КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 451163 томов
Объем библиотеки - 641 Гб.
Всего авторов - 212128
Пользователей - 99514

Впечатления

Stribog73 про Высотский: Как скоро я тебя узнал (Редакция Т.Иванникова) (Партитуры)

Еще раз обращаюсь к гитаристам КулЛиба. Если у Вас есть "Полное собрание сочинений" Сихры и Высотского, сделанные Украинцем, пожалуйста, выложите в библиотеку!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Неизвестен: Нотная привязка к грифу шестиструнной гитары (Партитуры)

Эта простая схема очень поможет начинающему гитаристу изучить гриф гитары и запомнить ноты, соответствующие ладам на грифе.
Не все любители гитары любят копаться в самоучителях и школах игры.
Поэтому я выложил эту схему отдельно.
Схема очень простая и понятная, поэтому в ней разберется даже начинающий.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
4evas про Комаров: Мои двенадцать увольнений (СИ) (Современные любовные романы)

с автором напутали. КАА, но Анастасия

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Поселягин: Корейский вариант (Альтернативная история)

начало неплохое, а потом непонятные повторы не о чем

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: …И ловили там зверей (Фэнтези: прочее)

Как ни странно — но очередной рассказ из данного сборника все-таки был написан в жанре фантастики (что меня изрядно удивило)). Ведь несмотря на «заявленную тему сборника» тут не каждое произведение ей полностью соответствует))

Но — перехожу собственно к самому рассказу: в начале описаны будни сотрудника некой спецслужбы, единого «межгалактического союза» объединившего все человечество в благородном порыве экспансии на другие миры... И хотя автор (видимо) очень не любит «совок», но будущее по нему (как правило) это (всегда) некая суперблагородная цивилизация «общечеловеков», которые победили все болезни века, объединились и сплотили все человечество в «едином трудовом порыве»)) Что-то вроде вселенной УАСС Головачева...

И вот в этом «приличном обществе», в качестве «пережитков прошлого» содержат некую группу людей, которые подобно своим (вымершим) пещерным сородичам, все еще обладают навыками воина, и способны решать всякие проблемы, которые (порой) возникают на «гладком как стол» пути (остального) человечества...

В общем, это своего рода некий «орден», который вроде бы еще себя не изжил и переодически требуется, когда высокоморальные методы решения отчего-то не срабатывают... И вот (некий) сотрудник (данной организации) призван решить проблему исчезновения людей и кораблей в «отдельно взятом месте» (что сразу напомнило мне сюжет романа Гуляковского «Затерянные среди звезд»).

Далее ГГ идет «тем же маршрутом» и «благополучно теряется», обнаруживая себя в неком «питомнике» построенном на принципах выживания (что-то навроде «Голодных игр» с незабвенной «Сойкой» в главной роли)). И разумеется — помимо решения чисто технических задач по выживанию, перед ГГ стоит более сложный (прям-таки философский) вопрос «А на фига?»))

Большую часть рассказа, ГГ честно пытается решить данный вопрос, (в стиле Романова «Выстрел в зеркало» и «Смерть особого назначения») пока... пока не наступает время «Ч», когда думать «уже поздно» и надо действовать... Вот наш ГГ и берет бластер (замаскированный под электродрель) и... начинает все крошить в стиле (более позднего) Рэмбо))

Однако (как это практически всегда) у автора (бывает) концовка... все расставляет (по своим местам) все «совсем не так», как оно изначально предполагалось...

P.S Хм... И ведь не первый раз автор оставляет таким образом «жирное многоточие»... Не первый... И собственно за счет этого и получает подобный эффект... Ведь не будь их — все было гораздо прозаичней и скучней)) А так — эта «фишка» в очередной раз сработала!

P.S.S И самое забавное — этот рассказ в оглавлении книги написан с ошибкой — правильнее конечно будет «ловили», а не то что там написано))

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
DXBCKT про Бушков: Стоять в огне (Научная Фантастика)

Очередная вещь данного сборника продолжает радовать, ибо после «Баек начала перестройки» каждый очередной рассказ открываешь с некой опаской))

И хотя данный рассказ, по прежнему не совсем дотягивает до фантастики, однако некий скрытый посыл (автора) с лихвой снимает все возможные претензии...

По сюжету нам представлена жизнь некой дамы, жизнь которой в принципе вроде бы как удалась: дом, семья, работа, дом... и прочие нехитрые радости быта... Но тут внезапно «на горизонте» появляется некий странный человек, который делает не менее странное предложение... Нет)) Не в «плоскости отношений»... а в плоскости «реальности»))

Данный человек предложил (героине) бросить все к чертовой матери, и... прожить настоящую жизнь, в том месте (и в то время), где ее таланты (и она сама, по мнению незнакомца) раскрылись бы в полной мере... Так, по уверению «незнакомца» она (ГГ) родилась не в свое время и не в том месте... он же — просто предлагает ей занять его...

И с одной стороны все это очень похоже на бред (в чем себя успешно пытается убедить героиня), но с другой стороны: откуда у этого незнакомца очень личная информация (о жизни героини), откуда эти странные сны? Далее весь этот «натюрморт» дополняют третьи лица — которым (оказывается) так же было сделано схожее предложение и которые так же испытывают очень схожие сомнения и желание во всем разобраться...

И конечно — всему этому можно дать вполне логичные объяснения (как некоему психологическому эксперименту, в котором людям даются некие вводные, а дальше уже они сами «накручивают» себя до нужной кондиции). Однако (думаю) что здесь ,идет речь совсем о другом...

Каждый из нас, вероятно представлял когда-нибудь себя «на чьем-то месте» (в той или иной ипостаси), однако при том, что мы всегда «свято» уверены «что мы бы сделали лучше» — мы готовы об этом просто мечтать (в перерывах между нудной и бесполезной по сути работой, которая «тупо съедает наше время», оставляя нам взамен лишь некие бумажки с числами). А что если завтра появится некий псих, который предложит Вам отправиться «в никуда»... не в другой город или другую страну... А (к примеру) в другую эпоху или иной мир... ? И как быть? Бросить все «так тяжко заработанное»? Уютный быт с «перфорированной туалетной бумагой» и прочие удобства... ?

И совсем не важно — была ли (там) реальная возможность переноса (тела, сознания и тп). Важно другое — а готов ли ты, бросить все и все бесповоротно изменить? Променять уютный и привычный мирок на неизвестность? А вот оказывается что не факт...

И самое забавное что ГГ вполне четко понимает что «лишь барахтается в этом грязном болоте» (повседневности). Дом и быт построены по принципу «как у всех», муж и дочь явно не являются людьми ради которых (она) готова «положить свою жизнь на алтарь»... перспективы? Не смешите «мои тапочки»)) Медленное старение и отсутствие всякого смысла... И тут такой шанс...

Финал рассказа? Как всегда... каждый выбирает сам...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Найтов: Над Канадой небо синее… (Альтернативная история)

Прочитав часть первую — я понял, что несколько поторопился с покупкой обеих частей данной СИ. А ведь на тот момент, этот вопрос (естественно) даже не стоял, т.к тогда я брал по возможности все книги данной серии — без разницы что по авторам, что по хронологии...

Но вот насобирав аж около 10 книг данного издательства, я с удивлением обнаружил что процент «неподходящей литературы» в нем просто зашкаливает... И хотя данное утверждение вполне оценочное и субъективное, больше всего данная «линейка» напомнила мне манеру издательства «В вихре времен», где так же любят «напрогрессорствовать» без оглядки на здравый смысл и реальную историю, но зато с большим задором и «масштабом дел».

Честно признаюсь — не купив я (тогда) обе части «на бумаге», я навряд ли бы стал вычитывать продолжение (части первой). Уж очень «здесь все» оказалось не «мое».... Очередной лихой попаданец (уничтожающий врагов пачками), технически подкованный «спецсназер», который назначает себя князем и собрав ополчение — идет «крошить супостата».

Данный принцип весьма знаком и понятен: очень часто тот или иной автор «устраивает» очередной «мирок под себя» (в главной роли)... другое дело, что «масштабы личности» иногда варьируются от серого кардинала, до ИМПЕРАТОРА (всего и вся). Ну а поскольку (еще в первой части) автор пошел именно по последнему пути — читать очередную «летопись свершений и побед» было как-то «не с руки»... Вот и провалялась часть вторая больше полугода, пока все же не наступила ее очередь:(

И не то, что бы я был сильно предвзят... просто считаю (опять оценочное суждение) что данный подход уже себя не оправдывает от слова «никак» и годится лишь для подростковой литературы. Но … вернемся к сюжету части второй))

Еще с самого начала удивляет некий (несомненно новый) прием автора писать книгу от разных лиц, где одно и тоже событие, может бесконечно долго «обсасываться» со всех сторон (например так, как это было сделано с описанием «отдыха на тропическом островке», где царь Святослав 1-й самолично жарил шашлыки и упорно всех просил называть его не «его императорским величеством», а просто по имени))

Далее, несколько настораживают «все эти томления» и бурные физиологические последствия у падчерицы (вследствие случайного прикосновения к «монаршей особе»). Я конечно все понимаю, но для чего уж так себя превозносить то? Другие женщины (с другими лит.персонажами), так же не отстают и практически открыто «наслаждаются процессом»)) И я конечно не сноб... но было как-то странно встретить все это, после прочтения энного количества книг автора)) Так например практически во всех своих СИ про авиацию, девушкам дается что-то около 0,5-1,5 % всего объема книги (и то число в сухом стиле, «ох какая красивая девушка, поцеловал, женился»)) а все остальное опять про «пламенный мотор»)) А тут... в общем — это наверное еще один необычный подход в стиле автора)) Но опять таки — расчитанный чисто на подростковую аудиторию...

По географии «движухи» (по прежнему большую половину книги) занимают «заграничные колонии», которые множатся как лист в копире... И количество проблем (которые так же умножаются) опять таки заставляет верить скорее в супергероев, а не в «стандартно-рядовых попаданцев» (пусть и с соответствующей инфраструктурой и снабжением). Но нет — количество попаданцев по прежнему двое (муж и жена), никакой «иновременной команды», как не было и нет... зато есть толпа вышколенных соратников, которые служат беззаветно, сами обучаются, сами вооружаются и сами... вычищают собственные ряды (от предателей и шпионов)... Да... если кого-то из них «для дела» надо выдать замуж — то это «завсегда пожалуйста»... а то что «партия в итоге» оказалась плохая... так это мы (вроде бы как) давно подозревали... Ну ничего — сошлем (ее мужа) на каторгу тогда)) А так — полная демократия и волеизъявление народа))

В оставшейся части книги была сделана попытка заняться «делами домашними» (на 1/6 части суши). Но поитогу лишь обозначив свой интерес (мол имейте ввиду... «я бдю», и вообще — как там проходит благоустройство «матушки-Руси»?) Да и то правда)) Не все же на островах-то отдыхать... все-таки «упросили» (же сволочи) еще в части первой корону принять... Вот и приходится: железнодорожные ветки тянуть, индустриализацио организовывать и заниматься прочими «общеполезными и государственными» делами)) Спасает только то, что народ в принципе все же «достался» предприимчивый... бывшие князья да боаяре вмиг заделались мануфактуршиками и вместо века «еще непросвещенной царской монархии», приходит некий НЭП с элементами социализма... И страна «цветет и пахнет» в русле очередной пятилетки)) В общем — «божья благодать» наверное снизошла)) «... и решения партии проводятся в жизнь строго с ее партийной линией»!)) Что говорите? Опять книга для подростков??? Да «не вжисть не поверю»)) «Сурьезно все... сурьезно»!!!))

В общем, в очередной раз убедившись что все в порядке (вместо бояр — суперответсвенные олигархи, по стране идет вал «коллективизации», электрофикации и прочий внедрямс «нанотехнологий»), и что (при этом!!!) секреты производства не разворованы (КГБ-то тоже бдит)) — главный царь всея … (всего) живо бросает «это нудное дело» и посылает очередную эспедицию на очередные осторова, за минералами, ресурсами и просто «показать им всем Кузькину мать»))

Ну а к финалу нам расскажут про будни НАСЛЕДНИКА, о его стажировке на кругосветке и … о решении некой интимной проблемы)) Но не буду дальше злобствовать, в общем то — совет да любовь))

Что хочется сказать напоследок? Собственно то, что теперь, я если еще когда-то и рискну брать книги серии «Военная фантастика», то только (и после) внимательного изучения автора и самого произведения... Второй раз «так попадать» я не хочу... И я уже не обращаю внимание, то то что все другие автора СИ про авиацию, как правило вместо истории попаданца, (у автора) всегда встречаешь некий производственно-альтернативный роман... Ладно! Бог с ним... Уже привыкли! Но вот то что изложено здесь... ни в какие рамки не лезет.

P.S И помнится когда-то «я ругал» глобально-нудную СИ «Десант попаданцев»... Но даже там (при казалось бы схожей ситуции) пусть и без «ништяков с родного мира», ТОЛПА попаданцев за 3-5 томов добилась гораздо более скромных успехов... И это при том что «реалистичность подвигов» (там) так же оставляла «желать лучшего»... В общем — как ни странно, но после прочтения данной СИ тов.Найтова, мне отчего-то захотелось еще раз перечитать именно «нудную СИ вихрастых авторов», дабы сгладить масштабы моральной травмы полученной при чтении комментируемой книги))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Зависимость (fb2)

- Зависимость [СИ] 371 Кб, 104с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Яна Додина

Настройки текста:



Зависимость

Глава 1

раствориться бы сахаром в чае,

или упасть на постель и заснуть на семь лет,

или закрыть лицо руками,

оставив лишь прорезь для поцелуев и сигарет.

Евгений Соя

Самодовольно потирая ободок наполовину полного стакана с шотландским виски, он выжидал очередную «жертву». Как обычно, сидел за барной стойкой: так легче заприметить красотку сразу, как только она появится в дверях. А дальше — дело за малым. Уже сорок пятую субботу к ряду он проводил часы за одним и тем же занятием в одном и том же баре.

Незаметно подобрался ноябрь, принеся с собой порывистые ветры и мокрый снег. Он привык считать, что у природы нет плохой погоды, но здесь был готов изменить свое мнение: сейчас погода стояла примерзкая. Такая же, как и вся его жизнь вот уже сорок пять суббот к ряду.

Глава 2

Суббота номер один, работа

Начало года выдалось не очень радужным. Мировой финансовый кризис и, как следствие, тяжелая экономическая ситуация, привели к весьма плачевному исходу, хотя, конечно, он был ожидаемым: сокращение рабочих мест в крупных компаниях. Под сокращение попал и он. В пятницу мужчине любезно сообщили об этом, вздохнули, развели руками. Мол, ничего поделать не могут. Поблагодарили за верную службу длиной в десять лет, преданности компании и отпустили «с богом». Ах, да, о моральной компенсации не забыли, конечно. Выплатили зарплату за три месяца. Увольнение решено было отмечать в баре.

Суббота номер три; невеста

— И о какой семье ты говоришь? О какой свадьбе? Ты без работы, без постоянного дохода, ты даже без крыши над головой! Все, что у тебя есть, — старый разваливающийся «Опель» возраста моей бабушки. Будем жить в нем? И воспитывать детей тоже там? — невеста закатила глаза и обреченно посмотрела куда-то мимо стоящего напротив бывшего банкира. Тот горько усмехнулся и попробовал упрекнуть невесту:

— Помнится, ты утверждала, что тебе наплевать на материальное, мол, с милым рай и в шалаше? Кажется, это было в тот день, когда я подарил тебе сумку от Dior.

— Не смеши меня! Так говорить хорошо, когда ты не живешь в этом самом шалаше. Прости, но нам, наверное, лучше расстаться на время. Я не могу строить свою жизнь с человеком, который не в состоянии мне ничего дать.

— Разве тебе мало чувств? Или любить всегда проще того, у кого есть деньги? Эй! — легонько потрясывая невесту за плечо, пытался вразумить любимую мужчина. — Все эти трудности временные. Разве мы не ВМЕСТЕ для того, чтобы преодолевать их ВДВОЕМ?

Девушка пренебрежительно стряхнула руку молодого человека и, глядя ему прямо в глаза, заявила:

— На чувствах, милый, далеко не уедешь. Во всяком случае, со мной это дохлый номер. Прости.

Невеста сняла кольцо с бриллиантом в два карата, опустила его на дно стакана, наполовину полного шотландским виски, и вышла из бара.

Суббота номер 4 — суббота номер 8

Воспоминания смазанные, мутные. Будто бы кто-то подсыпал порошок забвения в виски, ведь в те дни стакан был более полным, чем обычно.

Суббота номер 9; весна

Он не заметил, как в город ворвались первые лучи солнца, принесшие с собой приятную прохладу, но не морозную, а освежающую. В этом году впервые он не засвидетельствовал весну. А все из-за того, что теперь только и делал, что потирал ободок стакана, наполовину полного шотландским виски.

Глава 3

Барменам было мало известно о новом завсегдатае их заведения. Лишь то, что он, в алкоголическом потрясении, не стесняясь выражений, рассказывал сам. Примерно на седьмую субботу бармены поняли, что их постоянный посетитель никогда не жил по средствам. “Если есть деньги, их непременно надо тратить!” — опьяненный виски, выкрикивал он, — “Никогда не откладывайте на черный день! Не отказывайте себе ни в чем! Если есть возможность — делайте счастливой вашу женщину, радуйте себя и близких! И даже если у вас после похода в бар в кармане остался последний цент, не скупитесь: потратьте его на такси!” — после этого он доставал крупную купюру, бросал на стойку и заказывал всем шампанского за свой счет. То ли щедрость, то ли маразм, то ли отчаяние… барменов сначала смешило поведение их нового постоянного клиента, но они оставались к нему равнодушны. Вплоть до двадцатой субботы…

***

Суббота номер десять: новое увлечение

Со съемной квартиры пришлось съехать. Привыкший жить на широкую ногу, он не скопил ни копейки, несмотря на то, что предыдущие десять лет получал огромные, по меркам этого города, деньги. Новую квартиру мужчина еще не нашел… если честно, даже не искал особо. Его старенькое авто компактно вместило в себя все 15 лет жизни, которые он провел в этом городе, в этой квартире. Взгрустнулось: перевалило за тридцать, а все, что успел нажить, — это пара картонных коробок, забитых, в основном, ненужным хламом: рамками для фотографий, книгами и DVD-дисками с любимыми фильмами. Он понятия не имел, что делать дальше, поэтому вновь поехал искать себя на дне стакана, теперь уже доверху наполненным шотландским виски. Новое увлечение. Или побег?

Суббота номер двенадцать: чужая невеста

До того как обжигающий нутро напиток подействовал как средство для временной потери памяти и ложного освобождения, у входа в бар он увидел курящую пару. Ночь мешала разглядеть лица, фонари у заведения освещали лишь силуэты. Фигура девушки показалась до боли знакомой. Когда она подошла к парапету, чтобы присесть, сомнений не оставалось: это была его невеста… бывшая. Она смеялась во весь голос, курила любимые Virginia Slims, а на плече висела та самая сумка от Dior. Когда девушка поднесла сигарету ко рту, чтобы сделать тягу, он заметил на её безымянном пальце кольцо с бриллиантом, к слову, поувесистее, чем то, что было у неё до… Камень переливался на свету, озарял близстоящих людей, кажется, лучше, чем с этим справлялись фонари. Внезапно девушка будто бы перехватила взгляд бывшего, поймала и посмотрела прямо ему в глаза. Медленно моргнула в знак приветствия. И отвернулась. Он выпил виски залпом, заказал еще, снова выпил. Заказал снова, встал и, полный решительности, направился к ней.

— Привет. Поговорим?

Она была явно удивлена его смелости.

— Нам не о чем разговаривать. Ты еле стоишь на ногах. Пойди, присядь лучше.

— Нет. Я трезв. Поговорим? — настаивал он.

Внезапно за спиной бывшей возлюбленной появился лощеный мужчина в классическом тренче горчичного цвета.

— Дорогая, все в порядке?

— Да, милый. Молодой человек уже уходит.

— Вы что-то хотите от моей невесты? — спросил только что подошедший незнакомец в плаще.

От. Моей. Невесты. Ему не послышалось? Это алкоголь играет с сознанием или тип в тренче действительно сказал «невеста»? Всего за девять суббот она успела закончить одни отношения, найти «более перспективные» вторые и стать чужой НЕВЕСТОЙ? Два месяца… а что обрел он? Ни промолвив ни слова, мужчина вернулся за барную стойку и за один присест опустошил новый стакан с виски.

Суббота номер тринадцать — суббота номер девятнадцать: порошок забвения.

За это время он разослал свое резюме во все компании и банки города. Ответа не поступило ниоткуда. Никому не нужен был биржевой брокер. Кризис. От этого запил еще больше. Не думал, что окажется настолько слабым.

Чтобы хоть как-то разнообразить свой досуг, он стал снимать девочек в баре. Один-два, максимум три коктейля, и ветреные красотки были готовы на всё на заднем сидении его полуразвалившейся машины. Лиц он не запоминал, имен — тем более. Мужчину это и не интересовало. Денег становилось все меньше, жизнь семимильными шагами двигалась в пропасть. И бывший банкир не делал ничего, чтобы притормозить движение в никуда.

Глава 4

Лежа на шезлонге на своем маленьком, но таком уютном балкончике, она наслаждалась солнцем и, прищурившись, вот уже десять минут наблюдала за майским жуком, прилетевшим к ней в гости. “Странно, — рассуждала про себя. — Я думала, майские жуки летают только по вечерам. Может, он потерялся?”

От мыслей девчонку отвлек внезапный звонок. Незнакомые номера она не поднимала, но что-то подсказывало: надо взять трубку. А вдруг это насчет работы! Уже месяц студентка искала место для подработки в свободное от учебы время. Хотела заработать денег, чтобы, наконец, съехать от родителей, и снимать квартиру самостоятельно. Личное пространство — как же она в нем нуждалась!

“Да, это я… Да, интересно. Опыта работы барменом не было, но я два месяца трудилась официанткой в ресторане… Да, хорошо… А испытательный срок будет оплачиваться? Ах, нет..? Да, спасибо. Хорошо, я дам ответ сегодня вечером”.

Вот черт, — пронеслось у девушки в голове, — нигде не платят за испытательный срок! Так уже из трех заведений выставляли, как только он заканчивался!” Студентка решила, что согласится в последний раз. Тем более работать нужно было только три раза в неделю. Такой график ей подходил как нельзя лучше.

Глава 5

Суббота номер двадцать: новенькая

— Зачем ты разбавил мой виски содовой? — не поднимая глаз на бармена, грубо спросил он. — Ты же знаешь, чувак, я пью всегда одно и то же!

— Простите, пожалуйста…

Женский голос. Девичий даже. Мужчина оторвал взгляд от барного стола и первым делом оценил бюст девушки, четко проглядывающийся из-под белой футболки. «Ничего такая, юная». Получив стакан чистого виски, он опустошил его залпом, встал и растворился в глубине бара в поисках новой куколки на ночь.

Бар закрывался. Пьяный и растрепанный, мужчина вернулся, чтобы заплатить по счету. Новенькая протирала бокалы и готовила заведение к закрытию. Она увидела этого посетителя, от которого так и веяло безысходностью, хотя он стремился показать независимость. Будто это был его привычный образ жизни. Словно тот самый заблудший на ее балконе майский жук, за которым она наблюдала накануне.

— Не надо на меня смотреть так, будто я прокаженный. И без тебя тошно, девочка, — огрызнулся он.

На секунду она растерялась, но была отнюдь не робкого десятка и нашла, что сказать.

— Значит, вы сами ощущаете себя прокаженным, раз уж решили за меня, что я вижу вас именно таковым, — учтивости ей было не занимать, что раздражало одурманенного алкоголем мужчину еще больше.

Он гневно бросил купюру на барную стойку и прошипел сквозь зубы:

— Твое дело, девочка, разливать напитки и принимать за них деньги, а не оценивать клиентов и, уж тем более, пытаться сойти за умную.

— Вас так раздражает, что во мне есть зачатки этого самого ума, а вас даже этим обделила вселенная? — парировала девушка, вернувшись обратно к протиранию бокалов.

Внезапно его глаза застелила пелена ярости. Пьяный вусмерть, мужчина тотчас схватил первую попавшуюся под руку стеклянную бутылку с какой-то жидкостью, которую новенькая еще не успела убрать, и резко бросил прямо в девушку. Студентка вскрикнула от неожиданности и страха, но хорошая реакция спасла от тяжелой травмы — она успела присесть и закрыться руками от осколков, избежав порезов. Чудом не пострадала. Глядя на беспомощную и испуганную, забившуюся в угол девчушку, он почувствовал свою невероятную власть перед ней. Зло осклабился и жестоко сказал на прощание:

— Считай это своими чаевыми. Пусть вычтут из твоего жалования, — и еле переставляя ноги, поплелся прочь из бара.

***

«Ужасный бар! Ужасные посетители! Ужасная, унизительная работа!» Внутри все кипело. Почему она должна терпеть нападки пьяных неудовлетворенных жизнью клиентов?! Что за кошмар!! Не так она представляла свои лучшие годы.

Нерешительно, но громко, пылающая от гнева и обиды, девушка постучала в двери кабинета менеджера. Объяснив произошедшую накануне ситуацию, она ожидала услышать слова поддержки, а также решение не впускать буйного посетителя в бар. Но ее ждало полное разочарование.

— Понима-а-аешь, тут тако-о-оуе-э дело-о-о, — неспешно, растягивая каждое слово, начал менеджер, — этот клие-э-энт «делает» нам выручку вот уже несколько месяце-э-эв. Без него, если честно, я не зна-а-аю, как бы выжил наш бар в условиях кризиса, — подошел вплотную к новой подопечной и шепотом продолжил. — Порой посетитель настолько щедр, что, опьяненный горячительными напитками, угощает каждую живую душу в баре. Даже персонал. Мы не можем лишиться такого дорогого во всех смыслах клиента. А вот тебя поменять, дорогая, не составит труда. Ты проработала у нас всего день, и уже пытаешься установить здесь свои правила. Помни, девочка, в чужой монастырь со своим уставом лучше не лезть. Иначе окажешься за дверьми этого самого монастыря.

