КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451562 томов
Объем библиотеки - 642 Гб.
Всего авторов - 212293
Пользователей - 99585

Впечатления

каркуша про Коротаева: Невинная для Лютого (Современные любовные романы)

Ознакомительный фрагмент

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Berturg про Сабатини: Меч Ислама. Псы Господни. (Исторические приключения)

Как скачать этот том том 4 Меч Ислама. Псы Господни? Можете присылать ссылку на облако?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Нелюдь. Факультет общей магии (Героическая фантастика)

Живой лед недописан? и Нелюдь тоже?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Шелег: Глава рода (Боевая фантастика)

Нелюдя вроде автор закончил? Или пишет продолжение по обоим темам?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Самошин: Ленинск (песня о Байконуре) (Песенная поэзия)

Эта песня стала неофициальным гимном Байконура.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Калистратов: Мотовоз (песня о байконурцах) (Песенная поэзия)

Ребята, работавшие в военно-космической отрасли, поздравляю Вас с днем Космонавтики! Желаю счастья, а главное, здоровья! Я тоже 19 лет оттрубил в этой сфере.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Таривердиев: Я спросил у ясеня... (Партитуры)

Обработка простая, доступная для гитариста любого уровня. А песня замечательная. Качайте, уважаемые друзья-гитаристы.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Интересно почитать: Новости России

Лестница к морю (fb2)

- Лестница к морю [publisher: SelfPub] 3.18 Мб, 404с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Лидия Сивкевич

Настройки текста:



Лидия Сивкевич Лестница к морю

Глава 1

Город. Необъятный, изрешечённый серыми бетонными многоэтажками и пятнами выцветших крыш. Мощный, издыхает от жары под тяжестью собственного веса, плавится под лучами летнего солнца. Спастись можно лишь на берегу. Ветер подхватывает прохладу с реки и обвивает людей, которые как раз спасаются. Всё население кинулось на пляж в эти выходные, здесь будто проходит финальный рок-концерт некой культовой группы. Хаос, миллион звуков. Крики людей и чаек. Лай собак, плескающихся в воде вместе с хозяевами. Плач и смех детей всех возрастов. Гул сотен машин с моста. Лица. Тысячи лиц, серьёзных и спокойных, счастливых и оживлённых. Яркий горячий свет висящего близко к земле солнца и его отражение, разлитое по полотнищу реки. Парочка белоснежных яхт высокомерно разгуливающих на глубине и одиноко проносящиеся мимо моторки и водные байки.

Всё это действо настолько масштабно, что для одного человека, чья голова полна мыслей, становится лишь фоном, сливается во что-то неощутимое.

Она лишь поглядывала на группку совсем юных девиц, расположившихся рядом с ней. Компания обсуждала личную жизнь, всех девушек по очереди, до мельчайших интимных подробностей. Их вовсе не волновало, что сотня людей вокруг может это услышать, но никто не слышал, потому, как каждый был занят своим делом.

– Вот он июль в Сибири! – раздался утомлённый жарой голос из-за спины.

– Ну, наконец-то, хоть кто-то! Привет! – они обнялись так, что чуть не повалились на жёлтый песок.

– Давно ждёшь?

– Уже полчаса! Как всегда, вы все решили опоздать, а я очень быстро доехала.

– А как же Оля?

– Написала, что опоздает.

– Вау, опаздывает даже человек, который никогда не опаздывает!

– Да, как будто никто и не горит желанием встретиться, видимся ведь первый раз за лето! – подруги громко посмеялись и, девушки рядом, наконец, заметили, что находятся не одни на пляже. Их интимные разговоры поубавили громкости.

– Ну, ничего, теперь будем видеться чаще. Оля увольняется, я тоже.

– Да прям! Быстренько у вас найдутся новые дела, и снова полгода будем общаться только в диалоге. Одна я вечно ничего не делаю!

– А как же языки? Какой сейчас учишь?

– Всё ещё испанский меня не устраивает.

– Не думаешь заняться переводами или озвучкой испанских сериалов?

– Нет, это не моё, слишком нудно. Ещё немного и заброшу, как было с английским и турецким.

– Когда ты успела отрастить такие длиннющие волосы? – Раздался голос Ольги за их спинами. Девушки обернулись.

– Мы ведь не виделись всё лето! – Лидия раскинула руки для объятий. – И вообще кто бы говорил, у самой волосы до задницы!

Девушки из компании рядом уже казались совсем недовольными, из-за того, что их перекрикивали. Когда все пять подруг Лидии были в сборе, девушки по соседству демонстративно собрали вещи и покинули пляж.

Глава 2

Тянущее нытьё в спине заставило её открыть глаза. Она попыталась выпрямиться, изменить положение тела, чтобы облегчить боль, но её руки и ноги были пристёгнуты к кожаному креслу. Девушка попробовала осмотреться по сторонам, но виски тут же пронзили выстрелы. Голова была тяжёлая, собрать мысли всё никак не получалось. Глаза слезились от света, хотелось пить. Во рту пересохло.

К ней подошёл широкоплечий мужчина в белой рубашке. Она не знала его. Смуглое гладковыбритое лицо, тёмные волосы, карие, почти чёрные, глаза.

–Как вы себя чувствуете? – грубый хриплый голос полностью соответствовал его внешнему виду. Мужчина говорил на английском языке, она его поняла.

–Я… – её язык почти не шевелился, мысли мгновенно ускользали, она не успевала их озвучивать. – Я… Мне нужно в туалет. – Она смогла вспомнить только русские слова.

– Вы говорите по-английски? Как вы себя чувствуете? – мужчина подошёл ближе, он приподнял её веки один за другим и внимательно посмотрел в глаза. Затем выругался на испанском языке.

Она не могла вспомнить ни слова на английском, но испанские слова крутились в голове:

– Мне нужно в туалет. – Сказала девушка тихо и невнятно.

Мужчина кивнул и стал отстёгивать её руки. Пока он освобождал её ноги, она потирала запястья и осматривалась вокруг. Перед ней едва умещались два черных кожаных сидения, ещё одно рядом с ней. По бокам висели плотные тканевые шторы тёмно-синего цвета.

– Держитесь за меня. – На испанском, на кастильском испанском сказал мужчина. «Значит, испанец» – промелькнула мысль в тяжёлой голове.

Мужчина помог ей подняться. В виски снова вонзились иглы, в глазах потемнело от боли, покатились слёзы.

Испанец провёл её через узкий коридор, завешанный шторами, они остановились возле серой узкой двери туалета. И тут девушка начала слышать этот характерный гул со всех сторон. Они находились в самолёте.

– Сможете сами стоять на ногах?

– Что? – он говорил слишком быстро, и она не поняла.

– Вы не упадёте? Как чувствуете себя? – на этот раз он говорил более чётко.

– Я справлюсь. – Мужчина кивнул и помог ей прикрыть дверь туалета. Она закрылась на щеколду. Мыслям всё ещё не хватало ясности, в голове словно закипала каша к скорому завтраку. Тело было ватным. И всё же, что, блять, происходит? Какой, нахрен, испанец и самолёт! Она оперлась руками на раковину, и пыталась вспомнить хоть что-то. Как она здесь оказалась? Ничего, вместо воспоминаний – ничего. Пустота, и чем больше она пыталась в ней что-то найти, тем больше раскалывалась голова.

– Сеньора, вы в порядке? – голос испанца вырвал её из раздумий.

–Да! Блять… То есть… Si, Estoy bien! (*Да, я в порядке). – Она умылась холодной водой, чтобы прийти в себя, но это не очень помогло, и девушка чуть не отключилась сидя на унитазе.

– Мы вылетаем к морю, нужно пристегнуться, Дани! – послышался незнакомый голос из-за двери.

– Сеньора, вам нужно выходить!

Она побила себя по щекам ладонями, прополоскала рот и промыла глаза. Глубоко вздохнув, девушка открыла дверь. В узком коридоре стояли ещё двое мужчин.

– Где я? Я ничего не помню. – Она говорила медленно, пытаясь сказать всё правильно по-испански.

– Сеньора идёмте, вам нужно сесть в кресло. – Молодой высокий парень в такой же белой рубашке, как и смуглый мужчина, указал ей в сторону сидения. На кресле лежали наручники, которыми она была пристёгнута.

– Стойте! Что происходит? Объясните мне! – мужчина хотел взять её под локоть, но она одёрнула руку так резко, как только смогла. – Не трогайте! Кто вы такие!?

Молодой парень повернулся к смуглому мужчине:

– Дани, нужно сказать сеньору. – Человек по имени Дани кивнул ему в ответ, и парень быстрыми шагами пошёл вперёд по проходу.

– Что происходит? – она снова вырывала руки, тогда оба мужчины настойчиво подошли ближе к ней. Девушка начала отталкивать их, и её голова закружилась. Она поняла, что её тело не в состоянии дать отпор.

– Сеньора! Сеньора вам нужно пройти на место! – Повторял третий мужчина. Мутным взглядом Лидия не могла разглядеть его лицо, он стоял дальше всех.

– Отпустите! Меня не должно здесь быть! Отпустите меня! – она кричала всё громче и хотела отстраниться от мужчин как можно дальше, они же старались удержать её. Оба мужчины были ниже её ростом, но без сомнения гораздо сильнее, особенно сейчас. Её голова вдруг стала ещё тяжелее и через пару секунд свет погас. Голоса мужчин становились всё тише, но из-за спины раздался грубый бас:

– Дани! Лови! – кто-то подхватил её на руки, и звуки затихли совсем. Пустота. Снова.


***
Она, казалось, пришла в себя, но глаза не слушались. В голову просачивались монотонные мужские голоса, но больше не было никаких звуков. Лидия почти сразу поняла, что сидит в машине, её тело немного покачивало. Уже после, её глаза, наконец, поддались команде приоткрыться хоть немного, но яркий свет заставил её тут же зажмуриться. Через пару мгновений она вновь открыла глаза, они тут же заслезились от света.

В машину прорывалось не так уж много света, окна были плотно тонированы, но на улице стоял полдень, солнце, ни у кого не спрашивая разрешения, проникало во все уголки города.

– Сеньор, кажется, девушка вновь проснулась. – Раздался знакомый хриплый голос напротив.

Она чувствовала себя тряпичной куклой, руки не слушались, затекла шея, а ноющая боль в спине стала невыносимой. Во рту пересохло так, что язык прилип к зубам:

– Пить. Пожалуйста. – Её разум немного приходил в себя, ей хотелось бороться, понять что происходит, но тело было так слабо. Сильным в ней было лишь чувство жажды. – Пить.

– Снова говорит по-русски, кажется, что-то просит. Сказала «похялуста»

Автомобиль резко остановился, и Лидия бы упала вперед, если бы не была пристёгнута ремнем безопасности. Сначала она услышала, как хлопнула передняя пассажирская дверь, а затем дверь слева он неё. Рядом с ней в машину сел человек, девушка тут же всё поняла, и повторила:

– Пить.

– Дани, подай бутылку с водой! – по-испански сказал человек рядом. Она уже слышала в самолёте этот голос – мужской бас, солидный и звучный.

Девушка не без усилий повернула голову. Её глаза всё ещё не привыкли к свету. В машину пробивались слишком яркие лучи, улица выглядела молочно-белой, вид из окна казался кадром на засвеченной фотоплёнке. Человек рядом с ней словно был тенью, она видела лишь тёмный силуэт его профиля. Затем такая же тёмная рука протянула ему бутылку с водой. Мужчина повернулся, провёл по её волосам рукой и, придерживая за голову, медленно поднёс бутылку к её губам:

– Давай, Ли, пей. – Бас чуть смягчился, стал тише, но по-прежнему звучал грубо.

Она выпила столько, сколько смогла, и глаза, неожиданно для неё самой, вновь закрылись. Голова сразу же будто налилась свинцом и упала на подголовник кресла. Но мужчины продолжили разговор по-испански, и их голоса она всё же слышала:

– Андрес, блять! Сколько ты дал ей? – это был бас, рядом с ней, она бы вздрогнула, если бы могла пошевелиться.

– Я… Не так много… Видимо, девушка не употребляет алкоголь и не курит. Поэтому организм так реагирует на наркотики.

– Если не проснётся к вечеру, то ты позвонишь доктору Серхио!

– Как скажешь!

Лидия провалилась в сон.

Глава 3

На этот раз она резко открыла глаза, руки потянулись к вискам, казалось, что это спасёт от головной боли. Девушка сразу же отметила, что руки, хоть и ощущаются всё ещё ватными, но слушаются, а спина совсем не ноет. Всё потому, что она лежит на мягкой постели, в довольно тёмном помещении. Лидия хотела вскочить с кровати, но поняла, что на ней нет никакой одежды. Она села, облокотилась об изголовье и укуталась в одеяло.


      В голове начался парад мыслей. Вспомнились последние несколько картинок: город, самолёт, поездка на машине, бутылка с ледяной водой. А что потом? Как и зачем она здесь и что с ней сделали? На глазах появлялись слёзы, но она смахнула их резким движением руки. Тело пришло в норму, не считая боли в голове – значит, нельзя сидеть на месте, самое время что-то предпринимать! Она слезла с кровати, босые ноги шлёпнулись на ледяной пол и по телу пробежали мурашки. Хотелось действовать быстро, но движения замедлял поток мыслей. Ей было страшно, и она пыталась проснуться. С ней не могло такого произойти. Где она? В каком городе? Море, они ведь пролетали море – так сказал человек в самолёте.

Одной из первых мыслей пришла, конечно же, о рабстве. Точно, она в сексуальном рабстве. Другого объяснения нет, она в тёмном помещении, очнулась голая на кровати. Но как с ней могло это произойти?

Не малых усилий её стоило немного успокоиться, сердце билось так быстро и громко, что Лидия не слышала никаких других звуков кроме его стука. Когда же удалось прогнать страшные мысли, она начала разглядывать комнату, и все эмоции сменились на удивление. Ведь она уже представила, что окружает девушку, которая попала в рабство, но её окружал совсем другой интерьер. Девушка почувствовала, что прижимает к себе одеяло, удивительно мягкое и пышное, почувствовала запах чего-то сладкого и пряного. Лидия закуталась в одеяло ещё крепче.


      Комната, казалось, была бесконечной. Кровать, на которой можно было спать впятером, не касаясь друг друга, была застелена серой простынёй, Она стояла возле стены более темного серого оттенка. Рядом, на столике с черной зеркальной поверхностью скромно обосновалась лампа, и, горела слишком тускло, чтобы осветить хотя бы треть помещения. Её свет падал лишь на дверь в комнату и целую выставку розеток и выключателей на стене рядом с дверью. На противоположной от двери стене, будь это обычная квартира, разумно бы располагалось окно. Здесь же находилось только окно, стены там не было совсем. Несколько широких стеклянных рам высотой от пола до потолка занимали место по всей длине комнаты и заканчивались где-то в темноте, куда не хватало света лампы. А за окнами была лишь тьма, как будто они были забиты досками со стороны улицы. Не виднелось ни единого огонька или фонаря, только отражение проклятой лампы в стекле.

Послышались шаги за дверью, и страх вернулся на место, сердце застучало ещё быстрее, и, казалось, вот-вот не выдержит. Девушка замерла на месте. Дверь приоткрылась и в комнату заглянула миниатюрная женщина, лет сорока, с тёмными вьющимися волосами. Она улыбнулась и заговорила по-испански:

–Как вы себя чувствуете? – она приоткрыла дверь ещё шире и то же самое сделала со своей улыбкой.

Лидия лишь тяжело дышала в ответ через приоткрытые сухие губы. Женщина отвернулась и звонко крикнула:

– Дани, сообщи сеньору – она проснулась!

Нужно было начать что-то делать, пошевельнуться, задать вопрос, какой-то из тысячи, что крутились в голове, в конце концов, броситься с кулаками, но не стоять как оловянная фигурка на ледяном полу. Пару секунд девушка оценивала вероятность сбить с ног эту женщину, которая была ниже ростом сантиметров на 20 её самой, и кинуться бежать. Но это было глупо, ведь Дани, кажется, был поблизости. Она помнила, что именем Дани называли широкоплечего смуглого мужчину в самолёте, хоть он и был ростом ниже, но убежать от него она бы точно не смогла. Поэтому она всё ещё стояла, тяжело дыша, и смотрела сквозь женщину, в ожидании менее дружелюбных людей.

Спустя несколько секунд, которые показались минутами, к двери подошёл Дани и, как ни странно, тоже улыбнулся. Он шумно выдохнул и заговорил, так же по-испански:

– Ох, ну и напугали же вы нас! – охранник повернулся к женщине со словами: – Мария, принеси ей стакан воды. – И она тут же ушла. Дани, бросив взгляд в противоположную сторону, кивнул головой и пошёл за ней следом.

Лидия всё ещё стояла как вкопанная, когда в комнату зашёл мужчина с опущенной головой. Он потянулся к выключателям возле двери, несколько из них щёлкнули под его пальцами, и на потолке загорелись полоски света. Лидия машинально повернула голову и, теперь, при свете, увидела всю длину комнаты, в конце которой была приоткрыта ещё одна дверь. За дверью виднелась раковина. Вдоль стены, напротив окон, располагался шкаф, черный и глянцевый, как и столик под лампой. Девушке хватило секунды, чтобы осмотреть комнату, но она оказалась не готова смотреть на мужчину перед ней и всё ещё не повернула к нему лица. У неё не возникало сомнений, что это и есть сеньор. Глаза слезились от яркого света. Да, определённо от света.

Вновь послышались шаги Марии, она, молча, остановилась в дверях со стаканом воды в руке.

–Дай, Мария. – Сказал сеньор, и девушка узнала голос человека, что сидел рядом с ней в машине и поил водой из бутылки.

Мария протянула ему стакан и сразу же вышла, закрыв за собой дверь. Лидия всё ещё смотрела в сторону, на дверь ванной комнаты, но резко повернула голову в его сторону, как только мужчина сделал шаг к ней. Он замер и опустил взгляд на руки девушки, которые так крепко сжимали одеяло, что побелели костяшки пальцев. Затем снова посмотрел на её бледное лицо и медленно подошёл к столу, чтобы поставить стакан. Мужчина не отрывал взгляда от Лидии и она, наконец, осмелилась поднять глаза к его лицу.

Он был высок, уверенно стоял на ногах, сжав в кулаки руки. Казалось, если он распрямит устало опущенные поникшие плечи, то не поместится в высоту дверного проема. А может, он казался ей таким высоким от страха. Гладковыбритый подбородок был чуть приподнят, на первый взгляд в высокомерном, оценивающем жесте. Но затем мужчина плавным движением опустил голову вниз, устало моргнув, и на лице осталась лишь каменное беспристрастное выражение. На лоб из идеальной волны выбились и упали несколько прядей черных как смоль волос.

– Как ты себя чувствуешь? – всё тот же испанский. – Хочешь есть?

Она учила язык около двух лет, но сейчас все слова попрятались и мысли были только на русском:

–Что тебе от меня надо? Где я? – спросила она, бросив все силы на то, чтобы не заплакать.

– Я почти не говорю на русском. Ты, кажется, знаешь испанский или может быть английский? – он говорил по-испански, медленно, чётко, и она его понимала, но не могла собрать мысли, чтобы ответить на неродном языке, а потому молчала.

Мужчина убрал руки в карманы чёрных брюк и ждал ответа. На нём была мятая чёрная рубашка, заправленная в брюки и расстегнутая у горла на несколько пуговиц. Его лицо не выражало никаких эмоций, разве что, было заспанным.

Не дождавшись ответа, он снова посмотрел на её руки и нахмурил брови. Лидия набрала полную грудь воздуха, осознав, что минуту назад задержала дыхание, и опустила взгляд в пол, на его ноги. Он, как и она, стоял босиком.

–Если ты не хочешь говорить, я зайду к тебе завтра. Сейчас около трёх часов ночи. – Он медленно отшагнул назад к двери и достал из кармана руку, чтобы открыть дверь.

В этот момент, она поняла, что от неизвестности сойдёт с ума до этого его «завтра». Плохие мысли снова полезли в голову, и вместе с ними в кровь ворвался адреналин.

Мужчина уже повернулся к выходу, когда она вцепилась ногтями в его плечи. Он замешкался, так как явно не ожидал атаки и, когда понял что происходит, она уже колотила его кулаками со всей силы, что была в руках. Сеньор зарычал и попытался поймать её руки. Она не издавала ни звука, но кулаки бесконечно врезались в его грудь и плечи, пока мужчина не пришёл в себя. Он обхватил её руками и откинул на кровать, словно пустую коробку. И был единственный способ её на этой кровати удержать. Он придавил её всем весом своего тела, схватил её руки и поднял над головой.

–Успокойся. – Сказал он так тихо, что она не услышала его в первый раз. Они оба громко дышали, будто пробежали несколько километров. – Успокойся. Успокойся.

Лидия предприняла ещё несколько попыток освободить руки, но он с лёгкостью удерживал оба её запястья одной рукой. Тогда она попыталась скинуть его с себя, что тоже оказалось ей не по силам. Как только страх взвился вверх к потолку и позволил ей сосредоточить помутневший взгляд на человеке напротив, девушка зацепилась за его глаза. Сквозь тень на лице пробивался глубокий зелёный блеск, с осколками от изумрудного взрыва и частичками черной пыли. Брови, от злости черными бурями нависали над глазами, пряча драгоценный камень в тени. Она сосредоточилась на взгляде. В эти глаза было не страшно смотреть, хоть их и обрамляли морщинки гнева.

– Всё! Шшш, успокойся!

Она замерла и кинула все силы теперь на то, чтобы не выпускать из глаз слёзы. Мужчина отпустил её руки и скатился с неё на бок. Он опустил взгляд от её лица, и девушка сразу поняла, что забыла про одеяло, которым прикрывала обнажённое тело всё это время. От холодного пота, покрывающего всю её, одеяло приклеилось к телу, но всё же предательски оголило грудь. Лидия тут же зажмурилась, слёзы, наконец, побежали из глаз. Девушка не хотела думать о том, что произойдёт дальше. Сеньор шумно выдохнул, и она почувствовала, как одеяло накрывает её грудь. Затем она услышала шаги босых ног по ледяному полу.

– Мария раздела тебя и постирала твою одежду. Прими душ и надень что-нибудь из шкафа. – Дверь в комнату открылась. – Меня зовут Альваро, и теперь ты со мной. Поговорим, когда немного придёшь в себя. – Дверь хлопнула, и девушка осталась одна, тонуть в чёрно-серой комнате.

Она подождала, пока восстановятся дыхание и сердечный ритм, и села. Вопросов в голове стало ещё больше.

***
Девушка пролежала на одном боку всю ночь, смотря в скучную серую стену. Лишь под утро, когда невыносимо хотелось в туалет, она заставила себя встать.

Она поднялась с кровати, укутавшись в то же одеяло, и застыла, когда взглянула на окно.

Начиналась заря, небо, на котором вот-вот появится солнце, окрасилось в грязно-рыжий оттенок. Светлота небосвода резко обрывалась, переходя в тёмные толщи воды. Теперь девушку не удивляло, почему ночью за окном не было видно ни одного горящего окошка. Море, нескончаемое море.

Она подошла ближе к высоким стёклам, заглянула за них, рассматривая выход на террасу, и облокотившись к холодному стеклу, тихо заплакала.

Ванная комната была масштабным помещением: шириной несколько метров, а длиной соответствовала спальне. Стены ванной были в тех же серых тонах, что и комната. Белыми были лишь раковина и навесной унитаз. В углу расположилась стеклянная душевая кабина. Всё пространство вокруг раковины было одним большим зеркалом, от пола до потолка. Лидия остановилась у столика и разглядела принадлежности. Все вещи, включая полотенца и халаты, были черными. На полках из калёного стекла стояли всевозможные банки, бутылки и стаканчик с одинокой зубной щеткой.

Возвращаясь назад к кровати, всё ещё укутанная в одеяло, она решила заглянуть в шкаф. Едва только она приоткрыла черную глянцевую дверь, по всему шкафу загорелась подсветка из маленьких белых лампочек. Внутри было полно вешалок с одеждой, но их заполняли лишь длинные и короткие летние платья разных цветов. Кроме черного. В самом низу шкафа находилось нижнее белье, сразу нескольких размеров. Девушка, рассматривая, перевернула несколько комплектов, идеально разложенных на нижней полке.

– Нужно подчеркнуть, блять! Ни с одним не угадал, ублюдок.

На полке выше лежало несколько пар синих джинсов, белая и серая футболки. На самой верхней полке аккуратной стопочкой были сложены её собственные вещи. Черные джинсы и майка, лифчик и трусики-стринги. Всё, что она надела два дня назад, на встречу с подругой в кафе. В голове образовалось несколько картинок, они ожили и словно видео проигрались: вход в кафе, его тёплый интерьер и прозрачный стаканчик с ледяным напитком, а после снова пустота.

***
Когда солнце отдалилось от морского горизонта, в комнату заглянула женщина по имени Мария и, улыбаясь, предложила завтрак. Лидия не ответила, она постаралась спрятаться от всего, укутавшись в одеяло и отвернувшись к окошку.

День прошёл в попытках вспомнить хоть что-то, что происходило после посещения кафе, будто это было решением всего. К вечеру Мария принесла в комнату деревянный поднос с едой, но Лидия даже не взглянула на содержимое тарелок. Она спряталась под одеяло от пряного мясного аромата и уснула.

Проспав, как ей показалось, пару часов, она напилась в ванной воды из-под крана и снова завалилась на постель вместе с бесконечными мыслями.

Наутро второго дня, когда солнце начало очередной оборот, девушка снова уснула. Ей снились странные вещи, которые не способен был объяснить самый исчерпывающий сонник. Страх, тревога, гнев и наступающее отчаяние смешались и приняли формы чудаковатых монстров, разгуливающих по крышам домов. Они догоняли её, поили водой из бутылки, выбрасывали в море, бегали босыми человеческими ногами по чёрной глянцевой плитке и стаскивали с неё одеяло, под которым вместо обнаженного тела оказывалась пустота.

Она бесконечно просыпалась, оглядывалась по сторонам, натягивала одеяло обратно на голову и возвращалась к тревожным абсурдным снам.

Несколько раз приходила Мария, без лишних слов оставляла свежую еду, которая пахла более чем великолепно, но почему-то вызывала чувство тошноты, и забирала тарелки со старой. Лидия каждый раз просыпалась и вздрагивала, слыша малейшие звуки в комнате.

Сеньор за эти два дня не показался ни разу, впрочем, как и кто либо другой, не считая Марии. Женщина в одно утро пришла в комнату со связкой ключей и открыла замок на двери террасы.

– Немного свежего воздуха пойдёт вам на пользу.

Вокруг царила абсолютная тишина, лишь едва позвякивали громоздкие толстые стёкла, не пуская в комнату морской ветер. Ни единого звука не донеслось со стороны дома. Лидия представляла себе комнату, как одиноко стоящую коробку где-то на отшибе, на острых скалах, окружённую морем. Будто это своего рода тюрьма для особо опасного преступника. И девушка бесконечно копалась в себе, стараясь понять или хотя бы вспомнить, что же натворил этот «преступник».

Так, с мыслями и слезами протянулся еще один день, с кошмарами и слабостью иссякла ночь, а наутро, когда разум не выдерживал больше терзающих мыслей, заботливо накрыла апатия. Девушка встала, размялась, наклонившись во все стороны, и отправилась в ванную. Закрыв дверь изнутри на щеколду, она выдохнула, будто оказалась в безопасности. Просидев на полу в одеяле долгое время, она решила, что нужно привести внешний вид в порядок, чтобы чувствовать уверенность в себе. К телу, наконец, возвращалась сила, и нужно было вернуть силу и к разуму.

Шагнув под обжигающе горячие капли воды, Лидия избавилась от ноющей боли в висках. Вымыв волосы и почистив зубы, она почувствовала себя гораздо лучше.

Когда кожа на пальцах уже сморщилась от влаги, она вышла из душа. В ванной комнате совсем не осталось свежего воздуха, а ей хотелось вдохнуть полную грудь. Накинув на мокрую кожу черный махровый халат и замотав волосы в полотенце, она вышла на террасу. Вытянутое вдоль всей комнаты пространство казалось абсолютно невесомым. Терраса было ограждена лишь парапетом из такого же калёного стекла, что и окна. По центру располагалась пара мягких серых кресел и квадратный стеклянный столик возле них.

Вздохнуть всё никак не получалось, виной тому неописуемое чувство. Столько эмоций смешалось внутри, тревога и страх, волнение и горечь. Она ничего не могла с собой поделать, но искренне наслаждалась видом. Панорама перед ней была великолепна, это был кусочек её мечты – просыпаться в доме с таким видом из окна. Море. Море повсюду. Дом стоял на побережье, на светлых скалах, что виднелись под террасой. Теперь она видела, что справа бесконечная морская гладь всё же обрывалась песчаным берегом. Между скалами и бесконечным пляжем располагалась миниатюрная каменистая бухточка с водой насыщенного бирюзового цвета.

Витали в воздухе и нотки отчаяния, но совсем немного. Пять минут назад, в душевой кабине, под обжигающе горячими струями воды, она решила бороться.

Наконец, у неё получилось набрать полные лёгкие воздуха, и она впервые за три дня улыбнулась. Девушка опустилась на пол, облокотилась на прозрачную стену и старалась ни о чем не думать хоть минуту.

– Теперь тебе нужно что-нибудь поесть – Он стоял на пороге террасы, босиком, в серых спортивных штанах и футболке в цвет.

Лидия вздрогнула, тело напряглось, и она никак не могла это контролировать.

–Я не хочу. – У неё получилось выдать сильный голос, жесткий и звонкий.

– Не веди себя как маленькая девочка, ты должна поесть.

– Да пошёл ты нахер, придурок! – вырвалось, конечно же, по-русски.

– Говори, пожалуйста, по-испански. Я не понимаю тебя. – Его голос был спокойным и тихим.

– Какой же ты тупой! – в этот раз по-испански, теперь она хотела, чтобы он понимал. – Как можно похитить человека, с которым ты не можешь разговаривать? Если хочешь говорить с заложницей – учи русский язык! – Она на долю секунды пожалела, что так выражается, начала бояться его реакции. Но раздался тихий мягкий смех, который совсем не сочетался с серьёзным и грозным мужчиной.

– Здесь ты находишься не в качестве заложницы. Можешь считать, что ты гостья и только от тебя зависят наши с тобой отношения. Знай, что я не откажусь от тебя, но и плохого тебе не сделаю! – мужчина был импульсивен, говорил быстро и Лидия плохо его понимала.

– Если ты говоришь так, то делай что хочешь, когда я говорю по-русски!

– Говори по-испански, прошу тебя!

– А ты имей в виду, что я плохо знаю испанский! И тоже не всё понимаю! – Она повернулась к нему, оторвав взгляд от поверхности моря.

Мужчина смотрел на неё с ухмылкой. Выражение его лица было таким, словно он одобрял свой выбор, словно её такую он и хотел. Девушке дико хотелось стереть эту ухмылку, и в голову пришла только одна идея, конечно же, сумасшедшая. Она подумала, что он стоит достаточно близко, чтобы успеть.

Через секунду Лидия подскочила к стеклянному бортику террасы, схватилась обеими руками за край. Парапет был высотой всего в половину её роста.

Полотенце сорвалось с её мокрых волос и полетело прямиком на скалы. Всё было словно в замедленной съёмке. Доля секунды и она подумала, что идиотка, начала прощаться с жизнью, ведь он точно не успеет. Но тут его руки вцепились в её бёдра, и он затащил её обратно на пол террасы. Успел.

– Ты что сумасшедшая? Я не позволю тебе себя убить! – его глаза горели от злости, а главное, от ядовитой ухмылки не осталось и следа. – О чём ты, блять, думаешь?

–Я хочу выйти на пляж к морю. – Сказала она, лёжа на раскалённом от солнца полу. Эта фраза его явно удивила.

– Что?

– Ты сказал, что я не пленница, а гостья. Я хочу к морю. – Они оба молчали минуту, лёжа на полу, под лучами утреннего, но уже горячего солнца. Затем он поднял руку к лицу и потёр глаза, при этом смеясь, теперь уже почти беззвучно.

–Ты ведь не собиралась умирать, да? О чём ты думала, я же мог не спасать тебя!

Мужчина разгадал её план. Она снова почувствовала себя проигравшей.

Глава 4

– Дани! Хуго! Отвечаете за неё головой! На пляж и обратно в дом, смотрите в оба!

–Да, сеньор. – Ответил только Дани, так как он, кажется, был старше не только по возрасту, но и по званию, или что-то типа того.

Девушка слышала это из комнаты, в которой она провела всё это время, ни разу не выходя за её пределы. Через несколько секунд Дани заглянул в приоткрытую дверь:

–Идёмте, сеньора.

Она встала с кровати и отправилась к двери робкими шагами. На ней была её собственная одежда, заботливо постиранная Марией. Выйдя из комнаты вслед за охранником, она оказалась в широком коридоре с серыми стенами. В одной стороне была лестница на второй этаж, с подвесными каменными ступенями и строгими деревянными перилами. Дани шёл в противоположную сторону, к широкой входной двери из светлого дерева. Он остановился, взглядом приглашая Лидию идти за ним. Теперь уже уверенными шагами она двинулась вперёд, но делала это не спеша.

Слева стена резко оборвалась, и Лидия увидела гостиную, которая была в два раза больше комнаты, в которой её держали. Две тёмно-кофейных стены безупречно сочетались с мебелью из светлого дерева: массивным столом со стульями возле окна. По центру разместились бежевый мягкий диван и несколько кресел. Третья стена была фоном для двух панорамных окон с видом на сад. Громадная комната выглядела темновато, поскольку её окна выходили на теневую сторону, но она казалась просторной и лаконичной. Минимум вещей, несколько экранов телевизоров и пара осветительных приборов.

Из гостиной вело две двери по разные стороны, только одна из них была открыта. За ней виднелся ещё один не менее громоздкий стол со стульями. Девушка ещё не успела разглядеть гостиную, когда вторая серая стена коридора сменилась на стеклянную. Сквозь прозрачную преграду Лидия увидела всё такие же темные стены, но в той комнате было гораздо больше света, хотя окна видно не было. В центре комнаты за черным зеркальным столом сидел Альваро и разговаривал по телефону, разглядывая тоненькую папку с бумагами. Девушка сразу поняла, что это рабочий кабинет хозяина дома. Напротив кабинета, за такой же стеклянной стеной, она увидела тот стол со стульями, что и в дверях – обеденная зона и непривычно светлая кухня.

Снова появились серые стены коридора, с каждой стороны было ещё по одной запертой двери, гардеробная и череда резких ступеней вниз.

Дани открыл несколько замков на двери, включая электронный с кодом из 8 цифр. Конечно же, он закрыл обзор своей широченной спиной и цифр Лидия не увидела. Хуго, высокий голубоглазый парень с копной густых русых волос, вышел на улицу первым и показал жестом, что девушка тоже может выйти. И она пошла.

Яркое солнце снова ослепило её. Когда глаза немного привыкли к свету, дух захватило от вида.

Двор дома был огорожен только с одной стороны, справа. Чёрный кованый забор, около трёх метров в высоту, с подобающими широкими воротами. Слева от входа в дом громоздился кусок скалы, загораживающий вид на море. Впереди была просторная площадка, покрытая светло-бежевой каменной плиткой. Пройдя через весь двор, вслед за Дани, девушка увидела каменную лестницу, ведущую к песчаному пляжу и морской бухточке. Широкие, безукоризненно ровные ступени, вырубленные из сплошной серой скалы, словно материал этот был мягким и податливым. Их поверхность выглядела гладкой и идеально ровной, будто лестницу выточили только вчера и ещё ни разу по ней не прошли.

Изначально она хотела только пройтись по песку, хотела, чтобы восхищение морскими волнами затмило бесконечные мысли. Но теперь стоя босиком на жёлтом песке, и, смотря на пенистые волны, одна за одной добегающие до её ног, желание искупаться было невыносимо. Но она не могла. Не могла раздеться и плавать в своём полупрозрачном белье. И не могла намочить свою одежду, ведь придется надеть что-то из шкафа… Или могла?

Она повернула голову в сторону дома, возвышающегося на скале, и боковым зрением увидела фигуру на террасе. Он, кажется, говорил по телефону, если прислушаться, был чуть слышен его голос.

Лидия шагнула в воду, волна сразу же ударила по её джинсам. Какая же теплая, подумала она и пошла дальше в море.

–Сеньора! – закричали охранники почти хором.

Она не обращала внимания. Зайдя по талию в воду, она немного проплыла в сторону дома. Альваро стоял, облокотившись на парапет террасы, и внимательно за ней наблюдал. Девушка перевернулась на спину, расслабилась и посмотрела на безоблачное небо. На глаза снова наступили слезы, и она решила смыть их, нырнув в воду. Под толщами моря ей захотелось уплыть как можно дальше, задержать дыхание как можно дольше, скрыться от охранников и вынырнуть лишь за скалой, в соседней бухте. Плевать, что вода чистейшая, и Сеньор с террасы увидит, куда она плывёт. Она вынырнула, вдохнула как можно глубже, и, оттолкнувшись ногами от дна, поплыла, быстро гребя руками.

Надолго воздуха не хватило, но она решила не сдаваться и не выныривать, ведь охранники наверняка уже плывут за ней.

В нос уже заливалась вода, когда её схватили за руку и потянули к солнечному свету. Хуго вырвал её из объятий воды, к ним подплыл Дани, и они тянули её обратно к берегу. Девушка не сопротивлялась. Когда Дани уже касался ногами дна, он взял её на руки, но тут же кто-то другой забрал её и вынес на берег.

Альваро положил её на песок, едва касаясь, убрал мокрые волосы с бледного лица, а когда увидел открытые, красные от соли глаза, выдохнул:

– Что ты, блять, делаешь, женщина?

***
Лидия снова стояла под каплями обжигающего душа, вода смывала песок с волос и кожи. Её мокрая одежда лежала у неё под ногами.

Альваро старался не показывать злость, но она видела всё в его глазах. Приказав охранникам не оставлять её одну даже в комнате, за исключением ванной, он уехал. Он спокойно вышел из дома, закрыл входную дверь так, что она даже не стукнула, но не переодел по колено мокрые штаны.

После второго спасения, Лидия старалась убедить себя, что навредить ей здесь не хотят. Но подчиняться она не собиралась.

Завернувшись в халат и выйдя из душа, она увидела Хуго. Парень стоял возле двери в комнату, с опущенным в пол взглядом, на нём была уже сухая одежда.

–Тебя зовут Хуго, верно?

– Да, сеньора. – Ответил он, по-прежнему смотря в пол.

– Хуго, где в доме находится спальня, точнее гардеробная сеньора Альваро?

– Э, на втором этаже. – Парень поднял глаза и сморщил светлые густые брови.

– Идём. – Она протиснулась мимо него, вышла из комнаты и направилась к лестнице.

– Но сеньора! – Хуго явно был против экскурсии по дому, но не придумал, как тактично возразить сеньоре.

Поднявшись на второй этаж, она сразу поняла, где его спальня. В конце коридора виднелась чёрная матовая дверь, на метр выше и шире нескольких соседних. На удивление, она была не заперта.

За дверью девушка снова почувствовала пряный запах, определённо, корица. Интерьер спальни с панорамным окном во всю стену был в стиле всего остального дома. Стоить ли, говорить, какой из него открывался вид. Как и в спальне на первом этаже, окна захватывали часть синющего моря, а ещё обозревали бухту и солнечный городок, виднеющийся за ней на побережье.

Но больше всего девушку удивили стены. В остальных комнатах они были серыми или бежевыми, с обивкой из светлого дерева. В спальне Альваро стены были черными. Совсем как дома у Лидии, в её комнате. Она остановилась и задумалась об этом на секунду, осматривая интерьер.

Широченная кровать, размером с небольшую квадратную комнатку, была застелена черным бельем. На атласной ткани складки, подсвеченные лучами солнца, извиваясь, плыли по поверхности. Изголовье из тёмного дерева прислонялось к стене, абсолютно пустой, если не считать двух широких глянцевых дверей. Ближайшая к окошку была плотно закрыта, а та, что находилась по правую сторону от кровати, не таила своего содержимого и являла взгляду гардеробную. Лидия бросила взгляд на Хуго, который терпеливо ждал дальнейших действий за её спиной, и двинулась дальше.

Она шагнула за дверь, отодвигая её с пути сжатым кулаком, затем нащупала на стене у входа выключатель и впустила в комнату свет от длинных теплых ламп на потолке. Свет отразился от чёрной напольной плитки, большая часть которой пряталась за темным ковром с коротким лохматым ворсом – его к нему придавило деревянной скамьёй. Цвет стен уловить было невозможно – всё пространство занимали шкафы из чёрного дерева, кривляясь узкими полками, широкими отсеками и секциями. Справа располагался самый масштабный шкаф во все три метра стены, его дверцы от пола до потолка поблескивали лаконичными глянцевыми ручками. Слева в ряд выстроились вешалки с пиджаками и рубашками, там же – полки с обувью.

Напротив двери девушка увидела себя в зеркале от пола до потолка, по обе стороны от которого стены усыпали аксессуары: панель с часами, немногочисленные галстуки, ремни и снова обувь.

Лидия прошлась по комнате, заглядывая за отполированные дверцы, за каждой из них загорался контур мелких лампочек, как только замечал перед собой девушку.

В одежде Альваро, как и в доме, преобладали нейтральные цвета. Бесконечное количество рубашек, одинаковых на вид, брюк и ботинок. Практически все вещи были чёрными. Краски разбавляли несколько пар белых кроссовок, коричневых ботинок и ремней. На вешалках так же было несколько синих и белых рубашек. На полках лежало несколько серых и черных спортивных костюмов.

– Хуго, мне нужно переодеться. – Сказала она, осмотревшись.

Охранник кивнул и, молча, отошёл назад к двери, из спальни он всё же не удалился.

Лидия прикрыла дверь гардеробной, скинула халат и натянула на себя черные спортивные штаны, которые оказались идеальными по длине, но свободными в поясе, а затем надела черную футболку, заправив за широкую резинку штанов.

Она уже вышла из гардеробной и поймала на себе удивленный взгляд Хуго, но затем вернулась и взяла ещё кое-что, улыбнувшись, второй раз за эти пять дней.

– Хуго, здесь есть ножницы?

– Я не знаю, сеньора, но они есть в кабинете.

– Хорошо, идём туда.

Они снова спустились на первый этаж и вошли в кабинет. Хуго с некой опаской протянул девушке ножницы, и, с неприкрытым интересом, стал за ней наблюдать.

Лидия достала из кармана штанов черные мужские боксеры, вероятно, дизайнерские и, вероятно, очень дорогие, отрезала от них кусок резинки и связала концы. Затем собрала волосы на голове в пучок и завязала их получившейся резинкой.

–Теперь мне нужна кухня, Хуго.

– Кухню вам покажет Дани. – Второй охранник, вероятно тоже, переодевшись в сухие вещи после купания, зашёл в кабинет. Мужчина посмотрел на Лидию без особого удивления, но глазами задал немой вопрос Хуго. Парень лишь пожал плечами, похлопал Дани по руке и вышел из кабинета.

Мария протирала столы, Когда Дани и Лидия вошли на кухню. Она улыбнулась при виде их:

– Сеньора, вы хотите кушать? – она убрала тряпку и сполоснула руки.

– Нет. То есть, да, но, могу я сама посмотреть что-то в холодильнике?

– Да, как вы хотите. Вам нужна моя помощь?

– Нет, оставьте меня одну.

Мария кивнула и вышла, Дани отошёл к двери.

Кухня, очевидно, выбивалась из интерьера всего дома. Не только окном, обычным, вытянутым, которое окружала стена, но и цветом. Белые стены, белая мебель, светлые стол и стулья в обеденной зоне возле стеклянной стены. Белый кухонный гарнитур с дверцами из матового стекла. Барная стойка из белого мрамора и два высоких металлических стула с мягкими белыми сидениями. Белые круглые плафоны, на длинных ножках свисающие с высоченного потолка. Вся утварь была попрятана в шкафчики, словно кухней вовсе не пользовались. На разделочных столах не было никаких предметов.

Кухня, будто комната того самого странного ребенка, с которым не играют остальные дети, и всю душу он вложил в интерьер спаленки.

Всё это казалось ей странным, опять же до глубоких размышлений.

Лидия заглянула за дверцу двухстворчатого холодильника. Внутри было полно готовой еды, и только сейчас девушка поняла, насколько голодна. Она видела очень много блюд, в разных посудинах, но не могла понять, что есть что. Поэтому решила сама приготовить что-нибудь. В морозилке нашлась целая коллекция морепродуктов.

Лидия начала исследовать шкафы в поисках посуды. Сначала она нашла крупы и макароны, затем, о удача, несколько сковородок и ни одной кастрюли.

–Дани, в этом доме кто-то умер недавно?

– Э, нет, сеньора. – Ответил мужчина, тихо наблюдавший за её исследованиями.

– Почему тогда так тихо? Мне нужно что-то, что производит музыку.

Охранник, казалось, не ожидал от неё непринуждённого поведения.

– Я могу принести вам ноутбук.

– Отлично, только найди к нему ещё и колонки.

Дани задумался, затем вышел из кухни, на его место встал Хуго, пока первый не вернулся. Через 5 минут на обеденном столе стоял макбук с сабвуфером. Через двадцать минут на сковородке жарились креветки под энергичные песни на русском языке. В доме на скале, в испанском городке на Средиземном побережье.

Когда соус был почти готов, и, осталось лишь отварить пасту, Альваро вернулся домой. Он пару минут с каменным лицом смотрел на девушку, танцующую на его кухне сквозь стеклянную стену. Музыка играла запредельно громко, он не понимал ни слова из песни и не понимал того, что, в принципе, происходит. Лидия подпевала хорошо известным ей словам, дёргая ногой и помешивая макароны.

Сливая в раковину воду, она увидела как Альваро и Хуго разговаривают в кабинете. Сеньору однозначно было интересно, почему на его рабочем столе лежат порезанные ножницами боксеры. Хуго долго объяснял что-то, кивая головой, в конце концов, указав в сторону кухни.

Паста с креветками и сливочным соусом была готова, вся приготовленная порция еле поместилась в черную глубокую тарелку, но живот урчал так, что съесть всё не составит труда.

***
Она сидела на полу террасы с пустой тарелкой вот уже полчаса. Смелость и уверенность сменились на безразличие.

Ярко-синее ранее небо за пару часов застелилось пунцовым налётом. Дождя, казалось, нет. Но скала внизу уже поблескивала от влаги на дневном свету. Будто облака, это огроменное сито, через которое чья-то ворчливая бабка просеивает муку. Таким мелким, и, от этого не менее противным, был дождь. Мизерные капли создавали еле ощущаемый шум. Она будто не слышала его, а чувствовала всем телом. Чересчур тихо было в округе. И лишь теперь было видно истинный цвет морской воды – чистая лазурь.

Всё происходящее казалось ей вымыслом одного странного человека. Будто он создал мир, но оказался слишком ленив, чтобы продумать мелкие детали, а главное, замыслы всех персонажей.

– Мне нужна музыка, блять! Угнетает эта ваша гробовая тишина! – крикнула Лидия, импульсивно швырнув тарелку о плиточный пол. Черные осколки покатились вперёд, в надежде спрыгнуть в море, но были остановлены прозрачной преградой. Через минуту на террасу вышел Альваро, вероятно, он услышал её:

– Если ты хочешь, чтобы я тебя понял – повтори по-испански.

Она промолчала.

– Не хочешь поговорить со мной спокойно? – спросил он, подошёл и сел на серое кресло. Девушка пожалела, что уже разбила тарелку, ведь сейчас ей хотелось сделать это об его голову.

– Где я?

– В Испании.

– Об этом я догадалась. Где именно?

– Это не важно. – Мужчина закинул ногу на ногу.

– Как я здесь оказалась?

– Прилетела со мной.

– Это не так называется! – фыркнула девушка. – Зачем ты меня сюда привёз?

– Ты мне нужна.

– Зачем? – её губы дрогнули. Он не отвечал. – Я могу вернуться домой?

– Тебе нужно что-нибудь?

– Мне нужно чтобы ты отвечал! Я хочу вернуться домой!

– Тебе что-нибудь нужно? – повторил он твёрдым и властным голосом.

Девушка промолчала, но тут же задумалась. Ей сейчас не так сильно нужна музыка, как чей-то знакомый голос.

– Прошло почти пять дней, Альваро, мне нужно связаться с семьёй.

Мужчина, поразмыслив с минуту, вышел из комнаты неспешными шагами. Вернувшись, он принёс с собой телефон.

– Ты официально покинула страну, Лидия. Я не вывозил тебя нелегально, всё законно, твой шенген снова открыт, паспорт у меня, – он сел на пол напротив неё и положил гаджет к себе на колени. – Ты оставила своей семье сообщение, что устала от всего, находишься сейчас с любимым человеком и свяжешься с ними через несколько дней.

Она смотрела, как дождь усиливается, как его капли теперь видны рябью на поверхности моря. Мужчина продолжил:

– Ты можешь связаться с ними, сказать, что всё прекрасно, и ты отдыхаешь на побережье. Я, конечно же, буду рядом.

– Ты не поймешь, что я им скажу. Я могу попросить помощи!

– Ты этого не сделаешь, не захочешь, чтобы они расстраивались и переживали за тебя.

На глаза навернулись слёзы. Она сдерживала их, как могла, но глубоко внутри она рыдала и вопила, что это не справедливо. Закрыв лицо руками, она чётко осознала, что этот человек продумал всё. Он был прав, они не должны волноваться. Лидия старалась успокоиться, не позволяла дыханию сбиться:

– Я хочу позвонить.

– Хорошо, – он взял в руки телефон и протянул ей. – Здесь есть приложение для связи, нужен только твой логин и пароль. В твоём городе сейчас десять вечера.

Она взяла телефон дрожащей рукой, но он не отпускал его.

– Помни, мы с тобой счастливы. – Он, наконец, отпустил. Затем протянул ей руку, чтобы она встала с пола. Девушка поднялась сама и подошла к парапету. Альваро встал у неё за спиной, слишком близко. Ближе чем она могла его выносить. Сердце снова отбивало ритм ста пятидесяти ударов в минуту. Мужчина медленно поднял руку к её голове и заправил за ухо пушистую прядь русых волос. Она закрыла глаза и постаралась сосредоточиться, прислушалась к стуку сердца и своему дыханию. Но мужчина стоял слишком близко. Девушка почувствовала сладкий аромат корицы, и её дыхание снова сбилось.

Она смотрела на фото своего брата и не решалась ткнуть пальцем на иконку видеозвонка. Альваро терпеливо ждал. Он положил руку на её плечо и чуть заметно сжал. Его ладонь обжигала кожу через ткань футболки, но девушка снова постаралась сосредоточиться и, наконец, поднесла к экрану дрожащий палец.

– Улыбайся, Ли. – Но Лидия не могла заставить себя улыбнуться, это получилось само собой, когда она увидела на экране обескураженное лицо брата.

Глава 5

Прошло несколько безрадостных, ничем не отличных друг от друга дней. Стояла летняя жара, скорее подходящая под определение пекла. Солнце ходило по комнате, заглядывая с раннего утра в окно, и путешествовало до позднего вечера.

Она пыталась уснуть с двух часов ночи, но сейчас уже около 6 утра. Через приоткрытую дверь было слышно, как Мария прошла по коридору, она всегда просыпалась рано и занималась домашними делами, пока все ещё спали. Чуть позже она отправлялась в магазин за покупками с одним из охранников, и каждый раз спрашивала у Лидии, не нужно ли ей чего.

Альваро по утрам девушка никогда не видела, и сделала вывод, что спит он до обеда. По ночам, сидя на террасе, она слышала, как к дому подъезжает машина. Затем Альваро, проходя по коридору, открывает дверь в её комнату, и, видимо убедившись, что она не сбежала, поднимается по лестнице к себе. Приезжает он всегда далеко за полночь.

Она всё ещё плохо спала по ночам, постоянно просыпалась. Много думала. Перебирала множество вариантов побега. Несколько раз плакала, но быстро успокаивалась, убеждая себя, что никто не должен увидеть её слабость. Она была спокойна, только в те минуты, когда смотрела на море, на волны, возникающие из ниоткуда, на проплывающие мимо яхты. Часами смотрела на серую стену, которая казалась холодной и бесконечной. В эту ночь она придумала задание для Марии.

***
Лидия проснулась под вечер, она выспалась впервые после наркотического сна. В глаза сразу же бросились сумки с покупками для неё, которые стояли возле двери. Девушка снова задумалась над своей грандиозной идеей. Может и не стоило злить хозяина дома, но он не огласил никаких правил. Значит, она могла это осуществить.

Этим вечером Мария готовила что-то рыбное на ужин. Как только Лидия вошла на кухню, женщина бросила все свои дела:


– Сеньора, вы будете ужинать? – Мария увидела её заспанный вид. – То есть, завтракать? – она смутилась и заулыбалась.

– Я найду что-нибудь в холодильнике, спасибо. И спасибо за покупки. – Лидия улыбнулась женщине в ответ.

– Мне в радость, сеньора.

– Мария, а сеньор Альваро знает о моей просьбе?

– Нет, у него важная работа сегодня, его нет в городе и с ним нельзя связаться. Но он сказал, что мы должны выполнять любые ваши просьбы, в пределах разумного, конечно. – Женщина улыбнулась ещё шире. – А я считаю вашу идею вполне разумной.

Есть совсем не хотелось, она была в предвкушении, поэтому выпила стакан молока и отправилась в гардеробную Альваро. Прихватив ещё один черный спортивный комплект, она поспешила в свою спальню.

Спустя 5 часов, за окном стемнело, сеньор всё ещё не вернулся домой, а задуманное было почти исполнено. Осталось лишь убрать с пола защитную пленку, собрать грязные кисти и пустые банки из-под краски. Девушка была довольна собой, хотя и боялась реакции Альваро на её самодеятельность. Но теперь, каждый раз засыпая, она хотя бы не будет видеть холодную серую стену перед собой.

Сначала Лидия решила перекрасить всю стену в чёрный, как дома в своей комнате, но потом поняла, что это будет огорчать её ещё сильнее, чем серость. К тому же, в этом доме уже есть комната с чёрными стенами. Тогда она поняла, что хочет добавить красок, и долго думать над цветом не пришлось. Сейчас её любимый цвет, кроме чёрного, это цвет морской синевы, со всеми его оттенками.

Теперь, глядя на эту стену, хотелось думать о более оптимистичных вещах. На чёрном фоне бушевали краски синей стихии, словно морская вода столкнулась с черным песчаным пляжем. И будто ветер гонял пенистые волны по всей поверхности. Цвет этих волн завораживал. Смолисто-черные участки сменялись пятнами бирюзы. На куски цвета лазури падали всевозможные узоры. Словно солнечные лучи проходят через толщи воды и достигают дна, принимая причудливые формы морской пучины.

Всю ночь она провела на террасе, спать легла снова под утро. Альваро ещё не было дома.

***
Её разбудили яркие лучи, поднявшегося над горизонтом солнца. Девушка перевернулась на другой бок, чтобы спрятать лицо от света, и тут же подскочила на ноги.

На правой стороне кровати лежал Альваро в брюках и рубашке. Через запах свежей краски пробивались нотки корицы. Мужчина спал, положив руки за голову. Его губы были приоткрыты, грудь медленно вздымалась от ровного и глубокого дыхания.

Лидия стояла босиком и смотрела, как он спит, на его безмятежное лицо. Ей хотелось вытолкать его с кровати, выгнать из комнаты. Но она не решалась осмелиться и подойти близко. Девушка хотела казаться сильной, независимой, но, всё же, она боялась этого мужчину.

– Эй! – он сразу же открыл глаза от её голоса. – Что ты делаешь? – мужчина сел на кровати и протёр пальцами заспанные глаза.

– А ты что делаешь? – он посмотрел на неё. Девушка вдруг почувствовала себя ещё более уязвимой. Ей хотелось отвернуться, спрятаться под кроватью. Но, собрав всю смелость, она приподняла голову, и, смотря на мужчину сверху вниз, сказала:

– Как и ты, я делаю то, что хочу.

Мужчина перевёл взгляд на стену справа. Она терпеливо ждала, что он скажет, но Альваро поднялся с кровати и вышел из комнаты с ботинками в руках.

Скорчив недовольную гримасу, она плюхнулась на кровать. Сначала облегчённо выдохнула, ведь хозяин дома не разозлился от её самодеятельности. А затем она поникла. Ей хотелось, чтобы он был взбешён, чтобы злился и кричал. Но мужчина отреагировал ровным счётом никак.

Девушка кинулась из комнаты вслед за Альваро. Она поднялась в его комнату, перепрыгивая по ступеням через одну, но сеньора там не оказалось.

– Что это вообще за новости? – Лидия ворвалась в кабинет.

Альваро сидел за столом, сложив руки под подбородок, когда она вбежала, он даже не шевельнулся. Напротив стола стояли Хуго и Дани, они как раз были немало удивлены. – Ты не можешь просто так ложиться ко мне в постель, пока я сплю!

Мужчина всё так же сидел за столом, но слегка прищурил глаза и нахмурил брови от её громкого голоса.

– Кем ты себя возомнил? – она подошла к столу, поставила на него руки и подалась вперёд в нападающей позе.

– Я закончу свои дела, и мы поговорим в твоей комнате. – его голос был ровный и тихий. Мужчина ждал, что она выйдет, но девушка не сдвинулась с места.

– Я хочу говорить сейчас! У меня нет дел, я абсолютно свободна последнюю неделю! – она не могла отступить. Девушка прекрасно понимала, что быстро остынет и, когда Альваро придёт разговаривать, она уже не сможет так смело смотреть ему в глаза.

– Не трать силы на ругань, у тебя не получится вывести меня из себя. – Альваро встал и скрестил руки на груди. Он был спокоен, будто вся его жизнь была сплошным скандалом, и ничто не могло его разозлить. Но девушка не собиралась сдаваться.

– Порох и огонь. Сейчас будет бум – шепнул Дани, так тихо, чтобы его услышал только Хуго.

– Кто из них что? – спросил у него парень.

Дани не успел ответить. Рука Лидии рассекла воздух и столкнулась со щекой Альваро, произведя звонкий хлопок. В комнате воцарилась тишина, охранники синхронно опустили взгляды в пол. Глаза Альваро запылали, он потряс головой из стороны в сторону, чтобы избавиться от звона в ушах. Девушка не опустила руку, будто была готова ударить снова.

– Ты ждёшь, что я буду тихо сидеть в своей комнате? Я не дам тебе спокойно жить! – она была полна ярости, готова была воевать с ним, и не отступила, когда Мужчина сделал два резких шага вперёд.

Он схватил её на руки и пошёл прочь из кабинета. Дани и Хуго синхронно расступились в разные стороны

Лидия старалась вырваться, выгибалась, но попусту колотила его по груди и шее. Мужчина даже не качнулся, хватка его рук не ослабла ни на секунду. Он швырнул её на постель, а когда девушка попыталась подняться, снова толкнул её. Мужчина не прилагал никаких усилий, будто она не весила ничего. Лидия снова поднялась, не готовая сдаться. Альваро снова толкнул и на этот раз упал вместе с ней, пригвоздив к постели.

– Меня не оскорбляет то, что ты дала мне пощечину, – ровным спокойным голосом сказал он. Лидия смотрела на него с такой злобой, которую только могла изобразить. – Оскорбляет только то, что мы были не одни!

– Что, женщина не должна унижать тебя при охранниках? Тогда укради другую, ту, которая будет соответствовать всем твоим требованиям!

Его взгляд был стеклянным, не выражал никаких эмоций, будто он был готов к подобным словам.

– Бей меня, кричи! Но делай это как моя женщина, наедине со мной. – Он говорил тихо, почти шёпотом.

Лидия приподняла голову так, что их лица почти соприкоснулись. Они были так близко, что девушка чётко видела своё отражение в тёмно изумрудных глазах и чувствовала на своих щеках его дыхание.

– Я не твоя женщина, – Лидия говорила ещё тише, чем обычно это делал Альваро. – И никогда ей не буду. – Она опустила голову обратно и повернула её набок, закрыв глаза. Спустя несколько секунд мужчина отпустил её и поднялся на ноги. Он почти вышел из комнаты, когда девушка взвыла:

– Почему, блять, я? Почему? Почему именно я? – крики Лидии пронзали комнату. Всё, что было на душе, вырвалось на свободу.

В её сознании пылал лишь один этот вопрос.

Она никогда не считала себя красавицей, ненавидела выделяться в толпе за счёт высокого роста и не считала своё тело хоть немного идеальным. Богатые испанские красавцы не воруют таких, как она. Это должна быть миниатюрная брюнетка со спортивным телом, подтянутой задницей и грудью идеальной формы. С безупречным лицом, хоть сейчас на обложку журнала. Но никак не она. Лицо её было довольно интересным, голубые глаза и волевые брови, пухлые губы. Но улыбка, хоть и была заразительной, никак не являлась голливудской.

Что он в ней такого нашёл? Если бы он был с ней знаком, если бы они виделись раньше, если бы были друзьями. Если бы он знал её, если бы хоть раз смеялся над её остроумной шуткой. Но нет, он казался ей просто безумцем.

– Я видел тебя там. Несколько раз. В первый день моего пребывания в Россию, я вышел на яхте по реке. На пляже было столько людей, полгорода, не меньше. – Она уже вспомнила день, о котором он говорил. – Хаос, хаос в котором всё: крики, смех, слезы и миллион хрен знает ещё каких звуков. Серая суетящаяся масса, заполонившая берег и реку. И ты, смотрящая на речную гладь. Уже тогда я подумал, что если ты так смотришь на реку, на это вонючее, зелёное, городское болото… Мне, просто, захотелось увидеть тебя, наблюдающей за морем. Увидеть, как твои волосы подхватывает чистый морской воздух. Затем я увидел как ты и ещё несколько девушек идете по этой вашей главной улице. Снова хаос, серая масса, и твой смех.

      Невероятно сложно было слушать его. Когда он говорил такие сентиментальные подробности. Сложно было осознать, что он всё же человек, со своими чувствами и переживаниями. Каким бы ублюдком она не считала мужчину, похитившего её, – он был всё же человеком. И более ранимым, чем казался на первый взгляд.

Мужчина продолжил:

–Ты прошла мимо по улице, в тот день, с тёмненькой девушкой в очках. Вы о чём-то спорили и тут ты сказала: El ganador se lo lleva todo* (Победитель получает всё). Русская девушка в сибирском городе. По-испански. И, снова, засмеялась. – Мужчина замолчал, будто только сейчас начал осознавать что натворил. – Я не мог улететь без тебя. Оставалось два дня и мои люди нашли тебя, разузнали, чем ты живёшь. Работы нет, мужа нет, живёшь с мамой и семьёй брата. Ничто тебя не держит в этом городе с болотом, вместо реки.

Она лежала на серых взъерошенных простынях и не шевелилась, не моргала. Смотря сквозь него на лазурную стену, девушка прокручивала в голове его слова. Ответов на свои вопросы она так и не получила, но будто увидела частичку его души. Мужчина вышел из комнаты, не сказав больше ни слова.

Глава 6

Просидев в комнате наедине со своими мыслями, только следующим утром она решилась выйти на кухню.

–Ты вообще спишь? Когда бы я ни пришла на кухню – ты тут.

Мария ловко шинковала ножом лук, слишком ловко для семи часов утра. Она рассмеялась:

– Сплю, сеньора, но я рано просыпаюсь. Нужно вовремя выполнять всю работу по дому.

– Ты достаточно хорошо её выполняешь, не бойся, Альваро не посмеет тебя уволить. – В ответ женщина смущённо кивнула головой. – Прости, если я мешаю тебе работать.

– Нет сеньора, что вы, мне приятно говорить с вами.

– Спасибо. Мне не хватает общения, скучно без друзей и семьи. – Лидия села на стул, стоящий возле барной стойки, и наблюдала за отточенными движениями Марии.

– Вы скучаете по ним?

– Конечно, особенно по племяннице. – Она грустно улыбнулась, вспомнив белокурую голубоглазую девчушку. – Дочь моего брата. Ей недавно исполнилось 8. И это неугомонный ребенок.

Женщина продолжала нарезку овощей, но с её лица постепенно сбегала улыбка.

– Мария, а у тебя есть семья? – спросила Лидия и улыбка женщины в мгновение померкла.

– Да, сеньора. У меня… У меня есть дочь. Ей скоро исполнится 6. – руки женщины замерли.

– Что? Дочь? Но я не видела и не слышала ребёнка в доме, а ты здесь днём и ночью! С кем же девочка?

Женщина плохо умела скрывать эмоции. Она словно умерла на несколько секунд. Напротив Лидии стояла пустая, безжизненная оболочка со стеклянным взглядом. Мария встряхнула головой и продолжила готовить завтрак.

– Нам лучше не говорить об этом, сеньора, простите.

– Если ты не хочешь, то, конечно. Но, кажется, что-то случилось? Скажи мне, пожалуйста! – женщина молчала. Тогда Лидия подошла к ней, забрала и отложила нож из рук, затем усадила её на стул и сама села на соседний. – Мария, что происходит, говори, я не отстану! – взгляд карих глаз опустился в пол, губы дрогнули, будто она хотела начать, но передумала говорить. – Мария, просто скажи, тебе нужна помощь? – тишина. Тогда девушка придвинулась чуть ближе – Мария, мне нужна помощь, понимаешь, но мы не можем с тобой решить мою ситуацию. Быть может, мы справимся с твоей проблемой.

– Сеньор Альваро обязательно всё решит. – Короткая фраза прозвучала, как молитва. Женщина всецело верила в то, что говорила, как в неоспоримую истину.

– Он знает всё?

– Да, сеньора.

– Ладно, не говори, если тебе тяжело, но ты очень помогаешь мне, и всегда можешь ко мне обратиться. Хорошо? – женщина закивала головой и трясущимися руками вытерла слёзы:

– Да, сеньора.

Лидия подвинула свой стул ещё ближе и обняла её. Им обеим это было сейчас нужно. Они просидели так пару минут, затем девушка обернулась и увидела, что Альваро наблюдает за ними из своего кабинета. Он сидел за столом, кинув подбородок на кулаки. Когда он уловил её взгляд, слегка кивнул головой в благодарном знаке. Он точно всё знал, так как не мог слышать их разговор сквозь две стеклянных стены, но отлично понимал, в чём дело. Женщина продолжила свои обязанности сразу, как только немного успокоилась.

– Мария, могу я ещё кое-что спросить?

– Да, сеньора.

– Я не знаю местных порядков и правил, но, кажется, незамужних девушек в Испании называют сеньорита, а не сеньора.

– Так и есть.

– Тогда почему вы все называете меня сеньора?

– Сеньор Альваро так велел, он сказал, что вы ему жена.

***
Она опустилась на пол возле своей стены, согнула колени и спрятала в них лицо. После разговора с Марией девушка вдруг поняла, что не только она нуждается в помощи. В этом доме проживают свою жизнь ещё несколько судеб, и всё не так хорошо и размеренно, как кажется. А после вчерашних откровений Альваро на неё накатывала волна безразличия. Девушка вдруг снова почувствовала свою беспомощность. Казалось, её чувства не имеют никакой силы против его чувств.

Раздались звуки шагов по коридору и дверь в комнату открылась.

– Что случилось? – спросил Альваро, когда увидел её на полу у стены.

– Меня похитили. – Она подняла голову и посмотрела на него.

Как всегда в черном, в руках у него был большой бумажный пакет.

– Я принёс это, думаю, тебе это действительно нужно. – Он подошёл к ней на расстояние вытянутой руки, опустился на колени, поставил пакет и подвинул ближе к её ногам. Девушка посмотрела на него недоверчиво. Она сама не знала что ей сейчас действительно нужно.

– Смелее. Если тебе не понравится – ты можешь отказаться.

Она притянула пакет ещё ближе к себе и заглянула внутрь. Коробка, на которой большими красными буквами лежала надпись «Canon».

– Я хотел сказать тебе спасибо, за то, что ты поддержала Марию. Все люди в этом доме не просто прислуга, они моя единственная семья.

Девушка улыбнулась, действительно, то, что нужно. Он улыбнулся в ответ.

– Правда, фотографировать то мне что?

– Ты же фотограф, я уверен, ты придумаешь. Можешь начать с заката. – Он кивнул головой в сторону окна. Солнце и вправду заходило за горизонт. Небо окрасилось в теплые оттенки от нежно-розового до кроваво-багрового. Буйная гладь морской воды отразила все эти краски.

Она буквально прибежала на террасу, по пути выставляя настройки фотоаппарата. Альваро неторопливо последовал за ней.

На несколько минут девушка забыла обо всём, смотря на экран фотоаппарата. Она ощутила себя в своей тарелке, прониклась красотой этого места. Она снимала бухту и перистые розовые облака над ней. В какой-то момент она забыла, как здесь оказалась, но затем в кадр попал мужчина, сидящий на кресле террасы. Альваро, откинув голову на спинку кресла, наблюдал за ней. Его лицо было тускло освещено, только лишь на скулы падала яркая полоска заката, глаза казались черными, губы были очерчены тенью.

Девушка навела на него объектив и сделала пару кадров, действительно восхитившись чертами его лица в свете заката. Но сразу же вспомнила, кто этот человек и вернулась к реальности. Она подошла к парапету и провела пальцами по прохладному стеклу:

– Скажи мне только одно, Альваро. На что ты рассчитываешь?

Мужчина резко поднял голову, он будто тоже всё это время находился в другой реальности.

– Что ты имеешь ввиду? – голос Альваро был настолько тихим, что его заглушали волны прибоя.

– Чего ты от меня ждёшь? Ты думаешь, что я по своей воле буду вести себя с тобой, как с любимым человеком? Этого не может быть, ты понимаешь? – Она посмотрела на него в ожидании ответа. Он молчал. – Я не смогу общаться с тобой без обиды, сколько бы подарков ты мне ни дарил. – Она положила фотоаппарат на столик. – Я спать с тобой не смогу. Ты это понимаешь?

– Я не требую от тебя ничего.

– Ты требуешь слишком многого. – Снова тишина. – Я приехала сюда не сама и осталась здесь тоже не сама. Это уже слишком большое требование. И этого не изменить.

– Ты привыкнешь.

– Даже если привыкну. Даже если… Даже если это произойдёт, то ничего не исправить – всё началось с того, с чего началось. Ты всю жизнь будешь слышать упрёки, пока не откажешься от меня.

Оба долго молчали. На побережье уже опустились сумерки, когда мужчина встал и подошёл к ней. Она старалась не показать, как нервничает, но её дыхание заметно участилось. К запаху солёной воды добавился аромат корицы, и спустя мгновение совсем затмил его. Медленно, чтобы она успела понять его намерения, он поднял руку, на секунды ладонь повисла в воздухе между ними. В глазах девушки появилась тень испуга, но она не отстранилась. Альваро протянул руку к прядке волос и, едва касаясь, заправил за ухо. А затем, он провёл костяшками пальцев по её щеке.

Так странно было понимать по глазам его эмоции. Выражение лица было практически беспристрастно, не выражало ничего особенного, но глаза. Глаза казались померкшими звёздами. Девушке вдруг до боли стало интересно, как они выглядят, когда его жизнь полна смысла, когда он переживает счастливые моменты. Ей было любопытно увидеть этого человека счастливым. Ведь был же он когда-нибудь счастлив, или же это причина всему? После этой самой мысли её злость в отношении него начала угасать. Своевольный маленький мальчик в теле тридцатилетнего мужчины. Такими не становятся от хорошей жизни. У него есть роскошный дом на лазурном побережье, люди, которые ему подчиняются. Ему под силу вывезти заграницу человека на личном самолёте и бог знает, что ещё ему тогда под силу. Но какую цену он заплатил за свою власть?

Она ещё раз взглянула в безжизненные глаза и не придумала ничего, кроме как улыбнуться, слегка, едва заметно приподнять уголки губ. Его рука упала и повисла в воздухе, а взгляд медленно опустился к губам. Ещё мгновение и корица повсюду. Её пряный аромат заполняет лёгкие, а сладковатый привкус обжигает губы.

