КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 457195 томов
Объем библиотеки - 657 Гб.
Всего авторов - 214492
Пользователей - 100403

Последние комментарии

Впечатления

pva2408 про Мазуров: Теневой путь 7. Тень Древнего (Самиздат, сетевая литература)

Ув.remarkscope! С 5 главы, вместо «Тени Древнего», начинается публикация романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Gabrijelcic: Delphi High Performance (Pascal, Delphi, Lazarus и т.п.)

Единственная книга по параллельному программированию на Delphi.
На русский не переведена.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Сиголаев: Дважды в одну реку (Альтернативная история)

Купив часть вторую, и перечтя (специально) заново часть первую — я то, твердо был уверен, что «юношеский максимализм» автора во второй части плавно сойдет на нет... И что же?)) Оказывается ничего подобного!))

Вся вторая часть по прежнему продолжает «первоначальный стиль» описания «неепических похождений юного искателя и героя» в теле семилетнего (!!!) пацана. И мало того, что уже «вторую книгу» он никак не может попасть в школу (куда по идее просто обязан «загреметь» как все его сверстники), но и вообще (такое впечатление) что кроме развед.деятельности по отлову шпионов, ГГ (в новой жизни) ВООБЩЕ НИЧЕМ НЕ ЗАНИМАЕТСЯ.

Нет... он конечно играет свою роль «сопливого шкета», но только в рамках «поставленной пьесы», никакого же «детства» тут нет и отродясь не было... Просто «врослый дядька» носится в теле пацана и вот и все))

Нет... автор конечно предпринял не одну попытку все это замотивировать (мол тут и подростковые гормоны, заставляющие его «очертя голову» кидаться без подстраховки, раз за разом в очередную … ), это и «некий интерес» со стороны сотрудников КГБ которые «вовремя просекли фишку», но никак (отчего-то) не поинтересуются «хронологией завтрашнего дня». Да и чем он (им мол) может помочь «в деле сохранения самого лучшего государства в мире»? Выходит что абсолютно ничем)) Но вот зато носиться «туда-обратно» и влипать во всякие приключения — это всегда пожалуйста))

В общем — все было бы в принципе замечательно, если бы не было так печально... Плюс — в этой части ГГ «подселяет» к нашему ГГ «сверстника», отчего почти мгновенно происходят разборки в стиле фильма «Обратная сторона Луны» (с Павлом Деревянко)) Да! И это не тем Деревянко, который книги пишет с столь своеобразной манере))

Так что, часть вторая является фактически клоном, части первой, только с небольшим отличием в роли главного злодея. В остальном же все те же шпионско-закрученные (и не всегда понятные) страсти, «медленное прощупывание сторон» (в лице сотрудников команды «гэбни» и ГГ) и подростковость, которая так и прет со всех сторон...

Субъективный вердикт — я не купил часть первую, это хорошо)) Я купил часть вторую — ну и ладно)) Часть же третью покупать (да и просто читать) желания пока нету... вот уж sorry))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Деревянко: Подставленный (Детектив)

Каждый раз читая очередной рассказ из данного сборника автора — удивляюсь, как ему удалось писать в чисто «криминальной» серии почти сказочные «демотиваторы» после прочтения которых наверняка у многих «мозги должны встать на место».

При том, что сами рассказы (несмотря вроде бы на солидный объем) читаются за 10-15 минут, автор как-то умудряется донести до читателя суть очередной «криминальной басни» и последствия того или иного решения (ГГ и прочих соперсонажей).

И конечно — «за давностью лет», кому-то все это может показаться лишь очередными скучными «байками», однако на мой (субъективный) взгляд эта тема никогда не устареет, т.к автор писал вовсе не о «беспределе 90-х», а о сути человеческих характеров... А здесь мало что меняется, даже и за 100-200 лет.

В центре данного рассказа ГГ, служащий «верой и правдой» охранником (некому коммерсанту) значимость которого он для себя определил слишком уж высоко. И пока все шло хорошо, ГГ не особо волновала ни тема морали, ни тема справедливости, пока... (как всегда) он сам не оказался в роли «мишени».

И вот — только тогда до нашего ГГ стало доходить, какой же сволочью был его шеф, и какой (немного меньшей) сволочью был он сам. Только после серии проблем (проехавшихся по нему в буквальном смысле слова), он решает исправить хоть что-то в этом мире (к лучшему) и заодно оправдать себя в лице «другой стороны».

В общем, как говорится у несчастья всегда есть обратная сторона, а благодаря тому что он еще не пропил себя окончательно и у него еще остался верный друг — ГГ оборачивает всю негативную ситуацию, одним махом и … «выходит из игры».

Все это написано как всегда у Деревянко, очень колоритно и доходчиво. И ведь все равно не скажешь, что это «обычная пацанская история» про «авторитетов» (которые в то время вагонами штамповали издательства))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любослав про Злотников: И снова здравствуйте! (Альтернативная история)

Злотников, есть Злотников! Плохого и плохо не напишет! Читайте!!!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Шмаев: Лучник (Боевая фантастика)

Фанфик по миру Улья. Подробное описание вымышленного оружия. Абсолютный картон.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
poplavoc про Люро: Не повезло (Самиздат, сетевая литература)

Сочинение на тему вампиры. Короткое.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Небесный раскол (fb2)

- Небесный раскол (а.с. Наследие Истинного Пламени-1) 1.92 Мб, 243с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Антон Романович Агафонов (Findroid)

Настройки текста:



Глава 1. Пробуждение

Им не стоило меня будить…

Теон брел по пустынным улочкам странного города. Тусклый свет ламп слепил глаза, а воздух холодил нагое тело. Где-то вдали виднелись гигантские сияющие башни, над которыми возвышалась парящая пирамида.

А может это всего лишь одна из фантазий?

Мужчина уже и сам не понимал, что реальность, а что вымысел. Даже ломота во всем теле и головная боль не служили доказательством. Мозг способен обманывать сам себя.

Теону было тяжело фокусировать взгляд на окружающих предметах. Фонарные столбы, которыми была усеяна дорога, светили так ярко, что порой казалось, они выжгут путнику глаза, если он будет смотреть на них дольше одного удара сердца.

Наконец он вышел на участок улицы, где почти не было фонарей, а шум несущихся неподалеку странных объектов не резал слух.

Да что это за штуки такие?

Опёршись плечом о холодную стену какого-то серого и невзрачного строения, Теон решил перевести дух. Его разум все ещё словно тумане, мысли никак не хотят возвращаться в привычный, размеренный ритм.

Теон не помнил, сколько он так простоял, прижимаясь к стене. Несколько минут или тысячу лет…

Наконец он заставил себя открыть глаза и поднять голову наверх.

Там, в небе висела огромная луна. Луна, расколотая на две части.

Значит… Это не сон…

ЭТО он бы ни за что не стал представлять. ЭТО не то, что он желал видеть во время своего заточения, а значит, все это реальность…

Тряхнув головой, мужчина отлип от каменной поверхности и продолжил путь в неизвестность. Голова кружилась, каждый шаг давался с трудом. Тело ощущалось чужеродным, что не удивительно, ведь Теон не пользовался им так долго.

Сколько же я спал?

Мир вокруг казался чуждым. Он не был похож ни на что, виденное в прошлом, или картины, которые приходили ему в фантазиях.

Не в силах бороться с лучами света, мужчина свернул в темный переулок, сразу почувствовав себя гораздо лучше. Тут шум улицы был заметно тише, а свет не испытывал на прочность его глаза.

Я слишком долго пробыл во тьме, чтобы вот так выходить на свет…

— Эй, какого хрена? — Теон не заметил, откуда появилась человеческая фигура, толкнувшая его на землю.

— Что там у тебя, Рекс?

— Да вот, смотри какое чувырло приперлось, — послышался смешок.

Лежащий на мостовой Теон поднял глаза и увидел двух молодых мужчин в странных цветастых нарядах. Один из них облачен в желтую жилетку, на голове странная прическа из множества косичек, а в носу кольцо. Второй незнакомец одет в красную куртку и лысый, как коленка, но с большим количеством татуировок.

— Он что, голый? — удивился лысый.

— Ага. Скорее всего вмазался блеском. Видишь, как дрожит? У него явно отходняк.

Мужчина со множеством косичек, которого татуированный назвал Рексом, наклонился к Теону, а затем отвесил мощную пощечину по лицу, отчего пробудившийся ударился головой о мостовую.

— Эй, поосторожнее, а то вдруг окочурится.

— И? Какая разница? Подумаешь, одним нарколыгой больше — одним меньше. Мы можем прикончить его тут, и Арбитраж даже не почешется. Просто спишут на ещё одного мертвого.

— Ну да, ты прав, — рассмеялся лысый.

— Эй! Красавица! Подними на меня свои прекрасные очи! — весело гогоча, Рекс схватил Теона за волосы и заставил его посмотреть на себя. — Ну, скажешь что-нибудь, чувырло? А?

— Слушай, а может у него деньги есть?

— Да откуда?! Ты посмотри на него. Он же голый! Если они и есть, то только в жопе! Полезешь проверять?

— Да иди ты…

— Кха… — Теон наконец-то смог сфокусировать взгляд на человеке с кольцом в носу. От него воняло перегаром и омерзительным одеколоном, от которого пробудившегося затошнило.

— Так скажешь что-нибудь?

— Скажу… — тихо произнес Теон. — Умри.

В тот же миг голова Рекса превратилась в кровавые ошметки, которые разметало по стенам переулка. Его друг испуганно отшатнулся, а уже через секунду помчался прочь.

Они хотели меня убить. Просто ради веселья…

Осознание этого вызвало в пробудившемся злость.

Теон шевельнул пальцем, и незримая сила отбросила обезглавленный труп в сторону, дав пробудившемуся возможность подняться на ноги. Тем временем лысый уже успел добежать до дальнего конца переулка и собирался свернуть за угол, но… умер.

Его разорвало на множество кусочков, из которых самыми целыми оказались ступни. Теон поднялся, но тут же чуть не упал от пронзившей голову боли. Словно две раскаленных иглы вонзились ему в виски. Из носа полилась кровь.

Мужчина зажал кровоточащий нос и несколько минут неподвижно стоял, пытаясь восстановить силы.

Тело в нынешнем состоянии не способно использовать так много силы…

Разум так и норовил погрузиться во тьму, отрешиться от мира и боли, как Теон делал уже не раз, но сейчас он не собирался поддаваться этому. Кто знает, что случится, пока он будет по ту сторону реальности, и как долго продлится новый сон.

К тому же… В реальном мире у него осталось одно незаконченное дело…

* * *
Самина жутко хотела достать сигарету из портсигара и закурить, но вовремя себя одернула.

Я бросаю курить, помни это.

На душе было как-то неспокойно, но причина такого состояния ускользала от девушки. Обычный вечер, если не считать срочный вызов на окраину города, на который она сейчас и спешила.

Самые дерьмовые вещи в моей жизни происходили именно в такие ночи.

Хватит, Сам, не драматизируй!

Настроение было скверным, погода ей под стать — холодная и сырая…

Как раз, когда девушка об этом подумала, заметила бредущего по тротуару голого мужчину.

Очередной наркоман! Блеск точно погубит этот город…

Самина уже раздумывала о том, стоит ли остановиться и что-то с ним сделать, но затем вспомнила о вызове. Там что-то говорилось о Дыхании Иного, а это срочно. Она сообщит о наркомане легистам, как только прибудет на место, или разберется с ним после сама.

Если найдет, разумеется.

Голый мужчина как раз свернул в темный переулок и скрылся с глаз, а Самина продолжила свой путь.

— Кажется, это тут, — спустя пару минут прошептала она вслух, заметив машины служителей правопорядка, стоящие возле одного из крупных складов. Девушка припарковала автомобиль и с тоской посмотрела на портсигар, лежащий на приборной панели.

Мотнув головой, девушка выбралась на улицу и поежилась от холода. В такие вечера ей больше всего хотелось закутаться в плед и неторопливо потягивать что-то горячительное.

— Мэм, это закрытая территория, — сказал один из легистов, когда Самина подошла достаточно близко.

— С дороги, — раздраженно рыкнула девушка, показывая значок фурии. Легист тут же шарахнулся в сторону, пропуская её внутрь. Видимо, опасался, что Самина испепелит его взглядом.

Если бы я так умела, жизнь была бы гораздо проще…

Самина мысленно отругала себя за такое отношение.

Эти парни просто делают свою работу. Не стоит срывать на них собственное раздражение.

С тем, чтобы найти дорогу, проблем не возникло. Тут хватало легистов, которые указывали девушке путь.

Почему их тут так много?

— Мэм… — дорогу преградил пожилой мужчина в сером плаще. — Вы из Зеленого Этажа?

Зеленый Этаж — отдел легистии, который занимается всем, что так или иначе связано с Иным. Именно там Самина и работает вот уже три года.

— Младший следователь Самина Лэмфорд. Мне сообщили, что тут заметили след Иного.

— Да… — взволнованно подтвердил тот. — Но я ожидал, что…

— Ожидали, что?

— Что вас будет больше. Неважно.

Мужчина махнул рукой, прося Самину следовать за ним. Пройдя через темный коридор, они вышли в просторный, хорошо освещенный ангар, и то, что там увидела девушка, её ужаснуло. За всю свою карьеру она прежде не видела ничего подобного.

— Что… Что тут произошло?

— Мы надеялись, что это вы нам скажете, — поежился инспектор.

Весь пол был залит кровью и усеян человеческими останками. Они покрывали буквально каждый сантиметр пола. Кровь, раздробленные кости, внутренние органы, превращенные в месиво…

Самина окинула настороженным взглядом ангар и прислушалась к своим чувствам. Иное… Да, вне всякого сомнения, тут касались Иного. Остаточный след был настолько силен, что давил на девушку.

— Это что, гроб? — тихо спросила Самина, наконец обратив внимание на странный предмет, находившийся в самом центре ангара. Единственный предмет, не заляпанный кровью.

— Да, и… судя по всему… он каменный.

Нет, это не камень…

Кренталь!

Кренталь — особенный камень, являющийся самым ценным материалом в мире. Его главное свойство — блокировка Иного. Если фурия возьмет в руки кренталь, то не сможет касаться Иного, как бы не старалась.

Гроб из кренталя?!

Даже гроб из чистого золота, украшенный сотнями брильянтов, не был бы настолько дорогим, как гроб из кренталя.

Чтобы блокировать силы достаточно камешка размером с ноготь. Самина, ещё будучи молодой ученицей, слышала истории о занозах из кренталя, которые, попав в тело, полностью лишали девушек сил. Став старше, она поняла, что все это байки, и она не встречала реальных упоминаний такого в документах Зеленого Этажа, но чисто гипотетически такое действительно могло случиться.

Зачем кому-то понадобилось создавать нечто подобное?..

— Сколько тут тел? — наконец спросила Самина, решив, что не стоит сейчас размышлять о крентале.

Не стоит вообще об этом говорить легитам. Пусть думают, что это простой камень.

— Тут нужны эксперты, — поморщился инспектор. — Их всех… словно перемололи заживо. За двадцать лет службы я навидался всякого. И сошедших с ума фурий, и разборок бандитских группировок, и даже… доменных конфликтов. Но не такого… Их словно через мясорубку пропустили… Это дело рук фурии, так ведь?

— Да, — подтвердила девушка. Ей жутко хотелось убраться как можно дальше из этой комнаты, от этого крентального гроба. И уж точно не было ни малейшего желания встречаться с той, кто это устроила.

— А может это был один из… ну….

— Нет, вряд ли, — мотнула головой Самира. — Тут касались Иного, но я не ощущаю искажений. Эти существа искажают реальность вокруг себя, и я бы обязательно это почувствовала.

Успокоило ли это инспектора? Едва ли…

— Тут есть камеры?

— Нет. Я уже отправил людей обойти округу. Может, сможем найти записи с других точек.

Девушка кивнула, продолжая изучать окружающую обстановку.

— Мне нужно подойти к той… штуке.

— Милости прошу.

Самина бросила на инспектора хмурый взгляд, но тот лишь пожал плечами. Девушке не хотелось ступать по крови, но ждать команду уборки и специалистов можно до утра.

Хотела бы я летать…

Сделав глубокий вдох, Самина сделала первый шаг, испытывая легкий приступ тошноты от того, что ей приходится ступать по чьим-то останкам.

Ещё шаг.

Ещё.

Несколько пар глаз легистов с интересом наблюдали за молодой фурией на службе Зеленого Этажа.

Оказавшись рядом с крентальным гробом, она заглянула внутрь и… ничего не обнаружила. Там было пусто. Точнее… так показалось в самом начале, но чем дольше она всматривалась, тем больше замечала.

Она обнаружила странные следы внутри, и особенно много их было на внутренней стороне крышки.

— Это… следы ногтей?! — девушка и сама не заметила, как сказала это вслух.

Увиденное действительно походило на то, словно кто-то царапал гроб изнутри, но едва ли это так просто. Кренталь считается одним из самых прочных материалов в мире.

Внутри кто-то находился?

Пока что самым очевидным вариант, что какой-то невероятный богач заточил в гроб могущественную фурию, и когда ту решили освободить, она всех убила.

От одной лишь мысли о том, что Самира может оказаться в такой штуке, полностью отрезанная от Иного, заставляла волосы вставать дыбом от ужаса.

Наконец девушка оторвала взгляд от гроба и переключилась на кровь под ногами, и лишь тогда обратила внимание на следы босых ног, тянущихся в сторону выхода.

— Тут следы! — крикнула она инспектору. — Куда они ведут?

— На улицу! — отозвался тот. — Но они почти сразу исчезают из-за луж!

— А вы пытались пойти поискать босую женщину?!

Но в ответ услышала только тишину.

Разумеется, не пытались.

Они же простые мужчины. Если фурия, что устроила это, настолько сильна, как ощущается, то Самина в одиночку тоже не стала бы за ней идти. Тут нужна мощная боевая группа.

Босая женщина…

Разум девушки обожгло воспоминание о голом мужчине, что плелся по улице.

Да нет, это бред!

Сама мысль о том, что это мог сделать мужчина, абсурдна. Мужчины не могут касаться Иного. Так было вот уже больше семисот лет, с того самого момента, когда Владетель устроил Небесный Раскол. С той поры мужчины лишены этого дара. Лишь женщины, фурии, могут касаться Иного.

И все же обнаженный наркоман, куча трупов и гроб из кренталя…

Надо попробовать его отыскать. Это меньшее, что можно сделать в такой ситуации. Возможно, фурия ограбила его, отняла одежду. И в таком случае он мог видеть её лицо и сможет его описать, дальше станет проще. Фурий с подобным уровнем силы скорее всего можно пересчитать по пальцам.

Самина уже собиралась поручить офицерам заняться поисками нагого мужчины, как вдруг в ангар вошли две женские фигуры. Две блондинки, похожие друг на друга как сестры, в облегающих черных боевых, нарядах. Девушка при их появления выругалась про себя.

— Эй, малышка, ты стоишь на НАШЕМ месте преступления! — надменным тоном крикнула одна из вошедших.

— Всем внимание! Это дело переходит в руки Магистериума, и если вы задержитесь тут ещё хоть на минуту, то лишитесь своих значков! — крикнула другая уже всем присутствующим.

— Тебя это тоже касается! — крикнула первая Самине.

Фурия Зеленого Этажа развернулась и направилась прочь от гроба, испытывая при этом внутреннее облегчение.

Какого хрена тут забыл Магистериум?!

Это личная гвардия Старших Архонтов Арбитража. Они действуют независимо от Доменов и обладают практически неограниченной властью.

— Вы не можете лишить меня значка, — фыркнула Самина, наконец сойдя с «кровавого полотна».

— Ишь какая дерзкая! У киски есть коготки, — рассмеялась одна из дам, раскуривая сигарету. — Она мне нравится.

Говорившая блондинка облизнула губы.

— Плевать. Деточка, свали подобру-поздорову. Ты права, фурии значка лишится не могут, но тебя переведут на самую грязную и неприятную работу без какой-либо доплаты и премий. Будешь убирать дерьмо за другими до конца жизни.

Самине пришлось прикусить язык и стерпеть оскорбление. Какой смысл спорить и тратить нервы? Если Магистериум взял происшествие в свои руки, остается лишь выкинуть это из головы и отправиться по своим делам. Но в таком случае говорить о голом парне и облегчать работу этим двум Самина смысла не видела.

Одарив фурий уничтожительным взглядом, она направилась на выход вслед за униженными легистами. Впрочем, для служителей правопорядка это было обыденностью, когда в дело вмешиваются фурии.

— У неё сладкая жопка, — услышала Самина голос одной из женщин.

— Ох, сосредоточься на работе, Нера…

Самина дошла до своей машины и тут уже не смогла сдержаться: достала с приборной панели портсигар, выудила одну из сигарет и закурила. Сделав глубокую затяжку, девушка ощутила, что ей стало чуточку лучше.

— Жопка у меня сладкая… Вот же сучка!

Легисты тем временем уже стали сворачивать оцепление и покидать место. Приказ Магистериума — закон. Этим мужчинам и женщинам не хочется влезать во внутренние разборки Арбитража, а именно это тут и происходит. По крайней мере, так казалось Самине. Возможно, одна из фурий Магистериума вышла из-под контроля или произошло что-то похожее.

Девушка не торопилась покидать место преступления, пытаясь принять решение. Бросить все и вернуться домой, напиться и забыть обо всем, что она видела сегодня ночью, или… попробовать увести дело из Магистериума. Последнее чревато очень серьезными проблемами, но… это шанс на повышение. На повышение или получение пули в лоб…

— Разлом! — фыркнула она и, бросив сигарету на землю, затушила её каблуком.

Забравшись в машину, девушка завела двигатель и поехала обратно, пока впереди не показалась та самая подворотня, в которой скрылся обнаженный мужчина.

— Ну вот и все, Сам… Либо ты идешь туда, либо идешь бухать…

Помедлив несколько секунд, девушка припарковала автомобиль и выбралась на улицу.

— Лучше бы выбрала бухать…

Самина достала пистолет из кобуры на поясе и коснулась Иного, наполнив оружие и собственные глаза силой, текущей по венам. Мрак подворотни тут же отступил, открывая то, что там таится.

Не успела Самина пройти и десяти шагов, как наткнулась на первое тело. Это был обезглавленный мужчина. Вдали она заметила второго, точнее, ей показалось, что это второе тело. Сейчас оно больше походило на фарш, который раскидали по стенам.

Эта фурия пошла вслед за тем мужчиной? Но зачем? Устранить свидетеля? Тогда почему нельзя было сделать этого сразу?

— Точно нужно было идти бухать…

* * *
Теон продолжал идти, не разбирая дороги. Его состояние варьировалось от приемлемого до настолько ужасного, что он жалел, что не способен умереть. Впрочем, последнее желание не покидало его уже очень и очень давно.

Пройдя ещё сотню шагов, мужчина рухнул на землю, в очередной раз скручиваемый болью, и неожиданно столкнулся лицом к лицу с собственным отражением в темной луже.

Он был ужасно худым, почти скелет, обтянутый бледной кожей. Волосы… тоже представляли собой печальное зрелище. Когда он только пробудился, они доходили ему до самых пят, и он сжег их, как только смог коснуться Иного.

Протянув руку, Теон зачерпнул воду и сделал глоток. Первый глоток за целую вечность, проведенную в заточении.

Сколько же времени я провел там?

Вначале он пробовал считать и сбился, чуть-чуть не досчитав до четырех триллионов.

Вода оказалась грязной, что не удивительно, но обессиленное тело требовало жидкости, и Теон сам не заметил, как стал пить из лужи словно животное. И лишь насытившись, он рассмеялся.

Только подумать, Я, сам Теон Альдрим, Владетель трех континентов, первый император объединенного мира, пью из грязной лужи!

Его смех был полон безумия, но по щекам текли слезы, полные горечи и боли. И плакал он вовсе не из-за потерянной власти.

— Надо идти, — сказал он самому себе.

Трупы… Он убил стольких людей. И если первые были скорее случайными жертвами от того, что он потерял контроль над собственной силой, которая неожиданно вернулась, то двух других он убил уже осознанно.

Его будут искать, вне всякого сомнения.

А значит нужно найти безопасное место, восстановить силы и разобраться в том, что произошло. Кто именно его разбудил и с какой целью?

Но подняв голову и увидев огромную расколотую луну, Теон думал только об одном:

Им не стоило меня будить…

Кажется, он бродил по пустым подворотням в течении нескольких часов, хотя они, по сравнению с мрачной теснотой гроба, казались невероятным приключением. И с каждой минутой его тело, получив полный контроль над Иным, стремительно восстанавливало силы.

— Мне нужна еда…

Но, как на зло, вокруг были лишь одни безликие постройки, как подозревал Теон, хозяйственного назначения. Склады или что-то похожее.

Вряд ли я достану тут еду…

В конце концов он вышел в какую-то открытую зону за одним из складов, где и решил передохнуть, надеясь, что сумел уйти достаточно далеко от тел.

По его следу точно кого-нибудь пустят.

Мне бы выиграть немного времени

— Ну и что делать дальше? — спросил он сам себя в слух.

Для начала найду штаны. Если нет еды, то штаны должны же быть хоть где-нибудь…

— Не двигайся! — послышался внезапный возглас, и из мрака подворотни неподалеку вышла женщина. У неё были вьющиеся черные волосы, спадающие на плечи, милое лицо с аккуратными пухлыми губками и тонкими бровями. Темная куртка и такие же темные штаны малость не сочетались с ярко-желтой футболкой.

Она определенно в моем вкусе.

Теона смутили лишь огоньки в её глазах. Незнакомка может касаться Иного, и судя по тому, что сила струилась в странном предмете, что она сжимала в руках, это было каким-то оружием.

— Не двигайся! — повторила она, и Теон ощутил, как её окутывает энергия Иного. — Если ты пошевелишься, я от тебя мокрого места не оставлю.

— И в мыслях не было, — громко сказал Теон и не узнал свой голос. Он казался чужим, хриплым и режущим слух.

Я всегда так разговаривал?

Девушка, несмотря на то, что могла касаться Иного, не представляла для него большой угрозы. Те силы, которые она демонстрировала сейчас, были, мягко говоря, скромными. Хотя и Теон сейчас далеко не в лучшей форме.

Мужчина поймал себя на мысли, что разглядывает фигуру незнакомки.

Не о том думаю…

Поморщившись, он тряхнул головой.

— Я же сказала, не дергайся! — повторила девушка, подходя ближе. Девушка вела себя странно, постоянно оглядывалась по сторонам, словно ожидала, что кто-то прячется рядом.

Может, убить её?

Но в таком случае придется приложить гораздо больше сил. Раз она вобрала энергию из Иного, то разорвать изнутри не получится.

Придется использовать сподручные предметы… которых нет.

— Где она?

— Где кто?

— Фурия, что устроила ту бойню. Где она?!

— Я не понимаю, — нахмурился Теон, для которого все сказанное женщиной не имело ни малейшего смысла.

О ком она, во имя старых богов, говорит?

— Я тут один.

— Ага, так я тебе и поверила, — фыркнула она в ответ.

Видимо, я совсем потерял сноровку. Эта женщина, не таясь, коснулась Иного, а я это ощутил, лишь когда её увидел.

В прошлом Теон почувствовал бы любого, кто зачерпнул хоть крупицу силы за много лиг от себя.

Убедившись, что никого рядом нет, женщина быстрым шагом направилась к обнаженному мужчине, сидевшему на ступеньках одного из безликих складов.

— Покажи мне руки, — потребовала она.

Теон вопросительно вскинул бровь, но подчинился.

— Хорошо, а теперь, — женщина все ещё держала пробудившегося под прицелом своего странного оружия одной рукой, а второй достала из куртки два серебристых браслета, соединенных цепью. — Надень их, только медленно, и чтобы я видела.

Теон едва смог сдержать смех.

Она всерьез надеется сдержать меня этим?

Эта симпатичная девушка явно не понимала, с кем именно имеет дело, иначе просто преклонила бы колено.

Теон взял оковы, в которых не оказалось ни крупицы кренталя, и уже собирался пошутить, но внезапно ситуация кардинальным образом изменилась. Черноволосая незнакомка внезапно издала хриплый стон. Мужчина поднял глаза и увидел, что её грудь пробита странным коротким копьем.

Девушка рухнула на землю, судорожно пытаясь сделать вдох, а Теон перевел взгляд на двух изящных женщин, что вышли из подворотни. Блондинки, с неплохими фигурами, которые подчеркивали облегающие костюмы черного цвета.

— Какая досада, я целилась в сердце. Надеялась убить её быстро.

У одной за плечом находился десяток подобных коротких копий, каждое из которых было длинной не более метра. Теону даже не нужно было наполнять глаза силой, чтобы понять: эти копья управляются энергией Иного.

А вот у второй что-то странное было с правой рукой. Она словно надела массивную латную перчатку и наплечник, которые были даже не на два, а на все пять размеров больше. По всей логике вещей эта «перчатка» должна была перевешивать девицу, но та ухитрялась грациозно вышагивать на каблуках, виляя бедрами.

— Да, очень жаль, — подтвердила вторая. — Мне так нравилась её задница. Большая потеря для этого мира.

— Сама виновата. Ей было сказано не лезть, но эти глупые мелкие фурии не понимают, когда надо отступить.

Внезапно лежащая девушка, превозмогая боль, перевернулась и вскинула свое оружие, которое выпустило два концентрированных сгустка Иного, но ей не повезло с противниками. Женщина с перчаткой успела развернуть щит, который принял на себя оба снаряда.

Мгновение спустя одно копье поразило раненую в живот, а другое — прямо в голову. После этого брюнетка уже окончательно затихла.

Жаль, она была в моем вкусе…

— А теперь ты, — обратилась копейщица к Теону. — Это ведь ты был в гробу?!

— Да, — стоило Теону ответить, как копье устремилось прямо в него так быстро, что он успел отреагировать лишь в последний момент, вырвав кусок мостовой у себя из-под ног и поставив под траекторию копья.

— Это было близко, — хмыкнул мужчина, а его губы тронула легкая усмешка. Лишь половина клинка наконечника смогла преодолеть преграду. — Но этого мало, чтобы…

Внезапно он ощутил острую вспышку боли в боку. Опустив взгляд, Теон с удивлением обнаружил другое копье, которое вошло в тело у самого края ребер, пронзило сердце и лишь самый кончик выходил в области подмышки.

— Вот и все, — ухмыльнулась копейщица, с довольной миной наблюдая за истекающим кровью мужчиной. — Я думала, будет сложнее.

— И правда, — согласилась вторая. — Пошли, нам нужно забрать его тело, пока не появились ещё любопытные. Приказано не оставлять свидетелей, а устраивать бойню я не горю желанием.

К Теону подошла женщина с металлической рукой и протянула свою пятерню, которая размером была больше, чем голова мужчины, но внезапно Теон открыл глаза и схватил её за мизинец.

— Что за…?

Глаза Теона полыхали Иным настолько ярко, что казалось, этим взглядом можно было испепелять.

Женщина попробовала отступить, но не успела. Из-за спины мужчины вылетела массивная железобетонная балка, врезавшаяся рукастой прямо в грудь. Эффект такого удара был, разумеется, фатальным. Балка двигалась с такой большой скоростью, что просто насадила на себя человеческое тело и вместе с ним насквозь пробило стену одного из складов.

Копья второй женщины пришли в движение и устремились в Теона, но зависли в воздухе, так и не достигнув цели. Оставшаяся в живых блондинка пыталась управлять ими, направить их на врага, но это было бессмысленно.

Пытаться манипулировать непосредственно воздухом было сложно для Теона. Нужно было коснуться каждой молекулы, каждого атома, это было сродни изменению реальности как таковой. Технически таким способом он бы мог менять сами материалы, но обычно все сводилось к легкому изменению агрегатного состояния.

Вот как сейчас.

Женщина в ужасе отступила на пару шагов назад от поднявшегося на ноги Теона, и в следующий миг по колено провалилась в жидкую землю, через мгновение ставшую твердой.

— Вот и все, — ухмыльнулся Теон, опускаясь на колени перед ней так, чтобы оказаться на одном уровне, попутно извлекая пронзившее насквозь копье и отбрасывая его в сторону.

И впрямь теряю хватку… Раньше я бы не купился на такую простую уловку…

— Кто тебя послал? — спросил Теон, раны которого стали заживать на глазах. — Кто меня разбудил и зачем?

— Пошел ты! — блондинка плюнула мужчине в лицо, и это было последней каплей в его терпении. Он ткнул женщину пальцем в грудь, и она беспомощно повалилась на спину, а уже через секунду земля обхватила её руки.

— Кто тебя послал? — спросил Теон вновь.

— Иди…

Противный хруст костей заставил женщину взвыть от боли.

— У тебя осталась две руки и одна нога. Кто тебя послал?

Хруст.

Хруст.

Хруст.

Она так и не заговорила.

Теон превратил её руки и ноги в кашу, женщина теперь была едва жива, но говорить отказывалась.

Ошибся с выбором. Надо было прикончить эту, а пытать вторую…

Оставался другой способ. Опасный и не слишком любимый Теоном. Усевшись на женщину сверху, он положил руку её на лицо и начал погружать пальцы в голову женщины. В этот раз её крики были куда громче, ведь сейчас он не просто ломал её тело, он рвал на куски душу женщины, пытался пробиться в её воспоминания и…

Нет!

Теон едва успел отпрянуть от неё. Из глаз и рта женщины хлынуло синее пламя, а она сама забилась в конвульсиях, сгорая заживо. Иное выжигало само её нутро.

Теон уже видел такое. Особая метка Иного, которая гарантирует конфиденциальность. Если кто-то попробует сломать ментальные щиты и добраться до секретов, то пленник просто сгорает заживо.

Мерзкая штука… и опасная.

Промедли он ещё хоть секунду, его тоже опалило бы. И речь не про банальные ожоги, а про ожог души, выжигающий личность. Ожоги на теле Теона заживут, а вот потерянные воспоминания — нет.

Тряхнув головой, мужчина рухнул на пятую точку, зажимая фонтаном хлещущую из носа кровь. В глаза темнело, но он сопротивлялся. Пробудившийся спал более чем достаточно.

Ещё бы знать, сколько именно…

Теон уже собирался пойти прочь, пока не появились другие преследователи, ведь вряд ли эти были последними, как вдруг шевельнулась черноволосая покойница. Теон удивленно вскинул брови и с легким недоумением наблюдал за тем, как она вытащила из собственной головы копье и посмотрела на мужчину единственным уцелевшим глазом.

— Ты регенератор… — догадался Теон.

Регенераторами называют людей, одаренных особой способностью Иного, позволяющей буквально на глазах залечивать самые невероятные раны.

Девушка перевела взгляд вначале на пригвождённую к стене балкой первую женщину, затем на сгоревший труп второй, и вновь посмотрела на Теона.

Кажется, она в шоке.

— Кто… Кто ты такой….? — прохрипела она, не сводя с мужчины взгляд.

— Я? Я Теон Альдрим, Владетель! Первый император объединенного мира! — громко заявил мужчина, а затем тише, с грустью добавил. — Человек, расколовший луну.

Глава 2. Школа

Она мне не поверила…

Впрочем, чего ещё я ожидал?

Теон сидел на заднем сиденье устройства, которое его новая знакомая по имени Самина называла «автомобиль». Мужчина вспомнил, что в его время уже были попытки создать самодвижущиеся повозки, и некоторые даже вполне удавались.

— Есть что-нибудь поесть? — наконец спросил Теон, на что девушка раздраженно что-то пробормотала, а затем открыла секретное отделение напротив свободного места впереди. Немного порывшись внутри, она бросила непонятный предмет мужчине на заднем сиденье. — Что это?

— Шоколадный батончик.

У Теона ушла целая минута, чтобы вскрыть упаковку, а сделав первый укус шоколадного батончика, он застыл. Наверное, это самое вкусное, что он когда-либо ел в свой жизни.

— А нет ещё? — поинтересовался он, съев лакомство быстрее, чем сумел это осознать.

— Нет, потерпи, — ответила брюнетка.

— Должно быть, ты и сама голодна. Регенераторы очень много и часто питаются. Как твой глаз, кстати?

— Восстановится через несколько дней.

Теон вновь уставился в окно. По ту сторону проносились точно такие же серые автомобили как тот, на каком ехал он. По обочинам дорог стояли каменные здания, некоторые из которых такие высокие, что увидеть их крыши изнутри транспорта не представлялось возможным.

— Самина, какой сейчас год?

— Семьсот двадцать первый от Небесного Раскола.

Я провел в том гробу семьсот девятнадцать лет…

— Ты ведь не думаешь, — обратилась к мужчине Самина, — что я поверю, что ты Теон Альдрим?

Голос девушки так и сквозил издевкой.

Странная женщина. Смелая. Или глупая. Впрочем, одно не исключает другого.

— Верь, во что хочешь, — Теон изобразил улыбку. Он заметил, что девушка то и дело бросает недоверчивый взгляд на маленькое зеркальце перед собой, в котором отражается её спутник.

Или все-таки пленник?

Зря я представился настоящим именем. Нужно было соврать.

Мысли Теона все ещё путались, но разум понемногу возвращал остроту мышления.

— И ты провел семьсот лет в том гробу? Это невозможно! Даже регенератор, а Теон Альдрим им не был, не прожил бы так долго, не имея возможности касаться Иного.

В этом Самина совершенно права: регенераторам для их способностей нужно касаться Иного. И в том, что Теон никогда им не был, она не ошибалась.

— Да, кое в чем ты права, — подтвердил мужчина, поморщившись от того, что на нем по-прежнему нет штанов. Запасных у девушки не оказалось, а свои она отдавать наотрез отказалась. Максимум, на что она решилась, это отдать свою куртку, которую Теон тут же превратил в набедренную повязку.

Объяснять, в чем именно девушка права, он не спешил. Теону не нужно было касаться Иного как всем остальным, в ком течет кровь старых богов.

Я ведь съел душу Черного Демона. И заплатил за это все, что имел…

Теон поежился от воспоминаний о прошлом.

— Знаешь почему я не верю тебе? — внезапно спросила Самина.

— Почему? — Теона действительно это заинтересовало.

— Пусть у тебя и странный акцент, ты разговариваешь вполне разумно. Нормальный человек, проведя столько времени наедине с собой в замкнутом пространстве, сошел бы с ума.

— А кто сказал, что я не обезумел? — Теон едва не расхохотался. — Признаться честно, в самом начале, когда остаешься один на один со своими мыслями, это сводит с ума. Но я нашел способ с этим бороться.

— И какой же?

— Я путешествовал.

Девушка фыркнула, на её губах появилась улыбка.

Она мило улыбается.

Скорее всего, она нервничает и подобными разговорами пытается немного прийти в себя после случившегося.

— И как же ты это делал, сидя в гробу?

Теон постучал указательным пальцем по виску.

— Вначале это были просто глупые фантазии. Размышления, что я сделаю, когда вернусь. Как отомщу предателям, как исправлю ошибки…

Ещё бы помнить, какие…

— В первое время это было развлечением, попыткой скоротать время, но чем дольше я занимался такими практиками, тем реальнее становились фантазии. Я мог чувствовать вкус еды, ветер на коже, губы любовницы на своем члене. Фантазии заместили мне реальность, Самина. Если ты думаешь, что я не сошел с ума, то заблуждаешься. Я безумен, насколько это вообще возможно. В какой-то момент, отчаявшись выбраться, я стал размышлять, какой еще могла бы быть моя жизнь. Что если бы я был не тем, кем хотел?

Теон замолчал на пару мгновений, разминая переносицу.

— Ну так? Что дальше? — спросила девушка.

— Это была ошибка, Самина. Самая большая ошибка, какую я только был способен совершить. Хотя, не думаю, что у меня был какой-то другой выбор. Я стал проживать ЧУЖИЕ жизни. Я был конюхом у влиятельного барона. Я служил в гвардии королевы. Я владел борделем. Был капитаном корабля. Я делал столько всего… Я умирал на поле боя, в переулке, от смертельной болезни и в своей постели, окруженный десятком молодых красоток. Но с каждой жизнью я по чуть-чуть терял себя. И сейчас, сидя с тобой в этом… автомобиле… я не уверен, кто именно с тобой разговаривает. Теон Альдрим или безумец, который считает себя им. И реально ли все вокруг меня? Вдруг это просто фантазия? Такая же, как другие.

— Все вокруг реально. Можешь мне поверить.

Хорошая фантазия сказала бы именно это…

Теон тряхнул головой, прогоняя тяжелые мысли. Неуверенность в собственном рассудке скребла его разум и никак не хотела проходить. Ему хотелось, чтобы все вокруг было настоящим, но каждый раз, закрывая глаза, он боялся, что, открыв их, окажется внутри гроба.

— Теон, мне же так тебя называть?

— Можно просто Тео.

— Ладно… Тео. Почему ты сел в мою машину? Судя по тому, что ты продемонстрировал раньше… я не смогла бы тебя удержать. Ты бы мог просто уйти. Или даже убить меня.

— Не люблю убивать бездумно, — тихо ответил мужчина, вновь вглядываясь в окно.

— А про Теона Альдрима говорят иное. Будто однажды он уничтожил целый город, когда тот не покорился ему, в назидание другим. Убил огромное количество людей, женщин и детей.

— Я давал им две недели на размышление, — отрешенно ответил Теон. Вряд ли бы он вспомнил об этом, если бы Самина не напомнила. — Они отказались. Я сделал то, что считал должным.

Но вряд ли поступил бы так снова.

— А потом ты расколол луну.

— Я!.. — Теон собирался было огрызнуться, но сдержался. Вспышки гнева раньше были его большой проблемой. Даже в фантазиях они нередко брали верх, заставляя делать то, о чем он потом жалел. — Я не хочу об этом говорить.

Девушка на это лишь цокнула языком.

Она меня не боится. Или умело это скрывает.

— Я тут, потому что… мне больше некуда податься. Я оказался в мире, который не знаю, среди людей, о культуре и жизни которых не имею никакого понятия. Радует, что язык не сильно изменился, — в речи людей хватает незнакомых словечек, но о части сказанного у мужчины получалось догадываться. — Ты, как я понимаю, местный стражник?

— Да, я из легистии. Младший следователь Зеленого Этажа.

— Ну вот. Ты шла по моему следу из-за тех людей, которые меня пробудили? Насчет них могу сказать, что это было случайностью. Я не смог вовремя восстановить контроль над Иным, а когда это случилось, все уже были мертвы.

— А те двое?

— Просто головорезы. Посчитали, что я… как это… — Теон потер лоб, пытаясь вспомнить слово. — Что-то с блеском…

— Что ты обкололся блеском. Я тоже так подумала. Это новый наркотик. Сильный, вызывающий привыкание. Наркоманам, что его приняли, кажется, что все вокруг блестит, отсюда и название. Большая дрянь, с которой мы уже несколько лет боремся, но пока безрезультатно.

Судя по тону, для Самины это больная тема, и Теон решил её не развивать.

— Они решили, что меня можно убить. Стражникам не было бы до меня никакого дела.

— Да, так и было бы. Каждую ночь бывает как минимум несколько случаев. Обычно там глубоко не капают. Если не получается никого ввести в круг подозреваемых в течении дня, то дело отправляется в архив.

— Разве это правильно? — Теону услышанное не понравилось. В его время за такую халатность вешали.

— Слишком мало свободных рук. Одним наркоманом больше, одним меньше.

— Они так же говорили, — голос Теона стал холодным. — А ты бы оставила такое дело?

— Этоне по моей части. Я с Зеленого Этажа, а там занимаются лишь фуриями. Изредка привлекают для крупных спецопераций других отделов, когда нужно применить силу, но такое бывает нечасто. Хэлен, мой босс, не любит отправлять девочек на подобное.

Теон кивнул, принимая такой ответ.

— Возвращаясь к теме, я решил, что буду просто двигаться по течению. Изучу обстановку, приведу мысли в порядок, а затем уже решу, что делать. Кстати, а куда, собственно, мы едем? В здание местной стражи?

— В Школу.

* * *
Самина сделала два круга по центру города, прежде чем решила, как поступить. Вести Тео в легистию девушка не решилась, ведь она пока что не знает, во что ввязалась. Магистериум пытался её убить, а это очень серьезно. Привести парня, способного касаться Иного, в Зеленую Комнату значит повесить мишень себе на спину.

И Хэлен тут не поможет.

Дура! Зачем ты вообще в это полезла?!

Но уже поздно сожалеть. Нужно срочно решать, что делать.

К себе домой?

Самина жила в общежитии для легистов. С её нынешней зарплатой она вполне могла бы купить себе полноценную квартиру, но что-то всегда её останавливало.

Слишком много глаз…

Девушке нужно было тихое и надежное место, где можно было бы оставить Тео, а самой привести мысли в порядок и попробовать решить возникшую проблему.

Школа.

Это единственное место, которое подходит.

Школами называют особые учебные заведения, в которых проходят обучение фурии. Школы разные и готовят по разным направлениям. Кто-то изначально набирает тех, кого заберет Домен Силы, другие ориентируются на Домены Разума и Правосудия.

Её близкая подруга, практически сестра, как раз работает управляющей в одной небольшой Школе, где основное направление связано с Доменом Правосудия. Особенность конкретно этой Школы в том, что там обучаются взрослые фурии. Обычно умение касаться Иного прорезается в возрасте восьми-двенадцати лет, и тогда научить молодую девушку владеть силой несложно. Но есть те, у кого силы прорываются гораздо позже, у таких девушек чаще всего большие проблемы с контролем. Для них и существует эта Школа, и это идеальный вариант для возникшей ситуации.

Это закрытая территория, которую Фурии не покидают, а посторонним людям туда доступ закрыт. Там Теон будет в полной безопасности.

Самина подъехала к воротам Школы и позвонила в домофон. Одновременно с этим активировались крупнокалиберные автоматические турели над входом, нацелив стволы на машину.

Никогда не понимала, к чему такие нормы безопасности…

— Слушаю. Кто бы вы не были, это закрытый объект. Советую немедленно его покинуть.

— Генриэтта, это я, Самина.

Тишина.

— Самина? — небольшой экранчик над домофоном вспыхнул, показав сонное лицо светловолосой женщины под тридцать. — Сейчас глубокая ночь.

Турели деактивировались, но ворота не спешили открываться.

— Ты знаешь, что тебе сюда нельзя, — добавила старая подруга.

— Я понимаю. Но у меня срочное дело и… только ты можешь мне помочь.

— У меня могут быть проблемы…

— Генри… Я бы не была тут, если бы это не было делом жизни и смерти.

— И не делай такие глазки, — фыркнула собеседница. — Хорошо, сейчас открою.

Ворота загрохотали, и Самина облегченно выдохнула, нажимая на газ. Проехав по узкой дорожке, девушка припарковала машину перед небольшим одноэтажным зданием, которое было не более чем входом в целый подземный комплекс.

Генриетта куталась в длинный махровый халат, который все-равно подчеркивал её фигуру.

— Давно не виделись! Ох… что с твоим глазом?!

— Не обращай внимания. Выглядит страшно, но заживет через пару дней, — обняла Самина подругу и одарила её нежным поцелуем.

— Мы не виделись, кажется, полгода?

— Десять месяцев. Мы тогда отмечали мое повышение до Управляющей Школы. Ты тогда так напилась и поспешно сбежала утром, что забыла трусики.

— Не напоминай, — поморщилась девушка. — Худший день. У меня как раз должна была проходить ежегодная проверка уровня силы, а я мучалась от жуткого похмелья.

— Надо как-нибудь повторить.

— Обязательно! Но не раньше, чем восстановится глаз.

— Так что тебя сюда привело? — наконец спросила Генриетта и тут же нахмурилась, заметив, что из машины вышел полуголый мужчина с рыжими волосами. — Самина, надеюсь, ты хорошо понимаешь, что делаешь? Сюда запрещен вход всем, кто не способен касаться Иного, и тем более мужчинам.

— Генри, в этом-то и дело….

* * *
Кормят тут вкусно.

Женщины удалились на разговор, оставив Теона в компании удивительного устройства, дающего еду. Здоровый стальной короб выдавал порцию, стоило только положить поднос в специальную выемку.

Теон опустошил уже три подноса и собирался продолжать набивать брюхо до тех пор, пока не закончится еда или не начнет фонтанировать из глотки. Пока ничего из вышеперечисленного не намечалось, мужчина продолжал наслаждаться трапезой, тщательно пережевывая каждый кусок.

Одного этого уже достаточно, чтобы он не пожалел о решении отправиться с Саминой в эту… Школу.

Тоже мне название. Получше придумать не могли?

Теону было слегка интересно, о чем сейчас шушукаются дамы, но по какой-то неведомой ему самому причине мужчину больше интересовал совсем другой вопрос.

Странный у них был поцелуй при встрече.

Самина называла Генриэтту своей подругой, почти сестрой, а целовались словно любовницы. Так в каких же они отношениях?

Закончив с третьей порцией, Теон вернулся к автомату и окинул задумчивым взглядом меню.

— Фуа-гра… Звучит красиво. Понятия не имею, что это, но хочу.

Автомат загудел, начав готовить порцию, а мысли Теона вновь возвращались к поцелую женщин.

Может, они там сейчас развлекаются?

Воображение уже рисовало крайне реалистичные картины, но щелчок автомата их прервал, а направившись к столу, Теон уже выкинул девиц из головы.

Пусть занимаются, чем хотят, а у меня тут что-то аппетитное.

Но стоило Теону перенести тарелку и приготовиться опробовать блюдо со странным названием, как дверь распахнулась, и в столовую вошла Самина. Девушка успела сменить футболку с желтой на розовую, а левую часть лица теперь скрывала тугая марлевая повязка.

— Я принесла тебе одежду.

Это известие мужчину порадовало. Голод уже не мучал, так что он с готовностью встал из-за стола и забрал вещи.

— Прости, в это место мужчины не допускаются, так что мужских вещей нет, но нашлось кое-что унисекс. Надеюсь-подойдет…

Предложенная рубашка оказалась немного тесноватой, а брюки висели в бедрах, но мужчину это не слишком беспокоило. Главное — теперь он одет!

— Спасибо, оно сносно сидит.

— На днях я привезу тебе что-нибудь другое, — пообещала Самина, — а сейчас пойдем со мной. Нам нужно провести несколько тестов.

При упоминании тестов Теон напрягся, но пока не стал возражать.

Подопытным я себя сделать не позволю.

Они спустились на два уровня ниже и через массивные толстые двери вошли в просторную светлую комнату, одна из стен которой была сплошным зеркалом. Остальные стены были укреплены металлом, отчего помещение напоминало огромный сейф.

Для их же блага надеюсь, что это не клетка.

В том, что он отсюда сможет выбраться, Теон не сомневался. Выбьет двери, воспользуется тем подъемником, на котором они спустились, и выберется на поверхность.

— Я отойду, подожди тут, — попросила его Самина, и прежде, чем мужчина успел возразить, покинула комнату. Разумеется, дверь за ней закрылась.

* * *
Самина вошла в соседнюю с той, где оставила Теона, комнату. Тут находилась контрольная рубка, которую от тестовой комнаты отделяло мощное бронированное стекло.

Генриэтта уже ждала её. Женщина сменить халат на нормальную одежду и сейчас занималась настройкой автоматики для предстоящего теста.

— Все готово?

— Ещё пара минут, — отозвалась Генри, после чего откинулась на стуле и посмотрела на старую подругу. — Перезагружаю систему.

— Ты мне не веришь, — вздохнула Самина. Она слишком хорошо знает Генриэтту и может читать малейшие изменения в её мимике.

— В то, что странный мужик никто иной как Владетель? Теон Альдрим был безумным тираном, устроившим Небесный Раскол, и он мертв вот уже как семьсот лет. Даже регенераторы столько не живут, ты же знаешь.

— Я не думаю, что он Владетель, — покачала головой Самина. — Это он себя им считает, не я. Я думаю, этот парень — эксперимент Магистериума.

Генриэтта задумалась.

— Слухи о том, что они пытались научить мужчин касаться Иного, ходят давно. Но я думаю, это лишь слухи. Теон Альдрим был последним из известных мужчин, что обладали силой.

— Видимо, нет. Не верю, что он тот самый Теон, а вот проверить его возможности нужно. Если он не врет и на самом деле может касаться Иного, тогда это объясняет, почему Магистериум не собирался оставлять свидетелей. Ни один из Доменов не одобрит такое, ведь это удар по самому устройству общества.

— Что собираешься делать? — прямо спросила управляющая Школы.

— Не знаю. Хочу вначале прийти в себя, а затем поговорю с Хэлен.

— Действуй очень осторожно.

— Разумеется. Я всегда осторожна, — укоряющий взгляд подруги говорил об обратном, поэтому Самина решила сменить тему. — Ты приютишь его на время?

— Если он особенный, то да. В этом году девочек немного, а у него, судя по твоим рассказам, есть проблемы с контролем. Это место и создано для таких, как он, — Ответила Генриэтта, а спустя несколько секунд добавила: — Ну почти. Обычно здесь все без члена.

Девушки пару мгновений смотрели друг на друга, а затем рассмеялись.

Тук. Тук. Тук.

От внезапного стука они вздрогнули и повернулись. Теон стоял перед стеклом и, казалось, смотрел прямо на них.

— Эй! Вы там долго болтать собираетесь? Я уже есть хочу!

Женщины застыли в изумлении.

— Он… нас слышит?

— Не должен…

— Но тогда… как…?

* * *
Теон даже не был уверен, что девушки за зеркалом, но счел своим долгом попробовать обратиться к ним.

А вдруг они сейчас сидят и удивленно таращатся друг на друга?

— Тео, видишь углубление в центре комнаты? Пройди к нему и встань рядом. Внутрь не вступай, — внезапно прозвучал голос управляющей. Казалось, что голос шел откуда-то из стен.

В центре помещения действительно было странное круглое углубление, к нему Теон и направился, остановившись в полушаге.

— И что дальше? — крикнул он, но вместо ответа пол в месте углубления разделился надвое и сдвинулся в стороны, открывая проход куда-то вниз.