Она удивленно и испуганно вытаращила глаза на менеджера. Даже рот приоткрыла от замешательства. Не нашла, что может возразить в ответ. Растерялась. Поэтому менеджер поспешил продолжить:

— Ну, так что, продолжаем смиренно работать, или… мы никого не держим, в общем. Но если останешься — будь добра терпеть выходки посетителей. Они всегда правы.

Не такими девушка представляла лучшие годы своей жизни…

Глава 6

Суббота номер двадцать один: раскаяние

Всю неделю он раскаивался в своем ужасно неблагородном поступке по отношению к новой работнице бара. Мужчина винил во всем алкоголь, свою жизнь, стремительно скатившуюся в бездну. Он обвинял в своем поведении всё и вся. Но только не себя. Ведь еще двадцать одну субботу назад не был тем, кем стал сейчас. Двадцать одну субботу назад он был человеком. Сейчас в зеркале отражался лишь облик, отдаленно напоминающий что-то живое. Выживающее скорее. Но не человеческое.

Стараясь выглядеть уверенно, мужчина направился к барной стойке. Пришел сегодня специально раньше на пару часов, пока вечер еще не достиг своего апогея и бар не заполнился людьми.

— Шотландский виски, пожалуйста. Чистый, как обычно, — стараясь изображать самую дружелюбную из интонаций, произнес он.

Сразу узнав в нем того самого поситетеля-пьянчугу, швыряющегося бутылками, девушка инстинктивно отшатнулась. Взяв себя в руки, молча налила его любимый напиток.

— Лей до края, не жалей.

Она послушно выполнила просьбу, подала стакан и сразу же переключилась на других посетителей. Он с интересом стал наблюдать за тем, как работает эта хрупкая молодая девушка. В трезвом уме смог, наконец, рассмотреть ее лицо. До этого помнил только пышный бюст. Мягкие черты лица, раскосые глаза, маленький и аккуратный нос, пышная копна вьющихся русых волос — девчонка была очень миловидной. Абсолютно она не вписывалась в атмосферу бара. Слишком взрослой для нее была эта обстановка. Как эта малышка вообще сюда попала? Зачем устроилась работать? Ей бы нежиться на солнышке в окружении подружек и читать «Гордость и предубеждение»[1], а не смешивать водку с ликером «Калуа»[2] субботними ночами и воевать с буйными напившимися клиентами, например, такими, как он…

От мыслей молодого человека отвлек звук разбившегося на мелкие осколки стакана. Сразу резко запахло виски-колой, разлившимся по полу прямо рядом с ним. Мужчина поднял голову и увидел растерянную и испуганную девушку, уронившую стакан. К ней кто-то направлялся. Очевидно, в заведении разыгрывалась очередная драма. Интересно, сколько их повидали стены этого элитного заведения? Следом постоянный посетитель увидел, как новенькая заторопилась убрать осколки и вытереть пол, хотя знал, что это не было работой девушки. Её работа — смешивать коктейли, а не убираться. Он присел и начал помогать собирать остатки стакана. Она с недоумением взглянула на него.

— Простите, пожалуйста, — мягко заговорил мужчина, протягивая ей осколок, — за мое поведение неделю назад. Когда я напиваюсь, то сам не свой…

— Не стоит, — с опаской тихо произнесла новенькая. — Всё нормально. С кем не бывает…

— Ни с кем не бывает, — резко перебил он и тут же спохватился. — Почему вы убираете здесь, разве это входит в ваши обязанности?

С секунду колеблясь, она ответила:

— Это моя личная инициатива. Да и вообще, для меня честь обслужить мою любимую певицу.

Он не сразу понял, что имелось ввиду.

— Девушка, которая разбила стакан, певица? Не слышал никогда о ней…

Девчушка поднялась, держа в руках совок с осколками и мокрую тряпку.

— Я думаю, ее творчество не совсем для вас… — и поспешила удалиться.

Он вернулся на свое место и опустошил стакан. За двадцать одну субботу это было впервые, когда мужчина выпил залпом виски против желания. Просто хотел найти повод снова поговорить с этой причудливой девчонкой.

— Как обычно… — немного стесняясь, промямлил он. Пока она наливала, осмелился спросить:

— Почему ее творчество не для меня? Вы снова принялись оценивать людей по первому впечатлению, даже не зная их?

Девушка испуганно посмотрела на собеседника, тотчас же вспомнив неприятный разговор с менеджером. Тихо ответила:

— Простите, если вас это задело. Я лишь имела ввиду, что эта артистка пишет песни не для массового слушателя, их понять дано не всем… Ничего личного. Вот ваш виски.

Он взял виски, отпил немного и принялся потирать ободок стакана, глядя на затылок новенькой. Когда она обслужила следующих посетителей, то снова обратился к ней:

— Ведь ты убирала осколки и мыла пол не потому, что любишь творчество той певицы… Так? В чем дело? Не связано ли это с тем… кхм… инцидентом?

Девушка проигнорировала вопрос. Лишь повернулась, многозначительно и загадочно посмотрела на посетителя и приступила к смешиванию водки, джина, текилы и рома. Он дождался, пока она закончит приготовление “Лонг-Айленда”[3] и снова задал тот же вопрос. Девушка вздохнула и тихо ответила:

— Не волнуйтесь, к вам это не имеет никакого отношения. Спасибо за внимательность и за то, что помогли мне собрать осколки.

Конечно, бывший банкир не поверил. Поняв, что ему не добиться ответа от девчонки, он, пользуясь репутацией самого щедрого постоянного посетителя бара, решил пойти и поговорить напрямую с менеджером заведения.

— Как у вас дела? Все хорошо? Специально для вас к нам сегодня завезли партию эксклюзивного тридцатилетнего виски. Не желаете попробовать? — заискивающе и суетливо первым заговорил менеджер.

— Спасибо, обязательно попробую. У меня есть вопрос в отношении одного из барменов… Хочу спросить кое-что о новенькой девушке. Вон той, — он указал пальцем на кучерявую девочку.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Тон менеджера сменился на менее дружелюбный.

— Ох… — вздохнул тот. — И что она опять натворила? Я знаю, у вас с ней не заладилось. Мы ее предупредили, оштрафовали и добавили обязанностей. Но если девка не поняла, тогда придется ее наказать… Увольнением, например. Не хочу, чтобы наши клиенты портили себе настроение из-за некомпетентного персонала…

После этой речи мужчина все понял. Девчонку отругали из-за того, что он, как последний дегенерат, конченый алкоголик, запустил в нее бутылкой. Он виноват, а наказали ее. Мужчина решил во что бы то ни стало исправить ситуацию. Теперь просто не мог допустить того, что такой ангел во плоти, такая беззащитная девушка наверняка с очень добрым сердцем и пытливым умом, будет расплачиваться за его ошибки.

— Хороший менеджер не обвиняет своих подчиненных зазря, — властно начал мужчина. Он смотрел на менеджера сверху вниз: между этими двумя было сантиметров двадцать разницы в росте. Поэтому тот выглядел загнанной в угол мышкой, которую отыскала голодная кошка. — Подумайте в следующий раз над этим. А я, как постоянный клиент, наоборот, хотел похвалить вашу новенькую. Всего вторую неделю работает в качестве бармена, а справляется с обязанностями на отлично! Учтива, профессиональна и сдержанна. Не знаю, за что вам пришлось ее наказать и оштрафовать, но я бы хотел, чтобы вы сняли с нее ваши санкции. И премировали. Лично от меня.

— Но… мы не… можем… не можем премировать ее просто так, — менеджер казался поставленным в тупик и очень растерянным. Еще бы — клиент просит премировать девушку, которая пока работает у них за бесплатно.

Но бывший банкир уже не слышал ответа. Подойдя к барной стойке, он вновь опустошил стакан с виски. Затем опять. И снова. Пока не мог заставить себя принять испытания, пытаясь утонуть в виски словно в океане забвения.

Новенькая испуганно исподлобья наблюдала за диалогом постоянного клиента и менеджера, совершенно забыв об обязанностях. Сердце девушки колотилось. Все сжималось внутри от напряжения и неминуемой катастрофы. "Неужели меня уволят?! Я больше не найду себе подработку и вынуждена буду жить с мачехой-тираншей и во всем ей потакающим подкаблучником-отцом… И рано или поздно те просто превратят меня в рабыню, что уже получилось бы, если бы не мой стойкий характер… Твою мать! Я не могу потерять эту работу!!" — мысли судорожно и беспорядочно струились в голове, девушка начинала себя накручивать и переживать. "Что же я снова сделала или сказала не так? Может, из-за фразы с певицей… Этот алкоголик уж точно найдет, к чему придраться, сволочь!" Вдруг увидела, как к ней направляется менеджер. Впопыхах схватила первый попавшийся грязный стакан и начала усердно его ополаскивать.

— Не знаю, как ты смогла на него повлиять, — зло прошептал начальник ей на ухо, — но он от тебя в восторге. Поэтому я временно снимаю наказание. Пока будешь только смешивать и подавать напитки. А потом подумаю, что с тобой делать.

Как только менеджер исчез, девушка выдохнула, широко улыбнулась и благодарно посмотрела на своего спасителя, который еще пару минут назад был злейшим ее врагом. Она хотела произнести губами «спасибо», но увидела, что этот мужчина снова заливает себя алкоголем и ищет ту, которая была бы не прочь скоротать с ним вечер…

Глава 7

Суббота номер двадцать три: точка невозврата

В канун новой субботы он пытался договориться с собой и не пойти в бар. Если раньше коротал там вечера от скуки и безысходности, то теперь поход туда стал единственной отрадой его жизни, единственной целью. На работу устроиться все еще не получалось, квартиру по приемлемой цене снять тоже не выходило. Иногда неудачник ночевал в машине, скитался по дешевым гостиницам, находил предлоги оставаться у каких-то приятелей и девушек. Там мужчина приводил себя в порядок, стирал и гладил одежду, душился любимой туалетной водой, которую экономил как мог (ведь тратиться на новый флакон желания и средств не было) и шел в бар. Он знал, что выбрасывает последние деньги на ветер, но уже окончательно смирился со своей слабостью и осознанно портил и так премерзкую жизнь. Что будет дальше — об этом думать совершенно не хотелось. Он будто бы сознательно желал подвергнуть себя испытанию и потерять все. Глупый. Будто бы у него было, что терять.

Новенькая из бара уже не сторонилась его, но и не стремилась познакомиться поближе. Страх при виде этого клиента в ее глазах исчез, но чувство опасности не покидало. Поэтому девушка выстроила невидимый барьер в отношениях с ним. Мужчина видел колоссальную разницу: то, как она общалась с другими посетителями и то, как обслуживала его, можно было даже не сравнивать. И эта разница заставляла спивающегося банкира до сих пор чувствовать вину перед ней.

Эта суббота не должна была отличаться от прежних. Он собирался напиться, снять девочку, потом напиться повторно и уйти куда глаза глядят, чтобы опомниться ближе ко вторнику или, если повезет, к среде. Но в двадцать третью субботу что-то пошло не так.

Уже готовый покорять новую “жертву”, высмотрел легкомысленную девчонку, облокотившуюся на спинку стула в углу бара. Ее юбка была настолько короткой, что вычислить бренд и модель трусиков не составляло труда. Он смотрел на девицу и уже представлял все позы, в которых сегодня они… Но в его фантазии вдруг нахально вмешался чей-то голос:

— Что, мечтаете повторить с ней снова?

Он обернулся. На него с издевкой посматривала новенькая, добавляя мяту в “Мохито”.

— Не понял вопроса. Что значит — повторить?

Девушка удивленно вытаращила на него глаза.

— Разве не помните? Вы уже зажигали с этой девицей где-то недели три назад. Странно, что не помните. Ее самоуверенный вид буквально кричит о том, что таких обычно не забывают, — девчонка ехидно улыбнулась, рассмеялась вполголоса и поспешила к другому концу барной стойки.

Мужчина опешил. Как он мог напрочь забыть ту, с которой уже спал? От осознания того, какой мерзкой стала жизнь, ему захотелось блевануть. Побежал в уборную. Освободился. Жаль, нельзя закричать во всю глотку от накопившейся боли. Хотя какой смысл в крике, если тебя все равно никто не услышит?

Сейчас, как никогда, желал одного: выговориться. Хоть кому-нибудь. Поплелся искать ту, которая, он был уверен, выслушает его. Не прогадал. Девчонка, мгновенно ставшая для него единственным другом и психологом, с неподдельным интересом и мучительной жалостью в глазах выслушала историю всех двадцати трех суббот. Когда мужчина закончил, новенькая сказала всего две емкие фразы:

— Так остановись. И начни заново.

Он горько усмехнулся, закатил глаза, вознес руки к небу и с надломленной интонацией прокричал:

— Но я понятия не имею, с чего начать! Ты слышишь?! Как найти в себе силы перед новым стартом?! Во мне живет страх чертов страх! Как его преодолеть, как победить этого паразита?!

— Согласна, — спокойно, с непроницаемым лицом ответила новенькая. — Невыносимая пытка — что-то начинать. Но ты попробуй. Просто проанализируй свою жизнь. Бывало ли так, что ты говорил “люблю”, хотя даже не был уверен, что знаешь, что такое — любовь? Бывало ли, что умышленно лгал тем, кто доверял тебе всем сердцем? Бывало ли, что предавал свои мечты и желания, потому что боялся? Боялся все потерять в случае провала, боялся рискнуть и изменить свою жизнь? Бывало? Уверена, что да. А теперь ответь: ради чего? Ради чего ты боялся рискнуть, ради чего предавал мечты, ради чего лгал, ради чего признавался в любви нелюбимым? Если ты и так все потерял и теперь смысл твоей жизни лишь на дне этого дурацкого стакана, который настолько пропитался виски, что его уже не отмоешь ничем… как и тебя.

Она с сожалением взглянула на собеседника. Никогда, даже в минуты самого большого алкоголического забытья, этот человек не выглядел настолько жалким, беззащитным и потерянным. Казалось, что он хочет раствориться, перестать существовать… Вдруг девчонка увидела, как его подбородок предательски задрожал, ноздри начали расширяться. Мужчина стал тяжело и глубоко дышать, пытаясь скрыть подступившее желание выплакаться. Держался из последних сил. Девчонка поспешно обошла барную стойку и, оказавшись с ним рядом, прошептала на ухо:

— Я здесь не для того, чтобы жалеть, ведь это самое ужасное, что я могу сделать для тебя. Возьми, — она вложила ему в ладонь ключ. — Это от подсобки. Пойди туда, успокойся, приведи себя и мысли в порядок. Верни этот ключ лично мне в руки, если он потеряется, меня вышвырнут из этого бара, а вдогонку бросят негативную характеристику и мой карьерный путь завершится, так и не начавшись.

Озираясь так, будто украла что-то, она поспешила вернуться к работе.

***

Пожалуй, самое неправильное в жизни, — это отсутствие цели. Когда человек не знает, зачем и ради чего он живет, то он не живет вовсе. Он дышит, ходит, спит, работает, ест, но все это машинально что ли. Когда нет цели и нет мотивации, то вариантов только два: доставать мыло, веревку и табуретку или срочно пересматривать свое существование. И лучше выбрать второе, ведь тот, кто не жил, умереть не сможет.

Если жизнь дана нам единожды, то значит ли это, что она всего лишь навсего репетиция, в которой мы не сможем переиграть ни единого эпизода, и, следовательно, начать жить заново мы тоже не можем, а всё остальное — просто метафоры и чушь?

Бывший биржевой брокер откинул сиденье своего полуразвалившегося авто и думал. Размышлял о том, что перешагнул через ту самую точку невозврата, сбился с пути. И если прямо сейчас он не станет искать верную дорогу, его заблудшая душа навсегда так и останется мертвой в живом теле.

Суббота номер двадцать семь:

Постоянный клиент не появлялся в баре уже четвертую неделю. Девушке казалось, что заведение будто бы опустело без него. Она не могла признаться себе, что слишком часто начала думать об этом мужчине, который с первого взгляда показался ей самым омерзительным существом на свете. Что произошло? Почему так хотелось увидеть его снова, заговорить, налить ему чистого виски и посмотреть прямо в глаза, которые давно уже не выражали ничего, кроме безнадежной пустоты? Она прониклась этим мужчиной, почувствовала, что может дать ему ту самую заботу, в которой он так нуждался. Будто внезапно проснулся материнский инстинкт. Или что-то другое?

Девушка боялась своих мыслей, всячески их избегала (еще бы, ведь покойная мама всегда учила дочь не связываться с мужчинами, намного старше её самой). Но они настигали, заставали врасплох и вот уже вторую неделю, словно навязчивые полтергейсты, следовали за беднягой по пятам.

Равнодушно смешивая напитки, она изредка с надеждой поглядывала на входную дверь, но знакомого силуэта всё не было. “Где же он? Почему не приходит? Этот человек не мог так просто взять и перестать посещать бар! Не мог…” Девушке взгрустнулось еще больше, ведь единственная защита в лице нового знакомого внезапно растворилась в воздухе. Как будто её и не было. Потухший взгляд и напускное равнодушие заметили и коллеги — молодые веселые парни, седьмую неделю мечтающие о ней наяву и владеющие ею в своих эротических снах. Каждый из них желал проникнуть ей под футболку, да и, будем честными, не только туда. Но с девушкой творилось нечто странное — после той самой субботы откровений потерянный, заблудший в пучине жизни, мужчина не покидал её сознание. Ни на секунду. Будто девчонку запрограммировали думать только о нем. От грустных мыслей отвлек голос очередного посетителя:

— Виски сегодня не буду. Принеси мне зеленого чаю. Или в этом баре подают только алкоголь? — она вздрогнула, услышав знакомые нотки в интонации, тотчас же подняла голову и увидела лицо того самого мужчины, о котором не могла забыть уже четыре недели. О, как же прекрасен был он в трезвом виде. Не одурманенный алкоголем, гладко выбритый, пахнущий вкусной туалетной водой, в свежей рубашке. Молодая девчонка аж покраснела — то ли от своих мыслей, то ли от радости, что он все-таки пришел.

— Привет! — как можно более весело и непринужденно сказала она. — Ты постригся?

— Да, — лучившийся радостью от того, что она заметила, утвердительно ответил посетитель. — Ты меня излечила. Ты стала первой за полгода, кто откровенно со мной поговорил, кто выслушал, кто не оставил меня одного погибать на тлеющих углях моей почти загубленной жизни… — Он сделал паузу, посмотрел прямо в глаза обомлевшей барменше и продолжил: — Сорри, если слишком пафосно звучат мои слова. Но это действительно так. Как только я потерял хорошую работу, девушка бросила меня, люди, которых считал близкими друзьями, сразу испарились. И вдруг, пьяный в стельку, я внезапно встречаю ангела в твоем лице — абсолютно незнакомого человека, который излечивает меня при помощи… беседы! Кто бы мог подумать. Спасибо, милая. Ты еще слишком юная, поэтому не понимаешь, какая в тебе мощная сила. Сколько тебе лет, кстати?

Она разинула рот от удивления и вообще не могла выдавить из себя ни слова. Сглотнув, произнесла растерянно:

— Девятнадцать, — и только спустя мгновение поняла, что ей, вообще-то, двадцать уже стукнуло месяц назад. Поэтому нелепо и спешно добавила: — Было. Сейчас уже двадцать.

Он искренне расмеялся. Получил горячий чай и, сделав глоток, самодовольно начал рассказывать новой подруге, которая готовила коктейли для других посетителей:

— Я продал “Опель”. Машинка старая, разваливающаяся, но, ты знаешь, перекупщик взял её с удовольствием. Может, на запчасти продаст. Впрочем, его дело. Этих денег мне вполне хватило, чтобы снять маленькую квартиру-студию в спальном районе нашего городка. Пока буду искать работу, проживу на эти деньги. А еще… я решил закодироваться.

— И поэтому пришел в бар, чтобы испытать судьбу и силу воли? — хитро прищурившись, съязвила девушка.

— Нет, — очевидно, восприняв все за чистую монету, отрезал он. — Я, вообще-то, благодарить тебя пришел. — сделал паузу, подождал, пока она вопросительно посмотрит на него, и продолжил: Не хочешь ли сходить со мной поужинать завтра? — вопрос прозвучал с огромной надеждой в голосе и одновременно с опаской.

— Но я… я работаю… — неуверенно попыталась отказать девочка, а внутри веселые человечки танцевали фокстрот.

Мужчина скорчил недовольную гримасу:

— Я же знаю, что ты не работаешь завтра, — заговорщицки улыбнулся, подмигнул и промолвил: — Не волнуйся, это просто ужин благодарности.

Глава 8

Каждая девушка знакома с этим чувством. Любая его испытывала и точно не спутает ни с чем: эмоции предвкушения первого свидания с человеком, к которому, кажется, что-то начинает зарождаться.

Так. Стоп. У них же не свидание. У них просто “ужин благодарности”. Встреча на “нейтральном уровне”.

Девушка подошла к зеркалу и взглянула на свое отражение. От легкого волнения, трепещущего двадцатилетнего сердца и немного учащенного дыхания пылали щеки, словно опаленные горячим солнцем. Густой румянец застилал бледную кожу лица так, что казалось, будто девушка чуточку перебрала с румянами.

“Во дела, — придирчиво начала рассматривать свою симпатичную мордашку, крутя головой. — Он же сразу увидит и поймет, насколько я волнуюсь. А волнение — показатель моего неравнодушия. Но ведь это полный бред! Этот странный мужик мне не нравится, почему я тогда красная, как спелый испанский помидор?”

Из коридора послышался вопль мачехи, как всегда чем-то недовольной. Девушка, естественно, знала, что раздражало жену отца — присутствие падчерицы в квартире. Этой женщине, словно сошедшей со страниц сказки о Золушке, была неприятна даже сама мысль того, что она вынуждена находиться с дочерью муженька не просто в одном доме — в одном городе. Порой девчонке казалось, что та готова подсыпать ей мышьяк в еду, дабы избавиться поскорее. Естественно, девушка понимала, что мачеха этого не сделает. Но лишь потому, что не очень уж и хотелось из-за какой-то “несносной девчонки” в тюрьме подыхать.

— Слышь! Ты че, совсем охренела? Какого черта ты делаешь дома?! Мы же с тобой по-человечески вроде договорились: ты здесь, когда меня нет. Уходишь, когда я еще сплю, возвращаешься, когда уже сплю!! Почему я должна приходить из магазина и видеть твои вонючие босоножки на пороге!! Отвечай! — проорала взбешенная женщина и, судя по грузным шагам, направилась в комнату неродной дочери.

Девушка тяжело вздохнула, чтобы не сорваться. Однажды она уже повышала голос на эту стерву — та рассекла ей бровь, запустив в падчерицу раскалённым черпаком, которым мгновение назад наливала себе суп. Да уж, нелегкая жизнь была у девочки: в неё постоянно чем-то швырялись…

Она схватила сумочку, ноутбук, косметичку и выбежала из комнаты:

— Уже ухожу, — тихонько пискнула и, проходя мимо женщины, постаралась как можно больше вжаться в стену, чтобы не дотронуться до неё.

— Когда ты уже съедешь отсюда! Жизни не даешь! — желчно бросила та вслед.

Застегивая босоножки, девушка глянула в глаза мачехе:

— Это и моя квартира тоже, — внезапно осмелев, сказала она. — Может, мне повезет быстрее — и ты съедешь отсюда раньше. Хотя бы ногами вперед! — и, опасаясь за свою жизнь, стремглав захлопнула за собой дверь с обратной стороны прежде, чем взбешенная мамаша осмыслила услышанное.

До встречи с мужчиной из бара оставалось еще три с лишним часа. Девушка не предполагала, что мачеха вернется так рано и поэтому даже не успела переодеться. Ресторан, в который позвал новый друг, являлся слишком приличным для того, чтобы заявиться туда в джинсовой юбке и футболке с надписью “not for you[4]». Решено было прогуляться по магазинам — может, удастся «выцепить» приличное платьишко на скидке.

Приодевшись фактически на последние карманные деньги, заработанные пару недель назад на продаже полевых цветов у метро, обновленная как внешне, так и внутренне (шопинг всегда благотворно влиял на девчонку), она решила прогуляться в парке. До встречи оставался час.

Присев на ближайшую лавочку, девушка открыла ноутбук в надежде найти еще какие-нибудь возможности подработки для студентов. Оставалось чуть меньше двух месяцев до начала учебы. Нужно было срочно что-то предпринимать с переездом, иначе мачеха просто со свету живет. Девушка не знала, что та сделала с отцом, настолько он был подвержен её влиянию. В папе дочь уже не узнавала того самого заботливого, доброго и образцового родителя — уже несколько лет девушка лицезрела склочного, агрессивного, нервного мужчину, который во всем потакал новой жене, моложе его на десять лет…

На сайте университета уже разместили расписание на следующий семестр. “Не рановато ли?” — пронеслось в голове у девушки. Она заглянула в расписание, мысленно прикидывая, сможет ли подрабатывать в баре во время учебы — испытательный срок удалось пройти успешно и теперь ей предлагали работать больше часов в неделю с увеличением зарплаты. Но с учебой было тяжело что-то планировать… Бросив взгляд на время в правом верхнем углу экрана, девушка поняла, что до встречи осталось всего пятнадцать минут. Она второпях пролистала расписание и вдруг заметила, что ее факультет в поисках преподавателя-практика по спецкурсу “Финансовый анализ”. “По-моему, мой новый знакомый как-то упомянул, что имеет финансовое образование и много лет работал биржевым брокером. Может, эта вакансия будет ему интересна? Не престижный банк, конечно, но… на безрыбье, как говорится…”

Девушка захлопнула ноутбук, положила его в сумку и вприпрыжку побежала в ресторан в предвкушении встречи и вкусного ужина. Только сейчас поняла, насколько голодна.

Глава 9

— Смешная ты, однако! Какой из меня преподаватель финансов, если я сам, по сути, финансово безграмотен? — рассмеялся он, удивленный ее предложением.