Лидия не могла пошевелиться и не понимала что тому причина. Он не держал её, касался лишь губами, но она не могла убежать и спрятаться. Альваро отстранился почти сразу же и посмотрел в её глаза, стараясь уловить в них хоть что-то. Но увидел лишь слезинку, катившуюся по щеке. Ласковым движением он смахнул слезинку и ушёл. Не ушёл, а сбежал, словно провинившийся подросток.

Глава 7

Ночь была пасмурная. Потоки ветра завывали и врезались в окна. Лидия плохо спала, бесконечно просыпалась и снова проваливалась в сон. Под утро гневный ветер разогнал облака и буйствовал ещё сильнее.

Солнечные лучи только начали заглядывать в комнату, когда она проснулась от топота в коридоре. Девушка тут же встала и выглянула за дверь.

Хуго стоял в холле с телефоном возле уха и внимательно слушал, время от времени задавая короткие вопросы. Он говорил так быстро, что девушка не могла разобрать ни слова. Она прошла в гостиную и увидела, как Дани усаживает в кресло Марию. На женщине буквально не было лица, она содрогалась в беззвучном плаче, её руки тряслись, лёжа на коленях. Девушка тут же подбежала к ним:

– Что случилось? Мария, что с тобой? – В этот момент женщина разрыдалась. – Дани, что происходит? – Мужчина не ответил, будто не слышал вопросов, он подошёл к Хуго. Охранники стали говорить шёпотом и старались не показывать волнения, но тревога заполнила всё пространство этого дома.

Девушка взяла руки Марии в свои, стараясь хоть немного унять её дрожь. Женщина бесконечно всхлипывала, уставившись в одну точку.

Послышался визг машин. Мария тут же бросилась к двери, её успел поймать Дани. Он еле удерживал женщину, которую в несколько раз превосходил силой. Хуго пролетел мимо них к выходу с пистолетом в руках.

Дверь распахнулась, и в дом вошли ещё несколько охранников, которых Лидия никогда не видела ранее. Затем, когда мужчины расступились, в дом вошёл Альваро, с маленькой девочкой на руках. Малышка, завёрнутая в чёрный мужской пиджак, буквально вцепилась в его шею крохотными тощими ручками. Мария взвыла, высвободилась, наконец, из хватки Дани, и бросилась к малышке, расталкивая мужчин. Когда девочка была в её руках, Мария вдруг стала самой сильной женщиной на свете. Она бесконечно целовала крохотное, смугленькое личико, успокаивала тихий детский плач, позабыв про собственные слёзы.

Девушка, молча, наблюдала за происходящей драмой. Ей очень хотелось помочь, но она даже не до конца понимала, что перед ней происходит. Дани и ещё двое мужчин стремительными шагами направились в кабинет, они почти кричали. Из их разговора было понятно ровным счётом ничего. Ещё несколько мужчин в брюках и белых рубашках говорили по телефонам. Хуго, казалось, растерялся так же, как и Лидия. Девочка плакала, вцепившись в Марию ещё крепче, чем в Альваро.

Сеньор прошёл по коридору к лестнице:

– Вызовите врача. – Его голос был слишком тих во всей этой суматохе.

– Вызовите врача девочке! – Повторил кто-то из мужчин более громко. Хуго достал телефон и ушёл в гостиную.

Лидия решила, что ей нечего здесь делать, она лишь мешает во всей этой суматохе. Подойдя к двери в свою комнату, она ещё раз бросила взгляд на холл, и услышала стук со второго этажа. Вероятно, услышала его только она, остальные люди в доме были слишком заняты.

Поднимаясь по каменным ступеням, она подумала, что именно так и начинаются все фильмы ужасов, поэтому лучше всего сейчас вернуться в комнату и подождать, пока стихнет весь этот хаос. Девушка, развернулась, чтобы спуститься обратно вниз, но тут увидела на деревянных перилах полосы размазанных капель алой крови. Идя по коридору второго этажа, она заглядывала во все комнаты – никого. Девушка подошла к последней двери на этаже:

– Альваро! – Тишина. – Альваро, ты здесь? – Она протянула руку к двери, чтобы постучать и увидела на ней алые следы.

Он лежал на чёрном каменном полу, держась красной от крови рукой за живот. Чёрная рубашка была насквозь мокрой и прилипла к телу.

Лидия бросилась на пол. Она сидела на коленях рядом с ним и несколько вечных секунд боролась с собой. Нужно было проверить пульс, послушать дыхание, нужно было к нему прикоснуться. Если она не поможет, не притронется к человеку, которого ненавидит, то он может умереть. Мужчина, к которому она чувствует столь сильное отвращение, может сейчас умереть. Жизнь человека может закончиться в мгновение, а может, уже закончилась.

– Что я, дура, делаю!? – Она прислонила руку к его шее – холодный как лёд, но пульс ещё бьётся. – Помогите! Кто-нибудь, помогите! – Истошно завопила она и осмотрелась. Затем подскочила на деревянные трясущиеся ноги, стянула с кровати покрывало и прижала к его ране.

– Альваро! Не смей умирать, ублюдок! Ты должен вернуть меня домой! Слышишь меня? Альваро! – Она ударила его по щеке трясущейся ладонью, затем ещё раз.

В комнату, наконец, вбежали мужчины:

–Твою мать! – выругался Дани.


– Сеньор Альваро!

– Вызовите скорую! Быстрее! – её голос напугал её саму.

– Нужно поднять его! Хуго, Мано! Помогите мне! – голос Дани тоже был пугающим, хриплым и грубым, но говорил он спокойно, не допускал паники.

Они аккуратно подняли Альваро и переложили его на кровать. Всё это время Лидия зажимала его рану. Она сидела на кровати рядом с ним и смотрела на охранника, который говорил по телефону:

– Да, огнестрельное! Брюшная полость, сильное кровотечение!

Девушка почувствовала, как её руки, сжимающие плед, накрыла ледяная ладонь. Она вздрогнула и посмотрела на Альваро. Его глаза были едва приоткрыты, и всё же он смотрел на неё.

– Не вздумай умирать, придурок, слышишь меня? – Повторила она дрожащим голосом. Губы мужчины медленно растянулись в улыбку

–Я услышал тебя и в первый раз.

***
– Всё, сеньорита, вы можете отпустить, мы ему поможем. – Медсестра в красном комбинезоне буквально вырвала ржавый от крови плед из её рук. Лидия растерялась на какое-то время. В доме находилось несколько врачей и медсестёр, чужих людей, у которых можно просить помощи. Но как только приехала скорая, Хуго стал её личным конвоем, не отходил от неё дальше двух метров.

Альваро поместили на носилки, и медленно спускали по лестнице в сопровождении охраны и докторов. Он был без сознания, его лицо становилось мёртвенно бледным.

– Могу я поехать в больницу? – Лидия обратилась к медсестре. Она вдруг поняла, что возможность сбежать ускользает от неё.

– Кем вы приходитесь пострадавшему? – спросила медсестра, не отводя взгляда от Альваро.

– Я его жена. – Ответила Лидия, не раздумывая и посмотрела на Дани, идущего впереди. Охранник качнул головой со строгим лицом из стороны в сторону.

– Сеньора, вы останетесь здесь. Мы всё вам сообщим. – Сказал Хуго из-за спины.

– Сеньора может поехать с мужем. – Сказал доктор, высокий и худой мужчина в возрасте, с седыми волосами.

Лидия подбежала к Дани, вместе с ней и Хуго.

– Дани! Куда я денусь из больницы, без денег и документов? К тому же, Хуго таскается за мной как надзиратель. – Мужчины переглянулись, она не видела лица Хуго, но Дани кивнул ему и показал пару жестов.

Около 15 минут они ехали в госпиталь, и всё это время она искала хоть какую-то возможность. Девушка действительно выглядела, как жена, переживающая за мужа. Но на самом деле все её тревоги были о том, что нет ни единого шанса сказать врачам что-то лишнее. Хуго сидел рядом с ней, Дани – напротив. Доктора занимались Альваро и даже не смотрели на девушку.

Когда скорая, наконец, прибыла к пункту назначения, Хуго подал Лидии руку, чтобы помочь выйти из машины, и не отпускал, пока они не оказались в госпитале. Внутри уже находился Андреас, помощник Альваро, и четверо охранников.

– Ожидайте здесь, доктор выйдет к вам сразу после операции. – Медсестра закрыла двери.

– Дани, что она здесь делает? – Андреас, серьёзный мужчина лет сорока, с высоким лбом и залысинами, не скрывал свою злость и выглядел устрашающе. Не считая того, что был одет как идиот: в чёрный костюм, на пару размеров больше, чем требовалось, голубую рубашку и нелепый коричневый галстук.

Дани не успел сказать ни слова, он только повернулся к Андреасу, когда Лидия вырвала локоть из хватки Хуго.

– Давай, попробуй выгнать меня отсюда! – девушка сделала несколько шагов к Андреасу. Но тот будто не видел её, и ждал ответа от Дани.

– Сеньора зажимала его рану полчаса без остановки и может находиться здесь, если хочет. – Дани сел на кресло, расположенное перед реанимацией.

К Лидии подошёл Хуго:

– Сеньора, садитесь.

Девушка ждала, что Андреас, наконец, посмотрит на неё, но он, не замечая никого из присутствующих, листал бумаги в коричневой кожаной папке.

Лидия села напротив Дани, который явно был зол, и девушка думала, что на неё. Но затем мужчина посмотрел на Лидию и едва заметно улыбнулся. Тогда она поняла, что Дани не очень-то жалует личного помощника сеньора.

– Я еду разбираться с полицией, расставь людей ко всем входам и выходам. – Андреас говорил с Дани, как с прислугой, без какого либо уважения. Очевидно, это было взаимно.

***
Нужно отдать должное Хуго, свою работу парень выполнял безупречно. Он не упускал девушку из виду, несмотря на хаос вокруг. Лидия так и не смогла улучить момента, чтобы поговорить с кем-то в больнице. Даже поход в туалет оказался пустой идеей. Хуго проводил её до самой двери и проверил, чтобы все кабинки были пусты. Окно туалета выходило во внутренний дворик госпиталя, там, возле выхода, дежурили двое охранников Альваро.

Спустя какое-то время в операционную вошла медсестра, через пару минут она и ещё один врач вышли из двойной двери.

– Альваро Морроне. – сказал полноватый, невысокий мужчина лет сорока, с рыхлым, гладковыбритым лицом.

Лидия, Дани и Хуго поднялись с кресел. Доктор повернулся к ним и продолжил.

– В общем-то, успели очень вовремя. Пациент потерял много крови, но сейчас стабилен. Пулю извлекли, она отправится в полицию на экспертизу. – Доктор говорил обыденным голосом, держа руки в карманах белого халата. – Скорейшего выздоровления! – закончил он и прошёл мимо по коридору. Мужчины молчали и Лидия тоже не нашла что сказать. Медсестра подошла ближе и обратилась к девушке:

– Сеньора, мы переведём вашего мужа в палату, вы можете находиться с ним, но только вы, ему нужен покой. – Лидия кивнула и посмотрела на охранников рядом с собой, мужчины явно были не в восторге от такого расклада. – Скажите, я должна сообщить о состоянии пациента ещё кому-то из родственников?

– Нет, спасибо, у него есть только те, кто сейчас здесь. – Ответила Лидия, медсестра кивнула. – Тогда с кем я могу поговорить по поводу обустройства палаты и финансовых моментов?

– Со мной, доктор. – Отозвался Дани.

– Хорошо, пройдёмте.

Охранник кивнул Хуго и последовал за женщиной.

К вечеру Альваро поместили в одиночную VIP палату на верхнем этаже госпиталя. Он всё ещё выглядел как мертвец, с бледным восковым лицом. Несколько датчиков на груди, провод от капельницы и кислородная трубка делали его вид совсем беззащитным.

Лидия сидела, поджав ноги, на твёрдом металлическом стуле в углу палаты. Стены в комнате были настолько белоснежными, что слепили глаза. Даже солнечный свет из окна казался не таким ярким. Девушка чувствовала себя некомфортно, и белые стены играли немалую роль в её ощущениях.

      –Альваро, тебе тоже не понравится цвет стен, когда ты очнёшься. Тебе ведь ближе чёрный, как и мне. А этот белый невероятно угнетает, знаешь ли…

Дверь в палату открылась, Дани несколько секунд смотрел на сеньора, затем повернулся к девушке:

– Сеньора, я спущусь в кафе, что бы вы хотели съесть?

– Съем то же, что и ты, Дани, и выпью обычной воды.

– Хорошо, сеньора. Хуго скоро привезёт вам одежду. На этаже дежурят двое моих людей – девушка кивнула, уловив смысл фразы о двух охранниках поблизости. Дани приободряюще улыбнулся и вышел, как можно тише закрыв дверь.

–Ох, скука невероятная! Слышишь меня, Альваро? Скууука.

Она поднялась со стула, так как поджатые ноги начали неметь, прошлась по палате, прогнулась, чтобы размять спину. Глаза слипались от безделья, и она направилась в ванную комнату, чтобы умыться.

Вода в кране была ледяная и это мгновенно взбодрило. Девушка промокнула лицо бумажным полотенцем, и услышала, как дверь в палату хлопнула. Первой мыслью было то, что Дани до невозможности быстро преодолел 5 этажей до кафе и обратно. Лидия решила позлить охранника, пусть испугается, что она сбежала и начнёт искать. Тогда-то она и выйдёт из ванной с невозмутимым лицом.

Но Дани молчал, из палаты донеслось лишь шуршание бумаги.

Девушка выглянула из ванной. Возле кровати Альваро стоял доктор, в его руках была синяя стеклянная ампула и шприц.

– Доктор? – врач явно не ожидал, что в палате ещё кто-то есть. Он вздрогнул.

– Ох, сеньора! Вы меня напугали. – Человек в белом халате и медицинской маске стоял возле капельницы.

– Простите, доктор. Что вы хотите сделать? – Она прошла к своему прежнему месту и встала рядом со стулом. Доктор повернулся к ней:

– Необходимо поменять лекарство в капельнице.

Девушка опустила взгляд к ампуле в его руке.

– Но доктор Сильвия только что это сделала, минут десять назад.

– О да, я знаю, но доктор Сильвия ошиблась с дозировкой препарата, пациенту назначено чуть больше вещества.

– Ну что ж, вам виднее, доктор.

Врач повернулся к капельнице, несколько секунд рассматривал так, будто не знает, что именно с ней делать. Затем набрал полный шприц содержимого ампулы и поднёс его к капельнице. Вот только не успел ввести его в резервуар. Человек в медицинской одежде вскрикнул и со стоном рухнул на пол.

Лидия стояла с металлическим стулом в трясущихся руках. Она пыталась осмыслить произошедшее. Девушка боялась моргнуть, ведь это бы значило, что она не спит. Её сердце колотилось в бешеном ритме, лицо горело от адреналина, она чувствовала, как в венах по всему телу пульсирует кровь.

Стул выпал из её рук и со звоном ударился об пол, подскочив ещё пару раз. Вместе с этим звоном, наконец, пришло осознание ситуации. Синяя ампула была разбита в мелкие кусочки. Девушка, дрожащей рукой выхватила шприц из руки доктора и откинула к противоположной стене.

Спустя минуту, которая показалась ей вечностью, в палату вошёл Дани. Охранник изменился в лице, резким движением скинул коробки с едой на тумбу и выхватил из-за пояса пистолет. Он понял всё по её взгляду. Достав из кармана телефон, мужчина кинул в трубку несколько слов, которые она не поняла.

– Сеньора, вы в порядке? – Он подошёл к ней, не упуская из виду мужчину, распластавшегося по полу.

– Да, Дани, Да. Но я не знаю что натворила.

– Хорошо, сеньора, сейчас Хуго отвезёт вас домой, и мы разберёмся с этим. – Охранник указал пистолетом на обездвиженного доктора.

– Дани, проверь, он жив? Я могла его убить! Я… – она схватилась руками за голову. – Я ударила его стулом по голове!

– Не беспокойтесь, человек дышит.

В этот момент дверь в палату распахнулась, в комнату вбежали Хуго и мужчина в форме охранника больницы.

– Так, Хуго, нужно отвезти сеньору домой.

– Нет, я никуда не поеду! Вдруг я ошиблась, вдруг это настоящий доктор! Нужно вызвать полицию!

– Сеньора, вы всё сделали правильно! – Дани положил свою массивную смуглую лапу ей на плечо и поддерживающе сжал. – Но сейчас нам нужно, чтобы вы были в безопасности!

Хуго уже разговаривал по телефону с помощником Альваро. Охранник госпиталя схватил рацию и выбежал из палаты, как только увидел, что произошло.

–Дани, его тоже нужно увезти домой. – Девушка указала кивком головы на Альваро.

– Мы этот сделаем, не беспокойтесь.

– Тогда я остаюсь здесь и отправлюсь домой вместе с ним.

Дани был готов начать спорить, но увидел её выражение лица, невозмутимое и воинственное одновременно. Девушка скрестила руки на груди и показательно приподняла подбородок. Она окончательно потеряла надежду отделаться от Хуго.

– Андреас сейчас будет здесь и подпишет все бумаги. – Сказал Хуго.

Послышались шаги по коридору и в палату вбежали трое полицейских.

***
Она сидела в коридоре возле палаты Альваро. Хуго сидел напротив. Они вместе наблюдали, как Андреас разговаривает с двумя докторами. Врачи убеждали его, что пациента лучше оставить в госпитале, но Андреас был непреклонен. Наконец, один из врачей поставил подпись на планшете с бумагой и протянул ему. Андреас подошёл:

– Всё улажено, сейчас соберут необходимое оборудование. – Он расстегнул пуговицу на пиджаке и плюхнулся на сидение рядом с Хуго.

– Почему эти болваны пустили его в палату? – обратился к нему парень.

– У него на руках пропуск, поддельное удостоверение доктора этого госпиталя, как они могли не пустить его? – мужчина повернулся к Лидии и внимательно рассматривал её лицо несколько секунд. – Как ты поняла, что это не врач?

– Я выдумала доктора Сильвию, а этот мудак оказался с ней знаком, каким-то образом. И ещё его руки. Это не руки врача. Потрескавшаяся кожа на пальцах и грязь под ногтями. – Она сделала паузу и посмотрела на бесконечный белый коридор, затем спросила. – Кто этот человек?

– Мы пока не знаем кто он, но пришли результаты экспертизы. – Мужчина глубоко вздохнул и посмотрел на Хуго, который слушал более чем внимательно. – В шприце было вещество с большим содержанием барбитуровой кислоты.

– Что это значит? – спросил Хуго. Андреас снова посмотрел на Лидию. Она тёрла руками глаза, и, когда, наконец, направила свой взгляд на мужчину, он ответил:

– Сеньора Морроне хотели убить.

Глава 8

Этой ночью ей не спалось, как и в остальные, но на этот раз она не могла спокойно сидеть на террасе со своими мыслями. Поднимаясь по лестнице на второй этаж, девушка замерла в сомнениях, стоит ли ей вообще ходить в его комнату. Какой в этом смысл, ведь она не может волноваться за этого человека, но и сидеть в своей спальне тоже не может.

В доме было ещё тише, чем обычно. В комнате стоял запах больничной палаты, лекарств и спирта. Аромат пряной корицы был едва уловим, он исчезал, но, не сдаваясь, снова просачивался в воздух.

На кресле возле кровати сеньора сидел Хуго. Парень читал книгу при тусклом свете настольной лампы. Девушка немало удивилась: Хуго на первый взгляд был парнем глуповатым, и по её представлению с чтением литературы не сочетался. Молодой человек не сразу заметил её присутствия, он был всецело поглощён книгой. Наконец, он обратил внимание на девушку и поднялся с кресла.

– Сеньора?

– Тшшш. Не могу уснуть. – Шёпотом сказала она.

– Понимаю. Как вы? – Парень теперь говорил так же тихо.

– Я в порядке, немного перенервничала. Но, это не самый сильный мой стресс за последнее время.

Хуго не знал, что на это ответить, он поджал губы и понимающе закивал головой.

– Вы хотели бы остаться с сеньором наедине?

– Э, вообще-то, нет. – Или хотела. – Но если тебе нужно отлучиться, то я побуду здесь.

– Хорошо, в таком случае я спущусь на кухню и чего-нибудь перекушу. – Парень положил книгу, которая была у него в руках всё это время, и вышел из комнаты.

Лидия заняла его место на кресле. И только сейчас посмотрела на Альваро. На нём уже не было маски с кислородом, и она смогла разглядеть безмятежное выражение лица, казалось, он спокоен и его не тревожат мысли. Девушка подумала, что не так должен выглядеть человек в подобном состоянии. Он наверняка чувствует боль, несмотря на капельницу с обезболивающим препаратом, а его лицо излучает умиротворение.

Дверь приоткрылась, в комнату заглянула Мария. Женщина увидела Лидию и улыбнулась ей. Но это была печальная, еле заметная улыбка, совсем не похожая на лучистую улыбку Марии.

– Могу я войти, сеньора?

– Конечно, проходи, идём ко мне. – Девушка указала рукой на соседнее кресло. Мария прошла на цыпочках и села.

– Как он?

– Эм, я не знаю, нужно спросить у кого-то из парней.

– Ладно, я поговорю с кем-нибудь чуть позже.

– Мария, эта девочка, она твоя дочь, да? – женщина кивнула и снова грустно улыбнулась. – Как она себя чувствует?

– Она в порядке, она будет в порядке, теперь, рядом со мной.

Лидия потянулась и взяла Марию за руку.

– Я рада за вас, искренне рада.

Женщина сжала руку девушки.

– Спасибо вам, сеньора! Я помню, как вы меня поддержали, я благодарна. – Они смотрели друг другу в глаза и улыбались. – И, спасибо, что вы помогли сеньору! Я бы не нашла места в этом мире до конца жизни, если бы Сеньор Альваро погиб. Но теперь всё точно будет хорошо, по-другому быть не может!

– Мария, извини, но я попрошу тебя рассказать мне, что произошло. Меня втянули во всё это без моего согласия, понимаешь? Я должна знать.

Женщина вздохнула и посмотрела на сеньора. Она вновь сжала руки девушки и тихо-тихо начала говорить.

– Мой бывший муж, отец Каталины – так её зовут. – Женщина улыбнулась своей лучистой улыбкой, которая слишком быстро померкла. – После нашего развода, пять лет назад, суд запретил им видеться. Всё потому что он связался с наркотиками. Полгода назад он выкрал её у меня, забрал со школьных уроков и увёз. Я ходила в полицию, но они ничего не сделали. Совсем ничего. Я тогда много плакала, совсем не могла работать и Сеньор Альваро заметил. Потребовал всё ему рассказать. – Глаза женщины блестели от слёз в свете ночной лампы. Лидия не понимала всех слов, но это не мешало ей хорошо улавливать суть рассказа.– Я не знаю, что он делал, мне ничего не говорят. Не знаю как, но сеньор нашел их след. И вот моя Каталина со мной, а сеньор в таком состоянии. – По щекам Марии побежали слезинки, и спустя секунды по щекам девушки тоже. Женщина продолжила, сорвавшимся голосом:

– Та скотина продала свою собственную дочь. Он отдал её им за долги, чтобы она провозила через границу их дрянь. – Женщина вытерла слезы.

Лидия задумалась. Теперь она поняла, что всё ещё не закончилось. Сегодня днём Альваро пытались убить, а значит, ещё ничего не закончилось. Девушка тоже вытерла слезы, встала и обняла Марию. Ей не хотелось ещё больше расстраивать женщину рассказами о сегодняшних событиях в больнице.

– Иди к своей малышке, Мария, всё будет хорошо.

– Спасибо, сеньора.

***
В комнате становилось совсем светло, солнце вот-вот собиралось показаться из-за горизонта. Стоя возле окна с видом на развалины древней крепости она обдумывала последние события. Девушка не могла объясниться с самой собой. Снова это чувство того, что она поступила не правильно по отношению к себе. И снова осознание того, что не простила бы себя, если бы ничего не предприняла. Из раздумий её вырвал тихий голос, такой же спокойный и чёткий как всегда:

– Если бы я умер, ты была бы уже дома. Так что ты зря меня спасла. – Она резко обернулась. Альваро пытался приподняться на кровати, кривя от боли лицо.

– Ну что ты делаешь, лежи смирно! – Она заскочила на кровать и руками придержала его за плечи, заставив снова лечь на подушку. – Лежи смирно, идиот!

Девушка больше не боялась его. К этому моменту она осознала, что это всего лишь человек, состоящий из плоти и крови. Альваро всё ещё был смертельно бледен.

– Как девочка? – Мужчина старался говорить внятно, но его губы слипались от сухости.

– Мария заходила к тебе, ночью. Они обе в порядке. – Девушка взяла со столика стакан воды и поднесла к губам Альваро. Она придержала его голову навесу, пока он пил. – Ситуация ничего не напоминает, а? Мы с тобой поменялись ролями, сеньор.

Альваро смотрел прямо перед собой, явно размышляя о происходящем. Лидия несколько минут наблюдала за ним, сидя на краешке кровати.

– Я понятия не имею, кто ты, не знаю, какой была твоя жизнь раньше, и знать не хочу. – Она подалась вперёд, облокотившись на колени. – Но, помогая Марии, ты, очевидно, вляпался в серьёзную херню.

Мужчина закрыл глаза.

– Это не имеет значения. Всё ведь закончилось хорошо.

– Ты уверен, что закончилось?

Его глаза распахнулись, он повернул голову к ней с вопросом во взгляде.

– В больнице, в твою палату приходил человек, чтобы убить тебя.

Он молчал. Девушка встала, взяла со столика книгу Хуго, полистала несколько страниц испанского текста и положила на место.

Твои люди расскажут тебе больше, чем я. – Она вышла из его спальни.

Было уже около 6 утра. Спускаясь по лестнице в свою комнату, Лидия столкнулась с Дани:

– Доброе утро, сеньора!

– Всё хорошо?

– Да, я отвезу Марию с дочерью в госпиталь. Нужно хорошо обследовать малышку, теперь, когда она немного успокоилась.

– Хорошо. В доме останется кто-нибудь из охраны?

– Конечно, сеньора, не беспокойтесь. Хуго будет с вами, один человек наверху с сеньором Альваро и ещё несколько надёжных парней дежурят с вечера на улице.

– Отлично! Спасибо, Дани.

Она решила выпить стакан молока, перед тем, как лечь спать. Открыв холодильник, девушка поняла, что Марии было совсем не до хлопот по дому. Обычно заставленные кастрюлями и контейнерами полки были сейчас практически пустыми.

– Ну, что ж, поспать, сегодня не получится. Итак, что тут у нас есть?

***
К девяти утра глаза слипались, но завтрак был готов.

–Хуго! Подойди на кухню, пожалуйста! – Молодой охранник сидел в кабинете, глядя в монитор компьютера.

– Я здесь, сеньора.

– Хуго, завтрак готов. Сядь за стол и поешь. И ещё нужно позвать парней с улицы.

– Но, сеньора, нам не положено. – Парень замялся, улыбаясь, как мальчик-подросток.

– Как понять не положено? – Она смотрела на него, поставив руки на талию.

– Обычно мы не едим в столовой. – Он говорил так, будто это слишком очевидные вещи.

– Обычно! У нас внештатная ситуация! Зови всех, давай! – Охранник, поразмыслив несколько секунд, кивнул головой и направился к двери.

– В столовой они не едят! Я вообще не видела, чтобы в ней кто-то ел! – пробурчала Лидия ему вслед.

Спустя пару минут, в столовую зашли Хуго и ещё трое мужчин, все столпились у двери.

– Доброе утро, сеньора!

– Доброе! – мужчины по прежнему не двигались. – Я вам мать что ли? Вы можете без детского сада пройти и сесть за стол? – Охранники заулыбались все как один и скромно подошли к столу.

– На улице кто-то остался?

– Да, двое охранников у ворот. – Сказал Хуго, беря в руку вилку.

– Хорошо! Парни, когда позавтракаете, отправьте сюда и тех двоих тоже. Хуго – проследи.

– Хорошо, сеньора.

***
Она взяла в руки поднос и снова поднялась наверх. Альваро сидел на кровати, облокотившись на спинку, и говорил с охранником.

– Тебя, кажется, зовут Чиро? – Оба мужчины резко повернули головы в сторону двери.

– Да, сеньора, верно. – Ответил человек в белой рубашке, лет тридцати. Он был самым крепким из охранников и ростом был немного выше даже самого Альваро.

– Чиро, твои напарники завтракают внизу, в столовой. Иди, присоединись к ним. – Она ждала пока он выйдет, стоя с подносом в руках. Охранник вопросительно взглянул на Альваро. Сеньор, улыбнувшись, одобрительно ему кивнул:

– Иди, Чиро. Позже поговорим.

– Ты, кажется, больше не боишься меня? – Спросил Альваро, когда Чиро закрыл за собой дверь.

– Ты не в том состоянии, чтобы тебя бояться. Человека с дырой в животе я как-нибудь одолею. – Она прошла в комнату и остановилась возле его постели.

– У тебя нет причин меня бояться. Но в свою защиту скажу, что ты меня недооцениваешь. Я встану на ноги через пару дней.

– Хм, всё же кормить тебя некому, пока ты не встал. Я, пожалуй, пойду и отдам твой суп кому-нибудь другому. – Сказала она, глядя на него сверху вниз.

– Стой! – он чуть повысил голос. – Суп можешь отдать, но посиди здесь.

Она наклонила голову набок, удивлённо вскинув бровями.

– Я не хочу сидеть в твоей комнате и в твоём присутствии тем более.

– Но всё же пришла.

Лицо девушки совсем не изменилось, и он понял, что так её не убедить.

– И раз ты выгнала Чиро, то должна его заменить и остаться со мной.

– Ты слишком остроумно язвишь, для подстреленного. – Она подошла ещё ближе и поставила поднос ему на колени.

– Ну, мне ведь не голову прострелили. – Сказал он, рассматривая поднос. Уголки её рта приподнялись вверх.

– Не знаю, что ты ешь, а что не ешь, но у тебя нет выбора. Врач разрешил только овощной суп с курицей.

– Сойдёт. – Он потянулся к ложке, его рука едва заметно подрагивала.

– Ты справишься? – Она наблюдала за его слабой рукой.

– Ли, я повторюсь – ты меня недооцениваешь.

Девушка села на кресло, поджав ноги, и смотрела в окно на набегающие волны. Она лишь пару раз обернулась на Альваро, когда ложка из его слабой руки со звоном падала в тарелку.

Когда она уносила поднос, он её окликнул:

– Хочешь ты того или нет, но этот суп подарил мне надежду.

Девушка промолчала. Она полностью осознавала, что сделала, только не понимала причин. Однако всю дорогу до кухни улыбалась как умалишённая.

Все мужчины уже отправились на свои места, кроме Чиро и двух охранников, которые не могли покинуть пост вместе со всеми.

– Здравствуйте, сеньора! – поздоровались двое мужчин с вилками в руках, чуть ли ни хором. Они были крепкими как Чиро, но постарше. У обоих на висках проступала седина.

– И вам здравствуйте, сеньоры! Приятного аппетита!

– Большое спасибо, сеньора! – Повернувшись спиной к столу, она поставила поднос в посудомоечную машину и закатила глаза от переизбытка вежливости.

– Сеньора, могу я подняться к сеньору Альваро? – спросил Чиро.

– Нет, я ещё отнесу ему чай, потом позову тебя.

Мужчина кивнул.

***
– Не думал, что ты снова придёшь. – Альваро прикрыл одеялом голый перевязанный бинтами живот, когда девушка зашла в комнату.

– Да, я тоже. – Она прошла через всю комнату и забралась на свободную половину кровати. – Тебе нужно пить много сладкого чая. – Девушка поднесла серую керамическую кружку к его губам.

– Ох, пахнет отвратительно! – Альваро поморщился.

– На вкус ещё хуже! Пей, он не горячий. – Она облокотилась на спинку кровати и придерживала кружку, пока он не выпил до дна, затем поставила её на прикроватный столик. Альваро повернулся к ней, явно удивившись тому, что она сидела так близко.

Но девушка удивила его ещё больше, она легла на пустую подушку, выпрямив, скрестила ноги, и сцепила в замок руки на животе.

– Я подумала, вдруг ты хочешь рассказать мне, что происходит в этом доме? – Она смотрела на него, а он всё ещё удивлялся тому, что она лежала рядом. Альваро, наконец, направил взгляд на её лицо, уставшее и сонное.

– Тебе незачем это знать. Всё это не коснётся тебя.

Они молчали пару минут. Затем девушка решила, что пора высказать мысли, которые поедают её изнутри.

– Ты спас девочку, привёз её к матери. Но зачем ты так поступаешь со мной? – Альваро смотрел прямо перед собой, в никуда. – Как ты можешь? Моя мать сейчас, без меня, возможно, чувствует себя так же, как Мария. Я никогда не уезжала из дома на долгий срок, не считая пары отпусков. Зачем ты воссоединяешь одних и разлучаешь других? – Это не был вопрос, скорее размышления, поэтому он слушал, внимательно, не перебивая. – Сколько бы ненависти я к тебе не испытывала, я могу включить разум, и понять, что ты не такой же, как они. – Её голос перешёл на шёпот. Альваро медленно повернул голову, он всеми усилиями старался изобразить безразличный взгляд.

– Не смей сравнивать себя с этой девочкой.

Она нахмурила брови.

– Дочь Марии страдала с теми людьми. Через пару лет её бы начали продавать за копейки как шлюху. Ещё через несколько она бы погибла от рук сутенёра или от передозировки. – Он помолчал несколько мгновений, стараясь успокоиться и ровно дышать. – Что было бы с Марией, догадаться не сложно.

– Значит, моя мать может быть спокойна, раз ты не используешь меня как шлюху, так? – она сморщила лицо, будто вдруг увидела что-то отвратительное. Альваро, закрыл глаза, подбирая слова.

– Я мог сделать с тобой что угодно. Мог взять тебя силой, мог заставить быть покорной, мог относиться к тебе совсем по-другому. Мог заполучить всё чего так хочу с помощью страха. – Он замолчал, распахнув глаза. Затем посмотрел на неё. – Ты не можешь себе представить, как я тебя хочу, даже сейчас, с дырой в животе. – его голос понизился до шепота. – Не можешь представить, скольких усилий мне стоит держать себя в руках. Не представляешь, как путаешь мои мысли, даже когда не рядом!

– Я что, должна сказать спасибо? За то, что хотя бы не изнасиловал?

– Нет! – Он вскинул руками в воздух. – Нет, ты должна только догадаться, почему я этого не сделал!

– Всё просто! Потому что это не то, чего ты хочешь!

Альваро посмотрел на неё с облегчением во взгляде. Казалось, он был счастлив от того, что она это понимала. Он заговорил, тихим ровным голосом:

– Я не хотел сломать тебя, не хотел видеть рядом с собой куклу. Мне нужна ты, именно ты, настоящая, живая и непокорная, со всеми твоими выходками. Сумасшедшая на столько, насколько ты есть.

Девушка ещё раз взглянула на мужчину рядом с собой. Она, наконец, признала для себя, что он был красив. Его лицо было прекрасным, даже сейчас, бледное, с мёртвенным восковым налётом.

Фигура, рост и телосложение – всё было достойным. Столько женщин бы пошли за ним, лишь раз взглянув на его выразительную улыбку. Она сама была бы прельщена, подойди он к ней на улице. Лидия представляла, какое неприличное количество женщин было в его жизни, и сколько их есть сейчас. Сколько было таких же, как она, игрушек, что он привозил в этот дом. Почему он поступал именно так, как поступил с ней, бесчеловечно. В её размышления никак не вклинивались его последние слова «мне нужна ты, именно ты!» Девушка прокручивала их в голове снова и снова, пока не заснула.

Она лежала так близко, глубоко дыша во сне, что Альваро вдруг захотелось сбежать из собственного дома, найти место, где его пронзят молнии. Он чувствовал внутри себя такую силу, что ему хотелось мчаться, бесконечно, пока ноги не откажутся нести его дальше. Мужчина ощутил себя таким неправильным рядом с ней. Но, даже будучи здоровым, он не смог бы оставить эту девушку. Даже выйти за дверь он не смог бы. Казалось, что вернувшись, он обнаружит, что его постель снова пуста, а за окном снова разыгрался шторм.

***
Спустя три часа она открыла глаза и застонала, увидев черные стены.

– Отлично, я отключилась рядом с полумёртвым сумасшедшим. – Девушка потянулась, стараясь прогнать сон. Альваро лежал рядом с закрытыми глазами, но, как оказалось, не спал.

– Я скорее полуживой, чем полумёртвый.

– К сожалению. – Её голос был хрипловатым ото сна.

– Никогда не жалей о том, что уже сделала. – Альваро посмотрел на неё, размяв затёкшую шею.

– Я жалею только о том, чего не могу сделать. – Она повернулась к нему, протирая заспанные глаза, смотрела какое-то время, затем вновь потянулась и заныла:

– Боже, что я здесь делаю?

– Может, тебе больше нравится эта комната?

– Или, может, мне осточертело сидеть в серой спальне с чужими вещами. – Её голос всё ещё был заспанным, и претензии звучали смешно. – Надоело слоняться по пустому мёртвому дому! Я даже с охранниками не могу поговорить как с нормальными людьми! Да, сеньора, нет, сеньора, спасибо, сеньора, пожалуйста, сеньора! Сеньора, сеньора, сеньора!

Мужчина рассмеялся, держась за рану рукой.

– Эй! Хватит ржать, швы ещё свежие! Вечером придёт медсестра на перевязку.

– Как скажете, сеньора!

Девушка ничего не ответила. Решила отыграться, когда Альваро встанет на ноги. Она снова прикрыла глаза, так как спала слишком мало.

– Ты созваниваешься со своей семьёй? – вдруг спросил мужчина.

– Да, но не могу долго с ними разговаривать. Приходится врать, что у меня срочные дела и отключаться, когда на глаза наворачиваются слёзы. – Девушка ещё не проснулась окончательно и удивила Альваро своей искренностью. Он молчал, ожидая больше откровенностей, но их не последовало.

– И долго ещё ты будешь ходить в моих спортивных костюмах? Почему не носишь одежду из своего шкафа?

Она открыла глаза, подложив ладони под голову и устраиваясь на них поудобнее.

– Такой ты хочешь меня видеть? Слоняющейся по дому в красном платье с… колхозным узором! – Девушка на пару секунд замолчала, подбирая нужное слово, но не нашла подходящего в испанском языке.

– Что? Кальхозны? – Мужчина весело вскинул бровями, пытаясь повторить русский акцент.

– Я не знаю, как сказать это по-испански! – Она засмеялась чисто и искренне, переворачиваясь на спину. Песочные волосы с золотистым оттенком раскидались по чёрной подушке. Альваро заметил, что солнечный луч вот-вот дотянется до её лица, дотронется до ямочек на смеющихся щеках. Осветит ресницы на взгляде голубых глаз. Он завидовал солнцу.

– Что значит это слово?

– Значит, что так в сёлах одеваются женщины, чтобы пасти коров.

– Тогда, может, подойдёт испанское слово « деревенский»?

– Нет, оно менее негативное. – Солнце, наконец, добралось до её лица. Она снова повернулась на левый бок, подпёрла голову рукой и смотрела прямо на Альваро. – И всё же, это ты хотел меня такой видеть? Кто закупал эти весёленькие вещи? – Мужчина, молча, рассматривал подсвеченную солнцем линию скул. Его взгляд сотню раз проследовал от виска до ворота футболки на шее и обратно. – Ты не учел, что я, как и ты, хожу в черном. Или ты не хотел, чтобы я носила чёрное?

– Это всё мои люди. Они купили одежду, видя лишь одну твою фотографию. – Она демонстративно уронила голову на подушку, словно разочаровалась в нём, и закатила глаза. Наблюдая за ней, Альваро сам не замечал, как начинает улыбаться.

– Кстати, о вопросе, что ты здесь делаешь, тебе не кажется, что ты на своём месте?

Она уставилась на него со всем возможным изумлением.

– Сегодня утром ты вела себя как хозяйка этого дома. И не случилось ничего страшного. Только лишь десяток сытых и благодарных мужчин. И чистая совесть Марии, которая временно не может выполнять свои обязанности. Твоя гордость не пала.

– Моя гордость пала в тот день, когда ты поцеловал меня и сбежал, как мальчишка. На крайний случай, когда я прикоснулась к тебе, чтобы найти пульс.

– Нет, Ли. Ты путаешь гордость и гордыню.

– Возможно. Пойду и разберусь с этим в серой спальне. – Она медленно сползла с кровати.

– Она уже не серая, ты забыла, что перекрасила стены? – с бледного лица Альваро не сходила улыбка.

– Пока ещё только одну. – Девушка не спеша вышла из комнаты.

Глава 9

Весь оставшийся день и полночи она проспала. Встала с кровати лишь под утро, когда от лежания начали ныть бока. Солнце ещё не показалось из-за горизонта, но безоблачное небо уже светлело. В холле совсем не было света, лишь в гостиной горела миниатюрная настольная лампа, она отражалась во всех стеклянных стенах и дверях, и, казалось, что её света хватает на освещение всего дома. Кухню же, сквозь окна, освещали уличные фонари, стоящие во дворе дома.

Лидия налила в серую кружку молока и забралась на мягкий белый стул. Всё ещё размышляя над своей гордыней, она заметила, как из холла, через стеклянную стену, за ней наблюдала пара карих маленьких глазок. Как только девушка её заметила, Каталина шмыгнула за угол.

– Эй, почему ты не спишь? – Мягко спросила Лидия. Девочка не ответила, прячась за стенкой, но краешек её плеча выглядывал из укрытия. Лидия театрально громко вздохнула: – Эх, так хочется шоколадных конфет! Вот бы кому-нибудь тоже захотелось, чтобы я не ела их в одиночестве…

Малышка одним глазом выглянула из-за каменной стены. Девушка сделала вид, что не замечает её, включила кухонный свет поярче и достала из холодильника коробочку с конфетами. Тогда, из-за угла показались уже оба глаза.

– Каталина, это ты? – тишина. – Или это привидение?

– Я не привидение! – она шагнула вперёд. Теперь, на свету, Лидия рассмотрела её лучше. Высокая, худенькая, чернобровая девочка, в сиреневой пижаме с цветочным узором. Круглые, почти пухлые щёки не сочетались с её худобой, и придавали её личику несерьёзный вид.

– Пойдём ко мне, садись.

Каталина, наконец, вошла в кухню и села на самый дальний стул.

– Тебе тоже не спится?

– Я захотела пить, а в мамином графине закончилась вода. – Девочка говорила медленно и тихо. Лидия с трудом её поняла.

– Тебе налить воды? – в ответ малышка кивнула головой. – Может, ты хочешь сока или молока? – отрицательный жест головы. Девушка налила стакан воды и протянула Каталине. Она выпила до дна и поставила пустой стакан на стол рядом с собой. Лидия думала, что она сразу убежит с кухни, девочка всё ещё казалась напуганной, но малышка сидела на стуле, едва заметно покачивая ногой.

– Тебе можно есть сладкое?

– Да, но не много, – девочка улыбнулась во весь рот, демонстрируя улыбку шестилетнего ребёнка. – У меня скоро будут новые зубы. – Лидия засмеялась и Каталина смущённо улыбнулась.

– Какой ты любишь шоколад? – спросила Лидия, открывая коробку со сладостями. Девочка подняла глаза в потолок и, поразмыслив немного, ответила:

– Я больше всего люблю белый шоколад. Белого цвета и с орешками. Мама его совсем не ест, говорит он противный, а я люблю. – Её голос с каждым словом становился увереннее.

– Я тоже люблю такой, – Лидия снова рассмеялась. – Но в этой коробке его нет, – малышка заметно расстроилась. – Попросим твою маму завтра купить? – Каталина закивала головой. – Здесь есть чёрный, молочный с арахисом и с фундуком, – девушка поднесла коробку к Каталине. – Бери, какой хочешь. – Девочка протянула руку, подержала её над коробкой и взяла одну ореховую конфетку.

– Налить тебе ещё воды?

– А что ты пьёшь? – девочка любопытно заглянула в кружку Лидии.

– Молоко.

– Я тоже хочу молока. Как тебя зовут? – спросила малышка ещё невнятнее из-за конфеты во рту.

– Меня зовут Лидия, – девушка улыбнулась, – Но можешь называть просто Лида. – Девочка улыбнулась в ответ.

– А меня зовут Каталина. Мама называет меня Ката. А Альваро называет Лина. – Малышка снова улыбнулась и протянула руку за ещё одной конфетой.

– Значит, ты иногда общаешься с Альваро? – спросила Лидия, протянув Каталине стакан молока.

– Мы часто играли с ним, пока меня не забрал к себе папа. – Девочка, опустила вниз голову и смотрела на стакан в своих руках. – Мама не разрешает мне играть с Альваро, говорит, что он очень занятой сеньор. – Она отпила из стакана и снова потянулась к коробке. Спустя десять минут и полкоробки конфет на двоих, Каталина уже болтала без стеснения.

– Альваро очень хороший! Мне было жуть как холодно на том полу, а он взял меня на руки и накрыл своим пиджаком. Он такой жаркий, почти как мамин утюг, один раз, в детстве, я обожглась, и мама сказала больше его не трогать. – Девочка печально продемонстрировала крохотный шрамик на ладошке. – Он у меня уже целую вечность, наверное, он никогда не заживёт.

– У меня тоже есть шрам на руке, смотри, вот, над большим пальцем. Я обожглась в детстве.

Каталина, с приоткрытым от любопытства ртом, внимательно рассмотрела руку девушки.

– И твой тоже не заживёт никогда-никогда?

– Нет, он не заживёт. Но зато я теперь знаю, что нельзя играть с горячими предметами. И ты тоже, верно? – Девочка весело закивала головой. – Ты знаешь, Каталина, всё же, мы с тобой очень похожи. – Девчушка удивлённо на неё посмотрела.

– Нет, мы совсем не похожи! У тебя такие светлые волосы и твоя кожа! Ты не любишь загорать, да?

Девушка рассмеялась:

– Я люблю загорать, но даже если усну под солнцем, всё равно не стану такой шоколадкой как ты!

Каталина смотрела на неё игривым взглядом и болтала ногами.

– Ката! – на кухню вошла Мария с распущенными волосами, которые обычно собирала в тугой пучок, на ходу поправляя кофту. – Я тебя потеряла! Почему ты вышла из комнаты?

– Мама, ты не налила воды в графин, я хотела пить!

– Почему ты меня не разбудила? – Мария подошла и села на корточки перед дочерью. Затем виноватым взглядом посмотрела на Лидию. – Сеньора, она вас разбудила?

– Нет, Мария, нет! Я была здесь. Всё в порядке. – Девушка улыбнулась им обеим и подмигнула Каталине. – Мне как раз нужен был собеседник. Мы позавтракали конфетами, надеюсь, ничего страшного?

Мария смущённо улыбнулась и кивнула. Каталина зевнула, поставив стакан из-под молока на стол.

– Горе ты моё, – Мария потрепала дочку по итак лохматой голове. – Пойдём, я тебя уложу, ещё ночь. – Она взяла Каталину на руки, и, ещё раз улыбнувшись для Лидии, вышла из кухни.

***
Пару часов спустя, выйдя из душа, Лидия открыла шкаф и нервно засмеялась. Пусто. Снова, Мария, забирала её грязные вещи на стирку, и после, вернула их на место, в гардеробную Альваро.

Она старалась зайти как можно тише, но он спал чутко.

– Доброе утро, – его голос, хриплый ото сна.

– Блять. – она остановилась, запахнув чёрный халат по самую шею, будто её застукали на месте преступления. Альваро посмотрел на неё сонно и озадаченно. Девушка указала рукой на гардеробную и пошла внутрь:

– Пришла за одеждой.

– Ну конечно, бери что хочешь, – сказал Альваро, более бодрым и смешливым голосом, когда девушка уже брала черную футболку. Когда она выходила из комнаты, он спросил:

– Ещё зайдешь?

– Завтра утром, за чистотой футболкой! – Крикнула она, уже идя по коридору.

***
Этот день тянулся невероятно долго. Погода была жаркая и душная, окна в комнате, казалось, вот-вот расплавятся от лучей солнца. Лидия всё утро слонялась по дому, исследуя комнаты.

Серость и серость, местами разбавленная светло бежевым деревом и насыщенно обрамленная чернотой, глянцевой и идеально чистой. Воздуха и пространства было предостаточно, минимум мебели, которая имела четкие формы, порой причудливые. Например, темно-бежевый диван с невысокой спинкой в гостиной изгибался волной.

Лидия привыкла, что окна прячут за метрами тяжёлых тканей, или матируют солнечные лучи тюлью. В этом доме окна торжествовали, провожая в комнаты весь свет, который только существовал. Стеклянных, кристально-чистых и прозрачных преград в доме, казалось, было гораздо больше, чем стен. Девушка, глядя на блики от качающихся деревьев на окнах, представляла, как стекла медленно прочерчивают рваные трещины, словно молнии, и дом рушится. Но он стоял, залитый светом, и не издавал ни звука, кроме едва уловимого жужжания, практически ультразвукового, в которое соединялись монотонные голоса всего технического оснащения.

Она любила пространство. И такой интерьер считала стильным, но все же хотелось его оживить. Залить цветом, как узоры в детской раскраске. Добавить пару тройку вещей, которые скажут хоть что-то о владельце особняка. Спустя пару часов размышлений и блуждания среди серых стен, девушка поняла, что именно они многое говорят о хозяине.

На первом этаже она нашла помещение охраны со всевозможным оборудованием и несколькими мониторами. Разглядеть его она смогла только через приоткрытую дверь. Именно к ней вела череда ступеней вниз.

Рядом располагалось что-то типа кладовой, большая светлая комната с садовым оборудованием, ремонтными инструментами и прочей хозяйственной утварью. Девушка узнала, что находится за большой тёмно серой стеной холла, напротив входа в её спальню. Невероятных размеров комната, с чёрным напольным покрытием, светлыми обшитыми стенами, без окон, но с множеством круглых лампочек на потолке. Одну из стен почти полностью занимал внушительных размеров экран. Кинотеатр, только без кресел, будто им совершенно не пользовались, да и в целом, кроме экрана в комнате абсолютно ничего не было.

На верхнем этаже, разделённом на два крыла, располагались спальни.

Комнаты по правую сторону, с окнами на город и сад, почти все были заселены. Первая, сразу возле лестницы была комната Дани, рядом – Хуго. Следующая дверь – комната Марии и Каталины. По левую сторону, с видом на бесконечное море, пустовали три спальни с лаконичными ванными комнатами. По обе стороны от спальни сеньора находились ещё две чёрных двери. Одна из них вела в совершенно пустую, а другая в самую интересную комнату, по мнению Лидии.

Комнатка казалась не большой, но лишь потому, что не имела много свободного пространства. Её легко можно было принять за склад: две серые, как и во всем доме стены, тщательно скрывались за деревянными стеллажами, которые в свою очередь практически пропали за коробками, ящиками и тубусами. Третья стена, не менее серая и практически пустая, была фоном для чёрного низкого диванчика, напротив, упираясь в один из стеллажей спиной, расположилось мягкое кресло с широкими подлокотниками. Панорамное окно, было спрятано за плотными чёрными шторами, поэтому девушка отыскала за коробками выключатель и впустила в комнату белый свет из трёх длинных ламп на потолке. Главным экспонатом и предметом её интереса являлся ряд инструментов, расставленных вдоль пустой стены, рядом с диваном: шесть гитар, не похожих друг на друга ни формой, ни цветом, на трёхногих подставках.

В доме было много охраны, люди ходили туда-сюда, стараясь быть как можно тише, кто-то бесконечно говорил по телефону, в основном по-английски. Дани восседал в кабинете с прозрачной стеной с серьёзным сосредоточенным лицом. Хуго всегда крутился неподалёку. В обед приехал Андреас, они с Лидией встретились на лестнице, когда он поднимался в комнату Альваро. Он был одет в тёмный костюм противного зеленоватого оттенка и нёс целую стопку папок с бумагами. Мужчина с каменным лицом, молча, кивнул Лидии в знак приветствия, она ответила тем же и ещё более серьёзным выражением лица. Через несколько минут, Лидия сидела на кухне, а Андреас уже выходил из дома, явно спеша. Выходя за дверь, он перекинулся парой фраз с охранниками снаружи

– Ох, жара, парни! Искупнуться бы, да?

Лидия не слышала, что ответили люди в рубашках и брюках, стоящие весь день под палящим солнцем. Но даже она бы сейчас не отказалась охладиться в море. После этой мысли девушка тут же вскочила со стула

– Хуго!

– Сеньора? – Он почти сразу же показался из-за стены коридора.

– Мария и Каталина сейчас дома?

– Да, они в своей комнате.

– Отлично! – она побежала наверх.

Альваро сидел на кровати с ноутбуком и, уже достаточно ловкими движениями, печатал. Девушка вбежала в его комнату, и он невозмутимо повернул на неё голову. Она плюхнулась на кровать рядом с ним и отодвинула несколько папок с бумагами, которые лежали почти что под ней. Альваро выжидающе смотрел на Лидию, всё ещё держа руки на клавиатуре.

– Альваро, я подумала, – лёжа на животе, она согнула ноги и водила босыми ступнями по воздуху. – Ты прав, я действительно путаю гордость и гордыню. Поэтому начинаю бороться со своей заносчивостью. И раз я могу это сделать, то освобождаю Марию от обязанностей по дому, и мы идём на пляж. – Она вскочила с кровати и направилась к выходу, сразу, как только договорила. – Хорошего тебе дня, Альваро! – она махнула ему рукой. Было ясно, что мужчина не собирается отвечать. Он только проводил её взглядом до двери и продолжил стучать пальцами по клавиатуре. Девушка не взглянула на него, так как боялась увидеть его угрюмым или злым.

Она постучала в дверь, в радостном настроении, взволнованно и немного глупо улыбаясь. Мария тут же открыла. На женщине была надета лёгкая бежевая блузка без рукавов и чёрная юбка-карандаш. Волосы как всегда были собраны в пучок.

– Сеньора?

– Мария, составите мне компанию на пляже? – спросила она, зажмурив один глаз.

Женщина сморщила брови. За её спиной Каталина вскочила из-за стола и подбежала к матери

– Лида!

– Каталина, хочешь пойти на пляж? – спросила Лидия, наклонившись к малышке. Девочка подняла ошеломлённую мордашку и посмотрела на маму.

– Сеньора, простите, но мы не можем. – Женщина подбирала слова и говорила медленно.

– Можете. Я уже сказала сеньору Альваро.

Женщина сделала такое лицо, будто не понимает по-испански.

– Я должна начинать уборку, а Каталина делает уроки.

– Мама, я же закончила. – Девочка взяла маму за руку и легонько потянула вниз, чтобы обратить на себя внимание.

– Мария, у меня больше нет здесь развлечений, – девушка сделала шаг ближе к двери. – И другой компании кроме вас тоже. Пожалуйста! – Она положила руку на плечо Марии. – На счёт уборки не переживай. Вряд ли дом обрастёт пылью за пару часов. – Мария посмотрела на Каталину и улыбка девочки явно её подкупила.

– Хорошо, только я должна спросить разрешения у сеньора.

Лидия улыбнулась ещё радостнее, чем Каталина.

– Он работает, я уже поговорила с ним, не нужно снова его отвлекать.

Мария неуверенно кивнула в знак согласия.

– Сколько времени вам нужно, чтобы собраться?

– Даже не знаю, что нам собирать. Только купальник Каталины и пару полотенец, так что несколько минут.

– Ладно, тогда вы можете прийти ко мне в комнату, когда будете готовы?

– Хорошо, сеньора. – Мария улыбалась, прижимая к себе Каталину, которая буквально искрилась от счастья.

***
Пятнадцать минут спустя в её комнату постучали.

– Заходите! – крикнула Лидия из ванной, стоя у зеркала и заплетая волосы в косу. Мария и Каталина, вошли в комнату и скромно встали возле двери. Девочка переоделась в белое лёгкое платьице, из-под которого виднелись лямки ярко-жёлтого купальника. Её волосы были собраны в плотный пучок, как и у мамы, но, будучи более непослушными, курчавые пряди торчали во все стороны. Мария осталась в той же одежде, что и пятнадцать минут назад.

– Не стойте у двери, пройдите и сядьте, мне нужно ещё пять минут.

– Какого цвета твой купальник? – громко спросила Каталина.

– Ката! Я же говорила, что нужно обращаться к сеньоре Вы, а не Ты, – шепотом исправила ее Мария.

– Не слушай маму, Каталина! – девушка завязала косу резинкой. – Мы с тобой друзья, а друзья обращаются к друг другу на «Ты»!

Девочка скромно улыбнулась, и её взгляд упал на стену. Малышка принялась рассматривать узоры.

– Нравится? – спросила у неё мама. – Сеньора нарисовала это сама.

Девочка посмотрела на Лидию, и девушка улыбнулась ей в зеркало.

– Я тоже хочу научиться так рисовать!

– Это не сложно, – сказала девушка, выходя из ванной. Мария снова шепотом поправила дочь.

– Мария, где твой купальник?

– Я не буду плавать. Только посижу с вами на берегу.

– У мамы нет купальника. – Выпалила Ката и женщина посмотрела на нёё строгим взглядом. Девочка пристыжено поджала губки.

– Как это нет? Ты ведь живёшь на побережье моря. Как у человека может не быть купальника.

Взгляд женщины был почти что виноватым.

– Ладно. У меня в шкафу несколько купальников разного размера, – девушка подошла к шкафу и открыла дверку. – Ты можешь померить несколько, – она провела рукой по вещам. – Но наверно даже самый маленький из тех, что есть, будет тебе велик.

– Благодарю вас, сеньора, но я не могу надеть купальник. – Женщина опустила взгляд и обняла себя руками, смущаясь. Лидия подошла к ней, держа в руках несколько купальников.

– Мария, ты не можешь надеть купальник по личным причинам? Стесняешься своей фигуры или тебе неудобно перед охранниками? – женщина молчала. – Или ты не можешь взять одежду сеньоры? – женщина поджала губы, раздумывая над ответом.

– Это ваша одежда, сеньора. Все они очень дорогие. – Она указала рукой на вещи в руках Лидии. Девушка фыркнула, вскинув руками с одеждой.

– Мария, я тебя удивлю, если скажу, что это не моя одежда? Это скорее лифчики Альваро, чем мои! – Каталина заразительно хихикнула, заставив девушек улыбнуться. – Померь, пожалуйста. – Девушка протянула одежду Марии, убеждая взглядом согласиться. – Пожалуйста.

Женщина сомневалась несколько мгновений, затем неуверенно протянула руки.

– Можешь померить их в ванной. И не переживай, они все довольно скромные. Альваро не положил в этот шкаф ничего вызывающего.

Женщина растеклась в улыбке и неуверенными шагами направилась в ванную комнату.

– А можно выйти на твою террасу? – спросила Каталина, сидя на краешке кровати и болтая ногами.

– Конечно.

Рот малышки не закрывался от восторга. В карих глазках вспыхнули рыжие искорки.

– Как красиво! – она прислонилась руками к стеклянному парапету и разглядывала скалы под террасой. Лидия наблюдала за детской непосредственностью, сидя в кресле, и печально улыбалась.

Спустя недлительный промежуток времени Мария вышла из ванной и подошла к двери на террасу. Женщина лучезарно улыбалась, примерка заметно подняла ей настроение.

– Один почти подошёл, чуть великоват. – Она поправила красные завязки на шее, выглядывающие из-под бежевой блузы.

– Отлично, можем идти?

– Да! – Каталина подпрыгнула, подскочив к Лидии и обняв её за ноги. Девушка звонко засмеялась.

***
– Дани! Мы идём на пляж. Альваро в курсе. – Мужчина стоял у входной двери

– Сеньор уже сообщил мне. – Дани открыл кодовый замок и пропустил девушек на улицу. Сам он пошел вместе с ними. Лидия облегчённо выдохнула.

– Дани, я думала у тебя есть дела поважнее, чем охранять нас и наши купальники. – Сказала Лидия, совсем не скрывая ухмылку. Мужчина откашлялся, перед тем как ответить, но сказать ничего не успел. – Нет, нет, нет, пожалуйста! Не отвечай серьезно! Я пошутила.

Затем все четверо, молча, спустились по идеальным каменным ступеням.

– Дани, можешь быть здесь, возле лестницы, в тени.

– Хорошо, сеньора. – Мужчина остановился, но позже сделал ещё несколько шагов, чтобы не отдаляться от девушек, и оказался прямо на пекле.

– Давайте сядем вот здесь! На солнышке! – Каталина подбежала на самый центр пляжа, проваливаясь сандалиями в песок. Женщины переглянулись, сдерживая смех, но, всё-таки, засмеялись, когда девочка скинула сандалии с ног двумя резкими движениями.

Дани тактично от них отвернулся и смотрел в сторону моря так, будто перед ним была серая стена. Каталина уже бегала по прибывающим волнам, неуклюже шлепая ногами и задорно хохоча.

Мария расстелила на песок покрывало, идеально разгладив все бугорки и загибы. Лидия втянула ртом морской воздух и взялась за край футболки. Женщина посмотрела на неё и поддерживающе улыбнулась, будто всё поняла.

– Я уже искупнулась в море, но была полностью в одежде, – она стянула футболку и поправила верх белого купальника. – Чувствую себя ужасно, раздеваясь сейчас здесь. И одновременно прекрасно, потому что, наконец, набралась мужества.

Женщина понимающе кивнула и тоже сняла блузку.

– Вы очень сильная. Поэтому со всем справитесь.

– Ну, кажется, другого выхода у меня нет. – Ответила девушка, стягивая штаны и стараясь не задеть ими песок.

– Ката! Сними платье! – девочка плескалась в воде и уже не слышала того, что ей говорят.

– Кажется, уже поздно.

– Да, уже мокрая с ног до головы. – Мария аккуратно положила стопку своих вещей на краешек покрывала. Лидия сделала то же самое.

– Хоть я и не считаю что это мой купальник, я тебе его дарю, Мария.

– Нет, не нужно. – Женщина опустила взгляд на свои руки, сжатые в замок. – Я отдам его в химчистку и верну в шкаф.

– Не обижай меня, пожалуйста. К тому же, я не влезу в него никогда в жизни. – Женщины сели на покрывало. – Ты так мне помогаешь. А я могу лишь отдать тебе купальник, который мне мал, а на тебе сидит идеально.

Мария робко протянула тёплую смуглую ладонь, пожав за руку Лидию.

– Мама! Лида! Тут ракушки! Смотрите! – Каталина подбежала к ним, одной рукой сжимая подол мокрого платья, а в другой держа несколько бежевых створок.

– Красивые. – Женщины улыбнулись, Мария, наконец, стянула с девочки платье, и та снова убежала к воде.

– Она умеет плавать? – спросила Лидия

– Да, да, она совсем не боится воды. В школе она ходила на занятия по плаванию.

– Мария, извини, что спрашиваю. Она в порядке? С её… здоровьем всё хорошо?

Женщина утвердительно кивнула, смотря на беззаботную малышку.

– Ничего не сделали, всё хорошо. Но она не забудет того, что пережила. Хорошо, что она ещё не всё понимает. – Женщина посмотрела вверх, не давая слезинкам скатиться из глаз.

– Интересно, когда я смогу так беззаботно бегать по пляжу. Или может уже никогда.

– Как только захотите.

– Точно не сегодня. Если я побегу сейчас, то мои сиськи вывалятся из этого купальника! – Женщины засмеялись. Лидия легла на синее покрывало, положив руки под голову. – В шкафу восемь купальников разных размеров и все мне малы. Меня недооценили.

Мария легла рядом, так, чтобы видеть Каталину, играющую с ракушками.

– Вы можете купить всё, что вам нужно, только скажите.

– Из вещей мне ничего не нужно. Я могу обойтись без всего. – Девушка протянула руки к небу, следуя пальцами за кружащей чайкой.

– Смотрите! Альваро! Закричала Каталина, указав на окна второго этажа. Девочка начала махать ладошками и улыбаться.

Все, включая Дани, повернули головы к дому.

Альваро в сером спортивном костюме стоял, держась за оконные рамы, переведя вес на одну руку, он покачнулся и помахал Каталине в ответ.

– Слава тебе, Господи! – еле слышно сказала Мария и затем спросила более громко. – Зачем сеньор так рано поднялся на ноги, может ему что-то нужно? – Женщина заметно напряглась, словно прогуливает важную работу.

– Поднялся, чтобы доказать мне свою силу.

В этот момент к Альваро подошёл кто-то из охранников в белой рубашке.

– В доме полно людей, которые ему помогут. – Девушка поднялась. – Перестань думать о работе Мария, пойдем плавать.

Глава 10

Лидия уснула рано вечером, встала посреди ночи и снова легла спать после экскурсии к холодильнику.

Она проснулась от еле слышного стука в дверь и не сразу поняла что это. Но стук повторился

– Входите уже, – ответила она, заспанным голосом и кашлянула. Дверь приоткрылась, из-за неё показались карие глаза в окружении пухлых щёк.– Каталина, заходи, – девушка села на кровати, пошатываясь. – Идём сюда.

Девочка шире открыла дверь, протиснулась через неё и робко подошла к кровати.

– Я тебя разбудила, извини, – она виновато улыбнулась и вжала голову в плечи.

– Ничего. – Лидия улыбнулась, стараясь проснуться. – Я проспала уже часов двенадцать, хорошо, что ты пришла. Залазь ко мне, садись.

Девочка скинула сандалики и забралась на кровать. Сидя поджав коленки, она пружинила вверх вниз, проверяя кровать на мягкость.

– Я хочу увидеть Альваро, но мама меня не пускает.

– И что она говорит?

– Что у сеньора нет времени со мной возиться и что он ещё болеет.

Девушка поразмыслила, насколько могла сонной головой.

– Давай поднимемся и посмотрим, может Альваро уже тоже проснулся.

Девочка радостно закивала головой и стала натягивать сандалии.

– Думаю, он будет рад тебя видеть. – Добавила Лидия

Сеньор уже не спал, сидя на кровати работал с ноутбуком.

– Альваро! – малышка побежала к нему и кинулась обнимать. Он отодвинул с колен ноутбук, поднял Каталину на кровать и крепко обнял.

– Привет, малышка! – Он перевёл взгляд на Лидию – Кажется, вы подружились?

Девочка закивала головой, не разжимая объятий. Лидия прошла по комнате, остановилась возле стола.

Следующие пять минут Каталина, сидя у Альваро на коленях, радостно рассказывала ему о разных мелочах, о заданиях по английскому языку с цветными картинками, о том, что мама купила ей белый шоколад и о новых носках с зелёными полосочками. Мужчина внимательно слушал, время от времени приподнимая уголки губ.

– И ещё мой жёлтый купальник стал мне как раз. А Лида подарила моей маме свой купальник, ну такой, красного цвета, с завязочками на шее. – Альваро перевел взгляд на Лидию, которая сидела на краешке стола, бесконечно зевая. – И мы ходили на пляж, загорать. Я собирала ракушки и выкладывала из них узоры на песке.

Девушка рассматривала бесконечные стопки бумаг, которые перекочевали в спальню из кабинета. Они занимали половину кровати, часть стола, стоящего возле окна, всю прикроватную тумбу и даже лежали на полу. Лидия взяла со стола верхнюю папку, на которой крупными буквами было написано "ORIZARI Hotels", пролистала несколько страниц с графиками и цифрами, и положила папку на место.

– Ты не обидишься на меня, если я поговорю с Лидой? – спросил Альваро. Каталина помахала головой из стороны в сторону, так резко, что кудряшки посыпались на её личико, и повернулась к девушке с загадочным взглядом.

– Тогда я вернусь в свою комнату, пока мама меня не потеряла. Но я зайду к тебе ещё, ладно?

– Хорошо, малышка, я буду тебя ждать. – Он потрепал её по щеке, девочка вывернулась и, хихикая, убежала по коридору. – Чем бы ты хотела заняться? – сразу спросил Мужчина.

– О чём ты? – она подошла и села на кровати по-турецки, возле его ног.

– Что ты делаешь дома в свободное время? – он собрал с кровати бумаги и сложил их в стопку на тумбе. Девушка разглядывала его, пытаясь уловить эмоции. – Читаешь? Рисуешь? Какие у тебя увлечения?

– Решил получше меня узнать? – она подняла руки и стала медленно расплетать косу. Альваро какое-то время наблюдал за ловкими движениями её пальцев, скользящих по волосам.

– Хочу для тебя что-то сделать, – он говорил ровным и тихим голосом. Девушка взъерошила волосы.

– Разбросаю в твоей спальне немного своих волос. – Она легонько улыбнулась. Мужчина рассматривал её лицо, спокойное и немного печальное.

– Не хочешь говорить со мной?

– Почему ты так решил?

– Меняешь тему.

– Мне нечего тебе сказать. И мне не нужно, чтобы ты что-то делал. Ты не сделаешь того, что я попрошу.

Он не изменился в лице, но моргнув, на секунду задержал веки прикрытыми.

– Я не скрываю, что буду чувствовать себя лучше, если тебе будет комфортно в моем доме.

Она повернулась к окнам, которые были плотно закрыты и не пропускали звук. На улице буйствовал ветер, гнал к берегу волны и перистые облака.

– У меня нет увлечений. Всё, что я делала, это общалась с семьёй и друзьями, смотрела фильмы, гуляла по утрам по городу или по лесу возле дома.

– Гуляла одна? – он приподнялся, сев на кровати, чтобы их глаза были на одном уровне.

– Чаще всего – да. – Девушка чуть наклонила голову набок, рассматривая пролетавших птиц. – Ты прав, я не особо интересно жила. Но это была моя жизнь, я делала всё что хотела и всё, что в моих силах.

Альваро несколько раз обследовал взглядом её лицо, задержался на губах, старательно выговаривающих испанские буквы.

– Ладно, я понял, что ты хочешь мне сказать. – Он провел по волосам рукой, поднял взгляд к потолку, размышляя, – Найди внизу Дани, он даст тебе открытый телефон и ноутбук. Чтобы ты могла пользоваться социальными сетями и общаться с друзьями.

– С чего это вдруг ты разрешаешь мне это? Я всё ещё могу просить у кого-то помощи.

– Я понимаю. Но ты не сможешь от меня уехать. Так что не наводи панику.

– Кажется, ты считаешь меня не очень умной? – сказала девушка после продолжительного молчания. Он засмеялся и помотал головой.

– Совсем наоборот. Считаю, что ты достаточно умна, чтобы не делать глупостей.

– Что именно ты называешь глупостями?

– Твои действия, которые расстроят тебя и близких тебе людей.

– Или расстроят тебя? – она смотрела прямо в зелёные глаза. Мужчина печально улыбнулся, откинув голову на спинку.

– Да, или меня.

– С гордыней мы разобрались, что на счёт эгоизма?

– Я подумаю над этим.

Они оба сидели с серьезными, уставшими, лицами. Молчали и наблюдали друг за другом.

–Я хочу кое-что. – Она говорила тихо, но звонко и с уверенностью в голосе.

– Я слушаю.

Она почти перебила его, чуть повысила громкость.

– Да, послушай. Только не перебивай и дай закончить. – Альваро согласно кивнул. – Ты прав, я не сделаю ничего. Как бы сильно меня не расстраивало мое положение, я не думаю, что в силах что-то изменить, – девушка сдавила пальцами уголки глаз и поморщила нос, стараясь снять напряжение. – Сильной я себя никогда не считала. Я поняла, что завишу только от тебя, поняла, что… – она взмахнула руками, подбирая слова. – Что в тебе что-то есть, – девушка прикрыла ладонями лицо, замерла на пару секунд, затем снова взглянула на Альваро и продолжила. – Ты поступил со мной ужасно, и я никогда не прощу тебе этого, но возможно, пойму почему. Или ты сможешь объяснить мне, или доказать.

Альваро начал говорить:

– Я…

Она вскинула руки и зажмурилась, давая понять, что перебивать её не следует. Мужчина тут же замолк.