Я туда не полезу.

Но этого и не потребовалось. Уже через секунду что-то загудело, и из отверстия поднялась белоснежная сфера на двух мощных подвижных креплениях. Механизм показался Теону странным и даже угрожающим. Словно огромный глаз на ножках. Усиливало это впечатление дыра в самом центре сферы, напоминающая зрачок.

— Мы собираемся провести тест по контролю Иного. Зачерпни так много силы, как только можешь, после чего помести руку в самый центр машины, — вновь зазвучал голос из стен.

Интересно, как они это делают? Скорее всего, какой-то артефакт…

Засовывать руки в непонятные дыры Теону не хотелось. Он всерьез размышлял о том, что может послать этих людей к старым богам, а затем просто уйти из этого места. Он уже восстановил силы, пусть не полностью, но в достаточной мере, чтобы выбраться отсюда.

Но они же меня накормили… И дали одежду…

Совесть редко мучала Теона. Император всегда должен быть твердым и безжалостным.

Нахватался всякого в фантазиях…

Зачерпывать энергию Иного ему нет необходимости. Если приводить аналогию, то эти женщины для использования силы опускают ведро в колодец и берут столько воды, сколько ведро может вместить. Теон же сам колодец. Ведра ему ни к чему.

Он поместил руку в полость сферы, после чего ту плотно зафиксировали.

— Хорошо! А теперь расслабься. Больно быть не должно, но в конце ты можешь почувствовать слабость и головокружение. Это нормально.

* * *
— Так, — пробормотала Генриэтта, запуская машину. На экране мониторов тут же появились какие-то показатели, в которых Самина не разбиралась. Но, насколько она помнила, наиболее важными были два показателя: пропускная способность и емкость. Первая показывает, сколько сил фурия может выплеснуть единовременно. Вторая — сколько энергии она способна держать в своем теле.

Машина должна начать высасывать из Теона силы, пока в нем не останется ни крупицы энергии Иного. Самина и сама через это проходила, и не раз. Каждая фурия проходит данный тест раз в год.

— Невероятно… — охнула Генриэтта.

— В чем дело?

— Пропускная способность больше двух. Это… Это впечатляющий результат.

Тут и спорить было глупо. У Самины пропускная способность 0.4, а у Генриэтты, если ничего не поменялось, 0.6.

Тем временем рос показатель максимальной вместимости.

[98]

[102]

[110]

— Генри… мне кажется, или это много?

— Даже чересчур… Сотни нет ни у одной из девочек, что сейчас учатся.

[148]

[166]

[226]

— Генри…

— Тихо…! — управляющая уже что-то нажимала.

[282]

[424]

— Генри! — крикнула Самина, заметив, что сфера, которая держит руку Теона, начала искрить.

— Раскол! Не мешай!

[820]

* * *
Теон ощутил, как сфера, держащая его руку, начала впитывать Иное словно губка. Это его немного удивило, но он не сопротивлялся, продолжая беспрепятственно отдавать силу.

Так длилось минуту, две, а затем Теону надоело. Машина впитывала силу, но как-то вяло. Без огонька. Технически она была способна его убить, но нынешними темпами это случилось бы через тысячу-другую лет.

Думаю, стоит немного помочь.

Мужчина усилил исходящий поток, в надежде что этот тест закончится как можно быстрее, и он пойдет заниматься другими делами. Например, продолжит набивать желудок.

Но вскоре ощутил, что что-то не так. Гул, который звучал внутри машины, становился все громче, а затем механизм начал искрить. Теон попробовал снизить поток, остановить его, но машина высасывала из него энергию все с той же скоростью.

— Эй! Что-то не так! — крикнул он и попытался высвободить руку, но безрезультатно. Аппарат издавал все более странные звуки, а искры, вспыхивающие на корпусе, не предвещали ничего хорошего. — Освободите меня! Слышите?!

Внезапно свет в комнате погас, а вместе с этим разжались и крепления, удерживающие руку Теона.

Да они совсем охренели!

Пока Теон приходил в себя, свет мигнул и включился, правда не полностью, а в распахнувшуюся дверь вбежали женщины.

— Тео, ты в порядке? — обеспокоенно спросила Самина, а вот Генриэтту больше волновала дымящаяся машина. Женщина, схватившись за голову, таращилась на неё.

— Да все нормально. Чего нельзя сказать вон о той штуке.

— Генри, что произошло? Теперь-то ты можешь объяснить?!

Лишь услышав свое имя, та обернулась и посмотрела на Теона и Самину.

— Думаю, это моя вина, — нехотя признал Теон. — Эта штука вытягивала из меня силы и… делала это слишком медленно. Я хотел закончить побыстрее и усилил поток.

— Усилил поток… — рассмеялась управляющая, но едва ли этот смех был веселым. Скорее нервным.

— Генри… — начала было Самина, но та жестом остановила её.

— Этот молодой человек усилил поток настолько, что сжег все предохранители. Это значит, что сила потока точно была больше шести!

От услышанного Самина вздрогнула.

— А последнее показание системы перед тем, как я все вырубила, было почти тысяча. Тысяча, Сам!

— Это много? — осторожно уточнил Теон.

— Текущий рекорд — двести тридцать один и шесть. Если бы я не обесточила половину комплекса и не выплеснула Иное в небо, тут бы все рвануло!

У-у-у-у-ух… Я переборщил…

— У тебя будут проблемы, Генри?

— Проблемы… — слегка растерянно пробормотала она. — Возможно… По головке меня за это не погладят, однозначно. Да и пока починят машину… будет сложно.

— Прости. Наверное, не стоило его сюда приводить.

— Перестань, — отмахнулась она. — Куда ты ещё могла его привести? Просто мужчина, касающийся Иного… Никто из нас понятия не имеет, как с ним обращаться. Лучшего места для него и впрямь не найти. Но ты же понимаешь, что долго его я прятать не смогу?

— Конечно. Я заберу его, как только смогу.

— Грядут ежегодные отчеты, да и поломка машины… — управляющая покосилась на сломанную «сферу на ножках», — Но несколько недель я тебе дам.

— Спасибо, это даже больше, чем я надеялась, — поблагодарила её Самина, а Теон тем временем зевнул. Его разум отвергал возможность сна, потаенный страх того, что стоит ему уснуть, как он очнется в крентальном гробу, никуда не делся, но тело было иного мнения. Оно требовало отдыха.

Троица поднялась на поверхность, где Самина и Генриэтта попрощались. Опять слишком нежно для простых подруг.

А может, это со мной что-то не так? Может, такие поцелуи теперь норма?

Самина уехала, оставив Теона в этом месте. Впрочем, пока что он был не против. Здесь есть одежда, вкусная еда и зеленый парк перед зданием, ведущим в подземный комплекс.

Большую часть своего плена я буду проводить тут, валясь на травке и греясь на солнышке.

Но сейчас ему нужно было пройти с женщиной обратно вниз.

— Следуй за мной, Тео. Я покажу тебе твою комнату.

Они шли по просторным светлым коридорам, в которых мужчина все-равно чувствовал себя неуютно.

— Самина сказала, что только женщины могут касаться Иного. Почему?

Управляющая удивленно вскинула бровь, бросив взгляд на идущего рядом мужчину, а затем на её губах мелькнула усмешка.

— А разве ты не Теон Альдрим? Уж кто-кто, а именно ты должен знать ответ на этот вопрос. Ведь именно ты устроил Небесный Раскол, после которого не рождалось ни одного мужчины с даром.

Теон хотел возразить, но решил промолчать. Она не верит, что он Владетель, и какой смысл её переубеждать?

Но одно Теон мог сказать точно: к тому, что только женщины теперь могут использовать дар старых богов, он не имеет ни малейшего отношения.

— Где столовая, ты теперь знаешь. В этом отсеке, — Генриэтта указала на коридор, в который они свернули пару секунд назад, — находится первый блок общежития. Тут четыре комнаты, каждая рассчитанная на двоих. Но в данный момент у нас учится всего четыре фурии.

— Всего восемь мест? Мало комнат для такого учреждения, как по мне.

— Всего данная Школа может вместить тридцать учениц, но отсек со свободными комнатами заблокирован на этот год за ненадобностью. Так что ты не слишком будешь возражать, если этой ночью поспишь не один?

— Нет. Разве я могу быть против хорошей компании?

— Замечательно, — улыбнулась Генриэтта, а затем наклонилась и прошептала Теону на ухо: — Тео, я в ответе за этих девочек, поэтому если ты причинишь им боль, то я не побоюсь использовать на тебе припасенную кренталовую пулю.

— Я не собираюсь ничего тут делать, — отмахнулся он от этих угроз. — Я умею быть благодарным за кров и пищу. Если вы будете обращаться со мной как гостем, а не пленником, то я не стану доставлять вам проблем. Договорились?

Девушка пару мгновений изучающе смотрела на него, а затем кивнула.

— Договорились. И мы пришли, — женщина указала на раздвижную дверь по левую руку от себя. Она дотронулась небольшой панели на стене возле двери, послышался тихий гул, а затем маленький экранчик выдал:

[Доступ разрешен]

Выдвижная дверь отворилась, скрывшись в боковой стене, и свет из коридора разорвал интимный полумрак комнаты, в которой горело несколько свечей. Но едва ли это было самым интересным из открывшегося вида.

На односпальной кровати лежали две молодые девушки, и от того, чем они занимались, у Теона губы растянулись в довольной ухмылке. Первая припала губами к соску второй, одновременно рукой лаская её нежный бутон. Вторая от этого трепетала, с её уст то и дело срывались сдавленные стоны. Парочка так увлеклась друг другом, что даже не заметили вторжения.

— Кхем-кхем, — демонстративно прокашлялась управляющая с суровым лицом.

Лишь тогда девчонки опомнились и, округлив глаза, уставились на неё. Теон стоял чуть позади и со своеобразным удовольствием наблюдал за представлением. Но, наверное, с куда большим удовольствием он бы сбросил штаны и составил компанию этим девушкам.

— Управляющая… вы…

— Должна спать? — холодно уточнила та. — Мне казалось, вы тоже. Чем это вы тут занимаетесь?

— Ну… Разрядкой….

— Разрядкой? Да что вы говорите? — голос управляющей был полон стали, и даже Теон в этот момент почувствовал себя неуютно. — А почему этой вашей «разрядки» нет в моем расписании. У тебя, Арвин, ближайшая разрядка через два дня. А у тебя, Алетра, через шесть.

Арвин звали молодую девушку со светлыми волосами и прической каре. У неё были голубые глаза с едва заметными желтыми отблесками, небольшая, но достаточно аккуратная грудь, да и в целом фигурка у девушки, на вкус Теона, была нормальной. Обычной.

А вот её подруга, Алетра, была куда интереснее. Судя по смуглой коже, зеленым глазам и длинным рыжим волосам, она является уроженкой Дорнийского архипелага, где живет народ мореплавателей, так и не покорившийся Владетелю. Формы этой девушки куда соблазнительнее: широкие бедра, налитая грудь, от которой тяжело оторвать взгляд.

В данный момент обе девушки с крайне пристыженным видом пытались прикрыться одним одеялом. Кажется, они так сосредоточились на гневном выражении лица управляющей, что не замечали Теона, стоящего за её спиной.

— Всё, марш в свою комнату!

Тут же смуглая красавица отбросила одеяло, подхватила валяющуюся на полу ночнушку и выскочила из комнаты, попутно чуть не сбив Теона с ног.

Какая шустрая…

Сказать, что в этот момент Теон не испытал досады, было бы ложью, пусть внешне он это и не продемонстрировал. В прошлом он хотел себе наложницу с Дорнийских островов, но поскольку те ему так и не покорились, этого не произошло. Это было его правилом: из каждой покоренной земли он брал по наложнице.

Значит, я буду ночевать в одной комнате с этой… Арвин.

Не так уж и плохо.

Глава 3. Арвин

— Простите, управляющая, — пробормотала хозяйка комнаты, закутавшись в одеяло и стыдливо опустив взгляд в пол.

А она милая.

— Я долго смотрела на ваши «разрядки» сквозь пальцы, — продолжала отчитывать нерадивую ученицу Генриэтта, — но это начало переходить все разумные пределы. И теперь только попробуйте устроить что-то такое после отбоя!

Теон молча наблюдал за этим со стороны, и ему стало даже немножко жаль девушку, но не видел причин вмешиваться. Эта разборка едва ли его касалась.

— Ладно, — наконец закончила нравоучения женщина и перевела дух. — Арвин, познакомься, это Тео. Сегодня он переночует у тебя, а завтра, я надеюсь, ты все ему тут покажешь.

Девушка словно только что обратила внимание на мужчину, её глаза изумленно округлились.

— Н… Но… Управляющая, это… это же мужчина… — казалось, внутри разума девушки что-то сломалось. Она с таким изумлением и непониманием смотрела на Теона, словно на его месте стоит волшебная фея, вооруженная волшебным фламбергом и восседающая на огнедышащем драконе.

— А то я не знаю? — фыркнула Генриэтта. — Все, я иду спать, и вам советую. Приятных снов, Тео.

Управляющая похлопала мужчину по плечу и просто удалилась, даже и не подумав объяснить ситуацию хозяйке комнаты.

Неприятно получается… Я даже не знаю могу, ли говорить с ей про Иное.

Теон прошел вглубь комнаты, огляделся и покачал головой. На его взгляд тут тесновато. Помещение узкое и вытянутое с двумя кроватями, одна из которых, судя по всему, будет его, двумя столами и несколькими встроенными в стены шкафами. Все скромно и функционально. В комнате царил небольшой бытовой беспорядок.

Тесно…

— Кто ты вообще такой?! — наконец отошла от шока девушка, сверля мужчину сердитым взглядом.

Я бы тоже злился, если бы меня оторвали от такого приятного времяпрепровождения.

— Тео. Меня вроде представили.

— Я не об этом, придурок! Что, выжги твое семя Таргарон, тут забыл мужчина?!

— Как грубо, — хмыкнул Теон, сев на край своей кровати.

Мягкая, не то, что холодный гроб.

Арвин, казалось, готова вспыхнуть ещё сильнее. Теон даже ощутил, как задрожали мелкие предметы в комнате. Девушка зачерпнула силу из Иного, сама того не осознав, и та бесконтрольно выплескивалась. Теперь мужчине стало понятно, почему девушек держат под замком. Они могут быть опасны как для себя, так и для окружающих.

Теон уже собрался ей помочь, но девушка внезапно сделала несколько глубоких вдохов и взяла себя в руки.

— Прости, когда я злюсь, мне сложно держать себя в руках.

— Это нормально. У тебя не такой уж плохой самоконтроль, — сделал он комплимент.

— Тебе-то откуда знать? — фыркнула она. Эмоции все ещё бушевали в ней, несмотря на старания их подавить.

— Ну хотя бы с того, что я тоже умею касаться Иного.

— Хватит врать, — не поверила она.

— Хочешь доказательств? — ухмыльнулся Теон.

— Конечно! Покажи мне чего-нибудь эдакое.

— Значит… — заговорчески начал он. — Хочешь представления? Мужчину, который умеет касаться Иного? А плата?

— Какая нахрен плата? Слушай, ты меня раздражаешь. Понятия не имею, что тут забыл мужчина, и почему он внезапно должен спать в моей комнате, но клоунаду я слушать не собираюсь, — кутаясь в одеяло, Арвин поднялась на ноги и прошла в дальний конец комнаты. Открыв один из шкафов, она стала перебирать там вещи, бормоча что-то себе под нос.

— Так ты струсила? Боишься риска? — продолжил подзуживать Теон. Ему было крайне любопытно, к чему это приведет.

— Могу дать банку газировки, устроит? — раздраженно цокнула языком девица и демонстративно выудила из шкафа металлическую баночку и потрясла ей.

— Хотелось бы что-нибудь более… существенное.

Услышав это, девица закатила глаза.

— А ты лесбиянка?

— А тебе-то какое дело?

— Просто любопытно, тебя же застали с другой девушкой.

— Это разрядка. Просто РАЗРЯДКА! Мужчинам этого не понять.

— Что за разрядка?

— Вот ты и выдал себя, — злорадно ухмыльнулась девушка. — Ты бы знал, что такое разрядка, если бы мог касаться Иного. Каждый раз, когда мы используем силу, что-то меняется в биохимии нашего мозга, повышая наше либидо. Если мы не разрядимся, не выплеснем это вместе с Иным, то будем терять контроль.

— Как интересно… — информация о просыпающемся желании была для Теона не нова. Это действительно правда, иначе Теону в прошлом не нужно было бы обладать целым гаремом наложниц. — Но почему только женщины? Можно было бы пригласить мужчин.

— Ты глухой? — фыркнула Арвин, и предметы в комнате на краткий миг вновь вздрогнули. — Говорю же, вместе с Иным. Партнер должен вобрать твою энергию, а ты — его. Что случится с мужчиной, который попытается вобрать энергию Иного, мне рассказывать надо?

— Он сгорит, — что-то такое о несовместимых контактах всплыло в памяти Теона. Сейчас она подобна дырявому решету, что-то мужчина помнил очень хорошо, а что-то ускользало, словно полузабытый сон.

— Вот ты и сам ответил на свой вопрос, почему мужчинам тут не место.

Школа, где готовят боевых лесбиянок!

Мне нравится…

— Да где же они… — ворчала девушка, вываливая вещи из шкафа прямо на пол. — И к чему вообще такие вопросы? Неужто решил, что у тебя есть шансы?

— А почему нет? Ты разогрета и явно неудовлетворена, а у меня уже давно не было женщины.

— Скорее уж никогда не было женщины, — не смогла сдержать свой острый язычок Арвин. — Сдохнуть захотел?! Хах! Но если ты правда можешь касаться Иного, то так и быть, я раздвину свои ножки перед твоим маленьким стручком.

— Он не такой уж и маленький, — не сдержал улыбки Теон. — Впрочем, ты сама в этом скоро убедишься.

— Мечтай, — ответила девушка, продолжая рыться в шкафу. — О, кажется нашл…

Она удивленно оглянулась и вдруг осознала, что стоит совершенно голая, а одеяло, в которое она куталась мгновение назад, лежит аккуратно сложенным на кровати.

— Как ты?.. — в тот миг её даже не беспокоила нагота, и Теон с удовольствием изучал изящные изгибы женского тела, небольшую подтянутую грудь и гладкий лобок без единого волоска.

Не мудрено, если кто-то регулярно ласкает тебя язычком, лучше избавиться от волос…

— Вот так, — ответил Теон и силой мысли вырвал банку с газировкой из рук девушки. Напиток преодолел разделяющее их расстояние и оказался в руках мужчины быстрее, чем сердце совершило пару ударов. — Говорю же, я владею Иным. Это ведь пьют? Как открыть?

— Там сверху… надо… потянуть… — Арвин была в шоке.

— А, кажется, понял, — щелчок, и банка в его руках открылась. Теон пригубил напиток и, сделав несколько крупных глотков, облизнул губы. — Вкусно, но по мне слишком много сахара, и градусов не мешает добавить.

— Это ведь не трюк, да?

— Никаких трюков, — ответил он ей, и все вещи, которые девушка вытащила из шкафа, сами собой стали возвращаться на свои места.

— Это телекинез? Это твоя основная способность?

— Ага.

— Удивительно… Интересная способность, редкая…

— Крутая, правда? — довольно поинтересовался Теон.

— Нет. Почти бесполезная, — девушка все ещё была в легком шоке.

— С чего ты взяла?

— Ну… Телекенетики не могут поднять предметы больше своего веса, и количество предметов, на которые можно воздействовать одновременно, обычно не больше трех-четырех, — девушка выдала это на одном дыхании. Информация явно была вызубрена.

— Ты многое знаешь.

— На той неделе мы изучали типы способностей. Управляющая знает, как заставить нас учить материал, — девушка передернула плечами от воспоминаний, а затем внезапно вспомнила, что стоит передо мужчиной в чем мать родила, и поспешила прикрыть наготу руками.

Поздновато.

— Ну, мне нужно выступить на бис? — улыбка на лице Теона стала совсем довольной.

— Слушай… Я же пошутила… — нервно сглотнула девушка, делая шаг назад.

Теон резко поднялся с кровати и в два шага оказался рядом с девушкой. Она была низенькой, макушкой едва доходила ему до подбородка. Он протянул руку и положил её на талию Арвин, привлекая ту к себе.

Она смотрела на мужчину широко распахнутыми глазами, в которых читалось желание и потрясение. В левой руке девушка все ещё удерживала полосатые трусики, которые пару минут назад так активно искала в шкафу.

— Они тебе не понадобятся, — сказал он Арвин и потянулся к девушке, чтобы поцеловать, одновременно высвобождая малое количество Иного, но в следующий миг пошатнулся от мощной пощечины.

— Отвали, изврат!

— Ауч! Ты чего это?!

Девушка, красная как помидор, отступила от Теона на шаг. Все её тело дрожало, а грудь взволнованно вздымалась.

— Знаешь, это вообще-то больно, — с легкой обидой сказал Теон. Обычно женщины сами бросались на него, он уже и не помнил, когда последний раз получал отказ.

Впрочем, пощечина была вовсе не отказом в привычном понимании, просто в данный момент разум девушки боролся с чувствами. Арвин, без сомнения, хотела этого мужчину, но разум кричал, что она знает его от силы десять минут.

Что же победит? Разум или похоть? Ответ стал ясен уже через несколько секунд.

Девушка в порыве эмоций бросилась на Теона, сама впиваясь в его губы, а он в свою очередь с готовностью принял её в свои объятья.

Арвин больше не сопротивлялась, позволяя делать мужчине все, что заблагорассудится, и в этом не было её вины. Разгрузка — полнейшая ерунда. Энергия, которую женщины и мужчины черпают из Иного, отличается. Они существуют в симбиозе и непрерывно тянутся друг к другу. То, что делают фурии друг с другом, не более чем попытка компенсировать жажду мужской энергии.

Девушка не понимала, почему так желает мужчину, которого в первый раз видит, но её тело и энергия Иного, текущая по венам, знает ответ.

Поцелуй, казалось, длился бесконечно долго, и за это время руки Теона успели вдоволь изучить формы девушки. Лишь когда его пальцы коснулись её половых губ, девушка вздрогнула и прервала поцелуй.

— Что… Что ты со мной делаешь?.. — казалось, девушка задыхается от переполняющего её возбуждения.

— Совершенно ничего такого, чего не хотела бы ты сама.

— Я…. Я хочу тебя… Не понимаю, почему… Но… Но я хочу…

Какая-то часть Теона сочувствовала девушке. Она ведь одурманена как человек, страдающий от жажды, которому дали сделать всего глоток воды.

Он вновь протянул руку и коснулся её половых губ. На этот раз девушка не отступила, полностью отдавшись его ласкам.

— Я… Я словно схожу с ума… — шептала она, и в этом была доля истины. Арвин впервые вдохнула энергию мужчины, и это пьянило похлеще, чем вино или наркотик. С опытом этот эффект станет гораздо мягче, но впервые так всегда.

— Не сходишь. Твоему телу просто хорошо. Оно получает то, чего жаждало с момента пробуждения силы.

— Да…

— А теперь ты должна сделать мне приятно.

Взор девушки немного прояснился.

— Но… я же… никогда не делала ничего подобного…

— Ничего страшного, это не сложно.

Чуть помедлив, девушка опустилась на колени и расстегнула штаны Теона.

Губы сомкнулись на члене, а тонкие пальчики осторожно, словно боясь сделать неприятно, заскользили по стволу вверх-вниз. Движения девушки были неловкими, сказывался первый опыт, но она все это компенсировала старанием. В какой-то момент девушка начала нежно и едва уловимо целовать головку, периодически подключая язычок.

Теон наслаждался ощущениями, запрокинув голову и запустив пальцы в волосы девушки. Арвин была так возбуждена, что уже едва могла себя сдерживать и, ублажая Теона, второй рукой ласкала себя. Нетерпение и желание чувствовалось в каждом её движении. Того и гляди она пустит в ход зубки.

Пора заканчивать с прелюдией…

Теон отступил на полшага, и в глазах девушки мелькнула растерянность. Взяв её под локоть, он помог Арвин подняться и коснулся щеки, а затем провел большим пальцем по нижней губе любовницы. Та неотрывно смотрела на Теона затуманенными похотью глазами и совершенно внезапно укусила мужчину за палец. Не слишком сильно, ведь все это часть «игры».

Ухмыльнувшись Теон силой развернул её и толкнул, заставив девушку опереться руками о стол. Бедра мужчины прижались к мягким ягодицам, и Теон ощутил дрожь от нетерпения. Но он не спешил. Его пальцы медленно скользили по спине, перетекая на бедра. Томные вздохи заставляли кровь кипеть.

— Ты хочешь меня?

— Да… — голос Арвин дрожал. — Пожалуйста… я… я больше не могу сдерживаться…

— Хорошо. Я исполню твое желание… Но при одном условии: ты будешь моей, вся и без остатка.

— Да… Я буду… Буду! — молила Арвин, скорее всего не придавая особого внимания словам. Для неё это просто игра, просто слова, брошенные в порыве страсти. Но для Теона это было нечто большее. Не магическая клятва верности, но нечто схожее.

— Хорошая девочка, — губы мужчины растянулись в довольной усмешке. Одной рукой он схватил её за шею, немного крепче, чем следовало бы, а второй начал направлять бедра. Теон рывком проник в жаркое лоно девушки, заставив ту закричать от восторга. Влагалище тут же крепко обхватило член, словно не желая выпускать его из себя.

Теон двигался медленно, но каждый раз стараясь проникнуть как можно глубже. Несмотря на возбуждение и обильные любовные соки, это все же её первый раз с мужчиной. Теону хотелось жестко овладеть девушкой, но при этом так, чтобы ей понравилось.

Лишь почувствовав, что лоно привыкло к его размерам, он начал ускоряться.

Быстрее. Сильнее.

Иное внутри её тела начало пульсировать. Он ощутил это так же ясно, как чувствовал силу внутри себя.

Ещё немного, и она кончит.

Пульсация усиливалась с каждым толчком его бедер.

Ещё чуть-чуть…

Иное хлынуло во все стороны вместе с её криком, но Теон тут же его поглотил, сделав частью себя. Семя мужчины, полное его силы, заполнило чрево Арвин.

После этого она еле стояла на ногах, поэтому просто села на стол, судорожно пытаясь восстановить дыхание.

— Ты… Ты… — пробормотала она.

— Закончим? — предложил Теон, уже зная заранее, что та ответит.

— Раскол! Нет, конечно… Я… Я только разогрелась!

— Я так и думал.

* * *
В эту ночь Теон так и не уснул, в отличие от Арвин, которая отключилась сразу же, стоило ей только положить голову мужчине на грудь. Девочка этой ночью выложилась по полной и теперь отдыхала. Телу Теона тоже требовался отдых, но для такого, как он, это вторично.

К тому же, в полумраке комнаты, смотря на нависающий над ним потолок, он все время вспоминал гроб. Страх вновь оказаться в нем накатывал волнами, и лишь стук сердца Арвин возвращал мужчину к реальности

Если это и в самом деле реальность…

И все же этой ночью за долгое время он чувствовал себя по-настоящему живым.

Когда первые лучи фальшивого солнца стали пробиваться в комнату, Теон облегченно вздохнул. Мрак его угнетал. И пусть окно в дальнем конце помещения было всего лишь иллюзией, Теон все-равно ощутил облегчение.

Внезапно рядом с парочкой что-то зазвенело. Девушка тут же заворочалась и сморщилась, словно съела что-то кислое.

Умолкни!

Странный квадратный приборчик смяло невидимой силой, и звук тотчас утих.

— Спи, — нежно сказал Теон, запустив пальцы девушке в волосы, и на её губах сразу появилась довольная улыбка.

Но долго эта идиллия не продлилась. Через несколько минут дверь скрылась в стене, а на пороге появилась управляющая. Женщина была одета в строгое темно-голубое платье, а волосы — уложены и собраны на макушке.

— Так и знала, что стоит вас проверить, — вздохнула она. Теон ожидал, что та рассердится, увидев их, но на лице женщины даже удивление не промелькнуло. — Арвин, подъем.

Генриэтта даже не повысила голос, но произнесла это таким уничижительным тоном, что едва продравшая глаза девушка подпрыгнула так, словно её током ударили.

— Я… Я… Я уже бегу в душ! — заикаясь, вымолвила девушка, после чего схватила с вешалки полотенце и умчалась прочь, не попытавшись накинуть на себя хоть что-нибудь.

— Тебе тоже советую помыться, Тео, — посоветовала управляющая. — Общая душевая в конце коридора.

Генриэтта собралась уйти, но мужчина окликнул её в последний момент.

— Вы ведь знали, что так все будет, да? Буквально подложили её под меня…

Слова Теона женщина восприняла крайне холодно.

— Я никого ни под кого не подкладывала. Разумеется, я предполагала такое развитие событий, у Арин всегда было повышенное либидо. Но чем заниматься — это исключительно ваше решение.

Ну да…

И ведь чистая правда.

Решение и впрямь было их, а не кого-то ещё.

Но Теон также понимал, что эта женщина создала все условия, чтобы он не ушел. Девушка, способная касаться Иного, и мужчина обладающий тем же даром… Их притянет друг к другу словно магнитом.

— Как скажете, — не стал настаивать он, потягиваясь в постели.

Теон разгадал «коварный» план Генриэтты. Она опасалась, что мужчина попробует сбежать, вот и нашла ему такое занятие, которое точно должно было на время выкинуть из головы все мысли о побеге. И была совершенно права. Впрочем, в данный момент Теону и так больше всего хотелось прийти в себя и отдохнуть, собраться с мыслями и лишь после этого заняться поисками предателей. Он не собирался покидать это место в ближайшие дни, даже если бы его не поселили с изголодавшейся по вниманию девушкой. Ему и вкусной пищи с теплой постелью было более чем достаточно.

— Душ, Тео, — напомнила ему управляющая. — Пока ты живешь тут, изволь соблюдать правила. Через час начнется тренировка, и там ты тоже должен быть. Мне нужно изучить твои силы. И вот, — она бросила ему маленький черный браслет. Похожий он видел у Самины. — Это твой персональный помощник. С его помощью можешь звонить, заходить в Сеть, и цифровые ключи от комнат находятся в нем. Советую не терять.

Не дожидаясь вопросов, управляющая удалилась, оставив мужчину наедине с «подарком» и полным непониманием того, как им пользоваться.

Думаю, его надевают на руку…

Какая-то часть Теона, можно назвать её бунтарской, хотела просто проигнорировать слова этой женщины. Он Владетель, Первый император объединенного мира, тот, чьей воле покорились три континента и сотни стран. С какой стати он должен выполнять приказы непонятно кого? Но, с другой стороны, он всегда старался уважать чужие обычаи. Не всегда это делал, но по крайней мере пытался.

Попытаюсь и тут…

Выбравшись из постели, он потянулся, бросил взгляд на вещи, но решил оставить все как есть. Арвин умчалась голышом, а значит и ему стесняться нечего.

Когда он вышел и прошел примерно полпути, дверь слева отодвинулась в сторону, и на её пороге появилась симпатичная черноволосая девушка. Увидев Теона, она невероятно удивилась, а уже через секунду заметила, что непонятно откуда взявшийся мужчина — голый.

Теон улыбнулся ей, а незнакомка в ответ отшатнулась и в панике захлопнула дверь, не проронив и слова.

Какая невежливая.

Оказавшись перед душевой, мужчина остановился. Помимо Арвин там был кто-то ещё, судя по приглушенному разговору. Теон не считал правильным поступком подслушивать, но в этот раз не смог сдержаться.

— Я же говорю вам, он может касаться Иного! — это говорила Арвин, вне всякого сомнения.

— А я тебе говорю, что это чушь, Арвин. Тебе приснилось.

— Вот-вот. Скорее всего, это был просто техник. У меня сегодня должны были проходить еженедельные замеры, но управляющая сказала что машина сломалась. Тот парень, которого мы вчера видели, скорее всего был техник, — заговорил третий голос. Судя по контексту, это говорила та самая рыжеволосая мулатка, которая вчера его чуть не сбила с ног.

— Ага САН-техник, что прочищал мои трубы, — фыркнула Арвин, разозленная, что две другие девушки ей не верят. — Почему вы мне не верите?!

— А кто бы поверил? — вновь заговорила вторая. Её голос казался спокойным, почти безэмоциональным. — Управляющая привела тебе ночью парня, который способен касаться Иного? Самой не смешно?

— Ах, вы… Сами же все увидите! Ещё и жалеть…

Теон решил, что торчать в коридоре больше смысла нет. Ему и впрямь хотелось принять горячий душ, после чего набить желудок чем-нибудь вкусным. Желательно мясным.

Душевая представляла собой длинную комнату, левая часть которой была разделена прозрачным стеклом на восемь секций. В одной была Арвин, в другой, как мужчина и полагал, та самая смуглая девушка. Кажется, её зовут Алетра. А вот в последней находилась обладательница того холодного голоска.

— Это, наверное, Вестра, — начала говорить Алетра, но тут же застыла в изумлении.

— Видите, я же говорила, что он реален! А вы: «приснилось», «приснилось».

Теон, нисколько не стесняясь своей наготы, вошел в душевую и улыбнулся красавицам, но едва ли те оказались рады мужчине. Алетра взвизгнула, выскочив из душа, и умчалась прочь.

В этот раз хотя бы меня не сбила.

Другая девушка, имени которой Теон не знал, была более сдержана. Она не попыталась стыдливо прикрыться и совершенно спокойно повернула кран с водой, отключая поток, а затем вышла из своей секции, направившись к полотенцам, висящим напротив кабинки.

У неё были длинные светлые, почти серебристые волосы. Глаза фиолетовые, крайне необычный цвет. И в этих фиалковых глазах не было ни намека на дружелюбие.

Знавал я одну ведьму с такими глазами, выжала из меня тогда все соки.

Фигура у блондинки хороша: высокая налитая грудь, широкие бедра, мускулистое, может даже самую малость чересчур, тело. На её животе можно было без труда заметить кубики пресса. Разумеется, такая превосходная физическая форма сказывалась и на ягодицах.

И почему меня не подселили к ней?

Девушка одарила Теона хмурым взглядом, вытирая волосы, а затем спокойным шагом, не проронив ни слова, направилась к выходу, виляя бедрами и открыв спину, вид которой оказался немного странным. Словно металлические пластинки были вплавлены в кожу возле позвоночника. От серебряновласой красотки тянулся шлейф Иного, который заставлял кровь мужчины вскипать.

— Тео, ты представляешь?! Они мне не верили, что ты настоящий! Думали, что я вру, вот же… Ой, а ты чего это? — взгляд девушки невольно задержался на бедрах мужчины, заметив там крайне бурную реакцию.

— А сама как думаешь? — ответил он вопросом на вопрос, делая шаг навстречу.

— Но, нам же скоро… Ох…

— Иди, если хочешь, — Теон знал, что она не уйдет.

— Раскол! Тео, что ты со мной делаешь?.. — не дожидаясь ответа, Арвин сама прильнула к нему. Тео подхватил руками её бедра и прижал спиной к стене.

— Ничего такого, чего бы ты сама не хотела, я же говорил.

Глава 4. Призрак

Арвин была очень счастлива, девушке даже не нужно было об этом говорить. Её лицо светилось от счастья и обуревающего восторга. Самого же Теона произошедшее не слишком трогало, но он тоже чувствовал определенную бодрость, как всегда и бывает после вдыхания энергии Иного противоположного пола.

Довольная девушка ему что-то рассказывала, но он не вдумывался в услышанное. По большей части это глупости, не имеющие никакого практического значения для мужчины.

— Тео, ты меня вообще слушаешь? — слегка обиделась Арвин.

— Да, разумеется, — отстраненно ответил он.

— И о чем я сейчас говорила?

— …

— Ты невыносим, — буркнула она, но на счастье Теона, дальнейшего разбирательства не последовало. В коридоре раздался гудок, заставивший мужчину поморщиться и поковыряться пальцем в ухе, а вот девушка отреагировала странно. Она отлипла от него и бросилась в свою комнату, до которой они не дошли буквально несколько метров.

— Разлом! Разлом! Разлом… — бормотала она себе под нос.

— Что это было?

— Это сигнал о начале занятий. Я опаздываю!

Девушка вытащила из-под кровати небольшой металлический кейс, открыла его и вытащила странный серый костюм. Мгновение спустя она уже начала его натягивать прямо на голое тело.

— Что за одежда? — поинтересовался Теон, став натягивать штаны.

— Это урталевый костюм, он проводит энергию Иного и позволяет с большей эффективностью использовать силы, — ответила девушка, заканчивая одеваться. Теперь, когда Арвин полностью облачена в одежду, Теон понял, что костюм ему знаком. Те две женщины, с которыми он столкнулся после пробуждения, носили что-то похожее: облегающий, словно вторая кожа, костюм, подчеркивающий все достоинства фигуры. — А у тебя такого нет?

— Видимо, ещё не выдали.

— А теперь бежим! Управляющая нас убьет…

Теон следовал за Арвин, которая привела его в огромный зал, где с легкостью могут поместиться тысячи человек. Но первое, что бросалось в глаза, вовсе не размер помещения, а происходившее в нем.

Большая часть помещения была отгорожена мощным защитным стеклом, по ту сторону которого кипел бой. Серебряноволосая девица, которую Тео видел в душе совсем недавно, сражалась с какими-то полупрозрачными существами.

— Наша богачка уже выделывается, — нахмурилась Арвин, увидев сражение.

— Как её зовут?

— Лифэтта дор-Мантэс. Она знатная, не то, что мы. Даже странно, что она попала именно в эту Школу. Обычно с такими связями, как у её семьи, нанимают личную фурию-наставница, и никакие Школы не нужны.

Теон сосредоточил свое внимание на сражении, отмечая, что эта Лифэтта очень проворно двигается.

Воин-ближник.

В качестве оружия ученица использовала массивный меч, который весит, скорее всего, не меньше самой девушки, но она с такой легкостью и грацией рассекала им врагов, что оставалось лишь поаплодировать.

— Эти существа — порождение Иного?

— Да. Вся эта комната — это специальная машина, которая преобразует наши силы во… не помню, как это называется.

— Монстров.

— Ну… можно назвать их монстрами.

— Они очень похожи на Опустошителей, — стоило Теону об этом сказать, как девушка тут же дернула его за рукав.

— Тс-с-с! Не говори о них.

— Почему?

— Что значит почему? Это не принято, и все тут! Это плохая примета.

Опустошители — одна из главных напастей прошлого. Твари, что искажают пространство. Кто-то называл их «прощальным подарком» от старых богов, таким же, как Банрат-Тан-Азур, Черный демон. Другие считали, что это ответная реакция Иного на то, что люди черпают оттуда слишком много сил. Как бы то ни было, Опустошители были чудовищами, сеющими смерть и разрушение.

— Примета… Значит, они по-прежнему приходят?

— По-прежнему? — девушка не поняла, почему Теон взял такой странный оборот речи, говоря о Опустошителях, но в итоге решила не придавать этому большого значения. — Наверное. Может быть несколько раз в год.

— Немного, — во времена Теона Опустошители появлялись гораздо чаще.

Единственным человеком, кто мог предсказать их появление, была Руннэт.

Теон мотнул головой, избавляясь от скребущих разум мыслей.

— Может и так. Но не всегда получается быстро их уничтожить, — голос девушки звучал очень серьезно. — Я видела одного такого в детстве, поэтому и очень серьезно отношусь к таким приметам. Я видела, как прибывшие на место легисты сражались с этим чудовищем и умирали. У них не было ни единого шанса. Все закончилось, лишь когда прибыли фурии из ударной группы.

Наверное, Теону стоило что-то сказать в той ситуации, но ему было все-равно. Куда больше его интересовали проекции Опустошителей. Как именно они создаются? Кто ими управляет?

— Эта комната — наша тренировочная площадка. Каждая фурия должна быть готова сразиться с Опустошителем.

— Вам это не поможет, — равнодушно ответил Теон.

— ЧТО?! Почему?

— Потому что эти фантомы — не Опустошители. Даже не близко. Эта… Лифэтта весьма неплохо нарезает этих существ, но в реальной жизни ей было бы гораздо сложнее.

— Это ещё почему?! — возмутилась Арвин, которую по какой-то причине очень уязвили слова мужчины.

— Потому что настоящие Опустошители быстрее и сильнее. Называть это Опустошителями — все-равно что называть серьезным противником раскачивающееся на маятнике чучело.

Арвин хотела возразить, но как раз в этот момент Лифэтта закончила тренировку. Она убрала свой здоровенный меч за спину, закрепив его на креплении в области между лопаток, и направилась прямо к выходу из зоны.

— Хорошо, Лифэтта, — похвалила её управляющая. — Арвин, ты следующая!

Только сейчас присутствующие девушки обратили внимание на парочку, и взгляды их были крайне многозначительными. Скорее всего, все уже знали, чем парочка занималась в душе.

— Тео, ты за ней.

Алетра и вторая девушка, имени которой Теон либо не помнил, либо не знал, стали удивленно спрашивать управляющую относительно только что сказанного, ведь использовать зону для тренировок может лишь тот, кто умеет касаться Иного.

Ни слова не проронила лишь серебряновласая Лифэтта, во взгляде которой читалась заинтересованность.

Перед тем, как пойти в зону сражений, Арвин забрала у Лифэтты что-то вроде обода, который Теон не приметил сразу, затем его новая любовница взяла оружие, чем-то напоминающее то, что мужчина видел у Самины, но больше.

Девушка вышла на арену, и начался бой. Самый унылый и скучный бой, какой только доводилось видеть Теону. Лифэтта была ловка, быстра и искусна, отчего в реальном столкновении с Опустошителем у неё очень высокие шансы на победу, но то, что демонстрировала Арвин, иначе чем детской игрой Теон назвать не мог.

Девушка бегала по комнате, стреляя из своего оружия в появляющихся монстриков. Именно «монстриков», не монстров. Те, с которыми сражалась прошлая ученица, были раза в три-четыре больше.

Арвин сейчас напоминала Теону ребенка, который взял палку и носится по улице, отбиваясь от воображаемых врагов.

Наконец девушка закончила и с довольной ухмылкой, обливаясь потом, вернулась к остальным.

— Ну, как я тебе? — поинтересовалась Арвин, протягивая Теону обруч. — Не так хороша, как…

— Тебе сказать правду или ложь?

— Конечно правду! Я не так хороша, как Лиф, но…

— Ты ужасна. Лифэтта похожа на воина, что тренируется с чучелом, а ты как ребенок, способный лишь бегать с палкой за курицами. Но Опустошители не курицы, они волки. И столкнувшись с этими волками, ты лишишься головы.

Арвин обмерла, её хорошее настроение как ветром сдуло.

— Ты просила правду, — сказал ей мужчина и, водрузив обруч на голову, повернулся к управляющей.

— Дурак! — услышал он в спину, после чего девушка убежала прочь.

Чувствовал ли Теон вину? Ни капли. Правда — вещь суровая, но порой её надо услышать.

— Значит, я дерусь с чучелом? — не осталась в стороне и Лифэтта.

— Настоящие Опустошители быстрее твоих как минимум раза в три. Ты одновременно сражалась как минимум с десятью, но если бы это было в реальности, они бы тебя убили. Один, два — твой предел, если повезет. Три бы тебя порвали.

— А ты-то откуда знаешь?

Но Теон не собирался отвечать на этот вопрос.

— Что мне делать?

— Вдохни Иное и визуализируй противника, машина сделает все остальное, — объяснила Генриэтта. — И зря ты так с Арвин.

— Я лишь сказал правду. Суровую, но правду, — Теон тут же вернулся к изначальной теме. — Значит, мы сами создаем себе врагов?

— По большей части.

— Не обязательно Опустошители?

— Это может быть хоть сама Ингрем Ремард, сильнейшая фурия в мире, — улыбнулась управляющая. — Но ты должен понимать, что не сможешь сотворить врага, силу которого не можешь полноценно представить.

— Кажется, я понял, — кивнул Теон и направился к стойке с оружием. В обычной ситуации оружие ему ни к чему, его сила самодостаточна сама по себе. Впрочем, и у неё есть слабости, которые наиболее отчетливо могут проявиться в этом бою. Он не мог напрямую воздействовать своей силой на Иное, не мог разорвать фурию изнутри, например. В лучшем случае мог воздействовать на воздух вокруг, но это было сложно и часто непрактично.

Использовать окружение в качестве оружия тоже не выйдет. Комната была абсолютно пустой.

— Сойдет, — сказал Теон, выбрав из небольшого арсенала, где лежало как необычное для мужчины дистанционное оружие, так и классическое холодное, металлический тренировочный меч.

— Он что, взял тренировочный меч? Но… у него же очень слабая проводимость энергии Иного, — послышалось удивление одной из девушек.

Теон сделал пару взмахов меча, проверяя его баланс и удовлетворенно кивнул. Баланс оружия не самый лучший, но для тренировки подойдет.

Мужчина перед тем, как войти в зону сражений, снял рубашку и обувь, оставшись оголенным по пояс. Оказавшись внутри, Теон осмотрел комнату и поправил обруч на своей голове.

Что там она говорила? Представь своего врага и высвободи силу?

Теон прикрыл глаза, представляя того, с кем именно хотел сразиться, а когда поднял веки и посмотрел перед собой, то увидел сидящего на коленях пожилого мужчину. Он, как и Опустошители, с которыми сражались девушки, был фантомом, полупрозрачным призраком.

Старец сидел, опустив голову, и лишь когда Теон опустился на колени и поклонился, тот поднял взгляд.

— Давно не виделись, учитель, — вздохнул Теон.

Раон Шу — один из немногих людей, кого Теон уважал. Этот человек учил его искусству меча и отдал свою жизнь, защищая Владетеля.

— Как насчет ещё одного боя?

Старик медленно положил руку на рукоять меча, что покоился на поясе, а уже в следующий миг превратился в размытую тень. Теон едва успел поднять меч, выставляя блок.

Он и впрямь был таким монстром?!

Мечи столкнулись, и старик с легкостью отбросил Теона назад. Мужчина тут же попытался контратаковать, но призрак предвидел это и легко парировал меч Теона.

Никто не знает мои умения так, как ты… Да, старик?!

* * *
— Придурок! Какой он придурок! — бормотала себе под нос Арвин. Она была просто в ярости из-за слов мужчины. По крайней мере первые несколько минут, те самые, за которые девушка успела выбежать в коридор и разреветься.

Теперь же она была зла больше на себя, чем на него, но ей тяжело было в этом признаться.

Может он и прав?

В конце концов, девушка сама просила Теона о честном ответе, его вина была лишь в том, что слова мужчина подобрал очень грубые. Арвин и впрямь всегда боялась Опустошенных. Одна лишь мысль о том, что она столкнется с ними, приводила фурию в ужас.

Неужели нельзя было сказать это потактичнее?

Сравнить меня с ребенком…Придурок! Я же с ним занималась такими смущающими и неприличными вещами, а он…!

Интересно, ему хоть стыдно?

Девушка сидела неподалеку от входа в тренировочный зал, в тайне надеясь, что Теон пойдет за ней, извинится за свои поступки, но…

Кажется ему все-равно.

Так не пойдет!

Арвин обдумывала ситуацию раз за разом, и в итоге решила, что нельзя сидеть тут и жалеть себя. Прямо сейчас она поднимется, пойдет в тренировочный зал и скажет Теону, какой он дурак, а затем вновь выйдет на арену и создаст таких же Опустошителей, как у Лифэтты.

Хотя бы одного…

Наконец девушка собралась с духом, вытерла слезы и, поднявшись, решительно вошла в помещение, ожидая, что девушки посмотрят на неё, но никто даже не повернул головы.

Да и сама Арвин, стоило взглянуть на боевую зону, потеряла дар речи. Там сейчас находится Теон, но дрался он вовсе не с какими-то призрачными монстрами или с Ингрем, самой сильной фурией из живущих. Нет, его противником был какой-то старик, вооруженный мечом.

— Что… происходит? — тихо спросила Арвин, оказавшись рядом с другими фуриями.

— Арвин! Кто этот парень?! — охнула смуглая Алетра, схватив девушку за плечо и несколько раз встряхнув. Но та даже не смогла ничего ответить. То, как двигались Теон и его призрачный противник, то, как они обменивались ударами… Это было так прекрасно, что даже Лифэтта, которая обычно игнорировала тренировки других девушек, смотрела завороженно.

Это… словно танец.

* * *
Рука вспыхнула острой болью, отчего Теон был вынужден отступить. Стоило пропустить всего лишь один удар учителя Шу, как последствия не заставили себя ждать. Сейчас Теон был вынужден ускорить циркулирование энергии в руке, чтобы вернуть той подвижность.

Все так же внушает ужас…

Раона Шу Теон встретил случайно во время своих странствий, ещё до того, как встретить Руннэт. Этот старик был первым, кому будущий Владетель проиграл обладая своей силой. Но что самое поразительное, тот не умел касаться Иного.

Мне будет тебя не хватать…

Старик превратился в размытый силуэт, а Теон чуть было не лишился глаза. Слишком быстрым и точным был удар. Если бы Теон хоть на долю секунды промедлил, то оружие Раона пронзило бы ему голову.

Он не церемонится. Впрочем, как и всегда.

Раон всегда говорил: «Лишь оказавшись на грани жизни и смерти, человек демонстрирует, кто он есть на самом деле, и показывает то, на что по-настоящему способен».

«Я хочу знать, кто ты, Теон Альдрим».

Во время каждого боя старик заставлял молодого Владетеля выкладываться на все сто и даже сильнее. Заставлял на самом деле думать, что это бой не на жизнь, а на смерть. Атаковал ударами, способными убить.

Но ни разу во время этих битв Теон не обращался к Иному. Он мог бы уплотнить воздух и заставить старика споткнуться, мог бы отразить удар силой мысли, но в такие моменты слова старика звучали у него в голове.

«Я хочу знать, кто ты, Теон Альдрим»

«Рассветная чайка», «круговой шторм», «тигриный оскал». Теон менял одну стойку за другой, атаковал и защищался, но в итоге старик так или иначе его теснил.

«Тебе ещё так много предстоит изучить, мой мальчик» — словно говорил он, смеясь. Казалось, ещё чуть-чуть, и Теон услышит его голос.

Говорят, что ученик в итоге должен превзойти своего учителя, но Теон никогда в это не верил. Не было в мире более великого мастера, чем Раон Шу, и не будет. Теон шесть лет тренировался под его руководством, и лишь этому человеку было позволено обращаться с Владетелем как с нерадивым учеником. В рамках учебного процесса, разумеется. В остальное время мастер Шу был немногословным телохранителем Теона, далеко не раз имевшим дело с наемными убийцами.

«Нырок сокола»!

«Коготь тигра»!

«Ты делаешь слишком много лишних движений».

«Волчий клык»!

Во время совершения очередного приема, старик нанес удар по лодыжке Теона, опрокидывая того на землю. Мужчина собирался уйти в сторону и подняться, но Раон не дал ему такого шанса. Призрачный меч замер у самого горла Теона.

Вот и все. Это конец.

— Спасибо за урок, учитель.

Лишь после этих слов фантом отступил и неторопливо вернул клинок в ножны, а его образ стал истончаться.

Даже после смерти ты продолжаешь меня учить, старик.

На губах Теона сама собой появилась ухмылка. Искренняя. Самая искренняя, которую он выдавал за все время после пробуждения. И лишь после этого он почувствовал одинокую слезу, скользнувшую по щеке. Смахнув её, чтобы никто не видел, Теон покинул арену и вернул одолженное оружие на место.

Девушки пораженно смотрели на него, даже управляющая была удивлена произошедшим. Было видно, что у собравшихся масса вопросов, но Теон не собирался на них отвечать. Он снял металлический обод с головы, вернул его Генриэтте и, не проронив ни слова, покинул помещение.

* * *
После тренировки Теону жутко захотелось выйти на свежий воздух. Несмотря на то, что местное подземелье достаточно просторное, мужчина провел слишком много времени в тесном гробу и иногда все ещё сомневался в том, что окружающее реально.

Он поднялся на поверхность, снял обувь и ступил босыми ногами на зеленый газон. Солнце приятно ласкало кожу, а свежий ветер колыхал всклоченные рыжие волосы.

Теон уселся на траву и просто наслаждался тишиной и свежим воздухом.

— «Восстанови внутреннюю гармонию», — усмехнулся Теон, пародируя манеру речи своего учителя. Старик был родом из Ул-Тура, далекой страны, которую сам Владетель никогда не посещал. Её правители сами склонили колени, когда Теон и Руннэт устремили свои взоры за океан. — Жаль, что я там так и не побывал.

— Где?

Мужчина так погрузился в свои мысли, что не заметил появление девушки.

— Прости, если напугала. Нас так и не представили. Я Вестра Тебрил. Мне девятнадцать. Я люблю бисквитные пирожные и кошек.

— И зачем мне это знать? — на памяти Теона девушка первая, кто представлялся таким образом, а он повстречал довольно много людей за свою жизнь.

Она была довольно симпатична: невысокая, с небольшой грудью, длинными черными волосами и большими карими глазами.

— Что это у тебя на голове?

— А, это… — смутилась девушка и тронула искусственные пластиковые ушки, напоминающие кошачьи. — Это ободок с кошачьими ушками.

— И зачем тебе это?

— Ну… потому что это мило.

Теон на это лишь пожал плечами. Носить такое на голове — не самое странное из того, что он повидал на своем веку.

Помедлив секунду, девушка села в метре от мужчины, попытавшись повторить его позу.

— Так где не побывал? — напомнила она ему вопрос.

— В Ул-Туре.

— Не слышала о таком месте. Это где?

Теон уже хотел было ответить и на этот вопрос, но в последний момент одернул себя.

— Что тебе нужно, Вестра Тебрил?