Девушка растерянно посмотрела на собеседника, намазывая томатное масло на ржаную горячую булочку. Увидев в её глазах замешательство, мужчина продолжил:

— Я — биржевой брокер. Бывший… Только годовой бонус у меня мог составлять несколько миллионов долларов чистыми. Не забывай, милая, только бонус — я уже молчу о зарплате, комиссиях с трейдов и разного рода… кхм… — он помедлил на мгновение, задумавшись, стоит ли произносить следующую фразу. — и разного рода черных заработках. Не преувеличу, если скажу, что был безмерно богат.

Девушка чуть не поперхнулась ароматной выпечкой. Ей и не снились такие деньги… Разве это возможно — получать столько и в итоге остаться ни с чем?

— Я не понимаю, — робко заговорила она, — ей-богу, не могу понять, куда девались все твои заработанные деньги…

— Логичный вопрос, — он отпил воды и продолжил. — Я всегда жил так, как будто никогда не умру. А сейчас рискую умереть, словно и не жил никогда. В наших кругах многие считали, что такие премии, бонусы, огромные зарплаты — навсегда. Только единицы экономили, копили, подходили к тратам с умом. Большинство же, включая меня, жили на широкую ногу, особо не волнуясь о том, что будет дальше. Мы чувствовали себя королями мира, порою даже властителями судеб. Моя бывшая невеста через выходные летала в Милан на шопинг. Среди недели мы с ней могли сорваться в Монако или Ниццу на пару дней. Просто для того, чтобы потусоваться, обстановку сменить, в любимых ресторанчиках поужинать. Я спускал огромные деньги на развлечения, подарки любимой и друзьям, и никогда себе ни в чем не отказывал. Но как только всё это резко оборвалось, как только меня вышвырнули на улицу, самые близкие отвернулись от меня. Ведь я стал беден, — он глухо и горько рассмеялся. Затем многозначительно посмотрел в глаза новой подруге и продолжил изливать душу. — Но только знаешь, в чем загвоздка? Жаль, что жизнь резко может измениться, а люди-то не меняются. Мои прежние привычки остались теми же. Ведь к хорошему быстро привыкаешь. И я никак не мог отвыкнуть от того, что не в состоянии больше позволить себе 10-летний «Macallan 1939[5]”, не могу сорваться на Лазурный берег, когда одолевает хандра, и больше у меня нет денег на регулярные занятия гольфом с тренером… А ты представить себе не можешь, милая, — произнес он почти со слезами на глазах, — как даже сейчас я хочу заказать здесь бутылку самого дорогого вина, чтобы впечатлить тебя и… себя самого. — с этими словами мужчина потянулся к винной карте и стал придирчиво изучать представленные в меню напитки. Сомелье заметил заинтересованного клиента, подошел к нему и заискивающе произнес:

— Вам что-нибудь подсказать? К заказанным Вами блюдам лучше подойдут… — он не успел продолжить, так как мужчина быстро перебил:

— Я знаю, что нам подойдет, поверьте. Бутылочку «Château Margaux Premier Grand Cru»[6], пожалуйста, — не отрывно глядя на обомлевшую девушку, сказал бывший банкир. Сомелье расплылся в добродушнейшей, совсем не искренней улыбке.

— Великолепный выбор, — с этимми словами откланялся и поспешил оставить пару наедине.

Девушка стремглав выхватила винную карту из рук мужчины.

— Сколько??!!! Бутылка этого вина стоит почти 900 долларов! Ты с ума сошел?!! — её щеки пылали, а глаза горели от шока и ужаса. — Держу пари, что это больше твоей месячной платы за квартиру!!

— Позволь мне сделать для тебя что-нибудь приятное… Я не умею по-другому. Деньги — моя зависимость. Точнее, трата денег… — он говорил спокойно, размеренно. Будто только что вовсе не заказал бутылку вина почти за 1000 зеленых, а купил чупа-чупс в ларьке у автобусной остановки.

Расстроенная и одновременно разозленная, девушка внезапно вскочила. На нее уставились гости, сидящие за соседними столиками, но в тот момент не интересовало, что о ней подумают другие. В девчушке пылала ненависть и неприязнь к человеку, которого она искренне хотела вытянуть из поглащающей его трясины. Но только сам он, казалось, был готов в ней утонуть.

— Я, как дура, повелась на твои россказни вчера в баре! Я поверила… искренне поверила тебе, что ты решил меняться, понял, что пора выбираться из бездны, осознал, что твоя жизнь катится к чертям! Но нет! Ты увидел в моем лице лишь «свежие уши» и «сухую рубашку», в которую можно выплакаться. Ты решил, что я могу стать тебе собутыльником! ТЫ ИДИОТ!! — последнюю фразу девушка прямо-таки выплюнула в лицо обомлевшему собеседнику. Другие посетители ресторана неприкрыто наблюдали за происходящей ссорой: никто был не против от бесплатного театрального представления во время ужина.

Мужчина тихонько привстал, пытаясь дотянуться до девушки и усадить её на место:

— Тссс… — стыдливо прошептал он. — Мы в одном из лучших ресторанов города. Не позорь меня.

От услышанного девушка широко раскрыла и выпучила глаза, вытянув шею вперед. Она больше не пыталась сдерживать эмоции:

— Ах, это я тебя позорю?!! А кто недавно в пьяном угаре швырнул в меня бутылкой?!! Да-да, — повернулась она к окружающим, — вот этот интеллигентный, на первый взгляд, молодой человек чуть не пришиб меня бутылкой! Спасибо быстрой реакции — раньше уже приходилось уворачиваться от летящих в меня предметов. А еще, дамы и господа, — совсем осмелев, продолжала пламенную речь раззадорившаяся девушка, принявшаяся тихонько прохаживать по залу и всматриваться в лица изумленных гостей ресторана. — А еще он злостный обманщик! Сказал, что закодировался, а сам… сам!!! — вдруг неожиданно для всех она осела на пол и зарыдала. Это были слезы отчаяния. Накипело. Вместе с ними выливалась вся тяжесть этих лет, все гири, обвесившие сердце. Она плакала в яростной тишине, в которую внезапно погрузился ресторан. Мужчина все это время изумленно наблюдал за девушкой и абсолютно не понимал, что с ней внезапно произошло.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Официант подошел к плачущей гостье и, робко обхватив за плечи, медленно поднял. Прошептал на ухо:

— Наверно, мадемаузель, вам будет лучше покинуть ресторан. Мы вызвали для вас такси засчет заведения, — заплаканная девушка подняла взор на официанта или, как тут принято было их называть, гарсона, и увидела в его глазах невероятное сочувствие к ней и участие, что ли.

Вдруг перед ними возник её спутник и, параллельно извинившись за вызывающее поведение подруги, сказал, обращаясь уже к ней:

— Можно, я поеду с тобой?

Рыдания внезапно прекратились. С укоризной посмотрев на мужчину, она ответила:

— Тебе разве есть, что мне еще сказать?

Он молчал, пристально вглядываясь прямо в заплаканные льдисто-голубые глаза девушки. Она ухмыльнулась и гордо, будто ничего не случилось, направилась к выходу. У двери развернулась и бросила с издевкой на прощание:

— Прежде чем пытаться впечатлить меня, хоть поинтересовался бы, пью ли я алкоголь. Так вот. Я не пью. Даже бокал вина за ужином. Хотя какое теперь это имеет значение… — последнюю фразу девушка процедила уже с той стороны двери.

Глава 10

Пошатываясь, он брел пешком из ресторана, переодически попивая «Grand Cru» прямо из горла. Как последний алкоголик. Рассмеялся от своих мыслей: «Ну, алкаши не могут себе позволить такое вино… От него даже опьянеть сложно — можно только наслаждаться». Затем вдруг остановился и сказал сам себе вслух: «Боже… Кажется, я начинаю рассуждать, как настоящий алкоголик. Может, эта вздорная девчонка права? И не кто-то, а я сам рою себе могилу?». Он сделал еще глоток. «Бред, я не виноват, что моя жизнь полетела в тартарары. Виноваты обстоятельсва, но не я». Пытался успокоить себя, конечно. Но вот только щемило в груди и совесть, словно росток дерева, пробивающийся сквозь асфальт, безустанно твердила: «Ты вот давай только это… ну… себе не лги, ладно? В своих бедах виноваты только мы сами-и-и».

Кое-как дойдя до дома, завалился на диван прямо в одежде. Последние полгода — нормальная практика для него. Спасибо, как говорится, что дома, а не где-то на обоссанной лавке общественного парка. Устраиваясь поудобнее на софе, плечом надавил на пульт от телевизора, от чего плазменный экран зажегся на музыкальном канале, темную квартирку озарил резкий и яркий свет и комната вдруг наполнилась звуками из песни Сплин — «Выхода нет».

"Скоро рассвет, выхода нет

Ключ поверни и полетели…"

— И вы туда же, черт бы вас побрал!!! — он схватил пульт, нервно нажал на кнопку выключения и швырнул им прямо в телевизор. — И без вас знаю, сволочи, что я в тупике! Не надо постоянно об этом напоминать! — в темноте нащупав плед, забрался под него с головой и провалился в беспокойный сон. Ведь скоро рассвет.

***

Суббота номер двадцать восемь: знакомство номер два

После неудавшегося ужина девушка ощущала себя безумно неловко. Чувство стыда пожирало её изнутри. Она переосмыслила свое поведение, додумала несуществующие моменты и диалоги с мужчиной и теперь корила себя за необдуманный поступок: «И кто вообще просил меня лезть к нему со своими нравоучениями? Может, ему нравится так жить? Есть же люди, которые осознанно прожигают жизнь и, словно падающие звезды, сгорают дотла, но в момент падения горят еще ярче, чем обычно, потому что знают, что конец близок. Так может ему тоже всё прекрасно известно… Вдруг он действительно желает сгореть!»

Девушка, погруженная в беспокойные мысли, судорожно протирала и так начищенные бокалы. Со стороны могло показаться, что её цель — затереть стекло до дыр.

Она поняла, что после такого несуразного поступка больше не сможет нормально общаться с этим человеком. Поэтому решила его… игнорировать. Вообще.

Он появился в дверях чуть раньше обычного и сразу проследовал к той барной стойке, где виднелся так хорошо уже знакомый женственный силуэт. Присев на стул, как ни в чем не бывало, спросил:

— Как прошла твоя неделя?

Девушка даже бровью не повела. Притворилась, что не заметила его, а также не услышала вопрос. Он более звучно повторил:

— Ну, так как прошла неделя?!

Она на секунду задержала на мужчине свой взгляд, толкнула в бок своего напарника и громко, чтобы посетитель слышал, сказала ему на ухо:

— Дэн, обслужи клиента, мне на кухню срочно надо. Лёд закончился.

Дэн в замешательстве глянул на удалявшуюся напарницу и вслед крикнул:

— Так здесь в холодильнике полно льда… — бармен растерянно посмотрел на постоянного клиента и произнес, обращаясь к нему:

— Вам чистый виски, как обычно?

Глава 11

— Что за детский сад? Не понимаю тебя! — выловил мужчина барменшу у дамской комнаты.

— Понятия не имею, о чем ты, — ничуть не растерявшись, ответила она, пытаясь обойти назойливого клиента.

— Не надо делать вид, что мы не знакомы! — перегородив ей путь, воскликнул он с умоляющей интонацией.

— А мы разве были знакомы? — посмотрела девушка прямо в глаза собеседнику. — Я подумала, что смогла немного прочесть тебя. Увидела в тебе существо, молящее о помощи. Скорее не о помощи, а просто о толчке вперед, к действию. Было больно осознать, что ты не желаешь меняться и не хочешь расставаться со старыми привычками. Так я поняла, что вовсе тебя не знала. Так что пропусти меня. Мне надо работать. Не хочу еще раз схлопотать выговор из-за человека, который… — она вовремя прикусила язык и не стала договаривать фразу.

Он уставился в пол и едва слышно, одними только губами, промолвил:

— Не достоин? Ты это хотела сказать?

Девушка, игнорируя вопрос, оттолкнула нежелательного собеседника и двинулась к барной стойке.

— Но я хочу поменяться. Честно, — еле слышно бросил он ей вслед. Эта фраза заставила ее развернуться и переспросить:

— Что-что ты сказал? Повтори?

— Я хочу меняться. Правда.

Она медленно покачала головой и вздохнула. Теперь уже было поздно. Девушка не могла ему поверить. Она развернулась обратно и поспешила вернуться к рабочему месту. Тот посеменил за ней, продолжая бубнить вполголоса:

— Поверь в меня снова, как тогда. Дай шанс. Ты — единственная, кто за это время проявил ко мне хоть чуточку заботы и участия. Не забирай у меня хотя бы это. Я не такой сильный, как ты. Мне обязательно кто-то нужен рядом, чтобы я не переставал в себя верить.

«Не такой сильный, как ты, — эхом донеслась до нее сказанная им вскользь фраза. — Любой бы, пройдя через то, что выпало на долю мне, стал бы сильным. Иначе давно остывал бы в земле…». Девушка поглядела на несчастного мужчину и тихо спросила:

— Что ты хочешь от меня?

— Для начала сбрось мне ссылку на ту вакансию, о которой сообщила за ужином неделю назад. Я понял, что действительно могу быть полезен студентам. А затем… Затем скажи, как тебя зовут. Я знаю тебя уже несколько месяцев и только сейчас понял, что ты так мне и не представилась. Девушка звучно засмеялась. В этот момент он залюбовался ей — давно не видел, чтобы люди так искренне смеялись. В его обществе все давно уже были прокажены, потерянны и искусственны.

— Правда что ли? Как мы все это время общались? — она не могла остановить смех. Особенно весело становилось от того, что сама не замечала, что тот не в курсе, как ее зовут. — Тогда давай начнем сначала, забыв нашу предыдущую историю! Мм? Что думаешь по этому поводу?

— Если это поможет устранить трещину в наших зарождающихся взаимоотношениях, то я только за! — хитро улыбаясь, завуалированно сказал он. — Ну так как же тебя зовут?

— Нина я. Приятно познакомиться.

***

Суббота номер тридцать:

Радостный, он спешил в бар, чтобы похвастаться новой подруге своими успехами. Понял, насколько эта девушка сумела замотивировать его и отчасти стремился оправдать именно ее ожидания. То есть, по сути, из бездны решил выбираться не ради своего собственного спасения, а будто бы в угоду Нине. От одной мысли, что её вера в него может вновь пошатнуться, пробегал холодок по коже, а на лбу появлялась испарина. «Похоже, ты вляпался, дружище» — словил он себя на мысли, заходя в бар и с надеждой скользя взглядом по лицам в поисках одного, того самого, милого девичьего лица.

За две недели, что они не виделись, мужчина действительно во многом преуспел: он прошел первое собеседование на преподавательскую работу. Дирекции университета понравилось резюме бывшего банкира, его огромный опыт работы в крупных банках и компаниях, в том числе и за границей. Но профессоров смущало лишь то, что у мужчины совсем не было преподавательского опыта. Поэтому на следующий этап рабочего интервью они дали ему задание: разработать примерный план будущего спецкурса. И тут мужчину начала одолевать паника. Бывший брокер понятия не имел, чем может заинтересовать коммиссию. В поисках музы решил отправиться в бар. Обычно помогало.

— Меня пригласили на второе собеседование! — радостно выпалил он, как только подошел к барной стойке, за которой привычно работала Нина.

Уголки ее губ радостно поползли вверх и она вдруг звонко рассмеялась.

— Ура-а-а! Я же говорила тебе, что всё получится, главное захотеть! — девушка наклонилась через барную стойку, потянулась к мужчине и весело потрепала его по голове, испортив «шухером» почти идеальную укладку.

— Ну что ж ты делаешь, а? — наигранно обиженной интонацией проговорил он и рассмеялся.

— Я? Веселюсь! И радуюсь искренне за тебя! Давай я сейчас попрошу Дэна меня подменить ненадолго, мы выйдем на летнюю террасу и ты мне все расскажешь, ОК? — не дожидаясь какого-либо ответа, Нина быстро стянула с себя фартук, подбежала к Дэну, что-то прошептала на ухо, косясь на ожидающего её мужчину, и, указав тому на двери, скрылась в подсобке.

— Прости, что заставила немного подождать. Нужно было накинуть ветровку, я мерзляк, — Нина улыбнулась и спросила: — Ну, так что дальше? Какой шаг следующий?

— Мне нужно разработать план спецкурса. Хотя бы примерный. Чтобы этим показать, что могу быть интересен студентам, как опытный финансист, и действительно стану полезным преподавателем, — произнес мужчина растерянным голосом.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Девушка деловито похлопала друга по плечу и серьезно проговорила: — Так-так-так… В твоих словах абсолютно нет уверенности… Ты боишься, что не сможешь?

Мужчина потупил взор, уставившись в пол. Его взгляд говорил ярче любых фраз.

— Ну и дурак! — бросила Нина в сердцах. — Послушай, ты знаешь, что такое грех бездействия?

— А причем тут религия? — недоумевающе вопросом на вопрос ответил бывший банкир.

— Не знаю, как трактуют этот термин в религиях, но для меня грех бездействия — это жалеть о том, что не сделал, хотя мог бы.

Он задумался на мгновение. В очередной раз нечем крыть. Нина была права.

— Но если мой план не понравится комиссии, я уйду в еще более глубокую депрессию, чем та, из которой ты меня вытаскивала несколько недель назад.

— Ты просто знай, — девушка наклонилась к лицу мужчины и пронзительно заглянула ему в глаза. Так, словно душу разглядеть пыталась. — Знай, что во второй раз я тебе не помогу. И если ты захочешь катиться в бездну, ты в нее скатишься. Все зависит только от тебя.

Под её пристальным и тяжелым взглядом мужчина растерялся. Он увидел в глазах Нины огромное участие, граничащее с неподдельной строгостью и безжалостностью. Девушка без слов демонстрировала свой стальной характер и показывала, что шанса больше не будет: «Не профукай и этот!» — говорил взгляд девчонки.

— Но у меня абсолютно нет никаких идей. Я не теоретик, я практик, — в его интонации чувствовалась тревогда и безысходность. Он уже сам устал от своей слабости, но никак не мог себя перебороть.

Нина, будто одержимая какой-то внезапно посетившей её идеей, вскочила и затараторила:

— Ой, а я знаю-знаю-знаю, что можно сделать! Ой-ой-ой! Если мы реализуем эту идею, то ты точно станешь частью университета и студенты «гурьбой» повалят к тебе на курс!

— Ты о чем? — явно заинтригованный, спросил он.

— У меня уже нет времени объяснять, — загадочно улыбнулась девушка, — работы много. Я просто заброшу удочку мысли тебе в голову: твое главное оружие, мой милый друг, это ценный опыт, о котором не расскажет ни один самый лучший учебник.

С этими словами девушка подмигнула другу и растворилась в дверях бара.

Глава 12

Воскресенье — самый нелюбимый день недели Нины. Выходной, на работу не надо, мачеха постоянно торчит в квартире. Девушка постоянно планировала день так, чтобы уйти сразу после сна и вернуться к ночи. С тех пор, как новая жена отца поселилась в их доме и взяла бразды правления в свои руки, Нина чувствовала себя здесь гостьей. Ненужным загнанным зверьком, которым при любом удобном случае помыкали. Единственное, за что девушка могла поблагодарить мачеху, так это за то, что та закалила её, сделала сильнее и выносливее. Как в физическом, так и в моральном плане. Нина знала, что больше никому не позволит себя обидеть.

Конец июля. Воскресенье. Кто-то из подруг уехал отдыхать, кто-то на стажировке, а кто-то проводит выходной с семьей. Впервые за долгое время Нина почувствовала себя совсем одинокой. До этого постоянно подавляла в себе данное навязчивое чувство. А сейчас готова была разрыдаться просто от того, что не знала, куда пойти, где стать нужной. Девушка позвонила своему супервайзеру, который часто подкидывал ей подработки на разных рекламных акциях, но сегодня ему было нечего предложить. Потом Нина набрала номер менеджера в надежде, что барменам на смене нужна подмога. Но и здесь ждало разочарование. Глубоко вздохнув, девушка неглядя взяла первую попавшуюся книгу с полки, захватила пару яблок и отправилась в парк, планируя весь день провести в тихом одиночестве за чтением.

Но до парка дойти она так и не успела. В сумке завибрировал мобильный. На экране высветился неопреденный номер, держатель которого вопрошал: «Мне нужна твоя помощь». Сомнений в том, кто же этот анонимный абонент, не оставалось. Девушка ответила: «Кто, если не я», сбросила координаты своего местонахождения, и уже через пять минут такси несло её в неизвестном направлении.

— Так значит вот как ты живешь, — медленно прохаживалась Нина по квартире друга, проводя кончиками пальца по дивану, — неплохо. Очень уютно, хотя и по-холостяцки совсем.

Квартира и правда выглядела очень мило. Дизайн в стиле лофт, кирпичная красная стена, мягкий огромный кожаный диван коричневого цвета, небольшой журнальный столик, на котором валялись старые, изрядно потрепанные, выпуски «Forbes»[7] и «Men’s Health»[8], телевизор на стене, покрытый двухнедельным слоем пыли, и полное отсутствие души. Вроде и чувстовалось, что здесь живет человек, но от нее веяло каким-то холодом и безнадёгой. «Уютно и бездушно» — так бы Нина охарактеризовала жилище этого мужчины.

— А ты, кстати, где живешь и с кем? Никогда не слышал, чтобы ты рассказывала о семье.

Девушка сделала вид, что не расслышала вопрос, с поддельным интересом рассматривая репродукцию картины «Радость жизни» Анри Матисса[9], на которой люди предавались разным видам наслаждения на природе.

— Интересная картина, ничего не скажешь… Я не совсем сильна в искусстве, но эта весьма оригинальна. Я бы посетила выставку этого художника… — уставившись на яркое полотно, проговорила девушка.

Мужчина еще не до конца пропил свой мозг, поэтому сразу понял, что Нина не очень хочет разговаривать о семье. Но почему? Впрочем, неважно. Надо переходить к делу.

— Я думал о твоей фразе, которую ты бросила вчера… И я с тобой согласен. Я построю спецкурс на своей истории, — он налил ей апельсиновый фреш и продолжил. — Ни один теоретик не сможет преподнести информацию так, как практик. Я не стану заставлять студентов учить терминологию, дословно зазубривать учебники, а лишь буду объяснять всё на примерах.

Сделав глоток сок, девушка отставила стакан в сторону, подошла вплотную к мужчине, улыбнулась и тихо произнесла:

— Это самое мудрое решение. Ведь люди обычно учатся на ошибках. И лучше нарабатывать опыт на чужих ошибках, чем на своих… Я права?

— Конечно, это было бы идеально, — ответил он, медленно кладя руки ей на талию, — но человеческая природа такова, что пока он не набьёт собственных шишек, ничему не научится. Я могу вложить свой опыт и знания в студентов, но у всех разный путь. И то, что верно для одного, может стать непосильным испытанием для другого.

— Вот и донесешь эту истину до своих будущих учеников, — шепотом пролепетала Нина и уткнулась носом в плечо мужчине.

В комнате воцарилось молчание. Они стояли так несколько минут, прижавшись друг к другу и слушая тишину. Девушка закрыла глаза и растворилась в объятиях этого, совсем почти чужого, но ставшего

каким-то родным, человека. А он, в свою очередь, наслаждался внезапно пришедшим к нему спокойствием, держась за Нину, словно за свой спасательный круг. Понимал, что стоит только отпустить её — и он сразу пойдет ко дну.

Первой нарушила молчание она. Легонько выпутавшись из внезапных теплых объятий мужчины, Нина потянулась за стаканом с соком. Чтобы убить неловкость, внезапно возникшую между ними, девушка весело сказала:

— У тебя есть что поесть или ты, как истинный холостяк, держишь в холодильнике только пиво?

Он рассмеялся и поплелся к холодильнику, по пути объясняя, что даже сам толком не помнит, что там сейчас имеется. Открыл холодильную камеру и начал перечислять:

— Тааак… Два помидора, вроде не гнилые. Одно авокадо откуда-то взялось, три огурца… Вяловатые, конечно, но если прямо сегодня съесть, ничего, думаю, не случится. А, еще пачка нарезанного прошютто! Откуда оно взялось? Ей богу, не помню! Но срок годности истёк вчера… А, ну это нормально, тоже есть можно…

Слушая мужчину, Нина заливисто хохотала, приговаривая: «Ну что еще можно от холостяка ожидать!» Потом поднялась, прошла холодильнику, словно перепроверив подлинность слов мужчины, и деловито произнесла:

— Масло оливковое есть?

— Тыквенное только… И подсолнечное…

— Тыквенное? У холостяка? Вот это что-то новенькое, — Нина приятно удивилась. Мужчина не стал ей объяснять, что его бывшая невеста была очень помешана на здоровом питании и кроме тыквенного масла ничего в еду не добавляла. Она даже выпивала по ложке в день для поддержания эластичности кожи и сосудов. Привычки близких людей передаются быстро, вот и он теперь пользовался только тыквенным маслом.

Девушка достала все имеющиеся продукты и сказала:

— Ты открываешь ноутбук и набрасываешь примерный план будущего ИДЕАЛЬНОГО, — она интонационно подчеркнула слово «идеального», — спецкурса, а я в это время попробую приготовить вкусный салат. Но запомни: никакого салата, пока план не будет готов. Съем все сама, а ты ни ложки не получишь! Даже тыквенное масло облизать не дам, — голос Нины звучал очень убедительно. Ни единого намёка на то, что она шутит. Но это не мешало мужчине весело рассмеяться. Он картинно отдал честь подруге, которая уже начинала хозяйничать на кухне, крикнул: «Есть, капитан!», и побрел в гостиную, постепенно «включаясь» в предстоящую работу.

Глава 13

— Алло-о-о, — зевая в трубку, еле-еле отойдя от глубокого сна, протянула Нина. И кто же может звонить в такую рань?

— Нина, это я! Прости, что разбудил, но не могу не поделиться, — голос говорящего звучал очень возбужденно. — Нина, теперь с тобой говорит преподаватель финансовых дисциплин…

Эта фраза заставила не просто резко проснуться, данная новость какой-то неведомой силой подхватила Нину по комнате в радостных прыжках и пританцовываниях.

