КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451674 томов
Объем библиотеки - 642 Гб.
Всего авторов - 212339
Пользователей - 99603

Впечатления

каркуша про Коротаева: Невинная для Лютого (Современные любовные романы)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Berturg про Сабатини: Меч Ислама. Псы Господни. (Исторические приключения)

Как скачать этот том том 4 Меч Ислама. Псы Господни? Можете присылать ссылку на облако?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Нелюдь. Факультет общей магии (Героическая фантастика)

Живой лед недописан? и Нелюдь тоже?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Глава рода (Боевая фантастика)

Нелюдя вроде автор закончил? Или пишет продолжение по обоим темам?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Самошин: Ленинск (песня о Байконуре) (Песенная поэзия)

Эта песня стала неофициальным гимном Байконура.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Калистратов: Мотовоз (песня о байконурцах) (Песенная поэзия)

Ребята, работавшие в военно-космической отрасли, поздравляю Вас с днем Космонавтики! Желаю счастья, а главное, здоровья! Я тоже 19 лет оттрубил в этой сфере.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Таривердиев: Я спросил у ясеня... (Партитуры)

Обработка простая, доступная для гитариста любого уровня. А песня замечательная. Качайте, уважаемые друзья-гитаристы.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Уши, рога, хвост и прочие приобретения (fb2)

- Уши, рога, хвост и прочие приобретения [СИ] (а.с. Игры богов-1) 472 Кб, 135с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Инна Кентий

Настройки текста:



Инна Кентий Уши, рога, хвост и прочие приобретения


Файл создан в Книжной берлоге Медведя.


Пролог


-Ух, здорово повеселились! – смеясь влетел в гостиную молодой парень. На глаз, ему можно было дать от 18 до 22 лет, но не более того.

Он представлял собой роскошный образчик особи мужского пола. Косая сажень в плечах, богатырского роста, крепкий и гибкий в движении. Густые платиновые волосы до плеч, схваченные узким ремешком в хвост на затылке, добавляли его образу утонченности.

От него исходила такая сила, что невольно хотелось преклонить колени, признавая его право вершить все судьбы мира, если бы не изящные короткие рожки на голове и упругий хвост с пушистой, длинной, под цвет волос, кисточкой на его конце, которая нервно металась из стороны в сторону. Поклоняться рогатому и хвостатому мужчине, как-то это… несколько странно.

- Да-а, отпадно! Скажите, они - клевые ребята!? Хотя мир у них – бррр! Я бы не смог в таком… Но над экстрасенсами я угорел по-полной! - следом за платиновым блонди, пребывая в не меньшей ажитации, материализовался “эталонный эльф” такого же юного возраста, если судить по внешности.

Именно материализовался, потому что только-только он появился в дверном проеме и вот уже размещается в одном из кресел рядом с блондинистым рогатиком.

И именно, эльф. Потому что никем иным, этот светловолосый мужчина изящного, но крепкого телосложения с грацией семейства кошачьих, стремительными, но плавными движениями и заостренными кверху ушками, на острых кончиках которых пробивался короткий пушок, быть просто не мог.

- А мне понравилс-ся мир. И ребята тоже, конечно, понравились. Я бы задержалс-ся там еще на некоторое время. Удивительно, с-столько всяких глупых суеверий и такое ис-скажение сведений из первоис-сточника о сотворении миров! Я такого даже представить с-себе не мог! – периодически растягивая “эс” в словах, последним в гостиную вошел брюнет.

Ровесник эльфу и блондинистому рогатику и столь же неотразимый, как и его товарищи. Широкая кость, ростом на пол головы выше остальных, скупые движения опытного воина, мягкая пружинящая походка. Красивые, хищные черты лица в обрамлении иссиня черных волос смотрелись резче, чем были на самом деле.

Большие миндалевидные глаза с вертикально вытянутым зрачком и двухцветной радужкой, разделенной строго по зрачку, притягивали взгляд. Одна половина радужки, та что ближе к носу, была болотного цвета, другая – янтарного.

Из них троих, он был самым спокойным.

Пройдя к камину, он молча протянул руку для пожатия мужчине средних лет богатырской комплекции с легкой сединой в каштановых волосах, сидящему у очага в одном из трех глубоких старинных кресел с высокой спинкой и греющему в руке бокал, наполненный на треть прозрачным, янтарного цвета, напитком.

Тот так же молча ответил на рукопожатие.

Плеснув в свой бокал янтарный напиток из бутылки, что стояла тут же на столике, брюнет расположился на мягких подушках, что лежали у кресел, обвившись вокруг кресел кольцами черного, с редким, янтарным, в цвет глаз, рисунком мощного огромного хвоста, стремительно сменившего ему ноги.

- Привет, Терей! Как ты тут? Плесенью еще не покрылся? – поинтересовался рогатый, тоже обменявшись рукопожатиями с мужчиной.

- И вам не хворать. – откликнулся тот, ничуть не обидевшись на подколку.

- Не знаю насчет не хворать, а вот усталость чувствуется. Отдохнуть с дороги не помешало бы. – разминая шею, пробормотал эльф, с комфортом располагаясь в кресле.

- Отдохнуть после отдыха? – резко хохотнул Терей, и его глаза на миг сверкнули гневом. Мгновение, и он, вытянув ноги к огню, вновь расслабленно грел бокал, слегка пригубив его содержимое.

Но теперь ему уже не провести шумную троицу.

- Рассказывай! – напряженно кидает брюнет.

- Что рассказывать, Шегаш-Ар?

- Все. И желательно, подробнее. – собранно и серьезно отвечает за Шегаш-Ара рогатик.

- Куда уж подробнее, Бессир?! Куда подробнее? – с обреченной усталостью в голосе вздыхает Терей. - Напомни мне, через сколько Вы обещали вернуться?

- Максимум, через десять лет – виновато, потирая кончик носа, произносит эльф.

- А через сколько явились, Йормариэн?! – повышая голос вопрошает он.

И не дав им ответить, переходя уже почти на крик, продолжает.

- Вы помните, при каких обстоятельствах я оказался вашим куратором?! И почему созданный вами мир так быстро из отчетной работы переименовали в итоговый проект, и на чье место запустили его в единой совокупности мировых систем?!!! Разве я не надоел вам еще рассказами о том, что бывает, если новый, не успевший замкнуть энергетические потоки на себя, мир надолго оставить без его создателей?!!!

- Что случилось, Тер? – в голосе Шегар-Ара слышалась неподдельная тревога. Таким своего наставника они не видели уже… да никогда они его таким не видели!

- Вас не было слишком долго. Войны, передел территорий, попытки доказать свое превосходство… что-то случилось в последнюю магическую битву. Мир начал терять созданные вами направления потоков и саму магию, чтобы выжить ему пришлось менять направление и силу потоков по-своему, перенастраивать источники магии. – устало растерев ладонью лицо начал рассказывать Терей. – Белые демоны, над созданием магии которых ты, Бес, вместе с Шегом работали пять сотен лет, попали под раздачу первыми. Ты ведь помнишь, что специально перестроил два источника вблизи столицы нагов под них. Мир их вернул в прежнее состояние. Последние 30 белых демонов, собрав всю накопленную на тот момент миром портальную магию, вышагнули в неизвестном мне направлении.

Помолчав немного, давая переварить начинающим демиургам, не так давно защитившим свою дипломную работу, и получившим право на включение своего мира в единую базу наравне с мирами опытных демиургов, первую новость из череды ей подобных, он продолжил.

- Острова, где магические источники были специально подстроены под моих выживших подселенцев, мир включил в свой общий реестр источников и тоже перенастроил. В общем, теперь люди живут вместе с эльфами и демонами. Даршгар теперь – государство демонов, а наги переселились на Острова. Эльфы потеряли магию камней, но приобрели магию жизни и теперь в горах живут только люди и маги, а в городах – люди и эльфы. Собственно, люди расползлись по всему миру. С ними оказалось очень выгодно сотрудничать. Не влияя на магический фон, они научились магией пользоваться и вписались во все аспекты жизни аборигенов этого мира.

Сделав очередную паузу, после новой порции новостей, Терей приступил к заключительной части.

- Хуже всего дела сейчас у нагов. Их магию брали основой при создании магии белых демонов, и, сам понимаешь, Шег, - белые демоны не выжили в изменившихся условиях, наги тоже постепенно теряют свою магию. Они, конечно, уже точно не погибнут, но истиная их магия осталась уже только у рода Дэш Шегар. В основном, у нагов теперь лишь обычная магия земли. Но и Дэш Шегар утратили многие из своих возможностей. А Видящий в роду сейчас, вообще, единственный и, боюсь, последний. Осталось не больше трех месяцев, чтобы как-то вмешаться в ситуацию. Потом потоки окончательно стабилизируются и мир станет замкнутой системой.

- Да уж, погуляли, так погуляли! – высказался за всех Бессир – Это, конечно, уже ничего не меняет, но прости нас, Терей!

- Причем тут “прости”, Бес? Я не сержусь на вас. Точнее еще как сержусь. Да я зол, как сто медведей-шатунов! Но это потому, что я боюсь за вас. Ведь мой мир тоже был совместным проектом, а к вам прибился я один. Просто, когда мир закончит перестраивать себя, он примется за вас. Вы единое целое с ним. И я боюсь… Аккера и Ольвар навсегда остались в том мертвом мире, вместе с оборотнями, потерявшими человеческую ипостась, и окаменевшими драконами. Красивые памятники самим себе и из самих себя. Чем больше мир изменяет созданное демиургом, тем болезненнее отдача. – и столько боли было в его повлажневших непролитыми слезами глазах и надтреснутом, хриплом голосе.

- А фейри, пери и феи? – вспомнил о еще одних, принятых ими на борт своего мира, подселенцах Йор.

- Остались на Островах. Теперь уживаются с нагами. – улыбнулся, словно вспомнил что-то забавное Терей. – Вы ж помните этих мелких пакостников. Ничего, твои ребята, Шег, оказались хитромудрее этих прохиндеев. Научили их жить дружно. А так, они - везунчики, отхватили каким-то образом частицу магии камней и теперь такие украшения делают – залюбуешься! И контрабандой приторговывают на Большой земле.

- Это на наших землях что ли? – рассмеялся Бес.

- На ваших, на ваших… в общем, думайте, что можно исправить. Эх, найти бы хоть одного белого демона, сохранившего магию! Так-то пусть, ушли и ушли, они были экспериментом, за их потерю мир сильно бить не будет, а вот возродить магию нагов надо. Я больше всего за тебя Шег боюсь. Твоим сильнее всего досталось. И магия белых демонов тут лучше всего помочь могла бы. Я уже все рассчитал и семь раз проверил. Ее появление опять дестабилизирует потоки, это отодвинет схлопывание мира, у нас появится так необходимое нам время. Если объединить магию белых демонов и нагов, это точно обновит магию нагов и может еще какие-нибудь неожиданные бонусы подкинет. Если к правящему роду вернется вся сила их магии, то она частично изменит под себя источники на Островах и магия нагов, хоть и ослабевшая, можно надеяться, не исчезнет совсем.

- А помните, Хао перед нашим первым с ними приключением как-то рассказывал о появившемся у них триста лет назад в глухих тогда еще северных лесах необычном хвостатом племени? Вдруг это наши к ним вышагнули? – оживился Йор.

- По времени совпадает. – прикинул Шер.

- Давайте смотаемся по-быстрому, проверим? – Бесу не терпелось реабилитироваться перед Тереем.


Спустя два часа возбужденно-радостная троица вновь шумно ворвалась в гостиную, где Терей пересматривал свои расчеты.

- Тер, это они! Прикинь, там мир без магии, так наши беженцы рождаются с магией в замороженном состоянии! Это Гар постарался, он вообще такой стяжатель, все удерживает в мире, что может удержать! Спрячет каким-нибудь хитрым способом и хранится это веками.

- Нам как магию у Гара просить отдать? И сколько просить? Всю? А где здесь ее хранить? – выстреливал вопросами Бес, как самый непоседливый.

- Магию просить бесполезно, мир ее один раз перемолол и еще раз перемелет, и не подавится. Надо вместе с живой сущностью забирать. К чему Гар магию привязал? – уже в уме прикидывая их дальнейшие действия, поинтересовался Тер.

- К душе привязал. А души они ж бессмертны, вот они с привязанной магией и совершают круговорот душ в природе Земли – это так мир Гара и Хао называется. – ответил Йор, как самый дотошный, выяснивший у Гара все до мельчайших подробностей.

- Сколько душ просить будем? – понимая, что перетягивание даже одной души из одного мира в другой чревато последствиями, как самый осторожный, поинтересовался Шер.

- Одну. Нам и одной хватит, если все получится, а за массовое перекидывание душ из одного мира в другой можно от наблюдателей так по шапке получить, что потеря мира пустяком покажется. – как самый опытный, Тер знал, как происходит обмен душ, и знал, что обмен одной-двух нематериальных сущностей между мирами, по обоюдной договоренности допускается. А вот как Гару и Хао удалось скрыть перемещение в их владения объекта целиком, да еще в количестве не меньше 15 особей – загадка. Надо бы взглянуть на этих Гара и Хао, как бы чего худого не случилось...

- Договариваться обо всем пойду я. – решительно заявил он. - Подстраховывать меня будет Шер. А вы двое тут будете подготавливать все, чтоб операция прошла без сучка, без задоринки.



Гар и Хао Терею понравились. Они напоминали его собственных оболтусов, повзрослевших и поумневших на несколько сотен веков, но оставшихся такими же любознательными авантюристами.

Это только выглядели его подопечные на 20 человеческих лет, а на самом деле им шел уже сто пятнадцатый век. Демиурги живут долго, так долго, что начинают считать себя бессмертными, но это их большое заблуждение…

Гару и Хао была не одна сотня веков.

Они прекрасно понимали, что, скрыв появление на своей территории объектов из другого мира, нарушили основные правила взаимодействия миров, и за это по головке не погладят. Но и их новым приятелям обнародование сего факта ни к чему, они тоже ответят за то, что выпустили объекты из зоны своего ведения.

Поэтому о возврате одной души с сохраненной магией обратно в мир Хогра договорились легко. Эти два авантюриста выпросили только право подсматривать за приключениями отданной души. А узнав для чего все это делается, так заинтересовались будущим эксперимента, что отдали самую сильную, светлую душу, какую только смогли найти в такой короткий срок, за право держать свои шаловливые ручонки на пульсе бьющей ключом реки событий.

Это был щедрый дар. Сильные души в каждом мире на вес золота, потому что они двигают мир вперед, меняют его. Статичный мир - мертвый мир. А светлые души еще и делают тех, с кем соприкасаются, лучше, облегчая этим работу Демиургов по очищению душ.

Терей не стал сейчас выспрашивать, как так случилось, что мир Земля не имеет магии. Такое первому встречному не рассказывают, да и времени у него сейчас нет. Но следы источников он углядел, значит когда-то магия на Земле была. Если доведется подружиться еще успеет расспросить.

Не только шутить и веселиться умеют смотрители Земли. Чувствуется за их плечами огромный опыт. Помогать на Хогре они не имеют права, но может совет какой дельный дадут, или научат чему, что поможет в их деле.

-Спасибо вам, ребята – Тер тепло попрощался с Гаром и Хао. – Ждем в гости.

Теперь предстояло самое сложное. Подготовительные работы были закончены. Все ждали отмашки. В момент, когда душа покинет тело ее должен был подхватить Хао и сместить из общего потока душ, уходящих на перерождение, в сторону коридора, который удерживали Гар, Тер, Шег и Йор. При этом, в смерть, что отдающего душу тела, что принимающего, никто из Демиургов не должен был вмешиваться. Все должно проходить по естественным законам миров.

В конце этого коридора ее подхватывал Бес и помещал в нагиню. Отбирали самых красивых и знатных, чтобы из этого действительно что-то полезное получилось. На простую нагиню, живущую на окраине Острова, наследный принц рода Дэш Шегар Нетрасшаш не то что не обратит внимание, он даже не встретится с ней!

Все шло, как по нотам. Нашли два совпадающих по времени события. На Земле во время урагана сорвало часть крыши, на Хогре в результате землетрясения во дворце кесаша, когда бальный вечер был в самом разгаре, рухнула часть стены.

Во время гибели тела на Земле Хао ловко поймал подходящую душу и отправил Гару, тот по цепочке перекинул ее Теру, потом ее подхватил Шег. И вот уже мир Хогра, Йор перехватывает душу из рук Шега, Бес подает сигнал, что подходящее тело найдено… и вдруг спокойно лежащий до этого в ладонях сгусток магии, энергии и личности, именуемый для краткости душой, дергается один раз, второй и, вырвавшись на свободу, делает сумасшедшую петлю, срываясь куда-то вбок и вниз.

Где теперь искать ее?

-Не переживай, - хлопает Гар Тера по плечу – подберем еще варианты. Завтра попытаемся Вам помочь в поиске беглянки, заодно и на мир ближе посмотрим, а послезавтра, если не найдем эту, начнем опять подходящие совпадающие по времени события перебирать.



1. Александра Теплова


Жизнь всегда казалась мне простой и легкой. Мне все давалось играючи. С профессией я определилась раз и навсегда еще в 12 лет. Институт, хорошие оценки и рекомендации педагогов, престижная интересная работа…

Любовь, семья – тоже без надрывов и страданий. Просто однажды во время прохождения практики после третьего курса я встретила мужчину своей мечты и между нами вспыхнула искра. Я не побоялась пригласить его первой на свидание, а он с радостью приглашение принял. С тех пор мы были вместе 14 лет.

Самой большой мечтой была большая семья. Дети. Я хотела не меньше трех, а то и все пять… или семь.

Но… всегда в жизни наступает это самое но.


Знаете, чем отличается реальная жизнь от фильмов и книг? Тем, что в реальной жизни happy end, как абсолютный безоблачный счастливый конец встречается… никогда.

Именно тогда, когда кажется, вот оно то самое счастье…, случаются обстоятельства непреодолимой силы. Например, болезни родителей, обострение собственных болячек, потопы у соседей на ваш новый евроремонт, кризисы... И вместо наслаждения покоем и заслуженным, выстраданным счастьем, ты вновь решаешь проблемы, лишь мельком отмечая, что если бы не этот форс-мажор, то ты была бы абсолютно счастлива.

Но что это я в философию ударилась?

Возможно, чтобы не дойти до точки невозврата.

Два года назад я развелась с мужем. Нет, мне его винить не в чем. Он честно вместе со мной все эти годы боролся за будущее нашей семьи, за право иметь нашего общего ребенка. Но увы. Чуда не произошло. Как приговор, материнство для меня недоступно.

Три месяца назад у него родилась дочка. А вчера я похоронила последнего близкого мне человечка. Мамочка. Как же больно и пусто внутри!

И вот я стою в храме уже невесть сколько времени. Тупо смотрю на горящие в подсвечнике свечи и кручу в голове всю эту ерунду.

Надо учится жить в «дне сурка». Найти какое-нибудь занятие, чтобы не оставалось времени, на такие вот мысли и, чтобы, вообще, к вечеру не оставалось лишних времени и сил, и жить.

Господи, научи меня жить, радоваться, надеяться…

Даже внутри слышно, как за стенами храма завывает ветер. МЧС предупреждало о приближении шторма ближе к вечеру.

Вдруг раздается оглушительный треск, скрежет покореженного железа и что-то тяжелое падает мне прямо на макушку.

Свечи начинают расплываться, в глазах темнеет, боль, вначале неясная, становится все резче, наваливается слабость…



2. Новые обстоятельства


В себя я пришла от плеснувшей в лицо воды. Открыла глаза, стерла капли с лица рукой, огляделась. Странная обстановка. Сознание я потеряла в храме, это я четко помню, а тут старинная зала, камин, массивная люстра, добротная старинная красивая мебель.

- Можете сколько Вам будет угодно, баронесса, изображать обмороки, но я уже говорил при нашем расставании и повторяю – мне нет никакого дела до Вашего щекотливого положения. Ребенка я не признаю и жениться на Вас ради этого не собираюсь. Вы зря потратили мое время, свое красноречие и напрасно пытаетесь сейчас изображать невинную жертву. Вы прекрасно знали на какие отношения соглашались. О моем нежелании связывать себя узами брака с девицей без дара, и тем самым обрекать свой род на ослабление, я предупредил сразу. Договор аманты мне и вовсе не нужен, и Вы об этом также были осведомлены! – обратился ко мне резко и, кажется, с толикой брезгливости в тоне высокий привлекательный брюнет, протягивая стакан воды.

Подняв за руку с дивана, он начал настойчиво тянуть меня к выходу, едва я поставила опустевший стакан на столик.

Голова слегка кружилась, слабость, хоть и отступила, но все еще давала о себе знать нетвердой походкой и вялостью реакций.

В последний момент, уже у замковых ворот, а выпроваживали, настойчиво подталкивая к выходу, меня именно из замка. Старинного, строгого замка из серого камня. Мне в руку вложили тяжелый мешочек.

- Это единственное, что я могу для Вас в сложившихся обстоятельствах сделать. И попрошу больше меня не беспокоить. Впредь я не буду так любезен и прикажу немедля выставить Вас вон.

За моей спиной захлопнулась калитка.

Совершенно не понимая, что это сейчас было, я стояла у ворот сжимая в руке переданный мешочек, а передо мной, сколько могла охватить взглядом, простиралась уходящая вдаль каменная дорога и поля.

Где я оказалась? О каком ребенке говорил этот мужчина?

Общаться вновь с вежливым грубияном желания не было, а понять каким образом я оказалась в таком необычном месте вместо храма не помешало бы. Поэтому, недолго думая, я запихнула выданный мне эквивалент «прощай, не поминай лихом» во внутренний карман добротного длинного пальто (вот тоже странность – откуда на мне эта необычная одежда?) и пошла по дороге прочь от замка в поисках хоть кого-нибудь более доброжелательно настроенного на разговор.

Едва я свернула с замковой дороги на общий тракт, как меня нагнала карета.

- Ну, что сказал граф Атталь? – передо мной приглашающе распахнул дверцу остановившейся кареты толстенький лысоватый господин с противным колким взглядом.

Перестав удивляться всем странностям, я села в карету на скамью напротив него, раз приглашают. Решив, что ехать оно всяко удобнее, чем шагать неизвестно куда пешком.

- Попросил больше его не беспокоить.

- И что, даже суммы никакой не ссудил? – жадно блеснув глазами поинтересовались у меня.

Хм… не знаю где я, что происходит, но почему-то о выданном мешочке денег говорить этому подозрительному типу не хотелось.

- А должен был?

- Что-то ты слишком дерзкая, – подозрительно мазнул по мне взглядом мужчина. – И как собираешься дальше жить? Без дара тебя никто замуж не возьмет. Была надежда, что граф заключит договор, но и она растаяла… Что молчишь?

Я в ответ неопределенно пожала плечами. Мне бы понять, где я оказалась, а уж как дальше жить придумаю. Все эти графы, дары какие-то, замки, кареты…

- Ты хоть понимаешь, что твой позор пятном падет на семью, если о нем станет известно в свете, а нам еще твою младшую сестру замуж выдавать. У нее хоть и слабенькая, но магия воды проявилась. – с той же брезгливой интонацией в голосе, что прослеживалась и у брюнета в разговоре со мной, начал свою речь толстячок. – Тут твои вещи и документы, надеюсь, нам не придется выпроваживать тебя из дома со скандалом. Отныне ты в нем нежеланный гость. Это тебе на обустройство на новом месте, желательно, подальше от этих мест. И вообще подальше…

В руке оказался мешочек с монетами, заметно легче и меньше графского.

Меня не оставляло ощущение нереальности происходящего. Казалось, еще немного и мужчина перестанет брезгливо кривить губы, рассмеется, скажет «улыбнитесь, Вас снимала скрытая камера», и весь этот невероятный спектакль закончится.

Но чем дольше проходило времени, тем больше крепла во мне уверенность, что все это происходит в действительности.

Странной, необъяснимой, непонятной, но действительности.


Расстались мы в первом попавшемся на пути маленьком городке. На расстоянии чувствовалось, как не терпится барону избавиться от неугодной дочери.

Едва я отошла от кареты, как кучер, получив указание, пустил лошадей рысью прочь.



3.Другой мир - другие правила.


Пришла пора осваиваться в этой новой действительности. По каретам, фасону одежды и окружающему пейзажу и так уже было ясно, что я, скорее всего, сейчас нахожусь не в своем времени. А возможно даже, и не в своем мире… Мда.

Вещей мне собрали скромный саквояж, он даже руку не оттягивал особо. Однако, ходить пусть и с небольшим, но саквояжем по городу и отсвечивать своей «не местностью» не хотелось - уж очень подозрительны были шныряющие неряшливо одетые подростки.

Надо определиться с ночлегом, поговорить с администратором, узнать название города, страны…

Только сейчас мне пришла в голову мысль, а ведь я понимаю, что мне говорят и сама спокойно общаюсь. С графом и бароном никаких языковых сложностей, например, не прослеживалось.


Осмотревшись, обнаружила не далеко приличный на вид гостевой дом с интригующим названием «Уютная норка», в него как раз входила дама, одетая приблизительно так же как я.

Перехватив саквояж поудобнее, двинулась в сторону этого дома, рассчитывая снять там комнату на несколько дней и получить нужную мне информацию.

Пока я договаривалась о комнате, между делом узнала, городок считается средним, носит название Хелл и расположен на севере эльфийско-человеческого государства Эльзеаль.

Администратор (если по-нашему) оказался мужчиной добродушным, словоохотливым, только успевай кивать и задавать наводящие вопросы.

- Господин Лемме к Вашим услугам – представился он. - Что мейсса желает?

Мейсса, в моем лице, желала снять комнату с удобствами (про удобства я уточнила на всякий случай, а то, кто его знает этот новый мир) на четыре дня.

- И прикажите подать обед в комнату. – добавила я, выкладывая одну большую монету из графского мешочка на стойку.

- Конечно, как мейсса пожелает. Как Вас записать в книге регистрации?

Хм… ну если как записать, то выдумываем по-быстрому какое-нибудь имя и все дела?

- Запишите баронесса Наттэль. – назвала имя по примеру графского.

Пока господин Лемме записывал мое имя, пока отдавал распоряжение насчет обеда, пока подбирал удобную комнату, он не умолкал ни на минуту.

- «Уютная норка» очень хороший гостевой дом, никто не остается недовольным обслуживанием. – расхваливал он свою гостиницу.

Господин Лемме очень рад, что баронесса Наттэль выбрала именно его заведение.

Да, оно расположено не в первом круге от зала торгов, но ведь это и к лучшему. Меньше шума, меньше суеты.

Мейсса правильно сделала, что приехала за несколько дней до больших торгов, чтобы разместиться с комфортом. Завтра уже все комнаты в приличных гостевых домах будут заняты. А мейссе надо отдохнуть с дороги, почистить перышки, так сказать, чтобы показать себя во всей красе. Такая красивая девушка непременно привлечет внимание достойного мужчины.

Как? Мейсса не знает, что за торги?

Ах, ну да, она такая молоденькая, наверное, и на первом балу еще не была, а договор только год назад, как подписали. Теперь в центральном вестнике публикуют название города, получившего право в этом сезоне устраивать аукцион и принимать торговцев, доставляющих невест и элитный товар.

Что за невесты и товар?

Так по обмену, эксперимент, чтобы остановить вырождение магически одаренных. Десять девушек, достигших 16-ти лет или старше, из знатных магически одаренных семей магов с проявленным даром и эльфиек из Эльзеаля, отобранных по каким-то ведомым только ученым признакам, в обмен на девушек магов и демонесс из Даршгара.

- На торги весь свет собирается. Негласно, теперь они стали местом показа невест. Перспективных женихов со всей страны приедет много, а девушек приедет только десять. Вот и рассчитывают родственники устроить своему чаду выгодную партию. – продолжил посвящать меня во все тонкости торгов мужчина.

- Так что, десять девушек – и все торги?

- Нет, там и мужчин продают, и подростков.

- А они откуда там? Тоже по обмену?

- Нет, эти не по обмену. Эти по воле случая. Оно всяко бывает, кто к пиратам попал, а торговцы у них выкупили, кого семья за долги продала, а кто и сам пришел в надежде на лучшую долю. Они считаются элитным товаром. Караванщики просто так деньги не будут платить, раз взяли, значит посчитали сделку для себя выгодной. Ведь с каждой покупки они получают процент.

- Они тоже с магическим даром?

- Нет – смеется господин Лемме – эти без. Их и покупать будут кто больше даст, а в торгах невест только по государеву допуску можно поучаствовать. Вначале на закрытой части пройдут торги девушек, а потом уже допустят всех, кто купил билеты. Да и не торги это, вовсе. Никто невест без их согласия себе не покупает. Там все по обоюдной симпатии и согласию происходит. А деньги — это что-то вроде вознаграждения семье невесты.

- А дорого билеты на торги стоят?

- Это уж как посмотреть, мейсса. Кому отдать за билет золотой много, а кому так, мелочь. Вы, если соберетесь билет покупать, то идите заранее, лучше сегодня. Касса с утра уже работает. Зато не будете толпиться в очереди. Ой, что творилось, говорят, у касс в Рохо – это город где до нас торги проводились. До обмороков дело доходило.

Тут появился новый клиент, и передав мне ключи от комнаты и пообещав, что через двадцать минут обед непременно принесут, господин Лемме переключился на него.

Если отбросить невероятную версию, что кто-то выкинул огромную сумму денег ради мистификации, то остается еще более невероятная версия, что я попала в другой мир.

Нужно больше данных.


Немного освежив свой вид и съев принесенный обед, я отправилась на поиски общественной библиотеки, если таковая в городе имеется. А кто больше всего знает о книгах? Правильно! Тот, кто ими торгует.

Поняв, что меня интересует, продавец в книжной лавке, где я купила местный атлас, набор географических карт к нему и справочник по видовым и культурным особенностям рас, подсказал - то, что я называю библиотекой, находится в отдельном крыле муниципалитета, называется - информационное хранилище, и объяснил, как туда добраться.

Я ужасно боялась остаться без денег и документов в этом незнакомом мне мире. Прикинув сколько с меня запросил за проживание и обед господин Лемме, я поняла, что мешочек золотых монет от графа – это почти состояние! Поэтому распихала всю наличность по себе в труднодоступные места, не рискнув оставить деньги в комнате гостиницы.

Сложила лишь немного медяков и серебрушек из мешочка, выданного бароном, да пару графских золотых в сумочку, чтобы при необходимости было легко достать и расплатиться. Туда же отправила обнаруженные в саквояже документы.

Нашедшаяся в вещах сумочка-клатч, как нельзя лучше подошла для этого. Именно с похожими сумочками я видела дам на улице. С ней было удобно обращаться, в ней легко разместилось все самое необходимое, и такую сумочку можно не выпускать из рук ни на миг.


По документам мне было полных 17 лет. Урожденная баронесса Эбигайль Дье Катель.

По внешности же, что я успела перед уходом разглядеть в зеркале, возраст мой было не определить. Мне с легкостью можно было дать, как 16 лет, так и 25, а то и все 27.

Миловидное, но со следами усталости личико, курчавые рыжие с золотистым отливом, густые, непослушные, норовящие выбиться из прически волосы… Фигуру портила излишняя худоба.

Если бы не длинные стройные, хоть и худоватые, ноги и узкая талия, то платье на мне болталось бы как на вешалке, так же, за счет утянутой шнуровкой талии и длинной юбки я казалась не тощей жердью, а утонченной леди.

Не удивительно, что граф Атталь не горел желанием связывать свою судьбу с Эбигайль. Мало, что какая-то там баронесса против целого графа, так еще и бледная моль.