— Да так… — смутилась девушка. — Просто хотела с тобой познакомится. Я вначале, как и все, не поверила, что появился мужчина, способный касаться Иного. Это так… странно. И выходит, что… если ты тоже касаешься Иного, то… ты тоже будешь принимать участие в… кхм… разрядках?

— А ты хочешь разрядится? — Теон даже не попытался скрыть усмешку, тем более что девушка очень мило смущалась и сейчас была совсем красной.

— Я… Ну… Я вообще пришла не о том поговорить, — девушка поспешила сменить крайне деликатную тему.

Сама же начала.

— Вообще я хотела поговорить о том, что ты сказал Лифэтте. Про… Опустошителей, — Вестра поморщилась при упоминании их. — Они правда настолько ужасны?

— Они хуже, чем ты можешь себе представить. Лишь Ткачи Иного могут с ними сражаться. Опустошители — самый худший противник для таких, как мы. Знаешь, почему их так называют?

— Потому что они все разрушают. Их цель — превратить мир в одну сплошную пустыню не оставив ничего живого.

— Это так, но Опустошителями их прозвали не поэтому. Они опустошают тебя, словно сосуд с водой. При прямом столкновении Ткача и Опустошителя у первого есть всего несколько минут, чтобы закончить схватку или отступить. Чем дольше длится схватка, тем сильнее становится чудовище, и тем слабее — Ткач. Опустошитель вытягивает энергию Иного из своей жертвы.

— Выходит, что все наши тренировки…

— Они даже близко не передают реальную ситуацию, — подтвердил Теон.

— Сколько времени уйдет у Опустошителя, чтобы лишить фурию сил?

— От трех до пяти минут, в зависимости от уровня силы. Я не знаю никого, кто смог прожить дольше.

— Выходит, ты сражался против них? Против этих монстров.

— Случалось.

— Но… если ты такой сильный, что дрался с ними, почему ты тут? Не похоже, что у тебя проблемы с силами. Да и вообще, разве тебя как мужчину, который может касаться Иного, не должны забрать в какую-нибудь темную лабораторию для опытов и изучения?

Теон бросил на девушку многозначительный взгляд.

— Извини. Нам правда интересно, а управляющая ничего не говорит. Она даже никак не комментирует то, что ты можешь использовать силы…

Девушка немного смущенно помялась на месте, а затем решила, что лучше ей уйти.

— Погоди. Ты хорошо разбираешься в истории?

— Смотря что ты хочешь спросить.

— Меня интересует империя Владетеля и то, что с ней стало, — Теон до сих пор плохо представлял, в каком именно городе и части света он находится. Пора заполнить этот пробел.

— У-у-у… — протянула Вестра. — Это сложная тема. Может лучше сам посмотришь? У тебя же есть браслет.

— Я не знаю, как им пользоваться, — хмыкнул Теон, бросив взгляд на свое запястье.

— С этим я могу тебе помочь.

Основные функции устройства Теон освоил довольно быстро. Вестра показала, как использовать телефон и энциклопедию, посетовав, что пока фурии находятся в Школе, их доступ в некую Сеть сильно ограничен. Но Теона все это волновало мало, он и так получил, что хотел, и эта информация его не обрадовала.

Все, во имя чего были принесены жертвы, пошло прахом. После «гибели» Владетеля, его империя рухнула. Не последнюю роль в этом сыграл Небесный раскол, устроивший настоящую катастрофу.

Дорнийский архипелаг буквально смело гигатским цунами, которое пошло дальше и уничтожило большую часть прибрежных городов на восточном побережье Немланда. И это было лишь первой ласточкой больших катаклизмов, последствия которых ощущались даже спустя пять десятилетий.

На руинах старого мира стали появляться города-государства со своей собственной властью, и лишь спустя три сотни лет после Раскола они сформировали первое единое государство, назвав его Союз Единства. Впрочем, спустя столетие он распался на три мощных государства: Анклав Единства в Немланде, считающий себя наследником Союза, Последователи Раскола в Солмейре и Арбитраж в Риндероне. Теон, соответственно, сейчас находился в Риндероне, примерно в недели пути на север от Бонхарда, города с которого и началось его завоевание.

С Анклавом Единства Теону все было понятно с первых строк, но информация о Последователях Раскола его обеспокоила. Солмейр — самый маленький из континентов, именно оттуда Теон и расколол луну. Там концентрация Иного была настолько большой, что рвалась сама ткань реальности. Солмейр ощущал последствия до сих пор. Большая часть земли превратилась в песчаную пустыню, в которой могли сотнями рыскать Опустошители, без труда прорывающие границу миров. Но, несмотря на это, там до сих пор живут люди. Они построили подземные города, в которых твари с поверхности не могут их достать, и вот уже много столетий почти не контактируют с другими странами.

— И ради этого мы сражались, Руннэт?

Гнев распалял его чувства, но мужчина взял себя в руки.

— Пора воздать предателям по заслугам, и займусь этим я прямо сегодня.

Глава 5. Старые счеты

Самина приехала после обеда и нашла Теона в столовой. Управляющая отправила девушек на дополнительные занятия, так что мужчина спокойно наслаждался одиночеством в ожидании приезда Самины.

Помахав ему рукой, девушка подошла к его столику и, не спрашивая разрешения, села напротив. Левую её часть лица по-прежнему закрывала тугая белая повязка.

— Управляющая рассказала, что дела у тебя идут отлично, — приветливо улыбнулась Самина. — По правде говоря, я боялась, что ты попытаешься сбежать.

— Если бы я хотел сбежать, вы бы меня не остановили, — равнодушно ответил ей Теон. — Но стоит отдать должное этой Генри, она сумела найти ко мне подход.

При этих словах на щеках девушки появился легкий румянец.

Значит, она в курсе.

Но это почти не волновало Теона.

— Я привезла тебе одежду. Надеюсь, подойдет.

— Спасибо, — Владетель не привык благодарить людей за что-то, но иные жизни научили Теона, что порой вежливость нужна. Страх — это мощное оружие, но использовать его всегда довольно глупо. Порой мимолетное внимание, которое ничего тебе не стоит, может оказаться куда сильнее, чем тысяча казней. — Выяснила что-нибудь относительно меня?

— Нет. На самом деле я проснулась не так давно. Мне нужно было прийти в себя. Ну а ты? Можешь рассказать что-нибудь о себе помимо истории, что ты Теон Альдрим?

— Нет, — честно ответил мужчина, а затем ненадолго задумался. — Но я могу сказать тебе несколько имен. Выяснишь что-нибудь об этих людях?

Теон справедливо решил, что раз Самина одна из стражей правопорядка, значит имеет связи и осведомителей, способных выяснить, где искать предателей.

— Возможно. Называй, я запишу, — девушка прикоснулась к небольшому браслету на своем запястье, и перед её глазами тут же появилось полупрозрачный дисплей с какими-то надписями. Теон такое видел впервые.

— Руннэт Залмейр, — от одного этого имени внутри у мужчины все закипело. Он любил эту женщину так же сильно, как ненавидел, ведь именно из-за неё он оказался в том гробу.

— Серьезно? Королева Шипов? — взгляд Самины был красноречивее тысячи слов. С таким же успехом он мог попросить отыскать кого-нибудь из старых богов.

— Значит, под этим именем её искать бесполезно… — вздохнул Теон.

— Королева Шипов мертва, Тео, — покачала головой Самина. — Никто, даже регенератор не способен прожить так долго.

Ты просто не знакома с Галатеей.

Галатея была давней подругой Руннэт и обладала поистине уникальным даром: могла передавать годы жизни от одного человека другому. Теон помнил, как она одним прикосновением могла превратить молодого человека в дряхлого старика, забрав его «время».

Жуткая, древняя, как мир, надменная сука.

Даже Руннэт понятия не имела, насколько Галатея была старой. Возможно, она даже самолично видела Исход старых богов.

— Ладно… попробуем другие, — вздохнул Теон.

Он стал перечислять все имена, которые только помнил, каждого человека в своем окружении, в том числе псевдонимы. Пару раз он останавливался и просил выкинуть из списка несколько имен, внезапно понимая, что они принадлежат фантазиям, а не реальному прошлому.

А что, если мое прошлое тоже фантазия?

Червячок сомнений продолжал терзать его разум, но Теон усиленно делал вид, что все нормально.

— Кейдра Шоу, — это имя одной из учениц Руннэт. В последствии девушка от него отказалась, взяв себе что-то более звучное, но в памяти Теона оно осталось.

— Стоп, — внезапно отозвалась Самина, оторвавшись от списка. — Кейдра Шоу?

— Ты её знаешь?

— Не лично. Она возглавляет ДерманТех, независимую компанию, что производит оружие для Домена Силы.

Это она!

Пусть память Теона была не в лучшем состоянии, но слово «Дерман» было ему знакомо. Так звали сына Кейдры. Или её любовника. Или… собачку? Точно кого-то близкого, в этом Теон был уверен на сто процентов.

— Вот, — Самина щелкнула что-то в браслете, и перед глазами Теона возник портрет уже немолодой, но все ещё привлекательной женщины в строгом костюме.

Кейдра Шоу изменилась. Не только стала старше. Изменилась форма носа, подбородок стал острее. В этой женщине тяжело узнать ту молодую девочку, которая только научилась касаться Иного.

Кажется, я даже с ней спал…

Но взгляд не изменился.

Это точно она.

— Собирайся. Мы едем к ней!

— Что? — за время перебора имен Самина немного притомилась, внезапное решение Теона было для неё как ведро холодной воды. — Мы не можем вот так просто к ней отправиться!

— Почему?

— Ну… потому что. Она уважаемая женщина и работает в хорошо охраняемом здании. Даже если мы туда придем, нас к ней просто не пустят!

Но Теон уже её не слушал.

— Это уже не твои проблемы. Идем.

— Я не…

— Самина, если ты не отвезешь меня к ней сейчас, то я отправлюсь на её поиски сам. Думаю, найти, где находится этот ДерманТех, мне не составит большого труда.

— Хорошо, — Самина уже пожалела о том, что приехала.

Но это ничто по сравнению с тем, что она испытает, если мне удастся добраться до Кейдры.

* * *
— Уверена, что это хорошая идея, Самина? — спросила Генриэтта, скрестив руки на груди и всем видом показывая, что не одобряет поступок легистки с Зеленого Этажа.

Теон уже ждал девушку у машины в новой одежде и делал вид, что не слышит разговора старых подруг.

— Хорошая?! — Самина едва не рассмеялась. — А у меня есть выбор? Ты же видела его силы! Даже если захотим, не сможем его удержать.

— Но и подставляться из-за него не стоит. Просто пообещай мне, что будешь осторожна.

— Обещаю.

Не давай обещаний, которые не способна выполнить.

Наконец Самина попрощалась с Генриэттой и направилась к автомобилю.

Наконец-то!

Самина завела двигатель, и автомобиль тронулся с места. Теон почему-то лишь в этот момент подумал о том, что данное транспортное средство не использует для передвижение энергию Иного. Времени с его заточения прошло очень много, он увидел множество удивительных и странных вещей с момента пробуждения.

— Самина?

— Что? — резко спросила девушка. — Извини. Я нервничаю. Зачем я вообще с тобой связалась? — она раздраженно махнула рукой. — Так что тебе надо?

— Вот… это… — Теон вытащил из кармана журнал и показал женщине одну из страниц. — Хочу сменить одежду вот на это.

— Деловой костюм? Тео… слушай… я же принесла тебе одежду. Чем тебя эта не устраивает?

— Арвин сказала, что я выгляжу как слуга, — фыркнул Теон.

— Не выдумывай! Это обычная рабочая одежда. Не слишком красивая, зато практичная и удобная.

— Знаю, что ты не веришь, но я гребаный Владетель. Пусть я сейчас и инкогнито для всего мира, но это не значит, что я собираюсь выглядеть как слуга.

Женщина закатила глаза.

— Хорошо, заедем в магазин по пути. Но деньги за все это ты мне потом вернешь.

— Разумеется. Я всегда плачу по счетам. Будь на моей стороне, Самина, и я тебя не оставлю. Даю слово.

В ответ девушка лишь фыркнула, никак не став комментировать его слова.

Вскоре машина вышла на широкую автостраду, и только там Теон позволил себе немного вздремнуть. Часть его сознания зацепилась за теплые лучи солнца на коже, и пока те согревали его своим теплом, он спал, но стоило им скрыться из вида дольше, чем на несколько секунд, глаза сами собой открылись.

Автострада осталась далеко позади. Прямо сейчас автомобиль мчался по оживленному городу, который средь бела дня он выглядел куда привлекательнее, чем ночью. Тут кипела жизнь, а Теон в очередной раз поразмыслил над тем, как сильно изменился мир за время его сна.

Смотря на высоченные здания, он невольно вспоминал о том, что раньше такими были лишь дворцы и твердыни. Он мог по пальцам одной руки посчитать что-то настолько же величественное, а теперь весь центр города составляют подобные великаны. Но даже они кажутся крошечными по сравнению с тремя высоченными черными башнями, над которыми парит загадочная пирамида.

— Что это за здания? — спросил Теон.

— В одном из них я работаю. Это Домены. Силы, Разума и Правосудия. Три столпа общества. Сила — это армия, что защищает от внешних врагов, Разум — бюрократический аппарат, Правосудие — это…

— Я понял. А Пирамида?

— Это Арбитраж. Высший суд. Он уравновешивает три Домена и одновременно контролирует их.

— Значит, там сидит ваш король?

— Не король. Последним «королем» был ТЫ, — в голосе девушки Теон услышал неприкрытый сарказм. — С тех пор у нас совещательный орган власти. Десять Старших Архонтов и тридцать младших, по десять из каждого Домена.

— А те женщины, которые на нас напали. Ты называла их…

— Они из Магистериума. Изначально Магистериум был военной силой Домена Разума, но в итоге он был отделен, поскольку умники этой армией не пользовались. Но распускать Магистериум не стали. Старшие Архонты превратили его в свой собственный инструмент, подчиняющийся только им.

— Значит, меня пытались убить те, кто восседают в той пирамиде? — хмыкнул Теон.

— Возможно кто-то из них, да. Мы столкнулись лишь с двумя агентами, которые, возможно, действовали тайно по поручению одного из Архонтов.

Теон боролся с желанием отправиться в гигантскую пирамиду прямо сейчас. Но, если там он найдет Рунэт, хватит ли ему сил одолеть её? Если это Королева Шипов пробудила его ото сна, то она должна быть готова. Уж кто-кто, а она знает все слабости Владетеля.

Но что-то не сходилось, как бы Теон об этом не размышлял. Склад, люди, которые вскрыли гроб, всего две фурии…

Такое чувство, что они не знали, с кем имеют дело. Я должен отыскать хоть кого-то, кто может дать ответы на вопросы.

— Ты все ещё хочешь костюм?

— Разумеется.

Самина надеялась услышать иной ответ. Через пару минут она припарковала автомобиль возле ателье.

— Добрый день, — поздоровалась Самина, войдя внутрь. — Нам нужен костюм, и желательно сейчас.

— Костюм для…? — поинтересовался пожилой сутулый мужчина.

— Для меня, — вмешался Теон. — Черный.

Дальше началось снятие мерок, поиск подходящего костюма и его подгонка. В итоге у портного они провели почти три часа, за которые Самина успела с кем-то поругаться по телефону и поседеть от итоговой цены.

— Это всего лишь деньги, Самина, — сказал Теон, не без удовольствия отмечая, что костюм смотрится просто замечательно.

— Да… всего лишь деньги… Ты хоть понимаешь, что это моя зарплата за ТРИ МЕСЯЦА! Ох… мне плохо…

— Я тебе все отдам, как будет возможность.

— Да-да… конечно… — отмахнулась девушка от слов Теона и побрела к машине. — Буду ждать тебя там.

Портной проводил её задумчивым взглядом, а затем обратился к Теону.

— Знаете, ведь можно было сшить этот костюм гораздо дешевле. Заменить рунный шелк на обычный. Вы же мужчина, а…

— Нет. Костюм должен быть именно таким.

— Как вам угодно, — покачал головой портной.

Рунный шелк и во времена Теона был очень дорогим. Он становится гораздо прочнее, если его напитать энергией Иного, вплоть до того, что может выдержать удар кинжала или арбалетный болт.

В этот раз я не буду таким неосмотрительным…

— Доволен? — сердито спросила Самина, когда Теон вернулся в машину. — Оставил меня без денег…

— Не начинай. Я…

— …все компенсируешь. Я помню. Чтоб тебя!..

Самина, Самина, скоро это будут меньшие из твоих проблем.

Чтобы немного отвлечься от собственных мыслей, девушка включила радио.

— Военные столкновения на четвертом рубеже… Смерть великого Лад’Дарга… — девушка крутила приемник, пока не поймала какую-то незамысловатую легкую песенку, от которой у Теона уши кровью обливались.

Как такое вообще можно слушать?

Мужчина уже потянулся к приемнику, чтобы включить что-нибудь другое, но девушка перехватила его руку и с крайне серьезным видом заявила:

— Тот, кто за рулем, тот и выбирает станцию. Это закон.

— Тупой закон.

— Тогда ищи себе другого водителя, — фыркнула она. — Но вообще, мы почти приехали. Нам нужно вон-то здание.

Указанная высотка мало отличалась от остальных: такая же большая, этажей тридцать, и такая же невзрачная.

— Я на всякий случай припаркуюсь подальше, — сказала девушка.

— Если хочешь, можешь подождать меня в машине. Дальше я и сам могу справиться, — предложил Тео, когда Самина нашла место в паре сотен метров от здания компании.

— Вот ещё, — фыркнула в ответ девушка.

— Как хочешь, — пожал плечами мужчина, вышел из машины и направился к центральному входу.

Войдя в вестибюль, Теон сразу отметил наличие большого числа охранников. Только на первом этаже атриума он насчитал их полтора десятка, и все при странном стреляющем оружии. Мужчины, а следовательно, касаться Иного не способны.

Проще простого!

Теон вошел внутрь без проблем, а вот Самину остановили на входе, после чего она почти минуту о чем-то разговаривала с охраной. Как полагал мужчина, дело было в том, что у неё при себе оружие, и охрана как-то это поняла.

— Все в порядке? — равнодушно поинтересовался он, когда девушка его нагнала. — Я решил, что не стоит вмешиваться.

— И правильно сделал. Я все уладила.

— Замечательно, тогда идем.

— Нам нужно наверх. ДерманТех занимает этажи с двенадцатого и выше, — сказала Самина, когда они подошли к лифту.

Приемная ДерманТех находится на двенадцатом этаже. Подняться выше можно по разрешению службы безопасности компании, которое открывает доступ к другому лифту.

— Добрый день. Добро пожаловать в ДерманТех, — миловидная сотрудница в блузке с глубоким вырезом и короткой юбке выдала стандартное приветствие ласкающим слух голоском. — Чем могу вам помочь?

— Привет, я бы хотел встретиться с Кейдрой Шоу.

— Исполнительным директором? Вам назначена встреча?

— К сожалению, нет. Мы с ней старые друзья, и она будет очень рада встрече.

— Без записи я ничего не могу сделать. Извините.

— Вы не можете ей позвонить и сообщить обо мне? Она не знает, что я в городе, и мне бы хотелось сделать ей сюрприз.

— К сожалению, я ничем не могу вам помочь. Вы можете позвонить её секретарю, и он проведет вас к ней.

— Просто позвоните и скажите ей, что к ней пришел Теон Альдрим, — Тео не видел, но буквально почувствовал, как застонала Самина.

— Теон Альдрим? Владетель? — от напускной вежливости девушки на ресепшене не осталось и следа. — Пожалуйста, покиньте этаж, пока я не вызвала охрану.

— Все, хватит, дай я, — не выдержала Самина. — Здравствуйте, я младший следователь легистии, и я бы хотела…

— У вас есть постановление?

— Нет… — опешила Самина.

— В таком случае вам нужно записаться на прием. Пожалуйста, покиньте этаж, иначе я должна буду вызвать охрану.

Заметив, что на входе что-то происходит, на помощь сотруднице уже направлялись два здоровых лысых амбала, каждый из которых выше Теона на целую голову и шире в плечах раза в два.

— Ну молодец, зачем ты вообще этим именем представился? — шикнула на него девушка.

— А что, не существует других Теонов Альдримов?

— Представь себе, нет. Это все-равно, что назвать сына ВЖОПУВЫЕБАННЫЙ ТРАХОГУСЬ!

— Кхм… могла и раньше сказать.

— Пожалуйста, пройдите с нами, мы проведем вас на… — начал было охранник, но в следующий миг его отшвырнуло как теннисный мячик. Он перелетел через стойку ресепшена, едва не снеся на пути девушку-работницу своей тушей. Теон повернул голову и посмотрел на второго, который уже вскидывал автомат. Нажать на курок охранник так и не успел. Оружие в его руках взорвалось, превращая руку амбала в фарш.

— Ты что творишь?! — воскликнула Самина.

— Меняю планы.

— Да ты спятил!

— Так я тебе об этом говорил ещё в первый день нашей встречи, Самина. Я безумен, насколько это возможно.

Тем временем девушка с ресепшена попыталась уползти, но невидимая сила дернула её назад, заставив истошно завизжать.

— Кейдра Шоу. Где она?

— Д…Двад…Двадцать пятый этаж!

— Вот надо было сразу так, — улыбнулся Теон, поворачиваясь к Самине. — А то «только по записи». Сказал же, что пришел старый друг.

— Тео, нам надо убираться из здания. Тут повсюду камеры! Слышишь?

— Камеры?..

— Вон те штуки, — Самина пальцем указала на небольшие приборы под потолком. — Нас видят.

— Сейчас видят. А сейчас нет, — хмыкнул мужчина. В следующий миг все камеры видеонаблюдения, находящиеся поблизости, взорвались, исторгнув множество искр во все стороны. Люди, находящиеся на этаже, в панике стали разбегаться, а к нарушителям уже бежали новые вооруженные охранники.

Мириться с устроенным беспорядком они были не намерены и сходу открыли огонь из автоматического оружия. Закричав, Самина рухнула на пол, выхватывая пистолет.

— На землю! Быстрее!

Теон даже не шелохнулся.

Это ему совершенно не нужно. Все вокруг в его власти. Пули зависали в воздухе, не достигая цели.

— Не стоит беспокоиться, — сказал он своей напарнице. — Если в пулях нет Иного, то я без особых проблем могу их останавливать. Пусть хоть тысячу таких снарядов по мне выпустят, это ничего не даст.

— Как ты, во имя старых богов, это делаешь?!

— Правда круто?! А Арвин говорила, что моя сила не подходит для боя. Смотри!

Теон щелкнул пальцами, и охранники один за другим начали умирать. У одного взорвалась голова, у другого руки и ноги, третьему он взорвал сердце. А следом четверый, пятый… каждый из них умирал по-своему, но всегда кроваво. Лишь на последнем он чуть-чуть помедлил, дав тому осознать, что произошло.

Мужчина дрогнул. Испугался.

Бросив оружие, он рванул прочь, но Теон тут же раздробил в пыль каждую косточку в его теле.

— Дурак. Если бы он дрался до победного, я бы его пощадил. Не люблю трусов.

— Раскол! Раскол! Раскол! — Бормотала Самина, с опаской озираясь по сторонам.

А я ведь я предлагал ей остаться в машине, но теперь уже поздно.

— Успокойся, Самина, — голос Теона звучал спокойно, почти равнодушно. Словно его нисколько не волновали десятки трупов в этой комнате.

Впрочем, так оно, собственно, и было.

— Пока ты со мной, тебе ничего не грозит.

— Ну да, как же… — фыркнула девушка, хватаясь за голову. — Ты просто псих…

— Сочту за комплимент. Теперь вопрос: как нам подняться на двадцать пятый этаж?

Самина ответила далеко не сразу. От случившегося её трясло, хотя сам Теон не слишком понимал, почему. Регенераторы пусть и не бессмертны, но довольно крепкие ребята. Их можно убить наверняка, только если отсечь голову, ну или порезать на мелкие кусочки, в противном случае они имеют большие шансы восстановиться.

— Тот лифт, — указала она.

— С чего ты решила?

— Табличка. Там написано «только для сотрудников».

— Действительно. Ты со мной или останешься тут?

Девушка вновь помедлила с ответом. В её глазах читалось сильное желание сбежать отсюда подальше, но после учиненного Теоном внизу её будет ждать целая армия. И все же, если бы она внезапно решила уйти, Теона бы это не задело. В конце концов, она понятия не имела, на что шла. Догадывалась, но не думала, что все обернется настолько скверно.

— Конечно, я с тобой, — нервно сглотнула Самина.

— Тогда держись поближе. Я смогу гарантировать твою безопасность только в том случае, если ты будешь на виду.

Теон первым зашел в лифт, и как только его спутница оказалась внутри, нажал на кнопку с числом двадцать пять.

Щелк.

Ничего.

Щелк.

Ничего.

После третьего нажатия Теон начал терять терпение.

— Скорее всего, тут нужен ключ-пропуск.

— Что?

— Видишь, — Самина указала на панель управления лифтом. — Сюда прикладывают карту или браслет вроде того, что у меня. Так подтверждается допуск. Чужак просто так подняться не сможет.

— И где нам брать этот ключ?

— У кого-то из сотрудников.

Мгновение Теон размышлял.

Возвращаться? Обыскивать трупы? Пустая трата времени…

Ключ нужен, чтобы привести в действие механизм, включающий подъемник, но вряд ли создателям могло прийти в голову, что Теону все это без надобности. Он сосредоточился на лифте, и тот дрогнул. Послышался скрежет металла.

— Стой! Ты хочешь…

— Не мешай. Это сложнее, чем кажется.

Лифт стал подниматься, издавая при этом такие звуки, какие вряд ли должен был издавать при нормальной работе: лязг метала, глухие удары. Кабину при этом шатало так, что Самине пришлось двумя руками вцепиться в поручень, чтобы не упасть.

Сам Теон при этом был подобен скале. Он ни за что не держался и стоял, гордо выпятив грудь и скрестив руки за спиной.

Этаж сменялся этажом.

— Дальше. Не этот. Следующий… — бормотал мужчина себе под нос. — А вот и он. Кажется…

Самина выпрямилась. Дверь на этаж начала открываться, но за ней вторженцев ждал неприятный сюрприз. Два десятка солдат выстроились недалеко от входа, нацелив оружие на лифт.

Девушка, увидев это, успела лишь охнуть. Пространство тут же утонуло в грохоте выстрелов. Свинцовый дождь обрушился на Теона, но ни одна из пуль не достигла цели. Они падали на землю, рикошетили в стены, но дальше дверей лифта не проходили.

Когда Теон уже решил, что пора пойти в контратаку и закончить это представление, пространство перед ними утонуло в огне.

Взрывчатка?

Мужчина ощутил жар пламени, а Самина, закрывшись руками, закричала. Теон слегка потерял контроль над лифтом, и его кабина накренилась, осев вниз примерно на ладонь.

— Довольно! — крикнул Теон. Наверное, впервые за время пробуждения он повысил голос, и выстрелы мгновенно умолкли. Самина убрала руки от лица и посмотрела на коридор, который весь был усеян разорванными останками охранников. — Пошли, Самина, пока ещё кто-нибудь не подошел.

— Тео… У тебя… Кровь, — голос девушки звучал негромко, почти шепотом, но в мертвой тишине коридора каждое слово было отчетливо слышно.

— Что? — Теон не сразу понял, о чем говорит девушка, но тут же схватился за свое лицо и поморщился. Темная кровь хлестала из его носа. — Ах… Свет! Не переживай, это мелочи. Я использую слишком много сил для этого тела, разумеется, оно от этого далеко не в восторге.

— Погоди… Но ведь это опасно. Я знаю много историй о том, как фурии зачерпнули из Иного больше сил, чем могли выдержать. Они просто сгорали изнутри.

— Я не фурия, Самина, — улыбнулся Теон, достав из кармана шелковый платок и вытерев кровь с лица. — Я не умру от того, что использую слишком много сил, но последствия и впрямь могут быть… неприятными. Кровотечение — мелочи. Будет гораздо хуже, если я лишусь возможности двигаться. Превращусь в высушенную мумию, не способную сделать и шага, охваченную вечной предсмертной агонией.

— Такое действительно возможно?

— Из-за этого я и оказался в гробу, — бросил ей Теон и отвернулся, что на этом разговор окончен. Обсуждать сейчас события древности мужчина не собирался.

Позади раздался грохот и скрежет, заставивший девушку подпрыгнуть на месте и вскинуть пистолет, но это был всего лишь лифт. Теон перестал его удерживать и тот, лишившись опоры, рухнул в шахту.

— А как мы теперь спустимся вниз?

— Потом решим этот вопрос, — отмахнулся Теон и тут же насторожился, услышав впереди размеренный грохот. Судя по всему, это были шаги, но вес у идущего слишком большой. Не прошло и полминуты, как в дальнем конце коридора появилась здоровенная бронированная фигура, похожая на человеческую, но почему-то без головы.

Странная штука. Похожа на металлическую черепаху, ходящую на двух ногах.

— Это экзо-доспех! — крикнула позади Самина и впервые воспользовалась оружием, сделав по противнику несколько выстрелов, но от них не было ни малейшего толку. Они рассеивались, ударяясь о темные пластины брони. Противник поднял обе конечности, оказавшиеся пулеметами с вращающимися стволам, и и обрушил на вторженцев новый свинцовый дождь. — Сделай что-нибудь, Тео!

Теон хотел было буркнуть, что он пытается, но сдержался. Попытка воздействовать на противника Иным провалилась, а это значило только одно: это угрожающее нечто, неумолимо надвигающееся на них, содержит кренталь, рассеивающий энергию Иного.

— Ну раз так, — вздохнул Теон и просто махнул рукой. Тотчас здоровенный кусок стены слева врезался в бронированного врага и вышиб того с этажа прямо на улицу.

Думаю, такое падение он не переживет.

Теон отряхнул от пыли костюм, после чего решительно пошел по коридору, ничего не страшась. Ошарашенная Самина шла следом, странно косясь на расступающуюся перед ногами мужчины кровь.

— Полагаю, нам сюда, — довольно осклабился Теон, когда они оказались перед двустворчатой дверью из красного дуба. В этот раз он не стал использовать силы, а повернул ручку самостоятельно и зашел внутрь.

За дверью оказалась широкая лестница, спускающаяся ниже примерно на метр и выводящая в просторное светлое помещение с высокими потолками и кучей окон.

А ведь можно было попасть сюда снаружи, через окно и не устраивать бойни.

Плевать.

За белоснежным широким столом сидела немолодая женщина с острыми чертами лица и аккуратно уложенными светлыми волосами. Она пыталась сидеть за столом вальяжно, с достоинством, но в её теле чувствовалось напряжение.

— Кто бы вы ни были, я впечатлена тем, сколько сил вы потратили на то, чтобы сюда добраться. И разочарована собственной системой безопасности. Сколько бы вам не заплатили, я могу предложить в два раза больше. В четыре, если принесете мне голову заказчика. Считаю, что это очень щедрое предложение.

Женщина нервничала, и кажется даже совсем не смотрела на гостей, стараясь делать уверенный и занятой вид.

— Кейдра… — покачал головой Теон, усмехаясь.

Женщина нахмурилась и лишь после этого нормально посмотрела на мужчину в костюме.

Секунда.

Вторая.

Теон наслаждался каждым мгновением того, как меняется выражение лица женщины. Как в ужасе расширяются глаза, как бледнеет кожа.

— Те… Теон… Альдрим… — напускной важности как не бывало.

— Такой ты мне больше нравишься, Кейдра. Сразу вспоминаю маленькую испуганную девочку, какой ты была во время первой встречи со мной. Девочку, которая боялась сделать шаг без дозволения Руннэт. Кстати, а где моя дорогая Королева Шипов? Даже представить себе не можешь, насколько я хочу её увидеть.

Теон не стал мелочиться. Он жестом отшвырнул в стороны кресла, стоящие перед столом хозяйки кабинета, а на их место сдвинул диван, стоящий у дальней стенки. Если уж вести беседу, то с комфортом.

— Но… Но это невозможно. Ты же… Ты…

— Что я? Давай, расскажи-ка мне, что я, Кейдра. И почему Кейдра? Мне всегда казалось, что ты не любила это имя. Став ученицей Руннэт, ты… как же ты себя называла…

— Сильвиаринналла… — сдавленно ответила женщина.

— Да, точно. Я вроде так ни разу и не смог правильно это произнести.

Кейдру сковал ужас, и Теон этим наслаждался. И одновременно с этим чувствовал досаду.

Это тупик.

Давняя ученица Руннэт не причастна к его пробуждению, иначе её удивление не было бы таким искренним.

Но это вовсе не значит, что я не смогу узнать ничего полезного.

— Так где Руннэт, Кейдра?

Но женщина словно и не услышала вопроса. Она откинулась на спинку своего кресла, достала из стола пачку сигарет и закурила. По лицу женщины текли слезы, она сама старалась не смотреть Теону в глаза.

— Я знала, что однажды этот день настанет. Что ты восстанешь из могилы… — бормотала она. — Но всерьез полагала, что это случится раньше. Может… через год твоего заточения. А может через десять. Но прошло семьсот, — её голос зазвучал уже спокойнее. — Это была хорошая, длинная жизнь. Ты ведь убьешь меня, так?

— Ты и остальные предали меня, Кейдра. Я не прощаю предательства, и ты это прекрасно знаешь.

— Да, твое сраное, сука, кредо. Ты и Руннэт убьешь?

— Да.

— Ты её очень любил. Больше кого-либо.

— И сейчас люблю, но предательство есть предательство. Именно она вонзила крентальный кол мне в грудь и положила в гроб, надеясь, что я никогда не восстану.

— Но ты восстал. Гребаный призрак неминуемого возмездия.

— Чья идея была предать меня? Кто все организовал?

— А сам как думаешь?

— Руннэт…

— Ей было так же больно, но мы должны были это сделать, Теон. Владетеля нужно было остановить.

— Теперь это все в прошлом. Причины не имеют значения. Имеет значение только то, где Руннэт. Ты уже несколько раз ускользала от ответов, и если продолжишь в том же духе, то я начну выбивать из тебя ответы.

— Я не видела Руннэт уже как минимум полвека.

— Не верю! — фыркнул Теон. — Вы с ней были не разлей вода! Ты таскалась за ней словно хвостик.

— Мне тогда было только шестнадцать, Теон. Те четыре года, что я была при твоем дворе и училась касаться Иного, были семьсот лет назад! Я говорю правду. Я видела Руннэт последний раз на собрании пятьдесят лет назад. Мы напились и несколько часов вспоминали прошлое. И тебя в том числе. Из того, что я знаю, она все это время использовала имя Лимин Сидар.

— Лимин Сидар. Я запомню.

— Это тебе не поможет. Десять лет назад случилась авария челнока, что спускался с орбиты. Говорят, это рук террористов. Лимин Сидар погибла.

— Бред.

— Согласна, — голос Кейдры был почти спокоен, а вот трясущиеся руки выдавали страх и волнение. Она страшилась смерти, лишь осознание факта, что та неминуема, давало что-то похожее на смирение. — Я тоже думаю, что Руннэт жива. Она была второй по силе после тебя. Чтобы Королева Шипов погибла в какой-то аварии? Нет… я так не думаю.

— Хорошо, забудем о ней. Если она жива, то рано или поздно я её найду. Скажи мне, где искать остальных.

— Я тебе ничего не скажу, Тэон Альдрим, — женщине тяжело было сказать эти слова. Они чуть было не застряли у неё в горле, но все-таки прозвучали. — Мы все боялись тебя тогда, но это в прошлом. Хочешь меня убить — пожалуйста, но я не скажу тебе, где искать остальных.

— В таком случае у нас проблемы, Кейдра.

* * *
Самина не вмешивалась в беседу. Она вообще плохо соображала после всего случившегося. Когда девушка решила продолжить расследование, перехваченное у Магистериума, едва ли предполагала, что все обернется так.

Да кто он такой, во имя старых богов?!

В то, что Тео на самом деле Теон Альдрим, Владетель, ей не хотелось верить. Это было бы слишком невероятным. И в тоже время она видела его силу. Силу, которая пугала. Да и сейчас он беседовал с одной из самых влиятельных женщин города так, словно был её хорошим знакомым.

Самина пыталась вслушаться в беседу, но собственные мысли и голова, идущая кругом, постоянно отвлекали её, не давая сосредоточиться. Руннэт, Лимин Сидар, разбившийся шатл… все это казалось Самине бессмыслицей.

Разговор прервался внезапно. Кейдра сказала что-то, разозлившее Теона, отчего тот поднялся с дивана, и это вырвало девушку из собственных размышлений. Одновременно с этим Кейдра взмахнула рукой, перерубая стол надвое…

Когда она успела достать меч?

Одежда на женщине также изменилась, в мгновение ока сменившись боевым одеянием фурии со множеством высокотехнологичных модификаций. По изогнутому клинку промелькнула молния. Но Кейдра смогла сделать всего один шаг, после чего повалилась на землю, вопя от боли и заливая пол кровью. Массивная, возникшая из мрака, раскинувшегося по полу, пасть откусила ногу женщины и теперь с хрустом её пожирала.

От этого зрелища у Самины душа ушла в пятки.

Нечто черное тонким слоем растеклось по полу и кое-где затронуло стены и потолок. Из этого мрака на Самину смотрели горящие красные глаза. Тьма бугрилась, кое-где можно было заметить руки и очертания лиц, заставляющие волосы на теле вставать дыбом.

Кейдра валялась на полу, крича в ужасе. Сжимая рукой меч, она отсекла одну из рук, тянущихся к ней.

— Нет! Пожалуйста, Теон! Не так! Я не хочу умирать ТАК! Нет! Молю!

— Прости, Кейдра, но это тоже обещание. Черный демон заберет душу каждого, кто меня предал.

— Не-е-ет!

Мрак возле женщины натянулся, словно нефтяная пленка, и подался вверх. Огромный красный глаз уставился на Самину, и она ощутила, как тот буквально прошивает девушку насквозь.

Что это?! Как… Как это вообще может существовать?!

Оторвавшись от Самины, взгляд неведомой сущности устремился на раненую женщину, а в следующий миг возникла огромная пасть, которая с хрустом вонзилась в бедра Кейдры, заставив ту взвыть ещё сильнее.

Бах!

Самина и сама не поняла, в какой момент выхватила пистолет и нажала на курок. Теперь во лбу Кейдры появилась обугленная дыра, а остекленевший взгляд выражал облегчение.

Секундой спустя от главы ДерманТех ничего не осталось. Черный Демон, как назвал это Теон, съел тело женщины, а затем исчез. Тьма, расползшаяся по комнате, притянулась к ногам Теона и пропала, словно ничего не было.

Лишь после этого Самина подняла глаза и столкнулась со взглядом Теона. В нем читалась ярость.

Глава 6. Черный демон

Самина вздрогнула, взглянув в глаза Теону. В них клокотала ярость настолько сильная и жгучая, что казалась, она способна спалить все вокруг. Первым и естественным, желанием девушки было наставить пистолет на мужчину, но она его подавила этот импульс. В прямом столкновении с этим монстром у Самины нет ни шанса.

Теон сделал несколько шагов к ней и навис, словно скала, хотя в действительности он выше девушки всего на несколько сантиметров. И все же рядом с ним она почувствовала себя маленькой и незначительной.

— Её жизнь не принадлежала тебе, Самина, — голос Теона был холодным, отстраненным, совсем не таким, каким девушка привыкла его слышать. В нем звучало безразличие. — И тем не менее ты её отняла.

— Прости, — сухо выдавила девушка. Это все, что она могла.

Теон медлил, и эта медлительность страшила ещё сильнее.

— На колени, — все тем же тоном сказал он. — Моли о пощаде.

— Что? — вздрогнула Самина словно от пощечины.

— Моли. О. Пощаде.

На краткий миг девушка всерьез обдумывала требование, но внезапно вспомнила убегающего охранника.

— Нет, — голос Самины прозвучал тихо и сдавленно.

— Что?

— Я… — она сглотнула слюну, комом вставшую в горле. — Я не встану на колени. Прости, что так поступила. Это все, что я могу сказать. Если хочешь меня убить — убивай, но я не встану перед тобой на колени!

Теон ничего не сказал в ответ. Вместо этого он развернулся и отошел к одному из огромных окон, из которых открывался отличный вид на город.

Так прошла минута.

Две.

Самину всю трясло, а мужчина продолжал смотреть в окно, размышляя.

— Скажи что-нибудь! — наконец не выдержала она нервного напряжения, и лишь после этого Теон обернулся. Его лицо смягчилось, а взгляд сменился с ярости на раздражение.

— Ты мне нравишься, Самина. Ты мне помогла, дала место, где я смог перевести дух и обдумать ситуацию. Но если ты еще раз поступишь так необдуманно, я тебя убью, — Теон сделал небольшую паузу, дав девушке возможность хорошо обдумать услышанное. — Жизнь этой женщины принадлежала Черному Демону, и теперь он… недоволен, получив только её хладный труп. Не говоря о том, что демон мог вытянуть из её разума какую-нибудь информацию. Но с трупами это не сработает, жертва должна быть живой.

— Значит, ты меня не убьешь… — Самина облегченно выдохнула, осознав, что поступила правильно. — А если бы я встала на колени? Ты бы… убил меня?

— Нет, — легко отозвался мужчина. — Но, мы никогда бы не стали друзьями. Ты могла бы стать моей служанкой, любовницей или солдатом, но не другом.

Самине хотелось рассмеяться, но она сдержалась.

Другом? Серьезно?! Это была проверка на дружбу?!

Сама мысль о том, чтобы стать чьей-то служанкой, выводила Самину из себя. Быть служанкой у мужчины?! Она фурия! А фурии стоят выше мужчин. Теперь уже девушка злилась на Теона, и он, заметив это, ухмыльнулся.

— Ты… Ты…! Ты хоть знаешь, насколько я… Раскол!

— Ты очень мило злишься, — внезапно ошарашил мужчина Самину.

Я?! Мило злюсь?! Да ты… Ты…

— Я бы с удовольствием ещё за этим понаблюдал, но думаю, что нужно уходить.

— Ох… — Самина вернулась к реальности и осознала, в каком положении находится. — Нас внизу будет ждать целая армия! И возможно, фурии. Уверена, что сюда уже вызвали боевой отряд.

— В таком случае нам нужно поторопиться.

— Ты их всех убьешь? — Самину внезапно охватил страх. Страх того, что внизу могут быть её коллеги с Зеленого Этажа. Те, кого она хорошо знает.

— В этом нет необходимости. Я ещё в тот раз тебе говорил, что не люблю убивать без необходимости.

— Скажи это тем, кого ты убил по пути сюда, — Самина не смогла сдержать свой острый язычок.

— Да брось, они пытались убить нас. Если бы я хотел устроить настоящую бойню, то просто обрушил бы здание.

Девушка внезапно поняла, что все сказанное Теоном — чистая правда. С теми силами, что он демонстрировал, если ударить по опорам, здание просто рухнет, похоронив под горой бетона сотни работающих тут людей.

От одной мысли об этом Самина покрылась холодным потом.

Он просто чудовище. Самое настоящее чудовище, убивающее, и глазом не моргнув.

Впервые за все время знакомства девушка стала искренне верить, что мужчина именно тот, кем назвался. Теон Альдрим. Владетель. Человек, захвативший мир и устроивший Небесный Раскол.

— Я не собираюсь ввязываться в схватку, — продолжил Теон. — Это тело в данный момент дошло до своего предела, и я бы не хотел его перегружать. У моей силы тоже есть цена, Самина.

— Если мы не собираемся сражаться, то как же выберемся отсюда? Ты откроешь волшебный портал или мы просто улетим?

— Да, мы улетим.

Не говоря больше ни слова, Теон оказался в паре шагов от девушки и подхватил её на руки. Самина успела лишь взволнованно охнуть от такой наглости. Будь на его месте другой мужчина, он бы в лучшем случае получил в рожу. Мужчина может касаться фурии только с её прямого дозволения, если это не муж или член семьи.

Но возмущение и злость Самины как рукой сняло. Она и сама не поняла причины этого, но все те чувства, что бушевали внутри неё, исчезли в тот миг, когда руки Теона коснулись тела девушки.

Я вдыхаю его энергию.

Она это осознала и даже частично отгородилась, но сердце предательски стучало в груди. Внезапно стекла во всем кабинете взорвались, разлетевшись на тысячи осколков, а ноги Теона оторвались от земли.

Он летит! Он и впрямь умеет летать!

Это одновременно ужасало и приводило девушку в восторг.

Самина! Приди в себя! Он только что всерьез думал тебя убить, а ты уже потекла.

Девушка не понимала сама себя. Жутко хотелось отвесить себе оплеуху, но она никак не могла оторвать от мужчины взгляд.

А в следующий миг все мысли улетучились, потому что Теон полетел, и едва ли его полет можно было назвать элегантным. Скорее словно ими выстрелили из пушки. Ураганный ветер ударил в лицо, а тело Самины вдавило в грудь Теона.

Но все прошло так же быстро и внезапно, как и началось.

— Вот и все, — сказал мужчина.

Самине потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что они находятся в нескольких километрах от башни ДерманТех.

С какой же скоростью он летел?

Лишь сейчас Самина обратила внимание на то, что рука Теона вместо талии сжимает её правую грудь.

Наглец!

Девушка собиралась возмутится такой наглостью. Если то, что он взял её на руки, было обоснованно, то это непозволительное действие задело девушку до глубины души. Но в тоже время Самина с удивлением отметила, что какая-то часть её вовсе не против. И даже получает от этого странное удовольствие.

— Отпусти меня… пожалуйста…

— Да, сейчас.

Теон опустил девушку на землю, и Самина тут же поспешно отступила на несколько шагов. Голова шла кругом, а сердце стучало как ненормальное.

— Ты в порядке?

— Дай мне минуту…

— Хорошо, но только минуту.

* * *
Несмотря на то, что Теон улетел достаточно далеко, Самина сказала, что им нужно вернуться к машине. Шаг рискованный, но мало кто мог предположить, что те, кто умеют летать, вернуться, чтобы забрать автомобиль.

Здание было оцеплено, но все внимание было сконцентрировано на том, чтобы не дать сбежать возможно оставшемуся внутри террористу. Теон вместе со своей спутницей без проблем нашли свой транспорт и покинули место происшествия.

— Небо патрулируют дроны, это плохо, — сказала Самина, прижимаясь к стеклу и поглядывая вверх.

— Дроны? — Теон тоже посмотрел наверх и заметил странные устройства, кружащие вокруг здания. Но ни один из них не обратил внимание на машину Самины. Штаб ДреманТех оставался далеко позади, и только после этого они оба вздохнули с облегчением.

— Тео.

— Что?

— Почему ты не летаешь? В смысле… Ты же умеешь летать, зачем тогда тебе нужен водитель?

— Поверишь, если скажу, что боюсь высоты?

— Нет. А ты правда боишься?

— Я бы не назвал это полноценным страхом. Когда нужно, я могу летать, хоть это и отнимает часть концентрации. В полете я не могу делать некоторые сложные вещи. Мне некомфортно летать. Это противоестественно.

— А я знаю одну умеющую летать фурию. Лесли. Она работает со мной и способна примчаться на место происшествия быстрее всех. Но в остальном она куда бесполезнее меня. Я-то хотя бы могу словить пару пуль и не умереть, а вот ей не так везет. Однажды во время бандитской разборки её подстрелили. И ты даже не представляешь, куда! Прямо в задницу….

Теон не очень понимал, зачем Самина это ему рассказывает, но не прерывал. У неё приятный голос, звучание которого помогало отрешиться от не самых приятных ощущений.

Наступал откат.

Тело все ещё не готово пропускать через себя столько силы, сколько использовал сегодня мужчина, и этот эффект усиливался голодом Черного Демона. Он злился, что не получил обещанную душу, и в ответ терзал то, что осталось от души Теона.

Однажды он сожрет её полностью.

Но не раньше, чем Теон отомстит.

— Значит… Ты правда ОН? — вопрос прозвучал для Теона так внезапно, что того вырвало из размышлений.

— Раньше ты не верила.

— Я и сейчас не хочу верить, но… Вначале тот гроб, затем Кейдра Шоу, а затем то… что это за тварь?

— Черный демон. Ты не читала истории о нем?

— Черный демон — просто страшилка, разве нет? Я помню что-то из сказок о Владетеле, но ничего конкретного.

— Банрат-Тан-Азур так же реален, как и ты или я.

— Говорят… он пытался сожрать мир.

— А в итоге я сожрал его.

Девушка нахмурилась.

— Моя история банальна, Самина. Я был мальчиком с небольшим даром, что позволял двигать предметы. С его помощью я воровал монетки на центральной площади одного небольшого городка.

— Владетель был уличным воришкой? — не поверила девушка.

— Ага. Круглым сиротой, живущим вместе с другими такими же сиротами в заброшенной хибаре. Помню, один раз я накопил достаточно денег, чтобы сходить в бордель. Мне тогда было десять.

— Серьезно?! — во взгляде Самины читалось огромное сомнение.

— Ага, — улыбался Теон. — В итоге там у меня отняли деньги и избили, выдворив на улицу через задний вход. Но я нисколько не пожалел о том решении. Ведь именно тогда я в первый раз увидел сиськи.

Теон расхохотался, и Самина, чувствуя, как немного улеглось напряжение, тоже позволила себе улыбнуться.

— А потом меня нашел Утрен. Старый колдун и один из самых могущественных людей из тех, кто мог касаться Иного. Не знаю, как сейчас, но тогда он был очень могущественным человеком, мог на равных говорить с королями. Он забрал меня с улицы, дав крышу над головой и пищу.

— Наверное, ты был ему благодарен, — сказала Самина, но тут же заметила, что Теон перестал улыбаться и помрачнел.

— Он был больным на голову сукиным сыном. Садистом. Он избивал меня так, как никто, когда я жил на улице. Да и быть избитым… не худшая из возможных пыток. Он отрезал мое сознание от тела, и я мог сутками лежать, таращась в потолок, будучи неспособным даже моргнуть. Знаешь каково это, когда по открытому глазу ползает муха? Вот я знаю…

Самина поежилась.

— У него была очень богатая и больная фантазия. И наказывать он любил за малейший проступок.

— Не пытался сбежать?

— Пытался. Один раз. Он меня поймал и закопал в гробу вместе с трупом на несколько дней. Больше я бежать не пытался. И самое паскудное, что целая куча людей видела это, но им было плевать. Никто не пытался вступиться за бедного мальчика. Они просто отводили взгляд.

Теон замолчал. Ему было неприятно это вспоминать, но проведя семьсот лет в одиночестве, ему хотелось выговориться.

— Лишь годы спустя я стал понимать, зачем он меня истязал. Ты ведь знаешь, что у таких, как мы, помимо возможности использовать энергию Иного есть два дара: большой и малый.

— Разумеется.

— Твой дар Регенерация. Это, как я понимаю, большой. А малый?

— Я… — Самина немного помедлила. — Я могу распознать ложь.

Теон удивленно посмотрел на неё. Это очень полезный дар. Такие люди раньше были в качестве советников почти у каждого монарха.

— И ты прозябаешь в качестве простого стражника?!

— Ну не совсем простого… — немного обиделась Самина. — Но да. Я об этом особо не распространяюсь.

— Это большая трата таланта. Ты тот случай, когда малый дар перевешивает большой. Но постой… Если ты умеешь отличать правду от лжи, почему не поверила мне сразу?

— Потому что есть большая разница между истинной правдой и той, в которую ты веришь сам. Говоря, что ты Теон Альдрим, ты ВЕРИШЬ в это, но где гарантии, что ты не безумец, уверившийся в собственной фантазии?

— Действительно, — задумался Теон. В её словах есть логика.

— Так что там с дарами? Ты не закончил, — похоже, Самине и впрямь было интересно.

— Мой малый дар — двигать предметы.

— Малый? Обычно это считается большим даром.

— Не в моем случае. Мой большой дар был… почти уникальным. Лишь один из нескольких тысяч одаренных обладал чем-то схожим. Но у меня он был самым сильным. Утрен называл эту силу «Сосуд»: способность вмещать в себя что-то нематериальное. Например Иное. Люди с таким даром часто становились одержимы «демонами». Сущностями, порожденными Иным.

— Утрен был одержим жаждой власти, — продолжил свою историю Теон. — Он считал себя самым умным и самым великим человеком из живущих. Но ему всегда хотелось больше. Намного-намного больше. Я точно не знаю, откуда он черпал знания и идеи, но в его воспаленном мозгу созрел план подчинить одну из самых великих сил, что осталась после старых богов. Банрат-Тан-Азур. Черного демона.

Утрену был нужен не просто сосуд, а покорный сосуд. Он ломал меня, превращая в забитого и униженного человека, чтобы я подчинялся только ему, чтобы боялся даже слово поперек сказать. Послушный и контролируемый.

— Вижу, что он не справился.

— Да. Так и есть. Банрат-Тан-Азур просыпался раз в сто лет, чтобы устроить кровавую жатву. Он пожирал каждого третьего, а затем скрывался в недрах черной горы ещё на сто лет. Любой, кто спускался в подземелья под горой, становился кормом демона. И я не стал исключением. Но в тот момент, когда демон стал поглощать меня, я стал поглощать его. Мы пожирали друг друга, да и сейчас пожираем. Ничего не изменилось. Скажи, Самина, было ли в сказанном хоть слово лжи?

— Нет. Но у меня такое ощущение, что ты что-то недоговариваешь. И вообще, рассказ больше похож на сказку.

— Ну разумеется. Так и задумывалось. В финальную версию, которую я лично надиктовывал писцам, много чего не вошло. В промежутке между уличным воришкой и обретением силы в моей жизни было много дерьма. Так много, что я не хочу о нем говорить.

Например, о том, что Утрен сделал с моей матерью.

Такие вещи не годятся для сказки…

— Той историей я хотел вбить в головы людей одну вещь: если умру я, Черный демон обретет свободу и убьет всех.

— А это так? — насторожилась девушка.