– Хочу сказать тебе, что я ненавижу себя. Должна ненавидеть тебя, но ненавижу себя, за то, что привыкаю. За то, что не пытаюсь сбежать или бороться как поначалу. Не знаю, устала об этом думать и отпустила мысли о возвращении домой. Учусь жить здесь и очень хорошо осознаю, что мне не причиняют зла.

Мужчина глубоко вздохнул, скрестив руки на груди. Лидия молчала минуту, снова рассматривая птиц.

– Меня не тянет домой так сильно. Там меня ничего не держит. Кроме семьи. Я хочу только лишь увидеть родных людей.

Альваро закачал головой, опустив взгляд.

– Я не прошу отпускать меня домой. – Она поджала губы, словно запретила словам прозвучать, но всё же заговорила. – Привези их сюда. Я знаю, что ты можешь, для тебя это копейки. Они сами никогда не прилетят сюда всей семьёй, у нас нет на это денег. Привези их сюда. – Девушка не хотела умолять или выглядеть жалкой, но ничего не могла поделать с дрожью во всем теле. – Хоть на несколько дней, в отпуск, посели в гостинице, и я просто увижу их, хоть раз, а они увидят меня.

Альваро чуть склонил голову набок и упорно всматривался в её лицо, которое она прятала за взлохмаченными прядями волос. Затем опустил взгляд на её руки, бесконечно пересчитывающие пальцы от волнения, и спросил:

– Ты не боишься меня?

– Не боюсь. – Она ответила сразу.

– И не боишься привозить сюда свою семью, к чужим людям? – он был спокоен, чересчур спокоен. Девушка смотрела в окно, раздумывая над его словами.

– Что тебя удивляет? – она повернулась к нему, чуть прищурила глаза. – Ты всё это время пытаешься убедить меня в своих чистых помыслах, и, когда я показываю тебе каплю доверия, ты удивляешься?

– Да, я не скрываю, ты меня удивляешь. – Он всматривался в её лицо, изучал эмоции в глазах. – Я не думал, что ты так быстро придёшь в себя.

– По-твоему я пришла в себя? – она ухмыльнулась, вытягивая затёкшие ноги на кровати. Он следил за её движениями, размышляя о каждом сказанном слове. – Ты ещё не видел меня, когда я в себе.

– Видел, поэтому привёз сюда.

Девушка засмеялась, звонким смехом наполнив всю комнату.

– Я не понимаю тебя, Альваро! – она говорила весело, с сумасшествием в голосе. – Правда, не понимаю! Ты можешь найти любую женщину, задарить её дорогими шмотками, и через пару дней она раздвинет перед тобой ноги! – снова невозмутимое выражение лица в ответ. – Зачем ты возишься со мной? Знаешь, это болезнь! Тебе нужно лечиться у психиатра! – Девушка готова была взорваться от эмоций. Ей хотелось смеяться и рыдать одновременно. Пока она выбирала, что из множества мыслей в голове озвучить, а что нет, начала сходить с ума. – Я сейчас прокручиваю всё это в голове и чувствую сумасшедшей себя, хотя настоящий псих здесь ты! Скажи уже что-нибудь!

Альваро слегка приподнял уголки губ:

– Мне больше нравится слушать тебя.

Лидия вскочила с кровати и зарычала от злости.

– Ты сейчас серьёзно? Ты, блять, сейчас серьёзно? Ты действительно псих!– она прошлась по комнате, потирая лицо ладонями. Ни один мускул Альваро не дрогнул, он спокойно наблюдал за ней.

– Ты только что попросила этого психа привезти твою семью в незнакомую страну. – Мужчина медленно поднялся с постели, прикрыв глаза, несколько секунд постоял, держась ладонью за стену. Затем развернулся и неуверенными шагами, прихрамывая на одну ногу, направился к Лидии. Она стояла, скрестив руки, и наблюдала за его движениями.

– Я не уверена, что тебе уже можно ходить.

– Если я могу, значит можно. – Он остановился напротив неё в паре шагов.

– Не очень умная мысль. – Девушка с невозмутимым лицом твёрдо стояла на ногах, тогда как Альваро покачивало из стороны в сторону.

– У меня есть одна умная. – Мужчина сделал ещё шаг вперёд. – Твоя семья прилетит в Испанию на твою свадьбу.

Лидия пару секунд ошеломлённо смотрела на мужчину, затем нервно захохотала. Ей захотелось сбежать, не видеть этого невозмутимого лица.

– Отлично, тогда я пойду искать себе мужа! – Она вылетела из комнаты, хлопнув громоздкой чёрной дверью.

Последующие часы девушка провела в своей комнате, обдумывая его слова. Эмоции бесконечно сменялись, она хохотала, как сумасшедшая, затем лежала плашмя на кровати с равнодушным лицом и снова заливалась нервным смехом. Девушка была взволнована так, будто ей сделали предложение руки и сердца. Но всё выглядело как шантаж или же, как предложение лечь в постель. Она чувствовала себя глупой девчонкой, которую Альваро снова обыграл. Словно это действительно была некая игра, правил которой она не знала. В голове не укладывалось, как всё это могло происходить.

Лидия думала обо всех сказанных им ранее словах, которые не объясняли ничего. Всё выглядело как одержимость ею, которую она принять не могла. Но она начинала видеть в нём привлекательного мужчину и это её пугало.

В комнату постучали.

– Альваро, если это ты, то убирайся! – спустя пару секунд дверь приоткрылась.

– Это я, сеньора. – В комнату заглянул Хуго с ноутбуком и телефоном в руках.

– Заходи, Хуго, – она села на кровати. Парень положил гаджеты на стол.

– Вам нужна какая-то помощь?

– В доме есть wi-fi?

– Да, всё уже подключено.

– Хорошо, спасибо. – Она тихонько улыбнулась, и парень улыбнулся в ответ.

Первое что она сделала, это зашла в социальную сеть с телефона. Её потеряли подруги, они писали по несколько сообщений в день, обсуждали всё в общем чате. Несколько дней назад они впятером ездили к ней домой и узнали всё от семьи, точнее всё, что знали её родные. Теперь девушки обсуждали Альваро как новость номер один. Лидия прочла все сообщения и, ничего не ответив, проплакала в ванной до позднего вечера.

Немного успокоившись после горячего душа, она достала фотоаппарат и загрузила с него фотографии на ноутбук. Ночью, так и не придумав, что написать подругам, она выложила одно фото в свой профиль. На нём Альваро сидел в кресле на террасе, под красными лучами закатного солнца, с едва уловимой нежной улыбкой на идеальном лице.

***
Спустя пару часов она вошла в кухню и, включив свет, вздрогнула. На стуле за барной стойкой сидел Альваро, держа в руке стакан сока, и смотрел на неё. Лидия замерла и уже хотела вернуться в комнату, но он, жмурясь от яркого света, сказал:

– Стой, не убегай. Давай поговорим.

Лидия, глубоко вздохнув, прошла к холодильнику. Она долго разглядывала полки в поисках чего-то аппетитного, затем закрыла дверцу и повернулась к Альваро.

– Передумала есть при виде меня?

– Да, аппетит пропал.

Мужчина усмехнулся и отпил пару глотков из стакана.

– Тогда посиди со мной. – Он поднял на неё взгляд, облизнув губы от сладкого напитка.

Девушка обвела взглядом пустую холодную кухню, затем подошла к стойке и выдвинула стул напротив Альваро. Она села, облокотилась на спинку и скрестила на груди руки в недовольном жесте. Мужчина смотрел на неё, водя указательным пальцем по кромке прозрачного стакана.

– Ты уже спала?

– Ещё нет. – Она взглянула на электронные часы на дверце холодильника – начало третьего.

– Я не смогу их сюда привезти, пока ты не привяжешься ко мне.

Она поёрзала на стуле, положив руки в замке на стол.

– Что значит, пока не привяжусь?

– Пока не станешь относиться ко мне, как женщина к мужчине.

Она ухмыльнулась, опустив взгляд на свои руки.

– Это шантаж?

– Почему ты так решила?

– Ты дашь мне увидеться с семьёй, в обмен на то, чтобы меня трахнуть?

– Я хочу не только этого, – он подался вперёд, поставил локти на стол и кинул на них подбородок.

– Не только этого? – она рассмеялась, снова отодвинувшись от стойки. – Этого тебе мало?

В комнате повисло напряжение, кухня превратилась в кабинет для деловых переговоров. Они вели диалог не только на словах. Смотря друг другу в глаза, каждый старался выглядеть сильнее. Альваро чуть прищурил глаза, не отрывая от неё взгляда. Лидия, чуть наклонив голову в сторону, смотрела на него из-под чёрных ресниц, плавно ими взмахивая.

– Ты ведь уже не боишься меня, что мешает нам стать ближе?

– Я сама хочу решать, к кому становиться ближе. – Она встала со стула и вновь подошла к холодильнику, достала несколько ломтиков хлеба, контейнер с ветчиной, сыром, парочку свежих томатов и баночку с белым соусом. Альваро, молча, наблюдал, как она, вооружившись ножом и разделочной доской, ловко порезала помидоры.

Собрав несколько сэндвичей на серой тарелке, она вернулась на прежнее место и принялась есть, стараясь делать вид, что Альваро на кухне и вовсе нет.

– Могу я угоститься?

– Конечно, – она придвинула тарелку ближе к мужчине. – Я ведь взяла твои продукты из твоего холодильника.

Он помедлил, как будто передумал, но затем всё же взял сэндвич.

– Твоё отношение ко мне уже изменилось, – сказал он, жуя свою порцию. – Ты смотришь на меня по-другому и не можешь этого скрывать.

– Может у меня начинает проявляться стокгольмский синдром? – Она взяла его стакан и отпила немного сока.

– Ты не выглядишь как заложница, отпивая сок из моего стакана.

– А ты выглядишь как захватчик, убеждая меня с тобой переспать. – Она закинула в рот последний кусочек и обтряхнула руки.

– Почему ты зациклилась именно на этом? Может, ты сама этого хочешь? – Он наклонился вперёд, так, что их разделяла только пустая тарелка.

– Хочу, – она облизнула губы и тоже наклонилась вперёд. Теперь между ними почти не осталось пространства. Девушка опустила взгляд на его губы, почувствовала, как он резко выдохнул. – Но не с тобой. – Она резко встала и вышла, выключив в кухне свет.

Интересно, какой он её видел, сильной и самоуверенной, как она хотела казаться, или такой, как она себя чувствовала внутри. Сердце колотилось. Когда Девушка вернулась в свою комнату, не могла отдышаться ещё пару минут. Но теперь она понимала, в какую игру играет Альваро. Он не собирается её к чему-либо принуждать, он действует намного хитрее – хочет привязать её к себе. Пытается обыграть её за счёт физиологии и инстинктов.

Глава 11

Утром Лидию разбудили уведомления телефона, которые приходили одно за другим. Ей захотелось выкинуть гаджет с террасы и оставить всё, как было, без лживых объяснений. Она свернулась клубочком и укуталась с головой в одеяло. Ещё долго старалась прогнать из головы мысли и уснуть, проспать как можно дольше, но не получалось.

Ближе к обеду она заставила себя вылезти из постели, но настроение было отвратительное. Погода за окном соответствовала. Небо затянули бесцветные плотные тучи, время от времени по крыше террасы стучали капли дождя, рыжего от песков Сахары.

Она включила музыку на ноутбуке.

– Да уж, громкости явно не хватает. – Затем она вспомнила, как Дани подключал для неё колонки на кухне, и отправилась на его поиски. Комната мужчины была заперта, в подсобке для охраны его не было, в кабинете находился лишь Хуго.

– Добрый день, сеньора!

– Привет, Хуго. Ты не знаешь где Дани?

– Они с Марией отправились за покупками. Может, я могу вам помочь?

– Нет, благодарю. Я просто хотела попросить у него колонки для ноутбука.

– Ясно. – Парень кивнул головой, и Лидия вернулась в свою комнату.

Через несколько минут в дверь постучали

– Войдите.

– Я подумал, может, мои подойдут? – на пороге стоял Хуго с колонками в руках.

– Спасибо, – девушка взяла технику и улыбнулась. – Они не понадобятся тебе сегодня?

– Нет, сеньора, можете оставить их себе.

– Благодарю, но я попрошу, чтобы завтра Мария купила мне колонки и верну тебе.

– Сегодня вечером я поеду в город, если хотите – могу купить.

– Если тебе не сложно, только не трать свои деньги, возьми… – девушка замялась, раздумывая, кто занимается её расходами.

– Не волнуйтесь, у меня есть деньги на домашние расходы.

– Хорошо, Хуго, спасибо. – Они улыбнулись друг ругу, и парень вернулся в кабинет.

***
Девушка поднялась на второй этаж и постучала в комнату Марии.

– Кто там?

– Это Лида. Можно зайти к тебе? – за дверью послышался топот ножек и звуки открывающегося замка. Девочка распахнула дверь и залилась улыбкой.

– Привет!

– Привет, Лина, ты одна в комнате?

– Да, мама поехала в магазин за продуктами и белым шоколадом. – Девочка радостно похлопала в ладоши, рассмешив Лидию.

– Чем ты занята?

– Я сделала уроки, теперь жду маму, чтобы она проверила.

– Не хочешь провести время со мной на террасе?

– А можно? – спросила Каталина, растягивая слова.

– Я была бы рада.

– Тогда я только надену сандалики! Подожди меня! – Девочка нырнула за дверь, и Лидия заглянула внутрь.

Светлая скромная комнатка, довольно уютная, но без излишеств. Две небольшие кровати, застеленные голубыми покрывалами, на одной из которых лежала розовая подушка с мультяшными персонажами. Возле квадратного окна, завешанного белым тюлем и шторами в цвет покрывал, стоял деревянный письменный столик. У стены рядом, шкаф, из которого Каталина доставала сандалии. На противоположной стене, вблизи кроватей была приоткрыта дверь в ванную.

– Всё! Можем идти!

– Идём, – улыбнулась девушка и протянула Каталине руку.

Спускаясь по лестнице прыжками, девочка рассказывала, как любит решать тесты по каталонскому языку. Когда они зашли в комнату, Каталина снова рассматривала бирюзовые узоры на стене и восхищалась.

– А на каком языке эта песня? – спросила девочка, прислушавшись к музыке.

– На русском.

– Красивая, но немного сложная.

– Почему сложная?

– Слова такие непонятные.

– Тебе просто непривычно их слышать.

– А ты знаешь русский язык?

– Да, я ведь русская. Знаю его гораздо лучше, чем испанский.

– А скажи что-нибудь по-русски! – девочка запрыгала, словно в предвкушении сказочного веселья.

– Привет, Каталина! Как твои дела? – девочка засмеялась и Лидия не могла не сделать того же.

– Такие странные слова. А испанский звучит для тебя так же странно?

– Уже нет, – девушка плюхнулась на кровать. – Я учу его уже несколько лет, поэтому привыкла. – Каталина плюхнулась напротив Лидии.

– Какая мягкая у тебя кровать. На ней, наверное, так здорово прыгать!

– Не знаю, я не пробовала! – Девушка засмеялась.

– Как это так? – искренне негодовала Каталина. – Что, ни разу не хотелось?

– Давай попробуем сейчас? – она прибавила громкость музыки и залезла ногами на кровать. Каталина с горящими глазами закивала головой, и, скинув сандалии, взобралась к Лидии.

– Дай мне руки! – воскликнула Каталина, перекрикивая музыку. Они взялись за руки.

– Ну что, на раз-два-три? – Каталина закивала головой. – Раз! Два! Три!

Они подпрыгнули, затем отпружинили ещё выше и уже скакали без остановки, весело кривляясь и смехом заглушая музыку.

– Идём к нам! – закричала Каталина сквозь смех. Лидия обернулась к двери. Альваро стоял, прислонившись спиной и руками к стене рядом с приоткрытой дверью, и наблюдал за ними с дружелюбной улыбкой на лице.

Лидия спрыгнула с кровати и убавила музыку. Каталина подбежала к мужчине и обняла, чуть не сбив с ног.

– Ты уже выздоровел? – радостно спросила она, задрав голову вверх.

– Да, малышка. – Он пригладил ладонью её растрепавшиеся волосы. – Но попрыгать с вами ещё не смогу.

– Ты знал, что Лида говорит по-русски? Я так удивилась! Он такой смешной, слова такие странные!

– Я больше удивился, что она знает испанский. – Альваро перевёл взгляд на девушку. Лидия присела на краешек стола и смотрела в пол.

– Лида, Альваро тоже знает один странный язык, с такими же смешными словами, как в русском! – девочка явно была в восторге от их общества, она говорила радостным звонким голосом. Лидия заставила себя улыбнуться малышке в ответ.

– Я срочно отправил Дани по важному делу, поэтому твоя мама немного задержится вместе с ним.

– Это ничего! Я сделала все уроки и убрала тетради на место.

– Мы можем попросить Хуго, чтобы он включил тебе мультики. – Сказал Альваро.

– А вы посмотрите их со мной? – Каталина смотрела на мужчину, хлопая ресничками и глупо улыбаясь. Он вопросительно взглянул на Лидию, и Ката тоже повернулась к ней, хлопая ресницами уже для неё.

– Мне всё равно больше нечем заняться.

– Да-а-а-а! – закричала Каталина. – А мы возьмём с собой что-нибудь вкусненькое?

– Захватите с Лидой что-нибудь на кухне. А я поищу Хуго.

– Идём! – малышка подбежала к девушке, схватила её за руку и потянула прямиком на кухню. По дороге она начала расспрашивать девушку:

– Какой твой любимый мультик?

– Я не люблю мультики и почти не смотрю их.

– Как это? Все любят мультики! Правда, Альваро? – мужчина, который шагал следом за ними в кабинет, посмеялся и не ответил.

Лидия и Каталина сделали на кухне несколько сэндвичей и наполнили глубокую чашку разными орешками.

– Давай ещё возьмём фруктов? – предложила Каталина, разглядывая холодильник.

– Хорошо, что ты хочешь?

– Клубнику, ещё нарежем манго и папайю. И персики!

– Ладно, давай всё помоем.

Когда фруктовая тарелка была почти готова, на кухню заглянул Альваро:

– У нас всё готово, сеньоры!

– У нас тоже! – ответила Каталина, демонстрируя тарелку с сэндвичами.

– Очень хорошо! Что мне взять? – Спросил он. Лидия, молча, всучила ему в руки графин с соком и стопку из трёх стаканов. Сама взяла фрукты и орехи.

– Идёмте! – скомандовала Каталина.

– Где мы будем смотреть мультики? – спросила девушка.

– В кинотеатре, конечно же! – ответила Ката, подбегая к двери из гостиной.

В центре комнаты, на полу лежало несколько чёрных подушек разных размеров. Каталина поставила рядом тарелку с сэндвичами и плюхнулась в самую середину. Внутри находился Хуго, он поправлял чёрные провода сбоку от экрана.

– Всё улажено.

– Отлично. – Сказал Альваро, ставя сок рядом с сэндвичами.

– Спасибо! – задорно прокричала Каталина. Парень весело улыбнулся ей и вышел из комнаты.

Лидия поставила тарелки на импровизированный стол и села рядом с девочкой.

– Вы решили, что мы будем смотреть? – спросил Альваро, подходя к маленькому сенсорному экранчику рядом с основным. Его походка была уже более уверенной, но он по-прежнему едва заметно хромал.

– Ещё не решили. – Каталина повернулась к Лидии. – Ну, может быть, ты любишь какую-нибудь сказочку или персонажа?

– Может, мы посмотрим твой любимый мультик?

– Я люблю все мультики – Девочка пожала плечами. Лидия, поразмыслив немного, ответила:

– Ну, вообще-то, мне нравится мультик про Рапунцель.

Каталина хлопнула в ладоши.

– Альваро, ты слышал?

– Сейчас включу. – Ответил мужчина, стоя к ним спиной. Он около минуты нажимал что-то на экранчике, и наконец, на большом экране появилась заставка «Enredados»

Альваро расположился по другую сторону от Каталины, медленно и осторожно опустившись на пол.

***
Ката, обычно общительная и болтливая, с интересом смотрела мультфильм около часа, хрустя орешками из чашки. Затем, всё же, начала отвлекаться. Девочка повернулась к Лидии.

– Ты похожа на Рапунцель! – Она провела по её голове маленькой ручкой. – У тебя такие же светлые и длинные волосы!

– Да? – Девушка посмеялась. – И ещё я сижу в башне и никуда не хожу.

Альваро, никак не отреагировал на её реплику и в целом молчал всё время, иногда пересаживаясь или протягивая ноги. Мужчине явно было неудобно на полу, ранение ещё давало о себе знать.

– А Альваро похож на Юджина, у него тоже чёрные волосы. Какого цвета у тебя глаза, Альваро? – Мужчина, смеясь, закрыл глаза ладонью. Каталина начала убирать его руку, но ей, несмотря на слабость Альваро, не хватало сил. – Ну, покажи же! Покажи! Лида, помоги мне!

– Я не стану тебе помогать. – Сказала девушка, глядя на экран.

– Тебе разве не интересно узнать? – пропыхтела девочка, всё ещё стараясь отодвинуть ладонь Альваро с лица.

– Я и так знаю, что они тёмно зелёные с коричневыми крапинками.

– А у Юджина они карие! – сказала Каталина, и наконец, сдалась. Через секунду девочка уже внимательно следила за погоней на экране.

Лидия повернулась к Альваро. Он мягко смотрел на неё зелёными глазами и нежно улыбался.

В дверь постучали, после разрешения Альваро, в зал вошёл Дани:

– Сеньор, я привёз все бумаги, как вы просили.

– Позже, Дани, всё позже. Оставь в кабинете.

– Хорошо, сеньор.

– Даниэль, скажите, пожалуйста, моей маме, чтобы не потеряла меня! – крикнула Каталина, не отрываясь от экрана.

– Хорошо, Каталина.

***
Когда побежали финальные титры, Лидия заметила, как Каталина всхлипывает, смотря на экран. Он притянула девочку к себе, обняла и вытерла с её щёк слезинки.

– Ну, ты чего? Всё ведь закончилось хорошо.

– Это я от счастья, – пробурчала девочка, шмыгая носом. – А Юджина не казнят? Он ведь преступник.

– Нет, они с Рапунцель же остались вместе. Его преступление только помогло всем стать счастливыми.

– Так бывает только в сказках, да? В жизни преступников наказывают.

– Да, Каталина, в жизни их наказывают. – Девушка подняла взгляд на Альваро, который пристально смотрел на неё. Каталина в эту же минуту успокоилась и подскочила на ноги.

– Мама же купила шоколад!

– Беги и узнай! – Лидия тоже поднялась на ноги. – А я соберу всю посуду. Каталина выбежала из зала уже без следов грусти на лице. Альваро, медленно поднялся на ноги, придерживаясь за простреленный бок и начал падать в сторону. Лидия успела придержать его за плечо.

– Эй!

– Я в порядке, – мужчина несколько раз глубоко вдохнул и выпрямился, расправив плечи. – Спасибо. – Он поднял на неё взгляд.

– Идём, ляжешь в постель.

– Один? – он изогнул бровь и ухмыльнулся. Девушка тут же опустила руки с его плеча и наклонилась к пустым тарелкам.

– Доберёшься сам.

– Неудачная шутка, понял.

Мария готовила ужин на кухне. Каталина, видимо расправлялась с белым шоколадом в своей комнате.

– Сеньора, мне очень неловко. Она, наверно, замучила вас?

– Да брось ты. Я ведь сама забрала её из комнаты, чтобы мне было не так скучно. И не вздумай извиняться перед сеньором! Он сам предложил смотреть мультики.

Альваро в этот момент зашёл на кухню.

– Да, это я предложил. – Женщины повернулись к нему, Мария озарилась улыбкой.

– Спасибо вам, большое!

Глава 12

Лидия лежала поперёк кровати, листая ленту социальной сети. Чувствовала она себя фальшиво. Подруги всё ещё недоумевали, хотя и пришли к выводу, что на неё это похоже. Она опубликовала ещё несколько фото якобы счастливейшей жизни: вид с террасы, и своё фото на фоне моря.

Дверь в комнату открылась, Альваро окинул девушку взглядом.

– Я еду в город по работе. Хочешь со мной?

Она на пару секунд замерла, прокручивая его вопрос в голове.

– Как это?

– Хочешь поехать со мной? – мужчина выглядывал из-за двери, всё ещё не шагнув в комнату.

– Ты сейчас издеваешься надо мной?

– Лидия, у тебя десять минут, чтобы собраться, если хочешь поехать.

– Э, хорошо. – Она села на кровати. Её лицо было растерянным, девушке казалось, будто это ловушка или проверка.

– Ладно, я зайду за тобой, Ли. – Он вышел из комнаты, будто торопился.

Она поняла, что сидит, размышляя, уже около минуты, вскочила и вприпрыжку помчалась в ванную, схватив по дороге одежду из шкафа.

– Боже, как хорошо, что я вымыла утром голову! – она расчесала белокурые патлы. Скинула спортивный костюм и натянула белье, свои черные джинсы и майку. Ещё раз прошлась расчёской по волосам и влажными ладонями пригладила распушившиеся волосинки. Затем посмотрела на себя в зеркало и отметила, что выглядит счастливой. Её глаза блестели, хотя она бы добавила немного туши на ресницы и карандаш для бровей. Девушка достала из шкафа бежевые сандалии на плоской подошве, её черные кроссовки точно не подойдут под испанскую погоду. Альваро вернулся, так же одетый во всё чёрное: рубашка, брюки и слиперы.

– Готова?

– Да, – она как раз застёгивала ремешок сандалии.

Он пропустил её вперёд, когда они выходили из комнаты. Возле выхода их ждали Дани и Чиро. Лидия оглянулась на Альваро, с невозмутимым видом шагающего позади. Он невероятно быстро окреп, всего за пару дней, его походка уже не выдавала раны в животе.

– Почему ты берёшь меня с собой? – спросила она тихо.

– Ты боишься? – его голос не был удивлённым.

– Да, – не раздумывая, ответила девушка.

– Не бойся. Всего лишь не хочу, чтобы ты скучала в пустом доме.

Она снова оглянулась на него, Альваро едва заметно улыбнулся.

– Доброе утро, сеньора! – сказал Дани, Чиро приветственно кивнул.

На подъездной дороге возле ворот стояла машина, которую Лидия тут же вспомнила. Чёрный тонированный джип, с четырьмя светлыми сидениями в салоне, развернутыми друг к другу. Картинки появились из ниоткуда, выплыли в памяти, и она замедлила шаг. Её дыхание участилось, сердце начало ломиться из груди. Именно на этой машине её везли в дом из аэропорта.

За рулем уже находился человек, Чиро забрался на переднее сидение рядом с ним. Альваро открыл дверь салона для Лидии. Девушка смотрела ему в глаза, стараясь уловить хоть какую-то эмоцию на каменном лице. Мужчина резким движением головы показал ей, чтобы забиралась внутрь. Она неуверенно села в машину, Альваро сел рядом, слева от неё, Дани расположился напротив Лидии.

Проехав по каменной узкой дороге, вдоль которой росли хвойные деревья, машина выехала на извилистую трассу. Дорога петляла, огибая горы с двух сторон. Слева, время от времени показывалось море, и небольшие поселения с каменными домами и черепичными крышами.

Альваро почти сразу же взялся за ноутбук и внимательно просматривал что-то на экране. В салоне была полнейшая тишина. Постепенно на дороге становилось всё больше встречных машин, и они въехали в первый городок.

Узкие каменные улочки, с плотно стоящими на них светло коричневыми домами, поднимались от побережья к зелёным горам. Жизнь кипела, городок наполняли люди, вальяжно идущие по своим делам. На подъезде к очередному проулку мимо пробежали дети, которые пытались догнать удирающую от них чумазую рыжую кошку. Машина затормозила, чтобы пропустить пешеходов.

Девушка радовалась как ребёнок, увидев людей, и старалась подавить глупую улыбку. Чиро и водитель время от времени поглядывали на неё в зеркало заднего вида, Дани смотрел в окно, Альваро был занят работой.

Машина проезжала городок за городком вот уже около часа. Дорога стала отдаляться от побережья, и наконец, совсем свернула в горы. Они въехали в город значительно крупнее. Даже на окраине улицы были шире, они вели во все стороны. На перекрёстках не составляло труда заблудиться. Людей становилось всё больше, автомобили заполонили все направления. Сквозь пальмы, растущие вдоль дорог, мелькали здания, почти все они были одной высоты – 5-8 этажей, не выше. Каждое строение выглядело как кусочек искусства, с лепниной на стенах, с небольшими каменными или коваными балкончиками, украшенными цветами и флагами Каталонии.

После очередного перекрёстка с пятью дорогами, они повернули на широкую улицу. Из-за деревьев и череды зданий показалось высокое готическое строение. Девушка несколько раз моргнула и присмотрелась:

– la Sagrada Familia. – Сказала она шепотом. Альваро отвлёкся от ноутбука и повернул к ней голову, едва заметно улыбнувшись. Она тоже посмотрела на него. – Мы в Барселоне? – мужчина кивнул. Он, нажав на несколько клавиш, захлопнул ноутбук и рассматривал её лицо.

– Куда мы едем?

– Я же говорил, ко мне на работу.

– И кем ты работаешь?

– Я управляю несколькими отелями. – Мужчина отвернулся от неё и стал смотреть прямо перед собой. Он говорил непринуждённо, но отвечать явно не хотел. Лидия заметила, как Дани улыбнулся, но сразу же опустил голову, пряча эмоции.

– Значит, управляющий отеля может позволить себе такой дом на побережье и десяток охранников?

– Да, если управляющий отелей ещё и их владелец.

– Ты не мог сказать это ещё пафоснее? – она снова посмотрела на Дани, который сделал невозмутимое лицо и отвернулся к окну. Альваро промолчал.

Машина остановилась возле светлого здания. Оно располагалось на пересечении двух широких улиц и имело Г- образную форму. Громоздко возвышаясь на открытом пространстве, казалось, что оно занимает всю длину улицы. Солнечные лучи отражались от белоснежного фасада и слепили глаза. Множество узких окошек с маленькими уютными балкончиками из белого камня устремлялись на шесть этажей вверх. Ещё два последних этажа были полностью облачены в стекло, отражая голубизну безоблачного неба.

Альваро вышел из машины, подавая руку девушке, но она выбралась сама, разглядывая сквозь него улицу.

Сеньор направился к двойным белым дверям, высотой больше трёх метров. Лидия пошла за ним. Дани и Чиро следовали позади.

– Добро пожаловать, Сеньор Морроне! – громко сказал молодой улыбчивый парень в светлой форме.

– Добрый день. – Монотонно ответил Альваро, даже не взглянув на швейцара.

– Спасибо! – сказала Лидия, улыбнувшись парнишке. Тот в ответ почтительно склонил голову.

Они вошли в холл отеля – светлое, внушительных размеров помещение, с множеством ламп дневного света на потолке и стенах. Слева располагались двери двух лифтов, неподалёку от которых стояли несколько мягких диванов небесно-голубого цвета. Их окружали раскидистые пальмы в белых горшках различных геометрических форм. На противоположной стороне, огородившись стеклянной стеной с белыми колоннами, пространство во всю длину отеля занимал ресторан. Вдаль устремлялись несколько рядов светлых зеркальных столиков с комплектами белоснежных тарелок и серебряного цвета приборов. С потолка спадало множество желтых лампочек, придающих всему тёплый уютный оттенок. Особенно, зелёным растениям, которые усеивали всё пространство, занимая вазы на столах, кашпо на подоконниках и белые громадные горшки на светлых глянцевых полах.

В центре холла разместилась белая стойка с надписью «ORIZARI Hotels». Две девушки за ней были заняты разговорами по телефону. Третья – улыбалась во все 32 зуба, смотря на идущего к стойке Альваро.

– Добро пожаловать, сеньор Морроне! – её голос был более чем приятным, дикция – идеальной. Как только она назвала его имя, остальные портье подняли взгляды и расплылись в белоснежных улыбках, идеально сочетающихся с их белыми фирменными платьями приталенного кроя.

– Добрый день, дамы! София, ключ от кабинета и отправь ко мне сеньора Ромеро. – всё тем же пресным голосом сказал Альваро.

– Конечно, сеньор! – Девушка с именем София выведенном серебристыми буквами на бейдже, отвернулась от стойки к стеллажу за спинами администраторов, открыла нижний шкафчик и достала ключ-карту. – Пожалуйста! – она положила карту на стойку перед Альваро, всё ещё улыбаясь, и взяла трубку телефона. – Сеньор Морроне хочет видеть вас в своём кабинете. Хорошо, сеньор Ромеро. – она положила трубку. – Будет через пять минут.

–Отлично! – сказал Альваро, уходя к лифту. Он кивком головы показал Лидии, всё ещё рассматривающей холл, следовать за ним. Чиро остался возле стойки регистрации. Дани зашёл с ними в лифт и нажал на кнопку 8-го этажа.

– Это точно твой отель? – спросила Лидия, переведя взгляд на Альваро.

– Не нравится? – он посмотрел на неё, без каких либо эмоций на лице.

– Совсем не похож на тебя, – ответила девушка, немного подумав. – Почти как кухня в твоём доме.

Взгляд Альваро смягчился, губы дёрнулись в улыбке.

Идя от лифта в кабинет по коридору, девушка разглядывала двери по обе стороны. Несмотря на бесконечно длинный проход, дверей было всего 3 слева и 4 справа. Она сделала вывод, что номера на верхнем этаже были элитными и очень большими. Последняя дверь вела в кабинет Альваро, невероятно похожий на его спальню. Только вместо кровати по центру стоял длинный, массивный стол из тёмного дерева и с причудливой формы стульями по обе стороны. Во главе стола располагалось одно кресло посолиднее. Три чёрные стены, заставленные стеллажами и шкафами, без лишних предметов, только огромный экран на одной их них. И, конечно же, панорамное окно, то самое, что отражало небо над Барселоной. Вид на город был потрясающим. Лидия, замерев в дверях, рассматривала здания, на фоне возвышающихся зелёных гор, красные крыши с террасами и бассейнами на них.

– Ты можешь присесть. – Голос Альваро отвлёк её от вида. Мужчина уселся в кресло во главе стола и перелистывал бумаги в папке с озадаченным видом. Лидия осмотрелась и поняла, что Дани остался за дверью. Она ничего не сказала в ответ и подошла ближе к окну. Проводя рукой по стёклам, она медленно прошла вдоль стола, в этот момент раздался стук в дверь.

– Заходи Михель! – крикнул Альваро, не отрываясь от бумаг.

В кабинет зашёл высокий, чересчур худой мужчина, лет пятидесяти, с короткими седоватыми волосами и бородой. На его ногах сидели чёрные лакированные туфли. Его тёмно-серые брюки сочетались с синей рубашкой. Мужчина прошёл быстрыми шагами по всему кабинету и протянул сидящему Альваро руку. Альваро, наконец, отложив папку на стол, ответил на его рукопожатие.

– Здравствуй, Михель.

– Добрый день, сеньор! Рад видеть вас в добром здравии! – ответил мужчина и поднял взгляд на Лидию. Девушка почувствовала себя некомфортно.

– Спасибо. – Альваро поднялся с кресла и сделал пару шагов к Лидии. Он взял девушку за руку, крайне удивив её этим. Она, сохраняя спокойствие, постаралась освободить руку, но Альваро держал крепко. – Познакомьтесь. Директор отеля Михель Ромеро. – Мужчина почтительно кивнул головой и сдержанно улыбнулся. Альваро повернулся к девушке, ещё крепче сжав её руку, и спокойно произнёс – Сеньора Лидия. Моя жена.

– Здравствуйте! – её голос был спокойным, для этого она приложила немало усилий

– Присаживайся, Михель. – сказал Альваро. Затем провел Лидию по кабинету, держа за руку, и посадил в кресло рядом со своим. Напротив неё сел директор отеля.

– Михель, меня не было всего неделю, – его голос был жестким и монотонным. – Как можно было потерять столько денег за такой краткий срок? – Альваро стоял, облокотившись на спинку кресла.

Лидия была зла, но старалась ровно дышать и не показывать своего возмущения. Мужчины обсуждали финансовые вопросы, Альваро нападал. Его лицо уже было не безразличным и каменным, а источало недовольство.

Он говорил повышенным тоном, приподняв голову, и почти что не моргая.

Михель слушал, иногда отвечая на вопросы спокойным ровным голосом, но всё это время нервно покручивал пальцами обручальное кольцо.

Спустя десять минут, когда Лидия даже не пыталась вслушиваться в их беседу, Альваро отпустил директора из кабинета. Мужчины пожали руки, Михель кивнул Лидии и вышел за дверь.

– Жена? – девушка тут же повернулась к Альваро. Он сел на кресло, положив руки на стол, и посмотрел на неё. – Ты надо мной издеваешься?

– Как бы ты хотела, чтобы я тебя представил?

– Вообще не нужно было меня брать с собой!

– Что именно тебя так разозлило? – он слегка наклонил голову набок, рассматривая её лицо. Девушка нервно засмеялась и подалась вперёд, облокотившись на стол.

– Я тебе никто! Не называй меня своей женой!

– Мы оба знаем, что скоро ты ей станешь.

Лидия выпрямилась на стуле, бессильно кинув руки на колени.

– Заставишь меня насильно?

– Нет, – он отрицательно помотал головой, прикрыв глаза. – Ты сама скоро примешь это.

– Что значит приму? – Её брови удивлённо устремились вверх. Альваро встал, взял папки со стола и поставил их на полку.

– Идём обедать. – Непринуждённо добавил он.

***
– Накорми парней. – Сказала девушка, не отрывая взгляда от меню

– Что, прости? – Альваро поднял на неё взгляд.

– Они что, будут сидеть и смотреть? – она взглянула на него исподлобья.

– Да, это их работа.

Она повернулась к столику, за которым сидели охранники, и сказала:

– Парни, возьмите меню и закажите себе что-нибудь перекусить. – Мужчины непонимающе поглядывали то на неё, то на сеньора и молчали в ответ. – Хорошо, мальчики, я вас поняла.

Альваро поднял руку, и к столику тут же подошла официантка.

– Слушаю вас, сеньоры.

– Медальоны Россини, на гарнир овощи на гриле и апельсиновый сок, пожалуйста.

– Хорошо, сеньор. – Официантка бегло записала на блокноте заказ Альваро и повернулась к Лидии.

– Что желаете вы, сеньора?

– Пасту с мидиями, и ещё один апельсиновый сок, пожалуйста. – Лидия взглянула на Альваро, на его спокойное лицо и продолжила. – И ещё два стейка, допустим, с картофелем на гарнир вот за этот столик. – Она указала на Дани и Чиро и снова взглянула на Альваро. Мужчина смотрел на неё, приподняв подбородок и восхищённо улыбаясь.

Официантка, повторив заказ, удалилась.

– Не надо так на меня смотреть.

– Как я на тебя смотрю? – спросил Альваро. Девушка расслабленно откинулась на спинку стула и приподняла голову, передразнивая его.

– Как на ребёнка, которого воспитал, и гордишься этим.

– Ребёнок ведёт себя слишком независимо.

– Я бы поспорила кто из нас ребёнок.

Буквально через минуту вернулась официантка с напитками и со всеми вежливостями поставила на стол.

– Девушка, задержитесь, пожалуйста. Добавьте к заказу два стакана минеральной воды. Спасибо.

У Альваро в кармане зазвонил телефон.

– Да. – Он несколько секунд слушал, смотря в стол. – Да, я недоволен! Цифры снова отвратительные, Андреас! Я уже не могу покинуть Испанию, не понеся убытков. – Он снова внимательно слушал, ещё дольше, затем заговорил спокойным и тихим голосом. – Исправишь, конечно. Иначе я найду других людей, которые исправят. – Мужчина отключился и швырнул телефон на стол. Глубоко вдохнув и поправив воротник рубашки, он посмотрел на Лидию. В этот момент официантка принесла два стакана минералки, и девушка указала ей на столик Дани и Чиро.

– Тебе нравится действовать против меня? – спросил мужчина, после того как официантка удалилась.

– Ты ведёшь себя гораздо хуже со мной. И не только со мной. – Девушка выпрямила спину и закинула ногу на ногу, готовясь к серьёзному разговору. – Кто и что тебе сделал такого плохого?

– Меня часто обижали, пока я не научился защищаться.

– Значит, ты защищаешься таким поведением?

– Да. – Мужчина с невозмутимым видом отпил сока из стакана.

– Не думал, что я тоже так защищаюсь?

– Думал. – Ответил Альваро, не раздумывая. Девушка какое-то время рассматривала улицу в окне, затем вдруг спросила:

– Сколько тебе лет?

– Двадцать девять. – Ответил он после длительной паузы. Она повернула к нему голову.

– Выглядишь старше. Или хочешь казаться. Зачем?

– Пришлось рано повзрослеть.

Девушка засмеялась, спрятав лицо руками.

– Что тебя так веселит?

– Мама всегда говорит, что мне пришлось рано повзрослеть.

– Почему же?

– Я не уверена, что хочу тебе рассказать.

– А я уверен, что хочу услышать.

Девушка перевела взгляд на охранников, которые тихо обсуждали что-то между собой и не обращали внимания на Лидию и Альваро.

– Когда мне было 12, у папы начались приступы эпилепсии. Однажды мне пришлось в одиночку его откачивать до приезда скорой.

– Значит, ты привыкла спасать людей? – спросил он, положив подбородок на сплетённые пальцы.

– Я тогда собиралась в школу и была не готова никого спасать.

– Сильно напугалась?

– Да, очень. Кричала «помогите», пока не успокоилась. Потом вспомнила, что нужно делать.

– Значит, всё идёт из детства.

– Как и у тебя, верно?

Мужчина кивнул головой, печально улыбаясь.

– Даже если у тебя есть причины такому поведению, ты не прав.

– Ты нужна мне не для того, чтобы поучать.

– А зачем же ещё? – она наклонила набок голову, изучая его выражение лица. – Не хочу показаться самоуверенной, но с кем ещё ты можешь об этом поговорить?

С минуту он молчал, постукивая мизинцем по руке.

– Ты выглядишь самоуверенно.

– Серьёзно, Альваро! В твоей жизни есть ещё кто-то, кроме прислуги и работников? – она снова посмотрела на охранников, убедившись, что они их не слышат. Альваро не ответил.

Официантка вернулась с блюдами для Лидии и Альваро, затем принесла тарелки для Дани и Чиро. Мужчины поблагодарили её, но даже не прикоснулись к еде.

Лидия повернулась к ним, так, чтобы мужчины обратили на неё внимание.

– Вы называете меня сеньорой, так хоть раз сделайте что-то, по-моему.

Мужчины смотрели то на неё, то на сеньора, пока Альваро не кивнул головой, и только затем взяли в руки вилки и ножи.

В обеденное время ресторан был практически пустым, посетители занимали лишь несколько столиков. Время от времени к Альваро подходили сотрудники, чтобы пожелать здоровья. Он холодно всех благодарил, почти не отрываясь от тарелки.

Дани и Чиро, как примерные солдаты закончили прием пищи за несколько минут.

– Ты снова в своей одежде. – Сказал Альваро, закончив орудовать приборами.

– Почти вся одежда в шкафу мне мала. Всему остальному я предпочту твои спортивные штаны.

– Ладно, вернём в магазин и купим другую.

– Давай лучше вернём меня домой, и ты украдёшь девушку постройнее, которая влезет в эту колхозную одежду.

– Напрашиваешься на комплименты? – мужчина ухмыльнулся.

– Совсем нет, всего лишь упрекаю тебя.

Альваро резко поднялся с места, взяв телефон со стола.

– Идём, я покажу тебе отель.

– Это обязательно?

– Да. – Он быстрыми шагами пошел в сторону лифтов.

Охранники выжидающе смотрели на девушку, стоя возле своего стола и последовали за ней, когда она пошла за Альваро. Сеньор поднял вверх руку и Дани с Чиро остановились в холле возле зоны ожидания.

– Куда мы идём?

– Я покажу тебе лучший номер.

Внутри неё начала нарастать паника. Смотреть номер наедине с этим безумным мужчиной не самая умная идея. Она, молча, следовала за ним, скрестив руки на груди. Лифт снова поднялся на 8й этаж, и они остановились у двери, немного не доходя до кабинета Альваро.

Номер был великолепен, он ничуть не уступал роскоши всего отеля, даже превосходил. Гостиная, залитая солнечным светом от трёх окон, две спальни с ванными комнатами и скромный, но уютный балкончик. Вся мебель была обита молочными и бежевыми тканями, на столах стояли вазы с громадными букетами свежих цветов: белых роз, пушистых гортензий и пудровых орхидей.

– Нравится? – спросил Альваро, после того, как они обошли все комнаты.

– Нравится. – Она остановилась возле окна с выходом на балкончик и прислонилась плечом к стене.

– Тогда почему ты так напряжена? – он сделал два медленных шага навстречу ей.

– Потому что нахожусь в закрытой комнате наедине с похитителем.

– Боишься меня?

– Остерегаюсь.

Он упустил голову с ухмылкой и сделал ещё несколько шагов.

– Остерегаешься меня? – он стоял очень близко, почти касаясь её плеча своим. – Или своих желаний рядом со мной?

Девушка изогнула бровь, удивлённая его прямотой.

– Давай снимем тебе проститутку по дороге домой.

Мужчина засмеялся, подняв взгляд в потолок.

– Ничего не могу с собой поделать, когда ты рядом. – Он поднял руку, чтобы коснуться её лица, но девушка уклонилась, сделав шаг в сторону.

– Альваро, что ты делаешь?

–Ты ведь давно уже хочешь того же, чего и я? – он снова шагнул к ней и оказался достаточно близко, чтобы получить звонкую пощечину.

– Что заставляет тебя так думать, придурок?! – Её ладонь горела, и она сжала пальцы в кулак.

Мужчина замер, с повёрнутой к плечу головой.

– Отвези меня в дом. – Девушка старалась говорить уверенно, но дрожь пробивалась в голосе. Он повернулся к ней, в зелёных глазах отражалась солнечная Барселона и они окрасились в теплый оттенок, но его лицо было пугающим. Спустя секунду он уже казался безразличным.

– Ты думал, что я наброшусь на тебя, увидев твоё многомиллионное состояние? Для этого ты меня с собой взял?

– Мы ведь взрослые люди. Можем говорить открыто.

– Нет, Альваро! Ты не взрослый, ты ведёшь себя как маленький избалованный мальчик!

Он прыснул со смеху, потирая ладонью раскрасневшуюся щёку.

– Нет, это ты ведёшь себя как обиженная девочка!

– Это в твоих интересах! Если я начну вести себя как взрослая стерва – тебе это не понравится!

– Что бы ты ни делала – ты не сможешь меня разозлить.

– Увидим! – она быстрыми шагами двинулась к двери. – Я хочу выйти отсюда! – Девушка дёрнула дверь, которая оказалась не запертой и выбежала из номера. Альваро догнал её у лифта, и через несколько минут они уже сидели в машине.

***
Лидия была поражена его поведением. В ней закипала злость, плескалась внутри, сталкиваясь с разгоряченной кожей, затем перетекала в негодование. Девушка яростно старалась отыскать в своих мыслях объяснение, бесконечно перематывала в памяти последние несколько дней, анализируя, что же пошло не так. Она искала причину в себе, злилась на саму себя за открытость, за то, что перестала видеть в нём корыстные намерения.

Альваро же казался абсолютно спокойным, он сидел рядом, смотрел прямо перед собой и источал только выдержку и сдержанность.

Чувствуя его невозмутимое размеренное дыхание рядом со своим взбудораженным, девушка злилась ещё больше. Вспомнив его надменные слова, она решила нападать:

– На сколько процентов твои дела легальны?

– Примерно настолько же, как и твой приезд в Испанию. – Девушка и так всё поняла, но он пояснил: – Со стороны закона всё чисто. А для тебя это не так.

– Будем считать, что я поняла твой высокопарный испанский.

– Будем считать, что ты не называла меня гангстером.

– А ты не гангстер?

– Совсем нет.

– Тогда почему у твоего человека пистолет на поясе? – она указала кивком головы на Дани.

– Тебе показалось.

– Значит у него член таких внушительных размеров? – Альваро плавно повернул к ней голову, испепеляя взглядом, но на девушку это не подействовало.

– Прекрати так разговаривать. Где твоё уважение?

– Осталось где-то в России. – Она повернулась к охраннику. – Извини, Дани. – Взгляд Альваро смягчился, но на мгновение, пока Лидия не продолжила. – Извини, меня на самом деле не интересует размер твоего члена. – Альваро прыснул и, не веря своим ушам, покачал головой. Дани посредственно отвернулся в сторону окна.

– Дани, ты женат? – продолжила девушка, ничуть не смущаясь. Мужчина, перед тем как ответить, посмотрел на сеньора. Но Альваро даже не повернул головы.

– Нет, сеньора.

– Возлюбленная есть? – охранник отрицательно кивнул. Лидия подалась вперед, будто невзначай, когда машина поворачивала на очередном перекрёстке. – Если какой-то тиран запрещает тебе устраивать личную жизнь, то дай мне понять – моргни трижды.

– Хватит! – бросил Альваро, заметно повысив тон. – Прекрати флиртовать с охранником, веди себя достойно!

– Ты думаешь, я с ним флиртую? – Девушка неторопливо перевела взгляд с Дани на Альваро, и первый нервно вздохнул. – Если бы я флиртовала, ты бы взбесился ещё 20 минут назад.

Она откинулась на спинку кресла, скинула босоножки одну об другую, вытянула ноги, закинув одну на одну, и положила на сидение рядом с Дани. Охранник немного сдвинулся и продолжил сидеть с каменным лицом. Тогда девушка подвинула ногу ещё ближе и медленно провела по бедру Дани кончиками пальцев. Охранник старался сделать вид, что ничего не замечает. Альваро, молча, наблюдал, но его дыхание сбивалось, он выдыхал так, словно был перед красной тряпкой тореадора.

– Лидия, чего ты добиваешься? – Его голос был обманчиво мягок.

– Так больше похоже на флирт, да? – она провела ладонью по своему бедру, поглаживая ткань джинсов и привлекая внимание. – Вот так может себя вести обиженная девочка, и не только так, ведь я начала это всего пять минут назад. Сама не знаю, что взбредёт мне в голову, если продолжу. – Она резко опустила ноги и ровно села в кресле. – У тебя проблемы с головой, Альваро, ясно? Я ничего тебе не должна.

– Что ты пытаешься доказать мне таким поведением.

– А чего ты, блять, от меня хочешь? – она повысила голос так, что водитель машины вздрогнул. – Я устала! Я человек! У меня внутри могут закипать те же эмоции, что и у тебя! Я не знаю, куда это всё девать! Все эмоции и чувства, что копятся вот здесь и медленно уничтожают. – Она прижала руку к груди. – Что тебе от меня нужно и скажи, как мне избавиться от всего этого? – Девушка стукнула себя по груди, она почти кричала, на голубых глазах появлялись слезы от напряжения. – Я кажусь тебе сильной? Так вот это не так!

– Останови! – сказал Альваро. Машина сразу же припарковалась на ближайшей улочке. – Выйдите из машины, все.

Охранники слушались безукоризненно. Когда три дверцы машины стукнули, Лидия закрыла лицо руками. Она слышала звуки внутри, но не хотела смотреть, что происходит. А затем, когда он коснулся её, девушка убрала руки и посмотрела вниз.

Альваро сидел перед ней на полу салона, положив голову ей на колени, и бережно опустив руки на её бедра. Её руки замерли в воздухе, пока не оказались на единственном правильном месте. Девушка провела ладонями по его волосам, жёстким и спутанным, насыщенно-чёрным, даже под лучами полуденного солнца. Альваро чуть вздрогнул, повернул голову на бок и медленно выпустил воздух через приоткрытые полные губы, его глаза были закрыты. Лидия провела холодными пальцами по его лбу, очертя вольную острую бровь, коснулась смуглой кожи на пылающей щеке.

В её голове совсем не было мыслей. Стало спокойно и тихо. Она словно провалилась туда, где не существует ничего вокруг, лишь человек, чья голова покоится у неё на коленях. Он вдруг показался ей совсем другим. Девушка не думала о том, что он делает, но сама делала то, что чувствовала. Руки двигались сами собой, заменяя мысли в голове. Прикосновения к нему успокаивали её.

Лидия снова запустила пальцы в чёрно-угольные волосы, убрав со лба непослушные пряди. Поглаживая Альваро по голове, она слушала, как выравнивается его дыхание. Девушка понимала, что это было не что иное, как извинение. По-другому он не умел. Так они просидели несколько тихих и спокойных минут.

– Водителя штрафуют за стоянку в неположенном месте. – Тихо сказала она, глянув в окно.

– Мне плевать. – Почти шепотом ответил он.

– Поехали домой.

Альваро поднял голову, медленно встал и сел рядом, так и не посмотрев на неё.

Они ехали в абсолютной тишине. Каждый смотрел в свое окно. Дани, сидящий теперь напротив Альваро, думал слишком громко, постукивая пальцами одной руки об другую.

– Включите радио – сказала Лидия, не поворачивая головы. Альваро кивнул. Голос Мики Нуньеса задорно запел из колонок:


La venda ya cayó y solo quedó la alegría

Повязка с глаз спала, и радость – единственное, что осталось.


La venda ya cayó y empezaran nuevos días

Повязка с глаз спала, и теперь наступят новые дни.


La venda ya cayó avivando fantasías

Повязка с глаз спала, подогревая фантазии.


La venda ya cayó y serás como querías

Повязка с глаз спала, и ты станешь такой, какой хотела быть.


За всю оставшуюся дорогу никто не произнёс ни слова. Когда машина подъехала к воротам, Лидия открыла дверь и выскочила на улицу. Девушка буквально забежала в дом, и никто её не останавил. Спустя 20 минут, когда мыслям уже не было места в голове, сработала защитная реакция, и она провалилась в сон, закутавшись в одеяло.

Глава 13

Она проснулась от боли в висках. За окном была глубокая ночь. Девушка сползла с кровати и отправилась на кухню, пошатываясь и с трудом переставляя ноги. Она развернула кресло к окошку и залезла на него со стаканом холодного молока.

– Они будут жить в моем доме. – Она резко повернула голову, услышав голос Альваро, и в висках снова застучала боль. – Не в гостинице, а в твоей комнате. А ты будешь спать со мной, в моей спальне.

Она поднялась, нахмурив брови и сжимая в руке стакан.

– Ты просишь меня трахаться с тобой, за то, что привезёшь мою семью?

Альваро прошёл к столу и облокотился на него.

– Я прошу тебя выглядеть счастливой и спать в спальне своего мужчины. Только спать. – Говоря, он кивал головой вверх-вниз, словно в подтверждение своих слов. – Чтобы у твоей семьи не возникло подозрений.

Она стояла, не двигаясь, даже головная боль стихла. Девушка рассматривала его лицо, пытаясь разгадать скрытый замысел.

– У них есть загранпаспорта? – Альваро подошёл к барной стойке и прислонился к ней спиной. Девушка не могла сосредоточиться, она моргнула несколько раз подряд, чтобы собрать мысли в кучу.

– Нет, не у всех.

– Ладно, значит, сначала нужны паспорта, потом я открою им визы.

– Всё так просто?

– Да, какие могут быть сложности?

Девушка нахмурила брови. Она уже не ожидала от него положительного ответа, или, по крайней мере, ждала от него гораздо больше условий, чем сон в его спальне. Хотя она тут же поняла, что это умный ход, ведь привязалась к мужчине за это время, находясь с ним не так часто. Как она будет относиться к Альваро, засыпая и просыпаясь в одной постели?

– Ты можешь обещать мне, что они будут в безопасности? Что ни ты, ни кто-либо другой, не причинят им вреда?

– Конечно, как и тебе.

Лидия только сейчас осознала, что все может получиться. Шок проходил, и внутри начинали танец искорки радости. Она хотела закричать, завопить, станцевать победный танец, но сдержала себя. Вместо этого она подошла к Альваро и прикоснулась ладонью к его щеке. Проведя большим пальцем по острой скуле, она подарила ему полную счастья улыбку.

– Спасибо. – Девушка вышла из комнаты, совсем не ощущая ног.

Альваро ещё пару минут стоял на кухне, ощущая в воздухе искорки счастья и чувствуя лёгкое покалывание на щеке.

***
– Привет, Лёш!

– Надо же, ты вспомнила, что у тебя есть брат! Привет!

– Мама, Наташа, все дома?

– Да, Сашка в садике, остальные дома.

– Отлично! Можешь всех собрать, мне надо с вами поговорить.

– Так, что случилось?

– Ничего, просто позови всех!

– Ну, хорошо.

Меньше чем через минуту все были на экране.

– Привет, как ты?

– Я хорошо, Наташ, как у вас? Ма-а-ам?

– Я здесь, здесь!

– как ты, ма?

– Да всё помаленьку!

– Да всё как всегда, всё хорошо!

– Что случилось?

– У меня появилась идея. – Лидия сжала руки в кулаки, вздохнула и спросила: – Хотите прилететь ко мне?

Сморщив брови, Лёша посмотрел на камеру как на пришельца, а затем ответил:

– Хотим естественно, но только через год или два, когда денег накопим.

– Точно. – Добавила Наташа.

– Вы не поняли, вам нужно только взять отпуска на работе. Альваро всё оплатит.

– Это как?

– Да ладно!

– Да, оформим вам визы, только у мамы нет загранпаспорта.

– Да вы что, куда мне уже лететь, на старости лет. – Воскликнула мама, скромно молчавшая всё это время.

– Мам, ты хочешь меня увидеть?

– Вон, пусть дети летят, а ты когда-нибудь ко мне сама прилетишь! Старая я, для таких перелетов!

– В общем, ребят. У вас задача уговорить маму и сделать ей загранпаспорт. – Они были явно растеряны, кивали как роботы. – Когда сделаете, звоните мне, я расскажу что нужно для виз.

– Ты же сейчас шутишь, да?

– Нет, я серьезно, очень соскучилась по всем. Разве вы не хотите меня увидеть?

– Лида, ну конечно хотим!

– Просто это такие деньги! Гораздо дешевле тебе слетать домой.

Лидия выдохнула, стараясь не показывать чувства накатывающей боли.

– Если есть возможность вам прилететь ко мне, на море, то зачем мне лететь в Россию? – она постаралась улыбнуться весело и непринуждённо.

– Я всё ещё не могу поверить.

– И когда мы сможем прилететь?

– Как только будут готовы документы.

– Это получается где-то месяц?

– Думаю, что да.

– С ума сойти! Нужно значит посмотреть билеты, приблизительно через месяц?

– Нет, билеты смотреть не нужно. Вы полетите на частном самолёте.

Они переглянулись. Мама, молча, смотрела на экран и улыбалась светлейшей улыбкой.

***
–Альваро?

– Я здесь. – Послышался голос из приоткрытой двери в ванную.

– Я хотела поговорить.

– Говори.

Девушка прошла по спальне и заглянула за дверь.

Ванная комната граничила с гардеробной, была такой же ширины, но тянулась гораздо дальше от панорамного окна. Интерьер уже не удивлял, но был действительно шикарен.

Мрачные стены из тёмного мрамора потеплели от солнечного света и отразили лучи на пол из серой матовой плитки. Округлая ванна из черного мрамора, не стыдясь, стояла у самого окна. По стене напротив двери тянулся серый подвесной стол с выдвижными ящиками и чёрной столешницей из того же камня. На себе он удерживал раковину в цвет. На стене над ним разлилось высокое круглое зеркало с подсветкой, которое пряталось от солнца за ещё одним навесным шкафчиком. Рядом затерялся чёрный, парящий в воздухе унитаз. Чуть дальше из стены проросли вешалки с халатами и полотенцами. На одной трети комната обрывалась, стеклянной завесой маскируя душевую кабину, которая вполне могла считаться отдельным помещением в доме.

Мужчина стоял перед зеркалом, босиком, в серых спортивных штанах и без футболки. Он откручивал крышечку от пузырька с антисептиком.

– Хочу продолжить ночной разговор. – Девушка остановилась в дверях.

Альваро мельком взглянул на неё в отражении.

– Я слушаю. – Он смочил антисептиком салфетку и взялся отклеивать с раны повязку, с недовольным лицом.

– Как заживает?

– Хорошо.

– Покажи мне.

– Не смотри, вид так себе.

– Я не боюсь. – Она подошла к нему и развернула к свету от окна, придержав за плечи.

Рана выглядела действительно неприятно. Вокруг свежего шрама растекалась багрово-фиолетовая гематома.

Лидия забрала у него из рук салфетку и аккуратно промокнула шрам, затем протёрла вокруг, и, наклонившись, подула на кожу.

– Щиплет? – она устремила на него взгляд.

– Немного. – Мужчина слегка приподнял уголки губ. – У тебя холодные руки.

– Ничего, потерпишь. – Она взяла упаковку с новым пластырем и заклеила рану. – Заживало бы гораздо лучше, если бы не вставал с постели эти несколько дней.

– Ерунда, заживёт. – Мужчина, не шевелясь, наблюдал за её кропотливыми движениями.

– Разве тебе не больно даже ходить? – Девушка сполоснула руки в раковине и взглянула на него.

– Больно, но я привык терпеть боль. – Альваро собрал со столика весь мусор и убрал в навесной шкафчик медикаменты. – Я слушаю тебя.

Девушка собралась с мыслями и спросила:

– Ты считаешь наглостью мою просьбу?

– Да, но это не имеет значения, если я могу её выполнить. – Он натянул серую футболку, аккуратно лежавшую на столике рядом. – Я был готов услышать от тебя что-то более дерзкое, что не смог бы выполнить.

– А я готова была услышать от тебя гораздо больше требований, которые бы заставили меня послать тебя к чёрту.

Он беззвучно посмеялся.

– Требования завышают, когда не собираются что-то выполнять. Я бы тоже сделал так, если бы хотел, чтобы ты отказалась сама, и я не чувствовал вины.

– Я всё ещё ищу подвох в твоём согласии.

– Зря. Зачем ты просила меня об этом, если не думала, что я соглашусь?

– Не спрашивай. Мои мысли в последнее время не поддаются логике. – Девушка бесцельно взмахнула руками. Он тепло улыбнулся, поправляя на плечах футболку. – Ну, да ладно. Утром я позвонила им, так что надеюсь, ты не передумал.

Он покачал головой в ответ и вежливо указал рукой на дверь.

– Давай не будем обсуждать это в моей ванной.

Девушка села на кресло возле окна, Альваро опустился на кровать напротив неё.

– Я слушаю тебя, Лидия.

Девушка поджала губы, подбирая слова.

– Я не очень представляю, как это будет.

– Что именно?

– Всё. От их прилёта, до нашего с тобой общения.

– Ну, например, тебе нужно, наконец, купить новую одежду. – Он глубоко вздохнул и облокотился на свои колени. – Нужно предупредить Марию о гостях, чтобы она обеспечила комнату всем необходимым. Остальным я займусь сам.

– Чем, например?

– Организацией перелёта, визами и прочей документацией.

– Хорошо, а когда ты поговоришь с Марией?

– Ты хозяйка в этом доме. Можешь сама с ней всё обсудить.

– Это сарказм?

– Нет, вы с ней ведь нашли общий язык.

– Звучит так, будто ты недоволен. – Она встала с кресла и плавными шагами направилась к выходу, откинув волосы за плечи. Альваро наблюдал за её движениями, медленно поворачивая голову, затем сказал:

– Завидую Марии.

Девушка вышла из комнаты, не найдя, что ответить.

***
– Доброе утро! – Лидия буквально вбежала в кухню.

– Сеньора, доброе утро! Рада видеть вас в хорошем настроении. – Женщина загружала грязную посуду в мойку, вероятно, только что приготовив обед. На кухне стоял невероятный аромат специй.

– Мария, скоро ко мне приедет моя семья! – Лидия плюхнулась на стул, женщина вытерла руки о фартук и подошла к ней.

– Это замечательно!

– Я хочу обсудить с тобой подготовку к их приезду.

– Конечно. – Мария села за соседний стул за обеденным столом.

– Кто к вам приедет?

– Моя мама, брат, его жена и их дочь.

– Хорошо, где бы вы хотели их расположить?

– Альваро хочет поселить их в мою комнату.

– Ладно, всех сразу? Вам будет удобно всем вместе?

– Ох, не заставляй меня говорить это, Мария! – Заныла Лидия. В ответ женщина непонимающе нахмурила брови. – Я буду жить в комнате сеньора.

– Ох, ладно. – Ответила Мария, слегка растерянно.

– Не удивляйся, это его условие. И я вынуждена его выполнить, чтобы мои родные не заподозрили чего-то. Ну, ты понимаешь. Не хочу их расстраивать.

– Вы такая молодец. – Женщина сжала её руку.

– Спасибо. Не будем об этом. – Лидия печально улыбнулась в ответ.

– Хорошо. Не беспокойтесь, я подготовлю всё, что нужно, постельное белье, ванные принадлежности и прочее. Передайте вашим родным, чтобы не везли с собой всё это.

– Спасибо, Мария, ты великолепна! – Лидия сжала её ладони в благодарном жесте. Женщина засмеялась и смущённо опустила голову.

– Рада за вас, Лидия!

– Вот это прогресс! Ты впервые назвала меня не сеньорой! Неужели, через пару лет мы всё таки перейдем на «Ты»!

Они посмеялись, но девушке вдруг стало грустно. От того, что пару лет здесь она уже принимала как данность и так просто шутила об этом.

– Будете обедать?

– Чуть позже, спасибо.

По дороге в свою комнату она встретила Альваро.

– Я шел к тебе, собирайся, едем в магазин.

– Вот это да, второй день подряд меня вывозят из башни.

– Люблю твоё остроумие, собирайся – сказал Альваро, возвращаясь по лестнице.

Глава 14

На этот раз Альваро был удивлён. Девушка вышла из комнаты в красном лёгком платье, длиной до колена с коротким рукавом. На ноги она надела белые слипы.

– Ну как? Мне идёт?

– Нет. – Ответил Альваро, стараясь прогнать удивление с лица.

– Почему? – Девушка покружилась, демонстрируя платье.

– Это не ты. – Сказал мужчина, поправляя воротник черной рубашки.

День стоял невероятно жаркий. Горячая звезда буйствовала с безоблачного неба, и на душных улочках каменных городков было совсем безлюдно. Машина следовала по той же дороге к Барселоне. Все сидели на своих местах, только сегодня Чиро заменил Хуго.

Альваро большую часть дороги говорил по телефону, в основном на английском языке. Лидия понимала, что речь идёт о делах отеля, старалась уловить суть, но быстро отвлекалась на свои мысли. Когда в очередной раз Альваро швырнул телефон на сидение рядом с собой, она повернулась к нему и спросила:

– Название отелей необычное. Слово не испанское?

– Нет, болгарское. – Ответил он, не поворачиваясь.

– Что? Болгарское? Что означает?

– Название небольшого городка на юге Болгарии.

– Что за городок?

– Маленький, бедный, старый, полная противоположность моим отелям.

– Что тебя с ним связывает?

– Я там родился. – Он повернулся к ней, подарил лёгкую улыбку

Девушка смотрела на него, прищурив глаза и стараясь сложить пазл в голове. Но вот в гигантском пазле появился фрагмент, который не вклинивается ни в одно отверстие, не подходит по цветам и имеет форму абсолютно другой мозаики. Она вспомнила слова Каталины « Альваро тоже знает один странный язык, похожий на русский»

– Ты не испанец?

– Теперь я испанец, – он снова улыбнулся. – Ты задаешь слишком много вопросов сегодня.

Девушка какое-то время разглядывала его, затем он отвернулся к окошку, спрятав от неё лицо.

– Я поняла. Слишком длинная и личная история

– Да, сеньора. И печальная. – Он взял ноутбук и погрузился в работу.

Лидия разглядывала кафешки, когда они проезжали по главной улице скромного городка. Она не слышала звуков, так как окна машины были закрыты, не пуская в салон с кондиционером жаркий воздух. Но девушка ощущала атмосферу уюта с улицы, словно чувствовала запах еды и моря. В небольших тёмных барах люди охлаждались напитками и что-то лениво обсуждали, кто-то поглядывал футбольный матч на маленьком экране.

– Я хочу на футбол. – Сказала девушка, и Дани первым удивлённо уставился на неё. Затем Альваро оторвал взгляд от ноутбука и повернулся к ней.

– Что, прости?

– Когда я была в Барселоне несколько лет назад, не смогла попасть на Камп ноу (* стадион футбольного клуба Барселона). Сезон заканчивался, и билеты на финал стоили как автомобиль. Скоро ведь начало сезона?

Альваро слушал, не моргая, и в целом открыв глаза шире, чем нужно.

– Да, через пару недель. – Он продолжил работу на ноутбуке, а Охранник всё ещё удивлённо смотрел на девушку.

– Дани, ты ведь знаешь, что со мной можно говорить, как это обычно делают люди. – Она повернулась к нему, ожидая вопроса. Мужчина спросил почти сразу:

– Простите мне моё любопытство, сеньора. Вы увлекаетесь футболом?

– Да, Дани, я люблю смотреть футбол. Но в моем городе даже нет приличной футбольной команды. – Она дружелюбно улыбнулась, и Дани ответил взаимностью. – Но прости, Дани, я болею за Реал Мадрид, хотя и уважаю Барселону.

Альваро засмеялся и сказал, не отрываясь от ноутбука:

– Он простит тебе. Дани – коренной мадридец.

Город жил. Дома, заботливо вылепленные руками творцов несколько столетий назад, словно из глины, и запечённые жаром солнца и ныне крепли от огня той же печи.

Лидия позволила себе открыть окно, чтобы вдохнуть неповторимую атмосферу улочек, которые неторопливо проплывали мимо. Перед глазами была одна и та же картинка, менялись лишь незначительные детали, но она не приедалась взору.

Безоблачное небо, однотонного василькового оттенка облокотилось на крыши. Казалось, если воцарится тишина, хоть на пару секунд, то послышится треск бетона и камня. Представив себе этот жуткий тревожный звук, девушка нажала на кнопку, и затемненное стекло резко выплыло из убежища, разграничивая её и город, и вытягивая из ушей песню дневной суматохи.

При взгляде на старинные фасады, отличные друг от друга особыми индивидуальными деталями, она вспоминала уроки истории искусств. Внутренний голос в голове перебирал архитектурные, порой смешные по звучанию и сложные для запоминания и говорения термины: архитравы, пилястры, фронтоны, акротерии, анамблементы… Всё это девушка учила несколько лет назад, и даже неплохо этими словами обращалась, с лёгкостью приводя примеры для каждого на экзамене. Сейчас же, они столпились в узенькой комнатке в дальней части мозга и скромно укрылись в тени. Она поняла, что не знает перевода ни одного из этих слов на испанский, но была уверена, что это такое же забавное сочетание букв, непривычных для слуха обычного человека. Немного посомневавшись, она решила проверить некоторые свои предположения.

– Как называется этот выступ с барельефом на фасаде? – спросила она, когда машина замерла перед очередным светофором.

– Что, прости? – Альваро оторвал взгляд от ноутбука.

– Как в испанском называется плоская колонна? – Она говорила медленно, пытаясь сформулировать что-то связное из скромного набора слов в голове. Альваро смотрел на неё с каплей удивления и едва заметно улыбался. – Ну, вот такая. – Девушка кивнула в сторону серого величественного здания, стоящего на страже перекрестка. – С базой и верхней частью, которая наверняка тоже как-то называется.

Альваро перевел взгляд на улицу и склонил голову, чтобы заглянуть сквозь рамки окна на здание.

– Пилястра. – Он вернул взгляд к лицу девушки, и его улыбка стала ярче. – А верхушка называется капитель.

Когда машина подплыла к следующему перекрестку, мужчина спросил, не отрываясь от экрана ноутбука.

– Почему ты спросила?

– Задумалась, отличается ли перевод термина на испанский от русского. – Девушка тоже не одарила его взглядом, продолжая всматриваться в изысканные фасады. – У кого, как не у любителя архитекторы мне это спросить.

Машина неторопливо поплыла дальше по улице.

– И что же?

– Не отличается. То же самое смешное слово.