Однако внешние данные у Эбигайль хорошие, надо их только отшлифовать. Лицо выглядело немного необычно за счет огромных миндалевидных глаз, вытянутых к вискам. Пропорциональная фигура.

Надо заметить, Эбигайль внешностью не слишком походила на местных дам, из тех, кого я успела рассмотреть по дороге. Она была выше их, волосы необычного каштанового с рыжиной цвета, кожа более темная, и черты лица чем-то неуловимо отличались, не говоря уже о глазах.

И все же, привести в порядок кожу, придать ей блеск и упругость, убрать излишнюю худобу, подобрать фасон и цвет одежды. И станет Эбигайль красавицей с экзотической внешностью.

Все это я отметила вскользь, словно думаю о постороннем человеке. Мозг отказывался воспринимать себя, в теле Эбигайль. Задвинув все эмоции куда-то вглубь, он решал самую насущную проблему – как ему выжить в этом новом мире, и не важно в чьем теле, а истерики могут подождать до более спокойных времен.


Поразмыслив, решила не скупиться и взять билеты не только на открытые торги, но и на смотрины невест. В ложе можно было приобрести места, чтобы понаблюдать за тем, как проходят смотрины.

Мест было мало и стоили они очень дорого. Пропускали в ложу только женскую половину публики. Мужчинам вход на первую часть торгов, где выбирались невесты, без официальной бумаги – королевского разрешения, был запрещен категорически.

Меня сразу предупредили, что нельзя шуметь, отпускать комментарии и замечания, давать советы, выходить из ложи. При первом же нарушении - удаление из ложи.

Я посчитала, что дивиденды от присутствия на сем действии могут покрыть не маленькие расходы за билет, а кроме того, наверняка, в ложе буду не я одна, а значит мне представится возможность посмотреть на местный бомонд, понять вхожа ли баронесса Эбигайль Дье Катель в высший свет.

Не думаю, что о беременности Эби осведомлен хоть кто-то посторонний, а значит до появления животика время у меня есть. Знакомства же лишними не будут.

Если встречу того, кто близко знаком с Эби… ай, да придумаю что-нибудь, почему не узнала. Например, скажу, что из-за расставания с графом нахожусь в такой депрессии, что все вокруг расплывается, поэтому не разглядела знакомое лицо.


Остаток дня ушел на изучение книг и газет.

В итоге из наблюдений и почерпнутых из печатных изданий сведений картина вырисовывалась невероятная.

В это трудно было поверить.

Я, действительно, стала попаданкой. Что случилось с настоящей Эбигайль Дье Катель не понятно, но постепенно разберемся. Пока все не так уж и страшно.

Мир магический. Прогрессивный. Называется Хогр. На Хогре всего два континента. На одном расположены два государства – Эльзеаль и Даршгар, делящие континент пополам.

Второй континент представляет из себя большой остров, его целиком занимает третье государство, которое так и называется – Острова, и состоит из одного крупного острова и трех мелких.

Разводы не допускаются ни в одном из государств, но анафеме таких, как Эбигайль, не придают и на кострах не сжигают.

Эльзеаль придерживается более строгих взглядов на институт брака. Но и тут кроме косых взглядов и пренебрежительного отношения к той, что вступила в интимные отношения с мужчиной без заключения брака, никаких более страшных кар нет. Семья тоже не сильно пострадает. ПапА слишком преувеличил, бросаясь словами «позор падет на семью».

Не такая уж и редкость, когда женами знатных господ становятся именно благодаря беременности. Неудачницы, такие как Эбигайль, конечно же, порицаются за распущенность, и колкостей им наслушаться доведется не мало, но если не трусливого десятка, то и с ребенком можно удачную партию найти.

А выйдешь удачно замуж, никто и слова плохого не посмеет более сказать. Ведь это значит оскорбить мужчину, взявшего тебя в жены. Намекнуть на его дурной вкус. А мужчина этот и пост имеет не маленький, и знатен, и богат…

Быт от нашего не сильно отличается. Только принцип действия всех приборов и устройств основан на магии.

Все удобства в ванной комнате и туалете устроены магически, но ничем не уступают нашему миру по простоте использования.

Плита, освещение, стирка так же просты в применении, хотя имеют магические источники питания.

Женщин дома никто не запирает.

В основном присутствует равноправие. Во всяком случае, женщины в правах мало чем ущемлены. Они представлены в Королевском Совете – высшем органе государственной власти, над ним стоит лишь король. Женщины работают на государственной службе, занимают высокие посты. Могут открыть свое дело.

Единственное, никто домашнее тиранство в судах рассматривать не будет. Но и насильно замуж не выдадут. Тут женщина имеет полное право обратиться в суд в случае угроз или шантажа, и просто сказать «нет» перед алтарем и потребовать отдельного от семьи проживания, с назначением суммы содержания, если на нее давит с браком семья.

А уж воспользоваться своими правами или стать жертвой давления и шантажа – дело каждой.

Начальное образование бесплатное. Читать, писать и считать выучат всех. А вот дальше уже у кого денег хватает, тот и учится.

Академическое образование так же платное, однако магически одаренным государство оплачивает обучение и предлагает большой выбор профессий и мест работы по окончании Академий.

Само государственное устройство монархическое, что в Эльзеале, что в Даршгаре. В Даршгаре проживают демоны и люди, королем является Высший демон. В Эльзеале - эльфы, дроу и люди, король – эльф, старший сын Правящего дома.

Еще есть Острова, но они находятся в другой части мира и существуют автономно. Торговые отношения не поддерживают. Путешественников или случайно попавших там терпят не более недели, затем просят покинуть территорию. Населяют острова Наги и Крылатый народец.

Браки магов с представителями других рас не редкость. Дети в таких браках имеют расу и магию отца.

Нашей свободы нравов этот мир не знает. Браки фактически нерасторжимы. Интимных отношений до/вне брака со стороны женщин не приветствуется. Но есть лазейка – договор аманты. Фактически это признанная, только не прошедшая в храме процедуру венчания, неофициальная жена. Аманта может посещать светские мероприятия с мужчиной, на правах жены.

А вот с детьми все строго. Только рожденные в официальном браке дети считаются наследниками. Ни при каких обстоятельствах внебрачные дети не признаются.

Женщина может заключать договор аманта лишь став вдовой. Амант так же признается обществом неофициальным мужем.

Дети, рожденные у аманты наследуют лишь титул, права и имущество аманты. А вот рождение ребенка вне брака и вне договора аманты, хоть и не лишает женщину титула, однако любые права на родовое наследие анулируются, если таковые были.

В Даршгаре нравы свободнее, хоть обществом и не одобряются дети вне брака, однако внебрачные дети могут быть признаны наследниками. Не без сплетен и шлейфа скандальности, но пошепчутся за спиной, выскажет Его Величество порицание, на этом все и закончится.

Войн в этом мире не случалось уже очень давно. Так давно, что они превратились в легенды с описанием грандиозных магических битв.

Отсутствию территориальных споров очень способствует удачное расположение на границе между Даршгаром и Эльзеалем протяженной горной гряды. По тем же легендам, гряда эта – результат последней магической битвы эльфов и дроу с демонами.

На сегодняшний день лишь три прохода в горах соединяют Эльзеаль и Даршгар.



4. Встречают по одежке...


На следующий день, переложив в сумочку еще часть своих денежных запасов, я решила с утра озаботиться своей внешностью. Не хотелось бы появиться на торгах в столь блеклом виде. А кроме прочего, мне и самой было неприятно видеть свою внешность такой потрёпанной.

Первое правило успеха – всегда выглядеть безупречно.

Кроме этого, мне нужно было обзавестись необходимым минимумом одежды на все случаи жизни, что называется, «и в пир, и в мир, и в добрые люди». Так же не помешало бы иметь минимальный набор косметики и аксессуаров.

То, что мне передали никуда не годилось. В таких нарядах только на балах блистать. Движения стесняют, цвет не практичен или аляповат, фасон только для узкого круга мероприятий.

Косметики, белья, средств гигиены и украшений в багаже и вовсе не оказалось.

А мне теперь предстоит не по балам разгуливать, а работать. Найти подходящую для баронессы, востребованную работу и предлагать себя на нее всем желающим.

В одежде в моде было огромное разнообразие стилей и фасонов. До мини и облегающих открытых вечерних платьев не дошло, но брючные костюмы, миди, глубокое декольте и открытая спина этому миру были знакомы.

Кое-как продав абсолютно неуместный для намечающейся новой жизни гардероб баронессы из саквояжа, я обзавелась удобным походным брючным костюмом, парой свободных блуз к нему, повседневным платьем с юбкой до щиколотки, деловым костюмом, домашним платьем и вечерним.

Пусть все наряды подбирались из уже готовых, но незначительные переделки, заявленные мной, превращали их из стандартной одежды в оригинальный, эксклюзивный, ручной работы продукт.

Вот и пригодились мои земные навыки, когда незначительные изменения, внесенные в фасон, делали из ширпотреба фирменную вещь. Работа и должность обязывали носить брендовую одежду, а цена кусалась.

Вечернее платье было роскошным, но отличалось облегающим фасоном с отсутствием пышных юбок и жестких корсетов. Такое не сложно будет уложить в саквояж при переезде и в нем можно появиться на любом торжественном мероприятии, не обязательно балу или званом вечере. К нему не требуется россыпь украшений, достаточно скромного набора, состоящего из кулона и серег.

Я намеревалась в нем посетить наделавшие столько шума торги.

Весна входила в свои права и даже вечера уже были довольно теплыми. Поэтому вместо пальто или теплого плаща я приобрела элегантное меховое болеро, которое как нельзя лучше подходило к моему вечернему наряду.

Ввиду примерок, деньги пришлось прятать, вшив их в юбку платья, в котором хожу. Граф Атталь не поскупился на откуп от неугодной любовницы. Даже после оплаты четырех дней проживания, нового гардероба, минимального набора украшений и всех прочих нужд мои запасы все еще оставались внушительными.

Из всего мной услышанного, виновным в положении Эбигайль я его не считала. Ведь, согласитесь, если мужчина прямо заявляет вам, что не намерен на Вас жениться и заключение договора аманты тоже в его планы не входит, а вы мало того, что соглашаетесь на подобные отношения, так еще и не делаете ничего, чтобы обезопасить себя от беременности, то виновной в своей нынешней ситуации являетесь только вы сами.

Граф еще оказался достаточно благороден, чтобы не вышвырнуть глупую девицу за ворота без разговоров, а ссудил ей приличную сумму в качестве стартового капитала.

Завершив к четырем часам все покупки и оплатив их доставку до своей комнаты в «Уютной норке», продолжила знакомство с миром.


Сегодняшнее краткое посещение библиотеки полностью посвятила изучению особенностей культур и экономик Эльзеаля и Даршгара. Теперь я имела полное представление о налоговой политике, общественном устройстве, самых востребованных товарах и услугах, традициях, образовании и этикете стран.

Наметила основные направления, как буду обживаться, какие мои навыки могут пригодиться, чем можно попытаться заработать себе на жизнь. Вначале попытаю счастья тут, в Эльзеале, а если все окажется не так радужно, как представляется по книгам и газетам, то переберусь в Даршгар.

Хенд-мейд – единственное, что первым приходит в голову. Можно, конечно, попытаться открыть кофейню. Но, боюсь, моих средств будет для старта недостаточно. Одежду шить я не умею, перешить могу, что-то доделать, но с нуля вещь не сошью.

Куда можно было бы наняться тоже не придумывалось. Поломойкой или посудомойкой много не заработаешь, да и для баронессы это не подойдет, а компаньонкой, незнакомую девицу, да еще беременную, вряд ли кто возьмет. О должности экономки или управляющего вообще не стоит заикаться. Меня даже гувернанткой вряд ли примут.

Пока решила остановиться на пошиве мягких игрушек и других поделок. Было у меня такое хобби - вязаные мягкие игрушки, вышивание лентами и шкатулки своими руками. Помогает отвлечься, и красиво смотрится. Подруги разбирали мои поделки только так. В очередь становились.

Надо только найти где осесть. Вряд ли в маленькой деревеньке мои мишки-зайки и шкатулки будут пользоваться большим спросом. А значит мне надо искать недорогое жилье в каком-нибудь городе.

Лучше всего, конечно, в столице. Но вряд ли это будет мне по карману.

Однако, не зря говорят: «хочешь рассмешить бога – расскажи ему о своих планах». Торги внесли существенные изменения в мои скромные прожекты.


Из библиотеки я ушла пораньше. Решив не шиковать напрасно, все косметические процедуры намеревалась провести собственными силами, для чего приобрела все необходимое в косметическом магазине-салоне и освободила полностью вечер. Еще предстояло утром до торгов потратить некоторое время на свой внешний вид.

На торгах я должна быть свежей, элегантной, излучать уверенность в себе и демонстрировать утонченный вкус и стиль, чтобы никто не мог упрекнуть меня в дурном вкусе и воспитании.

Не знаю, какое о себе оставила мнение Эбигайль, но даже если оно не лестное, буду исправлять ситуацию. Вряд ли такая невзрачная девица могла обратить на себя много внимания, а мнение пары - тройки знакомых это еще не общественное мнение.



Подумаешь, шепотки за спиной и лишение прав на наследство. Семья мне не родная, к наследству я, Александра Теплова, и так не имею никакого отношения, а к шепоткам и мелким пакостям мне не привыкать. Когда тебя повышают до заместителя директора, а в активе ты имеешь лишь собственную голову, характер и никаких протекций родни, то клубок завистливых сослуживиц по сплетням и подстроенным гадостям может фору дать любому клубку змей из высшего общества.

И вообще все трудности -ерунда, зато у меня будет ребенок! Подумать только, у меня будет малыш! Да ради такого счастья я готова хоть в другой мир, хоть в другое тело.



Отступление 1.


С утра, оставив Шега дожидаться Гара и Хао в своей резиденции, Тер, Бес и Йор отправились на поиски потерянной души. След ее обнаружился легко, а вот дальше поиски затормозились.

Ни о каких смертях или временной потере сознания в этом районе не слышали, не видели и не знают. Обшарив каждый миллиметр в радиусе ста метров троица уже готова была впасть в отчаяние, как прибыло подкрепление.


-Тю! Подумаешь, никто ничего не видел и не слышал! Да если б мы верили каждый раз тому, что видят или не видят смертные, мы бы уже Землю потеряли. – оптимистично заявил Хао. – Где, говорите, обрывается след души?

Пошептавшись с Гаром и что-то прикинув в уме Хао уверенно заявил, что надо искать на территории замка.

-Вы досконально выясните, кто приходил в замок, когда приходил, когда ушел, куда ушел… - наставлял он местных Демиургов.

- Ну, удачи! – сели ждать в ближайшем пролеске результатов разведки Хао с Гаром, им нельзя было появляться в чужом мире.



Спустя три часа, раскрасневшийся от эмоций Бес, прибежал за приятелями.

-Кажется мы нашли ее. К графу приходила какая-то молоденькая девушка. Он не хотел ее принимать, она настаивала. Тогда граф приказал провести ее в гостиную, но по дороге девушке стало дурно, она потеряла сознание и неудачно упала, ударившись виском об угол дверного проема. Пойдемте, глянете своим взглядом, она это или не она.

- Ну пойдем, глянем. – поднялся с толстого огромного бревна Гар.



Определенно, аура выходящей из ателье девушки светилась, как переданная ими душа.

-По всем признакам она! – сделал заключение Гар.

- И магией белых демонов от нее фонит – припомнив подробнее свой эксперимент подвели итог Шег и Бес.

- Значит придется перетаскивать еще одну душу. – тяжело вздохнул Тер.

- Ты погоди, чего раньше времени панику разводить? – остановил его Гар. – Да, она не девочка – конфетка, но надо вначале наверняка исключить все варианты с ней, а потом уже дергать вторую душу. Где сейчас объект, для которого мы второй день тут носом землю роем?

- Наследный принц Айшералеш? На Островах, конечно. Наги никуда с Островов не выбираются уже несколько десятилетий, - ответил Тер.

- А ты проверь, на всякий случай. Убедись. – настаивали Гар и Хао.


Спустя еще час, Тер вынужден был признать, что принца им тоже придется искать. И не факт, что он, на данный момент, жив. На Островах его нет уже третью неделю. И если полторы недели он гостил в Эльзеале инкогнито по приглашению короля, то остальные полторы недели его повсюду ищет вся Секретная служба Островов.

-Корабль с принцем на борту попал в сильный шторм, когда возвращались из Эльзеаля на Острова. Пока боролись со стихией он мелькал на палубе то тут, то там. А когда шторм утих, на корабле принца не оказалось. От всей команды в живых остались только двое, его друг и приятельница еще по Академии. – уже чуть не плача, рассказывал Тер.

- Будем оптимистами - принц жив. Если он не вернулся на Острова, значит он не может вернуться. Что ему может помешать это сделать? – начал задавать вопросы Хао.

- Пираты! – хором воскликнули все четверо с Хогра.

- И? Если он жив… - с намеком на распутывание логической цепочки дальше, продолжил допытываться Хао.

- Пираты не стали бы держать такого пленника на корабле – с сомнением произнес Йор.

- Обычно они требуют выкуп у родственников, но за Айша выкуп не просили… - задумчиво продолжил Бес.

- Значит они уже продали его кому-то… - сделал вывод Шег.

- Торговцы! – воскликнул Тер и добавил. - Завтра тут недалеко от замка, в Хелле, начинаются торги. Надо узнать где разместили свой товар торговцы и искать принца там.

- Что это за торги? – задал вопрос за всех троих путешественников Йор.

Когда они уходили, пираты продавали пленников любому желающему в первом же порту, куда они заходили пополнить свои запасы. Никто никаких торгов не устраивал.

- Долгая история. Давайте об этом потом. – отмахнулся Тер. – Сейчас главное – найти Айшералеша.


Еще через два часа.

-Ну вот, оба объекта будут присутствовать на торгах. Объект Айшералеш, находится в критическом состоянии. Времени на его спасение крайне мало. Вы вмешиваться напрямую не имеете права, мы тем более. Остается наблюдать за объектами. Завтрашний день покажет, есть смысл возиться со вторым подселением или нет. – Хао хлопнул себя ладонями по коленям, словно ставя точку.

Все понимали, что завтра решится будущее этого мира и его создателей. Если Айшералеш не переживет ночь и завтрашний день, то все планы по спасению магии нагов рухнут, и для ребят начнется обратный отсчет.

-Есть смысл остальные планы начать обсуждать послезавтра. Тогда вам станет понятнее из кого следует выбирать объект подселения для второй души. – с верой в лучшее заключил оптимист – Хао.


На этом задуманная и просчитанная Тереем операция была приостановлена, до выяснения всех обстоятельств.



5.Торги.


Невесты из Даршгара были хороши все, как на подбор. Смуглая, различных оттенков, кожа, яркая внешность, фигуры одна другой краше.

Присмотревшись внимательней, я обнаружила много общих черт между ними и Эбигайль.

Договор правители может и подписали только год назад, а вот по собственной инициативе взять в жены даршгарку никто барону, видимо, не мешал. И правильно барон сделал, надо заметить. Сам-то он красотой не блистал и если бы Эбигайль пошла в него, то граф Атталь даже и не взглянул бы в сторону бедняжки, а так, судя по размеру отступных, ему все же девушка нравилась.

Чем только не угодила баронесса Эбигайль Дье Катель графу, что он наотрез отказался взять ее даже по договору аманты?


- Надо же, даже дочь советника Даршгара прислали. – шепотом прокомментировала «невест» одна из наблюдающих дам.

- Так ничего удивительного. Говорят, среди женихов сын нашего первого министра и еще трое сыновей сильнейших магов нашего королевства. Вот и невест выставили соответствующих. – показала свою осведомленность вторая.

- А где, где дочь советника? – полюбопытствовала третья.

- Третья слева, видишь? С яркой внешностью и каштановыми волосами. У советника же стихия – огонь. – это опять вторая пояснила.


В числе женихов магов было меньше, чем эльфов. Эльфы отличались более стройной фигурой, светлым, почти белым, цветом волос, высоким ростом и заостренными ушами.

Невесты тоже, если присмотреться внимательней, делились на магесс и демониц. Демоницы выделялись более темным цветом кожи и черным с синим или красным отливом цветом волос. Выше магесс минимум на пол головы.

Пары подбирались довольно быстро. Видимо, предварительно обе стороны уже навели друг о друге справки.

За все время смотрин из чужих разговоров я узнала так много интересного, что о потраченной немалой сумме денег за место в ложе жалеть не приходилось.


В Эльзеале через две недели наступает время проливных дождей. Все дела в стране встают. Простой люд подгадывает под этот период внутренние или домашние работы. Зато у аристократии наступает период балов. Дебютные выходы достигших совершеннолетия (16 лет) девушек. Три дня торгов многие из них тоже используют, как шанс обратить на себя внимание приехавших на торги женихов.

Через месяц после проливных дождей приходит время свадеб.


Скоро в столице станет спокойно, половина кабинета министров и многие высокородные и благородные эльфы отправятся с семьями на побережье отдохнуть от дел, поправить здоровье, просто сменить обстановку, развеяться.

- А граф Атталь, поговаривают, вскоре жениться на кузине самого Императора Даршгара. Тот в Тарреар души не чает, как только графу удалось сговориться? – выдала новую сплетню самая разговорчивая девица.

-  Граф закоренелый холостяк. Сам он ни за что не стал бы добиваться руки демоницы Тарреи. Это чисто политический брак, ведь именно графа Атталь назначили главой дипломатической миссии на Острова. Вот таким образом и от Даршгара в эту делегацию попадет их представитель. А сердце графа давно уже отдано какой-то неизвестной девице, только она то ли пропала, то ли за другого замуж вышла… - опять все разъяснила самая рассудительная из подруг.

- Брака не будет, граф Атталь по-прежнему останется закоренелым холостяком, и на его сердце можно и дальше продолжать охоту – хихикнула третья приятельница. - Вчера посольство Даршгара получило разрешение включить в делегацию на Острова четырех своих представителей, так что теперь это уже не дипмиссия от Эльзеаля, а делегация с Большой Земли. Четверо наших и четверо от Даршгара.

Потом они поговорили об Островах и выгоде для Эльзеаля от налаживания с Островами отношений. Удивились таким скоропалительным переменам в политике Островов.

Оказывается, оба правителя, и король Эльзеаля, и император Даршгара уже не один раз пытались договориться с правителем Островов о налаживании деловых контактов. Только все было впустую.

И вдруг Его Величеству Эльзеаля от самого правителя Островов поступило предложение достичь предварительных договоренностей об установлении дипломатических отношений. Конечно, тот не стал долго тянуть с ответом, и скоро на Острова уже отправляется первая дипломатическая делегация, обговаривать условия сотрудничества.

Поговаривают, что-то там случилось, что заставило Острова открыть свои границы. Но что случилось никому не известно, и даже слухов никаких достоверных нет.

- А разве граф не с баронессой какой-то сейчас любовь крутит? – вновь от высшей политики вернулись к обсуждению личной жизни графа Атталь девушки.

- Вот чего не знаю, того не знаю. Но скорее всего уже расстались они. Ему ведь здесь дела завершить, да и в путь отправляться.

- Да уж, не повезло баронессе. Она, наверняка, рассчитывала, как минимум, на договор аманты, а вышло, что напрасно только свою невинность отдала.

- Головой надо было лучше думать. Граф уже не юноша, а до сих пор ни жены, ни аманты. Значит не все так просто с ним. Ой, да что теперь об этом? Не наша это забота, как баронесса выкрутится и выкрутится ли.

- А что за баронесса-то хоть?

- Неизвестно. Граф ее имя не разглашал, и отношения они не афишировали.

А вот это хорошие новости. Значит никто об отношениях Эбигайль и графа не знает, и опасаться мне нечего, пока мое «интересное положение» не станет заметно.


Но вот и последнюю невесту устроило все в среднего роста и обычной наружности мужчине. Чем уж он привлек ее я не поняла, но видимо, были и у него козыри в рукаве, раз она предпочла его двум интересным молодым эльфам, также вившимся вокруг нее.

Первую часть торгов объявили на этом завершенной. Пригласив всех присутствующих через час посетить открытый аукцион живого элитного товара.


Вернувшись после прогулки на свежем воздухе в зал ко второй части торгов, я сразу заметила разницу. Публика тут была попроще. Посетителей значительно прибавилось.

Эти торги уже были настоящими.

На сцене установили кафедру для лицитатора, раздали участникам каталог с описанием каждого лота, карточки с номерами лота… еще немного суеты и торги начались.

С каждой покупкой напряжение в зале возрастало. На сцене, действительно, были представлены очень интересные экземпляры. Танцовщицы, владеющие необычными техниками танца, силачи, виртуозы-кузнецы, просто красавцы-мужчины. Женщин было мало, лицитатор сразу представлял особенности продаваемых ими навыков и строго оговаривал условие «без интима».

Где-то в середине второй части на сцену под руки вывели рослого, красивого опасной хищной красотой темнокожего мужчину. Усадили его рядом с кафедрой на полу и напротив поставили табличку с надписью «вне торгов».

Поймав первого попавшегося консультанта, я поинтересовалась, что это значит. Вид у мужчины был нездоровый.

- Этот мужчина в торгах участвовать не может, по причине своего плохого здоровья. Торговец, который его сюда доставил, готов отдать товар любому заинтересовавшемуся им. Однако, меньше чем уже потратил за доставку товара на торги, он его не уступит.

- А если покупатель так и не найдется – решила уточнить я.

- Если никто так и не согласится купить товар за минимальную цену, то торговец сдаст его в специальную клинику.

- Клинику?

- Леди лучше не знать, что это за клиники. Не для женских ушек эти подробности.

Ясно. Что-то отвратительное. Эксперименты какие-нибудь.

Мужчину было по-человечески жалко. А в силу своего характера оставить его на растерзание клиникам ничего не попытавшись сделать, я просто не смогла.

- Узнайте, сколько за него просят. Я хочу его купить. – попросила я консультанта.

- Вам лучше самой договариваться с торговцем. Я провожу Вас. – отказался от миссии посредника консультант.

И вот я уже торгуюсь с толстеньким, чем-то похожим на нашего татарина, мужичком. Его острый взгляд выдает в нем опытного и умного дельца.

Затребовали с меня за этого полудохлика аж пять золотых. Но технику торгов проходил не только торговец, я тоже кое-чему на восточных базарах во время отпусков научилась. В результате, сторговались на цене в один золотой и 15 серебрушек, плюс его помощники довезут и дотащат этого болезного до городского лекаря.

А дальше началась необычная для меня суета. Мы прошли в роскошный кабинет, укололи каким-то странного вида кинжалом, лежавшим на письменном столе, средний палец, приложили мой окровавленный палец к бумагам поверх такого же кровавого отпечатка торговца. Затем капнули каплю моей крови на браслет на руке купленного мной мужчины, которого тоже приволокли в этот кабинет.

- Повозка уже готова, госпожа. Можем отправляться? – уточнил один из работников торговца, намекая, что мне пора расплатиться с его хозяином и поскорее, пока покупка не отдала местному богу душу, отправиться к лекарю.



6. Суета вокруг больного.


Все оказалось не так плохо, как мне представлялось. Но и у лекаря не обошлось без сложностей.

- Господин Мевиаль, лекарь второго круга -  представился подтянутый с редкой сединой в волосах эльф.

- Баронесса Катель. Помогите, пожалуйста, этому мужчине. Все расходы я беру на себя. – как могла вежливо обратилась к лекарю я.

- Интересный экземпляр, очень интересный – бормотал г-н Мевиаль, осматривая больного. – Позвольте поинтересоваться, откуда он у Вас?

- Купила только что на торгах.

- И как Вы намеревались его использовать? – брови эльфа поползли вверх, выдавая его крайнюю степень удивления.

- Честно говоря, не думала пока об этом. Просто не смогла оставить его там, практически, на смерть.

- Это похвально, весьма похвально, - проводя какие-то ему одному ведомые манипуляции, заметил лекарь. – Однако, должен заметить, что Вы приобрели очень проблемную покупку. И я сейчас говорю не только о лечении.

- Давайте все же вначале вылечим эту «покупку», а потом уже обсудим остальные возможные проблемы. – внесла предложение я.

- Что ж, давайте. Хочу только уточнить, Вас не смутит сумма лечения в 30 золотых или чуть больше?

- Ого! Надеюсь, Вы мне объясните столь высокую цену лечения? – от порядка цифр я слегка ошалела.

- Конечно, конечно! Видите ли, мужчина этот чистокровный наг. Как он оказался у торговца, могу только догадываться. Видимо, выкупил у пиратов. Но у некоторых жителей Островов особая магия, и магический браслет, который не позволяет работнику уйти от своего хозяина, не выполнив оговоренные контрактом работы, одетый на него торговцем, усугубил и без того тяжелое состояние мужчины.

- Но все, надеюсь, обратимо?

- Не извольте волноваться, обратимо! Но браслет надо снять, пока он не вытянул из больного всю его магию до капли.

- Конечно, снимайте!

- Я не могу этого сделать. Снять браслет может только его хозяин. Вам же передали договор?

- Да, вот бумаги, - я вытащила сложенные вчетверо листы с кровавыми отпечатками моими и торговца.

- Чудесно. Убирайте договор обратно в сумочку и снимайте браслет.

- Как?

- Просто капните каплю крови на вот этот стык, разведите части браслета в стороны и снимите его с руки больного.

Я сделала, как научил г-н Мевиаль. Снятый браслет, машинально сунула к бумагам и, покусывая от волнения нижнюю губу - привычка с детства, нервно сжала сумочку в руках, наблюдая за действиями лекаря.

- Теперь надо восполнить магию, которая упала у мужчины до критической отметки, а уж с мелкими ссадинами и ранами мы быстро справимся. Вот именно из-за кристаллов с магией нагов лечение и выходит таким дорогим. – говоря это, эльф водил рукой, от которой шло зеленовато-лимонное сияние, над больным, другой рукой придерживая кристалл, вложенный в руку пациента.

Кристалл периодически мигал и с каждым миганием, его насыщенный зеленый цвет тускнел, пока, наконец, кристалл не стал абсолютно прозрачным. Тогда отложив его в сторону, г-н Мевиаль вынул еще один кристалл и вся процедура повторилась.

За вторым кристаллом последовал третий, затем четвертый, пятый… Этот пятый кристалл выцвел не до конца, когда мой подопечный пришел в себя.

- Ну вот и славно. – забирая из ладони больного полинявший пятый кристалл, устало произнес г-н Мевиаль.

Затем он напоил чем-то его, еще раз облучил желтым сиянием и удовлетворенно произнес.

- Теперь молодой наг здоров. Не переутомляться, тяжести не таскать, попьет еще день настоечку, хорошее питание, сон, и через три дня он будет бодр и полон сил.

Лечение обошлось мне в 35 золотых, но мужчина уже был больше похож на живого нага, чем на умертвие и мог самостоятельно передвигаться. Получив огромный список рекомендаций, настойки и один дополнительный лечебный кристалл, чтобы восполнять магию, пока организм не восстановит ее баланс полностью, мы покинули приемный покой.

- Будьте осторожны, наги, когда им что-то не нравится, бывают слишком резки и агрессивны. – шепнул мне г-н Мевиаль напоследок.

Мамочки! Кого же я приобрела, что случайный лекарь советует мне быть осторожной?!


Завидев, с кем я пришла, хозяин «уютной норки» побледнел. Видимо, о вспыльчивом нраве нагов и их агрессивности в Эльзеале известно всем.

По невнятному бормотанию г-на Лемме, я поняла, что разместить в общей комнате для слуг такого постояльца никак для заведения невозможно.

Затевать скандал и привлекать к себе лишнее внимание я не хотела, и так понятно, что приобретение у меня редкое, проблемное, и я – сумасшедшая, что взяла его себе.