— Ура-а-а! — закричала девушка в трубку и услышала веселый смех на той её стороне. — Я же говорила-а-а, говорила, что у тебя все получится! Вот видишь, стоит только сделать шаг вперед, как попутный ветер, толкая в спину, понесет тебя еще быстрее к новому началу.

— Ты мой попутный ветер, Нина! Ты, спасибо тебе! Когда празднуем?

— А тебе лишь бы отпраздновать! Лишь бы найти легальный повод для дорогого вина или виски… Ты же вроде закодировался, — интонация девушки вдруг внезапно стала серьезной.

— Я еще тогда сказал, что решил закодироваться. Но решить — не значит сделать, ты же знаешь, — начал оправдываться мужчина. — Да и не за чем мне это. В виски я лишь искал пристанище. Сейчас у меня особого желания даже нет.

— …

— Нина, не молчи! Поехали в театр, — вдруг внезапно предложил он.

— Ты серьезно? — в голосе девушки правда чувствовалось удивление.

— Ну а почему нет? В ресторане мы уже были, в баре встречаемся почти каждую субботу, дома у меня тоже уже не очень интересно… Почему бы не пойти в театр? Я теперь преподаватель, как-никак, мне нужно культурно развиваться и подавать пример студентам, — сказал бывший банкир с нотками сарказма в интонации. — Так почему бы не начать заранее?

Нина улыбнулась и проговорила в трубку:

— Ладно, я так давно не была в театре, что просто не в силах устоять перед твоим предложением. Выбери спектакль на свое усмотрение, скажи мне, куда и во сколько подъезжать.

— Я могу тебя забрать из дома на такси.

Девушка помедлила немного, а затем, делая вид, что будто куда-то торопится, быстро бросила:

— Это не очень удобно для меня. Скорее всего, я вообще не дома буду… Так что напиши мне смс, во сколько, а я приеду сама. А теперь мне пора. Еще раз поздравляю и до встречи!

Мужчина положил трубку с каким-то неприятным ощущением. Кажется, эта девушка знала о нем абсолютно всё, ведь он сам впустил ее в самые глубинные частички своей души. Во имя спасения, конечно же. Но при этом она совсем не открылась ему. Ни капельки. Ни на йоту. Никогда не рассказывала о родителях, о друзьях, о том, почему работает в ночном баре… Даже о том, в каком университете учится Нина, мужчина узнал лишь после того, как она озвучила ему свою идею и показала вакансию… Все это немного пугало его, но в то же время безумно интересовало. Хотелось отгадать загадку, тайна которой ему была вроде как и не под силу…

В тот день, когда он разработал-таки идеальный концепт будущего спецкурса, а она приготовила, казалось, самый вкусный на свете салат, они чуть не поцеловались. Вечер действительно был бы идеальным на все сто процентов, если бы это в итоге произошло. Но девушка испугалась собственных желаний, оттолкнула мужчину, губы которого были в паре миллиметров от ее лица, и быстро засобиралась домой. Почему? И этого он понять никак не мог. Решил действовать аккуратно, с великой осторожностью протаптывая путь к её секретам, образовавшимся в результате огромной, как ему казалось, боли, через которую в свои двадцать лет прошла девушка.

***

— Встреть меня, пожалуйста, у метро, — задыхаясь от бега, проговорила Нина в трубку, — я ужасно опаздываю, но надеюсь, что мы успеем прямо к началу спектакля. Если ты подберешь меня на такси у подземки.

— Хорошо, скоро буду! — счастливым голосом ответил мужчина. Когда увидел входящий звонок, всё внутри нервно сжалось от того, что Нина набрала его номер, чтобы из-за каких-то причин отменить встречу. Они не виделись всего неделю, но он не мог перестать по ней тосковать. Казалось, что мужчина начинает скучать еще под конец встреч, как бы про запас, чтобы потом нехватку её общества переносить менее остро. Но переставать скучать почему-то не выходило. Неужели он попал в новую зависимость по имени Нина?

Вопреки договорённости, мужчина решил отпустить такси, дожидаясь девушку в полном одиночестве.

— Прости-прости-прости, — запыхавшись, суетливо протараторила Нина. Переводя дыхание и опершись на друга, девушка вдруг вопросительно осмотрелась по сторонам. — А где такси?

— Я не стал просить нас дожидаться. Мы все равно уже на десять минут опоздали… Усаживались бы на свои места в зале только к концу первого акта! — утрируя, сказал он. Увидел немного погрустневшие глаза Нины и поспешил продолжить. — Ничего страшного, еще сходим, когда похолодает. А сейчас надо гулять побольше! Посмотри, какое прекрасное лето. Бархатное, звонкоголосое, полное ярких красок. Проведя полгода жизни в баре, утопая в стакане с виски, я многое пропустил. И только сейчас осознал, как это прекрасно — радоваться каждой минуте жизни, какой бы прескверной она ни казалась на первый взгляд.

Нина согласно улыбнулась, взяла под руку мужчину и положила голову ему на плечо.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Ты прав, мой дорогой друг-философ, — слово «друг» девушка будто бы специально интонационно подчеркнула.

Пара побрела вдоль проспекта, наслаждаясь невероятно свежими и теплыми запахами уходящего лета. Он купил ей букет полевых цветов у бабушки на улице, а она, сияя от радости, чмокнув его в щечку, поспешила возвратить букет продавщице, чтобы та продала его еще раз.

— Смешная ты, Нина, непосредственная такая девчонка… — фраза прозвучала так, будто её произнес не он, а мысль из головы вдруг выскользнула наружу и заговорила человеческим голосом.

Девушка звонко рассмеялась:

— Пускай будет так…

— Загадочная, к тому же.

— В чем проявляется моя загадочность? — ответила Нина, слегка прищурившись.

— Да хотя бы в том, что я знаком с тобой уже несколько месяцев, а не знаю о тебе решительно ничего! — воскликнул мужчина.

— Ну, как же это — ничего? Ты знаешь мое имя, возраст, где я учусь и где работаю, — начала перечислять девчонка с сарказмом в интонации. — Также недавно узнал, что я неплохо готовлю… Разве этого мало, дружище? — мужчину начинало напрягать, что почти в любой фразе она намеренно подчеркивает, что они просто друзья. Решив не делать на этом слишком большой акцент, он лишь спросил:

— А почему, кстати, опоздала ко мне на встречу? Ты вроде не говорила, что у тебя сегодня работа или какие-то дела.

Нина помедлила, а потом решительно ответила:

— На свидание ходила.

Он опешил. От шока даже остановился, но поняв, что этим телодвижением выдаёт себя, медленно продолжил путь. Спросил робко:

— А с кем, если не секрет?

Зная, какой вопрос ее ожидал, Нина поспешно ответила:

— С Дэном. Помнишь его? Из бара. Представляешь, выяснилось, что он в этом году заканчивает мой университет!!

«Класс! Приплыли… Мало того, что девушка, которая с постоянной пропиской поселилась в его сердце и голове, ходит на свидания с другими парнями, так еще и ухажер ее — чувак с ее же работы, который учится с ней же в универе! Вот соперник то. Такой, хочешь не хочешь, а постоянно будет находиться с ней рядом… Твою мать!»

Сердце мужчины бешено колотилось, щеки внезапно загорелись пожаром от подступившего кома волнения. Почему Нина так поступает?

Мужчина был уверен, что тоже нравится этой молоденькой девушке. Не могло всё измениться за какую-то неделю. Просто не могло. Может, Нину настроили против него, может, наговорили чего-то?

— Эй, ты чего замолк вдруг? Пойдем купим мороженое! Хоть вечер уже на дворе, но так жарко! — Нина изо всех сил старалась придать интонации непосредственное звучание. Девушка далеко была не дурой и понимала, что сейчас творится на душе у ее друга. Но она знала, что лучше сразу расставить все точки над «и», чем потом довести отношения до кипения и вылить обжигающий кипяток правды на мужчину. Они не могли быть вместе. Ни в коем случае. Ошибку мамы девушка никогда не повторит.

Глава 14

[Задолго до рождения Нины]

Очаровательная, невероятно харизматичная и утонченная девушка, которая носила красивое имя Белла, спешила на экзамен в университет. Накануне вечером студентка хорошо отметила день рождения с подружками и поэтому не была подготовлена так, как следует. Очень волновалась. Прямо сильно. Не в ее правилах было так безответственно подходить к учебе. Белла получала повышенную стипендию, постоянно совершенствовала свои знания в библиотеке, участвовала в научных конференциях и даже получила грант на обучение за границей по программе обмена студентами. В Швецию предстояло отправиться уже в следующем полугодии, но пока нужно было разобраться с сессией здесь. Первые два экзамена Белла сдала “на отлично”, но оставалось еще два, один из которых, к слову, сегодня. И она к нему не готова совсем.

Задачу усложнял еще и тот факт, что принимать экзамен будет абсолютно незнакомый преподаватель. Университет периодически проводил такие эксперименты, чтобы у профессора не было особого или предвзятого отношения к студентам. Поэтому семинары зачастую вел один преподаватель, а принимал зачеты и экзамены абсолютно другой.

Об этом преподавателе среди учащихся сложилось весьма противоречивое мнение. Кто-то обожал его и боготворил, а кто-то отвергал и даже ненавидел всем сердцем. Поговаривали, что этот мужчина еще тот альфа-самец и герой-любовник. Разбил сердца уже многим его юным студенткам. Девчонки-сплетницы даже шутили, что этот мужчина настоящий коллекционер женских сердец. Вспоминая всё услышанное когда-либо об этом преподавателе, Бэлла хмыкнула и подумала про себя: “А что, если мое положение будет совсем плачевно… Не попробовать ли построить ему глазки? Если так падок до девушек, вдруг поможет?”

Дождавшись своей очереди, девушка робко постучала в дверь аудитории, распахнула ее и вошла вовнутрь. За столом сидел мужчина в темно-коричневом гольфе с высоким горлом и в черном пиджаке. Лицо украшали очки без диоптрий. Вероятно, надевал их специально, чтобы казаться чуть старше и серьезнее, чем был на самом деле. Даже не взглянув в сторону вошедшей студентки, заполняя зачетки, сказал:

— Тяните билет, оглашайте номер, присаживайтесь. На подготовку ответов на вопросы полчаса.

Девушка подошла к столу, где в хаотичном порядке были разбросаны билеты. Она перекрестила парту, чем вызвала смех у одногруппников и тем самым заставила преподавателя отвлечься и, наконец, посмотреть на нее. Затем, после мучительного выбора, Белла все же вытянула билет и огласила номер:

— Билет номер 34! — бойко ответила она, а в голове тем временем начала разгораться паника. “Какой ужас! Я прочитала только первые 10 билетов… ну всё. Мне кранты”.

Преподаватель окинул Беллу взглядом, оценил её с ног до головы и указал на рабочее место. В аудитории было две свободных парты: первая, прямо перед носом у препода, и последняя — та, на которою молился каждый студент, ведь именно за таким столом было проще всего списать. Несложно догадаться, за какой партой преподаватель приказал усесться Белле. В тот момент она поняла, что это точно провал. Не допуская мысли, что может опозориться, хватаясь за последний шанс, она сделала вид, что не заметила, куда ей указал садиться профессор, и уверенно двинулась к задней парте.

Это, естественно, не осталось незамеченным, и преподаватель тотчас же её окликнул:

— Белла, я, кажется, сказал, куда вам садиться. Вернитесь, пожалуйста.

Девушка не растерялась, она была готова к замечанию и поэтому сразу начала уверенно атаковать:

— Мне легче думается, когда я нахожусь немного поодаль от остальных… — округлив непосредственно глаза, сказала девушка. Изо всех уголков аудитории послышались приглушенные смешки.

— Не волнуйтесь, здесь мы тоже ничем вам не помешаем, — спокойно проговорил преподаватель и взглядом указал на первую парту. — Присаживайтесь сюда.

Белла тяжело вздохнула и нехотя поплелась на свое место прямо перед носом у этого нахального препода.

Через полчаса настало время ее ответа. Кое-как справившись с первым вопросом, девушка не настрочила ни строчки на второй. Присаживаясь перед преподавателем, девушка ощущала себя так, словно садится на электрический стул: еще ни разу она не была так близка к провалу. Если завалит эту сессию — плакала ее Швеция…

Выслушав ответ девушки на первый вопрос, преподаватель озадаченно пролистал ее зачетку и разочарованно сказал:

— Хмм… Судя по вашему ответу так и не скажешь никогда, что Вы — отличница…

— И на старуху бывает проруха, — не подумав, ляпнула Белла и тут же добавила, — смысл тот же, но наоборот… Ну, вы поняли… Ой, что-то я вообще волнуюсь…

Профессор едва заметно улыбнулся и немного с сарказмом процедил:

— Вам что, Белла, оценки за красивые глаза ставят?

Девушка приняла вопрос, как вызов, посмотрела на преподавателя самым невинным и очаровательным своим взглядом, и загадочно промолвила:

— А что если и так… Поэтому давайте же не будем отступаться от этой традиции!

За спиной снова послышались смешки одногруппников, которым преподаватель в тот же миг сделал замечание, призывая соблюдать тишину в аудитории.

— На второй вопрос есть ответ?

Белла посмотрела вниз и сквозь зубы проговорила:

— Ну… там… совсем мало, если честно.

Профессор недовольно поднял брови и сказал:

— Даже не знаю, что с вами делать, Белла. Я вижу по зачетной книжке, что плохих оценок у вас нет совсем, да и о ваших заслугах для университета знаю. Но принять экзамен сегодня не могу, ответ, вы сами видите, никуда не годится. Я не буду ставить вам официальную пересдачу, просто придете послезавтра с другим потоком в это же время и пересдадите. На подготовку два дня. Советую взять в библиотеке мою книгу по данному предмету.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Белла выдохнула с облегчением.

— Спасибо вам большое, я подготовлюсь и сдам… Обещаю, — ей было стыдно смотреть в глаза такому великодушному преподавателю, поэтому девушка быстро схватила зачетку и выбежала за дверь. Прямиком в библиотеку.

Но в книжном хранилище ее ждал еще один неприятный сюрприз. Все книги авторства этого преподавателя были “на руках”. И это не мудрено, ведь весь университет по очереди сдавал сейчас экзамен по предмету, который он ведет.

— Не знаете, а в книжных магазинах не продается его книга? — умоляющей интонацией спросила Белла.

Библиотекарь отрицательно покачала головой:

— К сожалению, нет. Это пособие он разрабатывал специально для учащихся нашего университета.

Белла обреченно вздохнула: “Ну вот, приехали… И как теперь подготовиться? Да еще и за два дня…”

Девушка решила остаться в университете и подождать, пока преподаватель примет экзамены и освободится. Она лелеяла надежду, что у того в кабинете или еще где-то может храниться пару учебников. Белла могла бы их попросить, а потом вернуть в целостности и сохранности.

Через два часа студентка, наконец, увидела, как последний ее однокурсник покидает аудиторию. Подождав, пока тот скроется за углом, Белла прошла к кабинету. Еще более робко, чем с утра, постучала в дверь. Послышался голос профессора: “Да-да, войдите”. Девушка появилась и сказала:

— Здравствуйте еще раз.

Преподаватель изумленно глянул на нее:

— Белла, вы еще здесь? Вы должны быть дома и штудировать мой учебник! — с издевкой проговорил он последнюю фразу.

— Я бы с радостью, но… В библиотеке ваших пособий нет. Все разобрали… Поэтому я осмелилась зайти к вам еще раз и спросить, не найдется ли у вас запасного учебника для меня? Обещаю, что верну через два дня еще в лучшем состоянии, чем взяла… Честно… — с картинной неуверенностью и робостью произнесла девушка, чем безумно подкупила преподавателя.

— А это похвальный поступок, Белла… Да, у меня есть учебник, конечно, и я могу вам его одолжить.

Девушка радостно улыбнулась и спросила:

— Я могу подождать здесь, пока вы мне его принесете?

Преподаватель рассмеялся.

— Долго ждать тогда придется.

Студентка непонимающе посмотрела на него. Уловив ее замешательство, профессор добавил:

— Пособие у меня дома. Сейчас я как раз еду домой на пару часов, а вечером у меня мастер-класс в одном арт-пространстве. Поэтому по времени весьма ограничен.

— И что делать? — разочаровано спросила Белла.

— Поедешь со мной и заберешь учебник. Я живу в десяти минутах от университета. На машине. Спускайся пока в гардероб, выходи и жди около перекрестка за сфетофором, я подъеду туда.

Девушка согласно кивнула и удалилась из кабинета. Через пятнадцать минут она уже мчалась в машине вместе с преподавателем к нему домой. “Странное стечение обстоятельств”, — про себя думала Белла, а сама пыталась поддерживать как можно более непринужденный разговор с профессором. Сидя рядом на переднем пассажирском кресле, девушка только сейчас, немного отойдя от нериятной ситуации на экзамене, смогла как следует рассмотреть и оценить преподавателя. Он обладал весьма мужественным профилем с острым подбородком. Брутальности ему придавала трехдневная щетина и едва уловимый, но приятный, свежий запах парфюма.

Когда Белла оказалась у него дома, решила ждать на пороге, не заходя в квартиру. Он снял куртку, разулся и прошел в глубь своего жилища, растворившись между многочисленными книжными полками. Через пять минут до Беллы донесся его голос:

— Белла, проходи в квартиру, разувайся и снимай пальто. У меня накопилось столько литературы, что отыскать учебник в одиночестве кажется мне непосильной задачей. Мне нужна помощь.

Девушка вздохнула, разделась и прошла в рабочий кабинет преподавателя. Когда искали нужное учебное пособие, стояли друг к другу так близко, просто на критическом расстоянии, что Белла на секунду задумалась о том, что была бы не прочь познакомиться с этим мужчиной поближе, узнать его в неформальной обстановке. Эти мысли ей не нравились, она постоянно отгоняла их от себя, вспоминая, какая слава ходит об этом человеке по университету.

— Так, кажется, я вспомнил, где лежит этот учебник… На самом верху. Во-о-он там, — показал он на полку, которую с легкостью можно назвать антресолью. — Сейчас принесу стул, заберусь туда и поищу, твоя задача, — преподаватель еще в машине решил перейти с ней на “ты”, — держать этот стул, чтобы не шатался.

Белла согласно кивнула. Преподаватель вскарабкался на стул, девушка ухватилась руками за его спинку и ножки. Вдруг мужчина неожиданно прокричал “берегись!”, и Белле тотчас же прилетело по лбу какой-то тяжелой и увесистой книгой. От неожиданности и боли девушка пошатнулась и, не удержав равновесие, упала. Преподаватель в ужасе спрыгнул со стула с возгласом “ой, Белла…”, подошел к девушке, подал руку, чтобы та поднялась и осмотрел ее лоб.

— Будет шишка, — с интонацией знатока заключил он и рассмеялся.

Белла обижено посмотрела на него и сказала:

— Вообще-то, несмешно…

— Видела бы ты, как это смешно выглядело с высоты! — воскликнул он и покатился со смеху еще больше. Белла не смеялась, а серьезно смотрела на мужчину.

— Принисите мне что-нибудь холодное, ко лбу хоть приложу.

— Да-да, сейчас! — сквозь смех проговорил он, удалился на кухню и через мгновение появился с замороженным куском куриной грудки. — Ничего другого нет, — заботливо прикладывая к пострадавшему лбу Беллы мясо, с сарказмом сказал он.

Не удержавшись, студентка съязвила:

— Уже только за это вы должны поставить мне отличную оценку за экзамен!

— Не путай рабочие отношения с личными. На работе я твой профессор, а здесь просто знакомый, который, бесспорно, хочет искупить свою вину перед тобой. У меня есть вкусные конфеты? Хочешь чаю?

От напоминания о еде у Беллы немного свело желудок. Девушка вспомнила, что с утра ничего не ела. Любой перекус был бы сейчас как нельзя кстати. Даже чайно-конфетный.

Во время чаепития девушка открыла для себя просто невероятно интересного человека. Он действительно общался с ней наравных. Белла не чувствовала барьера между ними, как это ощущалось с другими преподавателями, которые постоянно ставили себя выше студентов и требовали к себе соответствующего отношения.

— Я извиняюсь за нескромный вопрос… Если не хотите, то не отвечайте. А сколько вам лет? — набравшись храбрости, спросила девушка.

— Мне 41, а что?

— Ого! То есть… Я не это хотела сказать. Просто с вами я почему-то абсолютно не чувствую разницу в возрасте и в положении. С вами очень приятно общаться! Словно к старому другу на огонек заглянула.

— Ну а как иначе-то? В этом и есть прелесть человеческих взаимоотношений, Белла. Сейчас я не воспринимаю тебя, как свою студентку, от этого и нет преград. Университет же обязывает соблюдать субординацию, и это логично, согласись же!

— Это так, правда. А как вы меня воспринимаете вне университета?

Мужчина загадочно улыбнулся и взглянул на собеседницу:

— Ну, по крайней мере, как привлекательную и умную девушку, с которой есть, о чем поговорить.

Белла слегка покраснела и потупила взор.

— Мой мастер-класс начнется уже через час. Хочешь поехать со мной, побыть в числе моих слушателей? Думаю, информация, полученная тобою сегодня, пригодится тебе как нельзя кстати во время экзамена.

— Я только с радостью, — не раздумывая ни мгновения, воскликнула Белла. Кажется, ее интерес к мужчине начал набирать новые, очень сильные, обороты.

Мастер-класс, на котором посчастливилось поприсутствовать девушке, прошел просто замечательно. Она действительно получила огромное количество новой, полезной информации, но еще больше она осознала то, насколько этот мужчина был хорош собой. В минуты ораторства его харизма так и притягивала к себе восхищенные взгляды слушателей. Преподаватель и правда обладал невероятным магнетизмом. Белла даже пожалела, что он ни разу не вел у нее семинары. Хотя, может, это и к лучшему, ведь ей явно было бы не до учебы.

С мастер-класса они тоже уехали вместе. Как истинный джентельмен, он предложил подвезти девушку до дома. В машине они обсуждали прошедшую лекцию, а также он давал Белле советы, на что нужно будет обратить внимание во время подготовки к экзамену. Припарковавшись у ее подъезда, мужчина, облакотившись на руль, поблагодарил Беллу за компанию и еще раз извинился за то, что ей прилетело книгой по лбу. Она пообещала, что подготовится к экзамену на все сто и уже собиралась выйти из авто, как вдруг осознала, что никуда не уйдет, пока… не поцелует его. При мыслях об этом ладошки Беллы моментально вспотели. Привыкшая к мужскому вниманию и к тому, что это парни обычно жаждят ее поцелуев, девушка растерялась, не знала, как поступить, как дать ему намек, и будет ли этот намек вообще уместен. А вдруг преподаватель никогда не выступает за рамки, держа свои эмоции под контролем?

Девушка решила обнять его еще раз на прощание и в последний момент провернуть голову так, чтобы как бы невзначай коснуться своими губами его губ. Получилось, если честно, неловко и неказисто, но, тем не менее, намек был уловлен. Когда Белла задела своими губами уголки его губ, он, не раздумывая, заключил ее в объятия и страстно поцеловал в засос. Такого страстного, нежного и чувственного поцелуя в жизни Беллы не было никогда — это она могла подтвердить в ту же секунду. Девушка, казалось, сейчас потеряет сознания от переизбытка чувств. Бабочки в животе устроили вальсирование, под ложечкой засосало, а сознание, кажется, уносилось куда-то в параллельную вселенную. Ей было так хорошо. Она закрыла глаза и постаралась “сфотографировать” этот момент на память.

— Сдашь экзамен на отлично, отпразднуем вместе это дело, — оторвавшись от ее губ и многозначительно улыбаясь, сказал он.

— Тогда я буду учить всю ночь, весь день, а потом еще всю ночь, — нежно промямлила заплетающимся языком Белла, открыла авто и растворилась за дверью своего подъезда.

В тот миг девушка поняла, что влюбилась. Впервые. И, кажется, навсегда. А он?

Глава 15

— Белла, поверить не могу: вы подготовились блестяще, — глядя на студентку широченными от удивления глазами, проговорил преподаватель.

Девушка засмущалась и отвела взгляд. «Еще бы, — пронеслось в голове, — я спала всего два часа за полтора дня».

— Вот так, уважаемые студенты, надо готовиться к экзаменам! — обратился к аудитории профессор, голос которого, казалось, начал сводить Беллу с ума. Она понимала, что мужчина догадался о причине ее отличной подготовки. Отнюдь не ради оценки.

— Хммм… — пролистал зачетку девушки преподаватель, — ваша зачетная книжка не заполнена.

Белла нахмурила лоб.

— Но этого не может быть, — запротиворечила она, — я всё всегда запол…

— Не заполнена, Белла, — решительно перебил он ее. — Сейчас нет времени заполнять вашу зачетку, на очереди следующий студент. Подойдите по окончании экзамена с заполненной книжкой, и тогда вам будет выставлена оценка, — с этими словами он отдал девушке ее студенческий документ и жестом указал на дверь.

В растерянности и непонимании она спрятала зачетку в сумку и тихонько удалилась из аудитории. В коридоре, немного придя в себя от волнения, Белла достала зачетку и быстро пролистала. К недоумению девушки — ни одной незаполненной строки. «Странный человек… И зачем он это сказал? Да еще и так бесцеремонно?» — пронеслось в голове у Беллы. Юная красавица и правда этого не понимала.

Скоротав кое-как два медленно тянущихся часа в библиотеке за книгой, Белла вновь поднялась в аудиторию, где недавно сдавала экзамен, и робко постучалась в дверь:

— Простите, это Белла. Можно войти?

— Да, войдите, пожалуйста, — услышала она кроткий холодный голос. — Присаживайтесь. Заполнили зачетку?

Девушка недоумевающе посмотрела на преподавателя, протянула книжку и тихонько сказала:

— Но она… заполнена. Вы, наверно, что-то перепутали…

Преподаватель издевательски обворожительно улыбнулся и промолвил:

— Ну я же обещал тебе, что если отлично сдашь, пойдем вместе отмечать. Надо же было как-то договориться, правильно? Я из тех, кто выполняет обещания.