— Я не знаю, — честно ответил Теон. — Но сомневаюсь. Мы слишком сильно слились с ним за это время. Я черпаю силы из него, а он взамен рвет на куски мою душу. С каждым применением своей силы он становится слабее, но и от меня остается все меньше.

— Ты что, типо… умираешь?

— Все люди умирают, Самина. Можно сказать, что мне ещё везет, ведь я сам решаю, как скоро это случится.

— Так что случилось с Утреном?

— Я его убил, — на губах мужчины возникла довольная ухмылка.

Теон не стал говорить Самине, что Утрен умирал долго и мучительно. Он продержался больше двух месяцев, прежде чем отдать концы.

— И после этого ты стал Владетелем? — кажется, Самину саму удивило, насколько обыденно она это спросила. В ответ Теон отрицательно мотнул головой.

— Владетелем я стал гораздо позднее, после того как несколько лет странствовал по миру и в конце концов не встретил Руннэт, будущую Королеву Шипов. Но это, Самина, уже совершенно другая история. Возможно, когда-нибудь я тебе её ещё расскажу.

Самина фыркнула.

— Ну а что ты? Я выложил тебе значительный кусок своей жизни. О некоторых вещах из тех, что я рассказал, вообще никто не знает. А что с тобой? Есть родные? Парень? Девушка?

Самина вздрогнула и бросила хмурый взгляд на Теона.

Говорить о себе не любит.

И тем не менее она заговорила. Не смогла остаться в стороне после всего, что рассказал мужчина.

— Моя мать работала на Зеленом Этаже. Была следователем, как и я сейчас, но занимала должность повыше.

— Значит, пошла по стопам матери?

— Да.

— И где она сейчас?

— Мертва. Её убила одна съехавшая с катушек фурия. Прежде чем её… нейтрализовали, она порубила на куски трех фурий с Зеленого Этажа. В том числе и мою мать.

— А отец?

— Он… — Самина поджала губы. — Он… мы с ним не общаемся. Он маленький человек, у которого своя жизнь. Работает в доках крановщиком. Кажется, у него даже есть семья. Я виделась с ним пару раз, но…

— Он не хочет тебя видеть?

— Я не хочу, — немного подумав, ответила девушка. — Моя мать провела с ним всего несколько месяцев. Короткий роман одинокой фурии, итогом которого стала я. Отец узнал о том, что у него есть дочь, лишь после смерти матери, но меня ему не отдали. У меня тогда обнаружили зачатки дара, который в будущем должен пробудиться. За такими детьми должны следить фурии, помогая с контролем дара. Иначе может случиться как с теми девушками, с которыми ты познакомился в Школе. Они нестабильны и опасны даже для себя, не то что для других.

Самина замолчала, уставившись единственным глазом вперед на дорогу.

— Ну а парень? Или все-таки девушка? Я заметил ваши с Генриэттой поцелуи.

— Между нами ничего нет, — фыркнула Самина. — Мы просто подруги. Пожалуйста, не лезь не в свое дело. Мои отношения касаются только меня и никого больше.

— Ну как скажешь, — не став настаивать, Теон зевнул и устроился поудобнее на сиденье. Демон затих, боль в висках отступила, и теперь он чувствовал лишь одно — смертельную усталость.

Это меня и впрямь не касается.

* * *
Самина дождалась, когда Теон скроется в лифте, ведущем вниз, и лишь после этого облегченно выдохнула.

— Что-то случилось, Сам? — Генриэтта выглядела почти как обычно, но во взгляде читалось легкое беспокойство за подругу.

— Если я тебе расскажу, ты все равно не поверишь.

— А ты постарайся, — женщина демонстративно скрестила руки на груди.

— Не тут. Давай я… Раскол! Ты не против, если я останусь сегодня у тебя?

— Даже так? — покачала головой Генриэтта. — Это ведь закрытый объект. Тебе не положено тут быть. Я пошла тебе навстречу, но…

— Я не хочу возвращаться домой сегодня, — говорить подруге, что там её могут ждать, Самина не хотела. — Пожалуйста.

Девушка поднесла руку Генриэтты к губам и мягко поцеловала.

— Это уже запрещенный прием, — вздохнула управляющая. — Ладно. Но только сегодня.

— Ты лучшая!

Генриэтта отвела Самину в свою комнату, а сама отправилась по делам. Гостья первым делом направилась в душ, желая очиститься от произошедшего, затем немного задержалась у зеркала, рассматривая собственное лицо. Повязка ей больше не нужна. Глаз по большей части восстановился. Пока что Самина видела она не очень хорошо, и внешний вид оставляет желать лучшего: все еще есть крупные кровавые подтеки.

— Завтра все уже должно зажить, — облегченно сказала девушка, осторожно ощупывая легкую припухлость вокруг глаза.

Накинув на себя теплый махровый халат, Самина вернулась в спальню и легла на кровать. Генриэтта задерживалась, но это не удивительно. В данный момент она работает тут одна, а все из-за нехватки персонала. Раньше распределяли по одной взрослой фурии на трех молодых, но сейчас это соотношение изменилось на один к пяти. Если в следующем году здесь будет больше девочек, то у Генри появится помощница.

Когда Генри придет, мы займемся сексом.

Эта мысль не принесла радости или возбуждения. Девушка просто констатировала факт без каких-либо эмоций.

Самина и Генриэтта познакомились, ещё будучи ученицами в точно такой же Школе. Подруга на два года старше девушки, но это не мешало им стать очень близкими. В итоге Самина стала следователем, собираясь пойти по стопам матери, а Генри выбрала путь управляющей. Она четыре года была помощницей в другой Школе, а теперь возглавила собственную.

И Самина очень за неё радовалась. А разве могло быть иначе? Это хорошая работа, спокойная и безопасная, в отличие от работы следователем Зеленого Этажа.

Немного повалявшись, Самина поднялась с кровати и обошла комнату, разыскивая бар. Она ни за что не поверит, что у любимой подруги не припрятана где-нибудь бутылка вина.

— Нашлась! Чутье сыщика не подводит, — усмехнулась девушка и быстро вскрыла бутылку, сразу наполнив два бокала: один для себя, другой для Генри. Взяв свой, девушка вернулась в постель и пригубила напиток.

Сладкое, прям как я люблю.

Скорее всего, Генри припасла её как раз для меня.

Самина размышляла о сегодняшнем дне, и сама не заметила, как полностью осушила бокал. Пришлось встать и долить, а когда она вернулась в кровать, то уже почувствовала приятную легкость в голове. События дня уже не казались настолько ужасными.

Девушка пыталась думать о чем-то более позитивном. Например, о сериале, который смотрела несколько дней назад. Или хотя бы о Генриэтте. Но мысли раз за разом возвращались к Теону.

Он правда Владетель?

В какой-то момент Самина заметила, что мысли о Теоне стали… неправильными. Она вспоминала его скулы, его холодный взгляд. Голос, от которого по спине пробегали мурашки, а сердце начинало биться сильнее, но вовсе не от страха.

Разумеется, девушка не могла не вспомнить, как мужчина держал её на руках. Как его рука сжимала её грудь.

Интересно, ему понравилось?

Проскользнувшая мысль удивила саму девушку. Она не понимала, откуда та взялась, и с какой стати Самину вообще должно волновать, получил ли Теон удовольствие. Конечно, ему понравилось, он же мужчина!

Почему ты вообще об этом думаешь?!

Самина разозлилась на саму себя.

Теон привлекательный мужчина, и в этом девушка отдавала себе отчет. Возможно, даже в её вкусе, но она не могла понять, как после совершенных им убийств можно думать о Теона в таком ключе.

Он чудовище, Самина! Гребаный древний монстр из сказок!

С мужчинами у Самины никогда не ладилось, как и у многих фурий. По статистике лишь одна из десяти обладательниц силы в итоге находила себе любящего мужа и заводила полноценную семью. Остальные же оставались заложниками своего образа жизни. Кто-то находил счастье в объятиях другой фурии, кому-то хватало случайных связей.

Почти все фурии в возрасте полового созревания оказывались отрезанными от мужчин, потому что в тот период влечение самое сильное. Им нужно учится контролю, иначе в порыве страсти они способны в буквальном смысле выжечь своего любовника изнутри.

Каждое третье дело, которое расследовала Самина, как раз было таким. Молодая фурия без должного контроля убивала своего парня. И в этом не было вины девочек. Против природы не попрешь, особенно когда действие гормонов многократно усиливается Иным.

В итоге, оказавшись в изоляции, девушки вынуждены выплескивать плотские желания друг на друге, и это оставляет сильный отпечаток. Многие фурии, когда выходят в мир, боятся мужчин. Боятся, что могут потерять контроль. А мужчины боятся их.

И дело не только в том, что девушка может потерять контроль во время секса. Школы выпускают в мир только полностью готовых фурий, и постельные смерти случаются лишь с одной из тысячи выпускниц.

На дорогах гибнет больше людей.

Дело скорее в пропасти между фурией и её избранником. В фурии всегда будет страх потерять контроль. Кто-то почти его преодолевает, но он живет на задворках сознания у всех. А мужчина рядом с такой женщиной чувствует себя как на пороховой бочке. Каково это, каждый день жить с той, кто может сломать тебя пополам или превратить в пепел силой мысли?

В прошлом году Самина прибыла на вызов, где фурия забила своего мужа до смерти. Превратила его голову в кашу, и это при том, что сама девушка была по комплекции гораздо меньше Самины, а в её муже было минимум сто двадцать килограмм.

Самина пробовала строить отношения с мужчинами, и самые долгие продлились три месяца.

Патрик был милым, добрым.

Девушке казалось, что это оно. Отношения, которые она так хотела. Все казалось идеальным.

Но в итоге он просто ушел…

Наверное, именно в тот момент она решила, что больше не хочет этого. Решила, что через пару лет, когда накопит на собственное жилье, подыщет подходящего кандидата в отцы или обратится в специальный центр, чтобы родить ребенка.

Девушка пригубила вина и прикрыла глаза, но в мыслях все-равно возникал образ Теона. Их полет. Их… поцелуй? Фантазия Самины рисовала ту самую крышу, на которую они приземлились, но тогда Теон её не отпустил, а стал целовать. И фурия не сопротивлялась.

Самина и сама не заметила, как рука, лежащая на животе, опустилась ниже, а пальцы начали распалять пламя внизу живота.

— Уже разогреваешься?

От внезапного вопроса Самина чуть было не подпрыгнула. Генриэтта вернулась незаметно, и теперь девушка чувствовала себя сконфуженной из-за того, что её застукали за самоублажением.

— Не слышала, как ты вернулась…

— Да, ты была очень занята, — не удержалась от подколки подруга, из-за чего Самина ещё сильнее смутилась. Присев на край постели, Генри нежно поцеловала фурию, а её рука незаметно скользнула вниз. — Смотрю, ты сильно возбудилась. Уж не из-за нашего ли гостя?

Самина округлила глаза и невольно покраснела ещё сильнее.

— Прямо в точку, — усмехнулась Генри. — Не смущайся так. Полагаю, что это… нормально? Если ты думаешь, что одна такая, то заблуждаешься. Находясь рядом, я тоже чувствую его влияние. Словно во мне просыпается молодая фурия, как те девочки, которых обуревает желание. Боюсь представить, что сейчас творится с ними.

— Может тогда… разделить их?

— Ты уже нашла лучшее место, чтобы его спрятать?

— …

— Так я и думала.

— Генри, слушай… он… Кажется, он и вправду тот, кем называется… Теон Альдрим. Владетель. Знаю, что это звучит абсурдно, но…

— Я тебе верю, — невероятно спокойно отреагировала Генри, чем не на шутку удивила Самину.

— Веришь? Я только что сказала, что мужчина, находящийся этажом ниже, не кто иной, как живая легенда! Человек, взорвавший луну и… Разлом! Генри, прости. Мне… мне не стоило приводить его сюда.

— Что сделано, то сделано, — в голосе Генри не было осуждения, и за это Самина одновременно любила и ненавидела подругу. Девушка ощущала чувство вины за то, что привела этого человека сюда, подставив тем самым всех, кто находится в Школе. Ей было бы проще услышать упреки со стороны Генриэтты. — Ты же не думала, что все обернется именно так.

— А должна была…

Самина коротко рассказала управляющей о том, как Теон фактически в одиночку взял штурмом здание ДерманТех и безжалостно убил Кейдру Шоу. Генриэтта слушала внимательно, не перебивая. Это ещё один талант, за который Самина любила её: умение слушать. Когда Самине плохо, Генри всегда готова выслушать и утешить.

— Теперь я не знаю, что делать, Генри. Если Владетель вернулся, то…

— Грядут большие перемены. Такой человек не сможет жить незаметно.

— Не сможет, — согласилась Самина, в очередной раз недавние события. — Он желает найти предателей. Тех, кто положил его в гроб. И ради этого готов убить всех, кто встанет у него на пути.

— Что планируешь делать?

— Я… не знаю. Завтра попробую все-таки поговорить с Хэлен, своим боссом. Может она…

— Будь аккуратна в дальнейших действиях, — посоветовала управляющая. — Мы все оказались в очень непростой ситуации, любой неосторожный шаг может быть расценен как измена Арбитражу.

Самина вздрогнула. От одной мысли о том, что делают с фуриями-изменницами, по спине пробежали мурашки.

— Возможно станется так, что нам придется выбрать сторону, — голос Генриэтты звучал тихо, но пробирал до глубины души. — И тебе стоит хорошо обдумать, какую выберешь ты.

* * *
Арвин была ненасытна, как, впрочем, и все молодые фурии, которые ещё не научились должному контролю. Прямо сейчас Теон был для девушки словно наркотик. Она извивалась на его бедрах, выжимая из мужчины последние силы. Сам Теон в тот момент испытывал больше усталость, чем удовольствие, и если бы не настойчивость новой любовницы, уже давно отправился бы спать.

— Теон, ты вообще тут? — замедлилась Арвин и с легкой обеспокоенностью заглянула мужчине в глаза.

— Да.

— Сейчас ты не такой, как утром… — посетовала девушка, взяв его руку и положив себе на грудь.

— Просто немного устал. Был тяжелый день.

А ещё я не спал уже несколько дней.

— Но я все-равно тебя не отпущу, пока мы не закончим, — промурлыкала девушка, вновь ускоряясь, но в этот момент дверь распахнулась, и в комнату вошла та, кого ни Арвин, ни Теон увидеть не ожидали.

Лифэтта, серебряновласая фурия из богатого рода. Она была одета в белую майку и простые серые штаны. Судя по выражению лица, девушка была не в настроении.

Она окинула занимающуюся сексом парочку безразличным взглядом, не выказав ни капли удивления или смущения.

— Эй, мы вообще-то заняты! — появление другой фурии сильно возмутило Арвин, но она тут же прикусила язык, столкнувшись с суровым взглядом Лифэтты.

— Арвин, не могла бы ты нас оставить? Я хочу поговорить с Тео наедине.

— Может вы «поговорите», когда мы закончим?

Теон окинул взглядом знатную фурию и понял, что та не собирается уходить или извиняться. Ей срочно нужно поговорить.

— Арвин, можешь выйти?

Для девушки эта просьба от Теона была словно пощечина. Едва сдерживая нахлынувшее возмущение, она слезла с него, набросила на себя халат и, бросив ненавидящий взгляд на фурию, направилась к выходу.

— Если будете трахаться, то идите на вторую кровать, — бросила она им напоследок. — Если что, я у Алетры.

Дверь закрылась. Теон с Лифэттой остались наедине. Одного взгляда на девушку для Теона было достаточно, чтобы понять: она пришла вовсе не для приятного времяпрепровождения.

— Где ты научился владеть мечом? — прямо спросила она.

— Научил один человек.

— Тот старик, с которым ты сражался?

— Да. Раон Шу.

— Никогда не слышала этого имени. Я могу с ним связаться?

— Он умер. И очень давно.

— Жаль, — кажется, девушка всерьез расстроилась.

— Ты помешала нам только из-за этого? Могла спросить о моем учителе в любое другое время.

— Мне действительно интересно искусство боя, которым ты владеешь. Я узнаю некоторые движения, они принадлежат к совершенно разным стилям, но никогда не видела, чтобы такие непохожие стили настолько гармонично сочетались, а разные типы ударов так плавно переходили один в другой. Я бы хотела поединок с тобой, но я тут вовсе не за этим.

Лифэтта замолчала.

Кажется, она в чем-то сомневается.

— Скажу прямо: мне нужна от тебя одна услуга. Хотя нет, лучше будет назвать это работой.

— Работа? И какая же?

— Я хочу, чтобы ты кое-кого убил.

Глава 7. Кто ты, Лифэтта дор-Мантэс?

Теон удивленно рассматривал стоящую перед ним девушку и пытался понять, шутит она или говорить серьезно.

— Убить? Это очень серьезная просьба…

Мужчина не понимал, с чего вдруг фурия решила предложить ему такую работу. Будь ей известно об истинном происхождении Теона, в этом был бы смысл, но просить о подобном мужчину только потому, что он может касаться Иного, по меньшей мере странно.

— Я понимаю, — ответила Лифэтта. — Могу я присесть?

Теон кивнул, девушка взяла один из стульев и села на него неподалеку от кровати.

— Разумеется, эта работа будет хорошо оплачена. Моя семья богата, и я готова хорошо заплатить. Пятьдесят тысяч кредитов сейчас и ещё сотню по завершению работы.

Теон понятия не имел, что такое кредиты и насколько они ценны. В его времена платили золотом или на худой конец серебром.

— Ты Лифэтта, верно? Мы ведь до сих пор нормально не представлены.

— Лифэтта дор-Мантэс, — представилась девушка.

— Полагаю, что это очень щедрое предложение, но ты не за того меня принимаешь. Я не наемный убийца.

Хоть и убил целую кучу людей.

— И деньги меня не интересуют, — Теон окончательно потерял интерес. Все-таки зря он посчитал разговор важным и попросил Арвин уйти. По крайней мере, с ней Теон получал удовольствие, а от предложения этой фурии веяло лишь проблемами.

— Он убил мою лучшую подругу, — сказала Лифэтта.

Пытается надавить на жалость? Зря.

— Его зовут Джор дор-Рунтоп. Он младший сын Таммит дор-Рунтоп, одной из Старших Архонтов. И он один из самых конченных ублюдков, которых я знаю.

Лифэтта замолчала, на её обычно каменном лице вновь отразились эмоции: волнение, сомнения. Скорее всего, она сичтает, что совершает ошибку, поднимая эту тему с Теоном.

— Мою подругу звали Мэйли Сарпет, и в отличие от меня она не была из знатных. Мы познакомились в Школе, такой же, как этой, пять лет назад.

Пять лет? Но тогда почему Лифэтта тут?

— Мы были близки. Думаю, объяснять в каком именно ключе, нет смысла. И даже после окончания мы продолжили общаться, хоть это было и трудно. Я пыталась ввести её в свой круг общения, в элитное общество, так сказать. Надеялась, что там она сможет найти себе богатого мужчину из знатного рода. И… Именно я познакомила её с Джором.

Он красив и влиятелен. Другим любимый сын одной из самых влиятельных фурий Арбитража быть не может.

Тот день я помню хорошо. Мы были на вечеринке, Немного выпили, после чего Мэйли весь вечер флиртовала с Джором. Я тоже с кем-то общалась и просто хорошо проводила время, попутно заводя новые связи. Когда Джор и Мэйли ушли вместе, я была рада. А утром её нашли мертвой с проломленной головой. Официальная версия — упала с лестницы.

— А не официальная?

— А не официальная… — девушка плотно сжала зубы, а затем активировала голографический интерфейс на своем браслете. Пару секунд спустя перед Теоном проигрывалось видео, где девушку вначале по очереди насиловали несколько мужчин, а затем один из них просто размозжил женщине голову битой. Видео было коротким, длящимся всего минуты две и демонстрирующим лишь самые жесткие подробности.

— Она же была фурией, почему не отбивалась?

— Слабой фурией. Некоторые из нас не обладают боевым даром и без оружия, способного проводить Иное, мало на что способны. К тому же я подозреваю, что у них был блокиратор.

— Что это?

— Особая химическая смесь, которая позволяет отрезать фурию от Иного на восемь-десять часов. Жутко дорогая, используется лишь спецподразделениями, но для сына Старшего Архонта достать такое вполне реально.

Блокиратор, значит. В мое время такого вещества не существовало. Это может быть опасно.

— Значит, все приняли официальную версию?

— Вначале да. Несчастный случай. Я была убита горем, но хотела во всем разобраться, и мне оказалось достаточно одного взгляда на голову Мейли, чтобы понять: это не лестница. Думаю, по видео тебе все ясно.

— Откуда оно?

— Он сам прислал. В какой-то момент Джора так достало, что я кручусь рядом, выспрашиваю, что он мне его отправил в качестве насмешки. Словно говоря: «Смотри, что я сделал с твоей подругой!».

Лифэтту буквально трясло от гнева.

— И что дальше?

— Я попыталась его убить. Неудачно. В итоге оказалась тут, заперта и без полноценного доступа в Сеть. У моей семьи тоже большое влияние, так что удалось смягчить ситуацию и объявить, что у меня случился рецидив в потере контроля. Я никого не убила, лишь сломала ему ногу и челюсть, так что меня вновь сделали ученицей. И так продлится ещё как минимум года два.

— Могла бы использовать видео.

— Я и использовала. Я выкинула его в Сеть и разразился скандал. Его мать была вынуждена отправить сына на орбиту, якобы на лечения, но фактически она отправила его на курорт до тех пор, пока все не уляжется. Ему так и не предъявили обвинений. Теперь понимаешь, почему я хочу его убить?

— Понимаю, — отозвался Теон. — Но какое отношение к этому имею я?

После услышанного Теону ещё меньше хотелось ввязываться в эту историю. У него своих проблем хватает, а то, что предлагает фурия, возможно ещё более дерзкая вещь, чем нападение на ДерманТех.

— Сейчас он вернулся. Этот ублюдок как ни в чем не бывало устраивает вечеринки уже второй день, — Лифэтта показала Теону несколько фотографий, на которых были изображены люди, выпивающие и хорошо проводящие время. Одного из них, сидящего в компании какой-то разукрашенной женщины, Теон узнал. Это был тот самый мужчина с битой из видео.

Полагаю, это тот самый Джор.

— Эта фотография сделана сегодня. Он в городе и просто… развлекается! Как ни в чем не бывало!

— И я должен пойти и убить этого типа?

— Да. Моя знакомая, приславшая фотографию, говорит, что скоро он вернется обратно на орбиту. У него день рождения, и он вернулся на несколько дней, чтобы его отпраздновать.

— Мне не интересно. Жаль девушку, но так случается. Я не вижу ни единой причины мстить за неё, — Теон зевнул и вновь подумал о том, что зря согласился на разговор. Ему нужно сводить свои счеты, тратить силы на чужие он считал не рациональным.

— А деньги?

— Деньги меня не интересуют.

— Тогда… оружие? Я могу заказать оружие высокого класса у лучших оружейников, заточенное под твой тип способностей.

Это предложение у Теона вызвало лишь снисходительную усмешку.

— А почем ты сама не можешь этого сделать?

— Если я покину Школу, то управляющая сообщит сестре. Это обговорено. Но, даже если я добьюсь успеха, меня отрежут от Иного в качестве наказания. Так что скажешь?

— Скажу, что мне тебя жаль. Ты слаба и труслива.

— Что?

— Когда я в первый раз увидел тебя, то подумал: из всех местных детишек, кажется только у этой есть потенциал, нужно лишь прекратить возиться в песочнице. Но теперь мне стыдно за эти мысли. Твой страх… Страх потерять силы, страх разозлить свою семью… Он перевешивает твой гнев.

— Да как ты смеешь?! — впервые за все время знакомства Лифэтта дала волю скрытым эмоциям. Девушка вскочила со стула, опрокинув его. Её глаза вспыхнули силой Иного.

— Уже лучше, — улыбнулся Теон краешками губ. — Но все ещё слабо. Если бы я оказался на твоем месте, я бы прикончил ублюдка, наплевав на все последствия. Меня бы не остановили. Я бы добрался до него даже на краю света. Есть вещи, которые нельзя простить, которые могут быть смыты лишь кровью. Так что вот тебе мой совет, Лифэтта: либо возьми себя в руки и сделай все сама, либо забудь и сделай вид, что у тебя никогда не было подруги, и живи дальше.

Теон не без извращенного удовольствия наблюдал, как меняется выражение лица девушки. Ему даже в какой-то краткий миг показалось, что она нападет, использует против него силу, но нет.

«Я хочу знать, кто ты, Лифэтта дор-Мантэс».

Девушка развернулась и пошла прочь из комнаты, оскорбленная и униженная.

— Стой!

Несмотря на ситуацию девушка все-таки остановилась в проходе, услышав оклик.

— С чего ты взяла, что я смогу кого-то убить?

— От тебя пахнет кровью. Прямо как от моей сестры.

Глава 8. Вечеринка

Она была прекрасна. Даже сейчас, ранним утром, эта рыжеволосая бестия была обворожительна, и Теон не мог оторвать взгляда.

Руннэт это знала и нагло пользовалась.

Она поднялась и сладко потянулась, даже не попытавшись прикрыться, а затем бросила на лежащего рядом мужчину насмешливый взгляд.

— Не получилось у меня выскользнуть из постели незамеченной, — посмеялась девушка.

— Врушка. Ты и не пыталась.

— Не пыталась, — отозвалась она и поцеловала Теона чувственно и страстно, куснув его за нижнюю губу, прежде чем отстраниться. Она всегда так делала, словно говоря: «Я ещё не закончила». — Но подразнить тебя очень хочется.

Руннэт неторопливым шагом, виляя сногсшибательными бедрами, направилась к балкону, с которого открывался превосходный вид на гавань Бонхарда, и подставила обнаженное тело первым лучам солнца.

— Эй! А если тебя кто-нибудь увидит?

— Да какая разница! — рассмеялась она. — Если у кого-то настолько хорошее зрение, чтобы рассмотреть меня здесь, то пусть наслаждается.

Тут она была совершенно права. Они находились в одном из Скальных Дворцов, элитных апартаментов знати Бонхарда, расположенных на отвесной скале.

Теон с минуту лежал в кровати, размышляя о том, насколько же Руннэт прекрасна, а затем не сдержался и последовал за ней. Заключив возлюбленную в объятьях, он принялся целовать её тонкую шею и ласкать руками пышную грудь.

— Погоди, — сказала она ему, слегка отстранившись.

— Тебе не нравится?

— Очень нравится, но я хочу с тобой поговорить об одной вещи. Скажи, что ты видишь, смотря вниз? — спросила Руннэт, подведя мужчину к парапету.

Теон окинул взглядом гавань и задумался. Он видел море, уходящее за горизонт, сотни кораблей в порту, людей, словно муравьи снующих по узким улочкам трущоб, из которых и состояла большая часть города.

— Город, — безразлично ответил он.

— А я вижу нищету и несправедливость.

— Таков этот мир, — все тем же безразличным голосом сказал Теон. В тот момент больше думал о том, как убедить свою любимую вернуться в постель. — Справедливости нет. Мы сильны, поэтому мы тут, на вершине. Они слабы, поэтому внизу.

— Это мне и не нравится, Теон. Так быть не должно.

— Ты идеалистка, — вздохнул мужчина, выпустив её из своих рук и отступив пару шагов в сторону, чтобы облокотиться на парапет. — Это естественный порядок вещей, который мы не в силах изменить.

— Но мы можем. Ты и я.

— Ты это сейчас серьезно? — мужчина удивленно вскинул бровь.

— Абсолютно. Ты обладаешь поистине невероятной силой. Думаю, ты сильнейший из ныне живущих Ткачей Иного. Разве ты не устал жить по чужим правилам, когда мы можем устанавливать свои?

— И что ты предлагаешь? Скинуть с трона Держателя Скал и всю знать, отдав на растерзание толпы? И чего ты добьешься? Лишь ещё больше крови.

Насмешливый взгляд Руннэт сменился холодным. Теперь перед ним была уже не обольстительная красотка, а Королева Шипов, безжалостная, хитрая и жестокая женщина.

— Нет, Теон Альдрим. Держатель Скал — это лишь один из королей. Его падение ничего не изменит. Я говорю о падении ВСЕХ королей. Всех до последнего. Я предлагаю тебе вместе покорить этот мир, ввергнуть его в пламя и хаос, чтобы на его обломках построить новый.

* * *
— Тео! Проснись! — Теон слышал голос Арвин, но игнорировал. — Да проснись ты уже!

— Ау! — поморщился мужчина, ощутив удар кулака в свой бок. — Ещё раз так сделаешь, останешься без секса на неделю.

— Э?! Так не честно!

— Я сплю. В такой ситуации любые методы хороши.

— Что ты сказал Лифэтте?

— Ничего такого… — отмахнулся Теон, зевнув. — Просто заставил здраво оценить свои возможности. Понять, кто она есть на самом деле.

— Уж лучше бы просто трахнул её, в самом деле!..

Лишь после этого возгласа Теон нехотя перевернулся на другой бок и бросил недовольный взгляд на сердитую девушку.

— Хорошо, что случилось?

— Она сбежала!

— Ну и молодец, — зевнул Тэон. — Может она и не настолько слабохарактерная, какой показалось.

— Да что ты несешь?! Она сбежала, понимаешь?!

— Ну и пусть. Я пошел дальше спать. Ай! Перестань! Две недели! Три! Да чтоб тебя… Хорошо! Я встаю! Дура…

— Сам дурак.

Нехотя Теон выбрался из постели и оделся, после чего неторопливо пошел вслед за девушкой. Они поднялись на лифте, и на поверхности встретили ругающихся Самину и Генриэтту. Судя по доносящимся обрывкам разговоров, первая настаивала, что нужно сообщить об инциденте, а вторая сомневалась.

— Я пропустил что-то интересное? — зевнул Теон, оглядывая присутствующих фурий.

— Это ты что-то сделал, да? — нахмурилась Самина, догадываясь, что именно мужчина стоит за происшествием.

— Если дать простой совет, значит что-то сделать, то да. Я сделал.

— Ах ты!.. — разозлилась Генриэтта, которая редко демонстрировала настолько бурные эмоции.

— Генри, не надо, — остановила её Самина.

— Да ты права, — вздохнула она. — Мне нужно позвонить Сильфрэй дор-Мантэс.

— Нет, — вмешался мужчина. — Если уж она на это отважилась, то не будем ей мешать.

— Отважилась на что? — Самина бросила сердитый взгляд на Теона.

— Убить кое-кого, — не стал скрывать Теон. Все-равно они очень быстро об этом узнают. Сестра Лифэтты, которой собралась звонить управляющая, быстро поймет, почему сбежала девушка. — Она ушла на своих двоих?

— Угнала мою машину, — нехотя признала Самина. — Я оставила ключи внутри…

— А разве тут нет никаких систем безопасности?

— Есть, — тут уже пришлось извиняться Генриэтте. — Но из-за вас я деактивировала часть систем. Девочки вели себя хорошо последние месяцы, так что я… допустила оплошность, оставив только ту часть, что направлена наружу.

— Оплошность — это ещё мягко сказано.

— Тео, мы должны её остановить, — совершенно серьезно сказала Самина.

— Она и так тут на… испытательном сроке, — прояснила Генриэтта. — Если она действительно кого-то убьет, то её отрежут от Иного. Лишат сил.

— Это все-равно что смерть, — тихо вставила Арвин, стоящая за спиной у Теона. И судя по мрачным лицам присутствующих, они целиком и полностью разделяют это мнение.

— Я пока ещё не звонила Нефис дор-Мантэс, но мне придется, если вы немедленно что-то не предпримите.

— Теон, ты же умеешь летать. Мы можем её опередить!

— Тео? Летать? — удивилась Арвин, но на неё никто не обратил внимания.

— Да, конечно, полетели.

Самина улыбнулась, видимо, почувствовав облегчение, но следующей же фразой Теон разбил его в дребезги.

— Ты же это ожидала услышать?

— Ты не собираешься нам помогать?

— Разумеется, нет. Также как не собирался помогать ей с её маленькой вендеттой. А теперь звоните, кому хотите, и делайте, что хотите, а я пошел спать.

Теон развернулся и пошел обратно, надеясь, что после такой резкости его оставят в покое.

— Значит, вот какая «благодарность» Владетеля? — бросила ему вслед Генриэтта. — Мы дали тебе кров и убежище, пока ты был слаб. Помогли, когда ты нуждался в нас. А когда мы просим о помощи, ты просто отворачиваешься?! У тебя вообще есть честь?!

— Владетеля? — удивленно округлила глаза Арвин.

Теон остановился и медленно повернулся к управляющей. Скорее всего, она ожидала, что мужчина будет в ярости, но он улыбался.

— Некрасиво упрекать меня в том, чего я не просил. Я вовсе не просил Самину привести меня сюда. Я позволил это сделать и поэтому считался с правилами этого места. Был гостем, принимающим ваше гостеприимство. И будьте уверены, что когда я воздам по заслугам тем, кто меня предал, и верну утраченное, каждую из вас с почестями примут в моем дворце.

— А как же я? — фыркнула Самина. — Из-за тебя у меня большие неприятности. Я была с тобой, когда ты прикончил стольких людей! И… ты знаешь, что ты вынудил меня сделать!

— А я просил тебя об этом? — голос Теона стал холодным. Он устал от этих «претензий».

Зря она вспомнила о Кейдре.

— Вспомни, что конкретно я просил у тебя? Просто подвести. Это был не ультиматум, не приказ, просто просьба. Откажись ты, и я бы сделал все сам. Даже у здания ДерманТех разве я просил тебя идти со мной? Разве я просил тебя кого-то убивать, Самина?

— Ублюдок…. — Самина была в ярости от услышанного. — Плевать! Без него справимся! Найдем машину и…

Она и сама понимала тщетность собственных слов. В самой Школе машин не было. Все необходимое привозили раз в неделю, транспорт на территории учреждения не держали как раз из-за ситуаций вроде этой. А сама Школа при этом находится на удалении от города, до ближайшей дороги несколько километров.

— Что ты хочешь за свою помощь? — внезапно спросила Генриэтта.

— Я хочу многого: верности.

— Чего?! — фыркнула Самина.

— Переходите на мою сторону, станьте мне верными соратниками, и тогда я вам помогу. В противном случае я пойду спать.

— Мы этого не сд… — начала было говорить Самина, но осеклась, с изумлением и даже с ужасом уставившись на Генриэтту, опустившуюся на одно колено. — Генри, ты что делаешь?..

— Выбираю сторону, — ответила та.

— Но… стой. Нет! Это неправильно! Ты… Ты встаешь на колени перед этим… мужчиной? Ты спятила?!

— Самина… — вздохнула управляющая. — Ты, кажется, все еще не понимаешь, в какой ситуации мы все находимся.

Немного помедлив, Арвин выбежала вперед, замерла рядом с управляющей, поколебавшись пару секунд, а затем тоже опустилась на колени.

— Я не до конца понимаю, что тут происходит, но… Я не хочу, чтобы Лифэтту лишали сил. Она мне не очень нравится, но все же… Если Теон может помочь…

— На колени можно было не становиться, — мужчина улыбнулся краешками губ. — Мне достаточно слов. И Арвин… ты и так моя. Вся и полностью.

— Чего?! Стой… но я… — блондинка округлила глаза. Она вспомнила, когда именно отдала свою «душу» Теону. — Но ведь… Это нечестно! Бли-и-и-н…

После этого мужчина перевел взгляд на Самину, скрестившую руки на груди и сверлящую его сердитым взглядом. Той все это не нравилось, Теону казалось, что девушка вот-вот набросится на кого-то с кулаками. Либо на Теона, либо на двух других женщин.

— Просто бред! Я в этом не участвую! Я не буду вставать на колени и клясться в верности.

— Как уже говорил, вставать на колени не обязательно.

— Плевать. Нет. Я не хочу выбирать стороны, ни сейчас, ни потом.

— Что-ж, это твое право.

Самину шокировало и немного возмутило то, с какой легкостью и безразличием Теон это произнес. Он даже не попытался склонить её на свою сторону, и это почему-то лишь сильнее злило девушку.

— Решение Самины не имеет значения, — обратилась Генриэтта к Теону и после небольшой паузы добавила. — Мой повелитель. Я уже приняла ваше покровительство, и именно я в ответе за Лифэтту.

Эх, в итоге все-равно придется решать чужие проблемы.

Но, с другой стороны, Теон заполучил себе нового союзника. Да, не слишком ценного, но в управляющей есть потенциал.

— Хорошо. Я отправлюсь за ней и не позволю отрезать от Иного.

У девчонки неплохие силы, но слишком хрупкий внутренний стержень. И все же из неё может выйти толк.

Генриэтта облегченно выдохнула.

— Я с тобой! — тут же заявила Самина.

— А мне казалось, что ты не хочешь иметь со мной ничего общего, — хмыкнул Теон, и про себя усмехнулся, увидев, как вспыхнули глаза девушки. — Но как хочешь. Я не против. Буду рад твоей компании, если перестанешь так сердито смотреть на меня. Раздражает.

— Но мы не знаем, куда она отправилась, — напомнила Генриэтта. — Может все-таки стоит позвонить Нефис дор-Мантэс? Уверена, что у неё есть зацепки.

— Она ищет Джора дор-Рунтоп. Она сказала, что он тот прибыл с орбиты отпраздновать день рождения и в честь этого закатил вечеринку.

— Раскол! — выругалась Самина. — Минуту… думаю я смогу найти информацию…

Девушка с головой погрузилась в свой браслет, изучая бегущие по голографическому дисплею строчки текста.

— Я… кажется нашла, — спустя пару минут отчиталась Самина. — Джор дор-Рунтоп сейчас в Фэнриал-тауер. Это…

— Просто укажи направление, — вздохнул Теон.

* * *
— Ты можешь не лапать меня за грудь? — Самина бы отвесила мужчине пощечину за распускание рук, но когда под тобой сотни метров пустоты, заканчивающейся асфальтом, совершать бурные телодвижения хотелось меньше всего.

— Считай это платой за полет, — безэмоционально ответил Теон. Он вообще редко выражал какие-либо яркие эмоции. Чаще его лицо не выражало вообще ничего. В такие моменты Самина понятия не имела, о чем он думает, и это жутко её раздражало.

Девушка привыкла сама раздражать людей. Её сила помогала задавать правильные вопросы и находить темы, о которых люди не хотят говорить. Таким образом она выводила на чистую воду многих преступников. Но с Теоном такое не работало. Он не врал ей. Мог не договаривать, но никогда не врал.

Он меня лапает лишь для того, чтобы позлить…

— Нам нужно вон то здание, — сказала Самина, указывая на небоскреб, на самой верхушке которого располагался целый особняк с просторным открытым двором. — Кажется, там вечеринка…

— Тогда мы точно по адресу.

— Только не вздумай приземляться прямо в толпу. Не стоит нам обращать на себя внимание.

Самина опасалась, что мужчина просто проигнорирует её слова, но к облегчению девушки, он облетел здание, выбирая наиболее удачное для проникновения место. В итоге они подлетели к одному из окон особняка, и мужчина без особого труда проделал в стекле дыру, при этом его не разбив.

— Ты точно телекинезом владеешь? — девушка облегченно выдохнула, когда ноги коснулись земли. Так ей было гораздо спокойнее. — Больше похоже на истинную магию.

— Истинной магией владели лишь старые боги. Ткачи Иного не способны ткать полноценные узоры, лишь их подобие. Это просто телекинез. Простой, но очень мощный.

— Значит, именно так ты взрываешь людям головы?

— Да. Но на фуриях это не сработает. Я не могу влиять на Иное или то, в чем есть энергия Иного.

— Ты как-то слишком легко говоришь о своей слабости.

— Это не секрет, это слабость любого телекинетика.

Самина осмотрелась. Они проникли в пустующую спальню кого-то, судя по убранству, весьма богатого.

Я живу в комнатке такого размера, а у кого-то это просто гостевая спаленка в огромном доме, — с досадой подумала Самина, вспоминая свое общежитие, из которого она давно хочет сбежать. — На что я трачу свою жизнь?..

— Так и будешь тут стоять? — спросил Теон, и лишь тогда Самина опомнилась и зло цокнула языком. Она все никак не могла привыкнуть к тому, как Теон с ней обращается. Мужчины обычно с почтением или страхом относятся к фуриям, но не он.

Ну ещё бы, он же Владетель.

Мужчина открыл дверь, и на него чуть не рухнула целующаяся парочка: молодой напомаженный красавчик и его далеко не молодая пассия.

— Ох, мы думали эта комната свободна!

— Теперь свободна, — сказал Теон, выходя в коридор. Самина последовала за ним.

Вечеринка была в самом разгаре. Двор перед особняком был превращен в огромную танцевальную площадку. Музыка ревела, выпивка лилась рекой, а если пройтись по туалетам, то можно выполнить месячную норму по наркотикам. В этом Самина не сомневалась.

— Что это за шум?! — внезапно спросил Теон, морщась.

— В смысле?!

— Это, все! — девушка не сразу поняла, о чем он говорит.

— Это музыка!

— Музыка?! Серьезно?! За семь столетий у людей окончательно испортился вкус! Больше похоже на ор тысяч мартышек, которым ломают лапы и режут яйца.

— Молодежи нравится.

Теон был крайне невысокого мнения о вкусах молодежи. Девушки сразу представилось, как он сидит перед оркестром, который играет только для него.

— Похоже, мы её опередили, — сказала Самина своему спутнику. — Может пойдем отсюда и спустимся вниз?

— Нет. Лучше держаться поближе к нашей цели, — сказал Теон, выходя на задний двор, где собралась основная масса развлекающихся на вечеринке.

— Вон он, — девушка указала на противоположный конец танцпола. Худой мужчина с длинными волосами вышел на сцену и начал что-то говорить в микрофон под восторженный рев собравшихся. — Стой, ты куда?

— Хочу выпить, — отозвался Теон, подходя к бару на открытом воздухе. Он сбросил вдрызг пьяного мужчину со стула возле стойки и занял его место. Тот, в свою очередь, даже и не понял, что произошло, и побрел прочь.

— Ты правда собрался пить?! — разозлилась Самина. — Сейчас?!

Бармен что-то налил Теону, и тот сразу это выпил.

— Будешь?

— Нет. Сейчас не время напиваться.

Теон, похоже, был иного мнения.

— Расслабься, Самина. Цель у нас на виду. Если появится Лифэтта, мы её перехватим, — бросил ей мужчина и залпом выпил вторую стопку. Бармен налил третью, но с ней Теон уже не спешил. — Присядь.

Поморщившись, Самина хлопнула по плечу другого молодого парня, сидящего рядом с Теоном.

— Привет, красотка, — улыбнулся он. — Ты ищешь…

— Место освободи. Живо, — холодно сказала она, полыхнув глазами. Парень тут же нервно сглотнул слюну и поспешил убраться подальше от ненормальной фурии.

— Неплохо, — одобрил Теон.

Самина проигнорировала комплимент. Минуты две она сидела, молча бросая на спутника сердитые взгляды. Ей не нравилось, что Теон так халатно относится к делу.

— Зачем ты взорвал луну? — совершенно внезапно даже для самой себя спросила Самина. Про Небесный Раскол вообще мало что известно, но одно точно: он изменил мир. Но уже по одному взгляду Теона стало понятно, что он не собирается ничего рассказывать.

Видимо, больная тема.

— Ну, хорошо. А что насчет мужчин? Ты сказал, что не имеешь отношения к тому, что они больше не способны касаться Иного. Есть мысли, почему так случилось?

Теон ответил не сразу.

— Ни единой. Я понятия не имею, почему мужчины не могут использовать энергию Иного, и чем это вызвано. Но это странно.

— М?

— Ты слышала о двуедином учении Иного?

— Нет.

— Это учение говорит, что Ткачи приходят в этот мир парами. Что если рождается мужчина-ткач, то одновременно с ним, возможно за тысячи лиг, рождается женщина.

— Вроде… что у каждого из нас есть вторая половинка? — Самина даже не попыталась скрыть сарказм.

Неужели он верит в эту чушь?

— Нет, — Теон мотнул головой и все-таки осушил третью стопку. — Хотя и в этом что-то есть. Долгое время я был уверен, что Руннэт — как раз моя вторая половинка… — он замолчал, но в этот раз всего на пару секунд. — Я не говорю о каком-то единении двух душ. Скорее всего это чушь. Речь про некий баланс, что установили старые боги перед исходом. Что в мире не может быть больше определенного количества Ткачей Иного. Точное число не назову, да и никто не назовет. И согласно этому учению существует равное количество Ткачей, мужчин и женщин, образующих пары.

— Какой-то бред, как по мне.

— Встречал многих, кто считал так же. Что есть четкая линия наследования и вроде того.

— Но она и впрямь есть. Многие древние роды культивируют силу из поколения в поколение.

— А я и не отрицаю, что есть закономерности в проявлении силы. У кого-то есть предрасположенность, и они оказываются в первых рядах во вселенской очереди. Но даже так, я почти уверен, что количество Ткачей ограничено, и они приходят в этот мир парами. Эрлисфиль, когда я с ней познакомился, потратила пятнадцать лет на изучение этого вопроса.

Самине почему-то вспомнилось, что её сила проявилась лишь после смерти матери. Тогда девушка даже размышляла о том, что может это сила перешла по наследству, потому как ощутила Дар Ткача в день смерти матери. В последствии она об этом забыла, но после слов Теона внезапно вспомнила.

— Мы идем парами, Самина. Всегда. Считай это законом, что выстроили старые боги. Касаясь Иного, мы становимся полюсами магнита, и нас начинает притягивать друг к другу.

— Притягивать?

— А ты ещё не заметила? — усмехнулся он. — Спроси у своих мокрых трусиков.

— Сволочь! — вспыхнула девушка, но тут же взяла себя в руки. Теону доставляет удовольствие её злить, не стоит поддаваться на провокации.

— Но вообще, я серьезно. Вокруг столько мужчин, — Теон окинул рукой двор. — И будь мы незнакомы, уверяю тебя, из всех здесь присутствующих ты бы провела ночь в постели именно со мной. Не потому, что я Владетель, а просто потому, что я единственный способен касаться Иного.

— Мечтай, — фыркнула девушка, но какая-то часть её была согласна со словами мужчины, лишь упрямство и раздражение не давали признать очевидное.

— С этим миром что-то не так, Самина. Что-то сломалось, раз мужчины больше не рождаются с даром. Когда я узнал, что фурии спят друг с другом, даже полностью научившись контролировать силу, вначале это вызывало недоумение. Но затем пришло понимание. Вы, сами того не понимая, ищите утраченное. Ваши тела ищут. Мужчины, лишенные дара, не могут вам этого дать, остаетесь только вы сами. Но это не то. Мужская и женская энергия Иного различаются, несильно, но тем не менее. Своими «разрядками» вы пытаетесь компенсировать утрату, как жаждущий воды, не имея возможности пить из источника, пьет росу с травы.

— Интересное сравнение.

Утрата, да?

Самине хотелось рассмеяться, но внезапно часть её жизни встала на свое место. Она всегда чувствовала пустоту внутри себя и видела её в глазах Генриэтты. А затем начала вспоминать других знакомых фурий. Сколькие из них были по-настоящему счастливы? Почти никто.

— Мир утратил гармонию. И я попробую с этим что-нибудь сделать, — сказал Теон, залпом осушив четвертую стопку.

Словно подтверждая слова мужчины, к ним подошла какая-то темноволосая девушка в мини-юбке и топике из тонкой ткани, через которую легко угадывались очертания сосков.

Незнакомка положила Теону руку на плечо, заставив мужчину обратить на себя внимание. Пару мгновений они смотрели друг другу в глаза, не говоря ни слова, а затем женщина села ему на колени, буквально силой положила его руку себе на грудь и поцеловала в губы.

Теон не отправил ту куда подальше, а стал отвечать на поцелуи незнакомки.

Что эта шлюха себе позволяет?! И что он, во имя Света, себе позволяет?!

Ладонь Теона легла на внутреннюю сторону бедра незнакомки, а затем пошла выше, скрываясь под мини-юбкой. Девушка от этого вздрогнула и усилила свой напор, начав поглаживать член мужчины через штаны.

Остальные на Теона и эту женщину внимания не обращали. Тут хватало таких парочек.

— Может, найдем место посвободнее? — томно поинтересовалась незнакомка у Теона, наконец перестав его целовать.

— Эй, вообще-то он со мной, — не сдержалась Самина.

Я что, ревную?

Осознание этого удивило её саму.

Незнакомка посмотрела на Самину безразличным взглядом, в котором отчетливо были видны всполохи Иного. Значит, она фурия.

— Ты вроде симпатичная, — после недолгих раздумий выдала девица, вызвав у Самины вспышку гнева. — Можем и втроем.

— Слушай, красавица, — обратился к незнакомке Теон. — Сходи найди для нас троих комнату. Мы пропустим ещё пару рюмок и присоединимся.

Незнакомка бросила на Теона полный сомнения взгляд, но все-таки слезла с его коленей и неторопливой походкой пошла прочь.

— Ты ведь помнишь, что мы тут по делу? Крутить романы можешь в свободное время. И уж точно я к ВАМ не присоединюсь.

— Это был самый быстрый способ от неё отделаться, — равнодушно ответил Теон.

— Знаешь, если бы я не знала, кто ты такой и что мы тут делаем, то решила бы, что это постановка, — уже заметно расслабившись сказала Самина. — Слишком невероятно, что проходящая мимо женщина вот так вдруг полезет целоваться.

— Она просто более импульсивна, чем ты. Ощутила внезапное влечение, вызванное Иным, и просто поддалась ему. Но хватит об этом, нам пора.

— В смысле? — Самина повернула голову и заметила, как Джор в сопровождении двух женщин в немного пошлых нарядах направился в сторону особняка. Со стороны можно было подумать, что это проститутки, но Самина слишком хорошо знала их походку. — С ним охрана. Две фурии.

— Да, я вижу.

Помимо фурий Джора дор-Рунтоп сопровождало ещё нескольких охранников, но те девушку особо не волновали. Она уже видела, с какой легкостью Теон убивал простых людей.

Её спутник поднялся со стула и уже собрался пойти следом за Джором, как Самина схватила его за рукав и остановила.

— Стой.

— В чем дело?

— Давай обойдемся без крови. Я все-таки работаю в легистии. Я должна охранять закон и порядок, а не участвовать в очередной бойне. Пообещай мне, что будешь держать себя в руках.

— Хорошо, но не за просто так.

— На колени я перед тобой не встану. И в верности клясться не собираюсь.

— Это лишнее, — усмехнулся он. — Мне достаточно твоего поцелуя.

— Иди. В. Жопу.

— Ну как хочешь, — Теон собрался уходить, но она его вновь остановила. Его словно и не взволновал её отказ.

Я… Я не могу позволить ему делать все, что заблагорассудится. Это же всего лишь поцелуй…

Самина потупила взгляд.

— Я согласна. Но тогда ты не будешь никого убивать.

— Этого я обещать не могу. Все, что я могу тебе дать, это обещание сдерживаться, насколько будет позволять ситуация. Не более.

— Ладно… Хорошо…

Стоило это произнести, как Теон ловким движением схватил её за талию и притянул к себе, припав к пухлым губам девушки. Девушка ощутила энергию Иного, хлынувшую в неё с поцелуем. На какой-то миг она утратила контроль, наслаждаясь каждым мгновением и не желая отстраняться.

— Да что ты делаешь, дура?! — Мысленно воскликнула она, и это вернуло ей способность мыслить.

Она оттолкнула Теона, высвобождаясь из рук, и дрожащей ладонью вытерла губы. Сердце в груди бешено стучало.

— Хватит!

Теон на это лишь усмехнулся.

— Тогда идем. Самое время слегка увеличить градус этой вечеринки.

Глава 9. Незваный гость

Самина определенно забавляла Теона. Не то чтобы он проявлял к ней реальный интерес, но её реакция на его действия была занимательной. Ему поднимало настроение, когда девушка пыталась казаться значимее и сильнее, чем являлась на самом деле. Словно маленькая милая ящерка, раздувающая гребень и агрессивно шипящая.

Спутница была единственным развлечением в этом балагане. Она и выпивка. Музыка казалась Теону шумом, от которого болит голова, а толпа вокруг вызывала лишь одно желание — убить всех вокруг.

В его времена званые вечера проходили совсем иначе. Там тоже играла музыка, и люди устраивали танцы, но едва ли это мешало вести беседы с гостями. Творившееся же на крыше небоскреба больше похоже на вакханалию, единственной целью которой является напиться до беспамятства и оглушенным пойти совокупляться.

Раздражает…

Самина даже не представляла, как Теону сейчас хотелось прикончить всех вокруг. Раскатать по полу, превратив в человеческий фарш.

Джор в сопровождении охраны поднялся на второй этаж особняка, куда, судя по всему, никому хода не было. За лестницей следили два мускулистых охранника. Теон быстрым шагом направился в их сторону.

— Ты обещал сдерживаться, помнишь?

Мужчина не ответил. Он вышел прямо к охраннику, который был на полторы головы его выше.

— Только по приглашению, — безразлично отозвался верзила, видимо решив, что это очередная парочка, которая ищет свободную комнату. Скорее всего, он разворачивал за этот вечер уже не одну такую.

— Послушай, приятель, — Теон положил ему руку на плечо. — Я старый друг Джора. Привел к нему вот эту телочку. Она из фурий, а ты знаешь, как Джор от них тащится.

— Я тебе не приятель, — охранник смахнул руку со своего плеча, а другую положил на кобуру пистолета на своем поясе. — Попрошу уйти. Или, если вы такие друзья, позвони Джору, и пусть он распорядится о том, чтобы я вас пропустил.

Теон отступил, раздраженно цокнул языком и пошел прочь. Самина, чуть помедлив, побежала следом.

— Ты вот так просто сдашься?

— Разрешаешь взорвать ему голову?

— Нет, конечно!

— Жаль. Мне бы очень хотелось, — вздохнул Теон.