Отправлять в неизвестность на поиски ночлега только-только вставшую на ноги «покупку» не рискнула. Ясно ведь, радушного приема ему нигде не дождаться. Не для того я выручала мужчину из беды, чтобы бросить при первой же трудности.

Поэтому, ввиду отсутствия свободных комнат из-за наплыва постояльцев, как и предупреждал г-н Лемме, пришлось ставить вторую постель в моей.

- Неужели на торгах приобрели? – почувствовав, что скандала постоялица закатывать не собирается, хозяин гостиницы вновь стал добродушным и разговорчивым.

- Да вот, неожиданно для себя самой обзавелась помощником – ощущая неловкость от необходимости спать в одной комнате с мужчиной, что в этом мире считалось верхом неприличия и никак не могло способствовать укреплению моей репутации, пояснила я.

- Отчаянная Вы, мейсса Эбигайль! – с долей восхищения ответил г-н Лемме.

- Ну, какая уж есть – развела руками. – А могу я попросить Вас, господин Лемме, о небольшой услуге. Уже вечер и купить одежду моему э… помощнику сейчас не получится, а сменить ее необходимо. Может Вы сможете подобрать что-нибудь подходящее?

- Подберем, обязательно подберем – наметанным глазом оценивая фигуру нага, заверил меня управляющий.

- А ужин тогда в комнату прикажите подать через час. Плотный, на Ваше усмотрение. И травяной взвар к нему. – перед господином Лемме лег золотой.

Это сторицей окупало все неудобства для заведения от такого постояльца, как купленный одной из гостий наг.

- Не извольте беспокоиться. Все сделаю в лучшем виде. Я покорен Вашей деловой хваткой, мейсса Эбигайль! – заверили меня, ловко сгребая золотой со стойки.

Не уверена, что именно деловой хваткой покорила г-на Лемме, но он точно был благодарен, за то, что я не стала поднимать шум, привлекать к себе лишнее внимание и требовать для своего приобретения положенного ему места в помещении для слуг. А золотой заставил его окончательно проникнуться ко мне симпатией.

В мой номер быстро втащили некую деревянную конструкцию, напоминающую широкий шезлонг из нашего мира. Кинули на него матрас, подушку, одеяло и застелили бельем.

Любопытная горничная, беспрерывно постреливая взглядом в сторону загадочного постояльца, передала сменную одежду, вполне приличную на вид, и мы наконец-то остались одни в установившейся неожиданно тишине.

За все время с момента, как он пришел в себя у лекаря, мужчина не произнес ни одного слова.

Интересно, отличается ли язык на Островах от Эльзеальского?

- Если есть вопросы, я готова на них ответить. Только сначала хотелось бы познакомиться. Я - баронесса Эбигайль Дье Катель. Когда мы одни, ко мне можно обращаться просто Эби, на людях, даже не знаю… Как тут принято? – внимательно разглядывая свою покупку, я указала на свободный стул.

У мужчины оказались невероятные темно зеленые глаза с вертикально вытянутым зрачком. От этого чувство опасности, исходящее от него, еще больше усиливалось. Но мне почему-то было не страшно и даже как-то спокойнее рядом с ним, чем одной.

Наг был высокого роста, плечист, подтянут. Гибкость и плавность его движений завораживала. Черные волосы были заплетены в сложную косу.

Стремительно-плавно переместившись на стул, мужчина принялся так же внимательно разглядывать меня.

Я сидела напротив нага и молча ждала от него хоть какого-то ответа. Понял ли он, что я сказала? Какие выводы для себя успел сделать? Что мне от него ожидать?

Когда молчание стало уже совсем затянувшимся, он, наконец, отмер. Речь его изобиловала шипящими звуками. Говорил он неторопливо, с приятным для слуха акцентом, усиливая и удлиняя «с» и «ш». Воспринималось это необычно, но было все понятно.

- Меня мош-ше-ш-шь звать Аиш-ш. Ты выкупила меня у того торга-ш-ш-ша? И на каких условиях?

- Условиях?

- Да. Ш-ш-што я долш-ш-шен буду для тебя с-с-сделать?

- Не знаю. – я пожала плечами. – Мне как-то не до выставления условий тогда было. Казалось, твоя душа вот-вот покинет этот мир.

Аиш смотрел на меня нечитаемым взглядом, и от этого взгляда мне вдруг стало как-то не по себе. Сразу показалось, что совершаю величайшую глупость, оставляя незнакомого мужчину в своей комнате. Я о мире мало что понимаю, а тут допустила на близкое расстояние нага, о котором и местные мало что знают, но опасаются сильно. Что это за наг такой, какие у него намерения, какие привычки, мысли. Свернет шею ночью ради денег и прости-прощай.

Но мысль эта проскользнула и растаяла без следа. Остались ночь, да еще один день в гостевом доме, чтобы придумать, как жить дальше. Не до пустых страхов. Никакой агрессии Аиш не проявлял, так зачем тревожиться раньше времени?

- Рас-с ты сняла комнату, с-с-сначит не мес-с-с-стная. А где твой дом?

- А вот тут и начинаются сложности. – я решила не утаивать ничего о своем положении.

Он не эльзеалец, сплетни распускать не сможет – знакомых нет. Держать его насильно рядом с собой я не собиралась. Уйдет, так и к лучшему. Накормить такого крупного мужчину, простите, нага, гораздо дороже выйдет, чем одну беременную девицу. А запасы монет из графского мешочка не бесконечны. Хотя, передвигаться с ним по дорогам безопаснее.

- …Так что пока я бездомная. Где осесть еще не решила и дохода никакого у меня нет. Браслет с тебя я сняла, ты можешь уйти, когда захочешь, на поиски тебя отправлять никого не буду. – закончила описание своей ситуации.

- Ес-с-сли ты поможеш-ш-шь мне добратьс-с-ся до моря, то я с-с-сумею там передать о с-с-себе вес-с-сть на Ос-с-строва и ш-ш-шедро отблагодарю тебя. Купиш-ш-шь помес-с-стье и будеш-ш-шь бес-с-сбедно ш-ш-шить.

За неимением никакого плана, этот был ничем не хуже моих теоретических прожектов. Хм… приморский городок, куда приезжают богатые аристократы отдохнуть и поправить здоровье, – то, что надо для моих поделок. С таким пугающим всех попутчиком мне и разбойники, наверное, будут не страшны.

В общем, я согласилась.

Беспокоил только, подслушанный на торгах прогноз погоды.

- Через две недели начинается период проливных дождей. Если не успеем добраться за это время до моря, месяц надо будет где-то пережидать непогоду. – высказала свое опасение я.

- Ус-с-спеем. Я с-с-снаю короткий путь.

- Ну что ж, тогда завтра начнем готовиться в дорогу.

Остальное решили обсудить утром. Надо было приобрести необходимые в походе теплые вещи, котелки-ложки, предметы первой необходимости. Аиш обещал показать мне короткий путь, которым мы пойдем, на карте.

Я сразу предупредила, что верхом ездить не умею. И даже с какой стороны к лошади надо подходить знаю только теоретически.

От неопределенности завтрашнего дня и пережитых волнений аппетит пропал окончательно, плюс слегка кружилась голова. Видимо сказывалось мое положение.

Поэтому поклевав кое-как тушеное мясо с овощами, я наскоро ополоснулась и рухнула в кровать, моментально провалившись в сон, и не видела, как Аиш внимательно рассматривает меня, присев в изголовье, как он проверяет содержимое моего саквояжа. Как перечитывает договор с торговцем, чему-то улыбаясь…



Отступление 2.


- Ну вот, все сложилось, как нельзя более, удачно – потирая руки, хитро улыбался Хао, глядя на спящую Эбигайль.

Он уже предчувствовал, что подкинутая в мир Хогра душа доставит им всем не мало забот и волнений. Встречались они с Гаром уже не единожды с такими строптивыми душами, которые сами себе и дорогу выберут, и сами решат в какую сторону по ней идти, еще и обстоятельства прогнут под себя.

- Да, удачно она на торги заглянула – проведя рукой по лицу, словно стирая следы усталости и тревоги, откликнулся Террей. – Но вторую душу все равно потом перетягивать придется.

- Зачем? – удивился Гар. – Они вон как хорошо совпали. Совместные приключения, опять же, сближают.

- А как мы их соединим? Нам наследник престола и преемник родовой магии Дэш Шегар нужен, а не бастард графский. Да и кто примет человеческую женщину, да еще и нагулявшую ребенка на стороне, в качестве невесты наследного принца, будущей королевы нагов? Не-е-т, надо подбирать нагиню, чтобы из древнего рода, с безупречной репутацией, красивую и юную. – возразил Тер, вновь закапываясь в свои предварительные расчеты.

Гар и Хао переглянувшись пожали плечами. Им не жалко, ради такого интересного сюжета можно и еще одну душу подыскать. Только…

- А вдруг, ваш принц не захочет с Эбигайль расставаться? Все же она его, можно сказать, от смерти спасла, а впереди еще целое приключение по Заколдованному лесу. Долг чести и все такое… - задал вполне резонный вопрос Хао.

- Надо будет придумать что-нибудь по ходу событий. - отмахнулся, как от незначительного препятствия, Тер.

- Тер, а сколько у тебя было миров уже под твоим руководством? – осторожно поинтересовался Гар, чувствуя, какое-то несоответствие.

- Это второй, а что? Аааа! Вы думаете, раз я седой и так выгляжу, значит я старый? – догадался Тер. - Нет, ребята. Я всего на тридцать веков старше этих ребят. Просто мир, который был моей и еще двоих моих друзей дипломной работой, погиб, а меня, порядком потрепав, с остатками сохранивших разум жителей того мира перебросили к еще не закрывшемуся миру этих ребят. Он единственный подошел для подселения по всем основным параметрам.

- Понятно. – вздохнул Гар и сочувствующе хлопнул Тера по плечу.

Был и у них сложный период выживания. Может быть когда-нибудь они с Хао и поделятся этим с приятелями из Хогра, но точно не сейчас.

А сейчас было ясно, что ребята совершенно зеленые птенцы и не понимают еще, что связка мир – создатель гораздо глубже. Не только создатель меняет созданный им мир, бережет, развивает и хранит его, мир тоже влияет на создателя.

У него тоже есть разум и воля, только они рассредоточены по всем жителям, населяющим его, и когда и в каком месте этот разум и воля решат преподать урок своим создателям, предугадать не возьмется никто. Но то, что урок этот будет незабываемый, неожиданный и познавательный – это наверняка.

- В общем, как только ваш ценный принц свяжется со своими соотечественниками, начнем готовить второе подселение, а пока можно просто понаблюдать за этими двумя искателями приключений. – определился со сроками Хао.

- Да, это будет самым правильным. – согласился Тер.



7. Начало пути.


- Вс-с-ставай! Вс-с-ставай! - кто-то тряс меня за плечо противно шипя над ухом.

Встретившись взглядом с вертикальным зрачком, едва удалось разлепить категорически отказывающиеся открываться глаза, я чудом не закричала.

Просто рот тоже хотел спать и голос со сна пропал. Вот и получился всего лишь слабый всхлип.  Но зато проснулась я вмиг.

Заметив мою реакцию Аиш криво усмехнулся.

- Ну кто так рано будит?! – вяло возмутилась я.

- Уш-ш-ше дес-с-сять час-с-соф!

- Поняла, поняла, встаю, не возмущайся. – пропыхтела вставая.

В холле гостиного дома стояла невообразимая суета. Торги окончились, и постояльцы разъезжались по домам. Завтракать в общем зале наблюдая всю эту сутолоку и мельтешение не хотелось, поэтому, заказав завтрак в комнату, вернулась наверх.


Пока его ждали, Аиш показывал по карте, каким путем мы будем добираться к морю.

Короткий путь оказался дорогой по заколдованному лесу. Лес этот тянулся полосой с запада на восток по всей территории Эльзеаля, и представлял собой магическую аномалию меняющую пространство и расстояние в пределах своего распространения.

Магия нагов позволяла им путешествовать по таким аномалиям, подстраивая их под себя.  Аиш заверил меня, что такое путешествие абсолютно безопасно и никак не повлияет на протекание беременности.


Все время до обеда мы потратили в торговых рядах. Купили все самое необходимое, сменную одежду и обувь Аишу, теплые вещи, сделали основные запасы продуктов, и озадачились, во что мы это все сложим.

Оставлять одежду, которой я только-только обзавелась, тоже не хотелось. Это было бы верхом расточительности, но и по лесу бродить с саквояжем не очень удобно.

Вспомнив, что мир магический, я заглянула в магическую лавку, вдруг, что-нибудь найду такое, что поможет мне разрешить возникшую дилемму.

Проблему, действительно, можно было решить легко, если не пожалеть целых 7 золотых на зачарованный заплечный мешок, в который можно запихнуть содержимое целого чемодана, и он останется таким же маленьким и легким. Или приобрести обычную котомку и пространственный артефакт за 3 золотых с таким же эффектом, но меньшей вместительностью. Доплатив еще 2 золотых получим артефакт расширения пространства с эффектом стазиса, что поможет сохранить все продукты свежими.

Прикинув, что нам надо будет на себе тащить кроме одежды еще походные вещи, котелок, кружки, ложки и продукты, решила не скупиться, но схитрить. Хранить продукты и вещи в одном месте не желательно, два мешка на себе тащить не удобно. Поэтому вместо котомки, с пространственным артефактом я купила две напоясные сумки, куда положила приобретенные отдельно артефакты с эффектом стазиса.

Как место для хранения продуктов сойдет и руки не будет оттягивать.

Приобретя еще два заплечных мешка один побольше, другой поменьше, думаю, Аиш не развалится если понесет чуть больше вещей, сделали круг по продуктовым рядам и вернулись в снятую мной комнату, чтобы собраться окончательно.

Потратив оставшееся время, чтобы разложить весь свой скарб по зачарованным сумкам, а после обеда тронулись в путь.

В нанятом экипаже, который должен был за два дня доставить нас до ближайшего к лесу городка, утомленные утренней суетой мы разместились со всеми доступными нам удобствами напротив друг друга и задремали.


Мысли вяло ворочались в голове. Сил двигаться не было никаких, спать хотелось так, словно я не спала всю ночь, а тяжести таскала или генеральной уборкой занималась.

Я читала, что у беременных понижается давление и они от этого все время хотят спать. Вот у меня, наверное, тоже давление понизилось, правда еще вчера я такой развалиной себя не чувствовала.

Наоборот, жила в привычном для себя режиме. Всегда, сколько себя помню, ложилась поздно, но в девять утра бодрая и выспавшаяся уже была на ногах. Выходной ли, праздник, отпуск ли, только болезнь могла заставить меня остаться в постели до 11 часов.

Вот, кстати, да, именно на такое состояние сильно больного человека это и было похоже. Вялая, слабая и хочу спать, как будто болячка вытянула из меня все силы.

Хорошо, что нам не надо никуда идти, сиди себе в экипаже, подремывай, а он тебя сам доставит в пункт назначения.

Аиш же, наоборот сегодня выглядел бодрым и энергичным.

Ему безделье давалось с трудом, он крутился на скамье, пару раз перебирался к вознице, пообщаться, и просто, чтобы не сидеть на месте.

К вечеру я заметила такую закономерность. Как только Аиш уходил к вознице, или прогуливаясь по округе, когда делали короткие привалы, отходил от меня на приличное расстояние, моя вялость начинала пропадать. Просыпалось врожденное любопытство пополам с энтузиазмом. Но не успевала я насладиться появившейся бодростью, как возвращался из отлучки подопечный, и на меня вновь нападала вялая апатия.

- Ты на меня дурно влияешь – ворчливо заметила Аишу перед сном, не выдержав странностей своего состояния.

- Это каким обрас-с-сом? – удивленно спросил тот.

- Как только ты оказываешься рядом, я словно в спячку впадаю. Только на поспать сил и хватает.

- Хм… - кашлянул он, словно поперхнулся чем-то.

И тут же я начала «оживать». Стала уходить сонливость, вернулись бодрость и жажда познания нового.

- Виноват. Ис-с-свини, даш-ш-ше подумать не мог, ш-ш-што такое бывает – услышала я его извиняющийся голос.

- За что? – недоумевающе поинтересовалась я.

- Обычно, мы делимс-с-ся с-с-своей энергией с более с-с-слабыми с-с-сородичами и так ш-ше подсознательно, в с-с-случае необходимости, подпитываемс-с-ся от них. На Ос-с-стровах сильные источники магии и ее не с-с-сложно вос-с-полнить, когда ты с-с-сдоров. Поэтому подпитывая, мы не теряем с-с-своего рес-с-серва, пропус-с-ская магию из ис-с-сточников через с-себя. Ус-с-сваивать чужую, уже переработанную магию больному прош-ш-ше, чем с-самому перерабатывать магию источников.

- К чему ты ведешь? – уже начав догадываться, но не веря до конца в эту догадку, продолжила допытываться я.

- Я еш-ш-ше не до конца вос-с-становился и мой организм наш-ш-шел ис-сточник, откуда ему легко с-сабирать магию. Ни разу не с-слышал, ш-што кто-то кроме нагов может передавать друг другу магию. Тем более, наш-ши магии отлиш-шаютс-с-ся, вот и не обратил внимание, откуда ко мне пос-ступает с-сила. Но теперь я перекрыл этот канал и больш-ше не буду с-сабирать магию у тебя.

Я осмысливала информацию. Получается у Эбигайль была магия? Почему тогда этого никто не заметил? И граф, и барон обзывали ее бездарной, безмагичной.

Или это уже моя магия? Но откуда?

Приняв мое молчание за обиду, Аиш начал опять извиняться и еще подробнее объяснять причины своего «воровства».

- Это с-соверш-ш-шенно невероятно, но у тебя ос-собенная магия. Я ее с-сейчас-с яс-с-сно ш-шувс-ствую. Она необыш-ш-шная, вкус-с-сная, такая, как опис-с-сывают в с-старинных магиш-шес-с-ских книгах магию с-светлых демонов. Не понимаю, как такое вос-смош-шно?

- Что это за магия светлых демонов? Такие разве бывают? И много у меня этой магии? Откуда она могла у меня появиться? – засыпала я его вопросами.

- Я не ош-шень с-силен в древней ис-стории, а с-светлые демоны – это далекая ис-с-стория. Но в с-старых книгах они упоминаютс-ся, как ис-с-счес-с-снувш-шая рас-с-са. Пятьс-сот лет нас-сад ис-сменилс-ся магиш-шес-ский фон, и они ис-с-ш-ше-с-сли ис-с наш-шего мира. По одним ис-стош-шникам вымерли, по иным - уш-шли в другой мир. Их магия была ош-шень с-сильной, могла вылеш-шить даш-ше с-смертельно раненого, один с-светлый демон мог выс-стоять против дес-сяти нагов, а наги вс-сегда с-сшиталис-сь лучш-шими воинами. У тебя не ос-с-собо с-сильный дар, и небольшой рес-серв, а откуда такая магия, я не с-снаю.

- Как странно – пробормотала я, ошарашенная рассказом Аиша.

- С-с-транно, да – согласился он со мной.

Больше мы не разговаривали. Каждому было, о чем подумать, а потом Аиш уснул, а я, выспавшись за день, все крутилась и крутилась на неудобной скамье.

Теперь, когда из меня не выкачивали магию, я ее явственно ощущала. И не только ее. Я чувствовала, магию Аиша, видела дыры в его ауре. Это я так решила, что дыры. На самом деле я видела неяркий свет, окутывающий нага, и темные пятна, расползающиеся по нему. Ощущала потоки магии, от которых подпитывала свой резерв.

Во сне Аиш не мог контролировать установленный им барьер и стоило мне лишь потянуться своей магией к нему, как барьер упал, а Аиш с жадностью начал поглощать мою магию, латая дыры, напитывая их тем, что я отдавала ему.

Сейчас, зная причину своей слабости, я осознанно тянула магию потоков на себя сильнее и уже не допускала такого упадка сил. А едва все дыры в ауре Аиша были затянуты, я попыталась сама перекрыть его магии доступ к себе.

С третьей попытки, когда я уже устала бороться с его прожорливостью, и была готова разбудить нага, чтобы он восстановил барьер между нашими магиями, мне наконец-то удалось самой перекрыть доступ его магии к себе.

Все эти манипуляции отняли много сил и, уставшая, я быстро заснула, уже не обращая внимания на неудобства.

Проснулась привычно рано. Аиш уже сидел на месте возницы. Мы ехали всю ночь и теперь он давал возможность тому отоспаться. Трактиров на дороге почти не было

Заметив, что я проснулась, он остановил экипаж, чтобы мы могли спокойно позавтракать, а кони отдохнуть.

- Как с-с-самош-ш-шувс-ствие? – поинтересовался наг, помогая мне выйти.

- Отличное! А ты как? – мне тоже было интересно, заметил ли он, что опять подпитался моей магией.

- Тош-ше хорош-ш-шо. Я даш-ше подумал, ш-што опять вос-спольс-совалс-ся твоей магией. Но потом проверил барьер… – улыбнулся Аиш.

Я впервые видела его улыбку. Она невероятно ему шла. Он словно весь начинал светиться изнутри. Уходили резкость черт. Лицо становилось настолько красивым, что не хочешь, а залюбуешься.

- Воспользовался. Я сама ее тебе дала. Ночью увидела твою ауру, она вся была в дырках. Вот я и решила немного поделиться с тобой. – улыбнулась в ответ.

- О-о-о! - Не зная, как это прокомментировать, протянул он. – А как потом рас-с-сорвала с-свяс-сь?

- Это было не легко! Я уже даже собиралась тебя будить, но в последний момент, смогла перекрыть доступ твоей обжорке.

- Аха-ха-х! – рассмеялся Аиш. - Ш-шувс-с-ствую, ты мне долго будеш-шь припоминать мою попытку подлеш-шитс-ся за твой с-сш-шет!


Чем ближе мы подъезжали к городу, тем неспокойнее было мне.

Городок оказался неуютный и грязный. Хелл по сравнению с ним - образцовая столица.

Все время, что мы бродили в поисках приличного постоялого двора, меня не отпускало ощущение тяжелого давящего взгляда в спину.

- Мне кажется за нами кто-то наблюдает. У тебя могут быть знакомые в Эльзеале? – не выдержав, поинтересовалась я.

- Нет. С-с-скорее вс-с-сего это мес-с-стные вориш-ш-шки.

- На душе как-то тревожно. Может не будем ночевать в городе, а сразу отправимся в лес? Я его чувствую, он тут, совсем рядом.

- Нас-с вс-се равно могут выс-с-следить по дороге. На ночь отправлятьс-с-ся в лес-с бес-с отдыха тебе будет, наверно, с-слош-шно.

- Думаешь, тут у них меньше шансов нас ограбить? Сколько мы уже ходим, а ни одного патруля не встретили. Еще день, а людей на улицах, как ночью в Хелл. И постоялые дворы какие-то не внушающие доверия. Ничего страшного, подумаешь, немного устану. Зато никто не будет взглядом просверливать спину.

Аиш удивил. Обычно мужчины смеются над женскими страхами и тревогами, считая это мнительностью и самовнушением. Он, наоборот, отнесся к этому серьезно.

Погода стояла теплая, сухая. Солнце днем припекало, как летом, и ночью было уже не меньше 10 градусов тепла.

Стаж ночевки на майские праздники в лесу в походах у меня был не маленький. Я бы с радостью покинула этот «уютный» городок, предпочтя ему тишину и покой леса.

- Хорош-ш-шо, пока еш-шо с-светло, если ты не ош-ш-шень устала, можем углубиться в лес-с, а там я с-сапутаю с-следы. Но тогда нам придетс-ся еш-ше с-сколько-то идти уш-ше по-темному, и надо выходить с-сейчас-с, только докупить необходимые продукты. Ты тош-шно хош-шешь сегодня идти в лес-с?

- Точно. Мне в лесу будет спокойнее.

Мы как раз оказались рядом с торговыми рядами. Поэтому быстро, не торгуясь, купили вяленое мясо, сыр, хлеб, крупы в первой попавшейся на пути чистой лавке и, больше нигде не задерживаясь, вышли за городские ворота с другой стороны.

Въезжали мы через северные ворота, а к лесу ближе были южные.

Но кто бы дал нам дойти до леса. На половине пути, где рос высокий кустарник, навстречу из него вышагнули пятеро здоровых мужиков, вооруженные до зубов.

- Без глупостей! Отдавайте вещи и деньги и можете катиться на все четыре стороны. – выступил вперед самый рослый из банды.

Еще трое зашли со спины.

Как бы ни был страшен, по слухам, Аиш в гневе, и каким бы хорошим воином он не считался, но выстоять одному без оружия против восьмерых хорошо вооруженных крепких мужчин…

- Беги в лес-с, пока я их отвлекаю. – шепнул мне Аиш кидаясь в драку.

Я никогда не сталкивалась с насилием. Район, где я работала и жила, считался спокойным, в походы мы ходили такой толпой, что только сумасшедший решится напасть.

Сердце подкатывало к горлу, от страха перед глазами все плыло. Я, словно в тумане видела, как Аиш бросается на самого крепкого бандита, бьет его ловко ногой в грудь, уворачиваясь от удара мечом. Как бандит оседает на землю серея на глазах, а Аиш, выхватив у него из руки меч, начинает отбиваться им от остальных.

Поняв, что все внимание разбойников сейчас приковано к нагу, я незаметно стала отступать к тому самому кустарнику в котором до этого скрывались они. Бросить Аиша разбираться с бандитами и убежать мне не позволяла совесть.

Пусть я ничем не могла ему помочь в бою, но вдруг каким-то чудом Аишу удастся победить всю эту банду, и ему будет нужно перевязать раны, а меня не будет рядом! Кроме того, бежать к лесу по открытой местности у всех на виду – это нарываться на погоню, обязательно кто-нибудь кинется следом.

Путать следы я не умею, даже если добегу до леса, там меня обязательно схватят.

Это было самое ужасное, что мне довелось пережить, за всю мою теперь уже двойную жизнь! Я видела, как Аиш отбивает выпады, наседающих на него бандитов, как его рубашка окрашивается кровью. Еще трое разбойников падают, убитые им. Но и у Аиша сил остается мало.

Оставшиеся четверо усиливают натиск, ему не победить их!

Кажется, я закричала, и не в силах со стороны наблюдать за этим кошмаром выскочила из кустов с чем-то увесистым в руках… Больше не помню ничего.

- Эби! Эби! Да приди ты в с-себя! - кто-то настойчиво тряс меня.

Моргнула, возвращая себе зрение и рассудок. Мы стояли на том же месте, Аиш поддерживал меня за плечи и одновременно тряс.

- Не тряси, меня мутит. – попросила его, чувствуя подкатывающую дурноту.

Огляделась. Оставшиеся четверо бандитов тоже валялись на земле со своими подельниками, не подавая признаков жизни.

- Мы отбились? – не веря такому счастью, хрипло спросила его.

- Мош-шно и так с-сказать – хохотнул Аиш. – Напомни мне, никогда не пугать тебя. В ис-спуге ты с-страш-шна.

- ???

- Ты с-с палкой наперевес-с ворвалас-сь в с-самый центр драки и вылетаюш-шими из нее молниями полош-шила вс-сех врагов.

- Давай убираться от сюда быстрее? – предложила, чувствуя, как последние силы начинают оставлять меня, да и Аиш выглядел неважно.

- Да, давай. Не будем дош-шидатьс-ся новых неприятнос-стей. Ты идти с-сможеш-шь?

- Можно подумать, есть варианты – проворчала я, высвобождаясь из его рук. - Сам-то как? Войдем в лес, надо перевязать тебе раны.

- Нормально я. Ты иди. Я тебя догоню. Только веш-ши с-саберу. – отпуская мои плечи, подтолкнул в сторону леса Аиш.

Я и пошла.



8. Заколдованный лес.


Лес встретил нас тишиной. Под ногами во всю уже стелилась свежая трава, ветки зеленели молодыми листочками. Весна вступала в свои права.

Едва стены города скрылись из виду, и Аиш заверил меня, что теперь нас не найти, мы сделали привал, и я принялась обрабатывать его раны.

Собираясь в Хелле в дорогу, я по-привычке собрала солидную походную аптечку. Там были и ранозаживляющие мази, и средства дезинфекции, и бинты. Сейчас все это пригодилось.

Сделав перевязку, я задумалась об ужине.

Было заметно, что Аиш держится на ногах из последних сил. Поэтому заверив его, что чувствую себя прекрасно, и оставив его обустраивать ночлег, я отправилась собирать хворост. Мы прихватили с собой приличные запасы воды, спасибо артефактам, тяжести это не прибавило.

Надо закипятить воду, горячий травяной взвар придаст сил.

Быстро набросав рядом с кострищем две кучки собранного валежника, принялась за розжиг костра. Сухая кора, мох и мелкий мусор загорелись с первой искры, и вскоре кипящий котелок с мясной похлебкой уже булькал на костре, а в кружке настаивался взвар с укрепляющими травками.

После ужина и лечебного отвара на щеках Аиша появился слабый румянец, да и, вообще, он стал выглядеть заметно лучше.

Свернувшись калачиком на подготовленном Аишем спальном месте, и наблюдая за пляшущими языками пламени костра я чувствовала, как постепенно ужас всего пережитого начинает меня отпускать.

Рядом во сне ровно дышал Аиш, и под его мерное сопение я уснула.

А ночью мне стало плохо. Я стонала от боли и жара, тело горело, как в огне, болели выкручиваемые суставы, словно меня растягивают на дыбе. Кажется, я теряла сознание, потому что помню все кусками.

Вот Аиш пытается напоить меня, вот он закутывает меня в меховую накидку и уговаривает полежать спокойно. Мне жарко, я пытаюсь вывернуться из обжигающего нутра накидки… Вот меня снова поят чем-то горьким… а вот уже Аиш сидит со мной на коленях, обнимая и баюкая, как маленькую, чтобы я опять не начала раскутываться… Всю ночь я металась в горячке, забывшись беспокойным сном лишь когда забрезжил рассвет.

Проснулась от вкусных запахов. На костре кипел котелок с душистым чаем, ноздри улавливали ароматный запах жареного мяса. Аиш сидел рядом с закрытыми глазами, прислонившись спиной к дереву.

Стоило мне слегка пошевелиться, как он тут же оказался рядом.

- Леш-ши, тебе сейчас-с надо набиратьс-ся с-сил.

Чувствовала я себя и правда неважно. Словно меня прожевали и выплюнули бесформенной кашицей. Голова раскалывалась, тело отказывалось повиноваться.

- Да уж, сил никаких нет. Где это я так простыть умудрилась? Извини, что доставляю столько хлопот. Ты еще сам не оправился после боя, а возишься со мной. Теперь мы еще и задерживаемся с нашим походом к морю из-за моей болячки.

- Это не прос-студа. Это твоя магия прос-с-сыпаетс-ся.

- Так она же вроде еще в Хелле проснулась?

- Тогда она проявилас-сь, а вш-шера, от с-с-страха, у тебя проис-сош-шел мош-шный выброс и теперь органис-см подс-страиваетс-ся под твой рас-с-стуш-ший магичес-ский рес-серв. Я ш-шувс-ствую, что твоя с-сила увелиш-шилас-сь.

- Дела-а… И чем мне это грозит?

- Ниш-шем. С-сильным магом будеш-шь. – улыбнулся он.

- А как быть с беременностью? Это не опасно? Не вредно? – испугалась я.

- Наоборот, это хорош-шо. Магия будет оберегать ребенка, пока он рас-стет и рас-свиваетс-ся и малыш-ш родитс-ся с-сильным и с-сдоровым. – успокоил меня Аиш.