Девушка густо покраснела, засмущалась и оголила ровные белые зубы. Она сияла от радости.

***

Их первое неформальное свидание Белла запомнит на всю жизнь, ведь именно в тот момент девушка осознала, что с ней происходит то, о чем часто снимают фильмы, описывают в книгах и превозносят в песнях. Что-то, чему дали название «любовь». Девушка ощущала себя невероятно легкомысленной, так быстро идя на контакт со взрослым мужчиной, который еще и вдвое старше ее, но… ничего не могла поделать со своими чувствами, никак не могла себя остановить.

Он пленял ее своей харизмой, интересными разговорами обо всем на свете и невероятной легкостью, которую, как казалось Белле до знакомства с ним, могла присутствовать только у молодых и беззаботных юношей, но никак не у состоявшихся мужчин. Во время беседы с ним Белла не могла оторвать от него взгляда: весьма яркая мимика с постоянно «ходящими» вверх-вниз густыми бровями, ворох густых темных волос с мелкой проседью, придававших ему еще больше мужественности и брутальности, и седоватая, будто слегка припорошенная свежим снегом, щетина… Право, от этого мужчины невозможно было оторвать взгляда. Теперь Белла понимала, почему многие студентки страдали из-за неразделенной любви к нему. «Похоже, мне тоже это грозит», — глубоко вздохнув, подумала она и внезапно выпалила:

— Вы знаете, я очень боялась в первый раз идти к вам на экзамен.

— Почему? Потому что не подготовилась? — с издевкой спросил преподаватель.

— Да нет, не только из-за этого… — Белла сделала паузу и быстро проговорила. — Из-за вашей репутации… Не очень хорошей.

Медленно повернув голову и немного наклонив ее на бок, мужчина спросил:

— Ты меня заинтриговала. И что с моей репутацией не так?

— Слишком много разбитых сердец оставляете после себя. Вот и злые девушки, чьи мечты не воплотились в реальность, в негодовании распускают о вас слухи…

— Ну, вот ты и ответила на вопрос. Распускают слухи. Верить в них не стоит…

— Но слухи ведь не рождаются из воздуха…

— Правильно, — сказал мужчина, отпив немного белого сухого вина из своего бокала. — Слухи берутся из мусорных уст тех, кто их произносит. А разве мусору есть место в жизни?

Больше Белла не пыталась ничего разузнать.

Они пили вино, ели вкусности и разговаривали на интересные темы. Девушке казалось, что они знакомы всю жизнь, столько в этом человеке было родного, своего… Такого неуловимого, но осязаемого.

Глава 16

Они были вместе уже год. Целый год, наполненный незабываемыми эмоциями, бабочками в животе, а также огромным количеством надежд на будущее. Белла действительно была счастлива. Даже невзирая на то, что отношения они держали в строжайшей тайне, ведь связь с преподавателем — это нечто постыдное, запретное, недопустимое. Особенно для пай-девочки, студентки-отличницы, уверенными шагами идущей к цели под названием «красный диплом». А порой так хотелось закричать о своем счастье, рассказать, что этот мужчина с беспристрастным взглядом, подобный неприступной крепости, на самом деле её и только её, Беллы. Но они заключили пари: не должен знать никто, даже лучшая подруга. Приходилось терпеть и ждать окончания обучения в университете.

Гром разразился внезапно, неожиданно, огрев обжигающе холодным градом, как это обычно бывает, когда ясное небо ни с того ни с сего затягивается чернющими тучами. Попивая кофе на одном из перерывов, обмениваясь сплетнями с лучшей университетской подругой, вдруг услышала от нее:

— А наш Казанова[10] еще в строю, оказывается, — с насмешкой проговорила подруга, взглядом указывая в противоположный угол университетсткого коридора.

В замешательстве Белла повернула голову и ее взору предстала любопытная, но мгновенно разбившая все ее воздушные замки, картина: ее любимый человек флиртовал (точно-точно флиртовал, девушка наизусть выучила этот взгляд!) с миловидной третьекурсницей, которая незаметно вложила в его ладонь какую-то бумажку, обольстительно улыбнулась и, легко коснувшись его плеча, пошла к лестнице, удалившись за поворотом. Закусив губу, преподаватель сдавленно и самодовольно улыбнулся. Потом, будто бы спохватившись, посмотрел по сторонам и столкнулся со взглядом Беллы, которая, казалось, замерла, как статуя.

— Эй, что ты палишься! Не смотри ты на него так открыто, не завидуй, — толкнув Беллу в плечо, с издевкой прошептала подруга. Белла встряхнула головой, взяла приятельницу за руку и зашагала прочь.

— Я что-то проголодалась. Не хочешь зайти в столовую перед парой? — на ходу спросила она, чтобы не выглядеть совсем уж подозрительно.

***

— Белла! Да прекрати ты! Это совсем не то, что ты думаешь! — закатывая глаза, пытался оправдаться любимый мужчина.

— Так мне и думать ничего не надо, — раскрасневшись от захлестывающих эмоций, цедила девушка, — я всё видела своими глазами! Вы флиртовали и ты взял у нее номер телефона!

Он хохонул:

— И что? Взял и взял. Девушка еще неопытная, подумала, что если применить в ход орудия обольщения, я не устою и поставлю ей удовлетворительную оценку. Она же двоечница редкостная. Но я на это уже давно не ведусь…

— И тем не менее, ты взял ее номер телефона!

— Я не брал, Белла! Она сама вложила мне его в руки! В любом случае, мы с тобой друг другу ничего не обещали…

***

«Мы с тобой друг другу ничего не обещали…» — эта фраза будет преследовать девушку еще очень долгое время, будоражить ее сны, разноситься эхом по пустым пространствам… С тех пор эта фраза никогда не покинет Беллу, заселившись в ее сердце с постоянной пропиской.

«А разве обязательно нужно что-то обещать, чтобы быть верным и не отступиться от выбора?» — часто задавала она вопрос в пустоту и не находила ответа.

После этой, казалось бы, нелепой ссоры, они не общались несколько месяцев. Иногда девушка откровенно пялилась на него, встречая в стенах университета, нарочито громко здоровалась, как бы давая понять окружающим, что их отношения давно вышли за грань взаимоотношений «преподаватель-студент». Он спокойно отвечал на ее приветствия, и его лицо при этом не выражало никаких эмоций. Очевидно, он охладел. Иначе как объяснить факт того, что мужчина ни разу после ссоры не проявил желания поговорить с Беллой, помириться? Казалось, что он снова начал воспринимать ее только лишь как одну из многочисленных студенток, пускающих на него слюни. Остыл так же быстро, как и зажегся. А может, кроме влечения и интереса никогда и не чувствовал ничего… Белле оставалось только гадать.

Однажды Беллу вызвали к декану факультета. Ладошки вспотели, сердце бешено колотилось. «Неужели они прознали про мои отношения с профессором? И теперь из-за этого он лишится работы, а меня отчислят… О, Боже!» — мысли лихорадочно скакали и их не удавалось собрать воедино. Открывая дверь кабинета декана, девушка заранее готовилась к худшему. Как только она поздоровалась и присела, декан без лишних словесных блужданий перешел к делу:

— Белла, вы — одна из лучших студенток нашего факультета. Вам учиться еще больше года, а за Вас борются лучшие рекламные агентства страны. Вы очень перспективны. Несмотря на то, что в прошлом году по каким-то личным причинами вы отказались по обмену ехать в Швецию, в этом году наш университет снова выдвинул вашу кандидатуру и, я надеюсь, отказаться вы больше не посмеете. Стажировка в Швеции — это отличный шанс повысить профессиональные навыки и обрести совершенно иной, отличный от нашего, опыт работы в сфере рекламы. После того, как в вашем резюме появится пункт о стажировке в одной из самых развитых европейских стран, здесь работодатели будут драться за вас. Вот увидите!

Недолго думая, девушка четко и ясно ответила «да» и улыбнулась. Если в прошлом году она распрощалась со своей целью и мечтой ради чего-то более реального и осязаемого — ради любимого человека, которого на тот момент не хотела оставлять ни на минуту, то сейчас ее здесь никто не держал.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Несколько раз случалось, что студенты так хорошо проявляли себя в заграничных поездках, что им прямо там предлагали работу, старались изо всех сил удержать, предлагая различные бонусы. Не исключено, что и Беллу могла ждать такая же судьба.

Прежде чем постучать в двери его квартиры, девушка раздумывала пару недель. Она не могла уехать просто так, не прощаясь. Даже несмотря на то, что их отношения потихоньку превращались то ли в миф, то ли в приятные воспоминания, Белла мысленно жила только ими. Первая любовь — самая сильная, самая яркая, самая эмоциональная. Теперь девушка знала это не по наслышке.

Робко прикоснушись кулачками к его двери, она глубоко вздохнула и от волнения закрыла глаза, когда услышала громкое «Минуту, иду!»

Он открыл дверь, держа в одной руке томик Ницше[11] и удивленно уставился на Беллу. Девушка не смогла прочесть, что, кроме замешательства, выражал его взгляд. Рад он был ей, раздосадован или сбит с толку — непонятно.

— На следующей неделе я уезжаю. В Швецию. Мне снова предложили и на этот раз я не смогла отказаться… — растерянно проговорила она, стоя на пороге его квартиры.

Он захлопнул книгу, отложил ее в сторону, руками притянул Беллу к себе за талию и сказал:

— А я скучать по тебе не отвык, дорогая… — и с этими словами заключил в объятия.

***

Эта физическая близость была самой яркой и чувственной за все время, проведенное ими вместе. Воспоминания о ней еще не раз тревожили Беллу, лучше и слаще эмоций она больше никогда не испытает.

Они лежали в кромешной темноте, в его спальне, на его кровати, под его одеялом, на его простынях. Здесь все было пропитано его запахом и запахом их любви. Она зажмурила глаза от счастья. Поверить в это было трудно, почти невозможно — она снова здесь, лежит на его груди, вдыхает его аромат, слышит учащенноё биение его сердца. Опять, как тогда, она почувствовала те же самые эмоции. Ей хотелось закричать от счастья, но кто бы ее услышал? А если бы услышали, то сочли бы сумасшедшей. Наполовину в полустрасти и наполовину в полузабытье она попыталась пробормотать ему на ушко какие-то бессвязные нежности, но он приложил указательный палец к её губам, а затем, не дав ей опомниться, страстно поцеловал. Здесь Белла окончательно забылась.

На утро, выпив несколько кружек крепкого кофе, девушка отважилась и спросила:

— Я знаю, мы друг другу ничего не обещали, но ответь: ты будешь по мне скучать? Хоть немного?

— Не перестану ни на минуту, Белла. Но, как умудренный опытом человек, скажу: в Швеции тебя ждут огромные перспективы. Это действительно мощное начало. Постарайся проявить себя на все сто, так, как ты умеешь, так, как в тот самый день, когда ты блестяще пересдала мою дисциплину, что я даже на секунду усомнился в том, что в аудитории профессор именно я, а не ты. И… не пойми превратно, но… Если ты там встретишь кого-то, кто понравится тебе, не пытайся оставаться мне верной. Дай волю чувствам! Ты совсем молодая, чтобы останавливаться, — последнюю фразу мужчина проговорил, отведя от Беллы взгляд. Будто сам стыдился своих слов.

— Но если мне никто не нужен, кроме тебя… Как же я смогу влюбиться, если уже люблю? — тихо прошептала девушка.

— “Любовь — плод послушания, но плод самой любви — свобода” — так любил повторять Ницше. Я тоже почти уверен в том, что люблю тебя, Белла. Но чтобы эта любовь жила, она должна быть на свободе. Как только мы сдавим ее оковами, она испарится, утонет в быту, приестся, приживется. Любовь — слишком тонкая материя, которую слишком легко порвать… И обратно уже на вряд ли сошьешь.

“Чертов профессор философии!!” — пронеслось в голове у Беллы. Она быстро собрала свои вещи и выбежала из его квартиры, напоследок услышала будто бы насмешливое “Я буду любить тебя и ждать, но ты лучше останься”.

Через три месяца, находясь на успешно проходящей стажировке в Швеции, девушка узнала, что ждет ребенка. Сомнений не оставалось — профессор философии станет отцом.

Глава 17

Она пришла в университет в длинном платье свободного кроя, которое весьма убедительно скрывало ее положение. Девушка никому не призналась в своей тайне и оттого все за спиной ее высмеивали, мол, знатно так набрала в Швеции, небось, ни в чем себе не отказывала. Особенно, во вредной еде. «Пусть думают, что хотят, — устало уговаривала себя Белла, — главное, чтобы не добрались до правды».

Но вот лучшая подруга Беллы оказалась на удивление смекалистой и прозрительной. На первом же перерыве затащила девушку в туалет, припала ухом к её животу и шепотом спросила:

— Мальчик? Девочка?

Белла сначала отпрянула, попятившись назад, но потом остановилась и обреченно вздохнула:

— Не знаю…

— А имя отца-то знаешь хоть?

— Ты не поверишь…

Выслушав от начала и до конца всю историю, лучшая подруга чуть не лишилась дара речи. Поверить не могла, что такая тихоня, как Белла, покладистая отличница, и тут… беременна от преподавателя! Да еще и от какого! Самого скандального во всем университете.

— Н-да уж, дела, конечно… Не знаю даже, что и сказать… Белл, не того ты мужчину выбрала в отцы для своего ребенка, не того…

— Я не выбирала, оно само… — растерянно произнесла Белла.

— Дура ты потому что!!! — вдруг в сердцах вырвалось у подруги и она, будто сама не ожидая того, что так грубо ответит, испуганно прикрыла рот ладонью.

Белла проницательно взглянула на собеседницу, картинно развернулась и быстро вышла из уборной. Она слышала, как подружука побежала за ней, выкривая извинения вперемешку с оправданиями, но девушка не видела смысла останавливаться и вновь погружаться в разговоры о том, кто прав, кто виноват, кто умный, а кто дурак. Глаза застилала пелена слез, что трудно было различить предметы и людей. В университете не хотелось оставаться больше ни минуты.

Вечером она набралась смелости и, тихонько затаившись в ванной, под плещущую из крана воду, набрала номер преподавателя философии.

— Алло-оо-у, — заспанным голосом проговорил он.

— Привет, это я.

— Кто? — в интонации мужчины явно чувствовалось недопонимание. Он действительно не узнал Беллу. «Как такое вообще возможно?» — закрыв глаза, подумала девушка и почувствовала, как ненавистный комок вновь подступает к горлу.

— Белла, — сдавленным прошептала девушка.

На секунду по обе стороны телефонного провода воцарилось молчание. Он нарушил его первым, выдавив из себя смешок.

— О, Белла! Богатой будешь! Ты уже вернулась? Почему?

Она решила не ходить вокруг да около, и прямо выпалила:

— Я беременна.

— …

— Алло, ты слышишь меня?

— О-о! Белла… — было слышно, как мужчина растерялся и разволновался. В поисках нужной фразы он неожиданно ляпнул. — Поздравляю! Кто отец? В Швеции познакомились?

— Ты. Ты отец. Срок уже шесть месяцев.

***

Понадобилось время, чтобы он признал свое отцовство. Белла, казалось, за этот короткий срок времени постарела на лет сто. Она не боялась пройти через все круги Ада, она поставила себе цель — доказать, что мужчин, кроме этого, у нее не было. Когда родилась дочь по имени Нина (ее так назвали в честь прабабушки Беллы), из роддома новоиспеченную мать с младенцем встречали бабушка и дедушка, а вот любимый мужчина… так и не пришел.

Ему тяжело было принять тот факт, что в 40 с хвостиком лет приходится взрослеть и отказываться от любимых привычек — жить только в свое удовольствие, не признавая интересов других людей, а самое главное, менять свою жизнь ради девушки, которая должна была стать всего лишь мимолетным увлечением. Да-да, Белла поймет уже позже, что все слухи, ходившие об этом мужчине ранее, окажутся правдой, и навсегда запомнит истину: сплетни не берутся из воздуха.

Они распишутся только через год после рождения Нины и попробуют строить «нормальную, среднестатистическую» семью. Но эти усилия будут предприняты только в угоду обществу, которое, естественно, никогда не узнает, что творится за стенами квартиры этой самой семьи.

Белла слепо любила этого мужчину. Она порой считала себя сумасшедшей, в пустое пространство задавая вопрос: разве можно так любить? Девушка прощала ему постоянные измены, но просила только об одном: чтобы тот всегда возвращался домой. Пари было заключено.

На удивление, стать примерным отцом он смог. Мужчина действительно любил дочь так, как никогда никого в жизни. Он постоянно читал ей на ночь философские детские сказки, воспитывал любовь к искусству и литературе, приучал к труду, проводил для нее интересные экскурсии. Делал всё, чтобы девочка старалась не чувствовать его отчужденность по отношению к матери. Но Нина всё же ее ощущала, видела, что папа холоден к матери, словно лёд, который та постоянно пыталась разбить, но тщетно.

Когда Нине было 10 лет, папа завёл себе постоянную любовницу. Тоже студентку. Третьекурсницу. По классике, в общем. Ту самую, которая, фактически, захватит его волю, подчинит себе, из-за которой совсем молодой из жизни уйдет Белла… которая позже станет его женой и мачехой Нины. Он будет называть эту девушку своей единственной любовью, не стыдясь при этом присутствия дочери и даже её матери.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Нина запомнила этот день так отчетливо, как будто он не просто произошел вчера, а словно повторялся изо дня в день. Однажды, придя с очередного «свидания» с этой ведьмой (тайком Нина прозвала любовницу отца именно так), папа молча начал собирать чемоданы. Мама бросилась к нему, вопрошая, моля не делать этого. Нину закрыли в другой комнате, но она через дверную щель могла наблюдать за родителями и разобрать некоторые фразы.

— Ты вынудила меня, — кричал он, резко бросая рубашки в чемодан, — жениться на тебе! Ты ненормальная, Белла! Ты свихнулась от своей любви ко мне! Ты меня душишь ею, не даешь мне кислорода! А я вольный, свободный! Я всегда был и должен быть свободен. А твоя любовь для меня сродни тюрьме. Помилуй, а! Я больше не хочу быть твоей зависимостью!

Белла судорожно зарыдала, скорчившись на полу в три погибели. Любимый мужчина только что зарядил мощную оплеуху, даже не дотронувшись до нее. Правду же говорят — слово может ранить острее и пронзительнее ножа.

— Я же давала тебе достаточно свободы, — задыхаясь от плача, еле слышно проговорила она.

— Значит недостаточно, если ухожу. Не волнуйся, Белла. Наша дочь не почувствует нехватки отцовского внимания. Я никогда от нее не откажусь, — голос отца был таким уверенным и ледяным, что Нина почувствовала, как по ее детской спинке бегут мурашки.

Когда дверь за мужчиной захлопнулась, Нина приоткрыла дверь и выбежала к матери. Она устроилась на полу рядом с ней, подлезла подмышку и приобняла ее.

— Мамочка, я буду любить тебя всегда. Ты самая лучшая для меня! — восклицала девочка в попытках хоть как-то приободрить мать. Белла повернула заплаканное лицо к дочке и прислонилась губами к ее лобику.

— Знаю, дочка. Я тебя тоже. Всегда.

Они пролежали так несколько часов. Молча. Не шевелясь. Ничего не говоря друг другу. Каждая — в своих мыслях. Молчание нарушила Белла.

— Дочь, запомни: никогда не совершай моих ошибок.

— Каких это, мама? — искренне удивлась девочка.

— Не пытайся изменить человека, подстроить под себя, попытаться вмешаться в его жизнь. Уверена, что в ста процентах случаев тебя будет ожидать провал. Особенно, если это касается мужчин.

— Но что это значит, мама?

— Вырастешь — поймешь. Да, и еще: никогда не оставайся там, где тебя не хотят видеть. Не навязывайся. Просто уходи. Не будь как я. А теперь давай, поднимайся! Пойдем мыться и готовиться ко сну.

На утро Нина, как обычно, побежала к маме в постель. У них была традиция: тот, кто просыпается раньше, идет в спальню к другому, чтобы поцелуем разбудить. Сегодня первая проснулась дочка и с радостными пожеланиями доброго утра прыгнула к маме в кровать. Она привычно поцеловала мамочку, но в этот раз быстро отшатнулась. Губы у той были мертвецки холодны. Да и сама Белла лежала без движения. Нина заволновалась, начала трясти маму, кричать, чтобы та немедленно поднималась. Но ответа не было. Девочка трясущимися руками, захлебываясь от слез, позвонила отцу. Тот пообещал приехать через двадцать минут.

Белла умерла во сне. От передозировки снотворным. Вскрытие показало, что таблеток было выпито не так много, чтобы случился передоз. Но дело в том, что у Беллы была язва желудка, при которой даже одна таблетка конкретно этого препарата могла привести к летальному исходу. Знала ли об этом девушка, принимая снотворное? Навсегда останется загадкой. Нина предпочитает думать, что не знала. Так легче, чем принять тот факт, что Белла могла осознанно пойти на этот шаг, оставляя маленькую дочь сиротой.

Глава 18

Сентябрь

Первый рабочий день не за горами. Всего пара недель осталась. Волнительно. Особенно после такого внушительного перерыва. Абсолютно новая сфера деятельности, коллектив, конечно же, зарплата, а значит и жизнь.

Нужно отдать должное Нине: несмотря на то, что она нарочито специально не подпускала его к себе ближе, чем это допустимо, если вы стараетесь изображать друзей, девушка за прошедшие летние недели смогла стать для него больше, чем подругой. Про себя он называл ее ангелом и однажды, когда Нина весело щебетала об университете, рассказывая ему о разных причудах преподавателей и студентов, вводя, так сказать, в курс дела, он жестом остановил ее и, проникновенно глядя девушке в глаза, спросил:

— Чего ты никогда не спрашивала, почему я дал тебе прозвище «ангел?»

Девушка лишь легонько улыбнулась и произнесла:

— Тут же все очевидно, разве нет?

— Разве да? — вопросом на вопрос ответил мужчина.

— Ну, конечно, — Нина смущенно пожала плечами, — ты же считаешь меня спасителем. И тут ты прав: я тебя подтолкнула. Помогла, так сказать, встать на путь истинный и взяться за голову. Оттого и ангел, правильно?

Он рассмеялся:

— Отчасти, да… Но, ты знаешь… — он замялся в нерешительности, будто подбирал аккуратные слова, — я понял, что никогда не встречал раньше таких людей, как ты. Ангелы ведь не живут на земле. А тут ангел во плоти, — он хохотнул и продолжил. — Ты воистину прекрасный человек — такая светлая, чистая. Познакомившись с тобой ближе, я думал, что это скорее твой недостаток — какая-то излишняя наивность, чрезмерная вера в добро даже несмотря на массивные удары судьбы, о которых ты до сих пор открещиваешься, не желая посвящать меня в свои кошмары…

Нина молча потупила взор. «Ну вот, сейчас начнется… Постоянно он хочет выпытать у меня то, о чем мне бы хотелось забыть…»

— Послушай, — решительно начала она, но он снова жестом остановил её.

— Изначально твоя линия поведения меня настораживала, я все время будто подвох искал, ведь тоже привык получать от жизни смачные оплеухи. Но каково было мое удивление, когда я понял, что ты не играешь, ты именно такая, какая ты есть. И вдруг ко мне пришло осознание, что я тоже, возможно, впервые в жизни в обществе с тобой не хочу казаться или притворяться. Я хочу быть. Понимаешь? — горячо, будто пытаясь достучаться до Нины, произнёс он.

— Понимаю, — на выдохе тихо произнесла девушка. — Мне с тобой тоже очень комфортно, — последнюю фразу проговорила почти шепотом, осторожно, опасаясь, что он воспримет её слишком буквально. И он воспринял. Тотчас же просияв от услышанного, мужчина потянулся к Нине и на несколько мгновений припал губами к её губам. Нина инстинктивно закрыла глаза, но потом вдруг резко отшатнулась, словно от удара током. Поймав на себе неловкий и испуганный взгляд мужчины, она подскочила, схватила сумочку и побежала к двери. Он поднялся вслед за ней, хотел остановить, произнес что-то неразборчивое, несвязное. «Нина, я… это не то, что… не уходи…». Когда дверь за ней захлопнулась, он ухватился за волосы и, причитая, скатился вниз по стенке.

— Какой же я дурак! Какой дурак!!!

Спустя неделю

От Нины не было ни слуху ни духу. Она не появлялась в баре, говорили, что взяла отпуск, не отвечала на смс и звонки. Близился первый рабочий день, а он понимал, что без нее ему ничего не надо. Апатия ко всему происходящему поселилась по соседству с ним и теперь наведывалась так часто, что стала его сожительницей.

Пора было признаться: девушка давала ему воздух, словно была заменителем кислорода, без которого с трудом представлялась дальнейшая жизнь. Без ее существования в его жизни все цели становились мусором, а планы на жизнь — лишь какими-то призрачными тенями, которые то исчезали, то снова появлялись. Нина стала для него новой зависимостью.

Оставалась надежда только на университет. Они встретятся там и обо всем поговорят. Он поклянется не приближаться к ней больше, чем она позволит, но попросит только об одном — не лишать его кислорода. Разве это так много?

Спустя две недели

Концерт в честь дня первокурсника перенес его в то сладкое студенческое время: беззаботное, веселое, полное надежд, веры в себя и, главное, сил. Куда это всё так быстро подевалось, куда испарились надежды? Они превратились в суровую реальность. Будто волшебный спектакль закончился и вдруг кулисы рухнули и глазам зрителям открылась правда: уставшие актеры, торопливо снимающие грим, бранящиеся, чем-то недовольные, остальные работники сцены, бутафорские декорации… И отныне никакого большинства. Впервые мужчина ощутил себя обманутым. Ему отчаянно захотелось встать посереди актового зала университета и закричать: «Вас всех обманывают!! После университета не будет лучше!! Живите сейчас! Именно сейчас и есть лучше! Не думайте о будущем, существуйте только в настоящем!» И как это он сдержал свой порыв?

Вдруг ведущие объявили Нину. «Странно, — пронеслось у него в голове, — она не говорила мне, что будет выступать. Почему, интересно?»

