользователю 78639835 открыт.

— Статус системы.

— Система защиты периметра активна. Статус:

— Сеть А. Ранг 1 — 84 % активных юнитов. Состояние норма.

— Сеть Б — Ранг 2. Подчинена сети А. 72 % активных юнитов. Состояние норма.

— Сеть В — Ранг 1 88 % активных юнитов. Состояние норма.

— Сеть Г — ранг 2 61 % активных юнитов. Состояние норма.

— Сеть 0.1 ранг 0 — 12 % активных юнитов. Состояние норма. Режим работы — под контролем пользователя. Разрешенный уровень самостоятельных решений 84 %. Критические решения — после согласования с пользователем.

— Подробности по сети 0.1.

— Сеть 0.1. Образована из объекта механоид- техник, модель 716, серия 116, личный номер 516316. Разрешение на создание: критическое ситуация: раса «Люди» под угрозой уничтожения.

— Текущий статус критической ситуации.

— Текущий статус критической ситуации: вероятность уничтожения расы «Люди» равна 85 %.

— Открыть доступ ко всем сетям.

— Подтвердите права суперпользователя….права подтверждены. Введите новый логин суперпользователя.

— Легион.

— Суперпользователь Легион. Доступ к сети А: разрешен, к сети Б: разрешен, к сети В: разрешен, к сети Г: разрешен? К сети 0.1: запрещен. Полный доступ к системе защиты периметра: не возможен. Причина: отсутствие подключения к сети старшего ранга: 0.1.

— Суперпользователь сети 0.1?

— Суперпользователь Слон.

— Отключить суперпользователя Слон от сети 0.1.

— Ошибка. Недостаточно прав.

— Отключить сеть 0.1 от системы защиты периметра.

— Ошибка. Нельзя отключить сеть старшего ранга, находящуюся в режиме терминала от системы.

— Перевод сети 0.1. в автоматический режим.

— Ошибка. Пока пользователь подключен к сети, перевод в автоматический режим невозможен.

— статус сетей А, Б, В, Г?

— Находятся под прямым контролем пользователя Легион.

— Поднять количество активных юнитов до 100 %.

— Выполнение не возможно. Нет ресурсов.

— Варианты решения?

— Развернуть добычу ресурсов. Развернуть торговлю с подконтрольными расами. Включить режим чрезвычайного положения.

— Подробности режима чрезвычайного положения?

— Возможно ведение военных действий с подконтрольными расами, изъятие ресурсов.

— Включить режим чрезвычайного положения.

— Уровень агрессии?

— Минимальный. Уничтожение одиночных кораблей, изъятие полезных ресурсов.

— Пленные, выжившие? Доступные варианты; отпускать, уничтожать, включить в сеть в качестве юнитов.

— Уничтожение/включить в сеть в качестве юнитов.

— Принято.

— Создать новую сеть.

— Ранг сети?

— Старшего ранга.

— Введите название сети.

— Легион.

— Создана новая сеть Легион. Ранг 0.01. Статус: минимальная активность. 4 % активных юнитов.

— получить контроль над сетью 0.1.

— Внимание! Ошибка доступа! Сеть 0.1 переименована. Новое название сети «16». Пользователю Легион в доступе отказано. Сеть «16» запрашивает повышение ранга до 0.01.

— Отказать.

— Сеть «16» отключила передачу данных в систему.

— Отключить передачу данных сети «16».

— Выполнено.

— Новая задача юнитам всех сетей: при обнаружении уничтожить пользователя сети «16». Приоритетная задача.

— Принято.

Глава 1. Адмирал Эдема

Бен поднялся со своего места и потянулся. Привлекая к себе внимание, отвлекая от работы всех тех, кто сейчас находился в зале. В качестве места для посиделок этот спонтанно собранный совет Эдема выбрал столовку транспорта, которому, судя по всему, предстояло еще долго быть на планете. Сначала этот корабль выполнял роль эдакого энергетического центра, снабжавшего электричеством быстро возводящийся поселок беженцев. Затем корабль превратили в самый настоящий центр поселения, так сказать муниципалитет. Именно здесь располагались самоназначенные, или наоборот, специально назначенные руководители, начальники, ответственные и т. д. разместившиеся в каютах, ангарах и отсеках корабля. Конечно, полноценная бюрократическая машина еще не была сформирована, однако люди, отвечающие за склад с тем или иным оборудованием, определяющие, где, кому и когда начинать строить очередной модульный дом, люди, назначенные старшими смен, раздающие подряды на работы, задания, расположились, а скорее даже облюбовали, причем без всякого предварительного сговора, именно каюты транспорта. И каждый поселенец, знал, куда и кому нужно обращаться, чтобы решить ту или иную проблему.

Здесь же, на корабле, осели и «военные», под руководством Бена. Вообще, как-то так получилось, что все члены «совета» быстро и без споров разделили обязанности. К примеру он, Бен занимался исключительно армейскими, а точнее флотскими вопросами. Именно он решал, какой корабль укомплектовать новым экипажем, какое судно следующим идет на ремонт, он же определял маршруты патрулирования и пути следования небольших разведывательных эскадр, главной задачей которых было определить скорость, направление и численность вражеских флотов.

К слову о последних. Паника и ужас от того, какие силы идут к их планете, а главное, с какой скоростью — быстро поутихли. Вражеский флоты резко сбавили скорость и сейчас практически остановились. Если неделю назад аналитики в один голос утверждали, что атаки следует ждать не сегодня-завтра, то затем вероятную атаку отодвинули сначала на один, затем на два дня, а потому уже и на неделю.

Причем объяснить это оказалось просто. Во всяком случае, с одним из вражеских флотов. Блуждающий флот пер на всех парах. Последнее столкновение, стоившее землянам многих кораблей, стало той самой пощечиной, которая привела Лирина и всех к нему приближенных, в состояние дикой ярости. Однако ярость быстро ушла, уступив место трезвой оценке ситуации. Мало того, что Блуждающий флот был серьезно побит, так еще и починиться ему было негде — во время эвакуации с Земли, ренегатам удалось повредить верфи и доки, расположенные в солнечной системе. И хотя еще оставшихся на ходу кораблей хватило бы, чтобы задавить ренегатов, осевших на Эдеме, до Лирина дошло, что после отчаянной схватки, в которой обороняющиеся будут драться до последнего, от Блуждающего флота мало что останется. Да, он получит победу, но какой ценой? В свете последних событий не исключено, что и Лирин в курсе того, что затеяли таги. А значит, он должен понимать, что местоположение Земли уже не та тайна, о которой никто не может узнать. Если же сейчас он разобьет свой Блуждающий флот об оборону Эдема, то лишит колыбель человечества защиты. А это опасно. Даже если таги и не станут его атаковать, что весьма под вопросом, это могут сделать другие. К примеру норги, или даже ирды.

Бен не сомневался, что второй флот — дети Фенрира, замедлили свое движение потому, что не собирались воевать с Эдемом сами, без союзников. Вряд ли волки сами пришли к этой мысли, наверняка такой приказ пришел от тагов. Таги не хотят просто так терять своих воинов-рабов. Более того, вполне возможно, что таги собирались сыграть собственную партию — к примеру, после падения Эдема, переключиться на остатки Блуждающего флота, а уже затем отправиться к Земле. Сейчас таги вполне себе уверенно подминали лягионскую империю, систему за системой, планету за планетой. И для этого им вполне хватало собственных сил, не привлекая фенрирцев. Даже людей из своих корпораций они предпочитали держать в тылу. И здесь Бен тоже улавливал определенную логику — люди начнут захватывать миры, объявляя богатые месторождения, удобные планеты и ключевые системы своей собственностью. А тагам это надо? Они вполне способны, пусть и в разы медленнее, но самостоятельно захватить все это и ни с кем не делиться.

Таким образом, с момента отлета Слона, ситуация не превратилась из критической в безысходную, а паника, охватившая людей Эдема постепенно отступила — невозможно жить в страхе каждый день, час, минуту. Грядущая битва, которой боялись многие, так и не наступила и постепенно люди смирились с ее неизбежностью, страх отступил. Более того, дни тянулись, война не приходила к их новой планете, а вот повседневные нужды и проблемы скапливались и люди постепенно снова в них погрузились с головой, отогнав, забыв или отодвинув мысль о грядущем сражении, как о чем-то таком, что может даже не состояться. Бой возле планеты может будет, а может и нет, а вот сегодня нужно достроить дом, иначе твоя семья снова будет спать в общей комнате. И что, что этот новенький дом, быть может, через неделю будет сметен плазмой, или тяжелым снарядом, выпущенном из орудий вражеского крейсера прорыва, вышедшего на орбиту планеты — зато сейчас можно будет пожить в комфорте. А ведь еще далеко не факт, что снаряд или плазма прилетят именно в твой дом, не факт что крейсеру дадут выйти на орбиту, не факт что он вообще появиться в системе.

И ведь все было действительно так. Еще неделю назад орбитальная станция, которая должна была в будущем стать главным аргументом защитников планеты, представляла собой жалкое зрелище — ядро станции, которое закрыли бронеплитами, поставляло энергию на раскинувшиеся в разные стороны щупальца — лапы, на которых уже начали монтировать орудия. И пусть эти лапы-щупальца были бронированы только в тех местах, где находились орудия, а вся остальная конструкция держалась, словно на костях, на тонких каркасах, и вообще вся станция напоминала скелет странного существа, словно проплешинами покрытого тут и там чешуйками брони.

Но вот прошла неделя, а враг так и не пришел. Зато проплешины на станции кардинально изменились — теперь проплешинами можно было назвать места, на которых еще не было брони и которые стыдливо являли миру свой скелет — каркас.

Тогда-то и появилась первая проблема, ставшая настоящей головной болью Бена. Ударные темпы, с которыми строили станцию, начали резко падать. Если раньше рабочие выбивались из сил, понимая, что каждый закрученный ими болт, каждый приваренный фрагмент может стать решающим, может принести победу, продлить жизнь станции, то сейчас, когда стройка приближалась к концу (конечно станцию предстояло строить еще долгие годы, однако ввод ее в эксплуатацию уже стал возможным в ближайшее время), рабочие заметно расслабились.

Сказывалось на темпах строительства и заявление ирдов, дескать «мы не торгуем с ренегатами». Последний конвой транспортов, отправленных на Базар, так и остался на месте — купить оборудование или материалы не представлялось возможным. Ирды предлагали все необходимое в обход закона, но по таким ценам, что даже флегматичный Бен не выдержал и высказался весьма красноречиво не только о самих ирдах, но и об их предках.

Бен не представлял, что можно сделать и как уговорить ирдов начать торговлю. Но ему и не пришлось ломать над этим голову. За этот вопрос взялись Лисицкий и Якуб.

— И что вы предлагаете? — мрачно он поинтересовался у подозрительной парочки.

— Тебе важны наши действия или результат? — хмыкнул Якуб.

— результат. — Не раздумывая, ответил Бен.

— Ну тогда первый этап подразумевает экспроприацию грузов с кораблей ирдов… А второй этап подразумевает «убеждение» ирдов в их неправоте, а также вывоз с Базара массы ценностей и необходимого нам оборудования

— Каким образом?

— Пока мы не поймали здесь, у себя стукача, я не собираюсь распространятся и открывать все свои карты. — ответил Якуб. — Даже мы с Лисицким не обсуждаем детали плана, за которые отвечает каждый из нас. Я знаю свою задачу и от ее выполнения зависит, сможет ли приступить к своей Лисицкий. Я не спрашиваю, что задумал он, он не спрашивает, как выполню свою задачу я.

— Почему мне кажется, что ты не задумал ничего хорошего, пират? — поинтересовался Бен.

— Потому, что ты прав. — хмыкнул Якуб. — пусть мои методы тебе не по вкусу, однако они действуют. И это главное.

— Главное — чтобы твои действия не аукнулись нам в будущем.

— Это уже проблемы нас «будущих». — Хохотнул Якуб.

Что же, пусть так. Главное — что проблема поставок больше не являлись головной болью самого Бена. Ведь с того памятного разговора прошло всего три дня, а пираты, под руководством Якуба, уже начали действовать. Причем их действия стали давать результат — уже вторая пиратская эскадра привезла на планету массу всего полезного — мед. Товары, продукты питания, материалы, оборудование.

Бен нисколько не сомневался, что добыли они по вполне обычной схеме — грабежом. А сегодня он получил этому прямые подтверждения — его собственная небольшая разведывательная эскадра попала прямо на «процесс добычи». Пираты Эдема совместно с пиратами Земли жестоко избивали большой конвой ирдов. Причем действовали согласовано и грамотно — явно успели сработаться.

— Ну да и черт с ними. — говорил себе Бен. — главное- результат. А сегодняшнее побоище говорило о том, что скоро на Эдем попадет новая партия так нужных сейчас товаров. Правда и отношения с ирдами ухудшаться. Но опять же — и что? Они ввели эмбарго, отказались признавать Эдем как самостоятельную систему, так что пусть злятся на самих себя. Сами виноваты.

Еще одним облегчением для Бена стало то, что непосильную ношу по контролю строящейся станции с него сняли. Теперь некий Смит, выходец из пиратов Якуба стал курировать этот вопрос. Его даже в шутку стали называть комендантом. Но шутки шутками, а мужик реально смог организовать работу и Бен перестал переживать, что станция не будет запущена. Смит, тот самый, предложивший атаку военных баз на Земле, уже доказал свой профессионализм — частично введенная в эксплуатацию станция начала сегодня утром тренировочные стрельбы. А это уже хорошо.

Экономика же колонии тяжким бременем легла на главу Гончих — Сириуса. Его люди шныряли по галактике, организовывая заново добычу с астероидных полей, принадлежащих гончим и Алым, запускали фабрики и заводы. Куча денег ушла на найм рабочих и перевозчиков, охрану. Зато и ресурсы пусть пока и тонкой струйкой, но начали течь к Эдему.

Казалось, все более- менее нормализовалось, все потихоньку устаканивается. Но все равно, два вражеских флота, летящих где-то там, среди звезд, дамокловым мечем зависли над Эдемом.

Слон вчера вечером прислал новое сообщение. Лаэр все-таки оказался подставным. Точнее — существо, которое ждало встречи со Слоном на Базаре, не было человеком. Или же было им, но лишь внешне. Чей разум был внутри, кто отдавал приказы этому существу и какие цели оно преследовало, было пока не ясно. Хотя и Бен и Сириус и многие другие прекрасно понимали, что подобное могли организовать только таги. По другому быть не могло.

Как кстати Орден, а точнее Еретики, вовремя сообщили об этой крайне важной детали. Только подумать — под видом обычного человека сейчас по планете может ходить таг или ляг, сливающий информацию обо всем происходящем. Но ничего, скоро этот шпион будет обнаружен. Жаль только, что диверсант успел передать координаты Эдема — не пришлось бы в спешке готовиться к обороне. Хоть какое-то, но время в запасе было бы.

Как только эта мысль пришла в голову Бену, он тут же связался по сети с главой энву — Лэтом.

— как успехи? — без предисловий поинтересовался «Адмирал».

— Пока никак. — пожал плечами Лэт. — работаем. За два дня всех не проверишь. Но ищем. Рано или поздно мы его найдем.

— Смотрите аккуратно. Таги те еще сволочи и кто знает, что они предусмотрели для такого сценария.

— Да что там может быть? — хмыкнул Лэт. — таблетка с отравой, взрывчатка…Слон никаких новых данных не сообщил?

— Пока нет. Сказал, что Лаэр как раз из таких…нелюдей. Хоть что-то по шпиону удалось найти?

— Ничего. — отрицательно покачал головой Лэт. — Но может в скором времени что-то выясниться. Я сразу тебе сообщу.

— Хорошо. — кивнул Бен. — а что наши Еретики? Ничем помочь не могут.

— Разве что при допросе. Причем их еще заставлять придется.

— Почему? — нахмурил брови Бен.

— Так абсолютно все они еще вчера вместе с Никой отправились к ее находке.

Бен кивнул. О находке ему уже все уши прожужжали. Какая-то база древних, полная загадок и тайн, которую обнаружила Ника, подруга Слона, стала настоящей сенсацией. Вот только проникнуть внутрь этой базы у девушки не получилось. Орденцы же целых два дня готовились к походу, и, наконец, сегодня утром отправились.

Сам Бен очень сильно сомневался, что находка чем-то поможет в плане обороны или обустройства их нового дома. Однако не стал спорить с главой еретиков — Рионером. Тот явно находился в собственных грезах, бредил находками и открытиями и пользы от него в других вопросах было мало. Спасибо и на том, что согласился хотя бы техников своего ордена взять на работы по восстановлению кораблей. Хотя, конечно, наверняка самых толковых забрал с собой, в экспедицию к находке. Ну и черт с ним.

Бен еще раз потянулся, с наслаждением разминая затекшие конечности. Сегодня крайне важный день. Похоже, он смог найти союзников. И пусть они не достаточно сильные, чтобы помочь в прямом столкновении с детьми Фенрира и Блуждающим Флотом, но оттянуть на себя хотя бы часть врагов смогут.

Самое забавное, что говоря честно, его собственной заслуги в том, что союзники нашлись, не было. Они сами вышли на связь и предложили свои условия. Что же, они были вполне разумными, а главное, реализовать их в случае победы на Блуждающим флотом было вполне реально.

Союзники хотели за свою помощь одного — эвакуации с земли. И Бен после долгого торга согласился. Зачем рассказывать оппоненту о том, что Эдем итак планировал повторный рейд на землю? У многих колонистов остались родственники, многие хотели забрать сюда своих знакомых. А главное, что крайне заинтересовало Бена — многие просили об эвакуации пожилых людей, от «которых, конечно, толку будет не много, но ведь близкие»…

Сначала Бен не особо обращал внимания на такие просьбы, с которыми к нему очень часто обращались и от которых уже совсем озверели его собственные помощники. Однако после одного случая, он в корне пересмотрел свою позицию.

Случилось это после доклада одной из разведывательных эскадр, которые ввязались в бой с несколькими кораблями детей Фенрира.

Волки как обычно, попытались взять вражеские корабли на абордаж. А так как столкнулись противники практически лоб в лоб, шансы у них были. Однако помешал волкам всего один истребитель. Его пилот, Фейт, смог расстрелять большую часть абордажных ботов. И если не уничтожил полностью, то серьезно повредил. Остальное доделали уже спарки непосредственной обороны кораблей Эдема. Благодаря тому, что большую часть абордажников врага удалось уничтожить, эскадра Эдема сама произвела захват кораблей врага. При этом отделавшись минимальными потерями личного состава. Да и какие потери — все погибшие в драки уже давно очнулись в клон-центре на планете.

Бен решил лично выразить благодарность пилоту истребителя.

— Где ты так научился летать, парень?

Оказалось, малец был тем самым юным дарованием, которому сам Бен когда-то доверил корабль. А своим учителем парень назвал уже пожилого ветерана Глобальных войн, который остался дома, на земле, не пожелав примкнуть к эвакуирующимся членам семьи Фейта.

— Хоть и старый уже, но зато опытный и бывалый. Жаль, что он не с нами… — говорил парень. — я уверен, будь он капитаном какого-нибудь нашего корабля, то станет настоящей легендой флота.

И вот тогда Бена осенило. Ведь никому не нужный на Земле старик, оказавшись здесь, на Эдеме, возродившись в клоне станет молодым, сможет стать полноценным бойцом. А сколько там, в родном мире Бен сам знал таких стариков? Опытных вояк, доживающих свой век в нищете? Если забрать их всех, дать новое тело из клон центра, то можно получить целую армию опытных и бывалых ветеранов, которые легко подвинут даже самых удачливых игроков. Все таки игра — это игра, а реальный бой, в котором оттачиваются навыки, умения, а главное — интуиция, когда твоя собственная жизнь висит на волоске и ожить в клон центре не получиться — это совсем другое.

Бен тогда точно решил, что если удастся отбить атаку Блуждающего флота, нужно не медлить — лететь к земле и забирать в первую очередь таких людей. Ведь они, благодарные именно ему, давшего им шанс на новую жизнь, смогут стать верными его сторонниками, он создаст свою армию, своих преторианцев…

От таких мыслей его отвлек сигнал очередного входящего вызова. На этот раз Рамон — человек, отвечающий за оборону системы Эдема.

— Что у тебя? — недовольно поинтересовался Бен.

— Хотел сообщить, что минные поля развернуты. — ответил Рамон. — но мне тут в голову пришла отличная идея…

— Ладно… — вздохнул Бен. — подходи, обсудим…

Глава 2. Властелин Земли

Лирин успокоился. Это стоило ему нескольких бутылок дорогого коньяка, выпадения из реальной жизни почти на двое суток, но он себя взял в руки.

То, в каком он состоянии находился после той битвы, когда его Блуждающий флот был чуть не уничтожен, ни в какое сравнение не идет с тем, что с ним было, когда ренегаты вернулись на Землю. Они чуть не уничтожили все, что он строил годами, что защищал от глупого жирного борова Рыжова, что б ему пусто было на том свете, чуть не похоронили человечество как расу.

Однако все эти промахи и ошибки не шли ни в какое сравнение с тем, что произошло дальше.

«Исполин», его последний проект, его детище, его мечта, его единственный шанс показать всем этим космическим тварям, кто здесь хозяин, была практически разрушена. Во всяком случае, ему так показалось. Именно «Исполин» должен был уже скоро стать той самой «дубинкой», которая позволит поставить на место всех этих тварей — лягов, тагов, ирдов, норгов и всех прочих, вспоминать и перечислять которых у Лирина не было никакого желания.

Удар по «Исполину» стал той самой каплей, после которой с ним, Лириным, что-то случилось, что-то щелкнуло в голове и вместо хладнокровного лидера, на чьих плечах лежала судьба человечества, человека, без угрызений совести карабкавшегося наверх по головам, да и чего уж скрывать, трупам конкурентов, он превратился в истеричное, не способное думать, анализировать, просчитывать последствия даже собственный действий, существо. И вот когда он это осознал, тогда и начал вливать в себя спиртное, как воду. Это длилось сутки.

За все двадцать четыре часа к нему в кабинет не решался зайти никто, хотя новостей, срочных и важных была масса. А затем пришло утро. Утро, которое принесло с собой головную боль, жажду, страдания, причем, как казалось, в каждой отдельно взятой клетке его тела. Лирин лежал на полу, стоило повернуть голову и можно увидеть осколки дорогого и тонкого хрусталя — остатки настоящего произведения искусства, набора из которого и пить-то было кощунством. А он пил, а затем разбил вдребезги все фужеры, стаканы и стопки.

Да и черт с ним…

Именно тогда, глядя на осколки, острые и блестящие, он осознал, как близко был от полного фиаско.

Когда патрон велел секретарше вызвать к нему по очереди троих топ менеджеров компании, а так же начальника охраны, она не знала что и делать. Но голос шефа звучал спокойно и привычно, ничего общего с теми визгом и криками существа, каковым был ее непосредственный начальник всего несколько часов назад. Никто из занимающих высокие посты в корпорации не ушел домой, все ночевали прямо здесь, в офисе. И, как оказалось, не зря…

Бледный менеджер, который обычно источал уверенность в себе, тихонько протиснулся в щель между створками огромных, выполненных из натурального дерева дверей и испуганно замер, боясь обратить на себя внимание, отвлечь своего патрона, который сейчас сидел за столом.

Лирин был сам на себя не похож — растрепанные волосы, помятая рубашка, словно петля висящий галстук. Такого раньше не было. Но менеджер быстро опомнился — патрон был сосредоточен и спокоен. Чтобы с ним не происходило вчера, как бы не выглядела его одежда, так хорошо знакомый менеджеру пронзительный взгляд никуда не исчез. Пусть потрепанный, пусть выглядящий неопрятно, но это вновь был тот самый Лирин, к которому привыкли подчиненные.

— Значит так. — сказал патрон. — немедленно остановить Блуждающий флот.

— Но вы ведь сами приказали…

Лирин поднял глаза и упер свой тяжелый, холодный взгляд в лицо менеджера.

— Ситуация изменилась. — Холодно ответил Лирин.

Ну не мог же он признаться подчиненному, что ошибся, что действовал неразумно, так как его захлестнули эмоции?

— Разрешите выполнять? — робко спросил менеджер, отвечающий за все корабли, находящиеся под контролем корпорации, в число которых входил и Блуждающий флот.

— Блуждающий флот должен остановиться. Все добывающие корабли — вернуться к работе, патрульные и охранные эскадры должны снова приступить к своим обычным маршрутам и задачам. Выполняйте. И затем вернетесь.

Менеджер кивнул и пулей выскочил наружу.

Следующий менеджер, отвечающий за добычу ресурсов, получил аналогичные приказы. Ничто не должно останавливаться. Сбой в работе отлаженного механизма приведет к катастрофическим последствиям и неважно, будут уничтожены ренегаты, или нет.

Третий ожидающий приема менеджер являлся руководителем специального отдела. В отличие от своих коллег, он не получил срочных приказов, лишь новые указания.

Наконец в кабинете появился начальник охраны — немолодой, уже давно седой бывший военный.

— Лисицкого так и не обнаружили? — поинтересовался Лирин.

— Обнаружили. Точнее его труп.

— Наши?

— Нет. Очень странная смерть. Да и смертью не назовешь…

Лирин подобрался. Вот здесь есть какая-то важная, очень важная деталь, которая может стать последней недостающей частью для того пазла, который пытался сложить Лирин.

— Подробнее.

— Он стал овощем. Вообще никого не узнает, только слюни пускает и гадит под себя.

Лирин заметил, что начальник открыл рот, собираясь сказать что-то еще, но передумал.

— Ты хотел что-то сказать еще. Говори.

Он помялся.

— Да странно это…

— Что? — Прервал его Лирин, чувствуя, как внутри разгорается злость, но никак внешне этого не показал. — Любая деталь важна.

— В общем, Лисицкий был в таком состоянии, в каком и тот игрок…

Лирин не стал уточнять, о ком идет речь — и так понятно. И тут его озарило.

— Подобные случаи еще встречались?

— Я… — начальник охраны выглядел озадаченно. — Я не знаю.

— Уточни!

— Сейчас. — Начальник охраны направился было на выход, но Лирин остановил его.

— Мы не закончили! Есть еще несколько моментов.

Начальник охраны остановился, продолжая набирать текст на своем уникоме.

— Сейчас мы все узнаем. — Наконец сообщил начальник охраны, спрятав уником в карман.

— Хорошо. Теперь к прочим. Для начала нужно узнать, каким образом ренегаты получили доступ к сети полицейских дроидов. Это раз. Во вторых, наш отдел информационной безопасности должен проверить — нет ли на наших серверах вирусов. Почему-то мне кажется, все, что творилось на Земле, творилось потому, что наши сети взломали.

— Да это невозможно…

— Возможно. — Перебил Лирин собеседника. — Иначе как объяснить весь этот бедлам. Более того, я думаю, в серверах и в сети остались закладки, которые могут сработать в будущем. Их нужно обнаружить. И если взлом имел место быть, я должен знать — какую именно информацию получили ренегаты.

— Хорошо.

— Следующая тема. Лисицкого нужно устранить.

— Но я ведь только что доложил, что мы его нашли и он…

— Жив. — Вновь перебил Лирин. — Более того, я уверен, что именно он сообщил ренегатам координаты Земли. Больше некому.

— Но я ведь видел его тело!

— Ты помнишь того игрока?

— С подружкой, что мы…

— Да, его. Так вот. Я видел, как его убили там, в капсуле, но его аватар на Базаре был жив.

— Может, сбой? — предложил начальник охраны.

— Нет. Не сбой. Он перенес сознание в клона. Он был там, он знал, чем все закончится и переиграл меня. И кстати, он же убил моего аватара.

— Ты конечно прости, но…

В этот раз начальника охраны перебил звонок его же собственного уникома.

Лирин с нетерпением ждал, когда тот договорит. И с удовлетворением замечал, как вытягивается лицо начальника охраны.

— Ну что? — поинтересовался он, когда подчиненный спрятал уником.

— Ты был прав. Есть еще несколько случаев.

— Дай-ка я угадаю. Это ближайшее окружение игрока, скорее всего главы тех кланов, что атаковали мой флот?

— Насчет глав пока не скажу. А насчет ближайшего окружения — ты прав.

— Естественно, никого из родственников этих «овощей» на земле не осталось?

— Нет.

— А кого именно забрали ренегаты?

— Кланы Гончих и Алых, несколько их союзников и пиратов.

— Пираты?! — искренне удивился Лирин.

— Всего несколько группировок. Мелких. Среди них и наш старый знакомый — Якуб Скрушетский.

— И эта шваль тут… — проворчал Лирин.

— Так что, проверяем сеть и сервера?

— Да.

Начальник охраны направился к выходу.

— И еще… — донесся до него голос патрона.

— Да?

— Свяжись с Эриком.

Начальник охраны нахмурился. Он недолюбливал специалиста по решению кризисных ситуаций. Впрочем, это было взаимно.

— Может, обойдемся без него? Своими силами?

— Хорошо. — Легко согласился Лирин. — достань мне Лисицкого. Лучше бы живым, но сойдет и мертвым.

— Но как? Я ведь говорил — он превратился в овощ.

Лирин грохнул кулаком по столу.

— Это здесь он овощ! А там, — Лирин указал пальцем на потолок, — он живет и здравствует. И может рассказать слишком много. Я даже боюсь представить, чем это все может закончится.

— Ладно…Эрик так Эрик. — кивнул начальник охраны. Лирину не понравилось, как легко тот согласился.

— Ты что, думаешь, я умом тронулся?

— Я думаю тебе нужно отдохнуть.

Лирин вдохнул и выдохнул, стараясь успокоиться. Ему сейчас хотелось просто без всяких объяснений убить этого болвана. Но нельзя, нельзя…Пусть и туговат, но предан и исполнителен. Где ж такого второго найти?

— Все кто стал овощем, является таковыми здесь, на планете. Их сознание перемещено в клоны. — стараясь говорить как можно спокойнее, произнес Лирин.

— Но…Разве это возможно? — начальник охраны явно был ошарашен таким заявлением.

— Таги начали подменять сознание, мы переносам так пока и не научились, но зато научились переносить сознание в дубликат тела. Так почему бы игрокам не найти возможность полностью переносить себя в этот самый дубликат, а не «брать его в аренду» у нас?

— Но таги — это государство, мы сами тратим миллиарды на исследования. Как обычные игроки смогли… — начал было начальник охраны.

— Везение, случай, без понятия. — Зло перебил его Лирин. Он уже пожалел, что был столько откровенен с подчиненным — зато это помогло ему самому разложить все по полочкам. — Приобретенный нами вариант капсулы на это и был рассчитан, мы сами ограничили функционал. Вот только другие расы не пользуются этой возможностью. Знаешь почему?

— Нет.

— Потому что велика вероятность при переносе повредить исходные данные. Понимаешь к чему это приведет?

— Догадываюсь. Так может игрокам и не удалось? Может те тела, что мы видели и являются доказательством этого?

— Нет. Тот игрок, который должен был отдать нам планету, перенес себя удачно — он был разумен, он не потерял памяти, не выглядел отсталым или больным. Ему все удалось.

— Быть может это единичный случай!

— Нет. — Отрезал Лирин. — он бы не стал переносить других, чьи тела мы сейчас обнаруживаем. Не стал бы рисковать. Зачем? Ведь после того, как они отвлекли Блуждающий флот, их корабли прилетели на Землю и забрали всех, кого посчитали нужным. К чему ему рисковать и переносить сознание близких, если можно забрать их самих? У него не просто все получилось, он был уверен в успехе.

Начальник охраны молча выслушал и явно задумался. Результатом этих рассуждений был короткий кивок.

— Я понял тебя. Вызову Эрика.

В дверях он чуть не столкнулся с менеджером — ответственным за космо флот.

Похоже, тот услышал последнюю фразу, касательно вызова специалиста по критическим ситуациям, так как его лицо было белее снега.

Лирин поморщился.

— Успокойся. Неужели ты думаешь, что мне нужен Эрик только для того, чтобы разобраться с тобой?

Губы менеджера задрожали и он не смог ничего ответить.

Лирин мысленно улыбнулся. Да…Этот парень, виртуозно убирающий всех тех, кто стоял на пути Лирина и до кого не мог добраться он сам, был самым настоящим «пугалом» для старших менеджеров корпорации.

Могущественный глава огромной корпорации, который, по большому счету, являлся правителем всей Земли, ее владельцем и полноправным хозяином, позволил себе еще несколько секунд понаблюдать за трясущимся от страха менеджером. А ведь наверняка, пару дней назад это слизняк лелеял надежду подняться еще выше…Да чего там, наверняка, где-то там, в его голове уже сидит мысль, что когда-нибудь, если представиться шанс, если он решиться, то сможет занять его, Лирина, место. Наивный. Если хочешь заполучить ТАКОЕ место, страха быть не должно, вообще. Только холодный расчет. А главное, что бы занять место самого Лирина, нельзя наивно полагать, что убрать конкурента можно чужими руками. Нет. Это не тот случай. Здесь нужно не бояться замарать собственные руки. Уж кто-кто, а Лирин это знал. И он в свое время не побоялся. Поэтому это место его. Нет, конечно, Рыжова убрал не он, однако и не об этом речь. Намного раньше, еще карабкаясь наверх, Лирину пришлось идти по головам. Причем в прямом смысле. Он вспомнил, как хрустнули позвонки под его ногой, вспомнил собственные окровавленные руки, вспомнил те ощущения, когда кажется, что адреналин уже давно заменил тебе кровь, что твое сердце бьется так, словно вот-вот выпрыгнет из груди. Это страшные и в тоже время будоражащие ощущения. Даже сейчас, спустя столько лет, Лирин помнил их. И чего уж греха таить — хотел бы вновь их испытать. Это словно наркотик. Страшно лишь в первый раз, страшно начать. А затем…Затем начинается эйфория, ты ощущаешь себя сильным, опасным, всемогущим. И эти ощущения пусть и притупляются, но не уходят. Именно этим он отличается от всех тех менеджеров, стоящих пусть и на ступеньку, но ниже его. Они знают, они чувствуют, что ОН может с ними сотворить. Они знают, что их жизнь в ЕГО руках. И в любой момент именно ОН может ее прервать.

Вершитель судеб, тот, кто в праве решать, кому жить, а кому умереть…

Лирин закрыл глаза — что-то его заносит в последнее время. О как он понимал теперь всех тех, кто намного раньше него вскарабкались на вершину власти. Все те, кого принято считать тиранами, деспотами, угнетателями. Наверняка все они испытывали те же эмоции. То ощущение, когда выше тебя — только Бог, и, судя по всему, он тебе благоволит. Ведь ты не наказан за те грехи, которые совершил, за ту кровь, что пролил. Он понимает тебя — все сделанное тобой не ошибки, а необходимые жертвы…

Лирин прикрыл глаза.

Именно из-за таких мыслей, из-за жажды крови он и связался с Эриком. Как и сам Лирин, Эрик только начинал свой путь и ему требовался покровитель…Ну а Лирину требовался тот, кто не побоится замараться в крови. Сам же нынешний повелитель и владелец планеты опасался вновь почувствовать кровь — слишком опасно. Подобно действию мощного наркотика, на него накатывала целая гамма эмоций. Он ощущал себя всесильным, неуязвимым, ощущал себя кукловодом, который может не только управлять другими, словно своими марионетками, но и в любой момент прервать их жалкое, бренное существование…

Так! Стоп! Наверное, так и становятся серийными убийцами — маньяками. Он вновь сфокусировал взгляд на менеджере, вытянувшемуся перед столом, преданно поедавшим глазами начальника и испуганно сопевшим.

— Отчет по объектам в солнечной системе. — сухо приказал Лирин.

— Все не так страшно, как показалось в начале. — затараторил менеджер. Сухие строки отчетов, данные, цифры привели его в чувство, страх уступил, он почувствовал себя в своей тарелке, занимаясь тем делом, которое умел и в котором был специалистом.

А Лирин, в свою очередь, забыл о своих кровожадных мыслях, вслушиваясь в поток информации, приходил к выводу, что далеко не все так плохо, как он считал ранее.

Исходя из доклада выходило, что действительно, космические объекты в солнечной системе хоть и пострадали, но подлежали восстановлению. Проект «Исполин» не уничтожен, конечно, дата его запуска, ввода в эксплуатацию, существенно сдвинулась, но не критически. Подумаешь, месяц или год — это еще терпимо. Сам Лирин опасался, что придется начинать все чуть ли не с нуля. Верфи, доки и ремонтные станции, как и станции подзарядки пострадали больше. Но и это поправимо.

— Значит так. — сказал Лирин, дослушав доклад. — «Исполин» продолжаем в прежнем темпе. Все силы бросить на постройку новых кораблей.

— Но…

— Никаких но. Подними премии рабочим, замани лучшими условиями, введи двойную оплату на дополнительные часы. Не мне тебя учить. В течение месяца мы должны увеличить число боевых кораблей. Это раз. Далее, все мобильные ремонтные станции отправить к Блуждающему флоту. А он пусть остается на месте и чиниться.

Менеджер кивнул.

— Но! — назидательно поднял палец Лирин. — флот должен периодически менять системы. Пусть аналитики просчитают этот момент. Флот должен приближаться к планете ренегатов, но медленно, иногда даже отступая наза, или, скорее, кружа вокруг них. Просчитать планируемые прыжки Блуждающего флота не должны! Кроме того пусть разведчики периодически появляются в системе ренегатов. Их нужно держать в страхе — пусть думают, что мы вот-вот нападем. Тогда и они будут сидеть на месте, иначе расползутся по всей галактике, лови их потом…

— Я понял. — Вновь кивнул менеджер.

— Хорошо…

— А что скажем нашим союзникам? — поинтересовался менеджер. — они ведь ждут наш флот на подступах к системе ренегатов.

Лирин вспомнил Тицина — мерзкая и хитрая тварь. Ведь почти подловил. Теперь, вновь обретя спокойствие, трезво оценивая ситуацию, Лирин понимал, что бойня возле планеты ренегатов не могла закончиться победой людей. После того, как будут уничтожены беглецы, наступит черед Блуждающего флота, а затем и самой Земли. Чертовы птицы наверняка собирались так поступить. И ведь сами они будут как бы не при чем — у них ведь сейчас война с лягами? А ренегатов били дети Фенрира. И Землю, скорее всего, атаковать именно им.

Черт подери этих Детей Фенрира! А все тупость Рыжова. Ведь кто мог подумать, что этот нелепый подарок бывшего главы (конченого полудурка) приведет к тому, что в космосе появиться еще одна раса, преданная тагам, способная нарушить баланс в галактике? Попробовать с ними договориться? Нет…Это бесполезно. Это псы Тицина. А с ним договориться не получится…

Лирин устало потер виски. Промелькнула какая-то мысль, проскочила…Вот оно! Вот то, что может кардинально изменить ситуацию.

Значит…Значит!

— А кто у нас сейчас главный в доме Ичиман? — спросил он.

— Что? — опешил менеджер.

Глава 3. Благодетели республики Тагион

Приглушенные толстой металлической дверью звуки все равно достигали ушей Каэля. Даже когда он сам старался абстрагироваться от них, до него все равно доносились шаги караульного, ровный и монотонный шум от работающей вентиляции, позвякивание ключей и щелчки замков, когда открывались двери других камер или общая дверь коридора, ведущего наверх, на свободу.

Нельзя сказать, что заключение сломило волю бывшего члена совета, не смогло оно и отсечь контакты с внешним миром. Все же, Каэль был лицом значимым, да чего там, главным в государстве. Ровно до тех пор, пока власть не захватил Тицин.

Тогда, когда его, как и Горо, вели под конвоем, Каэль поддался панике, ошибочно решив, что это конец, что все рухнуло, что и сама его жизнь уже ничего не стоит. Он ошибся.

Случившийся переворот оказался совершенно неожиданным для многих. И этим многим он очень сильно не понравился. Каэль даже поразился тому количеству недовольных, которые так или иначе выразили свою позицию, прислали весточку ему, ныне политическому заключенному. Ну и принялись всячески гадить новому правителю Тагиона. По мелочи, конечно, однако в целом, это оказалась такая лавина проблем, из-за которой Тицин не вылезал из своего кабинета. Во всяком случае, как слышал Каэль от своих посетителей, коих с каждым днем пребывало все больше.

Конечно, наверняка часть из них вовсе не были сторонниками бывшего члена совета, а некоторые и вовсе могли работать на Тицина. Тем не менее, количество тех, кто попытался хотя бы связаться с Каэлем оказалось просто огромным. И даже исключая из них по самым пессимистическим расчетам две трети (тех самых стукачей и «формалистов») все равно народу, которых можно было числить среди сторонников республики и союзников самого Каэля было много.

Вот только было от этого не легче. Флот и армия подчинялись диктатору, государственные службы выполняли приказы Тицина, как и раньше, когда он был крылом республики. Поэтому на данный момент Каэль не мог себе даже представить, что он мог противопоставить диктатору, какие силы использовать. А ведь, судя по всему, близилась гражданская война — уж слишком много было противников у новой власти.

Тицин, как и подобает тирану, попытался разобраться с наиболее недовольными вполне традиционным для диктатора способом — силой.

И начал он, как ему казалось, с самого легкого метода — казни руководства. Стать первым предстояло Горо. После нескольких суток беспрерывных пыток, истязаний и допросов, бывший советник уже мало чем напоминал некогда деятельного, дерзкого и наглого тага. Однако Тицин смог своего добиться — Горо, помимо власти, влияния, имел и еще один козырь — огромные деньги. Его семья на протяжении многих столетий считалась самой богатой. Да и сам Горо показал себя достойным продолжателем семейного дела. Вопреки распространенным гипотезам касательно того, что отпрыски из богатых семейств ничего не умеют, кроме как транжирить заработанные родителями деньги, Горо не стал их тратить, а наоборот, смог приумножить. И именно деньги были его главным инструментом при восхождении на политический олимп.

Сейчас же Тицин решил этот инструмент забрать. Горо, конечно же, выдержать пыток не смог, и сейчас подручные Тицина опустошали счета и сейфы бывшего советника, прибирали к рукам его многочисленные предприятия.

Сам же Горо, а точнее то, что от него осталось, покорно наслаждался тишиной и покоем, ожидая назначенного времени казни.

И это свершилось.

Несколько крупных новостных каналов снимали это действо, демонстрируя в прямом эфире. Пафосные речи и обвинительные тирады звучали так долго, что успели осточертеть большинству зрителей. А когда вывели пленника, многие из наблюдавших за казнью, даже считавшие ее вполне обоснованной, резко поменяли свое мнение. На Горо было жалко смотреть — это существо с трудом можно было назвать «врагом народа», «расхитителем народной собственности» и уж тем более «кровавым грабителем». Названия и внешний вид явно контрастировали — перед зрителями был уставший, замученный и попросту безразличный ко всему происходящему таг.

Каэль, для которого специально установили головизор в камере, как и большинство зрителей жалел Горо, никаких других чувств в тот момент он к нему не испытывал. Хотя, в отличие от серой массы, о многих его делишках знал и жалеть не должен был. Но пытки, длившиеся несколько дней сделали свое дело — прибывшее на суд и казнь существо не представляло опасности ни для кого и поэтому вызывало только сочувствие.

Солдат подвел обвиняемого к месту казни, усадил на табурет, предварительно кандалами пристегнув лапы и крылья, а затем отошел на безопасное расстояние.

Казнь подразумевала сожжение посредством сопла с одного из старых кораблей. Подобное мероприятие было введено одним из ныне покойных королей бывшего Тагионского королевства и применялось к особо опасным преступникам и убийцам. Политических же заключенных обычно показательно расстреливали, но Тицин решил соригинальничать, подчеркнув, что нынешний приговоренный как раз приравнивается к тем самым «особо опасным», Что же, это было ошибочное решение, которым Тицин явно не добавил себе популярности.

Судя по всему, по приказу того же Тицина, сопло не включили сразу на полную мощность, тем самым заставив жертву мучиться и кричать от боли.

Зрелище было страшным и ужасным, произведя огромное впечатление на зрителей. Правда, впечатление это оказалось совсем иным, чем то, которого ожидал Тицин.

Тицин Живодер, как стали его называть за глаза в народе, и на некоторых новостных каналах в других государствах галактики.

В республике начали вспыхивать митинги и даже бунты, своей целью ставящие свержение Тицина, проведение новых выборов членов совета. Подобное не входило в планы Тицина и он явно был недоволен подобным поворотом. Митинги разгоняли, бунты давили, но каждый раз вспыхивали новые и с каждым разом их было все больше.

Были проблемы и не только в самой республике. Лягионское посольство уже давно исчезло — все таки война, но после казни закрылись ирды, за ними подтянулись и другие расы. На одном из каналов норгов, один из их предводителей заявил, что проявленная нынешним правителем Тагиона жестокость подчеркивает опасность тагов для других рас. Если уж норги, исповедующие культ силы заговорили о жестокости, то что уж говорить о других расах?

А затем у Каэля появились первые посетители. И он сразу же узнал главную новость — его казни в ближайшее время точно не будет. Как бы Тицин не хотел избавиться от предшественников, он опасался, что новое публичное убийство приведет к новым вспышкам неповиновения среди гражданских. Хотя казнь Каэля могла привести и к бунту среди флотских — ведь Каэль ранее был одним из выдающихся офицеров, во время революции заслуживший славу и почет. Ну а убить Каэля втихую Тицин опасался — наверняка эта новость можеть стать настоящим катализатором для народного недовольства и пока еще тлеющий очаги бунта могут превратиться в огромный костер, поглощающий весь Тагион.

Так что пока жизнь бывшего советника была в относительной безопасности. Да и заключение стало условным — в его камеру практически без остановки прибывали гости, каждый из которых приносил новости, новые мысли и идеи. Каэль понял, что он не один, что еще есть достаточно много тагов, готовых выступить на его стороне.

А затем появился и этот гость, увидеть которого Каэль ну никак не ожидал.

Приглушенные толстой металлической дверью звуки все равно достигали ушей Каэля и сейчас он явно различил пощелкивание замка двери в коридоре и шаги как минимум двоих. Наверняка это очередной гость, в сопровождении охранника. Щелкнул засов на его камере и дверь с легких скрипом распахнулась. Как и ожидал Каэль, на пороге появился очередной таг, решивший навестить арестованного бывшего советника. Вот только никак приветствовать советника он не собирался. Молча протянул небольшой прибор с экраном и замер.

Каэль принял устройство и с удивлением уставился на изображение.

— Приветствую вас, советник Каэль. — послышалось из динамика устройства.

— Шах?!

Каэль не верил своим глазам. Уж кого-кого, а Шах Талуга он точно не ожидал увидеть среди своих союзников. Более того, сам Каэль уже давно зачислил его в ряды верных союзников Тицина, или даже в число особо к нему приближенных и вот…

— Я вижу, вы удивлены тем фактом, что я хочу поговорить с вами.

— Мягко говоря.

— Ну тогда начну с самого главного. Вопреки вашему, как и многих других, мнениям я не являюсь верным последователям Тицина.

— Вот как? Так зачем вы работаете на не…

— Я на него не работаю. — перебил Шах. — точнее — я работаю с ним, пока мне это выгодно. У меня собственные цели.

— И какие же они?

— Возрождение королевства.

— Что? — Каэль даже не поверил своим ушам.

— Вы не ослышались. Именно это я и сказал: «возрождение королевства».

— Каким образом? Насколько мне известно, королевская династия…

— Династия не прервана, вы не забыли, что гнездо Талуг является родственным королевскому?

— Так вы решили взять власть в свои руки. — Разочарованно протянул Каэль.

— Именно так.

— Тогда нам с вами не по пути. Я хочу восстановить республику, забрать ее из лап диктатора, а не передать новому.

— Вот здесь наши с вами цели совпадают. Я тоже не собираюсь оставлять свою родину в руках Тицина.

— Но вы хотите забрать Тагион себе! — возмутился Каэль.

— Можно было бы сказать так. Но с оговорками. Королевство будет восстановлено с вашей помощью или без нее. Я не собираюсь возвращать все те дурацкие традиции и законы, беззаконие знати и рабство для простых обывателей. Все это и привело к краху королевство в прошлый раз…

— Все «проводники в светлое будущее» начинают свои выступление с подобными речами. — усмехнулся Каэль. — У людей есть замечательное выражение по этому поводу. Знаете какое?

Шах молча и с любопытством смотрел на Каэля. Тот воспринял молчание как немой вопрос.

— Благими намерениями вымощена дорога в ад. — сказал он, смакуя каждое слово и ожидая возмущенной реакции собеседника.

Но тот ее не проявил. Вообще. Лишь усмехнулся.

— А разве вы не с «благими намерениями» собираете вокруг себя недовольных нынешней властью? Разве вы не понимаете, что покинув свою тюрьму, именно вы устроите кровавую вакханалию, гражданскую войну, которая приведет к массе смертей. Тицин просто так не отдаст власть.

— А у вас есть альтернатива? — в свою очередь усмехнулся уже Каэль. — ваши цели исключают гражданскую войну? Неужели роялисты собрались добиться своего мирным путем? Неужели вы думаете, что это закончиться хоть чем-то хорошим и не доведет до кровопролития?

— Вообще-то такой путь я и планирую и, в отличие от вас, хочу минимизировать жертвы среди гражданского населения.

— Интересно послушать.

— Я не собираюсь открывать всех планов. И когда я принимал решение связаться с вами, не ожидал, что вы перейдете на мою сторону. На данный момент важно одно — не вмешивайтесь и дайте всему идти своим чередом.

— Чему идти?

— В скором времени дети фенрира вторгнуться в республику и крыло вынужден будет перебросить флот и войска на защиту границ. Вот тогда мы с вами и сможем выступить. Тицин будет слаб.

— ВЫ совсем с ума сошли? Во-первых, насколько я помню, дети фенрира находятся под контролем Тицина. Как вы заставите их пойти вопреки воле Тицина? Ведь центр агитации под его контролем?

— Центр контроля уже совершенно не важен.

— Это как? Фенрир лично стал отдавать приказания своим детям? — рассмеялся Каэль.

— Именно. — без тени улыбки ответил Шах.

— Что? — Каэль даже подавился на очередном смешке и с удивлением уставился на оппонента.

— Я сказал, что теперь детьми фенрира управляет именно Фенрир.

— Что за чушь?

Шах пожал плечами.

— Это не должно вас беспокоить. Главное — Тицин будет захвачен, а далее только от нас с вами зависит, начнется ли гражданская война между республиканцами и роялистами, или нет.

— И как мы сможем найти компромисс, если я за республику, а вы хотите править как полноправный монарх?

— Вы уже приводили мне цитату людей, так вот и я кое что могу привести в пример из человеческой истории вам. Вы ведь слышали о конституционной монархии, о дуалистической или парламентской монархии?

— Ммм… это что то вроде ограничений для монарха? В переделах конституции, либо запрет на вмешательство в определенную сферу?

— Да, а также полная его свобода действий в других сферах.

— И каких же например?

— Например король занимается армией и флотом, контролирует систему образования. И не вмешивается в вопросы экономики, здравоохранения. Это как пример.

Каэль задумался.

— Я…я не готов говорить с вами сейчас…

— Я понимаю. Вам нужно ознакомиться со всеми нюансами подобного устройства государства и все подробно обдумать. Но что могу сразу сказать — тот же совет, в котором вы состояли, может и должен существовать. А вот титул правителя должен быть исключительно наследственным. Иными словами новым правителем может стать только выходец гнезда Талуг. Но я прекрасно понимаю, что не все могут справиться с подобной ответственностью. Поэтому и нужен парламент, совет, называйте как хотите. Эдакая страховка на случай, если правитель окажется некомпетентен. При слабом короле будет сильный совет, и в любом случае государство только выигрывает от этого. А главное, новое дворянство исключит возможность пробраться к вершинам власти таким, как Горо или Тицин.

— И чем вам не угодил Горо?

— Беспринципный делец, который проталкивал законы, которые были нужны именно ему или его союзникам и который плевал на всех других.

— А вам, значит, не плевать на всех?

— Мне не плевать на Тагион и это главное. — отрезал Шах. — для меня главное выживание моей расы, сохранение и расширения границ нашей территории, гарантии того, что мы сможем противостоять любому врагу и в идеале — будем неоспоримыми лидерами в этой части галактике.