Валяться без сил было неприятно. Здоровая тетка, а развалилась в неподходящее время в неподходящем месте из-за какого-то магического резерва. А получивший серьезные ранения Аиш должен возиться со мной. Пусть бы в дороге и рос. Зачем так-то?!

После сытного обеда я почувствовала себя лучше. Рассчитывала, что сил хватит даже продолжить путь. Хоть пол дня пройти и то путь станет короче. Но, проверила раны Аиша, они уже почти совсем затянулись. Магия ускоряет заживление – пояснил мне он. Сменила повязку, поковырялась у костра, и легла опять пластом.

- С-савтра с-станет лучш-ш-ше. – успокоил меня наг, видя мои терзания.

Утром, действительно, я была не в пример вчерашнему намного бодрее и свежее.


Шесть дней была полная идиллия. Погода радовала теплом и солнцем. Лес был чистый, светлый, под ногами ровный путь …

За это время мы успели притереться друг к другу. Научились обходить острые углы, нашли общие темы. Аиш оказался прекрасным попутчиком, интересным собеседником и тем еще шутником и острословом. Путешествие казалось приятной прогулкой. Я словно вернулась в свою беззаботную юность, когда мы с друзьями срывались каждые выходные разведывать новые интересные места.

Так подкалывая друг друга, посмеиваясь над собой, мы прошагали, по словам Аиша больше двух третей дороги к морю.

Вечерами перед сном и днем во время привала он учил меня управлять своей магией, и я начала наконец-то справляться с ней.

Теперь она уже не вырывалась неконтролируемо. А то в первые два дня дорога походила на полосу препятствий! Я, то яму прямо под ногами создам, то дерево чуть не на голову неожиданно повалю, то ключ из-под земли на поверхность вытащу и нас окатит ледяной водой. Хорошо еще, что огненных выбросов не было.

Аиш говорит это потому, что у магии светлых демонов огонь - самая слабая стихия, и ее другие стихии перебивают.

На пятый день у меня получилось магией зажечь костер. Воду остудить или нагреть, и направленно слушать пространство, кто находится рядом и в какую сторону движется, я научилась еще раньше.

А на шестой день я даже смогла увидеть, как Аиш работает с пространством.

Раньше мне вся дорога казалась плавно перетекающей из одного пейзажа в другой. Мы то шли среди кустарников, которые сменяли высокие лиственные деревья, то им на смену приходили хвойные исполины, а их место, в свою очередь, занимал молодняк…

Сегодня же я увидела, что это вовсе не смена пейзажей. Мы просто вышагнули из одного места, где росли низкорослые лиственные деревца в другое, где царствовали хвойные великаны.

- С-скоро начнетс-ся горная мес-с-стнос-сть. Будем ш-шагать из одной пеш-шеры в другую. Два дня, и мы у моря. – уже предвкушая, как будет надо мной потешаться в пещерах, усмехнулся Аиш.

И вот когда мы следующим утром уже входили в пещеру, Аиша кто-то окликнул.



9. Попутчики.


Они мне не понравились сразу. Еще издали увидев две фигуры, я уже их невзлюбила. Чудился какой-то подвох.

Наги, знакомые Аиша. Молоденькая нагиня Олишейса, и моих земных лет наг Хатшаиш.

Было что-то лживо-суетливое в их движениях. Или мне это только казалось? Неужели я ревную Аиша к его друзьям? Я, вроде, даже в мыслях, случайно, не рассматривала Аиша в роли спутника жизни. Он, конечно, классный парень, умный, красивый, внимательный, но наг, судя по всему не из простых, безродной баронессе с приплодом не товарищ.

Доберемся до моря, а там уже скоро он даст на Острова о себе весточку, к нему приедут его друзья и мы навсегда разбежимся каждый по своим делам.

И вот они, его почти друзья, надо бы расслабиться, а я нервничаю, злюсь и дергаюсь. Что это? Интуиция или собственнические инстинкты?

Первые рукопожатия мужчин. Представление нас друг другу. Они обнимаются на радости. Подарив мне пренебрежительный кивок головой и больше не обращая на меня никакого внимания, рассказывают, как волновались за него, искали.

- Твой отец даше согласился заклюшить соглашение о сотруднишестве. Старался ускорить твои поиски. Мы ведь поймали тех пиратов, только они мало што могли рассказать - продали какому-то торговцу, который вроде бы собирался в Эльзеаль на торги. И все. – жестикулируя рассказывала Олишейса.

Соблюдая крупицы правил приличия разговаривали они на Эльзеальском.

- Мы уше третью неделю прочесываем тут все. Десять групп по всему Эльзеалю заглядывают во все уголки. Ты тошно в порядке? Айшер, чтоб тебя Крылатый народец всю жизнь донимал! Ну и наделал ты шороху! Надо нашим сообшить, что ты нашелся и дать отбой поискам, – с усмешкой пояснил Хатшаиш, вынимая из внутреннего кармана камзола и активируя кристалл в изящной оправе.

- Мы нашли его рядом с Фергасой у пешер. Да, шел к морю. Шив, сдоров. Сейчас передам, ашт Тейрошатх. Поговори с Теем. – протянул Аишу кристалл мужчина.

Владеют эльзеальским эти двое намного лучше Аиша. Они не растягивают шипящие в словах и это мне тоже кажется подозрительным.

Пока Аиш заверял ашта Тейрошатха, в своем хорошем самочувствии, я делала выводы.

Те переговоры, о которых я услышала на торгах, по всему получается, случились из-за Аиша. Его отец, правитель Островов, пошел на это ради поисков сына. Аиш, скорее всего, очень-очень сокращенное имя сына правителя Островов. Айшер – тоже сокращенное, но уже больше похоже на имя, а не на кодовое сокращение.

Интересно, собирался ли Аиш посвящать меня в то, что он является Наследным принцем Островов? Или так и расстались бы по окончании путешествия, как случайные попутчики, пересекшиеся лишь на время.

Было обидно. Я всю свою жизнь раскрыла перед ним, как на духу, а он даже полного имени своего мне не посчитал нужным назвать.

Хочется верить, что меня не бросят сейчас прямо тут, высказав положенные слова благодарности и пообещав при случае связаться. Потому что взгляды, изредка бросаемые в мою сторону этими двумя «друзьями», красноречиво говорили, где они хотели бы видеть меня в данный момент.

И опять я вижу в этом нечто неправильное. Ведь на того, кто спас дорогого тебе человека, не смотрят так пренебрежительно, со старательно скрываемой неприязнью. Его не стараются игнорировать, словно и нет меня тут.


- Куда делас-с-сь твоя магия? Я ее не ш-ш-шувс-ствую. – подходит ко мне Аиш, пока Олишейша с Хатшаишем решают с руководством вопрос куда его вести - официально познакомить с делегацией Эльзеаля, когда она прибудет в Фергасу, и вместе с ними вернуться на родину, или по своим каналам отправлять домой.

- Может исчезла? – равнодушно отвечаю я.

Магия – это последнее, о чем сейчас я хочу беспокоиться.

- Так не бывает! – возмущается Аиш.

- Давай сейчас не будем об этом. Нет и нет. Я все равно не очень-то умею ей пользоваться. И не рассказывай никому о ней. Мне только шумихи по поводу пропавшей магии светлых демонов не хватает в настоящее время. Может назовешь свое полное имя, или человечка не достойна его знать? – обида все же выплескивается наружу.

- Айшералеш Дэш Шегар Нетрасшаш, нас-следный принс-с Ос-стровов с-со с-стороны нагов. – холодно представляется мне островной принц и отходит обратно к друзьям.

Конечно, он не привык выслушивать претензии и объяснять свои поступки – это ниже его достоинства. Пока мы с ним были на равных, он нормально разговаривал со мной, а теперь в кругу нагов-друзей почувствовал свой статус и сразу вспомнил, что он – Наследный принц, а я – всего лишь безродная баронесса.

Его приятели бросают в мою сторону победный взгляд и начинают обсуждать маршрут передвижения уже не скрывая, что я для них - пустое место.

Просто стоять в стороне глупо, и я начинаю осматривать территорию. Отхожу все дальше и дальше от этой троицы. На душе противно. Разочарование, обида и неясная тревога переплелись в лишающий сил и настроения клубок. Два дня в таком обществе и при таком к себе отношении будут серьезным испытанием.

Но надо сжать зубы и вытерпеть. Самой мне не найти дорогу к городу. Компаса нет, а по светилам я ориентируюсь скверно. Лес зачарованный, сгину в нем бесследно и «никто не узнает, где могилка моя».

Пусть выведут к людям и катятся со своим принцем на все четыре стороны.

Я моргнула, не веря своим глазам. Только что впереди маячил вход в пещеру и вот я уже стою на плато. Позади зияет дыра пещеры, впереди плещется море.

Айшералеш говорил что-то о самосхлопывающемся пространстве. Ну что ж, благодарю тебя, лес, что избавил от мучительного похода с неприятными людьми.

Деньги остались при мне, походная сумка с моими вещами за спиной. На поясе в сумке найдется немного хлеба и сыра. Все котелки и аптечка остались у Айша, ну да и ладно. Ему будет нужней.

С горем пополам спустилась ближе к морю. Дальше начинался резкий обрыв и вилась тоненькая тропка вдоль него. Осторожно, стараясь не делать лишних движений двинулась по ней вправо.

Вечер застал меня все еще на тропе. Вдали правда уже виднелись огни города, но добраться до него сегодня мне уже не удастся.

Огляделась в поисках места для ночевки. На той узкой тропке, по которой я шла, идти в темноте значит идти на верную смерть. Обязательно сорвешься в море. Но и прямо на дороге пересидеть темное время суток мне вряд ли удастся, слишком холодный ветер.

Найти бы какое укрытие. Я с надеждой шарила взглядом по скале. Небольшое углубление обнаружилось в паре десятков шагов.

Пещерка порадовала прогретым на солнце камнем. Забившись в самую глубину, подложив мешок с вещами под себя и укутавшись с носом в свой меховой плащ, я задремала.

Весеннее море – это не то место, где можно провести целый день. Резкие, постоянные порывы холодного ветра порядком измотали меня за день на этой «тропе жизни». Мало того, что он постоянно норовил сдуть меня с нее, так еще и заморозил так, что я едва чувствовала пальцы на руках и ногах.


Вначале я решила, что знакомые голоса мне приснились. Откуда им взяться ночью в этом месте? Но когда поняла смысл разговора, всю дрему, как рукой сняло.

- И что нам теперь делать? Ты зачем Тейрошатху поторопился докладывать, что мы нашли его? – сердито шептала девушка

- А ты видно уже забыла об особенностях таких лесов. – язвительно парировал мужчина.

Минутная заминка, и что-то, видимо, вспомнив, девушка продолжила.

- Точно забыла. Прости. – повинилась она.

- Жаль, что эта его Эби быстро свалила от нас, лес запомнил, а то можно было бы несчастный случай устроить для обоих на этой тропе. Вроде как она пыталась его столкнуть, но сама не удержалась на таком узком месте, они оба упали на камни и разбились насмерть, а мы не при чём, не ожидали от нее такого, не успели…

- И? Неужели мы действительно собственными руками притащим его здоровеньким на Острова?

- Если только нам жить надоело. Главный такого не простит. Надо подумать.

Какое-то время было тихо, я уже решила, что заговорщики ушли в другое место придумывать новый план ликвидации Айшералеша, как Хатшаиш вновь заговорил.

- В городе разобраться с ним по-тихому не получится. Наверняка Тей уже подтянул для охраны нашего “золотого мальчика” охрану. Значит единственный шанс- это здесь и сейчас. Придется раскрывать себя. Утром напоим его чаем с блоковкой, у меня немного есть. Час он будет без движения и без магии. И сбросим со скалы. Потом устроим обвал, якобы мы только чудом спаслись.

- А не слишком ли много чудес на таких двух маленьких нас? – язвительно поинтересовалась нагиня. - С кораблем и так еле выкрутились. Сам знаешь, как умеют люди Тейрошатха ловить на нестыковках.

- И что ты предлагаешь? Самоубиться с ним вместе?

- Нет, самоубиваться мы не будем, а вот выставить себя серьезно пострадавшими придется. Вначале бросаем его в обрыв, потом устраиваем камнепад, потом ложимся чуть сбоку от основного места схода камней и роняем на себя по приличному булыжнику, так, чтоб стало понятно, что мы тоже пострадали и сами выбраться не можем и вызываем подмогу. Как такой план?

- Идеально! Только на сей раз вначале проверим, точно ли убили его, а потом уже будем устраивать камнепад и ранение. А то с пиратами тоже договаривались, что живым они его не выпустят, а получилось вон как.

Какое-то время еще слышны были шаги, а потом все стихло. Умиротворяющий плеск волн, тишина, звезды светят в небе... Спи себе спокойно и ни о чем не тревожься. Только я после подслушанного разговора уснуть уже не могла.

И придумать, чтобы спасти несносное Высочество, ничего не получалось.

Даже если я сейчас рвану искать их в этих горах и чудом не разобьюсь, а найду место их стоянки. Что дальше-то?

Ну поделюсь я с прЫнцем услышанным. Во-первых, не факт, что он мне поверит. Во-вторых, даже если поверит, заговорщики же не будут ждать, когда я во всех подробностях раскрою их коварный план. Прикопают нас вместе, как раз на меня и свалив всю вину, как задумывал первоначально Хатшаиш.

Магией я владею отвратительно, так что тут тоже от меня мало пользы. А потом уже будет поздно. И рассказать не смогу, опять же на меня всех собак и повесят.

Знать бы к кому бежать, попыталась бы к утру привести помощь, так не знаю никого.

Пока мои мысли бесполезно метались в поисках спасения, наступило утро и на тропе появились злодеи, тащившие обездвиженного Айшера. Остановившись напротив самого каменистого участка, они скинули его вниз.

Я словно раздвоилась. Одна часть меня из пещерки выглядывала на тропу, а другая вместе с этим зазнавшимся прЫнцем, но ставшим за время нашего путешествия уже таким родным, дорогим и любимым, летела в пропасть на камни, выступающие острыми пиками из воды.

В мозгу билась только одна мысль: спасись, не разбейся!

- Что за проделки Крылатых? – выругался Хатшаиш, заглядывая в пропасть, куда они сбросили Айша.

С помощью левитации, наверное. А чем еще объяснить, что они по воздуху преспокойно спустились к валяющемуся в пене разбивающейся о камни воды к Аишу и с удивлением разглядывали его?

Выбравшись из своей норки, я подползла к краю тропы, чтобы мне тоже было видно происходящее внизу.

Айш словно в воздушном коконе без единой царапины лежал на камнях. Кокон не пропускал удары кинжалом. Камни, что эти двое неудавшихся убийц кидали, огромные валуны, тоже отскакивали от него не принося вреда.

- Сделай уже что-нибудь! – истерично закричала Олишейша, - скоро действие блоковки закончится!

И тогда Хатшаиш, применив какое-то заклинание, спустил сверху огромную лавину камней. Они сыпались перед самым моим носом, на огромной скорости падая на Айшералеша и заваливая его. Вначале мне словно тисками сдавило голову, а потом что-то тяжелое ударило по затылку, и я потеряла сознание.

Со всех сторон были слышны голоса. Одни что-то выясняли на повышенных тонах, другие выкрикивали команды, как будто разгружали что-то: «Поднимай», «Слева», «Правее забирай» … Голова от этого шума еще больше раскалывалась, во рту было сухо и ощущался привкус железа.

Попыталась открыть глаза, чтобы понять, что происходит. Но веки были словно пудовые.

- Не ш-шевелис-сь, надо еш-ше немного полеш-шать с-спокойно, тебе с-сильно дос-сталос-сь. – холодная рука опустилась мне на лоб.

Очень хотела спросить, досталось мне или моему малышу? Но голос отказывался подчиняться.

– Ты опять от ис-спуга с-спас-сла мне ш-шизнь. Придетс-ся тебе ш-шенитьс-ся на мне, как благородному рыс-сарю на с-спасенной им принс-сес-с-се – хохотнул Айш.

Мне в губы толкнулся край кружки с чем-то терпким, теплым и душистым. Сил хватило лишь на три глотка, а потом я вновь провалилась в полузабытье - полусон.



Отступление 3.


Оставаясь невидимы простым смертным, группа демиургов отслеживала продвижение подопытных к Заколдованному лесу.

- Ух, ты ж! Я и забыл, что нахимиченная нами магия белых демонов так может! – восторженно пробормотал Шег, наблюдая, как Эби молниями отправляет в долгий сон напавших на них разбойников.

- Два-ноль в пользу наших! – рассмеялся Хао.

Шег, конечно же, заполнил резерв Айшералеша до отказа, остальные его друзья тоже, как могли, косвенно помогали ему. Но один против восьмерых, не раз применявших оружие в драках за добычу, опытных разбойников, принц был обречен на поражение.

Никто из наблюдавших и не думал о победе, все старались лишь уберечь Видящего от смертельного ранения.

Вот кто придумал, что демиурги не могут напрямую вмешиваться в ход событий?! Смотреть, как новые раны окрашивают кровью одежду того, кто был единственным шансом на спасение мира и их друга, и не иметь права что-то исправить – это ли не самая изощренная пытка?!

Поняв после сделанной Эби перевязки, что их подопечные в безопасности, все шестеро подсматривающих в эту ночь тоже решили отдохнуть. Лес, хоть и имел дурную славу из-за своей способности увести путника в неведомые дали, но для нага, владеющего родовой магией был, как родной дом. Заблудиться в нем Айшералешу не грозило, а опасных животных или разбойников в лесу отродясь не было.

Поэтому никто не видел, как на искрящую всполохами входящей в свою полную силу магии белых демонов ауру подселенной души начали наползать протуберанцы потоков местной магии из ближайших источников, чтобы забрать ее силу, задавить, уничтожить то особенное, что было в магии белых демонов и чуждое нынешним магическим источникам.

Но выжить в мире где магии практически нет – это вам не фунт изюма съесть. Земная магия белых демонов была магией уже совершенно другого порядка. Поэтому она не сжалась от давящей на нее магической силы, а взметнулась огромной петлей над стремящимися поглотить ее щупальцами и впитала в себя, обрезав их у основания. Ощерилась множеством острых иголок-молний, словно зубы показала противнику.

Вновь и вновь мир Хогра направлял потоки магических источников, рассчитывая подстроить все же новую магию под себя. Вновь и вновь магия белых демонов поглощала захватчиков.

Это прежней магии белых демонов требовались специальные источники силы. Прошедшая дважды межмировой переход, пережившая вмешательство Гара в формулу своей стабилизации и выживающая на крупицах рассеянной в атмосфере Земли случайно из космоса впитанной магии, новая, Земная магия белых демонов усиливала сама себя.

И чем яростнее мир Хогра пытался подчинить ее, тем сильнее она становилась, отражая атаки, пока наконец ее ответный удар не долетел резонансом аж до самих источников, лишив те на несколько минут возможности управлять своими магическими потоками. Этого оказалось достаточно, чтобы мир осознал мощь своего противника, и его попытки, подстроить появившуюся в Хогре новую магическую силу под себя, прекратились.

Однако тело Эби не приспособленное даже к малым потокам, только два дня назад начавшим растягивать его магические каналы, с трудом подстраивалось под проснувшиеся и растущие возможности магии, вселившейся в него новой души.

- Вот это ее выкручивает! – разбуженные стонами и вскриками Эби посреди ночи демиурги наблюдали, как Айшералеш пытается хоть чем-то облегчить ей вхождение в полную магическую силу.

- Это, что это с ней?! – переживая за свою подопечную поинтересовался Гар.

На Земле так давно уже не было магии, что некоторые нюансы, связанные с ее пробуждением, земными Демиургами начали забываться.

- Каналы подстраиваются под растущую у нее силу. – пояснил Террей.

- Это опасно для жизни? – уточнил Хао, сочувствующе глядя на мучения Эби.

- Обычно нет, но тут такое резкое увеличение резерва… Мы такого еще ни разу не видели, даже когда магию белых демонов новорожденным демонятам подселяли. – тоже переживая за Эби, ответил Бессир.


- Ха, два-один! Не все вам вытаскивать нашего из передряг, мы тоже кое-что можем! – радостно заключил Бес, когда под утро стало ясно, что Эби, благодаря помощи Айшералеша, справилась с произошедшими в ней переменами и идет на поправку.

Последующие шесть дней они смотрели легкий приключенческий фильм, развлекаясь с вместе с Эби и Аишем, смеясь их шуткам и подколкам. И только Террей был серьезен и сосредоточен.

- Ты чего такой смурной? – толкнул его локтем в бок Хао.

- Да вот подумал, что придется все же Эби даже после нового подселения какое-то время не сбрасывать со счетов. Кто знает, как вторая душа переживет такое магическое пробуждение. – чувствуя, что все его расчеты летят в топку, ответил Тер.

- Если это очень важно, можно попробовать подселить сразу две души… в разные тела, конечно. – поспешно добавил Хао, чувствуя, как напрягся Тер. – Но за это уже может влететь не по-детски, если попадемся.



И тут их разговор был прерван появившимися в лесу новыми действующими лицами.


- Ну вот Эби сама собой и сошла с шахматной доски. – наблюдая, как Айшер ищет Эби по округе, а его внезапно появившиеся друзья только делают вид, что помогают ему в этом, расстроено прокомментировал Гар.

Он уже сам за время их путешествия сроднился с этой парочкой и сейчас, понимая, что их пути разошлись, ему было грустно.

- Да, и это к лучшему. Как считаете, подойдет Олишейша для подселения? Можно попытаться подстроить ей несчастный случай, там впереди участок дороги опасный. – поинтересовался Тер.

- Так мы ж не можем так нагло влезть в мир и начать отбирать жизни! – удивился подошедший незаметно Хао.

- Жизни отбирать не можем, а вот птичку громко крикнуть над ее головой или заставить выскочить под ноги мелкую зверушку, обитающую в этих горах, можем. Нагиня испугается и сорвется с тропинки – очень вероятный вариант. – поделился своими задумками Тер.

- Ну… так можно, да… только… не нравится мне эта Олишейша. – почесал затылок Хао. – Не пойму, что с ней не так, но не нравится и все тут.

И все же, он вместе с Гаром отправился подыскивать новую душу для подселения, чтобы в нужное время по знаку от ребят так же, как и душу Александры Тепловой, выдернуть ту из общего потока уходящих на перерождение.


- Отбой! У нас там такое! Кошмар, предательство, подстава и новый ужастик! – прибежал через несколько часов чуть ли не в панике Бес.

- Что опять у Вас случилось? – отрываясь от поисков, поинтересовался Гар.

- Идемте, сами все увидите. Финальная часть драмы уже близко. – позвал Бес, открывая проход к Хогру.


Вышагнув в лагерь, разбитый Демиургами Хогра недалеко от стоянки нагов, Хао и Гар попали в похоронную атмосферу у одра неизлечимо больного.

- Отставить упаднические настроения! Если вы не заметили, ваш подопечный пока еще жив. Нечего его хоронить заранее. А где наша спасительница? – поинтересовался никогда не унывающий Хао.

- Эби? Тут рядом в небольшой пещере. – вдохнул печально Йор.

- Она знает? – поняв что-то по тону, уточнил все же Гар.

- Знает. – решительно сдвинув брови подтвердил Шег.

Он был готов к любому развитию событий, ведь именно ему достанется от мира сильнее всех, если их операция потерпит неудачу.

Гар и Хао переглянулись. Они не имели права вмешиваться в чужой мир. Это было основное правило взаимодействия демиургов. Закон. Но одно мироздание знает, где бы сейчас была Земля и они вместе с ней, если бы они соблюдали все правила, прописанные для таких, как они.

И сейчас они собирались вновь их нарушить, чтобы у Шега и мира Хогра был шанс на самое удачное развитие последующих событий.

Их сила, помогающая в трудную минуту вписаться в виражи резко меняющего направление жизненного пути и не крашнуться вместе с Землей в бездну безвременья, заключалась не в магии, она заключалась в упорстве, силе воли и способности бороться до конца даже в, казалось бы, безнадежных ситуациях.

А еще от прежних времен им осталась способность каким-то неведомым чутьем понимать, что надо сделать в каждый конкретный момент события, чтобы удержаться на плаву и умение вычленить нужное именно в данную минуту знание из потока неисчерпаемой информации, хранящейся в памяти мироздания.

Решительно сжав губы по едва заметному сигналу, которым обменялись друг с другом, они в который уже раз поставили свою удачу и везение против бездушных законов, сохраняющих незыблемость порядка ценой жизни одного из миллиарда миллиардов миров.

Сосредоточившись на Эби, расширенными в ужасе глазами наблюдающей, как скидывают в пропасть Айшералеша, они поделились с ней всеми своими умениями и желаниями, и услышали слаженный удивленный полувздох-полувскрик, вырвавшийся одновременно из четырех ртов.

- Как?! Откуда она это узнала?!

- Это какую силу надо приложить!

- Заклинание высшего порядка!

- Такое только архимагам прошлого было под силу!

Четыре пары глаз смотрели на того, кто был средоточием их надежд и чаяний, и только двое не меньше чем за принца, переживали за девушку, наблюдая за тонкой фигуркой, распластавшейся на дорожке в опасной близости от падающих камней.

В самый последний момент Хао, наглым образом, почти не таясь, заставил отклониться огромный камень, летящий в голову, склонившейся над пропастью Эби, и тот лишь вскользь задев ее пролетел мимо.

- Ладно, дальше вы сами, а то мы там прервались у себя на самом интересном… – подхватывая под руку, вмиг ослабевшего Хао, проговорил Гар, исчезая в открытом наспех проходе.

Откат, прилагаемый к закону о невмешательстве в чужие миры, никто не отменял. Но это было малое, чем они с Хао могли помочь этим отчаявшимся, совсем еще зеленым создателям в их непростой ситуации.

- Э-э-э… мне показалось, или ребята сейчас из-за нас хорошо отхватили от мироздания? – глядя на след от схлопнувшегося за Гаром и Хао прохода со смесью тревоги, нерешительности, восхищения, благодарности и вины, поинтересовался у друзей Йор.

- Похоже на то. – взъерошил свои волосы Бес.

Остальные лишь обменялись взглядами, в которых отражались те же эмоции, что и у Йора.

- Пожалуй не будем торопиться с новым подселением? – вопросительно глядя на Террея предложил с вопросительной интонацией Шег.

- Пожалуй что. – кивнул Тер.

Они и так уже оказались должны этим двум загадочным и необычным Создателям Земли больше, чем можно было себе позволить. И все же без наследника им мир не спасти, а значит подселение второй души неизбежно. Только теперь они не будут никого торопить и не будут торопиться сами. У них еще есть почти два месяца, чтобы окончательно определиться.



10. Городок у моря.


Следующее мое пробуждение было более приятным.

Проснулась я на мягкой постели. Голова больше не болела, да и общее состояние было заметно лучше. Нигде ничего на тянуло, не болело, несмотря на то, что мне «с-сильно дос-сталос-сь».

За окном ярко светило утреннее солнце.

Где бы я ни была, раз Айшералеш жив, а я с комфортом валяюсь в кровати, значит все закончилось хорошо, и можно расслабиться, например, отмыться в теплой ванне, которая обнаружилась за одной из дверей.

Плескалась я долго. От души намывшись и придав себе приличный ухоженный вид, я наконец-то выползла обратно в комнату. Вот теперь, я больше похожа на баронессу, чем та оборванка в грязной одежде, что мерзла в маленькой нише в скале.

Обнаружив в шкафу свою сумку с одеждой, я выудила из нее простенькое платье на каждый день, убрала в пышный пучок волосы и отправилась на разведку, за информацией и пропитанием.

Это оказался не гостиный дом, как я вначале подумала, а особняк. Трехэтажный, с огромным залом и такими же огромными столовой и кухней. Выкупленный и обустроенный под посольство.

Из кухни так вкусно пахло, что мои ноги сами развернулись в ту сторону и привели мой оголодавший животик в царство кастрюль и сковородок.

Там поохав, назвав безобразием, что мейсса такая бледная и худенькая, меня накормили и напоили до отвала, а заодно между делом поведали, как они перепугались, когда Его Высочество, весь в царапинах и в испачканной кровью одежде поздно вечером вошел со мной на руках в дом.

И как они рады, что все так благополучно разрешилось.

- Одно плохо, теперь, наверное, наги или уедут домой, или переберутся в посольство в столицу Эльзеаля, ведь в маленьком приморском городе ни к чему иметь такое большое представительство. А нам всем придется искать новое место работы, а тут очень хорошо было, никто лишнего не требует, платят хорошо и исправно. В столице наги уже обустроились, им там ни повар, ни помощник повара не нужен, я уже узнавала. – тараторила крепкая, средних лет, приятная маленькая женщина, что заправляла всем на кухне.

Представилась она Маритой и оказалась еще той болтушкой.

- Главное сделано - принц нашелся живой здоровый, и ведь местная служба безопасности уже начала нервничать, что наги так основательно разместились рядом с границей. Видно же, что это не простые наги. Сколько армейского в гражданское не одевай, а выправка все равно выдаст его воинскую принадлежность.

А они тут уже долго, самыми первыми перебрались на территорию Эльзеаля, еще три недели назад, как только были достигнуты первые договоренности, и получено разрешение на размещение дипломатического представительства и сотрудников службы безопасности для их охраны на нашей территории.

И поварихой она, значиться, тоже сюда сразу устроилась, как только первые наги въехали, так и она была уже туточки. А чего б не устроиться, деньги платят хорошие, а ей очень уж свою пекарню открыть хочется.

А теперь вот, наверное, уедут, чтоб никто ничего дурного не подумал, им наши территории без надобности...

- А сейчас Его Высочество где? – успела я со своим вопросом вклиниться в плавный речитатив поварихи.

- Дык, у кабинете, вестимо. С утра закрылись там с самым главным из посольства и все бубубу, бубубу по-ихнему, по-островитянски, ничего не разобрать об чем толкуют.

- Спасибо, Марита, за вкусный завтрак, за новости. Пойду я, попытаюсь пробраться тоже в кабинет со своими вопросами – поднялась я из-за стола.

- Вы, мейсса Эбигайль, если вдруг опять кушать захотите, не стесняйтесь, заходите, мы завсегда Вас накормим в лучшем виде. – пригласила меня повариха напоследок.

- Непременно зайду. Спасибо еще раз, Марита.


Из-за двери кабинета действительно раздавался какой-то непонятный бубнеж. Только когда я уже подняла руку, чтобы постучать, бубнеж стал очень даже понятным.

- Шер, давай ты больше не будешь ввязываться ни в какие авантюры. Тебе через месяц исполняется 27. Ты с самого первого дня своего рождения знал, что в 27 ты должен будешь жениться, и если до этого дня ты не будешь женат, то жену будут выбирать через отбор. Ты сидел ровно на попе 26 с половиной лет, тебе не кажется, уже поздновато начинать устраивать акции протеста?

Жениться по приказу, что может быть ужаснее?

Так и не постучавшись, я ушла в свою комнату. Мне неожиданно расхотелось что-то узнавать, да и вообще, не хотелось лишний раз напоминать о себе. Словно я специально пришла напомнить об обещанном вознаграждении.

Нет, деньги мне, конечно, лишними не будут, но не в первый же день после пережитого покушения требовать их! Не думаю, что принц обманет меня.

Наш договор выполнен, мы у моря, он о себе сообщил, даже еще успел врагов обезвредить. Или они сбежали? Впрочем, не суть.

Пришло время расставаться. И значит мне следует прогуляться по городу, посмотреть, чем он дышит, смогу ли я устроиться здесь. Узнать сколько стоит купить скромненький маленький домик.