— И вообще, нам не нужно туда идти. Достаточно просто следить за входом и ждать появления Лифэтты.

— Нет, я пойду туда, — Теон указал рукой на второй этаж. — Хочу поближе познакомиться с этим любителем разбивать головы фуриям, раз уж я тут.

— Но как ты собираешься пройти мимо…

Над этим Теон уже работал. В свое время он научился проворачивать один хитрый трюк с людьми, которых нельзя убивать.

Мордоворот, стоящий перед лестницей, внезапно округлил глаза и схватился за живот, а уже через несколько секунд его буквально скрутило пополам. Он кряхтел, краснел, а затем чуть ли не ползком пошел прочь.

— Уж лучше бы он меня пустил, — усмехнулся Теон.

— Я после увиденного больше не хочу с тобой ссориться…

Проход на второй этаж оказался открыт, и парочка как ни в чем не бывало поднялась по лестнице, но не успели они пройти и десятка шагов, как на пути возник второй охранник.

— Поворачивайте назад, это…

Теон слегка дернул пальцем, и стопятидесятикилограммовая туша глухо ударилась о стену. Основной удар пришелся на голову, так что верзила мгновенно отключился.

— Ты его убил?

— Да вроде нет, — пожал плечами Теон. — А если и так, то хреновый из него охранник. Да и вообще, пока что слабенькая тут охрана.

— Нет, просто мало таких психов, как ты, что решают напасть на любимого сына одного из старших архонтов. Любого другого бы после этого в порошок стерли. И не забывай про фурий рядом с Джором.

— Да помню я.

Они оказались перед двухстворчатой дверью, ведущей в личные апартаменты Джора. Теон не церемонился и выбил их ногой, прошел чуть вперед и вышел в шикарную огромную гостиную, где на подковообразном диване сидел Джор и что-то увлеченно рассказывал пышногрудой девице в очень откровенном платье. Охранниц Теон заметил чуть в стороне, они держали клиента в поле зрения, но при появлении гостя встрепенулись.

— Джор! — воскликнул Теон, довольно ухмыляясь. — Приятель, как я рад тебя видеть!

— Мы… знакомы? — «хозяин жизни» нахмурил густые брови и прищурился, словно пытаясь вспомнить видел, ли он вошедшего раньше.

— Конечно знакомы! — все тем же радостным голосом воскликнул Теон. — Мы виделись с тобой несколько лет назад, на вечеринке, похожей на этой. Ты ещё размозжил одной фурии голову, помнишь?

Если раньше на лице Джора было непонимание и удивление, то теперь оно сменилось гневом.

— Это все ложь и провокация. Вышвырните его! Опять эти сраные журналисты…

Из-за угла выскочил третий здоровяк. Теон разнес его тушей дорогой комод, стоящий в нескольких метрах у стены. Фурии-телохранители тут же коснулись Иного и уже собрались броситься в бой, но Теон их остановил.

— Не советую. Вам ведь нужно его охранять, разве я не прав? — Теон кивнул на Джора, который висел в воздухе, болтая ногами, и хрипел, пытаясь схватиться за незримые путы, сдавившие его горло. — Я телекинетик. Могу сломать ему шею, как тростинку, или взорвать сердце, или выпотрошить прежде, чем вы успеете преодолеть разделяющее нас расстояние.

Фурии удивленно переглянулись, затем их взор упал на Самину.

Скорее всего, решили, что силы использует она.

Но это не имело никакого значения.

— Отойдите на несколько шагов, ага, вот так.

— Отпустите его! Вы хоть понимаете, с кем связываетесь?! — бросила одна из фурий, обращаясь в первую очередь к Самине.

Теон послушался и отпустил Джора. Хозяин апартаментов грузно упал на пол и стал судорожно восстанавливать дыхание, а девица, с которой он флиртовал, испуганно вжалась в диван, обливаясь слезами.

— Ты покойник! Вы оба покойники, слышите?! Я… Я…!

— Маменькин сынок, за которым любимая матушка убирает какули. Я в курсе.

От этих слов Джора перекосило, а вот одна из фурий, к удивлению Теона, едва слышно усмехнулась, тут же заработав сердитый взгляд второй.

— Ты, кажется, совсем не врубаешься в какую ситуацию попал, Джор, — Теон прошел вглубь комнаты, снял пиджак, положив его на спинку дивана, а затем и сам сел. — Считаешь, что мамочка тебя защитит от любых угроз. Но вот угроза прямо перед тобой. А знаешь, что самое забавное? Мне даже не нужно было приходить сюда. Я бы мог убить тебя прямо там, на сцене.

— Если хоть волос упадет с моей головы, то моя мать тебя найдет, и ты…Гра-а-а-а!

Зал утонул в крике, но вряд ли из-за музыки это кто-либо услышал. Фурии-телохранители сделали шаг к Джору, но путь им преградила внезапно сместившаяся тумбочка.

— Девочки, стойте там, а то одним пальцем дело не ограничится. Вот если сломаю ему шею, тогда и приходите.

По лицам фурий было понятно, что они в смятении. Они понимали, что Теон может убить Джора в любой момент, и опасались этого.

— Тупые бесполезные суки, — плакал Джор, держась за руку со сломанным пальцем. — Сделайте что-нибудь, убейте его… Как же больно…

— Они тебе не помогут. Никто тебе не поможет.

— Да кто ты, сука, такой?! Чего тебе вообще надо?! И… как ты это делаешь? Мужчина не может быть фурией.

— Самина, представишь меня?

— Вот ещё, — фыркнула девушка.

— Правители сами не представляются. Их должны представлять глашатаи.

Самина в ответ на это лишь закатила глаза, всем видом показывая что-то вроде «не втягивай меня в это».

— Ну пожа-алуйста.

— Чтоб тебя! Хорошо! Перед вами великий и ужасный человек, раздолбивший луну своей твердолобостью, Его Похабничество Теон Альдрим. Известный также как Владетель, — сказала Самина таким раздраженным и скучающим тоном, что Теон не смог сдержать улыбку.

— Над представлением надо ещё поработать. Спасибо, — Теон вовсе не злился на хамство девушки, понимая, что это ни что иное, как защитная реакция на происходящее вокруг. Её привычный мир буквально рушился на глазах.

— Владетель?! Это что, какая-то шутка?!

— Какие шутки, Джор. Все более чем серьезно.

— Сука… — рыдал он над пальцем. — Чего тебе надо?!

— В данный момент — просто поболтать и скоротать время, пока мы ждем гостей. Мне вот любопытно, зачем ты убил её?

— Кого?

— Ту фурию. Как же там её звали… Мэ… Мэлани? Нет… Мэйли. Вроде так. Зачем ты разбил голову битой Мэйли?

— Потому что мог. Я сделал это, потому что мог! Она все равно была никем. Второсортной фурией без нормальных способностей. Тупая безродная сучка, которая только из-за того, что ей повезло родится фурией, смотрела на меня свысока. Они все так смотрят на мужчин. Хочешь знать, за что я превратил её тупую головку в кашу? За то, что она мне не отсосала!

— Серьезно? — Теон изобразил удивление.

— Да. Сказала: «Чтоб я взяла в рот эту гадость?». Еще и посмотрела на меня так, словно я предложил ей сожрать дерьмо. Сука! Они все такие! Считают себя лучше мужчин только по тому, что сохранили способность касаться Иного.

— И ты поставил её на место? — кажется, Джор даже не услышал сарказма в голосе Теона.

— Именно!

— А другие были?

— Несколько, — нехотя признал он и тут же поспешил поменять тему на более приятную для себя. — Как?.. Как ты это делаешь? Научи! Я… Я заплачу! Сколько ты хочешь? Миллион кредитов? Десять миллионов?! Я заплачу, только научи…

Вопль боли разорвал тишину комнаты.

— Ой. Что это было? Яичко лопнуло? — Теон картинно поморщился. — Извини, я случайно. Очень больно? Не волнуйся, у тебя ещё есть второе, — хмыкнул Теон, глядя, как мужчина корчится на полу от боли.

— Слушай, это уже перебор. Ты же обещал держать себя в руках, — вмешалась Самина, видимо, устав быть просто наблюдателем.

— Я и держу. Если бы не держал, то превратил бы в фарш всех, кто находится на этой вечеринке. Сам факт того, что они слушают ту грохочущую дрянь — преступление против вкуса. Эй-эй! Я все вижу! — последние слова были обращены фуриям, что предприняли попытку приблизиться. Теону пришлось напомнить, кто-тот главный. Силой мысли он швырнул корчащегося на полу Джора обратно на диван. — Хотите, чтобы я сделал ещё что-нибудь?

— Сделайте… что-нибудь… — плакал и стонал Джор. Боль от сломанного пальца ни шла ни в какое сравнение с тем, что он испытывал сейчас.

— Послушай, — заговорила со мной одна из фурий-телохранителей. — Ты не можешь его убить. Давай мы попробуем договориться? Скажи, что тебе нужно, и уверяю, его мать сможет тебе это достать.

— Вы не сможете дать мне то, что я хочу, — вздохнул Теон и улыбнулся, когда дверь в апартаменты отворилась.

На пороге показалась девушка, одетая в уже виденный мужчиной наряд фурий, способный проводить энергию Иного, и темную куртку поверх него. Серебристые волосы убраны под оранжевую кепку, а нижную часть лица закрывает платок. Оказавшись внутри, девушка опешила.

— Проходи, Лифэтта, только тебя и ждем! — крикнул ей Теон.

— Что тут… происходит?..

— Ничего особенного.

Фурия напряглась из-за услышанного, но затем её взгляд упал на плачущего Джора, и все остальное мгновенное ушло на второй план. Она выудила из рукава куртки небольшой полуметровый клинок, сверкнув глазами.

— Погоди, — остановил её Теон.

— Я убью его, и никто меня не отговорит!

— И в мыслях не было.

Теон поднялся с дивана и легким движением пальца швырнул Джора на стол, уложив его животом на столешницу и зафиксировав руки с ногами.

— Отпустите меня! — хрипел он, дергаясь подобно насекомому, которого пригвоздили булавкой. — Вы все сдохните! Слышите?! Я…

— Заткнись, — Теон отвесил мужчине пощечину и присел на край стола. — Он твой. Можешь отрезать этому ублюдку член и запихнуть ему же в рот.

— С превеликим удовольствием, — отозвалась Лифэтта, вскидывая оружие.

В этот момент фурии, которые долгое время были вынуждены наблюдать за мучениями охраняемой персоны, поняли, что больше выжидать нельзя. Либо они сделают что-то сейчас, либо Джор умрет.

Впрочем, он и так умрет.

Одна фурия метнулась наперерез Лифэтте, вторая взяла своей целью Теона.

Первая оказалась «силовиком», бойцом первой линии. Она преодолела расстояние, разделяющее Лифетту и Джора, меньше чем за секунду, одним мощным прыжком, а затем тут же покрыла себя призрачным доспехом из Иного.

Лифэтта нанесла фурии прямой удар в грудь, но не смогла пробить панцирь. Будь у неё оружие получше, все могло бы быть иначе. Теон мог бы ей помочь, но не стал этого делать, сосредоточившись на своем противнике.

Мужчина подумал, что вторая фурия — дистанционник, раз она осталась на месте, и оказался прав, но немного недооценил её. Пока он ожидал нападения спереди, внезапно что-то вцепилось в спину. Плечо вспыхнуло болью, но уже в следующую секунду раздался грохот выстрела, и таинственного врага сбросило со спины мужчины.

Самина решила не отсиживаться в сторонке и помогла Теону, выстрелив в нападающего.

Могла бы просто предупредить.

Развернувшись, Теон увидел странную фигуру не больше метра в высоту с гипертрофированно длинными когтистыми лапами, короткими ногами и угрюмой большеухой головой и зубастым ртом.

Фурия оказалась призывателем. Сила такого Ткача позволяет создавать из Иного фамильяров, способных доставить немало проблем.

Мерзкий призрачный карлик скалился и готовился к новому прыжку, но Теон не дал ему такой возможности. Поскольку напрямую на Иное он воздействовать не мог, приходилось использовать подручные средства. Теон взмахнул рукой, и фамильяра вышвырнуло на улицу вместе с куском особняка. Стена, кусок пола под человекоподобным существом, а вместе с ними и часть крыши оказались просто грубо вырваны и отброшены, рухнув вниз на улицу.

— Ты из ума выжил?! — закричала Самина, испуганно втянув голову в плечи.

— Виноват, — поморщился мужчина. — Немного не рассчитал.

Теон в тот момент действовал на инстинктах и злости, особо не вдумываясь в собственные действия.

— Надеюсь, никто не пострадал, — пробормотала Самина, и тут же испуганно отпрыгнула в сторону от обломка, который падал девушке на голову. Теон поймал его и метнул в женщину-призывателя, прежде чем она успела вызвать ещё одного фамильяра.

Фурию сбило с ног. Она закричала от боли, корчась на полу с раздробленным плечом. Вряд ли девушка способна продолжать схватку.

Тем временем между двумя другими фуриями кипел бой. Лифэтта скакала по комнате, безнадежно пытаясь добраться до Джора, которого Теон все ещё держал прижатым к столу. Бронированная фурия мастерски отражала удары, не давай убийце приблизиться.

Лифэтта уже успела лишиться кепки и отчаянно кричала с каждой атакой, пытаясь добраться до Джора, но каждый раз получала мощный отпор. Её фиалковые глаза сейчас горели подобно двум фиолетовым факелам.

— Ого, — не смог сдержаться Теон, когда увидел возникшие за спиной Лифэтты призрачные крылья. Но судя по тому, что они то появлялись, то исчезали, девушка плохо контролировала свою силу.

Лифэтта наносила удар за ударом, стараясь пробиться сквозь оборону фурии, но пока безрезультатно. Теон мог бы помочь, но не спешил этого делать. Он и так вмешался гораздо сильнее, чем планировал изначально.

Внезапно все присутствующие ощутили, как пространство совсем рядом дрогнуло и стало трещать по швам, искажаясь и деформируясь под воздействием силы из другой реальности. Схватка мгновенно прекратилась, ведь пожаловал новый враг, который не станет выбирать стороны, а прикончит всех, кто встанет на пути.

Самина тотчас бросилась в сторону выхода. Лифэтта, забыв про Джора, помчалась следом. Теон переглянулся с фурией-телохранительницей, и они уже вдвоем пошли за первыми двумя, не проронив ни слова.

То, что творилось прямо сейчас во дворе перед особняком, иначе чем бойней назвать не получится. Посреди танцевальной площадки находилось существо, напоминающее гигантскую ящерицу, окутанную тьмой, с девятью хвостами, заканчивающимися острыми клинками.

— Опустошитель, — хмыкнул Теон.

— Почему он тут?! Почему сейчас?! — охнула Лифэтта, воззрившись на монстра, рвущего людей на куски.

— Мы сами открыли ему дверь, — равнодушно отметил Теон. — Слишком много энергии Иного выплеснули в одном месте. Это истончило ткань реальности, а этот гаденыш оказался рядом и воспользовался приглашением на обед.

— Раскол! Он же тут всех перебьет, пока появился ударный отряд! — воскликнула Самина.

— Не прибьет, Лифэтта с ним разберется.

— ЧТО?! — хором воскликнули обе девушки, но Лифэтта тут же тряхнула головой и взяла себя в руки.

— Да, я разберусь, — уверенности в её голосе не чувствовалось от слова совсем, но и наблюдать, как гибнут десятки людей, она не могла.

— Ты хочешь заставить её сражаться? С ЭТИМ?! Ты же с легкостью можешь прикончить этого монстра. Почему не сделаешь этого сам?! — фыркнула Самина, пытаясь укорить Теона.

— Потому что это не мой бой.

* * *
— У тебя три минуты. Если не успеешь его прикончить за это время, беги. Я серьезно, — сказал Лифэтте Теон, прежде чем девушка ринулась в бой, и за мгновение до того, как фурия спрыгнула во двор, шлепнул её по заднице.

На мгновение это сильно возмутило Лифэтту, но когда её ноги коснулись земли, мысли об этом полностью выветрились. Все её внимание было сосредоточено лишь на монстре, который в данный момент раскусил пополам какого-то мужчину и перевел взгляд на появившуюся перед ним фурию.

Полыхающие алые глаза пробирали до мурашек. Настоящий Опустошитель ни шел ни в какое сравнение с проекциями в тренировочной комнате или записями хроник, что доводилось видеть фурии. Это было настоящее чудовище, порожденное Иным и питающееся им же.

От одного взгляда на него девушке поплохело. К горлу подкатила тошнота, а ноги налились свинцом. Вся та сила, которая минуту назад текла по жилам, словно испарилась, оставляя после себя лишь тяжесть и страх.

— Три минуты, Лифэтта! — услышала она напоминание в отдалении.

Тео, похоже, и не думает вмешиваться.

И какая-то часть Лифэтты была этому рада. Лишь сейчас, после встречи с настоящим Опустошителем, девушка поняла, почему мужчина был так серьезен во время недавней тренировки, и почему был так суров с Арвин.

— Я тебя не боюсь, — прошептала Лифэтта, сбрасывая с себя куртку и оставаясь лишь в боевом одеянии фурии. Ничто не должно ограничивать её движения. — Вначале я прикончу тебя, а затем Джора.

Лишь об одном она жалела: что в руках простое оружие, а не её именной клинок. Тот пришлось оставить в Школе, ведь из-за размера его непросто спрятать, не говоря о том, что подобные оружия содержатся в базе, и по нему на девушку легко выйти в будущем.

И этого хватит.

Наполнив клинок и костюм новой порцией энергии Иного, Лифэтта дор-Мантэс бросилась в бой. Буквально в три прыжка она оказалась возле Опустошителя, собираясь поразить чудовище в глаз, но тот немедленно атаковал фурию сразу всеми острыми хвостами. Лифэтта отступила, парировав один клинок и уклонившись от других, но одному все-таки удалось её достать.

Предплечье вспыхнуло болью. Девушка увидела собственную кровь на руке и лишь после этого осознала, насколько монстр перед ней реален. Монстр, жаждущий лишь одного — отнимать жизни.

Опустошитель не стал давать своей жертве перевести дух и тут же бросился в атаку. Вновь удар хвостами-клинками, и на этот раз девушка смогла отразить сразу два из них, не получив при этом ни одной раны.

В конце концов Лифэтте удалось подрубить один из хвостов, заставив чудовище яростно взвыть и исторгнуть из себя сгусток пламени Иного. Девушка едва успела перекатом уйти в сторону, разминувшись с потоком магического огня, но раоваться еще рано. Почти сразу чудище сделало внезапный бросок вперед, обрушивая град клинков на голову фурии, но настоящей атакой оказался удар лапой. Девушка поставила блок плечом, но удар все-равно оказался сокрушительным. Костюм сумел погасить часть удара, но девушку все-равно сильно приложило о землю.

Самоуверенная дура! — корила себя Лифэтта. — С именным оружием еще были бы шансы справиться с этой тварь, но сейчас…

Морщась от боли, Лифэтта начала подниматься, борясь с накатывающими слабостью и тошнотой. Чудовище и не думало давать ей время на передышку. Девять клинков вновь обрушились на девушку, но совершенно внезапно между ними возникла женская фигура, окутанная доспехом из Иного.

Фурия, с которой Лифэтта сражалась всего несколько минут назад, встала на её защиту. Это настолько поразило серебряновласую девушку, что она пораженно уставилась на бывшую соперницу.

— Ты так и будешь на земле валяться?! Я сама не прикончу эту тварь, нужна твоя помощь!

— Д-Да… — отозвалась Лиф, поднимаясь на заметно ослабевшие ноги.

Три минуты? Тут Тео был прав… я не продержусь дольше.

У фурии был защитный тип силы, поэтому она не могла полноценно атаковать, зато принимала на себя удары.

— Быстрее! Я отвлеку его внимание на себя!

Лиф кивнула скорее себе, чем внезапной союзнице, и бросилась в сторону, собираясь по дуге обойти Опустошителя, но тот её заметил. Пять хвостов по-прежнему пытались пробить панцирь союзницы, а оставшиеся четыре устремились в атакующую Лифэтту.

Бронированная фурия, ощутив, что монстр сбавил напор, вышла из глухой обороны и со всего размаху врезала кулаком тому в морду.

— Я тут, тварь! На меня смотри! — зарычала она, но тут же вскрикнула от боли, когда один из клинков все-таки смог пробить броню и вонзиться в бедро. В пасти монстра тут же вспыхнуло магическое пламя.

Нужно поторопиться!

Лифэтта отразила удар одного клинка, пропустила над головой второй и каким-то невероятным чудом проскочила между двумя другими. Взмах меча, и Опустошитель лишился ещё одного хвоста.

Лифэтта хотела ударить Опустошителя в голову или шею, но тот стал поворачивать голову с полной огня пастью, и девушке ничего не оставалось, кроме как нырнуть под него, вспарывая монстру брюхо. Из раны тут же хлынула густая зловонная кровь, больше похожая на нефть, чем на кровь живого существа.

Опустошитель исторгнул из пасти пламя прямо в Лифэтту. Время в этот миг словно замедлилось. Девушка попыталась разорвать дистанцию, уйти от нестерпимого жара, но её уже ждали хвосты, преграждающие путь. Другая фурия тоже была ранена и не в силах была сделать хоть что-то.

Лифэтта рефлекторно закрыла руками лицо, ощутив жар пламени.

Секунда. Две.

Она не могла сделать ни вдоха.

А затем все прошло.

Девушка упала на землю, ошарашенно оглядывая себя и не понимая, как именно ей удалось уцелеть. Словно нечто невидимое защитило её от огня. Лифэтта подняла взгляд на второй этаж, где за схваткой наблюдал Тео. Лицо мужчины ничего не выражало, но девушке стало очевидно: это все он.

Увернувшись от одного из клинков, девушка совершила резкий рывок вперед и вонзила меч прямо под челюсть Опустошителя, но и этого оказалось мало. Клинок не достал до мозга или что там находилось в черепе этого существа.

Опустошитель в ярости или ужасе стал размахивать хвостами, пытаясь достать нападающих.

Я должна его прикончить!

Закричав, фурия создала крылья, одно из которых в следующую секунду отразило атаку одного из хвостов. Девушка плохо контролировала эту силу, завязанную по большей части на эмоциях, но накопившейся ярости и решимости было достаточно, чтобы нанести один единственный удар.

На мгновение исчезнувшие крылья возникли вновь. Влив в них остатки сил, девушка толкнула себя вперед, вцепившись мертвой хваткой в рукоять меча и загоняя его как можно дальше в череп чудовища.

Несколько секунд спустя Лифэтта уже лежала на земле, не в силах продолжать бой. Её словно высушили досуха, не оставив после себя ничего. Пропали не только силы, но и само желание подняться и продолжить схватку.

Небо красивое, — подумалось ей. — Интересно, как выглядела луна ещё будучи целой? Она была такой же прекрасной? Или…

Мысли были тягучими и отрешенными.

— Лифэтта! Эй! — внезапно кто-то склонился над ней и стал трясти. Девушке потребовалось несколько секунд, чтобы узнать ту черноволосую девицу, что привезла Тео два дня назад в Школу. — Раскол!

Внезапно брюнетка склонилась и поцеловала Лифэтту. Энергия тотчас хлынула в уставшее тело. Аристократка из дома дор-Мантэс сделала судорожный вдох и резко вскочила.

— Ты как? — спросила черноволосая девушка, улыбнувшись.

— Лучше, спасибо. Я слышала про опустошение, но не думала, что оно такое… — по спине девушки побежали мурашки. — А где Тео?

— Он, — «спасительница» хотела ответить, но внезапно поняла что не видит мужчину. — Он был тут. Только что.

— А Джор?

* * *
— Я их всех, сука, урою… Они… они заплатят за это унижение. За мои… угх… — едва слышно бормотал Джор, спускаясь по лестнице. Ещё пара пролетов, и он оказался бы на улице, где смог бы найти помощь.

— Заплатят за твои яйца? — услышав голос Джор вздрогнул, медленно повернул голову и увидел Теона, стоящего наверху лестницы. На лице рыжеволосого мужчины играла довольная полуулыбка. — Этого, увы, не случится.

— Стой, давай поговорим, а? Мы можем разойтись миром.

— Миром? Ты сам-то в это веришь?

Джор нервно дернул щекой.

— Вот-вот.

— Да брось, мужик. Ты же должен меня понять, а? Эти фурии смотрят на нас, как на куски дерьма.

— На нас? — Теон изобразил удивление. — Скорее уж на тебя. Впрочем, я и сам смотрю на тебя как на мешок с дерьмом.

— Да пошел ты! Можешь меня убить, но моя мать тебя достанет! Вырвет сердце из твоей сраной груди и засунет в твою же задницу!

— Даже сейчас, стоя на пороге смерти, ты поминаешь свою мамашу. Ты и впрямь жалок, — Теон неторопливо спустился на несколько ступенек вниз, сложив руки за спиной. — Даже смерть не можешь встретить достойно.

Вместо ответа Джор попытался сбежать, но не сумел сделать и шага. Нечто схватило его за руку, а следом и за ногу. Обернувшись, мужчина с ужасом увидел черные руки, растущие прямо из стены, покрытой странным мраком.

Когда в темноте внезапно возникло несколько горящих алых глаз, Джор истошно закричал и попытался отбиться от чудовища, но тщетно.

— Джор дор-Рунтоп, хочу тебя познакомить с моим старым «другом». Это Банрат-Тан-Азур, но в ваших легендах его чаще называют Черным Демоном.

— Не-е-е-ет… — истошно закричал Джор, обмочив штаны, но едва ли это было способно испортить аппетит Банрату-Тан-Азуру.

— Пожалуйста! Нет! Умоляю! Я… Я не расскажу маме! Честно! Я не сделаю вам ничего! Я вернусь на орбиту! Я никогда не вернусь…

— Мольбы не имеют значения, — равнодушно сказал Теон, присаживаясь на ступеньку. — Если Черный Демон явился в этот мир самолично, то он потребует жертву. Ты будешь этой жертвой. Обычно я не скармливаю ему кого попало, лишь особенных людей, ведь если кормить его слишком часто, он становится наглее и прожорливее.

— Нет… — последний возглас был полон отчаяния.

— Я бы мог убить тебя просто свернув шею или устроив кровоизлияние в мозг, но я приношу тебя в жертву живой легенде. Будь благодарен за такую честь.

— Не-е-ет! — раздался последний крик, сменившись хлюпающими сдавленными звуками. Банрат-Тан-Азур пережевывал Джора, с хрустом и смаком перемалывая его косточки. И все же демон был недоволен тем, что ему отдали человека, а не Ткача Иного.

— Наслаждайся тем, что дают, — буркнул Теон, помассировав висок. — Иначе следующего перекуса ждать придется не скоро.

Демон тут же притих, но Теон прекрасно знал, что это не надолго.

* * *
Упустила! Все… Все это было зря…

Лифэтта корила себя, представляя, что теперь будет. Её лишат сил и отправят в тюрьму вместе с обычными преступниками.

И в этот раз Нефис заступаться за меня не станет

Гнаться за Джором девушка даже не попыталась. Тот уже, скорее всего, добрался до первого этажа и затерялся в толпе, да и сил на полноценную погоню у Лифэтты не осталось. Опустошитель вытянул из неё все, что мог, сейчас фурия даже нормально стоять на своих двоих не могла.

— Давай руку. Нам надо уходить пока, не подоспела легистия, — Самина, старая подруга управляющей, протянула фурии руку и помогла подняться.

— Где Тео?

— Понятия не имею. Может…

— Я тут, — мужчина как ни в чем не бывало вышел из одного из проходов, поправляя костюм. — И насчет Джора можешь не волноваться. Он больше никому не причинит вреда.

— Он… мертв? Ты его убил? — Лифэтта удивленно воззрилась на мужчину, опираясь на плечо Самины. — Но… Ты же говорил, что я сама должна это сделать. Что это…

— Я помню, но, ситуация изменилась. Ты и так показала себя достойно сегодня, Лифэтта дор-Мантэс. Что до Джора, думаю, что случившееся с ним можно назвать смертью, хотя на деле это нечто куда худшее.

— Вы за это заплатите! Вы все! — внезапно подала голос раненая фурия, зажимая окровавленное бедро.

Уж лучше бы молчала, дура.

Тео повернулся к ней и в два шага оказался рядом, а в следующий миг прямо из бетонного пола вылетела железная арматура. Все произошло так быстро, что Лифэтта не сразу это осознала.

Металл был гибким, словно веревка, и в мгновение ока скрутил руки и ноги женщины. Она попыталась использовать свой «панцирь», но это ничего не дало. Ещё одна арматура, вырванная из пола, обмоталась вокруг горла женщины.

— Не МЫ, а Я, — сказал ей Тео, опустившись на одно колено. — Передай своей хозяйке, что её сына убил мужчина, способный касаться Иного. И только он. Эта девушка — герой. Она убила Опустошителя. Ты ей в этом помогла, и только по этой причине я оставляю тебя в живых. Если бы ты вместо того, чтобы вступить в бой, решила помочь сбежать тому мусору, разделила бы его участь.

На губах Тео мелькнула жуткая улыбка. Он поднялся и направился к Самине и Лифэтте.

— Ты… правда оставишь её в живых? — удивилась Самина. — Не похоже на тебя…

— Это решать не мне, — Тео перевел взгляд на Лифэтту.

Хочет, чтобы решила я?

— Она помогла мне. Без её помощи я бы вряд ли справилась с Опустошителем. Она просто исполняла свой долг, не более того.

Тео кивнул, принимая её решение.

— В таком случае уходим.

Совсем неподалеку появился воздушный транспорт легистии. Скорее всего, на борту ударная группа фурий, укомплектованная для сражения с Опустошителями.

— И как можно скорее, — поддержала Самина.

Глава 10. Возвращение долгов

Теон с легким любопытством наблюдал за боем Лифэтты. После схватки с настоящим Опустошителем она полностью изменила подход к тренировке. Не было больше нескольких монстров, с которыми фурия справлялась за пару минут, лишь один. Тот самый, которого она уже одолела вчера ночью. Его сила и скорость практически идентичны настоящим.

У этой девчонки есть стержень.

Другая на её месте не скоро бы решилась сражаться с такой тварью, а эта серебряновласая красавица уже на следующий день, даже толком не успев восстановиться, сама настоялаа на новом бое-реванше, который выиграла.

Не сказать, что легко, но выиграла. Сказывалось её оружие: массивный двуручный меч. Большую часть времени она тренировалась с ним, и логично, что вчера короткий клинок был для неё непривычным оружием.

Видимо, это понимала и сама Лифэтта, потому как после короткого перерыва, пока тренировались остальные, дор-Мантэс вышла на арену снова, но на этот раз вооружившись коротким мечом.

И проиграла. Без посторонней помощи ей оказалось просто нечего противопоставить Опустошителю. Заодно Теон узнал об одном из свойств обруча, о котором не догадывался во время собственной тренировки. Противники по большому счету не способны нанести реальные раны, они ведь голограммы. Они имеют определенную «плотность», могут даже толкнуть ученицу. Наносимые тренировочными врагами раны нереальны, но обруч симулирует ощущения от них, словно все происходит на самом деле. Если фурии «отрубили» ногу, она ощутит острую боль и перестанет чувствовать конечность вплоть до окончания схватки. Смертельное ранение же автоматически завершает бой.

Несмотря на проигрыш, Лифэтта точно не собиралась сдаваться. По блеску в её глазах было ясно: она будет сражаться с этим монстром вплоть до того момента, пока не сможет победить его этим маленьким одноручным мечом.

Арвин тоже попыталась прыгнуть выше головы, поминая слова Теона и насмотревшись на новые схватки Лифэтты. Система для тренировок хранит новые тренировочные объекты, и Арвин призвала Опустошителя Лифэтты. В итоге тот съел фурию так быстро, что она успела лишь разок выстрелить.

Вестра и Алетра предпочли свои обычные тренировки, без экспериментов. Вестра, девушка в кошачьих ушках, оказалась спринтером. Она умела ускорять себя, что позволяло ей очень быстро бегать, но толком использовать эту свою способность в бою она не умела.

Алетра, смуглая рыжеволосая девушка, действовала куда интереснее. Теон так и не понял, как именно. Её сила походила на пиромантию, фурия словно взрывала воздух вокруг себя.

Интересно…

А ещё Теон заметил, что Алетра иногда бросает на него крайне хмурые взгляды. Мужчина определенно не нравится ей, но почему? Возможно, все дело в Арвин, которая променяла нежные смуглые груди на большой твердый член.

— Я не помешаю? — рядом со столиком Теона, где он сидел, наблюдая за схваткой Алетры, появилась Самина с двумя кружками в руках. — Кофе?

— Ну раз ты принесла, — пожал он плечами и жестом пригласил девушку за стол. — Черный, без сахара, — подытожил мужчина, сделав глоток. — Откуда узнала?

— От Генриэтты.

— Ну разумеется.

— А ты не собираешься участвовать в тренировке?

— Может позже.

— А убивать сегодня кого-нибудь? — кажется, это была шутка, но учитывая события последних дней, этот вопрос вполне можно воспринимать всерьез.

— Нет. Сегодня я решил сделать выходной. Три ночи — три бойни. Пожалуй, хватит пока.

Самина улыбнулась, правда не слишком весело.

— Нас уже разыскивают… Хэлен звонила утром.

— Хэлен это…

— Моя начальница. Глава Зеленого Этажа. Именно с ней я хотела вначале поговорить о тебе.

— А теперь не хочешь?

— Теперь мне не оставляют выбора. — вздохнула Самина. — Она знает, что я во что-то вляпалась. Меня видели сразу на двух местах преступлений и уже объявили в розыск. Долго мы тут прятаться не сможем. День-два, и нас вычислят… И это в лучшем случае… В худшем — ударная группа может быть тут уже через пару часов.

— И что планируешь делать?

— Я… Я думала попробовать свести вас, хотя не думаю, что из этого получится что-то хорошее. Но возможно, мы попробуем найти… компромис? Или… Я не знаю… Ты всего за пару дней натворил столько, что я понятия не имею, как выпутываться…

— Назначь нам встречу. На завтра.

— Уверен? — Самина поежилась.

— Нет, но ты права: нас вскоре найдут. Не хочу ставить под удар своих подданных.

— Подданных… Скажешь тоже… — фыркнула черноволосая девушка. Она хотела рассмеяться, но одернула себя. — Я это сделаю, но что потом? Ты же не собираешься…

— А вот это уже будет зависеть от благоразумия этой Хэлен. Назначь встречу на нейтральной территории, подальше от города и людей. Если ей так спокойнее, может взять с собой хоть целую армию, я не против.

— Раскол… — вздохнула Самина, выбираясь из-за стола и залпом допивая кофе. — Нужно что-нибудь покрепче…

Не попрощавшись, фурия побрела прочь. Но стоило одной девушке уйти, как возле столика материализовалась вторая. Лифэтта собственной персоной.

— Вчера, вернувшись, мы все отправились спать и… я забыла поблагодарить тебя.

— За убийство ублюдков не благодарят, — равнодушно отозвался Теон.

— Не за это. Во время схватки с Опустошителем прямо мне в лицо ударила струя пламени. Она должна была убить меня, но не убила. Словно что-то защитило меня.

Заметила таки…

Теон в тот раз загустил воздух, сделав его более плотным.

— Спасибо, — ещё раз повторила она. — Ты помог мне отомстить. Взял на себя убийство и… помог понять, насколько я была слаба.

— Все мы бываем слабы, Лиф, — сказал Теон, а в памяти нехотя стали всплывать картины прошлого. Как он с разбитым лицом лежал на холодном полу после очередной взбучки Утрена. Как мочился кровью после этого. — Но у тебя хороший потенциал. Ты заглянула в глаза смерти и не испугалась. И даже сейчас ты делаешь все, чтобы в следующий раз быть готовой.

— Я… — фурия покраснела. — Не ожидала это услышать.

— Я говорю то, что думаю. Сегодня ты заставила меня тебя уважать. Да и саму себя, как мне кажется.

— Когда я смогу его одолеть, ты… не мог бы спроецировать других? Мне почему-то кажется, что ты видел достаточно Опустошителей.

Губы Теона растянулись в довольной усмешке.

Так держать!

— Хорошо.

— И… Ты не против, если я немного попрактикуюсь с твоим прежним противником? Это был необычный образ, возможно личный, так что думаю, что стоило вначале спросить разрешения.

— Думаю, старику будет приятно погонять новенькую. Но имей в виду, у тебя нет против него ни шанса. Скорее всего он убьет тебя в первую же секунду.

— И все же я хочу попытаться.

— Как знаешь, — Теон даже не попытался её отговорить. Пару раз умрет от меча мастера Шу и вернется к своим монстрикам. Лучше Опустошители, чем учитель.

Теон думал, что после этого Лифэтта уйдет, но кажется, у неё было ещё какое-то дело. Тяжело вздохнув, она сняла со спины свой здоровый и тяжелый меч, положив его на стол перед мужчиной.

— Вот. Это Блейзфлейгер. Мой именной меч. Его стоимость оценивается примерно в два миллиона кредитов, и он твой. Это самое ценное и дорогое, что у меня есть, так что…

— Не нужно. У меня уже есть оружие.

— Что?! Ты же не про тот тренировочный меч?..

— Лиф, у меня есть оружие. И твое мне не нужно, — в голове Теона тут же всплыл образ меча с прозрачным, «стеклянным» клинком и матово-черной рукоятью, скованной цепями.

— Тогда… Продай его. Два миллиона кредитов — это огромные деньги. Купишь себе…

— И деньги мне не нужны.

— Тео… Я предлагаю тебе самую ценную свою вещь, а ты отказываешься? Это… грх…

— В моих руках это оружие бесполезно, как и в руках большинства, как мне кажется. Ты сама сказала, что оно именное. Оно твое. И сражаться им должна ты, а не кто-то другой.

— Но тогда мне нечего тебе предложить.

— Как насчет службы?

— Тебе?! — в её глазах вспыхнуло возмущение, которое она тут же подавила. — Быть твоей… служанкой? Это невозможно. Я из дома дор-Мантэс. Я фурия. Мы не прислуживаем мужчинам. Даже если бы я хотела, это…

— Кто говорит о служанках? Как рыцарь.

— Рыцарь? О чем ты?

— Я подумываю сделать рыцарский орден. Ты можешь его возглавить. Возьмешь в подчинение Арвин, если конечно из неё выйдет толк. Хотя в этом я сомневаюсь. Но вдруг старые боги смилостивятся над ней.

— Ох… Тео… я ведь серьезно.

Теон тоже был совершенно серьезен, но видимо, Лиф пока этого не поняла.

— Я подумаю над твоим предложением стать фурией-рыцарем, но ничего не обещаю.

— Как знаешь, — равнодушно пожал он плечами.

— И ещё кое-что, — на этих словах Лиф смутилась. — Я перенапряглась за вчера и сегодня. Мне не помешает немного разрядится. Обычно я делаю это с Вестрой, но она не против сегодня уступить свое место.

— Хочешь заняться сексом?

— Разрядкой! Секс это… другое.

Никакой разницы.

— В общем, если захочешь, то приходи в мою комнату к семи вечера. Если не придешь, тогда Вестра мне поможет.

— Если сюда не ворвется армия боевых фурий, то я приду.

Девушка кивнула и пошла прочь, но уже через минуту, вернулась и виновато улыбнувшись, забрала свой меч, оставленный на столе.

Вечером секс с Лифэттой.

Главное не попасться на глаза Арвин. Если она прознает, то попытается все соки из меня выжать раньше…

Может, в гробу было не так уж и плохо? Хех…

* * *
— Нам сюда, — сказала Лифэтта остановившись возле одной из незнакомых Теону дверей. Раньше ему не доводилось бывать в этой части Школы. Девушка поднесла браслет к панели, и дверь отворилась, пропуская их внутрь.

По ту сторону оказалось совсем небольшое помещение с простой кроватью и миниатюрной полочкой, на которую поместиться лишь пара вещей. Теон сразу отметил, что все стены и потолок покрыты алыми панелями странной формы из какого-то мягкого материала.

Странное место.

— Где мы?

— Это комната для разрядки, — пояснила Лиф.

— То есть тут вы занимаетесь сексом?

— Грубо говоря, да, — на щеках Лифэтты от вопроса возник едва заметный румянец. Девушка всячески скрывала свое смущение и пыталась делать вид, что в предстоящем действии нет ничего особенного, но Теон замечал, как порой она отводит взгляд и облизывает губы.

Чуть помедлив, Лифэтта стала расстегивать рубашку. Медленно, пуговицу за пуговицей, словно специально заставляя Теона томиться в ожидании. Наконец была брошена на пол. Вслед за ней на пол упала и короткая юбочка, оставляя девушку в нижнем белье.

— А ты не будешь раздеваться? — спросила девушка, и Теон усмехнулся.

— Разумеется, буду.

В отличие от фурии, мужчина подошел к своим вещам куда более трепетно. Сняв рубашку, он аккуратно сложил её на единственную полку, затем не менее аккуратно сложил штаны. В данный момент это его единственный нормальный костюм, Теон не может себе позволить относиться к нему небрежно.

Девушка с любопытством наблюдала за его действиями и словно о чем-то размышляла, но поделилась своими мыслями, лишь когда Теон избавился от трусов.

— Прежде чем мы продолжим, я должна тебе кое-что сказать. Это мой первый подобный опыт с мужчиной. Несмотря на то, что я уже прошла полный курс по контролю энергии Иного и не должна сжечь своего партнера, я никогда не делала этого с кем-то вроде тебя.

— Значит, ты девственница?

— Технически… нет. Мою девственность забрали пальчики Мэйли, а мои — её. Да и после во мне побывали разные… кхм… игрушки, — Лифэтта слегка засмущалась. Это было очень непохоже на неё, учитывая обычную холодность, но крайне мило.

Мужчина улыбнулся и сделал навстречу фурии. Протянув руку, он провел пальцем между грудей, все ещё сдавленных бюстгалтером.

— Ты знаешь, что очень красива? — спросил он, сбрасывая бретельку с правого плеча, а затем и с левого. С задней застежкой девушка справилась сама. — И у тебя прекрасная грудь.

Грудь у Лифэтты хороша: большая, но высокая и упругая. Сказывались усиленные тренировки и хорошая генетика.

— Тебе правда нравится? — ответила она, наблюдая за тем, как пальцы мужчины скользят по коже. Когда Теон мягко сдавил сосок, Лиф не смогла сдержать сладкий стон.

— Насчет такого я бы ни за что не стал врать.

Теон зачерпнул немного Иного и выплеснул в окружающее пространство. Лифэтта ощутила это. От глаз Теона не скрылись мурашки, что проявились на её бархатной коже.

Рывком он подхватил девушку, заключив в объятья. Фурия впилась в губы мужчины, сразу же подключив язык.

А она не церемонится.

Девушка тоже коснулась Иного, выплеснув его. Теон не знал, сделала она это специально, или все произошло само собой, но в порыве желания он просто сорвал с неё трусики.

Прижимая девушку к мягкой стене комнаты, мужчина целовал её и ласкал упругие ягодицы. Их языки сплетались воедино словно в танце или битве. Теон желал прямо сейчас войти в неё рывком, но пришлось себя сдержать. Он перенес девушку к кровати и опустил на постель. Фурия раздвинула перед ним стройные ножки, отчетливо давая понять, чего именно хочет.

Теон, улыбаясь, протянул руку и коснулся половых губ девушки. Она рефлекторно вздрогнула и закусила верхнюю губу. Впившись губами в сосок, мужчина рукой ласкал её набухающий от возбуждения клитор. Девушка вдыхала его силу, и та заставляла трепетать её душу. Вряд ли Лифэтта понимала, что с ней происходит, но её тело крайне бурно реагировало на малейшее воздействие иного.

Её обуревала страсть и желание. Сила Теона давила на девушку, подавляла и заставляла раскрываться, но едва ли Лифэтта была против. Она желала его всего и без остатка.

В тот миг сильная и уверенная в себе фурия была беззащитна, и Теон этим пользовался. Он ласкал её налитую грудь, целовал губы и улыбался, когда она в очередной раз отводила смущенный взгляд.

Но так было лишь в самом начале. В какой-то момент возбуждение, копившееся в девушке, перелилось через край, и она безмолвно молила Теона о том, чтобы они наконец стали едиными.

— А-а-а-а-агх… Да! — воскликнула она и тут же закусила губу, когда мужчина вошел в неё. Пальцы девушки впились в плечи мужчины, а сама она изогнулась, выпячивая грудь вперед.

Но Лифэтта даже не представляла в тот миг, что ждет её дальше. Энергия Иного хлынула в её тело бурным потоком, а не теми крупицами, что были раньше, и девушка оказалась к этому просто не готова. Чувства обострились так сильно, что Лифэтта просто выпала из реальности. Он уставилась в потолок неморгающим взглядом.

Теон лишь усмехнулся, увидев у девушки «любовный шок», как его называли между собой Ткачи. Это было не таким уж редким явлением, когда ощущения становятся настолько сильными, что человек впадает в своеобразный ступор с полным параличом.

Это состояние обычно длится не долго, максимум пару минут, пока внутренняя энергия не нормализуется, но Теон не хотел ждать. Он поцеловал фурию и вернул себе все, что дал. Девушка тут же сделала судорожный вдох и уставилась на него своими фиалковыми глазами.

— Что… Что это было? Я…

— Любовный шок. Такое случается с Ткачами Иного во время первого объединения. Мы вошли в резонанс, и ты с этим не справилась.

— Не справилась? — голос Лифэтты дрогнул.

— Это нормально. Тут скорее моя вина, я дал тебе слишком много силы.

Но Лифэтта не приняла эти извинения. Она восприняла это слишком лично и во что бы то ни стало решила доказать Теону, что это просто случайность, и такого больше не повторится. Девушка повалила его на спину, оказавшись сверху, и взяла инициативу в свои руки. Теон же решил умолчать, что шанс повторения шока близок к нулю.

Лифэтта оседлала мужчину, вытягивая из него силы и отдавая столько же взамен, а уже через пару минут девушка дошла до пика. Доводилось Теону слышать о девушках, которые получали оргазм ещё на этапе предварительных ласк, так что Лифэтта держалась ещё очень неплохо.

Но они только начали…

— Ещё… — тихо пробурчала девушка. Больше она не испытывала никакого смущения и не казалась такой беззащитной. Любовный шок оказался для неё слишком болезненным ударом по самооценке, и теперь она была готова затрахать мужчину до изнеможения, лишь бы доказать, что это было случайностью.

С того момента Лифэтта стала куда более страстной и активной, и Теону это очень нравилось.

Волосы фурии слиплись от пота, она уже успела кончить несколько раз, но ей все было мало. Теон словно оказался один на один с изголодавшимся диким зверем, который не может остановиться. Неожиданно дверь в комнату отъехала в сторону, и на пороге появилась Арвин. Девушка замерла, удивленно приоткрыв ротик.

— Чего тебе, Арвин? Мы заняты, — тяжело дыша, спросила Лифэтта.

— Ну… — Арвин облизнула губы и слегка потупила взор. — Вы тут уже довольно долго… и я подумала… может… я смогу к вам присоединиться?

Теону казалось, что Лифэтта фыркнет и выдворит нахалку вон. Как он уже понял, Лифэтта и Арвин не слишком-то ладят, но этого не случилось. Видимо, усталость давала о себе знать.

— Хорошо, но я в приоритете, ясно?

— Да! — обрадовалась Арвин, скидывая с себя платье.

— И запри дверь, — попросил Теон. — Пока к нам ещё кто-нибудь не присоединился.

* * *
Теон практически не слушал, о чем там шушукались девицы. Что-то беспокоило его, мешая получить удовольствие от процесса. Наедине с Лифэттой все было хорошо, но какая-то мысль скреблась на границе его сознания, и мужчина все никак не мог её ухватить.

Его размышления прервал силуэт на границе поля зрения. Теон чуть повернул голову и вздрогнул, увидев человеческую фигуру, стоящую в углу комнаты.

Это был дряхлый одноглазый старик с бледной кожей, покрытый гниющими язвами, в которых копошились черви. Он смотрел на Теона своим единственным остекленевшим взглядом и беззвучно открывал рот, что-то говоря.

Тебя тут нет! Тебя нет!

Теон ощутил, как стены комнаты начали давить на него.

Он помнил этого старика. Первая жертва Банрат-Тан-Азура. Теон столкнулся с ним в Флиссе, небольшом портовом городишке, когда они с учителем возвращались из логова Черного демона. Тогда будущий Владетель ещё не понимал, что с ним произошло. Когда этот старик, посчитав мальчишку легкой добычей, решил его ограбить в подворотне, Теон просто отдал его на растерзание монстру внутри себя.

— Тео, слушай. А сколько у тебя было женщин? — поинтересовалась Арвин, вырывая Теона из собственных мыслей. — Раз уж ты и впрямь Владетель, то… наверное много? А Королева Шипов? Как она к этому относилась? Говорят, вы были очень близки… и…

Мужчина моргнул, взглянул на Арвин, а затем вновь сосредоточил внимание на том месте, где ещё секунду назад стоял призрак. Теон прекрасно осознавал, что это лишь в его голове, что эти «духи», «видения» не способны причинить ему вреда, но они сводили мужчину с ума раньше, и намерены делать это вновь…

— Я пойду подышу свежим воздухом, — Теон натянул трусы и отворил дверь. Ему срочно нужно было подняться на поверхность и увидеть небо. — За мной не ходите.

— Но…

Возражения он слушать не стал, быстрым шагом направившись к выходу. Ему срочно нужно на свежий воздух.

Ещё один приступ…

Разумом Теон понимал, что угрозы нет, но стены уже начали давить на него. Этот эффект будет усиливаться ровно до того момента, пока он не окажется на улице.

Теон коснулся панели лифта, но та вместо привычного зеленого, совершенно внезапно выдала красный сигнал.

— И как это понимать? — фыркнул он, повторив действие.

Похоже, меня не собираются отсюда выпускать…

Внутри него заиграли злость и раздражение. Стены коридора, который в обычное время были довольно просторными, словно сузились в два раза. Грудь сдавило спазмом, в висках застучала кровь.

Теон почувствовал себя запертым в ловушке, и это порождало в глубине души страх, с которым он боролся каждую секунду с момента пробуждения. А теперь ещё и призраки… Он не видел их в своих фантазиях. Там он был свободен от них, но теперь они вернулись, чтобы продолжить его изводить.

Мне нужно выбраться… Немедленно!

Воздух вокруг него задрожал от энергии Иного. Теон вновь поднес браслет к панели, решив, что если и в этот раз загорится красный, то он просто разломает лифт и выберется отсюда. Вытащит этот бункер из земли, если потребуется, разломав его на куски, но выберется!

Но в этот раз панель выдала зеленый, и створки лифта отворились. Когда кабина лифта закрылась, Теон испытал новый приступ паники и страха. Тут слишком тесно, почти как в гробу.

Мужчина смог выдохнуть с облегчением, лишь когда оказался на улице и сделал глубокий вдох, наслаждаясь ночной прохладой. Он упал на колени и, запрокивнув голову, наслаждался слабыми порывами ветра.

Теон просидел так несколько минут, прежде чем ощущение нехватки воздуха пропало, а сердце вернулось к нормальному ритму.

«Ты теряешь контроль над собой» — услышал Теон в голове голос наставника Шу. Старик подобно призраку материализовался перед ним в позе медитации.

— Это было всего на пару секунд.

«С твоей силой достаточно и мгновения»

— Действительно…

Теон прекрасно понимал, что перед ним лишь отголосок фантазии, которую он сам себе вообразил, но ему все-равно было приятно увидеть этого старого пердуна, который единственный во всем мире имел честь отделать Владетеля палкой на тренировках.

«Не теряй себя, Теон. Никогда»

— И в мыслях не было. Я — это всегда Я. Так было и так будет.

«Ты правда собираешься её убить?» — вопрос прозвучал настолько внезапно, что Теон вздрогнул словно от пощечины. Старику даже не нужно было уточнять, о ком идет речь. Руннэт. Всё всегда сводилось к Королеве Шипов.

— Да. Никакой пощады. Она предала меня. И убила тебя.

«Возможно, так было необходимо. Мне жаль, что все так обернулось. Она хорошо на тебя влияла, мой мальчик».

Теон, услышав это, лишь презрительно хмыкнул.

«Она любила тебя. По-настоящему. И раз она сотворила с тобой то, что сотворила, значит, у неё была на то веская причина».

Зарычав, Теон махнул рукой, и призрак исчез.

Была веская причина? Что за чушь!

Теону было больно это признавать, но он до сих пор любил Руннэт.

Это все подсознание. Хочет оправдать её. Хочет найти причину не убивать её.

Но, все это не имеет значения. Когда придет время, рука Теона не дрогнет.

— Прошу прощения, Владетель, — Теон повернулся и с удивлением обнаружил в десятке метров от себя Генриэтту в светлом махровом халате. Слишком глубокий вырез, открывающий вид на пышную грудь женщины, не укрылся от его глаз.

— Просто Теон. Я больше не Владетель. Смысл от титула правителя без его империи?

— Возможно и так, — не стала спорить управляющая. — Но вы… ты, Теон, все ещё самый могущественный человек в мире. Владетель — это не просто титул правителя, это то, чем ты являешься. Ни до, ни после не было других Владетелей. Лишь Теон Альдрим.

— И все-таки постарайся не называть меня так, — этот титул был придуман Руннэт, а воспоминания о ней всегда болезненно отдавались в душе Теона.

— Как тебе будет угодно, — поклонилась Генриэтта, явно копируя манеры дворянства его эпохи. — И простите за лифт. После побега Лифэтты я решила заблокировать его на всякий случай, но забыла дать тебе доступ.

— Все нормально, — устало ответил Теон.

— Ты выглядишь измотанным, — сказала женщина, подходя к мужчине и опускаясь на траву.

— Просто хотелось подышать свежим воздухом.

— И отдохнуть от этих девиц? Их молодая кровь бурлит как вулкан, — улыбнулась она.

