КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451160 томов
Объем библиотеки - 641 Гб.
Всего авторов - 212127
Пользователей - 99513

Впечатления

Stribog73 про Высотский: Как скоро я тебя узнал (Редакция Т.Иванникова) (Партитуры)

Еще раз обращаюсь к гитаристам КулЛиба. Если у Вас есть "Полное собрание сочинений" Сихры и Высотского, сделанные Украинцем, пожалуйста, выложите в библиотеку!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Неизвестен: Нотная привязка к грифу шестиструнной гитары (Партитуры)

Эта простая схема очень поможет начинающему гитаристу изучить гриф гитары и запомнить ноты, соответствующие ладам на грифе.
Не все любители гитары любят копаться в самоучителях и школах игры.
Поэтому я выложил эту схему отдельно.
Схема очень простая и понятная, поэтому в ней разберется даже начинающий.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
4evas про Комаров: Мои двенадцать увольнений (СИ) (Современные любовные романы)

с автором напутали. КАА, но Анастасия

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Поселягин: Корейский вариант (Альтернативная история)

начало неплохое, а потом непонятные повторы не о чем

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: …И ловили там зверей (Фэнтези: прочее)

Как ни странно — но очередной рассказ из данного сборника все-таки был написан в жанре фантастики (что меня изрядно удивило)). Ведь несмотря на «заявленную тему сборника» тут не каждое произведение ей полностью соответствует))

Но — перехожу собственно к самому рассказу: в начале описаны будни сотрудника некой спецслужбы, единого «межгалактического союза» объединившего все человечество в благородном порыве экспансии на другие миры... И хотя автор (видимо) очень не любит «совок», но будущее по нему (как правило) это (всегда) некая суперблагородная цивилизация «общечеловеков», которые победили все болезни века, объединились и сплотили все человечество в «едином трудовом порыве»)) Что-то вроде вселенной УАСС Головачева...

И вот в этом «приличном обществе», в качестве «пережитков прошлого» содержат некую группу людей, которые подобно своим (вымершим) пещерным сородичам, все еще обладают навыками воина, и способны решать всякие проблемы, которые (порой) возникают на «гладком как стол» пути (остального) человечества...

В общем, это своего рода некий «орден», который вроде бы еще себя не изжил и переодически требуется, когда высокоморальные методы решения отчего-то не срабатывают... И вот (некий) сотрудник (данной организации) призван решить проблему исчезновения людей и кораблей в «отдельно взятом месте» (что сразу напомнило мне сюжет романа Гуляковского «Затерянные среди звезд»).

Далее ГГ идет «тем же маршрутом» и «благополучно теряется», обнаруживая себя в неком «питомнике» построенном на принципах выживания (что-то навроде «Голодных игр» с незабвенной «Сойкой» в главной роли)). И разумеется — помимо решения чисто технических задач по выживанию, перед ГГ стоит более сложный (прям-таки философский) вопрос «А на фига?»))

Большую часть рассказа, ГГ честно пытается решить данный вопрос, (в стиле Романова «Выстрел в зеркало» и «Смерть особого назначения») пока... пока не наступает время «Ч», когда думать «уже поздно» и надо действовать... Вот наш ГГ и берет бластер (замаскированный под электродрель) и... начинает все крошить в стиле (более позднего) Рэмбо))

Однако (как это практически всегда) у автора (бывает) концовка... все расставляет (по своим местам) все «совсем не так», как оно изначально предполагалось...

P.S Хм... И ведь не первый раз автор оставляет таким образом «жирное многоточие»... Не первый... И собственно за счет этого и получает подобный эффект... Ведь не будь их — все было гораздо прозаичней и скучней)) А так — эта «фишка» в очередной раз сработала!

P.S.S И самое забавное — этот рассказ в оглавлении книги написан с ошибкой — правильнее конечно будет «ловили», а не то что там написано))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Бушков: Стоять в огне (Научная Фантастика)

Очередная вещь данного сборника продолжает радовать, ибо после «Баек начала перестройки» каждый очередной рассказ открываешь с некой опаской))

И хотя данный рассказ, по прежнему не совсем дотягивает до фантастики, однако некий скрытый посыл (автора) с лихвой снимает все возможные претензии...

По сюжету нам представлена жизнь некой дамы, жизнь которой в принципе вроде бы как удалась: дом, семья, работа, дом... и прочие нехитрые радости быта... Но тут внезапно «на горизонте» появляется некий странный человек, который делает не менее странное предложение... Нет)) Не в «плоскости отношений»... а в плоскости «реальности»))

Данный человек предложил (героине) бросить все к чертовой матери, и... прожить настоящую жизнь, в том месте (и в то время), где ее таланты (и она сама, по мнению незнакомца) раскрылись бы в полной мере... Так, по уверению «незнакомца» она (ГГ) родилась не в свое время и не в том месте... он же — просто предлагает ей занять его...

И с одной стороны все это очень похоже на бред (в чем себя успешно пытается убедить героиня), но с другой стороны: откуда у этого незнакомца очень личная информация (о жизни героини), откуда эти странные сны? Далее весь этот «натюрморт» дополняют третьи лица — которым (оказывается) так же было сделано схожее предложение и которые так же испытывают очень схожие сомнения и желание во всем разобраться...

И конечно — всему этому можно дать вполне логичные объяснения (как некоему психологическому эксперименту, в котором людям даются некие вводные, а дальше уже они сами «накручивают» себя до нужной кондиции). Однако (думаю) что здесь ,идет речь совсем о другом...

Каждый из нас, вероятно представлял когда-нибудь себя «на чьем-то месте» (в той или иной ипостаси), однако при том, что мы всегда «свято» уверены «что мы бы сделали лучше» — мы готовы об этом просто мечтать (в перерывах между нудной и бесполезной по сути работой, которая «тупо съедает наше время», оставляя нам взамен лишь некие бумажки с числами). А что если завтра появится некий псих, который предложит Вам отправиться «в никуда»... не в другой город или другую страну... А (к примеру) в другую эпоху или иной мир... ? И как быть? Бросить все «так тяжко заработанное»? Уютный быт с «перфорированной туалетной бумагой» и прочие удобства... ?

И совсем не важно — была ли (там) реальная возможность переноса (тела, сознания и тп). Важно другое — а готов ли ты, бросить все и все бесповоротно изменить? Променять уютный и привычный мирок на неизвестность? А вот оказывается что не факт...

И самое забавное что ГГ вполне четко понимает что «лишь барахтается в этом грязном болоте» (повседневности). Дом и быт построены по принципу «как у всех», муж и дочь явно не являются людьми ради которых (она) готова «положить свою жизнь на алтарь»... перспективы? Не смешите «мои тапочки»)) Медленное старение и отсутствие всякого смысла... И тут такой шанс...

Финал рассказа? Как всегда... каждый выбирает сам...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Найтов: Над Канадой небо синее… (Альтернативная история)

Прочитав часть первую — я понял, что несколько поторопился с покупкой обеих частей данной СИ. А ведь на тот момент, этот вопрос (естественно) даже не стоял, т.к тогда я брал по возможности все книги данной серии — без разницы что по авторам, что по хронологии...

Но вот насобирав аж около 10 книг данного издательства, я с удивлением обнаружил что процент «неподходящей литературы» в нем просто зашкаливает... И хотя данное утверждение вполне оценочное и субъективное, больше всего данная «линейка» напомнила мне манеру издательства «В вихре времен», где так же любят «напрогрессорствовать» без оглядки на здравый смысл и реальную историю, но зато с большим задором и «масштабом дел».

Честно признаюсь — не купив я (тогда) обе части «на бумаге», я навряд ли бы стал вычитывать продолжение (части первой). Уж очень «здесь все» оказалось не «мое».... Очередной лихой попаданец (уничтожающий врагов пачками), технически подкованный «спецсназер», который назначает себя князем и собрав ополчение — идет «крошить супостата».

Данный принцип весьма знаком и понятен: очень часто тот или иной автор «устраивает» очередной «мирок под себя» (в главной роли)... другое дело, что «масштабы личности» иногда варьируются от серого кардинала, до ИМПЕРАТОРА (всего и вся). Ну а поскольку (еще в первой части) автор пошел именно по последнему пути — читать очередную «летопись свершений и побед» было как-то «не с руки»... Вот и провалялась часть вторая больше полугода, пока все же не наступила ее очередь:(

И не то, что бы я был сильно предвзят... просто считаю (опять оценочное суждение) что данный подход уже себя не оправдывает от слова «никак» и годится лишь для подростковой литературы. Но … вернемся к сюжету части второй))

Еще с самого начала удивляет некий (несомненно новый) прием автора писать книгу от разных лиц, где одно и тоже событие, может бесконечно долго «обсасываться» со всех сторон (например так, как это было сделано с описанием «отдыха на тропическом островке», где царь Святослав 1-й самолично жарил шашлыки и упорно всех просил называть его не «его императорским величеством», а просто по имени))

Далее, несколько настораживают «все эти томления» и бурные физиологические последствия у падчерицы (вследствие случайного прикосновения к «монаршей особе»). Я конечно все понимаю, но для чего уж так себя превозносить то? Другие женщины (с другими лит.персонажами), так же не отстают и практически открыто «наслаждаются процессом»)) И я конечно не сноб... но было как-то странно встретить все это, после прочтения энного количества книг автора)) Так например практически во всех своих СИ про авиацию, девушкам дается что-то около 0,5-1,5 % всего объема книги (и то число в сухом стиле, «ох какая красивая девушка, поцеловал, женился»)) а все остальное опять про «пламенный мотор»)) А тут... в общем — это наверное еще один необычный подход в стиле автора)) Но опять таки — расчитанный чисто на подростковую аудиторию...

По географии «движухи» (по прежнему большую половину книги) занимают «заграничные колонии», которые множатся как лист в копире... И количество проблем (которые так же умножаются) опять таки заставляет верить скорее в супергероев, а не в «стандартно-рядовых попаданцев» (пусть и с соответствующей инфраструктурой и снабжением). Но нет — количество попаданцев по прежнему двое (муж и жена), никакой «иновременной команды», как не было и нет... зато есть толпа вышколенных соратников, которые служат беззаветно, сами обучаются, сами вооружаются и сами... вычищают собственные ряды (от предателей и шпионов)... Да... если кого-то из них «для дела» надо выдать замуж — то это «завсегда пожалуйста»... а то что «партия в итоге» оказалась плохая... так это мы (вроде бы как) давно подозревали... Ну ничего — сошлем (ее мужа) на каторгу тогда)) А так — полная демократия и волеизъявление народа))

В оставшейся части книги была сделана попытка заняться «делами домашними» (на 1/6 части суши). Но поитогу лишь обозначив свой интерес (мол имейте ввиду... «я бдю», и вообще — как там проходит благоустройство «матушки-Руси»?) Да и то правда)) Не все же на островах-то отдыхать... все-таки «упросили» (же сволочи) еще в части первой корону принять... Вот и приходится: железнодорожные ветки тянуть, индустриализацио организовывать и заниматься прочими «общеполезными и государственными» делами)) Спасает только то, что народ в принципе все же «достался» предприимчивый... бывшие князья да боаяре вмиг заделались мануфактуршиками и вместо века «еще непросвещенной царской монархии», приходит некий НЭП с элементами социализма... И страна «цветет и пахнет» в русле очередной пятилетки)) В общем — «божья благодать» наверное снизошла)) «... и решения партии проводятся в жизнь строго с ее партийной линией»!)) Что говорите? Опять книга для подростков??? Да «не вжисть не поверю»)) «Сурьезно все... сурьезно»!!!))

В общем, в очередной раз убедившись что все в порядке (вместо бояр — суперответсвенные олигархи, по стране идет вал «коллективизации», электрофикации и прочий внедрямс «нанотехнологий»), и что (при этом!!!) секреты производства не разворованы (КГБ-то тоже бдит)) — главный царь всея … (всего) живо бросает «это нудное дело» и посылает очередную эспедицию на очередные осторова, за минералами, ресурсами и просто «показать им всем Кузькину мать»))

Ну а к финалу нам расскажут про будни НАСЛЕДНИКА, о его стажировке на кругосветке и … о решении некой интимной проблемы)) Но не буду дальше злобствовать, в общем то — совет да любовь))

Что хочется сказать напоследок? Собственно то, что теперь, я если еще когда-то и рискну брать книги серии «Военная фантастика», то только (и после) внимательного изучения автора и самого произведения... Второй раз «так попадать» я не хочу... И я уже не обращаю внимание, то то что все другие автора СИ про авиацию, как правило вместо истории попаданца, (у автора) всегда встречаешь некий производственно-альтернативный роман... Ладно! Бог с ним... Уже привыкли! Но вот то что изложено здесь... ни в какие рамки не лезет.

P.S И помнится когда-то «я ругал» глобально-нудную СИ «Десант попаданцев»... Но даже там (при казалось бы схожей ситуции) пусть и без «ништяков с родного мира», ТОЛПА попаданцев за 3-5 томов добилась гораздо более скромных успехов... И это при том что «реалистичность подвигов» (там) так же оставляла «желать лучшего»... В общем — как ни странно, но после прочтения данной СИ тов.Найтова, мне отчего-то захотелось еще раз перечитать именно «нудную СИ вихрастых авторов», дабы сгладить масштабы моральной травмы полученной при чтении комментируемой книги))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

10 + один (fb2)

- 10 + один [publisher: SelfPub] 544 Кб, 75с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Ибрагим Рустамович Манафов

Настройки текста:



Ибрагим Манафов 10 + один

Первые шаги в жизни терпят своего поражения, а выигрывает человек лишь по своему искреннему желанию добиться. Поэтому в жизни можно утонуть из-за тьмы ваших внутренних волн или, набравшись мужества, выбраться из подводы до начала сумерек.

И. Р. Манафов

Пролог

Вот это редкостный тип – подумал про себя детектив Кларк Нолан, со злости снеся кипу бумаг со стола. Чувство полнейший потерянности и гнева заполняло его изнутри. Не смотря на внушительный опыт Кларка, маньяк оказался гораздо психованее, разумнее и до какой-то степени даже извращенее, чем он мог себе представить ранее. Он мог появиться в любое мгновение и абсолютно где угодно с новым ужасом для всего города. Поэтому долго ждать для начала расследование было невозможно. Детектив словно всегда оказывался в нужном месте, в нужное время и был почти уверен, что и в этот раз был не случайностью для его интуиции. Иногда у него выражалось ощущение того, что судьба его давным-давном готовила к этому делу и ждать можно было чего хочешь. Ведь с другой стороны, так установлена жизнь. В любой момент можно ждать разочарование или наоборот, неожиданного случая, возбуждающий настоящие амбиции и сплошную гордость. В КГБ детектив Кларк Нолан научился многому у лучших мастеров своего дела. Те времена были самыми трудными в его жизни, но в итоге это принесло свои плоды. Правда, это дело связанное с хладнокровным убийцей, было в разы труднее, чем далеко не простая подготовка спецслужб. В этот раз Кларк испытывал всю трудность своей работы, чем когда либо ранее, но тут главное не бросить дело на полпути, насколько трудными и опасными не становились события – подумал детектив про себя и зажал кулак – ведь в том случае выиграет зло, а на кону жизнь многих невиновных жертв, число которых увеличивается, да и кто соизволит уйти следующим решает лишь начальник хаоса. Другими словами, сам маньяк. 

I

В понедельник, 10 декабря 1972 года, Кларк Нолан ( лучший из личных детективов Лондона), а также бывший сотрудник службы КГБ, получил неожиданный визит от главы оперативного управления Скотленд – Ярда. По виду генерал был очень уставшим и взволнованным, но для своих сорока пяти лет он был на пике красоты, мускулистое телосложения и слегка седые волосы были сразу заметны, четко выделяясь на нем. Прежде чем полноценно переступить порог двери, он по какой-то причине нахмуренно оглядывался вокруг. Так как ранее к детективу не приходили люди с высокопоставленный должностью по личной потребности, не говоря уже о главном генерале полицейского управления Скотленд – Ярда, то у него появились множество вопросов в голове и своего рода волнения радости, несмотря на то, что он был очень стрессоустойчивый человек по натуре. Кларк, увидев генерала, сразу привстал со своего кожаного кресла итальянской производительности и уважительно пожал ему руку. Генерал же, в свою очередь пристально на него взглянул и медленно заговорил по прежнему неприметно оглядывая его кабинет.

– Здравствуйте, Мистер Нолан и прошу прощения за ранний визит. Надеюсь, что я вас никак не побеспокоил. Кстати, забыл представиться, генерал Ховард – сказал он и почесал себя за ухо.

– Здравствуйте, генерал Ховард. Не стоит просить прощения, сэр. Я давно привык к своей работе и без этого уже несколько лет сижу в своем бюро, перебирая папки с закрытыми делами. Это так по личному увлечению – сказал он и одновременно ухмыльнулся, посмотрев на него.

Генерал с трудом ухмыльнулся в ответ, будто одновременно перебирая мысли в голове о том, как начать, а детектив пригласил его сесть за стол, чтобы обсудить проблему. Лицо генерала заметно изменилось. Он досадливо нахмурился, и полная концентрация наблюдалась в его зелёных, как изумруд глазах.

– Детектив Нолан, за время вашего, так сказать, отсутствия в конторе КГБ. Я успел хорошо изучить вашу служебную биографию и в том числе и дела, входящие в период работы под прикрытием КГБ. Что ж, могу лишь дополнить, что весьма удивлен вашему профессионализму и, не говоря уже о везение. Поэтому у меня есть для вас выгодное предложение: сбить скуку и взяться за расследование. Нам срочно нужен опытный детектив и, не говоря уже о взгляде профессионала на дело иного масштаба. Знаю, что мои высказывания звучат весьма скромными, но остальные частные детективы в Лондоне и в том числе за рубежом, на севере и в Румынии отказались принять дело. Наши ребята из Скотленд – Ярда тоже достаточно опытны, просто везение гораздо меньше, да и похвастаться достижениями невозможно, наравне с вашими. Дело явно затрудненное и крайне непростое, учитывая шкалу прошлых преступлений – отчаянно вздохнул генерал и отвел глаза в сторону окна. Слушая панегирику генерала в свой адрес, Кларк осторожно, но одновременно важно встал со стола, не прерывая генерала, и подошел к витражному окну, легко отдернув занавески. Он выглядывал на улицы всегда безупречного и обычного смирнова Лондона, за которым в данный момент таилась зверская мистика. Вновь обернувшись в сторону своего гостя, Кларк уловил улыбку на его лице. Видимо его жесты с занавеской и весьма гордые взгляды на улицы города, его слегка рассмешили, тем самым даже разрядив обстановку.