Припрятав под платьем на поясе в походной сумке для продуктов оставшиеся монеты, я уже собралась выходить, когда в мою дверь постучали.

Открыв дверь, обнаружила за ней мужчину средних лет.

- Добрый день, баронесса Катель. Рад, видеть Вас в добром здравии. Позвольте представиться, я лекарь, Лавиль Соррейн. Меня вчера наняли наблюдать Ваше здоровье на время беременности. Я вылечил ваши ушибы и сотрясение. Вы позволите проверить Ваше самочувствие сегодня? – вежливо обратился он, передавая мне свою визитку.

- Да, да, проходите пожалуйста. – пригласила я его в комнату. – Очень удачно, что Вы зашли. Скажите, с ребенком все в порядке?

 - Позвольте? – господин Соррейн подхватил мое запястье и сосредоточился. – Да, и с Вами, и с ребенком все хорошо. Поразительно быстрое восстановление организма. И все же в Вашем положении не следует настолько пренебрегать своим здоровьем. Я посоветовал бы Вам попить еще несколько дней укрепляющую микстуру, чтобы исключить головокружения и слабость в течение дня.

- Непременно, господин Соррейн. Где я ее могу приобрести?

- Ну что Вы! Зачем же приобретать? Она со вчерашнего дня стоит у Вас на столике. – и г-н Соррейн глазами показал, на столик в гостиной, где мы сейчас беседовали. – одну столовую ложку на пол стакана теплой воды за час или пол часа до сна.

- Один раз в день? – уточнила на всякий случай.

- Желательно, два раза. Днем тоже рекомендую не пренебрегать недолгим сном, часа – полутора достаточно. Это поможет Вам не переутомиться к вечеру. И обязательно полноценное четырехразовое питание!

- Как четырехразовое? Я же через полгода превращусь в колобок!

- Уверяю Вас, с Вашей фигурой все будет нормально – рассмеялся лекарь и передал мне исписанный мелким почерком узкий лист. – Вот примерное меню на три дня. Подбирайте что-нибудь равноценное и до самых родов Вы будете чувствовать себя превосходно.

Рассмотрев, что написано на листе, согласилась, что от такого меню не потолстеешь. Основу составляли молочные продукты, каши, овощи и фрукты. Маленькие порции и большое разнообразие блюд.

- Благодарю. Непременно возьму на заметку. – заверила его я.

- Тогда не буду больше Вас утомлять своим присутствием. Будут какие-то вопросы или, не приведи Создатель, проблемы, обращайтесь непременно.

- Скажите, господин Соррейн, а Вы можете назвать точный срок беременности? – решилась задать один из волнующих меня вопросов.

Я никаких особых изменений или ощущений не замечала. На каком сроке Эбигайль решилась прийти к графу Атталь, чтобы сообщить ему о своей беременности? Неделя? Месяц?

- Хм… - кашлянул лекарь удивленно. – А разве лекарь, который наблюдал Вас на прежнем месте Вам не сказал?

- «Наблюдал» - это громко сказано. Отец пригласил местного лекаря, когда мне стало нехорошо, голова сильно закружилась. – выдумывала я на ходу – Я не все помню из того, что тогда мне говорили, сама новость о беременности на тот момент оказалась слишком неожиданной. А потом я уже долго не оставалась на одном месте и к лекарям не обращалась. Но ведь это не проблема? Срок беременности можно и сейчас определить?

- Да, да, простите, это было несколько непрофессионально с моей стороны. Никаких проблем назвать срок беременности, конечно, нет. Я определяю его в 24 дня. По изменениям в ауре, по общему состоянию. Могу конечно ошибаться в несколько дней, все же у Вас слишком сложные обстоятельства. Магия проснулась, еще наложилась угроза здоровью, переезд… Так что, плюс минус три дня, но не более 27 дней точно.

- Спасибо. Это все, что я хотела узнать.

Откланявшись и договорившись о следующем осмотре через два дня, г-н Соррейн ушел.

Время близилось к одиннадцати часам. Пожалуй, и мне пора на прогулку.


Фергаса мне понравилась. Хорошие дороги, чистота, обилие магазинчиков и гостевых домов с различным уровнем условий для проживания, но все очень приличного вида. От отдельного особняка с прислугой, до уютных скромных номеров с гостиной, спальней и ванной комнатой. И все это утопает в зелени.

Не типичный городок с кольцевым заселением, или геометрической правильностью улиц, а индивидуальный стиль. Уютно, неповторимо и потрясающе красиво.

Хочется бродить и бродить в тени цветущих деревьев, вдыхать полной грудью воздух, пропитанный запахом цветов, сдобы и моря. Даже на окраинах было чисто и домики стояли аккуратные, хоть и старенькие, местами даже покосившиеся.

Но тут уже отдыхающих не было. Жилье, если и сдавали, то не отдыхающим, а приехавшим подработать людям. А значит и уровень этого жилья был, как на дачном участке. Хорошо если «удобства» в доме, а не на улице.

Если поселиться тут, то выйдет дешево, но каждый день надо будет ходить на рынок, чтобы торговать с лотка своими поделками. А делать их когда?

Если же селиться в гостевом номере, то слишком дорого обойдется проживание.

Я гуляла, присматривалась, приценивалась и в четвертом часу уже прилично уставшая и голодная набрела на уютную таверну на берегу. О рекомендациях лекаря не пренебрегать дневным сном, я благополучно забыла.

Сезон еще не начался, море не прогрелось, поэтому посетителей в таверне было не много. А вид из окна на море открывался сказочный! Окна были огромные и создавалось впечатление, что ты сидишь прямо на берегу моря.

Хоть я последнее время почти весь день проводила на ногах, и должна была бы привыкнуть много ходить, ноги все равно устали. Наслаждаясь прекрасным видом на море, я предавалась чревоугодию и заодно давала отдых своим бедным ножкам.

Главному смотрителю зала было скучно, а я никуда не спешила.

Беременность давала о себе знать накатывающей изредка кратковременной легкой дурнотой, головокружением или тянущей болью в нижней части спины.

Сейчас спину тоже слегка тянуло и ноги гудели, находившись по дорожкам и тропинкам, поэтому я с наслаждением откинувшись на спинку удобного стула медленно, смакуя каждый кусочек, отправляла в рот ароматные кусочки тушеного мяса под соусом. Весь мой вид говорил о том, что никуда торопиться я не намерена.

Мы разговорились.

- Вы не смотрите, мейсса, что сейчас у нас посетителей почти нет, вот потеплеет и ни одного свободного местечка не найдете. В сезон у нас только по предварительной записи обедают и ужинают, а те, кто уже не первый раз тут отдыхает, так они бронируют места на все время отдыха.

- Верю. Вид из окна потрясающий и приготовлено все очень вкусно.

- Так ведь и место тут особенное. Видите, вокруг нет никаких лишних построек, это потому, что за вон той рощицей герцогские особняки, они на весь сезон с семьями сюда перебираются, весь кабинет министров заседает тут у нас вечерами – пошутил смотритель.

- Я их очень понимаю – засмеялась в ответ. – Я бы тоже не отказалась пожить в такой красоте.

- А Вы, мейсса, на отдых прибыли или по каким другим делам, простите за любопытство?

- По другим. Хочу попытать счастья на новом месте, вот присматриваюсь, удобно ли будет тут, не опасно ли одинокой даме без мужчины, не слишком ли дорого.

- Если Вам будет интересно, то тут недалеко домик продается. Бабка там жила одна, дама знатная, то ли герцогиня, то ли еще какая знатная особа. Поговаривали даже, принцесса Дашгарская. Уж больно совпало ее появление со смертью брата Милевиаля II, деда нашего нынешнего правителя, да продлятся годы жизни его. Вот и ходили слухи, что, овдовев, уехала принцесса из столицы подальше, в тишину и покой. Слуги у нее были молчаливые больно, так никто из них и не открыл местным любителям сплетен тайну, кто же была эта старушка, да и было слуг всего четверо.

Мужчина, словно вспомнив что-то свое, замолчал. Я не торопила, ожидая, когда собеседник вернется к рассказу. Какое-то время мы сидели в тишине, а потом встрепенувшись от воспоминаний, он продолжил:

- Да, так вот о чем я: дама была нелюдимая, ни к ней никто не захаживал, ни она ни к кому, и слава у того дома после ее смерти, как о ведьминском домике. Никто селиться не хочет. Вот ежели не испугаетесь, то почти даром домик получите. Ничего такого за домиком я не припомню, стоит себе заколоченный и стоит, ветшает. А людская молва она не всегда верная. Но решать Вам.

- Спасибо! Полюбопытствую, непременно. Подскажете, как мне к этому домику добраться?

- Конечно! Сейчас я Вам быстренько все нарисую. Подробно, так чтобы понятно было, что где в округе находится. – подхватился за бумагой и писчими принадлежностями смотритель.

Получив чуть ли не карту со схематичным изображением самого этого домика и прилегающей к нему местности, я посидела еще с пол часа за чашкой душистого травяного напитка и, оставив хорошие чаевые, отправилась на его поиски.

Идти оказалось действительно не далеко. Рощицу обойти, на тропинку свернуть, пройти по ней метров тридцать, и вот ты уже перед домом.

Я влюбилась в этот домик с первого взгляда. Бывает так, что и место красивое, и ухожено-убрано, и обстановка роскошная, а тебе неуютно и хочется побыстрее уйти.

А бывает наоборот, и запущено все внутри, и заросли высотой с крышу, так что входа не видно, а на душе спокойно от одного взгляда на все это безобразие, словно вернулся туда, где тебя все это время ждали.

Домик на вид был старый, конечно, обветшалый, но еще вполне годный для проживания. Немного подлатать крышу, немного – парадный вход, тут покрасить, там переделать, расчистить от бурьяна землю вокруг, и будет приличная усадебка.

И я решилась. Для покупки надо было обратиться к местному главе. Так как на домик этот после смерти его хозяйки никто не заявил прав, он теперь числился в городских фондах. Все это мне между делом рассказал тот же смотритель зала.


До местного правления я добралась только в седьмом часу. Ни на что уже не надеясь. Хотела просто дорогу разведать и у дежурного секретаря убедиться, что пришла по правильному адресу.

Кстати о дороге. Домик, условно уже мой, оказалось, в очень примечательном месте расположен. Это от таверны надо рощу огибать и по тропке еще топать, а если сразу из ворот усадебки никуда не сворачивая идти прямо, то буквально через метров семь выйдешь на добротную каменную мостовую.

Одним концом мостовая упирается в море, а другим ведет мимо тех самых герцогских хором и выходит на центральную площадь. По пути с мостовой можно свернуть на торговые улицы, в деловой квартал, а можно попасть в городской парк.

Так вот, добравшись до площади, поднялась я на ступени административного здания, подергала ручку, а входная дверь оказалась открыта. Я и прошла внутрь, узнать, когда глава города сможет принять меня по вопросу приобретения жилого помещения в собственность.

Когда дежурный секретарь выяснил, о каком домике я веду речь, то весь, словно котяра во время охоты, подобрался, и попросив подождать меня «минуточку» устремился вглубь по коридору.

Действительно, не прошло и двух минут, как он прибежал обратно и попросил следовать за ним.

В кабинете градоначальника было дорого и лаконично. И сам господин Бернар Эрсан был предельно собран и лаконичен. Убедившись в твердости моих намерений приобрести «домик с садом у моря», так тот значился в городском реестре жилого фонда, он предложил, не затягивая этого вопроса, решить все здесь и сейчас.

Я возражать не стала. Единственное, отлучилась в дамскую комнату, пока оформляли бумаги. Мне ведь надо было из-под платья достать спрятанные там на поясе в сумке деньги.

Вместе со стоимостью домика и годовым налогом на содержание дорог и окрестностей в должном порядке сумма сделки составила всего 33 золотых. Да мне лечение Айшера обошлось дороже!

Не знаю, может в этом домике, действительно, есть что-то опасное и пугающее, но пока что я была счастлива, став владелицей значащегося по бумагам «домика с садом». Пусть он ветхий, но и обошелся домик почти даром. У меня еще осталась почти половина графских пожертвований и десять серебрушек от суммы, выделенной бароном, язык не поворачивался назвать его отцом.

С таким запасом продержусь как-нибудь до надежного заработка. Только бы с поделками дело пошло удачно.

Когда я вышла от градоправителя уже начинало темнеть. Хорошо, что дом, занятый под островное посольство, располагался вторым по улице через площадь. Спустя 20 минут я уже входила внутрь посольского особняка.


Находилась я так, что даже есть не хотелось. Сейчас бы лечь и не двигаться минимум часа четыре, а лучше поспать. Голова кружилась, спину тянуло, ноги гудели и, казалось, к ним привязаны пудовые гири.

- Рас-све мош-шно так на долго ух-ходить бес-с предупреш-ш-шдения! Я уш-шее не с-снал, ш-што и думать! – налетел на меня сразу в холле ураган по имени Айшералеш.

- Так, а что предупреждать? Ты теперь лицо важное, значимое. На тебе ответственность повисла, другим рядом и места нет. А я птица вольная, с городом знакомилась, местечко себе присматривала. – улыбнулась я. Его беспокойство за меня было приятно.

- Ах, ответственность, значит, никому больше места рядом нет… Х-хорош-ш-шо. – многообещающе протянул Айшер кровожадно улыбнувшись. - Это рас-сговор не на два с-слова. Отдохни, ш-шерес-с ш-шас буду ш-шдать тебя в с-столовой. Поуш-шинаем, и с-саодно, рас-с-скаш-шеш-шь, как погуляла.

Отдохнуть я, конечно, не успела, но немного передохнуть и освежиться времени хватило. Проблема пришла, откуда не ждали. Мне нечего было на ужин одеть. Брючный костюм пришел в негодность, да и не для подобных мероприятий он. Бальное платье на обычный ужин одевать моветон, в том, что я сегодня гуляла, уже не пойдешь, запылилось. Оставался только деловой костюм.

Название “деловой” было условное, просто юбка четырехклинка без изысков чуть ниже колена и элегантный дамский пиджачок больше подходили для офисной работы, чем для домашних уютных посиделок. Но ничего другого у меня не было, не в халате же выходить к столу.


По тому, что я услышала от поварихи, у меня сложилось впечатление, что в посольстве сейчас осталось мало людей. А из предложения Айшера поговорить за ужином, сделала вывод, что мы будем вдвоем. Ну и к чему расфуфыриваться в вечернее платье? Это ведь автоматически определит стиль поведения, как официальный.

Да-а… выводы мои оказались в корне не верными. Приди я в вечернем платье на поздний «домашний ужин», никого в неловкое положение не поставила бы. Но, теперь, когда уже стою в гостиной, и на меня устремлены все взгляды присутствующих здесь нагов, менять что-то поздно.

Мужчины тоже были одеты не в вечерние костюмы, видимо мысли о домашнем ужине в неофициальной обстановке бродили не только в моей голове. Но дамы, решили иначе. Они блистали, в буквальном смысле этого слова, роскошью нарядов и обилием украшений.

Возможно, Эбигайль, будучи и так в неловком положении отвергнутой дочери, опозорившей род, оказавшись в кругу разодетых дам в скромном костюмчике без украшений, почувствовала бы себя окончательно растоптанной и униженной под перекрестными взглядами светских львиц, но Александра Теплова, все это воспринимала, как деловой ужин в кругу «партнеров». Вот уж где одним взглядом или жестом могли показать, что твое место рядом с одуванчиками на земле.

Не за красивые наряды меня сделали заместителем генерального директора с правом подписи финансовых документов. «Партнерам» объясняла, как глубоко ценю их мнение, а уж этим разряженным баб…очкам и подавно все будет подано предельно доходчиво. Тут главное не торопиться и понять «ху из ху».

Свое мнение и свои возможности показывать следует крайне дозированно и осторожно. Противник, убежденный в своей победе, расслаблен и более уязвим.

- Пос-свольте предс-ставить ту, благодаря которой я нахош-шус-сь с-с Вами тут ш-шивой и с-сдоровый. Баронес-сса Эбигайль Дье Катель. – приложился к моей руке принц Айшералеш. – А это мои с-соотешес-ственники, ашт Тейрашатх Теш Дашрат, блис-ский друг моего отс-са и глава С-секретной с-слуш-шбы, его с-спутница и верный с-соратник лейта Элитейша Теш Масришет…

Представив всех присутствующих, Айш предложил продолжить знакомство за ужином.

Бросая на меня торжествующе-пренебрежительные взгляды с легкостью выигравших первый раунд у противника профессионалов, нагини разместились на стратегических местах за столом и приступили к трапезе, не забывая о светской беседе.

На мне, конечно же, скрестились все интересы. Как случилось, что я оказалась в городе, где проходили торги? Почему на торгах я была без спутника? Как я решилась выкупить нага? На сколько сложно мне было путешествовать? Как отношусь к зарождению дипотношений между нашими странами? И еще много - много вопросов.

Хорошо еще, судя по отсутствию намеков и вопросов о беременности, эта часть моей биографии оставалась для всех тайной.

Интерес разведки, желающей знать обо мне все, перемежался с любопытством и желанием соперниц побольнее задеть словом посмевшую втереться в доверие к самому завидному жениху ничего из себя не представляющую человечку. В основном всех интересовали мои планы на будущее.

Айш посадил меня рядом с собой, весь вечер ухаживал за мной, порой, за меня отбивал слишком уж сочащиеся ядом каверзные вопросы. В общем, вел себя, как идеальный спутник, уделяя за столом мне максимум своего внимания.

Когда ужин плавно перетек в танцевальный вечер, он воспользовался заминкой и утащил меня в сад. Погода стояла роскошная. Тепло, ни ветерка, звездное небо над головой и над всем этим плывет одуряющий запах цветущих деревьев и моря.

Садик был маленький, гулять в нем оказалось особо негде, поэтому потратив не больше 15 минут на неспешную прогулку по дорожке к спрятанной в тени кустарников и деревьев беседке, мы расположились в уюте мягких садовых кресел.

- Теперь рас-с-скас-сывай. Где пропадала с-сэлый день? – рассматривая меня с улыбкой и так, словно видит в первый раз, предложил Айш.

- По городу прошлась. Узнала где в теплый сезон проживает бомод Эльзеаля. Присмотрела симпатичный домик, влюбилась в него с первого взгляда. Успела в конце дня в муниципалитете его выкупить и, уставшая сильнее чем за день в заколдованном лесу, вернулась. – коротко отчиталась я, чуть ли не мурлыкая от удовольствия посидеть в уютном кресле и жмурясь от приятных ароматов моря и цветов, которыми был напитан воздух.

Его улыбка как-то сразу померкла.

- Неош-ш-шиданно. Хотя о ш-шем это я? Ты вс-сехда вс-с-се реш-шаеш-шь быс-с-стро.

Он помолчал. Пауза затягивалась. Я тоже не торопилась что-либо говорить.

Все было еще слишком зыбко. Как я себя буду чувствовать в этом городе? Смогу ли, и если смогу, то на сколько быстро отремонтирую домик? Хватит ли денег обжиться и обставить домик хотя бы по-минимуму? ...

Согревая мои ладони в своих руках, Айш наклонился вперед, стараясь отследить мою мимику.

- А ес-сли я предлош-ш-шу тебе поехать с-со мной на Ос-строва?

Умеет удивить Его Высочество!

- Зачем? – невольно вырвался у меня вопрос.

- Как с-сачем? Пос-смотриш-шь, как ш-шивут на Ос-стровах. Отдохнеш-шь пос-сле вс-сех наш-ших приклюш-шений. О прош-шивании не бес-спокойся. Выбереш-шь понравивш-шийс-ся тебе домик на территории дворс-са. Тебя будут наблюдать опытные лекари. А там уш-ш, как с-слош-шитс-ся. Ес-сли тебе у нас-с понравитс-ся, я буду ош-шень рад. Мош-шет реш-шиш-шь ос-статьс-ся на Ос-стровах.

- Так ведь Вы никому дольше чем на несколько дней не позволяете задерживаться на своей территории. А у меня, как ты верно заметил, все зависит от «как сложится». Вдруг я потом уже не смогу по причине плохого самочувствия пересечь океан?

- Ты - ш-шеланный гость на наш-шей с-семле. Никто никогда не пос-смеет даш-ше намекнуть тебе об отъес-сде. Я обеш-шаю, ш-то ты ни в чем не будеш-шь нуждаться и не пош-шалееш-шь, ш-што приехала на Ос-с-строва.

Это предложение следовало хорошенько обдумать. С одной стороны, было бы не плохо иметь уже хоть какую-то определенность, а значит лучше остаться в Фергане и начать обживаться тут. С другой стороны, я вряд ли заработаю на оплату услуг хорошего лекаря, а рожать хотелось бы в комфортных условиях.

Да и просто, остаться в незнакомом городе с небольшой суммой денег, беременной и без единого знакомого рядом было банально страшно, а с Айшералешем я хоть немного знакома и, надеюсь, в критической ситуации он меня не бросит по произвол судьбы.

Даже если я нагам не придусь ко двору, то можно родить и через годик вернуться сюда к тому, от чего уехала. А может я и там не плохо устроюсь. Ведь налаживаются же дипотношения. Вдруг это сможет принести мне какие-то бонусы?

- Я могу подумать? Когда ты собираешься покинуть Эльзеаль?

- Конеш-шно, подумай. Недели тебе хватит, ш-штобы принять реш-шение? Я уеду дней ш-шерез 10-15. Меня на Ос-стровах ш-шдет одно не терпяш-шее отлагательс-ства дело.

- Ага, выбор невесты. Я слышала, у тебя скоро день рождения. – улыбнулась, припоминая, как по фырчанию Айша даже через дверь было слышно его отношение к этому мероприятию.

- Быс-стро рас-сош-шлис-сь с-слухи – криво усмехнулся он в ответ. – А ш-што с-са домик ты приобрела? Покаш-шешь мне?

- Симпатичный, старенький, домик. Местные считают, что в нем жила ведьма, поэтому он мне так дешево и без проволочек достался. – вспоминая каким его увидела, я невольно еще шире улыбнулась. – Покажу, конечно, если интересно. Только вот когда? У тебя, наверное, теперь совсем мало свободного времени?

- Ниш-шего, полтора мес-сяс-са бес-с меня ш-шили и еш-ше один день переш-шивут. Ты ш-ше с-савтра с-с утра туда пойдеш-шь?

- Пойду. Надо взглянуть на то, как домик выглядит внутри. А еще хочу найти того, кто поможет мне превратить его в жилой.

- Отлиш-шно! А я буду выс-с-ступать в роли поддерш-шки и кош-шелька. Я ведь обеш-шал тебе помес-стье и бес-сбедную ш-шизнь.

В первую секунду хотела отказаться от такого щедрого предложения, а потом подумала: а, собственно, какого белого демона, я отказываюсь от оплаты уже выполненной работы?

- Договорились. – в итоге, согласилась я.

И услышала тихий облегченный выдох Айша.


За неделю, при активной финансовой и координационной поддержке Айша, не только домик превратился в очаровательный уютный особняк, оборудованный по последнему слову магической техники, но и садик приобрел облик ухоженной, облагороженной садово-парковой зоны.

Окончательно решившись принять гостеприимное предложение принца, я озадачилась поиском ответственного арендатора на неопределенное время.

Услышав, что я ищу кому доверить уход за домиком на время моего пребывания на островах, Айшералеш с энтузиазмом подключился к решению этой проблемы, попутно затащив меня пошить несколько нарядов, фасоном похожих на те, что принято носить на Островах, но не разительно отличающихся от эльзеальского.

Мой гардероб к тому времени уже и так оброс несколькими повседневными и несколькими вечерними платьями, без которых было не обойтись, находясь на виду всего посольства и встречаясь со всеми его представителями за завтраками, обедами и ужинами.

В том усердии с которым Айш решал все мои проблемы, чувствовался какой-то подвох, но я никак не могла уловить какой. Это слегка тревожило. Однако, я точно знала, что никакого вреда для меня Айш точно не допустит, а если он рассчитывает получить от моего присутствия на Островах для себя какую-то выгоду, то я ничего против этого не имею.

Если бы я тогда знала, как далеко распростерлись его планы в отношении меня! И чем это для меня обернется! ...


До отъезда, хотя правильнее будет сказать - отплытия, оставалось три дня. Стараниями Айша я была обеспечена роскошным и одновременно удобным гардеробом на все случаи. У меня появилась шкатулка, в которой разместились рубиновая парюра, полупарюра с изумрудами и сет с хризолитами.

При этом Айш, как истиный принц, сумел все это подарить столь ненавязчиво, что я только начав собирать чемоданы, с удивлением обнаружила себя владелицей богатого гардероба и нескольких комплектов украшений.

Возвращать подарки было поздно. Сейчас это значило - оскорбить Айшералеша. Поэтому, сделав себе на будущее пометку, постараться не принимать от него больше никаких даров, я продолжила аккуратно и неспешно собирать багаж, стараясь не забыть ничего крайне необходимого.

Чтобы как можно надежнее обеспечить безопасность пассажиров, лучше познакомиться с уполномоченными короной Эльзеаля и Даршгара послами, и начать налаживать отношения в неофициальной обстановке, было решено разместить делегацию с возвращающимися домой нагами на одном корабле, направив для сопровождения охрану из четырех боевых фрегатов и трех галеонов.



11. «- Я – значит я…» «- Ты в этом уверен?»


Пошла шестая неделя беременности, и теперь я уже остро чувствовала ее побочное негативное влияние. Головные боли по утрам стали постоянным спутником, и если бы не Айш, регулярно с утра заглядывающий узнать, как мне спалось, и снимающий их, то мне пришлось бы совсем худо.

Ни с того, ни с сего накатывали то хандра, то безудержная радость. Я на все события и новости стала реагировать острее. И пусть я не позволяла своему настроению отражаться на моем поведении, однако держать себя в руках становилось все труднее.

Обоняние и вкус тоже обострились. Все запахи казались теперь слишком резкими, вкус лишком ярким. Это отвлекало, мешало сосредоточиться, раздражало.

Внутри постоянно что-то тянуло, крутило и щекотало. Создавалось впечатление, что я одновременно расту, укорачиваюсь, толстею и худею. Даже цвет волос менялся. Пока это было не слишком заметно, но если присмотреться, то у висков рыжина выцветала и начинала отдавать в синеву, а на макушке на свет волосы отливали бледно салатовой зеленью.

Я опасалась, что плавание станет для меня непосильным испытанием. Но лекарь заверил, что такое состояние у меня не продлится дольше четырех дней. Он что-то увидел в моей ауре, и это позволило сделать ему такие оптимистичные выводы.

- Поверьте мне, все это связано не столько с вашей беременностью, сколько с магическими потоками. Они уже почти пришли в норму, и сейчас идет окончательная адаптация организма к появившимся у него новым способностям.

Но я никаких магических способностей в себе по-прежнему не ощущала, о чем и сказала лекарю.

- О-о-о! Уверяю Вас, Вы их почувствуете! Я о таком сочетании магии только читал. Причем это был теоретический труд одного великого даже по тем временам мага. На практике такое сочетание магий еще ни разу за всю историю существования мира не было зафиксировано. Ведь сейчас по сравнению с эпохой Великих магических битв наступает закат магии. И вдруг появляетесь Вы!

От восторга Лавиль Соррейн даже не смог спокойно сидеть, вскочил со стула и прошелся по моей комнате пару раз туда-обратно. Он с радостью принял предложение принца остаться моим личным лекарем и переехать на Острова вместе со мной. И теперь тоже готовился к долгому плаванию на корабле.

- Вы уникальны! И возможно именно Ваша магия станет отправной точкой, изменившей баланс сил! Возможно мы еще станем свидетелями рождения магов с потенциалом былой мощи! Обязательно, учитесь пользоваться своим даром, при любой возможности!

Я и сама понимала, что надо учиться пользоваться магией. Даже если предположить, что мне больше никогда не придется отбиваться с помощью магии от бандитов и не надо будет спасать ничью жизнь, владеть магией и не уметь ею пользоваться – это бесполезно растрачивать свои возможности. Такое не для меня.


Пришлось с этим вопросом идти к Айшу. Мне было ужасно неловко вновь озадачивать его своими проблемами, но я больше не знала ни одного мага, кроме графа Атталя, который остался в далеком прошлом и обещал при еще одном к нему обращении, выкинуть меня за ворота без церемоний.

Айш, как всегда, подошел к решению задачи со всей ответственностью. Через два дня мой багаж пополнился еще одним саквояжем, весь багаж которого составляли книги по магии. Магия для начинающих, особенности магий различных рас, легенды, формулы и заклинания общие и для каждого вида магии, углубленное изучение предмета, портальная магия… чего там только не было.

Он умудрился раздобыть откуда-то даже парочку старинных фолиантов, где подробно разбирались особенности магии белых демонов. Три раздела были отдельно посвящены природе происхождения самих этих демонов и истории их короткого, всего четыре века, существования в этом мире.

Скука мне не грозит. Чувствую, плавание будет занимательным, особенно, если и когда я начну практиковаться по прочитанному.


Отплытие как раз намечалось через четыре дня, так что я не рушила ни чьи планы. Надеюсь, что господин Соррейн не ошибся и спустя четыре дня мне станет лучше. Жизнь вошла в устоявшуюся колею.

Подъем в 8 утра, завтрак с Айшем и его лечебные пассы над моей многострадальной головушкой, прогулка к домику. Убедившись, что тот стоит на месте, новые постояльцы его не обижают, я успокоенная возвращалась в посольство. Затем ланч, а дальше я, облюбовав для себя беседку, как место для занятий, грызла гранит магической науки.

Прерывалась, когда мозг начинал вскипать от обилия нового и необычного. Делала круг по дорожке вокруг особняка и вернувшись продолжала освоение магических просторов. Пока только в теории, но и этой информации было столько, что порой мне казалось, до практики я дойду только к своим сединам.

Четыре дня пробежали незаметно. Не сказала бы, что мне полегчало, меня по-прежнему распирало во все стороны и сжимало со всех сторон. Но, похоже, я стала привыкать к своему состоянию.

Беседка сменилась уютным креслом на носу корабля под навесом, утренние прогулки заменили упражнения в зале на растяжку и укрепление мышц. Затем водные процедуры в каюте.

Капитан оказался человеком общительным, хорошо образованным и осведомлённым, казалось, обо всем на свете. Когда у него выдавалась свободная минутка, он с удовольствием делился со мной новостями, вспоминал забавные случаи из своей жизни.

Я не могла похвастаться таким обилием интересных историй, ведь о жизни Эби я ничего не знала, а о жизни на Земле не расскажешь. Но капитану это было и не нужно, найдя в моем лице благодарного слушателя, он говорил за двоих.


С дамами у меня сохранялся военный нейтралитет. Каждый знак внимания Айша в мою сторону воспринимался ими, как серьезнейшее оскорбление всего высшего света.

Попытавшись пару раз сделать из меня безответную грушу для битья, ведь принцу нельзя высказать свои претензии, а мне, они посчитали, можно. Но получив обратно всю выплеснутую ими желчь, теперь лишь демонстративно игнорировали мое присутствие. И это было лучшее, что они могли для меня сделать.

Путешествие предстояло долгое. Целых три недели морского пути отделяли Эльзеаль от Островов.

После пятичасового приема пищи, Айш до ужина занимался со мной, помогая с освоением магии. Вначале это были непонятные термины и формулировки, которые он терпеливо и доходчиво разъяснял, но постепенно мы перешли к практике.

Теперь под его руководством я выплетала простейшие бытовые магические заклинания, училась управлять магическими потоками, перенаправлять их, изменять свойства, вплетая в них свою магию, которую я уже нацелила на определенный результат.

Дни пробегали так быстро, что я не успевала их отмечать. Научившись основам магической медитации, которая помогала одновременно и усилить контроль над магией, и увеличить свой резерв, и успокоиться, час сна после обеда заменила медитацией.