– А с чего ты взяла, что я люблю архитектуру?

– Прочитала названия книг и учебников в комнате наверху.

Они проехали через весь город в западную Барселону и остановились на широкой улице с аллеями идеальных пальм. Здания по обе стороны улицы были усеяны магазинами дизайнерской одежды и бутиками со всемирно известными брендами. Охранники первыми вышли из машины и Дани придержал дверь для девушки.

– Мне нечего здесь делать. – Сказала Лидия, рассматривая вывеску бутика La Perla.

– Почему? – Альваро развернулся к ней.

– Мне не нужна такая дорогая одежда!

– Здесь есть разные магазины, ты ведь ещё даже не зашла ни в один из них.

– Альваро, я туда не пойду. – Она посмотрела на него, стараясь сделать взгляд как можно убедительнее.

– Прекрати капризничать. – Сказал он и потянулся к двери, собираясь выйти из машины. Девушка схватила его за плечо, он замер и перевёл взгляд на её руку, а затем посмотрел в глаза.

– Отвези меня в обычный магазин, с одеждой, в которой мне будет комфортно. – Она отпустила его руку и улыбнулась светлой искренней улыбкой, которая убедила мужчину больше любых слов.

– Что для тебя обычный магазин?

– Обычный массмаркет в центре.

– Там полно туристов.

– Пускай, я хочу туда.

Альваро подумал несколько секунд, затем жестом показал охране вернуться в машину.

– Карлос, едем на Passeig de Gràcia. – Водитель кивнул головой, и машина двинулась с места.

Через десять минут они остановились возле магазина Zara. Лидия вышла из машины, наконец, почувствовав энергию города.

Центр Барселоны был чистым хаосом. Автомобили протяжно сигналили в попытках поделить перекрёсток четырёх дорог. Пищали сигналы светофоров. Пешеходы ожидали своей очереди начать движение, собираясь в серую толпу, и снова рассыпались в цветных ярких человечков, перейдя широкую улицу. Вопили птицы, разрезая воздух над головами. Звенели сигналы велосипедов, рассекавших по полосе вдоль ряда деревянных лавок.

Лидия улыбалась, как девочка, попавшая в сон. Она ощутила свободу в серой безвольно двигающейся массе. Альваро был не рад оказаться на многолюдной центральной улице, но его недовольство сразу же улетучилось от вида ясной улыбки на её лице.

Хуго и Дани остались возле машины, Лидия и Альваро зашли в магазин сквозь стеклянные громадные двери. Два этажа плотно заполняли вешалки и стойки с одеждой. Немногочисленное свободное пространство между ними забили покупатели. Глядя на всё это, девушка на мгновение растерялась, будто только что попала в мегаполис с необитаемого острова и впервые видит других людей в их обычной среде обитания. Она прошла по первому ряду магазина, не прикоснувшись ни к одной вещи. Затем постаралась сосредоточиться, рассматривая бесконечные вешалки. Альваро, молча, шагал следом. Лидия провела рукой по белой блузке из тонкой полупрозрачной ткани.

– Нет, эту блузку не бери. – Сказал Альваро

– Я могу не брать ничего. – Лидия повернулась к нему с безразличным взглядом. – Попридержи свои диктаторские замашки.

– Не относись ко мне, как к врагу, ладно. – Сказал он, склонив голову.

– Не относись ко мне как к своей собственности, ладно? – она повторила его движение головой. – Сомневаешься в моей скромности, всё ещё?

Он не ответил, лишь плавно взмахнул чёрными ресницами.

Спустя пятнадцать минут она отправилась на примерку с горой вещей, Альваро ждал её возле самой примерочной кабинки.

– Я беру вот это. – Выходя, она протянула Альваро бежевые шорты с завышенной талией, черную шифоновую рубашку без рукавов и черный топ с тонкими лямками. – Теперь идём в мужской отдел.

– Зачем?

– Хочу спортивные штаны.

– Что не так с женскими?

– Все они будут мне коротки.

Альваро, пошёл за ней, не задавая больше вопросов. Девушка взяла чёрные спортивные штаны и без примерки направилась на кассу.

– Это всё?

– В этом магазине – да.

На кассе Лидия старалась отвернуться и не смотреть на сумму, которую Альваро заплатил. Отдав на улице пакеты Дани, и перейдя вместе с толпой улицу, они зашли в UNIQLO. Здесь людей было чуть меньше.

Спустя час и ещё несколько скромных магазинчиков, Гардероб Лидии пополнился парой светло-синих джинсов, белым приталенным комбинезоном без рукавов, черной юбкой-карандашом, рубашкой с длинным рукавом цвета хаки, двумя чёрными футболками без принтов – свободной и приталенной. Долго сомневаясь, она взяла ещё чёрное лёгкое платье и такое же светло-серое, а так же ещё один чёрный топ с симметричной лямкой на одно плечо. Альваро убедил её, что скоро придут прохладные вечера, и девушка добавила в покупки чёрный тоненький свитер и удлинённый тренч, не менее чёрный.

– Может что-то из обуви? – спросил Альваро, когда они уже возвращались к машине.

– Нет, мне подходит та, что в шкафу. – Она посмотрела вперёд по улице. – Ещё нужно зайти сюда. – Девушка указала на магазин нижнего белья.

– Хорошо, идём.

На пороге их встретила девушка-консультант в белой форменной блузке.

– Добрый день! Могу я вам помочь?

–Здравствуйте, мне нужно подобрать бельё, но я не знаю, какой европейский размер мне подойдёт.

– Хорошо, я могу снять ваши мерки, чтобы это определить.

– Ладно. – Лидия приветливо улыбнулась и пошла в сторону, в которую девушка указывала рукой.

– Ваш молодой человек может подождать вас в зоне ожидания. – Она указала на чёрные кожаные диванчики, стоявшие неподалёку.

– Нет, мой молодой человек, боится, что я от него сбегу, поэтому подождёт возле примерочной. – Она взглянула на Альваро, который шагал позади с каменным лицом.

Лидия выбрала пару черных атласных комплектов и один бежевый.

– Ещё мне нужен купальник. – Сказала она консультанту.

– Да, конечно, пройдёмте за мной. – Девушка-консультант тысячный раз мило ей улыбнулась, не забыв посмотреть и на мужчину.

– Не слишком открытый. – Тихо напомнил Альваро, шагая за Лидией, спрятав руки в карманы.

– Альваро, если не куплю купальник – буду загорать в белье. – Она, не поворачиваясь, подняла руку и потрясла откровенными комплектами. Мужчина не сказал больше ни слова.

Взяв несколько раздельных купальников, простого кроя, но разных цветов, она отправилась в примерочную. Выбрав в итоге белый и чёрный, она протянула их Альваро. Мужчина, явно недовольный их открытостью, демонстративно отвернулся, но всё же отправился на кассу.

Когда она вернулась в свою комнату, с кучей пакетов в руках, шкаф уже был пуст. Всё содержимое, кроме обуви и её собственной одежды, исчезло.

Глава 15

Одетая в спортивные штаны и футболку, на этот раз свои, подходящие по размеру, она отправилась на кухню. Проходя мимо кабинета, кивком головы и лёгкой улыбкой поприветствовала Хуго, парень ответил тем же. Мария, приготовив завтрак, осматривала холодильник.

– Собираешься за покупками? – Лидия прошла на кухню и села на стул за барной стойкой. Мария оглянулась, услышав её голос.

– Да, пишу список покупок, – женщина озарилась своей фирменной улыбкой, – Доброе утро, Лидия!

– Доброе!

– Завтрак готов, в холодильнике полно еды, но никто ничего не ест. Хоть вы позавтракайте.

– Я и так всю ночь провела в обнимку с холодильником. – Они обе засмеялись. Может, накормить парней, пока всё горяченькое?

Мария, пожала плечами, черкая карандашом на блокноте список продуктов.

– Да, Мария, я знаю, в этом доме так не принято! И мне это не нравится. Они стоят под палящим солнцем, Бог знает по сколько часов, и питаются непонятно чем. Так нельзя, я не права?

– Простите, сеньора, мне не хотелось бы обсуждать порядки этого дома.

– Ну, вот! Снова сеньора! Значит, сеньора попробует поменять порядки. – Девушка направилась в кабинет.

– Хуго, сколько парней дежурит на улице?

– Сейчас – пятеро. – Парень заметно растерялся.

– И как давно они там?

– Восьмой час, скоро трое из них сменятся. – Ответил Хуго, взглянув на наручные часы. – Остальные до вечера.

– Они что, торчат там весь день? Они вообще едят?

– Да, обычно перекусывают что-то на месте. – Он смотрел на неё так, будто она спрашивает очевидные вещи.

– Ясно, выпусти меня на улицу.

Парень, недоверчиво смотря на неё, медленно поднялся с кресла.

– Давай, не смотри так, идём!

Набрав код на замке, он выпустил Лидию и вышел вместе с ней. Двое охранников возле входной двери поздоровались, ещё трое возле ворот повернулись к ним и тоже кивнули сеньоре. Лидия знала только Чиро, стоявшего у двери. Она обратилась ко второму мужчине, высокому брюнету плотного телосложения с карими, почти чёрными глазами.

– Как тебя зовут?

– Бруно, сеньора.

– Приятно познакомиться, Бруно. – Парень кивнул, и Лидия прошла дальше по плитке к воротам.

– Мужчины, как вас зовут? – все по очереди представились.

– Хорхе. – Мужчина, лет сорока, очень низкого роста, с широкими, накаченными плечами. С короткими чёрными волосами, чуть тронутыми сединой на висках, с тонкими чертами лица и карими глазами.

– Мануэль, можно просто Мано. – Сказал мужчина, похожий на Хорхе, но чуть выше и моложе на десяток лет.

– Лукас – ответил смуглый парень со светлыми, выгоревшими на солнце, волосами и голубыми глазами, самый молодой из охранников, он выглядел даже моложе Хуго. Ростом был чуть повыше Лидии и носил белую рубашку на пару размеров больше, чем ему была нужна.

– Хорошо, и вам приятно познакомиться Хорхе, Лукас и Мано. – Она сдержанно улыбнулась, обведя всех взглядом. – Разделитесь с парнями у двери и зайдите позавтракать, потом поменяетесь. Хуго, ты тоже. – Лидия развернулась и пошла в дом, не желая видеть удивлённых лиц. Зайдя на кухню, она взялась помогать Марии заставлять стол тарелками с едой.

– Хуго, садись.

Парень послушно сел на крайний стул. Спустя минуту, в кухню вошли Бруно, Хорхе и Лукас, приветственно кивнув Марии. Посмотрев на Хуго, мужчины сели за стол по обе стороны.

– Доброе утро. – В кухню заглянул Дани, стараясь не показывать удивления.

– Я почти готова к выходу. – Сказала ему Мария.

– Вы завтракали? – спросила Лидия у Дани и перевела взгляд на Марию. Оба согласно кивнули. – Хорошо. Мария, тогда ты можешь идти, я справлюсь. – Женщина растерянно замерла, посмотрев на Лидию. Девушка подошла к ней и положила руку на плечо. – Давай, не заставляй Дани ждать. – Женщина улыбнулась и, сняв фартук, вышла с кухни вместе с Дани.

Лидия поставила тарелки всем мужчинам, себе и села за стол.

– Прошу вас, давайте не будем завтракать в гробовой тишине. – Она обвела мужчин взглядом, кто-то улыбался, кто-то смущённо смотрел на тарелку. Разговор начал Хуго

– Почти все парни солдаты и не привыкли болтать во время еды.

– Хорошо, не обязательно со мной разговаривать. – Девушка взяла масленку и ломтик батона. – Просто ведите себя как люди, а не как роботы, хорошо?

Мужчины начали понемногу брать со стола еду: ломтики свежего хлеба, идеальной толщины кусочки сыра и хамона, оливки и томаты черри.

– Хуго, Альваро сегодня дома?

– Да, сеньор собирался работать из дома весь день.

– Так-то лучше, дыра в животе скажет ему спасибо. – пробурчала она.

Все мужчины, кроме серьёзного Хорхе, улыбнулись.

Девушка заметила, что на столе не оказалось напитков, она встала и подошла к холодильнику

– Может кто-то хочет молока или апельсинового сока? – Мужчины переглянулись и возможно все бы промолчали, если бы не Хуго. Он взглянул на девушку и сдержанно улыбнувшись, сказал:

– Я бы выпил молока.

Лидия поставила себе и ему стаканы с молоком и посмотрела на остальных. Хорхе поднял голову

– Я выпью сока, сеньора. – После его слов все оставшиеся высказали свои пожелания. Девушка, со счастливой улыбкой налила всем напитки и села на своё место.

– Меня удивляют испанские завтраки. – Сказала она, намазывая маслом очередной кусок хлеба. – В России таким не наедаются. – Почти минуту в ответ гремела тишина, заглушал её только тихий звон вилок.

– Что едят на завтрак в России? – спросил Хорхе.

– Каши, – девушка улыбнулась так, словно соскучилась именно по кашам, а не по общению с людьми.

– Мама готовила нам с братом сладкую рисовую кашу в детстве на завтрак. – Сказал Лукас, жуя бутерброд с сыром.

– Твоя мама испанка? – спросила Лидия, рассматривая светловолосого парня.

– Нет, она с Беларуси.

– Тогда понятно, откуда взялась рисовая каша! И твои светло-русые волосы. – Девушка весело вскинула руками.

– Да, от мамы. – Парень скромно улыбнулся, мельком взглянув на Лидию.

– Я люблю рисовую кашу. Но на завтрак в России чаще едят овсянку. В Испании вообще есть овсянка?

Хорхе и Бруно согласно закивали, глядя в тарелки.

– Но очень редко, – ответил Бруно. – В основном её едят спортсмены.

– А какие крупы вообще есть в Испании?

– Чечевица и нут. – ответил Хуго.

– Рис, конечно, тоже, но едят его в паэлье, а не как сладкую кашу. – Сказал Лукас.

Лидия заметила, как по коридору прошёл человек в сером пиджаке и брюках.

– Что здесь происходит? Почему вы не на своих местах? – Андреас заглянул в кухню, испепеляя взглядом всех за столом, пока не увидел Лидию. Девушка смотрела на него спокойным взглядом.

– Завтрак, сеньор Андреас, – она непринуждённо отпила молока из стакана. – Можете присоединиться к нам, если сделаете лицо более дружелюбным.

Мужчина не ответил, развернулся и быстрыми шагами пошёл прямо по коридору.

Лидия обвела взглядом всех за столом, лица в мгновение стали серьёзными. По их выражениям она поняла, что к Андреасу здесь относятся без особого тепла.

– Слишком занятой человек, чтобы вежливо общаться. – Сказала девушка, и атмосфера на кухне вновь немного смягчилась, однако остаток завтрака прошёл в тишине.

– Благодарим вас, сеньора! – сказал Хорхе, вставая из-за стола, и остальные повторили его действия.

– Пожалуйста, – она вежливо улыбнулась. – Спасибо вам за беседу. Позовите Мано и Чиро с улицы.

***
Девушка сменила грязные тарелки и приборы на чистые, поставила на стол графины с соком и молоком и поднялась вверх по лестнице. Из комнаты Альваро доносился голос Андреаса:

– Что она устраивает в твоём доме? Охранники развлекают её на кухне, бросив посты! В такое время!

– Полегче, Андреас. – Голос Альваро казался спокойным и ровным, как и всегда.

– Что ты позволяешь глупой девке? – его голос перешёл на крик.

– Андреас замолкни или я заткну тебя.

– Раньше ты ценил моё слово. Что изменилось? – Альваро не ответил и Андреас через какое-то время продолжил – Ты ошибаешься, потакая ей! Устраиваешь этот перелёт, рискуя репутацией! Всё полетит к чертям!

– Андреас! Займись работой, пока я ещё прошу тебя об этом!

Дверь открылась, и Андреас вылетел из комнаты, не обратив на Лидию внимания, словно знал, что она стоит у порога. Девушка, проводив его взглядом, зашла в спальню. Альваро сидел за столом, листая толстую папку с бумагами.

– Твой помощник против приезда моей семьи? – Девушка прошла по комнате и села в кресло возле стола, поджав ноги. Альваро кивнул, повернувшись к ней.

– Боится, что ты создашь проблем. – Он закрыл папку и убрал её вниз стопки из пяти ещё таких же.

– Он уверен, что я уже их создала. – Девушка сложила руки на спинку кресла и уронила на них голову. Альваро ухмыльнулся в ответ на её слова и облокотился на стол.

– Опять смущаешь моих людей?

– Нет, всего лишь кормлю и общаюсь. – Она смущённо засмеялась.

– И как тебе беседа? Они не слишком общительны.

– Ну, почему же? Мы неплохо обсудили русские и испанские завтраки. Лукас рассказал, что всё детство ел сладкую рисовую кашу вместе с братом.

– Вау! – Альваро удивлённо вскинул бровями и приподнял уголки губ в улыбке. – Тебя действительно стоит бояться!

Она снова засмеялась и спрятала лицо, положив лоб на руки.

– Ты, наконец, в своей одежде. Хотя она мало отличается от моей. – Мужчина обвёл взглядом её спортивный костюм.

– Ну почему же, думаю моя футболка дешевле на пару сотен евро.

Он улыбнулся и повернулся к окошку, затем, всматриваясь в бесконечное море, спросил:

– Есть что-то, чем бы ты хотела заняться?

– Снова спрашиваешь об этом? – девушка взглянула в окно, стараясь понять, куда так пристально всматривается Альваро.

– Нет, я имею ввиду сейчас.

– Сейчас? – она повернулась к нему.

– Да, сейчас. – Он перевёл на неё вопросительный взгляд. Девушка задумалась и спустя минуту ответила:

– Не знаю. – Она пожала плечами. – Ты спрашиваешь это, потому что я отвлекаю тебя от работы?

– Вовсе нет, я хотел бы провести с тобой время, если ты не против.

– А если я против?

– Тогда ты бы не сидела возле меня в моей спальне.

Девушка печально улыбнулась и снова посмотрела в окно. Спустя продолжительное молчание она заговорила.

– У меня такое ощущение, что я не на своем месте. Или что проживаю свою жизнь впустую. Как будто я ничего не делаю, но другая на моем месте распорядилась бы столь ценным временем по-другому. Правильнее, что ли.

Мужчина слушал, разглядывая её лицо.

– Ты не чувствуешь себя на своем месте, потому что не делаешь того, что хотела бы. Живёшь не так, как хотела бы из-за гордости или из-за принципов.

– Грустно это признавать, но ты прав. Что, по-твоему, я должна сейчас делать? – Мужчина, задумавшись на несколько секунд, провёл указательным пальцем по нижней губе, рассматривая её, затем ответил громким звонким голосом.

– Да что угодно. Гулять по Барселоне в полупрозрачной блузке, которую вчера купила. Нырять на Коста Брава в своём чересчур открытом черном купальнике!

– Почему все мои занятия связаны с одеждой? Это звучит как упрёк!

– Ну, почему же, ты могла бы лежать на этой постели и вовсе обнаженная. – Сказал он, бросив взгляд на кровать. Девушка засмеялась, запрокинув назад голову.

– Это тоже связано с одеждой и ещё больший упрёк!

Он спокойно смотрел на неё, чуть прищурив глаза. Лидия спустила ноги с кресла на пол и придвинулась ближе к столу.

– Хорошо, тогда скажи мне, разве ты занят тем, чем хотел бы? Всё твердишь мне о прелестях жизни, а сам с утра сидишь в обнимку с цифрами и графиками. – Она провела рукой по стопке бумаг. Альваро дождался, пока девушка поднимет на него взгляд и ответил:

– Я тоже предпочел бы лежать в этой постели без одежды и с тобой.

– Эй, на вторую пошлую шутку я уже могу обидеться!

– Не думаю, что тебя оскорбляют или смущают такие разговоры.

– Не думай. – Она протянула руку и постучала ему по плечу. Мужчина, отследив взглядом её движение, радостно улыбнулся.

– Ты не представляешь, как я счастлив.

Девушка вопросительно приподняла брови, подперев голову кулаком.

– Когда ты подходишь ко мне, когда находишь в себе мужество касаться меня. – Лидия смотрела ему в глаза, наклонив набок голову. Она была не готова услышать такие откровения и не знала, что на них ответить. Прикусив губу и немного поразмыслив, Альваро продолжил. – Я всегда делал так, чтобы люди боялись меня, всегда заставлял бояться. Только так я мог себя защитить. Сейчас мне нужно время, чтобы научиться обратному. Чтобы доказать, что у тебя нет причин меня бояться.

С минуту они молчали и разглядывали безоблачное небо.

– Я человек прикосновения. – Заговорила она тихо. – Не знаю, как это правильно перевести, но попробую объяснить. Когда я общаюсь с человеком, не могу не касаться его. Так я выражаю себя лучше, чем словами. Мне хочется коснуться человека, когда он меня смешит, обнять при встрече, подержать за руку, когда хочу поддержать. Так я умею выражать эмоции, так показываю свои чувства и чувствую других людей. Поэтому касания для меня много значат. Я так привыкла и делаю это иногда бессознательно.

– Я уверен, ты делаешь это осознанно. – Сказал он тихо и печально улыбнулся. – Ты не касалась меня, когда я тебя целовал.

– Иногда – да, осознанно, – девушка слегка залилась румянцем. – Но когда привыкаю к человеку, то не замечаю своих движений.

– Значит, теперь ко мне привыкла?

– Значит, привыкла. – Лидия долго рассматривала его лицо, прежде чем ответить. – Или просто не боюсь тебя, сейчас. Тем утром, мне пришлось дотронуться до тебя, чтобы нащупать пульс.

– У тебя были холодные руки.

– Как ты можешь помнить? – она нахмурилась. – Ты ведь был без сознания.

– Не знаю, – он засмеялся, но тут же стал серьёзным, вспоминая тот день. – Я ничего не видел, но помню твои касания и голос. Ты называла меня нелестными словами.

Девушка улыбнулась, её щёки ещё больше порозовели от смущения.

– Я не слышал других голосов. Только твой.

– С тобой больше никто и не говорил. Я одна к тебе поднялась.

– Ты хотела потребовать объяснений? Зачем поднялась тогда ко мне?

– Я шла в комнату, чтобы не мешаться в хаосе, услышала стук наверху, поднялась посмотреть из любопытства.

– Тебе было не страшно?

– Страшно, – ответила она сразу же. – А затем я увидела кровь на лестнице, и стало ещё страшнее.

Мужчина вновь повернулся к окну и стал вглядываться в буйное море.

– Ты сомневалась? – спросил Альваро, обернувшись и глядя ей в глаза. Девушка, не раздумывая, честно ответила.

– Да.

Лицо мужчины совсем не изменилось, будто он знал ответ.

– Но кем бы ты ни был, я бы винила себя всю жизнь, если бы не спасла.

Альваро наклонился к девушке и накрыл её руку своей ладонью.

– Спасибо. – Он улыбнулся. Его лицо стало совсем мягким и тёплым. Тогда она посмотрела на него по-другому. Перед ней сидел очень красивый мужчина.

Она всегда понимала, что он красив, отрицать было малосмысленно. Но сейчас она задумалась над тем, что он может быть красив и внутри. Только эту красоту он мог скрыть, и, к сожалению, успешно это делал.

И вот он будто впервые искренне ей улыбнулся, глаза блеснули из под очерченных ресниц. Губы сложились в плавные линии, и его лицо словно поменяло форму. От аскетичного до дружелюбного. Он искренне благодарил.

Несколько секунд спустя Альваро поднялся со стула, собрал со стола папки и расположил их на чёрном стеллаже. Лидия наблюдала за ним и вдруг спросила:

– Почему я ни разу не слышала, как ты играешь?

Он понял её сразу, не задумываясь ни на секунду.

– Потому что я не играю, Ли.

– Тогда зачем тебе столько гитар в соседней комнате?

– Хранятся, как безделушки.

– Но ведь ты умеешь?

– Умел. Раньше умел.

– Как это, умел?

– Давно не играю и уверен, что забыл.

– Нет, нет, нет, такого не может быть. Руки помнят!

– Что значит, руки помнят? – Он повернулся к ней, удивившись. Девушка засмеялась

– Такое выражение есть в русском! Думаю, что и в испанском тоже есть подобное. – Он всё ещё смотрел на неё непонимающе и слегка улыбался. – Ну, понимаешь, если ты забыл, как это делается, стоит лишь взять инструмент в руки и всё получится – руки помнят.

– Я понял, в испанском говорят чуть по-другому.

Они несколько секунд рассматривали улыбки друг друга. Затем девушка подскочила на ноги

– Идём?

– Нет, – отрицательно кивая головой, сказал Альваро.

Она протянула его за руку, но мужчина не сдвинулся с места.

– Ты вообще адекватный человек? Я зову тебя вместе провести время. Ты разве не этого добиваешься от меня 3 недели?

– Я не буду играть, Ли. – Он печально улыбнулся.

Девушка отпустила его руку и шагнула к двери

– Тогда играть буду я! – она выбежала из комнаты, и немного подумав, Альваро отправился за ней.

***

– Почему все эти вещи здесь, почему не в твоей комнате?

– Я ими не пользуюсь.

– Значит, хранишь как память под тоннами пыли?

– Мария хорошо справляется с тоннами пыли.

– У меня такое ощущение, что эта пыль не в комнате, а в твоей голове. – Лидия прошлась по небольшой комнатке, заставленной стеллажами, коробками и стойками. Он молчал, вместе с ней обводя взглядом комнату. – Хватит молчать. Расскажи. Кому ещё ты сможешь это рассказать как не мне? А у меня нет выбора, я должна тебя слушать.

Лидия уже отчаялась услышать рассказ, но он неожиданно заговорил:

– Когда начал работать над отелями с утра до ночи, на всё это не хватало времени. Гитары просто дразнили, маячили перед глазами, когда я ложился спать без сил. Вот теперь они здесь с остальными ненужными вещами.

– Но теперь у тебя есть время. Прямо сейчас ты не занят работой, почему бы не сыграть?

– Времени нет, и никогда не появится. Время – это цена за успешный бизнес.

– У тебя есть время, Альваро. В чем дело? Гитары значат для тебя гораздо больше, чем развлечение, так? – Она провела рукой по одной из них. Гитара из тёмно-красного дерева, с серебряными струнами и лакированными чёрными колками отражала потолочные огоньки.

– Ладно, не говори. – Девушка взяла гитару со стойки, села на широкую ручку мягкого диванчика и сыграла несколько аккордов. Альваро присел на кресло, стоящее напротив. – Ногти мешают ставить аккорды. – Она встряхнула рукой, недовольно сморщив нос. Затем взглянула на Альваро – Почему так смотришь?

– Поражаюсь тебе! – он уставился на неё, приоткрыв губы от удивления.

– Почему? – спросила девушка, удобнее укладывая на колено гитару.

– Так много всего в тебе есть.

– Просто несколько хаотичных увлечений. – Она мельком взглянула на него исподлобья и продолжила подбирать аккорд.

– Да, но они создают тебя.

– Ты будто восхищаешься мной.

– Так и есть. – Тихо ответил Альваро. Девушка засмеялась.

– Тогда ты странный

– А ты великолепная.

Она подняла голову. Мужчина смотрел ей в глаза, чуть улыбаясь и медленно моргая.

– Не говори мне таких вещей.

– Почему?

– Я считаю это чем-то неправильным. – Девушка поставила гитару на место и поспешила перевести тему. – Мой брат неплохо играет на гитаре. И я немного научилась, повторяя за ним. Он тоже давно не играет, только племянница балуется.

– Расскажи мне о них?

– Ты про них ничего не знаешь?

Мужчина отрицательно покачал головой, поджав губы.

– Я каждый день узнаю что-то новое о тебе. Что же я могу знать о них?

– Ну, я бы, перед тем как украсть человека, узнала бы из какой он семьи.

– Семья ничего не значит.

– Семья значит многое. Сожалею, если в твоей жизни это не так. – Девушка прошлась по комнате, снова изучая её взглядом. – И если бы эти гитары находились в твоей спальне, то ты бы находил на них время. – Она подошла к стеллажу, заставленному книгами и закрытыми коробками.

– Что в коробках?

– Бумаги.

– Например?

– Проекты, чертежи со времен студенчества.

– И на кого ты учился?

– На архитектора.

– Я могу заглянуть?

– Если хочешь.

Девушка выдвинула с нижней полки широкую коробку и открыла крышку. Коробка была наполнена бумажными свертками. Достав один и развернув, она ахнула от удивления. Тысячи линий, начерченных простым карандашом, представляли собой хаос, ползли в разные стороны, загибались и заострялись, пересекались бесконечное множество раз и расходились. Всё это вырастало в проект объемного многоэтажного здания со шпилем.

– Это ты чертил?

Альваро встал и подошёл к ней, заглянув в развернутый лист.

– Да.

– Что это за здание?

– Его не существует, просто здание.

– Значит, оно существует только в твоей голове?

– Получается, так. – Он ухмыльнулся и провел рукой по волосам, зачесав их назад.

Постучав в приоткрытую дверь, в комнату заглянул Дани.

– Сеньор, курьер привёз для вас бумаги.

– Спасибо. – Альваро тяжело вздохнув, взял из его рук большой конверт. Дани тут же вышел.

– Что-то срочное?

– К сожалению, да.

Они направились к выходу из комнаты.

– Но ты успел бы сыграть на гитаре! – крикнула девушка, уже уходя по коридору к лестнице. Она слышала, как Альваро посмеялся в ответ, заходя в свою комнату.

Глава 16

Не найдя в доме никаких интересных развлечений, она провалялась в горячей ванне пару часов с телефоном в руках. За это время она привела тело в порядок, воспользовавшись покупками Марии. Женщина по своей инициативе, а может по инициативе Альваро, наполнила навесной шкафчик всем необходимым: бритвами, кремами и маслами для ухода за телом и волосами. Когда огромная ванная комната стала больше походить на баню без свежего воздуха, а в соцсетях закончились новости, девушка выбралась на поиски других занятий. Замотав волосы в полотенце, и надев новое атласное нижнее бельё, она вышла на террасу за глотком свежего воздуха. Море было невероятно спокойным, волны ничуть не пенились, лениво наплывая на берег. Ясное с утра небо потихоньку обволакивали бесцветные тучи.

Взявшись за парапет руками, Лидия закрыла глаза и вдохнула морской воздух. Девушка почувствовала себя умиротворённо и тут же устыдилась этого. Всё же момент был прекрасен. Она открыла глаза и резко обернулась, когда нотки пряности ударили в нос. Альваро стоял в дверях, скрестив руки и бегая взглядом по её телу.

– Альваро! – Она швырнула в него полотенце, стянув с головы, и тут же поняла, что разумнее было им прикрыться. – Отвернись, придурок!

– Не хочу. – Поймав полотенце налету, мужчина, наконец, перевёл взгляд к её лицу. Лидия, стараясь не покраснеть от смущения, прошла мимо него в ванную с гордо поднятой головой и закуталась в чёрный пушистый халат.

Альваро уселся на край кровати и обмотал мокрое полотенце вокруг шеи, как шарф.

– Собирайся, я покажу тебе одно местечко.

– Что за местечко? – она подошла ближе, взъерошивая руками мокрые волосы.

– Не спрашивай, собирайся.

– Скажи хотя бы что мне надеть?

– Просто оденься по погоде. – Он поднялся с кровати и вышел из комнаты, затем вернулся, чтобы бросить в неё полотенцем.

Тучи заволокли уже всё небо, но утреннее солнце успело нагреть побережье, и духота стояла невероятная.

Лидия замерла перед шкафом. Девушка смотрела то на одежду, то на погоду за окном, и решила просто надеть, что захочется. Она достала черный топ на одной бретельке и синие джинсы, но затем взгляд упал на вещь, которая больше всего нравилась ей из всех обновок.

Заплетя волосы в широкую косу, Лидия надела белый приталенный комбинезон из шифона, с широкими штанинами, без рукавов и с игривым v-образным вырезом. Она обула изящные бежевые сандалии и вышла из комнаты в поисках Альваро. Она услышала звон тарелок из кухни и решила дождаться его там.

– Мария, как дела?

– Хорошо, Лидия, разбираю чистую посуду. – Женщина повернулась к девушке и буднично улыбнулась. Лидия взглянула на лицо женщины и задумалась, затем спросила:

– Мария, можешь одолжить мне тушь для ресниц.

– Ну, конечно, если вам нужно, – она сняла фартук и вытерла об него руки. – Она в моей комнате. Давайте поднимемся.

– Лида! Закричала Каталина, как только женщины вошли в комнату. – девочка вскочила из-за стола и обняла Лидию.

– Ката! Немедленно вернись к урокам! – шикнула на неё Мария. – Проходите, сеньора, в ванной есть зеркало, если хотите.

– Спасибо. – Она задорно подмигнула Каталине.

Лидия взглянула на себя в зеркало и печально улыбнулась. Она привыкла видеть себя с тусклыми бровями и ресницами, которые умудрились выцвести под испанским солнцем. Сейчас, накрасив ресницы и брови, она видела себя совсем другой, и почувствовала увереннее. Как будто смотрела на себя прошлую и привычную

– Какая ты красивая! – закричала Каталина, когда Лидия вышла из ванной.

– Ката! Сядь за уроки и не отвлекайся! – снова одёрнула её Мария.

– Спасибо, Ката. И тебе Спасибо, – Лидия приобняла женщину и та заметно растерялась, но затем погладила девушку рукой по спине.

– Пойду вниз, Альваро, наверно уже спустился. Она открыла дверь и поспешила выйти, наткнувшись прямо на Альваро, проходящего по коридору.

– Куда бежишь?– он придержал её руками за плечи и поднял взгляд к лицу, затем несколько раз растерянно моргнул и улыбнулся. – Выглядишь великолепно.

– Спасибо, но можно уже отпустить меня.

Альваро одёрнул руки с её плеч и отступил назад.

– Я готова. – Она одернула лямки комбинезона, которые встопорщились от столкновения.

– Да, хорошо. – Он встряхнул головой собирая мысли. – Выходим. – Альваро махнул рукой на лестницу, приглашая девушку идти вперёд.

***
На подъездной стояли две машины. Уже знакомый Лидии джип и чёрный Мерседес.

– Мы едем вдвоём? – спросила она, шагая за Альваро ко второй машине.

– Нет, охрана поедет за нами.

– Почему едем отдельно?

– Тебе нравится проводить время на заднем сидении джипа? – спросил он, оглянувшись.

– А тебе?

– Люблю водить сам, когда не нужно работать во время поездки. – Сказал мужчина, открыв дверцу пассажирской двери для Лидии.

– Куда мы едем? – спросила она, опускаясь на сидение.

– Боишься?

– Нет, но предпочитаю знать.

Мужчина закрыл дверцу, неспешно обошёл машину и сел за руль. Альваро повёл машину в противоположную сторону от Барселоны. Выезжая на трассу, он спросил:

– У тебя есть водительские права?

– Нет, я могу управлять только велосипедом.

– Тоже неплохо.

Они выехали на длинную прямую дорогу, и Альваро вдавил в пол педаль газа. «Ребёнок. Маленький мальчик!» – подумала девушка, глядя на его самодовольную улыбку.

– Куда ты меня везёшь? – не сдавалась она

– Хочу показать тебе одно место.

– В Барселоне?

– Нет. Нам ехать несколько часов, – терпеливо отвечал он. – Сядь поудобнее, расслабься.

Она рассматривала холмы, скромно стоящие за полями вдоль трассы. Чем дальше они отъезжали от побережья, тем меньше облаков над ними нависало. Спустя какое-то время небо и вовсе прояснило.

– Почему мы едем в тишине?

– Музыка отвлекает.

– От чего же?

– От всего. От мыслей, от разговора, от дел. Не люблю музыку.

– Но ты умеешь играть на музыкальных инструментах, верно. Значит, ты любишь хоть какую-то музыку?

– Да, которую играю.

– Потому что это не отвлекает не от чего?

– Верно, когда ты играешь, ты занят музыкой.

– От чего сейчас тебя отвлечет музыка?

Альваро не ответил, уголки его губ дрогнули в улыбке, но лицо тут же приобрело серьёзный сосредоточенный вид.

Горы становились всё выше, дорога всё больше петляла, огибая склоны. Несмотря на великолепные пейзажи, простирающиеся вокруг, девушка чувствовала себя неловко. Ей хотелось говорить или слушать, пусть даже глупости или о глупостях, но заполнить воздух хоть каким-то смыслом.

Она несколько раз осмотрела кнопки на приборной панели, обдумала все мысли, которые могла и уставилась на Альваро, побуждая хоть к какому-то разговору. Но мужчина вёл себя так, будто находился в машине один. Его лицо выражало погружённость в серьёзные мысли и это настораживало.

– У тебя такое лицо, будто ты везёшь меня убивать и обдумываешь, как скрыть улики.

Альваро взглянул на неё с улыбкой и снова стал серьёзным. Ещё пару минут рассматривая его профиль, она начала улавливать незначительные движения. Время от времени он нервно сглатывал, облизывал высохшие губы и, моргая, держал глаза прикрытыми дольше, чем нужно. Её вдруг осенило, что Альваро волнуется. Спрятав улыбку, она снова всмотрелась в пейзаж за окном.

– В Оризари есть горы?

– Небольшая цепь с одной стороны от села, но далеко. Ещё с одной стороны холмы и само поселение немного петляет.

– В моем городе плоско. Куда ни глянь – ровная и скучная полоса горизонта. Ну, ты видел. Так что всё, что я сейчас вижу по сторонам – для меня невероятный вид.

Альваро обратил свой взгляд к ней на пару секунд и сказал.

– Значит, тебе точно понравится.

Дорога, итак бредущая по возвышенности, ломанулась от побережья ещё стремительнее. Горы, неспешно расступались по сторонам, пока впереди не возникла недостижимая череда. Сколько бы они ни ехали, несколько вершин не уходили в сторону, постепенно приближались, поражая величественностью, но так и оставались ориентиром.

– Мы ведь едем к ним?

– Угу.

Яркий солнечный свет сменился чередой жёлтых фонарей, когда трасса провела их по подземному тоннелю через гору. Затем, снова череда неописуемых пейзажей. Куда ни глянь, хочется сфотографировать, и вдоволь насмотреться, чтобы как можно дольше не терять из памяти живописную картину.

Через пару часов они оказались в конце пути. Дорога в прямом смысле слова обрывалась впереди, возле кованого невысокого заборчика, когда Альваро остановил машину. Он вышел, открыл для Лидии дверь и, не сказав ни слова, пошёл вперёд.

Спустя минуту они оказались на краю света. Под ногами лежала смотровая площадка, выложенная светло-серыми квадратными плиточками, огороженная полуторным забором из железных перекладин и окружённая свободными вершинами. Она находилась высоко в горах, но горы всё ещё были наверху, окружали, заслоняли от ветров.

Подойдя к парапету и чуть опустив взгляд, дыхание перехватывала высота. Заросли столетних деревьев, плавно спускались по склонам к самому центру – извилистой речушке, едва заметной с высоты. Солнце, сверкая на поверхности в это время дня, не позволяло голубым прозрачным водам совсем затеряться в тени массивных зелёных пирамид.

Вдыхать хотелось бесконечно, хватать перенасыщенный кислородом воздух каждые пару секунд, и наслаждаться его чистотой. Не было ни единого вопроса, почему это место может быть таким значимым. Человек действительно чувствовал себя здесь чем-то грандиозным и чем-то ничтожным одновременно.

***
В обратный путь они выехали, когда солнце скрылось глубоко за пиками. Лидия всё раздумывала, что же значит эта поездка, и вариантов в её голове было предостаточно. Как и вопросов, глупых и внезапных, философских и обыденных. Она сама удивилась логическим цепям, что раскачивались и противно звенели в её голове.

– Сколько у тебя было женщин? Со сколькими ты спал? – неожиданно для себя самой спросила она.

– Я должен ответить, что я девственник или как максимум две?

– Лучше скажи честно.

– Много. Их было много.

– Скольких из них ты любил?

Мужчина усмехнулся, услышав её вопрос.

– Ни одной. – Он не медлил с ответом ни секунды, будто ждал этого вопроса. – А что на счёт тебя? Сколько у тебя было мужчин.

– Я не хочу говорить тебе.

– Значит, их было много. – Он стукнул пальцами по рулю и приподнял подбородок, продолжая сосредоточенно смотреть на петляющую дорогу.

– Сильно же тебя расстраивает эта мысль. – Девушка пристально смотрела на его профиль. – Их было двое.

– И скольких ты любила? – Альваро на секунду перевёл на неё взгляд.

– Я даже себе не могу ответить на этот вопрос.

– Как это?

– Иногда я уверена, что любила обоих. Каждого по-своему, но любила. Но иногда меня охватывает такое странное чувство, – она подняла взгляд вверх, размышляя. – И тогда я думаю, что не знаю, что такое любовь. И я не уверена, что настоящая любовь существует.

– Твои размышления не логичны. Если не существует настоящей любви, а есть только похожие на неё чувства, значит это и есть любовь. Человек ожидает чего-то большего, чего-то невероятного, а получает любовь, такую, какая она есть, и думает, что это ложные чувства.

– Я поняла все слова, но совершенно не поняла смысла этой фразы. Но спасибо, что попытался мне объяснить.

– Я могу объяснить получше, хочешь?

– Нет, давай сменим тему. Любая другая, только не понятие любви.

– Ну, что ж, любая другая тема или есть ещё запретные?

– Есть, но я не назову их, чтобы тебе вдруг не захотелось поговорить.

– Может, я уже хочу обсудить что-то запретное?

– Тогда начти разговор, и будь уверен, что я остановлю тебя, если не захочу это обсуждать.

– Ты меня заинтриговала! – он провёл большим пальцем по нижней губе, и оглянулся на неё, пытаясь уловить что-то в голубых глазах. – Семья, деньги, секс?

– Всё это мы уже обсуждали.

– Нет, мы ещё не обсуждали наш секс.

– Потому что нашего секса нет.

– Мы можем обсудить как раз это.

– Не стоит обсуждать. Если это и случится когда-нибудь, то я тебя разочарую.

– Как ты можешь меня разочаровать? Куда исчезнет твой темперамент. Я уверен, он всегда при тебе. Большего мне от тебя не нужно.

– Тебе нужно моё тело, но оно далеко не идеально.

– Не понимаю, как в тебе сочетаются такой нрав, дерзкий характер и неуверенность в себе. – Он поерзал на сидении и ещё настойчивее заглянул девушке в глаза. – Вообще очень многого не понимаю. Не могу тебя разгадать.

– Что будет, если ты меня разгадаешь? Разгаданная пустышка вернётся домой?

Альваро смотрел перед собой и не отвечал. Лидия прислонилась к подлокотнику, ещё больше сократив расстояние между ними.

– Знаешь, чего я сейчас боюсь?

– Своих желаний? – тихо спросил мужчина, приподняв ломаную бровь.

– Нет, Альваро. Боюсь привязаться к тебе, – девушка говорила почти шопотом. – Я не могу объяснить твою одержимость. Но достаточно умна, чтобы понять, как это закончится.

Альваро хотел сказать многое, но боялся её напугать, боялся оттолкнуть. Он поджал губы и опустил голову. Девушка всё же ждала его ответа. Она, не скрывая от себя, надеялась, что он опровергнет её слова, постарается убедить в обратном. Но его молчание, восприняла как подтверждение.

– Когда моей племяннице было чуть больше трёх лет, ей подарили куклу-русалку. Знаешь, кукла барби, только с розовым светящимся хвостом. Она была в восторге, играла с ней всё время, спала с ней, в детский сад брала с собой, не расставалась с ней, когда купалась. Всем гордо демонстрировала куклу. – Альваро слушал с каменным лицом. – Конечно же, от постоянного свечения, сели батарейки. Русалка уже была обычной куклой, совсем без шарма и загадки. И быстро отправилась на дно коробки с игрушками. Никакого интереса, абсолютно, словно она и не была любимой игрушкой. В кукле можно поменять батарейки и она снова станет интересной. С человеком так не получится. Может быть, не играть вообще, чтобы не разочароваться? – Она выпрямилась в кресле и направила взгляд на бесконечную дорогу перед собой. Но ты лучше разгадай, что там захотел и отпусти меня домой, пока не поздно.

Всю оставшуюся дорогу они провели молча. Каждый думал о своём и каждый не мог уснуть до утра.

Глава 17

Следующий день Лидия провела лёжа в постели и смотря фильмы. Девушка старалась занять голову происходящим на экране. Вечером она всё же вышла на террасу и мысли нахлынули. Лидия скомкалась в кресле и обдумывала вчерашнюю поездку и все сказанные и не сказанные слова.

– Сеньора? – Мария заглянула к ней в комнату.

– Я здесь, проходи, Мария!

– Вы опять ничего не съели за день. – Женщина подошла к ней. Хоть поужинайте, у меня всё готово.

– Хорошо, я посижу ещё немного и поем чуть попозже.

Мария явно хотела возразить, заставить девушку отправиться на кухню, но, не позволив себе этого, согласно кивнула и вышла из комнаты.

Спустя полчаса, когда солнце стремительно подкрадывалось к горизонту, на террасе стало прохладно. Так и не заставив себя выйти на кухню, она укуталась пледом, свернувшись на кресле, и продолжала думать обо всём происходящем.

– Я слышал, ты ещё не ужинала? – его голос вырвал девушку из раздумий, она вздрогнула и повернулась к двери.

Альваро щёлкнул выключателем на стене, и террасу окутал тёплый свет фонаря.

– Нет.

– Тогда ты идёшь ужинать со мной. – Он подошёл к ней и протянул руку, предлагая встать.

– Я не голодна. – Девушка ещё больше зарылась в плед. Мужчина тяжело вздохнул, опустив протянутую руку.

– Что-то случилось? Только не говори, что тебя похитили.

Она усмехнулась и посмотрела на него.

– Не говорю. Хочу посидеть вот так и подумать.

– Ладно, я тебя понял. – Альваро медленно вышел с террасы. Лидия проводила его взглядом и поняла, что расстроилась, удивляя саму себя. Она тут же начала себя за это ругать, закрыв лицо руками. Девушка не могла себе признаться, как сильно хотела, чтобы он остался и заставил её пойти на ужин. Она понимала, что проигрывает, что начинает хорошо к нему относиться, что привязывается. На её глазах уже наворачивались слёзы, когда Альваро вернулся на террасу с двумя тарелками в руках:

– На ужин паэлья, сеньора! – он протянул ей тарелку, плюхаясь в кресло. Девушка, освободив руки из под пледа, взяла блюдо и поставила себе на колени. Альваро облокотился на спинку, вытянул на кресле ноги и начал невозмутимо есть свою порцию.

На её телефоне заиграла мелодия входящего видеовызова.

– Брат. – Девушка посмотрела на экран и слегка поникла.

–Ты будто расстроилась, ответь.

– Ладно. – Она потёрла рукой глаза, чтобы взбодриться и нажала на кнопку ответа. – Привет!

– Привет! Как ты? – спросил брат, радостно улыбаясь, и на лице девушки тоже зажглась улыбка.

– Всё хорошо! Ужинаем на террасе. – Она развернула экран на Альваро.

Мужчина приветственно кивнул головой.

– Hi! – сказал Лёша, приветственно улыбаясь Альваро. – How are you?

– Hi! Great, and you? – ответил Альваро, с чуть более сдержанной улыбкой.

– Me too, thanks!

– Эй, ну всё, хватит, англичане! – Лидия повернула экран на себя. – Как у вас дела?

– Все хорошо и я звоню сообщить новость!

– Говори скорее, что за интриги!

– Только что пришло сообщение, что готовы загранпаспорта!

– Правда!? – вскрикнула девушка, удивив Альваро. – Как быстро! – Затем повернулась к мужчине. – Загранпаспорта готовы!

Он чуть приподнял уголки губ в ответ.

– Подожди, ты что-то сделал? – он молчал в ответ. – Конечно же, сделал, прошла всего неделя, это очень быстро! – Она повернулась к телефону – Кажется, Альваро забашлял кому-то денег за скорость.

– Сейчас Наташа придёт с работы, обрадую её! Но перед этим захотелось спросить у тебя, всё же в силе, да?

– Конечно в силе! – ответила девушка и снова оглянулась на Альваро, заговорив на испанском. – Теперь нужно сделать приглашение на шенген.

– Всё готово, документы на твоём ноутбуке, им нужно только обратиться в консульство.

– Он говорит, что теперь вам нужно обратиться в консульство, все документы готовы, я сейчас отправлю.

– Такое чувство, что это розыгрыш!

– У меня тоже, Лёш, у меня тоже! – Она понеслась за ноутбуком в комнату.

– С ума сойти. Мне вдруг стало страшно. – Сказала девушка, попрощавшись с братом.

– Почему же?

– Я как будто заставила их сюда лететь. И я даже не уверена в их безопасности. Полпланеты они пролетят, ради меня, ну или ради отпуска.

– Что такое полпланеты в наше время?

– Для тебя, с наличием личного самолёта, действительно пустяки.

– У меня нет самолёта, я его арендую.

– Ах, извините, тогда это совсем другое дело, – она вернулась на своё место – но ты прав, человечество невероятно сократило расстояние.

– Что ты имеешь ввиду? – Альваро развернулся к ней, не скрывая любопытства.

– Я часто об этом задумываюсь. Люди научились преодолевать километры так быстро и просто. – Она тоже повернулась к нему, укутавшись в плед. – Через пару столетий, наверно, можно будет слетать на другую планету. А через тысячу родители будут отправлять детей погостить к бабушке на Марс летом.

– Точно, и люди будут летать в рабочие командировки в другую галактику.

Они засмеялись вместе, и их смех заполнил всё пространство, лёг на морскую гладь и понёсся по волнам.

– Почему ты не живёшь в Барселоне?

– А почему должен?

– Там твоя работа, ты почти каждый день ездишь в город, потратив больше часа на дорогу туда и столько же обратно. Разве не логично переехать?

– Я не люблю хаос, не люблю жизнь в большом городе, с таким количеством людей.

– Дело только в людях?

– В большей степени. А ещё в городских домах нет солнца. В Барселоне от него все бегут в тень. Дома в тени, улицы в тени, весь город, стоящий прямо под солнцем, находится в тени.

– Под таким солнцем действительно можно расплавиться.

– А в такой тени действительно можно померкнуть.

– Поэтому твой дом однажды рухнет на скалы, из-за отсутствия стен. В нём же одни окна!

– Как архитектор уверяю тебя, этого не произойдет.

– Ты что сам его построил?

– Нет. Я выкупил готовый.

– А лестница к морю тогда уже была?

– Я приказал выточить в самую первую очередь. А только потом снёс в доме несколько стен.

– А те, что остались, перекрасил в серый. – Сказала она, закатив глаза. Мужчина тихо засмеялся. – Почему серый?

– Это цвет, с которого можно начать. Можно перекрыть его любым другим.

– Я думала, что белый можно перекрыть любым.

– Белый сложно перекрасить в черный.

– Точно. Мне ли не знать. – Она засмеялась, и Альваро вопросительно посмотрел на девушку. Заметив его взгляд, она ответила. – В моей спальне дома, в России, – черные стены.

– Ты шутишь? – Альваро недоверчиво прищурил глаза.

– Нет! – она схватила со столика телефон. – Я сейчас покажу тебе, у меня есть фото в инстаграм. Она штудировала телефон пару минут, затем протянула ему. Мужчина ровнее сел на кресле, всматриваясь в экран. – Вот, я в своей комнате!

– Тогда странно, что свою спальню здесь ты перекрасила не в черный, – он посмотрел на неё всё ещё удивлённо. – Но зато можешь жить в моей и чувствовать себя как дома.

– Это будет, когда прилетят мои родственники.

– Я буду рад, если ты переедешь раньше.

– Я знаю, но радовать тебя не собираюсь. – Она открыла камеру на телефоне, протянула руку и сделала фото, так чтобы они оба были в кадре. – Улыбнись, Альваро.

Мужчина поднял голову и недоуменно посмотрел на экран, а затем на Лидию. Девушка засмеялась, увидев его выражение лица.

– Что делаешь?

– Выложу в инстаграм. Нужно же поддерживать эту гребаную легенду о счастливой жизни. Ну, давай, улыбнись. Я знаю, ты умеешь. – Альваро сделал серьёзное и недовольное лицо без тени улыбки.

Девушка повторила за ним и сделала несколько кадров с их каменными лицами, затем звонко захохотала. Альваро смягчился на мгновение, заражаясь её смехом, и девушка сделала ещё несколько фото.

– У тебя красивая комната, – сказал Альваро, пока девушка занималась публикацией чуть смазанного, но на вид счастливого кадра. – Это было фото с какого-то праздника?

– Нет, с чего ты взял?

– Ну, как же, на стене и на окне светятся гирлянды.

– Они висят в моей комнате круглый год, не только на праздник. Я включаю их, когда хочу.

– Как же тогда выглядит твоя спальня во время праздника?

– Человек, которому мало солнца в Барселоне, придирается к моим гирляндам! Они поднимают мне настроение!

– Я не придираюсь, просто, ты снова меня удивляешь.

Солнце вместе с жёлтыми следами на вечернем небе окончательно спряталось за черепичными крышами далёкого городка, краски потускнели. Мягкая ночь неспешно ложилась на побережье. На море опустился штиль, и птицы бесконечно кружили над водой, протяжно крича о своём.

– Нужно отнести грязные тарелки на кухню, а то скоро чайки прилетят на запах. – Сказал Альваро, собирая приборы в одну кучу.

– Они ничего не почувствуют. – Усмехнулась Лидия.

– Почему же?

– Я сейчас не чувствую никаких запахов, кроме того, что пришел вместе с тобой. – Она села на кресле и помогла ему с посудой. – Почему корица?

Альваро составил тарелки на стол и поднял взгляд, печально улыбнувшись. Затем пару мгновений всматривался в чернеющее море, несколько раз разжимал губы, словно хотел начать рассказ и снова соединял их в угрюмую линию.

– Моя мама ненавидела запах роз. В Болгарии розы повсюду. Во всех садах, на всех улицах. Она говорила, что только пряность сладкой корицы заглушает эту терпкую розовую вонь. И когда в магазинчик в нашем поселке завозили корицу, она покупала и добавляла её во всё: в выпечку, во все блюда, что готовила. Чтобы в доме не пахло розами. Но это случалось очень редко, корицу почти не завозили, а иногда у мамы не было ни одной лишней монеты.

Альваро поднялся, взяв в руки тарелки, и вышел с террасы. Он большими шагами направлялся на кухню, словно сбегал. Девушка выпуталась из пледа и отправилась за ним.

– Не беги, я не буду задавать тебе вопросов. – Она зашла на кухню вслед за ним и открыла дверцу посудомоечной машины.

– Оставь, Мария всё сделает. – Альваро поставил на стол посуду.

– Мне не сложно, а ты пока налей нам сока.

Мужчина ничего не ответил, но двинулся к холодильнику. Когда Лидия закончила с посудой, Альваро подошёл к ней с двумя стаканами сока.

– Вернёмся на террасу? – он протянул ей один. Девушка взяла и отпила почти половину.

– Зачем?

– Хочешь остаться на кухне? – спросил он, сделав невинный вид, будто не понял её.

– Нет, хочу вернуться на террасу одна. – Девушка вышла из кухни с невозмутимым лицом, попивая сок из стакана. Но Альваро в точности повторил за ней.

– Это ведь мой дом, забыла?

– Как про это можно забыть… – пробурчала она на русском.

– Сказала что-то хорошее в мой адрес?

– Конечно! – ответила она, не поворачивая головы.

Небо совсем потемнело за эти несколько минут и слилось с поверхностью моря. Они сели в кресла, попивая сок под крики чаек. Девушка вглядывалась в темноту, стараясь выглядеть невозмутимой. Время от времени она чувствовала на себе взгляд Альваро, который обжигал кожу. Ей хотелось тоже посмотреть на него, разглядеть в тусклом тёплом свете подвесного фонаря, но девушка сдерживала своё желание, чтобы не показаться заинтересованной.

– Тебе не пора заняться своими делами? – спросила она, поставив на столик пустой стакан.

– Выгоняешь меня?

– Я не могу выгнать тебя из твоего дома. – Она встала и подошла к парапету. – Но было бы неплохо.

– Я ведь просто сижу, даже не докучаю тебе вопросами. Что я делаю не так?

– Смотришь на меня! Я чувствую себя обезьяной в клетке зоопарка!

– Ладно, больше не буду. – Он усмехнулся и подошёл к ней, устремив взгляд в темноту. – Что вдруг случилось, почему выгоняешь?

Она опустила голову, громко втянув солёный воздух. Ей захотелось сказать ему правду, выплеснуть на него все эмоции, чтобы они захлестнули и его разум тоже. Девушка уже отпустила эту мысль, убедила себя молчать, но Альваро дотронулся её руки.

– Скажи, что думаешь. Всё скажи. – Он сжал её холодную руку, согревая теплом своей. И она взорвалась.

– Я должна тебя ненавидеть! – девушка одёрнула руку, отходя от Альваро как можно дальше. – Должна ненавидеть! Я не могу вот так просто сидеть и мило общаться с тобой! – она только сейчас подняла на него взгляд. Мужчина немного прищурил глаза от её крика, но его лицо было спокойным, совсем не выражало недовольства.

– Зачем ты заставляешь себя чувствовать вину? – он шагнул к ней, и девушка отступила ещё дальше, почти врезаясь в стеклянную стену. Она смотрела на него, ища в голове ответ на этот вопрос. – Почему не можешь просто делать то, что тебе хочется? – мужчина вскинул руками. Лидия молчала, на глаза наворачивались слёзы. – Ты не должна никому ничего доказывать. – Почти шопотом сказал он.

– Ты можешь представить, как паршиво я себя чувствую? – она закрыла лицо руками. – Я поедаю себя изнутри, за то, что… – она сжала виски ладонями и нервно засмеялась. – За то, что привыкаю! Привыкаю просыпаться с видом на море, а не на серые многоэтажки. Привыкаю к тебе, только потому, что ты дал мне всё это. Я чувствую себя меркантильной стервой!

Альваро провёл руками по волосам, собираясь с мыслями. Он долго подбирал слова, нервно покусывая нижнюю губу.

– Все в этом мире за деньги. Жить жизнью, которой хочешь – не бесплатно. Путешествия не бесплатны, экстремальные развлечения не бесплатны, здоровье не бесплатно, без здоровья нет никакого счастья, знаешь, поэтому да, деньги важны. – Он говорил спокойно и тихо. – Я знаю, что такое большие деньги и что такое их отсутствие. Но я не верю, что можно купить чувства человека, и я никогда не соглашусь с тем, что ты меркантильна.

– Я пустая. Просто пустышка. Мои принципы ничего не стоят. – Лидия говорила ещё тише, чем Альваро. Она опустилась на колени возле стены, словно её покинули силы, и впервые за долгое время позволила себе открыто заплакать. Заплакать при Альваро. Девушка опустила голову и залилась тихими рыданиями.

Мужчина растерялся на мгновение. Он не знал, как сейчас поступить правильно, поэтому сделал то, что искренне хотел. Бросился к ней, опустился на колени и какое-то время не решался прикоснуться. Всё же, видя, как солёные капли падают из её глаз, мужчина взял двумя руками её лицо, за мокрые от слёз щеки.

– Ты не права. Не смей называть себя пустышкой! Не смей опускать голову! Ты можешь плакать, если тебе плохо, можешь ругать меня, если злишься! Но не называй тебя пустой. – Её рыдания сделались ещё громче.

– Посмотри на меня, пожалуйста, посмотри. – Она подняла на него взгляд. – Я пустой, не ты, Я. – Его руки бессильно упали с её лица.

Девушка думала, что всё это слезы. Она поморгала ресницами, чтобы смахнуть их и рассмотреть его лучше, но она видела то, что видела. Мужчина будто снял маску. Маску успешного, властного и грубого, немногословного человека. Под ней прятался мальчик, один во всем мире.

Лидия протянула руку и дотронулась до его щеки. Мужчина закрыл глаза и быстро дышал через приоткрытые губы.

– Я вижу, что в тебе есть. То, что ты так старательно прячешь ото всех. Поэтому я не могу тебя ненавидеть. Так хочу, если бы ты знал, как я хочу тебя ненавидеть за то, что ты сделал. Я хочу ненавидеть тебя, но ненавижу себя.

– Я знаю, что во всём виноват. Я знаю, что я плохой человек, что поступил как животное. Но я от тебя не откажусь.

– Значит, даже сейчас, когда видишь, как мы оба страдаем, когда признаешь, что ужасно поступил. Сейчас, зная всё это, ты поступил бы так же?

– Да! – он не задумался ни на секунду. – Да! Я готов пережить всё снова и снова, если буду видеть тебя каждый день. Если хоть иногда ты будешь смотреть мне в глаза.

– А я? Никогда и никто не спрашивал, чего хочу я! И теперь ты! Притащил меня сюда, стараешься убедить, что я могу жить лучше! А если я не могу или не хочу! Зачем ты меня сюда притащил? Почему меня!? – она почти кричала, заливаясь слезами.

– Как ты не понимаешь? – он ударил ладонью в стекло позади неё. Стена зазвенела, и девушка вздрогнула от громкого хлопка. – Я тебя привёз, потому что ты меня зацепила! А сейчас я как сумасшедший тебя люблю! – Он, тяжело дыша, опустил голову вниз. Словно признался в этом не ей, а самому себе. Будто осознал, что происходит с ним самим. Лидия подвинулась ближе, провела кончиками пальцев по его лбу, очертила указательным пальцем скулу и робко прикоснулась к губам. Жар его кожи обжигал сильнее раскаленного дыхания. Закрыв глаза, она притянулась к мужчине, накрыла его губы своими и замерла, вдруг потеряв уверенность. Альваро коснулся ладонью её щеки и ответил на поцелуй. Нежно и не торопясь, он касался её соленых губ, боясь спугнуть. Но всё же она отстранилась, спрятав взгляд. Вытирая слёзы, девушка вскочила на ноги и понеслась прочь с террасы со словами:

– Я не могу, извини! – она остановилась в дверях. – А нет, не извиняй, я тебе ничего не должна!

Заперевшись в ванной, она опустилась на пол и закрыла губы руками, пытаясь осознать, что сделала.

Всю ночь она провела лёжа в постели с телефоном, перерывая интернет в поисках развлекающей информации, которая уводила её мысли от прошлого вечера. Только под утро она уснула, но через пару часов, проснулась от жажды. Выпив полный стакан воды, девушка снова пустила в голову корящие мысли и больше не смогла уснуть.

Глава 18

Дверь распахнулась, в комнату бесцеремонно вошёл Андреас, в своём нелепом сером костюме и огромных чёрных туфлях.

– Лидия, собирайся. Я отвезу тебя к Альваро в отель.

– Что-то случилось? – Она встала с кровати, сунув телефон в карман джинсов.

– Не знаю, он велел тебя привезти и всё. – Раздраженно сказал мужчина, сморщив брови.

– Я готова, только обуюсь.

– Жду возле двери. – Он сразу же вышел.

***
– Доброе утро, Чиро, Лукас! – девушка вышла из дома и улыбнулась охранникам.

– Доброе утро, сеньора! – Мужчины ответили ей сдержанными уважительными улыбками.

– Хуго уехал сегодня вместе с Альваро и Дани?

– Да, сеньора, – ответил Чиро.

– Лидия, поторопись! Не хочу потом слушать упрёки от босса. – Крикнул Андреас, выходя за ворота к машине.

– Иду! – крикнула она в ответ. – Парни, вы позавтракали?

– Да, сеньора, спасибо! – скромно улыбнувшись, ответил Лукас.

– Хорошо! – Она снова улыбнулась и вышла за ворота.

На подъездной стоял автомобиль Андреаса с водителем за рулём. Мужчина сел на переднее сидение, открыв перед этим девушке заднюю дверь. Машина выехала на трассу и свернула от побережья.

– Мы едем не в Барселону?

– Нет, – Андреас посмотрел на неё в зеркало заднего вида. – Едем в отель в горах.

Спустя полчаса езды в тишине, они въехали в небольшой городок, который выглядел совсем пустым. Его наполняли скромные и кривоватые домики из горной породы, с развалившимися ступенями. Проезжая по узким улочкам, девушка не увидела ни одного человека, только пару грязных кошек. Выехав на улицу пошире, водитель припарковался возле жёлтого здания и, обернувшись, посмотрел на девушку. Затем сказал Андреасу:

– Босс подъедет через несколько минут.

– Хорошо, – Андреас взглянул на наручные часы. – Зайдём в отель. – Он вышел из машины и открыл дверь Лидии. Девушка осмотрелась, щурясь от яркого света.

– Ты хочешь сказать мне, что эта тёмная развалина – отель Альваро?

– Я ничего не хочу тебе сказать. Шагай вперёд.

– Андреас, мне всё это не нравится! – она остановилась возле машины и нервно оглянулась по сторонам.

– То, что будет дальше, тебе не понравится ещё больше. Шагай. – Андреас пошёл к входу в здание, водитель, одетый в чёрный строгий костюм, вышел из машины и встал у девушки за спиной. Она снова нервно оглянулась по сторонам, в округе не было ни одной живой души. Девушка бросилась влево, побежала за угол здания, но мужчина в чёрном догнал её через несколько шагов. Она всеми силами старалась вырваться, но он сжал её руку и потянул к высокой деревянной двери.

– Андреас! Какого хера ты вытворяешь? – прошипела она, всё ещё стараясь вырваться. – Говори! – Но мужчина, будто не замечал её.

В холле здания не было никого. Свет попадал в тёмное разваленное помещение только через узкие окна. Пыль кружилась на свету.

– Что ты делаешь? – снова спросила она, чётко выговаривая каждое слово. Водитель, наконец, отпустил её и подтолкнул дальше от двери. Андреас сделал к ней несколько шагов и протянул руку:

– Телефон. – Его голос был нервным, в отличие от вида. Девушка не пошевелилась, она смотрела ему в глаза, стараясь заставить говорить. – Давай сюда свой телефон, сука! – прокричал он, не скрывая своего волнения. Лидия нервно сглотнула, но даже не дрогнула. Тогда Андреас кивнул водителю, и тот выхватил из её кармана телефон, передав мужчине. Девушка смотрела, как её телефон разлетается на мелкие детали под каблуком громадных чёрных туфель.

Дверь за её спиной противно скрипнула, в холл вошли четверо мужчин. Один из них был одет в точности как Андреас, но не выглядел нелепо. Серый костюм сидел по фигуре, прямые брючины были нужной длинны. Он вышел вперёд, рассматривая Лидию с головы до ног. Трое остальных мужчин были одеты во что попало: видавшие виды растянутые синие джинсы, ботинки, с которых торчали нитки и свисали ошмётки кожи, и темные футболки, ничуть не добавляющие презентабельности.

Девушка не подавала виду, что происходило у неё внутри. Она оставалась спокойна и в момент, когда Андреас сказал мужчине в костюме:

– Она ваша. Делайте, что задумали. Только не торопитесь – мне нужно время, чтобы убраться. И будьте осторожны, этот мальчишка придёт за ней.

– Твои деньги уже ждут тебя, Андреас. Ты можешь идти, у тебя три дня. – Мужчина протянул ему руку. После рукопожатия Андреас взглянул на девушку и ядовито ухмыльнулся со всей желчью, которую только мог проявить. Она собрала все силы, что ещё чувствовала в своем теле и сказала, ровным спокойным голосом.

– Этот мальчишка придет и за тобой, Андреас.

Мужчина ухмыльнулся ещё шире.

– Твой испанский настолько ужасен, что я не понял ни одного слова. – Затем, он неспешными шагами вышел за дверь, обойдя трёх мужчин у входа.

– Ну что, сеньора, нам нужно тебя связывать или ты послушная девочка? – Мужчина в костюме подошёл ещё ближе к ней.

Лидия не ответила, пустив все силы на ровное дыхание и спокойный вид. Она прижала к себе ладони, чтобы мужчины не заметили, как дрожат её руки.

– Выходи. – Мужчина указал девушке на выход и двое в потёртых джинсах подошли к ней. Они встали у нее за спиной, и один из них толкнул девушку в спину с такой силой, что она чудом удержала равновесие. Выровнявшись, Лидия, глубоко вздохнула и пошла к двери, которую уже открыл третий человек.

Выйдя на улицу, девушка начала осматриваться в поисках спасения. У входа стояла чёрная легковая машина, к которой её вели. Больше на улице не было ни души, ни одного стоящего рядом здания, ни одного направления, в котором она могла убежать, даже грязные кошки попрятались по своим углам.

Она хотела вопить «помогите!», но понимала, что её никто не услышит, а мужчины лишь осознают, как она напугана.

Усадив её на заднее сидение, двое мужчин, что были помощнее уселись рядом, третий – за руль. Мужчина в костюме сел на переднее сидение. Они в полной тишине выехали на трассу, ведущую в горы, прочь от побережья.

– Может завязать ей глаза? – спросил мужчина с черными кудрявыми волосами, сидящий слева от неё.

– Зачем, она не местная. Всё равно не знает местности. – Ответил лысый человек за рулём.

Лидия старалась не думать ни о чем. В голову лезли только плохие картинки с отвратным развитием событий. Она заставляла себя быть спокойной и сильной. Упрашивала себя верить в то, что всё будет хорошо, и она переживет и это.

Спустя десять минут они съехали с трассы на узкую каменную дорогу, которая вела к металлическому забору. Проехав за высокие ворота, автомобиль остановился. Кудрявый мужчина вытолкал Лидию из машины и, схватив мощной лапой за локоть, потащил к ангару.

Ангар, высотой под пять метров, являлся единственным зданием на огороженной территории. Кроме него на земле располагались горы стройматериалов, связки железных труб и несколько ржавых экскаваторов. Слева стояли два чёрных легковых автомобиля.

В ангаре было темно, свет проходил лишь через приоткрытые широкие ворота. Внутри Лидия разглядела только тройку пустых столов, на одном из которых стояла тусклая круглая лампа, а рядом несколько стульев. В дальнем углу, в который свет практически не попадал, виднелись тряпки на полу, и Лидия сразу поняла, что это место для неё.

Двое мужчин протащили её в угол, с силой сжимая за локти, и бросили на пол.

– Нежнее, парни! – Крикнул им мужчина в сером костюме. Он подошёл и опустился на колени рядом с девушкой.

– Тебя ведь зовут Лидия? – девушка не ответила, лишь перевела на мужчину презрительный взгляд. Он усмехнулся и продолжил. – Меня зовут Габриэль. И я не сделаю тебе ничего плохого, если ты мне немножко поможешь.

К ним подошёл мужчина в чёрной футболке, держа в руках несколько кусков каната.

– Извини, милая, но нам придётся тебя связать.

Девушка понимала, что брыкаться бесполезно, это принесёт лишь боль и разозлит мужчин. Габриэль поднялся и отошёл к столам, мужчина с верёвками занял его место и связал её запястья канатом. Взяв ещё один кусок подлиннее, он опустился возле её ног. Связав их, он положил руку ей на колено.

– Убери! Сволочь!

– Можешь кричать сколько угодно. Людей здесь нет. – Он провел рукой вверх по её бедру. – И если ты будешь плохо себя вести, – он ухмыльнулся, и она ясно это увидела сквозь темноту, – мы с тобой вместе покричим.

Девушка дернулась и упала лицом на влажные холодные тряпки, которые пахли сыростью и плесенью. Она поблагодарила вселенную за то, что в ангаре было темно, и мужчина не видел слёз на её лице.

– Эй! Не трогай её! – крикнул Габриэль, сидя за столом, и мужчина вернулся к остальным, оставив её в покое.

Притянув к себе связанные ноги, она села и повернулась на голоса.

Четверо мужчин расположились за столами и начали что-то обсуждать. Девушка слышала лишь монотонность голосов и обрывки фраз, поэтому не могла уловить сути. Вытерев связанными руками слезы, она снова постаралась успокоиться.

Спустя несколько часов обсуждений, Габриэль и ещё один мужчина вышли из ангара, за этим последовал звук отъезжающей машины. Двое оставшихся людей сидели за столами, что-то обсуждая почти шопотом, время от времени вставали, чтобы размяться или выходили покурить.