– Я абсолютно польщен вашим выбором и без всяких сомнений, конечно, с вашего позволения, готов приступить к работе в ближайшие сутки. Только должен перед расследованием изучить ситуацию поближе и понять, с чем буду иметь дела – сказал детектив и одновременно начал вновь присаживаться у рабочего стола.

Ховард, не сомневаясь в его ответе, кивнул на его согласие и, сказав не слово, передал ему папку с досье. Кларк с большим нетерпением открыл папку и, пристально оглядывая текст, прочел пару абзацев.


Дело 326, Государственные органы полиции 1972-12-2.

В течение двадцати недель было жестоко убито десять жертв в разных районах Лондона. Информация об убийце не найдена и неизвестна. На месте преступления были найдены останки жертв, в виде отрубленных конечностей. Орудие хладнокровного убийцы, предположительно были бытовые кухонные и столовые приборы, но на месте преступления отсутствовали. Последняя жертва – Эбигейл Винстон, была жестоко убита в своей квартире на Сайдбрук-роуд. В результате обыска полиции, в квартире был найден лишь один подозрительный предмет. Подробнее. Обычная длинная шляпа. Принадлежит ли это шляпа убийце или нет? Мы, к сожалению, подтвердить не можем.

Весь нужный фото-материал для расследования, а также личные дела каждой жертвы и данные патологоанатомов прилагаются.

С уважением от полицейского управления Скотленд – Ярд.


Детектив Нолан с интересом, но единовременно с удивлением на лице читал данные досье. В его бюро стояла сплошная тишина. И вдруг генерал Ховард, прерывая тишину, спросил у него:

– Всё ясно сказано в досье или требуется дополнительные подробности?

– Нет, генерал, я все ясно понял и готов к расследованию в любое удобное время.

– Благодарю, мистер Нолан, это весьма гуманно с вашей стороны. В плане того, что вы работаете на самого себя. Восхитительно! Вскрикнул он чуть ли не со всего голоса.

Детектив понимающе посмотрел на генерала с твердым выражением лица и взял его за плечо.

– Уважаемый мистер Ховард, при всём достойном к вам уважение, хочу сказать, что это дело типичное в моей профессии, – я, будучи детективом за свои двадцать лет, имел дело со многими психами, и насколько это дело не было бы сомнительным, трудным или невозможным, то я не намереваюсь подвести вас и уж тем более весь Лондон – я сызнова же детектив и хочу сказать, что живу этим делом.

Генерал улыбнулся и в ответ на уважение пожал руку детективу. После чего он гордо, словно отец сыну, сказал, – вот за это я вас и уважаю мистер Нолан. Иначе зачем бы я пришёл именно в ваше бюро, – генерал снял с себя свою фуражку и чуть-чуть наклонил голову в качестве почтения.

– Не стоит мне делать столь пригодные комплименты, сэр, ведь я выполняю свою профессию и обязанность, точно также, как и вы.

– Хорошо, тогда можете приступить к работе уже завтра утром, – а насчет комплиментов вы правы, возьму на заметку, – сказал он, вновь ухмыльнувшись.

– Начну дело уже завтра, сэр, – уверен, тут будет много подозреваемых, без доказанных алиби.

– Вам виднее, детектив, но опять же, желаю вам удачи, – сказал генерал Ховард и словно что-то не дополнил.

Спустя мгновение, он открыл свой бизнес-портфель и вытащил с него длинную шляпу матово черного цвета, затем передал в руки мистеру Кларку.

– Это та самая неизвестная улика, о которой говорилось в досье, – может пригодится.

– Благодарствую, генерал Ховард, – думаю, любая найденная улика на месте преступления, может оказаться посланием от нашего нарушителя, – детектив, осмотрев данный ему в руки предмет, поставил его себе на письменный стол.

Тем временем генерал попрощался с ним и тихо покинул бюро, а детектив, спустя столько лет, снова начал готовиться к трудным расследованиям, которых ему так не хватало.

Открыв пыльную полку своего шкафа, он нашел старую лупу, которая служила ему при делах уже на протяжении десяти лет. Улыбка появилась на серьёзным до этого лице детектива, а старые воспоминание о первых днях работы изображались в его голове, словно реальность. Он еще будет долго вспоминать тот день, когда любезный старик из бутика "Уэстон" в центре Лондона, предложил ему эту лупу и гарантировал, что она особо пригодится и поможет при делах. В итоге, ожидания старого мужчины оправдались и с помощью этой лупы, у детектива получилось раскрыть семь серьезных преступников. В начале 60-х годов . В те времена, он только завершил карьеру у служб КГБ и решил попробовать свой дар, как частный детектив, работающий на самого себя. Летая в своих мыслях, он вдруг словно вернулся обратно на землю и взял лупу в руки. После чего Кларк решил осмотреть шляпу. Первоначально никаких подозрительных деталей, вызывающий у него интерес, вовсе не было приметно. Но, внезапно, он своим острым зрением увидел седой волосок. Этот маленький волосок был явственно виден на шляпе, из-за ее черной окраски. Первое, что пришло в голову детективу, это то, что волосок, скорее всего принадлежит генералу и чисто невольно упал на шляпу. Могут быть много подозреваемых в этой безумной серии убийств, но последнего, кого можно подозревать это мистера Ховарда, – подумал про себя детектив, опасаясь выговора своих мыслей вслух. С другой стороны, это может быть первое правдоподобное описание внешности серийного убийцы или в противном случае, обыкновенное недоразумение, в которые он не сильно верил. Его принцип заключался в том, что каждой мелкой вещи есть свое объяснение. Этот извращенец однозначно хочет перехитрить меня своими приёмами, – подумал про себя детектив, пока сидел за рабочим столом в своем бюро. Для него, шляпа, выполненная в столь английском аристократическом стиле, всегда был знаком высшей интеллигенции. Посмотрев на предмет еще один раз, он вопросительно подвигал бровями и поставил шляпу, во вторую антресоль своего рабочего стола. В целях резервной улики на будущие события такой предмет был бы, скорее всего, полезен. Детектива не смогла удовлетворить шляпа с места преступления, но это, скорее всего лишь временные убеждения. Рассчитывая на то, что убийца весьма безумно, но в то же время однозначно разумно делал ходы, то, разумеется, Кларк ожидал чего-то большего.

Тогда он уже смог примерно изучить свое дело и понял, что это не простая кража, а самая настоящая игра маньяка с целым городом. Цель этого негодяя явно не из обычных, – подумал детектив, – этот убийца, судя по всему, страдает настоящий мономанией, склонное к убийствам. Это безумие пробуждает чувство мрачного страха у жителей Лондона уже на протяжение двадцати недель. Но, как это дело дошло до детектива так поздно. Он так и не соображал. Тем временем солнце все больше поднималось над горизонтом, освещая город своими яркими лучами в сопровождении ясного неба и остатка сумерков тёмной ночи на заднем плане. День после визита пролетел мгновенно, а детектив успел тщательно подготовиться к расследованию, слегка прибрав старые полки с папками заверенных дел и наведя порядок в пыльных уголках своего бюро. 

II

Сегодняшним утром весь город утих, как никогда ранее. На дворе было одиннадцатое число, а также первый день расследование. Детектив Нолан начал свой день в ужасе, проснувшись от резкого звука своего уже ветхого будильника. Когда он смотрел на себя через зеркало, старые эмоции и воспоминания возбуждались в его голове, будто в молодость он вернулся. Ну, а впрочем, выглядел Кларк весьма неплохо для своего возраста. У детектива была стройная фигура, зачесанные назад волосы, ели начатая седина у баков, карие глаза и самое приметное – это его величественная поза перед зеркалом. Было ему всего пятьдесят лет, и, казалось бы, все только началось, хоть и прошел он сквозь многие события в жизни. Но тут все касалось даже не внешности и возраста, а скорей о том, какова была ситуация в Лондоне.

Мертвая тишина на улицах города удивляло его, но причиной тому был обычный комендантский час, оформленный государством для расследования. Это происходило уже не впервые за его рабочую карьеру, особенно когда дело касалось серийных убийц. Но, несмотря на все, то удивлялся он этой весьма особой тишине с каждым разом все больше и больше.

Кларк четко знал, где начать искать улики и какое место происшествие требует особого внимания, поэтому сразу выпил крепкого кофе перед выходом. Так, как обычно детектив не любил наедаться досыта по утрам, то он вместо полноценного завтрака ограничивал себя чашечкой кофе и очень изредко пирожным, испеченное его бабушкой прямиком из деревни. На рабочем столе. Он, отпивая маленькими глотками кофе из кружки, сумел заметить полномасштабную карту Лондона, по которой он планировал ориентироваться в расследование. Думал детектив начать естественным образом с последнего места преступления на улице Сайдбрук-роуд, где была убита Эбигейл Винстон. Находился этот район поблизости, так что, ехать пришлось бы недолго, а если поточнее, то всего пять верстов от бюро. Детектив, окончательно выпив весь кофе, набросил на себя пальто и шляпу, а после чего прихватил с собою лупу и выдвинулся в путь. Прямо перед его бюро стоял автомобиль серебристой окраски и в прекрасном внешнем виде. Правда, отличался он лишь единственным минусом, связанный с его долгим запуском мотора. Иногда этот весьма невыносимый процесс мог превышать даже четверть часа. Но в нынешней ситуации ему диковинно повезло, и он отправился в путь. Прошло буквально пару минут.

Когда он приехал по адресу происшествие, то он мгновенно и ярко ощутил на себе все угрюмость и негативность ауры на этом месте. Улица была сумрачный и пасмурной, а окна в домах темные, будто там никто не живёт. Место стало неузнаваемым. После убийства Эбигейл Винстон якобы сам Ангел Смерти спустился на Сайдбрук-роуд. До убийства детектив неоднократно посещал это место по разным делам, связанные с примитивной торговлей, чтобы помочь заработать деньги бедным торгашам. Потому, вспоминая каждый мелкий угл этого место до преступления и после, то он словно оказывался тут в первый раз.

Детектив Нолан, медленно осматривая территорию, решительно надвигался к двенадцатому подъезду. Прямо у порога на старой симпатичной табуретки сидел молодой парень. Он, интересно взглянул на детектива и внимательно начал приглядываться к его одежде. Кларк увидел любопытство и испуганный взгляд парня и решил узнать, почему тот находится на месте преступления. Парень был настолько удивлен и восхищен приездом, что до какой-то степени выражалась мысль о том, что место было заброшенное и безлюдное, а детектив был якобы первым, кто там появился. Кларк, уловив состояние юноши и чтобы не спугнуть его, решил неторопливо и весьма плавно начать разговор.

– Здравствуйте, юноша, я детектив Кларк Нолан и хотел спросить вас, что вы делаете на опасным для жизни месте преступления?, – он слегка улыбнулся и подмигнул юноше, – Да и почему я спрашиваю скорее всего, подрабатываете.

Парень на секунду застыл и ушел в глубокую задумку. Он словно неясно услышал вопрос детектива и мысленно находился в другом измерение. На вид он был самым простым парнем, но явно не из городских ребят, а выводы его имели свою основу. Кларку он чем-то напоминал детей из деревни Чилхам, в которой он вырос. У него была худощавая фигура, голубые глаза и короткая прическа. Одежда на юношы была ветхая и наконец-то лицо было утомленным, с огромными мешками под глазами. Внезапно он прервал тишину и заговорил как ни в чем не бывало.

– Здравствуйте, мистер Нолан. Да, верно. Я здесь работаю сторожем по утрам за мелкие деньги. Вам что-то надо? – спросил юноша и продолжал пристально осматривать его с ног до головы.

Детектив ухмыльнулся и вытащил удостоверение со своего левого кармана.

Парень посмотрел на удостоверение, слегка напрягая глаза и с пониманием кивнул в ответ, дав понять, что подтверждения алиби неожиданного гостя оправдалось. В его глазах он был чист.

– Ну, раз уж вы тут отрабатываете, не против ли вы, если я вам задам пару вопросов?

– Нет, детектив, я вовсе не возражая. До вас со мной разговаривали и сотрудники полиции, – сказал юноша и нежно погладил себя за голову.

– Удивительно ранее на допрос соглашались только через труд, а вы без всяких возражений готовы, – детектив с гордостью посмотрел на юношу и вытянул ему руку, но с всякой осторожностью, чтобы ничего не испортить.

– Юноша, посмотрев на детектива, медленно вытянул руку в ответ на его уважение, – меня зовут Джошуа Вайт, сэр.

– Очень приятно, Джошуа, вы мне напоминаете меня в далекой юности, – детектив посмотрел в сторону по прежнему пасмурного неба и сказал, – я был таким же спокойным, пунктуальным, а главное трудолюбивым. В твоем возрасте я помогал своему отцу на фермах Чилхама и неоднократно работал на шахте Робинсона. Эти времена я никогда не забуду. Все было избыточно тяжело во многих семьях, иногда еды не было неделями и, в конце концов, – детектив отчаянно вновь отвернулся в сторону и глубоко вздохнул. Видимо, наблюдая то, что его разговор был не интересен, а к тому же не имел смысла для сей ситуации. Но вдруг юноша дал понять, что гипотеза детектива является ложной.

– Джошуа стремительно подцепил его горе и вполголоса сказал, – сочувствую вам, мистер Нолан, – давайте приступать к допросу с вашего позволения. Да и не будем тратить ваше драгоценное время.

– Да, согласен, а-то совсем разговорились, – сказал детектив и мгновенно поменял выражение лица на более твердое.

Тем временем он встал с табуретки и быстрым шагом зашел внутрь подъезда. Там, позади бетонной лестницы, лежала еще одна более ветхая табуретка. Джошуа встряхнул всю пыль со старой деревянной табуретки и понес ее на улицу для детектива. После чего он присел и указал рукой на вторую табуретку для почетного гостя, чтобы тот мог также присесть.

Детектив с некой даже благодарностью кивнул и вытащил свой скромный блокнот с карандашом для записи информации.

– Так, Джошуа, известно ли тебе что-то об убийстве Эбигейл Винстон или наблюдал ли ты странные события в тот ужасный день?

– Нет, детектив, – прозвучал он мгновенно и резко, громко. Но я только знаю, что ее убил неизвестный мужчина, точно также, как и вы, – сказал юноша и от волнения почесал лицо, слегка откидывая свой взгляд по сторонам.

– Хорошо, я понял вас, – ну все же мне кажется странным, что он ничего не видел, работая тут сторожем, – подумал про себя детектив Нолан и вопросительно взглянул прямо в глаза молодого сторожа, все еще отчасти придерживаясь тактики спокойствия ради того, что юноша молод и может от страха недосказать что-либо.

– В тот день на смене был другой человек, а я с отцом прогуливались по площади Лондона.

– Хорошо, отцу передавай привет, но все-же кто работал вместо тебя сторожем в день убийства и есть ли возможность поговорить с твоим отцом?

– В день убийства меня заменял пожилой мужчина по имени Роберт, а с отцом можно поговорить позже, так как человек он занятой и работает коммерсантом. Но я обязательно сообщу ему о вашем визите, детектив, – юноша задумался, словно что-то не договорил в своем предложение и резко сказал, – точно! До смерти Эбигейл Винстон, я часто видел ее с, судя по всему, мужем. Они сильно любили гулять в обнимку и, точно также за день до убийства вернулись после очередной прогулки. В полном спокойствие и без всяких странностей вообщем как бывало обычно.

– Кто такой муж Эбигейл и он вообще жив? если да, то мне срочно надо поговорить с ее женихом, – сказал детектив и с раздраженным лицом записывал полученную информацию себе в блокнот, – ничего про мужа не было написано в досье. Судя по всему, у нас новые подозреваемые, подумал он про себя и слегка ухмыльнулся от одной мысли своего маленького прогресса.

– Если честно, то я ничего не знаю, кроме того, что уже рассказывал вам, сэр, но, скорее всего, сторож, заменивший меня, видел и знает больше, – юноша криво улыбнулся и снова почесал себя только в этот раз за подбородок.

– Ладно, Джошуа, в том случае я уже пойду работать дальше. Благодарю за то, что поделились своим свидетельством в преступление, – детектив сунул руку в карман и вытащил свою бизнес визитку, которую обычно использовал при работе в КГБ. На взгляд была визитка, самая примитивная, но для Кларка нечто крайнее из-за того, что эта обыкновенная на вид бумажка могла, однако, дать возможность людям дозвониться до детектива и тем самым помочь в расследование, – если узнаете что-то новое, то обращайтесь как можно быстрее, мистер Джошуа, – до скорой встречи.

Детектив оглянулся вокруг себя и медленным шагом зашел внутрь подъезда. Тот, увидев его действия, внезапно привстал с табуретки и мимолетно, вполголоса, пробормотал, что квартира Эбигейл Винстон находится на втором этаже слева. Его этот юноша начинал удивлять, все больше с каждым мгновением, и ему убежденно казалось, что парень, вероятнее всего, что-либо скрывает от него.

– Все сторожи в курсе того, где проживают жильцы в здание, у которого они работают? сказал Кларк с некой иронией и беспричинно засмеялся.

– Большая часть сторожей в полном курсе такой информации о жильцах, – сказал юноша и безмятежно смотрел на детектива, – но если вы меня вдруг начнете подозревать, то лично я узнал о месте ее проживания от сотрудников полиции, когда те пришли на расследование место преступления. Если я, конечно, не ошибаюсь, то были эти скромные полицейские из Скотленд – Ярда.

– Я вас понял, да и сам еще лет пятнадцать тому назад начинал свою работу в Скотленд – Ярде. У меня к вам абсолютно никаких претензий, Джошуа, – сказал детектив и слегка поморщился, посмотрев на юношу, а после чего продолжил медленно ступать по лестнице наверх.

Тем временем он отчетливо видел настороженный взгляд Джошуа в свой адрес, даже учитывая то, что стоял к нему спиной. Смотрел он так, словно его самый недоверчивый враг стоял перед ним. Но детектива это мало возмущало, ведь молодежные поколение часто бывают не в себе, а тут дело связано с хладнокровным убийцей, что может привести к серьезным эмоциональным последствиям у многих людей, не говоря уже о подростках.

Продолжая медленно проходить этаж за этажом, он успел получше исследовать место и анализировать примерную осуществимость для того, как преступнику удалось пройти незамеченным. На первом этаже находились две квартиры напротив друг друга. Судя по всему, на правой стороне устроилась одна пара из польши с примитивной фамилией " Мицкевич". Проходя мимо их квартиры, надпись с фамилией была четко выделена на двери, но дело было скорей в том, что детектив против собственного желания сумел услышать их весьма громкий разговор. Но с другой стороны, не было гарантии того, что у них есть алиби. Потому занятие прослушки было не столь бестактным.

– Дорогая, надо это обсудить подробнее. Ведь еще есть столько времени, – сказал мужчина с волнительным голосом.