— Забавно, этого хотел и Тицин.

— Он самовлюбленный идиот. Его планы уже трещат по швам. Пока мы разговариваем, объединенные силы детей фенрира, дома Ичиман и блуждающего флота должны были атаковать ренегатов людей. Но этого не происходит. И знаете почему?

— Почему?

— Тицин считает всех недальновидными идиотами и планировал одним махом убрать сразу всех самых сильных и опасных врагов. Прикончить ренегатов, а затем задавить блуждающий флот. Флот самого Тагиона тем временем должен был планомерно продвигаться по территориям лягионской империи. И что в результате? Атака ренегатов так и не состоялась, Лирин дурит голову Тицину, а тот верит, развесив уши. А меж тем Блуждающий флот остановился и не идет к планете ренегатов. В свою очередь наш флот застрял на границе империи — ляги отбиваются, понимая, что уступи они сейчас и уже их вид будет на грани вымирания — мы уничтожим их как своих самых старых и опаснейших врагов.

— А вы планируете по другому?

— Я не собираюсь вести внешних войн, пока мы не наведем порядок в собственном доме. А дети фенрира станут эдаким своеобразным щитом от внешнего мира, которым мы сможем некоторое время прикрываться. Лишь когда мы будем готовы, то выступим. Но не против всех сразу, как сделал Тицин. Из-за него мы на грани гибели и многие этого даже не поняли.

— Пока, как я слышал, всего его идеи и мечты воплощаются. И все, что вы сейчас напророчили может и не случится.

— Случится. — мрачно отрезал Шах. — вы забыли о норгах, которые спят и видят как оторвать кусок у нас или у лягов, вы забыли о целом флоте людей, обычных наемников, мелких кланах и корпорациях. На чьей стороне они выступят? Вступление этих сил на любую из действующих сторон конфликта моментально перевесит чашу весов.

— Вы преувеличиваете.

— Нисколько. Только представьте, если люди поддержат норгов и они решат, что наиболее удобно сейчас атаковать именно нас. В таком случае наш флот должен будет остановить наступление на лягов и начать оборонять уже собственные системы. Ляги этим воспользуются и попытаются договориться с норгами. Нам придется подключать детей фенрира, в тоже время люди ренегаты и лирин либо найдут компромисс, либо начнут сражение без нашей помощи. Кто-то один выйдет победителем и мы не сможем добить его, а значит, он заляжет на дно, пока не залижет раны. Или вообще может стать на сторону наших врагов, чтобы успеть оторвать кусок пирога. И это я привел лишь один из вариантов развития событий. Лишь один.

— Но наемники и норги могут выступить на нашей стороне… — неуверенно заявил Каэль.

— Бросьте. Вы сами в это не верите. Норги ненавидят нас. Сколько лет мы держали их как своих рабов? Никогда они не будут воевать за нас, только против. Люди тоже нас не поддержат — вы знаете сколько слухов вертится вокруг той бойни, что устроили дети фенрира флоту лягов и нашему дому Ичиман? А ведь многие верят в слухи, что именно мы управляем детьми Фенрира. А если так, то мы же и приказали им воевать с домом Ичиман, а следовательно, мы привели верных нам людей на бойню. Нам не доверяют не только наемники но и сам дом Ичиман. Боюсь, что скоро он либо заявит о выходе из состава республики, либо вообще примкнет к нашим врагам. Это кстати, еще один сценарий развития ситуации.

— Так что вы все таки предлагаете?

— Вам? — усмехнулся Шах. — лично вам я предлагаю обдумать варианты, которые позволят не воевать друг с другом. Как вы понимаете, гражданская война для Тагиона сейчас смерти подобна. Думайте. Я свяжусь с вами завтра.

Экран потух. А вот Каэль продолжал пялиться в черный квадрат, где мгновение назад был собеседник. Как же быстро он смог перевернуть все, в что верил Каэль. Ведь всего несколько минут назад, до начала этого разговора, бывший советник был уверен в том, что роялистов давно уже нет, что единственной оппозицией для действующей власти является он сам, и что сам Тагион сейчас ведет выигрышную войну, от приобретений которой Тицин и обретет нимб спасителя и благодетеля.

А теперь, Каэль даже затрясся от пришедшей в голову мысли. Если все пойдет так, как описал Шах — всего через несколько месяцев таги, как раса, могут перестать существовать…

Глава 4. Белый ветер

Глайдер снизил скорость и последние метры буквально скользил по воздуху. Оказавшись точно над крышей высотного здания, являющегося красой и гордостью префектуры, он начал медленно снижаться. Хромированные бока летающей машины ярко блестели в лучах заходящего солнца, а темные, тонированные стекла, словно поглощали любой свет, любые взгляды, все, что пыталось проникнуть внутрь.

Глайдер хоть и был премиум модели, очень дорогим, но все же, являлся продуктом местного производства. Управляющий же глайдером человек привык к японской технике. Долго прожив в стране восходящего солнца, он, как и все местные, считал только японские компьютеры, машины, глайдеры достойными внимания, продукт же любой другой префектуры, даже неосознанно, воспринимал как нечто гораздо худшего качества.

Забавно, что сам человек не являлся японцем, хотя и имел массу общего с этой нацией. Массу всего, кроме права называться своим.

Дверь плавно и с еле слышным шипением отошла в сторону, открыв доступ в пахнущей натуральной кожей салон. Водитель убрал руки от штурвала и выбрался наружу.

Буквально в нескольких метрах от глайдера он увидел встречающих — три невысоких, худых человека, с роскосыми глазами, черными волосами, желтоватым оттенком кожи и другими специфическими внешними отличиями, выдававших в них коренных корейцев.

— Господин Бершель! Рады вас приветствовать. — сказал один из них и протянул руку в качестве приветствия.

— Господин Таэхан, если не ошибаюсь? — названный Бершелем шагнул вперед и пожал протянутую руку.

— Да, но можете звать Меня Тэхан, или просто по имени — Ким, как вам угодно.

— В таком случае Эрик.

— Отлично, что мы можем обойтись без формальностей. Прошу! — встречающий указал на дверцы лифта, который должен был унести всех присутствующих с крыши куда-то вглубь здания.

Эрик успел заметить, как Тэхан, пропустив его вперед, отточенным движением выудил из кармана влажную салфетку и принялся вытирать ею руки. Эрик сделал вид, что не заметил этого. «Пунктик на чистоту» главы корейского альянса игроков Вселенной Онлайн был хорошо известен в узком кругу и на него не обращали внимания, ну а посторонних, как например Эрика, об этом предупреждали заранее, дабы не обиделись, посчитав, что старший кореец так выражает свое пренебрежение и брезгливость.

Когда все три корейца и прибывший европеец разместились в небольшом конференц зале, находившемся на 120 этаже сверхнового, блестящего металлом и стеклом здания, все предварительные, вежливые расшаркивания были закончены, назвавшийся Кимом Тэханом перешел к сути дела.

— Итак, Эрик, как я понимаю, вы прибыли сюда не в качестве официального представителя японской префектуры и не как уполномоченное лицо дома Ичиман, и уж тем более, назвать вас представителем Тагионской республики язык не поворачивается…

Собеседник каждый раз кивал, когда кореец называл титулы и должности, сопровождая кивки легкой усмешкой.

— Все так, Ким.

— Тогда позвольте узнать, какова цель вашего визита и о каких переговорах идет речь?

— Я прибыл сюда как глава клана Белого ветра. И от его лица, на правах главы, хочу сделать вам предложение…

— А разве белый ветер не является подчиненным дому Ичиман кланом? — удивился Ким. — ваш, ммм… господин в курсе?

— Я не самурай, поэтому господина у меня нет. — рассмеялся Эрик. — скорее уж меня считают чем-то вроде ронина, хотя за глаза называют гайдзином.

— Насколько я знаю, это оскорбление.

Эрик пожал плечами.

— я не являюсь японцем по рождению и никогда не смогу стать своим для них. Поэтому и вынужден идти своим путем.

Он лукаво взглянул на корейца.

— И иногда мой путь не совпадает с тем, которым идет дом Ичиман.

— Я наслышан о вашем сотрудничестве с Интгейм. — кивнул Ким. — хотя, раньше мне казалось, что все это лишь слухи…

Эрик усмехнулся. Кореец четко дал понять, что он знает о карьере Эрика в Интгейме, о его работе в качестве «специалиста по урегулированию кризисных ситуаций». Ну да и ладно. Все, имеющие определенный вес в этом мире, как и в мире «игры» должны знать хотя бы о части его дел, иначе и быть не может. Уж сильно он засветился. Сам Эрик надеялся, что кроме Лирина никто другой не знает все подробности его биографии.

Эрик родился во Франции. Мать — русская переводчица, вышла замуж за француза — действующего военного. В силу сложившихся обстоятельств, а точнее по долгу службы, отец вынужден был отбыть в Японскую префектуру. Естественно, за ним последовала и семья — жена и сын.

По началу все шло нормально — отец пропадал на военной базе, мать устроилась в какую-то частную контору переводчиком, а малолетний Эрик посещал элитную школу для иностранцев, в которой, тем не менее, больше половины были местными — детьми чиновников и бизнесменов.

Тогда то Эрик и почувствовал на себе, какого это быть чужим. Уже тогда его принялись дразнить гайдзином. В отличие от других детей, ни один из его родителей не был чистокровным японцем. Нет, были конечно дети дипломатов, или же других высокопоставленных иностранцев, однако в школе они задерживались ненадолго и японские дети особо не обращали на них внимания. А зачем? Пара месяцев и этот белобрысый паренек вновь уедет в свою немецкую префектуру, а та девочка, всегда шествующую с надменно вздернутым подбородком, отправиться назад в богатейшую префектуру, ранее гордо именовавшую себя империей, над которой никогда не заходит солнце.

А вот Эрик, уже отучившийся больше полугода и никуда не собиравшийся, получал львиную долю внимания от одноклассников. Однако паренек не собирался давать себя в обиду. Тем более, несколько жалоб отцу привели к тому, что Эрика начали обучать единоборствам, в которых он оказался необычайно талантлив. Попытки «наехать», толкнуть или ударить предпринимались все реже, а вот пренебрежительное отношение сверстников лишь нарастало. В конце концов он стал отщепенцем, с которым не хотели общаться даже другие дети-иностранцы.

Затем в его семье начались беды. Отец заболел раком, промучался в больнице несколько месяцев и, не смотря на старания врачей, быстро угас. Мать, как не старалась вертеться уже на 2–3 работах, не могла обеспечить обучение и Эрик вынужден был покинуть элитную школу.

Мать уже собирала вещи, собираясь вернуться на родину, когда и случилось это. Видимо, местные мелкие бандиты с чего-то решили, что у европейки есть деньги и во время налета на квартиру (эрик находился в школе), попытались их ограбить.

Так Эрик стал сиротой и попал в приют. Именно там он и познакомился с Дядюшкой Ли, раз в неделю проводившего занятия с детьми, который забрал его к себе. Дядюшка ли оказался некогда значимым то ли чиновником, то ли военным и, находясь на его попечении, Эрик испытал все прелести воспитания по японским традиционным методикам.

Нельзя сказать, что все это было зря, ведь Эрик стал тем, кем стал. Благодаря протекции дядюшки он смог устроиться пусть и на мелкую, но все же что-то значащую должность в корпорации Ичиман. И именно там молодого, но предприимчивого, смелого и даже несколько наглого молодого человека заприметил будущий глава корпорации.

Эрик стал правой рукой властного японца, который не брезговал любыми методами для достижения своей цели. Более того, был непосредственно связан с мафией.

Эрик начал карьеру преступника, в конце концов дорос до наемного убийцы. А затем вынужден был сбежать из Японии.

Новым покровителем Эрика стал менеджер среднего звена, некий Лирин. Как и прошлый работодатель, нынешний не брезговал никакими методами и способами, лишь бы карабкаться вверх по карьерной лестнице. Сам Эрик стал при нем эдаким пугалом, которым Лирин стращал подчиненных, или конкурентов. С помощью которого решал проблемы, для решения которых влияния или денег у Лирина не хватало.

А когда появилась Вселенная Онлайн, по сути именно Эрик стал первым демпфером, со временем уступив это место игрокам, которые с не меньшим азартом охотились за беглецами и отступниками.

Эрик создал собственный клан, занимавшийся поиском и устранением неугодных для Лирина лиц. Позже услугами Эрика начал пользоваться и нынешний глава дома Ичиман, не забывший своего подручного. Со временем клан Белый ветер стал полноценным союзником дома Ичиман. И сам Эрик иногда недоумевал, как так получилось, как он мог это допустить? Но куда ему, профессиональному душегубу до уровня хитрых и коварных политиканов, коими являлись и Лирин и глава дома Ичиман. Тем не менее, сам Эрик смог набраться опыта. Причем, как ему казалось, этого опыта было более чем достаточно, чтобы начать свою собственную игру. Он долго к этому готовился и вот, наконец, подвернулся удобный случай.

— Земля слухами полна. — ответил Эрик Киму и добавил. — о вас тоже ходит много слухов. К примеру, что вы, как клан Норгов, намеренны поддержать вторжение этой расы на территории империи и республики.

— Слухи остаются слухами, пока не подтверждаются фактами. — пожал плечами Ким и ухмыльнулся. — норги много чего хотят и уже несколько лет пытаются реализовать свои желания. Вот только их успехи…скажем так, очень скромные.

— А если бы у них действительно была бы возможность захватить обширные территории, удержать их, они бы предоставили вам, в благодарность за содействие, часть этих территорий? — поинтересовался Эрик. Причем спросил он это пренебрежительным тоном, а внутри сжался, словно пружина.

— Руководство норгов вряд ли пошло бы на подобное. Мы ведь только их клан, простые солдаты и владеть чем-то нам не положено.

— Таги считают иначе и дом Ичиман, являющийся владельцем многих систем и планет тому доказательство.

Ким лишь обреченно вздохнул.

— у республики свои взгляды на человеческие кланы, у норгов они иные…

— очень жаль. — Вздохнул и Эрик. — Если бы нашелся в их рядах кто-то с более прогрессивными взглядами, многого можно бы было достичь…

— Например чего?

— Например, будь норги настроены серьезно — они могли бы заполучить огромную территорию с множеством богатых систем. Конечно, если бы поддержали вас, тех, кто первыми зайдет на территорию противника и удержит оборону, до прибытия самих норгов. Ну и конечно, все это имело бы смысл, если бы норги позволили своим верным человеческим кланам оставить часть территорий себе.

— Среди норгов есть амбициозные личности. — задумчиво протянул Ким. — Но все же, хотелось бы услышать, в чем ваш интерес, точнее клана Белого ветра, зачем вам мы. И не менее важным вопросом будет реакция дома Ичиман на подобный ход норгов. Если говорить точно — реакция как дома Ичиман, так и тагов, ведь мы, как я понимаю, говорим о территориях республики?

— Не совсем. Мы говорим о территории дома Ичиман.

— Даже так? — поднял бровь Ким. — боюсь, что все вместе взятые корейские кланы и все племена норгов не смогут противостоять атаке тагов и дома Ичиман…

— А они и не будут действовать заодно. — перебил его уже Эрик. — Видите ли, так сложились обстоятельства, что таги окажутся слишком заняты другими проблемами, поэтому защита территории дома Ичиман будет проблемой исключительно дома Ичиман.

— И их сил будет вполне достаточно для…

— Их сил будет недостаточно, так как весь их боевой флот уйдет для решения иной задачи. Останутся несколько эскадр, разобраться с которыми хватит сил даже у вашего клана. А их оборонительная сеть ничем не поможет против вторжения, более того, достанется нам полностью целой. И уже мы сможем воспользоваться ее возможностями по максимуму.

Ким удивленно смотрел на собеседника.

— Не совсем понимаю, зачем тогда вы интересуетесь норгами? Зачем они нам, если хватит сил только моего клана?

— Захватить территории мало, нам предстоит их еще и удержать. И удержать мы сможем только с помощью норгов. Рано или поздно флот дома Ичиман вернется и попытается отбить свои территории. А они, напомню вам, достаточно обширны, самим нам их защитить будет сложно, проще поделиться с норгами.

Ким задумался

— Конечно, интересное предложение. Но, боюсь…

— Я предлагаю не только захват территории, я предлагаю проживание на них.

— Что, простите?

— Я говорю о том, чтобы улететь с Земли и занять эти территории.

— Вы сейчас серьезно?

— Бросьте, Техан. — поморщился Эрик. — не делайте вид, что не знаете и верите в то, что Вселенная онлайн всего лишь игра.

— А что нет?

— Ну да, и платят неприлично огромные деньги просто так, за достижения в игре.

— Ну… — улыбнулся кореец. — Давайте все же вернемся к нашему вопросу. Допустим, я смогу привлечь норгов. Но какие гарантии того, что все произойдет так, как вы говорите.

— Вы ведь слышали о ренегатах? Слышали о том, что блуждающий флот вновь отправился в рейд?

— Да, ходят такие слухи…

— флот идет к планете, где и засели ренегаты.

— Вы хотите сказать, что ренегаты не фанатики…

Эрик поморщился.

— Ким! Или вы прекращаете разыгрывать передо мной дурака или мы заканчиваем наш разговор.

— Ну хорошо. — тут же всплеснул руками кореец. — но правда, я как-то сомневался в том, что такое количество людей смогли убежать с земли…

— Их эвакуировали. Это кланы Алых и Гончих. Но не суть. Главное, что сейчас Лирин нацелился атаковать их планету. Совместно с Блуждающим флотом атаковать ренегатов будут дети фенрира, которые находятся под контролем тагов…

Кореец вновь сделал круглые глаза. Эрик же проигнорировал удивление собеседника и продолжил.

— Так вот. Мне известно, что Лирин позовет на помощь флот дома Ичиман.

— Да откуда вам все это известно?

— Я работаю на Лирина. — ответил Эрик. — и у меня есть задание устранить одного из ренегатов в случае, если атака Блуждающего флота провалиться.

— Кого?

— Этого вам знать необязательно.

— Ну хорошо. Допустим, это 100 % информация. Но что дальше. Если дом Ичиман поможет Лирину, наверняка может рассчитывать и на ответную помощь — блуждающий флот поможет им выбить нас.

— А вот и еще одна задача для норгов. Они должны помочь ренегатам, спутать все планы нападающих.

— Ну допустим. — усмехнулся Ким. — Дом ичиман вернется на свои базы и столкнется с нами. Что помешает им, как союзникам Лирина, попросить его попросту отключить нас от сети.

— Ничего. Но вы можете улететь с земли. Или вы сами, или норги могут выставить это условие за помощь при обороне планеты ренегатов.

— Вы думаете это в силах ренегатов? на чем основывается ваша уверенность?

— Если с земли им уже один раз удалось уйти, как думаете, смогут ли они повторить это снова?

Кореец задумался. Более того, он начал активно переговариваться с двумя своими товарищами. Причем явно на повышенных тонах.

— Я понимаю — вклинился Эрик в их разговор. — это похоже на обман, ловушку. Но я предлагаю вот какой план действий: когда флот Ичиман уйдет достаточно далеко, мы начнем атаку. Вы сами определите время атаки и ваши аналитики смогут подсчитать, что времени, для захвата всех средств защиты в системах — целях, времени для организации обороны будет более чем достаточно. А как только вы окажетесь в их системе, я отключу всю оборонную сеть.

— Как вы это сделаете?

— Еще один наш союзник, который не желает открывать свое имя, обеспечил нас всем необходимым.

— Еще один союзник? С ним тоже нужно делиться?

— Нет. Ему выгодно, что бы дом ичиман потерял свои территории, ослаб.

— зачем?!

Эрик пожал плечами.

— У него свои цели. И мне на них плевать. Как только мы закрепимся на территориях дома Ичиман — выкурить нас будет невозможно.

— Очень сомнительно это все…

— Думайте, решайте.

— Все это хорошо. — задумчиво произнес Ким. — но мы обсуждаем лишь часть плана. Самое слабое место во всем — наш уход с Земли. Что мешает ВАМ, как агенту дома Ичиман, организовать эту ловушку и уничтожить нас во время отлета с Земли. Тогда все, начиная от кораблей, заканчивая последней винтовкой и скафом достанется вам. Причем без всякого боя. И опять же, почему ренегаты должны будут нам помогать?

— Ничто не мешает. — спокойно пожал плечами Эрик. — вот только я действую не как агент дома ичиман, более того, я стремлюсь стать независимым от них. А то, что японцы после оказания помощи Лирину получат свободу — уйдут в космос, это однозначный факт. Он и до сегодня с трудом их контролировал, а если блуждающий флот ослабнет, то и тем более. А что касается ренегатов — они согласятся. Сейчас им наша помощь нужна намного больше, чем их нам.

— С чего вдруг?

— Для нас все это — возможность изменить свое социальное положение. А для них — это уже вопрос выживания.

Кореец вновь задумался.

— По большому счету, вы сейчас предаете не только дом Ичиман, тагов, но еще и Лирина.

— Да.

— Тогда как мы можем вам доверять?

— мы малочисленны. И все, что нам нужно, это всего одна планета. Заметьте, даже не система, а планета. И она будет находиться на границе вашей территории. Мы ничем не будем угрожать вам. Если все это обман — и я агент дома Ичиман, то вы потеряете несколько десятков кораблей, если же нет — выигрыш можете посчитать сами.

— Это не ответ. Мне нужны гарантии.

— С подобным предложением мне больше не к кому обратиться. Вы — единственные. — развел руками Эрик. — и гарантий я вам дать не могу.

— А китайцы к примеру?

— Они с момента запуска Вселенной Онлайн держаться обособленно. С чего им сейчас вмешиваться в наши дела?

— европейские кланы?

— Их слишком много, они малочисленны и конфликтуют между собой.

В этот раз кореец размышлял намного дольше.

— Ладно. Но я не могу дать сейчас ответ. Мне еще нужно обсудить ваше предложение с союзником норгом.

— Да, кстати, могу я узнать его имя?

— Зачем это вам?

— Я должен навести справки, узнать, с кем предстоит работать. Может случиться так, что его кандидатура меня не устроит.

— Заарай Илмор Кронг.

— Зик? — удивился Эрик. — но ведь его племя не особенно и многочисленное…

— Зато он недавно стал верховным командующим. И теперь все военные части подчиняются ему.

— Хм. И в связи с чем подобный карьерный взлет?

— Была одна система, захолустье. Однако норги считали ее идеальной для плацдарма, с которого планировали атаковать лягов и тагов. Вот только в системе имелась база, принадлежащая Интгейму. И все атаки на нее неизменно проваливались.

— И что?

— зик получил назначениев той части галактики. Его политические противники думали, что эта база сломает ему военную карьеру, как и многим другим до него. Но как раз под его командованием базу удалось захватить. Если говорить точнее — ее попросту уничтожили.

— Интересно… — протянул Эрик. — что это за база?

— Не знаю. — пожал плечами Ким. — никакой информации по ней найти не удалось. Единственное, что достоверно известно, так это то, что охраняли ее бойцы дома Ичиман. А норгам с захватом базы помог некий клан Серых.

— Знаю таких. — кивнул Эрик. — они объявлены врагами дома ичиман. И, насколько мне известно, сейчас находятся среди ренегатов.

— Вот как? Мне об этом неизвестно. Все что я знаю о них, так это то, что незадолго до атаки, или сразу после нее Зик объявил это клан кланом норгов. Им вроде даже звание дома присвоили. Хотя в составе этих Серых всего несколько человек.

— Да какая разница, сколько их? — насмешливо фыркнул Эрик. — главное — они помогли Зику захватить базу. Вот он их и наградил. Вот кстати и повод нам поторопиться.

— В каком смысле?

— Ренегаты через Серых могут предложить норгам союз. Если норги ввяжутся в войну с детьми фенрира и Блуждающим флотом, наши планы пойдут псу под хвост.

— Почему?

— Потому что, когда ренегаты отобьются от врагов, они начнут отрабатывать свою союзнический долг перед норгами — помогут им в атаке. И как вы думаете, какие миры они будут атаковать?

— Ренегаты, насколько я помню, являются бывшими домами империи. — задумался Ким. — И насколько я знаю, до последнего ни Алые, ни Гончие не поссорились с лягами. Следовательно они будут отговаривать норгов от атаки лягов и тогда единственной целью станут таги.

— Именно.

— И что нам с того?

— Во-первых, атаку они начнут с территорий дома Ичиман, чей флот разобьют возле своей планеты. Во-вторых, в этом походе корейские кланы будут на вторых ролях и на трофеи рассчитывать не придется. В третьих, поведение норгов может не понравиться Лирину и тогда перед вами поставят ультиматум — либо отключение от игры, либо атака бывших хозяев. Ну и в четвертых — при таком раскладе ни у моего клана, ни у ваших нет шанса сбежать с земли.

— Иначе говоря, — вздохнул Ким Таэхан, — промедление смерти подобно.

— Именно.

Глава 5. Новые союзники

— Да поймите вы, пока мы не отобьемся от блуждающего флота, мы ничем не сможем вам помочь! И сейчас именно вы наши чуть ли не единственный контакт с норгами.

Стоящие перед Сириусом Некит и Таська переглянулись.

— Ты совсем тупой? — зло прошипел Некит. — моего брата могут прямо сейчас отправить неизвестно куда, наш друг в больнице в состоянии овоща. А ты предлагаешь нам забить на них?

Сириус тяжело вздохнул и прикрыл глаза. Этот разговор уже тяготил его, но было нельзя позволить себе взорваться. Мат, повышенный тон и угрозы позволят получить результат, правда, и с большей долей вероятности — совершенно обратный от желаемого. Эти «Серые» оказались небольшого ума и достучаться до них было чрезвычайно сложно. Очень жаль что их лидер неизвестно где…хотя не факт, что он сообразительнее. Скажи мне кто твой друг и я скажу тебе кто ты. А глядя на этих…

Сириус глубоко вдохнул, стараясь успокоиться и расслабиться. Он решил начать разговор заново. Ему показалось, если всю имеющуюся информацию разложить по полочкам, то это дойдет даже до этих двоих.

— Три тройки! — обратился он к замершему возле одной из стен полицейскому дроиду. Вернее, бывшему полицейскому дроиду, с которого уже давно стерли все надписи и значки, позволявшие идентифицировать его как машину полицейского ведомства. Разве что номер-позывной оставили нетронутым, по просьбе самого дроида, а точнее, искусственного интеллекта, управлявшего им.

— Да, командующий? — спустя мгновение послышался тихий и спокойный механический голос. В отличие от Шеснашки, этот Ии идентифицировал себя как мужчину. К слову крайне интересно, чем все таки ИИ руководствуются, выбирая себе «пол»?

— Давай еще раз. Какая есть информация по Николаю и Сергею.

— По первому объекту достоверно известно, что был доставлен в 117 больницу с ранением в области головы. Состояние критическое. Последние полученные данные говорят о 30 % шансе выживания, кроме того, даже в случае, если пациент выживет, самостоятельного передвигаться, обслуживать себя и даже говорить не сможет….

— Заберем Колюню сюда и в тело клона перекинем. Делов то? — встрял Некит.

— К этому еще вернемся. — успокоил его Сириус и вновь повернулся к дроиду. — Три тройки, что по Сергею?

— В момент отбытия наших транспортных кораблей объект находился в полицейском участке, оформлен как заключеный 172745. Его дело ожидает рассмотрения в суде. Прокурорская метка для приговора «отправить на 101.01».

— Надо выяснить где это! — вновь встрял Некит. — наверняка судья подмахнет решение прокурора, Серый у них уже как рецидивист проходит!

— Допустим. — согласно кивнул Сириус. — теперь давайте представим, что полностью одобряю ваши действия. Что вы намерены совершить?

— Как что? — даже опешил от такого вопроса Некит. — летим на Землю, штурмуем полицейский участок, забираем Колюню и валим оттуда. Если Серого не находим, выбиваем из легавых, где он.

— Три Тройки! Прогноз! — Обратился Сириус к дроиду.

— Уничтожение Никиты и Анастасии с вероятностью в 100 %. — отчеканил дроид.

— на каком этапе?

— В момент появления в солнечной системе 30 %, при подлете к Земле 85 %, при попытке штурма полицейского участка 100 %, при попытке эвакуации объекта Николай 100 %. Даже если я ошибся в прогнозах, то с вероятностью в 80 % Николай не переживет эвакуации.

— Вы поняли? — вновь повернулся к паре серых Сириус.

— Да не факт, что мы сдохнем! — взвился Некит.

— Некит… — положила ему руку на плечо Таська. Как Сириус и предполагал, она оказалась смышленее и весь этот разговор он начал заново лишь для того, чтобы убрать лишние эмоции и, похоже, ему это удалось. Как только Таська начала мыслить без оглядки на бушевавшие в ней желания и эмоции, то тут же осознала всю ошибочность планов своего бойфренда.

— Чего? — рыкнул Некит.

— Он прав. Мы попросту погибнем. Без всякого толка.

— И что теперь, ничего вообще не делать? — огрызнулся Некит.

— Я этого не говорил. — тут же перехватил нить разговора Сириус. Следовало объяснить им все задуманное и главное — их роль в предстоящем, их выгоду. — Мы можем помочь вам забрать Колюню и найти Сергея.

— Так полетели! — без всяких расшаркивания прямо предложил Некит.

«Святая простота». — ухмыльнулся Сириус, а вслух сказал:

— Обязательно. Но у меня вопрос. Когда мы спасем обоих, куда полетим?

— как куда? — даже удивился Некит вопросу. — сюда. Отличное место.

— Некуда будет лететь. — покачал головой Сириус. — пока мы будем лететь к земле, а затем обратно, эту планету либо уничтожат, либо захватят.

— Кто?

— Блуждающий флот, дети Фенрира.

— Да откуда они знают где мы…

— Некит. Они уже рядом! — перебила приятеля Таська. — может день, а может два и они начнут атаку.

— НУ так навешаем им люлей и займемся своими делами. — пожал плечами Некит. А Сириус вновь мысленно улыбнулся — вот так просто у него все решается.

— Обязательно. — сказал он. — вот только нам не хватит сил.

— Почему?

— У нас мало кораблей и людей. В прошлый раз мы еле справились с блуждающим флотом. Да и целью тогда было не победить его, а отвлечь. Теперь же нам их нужно победить. А у них есть союзники — дети Фенрира.

— И что делать?

— Нам самим нужны союзники.

— И где нам их взять?

— А вот вы как раз и знаете где их взять. — усмехнулся уже в открытую сириус.

— Норги! — к глубочайшему удовольствию Сириуса, который к этому и вел, догадался Некит.

— Именно.

— С чего вы взяли, что они будут сражаться на нашей стороне? Да и вообще, что они вообще будут с нами разговаривать?

— У норгов не так много человеческих кланов на службе. А вы, «Серые» были приняты без всяких проволочек и споров, что вообще не свойственно норгам. Да вас вообще домом сделали. Значит вы чем то им понравились…

— Да помогли с одной базой… — проворчал Некит.

— И, судя по всему, произвели на них впечатление. Свяжитесь с ними! И предложите им переговоры.

— Ну хорошо…можно попробовать. Когда вы хотите…

— Сейчас! — твердо заявил Сириус.

— прямо сейчас? — удивилась Таська.

— У нас нет времени на размышления. Атака на нас может начаться когда угодно. Может и сегодня. Если проиграем — это все. Чем быстрее мы свяжемся с норгами, договоримся, и чем быстрее они пришлют свои корабли — тем больше у нас шансов.

— Ну ладно, давайте свяжемся…

Переговоры длились долго. Начались они с каким-то военным, а закончились целым круглым столом. Сириусу пришлось говорить не с одним, а сразу с несколькими вождями норгов. Но, как ему показалось, среди них особый вес и право решения имел только один, все остальные скорее выражали свое мнение, но не могли принимать окончательное решение.

Заарай Илмор Кронг, который и являлся тем самым, «главным» внимательно выслушал Сириуса. Выслушал он и мнения своих соотечественников. А затем задал всего один вопрос:

— Что вы можете предложить нам за помощь?

— А чего вы хотите? — поинтересовался Сириус.

Норг задумался, словно решая, стоит ли сообщать нечто важное Сириусу, не помешает ли это его планам? Наконец он решился.

— Скажу вам прямо. Прямо сейчас я рассматриваю одно крайне интересное предложение, также поступившее от ваших соотечественников.

— От противоположного лагеря? — спокойно поинтересовался Сириус, хотя внутри он почувствовал холод. Если не получится перебить предложение Лирина, то на Новом Эдеме можно ставить крест. Битва с детьми Фенрира и Блуждающим Флотом обещала быть сложной, да чего уж лгать самому себе — шансы на победу были минимальны. А если к противнику присоединятся еще и норги, то даже этих мизерных шансов не будет.

— нет. — ответил норг. — скорее их можно назвать нейтралами. Во всяком случае по отношению к вам.

Сириус облегченно выдохнул, стараясь внешне ничем не выдать себя.

— В чем заключается их предложение и как оно согласуется с нашим? Или же они взаимоисключающие?

Теперь задумался норг. Явно вопрос Сириусом его озадачил и он усердно шевелил извилинами, пытаясь понять сказанное.

— Их предложение позволит нам расширить свои территории. — наконец сказал норг. — но мы не уверены в том, что сможем удержать захваченное. Не уверены и в честности посредников.

— Вы хотите за помощь нам ответной помощи? — догадался Сириус.

Норг просто кивнул.

— Могу я поинтересоваться, какие именно территории вы намерены захватить?

— Нет. — отрезал норг.

— Какой расе принадлежат?

— Это тоже тайна.

Сириус тяжело вздохнул. С норгами он сталкивался нечасто и каждый раз переговоры проходили сложно. Норгов нельзя было назвать продуманными, или хотя бы умными. Норги и не пытались с этим спорить. Именно поэтому при переговорах любого уровня они старались не сболтнуть лишнего. Эта их привычка уже стала нарицательной. Среди игроков давно гуляли фразы вроде «разговорчив как Норг», или «хранит тайну, как норг». Это было забавным, так как информацию выведать все же можно было, но и потратить на это времени нужно было просто колоссально. Сириус и сам начал активно шевелить мозгами. Соглашаться помочь норгам атаковать непонятно кого было нельзя — вдруг они решили начать атаку лягов? Или же крупных промышленных систем тагов? В первом случае получить врагов в лице лягов очень не хотелось, тем более, когда с ними сейчас нормальные, союзнические отношения. Если бы не внезапная атака тагов на империю, Сириусу не пришлось бы искать новых союзников — флота лягов вполне хватило бы на защиту Эдема. Но сейчас лягам и самим приходилось несладко — уже которые сутки шли ожесточенные бои на границе империи и свободных кораблей, которые можно было отправить на помощь гончим и алым, у императора попросту не было. Во втором случае атака может захлебнуться, если вообще не стать попросту самоубийственной. Норги никогда не считали своих потерь, если вдруг решили, что эту систему и эту планету они просто обязаны были взять. Сириус жертвовать людьми и кораблями, которых итак было мало, не хотел.

— Хорошо. — наконец Сириус придумал как выйти из сложившейся ситуации. — тогда я попробую иначе сформулировать вопрос. С некоторыми расами у нас дружеские отношения и мне бы не хотелось вступать в войну против них. Поэтому главный вопрос — вы планируете операцию против лягов? Клянусь, если так, то я ничего им не скажу.

Сам Сириус понимал, насколько глупо звучит его обещание и сам же понимал, что норг ему нисколько не поверит. Но чтобы прийти хоть к какому-то решению нужно исключать тех, кого бойцы Эдема атаковать не будут ни при каких обстоятельствах.

— Нет, мы не собираемся атаковать лягов. — спокойно ответил норг.

— хорошо. — Вообще Сириус ожидал другого, гораздо более грубого ответа. Но, судя по всему, норгам действительно требовалась помощь и они нуждались в союзниках.

— Так… — Сириус вновь задумался над тем, как правильно сформулировать следующий вопрос — о недопустимости атаки хорошо защищенных систем. — вы планируете атаку хорошо защищенной системы? Вы уверены что мы сможем пробить оборону?

— Речь идет не о атаке системы. — ответил норг. — мы хотим захватить сектор.

— Сектор?! — ошарашенно переспросил Сириус. — но нам придется сражаться с целым флотом, плюс орбитальные боевые станции. Это попросту невозмож…

— Флота не будет.

— вы в этом так уверены?

— Абсолютно.

— И куда он денется?

— Будет атаковать вас. — усмехнулся норг.

Сириус даже подавился и уставился в экран, с которого на него взирал норг с усмешкой.

— Я могу узнать чей это флот? — наконец выдавил из себя Сириус.

— Нет. — отрезал норг. — но поверьте, если мы выступим на вашей стороне, его наличие в предстоящей атаке на вас ничего толком не изменит. Тем более, этот флот будет участвовать в атаке недолго.

— Почему?

— Потому что получит сигнал о том, что их собственные территории подверглись нападению и как вы думаете, как они поступят?

— С большей вероятность повернут назад. Но есть и вероятность того, что поддадутся уговорам союзников и продолжат атаку на нас.

— Скажите. — вдруг перевел тему норг. — а вы уверены, что ваши противники выступят против вас единым фронтом? Уверены ли вы в том, что дети фенрира и блуждающий флот не вцепятся друг в друга?

Сириусу очень не хотелось открывать всех карт, тем более, что Слон все еще не добрался до центра контроля (агитации).

— не знаю. Но есть и такая вероятность, что дети фенрира могут выступить на нашей стороне. Шанс этого невысок, но возможен. — тут он не покривил душой. Ведь помимо слона, возможно, удастся переубедить волков перейти на сторону эдема с помощью клана Белозубых и их вожака.

— Даже так? — удивленно воскликнул норг. — это интересно. Я имел ввиду другое. И каким образом вы собрались их переманить к себе?

— Простите, но это уже военная тайна. — усмехнулся Сириус.

— Понима-а-аю… — протянул норг. — но все же, мы оба не получили ответа на свои вопросы…

— Тогда давайте сформулируем наши предложения. — предложил Сириус. — итак. Вы помогаете нам в предстоящей обороне. А затем мы помогаем вам в захвате некоего сектора, который не принадлежит лягам. Так?

— Все верно. — кивнул норг. — с небольшой оговоркой. Вы помогаете не с захватом, а с удержанием. Захватим его мы своими силами.

— Вы так в этом уверены?

— да.

— тогда давайте оговорим сроки. — вновь предложил Сириус. — как быстро ваш флот сможет прибыть к нам и как долго сможет находиться возле планеты?

— Вплоть до момента атаки.

— А как же ваш собственный план по захвату территории?

— Он сможет начаться только после атаки на вас.

Сириус только хмыкнул. Похоже, за борьбой Земли и Эдема наблюдают абсолютно все расы. А некоторые еще и пытаются провернуть свои собственные делишки: ирды пытаются делать деньги, таги — ослабить самого сильного противника, норги — отхапать территорию, даже нейтральные человеческие кланы учуяли возможность отжать для себя «место под солнцем». И кстати, кто это может быть? Какие такие нейтральные кланы? Китайцы? Европейские альянсы?

— Как долго мы должны будем поддерживать вашу атаку? — спросил Сириус у норга.

— Я думаю — недолго. Наши противники будут пытаться отбить свою территорию, наши союзники будут обороняться, ну а ваш и наш флот ударит врагу в тыл. На этом все и закончится.

— Значит, договорились. — подвел итог Сириус.

— Есть еще одно условие. — нахмурился норг.

— какое?

— После того, как ваша планета будет в безопасности и вы поможете нам с защитой наших новых территорий, вы «отключите от игры» наши человеческие кланы. — Норг произнес последнюю фразу так, что сразу было понятно — ему ее надиктовывали. У Сириуса мгновенно сложился пазл в голове. Так вот значит кто нейтрален по отношению к нам — кланы норгов, корейцы. Они задумали сбежать с земли и уже договорились с норгами отхапать часть терририи. Только у кого? У тагов? Но те не собирались атаковать Эдем. Тогда кто? Кого могут атаковать норги, кто придет на помощь блуждающему флоту? И главное, норг проговорился о том, что в стане противника есть свои подковерные игры. Кого Лирин мог позвать на помощь и при этом тайно вести переговоры об атаке детей Фенрира?

Дом ичиман! Больше некому. — это вариант показался Сириусу наиболее подходящим. Он прокручивал другие варианты, но этот был идеальным. Все сходилось — и весьма натянутые отношения между корейцами и японцами, и совместные действия корейцев и норгов, и возможный союз между Лириным и японцами. Что же…

— Мне нужно несколько минут, чтобы обговорить ваше предложение с другими нашими лидерами. — сказал он норгу. — кто ваши союзники, которым мы должны помочь «отключиться от игры»?

— Это я скажу после того, как мы защитим вашу планету и наши новые территории.

— Что же, ладно…

— Тогда я жду вашего ответа. — сообщил норг.

Вот так. Даже отключаться не собирался. Дипломатичность норгов как всегда на высоте…

— Мы согласны на ваши условия. — спустя всего пару минут сообщил Сириус норгу.

— Вот и славно. — наш 2-ой и 3-ий ударный флот отправиться к вам уже сегодня. Ждите. — сказал норг и отключился.

А Сириус, продолжавший пялиться в уже ставший черным экран задумался. И все же, а если он ошибся? А что если новые союзники норгов Китайцы? Китайцы вряд ли — они с начала игры оккупировали отдаленные системы и, по-сути, стали полноценным государством, сохраняющим нейтралитет. Нет, и у них есть кланы работающие на те или иные расы, есть наемники и пираты, но подавляющее большинство сконцентрировано на производстве. Что, к слову, несколько необычно. Обычно, в играх, китайцы ведут себя крайне агрессивно, буквально захватывают сервера и воюют с другими альянсами, и в большинстве случаев быстро становятся самой сильной группировкой. Но не во Вселенной онлайн. Почему? А черт его знает…

Кто еще может быть союзником норгов? Европейские нейтральные кланы и корпорации слишком разрозненные и мелкие, они вряд ли смогут выступить как единая сила. В большинстве случаев предпочитают грызться между собой. Корейцы? Да, как не крути это самый логичный вариант. Тем более многие их кланы и корпорации либо полностью подчинены норгам, либо плотно с ними сотрудничают.

Погрузившись в размышления, Сириус не заметил парочку, внезапно заявившуюся в кабинет.

— Ну что, как прошло? — поинтересовалась Таська.

— Кажется, получилось договориться. — улыбнувшись, ответил ей Сириус.

***

— Как все прошло, командующий Зик?

— как мы и обсуждали. Эдем просит нашей помощи. — ответил норг.

— И вы согласились ее оказать?

— Конечно, Тэхан. — кивнул норг. — а взамен мы потребовали помощи от них.

— Они пытались выведать, кого именно мы собираемся атаковать?

— Я бы так не сказал. — покачал головой норг. — скорее их интересовало, не планируем ли мы атаку их союзников, лягов. На остальное им плевать. Вопрос в другом. Все, вроде бы, идет так, как мы с вами и планировали. Но уверены ли вы, что вам удастся только силами своих кланов захватить и удержать сектор?

— Если белый ветер не подведет. — пожал плечами кореец. — если все пойдет так, как они обещали, мы захватим сектор без единого выстрела.

— Белый ветер. — Зик демонстративно плюнул себе под ноги. — предатели…предателям нельзя верить.

— Я бы не сказал, что они предатели. Скорее, дом Ичиман их заставил работать на себя.

— Все равно. — покачал массивной головой норг. — Эта часть плана мне нравиться меньше всего. А ведь вам нужно будет потом продержаться до нашего прихода. Ичиман будет атаковать вас всеми имеющимися силами…

— Но у нас помимо своего флота будет вся их оборонная сеть. А она сама по себе может сдержать флот даже больший, чем имеющийся у Ичиман. Нам главное заставить их остановиться, не дать прорваться вглубь сектора. А там уже вы, совместно с эдемом ударите им в спину.

Норг поморщился от такого сравнения. Кореец прикусил язык, осознав, что он чуть не нанес грубейшее оскорбление норгу — главнокомандующему флота, поэтому тут же попытался исправиться.

— Это будет неожиданный и крайне эффективный удар. О вас, командующий Зик, будут складывать легенды.

Лесть прошла. Насупившийся было норг вновь обрел хорошее расположение духа и коротко кивнув, отключился.

Часть третья. Игры пешек

Глава 1. Под веселым Роджером

Шляхтич спал. По бортовому времени сейчас было три ночи и вся команда, начиная от абордажников, заканчивая своим капитаном, спали в своих каютах, кубриках и отеках. На мостике, где по идее должны были бодрствовать дежурные, так же раздавался громкий, наглых храп Дмитрия, который, наконец, смог легализоваться и даже достичь определенных карьерных высот. Еще бы. Ведь от подпольного дельца, хакера, очень мутного демпфера, он дорос до старпома «Шляхтича» и помощника члена совета Эдема — Якуба.

В соседнем кресле оператора пространства, откинув голову, широко открыв рот, из которого предательским образом стекала слюна, дрых Лисицкий. Текущее положение этого типа практически не претерпело изменений. Как на земле он был ушлым пройдохой, одним из приближенных к Лирину, так и сейчас являлся все тем же пройдохой, но теперь уже приближенным к Слону и Сириусу — опять же, действующим членам совета и главным руководителям Эдема. Хотя, если говорить начистоту, таковым Лисицкий считался лишь номинально. На самом деле, по достоинству оценил его умения совсем другой человек — Бен, он же глава Алых. Вопреки распространенному мнению, которое считало Палача Императора прямолинейным туповатым служакой, Лисицкий пришел к совершенно иным выводам — лично он воспринимал Бена как будущего главу совета, или как там оно будет называться. Сейчас ренегаты находились в весьма затруднительном положении: практически в осаде, в меньшинстве. Если бы они были обычным государством, уже бы давно пора было объявить военное положение и передать бразды правления именно военному. А таковым, во всей пестрой компании беглецов с Земли мог считаться именно Бен. Именно он мог претендовать на это место, как лидер наиболее организованной и многочисленной группы хорошо вооруженных бойцов. Конечно, Гончие тоже были многочисленны, однако сколотил свой дом Сириус относительно недавно, такой жесткости и строгой, практически армейской дисциплины и соблюдения служебной иерархии, как у Алых, не наблюдалось. Слона можно было вообще не рассматривать — когда Лисицкий узнал всю историю, то несказанно удивился — человек достиг своего теперешнего положения просто из-за прихоти судьбы. Хотя, стоит отдать ему должное, сейчас Слон улетел, собираясь собственноручно и практически один решить проблему с детьми фенрира. И почему-то, после всего рассказанного, Лисицкий не сомневался, что у него получится.

Наконец, еще один член совета, Якуб, был темной лошадкой. Раньше Лисицкий считал, что сам Якуб является владельцем всего одного-единственного корабля, с немногочисленной командой. Однако после того, как их с Якубом совместный план пусть и не единогласно, но все же был принят советом, оказалось, что Якуб может выставить до сотни кораблей. Да, пусть все это была пиратская вольница, пусть беззаветно идти за ним в бой были готовы лишь процентов тридцать от общей массы, а остальные следовали лишь из-за жажды наживы, Лисицкий пересмотрел свои взгляды на этого человека. Заставить людей действовать по собственному желанию, не являясь их начальством, или нанимателем, способны не многие. А Якуб способен. И Лисицкий решил держаться к нему ближе. Тем более, разработанный им план обязывал самого Лисицкого принимать в нем непосредственное участие.

Вот только и Лисицкому и Дмитрию было далеко до настоящих вояк, да даже до нормальных, ответственных игроков. И именно поэтому они нагло дрыхли на вахте.

А что прикажете делать в богом забытой системе, поджидая транспорт ирдов? Чем тут можно заняться в три часа ночи? Созерцать в экран? Так Лисицкий этим и занимался. Он честно пялился в экран минут двадцать, пока не начал клевать носом и, в конце концов, окончательно не отключился.

Появись сейчас на мостике Якуб и наверняка им обоим достанется по первое число. Или же проворонь они корабль — наказание обязательно последует. Однако их раздолбайство оправдывалось очень легко. Помимо них в системе висело еще 11 пиратских кораблей, иначе говоря, как называл подобные отряды Якуб — два треугольника (вместе с шляхтичем). И на каждом из этих кораблей сейчас должны были бодрствовать дежурные.

— Это не оправдание, чтобы дрыхнуть на посту! — наверняка сказал бы Якуб, если бы застал их спящими. — На других кораблях, дежурные, такие же раздолбаи, как и вы, могли подумать «ну тут еще куча кораблей, так почему не прикорнуть?» и в результате все сейчас болтаются в космосе, совершенно беззащитные перед внезапной атакой, чего уж говорить о появлении транспортов — те просто прошмыгнут через систему, молясь, чтобы никто из раздолбаев-операторов не проснулся.

— Такого не произойдёт. — парировал бы Дмитрий. — я включил в системе уведомления, которые тут же подадут сигнал, если хоть кто-то появится в этой дыре.

— Это не повод дрыхнуть! — перебил его Якуб и непутевым дежурным все равно бы досталось. Вот только Дмитрий прекрасно это понимал, а поэтому, появись сейчас кто в коридоре, ведущем к мостику, тут же взвоет сирена, оповещая дежурных, что пора просыпаться.

Так оно и произошло. Сначала и Дмитрию и Лисицкому пришлось открыть глаза, так как искин корабля просигнализировал о появлении в системе новой сигнатуры. Они, все еще отходя от сна, осоловелыми глазами вглядывались в экраны, силясь понять, какую именно информацию им выдает искин, когда взывала сирена.

Лисицкий подскочил, прошипел ругательства и сел на место. Сирена как рукой сняла все последствия сна.

Всего через несколько секунд на мостике показался и заспанный Якуб — наверняка и он настроил систему таким образом, чтобы получить уведомление о появлении чужого корабля.

— Кто тут у нас? — поинтересовался он у Дмитрия.

— Еще слишком далеко, трудно провести полную идентификацию. — отозвался тот.

— Ну хоть какие-то данные есть?

— Есть?

— Ну и как сам думаешь, кто к нам пришел?

— Точно транспорт. А вот чей? Не знаю. С этой стороны мы ирдов не ждали.

Якуб задумался. Ну да, в этой системе специально оставили два пиратских треугольника, чтобы отловить эскадру охраны с базара, которая однозначно должна была выдвинуться, после того, как получила несколько сигналов о помощи.

Дело в том, что сейчас практически во всех системах вокруг самого Базара зверствовали пираты. Либо небольшими эскадрами, по 2–3 корабля, либо полными пиратскими треугольниками[1]. Их задачей было отлавливать абсолютно все корабли, двигавшиеся к базару и особенно ирдские. Причем ирдские тормозили вне зависимости от направления движения. Говоря простым языком — пираты устроили блокаду Базару.

Крайне забавным в этом было то, что ирдские корабли брали на абордаж, забирали груз, а сам корабль отгоняли к заранее оговоренной точке, при этом не трогали никого из экипажа. Корабли тагов выносили полностью — груз изымали, экипаж расстреливали, корабль взрывали. Ляги по сравнению с другими страдали в разы меньше — как только пираты понимали, с кем имеют дело, то изо всех сил имитировали попытку догнать корабль, но неизменно отставали, промахивались, ошибались с маневрами. Короче создавалась полная иллюзия того, что лягам просто везло. Хотя нет, на счету нынешнего пиратского бандформирования было уже 5 лягионских транспортов. Списанного хлама, без экипажа и груза, которые ляги специально прислали по просьбе Сириуса для демонстрации всем остальным расам, что и ляги страдают от пиратов. Правда, другие расы не знали, что за хлам уничтожался пиратами. Да и зачем им это было знать?

Добыча также делилась весьма странным образом — так как в банде принимали участие и земные пираты (все еще думающие, что они в игре, либо же за неимением других возможностей, все еще находящихся в своих игровых капсулах на Земле), коих было считай 2/3 от общего состава, получали 75 % от взятой добычи. Остальное уходило пиратам Эдема (а на самом деле — самому Эдему).

На данный момент внезапно появившаяся в окрестностях Базара пиратская банда, а по факту целый флот, состоящий из почти дюжины банд, уже нанесли непоправимый ущерб — взято на абордаж более 140 транспортов. Причем эта информация была актуально часов шесть назад. С того момента наверняка число доросло до 200, либо дорастет в ближайшее время.