Когда я поняла основные принципы взаимодействия магии с окружающим миром и стала лучше ее чувствовать и контролировать, управление потоками пошло гораздо легче. Через шесть дней пути Айш решил, что меня пора начинать учить работать с простейшими боевыми заклинаниями.

Это ни в какое сравнение не шло с бытовыми. Здесь требовалась полнейшая сосредоточенность, чтобы зачерпнуть необходимое количество магии из своего резерва и отправить ее всю точно в заклинание, не растеряв ни крупицы в процессе его выплетания.

Первый день тренировок был особенно трудным, магические каналы то сужались, то растягивались не вовремя. Я еще не научилась правильно управлять подачей силы по ним. На второй день я уже почти не сбивалась, отправляя магию в заклинание. А на третий день на медитации мне удалось, двадцать минут направляя свою магию циркулировать от солнечного сплетения – средоточия резерва к кончикам пальцев и обратно, ни разу не потерять концентрацию.

Я радовалась такому успеху, была на эмоциональном подъеме, и не замечала, привыкнув к дискомфорту за эти дни, что то, что постоянно во мне тянуло и сжимало, щекотало и крутило все это время стало тянуть и крутить сильнее, болезненнее, резче. Привычно отметив в зеркале, что волосы после занятий практической магией опять потеряли яркий цвет, а на висках и затылке, наоборот, синева и салатовая зелень стали заметнее я отправилась к себе в каюту.

Освежившись и все еще чувствуя воодушевление от достигнутых успехов, я завалилась с книжкой на кровать, хотелось дочитать сегодня историю и легенды, связанные с исчезновением белых демонов из мира Хогр.

Слабость навалилась стремительно. Просто в один момент. Сил не хватило даже отложить книжку на прикроватный столик. А следом за слабостью меня скрутила невероятная тянущая и одновременно резкая боль, перемежающиеся с сильнейшим зудом.

Я извивалась на простынях, стонала, сил не хватало даже позвать на помощь. Все это длилось вечность. Кажется, я бредила.

В этом бреду у моей постели сидел господин Соррейн. Он проводил рукой по моему уху, зарывался пальцами в волосы, потом, словно опомнившись, резко убирал от меня свои руки и с огромным интересом, посматривая куда-то в район моего живота, бормотал какую-то восторженную белиберду.

-Потрясающе! Невероятно! Такие изменения! Вы видели, Ваше Высочество, уши, рожки, хвостик! А волосы! Они же стали платиновые и эти разноцветные пряди! Я понимаю, сила крови и необычная магия могли вызвать перерождение, но я не понимаю! В это невозможно поверить! Если бы не увидел своими глазами…

- Господин Соррейн, мы это обсудим после. А сейчас помогите ей! - откуда-то нервно воскликнули голосом Айша.

- Но как?! Я не знаю, что можно сделать в такой ситуации, чтобы не навредить ей.

- Тогда сейчас Вы мне дадите клятву о том, что никому никогда не расскажете о том, свидетелем чему мы с Вами сейчас стали, и я Вас больше не задерживаю!

- Да, да, конечно! – виновато пробормотал господин Соррейн…

А потом я уже ничего не помню.


 Проснулась (или очнулась?) я от того, что кто-то водил большой, тяжелой, шершавой ладонью по моей голой спине и немного ниже, нашептывая какие-то милые нежные слова. Было невероятно хорошо и как-то … правильно, что ли.

Я лежала в ванне в теплой воде на чьей-то мужской широкой груди и у меня ничего не болело!

Мысли вяло ворочались в голове. Вспомнился сон, про то, как я оказалась в другом мире в чужом теле, как купила на торгах нага, как он учил меня потом магии.

А еще мне снилось, что я беременна… Беременна…

Захотелось опять вернуться в тот сон.

Потом я вспомнила, что развелась с мужем и грудь, на которой сейчас лежу никак не может быть его.

Поймала какое-то неясное несоответствие в ощущениях… и, наконец, решила взглянуть на обладателя такой удобной груди и приятной ладони, для чего вяло пошевелилась.

Сил все так же не было, но, что важнее, не было выкручивающей все внутренности боли и зуда. Я пощупала свой копчик, где зудело особенно сильно и пальцами натолкнулась на что-то упругое, теплое и гибкое. Опять поймала себя на чувстве несоответствия…

Мозг отказывался анализировать происходящее.

-Ты как, чудо мое? – спросили меня голосом из сна, подтягивая на себя повыше.

- Хорошо! – улыбнулась я и … встретилась с невероятными зелеными глазами с вертикальным зрачком.

Минуты две осмысливала увиденное, а потом все в голове встало на свои места. И сразу появилась неловкость от того где, с кем и в каком виде я нахожусь.

Радость, сожаление о чем-то неясном, нежность, благодарность и любовь смешались в непонятный, необъяснимый коктейль.

-Что это было? – отводя взгляд от его глаз, поинтересовалась я, имея ввиду сразу и все произошедшее со мной, и то, в каком виде и где мы сейчас находимся.

- Если коротко, то перерождение. А если длинно, то это очень долгий разговор, а тебя надо, не затягивая с этим, показать господину Соррейну. - и Айш вышагнул вместе со мной из ванной.

Со словами – пойду потребую приготовить что-нибудь вкусное и полезное – он закутал меня в большое полотенце и, аккуратно положив на постель, ушел.

Не хотелось, чтобы по возвращении меня застали все такой же слабой и неодетой, поэтому постанывая и кряхтя, как старая бабка, я выпуталась из полотенца и, прихватив из шкафа белье и первое попавшееся простенькое платье, развернулась в сторону зеркала, оценить степень своей потрепанности.

Развернулась, да так и застыла с открытым в безмолвном крике ртом. Из зеркала на меня смотрела, смотрело … В зеркале отражалась девушка – и это было единственное, что радовало.

Волосы стали платиновыми, если бы не голубые пряди у висков и лаймовые на макушке, то смотрелось бы совсем жутко, словно я за ночь поседела. Глаза приобрели более насыщенный серый цвет и указывали своей формой на чисто эльфийское происхождение.

Но это было еще не все. Сквозь волосы проглядывали маленькие телесного цвета рожки – шишечки и удлиненные, как у эльфов, уши, а из-за спины внизу торчала голубая кисточка коротенького хвоста. Как у тушканчика – промелькнула глупая мысль, а следом за ней меня накрыла волна тихой истерики.

Мамочки! Это кто?!!! Это как?!

Потрясений для одной обычной землянки за месяц оказалось слишком много, и я медленно по шкафу сползла на пол теряя сознание.


От резкого противного запаха, ударившего в ноздри, закашлялась и открыла глаза.

-Ну зачем же, голубушка, так волноваться? – господин Соррейн был сама доброжелательность.

Едва я открыла рот, чтобы высказаться по поводу своего ошеломительного апгрейда, в него влили пахнущую мятой тягучую жидкость. Пришлось глотать и запивать ее услужливо всунутым в руку стаканом теплого взвара.

-Все реакции у вас в норме, с ребеночком тоже все в порядке. Надо будет еще понаблюдать, но уже сейчас могу твердо заявить, что он здоров и активно развивается.

Я сделала вторую попытку выяснить, что за глобальные перемены постигли меня так неожиданно. Но на смену господину Соррейну пришел Айш.

- А сейчас тебе необходимо набираться сил, - выступил он из-за спины лекаря с тарелкой в руках, от которой поднимался пар, и, присев на постель, начал с ложечки кормить меня.

При этом у него были такие испуганно-удивленно-радостные глаза на абсолютно спокойном лице, что я не выдержала и рассмеялась.

-Еще успокоительного. – переглянувшись с Айшералешем, вынес вердикт господин Соррейн.

- Не надо успокоительного, – воспользовавшись тем, что мой рот наконец-то оказался пуст, сквозь смех ответила я.

Признаю, смех был нервным. А у кого бы не случилась истерика, узнай он, что за одну ночь стал эльфо-демоном? И это от меня, как выяснилось гораздо позже, еще многое господин Соррейн утаил. Если бы он выдал мне все новости, боюсь, ни одно успокоительное на меня уже не подействовало бы.

Вторую порцию успокоительного я все же выпила и пообедала, под настойчивым присмотром двух пар глаз.

Айш, словно заботливый папочка, суетился, подавал – убирал тарелки и чашки, ухаживал за мной и, наконец, удобно устроил на взбитых подушках, укутав в одеяло. И все это постоянно переглядываясь с господином Соррейном странно-настороженными взглядами.

После двух порций концентрированного успокоительного, неспокойных вечера и ночи перерождения, а также после рухнувших на мою голову шокирующих открытий, спать хотелось неимоверно. Организм требовал отправить его “заспать” все эти новости и набраться сил для их осмысления.

Конечно, если бы я тогда была более вменяема, то, непременно, обратила бы внимание, на эти их перемаргивания, но я еще не до конца пришла в себя, и поэтому самая значимая часть произошедших в эту ночь событий для меня осталась тайной.



12. Таланты и поклонники.


Странный мир, странные жители!

Вместо ожидаемого мной еще большего пренебрежения, произошедшие со мной изменения сказались на моей репутации в лучшую сторону.

Переход моей персоны и класса “человек обычный” в класс “другая раса, владеющая магией” неожиданно примирил всех. Одних, с тем, что Наследный принц Островов проявляет ко мне повышенное внимание. Других, с тем, что кто-то, кроме тщательно отобранных королем Эльзеаля и одобренных правителем Островов кандидатур, получил право представлять интересы Эльзеаля в закрытой до этого для дипотношений стране.

Всех комолый эльфо-демон устроил больше, чем ничем не приметная девушка-человек!

Говорю же, странный мир!


Самой серьезной проблемой оказалось привыкнуть к своему внешнему виду. Каждый раз натыкаясь взглядом на свое отражение в зеркале, я вздрагивала.

А самым проблемным из проблем оказался хвост. Для него пришлось вырезАть дырки в белье и юбках. Он постоянно мешался. Особенно много неудобств хвост доставлял, стоило мне сесть куда-либо. Но и к нему к концу морского пути я привыкла.

Лавиль Соррейн и Айшералеш Дэш Шегар Нетрасшаш продолжали спорить, кем теперь следует меня считать. Господин Соррейн утверждал, что я - абсолютно “неизвестный науке зверь”, а Его Высочество уверял, что я по всем характеристикам “чистейший светлый демон”.

-Но уши-то, уши! И глаза! Как Вы, Ваше Высочество, их объясните?! – горячился лекарь.

- А где указано, что у светлых демонов не было эльфийских глаз и ушей?! – с хитринкой, поблескивающей в честных и серьезных зеленых глазах, парировал принц.


Плавание, между тем, продолжалось.

Единственный, чье отношение ко мне не претерпело абсолютно никаких изменений, был капитан. Сошет Раш, посетовав, что без меня на палубе ему было пусто и одиноко, поинтересовался моим самочувствием и вернулся к своей обычной манере вести беседу.

Оказывается, в Дворцовом комплексе полным ходом идет подготовка к отбору, который начнется на третий день по возвращении принца. Для делегации из Эльзеаля и Даршгара подготовили несколько особняков на выбор вблизи Дворца и неподалеку от летней резиденции правителя.

Рассказав мне еще кучу новостей, что принес вестник, пару занимательных историй из своей жизни на островах, в которых фигурировали загадочные пери и фейри, и пожелав приятного дня, Господин Сошет отправился по своим капитанским делам.


Несмотря на возражения господина Соррейна и осторожные предложения “прерваться с тренировками на некоторое время” от Айша, я через три дня вернулась к занятиям магией.

Раз магия ребенку только на пользу, в чем меня клятвенно заверил господин Соррейн, а я уже обзавелась рогами и хвостом, хорошо хоть не копытами, бросать занятия было бы глупо. Конечно, я осторожничала. Конечно, после каждого занятия бегала на осмотр к господину Соррейну и со страхом прислушивалась к своим ощущениям, боясь повторения той кошмарной ночи. Но все равно продолжала заниматься.

Айш, выдержав три дня бойкота, на четвертый сам предложил мне свои услуги для совместных занятий.

Упор сместился в сторону применения на практике расчетов сложных заклинаний.

Чтобы заклинание было стабильным, необходимо рассчитать точную силу магического воздействия. Вложишь меньше или сместишь направление, и оно не достигнет нужной цели, вольешь больше силы чем нужно и заклинание может вообще кардинально измениться.

Училась я теперь на безобидных заклинаниях, мало применяемых в жизни. Но права на ошибку, как отвечающая не только за свою жизнь, я не имела. С этой позицией Айша я была полностью согласна, лишь изредка грустно вздыхая.

Если бы у меня было это самое право на ошибку, то можно было бы начать на практике осваивать портальную магию или изучить действенное заклинание активной защиты.

Но оказаться в воде, кишащей опасными хищниками, выйдя из портала, или попасть под собственное атакующее заклинание – это не тот первый опыт, который хочется получить. Тем более, что в океане обитают такие монстры, встреча с которыми может стать последним событием твоей короткой жизни.

Такие опасные и требующие особенно тщательной подготовки заклинания было решено оставить до лучших времен.

И все бы было в наших тренировках хорошо, если бы не нет-нет да всплывающие во время тренировок воспоминания о теплых, ласковых и надежных ладонях на моей спине.

То ощущение правильности, словно ты шел-шел по необжитой, неуютной местности и вдруг пришел домой, где тебя давно ждали, где тепло и любовь, поселившись в уголочке моего сердца, прочно закрепилось там и ни в какую не хотело уходить. Что-то внутри меня тянулось к этим ладоням и никакие доводы разума, что Наследные принцы даже в любовницы не берут женщин, беременных ребенком от другого мужчины, были не властны над этим притяжением.

Айш оставался по-прежнему внимателен и заботлив. После случившегося со мной перерождения даже еще более заботлив, чем был, но личное пространство не нарушал и к произошедшему тогда в ванной даже намеком не возвращался. И я изо всех сил пыталась делать вид, что тоже не придала тому эпизоду никакого значения.



Долю напряженности вносила еще одна проблема – посольство Эльзеаля и мое нейтральное положение.

Поскольку я официально не была прикреплена ни к одной из сторон переговоров, то автоматически ими обеими относилась к противной стороне. Со мной нельзя было обсуждать свои планы и намерения, но и получить через меня, какие-либо сведения о другой стороне тоже было невозможно.

При этом, будучи основным действующим лицом операции по спасению принца, я заслуживала доверительного отношения обеих стран. Со стороны Эльзеаля, как его подданная, принесшая своим участием огромные бонусы стране в переговорах. А со стороны Островов, как лицо проявившее участие к судьбе принца бескорыстно, а не по приказу.

И в довершение к этому, главой дипломатической делегации был граф Атталь, а в наших с ним отношениях сложно поставить, вообще, какой-то знак, и тем более знак плюс.

Я не стремилась как-то ему навязываться. Это Эбигайль любила графа Атталь (вероятно, но и меркантильную составляющую не стоит сбрасывать со счетов) и хоть как-то была с ним знакома, я же имела сомнительную честь общаться с графом всего один раз в своей жизни.

Пусть его внешность привлекала женские взгляды, но я не была юной наивной барышней, теряющей рассудок от первого встреченного ею красавца.

В мужчинах прежде всего я ценила ум и чувство юмора.

Рассмотреть и оценить сей орган у графа Атталь за одну короткую встречу я, конечно, не успела. А о юморе в тот момент говорить и вовсе не приходится, хотя степень его галантности, щедрости и порядочности по отношению к наивной баронессе прочувствовала в полной мере.

Без его щедрых отступных с тем малым, что ссудила мне семья, я не только не спасла бы принца, но и сама оказалась в не менее плачевном положении. Если сюда добавить сохранение в тайне от общественности имени Эбигайль, как любовницы его сиятельства, о чем вряд ли подумала неопытная баронесса, то я, Александра Теплова, была благодарна графу сверх меры.

Тесное общение сейчас с Его Сиятельством Дюраном Лёр Атталь могло вызвать совершенно не нужные мне подозрения. Наверняка ведь, поведение 17 летней баронессы будет заметно отличаться от поведения 36 летней землянки.

Так что меня вполне устраивали отношения на расстоянии. Однако, граф, похоже, не разделял моего взгляда на эту тему.

То ли моя миссия «спаси принца Островов» так повлияла на смену приоритетов Его сиятельства, то ли обнаружившаяся магия и смена расы, но граф жаждал более тесного общения. Намекал на совершенные им ошибки в недалеком прошлом и изъявлял желание их исправить, лишь выскажи я свое согласие.

Я свое согласие высказывать отказывалась.

Наследный принц постоянно крутился рядом, граф нервничал, принц бросал на меня укоризненные взгляды, граф смотрел на меня обвиняюще, дамы, только-только успокоившиеся, вновь начали военные действия.

Теперь они воевали, разбившись на два лагеря, лагерь поклонниц Айшералеша Дэш Шегар Нетрасшаша и лагерь поклонниц Дюрана Лёр Атталя.

При этом не желая, видеть избранницей их кумира меня, они фанатично работали над тем, чтобы поднять его общественный рейтинг за счет моей симпатии именно их кумиру.

Где логика? - Спросите вы…

Странный мир!

До прибытия на Острова оставалось четыре дня.


Поняв, что наскоком крепость «Эбигайль» ему не взять, граф Атталь приступил к продолжительной осаде. И я не могла сказать, что мне это не нравилось.

Определенно, ум у графа был, и он его задействовал в полную силу.

Я интересуюсь историей? У графа нашлась тысяча и одна легенда, подтвержденная документальными фактами. Это был выигрышный ход: красивая сказка о мужестве, силе, терпении, любви, верности и предательстве, рассказанная художественным языком и следом короткая отсылка к материалам, подтверждающим, что данное событие действительно имело место быть в таком-то году с такой-то известной всему миру личностью.

И не важно, что от сказки в этом событии по факту остался лишь захват чьей-то территории, героическая смерть ее защитников и свадебная церемония с дочерью погибшего в бою бывшего хозяина этих земель, ради укрепления своей власти на этой земле.

Послушать графа собирались все. И его поклонницы, и противницы. Мужчины тоже с интересом слушали некоторые истории. Спорили, опровергали или, наоборот, в подтверждение версии графа добавляли что-то вычитанное о данном событии.

Рассказчик не боялся выставлять на суд слушателей повествование, как о событиях древней истории, так и о не так давно случавшихся спорах и казусах, выбирая из них самые интригующие и неоднозначные.

Невозможно было остаться равнодушной к такой красивой подаче истории, смелой манере сочетать факты, полу-факты и вымысел. А если добавить сюда еще и огромный объем информации, прекрасное владение материалом, умение зажечь слушателей и особую харизму, то мой пробудившийся интерес к графу был вполне оправдан.

Кроме того, он был хорош той опасной красотой с долей дерзости, резкости и, я бы даже сказала, мягкой агрессивности в поведении, отличающей опытного знающего себе цену охотника и политика, которая не могла оставить равнодушной мою авантюрную половинку души.

Почувствовав в Дюране соперника, Айшералеш также увеличил свое присутствие в моей жизни.

Если граф Атталь в качестве средства завоевать мое сердце воспользовался моим интересом к Истории мира, то Айш решил покорить меня магией.

Маленькие секретики и большие секреты для посвящённых, упрощающие работу с магией.

Пользуясь тем, что, как учитель-практик, он может нарушать границы моего личного пространства, чтобы показать некоторые пассы, Айш превращал занятия в череду обнимашек, заканчивающихся баловством и смехом, имеющими мало чего общего с уроками практической магии.

Впрочем, я не возражала. Шутить, острить, балагурить и подтрунивать Айш умел виртуозно. Это был высший пилотаж. Соревноваться с ним в острословии было непередаваемым удовольствием. Тут мы нашли друг друга.

И неожиданно для нас обоих, “обнимашки” переросли в словесные пикировки, сопровождающие рукопашные тренировочные бои.

Все, что я умела и помнила из уроков самообороны я стала применять, пытаясь вывернуться из медвежьего, хоть и шуточного, захвата Айша. Он стал показывать мои ошибки, учить новым приемам и все это под шуточки и подначки.

Так и повелось. Начинается тренировка с занятия практической магией, заканчивается уроком рукопашного боя. Конечно, ничего особенного в моем положении не освоить, но и умение уворачиваться и блокировать выпады противника тоже полезная штука.

А еще я, как маньячка, каждую минуту, проведенную с Айшем, складывала во внезапно открытый где-то в районе сердца музей имени Наследного принца, чтобы потом, когда все это закончится (а закончится оно непременно), и я вернусь в свой домик в Фергане, перебирать эти моменты, как перебирает коллекционер самые дорогие экспонаты своей коллекции.

Кажется, я безнадежно влюбилась.


При этом я вполне четко осознавала, что внимание обоих мужчин выглядит одинаково подозрительно.

Граф, воспылавший внезапной жаждой связать свою жизнь и судьбу с той, кого месяц назад выставил за дверь не желая иметь с ней ничего общего. Отказавшийся заключать даже договор аманты, чтобы скрыть позорное положение обесчещенной им женщины. Теперь был готов идти со мной в храм в тот же момент, как только я дам на это свое согласие.

Выглядело это, как одна большая подстава, в сложной многоходовке, о целях которой я даже не подозревала.

Но интерес Айшералеша выглядел ничуть не лучше.

Любая благодарность имеет пределы. Иначе она превращается в своего рода кабалу. «Спасибо» в виде отремонтированного домика, подаренного набора драгоценностей, оплаченного роскошного гардероба, приставленного следить за течением беременности лекаря и приглашения пожить на иждивении короны неограниченное количество времени, мне казалось более чем достаточно.

Айш еще и занимался со мной, обучая владению магией.

Казалось бы, соотечественник проявляет ко мне вполне конкретный интерес, порадуйся, что вскоре можешь спихнуть на чужие плечи заботу о той, которую и оставить на произвол судьбы совесть не позволяет, и возиться с кем утомительно, займись насущными делами.

Над тобой отбор невест висит Дамокловым мечом, надо вникать в произошедшие за время твоего отсутствия перемены, распутать заговор, чьей жертвой ты чуть не стал, и нити которого тянутся на самую верхушку власти…

К чему тебе беременная неизвестно от кого баронесса? Так нет же! Айш всячески мешает Графу Атталю в реализации его матримониальных планов в отношении меня.

Но ему то я зачем?! Не графиня, не герцогиня за которой стоит род, жалкая баронесса, от баронства которой остался один только титул.

Я терялась в догадках. От самых сумасшедших – опозорить себя настолько, чтобы ни одна островитянка не согласилась бы стать его женой, и таким образом избавиться от нежелательной свадьбы, до страшных – и графу, и принцу нужно избавиться от свидетельницы бедственного положения принца на торгах в Эльзеале.

А может причина такого повышенного интереса кроется в моей магии?

Кстати о магии. Не все так просто было и с ней, и с самими светлыми демонами. Из прочитанного получалось, что это самая сильная магия. Даже простенькое заклинание магии светлого демона по силе может сравниться с сильным заклинанием, созданным с применением любой другой магии.

Собственно, именно поэтому светлые демоны и исчезли из этого мира. Что с ними случилось достоверно не известно. Есть лишь несколько равнозначных версий.

По одной, они ушли в другой мир, когда магические источники стали терять былую силу и раса белых демонов начала вымирать.

По другой, демоны никуда не уходили, просто из-за ослабевших потоков магии не смогли сохранить свою магию и переродились в обычных людей. Собственно, они и с магией от обычных людей не сильно отличались. Их выдавали лишь платиновый цвет волос и некоторые физиологические особенности.

По третьей, они все погибли, не сумев сохранить магию.

Согласитесь, есть, о чем задуматься единственному магу, владеющему магией светлых демонов, в мире где магические источники слабеют год от года.

И вот еще вопрос, это моя магия или это магия Эбигайль проснулась. Сделала себе пометку, узнать подробнее о том, когда просыпается магия и как можно понять, есть магия у человека и она спит, или ее вовсе нет.


Решила выпытать все у Айша, от него скрываться уже поздно, он о моей магии знает даже больше меня самой. А уже потом, если останутся какие-то очень важные вопросы без ответов, буду решать, обращаться за консультацией к Дюрану или нет.

К «пыткам» я приступила в этот же день, во время наших занятий.

Ну и узнала очень много интересного.

Во-первых, о том, что я владею магией белых демонов, никто, кроме Айша, не знает. До моего перерождения никто вообще не догадывался о существовании у меня магии, но сейчас это уже не скрыть, потому что демонов, даже, а может, тем более, с ушами эльфов, без магии не бывает.

И тут возникает во-вторых, у рода Дэш Шегар магия схожа с магией белых демонов, именно поэтому Айш знает о ней так много. В давние времена правящая ветка рода Дэш Шегар по силе магии ничем не уступала белым демонам, сейчас, конечно, магия рода уже не та.

В далекие времена у всех нагов была магия родственная с магией белых демонов, сейчас редко рождаются наги с такой магией, больше с магией земли. А род Дэш Шегар тогда кроме сильной магии нагов владел особым даром, за этот дар их называли Видящими. Сейчас Видящий только Айш. Единственный Видящий в трех поколениях и последний владеющий этим даром. Видящий – это тот, кто видит силу и род магии всех существ.

В-третьих, то, что магия у меня проснулась поздно, это вполне можно объяснить, но вот то, что меня считали безмагичной – странно. Наличие магии определяется в любое время после рождения ребенка. Без проверки голословно утверждать, что магии у аристократки, пусть и не особо знатной, нет, не будет никто в здравом уме.

Были случаи, что магический дар, так и не раскрывался до самой смерти его носителя, но, чтобы магия проснулась у того, в ком магии изначально не обнаружили, о таком Айш не слышал еще ни разу.

Со мной вообще одни загадки. О том, что человек-маг может обладать магией демонов тоже никто не слышал, а уж о перерождении человека в демона, когда магия входит в силу, такого и подавно никогда не было. А уж сочетание в одном лице черт эльфов, демонов и человека – вообще нонсенс! Или он, Айш, знает плохо историю, а история – это его самое большое и пламенное увлечение. Хотя временами, когда в мире жили белые демоны, он еще скрупулезно не интересовался. Но он обязательно выяснит этот вопрос досконально.

И в-четвертых, самое приятное, сейчас дар видеть магию сохранился только у правящих родов, а способность видеть характер магии, была и осталась только у рода Дэш Шегар.

Для выяснения наличия магии у любого существа, хоть даже у жучка, в храмах еще с древних времен остались специальные камни, которые, при прикосновении к ним обладающего магией, начинают светиться. Если же камень остается прежним, то у прикасающегося к нему магии нет даже в мизерном количестве.

Храмы есть почти в каждом большом городе и провериться не сложно. Если, заключая брак, один из супругов скрыл факт отсутствия или ослабления родовой магии, то это карается смертью. Сейчас за сохранение магии борьба идет во всех трех государствах и у всех рас.

Магия, действительно, исчезает, ослабевает, или меняется на другую более слабую.

Например, официально считается, что на сегодняшний момент, в Эльзеале все знатные рода магов, выше графского включительно, обладают родовой магией. Но на самом деле у пяти родов магия ушла в побочную ветвь. Не признанные отцами дети амант стали обладателями родовой магии по отцовской линии. Прежде такого никогда не случалось.

Собственно, именно из-за этого и начались переговоры между Эльзеалем и Островами. Короля Эльзеаля напугало исчезновение за короткий промежуток времени магии у такого количества аристократов. В пору было говорить о начавшемся стремительном вырождении магии.

- Отец неофициально отправил меня помочь по-соседски вашему правителю, я помог. Теперь король думает, каким образом передать в ту ветвь, куда ушла родовая магия, титул отца, не обнародовав при этом отсутствия дара у основной ветви. – рассказывал Айш.

Кстати, магия, перешедшая другой ветви, усилилась (что само по себе неожиданно и является большим плюсом) за счет вливания новой крови и слегка изменила свои начальные свойства. Все же когда-то именно маги и стали правящей элитой стран наравне с эльфами и демонами. А так как в аманты берут в основном дам из обедневших, но знатных родов, то хоть слабая и в спящем состоянии магия у девушек присутствует. И тут две родовые магии вдруг раз и слились в ребенке в одну. Этим, скорее всего, и объясняется ее усиление.

- Вот все это я и поведал вашему правителю. – перешел он к заключительной части, теперь уже своих приключений. - А на обратном пути, уже покинув пределы Эльзеаля, я попал в шторм, был оглушен, и оказался в плену у пиратов. Теперь-то ясно, что шторм был магический и специально подстроен, оглушили меня свои же товарищи, и пиратам отдали они же.



Когда о пробуждении магии Айш рассказал мне все так подробно, я склонялась к мысли, что магия у Эбигайль – это моя магия, Александры Тепловой. У нас на Земле, каких только сказок про демонов, фей, ведьм и прочих магических существ не гуляет. Если предположить, что когда-то давным-давно Земля была тоже магическим миром, а потом, как и на Хогре магия стала вырождаться, то, возможно, в каждом жителе Земли «спит» какая-то магия. И когда я оказалась в мире с магией, моя спящая магия проснулась.

Хотя осознавать, что в твоей душе есть частичка демонов, пусть сколько угодно разбавленная и «белая», это, я вам скажу, настолько странно, что аж до шока. Но после выросших рожек, ушей и хвоста, я стала более устойчива ко всему шокирующему.

У господина Соррейна была своя версия. Ознакомившись однажды с трудами великого архимага прошлого, работавшего над теорией возможности зарождения нового вида магии в детях, родители которых принадлежат к разным расам, он загорелся изучением этого вопроса подробно.

Пока ему не встретилось ни одного факта, подтверждающего эту теорию. Сам архимаг в своих трудах, утверждал, что зарождение новых видов магии блокирует мир, оставляя ребенку только магию отца, и работал над вопросом, как обойти эту блокировку.

Есть даже косвенные свидетельства, что он нашел этот способ, только случившаяся последняя Магическая битва уничтожила результаты его последних трудов в этом направлении.

Возможно, из-за моей иномирности и появления в этом мире в возрасте далеком от детства, мир «прошляпил» мою магию, и она разблокировала заблокированное миром при рождении у Эби, а оказавшись разблокированной эта гремучая смесь в теле Эби, объединившись с моей магией, начала перерождаться в не пойми чего эльфо-демонское.

А уж у Эби в роду кого только не понамешано. В одной маме объединилась кровь высших демонов и первородных эльфов, а там ведь и барон (отец) тоже имел, наверняка, не простую родословную. Простому барону дочь демоницы в жены не отдадут, пусть она будет хоть трижды незаконнорожденной.

Это ж сколько разных магий оказалось перемешано!



13. Острова.


В день прибытия на Острова у меня с графом состоялся занимательный разговор.

- Удивительно, Эби, на сколько я ошибался в отношении Вас. С каждым днем я все больше убеждаюсь, что слишком плохо Вас знал, не разглядел. Сможете ли Вы когда-нибудь простить ту обиду, что я нанес Вам? – с неподдельной грустью спросил Дюран, целуя мне руку.

Я смотрела на графа, на его утонченные черты лица, на красивые ухоженные руки, сейчас державшие мою ладонь, и понимала, что никогда не смогу принять его предложения. Мне нравился Дюран Лёр Атталь, его живой и критический ум, острый язык, он был хорош собой, но я совершенно не могла представить его в роли своего мужа.

Почему так происходит не понятно, это необъяснимая химия, но за одним ты готов идти хоть на край света, а с другим и царские хоромы не нужны.