– Нет, Шимон, они ждут нас уже завтра, – нельзя быть таким некультурным, – сказала женщина с яростным голосом.

Детектив не стал идти дальше против совести и, подслушивать спор незнакомый пары, да и вместо этого отошел от двери. Поднимаясь выше по ступеням, он успел дойти до второго этажа весьма быстро. На втором этаже находились также две квартиры. С правой стороны никто не жил из-за ремонта. Входная дверь отсутствовала и вместо этого была замотана прозрачным скотчем. Внутри квартиры было пусто и темно, несмотря на дневное время суток. Единственное, что заполняло квартиру, были оставшиеся строительные принадлежности и ведра с засохший белой краской. Детектив вновь быстро взглянул на квартиру и повернулся в левую сторону. С левой стороны находилась квартира Эбигейл Винстон и к тому же опасное место преступление. Возникал лишь один вопрос: кто знает, что пережили стены этой квартиры. Дверь в парадную была измазана высохший бордового цвета кровью убитой жертвы. Он с ужасом на глазах осмотрел дверь и легонько дёрнул за ее за ручку. На удивление, дверь была не заперта. Кларк медленно оглянулся вокруг себя и начал искать первые улики, слегка торопясь. В какой-то момент детективу казалось, что в квартире произошло не скрытное убийство, а демонстрация жестокого хладнокровия со стороны убийцы. Кругом стоял сплошной сумбур. Вещи были разбросаны по сторонам, а шкафы перевернуты, будто настоящие. Поистине зло постигла квартиру. Детектив, быстро осмотрев гостиную комнату, среди всех разбросанных вещей зацепил свой взгляд лишь на деревянном шкафу. Он медленно, но уверенно подошёл к перевернутому шкафу, который бесценно лежал на темно коричневом паркете. Спустя одну, две, три, четыре, пять. Вдруг стеклянная дверца шкафа треснула без объективных тому причин, и с него вываливались разные вещи вместе с огромными книгами. Среди книг были старые энциклопедии и романы, а кроме того, вещи, покрытые пылью и уже пустой шкаф на поле зрения. Детектив Нолан словно душевно подвел себя, не найдя зацепку, но вспомнил, что забыл осмотреть спальню пары. Поэтому мощным рывком отправился туда. В комнате на удивление было аккуратно и убрано, словно у убийцы были крайности либо чисто плотности или безумное желание крушить все на своем пути. Правда, способность скрываться после убийства, у него реально отсутствовала, хотя, учитывая то, что он успешно остался незамеченным после десяти убийств, так выразиться было бы нечестно. Но Кларк все же больше верил, что это была часть его безумного плана. Над кроватью пары висели искаженные конечности на тонких белых нитках прям, как было сказано в папке досье. Он с огромным отвращением взглянул на это и с порывом удерживая руки у рта, побежал в уборную.Черт! Черт! Черт! Он настоящий псих! – подумал про себя детектив и нагнул голову в сторону желтоватой от грязи раковины. Спустя мгновение он глубоко отдышался и снова вернулся в спальню против своего собственного желания. Несмотря на все происходящие, детектива сильно заинтересовали слова молодого сторожа. Он точно помнит, что Джошуа рассказывал ему о муже Эбигейл Винстон, о котором в досье не слово не было упомянуто. Он долго ждать не стал и решил посмотреть на конечности жертв, которые неизвестный маньяк, вероятно, оставил в качестве отметки, чтобы дать о себе знать. Тут было все очевидно, учитывая опыт Кларка в профессии. Насколько детектив знает, ни один маньяк не оставляет после себя следы от убийства без всякой тому причины, если тот, конечно, не является циником по жизни или полным психопатом.

К счастью, у него в кармане были одноразовые перчатки, еще с прошлого дела, а в комнате подходящий стул. Он осторожно поднялся на деревянный стул и надел перчатки. Была мебель достаточно ветхая и непрочная, так что действовать надо было немедля. Детектив взглянул внимательно на каждый холодный палец, висячий на потолке, всячески пытаясь не упасть вниз от шока извращенных фантазий убийцы. К началу ничего особенного он не увидел в конечностях трупа. Но когда надежда найти какую-либо улику пропадала, то он сумел заметить нечто необычное и жуткое. Детектив Нолан увидел маленькую бумажку прямо внутри пальца, и про себя он в мыслях подумал, а после чего, громко вскрикнул, – Вот же конченный псих!

Пришлось немало рыться для того, чтобы достать этот маленький кусок рваной бумаги, что и казалось безмерно невыносимым. С трудом, спустя несколько минут, он все же сумел достать необычную записку. На ней же, было трудно что-то увидеть из-за ее маленького размера и слегка помятого вида. Но детектив снова оказался достаточно разумным человеком и не забыл взять с собой любимую лупу, да и к большому счастью. Используя лупу, он упростил себе задачу, а после чего, решился прочитать маленькое послание написанное убийцей. В нем было мелким и неразборчивым шрифтом написано: Следующая жертва. Жди меня. Я скрыт как в тумане, а найти меня сможет лишь тот, кто знает. Ваш ужасный маньяк.

Видимо наш убийца умеет хорошо писать, – подумал с иронией детектив. А после чего ухмыльнулся от одной своей мысли. Для него умение хорошо писать считалось некой редкостью, особенно когда дело касалось убийц и психопатов. Ведь обычно они требуют другие вещи, да и абсолютно другими методами, нежели писать маленькие послания.

Кларк поставил послание в потайной карман своего элегантного пальто в качестве первой правдоподобной улики. Он обычно исходил из того, что улика, найденная собственноручно, без всякой помощи других специалистов, считается правдоподобнее. Ведь поистине себя обмануть гораздо труднее. Но, тем не менее, покинуть это крайне жуткое место хотелось не чрезмерно сильно, особенно после лицезрения оторванных конечностей в живую. В этот раз Кларка радовало хотя бы то, что он ушел не с пустыми руками и сумел разузнать хоть и маленькое количество информации, но полезную для расследование дела.

Выходя из здания, прямиком спускаясь обратно по лестнице на первый этаж, его дружелюбно встретил и сопровождал все тот же молодой сторож. По внешнему виду и выражению его лица, то он словно чувствовал себя гораздо лучше, чем ранее. Якобы кто-то успокоил его и привёл в чувство во время отсутствия детектива.

– Насколько бы этот парень не был чист, видно в его глазах, что он что-то держит при тайне против желания своей души – подумал про себя Кларк. После чего он, продолжая пристально смотреть на Джошуа, вдруг решился подойти и вновь начать с ним диалог. В тот момент парнишка, аккуратно посмотрев на детектива, почесал себя за голову и к дополнению сказал:

– Если вам понадобится помощь или дополнительная информация о муже Эбигейл, то можете обратиться к Роберту. Бывает он здесь довольно редко, но все же рассказать вам подробнее меня он явно сможет. Но при условиях того лишь если он что-то видел в тот день.

– Ещё раз спасибо, Джошуа, но если не трудно ответить, то зачем вы так хотите моей встречи с Робертом?

– Вы не подумайте неправильно, детектив, но я просто помогаю вам в расследовании вашего, судя по всему, трудного дела. К тому же Роберт, как я помню, очень тесно общался с парой Винстон. Обычно по вечерам они, обсуждая бизнес и жизнь, выпивали крепкого кофе или чая, прямо сидя во дворе. Вот на той скамейке – указал Джошуа пальцем.

– Детектив ухмыльнулся – Получается, вы знаете достаточно много, а утверждали, что вовсе не знали ничего. С другой перспективы вы мне очень нравитесь, тем более для молодого возраста. Вы знаете, о каком бизнесе обсуждали Роберт с мужем Эбигейл? Я еще, изначально знал, что он раскроет сведения о том, что знает, – подумал про себя детектив и неприметно ухмыльнулся.

– Если честно, то слышал пару раз, но так как у меня сейчас время работы, хотел бы вас попросить о дополнение в виде чаевых, чтобы вы получили нужную вам информацию. Заранее извиняюсь за наглость, мистер Кларк, – хитро улыбнулся юный парнишка и вытянул руку в ожидание.

– Хорошо, этот ход меня еще больше удивил в вас и могу сказать, что это пригодные удивления вашего подхода к разговору, – детектив громко засмеялся и вытащил пару местных фунтов из своего портмоне. Вас устраивает такая сумма?

– Вполне устраивает. Благодарю, мистер Кларк Нолан. Давайте сразу к делу – сказал молодой парень и расправил свою грязную после работы рубашку. Я пару раз слышал, что Роберт с мужем Эбигейл обсуждали его бизнес, продажи одежды от собственной фирмы, к сожалению, название которой я еще не припомню. Судя по тому, как они разговаривали, бизнес уже устарел и компанию либо перепродали или вовсе закрыли. В тот вечер они оба были огорчены. Роберт сочувствовал своему товарищу, а муж Эбигейл проиграл дело, на котором держалась их семья. Вскоре он устроился на новую работу и просто исчез. Причина о его резкой пропажи и работе мне неизвестна. Скорее всего, Роберт расскажет вам лучше, чем я. Ведь я лишь узнал об этом, подслушивая их разговоры от безделья и скуки на работе. Думаю, вы меня поймете. Ведь я еще юный парнишка, чей нос любит соваться в чужие дела.

– Ладно, Джошуа, я вас понял и благодарю вас за вашу открытость изначально я этого в вас не заметил – сказал он и крепко взял парнишку за плечо.

– Всегда, пожалуйста, господин детектив, но мне уже пора, иначе отец узнает, что халтурю на работе, – сказал сторож и посмотрел на него со слегка раздраженным выражением лица.

– Я вас понял, юноша, идите, работайте, чтобы отца не огорчить, да и я сам, пожалуй, отправлюсь в путь. До свидания.

После чего детектив Нолан помахал Джошуа рукой и, повернувшись, медленно шел к своей машине. Когда же он дошел, то сел в свою роскошную машину, блестящий от чистоты и в серебристый окраски, по большой части от дневного света, пробивающийся сквозь серые облака, а потом, заведя мотор, на удивление вновь с первой попытки и отправился в дорогу. 

III

Он нажал на газ и поехал обратно в направлении бюро. Пот с головы детектива лился словно дождь с небес, а внутри играли чувства адреналина. И в одно мгновения появлялось даже некая уверенность в деле. Он уже нашел первую важную улику и сознание ему говорила, – я иду за тобой. Кто бы ты там ни был.

Дороги Лондона были пустыми, что не могло бы не радовать его. Ведь обычно пробки не видят конца. Кларк спокойно ехал по гладким дорогам, проезжая мимо многих пустых улиц. На поле зрения не было видно ни одну живую душу. Даже проезжая мимо всегда прекрасного на вид Биг Бена. Это на вид самая обыкновенная часовая башня. Но все же особенностью в ней всегда была тем, что огромные часы расположенные на башне, никогда не останавливались. Детектив часто любил пообщаться с коллегами на работе, служа в начале шестьдесят пятых годов на КГБ. Наблюдая за великой архитектурой Чарльза Бэрри и Огастеса Пьюджина, Кларк вспомнил одну забавную ситуацию со времен начала своей карьеры. Однажды он сидел в офисе, запивал горячего кофе, и вдруг один из его коллег подошёл и присел рядом с ним на диван в центре офиса. Парень был совсем неопытный, так как начал работать на службу совсем недавно. На вид он был самым простым, с каштановым цветом волос, тощим телосложением и высокого роста. Ко всему этому парень был относительно разумный и скромный, особенно когда тот задавал вопросы. Примерно минут десять после своего прихода. Он сидел тихо рядом с детективом, смотря в панорамное окно офиса. Но вдруг он тихонько спросил:

– Извините, сэр, можно ли как-то остановить время? – сказал он и неуверенно посмотрел в мою сторону, ухмыльнувшись.

– Я думаю, что это вряд ли будет когда либо возможным, – сказал Кларк и слегка поморщился, – но постарайся, ведь вдруг получится, – пробормотал он, а после начал громко смеяться вместе с коллегой.

– Время летит быстро. Жалко, что его нельзя купить, – сказал коллега и, вздохнув окончательно, отвернулся в сторону окна.

– Согласен. Кстати, я Кларк и работаю тут уже достаточно долго, – сказал он и вытянул руку коллеге в качестве своего рода уважения.

– Благодарствую, мистер Кларк, но можете звать меня Стив, – он пожал его руку в ответ и ярко улыбнулся от нового знакомства.

– Знаешь, Стив, – сказал детектив и задумано, думая, что сказать, посмотрел в тоже самое панорамное окно, что и он, – время никогда не остановить, хоть попробуй прикрепить стрелки часов скотчем или вынуть батарейки. Часы всегда будут тикать и каждую пройденную секунду, никогда не вернуть обратно.

– Да, вы правы, мистер Нолан, – сказал Стив и продолжал кивать головой, тем самым давая знак, что полностью согласен.


Философские воспоминания Кларка быстро испарились, и он вернулся из мыслей своего сознания. Поняв, что реальность его опередила. Он очнулся, словно после пробуждения, и осознал, что уже доезжает до бюро. В один миг при повороте направо, он увидел странную фигуру в черном дождевике и с капюшоном на голове. Этот человек был, судя по всему, единственный на улице во время комендантского часа, что вызвало подозрение у детектива. По виду был это мужчина, высокого роста и мускулистого телосложения. Ему трудно было разглядеть его лицо, но то, что напрягало его больше всего, это его приближение к парадной двери его бюро. Кларк был в полной уверенности того, что это не совпадение. Неизвестный человек быстрым и уверенным шагом двигался к двери детективного бюро, и, судя по всему, странник не имел понятия о его присутствие. Находился Кларк вблизи. Он продолжал сохранять терпение и на медленной скорости сопровождал действия странника, пытаясь разглядывать его внимательным взглядом. Единственное, что было слышно, это тяжёлые, но быстрые шаги неизвестного человека и гладко скользящие колеса машины по мокрой дороге Фернстрита. Странный мужчина подошёл уже к двери бюро. Его спокойное, но достаточно хладнокровное поведение приводило детектива в легкое волнения, включая в нем навык видеть будущее на несколько шагов вперёд. Он инстинктивно напряг свою левую ногу и с резкой силой нажал на газ, так что лёгкий звук, шуршание от шин, даже дошел до самого салона машины и черные, как уголь следы, остались на твердом асфальте дороги. Странник так и не обернулся, не смотря на посторонние звуки, и всячески упорно продолжал неподвижно стоять у двери бюро в ожидание чего-то, что неизвестно было умозаключению Кларка. Нервы ему не давали покоя, словно муравьи ползали где-то по его нервной системе. И в конце концов, крутя ручку левой дверцы, он плавно открывал окошко с правой стороны своего автомобиля. Он мгновенно и громко крикнул в сторону странника, " Ей!", но тот никак не обратил внимание и все еще продолжал неподвижно стоять у деревянной двери на холодном асфальте, полного, еще не высохших капель вчерашнего дождя. В одно мгновение мужчина засунул руку в карман и что-то искал, но детектив так и не соображал, к чему стремится странник, продолжая сопровождать его действия орлиным взглядом и наморщиным лицом, как у человека лет на двадцать старше его. В конце концов, странник вытащил пистолет и громкий звук выстрела, издался на три квартала от места происшествия. Он застрелил себя прямо в голову. Детектив, в тот же миг вышел из машины и быстрым темпом подбежал к неизвестному мужчине. Адреналин так и возбудился у него еще больше, чем ранее, а шок на лице не видел границ. Сердце выскакивало из груди, но он пытался сохранить хладнокровие. Кларк медленно взял пистолет из кровавой руки уже мертвого суицидника и одновременно пытался успокоиться. Кровь странника разлетелась по всей парадной двери, а соседи с противоположного здания выглядывали из темных окон, пытаясь анализировать ситуацию. Детектив с отвращением снял мокрый и кровавый капюшон трупа и посмотрел ему прямо на лицо. Его глаза были небесно-голубые, словно рассеянные облака в смешку с голубым июньским небом. Брови густые и каштанового цвета, а борода длинная, как будто не брили ее, уже очень давно. Посмотрев на его полностью бледное и холодное лицо, он так и не понял, кем является этот мужчина. Но внимательно осмотрев форму под уже кровавым дождевиком, он понял, что это один из сотрудников Скотленд – Ярда. На груди его был изображен фирменный логотип в темно синей расцветке. В ужасе, узнав, что самоубийцей является одним из правоохранителей, он слегка вздрогнул. Детектив с дрожащими руками вытащил телефон и немедленно позвонил по номеру отделения. Тут было очевидно, что демонстрация смерти сотрудника скорей была намеренная. Но неизвестно, в каких целях маньяк это сделал. Сейчас в списке подозреваемых был лишь пропавший муж Эбигейл. Юный сторож был чист, так как является еще подростком, да и логически не мог провернуть такую серию убийств. Правда, на основе мнения Кларка нельзя было делать большие выводы, ведь физических доказательств вовсе не было.


Несколько минут спустя вдали улицы появились яркие и одновременно слепящие огни синего, красного и зеленого цвета. Все это напоминало на свет от диско шара, но было очевидно, что на самом деле примчались сотрудники полиции и скорая помощь. Звенящие сигналы, исходящие из машин, сумели привлечь лишнее внимание большого количества людей, которые еще внимательнее начали выглядывать из своих окон с неведомым страхом, а некоторые отворачивались и от шока начинали плакать, прикрывая шторы. Значит, свидетелей стало резко больше, – подумал детектив, оглядывая окна домов. Дверь огромной полицейской машины распахнулась, и на улицу вышли три сотрудника Скотленд – Ярда в компании генерала Ховарда. Остальные же продолжали сидеть в машинах по приказу и наблюдали за происходящими событиями. С большим интересом и напряжением. Генерал тяжело наступал на мокрую землю, а по внешнему виду был заметно раздраженный, напоминая на голодного волка. Его глаза были слегка красные по краям, а лицо потное, как после утреннего душа. Правда сейчас было далеко не раннее утро. Он, видимо, уже успел узнать о самоубийстве своего сотрудника, – подумал детектив с понимаем, наблюдая за действиями Ховарда. Он пружинистой походкой подошел к Кларку и короткий промежуток времени просто молча стоял и смотрел в сторону пасмурного неба. В конце концов, он медленно обернулся и, кивнув в сторону детектива, дал знак того, что его внимание полностью в услугах детектива. Он синхронно генералу кивнул в ответ и вполголоса начал разговор, прервав молчание.

– Он покончил с собой, – сказал Кларк, отчаянно вздохнув и отвернулся в противоположную сторону от лица генерала, – а ведь суицидник был одним из нас, правоохранителей.

– Иногда такое происходит, детектив, надо быть готовым ко всему, – генерал взял его за плечо с неким утешением и начал без причины кашлять.