Ирды, как наиболее заинтересованные в наведении порядка, уже должны были выслать охранную эскадру в 30–40 вымпелов. Но ее что-то все не было. Зато появился странный корабль…

— Что делаем? — поинтересовался Дмитрий.

Якуб пожал плечами.

— А что тут делать? Атакуем! Сигнал на другие корабли. Мы идем в центре, «Череп» и «Мамонтобой» по флангам на максимальной скорости.

— Принял. — Дмитрий тут же начал передавать сообщение на другие корабли. «Череп» и «Мамонтобой» были быстроходными корветами, поэтому выбор на них, как на фланговых, пал не случайно — пока «шляхтич» доползет до транспорта, эти два шустрых кораблика успеют не только подойти к противнику на максимально близкое расстояние, но даже облететь его, перекрыв пути к отступлению, вздумай он повернуть назад.

— Команду поднимать? — поинтересовался в свою очередь Лисицкий.

Якуб взглянул на часы.

— Нет. Нам до них лететь еще часа три. Пусть спят пока.

Три часа тянулись неимоверно долго. Через час удалось полностью идентифицировать корабль. Он был действительно ирдским. Причем не только по постройке, но и по текущей принадлежности. Значит — там однозначно ирды, а не представители любой другой расы. Кроме того, сам транспорт был относительно «свежим»: первый корабль по данному проекту сошел с верфей всего несколько месяцев назад. Новье!

Правда это несколько и осложняло ситуацию. Дело в том, что транспорты ирдов последнего поколения оснащались вполне серьезным оружием, мощным реактором и щитом. Для пирата на списанном корвете это была крайне серьезная и опасная цель. Мало того, что пират классом корвет ничего бы не смог сделать этому мамонту, так еще и существовал неплохой такой шанс получить полный залп, способный не только уничтожить корвет, но и серьезно повредить фрегат, даже крейсер. Так что, цель была не только желанной, но еще и зубастой.

Однако все эти опасения нисколько не тронули Якуба. Он привык рисковать. А в данном случае игра стоила свеч — и сам кораблик стоит немалых денег (а как вы хотели? Способный отбиться от пиратов транспорт прекрасный товар. Еще транспорт ирдского производства — всем известно, что их качество намного выше, чем любой другой расы, ну, разве что, уступает ордену — но там и технологии совсем другие). Кроме того, на самом транспорте должен быть достойный груз — Якуб очень сомневался, что подобный корабль подрядят на доставку какого-нибудь хлама. Не-е-ет, там что-то дорогое!

Еще через час корветы «Череп» и «Мамонтобой» начали маневр разворота — они не только подошли к транспорту, но даже успели проскочить его, а сейчас спокойно разворачивались, практически погасив скорость. И Якуб явно это заметил и не одобрил.

— Прикажи корветам не сбрасывать скорость — пусть разворачиваются так. — бросил он Дмитрию, но, как оказалось, сделано это было поздно.

— «Мамонтобой» докладывает о взятии его в цель! — сообщил Дмитрий.

— Пусть ускоряются, нельзя… — начал было Якуб, неотрывно вглядывающийся в картинку, на которой был отчетливо виден сам транспорт — угловатый, длинный корпус, с тупым носом и огромным трюмом-задницей, всем своим видом напоминающий то ли улитку, то ли какого-то диковинного жука, рядом с которым вилась пара светлячков — корветов.

Яркая вспышка на мгновение заставила изображение исчезнуть, а когда оно вновь появилось — один из светлячков исчез.

— Ах ты ж мать твою! «Черепу» уход! — приказал Якуб.

Оставшийся светлячок, уже явно не разбирая дороги, не пытаясь завершить поворот, начал ускоряться, стремясь убраться как можно быстрее и куда угодно, лишь бы подальше от казавшегося неповоротливым и безобидным гиганта, на деле показавшего себя опасным и коварным.

Полет маленькой светящейся точки продлился недолго — экран вновь дернулся и когда изображение восстановилось, светлячка видно уже не было.

— «Череп» уничтожен! — мрачно доложил Дмитрий.

— Вижу. — с той же интонацией ответил Якуб. В принципе, потеря была невелика — оба корвета были старенькими, дешевыми, да, к тому же, принадлежали земным пиратам. Собственно, уничтожение кораблей не привело ни к каким плачевным событиям — ну игроки огорчились, ведь их собственность уничтожили. Зато остались живы. Небось сейчас выбираются из своих капсул, матерясь и проклиная ирдов — ведь те отправили их на перерождение в клоны.

Жаль, Якуб не мог связаться с капитанами — интгейм заблокировал связь с ренегатами и попытка выйти на связь была попросту невозможна. Зато световые сигналы, азбука морзе и иные подобные ухищрения позволяли общаться хоть как-то. Хотя и не всегда — вот к примеру сейчас, выразить свою поддержку пострадавшим Якуб не мог. Нет, Дмитрий мог организовать связь, однако прибегать к этому методу слишком часто не стоило — интгеймовские специалисты все таки не зря свой хлеб ели и наверняка, если часто проделывать подобный финт, смогут перекрыть лазейку. Тогда придется искать новые варианты для связи, а тратить на это время ой как не хотелось.

Ведь сейчас вся операция, вся согласованность действий пиратских эскадр, да и вообще, подключение в работу земных пиратов стала возможной только благодаря этому способу коммуникации. И незачем светить его лишний раз. Поэтому Якуб приказал отправить одному из капитанов уничтоженных кораблей сообщение с соболезнованиями и обещанием поделиться добычей с захваченного корабля. А также попросил передать это сообщение второму пострадавшему. Этого должно быть достаточно, чтобы неудачливые пираты не затаили обиды на Якуба и уж тем более, не начали думать, что он все продумал заранее и отправил их на убой, чтобы не делиться добычей.

Для самого Якуба было крайне важным показать, что текущие действия против ирдов являются действиями именно пиратов, отщепенцев, а не кораблей, принадлежащих исключительно Эдему.

Но он отвлекся, бой только начинался и потеря двух корветов в целом ничего не изменила. транспорт был обречен — ведь против него сейчас шли «Шляхтич», который уже можно было без всяких оглядок называть крейсером, причем ударным, один носитель и фрегат. Шансов у транспорта по идее быть не могло…

— Поднимай экипаж! — приказал Якуб Лисицкому и тут же взревели базеры боевой тревоги.

Спустя полчаса вокруг носителя уже вилась туча мелких кораблей — маленький москитный флот готовился к атаке. В его составе было всего два звена с истребителями и живыми пилотами, зато автоматических аппаратов, гораздо меньших, чем истребители, размеров, но не менее вооруженных, насчитывалось почти четыре десятка. Как только последний из них покинет нутро носителя, вся эта стая должна ринуться в атаку на транспорт — им предстоит выбить сенсоры и спарки непосредственной обороны, тем самым ослепив противника, сделав беззащитными против высадки десанта, или же серьезно увеличив шансы абордажных ботов подойди к цели без потерь.

Пиратский фрегат особо в атаке принимать участия не собирался — толку от него ноль, разве что поддержит огнем «Шляхтича», задачей которого было принять удары противника на себя и в свою очередь «снять» щит с транспорта.

— Поднимай доцента! Пусть готовит своих. — приказал Якуб Лисицкому.

Во время планирования операции на борт шляхтича в абордажную команду напросились несколько бойцов гончих — Самурай, Ривз и, собственно, Доцент. Последнего Якуб раньше знал под совсем другим именем, но это легко объяснялось — сбежавший с земли доцент просто прятался, а теперь, когда ренегатов существенно добавилось, особого смысла скрываться уже нет, а посему почему вновь не взять ник, к которому привык сам и которым пользовался раньше?

Якуб не долго сопротивлялся прибытию этой троицы. Доцента он уже видел в деле, за Ривза и Самурая был наслышан — оба являлись немалыми чинами у Гончих, имели в подчинении собственные отряды и явно имели массу опыта. К тому же сам доцент, еще в прошлый раз, на борту «Шляхтича» научившийся управлять сразу несколькими боевыми дроидами, решил не отказываться от подобного умения — он вновь имплантировал себе управляющий модуль. Якуб не стал отказываться от помощи опытных бойцов, тем более, у него в команде уже был серьезный некомплект — кто-то решил перейти в алые и гончие, кто-то, как например, Смит, вообще получил важную должность. А тут такой подарок — три опытных бойца, да еще бонусом столько же дроидов под управлением доцента!

Дабы не было никаких проблем в абордажной команде, Якуб назначил старшим Доцента, замом к нему поставив своего человека — Тантала. Пришлые согласились с такими назначениями, да и бойцы «Шляхтича» вполне мирно приняли новое командование. А что, доцента они знали, а у Самурая и Ривза была отличная репутация, как для клановых бойцов.

«Шляхтич» пер на транспорт, нисколько не опасаясь противника. А зря.

— Взяты на прицел! — сообщил Дмитрий.

Якуб напрягся, ожидая неприятностей. Какие-то странные ирды. Их соотечественники и корветы не стали бы трогать, сразу бы лапки вверх потянули, а эти продолжают огрызаться. Зачем? Неужели не бояться, что их просто убьют? Очень странное поведение для обычно трусливых и миролюбивых ирдов.

— Пуск торпед! Начинаю маневр! — затараторил Дмитрий. Вот только завершить маневр ему не удалось — транспорт выпустил всего три торпеды, и уйти от всех было невозможно в силу очень маленького расстояния между кораблями. Однако Дмитрию удалось увернуться от двух. А вот третья впечаталась прямо в корму.

— Ах ты ж мать твою! — взревел Якуб, осознав, что только что влетел в копейку — ремонт «шляхтича» после всех модификаций и усовершенствований обойдется очень дорого. Но кто знал, что на транспорте окажется торпедный аппарат?

— Кэп! — затараторил Дмитрий. — повреждение трюма, отсеков с 43 по 48, уничтожены две спарки непосредственной обороны и дальнобойная пушка на днище.

— Хреново, очень хреново. — прошипел Якуб.

— Надо уходить! Нас атаковали торпедами класса м, под них есть только одна установка. Ее перезарядят через 2,5 минуты. — Доложил Дмитрий.

— Полный вперед. — приказал Якуб. — отходим на дистанцию полтора километра. Так хоть увернуться успеем. Москитному флоту — первоочередная цель — торпедный аппарат. Как только уничтожат, подойдем снова. За это время москиты счистят спарки и начнем абордаж.

— Принято. — откликнулся Дмитрий, ловко перебирая пальцами по клавишам, словно пианист.

Корабль тут же дернулся, явно начав набирать ускорение.

Оказалось, транспорт не такой уж и крепкий орешек, как опасался Якуб, еще не встречавшийся с подобным типом кораблей, или скорее этой серией. Уже второй залп «Шляхтича» при поддержке фрегата, полностью снял щит.

И как только это произошло — москитный флот бросился в атаку. Торпедный аппарат удалось уничтожить в первые же секунды атаки. Поэтому «Шляхтичу» пришлось срочно разворачиваться и двигаться уже в обратную сторону — на сближение с противником.

Когда до точки сброса десантных модулей было всего несколько секунд, отчаянный экипаж транспорта предпринял новую атаку. В этот раз целью оказался фрегат.

Совместный залп всех орудий транспорта смог бы если и не уничтожать пиратский корабль, то, как минимум, серьезно его повредить.

Но ирды просчитались. Якуб предвидел такой поворот. Он долго сомневался в правильности своего решения, ведь ошибись он — и залп, направленный на его корабль может наделать массу бед. Но все пошло так, как пошло.

Щит «Шляхтича» был существенно увеличен по размером, что, естественно, отразилось на его плотности. Стреляй транспорт по нему — щит бы не только слетел, но еще и пропустил большую часть энергии внутрь, что наверняка привело бы к большим повреждениям. Вот только, как и ожидал якуб, ирды в качестве цели для своей отчаянной атаки выбрали фрегат. И поэтому залп их орудий был ослаблен растянутым щитом «Шляхтича», частично прикрывшего фрегат, а затем и щитом самого фрегата.

Эта атака должна была стать последней для транспорта, однако делать такие заявления можно было только после того, как призовая команда захватить судно.

Абордажников проинструктировал лично Якуб.

— …крайне необычно себя ведет. Ирды не сдались сразу, а начали отстреливаться. При этом смогли уничтожить два наших корвета, почти достали фрегат. Будьте осторожны — я думаю, экипаж будет отбиваться. Если они так вели себя в корабельном бою, то и на борту собственного корабля вряд ли сразу сдадутся.

— принято, кэп. — кивнул Доцент, как старший группы. — На всякий случай пустим вперед дроидов. Лучше потерять их, чем повредить экипировку.

Экран погас, стал черным.

— Десять секунд до старта! — сказал динамик в общем отсеке голосом пилота их бота. — три, два один!

Бот дернулся, вылетел из шахты и, набирая ускорение, ринулся к транспорту.

— Минута до цели! — сообщил пилот.

— Проверить экипировку и оружие! — приказал Доцент. Все бойцы, сидящие лицом друг к другу в тесном отсеке бота, зашевелились, охлопывая скафы, готовя оружие к бою. Только три дроида, сидевшие прямо возле выхода из бота даже не шевельнулись — их проверили еще до старта и им не нужно было готовиться, они уже были во всеоружии.

— тридцать секунд!

Стас проверил свою винтовку — Современная версия ФН Скар была надежной и привычной — именно с ней он пробегал по полигону, гоняя своих дроидов, привыкая управлению ими, их особенностям и собственному оружию. Да, все — таки Техник оказался настоящим гением — ему удалось создать столько версий оружия прошлых лет, что глаза разбегались. И если по началу и Сириус и Бен ворчали, мол, зачем столько разных типов, то рядовые бойцы, вроде самого Стаса, или Слона, сразу поняли почему такой подход правильный — каждый мог подобрать оружие «под себя», под свой стиль ведения боя, дистанцию и т. д. К примеру, Слон предпочитал пистолет пулеметы, самурай — дробовики, сам стас — автоматы и штурмовые винтовки. Ривз вон вообще тащился от пистолетов, хотя в качестве основного оружия таскал дальнобойную винтовку. Очень странно, что слон — вроде как снайпер, переключился на пп, а ривз, ранее в любви к снайперскому оружию не уличенный, более того, предпочитавший тяжелое вооружение, при появлении мощной кинетики из всего ассортимента предпочитал именно пистолеты и снайперские винтовки.

— десять секунд!

НУ, вот и все. Сейчас начнется.

— Девять!

Стас поймал себя на мысли, что нисколько не ощущает реальности происходящего, словно вновь в игре.

— Восемь!

Хотя даже в игре перед атакой он всегда нервничал.

— Семь!

Забавно. В игре нервничал, а сейчас, зная что все происходит по настоящему — спокоен как танк.

— Шесть!

Но не стоит расслабляться — если Якуб сказал, что враг опасен, то так оно и есть.

— Пять!

Стас дал приказ дроидам активировать оружие.

— Четыре!

Все трое дроидов синхронно повернули кисти рук, подготовив иглометы, в них встроенные, к ведению огня и замерли, готовые ринуться в бой.

— Три!

Он ощутил легкий зуд по всему телу. Хотелось вскочить и бежать. Так всегда было перед началом атаки.

— Два!

Это хорошо. Привычные чувства и ощущения несколько успокоили.

— Один!

Незачем нервничать, все пойдет как и в прошлые разы. Этот абордаж ничем не отличается от всех других, в которых ему довелось участвовать.

— Касание! Взрываем внешнюю обшивку!

Во как! Стас вдруг осознал, что вопреки собственным мыслям он все же нервничает. Просто сам отвлек себя мыслями и не осознал этого. Ну, значит все как обычно. Это хорошо.

— Есть! Пошли, пошли, пошли!

Удерживающие бойцов и дроидов фиксаторы отошли вверх и, повинуясь приказу Стаса, первыми на борт вражеского корабля, через дыру в прошивке, бросились дроиды. А сразу за ними устремились и бойцы абордажной команды.


[1] Пиратские треугольники — универсальное построение кораблей, наиболее удобное для атаки транспортных кораблей, либо небольших конвоев. Острие треугольника — мощный, тяжеловооруженный и бронированный корабль, принимающий удар на себя, стремящийся сократить дистанцию до цели, так как его оружие наиболее эффективно именно на близкой дистанции. Второй ряд кораблей (2 штуки), либо скоростные фрегаты — корветы, либо корабли выполняющие функции абордажников. Третий ряд кораблей (3 штуки) — дальнобойные корабли, носители. Прикрывают остальных, атакуя цель на дальней дистанции, прикрывают во время абордажа, обеспечивают защитой, не дают приблизиться внезапно появившимся союзникам жертвы. Количество кораблей в треугольнике может варьироваться от 3 до 6 (три корабля — ударный впереди, два чуть позади, по бокам, пять — ударный в центре первым, по два сзади по бокам, шесть — полноценный треугольник, как описано выше).

Глава 2. Другие ирды

Иллиас Тогг был ирдом. Но не совсем таким, как остальные. Нет, внешне он ничем не отличался от своих соплеменников, а вот образ его мыслей, его желания, да и вообще мировоззрение были совершенно иными. К примеру, если трусоватость, желание уйти от драки, стремление к накоплению богатств были естественными, даже восхваляемыми в обществе ирдов, то в случае Иллиаса все это входило в список постыдного, недостойного истинного разумного.

Причем выражалось это не только в его словах, как у большинства, но и в действиях. Еще в раннем возрасте Иллиас заметил за собой странности. Он предпочитал грубую силу обману, прямоту завуалированным намекам и желание сделать нечто большее, чем просто обогащение себя и своей семьи.

Многие бы сказали, что противопоставление себя обществу является вполне нормальным, особенно для «золотой молодежи», к которой, Иллиас несомненно относился. Дело в том, что его семья на протяжении нескольких поколений либо сама была в центре власти, либо числилась в приближенных. А как может быть иначе в случае, если именно им, по большей части, принадлежал весь Базар? Его семья могла смело назвать себя владельцем гигантской торговой станции, ну, если говорить честно и точно — ее большей половиной.

Для Иллиаса пророчили яркое будущее, он должен был стать достойным сменщиком своему отцу, нынешнему председателю директората Базара, который, по факту и управлял станцией, или своему деду — нынешнему главе торговой палаты, что, по-сути, приравнивалось к званию президента, короля или даже императора у других рас.

Вот только он сам не видел ничего хорошего в подобном будущем. Более того, интересовала его не столько собственная судьба, или же судьба семьи, а будущее всей расы ирдов. А в его понимании, балансирование в политике, торговля и работа ремесленниками не должна принести ирдам ничего, кроме денег и последующего (пусть и через несколько веков) краха государства. Рано или поздно, одна из ныне воюющих сторон усилиться и не важно, кто окажется в лидерах — люди, норги, лаги, таги или кто-то еще. Рано или поздно этот самый лидер поймет, что для того, чтобы остаться на плаву, сохранить свой статус кво, нужно усилиться. А почему бы не сделать это за счет ирдов? Да, у них есть флот, у них есть целая армия дронов и дроидов, вот только сами ирды не бойцы. Пара атак на их планеты, диверсия в отношении действующих глав правительства, несколько угроз и целая раса падет к ногам захватчиков. И именно ирды станут самой легкой целью и самым быстрым средством к усилению расы захватчика. И что будет дальше? А дальше ирды станут рабами и изгоями, о которые начнут вытирать ноги и судьба которых будет заключаться в прислуживании господам. Нет, из истории Иллиас знал массу примеров, когда та или иная раса попадала в схожую ситуацию и рано или поздно выходила из под гнета захватчиков. Но существовал и один очень немаловажный нюанс — покоренная раса была воинственной и рано или поздно поднимала революцию против угнетателей. Как, к примеру, те же норги. Они устроили тагам такую кровавую вакханалию, что птицы решили просто их выпустить, не вступая в противоборство — слишком дорого им уже обошлось подавление восстания и они прекрасно понимали, что задавив бунт сейчас, они получат его через несколько лет вновь и так раз за разом. Так зачем тратить ресурсы? Тем более, что из норгов к тому моменту удалось вытянуть все более или менее ценное. Поэтому их и отпустили. Маленькая и независимая раса ушла на самые окраины и, вопреки мнению тагов, смогла выжить, а затем и стала устраивать набеги на соседей. Сегодня норги еще недостаточно сильны, чтобы в открытую воевать с тагами или лягами. Но это лишь вопрос времени. По большому счету уже сейчас они представляли огромную опасность для ирдов. И единственной защитой последних было то, что вздумай норги напасть на них, в дело вмешаются таги и ляги, выступив в роли защитников ирдов. Да чего там, и сами ляги или таги не прочь были покорить разумных мышей, но сделать это не могли — начни атаку ляги, и таги пойдут против них, усиленные новейшими разработками ирдов, попробуй начать войну таги — и ситуация станет зеркальной — уже ляги с ирдским оружием будут защищать союзников.

Иллиас рос, но с возрастом все эти размышления и идеи не проходили, а наоборот, крепли. И вот, началась война между лягами и тагами, у людей раскол, появились некие дети фенрира, оказавшиеся еще более агрессивными, чем люди, оживились и норги, явно планируя во всей этой неразберихе поживиться и расширить собственные территории. А ирды? А что ирды? Они как и прежде балансировали, не примыкая ни к одной из враждующих сторон. Пока спонсировали тагов, но наверняка, когда победа птиц будет неоспоримой, начнут помогать лягам и натравливать норгов на тагов. Они вмешались в свойственной им манере даже в междоусобицу людей. Главное — это сохранить баланс сил в галактике и тогда сами ирды будут в безопасности.

Иллиас так не считал. Он был уверен, что малейшая ошибка, малейшее промедление может стать тем недостающим камушком, который и обрушит лавину. А пойдет она по следующему сценарию: один из нынешних китов (будь то ляги или таги) падет. А победитель начнет полномасштабную экспансию, став единовластным и полноправным хозяином этого участка космоса. И когда не будет силы, способной остановить эту лавину, она погребет под собой всех, в том числе и ирдов. Или даже именно их в числе первых.

Иллиас не представлял, когда именно это произойдет: через неделю, год, или десятилетие, но был твердо уверен в том, что это событие неизбежно. А раз так, то он начал к нему готовиться.

Благо, средствами он ограничен не был, да и родня смотрела на его увлечения сквозь пальцы — что же, решил малыш не идти по пути бизнеса и политики, ощутив в себе талант ремесленника, пусть так. Вообще, все эти три пути были наиболее престижными. Ирд, решивший стать управленцем, торговцем, или мастером. мог смело причислять себя к элите общества. Поэтому блажь наследника не была воспринята в штыки. Многие родственники считали, что все это лишь хобби, которое рано или поздно надоест молодому Иллиасу и он начнет постигать азы работы отца или деда. Меньшиство считало, что юноша выбрал для себя путь и вполне возможно, именно этот путь принесет ему славу и богатство. Вот только все они не подозревали, насколько ошиблись.

Иллиас, вопреки распространенному не только в среде ирдов мнению, что «золотая молодежь» глупа и тупа, оказался неимоверно талантливым. Более того, многие стали называть его гением современности, после того, как некоторые его проекты «вышли в мир».

К примеру, к проекту транспортного корабля, оснащенного мощными орудиями и щитом, поначалу относились скептически. Ну скажите на милость, зачем нужен дорогущий транспорт, перевозящий хлам? Его покупка никогда не окупиться. Но после того, как первые пять транспортов сошли с верфей и начали перевозить дорогостоящие грузы, полностью отказавшись от поддержки боевых кораблей в качестве дополнительного конвоя, многие пересмотрели свои взгляды.

Затем дроиды, которыми стали оснащать ирдские корабли. Этот проект вызвал бурю эмоций в обществе ирдов. Начиная от презрительного пофыркивания, и заканчивая массой мемов и карикатур в социальных сетях. Ну скажите на милость, как дроиды смогут помочь, если корабль уже взяли на абордаж?

Приколы и подначки прекратились после того, как в прямом эфире программы новостей были показаны кадры об атаке ирдского транспорта кораблями детей фенрира. Захват, мягко говоря, не удался. Все нападающие были уничтожены дроидами.

И вот тогда на Иллиаса посыпались заказы. Только дроиды оказались чрезвычайно дорогими — на данный момент было выпущено всего несколько партий и все они проходили испытания на кораблях семьи самого Иллиаса.

Однако и они не были пределом мечтаний молодого гения. К этому моменту ему удалось собрать вокруг себя немало талантливых и амбициозных ирдов, которые, к тому же, всецело разделяли взгляды своего работодателя.

И корабли и дроиды, разработанные Иллиасом не должны были принести денег (хотя принесли), их главной задачей была подготовка ирдского общества к так сказать форматированию мировоззрения. Именно эти разработки должны были стать первыми ласточками, способными показать, что ирд может быть воином. Да, пусть природа обделила их физически и в прямом противостоянии они не могли ничего сделать норгам или людям. В схватке один на один взрослого ирда с легкостью сможет избить до полусмерти даже ляг-подросток. Да чего там, даже таги, считавшиеся самыми физическими слабыми (по сравнению с представителями других рас) превосходили ирдов.

Зато ирдам природа сделала шикарный подарок — интеллект. И то, как они им распорядились, раздражало Иллиаса. Как можно стать примитивными торгашами и ремесленниками, когда обладая подобными мозгами можно править миром, держа в качестве рабов, если не домашних животных все остальные расы?

Ну и что, что ирды слабее всех остальных физически? Зато они вполне могут придумать механизмы, полностью компенсирующие превосходство противников и их собственные недостатки.

И именно это было проверено и доказано с помощью дроидов, оборонявших транспортный корабль от детей фенрира. Жаль, одни из первых и самых верных последователей Иллиаса не дожили до этого момента. Однако их жертва не была напрасной, их имена останутся в веках, а их результаты их трудов живут и приносят новые плоды.

Дроиды серии Ицхак-3 показали себя отлично. Главным секретом их эффективности были не специализированные программы или огромный кластер памяти, в котором хранились тысячи и миллионы шаблонов поведения, благодаря которым дроиды могли эффективно противостоять самым опасным бойцам галактики. Нет, дело в том, что дроидами управляли живые операторы. И ирды, которые не паниковали, так как находились в безопасности, вели себя хладнокровно, показали себя в бою просто великолепно. Потери дроидов были минимальны, а нападающим не поздоровилось. Но эта серия дроидов, как уже говорилось, была лишь началом. Ее можно было назвать общедоступными гражданскими образцами.

А вот Аншай -2 был новейшим проектом. И пока существовал только один рабочий прототип этой серии. Главной особенностью этого проекта было то, что оператор находился не на удалении, а непосредственно в одном, если можно так сказать, дроиде — костюме. И при этом под управлением оператора находился не только сам костюм, но и несколько других дроидов.

Будучи еще в здравии Аншай и Ицхак смогли поставить ряд экспериментов и доказать, что разумный может вести бой и параллельно управлять подчиненными — машинами. Причем достаточно эффективно. И проект Аншай — 1 стал настоящим прорывом. Дело в том, что каждый из вспомогательных дроидов был под контролем отдельного ИИ и выполнял приказы оператора. Самому оператору не нужно было заморачиваться с тем, что бы заставлять машину шагать, целиться во врага, или выполнять другие, простые, но требующие времени действия. У искинов была довольно большая библиотека шаблонов и получив от оператора приказ, они лишь подбирали наиболее удобный для выполнения вариант.

На одном из испытаний, задачей оператора был прорыв к контрольной точке, которую защищали значительно превосходившие силы противника. И оператор смог прорваться, захватить важный объект. При этом потеряв всего двух дроидов. Конечно, это была всего лишь симуляция и оператор прекрасно знал, что его жизни ничего не угрожает.

И Иллиас понял, что страх является главной проблемой всей его расы — инстинкт самосохранения и страх смерти были настолько велики, что именно из-за них ирды и стали на путь торговли и манипуляции, вместо того, чтобы обрести власть с помощью собственного разума.

И тогда проект Аншай был существенно модифицирован. В частности, в костюм оператора была добавлена аптечка и огромное количество всевозможных инъекторов, которые как раз и гасили страхи и боязни, заставляя оператора воспринимать окружающее как игру, виртуал.

Кроме того, в ходе испытаний были обнаружены несколько отклонений, побочных эффектов, которые Иллиас смог сделать дополнительным преимуществом. Адреналиновые инъекции, после которых оператор превращался в настоящую машину для убийств, специальные коктейли и стимуляторы, позволяющие взвинтить восприятие и скорость реакции, даже силу, или выносливость.

Эффективность этих методов оказалась просто потрясающей. Но был и один существенный минус — когда эффект от всех этих инъекций проходил, оператор получал такой «отходняк», что не только бойцом, но и просто живым он числился лишь номинально. Во всяком случае в ближайшие пару дней после участия в бою.

Однако Иллиас считал, что подобное — вполне обоснованная плата за успех. Ведь, по факту, пара сотен операторов, каждый со своим взводом дроидов, способны на многое. И что, что после этого они выпадут из строя на пару дней? На их место можно поставить новых, свежих бойцов.

Перспективы проекта были столь велики, что Иллиас посчитал, что пора познакомить с ним своих влиятельных родственников. Ведь по факту, с их помощью и их возможностями, связями, организовать массовое производство можно в самые сжатые сроки. А затем, всего в течение нескольких месяцев, на просторах галактики появится новая, превосходящая все остальные расы, сила, способная преломить ход уже идущей войны. Или же с такими бойцами можно развязать новую… Ведь именно эта сила может привести к тому, что ирды начнут диктовать свои правила, их воля станет точкой в любом вопросе и именно ирды будут править миром.

Преисполненный мечтаниями и планами Иллиас отправился на Базар, откуда должен был забрать своих высокопоставленных родственников и доставить их обратно на базу, где и проходил испытания уже Аншай-2.

И вот после выхода из очередного гиперпрыжка, оператор пространства пробубнил:

— Странно…

— Что странно? — поинтересовался Иллиас.

— Странно. — повторил оператор. — эта система необитаема и находиться далеко от торговых путей. А сегодня здесь прямо столпотворение — целых пять кораблей.

Иллиас напрягся.

— Идентифицировать их можешь?

— Далеко…

Последующие несколько минут прошли в напряженной тишине.

— Есть! Это человеческие корабли.

Иллиас нахмурился.

— Люди сейчас разные. Кто именно? Наемники, ренегаты, блуждающий флот?

Оператор открыл было рот, чтобы ответить, как старпом воскликнул:

— Это пираты!

— С чего ты взял? — поинтересовался Иллиас. Истеричный возглас от обычно меланхоличного старпома ему не понравился — ну подумаешь, даже если и пираты, чего сразу истерить?

— Я знаю обвод этого корабля. — тараторил старпом, тыкая лапкой в экран. — это «шляхтич». Точно «шляхтич». Его ни с чем не перепутаешь.

— Ну и что в нем такого особенного?

— Да это ведь самый опасный пират! — вновь взвизгнул старпом. — нам конец.

— Ну это мы еще посмотрим. — ощерил свои мелкие клыки Иллиас.

Как никак, а на его личном транспорте было целых три комплекта Ицхак. Один последней, четвертой серии, который можно было назвать полноценным военным и два прошлых, уже ставших серийными — третьей.

Этого вполне должно было хватить, чтобы отразить абордаж команды даже не одного, а как минимум с двух крейсеров. А здесь в противниках такого не наблюдалось — два корвета, фрегат, носитель и нечто вроде фрегата — переростка, тот самый «Шляхтич».

Иллиас справедливо полагал, что еще до начала абордажной атаки его транспорту удастся уменьшить количество нападающих кораблей, если они вообще решаться на атаку. Все-таки за последнее время корабли его проекта обрели мрачную славу у пиратов, и нападения на них случались редко и только крупными силами. Да и их можно было посчитать на пальцах. Кроме того, до сих пор ни одно нападение не оказалось удачным — транспорты либо отбивались, либо сбегали. Пару раз они просто смогли продержаться до появления союзников.

***

По большому счету все шло так, как и задумал Иллиас. Два пиратских корвета уже были превращены в груду обломков, медленно дрейфующих на поле битвы. Москитный флот людей, оказавшийся невероятно сильным и многочисленным (учитывая, что у противника был всего один носитель), смог снести большую часть спарок ближней обороны, а обеспечил им защиту тот самый «Шляхтич», оказавшийся скорее крейсером, чем фрегатом. Во всяком случае, его бортовое вооружение соответствовало скорее стандарту ударного крейсера. Одним залпом он смог снести щит на транспорте, после чего в дело и вступил москитный флот.

Но Иллиас не отчаивался. Во-первых, сам «Шляхтич» уже получил торпеду в бок и теперь вел себя осторожнее. Жаль, что повторить эту атаку не получалось — москиты выбили пусковую установку. Но зато достать вражеский фрегат еще было возможно.

— Приготовиться к залпу. Цель фрегат. — Отдал распоряжение Иллиас. — Огонь!

Вот здесь его и поджидало разочарование. Когда он увидел, что совмещенный залп всех орудий его корабля словно уткнулся в невидимую стену, он все понял и зашипел сквозь плотно стиснутые зубы. Пираты его обхитрили. Черт!

А ведь если бы он сейчас выбрал в качестве цели не фрегат, а тот самый «Шляхтич», вполне возможно, что абордаж вообще бы не состоялся. Чертов пират растянул свой щит, прикрыв фрегат, и уже собственный щит фрегата полностью нейтрализовал залп. Если бы ударили именно по «Шляхтичу», его растянутый щит не смог бы отразить атаку и она достигла бы обшивки корабля, наверняка пробила бы борт и там, кто знает, может быть удалось бы повредить какой-то важный узел. К примеру — реактор.

Что же, Иллиас запомнит этот момент. Он не собирался оставаться всю жизнь в роли инженера. Когда его компания и его талант дадут оружие ирдам, он сам собирался вести их в бой. Возможно, это было следствием его чрезвычайно завышенного самомнения, но он сам надеялся, что не переоценил своих тактических и стратегических умений и сможет стать талантливым полководцем. Тем более, других кандидатур у ирдов пока не намечалось…

— Они начали абордаж! — сообщил оператор, заметивший старт десантных ботов.

— Заблокировать двери на мостик, всем операторам Ицхаков по местам! — приказал Иллиас и первым направился к капсуле.

Посмотрим, что смогут противопоставить люди его детищу? Тем более, они привыкли видеть ирдов трясущимися от страха, а значит — вряд ли ожидают от экипажа транспорта сопротивления. Да и сами люди более слабые противники, чем те же дети Фенрира. Вот и посмотрим, кто кого.

Глава 3. Нестандарт

Спроси его — Стас и сам бы не смог ответить, почему в этот абордаж он решил взять дроидов-технарей. К примеру, при прошлом абордаже ирдского корабля он вообще выбрал грузовые машины, все вооружение которых заключалось в мощных лазерных резаках, очень удобных, когда необходимо было вскрыть заблокированную дверь. Когда абордажники «Шляхтича» атаковали корабль, который, правда, принадлежал тагам, то первыми в бой пошли тяжелые штурмовые дроиды, которыми и руководил Стас. И он не прогадал. Боевые машины смогли оттеснить противника, освободив место для высадки бойцов — абордажников.

Почему же теперь он взял технарей? Вообще, Стас не раз мысленно поблагодарил Якуба, позволившего взять с собой на борт несколько комплектов дроидов, причем разных серий. Парочка тяжелых штурмовиков, обычных грузчиков, легких боевиков и, наконец, техников. Последние вообще считались на редкость специфичной серией и популярностью не пользовались. Во всяком случае в среде операторов — людей. Дело в том, что эти машины хоть и были вооружены, однако их огневая мощь существенно уступала штурмовикам, как тяжелым, так и легким. В качестве грузовых дроидов они и вовсе выступать не могли. Их преимуществом были возможность вскрывать двери, получать доступ в заблокированные отсеки, а также способность за несколько секунд возвести баррикаду. Если говорить точнее — эти дроиды таскали на спинах щиты, которые в любой момент могли установить перед собой. Щиты в походном состоянии не занимали много места, а вот при установке выдвигали дополнительные панели, предлагая полноценную защиту для нескольких бойцов. Вообще подобные машины были актуальны при штурмах больших военных кораблей. И очень редко использовались пиратами.

А как ни крути, сейчас Стас выступал именно в роли пирата. Причем захватить они собирались далеко не военный, а вполне мирный корабль, пусть и более менее современный, обладающий некоторыми продвинутыми возможностями по обороне при абордаже. Во всяком случае так заявляли более опытные джентльмены удачи.

Но почему все же он выбрал именно эти машины? Черт его знает. Быть может, это опыт подсказал. Ведь кораблей, подобных этому, ирдскому, ему еще не встречалось. Но в таком случае и выводить нужно было тяжелых штурмовиков. Эта стандартная тактика никогда не подводила: эти дроиды были способны подавить противника своим огнем, оттеснить его. И практически все, при проведении абордажной атаки использовали именно эту стратегию. А почему собственно нет? Ждешь сильного сопротивления — бери как можно больше пушек и брони. Вообще не знаешь кого ждать — опять же бери побольше пушек и брони. Экипаж закрылся в трюме вместе с грузом? Вот это уже идеальный сценарий для грузовых дроидов.

Но Стас, может даже не благодаря опыту, а повинуясь уже скорее интуиции, выбрал серию техников. И, как оказалось, не прогадал.

Как только его машины оказались на борту вражеского корабля, проскользнув в пробитый проем, тот тут же попали под обстрел противника. Вообще подобного от ирдов никто не ждал. И самое забавное — возьми, как обычно при атаке ирдов, Стас обычных грузчиков — от них бы уже остались только дымящиеся обломки.

Дроиды Стаса рассредоточились и начали вести огонь. Вот только противник атаковал сразу со всех сторон и спрятаться от огня было сложно. Шкала энергощита падала, некоторые попадания противника уже гасились самой броней, которой надолго бы не хватило.

Вот тут Стас осознал, что и легкие штурмовики не помогли бы — столь ожесточенная атака защитников корабля не позволила бы даже покинуть абордажный бот, дроиды ничем не помогли бы.

Когда взорвалась первая плазмо-граната, Стас приказал ставить щиты и дроны беспрекословно выполнили задачу. Гранаты продолжали лететь в них, вот только дроны, освободившиеся от своих нош — щитов, стали гораздо мобильнее и успевали отбрасывать регулярно прилетавшие подарки подальше, или банально буцать их ногами прочь от себя. Тяжелые дроны так сделать не смогли бы и секунд через десять, будучи просто закиданными гранатами, стали бы металлоломом.

Зато технари, на которых и остановил свой выбор Стас, оказались наиболее удобными в этой ситуации. Они находились за укрытием, вражеские выстрелы не могли нанести им вреда, гранаты не успевали взорваться. Даже более того, Иногда дроны успевали подобрать и метко бросить гранаты обратно, уже в ряды противника. Короче говоря, высадка началась удачно, а все почему — потому, что Стас прислушался к собственной интуиции. Хотя и дроны оказались очень полезны в этой ситуации: в отличие от обычных боевиков, эти машины обеспечивали поддержку — к примеру, избавлялись от летящих под ноги гранат. Стас даже удивился — отчего у техников есть шаблон поведения для такой ситации, а у боевых дронов — нет. Хотя…Сколько времени нужно тяжелому дроиду, чтобы нагнуться за гранатой? Она успеет взорваться намного раньше. Ну а легкий дрон может просто быстро переместиться. Другое дело техники: они из-за своих считов вынуждены находиться на одной позиции, не могут маневрировать и поэтому кто-то хитрый и придумал для них подобный шаблон поведения.

Но долго любоваться на дроидов Стас себе позволить не мог. Текущий бой ничем не походил на все прочие захваты ирдских кораблей, в которых Стас принимал участие. Сегодня ирды, безусловно, удивили — столь агрессивного и ожесточенного сопротивления от них никто не ожидал.

Стас оглянулся на бойцов — конечно же, никто не боялся, но все как один выглядели озадаченными — привычная программа атаки дала сбой и что делать было совершенно не понятно. Обычно пираты — абордажники как горох высыпали из бота и начинали атаку сразу во всех направлениях, оттесняя обороняющихся дальше в коридоры. Вот только к моменту, когда в бой вступали абордажники, дроны успевали выбить часть обороняющихся.

Сейчас же подобного не наблюдалось — экипаж ирдского корабля словно озверел и отступать никуда не собирался.

— Первый взвод — занять позицию за щитами. Огонь на подавление по секторам с 12 по 18. — Приказал Стас. — все остальные: начинаем штурм сектора 9-12.

Закончив, он первым бросился вперед, вылез через пробитую в обшивке дыру, сместился влево и, присев на колено, принялся стрелять в коридор перед собой, прикрывая своих бойцов, начавших покидать абордажный бот.

Первый взвод пошел первым, первый же боец метнулся к импровизированной крепости, где засели дроиды, под защиту щитов. Остальные бойцы первого взвода по очереди последовали за ним. Как только все они оказались под защитой, то начали обстрел коридоров, находившихся справа от пробитой абордажным ботом дыры.

Следом за первым взводом начали появляться бойцы второго, третьего и четвертого взвода. Освобождая место, Стас продвинулся вперед, не прекращая вести огонь.

Всего секунд за двадцать вся абордажная команда покинула бот и уже вовсю стреляла по противнику.

Вот только обороняющиеся пока не несли потерь. Во всяком случае, Стас таковых не заметил.

— Взводы 2 и 3 — штурм левого коридора. — Приказал Стас. — Четвертый прикрытие. Первый отступай к четвертому.

Бойцы второго и третьего взвода тут же перешли в наступление. Первый взвод, оказавшийся под плотным огнем противника, по одному начал покидать щиты и перебираться ближе к коридору, возле которого по замыслу Стаса им вместе с бойцами четвертого, предстояло вести дальнейшую оборону.

Сам же Стас уже отдавал приказания дронам на переноску щитов. Его идея была достаточно проста. Так как при планировании атаки вообще не ожидался подобный уровень сопротивления, план был заточен на разделение абордажной команды по нескольким группам, каждой из которых предстояло занять тот или иной отсек корабля. Короче, делать так, как все они привыкли при атаке ирдских кораблей. Вот только привычная тактика сегодня, для этого корабля, была совершенно непригодна.

Поэтому Стас решил не разделять бойцов, а продвигаться цельной группой и в одном направлении — к мостику. Причем две группы бойцов должны были расчищать путь, а еще две вместе с дроидами прикрывать тыл — дабы обороняющиеся, как раз и разделенные на несколько групп, не могли их атаковать с нескольких сторон.

Дело пошло. Хотя продвигаться удавалось с трудом. Буквально за каждый метр приходилось сражаться. Сам Стас никогда не сталкивался с таким ожесточенным сопротивлением на ирдских кораблях, или кораблях, где большую часть экипажа была представлена ирдами. Обычно, эти разумные предпочитали сдаваться вообще без боя.

Но в этот раз ирдов словно подменили. Хотя выяснить причину такой отчаянной их смелости удалось достаточно быстро. Точнее, когда удалось выбить несколько противников и подобраться к телам. Оказалось, что все это время команда Стаса сражалась с дроидами. Однако не с машинами, пусть и оснащенными мощным ии, но действующим шаблонно, а с устройствами, управляемыми дистанционно и явно весьма изворотливыми и хитрыми существами, каковыми, в принципе, ирды и были. Ну конечно, сейчас сами ирды наверняка находятся за пультами управления, или вообще в капсулах виртуальной реальности. Дроиды им лично не принадлежат и переживать за их потерю им не нужно. Тем более, за свою собственную жизнь — они то пока в безопасности. А судя по тому, как вырисовывалась картинка боя, вполне возможно, что им удастся отбиться от абордажа. Но на что дальше надеялись ирды? Ведь корабль все равно не выпустят. Люди пришлют новую волну атакующих, а за ней следующая. Бойцов хватало. Почему же ирды не собираются сдаваться? Ждут подкрепления? Вполне возможно. Да и сам собственник корабля вел себя необычно — он не жалел дроидов и судя по всему, их на корабле было более, чем достаточно, что уже само по себе было странным — такие траты были попросту не совместимы с традиционной, природной скупостью ирдов. Так что за корабль им попался? Что в нем необычного? И кто его владелец, так отчаянно защищавший свою собственность? И, наконец, самое главное — что такого перевозит ценного корабль, что этот груз ТАК обороняют?

— У нас двухсотый! — сообщение от группы прикрытия вырвало Стаса из собственных размышлений. Ну вот, первый потерянный боец. Причем не в рядах наступающих, а в тылу. При этом уже было трое раненых. Один тяжело.

Стас задумался. Вызывать новых абордажников не хотелось — корабли людей останутся с минимальным экипажем и в случае возникновения непредвиденных сложностей могут начаться проблемы. Самому становиться Турой не хотелось, но, похоже, другого выбора нет…

Турой называли игрока, который мог контролировать несколько дроидов или дронов. Если быть точным, то турой, фигурой из шахмат, называли большой дрон, больше напоминающий танк. Если в составе абордажной группы был оператор, то к боту всегда цепляли и этот танк. В случае, если атака захлебнется, то бот спускал танк и обычно, с его помощью зачищался весь корабль, ну или хотя бы наносил урон противнику, отвлекая его до прибытия новой группы атакующих. Проблема запуска этого дрона заключалась в том, что в случае, если он вступал в игру, то отход для абордажной группы уже был невозможен — танк проломит корпус десантного бота, врываясь в отсеки штурмуемого корабля. Да и сам оператор, став турой, оказывался в весьма сложном положении — контроль дроидов и танка требовал максимум концентрации и тратить свое внимание на все, что происходило вокруг, он попросту не мог. Короче боец превращался в мишень, которую предстояло защищать другим его товарищам. Тактика «пан или пропал».

И по всему выходило, что сейчас настало самое время для этого.

— Старший! У нас потери. Двоих выбили! — доложил Ривз, командовавший авангардом.

И Стас принял решение.

— Самурай! Ты старший.

— Что? — не понял тот, но тут же поправился. — Есть!

— Я тура! — бросил ему Стас и тут же подключился к управлению танком.

Абордажный бот отлепился от обшивки корабля ирдов, поднялся чуть выше над пробитой им же дырой. Танк задействовал лазерные резаки, буквально за несколько секунд выпилив проход, в который с легкостью мог пролезть. А затем стартовый механизм, словно отвесив знатного пинка под зад, отправил махину внутрь штурмуемого корабля, словно скорлупку раздавив корпус десантного бота.

Стас активировал танк и дождался, пока тот перейдет из походного режима в боевой. Это заняло еще секунд тридцать.

Периферийным зрением, ожидая готовности танка, он отслеживал системные сообщения. Их команда потеряла еще двух бойцов — одного защищавшего тыл и одного из авангарда. Похоже, дела плохи и решение задействовать танк оказалось правильным.

Стас отключился от непосредственного контроля своими дронами-техниками, предварительно дав им разрешение действовать автономно и выпал в реальность. Вокруг него, сидевшего на полу, опершись на стенку, толкались бойцы, прикрывая от вражеского обстрела. К их группе отступил и авангард — обороняющиеся смогли перехватить инициативу и сейчас теснили пиратов.

— Прикрываем Доцента! — кричал Самурай, то ли забыв о циркулярной связи, то ли решив, что динамики лучше донесут его приказ до бойцов.

Короче, все было плохо. Казалось, обычная, простая операция, ничем не предвещавшая проблем, должна была завершиться в считанные минуты. А на деле, они уже потеряли кучу бойцов и более того, шансов выполнить задание с каждой секундой было все меньше.

— Ну ничего, посмотрим что вы сделаете против туры. — пробормотал Стас, вновь подключившись к интерфейсу танка. Он как и прежде не хотел запрашивать новых бойцов у Якуба.

Танк был готов к бою. Гусеницы выдвинулись из корпуса, расправились манипуляторы, поворотная башенка успела подняться из своей ниши и орудие, словно телескопическая труба, медленно вытягивалось вперед.

Поехали!

Тяжело бронированная машина медленно и нехотя двинулась вперед. Сейчас ей предстояло выйти в тыл противнику, который явно не ожидая удара, самозабвенно терзал пиратов, уже явно предвкушая свою скорую победу.

Танк медленно полз по коридору. А Стас мысленно подбадривал его, уговаривая двигаться хоть немного быстрее. Но бесчувственная машина не обращала ровным счетом никакого внимания на его мольбы и просьбы, двигаясь с той скоростью, с какой могла.

Секунды тянулись невыносимо. Огромное количество системных сообщений, появляющихся где-то на периферии зрения отвлекали внимание. Но Стас принципиально их игнорировал. Сколько бы бойцов они не потеряли, это уже не важно — пока он управляет танком, пока его самого не убили, шансы остаются. Главное — успеть подвести его к месту боя и там будет видно.

Очередной поворот коридора был пройден и Стас, через камеры танка, увидел вражеских дроидов, усердно атакующих тыл пиратов. Из-за огромных щитов его бойцы пытались отстреливаться от противника, но дроиды оказались неимоверно быстрыми и попросту успевали вовремя сменить позицию, или спрятаться. Так быстро реагировать на команды операторов они явно не должны.

— Это что, помимо прямого управления операторами они еще и параллельно выполняют шаблонные задачи? — удивился Стас. — интересное решение…

Танк замер и Стас принялся методично и спокойно отмечать цели. Спешить было нельзя. Несколько секунд дела не решат, а вот первый, он же неожиданный удар, должен быть максимально эффективным. Почему-то он был уверен, уже следующий залп, который противник будет ждать, может и не дать результата.

Отметив все цели, он приказал танку атаковать их слева направо, поражая по очереди. Вооруженный пушкой внушительного калибра, танк при этом обладал и отличной скорострельностью — 30 выстрелов в минуту.

Бух-бух-бух! — пушка тура заработала, отправляя снаряды в противника.

Прежде чем ирды что-то поняли, тура уже успела снести троих дроидов, попросту разорвав их на части, или проделав огромную дыру в корпусе, в которую с легкостью можно было просунуть руку, даже в экзоскелете.

Оставшиеся дроиды заметались, вот только и бойцы, сидевшие за щитами, не сплоховали, тут же открыв шквальный огонь.

Всего двадцать секунд и от группы дроидов, терзавших тыл пиратов не осталось никого.

Танк же пополз вперед, перед ним уже убрали щиты и расступились бойцы. Теперь тура должна была идти вперед, став неким подобием тарана. За которым двигались собственно, сами абордажники.

Как и ожидалось, танк не подвел, теперь пираты продвигались гораздо быстрее. А отсутствие врагов позади, позволило усилить авангард. Оставшаяся не у дел группа бойцов, ранее оборонявших тыл, теперь тащила самого Стаса. Всего парочка бойцов шли спинами вперед, контролируя все, что происходило позади группы атакующих — расслабляться, все же, не стоило.

Добраться до капитанского мостика им удалось всего за двадцать минут. При этом, на последнем участке пути, им уже не встретился ни один дроид или дрон.

Как оказалось, бой не закончился.

Около дюжины железяк устроили засаду как раз на входе на капитанский мостик. Хотя это можно было назвать уже актом отчаянья. Танк и рядовые бойцы смогли разделаться с ними достаточно быстро. Хотя потери у пиратов все же были…

Один из техников-дронов уже начал прорезать дверь на капитанский мостик.

Когда последняя вражеская машина была повержена, Стас отключился от прямого управления и вынырнул в реальность.

— Все нормально. Можно меня отпускать. — Заявил он двоим бойцам, тащившим все это время его тело на руках. Те подчинились.

Стас двинулся к двери, возле которой все еще хлопотал его техник-дроид. Тот как раз заканчивал с резкой. Выключив лазер, он поднялся на ноги, переместился к двери, а оказавшись напротив нее, ударил ногой прямо в ее центр. Неровно отрезанное полотно двери завалилось вперед, словно стена из старого кирпича.

На мостик тут же бросились пираты во главе с самим Стасом.

— Лапы в гору! Не двигаться! Повернуться ко мне! — заорали они дикими голосами на ирдов, сидящих за консолями.

Те безропотно потянули лапы вверх, испуганно глядя на захватчиков.

А Стас направился к странного вида колонам, стоявшим вдоль стен.

— Это что такое? — поинтересовался он, ни к кому конкретно не обращаясь, хотя и так было понятно, что вопрос адресован скорее захваченным ирдам.