— Не без этого, — подтвердил Теон.

— Я им даже немного завидую.

— Неужели управляющая тоже хочет разделить ложе со мной? — Теон даже не попытался крыть сарказма.

— Если я скажу, что нет, то совру. Я прекрасно ощущаю твои «чары» на себе, но в отличие от этих девочек могу контролировать свои желания и подавлять их, когда это нужно. Не вижу смысла предлагать тебе себя, тем более когда «конкурентками» являются мои подопечные. Но, разумеется, если вы прикажете, это случится.

Теон лишь поморщился. Ему в данный момент и двух девиц более чем достаточно, да и оставшиеся две вряд ли заставят себя ждать.

— Не хотите прилечь? Я вижу, что вы устали, — предложила управляющая, обнажив свои колени. Теон пару мгновений смотрел на них, после чего опустил голову, распластавшись на траве. Генриэтта запустила пальцы в его рыжую шевелюру, и мужчина тут же ощутил легкое покалывание.

— Что ты делаешь? — голос мужчины прозвучал холодно.

— Это мой малый дар. Помогает снять напряжение и стресс, — улыбка тронула её тонкие губы. — Уже чувствуешь?

— Да, — мгновение поразмыслив, подтвердил Теон.

— Очень полезный дар в моей работе.

Теон действительно ощутил, как напряжение и тяжесть отступают.

— А как проходило обучение в вашу эпоху? Об этом я мало что читала, интересно узнать от очевидца. Во времена Владетеля юным девушкам и парням тоже нужна была разрядка?

Теон ответил не сразу. Огромное темное небо с тысячами ярких огоньков словно затягивало в себя, и лишь разбитая надвое луна не позволяла ему полностью раствориться в увиденном.

— Да. Повышенное либидо было заложено старыми богами, в этом плане ничего не изменилось. Но мест, подобных этому, не существовало. Обычно Ткач брал в ученики одного-двух, а там уже все зависело от подхода. Те, кто постарше, старались брать сразу пару: юношу и девушку, которые в свободное время могли самостоятельно удовлетворять свои нужды. Если брали одного, то учитель становился любовником.

— Как по мне, это не профессионально. Подобная близость между наставником и учеником больше вредит, чем помогает. А у тебя, Теон, были ученики?

Мужчина не стал отвечать на этот вопрос, не желая развивать эту тему, но вопреки желаниям перед глазами всплыл отрывок из прошлого.

— Теон, познакомься, это Шанис Даггре, — Руннэт отошла в сторонку, пропуская вперед молодую девушку с пронзительно голубыми глазами и русыми волосами, невероятно маленькую и хрупкую на вид. — У неё необычный дар, который глупо было бы упускать. Я подумала, что раз у тебя нет учеников, почему бы тебе не стать её учителем?

— Прошу, позаботьтесь о мне, Владетель, — смутилась девушка и сделала перед мужчиной реверанс.

— Пмгте….кхр…учт…л… — изуродованная рука тянулась к Теону, пока губы девушки едва слышно молили о помощи. Но мужчина был бессилен сделать хоть что-то. Все, что он мог, это облегчить страдания.

Теон моргнул, прогоняя неприятные воспоминания, но и тех кратких секунд хватило, чтобы к горлу подкатил ком.

— Теон? Ты меня слышишь?

— Я не хочу об этом говорить, — наконец ответил он.

— Понимаю, — Генриэтта не стала настаивать, и Теон это оценил. Он действительно не хотел вспоминать об этом своем прошлом и тем более говорить. — У всех есть вещи, которые их тревожат.

— А какие вещи тревожат тебя, Генриэтта? — мужчина бросил на управляющую колкий взгляд.

— Не понимаю.

— Хочу услышать твою слезливую историю. Похоже, она у многих тут есть. У Самины убили мать на службе, и теперь она всеми силами старается повторить её путь. У Лифэтты подруге размозжили голову битой. Мою историю ты знаешь. Какая у тебя? Что заставило молодую и красивую женщину запереть себя в месте вроде этого? И я мог бы поверить в заботу о этих девушках, но… ты первая преклонила передо мной колено. Я все никак не могу взять в толк, почему.

— Я хотела помочь Лифэтте, — ответила управляющая, но Теон неплохо разбирался в людях и заметил, что женщина что-то недоговаривает. — И это был…

— Лишь один из путей. Самый простой, но только безумец будет клясться в верности человеку, именующему себя Владетелем. Ты безумна, Генриэтта? Или ведешь свою игру? Собираешься меня использовать?

На краткий миг «маска» на лице женщины дрогнула, выдавая удивление и опасение.

— Я…

— Прежде чем соврать, хорошенько подумай, кому собираешь это сделать. Ты дала мне кров, пищу, приятную компанию, и в этот раз я не буду спрашивать, что именно у тебя на уме, но однажды этот день настанет. Хорошенько подумай, как я отреагирую на твой ответ.

— Как вам будет угодно, — голос Генриэтты прозвучал безжизненным, почти мертвым.

— Можешь идти. Я хочу побыть один, — Теон поднялся с её колен и бросил короткий взгляд на висящую в небе расколотую луну — вечное напоминание о том, что он сотворил.

Управляющая поднялась, поклонилась ему и пошла прочь.

* * *
Спустившись на лифте вниз, Генриэтта столкнулась с двумя взволнованными девушками.

— Управляющая! — охнула Арвин. — Тео! Он… Он!..

— Он на улице, — женщина поспешила их успокоить. — Ему просто захотелось подышать свежим воздухом. — Дайте ему побыть одному. Когда он немного освежит свою голову, то вернется.

— Но… — начала было возражать Арвин, но Лиф положила руку на её плечо и отрицательно замотала головой.

— Управляющая права. Пусть побудет один, если так хочется. Не будем ему мешать.

— Ох…

— Все, идите спать. Я и так позволяю вам больше, чем следовало бы. Особенно тебе, Лиф, ты меня очень сильно подвела.

Серебряновласая девушка виновато потупила взор.

Отправив девушек по своим комнатам, Генриэтта потерла забинтованную ладонь и отправилась к себе. При её появлении спящая в постели Самина приоткрыла один глаз и что-то пробормотала. Вздохнув, Генриэтта подошла к ней и поправила одеяло.

— Хе-енри…. Изфини… я нахрюкалась по самое не могу…

Управляющая улыбнулась и поцеловала свою старую подругу.

— Ничего, моя свинка. Спи спокойно, — погладив Самину по волосам, женщина встала и направилась в сторону личной ванной комнаты.

— Генри… — Самина совершенно внезапно приподняла голову и посмотрела на управляющую. Даже её голос звучал куда ровнее, чем минуту назад. — А что у тебя с рукой?

— Просто немого порезалась. Сущая ерунда. Спи. Ты же помнишь, что на завтра назначена встреча с Хэлен? Тебе нужно проспаться.

Самина собиралась возразить, но учитывая, что она за вечер чуть ли не единолично выпила две бутылки вина, удивительно, как у неё получалось говорить. Девушка моргнула, а затем её немного повело, и Самина опустила голову на подушку.

— Гени… не ври мне больше… Не люблю, когда ты… вре-ешь…

Генриэтта ещё несколько секунд смотрела на Самину, коря себя за вранье. Она прекрасно знала о малом даре фурии, но все-равно соврала. Ещё повезло что Самина была не в том состоянии чтобы допытываться.

Тряхнув головой, Управляющая скрылась в ванной, закрыв за собой дверь. Помедлив немного и прислушиваясь к звукам, она убедилась, что Самина уснула. Подруге не стоило видеть того, что спрятано под бинтом. Женщина принялась аккуратно снимать, обнажая несколько небольших трещинок в центре ладони, источающих едва заметное сияние, словно под кожей женщины горит пламя.

* * *
Управляющая ушла, но даже после её ухода, оставшись наедине с самим собой, Теон ощущал какое-то странное раздражение. Словно что-то настойчиво скреблось в его подсознании, желая выбраться наружу.

Что же меня беспокоит?

Вначале он подумал о начальнице Самины, с которой на завтра назначена встреча, но сразу понял, что дело не в этом. Мысли то и дело возвращались к Лифэтте и разговору на тренировочной площадке.

«У меня уже есть оружие» — вспомнил он собственные слова, сказанные девушке. От одной мысли о том мече по спине забегали мурашки. Оружие, которое не должно было быть создано, но вопреки всему существует…

— Чтоб их всех старые боги покарали… — раздраженно пробормотал Теон, бросая косые взгляды на расколотую этим могущественным оружием луну.

Зло сплюнув, Теон поднялся на ноги, и тут же его тень ожила. Банрат-Тан-Азур смотрел на него из мрака тысячью алых глаз.

— Ключ. Дай мне ключ.

Черный демон не торопился. Вскоре из тени показалась черная рука, сжимающая в пальцах такой же черный ключ с живым алым глазом на рукоятке. Стоило Теону забрать его и наполнить энергией Иного, как перед мужчиной возникла серебряная дверь, украшенная драгоценными камнями.

Дверь, ведущая в Тор-Санрэйз, Обитель старых богов.

Глава 11. Обитель старых богов

Старые боги создали одиннадцать ключей, открывающих путь в их Обитель, и даровали их совим «детям». Банрат-Тан-Азур был не исключением и хранил подарок внутри себя.

Разумеется, Теон не мог не воспользоваться подвернувшейся возможностью. В последствии он сумел получить ещё пять ключей и раздал их доверенным лицам.

Включая Руннэт.

Но старые боги были коварны. Неумелый и наивный Ткач Иного, наполняя ключ своей силой, в итоге отдавал свою душу. Артефакт карал за глупость и самонадеянность, высасывая из тела жизненные силы и энергию Иного. Можно использовать ключ группой, нужно тринадцать в меру сильных Ткачей, чтобы открыть дверь в Мор-Санрэйз и не погибнуть при этом. Никому не по силам наполнить ключ силой разом. Кроме Владетеля, разумеется.

Взглянув на величественную дверь, Теон нахмурился. Серебряная поверхность словно почернела, драгоценные камни, которые должны сиять, блекло отражали свет словно стекляшки.

— Странно, — нахмурился Теон, помня дверь совершенно иной. Казалось, даже сами узоры на металле теперь искажены и уродливы.

Немного помедлив, мужчина вставил ключ в замочную скважину и повернул. Раздался щелчок магического замка. Дверь отворилась, пропуская мужчину в совершенно иной мир.

Вместо вечного дня и мягкого теплого света Теона встретила непроглядная мгла. Постояв в проходе в сомнениях, стоит ли продолжать путь, он решил продолжить идти.

Мне необходимо узнать, на месте ли Рэман-дал-Тор.

Теон сделал шаг вперед, и тут же под его босой ногой появилась парящая мраморная плита.

Ну хоть это работает. И все же стоит смотреть под ноги.

Второй шаг и новая плита. Одна за другой они появлялись в воздухе, выстраивая не совсем ровный мостик.

— Тео! — раздался внезапный окрик позади. Мужчина повернулся и увидел на пороге девушку. Он ожидал, что это Самина, Лифэтта или Арвин, но, к его удивлению, это оказалась Вестра. — Ох… Ч-что это…?!

Фурия удивленно таращилась на мрак и парящий мостик из мраморных плиток.

— Что ты хотела?

Девушке потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя от изумления. Хоть Теон и понимал, что для Вестры увидеть стоящую посреди чистого поля дверь, ведущую в другое измерение, было поразительным и невероятным событием, но с пониманием относиться к этому не стал.

— Одежда. — наконец вымолвила она, и только тогда Теон заметил, что эта миниатюрная стройная брюнетка держит в руках его брюки и рубашку. — Лифэтта и Арвин сказали, что ты вышел на улицу в одних трусах, а управляющая запретила им подниматься. Вот они и послали меня.

Теон уже собрался её отослать, но затем окинул себя взглядом и справедливо решил, что ему действительно не помешало бы одеться. Одно дело — прохлаждаться, сидя на лужайке, а совершенно иное — явиться в эту священную для многих землю в неприглядном виде.

Да кому какое дело? Как будто в этом месте остался кто живой…

Но раз уж вещи сами пришли к нему в руки, то почему нет?

На все про все у мужчины ушло чуть больше минуты, и все это время Вестра, одетая в розовую кофту с капюшоном, размером на два-три больше нужного, и короткие обтягивающие шорты, бросала на него заинтересованные взгляды.

Когда Теон надел рубашку, девушка, кажется, издала едва слышный досадливый вздох, но мужчина сделал вид что, не заметил этого. Все его мысли в тот момент были целиком и полностью о местонахождении Рэмал-дал-Тор.

— Так… Что это за дверь, Тео? Ты так и не ответил…

— Тор-Санрэйз. Это значит…

— Обитель старых богов… — глаза девушки округлились от удивления.

— Ты знаешь Первый язык? — тут уже пришел черед удивляться Теону. Даже в его время не все Ткачи Иного им владели, а сейчас его, должно быть, вообще мало кто знает.

— Немного. Но и об Обители я читала. Я вообще много о чем читала. И о тебе… Значит ты Теон Альдрим? Владетель?

— Ох…

— Извини! Просто это так невероятно… Живая легенда… Можно я буду звать тебя Тео, как раньше?

— Зови, как хочешь, — Теона уже утомили эти восхищения. В былые времена, когда он только стал тем, кем его принято считать, эти удивленные возгласы радовали, сейчас же это больше утомляло. Если бы не необходимость найти Руннэт и остальных предателей, Теон зажил бы тихой спокойной жизнью. По крайней мере, попытался бы.

— Стой! А можно… мне с тобой?

— Поступай, как знаешь, — ответил мужчина фурии и направился дальше по висящему в воздухе мостику. Фурия двинулась следом.

— Ой, дверь закрылась, — охнула Вестра, когда они прошла метров десять. — Это нормально?

— Да.

— А плитка что, светится?

— Да.

— Ну да… логично… тут же кромешный мрак, но я вижу и плитку, и тебя… Значит, источником света можем быть либо мы, либо плитка. А раз мы не…

— Вестра…

— Извини. Я, когда волнуюсь, много говорю.

Голос у девушки приятный и мелодичный, но Теон сегодня не в настроении его слушать.

— Ничего, — пересилил он себя.

Не похоже на меня, обычно я лучше контролирую эмоции.

Впрочем, что Теон знал о себе сейчас? Он провел семьсот лет в гробу, проживая чужие жизни. И пусть контакт с реальным миром мало по малу возвращал его в чувства, глупо отрицать, что это не оставило на его разуме след.

Я безумнее, чем может показаться.

С другой стороны, у него не возникало проблем с социализацией. Если бы он превратился в пускающего слюни и гадящего под себя полоумного дикаря, не способного членораздельно разговаривать, было бы гораздо хуже.

— Я читала, что это место ослепительно сияющее и прекрасное. Почему тут так… мрачно?

— Понятия не имею, — честно ответил Теон. — Я не был тут семьсот лет и не знаю, что тут произошло. Поэтому имей в виду: тут может быть опасно.

— Но ведь ты меня защитишь, да?.. — робко и неуверенно поинтересовалась Вестра.

— Если смогу. Тут нельзя коснуться Иного.

— Что? — девушка встала как вкопанная и попыталась зачерпнуть силу, но у неё не получилось. Даже Теон в этом месте отрезан. Потоки силы почти сразу разрушаются, стоит только попробовать коснуться Иного. В этом месте даже самый могущественный Ткач превращается в простого человека. — Я… Я не могу… Ох… Это так…

— Не самое приятное ощущение, — кивнул Теон. — Словно тебя лишают частички души. Чего-то незаметного, но важного.

— Это же не навсегда?

— Нет. Как только вернемся, все станет как было.

— Понятно… — облегченно выдохнула девушка.

Теон все продолжал шагать по парящему мосту, Вестра шла немного позади.

— А это правда, что ты предложил Лифэтте вступить в твой рыцарский орден?

— Не вступить, а организовать собственный, который будет служить мне.

— Ого…

— Это неважно. Она отказалась.

— Не правда! В смысле… Она вначале сочла это шуткой, но после того, как Арвин рассказала, что ты Владетель, она уже всерьез размышляет над этим.

— Мое предложение ещё в силе, — равнодушно пожал плечами Теон.

— А мне можно? Я не люблю насилие и…кхм… Но я могу быть… как это называлось раньше… летописцем? Буду документировать возвращение ужасного Теона Альдрима! — фурия достала из кармана какое-то устройство с круглой стекляшкой в центре.

— Что это?

— Камера. Она записывает видео.

— Понятно, — Теону уже доводилось видеть видеозаписи. Теперь он знает, как выглядит устройство, их создающее.

— Ты не возражаешь?

— Мне все-равно.

— А насчет моего вступления?

— Поговори об этом с Лифэттой.

Они продолжали идти по тонкой дорожке, разрывающей мрак, где любое неловкое движение грозит падением.

— А что там, внизу?

— Кто знает, — безразлично отозвался Теон, бросив взгляд во мрак. — Но я бы на твоем месте не проверял.

— И в мыслях не было!

— Вот и славно.

Вновь воцарилось молчание, но ненадолго. Судя по всему, это место сильно угнетало Вестру, и та пыталась разговорами немного себя успокоить.

— Знаешь… Это все так странно.

— Что именно?

— Ты. То, что происходит. Знаешь, Арвин и Лифэтта друг друга не слишком любили. Они даже совместную разрядку, на моей памяти, проводили всего один или два раза, и то очень давно. А сейчас ведут себя как лучшие подружки.

— Тебя сильнее удивляет, что две фурии начали ладить, чем возвращение семисотлетнего правителя мира? — Теон не смог скрыть усмешки.

— Нет! В смысле… Мне кажется, я не могу это осмыслить. Того, кто ты есть, этого места и того, что будет дальше, вот и цепляюсь за что-то более реальное.

— Понимаю.

— А вот Алетра тебя терпеть не может, — вздохнула она. — Когда я уходила с вещами, они с Арвин вновь ругались, а ведь раньше были очень близки.

— Ревнует?

— Хуже, — вздохнула Вестра. — Алетра из Истинных.

— Кого?

— Это… что-то типо секты, но не совсем. Адепты религиозного-философского учения «Истинный Путь». По большей части он состоит из фурий, который не считают мужчин за людей. Это учение утверждает, что на вас висит страшный грех, и что старые боги ошиблись, когда дали вам возможность касаться Иного, а затем, осознав свою ошибку, отняли этот дар после того, что ты сделал в порыве безумия.

Порыв безумия… Вот так это теперь называется?

— Они считают, что теперь мужчины должны служить женщинам, точнее фуриям. Быть их рабами и покорными слугами вплоть до момента, пока старые боги не смилостивятся и не разрешат им касаться Иного.

— А ты тоже так считаешь? — Теон остановился и бросил на спутницу хмурый взгляд.

Соврет ли она?

— Отчасти, — ответ девушки Теона удивил. — Все фурии так или иначе живут с этим учением. Тяжело его игнорировать, когда над головой расколотая луна, и ни один мужчина за много сотен лет так и не обрел силы. Я не презираю мужчин, но и относиться к ним как к равным не могу. Мало кто может.

— Значит, ты и меня считаешь ниже себя?

— Что?! Нет! Ты же Теон Альдрим! С тобой так не получается. Ты превосходишь нас так же, как фурии превосходят простых людей. Это Алетру и бесит. Если остальные девочки воспринимают это как данность, то её сама мысль о том, что она стоит ниже тебя, приводит в ярость.

Теперь понятно, почему она меня так невзлюбила.

— А я думал, что она ревнует к Арвин.

— Может, самую малость, — согласилась Вестра. — Алетра одна из ярых адептов. У неё крайне религиозный род, они четко следуют догматам Пути.

— Например?

— Например… не возлегать с мужчинами. Это касается не только фурий, но и обычных девушек.

— А детей они как делают? — Теон не сдержал очередной смешок. Этот разговор забавлял его. Ему и в голову не приходило, что в этой эпохе он столкнется с воинственными девицами, желающими превратить мужчин в рабов.

— О… ну… Есть искусственное оплодотворение. Это когда… ну… без секса. Плод оплодотворяется в лаборатории, а затем подсаживается в матку женщины. Это удобно ещё тем, что на данном этапе можно задать пол ребенка.

— Выжги их семя Таргарон! — выругался Теон.

— Это ещё ерунда, Тео. Раньше было хуже. До созданиях подобных технологий преданные адепты Пути проводили не самые… цивилизованные вещи. Например… мужчина зачинал ребенка, а затем его лишали достоинства. Это была плата за осквернение чрева фурии. Ну а если у фурии рождался мальчик… то… ему очень везло, если его не убивали.

— Безумие… — прорычал Теон.

Именно такой мир ты хотела создать, Руннэт?! Мир, где сошедшие с ума фурии отрезают мужчинам члены после секса и убивают мальчиков после рождения?!

Сама мысль об этом злила Теона. Не такой мир они строили. Не за такой мир сражались в те далекие века. Руннэт хотела сделать его справедливым, пусть даже ценой большой крови. Крови, которую пролил Теон. А сейчас он узнаёт, что все было зря…

Чем больше Теон узнавал о «чудесном мире будущего», тем больше ему хотелось все тут уничтожить. Пойти в Арбитраж и перебить всех Архонтов.

— Да… Но сейчас лучше. Сто лет назад за убийство мужчины фурией даже не карали. Но однажды открылась история, что у одной из высших Архонтов дома имеется коллекция из более чем ста забальзамированных членов. Случился большой скандал, и Арбитраж издал Эдикт номер семьдесят три, который условно уравнивает в правах мужчин и женщин без сил. Фурии сохранили прежний статус на вершине иерархии, но теперь они больше не могли устраивать бойни, кастрировать мужчин после секса и убивать младенцев. За последнее вообще можно было оказаться отрезанным от Иного. Так что…

— Тихо! — голос Теона прозвучал резко, застав девушку тут же замолчать и испуганно втянуть голову в плечи.

Теон сделал ещё два шага вперед, и внезапно по обеим сторонам от их моста возникли две огромные колонны, на вершине которых вспыхнуло голубое пламя. Девушка испуганно воскликнула от неожиданности, на что мужчина не обратил никакого внимания.

Ещё несколько шагов, и появилось ещё две колонны, такие же, как две предыдущие. Синее пламя развеивало мрак, но при этом лишь усиливало неправильность этого места.

Что-то произошло с Тор-Санрэйз. Что-то очень нехорошее.

Но Теон продолжал идти вперед. Ему необходимо знать, на месте ли его оружие. Рэман-дал-Тор — слишком опасная вещь, чтобы позволить ей просто гулять по миру.

Надеюсь, он тут.

Колонны возникали одна за другой, освещая путь, пока впереди словно из воздуха не возникла большая парящая платформа, окруженная десятками колонн. По краям этой круглой платформы находились золотые статуи обнаженных мужчин и женщин в полный рост с оружием в руках. Кто-то был вооружен мечом и щитом, кто-то — копьем, а кто-то — луком.

Каждая из статуй является отражением одиннадцати старых богов, давным давно покинувших этот мир, их точной копией, вылитой из золота с невероятной точностью. Они казались настолько живыми, что можно было посчитать количество волосков на лобке у Джасмаэль Прекрасной, возникни такое желание.

Теон ступил на парящую платформу, но сделал по ней всего один шаг, замерев и жестом приказав девушке остановиться.

— Стой на границе.

— Почему?

— Просто стой и ни за что не переступай порог Зала Предтечей, — коротко ответил он и лишь после этого решительно направился в сторону центра платформы. С противоположной стороны начала появляться массивная серебряно-золотая дверь, напоминавшая ту, через которую они попали в это место, но двустворчатая и в несколько раз больше.

Когда до центра залы оставалось всего пара шагов, перед мужчиной возникла маска шута. Одна её половина сделана из золота и улыбается, а другая — из серебра и в печали.

— «Теон Альдрим, Сосуд Таящегося-В-Тени, приветствует тебя, Привратник» — сказал Теон на первом языке и изобразил церемониальный поклон.

Маска приблизилась к его лицу, когда Теон выпрямился, затем облетела вокруг, словно присматриваясь к гостю. От глаз Владетеля не скрылась едва заметная алая трещина, тянущаяся через все лицо.

— «Тебя долго не было… Теон Альдрим», — зазвучал потусторонний голос. — «Почти вечность…»

Маска закружилась, перевернулась вверх тормашками и словно попрыгала.

Он ведет себя странно.

Обычно Привратник был болтлив и надоедлив. Остроумен, как и полагается шуту. Его работа состояла в том, чтобы приветствовать гостей, явившихся на аудиенцию к старым богам, развлекать их, ведь порой ожидание могло затянуться на долгие часы.

— «Что ты делал в эту вечность?» — но прежде, чем Теон успел хоть что-то ответить, шут продолжил. — «Твоя кровь все ещё красная?»

Мужчина нахмурился. С Привратником точно было что-то не так. В этот миг он порадовался тому, что большинство систем защиты, которые были оставлены старыми богами, обезврежены Кригером ещё во времена изучения этого места.

— «Мне не нравятся твои глаза, Теон Альдрим», — после небольшой паузы маска зловеще рассмеялась, заставив ойкнуть мнущуюся на мосту Вестру.

— «Как один из наследников я требую прохода в Обитель!» — твердо сказал Теон.

— «Он требует… А-ха-ха-ха-ха-ха! Ты ничего не можешь требовать, жалкий Сосуд! Наследник? Ты?! Жалкий человечишка, возомнивший себя равным богам!» — с каждым новым словом трещина на металле маски сияла все сильнее, словно вспыхивая алым пламенем.

— «Что с тобой произошло, Привратник? Что разъедает тебя?»

Услышав вопрос, маска словно отпрянула, а алые огни внутри разломов потухли.

— «Я не помню. Это место умирает, и я вместе с ним» — голос Привратника зазвучал почти нормально, и он насквозь был пропитан грустью и болью. — «Мои мысли путаются. Вам надо уходить, господин Наследник…»

— «Я не могу уйти. Мне нужно знать, здесь ли Рэман-дал-Тор? Как давно тут была Руннэт в последний раз?»

— «Вопросы… Вопросы…» — алые всполохи вновь ожили, и в этот раз горели гораздо сильнее, чем прежде. — «Если ты ответишь правильно на мою загадку, то я отвечу на твой вопрос. Пари?»

— Не соглашайся! С этой штукой что-то не так! — испуганно крикнула Вестра. Теон уже и забыл, что она тоже знает Первый Язык.

— «Задавай свой вопрос», — проигнорировал он предупреждение спутницы.

— «Что реально, но невозможно потрогать? Одни это желают, а другие страшатся? Неумолимое, как само время…»

— Это… — попыталась помочь Вестра, но Теон почти сразу понял, о чем идет речь.

— Смерть.

— «И это…» — на миг огни погасли, а голос Привратника прозвучал с легким облегчением, но уже в следующую секунду алое пламя почти хлынуло из трещины. — «Ложь! А-ха-ха-ха-ха-ха!»

Безумный нечеловеческий смех каскадом пронесся по залу.

— «Это ложь! Все ложь! Загадка ложь!»

— Это не честно! — сердито воскликнула Вестра, но маска не обращала на неё никакого внимания. Пока девушка не зашла в круг залы, он её не видел и не слышал.

— Стой там, где стоишь, Вестра. Иначе умрешь, — говорил Теон не слишком громко, но даже так девушка вздрогнула.

Маска носилась по залу и хохотала.

— «Но в чем-то ты прав, Теон Альдрим. Кто-то сегодня умрет!»

В следующую секунду на границе платформы и моста внезапно появилась решетка, отсекающая путь мужчине назад. Статуи старых богов дрогнули, и одна за другой стали спускаться со своих пьедесталов, покрытые алыми трещинами.

— Тео! Держись! Я… Я попробую привести помощь! — воскликнула Вестра, напуганная случившемся.

Наверное, она думает, что я беззащитен.

Но Теон не испытывал страха или даже хоть какого-то волнения, смотря на ожившие изваяния тех, кого он ненавидел лишь чуть слабее, чем бывших друзей.

— Бессмысленно, Вестра, — бросил Теон девушке и улыбнулся. — Просто смотри. Тем более я давно хотел снести эти статуи.

Это Руннэт считала, что они должны стоять на прежних местах, чтобы мы помнили старых богов. Помнили их лица и имена. В Теоне они вызывали лишь раздражение. Черный демон постоянно ворочался у него в подсознании, стоило оказаться возле них.

— К Таргарону их всех! — оскалился Теон, начав делать небольшую разминку.

Я не могу использовать силу, придется положиться лишь на физические возможности и мастерство.

Физическое воплощение Банрата-Тан-Азура Теон тоже призвать на помощь здесь не мог.

— Тео! — крикнула Вестра. — Будь осторожен.

— Не волнуйся за мен… — в этот миг грудь Теона пронзило три стрелы, пущенные пышногрудой лучницей.

— ТЕО!

— Не кричи, — буркнул мужчина, вытаскивая из тела стрелы, одну за одной. Может он и не может использовать телекинез, но его тело все ещё сосуд для Черного Демона, а значит, пока жив он, и Теон умереть не сможет. — Раскол! Это моя единственная рубашка! Тут уже простой стиркой не обойдешься… — с досадой поморщился он. Тем временем ожившие статуи брали его в плотное кольцо.

Оружия нет, а значит нужно им обзавестись.

Теон первым пошел в атаку. Сделал шаг вперед, затем один в сторону, пропуская мимо три пущенных той же лучницей стрелы. В этот миг его попытался ударить копейщик.

Медленно.

От этого выпада мужчина тоже ушел, оказавшись совсем близко к божеству с мечом и щитом. Дарвин, Убийца Драконов.

Ты-то мне и нужен.

Пропуская меч совсем близко со своей головой, Теон сместился влево, а затем на рывке вонзил одну из трех «трофейных» стрел прямо в правую глазницу статуи. Едва ли этого было достаточно, чтобы одолеть ожившее изваяние, но это лишь первый шаг.

В дело вступил владелец боевого кнута, если так можно назвать множество острых клинков, соединенных между собой подвижной сердцевиной. Теон подпрыгнул и подставил под удар одноглазого Дарвина, на спине которого образовалась внушительного вида трещина.

Ещё один точный удар, и возможно я избавлюсь от него.

Пока что Теон решил не вступать в бой с обладательницей кнута, уж слишком проблемное у неё оружие, и переключился на других.

Опять лучница. Теон заметил, что она целится, и подставил под удар копейщика, но уже через секунду был вынужден отступить, едва не попав под размашистый удар Зарда Молотобойца, вооруженного массивным двуручным молотом. По легендам он мог раскалывать им горы, но статуе не досталось и процента от силы оригинала.

Уворот.

Прыжок.

Перекат.

А вот и первая удачная возможность.

Во время атаки копейщика Теон резко нырнул в слепую зону Дарвина, и копье, пройдя в сантиметре от щита, пронзило грудь статуи.

Сейчас!

Теон прыгнул, одновременно нанося удар коленом в лопатку и перехватывая руку Дарвина в предплечье. Рывок назад, и рука вместе с мечом отрывается от тела, а торс статуи приходит в полную негодность, разваливаясь на множество обломков.

Извлечь одноручный меч из мертвой хватки поверженного противника не получилось.

— Тео, сзади! — послышался возглас Вестры, но мужчина и сам прекрасно все видел. Он в самый последний момент отскочил в сторону, едва не оказавшись пронзенным двумя кинжалами сразу.

Хозяин Ночи. Единственный из старых богов, чье лицо и имя неизвестны. Даже его копия была одета, в отличие от остальных братьев и сестер, а лицо скрывал капюшон и маска. Даже пол неизвестен, фигура могла с одинаковым успехом принадлежать как не слишком фигуристой женщине, так и мужчине.

Теон с ним не церемонился, тут же контратаковав обломком руки. От удара в лицо от части и без того не слишком целой конечности осталась лишь половина, а куски капюшона противника стали отваливаться. Вот только пальцы, к досаде Теона, все ещё крепко сжимали рукоять оружия.

— Раскол…

К мужчине подскочил Молотобоец, собираясь обрушить на него всю свою ярость.

— Ты-то мне и нужен, — ухмыльнулся Теон, бросив отломанную руку прямо под молот, а сам прыгнул на противника и вонзил вторую из трех стрел в глазницу уже ему, после чего, уйдя от новой атаки Хозяина Ночи, подскочил к валяющемуся на полу мечу. Отодрав то, что осталось от пальцев, он покрепче стиснул рукоять оружия и осклабился.

Больше ему нет смысла держать оборону, можно перейти в контратаку.

— «Спасибо за разминку, а теперь пора заканчивать с этими играми. У меня нет времени на все это».

Стойка черного дракона.

Глава 12. Убийца богов

Перед тем, как продолжить схватку с ожившими копиями старых богов, Теон сделал пару пробных взмахов оружием. Баланс оказался не просто плохим, а чудовищным. Оружие скверно сидело в руке, сражаться против серьезного противника таким мечом он ни за что бы не стал.

— «Спасибо за разминку, а теперь пора заканчивать с этими играми. У меня нет времени на это», — бросил мужчина Маске, наблюдающей за схваткой с высоты.

Безумный хохот шута разнесся по Обители, а алые трещины на телах статуй заисяли ярче.

Стойка черного дракона.

Теон сделал шаг навстречу Молотобойцу. Тот был уже готов расплющить жалкого смертного своим ужасающим молотом, но мужчина лишь усмехнулся. Рывок, уход в сторону и тут же невероятно быстрая атака, отрубившая противнику кисти. Двуручный молот ожившей статуи рухнул на пол, и прежде, чем скудные мозги статуи сообразили, что произошло, клинок Теона снес голову Молотобойцу.

Смех Шута оборвался.

В этот же миг снова атаковала лучница.

Опять три стрелы. Предсказуемо.

Теон сделал широкий взмах меча, отбивая все три стрелы разом настолько изящно и легко, что Вестра ахнула.

— Вперед, Тео! — скандировала она. — Тео! Тео! Тео!

Словно подбадривающего клича ей показалось мало, совершенно неожиданно для всех присутствующих фурия включила музыку, динамичную и так сильно режущую слух Владетеля, как музыка на вчерашней вечеринке.

— Тео! Руби их!

В дело вновь вступила «богиня» с жутким кнутом.

Отскок в сторону.

Рядом появился копейщик.

— Опять ты? — хмыкнул Теон, но атаковать его мечом не стал. Вместо этого подхватил левой рукой бесхозный боевой молот, оставшийся от прошлого врага, и с размаху ударил им, превращая в крошево голову и торс копейщика. Молот, впрочем, тоже пришел в негодность.

Двое повержены, трое все ещё готовы сражаться и ещё пятеро не делают вообще ничего. Они лишь изредка пытаются атаковать, а большую часть времени стоят как истуканы. Причины этого до ужаса банальны.

Джасмаэль Прекрасная, которую часто называют просто «шлюхой», считалась богиней секса. Мегайра Защитница — хранительница очага и плодородия. Сиобан Мудрейший — могущественный маг, и именно его считают покровителем Ткачей Иного. Лейва Дарующая — покровительница торговцев. И, наконец, Имморан Златоокий — о нем слишком мало сведений. Затворник среди богов.

Каждый из них владел ужасающей силой, превосходящей даже силы Теона, но перед ним были лишь жалкие копии. Они выглядели как боги, но таковыми не являлись. Эта пятерка была совсем беззащитна по сравнению с остальными, неспособная толком сражаться. Вряд ли вообще эти статуи были задуманы как оборонное средство.

Лучница, Шенна, вновь пустила стрелы, но на этот раз Теон воспользовался «живым» щитом, заслонившись Джасмаэль. Пышногрудая красотка дернулась, выгнулась дугой, а в следующую секунду Теон добил её ударом меча, толкнув безголовое тело в сторону Хозяина Ночи, который попытался зайти Владетелю за спину.

Вновь стойка черного дракона.

Шаг, и Теон превратился в размытую тень.

Первым взмахом он отсек руку Лейве, второй взмах достался Мегайре Защитнице, отсекая ногу в бедре. Третий достал Хозяина Ночи, располовинив его голову, и тут же заблокировал удар кнута.

Несмотря на разломанную голову, Хозяин Ночи все ещё был жив и слепо размахивал своими кинжалами, на которые напоролась однорукая Лейва. Теон метнулся к валяющемуся неподалеку копью, потерянному Могдином Победоносным, подхватил его и метнул, пронзая Лейве и Хозяина Ночи вместе.

Одноногую и беспомощную Мегайру Теон добил одним точным ударом меча в основание шеи, отделяя голову от туловища.

Кто остался?

Шенна и Руш.

Сиобана и Имморана Теон в расчёт не брал. Безоружные болванчики, не способные сражаться.

Лучница сделала свой последний залп. Больше в колчане стрел не осталось. В этот раз было всего две стрелы, но выпущены они были весьма необычным образом, след в след. Теон легко отразил первую, но вторая пронзила ему руку чуть ниже запястья.

Теон поморщился и быстрым движением извлек её из раны, тут же отбросив в сторону. Лучница протянула руку к колчану, но, не найдя там стрел, просто опустила руки, превратившись в ещё одного бесполезного болванчика.

Интересно, а если я возьму чужое оружие и вложу в руку безоружной статуе, она будет сражаться?

— Теперь пришло время заняться тобой, красавица, — ухмыльнулся Теон, указывая кончиком клинка на Руш, размахивающую своим жутким кнутом. О ней он слышал многое: садистка, психопатка, любительница устраивать пытки. Хуже неё был только Таргарон, которого обычно противопоставляют старым богам.

Женщина взмахнула своим оружием, высекая искры о каменный пол. Теон смотрел на это без особых эмоций. Да и как можно бояться, когда ты не можешь умереть? Порой Теона это беспокоило, а порой он принимал это как данность.

— Медленно, — фыркнул Теон, делая шаг вперед. Конец хлыста пронесся в опасной близости от головы мужчины, но Теон словно этого и не заметил. Он просто шел, а клинки на хлысте тщетно пытались его достать, но каждый раз не достигали цели.

Полшага влево.

Пригнуться.

Отразить.

Теон отбивался так буднично, словно его пытались ударить ниткой, а не смертельно опасным оружием.

Ещё шаг, и он оказался почти в плотную к Руш, последней из тех, кто представлял хоть какую-то опасность. Его меч пронзил грудь каменного изваяния, а затем пошел в сторону, выходя сбоку. Пинок в живот, и статуя упала, развалившись на две части.

Остальная троица «богов» терпеливо ждала своей участи, и Теон не стал тянуть.

— «Смейся, Шут!» — крикнул Теон, указав клинком на висящую в воздухе маску, как только закончил с покорно принявшими смерть безоружными статуями.

— «Ты недостоин! Недостоин Святыни! Ты недостоин того, чтобы находиться здесь, отродье Таргарона!» — Привратник сыпал проклятиями и угрозами, которые вызывали у Теона лишь кривую усмешку. Медленным шагом он приблизился к копью, что пронзило Хозяина Ночи, одним рывком вытащил его и метнул прямо в Шута.

Копье пронзило маску насквозь, пригвоздив её к вратам.

— «В чем дело? Уже не смешно?» — холодно осведомился Теон, подходя к последнему из оставшихся противников.

— «СДОХНИ! СДОХНИ! СДОХНИ! ЭТО ВСЕ ИЗ-ЗА ТЕБЯ! СДОХНИ!» — повторяла маска. Алое свечение трещин, казалось, достигло самого пика, но затем резко погасло. — «Владетель…» — В этот раз голос Привратника зазвучал нормально. — «Это место… умирает… Она… Она его убила…»

— Она? — Теон вскинул брови. — Ты про Руннэт?

— «Это… Простите меня… Я…» — голос Шута искажался, а сама маска начала разрушаться.

— «Ты говоришь про Руннэт?!»

Но Шут больше не ответил. Маска треснула пополам, её осколки рухнули на пол, дробясь на более мелкие. Исчезла и преграда, отсекающая путь назад.

— Тео! Тео! Тео! — затараторила восторженная Вестра, подскакивая к нему, а затем совершенно внезапно прыгнула на него и поцеловала, Но уже через несколько мгновений спустя отпрянула и, коснувшись пальцами губ, потупила взор. — Извини… Я… Не знаю, что на меня нашло. Я просто… Ты так легко с ними разделался, словно герой какого-нибудь сериала, и обычно рядом с героем в такой момент должна оказаться героиня, чтобы они слились в страстном поцелуе… Тут должна была оказаться Лифэтта или Арвин, но тут только я… вот и… мне подумалось, что… — с каждым новым словом молодая фурия все сильнее заливалась краской. — Извини, если тебе не понравилось. Я не очень подхожу на роль подружки главного героя… Но мне вдруг показалось, что… Раскол! Чувствую себя такой дурой. Обычно я не такая импульсивная и не вешаюсь на первого попавшегося парня, и уж тем более не лезу целоваться с малознакомыми людьми, но с тобой… Я веду себя странно. Мне это самой не нравится, но ничего не могу с собой поделать. Я слишком много болтаю, да?

— Да, — коротко ответил он ей.

— Это все потому…

— Потому что ты волнуешься. Ты уже говорила.

— Да? Извини…

— А ещё ты слишком много извиняешься.

— Из… ох… Что в таких случая говорят?

— Понятия не имею. Я обычно не извиняюсь.

— Ну да, ты же… Владетель.

Девушка говорила что-то ещё, но внимание Теона было приковано к двери, ведущей непосредственно во внутренние помещения. Там, где прежде жили старые боги.

— Тео? Ты меня слушаешь?

— Нет.

— Грубиян…

Теон подошел к тому, что осталось от Хозяина Ночи, вырвал из его мертвой хватки кинжал и вручил Вестре.

— Спасибо, — охнула девушка, разглядывая трофей. — Я буду хранить его как память.

— Лучше используй, чтобы защитить свою жизнь.

— А, ну да…

— Или возвращайся.

— Ну уж нет! Ты знаешь, какие крутые кадры я записала?! — восторженно сообщила девушка, размахивая камерой в левой руке. — Я потом чуть-чуть подредактирую, и будет вообще замечательно! И музыку нормально подставлю, а не то, как было.

— Зачем ты вообще её включила?

— Для пафоса!

— Понятно.

Закончив разговор, Теон толкнул дверь, ведущую во внутренние помещения Тор-Санрэйз. Под протяжный скрип внутри стали зажигаться фонари с голубым пламенем.

Как и опасался мужчина, внутренние помещения тоже подверглись разрушению, и возможно даже сильнее, чем зала, из которой они пришли. Изящные колонны были покрыты алыми трещинами, разъедающими камень и металл.

— Тут красиво… и так… мрачно… — вздохнула Вестра, идущая вслед за мужчиной.

Когда-то это место было прекрасно. Дворец из дворцов, который пытались повторить многие цари, но никто не мог приблизится к этому величию и изяществу. Каждый предмет здесь на своем месте, создавая некое подобие гармонии. Что-то уберешь, и покажется слишком пусто, что-то добавишь, и место покажется захламленным. Каждая комната была выполнена в своем собственном индивидуальном стиле, приближенном к самому совершенству.

Но сейчас это место умирало. Большая часть увиденной мебели уже разрушилась, превратившись в труху. Изящные барельефы и картины великих побед прошлого были испещрены алыми трещинами.

Позади что-то громко треснуло, и тело Теона сработало на автомате. Он развернулся и подхватил проваливающуюся под землю девушку, не дав ей кануть во тьму.

— С-Спасибо…

Теон прижал Вестру к себе, ощущая как содрогается её тело.

— Ты… Ты спас меня… Я даже не успела понять, что произошло. Пол просто провалился… Ох…

Её сердце стучало в невероятно быстром темпе, широко распахнутые глаза с восторгом смотрели на мужчину.

Беззащитная и невинная.

— И почему он провалился именно подо мной…? — тихо произнесла девушка, когда Теон выпустил Вестру из своих объятий.

— Потому что ты жирная.

— Ч-Что?! Я не…Гх! Такие вещи нельзя говорить девушкам! И я… я не жирная! Я вообще вешу меньше, чем Лиф и Арвин, — надулась фурия и уже чуть спокойнее буркнула. — Герои не должны говорить такие вещи девушкам после спасения.

— Ты меня с кем-то перепутала, Вестра. Я не герой. Я безумный тиран, покоривший весь мир.

— Ну… Технически ты так и не покорил Дорнийский архипелаг, Пики Величия и Рудалию, — девушка говорила это с наигранным безразличием, но краешки губ выдавали усмешку.

Один-один. Неплохо.

— Смотри под ноги. Пол может обрушиться в любой момент, — напомнил Теон и пошел дальше. Вестра что-то крикнула ему вслед, но мужчина уже не слушал.

Привратник был прав. Это место умирает.

— Вестра.

— Что?

— Ты снимаешь?

— Да… А что, не нужно?

— Напротив. Записывай все, что видишь. Скоро этого места не станет.

Девушка на мгновение замерла, осознавая услышанное.

— Стой! Но если его не станет, то моя запись…

— Возможно, она станет последним свидетельством, что Обитель вообще существовала.

— Почему ты раньше не сказал-то! А я батарею старалась экономить…

Дальнейшую часть пути девушка снимала все, что только могла. Она бы и по комнатам прошлась, но не решалась отходить от Теона достаточно далеко. Все, что ей оставалось — заглядывать туда и делать панорамную запись, пытаясь заснять как можно больше.

— Раскол! Это место такое огромное… Я не смогу все снять…

— Снимай, сколько получится. Ты не сможешь обойти весь Тар-Санрэйз даже за день.

— А куда мы вообще идем?

— К оружейной.

По пути Теону встретилось немало других проломов в полу, ведущих во тьму. Один из коридоров к оружейной оказался завален, пришлось идти в обход, и чем дальше мужчина отходил от входа, тем сильнее были разрушения, словно источник заразы, расходящейся по обители богов, был именно в оружейной.

В нескольких местах проломы были не только в полу, но и в потолке, а перед самой оружейной оказалась пропасть шириной метра четыре, словно коридор просто перерубили пополам.

— Попробуем найти другой путь?

— Другого пути нет. Придется прыгать. Тут не так далеко.

— Но… если мы упадем, то…

— Да, погибнем. Точнее, ты погибнешь, а вот меня ждет участь куда страшнее.

— Обнадежил, блин…Дай мне минуту… — вздохнула девушка и сделала небольшую растяжку, затем попрыгала на месте и лишь после этого взяла пяток метров для разбежки.

Вестра принула и приземлилась на другой стороне коридора, облегченно вытирая проступивший пот со лба.

— Теон, будь осторожен, — начала советовать она. — Тут расстояние чуть больше, чем кажется, лучше возьми разгон и…

В следующий миг Теон очутился рядом с ней, заставив девушку издать изумленный вздох. Мужчина не разбегался, он просто подошел к краю, а в следующий миг оказался на другой стороне.

— Как ты это сделал?..

— Прыгнул.

— Но… Раскол! Ты же ведь не можешь использовать силы тут, да?

— Не могу. Если бы мог, нам не пришлось бы прыгать. Идем.

Это место выглядело совсем плохо. Казалось, ещё совсем немного, и оно начнет рушится.

Чудо, что пол вообще нас держит.

Наконец, они оказались перед ещё одной двустворчатой дверью, массивной и тяжелой. Теон налег на створки, отворяя проход в просторное круглое помещение с высоким сводчатым потолком. В самом центре находилась платформа с мечом, наполовину погруженным в камень.

Его рукоять была черно-золотой, а клинок просвечивал и причудливо преломлял свет, словно сделан из хрусталя. От гарды к платформе тянулись цепи, надежно фиксируя оружие.

— Это… то, за чем мы сюда пришли? — осторожно поинтересовалась Вестра, не забывая все снимать.

— Да. Рэман-дал-Тор. Убийца Богов. Мой меч.

— Никогда о нем не слышала, — нахмурилась девушка.

— Потому что я использовал его всего раз. То, что вы называете Небесным Расколом, случилось как раз из-за него.

— Что…? — Вестра не ожидала такое услышать.

Теон медленным шагом направился к своему оружию. Он чувствовал его зов и желание вернуться к своему хозяину.

Значит, Руннэт все-таки решила вернуть его на положенное место.

— А это нормально, что такая опасная штука просто лежит тут? Как я понимаю, кто угодно может прийти сюда и забрать его.

— Если он самоубийца. Пока меч находится на этом пьедестале, только я могу его забрать. Любого другого он отвергнет, выжигая саму его суть. Именно поэтому кто-то решил разрушить это место.

— В смысле?

— Тот, кто оставил эти трещины, кто поразил Тор-Санрэйз хворью. Он сделал это из-за меча, — в этом Теон нисколько не сомневался. Как и в том, что это была не Руннэт. Королева Шипов не стала бы уничтожать Обитель. — Он желал разрушить оружейную, чтобы меч отправился в ничто и был навсегда утерян, но не успел. Я пришел сюда раньше.

— Если мысли, кто это мог быть?

— Ни единой. Но никто из моих бывших соратников не обладал силой сделать подобное. Это мог быть кто угодно, но одно точно: у него есть ключ, и он умеет им правильно пользоваться.

Внезапно Теон и Вестра услышали протяжный, режущий слух скрежет чего-то острого об камень. Он доносился из соседнего прохода у правой стены. Насколько Теон помнил, там находится ещё несколько комнат с оружием, не обладающим особой ценностью.

Топ. Топ. Топ.

К ним что-то приближалось. Что-то тяжелое.

Секунда. Две. Три.

Наконец из темного прохода вышла серая фигура. Издали её можно было принять за человеческую, но вблизи слишком бросались в глаза непропорционально длинные руки с такими же длинными пальцами, заканчивающимися когтями-ножами. На прибывшем не было одежды, да и зачем она существу без гениталий?

Создание окутывала едва заметная темная дымка искаженного Иного, заставляющая трепетать естество любого Ткача. Но, наверное, самым бросающимся в глаза фактом было отсутствие лица. Ни глаз, ни носа, ни рта. Лысая голова и голое пустое лицо с чем-то вроде клейма на лбу.

Увидев, кто именно вышел им навстречу, Вестра испуганно взвизгнула от ужаса, а Теон мгновенно встал в боевую стойку.

На них медленно надвигались не глупые бездушные статуи, а существо, с которым мало кто отважился бы столкнуться.

Опустошитель.

Глава 13. Летописец

Чудовище зашло в зал и замерло, уставившись на чужаков. Оно слегка наклонило голову, словно вглядывалось в людей, но Теон не смог заметить у него глаз, как бы не старался.

Оно слепо?

Даже если так, расслабляться было бы глупо. Существует очень много способов видеть, даже не имея глаз.

— Те…

— Молчи. Не шевелись. Не говори. Даже не дыши, — шепнул девушке Теон, не сводя взгляда с Опустошителя.

Судя по виду, он уже прошел как минимум две эволюции.

Это заставляло относиться к противнику более чем серьезно. С таким Лифэтта не справилась бы даже с именным клинком в руках. Во времена Теона для битвы с таким Опустошителем собирали полноценные боевые отряды из самых сильных и опытных Ткачей.

Одна эволюция означает, что Опустошитель сумел убить и поглотить как минимум десяток Ткачей. Вторая — это уже сотня… Про третью Теон не хотел и думать. Лишь один раз за все время смог родиться Опустошитель, что миновал три эволюционных скачка.

Монстр пока не нападал, но, вне всякого сомнения, уже заметил гостей.

Скорее всего, учуял остаточный след Иного.

Клац-клац-клац.

Зазвенели когти-лезвия чудовища. Он словно настукивал ими какую-то мелодию.

Теон сделал шаг в сторону, и голова Опустошителя сместилась за ним.

Как минимум меня он видит.

* * *
— Что будет, если Опустошитель сможет съесть тебя? — внезапно задала вопрос Руннэт.

Стояла знойная погода, даже близость моря не приносила ощутимой прохлады. Обнаженная Королева Шипов только что выбралась из бассейна и теперь расслаблялась на лежаке, подставляя тело лучам палящего солнца.

Теон сидел неподалеку, укрывшись под массивным зонтом, который держала одна из служанок, в то время как вторая махала возле него веером.

— Что? — Теон удивленно моргнул, уставившись на любовницу.

— Я говорю, что будет, если тебя съест Опустошитель, — повторила она, добавив в голос легкую нотку раздражения, но едва ли она сердилась на самом деле. Руннэт привыкла, что Теон частенько задумывается о своем, не делясь ни с кем мыслями, душой компании Владетеля назвать никак нельзя.

— Если меня попытается съесть Опустошитель, то подавится.

— А если серьезно?

— А если серьезно, он умрет, прежде чем сможет это сделать.

— И все-таки, если чисто гипотетически?

— Я не понимаю, к чему ты клонишь, — покачал головой Теон.

— Мы все утро спорили с Эрлис об Опустшителях. Что мы о них вообще знаем кроме того, что это монстры, питающиеся Иным? Они приходят в этот мир, когда выплескивается большое количество силы, причем не всегда в то же место, где произошел всплеск. А их эволюции? Изначально они просто неправильные жуткие монстры, но с каждой эволюцией они становятся все больше похожи на людей.

— Я все ещё не понимаю ход твоих мыслей.

— Я о том, что мы не даем им развиться достаточно сильно. Как только мы узнаем, что появился Опустошитель, что прошел первую эволюцию, им занимаются на куда более высоком уровне, посылая уже не простых Ткачей, а действительно могучих воинов, чтобы не оставить твари и мизерного шанса пройти вторую эволюцию.

— Ты хочешь вырастить своего собственного Опустошителя и посмотреть, как много раз он способен эволюционировать? — Теон не скрыл сарказма.

— Нет, — Руннэт закатила глаза. — Я не настолько выжила из ума, хотя по хроникам времен старых богов, подобное пытались совершить. Чудовище вырывалось на свободу уже после второй эволюции.

— Таких монстров не удержать в клетке, — кивнул Теон.

— Именно. Причем, если их держать взаперти, то их эволюция направлена специально на то, чтобы выбраться из этой темницы. Правда интересно?

— Очень, — зевнул Теон.

— Оно и видно…

— Ты продолжай.