– Я думаю, что это все задумки того самого психа. Ведь человек, особенно когда дело идет о сотруднике высшего полицейского учреждения, не мог просто покончить с самим собой без всякой тому причине, – детектив снова повернулся в сторону генерала и пристально смотря на него, ждал ответа. Все же мне кажется, что этот сотрудник, стало быть одиннадцатый среди жертв, но был вынужден себя убить по какой-то причине. Алиби отсутствует! – вскрикнул Кларк. Он явно был вынужден убить себя, скорее всего из-за угроз. Но так как основы доказательств нету, то будет гораздо сложнее. Тем более, что наш убийца любит писать записки. Нашел одну в квартире Эбигейл Винстон.

– Согласен с вами, Кларк, – ответил генерал с хриплым голосом и снова начал кашлять.

– Вы часто кашляете сэр. С вами все хорошо?

– Да просто у меня иногда хронический кашель. Могу лишь сказать, что поганая явление.

– Но в том случае поправляйтесь, сэр, – сказать он спокойно. Мне все равно кажется, что надо будет рассмотреть труп поближе, – сказал вновь детектив и взглянул на без подвижный холодный, труп бывшего сотрудника.

– Я его знал, – вдруг озарила генерала. Он у нас служил в пятом отделении, – генерал тоже взглянул на труп, – тот был хорошим парнем, но иногда мог ошибаться во время рабочего времени, – с кем не бывало, – его звали Михаил, но я его называл просто Миша.

– Значит, Михаил, говорите, сочувствую. вы увезете труп в морг для расследование?

– Да, скоро планируем, чтобы понять конкретную причину его смерти, ситуация становится все суровее, чем казалось бы ранее. Детектив, хоть и без этого одиннадцать нераскрытых убийств уже входит в истории потерь нашего сильного отделения. Со времен прошлого генерала Скотленд – Ярда Виллиамса младшего никогда подобное не наблюдалось в Лондоне. Это абсурдно! вскрикнул громко генерал от злобы и разочарования.


После чего вновь настигла тишина в их разговоре. И каждый ушел в глубокое раздумье. Спустя примерно две минуты молчание прервалось и раздался громкий звук. Генерал снова начал кашлять, но в этот раз его кашель стал еще сильнее и грубее, чем ранее. Он отвернулся от Кларка, прикрыв свой рот правой рукой и со спешкой отошел на несколько метров назад. Сотрудники в машине пристально смотрели в их сторону. Сильное волнения начала появляться у них глазах из-за самочувствия вожака. Он все еще продолжал кашлять и вдруг вытащил какую-то баночку с таблетками из правого кармана своих коричневых виливеток. Баночка была без подписи и название, что вызвало небольшое сомнение у детектива. Хотя с другой стороны, подозревать генерала, конечно, было неразумно. Генерал Ховард, словно не задумавшись, кинул сразу две белых таблеток в свой рот. Через буквально тридцать секунд его кашель прекратился, а напряжение с его глаз пропала так быстро, словно Кларк успел лишь только моргнуть. Генерал не стал подходить обратно и вместо этого просто помахал ему рукой, перед своим уходом. Поведение Ховарда показалось ему некультурным, но все же нельзя не учитывать, что генерал кашлял и был болен. Он вновь вернулся в полицейскую машину, а к детективу стал подходить незнакомый человек в форме полиции. Тот был один из сотрудников генерала, что было приметно по форме. В руках у него была какая-то визитка, а на вид он был уже давно пожилым человеком. У незнакомца были седые волосы серого цвета, пористое лицо и деревянная трость в руках. Он медленно подходил к детективу. Тем временем, небеса также медленно, но уверенно начинали покрываться сумерками. В зимнее время года, в Лондоне темнело, одним словом, гораздо быстрее.

– Здравствуйте, многое говорить вам не буду, сэр, – пробормотал пожилой мужчина и ждал ответа.

– Хорошо, но что же вы мне хотите рассказать, – сказал он и слегка оглядывал внешний вид незнакомца. Времени у меня не много, так что прошу вас быстрее и по делу.

– Меня зовут Франклин Строт. Я работаю в полицие уже много лет, – он прошелся рукой по лицу и обдумывал, что сказать следующим, – генерал мне сообщил, чтобы я вам передал визитку доктора Стивенса ( хозяина морга). Он будет ждать вас завтра. Ровно в пятнадцать минут четвертого на указанном адресе вас встретит человек, – Франклин отдал визитку детективу и также медленно, как и пришел, начал от него отходить.

– Хорошо, мистер Строт. Благодарю за информацию, но меня можете звать просто Кларк.

– Так точно, Кларк. Удачи вам в этом трудном деле, – сказал Франклин и тем временем все дальше отходил от детектива, возвращаясь обратно в свою машину.

Его уход сопровождали звуки деревянной трости и маленьких луж, когда он неощутима, наступал на них своими маленькими ногами. Прошло пол часа. К тому времени небо покрылось тьмой, и город осветили яркие огни от уличных столбов освещение, зданий и магазинов. От его бюро стали не торопясь отъезжать один за другим полицейские машины. Следующими уехали работники скорой помощи, а последними покинули места малое количество журналистов полицейской газеты и сотрудники морга, которые забрали вместе с собой труп Михаила. Детектив Нолан в свою очередь поставил полученную визитку в карман пальто и начал, ощущая ленто джаз в своей голове, таким же темпом, прогуливаться по ночному, но одновременно освещенному со всех уголков Лондону, примиком до своей квартиры находившийся пару километров от бюро. По дороге обратно все было пусто, а пространство на улицах царства ощущалось, как одиночное море в котором Кларк был моряком, и все это лишь от единственного сопряжения холодного воздуха с его лицом. Вдруг вдали дороге из ветхого дома вышла молодая женщина. У нее были длинные светло русые волосы, такая же ветхая одежда, как и дом, с которого она вышла, а самое удивительное – огромная деревянная коробка в ее маленьких руках. Молодая девушка все быстрее и ближе шагала навстречу к детективу, словно пытаясь успеть куда-то как можно быстрее. Всего на расстоянии приблизительно метров два, она споткнулась об крохотную щель и упала на землю. В конце падения, уберегая себя от жесткости, придержав вес своего достаточно тощего тело ладонями. До этого успела упасть и деревянная коробка в ее руках, уведя вместе с собою уже порванную с внешний стороны кургузую куртку, сорвав ее прямо с тело девушки, как скатерть с пустого обеденного стола. Детектив быстро подбежал и помог ей полноценно подняться на ноги. Такой мужчина, как Кларк вряд-ли смог бы напугать столь красивую женщину. Один только внешний вид детектива мог вызвать доверие у прохожих красоток.

– С вами все хорошо, молодая леди, – спросил он и стряхнул грязь с одежды девушки.

Она же в ответ ничего не сказала, но необычно взглянула на детектива своими жемчужно пепельными глазами. Вдруг девушка грубо оттолкнула его от себя и сказала незнакомую фразу на иностранном языке, << Стами лонтано >>, После чего девушка вновь грубо посмотрела на уже вопросительное лицо Кларка, подняла свою коробку и продолжила путь по длинной улицы. Сквозь маленькие щели коробки можно было разглядеть бинты, краски и кисточки для рисования. У детектива появилось впечатление того, что девушка была художницей. Но зачем ей выносить столько вещей из своего собственного дома? Он был человек внимательный, по словам многих окружающих критиков, но, вероятно, это просто его сомнения в людях, несмотря на то, что у них есть алиби. Детектив напоследок оглянулся назад, смотря на молодую девушку и в итоге, покачав головой, продолжил свой путь домой. Он начал глубоко обдумывать встречу с той женщиной. Кларк до какой-то степени обдумывал, насколько опозорился, ведь девушка его не желала видеть. Но основа его мыслей была все-же в том, что у девушки, вероятно, отсутствует алиби. Ведь у детектива нету гарантии, что преступник среди них или незнакомый человек. Убийцей мог быть кто угодно. Конечно, доказательства или улики отсутствуют, но он явно был уверен, что девушка могла быть связана с маньяком. Иначе зачем ей так себя вести и пугаться детективов. Кажется, наш круг подозреваемых становится больше. Если предположить, что Роберт был убийцей, а незнакомая женщина – его союзница, то может в итоге получится выстроить логическую цепочку.

В тотчас он уже добрался до дома. Открыв парадную дверь, она завизжала и одновременно распахнулась. Из квартиры запахло затхлым и чем то старым, напоминающее на запах ветхой мебели. Но это было очевидно, так как отсутствие Кларка превышало больше месяца. Во время периода своего отсутствия в квартире он бессменно ночевал в своем бюро на весьма комфортном матрасе, скорее всего из-за привязанности к своей профессии. Ко всему этому детектив был холостяком, так что терять было нечего. Но лишь в плане отношений. Он медленно и заметно устало снял с себя свое пальто и кинул его на ближайшую табуретку. После чего Кларк, почти не задумавшись, кинулся прямо в свою достаточно неудобною кровать, но не смотря на это, закрыл глаза и пытался уснуть. Мысли о сегодняшним дне заполняли его мозг и даже разум. Он нашел улику в виде записки и в том числе подозревает скрытого убийцу в том, что тот скорее творческий и пытается выразить свои эмоции, отрывая конечности у людей и оставляя их на месте преступления. Но так думаем лишь Кларк, ведь поведение маньяков всегда имеет свой смысл, который не понимаем мы. Точно творческий, – вспомнил детектив и вновь представил девушку с деревянной коробкой. У нее ведь были краски и кисточки, подумал Кларк и гордо похвалил себя, лишь душевно не произнося этого вслух. Этой информации, правда, было мало для раскрытия преступления, что и, конечно, очевидно. Он от волнения, которое заполняло его нутро, не смог заснуть и взял в руки визитку от Франклина. Детектив долго осматривал визитку, на которой содержалось описание контактной информации и адреса морга. Там было ясным почерком написано:


Улица 153, Лондон Мидл Стрит, Морг имени Джексона.


Чтобы связаться звоните на этот номер : 020-788-588-478


Его глаза по ходу чтения начали неспешно прикрываться, словно деревянная дверца хуторы, которая закрывается от северного ветра. Тело Кларка заметно расслабилось и стало апатичным, а визитка в его руках упала с рук на запыленный паркет. Он отправился в сказочный мир сновидений. Тем временем, тусклая луна сияла за серыми облаками, освещая своим светом темную комнату. 

IV

Наступил новый день, а если поточнее, то второй день спустя начала расследования. Над небесами медленно возвышалось яркое солнце, а очертания всего окружающего на улице стало все яснее. Дул все тот же ветер, как вчерашним вечером. Единственное, что было слышно, это звук бушующего ветра, который уносит за собой ветки деревьев, а также звук скрипящего паркета, где сонно бродил детектив в поиске пакетиков для чая. Открыв холодильник. В нем было пусто – ни сыра, ни молока, ни масла. А самое главное, что и питье в виде хотя бы кофе тоже отсутствовало. Но это было очевидно, учитывая его отсутствия в квартире уже в течение многих дней. Потому, он просто накинул на себя пальто, надел обувь и со спешкой вышел на улицу. Прямо у здания его квартиры находилась подвальная кофейня. К счастью, у Кларка нашлось пару фунтов, и он прямиком спустился туда, чтобы перекусить печеньем с чашечкой черного чая. Время пролетело быстро и, видимо, просидел детектив в кофейне долго, сам даже этого не подозревая. На дворе был первый час дня, а пасмурные облака по-прежнему присутствовали, как ранее, прикрывая тем самым яркие лучи солнца. Кларк все жаждал увидеть ясное небо, но дело было не до этого, ведь его ждали в морге уже в ближайшее время. Как правило, он не любил опаздывать.

Ближе к полудню детектив уже подъехал к моргу доктора Стивенса. С дальнего кругозора можно было явственно наблюдать толпу любопытных репортеров и журналистов, ожидающие новостей. Кларк вновь взглянул на любопытную, но одновременно яростную толпу и, выбив робость, направился к главному входу огромного здания. На удивление, морг был огромный, выполнен в великолепном дизайне, выделяясь римскими колоннами у входа, а также конструкцией, напоминающие на президентский отель. Он, быстро проходя сквозь толпу, вежливо отталкивал от себя незнакомых ему людей. Одновременно, двигаясь к главному входу. Прямо у огромных дверей стоял тощий, слегка лысый мужчина с густыми бровями, среднего роста и переодет в давно изношенный сюртук черного цвета. Мужчина слегка щурил свои карие глаза, взглянув на детектива и после чего – сиплым басом промолвил.

– Вы, видимо детектив Нолан?

Кларк слегка ухмыльнулся на сомнения мужчины и четко ответил.

– Да, сэр. А вы видимо здесь работаете?

– Так точно детектив. Но стоит вести себя тихо. Следуйте за мой.

Огромная парадная дверь распахнулась и открылся внятный вид на непомерный, но весьма темный зал, который освещал лишь единственный мельчайший огонек с левой комнаты под номером 195. С комнаты можно было уловить звуки различных металлических инструментов, что в какой-то миг приводила его в конфуз. Мужчина заметил, что детектив сконфузился и вновь сиплым басом проговорил.

– Не волнуйтесь, сэр, это просто наш доктор Стивенс в своей лаборатории. Слыхал, что доктор вас ждет, так что можете смело входить.

– Хорошо, мистер…

– Точно! Точно! забыл представиться, Заза Старецкий, – сказал он, громко воплотив сиплый бас уже в зычный бас и создал многократное эхо в пустом зале.

– Без проблем, мистер Заза, но очень приятно познакомится.

Вдруг дверь в комнату открывается и их встречает мужчина низкого роста в белом халате. Этим весьма уставшим и мрачным мужчиной являлся сам доктор. Он быстро проводил Кларка к трупу и закрыл за собою дверь, тем самым намекая на то, что Зазе надо выйти в зал. Заза в свою очередь, слегка смутился и морщил верхние части своего лица, но молча вышел из комнаты. Детектив Нолан внимательно оглядывался вокруг себя, изучая, в основном пустую комнату с трупом. Единственное, что как-то могло украсить лабораторию в глазах Кларка и по большой части каждого человека, это футуристичная техника и инструменты, которые одним видом словно призывали в далекое будущее. Техника была выполнена в чем то весьма необычном, но напоминала на тяжелое железа, а стороны аппаратов были от и до заполнены различными панелями с множеством функций неизвестные детективу. Доктор Стивенс кивнул в его сторону, указав своими длинными и худыми пальцами на стол. На весьма огромным металлическом столе лежал холодный и мрачный труп бывшего из сотрудников Скотленд – Ярда.

– Давайте осмотрим его, сэр, – сказал доктор и одновременно отвернулся на короткое мгновение проверив дверь в комнату.

– Можем начинать только как можно быстрее, пожалуйста, – сказал детектив и судя по выражению лица, с трудом удерживал чувство тошноты.

Первым долгом обученный доктор осмотрел труп внешне, а после чего перешел к осмотру раны. В ране, при помощи аппарата он заметил что-то необычное для своего двадцатилетнего опыта и мигом позвал детектива подойти чуть поплотнее. На месте выстрела можно было ясно видеть пулю с цельнометаллической оболочкой, обмотанную в очередную, судя по всему, записку от маньяка. Стивенс в легкой панике разбежался по лаборатории в поисках пинцеты, открывая около десяти разных полок. В конце концов, он смутился и, открывая последний шкафчик комода, вытащил огромный пинцет. Он аккуратно вытащил кровавую записку. Тем временем, Кларк туженно смотрел, ожидая чего-то неизвестного. На улице было сплошное безмолвье и слегка пугающая пустота. Доктор спустя некоторое время сумел адекватно вытащить хрупкую и безумно кровавую записку, но все оказалось вотще. На записке были лишь видны целиком покрытые кровью пятна и слегка оборванные края уже достаточно старой бумажки. Если даже весьма интенсивно оглядываться, то из написанного убийцей, можно было лишь разглядеть буквы кривым и неразборчивым почерком. Детектив неуверенно, но почти сразу понял, что убийца подает знак и находится весьма близко к моргу. Ведь если посмотреть на ситуацию логичнее, то убийца не мог знать о присутствие трупа в морге без информации об этом. Но с другой стороны, тот мог вынудить Михаила совершить самоубийство, чтобы далее следить за действиями Кларка. Ну все же, почему? Ситуация никак не напрягала его морально ведь к работе он уже давно успел привыкнуть. Доктора Стивенса, в свою очередь, охватила неприятное на ощущения тряска. Тем временем, пока холодный пот протекал по его спине и покрывал ее влагой. Глаза его стали более напряженные, а лицо худой формы побелело, словно январский снег. На какой-то миг даже сам детектив сконфузился, но, не отрываясь от своего принципа спокойствия, продолжал задумчиво, но неподвижно стоять, глядя в сторону доктора. Детектив вдруг аккуратно подошел к нему и прервал тем самым жуткую тишину лаборатории.

– Нужна ли вам моя помощь или без меня сможете успокоиться?

Доктор Стивенс взглянул на Кларка и с понимаем, кивнул. Но, несмотря на это, создавалось ощущения того, что он просто прослушал сказанный ему вопрос.

– Все нормально, детектив. Можете вступать, но все-же, думаю, надо провести более углубленное расследование этого трупа.

Тряска доктора все еще продолжалась, а вспотел он уже до такой степени, что можно было отчетливо наблюдать капли пота на его голове и лице.

– Хорошо, доктор, исследуйте пока что этот труп повнимательнее, но смотрите, чтобы здоровью не навредить. Я думаю, мне пора и вернусь, скорее всего, ближе к следующей неделе.