Когда на улице начало темнеть, в ангар вернулся мужчина, который уехал вместе с Габриэлем. К тому времени у Лидии затекли ноги и руки, она бесконечно старалась шевелить пальцами, чтобы не терять чувствительность, у неё начала ныть спина. Девушке ужасно хотелось пить и ещё сильнее хотелось в туалет. Но она не решалась сказать мужчинам ни слова. К тому же, те очевидно были заняты. Они разместили на столах кучу бумаг и рассматривали их, бурно размахивая руками. Иногда спорили, и девушка слышала обрывки фраз:

– Мы не сможет там появиться!

– Идиот, он не даст столько! – Мужчины называли друг друга идиотами с частотой несколько раз в минуту.

Когда на улице совсем стемнело, в ангаре загорелась большая лампа, висевшая у входа под самым потолком. Её света едва хватало для рассмотрения бумаг, как и настольной лампы, и мужчины подсвечивали себе фонариками на телефонах. Время от времени они светили на Лидию, слепя её даже таким отдалённым светом.

– Мне нужно в туалет! – крикнула девушка, когда терпеть уже не было сил. Один из мужчин недовольно встал со стула и подошёл к ней. Он развязал её руки и ноги, и девушка, поднимаясь на ноги, растёрла запястья.

– Пойдём. – Держа её за локоть и подсвечивая путь фонариком, лысый молодой мужчина вывел её на улицу. – Давай, прям здесь. – Он остановился в паре метров от входа в ангар.

– Хотя бы выключи фонарик, извращенец! – мужчина, беззвучно посмеялся и повернулся спиной.

***
Лидия проснулась от скрипа железных ворот. На улице было уже светло, но лампа в ангаре всё ещё горела.

Трое мужчин сидели за столом, завтракая едой из одноразовой белой посуды. Габриэль, заметив её пробуждение, подошёл к девушке.

– Доброе утро, милая! – Он опустился рядом с ней на колени и развязал руки, затем вернулся к столу и принёс маленькую бутылочку воды и сэндвич на пластиковой тарелке. – Тебе нужно поесть.

Девушка хотела протестовать, показать характер, но в горло будто насыпали песка. Она взяла из рук мужчины бутылочку воды и выпила целиком за один раз. Затем вернула ему пустую бутылку, и протянула руки, соединив вместе запястья.

Весь день мужчины по очереди уезжали из ангара и вскоре снова возвращались. Габриэль трижды подходил к Лидии, предлагая еду и воду. Девушка устало мотала головой из стороны в сторону, глядя ему прямо в глаза.

Под вечер, когда трое, включая Габриеля, покинули ангар, она снова попросилась в туалет. Девушка надеялась сбежать от одного охранника, но как только встала на ноги, поняла, что ничего не выйдет. Ноги онемели, во всём теле раздался хруст, голова закружилась и в глазах резко потемнело.

Когда солнце снова зашло, и загорелась лампа, Габриэль приехал в ангар, отправив остальных мужчин. Сначала он долго сидел за столом, лицом к Лидии, рассматривал бумаги, что-то помечал в них карандашом. Иногда он отвечал на телефонные звонки, говоря короткие фразы на каталонском. Посреди ночи он встал из-за стола, потянувшись и размяв спину, затем направился к Лидии. Девушка начала нервничать, её сердце стало настукивать быстрый ритм, заставляя глубже дышать. Габриэль подошёл к ней, смотря в пол, и опустился рядом, слишком близко, расправив ноги и оперевшись спиной на стену.

– Ты ела сегодня?

Девушка отрицательно махнула головой.

– Хочешь, я привезу тебе что-нибудь?

Она повторила движение. Мужчина потянулся к её рукам, и девушка одернула их так резко, что в висках застучало.

– Тшшш, хочу развязать. – Девушка повернулась к нему. Мужчина убедительно кивнул, и она позволила ему развязать запястья. – Знаешь, Андреас проел мне мозги, утверждая, что ты строптивая, что будешь пытаться сбежать несколько раз на дню.

Лидия ничего не ответила, но решилась рассмотреть его лицо. Мужчина прожил ещё не больше тридцати пяти, его тёмные, коротко стриженые волосы совсем не тронула седина. На смуглом лице с широким лбом поселилось доброжелательное выражение. Брови чуть округлились, открывая взгляд светло-карих глаз. Пухлые губы изгибались в лёгкую улыбку. Мужчина был красив, девушка посчитала бы его лицо довольно приятным, если бы они столкнулись однажды на улице. Но здесь, весь его вид вызывал отвращение.

– Зачем вы всё это делаете? – немного подумав, спросила она. Габриэль, скрестив руки на груди, и постукивая пальцами по локтю, ответил:

– Твой мужчина немного омрачил моё безбедное существование. И подпортил мою репутацию перед серьёзными людьми. Я не мстительный человек, но у меня нет выбора. – Он виновато улыбнулся.

Смотря на него и слушая, девушка чувствовала себя отвратительно. В голове гудело и звенело по очереди, к горлу подкатывал комок, непонятно чего, будто еды, но за два дня она не съела ничего.

С улицы раздались звуки подъезжающей машины. Габриэль связал девушке руки и встал, обтряхивая серый костюм.

В ангар вошли двое мужчин, которых Лидия не видела ранее. Оглядываясь по сторонам, мужчины в чёрных костюмах подошли к столам. Один из них достал из внутреннего кармана пиджака свёрток и небрежно швырнул на кипу бумаг.

– Здесь всё. Босс просил созвониться с ним.

– Зачем, мы ведь всё обговорили?

– Хочет убедиться, что всё идёт по плану.

Габриэль обернулся и посмотрел на Лидию, затем кивнул угрюмым людям, и те сразу же покинули ангар.

Девушка совсем не понимала, что происходит. От этого её начала поглощать паника. Забрав свёрток, Габриэль вышел за ворота и в ангар вернулись двое мужчин в потёртых синих джинсах.

***
Утром, по крыше ангара застучали капли дождя. Девушка открыла глаза и увидела перед собой тарелку с бутербродами и бутылку воды. Её глаза вновь закрылись, но вскоре дождь зазвенел ещё громче, не давая спать.

– Это уже глупо. – Габриэль подошёл к ней и сразу же развязал руки. Взяв бутерброд с сыром, он поднес его прямо к её рту. – Ешь. – Девушка снова закрыла глаза, но распахнула их, когда Габриэль закричал: – Ешь, Лидия! Это для твоего же блага! Не заставляй меня пихать еду тебе в глотку!

Она протянула слабую руку с багровым синяком вокруг запястья и взяла с тарелки другой бутерброд. Откусив почти половину и медленно жуя, она смотрела в глаза Габриэлю.

– Умница! – он откусил от бутерброда, что был у него в руках, и отправился к столу.

Её живот довольно заурчал, когда она справилась с тремя бутербродами и выпила полностью бутылку воды.

К вечеру третьего дня, её бесконечные тревожные мысли переросли в панику. Вслушиваясь в разговоры мужчин, она всё больше понимала их план.

Глаза закрывались от усталости, но тут же распахивались от страха, что был сильнее. Она прислушивалась ко всем шорохам, боясь услышать шаги по бетонному полу. Эхо разносилось по пустоте, она слышала стук своего сердца, отскакивающий от каменных стен.

К ночи она начала засыпать, и перед глазами появились картинки серой спальни. Лица Марии, Дани и вошедшего в комнату Альваро. Из последних сил она задумалась. Тогда, босиком, во всем чёрном, казался ли Альваро ей таким же противным как сейчас Габриэль. Вызывал ли его вид отвращение? Пожалуй, только страх. Она помнила яркое чувство ненависти, помнила холод черного плиточного пола на босых ногах, прикосновение льняного серого одеяла к обнажённому телу, но не помнила отвращения к Альваро. Могло ли забыться такое чувство, после того, как она лучше узнала мужчину. Могло ли так быстро угаснуть или смениться на привязанность?

Почувствовав шорох, она вздрогнула и распахнула глаза.

– Я только принёс одеяло. – Мужчина укрыл её, присев рядом на колени. Девушка молчала, смотря вниз. Габриэль рассматривал её лицо какое-то время.

– Ты умница, отлично нам помогаешь своим тихим поведением. – Он протянул руку к её лицу, но девушка сжалась, спрятав голову в колени. Она позволила себе расслабиться, только когда его шаги отдалились и стали неслышны.

Кусочек неба в приоткрытых воротах начал светлеть от скорого рассвета.

Лидия старалась представить, что сейчас делает Альваро. Какие испытывает чувства. Как выглядит его лицо. Может, он спокойно спит среди черных стен, а может, думает о ней, смотря прямо перед собой и нахмурив брови.

В ту ночь Альваро всматривался в узоры на бирюзовой стене. Когда солнце встало, и его свет заиграл на разноцветных разводах, он спрятал лицо в подушку и тут же замер, уловив её запах.

***
– Завтрак, дорогая. – Сказал Габриэль, подойдя к ней. – Сегодня я привёз для тебя кое-что особенное.

– Я не хочу. – Ответила девушка, не открывая глаз.

– Не веди себя как маленькая девочка, ты ведь голодна. – Он, с минуту молча, стоял рядом с ней, затем сказал – Оставлю здесь, вдруг захочешь. – И ушёл.

Как только запах еды разнёсся по пространству, из её глаз покатились слёзы. Она зажмурилась, ещё больше вжалась в стену и зажала нос связанными руками.

На белом подносе лежала бутылка воды, пара сэндвичей и маленькая круглая булка с корицей.

Все мужчины сидели за столом, когда телефон Габриэля зазвонил. Он поднялся на ноги и ответил, послушав несколько секунд, швырнул мобильник на стол и хлопнул в ладоши.

– Пора! – Достав из кармана другой телефон, он взял лист бумаги со стола, и, видимо набрал номер, написанный на нём. Лидия видела только его силуэт, подсвеченный лучами солнца с улицы. Мужчина сделал несколько шагов к девушке и поднес телефон к уху. Спустя секунду, он громко и задорно сказал:

– Альваро, дорогой, ты что-то потерял? – мужчина несколько секунд слушал, затем засмеялся. Его смех, отскочив от металлических стен ангара, врезался в уши, пробивая дрожь по всему телу. – Я позвоню тебе вечером, и мы это обсудим! – он, не став слушать отслонил телефон и демонстративно нажал на кнопку отбой. Затем подошёл к Лидии, светя на нее экраном мобильника: – Кажется, Андреас был прав. Ты действительно что-то ценное. – Он, приоткрыв рот, разглядывал её сверху вниз несколько секунд, затем присел рядом на корточки и пристально посмотрел в глаза. После этого резко встал и пошел к столу. По дороге он разобрал телефон на запчасти и швырнул в сторону.

Все четверо продолжили бурное обсуждение. Лидия слышала их только тогда, когда кто-то повышал голос до крика. Чаще всего это была нецензурная брань. Но по другим отрывкам девушка поняла, что они обсуждают цену.

Успокоив дыхание, она начала слышать их лучше.

– Он даст за неё и больше!

– Он может ничего не давать, если ты слишком завысишь цену!

– Я уверен, что он заплатит больше, чем мы должны боссу!

Спустя полчаса их разговоры снова стали тихими, затем Габриэль поднялся, хлопнув ладонями об стол.

– Не трогать её! Если он попросит доказательства – она должна быть в порядке! – Он оглянулся и посмотрел на Лидию. – Когда получим деньги, можете делать с ней что хотите, перед тем как убьёте и закапаете за ангаром.

От его слов её дыхание снова сбилось, сердце застучало громче их слов, и она вновь ничего не слышала. В эту минуту вместе с паникой пришло осознание, что её положение действительно плохо.

Девушка начала осматриваться. Глаза за несколько дней уже привыкли к темноте, а от адреналина, брызнувшего в кровь, стали видеть ещё лучше.

В противоположном углу стоял стул со сломанной спинкой, рядом валялись деревянные обломки и мелкий мусор. Впереди, между ней и выходом доживали ржавые технические станки, непонятного назначения, она видела лишь их очертания и они казались девушке пришельцами. Слезы снова покатились из глаз, и она в отчаянии опустила голову.

В этот момент в узком клочке света от ворот что-то блеснуло. Телефон, точнее только задняя панель. Девушка начала всматриваться в темноту, ища другие детали в кучах мусора на полу.

Батарея лежала почти под станком, корпус отлетел к стене за оборудованием.

Она успокоилась и стала снова вслушиваться в разговор мужчин.

– Как только я уеду, ты позвонишь ему и назовешь цену. Сразу же отключайся. Перезвоните через час с другого номера, чтобы знать, согласен ли он.

– А если не согласится?

– Согласится, это не ваша забота. Если попросит показать ему девку, то отправите фото. Всем всё ясно?

– Да.

– Да, Габриэль.

Мужчина в костюме поднялся, вместе с ним встали остальные, он посмотрел на Лидию, и всё четверо пошли к выходу.

Сердце девушки заколотилось в сумасшедшем ритме. Она наблюдала, как они идут к выходу, проговаривая только одно «Пожалуйста, пусть всё получится. Пожалуйста, пожалуйста, пусть получится».

Они вышли за дверь и остановились, что-то бурно обсуждая. Лидия попыталась подняться, оттолкнувшись руками от пола, и у неё почти получилось. Она сделала это ещё раз, поднялась, но нога поехала вместе с тканями на полу. Девушка упала, и один из мужчин, услышав звук или уловив движения в углу, заглянул в ангар.

– Не вздумай рыпаться, сука! – К счастью, его глаза на ярком свету не могли разобрать происходящего в темноте.

Она замерла, вновь успокаивая дыхание. Когда мужчина отвернулся, она поднялась в третий раз. Прижавшись к стенке, она двигалась вперёд, семеня связанными ногами и практически не дыша. Сползя по стене, она подняла с пола корпус телефона и сунула в карман штанов. Затем, спрятавшись за станок, попыталась дотянуться до батареи.

С улицы послышался звук отъезжающей машины. Трое мужчин всё ещё бурно говорили, куря на входе.

Она выпрямила руки и схватила батарею. Вставила её в корпус, удерживая кнопку включения, и зажимая пальцами динамик, плотно, как только могла. И молилась, чтобы телефон заработал.

Зазвенел предательский сигнал включения, который показался ей самым громким звуком во вселенной. Но мужчины снаружи были слишком заняты разговором, чтобы его услышать.

Нажав трясущимися руками на последний набранный номер, девушка зажмурилась. Альваро ответил сразу же, ещё на первом гудке.

– Слушаю.

Как только услышала его, девушка срывающимся голосом заговорила как можно чётче.

– Полчаса езды, старая гостиница в горах, трасса без поворотов, каменная тропа, железный забор, железный ангар, Андреас!

Договорив последнее слово, Лидия почувствовала тупой удар по спине. Она закричала и скорчилась от боли.

– Вот сука! – последовал ещё один удар ногой в спину. Затем её схватили за волосы и вытянули из-под станка. Лысый мужчина уволок её в угол и швырнул на тряпки. Затем вернулся к станку, достал телефон и швырнул его о бетонный пол со всей силы.

– Что происходит? – в ангар вернулись двое.

– Эта сука кому-то позвонила!

– Он же забрал у неё телефон!

– Черт, он бросил свой на пол!

– Что она сказала?

– Я не слышал, говорила очень тихо. Она не могла сказать ничего важного, но кажется, сдала Андреаса.

– Он в любом случае уже в безопасности. – Немного подумав, мужчина продолжил. – Звони боссу. Нужно его вернуть.

– Нет, он всё равно ничего не сможет сделать. Вы только отвлечете его.

– Он должен знать!

– Он и так приедет через пару часов, всё! Следи за этой тварью лучше. Чтобы она больше ничего не натворила, пока жива.

Лысый мужчина подошёл к ней и опустился рядом, подсветив фонариком лицо. Девушка лежала на полу, свернувшись клубком. Поясница и лопатка ныли от полученных ударов, кожа на голове горела от таскания за волосы, по щекам ручьем лились слезы.

Спустя час мужчины собрались за столом. Один из них поднес к уху телефон и сразу же заговорил.

– Триста тысяч наличными, – он внимательно слушал – Жди, с тобой свяжутся.

– Он Согласен! – сказал мужчина повышенным тоном, когда положил трубку. – Согласен, вашу мать! – Послышался нервный смешок. – С ума сойти!

– Не требовал доказательств?

– Нет!

– Может, девка позвонила ему, и он убедился, что она у нас?

– Это уже не важно. Звони Габриэлю.

Мужчина снова заговорил по телефону.

– Согласен. Да, звони ему и назначай место. Ждём.

Лидия поднялась и села, облокотившись на холодную железную стену.

Спустя ещё час, телефон, лежащий на столе, завибрировал.

– Алло. Отлично, парни выезжают. – Двое поднялись с мест и направились к выходу.

Как только машина выехала с территории, амбал с кудрявой головой подошёл к воротам. Он неспешно, выкурил одну за другой две сигареты, будто волновался. И вернулся в ангар, медленными шагами направляясь к Лидии.

– Я обещал тебе, что мы покричим? – Мужчина опустился на колени рядом с девушкой. Лидия не видела его лица, но ощущала на коже мерзкую ухмылку.

– Только тронь, ублюдок! – сквозь зубы прошипела она, стараясь выглядеть сильной. Мужчина только засмеялся в ответ. Он придвинулся ближе и протянул руки к её лицу. Девушка начала мотать головой из стороны в сторону и тогда он, схватив её связанные запястья одной рукой, а шею другой, с силой толкнул ее в стену. В ушах зазвенело, голова, словно раскололась на две половины. Затем мужчина стянул её на пол за ноги, всё ещё прижимая руки. Когда он попытался перевернуть её на живот, она начала брыкаться и вырываться изо всех сил. Но, казалось, мужчину это лишь раззадорило, и он схватил её сильнее.

– Буйная! Так вот за что этот сумасшедший платит столько денег! – он снова попытался её перевернуть, сжав так, что на этот раз она не могла даже дёрнуться. Мужчина навалился на неё всем весом и, запустив руку под футболку, продвигался к её груди.

Стиснув зубы, она не прекращала брыкаться и извиваться под ним.

– Отпусти, сволочь! Отпусти!

– Будь тише, сука! – Она снова дернулась под ним изо всех сил и мужчина, схватив её голову, резко стукнул об бетонный пол. Лежавшие на полу тряпки будто испарились, удар был такой силы, что в глазах стало светло от искр.

– Лежи смирно! Не то убью сразу же.

Из последних сил изгибаясь под его тяжестью, она услышала громкий хлопок и замерла, зажмурив глаза.

Глава 19

– Тише, это я! Тише, тише, девочка моя, тише. – Альваро повторял это бесконечно и его голос успокаивал, умиротворял, казался таким родным. – Я тебя нашел, тише. – И сейчас она всё поняла.

Поняла разницу между ним и этими людьми. Ей вдруг стало стыдно за тот разговор в спальне, когда он был ранен, и она обвинила его в схожести с этими людьми. Только сейчас, слыша ровный тихий голос, срывающийся на шепот, и, чувствуя прикосновения теплых рук на щеках, она поняла, как ошибалась. Её всхлипы становились громче, пока не переросли в бесконечные рыдания. – Не плачь, прошу тебя, это я, я рядом. – Он прислонился губами к её лбу и крепче прижал к себе, развязывая узел на её запястьях.

– Сеньор, нужно уходить. – Послышался голос Дани, но мужчина не ответил. – Альваро, пойдёмте, скорее. – Дани подбежал и коснулся плеча Альваро, убеждая подняться.

– Лида, я тебя держу хорошо?

– Хорошо. – Ответила она сквозь плач.

Альваро поднялся, подхватив её на руки, и пошёл за Дани, вдоль стены ангара. Она зажмурила глаза от яркого света. На её лицо падала тень от крон деревьев, лучи солнца бесконечно мелькали на фоне неба.

Когда он усадил её на сидение машины, она, взглянув на его лицо, выдохнула из лёгких весь воздух. Когда её грудь снова наполнилась кислородом, в голове зашумело, и вскоре этот шум поглотил всё вокруг.

– Андреас. Из дома меня забрал Андреас.

***
Лидия открыла глаза и вздрогнула. Окинув взглядом комнату, она тихо вздохнула при виде чёрной стены. Затем девушка почувствовала тепло, обвивающее всю её. Ей было трудно дышать от веса руки Альваро, которой он крепко прижимал её к себе. Лидия хотела убрать с себя его руку, но как только коснулась его, мужчина открыл глаза.

– Эй, ты как? – он приподнялся, чтобы увидеть её лицо.

– Я в порядке. – Девушка слабо улыбнулась. – Но немного тяжело дышать.

– Извини. – Он ослабил хватку и хотел убрать руку, но Лидия остановила его. Она повернулась к Альваро и обняла в ответ, спрятав лицо на его груди. Он замер на какое-то время, затем глубоко вздохнул и провел рукой по её волосам.

Девушка чувствовала такую усталость, что не могла сказать ни слова. Ощущая его успокаивающие поглаживания на своих волосах, и вдыхая пряную сладость корицы, она снова провалилась в сон.

Она перевернулась с бока на бок. Целиком и полностью понимая, что лежит в комнате Альваро и в его постели, на черном атласном белье.

За окнами просыпалась заря. Небо над горизонтом сливалось с морем в окутавшем их тумане. Светло-лиловые облака повисли над гладью воды и отразились на поверхности, осветляя тёмные глубокие воды. Лидия бесконечное множество раз просыпалась, ворочалась на мягкой постели, вспоминала что произошло, и, укладываясь поудобнее, старалась снова уснуть. Уснуть, чтобы на какое-то время снова все забыть и ничего не предпринимать, отсрочить момент ответственности как можно дальше.

Девушка снова проснулась, и поняла, что проспала уже очень долго – её бока и шея ныли от лежания. Она вспомнила и об ударах ногами в спину, когда потянулась на черной постели. Окна в комнате были затемнены, и сквозь них с боем пробивался тусклый, рассеянный свет.

Она медленно повернула голову и увидела Альваро. Мужчина сидел рядом, оперевшись на спинку кровати с ноутбуком на коленях.

– Привет. – Её голос был тихим и слабым. Альваро тут же повернул голову, и на его лице появилась нежная улыбка.

– Привет, – мужчина закрыл ноутбук и поставил на прикроватную тумбу. – Как ты себя чувствуешь?

– Болят бока, ноет голова. – Она снова попыталась потянуться, но замерла, поморщившись от боли. – Почему закрыты окна?

– Чтобы солнце не мешало тебе спать.

– Открой, я не могу без солнца, так же как и ты. – Она медленно перевернулась набок и шёпотом продолжила. – Там все три дня было темно.

В ту же секунду Альваро поднялся и в несколько шагов оказался у панели на стене. Чёрные льняные шторы, шурша и поскрипывая, отступили в угол комнаты. Лидия спрятала лицо в подушку, одним прищуренным глазом стараясь привыкнуть к свету.

– Я принесу тебе что-нибудь поесть.

– Нет, я не хочу.

– Тебе нужно что-то съесть, Лидия. – Он направился к выходу.

– Нет! – крикнула девушка, приподнимаясь на кровати, но тут же поморщилась от боли в спине и упала обратно на подушку. Альваро в два огромных шага оказался возле неё. Мужчина долго не решался к ней прикоснуться.

– Не уходи, полежи со мной. – Сказала она тихо, не открывая глаза.

Альваро лег рядом, спустя минуту он протянул руку и обнял, стараясь держать руку навесу, чтобы она не чувствовала боли. Лидия придвинулась ближе, просунула свою руку под его объятия и нерешительно положила ладонь на его спину.

Они лежали так долго, просто слушая дыхание друг друга.

– Скажи мне, может, тебе нужен какой-то врач? – тихо спросил он. Девушка отрицательно покачала головой, не отстраняясь от его тёплых объятий. – Они с тобой ничего не сделали? – Он говорил с большими паузами, старался подобрать слова, чтобы не произносить это вслух. Девушка хорошо это поняла.

– Меня не насиловали. – Она глубоко вздохнула. – Он не успел.

Лидия почувствовала, как Альваро медленно выпустил из лёгких весь воздух.

Девушка подняла голову и нашла утомлённый взгляд изумрудных глаз.

– Хочешь, я расскажу, что было? – Она облизала сухие обветренные губы.

– Ты хочешь это вспоминать? – Альваро сморщил брови.

– Я не забывала. – Сказала Лидия шёпотом и опустила взгляд. – Габриэль, после того как позвонил тебе на третий день, разобрал телефон и кинул под технику. Когда они вышли, я собрала запчасти и позвонила на последний набранный номер, спрятавшись под станок. Один из них вернулся и услышал, он пнул меня по спине пару раз, затем вытащил. – Девушка замолчала, успокаивая дыхание, и снова подняла на него глаза.

– Когда ты позвонила. – Он повернул голову, устремив взгляд к потолку и продолжил говорить. – Ты так кричала. Потом телефон выключился, но это твой крик меня преследовал, пока я не увидел тебя. – Альваро долго молчал, затем, печально ухмыльнувшись, сказал, – Я тобой восхищаюсь. Как ты решилась на такое, как додумалась?

– Я услышала, как главный сказал другим мужчинам: делайте с ней, что хотите, перед тем как закопать за ангаром. – Лицо Альваро не изменилось, но он медленно опустил ресницы на глаза, скрывая в них зарождающийся гнев.

– Ты нашёл Андреаса? – Лидия провела рукой по его напряжённой спине. Мужчина глубоко вздохнул и тихо ответил, с привкусом вины в голосе.

– Нет. – Он прижался губами к её волосам. – Но найду.

Девушка согласно кивнула головой. И прижалась к нему ещё ближе

– Спасибо. За то, что пришел.

– Всё это из-за меня. – Сказал он после длительной паузы.

– Я не хочу ничего знать. – Лидия открыла тяжёлые веки и взглянула ему в глаза, ясно увидев в них сожаление. Она рассматривала его лицо, которое было достаточно близко, чтобы чувствовать дыхание друг друга и мужчина не выдержал, он закрыл глаза.

– Не прячь взгляд. – Она поднесла ладонь к его щеке, проведя кончиками пальцев по колючей щетине. Альваро приоткрыл губы, чтобы ответить, но медлил несколько вечных секунд. Затем всё же сказал.

– Если открою глаза и снова увижу тебя так близко, то поцелую.

Девушка задумалась над его словам и печально улыбнулась. На секунду ей захотелось забыть всё. Стереть все плохие воспоминания и всю ненависть к этому человеку, поступить так, как он просил её однажды – жить настоящим моментом.

Она спорила с собой, казалось целую вечность. Но пришла к выводу, что будет одинаково жалеть об этом и в том случае если сделает и если не сделает. Лидия притянулась ближе и коснулась его губами. Несколько секунд Альваро никак не реагировал, но затем, видимо тоже договорившись с собой, приоткрыл губы и ответил на её спокойный поцелуй.

Ни малейшего отголоска или шороха в округе. Будто они одни в этом доме, будто никто и ничто не смеет прервать их. Только покалывания на губах от нежных касаний. И с каждой секундой учащающееся дыхание. Когда воздуха между ними совсем не осталось, они неохотно отстранились, но лишь чтобы взглянуть друг другу в глаза. Альваро был заметно напряжен и старался хоть что-то прочитать в её глазах. Лидия, рассчитывала проделать то же самое.

– Чья сейчас очередь сбегать? – спросила она шепотом, растянув покрасневшие губы в нелепой улыбке. Альваро тихо засмеялся, его взгляд смягчился, и он прижал её к себе ещё ближе, забыв про избитые бока. Чтобы не смущать его, девушка постаралась не морщиться от боли. И спустя секунду боль её вовсе не волновала.

– Чувствую себя грязной и отвратительной. Мне нужно в ванную.

– Ты слаба, чтобы вставать.

Девушка действительно была слаба, даже чтобы спорить с ним. И после длительного молчания вновь уснула.

Проснувшись под вечер, она открыла глаза и увидела перед собой его лицо. Девушка несколько минут лежала, спрятав руки по подушку, и повернув голову набок в его сторону. Альваро спал, лёжа на спине, скрестив поднятые руки под головой. Чуть приоткрыв губы, он размеренно дышал, его грудь вздымалась, наполняясь воздухом.

Тело по-прежнему ныло, в ушах стояло шипение, словно на её голове вместо волос изгибались в оборонительных стойках гремучие змеи. Горло пересохло, будто его залили цементом, даже глаза, казалось, высохли и поэтому саднят. Напротив всему этому дико хотелось в туалет.

Стараясь не разбудить мужчину, она медленно поползла по кровати, проглатывая стон, вырывающийся от боли в спине.

***
Лидия рассматривала его лицо: линию скул, четко разделенную светом тусклой настольной лампы на свет и тень, чуть подрагивающие ресницы, взлохмаченные брови.

Незаметно для себя она начала думать о своих чувствах. Сначала о чувствах в своем теле. Ушибы на спине пульсировали глухой болью, в голове стоял тихий звон. Ей, наконец, захотелось есть. Затем, девушка ощутила внутри себя чувство, которое описать не смогла. Огромный шар чего-то накатывал, приближался, не давая ей времени на побег. Словно ей предстояло выполнить миссию, от которой зависело всё, но она к ней не готова, и заранее знает, что шансов справиться нет. Её дыхание участилось, и она зажмурилась, стараясь успокоиться.

Ком внутри всё нарастал, становился необъятным, давил всё сильнее. Она выдернула руки из-под подушки, придвинулась ближе, кинула голову Альваро на грудь и обняла, крепко прижавшись. Он вздрогнул, проснувшись, поднял голову и несколько секунд старался осознать, что же происходит. Затем опустил руки, чтобы обнять её и прижать к себе ещё крепче. Опустив голову на подушку и медленно поводив рукой по её плечу, его дыхание снова стало размеренным и глубоким. Лидия, согреваясь теплом его тела, наконец, успокоилась и тоже уснула.

Когда она снова проснулась, постель рядом с ней была пуста. Девушка начала искать его взглядом по комнате, но затем услышала монотонный шум воды.

Сев на кровати, Лидия пару минут всматривалась в темноту за окном. Глубоко вздохнув, она всё ещё слабыми руками стянула с себя футболку, встала с кровати и спустила брюки. Вышагнув из них трясущимися ногами, девушка направилась в ванную.

Зеркала и стекла запотели от жара воды. Сквозь мутные стеклянные стены она увидела Альваро. Мужчина стоял в душевой кабине, спиной к ней, оперевшись руками на стену из чёрной плитки перед собой. Девушка снова глубоко вздохнула, так как последнюю минуту не дышала вовсе. Она шагнула в кабину, обхватила его талию холодными руками. Альваро вздрогнул и замер на несколько секунд. Затем отстранился от стены и положил свои ладони на её руки. Лидия прижалась приоткрытыми губами к его мокрой спине. Вода падала на них, её волосы быстро намокли и повисли сосульками.

Девушка не хотела видеть его лица, стыдилась его взгляда, и когда он повернулся, прижалась к груди, спряталась в объятиях.

– Эй, что с тобой?

– Мне стало страшно.

– Чего ты испугалась? – он сдвинул пряди её мокрых волос сначала с одной половины лица, затем с другой.

Всё же черпнув ещё немного смелости, Лидия подняла на него взгляд. Вода разбросала мокрые пряди иссиня-черных волос по лбу, спутавшись с бровями и ресницами. Его ярко изумрудные глаза блестели в тусклом свете.

Альваро слегка изогнул губы в улыбке и приподнял её голову, взяв за подбородок, чтобы лучше видеть взгляд небесно-голубых глаз из-под мокрых ресниц.

– Боюсь, что когда начала что-то чувствовать к тебе, ты можешь исчезнуть. Наиграешься со мной и вышвырнешь из жизни так же внезапно, как втянул.

Она заметила, как он нервно сглотнул и спустя мгновение его губы уже опустились на её губы. Начав поцелуй со всей нежностью, они продолжали его всё настойчивее. Их губы открывались всё шире, захватывая друг друга всё больше. Повсюду была вода, она попадала в глаза, не позволяя распахнуть их, и увидеть друг друга, она чувствовалась на языках, разбавляя сладкий вкус корицы.

Альваро придерживал её за талию, всё крепче сжимая пальцы. Лидия оперевшись на его плечи, долго не решалась пошевелить руками. Но когда внутри нее начало нарастать волнение, она прижалась сильнее, притянув его ближе, переместив раскрепощенные касания рук на его спину.

Альваро, взяв её двумя руками за щеки, отстранился от губ.

– Ещё секунда и я не смогу остановиться.

Она подняла взгляд от его губ к глазам, тяжело дыша и всё ещё прижимаясь всем телом. Альваро вытер с её лба и щек капли воды, но их в мгновение сменили новые.

– Хорошо. – Она снова накинулась на его губы.

Альваро подхватил её на руки и вынес из душевой кабины. Остановившись возле шкафчиков, он не глядя, что-то искал целую вечность. Наконец, разорвав поцелуй и посмотрев на полки, он взял пакетик блестящей фольги и через пару секунд они уже упали разгорячёнными телами на холодную постель.

Захлестни сейчас цунами всё побережье, они бы даже не заметили, погибли бы в морской пучине. Они поглощали друг друга, словно шансов больше не будет, словно в любой момент это закончится и никогда не повторится. Секунды и минуты казались им обоим чем-то неправильным, несуществующим. Сейчас, в комнате с черными стенами, будто рождалась сила, способная остановить морские волны, прекратить шторм, бушующий вблизи.

***
Время продолжило свой ход, на море опустился штиль. Они лежали разбросанные на влажной от воды постели, поднявшееся солнце ласкало их тела. Когда дыхание восстановилось, ей вдруг стало холодно. Он мгновенно заметил, что она дрожит, обхватил руками и прижал к себе. Но дрожь не унималась, поскольку исходила глубоко изнутри. Боролись последние кусочки разума, всплывали на поверхность чувств, заставляли её испытывать вину. Вину перед самой собой, за то, что не сдержала ни одного обещания, данного себе же. Но всё это тонуло в безразмерном ощущении тепла.

Альваро увидел, как в свете лампы на её виске блестит слезинка, вырвавшаяся из глаза. Он вытер её прикосновением губ, соль защипала кожу. Мужчина представил тогда, как эта соль терзает её изнутри, и сжал объятия ещё крепче.

Она притянулась к его лицу и нашла губы, соленные от собственных слез. Спустя несколько касаний, от соли не осталось и следа, только пряная сладость.

– Твоё лицо идеально. – Сказала она, проводя пальцами по его щеке, едва касаясь. Альваро сморщил брови и опустил на неё недоуменный взгляд.

– Женщина, с тобой всё в порядке?

– Разве я не могу тебе этого сказать?

– Я привык слышать, что я придурок.

– Если я говорю тебе, что ты красив, не значит что ты не придурок.

Его тихий бархатный смех прокатился по комнате.

– Теперь я узнаю тебя! – он подтянул её выше на постели, так, чтобы их лица были на одном уровне. – Это я должен говорить тебе, как ты красива. – Альваро поцеловал её в уголок губ. – Как прекрасны эти губы.

– Не хочу слышать комплиментов, – она поднесла губы к его уху. – Не смущай меня ещё больше. – Девушка прижалась лбом к его щеке, пряча застенчивую улыбку.

– Хорошо, – он провел рукой по ещё влажным пшеничным волосам, раскиданным по обнаженной спине. – Только не прячься от меня.

– Я прячусь от себя. – Немного подумав, ответила девушка.

Они снова молчали. В комнате раздавались лишь звуки ровных дыханий. Лидия слышала стук сердца Альваро. Ровные размеренные стуки иногда заметно ускорялись, а спустя десяток буйных ритмичных пульсаций, снова приходили в норму.

– О чём думаешь? – поинтересовалась она.

– Я боюсь к тебе прикасаться. Я всё ещё не могу проверить, что ты настоящая. Вдруг я дотронусь, а ты всего лишь мираж.

Девушка улыбалась, но смотрела на него с печалью в глазах.

– А меня не покидает мысль, что я проиграла. Не тебе, не злу или добру. Я проиграла самой себе.

Альваро какое-то время смотрел ей прямо в глаза, размышляя над её словами.

– Дай мне время. Немного времени и я постараюсь убедить тебя в том, что мы оба выиграли.

– Ты сейчас смотришь на меня так, будто тебе нужен ответ.

– Он мне действительно нужен, Ли. – Альваро приподнял один уголок губ, сознаваясь в своей слабости. Она протянула руку и провела пальцами по смольно-черной прядке волос.

– Я уже ответила тебе. – Мужчина нахмурил брови и несколько раз подряд растерянно моргнул. – Я лежу с тобой в одной постели, может для тебя это ничего не значит, но для меня это ответ.

Она притянулась ближе, прислонив свои нежные губы к его грубым.

Альваро взял у неё этот поцелуй, жадно и настойчиво. Он подтянул её тело на себя и почувствовал холод, поэтому разорвал поцелуй, чтобы спросить:

– Ты замерзла? – и поцеловал снова. Она отстранилась только чтобы ответить:

– Да. Согрей.

Альваро перевернулся вместе с ней, накрыв её собой, заслонив от всего мира. Его руки скитались по её телу, без какого либо порядка, жадно касались прохладной кожи, согревая своим теплом. Она провела рукой по его волосам, сжав их в кулак. Ей хотелось держать его, чтобы он не отстранился ни на миллиметр. И он был рядом, так близко, что воздуха не хватало. Альваро хватал губами кожу на её шее, обдавал жарким дыханием.

Её руки исследовали его спину, она запоминала каждый мускул, каждый выступ и каждую впадинку. Когда его губы спустились к её груди, девушка сжала руки на его спине так, что ногти вонзились в кожу, и она не могла это контролировать. С губ девушки сорвался стон, врезался в стены и зазвенел повсюду, наполнил всё пространство.

И они любили. Жадно, боясь не насытиться, каждый требуя своего, но по максимуму отдаваясь друг другу. Комнату заполонили стоны. Губы смыкались и вновь испускали громкий вздох. Руки плавно исследовали, останавливались, ускорялись и замедлялись. Глаза прикрывались от бессилия, и внезапно распахивались, чтобы увидеть человека напротив и убедиться в реальности момента.

И снова вспыхнула комната, залилась светом, ослепила их сквозь закрытые от блаженства веки.

– В этом доме есть звукоизоляция? – спросила она, не успев отдышаться. Альваро засмеялся, зарывшись лицом в её волосы.

– Тебе было хорошо, вот ты и кричала. Нас поймут.

Она захихикала, уткнувшись лицом в его ключицу.

***
Проводя рукой по его животу, в задумчивом жесте, она нащупала шрам от пули.

– Ещё болит?

– Сейчас я думаю об этом меньше всего.

Она перевернулась на живот и посмотрела на него, положив подбородок ему на грудь.

– А о чем думаешь?

Он смотрел перед собой, пальцами выводя узоры на её спине.

– Не могу успокоить мысли. Не получается разложить всё по полочкам.

– С чем это, по-твоему, связано? Со мной?

– Не знаю, такого не было никогда раньше. – Он улыбнулся.

– Купи себе красивый блокнот. С черными страницами, конечно, – его улыбка стала ещё шире. – И пиши всё подряд, все мысли. Я раньше всегда так делала. Записывала все идеи, планы, график работы. Иногда запишешь гениальную идею, и она уже не кажется стоящей. Или нарисуешь бессмыслицу, и она неожиданно обретает смысл. – Девушка положила голову ему на грудь и прислушалась к стуку сердца.

Альваро не отвечал, и она знала, что не ответит. Иногда громче всего было его молчание, которое означало, что он погрузился в раздумья.

– Здесь нечем дышать, твоя эта корица повсюду.

– Тебе ведь это нравится, – он провел рукой по её бедру. – К тому же, здесь пахнет совсем не корицей, – его рука скользнула вниз, в ложбинку между её ног. – Здесь пахнет нами.

–Я, всё-таки, открою окно. – Девушка, хихикая, встала с кровати, с немалыми усилиями выпутавшись из его объятий. Она облокотилась на оконные стекла, которые плавились под лучами рассвета.

– Боже, как здесь красиво.

Альваро встал и подошёл к ней, обвив руками за талию.

Они вместе смотрели на линию горизонта, делившую мир на две половины. Темно синее, почти чёрное море и молочно розовые облака над красным диском восходящей звёзды.

Лидия вдруг увидела их отражение в окне. Это было то, что она должна была увидеть именно сейчас. Альваро, громоздкий и сильный, с буйными чернющими волосами, как море перед восходом солнца. И она, с русой взлохмаченной копной на голове, со светлой кожей и румяным оттенком на щеках, словно облака, повисшие над водой на восходе солнца. Небо в объятиях морских волн.

Она поймала его взгляд в окне, глаза его блестели и казались живыми, как никогда ранее.

– Мне впервые захотелось узнать, что ты чувствуешь? – её голос был печален. Альваро перенёс её разбросанные волосы на одну сторону и спрятал лицо между шеей и плечом.

– Я никогда в жизни не опишу это чувство словами, – он провел кончиком носа по её шее. – А если опишу, вам не хватит знаний в испанском, сеньора, чтобы меня понять. Давай вернёмся в постель, у нас есть ещё время, чтобы немного поспать.

– Постой со мной ещё минуту. – Она снова нашла его глаза в отражении. Альваро опустил ресницы в согласном жесте и крепче прижал её к себе.

– Идём на пляж! – вдруг воскликнула Лидия.

– На пляж? Сейчас холодно на улице.

– Вода тёплая, я уверена.

– Это море, Ли. Оно остывает ночью так же быстро, как днём нагревается.

– Ты выглядишь умным на первый взгляд.

– Что?

– Как ты можешь не знать, что вода ночью теплая, просто воздух холодный по сравнению с ней. – Лидия повернулась к нему и обвила руками за шею. Он ухмыльнулся.

– Ты права, но час назад ты замерзла в этой душной комнате.

– Я не боюсь замёрзнуть. – Девушка отпустила руки, обошла его плавными шагами и подбежала к двери гардеробной. – А ты?

Альваро, молча, отправился за ней.

– Твой купальник внизу.

– Он мне и не нужен.

– Ты ведь не собираешься плавать голая? – она натянула его черную футболку и открыла шкафчик с боксерами. – В доме полно охранников, ты не будешь плавать голая у всех на глазах!

– Успокойся, Альваро! Я что по твоему смогу раздеться перед десятком мужчин, только чтобы позлить тебя? – она швырнула ему стопку такой же одежды, что надела сама. Черные спортивные штаны, футболку и боксеры.

Когда они спустились вниз, Мария уже вовсю хлопотала на кухне и немало удивилась при виде их.

Когда Альваро вводил код на входной двери, он прикрыл панель рукой, чтобы Лидия не видела порядок цифр. Её это расстроило, но она понимала, что Альваро сделал правильно.

Двое охранников, Чиро и Лукас, стоявших на улице, подошли к двери.

– Сеньор, сеньора, доброе утро.

– Доброе, парни. Мы спустимся на пляж, оставайтесь здесь.

– Да, сеньор.

Лидия сняла босоножки, как только они спустились вниз по каменным ступеням. Альваро, нехотя, тоже разулся. Девушка сняла брюки, дождалась, пока он повторит за ней и взяла Альваро за руку.

– Я всегда боюсь плыть вперёд, мне страшно, потому что я не вижу горизонт. Море, будто выше меня и вот-вот ударит. – Сказала она, рассматривая накатывающие порывы воды.

– А я боюсь плыть к берегу, потому что не вижу, когда меня накроет волна.

– Значит, я боюсь идти вперёд через преграды, а ты боишься ударов в спину?

– Ты во всём ищешь смысл?

– Я не умею жить по-другому. – Она повернулась к нему и печально улыбнулась.

– Тогда плыви со мной вперёд. Ты увидишь, что волна поднимет тебя и море отступится, покажет линию горизонта. Затем, когда тебе снова покажется, что оно над тобой и ничего не сделать, ты снова очутишься выше. Плыви со мной. – Она была не уверена, что он говорит о море, но кивнула, согласная плыть с ним вперёд. Альваро шагнул к воде, потянув её за собой.

Вода действительно казалась теплее, чем воздух. Но жаркое солнце уже отдавало своё тепло.

Когда её ноги перестали касаться дна, ей начала овладевать паника, девушке хотелось нырнуть и спрятаться от волны, ощутить землю под ногами. Альваро почувствовал:

– Держись за меня. И не смотри на воду. Смотри на небо.

– Мне страшно.

– Держись.

Она обхватила его за шею, стараясь не сжать руки слишком сильно. Они доплыли до скалы, из-за которой виднелся городок и бухта с ночующими на якоре яхтами. Альваро повернулся к ней и притянул ближе к себе, она всё ещё держалась, обвив его шею руками.

– Не так страшно, правда?

– Не так. Но только потому, что я держусь за тебя.

– Держись. Я здесь. Будешь ты бояться, плакать или смеяться, просто держись за меня, хорошо?

Девушка кивнула головой, закрыв глаза, и прислонилась лбом к его щеке.

– Давай, плывём к берегу. Моя очередь бояться.

Она почувствовала, как его губы растянулись в улыбке.

***
Они сидели на холодном песке. Девушка, прислонившись спиной к его торсу, наблюдала за кружащими чайками. Альваро, обняв её за плечи, молча, смотрел вперёд.

– Нам придется когда-нибудь поговорить обо мне. – Её голос вырвал его из раздумий.

– О чём ты?

– Я не могу целыми днями сидеть в доме и деградировать.

– Чем бы ты хотела заниматься?

– Не знаю, но точно не домашними делами. Я хочу общаться с людьми, найти работу.

– Нет, ты не будешь работать, по крайней мере, в ближайшее время.

– Ты не доверяешь мне? – он молчал в ответ. – Серьезно, Альваро? Твоя рука лежит на моей груди, и твой член упирается мне в спину, но ты не доверяешь мне?

– Я хочу тебе доверять, и я буду доверять. – Он заправил её мокрые непослушные локоны за ухо. – Это сложно для меня, довериться кому-то. И ты сейчас не готова. Ты можешь потерять мое доверие и никогда уже его не получишь.

Она резко развернулась к нему, так, что непослушные локоны снова вырвались на свободу и спрятали за собой её лицо. Девушка смотрела на него, мучительно долго, рассматривала глаза, освещенные оранжевыми лучами, и не смогла сказать ничего против.

Он снова поправил её волосы.

– Скажи мне всё, что думаешь. Не нужно таить в себе и копить ещё больше ненависти ко мне.

– Я смогу сказать все, что думаю только на русском. – Она улыбнулась, но Альваро был серьёзен.

Лидия села ближе к нему, закинув руки на шею.

– Сообщи мне, пожалуйста, когда начнёшь доверять, хорошо? – девушка сдерживалась, чтобы не засмеяться, но у неё плохо получалось.

Альваро смотрел ей в глаза, чуть наклонив голову набок. Затем, его взгляд на долю секунды опустился к её губам и вновь вернулся к глазам. Она поняла, что он прилагает немало усилий, чтобы выглядеть серьезным.

Тогда Лидия, не опуская взгляда, провела рукой по его шее, груди, прессу и медленно спустилась ещё ниже. Поняв её намерения, он схватил её за запястье:

– Не здесь, Ли.

Она пылким взглядом пыталась убедить его передумать, но он всё ещё был серьёзен и держал её руку. Девушка придвинулась ещё ближе, наклонилась к его уху и шепнула:

– Обними меня. – Она отстранилась и увидела в его взгляде борьбу. Девушка поняла, что побеждает. – Давай.

Альваро отпустил её руку и обнял девушку за шею. Лидия закинула одну руку ему на плечо, а другой скользнула под резинку боксеров. Губы Альваро распахнулись в беззвучном стоне. Она смотрела ему прямо в глаза, а затем коснулась губ в невинном поцелуе.

– Ты сводишь меня с ума. – Он говорил совсем тихо, будто кто-то рядом может его услышать. Она поцеловала его снова, на этот раз настойчивее. Его стон сорвался к её губам. Она прикусила его нижнюю губу, усилив хватку руки.

– Мы не можем сделать это здесь. – Альваро говорил обрывисто, стараясь справиться с дыханием.

– Тогда сделай это и уведи меня в спальню.

Альваро спрятал лицо в её шею и прикусил кожу, чтобы заглушить финальный стон. Она прижала к себе его голову и шепнула

– Идём, как только сможешь встать.

Как только дверь в комнату Альваро закрылась, его взгляд загорелся

– Ты сумасшедшая!

– Все мы сумасшедшие, кто-то больше, кто-то меньше. – Она улыбнулась и притянула его к себе. С них стекали капли морской воды и осыпались песчинки. – Мы грязные, идём в ванную. – Она потянула его за руку, и он не сопротивлялся.

Девушка стояла к нему спиной, когда он стянул с неё мокрую футболку и бросил на кафель. Его руки скользнули по холодной груди, задержавшись лишь на мгновение, опустились под резинку мокрых боксеров. Она резко втянула ртом воздух и схватилась руками за его раскалённые ладони. Выгнула спину и откинула голову ему на плечо. Альваро провел языком по изгибу её шеи, и девушка толкнулась бедрами вперёд, навстречу к его пальцам.

– Ещё! – простонала она. Альваро хищно ухмыльнулся и ускорил движения.

Глава 20

Они лежали поперёк постели в объятиях друг друга. За окном уже вовсю пылал новый день.

– Нужно спуститься и что-нибудь съесть.

– Как же я рад это слышать!

– Рад отделаться от меня?

Альваро беззвучно засмеялся.

– Нет, рад, что у тебя наконец-то появился аппетит! Идём на кухню. – Он вскочил с кровати так резко, что Лидия упала с него.

– Эй! – она захохотала. – Какое невежливое приглашение!

Альваро с довольной ухмылкой вышел из гардеробной, натягивая боксеры.

– Сеньора, прошу! – он протянул ей ладонь, приглашая встать с кровати. Девушка, скорчив пафосную рожицу, протянула ему ладонь. С его лица тут же сбежала улыбка, когда он увидел синяки на запястьях.

– Да ладно тебе, у меня под глазами синяки и то больше. Ты не можешь расстраиваться каждый раз, глядя на меня.

– Идём, оденем тебя.

Когда Лидия повернулась спиной, чтобы взять с полки футболку, Альваро шумно выдохнул, наполняя комнату гневом. Девушка подошла к зеркалу и взглянула на свою спину. Два тёмно зеленых синяка плыли почти по всей спине. Чёрно-синие подтёки в форме полумесяца красовались в центре каждого. Девушка быстро натянула футболку и причесала запутанные локоны.

Они облачились в чёрные спортивные костюмы. Медленно идя по коридору к лестнице, девушка спросила:

– Мне теперь нельзя есть вместе с охраной?

– Тебе и раньше было нельзя, но ты это делала.

– Сейчас в доме всё по-прежнему или есть усиленные меры?

– Не думай об этом.

– Не могу не думать. Этот касается меня. – Она размышляла, медленно шагая перед ним, затем оглянулась со словами: – И вообще, я не разделяю твоего отношения к людям. Работники они, подчинённые, но никак не слуги. Они согласились на такие условия, но это не правильно. Хотя бы корми их. Ты должен разбираться в людях, ты же бизнесмен.

– Я разбираюсь в их работе.

– Они же не роботы, от человека зависит, как он выполнит работу, и от его отношения к тебе.

– Я плачу им достаточно, чтобы они хорошо ко мне относились.

– Ни один из них не рискнет ради тебя жизнью, даже за достаточную плату.

– Я не требую от них это.

– Ни один из них не будет рисковать ради меня, даже за твою достаточную плату.

– Вряд ли это изменится, если кормить их завтраком.

– Да, я как раз об этом. Дело не только в завтраке. – Она снова повернулась, чтобы увидеть, согласен ли он с ней. По его лицу было понятно, что он задумался.

Проходя мимо кабинета, они приветственно кивнули Хуго, скучающему сидя в кресле. Парень тут же поднялся и вышел к ним с взволнованной улыбкой на лице.

– Сеньора! Как вы себя чувствуете? – Он даже не посмотрел на Альваро.

– Я в порядке, Хуго, спасибо! – Лидия в благодарность сжала его плечо.

– Я рад, что с вами всё хорошо! – парень улыбнулся ещё шире, и девушка сделала то же самое.

– Хуго, охрана завтракала сегодня?

– Ещё нет.

– Отлично, тогда позови парней с улицы на обед.

Хуго перевёл вопросительный взгляд на Альваро и нервно сглотнул. Альваро с каменным лицом едва заметно кивнул, и потащил Лидию на кухню, взяв за руку.

– Ты представляешь, как неловко они будут себя чувствовать за одним столом со мной?

– Всё зависит от тебя. Просто смени это каменное лицо на чуть более дружелюбное. – Она притянулась к нему и прижалась к губам в лёгком поцелуе. Затем подошла к шкафу с чистой посудой. – Можешь уже сесть во главе стола, чтобы не потерять авторитет.

– Ты будто уважаешь моих людей больше чем меня.

– Извини, не хотела тебя обидеть. – Она достала восемь чистых тарелок и кружек. – И не хочу, чтобы ты чувствовал себя неловко из-за моих сумасшедших прихотей. Есть такое слово в испанском?

– Есть. – Альваро посмеялся, открывая холодильник. – Чем тебе помочь?

– Просто достань всю еду на стол. Я буду всё.

Хлопнула входная дверь и на кухню зашли Хуго, Бруно, Хорхе и Лукас.

Все почти хором пожелали доброго утра.

– Как вы себя чувствуете сеньора? – спросил Хорхе, явно задавая вопрос от всех.

– Спасибо, сегодня мне гораздо лучше. – Она улыбнулась мужчинам и повернулась к Альваро, подмигнув, так, чтобы видел только он один. – Парни, расставьте, пожалуйста, посуду и можете сесть за стол.

Мужчины, действуя чётко и слаженно, будто обговорили всё заранее, переместили чистую посуду и приборы на стол и расселись на места. Альваро достал из холодильника всю еду, которую посчитал необходимой.

– Спасибо, ты тоже можешь присесть. – Девушка улыбнулась ему, закидывая ломтики хлеба в тостер.

Альваро прошёл за стол и сел рядом с Хуго, удивив Лидию, которая ожидала увидеть его на центральном кресле во главе.

– Парни, помогите с кувшинами, пожалуйста.

Альваро не успел даже подняться со стула, когда Бруно и Хорхе, которые сидели с краю стола, уже стояли возле Лидии. – Возьмите сок и поставьте на стол, – она показала им пальцами на кувшины. – Спасибо.

Закончив с тостами, девушка села напротив Альваро, рядом с Лукасом и сказала:

– Ну что ж, снова нужно наесться без каши.

Все мужчины улыбнулись, взяв вилки со стола.

Лидия положила на свою тарелку несколько тостов со всевозможными начинками. Мужчины, культурно разбирая еду с общих блюд, немного удивлённо поглядывали на полную тарелку девушки.

– Парни не смотрите так, я всё это съем! Но завтра варим кашу!

– Какую? – спросил Бруно.

– Вы знаете, я за рисовую. – Сказал Лукас

– А я за овсянку! – сказал Хорхе

Лидия засмеялась и посмотрела на Альваро. Он, молча, наблюдал за диалогом, и его явно удивляло поведение мужчин. Он не ожидал от них такой свободной беседы. Девушка, поймав его взгляд, вопросительно вскинула головой. Альваро слегка улыбнулся и помотал головой из стороны в сторону.

После завтрака, являющегося обедом, Альваро и Хуго отправились в кабинет, решать рабочие вопросы. Лидия вернулась в свою спальню. Взяв телефон, она увидела несколько пропущенных от семьи и друзей.

Оставшись в комнате одна, она долго лежала, смотря в потолок, затем девушка поднялась и зашла в ванную комнату. Включив подсветку на зеркале, она несколько минут рассматривала своё лицо. Под глазами ей мерещились огромные синяки, которых у неё никогда прежде не было. Так и не перезвонив брату, она написала ему сообщение, что занята и они обязательно пообщаются на днях.

Выйдя из ванной, она взглянула на небо за окном. Чёрные грозовые тучи тянулись от самого горизонта, превращая полдень в вечер. Девушка взяла со стола фотоаппарат и вышла на террасу. Сделав пару кадров, она услышала, как Альваро вошёл в комнату.

– Позвонила своим?

– Написала.

Мужчина понимающе кивнул и подошёл к ней, встав рядом, он приобнял её за талию.

– Фотографируешь?

– Да, небо сегодня красивое.

Альваро повернулся к морю и приподнял голову, рассматривая облака.

– Действительно красивое. – Он снова повернулся к ней. – Что ты фотографировала в России?

Девушка опустила взгляд на фотоаппарат в руках

– В основном, рекламу. Иногда – людей.

– Как понять рекламу?

– Ну, разные товары для продажи. Чтобы что-то продать, нужно сначала это красиво сфотографировать, чтобы покупатель поймался на красивый кадр, как рыбка на красивую блесну.

Альваро тихо засмеялся.

– Ты ведь должен знать это не хуже меня. Как ты рекламируешь свои отели?

– Этим занимаюсь не я, а отдел маркетинга.

– Уверена, что ты и это держишь под контролем. У вас есть фотограф, который снимает номера для сайта? Еду для меню ресторана?

– Кажется, нет.

Девушка повернулась к нему, слишком резко, чтобы не поморщиться от боли в спине.

– Тогда найми меня!

Мужчина снова засмеялся и заправил прядь белокурых волос за ухо.

– Почему смеёшься? Сомневаешься в моих способностях?

– Нет, что ты. Просто не ожидал от тебя такой заинтересованности в маркетинге моего бизнеса.

– Ты сейчас говоришь умными длинными словами, чтобы уйти от ответа? – Она наклонила голову набок и прищурила глаза. Альваро улыбнулся, перенося вес с ноги на ногу.

– Ты действительно этого хочешь?

– Не знаю, – она вскинула плечами и опустила взгляд на свои руки. – Но других занятий у меня нет. – Поводя ногтем по кнопке фотоаппарата, девушка продолжила. – Я помню меню из отеля Оризаре, там нет картинок, только блюда и цены. Я могла бы всё сфотографировать. – Она подняла на него нерешительный взгляд. Альваро снова тихо засмеялся и обнял девушку.

– Я подумаю об этом, хорошо?

– Хорошо. – Немного поразмыслив, ответила она, не сумев скрыть печаль в голосе.

***
Начались такие дни, когда дневная жара резко затихала с приходом ветров. Ночи стали прохладными за пределом дома, но серые стены в комнатах словно приобрели теплый солнечный оттенок. Напряжение всё же витало в воздухе, люди вдыхали его, и их лица становились сосредоточенными. Охраны в доме больше не стало. На этом настоял Дани, который был категорически против новых людей. Он доверял лишь своим парням, которые вероятно нехило отхватили по задницам за провинность.

Альваро весь день проработал в кабинете, время от времени поднимаясь в свою спальню, где находилась Лидия, чтобы взять рабочие бумаги. Девушка лежала в постели, смотря фильмы на ноутбуке. Понимая, что Альваро провёл с ней и так слишком много времени, не оставляя одну, девушка не отвлекала его. Мужчина иногда подходил к ней, перед тем как вернуться в кабинет со стопкой папок.

– Смотришь фильм на русском?

– Да.

– Соскучилась по родному языку?

– И это тоже, но вообще не нашла хороший дубляж.

***
Мария принесла ей горячий ужин прямо в спальню, переживая, что девушка вновь не спустится в кухню сама.

– Я бы спустилась, Мария! Со мной всё уже хорошо.

– Мне не сложно, сеньора. Набирайтесь сил, приятного аппетита! – Женщина улыбнулась своей светлой заразительной улыбкой.

– Спасибо тебе! – Девушка ответила ей взаимностью

Когда тарелка была освобождена от тяжести стейка с овощами, а фильм со счастливым концом был досмотрен, за окном уже темнело.

Альваро зашёл в комнату и присел на краешек постели

– У меня небольшой сюрприз для тебя.

– Мне нужно бояться? – спросила она, приподняв брови.

– Нет, – мужчина посмеялся. – Идём со мной. – Он протянул ей руку, и девушка подала свою.

– Куда мы идём? – спросила она, спускаясь по лестнице.

– Потерпи немного. – Они остановились перед её спальней. – Разрешишь закрыть тебе глаза?

Девушка кивнула в ответ. Они зашли в комнату и обошли кровать, тогда Альваро развернул её к себе.

– Можешь открывать.

Лидия открыла глаза, несколько раз растерянно моргнув. Они стояли в тусклом свете уходящего заката. Альваро протянул ей маленький белый пульт и сказал:

– Включи.

Как только она нажала кнопку, комната залилась теплым светом. Лидия тут же повернулась к окошку, удивлённо ахнула и воскликнула:

– С ума сойти!

По всему панорамному окну сверху вниз струились черные проводки гирлянд с желтыми светодиодами. С потолка террасы свисало бесконечное множество веточек с такими же горящими огонечками.

В атмосфере заискрилась магия, серые стены озарились солнечным оттенком, все стекла и глянцевые поверхности, включая черную плитку на полу, отражали тысячи лампочек. Блики заполнили все тёмные уголки комнаты, в мгновение, сделав их яркими.

– Я надеюсь, что ты уже не будешь спать в этой комнате, но эта терраса твоя.

Она повернулась к нему, и не найдя ни одного правильного слова, подошла и прильнула в нежных объятиях. Затем, взяла за руку и, потянув за собой, вышла на террасу. Подняв вверх руку и проведя кончиками пальцев по гирлянде, она ощутила себя как принцесса в сказке. Когда девушка снова посмотрела на Альваро, в его глаза, что тоже отражали тысячу огней, она почувствовала, как подступают слёзы. И он, заметив это, шагнул к ней и прижал к себе

– Ты так ярко для меня светишь. Я не умею делать то же самое, но пусть тебе светят хотя бы они.

Глава 21

Лидия проснулась от нежного прикосновения к щеке.

–Ли. – Тихий и бархатный голос Альваро. – Она открыла глаза и увидела его перед собой на краешке постели. На мужчине была надета чёрная идеально выглаженная рубашка, его волосы уложены в его деловой укладке. – Мне нужно уехать по работе, хорошо?

– Ммм. – Она потянулась, зажмурив глаза от солнечных зайчиков на стене.

– Не бойся, ладно? Все с тобой. – Он опустил на её губы нежный поцелуй. Лидия кивнула, и её веки упали на глаза.

Девушка проснулась, потому что обнаженное тело покрылось мурашками. Она скинула с себя одеяло во сне, и теперь её охлаждал ветерок из открытого окна. Окинув взглядом комнату Альваро, она сразу же вспомнила, что он уехал рано на рассвете. Сейчас солнце достаточно высоко поднялось над горизонтом и заполнило ярким светом пространство.

Провалявшись ещё полчаса, листая бесконечные ленты социальных сетей, она, наконец, поднялась с постели. Быстро сполоснув тело в душе, и накинув на себя чёрный халат, висевший в ванной, девушка прошлась по комнате вдоль окон, рассматривая берег. На черепичных крышах не осталось и следа от ночного ливня, солнце за утро иссушило всю влагу, за исключением бескрайнего моря. Грозовые тучи переродились в перистые облака и раскидались по небу.

Высушив голову полотенцем, девушка вернулась в ванную комнату и открыла дверцу большого навесного шкафчика. Она по очереди взяла несколько баночек, с любопытством рассматривая содержимое. Добравшись до чёрного флакончика с туалетной водой, и понюхав серебристую крышечку, она прикрыла глаза и улыбнулась, словно сумасшедшая. Пряный аромат, как часть запаха Альваро. Лидия распылила пару пшиков себе на волосы, скорчив гримасу шкодящего ребёнка. Понюхав ещё несколько баночек с пряными как один ароматами, она посмотрела на верхнюю полку, заставленную коробками с презервативами. Их было штук 6 и все были распечатаны. В её голове зашумели мысли о других женщинах и она, хлопнув дверцей шкафчика, отправилась на кухню.

В холле возле лестницы на стуле сидел Хуго, читая книгу. Как только она вышла, парень сразу же поднялся:

– Доброе утро, сеньора!

– Доброе, Хуго! Ты почему здесь?

– Охраняю вас

– Это я поняла, но почему на лестнице? Ладно, не отвечай. Я иду завтракать.

– Хорошо. – Ответил парень и пошагал за Лидией вниз по лестнице.

– Это Альваро приказал ходить за мной даже по дому? – спросила девушка по дороге на кухню. Хуго несколько секунд размышлял, затем тихо ответил:

– Нет, сеньора. Я сам поднялся наверх.

Лидия остановилась и развернулась к нему

– Спасибо тебе, – она положила руку ему на плечо. – Я это ценю, правда, но со мной ничего не случится в доме. Поэтому давай будем немного свободнее, хорошо?

Хуго скромно улыбнулся и кивнул.

Когда Лидия зашла в кухню, он остался в кабинете напротив. Захватив из холодильника сендвич с красной рыбой и стакан сока, девушка заглянула в свою комнату. Мария протирала окна ярко зелёной тряпкой.

– Простите, сеньора! Не думала, что вы спуститесь в комнату.

Лидия, удивившись, замерла с куском сендвича во рту.

– Да брось ты, Мария! Привет! – Она улыбнулась и продолжила жевать.

– Доброе утро! – женщина улыбнулась в ответ. – Мне уйти и продолжить позже?

– Нет, нет, я возьму технику и поднимусь в спальню Альваро.

Девушка взяла ноутбук, прижав к себе одной рукой, сверху на него закинула фотоаппарат, а другой рукой зацепила стакан с соком и неуклюже вышла из комнаты, стараясь не уронить ничего из предметов.

      Расположив свои вещи на пустом столе Альваро, она придвинула ближе кресло и залезла на него, поджав ноги под собой. Открыв ноутбук, девушка увидела на экране лишь своё отражение в лучах солнца. Она встала и наугад ткнула пару кнопок на чёрной панельке, шторы двинулись с места, и девушка заняла свою прежнюю позицию.

Лидия листала кадры бесконечных закатов и рассветов и не могла поверить, что сама сделала эти фотографии. Несмотря на то, что она сидела в этом доме и почти каждый день наблюдала шикарные виды, только просматривая на ноутбуке кадры, оно осознавала происходящее с ней, и это кружило голову.

Она увлеклась ретушью фотографий и не заметила, как вернулся Альваро. Он подошёл к ней и поцеловал в макушку.

– Как ты работаешь на компьютере под музыку, ещё и напевая себе под нос?

– Привет! – она повернулась и посмотрела на него, сразу же засияв в улыбке.

– Что делаешь? – спросил мужчина, снимая пиджак.

– Принимаю реальность.

– Интересно. – Тихо сказал он, заходя в гардеробную. Спустя пару минут он вернулся в сером спортивном костюме.

– Я закрыла солнце, чтобы не отсвечивал монитор, извини.

– Ничего, я готов поселиться с тобой даже в пещере.

Лидия встала и подошла к мужчине. Закинув руки к нему на плечи, она прислонилась и поцеловала.

– Ты говоришь слишком милые вещи. Вряд ли ты согласен на пещеру, если отказался жить даже в Барселоне. А как же солнце?

– Теперь у меня есть моё собственное солнце, что светит ярче звёзды и согревает теплее.

– Прекрати! – она зарылась ему в плечо, спрятав смущение.

– Ты пахнешь моими духами.

– Да, извини. – Лидия захихикала, зажмурив итак спрятанные глаза. Она подняла голову и встретилась с уставшим взглядом. – Всё хорошо?

– Да.

– Проблемы на работе или ещё что-то?

– Тебе не нужно расстраиваться по этому поводу. – Он убрал с её лба выбившиеся из косы прядки.

– Куда подевался твой оптимистичный настрой?

Мужчина ухмыльнулся, печально смотря ей в глаза.

– Я поняла, его и не было, верно? Ты просто делал вид, чтобы меня поддержать? Всё плохо, да?

Альваро несколько секунд разглядывал её лицо, затем мягко поцеловал в губы.

– Поужинаем на террасе?

– Как скажешь. – Девушка опустила взгляд, чтобы не показывать, как она осталась недовольна, не получив ответа.

***
Они сидели на креслах, накинув на ноги пушистые серые пледы, уплетали из глубоких чёрных тарелок фабаду и наблюдали, как день окончательно догорал в багровом закате.

– Почему фотография?

– А почему архитектура?

– Серьезно, ответь.

– У меня плохо с математикой, а в колледже фотографии не преподают математику.

– А если ещё серьезнее?

– А если ещё серьезнее, то я должна подумать, чтобы ответить. Всё это сложно. Но в моем первом ответе есть доля правды. Не нужно много ума, чтобы фотографировать. Не нужно много таланта, чтобы получать приличные снимки. Очень круто, если есть и то и другое, это значит, что будут и успех, и действительно крутые работы. Вот так я и выбрала себе что-то лёгкое, потому что считала, что не имею ни ума, ни таланта для чего-то большего.

– А если бы не фотография, тогда что?

– Тогда дизайн интерьеров.

Альваро вскинул бровями, округлив глаза.

– Серьезно? Я не перестану удивляться, да?

– Не знаю, почему ты находишь многое во мне удивительным.

– Просто, я мало о тебе знаю. – Он поставил пустую тарелку на столик. – Значит, ты раздумывала над дизайном?

– Да. – Она широко улыбнулась. – Но у меня так себе с рисованием. Если бы меня отдали в детстве в художественную школу, то что-то бы вышло. Но нет.

– Почему?

– Я не усидчива, не обладаю достаточным терпением, чтобы прорисовывать мелкие детали. Мои рисунки это всегда хаос, нечто неаккуратное.

– Так значит, ты ещё и рисуешь?

– Нет, не значит. Не лучше, чем обычный человек. – Она натянула плед на плечи – Так почему же архитектура?

– Потому что я с детства рисовал. И не видел в селе здания выше двух этажей только на учебниках в сельской школе. Учебники нельзя было оставить себе после учебного года, поэтому я срисовывал красивые здания на обои над своей кроватью.

– Больше всего в учебниках тебя поразили дома?

– Это странно?

– Немного. Непохожие друг на друга люди, разнообразие животных видов, причудливые растения, природа – это понятно. Но дома.

– Люди, животные и природа – это единственное, что у меня было в детстве. Поэтому да, дома.

– А почему черный цвет, Альваро?

– Я могу у тебя спросить то же самое.

Она засмеялась.

– Да, но спрашиваю я у тебя! Почему так много чёрного?

– Это цвет, который слишком. Он всем подходит, но некоторых меняет до неузнаваемости. Он всегда заметен, но когда нужно, в нем можно спрятаться. В нем нет ничего, даже других цветов. Ты должна это знать.

– Ну конечно, черный – это отсутствие всех остальных цветов.

– Именно.

– Мне безмерно нравится, что ты разделяешь цвет и свет. – Девушка говорила медленно, рассматривая его.

– Это какие-то профессиональные фотографические термины?

– Нет. – Она посмеялась и повернулась набок, чтобы лучше его видеть. – Когда я сказала семье, что хочу покрасить стены в комнате черным цветом, мама сказала «ты что, будет темно!»

– Это не логично или что?

– Ну, смотри, ты любишь солнечный свет, но в твоей комнате черные стены. По такой логике все стены этого дома должны быть белыми. Чтобы было светло.

– Я никогда об этом не думал, но ты, кажется, права. – Альваро в своей обычной манере спрятался за пустым взглядом перед собой, всматриваясь в темноту. Через пару минут он повернулся к девушке, которая всё это время терпеливо ждала его возвращения.

– Ты сам замечаешь, как иногда выпадаешь из разговора?

– О чём ты? – он приподнял бровь.

– Иногда ты вот так погружаешься в мысли. Просто сидишь и смотришь прямо перед собой, с таким лицом, будто увидел свет посреди тьмы.

– Я думал, чего бы ещё у тебя спросить. – Он беззвучно засмеялся.

– И что придумал?

– Ммм… Какой твой любимый фильм?

– Их много.

– Книга?

– Их тоже много.

– Ладно, я понял. Я узнаю об этом в неподходящий момент, и как обычно удивлюсь.

Она посмеялась нежным бархатным смехом, словно флиртовала с самым красивым мужчиной в мире.

– Но у тебя не получится удивить меня ответом, если я спрошу какой твой любимый цвет?

– Не удивишься, чёрный.

– Твой любимый запах?