На сцену вынесли небольшой синтезатор. Свет приглушили, оставив несколько в меру ярких прожекторов. Из-за кулис показалась стройная фигура девушки, которая в последние несколько месяцев заполнила разум новоиспеченного преподавателя по финансам, не оставив места для других мыслей. Она аккуратно, почти беззвучно прошла к фортепиано, поправила платье и села за инструмент.

По залу эхом прокатились первые аккорды мелодии, которую, как оказалось, сочинила сама Нина. Как только музыка разлилась по помещению, мужчина почувствовал, как его стал охватывать озноб. Вместе с мелодией по его телу начали расползаться мурашки. Слушая, как играет Нина, он закрыл глаза. Сердце выпрыгивало из груди, ведь флешбеками начали проноситься все события из его жизни за последние полгода. Возможно, он себе внушал, может быть, ему хотелось, чтобы эта мелодия свидетельствовала о вдохновении, которым он смог одарить Нину…

Зал рукоплескал. Девушка скромно поклонилась и уже хотела, было, уйти со сцены, как вдруг к ней поднялся какой-то парень и подарил небольшой букет цветов. Мужчине еле удалось разглядеть потенциального соперника. Скорее всего, это был тот самый Дэн… Из бара. Она же когда-то упомянала, что они встречаются. Может, не врала?

На секунду кровь застыла в жилах. То ли от гнева, то ли от ревности. Не мог мужчина представить Нину с этим неотесанным чурбаном. Такого нежного, светлого ангела со слишком приземленным Дэном.

По окончании концерта новый преподаватель вскочил со своего места и помчался за кулисы. Благо, выглядел он достаточно молодо, его лицо еще не было знакомо студентам и поэтому все студактивисты сочли мужчину просто за друга кого-то из выступавших.

Он застал Нину за милым разговором с Дэном. Девушка уже переоделась в более привычные для себя джинсы с футболкой и расплела волосы.

— Нина! Привет! — воскликнул бывший банкир. — Я так рад тебя видеть! Ты прекрасно музицировала! Почему не рассказывала, что умеешь играть на фортепиано? Да еще и сочинять?

— Да так… К слову не приходилось, — равнодушно и без энтузиазма продолжать с ним разговор, сказала девушка, подойдя плотнее к своему парню.

— Нина, прости меня, если я чем-то тебя обидел… — растерянно и тихо произнес мужчина, сделав шаг к ней навстречу и тут же услышал грозный голос ее «защитника».

— Проблемы? Постой-постой… А это случайно не ты — постоянный гость нашего бара?! Что ты здесь делаешь, мужик?

— Дэн, перестань, — одернула его Нина, немного испугавшись. — Это не наш посетитель, хотя теперь, после твоего замечания, вижу, что и правда на него похож. Это преподаватель. Финансов.

Дэн сконфузился, но еще не переставал испытующе поглядывать на мужчину. Нина чмокнула парня в щечку и попросила подождать у входа в актовый зал.

Когда они остались наедине, девушка резко спросила, параллельно складывая рукописные ноты в папку:

— Что тебе от меня нужно? Кажется, я уже со всем тебе помогла. Дальше помочь себе в силах только ты сам.

— Нина, я понимаю, что совершил ошибку. Сам не знаю, какого черта поцеловал тебя. Но и ты не наказывай меня так сурово! Не отнимай у меня возможности впервые иметь настоящего друга. Искреннего. Такого, на которого можно положиться…

— А, так ты еще и эгоист! — в сердцах воскликнула девушка.

— Нет. Я просто нуждаюсь в тебе. И уверен, что и ты так же нуждаешься во мне, — спокойно и уверенно проговорил мужчина.

Она выпрямилась и подняла на него глаза. Пару мгновений смотрела на собеседника и не могла понять, откуда же в нем столько наглости и уверенности.

— Прости, меня ждет Дэн… — и только направилась прочь, как он схватил ее за запястье и притянул к себе.

— Давай договорим.

— Отпусти меня! Сейчас увидят люди и о нас моментально разлетятся лишние слухи!! — пытаясь вырвать руку, завопила Нина.

— Отпущу, если выслушаешь.

— Говори! Только быстрее!

— Зачем связалась с Дэном? Чтобы мне насолить? Меня отвадить?

— Нет! У нас чувства! И я вообще… живу у него!

Мужчина отпрянул.

— Как это — живешь у него?

— Ну, а ты не знаешь, как это обычно бывает? Двое влюбляются, съезжаются… — язвительно пробормотала Нина.

Собеседник рассмеялся:

— Но ты же его не любишь! Вот в чем парадокс.

— А тебе откуда знать? Чужая душа, мой дорогой, потемки. И вообще… Не подходи ко мне в университете, понятно? Не хватало мне еще дурной репутации из-за тебя, — отрезав последнюю фразу, девушка с опаской осмотрелась, нет ли поблизости подслушивающих, наигранно отдала честь растерянному мужчине и пошла к выходу из актового зала.

Именно в тот момент он решил, что от зависимости под названием Нина так просто не откажется.

Глава 19

Середина сентября

Университет

Доска объявлений для учащихся

“Продолжается набор в группу на спецкурс молодого преподавателя-практика по финансовой грамотности. Просьба всем желающим обращаться в кабинет 323” — звучно, на весь коридор зачитала лучшая подруга Нины, повернулась к ней, многозначительно обвела взглядом и сообщила:

— Я запишусь!

— Ты? — вытаращила глаза Нина.

— Не шокируйся ты так. Может, я хочу получить ценные знания, — загадочно произнесла та.

— В области “как распознать более финансово грамотного кавалера?” — не удержалась от колкости Нина. Главным составляющим в мужчинах для ее 20-летней подруги была платежеспособность. Она постоянно цитировала Шарлотту из “Секса в большом городе”[12] и пользовалась правилом трех “П”, согласно которому мужчина должен быть привлекательным, положительным и платёжеспособным. Нину всегда забавила инфантильная расчетливость подруги и в ее игре девушка бесспорно была наблюдателем.

— Точнее, более безграмотного… — парировала легкомысленная подружка. — Финансово грамотный просто так на туфли для меня тратиться не станет, — она рассмеялась в голос, потом вдруг сделалалсь серьезной и сообщила Нине: — На самом деле мне очень приглянулся этот новый преподаватель. Ничего такой, ты знаешь… Да еще и практикующий… Банкир, видать!

Нина почувствовала внезапный укол ревности и, не сдержав эмоций, выпалила: «Он уже давно не практикующий…», — чем заставила подругу нахмурить лоб и подозрительно уставиться ей прямо в глаза:

— А ты откуда знаешь? — задала та логичный вопрос.

Прикусив язык, Нина растерянно произнесла:

— В интернете читала… информацию о нем… Просто тоже хотела пойти на спецкурс, но когда удостоверилась, что этот преподаватель не работает по специальности, усомнилась в его профессионализме… Во-о-от, — протянула девушка и потупила взор, потому что знала, что если посмотрит подруге в глаза, то та точно поймет, что Нина привирает.

— И? — непонимающе уставилась подруга.

— Поэтому и тебе не советую записываться к этому… кхм… дилетанту, — сдавленно пробормотала Нина. В ней, конечно же, говорила ревность. Отчего-то девушке совсем уж не хотелось, чтобы подруга стала слушательницей Его курса. Ведь кому, как не Нине, понимать, что ее приятельница — настоящая обольстительница, и перед ее чарами мало кто мог устоять. Тем более, если она захочет…

Подруга пожала плечами:

— И с чего ты решила, что он дилетант? Впрочем, для меня это не имеет значения, — девушка коварно улыбнулась и посмотрела на собеседницу с жадным блеском в глазах: — Симпатичый уж он больно… Хочется познакомиться поближе. Так что на курс я, определенно, запишусь.

С этими словами подруга взяла Нину под руку и уверенно направилась в аудиторию под номером 323.

***

— Боюсь, что спецкурса может и не состояться, — напряженно глядя в экран компьютера, равнодушно произнесла секретарь в деканате.

— Это почему?! — нервно вскричала подруга Нины, осознавая, что перспектива знакомства с симпатичым мужчиной ускользает из под-носа.

— Группа не набралась пока. Не хватает еще пять человек… — не отрываясь от ноутбука, все-так же вяло и нерасторопно проговорила секретарь. — Если даже вы запишитесь, еще пять человек не факт, что найдутся до завтра.

— Четыре!! Она тоже записывается!! — вскричала подруга, не давая Нине, которая все это время просто стояла в стороне, лениво ожидая спутницу, опомниться.

— Чт-т-то-о? Но я… нет! Я не хочу идти на этот спецкурс! — одернула подружку Нина, видя, как секретарь непонимающе смотрит на них.

— Ниночка, пожалуйста-а-а-а… Ну, пожалуйста! — взмолилась подруга. — Этот спецкурс должен состояться!! Ты можешь потом не ходить или отказаться, но сделай так, чтобы группа набралась… По крайней мере, помоги в этом.

— Да сдался тебе этот преподаватель! — злостно шепнула Нина, понимая, как сильно ею овладевает ярость и дает знать о себе чувство собственничества. Странно это — ощущать подобное, когда человек даже никогда тебе не принадлежал.

— Хочешь, подарю тебе сумку «Louis Vuitton», которая всегда тебе так нравилась? Я все равно ее не ношу… — загадочно протянула подруга, которая считала, что у всего есть своя цена, чем всегда вводила Нину в замешательство: девушка иногда задавалась вопросом, почему они, такие разные, и вдруг лучшие подруги.

— Оставь себе, — холодно отрезала Нина, повернулась к секретарю и спросила: — А что будет с преподавателем, если группа на курс не наберется?

— Уволят, конечно, — все так же равнодушно протянула та, будто бы выставлять людей на улицу было ее каждодневной рутиной.

«Уволят, конечно», — эхом пронеслось у Нины в голове наряду с флешбеками из ночного бара, где Он, почти упавший на дно, постоянно находил себя на дне стакана, доверху наполненным чистым виски. Этого девушка допустить никак не могла. Не для такого, в конце концов, она вытягивала его из этой ямы.

— Записывайте, — тяжело вздохнула и добавила. — Думаю, до увольнения не дойдет, оставшиеся четыре человека еще добавятся… — с этими словами Нина развернулась и поспешила покинуть деканат. Услышав слова благодарности подруги, которая сетовала на милосердие и доброту девушки, Нина обернулась и сказала:

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— А теперь давай искать желающих посетить курс этого финансиста. Для тебя ведь, дуреха, стараюсь.

***

Он был весьма удивлен и обескуражен, когда увидел в списках студентов, желающих прослушать его курс, Нину. Девушка намеренно избегала его уже пару недель, стараясь делать это как можно более естественно. На свои редкие смс он не получал ответа, в баре, куда все же иногда захаживал, получил ответ, что девушка взяла отпуск на некоторое время. Пытался достучаться до нее, подловить в коридорах университета, но не выходило. Ему просто хотелось поговорить с ней, ведь всё яснее мужчина начал осознавать, что именно энергия этой девушки дает ему силу. Силу, мотивацию, цель. Он уже не пытался утаить от самого себя, что по натуре слаб и что ему НУЖЕН кто-то, чтобы он чувствовал, что вообще живет. Раньше он находил себя в работе, в бывшей невесте, которая делала видимость, что Он интересен ей, как личность, а не как тот, кто может в любое время исполнить любую её прихоть.

Нина. На спецкурс придет Нина. Это ли не счастье? Это ли не надежда на то, что она все же не так холодна и безразлична, какой хочет казаться? Это ли не намек на то, что ее этот Дэн — просто лишь панцирь, защита от настоящих, пробивающихся чувств? В этом только предстояло разобраться. Главное, что Нина придет на его лекцию. А там видно будет.

Глава 20

— Ты тоже заметила это? — наклонившись как можно ближе к уху Нины, прошептала подруга.

— Что? — одними губами ответила та.

— Он с нас глаз не сводит. Все время смотрит только на нас, изредка переводя взгляд в другие стороны… Контакт определенно есть! — следя за взглядом и жестикуляцией преподавателя, говорила подруга.

Нина резко повернулась к приятельнице и раздраженно проговорила:

— Расслабься ты уже! Не смотрит он на нас. Изучает лица, не более. Твое, мое и еще с десяток других!

— Да я тебе отвечаю… Смотрит! Смотрит так, будто съесть хочет… Но пока не понимаю, кого именно: тебя или меня! — с озорной интонацией парировала подружка.

— Слушай, дорогая, — по-актерски приторно прошептала Нина, — меня абсолютно не радует тот факт, что я сейчас торчу здесь, на этой лекции, вместо того, чтобы лишний часок понежиться в теплой кроватке рядом с Дэном. Так что замолчи и дай хотя бы послушать!

Девушку этим утром раздражало всё, начиная от назойливой и чрезмерно приставучей подруги, заканчивая тем, что она вынуждена сидеть на спецкурсе преподавателя, от одного вида которого ее просто бросает то в пот, то в холод, одолевает неприятный мандраж и начинает сосать под ложечкой.

Каждую ночь, засыпая в объятиях Дэна, который любезно спас ее от общества мачехи, перевезя к себе в съемную квартиру, Нина видела беспокойные сны, в которых неизменно присутствовал Он, тот самый человек, который в первый день их знакомства запустил в нее стеклянной бутылкой, а потом пришел с покаяниями. Тот самый человек, который пытался спастись, но всё больше тонул в бездне своих отчаяний и воспоминаний. Тот самый человек, которому Нина бросила спасательный круг, и из-за чего, кажется, начинала тонуть сама.

Сидя на лекции, девушка вспоминала, как они вместе готовились к первому собеседованию и разрабатывали план курса, поедая салат, заправленный тыквенным маслом. Нина словила себя на мысли, которую, впрочем, тотчас же отогнала: она скучала по разговорам с этим мужчиной. Его невероятные истории о прошлом могли лечь в основу какого-нибудь остросюжетного кино об авантюрном карьеристе. Даже странно было осознавать тот факт, что с такой сильной рабочей хваткой и стержнем этот мужчина всё потерял.

В один из вечеров августа, когда эти двое, упоенные друг другом, упорно делали вид, что их связывает только взаимопомощь и «крепкая мужская дружба», за бокалом вина вдруг заговорили об истине.

— Ее не существует, — раскрасневшись от красного полусухого, вещал Он, истина придумана людьми как цель.

— Какая цель? — спокойно глядя на мужчину, спрашивала Нина.

— Элементарная. Истина — это стремление к некоему идеалу, которого тоже не существует. Поэтому и истина лишь выдумка.

— Как же, не существует! — возразила девушка. — Единого идеала и единой истины, конечно, не бывает, ведь у каждого свои идеалы. Так и с истиной — у каждого она своя.

— Вот здесь ты сама себе противоречишь, — бывший банкир наклонился к Нине, взглянул прямо в глаза и сказал. — Истина не может быть разной и у каждого своей, потому что это уже не истина вовсе.

— А что тогда?

— Истина — это не правда или идеал. Это аксиома. Как два и два равно четыре.

— Истина — это то, во что веруют и то, что постоянно ищут. Вот мы сейчас ее пытаемся найти в вине, — рассмеялась Нина, проводя подушечкой указательного пальца по ножке бокала. — Прости за каламбур!

Мужчина рассмеялся, подвинулся к девушке еще ближе и на ухо прошептал:

— Я давно уже ничего не ищу. Все нашел. А что нашел, то потерял. Один только маячок остался. За него и держусь, — взяв ее за руку, ответил он и дотронулся губами до ее шеи. Затем, будто испугавшись внезапно нахлынувших чувств, отпрянул и сказал:

— Истина, говорят верующие, есть Бог. Но вдруг появились атеисты, которые упорно вскрывают все парадоксы религий. Значит это уже не истинно. Ни с одной, ни с другой стороны.

На минуту в комнате воцарилось молчание. Нина опустошила бокал и сказала:

— Мне, наверное, пора. Засиделась я тут у тебя, пойду…

— Как обычно, да. Я вызову тебе такси.

— Не надо, сама доеду.

— Позволь мне…

— Не хочу быть тебе должной, ясно?

— Но ты и не будешь… — растерялся мужчина, — это я должен тебе по гроб жизни.

— И все же, я доеду сама… — Нина избегала смотреть ему в глаза, а у самой сердце выпрыгивало из груди и неустанно крутилась мысль: как же этот засранец похож на моего отца. Судя по отрывистым рассказам матери, этот мужчина прямо копия папы.

«Бежать. Срочно бежать без оглядки».

***

— Эй, ты уснула там, что ли? — толкнула Нину в локоть подруга. — Препод тебе вопрос задал!!!

Нина спохватилась. Флешбеки перенесли ее в недавнее прошлое с такой силой, что она будто бы перестала существовать в реальности и забыла, где находится.

Девушка виновато поднялась с места и попросила преподавателя повторить вопрос. Мужчина едва улыбнулся и сказал:

— Я три раза вам его задал, — равнодушно ответил преподаватель-финансист.

— Извините, — парировала Нина, — я задумалась над поиском истины, — закончив фразу, она, не отрывая взгляда, начала наблюдать за его реакцией. Мужчина на пару секунд смущенно отвел взгляд. Сомнений не оставалось. Он все понял.

— И к чему же вы пришли в поисках истины? — испытующе задал вопрос Он.

— К тому, что истины не существует. А вы как считаете?

— Что ты несешь? — прошипела сидящая рядом подруга, — чего ты добиваешься?

— Присаживайтесь, Нина. Это спецкурс по финансам, а не по философии. Вы, может быть, дверью ошиблись? — не сдавался преподаватель.

— Вероятно, — бросила Нина и плюхнулась обратно на свой стул.

— Откуда он знает твое имя??! — вскричала приятельница.

— А он разве назвал меня по имени? — изобразила невинное удивление девушка. — Тебе, наверное, показалось.

Наступающий вопрос подруги снова прервал голос преподавателя.

— И да, Нина, чтобы вы точно были уверены, что попали по адресу и финансы — именно та сфера, которая вам интересна, подойдите после лекции ко мне — придется дать вам парочку заданий.

Нина закатила глаза и глубоко вздохнула. «Начинается…» — пронеслось в голове.

— А можно мне тоже дополнительные задания? — выкрикнула с места неугомонная напарница Нины.

Молодой преподаватель улыбнулся:

— Мне всегда импонировали люди, которые тянутся к знаниям. Конечно, с радостью дам вам задания!

«Да уж… история начинает переростать в фарс. Любовного треугольника в моей жизни как раз не хватало…» — еще раз мысленно проговорила Нина и закрыла глаза.

Глава 21

— Простите, как вас зовут? Еще всех студентов не запомнил по именам, — деловито спросил преподаватель, как только Нина и ее подруга оказались перед ним.

— Каролина, очень приятно, — наигранно стесняясь, проговорила приятельница.

— Ваша тяга к знаниям не может не радовать, Каролина, — сказал мужчина, избегая смотреть девушкам в глаза и делая вид, что занимается поиском задания для них. — Не хочу сильно грузить вас, тем более мой предмет не входит в обязательную программу для изучения. Давайте я попрошу вас написать небольшой реферат об особенностях современных денег, в котором расскажете об их функциях…

— О, это вы прямо по адресу! — хохотнула Нина, перебив преподавателя, — Каролина как раз хорошо в деньгах разбирается… — заставил замолчать девушку достаточно больной и резкий пинок подруги прямо под ребро.

— Разрешите, я продолжу, — удивленно смотрел на подруг мужчина. — Каролина, вот и покажете мне, значит, насколько хорошо разбираетесь в деньгах. Расскажете слушателям об использовании денежной массы в качестве средства накопления, средствах обращения, как мерах стоимости и о средствах платежа.

— Все сделаю в лучшем виде… А если не найду информацию, я смогу воспользоваться вашей помощью? Ну, например, в поиске литературы… Или еще что-нибудь, — подруга Нины кокетливо моргнула глазками и направила взгляд на молодого преподавателя, который, казалось, на секунду растерялся. Быстренько словив на себе испытующий и наигранно равнодушный взор Нины, он победоносно ответил:

— Я к вашим услугам, Каролина. Не могу же слушателей своего курса оставить в беде! Тем более таких трудоспособных…

Нина почувствовала, как все внутри начинало вскипать и, не сдержав эмоций, злорадно процедила:

— Голубки, я вам тут не мешаю? Может, отпустите меня уже?!

Каролина смущенно улыбнулась и виновато взглянула на преподавателя, якобы извиняясь за несдержанность подруги. Преподаватель тем временем повернулся к Нине и сообщил:

— А для вас, своенравная и невоспитанная леди, у меня следующее задание: на следующей лекции выступите с темой “Методологические основы принятия финансовых решений”. Вы можете сделать презентацию, реферат или оформить ответ как выступление. Тут предоставляю вам свободу действий, — отрезал мужчина и резко встал, закрыл ноутбук и направился к выходу из аудитории.

У Нины округлились глаза. То ли от гнева, то ли от ужаса, какая тяжелая ей предстоит работа. Она забыла, что рядом стояла подруга, и пулей побежала за мужчиной.

— Вы с ума сошли? Как я за такой короткий срок подготовлю выступление по такой обширной и тяжелой теме, если я, простите за каламбур, вообще не в теме?! — выкрикивала она слово за словом, пытаясь успеть за тем, кто недавно лишь был никчемным клиентом в баре, где она смешивала напитки, а теперь стал ее преподавателем.

Мужчина повернулся к Нине, посмотрел прямо в глаза и тихо, почти шепотом, проговорил:

— Ты сама затеяла эту игру, Нина, сама пытаешься развязать со мной войну. А я лишь хотел, чтобы ты не уходила из моей жизни. Теперь я делаю так, как хочешь ты. Отныне мы лишь преподаватель со студенткой. Я дал тебе задание — будь добра его выполнить.

Буду играть по её правилам и бить её же оружием” — решил он еще во время лекции, когда пытался скрыть от других слушателей, что единственное лицо, на которое ему хочется смотреть, — это лицо Нины. Именно на паре он заметил, как девушка мыслями находилась далеко не здесь, а ему оставалось лишь догадываться, в каких облаках она витает и есть ли ему там место. Ему казалось, что таким поведением Нина пытается обратить на себя внимание, заставить ревновать, поэтому решил: он будет делать то же самое. И только так удастся понять, напускное равнодушие у девушки или естественное.

— Но ты же специально дал мне такое невыполнимое задание! Специально, чтобы я обратилась к тебе за помощью, потому что знаешь, что без тебя мне не справиться! — кричала вслед Нина, забыв, что они все еще находятся в стенах университета.

Мужчина повернулся к ней перед тем, как войти в лифт, и сказал:

— Удачи вам, Нина, с рефератом.

Как только двери лифта захлопнулись, девушка сжала кулачки от одолевавшей всё больше ярости. “И зачем я ему вообще помогала, этому упырю!! Пусть бы продолжал искать себя на дне стакана с виски!! Так нет же! Чертова мать Тереза, блин!”

— Может ты объяснишь мне, что у вас происходит? — спокойная и подозрительная интонация подруги обдала Нину, словно кипятком. Каролина, очевидно, стояла за спиной у девушки и стала свидетельницей нелепого диалога между преподавателем и Ниной.

— Почему ты с ним на “ты” и откуда, черт возьми, он знает твое имя? — Каролина вплотную подошла к приятельнице, наклонилась к ее уху и прошептала. — Только не пытайся выдумать историю вроде “познакомились накануне курса”. Так новые знакомые не общаются. Кто он такой?

Нина тяжело вздохнула, опустила голову и произнесла еле слышно:

— У нас сейчас “форточка” вроде. Давай сходим куда-нибудь на ланч? Это не быстрый разговор.

Глава 22

— Мы познакомились, — начала Нина, нервно размазывая вилкой пюре по тарелке, — случайно. Ты же помнишь, мне деньги нужны были. Я устроилась на подработку в бар. Сейчас тоже там по выходным иногда подрабатываю, непонятно ведь, как мои отношения с Дэном дальше складываться будут и…

— Ближе к делу!! Потом про Дэна, — одёрнула подружку Каролина, сгорающая от любопытства.

— Да нечего особо рассказывать, — Нина всё еще оттягивала время, не желая посвящать приятельницу во все подробности их с мужчиной взаимоотношений. — Он как-то обмолвился вскользь, что у него финансовое образование и что его уволили, а также добавил, что ищет любую работу. Вот я и предложила ему попробовать себя в преподавательском ремесле. Его опыт, сказала тогда я, может быть полезен молодым студентам, чтобы те не наделали ошибок. Каково было мое удивление, Каролина, когда в начале учебного года я вдруг столкнулась с ним в коридоре… Оказалось, он устроился в наш универ! Вот как тесен мир!

— И… всё? — с недоверием спроосила подруга с нотками разочарования в голосе.

— Ну… да, — пожала плечами Нина и сделала глоток воды.

— Тогда про какую игру он говорил? И как же его слова про то, что ты развязала с ним войну?? Как это объяснишь? — проговорила Каролина с претензией в голосе и скрестила руки на груди.

Нина вздохнула и отвела взгляд, пытаясь успокоить вихрь волнения внутри, от которого нервно щекотало где-то между ребер. «Думай, думай, думай!! Как соврать, чтобы она отстала?!» — проносились в голове у девушки неровные и сбивчивые фразы.

— Я… Он… Ну, если честно, я не хотела записываться на его спецкурс, ты же знаешь… Потому что мы знакомы и он был клиентом бара, в котором я работала… Не могу я воспринимать его как преподавателя из-за этого. Не могу, Каролин. Ты меня затащила туда, а я всю пару сидела и думала, как бы так вежливо отказаться от курса. Потом, когда он решил пристыдить меня перед всей аудиторией, мною овладел гнев. Как так? Я посоветовала ему подыскать преподавательскую работу, а он стал моим профессором и еще пытается меня себе подчинить!!

— Ну это же ребячество, Нина.

— Знаю. Но что я могу с собой поделать? — пожала плечами девушка, избегая смотреть лучшей подруге в глаза.

— И почему я все равно тебе не верю? — задумчиво проговорила Каролина.

— А это уже не мои проблемы, — отрезала Нина и набила полный рот едой, чтобы иметь легальную возможность больше не отвечать на скользкие вопросы подруги.