Кларк было уже выходил из лаборатории, но вдруг раздался очень резкий и громкий звук, видимо из центральной улицы напротив здания. На тот момент детектив уже успел выйти из кабинета доктора и вновь ходил по уже слабо освещенному холлу, только в этот раз быстрыми и тревожными шагами, звук которых можно было слышать на самом конце холла. Как сразу он распахнул дверь на выход, то прохладный, ветерок озарил его лицо, и он глубоко вздохнул. На улице по-прежнему было пасмурно, но во всяком случае толпа журналистов разошлись по дальше от морга, что облегчало душевное состояние Кларка. Он не любил людей, которые много требовали или хотели от него по жизни, из-за собственных выгод или целей, потому пытался избегать журналистов. Но не в этом заключалась вся суть его лёгкой раздраженности, а скорее в том, что он наконец ощутил слабый страх и панику перед какой либо задачей. Детектив всегда считал, что сильный человек вроде него не может впасть в такое состояние, ну все-же жизнь доказала ему обратное, тем самым дав ему понять, что он стал выигранным в собственной игре. Перед ним со скоростью выскочил человек в каштановым пальто и намеренно направил курок в его сторону, дав Кларку понять, что его жизнь оказалась между двумя дорогами, по которой он либо, вступая, погубит себя или наоборот спасет, если выберет верный путь. Одним словом, то все это маниакальное извращение напоминало на русскую рулетку. Этот человек был низкого роста, с уродливым выражением лица, аметистовым цветом глаз и на вид, с плотным телом. Он последний раз взглянул на детектива и безэмоционально стрельнул из своего пистолета прямо ему в живот. Кларк не успел среагировать на выстрел и неподвижно поддался давлению удара, упав на холодную каменною землю, где он получил сильную травму в области живота. Но, к счастью, пока что не погиб. На входе в морг, также резко, как и появление убийцы, приоткрыл дверь доктор, которого до этого безумно охватил озноб и тряска. Он непреклонно смотрел убийце прямо в глаза и понял, что тот был его знакомый, который от зависти к приятелю решил пойти путем превратным и лишить столько людей жизни. Стивенс, в свою очередь, выбрал профессию доктора, но никак не мог понять причину зависти убийцы. Он же являлся знакомым ему человеком, вдруг вспоминал он с каждой секундой. Одним только взглядом и несчастным выражением лица. Он припоминал себе какие-то события, но все оказалось втуне. Ведь вспомнить он ничего не мог в этот весьма тревожный момент, несмотря на мелкие вспышки его расплывчатых воспоминаний. Этот человек продолжал внятно смотреть на лежащего на земле детектива, который истекал кровью, но мужественно пытался терпеть боль, удерживая рану рукой. Вдруг маньяк начал громко смеяться даже до такой степени, что его весьма трагический, но одновременно панический смех можно было отчетливо слышать на расстоянии двух верстов от морга. Доктор же с детективом слышали его настолько уже зычный смех до такой степени, что ощущение сплошного удара по ушам охватывал их до безумия. Спустя мгновение этот человек замолчал и, несмотря на свое необычное поведение, что-то промолвил, пристально смотря в сторону раненого Кларка.

– Не помнишь меня слабак? – спрашивает он и еще более непримиримо смотрит на него.

Детектив без ответа продолжает лежать в полнейшем бессилие, тем самым временем, пытаясь понять, кем является к нему обращающейся человек.

– Это только начало, Нолан. Человек должен испытать, чтобы понять. А ты этого явно заслужил.

Вдруг во время его разговора на заднем плане появляется та самая молодая девушка, огрубевшая детективу вчерашним вечером. Она рассеянно, но в ожидание смотрит на убийцу, тот же кивает и резко выкрикивает в ее сторону:

– А ну ка! иди и стукни его по ребрам этой чертовой тростью!

Девушка со страхом в глазах смотрела на убийцу и также на детектива одновременно, тем самым в смятение, начиная спускать слезу. Она явно не хотела этого делать, но было вынуждена, что сразу было заметно по ее выражению лица. Тем временем убийца злился все больше, а его раздраженное лицо краснело, словно помидор от злости.

– Кому сказал, иди! Безмозглая ты!

Девушка еще раз в сплошном испуге посмотрела на него и оглянулась молниеносно в сторону Кларка. Доктор тем самым временем просто неподвижно стоял и наблюдал за событиями, продолжая трястись от волнения. В последний раз девушка вытерла свои слезы на щеке, и вдруг детектив, глядя на ее лицо, что-то вспомнил. Даже вопреки своему тяжелому состоянию. Он вспомнил ту самую девицу из детства, его, которую звали в целом – Виолетта Гловач. Она была счастливой девушкой, насколько помнил Кларк, но что-то стало с нею. Спустя некоторое время. Виолетта словно стала чахлая и мрачная, после того, как узнала о интригах и разговорах у нее в местном дворе. Помнит детектив, однажды, как по случайности, увидел ее с Владиславом за кустами. Им тогда было всего по пятнадцать лет, или, говоря иными словами, тот промежуток времени, когда романтика бушует в душе. Он помнит, как вовсе не хотел этого, но каким-то необычным образом рассказал об увиденном своему близкому корешу, родом из Кавказа. Звали его Нурлан, или как его все привыкли называть кратко, Нурик. У Нурика язык за зубами почти никогда не любил находиться. Да и по натуре он был очень болтливым человеком, но коммуникабельным, потому имел много друзей в местном дворике их деревни. Насчет романа Виолетты и Владислава он тоже не стал долго молчать и на следующий солнечный день рассказывал эту историю всем подросткам во дворе. Другие на это реагировали, очевидно, особенно и придавали этому событию большое значение. Поэтому при следующем выходе девушки во двор вместе со своим братцем, чьё имя детектив не припомнит, их вдвоем начали жестоко гнобить и истязать, всячески называя его сестру ужасными вещами, а самого мальчика – слабаком и трусом. Мальчик же в бессилие смотрел на них в отчаяние и никак не осмелился, заступился за свою сестру или защитить себя от обидчиков. Но внутри души он знал, что день, когда он им это припомнит, настанет. Издевательства и множество новых слухов проходили среди подростков во дворе, словно молния, а мальчик с Виолеттой так и остались забытыми и униженным в глазах этих детей, среди которых находился и сам Кларк, будучи таким же глупым. Это, скорее всего, и стало одной из причин его чрезвычайно сильной уверенности в себе. Ведь именно он назвал мальчика слабаком и заставил его чувствовать себя униженным. Хоть и в глубине души понимал он, что совершил детский и неосознанный поступок. Спустя почти 30 лет ему так и не довелось увидеться с этими людьми или с Виолеттой, чтобы просто окончательно извиниться перед ними. Но что казалось самым странным – это то, что узнавал он, несчастный взгляд этого убийцы и сравнивал с мальчишкой из детства, словно является он именно им. Иначе почему тот стал бы припоминать детективу фразы, которые он говорил, будучи подростком, чтобы досконально намекнуть ему на что-то. Тут детектив явно понял, кто этот весьма непредсказуемый человек. И в этой ситуации есть явно сильный мотив. Девушка тем временем уже успела подойти поближе к детективу и, видно вновь под давлением странника, против собственного желания мощно ударила его по ребрам деревянной тростью. В этой ситуации стал очевидным перелом ребер, но на этом болезненные ощущение детектива не дали конца. Следующий удар пришел также мощно, только уже по голове, а тут уже детектив полностью потерял сознание. Странник вновь громко засмеялся от происходящего. Среди с тем, пока девушка отвернулась и послушно, правда, против своей воли, подошла обратно к начальной позицие рядом с убийцей. Доктор Стивенс в шоке смотрел на происходящее, боясь шевельнуться, но вдруг решился кинуть камень в сторону этих двух людей. Он не приметно подхватил камень в руках и с мощью кинул его прямо на убийцу, попав ему по телу. Тот на миг отвернулся от боли, а доктор успел забежать обратно в морг и запереть дверь на замок, что и сопровождалось громким щелчком. Когда маньяк обернулся обратно, то он от злости вновь громко воскликнул, а далее, крича, продолжал:

– Черт, Докторишка сбежал! Ну ничего, пусть бежит, ведь осталось совсем немного. Скоро все будет ясно для всех.

Рядом стоящая девушка громко вопило от того, что только совершила и среди с этим одновременно прикрыла лицо руками от стыда, которого поистине не заслуживает.

Детектив продолжал возлежать на холодной земле без всяких движений и без сознания. Правда, как поступить в его трудном положение подскажет голос внутренний, а еще точнее, тот самый прекрасный ангел, хранящий его душу от зла и ненависти. 

V

Следующим полуднем Кларк открыл глаза, увидев себя в необычном для него месте. Это был не его дом, не бюро и тем более не странное место. Мысли его все еще не созрели после отключение, и он по прежнему думал о чем то, тем самым временем, лишь улавливая звуки шагов и разных движений вокруг себя и вблизи. Он думал настолько отчетливо, что закрывая свои глаза, мог видеть разные изображения прямо перед собой. Детектив по-прежнему продолжал думать про Виолетту, как вдруг резкая боль ударила прямо у ребер и он вспомнил что-то необычайно важное из своего детства. Виолетта совершила самоубийства в ангаре для сена из-за того, что подростки ее очень долгое время оскорбляли и дразнили. В конце концов, она не выдержала и пошла на такой отчаянный конец в своей жизни, даже не подумав о состоянии своего брата, который так сильно ее любил, что готов был себя втянуть даже в беду ради Виолетты. Детектив почувствовал тяжелое чувство вины, так как сам рассказал об увиденном Нурлану. Но то, что ему не давало покоя это вопрос того, почему она навредила себе из-за подростковых насмешек или даже шуток в ее адрес. Он, правда никак не мог даже вспомнить имя брата Виолетты, пытаясь аж напрячься. Но все оказалось абсолютно бесполезно. Кларк только помнит страдания его. После смерти сестры мальчик не выходил на улицу несколько месяцев, а когда впервый раз вышел, чтобы свет солнечный увидеть, то наткнулся на детектива и его друзей. Им было стыдно за то, что стало, ведь они были в этом причастны. Потому они все подошли к мальчику, в том числе и сам детектив, и начали просить прощения. Тот посмотрел на них своим угрожающим взглядом, а лицо у него было все измазано в темных пятнах и грязи, словно только с шахты он вернулся. Вдруг мальчик резко наорал на всех подростков и после уже чуть потише, промолвил:

– Вы еще получите ответ за ваши оскорбления и насмешки. Вам не избежать этого дня.

После чего мальчишка просто отвернулся и пошёл в сторону речки, судя по всему, чтобы отмыть свое лицо. Кларк же, будучи подростком, сказал другим своим друзьям оставить его в покое, а Нурик просто не выдержал и резко убежал домой, по дороге спуская слезы. После этого происшествия, спустя месяц семья детектива сумели найти роскошную квартиру в Лондоне и переехали в город. Именно так он ещё тогда оказался работником Скотленд – Ярда. Кларк не встречал ничуть Нурика или остальных друзей. После своего дальнего переезда вся суть была лишь найти работу и продвинуться вперед. Ну все же глубоко в сердце. Он помнил всех друзей до последнего. И, конечно, жаждал встретить мальчика, чтобы извиниться.

Звуки вокруг детектива стали все громче, а зрение потихоньку становилось с мутного, более чётким. Вдруг распахнулась дверь, и в комнату зашёл пожилой мужчина в белом халате. Фигура у него была вполне нормальная для пожилого возраста не говоря уже о его упитанном животе и ладонях. Глаза у него были серо-голубые, но весьма приветливые. Брови были сросшиеся и, наконец-то взгляд у него был весьма смущенный, но лишь когда он посмотрел на детектива. Этот человек был местным врачом в клинике, а Кларк, наконец, поняв, где он находится, слегка удивился, но все приходилось, очевидно, не говоря уже о его переломах и ране от выстрела. Только как могли убийца или девушка довести его до больницы. Неужели они решили, что совершили ошибку – подумал про себя детектив, но не предал своим мыслям большого внимания. Ведь звучало это просто абсурдно. Тем временем заговорил врач со своим монотонным голосом, держа в руках медицинский отчет о состоянии пациента.

– Приветствую вас, мистер Нолан. Я доктор Ричард Батлер.

Детектив взглянул на Ричарда с тяжёлым взглядом, но смог с трудом ответить ему своим гнусавым голосом.

– Здравствуйте, доктор. Как я сюда попал? Что произошло со мною?

Лицо Ричарда резко изменилось на более раздраженное, и он принял напряженную позу, присев рядом с койкой.

– Прошу простить меня, мистер Нолан, но с этого момента вы не можете ходить на собственных ногах или совершать резкие движения телом. Травмы были настолько тяжелые в области живота и ребер, что было трудно восстановить их простым путем. В пули, как удалось узнать, был токсичный яд.


Лицо Кларка стало мрачным и на секунду застыло, а после этого он начал, с трудом удерживая слез, хмуриться. В первый раз за свою жизнь он понял, что работа, скорее всего, покинет его, а еще хуже, что старого образа жизни больше не ведать ему. Ранее. Он никогда не думал и даже не приводил в ум, что такое может с ним произойти. Но все, судя по всему указывает лишь на одну важную деталь. Казалось бы, отчаянный конец этого дело скоро наступит. У него есть четкий мотив, связанный с убийцей. Мальчик еще с самого детства мечтал ему отомстить за насмешки и смерть своей сестры. Все указывает лишь на то, что неизвестным серийным убийцей является этот самый мужчина, стрельнувший в него. Не зря он напомнил ему слово слабак, которое детектив часто использовал в лексике, будучи подростком. Ну неужели он все еще жаждет мести и моего страдания. Вспоминая тем не менее, даже первое послание убийцы, то его знать мог лишь тот, кто встречал ранее. Если думать чисто логически, то он мог бы просто убить детектива. Но тут есть другая важная суть, о которой он пока что не мог догадаться. Столько мыслей и горе крутилось в его голове. Было обидно и за свое состояние, но и одновременно за то, что он конкретно запутался, введя самого себя в заблуждения. Долго детектив терпеть не мог и не подумав, просто спросил у врача, когда его собираются выписать из больницы. Врач ему ответил с равнодушием, что скоро ему дадут коляску для передвижения, а после этого можно будет подышать воздухом, если на это, конечно, хватит как внутренних, так и физических сил Кларка, которые отсутствовали у него даже настолько, что лишь по одному взгляду можно было это уловить. На улице к тому моменту уже садилось солнце, а небо было на удивление ясное и оранжево-желтое из-за заката. Детектив вновь решил углубляться в мысли свои, но помешал ему очередной человек, решивший проведать его состояние. За дверью можно было слышать торопливые и в тоже время скользящие шаги. Внезапно дверь в палату распахнулась и внутрь заходит доктор Стивенс из морга. Его лицо было на вид утомленное, смущенное и да какой-то степени даже робкое, но то, что радовало, это уже не побледневшее лика его, которое было столь тошно вчера. Кларк ухмыльнулся, увидев его, а тот одновременно присел у его койки и быстро заговорил.

– Здравствуйте, мистер Кларк. Вас вчера сильно ранили, потому я мигом примчался в больницу, узнав что ваше состояние тяжелое.

– Благодарю за вашу заботу, доктор Стивенс. Но и ваше состояние было не в превосходной форме. Вчера разумеется, сказал он более иронически. Правда, волнует меня, кроме этого одна весьма досадная мысль в голове. А именно, кто ж соизволил меня привести в больницу. Неужели убийца от чувство вины привез меня – сказал детектив и тем самым разрядил обстановку. Грязная тайна почти раскрыта. У нас есть записки с угрозой, конечности, жертвы, память из детства, что и является скорей всего причиной, но и, конечно, свидетели, подумал Кларк. Правда странно, что его главной целью оказался именно я – продолжал думать детектив, по-прежнему опасаясь произносить вслух. Обычно люди помнят про школьных обидчиков, но не убивают неизвестных людей за это. Тут очевидно, есть маленький подвох, который мешает полноценному решению дела.

Взгляд Стивенса резко поменялся после долгой задумчивости детектива, не говоря уже и о вопросе насчет убийцы, который беспокоил его почему-то больше. Он стал более завистливый. Даже дойдя до самой растерянности Стивенс словно хотел что-то промолвить своими губами, но от нерешимости застыл. Доктор явно боялся реакции Кларка, но вдруг он все же решился сказать ему правду.

– Вас довезла до больницы, та самая молодая девушка, которая покалечила вас. Кроме этого она заявила, чтобы звали убийцу под прозвищем новым, которое стало быть теперь душегуб дьяволов, а-то он продолжит убивать. Они отъехали от морга, когда вы полностью отключились. Машина была серебристая << Гранада >> от марки << Форд >>. Я взглянул через окно своего кабинета, как сразу они начали отъезжать. Повезло, что отец был механиком самоучкой. Ведь именно так я распознал машину. За вчерашний день я вместе с Зазой сумел как-то высушить записку, найденную в трупе. А после чего с мы ним посидели и выпили крепкого кофе в кофейне. Сам я конечно чистокровный британец, но удивляюсь общительности и гостеприимству грузинов, азербайджанцев, цахуры, да и кто там еще из Кавказа. Вообщем уважаю я все нации. Но кавказцы словно ценят своих гостей, как лучшие друзья. Заза, славный парень, добавил он на последок. Ну и конечно про записку. Там было написано, что жить вам осталось еще долго и мучительно. Меня это пугает, мистер Кларк. Потому думаю, что спасли вас от смерти не зря, а как раз таки с намерениями. Но знаете что, давайте не будем голову морочить этими разговорами, да и отдохните вы чуток.

– Я не болен, доктор! – вскрикнул слабо детектив и заметно покраснел от напряжение и злости. С другой стороны, разговор с доктором Стивенсоном был ему выгоден для расследования. Извините за мою резкость, сказал после крика детектив. Машина, на которой они уехали, моя. Скорее всего, когда вы забежали в морг, то девушка или убийца успели ее угнать с парковки. Я знаю, почему это мне все пришлось на голову, мистер Стивенс. Он еще с самого детства хочет моих страданий, поэтому, скорее всего, приманил меня своей мышеловкой. Видимо, у нас склад ума чем-то совпадает. Мне понравилось ваше размышление. Я предполагаю генералу Ховарду такие сотрудники годились бы на пользу в Скотленд – Ярде. Я удивляюсь тому, почему он мне столько докладывает о своем дне – подумал детектив перед тем, как создать тишину в палате.

У доктора снова началась прежняя тряска с ознобом, и он отчаянно смотрел на детектива, но все-же вновь заговорить решил, несмотря уже на свою робость и растерянность.

– Погодите, детектив, вы сказали, что он вас приманил в свою мышеловку, но за счет каких деталей и оснований вы это, собственно говоря, решили.

Его поза вдруг внезапно поменялось из мёртвой в более величественною, и он с небольшой радостью, да и то с неким шоком приподнялся с койки.

– Вы правы, доктор Стивенс, убийца не решился бы на одиннадцать убийств, просто так, без всякою тому причине. Если моя гипотеза не врет, то, скорее всего, убийства Михаила стало быть, предупреждение от убийцы. Главная цель его была вновь заманить меня в дело, чтобы напоследок встретиться со мною лицом к лицу ради своей детской мести. Но мне все равно кажется, что все довольно-таки не просто. Я это почти сразу почуял. Еще когда сам генерал Ховард уважаемый, заходил на визит ко мне в бюро, интуиция подсказала, что десять успешных убийств за двадцать недель – не простое преступление.

– Согласен с вами Кларк, но о чем вы хотите сказать местию своею? Не слышал я ранее, чтобы вы упоминали об этом.

Он взглянул на доктора и вдруг вспомнил, что не рассказывал ему про смерть Виолетты. Потому неприметно лег обратно, спиной на койку и тихонько ответил сиплым басом:

– Забудьте, доктор, да и силы у меня на пределе. Я весьма сильно утомился, разговаривая с вами. Но все же. Спасибо за визит.

