КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 468805 томов
Объем библиотеки - 684 Гб.
Всего авторов - 219097
Пользователей - 101718

Впечатления

Stribog73 про И-Шен: Сила Шаолиня. Даосские психотехники. Методы активной медитации (Самосовершенствование)

Конечно, даосская техника активной маструбации весьма интересна для тех, у кого нет партнера по сексу, как у шаолиньских монахов. И это весьма оздоровительное занятие в прыщавом возрасте.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Алекс46 про Круковер: Попаданец в себя, 1960 год (СИ) (Альтернативная история)

Графоманство чистой воды.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
чтун про Васильев: Петля судеб. Том 1 (ЛитРПГ)

Дай бог здоровья Андрею Александровичу; и чтобы Муза рядом на долгие годы!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Шаман: Эвакуатор 2 (Постапокалипсис)

Огрызок, автор еще не дописал 2 книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Айдол-ян - 4. Смерть айдола (Юмор: прочее)

Спасибо тебе, добрая девочка Марта за оперативную выкладку свежего текста. И автору спасибо.
Еще бы кто-нибудь из умеющих страничку автора привел бы в порядок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Жарова: Соблазнение по сценарию (Фэнтези: прочее)

Отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Порочный круг (fb2)

- Порочный круг (а.с. Отряд апокалипсиса -3) 461 Кб, 122с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Тимофей Николаевич Печёрин

Настройки текста:




Тимофей Печёрин Порочный круг

1

Давно мир не видел солнца.

Виною тому была серая пелена. С постоянством хорошо вышколенной прислуги появлялась она на рассвете каждого дня и заволакивала небо.

Совсем землю во тьму не погружала. Но вот на то, чтобы выкрасить небо в пепельно-серый цвет, сделав его, что не день, то пасмурным, пелены этой вполне хватало.

Как давно это началось — не могли сказать точно даже летописцы.

Да, среди живущих до сих пор находились те, кто утверждал, что видел-де дневное светило воочию. Вот только были они все как один глубокими стариками. Могли заговариваться, путать реальность со своими фантазиями, а подлинные собственные воспоминания — с чужими сплетнями или когда-то виденными картинками. Веры их словам не было.

Как не было и единства относительно причин этой беды. Даже среди людей мудрых и обремененных знаниями.

Подозревали кто проклятье, кто кару небесную за грехи, недостатка в которых человечество не знало со времен своего сотворения. Даже о конце света говорили — по крайней мере, поначалу. И особенно, когда оказалось, что этой напастью беды мира не ограничились. Но еще более рьяно отравлять жизнь людей начала разнообразная нечисть. Начиная с вульгарных мертвяков, встающих из могил. И заканчивая тварями из самой Преисподней, коим под силу было искусить и подчинить своей воле хоть простого пахаря, хоть коронованную особу.

Нашлось к случаю и пророчество, хоть и апокрифическое. В коем подобные события знаменовали приближение Страшного суда.

Вот только годы шли за годами, поколения сменяли поколения. А Страшный суд все не торопился выносить приговор плевелам рода людского. Как, впрочем, и вердикт о милости к праведникам.

И потому… да, яростно-фанатичные проповеди неслись с амвонов церквей до сих пор. Как, наверное, и в прежние времена — даже до пелены.

Зато миряне (а их всегда большинство) попривыкли, приспособились. Решив про себя, что да: пусть проклятье, пусть кара. Зато такая, с которой все равно можно жить. Пусть и небезопасно, и не слишком весело. Как живет, например, человек, вместо плахи приговоренный к заточению в темнице.

Тем более что даже узнику доступны кое-какие радости. Например, возможность дышать свежим воздухом и любоваться внешним миром хотя бы из маленького окошка, забранного решеткой.

Что до мира, лишенного солнца, то для него подобием такого окошка в прежний мир, без кары-проклятья, стала ночь. Ближе к ночи пелена обыкновенно рассеивалась. И ни луне, ни россыпи звезд светить на землю уже ничего не мешало. Ну… кроме обыкновенных туч, разумеется.

Ночь давала иллюзию, что с миром по-прежнему все в порядке. За исключением тех его уголков, где свирепствовали адские силы, конечно. Ну да много ль было этих уголков?

Другое дело, что даже самая ясная и светлая из ночей не могла заменить солнечного дня. Да и оценить… что там, даже хотя бы заметить ночную красоту могли немногие. Разве что лихие люди, направлявшиеся в эти темные часы на свой неправедный промысел. Или тайные влюбленные, видеться которым средь бела дня запрещал долг, обет или строгие родители. Романтичные юнцы, черпающие в ночи вдохновение. Ну и, конечно же, мудрые старцы, в расположении луны и звезд пытающиеся прочесть судьбу народов, всего мира, да и себя заодно.

И только. Тогда как остальные люди, намаявшись при свете дня, ночные часы предпочитали тратить на отдых, на сон.

Не стали исключением и нынешние обитатели старой обветшалой постройки, некогда служившей донжоном старого замка. Принадлежал замок бывшему владетелю этих земель. Но владетель сгинул куда-то, крепостную стену замка растащили по камушку хозяйственные крестьяне. А донжон превратили в свое обиталище чародей Бренн и его соратники.

Ночами все они предпочитали спать. Если, конечно, проходили эти ночи под крышей бывшего донжона. А не приходилось выполнять очередную опасную миссию, мотаясь по диким лесам, пыльным трактам и глухим деревням. Да истребляя ходячих мертвяков и другие порождения адских сил.

В бывшем донжоне соратники и подопечные мастера Бренна обыкновенно расслаблялись. По-разному, но все — до такой степени, что устанавливать на ночь вахты им не приходило в голову.

Да и не от кого, если подумать. Крестьяне знали, что замок превратился в логово колдуна, и соваться туда страшились. А разбойничья шайка, забреди она в эти края, тоже вряд ли бы сунулась к Бренну на порог. Уж очень убого смотрелся бывший донжон. Ловить там, казалось, было нечего.

В общем, не опасались нападения мастер Бренн и его команда. И, как однажды оказалось, зря.

К счастью для них, даже пребывать в стране снов, что почиталась язычниками за преддверие загробного мира, можно было по-разному.

Волшебница Равенна, к примеру, спала в ту ночь без задних ног. Глухо, даже почти без сновидений. Просто закрыла глаза — и провалилась в забытье. До того обессилила ее недавняя история с освобождением души