— Так что, тогда он мой? — улыбнулась Каролина и в ее глазах появился нездоровый блеск. — У меня проснулся спортивный интерес. Смогу ли я влюбить в себя преподавателя и заставить плясать под свою дудочку?

— Осторожно, Каролина. У него зависимость, — с напускным равнодушием предостерегла Нина.

— Зависимость? От чего?

— От многого.

***

Мысленно он дал Нине два дня. Два дня до того, как она попросит его о помощи. В первый день, рассуждал мужчина про себя, девушка будет пытаться справиться с заданием самостоятельно. «Пересмотрит» весь интернет, возможно, посетит несколько библиотек в поисках нужной литературы и… в итоге придет к нему. Он почти был в этом уверен. Нина, конечно, девчонка непростая, загадочная, от нее можно многого ожидать. Но в этом случае вариантов у нее будет только два: либо провалить учебную работу, либо прийти к нему с просьбой о помощи.

Спустя два дня на его телефон действительно поступил звонок. С неопределенного номера. Затаив дыхание, он нажал на «ответить» и сдавленно произнес:

— Алло, я слушаю.

— Здравствуйте. Это Каролина.

Мужчина нахмурил лоб. Что еще за Каролина? В его окружении девушек с таким именем не было… А в недавние «темные времена» своего существования номером телефона он точно ни с кем не делился. Хотя на мгновение засомневался: большую часть в ночей его мозг с ним не дружил, поэтому всё могло произойти.

— Здравствуйте, Каролина. Напомните, пожалуйста, какая именно?

На том конце провода на мгновение повисла пауза. Девушку будто оскорбило то, что собеседник не вспомнил по ее имени.

— Подруга Нины, профессор. Та самая, которая сама изъявила желание получить от вас задание.

«Вот черт! Как же я мог забыть!» — моментально пронеслось у мужчины в голове.

— Ах, Каролина! Конечно, я вас помню. Простите, никогда не дружил с именами… — растерянно произнес он и, пытаясь скрыть конфуз, быстро добавил. — Как проходит подготовка к реферату?

— Тухловато. За этим вам и звоню. Не могли бы вы мне помочь… подготовиться получше? — голос девушки звучал твердо и уверенно.

— Эээ… А разве в интернете и библиотеке нет нужной информации? — напор Каролины начинал смущать преподавателя.

— Есть, но книг и учебников так много… так много, что я, право, теряюсь! Хотелось бы получить экспретное мнение…

Мужчина перебил собеседницу:

— А откуда, кстати, у вас мой личный номер? Насколько я знаю, в деканате не дают студентам номера телефонов преподавателей.

— Нина дала.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍—…

— Ой, а чего это вы молчите? Что-то смутило? — наигранно стервозно произнесла девушка, интонацией символизируя то, что она знает намного больше, чем Он думает.

— Нина… сама дала вам… мой номер? — голос мужчины предательски дрожал.

— Ой, ну что вы! Подруга думает, что я совсем дура, поверившая в ее сказки про то, что вы друг другу просто случайные знакомые. Жизнь научила меня доверять, но проверять. Даже близких людей. Нина отлучилась, а я у нее абсолютно нечаянно нашла ваш номер и еще парочку интересных «селфи». С мороженым, с бокальчиком вина… Мне продолжать? — победоносно спросила коварная девушка.

— Что вы хотите от меня, Каролина?

— Чтобы вы мне помогли с заданием, не более. Лично помогли, разумеется, а то так много книг, так мно…

Мужчина осёк её и хладнокровно произнес:

— Хорошо. Встретимся завтра в университете после пар.

— Не-не-не… Никакого университета, — заискивающе добрым тоном возразила девушка. — У вас дома. Вечером. Мой мозг в вечернее время гораздо лучше соображает… А ваш?

— Я не встречаюсь со студентами вне университета, а тем более, у себя дома, — он старался держать себя в руках, но нервы были на пределе, а сердце выпрыгивало из груди.

— Правда? А я думала, что встречаетесь… Или это только на определенных студенток распространяется? Кстати, фотографии мне так сильно понравились, что я их себе скачала… На память, разумеется. Классные вы там такие, счастливые оба, ммм…

— Я пришлю вам адрес по смс. До встречи.

— До завтра, очень жду индивидуального урока по финансовой грамотности от такого профессионала, как вы!

Глава 23

Нина возвратилась домой, полная смешанных чувств. С одной стороны в ней всё кипело от ярости, гнева и обиды, а с другой — ей казалось, что она сейчас сама упускает нечто важное в жизни, стоит на краю пропасти, к которой сама себя подвела. “В чем истина?” — без конца прокручивала в голове этот вопрос, вспоминая недавний, но такой далекий разговор с человеком, который успел стать ей ближе всех в этом жестоком мире. “Истина в том, чтобы быть счастливым” — отвечала девушка сама себе. “Но только вот просто так достичь счастья нельзя. Нужно учиться быть счастливым. Учиться распознавать счастье. Учиться его не оттолкнуть”. А Нина не умела.

Детство и юность девушки прошли в страданиях и горечи. Несчастная мать, бесконечные предательства отца, которые довели ее до смерти, ненавистная мачеха… Нина была абсолютно одна в этом мире. Имея каких-никаких родственников и друзей, девушка чувствовала, как за ее спиной постоянно восседает одиночество, караулит её, чтобы в один прекрасный момент, когда Нина вдруг решит, что оно ей точно не грозит, потянуть ее сзади за воротник и задушить… Периодически Нина чувствовала приступы удушья от подступающего внезапно отчаяния.

И вот она встретила Его. Такого разбитого, ужасно одинокого и потерявшего, казалось, всё. Утратившего веру в людей, себя и в мир в целом. Нина в нем узнала себя. Он был будто ее зеркалом, только отчего-то не боявшимся показаться слабым, уязвимым, разбитым. А она всегда стеснялась своей беспомощности и душевных ран, предпочитая прятать их где-то в сердце. Глубоко-глубоко.

Мужчина находил себя в стакане с виски, а Нина уже давно оставила попытки найти себя хоть в чем-то. А этот человек, сам того не зная, вселил в нее желание жить. Творить. Любить. Наслаждаться каждой минутой. Когда она увидела Его, фактически сгнивающего заживо за барной стойкой, то поняла, что это может ждать и ее, если она не справится со страхами и не постарается залечить душевные раны.

Когда Нина говорила с ним, пытаясь наставить на путь истинный, когда старалась вселить в него надежду, когда на собственных плечах вытаскивала из засывающей трясины, тогда она спасалась сама. Поняла это, конечно, не сразу, а намного позже. Тогда, когда сама его оттолкнула.

Влюбилась она в него еще летом. Тогда, когда устроила скандал в ресторане. Именно в тот вечер Нине стало ясно, что ей больно оттого, что он с собой творит. Она почувствовала, что неравнодушна к нему, хотя еще не понимала, почему.

Дэн, который ухаживал за Ниной еще с самых первых дней ее работы в баре, стал своеобразным побегом от чувств к мужчине, который был старше ее. “Отношения с разницей в возрасте губительны” — думала она, вспоминая пример мамы. “Он будет “молодеть” засчет моей энергии, а я — увядать. Он получит, что хочет, а сам сбежит к другой, более молодой. А я останусь одна. Старая, разбитая и никому ненужная”. Тогда и было решено дать Дэну шанс, за который юноша сразу ухватился. Он был хоть и достаточно глупым, но ухаживал за Ниной очень романтично. Кино, конфеты, подарки, прогулки под луной… Но всё это было не то. Девушка пыталась себя обмануть, заставить себя влюбиться в Дэна. Но разве можно приказать себе кого-то полюбить?

Однажды она поделилась с ним, что ищет для съема недорогую квартиру. Или комнатушку. Главное, чтобы поскорее съехать от мачехи. Дэн ответил:

— Ну, Слава Богу! А я не знал, как предложить…

— Предложить что?

— Переехать ко мне… Ну, понимаешь, — замялся парень, нервно водя кроссовком по асфальту, — мы встречаемся почти каждый день и полдня проводим вместе. Иногда мне хочется, чтобы ты осталось со мной до предела.

— А разве есть какой-то предел? — оттягивая как можно на более долгий срок то, что Дэн собирался Нине сказать, задала она философский вопрос (прямо копия отца!).

— Ну не знаю… — недоумевающе посмотрел на девушку простой парень. — Если есть предел, то мне и этого мало будет. Так что иногда мне хочется, чтобы ты была со мной до бесконечности, Нина…

— …

— Извини… Наверно, я зря всё это начал. Просто хотел предложить тебе переехать ко мне. Тогда бы и твой вопрос с квартирным вопросом решился, да и наши отношения бы перешли на другой уровень.

— Но ведь это такой ответственный шаг, Дэн!

— Понимаю… Считай, что я просто предлагаю тебе помощь и не обязываю ни к чему. Ладно? — с сожалением и растерянностью в интонации проговорил парень.

— А я могу подумать немного? Ты так всё неожиданно обрушил на меня…

— Конечно, Нина. Думай.

Девушка долго колебалась, взвешивая все “за” и “против” такого поступка. С одной стороны, вопрос с жильем сразу отпадет и она сможет более спокойно откладывать деньги на другие нужды, подкопит, возможно, даже. А с другой стороны… Жить под одной крышей с нелюбимым, да еще и притворяться любящей девушкой — это будто было выше её сил.

Решение Нина приняла сразу после того, как они с ее другом-финансистом чуть не поцеловались… Фактически, поцеловались, просто Нина струсила, испугавшись своих чувств и последствий, и сбежала. Тогда она решила: если не хочет с головой утонуть в запретной, как ей казалось, любви, если не желает стать зависимой от этого мужчины, нужно срочно переезжать к Дэну. Это и укрытие, и спасение.

Но вот он снова стал мелькать у нее перед глазами. Будто преследовал. Приходил даже во снах. Как же можно забыть, заблокировать в сознании человека, если он постоянно рядом? Нина до сих пор старалась бороться с эмоциями, но с каждым разом сил становилось меньше. Дэн ужасно ее раздражал. Своей медлительностью, глупостью, простотой. Но особенно тем, что он действительно в нее влюбился. И от этого хотел контролировать каждый шаг. Особенно парня раздражало так или иначе присутствие мужчины из бара в жизни любимой девушки.

— Как прошли пары? — поинтересовался Дэн, растянувшись на диване с пультом от телевизора.

— Плодотворно, — равнодушно ответила Нина. — Я уходила, ты был в таком положении, я пришла — и ты в этой же позиции. Ты вставал с дивана вообще за сегодня?

— Ну… если только отлить пару раз, — хохотнул Дэн. — Зайка, я ж сегодня выходной. Дай человеку отдохнуть нормально.

— Тебе 28 лет, а ты бармен посменно. О такой карьере мечтал? Не хочешь работу подыскать нормальную?

Дэн округлил глаза.

— Вы посмотрите на нее! Не жена еще, а мозг выносит, как жена прямо!!

Нина закатила глаза и захлопнула дверь в ванной. Как же ее раздражала эта жизнь. Если раньше девушка с ужасным нежеланием отправлялась на работу в бар, то сейчас с вожделением ожидала своей ночной смены. Радость-то какая! Не нужно будет засыпать с этим придурком, который вечно кладет свою руку ей под шею…

Когда девушка вышла из душа, то застала Дэна, нервно курящего в форточку спальни. Ее не было пятнадцать минут, что уже успело произойти? Она пересилила себя и подошла к парню сзади, обхватив его руками за талию. Он оттолкнул ее от себя.

— Что случилось, Дэн?

— Ты общаешься с ним, да?

— С кем?

— С этим неудачником из бара.

— Что-о-о? — протянула Нина в замешательстве. — Я тебе говорила, что нет. Обхожу его стороной в универе, если в конце коридора вижу. Какое общаешься?? Ты в своем уме.

Дэн повернулся к Нине и достал из кармана ее мобильный телефон, сунув его под нос девушке.

— Пока ты была в душе, тебе начал кто-то настырно названивать. Когда звонок повторился в третий раз, мне стало интересно, кто же так ХОЧЕТ, — парень выделил это слово, — мою девушку… услышать. Каково было мое удивление, когда я увидел имя абонента… А потом посыпались сообщения: “возьми трубку”, “надо срочно поговорить!”, “пожалуйста, Нина, это очень важно!” и всё такое в этом роде. Снова будешь отрицать очевидное?

Нина в замешательстве взяла телефон и проверила только что услышанные слова. Действительно, он звонил несколько раз. И писал. Внутри всё затрепетало. Хотелось тотчас же вылететь из этой треклятой, тесной квартиры, набрать его номер и поехать к нему… Но… перед ней стоял ее парень, который требовал объяснений. И она ему их даст. Ведь жить где-то надо. Не к отцу же с мачехой возвращаться.

— Веришь мне или нет, но я правда с ним не общаюсь. Я НЕ ЗНАЮ, Дэн, почему он мне звонит и зачем я ему понадобилась. Верь или не верь, но это правда. Не доверяешь мне, да? Совсем? Тогда я прямо сейчас соберу вещи и покину твою обитель, идет? — девушка решила сыграть на чувствах влюбленного простака. Подло, но что ж поделать…

Дэн опешил и сию секунду спохватился:

— Дорогая, нет… Что ты… Я просто думал, что ты меня обманываешь… Я не хочу быть обманутым, ведь люб…

Нина испугалась, что сейчас услышит эти слова и поспешила перебить Дэна.

— Ну как же я могу обманывать? Если бы это было так, то стала бы я оставлять свой мобильник перед твоим носом? Да еще и когда ты пароль мой знаешь… Дурачок совсем, что ли? — Она поспешила прикоснуться к его щеке своей холодной рукой. Он словил ее ручку своей и поцеловал.

— Тогда можно попросить тебя кое о чем?

— Обо всем, милый, — наигранно ответила девушка.

— Заблокируй его номер. Прошу.

— Ты мне не веришь все-таки? — Нина поспешно одернула свою руку и отвернулась.

— Верю. Но мне так будет спокойнее. Сделай это. При мне.

— Ладно.

Нина зашла в настройки телефона и занесла в блок номер дорогого ей абонента. Как же просто это сделать в смартфоне. Жаль, такую штуку нельзя провернуть с сердцем.

Глава 24

«Да что, черт возьми, происходит! — мысленно восклицал Он. — Почему Нина не берет трубку и не отвечает? Только она может остановить Каролину от опрометчивого поступка…»

Он звонил и писал ей весь вечер. Сначала абонент просто не отвечал, а затем и вовсе перешел в режим «вне зоны действия сети». «Позлить меня решила? Ну, что ж… Если решила продолжать игру, придется это делать…»

Он засыпал и просыпался с мыслями о ней. Каждый раз, идя на работу, думал и прикидывал, в каком месте лучше с ней пересечься. Выучил даже ее расписание. Иногда с пар отпускал студентов раньше, чтобы «ненароком» спуститься или подняться на тот этаж, где проходили ее занятия в этот раз. Мужчине хотелось хоть краем глаза наблюдать за ней. Раньше он искал себя в виски, а теперь нашел… в юной девушке, которая, сама того не зная, превратила его в абсолютно зависимого человека. Даже с бывшей невестой такого не было. Нина стала его спасением и ядом одновременно.

Но что делать теперь, когда она полностью разорвала с ним связь, да еще и «подкинула» вместо себя свою подружку? Каролина — девица коварная, от таких никогда не знаешь, чего ожидать. По психотипу немного походила на бывшую невесту. Только сейчас, спустя время, мужчина понял, что таких стервозных особ «себе на уме» лучше опасаться. Но как? Если Каролина начнет его шантажировать, то…

«Будь как будет, — проговорил он вслух, стоя перед зеркалом. — Пусть ситуация развивается сама собой, а я стану лишь наблюдателем». Мужчина снял банный халат и потушил свет. Перед тем, как уйти в царствие Морфея, он еще раз, будто наяву, увидел размытый силуэт той, кто сейчас занимала его сердце и разум.

***

— Здравствуйте! Сегодня все в силе? Я сделала несколько набросок и план своей презентации, но немного запуталась с… — набросилась с вопросами на мужчину Каролина, подкараулившая его у входа в университет.

Мужчина, избегая смотреть студентке в глаза, прошел мимо нее, вскользь ответив:

— Да, Каролина. Как договаривались.

Он мог сказать «нет», мог положить конец шантажу, заявив на девушку в деканат… да все что угодно мог сделать! Но не стал. Ему казалось, что это все происки Нины, которая еще не наигралась и пытается ему что-то доказать.

Как только он подумал о ней, сразу перехватил на себе чей-то пристальный взгляд. Подняв голову, в темноте далекого коридора увидел знакомые огромные глаза. Как только человек увидел, что преподаватель тоже присматривается в ответ, то сразу скрылся в двери одной из многочисленных аудиторий. Быстрое исчезновение смотрящего не помешало Ему узнать этот пронзительный, но всегда спокойный и ровный взгляд. Так могла смотреть только Нина.

— Кого вы там высматриваете, мм? — за плечом снова возникла надоедливая Каролина.

— Никого, — поскорее отмахнулся мужчина.

— Прямо уж, никого, — хмыкнула та. — Воо-он в той аудитории, на которую вы уставились еще пару минут назад, сейчас у моей группы начнется пара.

— И что?

— Не вздумайте ничего говорить Нине. Иначе эти фотографии точно увидят все, — девушка обнажила зубы, расплывшись в улыбке и поспешила на пару.

Мужчина сжал кулаки от злобы так, что костяшки пальцев побелели. Преодолев нахлынувший приступ гнева, он поспешно вызвал лифт и поехал проводить спецкурс.

***

Вечер того же дня

Он закрыл двери в спальню, подготовив рабочее место в гостиной. Убрал все лишнее — журналы, сомнительную литературу, даже спрятал игровую приставку и алкоголь — мало ли, что придет этой вздорной шантажистке в голову.

Ровно в 19.00 в дверь позвонили. Не без неприятного волнения мужчина открыл дверь. На пороге стояла Каролина в ультра-коротком коктейльном платье черного цвета. Стоит сказать, конечно, о том, что девушка была обворожительна. Длиннющие ноги от ушей, распущенные локоны плавно ниспадали на лицо, декольте подчеркивало прелести, которыми одарила девушку природа, а цветочный аромат духов придавал образу романтичности и загадочной легкомысленности одновременно. Студентка уж явно пришла не заниматься.

«Я буду держать себя в руках. Пожалуйста, буду держать себя… в руках», — оглядывая ее с ног до головы и преодолевая захватившее внезапно физическое желание, повторял про себя он, будто заклинание.

— Здравствуй, Каролина. Раздевайся и проходи в гостиную. Я пока заварю чай, — с этими словами он оставил гостью и пошел на кухню. Вернувшись с двумя кружками черного чая в зал, он увидел Каролину, восседающую с книгой на диване в одном нижнем кружевном белье. От изумления и неожиданности мужчина выронил из рук чашки, которые с грохотом ударились об пол, обдав при этом ноги и руки хозяина квартиры обжигающим кипятком. Из груди вырвался истошный крик, сигнализирующий о боли. Горячий чай ошпарил кожу на руках и ногах даже через носки. Обескураженная таким поворотом событий, Каролина ринулась к нему на помощь, захватив салфетки, стоящие на журнальном столике. Через секунду мужчина наблюдал, как молоденькая, почти незнакомая ему девушка, которая являлась вдобавок его студенткой, ползает в одном белье на карачках, удаляя с одежды и пола признаки чая и осколков от разбившихся вдребезги кружек. Затем девушка взяла под руку все еще шокированного мужчину и повела в ванную. Опустила его руки под ледяную воду и сказала с улыбкой:

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍— Не думала, что я настолько сногсшибательна…

Мужчина вытаращил на Каролину глаза:

— Какого черта ты разделась?!

— Ну… Вы же сами сказали — раздевайся и проходи в гостиную…

— Ты совсем дура или прикалываешься?? — не в силах побороть гнев, закричал мужчина. — Не догола же!!

— Ну а я разве обнаженная перед вами стою? — парировала Каролина.

— Тьфу на тебя! — плюнул рассвирепевший преподаватель, нервно закрыв кран. — Либо ты сейчас же одеваешься и мы садимся заниматься, либо сию секунду выкатываешься из моего дома!

Девушка хохотнула и произнесла:

— Ладно-ладно, не злитесь только. Я подумала, мало ли… Вы та-а-ак на меня смотрите в универе. А глаза очень выдают ваше желание!

— Я? Смотрю? На тебя? Каролина…

— Ой, или это я снова ошиблась? Я же рядом с Ниной всегда, может, просто взгляд, обращенный к ней, перехватываю.

Мужчина закрыл глаза и тихо членораздельно произнес:

— Что? Ты? От? Меня? Хочешь?

— Всего лишь дружить, — подошла девушка сзади и аккуратно положила руку на его плечо, от чего у мужчины пробежали мурашки по спине. Скрывать очевидное не было смысла: какому здоровому мужику в самом расцвете сил после длительного перерыва не захочется молодую, сексуальную и аппетитную девушку, которая вовсю предлагает себя? Но его мозг пока старался выстоять в этой схватке: «Нельзя. Это предательство Нины, в первую очередь».

Спустя пятнадцать минут, когда Каролина привела себя в порядок, а хозяин квартиры переоделся и намазал обоженные участки кожи «пантенолом», они сели заниматься.

— А расскажите, пожалуйста, немного о вашей прошлой работе, — с интересом попросила Каролина.

Мужчина усмехнулся:

— Порой мне кажется, что это было в прошлой жизни… Но это действительно так, судя по всему.

Он принялся рассказывать о работе, многочисленных командировках, интересных знакомствах и просто нереальных, по нынешним меркам, бонусах и зарплатах.

— Как-то раз мы с бывшей невестой зашли в автосалон и я взял ей одну из самых дорогих на то время машин. Заплатил наличкой. Аж не верится, что это все было с нами… Но сейчас думаю, что поделом мне. Жизнь меня научила не бысть слишком расточительным, — заключил финансист.

— Ого, вы были женаты? — удивилась Каролина, незаметно придвинувшись к мужчине чуть ближе, так, чтобы ненароком своими коленками касаться его бедра.

— Не сложилось. Она бросила меня сразу же, как я обанкротился… — немного горестно, но равнодушно ответил Он, про себя с удивлением отметив, что эта история его больше не цепляет.

— Скучаете по ней?

— Нет. Раньше имел слабость, не скрою. Я даже больше не мог поверить в ее алчность и расчетливость. А потом отпустил. Понял, какой это подарок судьбы — лишиться такого «мусорного человека».

На пару вгновений в гостиной повисла пауза. Каждый думал о своем. Мужчина поддался воспоминаниям и вспомнил расставание с бывшей, а Каролина… Девушка, воспользовавшись отвлеченным состоянием собеседника, вдруг вплотную прижала его ноги своими и потянулась к губам. Легонько, будто нащупывая почву, она поцеловала мужчину, а потом, уловив его секундное замешательство, накинулась на него, словно на добычу. Он ответил на ее ласки.

— Пойдем на диван, — захлебываясь от поцелуев, в порыве страсти сказала она. Мужчина подхватил Каролину за ягодицы, она обхватила его ногами за пояс и уже в красках начала представлять, как он ее возьмет, как вдруг… Он швырнул ее на диван и крикнул:

— Пошла вон. БЫСТРО! — Каролина испугано и непонимающе уставилась на него, тем самым заставив повысить тон: — Пошла, я сказал, ВОН!!!!! И будет лучше, если ты сама откажешься от моего курса!

Мужчина всучил ей ее обувь и пальто и, не дав одеться, выставил за дверь.

Отойдя от шока, Каролина быстренько накинула на себя одежду, отряхнулась и достала телефон, который все это время, зафиксированный в сумочке, снимал происходящее. Нужные моменты смартфон зафиксировал. «Ну, ты сам напросился, красавчик. Теперь не отвертишься».

Глава 25

Утро следующего дня

Нина больше не хотела себя мучить, не желала быть с тем, кому не в силах дарить любовь. Она не могла больше обманывать ни себя, ни Дэна. Проснувшись утром, поняла: с нее хватит. Не стала оттягивать время, готовить специальную речь. Подала завтрак и смотря на то, как парень с удовольствием уплетает яичницу с беконом, причмокивая от наслаждения, печально и спокойно сказала:

— Я так и не смогла полюбить тебя, Дэн.

Парень медленно положил вилку на тарелку и, дожевав бекон, спросил:

— Что это значит?

— Ты все верно понял. Я не хочу, чтобы наши отношения заходили слишком далеко, потому что знаю, что хорошего финала тут не будет. Я пыталась полюбить тебя, но не смогла, — грустно констатировала девушка, боясь смотреть Дэну в глаза.

— Но ты же… я… мы… — Дэн заикался, не в силах подобрать верных слов.

— Ты найдешь девушку лучше, чем я. Умнее. Красивее. Но самое главное, она будет любить тебя. А я не могу. Ты застал меня врасплох, на время решил вопрос с жильем. Ты проявил огромную доброту ко мне, которую я никогда ни от кого не ощущала. Спасибо тебе за это. Я не забуду тебя. Вещи соберу быстро, вечером меня уже здесь не будет.

Парень опустил голову и стал нервно кусать губы, обдумывая слова Нины. Потом робко сказал:

— А куда ты пойдешь? К нему?

Нина отрицательно покрутила головой и вздохнула:

— Нет никакого «его». Нет, понимаешь? Ты выдумал себе то, чего на самом деле никогда не существовало. Я накопила денег, сначала поживу в недорогом отеле, а потом сниму комнату.

Девушка еще раз посмотрела на молодого человека, искренне печально улыбнулась и сказала:

— Спасибо, Дэн, правда. Но не друг для друга мы.

***

Перевезя свои небольшие пожитки в отель, который находился недалеко от бара, где девушка продолжала периодически подрабатывать, она направилась в университет. Всего одна пара — спецкурс по финансовой грамотности. Нина не желала туда ходить, но не знала, можно ли, записавшись на курс, отказаться от него, или обязательно нужно будет сдать по нему зачет в конце семестра.

Девушка договорилась перед занятием встретиться с Каролиной на кофе, но потом поняла, что не успевает. Отменив встречу, она решила, что уговорит лучшую подругу сходить в кафе после университета. Там заодно и расскажет про их разрыв с Дэном.