- Поверьте, Дюран, я совершенно не обижаюсь и не держу никакого зла на Вас. Наоборот, мне следовало бы сказать судьбе: «Спасибо!» за такое стечение обстоятельств. Ведь именно благодаря этому, я оказаться в самой гуще событий, и со мной произошли все те приключения, что привели меня в итоге на этот корабль. Возможно я тоже плохо знала себя, и желала не того, чего следовало бы желать. Сейчас все случившееся между нами в прошлом кажется мне чем-то словно и не со мной произошедшим. Я с радостью приму Вас в круг своих друзей. Простите. – я попыталась убрать свою руку из его, но граф не дал мне это сделать.

- Друзей, и только? – уточнил он, всматриваясь в мое лицо.

- Ни Вам, ни мне другие отношения не нужны. Остальное все блажь и влияние ограниченного палубой корабля пространства.

- Возможно, Вы правы. Если я, действительно, могу называть себя Вашим другом, то Вы ведь не станете прогонять друга, когда он придет к Вам в гости? И не откажете, когда он пригласит Вас на прогулку? – поинтересовался он.

Ох, граф, граф, хитрите Вы! Но после пешей прогулки с принцем по Заколдованному лесу и беременности, которая вот-вот станет заметной, мне уже вряд ли есть, что терять, а общество Дюрана никак не назовешь неприятным.

- Конечно, я буду рада видеть Вас у себя в гостях и с удовольствием приму приглашение на прогулку. – согласилась я.


Сейчас я была убеждена, что время расставит все по своим местам. Пусть пройдет не один месяц или даже год, прежде чем Дюран Лёр Атталь поймет, что ему не нужна Эбигайль Дье Катель в роли жены, но это обязательно произойдет. Иначе судьба не позволила бы нам так легко расстаться в мое первое появление в этом мире, и мое сердце не оставалось бы спокойным после таких признаний.


Кстати о настоящей Эбигайль Дье Катель и моем появлении в ее теле.

Как-то случайно, вскользь, когда я еще имела тело человеческой девушки, господин Сорейн при осмотре обмолвился, что из-за моей худобы и строения скелета грудной клетки, он очень опасался, что у меня окажется больное сердце, но все перепроверив несколько раз отверг эту мысль.

Возможно именно больное сердце и стало причиной внезапной смерти Эбигайль Дье Катель.


Так что Эбигайль - баронессы, которая была близка с графом и обрадовалась бы, сделай свое предложение он именно ей, уже нет в этом мире. А Эбигайль - земная женщина, которая неизвестно каким ветром оказалась в мире Хогр, была готова принять только дружбу графа.

Но от такого друга, как граф Атталь я, действительно, не отказалась бы.



Наконец мы причалили к берегам Островов.

Встречали нас огромной процессией во главе с Правителем Островов со стороны нагов Расэйролешем Дэш Шегар Нетрасшаш и Правителем Островов со стороны Крылатого народа Одханом О'Дойл.

Представительство Эльзеаля и Даршгара пригласили разместиться в ближайшем особняке, подготовленном специально для них, пока они не определятся с выбором здания под посольство.

Одхан О'Дойл, выполнив все положенные при встрече официальной дипломатической делегации расшаркивания, заявил, что все вопросы послы могут решать через Правителя со стороны нагов и быстро ретировался в даль.

Ашт Тейрошатх, незаметно пока рассаживались по экипажам представители эльзеальской и даршгарской делегации успел, видимо, дать правителю отчет и сдать «объект» под охрану смене, потому что, к моменту отбытия посольства, ни его самого, ни его людей на пристани уже не было.

От всей встречающей процессии остались пара экипажей да десяток воинов охраны, и мы с Айшем.

Я быть может тоже куда-нибудь уже успела уйти или уехать, но Айш крепко держал меня под руку.

- Отес-с, пос-снакомьс-ся, это баронес-с-са Эбигайль Дье Катель. Это она выкупила меня, вылеш-шила и помогла добратьс-ся до Ферганы. Это ее магия заш-шитила меня от убийс-с. – официально и очень пафосно представил меня Айшералеш отцу. – Я приглас-сил ее погос-стить на Ос-стровах, и буду рад, ес-сли она пош-шелает у нас-с ос-статьс-ся навс-сегда.

Я сделала глубокий реверанс (подсмотрела, что дамы от делегации именно так раскланивались с Расдейролешем и Одханом).

- Я Вам безмерно благодарен за своего сына и буду рад, если Вы согласитесь погостить у нас. На территории Дворс-сового комплекса есть очаровательные гостевые особняки. Завтра для Вас подготовят тот, который Вы выберете себе для прош-шивания, а на сегодня уш-ше подготовлены комнаты во двос-сце. – говоря это, Его Величество ловко подхватил меня под локоток и повел к экипажу с королевскими гербами.

Говорил Его Величество почти без акцента. Интересно, где у него была такая богатая практика?



По прибытии во дворец началась обычная суета. Пообещав навестить меня перед ужином, Айш перепоручил заботы обо мне служанке и ушел отчитываться отцу о своих приключениях более подробно.

Комнаты, в которых меня разместили, были светлыми, роскошно обставленными и удобными.

Как же оказалось приятно не чувствовать качку, лежа на прохладных свежих простынях, после роскошного купания.

Помощь приставленной ко мне распоряжением Айша служанки, Мехилассы, пришлась весьма кстати. Справиться с таким количеством баночек, щеточек и кнопочек, как выяснилось, не просто. Волосы были промыты и напитаны бальзамом до сияющего блеска, тело скрипело и благоухало отмытое в трех водах с разными отварами. Руки стали похожи на руки леди, гладенькие с ухоженными ноготками. Я каждой клеточкой и волосиком на голове чувствовала, что вернулась “в цивилизацию”.

Привыкшая ухаживать за собой сама, я млела под умелыми руками, разминающими мое размякшее тельце, и сама не заметила, как задремала.


Острова казались одной большой сказкой.

По утрам мы завтракали с Айшем на веранде моего домика. Я выбрала самый удаленный от основного здания комплекса. Рядом располагалась едва заметная калитка запасного выхода. Это был уголок первозданной природы, дорожки утопали в зелени кустарников, за которыми высились роскошные кроны деревьев. В таком месте оказалось очень приятно гулять, а через калитку было удобно делать короткие вылазки в город.

После совместного завтрака, во время которого по привычке делились впечатлениями от прошлого дня, идеями и планами на грядущее, мы разбегались каждый по своим делам.

Теперь все время у Айша было расписано до самого отхода ко сну. Государственные дела, отбор невест, поиски заговорщиков, которых оказалось гораздо больше, чем представлялось вначале.

Но во всей этой череде проблем он успевал каждый день понемногу привязывать меня к Островам, организуя мой день и занимая меня различными делами.

Так с его подачи, я занималась теперь каждый день с преподавателями, которые взялись восполнить мои пробелы в знаниях и подготовить меня к поступлению в столичную Академию.

Знакомилась с местными традициями и изучала язык нагов.

Прогуливаясь по столице, наблюдала обычную жизнь ее жителей. Так же, как и в любом другом городе, яркие вывески зазывали покупателей в местные кафе, ресторации и торговые лавки.

Решив, что следует попытаться устроить свою жизнь на Островах, я, закупив необходимые мне материалы, вечерами шила первые мягкие игрушки, сделала пару красочных картин цветов, произрастающих только на островах, из лент, и вышивала толстыми нитками яркие объемные корпуса для шкатулок, обтягивая ими простые деревянные коробочки, которые купила на базаре.


С каждым днем стенания Айша о том, какой он бедный и несчастный и, как ему тяжко живется из-за устроенного для него отцом отбора невест, становились все громче, пока, наконец, в одно перевернувшее все с ног на голову утро, за завтраком, он не заявил:

- Только ты мош-шеш-шь мне помочь! Давай ты с-сейш-шас-с с-соглас-сиш-шьс-ся с-стать моей ш-шеной, и мы отменим этот отбор, потому ш-што я уш-ше с-сделал с-свой выбор!

- Не смешно. – приняла это за шутку я.

- Так я и не ш-шучу! Хорош-шо, не хош-шеш-шь с-срас-су с-становитьс-ся ш-шеной, побудь невес-стой!

- Какой женой? Какой невестой? Ты соображаешь, о чем говоришь?! – почувствовав, что Айш действительно не шутит, возмутилась я.

- Любимой ш-шеной и с-самой луш-ш-шей, прос-сто идеальной, невес-стой! – смотря на меня глазами преданного пса ответил этот вымогатель.

- Неужели все настолько плохо?

- Хуш-ше, каш-шетс-ся, быть не мош-шет. – вздохнув, печально проговорил Айш. – Они навяс-счивы, манерны, вс-се, как одна, говорят только о с-своей пламенной любви ко мне и, непременно, с-с придыханием в голос-се. Когда я пытаюс-сь выяс-снить их мнение о ш-шем-то, кроме балов, бульварных романов, нарядов и украш-шений, они глупо хлопают глас-сами и наш-шинают хихикать, с-словно ус-слыш-шали от меня ш-што-то ош-шень с-смеш-шное. Это уш-шас-сно!

- Но чем тебе поможет то, что я стану одной из невест?

- Как ш-шем-?! Пос-сле первого ш-ше конкурс-са, я объявлю, ш-што выбрал с-себе невес-сту - тебя и рас-сгоню вес-сь этот гарем.

- А дальше-то что?

- А дальш-ше я буду ош-шаровывать тебя, пока ты не поймеш-шь, ш-што я – твоя с-судьба, и не с-соглас-сиш-шься с-стать моей ш-шеной.

- Ага, а моего родившегося ребенка ты объявишь наследником престола. Просто феерично! Твой отец будет счастлив!

- Ну, во-первых, нас-следником прес-стола с-становитс-ся тот, кого прис-снает таковым родовой артефакт. А во-вторых, пош-шему бы и нет, ес-сли в ребенке в полной мере проявитс-ся родовая магия Дэш Шегар Нетрасшаш.

И вот тут я, признаться, подвисла, как старый допотопный комп. Это со мной что-то не так, или это Айш ударился головой во время покушения сильнее, чем казалось?

Я смотрела на Айша и видела, что он не шутит. Но как, скажите мне, в абсолютно чужом ребенке может, даже в крайне ужатом виде, проявиться родовая магия Дэш Шегар, не говоря уже о «в полной мере» ?! – этот вопрос я и озвучила страдающему, похоже, на всю голову Наследному принцу.

- Видиш-шь ли, с-сш-шас-стье мое, перерош-шдение с-сатронуло не только тебя. – почесав переносицу, смущенно начал Айш. – И потом так полуш-шилос-сь, ш-што твоих с-сил окас-салос-сь не дос-статош-шно, ш-штобы переработать магию ис-стош-шника в нуш-шном для с-саверш-шения ис-сменений у вас-с двоих колиш-шес-стве. Отменить перерош-шдение невос-смош-шно... В обш-шем, ты тогда могла погибнуть. Органис-см, с-стремясь с-сохранить новую ш-шис-снь, отдавал пош-шти вс-сю магию ребенку, а на с-себя переработать ее он уш-ше не ус-спевал.

По мере того, как он говорил, я вспоминала тот страшный момент и ту жуткую боль, когда крутилась на постели, не в силах даже позвать на помощь, и ужас того бессилия и беспомощности вновь накатывал на меня.

Айшер подхватил меня на руки со стула, на котором я застыла памятником самой себе, и вместе со мной ушел с веранды, где мы, как обычно, завтракали. Придя в облюбованный мной уголок гостиной у окна в сад, где я поставила самое удобное кресло из найденных в домике и рукодельничала по вечерам, он устроился в нем, усадив меня себе на колени и баюкая, как маленькую, и продолжил.

- Помниш-шь, ты ош-шнулас-сь в ванной у меня на руках? Это я подклюш-шил с-свой рес-серв к твоему. Я ведь говорил, ш-што магия нагов и магия белых демонов с-схош-ши? Вот, а наш-ши вообш-ше окас-салис-сь ош-шень блис-ски. Внаш-шале я пыталс-ся, как обыш-шно мы это делаем, передать с-свою магию тебе черес-с с-соприкос-сновение рук, но ты была уш-ше с-слиш-шком ис-стош-шена и принять ее не с-смогла. Тогда я объединил наш-ши тела и наш-ши рес-сервы в единое с-селое с-с помош-шью воды. Пош-шувс-ствовав приток магии, перерош-шдение продолш-шилос-сь у тебя уш-ше в нормальном реш-шиме, только ша-с-стиш-шно затронуло еш-ше и меня.

- Я все равно не понимаю, как это сделало из моего ребенка, наследника магии рода Дэш Шегар Нетрасшаш?

- Я тош-ше этого не понимаю, но факт ос-стаетс-ся фактом. Ты переродилас-сь в, ус-словно с-скаш-шем, демонис-су, уш-ши не в с-сшет, а малыш-ш с-стал нагом. Приш-шем магия отс-сом ребенка пос-сш-шитала меня. С-сейш-шас-с его аура уш-ше ш-шетко видна и она ош-шень похош-ша по с-светам на наш-шу и он, тош-шно, наг. – Айш зарылся носом мне в волосы за ухом, словно прячась там от меня, и его голос звучал оттуда тихо и глухо.

Я подняла ладонями его лицо, чтобы он видел, как я ему благодарна и не выдумывал для себя никаких лишних сложностей.

- Если ты из-за этого придумал сделать меня своей невестой, то это глупо. – сказала, держа в ладонях его лицо.

Я смотрела в самые родные зеленые глаза и чувствовала, что тону, бесконечно тону в любви и благодарности судьбе за то, что оказалась в этом чудном мире, что пошла на эти дурацкие торги, за то, что не прошла мимо и встретила там этого невероятного, самого лучшего на свете нага.

- Я очень-очень тебе благодарна за то, что ты спас меня и малыша.

И я осторожно поцеловала Айша в уголок губ. Уже понимая, что не смогу больше пользоваться его гостеприимством. Сейчас он уйдет по своим делам, и я начну собираться. Пора знать меру…

И вдруг была подхвачена жаркой волной его безудержного желания. Айш, как сумасшедший целовал меня. То припадая к губам словно жаждущий путник, то жаля поцелуем с каким-то болезненным отчаянием, словно целует в последний раз. Он сминал мои губы яростно, не в силах справиться со своей страстью, и тут же начинал целовать мягко и нежно, стараясь вложить в поцелуй всю свою любовь…

Меня больше не существовало, я растворялась в его ласках, забыв кто я, где я. И отвечала ему с той же страстью, с тем же отчаянием и желанием.

Мы словно сошли с ума, сорвав все стоп краны, оказавшись в эпицентре урагана чувств…

Мне было мало губ, я хотела зацеловать его всего. Беспорядочно тыкаясь губами везде, до чего могла дотянуться – щека, скула, шея, ухо, губы, ямка на шее… Разобравшись, наконец, со шнуровкой, через голову стянула с него рубашку и уже ни на что не обращая внимания прокладывала дорожку из поцелуев вниз…

Я чувствовала его руки на своих обнаженных плечах, отвоевав у меня право на лидерство, теперь он блуждал губами по моей груди, выцеловывал каждый сантиметр моего тела…


Когда через неопределенное время, может прошло несколько минут, а может и несколько часов, и мы, наконец, смогли оторваться друг от друга, то обнаружили себя лежащими на кровати в моей спальне, дорожка из одежды вела от двери к начальной точке нашего помешательства.

- Я тебя никуда теперь не отпуш-шу, ты моя, только моя! – шептал Айш, крепко обнимая меня и целуя в ушко и шею за ухом.

Это было чистейшее коварство с его стороны, потому что эльфийские… эльфячьи…, потому что уши у эльфов, действительно, оказались невероятно эрогенной зоной.

Я могла лишь довольно жмуриться, постанывать и сыто улыбаться, выгибаясь следом за его ладонью, путешествующей по моей спине, и подставляться под новые поцелуи.

- Завтра идем в храм?! – полу-спросил, полу-приказал он.

Я отчаянно замотала головой, отказываясь.

- Что? Почему?!

- Страшно. Твой отец, наверняка, будет против.

- Пус-сть тогда отес-с и выбирает с-себе невес-сту из тех разряш-шенных кукол! – сдвинув брови возмутился Айшер.

- Ты наследник, ты не имеешь права на ошибку. – вздохнула я.

Момент страсти прошел, и жизнь, со всеми ее условностями, обязанностями и табу вновь вступала в свои права.

- Я не имею права потерять ту, кто зас-ставляет мое с-сердс-се битьс-ся чаш-ше, ту, один взгляд на которую наполняет мой рес-серв до откас-са. Только в любви рош-шдаютс-ся дети с-с даром Видяш-шего, так напис-сано в родовой книге и, теперь я тош-шно с-снаю, ш-што так оно и ес-сть. Ты с-снаеш-шь, ш-што мой рес-серв, моя с-сила вырос-сли вдвое с-с момента наш-шего морс-ского путеш-шес-ствия! Вс-сего за ш-шетыре с-с половиной недели! И я уверен, ш-што это с-связано с-с тобой. Не волнуйс-ся, я с-смогу убедить отс-са.

Как же я этого хотела! Если у меня будет хотя бы мизерный шанс остаться с Айшералешем, я выжму из него все, чтобы мое, нет, наше желание исполнилось…



Отступление 4.


- А это действительно так? У нашей девочки может родится наг? Он не врет? – обводя ошарашенным взглядом поочередно Шега, Беса, Йора и Тера спросил Хао.

Они с Гаром сегодня второй раз после того своего дерзкого вмешательства в этот мир выбрались к своим друзьям.


Первую неделю Хао вообще лежал пластом, и заглядывающих к ним поочередно в гости ребят из Хогра принимал Гар. Ему тоже пришлось не сладко, но он все же получил в ответку меньше и выглядел, да и чувствовал себя лучше Хао.

Перед ребятами он делал вид очень занятого создателя, решающего внезапно возникшие мелкие, но насущные проблемы своего мира, и убеждал всех, что Хао сейчас тоже занят и просто никак не может с ними пообщаться исключительно из-за своей занятости. Обещал, что еще немного и они закончат решать проблемы своего мира и заглянут в мир Хогра «на огонек».

Надо отдать должное, ребята приходили не с пустыми руками и ненадолго, так что особо Гара не утомляли. Наоборот, приготовленные по специальному рецепту Террея бодрящие напитки и вкуснейшие деликатесы, что ребята притаскивали каждый раз с собой, очень хорошо восполняли утеряные ими силы и избавляли Гара от готовки на себя и Хао.

А когда через неделю они гостей встретили уже вдвоем, те на радостях, натащили столько всякой полезной вкуснятины, что пришлось срочно наводить порядок на складе, чтобы убрать туда уже никакими силами не влезающие в рот деликатесы.

Выдержав для надежности еще три недели, чтобы быть уверенными, что переход в мир Хогра никак не скажется на их самочувствии, Гар и Хао, наконец-то, взглянули на все произошедшие со времени их последнего визита перемены своими глазами.

А перемен было столько, что глаза разбегались.

Над пушистыми ушками Эби и хвостиком, как у тушканчика, Хао ржал долго.

Потом перебивая друг друга Шег, Бес и Йор рассказали, как Айшералеш смог в последний момент избавиться от действия блоковки и хорошенько приложил горе киллеров их же оружием, раскидав заклинанием придавившие его камни.

- Мало того, что он по шейку их засунул в каменный мешок, он еще своей магией Видящего, по праву властителя над магией нагов, заблокировал им доступ к своей магии. – рассказывал Шег.

- Забрал артефакт связи у Хатшаиша, вызвал ашта Тейрошатха на помощь, потребовал прислать срочно лекаря и побежал проверять, как там ваша, тоесть уже наша, подопечная. – продолжил Бес.

- Эх, хорошая штука – магия! – печально вздохнул Хао.

- Столько всего интересного можно было бы придумать – мечтательно произнес Гар.


О новом переселении никто пока больше не заговаривал.

Гар и Хао пока недостаточно окрепли, чтобы думать об этом всерьез. Конечно, если бы ситуация была совсем критичной, они первыми заговорили о подселении, но раз время терпит, то они предпочли бы не торопиться.

А Тер и компания не заговаривали потому, что с источниками на Хогре начали происходить пока еще не расшифрованные ими перемены. Ясно было только одно, мир замедлил свою стабилизацию, а значит повторное подселение можно не форсировать.


- Ничего не понимаю! – недоуменно пробормотал Шег. – Как такое возможно?!

Наги были его подопечными и ему определить действительно ли ребенок Эби наг и у него магия рода Дэш Шегар было проще простого. Достаточно одного внимательного взгляда.

Что возможно-то?! Что? – озвучил за всех вопрос Бес.

- У Эби, действительно, ребенок имеет уже сейчас сильную магию рода Дэш Шегар, и он родится нагом. – ответил Шег, обводя потрясенным взглядом своих друзей. И робкая шальная улыбка тронула его губы. – И может даже будет Видящим.

- И чего дальше?! – пока еще не до конца понимая, чему так радуется Шег, решил уточнить Гар.

- Не знаю, но Айш уже точно не последний носитель родовой магии. – продолжая все так же шало улыбаться пояснил Шег.

- Ура!

- Это первая победа!

- Теперь нам будет легче!

Кинулись обниматься с Шегом, Хао и Гаром остальные.

Когда первые эмоции схлынули, Тер озвучил основные выводы.

- Хао, Гар, вы стали нашими спасителями. Пока еще не ясно, чем все закончится у Айшералеша и Эбигайль, но, кажется, конец мира откладывается.

- А, по-моему, с Айшералешем и Эбигайль уже яснее не куда. – наблюдая за бурным завершением объяснения влюбленных, усмехнулся Хао.

Тут и остальные решили взглянуть, чем же закончилось внезапное предложение Айшем Эби своей руки и сердца…

Нет, вуайеристами они не были и, поняв к чему ведут страстные поцелуи их подопечных, отправились праздновать неожиданное появление нового представителя рода Дэш Шегар Нетрасшаш пусть и только в перспективе…

- Если маленькому Шегарчику понадобится невеста, вы только намекните, подберем в лучшем виде. – попивая вино тысячелетней выдержки и щурясь от удовольствия, рассмеялся Хао. – Мне понравилось быть свахой. Увлекательно, волнительно и познавательно…



14. Отбор невест.


Убедить отца не получилось, но на компромисс он пошел. Признал, что невестой Наследного принца может быть не только нагиня. Однако, за этот компромисс он и потребовал не мало.

- Если баронесса Катель действительно готова разделить с тобой тяготы всей жизни, и будет признана достойной статуса будущей королевы Островов, то я не вижу оснований противиться вашему браку. Но для этого она должна будет принять участие в отборе наравне с остальными и доказать, что действительно является лучшей невестой для моего сына. - вот условия, выполнение которых потребовал Расэйролеш Дэш Шегар Нетрасшаш.

Было ясно, Правитель нагов согласился на мое участие в отборе, рассчитывая, что до финала я не дойду, сойду с дистанции раньше. При этом все интересы и тонкости политики будут соблюдены.

Но мы еще посмотрим, кто дойдет до финала, а кто нет. Уж за справедливостью судейских решений Айш сможет проследить. А я выложусь на отборе до кончика своего беспокойного хвоста.

С высочайшего дозволения Его Величества и его отдельным приказом я была допущена к участию в отборе, и прошла предварительный отборочный конкурс.

Отец позволил Айшу отсеивать девятнадцать кандидаток в невесты из двадцати, а не шесть из семи, как раньше.

Предварительный этап пошел быстрее. И за последующие три дня список невест, допущенных к участию во втором, основном этапе отбора был окончательно определен.

Теперь во дворце проживало двадцать восемь невест, не считая меня. Второй этап был назначен через пять дней.


Интуиция вопила, что ничем хорошим мое участие в этом отборе не закончится, но это был единственный способ стать женой Наследного принца Островов на законных основаниях.

Король был прав в одном, баронессе в роду которой кого только не было, как показало перерождение, не место рядом с его сыном. Никто на Островах не признает этот брак.

Только победив соперниц в честном состязании, я смогу убедить всех, что по праву лучшей из лучших стала женой единственного наследника и последнего Видящего из рода Дэш Шегар Нетрасшаш.


Задание второго конкурса подбирали исходя из того, что Королева – тыл правителя. Подданные должны ее любить и уважать. Уважают и любят умных, справедливых, тех с кем есть общие интересы и темы для обсуждения. Кто может увлечь своими идеями других.

Невесты должны были соревноваться в умении заинтересовать вынесенной ими на обсуждение темой большую аудиторию слушателей и поддерживать этот интерес не менее полу часа, доказать, что обсуждение этого вопроса действительно важно для Островов.

На проведение конкурса отводилось четыре дня, по итогу больше половины невест должны были покинуть отбор.

Я решила воспользоваться методом графа Атталя. Легенды и спорные моменты истории всегда вызывают огромный неподдельный интерес. И свое прошлое всегда важно и полезно знать.

Копаясь в архивах библиотеки, с разрешения Айша, еще в первые дни после приезда, я обнаружила старую карту мира. И там Острова были изображены полуостровом. С землями Эльзеаля и Даршгара их соединяла тянущаяся по океану от Островов к Континенту мель. Мне даже показалось, что Острова на этой старой карте находились на меньшем расстоянии от основного материка.

Вот об этом периоде истории, географии и магии я и решила рассказать. Уточнив, на всякий случай, что эти сведения не являются секретными, я взялась за изучение этого времени с огромным энтузиазмом. Мне и самой было интересно, что же вызвало такие сдвиги.

Чем глубже в историю я зарывалась, тем все более шокирующие сведения откапывала. Я была уже в сомнении, стоит ли это все озвучивать на конкурсе. Но времени на подготовку другой темы уже не было. До конкурса оставался всего один день.

Очередность выступления не раскрывалась. Всех невест попросили находиться в получасовой готовности к выступлению и раздали предупреждающие маячки. Пока одна выступала, другой приходил сигнал о том, что ее выступление следующее и пора начинать готовиться.

Говоря, что все невесты манерны, глупы и ничем кроме украшений и балов не интересуются Айш очень сильно покривил душой. Конечно были и такие пустышки, но было не мало и умных, рассудительных, здравомыслящих нагинь, а говорить о том, что все они были красавицами – это лишнее.

Моя очередь подошла на третий день конкурса. К этому времени я успела найти в общей городской библиотеке, куда напросилась вечером по окончании первого дня состязания, пару интересных брошюр, которые помогли составить полную картину случившегося в прошлом и происходящего сегодня.

Подготовленное мной выступление грозило вызвать такой резонанс, что объявление меня шарлатанкой и персоной нон грата после озвученных сведений было бы вполне логично. Да, умеешь ты, Санька, находить «тернии», стремясь к «звездам». Но отступать было поздно.

С перерисованными крупным планом картами, чтобы их было видно с последних рядов, я поднялась на сцену.

Говорила я на языке нагов, который по настоянию Айшералеша стала изучать сразу же, как только обустроилась в домике. Конечно, до идеальной четкости произношения мне еще очень далеко, но речь, что я подготовила, основывалась большей частью на цитатах из источников и по грамотности была вполне годная.

Ну что сказать? Внимание я не то, что привлекла, я его приковала.

Пока я рассказывала, что Острова – это не родина нагов, что до Великой магической битвы, которая растянулась на десятилетия и участниками которой было столько магически одаренных, что не все их имена сохранились в истории, наги являлись жителями территории, которую в настоящий момент занимают демоны. Отсюда и название страны - Даршгар и столицы - Гаредеир больше соответствующее языку нагов, изобилующему шипящими и грассирующими звуками, чем языку демонов. Слушатели согласно кивали - эти сведения были общеизвестны.

Но когда я начала рассказывать о мели, в прежние времена соединявшей острова с Континентом, о единственном, что на сегодня осталось от этой мели - пещерах, скрытых в Вечном тумане. Когда рассказала, что этот туман появился во времена последней битвы и, по оставшимся с тех времен источникам информации и проведенным исследованиям энтузиастов, имеет, скорее всего, магическую природу.

Когда, ссылаясь на документы, заявила, что между Островами и Континентом до Великой магической битвы существовали торговые отношения и торговый путь проходил по этой самой мели, а значит на Островах жил еще кто-то кроме Крылатого народа и по непроверенным источникам – это были люди.

Когда назвала расстояние, которое в прежние времена было между Островами и Континентом, а после Великой магической битвы, как можно увидеть по карте, и я указала на перерисованные старую и новую карты мира, это расстояние увеличилось почти в два с половиной раза (тут я развернула и представила на суд публики свои расчеты). В зале стояла мертвая тишина.

Да, по официальной версии считалось, Острова всегда располагались обособленно от основного континента и там жил только Крылатый народец. После смещения магических потоков, просчитав все последствия и риски на Большом Совете Старейшин было принято решение начать освоение Островов, где магические источники не так сильно пострадали и были сильнее, чем источники в Даршгаре. Постепенно все наги покинули Даршгар.

Но самую шокирующую информацию я приберегла на финал своего выступления, и заключалась она в том, что в тех двух брошюрах из общей библиотеки очень подробно доказывалось, что в районе пещер находится сильнейший магический источник Хогра, его мозг, так сказать, который в результате Великой магической битвы был отсечен от общей сети магических потоков и перенастроен на поглощение магии, почему и образовался в этом месте туман, магия стала слабеть, а магические потоки начали менять направления.

Произошло это случайно или умышленно нигде не указывалось.

Такую неоднозначную, тревожную и, в то же время, обнадеживающую для всех владеющих магией информацию молча осмыслить уже мало кто мог и в зале поднялся невообразимый шум. Одни кричали, что это пустые мифы, а брошюрки – подделка, на которую попалась приезжая необразованная девица. Другие, наоборот, кричали, что надо немедленно организовать разведывательную экспедицию в пещеры.

Я же обратила внимание на трех пожилых нагов. Они не участвовали в обсуждении и, казалось, абсолютно не были шокированы моим докладом. Их необычные одежды и то, как они обменивались взглядами во время моего доклада и держались обособленно от остальных - все это выглядело странно.


Свою задачу я выполнила. Аудиторию заинтересовала, интерес к своему докладу вызвала надолго. Не всех, но довольно приличную часть аудитории расположила, если не к себе, то к добытым мной сведениям уж точно.

Распорядителю отбора уже дали указание взять у меня копию доклада и размножить его с расчетом на старейшин, оба кабинета министров, нагов и Крылатого народа, и руководящий состав двух Академий Острова. Особое внимание уделить списку первоисточников, на которые я делала ссылки.



- Не иш-шеш-шь ты прос-стых путей! – говорил с долей иронии в голосе Айш вечером уже у меня в домике, право на проживание в котором я отстояла несмотря на участие в отборе невест. – Ес-сли покупать домик - то ведьмин, ес-сли рас-скрывать магию - то уникальную, ес-сли делать доклад по ис-стории – то ш-шокируюш-ший!

- А еще, если покупать помощника на торгах, то едва живого, опасного и ужасного нага – смеясь закончила перечисление за Айша я.

- Это единс-ственное, ш-што ты с-сделала правильно! – конечно же не смолчал он.

- А то ж! Где бы я еще могла найти такого проблемного попутчика, который потащил меня через Заколдованный лес на другой конец Эльзеаля и променял на друзей, попытавшихся избавиться от него при первом удобном случае? А еще такого сильного, смелого, умного, красивого, всегда успевающего вылечить меня и самого любимого. – закончила я перечисление уже забравшись к Айшу на колени и поцелуем прекращая все дальнейшие пререкания.

Айш возражать против такого направления нашего диалога, конечно же, не стал.


-Хотела тебя спросить, кто были три пожилых нага в таких странных одеждах? Они сидели на последних рядах. – уже позже, лежа в постели на его плече, поинтересовалась я.

Как-то не понравились мне их перемаргивания.