Доктор Стивенс просто кивнул в ответ и медленно повернулся, покинув палату, не сказав ни слова.

В скором времени после ухода мистера Стивенса в палате начал громко звенеть самый примитивный для каждого жителя стационарный телефон, находившийся прямо на тумбочке возле койки. Он в смущение поднялся и, видимо, ожидал звонка от душегуба. Но тут его гипотеза оказалось не в масть. Детектив поднял трубку со своими на тот момент дрожащими от избытка сил и боли руками. Раздался знакомый для него скрипучий, но одновременно хриплый бас. Это был генерал Ховард из полицейского отделения.

– Говорит детектив? – спросил он немного недоверчиво и ждал ответа.

– Здравствуйте, генерал Ховард. Да, это я, тот самый детектив Кларк Нолан.

– Я недавно услыхал от своих сотрудников, что вы были сильно ранены и сделал это с вами якобы сам убийца.

– Да, сэр, так оно и есть. Тот человек оказался самим убийцей, и на доказательства этого заявления существует уже много логических факторов. Также есть один свидетель из морга. Думаю, вы знакомы с мистером Стивенсом. Он утверждает, что убийца угнал мою машину и уехал на ней со мной, когда я лежал без сознания.

– Я вас понял, – сказал генерал и после чего немного отчаянно вздохнул, словно не договорил что-то важное. После пару секунд молчания он продолжил разговор. Свидетели это, конечно хорошо, детектив. А машину наши умелые программисты сумели засечь прямо у вашего бюро. Правда, подвох в том, что машина была вся разбита и изуродована. Когда будет лучше, мистер Кларк, советую сообщить страховой компании. Жалко, чтобы такой великолепный << Форд >> остался бы без хозяина.

Вслед за информацией генерала начался кашель, как ранее было в день убийства Михаила.

– Вы здоровы, генерал? Надо ведь поймать серийного убийцу. Пока еще что-то ужасное не случилось. Советую к тому же быть осторожнее. Маньяк под новой кличкой душегуб дьяволов успел меня сильно ранить. Да и вас, не дай Бог, может от коварности покалечить. Он быстро нашел мое местоположение, да и скрытно. Насчет страховой компании дела довольно простые. У меня там работает один знакомый из Ирландии, который быстро сможет мне помочь.

– Ну и хорошо, Кларк. Я абсолютно здоров, просто аллергия. Но, к сожалению, звонил я вам по другой важной причине. Нам удалось со всеми доказательствами узнать, что и у вас есть причастие ко всем этим жестоким убийствам. Знаю, звучит это все максимально безумно. Да и мне не хотелось этого вам сообщать. Не поверите вы, сколько я пытался объяснить, что единственная мысль об этом абсурдна даже до какой-то степени позорна, но не смог я никак доказать, что вы не причастны.

Детектива в тот же миг стремительно охватила озноба, а тело его, хоть и с тяжелыми травмами, начало трястись и холодеть. При помощи панели с пульсометром позади койки можно было наблюдать повышенность пульса, что и без того можно было понять из-за волнения детектива. На тот момент голос из трубки продолжал выразительно говорить.

– Нам придется вас забрать в скором времени из больницы, естественно, безопасным для вашего здоровья образом. И когда доктора решат это возможным, учитывая ваше состояние. Забыл упомянуть, что и убийца, про которого вы говорили, сдался у нас в участке собственноручно. Вы только подумайте сам, сказал, что совершил эти убийства и доказал преподнеся нам все орудия и улики от каждого трупа. Там были и пальцы, и зубы, глаза, да и многое другое. Получается, что дело, стало быть, не таким трудным. Знаете, детектив, если честно, то даже впервые такое в жизни вижу. Да и вас подозревать в причастие стыдно. Но вы уж меня простите за это. Против воли высшего министерства обороны не стоит идти.

С трубки был слышен легкий, но в тоже время весьма беспричинный смех со стороны генерала. Кларк, даже не подумав, в полнейшем состоянии агрессии и разочарования, через силу наорал, приставив губы плотно к трубке.

– Эх вы, конченный негодяй! Вот почему не надо браться за дело кого попало!

После чего он с возможной для собственного состояния силой выкинул трубку куда попало, не смотря, и не думая, а за трубкой улетел телефон и в конечном итоге разбился на огромные ломтики. Влетел предмет прямо в бетонную стену палаты. Раздался сильный грохот. В комнату забежали сразу несколько людей. Среди этой группы людей были две молодые и симпатичные медсестры. Волосы у них были рыжие и длинные, взгляд был выразительный, а глаза лучистые и карие. Были эти две медсестры настолько на друг друга похожи, что довольно очевидно указывало на то, что они близнецы. Рядом с девушками стояли два мужика. Среди них один был старше, а другой очень молод и видимо новенький. Старший мужчина был среднего роста, худощавый фигуры, весь ухоженный, с уложенную причёской, морщистым лицом и полностью поседевшими волосами. Но самое поразительное была его живописная поза в палате детектива. Этот мужчина был, судя по всему, старшим хирургом, потому он с очень терпеливым взглядом просто наблюдал за происходящими событиями. Младший же был еще молодежью и не привлекал в себе столь большого внимания. Был он невысокий и с весьма приземистой фигурой. Его зеленые глаза бегали то туда, то сюда, осматривая палату в небольшом смущение и удивление, а взгляд у него был даже до какой-то степени весьма умный. Вдруг заговорил самый старший среди них. Тем временем, медсестры с ожиданием наблюдали, словно боясь сказать даже слова, от уважения к старшему хирургу.


– Милостивый государь, зачем, позвольте спросить, вы так шумите. У нас больнице и кроме вас есть раненые в палатах.

Кларк, поняв, что совершил ошибку, прошелся рукой по лицу и слегка покраснел. После чего от стыда своего он просто тихо промолвил:

– Горе у меня, господин. Обманули меня, сильно ранили, как морально, так и физически, а теперь бесстыжие соизволят меня будучи одним из лучших частных детективов и бывшего сотрудника КГБ подозревать в причастие к столь низким убийствам маньяка. Прошу прощения за телефон. Я за него заплачу, сколько понадобится, господин врач – сказал детектив напоследок и замолчал.


Он словно всегда мог доверять врачам тайны, так как знал, что эти люди спасают жизни, а не рушат их.

Старший врач, не меняя своего прошлого выражения лица, также спокойно, как и ранее, ответил.

– Сочувствую вашему горю, господин, но не могу помочь я вам, кроме того, как лишь вылечить. Но все же звать меня Бакстон Ротерфилд. Это так, на всякий случай. Я читал про эти убийства в газетах и очень вам сочувствую, сэр. Надеюсь, наш прекрасный город или как его обычно называют англичане "Биг смог" в скором времени будет в безопасности детектив. А денег за телефон не стоит. Сегодня я добрый – сказал доктор Бакстон с добродушной улыбкой, не держа обиды.

– Рад знакомству, мистер Ротерфилд. Насчет "Биг Смога" я уже слышал, так как живу в городе уже немало лет. Но все-же называть город по прекрасному имени Лондон звучит гордо и безупречно. Деньги я все равно оставлю – Кларк приподнялся с койки и с маленькой тумбочки взял в руку кошелек, в котором лежало четырнадцать фунтов стерлингов. Деньги же он передал одной из медсестер доктора Бакстона.


Детектив слабо вздохнул в очередном отчаяние, а врач с остальными медсестрами и молодым сотрудником покинули палату, после чего, обсуждая что-то шепотом за дверью. Кларк сильно утомился и по-прежнему был слаб от травм. Потому он в свою очередь закрыл глаза и медленно засыпал, отправляясь в путешествие своего сознания, где опасности не видели границ. В отличие от реального мира сновидения были парой безобидны. 

VI

Четыре недели длительного восстановления в больнице прошли без проблем. С тех пор ему никто не звонил и не приходил на визит в больницу, что его до какой-то степени приводило в конфуз, но давало слегка отдохнуть от всей суеты и трудности своей профессии. Но, несмотря на это, в больнице к нему многократно приходил доктор Батлер, который ему со временем давал лекарства и проверял его состояние. К счастью, все шло к лучшему, не учитывая инвалидность Кларка.

Вдруг в палату заходят два человека. Один из них был какой-то незнакомый сотрудник полиции, а второй – ему всегда знакомый доктор Батлер, который в руках держал какие-то документы и бумаги, а рядом с собою инвалидную коляску для передвижения. Теперь без нее детективу не получится передвигаться на ногах. Сотрудник полиции с серьезным лицом просто кивнул в сторону врача, тем временем, на миг взглянув на Кларка с нахмуренным и серьёзным взглядом.

– Здравствуйте, детектив Кларк Нолан. Я один из сотрудник Скотленд – Ярда и намерен прямо сейчас увезти вас для небольшого опроса. По приказу генерала разумеется. Доктор Батлер мне сообщил, что вы идете на поправку и осилите выйти на воздух. Справка и нужная информация о выписке в руках у мистера Батлера.

Детектив хотел было уже вновь выплеснуть свой гнев, но понял, что это будет бесполезно, потому иронически засмеялся и после чего спокойно ответил:

– Хорошо, я готов офицер. Если у меня нету выбора, то поехали. Вы же посмотрите, я теперь инвалид, подозреваюсь в связи со всеми убийствами, будучи единственным, кто решил взяться за дело. И вот теперь уж поехали в контору.


Кларк был в явном гневе на генерала Ховарда, но понимал, что изначальные подозрения были не его. Тут явно успел поработать неопытный сотрудник меньшего отделения, чем Скотленд – Ярд или детектива просто успешно подставили. Слухи и информация быстро передается, а высшие отделения и министерства не могут на это просто закрыть глаза.


Полицейский продолжал молча смотреть на Кларка без всяких комментариев и в конце просто добавил, чтобы доктор помог ему спуститься вниз, где его ждала машина. Детективу помогли подняться с койки и сесть в коляску, после чего он вместе с доктором спустился вниз на первый этаж. Чувствовал Кларк себя в полном бессилие и безпомощности, чего ему ранее никогда не приходилось испытывать. Он смотрел на все с полноценно несчастным лицом и негативом, в том числе и на почти всегда улыбающихся людей у ресепшена. Но в глубине души он понимал, что не будет бросать расследование, даже если узнает, кем является убийца и почему он совершает все убийства лишь для самого себя, а не для решения проблемы Скотленд – Ярда. Ведь поистине Кларк спасает город, даже если не угодит генералу. Помогать людям бороться со злом – это часть его обязанности, будучи частным детективом Лондона. Для многих деяний в своей жизни, Кларк отдавал всю свою душу, особенно своей работе, потому был почти вынужден разобраться во всем, начиная с убийств, заканчивая далеким прошлым своим, которое раскрывало все больше тайн. С каждым мгновением становилось яснее. Коляска покуда медленно, но уверенно двигалась ближе к основной двери больницы при помощи врача, который подталкивал ее сзади. Уже совсем скоро распахнулась основная дверь наружу и детектива озарил прохладный, но примитивный ветерок для Лондона, а до носа его доносился приятный запах петрикора, судя по всему, после вчерашнего ливня, звук которого был слышал даже при его глубокой спячки. Рядом стоял огромный полицейский фургон со специальным задним салоном для перевозки, а возле него – тот самый сотрудник полиции из палаты и какой-то совершенно новый человек. Этим новым человеком был очередной сотрудник из отделения, что и в принципе не вызывало у Кларка сомнений или удивлений. Офицер был среднего роста, коренастого телосложение, с козлинной бородкой и чистым сияющим цветом лица. Но то, что выделялось на нем больше всего, это его весьма хладнокровное поведение и укоризненный взгляд, который словно проявлял недовольство. Он немедленно решил представиться детективу и до какой-то степени даже должен был это сделать, несмотря на его усталость и немногословность, что, собственно, ярко выразилось на выражение лица офицера.

– Приветствую вас, мистер Нолан. Звать меня Икрам Садлинский, и я вас собираюсь сопровождать до конторы, вплоть до того, пока вами не займется другой среди наших сотрудников. Прошу простить за мой акцент, если что, то я не местный. Вопросы есть? Сказал он и резко сменил выражения лица на прежнее, серьезное и хладнокровное.

Детектив даже не соизволил сказать ни слова от своего рода покорства к ситуации и лишь молчаливо кивнул в ответ Икраму, дав знак, понимая. Далее, Кларка принялись медленно заводили в автомобиль Икрам вместе с другим сотрудником, чье имя он пока не расслышал. В момент перевозки детектива в автомобиль он смог боковым зрением уследить тех самых рыжих близняшек. Они провожали его, пристально наблюдая позади стеклянной двери и неприметно пытаясь махать руками. Кларка всегда успокаивал красивый женский взгляд и пробуждал уверенность. Вдруг раздался слабый скрип одновременно со шлепком. Эта была маленькая дверца фургона, которую только что захлопнули оба сотрудников и, судя по внешним звукам, отправились садиться за руль с грузными, но в тоже время торопливыми шагами. Издался звук весьма ветхого мотора машины, и они потихоньку двинулись в путь. Детектив же, сидя в машине, словно обдумывал в голове разные сюжеты того, как события в конторе могли бы разложиться, а также размышлял о том, что сумел найти до этого еще недавно посещая молодого парнишку на Сайдбрук-роуд. Многое почти вылетело из памяти Кларка после обморока и выстрела, но он не забыл про послание. Также детектив помнит, как Джошуа ему рассказывал, что был некий Роберт, знающий что-то о смерти Эбигейл и мог рассказать подробнее. Но оказалось, что тот по какой-то причине пропал. В голову даже явилась странная мысль того, кем вообще является Эбигейл в целом. И зачем убийца выбрал именно ее? Столько вопросов в его сознание могли быть, вероятно, бесконечными, но надо было ставить жирную точку в этом деле. К сожалению, фотографии Эбигейл у него не было, несмотря на серьезность дела, но в худшем случае, если детектива засудят, то у него хоть будет шанс одиножды позвонить кому угодно по телефону. Кларк уже строил явный план, хоть и это были лишь обычные безумные мысли. Он точно знал, кому позвонить при первой возможности. Этим человеком, вероятно, будет Джошуа или Стивенс. Скорее всего, именно они знают что-то, что неизвестное. Один из них – работник морга, а другой – сторож у квартиры предпоследней жертвы, считая вместе с Михаилом, которого убийца вынудил совершить самоубийство. Хотя-бы последний встречи с одним из них не хотелось упускать. Любая новая информация или улика сможет вывести нас на чистую воду. Осталось мало до правды, подумал детектив. К тому же Кларка еще в молодые годы, вспоминает он с неким удовольствием учили о том, что каждый маньяк выбирает своих жертв либо от выгоды или в худшем случае, чтобы подвести некий смысл своим эмоциям и травмам. Иногда это происходит даже от мести, что весьма знакомо Кларку, судя по его мотивам. Тем не менее, он тщательно придерживается к своему принципу не нервничать и не теряться в глубине своих мыслей, чтобы в конце концов прийти к какому то выводу. Он слегка потряс своей головой и с мира фантазий, скрытых планов своего сознания, вернулся в настоящее. Ощущалось некое снижение скорости, а машина в тот же миг остановилась, издав небольшой звук выхлопа. Дверца распахнулась, и перед ним вновь появился Икрам, который в этот раз был чуть подобрее, судя по его ухмылке и уже радостному виду. К нему также быстро присоединился второй подобный ему веселый сотрудник. Они оба принялись помогать ему добраться до конторы. Икрам вместе с Сергеем, как сумел услышать по их разговору детектив, вдвоем, шутя и громко смеясь, медленно катали коляску до входа. Иногда Икрам пытался, ударяя Сергея плечом, привести его в чувство иное, серьезное, но все было зря, и смех длился долго. Буквально через мгновение ока перед Кларком образовалось огромное помещение, а изнутри прорывался пряный, но в тоже время сладкий аромат свежего кофе. Кругом ходило много людей, у кого то был обыкновенный день на работе, а кто-то готовился просиживать срок за преступления. Детектива вдруг занесли в маленькую комнату. Внутри сидел сам генерал Ховард в своем кресле реклайнере, выполненный из кожи в расцветке слоновой кости. У него было каменное выражения лица и своего рода изучающий взгляд, направленный прямо на Кларка. На рабочим столе лежали какие-то фотографии в темно белом оттенки и серая керамическая кружка с горячим кофе. Генерал уверенно указал рукой на свободное место для расположения коляски напротив своего кресла и после чего спокойно сказал:

– Присаживайтесь, детектив. Давайте будем разговаривать прямо по делу и ничего личного.

Кларк кивнул в ответ генералу и также спокойно прокатился до стола. Он начал внимательно смотреть на фотографии, в которых были изображены две женщины и восемь мужчин. Генерал, уловив любопытный взгляд детектива и решил поддержать его, после чего также спокойно, как и ранее, промолвил.

– Это фотографии всех жертв, сэр. За время вашего краткого отсутствия нам удалось узнать достаточно много и добыть старые фотографии жертв. Понимаю, что вам неоднократно уже становилось обидно за убийства и провал дела. Но все-же, если вам будет интересно, то взгляните на фотографии поближе.

– Я вас, конечно, понял генерал, но почему вы поверили, что именно я причастен к этому делу со стороны зла? Ведь, я так давно уже работал в различных службах и имею право на алиби. Я, конечно, понимаю, что у вас порой не может быть выбора, но вы все еще занимаете должность генерала. Как минимум в Скотленд – Ярде вы властный человек.

Генерал посмотрел на него, только в этот раз, поменяв лицо на сочувствующее и одновременно раздраженное от вопроса которого он просил не упоминать в начале их диалога. В конце концов, он просто вынужден был ответить.

– Как вы уже знаете по своему рабочему опыту, то абсолютно все маньяки убивают по мотивам или просто напросто от бешеного желания порождать жестокость и насилие. Мы же, в свою очередь решили, что мотив имеете именно вы. Скорее всего, Кларк, вы каким-то образом спровоцировали убийцу на эти убийства своим раздражающим для него поведением. Знаете, он у нас сейчас в клетке и жаждет встречи именно с вами и ранее говорил, что хочет покалечить вас последним среди жертв. Конечно, насчет вашего алиби ничего сказать не могу, но когда перед нами ставят факты о том, что вы могли всячески спровоцировать убийцу, будь это даже издавна, то невинность у вас автоматически пропадает. Сами подумайте, вы ведь умный человек, Кларк. Если нету цели провокации и агрессии со стороны убийцы, то нету и убийств, ради которых хочется дойти до главной мишени. Но есть и свои исключения в плане того, что тот мог убивать от психологических травм или даже безумного удовольствие. Ну как по мне, то это никуда не годный вариант в этом деле. Конечно, если у вас на самом деле присутствует мотив.