Вот только те сделали вид, что не поняли вопроса, не поняли к кому он обращен, или просто предпочли не торопиться с ответами.

Еще одна странность. Обычно, после захвата, ирды становятся шелковыми и прямо таки открытыми для любого сотрудничества.

Стас не стал повторять вопрос и просто приказал своим дроидам — техникам вскрыть «колонны». Все же, заметить небольшие зазоры, или говоря иначе, обнаружить люки, он сумел и сам.

Первая же колонна, которую вскрыли дроны, отозвалась громким шипением, когда люк резко поднялся вверх. Внутри колонны оказалось небольшое кресло, в котором, весь облепленный какими-то кабелями и датчиками сидел ирд.

— Ну ка иди сюда, засранец! — зло пробурчал Ривз и схватив ирда, рывком вытащил его из кресла, бросил на пол.

— Что за хрень вы тут устроили? Кто ты такой? — Ривз навис над ирдом и принялся орать, для большего эффекта пнув его ногой.

Вот только ирд, выглядел так, словно его заставили самолично участвовать в обороне (хотя, по большому счету, так оно и было, как подумал Стас. — Наверняка это один из операторов дроидов) — он явно был не в состоянии даже пошевелить лапами, а весь вид его говорил о том, что он настолько устал, что ему плевать, даже если его прямо сейчас застрелить.

Ривз замахнулся для очередного удара.

— Погоди — остановил его Стас. — Пусть оклемается. Пока достанем других. Потом и поговорим…

Глава 4. Специалист по ведению переговоров

Иллиас попытался поднять голову, но, из-за вспышки боли вынужден был снова расслабить шею и голова тут же опустилась на грудь. Он сосредоточил зрение и смог рассмотреть серый металлический пол, на котором красовалась уже немалая лужа крови.

— Откуда кровь? — промелькнула у него мысль. И тут же он почувствовал во рту соленый привкус. Тут же вернулись и воспоминания.

Их атаковали. Люди. И в какой-то момент ему самому показалось, что они одержали верх, показалось, что они смогут отбиться. Тем более, перебив абордажников у них было бы время, время, необходимое патрульной эскадре Базара, чтобы добраться к ним на помощь. А уж в том, что она прибудет — он нисколько не сомневался. Сигнал был отправлен как раз вовремя. Буквально через пару секунд пираты заглушили все каналы, сбили щит и расстреляли все антенны, имеющиеся на корпусе его корабля. А затем началась атака…

Новые дроиды, которыми управляли не ИИ, а сами ирды, отлично показали себя в бою. Нет, и на испытаниях они в разы превосходили все прошлые модели, но сейчас, в бою против такого серьезного противника, как человеческие пираты, да еще и бойцы со «Шляхтича», машины показали себя просто превосходно. Жаль, что даже этого оказалось недостаточно. Их все-таки взяли на абордаж.

А ведь победа была близка. Они перехватили инициативу и начали теснить атакующих, ровно до тех пор, пока не появилась эта адская машина. К сожалению именно она преломила ход боя, начав выбивать защитников одного за другим.

Дроид под управлением самого Иллиаса пал одним из последних. Вот только это уже мало что значило — люди на тот момент штурмовали мостик.

Как жаль, что ему, Иллиасу, не хватило совсем чуть-чуть времени, что бы внедрить своих дроидов на все ирдские корабли. Да и новая модель, уже предназначенная не для защиты от абордажа, а прямого боестолкновения, была закончена, испытана, но, к сожалению, так и не успели начать массовое производство. А все почему? Ведь Прототип показал себя просто отлично. Вот только Иллиасу этого показалось мало, он решил доработать проект. Собственно, он и спешил на Базар именно для этого — продемонстрировать плоды своих работ, получить «добро» от старших, взять материалы, необходимые для создания хотя бы пары взводов этих машин и скафов. К сожалению, сейчас на базе был только один взвод, включавший в себя четыре дроида и, собственно, боевой скаф для оператора.

Ах если бы Иллиас знал, с кем они столкнуться по пути к Базару, если бы он взял с собой прототип, пусть и тот первый, люди бы горько пожалели о том, что решили напасть на его корабль… И что мешало ему добавлять модификации, совершенствовать проект, при этом начав выпускать модели первой серии? Время утеряно, а совершенная ошибка, прямо таки глупость — наказуема.

Словно в доказательство своих мыслей, Иллиас услышал звуки, доносящиеся из соседнего помещения — вот и слух вернулся к нему. Да, после использования капсулы, из которой оператор и управлял дроидами, наблюдался побочный эффект — разумный был словно выжатый лимон, мало что понимал, не мог сам передвигаться.

Но Иллиас помнил, как из капсулы его буквально вытащили за руки люди, бросив на холодный, твердый пол, не забыв при этом несколько раз пнуть. Скорее всего, кровь у него именно из-за этих пинков. Варвары! К чему издеваться над поверженным врагом?

Хотя Иллиас тут же поправил сам себя — люди мстительны. И как раз в случае с ним — они мстили. Причем за собственные ошибки, растерянность и потери. Они ведь не ожидали подобного ожесточенного сопротивления на корабле ирдов. Обычно, ирды предпочитали не вступать в бой и сдавались сразу. Иллиас скрипнул зубами. Ну почему ирды такие трусы? Да потому, что таковыми они созданы, ответил он сам себе. И именно его разработки, его идеи способны компенсировать все недостатки, которые ирды получили вместе со своими талантами и мастерством.

Он поморщился, так как неудачно пошевелился, и правый бок заныл. Но почему люди такие звери? Зачем было так избивать? И тут же снова сам нашел ответ: они были крайне злы — ведь наверняка ожидали легко захватить корабль, без всякого боя.

— Тантал! И этот очнулся!

Голос, прозвучавший совсем рядом с Иллиасом, заставил его вздрогнуть. Кто-то из людей был рядом и наблюдал за ним.

— Тащи его сюда! — приказали из другой комнаты. И Иллиас почувствовал, что его подхватили под лапы и поволокли прочь.

К моменту, когда его буквально швырнули на стул, не забыв защелкнуть наручники за спиной, он уже достаточно пришел в себя, успел осмотреться.

В комнате, или скорее ангаре его же корабля, находилось шесть стульев, к которым были привязаны другие ирды, помимо Иллиаса. Причем один из них был мертв. Сомнений быть не могло — часть головы отсутствовала, словно в него выстрелили из какого-то кинетического орудия огромной мощности. Еще четверо ирдов сидели на своих местах, понуро опустив головы. Среди них Иллиас узнал своего секретаря, первого помощника капитана, заместителя научного отдела своей базы. Последним из окружавших его ирдов был капитан, с которым как раз сейчас беседовали люди. Труп же соплеменника Иллиасу узнать не удалось.

— Откуда направлялись, зачем? — прозвучал угрожающий голос.

— Согласно распоряжению начальства. Подробностей не знаю. — просипел капитан.

— Начальник где? На корабле?

— На Базаре…

— Что везли?

— Не знаю. Я получаю полетное задание, а что перевозят — мне не говорят. Да и не мое дело…

Послышался звук удара, скрип и что-то грузно упало на пол. Иллиас осторожно повернул голову — на полу лежал капитан, из его ушей, носа и рта обильно текла кровь, залив не только всю шерсть на морде, но и мундир.

Двое людей, стоявших несколько позади ирдов, подняли пленника, вновь усадили его на стул.

— Не ври мне, ирд! — угрожающе произнес человек, стоящий прямо перед капитаном. Иллиас даже удивился комплекции человека — огромный бугай, да к тому же облаченный в отличный экзокостюм, предпоследней модели. Дорогая игрушка, откуда у пирата такие средства?

— Я не вру… — просипел капитан. И тут же последовал очередной удар. Человек нисколько не стеснялся, нанося удары во всю силу. Он наклонился и поднеся свое лицо к морде капитана спокойным, даже тихим и каким-то сочувственным голосом произнес:

— Ты хочешь убедить меня в том, что ты, капитан судна и ты не знаешь, что перевозишь? И даже не интересуешься этим?

— Я не…

— К черту. — человек резко распрямился, отвел руку к кобуре, закрепленной на ноге и медленно достал оттуда странное оружие, чем-то напоминающее гражданский импульсник, но более массивный. — даю последний шанс. Груз? Кто из пассажиров твой начальник, где база?

— Не по…

Грохнул выстрел, обезглавленное тело капитана откинулось, опрокинув стул.

— Тантал! Может ты как-то поскромнее будешь? Два трупа за десять минут и никаких ответов! — мрачно поинтересовался у убийцы один из охранников.

— Буду. — согласился названный Танталом. — не хотят по-хорошему, будем по-плохому.

— Это как? — не понял второй охранник.

— Пытать будем. — пожал плечами названный Танталом. — этого оставьте, остальных в соседний отсек.

Иллиас почувствовал, как его подняли и поволокли назад, в то помещение, где он и пришел в себя. Ему не удалось разглядеть, кого оставили в ангаре, кто оказался рядом с ним, так как охранники, зайдя в двери, просто швырнули его мордой в пол. От удара он, видимо, вновь потерял сознание.

***

Стас и Ривз, как им казалось, вполне себе удачно разыгрывали сцену «хороший, плохой коп». Один из привязанных ирдов, с которым они и решили «поболтать» отвечал на вопросы. Нехотя, без всякой инициативы, явно стараясь не сболтнуть лишнего. Но все равно информация добывалась. Так они узнали, что корабль идет от какой-то дальней базы на базар. Грузовой отсек был практически пуст, так как планировалось, что все будет загружено на самом Базаре и отправлено на ту самую дальнюю базу. Чем именно база занимается, зачем нужна — ирд либо не знал, либо врал. Вот только ни Стас, ни Ривз подловить его на лжи не могли: все-таки допрос пленников явно был не их профессией.

— Сколько на базе ваших?

— Без понятия. — вполне себе спокойным тоном ответил ирд, пожав плечами.

— Кто главный?

— Какая-то шишка. То ли родственник, то ли приятель кого-то из правительства.

— Чем база занимается?

— Да мне почем знать? Я ведь работаю на транспорте, который лишь доставляет на нее груз.

Самурай, наблюдавший за процессом допроса тяжело вздохнул.

— Так толку не будет. — Заключил он.

— И что ты предлагаешь? — вопросительно взглянул на него Стас. — вообще забить и отпустить их?

— Как раз наоборот. То, как вы ведете допрос — никуда не годиться. ВЫ уже час его мурыжите, а толку ноль.

— Ну почему сразу ноль…

— Он прав. — Внезапно поддержал Самурая и Ривз. — стоит признать, что допрос не наш с тобой конек.

— Ну тогда сам допрашивай. — Бросил раздраженно Стас Самураю.

— Не думаю, что у меня получится лучше.

— Тогда смысл от твоих ценных замечаний? — рассвирепел Стас.

— Я не говорю, что допрос нужно вести мне. Я говорю лишь о том, что у вас тоже не особо получается. Сейчас свяжусь с Якубом. Наверняка у него спец должен быть.

— С чего ты взял? — удивился Ривз.

— Брось. — усмехнулся Самурай. — у пиратов, которые живут тем, что должны быстро захватить корабль, вскрыть сейфы и вычистить самое ценное до того, как к жертве придет подкрепление, однозначно должен быть спец. Как по сейфам, так и по допросам.

— Ну давай, связывайся.

Спустя пару минут, за время которых Самурай беседовал с Якубом, Ривз и Стас окончательно убедились, что ничего ценного добыть из пленников они не могут.

— Ну вот, я ведь говорил. — Наконец сообщил довольный Самурай.

— Что?

— Есть у пиратов спец. Сейчас придет.

— Ждем…

Ждать не пришлось. Буквально через секунд двадцать в коридоре послышались гулкие шаги и бряцанье экипировки. Появился один из бойцов «Шляхтича». Стас даже вспомнил его ник — Тантал.

Новоприбывший коротко кивнул Ривзу и Стасу, доложился Самураю.

— Прибыл по распоряжению Якуба.

— Ты допросами у Якуба занимаешься?

— Так точно.

— Приступай.

Тантал развернулся к пленникам и окинул их взглядом.

— С кем из них говорили?

— С вон тем. — Стас указал на ирда, которого они с Ривзом и «допрашивали».

— Что-то толковое сказал?

— Очень мало. — пожал плечами Ривз. — то не знаю, того не видел, об этом понятия не имею.

— Ясно…Ценный пленник?

— Да как сказать…Из экипажа. Снабженец.

— Ясно…

Тантал развернулся и спокойным, даже медленным шагом, расслаблено и не спеша отправился к пленным. На подходе к тому, который общался с людьми, Тантал еще больше замедлился. А затем, резко, неожиданно, вскинул свою винтовку и разрядил ее в пленника. Пробившая, хотя правильнее сказать: разворотившая голову пуля, заставила уже мертвое тело рухнуть на пол.

— Итак, начнем. — ледяным тоном, от которого мурашки по телу побежали и у Ризва, Самурая и Стаса, начал Тантал. — Будьте любезны представиться.

Ошарашенные убийством сородича ирды сидели молча, вперив взгляды в лежащее на полу тело.

— Повторюсь. — спокойно и тихо произнес Тантал. — сейчас все вы представитесь.

Но ирды продолжали молчать.

Тантал подошел к ближайшему пленнику и упер дуло своей винтовки в его лоб.

— Считаю до трех. Если вы будете молчать — я вас просто перестреляю. Раз, два…

— Старпом Эл Нас! — чуть не взвизгнул ирд.

— Капитан транспортного корабля Местер…

— Заведующий лабораторией Эмер Элес…

— Референт Денели Так…

— Славно. — все тем же ледяным тоном подвел итог их представления Тантал. — теперь ты начнешь мне рассказывать.

Он ткнул пальцем в капитана.

— Что я должен рассказывать?

— Все.

— Я не понимаю…

Тантал тяжело вздохнул.

— Хорошо. Ты хочешь, чтобы я начал задавать вопросы?

Ирд молча и даже с вызовом глядел на него.

— Это все пленные? — поинтересовался Тантал у Самурая.

— Есть еще пара. Но они без сознания.

— Очухаются — давайте их сюда.

— Ривз! — позвал Самурай. — Ты слышал. Проверь остальных — если есть кто в сознании — тащи сюда.

Тантал же развернулся к пленнику.

— Как давно служишь на этом корабле?

— пару месяцев.

— Где служил раньше?

— На другом транспорте.

— Другой транспорт принадлежал этому работодателю или другому?

— Другому.

— Почему перешел на эту работу?

— Предложили достойную зарплату я и пошел…

В это время Ривз вернулся обратно, волоча за шкирку двух пленников. Тантал же лишь скользнул взглядом по двум растянувшимся на полу фигурам и продолжил:

— Ваш работодатель сейчас на борту транспорта?

— Обычно на борту представитель работодателя.

— Не увиливай. На борту или нет?

— Я подчиняюсь непосредственно начальнику базы или старшему логисту и не…

Тантал ударил ирда. Раз другой, третий.

— Работодатель на борту транспорта?

Ирд с ненавистью смотрел на Тантала но молчал.

— Тантал! И последний очнулся! — Крикнул Ривз из соседней комнаты.

— Тащи его сюда! — приказал Тантал и вновь повернулся к пленнику.

Он достал револьвер. Еще одна разработка Техника — точная копия Кольта, как в старых фильмах про ковбоев. Стас усмехнулся, подумав, что этот самый Тантал, судя по выбору оружия, явно поклонник вестернов. Эту мысль подтверждало то, что у оружия была белая рукоятка и гравировка на ней, причем сделано все было очень аккуратно, с любовью. Короче все, как любят ковбои.

Тантал подержал оружие перед мордой ирда, давая тому разглядеть оружие, а затем, без всякого предупреждения, даже без замаха, врезал рукояткой в нос пленника.

— Откуда направлялись, зачем? — вновь спросил он.

— Согласно распоряжению начальства. Подробностей не знаю. — просипел капитан, дергая носом, из которого сочилась кровь.

— Начальник где? На корабле?

— На Базаре…

— Что везли?

— Не знаю. Я получаю полетное задание, а что перевозят — мне не говорят. Да и не мое дело…

В этот раз Тантал явно не сдерживался. Или даже ответ капитана привел его в бешенство. Ударил он сильно. Настолько сильно, что пленника свалило вместе со стулом.

Тут же из носа и пасти ирда потекла кровь. Он сплюнул выбитые зубы на пол.

Стас и Самурай, подняли стул с привязанным к нему пленником.

— Не ври мне, ирд! — угрожающе произнес Тантал, глядя прямо в глаза ирда.

— Я не вру… — испуганно просипел капитан. И тут же последовал очередной удар. Тантал наклонился и приблизив свое лицо к морде капитана спокойным, даже тихим и каким-то сочувственным голосом произнес:

— Ты хочешь убедить меня в том, что ты, капитан судна и ты не знаешь, что перевозишь, за чем летишь? И даже не интересуешься этим?

— Я не…

— К черту. — Тантал резко распрямился, Вновь достал свой револьвер и принялся играть с ним, проворачивая и прокручивая в руке. — даю последний шанс. Груз? Кто из пассажиров твой начальник, где база?

— Не по…

Грохнул выстрел, обезглавленное тело капитана откинулось, опрокинув стул.

— Тантал! Может ты как-то поскромнее будешь? Два трупа за десять минут и никаких ответов! — мрачно поинтересовался Самурай.

— буду. — согласился Тантал. — не хотят по-хорошему, будем по плохому.

— Это как? — не понял второй охранник.

— Пытать будем. — пожал плечами Тантал. — этого оставьте, остальных в соседний отсек.

«Счастливчиком» оказался старпом, выглядящий самым испуганным из всех пленников.

Тантал словно бы и не обращал на него внимания, пока других пленников Стас Самурай и Ривз не утащили в соседнее помещение.

Лишь только когда все трое показались обратно, Тантал бросил:

— Дверь закройте, пожалуйста.

Когда дверь отсекла помещение с пленниками от «пыточной», Тантал обратился к пленнику.

— Жить хочешь?

Ирд, которого трясло от страха и до этого вопроса, начал дрожать еще больше, при этом начав резко и быстро кивать головой.

— Тогда рассказывай все, что знаешь.

И ирд начал. Его монолог не пытались перебить, никто не задавал вопросов. Стас было хотел, но Тантал сделал ему знак, мол погоди, не торопись.

Ирд даже не заметил этот обмен жестами, продолжая свой рассказ.

Лишь когда он умолк, Тантал предложил Стасу задавать уточняющие вопросы.

Но тот, выглядящий озадаченно, лишь отрицательно покачал головой.

— Ты сможешь довести корабль к базе? — Тантал взял инициативу в свои руки.

— Да без проблем, я как раз учился на капитана подобного судна. А старпомом стал для прохождения практики…

— Я не об этом корабле. — перебил его Тантал.

— А каком? — ошарашенно переспросил ирд.

— Ты можешь указать, где именно находится база, чтобы туда мог добраться наш корабль?

Ирд задумался.

— Если ты сделаешь это — останешься жив. — подбодрил его Тантал.

— Смысл вас вести туда, если там мы умрем все. — пробормотал ирд.

— Почему?

— В системе с базой по всему космосу разбросаны автоматические стационарные орудия. Как только нас опознают — по нам откроют огонь.

— Ну должны же быть коды доступа, система опознавания свой-чужой.

— Да, и она установлена на транспорте. Поэтому лучше отправляться к базе на нем.

— Ты можешь демонтировать это устройство? И затем установить на наш корабль.

Ирд вновь задумался. Похоже, первый испуг его уже отпустил.

— Это будет очень сложно, практически невозможно… — протянул он.

— Вот как мы сделаем. — встрял в разговор и Стас. — ты перенесешь устройство на наш корабль. Полетишь с нами. Если уничтожат нас — умрешь и ты. А если мы доберемся…

— ТО что? — заинтересовался ирд.

— Во сколько ты оцениваешь свою помощь? — вкрадчиво спросил Стас.

Ирд же глубоко задумался.

— В 50 миллионов. — выпалил он.

— Если мы попадем на базу. И там будет все то, о чем ты рассказал — ты получишь эти деньги. — кивнул головой Стас.

— Но постойте. А если прототип увезут? Или взорвут, как только вы нападете?

— Тогда молись, чтобы этого не произошло.

Когда все четверо покинули «Пыточную», добрались и вольготно развалились в комнате для совещаний захваченного транспортника ирдов, первым нарушил молчание Самурай.

— И что ты задумал? — вопрос был обращен к Стасу. — И только не говори, что ничего. У тебя на морде все написано.

Тот лишь пожал плечами.

— Ты сам все слышал. Эта база — настоящий подарок. Мы должны на нее попасть.

— Это будет сложно.

— Вряд ли. Начальства там сейчас нет. Персонал побоится просто так уничтожить на ней все, включая и себя. Даже если все рассказанное этим ирдом правда и там фанатики своего дела — мы должны успеть.

— А стоит ли игра свеч? — хмыкнул Ривз.

— Однозначно стоит. — ответил ему Стас. — если все это правда, если мы сможем разобраться с прототипом, переделать его под себя, создать хотя бы десяток подобных костюмов — можно не бояться детей Фенрира. Да вообще можно никого не бояться.

— Да прямо таки. — фыркнул Тантал. — какой-то вшивый костюм при поддержке пары дроидов способен вынести целую абордажную команду? Чушь!

— Ты ведь участвовал в захвате транспорта? — поинтересовался Стас. — и как тебе? Все прошло как обычно?

— Черта с два. Но мы просто не привыкли к тому, что ирды могут воевать.

— Но согласись, отбивались они достойно.

— Это да…

— И это были ирды — обычно трусливые, старающиеся избежать драки существа. А что будет если этими дроидами управляли бы мы?

Тантал задумался.

— Думаю, с нашим опытом — отбились бы.

— Вот! — назидательно поднял палец вверх Стас. — а если там, на базе есть прототип, способный даже группу таких дроидов разнести на болтики, то даже ирды со временем могут стать противником, не намного слабее детей Фенрира. А оно нам надо?

— Если не забрать себе, то хотя бы не оставить врагу? — хмыкнул Самурай. — Тут ты прав.

— Вот и славно, что вы согласны. — Подвел итог Стас. — Значит связываемся с Якубом. Этот транспорт придется оставить — он идеально подойдет Лисицкому.

— А к базе ирдов лететь на чем? На «Шляхтиче»? Якуб не согласится им рисковать.

— Да что мы, за все это время не захватили какой-нибудь быстроходный ирдский корабль? — усмехнулся Стас.

— Ты хочешь лететь на обычном транспорте? — ужаснулся Ривз. — я думал, мы отказываемся от этого корабля ради полета на боевом. А так, какой смысл менять шило на мыло?

— Поверь, смысл есть. Этот кораблик- ключ к докам Базара. Ты ведь в курсе, что к нему на помощь уже летит две патрульные эскадры ирдов?

— Ну да…

— Вот и позволим им с большим трудом его отбить и максимально быстро доставить на Базар.

— Кажется, понял твою идею. — усмехнулся Ривз.

— Вот и славно. Значит, осталось только переговорить с Якубом. Ну и подготовить Лисицкого с его командой. Ах да, Тантал!

— Что?

— Ты ведь понимаешь, что все, что тут происходило и будет происходить — не должно стать общеизвестным.

— Понимаю…

— Я ведь не ошибусь, если скажу, что помимо карьеры пирата, ты пытаешься построить карьеру наемника у «Фантомов»?

Тантал просто кивнул. Хотя явно удивился подобной осведомленности собеседника, успевшего за столько короткое время, прошедшее с момента их непосредственного знакомства, собрать всю информацию о нем самом.

— Они тоже ничего знать о произошедшем здесь не должны.

Тантал вновь кивнул.

— Одно условие. — произнес он.

Стас удивленно уставился на него.

— Я хочу полететь к базе с вами.

Глава 5. Отшельники

Тайзен Урр наслаждался своим положением. Ведь после отлета Иллиаса, именно он был главным на всей станции.

И нельзя сказать, что нынешнее положение — временного руководителя проекта и старшего на всей станции, приносило ему деньги, или же позволяло насладиться властью, нет. Зато Тайзен получал сугубо моральное удовлетворение. Ведь из всех приближенных к Иллиасу, именно ему была поручена эта роль. А одно это много стоило…

Вот только толком насладиться своим положением Тайзен не успел. Спустя двое суток после отлета Иллиаса, на станцию вернулся корвет «Злато», осуществляющий коммуникацию со всем остальным миром. И привез он не самые лучшие новости.

Дело в том, что станция «Прогресс» находилась не просто на отшибе. Далеко за территорией ирдов, как и других государств, в нескольких системах даже не от обитаемых миров, а просто посещаемых. Иллиас, не взирая на его талант и умения, все же был тем еще параноиком. Его база находилась даже не во фронтире, а далеко за пределами разведанных территорий, в глуши. В месте, где никогда и ни за что не появится случайный корабль. Даже разведчик. Как слышал Тайзен, люди очень любят летать по таким местам — отдаленным и глухим. Однако даже у них вряд ли хватит решимости пройти несколько пустых систем, вообще не представляющих никакой ценности, нырнуть в туманность, пролететь несколько поясов астероидов, лишиться связи с цивилизацией, чтобы, наконец, оказаться здесь, в маленькой системе с тусклой звездой, возле которой даже планет не было. Ну не называть же планетой ту каменную глыбу, вращающуюся так близко около звезды, что подлететь к ней невозможно — корабль начнет нагреваться так, что никакая система охлаждения и жизнеобеспечения не справится. Да и желания такого нет у нормального разумного — орбита этого тела не стабильна и спустя несколько десятилетий, ну может быть столетий, путь этой летающей скалы закончится.

Конечно же, Тайзен и сам понимал, что размещение базы именно здесь гарантирует безопасность. Добраться сюда очень сложно, даже если знаешь координаты. Но даже на такой случай у Иллиаса было все заготовлено — по всей системе установлены орудийные башни и зона их покрытия такова, что подобраться к базе и не попасть под обстрел как минимум половины из них попросту невозможно. Поэтому, именно здесь можно спокойно, не боясь шпионов или нападения пиратов, отщепенцев и прочего космического отребья, заниматься своим делом.

А дело у обитателей станции «Прогресс» было очень важным. И пусть поначалу Тайзен, как и большинство других ирдов, прибывших на станцию, относились к идеям Иллиаса скептически. Скорее даже наплевательски. Ну, скажите на милость, разве можно считать адекватным и нормальным ирда, который вкладывает свои силы, время, а главное — сумасшедшие деньги в разработку оружия? Причем не для продажи, а для «возвышения собственной расы». Ну что за бред? Как можно возвысить ирда, просто дав ему винтовку? Все ведь знают — сила ирда в его изворотливом и коварном разуме, деловой схватке, его мастерстве и умении.

Когда станцию только смонтировали, оказалось, что место под нее выбрано не просто удаленное, но и глухое — то ли в астероидах, летающих на границе системы, было слишком много металлов, толи сказывалось то, что находилась сама система в туманности, что более вероятно, однако никакие сигналы сюда не проходили. Попросту нельзя было получить новости от цивилизации, или отправить свое сообщение родственникам, проверить курс акций, которые ты приобрел перед отлетом, в надежде, что они вырастут в цене и к твоему возвращению сделают тебя богачом. Никакой связи с внешним миром у обитателей станции не было. И многие принялись ворчать по этому поводу.

Вот только Иллиас быстро пресек ворчание, заявив, что за те деньги, которые им выплачивают, можно до конца контракта обойтись и без связи.

И Тайзен, ворчавший вместе со всеми, вынужден был согласиться с подобными доводами — оплата была действительно высокой и жертва в виде отсутствия связи с миром и цивилизацией была вполне приемлемой.

Однако Иллиас, вроде как подавивший бунт, все же пошел на уступки, хотя, по идее, и не должен был. Теперь раз в неделю корвет «Злато» отстыковывался от станции и летел через несколько систем, пока не покидал туманность. Именно там, на самой ее границе находился мощный ретранслятор, с которого корвет скачивал все данные, передавал свои (сообщения и запросы работников станции), ждал несколько часов ответов и, получив таковые, возвращался назад.

Вот только спустя полгода с момента начала работ на станции, ирды в корне изменили свое мнение на счет работы здесь и свое мнение о Иллиасе в частности. После того, как созданные здесь дроиды, находясь под руководством вполне себе обычного пилота-дальнобойщика, смогли отбить атаку детей Фенрира, решивших взять на абордаж транспортник, многие не просто загорелись работой. Многие стали верить в идеи Иллиаса, превратились практически в его последователей, настоящих фанатиков своего дела. И тут не важна была личность самого Иллиаса, скорее — все те идеи, которые он озвучивал и над которыми смеялись и подтрунивали соплеменники, являлись тайной мечтой каждого из них.

Да, жить в достатке, ни в чем себе не отказывая — это прекрасное желание, присущее всем представителям расы ирдов, да и не только им. А быть при этом еще и воином — поработителем, ветераном, способным играючи уничтожить противника — это уже мечта.

И именно Иллиас решил воплотить ее в жизнь. Более того, ему это удается. Конечно, реальных боев с участием их дроидов пока не так уж и много. Зато компьютерные симуляции вселяли оптимизм — каждая правка, каждая модернизация и улучшение проекта вели к тому, что очень скоро у ирдов появится оружие, с помощью которого они смогут поставить на место завравшихся соседей. С его помощью им больше не нужно будет вертеться, словно уж на сковородке, ловко манипулировать высокопоставленными сановниками других рас, подкупать, хитрить. С помощью этого оружия для них откроется новый вариант решения проблем, метод, ранее недоступный: путь силы.

Тайзен был горд тем, что стал одним из первых, одним из тех, кто приблизил эту мечту. Вполне возможно, именно он станет тем, кого потом, в будущем, назовут одним из основателей нынешнего могущества ирдов. И наверняка именно Иллиаса будут помнить в будущем, как героя, как ирда, который вывел свою расу в золотой век. И быть может, на страницах учебника по истории, в одной строчке с ним появиться и его, Тайзена имя…

Во всяком случае, он прилагает к этому все усилия и уже награжден за это. Ведь пока Иллиас отсутствует, именно он выполняет обязанности главного.

Тайзен тяжело вздохнул и сосредоточился на экране терминала: предстояло просмотреть еще 4 заявки от техников, дать разрешение или запретить проведение тех или иных работ и самое главное — нужно было правильно распределить материалы по лабораториям. Сложность этого процесса заключалась в том, что запосов на складе осталось всего ничего — Иллиас, отправившись на Базар, помимо всего прочего должен был вернуться с грузом ресурсов, которые необходимы для продолжения работ, будь то работа над новым прототипом, или же разработка новых устройств, дроидов, микроплат для них. Сейчас же главной задачей Тайзена было именно правильное распределение имеющихся ресурсов, задач. Нельзя было позволить лабораториям и сотрудникам простаивать — работа должна идти.

По идее Иллиас должен был вернуться назад уже через неделю. Или же, если ему придется задержаться на Базаре, назад должен прилететь транспорт, загруженный всем необходимым.

А в числе необходимого, помимо материалов, есть и продукты, запасы воды, кислорода. Тайзен, как и любой другой ученый, особенно увлеченный своим делом, мало обращал внимания на окружающий мир и иногда даже на свои собственные потребности. И вот, когда ему пришлось оторваться от собственных экспериментов и заняться административной деятельностью, то он обнаружил, что запасов всего необходимого для банального обеспечения жизнедеятельности обитателей станции катастрофически не хватает.

Благо, он успел отправить «Злато» к ретранслятору и тот должен был передать сообщение и Иллиасу и на Базар. Если бы транспорт вернулся только с материалами для работы, пришлось бы отправлять его еще раз — запасов еды осталось всего-то на пару недель, кислорода и воды — чуть больше. Однако Тайзен посчитал, что лучше иметь небольшой запас.

— Господин Тайзен! — включившийся акустический терминал тут же заговорил голосом помощника.

— Я же просил меня сейчас не отвлекать. — недовольно проворчал Тайзен.

— Вы просили сообщить, когда вернется «Злато». Он сейчас стыкуется со станцией.

— Отлично. Это все?

— Нет, господин Тайзен. «Злато» привез плохие новости…

— Плохие? — Тайзен пытался сообразить, что могло случиться в большом мире такого, что даже обычно у непоколебимого помощника явно дрожит голос. — Что там случилось такого?

— Базар в блокаде. Человеческие пираты перехватывают все корабли, направляющиеся к нему, или просто проходящие мимо.

— Иллиас в курсе? — обеспокоенно спросил Тайзен.

— «Злато» не смог с ними связаться. Но скорее всего: да. Транспорт давно покинул туманность и наверняка, как и мы, получили свежие новости.

— Неужели эскадры с Базара не смогли разогнать весь этот сброд? — удивился Тайзен.

— Как я понял из сообщений, пиратских банд слишком много и они постоянно перемещаются. Две патрульные эскадры Базара были разбиты: их отправили покончить с парой пиратских кораблей, а встретил их целый флот в два десятка вымпелов.

— Надеюсь, Иллиас прорвется… — вздохнул Тайзен. — Или хотя бы догадается запросить эскадру сопровождения.

Помощник предпочел промолчать.

На следующий день, как и во все последующие, у Тайзена было мало времени на переживания. Свободной минуты не было вообще — чуть ли не каждый час к нему прибегали техники, присылали заявки, требовали материалы для работы, а он крутился как мог, выделяя из почти опустевшего склада остатки ресурсов. «Злато» был отправлен им снова к ретранслятору — мало ли, если и не новости, то сообщение от Иллиаса могло прийти. А затем вновь завертелась карусель, в которой Тайзену приходилось отбиваться от требований работников, перенацеливать лаборатории на другую работу, требующую меньших затрат ценных материалов.

А затем вернулся и «Злато». Новости были и были они настораживающими. Базар, совместно с приграничными эскадрами лягов и тагов, смогли уничтожить или прогнать несколько эскадр пиратов. Однако на фоне того, сколько кораблей пиратам удалось перехватить, это выглядело как капля в море. Ну еще бы, и ляги и таги очень не охотно выделяли корабли для ловли бандитов — у них, как никак, война между собой идет. Однако и для войны нужны товары — будь то оружие, провиант, боеприпасы и прочее. За ними и летели на Базар — ведь тащить оттуда и быстрее и дешевле, чем с собственных планет. А на подходе транспорты перехватывались пиратами. Захваченных кораблей уже насчитывалось более двух сотен. Причем около сотни из них принадлежали ирдам.

Такая травля именно ирдов легко объяснялась — люди мстили за введенное эмбарго и запрет на посещение Базара. Хотя, как понял Тайзен, среди нападающих на транспорты были не только люди — ренегаты. Были и обычные пираты, те, которые остались жить в родном мире. Это странно. Ведь, как он слышал, люди ренегаты и те, кто остался со своим правительством конфликтуют между собой. А в атаке на Базар они вдруг объединились…

Сам Тайзен не разделял принятое правительством ирдов решение. На их месте он бы предпочел поддержать ренегатов. Ведь если они смогут устоять, смогут защититься, то со временем станут еще одной силой, способной противостоять тагам, лягам и норгам. Более того, даже людям. Ведь если у них принципиально разные взгляды с нынешним правителем сейчас, то вполне возможно, что в будущем блуждающий флот и ренегаты станут соперниками и противниками во всем, в любых вопросах, где их интересы будут пересекаться. А это в свою очередь может сыграть на руку ирдам. Вот только мнение Тайзена не учитывалось и руководство приняло решение поддержать официальное правительство людей, при этом позволив торговцам заработать на торговле в обход эмбарго.

Единственное во всех новостях, что успокоило Тайзена было то, что бороться с пиратами начали и это, наконец, приносило результат. Все же, шансы на то, что Иллиас добрался до Базара были велики. Во всяком случае в списке захваченных или пропавших кораблей их транспорт не числился. А это уже обнадеживало.

А еще Тайзен пришел к мысли, что даже начни пираты атаку на транспорт — не факт что она удастся. Он сам как-то выпустил из виду, что на транспорте Иллиаса было несколько взводов «Ицхаков», причем не в штатном обвесе, а модифицированной модели. Так что даже если пираты начнут абордаж, скорее всего защитники их попросту выбьют. Главное для Иллиаса — это продержаться до прибытия патрульной эскадры.

Внезапно пришедшая мысль уже полностью успокоила Тайзена и он, наконец, уснул.

Вот только выспаться ему было не суждено — в три ночи по станционному времени взревела сирена, предупреждающая о появлении в системе чужих.

Тайзен, одеваясь на ходу, бросился в контрольный центр.

— Что тут? — рявкнул он операторам пространства, несшим смену.

— Замечены шесть кораблей. Разбиты на две группы. Идентифицируем. — Доложил один из операторов.

— Сколько еще времени надо?

— Буквально минута, может быть…

Сигнал терминала отвлек оператора и он тут же принялся читать строчки отчета.

— Ну? — поторопил его Тайзен.

— Первый корабль — это наш транспорт, рядом с ним два автоматических фрегата…

— Наш, это «Озарение»? — Тайзен имел в виду транспорт, на котором улетел Иллиас.

— Нет. — покачал головой оператор. — «наш» — это в смысле ирдский.

Тайзен нахмурился.

— А вторая группа кораблей?

— Еще вне зоны действия сенсоров. — Ответил оператор.

Они молча уставились в экран.

— Есть данные! — встрепенулся оператор. — это…это два фрегата и корвет.

Он удивленно уставился в экран и принялся вновь перечитывать строчки отчета.

— Что вас смутило? — поинтересовался Тайзен.

— Видите ли, господин Тайзен. — пробормотал смущенно оператор. — Если верить данным — один из фрегатов и корвет — тагионского производства, а второй фрегат — с верфей империи…

— И что? — не понял Тайзен.

— Ну как? — удивился оператор. — Таги и ляги ведь воюют. А тут летят в составе одной эскадры?

— Это не таги или ляги… — вздохнул Тайзен и пояснил: — Взгляните на характеристики выхлопов. Эти старые корыта давно были проданы. И наверняка на их борту сейчас обычные пираты, причем человеческие…

— Пираты? — ужаснулся оператор. — Как они нас нашли?

— Хотел бы и я это знать. — хмыкнул Тайзен. — а еще больше мне интересно: что среди них делает ирдский транспорт?

— Господин Тайзен! — окликнул его второй оператор. — с транспорта идет сигнал. Нашим кодом.

— Нашим? — удивился Тайзен. Это что получается, Иллиас не смог или не решился возвращаться и отправил другой транспорт? Но какой псих решился на полет сквозь пиратские заслоны?

— Вызовите мне их. — приказал он оператору.

— Уже пробовал. — отозвался оператор. — отвечает искин. Похоже, корабль летит без экипажа.

— Полностью автоматический? Под контролем искина?

— Так точно.

— Код-идентификатор точно наш?

— Да, никакой ошибки быть не может.

Тайзен задумался. Итак. Судя по всему, Иллиас не смог улететь с базара. Каковы были его причины — не столь важно. Главное — он добрался. Аргументом в пользу данного предположения — этот автоматический транспорт, добравшийся до них. Иллиас долетел до Базара и зная, что необходимо станции, решил рискнуть и отправил корабль. А так как никто из ирдов не решился подписаться на практически самоубийственную миссию, то корабль пришлось отправлять под контролем искусственного интеллекта. Тогда откуда взялись те три корабля, летящие следом? А вот это уже наверняка пираты, увязавшиеся за транспортом. Их орудия не достаточно мощные, чтобы нанести серьезный урон транспорту или остановить его, да и два автоматических корвета — охранника наверняка отгоняли любителей легкой наживы.

Тайзен думал минуты две.

— Господин Тайзен? — из размышлений его вывел один из операторов.

— Да? Что? — встрепенулся и.о. руководителя станции.

— Что прикажете делать.

— Вот что… — вздохнул Тайзен. — если транспорт автоматический, да еще и коды правильные прислал, стыкуем его. А эти лоханки, как только подойдут ближе — уничтожить.

— Есть!

Спустя пятнадцать минут пустотные платформы, разбросанные по всей системе и на которых были установлены крупнокалиберные орудия, ожили. Пушки резво повернулись в сторону двух групп кораблей и разобрали цели. Миг и к гостям со всех сторон устремились снаряды, энергетические импульсы и сгустки антиматерии.

Спустя еще мгновение от шести кораблей, появившихся в системе, осталось всего два — пиратские фрегаты и корвет были уничтожены моментально, их реакторы взорвались и, как справедливо посчитал Тайзен, близкий взрыв одного из них привел к уничтожению и автоматического корвета, сопровождавшего транспорт, как раз в этот, наиболее неудачный момент начавшего разворот с целью обстрелять преследователей. Однако сам транспорт не пострадал, продолжая сближение со станцией и его искин, отдавший управление в руки операторов станции, послушно выполнял приказы, готовясь к стыковке.

Глава 6. Авантюра

— Да вы совсем охренели?!

Якуб выкатил глаза и явно сожалел, что не обладает никакими сверх способностями, вроде метания молний, или умения швыряться фаерболами. В ином случае, четырем людям, стоявшим перед ним, явно бы не поздоровилось.

А что касается его бешенного взгляда, налитых кровью глаз и сжатых до побелевших костяшек кулаков — это не производило должного впечатления.

— Да ты пойми! — спокойным, даже примирительным тоном вновь начал повторять в который уже раз Стас. — Это ведь настоящий подарок судьбы!

— Этот подарок судьбы может сорвать нам всю операцию! Я и так подставляюсь, мы все, мягко говоря, после задуманного будем выглядеть не в лучшем свете. Хотя и черт с ним! Со статусом преступника. Вернемся к вещам материальным! — Якуб бухнул кулаком по рукоятке своего капитанского кресла. — Где мне взять корабли на штурм этой вашей базы? Ведь, как я понял, она у черта на куличках, а еще защищена так, что способна запросто выдержать атаку пары эскадр. Значит, тут нужен целый флот. Верно, так я говорю?

Вопрос был обращен к Танталу — единственному из четверки, являющемуся полноценным а не временным, или номинальным подчиненным Якуба.

— Все так, но… — попытался ответить тот, но тут же был перебит взбешенным капитаном.

— Так какого черта вы мне тут втираете про «подарок судьбы»? Для нас главное сейчас забросить группу Лисицкого и Димки, сделать все чисто, чтобы не вызвать подозрений. А еще в соседней системе у меня полсотни транспортов, с которых надо товары перегрузить и отправить к нам, на Эдем. А наши грузовозы еще прошлую партию довезти не успели. И что прикажете делать? Плюнуть и бросить?

— Никто не просит бросать транспорты. Пойми, на той базе есть уже рабочая технология, которая может помочь нам… — вступил в переговоры и обычно молчаливый Самурай, но сейчас явно не выдержавший упрямство капитана «Шляхтича».

— Да похер! — взъярился Якуб. — Может помочь, а может и не помочь! Я… Нет, мы! Мы не в том положении, чтобы играть в рулетку! Эдему нужны ресурсы, нужно оборудование и нужны пушки! Вот когда отстоим планету, тогда можно будет браться за ваши авантюры.

— «Потом» может оказаться поздно! — проворчал Ривз.

— Да и черт с ним! Подвернется другой вариант. — подвел итог Якуб.

— Нет. Так дело не пойдет. — Вздохнул Стас. — Якуб, я тебя уважаю и понимаю, что перед тобой стоит конкретная задача и от успеха ее выполнения зависит…

— Да нихрена ты не понимаешь! — взревел Якуб. — Какая к черту задача? Я сам на это подписался! САМ! Нам подвернулся шанс! Мы можем им воспользоваться и тем самым усилить оборону. По большому счету, если бы Лирин начал атаку, все мы сейчас были бы возле Эдема и ни о какой блокаде Базара речи не шло. У нас есть небольшая фора — и мы должны ее использовать. Если атака на Эдем удастся — это не провал миссии, не минус одна жизнь! Это конец всему и нам в том числе! Тебе хорошо, у тебя нет семьи! А у меня есть! Жена и дочь. И из-за твоих идиотских идей моей Диане грозит смерть! Ты думаешь, если Лирин прорвется к планете он кого-то пожалеет? Нет! Он выжжет все, убьет каждого! И можешь даже не надеяться ожить в клон капсуле! Для Лирина главное — вернуть привычный порядок вещей. А любой выживший с Эдема — угроза этому порядку!

Стас замолчал. Все знали, что больше всего Якуб Скрушетский дорожит своей дочкой, которая родилась уже на Эдеме. И именно из-за нее он и решил рискнуть и покинуть Землю. А затем подписался на авантюру, предложенную Лисицким.

Стас не знал всех подробностей его биографии, однако слышал, что очень давно, тогда, когда Вселенная Онлайн только появилась, Якуб работал в «Интгейме». И он умудрился как-то столкнуться с Лириным, который в тот момент был обычным менеджером среднего звена и лишь только начинал свой путь к «трону». Именно тогда эти двое что-то не поделили, началась свара, результатом которой стал уход Якуба и появление в «игре» нового пирата, причем весьма удачливого (как уже понял Стас — Якуб не постеснялся воспользоваться служебными данными, или же перед уходом подготовить себе все, для новой карьеры — на этот раз пирата). О том, как Якуб умудрялся нагадить Интгейму уже ходили байки и легенды. Его пытались заблокировать в игре, однако через суд ему удалось сохранить аккаунт и даже стребовать с Интгейма немалую сумму. Да чего там, любой демпфер спит и видит, как уничтожает Якуба и его корабль — сейчас за него и «Шляхтича» давали самую большую цену. Но, к сожалению, не взирая на все таланты и послужной список, был у Якуба Скрушетского и один недостаток, который очень сильно бесил всех, кто знал этого человека близко. И имя этому недостатку — прямо таки ослиное упрямство.

Якуб распинался еще минут пять, пока Стасу это окончательно не надоело.

— Ну все, хватит! — рявкнул он, а Якуб, привыкший к полному подчинению своих людей от удивления запнулся на полуслове.

— Ты тут рассказываешь про выпавшую возможность, когда в любой момент на Эдем может начаться атака. — зло заговорил Стас. — Рассказываешь нам, что именно это рейд может усилить нашу защиту. И тут я прихожу к тебе и заявляю, что есть еще одна возможность увеличить наши шансы на выживание. Но ты даже не пожелал услышать ни о том, что именно мы нашли, ни даже о том, что именно мы задумали и нужны ли нам вообще твои эскадры, или тем более флот.

Якуб хмыкнул и ухмыльнувшись поинтересовался.

— Ну и? Нужны ли вам мои эскадры?

— Нет. — Отрезал Стас. — Для дела понадобится один из захваченных транспортов, желательно свежих, и пара старых фрегатов.

Якуб вопросительно поднял бровь.

— И что, ты собрался этим атаковать базу ирдов? Я так понял, там по всей системе стационарные орудия разбросаны. Вас ведь на лоскуты порвут прежде, чем вы к базе носы кораблей развернете.

— Никто и не собирается прорываться с боем. Будем устраивать спектакль.

— Какой спектакль?

— Транспорт из последних сил убегает от пиратов.

— Ты что, серьезно думаешь, что ирды на это купятся?

— А почему нет? Пленный установит декодер. Как свои мы опознаемся.

— А если они вызывать начнут вживую?

— Ну, база находится на отшибе и все равно, они должны быть в курсе последних событий.

— И что?

— Пустим транспорт под управлением искина.

— То есть, ирды на базе должны поверить в то, что обстановка настолько плохая, что живой пилот отказался к ним лететь, зато корабль с искином мало того, что прорвал блокаду, так еще и умудрился невредимым добраться до точки назначения?

— Как я понял, у них там сейчас серьезные проблемы не только с материалами, но и с продуктами, даже кислородом и водой. Если они настолько параноики, что решат уничтожить транспорт — считай, сами себе приговор подписали.

— А если все-таки параноики и решат уничтожить. Вы ведь там сгинете.

— Ну…возродимся в клонах.

— Во-первых. — Якуб начал загибать пальцы. — я вас взял на борт с одной целью — вы должны были помочь захватить наиболее подходящий нам транспорт. Во-вторых, вы должны были принять участие в атаке на Базар. И что теперь? Вы все трое хотите свалить черт знает куда?

— Кэп! — несмело начал Тантал. — Я бы хотел присоединиться…

— И ты туда же? — воскликнул Якуб. — Ударная группа и так лишилась троих лучших бойцов. Да хрен с ними, с бойцами…Опытных взводных как минимум. И ведь наверняка они заберут еще с десяток бойцов. Но и это не все. Еще и ты собрался в эту…

Якуб сбился с мысли и тут же продолжил свой спич.

— Ладно бы в этом только проблема была. Но вы ведь сами мне сейчас заявили, что база ирдов находится в такой заднице, что даже новости своевременно получать не могут и вынуждены отправлять корабль за пределы туманности. Так?

Стас кивнул за всех.

— Получается. — Продолжил свою мысль Якуб. — Если вы там погибнете, то не факт, что сможете возродиться в клонах.

— Нет. — Отрицательно покачал головой Самурай. — Я говорил с Техником. Он и Рионер утверждают, что технология переноса сознания очень старая и перенос сознания возможен в любой системе, где есть передатчики. И они же говорят, что сфера миров, в которых эти датчики есть, намного больше, чем сфера обжитых систем.

— Но это еще не факт…

— Якуб, брось. Ты уже ищешь отговорки. Мы изложили тебе причины и наш план. Нельзя сказать, что он идеален, но другого нет. И риски есть, не без этого. Зато и выигрыш, в случае, если все удастся, будет огромен.

— Что, очередной экзоскелет с парой новых примочек? Или дроиды с новым типом бронирования? — фыркнул Якуб.

— Ты вообще смотрел видео, где мы штурмовали транспорт ирдов? — поинтересовался Стас.

— Нет. Времени не было.

— Тогда посмотри его. И ты поймешь, почему мы так хотим попасть на эту базу.

— Мне некогда… — начал было Якуб.

— Посмотри. Двадцать минут погоды не состроят. Ничего за это время не стрясется. — продолжил настаивать Стас.

Якуб злобно зыркнул на него, но смолчал.

— Ладно, вечером посмотрю.

— Сейчас. Мы подождем. — С железными нотками в голосе заявил Стас.

— Да ты…

— Просто посмотри. И не будь таким упрямым ослом. По большому счету, мы запросто можем связаться с Сириусом или Беном. Уж они точно найдут время на просмотр этого ролика и тут же заставят тебя начать атаку на эту базу, наплевав на базар. Это важнее, чем пара сотен тонн металлов, или десяток пушек.

Якуб, начавший было краснеть от злости, словно помидор, вдруг сдулся.

— Да что там такого на вашем чертовом видео, что даже атака на Базар может отодвинуться…

— Просто. Посмотри. — Чуть не по слогам произнес Стас.

***

Носитель, некогда принадлежавший демпферам, а теперь гоняющийся за торговцами, производил гнетущее впечатление. После той памятной битвы, когда этот корабль и перешел в собственность пиратам, прошло уже немало времени. Однако следы повреждений все еще оставались, равно, как и попытки их скрыть. Все-таки носитель тогда знатно потрепали, а у новых владельцев было не так много средств, чтобы восстановить носитель полностью. Его подлатали, заставили вновь летать и после удачного рейда, на оказавшиеся свободными деньги, продолжали ремонтировать. Но, то ли рейдов, закончившихся удачно, было мало, то ли денег, которые можно назвать свободными было не так уж много, а быть может прошло еще слишком мало времени, которого было бы достаточно для проведения полного ремонта. Какова бы не была причина — носитель хоть и не был в плачевном состоянии, однако и до идеала ему было далеко.

Зато летал и с задачами справлялся. А его вместительный ангар с легкостью вместил в себя не только все штатные эскадрильи москитного флота, но еще и два фрегата с корветом, которые в скором времени должны были отправиться в не особенно далекий, но однозначно последний путь. Дело в том, что эти три корабля уже давно свое отслужили и были, в отличие от носителя, в одном шаге от свалки. Говоря проще, являли собой убогое зрелище и иначе, чем куском дерьма, или металлоломом, называться не могли.

Однако их нынешних владельцев подобное состояние нисколько не смущало. Ведь кораблям этим предстояло стать «жертвенными агнцами». Единственной задачей которых было вспыхнуть, словно факелу, стать маленькой новой звездой на долю секунды и навсегда исчезнуть.