— Ох… — покачала головой собеседница, но её настроение быстро пошло в гору, когда одна из служанок принесла поднос с бокалами ледяного напитка. — Как я уже сказала, с каждой последующей эволюцией Опустошители становятся больше похожи на людей. Но это сходство не только внешне. Они становятся умнее, хитрее и, что хуже всего, обретают способности и начинают использовать их как Ткачи Иного.

— Уверена? — впервые с момента начала разговора Теон выглядел серьезным и заинтересованным.

— Насколько возможно, если верить древним текстам. Но Эрлисфиль всерьез полагает, что по миру может расхаживать Опустошитель, который прошел четвертую эволюцию. Должно быть, он уже выглядит и думает, как человек.

— Бред, — буркнул Теон.

— Возможно. И возвращаясь к первому вопросу, Банрат-Тан-Азур — это чистое порождение Иного, а значит годится в пищу для Опустошителей. Эрлис уверена, что если ты станешь жертвой простого Опустошителя, то твоей силы хватит, чтобы он перескочил как минимум три эволюции, а может даже все четыре…

— А если меня сожрет тот, кто прошел все четыре? — не смог удержаться Теон от вопроса.

— Скорее всего, он станет равен старым богам. Или даже сильнее.

* * *
Кто-то его сюда привел. Кто-то скармливал этой твари фурий, превращая её в цепного пса, который убьет любого оказавшегося в зоне досягаемости. Бессмертная и вечно голодная тварь…

Справлюсь ли я с ней?

Кто знает….

Теон не питал иллюзий относительно противника. Хуже ситуацию сложно было вообразить.

Опустошитель сделал шаг, качнувшись вправо. Ещё шаг, теперь его повело влево. Походка у него медленная и ленивая, но это могло обмануть только того, кто не имел дела с подобными тварями.

Стойка черного дракона.

Мужчина начал движение одновременно с Опустошителем. Он собирался поразить существо в шею, питая надежды закончить схватку одним ударом, но это сделал Опустошитель…

Монстр просто исчез. Меч мужчины рассек воздух, а миг спустя атаковать стало нечем. Руку, в которой Теон сжимал меч, Опустошитель играючи вырвал у самого плеча.

— Тео! — испуганно крикнула Вестра.

— Заткнись! — рыкнул он. — Заткнись и беги.

— Но…

Девушка собиралась что-то возразить, но Теон уже не слушал, вернув свое внимание на чудовище. Если не хочет бежать — её проблемы, а позволить себе стать кормом этого монстра мужчина не мог, все ещё вспоминая рассуждения Руннэт об Опустошителях и Банрате-Тан-Азуре.

Я не могу стать его пищей. Кто знает, какую силу обретет эта тварь.

К счастью, Опустошитель пусть и обрел отдаленное подобие разума, совершенно не понимал кто именно перед ним. Он счел появившихся людей обычной пищей, какую ему доставлял неизвестный, и теперь как кот собирался поиграться с едой перед тем, как преступить к трапезе.

Монстр помахал Теону его собственной рукой, а затем демонстративно откусил от конечности большой кусок при помощи появившейся на уровне шеи зубастой пасти и принялся с причмокиванием его пережёвывать.

Теон тем временем не шевелился, раздумывая, что делать дальше. Сражаться простыми методами у него не получится, а значит придется вернуть то, что по праву принадлежит ему.

Рэман-дал-Тор…

* * *
Вестра оцепенела от ужаса.

Опустошитель. Монстр, которых она раньше видела только на картинках и в образах осязаемых голограмм на тренировках. Но существо, оказавшееся перед ней, было чем-то невообразимым. Оно источало ауру ужаса, от которой ноги становились ватными, а душа стремилась покинуть тело. Нечто в глубине сознания от одного лишь взгляда на Опустошителя вопило от ужаса.

Но хуже всего другое.

Силы. Вестра ощущала как силы покидают её с каждой секундой, как снижается реакция, как горло сдавливает невидимая сила, отрезая от воздуха.

И тем не менее Тео не боялся. Он стоял с гордо поднятой головой, вооруженный мечом.

Он… Он справится. Я же видела, какой он сильный!

Он…

Тео и монстр бросились друг на друга, а в следующий миг последний просто исчез. Вначале Вестра не поняла, что случилось, но уже через мгновение ужаснулась.

Тео лишился руки у самого плеча. Той самой, в которой ранее сжимал меч.

Нет! Нет! Нет…!

Нам конец…!

Волна паники захлестнула её.

— Тео! — закричала девушка что есть мочи, но реакция спутника оказалась далека от нормальной.

— Заткнись! — рыкнул он. На его лице не было ни намека на боль. Лишь сосредоточенность и злость. — Заткнись и беги.

— Но… — опешила фурия от такой реакции.

И лишь это помогло ей взять себя в руки. Тео не напуган, он решителен и мужественен.

Значит, и я буду…

Я должна ему помочь! Но… как?

Девушка внимательно следила за Теоном и заметила, что тот косится на меч в центре залы.

Он хочет использовать его?

От оружия Тео отделяло всего метров семь-восемь, но девушка была уверена, что монстр не даст мужчине приблизиться к мечу. Уже через секунду девушка получила этому прямое подтверждение.

Тео все-таки попробовал достать меч. Сорвавшись с места, он бросился к оружию и даже сумел преодолеть половину расстояния, как вдруг чудовище преградило ему путь, вонзая в грудь трофейный меч.

Тео пошатнулся и отступил на шаг. Любой нормальный человек умер бы от такого удара, но едва ли Владетеля можно назвать нормальным человеком. Не просто же так его силу сравнивали с силой старых богов.

Я ему помогу!

Девушка, продолжая снимать, активировала плеер, встроенный в её браслет, и включила музыку, начав перебирать мелодии.

Что-нибудь громкое и задорное, что точно его привлечет… Подойдет!

Из маленького динамика заиграла задорная песенка популярного сейчас герлз бэнда. Писклявые голоса пяти девушек привлекли внимание Опустошителя, повернувшего голову в сторону Вестры.

— Эй! Страхолюдина! Я… Я тебя не боюсь! Думаешь, что страшный? Ха! Ты всего лишь жалкий… агх…

Вестра даже не успела понять, что произошло. Вначале она почувствовала боль, и лишь затем осознала, что огромная пасть монстра находится прямо перед её лицом. Всего за один удар сердца девушки Опустошитель преодолел разделяющее их расстояние и вонзил ей в живот свои длинные когти-лезвия. Чудовище играючи подняло фурию, заживо её потроша.

Перед глазами все темнело, разорванный живот уже не воспринимался как реальность.

Я сплю…

Да, все это, должно быть, сон!

Глупая… Владетель, Обитель старых богов, Опустошитель… Не могло же это быть правдой…

* * *
Дура!

И все же Теон был благодарен этой глупой девице, решившей отвлечь на себя внимание монстра. Без неё чудовище вряд ли бы позволило ему приблизиться к оружию.

Рука мужчины коснулась рукояти, и спящая в мече сила пробудилась, откликнулась на зов того, кто по праву должен ей повелевать. Цепи, удерживающие гарду, зазвенели и пришли в движение. Они оторвались от камня и впились в предплечье Теона, сливаясь с его плотью.

Монстр, вспоровший Вестре живот, сообразил, что что-то не так, отбросил тело девушки и бросился на мужчину.

— Поздно, — холодно сказал Теон.

Опустошитель смог преодолеть лишь полпути, как его руки, ноги и тело оказались скованы цепями. Впервые за все время короткой схватки монстр зарычал, забился в тщетных попытках освободиться и добраться до Теона.

Мужчина влил силы в меч и взмахнул рукой, рассекая Опустошителя пополам и стирая его из этой реальности. Мощь клинка была настолько велика, что уничтожила, большую часть оружейной, лишь чудом не затронув тело Вестры, теперь лежащее на краю бездонной черной пропасти.

Теон подошел к телу, испытывая легкую досаду и, наверное, чувство вины.

— Я же говорил тебе бежать. Зря ты не послушалась.

Он уже собирался уйти, как вдруг Вестра дернулась. Лишь после этого Теон наклонился и потрогал пульс. Она ещё жива, но осталось совсем немного. Вряд ли меньше минуты. Чудо что её сердце все ещё бьется.

Поразмыслив немного, мужчина коснулся лба девушки и тихо произнес:

— Стоп.

И в тот же миг сила хлынула из клинка, перенесясь в тело девушки.

— Ты молодец, — улыбнулся Теон, проведя рукой по волосам. — Цепляешься за жизнь.

Вздохнув, Теон поднялся на ноги и покрепче взял рукоять меча. Довольно этому месту страдать и медленно умирать. Оно сослужило свою службу и теперь может отправиться на покой.

Клинок Убийцы Богов рассек тьму надвое, а в следующий миг Теон и Вестра оказались на улице перед Школой. Тор-Санрэйз больше нет. Теон уничтожил его. Лишь так можно было выбраться наружу, не проделав весь путь пешком.

* * *
Самина это почувствовала.

Это ощущение нельзя было описать словами. Словно кто-то оборвал одну из струн мироздания, звон от которой прокатился по Иному, затронув каждую фурию.

Подскочив с кровати, Самина бросила взгляд на Генри, которая тоже подняла голову и удивленно осматривалась.

— Ты тоже это почувствовала? — моргнула брюнетка, краем сознания отмечая, что в миг протрезвела.

— Да, — нахмурилась управляющая и поспешила выбраться из постели и набросить на себя халат.

— На что спорим, что это опять ОН?

— Не хочу я спорить, — фыркнула Генриэтта и поспешила проверить статусы учениц. — Он и Вестра все ещё на улице…

— В чем дело?

— Показания Вестры странные.

Прежде, чем Самина успела уточнить, в чем именно заключаются странности, управляющая уже умчалась. Пробурчав что-то нечленораздельное себе под нос, девушка натянула штаны на голое тело, сверху накинула футболку и поспешила вслед за подругой.

Опасения Генриэтты оказались не беспочвенны. Стоило им подняться на лифте и выйти во двор, как им предстала поистине ужасающая картина. Однорукий Теон, вооруженный странным мечом, сидел возле Вестры, в животе которой зияла огромная рана.

Генри тут же бросилась к Вестре.

— Что тут произошло?!

— Долгая история. Сейчас нет времени на подробный рассказ, но если так интересно, та штука в руках у Вестры вам все расскажет.

— Она?.. — тихо спросила Самина, стоя чуть в сторонке.

— Она жива, — глухо отозвался Теон. — Я остановил её время. У вас ещё есть несколько часов, чтобы её спасти.

— Что-то ты сделал? — нахмурилась Самина.

— Сейчас на это нет времени! — рыкнула на них Генриэтта. — Я не могу допустить, чтобы она погибла!

— Я вызову флаер экстренной службы, — сказала Самина, активируя коммуникатор. Диспетчер ответил быстро, и девушка, использовав свои служебные полномочия, распорядилась о высылке транспорта.

Генриэтта тем временем оторвала рукав своего халата и зажала рану, хотя в этом не было особого смысла. Из неё текло подозрительно мало крови.

Именно это он имел в виду, говоря, что остановил время?

— Слушайте сюда, — голос Теона был предельное серьезным. — Я не могу вечно удерживать этот меч в руках. Стоит мне сейчас отпустить рукоять, как ударит откат. Скорее всего, для меня он будет… малоприятным.

— Что ты имеешь в виду? — спросила Самина.

— То, что я окажусь перед вами беззащитен. Не зовите лекарей или ещё кого-то, просто положите меня в тихое место и оставьте. Мне просто нужно немного времени.

— Как скажете, Владетель.

Самине казалось, что Теон добавит что-то вроде: «Если попробуете использовать это время и предать меня, то глубоко пожалеете». Но он не сказал, просто вонзил меч в землю. Цепи, опутывающие его руку, развязались и впились в почву.

Затем Теон отпустил рукоять, и тут же из его рта и ран потоком хлынула темная кровь. Он захрипел, выгнулся дугой, а затем рухнул на землю, обмякнув. В любой другой ситуации Самина подумала бы, что мужчина умер.

Бросив на него короткий взгляд, девушка тут же активировала коммуникатор, но внезапно Генриэтта вскочила на ноги и ухватила Самину за запястье.

— Что ты делаешь? — холодно спросила она.

— Звоню Хэлен. Ты же слышала, он беззащитен. У нас есть шанс избавиться от него. Если действовать быстро, мы сможем доставить его к гробу и вернуть туда, где ему самое место!

— А ты знаешь, где этот гроб?

— Он был… — голос Самины дрогнул. Он БЫЛ на том складе, но там ли он сейчас или Магистериум все подчистил? — Не важно! У нас есть кренталь.

— Столько, сколько нужно на гроб?

— Нет, но…

— В таком случае он найдет способ избавиться от оков, и если это случится, то всем нам придет конец. Он не оставит от этого места камня на камне, прикончив и меня, и девочек.

— Он не тронет их.

— Ты в этом уверена?

— Я…

— Он нестабилен, Самина. Он пробыл семь сотен лет в том гробу, он может обезуметь от одной мысли о возвращении! Ты правда хочешь увидеть обезумевшего Владетеля вживую?

— Прости, я вынуждена пойти на этот риск, — покачала головой Самина, высвободила руку и уже собралась использовать коммуникатор.

Внезапно подруга вытащила из кармана халата пистолет и нацелила его Самине в грудь. От неожиданности брюнетка опешила.

— Генри, перестань… Это не смешно.

— Именно. Это не смешно. Я тебя люблю, Сам, но если ты сейчас воспользуешься этой ситуацией, то убьешь всех нас. Так что я выбираю меньшее из зол.

Она выстрелит! — с ужасом поняла Самина. Это читалось в её глазах. Непоколебимая решимость.

— Ты спятила…

— Я делаю, что должна. Думаю, однажды ты это поймешь.

Глава 14. Встреча

— Как-то не впечатляет, — высказал Теон свое мнение, посмотрев на неказистую хибару с дырявой крышей. — Ты уверена, что это именно то место?

— Разумеется, — вздохнула его рыжеволосая спутница, одетая в простой дорожный костюм, главным достоинством которого, по мнению мужчины, были обтягивающие штаны, подчеркивающие женственные формы девушки. — Я бы не потащила тебя в такую даль, если бы не была уверена.

Теон собрался сказать что-то ещё, но с мыслей его сбил внезапный душераздирающий крик боли, раздавшийся из дома перед ними. Не став медлить, мужчина тут же направился вперед, а девушка, помедлив секунду, пошла следом.

Мягко толкнув дверь, Теон вошел внутрь и слега удивился, увидев в дальнем конце комнаты двух людей: полного мужчину в возрасте, привязанного к стулу, и молодого широкоплечего блондина с длинными волосами, собранными в хвост.

Блондин склонился над свои пленником, что-то шепнул ему на ухо, а затем начал заколачивать в ладонь гвоздь.

— Сука! Сука! Сука! — кричал прикованный. — Я тебя урою! Я тебя прикончу! Больно! Больно! Сука! Ты за это заплатишь! Ты хоть знаешь, кто…

Пока тот орал, блондил взял со столика неподалеку небольшую стамеску и молоток, а затем с невероятной быстротой и точностью выбил пленнику два зуба.

— Перестань орать, — его голос звучал холодно и равнодушно. Впрочем, лицо тоже не выражало эмоций.

— Мне вмешаться? — поинтересовался Теон. — Пока нашего кузнеца не прикончили.

— Нет, наш кузнец — тот красавец, — усмехнулась девушка, не без удовольствия заметив удивление на лице Теона.

Теперь Владетель смотрел на светловолосого чуть иначе. Тот был молод, хорошо сложен, а лицо словно творил лучший из скульпторов.

Скорее всего, ему все местные девицы прохода не дают. Но увлечения у него странные…

Лишь после этих слов хозяин дома заметил гостей, но их прибытие нисколько его не смутило. По лицу вообще не было похоже, что его застали за чем-то постыдным.

— Помофите…! Выфатите мефя отфюда! Я зафплафю! — закричал пленник, плача и заливая свою одежду кровью.

— Кажется, у меня клиенты, — вздохнул блондин, взял с одной из полок тряпку и начал вытирать кровь с рук. — Будешь продолжать кричать — я отрежу тебе язык, — бросил он пленнику напоследок и направился к пришедшим людям. — Прошу прощения, я так увлекся, что не заметил вас. Что вы хотели?

— У нас есть особый заказ.

— Особые заказы стоят дорого.

— Этот будет щедро оплачен, — заверила девушка.

Теон тем временем с легким любопытством переводил взгляд то на пленника, то на мужчину, его пытавшего.

— Это задаток, — спутница протянула блондину мешочек, полный золота.

— Этих денег хватит на несколько особых заказов.

— Наш заказ очень особенный, — обезоруживающе улыбнулась девушка. Обычно после этой улыбки мужчины таяли, но лицо кузнеца осталось безразличным.

— Что сделал этот человек? — спросил Теон, кивнув на пленника.

— Ничего особенного. Он один из подчиненных барона из соседнего города, которому нужен полный латный доспех, усиленный рунами и магией Иного. Денег, что они предлагают, недостаточно, и тогда мне начали угрожать. А я не терплю угроз.

Услышав ответ, Теон усмехнулся.

— Значит, убьешь его?

— Все будет зависеть от него самого. Если окажется достаточно выносливым, чтобы выдержать все, что я подготовил, освобожу.

— Тебе говорили, что ты очень жуткий тип? — Теон улыбался.

— Случалось.

— Теон Альдрим, — протянул Владетель руку.

— Кригер. Погодите… Теон Альдрим…? Но ведь это…

— Да.

— Проклятье, Теон! Мы же договорились, что будем действовать инкогнито! — возмутилась спутница.

— Да ладно, Руннэт.

— Руннэт? Королева Шипов? Принимать таких гостей — большая честь.

— Ох, — Руннэт бросила осуждающий взгляд на Теона, но в итоге просто огорченно вздохнула, смирившись с тем, что Владетель порой поступает необдуманно.

— Так что за заказ вы хотите сделать?

— Как ты думаешь, — на лице Теона появилась заговорческая улыбка. — Сможешь выковать, меч способный убить бога?

* * *
Теон открыл глаза и почувствовал невероятное облегчение, увидев уже знакомый потолок. За миг до того, как потерять сознание, он опасался, что очнется в гробу.

Слегка приподняв голову, Теон с удивлением обнаружил что лежит не один. К его левой руке прижималась пускающая слюни Арвин, а с противоположной стороны в похожем положении спала Лифэтта.

Мужчина пошевелился, попытавшись высвободить восстановившуюся правую руку, но не потревожить серебряновласую красотку не получилось. Она тут же зашевелилась и приподнялась, заправляя длинный локон за ухо.

— С возвращением, — сдержано улыбнулась она.

— Вы напитывали меня энергией? — понял Теон.

Теперь понятно, почему он чувствует себя относительно неплохо. Женская энергия Иного мягче мужской и гораздо благоприятнее влияло на тело, чем его собственная.

— Сколько я был в отключке?

— Всего несколько часов. Учитывая, в каком ужасном состоянии ты был, мы вообще не думали, что ты выживешь… Особенно перепугалась Арвин.

— А?.. Меня кто-то звал?.. — пробормотала вторая девушка и приподнялась. Она сонно захлопала глазами и закрутила головой, не сразу заметив, что Теон пришел в себя. — Ой! Тео! Ты жив! — и тут же бросилась обниматься.

— Успокойся, потом намилуетесь, — вздохнула Лифэтта, чуть ли не силой оттаскивая подругу от мужчины.

— Спасибо, без вас я бы восстанавливался дольше, — Теон подвигал правой рукой, проверяя её работоспособность. Новая конечность лишь выглядела нормальной, на деле же часть мышечных волокон ещё не восстановились. Функциональность руки сейчас процентах на пятидесяти, на полное восстановление уйдет ещё день.

— Обращайся! — ухмыльнулась Арвин. Лиф посмотрела на девушку с легким снисхождением, но по глазам было видно, что она тоже рада пробуждению Теона.

— Тео, по поводу твоего предложения, — начала было серебряновласая девушка, но вдруг дверь отъехала в сторону, и на пороге появилась Самина. Фурия была раздражена, впрочем, это её почти нормальное состояние.

Увидев двух обнаженных девушек, Самина на мгновение замерла, видимо не ожидая увидеть их тут, а затем сложила руки на груди и сердито посмотрела на них.

— Стоило только на часик отойти вздремнуть, как вы уже тут. Вам что, больше делать нечего?

— Мы помогали! — возразила Арвин, забавно надув губки. Лифэтта же с чувством собственного достоинства молча выскользнула из постели, забрала свои вещи и неторопливой походкой направилась на выход. Арвин немного задержалась, но в итоге тоже нехотя последовала за подругой.

— Не злись на них. Они хотели, как лучше, — сказал мужчина. Голова немного кружилась, а Черный демон сильнее обычного ковырял его разум, чувствуя слабость сосуда. — Мы не пропустили встречу с твоим боссом?

— Удивительно, но нет. До неё ещё два часа. Ты уверен, что способен отправиться на неё? Ты был почти при смерти несколько часов назад…

— Я тебе уже говорил, Самина. Черный демон не даст мне умереть, хотя и у моего тела есть свои пределы.

— Есть хочешь?

— Даже не представляешь, насколько.

— Тогда тебе придется поторопиться.

Уже через полчаса они покинули территорию Школы. Примечательным был тот факт, что для этого Самине пришлось звонить управляющей, которая в данный момент находилась вместе с раненой ученицей. Разговор у них получился натянутый. От Теона не скрылось, что Самине пришлось просить подругу активировать доступ к лифту.

Мы были заперты с момента отбытия Генриэтты…

Пока что расспрашивать об этом Самину мужчина не стал, вместо этого он с упоением поглощал уже третью порцию еды, которую взял с собой в дорогу. Девушка за рулем нервничала и в какой-то момент даже закурила.

— Нервничаешь?

— А ты, я вижу, нет…

— Нервозность не помогает. Она лишь заставляет совершать ошибки, о которых потом жалеешь.

— Скажешь, что ничего не боишься? — Самина не скрыла сарказма.

— Я много чего боюсь, но не показываю этого и в ключевые моменты не дам страхам взять надо мной верх.

— Тогда я тебе завидую. Просто Свет как завидую! Я вот, например, боюсь, что ты сейчас потребуешь новый костюм. Боюсь, что меня арестуют за государственную измену и лишат сил. А может вообще прикончат без суда и следствия за помощь тебе!

— Мне казалось, что ты доверяешь этой Хэлен.

— Доверяю, но…

— Но?

— Когда дело касается тебя, я уже не знаю, кому можно доверять. Похоже, я начала понимать, о чем говорила Генриэтта. Твое появление… Оно ломает к херам все привычные устои. Представить не могу, как отреагирует остальной мир, когда узнает…

Машина неторопливо въехала в город, и Теон засмотрелся на разноцветные вывески, голограммы и экраны. Большую часть из увиденного Теон не понимал, но быстро приходил к выводу, что все это слишком вычурно и броско. Все эти яркие цвета резали глаз.

И как эти люди живут, каждый день смотря на это безумство цветов?

— Я смотрела то видео, — внезапно заговорила Самина. — Это правда был Опустошитель?

— Да, прошедший как минимум две эволюции.

— Но это же сотни жизней фурий.

— Именно. Кто-то создал этого монстра и отправил охранять мой меч.

— А нормально было оставлять его во дворе Школы?

— Его просто так не возьмешь, пока активны цепи. Если кто-то попробует вытащить меч… скажем так, этому человеку не позавидуешь. Он вампир выпьет силу и жизнь из владельца. Простая фурия превратится в мумию за секунду.

— Но… пропажу стольких бы фурий заметили! Кто вообще в здравом уме будет создавать подобного монстра?

— Кто-то очень влиятельный. Тот, у кого хватает власти, силы и знаний.

— Кто-то из Архонтов… Тогда это объясняет причастность Магистериума…

— Видимо.

— Но кто?

— Думаю, мы очень скоро об этом узнаем.

В этом Теон не сомневался. Кто-то из его старых соратников скорее всего находится у нынешней власти. Вопрос лишь кто именно. Руннэт? Стефания? Галатея?

И все же мужчина не был уверен до концца, иначе уже давно отправился бы в эту небесную пирамиду Арбитража и разнес там все. Но это слишком радикальный поступок, к тому же, предатели могли рассеяться по миру. Руннэт, взявшая себе имя Лимин Сидар, ныне считается погибшей. Кейдра отошла в мир иной с легкой руки Самины, так и не раскрыв свои тайны.

— Раскол! — выругалась девушка, резко затормозив, и только тогда Теон обратил внимание на группу людей в бело-золотых одеждах, что размахивали транспарантами с изображением золотого пламени. — Только этого ещё не хватало…

— Это что, Дети Света?

— Они самые, гори они в пламени Таргарона!

— Ну, хоть что-то не меняется, — усмехнулся Теон, рассматривая кричащих и скандирующих лозунги чудаков. Они перегородили улицу, мешая проехать машинам, и приставали к прохожим с проповедями.

— Как же достали…

— Они безобидны.

— Но жутко доставучи.

— Не без этого, — согласился Теон.

Дети Света — секта, проповедующая самую древнюю из существующих религий. Тысячи лет назад, когда мир жил в Свете, люди не старели и не умирали, они жили вечно. Но затем Свет пал под натиском неизвестного врага, и с тех пор мир изменился навсегда. Появились старые боги, которые правили тысячу лет, но в итоге и они ушли, уступив дорогу Ткачам Иного.

Мир все ещё тоскует по Свету и тому единению, что он дарил. Все люди были связаны, но после смерти Истинного Пламени это единение исчезло, оставив после себя зияющую рану на душах человечества. И даже спустя сотни и сотни поколений эта рана не затянулась. Большинство привыкло жить с ней, но Дети Света мечтают о возвращении того, старого мира. Мира без боли и смерти.

Теон, глядя на них, лишь снисходительно улыбался. Бессмысленная вера, направленная в никуда.

Мир не станет таким, каким был тысячи лет назад.

Если бы Свет мог снова озарить мир, он бы сделал это давным-давно.

Самине пришлось сдать назад и попытаться объехать образовавшийся затор по другой улице. Девушка при этом сразу за одной сигаретой закурила вторую.

— Что с Вестрой? — этот вопрос волновал Теона больше, чем он готов был признать, и по той же причине так долго не решался его озвучить.

— Она в тяжелом состоянии, но жива. Что бы ты тогда не сделал, это позволило доставить её в больницу. Генриэтта попыталась запросить из Арбитража кого-нибудь из фурий со способностями целителя, но это непросто. Их можно пересчитать по пальцам одной руки, а Вестра не из знатных, как я поняла.

— А эта Хэлен сможет запросить такую фурию?

— Скорее всего, да.

— Тогда у нас ещё одна дополнительная причина с ней встретиться.

— Тебе… правда не все-равно, что с ней станет? — в голосе Самины звучало удивление.

— Эта девочка спасла мне жизнь, я такое не забываю.

— По мне после слов «я такое не забываю» стоит делать что-то более существенное, разве нет?

— Я и так сделал многое. Я дал ей шанс. Предлагаешь мне вломиться в больницу, взять в заложники врачей, потребовать привести фурий и все в таком роде? Я могу это сделать. Но этим я покажу остальным, что эта девочка мне не безразлична, и даже если она выживет, то пострадает потом.

— Понимаю…

Чем меньше нас связывает со Школой, тем лучше.

Вскоре Самина покинула оживленную часть города, свернув на более тихие и менее людные улицы. Гигантские небоскребы вначале сменились куда более скромными четырех-пятиэтажными жилыми домами, а ещё спустя какое-то время им на смену пришли фабрики и склады.

— Наверное… все это кажется тебе таким странным. Машины, дома…

— Это всё бутафория.

— В смысле?

— Меняются декорации, оружие и инструменты, но сами люди не меняются. Даже Дети Света все ещё тут. Мне многое в этом мире кажется странным, но сама его суть, суть человеческой натуры, её желания — все это не меняется. Деньги, секс и сила правят этим городом, как правили городами прошлого. Или… что-то изменилось за эти семьсот лет, чего я не знаю? — Теон не стал скрывать насмешку в последнем вопросе.

Но в ответ Самина лишь что-то раздраженно буркнула. Девушка сверилась с телефоном, что-то написала, а затем потянулась к пачке сигарет, но в последний момент одернула себя.

Следующие полчаса они ехали молча. Самина боролась с собственными вредными привычками, а Теон просто размышлял о изменениях мира и своих следующих шагах.

И, разумеется, о Руннэт.

Наконец машина притормозила у ворот, которые уже через несколько секунд распахнулись, пропуская транспорт на территорию какого-то склада. В небе, чуть в стороне, Теон заметил небольшую летающую машину, наблюдавшую за гостями с высока.

— Хэлен будет ждать нас в том ангаре, — девушка указала на высокую постройку с настежь открытой дверью. — Говорить буду я, а ты молчи. Возможно, я смогу все утрясти.

— Как тебе будет угодно, — улыбнулся Теон в ответ.

— Даже не будешь спорить?

— Тебе, скорее всего, кажется, что я безумный псих, убивающий людей направо и налево.

— А разве это не так?

— Отчасти, — пожал Теон плечами. — Но смерти не доставляют мне удовольствия. Я убиваю лишь тех, кто, по моему мнению, этого заслуживает, или тех, кто пытается убить меня. Если твой босс будет вести себя хорошо, и мы просто поговорим, то все будут в выигрыше. Мне нужен целитель и Королева Шипов. Вот и все.

Разумеется, Самина не поверила Теону, но он говорил чистую правду. Будь его воля, мужчина бы просто исчез, оставив этот город и этих людей. Отправился бы в путь, чтобы понять, кем он теперь является.

Самина покинула салон. Теон последовал её примеру, сожалея лишь о том, что одет в слегка мешковатые штаны и серую кофту. Его черный костюм был порван и залит кровью. Идти на деловую встречу как бродяга было выше его достоинства.

Стоило заказывать сразу несколько костюмов. Мой просчет.

Девушка, сделав глубокий вдох, решительным шагом направилась к двери, ведущей в ангар. Теон с уже ставшей привычной едва заметной усмешкой на устах двинул следом.

В самом центре просторного, но практически пустого помещения с очень высокими потолками стояло несколько машин и группа людей в черных одеждах, дожидающиеся гостей.

Стоило Самине и Теону переступить порог ангара, как дверь за ними самостоятельно захлопнулась, и десятки маленьких красных огоньков зажглись на их одежде.

Ангар был полон людей, но почти все они оказались скрыты темнотой мостиков на втором этаже. Там засели десятки, если не сотни бойцов, каждый из которых держал вошедших на мушке.

Теон от такой теплой встречи не смог скрыть улыбку. Он сказал, что Хэлен может привести с собой целую армию, если той будет угодно, и она привела.

Самина, увидев такое количество стрелков, вздрогнула и замерла, втянув голову в плечи.

— Не бойся. Если что, я остановлю пули, — подбодрил её Теон.

— А если они будут из кренталя?

— Тогда в нас будет очень много дырок.

Девушка нервно сглотнула, но все-таки продолжила идти навстречу к основной группе: два десятка мужчин с автоматами, четверо женщин, трое из которых точно фурии, что легко можно понять по уратлевым костюмам, способным проводить Иное. Во главе всего этого стояла уже немолодая, лет пятидесяти, светловолосая женщина с острыми чертами лица и карими глазами.

Скорее всего, это и есть Хэлен.

То, что лидером является именно она, понять было легко по тому, как она держалась. И эта женщина единственная из присутствующих, кто так или иначе не касался оружия. Глава Зеленого Этажа терпеливо дожидалась, пока Самина и Теон подойдут, смотря на них отчасти с презрением, отчасти с раздражением.

Девушка остановилась примерно в пяти метрах от своей начальницы и повернула голову к Теону, вставшему рядом с ней.

— Дальше я сама, помнишь?

— Действуй, — лицо Теона в тот миг не выражало эмоций.

Три не слишком сильных фурии, сотни полторы простых людей, которые умрут прежде, чем успеют нажать на курок. Теон способен был расправиться со всеми ими так же легко, как позавтракать.

Или мне приготовили ловушку, которую я до сих пор не вижу…

Сделав глубокий вдох, Самина сделала шаг вперед.

— Привет, Хэлен. Как и договаривались, я…

— Взять её, — коротко бросила женщина. Четверо мужчин бросились к Самине, и прежде, чем фурия успела хоть что-то сделать, она уже лежала лицом в землю, а на её запястьях застегивались браслеты со вставками кренталя.

— Стой! Хэлен! Мы так не договаривались!

— Зеленый Этаж не ведет переговоров с террористами. Самина Лэмфорд, вы обвиняетесь в государственной измене, терроризме, участии в массовых убийствах. Вы предстанете перед судом Арбитража и понесете наказание за свои преступления.

Теон, смотря на это жалкое зрелище, лишь покачал головой. Он сделал едва заметный жест рукой, желая сбросить навалившегося на девушку бойца, но внезапно понял, что ничего не произошло. И дело было вовсе не в крентале. Потоки Иного просто не сплетались в узоры.

Теон тут же попробовал убить другого, третьего, четвертого, всех разом. Итог был один. Что-то разрушало все формирующиеся в окружающей среде связи, превращая эту комнату в темницу для такого, как он.

Вначале на мужчину накатил страх возвращения в гроб, но затем он увидел, как одна из фурий, сопровождающих Хэлен, внезапно упала на колени и схватилась за голову. Из её носа потекла кровь.

— Я не могу больше его сдерживать! Он… Он слишком силен! Угх…

Значит, дело не в помещении. Это особая сила той фурии… Интересно…

— Быстрее взять его! — приказала Хэлен. К Теону тут же бросились сопровождающие бойцы, и вместе с этим прогремел первый выстрел. Хотя «прогремел» не совсем то слово. Он был тихим и незаметным, и тем не менее Теон его услышал.

— Как он это сделал?! — послышался чей-то удивленный возглас, когда мужчина играючи поймал двумя пальцами небольшой дротик.

— Думаете, что лишили меня сил и теперь сможете просто так схватить? — рассмеялся Теон. — О нет, дамы и господа, вам придется очень постараться.

Губы Теона расплылись в зловещей ухмылке. Он ринулся вперед, в мгновение ока оказавшись рядом с теми, кто схватил Самину. Первый удар он нанес в лицо, сбрасывая легиста с девушки. Теона тут же попытались схватить, но мужчина, перехватив руку нападающего, вывернул её и нанес удар коленом, переламывая её как тростинку, а затем, уходя от удара прикладом в лицо, нанес удар в голень, отскакивая назад.

— Не стрелять! Используйте шокеры, он нужен нам живым!

Теон был неуловим. Легисты пыхтели, пытались его схватить, но каждый раз лишь отхватывали. Схватка длилась от силы минуту, но уже трое успели получить переломы разной степени тяжести, остальным досталось меньше. Даже дубинки и электрошоки им не слишком помогали. Теон ускользал от них, словно мираж, заставляя легистов попадать по своим же.

— Я могу так продолжать весь день, — крикнул им мужчина, продолжая ухмыляться.

— Да что это за клоунада?! — рассердилась Хэлен. — Шион, разберись! Но живым, помнишь?

— Да, мэм, — вперед вышла русая фурия с короткой стрижкой и зелеными глазами, облаченная в обтягивающий боевой костюм. Простые люди же перестали так активно теснить Теона, уступая место для фурии.

— Посмотрим, что ты умеешь, девочка.

Та не ответила, лишь недобро прищурила взгляд и сорвалась с места, бросившись к нему.

Шустрая, но…

В тот же миг Теон получил удар в затылок ногой, опрокинувший его на землю. В глазах на миг потемнело, но мужчина не позволил себе потерять сознание и тут же поднялся, собираясь достать девицу, которая нанесла ему такой внезапный и подлый удар. Но той уже не было на прежнем месте.

Тут же последовала атака сбоку, из слепой зоны мужчины. Очередная попытка достать фурию, и вновь мимо. Но в этот раз Теон увидел, как девушка истаяла прямо у него на глазах.

Невидимость?

Нет…

Телепорт!

Девушка наносила удар за ударом и действовала очень грамотно. Она почти никогда не повторялась и атаковала из слепых зон, стараясь нанести как можно более болезненные удары. Вне всякого сомнения, она была знакома с болевыми точками на теле и метила именно туда.

Стоило Теону это понять, как он едва не рассмеялся. Мужчина, отразив очередное нападение раскрылся, позволяя девушке нанести удар в одну из самых болезненных точек на теле Ткачей Иного, через которую проходят все внутренние потоки в правую руку.

И, разумеется, она не смогла побороть соблазн.

Возникнув у него за спиной, фурия попыталась нанести удар костяшкой указательного пальца в нужное место, но, резко вывернувшись, Теон смог перехватить её руку в запястье.

— Что?…

— Попалась.

Девушка попыталась телепортироваться, но не смогла переместить и себя, и Теона.

Коготь черного дракона.

Один из немногих безоружных ударов, которым научил Теона мастер Шу. Пальцы мужчины словно клинки скользнули по одежде девушки, рассекая ткань и частично оголяя грудь. Мастер таким ударом мог вырвать человеку сердце, Теон же был не настолько умел, да и сейчас он таковую цель не ставил.

Мужчина отпустил фурию, позволяя той отпрыгнуть и стыдливо прикрыть обнажившуюся часть тела.

— Раскол! — закатила глаза Хэлен. — Да что вы за имбецилы, что не способны справиться с одним человеком без сил!

— Я… Я с ним разберусь! — чуть запнувшись воскликнула Шион. — Сейчас он…

— В этом нет никакой необходимости, — вздохнул Теон и опустился на колени, протягивая руки так, чтобы на них можно было застегнуть браслет. — Я сдаюсь.

— Что?! — такого не ожидал никто. Кажется, даже схваченная и закованная в кренталевые оковы Самина была удивлена такому повороту событий.

— Если он дернется, стреляйте, — приказала Хэлен, ожидая, что это какая-то ловушка. Но Теон и впрямь сдался на милость Зеленому Этажу. Это изначально было частью его плана, если они не смогут договориться. Сдаться и посмотреть на эту организацию изнутри.

Глава 15. Пленник

— Пригните голову, — предупредил Теон, нагибаясь и проходя через очень узкий проход. Следом за ним прошла Руннэт, удерживая парящий в воздухе шар, освещающий мрак тоннеля. Последним шел Кригер, все ещё не догадывающийся о том, зачем они спустились так глубоко под землю.

По темным тоннелям заброшенной шахты троица уже несколько часов. У Кригера даже промелькнула мысль, что они заблудились, но Теон прекрасно знал маршрут и не сбился бы с пути даже с закрытыми глазами.

— Почти пришли, — сообщил он кузнецу. Через несколько минут они вышли в природную тупиковую пещеру, у дальней стены которой располагался крупный кристалл цвета янтаря, который словно едва заметно фосфоресцировал. Его острые отростки смотрели во все стороны, словно норовя пронзить любого, кто попробует его коснуться.

— Что это? — Кригер остановился на полпути, воззрившись на эту чудесную вещь. Даже его обычно бесстрастное лицо вытянулось от удивления.

Да, он чувствует ЭТО. Вне всякого сомнения.

— Это то, зачем мы сюда пришли.

— Я… его чувствую, — с удивлением отметил Кригер. — Энергию, исходящую из него, но это не энергия Иного. Она… теплее, мягче, и в тоже время пронизывает насквозь.

— Это Свет.

— Что? — Кригер удивленно посмотрел на Теона.

Мужчина первым подошел к кристаллу и положил на один из отростков руку. В следующий миг в его сознание вторглись образы и эмоции невероятно яркие, но очень обрывистые.

Владетель отступил, слегка поморщившись.

— Коснись, — предложил он Кригеру, но тот сомневался. Лишь спустя минуту кузнец прошел к кристаллукоснулся его, а уже через секунду отшатнулся и схватился за голову.

— Что это?! Оно… Оно было в моей голове! Эта… ярость… эта… Оно… Оно живое!

— Это Таргарон, — прояснил Теон, и от услышанного имени Кригер вздрогнул.

— Невозможно! Это самолично Длань Света? Я в это не верю.

— Самолично — сильно сказано. Таргарон мертв уже две тысячи лет, предан и убит. То, что ты видишь, лишь один из оставшихся после него фрагментов. Сгусток его гнева и фрагменты воспоминаний, заключенные в кристаллизованном Свете. И я хочу, чтобы ты выковал из этого оружие.

— Вы хотите, чтобы я выковал оружие из останков бога богов? — Кригер был шокирован услышанным, а это говорило о многом. Пусть Теон пока плохо знал этого человека, но понял одно: он очень скуп на эмоции. Ему не ведомо ни сострадание, ни любовь. Даже когда на пороге его дома появился Владетель, ни один мускул не дрогнул на лице кузнеца. Но сейчас все иначе. — Вы безумцы.

— Очень жаль, — вздохнул Теон, бросив на Руннэт многозначительный взгляд. — Я надеялся, что ты нам подойдешь, раз уж Королева Шипов так хорошо о тебе отзывалась. Я распоряжусь, чтобы тебе выдали компенсацию за потраченное время и помогли вернуться.

— Я не говорил, что отказываюсь, — голос Кригера звучал заворожённо. Он не смотрел на людей, лишь на кристалл, источающий божественную силу. — Я никогда не работал с чем-то подобным. Этот материал живой и обладает собственной волей. Я смогу создать из него клинок, способный убить даже бога, если он сам это позволит.

— А вот это то, что я хотел услышать, — Теон довольно ухмыльнулся.

— Но у меня один вопрос.

— Слушаю.

— Вы и так практически бог. Я не слышал ни об одном Ткаче Иного, что способен приблизиться к вам своей силой. Зачем же Владетелю понадобилось настолько мощное оружие?

— Я уже дал тебе на него ответ во время нашей первой встречи. Один из старых богов вернулся, и я собираюсь его убить.

* * *
Теон поморщился, когда с его головы стащили мешок, и яркий свет ударил в глаза. Он находился в небольшом, можно даже сказать тесном помещении, в котором из мебели были лишь стол и два стула. Руки мужчины скованы металлическими браслетами с кренталевыми вставками, блокирующими доступ к энергии Иного, а стол, к которому наручники были пристегнуты, судя по всему, прикручен к полу и имеет огромный запас прочности.

По ту сторону стола сидела уже знакомая Теону Хэлен, начальница Самины и глава Зеленого Этажа. Её губы плотно сжаты, а взгляд полон презрения. Так Теон и сам смотрел на преступников и врагов перед тем, как отправить их на плаху.

— Кто ты такой? — прямо спросила она.

— Теон Альдрим, — ответил мужчина, улыбнувшись краешками губ.

— Мне нужна не эта сказка. Я хочу знать, кто ты на самом деле.

— Я ответил.

— Да брось, — фыркнула женщина, поднимаясь со своего места, и щелкнула пальцами. Стоящий в углу комнаты лысый мускулистый мордоворот сорвался с места, нанес Теону удар в лицо и отступил, дожидаясь приказа хозяйки.

— Цепной песик, да? — Теон щелкнул челюстью, слегка морщась от удара.

— Как ты получил способности? Кто-то украл исследования проекта «Уроборос»?

— Дамочка, я понятия не имею, о чем вы говорите.

Новый удар. На этот раз бугай бил в живот.

— Повторяю вопрос. На кого ты работаешь? Красный Этаж? На кого-то из Немланда? Если ты ещё раз скажешь, что не знаешь, то Канэт от тебя мокрого места не оставит. Он специалист в пытках и знает, как сделать очень-очень больно. Так что советую начать говорить, пока он не взялся за тебя всерьез.

— Как страшно, — осклабился Теон, сплюнув кровь на пол. — Эй, Канэт, признайся, твоя госпожа тебя трахает искусственным членом? Тебе нравится?

Бугай дернул щекой, но сдержался и не стал нападать без пркиаза, но его взгляд обещал Теону долгие и долгие часы «веселья».

— Считаешь себя очень крутым, да? — оскалился Канэт. — Ничего, весельчак. У тебя будет ещё много возможностей пожалеть о сказанном.

— Сломай ему что-нибудь. Пару пальцев, например, — предложила Хэлен.

— Это я с радостью.

Верзила сделал шаг навстречу к Теону и протянул руку, чтобы схватить его за пальцы, но в следующий миг раздался смачный хруст, а дознаватель повалился на землю, крича от неописуемой боли.

Эти люди думают, что раз лишили Теона сил, он ни на что больше не способен. Что можно приковать его руки к столу, и так просто загнать его в угол.

Зря. Очень зря.

Ноги Теона оставались свободны. В момент, когда Канэт оказался достаточно близко, Владетель нанес удар ногой прямо в коленную чашечку.

— Довольно пустых угроз. Я хочу поговорить с кем-нибудь рангом повыше.

* * *
Хэлен покинула камеру допроса и поежилась. Хруст ломающихся костей Канэта до сих пор звучал в ушах. Тряхнув головой, она зашла в соседнюю с допросной комнату и окинула взглядом собравшихся людей, среди которых была Таммит дор-Рунтоп, Старший Архонт Арбитража собственной персоной. Она прибыла на место почти сразу после того, как «Обьект-22», как теперь именовали пленного мужчину, прибыл в Черный Этаж-8 — особую подземную тюрьму, которой официально даже не существует.

При появлении Хэлен Таммит бросила на неё слегка раздраженный взгляд. Видимо, Старший Архонт ожидала увидеть эффективную работу Зеленого Этажа, но в итоге осталась разочарована.

— Вначале я хотела вас похвалить, но после увиденной небрежности… — цокнула языком одна из глав Арбитража.

— Все сейчас будет исправлено, — заверила Хэлен её. Подтверждая слова легиста, в комнату допроса вошло несколько человек с электрошоками, которые сковали ноги мужчины. Он при этом не сопротивлялся, смотря на вооруженных людей с презрительной усмешкой.

Это блеф? Или он правда настолько безумен, что не понимает, в какой ситуации оказался?

Но очень скоро он все поймет. На своей шкуре прочувствует.

— Дальше я сама, — внезапно заявила Таммит и с гордо поднятой головой направилась на выход. Две невысокие девушки-близняшки с рыжими волосами последовали за ней.

— Но так нельзя! Вы не…

— Осторожнее со словами дорогуша. Этот недоносок убил моего сына, он МОЙ. И только мой. И если ты не хочешь стать простым следователем, то не советую мне мешать.

— Да, мэм…

* * *
Теперь Теон не мог пошевелить и ногами. Они были скованы цепью и зафиксированы у основания стола.

Интересно, а если я вцеплюсь кому-нибудь в горло зубами, на меня наденут намордник?

Эта мысль слегка позабавила мужчину, позволив ненадолго отвлечься от текущего положения. Эта комната его угнетала, вызывала острое желание вырваться на улицу, но ему хватало силы воли это не демонстрировать. Теон не сомневался, что враг не дремлет и в данный момент наблюдает за ним через камеры и через большое зеркало, занимающее всю правую стену. Пусть мужчина и не видел этих людей, но ощущал на себе их презрительные взгляды.

Прежде чем его вновь навестили, пришлось немного подождать. Чтобы скоротать время, Теон занялся медитацией, выстраивая ментальную защиту и очищая организм от какой-то дряни, которую ему вкололи.

Он почти закончил, когда дверь отворилась, и пожаловали новые гости. Три женщины. Одна высокая, черноволосая, одетая в строгий костюм, немного напоминающий военный мундир. Две другие — близнецы, молоденькие фурии с рыжими волосами и голубыми глазами.

— Мне правда нужно называть тебя Теон Альдрим? — первым делом поинтересовалась брюнетка, присаживаясь на стул напротив.

— Это мое имя. Было, есть и будет.

Женщина на это лишь фыркнула.

— Ты знаешь кто я?

— Понятия не имею. Но, судя по всему, кто-то важный.

— Я Таммит дор-Рунтоп. Старший Архонт Арбитража.

— И мать одного жалкого недоноска, — усмехнулся Теон.

Этого следовало ожидать.

— Где он? — женщина не отреагировала на провокацию. Её лицо оставалось бесстрастным, но вот глаза… Глаза выдавали её ненависть.

— Мертв.

— Вот как…

— Тебе правда его жаль? Ты ведь в курсе, что он убил семерых фурий? — после того, как Банрат-Тан-Азур съел Джора, Теон унаследовал фрагменты его памяти. — Убил просто потому, что мог. Разумеется, ты об этом прекрасно осведомлена, ведь только из-за твоего влияния он вышел сухим из воды.

— Это все чушь, — женщина почти никак не отреагировала на это внешне. — Происки завистников. Мой мальчик оступился лишь один раз и понес наказание за это.

— Хорошее наказание. Провести несколько лет на курорте с кучей шлюх и выпивки. Твой выродок хладнокровно убил семь девушек, обладающих силой. Не одну. Семь. Я могу назвать имя каждой из них и описать, каким способом он их убил. И если ты оправдываешь его, то ты не лучше меня.

— Мне читает мораль серийный убийца? — фыркнула женщина. Таммит коснулась стола указательным пальцем, и тут же перед глазами Теона появились голографические окна, демонстрирующие бойню в ДерманТех. — Твои руки по локоть в крови.

— По локоть? Нет. Крови, что я пролил, хватит, чтобы окрасить море в красный. То, что ты мне демонстрируешь — сущая мелочь. Я в одиночку сокрушал многотысячные армии, захватывал города и покорял страны. И знаешь, для чего я это делал? Чтобы установить порядок. Чтобы даже на таких, как ты, действовал закон.

— Это я закон, — в голосе женщины звучала сталь. — Мне плевать, кто ты. Может ты и впрямь тот, кем называешься, это не имеет ни малейшего значения. Я любила своего сына несмотря ни на что. Я узнаю, что с ним стало. Мертв ли он, как ты говоришь, или его схватил кто-то, решивший нанести удар по мне. Я узнаю все, что нужно, а затем достану всех, кто с тобой связан, и начну, пожалуй, с той бабы, что сидит в соседней допросной.

Её губы расплылись в зловещей ухмылке.

— Она регенератор, — продолжила Таммит. — Этот дар становится проклятьем во время пыток. Они не способны умереть от болевого шока и очень быстро восстанавливаются. Я могу прямо сейчас пойти и срезать кожу с этой милой мордашки и принести тебе. Что скажешь?

Теон и бровью не повел, выслушав эту угрозу.

— Где Джор?

— Мертв.

— Где тело?!

— Тело вы не найдете, — сообщать, что Джора переварил Черный демон, Теон не собирался.

— Как ты можешь касаться Иного?

— Спросите у старых богов об этом.

Женщина задавала вопросы, но даже получив на них ответы, едва ли была удовлетворена ими.

— Это бесполезно, госпожа, — высказалась одна из фурий пришедших с Таммит, спустя почти час допроса. — Позвольте мне покопаться в его голове.

— Скорее всего, на него поставили ментальную защиту.

— Я буду осторожна. Вы же знаете, я лучшая в этом деле.

— Ты права, — кивнула Таммит, соглашаясь с подчиненной. — Шутки кончились, «владетель».

Рыжеволосая фурия зашла Теону за спину и положила руки ему на плечи.

— Пожалуйста, не сопротивляйтесь, — попросила она. — Если вы будете оказывать сопротивление, то умрете.

Теон едва сдержался, чтобы не усмехнуться.

Девушка коснулась его висков, и мужчина ощутил, как её пальцы теряют материальность и проникают в его голову. Ментальные щупы весьма умело преодолели базовую ментальную защиту, принявшись рыться в воспоминаниях. Теон предполагал, что так случится, но на поверхности оставил лишь самые безобидные из воспоминаний.

— Его учили ментальным техникам, — сосредоточенно доложила девушка. Её даже не смутило, что большая часть из оставленных на виду воспоминаний были крайне откровенными. — Он умеет укрывать воспоминания.

— Вскрой его. Я должна знать все. Кто он такой, что случилось с Джором. Любую ценную информацию.

— Да, госпожа.

Девушка оттолкнула воспоминание о первой ночи любви с Руннэт, затем поступила так же с несколькими другими и продолжила углубляться в разум мужчины.

— Я что-то нашла…

— Что?! — тут же оживилась Таммит.

— Я… Я не знаю… — голос девушки звучал растерянно. — Никогда ничего подобного не видела. Это словно черный покров, скрывающий большую часть воспоминаний. Возможно, это какая-то новая разновидность ментального блока, но… я не уверена.

— Вскрой! Его!

— Да…

— Крайне не советую трогать эту штуку, — Теон улыбнулся краешками губ.

— Заткнись, — буркнула девица. Её ментальные щупы устремились к черному покрову. Они коснулись его, а затем попытались разорвать.

Тук.

Тук.

Тук…

Всего три удара сердца понадобилось на то, чтобы монстр, живущий в Теоне, пробудился и открыл тысячи своих глаз.

Девушка вскрикнула, но было поздно. Все в комнате услышали пронзительный хруст, а затем рыжеволосая фурия рухнула на пол, крича от боли. Пальцы, что она погрузила в голову мужчине, так и остались там, став кормом для Банрата-тан-Азура.

— Как ты это сделал?! — воскликнула Таммит, вскочив на ноги. К раненой девушке бросилась её сестра близнец, пытаясь остановить кровотечение

— В мое время говорили: «не тыкай в спящего монстра палкой, он может проснуться». Я сказал ей, что не стоит «это» трогать, но она оказалась настойчива и сполна заплатила за самонадеянность.

— Ты пожалеешь об этом. Ты глубоко и сильно пожалеешь! — прорычала Таммит, перестав скрывать свои истинные эмоции. Женщина была в ярости. Если бы взглядом можно было испепелять, она бы, вне всякого сомнения, это сделала.

Мужчина безразличным взглядом проводил двух уходящих близняшек, размышляя, что теперь предпримет Старший Архонт. Таммит смерила его высокомерным взглядом и собралась уйти, но Теон решил немного ускорить ход событий.

— Стой!

Женщина замерла у выхода и слегка повернула голову, демонстрируя легкую заинтересованность, но не более.