Детектив продолжал в неком шоке и даже испуге молчать и прислушиваться к словам Ховарда, но вдруг от резкой боли в области раны он слабо застонал. Генерала этот момент никак не смутил, поскольку он понимал о состоянии Кларка и потому просто молча продолжал сидеть, не придавая особой реакции. Через буквально пару секунд боль отпустило, и детектив вновь решил заговорить, только уже не пытаясь упорствовать на своем алиби. Он понимал, что противостоять главному генералу Скотленд – Ярда – это некое безумие и приговор.

– Знаете, вы правы, ведь я пришёл именно к этому выводу. Восстанавливаясь в больнице мысль об этой версие приходило ко мне часто, генерал. В детстве я постоянно насмехался над ним со своими корешами. А однажды мы застали его сестру с мальчиком позади кустов и начали издеваться еще больше. Он словно проклял нас всех и обещал отомстить, так как его сестра совершила самоубийства из-за нас. И да, генерал, я абсолютно это признаю, ведь тянуть не имеет смысла. Разве не так ли? Особенно, когда вы все сумели столь логически разложить в цепочку. Небось, и у вас есть великий дар сыщика, – сказал он с некой ухмылкой.

Ховард начал смотреть на Кларка уже совсем по другому, но вовсе не стал торопиться с быстрыми выводами. Он и сам был не слаб в области криминологии и понимал, как себя ведут разные типы людей. Поэтому он все тем же каменным выражением лица дал ему знать о важном нюансе. Вместо того, чтобы вручать эмоциям контроль над ситуацией, генерал решил действовать тактично.

– Детектив, знаете, что в том случае у нас есть полное право и даже обязанность арестовать вас. Несмотря на то, что вы были совсем молодым. То есть вы, правда, подтверждаете, что вы хоть и неосознанно, но спровоцировали убийцу? Ну давайте пока вернемся к фотографиям. Скорее всего, эти люди – ваши бывшие друзья. Как нашим ребятам удалось узнать от дальней родственницы Эбигейл, то, к большому сожалению, жертва могла быть с вами знакома. Я, конечно, до конца не хотел вам рассказывать о фотографиях, но если вы готовы, пожалуйста вспомните. Ведь в том есть нужда.

– Я тоже считаю, что право на арест у вас есть, сэр, и даже готов принять наказание за то, что спровоцировал маньяка. Но и вы, пообещайте мне один важный для меня нюанс. Я, вестимо, не стану исключать ваши требования насчет фотографий и попробую вспомнить что-то из прошлого. Также мнения о том, что жертвы являются моими друзьями, звучит максимально абсурдно, хоть и скорей правдоподобно, учитывая мой мотив. Но все же выслушайте мою просьбу.

Генерал посмотрел на него в полной готовности выслушать даже своим цепким взглядом, дав тому подтверждение.

– Я хочу, чтобы мы довели мое последнее дело до самой мелкой детали и решили проблему без ложных фактов и улик. Ведь как вы, судя по всему, знаете, то я привык доводить дела до самого конца, особенно работая частным детективом.

Ховард слегка кашлянул и сделал глоток кофе со своей кружки. Кларк себя тоже не ограничивал и сделал глоток. После чего генерал немного хрипловатым голосом сказал:

– Не могу вам этого полноценно обещать, так как дело почти завершено. Но в случае, если вы что-то вспомните, пожалуйста, обратитесь ко мне.

Детектив от злости и вновь той же агрессии, которую он всеми силами пытался с себя прогнать, в тот миг уже более зычно проговорил:

– Я взгляну на фотографии жертв, но не уверен, что получится вспомнить. Тем не менее, я бы хотел поговорить с убийцей наедине. Если не можете обещать, так все равно дело решу честным путем. Дело скорее всего завершено, как вы и собственно сказали, но мне кажется, что есть еще детали, которые могут привести к финалу дела.

– Я вас, конечно, понимаю насчет дела, Кларк, но вы уже до какой-то степени извините меня, сходите с логического ума заключения,когда хотите встретиться с убийцей. Любая встреча с ним может быть опасна. Я против, сказал генерал в конце слегка стукнув кулаком по столу.


Детектив же нетерпеливо взял все фотографии жертв и двинулся в сторону от стола на своей коляске. Генерал, поняв его раздраженное состояние, не стал продолжать начатое и тихо остался в своем мягком кресле, одновременно глядя на стол и лаская свою жесткую щетину. Кларк тем временем смотрел на эти самые фотографии и пытался вспомнить, но все, казалось было уже зря. В голове крутились разные звуки и фантазии, то в один миг было слышно звон будильника, то громкий звук мотора машины, то женские крики жертв убийцы. И даже доходило до того, что он видел тени. Вдруг его озарила мысль в голове, и он что-то вспомнил. На изображение был мужчина высокого роста, плотной фигуры, с лысой головой, брови вразлет. А что самое главное, это та самая злорадная улыбка, тающая за собой секреты и зло. Неожиданно детектив воскликнул так громко, что в основном холле конторы раздался его голос.

– Я вспомнил! Это Нурлан. Но он ведь мертв.

Генерал Ховард досадно посмотрел на уже грустное и разочарованное лицо детектива и рискнул лишь сказать:

– Сочувствую вашей потери, сэр, не хотелось, чтобы все вышло именно так.

Кларк выглядел весь напряженный и наполненный изнутри, и тем же временем одиночная слеза начала течь по его левой щеке. Как бы он этого не хотел отрицать всей душой. Ранее, за свои двадцать лет работы, Кларк ни разу не плакал из-за потери.

Генерал медленными шагами подошел к нему и поставил свою руку на его плечо в качестве утешение, чтобы как-то хоть убедить его в том, что он не один. Но, к большому сожалению, все было вовсе иначе в глазах детектива. Генерал для него был уже давно искаженный. После телефонного разговора в больнице Кларк начал считать Ховарда ненадежным. Он в тот же день сумел понять, что даже люди, которым ты до последнего веришь и уважаешь, в итоге не возьмутся тебе помочь в трудный момент. Терпел утешений в свой адрес Кларк не долго, ведь понимал, что это все для личных нужд Ховарда в расследование. Поэтому он внезапно схватил генерала за руку и попросил его отойти от него подальше. Но ко всему этому не закончил смотреть на фотографию человека, который был так ему близок еще с детства. В итоге он решил смириться с известием о смерти лучшего друга и пролистывал другие фотографии. Но что-то ему явно не давало покоя, ведь его вновь тронуло чувство детской памяти. Только в этот раз он вспоминал все намного быстрей и вновь заговорил. Правда, речь уже заполнялось неким волнением и странной безрассудностью:

– О нет как… Нет! Они все погибли, он убил их всех! Это же та самая Эбигейл, которая вечна была со мною щедра, Кевин, Стэйси, Дуглас. И он их всех просто убил ради мести. Мы же были детьми и потешались. Да и кто же мог подумать. Черт возьми, это ведь моя вина! Как я мог об этом вспомнить лишь сейчас, когда уже поздно.

Генерал с необычном для себя испугом продолжал смотреть на детектива и даже побоясь ему сказать, чтобы тот успокоился и покидал комнату, просто продолжал с растерянностью смотреть на него. Через буквально пару секунд голос Кларка притих, и он в огромном отчаяние и высохшими слезами по всему лицу вновь сел за стол на своей коляске. Ховард, дождавшись того самого момента, чтобы тот успокоился, последовал за ним и тоже присел, хоть и с большим пониманием ощущал его горесть. Он продолжал сидеть весь в трауре от того, что вспомнил и вдруг, как ни в чем не бывало, вытер слезы, одновременно обратившись к задумчивому генералу.

– Я сумел перечислить всех жертв. Они явно были моими друзьями и знакомыми. Все до одного. Но получается, что все уже очевидно.

Я настоящий преступник. Я – начальник хаоса. Если бы я, разумеется, был бы чуть умнее в молодости, то, конечно, не издевался бы над Виолеттой или ее братом. Прошу прощения, генерал. Это скорей всего, моя ошибка. Сейчас я занимаюсь делом, которое обязан закрыть навсегда.


Но тогда получается, что прошлый список подозреваемых становится неэффективен. В этом деле непредсказуемый ход событий. Круг сужается все больше. Теперь остается только узнать, кто такой убийца на самом деле и понять роль каждого человека в этом безумном деле. Обдумывать ход следующих действий при генерале долго нельзя было. Ведь это выглядит весьма странно.

Генерал от усталости слушать уже вздохнул и раздраженным выражением лица смотрел на детектива. Ему не особо нравилось, когда люди как-то придавали себе жалость или принижали свои содеянные поступки, особенно когда дело касалось мужчин.


– Мы завершили наш опрос, мистер Нолан, да и просим прощения за беспокойство. Скоро мы придём с выводами о деле, учитывая наш разговор и остальные детали. К сожалению, виновны и вы. Ну и убийца совокупно с вами виновен. По нашим принципам, в скором времени вы будете арестованы, но можете нанять адвоката, если наши обвинения по вашему не соответствуют.

– Я не буду сопротивляться, сэр. Адвокат мне вовсе не нужен и я отсижу срок за содеянное.


Детектив слегка оттолкнул себя от стола и был готов уже обернуться и покидать кабинет. Но

вдруг он на пару секунд обернулся и спросил :


– Только скажите мне одно напоследок генерал, как истинный лидер Скотленд – Ярда. Вы знаете имя убийцы?

Ховард кивнул в ответ, дав знак того, что он осведомлен об имени убийцы. После чего он низким голосом, но невероятно быстро проговорился.

– Майкл Гловач.

– Я вас понял, но никогда, прошу вас не забывать о том, что Гловач убил вашего сотрудника намеренно. Он и стал, к сожалению, одиннадцатый жертвой. Михаил из пятого отделения. Он стрельнул себя в голову из-за психологического давления убийцы. Надеюсь, вы не думаете, что это обычное самоубийство лишь из-за официальных решений высших органов.


Генерал весь напрягся, глаза его начали сужаться и приняли угловатую форму. Брови его резко опустились, а самое главное у него образовался конкретный оскал зубов, и он крепко выбранился от слов Кларка.

– Вон из моего кабинета!

Между тем произошла небольшая секундная пауза, а в послед пошли еще ругательства :

– Баламошка!

– Да как ты смеешь упоминать мне о нем!

Он весь в гневе и ярости с мощности ударил по своему рабочему столу, в результате чего кружка перевернулась, а все жидкое пролилось прямо на паркет.

Детектив же, не ответив, лишь фыркнул в сторону генерала, а после чего отвернулся, захлопнул дверь, казалось бы, со всей силы и покинул помещение на своей коляске со слабым скрипом. 

VII

Уже спустя еще полтора недели спокойствия, но в тоже время тревожного ожидания детективу прямиком в бюро пришло письмо с известием о его будущей, правда, уже давно искаженной судьбе. Письмо было послано от управления Скотленд – Ярда совместно с английским судом о том, что в скором времени состоится судебный процесс. Этим холодным февральским утром должно было решится все. А самое главное, что прежние переживания людей должны были остаться позади. Детектив неподвижно сидел в своей коляски перед зданием суда. В ожидание начала. Его охватил весьма непривычный для него озноб. Несмотря на это, он был все равно достаточно зябкий и мог замерзнуть в любой прохладный денек. Правда, этот день сильно отличался от всех остальных. На улице все словно приводило в восхищение от своей белизны. Дул холодный ветер, проходя мимо мерцающих и в то же время блестящих от снега земли и деревьев. Птиц в зимнии времена остаётся совсем мало, и они покидают свои гнезда синхронно среди с тем, как снег все пылит серебром и покрывает Лондон своим ковром. Только стоило приподнять голову и взглянуть на небо, как Кларк пришел к тому, что ничего поистине необычного в погоде не наблюдалось. Но дело было поистине в том, что он смотрел на все иначе этим утром. Земля в глазах его становилась ярче, небеса сказочнее, а прохожие люди все более уникальнее. Он начал всерьез осознавать поворот всех непредсказуемых событий и брать в память все, что видел в этот момент и ранее в жизни, будучи человеком с хорошей репутацией. Больно было ему, что жизнь и нутро его теперь не прежнее даже до такой степени, что сердце разрывалось изнутри. Теперь было потеряно почти все, не говоря уже о том, что адвоката детектив не нанимал от принципа, а окружающие его люди смотрели на него по другому. Казалось бы, чувство это озарила сердце его совсем недавно, но выражалось ощущение того, что был он таким уже всю свою жизнь. Вдруг помимо его задумчивости о жизни у здания суда внезапно раздались какие-то голоса. Были эти голоса то женские, то мужские. Он сразу же обернулся и увидел огромное собрание, но не предал этому первым долгом большого внимание, так как больше его восхищал аристократический вид верховного здания суда, которым он гордился еще со времен КГБ. Украшали его римские колоны, белый мрамор. А самое поразительное – это огромные золотистые двери, которые так подходили под снежную погоду. У огромных дверей стояли посторонние люди, большинство которых Кларк по части незнал. Стояли там какие-то пожилые чиновники, а позади них столпилась группа, состоявшая из военного майора, генерала Ховарда и бывшего генерала Скотленд – Ярда, который уже давно сидел на пенсии. Многим нравилась подобная компания, особенно чиновникам, которые не чрезмерно оборачивались, но никак не хотели заговорить с одним из них. На перекрестке были видны фургоны газетных издательств, которые тоже, судя по всему, подъехали к верховному суду. Но самое интересное наблюдалось лишь вдали на крайней дорожке. Ходила там какая-то молодая пара, которая даже с дальней дистанции была как-то знакома Кларку из-за их внешности. Первую он узнал девушку, ходившая сбоку

Она была та самая сломавшая ему ребра из-за страха к убийце. Детектив был на нее частично огорчен, но понимал, что сделано было это против ее воли. Странно было лишь то, что полиция ее не арестовала за ущерб, нанесенный Кларку, что до какой-то степени даже обижало его. Рядом же с нею ходил уверенной походкой молодой парнишка. Его, правда, детектив вспомнить не мог, но уверен был, что узнает обо всем совсем скоро. Ведь шли они весьма быстро и в темпе по направлению к зданию суда. Кларк в этот момент находился в парке примерно на верст от судебного здания. В это мгновение пустой парк, где присутствовали лишь одинокие деревья, покрытые белизной и изредка замерзшие от мороза бесшумные листья, успокаивали его нутро и давали время на то, чтобы побыть наедине от остальных людей. Его склада века, начало медленно закрываться под звуки снежного скрипа у себя под ногами и отчасти неприятного звука машин, проезжавшие прямо по перекрестку, находившийся несколько верстов от парка. Без звонкого пения птиц, уйти в мысли было гораздо труднее, но, несмотря на это, он скоро все равно будет вынужден покинуть это прекрасное место. Только уже в последний раз. Приоткрыв свои утомленные глаза, можно было наблюдать приличное скопище людей, не говоря уже о девушке с парнем. Но то, что его коробило больше всего, это группа журналистов, которые время от времени смотрели на него, судя по всему, чтобы задать пару вопросов. Правда, ему было совсем не до газет или вопросов журналистов, потому он, заметив освобождения скопище от людей, заходящие в здание суда, не стал медлить и неторопко направился туда же. Скоро все закончится, подумал он. Журналисты тем временем все продолжали стоять у золотистых дверей, ожидая прихода детектива, что было заметно по их любопытному взгляду. Он пытался как можно быстрее проскользнуть мимо, но не успел он моргнуть, как вдруг до него начали домогаться с вопросами по поводу того, если он убил офицера Михаила. Эти слова ранили его сердца. Смотря в глаза этим людям, он ощущал бесконечный стыд от того, что не знал, как им ответить без гнева. Исходя из недавней стычки с генералом, слова оставляли в нем все болезненнее следы и воспоминания. Кларку надоело чувство гнева, и он хотел решать вопросы иначе. Но иногда это было вовсе невозможно. Поэтому он надеялся лишь на собственный дух и продолжал ехать на коляске, игнорируя группу журналистов. Но тут они не перестали задавать негодные вопросы, и вслед пошли следующие. Они спросили его о том, как совершилось его падение репутации, а далее и про Нурлана. Казалось бы, его терпение было на пределе, но он, следуя своему принципу, не стал отвечать и держал молчание, словно листочки деревьев, которые он совсем недавно видел в парке, сидя на такой же одинокой скамье, как и он сам. Скамья ему напоминала о его жизни. Туда со временем кто-то садиться, когда в этом есть нужда, а через некоторое время покидает, оставляя скамейку вновь наедине с природой. Тоже самое происходило и в жизни Кларка. Люди приходили к нему лишь по нужде или личным делам, но он никогда не простит себе того, что отвергал всякий контакт с друзьями. Он наконец-то осознал, что он сам своим поведением отгонял от себя людей, лишь эгоистично думая о работе. Ему никогда не приходила мысль о том, что работа лишь часть его жизни, а вторая половина так и пылилась внутри его души. Он не сможет себе простить того, что поистине навредил себе самостоятельно, тем самым не понимая серьезности последствий. Кларк, наконец-то все понял, виноват вовсе не генерал или Майкл. Во всех своих проблемах виноват лишь я сам, – подумал он и резко поменял свой взгляд в адрес журналистов, которые так сильно раздражали его. Детектив было уже заходил в здание верховного суда, но перед тем, как войти, остановился на последней мраморной ступени, сидя неподвижно в своей коляске. Затем он немного преклонил голову перед группой журналистов и попросил прощение за свое неуважение. Он понимал, что людям может быть неприятно. Кларк словно совсем внезапно начал воспринимать все иначе. Кларк понял, что принципы ему вовсе не помогут, и, кивнув, распахнул огромную дверь во внутрь здания, еле дотянувшись до рукоятки. В конце концов, золотые двери приоткрылись, и среди с этим открылся слепивший своей красотой вид. С самого начала его встретили те же самые мраморные лестницы, как на улице, только в этот раз ведущие к верхним этажам. По бокам стояли два обычных флага, а над головой детектива парили французские люстры с покрытием из золота, от которых он так восторгался лишь от одного вида. Ранее такой роскоши он вроде бы не припоминал. На один миг детектив даже ощутил себя совершенно новым человеком, который, в отличие от того, кем он себя считает, сейчас, был намного скромнее, интеллигентнее, а главное – счастливее по жизни. Но были вещи гораздо важнее его чувств и мыслей, ведь он что-то… Точно он совсем забыл.

– Я ведь совсем забыл, что опаздываю! Воскликнул он чуть было не во весь голос.