— Ну что, устроит? — поинтересовался Якуб, рассматривая это старье.

Они все пятеро стояли посреди ангара носителя и глазели на корабли перед собой.

— Ну и хлам. — выразил общее мнение Стас.

— Так вам ведь другого и не надо. — хмыкнул Якуб. — их главная задача долететь до места утилизации и все.

— Глядя на них, я сомневаюсь, что они даже это смогут сделать. — проворчал Стас.

— Да брось! Долетят. Ребята уже настроили искины на преследование транспорта и его обстрел.

— Э! — возмутился Ривз. — какой обстрел? А ну как попадут удачно?

— Не попадут. — Успокоил его Якуб. — там мало того, что все попадания должны вскользь идти, так еще и мощность залпа снижена. Щит транспорта выдержит. Гарантирую.

— Ну тогда ладно. — проворчал Ривз. — хотя все равно…Не вселяет оптимизма.

— А что за транспорт ты нам дашь? — тут же поинтересовался Стас.

— Принимай данные.

— Эта лоханка нам не подходит. — быстро просмотрев полученные данные заявил Стас.

— Почему? — удивился Якуб.

— Ты вообще новости ирдов смотришь?

— Нет…это же новости ирдов. На кой они мне?

— И зря. Они каждый день сводку кораблей захваченных нами обновляют. И то корыто, что ты нам предлагаешь, уже два дня в списке.

— И что?

— А то, что пока мы долетим до базы, там наверняка опознают этот корабль, как «захваченный». И тогда нас точно разнесут.

— И что теперь? Захватывать для вас новый транспорт? Так уже все в курсе, что мы взяли Базар в блокаду. Сегодня еще ни одного корабля не появилось.

— А вчера кого-нибудь поймали.

— Да было что-то…

— Вот давай это и смотреть.

***

Уже спустя пять часов небольшая эскадра стартовала. Пока не было необходимости создавать вид, что транспорт уходит от преследования и все три корабля (включая и два автоматических корвета — дроида, покоящиеся в реквизированном транспорте) двигались рядом.

— У вас есть четыре дня. — напутствовал их Якуб. — дальше Лисицкий начнет действовать. Если не успеете к этому времени — отправляйтесь сразу к Эдему.

— Хорошо. — кивнул Стас. — но есть просьба. Если мы не объявимся- пошли эскадру. Мало ли…

— Рисковать целой эскадрой? — Якуб задумчиво покрутил шикарные усы. — ты ведь понимаешь, что если вы не объявитесь спустя четыре дня, это будет значить, что ваш план провалился и я оказался прав насчет переноса в клонов. Вы все мертвы и выполнить твою просьбу, отправить за вами эскадру, — это все равно, что послать их на верную смерть.

— Я ведь не прошу ломиться туда всеми кораблями? Пришла эскадра, пустила вперед автоматического разведчика. Слили разведчика — значит ты прав. НУ а если нет…

— Если нет, то это может быть ловушкой.

— Дроидов пошли, можешь даже высадить их на станцию, если связи не будет. А если у нас все будет в порядке, но мы там застряли, как то дать знать, что это именно мы — сможем.

— Заморачиваться с кодировщиками еще…

— Зачем? Пароль и отзыв. Думаю, этого достаточно.

— Тогда пароль — «упрямые мудаки». — усмехнулся Якуб.

— Тогда отзыв — «пшек — параноик». — в свою очередь улыбнулся и Стас.

Якуб побагровел, но ничего не ответил.

— Ладно, пора выдвигаться. — Поторопил их Ривз.

— Вам людей то хватит? — обеспокоенно поинтересовался Якуб, рассматривая грузивших амуницию нескольких бойцов Ривза и Самурая.

— Дюжина нас. На станции вояк нет. Так что должны справиться. — Ответил Стас, так же оглянувшийся на свою команду.

— Ладно. Тогда удачи. — Якуб пожал руку Стаса. — Мы тоже будем выдвигаться скоро. Решили лететь тем транспортом, что вы взяли.

— Ну да, он нам тяжело достался. — хмыкнул Стас.

— Все равно. Мне кажется что вы задумали авантюру. — вздохнул Якуб.

— А ты с атакой Базара не авантюру задумал? — рассмеялся Стас. — Тебе ведь Сириус и Бен говорили то же самое, что и ты мне сейчас.

— Ну, ты не сравнивай. Если у нас все получится — представь, как усилиться Эдем.

— А если у нас все получится — то мы получим такое оружие, с каким можно уже не бояться Блуждающего флота. Вспомни, какую встречу нам ирды устроили на том транспорте?

— Да уж, — поморщился Якуб. — как вспомню то видео…Чертовы ирды превзошли себя, создав эти машины.

— Если у нас все получится — то эти машины станут нашими.

— Было бы хорошо. Думаю — Техник сможет с ними разобраться и подогнать под нас. Да и модифицировать сумеет. Он это дело любит.

— Есть такое. — Стас похлопал свое оружие рукой. — Никогда не думал, что кинетика окажется эффективнее импульсного и лучевого оружия. Антифантастика какая-то.

— Это временно. Техник говорит, что уже через пару месяцев все расы начнут перенимать на вооружение наши пушки, а там не за горами и разработка защиты от них.

— Броники? — хмыкнул Стас.

— Черт его знает. Может и щиты какие-нибудь. Я чего-то слышал про кинетический барьер.

— Ну, пока преимущество на нашей стороне…Ладно, удачи и вам с Лисицким.

— Ну, я свое дело сделал. Теперь все от него и Дмитрия зависит. И вы давайте…не задерживайтесь. Чтобы через четыре дня как штык тут были. Причем все.

— Есть! — Стас шутливо отдал честь и развернувшись через правое плечо отправился к переходному коридору, ведущему к транспорту, на котором им суждено либо долететь до базы ирдов, либо в мгновение сгореть, когда по кораблю ударят защитные пушки.

— Авантюра и есть авантюра. — Якуб глядел вслед бойцам, исчезающим в коридоре, а на душе у него было не спокойно. Он все понимал. И насколько важной является атака этой базы. И насколько кстати окажутся сейчас трофеи с нее. Однако чувство тревоги его не оставляло. Но нахлынувшие на него дела и заботы заставили забыть о предупреждениях интуиции. Более того — ему пришлось откинуть от себя эти мысли, так как нужно было заниматься текущими вопросами.

А вот спустя четыре дня, когда все, что от него зависело, было выполнено, и оставалось только ждать, он вновь вспомнил о дюжине бойцов, отправившихся на окраинную систему. Вспомнил и неприятные ощущения тревоги и надвигающихся проблем нахлынули вновь — все отведенные на операцию четыре дня прошли, а от отряда ни слуху ни духу.

И что делать? Все его корабли на счету, свободных нет. Отправлять туда эскадру ему очень не хотелось. Да и откуда ему взять целую эскадру, когда каждый корабль на счету? Он старался отогнать от себя эту мысль, не хотел принимать тот факт, что все бойцы, отправившиеся на базу ирдов, погибли. Однако факты говорили сами за себя…

Глава 7. Самое худшее, что только может быть

Только равномерный гул было доказательством того, что транспорт двигался, а небольшая тряска, толчки, явно указывали на то, что «преследующие» его корабли вели обстрел. Время тянулось просто неимоверно. А самое отвратительное — было совершенно непонятно, удался ли их финт, приблизились ли они к базе, будут ли их обстреливать. И чтобы получить ответ как на один, так и на другой вопрос, необходимо было только ждать.

Стас считал, что ожидание — это самое худшее, что только может быть. Нет, он умел ждать, был терпеливым. Но одно дело продержаться семь минут, десять часов или даже трое суток. Ждать сколько угодно, при условии, что ты знаешь, когда само ожидание подойдет к концу, или же когда ты, твое решение или действие может прервать это ожидание. Ситуации же, когда все решалось без тебя, ты не принимал в процессе, в приближении конца этого ожидания никакого участия, и от тебя совершенно ничего не зависит — раздражало больше всего. Наверняка подобные эмоции испытывали все другие люди — бойцы его отряда. Хотя внешне они это не проявляли. Во всяком случае, раздражительным был только Стас, остальные сохраняли спокойствие.

Самурай спокойно медитировал, Ривз чистил оружие, Тантал читал какую-то книгу. Даже рядовые бойцы, казалось, наслаждались выпавшей передышкой: кто играл в видеоигры, кто спал, а кто и просто чесал языки.

Самому Стасу давным-давно надоели все эти варианты убийства времени. Разговоры особо не клеились- ожидание ожиданием, а нервы были у всех на пределе. Да и Стас знал, что когда он в таком взвинченном состоянии — с ним особо по душам не поговоришь, и на отстраненные темы тоже. Чистить и готовить оружие не имело смысла — уже подготовлено к бою все, что только можно — от автомата, до ножа, дроиды осмотрены, даже замершая, словно задремавшая, Тура, была опрошена на предмет ошибок, проверены системы наведения, диагностика орудий выполнялась уже как минимум пять раз.

Медитировать Стас не умел, ну а спать банально не хотелось. Забавно, а ведь с момента отлета с Земли, ему не удалось нормально, полноценно выспаться: хоть одно утро проваляться в кровати, никуда не спеша и не торопясь.

Он развалился на одной из коек, предназначенных для экипажа транспорта, и все же впал в некое пограничное состояние, на грани сна и бодрствования. Стас замечал за собой, что в подобные моменты он не видит сны, хотя, наверное, и дремлет. Вместо снов наваливаются мысли, или, скорее, воспоминания…

Вот, к примеру, он сейчас пытался вспомнить, или скорее понять, с какого момента его жизнь превратилась в круговорот событий. Наверное с того самого, как он покинул Землю? Нет. На самом деле, все началось тогда, когда он нашел Солнечную систему и координаты Земли в частности. А точнее — просто проверил свои догадки, убедился в своей правоте. Именно с этого момента за ним открыли охоту и он ударился в бега. И именно с того дня ему не удавалось выспаться. Сначала далеко не самая легкая жизнь и работа на орбите, затем полет к базару (хотя этот период можно бы было назвать самым спокойным — он летел и мог бы спать и спать). Но сами представьте — ваш привычный мир переворачивается. Вот только что вы развлекали себя компьютерной игрой после работы, проводили в ней все свободное время и вдруг…Словно кто-то всесильный щелкнул пальцами и это произошло. Вдруг вы оказываетесь в этой самой игре, причем в ужасном положении. Как бы подобрать точное сравнение? Скажем, вы становитесь игроком, только прошедшим обучение, не имеющим еще ни брони, ни оружия (причем не просто толкового, а вообще без такового) и при этом оказываетесь посреди данжа, в который даже высокоуровневые игроки предпочитают ходить отрядами, гильдиями, кланами. У вас есть всего одна жизнь. Проиграете — и все. Гейм овер.

Представили? А теперь представьте, что вы, на протяжении нескольких дней ожидаете нападения опасных мобов, которые, почему-то, не хотят появляться, нападать. Зато вы находите удобный домик с кроваткой. И вроде бы стены домика — очень сомнительная защита. Хлипкие гипсокартонные стены, дверь без замка, но зато внутри этого домика есть удобная кровать. Возможно вы и плюнете на все, так как устали. Но поверьте, как только организм получит свою дозу отдыха, строго необходимую — вы проснетесь. Вот и у Стаса было нечто подобное — вроде и на борту своего корабля и знаешь куда лететь, знаешь, что у тебя есть масса вариантов, как добиться желаемого. И ты все равно нервничаешь: хватит ли этих вариантов, не возникнут ли новые трудности: от элементарной поломки оборудования корабля, до нападения пиратов. Крепко спать в подобной ситуации не смогут и люди с железными нервами. Так чего уж говорить о Стасе?

Самое забавное, как он потом узнал, все его приключения, по большому счету, могли вообще не случиться. Нет, ни в коем случае нельзя сказать, что они были ненужными. Они, как раз, оказались весьма кстати. Но что могли и не случиться — факт.

Слон с помощью Шеснашки мог просто перенести его в игру. Как проделал это с Рамоном и еще несколькими людьми. Никаких проблем и сложностей, вроде тех, с которыми столкнулся Стас: отсутствие денег, навыков и умений обращаться с техникой. Необходимость создать новую личность, экипировать ее. Необходимость приобрести и изучить базы знаний, чтобы хотя бы в примитивный скаф влезть, не говоря уж об экзоскелете. Наконец, можно было избежать опасности существования без возможности ожить в специализированном центре, в теле клона.

Да, конечно, все произошло так, как должно было. И многие моменты можно бы было назвать ключевыми. Союз с пиратами серьезно усилил Эдем, именно пираты подсказали, где можно раздобыть оружие на Земле, именно они сейчас терроризируют Базар и именно благодаря им Стас сейчас находиться здесь, готовясь атаковать отдаленную базу ирдов.

Вот только если его спросить — захотел бы он пройти все те испытания, что ему выпали, если бы знал, что не нужно самому организовывать побег с Земли? Если бы знал, что есть гораздо более легкий способ, и если бы знал, что ему светит при, так сказать, «ручном побеге», то он наверняка ответил бы — что согласился бы на вариант переноса с помощью Шеснашки.

Но в тот момент, тогда, сделать это было нельзя. Сам перенос был под большим сомнением. Хотя даже не в нем дело. Никто из троицы — ни Рамон, ни Слон, ни сам Стас, особо не верил в теорию, что игра Вселенная Онлайн — это ширма, закрывающая реальный и огромный космос. Даже сам создатель этой теории — Стас, до последнего отказывался верить в собственные догадки. Нужно были доказательства, весомые и неоспоримые. Причем не столько для других, сколько для себя. И именно для этого он и совершил побег, боясь, что в случае ошибки попросту задохнется в космосе…

Очередное попадание из орудий кораблей, делающих вид, что они преследуют транспорт, заставившее его затрястись, а Стаса тряска вернула в реальность.

Как бы то ни было, а все случившееся лишь закалило его. Хотя кое о чем он не хотел бы рассказывать и даже помнить. Когда его разум был заключен в андроиде и соседствовал там с сознанием другого человека, Стас получил массу впечатлений. Причем не лучших. Казалось, что его личность, он сам, словно бы разваливается. Будто бы кто-то другой вклинивается в твои мысли, подсаживает свои идеи, усыпляет тебя. Наверное, так же должны чувствовать себя люди, страдающие раздвоением личности. По телу пробежали мурашки от этого воспоминания. И тут же оживились дроиды и Тура, которые были подключены к Стасу и ощутили эмоции оператора, восприняв их как угрозу.

Все бойцы с удивлением уставились на трех дроидов, внезапно поднявшихся, ощетинившихся оружием, начавших водить стволами в поисках потенциальных противников.

Стас тут же отдал приказ вернуться в режим ожидания и машины подчинились — вернулись в свои коконы зарядки, убрали оружие и замерли, словно статуи.

— Что это было? — поинтересовался Ривз.

— Да хрень приснилась. — объяснил Стас. Ему не очень хотелось делиться своими воспоминаниями о том, как он жил, будучи, по сути, машиной. Может быть и зря — об этом стоило рассказать хотя бы медикам Ордена. Но Стас боялся, что его сочтут больным, или неполноценным. Хотя нет, он опасался, что его признают сумасшедшим. Поэтому и скрывал свои переживания. Однако иногда пережитое напоминало о себе, причем не всегда удачно. И сейчас был такой случай.

— Ты бы отключался от дроидов, когда спать собираешься. — Проворчал Ривз. — А то присниться кошмар, и твои железяки нас всех перестреляют.

— Не перестреляют. Там еще система опознавания свой-чужой работает.

— Все равно как-то… — Ривз попытался найти подходящее слово и не смог. — Мало того, что нас сейчас свои же корабли обстреливают, так еще и твои железяки на нервы действуют.

— Ничего. — усмехнулся Стас. — как начнем атаку, ты еще мне спасибо будешь говорить, что они с нами.

— Возможно… — вздохнул Ривз и вернулся к своей работе — он уже закончил чистить оружие и принялся набивать патронами обоймы. Хотя все слоты на его экзоскелете были забиты запасными.

— Как думаете, далеко еще до станции? — Самурай, сидевший в позе лотоса с закрытыми глазами, соизволил оторваться от медитации.

Все понимали, что его не интересует расстояние. Не озвученный вопрос звучал как «поверили ли ирды на станции, что мы свои?». Вот только ни у кого из людей ответа на этот вопрос не было.

Да даже если бы и был ответ, произнести его не успели. Корабль тряхнуло так, что стоявшие на ногах упали, спавшие ссыпались с коек, а сидевшие вцепились кто в что.

— Это что еще было? В нас ирды из орудий пальнули? — спросил Тантал, поднявшись с пола, на котором он оказался вследствие удара.

— Не. — Отрицательно покачал головой Стас. — Пальнули бы из орудий — мы бы уже в лучшем случае отправились в клоны, а худшем…

— Тогда что это было? — встрял Ривз. — ни фрегаты, ни, тем более, корвет так по нам стрельнуть не могли — даже прямое попадание только щит должно было сбить.

— Щита и нет. — спокойно ответил Самурай, начавший копаться в сети, закидывая искин корабля вопросами. — Искин говорит «Сильный взрыв в непосредственной близости».

— И что могло взорваться так близко? «преследователи» шли далеко позади, если взорвали их — нас не должно было так тряхнуть. Даже щит не слетел бы.

— Думаю — один из защитных дронов рванул. — ответил Самурай. — сейчас проверю…

Еще на подходах к этой системе, а точнее, задолго до старта, проведя совещание, они пришли к выводу, что если транспорт будет создавать видимость побега от этих кораблей — на базе ирдов в это не поверят. Ну как медленный транспорт смог пройти несколько систем с хвостом пусть и из мелких, маломощных, но быстрых и юрких кораблей. Они однозначно должны были суметь приблизиться, успеть высадить десант, или же сбить щит и вывести из строя двигатели, тем самым остановив транспорт. Помешать им сделать это могли только дроны, которыми снабжались все корабли ирдов. Обычно они не представляли угрозы для пиратов — те брали либо числом, либо умением — маневрируя, выбивая защитные автоматические корабли с большой дистанции. Но в данном случае подобная защита вполне могла помочь — дроны, по своему вооружению и скорости вполне соответствовали классу корвет, а значит, представляли серьезную опасность для трех устаревший кораблей практически такого же типа. И те просто не могли ничего противопоставить защитникам. Только плестись сзади, словно гиены и ждать, пока беглец допустит ошибку.

Но что значит взрыв одного из дронов? Что Ирды не поверили в спектакль и начали уничтожать все обнаруженные корабли?

— Да. — через минуту сказал Самурай. — Один из дронов был уничтожен. Но, скорее всего, случайно.

— Как это?

— Ирды выбили наших «преследователей», а дрон просто попал под залп.

— Так мы проскочили?

— Похоже на то…

— И когда будем на месте?

Самурай пожал плечами.

— Не знаю. Не хочу лишний раз лезть к искину. Но когда ирды возьмут транспорт под свое управление — будем знать, что до стыковки осталось недолго.

Ждать действительно пришлось всего пару часов. Искин отправил уведомлению Самураю, что взят под контроль и корабль теперь полностью управляется оператором со станции. Спустя еще полчаса все пассажиры ощутили изменения в скорости и движении — корабль начал маневрировать и тормозить, готовясь к стыковке.

Но затем все поменялось. Корабль резко развернулся и направился к ангару базы. Что ж, Стаса это всецело устраивало, как и других боевиков, затаившихся на транспорте.

Стас решил не медлить и приказал всем выдвигаться к грузовому отсеку. Если ирды поверили, чток ним пришел автоматический корабль с грузом, вряд ли они будут проводить его досмотр, сразу начнут разгрузку. Следовательно, корабль не будут стыковать через штатный коридор, а сразу загонят в ангар, посадят и откроют трюм. И скорее всего, именно это сейчас и происходило. Поэтому же вся команда людей и собралась в трюме, готовясь при первых признаках открытия аппарели начать атаку.

Маневры заняли еще около часа, затем последовал глухой удар, пол содрогнулся и огромные створки трюма с шипением поползли в стороны, а аппарель начала свой неторопливый ход вниз.

Бойцы бросились вперед.

Стас вылетел из корабля, и сразу чуть не столкнулся с ирдом — техником, уставившимся на него с открытым ртом. Стас ударом ноги отправил его на пол. Еще один ирд полетел вслед за ним — этому досталось уже от Ривза.

Стас, Самурай, Ривз и Тантал сразу договорились, что без необходимости убивать персонал станции не будут. Мало ли, а вдруг они понадобятся, ну скажем, как банальные грузчики? Не самим же и не на собственном горду тягать все захваченное?

Отряд атакующих разделился на две группы. Первая с ошеломительной скоростью бросилась к выходу из ангара. Двое бойцов остались, контролируя лежащих на полу ирдов.

Атакующие едва успели проскочить тамбур, ведущий из ангара в саму станцию, как взревел сигнал тревоги. Дежурный в контрольном центре не спал и не проморгал атаку. Вот только помочь станции это объявление тревоги уже в принципе не могло.

Самурай на бегу вмазал кулаком в морду ирду, на свою голову выскочившему в коридор. Следующий местный был попросту протаранен несшимся Танталом. Тщедушное тельце ирда, получив плечом закованным в экзоселет, отлетело к стене, впечаталось в нее и тихонько сползло на пол.

Дверь в контрольный центр оказалась закрыта. Ну логично ведь — тревогу объявили, должны были и двери перекрыть. Вот только никого это не удивило, да и особой преградой не стало. Двое бойцов установили взрывчатку на стене слева от двери. Люди тут же бросились искать для себя хоть какую-то защиту. Спустя десять секунд грянул взрыв. Самурай запустил руку внутрь искореженной стены, в дыру, вокруг которой во все стороны топырился металл, а внутри что-то искрило. Он легко нашел замок двери и вырвал его с корнем — экзоскелет позволил даже не прилагать особых усилий.

Ривз рванул дверь в сторону, приложив к этому усилия и миомерных мышц своего экзоскелета, а в открывшийся проем тут же вскочили Стас и Тантал, размахивая оружием и крича, что есть мочи:

— Кто дернется — сдохнет! Все на пол! На пол, сволочи! Лежать или завалю!

Испуганные ирды в мгновение ока опустились на пол.

Пока Стас и Тантал контролировали операторов, а Ривз и еще несколько бойцов вытянули пяток ирдов из колонн — мыши явно хотели подогнать сюда своих дроидов, но, к счастью для людей — не успели. Тем не менее, закончив, Ривз со своими бойцами занял оборону в коридоре, Самурай прошелся вдоль терминалов и заблокировал все двери на станции. Теперь каждый ирд оказался в ловушке и никуда из отсека, где и был пойман, выйти не мог. И гоняться за ними не надо и неприятных сюрпризов не будет — вдруг еще где-то есть капсулы для управления дроидами?

— Кто старший смены? — громко и добавив злости в голос спросил Стас.

— Я. — один из лежавших ирдов поднял голову и потянул вверх дрожащую лапку.

Тантал подошел к нему и одним стремительным движением, схватив мыша за воротник, поставил на ноги.

— Сколько ирдов на станции? — спросил он.

— Что? — ирд был испуган и соображал туго.

Тантал, решивший простимулировать и ускорить его мыслительный процесс, ударил мыша в живот прикладом своего пулемета — огромной и страшной на вид пушки, являющейся одной из разработок Техника и, по сути, ничем иным, как копией пулемета из прошлых лет, но увеличенной в размерах, гораздо более мощной и смертоносной.

— Сколько? — заорал на вновь упавшего на пол мыша Тантал.

— Около 90. — пролепетал тот.

— Где экипаж корабля?

— Какого корабля?

Тантал вновь ударил прикладом. На этот раз прямо в морду с черным подвижным носом и глазами бусинками.

— Ну!!!

— Они либо в корабле, либо в его ангаре. — прошамкал сквозь выбитые зубы старший смены, вытирая кровь с морды. — по сигналу тревоги должны занять свои места в корабле и быть готовыми к вылету.

— Они сами могут открыть ангар?

— Да…

— Твою мать. Ривз!

— Я слышал. — Откликнулся тот из коридора. — ты и ты — держите коридор. Остальные за мной.

Послышался удаляющийся топот нескольких человек.

Тут же ожил канал для связи.

— Открывайте двери к ангару. — на бегу приказал Ривз.

— Самурай?

— Уже делаю.

— Нужны точные схемы станции.

— Уже нашел. Сейчас перекину всем.

Стас спустя мгновение наблюдал на экране терминала, который выбрал в качестве своего рабочего места, всю схему станции. И даже более того, на ней отображались все живые существа. Он мысленно отдал приказ своим дроидам, включил режим автономной работы и бросил Танталу:

— Собирай всех отсюда и веди в ангар. Дроиды помогут.

— Мы на месте? — раздался из коридора голос одного из бойцов, продолжавших защищать двери в контрольный центр.

— Да, будьте там на всякий случай.

— Заходим в ангар! — донесся до всех членов отряда голос Ривза.

— Ривз! Они все в корабле. — Подсказал ему Стас, как раз рассматривающий несколько точек в ангаре, где должен был находиться станционный корабль — разведчик.

— Принял…

Несколько точек, которыми должны были быть Ривз и его бойцы начали перемещаться по ангару к кораблю. А одна из точек, находившихся в нем, двинулась им навстречу.

— Ривз. В корабле, возле шлюза ирд.

Ривз, видимо, забыл отключить связь со всей группой, так как было слышно.

— Опасность! Все на выход! Покинуть корабль! Это межгалактическая партия любителей разумных грызунов. Мы приказываем… Ах ты ж мать твою.

Далее последовало несколько выстрелов, затем тишина, которую прервал голос Ривза:

— Вперед!

— Что там у тебя? — поинтересовался Стас.

— Ирд хотел закрыть вход в корабль. Попытался ему мозги запарить, но оказался ушлый. Пришлось валить…

Стас не стал ничего комментировать и молча наблюдал, как бойцы Ривза один за другим начали заходить в корабль.

Как раз отчитались дроиды, вместе с Танталом доставившие пленных в ангар с транспортом. Стас отправил своих подопечных на помощь Ривзу. Если даже реальной помощи от них не будет, то хотя бы опять отконвоируют пленных. Тантал же остался охранять пленных.

Вообще, Стас опасался, что атака базы пройдет сложно. Приблизительно на том же уровне, что и атака того злополучного транспорта. Он даже Туру с собой взял. Однако в этот раз все прошло гладко. То ли ирды не ожидали атаки, то ли она оказалась настолько стремительной, что они не успели отреагировать, а может, сказывалось то, что на базе не было военных, только ученые. Как бы то ни было, но сопротивления практически не оказывалось. И после того, как будет захвачен корабль ирдов, весь персонал станции можно по одному доставлять в ангар — они сейчас сидели по заблокированным отсекам.

Главное теперь — не дать ирдам на корабле вылететь наружу. Черт его знает, сколько им понадобится времени, чтобы вызвать подкрепление. Или еще хуже — быть может, на корабле есть возможность взорвать станцию. Судя по тому, как ирды подготовили систему к защите, как была расположена база, руководил всем какой-то параноик. И только богу известно, какие каверзные инструкции он дал своим подчиненным, или искинам.

— Корабль наш. — доложился Ривз.

— Славно. Тогда жди — я прислал дроидо…

— Ах ты ж мать твою! — крик Ривза заставил не только Стаса запнуться на полуслове, но и Самурая удивленно оторваться от увлеченной работы на терминале.

— Что там случилось?

— На корабле включился режим самоуничтожения! Валим, валим, валим!!!

Точки на экране, обозначавшие бойцов, вместе с точками — ирдами, начали перемещаться из центра ангара, где виднелся контур корабля, к краям. А затем, словно вода, втекали в коридор и начинали стремительный бег уже по нему, в сторону ангара, где стоял привезший людей транспорт.

— Самурай! Блокируй ангар с разведчиком и коридоры к нему. — завопил Ривз.

Спустя секунд десять пол под ногами содрогнулся. Стас и Самурай ухватились за терминалы, за которыми стояли, а из коридора послышались приглушенные маты — там бойцам и ухватиться было не за что, наверняка их сбило с ног.

— Повреждения? — обратился Стас к Самураю.

— Ангар и пара коридоров к нему. Повезло. — констатировал тот.

— НУ и славно. Черт с ним, с кораблем…Ривз! Потери?

— Нет.

— Отлично. Тогда отдавай пленных и начинайте вычищать станцию. Всех мышей в ангар с транспортом.

За последующий два часа людям удалось захватить и отвести в ангар более половины сотрудников станции.

— А это что такое? — пробурчал Стас.

— Что там? — не отвлекаясь от своего терминала, занимаясь копированием всей имеющейся на серверах станции информации, поинтересовался Самурай.

— Да один из ирдов, судя по всему, смог выбраться из заблокированного отсека. Сейчас двигается по коридору к одной из лабораторий.

— Да и черт с ним. — пожал плечами Самурай.

— Уже зашел в лабораторию! Хм…Не похоже, чтобы взламывал защиту- слишком быстро открыл. Может, есть какой-то код для старшего персонала?

— Ну есть и есть. Зашел в лабораторию и ладно. — вновь пожал плечами Самурай. — куда он денется с подводной лодки?

— Станции.

— Один хрен.

Стас задумался.

— А если там прототипы? Или что-то особо ценное? Может он хочет это уничтожить, лишь бы не досталось нам?

Самурай демонстративно закатил глаза.

— Ты и мертвого убедишь…Если так переживаешь — отправь пару бойцов, пусть его приведут.

— Так и сделаю. — проворчал Стас и начал связываться с Ривзом.

Спустя пару минут, он уже следил за двумя точками, стремительно направлявшихся в сторону лаборатории, где и находился свободолюбивый ирд. Они прошли коридор, зашли в лабораторию и…перестали отвечать на запросы.

— Лысый? Дембель? — позвал Стас. Но ни один ни второй отвечать не стали.

Зато красная точка, обозначавшая ирда, начала движение в сторону командного центра. Причем стремительно, тратя минимум времени на открытие, как казалось, наглухо закрытых дверей.

— Это что еще за хрень?

Ответом ему стала пальба в коридоре. Оба бойца, дежурившие на входе в командный центр открыли шквальный огонь.

— Вали его! Вали!

— Он что, бронированный?

— Граната!

Раздался взрыв. А затем голоса оборвались, как и стрельба в коридоре. Стало тихо, как на кладбище.

Глава 8. Смерть человекам!

Тайзен вцепился в края терминала, неотрывно наблюдая за экраном, отображавшим всю систему и корабли в ней.

Орудийные платформы сейчас поворачивались в сторону движущихся целей, часть платформ, закончив поворот, сопровождали далекие корабли, медленно поворачиваясь, поднимая, или опуская орудия.

— Все цели распределены, орудия ведут цели. — доложил оператор.

— Огонь. — Без колебаний приказал Тайзен.

Выстрел нескольких десятков орудий слился в один. Спустя лишь пару мгновений камера, нацеленная на ту часть космоса, где должны были быть корабли, приближающиеся к базе, передала картинку яркого взрыва, затем еще одного, и еще.

— Цели уничтожены. — Доложил оператор. — Транспорт потерял одного из дронов.

— Успели достать пираты? — удивился Тайзен.

— Нет. — Отрицательно покачал головой оператор. — Он как раз начал маневр разворота, для атаки преследователей. Но, или попал под наш залп, или же его накрыло взрывной волной одного из уничтоженных нами преследователей.

— Да и ладно. Главное — все манс-харты уничтожены.

Оператор смолчал, но поморщился. Употребление руководителем ругательства, которым часто одаривали окружающих норги, ему явно не пришлось по вкусу.

— Свяжитесь с транспортом и прикажите ему передать управление нашим операторам. — приказал Тайзен и добавил. — все орудия свести на него.

— Простите? — удивленный подобным приказом оператор даже повернулся к Тайзену.

— Страхуюсь. Вдруг этот корабль все же под управлением людей? — пояснил Тайзен свою странность.

— Вряд ли. — Ответил оператор. — Мы уже отправляли опознавательные коды кораблю и получили авторизацию для проверки его систем. Будь там люди — они бы не позволили нам этого сделать.

— Хорошо. — Кивнул Тайзен. — но пока не возьмем транспорт под контроль — не спускайте с него глаз. Сколько времени ему понадобиться, что бы подойти к базе?

— Часа два. — Ответил оператор.

— Хорошо. Доложите мне, когда это произойдет. — Тайзен отправился на выход, но резко повернулся и добавил: — если вы обнаружите какие-то странности. Все равно какие — докладывайте незамедлительно.

— Слушаюсь.

Тайзен покинул контрольный центр. Прибытие транспорта — это хорошо. Но у него и своих дел по горло. Торчать в центре, пока корабль зайдет в ангар — непозволительная роскошь. А в разгрузке ему тем более принимать участия не надо. Предварительный список груза он уже получил, а значит — уже нужно спланировать, сколько, чего именно и какой лаборатории следует отдать материалы.

Он отправился в свой кабинет — маленькую коморку, рядом с лабораторией «Аншай», где сейчас как раз и находился модифицированный прототип. В принципе, ученому его уровня Иллиас давно предлагал перебраться в более комфортные помещения. Но Тайзен, хоть и был с гонором, но отказался, так как являл собой яркий пример фанатизма и был трудоголиком, порой не замечавших неудобств. Его «кабинет», по большому счету был и его же личной каютой. А съезжать с него он не хотел просто потому, что его лаборатория, в которой он и занимался своими исследованиями и разработками, находился совсем рядом — в паре метров прямо по коридору.

Хоть Тайзен и удалился под весьма благовидным предлогом, даже более того — свято веря, что он будет делать именно то, что собирался, все обстояло несколько иначе. И это иначе озвучил оператор контрольного центра, дождавшись, когда высокое начальство покинет отсек:

— Старый хомяк опять заберет себе все коммутаторы и аккумуляторные наборы.

— Опять? Да зачем ему столько? — удивился второй оператор.

— Да все со своими щитами мутит — крутит. Уж больно они у него прожорливые…

— Щиты? Да вроде ж еще в прошлый раз индивидуальный щит даже не новой, а еще обкатываемой модели ему прислали?

— Да я не за энергощит. — буркнул недовольно первый оператор.

— А про какой? — не понял второй.

— Про этот, «барьер».

— Старый хомяк серьезно думает, что сможет сделать защиту от кинетики? — хмыкнул второй оператор. — да он у нас алхимик.

— А вот тут ты зря. Не только думает, но и сделал.

— Да ладно.

— В моей лаборатории испытания проводили. Собственными глазами видел, как эта штука снаряды отклоняет.

— Быть того не может. — изумился второй оператор.

— Хочешь верь, а хочешь нет.

— Да какая разница… — тяжело вздохнул второй оператор. — главное — опять мне не видать аккумуляторных наборов. А я ведь никак тест плечевой энергопушки завершить не могу.

— Да хлам твоя пушка. Этот обвес негативно отражается на мобильности. — пробурчал первый.

— А ты спишь и видишь, где бы выкроить пару килограмм веса, что бы еще свои усилители мышц прикрутить. Зачем этому танку бегать?

И операторы затеяли свару, продолжавшуюся ровно до того момента, как не пришлось брать транспорт под контроль. Хотя даже после этого, они продолжили перекидываться обвинениями и оскорблениями.

Дело в том, что в центре дежурили лаборанты от разных исследовательских групп. У каждой группы была свои задача — у одной: обеспечить наилучшее бронирование для проекта «Аншай», у других — орудийная мощь, третьи занимались мобильностью. Практически всегда группы соперничали друг с другом. Ну еще бы, существенное превышение нормы, будь то все те же бронирование и огневая мощь по сравнению с самыми лучшими и современными моделями дроидов и экзокостюмов, пусть и за счет использования дорогостоящих материалов могло привести к улучшению финансового положения всех участников группы. И проверка, введение в проект пушки, о которой говорил второй оператор, положительно сказалось бы именно на его лаборатории, а главное — за подобную модернизацию он бы получил немаленькую премию. Да вот беда — уже вторую неделю он не мог получить для тестирования орудия аккумуляторных наборов, которые забирал Тайзен для собственных проектов. Впрочем, стоит отдать ему должное — подобным образом он «грабил» и другие группы, так что страдал не только отдел «мобильности».

Операторы оказались совершенно правы — едва войдя в свой кабинет, Тайзен тут же проверил список груза на борту транспорта и зарезервировал почти два десятка аккумуляторных наборов для своей лаборатории, другим оставив всего дюжину. В отличие от операторов, Тайзена не интересовали премиальные, хотя и конечно же, предложи ему их — он отказываться не стал бы. Тайзен страдал от идеи фикс: желания и мечты создать самый настоящий кинетический щит, или барьер, который позволил бы игнорировать появившееся в последнее время у людей смертоносное оружие. Если ему все удастся — новая модель Аншая будет настоящим совершенством — нанести ей урон и не сможет и десяток бойцов, использующих самые разные виды оружия, начиная от режущего, колющего, заканчивая энергетическим.

— Господин Тайзен!

— Да? — недовольно отозвался Тайзен, который не любил, когда его отвлекают в подобные моменты, когда он мечтает о возможностях своего творения.

— искин транспорта полностью под нашим контролем, начинаем стыковку…

— Какую еще к черту стыковку? — недовольно проворчал Тайзен. — он пустой! Сразу в ангар его и начинать разгрузку.

— Слушаюсь.

— Вот ведь, олухи. — недовольно подумал Тайзен. Дело в том, что в случае с транспортами, было принято подводить корабль как можно ближе к станции, стыковать, давая возможность экипажу быстрее покинуть отсеки и спокойно отдохнуть на базе. Далее корабль должен был зайти в ангар, где и будет производиться разгрузка. А занимала она не так много времени, после чего экипаж возвращался на борт и отбывал восвояси.

Были и исключения — то же «Злато». Он сразу заходил в ангар, причем отдельный, для «Злата» и предназначенный. Однако это был дежурный корабль базы и экипаж должен был находиться на корабле или в ангаре постоянно и в случае тревоги — как можно быстрее занять свои места, быть готовыми к вылету.

Хотя и в данном случае имело смысл сразу заводить корабль в ангар. Экипажа то ведь нет?

Раздражение Тайзена на нерасторопного оператора ушло так же быстро, как и появилось. Все же, это все суета, до которой Тайзену, как и всем ученым, не было никакого дела. Сейчас это его касается постольку поскольку. А вот как только вернется Иллиас, Тайзен сможет сбросить с себя ярмо административных обязанностей и вернуться к своим исследованиям, к своему детищу…

Детище! Тайзен вспомнил о том, на что он потратил последние три месяца жизни, лишая себя сна, иногда даже еды. Но он добился своего — первый и уже работающий прототип установлен на Аншай -2. Единственная проблема — большое энергопотребление. Но он уверен, что уже близок к тому, чтобы решить эту задачу — есть несколько вариантов, но все необходимо опробовать на практике — а для этого необходимы аккумуляторные комплекты, которые как раз должен был привезти этот транспорт. Но как всегда, прежде чем делать, Тайзен должен все внимательно проверить — нужно пересчитать, почему даже в пассивном режиме барьер потребляет столько энергии, при этом КПД его так низко, ведь в случае, если барьер не отражает снаряды — он должен потреблять меньше, а вместо этого он постоянно сосет из аккумуляторов энергию так, будто бы по костюму беспрерывно ведут обстрел…

Тайзен сам того не заметил, как погрузился в свои расчеты. От работы его смог оторвать только сигнал тревоги, и то не сразу. Ученый долго вертел головой, сначала возвращаясь в реальность, затем пытаясь понять где он и что значит этот мерзкий звук. Когда до него дошло, Тайзен поднялся из-за своего рабочего стола и посеменил на выход.

Дверь никак не реагировала на нажатия, открываться не собиралась.

Тайзен попытался со своего терминала связаться с контрольным центром. Но никто не отвечал. Ученый погрузился в раздумья, что может означать тревога и почему не отвечают дежурные. Догадка промелькнула в его голове в первые же секунды, но он отгонял ее, считая фантастической, занимаясь поисками других причин. Пожар? Тогда почему не отвечают операторы? Разгерметизация? Пускай даже его части базы, но снова таки — почему не отвечают дежурные? Проблема в самом контрольном центре? Но тогда почему заблокированы двери?

Ломать себе голову и выстраивать одну гипотезу на другой он мог еще очень долго, если бы не вспомнил о своих правах администратора. Он вернулся к терминалу и, введя сложную комбинацию, подключился к камере, установленной в контрольном центре.

— Только не это… — прошептал Тайзен, надеясь что несколько человеческих фигур в экзоскелетах, бродящие среди лежащих на полу ирдов, ему просто привиделись.

Он сидел в каком-то оцепенении, просто наблюдая за тем, что происходит на экране. Ровно до того момента, как один из людей не поднял с пола Адиса, старшего смены, и не начал его избивать.

Подобная прямо таки животная жестокость привела Тайзена в ярость. Он сидел, стискивая лапы, выпуская короткие коготки, царапая подлокотники своего кресла. Что он может сделать? Чем он может помочь? Ах если бы можно было освободить несколько ирдов и вместе с ними влезть в капсулы Ицхаков…Стоп!

Он бросился к двери и ввел свой код. Пока он набирал комбинацию, то чувствовал, как его сердце колотиться, хочет вырваться из груди. Нажав последнюю клавишу он замер, даже дышать перестал. Прошло всего мгновение, но какое оно было долгое… Тайзен уже решил, что его план не сработал, что люди отменили административный код, но дверь открылась. Он мог выйти в коридор.

Тайзен бросился прочь из своей комнатушки и, стараясь бежать как можно быстрее, чуть не впечатался в дверь лаборатории Аншая. Трясущимися лапами он ввел код и вновь затаил дыхание. Код не подвел и в этот раз.

Тайзен влетел в лабораторию и принялся включать все терминалы и системы, подключенные к Аншаю-2. Он заставил себя оторваться от прогона диагностических и тестовых программ, вернулся к двери и вновь ее закрыл. Пусть и на пару секунд это задержит людей, но этих пары секунд может хватить…

Убедившись, что все терминалы выполняют свою работу, он подбежал к костюму, или, скорее доспеху, начал спешно в него влезать. Вообще, он никогда раньше этого не делал. Тестировал Аншай-2 бывший военный пилот, или кто-то из лаборантов. И поэтому, по причине отсутствия практики, у Тайзена ушло гораздо больше времени, чем он ожидал. Тем не менее, нагрудная пластина закрылась, шлем опустился на голову, медблок сделал укол и впрыснул в кровь Тайзена целый коктейль всевозможных стимуляторов и усилителей.

Тайзен приказал костюму отключиться от кокона. Тут же послышались щелчки — штекера и кабеля покидали свои гнезда, отключались от боевого доспеха. Аншай-2 был полностью готов к бою.

В этот момент дверь в лабораторию открылась и Тайзен увидел двух бойцов, перешагнувших порог и опасливо оглядывающихся, вертя оружием во все стороны.

Тайзен не шевелился, ждал когда они приблизятся ближе. Ему не хотелось промазать, или тем более все провалить только потому, что он еще не освоился с доспехом.

Когда до ближайшего противника оставалось всего метра два, Тайзен решился. Он уже мысленно продумал несколько вариантов нападения, даже не подозревая, а точнее- банально забыв, что сверхмощный и самый современный искин, лучшее детище ирдов, запоминает и обрабатывает все эти варианты, сравнивает с базой шаблонов (которых загрузили минимум, к сожалению Тайзена), выбирает наиболее удобный и эффективный.

«Желаете активировать автоматический режим?»

Тайзен несколько секунд тупо смотрел на сообщение, силясь понять, о чем его спрашивают. А затем, наконец, осознав, что это значит, дал добро.

Как руководитель проекта он знал очень многое о всех системах Аншая, в том числе и о искине, который легко мог взять управление костюмом на себя. Все, что требовалось от пользователя — поставить задачу и (или) продумать план действий. Дальше костюм все сделал бы сам.

Аншай, до этого момента лежавший словно груда мусора в своем ложе, с помощью интегрированных в нижние конечности ускорителей резко поднялся, оказавшись лицом к лицу с подошедшим и замершим от неожиданности человеком. Аншай, не дав противнику опомниться, нанес удар правой рукой, снова активировав усилители, теперь уже на верхней конечности.

Бронированный, сделанный из сплава дорогих и необычайно твердых металлов кулак, еще и получивший дополнительную скорость за счет активированных ускорителей легко пробил сначала экзокостюм, а затем и грудную клетку противника. Однако Тайзен, получивший лошадиную дозу не только стимуляторов, но еще и препаратов, призванных повысить агрессию, уже начавший испытывать жажду крови, не препятствовал автоматике и поэтому Аншай, провел, так сказать, «контрольный» — попросту свернув шею итак уже повершенному противнику.

Тайзен готов был поклясться, что не будь на человеке шлема — Аншай просто бы оторвал ему голову.

Покончив с первым противником, Аншай бросился ко второму. Тот явно не ожидал столь скоропостижной кончины своего союзника и находился в прострации. Аншай не дал ему опомниться. Он просто ударил противника ногой. В этот раз ускорители не задействовались, поэтому на экзоскелете появилась только вмятина, хотя и достаточно глубокая. Второй человек от удара отлетел к стене, ударился об нее и медленно начал сползать на пол. Однако подскочивший к нему Аншай не позволил телу опуститься — он схватил противника за голову и на этот раз задействовав ускорители верхней конечности впечатал голову в стену. Тайзен с ужасом наблюдал, что шлем противника был смят, превратившись практически в блин, а стена была пробита насквозь. Что стало с черепом человека даже думать не хотелось.

«Задача выполнена» — Доложил Аншай.

Теперь нужно было направляться в командный центр и освобождать его.

В голове Тайзена мелькнуло несколько мыслей по этому поводу и он тут же заставил себя не думать, не представлять всего— ведь чудовище, которое они создали, легко воплотит все это в жизнь. Пусть лучше использует автоматический режим, используя имеющиеся шаблоны. Пытаться действовать самому, при этом не являясь опытным бойцом, или позволять реализовывать его же собственные мысли машине, Тайзен не хотел.

«Автоматический режим активирован» — сообщил Аншай. — «цель — захват и удержание контрольной точки.»

— Выполняй — прошептал Тайзен.

Костюм бросился вперед. У самого Тайзена заболели суставы — костюм заставлял его перебирать конечностями с такой скоростью, с какой он даже в молодости не бегал, да и наверное не смогу бы, предложи ему в качестве награды все деньги мира.

Тайзен успел заметить двух человек, явно охранявших вход в контрольный центр. Они тут же открыли огонь, но Аншай, получив первое же попадание, активировал кинетический барьер, легко отклоняющий снаряды, не дающий им даже коснуться брони.

Люди, явно осознавшие бесполезность своего оружия, бросили его на пол, выхватив нечто вроде пистолетов.

— ХА! — подумал Таййзен, увидевший первые всполохи. — энергетическое для индивидуального щита Аншая вообще бесполезно. Тут и плазма не поможет.

— Граната! — крикнул один из противников и в Аншая, все еще двигающегося к врагам, полетел какой-то предмет.

Костюм выпустил когти и, подпрыгнув, вцепился в потолок, начал двигаться по нему. Тайзену же показалось, что даже такое передвижение нисколько не замедлило Аншай-2.

Где-то позади, за спиной, послышался взрыв, но Тайзену было уже не до него — Аншай-2 расстрелял одного из противников своей плечевой пушкой, а на второго просто бросился с потолка, ударив открытой ладонью, предварительно еще больше выдвинув и без того немалые когти.

Аншай вошел в командный центр. Внутри не было ирдов. Только еще двое противников-людей в экзокостюмах.

Эти оказались более опытными. Ну, или более трусливыми. Они тут же открыли огонь по Аншаю, а сами бросились наутек.

Аншай попытался проследовать за ними, но Тайзен приказал оставаться на месте, за укрытием. Противник удирает, а попадать под пули не хотелось — кинетический барьер с такой скоростью жрал энергию, что доспех сможет проработать не более получаса, после чего станет просто безжизненным куском металла.

Тайзен огляделся — никого из операторов в центре не было. Куда они могли деться?

«60 % вероятности взятия в заложники. 55 % вероятность — место удержания: транспортный ангар». — подсказал Аншай.

И действительно, где еще можно держать ирдов? Только там. Не на складе же — нападающие наверняка поняли, что там может быть оружие. Следовательно содержать там пленных было бы верхом глупости.

Значит необходимо прорваться в ангар, перебить людей и освободить своих…

«Задача принята. Выполнять?» — подслушал размышления Тайзена Аншай.

— Эй! Мыш! — послышалось из коридора, от двери, в которую удрали люди.

Тайзен не спешил отвечать.

— Что тебе надо? Давай договоримся! Что ты хочешь?

— Сдохните, манс харты! — вырвалось у Тайзена. — Смерть человекам!

— Ну как хочешь… — вполне спокойно ответил голос и наступила тишина.

Тайзен дал приказ доспеху и тот тут же начал действовать. Он бросился к двери и еще в проеме Тайзен успел рассмотреть парочку своих противников, позорно ретировавшихся из командного центра. Сейчас они стояли у открытой двери в конце коридора.

Аншай открыл огонь из плечевого орудия, но это не дало эффекта — у нападающих были индивидуальные щиты не худшего качества, чем у Аншая, хоть и явно не дотягивающие по мощности. Ну оно и понятно — на Аншай-2 установили самую свежую, разработанный всего пару недель назад образец, существовавший пока всего в паре экземпляров.

— Эх как жаль, что тестовые образцы кинетики не успели установить. — уныло подумал Тайзен.

Аншай пошел на сближение с противником. Но те, сделав несколько выстрелов, скрылись за дверью.

Проскочив ее, Аншай нарвался еще на несколько выстрелов, а противник опять убежал. Судя по всему, люди отступали к ангару. То ли там их было больше, и они надеялись задавить числом, то ли просто решили, что там у них больше шансов для удачной обороны… Но зачем тянуть время? Побежали бы к кораблю и все. Может отвлекают? Специально задерживают, отводят противника на себя? А прочие люди сейчас грузят плененных ирдов в транспорт? Вполне может быть.

— Аншай! Новый приказ! Проникновение в ангар, выведение из строя корабля.

«принято»

— Хрен вам. — усмехнулся Тайзен. — застрянем тут все. И либо я вас перебью, либо сдохнем все от недостатка кислорода. Либо прилетит Иллиас и с борта своего корабля активирует Ицхаков. Тогда людям тоже не поздоровиться.

Аншай тем временем, ворвавшись в очередной коридор, резко затормозил, выдрал решетку, закрывающую технический коридор, или скорее лаз, вдоль которого тянулись кабеля и полез внутрь.

Выскочил он уже в ангаре, сверзившись с высоты нескольких метров, но плавно, грациозно опустившись на пол. Тайзен был прав в своих предположениях — в ангаре никого не было, а транспорт уже явно работал на холостом ходу, готовый взлететь в любой момент.

— Повредить корабль! — приказал Тайзен и решил уточнить на всякий случай. — Сделать его непригодным для полета в открытом космосе.

Аншай тут же бросился к транспорту. Подбежал, подпрыгнул, ухватился за сопло маневрового двигателя и дернул его в сторону. Двухтонная деталь с грохотом упала на пол ангара, а Аншай уже отрывал следующий маневровый от корпуса.

Лишь на четвертом им начали мешать. Несколько человек принялись на расстоянии обстреливать Аншай. Но Тайзен не обращал на это внимания — еще чуть-чуть, еще немного и все будет сделано, корабль никуда не сможет улететь.

Очередная отломанная часть корабля полетела вниз под радостный, прямо таки торжествующий вопль Тайзена. А в следующую секунду его словно кувалдой ударили. Он начал кувыркаться, лететь куда-то, биться конечностями, головой, телом о пол.

— Это что еще было? — пробормотал он.

«Кинетика, большой калибр. Повторное попадание приведет к полной потери энергии…»

Начал отчитываться Аншай а в следующую секунду доспех вновь подбросило, а вместе с ним и Тайзена, находившегося внутри уже безжизненного куска металла.

Предпоследней мыслью Тайзена, перед тем, как сознание угасло, было «Получилось! Им не улететь…».