– А здесь я удивлю даже себя, ответив, что это аромат корицы. – Она поставила свою тарелку рядом с его и подняла взгляд. Мужчина скромно, почти смущённо, улыбался.

– Любимые цветы?

– Пионы. Темно бордовые пионы. – Она отпила вишнёвого сока из стакана. – Ты не узнаешь ничего важного, задавая такие тривиальные вопросы.

– Хм, что, по-твоему, не тривиальные вопросы?

– Не знаю, что-то, что действительно интересно. Например, какое твоё любимое место на земле?

– Ты знаешь, ты была там.

– Ммм, площадка в горах, почему?

Он задумался, рассматривая отражённые на поверхности стола огоньки гирлянды.

– Это сложно объяснить. Я ощущаю там бешеную энергию, именно там. Солнце, могущество гор, которые окружают. Они достаточно высоки, чтобы возвышаться над тобой до небес. Но достаточно близки, чтобы давать жизнь растениям на своих пиках. Это не мертвые холодные скалы, это живые зелёные вершины. – Он снова молчал долгое время. – А твоё?

– Я посмотрела ещё не все места на планете, чтобы выбрать любимое.

– Снова ускользнула от ответа. – Он ухмыльнулся и помотал головой.

Девушка кокетливо засмеялась, поудобнее усаживаясь в кресле.

– Как бы ты отреагировал, если бы я сказала, что мои любимые цветы розы?

– Такого не могло быть.

– Почему?

– Ты не можешь любить эти цветы.

– Только потому, что ты так хочешь?

– Да. Но ты не сочетаешься с ними.

– Значит, будь это так, было бы проблемой?

– Не было бы, потому что такого не могло быть.

–Понятно, ответа, который хоть что-то прояснит, не будет. – Сказала девушка на русском, недовольно скрестив на груди руки.

– Какой ответ ты хочешь? – невозмутимо спросил Альваро. Лидия уставилась на него с удивлённым выражением лица.

– Ты ведь не знаешь русский?

– Нет, только несколько фраз. Но я немного чувствую его.

– Как это, чувствуешь?

– Русский очень похож по звучанию на болгарский. Думаю, если ты услышишь болгарский, то тоже поймёшь хотя бы пару слов, созвучных с русскими.

– Так, скажи что-нибудь! – Девушка села на кресле, спустив ноги на пол. Она оперлась руками в колени и приготовилась внимательно слушать.

– Какво мога да кажа? От много години не говоря родния си език. *(Что я могу сказать? Я много лет не говорил на родном языке.)

– Но я поняла практически всё! Значит, ты должен хорошо понимать русский!

– Ну, это так. Я не могу на нём говорить, но понимаю многое. Так что, деловые переговоры в России – это всегда весело для меня.

– Люди думают, что ты не понимаешь, и говорят лишнее? – Она понимающе покачала головой.

– Именно. Это моё преимущество. Многие, думая, что я совсем их не понимаю, начинают обсуждать свои коварные бизнес-планы при мне по-русски. Пару раз я отказывался от сделок, услышав гадости прямо перед подписанием документов.

– Ты столько раз говорил мне, что не понимаешь русский, злился и просил говорить по-испански!

– Мне действительно сложно тебя понимать. На русском ты чаще ругаешься, так что вряд ли это литературные выражения.

Девушка засмеялась, спрятав на несколько секунд лицо руками.

– Когда ты покинул Болгарию?

– Двадцать один год назад.

– Тебе было восемь, верно?

Мужчина кивнул.

– Хочешь рассказать мне, как оказался здесь?

Он, пораздумав, отрицательно покачал головой

– Это тоже грустная история?

– Грустная, жестокая и я не люблю это вспоминать, Ли. – Он отвернулся.

– Ладно, я не заставляю. А что ты делал в Сибири?

Он молчал, пожевывая нижнюю губу.

– Значит, и это не расскажешь?

– Расскажу, но не сейчас.

– Я поняла, что ты мне всё ещё не доверяешь.

– Я не доверяю никому, прости. По-другому я не умею.

– Не все люди враги, Альваро. Все люди – твари, кто-то больше, кто-то меньше. Но не все враги.

Мужчина посмотрел на девушку так, словно хотел прочесть её мысли. Прищурив взгляд, и совсем не моргая, он раздумывал о её словах. Лидия продолжила говорить, обняв себя руками за плечи.

– Извини, но я не буду держать в себе то, что хочу сказать. Даже если знаю, что тебе не понравятся мои слова.

К его пристальному взгляду добавилась загадочная ухмылка.

– Что? Почему ты так смотришь на меня?

Он отрицательно пошатнул головой, фокусируя взгляд

– Просто это то, что мне нужно.

Лидия несколько секунд вглядывалась в уставшие изумрудные глаза, затем спросила:

– Тебе часто врут?

– Не то, чтобы часто, но человек, которому я доверял как себе, предал меня, не моргнув и глазом.

– Это очень меня удивляет.

– Что именно?

– Твое к нему отношение. В этом доме больше никто не доверял этой твари. – Девушка наклонилась вперёд и опустила взгляд, боясь, что сказала то, что его обидит. Альваро сел на кресле, спустив ноги на пол. Он протянул руки и прикрыл плечи девушки пледом.

– Ты говоришь такие вещи, словно уже прожила несколько жизней. – Он приподнял её голову, взяв за подбородок. – Иногда, я задумываюсь над твоими словами, и меня осеняет, что это неоспоримая правда. Понимаешь, я всегда думал по-другому и был уверен, что прав. Но вот ты говоришь что-то, полностью противоречащее моим убеждениям, и я осознаю, что это истина. И больше не хочу верить ни в какую другую.

– Я ведь просто человек, я тоже могу ошибаться. – Она посмотрела на него и печально улыбнулась. Альваро притянул её к себе и поцеловал, с улыбкой на губах.

–Пойдём в постель. Рано утром мне снова нужно будет уехать.

– Я могу поехать с тобой?

– Нет. – Ответил мужчина, спустя несколько секунд раздумий.

– Когда вернёшься?

Он повернулся к ней

– Вечером к ужину. Займи себя чем-нибудь. Весь дом в твоём распоряжении.

– Я не могу придумать себе занятий.

– Если тебе что-то нужно, можешь отправить в магазин кого-то из парней.

– Мне ничего не нужно, у меня совсем нет идей.

Он взял ладонями её лицо, и, смотря в глаза, заговорил медленно и отчетливо:

– Ли, прошу тебя, дай мне немного времени. Я разберусь со всем этим дерьмом, и всё изменится.

Лидия накрыла его руки своими ладонями.

–Кто же твердил мне, что жизнь коротка, и нужно прожить её, не потеряв времени. Что тогда мы делаем сейчас?

– Когда буду уверен, что ты в безопасности, я дам тебе больше возможностей. Я покажу тебе много замечательных мест, и мы проведем множество прекрасных минут.

– Это звучит как сказка, которой не будет.

– Я не могу ещё раз подвергнуть тебя опасности, не могу рисковать тобой. – Он прислонился губами к её лбу, замерев, будто не позволял себе говорить.

– Не хочу ждать, когда все кончится, потому что это может не кончиться. Ты так долго убеждал меня жить настоящим моментом, что теперь я не согласна ждать лучших времён.

***
На следующий день Альваро вернулся домой в 4 утра. Сначала он заглянул в её комнату, но не найдя её ни в ванной ни на террасе, направился в свою. Быстро переставляя ноги, он поднялся по лестнице, и, сделав ещё пару шагов, замер в холле. Мужчина с минуту прислушивался к звукам, исходящим из-за приоткрытой черной двери.

В комнате совсем не было света, лишь тот, что проникал из коридора в открытую дверь. Она сидела на полу, развернувшись к окошку, оперевшись спиной на кровать, в её руках была гитара. Девушка перебирала струны в звучной лирической мелодии, смотря перед собой. Мелодия то утихала на верхних струнах, была грубой, но еле слышной, то пронзительно звенела, скача по воздуху, ускорялась, кричала и снова успокаивалась, когда пальцы девушки переносились к верхним струнам.

Она услышала его медленные шаги, но не перестала играть. Сняв пиджак и кинув его на кресло, Альваро подошёл и опустился на пол рядом с ней.

За окном только-только начинало светлеть. Их отражение ещё было ярче вида за окном. Альваро внимательно слушал, наблюдая за движением её пальцев. Лидия будто видела что-то в темноте за окном, её взгляд спокойный и ясный был устремлён в одну точку над горизонтом. Каждый раз, когда её пальцы недостаточно крепко прижимали струну, и звук шипел, прерывая мелодию, она чуть кривила губы и хмурила брови.

Когда в очередной раз струна зашипела, девушка вскинула руками и сложила их на бок гитары.

– Почему ты не спишь? – спросил Альваро.

Лидия опустила голову и ответила:

– Ждала тебя.

– Прости.

– За что?

– За то, что так долго ждала. Я должен был уладить пару срочных вопросов. Встречался с несколькими людьми.

– Среди них были женщины? – она посмотрела на него, прикусив нижнюю губу. Альваро засмеялся, поняв, в чём дело.

– Да вы ревнивы, сеньора.

– Вы даже не представляете себе на сколько, сеньор.

– Да, женщины были. – Он откинул голову назад, положив на кровать. – Но ни к одной из них я не прикоснулся даже взглядом.

– Хочешь есть? – спросила девушка, спустя минуту.

– Нет. – Он поднялся на ноги, и, устало двигаясь, зашёл в ванную. – Хочу принять душ и лечь с тобой спать.

Когда в ванной зашумела вода, Лидия поднялась и потянулась с гитарой в руках, размяв спину. Поставив инструмент на пол возле кресла, она отправилась за Альваро. Спустя минуту она шагнула в кабину и только сейчас, при свете ламп, увидела его уставший мутный взгляд.

– Что случилось? – она потянулась к полке, взяв шампунь.

– Всё в порядке, просто немного устал. – Альваро не двигаясь, наблюдал, как она выдавила немного шампуни на ладонь, поставила тюбик обратно на полку, и растерла по второй.

– Ладно, не рассказывай. – Она шагнула ближе к нему, запустив мыльные ладони в волосы. По душевой кабине разлетелся пряный аромат.

Альваро запрокинул голову, закрыв глаза, и взял Лидию руками за талию, чтобы удержать равновесие.

Когда иссиня черные пряди были вымыты, девушка проделала похожие манипуляции с тюбиком геля для душа. Вспенив вихотку, она начала водить ей по телу Альваро, наблюдая, как кожа краснеет под белой пеной.

Его руки поползли вверх по мокрой коже, поднялись к её груди.

– Нет, – Лидия отшагнула назад – Мы оба слишком устали, Альваро. – Она, вложив ему в руки мыльную губку и сполоснув себя под струями воды, вышла из душа.

– Я возьму своё завтра. – Мужчина, ухмыльнувшись, кивнул головой.

– Это я возьму своё! – крикнула девушка, выходя из ванной.

Когда Альваро вернулся в комнату, девушка лежала на кровати, на боку, укрывшись одеялом и подложив руки под голову. Он обнял её, горячим телом прижавшись к холодной спине. Почти сразу его дыхание стало ровным и глубоким. Лидия, несколько минут слушала, как размеренно он дышит, разглядывая поднимающееся над горизонтом солнце, и тоже уснула.

***
– Давай, Ли, я сразу за тобой.

Он медленно опустил на постель её ноги и, сидя перед ней, смотрел, как девушка угасает. Её волосы, запутавшись и помявшись, разлетелись по подушке, отражая золотой блеск солнца. Альваро бережным движением руки собрал пряди на подушке и лег рядом. Пока восстанавливалось и его дыхание, мужчина разглядывал её черты в мягком свете. На лбу сверкали капельки пота, плавные линии шеи и ключиц покраснели в тон алым губам. Глубоко вздохнув, она распахнула глаза и повернулась к нему. Встретившись взглядами, они улыбнулись друг другу. Девушка снова направила взгляд в потолок, облизав пересохшие губы. Альваро начинал видеть мельчайшие детали. Несколько морщинок у глаза, как следы искренних улыбок, пару родинок на щеке и шее, круглый шрамик от ветрянки над взлохмаченной волевой бровью. Он наблюдал, как она думает о чём-то своем, иногда дёргая губами в чуть приметной улыбке. Заметив, как кожа девушки покрывается пупырышками, он приподнялся и накрыл её и себя одеялом.

– О чём ты думаешь? – поинтересовался мужчина.

– О том, что чувствую.

Он терпеливо молчал, ожидая, что девушка скажет больше. Но она повернулась к окошку и плотнее укуталась в одеяло. Альваро прижался к её спине, обнял. Лидия накрыла его руку своей и всмотрелась в окно, видя бесконечно разбросанные по небу облака.

– Ты в порядке? – его голос был тихим и, она назвала бы его робким, не зная, что говорит Альваро.

– Не знаю.

– Что в твоей голове, расскажи. – Он приподнялся на подушке, подперев рукой висок.

– Я пытаюсь осознать то, что проживаю. И что проживаешь ты.

– Ты хочешь найти этому всему объяснение или дать название, но разве нам это необходимо?

– Мне страшно. – Она закрыла глаза и продолжила. – Страшно, что это всё не настоящее.

– Если ты откроешь глаза, то вновь увидишь меня. Я настоящий. – Он помолчал, собирая мысли. – Долгое время я не мог поверить, что настоящая ты. Я и сейчас не понимаю, как ты можешь существовать в моей жизни, как это всё может в тебе быть, словно это маска, созданная специально для меня, будто кто-то создал тебя нарочно.

– Ты обвиняешь меня в притворстве?

– Нет, что ты, нет. – Он прижался лбом к её плечу. – Просто натыкаясь на ложь и мусор, сложно поверить в удачу, столкнувшись в итоге с тем, что так долго искал.

– А мне, сложно поверить в то, что меня кто-то искал. – Она шмыгнула носом, – И еще сложнее осознать и признаться, что я этого человека люблю.

Он, закрыв глаза, несколько раз прокрутил в голове её последнюю фразу, искренне надеясь, что ему не послышалось. Наконец, открыв глаза и подняв голову, чтобы увидеть её лицо, он шумно вдохнул. Девушка, всё ещё лёжа с закрытыми глазами, нервно сглотнула.

– Лида, посмотри на меня. – Она даже не дрогнула, и мужчина повторил громко и убедительно: – Посмотри!

Девушка повернула плечи, но так и не решилась взглянуть ему в глаза.

Альваро молча, опустил голову ей на грудь, прижался колючей щекой.

Она подняла руки, всё ещё слабые после секса, а может после признания, прикоснулась к его голове, приглаживая жёсткие волосы. Они провели так несколько минут, в тишине, дыша в такт и думая каждый об одном и том же, но, не решались об этом заговорить.

– Посмотри, будто кони скачут по морю. – Тихо сказала Лидия, повернув голову к окну. Альваро открыл глаза и согласно кивнул.

– Ты во всём видишь красоту?

– Стараюсь, ведь она действительно во всём.

– Любишь лошадей? – спросил он, так и не поднимая к ней взгляд.

– Да. Всегда хотела научиться кататься верхом.

Альваро молчал около минуты, затем резко спросил:

– Который час?

Девушка протянула руку к тумбочке, и, взглянув на экран телефона, ответила:

– Почти два.

Мужчина тут же поднялся и протянул её руку.

– Вставай!

– Не говори, что мы едем на ипподром. – Она, смеясь, протянула ему ладонь и медленно встала, когда он потянул.

– Почему нет?

Глава 22

Дани настоял на том, чтобы они выехали на Джипе, точнее на двух. В первом находились трое охранников с водителем, во втором на заднем сидении расположились Лидия и Альваро, впереди, вечно огладываясь по сторонам, ехал Дани. Перед выездом Альваро долго говорил с водителями в кабинете, обсуждая маршрут. Когда они петляли по узкой заросшей дороге, игнорируя широкую комфортную трассу, Лидия догадалась почему. Их маршрут лежал в горы, точно по той же дороге, что Андреас вёз её в старый отель, но Альваро вёз её другому пути, и она была искренне ему благодарна. Когда девушка это поняла, она, молча, прислонилась к его плечу, вцепившись руками, и он ничего не спросил.

– Ты уже бывал там? – Спросила Лидия, нервно постукивая пальцами по джинсам поверх колена.

– Да, много раз. – Всю поездку Альваро не расставался с ноутбуком, но сразу же отвечал на бесконечные вопросы девушки.

– Никогда бы не подумала.

– Почему?

– Могу представить тебя на яхте, на спорткаре или мотоцикле, на любом экстремальном транспорте передвижения, но не на лошади.

Альваро повернулся к ней с весёлой улыбкой.

– Управлять живым пятисоткилограммовым существом гораздо сложнее, чем любым транспортом. Нужно не просто научиться выполнять одинаковые движения, нужно понимать их, чтобы предвидеть то, что лошадь может проделать прямо под тобой. Лошади чувствуют эмоции человека, умеют хитрить, могут отстраниться от тебя, если захотят. Но если тебе повезёт найти с этим животным общий язык, то ты прочувствуешь в себе его силу, которой они умеют делиться без сожаления, искренне и не требуя ничего взамен.

Спустя двадцать минут поездки, машины, отдалившись от побережья, выехали на просторную равнину, окружённую сопками и холмами. Дорога вела через поля высокой травы, которая плавно танцевала на ветру. Впереди, сквозь громоздкие балки деревянного забора, показалась череда невысоких каменных домиков, в один и два этажа. Чуть поодаль от них расположилось длинное здание с красной двускатной крышей, которое очевидно являлось конюшней. Когда они подъехали ближе, дома словно разбежались друг от друга на большое расстояние, удивляя девушку масштабами пространства. Выйдя из машины, она оглянулась по сторонам, разглядывая строения вокруг себя. Специфика места немного сконфузила её. В нос подались сразу несколько резких запахов: свежескошенной травы и сухой соломы, мокрой шерсти и глины. Девушка ожидала почувствовать лишь аромат навоза, но не уловила и намёка на него.

На территории не было видно ни одного человека и ни одной лошади, только из конюшни, стоявшей вверх ближе к холму, слышалось ржание и фырканье.

Из здания, возле которого они припарковались, большими шагами, широко улыбаясь и стуча набойками длинных сапог, вышла женщина. Ей было около пятидесяти, но она выглядела моложе. Её блондинистые волосы были собраны в слегка потрепанный хвост на макушке. Она была одета в коричневый приталенный костюм, который демонстрировал её подтянутую фигуру и идеальную осанку.

– Альваро! Вас давно не было!

– Здравствуйте Сильвия! – Альваро подошёл к Лидии и, положив руку ей на спину, чуть подтолкнул к себе. – Познакомьтесь, это Лидия.

– Добрый день! – Девушка приветливо кивнула головой.

– Здравствуйте, Лидия. – Женщина всё ещё улыбалась, демонстрируя белоснежные зубы, не менее искренне, чем минуту назад. – Чем хотели бы заняться сегодня.

– Для начала небольшая экскурсия и форма. – Альваро посмотрел на девушку, которая явно чувствовала себя неуверенно, и, подбадривая, погладил по спине.

Сильвия повела их вперёд по широкой, выстеленной камнем, дороге:

– Здесь у нас открытые площадки для верховой езды, чуть дальше – ипподром для импровизированных скачек. – Она говорила звонким громким голосом с неустанной улыбкой на лице и блеском в карих глазах. – Вот здесь крытый загон для выгула лошадей, и за ним, собственно, сама конюшня. – Она остановилась возле одноэтажного домика из светлого камня. – А здесь несколько строений для гостей, в этом доме можно подобрать одежду.

– Спасибо, Сильвия, мы переоденемся и подойдём в конюшню. – Альваро подтолкнул Лидию к широкой деревянной двери.

– Прекрасно, я буду ждать вас там! – Женщина, поправив ворот пиджака, удалилась.

Внутри домика их встретила молодая девушка, которая была похожа на Сильвию как две капли воды, и очевидно приходилась ей дочерью. После обмена любезностями и нескольких томных взглядов в сторону Альваро, она вежливо поинтересовалась размером одежды у обоих.

– Она бы хотела покататься с тобой вместо меня. – Шепнула Лидия, наклонившись к Альваро, когда девушка ушла в комнатку позади стойки. Вернувшись с двумя чёрными комплектами, она снова посмотрела на Альваро, хлопая ресницами и глуповато улыбаясь. Лидия, взяв у неё стопку одежды и пару сапог, наклонилась к Альваро и шепнула:

– Очень хотела бы.

Мужчина, взяв свой комплект, беззвучно посмеялся и покачал головой.

– Давай переоденемся и поговорим позже.

Они разошлись по просторным деревянным кабинкам, которые выглядели как полноценные комнаты, с душем и диванчиком.

Лидия взглянула на себя в зеркало, застегивая пуговицы на чёрной жилетке, надев её поверх бежевой водолазки. Надо отдать должное, вся одежда сидела на ней прекрасно. Чёрные брюки, хоть и были коротковаты, элегантно облегали бёдра, но ничуть не сковывали движений. Собрав волосы в хвост, и надев высокие чёрные сапоги, Лидия вышла в холл.

Альваро сидел по центру коричневого коженного дивана, печатая что-то в телефоне реактивными движениями пальцев. Его форма почти не отличалась от одежды Лидии, заисключением водолазки, которая была чёрной, а не бежевой. Дочка Сильвии, сидя за стойкой, наблюдала за ним с той же глуповатой улыбкой.

– Я готова. – Сказала Лидия, подходя к мужчине. Он сразу же убрал телефон в карман брюк и поднял взгляд на девушку.

– Великолепно выглядишь! – он поднялся, одёрнув жилетку.

– Спасибо. – Лидия медленно притянулась к нему и поцеловала, закинув руки на его шею. – Ты тоже.

Альваро ответил на поцелуй, скользнув руками по её талии, но сразу понял, что это спектакль для одного расстроенного зрителя за стойкой.

– Зачем ты это сделала? – спросил он, по дороге в конюшню.

– Это месть, она дала мне сапоги на размер меньше, чтобы я выглядела как хромая лошадь. Завидует мне, бедняжка.

– Перестань. У неё нет шансов.

– Я знаю. – Ответила Лидия, невинно пожав плечами.

***
– Сколько у вас лошадей? – поинтересовалась девушка у Сильвии.

– Всего у нас 32 лошади, из них 12 закреплены за постоянными посетителями. И включая троих коней, которых привезли к нам на этой неделе, но их ещё нужно воспитать.

– Воспитать? Вы говорите о них, как о детях.

– Так и есть, они все мои дети.

Они прошли через широкую и высокую арку конюшни, шагнув на бетонный пол длинного коридора, по сторонам которого располагалось не меньше чем по 15 денников. Почти всё внутри было деревянным: потолок, который поддерживала целая конструкция перекрестных балок, стены, обшитые тёмным деревом с естественными узорами, перегородки между денниками. Исключением являлся лишь ряд металлических решёток чёрной рябью тянувшийся по всей длине конюшни. Каждая решётка по центру денника прерывалась на низкую арку, и из большинства таких выглядывали длинные жующие морды всевозможных окрасов.

Возле входа было несколько комнат с открытыми дверями. В первой мужчина орудовал вилами, перекладывая сено. Следующая комната была заставлена шкафами и стеллажами со снаряжением.

По всей длине потолка располагались подвесные круглые лампы, но горели через одну, так как света из маленьких окошек в каждом деннике и света от арки на входе было вполне достаточно.

Сильвия вышла вперёд и, указав рукой на несколько лошадей, сказала:

– Вот эти три красавицы самые спокойные и подходят для новичков.

Лидия прошла вперёд, заглянув сначала в первую, а потом и в две других секции. В каждой из них располагалась лошадь гнедой масти, все как одна были величавы и грациозны, их гривы были заплетены в тугие аккуратные косы, шерсть лоснилась на свету.

Девушка, рассматривая этих статных животных, потеряла дар речи. Пройдясь по коридору, она повернулась к Альваро со счастливой улыбкой на лице, и на лице мужчины зажглась точно такая же.

В конце конюшни, из крайнего денника доносилось беспокойное фырканье и лязг металлической решётки.

– Кто у вас такой буйный? – Спросила Лидия у Сильвии.

– Один из новых жеребцов, мы ещё не нашли к нему подход.

Лидия присмотрелась к деннику, из которого торчала черная морда.

– Можно посмотреть?

– Конечно. – Женщина прошла вперёд, подводя их к крайнему стойбищу, в котором красовался вороной жеребец. Его грива была собрана в небрежный хвост на шее, который он заметно потрепал резкими движениями. В его денницу проникал лишь небольшой ряд лучей света, сквозь маленькую оконную раму, но ворс коня словно светился, блики перекатывались по его изящной шее.

– Привезли в Испанию из Турции, пробовали обучать для скачек, но жеребец слишком своенравен.

Лидия с восхищением уставилась на коня. Альваро, заметив её интерес, подошёл ближе, чтобы увидеть предмет её восторга.

– Можно его погладить? – поинтересовалась девушка.

– Да, конечно!

– Это не опасно? – спросил Альваро, подойдя ближе к балкам стойбища.

– Сеньор, лошади не нападают, они лишь показывают свой нрав.

Лидия медленно протянула чуть подрагивающую руку и сказала:

– Merhaba!*(Привет!) – конь замер на месте, шевеля ушами на опущенной голове. – Nasılsın canım benim?*( Как твои дела, мой хороший?) – Жеребец мотнул головой и громко фыркнул.

– Сеньора знает турецкий? – с удивлением спросила Сильвия.

– Видимо! – с не меньшим удивлением ответил Альваро. Лидия повернулась и посмотрела на него, ответив озорной улыбкой. Мужчина стоял, широко расставив ноги и скрестив на груди руки. На его лице была смесь удивления и непонимания.

– На нем можно покататься?

– Нет, сеньора. Его объезжает мой муж, но конь даже к нему не привык, а для посетителей точно не готов.

– А я могу зайти к нему?

– Нет, Лидия! – запротестовал Альваро. – Давай выберем тебе спокойную лошадь и покатаемся.

– Хорошо, Альваро. Я просто хочу с ним поговорить. – Она улыбнулась мужчине и повернулась к инструктору. – Так можно зайти?

– Да, и можно покормить его. – Женщина улыбнулась, протягивая Лидии мешочек с морковью, который висел у неё на поясе.

– Как его зовут?

– Его зовут Ветер. – Женщина открыла щеколду, проходя в денник.

– Это имя дали ему здесь?

– Не совсем. Его звали Ветер по-турецки, но документы перевели на испанский, вместе с именем. – Женщина похлопала коня по шее. – Мы думаем, что ему пришлось нелегко. Возможно, его вывезли из страны нелегально, а то и хуже выкрали у хозяев и продали для скачек. – Она провела рукой по его спине, словно стряхнула пылинки. – Но это не первый такой случай, мы уже воспитывали таких жертв судьбы.

– В чём же заключается воспитание?

– Кнут и пряник. Но в основном уход и любовь. – Женщина отошла от жеребца, продемонстрировав, что он не опасен.

Лидия, перекинув через плечо сумку с лакомством, подошла к коню

– Senin adın Rüzgar mı?*(Твоё имя Рюзгар?) – конь громко фыркнул и носом ткнулся девушке в плечо. Она печально улыбнулась. – Rüzgar, ne kadar güzelsin yaaa!* (Рюзгар, какой же ты красавец!) – Лидия медленно протянула руки и прислонила к черной блестящей морде. Затем повернулась к инструктору и сказала: – Его зовут Рюзгар, это значит ветер по-турецки.

Женщина кивнула с лёгкой улыбкой на лице. Конь, снова услышав своё имя, фыркнул ещё громче.

– Havuç ister musun, canım? İstiyorsun, öyle değil mi?*( Хочешь морковки? Ну, конечно же, хочешь!) – Она достала из сумки морковку и, положив на ладонь, протянула Рюзгару. – Hadi, canım, afiyet olsun!* ( Держи, родной, приятного аппетита!)

Конь с радостью стрескал три огромных морковки, хрустя на весь денник и заливая всё вокруг оранжевой слюной.

– Я хочу его.

– Нет! – Сказал Альваро с каменным лицом, приподняв подбородок. – Ты разве не понимаешь, что это опасно?

Лидия уставилась на него, начиная злиться, и Альваро это заметил, но на его лице не дрогнул ни один мускул. Сильвия молчала, неловко потирая ладонями, смотря то на Лидию, то на Альваро.

– Альваро, если мне суждено умереть, свихнув шею упав с лошади, то я упаду и с самой спокойной. – Сказала Лидия, рассматривая пушистые кисточки ресниц Рюзгара. Конь, перетаптываясь всеми ногами, придвинулся ближе к девушке, и она, уже без какого либо страха провела руками по его спине, словно гладила гигантскую кошку. Рюзгар, тряхнув шеей, ткнулся носом в плечо девушки. Лидия поняла, что делает это, чтобы что-то себе доказать, несмотря на риск и опасность. Она была готова сдаться, когда Сильвия тихо сказала:

– Когда лошадь касается человека носом, это что-то да значит, ведь это самая уязвимая часть их тела.

Лидия повернулась к женщине и благодарно улыбнулась. Альваро шумно вздохнул, убрав волосы со лба.

– Кто бы сомневался, что два упрямца найдут общий язык. – Альваро опустил голову и махнул рукой. – Идёмте за снаряжением.

В чёрном шлеме, который был обязательным средством защиты для езды верхом, девушка чувствовала себя нелепо. Альваро, в такой же чёрной каске выглядел превосходно, и явно чувствовал себя уверенно, сходу запрыгнув в седло статной гнедой кобылы. Он отправился на ипподром и проскакал пару десятков кругов с препятствиями, пока Сильвия обучала Лидию основам. Рюзгар вёл себя спокойно на удивление женщины, был послушен и не отходил от девушки.

Спустя час неплохих успехов в седле, Лидия, стараясь удержать равновесие, неловко ухватилась за Рюзгара. Конь отреагировал мгновенно, в попытке отряхнуться от её руки, он вскинул шеей. Девушка, тут же поняв свою ошибку, одернула руку и съехала в сторону, приземлившись боком на песок. В её голове сразу же пронеслись укоризненные фразы типа « Я же говорил», и она поднялась, ещё до того как Альваро оказался рядом с ней.

– Ты в порядке?

– Да, всё хорошо. Просто не удержала равновесие.

– Ладно, на сегодня достаточно.

– Нет, я сяду ещё раз! Или у меня появится боязнь лошадей на всю жизнь! – твёрдо сказала девушка, отряхивая брюки от песка.

– Она права, Альваро. – сказала Сильвия, стоя поодаль и держа Рюзгара за узду.

– Ну, что, парень? Скинул меня, да? Меня напугал и сам напугался! – Конь стоял, совсем не двигаясь и чуть опустив голову. – Ладно, не расстраивайся, я на тебя не сержусь. – Лидия подошла к нему и погладила по шее.

Вторая попытка увенчалась успехом и закончилась без происшествий. Однако, на этот раз, Альваро завёл свою лошадь в конюшню и всегда держался неподалёку, внимательно наблюдая за Лидией верхом на Рюзгаре. Он стоял, облокотившись на деревянные балки ограды, держа в руках шлем и безостановочно улыбался.

Перед отъездом Лидия зашла к Рюзгару, который явно повеселел, размяв бока.

– Я приеду к тебе снова, ладно? – Конь кивнул головой вверх-вниз-вверх, так отчётливо, словно всё понял.

– Турецкий, Лидия, турецкий!? – весело воскликнул Альваро, когда они сели в машину. Девушка залилась озорным хохотом. – Почему ты не говорила?

– Ты не спрашивал.

Мужчина изумлённо помотал головой. Лидия подвинулась ближе на сидении и обняла, закинув руки на плечи.

– Да ладно тебе, я плохо его знаю. Если бы конь мог мне ответить, то разговор был бы жалким.

Альваро тихо посмеялся, склонив голову набок.

– Спасибо, мне очень понравилось!

***
Его телефон завибрировал на кожаном сидении, Альваро с недовольным лицом ответил на звонок:

– Слушаю. – Мужчина несколько минут внимательно вслушивался, опустив вниз взгляд, затем поднял руку и сжал её в кулак прямо в воздухе.– Останавливаемся! – машина тут же замедлилась и съехала на обочину. Альваро повернулся к Лидии, убирая телефон в карман брюк. – Ли, мне срочно нужно уехать, тебя отвезут домой, ладно?

– Ладно. Что-то случилось?

– Ничего плохого. – Он поцеловал её в губы, потирая щёку большим пальцем. – Встретимся дома.

Альваро и Дани поспешно вышли из машины, после того, как они обсудили что-то на улице с остальными, место Альваро занял Хуго, а вперёд сел Чиро. Они проезжали по соседнему городку в пяти минутах от дома, когда Лидии на глаза попалась зелёная вывеска супермаркета.

– Я могу зайти в магазин? – спросила она Хуго.

– Я думаю что да, сеньора. – Хуго и Чиро переглянулись. – Карлос, останови.

Машина остановилась на парковке возле серого двухэтажного здания с одним большим окном вместо лицевой стены. Охранники, выйдя из машины, огляделись по сторонам во всех направлениях по два раза, внимательно всматриваясь в машины, и только потом, Чиро открыл Лидии дверь.

Они втроём поднялись по эскалатору на второй этаж, где располагался большой универмаг, вывески которого Лидия видела почти в каждом городке по пути к Барселоне. Девушка чувствовала себя героиней фильма с двумя огромными парнями в белых рубашках за спиной. Она прошла в открытую для неё дверь и оглянулась по сторонам, к счастью, никому совершенно не было дела до нее и её сопровождающих. Люди спокойно расхаживали по просторному и светлому магазину с зелёными корзинками в руках. Лидия взяла точно такую же, не отреагировав на протесты мужчин, которые настаивали понести корзину. От целого ряда из пятнадцати касс раздавались звуки шуршащих бумажных пакетов, писк кассовых аппаратов и звон монет. Покупателей было не так уж и много, особенно в первом ряду, набитом фруктами и овощами всевозможной цветовой гаммы. В планах девушки не значилась покупка фруктов, но увидев плоды, которых в Сибири не встретишь даже в сезон, её ноги сами шагнули к разноцветному прилавку.

Положив в корзину пару ароматнейших манго, тёмно-зелёных с красными пятнами, она на минуту зависла, пытаясь посчитать их стоимость в рублях. Затем поняла, что денег у неё вовсе нет, и постеснялась выглядеть глупо, спрашивая о финансах у охранников. Она тут же подумала «Конечно же, у них есть деньги, и скорее всего я могу скупить полмагазина». В компанию к манго оправилась четвертина арбуза, упакованная в прозрачную плёнку, затем пластиковые плошки с инжиром, клубникой и тамарийо. А напоследок в корзине оказались черемойя и клементин.

Предвкушая переедание фруктами дома, девушка направилась в отдел выпечки, как и планировала изначально. Чиро, всё-таки, забрал у неё корзину, и девушка не протестовала, так как фрукты весили прилично.

Проходя по рядам, девушка видела множество продуктов известных марок и множество незнакомых. Ей хотелось добавить в корзину, по меньшей мере, четверть магазина, но она не могла потратить столько чужих денег, даже понимая, что Альваро это, несомненно, порадует. Взяв всё необходимое в отделе выпечки, она направилась на кассу.

– Можете купить это всё, а я подожду в машине, чтобы не видеть, сколько вы за это заплатите?

– Конечно, сеньора. – Сказал Чиро, старательно скрывая улыбку. Он кивнул в сторону Хуго.

– Пойдёмте к машине. – Сказал Хуго, не скрывая милой улыбки.

По приезде домой Чиро сразу же спустился в комнату охраны. Хуго принёс пакеты с продуктами на кухню и расположился в кабинете.

– Что это будет, если не секрет? – спросила Мария, рассматривая покупки

– Булочки. – Скромно улыбаясь, ответила девушка.

– Вам нужна моя помощь?

– Нет, я справлюсь сама.

Лидия переоделась, собрала волосы в пучок, вымыла руки и приступила к готовке. Замесив тесто и поставив его подниматься, девушка вышла на террасу с огромной тарелкой фруктов. Она сделала пару кадров с разноцветной тарелкой на фоне моря и выложила в социальную сеть. Спустя минуту телефон завибрировал.

– Роскошно живёшь, сестрёнка!

– Привет! Скоро приедете ко мне и тоже налопаетесь экзотических фруктов!

– Договорились! – Они хором посмеялись. – Как ты?

– Не жалуюсь, у нас всё хорошо. А как дома дела?

– Дома тоже всё отлично. Девчонки уже горят планами об отдыхе, бегают по магазинам и скупают шляпы и купальники!

– Молодцы! – Лидия снова засмеялась.

– И ещё, наши шенгены готовы, осталось только забрать паспорта в понедельник.

– Это супер крутые новости! – воскликнула Лидия, стараясь не выдать тревожные эмоций на лице. – А что на счёт отпусков?

– И я, и Наташа уже договорились, но нужно будет предупредить за 1 неделю.

– Хорошо, Альваро сейчас на работе, я поговорю с ним, как только он вернётся.

– Ладно, потом сразу же звони. Кем хоть работает твой испанец? Мы ведь ничего не знаем о нём!

– Познакомитесь на месте, когда прилетите! Единственное, что вам нужно знать – он очень хорошо понимает русский язык, потому что не совсем испанец.

– Даже так? Спасибо, что предупредила! – Они снова весело захохотали.

***
Лидия достала противень из духового шкафа, и аромат, который и до этого разлетелся по всему этажу дома, стал ещё ярче. Взбив сливочный крем, она поливала им ещё горячие булочки, дрыгая ногами и подвывая задорной песне из колонки. Когда что-то мелькнуло в тёмном коридоре, она обернулась. Альваро стоял на пороге кухни, держась руками за дверные косяки, и скромно улыбался.

– Не знала, как ты отреагируешь, но единственная сладость, которую я готовлю идеально, это булочки с корицей.

– Ты невероятная, ты знаешь? – тихо сказал он. Девушка застенчиво рассмеялась.

– Была бы, если бы специально для тебя научилась печь, но нет извини. Это моя любимая сладость, из тех, что я умею готовить сама. – Она сполоснула руки и сняла фартук. Альваро подошёл к столу, разглядывая противень, и спросил:

– Кажется, я вовремя?

– Да. – Лидия обняла его, закинув руки на шею. – Я бы убила тебя, если бы ты пришел поздно, когда булочки остыли.

Альваро беззвучно посмеялся и обвил руки вокруг её талии.

– У тебя всё хорошо? Ты так резко уехал.

– Всё прекрасно, не волнуйся. – На его лице была спокойная улыбка, а глаза блестели в тёплом свете кухонных ламп.

***
Вечер выдался необычайно тёплым. Солнце уже садилось, но жаркий воздух лежал над безветренным побережьем. В комнате, едва слышно играла музыка на ноутбуке Лидии. Они сидели на террасе с зажженной гирляндой, хохоча над глупостями и уничтожая булочки с кофе. Альваро явно был в приподнятом настроении, и Лидия, глядя на него, чувствовала себя счастливой. Они смеялись, размахивая липкими руками так, что полтеррасы заляпали кремом, включая стол, кофейные кружки и даже пол.

– Если кто-то увидит нас сейчас, то подумает, что мы очень пьяны! – Невнятно сказала девушка, бессильно дожевывая третью булку.

– Пускай думают, что хотят. – Ответил Альваро с ещё более набитым ртом и оба снова засмеялись.

– Ты совсем не пьешь алкоголь? – Девушка допила кофе из серой липкой кружки и улеглась в кресле, демонстративно выпячивая набитый десертом живот.

– Почему ты так решила?

– Не видела в доме алкоголя, совсем.

– А ты хорошо искала? – смешливо спросил мужчина, разобравшись, наконец, со своей порцией.

– Альваро! Почему нельзя просто ответить?

– Я не пью алкоголь. Только на людях, если того требует повод.

– Спасибо, что ответил хоть на что-то. Я и не мечтаю узнать причину такого отношения к алкоголю, но разделяю твою позицию.

– Ты не пьешь?

– Могу выпить в компании, или на празднике, но не вижу в этом смысла.

– А как же веселье?

– Предпочитаю проводить время с людьми, с которыми весело без алкоголя.

– Очень разумная позиция. Давай, пойдём и вымоем руки?

Девушка застонала, разваливаясь в кресле

– Я не могу двигаться, я переела.

– Тогда я возьму тебя на руки и отнесу! – Альваро начал медленно тянуть к ней ладони, растопырив липкие пальцы.

– Нет! – она сползла с кресла, хохоча. – Я пойду! Пойду!

***
– Сегодня мне звонил брат. – Она, наконец, решилась заговорить, опустив взгляд к раковине. – Все документы готовы.

– Это здорово.

– Да, здорово, только я не смогла сказать, что всё переносится на неопределенный срок.

– Нет, не переносится. В ближайшие дни мы всё организуем. – Он говорил спокойным и будничным тоном, как бы между делом, вытирая руки чёрным полотенцем.

– То есть как? – Лидия выключила воду и резко повернулась. – А как же безопасность?

– Всё разрешилось. – Альваро протянул её полотенце.

– И ты ничего не говоришь? – Она выхватила чёрную ткань, не скрывая злости.

– Вот, говорю.

– Ты нашел Андреаса?

– Нашел.

– Почему я должна вытягивать из тебя информацию, как будто меня это совсем не касается!

– Я не хочу, чтобы ты переживала, Ли.

– Но это ведь хорошие новости, почему я должна переживать? Или, есть и плохие?

– Плохих нет, честно.

– Так, значит, всё в порядке? Ведь дело не только в Андреасе, он же просто помог тем людям.

– Я почти всё решил.

– Почти?

– Да, есть ещё несколько дел. Поэтому я не сказал тебе, потому что почти.

Когда на террасу всё-таки опустилась ночная прохлада, а небо медлительно затянули тучи, они, обнявшись, поднялись в спальню Альваро. Закрыв за собой чёрную дверь, девушка прильнула к ней спиной и задумалась.

– Альваро, у тебя нет ощущения, что всё это не по-настоящему, как будто сон?

Он не ответил, подошёл, опустив взгляд, взял двумя руками за край её футболки и потянул вверх. Лидия, без уговоров подняла руки, позволяя стащить с себя одежду.

Альваро положил руки ей на плечи и медленно проследовал к шее, приподнимая её голову вверх. Затем, оторвав взгляд лишь в самый последний момент, коснулся губами шеи. На местах его поцелуев кожу показывало от жара, но затем сквозняк из окна остужал ночной прохладой.

Она запустила пальцы в его волосы, выгибая спину, отклоняясь назад, и всё ещё раздумывая над своим вопросом. Но мгновение спустя она закрыла глаза, и сосредоточилась на его прикосновениях. Он томил, неторопливо спускаясь вниз по телу, проводил языком по горячей коже, даря прохладу.

Когда она почувствовала, как внизу живота собирается жар, обхватила его руками за шею и ногами за бёдра, придерживая её за ягодицы, Альваро унес девушку в постель.

***
Прошла вечность, час или минута, она не знала. Но руки и ноги устали от напряжения, шея совсем ослабла, капельки пота щекотали кожу, скатываясь на постель. Когда их дыхания успокоились, стал слышен шум ветра в окне, который с громкими всплесками подкидывал волны на берег.

– Каждый раз, когда мы занимаемся этим, на побережье начинается шторм. – Наигранно устало проговорила она.

Он почти беззвучно засмеялся.

– Думаешь дело в нас?

– Уверена, что да. Она стащила с него ногу и лениво перекатилась на спину. – Вот увидишь, утром проснёмся, а за окном ни облачка.

Так и было. С самого утра на город опустилась жара, вытягивая из воздуха всю влагу.

Глава 23

– Просыпайся, Соня. Поедешь со мной.

Она подняла голову с подушки, сначала посмотрев на него, а затем на окна.

– Который час?

– Девять утра.

Девушка жалобно захныкала и села на кровати, потирая заспанные глаза.

– Куда мы поедем?

– У нас несколько дел в Барселоне.

– У нас? То есть, у меня тоже?

– Да.

– Заинтриговал. Я успеваю вымыть голову?

– Да. – Он закончил застёгивать темно-серую рубашку, подошёл к кровати и наклонился, чтобы поцеловать. Лидия приподнялась, позволяя ему коснуться своих губ.

Девушка за пять минут приняла душ и вымыла голову. Замотав её полотенцем, накинув халат, и всё ещё не до конца проснувшись, спустилась к своему гардеробу. Как только она открыла дверь в комнату и вспомнила вчерашний счастливый вечер на террасе, на её лице засверкала улыбка. Лидия вышла на террасу и зажгла огни. Хоть на улице и было светло от утреннего солнца, гирлянды засветились своей магией. Спустя несколько минут она вспомнила, что пришла в комнату, чтобы собраться.

Машина с привычным составом пассажиров остановилась на углу широкой светлой улицы.

– Что здесь?

– Магазин техники. – Лидия приподняла брови и надула губы, давая понять, что не довольна ответом. – Мы купим всё необходимое, чтобы ты сделала снимки нового меню.

***
– У нас есть ещё дела? – спросила она, садясь в машину вместе со счастьем на лице.

– Да. На этих выходных сеть отелей празднует день рождения. Ты будешь присутствовать там со мной.

Чиро загрузил в багажник фототехнику, и машина выехала на широкую многолюдную улицу.

– Ты не спрашиваешь у меня, хочу ли пойти, а ставишь перед фактом, верно?

– Верно.

– А почему это звучит, как приглашение на печальное событие, а не на праздник?

– Потому что так и есть. Это вовсе не праздник, а показательное мероприятие.

– Что это будет?

– Банкет в ресторане Оризари.

– А подробнее?

– В ресторане соберётся две сотни высокомерных заносчивых снобов, чтобы обсудить друг друга. Влиятельные бизнесмены города будут говорить хорошие слова, проглатывая желч, мужчины будут меряться деньгами, женщины – мужчинами и нарядами.

– Спасибо за яркое описание! Ты явно в восторге! Зачем это всё тебе?

– Имидж.

– И всё?

– Способ продемонстрировать власть.

– Очень честно. Так куда мы направляемся?

– Выбрать тебе платье и украшения. И костюм мне.

– Купим тебе ещё один черный костюм и рубашку на полтона темнее?

– Сначала выберем наряд для тебя, а затем костюм, который к нему подойдёт.

Чиро, сидящий на переднем сидении, ответил на телефонный звонок. Затем повернулся к Альваро и сказал.

– Сеньор, Антонио Рикардо уже в аэропорту.

– Понял. – Альваро выдохнул и повернулся к Лидии, взяв её рукой за щеку.

– Ли, я должен уехать на деловую встречу.

– А я не могу поехать с тобой?

– Тебе незачем уныло ждать окончания переговоров. Выбери себе платье и украшения и Хуго отвезёт тебя домой, ладно?

Девушка согласно кивнула. Вначале она расстроилась, но затем решила, что так будет лучше. Она спокойно выберет себе платье, то, которое понравится именно ей, и будет открытым или закрытым на столько, насколько захочет она.

Они вышли на улицу. Альваро наклонился чуть ближе и сказал, тихим, голосом, заглушавшим суету мегаполиса:

– Не вздумай купить что-то вульгарное.

– Как ты вообще можешь меня бросить? Я не сильна в платьях для пафосных мероприятий.

– Мы можем прийти туда в моих спортивных костюмах, но ты будешь чувствовать себя гораздо лучше в вечернем наряде. – Альваро улыбнулся ей своей спокойной и сильной улыбкой. Показав охранникам несколько жестов, он сел в машину вместе с Дани.

Лидия, подождав, пока его автомобиль скроется в потоке, повернулась к бежевому зданию с узкими длинными окошками.

– Хуго, ты понимаешь что-нибудь в пафосных платьях? – Девушка шагнула к входу, и парень придержал для неё дверь, отвечая:

– Нет, Сеньора.

– Вот и я тоже нет.

В просторном, вытянутом в длину зале с белыми стенами преобладала пустота. Весь потолок был усеян круглыми лампами, которые отражались на белом мраморном полу. Вдоль одной стены располагались высокие белые стойки с платьями на вешалках. Нарядов было не много, все они висели строго по цветам.

– Что бы вы хотели, сеньорита?

Лидия несколько секунд смотрела на девушку в брючном костюме молочного цвета, раздумывая над словом «сеньорита», а не над фасоном платья.

– Я не знаю, что мне нужно, но думаю, мы можем пропустить все эти стойки и отправиться к самым дальним.

В конце стены стояли две высокие стойки с черными вечерними платьями в пол.

Спустя час Хуго и Лидия вышли из магазина. Парень открыл ей дверь машины, поставив на соседнее сидение белую плоскую коробку с золотистым логотипом на крышке.

Они проехали по кварталу вперёд. Разглядывая улицы, девушка вдруг увидела то, куда захотела попасть

– Хуго, мы можем остановиться здесь на несколько минут?

– Конечно, сеньора. – Парень дал указания водителю, и машина тут же въехала на подземную парковку.

***
В этот вечер Лидия уснула далеко заполночь, так и не дождавшись Альваро.

Она открыла глаза, сразу же увидев его в свете ночной лампы.

Альваро, одетый в брюки и рубашку, сидел в кресле, скрестив ноги на столе и прятался за пустым взглядом перед собой. За окном только-только начинало рассветать.

– Альваро. – Позвала Лидия. Он не отозвался, не услышал, потому что был не в этой комнате. – Где ты?

Мужчина повернул голову, увидев, что она не спит, поднялся и подошёл.

– Извини, не услышал тебя – сказал он, ложась набок лицом к ней. – Что ты сказала?

– Я спросила, где ты.

– Я был здесь.

– А где были твои мысли? – она потёрла ладонью заспанное лицо.

Он ухмыльнулся и опустил взгляд. Лидия подвинулась ближе и закинула на него руку в неуклюжем сонном жесте.

– Ладно, не отвечай, тогда просто обними.

Мужчина тихо, почти беззвучно засмеялся и обнял.

– Но знай, что мне не нравятся ночные дела.

– Ты выбрала платье? – спросил он, переводя тему.

– Уверена, ты в курсе, что да.

– Это правда. – Он ухмыльнулся, не отводя взгляд. – Не хочешь показать?

– Увидишь на мне послезавтра.

– Я одобрю?

– Зависит от тебя.

– Почему ты не купила украшения?

– Мне они не нужны.

– Я не сомневался. – Он устало улыбнулся, и, несколько секунд помолчав, сказал: – Ты моё солнце, Ли.

Приоткрыв заспанные глаза, что всё ещё слипались, она нежно ему улыбнулась.

– Не солнце, просто свет настольной лампы.

– Нет, ты не просто свет. Ты пламя, ты освещаешь и ты греешь, несмотря на то, что у тебя самой вечно холодные ноги. Но ты так меня согреваешь. Я знаю, что в мире тепло. Но пробыв длительное время рядом с твоим теплом, весь остальной мир кажется мне промерзшим. Я отхожу от тебя, как от костра и замерзаю, меня не греет больше ничто.

Она задумалась. Постаралась прогнать сон и поднять на поверхность все свои чувства, сравнивая с тем, что он описал. Ей стало стыдно за то, что она ощущала тепло, но не видела света. Девушка спрятала лицо и зажмурилась.

– Я знаю, о чем ты думаешь. – Он почувствовал. – Я знаю.

Она подняла лицо и поцеловала его, нежно прислонив губы к губам. Затем тихо заговорила:

– Я не умею так красиво говорить как ты, но я тебе всё покажу. Но не сейчас, а когда досплю эту ночь. Ладно?

Он не ответил, натянул на неё одеяло, как всегда сброшенное во сне и перевернулся на спину, устремив взгляд вверх, словно сквозь потолок видел светлеющее над ними небо.

Глава 24

Черный шелк, блестя на свету, проскользил по бедрам, заструился, упал вниз по телу и приземлился к ногам. Собрав подол в руку, она шагнула в открытые черные туфли на шпильке. Пригладив ткань к телу на талии и бедрах, она подошла к зеркалу, где собрала волосы в высокий хвост и села на стул, разглядывая купленную косметику. Затем нанесла немного пудры на лицо, выровняв тон кожи, очертила угольным карандашом брови. Несколько минут размышляла, стоит ли выделять глаза. Ухмыльнувшись себе в зеркале, она решила, что к этому платью обязана сделать соответствующий макияж. Она обвела глаза черными матовыми тенями, чуть растушевав по контуру век, затем нанесла тушь только на верхние ресницы. Взглянув на себя в зеркало кошачьим взглядом, она поняла, что выбрала правильный макияж.

Проведя пальцами по тонким атласным лямкам, чтобы расправить их на плечах, девушка услышала, как открылась дверь в комнату. Она закрыла глаза и выдохнула, пока Альваро медленно шёл к ванной.

– Ты готова? Я могу зайти?

– Ты можешь зайти, даже если я не готова.

Он показался на пороге, и замер, как всегда идеальный, в черном костюме и рубашке, расстёгнутой на несколько верхних пуговиц. Его волосы были безупречно уложены в лёгкую волну, чуть спускаясь на лоб.

На лице мужчины загорелась улыбка, сразу, как только он увидел Лидию. Приподняв голову, Альваро окинул её взглядом с ног до головы, чуть задержавшись на вырезе на бедре, а затем вернулся к смелому декольте. Он шагнул к ней, лёгкой плавной поступью, словно пантера, подбирающаяся к добыче. Когда он подошёл совсем близко, девушка протянула руки, поправляя ворот его рубашки, затем подняла взгляд.

– Ничего не скажешь?

– Слова бессильны. – Он качнулся вперёд и схватил её губы в дерзком поцелуе. – Мне нравится твой макияж, особенно то, что в нем не предусмотрена помада. – Он снова упал на её губы. Её руки переползти с ворота рубашки на шею, притягивая его ближе. Альваро несмело положил руки на её бедра, чуть скользнув пальцами по гладкой ткани.

– Все женщины сегодня повесятся.

– А мужчины?

– Я всех убью.

– Мне не нравятся такие шутки.

– Кто сказал, что я шучу.

Мария замерла на кухне, с полотенцем в руках, когда они проходили мимо. Альваро открыл входную дверь и пропустил девушку вперёд. На улице их ожидало сопровождение в чёрных костюмах и белых рубашках. Хоть охранники и были одеты так каждый день, сегодня Лидия видела всё в торжественном свете. На подъездной стояли две чёрные легковые машины. В первой уже находился водитель, Дани сел за руль второй, рядом с ним расположился Хуго.

– Чиро, если ты не моргнешь в ближайшую секунду, я дам тебе по морде. – Будничным тоном сказал Альваро, не глядя на парня.

Лидия повернулась, обнаружив, что является объектом пристального внимания всех мужчин в ограде. Она залилась улыбкой, смущённо спрятав лицо, и ещё раз похвалила себя за макияж и платье.

***
– Готова?

Она медленно повернула к нему голову и ответила ухмылкой и блеском в глазах.

Когда он открыл ей дверцу автомобиля, и девушка поставила ногу на каменную дорогу, она почувствовала себя звездой. Взяв его за протянутую руку, она ощутила такую уверенность, что наполняла её изнутри и заставляла сиять. Взглянув на Альваро, на его глаза, что горели для неё, девушка гордо приподняла голову и расправила плечи.

Когда они медленно пошли по красной дорожке к входу в отель, Альваро чуть наклонился к ней и шепнул:

– Ты великолепна.

Не склоняя головы, она ответила:

– Стараюсь тебе соответствовать. – Приподняв уголки губ в игривой улыбке, она направила на него взгляд небесно-голубых глаз, посветлевших в обрамлении углём.

Шагая нога в ногу, они выглядели как главные герои фильма, но на их лицах были настоящие эмоции, их глаза сияли друг для друга. Страсть, что они излучали, сияла ярче закатного солнца на их черных одеждах. Будто два демона шагнули на поверхность земли, только они сами знали о грехах и слабых сторонах друг друга, для всех же они казались чем-то идеальным, тем, что нельзя разрушить. И чувствуя свою силу, они питали друг друга, ведя по правильному пути.

Вся улица была заставлена элитными машинами. Только сейчас, увидев их количество, девушка поняла, как много приглашено гостей, ведь и подземная парковка явно не пустовала. У входа в отель находились несколько групп мужчин в идеальных костюмах. Все они вежливо кивали, несдержанно бегая взглядом.

– На нас смотрят так, будто мы Бред Питт и Анджелина Джоли.

– Мы лучше, они ведь развелись. – Ответил Альваро.

Лидия наклонилась к нему чуть ближе и шепнула.

– Да, но у тебя не такая накаченная задница.

Альваро одарил её взглядом, говорящим о том, что он спросит с неё об этих словах. Девушка ответила сверкающей улыбкой и сжала ногтями его локоть.

– Итак, чем же мы займёмся? Будем танцевать?

– Не-а, только не танцы, извини.

– Да ладно, ты ещё и не танцуешь!

– А чего ещё я не делаю?

– Не придирайся к словам! – Они вошли в холл, сквозь открытые двойные двери. Последовала череда вежливых приветствий от персонала отеля в светлых костюмах.

– Ты ведь явно что-то имела в виду, скажи.

– Не скажу. – Лидия пробежала глазами по пустому холлу, боясь взглянуть на зал ресторана. – Это мой личный список твоих минусов. Так что с танцами, почему нет?

– Просто нет.

– Ладно, поедим в толпе незнакомых людей и вернёмся домой.

Альваро повернулся к ней с весёлой улыбкой на лице и ничего не ответил. Они вошли в ресторан.

Его зал сильно изменился с прошлого их совместного обеда здесь. Не было никаких атрибутов праздника, ни воздушных шариков, ни цветов, больше чем обычно. Изменилась расстановка столов, а точнее прежних столов и вовсе не было. Их заменили круглые высокие столики, уставленные подносами с изобилием закусок. Даже еда на тарелках была в цвет всего оформления, ни намека на пёструю безвкусицу, только светлые тона с акцентами из зелени. Ещё в зале видоизменилось освещение. К множеству теплых ламп, свисающих с потолка, прибавились большие проекторы в углах зала. От них исходили лучи белого света, медленно скользящие по стенам, столам и людям. В ресторане стоял гул двух сотен голосов, который поддерживала бессловесная инструментальная музыка.

Как только Лидия и Альваро вошли в зал, люди начали глазеть на них без попыток скрыть любопытство. Девушка чувствовала на себе оценивающие взгляды, слышала перешептывания, которые, несомненно, приписывала на свой счёт. Они медленно шагали по проходу, направляясь к столику во главе. Все присутствующие начали приветствовать их: те, кто был близко, на словах, а те, кто располагался вдали от прохода, почтительно кивали. Всё это казалось действительно почтением и дружелюбием, но Лидия хорошо ощущала пропитанную ядом атмосферу.

Они, наконец, подошли к столику, расположенному по центру огромного зала, за которым уже разместились две пары. Лидия сразу узнала директора отеля. Он и ещё один мужчина, протянули Альваро руки для рукопожатия.

– Сеньора! – Мужчины почтительно склонили голову в её сторону.

– Здравствуйте! – Она удивилась своему спокойному звонкому голосу, ведь внутри всё скукожилось от волнения.

– Лидия, ты же помнишь Михеля Ромеро? – спросил Альваро. Девушка кивнула в ответ. – Это его супруга, Пилар. – Женщина, лет на 10-15 моложе Михеля, в бежевом, чересчур открытом платье в пол, улыбнулась, не столько Лидии, сколько Альваро. Она медленно провела рукой по голове, приглаживая платиново-блондинистые волосы в, и без того, идеальном пучке. Альваро повернулся ко второму мужчине, с внешностью типичного испанца сорока лет, смуглого, с темными волосами по краям от залысин. – Это Серхио Кабело, директор ещё нескольких отелей моей сети. И его супруга, Олдонса. – Жена Серхио была как две капли воды похожа на спутницу Михеля, только её макияж был ещё ярче, а платье на несколько тонов темнее.

После формальных поздравлений с бокалами шампанского, к Альваро подошла девушка в фирменном костюме отеля, передавая ему папку с документами. Мужчина, рассматривая бумаги несколько секунд, сделал серьезное и недовольное лицо. Он повернулся к Лидии и сказал:

– Ли, я оставлю тебя на пару минут, не скучай. – Девушка не успела ни возразить, ни согласиться, он тут же исчез в разноцветной толпе.

– Вы явно не местная! – вдруг воскликнула Пилар.

– Меня выдает мой акцент? – Лидия подошла чуть ближе к столику и поставила бокал с шампанским, из которого отпила лишь глоток во время тоста.

– Да, а ещё светлота кожи.

– Я русская.

Женщины хором ахнули, фальшиво, будто знали всё прежде.

– О! Сдравштвуйте! Как дэла? – воскликнула Олдонса, довольно собой улыбаясь. У всей компании на лица всплыло ожидание.

– Добрый вечер. Мои дела прекрасно. – Произнесла Лидия на русском, голосом представителя банка, рекламирующего услуги.

Все четверо обрадовались, словно им улыбнулась обезьянка в зоопарке.

– Русский язык такой грубый! – сказала Пилар.

– А ещё он очень сложный! Я слышала, что его учить труднее, чем китайские иероглифы! – Добавила Олдонса.

– Вы неплохо говорите по-испански! – сказал Серхио, перебивая жену. – Ваш акцент практически незаметен, для русской девушки.

– Спасибо.

– Видимо, у вас был веский стимул выучить испанский? – сказала Олдонса, осаждая мужа взглядом.

– Ну, конечно. Я встретила Альваро, мы полюбили друг друга, и нам нужно было как-то общаться.

Все четверо молчали, переминаясь с ноги на ногу. Лидия наблюдала за их лицам, стараясь скрыть усмешку.

– Что ж, очень романтично. – Произнесла женщина, снова приглаживая идеальный пучок и постукивая пальцами по бокалу шампанского.

Если бы не шум сотен голосов и ритмичная музыка на фоне, то повисла бы неловкая тишина.

– Добрый вечер! – к столику подошёл мужчина в чёрном костюме и серой рубашке. Остановившись рядом с Лидией, он пожал руки Серхио и Михеля. – Кажется, я немного опоздал. Пропустил что-то интересное? – Он обвёл компанию за столиком взглядом и повернулся к Лидии. Девушка смотрела на него спокойно и беспристрастно. Мужчина был высок, прямо держал спину и, чуть наклонив набок светловолосую голову, неуместно ярко улыбался. – С вами, мы не знакомы. Я бы запомнил. – Он окинул её взглядом, задержавшись на губах. – Меня зовут Камиль Гарсиа.

Девушка скромно улыбнулась, раздумывая какую же ей назвать фамилию и не решилась сказать громкое «Морроне»

– Лидия Стиневич.

– Хм! – брови мужчины взлетели на лоб. – Полячка?

– Русская. – Она улыбнулась увереннее, приподняв подбородок.

Мужчина посмеялся, кивая опущенной головой.

– Как же вас сюда занесло? Вы ресторатор или владелица отеля?

– Не угадали, я – фотограф.

– Вы снова меня удивили! – воскликнул он, смущая компанию вокруг стола. – Что ж, Лидия! Почему вы без бокала? Выпьете со мной?

– Нет. – Коротко ответила девушка. – Я выпью со своим кавалером.

– Значит, Вы не одна? – Камиль скорчил обиженную рожицу. – Я должен был догадаться! – Мужчина сделал шаг ближе, как бы невзначай, но девушка сразу же заметила этот жест. – Но вы ещё можете уйти этой ночью со мной.

Лидия рассмеялась, не найдя другой реакции на откровенную наглость.

Альваро подошёл, будто телепортировался из другого конца зала. Сразу же обвил её талию рукой и демонстративно оставил руку на бедре. Лидия накрыла его руку своей и повернула к нему голову. Он не посмотрел на неё, его взгляд сжигал мужчину напротив.

– Здравствуй, Альваро!

– Мы уже виделись, Камиль.

– Вот почему эта женщина отказывается со мной выпить. – Он перевел взгляд на Лидию. Девушка почувствовала, как напряглась рука Альваро на её бедре.

– Дашь мне минуту, Ли?

– Конечно, – она подмигнула Альваро так, чтобы Камиль тоже видел. – Но только минуту. Я сделаю пару фото возле сцены.

Альваро кивнул ей и нехотя опустил руку, тут же спрятав сжатый кулак в карман брюк. Девушка плавно шагала между столиков, непринужденно поглядывая на мужчин в толпе. Альваро стоял как статуя, приподняв голову и лишь медленно шевеля губами. Слушая его, Камиль неестественно высоко задрал подбородок, в попытке казаться выше Альваро, или значимее. Подойдя к сцене, Лидия достала телефон и сделала несколько селфи под холодным светом софитов.

– Наконец-то, мы встретились. – Пропел женский голос за её спиной.

Лидия повернулась. Перед ней стояла миниатюрная женщина невысокого роста, с темными волосами и яркими чертами лица. Улыбка её пухлых губ казалась дружелюбной, но в карих глазах интерес боролся со злобой. – Я представляла тебя совсем по-другому. – Женщина отпила красного вина из бокала. – Смуглее и ниже, гораздо ниже. – На ней красовалось приталенное платье тёмно-синего цвета, его верх, с трудом прикрывающий пышную грудь, был расшит камнями.

Лидия старалась не рассматривать её, лишь окинула взглядом и смотрела брюнетке в глаза.

– К сожалению, а может быть к счастью, вас я не представляла вовсе. – Лидия наклонила голову набок, ухмыльнувшись уголком губ.

– Это не удивительно. У мужчин не принято рассказывать о бывших.

Лидия, где-то в своих мыслях устало завыла от услышанной информации, но не подала виду. Она, молча, убрала телефон в сумочку и уставилась на женщину в ожидании яда.

– Все поражены, ведь он сама галантность сегодня, рядом с тобой. Улыбается. Что ты с ним сделала?

– Что, по-твоему, нужно сделать с мужчиной, чтобы он вёл себя воспитанно? – Лидия перешла на «ты», так как к ней с самого начала разговора не выказывалось уважения.

Женщина спрятала ухмылку за бокалом вина, раздумывая над ответом.

– Какую дерзкую игрушку он себе привёз. Посмотрим, как долго он будет играться.

– А как долго он игрался с тобой? – Лидия шагнула вперёд и выпрямила плечи, нависая над брюнеткой ещё больше.

– Достаточно долго, чтобы я успела изучить его. Знаешь, у тебя лицо такое же, как у тех, кто был до тебя. Ты так уверена в себе, но стоит тебе ошибиться, и ты поймёшь, что ты не особенная, а самая обычная.

Лидия, лениво обвела взглядом зал в поисках спасения от этого разговора. Если бы женщина напротив знала, как ошибается в наличии уверенности.

– Послушай, не знаю, как тебя зовут, прекрати запугивать меня, будто я убегу прочь и ты займёшь моё место.

– Ты не знаешь его. Пока ты устраиваешь его – ты центр его вселенной, он нежен с тобой. Ты не видела его злым. По-настоящему злым.

– Дорогая, дай мне свой номер телефона. Когда Альваро меня бросит, я тебе позвоню. Может, тогда мы встретимся и выпьем по коктейлю.

– Ты глупая девчонка. – Она склонила голову набок, стараясь придать жалости смазливому лицу.

– А ты брошенная и обиженная женщина. – Лидия скопировала её движение головы.

– Интересно, как долго ты планируешь задержаться в его жизни? И как ты будешь уживаться с другими женщинами.

– Я не собираюсь уживаться с другими.

– Я тоже так думала. Что я особенная, а особенным ведь не изменяют.

– В этом наша с тобой разница. Я не считаю себя особенной.

– Какой у тебя рост? – вдруг спросила брюнетка.

– 183.

– Боже! – Она опустила взгляд к ногам и скривила лицо, будто увидела ком дождевых червей. – Да ты ещё и на каблуках!

– Могу себе позволить. Ведь Альваро всё равно выше.

– Как тебе банкет, оформление просто шикарное, правда!?

Лидия не успела удивиться такой резкой смене темы, а сразу же поняла причину.

Альваро снова появился из ниоткуда, вынырнув из-за спины Лидии. На этот раз он просто подошёл, не дотронувшись до неё. Девушка нуждалась как раз в этом, в его поддержке, не словами, но хотя бы прикосновением. И она не могла коснуться его первым. Не могла повиснуть на нем, не могла выпрашивать поддержки взглядом.

– Альваро! Поздравляю тебя, дорогой! – она шагнула впёред, надеясь на объятия, но мужчина не шевельнулся.

– Спасибо, Дайана. Ты здесь с отцом?

– Да! – она улыбнулась, демонстрируя зубы. – Мама не смогла, и я составила ему компанию, чтобы поздравить тебя лично.

– Хватило бы и короткого делового звонка. – Альваро безразлично смотрел на неё с высоты своего роста. Её улыбка слегка погасла, она начала нервно поглаживать пальцами почти пустой бокал. Лидия, не сдержавшись, шумно выдохнула, осознав равнодушие Альваро.

– Ты ведёшь себя, будто ты здесь король. Но мы все знаем, что эта роль отведена не тебе. – Женщина скорчила гримасу сожаления, и Лидия отметила для себя, что её эмоции насколько же фальшивы, как и её сиськи.

– Извини Дайана, у меня затекла шея из-за того, что я так долго смотрю вниз. Передай отцу моё почтение.

– Он лично хочет поздравить тебя.

Альваро, деловито улыбнувшись, обнял Лидию за талию и утянул за собой от расстроенной женщины в синем.

– Я знаю, что ты не любишь комплименты, но в этом зале никто не способен затмить тебя.

– Спасибо, Альваро. – она положила ладонь на его плечо и одарила уверенной улыбкой. – Меня трудно затмить, как минимум из-за роста.

– Скучаешь?

– Да нет, как видишь, общаюсь с твоими милыми знакомыми, развлекаюсь, рассматривая расфуфыренных дам и безвкусно одетых мужчин.

– Не рассматривай мужчин.

– Да ладно тебе. Вас, сеньор Альваро, тоже никто не смеет затмить. Как минимум из-за вашего роста. – Она весело улыбалась, искорки в её глазах переливались от ярких лучей проектора.

– Ты так красиво говоришь моё имя.

– Кстати, твоё имя настоящее?

– Ты нашла лучше время и место, чтобы об этом спросить. – Он оглянулся по сторонам на пеструю громкую толпу вокруг. – Настоящее, хоть и не первое в жизни.

– И больше ты ничего не скажешь, а я буду бесконечно фантазировать на эту тему.

– Родители при рождении дали мне другое имя, – он приблизился к её уху и прошептал, – Фантазируй о другом.

Лидия, прикусив нижнюю губу, посмеялась, её щёки украсил румянец.

– Кто тот придурок?

– Камиль? – лицо Альваро в секунду поскучнело. Лидия утвердительно кивнула. – Его отец приятель моего покойного испанского папочки. Влиятельный человек в этой стране.

Лидия сморщила брови, стараясь разобрать смысл этих фраз, но дело было не в сложностях перевода.

– Ты чем-то ему обязан?

– Ничем. Уже ничем. Но это тот человек, с которым лучше дружить. Его сын занимает высокую должность в моём бизнесе в знак нашей взаимной дружбы.

– Что за должность?

– Формальная. Камиль думает, будто что-то здесь решает, его отец думает, что Камиль знает хоть что-то, чтобы держать меня в рамках.

– Он ведёт себя будто это действительно так.

– Этот идиот просто ангел, по сравнению со своим предком.

Девушка скривила лицо, раздумывая, как может существовать человек противнее.

– Держись от него подальше сегодня.

Как только он докончил фразу, к ним подошла одна из работниц отеля в белом платье по фигуре.

– Сеньор, Вас хочет видеть господин Фернандес. Он ждёт наверху.

– Проводи в кабинет. – Сказал Альваро, громким монотонным голосом и повернулся к Лидии: – Я брошу тебя ещё на десять минут, не скучай, ладно?

– Ладно, пойду танцевать.

– Одна?

– Нет, с каким-нибудь безвкусно одетым старым испанцем.

Она проводила Альваро взглядом до выхода в Холл, заметила, как он кивнул Хуго в её сторону. Кроме неё на уходящего Альваро смотрели ещё как минимум десять женщин и девушек поблизости.

Лидия грустно взглянула в сторону танцпола, где пары медленно расхаживали в танце, и не придумала ничего веселее.