Одновременно с его криком, в течение секунды можно было слышать отраженный звук эхо, который также доказывал взволнованность детектива по поводу ситуации. И все из-за своего тревожного звучания. Он чуть было не вздрогнул с места и мгновенно начал прибавлять скорость своей коляски. Ехать ему надо было до самого конца, а после чего завернуть налево до зала суда, где решится его судьба. Он ехал, словно шумахер по тихому коридору, который украшали картины великих творцов и необъяснимо красивые скульптуры. Не было слышно ни единого звука, кроме скрипящих колёс его коляски, плавно проходящие по классическому паркету из вишни, как его обычно называют. Одновременно, звуки и весьма стандартные виды для элиты удовлетворяли Кларка без всякой, казалось бы, тому причине. Приближался последний поворот налево, и его встретил незнакомый, но весьма интеллигентный человек. Стоял он прямо у дверей к залу суда. На нем был щегольский нотч смокинг, а на руках просвечивались серебристые часы, судя по всему, немецкой производительности. Он смотрел на него пристальным взглядом и вдруг беспричинно подправил свой смокинг, а затем со жгучим любопытством сказал:

– Здравствуйте, месье. Вы ведь являетесь тем самым детективом, которого будут судить? Я искренне понимаю вас, звучит это все абсурдно. Но все же, какой я дурак, совсем забыл представиться, уважаемый. Звать меня Эндрю Вайт и извините за такую резкость, но Джошуа мне про вас многое рассказывал.

– Неужели это вы. Здравствуйте, мистер Эндрю и прошу простить за мой вид. Но все же не ожидал встретиться с вами в здание верховного суда, когда еще только начал расследование этого треклятого дела. Очень приятно. Как вы уже знаете, то я Кларк Нолан, но вы можете называть меня просто Кларк. Встретиться хотел с вами еще давно, но как вы можете заметить, уже весьма поздно.

– Благодарю и рад знакомству. Джошуа, сейчас рядом нету, так как внутрь его не впустили, и он пошёл гулять с новой подругой. Говорит девушка невероятно красивая, но, к его сожалению, старше на несколько лет.

– Я так и понял, мистер Эндрю. Не нужно беспокоиться по поводу Джошуа. Он славный парень. Правда, беспокоит меня лишь одна важная вещь в отношениях вашего сына с новой подругой.

– Что-то не так, сэр?! – сказал он с некой взволнованностью и продолжал пристально смотреть на него.

– Да, дело в том, что именно ее я видел с убийцей, которого тоже, кстати, будут судить. И эта милая леди меня лично сделала инвалидом в тот пасмурный, как ночь день. Так что теперь мне нужно передвигаться на этой инвалидной коляске. Конечно, непредсказуемость, месье, – сказал детектив и вздохнул.

– Я вас понял и со всем разберусь. Вы, главное, не беспокойтесь по поводу суда. Будьте устойчивы. Ведь вы, наверное, сами уже знаете, что адвокат у убийцы не слабый. Слышал обсуждение людей о том, что адвокат Майкла не любит поражений.

– Вы намекаете на то, что отсутствие моего адвоката проблемно? – сказал он и вопросительно осматривал Эндрю. Да, вы, конечно правы, но я потерплю пару лет за решеткой. Если, разумеется, придется. Не то чтобы я маньяк. Просто люблю, когда все решается честным путем.

– Именно! Знаете, месье Кларк, до какой-то степени вы даже слишком профессиональны в своем деле. Люблю таких людей и искренне уважаю.

– Не волнуйтесь и да, спасибо огромное, сэр.

Я сам во всем разберусь в скором времени. Спасибо за ваше внимание, но извините, а-то опаздываю еще с вами увидимся или может быть и нет. Но слушайте меня внимательно, – сказал детектив более зычным басом и потянул Эндрю ближе к себе. Я хочу, чтобы вы берегли Джошуа и всегда заботились о нем. Сейчас наш город в опасности, а он, будучи еще ребенком, разгуливает с бывшей наложницей психопата.

– Я вас понял, месье. Благодарю за вашу заботу. Да и слава Богу, что вы мне обо всем сообщили во время. Я, пожалуй, пойду, – тревожно прозвучал отец Джошуа и начал мощно бегать в сторону выхода. Детектива же охватило спокойствие, и волнения за юного сторожа пропали. А ведь он с самого начала понял, что тот мальчишка с уверенной походкой был именно сторожем из Сайдбрук-роуд. С уходом Эндрю в здание вновь воцарилась благоговейная тишина. Правда, было совсем не до тишины, так как он вновь разболтался и по-прежнему опаздывает.

Потому он, не подумав, приоткрыл дверь в судебный зал, где его мгновенно встретили любопытные взгляды людей, среди которых выделялся лишь единый, безумный. Это был пристальный взгляд Майкла Гловача, который внимательно осматривал детектива, сидя за железной решеткой в боковой части зала. Другие же сидящие люди являлись генералами и солдатами, которых он еще до входа разглядел издалека в парке. Вкупе, они приводили его в некий драматизм из-за своего столь большого внимания. Но вдруг распахнулась дверь по другую сторону зала и на поле зрение появился уважаемый суд. Это был на вид аристократический старый мужчина. Он был маленького роста, с почти облысевший головой, медовым цветом глаз и с выразительным взглядом. Был судья одет в черную судейскую мантию, которая смотрелась весьма пригожий на его приземистым туловище. Детектив на минуту застыл от того, что понял о скором начале судебного процесса. Он стоял напротив своего огромного страха перед судьбой, что вскоре все решится. Кларк смотрел страху прямо в глаза и понял, что скрываться больше некуда, ведь поистине можно убежать от чего угодно, но не от заданной тебе судьбы. Поэтому он набрался мужества и, будучи разумным человеком и частным детектив своего любимого города, захватился за колеса коляски, двинув ее в сторону своего места в зале. Люди же, смотрящие на него, внезапно отвернулись, но убийца так и продолжал смотреть со злорадной ухмылкой. Вдруг стало предельно тихо и издался теноровый голос судьи.

– Приветствую вас, уважаемые господа! С этого момента судебный процесс объявляется начатым. Прошу всех сохранять разумие и уважение во время всего процесса. Искренне благодарю.

Детектива сердце начало биться быстрее, но он всячески хотел убить в себе это чувство. Паршивое чувство беспомощности и страха, которое приводило его лишь в большой конфуз. Не успело пройти ни мгновение, как вслед поступили аргументы со стороны адвоката Майкла. Был, впрочем, его адвокат – человек весьма не приятным, лишь учитывая его спокойный голос, который лишь на одно звучание был неправдоподобным, но слова Эндрю явно подтвердились. Его адвокат был на самом деле опытным. Это был молодой парень, за тридцать лет, с серыми глазами, новой прической, а самое главное, с высокомерным и в то же время, оценивающим взглядом. Он продолжал доводить до судьи свои аргументы с некой спешкой и нервностью:

– Я считаю, что мистер Майкл Гловач частично виновен, но не забудьте учитывать то, что мистер Нолан нанес моему клиенту большой ущерб психологическим давлением на его покойную сестру со своими друзьями, что и, к большому сожалению… Извините, – сказал адвокат и вытер свои покрасневшие глаза салфеткой.

– Можете продолжать, сказал судья, пристально наблюдая за адвокатом и убийцей.

Убийца же, прислонившись к железной решетке, продолжал наблюдать за детективом с некой уже агрессией и словно что-то анализировал.

– Это привело к большому, опять же сожалению, к самоубийству Виолетты Гловач. К тому же и мой клиент попал под удар постоянных унижений, что и чисто психологически призвало его на такие кровавые поступки.

– Он ведь убил десять жертв, сэр?

– Одиннадцать, уважаемый судья, но не забывайте, что с провокацией и под воздействием давления.

– Получается, среди жертв был и сотрудник полиции, не считая и покойных друзей мистера Нолана.

– Так, так и есть, уважаемый судья.

Судья было уже сделал некие выводы насчет стороны Майкла Гловача и после чего направил свой весьма выразительный и одновременно сконцентрированный взгляд в сторону Кларка.

– Мистер Кларк Нолан, частный детектив Лондона, бывший сотрудник службы КГБ, и вы обвиняетесь в том, что нанесли ущерб мистеру Гловачу и довели его сестру Виолетту Гловач до самоубийства. Вы согласны или хотите что-то добавить, сэр?

Он словно впал в самого себя и не знал, что ответить. Его вновь охватил озноб и со спины лился холодный пот. Прошло несколько секунд, а ответа не было. Судья и остальные присутствующие в зале суда терпеливо ждали ответа, не прерывая молчание.

– Я принимаю на себя некоторые обвинения со стороны Майкла Гловача, но могу лишь добавить, что события произошли много лет тому назад, и я очень жалею о содеянном. Я навсегда сумел понять, что даже насмешки весьма серьезный случай.

– Ну что ж, раз уж вы принимаете на себя обвинения, то давайте доводить дело до итогов. Адвокат у вас отсутствует, мистер Нолан, но ко всему этому мы уважаем ваш мужественный поступок.

В зале появилось своего рода напряжение ожидания и абсолютно все начали с невероятной внимательностью и пристальным взглядом таращится на судью.

– Верховный суд Соединенных королевств приговаривает мистера Кларка Нолана на семилетние заключение в тюрьме общего режима.

Судья взял в руки молот и эффектно стукнул по подставки для усиления звука. Решение было окончательно принято, а главное теперь каждый получит заслуженное.

Но детектив резко начал нервничать и сморщил свое лицо, прикрыв его двумя ладонями. После чего он, проливая слезы горя про себя, шепотом молвил:

– Я этого заслужил за то, что совершил. Поистине, я не такой уж плохой, но обязываю заплатить за плохое деяние.

Он был весь забит мыслями, хоть и думать уже было не о чем. Все осталось позади, и теперь его жизнь будет меняться. Ему было трудно дышать от чувство обиды на самого же себя и частично из-за гнева к убийце. Комок в его горле и забитые от слез глаза придавали ему чувство одинокости. И он вновь приподнял голову, вытер слезы и исправил выражение лица на неподвижное и замершее в своих мыслях.

Вдруг раздался голос судьи, только уже речь пойдёт о душегубце одинадцаци жертв.

– Что же касается мистера Майкла Гловача, то суд приговаривает вас к пожизненному заключению в тюрьме строгого режима.

Убийца не сдержал эмоции, весь покраснел от злости, сморщился и после чего крепко вскрикнул:

– Нет! Нет! Нельзя! Так ведь нельзя!

– Пожалуйста, сохраняйте спокойствие и не забывайте, где находитесь.

Вслед за криками и эмоциями двух приговоренных поступил еще один удар молотом по подставке, и на этой тревожной ноте решились сразу две судьбы. Получается, что адвокат Майкла частично выиграл дело, усадив Кларка за решетку, но и его клиент получил наказание. Можно воспринять это как ничью. Генералы начали медленно вставать со своих мест и, пожимая друг другу руки, покидать зал. Солдаты, в свою очередь вышли наружу моментально, а полицейские начали со спешкой выносить Майкла Гловача из зала суда среди с тем, как надели на него наручники. Последнее, что детектив увидел, это мрачный и весь забитый взгляд убийцы, когда он в последний раз обернулся, чтобы посмотреть ему прямо в глаза. Вслед за этим пришла новая партия полицейских, которые с некой грубостью взялись за коляску Кларка и понесли его к выходу. Состояние становилось лишь хуже с каждой секундой, но, несмотря на это, происходило все с необычайной скоростью. Было трудно верить во все события, происходящие в это мгновение, ведь все теперь было в последний раз. Последний раз… Можно будет посмотреть на всегда прекрасные небеса с их синяю глубиной и незаменимым цветом жизни. Вновь не получится ощутить ему ту самую свободу, и это его доводит до ража. Помнит он, как в детстве любил гулять на природе и изучать всякую живность, начиная от растений, заканчивая огромными деревьями. Но особенно он любил сад своей бабушки. Кругом лишь ощущался запах прекрасных ягод и цветов. А дорожка, по которой обычно ходил Кларк, была выложена из старого розового кирпича и вызывала в нем уверенность. Но как же он мог забыть всегда прекрасную династию красных тюльпанов, от которых его душа наполняется счастьем и любовью. Теперь это были лишь добрые воспоминания, которые были так важны для его малейшего позитива.

Тем временем полицейские уже вышли на улицу вместе с детективом, и он резко ощутил зимний холод, озаряющий его лицо своим ледяным пламям. Кругом стоял невыносимый шум и громкие голоса журналистов, пытающиеся вновь узнать информацию о том, что произошло в суду. Но, несмотря на это, их внимание смог отвлечь генерал Ховард, который на тот момент только покидал здание верховного суда. Полицейские же провожающие его, поймали момент и сумели адекватно проскользнуть сквозь толпу людей. В конце концов, его уже сажали в полицейский фургон, как вдруг к дверям машины прибежал Джошуа и набросился на Кларка с крепкими прощальными объятиями.


– Детектив, я вас искренне благодарю за то, что боролись до конца для спасение нашего города. Я буду всегда вас помнить вместе с отцом.

– Я старался, но скорей спасал город лишь от самого себя, дорогой Джошуа. Ты сейчас молод, но уверен, осознаешь реальную глобальность события, когда будешь чуть постарше. Прошу тебя, держись подальше от всех, кто как-то тебя наводит на зло, но тем более никогда не обижай никого, даже в форме безобидный шутки. Порой даже самые безобидные для тебя шутки искажают душу человека на остаток всей жизни. А теперь, дорогой Джошуа, прощай.


Детектив против своего желания отпустил руку Джошуа и в последний раз хоть как-то сумел помочь ему, чтобы тот не за что в жизни не повторял его ошибок. Он был славный парень, но всегда было трудно говорить прощай, в последний раз.

Дверь машины захлопнули, и полицейские отвели Джошуа в сторону от машины к его отцу, стоявшему чуть подальше. Вдруг стало тихо, спокойно и частично, темно, прямо как было в его жизни еще до начала этого дела, которое, наконец, увидела свои концы. Теперь было ясно, кем является настоящий преступник, хоть и звучало это весьма абсурдно. Начальником хаоса в Лондоне оказался сам же Кларк, который до последнего верил в то, что имеет полное алиби. В итоге он пришёл к тому, что самый главный враг человека – это он же сам. Майкл Гловач, в свою очередь, являлся своего рода рукой, которой совершались убийства. Естественно, самый огромный ущерб нанес именно Майкл. Но нельзя исключить то, что если бы не насмешки со стороны детектива и его друзей, то всего ужасного можно было избежать. 

VIII

Очнулся Кларк уже в незнакомом для него месте, что и было в принципе, очевидно. Кругом стояли серые, как цвет дикого голубя стены. Они были настолько грубы и давно стары, что от одного вида вызвали отвращение. Впереди же него стояла железная решетка, а кругом была лишь загадочная мрачность и тьма. Единственное место, где можно было увидеть уличный свет, было маленькое окошко, которое также было защищено крепкими решетками. Детектив досадно с неким шоком, оглянулся по сторонам, не двигая свою коляску, и после чего понял, что местом является его новый дом. Правда, на ближайшие семь лет. Он сидел за решеткой в тюрьме, идентично убийце, который погубил столько жизней. До какой-то степени его нутро было целиком покрыто грязью и подлостью своих поступков. Но, несмотря на все это, одна мысль давала его совести светлый луч. Он был искренне уверен в том, что город был отныне защищен от зла, которое он поистине сотворил своей рукой. Кларк абсолютно никаким образом не мог смирится со своим поступком, и с каждым разом все казалось более тяжким. Ведь самый тяжкий груз в его голове были на тот момент его мысли, которые лишь давали ему повод карать себя за то, что он вытворил. Он много лет защищал свой город от негодяев, но судьба ему со временем показала, что лишь он являлся большим из них, так как из-за своих насмешек и, несмотря на безобидность шуток и интриг, погубил жизни одиннадцати жертв. Теперь детектив опасался лишь самого себя и все же получил того, что заслуживает. В тюрьме и инвалидом надо поставить всему искаженному конец. Он больше не мог принимать эту боль, которая разрывала его изнутри и приносила лишь горе. Все было намного тяжелее, чем, казалось бы, со стороны. Ведь на самом деле не было ни одного человека на тот миг, который смог бы лишь прийти и обнять. Вдруг он отчаянно вспомнил о том, что так давно хотел узнать. Кларк наконец-то сумел понять, что довело его до безумия. Эта была любовь, которую он за всю жизнь, даже будучи подростком, не смог проявить Виолетте, хоть искренне был влюблен в нее всем сердцем. Увидя Виолетту с Владиславом, тем днем его душа набилась шрамами на остаток всей жизни и в конце концов, погубила множество людей, не говоря уже о нем самом. В этот момент должно все кончится навсегда. Ведь я так больше не могу, подумал Кларк. Он чувствовал всю мощь своих внутренних страданий и мук. Ощущение, будто внутри все горит и ноет, не давало ему покоя. Голова его дрожала от боли, тело онемело, в животе словно летали неугомонные осы, а по всему телу вновь протекал холодный пот. Эта была боль, которую не вылечить обычным лекарством. Потому он со спешкой подошёл к своей кровати, поднял с нее белую простыню и отчаянно набросил ее вокруг своей мокрой шеи в форме узла. Кларк был весь растерян и словно потерян между двумя путями, среди которых один казнил его за смерти многих людей, а другой путь жаждал любви в сердце Кларка, которая так давно не хотела наполнить его душу. Он захватил два конца самодельного узла из простыни и внезапно напряг свои руки, тем самым увеличив напряжение на горло. В глазах начало медленно темнеть, дышать стало гораздо труднее, и он весь в отчаяние с бесконечном горем приводил конец своей жизненной цепочке. Изнутри стало вдруг холодно и мрачно. сердце детектива остановилось. Он погиб в таком же одиночестве, в каком и провел всю свою жизнь. Несмотря на то, что было у него абсолютно все, начиная от отличной репутации и заканчивая постоянным присутствием денег, то он в итоге усвоил важный для себя урок, который осознал лишь в самом конце своей жизни. Важнее всего для него было, чтобы совершать поступки праведным путем и найти в своей жизни источник любви. Но даже после смерти детектива его бесконечно помнили жители города, как того, кто спас их от мук и страха, сумев тем самым посадить истинное чудовище и его подобие за решетку. Надвигался закат. Оттенок неба менялся на более тёплый и плавный среди с тем, как солнце медленно катилось в сторону горизонта. Теперь не было слышно вообще ничего, и, казалось бы, следующим днем, когда сумерки уже увидят своего конца, то мир избавиться сразу от двух опасных людей. Один из них, казалось, был героем Лондона, но не знал о том, что причинил боль другому человеку. А второй на пороге гнева и жажды мести, погубил жизни многих людей.


Конец


Оглавление

  • Пролог
  • I
  • II
  • III
  • IV
  • V
  • VI
  • VII
  • VIII