За пару минут до начала пары Нина осознала, что абсолютно забыла про чертов доклад, который в наказание должна была подготовить. Выругавшись про себя, она нехотя прошла в аудиторию и решилась на отчаянный шаг — подойти к преподавателю и во всем признаться.

Увидев, что Каролины еще нет, девушка подошла к трибуне, за которой стоял Он и листал какую-то книгу. Он поднял на нее глаза, мельком посмотрел и тут же опустил, будто бы увидел незнакомого человека.

— Здравствуйте, — тихо сказала Нина, официально обратившись к мужчине. — Я не подготовила выступление… и доклад…

— Здравствуйте, Нина, — холодно ответил он, не отрываясь от книги. — Ну, что же, я весьма опечален этим известием. Что же помешало? — он предполагал, что девушка пожалуется на нехватку информации и литературы, и он после этого предложит ей свои книги. Как раз будет повод для неофициальной встречи вне стен университета. Может, тогда получится поговорить. Но, к его удивлению, последовал абсолютно другой ответ:

— Времени не хватило. Если честно, я не подготовила и другие предметы тоже, поважнее вашего, — девушка спохватилась, что ляпнула лишнего, выкрикнула «ой» и закрыла рот ладошкой. Это позабавило мужчину и он ответил:

— Смелая вы девушка, Нина. Прямолинейная. Надеюсь, у вас в семье все хорошо, — он пытался хоть как-то узнать о ее делах, о том, чем она занимается, как живет. Он постоянно думал о ней, но ни с кем не мог поделиться этими мыслями.

— Без понятия. Я сейчас живу в отеле.

Он уставился в замешательстве на нее и шепотом проговорил:

— Он что, выгнал тебя? Обидел?

— Я сама ушла.

— Давай поговорим. Я знаю, как тебе нужен сейчас собеседник. Друг, который может выслушать тебя, — еще более сдавленным голосом проговорил мужчина. Благо, стояла перемена и общий гул абсолютно заглушал их разговор, и другие студенты абсолютно не обращали на них внимания.

— У меня есть Каролина для этого, — отрезала Нина и хотела уже было пройти в глубь аудитории, но он остановил ее резкой фразой:

— Она не друг тебе, поверь.

Нина в замешательстве повернулась, сдвинула брови, задумавшись, и спросила:

— Почему вы бросаетесь такими опрометчивыми фразами?

— Нина. Я хочу уберечь тебя кое от чего. Не бодайся, как упертый баран. Просто дай мне возможность с тобой поговорить и спасти от катастрофы, которую можно миновать.

— Где? — коротко спросила та, забеспокоившись.

— Точно не у меня пока. В какой гостинице ты живешь? Я тоже сниму там номер. Никто не узнает о нашей встрече. Каролина в курсе, где ты сейчас живешь?

— Я переехала только сегодня. Еще не успела рассказать.

Мужчина обвел взглядом аудиторию, удостворелся, что Каролины еще нет, и попросил всех усаживаться на свои места.

— Так как, говорите, называется эта книга? — незаметно подмигнув девушке, преподаватель спросил так, чтобы другие слышали, о чем они говорят.

— “Сладкая жизнь”, — произнесла девушка и пошла к своему месту, находу громко проговорив. — Советую прочесть. На языке оригинала — итальянском — особенно.

— О, профессор, вы знаете итальянский? — донеслось с последних рядов. Опасность миновала. Преподаватель живо начал объясняться:

— В процессе изучения. Посещаю курсы, а тут ваша одногруппница книгу интересную посоветовала на итальянском. Надо читать!

Всю пару у него в голове крутилось: Отель “Dolce Vita”. Вечер. Он и Нина. Вдвоем. Как в старые добрые и, казалось, ушедшие в небытие, времена.

Глава 26

В 21.03 он, нервно похаживая из стороны в сторону, ожидал Нину в лобби отеля. Прошло всего три минуты, но ему начинало казаться, что она не придет, что она снова его обманула. На лбу выступил пот, и мужчина ощущал себя просто дураком. Но тут радость охватила его сердце, а надежда окутала разум — в дверях, наконец, появилась та, встреча с которой стала для него поистине судьбаносной.

Нина переоделась, натянув на себя черные джинсы и облачившись в серое огромное худи-оверсайз. Такое большое, что, казалось бы, оно могло послужить ей палаткой в холодном лесу.

— Удивлен такому моему внешнему виду? — прямо спросила она, ощущая на себе его изучающий взгляд.

Он улыбнулся и ответил:

— Никогда не видел тебя в подобной одежде… Всегда такая женственная, а тут.

— Зато так не обращаю на себя лишних взглядов. Я перестраховываюсь, прости.

Когда они присели за один из дальних столиков в ресторане при отеле, мужчина спросил:

— Почему ты меня избегаешь?

Нина посмотрела ему прямо в глаза и с напускной холодностью произнесла:

— Ты мой преподаватель, а я студентка. Ненормально, что мы с тобой общаемся в неформальной обстановке.

— Почему? Мы же совершеннолетние люди, да и к тому же — были знакомы еще до того, как я пришел работать в университет.

— Но это… неправильно как-то, — колебалась Нина, уверенность которой в собственной правоте все больше пошатывалась.

— Нина. Я уже не мальчик давно. И я знаю, что тебя что-то тревожит. С начала нашего близкого общения ты чем-то озабочена, все время думаешь, анализируешь. Будто боишься сделать лишний шаг. Будто влево, вправо — расстрел. Неужели я так тебя пугаю? Или это из-за той нелепости, когда я пьяный вдребезги разбил…

Нина остановила мужчину.

— Дело не в тебе. Мои внутренние страхи и детская травма не дают мне покоя, — произнеся фразу, девушка замешкалась, выждала паузу, словила на себе вопросительный взгляд собеседника и, наконец-то, решила ему всё рассказать.

— Моя мама была студенткой, когда познакомилась с папой. А он — ее преподавателем…

***

Эмоционально пережив каждый тяжелый момент истории, девушка, измученная и истощенная, тихо заплакала. Внешне ее лицо оставалось непроницаемым, но по щекам, одна за другой, лились слезы. Она давно не плакала о матери, старалась вытеснить прошлое из памяти. Но иногда волнами накатывали воспоминания и она, как сейчас, была не в силах остановить эмоции.

Мужчина, потрясенный рассказом, перекинул свои руки через стол и обхватил ими руки девушки. Спустя несколько минут тишины решился высказаться. Робко начал:

— Нина, ты боишься того, что повторишь судьбу матери?

Она всхлипнула, но ничего не ответила. Тогда мужчина продолжил:

— Я — не твой отец. А ты, если даже и похожа на мать, то думаю, что только внешне. Ты сильная, прямолинейная. У тебя стальной характер. Я никогда раньше не встречал людей мужественнее тебя. А теперь еще и убедился в этом. Может, это какой-то глупый и неподходящий момент. Но разве для таких слов есть идеальный момент? Нина, я тебя люблю. Уже давно.

Девушка робко подняла на него глаза, инстинктивно дернув руками, от чего ему показалось, что она отталкивает его снова. Мужчина испугался и растерялся. В голове пронеслась мысль: «Теперь точно все кончено. Еще слишком рано. Слишком рано…»

Нина неотрывно глядела на него, пытаясь скрыть невероятно частое сердцебиение. Ладошки вспотели. Мозг штурмовал мыслями. Внутренний голос твердил: «Может, пора, наконец, стать счастливой и понять, что счастье не заработаешь, как ни старайся, но упустить его — раз плюнуть? И только одно неверное слово и…»

— Я тоже тебя люблю. Уже давно, — сказала она почти шепотом, опустив глаза.

Что случилось с мужчиной в этот момент, трудно передать. Внутри образовалось цунами чувств, которые выстукивали в такт с сердцем чечетку, ликуя и абсолютно не веря услышанному. В какой-то момент даже стало двоиться в глазах и казаться, что сейчас он плюхнется в обморок, а потом окажется, что весь этот разговор — дурацкие выдумки его подсознания, вызванные сновидениями.

— Ущипни меня. Я не могу поверить, — выдавил он дрожащим голосом.

— А так поверишь? — она подалась через стол вперед и легонько дотронулась губами до его губ. Реакция мужчины не заставила себя долго ждать. Он выскочил из-за стола, подхватил миниатюрную Нину, словно пушинку и, заключив в объятия, закружил. Она смеялась сквозь слезы, впервые ощущая полноценное эхо счастья. Ей казалось, что именно в эти минуты она впервые его испытала.

Судорожно осыпая лицо мужчины поцелуями, девушка плакала и хохотала. Дабы не привлекать внимание лишних глаз, он шепнул ей на ухо:

— Поднимемся наверх? Порадуемся там. Обещаю, что не притронусь к тебе, если не захочешь. Я тоже снял себе номер до завтра.

Она уткнулась носом в его плечо и сказала:

— Давай закажем пиццу и посмотрим фильм. Будем образцовой парой, как в кино!

***

Весь вечер новоиспеченные счастливчики узнавали друг друга. Нина более откровенно расспрашивала мужчину о прошлом того, чего не знала доселе, делилась самыми сокровенными переживаниями, призналась, что Дэн был лишь способом побега от ее реальных чувств и что любимому не стоит волноваться насчет него и ревновать.

— Кстати, а что ты хотел рассказать мне про Каролину? — вдруг вспомнила Нина, опьяненная любовью.

— Ай, да так. Лишь наблюдения, — отмахнулся мужчина, не желая рассказывать о произошедшем.

— Но у тебя же должны быть основания, чтобы так категорично высказываться насчет нее.

— Нина, сегодня такой прекрасный вечер. Давай оставим его только для нас и не будем разговаривать о третьих лицах?

Мужчина понимал, что сейчас точно не лучшее время для таких открытий. Они счастливы. Вдвоем. Вместе. Признание омрачит вечер и абсолютно непонятно, как Нина себя поведет, если обо всем узнает. Он сам решит проблему по имени Каролина. Но как? Мужчина еще не придумал.

— Ладно! Но обещай, что ты поделишься со мной переживаниями насчет нее, — весело сказала Нина, доедая последний кусок пиццы. — Она моя лучшая подруга. Мы через многое прошли вместе.

— Правда? Через что же? — заинтересованно спросил мужчина.

— Ммм, — подмигнула ему Нина, давая откусить свой кусочек, — а об этом я тебе расскажу после того, как ты мне поведаешь о своих опасениях.

— Эх, хитрюга какая!! — засмеялся мужчина и повалил Нину на кровать, начав щекотать прямо под ребрами, из-за чего девушка просто зашлась от смеха, начав брыкаться и по-ребячьи кусаться. Мужчина поддался ей, дав перевернуть себя на кровать. Оказавшись сверху, Нина принялась щекотать любимого, который тоже играючи давал отпор. Захватив ее руки своими он приподнялся и чмокнул Нину в губы. Та, не сдержавшись, обхватила его ногами и страстно поцеловала. Через минуту они в порыве страсти снимали друг с друга одежду и начинали наслаждаться ярким, незабываемым первым разом физической близости.

Глава 27

Следующие два дня новоиспеченные влюбленные провели в стенах отеля, изредка выходя из комнаты поесть и еще реже — немного прогуляться по окрестностям. Они будто бы спрятались от всего мира в этой простой, местами затхлой и почти безлюдной гостинице в спальном районе города. Казалось, если они покинут ее, то их собственная сказка разрушится, не устояв перед трудностями суровой реальности.

Мужчина позвонил в деканат и сослася на плохое самочувствие из-за якобы отравления, а Нина даже предупреждать никого не стала — просто отключила телефон и наслаждалась каждым моментом всепоглощающего ее чувства.

Как же им не хотелось возвращатсья в реальность!

— Была бы возможность, я бы провел здесь с тобой всю жизнь. Мне больше не надо ничего, лишь смотреть на то, как ты сладко посапываешь, досыпая последние минуты перед пробуждением, и наблюдать, как причудливо склоняешь голову, когда расчесываешься, — излишне сентиментально проговорил Он, заставив Нину звонко рассмеяться.

— Я быстро могу надоесть, так что не стоит делать поспешных выводов!

— Никогда… никогда не надоешь, — с этими словами он потянулся к девушке и страстно поцеловал ее.

У них в распоряжении оставался всего один вечер, от которого обоим хотелось взять все сполна. Они не хотели думать, как поступать дальше, что делать с его работой и каким образом скрывать отношения: где встречаться, как шифроваться и вести себя в обществе. Эту проблему еще предстояло решить, но пока… ЦЕЛЫЙ ВЕЧЕР. Один-единственный.

«Перед тем, как мы разойдемся, расскажу ей о Каролине… Нельзя оставлять Нину в неведении. Вместе мы обязательно решим с ней вопрос. Попробуем поговорить, что ли, объясниться… — думал он, стоя под прохладным летним душем, приводя мысли и чувства в порядок. — Сейчас выйду из душа и открою ей всю правду о шантаже и попытках соблазнения меня её лучшей подругой».

В это время, ожидающая любимого из душа и горящая от желания, Нина расположилась на их кровати и, чтобы занять себя, решила проверить сообщения на телефоне. Как только включила интернет, месседжи посыпались одно за одним. Перелистав все беседы об учебе, она открыла пару «смсок» с работы и хотела уже, было, выключить смартфон, как на экране высветилось два новых сообщения. От Каролины.

«Привет, дорогая. Что-то нет тебя давно на учебе, не звонишь, не пишешь. А еще совпадение такое — нашего преподавателя по финансовой грамотности тоже нет. Кстати, включи телевизор. Прямо сейчас».

Вдогонку девушка прислала фото. На нем была Каролина в одном нижнем кружевном белье, расположившаяся в откровенной позе на до боли знакомом диване в гостиной, в которой Нине не раз приходилось бывать. Секунды девушке хватило, чтобы узнать интерьер. Еще секунды — испытать чувство, будто пронзило током. Она трясущимися руками отыскала пульт от телевизора, включила его и не поверила своим глазам. На экране показывали Каролину, сидяющую в студии одного из скандальных теле-шоу, которая обвиняла своего преподавателя в попытках изнасилования. От шока, неожиданности, ужаса и непринятия этого факта, Нина уронила пульт.

Он застал ее трясущейся от плача, вплотную сидевшую у телевизора. Вытирая полотенцем мокрые волосы, мужчина тотчас же отбросил его и одним прыжком оказался у ног Нины.

— Нина, милая! Что случилось? Чего ты плачешь? Нина… — он тряс ее, обнимал и испуганный, не понимал, что могло произойти за двадцать минут его отсутствия. Девушка сидела, как гипнотизированная, уставившись в одну точку и роняя слезы из глаз. Она, казалось, уже не слушала телевизионной болтовни, зато ее исступленное молчание заставило прислушаться Его. Он повернул голову и «уронил» челюсть. На экране мелькали фото полуобнаженной Каролины в его квартире, а затем несколько вырезанных из контекста коротких видео, где он подхватывает девушку за бедра и бросает, будто в порыве страсти, на диван.

Мужчину охватила ярость. Он вскочил, бешено пытаясь найти пульт. Не заметив его, он злостно выдернул вилку из розетки и, затуманенный гневом и злобой, схватил телевизор, будто он был пушинкой и изо всех сил швырнул им в стену.

Это заставило Нину вскочить и вскрикнуть от неожиданности! Девушка прижалась к стене и сквозь слезы дрожащим голосом проговорила:

— Ты сумасшедший. Сумасшедшее плотоядное чудовище. Ты… животное!

Слова Нины разбивали ему сердце. Неужели девушка, которая последние дни клялась в безумной любви, в одночасье поверила желтушной передаче на ТВ, которая ради рейтингов готова уничтожить всё и вся?

— Нина, — начал он ровным тоном, стараясь тихонько приближаться к ней, — любимая, не руби с плеча. Я хотел с тобой поговорить об этом. Все не так, как показали здесь…

— Ах! Не так!! Ты — насильник, падкий до молодых тел! Засчет нас ты хочешь самоутвердиться! Ты — неудачник! А я купилась на тебя! Какая же я дура! Боже…. ЗВЕРЬ!! Я первая буду давать показания против тебя!! Бедная моя Каролина… — Нина бросалась словами и истошно кричала. — Я тебя ненавижу!

— Нина! Пожалуйста, давай поговорим!!!

— НИКОГДА! — с этими словами она схватила свою сумку и побежала к выходу из номера.

Мужчина помчался за ней с криками «Не бросай меня!», но спохватился, что все это время стоял без одежды. Он вернулся в номер, быстро схватил первые попавшиеся шорты и собирался выскочить из комнаты, чтобы догнать любимую, которая была в сантиметре от того, чтобы сделать самую большую ошибку в своей жизни. Но мужчину остановил звонок. Из деканата. Понимая, что его ждет, он взял трубку и услышал: «Вы уволены».

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Это был конец.

ЭПИЛОГ

Октябрь

После скандального ток-шоу, предательства и злой мести непонятно за что от Каролины прошло две с лишним недели. Если бы у Него спросили о том, что такое ад, то он был с уверенностью сказал, что эти 14 дней жил именно в нем и если Богу будет угодно после смерти направить его душу в ад, то мужчина точно уже не испугается.

Мужчине предъявили статью по факту злоупотребления полномочиями и домогательствами в отношении двух студенток. В его версию изначально никто не верил. В университете допрошенные студенты никогда не видели, чтобы преподаватель относился к обеим девушкам как-то иначе, чем к другим, о нем говорили, что всегда соблюдал субординацию. Но вот Каролину однокурсники описывали не с очень положительной стороны, не стесняясь высказывать даже открытую неприязнь к девушке, перечисляя дорогие подарки от обеспеченных любовников, которые были старше ее на много лет. Насчет Нины многие говорили, что та была тихоней и мало распространялась о личной жизни, хотя в последнее время ее часто видели в компании молодого человека и это был явно не подозреваемый. После более тщательных проверок, когда на Каролину изрядно «надавили», припугув россказнями о том, что ждет ее, если выяснится, что она лжет и… через некоторое время девушка сдалась и публично призналась в том, что всё подстроила, но также добавила, что вины своей не чувствует, ведь хотела лишь «предостеречь лучшую подругу».

Спустя неделю содержания под стражей Его выпустили, принеся извинения и на будущее пожелав быть осторожнее с женщинами. Ведь коварнее них на планете существ просто нет.

Когда сидел за решеткой, осознал, что смирился со своей судьбой и, если посадят, то хотя бы не нужно будет думать, как жить дальше, и обретать новый смысл этой самой жизни. Мужчина снова его утратил, да еще и так по-дурацки, что теперь чувствовал, что в нем больше не осталось сил бороться. Год еще не закончился, а уже убил в нем все, что тот накапливал в себе все тридцать с лишним лет.

Первым делом, оказавшись на свободе, он решил отыскать Нину. Телефон, конечно же, был отключен. Из соцсетей девушка удалилась. Он спросил у следователей, давала ли она показания и если да, то какие. Тот лишь коротко ответил, что девушка была поникшая и неразговорчивая. «Однажды, — вспомнил полицейский, — пришла с чемоданом, когда уже Каролина во всем призналась. Когда мы попросили подтвердить слова лучшей подруги, она умоляюще посмотрела на нас и коротко произнесла: «Я очень любила этого мужчину. Поэтому мне больно анализировать ситуацию с подругой. Надеюсь, я на ваш вопрос ответила». Подписку о невыезде Нина не подписывала, да и больше не нужна была нам. Ее коварная подружка во всем призналась».

«Неужели она уехала, только узнав, что меня освобождают?» — задавал мучительный вопрос мужчина и не находил ответа.

В университете его не восстановили обратно. «Мы не можем взять вас обратно на работу с такой… — директор помедлила, — с такой громкой, если не сказать, дурной репутацией». На другое мужчина не рассчитывал. Он снова был безработным бедняком, брошенным и преданным любимой. Он лишь спросил, нет ли у них данных о Нине. В дирекции лишь ответили, что девушка несколько дней назад забрала документы из университета.

Затем начались дни поисков. Он приходил домой к отцу Нины, обзванивал ее знакомых, даже отважился прийти к Дэну, который, завидев его, не приминул возможности заехать сопернику кулаком по носу и сломать его, крича: «Это ты ее погубил! ТЫ! Я тебя ненавижу! Будь проклят!» И эти нападки мужчина вынес, как должное. Будто действительно заслужил.

Спустя пять дней пропажи Нины ее отец все-таки подал заявление в полицию. Еще через несколько суток где-то в соседней деревне нашли похожую по описанию девушку. Вытянули тело утопленицы из глубокого холодного озера.

Мужчина не стал звонить папе Нины после опознания. Он не хотел слышать ответ, боясь, что тот может быть утвердительным. Лучше, думал он, всю жизнь пребывать в неведении и думать, что она вот-вот вернется.

Бессмысленно он брел по городу, еле-еле отрывая пятки от земли. Он рассуждал сам про себя, где еще может попытаться искать Нину. Эти мысли захватили его в плен, он жил только ими. Он стал зависим от них и уже не знал, как спастись. На город медленно опускался холодный вечер. Мужчина поднял голову, желая взглянуть на необъятную глубину и синеву осеннего неба. Боковым зрением заметил, что стоит прямо напротив того бара, где когда-то искал спасение от собственной жизни и нашел Нину. Он сделал шаг ко входу. Отпер дверь и оказался внутри. Снова.

***

Незаметно подобрался ноябрь, принеся с собой порывистые ветры и мокрый снег. Он привык считать, что у природы нет плохой погоды, но здесь был готов изменить свое мнение: сейчас погода стояла примерзкая. Такая же, как и вся его жизнь вот уже сорок пять суббот к ряду.

В жертвах искрометного утешения он всегда видел одно и то же лицо. Лицо Нины. Он не ложился с дамами легкого поведения в постель, если те не позволяли называть себя Ниной. Он тихо погибал. Ведь наркоманы, не найдя дозы, рано или поздно погибают. От ломки ли, от отчаяния или от осознания того, что смысл жизни весь свелся только к одной потребности. Так случилось и с Ним. У мужчины была ломка, зависимость. Но никто в этом мире не мог восполнить его сердце, излечить образованные в душе кровоточащие дыры, дать ему желаемой дозы. Виски притупляло чувства, уносило его в реальность давно забытую. Ту, где он счастлив в четырех стенах затхлой гостиницы с Той, кого любил всем сердцем. С Той, которая клялась ему в любви, но при первых же трудностях на их пути сбежала, оставив его погибать здесь, в этом накуренном баре с повсюду присутствовавшим призраком ее сознания.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍В нем умерло почти все живое, кроме надежды, которая всё никак не могла сдохнуть. Иначе как объяснить тот факт, что он постоянно смотрел на открывающуюся дверь бара, ожидая увидеть у входа стройный силуэт Нины. Вот уже сорок пятую субботу к ряду. Сколько еще суббот он продержится? Мужчина заказал шотландский виски. Пятый за этот вечер. Без зависимости он не мог существовать.

Конец

Примечания

1

«Гордость и предубеждение» — один из самых знаменитых романов английской и мировой литературы, вышедший в 1813 году из-под пера Джейн Остин

(обратно)

2

Ликёр «Калуа» — мексиканский кофейный ликёр. Входит в состав таких знаменитых коктейлей как «Белый русский», «Черный русский», «B-52» и др.

(обратно)

3

Лонг-Айленд айс ти (Long Island Iced Tea) — один из самых крепких коктейлей, содержащих около 28-ми процентов алкоголя. В состав коктейля входят водка, ром, текила и джин.

(обратно)

4

Not for you (англ.) — не для тебя

(обратно)

5

Macallan 1939 — Крепкий шотландский виски, оцененный в 10,125 тыс. долларов, обладает изысканным вкусом ириса и фруктов. Самый последний розлив произошел в 2002 году.

(обратно)

6

Шато Марго — именитое хозяйство, из века в век переходившее от одного аристократического владельцев к другому. Сегодня Chateau Margaux входит в пятерку лучших производителей Бордо. В 1855 году лучшие вина бордоского субрегиона Медок плюс одно из субрегиона Грав (шато Haut-Brion) были ранжированы по пятиуровневой системе «гран крю классе» (Les Grands Crus Classés): от первых гран крю (Premiers Grands Crus) до пятых гран крю (Cinquième Grands Crus). В число первых тогда вошли всего четыре шато, к которым только в 1973 году было добавлено ещё одно — Мутон Ротшильд (Mouton Rothschild).

(обратно)

7

«Forbes» (рус. Форбс) — американский финансово-экономический журнал, одно из наиболее авторитетных и известных экономических печатных изданий в мире. Основан в 1917 году Берти Чарлзом Форбсом.

(обратно)

8

«Men’s Health»(с англ. — «Мужское здоровье») — ежемесячный американский мужской журнал; региональные версии издаются в 45 странах мира.

(обратно)

9

Анри Матисс — французский художник и скульптор, лидер течения фовистов. Известен своими изысканиями в передаче эмоций через цвет и форму.

(обратно)

10

Джакомо Казанова — известный итальянский авантюрист, путешественник и писатель, автор обстоятельной автобиографии «История моей жизни» (фр. Histoire de ma vie)[1]. Благодаря этой книге он настолько прославился своими многочисленными любовными похождениями, что само его имя стало нарицательным и теперь используется в значении «женский обольститель».

(обратно)

11

Фри́дрихВи́льгельмНи́цше ‑немецкий мыслитель, классический филолог, композитор, поэт, создатель самобытного философского учения, которое носит подчёркнуто неакадемический характер и получило распространение, выходящее далеко за пределы научно-философского сообщества.

(обратно)

12

Секс в большо́м го́роде» (англ. Sex and the City, дословный перевод названия — «Секс и город») — американский комедийно-драматический телесериал канала HBO, созданный Дарреном Старом. Эпизоды выходили в эфир с 6 июня 1998 по 22 февраля 2004 года. Всего было снято 94 эпизода в составе шести телевизионных сезонов. Средняя продолжительность эпизода колеблется от 25 до 35 минут. Одним из постоянных авторов и режиссёров сериала является Майкл Патрик Кинг.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • ЭПИЛОГ
  • *** Примечания ***