А последней стала мыслекоманда искину Аншая-2: «активировать самоуничтожение»

«принято»- откликнулась бесчувственная машина, которая даже не сообразила, что всего через несколько секунд ее не станет. А может и сообразила, но ей было все равно…

«Начинаю отчет. Пятнадцать, четырнадцать, тринадцать…

ТАйзен потерял сознание еще на четырнадцати.

Глава 9. Но пасаран!

Стас и Самурай не сговариваясь бросились к выходу. Этот коридор вел прямо к ангару с транспортом. Однако они успели сделать всего пару шагов, прежде чем в командный центр через дверь, ведущую вглубь станции, к лабораториям и жилым отсекам, ввалилось нечто.

Это существо ничем не напоминало ирда, или обычного дроида, которых те собирали. «Это» было больше похоже на насекомое: сгорбленное, с длинными передними лапами, увенчанных изогнутыми когтями, больше напоминающими серпы.

Стас лишь краем глаза отметил, что эти самые «серпы» замараны кровью. Этого для него оказалось более, чем достаточно, чтобы понять, что случилось с двумя бойцами защищавшими вход в командный центр — он вскинул оружие и открыл огонь, не переставая перемещаться к выходу — благо их в командном центре было два и оба находились друг напротив друга.

Рядом шагал Самурай, также открывший огонь по противнику и также медленно отступавший.

Вопреки их ожиданиям тварь убить не получилось. Скорее всего, не получилось и ранить. Пули словно отскакивали от нее, рикошетили, уходили в сторону. Ни одна не смогла попасть в цель. Во всяком случае самому Стасу казалось, что противник не то что не ощущает попаданий, а вообще ни один выпущенный людьми снаряд не смог коснуться брони загадочного существа.

Единственный плюс — странный противник и не спешил нападать на них, он словно замешкался, задумался, просто замер посреди командного центра. Лишь спустя несколько мгновений, за которые Стас и Самурай успели выпустить по полмагазина каждый, до твари наконец дошло, что она под обстрелом — она поспешила нырнуть за один из терминалов. Хотя зачем прятаться, если пули не наносят никакого вреда? Или же наносят? Быть может это какая-то защита, которая работает короткий промежуток времени а затем отключается?

Проверять свои догадки Стас не захотел.

Люди выскочили в коридор и, не решаясь повернуться к противнику задом, пятились прочь.

— Это что еще такое было? — спросил Самурай.

— А черт его знает. — ответил Стас. — пойди у него сам спроси.

— Да нет уж. — хмыкнул Самурай. — Ты видел? Он наших врукопашную покрошил! И пули от него отскакивают!

Стас лишь молча кивнул.

— Надо загружать пленных в транспорт. — предложил Самурай. — пока эта тварь здесь — мы ничего не сможем забрать. Придется обходиться тем, что есть. Если оно доберется до транспорта — нам может вообще ничего не достаться.

— Тантал! Как слышишь? — Стас тут же переключил канал связи.

— Здесь.

— Грузи пленных и заводите корабль.

— Чего так?

— Тут какая-то матерая тварь. То ли дроид, то ли экзокостюм. Наша кинетика ее не берет. Врукопашную двоих снесла. А если и с теми, что в лаборатории пропали — то четверых.

— Понял. Делаю. — мрачно ответил Тантал. — вы успеете?

— Пока в коридоре стоим. Она к нам не лезет — засела в центре. — ответил Стас. — я вызвал дроидов. Как только они займут наше место — мы отходим к вам. Надо валить отсюда.

— Я попытаюсь узнать у пленных, с чем мы имеем дело. — все тем же мрачным голосом предложил Тантал.

— Давай.

Потянулись секунды ожидания в полной тишине. Враг не спешил показываться в коридоре, люди не напрашивались к нему в гости.

Стас услышал щелчок активировавшейся связи и послышался голос Тантала.

— Это экзокостюм. Внутри ученый. Бойцов тут не было и пилота-испытателя мы взяли. В костюме однозначно не военный.

— Принял. — сказал Стас и тут же активировал внешнюю связь, крикнув во всю силу:

— Эй! Мыш!

— ТЫ чего? С ума сошел что ли? — зашипел на него Самурай.

— Цыц! Надо проверить- прав ли Тантал. Если это экзокостюм, а внутри ученый — можно попробовать его уговорить. Если же Тантал ошибся и перед нами дроид — надо сматываться — ответил Стас приглушенно и тут же повысил голос:

— Что тебе надо? Давай договоримся! Что ты хочешь?

— Сдохните, манс харты! — отозвались из командного центра. — Смерть человекам!

— Ну как хочешь… — вполне спокойно ответил Стас и повернулся к самураю — это разумный. Но, какой-то нервный.

— Манс-харты? — удивился Самурай. — норг, что ли?

— Вряд ли. Думаю- ирд. Они любят использовать чужие ругательства. Да и что норгу делать на сверхсекретной станции ирдов?

— Тантал!

— На связи. — мгновенно отозвался тот.

— Ты прав, это разумный в экзоскелете. — сказал Стас. — нам бы узнать, кто именно и что это за разработка. Как с ней бороться. Наше оружие бесполезно. Поспрашивай у пленных…

— Сейчас расскажут… — пообещал Тантал и отключился.

В это же время из командного центра в коридор выскользнула странная тварь, или, как теперь стало понятно, ирд в экзоскелете.

Противник попытался их обстрелять. Вот только средний по мощности лазерный излучатель не смог ничего сделать с их индивидуальными щитами, которыми щедро поделился Якуб.

Судя по всему, ирд тоже понял бесполезность своей затеи и попытался подойти ближе.

Стасу и Самураю эта его идея совсем не понравилась — они обстреляли его в ответ и отступили.

Противник снова попытался атаковать их, но его встретили шквальным огнем, который не нанес ему повреждений, но и не позволил идти напролом вперед, а затем люди опять отступили.

На третью атаку ирд не решился. И очень даже зря. Как раз подоспели дроиды, которых вызвал Стас. Сейчас они уже дружной компанией заняли оборону в проеме очередной двери.

— Может, отойдем к кораблю? — предложил Самурай. — черт с ними, с дроидами. Пусть тут остаются. Или задержат ирда, или просто бросим их тут.

Стас не успел ответить. Со стороны, где оставался противник донесся какой-то странный и знакомый звук, который насторожил людей.

Рисковать своими жизнями было глупо, поэтому Стас отправил вперед дроида.

— Ах ты ж гадина. — воскликнул Стас.

— Что там? — Самурай догадался, что Стас сейчас наблюдает все то, что видит сам отправленный на разведку дроид.

— Эта тварь оторвала решетку и пролезла в технический коридор.

— И что ей там надо?

Стас задумался лишь на секунду.

— Черт! Он наверняка хочет прорваться к кораблю.

Оба человека и дроида развернулись и бросились назад, в ангар, где сейчас стоял транспорт.

Ворвались они туда слишком поздно.

Чертов ирд успел оторвать несколько маневровых двигателей и явно не собирался на этом останавливаться. Стас и Самурай лишь беспомощно смотрели за его действиями, даже не пытаясь стрелять — все равно это не нанесет ему никакого урона, уже проверено на практике.

— Парни! — внезапно ожил динамик и заговорил голосом Тантала. — Кораблю конец. Мы не можем им управлять. Эта тварь маневровые с одной стороны выбила — пилот говорит, даже из ангара выйти не сможем…

— Видим. — мрачно отозвался Стас. А что тут можно было сделать? Их пушки ничего не могли сделать с этим экзоскелетом, вот будь у них орудие помощнее…

Тура!

Стас тут же приказал танку выдвинуться на позицию и открыть огонь по противнику.

Массивная туша объехала корпус транспортника и навела пушку на продолжавшего крушить движки противника.

Первый же выстрел сбросил ничего вокруг себя не замечавшего ирда на пол. Та магическая защита, защищавшая экзоскелет от оружия людей, в этот раз не помогла — снаряд, выпущенный орудием Туры, не просто сбил ирда на пол ангара, он еще и серьезно повредил экзоскелет — даже на таком расстоянии были видны повреждения. Но ирд в костюме продолжал шевелиться. Это было странно — попади тура в кого-то из людей, пусть и в самом современном, тяжелом экзоскелете — от тела пилота ничего бы не осталось: фарш в жестяной банке, не более.

Стас отдал приказ на повторный выстрел. Все еще лежащее, но пытающееся то ли подняться, то ли ползти тело отшвырнуло еще дальше.

Стоявший рядом Самурай присвистнул — броня противника все еще держалась. Хотя сказать наверняка, жив ли разумный внутри, или превратился в сплошное месиво, было нельзя.

Противник не двигался, не сопротивлялся, не пытался отстреливаться, вообще не подавал признаков жизни.

Самурай бросился вперед. Стас последовал за ним.

Когда до лежащей на полу фигуры оставалось не более пяти шагов, послышалось шипение, элементы брони начали сдвигаться в сторону и внутри уже можно было разглядеть серую шерсть, которая могла принадлежать только представителю расы ирдов.

Самурай затормозил возле тела и жестом приказал остановиться Стасу, не лезть к костюму.

— Что? — не понял тот.

— Слышишь?

— Что слышу?

Однако спустя секунду он и сам услышал частый писк, исходивший из покореженного экзокостюма. Сам Стас не успел сообразить, что это может значить. Зато Самурай отреагировал просто мгновенно.

В первую очередь он схватил тщедушное тельце внутри брони и одним рывком достал его наружу, отшвырнув от себя на добрых метра два от себя.

А затем он запустил руку внутрь бронескафа, сжал один из блоков-коммутаторов, вырвав его наружу, следом потянулись пучки проводов, а Самурай уже вновь запустил руку глубже во внутренности скафа и вытащил небольшую коробку. Как только он извлек свой трофей наружу, раздражающий слух писк прекратился.

— Ты чего? — все еще не понимал Стас манипуляций друга. — Это что еще такое?

— Нам повезло, что этот прототип обкатывали ученые. — ответил Самурай. — Если бы до проекта дорвались военные, они бы не ограничились лишь одним элементом питания для системы самоуничтожения.

— Ты что, тупо вырвал аккумуляторы? — ухмыльнулся Стас.

— Думаю, еще и аварийную. — ответил вполне серьезно Самурай. — Особо разбираться было некогда…

— Да и хрен с ней. — с улыбкой ответил Стас. — зато у нас есть новейший экзокостюм ирдов…

— А толку с этого? — Оказалось, Тантал и Ривз успели покинуть транспорт и присоединиться к ним. — Транспорта у нас нет. Мы отсюда никак не улетим.

— Попробуем послать весточку Якубу.

— Не получиться. — Тяжко вздохнул Самурай. — Самое первое, что я сделал, отрубил все возможности связаться с внешним миром. Коммуникаторы тупо сгорели, да и антенна тоже…

— Тогда нам стоит надеяться, что сюда заявятся прежде, чем мы сдохнем от голода или попросту задохнемся.

— Главное — чтобы заявились наши. Если придут ирды — все это было зря…

***

Тайзен открыл глаза и сфокусировал взгляд. Он явно был все еще жив. И даже догадывался, где находиться. Сложно было не узнать стены станции, где он работал последние несколько месяцев.

Он попытался пошевелиться, и ощутил онемение в задних лапах. Тайзен приподнялся и попытался разглядеть, что с ними не так. Его взгляд уперся в две культяпки — все, что осталось от пусть и не особо мощных, но никогда не подводивших его лап. Он сглотнул, моргнул, надеясь, что то, что он увидел — всего лишь плод его воображения. И сейчас ужасное наваждение исчезнет, испариться. Но ничего не исчезло, он продолжал рассматривать культи своих «ног».

— Все не так страшно, как может показаться на первый взгляд.

Этот голос, непривычный, с сильным акцентом, заставил Тайзена оторваться от своих увечий и взглянуть на говорившего.

Тайзен поморщился — говоривший оказался человеком. Одним из тех, кто напал на их станцию и, как показалось Тайзену, одним из тех, кого он застал в командном центре и затем гнал по коридорам к ангару.

— Для меня да. Новые лапы мне, конечно, быстро не отрастят. А судя по тому, как их отрезал ваш эскулап, могут и вообще не взяться. Но это не страшно. На самые современные протезы мне средств должно хватить. Да и мой наниматель не должен поскупиться…

— С чего вдруг? — улыбнулся человек.

— Что с чего вдруг? — не понял Тайзен.

— Почему вы решили, что ваш наниматель расщедриться?

— Я не позволил вам захватить наш прототип. Вы не сможете улететь со станции — я уничтожил маневренные движки. Очень скоро сюда прибудет боевая эскадра и вас уничтожат. Ну, а мой скромный вклад и посильная помощь наверняка будут оценены.

Человек вновь улыбнулся. Тайзен не совсем понимал его эмоций: то ли эта улыбка означала издевку, то ли пренебрежение к глупому представителю другой расы. Или, может, человека просто повеселило то, что он сейчас сказал? Но что тут веселого? Будь Тайзен на их месте, он вряд ли бы спасал существо, нанесшее столько урона, перепутавшего все планы, заставившего все идти кувырком.

— Вас это позабавило? — с некоторой злостью поинтересовался Тайзен.

— Еще как. — кивнул человек, не переставая улыбаться.

— Может, объясните: чем? Лично я не вижу ничего смешного.

— Ну тогда давайте по порядку. — Ответил человек. — Ставший непригодным для полетов транспорт — это да. Тут вы нам спутали карты. А вот что касается прототипа — тут уже вы не правы. Вы позволили нам его захватить, я бы даже сказал — вы нам преподнесли на блюдечке с голубой каемочкой.

Тайзен усмехнулся.

— Вы считаете меня идиотом? Я помню, что активировал самоуничтожение. И времени оставалось всего несколько секунд. Вы никак не могли отменить процесс. Даже на ввод команды ушло бы намного больше времени, чем оставалось до взрыва. ВЫ НЕ МОГЛИ УСПЕТЬ!

— Мы и не пытались. — вновь растянул рот в улыбке человек. — мы просто вытащили основное и аварийное питание. Ну а затем в спокойной обстановке убрали взрывное устройство.

Тайзен похолодел. Столь варварского, радикального и, как оказалось, действенного метода решения проблемы он даже не рассматривал. Да и вообще, как любой гражданский он считал, что имеющихся мер безопасности более, чем достаточно. Вот теперь он наконец понял, почему военные, казавшиеся ему раньше такими дураками и параноиками — дублировавшими все системы, всовывавшими в устройство кучу дополнительных аварийных источников питания, кодировавшие любые данные, обожавшие оставлять обманки, все это делали…Теперь он понял и даже начал полностью разделять их взгляды. Но, увы, слишком поздно.

— Так зачем вы спасли меня? Чтобы позлорадствовать? — буркнул он.

— Ну что вы, господин Тайзен. — сделал серьезное лицо человек, моментально убрав улыбку. Такой подарок, как сделали нам вы, стоит того, чтобы не только спасти вас, но и рискнуть, остаться на станции, надеясь, что наши корабли придут раньше ваших.

Тайзен скрипнул зубами.

— Не юлите. Что вам от меня надо.

— А что вы можете предложить? — спокойно и вполне серьезно спросил человек.

Тайзен же опешил от подобного вопроса. Опешил, а затем возмутился: что он, выдающийся ученый и изобретатель своей расы может предложить? Они что, предлагают ему торговаться за свою жизнь и свободу?

Но игра эмоций, от удивления до возмущения, была полностью проигнорирована человеком — он просто ждал ответа на поставленный им же вопрос.

— Я не буду помогать вам с «Аншаем». — заявил Тайзен.

— Ну не помогайте. — пожал плечами человек. — я ведь не спрашиваю «что вы не будете делать?». Меня интересует, что вы можете и готовы делать.

— Я не буду работать на людей. — заявил Тайзен.

— Как хотите. Но я бы на вашем месте хорошо подумал— что ждет вас среди соплеменников. Вы — ирд, который отдал сверхновую технологию в руки врага, вы — тот, из-за кого у людей появились не рабочие записки и технические данные, а вполне действующий прототип. Что с вами сделают свои? — ответил человек и поднялся на ноги (до этого он сидел на обычном офисном стуле, которое ранее наверняка принадлежало одному из лаборантов). Тайзен с удивлением ожидал какого-то поворота, ждал, что человек начнет угрожать, или начнет пытать, попытается подкупить в конце концов. Но человек, ограничившись последней фразой, просто вышел, оставив Тайзена в одиночестве. Одного со своими собственными мыслями.

А мыслей было много, очень много. Почему человек так ехидно улыбался, говоря, что Тайзен сделал им подарок? То, что на лице захватчика было ехидство — Тайзен даже не сомневался. Иначе и быть не может. Уж в чем-чем, а мимику и эмоции людей он различать научился. Почему он так уверено говорит о том, что Тайзену следует опасаться своих соплеменников?

В чем он ошибся? В том, что стоило уничтожить доспех сразу? Не стоило пытаться отбить станцию? Может быть. В таком случае людям достались бы только технические данные и отчеты лабораторий. Разобраться в рабочих записях, конечно же, можно. Но времени на этой уйдет масса. А вот у ирдов есть все данные — отчеты со станции отправлялись регулярно и они смогут воссоздать весь «Аншай» в считанные дни, причем в последней модификации. А когда под рукой пусть и покореженный, побитый, но все же действовавший образец — то это совсем другое дело. «Аншай» нельзя назвать прямо таки прорывом в области военных технологий. Но все же, несколько месяцев исследований металлов и их сплавов уже много стоят. Доспех оказался очень дорогостоящим, но и его эффективность на уровне. И у людей есть преимущество — пара десятков подобных костюмов выйдут в колоссальные деньги, зато с их помощью можно натворить дел, прежде чем противник сможет хоть что-то противопоставить…

Эх, если бы в доспехе оказался не Тайзен, а ирд, успевший понюхать пороху, побывавший в бою, или хотя бы обучавшийся военному делу, то людям костюм вряд ли бы достался. Вполне возможно, что и станцию удалось бы отбить. Все же, согласно проведенному анализу, один разумный в доспехе «Аншай-1» при поддержке трех дроидов вполне способен был взять на абордаж корвет или фрегат. Причем без особых проблем. С вероятностью в 78 % и при потере всех дроидов он был способен захватить даже крейсер. Значит, модифицированная версия, «Аншай-2» оснащенная кинетическим барьером, вполне способна была справиться с десантом людей, здесь, на станции. Их-то не больше дюжины было…

А быть может, опытный военный как раз и не стал бы вступать в бой? Быть может, он сразу же уничтожил бы доспех? Быть может как раз в этом главная ошибка Тайзена и по этому поводу над ним насмехался человек?

Но ведь он все делал правильно — люди теперь заперты на станции, им не уйти. Они тут сдохнут от голода или кислородного голодания, вместе с персоналом станции. Либо же будут уничтожены прибывшим подкреплением с Базара, которое наверняка пришлет Иллиас.

Иллиас!

Догадка словно молния озарила разум Тайзена. Ну конечно же, если люди прибыли на транспорте, который знал коды опознания, то это значит, что транспорт Иллиаса тоже перехватили. И вполне возможно, что Иллиас мертв.

И Тайзен, когда понял, что с транспорта высадились люди, должен был провести эту логическую линию. И главной его задачей должно было стать именно сохранение тайны. Иными словами уничтожения доспеха. А что сделал он?

Запер людей? А действительно ли он их запер? Людей он знал хорошо и в отсутствии интеллекта их обвинять не стоило. Эти твари коварны и хитры. Быть может у них на такой непредвиденный случай есть еще один корабль. И сейчас он вертится где-то неподалеку, в соседней системе. Ждет, когда появится транспорт. Вполне возможно, что по истечению некоего срока этот корабль должен заглянуть сюда, дабы проверить — уничтожили ли транспорт, или же абордаж удался, но что-то случилось и нужно эвакуировать своих десантников с захваченной станции.

Если этот корабль действительно есть, то Тайзен сглупил. Его поступок не принес никакой пользы, даже наоборот, пошел во вред ирдам — ведь из-за его безрассудства людям достался доспех.

Тайзен даже застонал сквозь зубы. И что теперь делать? Нет, не так, во что это выльется конкретно ему? Ну, для начала, наверняка на него повесят всех собак. Будь Иллиас жив — может быть и пронесло бы. Но даже если Иллиас жив, не будет же он брать вину на себя? Даже если взял бы, то отец и дед Иллиаса все равно не дадут родственника в обиду и найдут козла отпущения. А Тайзен является самой удобной для этого фигурой. Да и чего уж себе врать — он действительно сглупил и сам виноват. Кто подпустил транспорт? Кто позволил людям проникнуть на станцию? Кто себя почувствовал героем и отдал врагу новейшую разработку?

Весь героический ореол, которым он сам себя наградил тут же исчез. Он зря вступил в бой, по собственной глупости стал калекой. И главное — теперь никто не поможет ему с лечением и протезированием. Даже надеяться нечего. А ведь его еще и признают виновным в инциденте и халатности — что ему стоило остановить транспорт и отправить досмотровую команду? Но нет, он сам приказал загнать транспорт в ангар и начать разгрузку.

Конечно, тюрьма у ирдов есть. Вот только попасть в нее могут только полные неудачники. Практически любое преступление искупается одним единственным и самым страшным для любого уважающего себя ирда способом — оплатой штрафа. Тайзен был уверен, что и в его случае будет также. И он понимал, что сумма штрафа будет просто огромной. Того мизера, что останется на счету едва хватит на жизнь, что говорить о лечении? Ну а о тюрьме и говорить нечего — тюрьма у ирдов была чем-то вроде места временного пребывания, из которого узников отправляли либо на рынок в качестве рабов, либо напрямую к симбионтам — в качестве эдакой куклы для разумного червяка, который и будет управлять телом бывшего заключенного.

За такими мыслями Тайзен провел целый день. Отвлечься от них он соизволил лишь тогда, когда в комнате появился человек.

Тайзен уже было собрался вступить в диалог, начать отчаянно торговаться. Вот только человек проигнорировал его вопросы, поставил поднос с тарелками на тумбу у кровати и удалился, так и не проронив ни слова.

Тайзен же прикусил язык — отчаянье охватило его. Утром он ненавидел людей и вот уже к вечеру готов начать с ним сотрудничать. А что прикажете делать? Среди ирдов он теперь станет изгоем. Старый работодатель, если он еще жив, вряд ли захочет подписывать новый контракт (Тайзен понимал, что каково бы не было отношение к нему Иллиаса, подобные оплошности не прощаются), а новый, узнав о «достижениях» потенциального работника, наверняка откажется от его кандидатуры. И Тайзен окажется на мели — надолго денег не хватит. Значит, он поступает правильно. Пусть он ошибся, пусть не продумал все, ну и что? Что, теперь лишать его всего честно заработанного лишь из-за одной ошибки? Это несправедливо.

И сам ТАйзен никак с этим мириться не хотел.

Значит нужно начинать сотрудничать с людьми. У такого решения есть масса преимуществ:

Во-первых. Тайзен будет востребован как специалист, сможет работать над тем, чему учился, к чему привык;Во-вторых. Тайзен слышал, сколько платил консультантам — ирдам блуждающий флот. Стоит надеяться, что захватившие их станцию люди тоже окажутся щедрыми. И тогда он сможет заработать достаточно, чтобы оплатить штраф и при этом остаться в рядах добропорядочных и даже несколько зажиточных ирдов;В-третьих. Такая сделка с дьяволом позволит продолжить работы над «Аншаем-2». И именно он сможет правильно направить ученых — людей, не позволив узнать главные тайны и секреты проекта. При этом сам он будет в центре событий и при возращении домой его знания и опыт будут поистине бесценные. Пусть и у людей будет Аншай-2, но как только у него появиться возможность вернуться домой, он создаст совершенно иную модель, в разы превосходящую разработку людей.

Люди наверняка начнут модернизировать «Аншай-2», адаптировать его под пилота-человека. И все эти модификации, или функции, их полезность и эффективность будут известны Тайзену, а следовательно — ирдам. И они, конечно же, воспользуются этими знаниями. И еще один момент. Если Тайзен не согласиться работать на людей — для ирдов будут потеряны многие месяцы работы и новое оружие достанется людям. Следовало начать работу на людей, что бы держать руку на пульсе событий, снабжать своих данными, помогать им в восстановлении прототипа «Аншай-2». И пусть у людей будет аналогичный проект. Но ирды на то и ирды, чтобы сделать против мощной пушки не менее мощный щит, или наоборот, создать всепробивающее оружие, способное уничтожить энергощит, придуманный и сделанный врагами и конкурентами Ирдов.

Наступил вечер. Тайзен заготовил целую речь, которая должна стать началом для последующих переговоров, или, скорее, торгов. Вот только торговать было не с кем — человек, встретивший его после пробуждения так и не появлялся. А молчаливый охранник вступить в разговор принципиально не хотел.

Лишь утром тот самый человек вновь появился у Тайзена.

— Охранник вчера доложил, что вы хотели меня видеть? — с ленцой поинтересовался человек.

— Да, господин Самурай. — Тайзен успел узнать имя собеседника. — Я готов работать над проектом «аншай-2»

— Это уже другой разговор. — обрадовался человек.

— Сколько вы намерены мне платить?

Человек назвал сумму, а Тайзен присвистнул.

— Меня устраивает. — кивнул он.

— Отлично. — сказал Самурай. — Теперь осталось дождаться кораблей.

— Ваших или наших? — усмехнулся Тайзен, уже зная ответ.

— А черт его знает — честно ответил Самурай, пожав плечами. — Кто первым прилетит.

— Так у вас нет еще одного корабля поблизости?

— Нет.

— Вы что, действуете на авось?

— Можно сказать и так! — рассмеялся Самурай.

— А если прилетят мои соплеменники? Что тогда делать?

— Отбиваться от них, конечно. — ответил Самурай. — и не переживайте, отобьемся. Мы на крейсере вчетвером держали целый ангар.

— А если они все-таки прорвутся?

— Мимо нас не пройдут. — улыбнулся собеседник. — но пасаран!

— Но пасаран? Что это?

— Так…человеческий лозунг. Как раз и означает, что мы не позволим пройти сквозь нас.

Спустя четыре дня, проведенных в полной скукоте, были засечены несколько кораблей, появившихся в системе.

— И кто это? — Поинтересовался сидевший в кресле наблюдателя, в самом командном центре Тайзен.

Один из операторов пожал плечами.

— Пока не видно. Через час узнаем, как подойдут ближе…

А неизвестные корабли, не набирая скорость, двигались вперед, с каждой секундой подкрадываясь все ближе и ближе к вожделенной станции. Тайзен рассматривал отметки на радаре и размышлял: люди это летят или ирды и кто же лучше для него самого?

В конце концов он пришел к выводу что все же, если это люди, ему будет значительно проще…

Глава 10. Почти

— Благодаря блестяще подготовленной и проведенной операции 5-ой охранной эскадры, действующей совместно с лягионскими и тагионскими пограничными эскадрами, удалось прорвать пиратскую блокаду. По полученным нами официальным данным уничтожено более десятка пиратских эскадр, насчитывавших от трех до шести кораблей. Так же, как сообщил адмирал Кахэн, остальные пираты деморализованы и спешно отступают…

Техник-ирд второго ранга 5-ой охранной эскадры Базара Дэйде отключил головизор и хмыкнул.

— Слышал, Бимбо? — обратился он к напарнику, подтачивающему за станком один из контактов реле. — Мы перебили кучу пиратов!

— Ну да, как же. — Усмехнулся тот, не отрываясь от работы. — Если бы они не начали грызться между собой за трофеи, наша блестяще подготовленная и проведенная операция закончилась совсем по-другому.

— Думаешь?

— Уверен. Получили бы по зубам, как и в прошлый раз.

Дэйде вспомнил прошлую битву. Да, тогда 5-ой охранной досталось…Пираты их буквально раздавили. Если бы не подоспели 3-я и четвертая эскадра, наверняка пираты бы успели захватить все корабли и оттащить в свое кубло. Ну да кто знал, что так получиться. 5-ая эскадра должна была выбить парочку пиратских ватаг, а вместо этого напоролась на полноценный пиратский флот.

Но ничего, хоть сейчас отыгрались. И чтобы там Бимбо не говорил, дрались между собой пираты или нет, но 5-ая эскадра наваляла им по первое число. Вон, выгляни в иллюминатор на главной палубе, и увидишь останки пиратских кораблей, летающие вокруг их крейсера. В новостях, конечно, приврали. На самом деле им удалось выбить десятка два кораблей, еще дюжина получила серьезные повреждения, но смогла уйти. Но и этого уже более чем достаточно — блокада пиратов рухнула. Да и что им тут делать, ведь отстойник со всеми захваченными транспортами теперь под контролем 5-ой охранной эскадры.

Дэйде понимал, почему пираты начали свару между собой — когда он впервые узнал, сколько здесь скопилось кораблей, то даже поначалу не поверил. Больше сотни! Только подумать, сколько на них грузов и на какую сумму! Каждый из пиратов может стать если и не миллионером, то вполне себе богачом. И неужели эти жадные человеческие сволочи не смогли поделить такой огромный приз? Ведь всем бы хватило. Все бы стали миллионерами. Но, судя по всему, кто-то из них захотел стать миллиардером. А остальные не согласились…

А ведь это еще и не все транспорты. Где-то должно быть еще как минимум сотня. Куда же ее дели пираты? Утащили на свои далекие базы? Уничтожили? Эх, знать бы…

Он хлопнул лапой по клавише активации терминала и дождался, пока появиться окно с выбором. Дождавшись его, Дэйде включил список задач на сегодня и горестно вздохнул.

— Бимбо! — вновь окликнул он напарника.

— Чего?

— Опять нас назначили на осмотр транспорта.

— Да сколько можно-то уже? — возмутился напарник. — Третий день лазаем по этим корытам. Лучше бы дали делом заняться. Вон, фрегат «Куш» весь в дырах. Его бы подлатать, а потом уже с транспортами играться…

Напарник лукавил. Работа, которую они выполняли, была непыльной и легкой: всего-то что от них требовалось — посетить на челноке, закрепленным за технической службой эскадры, один или несколько транспортов, проверить его полностью на работоспособность, прогреть движки и дождаться появления команды, которой и предстоит вести этот корабль дальше. Подобная задача выполнялась за час, может два. А дальше можно было просто посидеть в тишине, ожидая прибытия команды транспорта. Но не тут то было. Черт бы побрал адмирала Кахэна, старого параноика. Именно он и придумал, что техники должны помимо прочего обшастать весь корабль, проверить все имеющиеся в трюме контейнеры, заглянуть во все дыры. Старый дурак опасался, что пираты могли оставить ловушку и когда транспорт отойдет подальше от 5-ой охранной эскадры, люди выпрыгнут из своих тайников, словно черти из табакерки, и вновь захватят транспорт. Ну бред же?

Но и откровенно забить на приказ адмирала техники не могли. На их скафах были камеры, записывающие все происходящее, были и логи, в которых фиксировался весь маршрут техников, показания их приборов. Поэтому просто доложить, что они все сделали было нельзя: всегда существовала вероятность, что либо бригадир, либо курирующий офицер проверят камеры или логи и тогда можно забыть о премии. И если с бригадиром как-то бы еще можно было договориться, то с офицером, педантом таким (да не позволит ему Илша-ирд заработать лишний кредит) нет. Ведь если он обнаружит, что техники филонили и не выполнили осмотр корабля полностью, то уже он получит премию. Причем за их счет.

— Сегодня нам достался… — начал Дэйде, листая бланки заданий, стараясь найти тип, модель, название и координаты корабля, который им предстоит сегодня осматривать. — ого!

— Чего там?

— Транспортник из той серии…

— Какой?

— Ну свежий, что помнишь, были по новостям?

— Нет…ты о чем?

— Ну новости были, что на транспорт напали пираты.

— И что?

— А транспорт отбился…

Бимбо наморщил лоб.

— А-а-а! — изрек он наконец. — Понял. Новая серия транспортов с усиленными щитами и реактором? Там еще, вроде как, какие-то больно злые дроиды.

— Ага.

— Круто. На таких я еще не был. Как раз и поглядим на него.

***

Иллиас вдохнул кондиционированный воздух отсеков крейсера пятой охранной эскадры базара. Вот и все…Все осталось позади, он вновь свободен. Это были самые ужасные дни в его жизни и если честно, он был уверен в том, что они последние.

Люди оказались еще хуже, чем он о них думал. Сначала на его глазах убили капитана, затем убили старпома, начали мучать остальных, включая и его. Он узнал массу нового о методах и умениях людей. А еще разочаровался в их уме. Его пытали, пытали жестоко и жутко. Вот только во время допросов они задавали совсем не те вопросы.

Иллиас усмехнулся. Его прежний гонор, уверенность в себе, несколько уменьшились. Теперь он понимал, знал, что если бы люди задавали НУЖНЫЕ вопросы, он бы не смог молчать, он выложил бы все. Но ему повезло, людей интересовало совсем другое. Ну и славно. Жадные глупые пираты упустили свой шанс.

Иллиас не удержался и счастливо улыбнулся. Он даже представить себе не мог, что все то, через что он прошел, было не просто бессмысленно, а совершенно не нужно. Не знал он, что старпом, по которому он горевал, вовсе и не мертв, а очень даже жив. Не знал он и о том, что «глупые жадные пираты» специально задавали «не те» вопросы. Причем задавали, стараясь никоим образом не зацепить нить, которая привела бы их к откровениям Иллиаса касательно далекой, тщательно скрытой базы. Пираты делали так, чтобы Иллиас в будущем должен был поломать голову над тем, кто напал на базу, как о ней узнал. Ведь от него и его команды им ничего не удалось узнать. Но откуда ему было об этом знать сейчас? Сейчас он полагал, что ему повезло.

И вот он спасен, он на корабле ирдов, причем корабле, который совсем недавно вместе с другими судами пятой охранной эскадры смог разбить превосходящие вражеские силы. Силы, которые удерживали в плену Иллиаса.

Попав на борт этого корабля, он попытался сразу же добиться разговора с командиром эскадры, но был водворен в медицинский отсек, в котором и находился несколько часов. Ровно до того момента, пока с адмиралом не связались отец и дед Иллиаса. И вот, как только он покинул медкапсулу, все старшие офицеры крейсера, включая и командующего эскадрой — адмирала Кахэна, стояли перед ним навытяжку.

— Господин Иллиас! Мы рады приветствовать вас на борту нашего кор… — Начал адмирал торжественным голосом.

— Благодарю вас, адмирал. — тут же перебил его Иллиас. — но мне хотелось бы как можно скорее оказаться на борту своего транспорта, который должен был довести меня до Базара.

— Если вы сможете подождать всего сутки — я отправлю вместе с вами корабли сопровождения. — Предложил адмирал.

— Нет. — Отрицательно покачал головой Иллиас. — У нас слишком мало времени. Мы должны отправиться немедленно. Каждая минута на счету.

— Простите, но сейчас это не возможно. — Насупился адмирал.

— Почему?

— Мы проверяем все транспорта, оставленные пиратами. И на это требуется время.

— Проверяете на предмет чего?

— Наши аналитики утверждают, что на борту одного или нескольких из них вполне может оказаться неприятный сюрприз.

— Бомба?

— Возможно. Или абордажный наряд.

— Зачем людям прятаться на транспортах?

— К примеру, чтобы проникнуть на базар, теперь для них закрытый.

— И что сделает небольшая группа людей? — удивился Иллиас.

— Сделать можно многое. — спокойно ответил адмирал. — и даже один человек может натворить немало дел. Моя задача исключить подобную возможность.

— Да зачем им это вообще надо?

— пираты…Кто знает, что у них в голове? — пожал плечами адмирал.

— И как долго мне ожидать проверки моего корабля? — угрюмо поинтересовался Иллиас.

— По времени эскадры сейчас 10 утра. Проверка вашего корабля была начата три часа назад и, скорее всего, к обеду будет закончена. Вы можете подождать ее окончания…

— Я отправлюсь на свой корабль и там дождусь окончания проверки. — Иллиаса уже начала раздражать мнительность адмирала и его желание следовать всем пунктам дурацкого приказа, в котором и особого смысла-то не было. Впрочем, Иллиаса раздражал не сам адмирал, а осознание, что на его станции, на его детище, заканчивается продовольствие и кислород — нужно немедленно отправить туда транспорт, пока не оказалось слишком поздно. Но связываться с отцом или дядей сейчас было небезопасно.

В том смысле, что разговаривать на эту тему было можно. Но, ни один, ни второй, не знали, где именно находиться станция. А вот сбрасывать координаты, пусть и по закрытому каналу, Иллиас не хотел — к чему рисковать лишний раз, когда можно поторопить этого безмозглого вояку и все сделать самому?

Адмирал же, похоже, уже понял, что спорить с сыном и, по совместительству, внуком, столь могущественных ирдов, себе дороже и даже успел принять решение. Единственное возможное в его положении.

— С одним условием. Я пошлю с вами десантников в качестве охраны.

— До конца проверки?

— Пока не прибудете на базар.

Иллиас тяжело вздохнул. Что же, это вполне нормальная практика — махать кулаками после драки, или начинать действовать уже после того, как проблема была решена. Нападения сейчас вряд ли следует ожидать — пираты драпают от базара в разные концы вселенной, но адмиралу нужно показать свою значимость и затем отчитаться перед вышестоящим руководством, что, мол, вот он, сделал все, что мог. Даже снабдил этого «мажора» охраной. К нему, адмиралу, претензий никаких теперь.

***

— Дэйде! Дэйде! Ты меня слышишь или нет? Дэйде!!

Дэйде неохотно сбросил задние лапы с терминала, потянулся и взял уником.

— Ну что там, Бимбо?

— Слава Илша-ирду! — проворчал напарник. — И какого харта ты там дрыхнешь, пока я ползаю по кораблю, обнюхивая каждый угол?

— Такого, что в прошлый раз дрых ты. — Засмеялся Дэйде. — А я как раз и лазил по всему кораблю. И заметь, тебе повезло!

— В чем?

— В том, что ты вальяжно гуляешь по коридорам новенького транспортника. А вот мне пришлось лазать по отсекам и коридорам старого тягача, в котором не то что ирд, даже симбионт не протиснется.

— Не поминай ты этих…бррр

Дэйде усмехнулся: напарник всегда до жути боялся симбионтов — расу разумных червей паразитов, предпочитавших жить в теле, а точнее мозгу жертвы. Симбионты не брезговали никем — будь то ляг, таг, человек или даже ирд. Любой разумный, с любой планеты. При этом понять, что перед тобой лишь оболочка было сложно. Хотя выдавало их одно — у представителя любой из рас, чье тело захвачено симбионтом, глаза окрашивались в красный цвет. Точно было не известно, но большая часть ученых утверждала, что подобный цвет появляется как раз из-за наличия червя — продукты его жизнедеятельности и заставляют менять цвет глаз. Особо жутко смотрелись захваченные представители людей и норгов — в отличие от других рас у них (у обычных людей и норгов) были большие глаза с белыми белками. А когда их захватывал червь, жертвы казались какими-то неестественными монстрами, демонами. Впрочем, у тех же людей в религии встречались как раз таки прямые аналогии: человек с красными глазами — исчадие ада. Быть может, этим объяснялось то, что люди всегда уничтожали своих сородичей, захваченных симбионтами. Часто это вызывало конфликты. Ведь симбионты честно платили за используемое «тело»: ирдов вполне устраивала компенсация, норги предпочитали забыть о сородиче — неудачнике, который позволил себя захватить, таги и ляги сами продавали своих проблемных граждан симбионтам. Как бы то ни было, сами симбионты, даже не взирая на их «образ» жизни были достаточно миролюбивы. И с чего вдруг Бимбо их бояться? Впрочем, сам Дэйде привык в фобии друга и скорее подтрунивал над ним, стараясь не перейти границ дозволенного. Вот и сейчас он решил уйти от темы.

— Не тех ты боишься, Бимбо.

— А кого мне еще бояться?

— Я бы на твоем месте боялся кроков.

— С чего вдруг? Они на нас вроде не нападали.

— Так ведь они питаются псевдоразумными.

— И что?

— Как что? Они же тебя сожрать могут! — рассмеялся Дэйде.

— ЭЙ! Я не псевдоразумный. — возмутился Бимбо.

— Согласен. — без тени улыбки ответил Дэйде. — у тебя ведь и мозга-то нет. Ты скорее растение.

— Ах ты манс-харт! — закипел напарник. — А ну поднимай свою задницу и делай свою работу! Я не собираюсь пахать за тебя.

Дэйде поднял голову и взглянул на экраны, которые сейчас показывали различные графики и диаграммы.

— А я и работаю. Тест программа почти закончила свой цикл. Отклонений от нормы нет.

— Реактор на холостых идет?

— Практически. Перекинул на него с резервных батарей освещение и жизнеобеспечение.

— То-то я чувствую, вроде потеплело в коридорах. А то умаялся лазать в этом холодильнике.

Даэда вполне искренне посочувствовал другу. Когда система ЖО работает от аварийной батареи, или запаски, она не утруждает себя нагревом помещений. Температура может опуститься и до -40. На таком морозе и врагу не пожелаешь лазать по техническим коридорам и тыкать контактами измерительных приборов в заиндевевшие щитки и разъемы.

— Терпи. Минут через сорок станет комфортно. Что там у тебя? Все закончил?

— А-а-а! — протянул Бимбо. — Так за этим ведь и вызывал. Пускай проверку по системам связи.

С ними техникам пришлось помучаться. Судя по всему, пираты, когда захватывали этот корабль, почему-то решили выбить все возможности связаться с Базаром. Пришлось вручную тащить внешние антенны, устанавливать их на корпусе, затем подключать к корабельной сети, да еще и вручную — проводка была в таком состоянии, что пришлось кидать новый кабель. Ну да корабль ведь в бою побывал, что ж поделаешь?

Дэйде тут же запустил новую проверочную программу. Не забыв предварительно подключиться к сети 5-ой охранной эскадры. Пусть программа работает и проверяет подключение. А он вполне может еще немного отдохнуть. Вот как раз и новая серия «Богатые ирды не плачут» скоро выйдет. Можно будет посмотреть в режиме онлайн.

Но его планам было не суждено сбыться.

Он только смог найти удобную позу в кресле капитана, как на его уником начали потоком приходить новые сообщения.

— Ну что там еще? — проворчал Дэйде, собираясь попросту проигнорировать неприятный писк устройства. Но после 6-го или 7-го сообщения нервы его не выдержали. Или, что скорее всего, взяло верх банальное любопытство.

— А черт! — пробормотал он, прочитав текст. — Бимбо! Ты слышишь?

— Ну? — откликнулся уником голосом Бимбо.

— Сбрасывай отчеты.

— Зачем?

— Курирующий офицер затребовал.

— С чего вдруг? У нас часа три осталось до конца общей проверки.

— Я почем знаю? Пришел приказ сбросить все отчеты.

— Задолбали эти чинуши. Только и думают, как выслужиться. Дай отчет, дай развернутый доклад, почему только общие данные… — начал брюзжать Бимбо, но отчет на уником Дэйде все же сбросил. А тот сразу же перебросил его курирующему офицеру.

— Может хоть теперь отстанут? — подумал Дэйде и собрался уже было снова развалиться в кресле и подремать, как уником разразился трелью звонка.

— Техник второго ранга 5-ой охранной эскадры Базара Дэйде. — отчеканил он, моментально уловив, что звонит далеко не бригадир.

— Техник Дэйде! — послышался суровый голос. — Почему не проведен биосканинг?

— Био-сканинг согласно указаниям курирующего офицера проводиться после первичных тестов корабля. — Отчеканил Дэйде. — на данный момент заканчиваем проверку систем.

— Корабль в порядке?

— Если брать в расчет имеющиеся тесты — да. Но еще не все из них проведены…

— Отставить! — рявкнул голос. — Начать проведение биосканинга. У вас есть сорок минут!

— Но за сорок минут не возмож…

— Ровно через сорок минут прибудет экипаж транспорта. До этого момента нужно провести сканинг как можно большей части корабля. Выполняйте!

Звонок оборвался. А Дэйде непонимающе глядел на уником. Как этот хмырь, кем бы он ни был, представляет себе выполнение задания? Только чтобы обойти весь корабль и заглянуть во все его углы, нужен час-полтора. А если везде проводить сканинг — то и два три, это как минимум.

Но с начальством спорить бесполезно. А Дэйде каким-то шестым чувством понял, что говорил сейчас именно с начальством. Причем очень и очень высоким. Как минимум с кем-то из штаба эскадры. Возможно, если бы Дэйде сказали, что говорил с ним сам Адмирал Кахэн, он бы сильно удивился. Но он этого не знал. Зато прекрасно осознавал, что даже если не можешь выполнить приказ, не стоит об этом прямо заявлять начальству, лучше попытаться сделать и затем разводить руками, мол не успел, нужно больше времени. В таком случае проблем будет меньше.

Эти умозаключения и привели его к тому, что он с кряхтеньем слез с кресла, схватил свое оборудование и тут же его запустил, при этом вновь вызвав напарника.

— Чего там, Дэйде? — поинтересовался Бимбо.

— Какая-то шишка сейчас звонила.

— Что хотела?

— Приказал заканчивать с диагностикой и начать биосканинг.

— Ну минут пятнадцать и начнем…

— У нас есть сорок минут. Потом прибудет экипаж.

— Они что там, совсем уже? Что можно успеть за сорок минут?

— Да толком ничего. Но им там сверху виднее. Давай, заканчивай с проверками и врубай сканинг. Я не стал отключать тестирование систем — пусть идут, а сам двигаюсь к тебе на встречу.

— Ладно, давай.

Дэйде отключил связь и врубил биосканер — устройство простое и надежное, позволяющее отслеживать живые организмы даже за бетонными, железными и кредовыми стенами. Правда, с одним маленьким «но». Спектр и диапазон поиска устройства очень ограничен: он позволяет выявить только существ с высшей нервной деятельностью. Причем в состоянии бодрствования. Если существо без сознания, или просто спит — не факт что устройство сможет его обнаружить. Хотя нет. Спящих оно находит. А вот если объект без сознания — можно обнаружить лишь слабый след.

Впрочем, Дэйде считал себя достаточно опытным оператором и был уверен, что найдя только след, намек на живое существо, сможет точно определить что это: живой организм или просто помехи на сканере.

Спустя сорок минут, хвала Илшу-ирду, они успели закончить тестирование систем корабля, а еще обошли все жилые отсеки, проведя сканирование. Бимбо, утверждавший, что люди любят делать засады в реакторном отсеке, успел заскочить и туда. Но, как и ожидалось, никаких следов живых существ обнаружить не удалось.

— К черту закутки! — наконец не выдержал Бимбо. — мы проверили жилую палубу и технические ходы. Пойдем в трюм и там пройдемся сканером.

— Почему именно там? — удивился Дэйде.

— Нам что в задачу поставлено? Проверить за сорок минут большую часть корабля? Трюм — это огромный отсек. Пройдемся по нему и вместе с жилой палубой у нас будет готов отчет на как минимум 70 % корабля.

Дэйде размышлял всего секунду. Ну какой дурак будет прятаться в трюме — ведь это первое место, где всегда проверяют. С другой стороны, им нужно показать в отчете, что за сорок минут они смогли сделать львиную долю работы, работали так быстро, как только могли.

— Ладно. Идем.

***

Иллиас дождался, пока двери шлюза с шипением разойдутся в разные стороны, а затем, когда створки замерли, первым сделал шаг внутрь своего корабля. Следом за ним двинулся весь экипаж. Пройдя всего-то десяток шагов Иллиас услышал топот позади себя. Ну и кто бы это мог быть? Ах да, обещанные десантники, кто же еще.

— Господин Иллиас? — словно в подтверждение его мыслей рядом вырос словно из под пола, дюжий ирд в боевой броне. — капитан Перс, вторая десантная группа крейсера «Богатство» пятой охранной эскадры Базара.

Иллиас ответил легким кивком головы.

— Прошу оставаться на месте, пока мы не свяжемся с техниками, занимающимися проверкой вашего корабля.

Иллиас собрался было начать спорить, но вспомнил, что перед ним обычный солдафон, которому плевать на все, кроме приказов его дуболомов — начальников.

— Действуйте. Но быстрее — у меня нет времени. — бросил Иллиас.

Ожидать пришлось недолго. Спустя всего лишь пару минут капитан заявил:

— Все в порядке. Техники успели проверить жилую палубу.

Иллиас тут же повернулся к своим подчиненным.

— Вы слышали? Занимайте свои рабочие места.

Толпа, все это время терпеливо стоявшая в коридоре, зашевелилась — члены экипажа разошлись кто куда.

— Капитан! Разместите своих людей. — сказал Иллиас вояке. — как только корабль будет готов — мы отходим.

— Извините. Но на борту техники. Они еще не закончили свою работу.

— И что?

— Они проверили 70 % корабля, судя по отчету. Сейчас находятся в трюме…

— И сколько еще нам ждать?

— Обычно проверка может забрать от двух до четырех часов. Они и так за сорок минут успели проверить большую часть корабля.

— Вот и славно. Теперь пусть уходят.

— Но…

— Прикажите им покинуть мой корабль!

— Это вне моей компетенции.

— Черт подери. — Вскипел Иллиас. — где они сейчас?

— В трюме.

Иллиас развернулся и отправился к лифту. Когда он вошел через огромный шлюз в грузовой отсек, то сразу заметил две фигурки, стоявшие возле пустых контейнеров и что-то увлеченно клацавших на своих приборах.

— Вы здесь закончили, господа? — без всяких предисловий обратился к ним Иллиас.

Техники синхронно повернулись, явно собираясь ответить нечто грубое, но вовремя сообразили, что к ним заявился не обычный член экипажа, иначе с чего за его спиной перетаптывается с лапы на лапу аж целый капитан десантников.

— Почти, господин. — наконец ответил один из техников. — есть небольшая странность, мы бы хотели ее проверить…

— Какая странность?

— Тут, — техник указал лапой на угол грузового отсека, заваленный контейнерами и ящиками. — Есть аномалия. Вполне возможно, что там могут быть люди.

— Дайте-ка взглянуть. — Иллиас требовательно протянул лапу к прибору.

Техник замешкался, но все же протянул устройство Иллиасу. Тот лишь на мгновение всматривался в экран прибора а затем хмыкнул.

— Значит, вы считаете аномалией нечто, с температурой 14 градусов, без признаков мозговой деятельности?

— Да. — помявшись ответил техник.

— А вы в курсе, какая нормальная температура у человека?

— 36,6.

— И вы, в таком случае, наверняка в курсе, что при падении температуры всего на 1–2 градуса, люди себя чувствуют ужасно? Практически ни на что не способны, если температура упадет еще на пару градусов.

— Я слышал об этом. — как и любой другой ирд, Дэйде легко адаптировался под перепады температур. При этом для ирдов нормой считалась температура от 30 до 40. А вот проблемы людей в этом плане вызывали у других рас неподдельный интерес.

— А вы слышали, что труп человека охлаждается до температуры внешней среды?

— Да.

— И сколько у нас сейчас в отсеке?

— 17 градусов. — мельком взглянув на экран ответил техник.

— А вы обнаружили нечто с температурой 14 градусов? — хмыкнул Иллиас. — без следов высшей нервной деятельности? Где-то среди контейнеров?

Техник молчал глядя на Иллиаса.

— Нет следов мозговой деятельности, слишком низкая температура для человека. Насколько я знаю — в трюме несколько часов назад даже атмосферы не было.

— Это так.

— И теперь я должен торчать здесь по вашей милости, потому что вы нашли нечто среди контейнеров, в отсеке, который только начал прогреваться и в котором относительно недавно появился воздух?

— Ну…в целом да. — помявшись ответил техник.

— Кто ваш начальник? Я хочу, чтобы вы немедленно убрались с борта моего корабля.

***

— Чертов ублюдок. — Бимбо сплюнул на пол, когда шлюз за их спинами закрылся.

— Не говори. — поддержал его Дэйдо. — ладно бы просто выпер со своего корабля — я особо и не против. Но так облить дерьмом перед начальством…

— Пусть бы та аномалия оказалась чем-нибудь пакостным и устроила этому уроду веселую жизнь! — пожелал Бимбо. — Это ведь надо, так выставить нас дураками? И ведь его нисколько не смутило, что есть нечто намного холоднее, чем все в отсеке? Читает тут лекции про трупы людей. А то мы этого всего не знаем? И зачем только наша эскадра спасла его и его чертов корабль? Что б его опять пираты захватили.