– Хуго, идём танцевать.

– Но сеньора… – возмутился парень, поправляя ворот белой рубашки.

– Пожалуйста, я не могу больше стоять одна в толпе любопытных рож! Давай, идём! – она схватила его за руку и потянула в центр зала. Хуго выглядел растерянно, но когда заметил те самые любопытные взгляды, сразу же собрался и распрямил плечи.

Они остановились почти на середине танцпола. Лидия положила вторую руку на плечо Хуго, и он, почти не дотрагиваясь, взял её за талию. Между ними висело такое расстояние, будто они видят друг друга в первый раз. Неловкость парня ощущалась очень хорошо, хотя и вряд ли была заметна со стороны. Несмотря на свои метр девяносто, он шагал в танце довольно легко и двигался очень даже ловко.

– Куда подевался Дани? Я не видела его с самого приезда. – Спросила Лидия, опустив взгляд, чтобы не видеть окружение.

– Возникли проблемы в службе безопасности.

– Что-то серьезное?

– Нет, он спустился на цокольный этаж и скоро будет здесь.

Они, молча, танцевали ещё пару минут, неловкость Хуго постепенно оседала, хотя он и держал дистанцию.

– Альваро всегда так занят работой, да?

– Нет, Сеньора, обычно он занят ещё больше.

– Разве это возможно, ещё больше? Во время праздника проводить деловые переговоры.

Хуго отвёл взгляд в сторону, неловко улыбнувшись.

– Ты так отреагировал, будто он не на переговорах, а с любовницей. А ты вынужден меня отвлекать.

– Нет, что вы. – Парень выдавил из себя дружелюбную улыбку, хотя у него плохо получалось скрывать беспокойство.

– Хуго, почему ты нервничаешь?

– Что сказал вам Альваро, когда уходил?

– Ничего, девушка из персонала подошла и сказала, что с ним хочет поговорить сеньор Фернандес.

Хуго нервно сглотнул, и перестал двигаться в танце. Нахмурив брови, он опустил руку с талии девушки и потянул её к выходу. Она не сопротивлялась, так как не успела и предположить, что происходит. Попутно выхватив из кармана брюк телефон, парень четкими движениями несколько раз нажал на экран и прислонил к уху. Лидия, которая уже успела серьезно обеспокоиться его поведением, одернула руку.

– Хуго, что происходит?

– Черт, в подвале нет связи. – Выругался парень, убирая телефон. – Сеньора, ничего не спрашивайте, прошу. Я посажу вас в машину.

Прокручивая в голове десятки возможных вариантов происходящего, девушка старалась ровно дышать и не задавать вопросов. Хуго, снова достав телефон, связался с водителем, парой слов приказав подъехать к входу.

Когда они вышли на улицу, машину уже была на месте, с Карлосом за рулём.

– Сеньора, сядьте в машину.

– Хуго, что не так, куда идёшь ты?

– Я найду Дани и вернусь к вам, хорошо? – не дождавшись ответа, парень открыл дверцу машины.

– Карлос, жди здесь, охраняй Лидию! – договорив, Хуго бросился прямо по улице и скрылся за углом здания.

Пару минут Лидия провела в машине, заполняя тишину своими тревожными мыслями. Чувствуя, как внутри нарастает беспокойство, девушка смотрела сквозь затёмненное стекло на окна восьмого этажа. Когда в кабинете Альваро зажёгся свет, ею неожиданно овладела паника, и тогда она медленными движениями сунула под сидение свой клатч.

– Карлос, я забыла сумочку в отеле, мне нужно вернуться за ней.

– Нет, сеньора! – щелкнула блокировка дверных замков. – Я не могу вас отпустить.

– Тогда сходите со мной. Мне срочно нужна моя сумка. – Водитель молчал, постукивая большими пальцами по рулю.

– Ну, пожалуйста!

Мужчина посмотрел на неё в зеркало заднего вида, несколько секунд сомневаясь, но затем послышалось нажатие нескольких кнопок. Он вышел и открыл дверь девушке, которая облегчённо вздохнула и выбралась на улицу, цепляясь каблуками за порог.

– Где ваша сумка, сеньора? – спросил Карлос, заходя в холл отеля.

– Сейчас спрошу у девушек за стойкой, можете подождать меня здесь.

Мужчина кивнул, останавливаясь у входа, Лидия, стараясь скрыть нервы, медленно прошла к рецепшн, лавируя между гостями, которые вышли из шумного зала в более спокойный холл.

Дверь лифта открылась, выпуская на этаж группу расфуфыренных дам. Лидия оглянулась на водителя, который скромно стоял у входа, рассматривая шумное торжество за стеклянной стеной. Девушку, не сводя с него взгляда, двинулась к лифту, и мужчина заметил это через пару секунд, но было поздно. Она рванулась к закрывающимся дверцам, задержав дыхание. Лишь между третьим и четвертым этажами она начала дышать. Удивляясь, как не споткнулась во время пробежки, она расстегнула босоножки и скинула их с ног.

Взяв туфли в руки, она шагнула на ковровое покрытие в коридоре. Пройдя до кабинета Альваро, девушка остановилась возле приоткрытой двери.

– Ничего не изменится, Габриэль. Ты всегда будешь тем, кто ты сейчас. Будешь лишь собакой у своего босса.

Не успев набрать воздуха, она сразу же нырнула в дверь, увидев пару пистолетов, направленных на Альваро.

– Если ты убьешь Альваро, это не сделает тебя героем в глазах босса, Габриэль. – её голос был спокойным и громким. Лидия прошла по кабинету, стараясь шагать уверенно и не показывать дрожи в коленях. Один из мужчин тут же направил на неё пистолет, второй, всё это время держал на прицеле Альваро.

Она остановилась возле Альваро, взглянув на обоих охранников, села на колени к нему и поставила туфли на стол.

– Лидия, великолепно выглядишь, просто превосходно. Хотя ты и в последнюю нашу встречу была красавицей. – Габриэль говорил чересчур громко.

Девушку почувствовала, как под ней напрягается Альваро. Она положила ладонь на его колено и успокаивающе сжала.

– Спасибо, Габриэль. Ты тоже выглядишь неплохо, не считая недотраха в глазах.

Габриэль подался вперёд на стуле

– Хочешь исправить это? – он ухмыльнулся, сжав в кулак руку, лежащую на столе.

– Если бы ты хотел меня трахнуть, то сделал бы это в ангаре. Так что, мы оба понимаем, у тебя другие цели.

Габриэль засмеялся, подняв указательный палец вверх, давая знать, что она права.

– Видишь ли, у нас тут серьезный разговор с твоим мужчиной. Ты нам немного мешаешь

– Ли, спустись вниз, к гостям. – Тихим спокойным голосом сказал Альваро.

– Да, Ли! – Повторил Габриэль, и Лидия снова почувствовала нарастающий гнев под собой.

– Габриэль, спустишься со мной? Так хочется потанцевать, а мой мужчина совсем не танцует! – она скорчила обиженную мордашку и снова сжала руку на колене Альваро.

Габриэль поднялся со стула и прошел к окну. Как только он остановился, в дверях показались Дани и Хуго, не издав до этого ни звука.

Двое мужчин Габриэля направили пистолеты на них, но их новые цели сделали то же самое, только гораздо раньше.

– Вам пора идти, парни. Если хотите уйти живыми. – Сказал Альваро, обнимая Лидию за талию.

Габриэль, опустив голову, потёр глаза рукой, затем поднял взгляд на Альваро.

– Я обязательно вернусь, чтобы договорить. – Он медленными шагами направился к двери. – И спрошу с тебя за смерть моего человека.

Лидия сразу поняла, о ком он говорит. Тот мудак, что пытался изнасиловать её в ангаре.

– Спросишь с меня! – сказала она, не сумев скрыть волнения в голосе.

– До свидания, Лидия! – он остановился в дверях и повернулся к ним, подавшись вперёд и прищурив глаза, тихо прошипел: – Ты великолепная женщина!

Как только он и двое его людей вышли из кабинета, девушка судорожно задышала. Облокотившись на стол, она опустила голову вниз и закрыла глаза. Альваро взял её за плечи и притянул к себе в объятия.

– Тшшш, успокаивайся. – Он погладил её по плечу и, заглянув в лицо, спросил: – Тянула время?

Девушка нервным движением согласно кивнула головой.

– Уволю нахер всю охрану! – рыкнул Альваро, задрав голову в потолок.

Дани и Хуго, молча, стояли возле двери, всё ещё держа в руках пистолеты.

– Едем домой!

– Нет, я сейчас успокоюсь, и мы спустимся вниз к гостям.

– Мы едем домой, Лидия. – Строго сказал мужчина, поднимаясь с кресла. Девушка обулась и вышла в коридор, встретившись с взволнованным взглядом Карлоса.

***
Лидия, по дороге домой в абсолютной тишине, думала, что не сможет уснуть от нервов ещё несколько суток. Она смотрела в окно, на освещённые желтыми фонарями обочины дорог, и старалась не слушать распоряжения Альваро. Он говорил по телефону тихим голосом, на английском и иногда на каталонском, чтобы девушка не понимала. Но, несмотря на обманчиво спокойный голос, она чувствовала исходящий от него гнев. Ей вдруг стало ясно, что снова появилась опасность, а значит, приезд семьи снова отменяется. На глаза навернулись слёзы, и она, впервые за вечер пожалела, что сделал такой яркий макияж.

Стараясь не смотреть в зеркало, чтобы запомнить себя счастливой в этом платье, как в начале вечера, она разделась и смыла косметику с лица.

Вопреки уверенности, что она останется без сна, её глаза бессильно закрылись, как только она легла на чёрную постель. Всё это время и большую часть ночи Альваро провёл в кабинете.

Когда она проснулась, в голове сразу всплыли те же мысли, с которыми девушка ложилась спать, словно не прошло этих семи часов. Она, не двигаясь, смотрела в окно, на поднимающееся над морем солнце. Спустя пару минут, услышав скрип кресла, она поняла, что Альваро находится в комнате. Девушка повернула к нему голову и тихо сказала:

– Привет.

Альваро, подняв на неё взгляд, не спешил отвечать. Он встал с кресла и, медленно пройдя по комнате, опустился на край постели. Девушка села, облокотившись на спинку кровати и он, наконец, монотонно сказал:

– Привет.

Лидия нахмурила брови, изучая его лицо.

– Почему так холодно?

– Потому что я на тебя зол.

– Объясни, пожалуйста. – Она изогнула нахмуренную бровь.

– Ты ведь понимала, что я разозлюсь, когда узнаю, что ты сбежала от Карлоса.

Она выпрямилась, сидя на кровати и глубоко вздохнула, подбирая слова.

– Я ведь сбежала не в посольство, просить помощи и депортации на родину.

Альваро, не дослушав до конца фразу, поднялся, застегнул пуговицы на чёрной рубашке и медленными шагами направился к двери.

– Стой! Ты вот так уйдёшь, ничего мне не сказав? – Она вскочила с кровати, натягивая на бёдра серую футболку.

– Мне лучше уйти, чтобы не сказать лишнего.

– Стой! – Ещё громче повторила она. На этот раз мужчина остановился и, сомневаясь пару секунд, повернулся к ней. Лидия подошла ближе. – Хоть раз что-нибудь мне скажи! – она нервно убрала растрепавшиеся волосы за уши. – Хоть раз!

– Я не ожидал от тебя такой глупости! – Он кричал. Лидия сделала пару шагов назад и уставилась на него пустым взглядом. – Как ты можешь так рискованно действовать!? Как!? – его лицо покраснело, на шее проступили вены.

– Как ты можешь не понимать, почему я так действую? – Она говорила тихо, гораздо тише, чем её сердце колотилось в груди.

Альваро поставил руки на талию, будто готов был нападать. Лидия, боролось с собой, чтобы испуганно не отвести взгляд. Но как только Альваро подался вперёд, намереваясь заговорить, девушка напала первой.

– Разберись в себе! Если для тебя удивительно, что люди рискуют жизнью ради других людей, то разберись в себе! Не нужно нападать на меня! – Она почти кричала, импульсивно вскидывая руками. Альваро слушал, не двигаясь, сосредоточив взгляд на её глазах и тяжело дыша через приоткрытый рот. – Потрудись хоть немного скрывать от меня своё недоверие! Оно меня убивает! Я такого не заслуживаю!

– Не кидайся громкими словами. Что бы ты ни сказала, я не приму такого дерзкого поведения! – Он говорил уже заметно тише, но свирепый взгляд всё ещё устрашал.

– Не принимай! Что ты сделаешь? Под замок меня посадишь? – она сделала шаг вперёд. – Я ведь и так под замком!

Лидия на секунду прикрыла глаза, борясь с гневом, и вдруг увидела сценарий последующих часов, как кино в ускоренной перемотке. Она представила, как он разворачивается и уходит, оставляя её в одиночку справляться с тяжестью слов.

– Мы поговорим, когда наша злость стихнет!

– Поцелуй меня. – Сказала она тихо, открыв глаза. И он замолчал, давая понять, что услышал сквозь свой бас её тихий дрожащий голос. Мужчина опустил руки и смотрел на неё, не уняв порывы гнева. Она продолжила: – Мы можем сейчас ругаться ещё целый час, потом ты уедешь, злой, обиженный. Будешь заниматься своими делами с налетом ярости. А я буду здесь, в четырёх стенах, одна, справляться со своим гневом и мыслями. – Она сделала неуверенный шаг вперёд. – Альваро, поцелуй меня.

Мужчина пару раз растерянно моргнул и гнев в его глазах начал затихать. Он сделал шаг вперёд и остановился, разглядывая её лицо, затем подошёл и медленно опустился к её губам, поцеловал. Они не трогали друг друга руками, словно боялись снова разозлиться. Альваро первым разорвал поцелуй, он стоял перед ней, опустив взгляд. Лидия, наконец, подняла ладонь и прикоснулась к его щеке, чуть поглаживая большим пальцем покрасневшую кожу. Когда он поднял на неё взгляд, девушка приблизилась, чтобы мужчина понял её намерения, и снова прислонилась к его губам.

Воздуха между ними не осталось, и они отстранились. Альваро взглянул на неё чистым, свободным от гнева взглядом, затем обнял, прижав к себе и положив подбородок на макушку.

– Ты мудрее всех кого я знаю. – Сказал он шепотом. Она улыбнулась, обвивая его руками.

–Пару минут назад ты назвал меня глупой.

***
– О чём ты думаешь с таким печальным лицом?

Она заулыбалась, тут же прогнав мысли. Пару секунд, раздумывала, стоит ли говорить Альваро.

Разумом она понимала, что все сказанные Дайаной слова были пропитаны злостью, завистью и прочими чувствами, присущими обиженной женщине. Но, как только она позволяла себе опуститься в раздумья, сама себе кричала, что в этом есть доля правды. И насколько велика эта доля, ей было страшно допускать. Её по-настоящему пугало, как тонка была грань доверия: от слов Альваро, человека, который без преувеличения был центром её мира, до слов женщины, которую она видела единственный в жизни раз.

– Эта милая особа, ростом в метр, включая двадцатисантиметровые каблуки, конечно же, наговорила мне кучу приятностей, и я не могу об этом не думать.

– Расскажи, подумаем вместе.

– Ты же понимаешь, что это слова о тебе, которые я должна вспомнить однажды.

– Не совсем понимаю. – Он нахмурил брови, будто она говорила на другом языке.

– Она убеждала, что я тебя не знаю, а когда узнаю – пожалею, что родилась. Примерно так.

Альваро встал с кресла, и, уперев руки в бока, прошёлся по комнате.

– Мне хватает интеллекта, чтобы догадаться, она твоя бывшая, и вы расстались не по её желанию. – Лидия встала с краешка постели и подошла к нему. – Меня не задевают угрозы или оскорбления моей внешности. Меня расстроили слова, что я тебя не знаю. Ведь это правда. Ты ничего не говоришь, а я стараюсь не спрашивать.

– На этой планете, и на других планетах этой вселенной, нет ни одного человека или представителя другой расы, кто знал бы меня хоть чуточку больше, чем ты.

– Хочется тебе верить.

– И даже после этой милой беседы с ней, ты сделала это, ни секунды не раздумывая.

– Что «это»? – нахмурив брови переспросила она?

Альваро повернулся к ней, скрестив руки на груди, и тихо сказал:

– Не думай, что я не заметил, как ты закрывала меня от пистолетов вчера. – Он задумчиво опустил взгляд. – Я впервые почувствовал себя в безопасности. Впервые кто-то защищал меня, рискуя собой.

– Ты ещё не понял, что я закрою тебя от всех пуль?

Он долго молчал, затем, глубоко вздохнув, обнял её и прижал к себе.

– Я понял. И ещё понял, что ты сама выстрелишь в меня, если я буду по другую сторону.

– Всегда будь на моей.

Глава 25

Завтраки охранников стали обязательностью. Хоть Лидия и спала по утрам до самого обеда, но уже перестала спрашивать все ли сыты, так как знала, что это вошло в норму.

Она всё меньше бодрствовала по ночам. Хоть за день и не уставала, засыпала вместе с Альваро. Как он высыпался, она не понимала. Приходя домой поздно вечером и, засыпая не раньше полуночи, утром он выглядел довольно бодро, отправляясь на работу. Его выходные были редкостью, но в них он позволял себе проспать с Лидией до обеда. О своих делах он по-прежнему не рассказывал. Часто думал, смотря перед собой.

Однажды утром, открыв глаза, Лидия осознала, что приняла это место своим домом, свыклась с его порядками и даже на день не представляет возвращения к прошлой жизни. Всё же безделье её пожирало. Все занятия, которые она могла придумать, не выходя за дверь с кодовым замком, всё больше вызывали отвращение. Ей казалось, что все хорошие фильмы уже просмотрены, а книги прочитаны, социальные сети не являли никакой новой информации, а мысли передуманы по несколько кругов и в нескольких направлениях.

Она надеялась, что Альваро заметит её плохой настрой, но как только он возвращался домой, девушка менялась, она была действительно счастлива и не думала о предстоящем пресном "завтра".

Печальной действительностью ударило отношение подруг. Девушки считали, что жизнь её столь интересна и насыщена, что общение свелось к нулю. Порой, она чувствовала в случайно брошенных фразах зависть, может бессознательную, но слишком очевидную, чтобы не заметить.

Каталина вернулась в школу, проводя на занятиях почти весь день. Альваро приставил к ней в личные охранники Лукаса, и девочка, чувствуя себя в безопасности, жила жизнью обычного ребенка.

Лидия с надеждой ждала прилёта семьи, который ожидался через пару долгих недель, осознавая, как соскучилась по общению. Но она боялась, что родные люди больше не найдут с ней тем для разговора, подпитав завистью и без того непрочные отношения.

Больше мысли, что они не приедут, её расстраивало только представление, что по итогу им придется вернуться домой. Она с радостной дрожью в руках представляла совместный отпуск. А затем, со слезами думала об их отъезде и продолжении пресных будней.

Лидия твердо решила обсудить вечером эту тему с Альваро, но уснула в 4 часа утра, так его и не дождавшись.

В то утро она проснулась в 9, снова одна и разозлилась. Злость росла с мыслями, что теперь она не видит его даже ночью, ведь утром он уехал, даже не разбудив, чтобы попрощаться. Девушка села на кровати, потирая сонные глаза. Затем посмотрела в окошко, где воздух беззвучно вибрировал от жарких солнечных лучей. Она постаралась успокоиться и прогнать гневные мысли, а когда попытка провалилась – швырнула подушку Альваро в окно со всей силы, что была в руках. Стекла зазвенели и задрожали, искажая солнечный свет.

– На месте моей подушки должен быть я? – Альваро выглянул из ванной с настороженным взглядом. На нем были лишь серые спортивные штаны, и он явно никуда не собирался.

Она вздрогнула, повернулась к двери и ни секунды не раздумывая, ответила:

– Да!

Мужчина вышел из ванной, прикрыв дверь и по-турецки сел на краешек кровати, напротив девушки, возле её ног.

– Поговорим?

– Я уже говорила тебе об этом, но ты меня не слышишь. Может, услышишь, когда я сойду с ума?

– Хочешь, родим ребенка, чтобы тебе было чем заняться?

Она захлопнула глаза от удивления, руки подскочили вверх и повисли, хватаясь за воздух.

– Успокойся, прости, я неудачно пошутил.

Девушка облегчённо выдохнула, но всё ещё обдумывала его шутку.

– Слушай, Ли, я не испытываю никакого удовольствия, заперев тебя в доме.

– Но так тебе гораздо проще жить!

– Ты имеешь в виду, когда я не переживаю за твою сохранность? Да, ты права.

– Альваро, мне не просто скучно. Это уже не капризы маленькой девочки.

– Я понимаю, что ты чувствуешь себя немного не свободной.

– Что? Немного не свободной? Я чувствую себя круглосуточной шлюхой! Да! Именно это слово.

Он поднялся и, отвернувшись, прошел по комнате, будто боялся услышать от неё именно это. Подойдя к оконному стеклу, он облокотился на него руками и положил на них лоб.

– Шлюх не любят. – Он говорил тихо, девушка почти не слышала его голос сквозь шум из открытого окна. – Шлюх не оберегают.

Лидия сползла вниз на постели, согнула ноги в коленях и обняла голову руками. Он снова её не слышал, не понимал, громкими словами доказывая свою правоту.

От последующей тишины звенело в ушах, но она не находила ни одной разумной фразы, чтобы эту тишину нарушить. Альваро тоже не справился с поиском нужных слов. Лёжа с крепко зажмуренными глазами, Лидия слышала, как он выходит из комнаты, шлёпая босыми ногами.

Девушка сразу же поднялась и, смотря прямо перед собой, ушла в ванную. Она представила как примет горячий душ, красиво страдая под каплями воды, словно героиня фильма, поплачет и снова будет сильной и вдохновлённой. Но слёзы отказывались освобождаться, а её волосы запутанными мокрыми сосульками повисли на лице, портя кадр из фильма. Равномерно шумящая вода вовсе не приносила никакого облегчения, а лишь раздражала своим невозмутимым спокойствием.

Она наспех вымыла голову, не прополоскав как следует волосы, и, укутавшись в махровые полотенца вот уже несколько минут пялилась на своё безжизненное лицо в зеркало.

– Я не умею, ясно? – он вошёл в ванную, хлопнув за собой дверью. – Не умею думать о других людях! Я учился только командовать и руководить, отчасти защищать. Но думать о потребностях других я не умею!

Лидия слушала его, оперевшись руками на раковину и исподлобья смотрела на своё мокрое отражение в запотевшем зеркале.

– Ты права, я маленький ребенок, потому что семья не успела научить меня жить. А сам я вынужден был учиться выживать!

– Не срывайся на мне! Я не умею ни того ни другого! Только ныть в перерывах между нашим сексом!

– Мы с тобой через столько всего прошли. Разве через это не сможем?

– Мне иногда кажется, что мы идём не вместе, каждый справляется сам.

– А я уверен, что вместе. Без тебя я бы ни за что здесь не оказался. Даже не увидел бы этот путь.

Они переговаривались через отражение в зеркале, словно оно было их переводчиком, а без него они бы друг друга не поняли.

– Альваро, ты очень красиво говоришь.

– Я научусь и делать.

– Я не требую от тебя невероятных свершений, не жду грандиозных поступков. Мне всего лишь нужно чувствовать себя человеком. Не твоим дополнением, а личностью, понимаешь?

– Ты хочешь работать?

– Хочу, хотя бы на тебя. Хочу делать то, что умею, то чему училась. Хочу выходить из дома не один раз в неделю в твой выходной и под твоим личным конвоем, а когда мне понадобится что-то купить, или просто увидеть что-то кроме стен. Понимаешь?

Он явно был недоволен требованиями, хотя девушка и подала их как пожелания. Мужчина боролся с собой, и это ощущалось очень ярко, его руки сжались в кулаки, он твердо стоял на широко расставленных ногах, играя желваками на напряжённых скулах.

– Пообещай мне, что будешь думать о безопасности. Оберегай сама себя, как это бы делал я, если бы был рядом. Думай наперед, обдумывай свои действия.

Лидия стянула с головы мокрое полотенце.

– Если я и захочу сделать что-то безрассудное, меня остановит твой гневный голос в голове.

***
Альваро, сидя за столом, вдумчиво вглядывался в бумаги. Лидия, посматривала на него, отвлекаясь иногда от книги.

– Альваро?

– М?

– Ты сегодня шутил про ребёнка. – Она отложила книгу на тумбу. – Ты хочешь детей?

Он оторвал взгляд от стопки листов и повернулся к ней с прищуренным взглядом.

– Ты думаешь об этом? Это была шутка.

– Мне вдруг захотелось спросить, какое у тебя в жизни отношение к этому. Мы с тобой никогда не обсуждали брак, детей.

– Не правда. Я уже говорил с тобой о браке.

– Очень много всего поменялось. Тогда ты хотел затащить меня в постель.

– Это грубо. – Тяжело вздыхая, он положил листы в папку и поднялся с места.

– Но это правда.

– Слушай, тема семьи для меня… – Мужчина сжал губы, подбирая нужное слово, но так его и не нашёл. Лидия понимающе кивнула. Он подошёл и сел на кровать рядом с ней, оперевшись на изголовье. Девушка подвинулась и спиной прижалась к нему. – У меня было три отца за моё насыщенное детство. Ни одного из них я не считаю хорошим примером. Ни одного из трёх. Но каждый из них на меня повлиял. Сейчас во мне есть что-то от каждого, и я понимаю, что это ужасно, но не имею представления как от этого избавиться, как себя перевоспитать. – Он, молча, размышлял несколько секунд. – Ты хотела бы детей?

– Я не знаю. Ну, точнее, хотела бы, конечно, в будущем. Это ведь нормально, хотеть детей от любимого человека.

– Более чем. – Он, глубоко вздыхая, притянул её ближе к себе. Девушка, словно ватная, не сопротивлялась.

– Альваро, сейчас самое время. Расскажи мне. – Она откинула голову, положив ему на плечо. – Я не могу тебе обещать, что это не изменит моего к тебе отношения. Но сейчас я как никогда прежде хочу знать.

– Больше всего на свете я боюсь именно этого. – Он тяжело вздохнул. – Того, что ты узнаешь и больше никогда не посмотришь на меня как прежде.

Последовали несколько минут тишины. Лидия молчала, поглаживая ткань его чёрной футболки.

– Моя мать возвращалась из вечерней школы домой, когда её изнасиловал парень из соседней деревни. Она забеременела и родители заставили её выйти замуж за того мудака. Так мы и жили. Мать с отцом вели себя как чужие люди. Он работал с утра до ночи, дома только спал и ел. Я до сих пор не знаю, кого он ненавидел больше, себя, её или меня. С зарплаты напивался, избивал нас. Мать меня защищала и ей еще сильнее доставалось. Когда мне было 5, он умер. Погиб на стройке, стеной придавило. И вот не стало отца и мы стали жить ещё хуже. Родственники выгнали нас из его дома ещё в день похорон. – Он снова тяжело вздохнул, и Лидия хотела отстраниться, чтобы ему было легче дышать. Но Альваро не позволил, крепко прижав её к себе. – Мама работала на трёх работах, снимала у соседской бабки комнату, похожую на подвал, и больше ни на что не хватало. Она была женщиной красивой, когда сошли синяки от побоев – особенно, даже, несмотря на хроническую усталость. За ней почти сразу после смерти отца начал ходить мужчина из деревни, приносил продукты, игрушки и книги для меня. Хоть она и не любила его, вышла замуж, чтобы в семье был кормилец. Поначалу я к нему сильно привязался, а мама так и держалась в стороне. Мы переехали в его дом на отшибе, у мамы появилось больше свободного времени, она меньше работала, ухаживала за домом, готовила еду, но всё свободное время проводила со мной. Тратила каждую свободную минуту на то, чтобы дать мне образование. Всегда предпочитала меня ему. Я тогда не понимал, как его это злило, и как он ревновал. Хотел своего ребенка, но не получалось. И постепенно он стал всё больше меня ненавидеть. Мог взять с собой в соседнюю деревню и бросить по дороге, в надежде, что я потеряюсь, и звери в лесу загрызут. А я всегда ревел и к ночи возвращался. – Альваро молчал пару минут, бесконечно сглатывая ком в горле, затем продолжил. – Как-то летом, лил дождь, весь дворик затопило. Мне тогда уже было 8, я проучился год в школе, стал всё понимать и ненавидеть его больше чем родного отца. И вот мать на работе, я черпаю воду, чтобы листья растений не сгнили. Приезжает отчим и посылает меня в соседнюю деревню с важным поручением, его другу отнести посылку. – Он откашлялся и продолжил. – Проснулся в темном скрипучем кузове грузовика. Рядом несколько пацанов ещё младше меня, ревут, зовут кто кого. Кого из нас хотели создать те люди, я до сих пор не знаю. Относились как к мясу, тех, кто не слушался – убивали, кто пытался сбежать приковывали к стене, чтобы умирали от жажды.

В общем, человек, которого я называю третьим отцом, меня от туда забрал, когда мне было 13. К тому времени я умел стрелять, рвать тупым лезвием важные артерии и сворачивать шеи. Ему нужен был приемник, трое его сыновей на тот момент были убиты. И воспитывал он меня жестоко, чтобы рука не дрогнула, когда будет нужно, учил выживать, учил защищаться. Дал школьное образование, еду, одежду, крышу над головой. Когда понял, что с мозгами у меня всё в порядке, а жизнь так помотала, что сожаления во мне уже не осталось, начал приближать меня к себе.

Стал мне отцом, действительно лучшим из всех. Как только я стал ему доверять, попросил найти маму, узнать, что с ней. И спустя месяц он рассказал, что она умерла, как и отчим. Вместе сгорели в пожаре.

К восемнадцати я жил в его особняке, учился в колледже, играл на коллекционной гитаре, и разъезжал на мустанге. Платой за всё это я стал его рукой. Я делал страшные вещи. Я делал всё, что он приказывал. Днём учился, а по ночам ломал людям кости, стрелял, шантажировал. Заставлял людей дать ему то, чего он хочет. Однажды, я рассказал ему о своих планах стать архитектором, о том, что закончу колледж через пару месяцев и поступлю в университет. Он посмеялся мне в лицо. Заливался смехом, плюясь слюной и давясь кашлем, а потом сказал, что я принадлежу ему. Что буду жить так, как позволит он. На следующее утро он улетел в Мадрид на сделку, а я решил найти в его кабинете свои документы, чтобы отправить в университет. Взломал сейф и нашел папку с её фотографией. Мать была жива, отчим тоже. Сеньор прилетел через сутки. С порога я набросился на него в гневе, требуя объяснений. А он достал пистолет, выстрелил мне в бедро и под мои вопли спокойно отправился по своим делам. Как в собаку, а не как в сына. – Альваро вздохнул, тяжело хватая воздух. Лидия не видела ничего перед собой, смотря в пустоту, она представляла мрачные пугающие картины. Девушка была не так дурна, чтобы додумать всё происходящее после, и как Альваро пришёл к тому, что у него есть.

– Ты его убил? – Она подняла голову, посмотрев на него, впервые за весь рассказ. Он смотрел прямо перед собой с каменным лицом, его грудь дергалась от неровного дыхания.

– Да. Но перед этим позаботился, чтобы большая часть его имущества осталась у меня.

– Сколько тебе было?

– Через день мне исполнилось 19.

Она закрыла лицо рукой, тяжело дыша через дрожащие губы.

– Тем летом я приехал в Болгарию. И два дня провел на свежей могиле матери. Вырвал и сжёг все кусты роз, которые росли поблизости. Её не стало лишь той весной, а не как он сказал, пять лет назад. Она искала меня до своей смерти. Умерла совсем одна, от сердечного приступа, ей было 35. Её сердце не выдержало.

Лидия обняла, уткнувшись в его плечо мокрым от слёз лицом.

– Меня им отдал отчим. Даже денег не взял. Мама меня искала и вовсе от него отказалась. Он сам ей признался, выпалил посреди ссоры.

– Откуда ты всё это знаешь?

– Та старуха, соседка, у которой мы жили, она жива, я говорил с ней. Единственное, чего она не знала, то куда сбежал тот ублюдок. Чтобы узнать это мне понадобилось 10 лет. Он сбежал в Россию.

Лидия зажмурила и так закрытые глаза. Она чувствовала, как дрожит Альваро, и её тоже начало колотить. Девушка пустила в голову эту действительность и не стала думать. У неё не было вопросов и не было к нему отвращения, только лишь жалость, которую она вовсе не хотела показывать.

– Он не очень-то боялся умирать, хотя узнал меня сразу, спустя двадцать лет. Я не почувствовал ничего. Никакого утешения, облегчения или удовлетворения. Я словно лишился чувств и не представлял больше ничего хорошего в жизни. Ведь у меня была цель отомстить, и вся жизнь превратилась в достижение этой цели, и вот она достигнута.

За окном приближался вечер. Девушка направила взгляд на бушующие волны, стараясь унять дрожь. Только когда почувствовала, что Альваро совладал с дыханием, тихо заговорила:

– Я не могу осуждать тебя, потому что мне ни за что не понять, почему ты поступил, так или иначе. И никому не понять, никому кроме тебя, человека пережившего это, не понять, что тобой двигало. Я могу многое сказать сейчас на счёт того, как ужасно лишать жизни другого человека, каким бы он ни был и что в жизни не сделал, но ты сам это знаешь. И если тебя не остановил ты сам, то у меня не получится. Я могу только принимать тебя со всем этим, либо не принимать.

Последовала тишина, такая громкая и шипящая. Альваро боялся посмотреть ей в лицо и более того боялся пошевелиться. Но Лидия уже знала, что ничего в ней не изменилось, лишь думала, как ему это доказать. Она сжала его в объятиях, зарывшись лицом в его плечо, пару раз шмыгнув носом, прижалась к шее мягкими губами.

Глава 26

Солнце снова готовилось осветить побережье, выглядывая из-за моря. Она с трудом подняла веки и несколько секунд смотрела на его глаза, бегая взглядом от одного ко второму. Затем захохотала, хриплым ото сна голосом.

– Что? – сразу же спросил он, расплываясь в тёплой улыбке.

Девушка снова взглянула на него, с озорством в голубых глазах.

– Наши лица так близко, что когда ты смотришь на меня, твои глаза косятся к носу.

Он беззвучно засмеялся, обхватил её рукой за спину и прижал к себе.

– Когда ты просыпаешься с таким настроением, мне хочется жить.

– Значит когда я просыпаюсь с другим, жить не хочется? – она говорила медленно и тихо, от его теплых объятий снова засыпая.

– Сейчас только 5 утра, мне нужно уехать, а ты спи.

– Я не возражаю. Когда тебя ждать?

– Поздно.

– Значит, снова встретимся в постели?

– Звучит заманчиво. – Он еще несколько минут лежал с ней, пока её дыхание не стало ровным и глубоким.

***
Она проснулась, когда сквозь сон её нос защекотал аромат.

Открыв глаза, девушка улыбнулась и сжала подушку, глубоко вдыхая сладость пионов. Не меньше сотни бордовых цветков собрались в букет, стоящий возле кровати. Лидия протянула руку и взяла карточку из черной тиснёной бумаги. Перечитав несколько раз надпись, она спрятала лицо в подушку, чтобы не позволить слезам политься из глаз.

"Спасибо за взгляд, который не изменился"

***
– Добрый день, Мария! – Она вошла на кухню, шаркая ногами и потирая заспанные глаза.

– Доброе утро, Лидия!

На плите что-то бурлило сразу в двух кастрюлях, а на сковороде под крышкой содержимое настойчиво шипело.

– Аромат божественный! – Девушка взяла чистый стакан и отправилась к холодильнику за соком. – Что это будет?

– Сарсуэла.

– Звучит так же здорово, как пахнет, но я не знаю, что это. – Отпив полстакана, она плюхнулись на белый стул.

– Это рыбное филе и прочие морепродукты в густом бульоне.

– Что ж, будем пробовать. Альваро ушёл сегодня рано?

– Я не видела сегодня сеньора, и Дани тоже, вероятно они очень рано уехали.

Пройдя по гостиной, в кухню зашёл Чиро.

– Добрый день. – Он кивнул Лидии. – Могу я попить воды?

– Ну конечно, Чиро, входи.

Мужчина выглядел так, словно вышел из спортзала. Лоб покрылся потом, от которого тёмные волосы намокли, белая рубашка была помята, рукава на ней расстёгнуты и закатаны по локоть.

– Ты что, убегал от кого-то?

– Нет, сеньора. – Он осушил длинный глубокий стакан воды. – Немного устал, расставляя мебель.

– Мебель? – она вопросительно взглянула на мужчину, затем на Марию, но та явно знала, что происходит и продолжала невозмутимо шинковать зелень.

– Да, утром привезли мебель в кинотеатр.

– Я могу посмотреть?

– Конечно, но мы с парнями ещё не закончили.

Лидия, взяв со стола стакан с соком, прошла за мужчиной к двери в кинотеатр. Внутри находились Мано и Хорхе, увидев Лидию, они поздоровались, с уважительными улыбками на потных лицах. Девушка застряла в дверях, рассматривая некогда пустую комнату. Теперь же, перед экраном расположились посадочные места. Первый ряд представлял собой впечатляющих размеров диван в форме плавной арки, обитый чёрной матовой тканью, пространство, в центре которого занимал низкий овальный стол. За диваном располагался ряд из четырех мягких кресел, громоздких и раскидистых, способных уместить на себе по два взрослых человека.

***
С раннего утра за окном собиралась с силами гроза. Ближе к обеду тучи не давали солнцу ни малейшего шанса нагреть побережье. С моря налетали холодные потоки ветра и несли вместе с собой намёки на осень. И вот, небо вовсе заволокла чернота.

Лидия смотрела на непогоду за окном, которая подпитывала грустью и без того пессимистичный настрой, но затем вскочила с кровати, злясь сама на себя за печальные мысли и решила с ними бороться. Она посмотрела в интернете погоду на день, и, узнав, что прояснений не ожидается, твердо решила найти себе занятие за пределами серых стен.

Девушка прошлась по дому, не встретив ни одного человека внутри. Ей вдруг захотелось оказаться в толпе, услышать звуки голосов и городской суматохи. Холод, пришедший после длительной жары, намекал на то, что можно облачиться в черный длинный тренч, и устроить ему экскурсию по улицам Барселоны. Хотя, сам тренч наверняка провёл в столице больше времени, чем Лидия, и кто кому будет проводить экскурсию – большой вопрос.

Лидия приняла душ, высушила и уложила волосы в лёгкие волны, накрасила ресницы и брови. Надела белую обтягивающую футболку, заправив в серые джинсы, обула белые кроссовки, и, накинув тренч на локоть, отправилась выбираться на улицу.

Хуго в кабинете не оказалось, девушка заглянула в обновлённый кинотеатр, но там уже никого не было. Затем она спустилась вниз по узкой лестнице и постучала в комнату охраны. Никто не отозвался, и Лидия дернула ручку двери, которая оказалась незапертой. Заглянув внутрь, она осмотрелась, задержав взгляд на трёх экранах. Один был выключен, на втором светилась заставка, требуя ввести пароль. Третий, самый большой из всех, разделялся на 6 секций, каждая из которых показывала картинку с камеры наблюдения. Задний двор, охватывающий сад и часть забора, парадный вход в дом, возле которого ходили из стороны в сторону Чиро и Мано. Чуть ниже – вид на ворота со стороны улицы, с частью подъездной дороги, и на них же, но со стороны двора, под надзором Хорхе и Лукаса. Ещё одна камера располагалась высоко на столбе и широким углом обзора захватывала почти весь особняк. Последняя камера обозревала каменную лестницу к бухте.

На широком деревянном столе находилось множество бумаг, закрытый ноутбук, пара телефонов. Всю стену напротив двери занимал стеллаж, заставленный коробками. На стене напротив экранов висела доска, завешанная бумагами, цветными изображениями с камер наблюдения, и всевозможными листиками с номерами телефонов, адресами и прочей информацией. Девушке в глаза бросилась бумажка с логотипом и восьмью цифрами, вот только она не могла вспомнить, где раньше видела логотип. Набор цифр оказался лёгким для запоминания и после нескольких взглядов засел в голове. 87782882

– Сеньора? – она повернулась на голос Хуго, стоящего на верхних ступенях. – Вам лучше не заходить сюда.

– Я просто искала тебя, дверь была открыта. – Она быстрыми шагами поднялась по лестнице. – Я хотела бы поехать в Барселону, пройтись по магазинам, погулять по городу.

Парень сморгнул с лица удивлённый вид, а затем начал говорить, подбирая слова. Но девушка изначально знала, что он скажет.

– Можешь набрать мне номер Альваро? Я попрошу у него разрешения сама.

Он кивнул и достал из кармана брюк свой смартфон. Нажав пару раз на экран, протянул его Лидии.

– Слушаю Хуго. – раздался грубый голос Альваро, спустя пару гудков.

– Это я. Привет.

– Привет, что случилось? – его голос стал беспокойным, но заметно смягчился.

– Всё в порядке, ничего не случилось. Я только хотела спросить у тебя разрешения выехать за покупками.

На том конце провода послышался громкий выдох, и девушка не распознала, причиной тому было облегчение или раздражение. Несколько секунд он молчал, затем тихо спросил.

– Ты ведь понимаешь, что это небезопасно. Как я могу позволить тебе?

– Я буду осторожна. Соберу с собой всех парней и буду таскать до примерочных!

– Ты хочешь в Барселону?

Она залилась улыбкой, понимая, что он почти согласен.

– Да, куда-нибудь в центр.

– Дай трубку Хуго.

– Спасибо, я люблю тебя.

– И я люблю.

Она, почти прыгая и размахивая тренчем в руке, протянула трубку парню, который улыбался, глядя на неё.

– Слушаю. – Он опустил взгляд в пол и сосредоточенно слушал указания две минуты подряд. – Да, понял. – Убрав телефон в карман, парень напряжённо вздохнул. – Можете собираться. Я подгоню машину и предупрежу парней.

– Я уже готова! – она надела тренч и расправила волнистые локоны на спине.

– Хорошо, я только возьму свой пиджак из кабинета.

Спустя минуту, стоя у двери, пока Хуго набирал цифры на кодовом замке входной двери, девушка увидела знакомый логотип и повторила про себя: 87782882

Лидия поначалу чувствовала себя неловко. Она сидела на заднем сидении, вместе с Хорхе. Хуго вел машину, Чиро сидел рядом с ним, смотря на дорогу не отвлекаясь, словно сам был за рулём. Первые десять минут поездки девушка разглядывала мелькающие деревья под бесцветным небом. Хуго, несколько раз взглянув на неё в зеркало заднего вида, включил в машине радио. Двое ведущих в колонках задорными голосами размышляли о зарубежной музыке прошлых лет. Девушка начала вслушиваться в их разговор и время от времени улыбалась, опуская стеснительный взгляд, словно их шутки были не смешными и веселили только её.

Несмотря на смурную погоду, лёгкий дождик и отдалённую грозу, в центре города бурлила жизнь. Разве что лавочки и столики у кафе и ресторанов были пусты.

– Мы ведь можем припарковаться и пройтись по магазинам на этой улице?

– Конечно. – Ответил Хуго и завернул на подземную парковку.

***
Когда они выходили из громоздких дверей торгового центра, девушка увидела на противоположной стороне улицы небольшую пекарню с уютным жёлтым светом внутри. Её витрины, забитые свежей выпечкой были развернуты к широким окнам и заманивали прохожих.

– Хуго, Альваро сейчас в Оризари?

– Да, сеньора.

– Я хочу сделать ему сюрприз. Если мы поедем туда, вы могли бы не сообщать ему заранее?

Мужчины переглянулись, и Хуго кивнул головой, приподняв губы в улыбке.

– Тогда зайдём в пекарню напротив?

***
– Добрый день! – крикнула девушка из-за ресепшена отеля, и двое её коллег синхронно озарились деловыми улыбками.

– Здравствуйте девушки! – Лидия прошла вперёд, осматривая пустой холл. – Сеньор Альваро сейчас не занят?

Администратор по имени София взглянула на наручные часы.

– Через 10 минут он освободится с совещания и будет свободен полчаса.

– Отлично, тогда я поднимусь к нему.

– Я сообщу, что вы пришли. – Девушка подняла трубку, готовясь связаться с боссом.

– Нет, не нужно, я сделаю ему сюрприз. – Она направилась к лифтам, не отводя серьёзного взгляда от девушки, чтобы та опустила трубку телефона.

– Мы с Чиро останемся здесь. – Сказал Хорхе, не столько Хуго, сколько Лидии. Они оба кивнули и зашли в мгновенно открывшийся лифт.

– Ты тоже мог бы подождать с ними.

– Я не могу вас одну оставить.

***
Дверь в кабинет Альваро открылась, оттуда в течение минуты выходили мужчины с папками, ноутбуками и планшетами. У всех без исключения на лицах была озадаченность и серьезный хмурый вид. Девушка дождалась пока все выйдут из кабинета, и последний человек закроет за собой дверь. Она оглянулась на Хуго:

– Можно я хоть в кабинет зайду одна?

Парень, не скрывая ухмылки, утвердительно кивнул и опустился на одно из бежевых кресел напротив лифта.

Она подошла к двери и громко ритмично постучала.

– Я занят! – Послышался грубый бас из-за двери. Будь Лидия сотрудницей отеля, она бы в ту же секунду убежала, испугавшись.

Но девушка приоткрыла дверь с озорной улыбкой, сразу увидев Альваро сидящим за столом, усыпанным бумагами, и сказала серьезным звонким голосом.

– Но мне сказали, что вы свободны полчаса!

Он поднял голову, с уверенностью, что ему чудится голос Лидии, но как только увидел её в дверях, тихо засмеялся. Она вошла, прикрыв за собой дверь, и осталась стоять у порога. Мужчина поднялся и подошёл к ней, затем приобнял рукой за талию и поцеловал.

– Что ты здесь делаешь?

– Пришла сказать спасибо за цветы. И решила, что тебе срочно нужно вот это.

Он взглянул на белую коробку в её руке и кивнул, будто содержимое было очевидно.

– Что-то с корицей для меня?

– В твоей жизни итак всё с корицей. Пусть будет хоть какое-то разнообразие. – Она открыла коробочку, демонстрируя два треугольных кусочка ягодного десерта. – Выпьем кофе?

Мужчина, поджав губы, рассматривал сладости в коробке, затем прижался губами к её виску и провел по кабинету к креслу за столом.

– Конечно. Какой кофе ты любишь?

– Любой с молоком и сахаром.

Он поднял со стола трубку

– София, пусть Марио сделает два моккачино с карамелью в мой кабинет. – Он положил телефон на место и сел в соседнее кресло.

– Купила что-нибудь?

– Да, много всего. – Она опустила голову, рассматривая свои скрещенные на коленях пальцы.

– Почему так печально?

– Сегодняшняя погода меня расстраивает.

– Не грусти, – он заправил за ухо прядь волос, чтобы видеть её лицо. – Впереди ещё около месяца жары, затем двадцатиградусный октябрь, и только потом холодная девятнадцатиградусная осень.

– Полагаю, что и осень не будет такой пасмурной.

– Что за мысли в твоей голове лишают тебя настроения? – он развернулся к ней, приготовившись внимательно слушать. – Утром ты была такой веселой.

– Не хотелось бы мне становится женщиной, которая поднимает себе настроение, растрачивая деньги мужчины.

Это было то, чего он не ожидал услышать. Хоть это и было на нее похоже.

– Расскажи мне, что ты купила?

Она посмотрела на него, разглядев мягкую улыбку и блестящие на свету глаза.

– Я купила платье, серое и облегающие, так что тебе понравится. Оно в моем стиле и к нему я нашла ботинки, точно такого же оттенка. Ещё я купила себе спортивный костюм для занятий, топ и лосины. Не знаю насколько тебе это интересно, в общем, вот так.

Его улыбка дернулась шире.

– Ещё думала зайти в магазин нижнего белья, но не представляю, как сделать это с тремя болванами за спиной. Мне кажется, они будут вести себя как тридцатилетние девственники, а я как их мать, покупающая себе вибратор.

Альваро залился бархатным смехом, подняв голову вверх. Спустя секунду раздался стук в дверь.

– Войдите!

Официантка в белом фирменном фартуке Оризари внесла в кабинет поднос с двумя пузатенькими стеклянными стаканами. Кофе выглядел как произведения искусства, с молочными разводами на стенках бокала, сливочной шапкой, политой карамелью и белыми трубочками. Поставив напитки на стол, и пожелав приятного аппетита, девушка удалилась.

– Так что там с вибраторами? – спросил Альваро, доставая из коробки десерт. Девушка залилась звонким смехом.

– С вибраторами ничего! – она сняла с плеч тренч и закинула его на спинку кресла. – Я сильно отвлекла тебя от работы?

– Нет, я вполне могу отвлечься на несколько минут. Но в половину шестого здесь будет встреча отдела маркетинга.

– Маркетинга? Можно мне остаться?

– Зачем? – спросил он, нахмурив брови и подвигая к девушке порцию напитка.

– Просто посидеть в стороне на диванчике и послушать твоих маркетологов, тем более, я ведь буду с ними работать на съёмке.

– Они лишь отчитаются передо мной об итогах работы. Не думай, что это будет веселое собрание с красочными презентациями в картинках. Меня не интересует процесс, их творчество и находчивость. Только результат.

– Звучит грубо, но тебе лучше знать, как зарабатывать деньги. – Она закинула в рот малиновую ягоду с верхушки десерта и опустила расстроенный взгляд на стол. Альваро поставил стакан кофе и наклонился ближе к Лидии:

– Ли, не думай про деньги, ладно? Одно дело растрачивать сверх нормы, не знать им цену, не думать, как они появляются на счету и как трудно могут даваться. Но другое, это винить себя за каждую потраченную сотню и не позволять себе платные радости.

– Именно так я себя чувствую. Будто легко трачу то, что далось тебе с трудом.

– Поверь мне, если бы я видел в тебе жажду к моим деньгам и больше ничего, то не позволил бы тебе потратить ни одного цента.

– Пересмотри свои взгляды, когда я куплю вертолёт через месяц!

Он засмеялся, наклонив набок голову, рассматривая её лицо, и не сдержался от поцелуя.

– У тебя совещание через пятнадцать минут, остановись! – Она с трудом вырвалась из поцелуя с привкусом ягод.

– Заявилась сюда такая красивая, а теперь останавливаешь?

– Не останавливаю, всего лишь удостоверилась в твоей готовности. – Улыбаясь как нашкодивший ребёнок, она достала из кармана джинсов пакетик из серебристой фольги. Альваро выхватил его резким движением и снова кинулся к её губам.

– Пойдём в номер, там звукоизоляция.

– Нет, только не в номере.

– Почему?

– Скольких ты там перетрахал? – она не дала ему ответить, снова схватив губы в наглом грубом поцелуе. Догадываясь о внушительной цифре, она сжала в кулак его волосы и потянула вверх, разорвав поцелуй. – Ты бы не позволил себе сделать это в кабинете, верно?

Он, тяжело дыша, расплылся в дерзкой улыбке и, подхватив её на руки, усадил на стол.

– Черт, подожди! – Он отстранился и запер на замок дверь кабинета, расстегивая по пути ремень на брюках.

Спустив джинсы и трусики, она разорвала поцелуй с игривой улыбкой и повернулась к нему спиной. Затем упала на стол, уловив в окне их отражение. Пару секунд Альваро боролся с фольгой, и как только справился, сразу же толкнулся в неё не теряя времени. Стол вздрогнул, девушка резко втянула воздух, не позволяя себе стонать. Она снова подняла голову к окошку, и, смотря сквозь их отражения, увидела рыжий город, который будто замер под их ногами.

Альваро обхватил её горячими руками за грудь и живот и поднял со стола, прислонив к себе. Они замерли на несколько секунд, сквозь одежду наслаждаясь теплом друг друга, и снова задвигались, ускоряя ритм.

– Четыре минуты. – Простонала девушка, запрокинув голову ему на плечо. – Ты давай, а я не успею.

Альваро упал губами к её шее.

– Я тебе помогу. – Он замедлился и скользнул пальцами к центру.

– Не могу, не успею!

– Давай, не думай о времени. Кончи для меня, давай Ли.

Он несколько раз толкнулся до предела, сжав руку на её груди, и замедлил движения бедер, но не остановил движения пальцев. Она закрыла глаза, стараясь почувствовать своё тело. Капли пота стекали по лбу, ноги тряслись от напряжения, сердце бешено колотилось, внизу живота бесконечно нарастало чувство, пока не взорвалось под его пальцами. Девушку пошатнулась, потеряв ориентацию в пространстве, мужчина, тихо смеясь, удержал её на месте.

Альваро потребовалось меньше минуты, чтобы восстановить дыхание и привести себя в невозмутимый вид. Он всего лишь заправил рубашку в брюки, накинул пиджак и несколько раз провел пальцами по волосам, приглаживая торчащие в разные стороны пряди.

Лидия, взглянув на себя в зеркало уборной, истерически захохотала. Поправив одежду и причесав волосы, она всё ещё выглядела растрепанной, её щеки горели, а дыхание никак не могло найти прежнее спокойствие.

Она плюхнулась на кресло и допила кофе из стакана Альваро, так как её напиток кончился пятнадцать минут назад.

– Ты в порядке? – он подошёл со спины и обнял за плечи, нависая над ней.

Девушка откинулась на сидении и задрала вверх голову, чтобы увидеть его.

– А ты?

В ответ он довольно улыбнулся и прильнул к её горячему лбу губами.

В эту секунду на часах было ровно пять тридцать и в дверь постучали.

– Одну минуту! – крикнул Альваро, выпрямившись и расправляя и без того идеально сидящий пиджак.

– Я спущусь в ресторан и пообедаю. А потом поеду домой. – Девушка поднялась с кресла и взяла со стола пустые стаканы из-под напитков.

– Договорились! Оставь посуду, я позову официанта.

– Я ведь всё равно иду в ресторан. – Лидия поцеловала его, подойдя к двери. Альваро открыл замок и выпустил её в коридор, где уже ожидали собрания двенадцать человек. Девушке вдруг стало неловко, будто их занятие было очевидным и все эти люди знали, что происходило в кабинете последние пятнадцать минут. Но она, гордо подняв голову с вежливой улыбкой, поздоровалась с ожидающей толпой.

Хуго, сидящий в конце коридора, поднялся с кресла и нажал на кнопку вызова лифта, поправляя черный пиджак.

– Идём обедать, Хуго.

На входе в ресторан их встретила девушка-администратор, которую Лидия уже видела ранее.

– Добро пожаловать! Хотели бы пообедать?

– Да, нам нужен стол на четверых. – Ответила Лидия, не посмотрев на смущённые лица охраны.

– Хорошо, пройдёмте со мной.

Лидия вспомнила про пустые бокалы в руке и почувствовала себя идиоткой. Она посмотрела в сторону бара и решила, что правильнее вручить грязную посуду кому-то из барменов, а не администратору.

Женщина проводила их к столику, за которым когда-то уже обедали Лидия и Альваро, видимо с самым лучшим расположением в огромном зале.

– Парни, вы сидите. – Она, глупо улыбаясь, махнула грязными стаканами. – Отнесу это к бару.

Хуго встал с места и хотел направиться за ней.

– Серьезно, Хуго? Тут же 15 метров до бара!

Она подошла к стойке, поставив стаканы. Молодой невысокий парень в белой жилетке поверх рубашки сразу же оказался перед ней. Он поздоровался и без вопросов убрал стаканы со стойки. Лидия прочла имя на его бейдже.

– Марио, можно мне стакан воды, пожалуйста.

– Конечно, сеньора! – Жилистый парень, не успев договорить фразу, уже взялся за чистый стакан и направился к холодильнику с прозрачной дверью.

– Я и не надеялся на ещё одну встречу! – раздался весёлый голос за спиной, и девушка закатила глаза, сразу же его узнав. Она стояла, оперевшись руками на бежевую барную стойку в надежде, что всё же ошибалась. Но нет, Камиль подошёл к стойке по левую сторону от неё, точно так же оперевшись руками.

– Здравствуй, Лидия.

– Здравствуй, эм… – она повернулась в его сторону и поджала губы, делая вид, что вспоминает его имя. И этот дешёвый приём на удивление сработал.

– Камиль. – Ответил мужчина, немного потушив довольную улыбку.

– Точно!

– Какие-то проблемы, сеньора? – Хуго оказался у бара, по правую сторону от девушки.

– Нет, Хуго, всё в порядке.

В этот момент официант поставил перед Лидией стакан воды.

Она поблагодарила, взяла стакан и направилась к столику. Хуго шагал вслед за ней. Камиль, не сказав ни слова, остался возле бара.

Возле столика уже ожидала официантка со стопкой меню. Хуго выдвинул стул для Лидии и сел рядом. Чиро и Хорхе сидели напротив, косясь в сторону бара.

– Парни, сделайте лица попроще, я вас прошу. – Сказала Лидия, открывая меню. Несколько секунд бегая по списку блюд, она опустила папку и уставилась на мужчин. Все трое без лишних слов взяли меню в руки.

***
Он вошёл в комнату медленным выдохшимся шагом, с пиджаком, закинутым на опущенные от усталости плечи. Лидия, накинув на себя новый шелковый халатик в пол, сидела на кровати, оперевшись на стену спиной. Она смотрела фильм, поставив ноутбук на колени, и не сразу заметила Альваро.

– Привет. – Тихо сказал он, остановившись в дверях, будто зашёл вовсе не в свою комнату. Девушка подняла на него взгляд, сразу же украсив лицо улыбкой.

– Привет. – Она поставила фильм на паузу и убрала ноутбук на тумбу, пока Альваро медленно подходил к ней. Опустив пиджак на краешек постели, он улёгся, положив голову на её колени.

– Не спрашивай что случилось. Всё в порядке. – Промямлил Альваро, укладываясь поудобнее и обнимая девушку раскалёнными руками за бедра. Она опустила одну руку на его спину, а второй начала нежно поглаживать по волосам.

– Я вижу, что ты всего лишь устал. Что тебя так утомило?

– Пятнадцать незапланированных минут посреди рабочего дня. – Он расплылся в усталой улыбке. Лидия тихо посмеялась, опустив голову от смущения, и вспомнила толпу людей из отдела маркетинга. – Тяжёлая выдалась пятница в отеле, к тому же я добил себя тренировкой в спортзале.

– Зачем?

– Нужно было срочно избавиться от калорий в пирожных.

– А мои остались со мной, здорово. – Она недовольно скривила лицо, опустив взгляд на свой живот, который просматривался складкой из-под тонкой ткани халата.

Альваро сложил руки одна на одну на её бедрах и кинул сверху подбородок, поднимая взгляд на девушку.

– Мне нравится твой новый халат. Ты все-таки добралась до ещё одного магазина?

– Да, не хотелось возвращаться домой так рано.

Глава 27

Лидия проснулась одна. За окном уже было вовсе светло, солнце уже поднялось над горизонтом, но ещё не нагрянуло в окно спальни. Заглянув в свой гардероб, и надев свежую футболку и джинсы, девушка вошла на кухню, где Мария ловко жонглировала продуктами, отправляя их в кастрюли.

– Доброе утро, сеньора Лидия!

– Привет, Мария! – она плюхнулась на стул, потирая ещё сонные глаза. – Альваро рано уехал?

– Сеньор ещё дома, решают какие-то дела с охраной.

Их разговор прервал крик из коридора. Хриплым басом Альваро кричал что-то по-английски. Девушка, вздрогнув, подскочила со стула.

– Стойте, сеньора, не вмешивайтесь! – крикнула Мария, но Лидия уже выбросилась из кухни.

Его лицо в секунду покраснело от гнева, на шее и висках выступили вены. Брови изогнулись, пряча искры, летевшие из бешеных глаз. Нижняя челюсть выдвинулась вперёд, а губы сжались в две тонкие напряжённые волны, изрекая хриплые злобные слова в трубку телефона.

Лидия буквально отскочила на пару шагов назад и замерла. Её сердце буйно колотилось, пока она смотрела на мужчину, казавшегося ей совсем чужим. Спустя несколько секунд девушка немного отошла от ступора и тут же сбежала в спальню на первом этаже, не в силах больше слышать вместо тихого бархатного голоса рёв дикого зверя. Она не заметила, как очутилась в ванной и заперла на щеколду дверь. Присев на край ванны, она закрыла лицо трясущимися руками.

Девушка не понимала, сколько прошло времени, когда раздался ритмичный стук в дверь. Поднявшись на трясущихся ногах, она открыла замок и отступила назад к бортику ванны.

– Я еду к Андреасу. Сегодня утром его доставили в Барселону из Америки. – Альваро стоял на пороге, в идеальном чёрном костюме, в сочетании с каменным лицом.

– Где он сейчас?

– В надёжном месте.

– Что ты собираешься с ним сделать?

– Получить информацию. Он должен знать, как всё устроено.

Девушка кивнула головой, и Альваро развернулся, чтобы уйти. Но Лидия остановила его тихим голосом:

– Альваро.

– М? – Он замер и повернулся.

– Если он будет увиливать, скажите ему: Твой испанский настолько ужасен, что я не понял ни слова.

Лицо мужчины приняло удивленный вид, но в глазах читалось, что он понимает.

– Андреас поймет, что это привет от меня.

– Он сказал это когда-то тебе?

– Да, когда я ответила, что ты его найдешь.

Альваро опустил голову, немного пораздумав, ухмыльнулся с печалью на лице, словно до этого не догадывался об их подобном общении в тот день.

– Что с ним будет? – спросила девушка, стараясь сделать голос безразличным.

Альваро молчал, и она всё поняла, но искренне хотела, чтобы он ей соврал. Её вдруг ударила действительность. Девушка пошатнулась, придерживаясь руками за краешек ванны.

– Есть другое решение проблемы? – её голос уже не был таким сильным, он дрожал и предвещал скорое появление слёз на щеках.

Мужчина снова промолчал. Он твердо стоял на двух ногах, убрав руки в карманы брюк. Лидия боялась посмотреть на его лицо. Она опустила взгляд, воздуха не хватало, словно она дышит одной парой лёгких за двоих.

– Лида.

– М?

– Я тебя люблю.

Он вышел из комнаты, сразу, как только она подняла на него взгляд, как будто боялся не услышать взаимного ответа, поэтому вовсе не дал ей шанса. Девушка, растерянно моргнув, вдруг разозлилась на Альваро, за то, что не дал ей ответить, хотя и поняла, что он боялся услышать тишину. Тогда она быстрыми шагами вышла из комнаты, резким движением руки смахнув слезы, и увидела, как в конце коридора захлопнулась входная дверь. Подойдя к двери, она лишь секунду сомневалась, затем ввела восемь цифр и выскочила на улицу. Чиро и Лукас возле входа не успели ничего сказать, девушка пронеслась мимо них к воротам. Альваро садился в машину, когда она громко крикнула его имя. Он обернулся, нахмурив брови. Лидия подбежала к нему и, посмотрев в тёпло-зеленые на свету глаза, сказала:

– Я тоже тебя люблю. – Она нежно поцеловала его мокрыми от слёз губами, взяв руками за плечи. Спустя минуту, они оба вспомнили, что стоят на улице, в окружении пяти охранников. Лидия оглянулась по сторонам и увидела смущённые лица. Мужчины отвели взгляды кто куда, делая вид, что ничего не замечают, и это смотрелось нелепо.

Альваро, с нежной улыбкой на лице прикоснулся к её щеке, провел по скуле большим пальцем и сел в автомобиль, хлопнув дверцей.

Она стояла возле ограды, смотря на дорогу, и боялась сдвинуться с места. Девушка чувствовала, что как только она пошевелится, внутри неё словно опрокинутся ёмкости, наполненные пугающей действительностью, смешаются и забурлят, не давая ей спокойно дышать.

– Лидия. – Из-за спины раздался голос Хуго, который вероятно выбежал за ней из дома. Спустя минуту тишины он положил руку ей на плечо, и девушка не выдержала. Она опустила голову и из глаз посыпались слезы.

– Пойдёмте в дом.

– Нет, увези меня отсюда, пожалуйста! Куда-нибудь, я тебя очень прошу!

***
Лидия потрясла головой, понимая, что не помнит, как оказалась там, где сейчас стоит.

– Вы в порядке? – раздался обеспокоенный голос Хуго из-за спины. Девушка, повернувшись, утвердительно кивнула, а затем снова устремила взгляд на череду зелёных гор. Она прислушалась к шипящему звуку и сразу же нашла глазами извилистую речушку у подножья. Затем огляделась и поняла, что они остановились на небольшом каменном мосту.

– Красиво. – Тихо сказала она и села на бампер машины рядом с уже расположившимся там Хуго. Парень согласно кивнул, скрестив на груди руки.

– Хуго, ты убивал людей? – спросила Лидия после затянувшихся раздумий.

– Я не знаю. – Ответил он после длительного молчания.

– Как можно этого не знать? – девушка посмотрела на него с недоверием.

– Я многих ранил, кто-то мог умереть от ран.

– Сколько тебе лет?

– Через неделю мне исполнится 26.

– Что ты делаешь в этом доме в свои 26? Как ты там оказался?

– Это долгая история, сеньора.

– Мы не торопимся. Расскажи, если хочешь.

Парень опустил взгляд, шмыгнул носом и почесал висок, словно нервничал, приподняв при этом брови.

– Я вырос в детдоме, недалеко от Мадрида. Родителей не помню. Меня трижды хотели усыновить, каждый раз я знакомился с семьёй, но все обрывалось в последний момент. У нас в стране усыновление очень долгий процесс, испанцы чаще берут детей из других стран, чем дожидаются испанских разрешений. В 17 я и двое моих друзей сбежали в Мадрид. Поначалу воровали, как-то жили в заброшках, знакомились с местными бездомными и никому ненужными подростками, такими как мы. Через 2 месяца нас искала не только служба опеки, но и полиция. Днём на улицу не выйти, денег нет, еды нет. Это всё усугублялось, становилось серьезнее, и мы искали хоть что-то, лишь бы не возвращаться на скрипящую постель детдома. Конечно же, появились плохие люди, платили деньги за безобидные, на первый взгляд, поручения. Мы передавали информацию, устанавливали устройства отслеживания на дорогие машины. Владельцев этих машин убивали спустя какое-то время, и это очевидно не было просто совпадением. – На лице парня появилась улыбка, будто воспоминания начинают становиться светлее, словно это момент, когда темные времена заканчиваются, а начинаются добрые. – Вот иду я как-то утром, в черной кофте с капюшоном на глаза, по подземной парковке, на ней всего пара машин, а я в голове бесконечно повторяю номер нужной. В руке у меня коробка с маячком, в кармане двадцать евро – аванс за работу, а зубы стучат от страха.

Я залез под кузов, установил всё в один момент, идеально, даже сигнализация не сработала. Вылезаю, от радости не осмотревшись, и мне сразу прилетает по шее. Просыпаюсь связанный по рукам и ногам, лёжа в багажнике, посреди поля. На меня смотрят три мужика в костюмах, и один из них спокойным голосом говорит:

– Рассказываешь, что делал возле машины и кто тебя послал, или я прострелю тебе ногу.

А я как представил, что останусь без работы, если сдам им людей, что снова придется воровать на кусок хлеба, так и молчал. В итоге, Дани всё-таки прострелил мне ногу, но ничего не узнал.

– Дани? – девушка впервые перебила его за весь рассказ, издав удивлённый смешок.

– Да, Дани. – Он, с улыбкой на лице, утвердительно закивал головой. – И это была машина молодого дерзкого бизнесмена, который выкупал старые отели в Барселоне за копейки и закрывал туда вход наркобизнесу. Чем очень мешал многим серьезным людям. Я думал, меня бросят в степи с простреленной ногой, но они нашли маячок, и вернулись в Барселону, вместе со мной в багажнике. Незабываемые семь часов! – воскликнул парень, сморщив нос. – Ногу вылечили, сделали мне документы, обучили охране. Так что другого дома у меня нет.

– Можно тебя обнять?

– Не стоит, сеньора. – Он не успел договорить, она протянула руки и неуклюже повисла на парне.

– Спасибо, Хуго. Ты понравился мне с первого дня. Хоть я и считала тебя туповатым, пока не увидела с книгой Ремарка, извини.

Парень хохотнул и неуверенно положил ладони ей на плечи.

– Я не встречал ещё таких бескорыстных людей как вы.

Медленно они распустили объятия, вновь усевшись на бампер. Девушка улыбнулась, сглатывая ком проступающих слёз.

– Ты не хотел бы уйти?

В ответ парень смотрел на неё непонимающим взглядом.

– Ну, я уверена, что ты заработал неплохую сумму, и вряд ли у тебя было время её потратить. Не хотелось бы тебе жить другой жизнью. Не как солдат. Разве у тебя нет желания создать семью?

– Хотелось бы, но я не верю, что это произойдет по такому сценарию. Вряд ли я уволюсь, выйду за ворота и найду свое счастье. Мы с вами оба знаем, что судьба работает немного иначе.

– Не уверена, что хоть что-то знаю о судьбе.

– Почему же?

– Чувствую себя куклой, которой распоряжается хозяин. Мне будто ничего не остаётся, как сидеть на полке и наблюдать за жизнью людей. Нравится мне эта жизнь или нет, я ничего не могу сделать.

– Если я хоть немного успел вас узнать, то вы не сидите, молча на полке.

Лидия улыбнулась смущённой улыбкой.

– Всё так изменилось в доме всего за пару месяцев. – Сказал он, покачивая головой.

– О чём ты?

– Это сложно объяснить. Просто мы все как будто переехали в другой дом.

– Я всё ещё не понимаю тебя.

– Думаю, что вы не сможете понять. Ведь чтобы понять разницу, нужно её ощутить. Но вы не сможете увидеть то, что было до, потому что вы причина этих перемен. Ваше появление.

Девушка смотрела перед собой, раздумывая над его словами и вспоминая, что уже слышала похожую фразу.

– Альваро говорил мне что-то подобное. Но ты прав, мне сложно это понять, даже если об этом скажут все. – Её голос опустился до шепота. – Я так мало о нём знаю, Хуго.

– Я живу в его доме почти 7 лет и не знаю ничего. Но это не мешает мне понимать, что за человек передо мной.

– Кажется, мне мешает. Я понимаю, всё что было, это всего лишь история, но она создала его. Всё, что он пережил, сделало Альваро таким. Сейчас он где-то там, и, скорее всего, снова убил человека, будто это совсем ничего не значит. Для меня это что-то неприемлемое. А пугает меня то, что я это приму. Он вернётся домой и будет всё тем же, словно ничего не произошло. А я? Как мне быть прежней, будто я ничего не знаю.

– Не будьте прежней. Если не можете принять это, то не принимайте, и, может, у вас снова получится что-то изменить.

Девушка встала с капота, обхватив себя руками, и сделала пару задумчивых шагов вперёд.

– Мне бы хотелось не возвращаться сегодня домой. Ночевать под кустом, замёрзнуть так, чтобы ни о чём, кроме холода, не думать. Альваро будет страшно зол.

– Думаю, он и так зол. Но на меня, не на Вас.

– Он знает, что мы уехали из дома?

– Чиро должен был позвонить Дани.

– Поехали куда-нибудь, где можно очень вкусно заесть стресс.

Хуго посмеялся и поднялся на ноги, отряхивая брюки.

– Садитесь в машину. – Он открыл дверь, приглашая девушку сесть. – Я знаю такое место.

– Пожалуйста, называй меня по имени. Только сегодня, пока рядом никого больше нет. Я хочу представить, что я с другом, а не в окружении чужих людей, которые за деньги называют меня сеньорой.

***
Они въехали в городок, расположившийся в окружении зелёных гор, недалеко от речушки, которую заметно подпитала череда дождей. Улицы наполняли шершавые и уставшие домики со следами далёких веков, старательно спрятанные нынешними хозяевами под слоями современных отделок. Именно они придавали городку не то шарм, не то величие, будучи одним целым строением. Их извилистые ряды навевали теплые чувства отсутствием идеальности, мол, вот мы страшненькие, но уютные и с морем сочетаемся. Значит, и вы, люди, так сможете, сквозь неидеальность источать тепло и заставлять души блуждать рядом, засматриваясь на красоту сквозь недостатки. Мысли о том, что в каждом домике люди наслаждаются долетающим бризом сквозь распахнутые стеклянные квадратики, заставляла Лидию улыбаться.