- А-а-а, это с-смотрители от С-совета С-старейш-шин. Они с-самыми первыми из С-старейш-шин, да и из нагов вообш-ше, потеряли родовую магию, и им приш-шлось отказатьс-ся от мес-ста С-старейш-шины рода. Но не из-за одной магии с-становятс-ся С-старейш-шинами. Опыт, с-снания, умение реш-шительно дейс-ствовать в критиш-шес-ских с-ситуациях – это не менее ваш-шно, ш-шем родовая магия. И было реш-шено, ос-ставить их в С-совете, нас-сначив с-смотрителями для тех мероприятий, где магия не играет роли, но прис-сутствие С-старейш-шин обязательно и ваш-шно.

- Мне показалось, что для них мой доклад не открыл ничего нового. Ты бы присмотрелся к ним. Странно, если они знали и не поделились в правящим родом и остальными старейшинами такой неоднозначной информацией. – уже засыпая пробормотала я.

Айш теперь, когда жизнь во дворце этого позволяла, оставался ночевать у меня, незаметно пробираясь ко мне со стороны той незаметной калитки.


Через два дня, после подведения итогов второго этапа, во Дворце осталось лишь 12 невест.

Объявили третье испытание. Теперь невесты проверялись на сообразительность и стрессоустойчивость.

На Острове, вблизи Дворца, был огромный лабиринт, полускальный – полурастительный. Остался еще с древних времен. Когда наги облюбовали Острова для проживания он уже стоял тут.

Лабиринт считался абсолютно безопасным. В нем любили играть дети и устраивали свидания влюбленные. Когда посетителю надоедало плутать в лабиринте, он просто вставал на одну из оранжевых плиток, которые были встроены по дорожкам лабиринта через каждые пять метров, и подпрыгивал на ней. Через мгновение он уже стоял у одного из шести выхода/входа.

Нам же устраивали в лабиринте целое приключение с подстроенными ловушками, подсказками и пугающими ситуациями. По подсказкам, избегая ловушек и уходя от опасностей невесты должны были самостоятельно выбраться из лабиринта. В любой момент можно было воспользоваться плитками-выходами, но тогда прохождение лабиринта не засчитывалось, и девушка выбывала из отбора.

Ничего серьезного, никакого риска для здоровья, как заверили нас устроители испытания. Больше психологическое испытание, чем физическая составляющая.

Так как готовиться к этому конкурсу было не нужно, проходили мы его на следующий день после объявления результатов второго этапа отбора.


Этот этап проводился одним днем. Нас разделили на две группы. Одна проходила лабиринт в первой половине дня, другая – после обеда.

Я попадала во вторую группу.

Не предполагая какие испытания и загадки мне могут встретиться, решила подготовиться к этому заданию, как к мини-путешествию. Взяла небольшой запас еды и воды, оружие на всякий случай (больше предполагая им что-нибудь отковыривать или подцеплять, чем защищаться).

Прихватила блокнот и карандаш, если понадобится зарисовать подсказку. Чтобы ничего не ограничивало движений, все это уложила в поясную сумку с пространственным артефактом.

Одежду тоже выбрала соответствующую, чтобы не стесняла движений, удобную, не маркую и на любую погоду.



15. "Неопасное" испытание.


Первая группа девушек, раскрасневшаяся, взволнованная, слегка потрепанная и помятая уже завершила прохождение и делилась своими впечатлениями, стоя в сторонке от основного места проведения испытания.

По сигналу каждая из шести участниц второй группы должна была войти в один из коридоров лабиринта.

Вначале все было так, как и объяснял устроитель этого этапа отбора. Я вошла в лабиринт и следуя различным подсказкам, это были то едва различимые стрелки из листиков, указывающие направление, то короткие стишки, спрятанные в незаметных местах, подсказывающие куда надо свернуть, то еще что-нибудь подобное, двинулась по составленному для меня маршруту.

Лианы-ловушки, которые должны были меня утащить на выход и сорвать прохождение испытания я обошла легко, на провокационные шорохи и звуки не поддалась, не испугалась и концентрацию не потеряла. Поэтому не попалась в замаскированную песчаную ловушку.

Шла я уже довольно долго и по моим подсчетам скоро должен был показаться выход из лабиринта, но внезапно все переменилось.

Каким-то шестым чувством я поняла, что что-то пошло не так, как задумывалось изначально.

Из стен стали одна за другой вылетать жгуты лиан. Они норовили обмотаться вокруг шеи, ухватить за ноги, обездвижить. Когда мне не удавалось увернуться от них полностью, то больно били туда, куда доставали, словно это были не лианы, а плети. Если бы я не обрезАла их кинжалами, что прихватила с собой, и таким образом не уменьшала число «нападавших», то они уже бы задушили меня.

Под ногами коряги так же норовили зацепиться за штанину или сделать так, чтобы я споткнулась и упала. Тогда лианы довершили бы намеченное.

Уже сто раз отругав себя за безрассудство, толкнувшее поучаствовать в этом отборе, крутясь, как уж на сковородке, я пробиралась в направлении выхода, что светлым пятном маячил впереди.

Я так боялась потерять ребенка, что не замечала, ран на ногах, спине и плечах, оставляемых лианами. Не дать им попасть в живот, выбраться из этого лабиринта живой - было единственной мыслью.

Перемещающие плитки не срабатывали.

Некоторые лианы были такими тонкими и били с такой силой, что разрезали ткань рубашки и кожу при ударах. Все тело ныло, ткань рубашки пропиталась кровью.

Когда я почти добралась до выхода костюм на мне больше походил на болтающиеся разрозненные кусочки материи, чем на одежду.

Оставалось всего несколько шагов, скоро я буду на свободе. И тут вылезший из земли толстенный ствол лианы ударом впечатал меня в противоположную стену лабиринта. Ожидая новой атаки лиан, я приготовилась сражаться не на жизнь, а на смерть, но вместо веток и листьев провалилась в белесую, словно заполненную дымом, пустоту.

Я падала и падала в этом дыму пока наконец не приземлилась на мелкую гальку, больно расцарапав ладони и колени.

Вокруг все было затянуто густым туманом. Он клубился, то переливаясь разными цветами радуги, то черным грибом взмывал вверх, то стелился под ногами белым дымом. И ни одной живой души!

Я уже поняла, куда меня выбросило, но как же не хотелось в это верить!


О том, что я оказалась в пещерах Вечного тумана, думаю, не догадается никто во дворце. А значит и помощи ждать неоткуда.

Боль в ранах начала постепенно стихать. Но пещеры не только из мира тянули магию, они ее тянули еще и из меня. Приходилось собирать всю силу воли, чтобы сдерживать ее отток из своего резерва.

Надо поторопиться, пока пещеры не выжали меня досуха.

Едва набралась сил встать, стала искать, способ выбраться из этого жуткого места. Обойдя окрестности и наткнувшись на несколько скелетов разной степени сохранности, выяснила, что не я первая оказалась запертой в этом тумане.

Остров был отсечен от остального мира прозрачной непроходимой магической стеной. Но ведь я как-то попала на него. Значит где-то есть проход. Вот только хватил ли у меня времени на то, чтобы отыскать его. Или пещеры всех впускают, но никого не выпускают со своей земли?

А если попытаться эту стену пробить…

Наверняка, питает ее источник, значит и решение, как сломать стену надо искать рядом с источником.

Вспомнила, что магия белых демонов в прежние времена могла справиться с любым заклинанием. Может и мне заклинание, под которое попал источник, удастся уничтожить?

Где он расположен я чувствовала.

Решив, что стоит попытаться отыскать способ разрушить то, что сделало из источника магии ее пожирателя, я двинулась вглубь тумана. Вообще, пещеры это было условное название. Они, конечно тут были, но в основном это место напоминало пустынный галечный пляж.

Если судить по старым картам, то это должен был быть целый небольшой островок, оставшийся от мели и соединенный с Островом коротким перешейком. На новых картах это место обозначалось белым пятном.

Чем больше я пробиралась вглубь острова, тем мне все чаще и чаще попадались колючие кустарники, иногда над ними возвышались редкие уродливые чахлые деревца. Зелень листвы у всех растений была с каким-то неприятным серым налетом.

По моим внутренним часам я шла всю ночь. Неожиданно впереди засветился магический барьер. Откуда он в месте, где источник забирает всю магию в себя? Может источник – пленник, а не злой пожиратель?

Барьер светился странным бледно бордовым светом то тут, то там вспыхивая мелкими искрами, и только в зарослях колючих кустарников рядом с невысокой горной грядой этого свечения не было. То ли за зарослями не разглядеть, то ли заросли сами были не менее непроходимы, чем этот барьер.

Не обращая внимания на колючки, разрывающие остатки моего и так уже сильно пострадавшего одеяния и глубокие царапины, оставляемые ими на коже, я стала пробираться вглубь этих зарослей.

Источник появился перед глазами неожиданно. Весь покрытый магической сетью, от которой и стелился покрывающий весь остров туман, он серым валуном проглядывал сквозь нее.

Подобрав ветку, я кинула ею в эту сеть. Едва соприкоснувшись ветка вспыхнула черным пламенем и осела на сеть пеплом. Заклинание высшего порядка.

Я еще слишком мало знала о магии, чтобы понять, какое конкретно применили заклинание и, как его развеять, но то, что это заклинание высшего порядка с вплетенной в него темной магией, было понятно по цвету сети. Она была полупрозрачной, переливающейся несколькими цветами, что говорит о вплетении как минимум магий трех рас, а темная магия проявила себя черным пламенем при уничтожении моей ветки.

Время поджимало, с каждой минутой я становилась все слабее. Уповая на то, что легенды о том, что магия белых демонов действительно самая сильная. И даже слабенькое заклинание белого демона способно уничтожить сильнейшее заклинание, сотворенное с помощью любой другой магии. Надеясь, что белые демоны не поучаствовали в создании этой сети, начала плести самое мощное из всех выученных мной атакующих заклинаний, растягивая его на всю сеть сразу.

Да, как его создать я знала только теоретически и рисковала, что уж скрывать, сильно. Но и других вариантов выжить у меня не было.

Хоть силы мои были уже порядком истощены, дело спорилось. Отойдя на самое дальнее расстояние, какое только было возможно, чтобы и не промахнуться, ведь на второе заклинание у меня вряд ли хватит сил, и не получить своим же заклинанием по макушке, направила на сеть, слетевшее с моих рук, напитанное на полную силу заклинание абсолютной нейтрализации.

Обволакивая собой сеть, оно медленно начало сужаться вокруг нее.

Бабахнуло знатно! Меня отшвырнуло спиной в кусты, из которых я недавно только выбралась. Вокруг шипел, потрескивал и закручивался маленькими торнадо туман, засасывая в себя бледно бордовый барьер, окружавший источник. А в том месте, где сквозь сеть проглядывал серый валун, бил мощный, яркий, необычный магический поток.

Истощенный заклинанием и этим местом мой резерв стремительно наполнялся, при чем мне не надо было прилагать никаких усилий, чтобы переработать и впитать магию источника в себя, она вливалась, словно моя родная.

Я лежала на размолотом взрывом и раздавленном мной валежнике, прислушиваясь к себе. Царапины и ушибы щипало и саднило, спину привычно тянуло, в мышцах ощущалась ноющая боль, болело правое колено, но в целом все было не так уж и плохо. Магия, вторым потоком питающая резерв малыша, подсказывала мне, что с ним все в порядке.

Поняв, что самое страшное позади, мы с малышом выжили, и чувствуя, как напряжение отпускает мои натянутые нервы, я разревелась. Не сдерживаясь, со всхлипами, подвываниями и шмыганьем носом.

Но даже рыдая, я продолжала анализировать последние события. По всему выходило, что кто-то в лабиринте мне подстроил ловушку. А когда понял, что лианы меня не задушили, перед самым выходом заклинанием закинул к пещерам Вечного тумана. И я буду не я, если в этом не замешаны те три старика.

Они знают про эти пещеры больше всех остальных и только они и их сообщники знают, где я. Что мешает им вновь попытаться убить меня? Значит берем ноги в руки и ищем где можно спрятаться.

Отдыхать и наслаждаться победой над туманом не время.

Солнце перевалило за полдень.

Когда туман рассеялся стало видно, что островок с пещерами – это, на самом деле, остров довольно внушительных размеров, на котором растут не только колючие кусты и чахлые деревца. Сейчас, все листья, и на колючих кустиках, и на чахлых деревьях, были нормального зеленого цвета.

За источником начинался густой полноценный лес.

Пожалуй, стоит спрятаться в нем, пока не разберусь с планом, как выбраться с острова. Пусть старичье помучается меня разыскивая. А может я погибла и от меня даже мокрого места не осталось? Ищите! А я пока буду где-нибудь в укромном местечке думу думать и сил набираться.

Я кряхтя встала с земли и прихрамывая на правую ногу поковыляла в сторону леса.

Сегодня был мой день, ближе к вечеру, когда площадка с источником окончательно скрылась за деревьями, я набрела на ягодную полянку. Кустики очень похожие на нашу землянику алели крупными поспевшими ягодками. Было очень страшно есть не проверенные лесные дары, но я совсем обессилела и без подзарядки вряд ли смогла бы долго продержаться.

Не ожидая, что испытание растянется на несколько дней, запасов еды и воды брала совсем чуть-чуть. И если из еды еще оставался маленький кусочек сыра, то вода закончилась еще ночью, когда пробиралась к магическому источнику. Так что ягоды попались мне очень кстати.

Они были душистые, сочные, кисло-сладкие. Ммм…

На время я забыла обо всем, и о больном колене, и о возможной погоне, и об опасностях, подстерегающих меня ото всюду. Только вкус спелых ягод, тающих во рту, отступающая слабость и ощущение влаги во рту. Лишь когда последняя ягодка истаяла на языке, я вспомнила где я. Поблагодарив полянку за роскошное угощение, попросила в шутку не выдавать меня злодеям, если они тут объявятся.

Больше не дав себе ни одной минутки на отдых, как могла быстро зашагала прочь, в поисках места для ночлега. Прихрамывая все сильнее, я упрямо продвигалась вглубь леса и шептала чуть слышно песенку зайцев из кинофильма «Бриллиантовая рука», чтобы было не так страшно и одиноко.

Когда сумрак спустился на лес, до моих ушей донесся звук льющейся воды. Свернув в ту сторону обнаружила маленький ключик, бьющий на полянке в тени крепких вековых деревьев. Вода была чистая, вкусная, студеная. Напившись, умывшись и взбодрившись, привела себя, на сколько было возможно, в порядок.

От долгого перехода, волнений, обезвоживания и нервных перегрузок сильно клонило в сон. Но если я сейчас позволю себе поспать, то потом могу уснуть вечным сном.

Терпи, Эби-Санька! Вот выберешься из передряги тогда и отдохнешь.

Только я совершенно не представляла себе, как это сделать. Логично было предположить, что, заметив исчезновение тумана над пещерами, сюда организуют экспедицию, но в ней вполне может оказаться кто-то из лагеря врагов и стоит мне появиться, как меня вновь попытаются убить. И потом, как мне отличить поисковую экспедицию от группы зачистки? Однако, шагать по лесу без еды, воды и нормального отдыха всю жизнь тоже невозможно. А своими силами с этого острова вряд ли не выберусь.

Я всего два дня «поприключалась», а перед глазами уже разноцветная пелена. Ой, это не пелена, это портал. Едва успела спрятаться в зарослях веток за стволом дерева, как услышала странное шуршание, бряцанье оружия, удивленные восклицания и голоса.

- Вот тебе и гнездо заговорщиков! – удивленно воскликнул кто-то.

- Поисковик указывает, что она где-то здесь. – чуть хрипловато ответили ему.

- Хм… - насмешливо хмыкнул первый

- Надо бы поконкретнее. В какой стороне ее искать? Мало ли кто рядом с ней сейчас, одна она долго не продержится. – услышала я самый родной голос и выползла из своего укрытия.

Айш нервно бил кончиком огромного черного хвоста, вместе с нагом, отвечавшим за последнее испытание, рассматривая, что-то на карте. Еще семеро нагов в своей второй ипостаси стояли на полянке, оглядываясь по сторонам.

Повернувшись на звук шуршащих веток, и заметив выбирающуюся из-за ствола меня, он в одно смазанное мгновение оказался рядом.

- Эби! Как ты, радос-сть моя? – окинул меня тревожным взглядом, пытаясь на глаз определить степень моей помятости и не напугал ли он меня своим «хвостатым» видом, а увидев бледную улыбку на моем лице, подхватил на руки и сгреб в крепкие объятья.

- Терпимо. Жить буду. – пробормотала я в рубашку, вцепляясь в него руками и ногами.

- Мы поймали тех, кто устроил тебе эту ловушку, и тут у источника схватили еще пятерых. Теперь тебе ничего больше не грозит, заговор, считай, раскрыт. А теперь домой. Обо всем подробно я расскажу тебе после.

На меня сошло невероятное облегчение, больше не надо вздрагивать от малейшего шороха, искать варианты, как выбраться с этого острова. Совсем скоро я буду в своем уютном домике. Все еще цепляясь, как обезьянка, за Айша, я тихо всхлипывала где-то у него подмышкой, а он гладил меня по голове приговаривая.

- Ну вс-се, вс-се, моя хорош-шая, уже вс-се законш-шилось…

В окружении восьмерых вооруженных до зубов крепких воинов-нагов было не страшно и в лесу переночевать, но мужчины решили добираться до лагеря и уже оттуда сразу выстраивать портал на площадку перед воротами Дворца.

Как мы добрались во дворец я не увидела. Согревшись на руках у Айшералеша, укутанная в мягкий теплый плед, сомлев, я уснула, едва до сознания дошло, что теперь мы с малышом в безопасности.


Проснулась я уже в своей родной постельке. Рядом дремала Мехиласса. Стоило мне слегка пошевелиться, как она встрепенулась и тут же затараторила.

- Как же Вы нас напугали, мейсса Эбигайль! Вначале Его Высочество свернул отбор до выяснения обстоятельств и пропал куда-то на ночь глядя. Потом на Островах было землетрясение и необычная радуга во все небо, а потом арестовали половину Старейшин, отстранили ашта Тейрошатха от поисковой операции, и Его Высочество сам отправился вместе с военным отрядом к пещерам Вечного тумана. А следующей ночью они вернулись небольшой группой с Вами, и Вы были все в крови и такая бледная! Ужас!

- А почему отстранили ашта Тейрошатха?

- Так он не верил, что Старейшины могли вмешаться в отбор и настаивал на долгом разбирательстве. Требовал вначале исключить вероятность провокации посольства Эльзеаля и Даршгара. А граф Атталь, как узнал, что на Вас было устроено покушение, аж в лице изменился и ноту протеста Его Величеству тут же направил, и потребовал убрать Вас из отбора. А его Высочество заявил, что вопрос об участии в отборе посольство не касается, это Вы будете решать частным порядком. Ой, что тут началось!

- Надеюсь, международного конфликта из-за меня не случилось? – с тревогой поинтересовалась я.

- Нет, не успели они до конфликта доругаться. Кесаш Теш Сарешатх, друг Его Высочества, прибежал с сообщением, что барьер пропал и они ушли Вас спасать.

Пока Мехиласса это все говорила, она успела подоткнуть мне под спину подушки, чтобы было удобнее сидеть. Голова все еще сильно кружилась и слабость была такая, что даже сидеть сил едва хватало. Не переставая рассказывать новости, которых оказалось невероятно много, она не забывала поить меня из разных стаканчиков и кормить, как маленькую с ложечки.

Я попыталась было возражать, но едва оторвав руку от одеяла поняла, что неправа, умолкла и позволила Мехилассе кормить и поить меня.

- К нам на Острова теперь рвутся посмотреть на новый магический источник ученые из Даршгара и из Эльзеаля! А у Кесаша Вестейшера неожиданно вернулась родовая магия…

Сытая и переполненная различными укрепляющими и успокаивающими микстурами я так и уснула под ее рассказы о случившихся за время моего долгого сна перемены. По тому обилию новостей, что вывалила на меня Мехиласса, проспала я не меньше суток, а то и все двое.

Второе пробуждение было приятнее во всех смыслах. Во-первых, теперь у меня хватило сил добраться до ванны и поплескаться там вдосталь.

Во-вторых, сегодня я смогла пообщаться не только со служанкой. Вначале меня осмотрел и порадовал, что я и ребенок в полном порядке, господин Соррейн. Потом пришёл Айш и пока мы завтракали рассказал много интересного.

А в-третьих, отбор отменили, так как среди невест были обнаружены пособницы заговорщиков.

Заговор оказался очень обширным.

Расэйролеш признал, что традиции оказались на руку заговорщикам, согласился с правом Айша самому решать кого он хотел бы видеть своей женой. И, хоть и считал сомнительную девицу из Эльзеаля не особо удачной партией его сыну, противиться нашей свадьбе не стал.

Удивительно, как порой из мелкой зависти и чрезмерных амбиций рождается огромное зло.

Кесаши Хэйраш, Самиралеш и Лейралеш, лишившись родовой магии и сопутствующих ей постов и должностей, не смогли достойно принять этот удар судьбы.

Вместо благодарности за то, что их таланты и опыт оценили, назначили смотрителями и оставили в Совете Старейшин с правом голоса, они затаили обиду на своих более удачливых собратьев.

Случайно натолкнувшись в книгах на информацию о пещерах Вечного тумана, они вместо того, чтобы придать ее гласности и подтолкнуть поиски решения проблемы ослабления родовой магии в направлении пещер, не только скрыли эти сведения, но и уверившись в том, что магия постепенно уходит из их мира, начали готовить внутренний переворот, убеждая все большее число нагов, что магия не может быть весомым критерием, определяющим право на престол.

Единственным препятствием к началу переворота являлся Айш, воплощающий в себе всю силу рода Дэш Шегар Нетрасшаш и по праву не только магии и рода являющийся наследником престола, но и как Видящий.

Тогда, воспользовавшись тем, что среди сторонников их взглядов есть друзья Айша, а сам он находится за пределами Островов, смотрители подговорили тех устроить на море шторм и воспользовавшись возникшей сумятицей убрать его.

Не придумав, как незаметно избавиться от Айша, эти недоубийцы, воспользовавшись, что на ослабленный штормом корабль натолкнулись пираты, договорились с ними, что отдают им корабль без боя, а те обещают, Айш никогда не вернется на Острова.

Мне заговорщики мстили, попытавшись вначале убить, а потом отправив к Вечному туману, сразу и за спасение Айша, и за раскрытие сведений о пещерах.

Совершенно не подозревая о заговоре, я оказалась тем троянским конем, благодаря которому удалось подобраться к самой его верхушке. А то, что в итоге я и мой ребенок, все же, остались живы и здоровы можно смело назвать чудом.



Эпилог.


Рожать нага, оказалось делом не более сложным, чем рожать обычного ребенка, но без эксцессов и тут не обошлось.

Все наги рождаются в хвостатой ипостаси, правда, узнала я это лишь в процессе рождения сына.

Роды были трудными, мальчишка вырос крупным, и тело 17-летней Эби оказалось не готово к рождению такого богатыря. Поэтому, когда увидела маленькую копию графа Атталя, у которой вместо ног был черный хвостик, который еще и виляя радостно, норовил обвиться вокруг всего, до чего мог дотянуться, вымотанная долгими схватками и не готовая к такому зрелищу, я просто на некоторое время отключилась.

Когда Нариалаш подрос он стал гораздо больше походить на Айшералеша, чем на Дюрана Лёр Атталь, а Айш никогда не спрашивал меня, кто настоящий отец ребенка, даже если и догадывался. Он ни разу, ни единым намеком не показал, что Нар не его родной сын.

Сами же мужчины, и биологический отец, и юридический, были внешне очень похожи. Оба черноволосы, у обоих в чертах лица прослеживалось что-то хищное, нос прямой, губы упрямые, четко очерченные. Сильнее всего их отличали глаза. У Айша они были глубокого насыщенного зеленого цвета, а у Дюрана, как и у меня серые.

У Нариалаша глаза были двуцветные, одна половина серая, другая зеленая. Только серый цвет немного отдавал в зелень, а зеленый был не ярким, и слегка приглушен налетом серого, разделял цвета вытянутый, как у всех нагов зрачок.

Удивительнее всего было то, что родовой артефакт признавал Нара наследником рода Дэш Шегар Нетрасшаш, и кроме магии рода Дэш Шегар в нем проявился сильный дар Видящего, который всегда был только у рода Дэш Шегар.

После такого явного подтверждения принадлежности Нариалаша к Дэш Шегар Нетрасшаш на меня перестали смотреть, как на преступницу обманом проникшую во дворец.

Расэйролеш сменив свой гнев на милость, почти все свободное время теперь проводил с Наром, уверяя всех, что тот вылитый прапрадед. Мы с Айшем не возражали, только посмеиваясь над такими утверждениями.

Как граф Атталь воспринял новость о рождении Нариалаша, я не знаю. После нашей свадьбы он покинул Острова, получив назначение на должность первого советника Его Величества Эльзеаля, а через полгода женился на кузине Императора Даршгара Тарреар Ирв'Артарот. Был ли это брак по расчету или по любви не известно. Мы с ним больше ни разу не пересекались.

Мир переживал бум рождения магически одаренных детей.

Повсеместно стали открываться магические лицеи, где любой одаренный мог получить общее магическое образование и по окончании поступить на службу короне или продолжить обучение в Академии. Титулы и звания теперь не столько переходили по наследству, сколько присваивались за заслуги перед отечеством.

Магические потоки все еще продолжали меняться. Недавно не далеко от столицы Даршгара был обнаружен новый магический источник. Его природу магии Айшералеш определил, как близкую к магии белых демонов.

Айш вообще был нарасхват, как единственный, кто мог не только определить силу магии, но и точно сказать каков ее характер. Желающих проверить свою магию только среди самых древних родов было столько, что пришлось подключать Нариалаша. Ему учеба давалась легко и в семь лет он уже легко определял любые виды магии и знал почти все простые заклинания.

В шутку Айш умолял меня родить еще не меньше пяти Видящих, чтобы он мог передать им часть своих внезапно выросших обязанностей.

Срочно подбирались изо всех хранилищ учебные пособия и документы по магии времен до Великой магической битвы. Даршгар, Эльзеаль и Острова размножали сохранившиеся у них документы, учебные пособия и научные труды по магии, обменивались ими и обсуждали возможные программы обучения.

По всему миру шло стремительное возрождение родовой магии.

У эльфов вновь стали рождаться дети с магией камней, но и магию земли они не потеряли. Старинные рода, некогда вынужденные покинуть свои родовые земли из-за утери магии, начали поговаривать о возвращении на места своих предков в горы.

У демонов тоже происходили заметный рост магического потенциала и рождались дети, магия которых очень сильно напоминала магию белых демонов.

У многих нагов восстановилась родовая магия, а дети теперь рождались настолько магически одаренные, что стали поговаривать о переходе силы магии рода Дэш Шегар на всех нагов.

В смешанных браках рождались дети, сочетающие в себе магию обоих родителей. И надо было продумать программу их обучения до того, как их магия войдет в полную силу.

К счастью во внешнем облике дети в зависимости от основной унаследованной силы приобретали черты либо отца, либо матери.

На наших детей в плане магических способностей профессора посматривали с нескрываемым любопытством, ожидая от них чего-то совсем уж необычного.

И в принципе они были недалеки от истины.

У Жейша и маленькой Лилушико, родившихся через год после Нариалаша, Айш предрекал пробуждение магии белых демонов с особым даром влиять на силу и скорость пробуждения дара у магически одаренных существ. А у Тейсши и Раилейша, появившихся полтора года назад уже сейчас начала проявлять себя магия жизни.

Они одним своим прикосновением снимали боли, залечивали ранки и царапины и успокаивали своих старших братьев и сестричку. И это при том, что Райлеш имел сильный дар Видящего, который еще пока дремал, но грозил проснуться раньше, чем у Нариалаша.

Тейсши же кроме магии жизни имела пока еще неясное сочетание магии Дэш Шегар и магии демонов. Хотя, внешнность имела, в отличие от Жейша и Лилушико, которые родились людьми и не имели второй ипостаси, чистокровной нагини, унаследовав родовые цвета Дэш Шегар Нетрасшаш.

- Теперь ты понимаешь, что наши судьбы оказались связаны задолго до официального венчания? – любуясь, как подросший Нариалаш под присмотром няней играет с только недавно научившимися твердо стоять на ногах братиком и сестричкой, спросил Айш, целуя меня в ушко.

Я ничего не стала отвечать вслух, млея от нежных поцелуев мужа, поглаживающего мой уже округлившийся животик. А про себя подумала: наши судьбы были связаны еще находясь в разных мирах. И если понадобится, то я согласна сменить мир еще не один раз, лишь бы быть рядом с тобой, любимый.

Перенервничавший, после рождения безхвостых Жейша и Лилушико, дед не мог нарадоваться на пополнение хвостатой частью своей семьи с надеждой поглядывая на мой вновь округлившийся животик. По прогнозам ждали рождения еще одного нага.

Моя мечта - большая дружная счастливая семья, сбылась и все еще продолжала сбываться …



Эпилог 2.


- Вот, как?!? Скажите мне, как я умудрился не заметить на источнике этого заклинания?!!! - Терей вскочив с места вновь принялся наворачивать круги по гостиной.

- Тер, да ладно тебе! Невозможно видеть все и сразу, а ты оказался один в непростой период, когда всем магам вдруг вздумалось мериться своей силой. – Йормариэн попытался уже в который раз успокоить посыпающего себе голову пеплом Тера. – Это нам надо виниться перед тобой за то, что оставили тебя в такой сложный период без помощи.

- Это да, но ведь если бы Эбигайль не оказалась настолько необычной магически и ей не удалось бы освободить источник, то мир, скорее всего постепенно вовсе остался без магии! А решение было на поверхности! – продолжал горячиться Тер.

- А меня больше интересует, кто же тот таинственный талантище, которому удалось провернуть настолько сложную операцию, да еще подговорить на это дело двух сильнейших магов других рас? – задумчиво пробормотал Шег.

И все споры разом стихли.

- А ведь действительно, кто мог додуматься до базовых положений на которых зиждется наука создания магического мира? Чтобы найти главный источник надо сначала ведь о нем знать… - озвучил то, что вертелось на языке у каждого Гар.

- Ребята, вы все не о том тревожитесь, - как всегда отвлек Хао всех от мрачных мыслей – У вас, если вы не заметили, мир пошел в разнос и смешивает родовые магии в абсолютно хаотичном порядке. Если вы немедленно не возьметесь за упорядочивание этого процесса, то через 200 лет ваш мир просто разопрет от многообразия! Это я вам, как специалист по Хаосу, ответственно заявляю.

- Умеешь ты, Хао, озадачивать, – усмехнулся Бес. – но об этом мы подумаем завтра, а сегодня давайте отпразднуем спасение от перерождения Хогра и нас счастливчиков! За вас ребята! Если б не вы, Хао и Гар, то неизвестно, чем бы все это закончилось!

И под слаженный хор голосов, говорящих каждый свое, над столом скрестились шесть бокалов…


‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

Конец

Оглавление

  • Пролог
  • 1. Александра Теплова
  • 2. Новые обстоятельства
  • 3.Другой мир - другие правила.
  • 4. Встречают по одежке...
  • Отступление 1.
  • 5.Торги.
  • 6. Суета вокруг больного.
  • Отступление 2.
  • 7. Начало пути.
  • 8. Заколдованный лес.
  • 9. Попутчики.
  • Отступление 3.
  • 10. Городок у моря.
  • 11. «- Я – значит я…» «- Ты в этом уверен?»
  • 12. Таланты и поклонники.
  • 13. Острова.
  • Отступление 4.
  • 14. Отбор невест.
  • 15. "Неопасное" испытание.
  • Эпилог.
  • Эпилог 2.