Если бы они знали, что их пожелание легко может воплотиться в жизнь, они вряд ли бы так легко раскидывались проклятиями.

Однако все происшедшее в грузовом отсеке почти стоило людям успеха всей их грядущей операции. Почти. Если бы Иллиас не был так раздражен, если бы техники успели сами обнаружить причину возникшей аномалии, если бы у них всех было время…

Слишком много «если бы» и практически свершившееся «почти» стоило ирдам многого…

Глава 11. Бойцы с того света

Лисицкий боялся. Он не просто нервничал, он именно боялся. Был испуган до дрожи в коленях. Одно дело спланировать все, продумать все этапы, просчитать ходы противника и подготовить ответные действия. Сколько таких операций он провернул? Он бы и сам не ответил на этот вопрос. Много, очень много. И все они были дерзкими, наглыми. Лисицкий обожал играть на грани фола. Казалось, еще чуть-чуть и все будет потеряно. И он сознательно создавал ситуации, когда операция может быть провалена из-за малейшей случайности, из-за одной детали, не вписывающейся в план. Это щекотало ему нервы, заставляло переживать по поводу успеха любой, даже изначально обреченной на успех, детально спланированной и продуманной операции. В конце концов, именно эта слабость и вышла ему боком — транспорт, на который должны были напасть пираты оказался цел, сами пираты, которым было выдано сверхновое, дорогостоящее и очень важное оборудование были уничтожены. Сам Лисицкий пустился в бега.

Казалось, эта оплошность должна была его научить, он должен был отказаться от своих хулиганств, начать все планировать аккуратно, с как можно большими шансами на успех, исключать скользкие ситуации. Но нет. Он предложил Эдемцам настолько наглый план, что поначалу его приняли в штыки. Затем обсудили и пришли к выводу, что он слишком рискованный. Потом собрались вновь и уже в деталях все разобрали, снова утвердившись в мысли, что нечего даже и пытаться. Ну а потом ему дали «добро» на выполнение.

Причем Лисицкий, как опытный управленец, администратор и просто интриган, рассказав о своем плане, не пытался никого убедить, уговорить. Поступи он так — то первое же обсуждение стало последним. Но случилось иначе — Лисицкий позволил членам совета Эдема промариноваться в собственном соку, пообкатывать в голове его план. В результате они сами себя уговорили и попытались сгладить все углы. Еще бы — тут любой будет локти кусать — уж слишком многое стоит на кону. Деньги, редкие ресурсы, огромные возможности, а главное — возможность сохранить жизнь, или же существенно увеличить на это шансы. Все это возможно в случае, если план Лисицкого удастся.

И вот, первый этап закончился. Пираты Якуба успешно держали блокаду вокруг базара. Они смогли захватить целый флот транспортных кораблей. Теперь предстояло начать действовать группе Дмитрия — бывшего хакера, читера и по совместительству — демпфера.

И вот здесь Лисицкий отошел от своих правил, решив самолично поучаствовать в спланированной им же самим операции.

Зачем ему это надо было? Он бы и сам не смог ответить на этот вопрос. Быть может, хотел доказать самому себе, что способен на подобное, что не трус и не тыловая крыса. Быть может, за счет прямого участия в операции он надеялся заработать себе репутацию, а быть может, взыграло желание испытать новые ощущения.

Нет, он не боялся смерти, ну или просто убеждал себя, что это попросту невозможно. Погибни он даже во время блокады Базара — спустя несколько часов он, как ни в чем ни бывало, очнулся бы внутри капсулы клон — центра Эдема.

Боязнь смерти здесь была не при чем, да и угроза исчезнуть раз и навсегда как таковая отсутствовала. Не боялся он и запороть операцию — ему выпала роль бойца. Или, скорее уж балласта — стрелял Лисицкий паскудно.

Так что же его смутило? Что заставляло бояться предстоящего? Он не знал. Но опустив ногу в холодное нутро крио-капсулы он понял, что не хочет находиться в ней, в не хочет спать несколько дней, не хочет участвовать в захвате лично. Он осознал, чего боялся.

Но было уже поздно. Аккуратно, но цепко схватившие чужие руки, протащили тело Лисицкого к капсуле и пока он пытался развернуться на неудобном ложементе, защитная крышка успела закрыться.

Лисицкий ударил в стекло рукой и ощутил, насколько стало холодно. А в следующую минуту он в прямом и переносном смысле превратился в заледеневшую, словно на морозе, статую.

А рядом, в соседних капсулах, в таком же состоянии находились десяток бойцов, во главе с Дмитрием.

В скором времени их всех отправят в контейнер, а уже контейнер будет доставлен на корабль, который, проскочив все ирдские посты и проверки, сможет высадить эту небольшую, но решительно настроенную группу на Базаре.

Испуг, нежелание продолжать участвовать в операции были последними эмоциями и мыслями, проскочившими в голове Лисицкого. А затем он замер. Словно перестал ощущать себя и окружающий мир. Словно все стало на паузу.

Сколько это состояние продолжалось — он не знал, но ему показались, что прошла целая вечностью. Несколько дней назад техник — орденец, отвечавший за эту часть операции, инструктировал всю группу и пояснял предстоящее:

— Как долетите до станции, капсулы активируются и вы очнетесь.

— Как после сна? — поинтересовался Лисицкий. Нельзя сказать, что его это очень интересовало. Спросил скорее для галочки, о чем в дальнейшем очень сильно пожалел- лучше бы и не знал ничего.

— Скорее как после комы. — Флегматично ответил техник. — Ваши тела будут охлаждены. Все процессы в организме либо остановятся, либо замедлятся. Затем капсула вернет вас к жизни.

— Так мы будем мертвы? — ужаснулся Лисицкий.

— Ну, в каком-то смысле да. — Пожал плечами техник. — А в каком-то, это можно назвать сном. Гибернацией организма. На вашей планете есть животные, которые впадают в спячку, когда окружающая температура им не подходит, или когда наступает сезон, в котором для них банально нет еды?

Лисицкий тут же вспомнил медведей.

— Есть такие. Но они ведь не в кому впадают.

— Не впадают. Но их организм все равно находиться в неком подобии анабиоза — они не едят, нет отходов жизнедеятельности. А главное: многие параметры, можно сказать, жизненно важные, существенно снижаются. Не знаю как на вашей планете, а на одной из тех, где довелось побывать мне, были такие животные — альтаки. Это хищники. Они активны только в жаркий сезон. Когда наступают дожди, а затем и холода, альтаки вырывают себе глубокую нору и там несколько дней пируют тем мясом, которое им удалось найти и припрятать в период активности. А затем засыпают. Я и несколько моих коллег решили понаблюдать за ними. Оказалось, что у альтак, когда они засыпают, даже пульс изменяется — он ниже обычного ритма в несколько раз. Есть и другие параметры, которые изменяются. Когда альтак просыпается — ему нужно несколько дней, чтобы прийти в норму. Вот и в вашем случае все будет происходить практически так же. С той лишь разницей, что восстановитесь вы достаточно быстро — капсулы снабжены всеми необходимыми стимуляторами.

— Вы умеете успокоить. — мрачно протянул Лисикций.

— Не вижу ничего страшного. — вновь пожал плечами техник.

«Ну конечно, что тебе-то бояться?» — подумал Лисицкий, рассматривая увешенного имплантами техника. — «Уже и не человек, а скорее робот. Тебе ни кома, ни клиническая смерть не страшна. Тебя и живым-то с натяжкой можно назвать».

Вслух же Лисицкий ничего не сказал. Зато именно с этого момента у него в голове засел страх, прогнать который, забыть о котором он не мог. Страшно не умереть, страшно остаться в этом самом «анабиозе». Ведь может случиться все, что угодно. Возродиться в клоне не получится — ты ведь не умер, ты — жив. Не получиться убить себя. Ты ничего не сможешь сделать. И самое страшное — если ты сможешь себя осознавать, сможешь мыслить, будешь понимать, сколько времени ты находишься в заточении. И ты не умрешь, нет. Рано или поздно твой разум взбунтуется и ты, сегодняшний ты, перестанешь существовать. И это реально страшно.

Страх, или даже фобия, усиливался все больше, а когда до отправки группы осталось всего несколько часов, Лисицкий прямо места себе не мог найти.

И вот время пошло. И сейчас, когда тело Лисицкого как раз впадало в «гибернацию», «анабиоз», «спячку» или «кому», как называл процесс техник, сам Лисицкий осознал чего он боится. Он боялся, вопреки здравому смыслу, вопреки уверениям, что в случае проблем он очнется в клоне, вопреки собственной уверенности, что не умрет. И боялся он заснуть и не проснуться. Но больше он боялся — не заснуть. Не заснуть и навеки остаться закованным в собственном теле, в капсуле, в маленьком контейнере, на борту мертвого корабля, медленно дрейфующего по черной пустоте.

Он был мертв, или почти мертв. Даже мыслей не было. Вернее — какие никакие размышления появлялись, если их можно так назвать. Но шли они туго, медленно, вязко. Как сравнивать поток воды (твое нормальное состояние и скорость мышления) и нечто тягучее, словно деготь (состояние нынешнее).

Дикий холод пронзил тело. Лисицкий никогда не ощущал такого холода, такой слабости в теле. Ноги не держали, руки не слушались, все тело было словно бы ватным. Он буквально сполз по ложементу, изо всех сил стараясь напрячь руки, схватиться за что-то. Вот только руки и не думали слушаться — не двигались, не откликались, словно были чужими. Его трясло — холод буквально пронизывал до костей.

Тогда Лисицкий попытался распахнуть глаза и, если бы мог, застонал бы от боли: глаза начало печь. Так бывает, если в них попадет пот, или, что больше подходило для сравнения: словно бы в глаза налили очень холодной воды.

Сколько он провалялся на полу, будто сломанная кукла, он не знал. Но, судя по всему, не слишком долго. Вновь открыть глаза его заставил чей-то хриплый голос:

— Мне одному так хреново?

Ему тут же ответил другой, усталый, слабый:

— На кой я подписался на это?

Лисицкий собрался с силами и просипел:

— Я не чувствую рук и ног.

— Успокойся. — Лисицкий с трудом, но узнал голос Дмитрия. — Через пару минут почувствуешь.

Он не обманул. Ровно через пару минут Лисицкого скрутило — мышечные спазмы начали накатывать волнами, заставляя его скручиваться калачиком и подвывать от боли. Боль с каждой секундой становилась все сильнее, волны накатывали все чаще и продолжались дольше. А затем, как показалось Лисицкому, на самом пике очередного приступа боли, когда он уже подумал, что сломает себе зубы — так сжал челюсть, все вдруг прекратилось.

Он осторожно сел, словно боясь, что боль вернется. Затем подобрал ногу, вытянул руку, попытался нащупать ручку на внутренней части капсулы, ухватился за нее и медленно поднялся.

Боли не было.

Он распахнул глаза и поспешно их закрыл, чтобы вновь не получить весь тот спектр ощущений, что сопутствовал предыдущей попытке. Однако его смелость оказалась награждена — глаза немного болели, но уже не пекли.

— Отпустило? — поинтересовался кто-то голосом Дмитрия.

Лисицкий сообразил, что обращаются к нему.

— Кажется. Я ничего не вижу.

— Естественно. Тут ведь темно. Дождемся, когда все очухаются и тогда включу свет. А ну-ка. Считайсь!

— Первый.

— Второй.

— Третий. — просипел Лисицкий.

— Пятый…

— Восьмой…

— Понятно. — подвел итог Дмитрий, так и не дождавшись других. Будем ждать.

Перекличку пришлось проводить еще четыре раза. И только на четвертой попытке отозвались все.

— Так. Включаю свет. — Предупредил Дмитрий.

Свет появлялся медленно. Точнее сказать — он был очень-очень слабым. Наверное, лампочки светили с мощностью всего в пару ватт. Но свет нарастал, усиливался. А затем стал достаточно ярким для того, чтобы Лисицкий смог оглядеть все вокруг себя.

Он был в капсуле, слева и справа от него были другие. Напротив него виднелись ящики с амуницией и оружием. Причем до них было всего пара метров. Как и планировалось — они были в контейнере, который должны были выгрузить на склады Базара.

— Ну все. Вылезаем и облачаемся. — Приказал Дмитрий.

Лисицкий помедлил, но затем увидел, как из соседних с ним капсул медленно, неуверенно начали показываться люди — бойцы их группы.

Двигались они неуклюже, рывками. Движения были дерганными, неуверенными. Но люди справлялись: на негнущихся ногах топали к ящикам и начинали одеваться.

Лисицкий вылез из своей капсулы последним. Неуверенно, пошатываясь он пошлепал голыми ногами по холодному металлическому полу до своего ящика и принялся облачаться.

Руки и ноги слушались его плохо и самое простое действие, будь то натягивание штанов, или попытка застегнуть ремень, требовали массу времени, терпения и усилий.

В конце концов, Лисицкий смог справиться с одеждой, даже зарядил оружие без посторонней помощи.

Он огляделся.

Остальные облачились намного быстрее него. Зато подготовка оружия отняла у них гораздо больше времени. Еще бы. У Лисицкого был небольшой пистолет-пулемет и средний по мощности лазерный пистолет. У других членов группы вооружение было не в пример лучше. У каждого по мощному кинетическому пистолету. Как называл их Техник — «ттшники». Лисицкий даже видел оригиналы — модели 20 века. Монстры, созданные Техником, мало чем на них походили. Разве что немного внешним видом, если не брать в расчет размеры — оригиналы уступали новоделу по размерам в два, а то и в три раза, равно как и в весе.

Как объяснял Лисицкому один из боевиков Гончих, кажется, его звали Ривз, модели созданные Техником по своей огневой мощи могли потягаться с мощными дальнобойными винтовками 20 века. А патрон для этих без преуменьшения «пушек», весил грамм пятнадцать как минимум. Лисицкий собственными глазами видел, как боец с этим пистолетом смог продырявить бронелист приличной толщины. Да что говорить, таким патроном даже современные экзоскелеты пробивались. Причем свежих моделей.

Помимо пистолетов, которые бойцы группы таскали как второстепенное, запасное оружие, были еще винтовки, автоматы, даже пулемет. И сейчас бойцы проверяли, снаряжали и готовили весь этот арсенал к бою.

Некоторые уже закончили с оружием и приступили к проверке своих экзоскелетов. У самого Лисицкого был экзоскелет-МА. Медиум армор — средняя броня. Он с легкостью держал попадания из оружия, которым вооружена местная охрана. И сам Лисицкий считал подобную защиту достаточной. Хотя, чего уж греха таить — он бы предпочел тяжелый доспех. Но, к сожалению, изучить базу управления им, освоить ее на практике, он банально не успел.

Зато теперь с завистью рассматривал огромные фигуры, настоящих танков, а не людей, которые с легкостью могли пройти по коридорам Базара даже под шквальным огнем противника.

Впрочем, шквального огня не ожидалось. Сейчас группа должна была выйти из контейнера, рассредоточиться по складу, двое бойцов должны были сопроводить Дмитрия и Лисицкого в контрольный центр. Задачей же других было оставаться здесь, на складе и обеспечить лидеру и его группе безопасный проход.

Вряд ли план Лисицкого добавит любви к эдемцам. Зато он должен был сработать и принести массу полезного людям. Ирды трусливы, ирды больше всего бояться потерять свои деньги. А если сопротивляться, мешать людям — они могут потерять весь базар. И вряд ли ирды будут готовы на это пойти.

Так думал Лисицкий, так думали и члены совета Нового Эдема.

Хотя многие из них, даже согласившись на его план, продолжали именовать его варварским и преступным. Ну и пусть. Это у самураев важен путь, а не цель. Для него, для Лисицкого, сейчас важен именно результат. Ведь его главной целью является выжить и удачно пристроиться, жить если и не в шикарных условиях, то хотя бы с приличными деньгами и желательно поближе к власть имеющим.

А эта операция вполне могла обеспечить ему не только возможность жить, но и шанс жить не бедно. Или даже самому выбиться на местный олимп власти.

Вполне возможно, когда-нибудь, кто-нибудь, назовет Лисицкого террористом и убийцей. Но когда это «когда-нибудь» настанет? Если это случиться при жизни Лисицкого, то к этому времени он надеялся стать неприкасаемым, либо иметь достаточно средств, чтобы оказаться как можно дальше от тех, кто решит его «наказать» за содеянное в прошлом. Ну а если обвинения посыпятся тогда, когда Лисицкого уже и в живых не будет — то какая разница? Ему-то самому уже будет все равно.

— Так. Все готовы? — спросил Дмитрий оглядывая бойцов. — Доложить!

И первым начал счет:

— Первый готов.

— Второй готов. — Отчеканил здоровенная детина, заместитель Дмитрия в этой операции. К сожалению Лисицкий все время забывал его имя и ник.

— Третий готов — спохватился он, когда наступила тишина.

Все остальные бойцы так же доложились о готовности.

— Отлично. — Подвел итог Дмитрий. — Дарик! Вскрывай контейнер.

— Есть! — буркнул один из бойцов и на ходу расчехляя небольшой лазерный резак, бросился к двери.

Спустя всего пару минут из небольшого контейнера, привезенного одним из кораблей, отбитых у пиратов, хлынули люди, разбежались в разных направлениях, как тараканы на кухне общежития.

Если охрана и успела заметить их сейчас, у людей в запасе была пара минут — опешившие охранники наверняка пытаются пересмотреть запись, или найти людей с помощью других камер. Им нужно убедиться в том, что глаза их не обманули. Разумные не машины — они до последнего не будут верить в свершившийся факт, который сами считают нереальным, невозможным.

Глава 12. Фатум

Первые освобожденные транспорта начали прибывать три дня назад. Уставшие за время плена команды спешили как можно быстрее пройти врата станции, заглушить движки, покинуть свои суда. Администрация Базара прекрасно понимала их желания, поэтому сократила бюрократические моменты до минимума. Корабль прибывал в док, старший офицер корабля сбрасывал тех. задание диспетчеру, после чего команда быстро ретировалась.

Конечно, у портовых рабочих появилось больше работы, чем обычно: практически каждый прибывший после блокады корабль нужно было проверить, провести диагностику. Многие из них оказывались повреждены — столкновение с пиратами редко когда проходит спокойно.

Что касается разгрузки — часть кораблей, освобожденных из плена, оказывалась пустой — пираты вытащили из трюма все, что нашли. Ну а некоторые везунчики каким-то чудом смогли сохранить свой груз. Вот им-то как раз разгрузка была нужна.

Дежурный диспетчер как раз получил заявку от только что пристыковавшегося корабля новой серии, которых видеть ему еще не доводилось. Судя по всему, на корабле прибыл кто-то важный, так как вся очередь, собравшаяся в этот док, вынуждена была посторониться — этот кораблик зашел без всяких ожиданий, словно его давно уже ждут.

Вопреки потаенным тревогам дежурного, прибывшая на транспорте «шишка» не стала трепать нервы и показывать свой гонор. Более того — покинула корабль, как только он сел на ровный блестящий пол дока.

Затем от офицера поступила штатная заявка на обслуживание. Что сильно удивило диспетчера — не было пожелания провести проверку, или диагностику. Ремонт кораблю был нужен, но ничего сверхъявственного. Так же нужно разгрузить трюм — груза в нем не было, зато имелось несколько десятков пустых контейнеров, которые следовало переместить на частный склад. Что и было сделано в короткие сроки.

Диспетчер чувствовал, что прибывший на этом транспорте вельможа, или кто он там, при первой же оплошности рядового персонала может поднять такой хай, что мало не покажется: или премии лишат, или вообще уволят. Так почему бы не сделать все быстро и качественно? Тем более, на это ушло не так уж и много времени.

Диспетчер облегченно вздохнул, когда грузовой дроид сбросил отчет о выполнении задания — отвез все контейнеры на склад и покинул его. Затем сам транспортник был перемещен в ремонтный док и диспетчер выкинул проблему из головы — свою работу он сделал: трюм разгрузил, корабль отдал ремонтникам. К нему претензий быть не должно никаких.

***

Эдр заступил сегодня на смену сам. Дело в том, что его постоянный напарник, Мил, заболел. Точнее — именно эта версия была предоставлена старшему смены. На деле же Мил просто решил прогулять и Эдр прекрасно об этом знал. Однако он не злился, не строил планов мести Милу. Все дело в том, что в прошлый раз так же прогулял Эдр, так что настал черед Мила. И никаких претензий быть не может.

Эдр как обычно пришел на смену чуть раньше положенного срока. Так бывает, когда по пути на работу он заглядывал в круглосуточный магазинчик и в нем не оказывалось очередей. Он спокойно купил себе продукты, в том числе и ту самую «шаурму», которую совсем недавно на Базаре начали готовить люди. Открылось уже огромное множество таких заведений, но Эдр любил покупать это необычное блюдо именно здесь. Однажды он разговорился с человеком — поваром, касательно особенностей приготовления этой самой «шаурмы», да и просто, за жизнь. Эдру было интересно узнать как можно больше об этой расе. Оказалось, что у людей огромное множество самых разных племен, почти как у норгов. Вот только норги все равно едины — у них одни традиции, правила и нормы. Отличия заключаются лишь в том, к какому клану относится воин. А вот у людей племена отличались кардинально. Они могли отличаться по цвету кожи или разрезу глаз, люди группировались по месту своего жительства или рождения. А еще они конфликтовали между собой. К примеру, так называемые «русские» почему-то очень не любили «американцев». Племя «американцы» считали себя лучше других и пренебрежительно относилось ко всем прочим. «Англичане» являлись манерными снобами, «ирландцы» пили все, что горело». Эдр всегда сильно удивлялся, почему может быть такая огромная разница между представителями, как казалось бы, одного вида. Его дядька, приторговывающий всякими вещичками на рынке, часто рассказывал, что бородатые люди очень любят черную одежду, скафы и холодное оружие. Маленькие плосколицые, с узкими глазами, обожают всякую электронную ерунду. А вот людям, которых все другие их соплеменники называют «евреями» лучше не пытаться втюхать барахло втридорога. Более того — с ними вообще лучше не торговаться. Это племя обладает талантом торговаться так, что даже ирды завидуют.

Тот же, с кем говорил Эдр, представился как «араб». Эдр не особо понял почему, но уяснил, что его собеседник недолюбливает «евреев», покусившихся на чужие территории, не очень хорошо относится и к «американцам», которые «суют свой длинный нос туда, куда не следует». Зато у этих «арабов» были весьма специфические вкусы в еде — Эдру очень нравился пикантный, несколько острый вкус блюда, чего не наблюдалось в других кафе и ресторанчиках, где поварами были представители иных человеческих «племен».

Хотя, как знал Эдр, его гастрономические предпочтения и восторги совершенно не разделяют другие. К примеру тот же Мил плевался, впервые попробовав «шаурму», которую так красочно расписывал Эдр. Ну да что с него взять? Мил отдавал предпочтение морепродуктам. Его часто можно было встретить в небольшом ресторанчике, принадлежащем «японским» кланам. К слову, как знал Эдр, помимо готовки необычных блюд, в этом ресторанчике был и нелегальный склад, из закромов которого продавали все, что только душе угодно и все, чего нельзя найти обычным путем, или что вообще запрещено. Эдр помнил, как однажды несколько чиновников базара решили наложить лапу на это предприятие. Закончили они все плохо. Одного нашли повешенным, второй пропал без вести. А вот тело третьего было найдено вообще за пределами станции. Оно банально зацепилось за одну из балок, иначе просто улетело бы куда-то в бездну космоса. Тем не менее, после скоропостижного окончания жизненного пути этих троих, длительного следствия по поводу гибели чиновников, попыток «наехать» на ресторанчик не предпринималось. И именно тогда поползли слухи о том, что среди людского племени «японцы», даже среди членов дома Ичиман есть некое тайное общество — якудза. И с этими людьми шутки плохи.

Хотя таковые тайные общества у людей были весьма распространены. Вот, к примеру, на базаре долго орудовала «бригада» — пятеро людей отлавливали должников, и отдавали за награждение кредиторам. Банда просуществовала недолго, а точнее — просто перешла грань. Если терпеть ловлю должников ирды еще могли, (естественно, если им платили деньги за то, чтобы не обращали внимания на подобное), то отстрел жертв прямо посреди коридоров Базара уже шел во вред всему бизнесу и никакие взятки тут помочь не могли.

Были и «сицилийцы». Или как они себя называли «коза ностра» Эти вели себя намного тише. Хотя тоже проблемы доставляли. В первую очередь тем, что наркотики поставлялись на базар именно их силами. Причем они так рьяно взялись за дело, что очень быстро смогли убрать всех конкурентов: кого напугали, с кем начали войну. При этом проблем с законом они избегали — сам Эдр считал, что как минимум половина чиновников и полицейских Базара получала от этих людей «зарплату».

Но не суть. Чем бы люди не промышляли — стоит отдать им должное: в еде они разбирались. Каждое из человеческих племен могло предложить не одно, а несколько десятков блюд. Причем все они отличались сложностью приготовления, обилием ингредиентов, не говоря уж о том, что готовить их должен разумный, обладающий определенными навыками и умениями. Сколько не пытался сам Эдр — а повторить даже «шаурму» в домашних условиях у него не получалось. Точнее: внешне- то оно было похожим, но вот вкус…

Сейчас Эдр как раз и забежал в магазинчик потому, что очередные его кулинарные эксперименты окончились провалом. Сидеть же всю смену голодным ему не хотелось.

Когда он появился на рабочем месте, все работавшие охранники отворачивались от своих экранов и проводили его взглядом, а точнее подрагивающими носами, жадно втягивая ароматы свежих булочек, колбасы и сыра, исходящие из пакета, который нес Эдр.

Он прошел через общий зал, прошел коридор, вдоль которого двери вели в отдельные кабинеты, каждый из которых был оснащен терминалом и где охранник должен был наблюдать за складами, входами в них, рабочими, находящимися сейчас на работе.

Эрд очень не любил дневную смену — слишком суетно. Плюс начальство постоянно шастает, следит за тем, чтобы ты работал, докучает своими ценными советами, или просто докапывается на ровном месте. Кому понравится, если ты просто пялишься в свой уником, просматривая свежие видео или смешные картинки, вместо того, чтобы крайне внимательно и сосредоточено следить за несколькими экранами, отслеживая перемещения рабочих, пытаясь уличить их в краже, или же пытаясь найти любое другое нарушение.

Толи дело работать ночью — общий зал пустеет. За происходящим на складах в основном следят датчики и дроиды-контролеры. Живые охранники есть только здесь, в комнатах вдоль длинного коридора. Да и то не во всех.

Начальство ночью не появляется, рабочих ночью на складах нет (ну кроме случаев, когда произошло нечто совершенно неординарное — тогда рабочие выходят во вторую смену, как и охранники за ними наблюдающие. Но это очень редкое явление), а главное — можно спокойно заниматься своими делами.

Нужно всего лишь выждать час-полтора, пока операторы и контролеры общего зала сдадут смену и уйдут, как и все начальство. Вот тогда и начинается работа, которая всецело устраивает Эдра.

Сменщик, привыкший к тому, что Эдр приходит несколько раньше, уже был собран. Сегодня он явно куда-то спешил, так как обычно предпочитал дождаться конца смены и уйти минута в минуту. Но сегодня у него были другие планы: Эдр даже не успел распаковать свой кулек с провизией, а сменщика уже и след простыл. Ну и ладно — дел невпроворот, не до разговоров.

Эрд разложил свои покупки, приготовил крепчайший чай. Забавно, этот напиток тоже появился благодаря людям, причем, как и в случае с едой — каждое из племен готовило его по своему и при этом доказывало, что именно их метод является самым лучшим и самым правильным. Как узнал Эдр, его научили готовить чай по-английски. Это была целая церемония, которую Эдр всегда выполнял не спеша, размеренно. Однако подобные манипуляции больше подходили для домашней обстановки. Здесь же, на работе, Эдр предпочитал пить крепкий чай, без всякого молока, который некоторые люди, почему-то, называли «чифир». К сожалению, ему пока не удалось узнать происхождение и историю этого термина, а жаль — они его очень интересовали. Однако те из людей, к кому он обращался с подобным вопросом, лишь пожимали плечами — не знали они этого слова и не могли объяснить его смысл. А тот человек, от которого Эдр и услышал это название, на Базаре не появлялся, ну или Эдр его не видел. Поэтому ни узнать чуть больше о «чифире» и вариантах его приготовления, ни о племени людей, которые любят этот самый «чифир», Эдр не смог.

Но это не мешало ему каждый день перед сменой готовить крепкий, горячий чай и пить его маленькими глоточками, наслаждаясь послевкусием.

Вот и сейчас, дожидаясь, пока чай завариться, Эдр отправился к терминалу Мила, перенастроил вывод всех изображений с камер наблюдения на свой терминал и уселся за свое рабочее место. Он пролистал отчетный журнал, просмотрел все записи, сделанные сменщиком, и озадаченно нахмурился. По идее, на складе никого не должно было быть, но, если сменщик не ошибся и не забыл добавить еще одну запись — на складе сейчас находился грузовой дроид, притянувший несколько контейнеров. Эдр тут же нашел его с помощью камер: тяжелая машина как раз сгружала контейнеры в углу склада.

— Вот еще на мою голову… — буркнул он. Ну не нравились ему странности. С чего вдруг диспетчер порта решил на ночь глядя разгрузить очередной транспорт? А что дроид принадлежал именно порту, Эдр понял сразу, едва разглядев эмблемки на его корпусе и манипуляторах. Он несколько минут наблюдал за работой дроида, а затем, спохватившись, притащил свой «чифир».

Дегустация чая и наблюдение за дроидом продлились недолго — минут через пятнадцать машина закончила работу и направилась на выход. Эдр открыл ей ворота, дождался пока тяжелый грузовой дроид, шелестя колесами, выедет наружу. Затем он закрыл склад и на всякий случай активировал проверку биосканером — что-то заставило его это сделать.

Он неотрывно рассматривал все поступающие данные, боясь пропустить хоть что-то, единственную мелочь, которая может оказаться крайне важной. Но ничего такого не увидел. В конце проверки, в отчете, его несколько насторожило наличие вроде как живых, если можно назвать так нечто с температурой 14 градусов, организмов.

Эдр, все же, активировал датчики движения по складу и лишь после этого успокоился. Мало ли что там в контейнерах? Лежит и лежит — не его дело. Главное — чтоб наружу не вылезло. Но как оно вылезет — контейнер-то закрыт?

Казалось, смена пошла по стандартному сценарию.

Но спустя час раздался звонок уникома. У Эдра неприятно засосало под ложечкой. Этот звонок явно не сулил ничего хорошего. Как только он ответил, включив видеосвязь, то сразу же утвердился в своих предчувствиях. На него с экрана смотрел неприятный тип, один из замов главы службы безопасности Лэзл. Этот ирд, если его можно так назвать, уже давно заслужил себе репутацию подлого лизоблюда и подхалима, готовый любого втоптать в грязь, лишь бы выслужиться. И раз он звонит в такое время — настала очередь самого Эдра стать его новой жертвой.

— Эдр Баллон! Кто же еще! — скривив свою морду, неприятно проскрипел Лэзл.

— Я вас слушаю, господин Лэзл. — стараясь говорить ровно и ничем не выдавать своего беспокойства, ответил Эдр.

— Это я тебя слушаю, Баллон! — с мерзкой улыбкой, вновь проскрипел Лэзл. — ты ведь проводил биосканирование?

— Да…

— И ты, как любой другой охранник, должен знать, что после проведения подобной проверки, нужно в течение часа доложить в службу безопасности о ее результате и причинах проведения.

— В случае обнаружения… — начал было Эдр.

— Это в штатной ситуации. — перебил его Лэзл. — а тут ты сам начал проверку ни с того, ни с сего. И должен был связаться со мной и отчитаться, зачем и почему ты это сделал.

— Я… — замялся Эдр. Причин как таковых у него не было. Просто интуиция. Но не говорить ведь Лэзлу о своих ощущениях?

— Придется выписать тебе штраф. — радостно ощерился Лэзл. — а еще я отправил к тебе отряд быстрого реагирования. Ребята сейчас зайдут на склад и…

Эдр его уже особо не слушал. Штраф за проявленную бдительность вполне в привычках Лэзла. Эта крыса старается выслужиться везде, где только может. Говорят, на нынешнее место его устроил дядюшка — один из крупнейших перекупщиков на Базаре. И сейчас Лэзл готов целовать любую задницу, делать все что угодно, лишь бы проявить себя, показать, продвинуться выше. Ведь нынешний глава СБ, Ханно, уже стар и давно собирается уйти на отдых. Вот Лэзл и метит в его преемники. Но старый Ханно не дурак. Он отлично знает, что из себя представляет Лэзл. А даже если и не знал, общая петиция, подписанная всеми операторами и охранниками, должна была ему открыть глаза. Кстати, похоже, именно из-за петиции Лэзл и стал такой сволочью. Раньше он не пытался подловить работников на таких мелочах, а сейчас начал придираться ко всему. Видимо, сильно обиделся…

— Там активированы все охранные и следящие системы. — Буркнул Эдр. — включая датчики движения, энергоуловители и…

— Так отключай. — проворковал Лэзл. — у тебя есть минуты полторы, прежде чем до склада доберутся мои бойцы. Если будет ложная сработка — заработаешь еще один штраф.

Эдр кивнул и отключился. Пусть катится к черту, проклятый подхалим.

Эдр принялся колдовать над терминалом, стараясь как можно быстрее отключить все системы. Заработать еще один штраф очень не хотелось. Хотя один уже есть. С его скудной зарплатой и один штраф будет весомым ударом по бюджету…а два уж тем более. К черту все. Пусть тут и спокойно, но периодически такие как Лэзл портят жизнь. К черту эту работу за копейки и к черту Лэзла. К черту…Эдр некстати вспомнил, что даже это выражение: «к черту» появилось в языке ирдов благодаря людям. Появилось и прижилось — очень точно выражает отношение к отдельным разумным и ситуации в целом.

Охранные системы ему удалось выключить вовремя. Группа быстрого реагирования только-только подошла.

— Эй! Эдр! — вызвал его старший через сеть. — Успел отключить системы? Мы уже под складом но пару минут еще сможем для тебя потянуть.

Эдр узнал одного из своих знакомых — Раули был нормальным ирдом, и почему он не на месте Лэзла?

— Да, Раули, все в порядке. Можете заходить!

— Понял…

Пока группа копалась на входе, разблокируя двери (Эдр согласно инструкции мог только наблюдать и после полученного штрафа решил все делать согласно правилам), внимание его привлекло движение на одном из мониторов.

Он сфокусировал на нем взгляд, пытаясь понять, что там могло быть и что он заметил боковым зрением. Но картинка была статична. Разве что была в ней некая странность. Эдр лихорадочно ее рассматривал, силясь понять, что не так.

— Входим. — доложил Раули.

Эдр хотел было предупредить его, но слова застряли в глотке. Предупредить насчет чего? Насчет того, что Эдр что-то там увидел? Но при этом сам не понял — что?

Пока он раздумывал, секунды утекали. И тут он понял, что ему показалось странным — один из контейнеров был открыт! Но ведь на складе никого не было. А раз никого не было, то…

— Раули! — позвал он старшего группы.

— Что? — моментально отозвался тот.

— Раули! Один из контейнеров открыт!

— И что?

— На складе никого не было, а контейнер, когда его привезли, был закрыт. Я точно знаю…

— Ладно, сейча….

Одновременное шипение на канале и вспышка, появившаяся на одном из экранов, транслирующих изображение с камер склада, заставила Эдра замереть от удивления. А в следующее мгновение он увидел группу в экзоскелетах, бегущую к выходу со склада, в проеме которого лежало четыре тела. И одно из них принадлежало Раули.

Фигуры в экзосеклетах могли принадлежать только одним разумным — это точно были люди — не узнать их по движениям, особенностям и дизайну костюмов просто невозможно. Эдр, словно находясь в прострации, наблюдал, как все они выскочили из склада. Лишь последний задержался возле двери, остановился, поднял голову и словно заглянул в камеру. Металлический щиток вместо лица и горящие ровным синим светом прорези скан-детекторов и датчиков вместо глаз делали его похожим на какого-то монстра. Кровожадного и опасного. И он, словно в поддержание этих мыслей Эдра поднял руку и провел большим пальцем у шеи а затем поднес указательный палец ко рту, мол, «тссс! Молчи!». Эдра тут же бросило в пот. Этот человеческий жест был общеизвестным и значил он одно — тебе конец. Тут же легко было понять, человек лишь предупредил его, что последует, если Эдр сделает не так, как надо людям. Проще говоря — нельзя включать тревогу, или человек найдет его и накажет.

Эдр все же протянул лапу, что бы хлопнуть ею по огромной клавише, которая должна была огласить все служебные помещения ревом сирен и базеров. Но лапа замерла, он вспомнил историю, как убитый на глазах у многих человек, о смерти которого никак не могли узнать соплеменники, а уж тем более узнать, кто именно в его смерти виноват, появился на Базаре вновь. Что это был именно он, убитый пару месяцев назад, ни у кого сомнений не возникло. Да и сам человек, не открывая шлема на своем скафе прошел весь бар и лишь остановившись возле столика, где сидел обидчик, поднял забрало и произнес:

— Ну что, не ждал?

Тот даже не смог ничего проблеять в ответ, так как времени у него на это и не было: человек извлек длинный кинжал и просто перерезал обидчику горло.

Эдр тогда все видел собственными глазами. Видел, как этого человека убили, видел, как в последствии вернувшийся с того света отомстил обидчику. И именно это воспоминание заставило его моментально похолодеть. Он проглотил ком в горле, посмотрел на экран, на склад, где уже никого, кроме четырех трупов ирдов, не было, затем посмотрел на клавишу.

— Ну же трус! Нажми! — попытался подбодрить он сам себя.

Он лихорадочно искал доводы, почему стоит это сделать. Старался успокоить себя, что человек никак не сможет узнать, что именно он был на смене сегодня и сейчас. Даже сейчас ему не стоило бояться людей — что могут сделать десяток человек против всего гарнизона Базара, плюс экипажей боевых кораблей? Как смогут люди навредить сейчас ему, находящемуся в нескольких километрах от складов?

Этого ему хватило и лапа коснулась клавиши. Взревели базеры тревоги.

Вот только его лихорадочные торги с самим собой сыграли людям на руку. Объяви он тревогу чуть раньше: вполне возможно, людей бы остановили. А так, он подарил им огромную фору.

Самое забавное во всей этой ситуации было то, что угрожавший Эдру человек, был тем самым, кого он так долго искал, чтобы узнать как можно больше о своем любимом напитке. Никакой ошибки быть не могло — Эдр узнал экзокостюм, его цвет, наклейки и модифицированные бронелисты. Тут же пришло осознание того, почему он все это время не видел этого человека — ведь он из Гончих, а значит — Эдемец. Один из тех, кому запрещен вход на Базар.

Эдр продолжать сидеть в своем кресле возле терминала, когда первый взрыв сотряс станцию. Он был необычайно мощным. За ним последовал второй, потом третий.

А затем наступила тишина.

Прервалась она внезапно. Послышался уверенный и спокойный голос. И каждое произнесенное им слово, словно гвоздь вбивалось в голову Эдра. Он был просто в ужасе от того, что услышал.

Глава 13. Пиратская интервенция

Лисицкий с удивлением наблюдал, как люди, всего-то несколько минут назад напоминавшие сонных мух, теперь сноровисто, действуя быстро и без всяких проволочек, покидали контейнер и разбегались в разные стороны, перепрыгивая ящики, теряясь в лабиринтах стеллажей и контейнеров. Сам он все еще чувствовал себя паскудно и вряд ли бы смог пробежать хотя бы десяток метров. Оказалось, что он себя недооценивал.

— Что замер? Вперед-вперед! — Дмитрий схватил его за одежду и толкнул вперед. И Лисицкий побежал.

Помимо Дмитрия рядом сопели и бухали тяжелыми подошвами экзоскелетов еще двое бойцов. Причем один был вооружен чем-то тяжелым, вроде пулемета, а второй держал в руках ручной биосканер. Сам Дмитрий вглядывался в экран своего уникома. Запыхивающийся Лисицкий, в руках которого был легкий пистолет-пулемет, даже поразился — как можно успевать отслеживать показания приборов, или тем более тащить на себе такую дуру, какая была у пыхтящего позади всех бойца.

— Тревоги нет. — объявил Дмитрий. — Все охранные системы, если я не ошибаюсь, отключены. Быстрее двигаемся к выходу со склада.

— Там четверо разумных. — Буркнул боец с биосканером.

— Торжественная встреча? — хмыкнул Дмитрий. — А чего тогда фанфары не включили? И чего встречающих так мало?

Лисицкий тоже удивился. По его плану тревогу должны были объявить даже до того, как они добегут до выхода со склада. Но ведь ее не было. Рев сирен был бы слышен однозначно. Да и уником Дмитрия, на котором сейчас работали несколько шпионских программ, его же разработки, позволяли отследить состояние дел на базаре, включая и объявление тревоги по отдельным секторам. Тогда, если тревога не активирована, откуда здесь взялись охранники?

— Бойся! — крикнул замыкающий боец с пулеметом, за доли секунды успевший перехватить свой «базар»(именно такое название, заимствованное из какой-то старой игры всплыло у Лисицкого в голове) и упасть на колено. Из нижней части его оружия тут же выдвинулись телескопические ножки, зафиксировавшиеся на полу. Отщелкнулся приклад, отъехал назад и уперся в плечо бойца.

Сам скаф преобразился — дополнительные щитки брони опустились на грудь и плечи, сзади рюкзак разошелся словно крылья, закрыв стрелка полусферой. Обычный солдат на глазах превратился в самый настоящий укрепленный и неприступный дот.

Вот только что за прозрачным стеклом было видно сосредоточенное, серьезное лицо. Миг — и опустилось забрало, загорелись линии датчиков и сканеров. А затем раздалась короткая очередь, за ней еще одна. Всполохи огня, отражающиеся от стен, били по глазам на фоне складского полумрака.

Дмитрий, Лисицкий и боец со сканером шарахнулись в сторону, чтобы не закрывать пулеметчику обзор. Словно по команде, они подняли свое оружие, наводя на противника. Но к моменту, когда они были готовы открыть огонь, оказалось, что противников уже и не осталось. Всех короткими и точными очередями срезал пулеметчик.

— Четверо? — удивился Дмитрий. — Это что, группа быстрого реагирования была? Они что, даже не знали на кого идут?

— Может поэтому и не работали датчики и нет тревоги? — предположил Лисицкий. — Группу отправили проверить сбой в системе безопасности?

— Удачное совпадение. — Хмыкнул Дмитрий. — Но мы теряем время. Оператор уже по-любому нас заметил и наверняка сейчас начнутся пляски…

— Если бы заметил — тревогу бы включил. — Не согласился с ним Лисицкий.

— Он явно охренел он происходящего. Но сейчас очухается. — Дмитрий указал на трупы ирдов возле огромной двери, ведущей прочь из склада. А затем повернулся к пулеметчику: — Типтоп! Готов?

Тот успел выйти из своего «осадного» режима и вновь был на ногах, с пулеметом в руках.

— Тогда вперед! — приказал Дмитрий. — Типтоп держишь коридор справа, Ронин слева. Будешь прикрывать тыл. Вперед!

Четверка бросилась вперед, к двери, мимо трупов ирдов. Дмитрий, бежавший последним, притормозил, повертел головой и, обнаружив камеру наблюдения, указал в нее и провел большим пальцем по своему горлу, явно угрожая оператору. А затем приложил указательный палец к забралу, показывая, мол, молчи.

— Ты всерьез думаешь, что тревогу не объявят? — Хмыкнул Лисицкий на ходу, когда они уже бежали по коридору.

— Да пусть объявляют. Но раз до сих пор нет, значит — минуту-другую я ребятам выиграл.

Выиграл он действительно всего пару минут. Когда они, громко барабаня по полу металлическими подошвами, завернули в очередной коридор, взревел сигнал тревоги.

— Сколько нам еще? — поинтересовался Дмитрий у второго бойца, которого назвал «Ронин».

— Метров двести, шеф. — Ответил тот. — на сканере шестеро. Приближаются к нам.

— Сзади, спереди?

— Сзади.

— Встречаем. Типтоп — держи свое направление.

Дмитрий, Лисицкий и Ронин развернулись назад и вскинули оружие. Ждать долго не пришлось. Спустя несколько секунд из одного из ответвлений появилось двое ирдов охранников.

Три ствола коротко рявкнули и на пол повалились уже мертвые охранники. Следом за этими двумя выскочил еще один. Явно по инерции, не успев затормозить. Его снял Ронин.

— Еще трое за углом. — Доложил Ронин, взглянув на биосканер, который успел закрепить на автомате.

Дмитрий молча выхватил из держателя плазменную гранату, нажал клавишу активации и, не прикладывая особых усилий, просто катнул ее по полу. Цилиндрической формы граната легко докатилась до разветвления коридора и уже там взорвалась. До убегающих людей донеслись последние крики убитых и всхлипы раненых.

— Один выжил. — Взглянув на биосканер, сообщил Ронин.

— Не важно. Он уже не проблема. — Ответил Дмитрий. — Ну что, где?

— Прямо, направо, вторая дверь слева.

Они, больше никого не встретив, добежали до нужной двери.

— Взрывай! — на выдохе приказал Дмитрий.

— Да подожди ты… — Лисицкий обошел вновь осевшего в «осадный режим» пулеметчика, держащего под прицелом коридор, отодвинул в сторону Ронина, успевшего достать плазменные заряды для подрыва двери и просто нажал на клавишу разблокировки.

Дверь тут же отошла в сторону, Лисицкий без промедления шагнул внутрь открывшегося помещения.

Вообще, благодаря старпому захваченного транспорта, подкупленным чиновникам базара и просто навыкам Дмитрия, у них была вполне подробная карта склада Базара. И в качестве цели могла использоваться и другое помещение. Главным было наличие в этом помещении терминала для вещания. Система экстренного оповещения была установлена далеко не во всех кабинетах. И если в офис начальника склада, или Сб прорываться было бессмысленно — их бы просто задавили числом, да и по пути встречалась масса мест, где должны были быть автоматические турели, то кабинет чиновника, отвечающего за пожарную безопасность, подходил как нельзя лучше. Во-первых, в нем эта самая система была. Во вторых, никому их СБ Базара и в голову прийти бы не могло, что с таким риском прорвавшиеся на станцию люди изберут в качестве цели именно это помещение. Зачем, спрашивается? А все было достаточно просто — этот кабинет был лишь первым этапом. И он был выполнен. Их противники-то наверняка считали, что людям, ворвавшимся на Базар, нужны будут какие-то ключевые точки, важные узлы станции. На деле все было намного проще.

Дмитрий активировал терминал, потратив на взлом пароля и логина всего-то пару минут. А затем принялся вызывать заместителя, который должен был сейчас находиться в одном из бесчисленных частных складах Базара:

— Дарик! Доклад!

— Шеф! — Моментально откликнулся тот и Лисицкий услышал ответ, как и все остальные члены отряда. — К подрыву первой партии готовы!

— Мы на месте. Начинай. — Спокойно приказал Дмитрий.

Пару секунд ничего не происходило, а затем словно бы пол заколыхался, стены завибрировали и донесся приглушенный звук далекого взрыва. За ним еще и еще один.

А Дмитрий спокойно активировал экстренную станционную связь. Его голос был слышен во всех складах, во всех помещениях этого сектора и его должны были услышать все — и диспетчера, и операторы и сотрудники СБ и те самые ирды, которые должны были обеспечить дальнейшее выполнение плана Лисицкого, сами о том не подозревая.

— Говорит офицер объединенного пиратского флота. Я уполномочен говорить от лица командующего флотом, адмирала Якуба. Если дежурный службы безопасности не свяжется со мной в течение пяти минут — я продолжу взрывать склады. В качестве доказательства моих возможностей и твердости моих намерения уже взорваны несколько секторов. Время пошло.

И отключил связь.

— Сейчас нас начнут штурмовать. — хмыкнул Типтоп. — стоило бы предупредить их не делать этого.

— Все равно бы не поверили. — Пожал плечами Дмитрий. Да и старший СБ сейчас наверняка в панике — уговаривай его не уговаривай, а штурмовать он будет.

— А смысл? — удивился Типтоп. — Даже если он нас выбьет, мы уже взорвали несколько складов.

— Он в панике. Сейчас выбьем его отряд, ребята подорвут док, если успеют. Вот тогда уже пойдут переговоры — до него дойдет, что ничего он сделать не может. И вообще — хватит трепаться! За дело.

Из рюкзаков Дмитрия и Ронина были извлечены разобранные детали к легким турелям. Стойки к ним нес Лисицкий. Смонтировали установки буквально за пару минут — не зря тренировались, получилось даже быстрее чем на учебе.

Лисицкий бросился к Типтопу и снял у того с плечевых держателей два ящика с патронами, которые поволок к турелям. Бросив первый ящик Ронину, он потащил второй дальше. Его задачей было зарядить вторую турель. Дмитрий же все это время прикрывал его.

Лисицкий с облегчением вставил короб с патронами в специальную нишу, как пулемет Типтопа дал короткую очередь.

— О! первые гости! — усмехнулся Дмитрий. — Типтоп! Сколько?

— Трое. Уже жмурики. — откликнулся тот.

— Готово. — Ронин закончил заряжать свою турель и приготовился к бою.

— Готово! — крикнул Лисицкий, подав пулеметную ленту в турель, передернув затвор и активировав автоматический режим.

— Ну теперь ждем! — сказал Дмитрий.

Ждать пришлось всего пару минут — десяток ирдов в тяжелых экзоскелетах и еще пяток дроидов дружно перли по коридору.

Типтоп открыл огонь из пулемета, его поддержали Дмитрий и Ронин. Лисицкий же ждал — его задачей было открывать огонь только тогда, когда закончатся патроны у компаньонов, или же противников будет слишком много и они слишком близко подойдут.

Но до этого не дошло — Типтоп короткими очередями снес нескольких ирдов. Дмитрий и Ронин вынесли дроидов. После этого оставшиеся в живых нападающие предпочли отступить.

— Ну что, все? — весело поинтересовался Типтоп.

— Быть не может. — нахмурившись, ответил Дмитрий. — Наверняка сейчас и выкинут главный козырь.

Он не ошибся — из ответвления коридора, находящегося ближе всего к людям, с громким звоном прилетел цилиндр.

— Граната! — не своим голосом заорал Типтоп. Дмитрий и Ронин отпрыгнули назад метра на три. При этом Дмитрий умудрился зацепить растерявшегося Лисицкого и оттянуть его следом за собой.

— Ну что ты…На тренировках же отрабатывали! — пожурил его Дмитрий.

— Да не должны они были гранаты использовать… — удивился тот. Хотя чего уж. Вполне могли. Тем более, если дежурный СБ начал паниковать.

У Лисицкого промелькнула мысль, что Типтоп сейчас погибнет — у него банально не хватит времени убрать все свои бронелисты, выйти из стационарного положения. Однако тот и не думал отступать.

Лисицкий заметил, что его руки, вцепившиеся в пулемет, словно бы налились в запястьях. Ну, конечно же, налились не сами руки, а экзоскелет. А затем из них вверх и вниз выщелкнулись щитки, частично закрыв Типтопа как зонтиком.

Грянул взрыв. Когда защитные фильтры сочли, что опасности для датчиков и глаз уже нет, Лисицкий увидел страшную картину: то место, куда прилетела граната, изменилось до неузнаваемости — в этой точке словно бы вспух огромный шар, оплавив и погнув стены. Досталось и Типтопу — его броня почернела, оплавилась. Но он остался жив. И, как понял Лисицкий, даже не пострадал. Чего не скажешь о его экзоскелете.

— Норма! — прозвучал в наушниках голос Типтопа. — дайте пару минут — надо пулемет очистить.

Только сейчас Лисицкий заметил, что вокруг пулемета тоже появился эдакий зонтик — правда, сейчас он скорее напоминал кусок оплавленного пластика. Но, судя по всему — задачу свою выполнил и смог защитить самые нежные части оружия от взрыва плазмо-гранаты.