Жара снова стояла плотная и неизбежная, словно не было вчерашнего серого дня. Тяжёлый сырой воздух окутывал прохожих, заставляя чувствовать себя погруженным в горячую ванну. Спящих машин на миниатюрных улочках было в избытке, людей же, напротив, хотелось добавить, чтобы немного оживить каменный лабиринт.

Они остановились в глухом закоулке, оставили машину плотно прижатой к облезшей стене, чтобы было хоть немного пространства для пешеходов. Затем прошли ещё сотню метров и остановились возле квадратного двухэтажного строения со скрипучей деревянной дверью и со скромной площадью перед входом.

Хуго, заходя в дверь, стукнул по косяку. Лидия вздрогнула от неожиданности. Будь в заведении посетители, и они бы перепугались, но все столики оказались пусты.

– Санчо! Большую тарелку бускетт и порцию лучшей картошки в провинции. – Хуго, весело улыбаясь, посмотрел на удивлённую девушку.

– Что!? Всего лишь в провинции? – послышался наигранно злобный голос из кухни. Затем, открыв узкую деревянную дверь, оттуда выглянул пожилой мужчина. Его густые нахмуренные седые брови тут же поднялись, когда он увидел Лидию. – Хуго, засранец! Зачем ты так поставляешь меня перед сеньоритой!? – Мужчина вышел, поправил воротник на поло весёленького жёлтого цвета. – Добро пожаловать, сеньорита!

Лидия засмеялась, искренне порадовавшись спектаклю.

– Добрый вечер! – она сделала два шага, осматривая деревянные стены, завешанные картинами, фотографиями и всевозможными бумагами до самого потолка.

– Вам повезло! У меня как раз есть свободный столик! – сказал смешливый старик, показывая рукой на пустой зал.

В квадратном зале распологалось десять прямоугольных столов, сколоченные из широких досок. Под каждым прятались по четыре стула, из тех же самых материалов. Поскольку окошко было лишь одно, на стене рядом с дверью, зал освещали не меньше десятка ламп на потолке. Стена возле двери в кухню являлась одной большой полкой. Помимо алкоголя, который неудивительно увидеть в любом баре, она была усыпана всевозможными разностями: кружки и бокалы различных форм, цветов и размеров, рамки с фотографиями, статуэтки, парочка снежных шаров и прочих сувениров. Чуть сильнее выделялась ярко-зелёная статуэтка в форме члена, с сомбреро цветов испанского флага на верхушке.

– Как поживаешь, Санчо? – Хуго протянул старику руку.

– Помаленьку, не жалуюсь.

Девушка подошла к ним по широким скрипучим половицам и тоже протянула ладонь для рукопожатия.

– Меня зовут Лида, очень приятно познакомиться!

– А как приятно мне! – Санчо элегантно взял её руку и поцеловал, колясь седыми усами. – Давайте, садитесь! Сейчас приготовлю для вас всё по лучшему разряду! Давайте, Давайте! – он буквально пропихнул их к столику и скрылся за узкой кухонной дверью.

Лидия села на высокий деревянный стул и вновь принялась рассматривать стену. Множество листов с пожеланиями, отзывами и даже стихами, заполнили пространство, словно держась друг за друга, другого объяснения, почему это всё не рухнуло вместе со стеной, не существовало.

Девушка заметила даже несколько отзывов на русском, одно из которых расхваливало местную кухню исключительно нелитературными выражениями.

– Обычно здесь всегда посетители, туристы или хотя бы парочка местных. – Сказал Хуго, выкладывая ключи и телефон из карманов на стол.

– Специально для нас сегодня все остались дома. – Лидия облокотилась на стол, рассматривая теперь часть стены, на которой висела большая таблица с меню.

Санчо вернулся с кухни в ярко оранжевом фартуке, который был идеально чистым, но служил хозяину уже не один год.

– Что вам налить молодежь?

– А что предложишь? – спросил Хуго, подходя к бару.

– Сангрия, красное сухое, светлое пиво, охлаждающая Клара!?

– Ну, всё, прекрати! – Хуго замахал руками. – Ты ведь знаешь, что я за рулём, Санчо!

– Ну, тогда свежайшая, только что свежерозлитая вода, друг мой!

Лидия засмеялась, подходя к бару.

– Кола, фанта? – скривив скучающую гримасу предложил Санчо.

– Лучше налей нам две орчаты!

– Что, с рыбными бускеттами? – Ахнул старик, театрально хватаясь за сердце. Хуго повернулся к Лидии, с озорной улыбкой.

– Ты пробовала орчату?

– Я знаю что это, но никогда не пробовала.

***
      Через несколько часов заедания стресса, десяток весёлых историй на отстранённые темы и уйму бесконечного смеха, Хуго, кинув подбородок на кулаки, тихо сказал:

– Я ведь могу и влюбиться в тебя.

– А я в тебя, Хуго. И знаешь, тогда всё было бы гораздо проще. Альваро бы убил нас обоих и всё бы закончилось.

– Точно! – Парень, истерически смеясь, опустил вниз голову.

В бар зашли ещё двое посетителей и громко пожелали всем хорошего вечера с улыбками на лицах.

– Мне сейчас так сложно, что я предпочла бы влюбиться в другого и умереть. Но я уже люблю этого идиота, и очень хорошо поняла это сегодня днём.

От её печального голоса Хуго прекратил смеяться и выпрямился, внимательно слушая.

– Я уверен, что он тебя тоже любит. Других объяснений нет, он очень изменился.

– А ты знаешь что-нибудь о других женщинах?

Парень молчал, опустив взгляд в пол.

– Хуго, я знаю, их было много. Он сам об этом говорил. Но Альваро никогда не расскажет о своих чувствах к ним, о том, как он себя чувствовал, потому что считает это неважным.

– На моей памяти ни одна не задерживалась больше чем на месяц. Они никогда не были в доме, только в отелях.

– А Дайана?

– Дайана?

– Девушка, с которой я говорила в отеле на празднике, ты должен был видеть.

– А, да, вспомнил, но это совсем другое. – Он потёр уставшие глаза. – Мы с парнями тогда думали, что вот, наконец-то, что-то серьезное. Подшучивали, когда Альваро не было дома. Дани не знал, так как он всегда с сеньором, но однажды услышал и вежливо приказал заткнуться. Очень странно отреагировал, Дани ведь всегда спокоен, не умеет злиться, а тут… В общем оказалось, что всё как обычно, есть и другие. А Дайана лишь игра.

– Как это, игра?

– Её отец хотел подставить Альваро. Чтобы добыть информацию кинул дочь в постель конкурента. Но Альваро знал всё с самого начала, и играл в эту игру, но по своим правилам.

– Да уж, не знаю, кого жалеть в этой истории.

– Никого. Все тогда получили долю уксуса. Отец Дайаны потерял часть бизнеса, потому что девушка перешла на сторону Альваро и сдала ему всё, что знала об Отце. Отец отказался от неё, за предательство, но довольно быстро простил.

– А Альваро?

– А Альваро просто существовал всё это время. Ходил с каменным лицом, а дома был словно приведение. К тому же Дайана то ещё наказание, она до сих пор преследует его.

– Да, я заметила.

– Что она сказала тебе?

– Запугивала, угрожала. Стандартный разговор двух женщин одного мужчины.

– Это пугает тебя?

– К сожалению, не пугает, но я ревнивая. Не знаю, как закрывать глаза на его прошлое, на ночную работу.

– Ночная работа ничего не значит. Изменяют не только по ночам.

– А ты умеешь успокоить! Мне что, переживать и за дневную?

– Нет, я не это хотел сказать! – Они оба глупо засмеялись, будто были пьяны.

Девушка оглянулась по сторонам. К этому времени в зале осталось лишь два свободных столика. Заведение заполнилось голосами, звоном бокалов, скрежетом вилок и хрустом бускетт. Воздух насытился ароматами еды, кислым запахом вина и горечью хмеля. Компания молодых мужчин за соседним столиком весело смеялась, пожилая пара, напротив, с нежностью смотря друг на друга, держалась за руки. Санчо, с абсолютно счастливым выражением лица разносил полные тарелки, не забывая персонально улыбнуться каждому посетителю.

Лидия, прочувствовав атмосферу этого места, где, казалось, находятся лишь счастливые люди, вот уже минуту не вспоминала о тревожных мыслях. Но лишь минуту, пока телефон Хуго, лежащий на столе, не завибрировал, крича огромными буквами СЕНЬОР с экрана.

– Слушаю. Да. – Парень опустил глаза и внимательно слушал. – Понимаю. – Мужчины рядом снова громко засмеялись. – Мы в баре, в Вилаблареше. – Он положил телефон на стол, не нажимая на экран, так как на том конце уже отключились.

– Злой? – сразу же спросила девушка.

– Я не понял. Приказывает привезти тебя домой.

Девушка подняла уставший взгляд к потолку, осознавая, что нужно вернуться в реальность.

– Хуго, когда меня похитили, Альваро действительно был готов отдать за меня столько денег?

Парень откашлялся, опустил взгляд на свои руки, которыми он елозил кружку по деревянному столу.

– Если сеньор узнает, что я сказал тебе, то ты больше не увидишь меня. Он не должен знать, договорились?

– Если это настолько важно, может и мне не стоит знать?

– Я очень хочу рассказать, потому что это поможет тебе развеять сомнения.

– Ладно, я обещаю тебе, что Альваро не узнает.

– Он отдал.

Девушка не знала, как реагировать, на какое-то время она провалилась в вакуум. Не слышала звуков, воздуха вокруг, словно, вовсе не было, а со всех сторон на неё обрушились тонны пространства.

– То есть как?

– Как только Андреас исчез вместе с тобой, служба безопасности сошлась на похищении с целью выкупа. Альваро в тот же день запросил в банке наличные, чтобы в любой момент можно было взять крупную сумму со счетов.

Она с трудом сдерживала слезы, а точнее они сами держались на глазах, потому как девушка совсем не моргала.

– На третий день назвали сумму, и Альваро сразу же обналичил. Мы ждали указания места, за десять минут до того как курьер привез карту с местом встречи, ты ему позвонила. Все бросились искать место по твоим подсказкам, но времени категорически не хватало. Поэтому, я лично отдал им деньги, ещё до того, как тебя нашли.

Бешеный стук сердца, сотрясающий тело, всё-таки заставил слезинки упасть из её глаз.

–Триста тысяч евро? – шепотом спросила она, прикрыв рот ладонью.

– Да, четыре килограмма денег, мелкими купюрами.

– Он что и правду психически болен? Он при мне ругал директора отеля, за то, что они потеряли деньги нескольких постоянных клиентов за время его отсутствия.

– Это другое, дело ведь не в деньгах, а в порядке.

– Боже, во что я вляпалась?

***
Они выехали на трассу уже затемно. Лидия вжалась в сидение, борясь с потоком мыслей.

– Хуго, что из наших сегодняшних разговоров будет знать Альваро?

– Только то, что ты говорила своему охраннику, а не другу.

– Спасибо. – Девушка благодарно улыбнулась ему и за обещание молчать и за слово друг. Она сползла на сидении, смотря вперёд.

Они уже выезжали на побережье, и вдали виднелась черная полоса спящего моря.

– Сеньора, просыпайтесь. Мы приехали.

Она открыла глаза, увидев в боковом стекле распахнутую железную ограду.

– Мне приснилось, что ты общался со мной на ты, без всяких сеньор. – Она потянулась и посмотрела на Хуго, парень улыбался ей, но через мгновение его улыбка стёрлась с лица. Лидия проследила за его взглядом и увидела Альваро. Он стоял на пороге дома, с каменным лицом, в черной рубашке, заправленной в брюки в цвет, скрестив руки на груди. Спустя секунду мужчина зашёл внутрь.

– Ну что ж, – девушка отстегнула ремень безопасности, – пойду отчитываться. Спасибо тебе, за всё.

Хуго кивнул головой, и снова улыбнулся. Лидия вышла из машины, и задрожала на остывшем ночном воздухе.

***
Альваро сидел на краешке своей постели, облокотившись на колени и опустив голову. Лидия остановилась на пороге в его комнату и обхватила свои плечи руками. Она боялась заговорить, боялась, что он зол на неё, но больше всего боялась, что увидит перед собой другого человека, только потому, что он изменился в её глазах. Набрав полную грудь воздуха, она прошла по комнате и опустилась на колени перед ним, чтобы заглянуть в лицо. Мужчина не поднял на неё взгляд, тогда она положила ладони на его колени и спросила

– Злишься?

Альваро шмыгнул носом и провел языком по сухим губам, словно раздумывал перед ответом, но продолжал молчать.

– Ревнуешь?

– Ревную. – Ответил он, не раздумывая.

– Почему?

Мужчина глубоко вздохнул и сразу же громко выжал из лёгких весь воздух.

– Потому что ты была бы счастлива с таким, как он.

Девушка одернула руки, хмыкнув от удивления.

– Не хочешь спросить меня?

– Боюсь ответа. – Он, наконец, посмотрел на неё. В свете лампы, которая светила этой ночью ярче обычного, Лидия увидела знакомый взгляд. Она непроизвольно расплылась в улыбке, когда поняла, что перед ней тот же человек, которому она сказала «люблю» этим утром. Девушка подняла руку и провела пальцами по смольным прядям, упавшим на лоб.

– Альваро, я тебя люблю. Тебя.

Он обхватил девушку руками и забрался на кровать, уложив её перед собой, обнял, прижал к груди, не давая дышать. Когда, наконец, ослабил хватку, посмотрел в глаза и сказал:

– Я тоже люблю. – Он провел костяшками пальцев по её лицу. Его губы дрогнули. – Я его не убил.

Девушка закрыла глаза и, опустив лицо к его груди, залилась рыданиями.

Глава 28

Когда Лидия открыла глаза, комнату уже залил яркий солнечный свет, полосы которого упали на чёрную стену. Девушка обернулась, Альваро спал, как и вчера, вечером, лежа на её половине кровати, в той же одежде. Сама она уснула в джинсах и футболке.

Лидия села, вспоминая прошлый насыщенный день, и улыбнулась, вновь взглянув на Альваро. Затем встала, потянулась, и отправилась в ванную. Взглянув на себя в зеркало, девушка скорчила недовольную мину. Тушь растеклась по лицу, хотя большая часть, вероятно, осталась на подушке за ночь. В целом, она оценила свой вид так, будто спала ночью под кустом, как и планировала вчера.

Умывшись и почистив зубы, она села на краешек ванной, и наблюдая за проплывающим катамараном, заплела волосы во французскую косу. Когда девушка вернулась в комнату, Альваро перевернулся с бока на спину, но не проснулся. На часах было всего 8 утра. Зевая, Лидия решила снять джинсы с футболкой и проспать еще пару часов. Она забралась в постель, смотря на безмятежное лицо Альваро, и не сдержалась, чтобы не поцеловать. Девушка почувствовала под своими губами улыбку, но мужчина не открыл глаза, цепляясь за сон.

Лидия легла на подушку, обхватив её руками. Минут двадцать она слушала звуки дома, переосмысливая вчерашний день, но сон так и не шел. Альваро, всё это время ворочался в постели, словно уже выспался, но не хотел возвращаться в реальность и заставлял себя уснуть, поудобнее укладываясь. Когда он снова лег на спину, глубоко вздохнув, девушка тихо посмеялась. Протянула к нему руку, она взялась расстёгивать пуговицы на черной рубашке. После того, как рубашка была расстегнута, Лидия взялась за ремень на брюках.

– Что делаешь? – Сонным шепелявым голосом спросил Альваро.

Она снова посмеялась и подвинулась ближе. Пару раз, нежно прикоснувшись губами к его щеке, ответила:

– Раздеваю тебя.

Альваро простонал что-то невнятное в знак согласия и потянулся, выгибая спину. Затем распахнул глаза, резко перекатился, схватил девушку за руки и прижал собой к матрасу. Она громко захохотала, не пытаясь вырваться. Мужчина скинул уже расстегнутую рубашку и упал губами к её губам, останавливая озорной хохот.

***
Она откинула голову вверх, испустив громкий стон, и постепенно обмякла в его объятиях. Альваро, несколько раз судорожно толкнулся бедрами вперёд и замер, обхватив её спину руками. Ещё пару минут они провели, молча, восстанавливая дыхания и расслабляя мышцы.

Лидия сидела на его бедрах, обхватив ногами, и выводила невидимые узоры пальцами по широкой спине. Альваро гладил её по волосам, собирая выбившиеся из косы прядки, и иногда нежно прислонялся губами к шее и ключицам.

– У меня онемели ноги. – Она подняла лицо с его плеча и посмотрела на мужчину с улыбкой сверху вниз.

– Если мы просидим так ещё пару минут, то я снова буду готов.

Они смущённо засмеялась и снова спрятала лицо.

– Дай мне хоть немного передохнуть.

– Дай знать, когда отдохнёшь.

Она запустила пальцы в его волосы, взъерошив пряди на макушке. Затем, едва касаясь, провела по виску, рассматривая морщинки у глаз. Коснулась подушечкой указательного пальца крохотной родинки на щеке. Мужчина, как и она, изучал её лицо, но, не касаясь, а лишь взглядом.

– Пойдем в душ. – Она хотела подняться, но Альваро не позволил, удержав её за плечи. – Ну, пойдем. Чувствую себя грязной и ноги действительно затекли.

– А я чувствую себя грязью. – Тихо сказал он.

– О чём ты? – Лидия нахмурила брови, рассматривая эмоции в его глазах. В ответ он лишь пожал плечами, и устало моргнул. Затем опустил взгляд и прижался лбом к её ключице.

– Альваро, ты можешь мне всё сказать, и я не стану в ужасе убегать от тебя, обещаю. – Девушка чувствовала его неровное дыхание на коже.

Она обхватила его голову руками, в объятиях прижимая его ближе к себе.

– Помнишь, ты сказал, что чувствуешь меня, а я чувствую тебя? Так вот это отчаяние сейчас переходит ко мне. Что случилось?

– Я хочу уйти от всего, но это практически невозможно. Я не представляю, как это сделать.

– Я пойду с тобой. По какому бы пути ты ни шёл, я с тобой. Не будем думать, куда нас это приведёт, просто пошли вместе, ладно?

– Я только однажды свернул не туда, и теперь не могу найти нужную дорогу, куда бы ни шёл – всегда оказываюсь не там, где хочу быть.

– Три месяца назад я могла только в мечтах оказаться на испанском побережье, в шикарном доме в объятиях горячего красавца. Два месяца назад оказаться в постели похитителя, на твоём члене, было для меня страшным сном. Сейчас, я впервые в жизни чувствую себя там, где хочу быть. И я не про твой член, Альваро. Я про место рядом с твоими мыслями. Про место, где все так, как есть. Твои черные стены, потолок террасы в гирляндах, гитары в чулане, охранники у двери, каждый со своей историей, несколько пачек початых презервативов на верхней полке, будь они не ладны, булки с корицей, и вообще всё с корицей. Все это вместе составляет мир, с которым я могу справиться. А ты можешь справиться с моим миром, но не можешь разобраться с частью, которая от меня скрыта. Разбавь мой понятный мир своими тревогами, покажи мне их, мне будет проще, чем тебе. Не бойся за меня.

– Я не могу выплеснуть на тебя всё то, с чем должен справиться сам.

– Не выплёскивай. Только расскажи, с чем борешься, чтобы я могла поддержать тебя. Ты самый сильный человек из всех кого я знаю, и ты сам выиграешь все свои войны. Но я действительно хочу быть рядом, чтобы праздновать победы и залечивать раны после поражений. – Она взяла его голову в ладони и подняла, заставляя посмотреть на себя. – Ты мне веришь?

Уголки его губ приподнялись в улыбке

– Да, верю.

Она снова обняла его, прижав к себе. Альваро заметил, как её тело покрыли мурашки и сказал:

– Идём, согреем тебя в ванной.

– Идём, – согласилась она, хотя мурашки появились вовсе не от холода. – Только тебе придется меня понести, потому что ног я уже не чувствую. – Она слезла с него, неуклюже, передвигаясь как подстреленное животное, и завалилась на край кровати, свесив руки на пол.

– Я наберу ванну.

– Угу. – Она закрыла глаза и почувствовала тяжесть на веках. – День только начался, а я уже устала.

– Смотри ка, на побережье снова шторм.

***
Он стоял, склонившись над столом, рассматривая бумаги. Иногда перекладывал листы, менял их местами и снова рассматривал, тяжело вздыхая.

– Альваро, у Хуго день рождения на следующей неделе, ты не знаешь какого числа? – Спросила Лидия, выйдя из ванной.

– Нет. – Ответил он после длительной паузы.

– А можно это как-то узнать?

– Спроси у него.

– Нет, не могу, я хочу сделать сюрприз.

Альваро ничего больше не сказал. Лидия подошла к столу, расчесывая волосы, перекинув их на одну сторону.

– Ты не поздравляешь своих работников?

– Почему же, в день рождения Дани выплачивает всем премию.

– И это всё? Могу я хотя бы дать Марии поручение, чтобы купила торт?

Мужчина поставил на стол кулаки, мышцы рук при этом напряглись сильнее, чем нужно для поддержки.

– Не нужно этого делать.

– Почему? – она присела на кресло, чтобы видеть его лицо. – Ты действительно так ревнуешь меня к нему?

– Нет, дело не в этом.

– А в чем же?

Альваро глубоко вздохнул, очевидно, борясь с тем, чтобы не повысить голос.

– Ты не заметишь, как он влюбится в тебя. Это принесет всем только проблемы, и, в первую очередь, тебе. – Он лишь на долю секунды бросил на неё раздраженный взгляд. – Так что, держи дистанцию!

Лидия заметно погрустнела, размышляя, стоит ли спорить на эту тему. Хоть опасения Альваро и казались ей бредом, но всё же с его мнением девушка считалась.

– Просто торт, Альваро. Торт со свечками на завтраке за общим столом. Не от меня, а от всех. От всей его семьи.

– Не сложно будет догадаться, кто это устроил.

Она встала и подошла к нему, прислонившись к спине с тёплыми объятиями.

– Ты как будто завидуешь соседскому мальчику, Альваро. – она провела по его плечам, разглаживая рукава футболки. – Когда твой день рождения?

– Через четыре дня после твоего.

– Серьезно? Седьмого июня?

– Ага.

– Слушай, немного совладай с собой и отнесись с уважением ко мне. Позволь поздравить человека, который с пониманием относится ко мне с первого дня.

Он всё ещё неподвижно стоял, опираясь кулаками на стол, и внимательно её слушал. Затем, повернув голову набок, согласно кивнул.

– Пойдём, что-нибудь съедим? – Она провела своей расческой по его волосам, заставив мужчину улыбнуться.

***
Они спустились на кухню. Мария в это время готовила обед и была рада накрыть им на стол. Лидия дважды спросила Дани, позавтракали ли его парни, мужчина утвердительно ответил оба раза.

Лидия и Альваро сидели по правую сторону стола, рядом друг с другом, живо общаясь, перескакивая с темы на тему. Мария, которая не могла оставить блюда посреди приготовления, невольно слышала их диалог, и старательно прятала улыбку, каждый раз, когда они смеялись.

Дани и Хорхе обсуждали что-то в кабинете, просматривая информацию на мониторе, их время от времени отвлекал смех с кухни, несмотря на закрытые стеклянные двери. Чиро занёс бумажный конверт от курьера, Альваро отмахнулся от него и продолжил рассуждать о русском менталитете:

– Не знаю, чем же так сильно разнятся люди.

– Разный уровень жизни. В России это порой слишком большой отрыв. По улице друг против друга могут пройти хозяйка ресторана к своему спорткару и женщина, которая идёт перебирать мусорный бак этого же ресторана в поиске еды.

– По-твоему в Испании нет слоев населения?

– Конечно, есть, но не с такой огромной градацией. В России у людей есть злоба из-за такой огромной шкалы. Зависть.

– Как же это выражается?

– Людей часто волнует чужая жизнь больше чем своя, потому что она часто является интересней. Как итог, тебя обсуждают, дают ненужные советы. А стоит тебе упасть, сразу же услышишь смех за спиной, а может и совсем рядом.

Чиро снова вошёл в кухню с небольшим свёртком в руках.

– Это только что привез курьер.

– Положи к предыдущей посылке, Чиро. – Сказал Альваро, не желая отвлекаться от разговора.

– Это для сеньоры. – Тихо пояснил охранник.

Альваро повернулся к нему и нахмурил брови. Чиро смотрел то на него, то на Лидию неуместным виноватым взглядом.

– Кто может знать мой адрес? – Девушка поёрзала на стуле.

– Только тот, кто знает мой. – Холодным голосом сказал Альваро, скрестив руки на груди.

Лидия встала и взяла из рук Чиро плоский квадратный конверт, обернутый черной бумагой. Охранник сразу же вышел из комнаты, большими резкими шагами.

Посмотрев на Альваро, она отогнула угол конверта и достала из него клочок белой бумаги. Прочитав записку, она перевела взгляд на мужчину, заметно побледнев, затем протянула ему листок.

– Мечтаю увидеть на тебе в нашу следующую встречу. Камиль. – Прочёл Альваро вслух и посмотрел на девушку, которая в этот момент открыла черную коробочку-шкатулку. Внутри, на шелковой черной подушечке идеальным полукругом лежало ожерелье, пять лучей из белого золота были инкрустированы черными камнями, размер которых уменьшался на кончиках лучика, а на их сплетениях достигал горошины. Альваро резко встал, заглянув в шкатулку. На удивление Лидии, он не сказал ни слова. Девушка посмотрела на мужчину и увидела безразличное на первый взгляд выражение лица. Но в его глазах горел гнев, губы были чуть приоткрыты, чтобы выпускать раскалённый воздух из лёгких. Лидия захлопнула коробку и трясущимися пальцами сунула в бумажный конверт.

– Нужно отправить ему назад. – Девушка вдруг почувствовала себя виноватой, хоть и понимала, что не могла, да и не хотела, провоцировать мужчину на такие подарки. – Я не знаю, почему он мне это отправил. Я не знаю.

– Шшш, – Альваро забрал из её рук конверт и швырнул на стол. – Я знаю, Ли, знаю. – Он прислонил руку к её щеке, поглаживая скулу большим пальцем, с желанием успокоить.

– Я должна ему вернуть. Мне это не нужно. – Её голос перешёл на шепот.

– Я сам верну ему.

Девушка увидела пылающий гнев в его глазах, и ей стало страшно. Она взяла руками его лицо и приблизилась, чтобы мужчина разглядел страх в её глазах.

– Альваро, он тебя провоцирует, ты же понимаешь? – она пустила немало усилий на то, чтобы её голос звучал убедительно. – Будь спокоен, я прошу тебя!

– Лидия! – он взял её запястья и опустил от своего лица. – Никто не смеет так неуважительно поступать, по отношению к тебе. И ко мне.

– Если ты так бурно отреагируешь, он победит. Это именно то, чего этот мудак добивается. – Она сделала шаг вперёд, отодвинув бедром стул, и положила руки ему на плечи. – Оставайся спокойным, давай обыграем его. – Девушка подкрепила свои слова уверенной улыбкой, которую заставила себя показать для убедительности. Альваро отвернулся от неё, поставив руки на бедра, он глубоко вздохнул и чуть заметно кивнул головой. Лидия обняла его, прижавшись облегчённой улыбкой к его плечу.

***
Следующим утром на первой полосе всех газет Каталонии, популярных и не очень, размещалась одна и та же новость-сенсация. Анонимный благотворитель пожертвовал в Монастырь святой Марии ожерелье стоимостью 30 тысяч евро.

Несколько раз прочитав статью, включающую интервью познавшей великую радость монахини, Лидия прошлась по всей Ла Вангуардии (*Испанская газета). Запрокидывая голову вверх, она истерически смеялась, зажмурив глаза. Альваро вышел из гардеробной, просовывая руки в рукава рубашки и мотая головой, всё ещё дивясь её остроумию.

– Ты не жалеешь?

– О чём это?

– Деньги ведь не маленькие, могла бы обеспечить семью на год. Или купить крохотный вертолётик.

Лидия сложила газету и откинула на подушку.

– Не жалею. Хотела бы я видеть его рожу. – Она вскочила с кровати, черных халат, словно супергеройский плащ, разлетелся по сторонам, оголяя тело. Девушка, остановившись возле Альваро, протянула руки и ловкими движениями пальцев начала застёгивать пуговицы на черной рубашке. Его взгляд упал на её грудь и на ней же задержался. – К тому же, если я попрошу, ты дашь мне денег на крохотный вертолетик, правда? – Она закончила с пуговицами, и, переведя взгляд на его лицо, уловила объект его пристального внимания.

– Правда. – Он поднял руку и провел костяшкой указательного пальца сначала по её ключице, а затем спустился к розовым соскам, обведя каждый и наблюдая за их мгновенной реакцией. – Дам, даже если они будут последними. – Он скинул с её плеч халат, который скользнув по рукам и бёдрам, упал на пол. Девушка захохотала, понимая, что пуговицы рубашки были застегнуть напрасно.

Глава 29

– Волнуешься? – Спросил Альваро, ближе придвинувшись к ней на заднем сидении авто.

– Да. Разве по мне не видно? – она подняла в воздух руку с подергивающимися пальцами. – Вообще-то, ты, как мой заказчик, не должен это видеть.

– Ладно, я посмотрю на это как твой любимый мужчина. – Он поддерживающе улыбнулся. – Слушай, ты всё ещё не хочешь, чтобы я закрыл ресторан на время съёмок?

– Всё ещё, это совершенно не нужно.

– Разве тебя не будут смущать посетители? Ты ведь волнуешься даже сейчас.

– Альваро, когда я начну снимать, буду как рыба в воде. Меня ничто не отвлечет от процесса, не переживай об этом. – Она подкрепила свои слова улыбкой. – Кто из персонала будет сегодня на съёмке?

– Вся Кухня будет работать в обычном режиме. Повара вряд ли будут с тобой взаимодействовать, только если из любопытства. Они приготовят блюда по очереди, время приготовления уже рассчитано и порядок составлен так, чтобы у тебя было по 15-20 минут на съёмку каждого, как ты и просила. Я представлю тебе двух девушек из отдела маркетинга. Все вопросы ты можешь задать им. Ну, и кто-то из официантов будет приносить всё из кухни в зал.

– Хорошо, отлично. – Она нервно вздохнула, повернувшись к окошку.

***
Когда все формальности были улажены, свет установлен, а техника включена – началась магия. Посетителей в ресторане с самого утра было немного, поэтому повара и официанты находили время взглянуть на процесс. Альваро улучив свободный момент, тоже спустился в ресторан и несколько минут наблюдал за её работой от двери, не желая тревожить. Только увидев лицо девушки, которое было как никогда сосредоточенным и заинтересованным, мужчина осознал как для неё это важно.

Ближе к вечеру, когда закуски и горячие блюда были отсняты, и пришло время десертов, девушка почувствовала усталость в ногах и спине. Взглянув на время, она удивилась, как быстро пролетел день.

Полностью погруженная в свою работу, она раскладывала по серебристому подносу ягоды малины, иногда смотря в фотоаппарат на образующуюся картинку. В этот момент она скорее почувствовала, чем заметила, пристальное внимание.

Он стоял, широко расставив ноги и скрестив на груди руки, прямо напротив фотоаппарата. Видимо рассчитывал, что попадет в кадр и будет замеченным. Лидия хотела бы посмеяться и огорчить его тем, что в кадр он не попадает, но предпочла не замечать.

– Это потрясающе, когда женщина любит свою работу. – Он сделал два шага вперёд. – Можно наблюдать за этим часами.

– Здравствуй, Камиль. – Протянула Лидия на русском, не отвлекаясь от своего занятия.

– Здравствуй, Лидия. – Мужчина выдвинул стул из-за соседнего столика и сел на него задом наперед, широко расставив ноги по сторонам и сложив руки на спинку. – Ты снимаешь блюда ресторана для рекламы?

Девушка услышала его вопрос, но сделала вид, что всецело увлечена процессом, хотя так и было. Помолчав нескольких секунд, она спросила:

– Что ты сказал? – Только сейчас она мельком взглянула на него. Мужчина был одет в тёмно-синие джинсы и белую рубашку. – Извини, я немного занята. – Девушка села на стул и начала внимательно просматривать фото на ноутбуке, дотошно рассматривая детали и быстрым нажатием нескольких клавиш удаляя неудачные кадры. Она знала, что её сосредоточенное лицо, критикующее свою же работу, выглядит несуразно, знала, что мужчина за ней наблюдает, но это нисколько её не смущало. Убедившись, что сделала идеальный кадр малинового трайфла, девушка улыбнулась в порыве вдохновения и махнула рукой, подзывая официантку.

– Ева, можно нести следующий, если готов!

– Хорошо, сеньора, сейчас узнаю на кухне!

Лидия мельком взглянула на охранников в холле, Хуго стоял возле двери, сцепив руки, словно защищает пах от удара, и пристально наблюдал за Камилем. Дани и Хорхе сидели в зоне ожидания, наблюдая ещё более внимательно.

Девушка начала собирать по тарелкам листья мяты и ягоды малины с фона. Она не смотрела на Камиля и вовсе делала вид, будто его нет, стараясь огорчить харизматичного и всегда заметного мужчину отсутствием внимания.

Официантка вернулась с подносом и поставила его на стол:

– Десерт три шоколада. – Это был стеклянный бокал на узкой ножке с широким горлышком, заполненный слоями белого, молочного и темного шоколада. Верхний слой был присыпан какао и украшен листиками мяты. – Повара спрашивают, что нужно для оформления?

Девушка подняла вверх задумчивый взгляд, но лишь на пару мгновений.

– По одной плитке разного шоколада, какао и сито, а ещё газовая горелка.

Официантка кивнув, немедленно отправилась на кухню.

– Зачем же тебе горелка? – Спросил громким голосом Камиль. Лидия отвлеклась от десерта и посмотрела на мужчину, приподняв брови.

– Даю одну попытку, чтобы пораскинуть мозгами.

– Что я выиграю, если отгадаю?

– Да что угодно. – Усмехнулась девушка, подтягивая чёрные одноразовые перчатки на руках. Мужчина вскинул бровями и провел пальцами по губам, затем наклонился вперёд и спросил:

– Ты так уверена, что я не додумаюсь?

– Да.

– Я ведь не фотограф, дай хоть подсказку.

– Это связано со свойством шоколада. – Она сделала пару пробных кадров и поправила свет, пока мужчина думал.

Ева принесла поднос с плитками трёх видов шоколада, миску с сухим какао и миниатюрное ситечко. Поставив все это на стол, она достала из кармана на фартуке баллончик газа с горелкой.

– Умеете пользоваться?

– Да, спасибо, Ева. Пока всё.

Официантка отошла к бару, чтобы не мешать, но издалека с любопытством наблюдала, как и ещё несколько работников ресторана, уловив свободную минуту.

– Что ж, есть версия? – спросила Лидия, волнами посыпая на фоне какао.

– Ну конечно. Ты расплавишь шоколад и польешь им что-то, вот только я не уверен, что именно.

– Это не важно, ответ не верный. – Она разломила плитки на кусочки и перед тем как положить в кадр, прошлась по ним горелкой. – Я не плавлю их, чтобы что-то полить. Лишь нагреваю, чтобы масло заблестело на поверхности, скрыв налет на шоколаде. Так смотрится аппетитнее, правда? – Она закончила с декором и подошла к фотоаппарату.

Мужчина вскинул руками, признавая поражение и начал что-то говорить в свое оправдание, но Лидия перебила его:

– Камиль, всё, я работаю. – Она сосредоточенно выставляла настройки на экране фотоаппарата.

***
Спустя полтора часа Лидия отсняла заключительные десерты и села за ноутбук просматривать кадры. Камиль, который всё это время, молча, наблюдал, даже не пытаясь вести диалог, поднялся со стула и направился к девушке, с очевидным желанием заглянуть в монитор. Лидия подняла взгляд, сразу поняв его намерения, и захлопнула экран ноутбука. Затем, она перевела взгляд на Хуго, который уже выдвинулся в их сторону, и отрицательно помотала головой, остановив парня на полпути. Только после всех этих действий она посмотрела на Камиля, снизу вверх, вопросительно вскинув головой.

– Не позволишь мне взглянуть?

– Нет.

– Почему же?

– А почему должна?

– Это ведь не секретная информация, все желающие наблюдают за процессом.

– Но готовые кадры никто не увидит, пока заказчик не выпустит официальную печатную продукцию. – Она говорила уверенным спокойным голосом, не менее уверенно смотря прямо ему в глаза. На лице мужчины зажглась дерзкая улыбка, но он, подняв руки в знак капитуляции, сделал два шага назад.       Переведя взгляд на вход в ресторан, Лидия увидела Альваро. Девушка сразу же улыбнулась умиротворённой улыбкой, заставив Камиля обернуться.

Альваро шагал медленно, расправив плечи и приподняв подбородок. Он, молча, прошел мимо Камиля, и Лидия поняла, что мужчины уже пересекались сегодня, раз ни один из них не удосужился поздороваться с другим.

– Устала? – он наклонился и поцеловал Лидию в губы, задержавшись на пару секунд.

– Да, думаю на сегодня закончить. А завтра доснять.

– Отлично, я тоже освободился.

– Тогда сейчас соберу всё и поблагодарю поваров. Хочешь увидеть пару кадров?

– Конечно! – Он выдвинул соседнее кресло и опустился на него, положив руку на спинку кресла Лидии.

Всё это время Камиль наблюдал со стороны, как привидение, которого не видят и не слышат.

***
Держась за руки, они вышли из отеля, им в лица ударил тёплый летний воздух.

– Давай не поедем домой?

– А куда поедем?

– Останемся в городе, прогуляемся по вечерним улочкам. – Она подняла голову к небу. Ветер гнал кучевые облака от моря к горам. – Сегодня будет красивый закат.

К входу подъехала их машина, и Альваро перевел на неё взгляд, затем снова посмотрел на Лидию. Девушка, склонив голову набок и нежно улыбаясь, смотрела на него из-под изогнутых ресниц, упрашивая согласиться.

– Ты ведь устала.

– Да, и ты тоже. Но нам хватит сил на спокойную прогулку.

Альваро несколько секунд разглядывал её лицо, размышляя, затем, не отрывая взгляда от девушки, громко сказал:

– Дани, отгоните машину к Арене. Мы прогуляемся. Держитесь неподалёку.

Солнце незаметно подплывало к горизонту, и небо становилось темнее с каждой минутой, а городские улицы заливались фонарями всех оттенков. На больших проспектах окна каждого магазинчика и каждого кафе манили теплым уютным светом. Фары машин желтизной подсвечивали каменные настилы.

Они не торопясь шли по широкому тротуару оживлённой улицы, под аллеей платанов, их бесконечно обгоняли более занятые пешеходы.

Отовсюду в их головы просачивалась музыка. Из десятков машин доносились нечёткие взрывы басов и тут же удалялись вперед по улице, наполняя слух других пешеходов. Через мгновение мимо скользили другие. Из летних ресторанчиков пахло выпечкой, специями и инструментальными ритмами. Когда поток машин останавливался на красный, гул улицы стихал, и из бутиков с противоположной стороны слышались спокойные клавиши. После очередного перекрестка улица расширилась, оставив по центру, меж двух полос дороги, уютный островок. На клочке каменной земли обосновался парень в потёртых джинсах и майке не по размеру. Он зажигательно играл на простенькой гитаре, подключенной к усилителю, и буквально кричал слова популярной в этот год песни. Парнишке не давался английский и он не попадал в ноты, но был так весел и харизматичен, что собрал на своем островке туристов. С десяток молодых людей, в летних одеждах притоптывали ногами, качали головами и шевелили губами, проговаривая слова песни.

– Потанцуем?

В ответ Альваро сморщил брови и многозначительно промолчал.

– Ну, смотри же, люди танцуют!

– Они просто подергиваются в такт. Если у этой песни есть такт.

Закатив глаза, она выскользнула из его объятий, обворожительно взмахнула ресницами, и спустя секунду уже просочилась через толпу и захлопала в ладоши вместе со всеми. Сперва, она стянула с волос резинку и взмахнула ими, подняв ладоши вверх, переманив с музыканта на себя драгоценное внимание нескольких зевак. Затем обернулась вокруг, весело подскакивая на месте.

Альваро невольно улыбаясь, со стороны наблюдал, как толпа оживает. Все будто ждали знака и вот он, знак, танцует, взмахивая каскадом русых волос. Люди начали двигаться живее и их подёргивания стали больше походить на танец.

Парнишка музыкант, освещая толпу блеском своих глаз, театрально поклонился, после того, как прокричал финальные слова. Он кашлянул, пнул сандалиной колонку, которая раздражённо жужжала от фальшивого звука, и начал наигрывать испанский хит прошлых лет. Толпа, узнав песню с первых аккордов, одобрительно ахнула.

Лидия пару раз махнула в воздухе, в такт бою гитары и пробралась сквозь толпу, хлопая поднятыми вверх руками.

– Откуда столько энергии?

– Копила её в себе несколько лет. – Девушка повисла на его шее, переводя дыхание.

Они перебежали дорогу от островка к широкому тротуару и, бросив прощальный взгляд на танцующую толпу и счастливого музыканта, снова размеренно двинулись вдоль каменных коробок.

Альваро, вдруг, остановился возле здания с высокими окнами, через которые хорошо просматривался светлый зал магазина.

– Я хотел бы, чтобы ты выбрала себе подарок. – Он кивнул головой в сторону вывески с названием бренда известной марки ювелирных украшений.

– Что, вместо ожерелья от Камиля?

– Да, это будет моя благодарность тебе, за то, что не приняла его драгоценности.

– Альваро, мне это не нужно!

– Пожалуйста, выбери что-то, что захочешь, не противься и не думай о деньгах.

– Послушай, я отказываюсь не из-за высокой стоимости. – Она нахмурила нос и подняла взгляд наверх, обдумывая свои слова, затем исправилась. – Ладно, из-за этого тоже, но я не ношу украшения, только серебряные серьги – Она дотронулась до мочки уха. – Подарок от друзей на день рождения.

– А это будет подарок от меня.

– Если хочешь меня отблагодарить – купи мне мороженое.

– Что?

По её лицу расплылась озорная улыбка, и девушка, положив ладони ему на плечи, повернула мужчину к противоположной стороне улицы.

Перед ними светились окна кофейни, на вид пафосной и очень дорогой.

– Купи мороженое. Оно здесь явно стоит как золото! – она потащила его к пешеходному переходу, не дождавшись ответа.

Спустя пять минут они вышли на улицу с мороженым, инопланетных цветов в руках. Лидия выбрала ярко синее с кокосовым вкусом, а Альваро кроваво красное с миксом ягод.

– В России тоже сейчас популярно такое. А ещё с алкоголем.

– Как это?

– В сливки добавляют водку, ром или текилу.

– Ну да, это же Россия.

– Что это за стереотипы! – возмущенно воскликнула девушка. Не ожидала от тебя!

Мужчина засмеялся, запрокинув голову, чтобы мороженое не вытекло изо рта.

– Это же шутка! Знаешь, самая пьющая нация это англичане!

– Не знала, это почему же?

– Они пропивают в отелях целое состояние за сезон отпусков.

– Правда? – Она потянулась вперёд, чтобы попробовать его мороженое. Альваро утвердительно кивнул, протягивая ей рожок.

– Классное, хочешь попробовать моё? – она вытянула руку, чуть не ткнув мужчине в нос.

– Эй, аккуратнее. – Альваро облизнул синюю субстанцию кончиком языка. – Ммм, вкусно! – воскликнул он и откусил крупный кусок от шарика.

Лидия хохоча, вырвала мороженое, отбегая вперёд по улице. Мужчина догнал её за пару широких шагов и закинул руку на плечи, прижимая к себе.

– Все же странно есть что-то синее.

– Согласна.

Через пару кварталов они опустились на лавочку посреди оживлённой улицы, обсуждая хаос вокруг.

– Дай мне свой телефон.

Не задавая вопросов, Альваро достал его из внутреннего кармана пиджака и протянул девушке. Лидия смахнула по экрану, открыв камеру, переключила во фронтальный режим и вытянула руку перед собой.

– Обнимешь меня?

Альваро подвинулся ближе, так, что его губы почти касались её щеки, и неуклюже закинул руку ей на плечи. Девушка улыбнулась, глядя на его лицо в экране, а не на своё. Она улыбалась сдержанно, стараясь удачно получиться на фото. Альваро это понял и слегка пощекотал её пальцами за талию. От последовавшей заразительной улыбки на её лице, он сам невольно засмеялся. Несколько раз нажав на кнопку спуска, девушка выбрала лучший кадр и установила как обои экрана.

– Ты сейчас должна сказать что-то мотивирующее на счёт новой заставки на моем телефоне.

– Я скажу не про заставку. – Она отогнула лацкан пиджака и вернула телефон в кармашек. – Я скажу про себя. Если тебе интересно, то я счастлива. – Лидия обняла его, прижавшись щекой к плечу. Она по-прежнему улыбалась, наслаждаясь вечером.

– Только скажи мне и больше его не увидишь.

– Что? – она догадалась о ком он и нехотя отпустила улыбку с лица.

– Камиль.

– Альваро, ты не можешь изолировать меня от всех неприятных мне людей.

– У этого мудака корыстные планы.

– Слушай, у меня есть опыт общения с разными людьми. Пока тебя не было в моей жизни, мне самой приходилось справляться со всеми идиотами и придурками.

– Точно, ты ведь не умеешь просить помощи, всё хочешь решать сама.

– Так было раньше, потому что не было человека, у которого я могла попросить помощи. Теперь есть.

– Если нужно, я расторгну все договорённости.

– Знаешь, у нас и так много врагов.

– Не у нас, а у меня.

– Скорее бы до тебя уже дошло, что все твои враги стали и моими.

– Звучит красиво, но я сделаю всё что смогу, чтобы это было не так.

– Альваро, кто я тебе? – Она подняла голову и увидела, как он нахмурился, явно не понимая к чему такой вопрос. – Почему ты не позволяешь мне тебя поддерживать? Я ведь делаю это не потому, что меня обязывают наши отношения, а потому что хочу.

– Тогда у тебя странные желания.

– А этой фразой ты меня обижаешь. – Сказала она, после задумчивого молчания.

Альваро растерянно моргнул.

– Почему, объясни, пожалуйста.

– Тем, что не разделяешь моих желаний. Разве тебе не хочется защитить меня от всех врагов, поддержать?

– Ты ведь знаешь, я всё для тебя сделаю.

– Знаю. А ты знаешь, что я всё сделаю для тебя?

Он опустил взгляд, с отчаянием на лице и сказал:

– Я не верю, что ради такого дерьма как я, кто-то способен на всё. Тем более такой сильный человек как ты, которому никто не нужен, который справится со всем сам.

– Здесь ты ошибаешься. Какой бы сильной я не казалась, ты мне нужен. И каким сильным бы ты ни был, тебе тоже кто-то нужен. Извини, Альваро, но этим кем-то буду я.

Хоть самыми важными диалогами между ними и были такие, в которых они искренне делились о своих мыслях и переживаниях, всё же в этот вечер они говорили обо всём. Чаще всего обсуждали то, что встречали по сторонам, шутили, рассказывали свои ассоциации. О прошлом не говорили. Альваро, потому что в прошлом было мало хорошего. Лидия, потому что ей было, что сказать о настоящем.

После разговора о Камиле девушка заметно поникла и предложила вернуться домой.

– Карлос, останови. Прямо здесь. – Машина припарковалась на узкой улочке. – Можешь подождать нас на парковке за углом.

– Хорошо, сеньор.

Альваро, молча, вышел из машины, обошел её и открыл дверцу для Лидии.

– Что ты опять придумал? – спросила девушка, подавая руку и выбираясь из автомобиля. Она осмотрела улицу, усыпанную кафе и ресторанчиками. Перед каждым из них стояли столики со скатертями в цвет вывесок. Ночная жизнь кипела, приободряясь неостывшим ещё жарким воздухом.

– Захватим домой немного сладостей? – Альваро указал движением головы на красную вывеску, которая пряталась за раскидистыми деревьями.

Рассмотрев буквы, девушка опустила взгляд к высокому окошку, в котором горел теплый свет. Узкая деревянная дверь была приоткрыта, и сквозь неё на улицу просачивался аромат ванили и ягод.

– Кондитерская?

– Ага. Идём! – Альваро потянул её за руку и пропустил вперёд, шире открыв дверь.

Внутри было невероятно уютно, пространства критически не хватало, но это лишь придавало шарма скромным кирпичным стенам. Заведение освещали бра в форме цветков тюльпана, расположившиеся на грубых стенах.

На витринах со стеклянными полками, подсвеченными узкими длинными лампами, располагались красные подносы с различными вкусностями. Глаза разбегались во все стороны, невозможно было зацепиться за один кулинарный шедевр, как в поле зрения попадал другой и переманивал на себя внимание, хотя и тоже ненадолго.

За прилавком мгновенно очутилась молодая женщина в красном фартуке, с внешностью коренной испанки.

– Добрый день! – воскликнула она, улыбаясь от уха до уха.

– Здравствуйте! – Лидия прошла вперёд, чтобы рассмотреть поближе надписи на ценниках.

– Могу я вам что-то посоветовать? – спросила женщина, переводя взгляд с Лидии на Альваро. Мужчина не ответил, и прошел вслед за Лидией.

– Что тебе нравится?

– Всё. – Ответила девушка, не отрываясь от изучения витрины.

– Берём всё? – шутливо спросил он. Женщина за прилавком засмеялась.

– Конечно же, нет, но мне нужно время, чтобы определиться. Что бы хотел съесть ты?

Альваро перевел взгляд на соседнюю витрину с шоколадными десертами.

– Я хочу вот этот, шоколадный с вишневым муссом.

Продавец, тут же надев шуршащие перчатки, взяла фирменную картонную коробочку, и двинулась к шоколадной полке.

– И ещё с корицей и апельсином, пожалуйста.

Женщина добавила треугольное пирожное с оранжевыми дольками в коробку и выжидающе посмотрела на девушку.

– Я всё ещё не определилась. Ну, допустим, фисташковое с малиной. И ещё хочу вот это, не знаю что. – Она указала на круглый десерт в сиреневой глазури.

Женщина с неподдельным воодушевлением детально расписала состав десерта, отправляя его в коробку.

Лидия повернулась к Альваро, взяв его за плечо

– Мы можем купить много?

– Конечно, всё, что хочешь.

– Хочу угостить всех, ладно?

– Я понял ваши намерения, сеньора. – Он улыбнулся, убирая руки в карманы.

– Тебя ведь это не разорит? – Лидия сжала руку на его плече, сделав ярче свою улыбку. Глаза женщины в красном фартуке горели, восторгаясь щедростью Альваро.

– А есть что-то с орехами и белым шоколадом?

– Да, вот здесь. – Женщина указала на молочного цвета пирожные в форме ромбика, украшенные миндалём.

– Отлично, положите, пожалуйста, парочку таких. Ещё три шоколадных, три с ягодами и несколько вот таких, разных. – Лидия указала на поднос с десертами в форме корзинок, с дольками цитрусовых фруктов наверху.

Все пирожные были помещены в 4 коробки, перевязанные красными лентами. Альваро заплатил за всё 50 евро, включая чаевые, и Лидия чувствовала себя неловко.

– Прости! – сказала она, обняв Альваро за руку, по дороге к машине

– За что?

– За растраты. – Она подняла на него виноватый взгляд, прищурившись и поджав губы. Альваро рассмеялся и остановился, чтобы обнять её.

– Перестань. Это ничего не стоит, если хоть немного поднимет тебе настроение после грустных разговоров.

Каталина, дважды переспросив, действительно ли эти пирожные специально для неё, скромно улыбаясь, взяла одну. Когда Лидия сообщила, что ей полагается целых две, девочка подпрыгнула от радости.

Охранники, включая Дани и Хуго, удивлялись не меньше и вели себя чуть скромнее, чем Каталина, но радовались совсем как дети. Суровые мужчины в брюках и белых рубашках выглядели как мальчишки, выбирая из коробки сладость на свой вкус.

– Как ты это делаешь, я не понимаю? – спросил Альваро, удобнее устраиваясь на кресле террасы.

– О чём ты?

– Сорокалетние мужики едят тортики, улыбаясь как идиоты.

Лидия засмеялась, прикрывая рот рукой, чтобы из него не выпал кусок фисташкового десерта.

– Что такого я сделал, что ты моя. Я не заслужил.

– Зачем ты это говоришь? – её улыбка тут же померкла. Она взяла со столика стакан воды, запивая сладость малины. – Мы оба знаем, что ты сделал, чтобы я стала твоей. – Девушка перевела грустный взгляд к морю. – Зачем напоминать об этом?

– Ты сама мне говорила, на этом самом месте, что ничего не исправить, что наша история началась так и это неизменно. – Он обвёл взглядом мерцающую на потолке террасы гирлянду. – Правда – одна. Я тебя люблю. Так что, не нужно искать причину. Ничего не изменится, даже если найдешь её.

– Ты так уверен в том, что говоришь.

– Да, Лида, да, уверен.

– Но ты не можешь быть уверен в моих чувствах. – Тихо сказала девушка, прикрыв глаза. После она несколько раз моргнула, прогоняя воспоминания, и тихо добавила: – Сегодня 15. Я здесь ровно два месяца.

– Ты хочешь домой?

– Зачем ты у меня это спрашиваешь? Ведь если я отвечу да, ты все равно не отпустишь.

– Хочу услышать, что ты чувствуешь.

– Сейчас чувствую обиду. Ты будто глумишься надо мной. Мы оба знаем, что выбора у меня нет, не важно, хочу ли я домой.

Накатила тишина, заставляя каждого перемолотить уже измельчённые мысли в голове. Спустя пару минут девушка прекратила затянувшееся молчание.

– Я честно скажу тебе, я хотела бы уехать. Но не из-за того, что я скучаю по дому или по прежней жизни, Только по родным и друзьям. Я хотела бы уехать, чтобы отдалиться от тебя на какое-то время. Чтобы разобраться в своих чувствах, понять, смогу ли я без тебя.

Альваро замер, смотря ей в глаза. На его побледневшем лице читалась растерянность, хоть он и старался скрыть её за сдержанностью.

Лидия не могла больше вынести его взгляда, острого и сосредоточенного. Мужчина словно читал её мысли, и они его пугали, поскольку всё уже было сказано.

Она резко поднялась и подошла к парапету, взявшись руками за холодное стекло.

– Я не могу скрывать от тебя своих сомнений. Что, если это стокгольмский синдром или что-то подобное? Мне хотелось бы знать правду.

***
На следующее утро они снова вместе отправились в отель. За несколько часов, которые пролетели ещё быстрее, чем вчера, девушка отсняла оставшиеся позиции меню, включая экстравагантные коктейли, всевозможные кофейные, чайные напитки и эксклюзивные вина, подающиеся в Оризари.

Лидия поблагодарила барменов и официантов, которые любезно поддержали беседу, всё же держа дистанцию, как с кем-то вышестоящим.

Она отметила для себя, что на кухне отеля работал невероятно дружный коллектив поваров, под руководством грамотного шеф-повара – смешливой, но строгой женщины средних лет. Во время приготовления блюд все работники кухни взаимодействовали друг с другом как одна большая семья в фамильном заведении. Эти два дня Лидия чувствовала себя на своём месте, среди людей любящих и знающих своё дело. Даже молодые официанты выглядели как профессионалы, а не кучка обалдуев, набранных по объявлению.

Собрав оборудование и поручив охранникам переместить всю технику в машину, она почувствовала накатывающую грусть, от того, что работа подошла к концу.

– Хуго, вот это отнеси в машину, пожалуйста, и оставь на заднем сидении. – Она вручила парню сумку с самым ценным: фотоаппарат и ноутбук, на которых хранился итог выполненной работы. – Я поднимусь к Альваро, если он свободен.

Лидия спокойным уверенным шагом шла по коридору восьмого этажа. Она распустила волосы, которые собирала в тугой пучок во время работы, и старалась движениями пальцев уложить что-то приличное на голове.

Она не успела ничего понять, когда её за локоть затянули в открытый номер ещё в начале коридора. Прижав девушку к стене, Камиль скользнул картой по замку и входная дверь щёлкнула. Этот звук сработал в её голове как сигнал к действию, и Лидия, собрав все силы в руках, оттолкнула его так, что мужчина отлетел на несколько метров, врезавшись спиной в дверь ванной комнаты.

– Эй! – Он, пошатываясь, одёрнул белую рубашку и выпрямился, затем поднял руки в воздух в знак бездействия. – Спокойно, это я. – сказал он непринуждённо, будто это было объяснение всему.

– Ты что, придурок?! – выдала она на русском, так как в голове от испуга попрятались все испанские ругательства. – Открой дверь, сейчас же! – Девушка крепко встала на ноги и уложила на плечах волосы, разлетевшиеся по лицу.

– Хочу поговорить. Не ругайся. – Он сделала пару шагов к девушке, по-прежнему держа поднятые руки перед собой.

– Камиль, если об этом узнает Альваро, то для тебя всё плохо кончится.

– Что он может сделать? Пристрелить меня, как всех своих врагов? – Мужчина внимательно наблюдал за её реакцией на свои слова, но Лидия вовсе не изменилась в лице.

– Чего ты добиваешься? – Глубоко вздохнув, она скрестила руки на груди.

– Тебя. – Мгновенно ответил Камиль, широко улыбаясь двумя рядами белоснежных зубов. – У меня нет цели «уничтожить его». Я хочу тебя.

Лидия приложила все усилия, чтобы не выглядеть напуганной и удивлённой.

– Слушай, ты видел меня всего несколько раз. Ты абсолютно меня не знаешь. Что ты несёшь, Камиль?

– Сколько раз вы виделись с Альваро, прежде чем он похитил тебя? – наклонив голову набок, мужчина прищурил взгляд голубых глаз и внимательно рассматривал её лицо. Девушка мысленно похвалила себя за то, что ни один мускул на её лице не дрогнул.

– Чего ты ждёшь? Что я брошусь тебе на шею с мольбами о помощи? – она убрала руки в карманы джинсов, чтобы скрыть дрожь, которую контролировать не могла. – Меня не нужно спасать, я с ним, потому что люблю, понимаешь такие слова?

– У тебя стокгольмский синдром, или он хорошо тебя трахает? – приподняв подбородок, спросил он, протягивая слова так, что проступал английский акцент. Девушка рассмеялась, глядя ему прямо в глаза.

– Серьезно, хочешь обсудить это?

– Тебя даже не смущают подобные вопросы, на что же ты способна в постели? – Он медленно двинулся вперёд. Девушка, достав руки из карманов, спокойно протянула одну вперёд, уперевшись ему в грудь кулаком. Мужчина остановился, не отрывая от неё взгляда.

– Камиль, ты всё ближе к тому, чтобы получить коленом по яйцам. – Она спокойно улыбнулась и медленно опустила руку.

– Твои глаза так блестят. Мы можем сделать это прямо сейчас, если ты хочешь. Никого не узнает, обещаю.

– Открой дверь. Мы можем говорить об этом, сколько хочешь, но лучше открой ее, и разойдемся по делам.

– Знаешь, – сказал он, доставая из кармана брюк белую ключ-карту. – Я выбрал для тебя очень красивое колье и послал в его дом. Полагаю, к тебе в руки оно так и не попало.

– Очень жаль. Ты ведь так хотел увидеть его на мне. – Девушка сочувственно сжала губы, процитировав текст с записки Камиля. Мужчина не показывал никаких эмоций, но его губы всё же дрогнули от услышанного.

– Это я отправила колье в монастырь. Альваро лишь заплатил журналистам.

– Значит, это ты так меня оскорбила?

– Это ты меня оскорбил. Я не принимаю такие дорогие подарки даже от любимого мужчины. Я не шлюха, чтобы позариться на украшения от малознакомого человека. – Она слегка повысила голос, но осадила себя, боясь, что мужчина передумает открывать дверь из-за её агрессии.

– Откуда ты взялась, такая правильная, Лидия? Ты живёшь роскошной жизнью, но скоро Альваро всё потеряет. Подумай над своим будущим, пока я готов тебя принять. – Дружелюбно улыбнувшись, он открыл замок и вышел из номера, оставив открытой дверь.

Стоя там и собирая мысли в кучу, девушка жалела о том, что не решилась дать ему по яйцам, и не смогла ответить на его угрозы, даже не попыталась поддержать Альваро на словах. Она громко выругалась на русском, понимая, что обязана рассказать Альваро об угрозах Камиля. Представив всю ярость, которую ей предстоит увидеть, девушка вышла из номера, оглянувшись на пустой коридор, и быстрыми шагами направилась к кабинету.

Лидия постучала в дверь, и Альваро сразу же позволил войти, будучи свободным.

– Закончила работу? – Спросил он, с нежной улыбкой поднимаясь со своего кресла.

– Да, закончила. – Она остановилась в конце стола, не справляясь теперь с эмоциями на своём лице. – Можешь дать мне воды?

– Что случилось? – Он в два больших шага оказался у бара и налил воды из графина в стакан.

– Ничего не случилось. – Девушка залпом выпила почти всю воду. – Так. Собери сейчас всё своё спокойствие, и послушай, что я расскажу.

Он сразу же провалил задание, его лицо напряглось, скулы сжались, глаза потемнели.

– Просто будь спокоен, иначе я, молча, выйду из этой комнаты, и меня не остановит даже охрана.

– Ну, говори же! – он вскинул руками, требуя начать рассказ. Девушка, закрыв глаза, набрала полную грудь воздуха и спокойно заговорила.

– Камиль затащил меня в номер отеля, чтобы поговорить.

Альваро окончательно провалил миссию быть спокойным. Он отшвырнул от себя стул, стоящий возле него, и кинулся к двери.

– Стой! – Лидия швырнула стакан на стол, и стекло, издав громкий хлопок, разлетелось по всей комнате.

Альваро, резко обернувшись, мельком взглянул на разлетающиеся осколки, затем уставился на девушку. – Я просила меня выслушать! – процедила она сквозь сжатые от злости зубы.

Мужчина стоял возле двери, сжимая руки в кулаки, и испепелял девушку взглядом. Лидия прекрасно понимала, что гнев в его глазах предназначен не ей, поэтому смотрела на мужчину с не меньшей злостью, чтобы подавить и отразить его эмоции.

– Альваро, сядь. – Спокойно сказала она.

Мужчина сделал несколько шагов к ней и заговорил ровным низким голосом:

– Ты предлагаешь мне спокойно сидеть, после всего того, что позволил себе этот ублюдок? – Он склонил голову набок, задав вопрос, и девушка увидела, как взбухли и покраснели вены на его шее. Не ответив, Лидия медленно опустилась на диван. Стараясь ровно дышать, она почувствовала жжение на ладони, сразу же подняв руку, по которой сбегала струйка алой крови.

Альваро, переведя взгляд на её руку, растерянно моргнул и направился в уборную. Через мгновение, вернувшись с жёлтым компактным чемоданчиком, он подошёл к Лидии, развернул от стола к девушке стул, стряхнув с сидения пару блестящих на солнце осколков, и опустился на него.

– Болит? – спросил он, доставая из аптечки затемнённый пузырек и упаковку белоснежной ваты.

– Ерунда, осколок отлетел. – Она шмыгнула носом и продолжила дышать через приоткрытые дрожащие губы.

Альваро взял её за запястье и обработал рану в абсолютной тишине. Наклеив пластырь, он не отпускал её руку, и девушка впервые за несколько минут посмотрела ему в глаза.

– Включи всё своё уважение ко мне, если оно есть, и слушай. Он спрашивал, нужна ли мне помощь. – Девушка забрала руку из хватки Альваро и сложила к себе на колени. – Он узнал про похищение.

Альваро опустил голову, пряча напряжение во взгляде. Затем поднялся, и, поставив аптечку на край стола, подошёл к окну.

– Это ерунда. Он предлагал помощь, а когда я отказалась, настаивал, чтобы я подумала ещё. Сказал, якобы, сейчас я живу в роскоши, но это изменится, потому что скоро Альваро всё потеряет. – Она сделала паузу, ещё раз прогоняя в памяти этот диалог. – Он выпалил это в порыве злости, не подумав, так что это похоже на правду. Кто-то что-то замышляет против тебя.

Альваро стоял напротив окна, поставив руки на бёдра и смотря на солнечный город. Лидия поднялась и подошла к окошку, встав рядом с мужчиной и тоже направив взгляд на череду красных крыш.

– Со всеми его нападками я справлюсь, он не так умён, как думает. Но что-то серьезное происходит, я боюсь, что ты пострадаешь. – Тихо договорив фразу, она провела пальцами по вискам, собрав волосы на макушке, затем взъерошила их и прижалась лбом к стеклу, опустив взгляд вниз на улицу.

Альваро повернулся к ней и, обвив рукой за плечи, притянул к себе, заменив твердое стекло своей горячей щекой.

– Не будь в его словах угрозы для меня, ты бы вовсе умолчала о том, что он вытворяет?

Девушка не ответила, так как сама не знала ответ.

– Раньше я лучше справлялся с гневом. Но когда дело касается тебя, что-то щелкает внутри, какой-то рычаг опускается и выпускает красный туман в голову.

Она, молча, слушала, прислонившись щекой к нему и наблюдая за стаей птиц над одной из крыш.

– Происходит то, чего я боялся. Я начинаю терять твое доверие. Ты умалчиваешь о своих проблемах, как будто я вовсе не должен знать.

– Ты не теряешь моего доверия. – Глубоко вздохнув, она отстранилась и посмотрела в зелёные глаза. – Просто я достаточно тебя узнала, чтобы наперед понимать, как ты отреагируешь.

– Наперед понимать?

– Знать заранее, разве так не говорят в испанском?

На столе затрещал телефон

– Чёрт, совещание. – Выругался Альваро, не сдвинувшись с места.

– Сначала нужно убрать здесь всё, а то получатся танцы на стеклах. Танцы не для слабых.

– Ты странно говоришь сегодня.

– Это строчка из песни.

– Ясно, не беспокойся, я вызову уборщицу. Посиди пока. – Он усадил её на диван и отправился к телефону, давать указания грубым отрешенным голосом.

– Что ты планируешь делать? – спросила она, когда Альваро закончил разговор и опустился на своё кресло.

– Дай мне подумать об этом.

Пару минут они раздумывали, иногда обмениваясь взглядами.

– Мне страшно. – Тихо сказала она.

– Ты не представляешь, сколько раз у меня пытались отобрать бизнес, сколько раз пытались разорить и сколько угрожали.

– Я могу поговорить с ним ещё.

– Нет, это исключено.

– Я же не буду спать с ним за информацию, только аккуратно расспрошу.

– Ты сейчас злишь меня, очень сильно. Езжай домой и никуда не выходи!

– Что? Я снова буду сидеть дома? – Она подскочила на ноги. – Раньше ты боялся, что я сбегу домой, а теперь боишься, что я сбегу к другому мужчине?

– Если будет нужно, я снова тебя запру.

– Я бы дала тебе сейчас смачную пощечину, но тебе ещё командовать подчинёнными! – Лидия выскочила из кабинета, не услышав ни одного слова из тех, что он говорил ей вслед. За ней он не пошёл, и девушка понимала, что он так себя не поведёт, хотя она искренне надеялась на такой поступок. Несколько минут спустя, когда машина выезжала с парковки, он позвонил Хуго, чтобы удостовериться, что девушка в безопасности.

Глава 30

Домой Альваро вернулся после полуночи. Лидия, слыша, как подъехала машина, притворилась спящей в спальне на первом этаже. Она понимала, что это по-детски глупо, но злилась на него и была не готова говорить. Он заглянул в комнату, тихонько приоткрыв дверь, несколько мгновений смотрел на неё, а затем так же тихо ушёл.

Когда утром Лидия проснулась, Альваро уже уехал в отель. Она позавтракала, съев запредельную дозу калорийных вкусностей, и взяв ноутбук, поднялась наверх, чтобы отвлечься от мыслей с помощью работы.

Только эффект чаще был обратный, она сама не замечала, как отвлеклась от ретуши фотографий на пожирающие мысли. Когда она в очередной раз, вот уже несколько минут раздумывала, глядя на морские волны, из мыслей её вырвал стук шагов с лестницы. Девушка сразу же вскочила на ноги и поднеслась к двери, как раз в тот момент, когда Хуго оказался на пороге.

– Что случилось?

– Сеньора, к дому подъехала полиция! – он вошёл в комнату и закрыл за собой дверь. Лидия невольно занервничала, перебирая в голове возможные причины для визита полиции.

– Зачем? Что им нужно?

– Ни Дани, ни сеньор не выходят на связь.

– С ними что-то случилось?

– Нет, нет. Скорее всего, в отеле тоже полиция. Поэтому они не могут говорить. – С первого этажа донеслась волна шорохов.

– Хуго, это может быть связано со мной? – она понизила голос до шёпота, положив руку парню на плечо.

– Я не думаю, Альваро бы нашёл способ предупредить. Это может быть связано с отелями. – Хуго поддерживающе сжал трясущиеся плечи девушки. – Нам нужно спуститься к ним, ладно?

– Ладно. – Она, глубоко вздыхая, закивала головой.

– Лидия, мне ведь не нужно переживать за твоё поведение?

– Ты идиот что ли!? – она скинула с себя его руки, оскорбившись, – Пошли! – Открыв дверь, девушка понеслась по коридору и лишь возле лестницы замедлила шаг, расправляя плечи.

В холле, возле открытой входной двери стоял Чиро, беседуя с тремя полицейскими. Двое мужчин в темно-синей форме с коротким рукавом стояли чуть дальше, почти на улице. Они были снабжены всей устрашающей амуницией, крепящейся к поясам, включая пистолеты, дубинки и кучу неизвестной для девушки мелочи. Их головы были покрыты беретом в цвет формы, на плече у каждого висела рация.

– Добрый день! – Сказала Лидия, подходя к офицерам. Мужчины заметили её сразу, как только она вошла в коридор с лестницы, и внимательно следили за её приближением.

– Добрый день, сеньорита! – сказал полицейский, что стоял ближе всех, по всей видимости, являясь старшим по званию. Это был невысокий смуглый мужчина средних лет, хотя под это описание подходили все три человека в форме. – Инспектор Мануэль Мэндес. – Представился мужчина, кивнув головой.

– Чем мы можем вам помочь? – Девушка остановилась возле Чиро, деловито сложив ладони на уровне талии.

– Лидия Стиневич?

– Да, это я.

– Мы хотели бы с вами побеседовать. – Договаривая фразу, офицер перевел взгляд сначала на Чиро, а затем на Хуго, стоящего за спиной Лидии, внимательно следя за реакцией мужчин.

– Хорошо, – девушка старалась не забывать про дыхание, но у неё получалось плохо. Она указала рукой на дверь кабинета, направив все силы на то, чтобы жест выглядел как можно спокойнее. – Давайте пройдем в кабинет. – Девушка развернулась и вместе с ней в кабинет направились охранники, офицер, который не сдвинулся с места, громко возразил:

– Мы должны поговорить с сеньорой наедине.

– Это допрос? – останавливаясь, спросил Хуго.

– Нет, всего лишь нейтральный визит, на который у нас есть все бумаги.

– Всё в порядке, Хуго. – Лидия перевела взгляд на Чиро. – Можешь вернуться на пост, всё в порядке. – Она приободряюще улыбнулась, Чиро кивнул и пробрался через толпу полицейских к выходу.

Лидия села на чёрное кресло во главе стола. Офицер расположился напротив неё, на стуле. Двое других, плотно закрыв стеклянную дверь, как оловянные солдатики стояли у него за спиной.

Девушка поняла, что впервые сидит в этом кресле и видит дом с необычного ракурса. Часть гостиной за спинами полицейских, и кухню с обеденной зоной сквозь две бликующие стены.

– Сеньорита Лидия, как давно вы находитесь в Каталонии?

–Два мес