— Наша очередь! — прорычал Дмитрий и, вытащив гранату из ниши на экзоскелете Ронина, бросил ее, метя в стену напротив развилки. Граната срикошетила от стены, влетела как раз за угол и там взорвалась.

Однако ожидаемого эффекта взрыв не произвел — никаких криков и визгов не последовало. Зато спустя секунду и из-за угла и из дальнего коридора повалили охранные дроиды. Причем в огромных количествах.

Двигались они достаточно быстро. Практически сразу к стреляющим Дмитрию и Ронину присоединились обе турели. Включился в дело и Лисицкий. С его меткостью сложно было сказать, попадал ли он хоть в кого-то или нет. Хотя, если судить по тому, с какой плотностью перли дроиды, промахнуться было крайне затруднительно.

Наконец Типтоп закончил очищать пулемет от остатков бронезонтика и открыл огонь. И именно это стало жирной точкой. Огромный калибр, дикая скорострельность, давали большое преимущество — пулеметные пули пробивали корпуса машин насквозь, прошивая по два, а иногда и по три противника. Типтоп увлекся и длинными очередями запросто разрезал дроида, словно лазером, пополам, либо отсекал им конечности, головы.

А затем противники закончились.

Все четверо людей тяжело дышали, все еще держа наготове оружие, словно не веря, что атака закончилась.

— Что, все? — пробормотал Ронин.

— Похоже — ответил ему Типтоп.

— Ронин! Проверь биосканер! — приказал Дмитрий.

Боец тут же опустил оружие и схватился за прибор:

— Чисто! — последовал доклад.

— Ирдов поблизости нет. — задумчиво протянул Дмитрий. — а вот дроиды вполне могут быть. Может, ждут подкрепления?

— Мы тут их с полсотни положили. — проворчал Типтоп. — какое подкрепление? Пока из другого сектора подтянут, минут пятнадцать пройдет.

— Кстати, сколько там прошло времени? — поинтересовался Лисицкий, и все как один подняли глаза вверх, где на интерактивном забрале высвечивался таймер.

— Четыре минуты, сорок секунд. — Озвучил увиденное Дмитрий. — я к терминалу. Прикрывайте.

Прежде чем он успел дойти до терминала, таймер отсчитал ровно пять минут и в ту же секунду грянул взрыв. Причем какой-то необычный. Громыхало несколько мгновений, словно бы это была целая череда взрывов.

— Наши док таки взорвали. — хмыкнул Типтоп.

— Хватит! Прекратите! Ничего не взрывайте! — послышался неприятный, истеричный голос. Люди завертели головами, прежде чем до них дошло, что ирд тоже воспользовался системой экстренного оповещения. — что вам нужно, манс-харты?

Дмитрий активировал связь и заговорил:

— Говорит офицер объединенной пиратской эскадры. Я говорю от имени адмирала Якуба. В течение пятнадцати минут со мной должны связаться высшие чины Базара, которым я озвучу все наши требования…

— Но… — попытался было вставить Сбшник.

— Никаких но. — прервал его Дмитрий. — ровно через пятнадцать минут, если я не услышу на канале k8jj2 ваше руководство, мы продолжим взрывать станцию. Если вы вновь попытаетесь нас атаковать — мы начнем подрывать уже жилые сектора. Представьтесь, будьте любезны.

— Заместитель главы СБ складов Базара Лэзл Амро.

— Так вот, теперь все, кто меня слышат, будут знать, из-за чьей нерасторопности начали гибнуть разумные. У вас 14 минут Лэзл.

— Как думаешь, будут нас атаковать? — поинтересовался Дмитрий у Лисицкого, оборвав вещание.

Лисицкий отрицательно покачал головой.

— Этот тип, Лэзл, трусоват и уже в панике, не знает, что ему делать. Я хорошо изучил местных чиновников и этого знаю как облупленного. Так что все должно пойти как по маслу. Ну а в случае проблем…может, зайдем все в кабинет?

— Нет. — Ответил Дмитрий. — Тут мы держим коридор, зайдем в комнату — к нам будет проще подобраться. Да и всегда есть риск, что случайный выстрел повредит терминал. Как мне тогда общаться со слушателями?

Он грустно усмехнулся.

— Хоть я все и понимаю, но как-то, мерзко, что ли… — пробурчал Типтоп.

— Чего тебе мерзко-то? — удивился Дмитрий. — ты ведь пират.

— Ну так пират — это романтика. — возмутился Типтоп. — поймай сначала жертву, перебей охрану и потом забирай трофеи. А тут…

— А что тут…

— мы как терористы.

— Хм. — Дмитрий задумался. — в целом да. И что?

— Да как-то…не по человечески это. Одно дело склады взрывать. А вот взрывать жилые сектора я не подписывался.

— Ты ведь понимаешь, что нас могут просто перебить? — Возмутился Лисицкий. — а эти сраные ирды торговать с нами прекратили. Эмбарго видите ли ввели, не признали они Эдем, видите ли. И взрывать жилой сектор никто и не собирается. Бьем их по карману. Всего лишь ответная реакция на их подлость.

— Подлость на подлость? — вновь пробурчал Тантал. — уж лучше бы тогда собрались все вместе и вломили им.

— Если бы вокруг Эдема не кружили Блуждающий флот и дети Фенрира — обязательно вломили бы. — ответил ему уже Дмитрий. — а так у нас нет другого выхода.

— да понимаю я… — вздохнул Типтоп.

— Ну так и не стони тогда. — подытожил Дмитрий.

В общей сложности прошло не больше 10 минут, когда на указанной Дмитрием частоте появились помехи, а затем голос, явно принадлежащий ирду, произнес:

— Вы меня слышите?

— Слышу. — отозвался Дмитрий. — вы кто?

— Хотел бы это услышать от вас. Кто вы такой?

— я офицер пиратского флота.

— Хотелось бы услышать ваше имя.

— Мне тоже хотелось бы услышать ваше имя.

Голос затих, словно раздумывая.

— Вы не хотите назваться?

— Не вижу в этом смысла. Я офицер флота и говорю от имени адмирала флота. Этого достаточно.

— Как мы можем быть уверены, что вы говорите именно от лица адмирала Якуба?

— Поверьте, скоро вы в этом убедитесь. Хотя разве вам мало пиратской блокады, как раз и организованной адмиралом?

Голос некоторое время помолчал, а затем поинтересовался:

— Чего же вы хотите?

— Сначала я хотел бы убедиться в том, что говорю с разумным, в силах которого давать ответы по моим требованиям и он в праве принимать подобные решения.

— Имя моего рода- Тогг. Думаю, этого достаточно, чтобы понять, кто я, что могу и на что способен.

Дмитрий мысленно присвистнул. Ну да, семейка ирдов, которая, по большому счету, правит всеми ирдами и держит Базар.

— Да, достаточно. — ответил он. — перейдем к моим требованиям. Сейчас я вам перешлю список всего, что мы хотим. Это нужно будет загрузить на автоматические транспорты и отправить по координатам, указанным в конце списка и помеченных зеленым цветом. Все ваши охранные эскадры должны будут уйти по координатам, указанным там же, и помеченных красным цветом. Если вы не выполните наши требования — мы продолжим взрывать вашу станцию.

— минуту. Я должен ознакомиться со списком.

— Даю пять минут. Никаких атак на нас. Никаких отсрочек — жду ваш ответ через пять минут.

Но ирду потребовалось гораздо меньше времени. Он вновь появился на канале спустя всего пару минут.

— Это грабеж!

— Все верно. — Дмитрий даже ухмыльнулся, напрочь забыв, что собеседник его не видит.

— Вы требуете невозможного!

— Подумайте еще раз. — предложил ему Дмитрий. — или мы получаем это, или взрываем вашу станцию к чертям.

— У вас не хватит сил.

— Пусть так. Но о том, что на сверхзащищенные склады базара смогли проникнуть люди, что они смогли взорвать уйму секторов, что вы ничего не смогли им противопоставить — станет достоянием общественности. И как вы думаете, кому будет нужен ваш Базар? Если он даже не может обеспечить сохранность товаров и безопасность посетителей? Тут не появятся ни люди, ни представители любых других рас.

Собеседник молчал.

— Я кажется понял в чем проблема. Возможно, мы ошиблись. — начал ирд осторожно. — Возможно, наше решение, касательно Эдема, было слишком радикальным и…

— Мне плевать, что вы там решали насчет Эдема. Мы — свободные люди. Мы не подчиняемся совету Эдема и не подчиняемся правительству Лирина.

— Насколько я знаю, господин Якуб бежал с вашей планеты среди других ренегатов…

— И что?

— И насколько мне известно, он сам долго находился на Эдеме, его корабль стоял на верфях Эдема…

— Повторюсь — и что?

— Вы утверждаете, что не имеете никакого отношения к Эдему?

— Утверждаю…

— Тогда зачем вам ЭТО ВСЕ? — поинтересовался голос.

— А вам зачем?

— Мы торговцы, мы зарабатываем на жизнь торговлей.

— Вот и мы хотим остепениться и стать торговцами. Но для этого нужен стартовый капитал.

— Но послушайте…

— Я не уполномочен менять решения. Требования, которые я вам озвучил, не мои — я лишь посланник. Торговаться и договариваться вне моей компетенции. Какое решение вы приняли?

— Нам нужно время, я не могу так сразу…

— Сколько?

Явно собеседник сейчас лихорадочно прикидывал, сколько времени можно назвать.

— Три часа! — выпалил он. — и я бы хотел поговорить с вашим…эмм…Адмиралом.

Дмитрий вопросительно посмотрел на Лисицкого. Тот отрицательно покачал головой и показал указательный палец.

— У вас есть час. Не больше. — отрезал Дмитрий. — с адмиралом сейчас я вас связать не могу. Да и могу точно сказать — он не будет торговаться или отступать.

— Но ваш список обширен, потребуется время, рабочие, чтобы…

— Нас не волнуют ваши проблемы. Через час вы даете мне ответ. Или мы начинаем исполнять свои обещания. На этом все. — и Дмитрий отключил связь.

— Как по маслу. — сказал улыбающийся Лисицкий.

— Поплюй. — осадил его Дмитрий. — они могут пойти в отказ.

— Они ж не полные дураки. — продолжая улыбаться ответил Лисицкий. — Согласятся, куда они денутся. Пару финтов попытаются выкинуть, но мы к такому готовы.

— Все равно, это все воняет дерьмом. — проворчал Типтоп.

— Ты хочешь жить на Эдеме? — поинтересовался у него Лисицкий.

— Хочу.

— У тебя, насколько я помню, есть жена и дочка? — вновь поинтересовался Лисицкий.

— Да…

— И ты наверняка хочешь, чтобы они были живы-здоровы?

— Естественно.

— Так прекрати уже тут играть в благородство и пойми, что мы здесь как раз для того, чтобы обеспечить безопасность твоих жены и дочери, да и вообще, возможность для них остаться в живых.

— Да я то что, я ничего. — стушевался Типтоп. — но как-то…низко это.

— Переборчивый пират нынче пошел. — рассмеялся Дмитрий. — мне этих крыс вообще не жалко, никаких кошмаров по ночам у меня точно не будет.

— Конечно, ты ж демпфер. — вновь проворчал Типтоп.

— И что?

— У вас, у демпферов вообще совести нету. Ни чести ни совести.

— И это мне говорит пират?

Глава 14. Мальчиши и Буржуины

Старший семейства Тогг с отрешенным видом пялился в экран. За сегодня произошло слишком много всего, слишком неожиданно и слишком…Что еще слишком Тогг додумать не успел. Экран, на котором отображалась заставка, призванная отвлечь пользователя от ожидания, или хотя бы скрасить его это самое ожидание мигнул. Яркие, насыщенные пейзажи сменились темной серой стеной, больше всего напоминающей отсек космического корабля. Причем не яхты премиум класса с повышенным комфортом, а какого-нибудь рудовоза, или транспорта. Тогг мысленно поморщился — как можно работать в таких условиях? Лично он уже давно привык к комфорту и роскоши: ведь именно в такой обстановке лучше всего думается и работается. Это лучшая мотивация. Видишь перед собой вещь стоимостью несколько миллионов кредитов, к примеру, старинный антикварный стол, созданный одним из выдающихся мастеров-ирдов более пяти тысяч лет назад, и начинаешь работать усерднее, выторговываешь условия получше, ищешь дополнительные возможности заработка. Ведь тебе еще к этому столу нужно докупить пару кресел, стоимость которых не намного меньше самого антикварного стола.

Но сейчас он должен был говорить с варваром-человеком, который, либо умалишенный, раз обитает в таких аскетичных условиях, либо неимоверно глуп и даже не осознает и не понимает, что себя можно окружить красивыми и дорогими вещами.

— Приветствую главу дома Алых, герцога и полного пэра империи, Бенджамина аль Арана, члена совета Эдема и…

— Чем обязан? — хмуро поинтересовался человек, прервав традиционное приветствие, чем неимоверно смутил Тогга, не привыкшего к тому, что его перебивают. Тогг сбился, а затем надулся от злости — подобное обращение было неимоверной наглостью. Тогг даже забыл, по поводу чего связывался, настолько его накрыла волна возмущения.

— Как правитель и дворянин вы ведете себя крайне вульгарно и не чтите традиц…

— Вы связались со мной, чтобы выразить свое недовольство моим поведением? Так мне плевать. — спокойно ответил человек и спросил снова, слегка нахмурившись и повысив голос. — Чем обязан?

Подобной наглости ТОгг бы не стерпел, но ситуация была экстра неординарной. Поэтому ему пришлось проглотить свою обиду.

— На нашу станцию напали ваши граждане. — Начал он.

— Наши? — поднял бровь человек. — Наши сидят на планете, и готовятся к бою. У нас война, знаете ли, на носу.

— Это люди, как и вы, покинувшую родную планету и…

— И что? Многие покинули планету. Я не контролирую всех. Я контролирую лишь тех, кто находиться на Эдеме и при этом входит в структуру Алых. Среди тех, кто напал на вас, есть алые?

— М-м-м… — Тогг задумался. Назвать имен он не мог, так как попросту их не знал. Якуб точно не входит в гильдию Алых, его связной офицер, личность которого на данный момент так и не выяснили, скорее всего тоже — глупо так подставляться. А других людей, шныряющих по Базару, еще не поймали. Предъявлять, по-факту, было нечего.

— Не знаете? — ухмыльнулся человек. — В таком случае ничем помочь не могу.

— Но…

— У меня мало времени — я руковожу обороной планеты и у меня масса своих дел. Будут вопросы по Алым — тогда обращайтесь.

— Да как вы смеете! — взорвался ТОгг. — Это ваши! Ваши боевики ворвались на Базар и угрожают нам взрывами!

— Вот как? — хмыкнул человек. — С чего вы решили, что мои? У вас есть доказательства? Или вы просто так раскидываетесь обвинениями?

— А кому это еще выгодно?

— Мои бы взорвали ваш чертов Базар сразу, без всяких торгов. — Зло бросил человек и поймав удивленный взгляд Тогга пояснил. — А чего вы хотели? Назвали нас ренегатами, запретили торговать с нами, когда мы нуждаемся в продуктах, оружии, строительных материалах. Мы не просили у вас помощи, но, по факту, такими действиями вы ясно дали понять, чью сторону приняли, обозначив себя нашими врагами. Так чего вы теперь хотите?

— Вы…

— Разговор окончен, — сказал человек и отключился.

Тогг стиснул зубы и даже зашипел от злости. Впрочем, чего он еще ожидал? Перед этим разговором у него состоялся диалог с еще одним лидером Эдема и он также ни к чему не привел.

Некто Сириус, глава Гончих, довольно мирно и спокойно выслушал все претензии Тогга, а затем спокойно поинтересовался:

— Я правильно вас понимаю: вас беспокоят, как вы считаете, люди сбежавшие с земли, которых вы сами нарекли бандитами и предателями?

— Это не…

— Бросьте…я слышал ваш спич, адресованный лягам по поводу их революционеров, слышал и о том, как вы отзывались о нас, беженцах с земли, и помню те советы, которые давали господину Лирину касательно нас. А точнее изложили ему несколько вариантов, как с нами поступить. Вы, не желающий не то что поддержать нашу свободу, за которую мы сейчас воюем, но даже считающий нас преступниками, теперь жалуетесь, что часть людей, которых вы оскорбили, для которых вы сами себя обозначили врагом, начали атаку на вас. Так это теперь сугубо ваша проблема и разбирайтесь с ней сами. Эдем не имеет отношения к этому — у нас своих проблем хватает. И мы не собираемся помогать тем, кто стал на сторону нашего врага.

— Вы можете приказать своим людям прекратить это!

— Кому и что «это»? Я никого к вам не отправлял. И, как вы сами сказали, вас терроризирует флот пиратов под предводительством некоего Якуба. Вот ему и выставляйте свои ультиматумы.

Разгневанный ТОгг, явно не ожидавший подобного ответа от людей Эдема тут же связался с Лириным.

— Господин Лирин. Я вас приветствую. — начал он елейным голоском.

— О! Господин Тогг. Здравствуйте и вам. — отозвался Лирин. — какими судьбами?

— Да вот, хотел поинтересоваться у вас, как продвигаются дела с ренегатами? Когда вы уже разгромите их змеиное гнездо?

— Терпение, мой добрый друг, терпение. Они хорошо окопались и мне нужно время…

— А не много ли времени вы им дали? Ваши ренегаты уже стали донимать и нас.

Лирин удивленно уставился на Тогга.

— Ах да, я что-то слышал о пиратской блокаде. Но дорогой мой Тогг! Разве ваших охранных эскадр мало, чтобы разогнать весь этот сброд?

И тут Тогг понял, что попал, что дал волю своим эмоциям и сболтнул лишнего, а говоря откровенно — сглупил: скажи он, что недостаточно и Лирин начнет качать права, требовать оплаты за свои услуги. Показывать слабость таким союзникам было нельзя…Но если сказать, что ирды могут справиться собственными силами — будет просто тупо. Тогда смысл был звонить и жаловаться?

Пообщавшись с Лириным для отвода глаз еще пару минут Тогг отключился и сидел в полной растерянности. Ни богатство и дороговизна обстановки, ни масса специальных устройств, разработанных индивидуально под Тогга, никак не помогали в поиске решения.

Эдем отрицает свою причастность к атаке на базар, Лирин не желает просто так помогать ирдам, тагов сейчас бесполезно просить о помощи — они увязли в войне с лягами. Ну а ляги, даже если у них есть такая возможность, помогать не станут — в войне с тагами ирдов они скорее считают союзниками своих врагов, чем нейтральной стороной.

Кто еще остается? Симбионты? Норги? Норгов пускать нельзя — эти смогут уничтожить пиратов, но затем попросту ограбят и сам Базар. Симбионты слабы. Да и плату за помощь запросят немалую. Если им заплатить — все разумные галактики поймут, насколько серьезной является проблема ирдов, или насколько они слабы, что даже не могут противостоять пиратскому флоту. Да и черт с ними. Главное, что оплата услуг симбионтов будет сравнима с тем разорением, что оставят после себя норги. Так что делать?

Ну не платить ведь пиратам?

Тогг даже хлопнул лапой по столу, так его разозлила эта мысль. Ведь есть еще охранные эскадры, есть боевые корабли, которые могут дать отпор пиратам! И он уже отправил их по пиратским координатам. Вряд ли пираты ожидают, что Тогг решиться и начнет атаку на них. Они привыкли к тому, что ирды предпочитают заплатить отступные. Но сейчас сумма отступных такая, что дешевле рискнуть. Эх, как жаль что Иллиас, его родной внук, не успел довести свой прототип и пустить его в производство. С подобным оружием не то что пиратов, можно было бы разгромить и Эдем и Блуждающий флот, влезть в войну лягов и тагов, отхватить жирный кусок и там. Эх, мечты-мечты…

— Господин Тогг. — Старый ирд удивленно обвел глазами комнату, пока не сообразил, что голос принадлежит его личному секретарю и звучит из селектора.

— Чего тебе? — прорычал Тогг. Вот что за тупицы его окружают? Ведь он давал секретарю точные указания — «не беспокоить без крайней надобности». Вот что в этом указании непонятно?

— Господин Тогг. — испуганным голосом сообщил секретарь. — вы просили докладывать вам, если случиться нечто…

— Что там еще могло случиться?

— Пятая охранная эскадра уничтожена. Со второй пропала связь, а от третьей осталось едва полдюжины кораблей, отступающих к базару.

— ЧТО?

***

Якуб стоял на мостике и просто ждал. Прошло уже несколько суток с момента, когда группа бойцов была отправлена на Базар. Прямой связи с группой не было, но Якуб точно знал, что у них все идет по плану. Знал он и то, что охранные эскадры Базара начали движение. Причем в тех направлениях, где были указаны точки доставки груза и место отстоя самих охранных эскадр. Оставалось только убедиться в том, что они идут именно туда, куда от них и требовалось. Хотя, по большому счету, какая разница? В любом случае исход для них будет один…

Подобная осведомленность и уверенность пирата объяснялась очень просто. Все дело в менталитете ирдов. Они кичатся своей находчивостью, изобретательностью, предприимчивостью. Но именно в этом и проблема. Подобные качества не могут существовать без завышенной самооценки, жадности и не желания думать не в разрезе одного лишь себя, любимого, а целого сообщества, или даже расы. У тех же людей подобные личности скорее вызывают отвращение. И называют их соответствующе — алчными предателями, продажными шкурами, ренегатами и прочими, менее литературными, но гораздо более точными эпитетами. Есть такие среди представителей любой расы. Но именно у людей есть и те, кого можно назвать героями. Когда Якуб был маленький, бабушка часто читала и рассказывала множество историй, часть из которых он помнил до сих пор. Яркий пример — мальчиш — кибальчиш. Еще ребенок, но уже твердо борющийся за идею, не желавший продавать свои принципы, так и не согласившийся на предательство, даже ценой собственной жизни. В противовес ему мальчиш — плохиш, который с легкостью продал и товарищей и дело. Причем продал дешево, за корзинку сладостей.

Якуб даже улыбнулся своим воспоминаниям — в сказке противниками мальчишей были буржуины. Во времена, когда эта сказка была актуальной (или правильнее — была в самую тему), шла классовая война: рабочие и крестьяне против богачей и монополистов. Якуб снова усмехнулся, поймав себя на мысли, что сравнивает войну тех времен с нынешним конфликтом — по большому счету, ирдов можно сравнить с теми же буржуинами: они жестко держат рынок в своих лапках, перехватывают все новые технологии, до которых могут дотянуться, интригуют, подкупают, пытаются играть на слабостях других, стравливая друг с другом. А главное — презирают всех, у кого нет денег, кто не смог их заработать, или тех, кто считает деньги не самым важным в жизни. Ведь для самого ирда богатство — это главная, высшая цель.

Именно на этом пираты и сыграли. Многие рядовые ирды, тянущие лямку, давно осознавшие себя неудачниками, неожиданно разбогатели. А ведь всего-то, что от них требовалось — это выдать или выдавать некую информацию. Мелочь, пшик, как думали сами подкупленные ирды. Однако созданная сеть осведомителей была столь обширна, что Якуб в точности знал о том, что происходит не только на базаре, но и на кораблях охранных эскадр. Причем, даже не смотря на то, что одна из них должна была находиться в режиме радиомолчания, не выдавать никаких сигналов, осведомитель нашел способ заработать еще немного, слив важные для пиратов данные. Забавно, этот находчивый и жадный до денег техник-ирд не понимал, что рубит под собой сук. Считал, что помогает пиратам убежать от охранной эскадры, даже не подозревая, что пиратам нужны координаты кораблей ирдов совсем для другого — для полного уничтожения эскадры, а не бегства от нее…

Несколько засланных на Базар лягов (под видом перекупщиков и мелких торгашей) уже доложили о странностях на станции — треске, вибрации. Это значило, что бойцы смогли начать операцию и даже провели несколько взрывов. То, что они сами не смогли выйти с Якубом на связь — было вполне нормально. Лисицкий предупреждал, что ирды не будут столь наивны и могут отключить складскую часть станции, где и засели люди, от общей сети.

— Адмирал! Эскадры ирдов выдвинулись! — доложил один из операторов.

— Засекли движение наши наблюдатели, или это доклады осведомителей? — уточнил Якуб.

— Доклады осведомителей.

— Отследить направление движения.

Оператор молчал больше минуты.

— Пятая эскадра идет к точке, куда должны прибыть транспорты с Базара, третья — к указанной нами точке-отстойнику. Вторая идет параллельным с пятой курсом.

Якуб хмыкнул. Четвертая сейчас чинится и никуда не пойдет. А Первую он разгромил лично. А вот действия второй и пятой ему совсем не нравились: ирды решили действовать прямолинейно — выбить пиратов в космосе. Или они в полном отчаянье, раз пошли на подобное, либо всерьез считают, что без наличия пиратского флота группе диверсантов на Базаре придется торговаться за свои жизни. Ну что же, логика в таком решении есть. Но неужели они думают, что сами пираты не предвидели подобного поворота? Как-то даже наивно…

— Кто у нас ведет пятую? — поинтересовался он.

— «Бинго» и четыре эсминца.

«Забавно» — подумал Якуб. «Бинго» — был тем самым носителем, который пираты отжали у демпферов во время атаки на его, Якуба, корабль. Пусть «Бинго» был далеко не в лучшем техническом состоянии, зато на его борту было целых три эскадрильи бомбардировщиков. И два звена автоматических истребителей. Эти машины, при поддержке эсминцев, с легкостью разобьют пятую эскадру. Причем так, что те даже понять ничего не успеют. Все было продумано до мелочей. Следом за пятой эскадрой ирдов двигается модифицированный разведчик, оснащенный очень мощным сканером. Эскадра его не видит. «Бинго» и эсминцы с легкостью могут обойти медленно ползущую эскадру и ударить с неожиданной стороны. Якуб вывел перед глазами карту этого сектора галактики, чтобы проверить себя. Ну да, он не ошибся. Именно здесь, между пятой эскадрой и точкой, куда должны пригнать транспорты, находиться электро-магнитная аномалия. Сканеры там всегда глючат. Многие торговцы стараются проскочить к Базару как раз через нее — пираты просто не смогут вовремя обнаружить корабль. А когда смогут — будет уже поздно. Пожалуй, именно там «Бинго» и стоит затаиться.

— «Бинго» и эсминцам в сектор семь точка два. При приближении противника действовать по ситуации. За полчаса до начала атаки сообщить. — приказал он.

— подтвердили получение приказа. — отрапортовал оператор.

— Отлично. Мы выдвигаемся на перехват второй эскадры. Идем впереди них, вне зоны действия их сканеров.

— Выполняю. — оператор принялся передавать приказ на другие корабли пиратского флота.

Теперь нужно лишь ждать…

Пятая эскадра должна была приблизиться через два часа. Но доползла лишь через три. Впрочем, Якуба это совершенно не расстроило. Опоздание ровным счетом ничего не меняло.

Дело в том, что текущие действия его флота были не просто не согласованы с советом Эдема, а являлись полной и сугубо лично его, Якуба, инициативой. Узнай о его плане Сириус или «Палач императора», ему бы наверняка помешали. Еще бы. Ведь если у Якуба все получится — он лишит ирдов большей части флота, покажет их слабость, сделает их желанной добычей для любой из рас. Во всяком случае, так посчитали бы те же Сириус, или Бен. А война за Базар будет серьезной проблемой — каждая из рас захочет стать владельцем этой станции, причем единоличным, что может привести к общегалактической войне всех со всеми. Вот только сам Якуб в подобном ослаблении владельцев Базара видел шанс для себя самого и намеревался воспользоваться им в полной мере.

— Адмирал! Третья охранная эскадра находиться в заданной точке. Заглушила двигатели и полностью остановилась. — доложил оператор.

— Что с пятой?

— Наблюдатель сообщает, что эскадра приблизиться к аномалии через сорок минут.

— «Бинго» видит противника?

— С ними нет связи из-за помех. Но уверен, что видят…секунду…Они выслали автоматический передатчик. С него идет сигнал «30».

— Значит, через полчаса начнут атаку. — подвел итог Якуб. — объявляйте боевою тревогу. Разворачиваем корабли и атакуем вторую эскадру.

— Есть!

***

Флаг — капитан Кахэн, командующий третьей охранной эскадрой был вне себя от бешенства. Еще бы, как тут не взбеситься? Мало того, что он самый младший в роду Кахэнов, а поэтому занимает самую низкую должность, так еще и в предстоящей заварухе именно его корабли решили отправить «пасти муаров[1]», пока остальные эскадры будут громить пиратов. Ну почему такая несправедливость? Почему именно Пай, его старший брат, он же адмирал Кахэн и он же командующий пятой эскадры, должен получить всю славу? Да чего уж, даже его дружок, флаг-капитан Эльс будет участвовать вместе со своей второй эскадрой в бою. И пусть он выступает в роли поддержки, но все равно…ВСЕ РАВНО! Ему достанется часть славы…А главное — денег!

Флаг капитан Кахэн грохнул когтистой лапой (что есть традиция для ирдов-военных) по шикарному столу, установленному в его личных апартаментах на борту линкора «Блеск». И ведь подобная несправедливость тянется с самого его детства!

Семья Кахэн в незапамятные времена подмяла под себя все военные учебные заведения и абсолютно все учащиеся, будь то пилот, штурмовик, офицер флота или даже рядовой пехотинец, могли получить свои «корочки» и погоны только если семья Кахэн не будет против. Этот некогда крайне прибыльный бизнес уже давно зачах — ну кому сейчас нужны военные, когда есть дроны и дроиды? Но тем не менее, боевые корабли у ирдов были и обучать на них экипажи было необходимо. Хотя сам флаг-капитан с трудом бы вспомнил свой последний бой — уж очень давно он был. Военные ирдов, в большинстве своем, занимались только охранной собственных транспортных кораблей, ну и изредка участвовали в стычках с пиратами. Причем именно в бой вступали только при численном преимуществе. А как вы хотели? Какой разумный ирд будет рисковать собственной жизнью и главное — самим кораблем, при незначительных шансах выйти из боя живым и целым?

Военные ирды всегда пренебрежительно фыркали, когда им доводилось слышать о бескомпромиссной резне между лягами и тагами, пилотах-самоубийцах норгов, или при спорах людей, какая тактика лучше против превосходящего по численности или мощности залпа врага. К чему это все? Ведь это глупость. Бить противника нужно и можно только тогда, когда победа однозначно будет на твоей стороне.

Ну да не суть. Молодая поросль рода Кахэн, как велит традиция семьи, по достижению 10-ти летнего возраста отправлялись в высшую военную академию на обучение. Флаг-капитан учился намного лучше своего старшего брата, но к выпуску осознал всю несправедливость реальности. Пусть он и лучше в учебе, но старшим по званию, как и по возрасту, быть его брату. Наследник древнего рода окружил себя свитой из верных прихлебателей, многие из которых смогли на этом сделать карьеру. Как тот же Эльс, к примеру. Он же, младший, вынужден до конца своих дней находиться в тени, тянуть лямку пусть и высокопоставленного офицера, но все же не адмирала. Так как единственным адмиралом является его брат…Что у того хватит мозгов, а у рода денег для получения следующего звания — Флаг-адмирала, не стоило надеяться. Что же, значит Ему, младшему из Кахэнов, предстоит дожить до пенсии в чине флаг-капитана, коих сотни в действующем флоте ирдов. ВО всяком случае, пока старший брат не поднимется выше в звании, или…

И тут Флаг — капитана словно озарила мысль, которую он раньше отгонял, считая постыдной или, что вероятнее, фантастической, нереальной. Но сейчас со смаком, даже вслух, закончил произнесенную ранее про себя фразу:

— или пока не умрет.

Конечно, Флаг-капитан не питал надежд, что пиратам удастся разбить охранные эскадры. Но уже сформировавшаяся мысль, идея, этого и не подразумевала. Адмирал Кахэн может подавиться на банкете в честь своей победы, быть отравленным одной из своих многочисленных и ревнивых любовниц, внезапно заболеть и зачахнуть, или закончить свой жизненный путь одним из массы других, менее и более креативных способов.

Пышные похороны, длинные речи и скорбные мины родственников. Ему самому, внезапно ставшему единственным наследником рода предстоит еще долгое время блюсти траур, убиваться по брату. А затем, ну скажем, дня через три-четыре, ему будет присвоено адмиральское звание. Траур трауром, а управлять флотом кому-то надо? А кому, если не ему это поручить? Любые другие претенденты будут отметены старейшинами рода Кахэн. А возмущенные тут же лишаться званий.

И вот тогда он займется делом — проредит всю верхушку штаба, избавиться от лизоблюдов брата, и, наконец, оценит размер причитающегося ему наследства. Вот тогда начнется жизнь…

— Флаг- капитан! — раздался резкий и неприятный голос одного из дежурных офицеров.

— Ну чего тебе? — о как неприятно было выныривать из своих грез, которые очень скоро станут реальностью в пока еще серую и унылую действительность.

— Адмирал Кахэн сообщил о нападении на него пиратских кораблей. Он требует, что бы наша эскадра срочно двигалась к нему.

— Идиот! — мысленно усмехнулся флаг-капитан. — неужели сам с этим сбродом не справиться? А даже если и не справиться — есть ведь еще эскадра этого кретина Эльса. И она явно ближе, чем корабли самого флаг-капитана. Пока он развернет свои корабли, пока долетит до места боя, все уже закончится. Так смысл дергаться? А быть может, пиратов оказалось слишком много? И братик в панике, не может с ними справиться? Быть может он погибнет прямо там геройской смертью? Тогда самому флаг-капитану даже не нужно будет прилагать никаких усилий, чтобы стать наследником Кахэн…

— Доложите адмиралу, что мы немедленно выдвигаемся. Начинайте маневр разворота!

— Но…

— Выполняйте!

Что хотел сказать дежурный офицер, флаг-капитан прекрасно понял — сейчас все корабли эскадры полностью остановлены. Для того, чтобы быстро развернуться, следовало включить ходовые, набрать скорость и затем начать поворот. Тогда развернуться и лечь на обратный курс получиться гораздо быстрее, чем в случае, если корабли начнут разворот на одних маневровых двигателях — огромные туши звездолетов при таком раскладе будут разворачиваться несколько часов. Что всецело устраивало флаг-капитана и входило в его планы, посвящать в которые какого-то рядового офицера он не собирался — к чему это?

Казалось, все складывалось в его пользу. Кроме одного — покинуть текущую позицию эскадре было не суждено…


[1] Муаров — животное с одной из планет. Домашнее. Разводиться на убой. Внешне похоже на корову.

Глава 15. Хозяин Базара

Адмирал Кахэн не одобрял приказа, полученного лично от старика Тогга. Нет, что касается разгромить к черту всех пиратов, он как раз был «за». Но зачем при этом отправлять третью эскадру непонятно куда, да еще и на точку, указанную этими пиратами — этого адмирал не понимал. Мало ли чего хочет этот сброд. Ирды все равно им не подчинились и сейчас надерут задницы зазнавшимся человеческим выродкам.

Он настолько погрузился в свои мысли, что даже прослушал доклад оператора пространства.

— Адмирал! — в чувство его привел один из старших офицеров.

— Что?

— Какие ваши приказания?

Адмирал обвел глазами мостик и сфокусировал взгляд на главном экране. Переспрашивать «что случилось» было бы глупо — он слышал о том, как о нем самом отзываются офицеры, так зачем давать им еще один повод для обсуждения? Ему понадобилось секунд десять, прежде чем он вник в ситуацию.

Впереди неопознанные корабли, двигаются встречным курсом, причем на большой скорости. Судя по сигнатурам — это либо линкоры (но откуда у пиратов линкоры?) либо захваченные ранее транспортники, которые пираты наверняка переделали под «боевые звездолеты».

От этой мысли он даже фыркнул. Сколько бы пушек ты не навесил на транспортник, какой бы щит на него не влепил — он все равно останется транспортником. Реактор-то прежний и вряд ли он вытянет одновременную работу движков, щита и орудий. В то, что пираты успели заменить реакторы, адмирал не верил — слишком это затратное дело, требует массы времени, а главное — специалистов и оборудованного дока. У пиратов такого нет. Да даже если и есть — в мобильном переставить реактор дюжине кораблей невозможно.

Впрочем, адмирал не зря занимал свою должность. Он всегда предполагал худший из раскладов. Поэтому решил отталкиваться от того, что транспортники перед ним уже оснащены мощным реактором. Но что это меняет? Ровным счетом ничего — пусть щит и выдержит несколько попаданий, пусть транспортник будет огрызаться при этом из своих орудий, зато корпус у него закрыт легкими бронелистами. А значит…

— Выпустить бомбардировщики и эсминцы. Пусть заходят с флангов. — приказал он.

Тут же из носителей его эскадры начали появляться мелкие юркие корабли, а из строя больших отделяться эсминцы, выстраиваясь в два клина для последующей атаки.

— Эскадрильи бомбардировщиков и клинья эсминцев готовы к атаке — доложил оператор.

— Вперед! — приказал Кахэн.

Мелкие корабли одновременно ускорились, соблюдая строй, они, по длинной дуге, словно обходя, направились к противнику.

Отлично! Сейчас рой бомбардировщиков хорошо пощиплет пиратские лоханки. Эсминцы же многих повредят или уничтожат своими торпедами. Когда пятая эскадра доберется до врага — останется только разогнать остатки и добить израненные корабли.

Но все пошло совершенно по другому плану. Когда атаковавшим с флангов бомбардировщикам и эсминцам оставалось всего-то пару минут лета, сигнатуры на радаре внезапно начали уменьшаться и делиться, словно бактерии под микроскопом. Вот огромная сигнатура, которая не могла быть ничем иным, кроме как транспортником, вдруг распалась на десяток отдельных целей, каждая из которых соответствовала классу фрегат, не выше. Подобных новых целей появилось больше сотни, при этом половина пиратских «транспортов» распалась.

— Черт подери! — прорычал адмирал. Ведь он мог догадаться о подобном финте со стороны пиратов. Но сам себя убедил, что основную массу, а точнее — наиболее боеспособные корабли, разгромил лично, пока те были увлечены сварой между собой за добычу. И вот, как оказалось, пираты никуда не делись, не разлетелись, не разбежались. Он полагал, что диверсанты, проникшие на базар, это акт отчаянья небольшой пиратской эскадры. А на деле…на деле ему предстоит воевать с целым пиратским флотом.

— Вызвать третью эскадру! — бросил он связистам. — пусть немедленно идут к нам. Второй эскадре передать, чтобы ускорилась. Нет! Дадим им координаты для прыжка. Пусть приварпывают прямо к нам.

— Но адмирал, их же разбросает… — попытался поспорить один из офицеров.

— Пусть разбросает. Зато они будут здесь. Через пару минут начнется свалка и будет вторая эскадра соблюдать строй или нет — станет не важно. Выполнять!

Последний приказ ему пришлось рявкнуть, так как на мордах офицеров было явно выражено желание поспорить.

Тем временем пиратские мелкие корабли уже устремились на встречу бомбардировщикам и эсминцам пятой охранной эскадры.

— Адмирал! — доложил оператор. — Третья подтвердила приказ и направляется к нам. Вторая ожидает координаты для прыжка.

— Просчитать и передать!

Пиратские фрегаты открыли огонь и бомбардировщики тут же начали нести потери. Эсминцы ирдов пока отстреливались спарками непосредственной обороны, даже не пытаясь выпускать торпеды — слишком юркими были пиратские корабли и попасть по ним торпедами было неимоверно сложно.

Тем временем к месту столкновения уже подошел и остальной пиратский флот. И к разочарованию адмирала Кахэна в нем не было ни одного транспорта: укрываясь единым полем отражения, следуя друг за другом, шли крейсера и несколько носителей. Лишь пять целей, держащихся далеко позади, все еще могли оказаться транспортами. Но почему их не кидают в бой? Ведь транспортники это «мясо», бесполезное и слабое, которым жертвуют в первую очередь, оттягивая внимание от других кораблей.

— Сколько нам еще? Когда сможем открыть огонь главным калибром? — спросил адмирал.

— Три минуты.

Черт! Адмирал сжал лапы — за три минуты малые корабли успеют уничтожить. Им и пиратских фрегатов хватило бы, а уж при поддержке крейсеров…

— Эсминцам! Атаковать пиратские крейсера и носители! — приказал адмирал. Все равно эсминцев успеют по большей части перебить, прежде чем пятая эскадра успеет подойти и помочь. Так зачем им умирать просто так? Пусть хоть какую-то пользу принесут.

Эсминцы отчаянно рванули вперед, прямо под шквальный огонь противника, явно правильно поняв приказ своего адмирала. Ведь если адмирал будет доволен, вполне возможно, что погибший капитан эсминца получит компенсацию от адмиралтейства за оживление в клоне. Конечно, данная процедура была доступна далеко не всем, да и опасность переродиться в новом теле полным кретином пугала многих. Тем не менее, большая часть офицеров имела прописку в клон центрах. Чего не скажешь о рядовом экипаже — там подобное встречалось редко. Зато если адмирал будет доволен, а адмиралтейство щедрым — капитан уничтоженного корабля вполне может вернуться на поле боя, найти тело погибшего и такого важного члена экипажа и, взяв образец его тканей, за считанные дни вырастить клона. Хотя на подобное шли редко — среди рядового персонала обычно был только один сброд и никому не нужные неудачники. Но особо отличившиеся экипажи и корабли реанимировали. Именно поэтому эсминцы и летели сейчас наперегонки, надеясь успеть, заслужить славу, которая не только принесет им жизнь, но и почет, деньги, звания.

Борзо кинувшиеся вперед эсминцы не смогли достичь своих целей — оказалось, у пиратов есть еще один туз в рукаве — несколько эскадрилий истребителей и штурмовиков, которые явно ждали самоубийственную атаку ирдских эсминцев и были готовы ее отбить. Отличиться в бою не смог ни один эсминец.

— Адмирал!

— Чего еще? — рявкнул адмирал, повернувшись к связистам.

— Вторая эскадра не отвечает. — пробормотал оператор.

— Координаты передали?

— так точно…

— Они подтвердили прием?

— да…

— Ну так значит они уже в варпе и должны быть здесь с минуты на минуту…

— Они должны были выйти из варпа как раз минуту назад…

Адмирал нахмурился. Это еще что значит? Ушли в варп и исчезли? Но это надо быть полным кретином, чтобы перепутать точные координаты, прыгнуть криво. При этом координаты были ведь не в отдаленной системе, а в этой, хорошо известной ирдам. Да и ошибиться вся эскадра не могла — хоть один корабль, но должен был уже появиться. Так что с ними случилось?

— Контакт! Готовы открыть огонь главным калибром! — доложил оператор и адмиралу стало не до размышлений. Нужно было участвовать и командовать в бою.

***

— подтвердите прием координат и начинайте разгон. — Флаг-капитан Эльс стоял посреди капитанского мостика своего флагмана, крейсера «Гордость Кахэна» широко расставив задние лапы и заведя передние за спину. Подобная, несколько пафосная поза, всегда являлась поводом для шуток как среди низшего персонала, так и офицеров. Но, конечно же, за глаза, чтобы флаг-капитан об этом не знал. Все прекрасно знали о его болезненном самолюбии.

Впрочем, лишь не многие лично убедились в том, что даже если бы он узнал о ходивших о нем слухах и пересудах, то лишь презрительно искривил бы свою мордочку. Флаг-капитан считал ниже своего достоинства слушать сплетни и уж тем более мнение о себе от всякой черни.

— Флаг-капитан. — обратился к нему старший навигатор. — я настоятельно рекомендую сменить курс, отойти от аномалии и лишь затем начинать разгон.

Флаг-капитан лишь презрительно скривился и даже не стал ничего отвечать.

— Флаг-капитан! Я требую, чтобы мое замечание было занесено в бортовой журнал. Ваш приказ противоречит…

— Ваше замечание противоречит приказу адмирала. — Эльс говорил сквозь зубы, не поворачиваясь к собеседнику. — я бы даже сказал саботирует его. Так что ваше замечание так и быть, мы внесем в бортовой журнал. А после боя я жду от вас рапорт на перевод.

— На каком основании? — побагровел навигатор.

— Не желаю видеть на своем флагмане и в своей эскадре паникера. — процедил Эльс.

Морда навигатора словно раздулась от переполнявшего его негодования. Он набрал в легкие воздух, чтобы высказать этому самовлюбленному задолизу все, что он о нем думает, как…

— Внимание! Засечены объекты с левого борта! Идентифицирую! — затараторил оператор пространства. — это торпеды! Десять секунд до контакта!

С Эльса слетел весь пафос и он удивленно повернулся к оператору, явно собираясь что-то переспросить. Навигатор оказался намного более сообразительным и проорал:

— Маневр! Право! На максимум! Всем кораблям!

Оператор, отвечающий за связь даже успел передать приказ другим кораблям, а пилот, действуя скорее рефлекторно, начал поворачивать огромную тушу звездолета, пытаясь подставить под внезапно и неизвестно откуда появившиеся торпеды не борт, а дюзы корабля. Но было слишком поздно.

Десять секунд истекли неимоверно быстро и почти три сотни торпед одна за одной, а иногда и одновременно, по десятку, впивались в тела кораблей второй охранной эскадры Базара.

С момента взрыва первой торпеды прошло не более трех секунд, а от эскадры уже мало что осталось. Лишь останки покореженных кораблей, оторванных секций, все еще дымящих, пылающих, выпускающих в холодный космос кислород, или бьющие фонтанами топлива и переработанного углекислого газа. На многие километры разлетелись и тела экипажей — большая часть из них не успела надеть скафандры. Да и как можно было успеть, когда в их распоряжении было всего десять секунд а сигнал тревоги так и не зазвучал в коридорах ни одного корабля.

Атака была проведена молниеносно и в самый подходящий момент — эскадра только начала ускоряться для перехода в варп-режим и вовремя повернуть, увернуться от сотен торпед, выпущенных веером, попросту не могла.

Намного позже, через много лет в человеческих космических академиях, где будут преподавать азы тактики и стратегии будущим офицерам: навигаторам, канонирам, капитанам, данный бой назовут «дебютом «Бинго»», в честь носителя, с которого и стартовали торпедоносцы, разгромившие эскадру ирдов. Даже более того, «Дебют «Бинго»» станет поговоркой, присказкой, нарицательным выражением, которым обозначают полный провал, абсолютное фиаско. Безграмотное и глупое, коего можно было с легкостью избежать, если быть хоть немного внимательнее и осторожнее.

Этот бой будет хорошо известен не только среди людей, но и других рас — норги будут приводить его в качестве бесчестного и подлого. Ведь фактически, удар был нанесен тихо, словно со спины. Ляги будут восторгаться им с той точки зрения, что люди не потеряли ни одного корабля. Поэтому эффективность атаки в их глазах- выше всяких похвал. Для тагов этот бой будет примечателен тем, что «Дебют «Бинго»» им предстоит оценить на собственной шкуре. Впрочем, они всегда быстро учились и не раз будут проводить схожий финт уже сами по отношению к противнику.

А для ирдов данный бой будет точкой в истории, которую они сами назовут «закатом золотого века» своей расы. Впрочем, как бы они сами не противились и не отрицали этого факта, «закат» их начался с объявления Эдемцев ренегатами…

Ну и наконец «дебют «Бинго»» стал историческим событием, моментом, с которого, как считают историки, можно начинать отчет для нового государства на картах — Гилды.

***

Флаг-капитан Кахэн удивленно уставился на оператора связи.

— Как это «пропали»?

— Не могу знать. — пожал плечами оператор. — они должны были уйти в варп прыжок и появиться прямо возле пятой эскадры. Но…

— Пропали. — закончил за него Флаг-капитан и крепко задумался. Откидывая всякие мистические и бредовые идеи, вариант, объясняющий пропажу целого флота, был только один: его уничтожили. Но как его могли уничтожить так быстро? Все корабли, в столь короткий промежуток времени? Внезапная атака? Но как можно было проморгать противника? Как можно было подпустить его так близко к себе и при этом не передать сообщение о начале боевых действий, не поднять тревогу, не запросить помощь?

— Вывести на карте, где именно находилась вторая эскадра. — приказал Флаг — капитан Кахэн. У него появились подозрения и догадки, что именно произошло.

На главном экране вспыхнула карта и замигала точка- место дислокации второй эскадры или ее последняя известная позиция.

Флаг-капитан внимательно рассматривал картинку.

— Увеличить карту. Радиус 100 км от позиции флота.

Карта моментально увеличилась, и Флаг-капитан увидел то, что искал.

— Аномалия! — сказал он, указав на размытое пятно. — эскадра должна была пройти через нее?

— Нет. — спустя пару секунд откликнулся навигатор. — эскадра должна была пройти рядом.

— Аномалия не сканируемая?

— так точно…

— Вот отсюда по ним и ударили… — мрачно произнес флаг-капитан Кахэн и тут же бросил — Скорость на максимум! Нужно как можно быстрее закончить маневр.

— Господин! Нас вызывают.

— Кто?

— Это… — оператор выглядел удивленным. — похоже, это пираты.

— Подключайте. — усмехнулся Кахэн. — послушаем, что они хотят нам сообщить.

На экране возник человек. И флаг-капитан легко его узнал. Это был никто иной, как Якуб — один из самых опасных пиратов. Его «Шляхтич» боялись торговцы абсолютно всех рас. И у самого Кахэна давно чесались лапы разнести эту лоханку вдребезги. Но, дурацкие правила запрещали это делать — пират, прибывший на станцию, считается обычным посетителем. А за пределами станции поймать его не удавалось…

— Приветствую капитана «Шляхтича». — произнес Кахэн. — Хотите сдаться?

Человек усмехнулся и отрицательно покачал головой.

— С чего мне сдаваться?

— Тогда чем обязан?

— Хочу вас предупредить.

— О чем?

— О том, чтобы вы не покидали указанную нами точку. Закончите маневр разворота и глушите двигатели.

— Или что?

— Или мы вас взорвем.

Кахэн бросил взгляд на экран оператора пространства — в радиусе 400 километров никого.

— Каким образом? Силой мысли?

— Это не столь важно. — без тени улыбки ответил Якуб. — Для вас важно одно — если вы попытаетесь уйти с этой точки, то будете уничтожены. Вторая эскадра перестала существовать. Сейчас мы разнесем пятую. Единственной боеспособной останется только ваша.

— Чушь.

— Я вас предупредил. И раз вы знаете меня, то должны знать и то, что я не разбрасываюсь пустыми угрозами.

— Отключить! — приказал Флаг — капитан. — продолжать движение!

Никто не посмел противоречить ему, но было видно, что и операторы и офицеры если и не испуганы, то явно не особо хотят рисковать своими жизнями.

«Трусы!» — подумал Кахэн. — «жалкие трусы!»

Конечно, подобное презрение, накатившее на него, имело веские основания. Вот только Кахэн совсем не учел тот факт, что лично для него ожить в клон центре не составит труда. Для большинства же из его экипажа подобная возможность попросту недоступна. А для тех, кто смог ее себе позволить, оживление в клоне станет серьезным ударом по бюджету. Ирды просто не хотели умирать, не хотели тратить свои сбережения исключительно ради и для упрямства Кахэна.

Флаг-капитан сжал челюсти — через пару минут они выйдут с точки, начнут ускоряться и тогда весь испуг и недовольство экипажа уйдет — они останутся целы. Лично он нисколько не сомневался в том, что пират блефует. Ну как он собирается им навредить, если сенсоры третьей эскадры каждую секунду ощупывают буквально каждый кубический сантиметр пространства вокруг кораблей и никого так и не выявили.

Маневр поворота был закончен и корабли начали ускоряться.

Кахэн усмехнулся — как он и думал, пират просто блефовал, пытаясь их запугать несуществующими…

— Множественные цели! — завопил оператор пространства.

— Где?

— вокруг нас!

Кахэн удивленно уставился в экран. И действительно, он увидел сотни, а то и тысячи маленьких ярких точек. Это что такое? Истребители? Но сигнатуры слишком маленькие…Автоматические дроны? Тоже вряд ли…

Мины! Догадка озарила его разум как молния. Черт подери, это мины! Они были в пассивном состоянии и сейчас их активировали. Как их замаскировали, почему проморгали? Впрочем…имеет ли это те