— Я могу вернуть тебе сына, — лицо Теона оставалось бесстрастным.

— Ты же говорил, что он мертв?

— Да, мертв. Я могу вернуть тебе его тело.

Точнее то, что от него осталось.

— И что ты хочешь? Свободу?

— Свободу я и так получу. Этими цепями меня не удержать, — хмыкнул Теон, звякнув оковами. — Мне нужны ответы. Я ищу некоторых людей. Если ты скажешь мне, где их найти, я верну тебе тело Джора.

— Ах ты сукин сын… — зашипела Таммит. В три широких шага она оказалась рядом с мужчиной, выхватила из сумочки пистолет и приставила ко лбу Теона, видимо думая, что таким образом напугает пленника, но тот лишь усмехнулся. — А если я прямо сейчас вышибу тебе мозги? Может я и не получу тело Джора, но зато увижу, как ты сдохнешь.

Она выстрелит. Теон даже не сомневался. В её глазах горела решимость, и это был не пустой блеф.

— Говори. Живо.

— Лимин Сидар.

— Что? — нахмурилась Таммит. Рука женщины слегка дрогнула. — Она… мертва.

— Мы говорим о Руннэт Залмейр, Королеве Шипов, которая прожила больше семи веков. Я хочу её найти.

Таммит хотела возразить, но вместо этого поступила совершенно неожиданно. Она отступила и внезапно выстрелила, попав Теону в ногу.

— ГДЕ. МОЙ. СЫН. Это было лишь предупреждение. Следующая пуля проделает дыру в твоей тупой рыжей башке, ясно?

— Хочешь своего выродка? Что-ж… Банрат, будь добр, верни женщине то, что ей принадлежит.

— Что ты…

* * *
Хэлен вздрогнула, когда раздался выстрел. Один из её подчиненных уже собрался вызвать медиков для оказания первой помощи, но женщина его остановила, решив дать Архонту ещё времени.

Она мой шанс получить повышение, и я им воспользуюсь!

Обьект-22 был ранен в ногу, но его лицо вообще не изменилось. Нормальный человек начал бы кричать от боли и биться в агонии, но этот мужчина лишь с легкой досадой посмотрел на рану, которая словно бы меньше кровила, чем обычно бывает.

— ГДЕ. МОЙ. СЫН. Это было лишь предупреждение. Следующая пуля проделает дыру в твоей тупой рыжей башке, ясно?! — пригрозила Таммит, отступив от мужчины на шаг.

— Хочешь своего выродка? Что-ж… Банрат, будь добр, верни женщине то, что ей принадлежит.

— Что ты…

Произошедшее дальше объяснить невозможно. Тень мужчины вдруг дрогнула и стала расти, застилая часть пола «черным ковром», а затем исторгла из себя гору мяса, которое словно пропустили через мясорубку.

— Что это за бесовщина?.. — пробормотала Хэлен, всматриваясь в гору плоти, и лишь спустя несколько секунд заметила на нем человеческое лицо.

Таммит шокированно смотрела на изуродованное тело, а затем закричала от ужаса и боли.

Это… её сын? Что за монстр мог такое сотворить с человеком?

Но шок Таммит длился недолго, мгновенно перерастая в ярость. Она подняла пистолет и выстрелила несколько раз. Две пули попали Теону в грудь, еще одна — в голову, снеся кусок черепа. Но… мужчина не умер. Он внезапно расхохотался зловещим и безумным смехом, а его тень продолжала расти. Она поглощала все вокруг, без труда карабкаясь по стенам, и уже заходила на потолок.

Это было жуткое и ненормальное явление.

Таммит внезапно вспыхнула, воспользовавшись собственным даром и окружая себя силовым барьером, а уже через секунду тень добралась до ламп, и в допросной комнате наступил кромешный мрак.

Но за долю секунды до этого Хэлен увидела тысячи алых глаз, таращащихся на неё из тени.

— Тревога! Протокол двенадцать! Живо! — крикнула Хэлен и бросилась прочь. Одна лишь мысль, что их и нечто потустороннее разделяет всего лишь стекло, приводила в ужас.

* * *
Теон досадливо цокнул языком, потирая запястья, на которых ещё минуту назад были оковы. Он избавился от них довольно легко, хоть и весьма грязно: Банрат просто перегрыз кости, позволив отделить руки от тела, а в ножных оковах никто и не подумал использовать кренталь.

Ещё одна ошибка.

Теон вернул кисти на место, а затем черный демон срастил кости и плоть.

Лучше бы как в старые времена использовали ошейник. ОТ него избавиться гораздо сложнее.

Но досада Теона была вызвана вовсе не оковами и даже не пулевыми ранениями, от которых уже не осталось и следа. Таммит дор-Рунтоп ушла, хотя это казалось невозможным. Сущность, живущая внутри мужчины, вне всякого сомнения, кого-то съела, но точно не ту женщину, что стояла перед ним минуту назад.

Значит, она обладает способностью смещения или какой-то её разновидностью. Возможно, Заменой.

Способности класса «Смещение» весьма разнообразны: от открытия порталов до телепортации, которую продемонстрировала одна из подчиненных Хэлен. Но Банарт все-таки кого-то сожрал. Судя по обрывкам памяти, это вообще был мужчина. Либо у Таммит был крайне убедительный двойник, либо она использовала Замену.

Эта способность попадает под категорию Смещения, но встречается гораздо реже и менее удобна, чем «классические» формы. Она позволяет менять местами в пространстве двух людей, но их габариты должны быть похожи. Также нельзя поменяться местами с трупом или неодушевленным объектом, и не выйдет поменяться с кем угодно. Фурия должна подобрать объект замены заранее, после чего поставить на него метку.

— Плохо… — вздохнул Теон. Все это затевалось как раз для того, чтобы заполучить в руки какую-нибудь крупную шишку вроде старшего Архонта и, порывшись в воспоминаниях, вычленить полезные сведения о старых товарищах Теона.

Мужчина повернул голову в сторону стекла, занимавшего большую часть одной из стен, а в следующую секунду то разлетелось на множество осколков, повисших в воздухе.

Теон сделал шаг в сторону открывшегося помещения, и осколки стали расходиться в стороны, давая ему обзор. Как он и предполагал, тут должны были сидеть люди, наблюдающие за допросом, но прямо сейчас там находился лишь один человек: немолодой мужчина в очках.

— Куда пошла Хэлен?

— Я… Я не знаю… Наверное, в свой кабинет, — испуганно ответил тот. — Прошу, не убивайте… Я… Я просто делаю свою работу…

— Работу? Наблюдаешь за пытками людей?

— Нет я… Я просто записываю… Веду архив…

— Архив пыток? Странные у тебя вкусы.

— Нет, это…

В следующий миг десятки осколков вонзились в тело работника этой тюрьмы, а Теон неторопливо направился в сторону выхода. Он ещё не покинул допросную, как услышал тревожную сирену, звон которой разнёсся по всему комплексу.

Массивная металлическая дверь вылетела из петель, а Теон ступил в коридор. Мужчина ожидал здесь жаркую встречу из десятков людей, но тот был пуст.

Возможно, охрана где-то укрепилась и теперь ожидает меня.

Что-ж… Не буду заставлять их ждать.

Целей у Теона в данный момент было две. Первая — найти Самину. Она все ещё может быть ему полезна, тем более сложившиеся обстоятельства заставляют девушку перейти на его сторону. Для Арбитража она отныне преступник, которую в лучшем случае ждет отсечение от дара, что для Ткачей Иного равняется смертному приговору. Без доступа к силе они словно лишаются кусочка себя и редко проживают дольше нескольких лет. Они просто теряют причину жить и медленно угасают. А кто-то сразу накладывает на себя руки.

Вторя цель — выбраться отсюда. Ну и по возможности попытаться достать Хэлен. У неё может быть хоть какая-нибудь полезная информация.

— Ну и где их искать?

Надо было перед тем, как убивать того наблюдателя, выяснить, где держат пленников и расположение кабинета Хэлен.

Первым делом Теон решил проверить соседние помещения, ведь Таммит говорила что-то про «соседнюю» камеру.

Мужчина прошел по пустому коридору к соседней двери и снес её. За ней оказалось точно такое же помещение, как т, о в котором проходил допрос. Следующая дверь, и вновь мимо.

Теон прошел весь коридор, осмотрев четыре допросные комнаты, и ни в одной из них не было Самины. Зато мужчина очень быстро понял, почему в коридоре кроме него никого нет. Эта часть тюрьмы оказалась задраена мощными металлическими переборками. К счастью, конструкция этих дверей не предусматривала нахождение здесь Ткача с настолько сильным телекинезом, как у Теона. Мужчине было достаточно просто поднять переборку, чтобы отворить проход.

Механизм затрещал, лязгнул металл запоров, а затем металлическая глыба, весящая в сотни раз больше Теона, неторопливо поползла вверх. По ту сторону его уже ждал отряд вооруженных людей. В грудь Теону мгновенно ударила дробь, едва не сбившая его с ног.

Расслабился…

Владетель взмахнул рукой, останавливая свинцовый град, обрушившийся на него, а затем отправил его назад, превращая два десятка солдат в фарш. Тех, кому посчастливилось выжить после первого залпа, он добил уже с помощью своей силы. Этим воякам не выдали снаряжения с кренталем, поэтому Теон мог делать с ними все, что заблагорассудится.

Людей рвала на куски невидимая сила, а Теон, положив руки в карманы, шел по этой кровавой бане, смотря только вперед. Его нисколько не волновали жизни этих людей.

И все-таки одного он оставил. Того, кто, осознав, что происходит, попробовал сбежать.

Теон никогда не любил трусов, но, когда дело касается источника информации, трус может быть очень полезным. Потенциальным языком оказалась женщина, и судя по отсутствующей ауре Иного, она простой человек, а не фурия.

Мужчина силой мысли швырнул её в стену, а затем придавил невидимой рукой.

— Скажи мне, где держат пленников, и будешь жить.

— Ниж…кха… нижний отсек. На три этажа ниже.

Отпустив женщину, Теон пошел дальше, оказавшись перед крупным грузовым лифтом, разумеется, заблокированным. Никто не позволит такому, как Теон, без проблем сбежать.

Сосредоточившись на створках лифта, Теон отворил двери и зашел внутрь, улыбнувшись в камеру перед тем, как её уничтожить, а затем сосредоточился на кабине. Она была куда больше, чем лифт в Школе Генриэтты, но принцип работы такой же. Мужчина словно сдавил её гигантскими пальцами и стал опускать вниз, пока не спустился на три пролета.

* * *
— Дерьмо! Дерьмо! Дерьмо! — пробормотал Морти Фаррел, наблюдая, как меняются цифры на табло лифта.

Это его второй рабочий день на Черном Этаже Восемь, в сверхсекретной тюрьме для содержания опасных, но потенциально полезных фурий и просто преступников, которые должны исчезнуть.

Едва ли эта работа нравилась Морти, но место престижное. В будущем можно получить вполне неплохую должность в одном из Доменов или даже Арбитраже. Вопреки сложившемуся мнению, там работают не только фурии, так что у него были все шансы построить карьеру.

Все говорили, что работа тихая. От него требовалось лишь следить за заключенными и сообщать, если те вдруг стали вести себя подозрительно. Так оно и было. Первый день Морти провел, сидя перед мониторами и потягивая кофе, время от времени переключая внимание на книжку о приключениях сексуальной и ненасытной фурии Брунгильды, что крошит Опустошителей и развлекается с мужчинами.

Этим же он планировал заниматься и сегодня, но что-то пошло не так. Вначале зазвучала тревога, а затем прошла информация о нападении. Морти слушал радиоэфир и его обуревал страх. Выстрелы, крики боли, сообщения о том, что кто-то прорывается.

— Все нормально, Морти… — говорил он себе. — Лифт заблокирован. Они не смогут…

И в этот момент кабина лифта, находившаяся несколькими этажами, выше лязгнула.

— Они не могут… Раскол! — Морти попытался вызвать помощь, но ему никто не ответил. Выругавшись, молодой человек схватился за служебный автомат. — Вставить магазин, передернуть затвор…

Он умел стрелять, но никогда прежде ему не приходилось открывать огонь по людям. Морти занял позицию за своим рабочим местом, готовясь дать отпор врагам. Когда дверь лифта отворилась, Морти уже почти был готов нажать на курок, но мысль о том, что это могут быть союзники, остановила его. Если он пальнет по своим, его ждет трибунал.

Из кабины лифта вышел мужчина лет тридцати с рыжими волосами и пронзительными глазами, одетый в немного помятый и запачканный кровью серый спортивный костюм. И совершенно безоружный.

— Стоять! Это закрытая зона! — предупредил незнакомца Морти, но тот отреагировал на это удивительным безразличием. Он лишь махнул по охраннику взглядом, сосредоточив внимание на коридоре, ведущем в камеры. — Если сделаешь хоть один шаг, я выстрелю!

— Если выстрелишь, то умрешь, — холодно ответил незнакомец, и от тона мужчины охранник нервно сглотнул. Несмотря на беззащитный вид, Морти ощутил ужас и тревогу. Этот мужчина одним своим присутствием давил, заставлял чувствовать себя никчемной мошкой, которую безжалостно раздавят, если та будет мешаться.

Морти с ужасом понял, что он в это верит. Верит, что умрет, если выстрелит.

— Кто вы такой?..

* * *
Теон не удостоил охранника ответом, но и убивать не стал. Он напоминал ему одного старого знакомого, поэтому Владетель решил даровать тому жизнь, но лишь до момента, пока охранник не нажмет на курок.

Я стал сентиментальным, — с легкой досадой отметил про себя Теон.

— Эй, ты! Сегодня сюда приводили черноволосую женщину?

Моргнув, охранник испуганно воззрился на Теона.

— Да… Она в одной из последних камер. Только они были свободны.

Теон направился по коридору, но на пути оказалась очередная металлическая дверь. С ней мужчина разобрался так же быстро, как и с предыдущей, освободив себе путь. Молодой охранник с невообразимым ужасом наблюдал за этим далеко позади.

Владетель прошел мимо множества массивных металлических дверей, на каждой из которых были изображены цифры.

— Ладно, попробуем поискать. Эта? — Теон воспользовался силой и вырвал дверь из стены. — Пусто.

За следующей оказался какой-то бородатый дед, который округлил глаза, увидев Теона и что-то прохрипел, но самостоятельно подняться с постели не мог.

— Мимо.

За следующей дверью его ждал легкий сюрприз. В комнате находилось… чудовище, иначе и не скажешь. Человек с черным черепом вместо лица и огнем Иного в темных провалах глаз. Его руки были скованы крепкими оковами, в которых явственно ощущался кренталь.

Опустошитель?

Нет, не похоже… Просто уродец.

В другой ситуации Теон проявил бы к нему интерес, но сейчас ему поскорее хотелось добраться до Хэлен и выбраться на воздух. В замкнутом пространстве он чувствовал себя слишком неуютно.

Мужчина уже развернулся, собираясь уйти, но уродец вдруг вскочил с кровати и бросился к нему, и прежде, чем мужчина успел отшвырнуть черепоголового, тот упал на колени.

— Владетель… — прошипел монстр. Теон внезапно осознал, что его голос кажется знакомым. — Я знал, что вы вернетесь… Я знал, что эта рыжая сука не сможет вас убить. Вы бессмертны! Вы бог, которого невозможно убить!

Впервые с момента пробуждения Теон был шокирован. Он вновь посмотрел на уродливое существо, стоящее перед ним, отказываясь признать действительность.

— Я не предавал вас. Я был верным до самого конца… — продолжал говорить он.

— Не может быть… Кригер?

Глава 16. Кригер

Таммит дор-Рунтоп рухнула на пол небольшой комнатки в пирамиде Арбитража, тяжело дыша. Грудь сдавило ужасом, а к горлу подкатил ком.

— Жива… Жива… — тихо прошептала она, а затем рассмеялась безумным смехом, развалившись на полу.

Та тварь, которую она видела несколько мгновений назад, в итоге сожрала её «замену» — человека, который выступал её живым щитом в опасных ситуациях.

Что это вообще было такое?!

Лишь спустя пару минут женщина смогла немного прийти в себя, наконец осознав, с чем именно столкнулась в допросной. Банрат-Тан-Азур, Черный демон, как его называют в сарых книгах. Жуткая сущность, оставленная старыми богами как кару для человечества. Сущность, которая, если верить древним летописям, стала источником силы Владетеля.

Значит, это и впрямь был Теон Альдрим?

Абсурдная мысль, которая после увиденного уже не кажется такой уж безумной. Таммит лицом к лицу столкнулась с чем-то поистине ужасающим и превосходящим все, что она когда-либо видела. Фурия ощутила голод и жажду крови этого существа.

Наконец взяв себя в руки, Таммит поднялась с пола и поправила платье. Шок начал проходить, теперь женщина мыслила более трезво.

Пусть это и впрямь Теон Альдрим, но времена изменились. Маги прошлого — ничто перед сплавом технологий и древних знаний.

— Даже если он действительно Владетель, плевать, — фыркнула фурия, выйдя из комнаты и широким шагом направившись в свой кабинет на нижнем этаже.

Камера зафиксировала приближение женщины, запустила сканер распознавания, чтобы убедиться, что она та, за кого себя выдает, и лишь после этого отворила дверь в кабинет.

Взмахом руки Старший Архонт активировала компьютер и за пару секунд получила доступ ко всему комплексу «Черного Этажа-8».

— Ну где ты, выродок… — она меняла камеры, пока не обнаружила мужчину в тюремном блоке. — Попался…

Таммит открыла список доступных функций. Турели… Самоуничтожение… Все это заблокировано, активировать можно только с пульта управления в самом комплексе.

— В будущем такое нужно исправить… — нахмурилась Таммит. — А это что у нас? Объект шесть… так-так-так… И почему я не в курсе, что там содержится нечто подобное?

Женщина облизнула пересохшие губы и застучала пальцами по голографической клавиатуре, вводя код подтверждения Старшего Архонта.

* * *
— Это я… — тихо произнес стоящее на коленях создание. — Не смотрите на этот облик. Это все ещё я, ваш верный подданный. Верный до самого конца. Я не предавал вас. Единственный из всех, кто не предал вас.

— Я в это верю, — ответил Теон и, опустившись на одно колено, положил руку Кригеру на плечо. — Ты единственный, в чьей преданности я не сомневался.

Лишь услышав это, пленник поднял голову, посмотрев на Теона огоньками голубого пламени, полыхающими в пустых глазницах черного черепа.

— Что они с тобой сделали?

— Я не знаю, — после короткой паузы ответил Кригер. — Они лишили меня человеческого облика. Изменили. Извратили саму мою суть в своих экспериментах, но видят старые боги, они заплатят.

— Они заплатят, — согласился Теон. — С каждым своим последним вздохом они будут сожалеть о содеянном, и лишь после этого заслужат смерть.

— Узнаю своего господина.

А Теон узнавал Кригера. Он был единственным в его близком окружении, кто держал дистанцию и обращался к Владетелю с уважением, даже когда они оставались в неформальной обстановке. Порой Теона это раздражало, но Кригер считал это правильным.

— Подожди здесь. Нужно придумать, как снять с тебя эти оковы.

Теон уже собирался найти того молодого охранника, но решил, что вряд ли ключи от оков кого-то вроде Кригера будут хранить тут.

Я бы не хранил.

А значит нужно искать иное решение. Он бросил взгляд на валяющуюся неподалеку металлическую дверь и поднял её, притягивая к себе.

— Что вы?..

— Вытяни руки.

Кригер повиновался, не задавая лишних вопросов. Ещё одна черта, которая Теону нравилась в этом человеке. Владетель смял дверь, заставил её поменять форму, превращая в массивный металлический клин, который он обрушил на кренталевые оковы.

Бил точно в центр, быстро и резко, стараясь при ударе не повредить руки старому товарищу. Металл оков не выдержал и разлетелся на куски, освобождая Кригера из заточения и возвращая силу.

Теон сразу ощутил это, как Кригер коснулся Иного, наполняя свое тело энергией.

— Как же хорошо… Я словно впервые за долгое время вздохнул полной грудью.

Кригер сделал несколько глубоких вдохов и словно стал самую малость больше, по комплекции сравнявшись с Теоном. С каждым движением его черное тело, словно сделанное из вулканического стекла, издавало треск, но едва ли он сам испытывал при этом какой-либо дискомфорт.

— Давно тебя держат как пленника?

Кригер ответил не сразу, вначале пройдясь по комнате, разминая руки.

— Давно. Полагаю, что больше полувека. Но таким, — он провел пальцами по скуле. — Я стал недавно. Может… год назад. Когда сидишь в четырех стенах, не видя белого света, очень легко потерять счет дней.

— Мне это знакомо, Кригер.

— Я не предавал вас, Владетель. Никогда. Руннэт обманула меня. Сказала, что вы погибли во время Раскола. Лишь полвека назад, во время одной из встреч «старых друзей», излишне напившись Дэралин сболтнул о том, что они сделали. Что они пронзили ваше сердце кренталевым колом, пока вы были слабы, и запечатали вас в гробу.

— И что ты сделал?

— А как вы думаете, Владетель? Я размозжил ему голову в тот же момент. Я собирался призвать к ответу их всех, но проиграл и оказался тут. Десятилетиями я гнил в камере, а затем они провели какой-то эксперимент. Они называли это… — Кригер задумался. — Проект Уроборос.

Уроборос? Таммит дор-Рунтоп спрашивала, не часть ли я этого проекта…

— Владетель…

— Просто Теон, — вздохнул рыжеволосый мужчина. — Я уже не император и даже не правитель. Тем более, если ты будешь так меня постоянно называть, это привлечет ко мне ненужное внимание.

— Думаю, я сам буду привлекать к себе много внимания.

— А ещё говорят, что у тебя нет чувства юмора, — улыбнулся Теон.

Но Кригер никак на это не отреагировал. Он всегда был предельно серьезен.

— Хорошо… господин Теон. Я ощущаю странность в собственных силах. Я впервые полноценно их использую и… начинаю понимать, что со мной сделали.

— Что же?

— То же… что ваш учитель сделал с вами.

— Поясни.

— Я ощущаю чужую волю внутри себя, — Кригер прижался спиной к стене и стал ковырять костлявыми черными пальцами черепушку. — Она скребется внутри…

— Хочет поглотить тебя? Получить контроль?

— Да! Именно! И… я думаю, что это Опустошитель. Тот, кто сделал это со мной, сумел поместить в меня Опустошителя воспользовавшись моим малым даром!

— Это невозможно, — нахмурился Теон.

— И тем не менее они это сделали.

Скажи это кто другой, Теон решил бы, что тот человек сумасшедший, но зная Кригера, смотря на его внешность, ощущая, как изменилась текущая в нем энергия Иного, не поверить было сложно.

— Если есть возможность вернуть тебе прежний облик, мы это сделаем. Я обещаю.

— Спасибо.

— Думаю, достаточно разговоров. Самое время выбраться наружу, только я должен вначале найти кое-кого. В одной из соседних камер должны содержать женщину. Она оказала мне помощь после пробуждения и в нынешней ситуации оказалась из-за меня.

— В таком случае мы должны её спасти, — согласился Кригер, от вида которого даже у Теону становилось не по себе.

Во что же тебя превратили?..

— Ты сможешь сражаться?

— Думаю, что да. Моя сила сейчас нестабильна, тело словно только пытается приспособится к ней, но даже текущих возможностей достаточно для сражения.

— Замечательно, но все-таки постарайся не лезть на рожон и прикрывай мою спину.

— Как вам буде угодно, — Кригер, как всегда, не спорил.

Они вернулись в коридор, и Теон уже протянул руку, собираясь сорвать с петель металлическую дверь напротив и заглянуть в соседнюю камеру, но тут услышал, как пришла в движение самая крупная дверь, находящаяся в самом конце коридора.

Теон с Кригером переглянулись.

— Что за ней находится?

— Не имею ни малейшего понятия, — ответил его жутковатый друг из прошлого. — Я не покидал своей камеры уже много месяцев, а когда это случалось, меня перевозили в специальной капсуле, из которой невозможно сбежать.

Теон внимательно смотрел за открывающейся дистанционно дверью. Она была куда больше, чем остальные, и заметно толще, а значит за ней содержали кого-то куда опаснее, чем Кригер.

Кто бы это мог быть?

Глухие и тяжелые шаги разрорвали тишину подземного комплекса.

Теон ощутил сущность того, кто скрывался за массивной дверью, прежде чем увидел массивную фигуру, выходящую из мрака помещения. У вышедшего в коридор существа была совсем небольшая сплюснутая голова с одним единственным, но зато огромным глазом и громоздкая фигура, которая, казалось, сплошь состояла из одних лишь мышц.

Опустошитель…

Уже третий всего за несколько дней.

— Этот как минимум прошел две эволюции, а судя по ауре, почти дошел до третьей, — в отличие от Обители старых богов, в этом мире можно гораздо более точно определить силу Опустошителя.

— Да, его очень хорошо кормили, — согласился Кригер, а пламя в его глазах странно вспыхнуло. — Господин Теон, а вы… ощущаете его воздействие? Опустошение.

— Да. Оно пока не настолько сильное, но он вытягивает из меня силы.

— А из меня нет, — это открытие для Теона было внезапным, да и для Кригера тоже, хотя внешне он это никак не проявил. — Я ощущаю его силу, но не чувствую слабости или иных сопутствующих эффектов.

Опустошитель вел себя не совсем привычно. Он шел медленно, пошатываясь, то и дело заваливаясь на бок, словно он ещё толком не проснулся, но уже через несколько шагов его внимание сосредоточилось на парочке впереди. Его единственный взгляд вначале упал на Теона, обладателя самой большой внутренней энергии, но затем переместился на стоящего рядом Кригера и далее смотрел только на него.

Интересно…

— Я с ним разберусь, — Кригер сделал решительный шаг вперед.

— Уверен? Ты сам сказал, что пока не освоился с изменениями в своем теле.

— Владетель не должен тратить силы на это жалкое создание. Я разберусь.

Кригер вытянул руку в сторону и коснулся стены, по поверхности которой тут же пошли «волны», словно по воде. Затем камень начал плавится и менять структуру.

Созидание — большой дар Кригера, сделавший из него самого умелого кузнеца и ремесленника, которых только знал Теон. Он был способен сделать что угодно, трансформируя одни материалы в другие, хотя и у этой силы были свои ограничения и нюансы, о которых Ткач Иного предпочитал не распространяться.

Прямо сейчас Кригер превратил кусок стены в массивную кувалду, которую закинул на плечо и неторопливой походкой направился в сторону Опустошителя.

* * *
Таммит устроилась поудобнее в своем кресле, налила себе бокал тройного виски и осушила залпом. Это сразу помогло вернуть Архонту присутствие духа. Довольно осклабившись, она перевела взгляд на мониторы, транслирующие изображение с камер наблюдения.

Ещё минута или две, и Опустошитель будет свободен. Его перевезли в «Черный Этаж-8» из «Черного Этажа-3», как только проект Уроборос перешел на следующую стадию функционирования. Почему от Опустошителя не избавились, Таммит не знала, но была очень рада этому обстоятельству.

Она быстро изучила его досье и лишь покачала головой. Эту тварь здорово откормили, почти довели её до третьей эволюции. Ещё немного, и они могли бы создать настолько ужасного монстра, что для его устранения понадобилась бы целая армия.

Даже если этот жуткий ублюдок победит, целым он из этой схватки точно не выйдет.

Откинувшись в кресле, Таммит добавила в бокал ещё выпивки и приготовилась наслаждаться шоу.

* * *
Данэса Кригера никто не любил, а если такое недоразумение и происходило, то лишь с теми, кто плохо его знал. Как можно любить того, кто не испытывает эмоций? Кто не способен сопереживать и даже чувствовать боль?

И все же даже для такого монстра, как он, в ближнем кругу Владетеля нашлось место. Талантливый кузнец с даром созидания, оказавшись при дворе человека, что стремился покорить весь мир, совершенно внезапно оказался на своем месте. Его существование обрело смысл.

А если быть точным, порядок.

Именно будучи соратником Владетеля Кригер понял, чего именно искал все эти годы — порядка. Мира, подчиняющийся четким и понятным законам, равным для всех.

Последние десятилетия Кригер желал смерти. Желал, чтобы бесконечная пустота и одиночество исчезли, и кажется, боги услышали его молитвы. А точнее один вполне конкретный бог, вернувшийся спустя семь сотен лет.

Кригер взвесил в своих руках кувалду, ощутив её вес, и впервые за долгое время почувствовал себя живым. Силы, от которых он был отрезан, переполняли его. Если бы его изуродованное лицо было способно улыбаться, он бы это сделал.

Но перед тем, как покинуть это подземелье и воздать преступникам по заслугам, Кригер должен разобраться с появившимся монстром.

Опустошитель.

Он уже несколько раз сталкивался с этими монстрами и поэтому сразу ощутил одну странную вещь.

Кригер внимательно следил за нетвердо стоящей на ногах горе мышц, которая пусть и медленно, но крайне упорно направлялась к ним. С каждым шагом существо шло все увереннее. Не оставалось сомнений, что совсем скоро оно полностью оклемается.

Опустошители высушивают Ткачей Иного, вытягивают из них жизнь и силу, но ничего подобного Кригер не ощущал.

— Значит, они изменили меня куда сильнее, чем я думал, — его голос прозвучал спокойно. Кригер не был удивлен или взволнован, просто констатировал факт.

Закинув молот на плечо, он медленной походкой направился к монстру, на всякий случай прислушиваясь к своим ощущениям.

Ничего.

Опустошитель протянул руку к оказавшейся совсем рядом жертве, но Кригер с легкостью оттолкнул её, словно та ничего не весила, а следом нанес свой удар. Кувалда приземлилась прямо на макушку Опустошителя, роняя его на пол и заставляя стены вздрогнуть от силы удара.

Кажется, физически я стал гораздо сильнее.

Чтобы прикончить раскормившегося Опустошителя одного удара было недостаточно. Заливая пол зловонной кровью, он зарычал и начал подниматься, стягивая к себе энергию Иного, находившуюся в воздухе, пытаясь восстановить силы, но на Кригере это не работало. Кузнец поднял свой молот и опустил его снова, дробя кости потустороннего монстра.

Опустошитель рывком поднялся на ноги, отшвыривая Кригера в стену, отчего на каменной поверхности появились трещины. Кузнец поморщился бы, если бы его новое лицо позволяло, но несмотря на казавшуюся сокрушительной силу, это новое тело не получило больших повреждений.

Тем временем монстр с разбитой головой уже почти поднялся на ноги. Кригер поступил так же, с громким хрустом размяв шею.

Заревев, Опустошитель ринулся на Кригера и обрушил ему на голову свой кулак. Кузнец не стал уклоняться, встретив кулак своей рукой. Пол под ногами содрогнулся, затрещал и пошел трещинами. Кузнец оттолкнул Опустошителя, заставив его потерять равновесие, и тут же нанес удар молотом в колено. Послышался хруст костей, и чудовище припало на пол.

Новый удар молотом, на этот раз в подбородок. Кригер ударил так сильно, что ноги монстра оторвались от земли, а его туша пролетела несколько метров, прежде чем рухнуть на землю.

— Кригер, заканчивай! — послышался голос Владетеля.

— Сейчас… — хрипло ответил кузнец и в одним мощным прыжком преодолел расстояние, разделяющее его с Опустошителем. Монстр попытался схватить мужчину, но тот отбил его здоровенную конечность с помощью молота, а следом вонзил руку существу в грудь, пробивая гору мышц и кости.

Чтобы точно убить Опустошителя, нужно уничтожить кристаллическое ядро. Именно оно лишает силы Ткачей и поглощает энергию Иного. Обычно ядро располагается в голове, именно поэтому первым делом Кригер целил туда, но чудовище продолжало регенерировать, а это значило, что ядро находилось в другом месте.

Стоило Кригеру сосредоточится, как он почувствовал его, и именно поэтому бил в грудь. Его рука с какой-то странной легкостью погрузилась в тело монстра, словно то было сделано не из прочных мышц, а мягкого теста. Пальцы Кригера сомкнулись на кристалле и уже готовы были раздавить его, но в последний момент остановился.

Я чувствую…

Кригер впервые ощущал это. Силу, текущую в кристалле, его мощь и голод. Кригер сжал сердце Опустошителя, и сила тут же хлынула в его тело. Монстр, осознав, что происходит, пытался сбросить с себя человека, но не смог. Силы стремительно перетекали в Кригера, и меньше, чем через минуту, все закончилось.

Грозный Опустошитель был повержен врагом, против которого был бессилен.

* * *
— Это… невозможно… — бокал с выпивкой выскользнул из руки Таммит. Она не могла поверить, что Опустошитель высокого уровня был повержен с такой, легкостью. Пусть его активно пичкали препаратами, он все равно оставался Опустошителем.

Её рука дрогнула и уже потянулась к браслету. Стоит сообщить о случившемся Тристи и запросить помощи. У неё в подчинении есть сильнейшие боевые фурии, которые не оставят от этих мужчин мокрого места.

— Нет, я не могу, — одернула она себя. Если она попросит помощи у Тристи, то та потребует что-то взамен. Ни в коем случае нельзя оставаться должником у Тристи дор-Хэйви. — Мне нужно решить этот вопрос самой.

Женщина прикрыла глаза, обдумывая свои шаги. Её самые сильные подчиненные сейчас далеко, улаживают одно деликатное дельце. Текущая ситуация слишком внезапна, ресурсы ограничены.

Использовать Зару?

Фурия со способностью подавления очень ценна, и если она не справится, то ей конец. Она слишком ценный актив, чтобы бросать её в первые ряды без должной поддержки. После увиденного Таммит уже не уверена, кто представляет большую угрозу: человек, зовущий себя Теоном Альдримом, или таинственный Объект с неизвестным пока что номером.

Старший Архонт могла бы послать целую армию, но в таком случае подставилась бы перед остальными. Если эти двое положат несколько сотен солдат, то остальные Старшие Архонты спросят с неё. Тем более она подставит таким образом и Тристи. Лишь они вдвоем осведомлены о том, что из себя представляет проект Уроборос.

Нет, я не могу так поступить…

Все упирается в секретность. Нельзя позволить данным попасть к другим членам Арбитража.

— Я уничтожу Черный Этаж-8, — наконец решила Таммит. Там находится лишь побочная лаборатория и некоторая часть данных. Основной массив по-прежнему располагается в Черном Этаже-12.

Оставалось лишь решить, как именно это сделать. Отсюда женщина не может перегрузить реактор и устроить взрыв.

Попытаться связаться с Хэлен и приказать ей сделать это самой?

Но Таммит понимала, что это маловероятно. Хэлен не успеет покинуть Черный Этаж до взрыва. Точнее, она не может дать возможности кому бы то ни было покинуть подземный комплекс.

Этот человек… он должен погибнуть там во что бы то ни стало!

Именно поэтому Таммит сейчас перекрыла все входы и выходы. Если она позволит Хэлен сбежать, то этим может воспользоваться и этот ненавистный ей мужчина, отнявший единственного сына.

— Он сдохнет.

Сделав глубокий вдох, Таммит пробежалась пальцами по голографической клавиатуре, вводя свой код доступа к центральной системе управления боевого орбитального комплекса «Циклоп II» — одного из трех мощных боевых спутников, оснащенных мощным лазером и фактически способных стирать с лица земли города. Абсолютное оружие, способное уничтожить любую фурию, любого Опустошителя. Пробиться до подземного комплекса будет сложно, но Таммит это не волновало. Пара точных выстрелов, и они все умрут.

— Прощай, Теон Альдрим, или кто ты там есть, — рассмеялась Таммит, указывая координаты и запуская боевой режим спутника.

[До выхода на позицию огня: 20 минут 17 секунд]

* * *
Самина вздрогнула, когда массивную металлическую дверь с грохотом вырвало незримой силой. Через пару секунд на пороге показался Теон. Увидев его, девушка почувствовала облегчение и тревогу одновременно. Если она останется, то её обвинят в измене, если она пойдет с ним, то ни о каком возвращении к прежней жизни не может быть и речи.

Зачем я вообще в это ввязалась? Зачем?! Зачем?! Зачем?!

— Ты в порядке? — голос Теона звучал ровно и не выражал каких-либо эмоций.

— Да, — после короткой паузы ответила девушка.

— Тогда идем, у нас не так много времени.

Самина ещё помедлила одно мгновение и последовала за мужчиной. Без него она отсюда никогда не выберется, в этом сомневаться не приходилось.

Я преступница… Раскол!

Но стоило Самина покинуть камеру, как мысли прервала жуткая фигура неподалеку. Это было пугающего вида существо с черным черепом вместо лица, вооруженное массивной кувалдой. От одного взгляда на него к горлу подкатывал ком. Единственное, с чем оно ассоциировалось — Опустошители.

И все же Теон никак не реагировал на незнакомца.

— Это та женщина, которую вы искали? — спросил черепоголовый низким, вибрирующим голосом, пробирающим до самых костей.

— Да. Самина, это Кригер. Кригер, это Самина, — после короткого представления Теон быстрым шагом направился в сторону лифта. — Идемте, я не хочу дать этой Хэлен возможности сбежать.

Чтобы вскрыть дверь, ведущую в кабинет главы Зеленого Этажа, Владетелю потребовалась всего лишь секунда. Он вошел первым и окинул взглядом просторный кабинет со множеством мониторов, занимающими всю правую стену.

— Ещё хоть шаг, и я тебя прикончу, — предупредила Хэлен, занявшая позицию за своим столом. В руках она держала пистолет-пулемет и была настроена решительно, но Теона подобные угрозы не волновали.

Мужчина шагнул, и сразу несколько пуль ударили его в грудь. Кригер тут же выскочил у него из-за спины и метким броском только что созданного метательного ножа выбил из рук фурии пистолет-пулемет. Женщина тут же бросилась к потерянному оружию, но Кригер уже оказался рядом и, схватив женщину за плечо, швырнул её в мониторы.

— Свет! — поморщился Теон, пальцами извлекая пули из собственной груди на глазах поднимающейся на ноги Хэлен. Она тряхнула головой и отряхнулась, зло смотря на Теона. — А вы не экономите на крентале.

— Что? — опешила Самина, со страхом взглянув на остатки от пуль, что Теон бросил себе под ноги. Кренталевые пули смертельны даже для регенераторов, ведь если ты не можешь управлять энергией Иного, то и не сможешь регенерировать. Если бы не Банрат-Тан-Азур, Теон был бы уже мертв.

Кригер тем временем бросился к фурии и схватил её за горло. Захрипев, женщина вцепилась противнику в лицо, а её руки охватило смертельное голубое пламя, но старый друг Теона словно и не чувствовал источаемого жара.

— Мне свернуть ей шею?

— Нет, она нужна нам живой.

Хэлен все ещё пыталась сражаться. Она била Кригера по лицу, пыталась использовать приемы самообороны и силы Иного, но ничего не дало никакого эффекта. Теон даже поймал себя на мысли, что обновленный кузнец его немного пугает.

Кригер усадил женщину на стул и, чтобы она не дергалась, пригвоздил обе её руки к столешнице при помощи ножей. Хэлен закричала от боли, но стоило отдать ей должное, она не молила о пощаде и даже перед лицом пыток и смерти старалась сохранять достоинство.

— Ну здравствуй, Хэлен, — улыбнулся Теон, присаживаясь на место гостя. — Думаю, мы начали наше знакомство нправильно. Я — Теон Альдрим. Тот, кого раньше именовали Владетелем. Не подражатель и не сумасшедший, я он и есть.

Тень Теона расползлась на всю часть комнаты, что находилась у него за спиной, а глаза Хэлен расширились от ужаса от вида Таящегося-в-Тени. Самина тоже в ужасе отшатнулась и отошла в противоположную часть кабинета, стараясь спрятаться за спиной Кригера, который единственный сохранял абсолютное спокойствие при виде Черного Демона.

— Нам не о чем с тобой говорить, — Хэлен старалась говорить так, чтобы голос не дрожал, но мало кто смог бы сохранить присутствие духа перед Банратом-Тан-Азуром.

— А вот я считаю иначе. У меня есть вопросы, на которые я бы очень хотел получить ответы.

— Пойди трахни своего черепоголового уродца — процедила фурия, стараясь не смотреть за спину Теона на десятки направленных на неё алых глаз. — Я ничего вам не скажу.

— Хэлен, не упрямься, — попыталась вмешаться в разговор Самина. — Просто расскажи ему все, что он хочет, и мы уйдем.

— Вот поэтому ты навсегда и останешься простым следователем, Самина. Ты слишком тупа и наивна, чтобы понимать очевидные вещи. Я сдохну в этой комнате. Или ты правда думаешь, что твои новые друзья позволят мне просто уйти?

Теон ожидал, что Самина начнет уверять свою начальницу в обратном, но, к его удивлению, этого не случилось. Фурия-следователь просто прикусила язык и отвела глаза.

— Ты права, я не могу тебя отпустить, — подтвердил Теон. — Ты умрешь сегодня.

— Вот видишь, вам нечего мне предложить. Хотите убить — убивайте. От меня вы ничего не узнаете.

— Но умереть можно разными способами, — не согласился Теон и улыбнулся фурии краешками губ.

— Я не боюсь пыток. Меня готовили к такому. Быстро вы меня не расколите, а много времени у вас нет. В крайнем случае я устрою самовозгорание и убью себя раньше.

— Хорошо, что напомнила, — улыбка Теона стала ещё более жуткой. Тень рядом с ним дрогнула и выпустила руку, в ладони которой был сжат один из осколков кренталевой пули. Теон бросил её вперед, а Кигер, стоявший за спиной пленницы, ловко поймал её. Ухватив Хэлен за волосы, он запихнул кусочек металла женщине в горло, заставив проглотить.

— Сволочь! — прошипела фурия и сплюнула немного крови.

— Теперь ты себя не сожжешь.

— Вы все-равно быстро меня не расколете.

— Ты права, времени у нас не так уж и много. Скорее всего, твое начальство уже выслало сюда армию, а я не слишком горю желанием участвовать в таком боевом столкновении.

Особенно если среди врагов будет та женщина, что смогла отрезать меня от Иного.

— Поэтому мое предложение простое: ты говоришь все, что я хочу знать, и умираешь быстро и безболезненно. А если продолжишь упрямиться, то тобой займется Кригер. Он был не только моим кузнецом, но ещё и дознавателям. Он умел причинять людям такую боль, о которой они не могли и помыслить.

— Я все-равно умру.

— Да. Но я могу отдать тебя ему, — Теон указал на сущность за своей спиной. — Он очень голоден, ты даже не представляешь, насколько. Оказавшись в его желудке, ты столкнешься с кое-чем куда хуже, чем смерть. Не знаю, читала ли ты легенды, но люди, которых сожрал Черный Демон, умирают не сразу. Он их переваривает, и часто это занимает очень много времени. Ты растворишься в его желудке, отдав ему свое Я. Я все-равно получу доступ к твоим воспоминаниям, пусть не всем, а лишь фрагментам, но получу, ведь Банрат-Тан-Азур — часть меня. Стоит ли твое молчание участи худшей, чем смерть?

— Ты блефуешь! — фыркнула Хэлен, но глаза выдавали её страх. Она почти ему поверила. И как не поверишь, когда жуткая потусторонняя тварь наблюдает за тобой из тени.

Теон не стал никак парировать этот возглас, лишь снисходительно улыбнулся, а затем его взгляд дрогнул, заметив в противоположной части комнаты хорошо знакомую мужскую фигуру.

Учитель…

Утрен смотрел на Теона немигающим взором остекленевших глаз. Его кожа была бледна, а длинная густая борода пропитана кровью. Как остальные призраки, он что-то беззвучно шептал одними губами.

Тебя нет.

Самина заметила перемену в поведении мужчины и даже проследила за его взглядом, но ничего не увидела.

— Ладно… Хорошо! — воскликнула Хэлен, когда одна из рук демона коснулась её голени. Теон тут же силой заставил существо, жившее внутри него, отступить. Оно было недовольно и настойчиво требовало пищи, но едва ли Теон позволит демону хозяйничать. — Что вы хотите знать?!

— Руннэт Залмейр.

— Королева Шипов? — Хэлен едва не рассмеялась, услышав этот вопрос.

— Думаю, ты знаешь другое её имя. Лимин Сидар.

— Архонт Сидар мертва уже не один год. Её челнок разбился во время неудачной посадки. Я понятия не имею, какими делами она занималась. Она принадлежала к Домену Разума.

Теон покачал головой и несколько раз стукнул указательным пальцем по подлокотнику, отбивая ритм детской считалочки, которую очень любил в детстве.

— Пока что ты мне не очень-то помогаешь, Хэлен.

— Так задавай вопросы, на которые я знаю ответы! Сидар погибла, ещё когда я занимала должность этой предательницы, — женщина кивнула на стоящую неподалеку Самину.

Теон задал ещё несколько вопросов, пытаясь выяснить хоть что-то о своих бывших товарищах, но все безрезультатно. Единственной зацепкой Теона была Сидар, но её «гибель», в которую тот не очень-то верил, очень сильно мешала. Единственной полезной информацией было то, что Сидар принадлежала к Домену Разума, а следовательно, стоит поплотнее пообщаться с теми, кто сидит в его верхушке.

— Что такое Уроборос? — наконец Теон дошел до другого, менее важного для него вопроса. — Твой босс упоминала о нем, и Кригер говорит, что его таким сделали в рамках этого проекта.

— Уроборос… — Хэлен замялась, четко давая понять, что об этом она уже что-то знает. Когда Теон спрашивал относительно Сидар и остальных, Хэлен реагировала по-другому. — Это проект, начавшийся около двух десятилетий назад. Я не так уж много знаю, так как не я стою во главе, а Морлан.

— Говори, что знаешь, — Кригер положил женщине руку на плечо и сдавил его, заставив её в очередной раз взвыть от боли.

— Уроборос — это попытка вернуть мужчинам способность касаться Иного. По крайней мере его изначальная цель, пока проектом руководила Аманда Эрлан. Эрлан за время своих исследований пришла к выводу, что мужчины все ещё имеют доступ к силам, но по какой-то причине не способны сплетать потоки. Это выяснили за счет процесса разрядки, когда мужчины по какой-то причине не умирали после секса с необученной фурией. Они впитывали и даже удерживали внутри себя энергию Иного, хоть и не могли её использовать. И изначальная цель проекта была научить мужчин использовать эту энергию.

— Как интересно, — Теон улыбнулся краешками губ. — Если бы получилось, вы бы смогли одновременно увеличить число Ткачей Иного, но в тоже время сломать ваш небольшой матриархат.

— Именно. Мужчины-Ткачи даже выгоднее мужчин без сил, ведь они находятся в зависимости от фурий. Нет ничего ужаснее потери дара, когда ты в полной мере его ощутил.

— Но у вас ничего не вышло?

— У Эрлан ничего не вышло, — поправила женщина Теона. — Двенадцать лет изысканий, и ничего. Но стоит отдать ей должное, именно благодаря её исследованиям появились технологии модификации, позволяющий делать фурий сильнее. Затем во главе стал Морлан. Цели изменились, и тогда же проекту дали название Уроборос. Морлан использовал наработки Эрлан, но зашел к ним с другой стороны. Он считал, что раз мужчины не могут использовать силы как фурии, но имеют предрасположенность к Иному, нужно подойти к этой проблеме с противоположной стороны. Большую часть жизни Морлан изучал Опустошителей, именно в них он и видел решение проблемы.

Теон бросил взгляд на Кригера, нависающего над Хэлен. По лицу сложно было сказать, о чем сейчас думает его старый боевой товарищ.

— В итоге у него получилось создавать гибридов, смесь Ткачей Иного и Опустошителей. Твой уродливый друг стал первым успешным объектом.

— Но не последним?

— Не последним, — подтвердила Хэлен.

— Свет! — вздохнула Самина, подойдя к столу своей бывшей начальницы и начав что-то делать с её компьютером.

— Что ты делаешь? — напряглась Хэлен.

— Хочу скопировать данные. Об этом должны знать все.

— Дура! Если ты это обнародуешь, то убьют не только тебя, но и всех, кто тебе дорог.

— Тут пароль… — Самина досадливо цокнула языком. — Какой пароль?

— Думаешь, я тебе скажу?

— Скажешь, — холодно сказал Теон. — Иначе нашей сделке конец.

И Хэлен сказала. Пусть после легких препирательств, но сказала.

— Данные у меня, — вздохнула девушка, вытаскивая что-то из компьютера.

— Замечательно, — сказал Теон, поднимаясь со стула. Черный демон вернулся туда, где ему и положено было быть. — Думаю, я узнал все, что меня интересовало.

— Стой! — опомнилась Хэлен, которая после этого недолгого разговора отбросила прежнюю браваду. Несмотря на слова о том, что не боится смерти, это не было правдой. Она хотела жить. — Я могу быть тебе полезна. Я многое знаю и…

— Да, ты можешь быть полезна, — согласился Теон, и в глазах Хэлен мелькнула надежда. — Но мы с тобой уже заключили сделку.

— Что? — она вздрогнула.

— Вместо быстрой смерти стоило выторговывать свою жизнь, — Теон пожал плечами, словно ничего не мог с этим поделать. В следующий миг стоящий за спиной Хэлен Кригер схватил женщину за шею и одним быстрым движением оторвал ей голову.

От неожиданности Самина вскрикнула, отпрыгнув от безголового тела, из которого фонтанировала кровь.

— Тут мы закончили.

* * *
Самину трясло после случившегося. Она и раньше видела, как вокруг умирали люди, но все они были незнакомыми, а сейчас девушка увидела, как умерла её начальница.

Этот урод просто оторвал ей голову словно кукле!

Если раньше Кригер пугал фурию совсем немного, то сейчас это чудовище вызывало в ней первозданный ужас. По этому оскаленному черепу едва ли можно было понять, что творится у него в голове. Он был способен с такой же легкостью оторвать голову и Самине.

Я справлюсь. Я справлюсь!

Троица поднималась на поверхность, чтобы наконец убраться отсюда, но с каждым новым этажом девушка ощущала что-то неладное. В первую очередь крайне слабое сопротивление. По пути они встретили только одну фурию, от которой избавился Кригер. Девушка не успела даже ничего предпринять, черепоголовый друг Теона голой рукой раздавил её голову как яйцо, а простые солдаты гибли, не в силах ничего предпринять.

Самина, стараясь не быть обузой, вооружилась пистолетом-пулеметом, позаимствованным у Хэлен. Впрочем, учитывая, как ловко мужчины расправлялись с крайне скудным сопротивлением подземного комплекса, стрелять ей так и не пришлось.

Очередная преграда пала, и они выбрались на улицу, оказавшись на внутреннем дворе небольшой огороженной высоким забором постройки, похожей на какой-то дешевый склад в пригороде. Никому и в голову не пришло бы, что тут, под землей, расположен огромный подземный комплекс.

— Никого, — удивилась Самина, обнаружив, что тут их никто не ждет. Она была уверена, что Таммит дор-Рунтоп отправит сюда армию из фурий и солдат при поддержке бронетехники. Но на улице было тихо. Вообще не похоже, чтобы их кто-то поджидал.

— Это и странно, — Теон придерживался того же мнения.

— Ловушка? — предположил Кригер.

— Неважно, нам нужно уходить.

Они почувствовали это прежде, чем увидели. Где-то высоко в небе вспыхнула ослепительная вспышка, и в тот миг Самина все поняла. До неё доходили слухи о боевых спутниках, способных атаковать с орбиты, но она и подумать не могла, что против них применят нечто подобное.

Бежать бесполезно. Они не успеют пробежать и пары метров.

Девушка упала на колени, прикрывая глаза руками и ощущая нестерпимый жар каждой клеточкой тела. Самина не знала, сколько это длилось, но казалось, что целую вечность, а когда все закончилось, она совершенно внезапно осознала, что все ещё жива.

Разлепив глаза, она увидела Теона, протягивающего руку к небу. Подле него находился Кригер, одежда которого слегка дымилась, но сам он не выглядел раненым или пострадавшим. Самина отделалась легкими ожогами, которые благодаря её способностям заживут очень быстро.

Он нас спас?

Девушке ещё только предстояло осознать, что только что произошло. Когда она наконец осмотрелась, то ужаснулась. Они втроем находились на небольшом участке земли, парящем посреди огромной дыры шириной в добрую сотню метров. Луч с небес не просто выжег все, что находилось на поверхности, он буквально распылил почву и камень.

Как… Как он это сделал?

Сейчас Самина смотрела на Теона с восхищением, не веря, что это вообще возможно. Ни одна защитная способность не спасла бы против такой атаки.

— А вот и ты… — тихо произнес Теон, все ещё тянувшись рукой к небесам. Вначале фурия не поняла, о чем мужчина говорит, а затем он сжал кулак. В следующий миг высоко в небе Самина заметила слабые вспышки, которые превратились в несколько двигающихся огоньков, похожих на падающие звезды.

Быть не может!

Спутник…

Он уничтожил орбитальный спутник, который их только что атаковал, и сделал это с земли. Несмотря на все пережитое и увиденное, лишь этот момент показал Самине, насколько силен Теон Альдрим. Убийство людей силой мысли и выламывание многотонных металлических дверей пусть и впечатляло, но было в рамках картины мира фурии. Гашение лазерного луча, способного уничтожать города, а следом и уничтожение боевой орбитальной станции — это силы бога, а не человека. Ни одна из живущих ныне фурий не могла приблизится к подобному уровню. Даже Ингрем Ремард, сильнейшая из ныне живущих фурий, казалась мошкой по сравнению с этим человеком.

— Ты в порядке, Самина? — спросил Теон, протягивая ей руку.

— Да… Пара ожогов, но они быстро пройдут, — девушка постаралась, чтобы её голос звучал ровно.

— Что-ж, тогда идем. Лучше нам скрыться, пока враги не решили ещё что-нибудь предпринять.

Глава 17. Мотель

Дешевый мотель на краю города с убитыми в хлам номерами и кучей клопов Самине нисколько не нравился, но тут принимают наличные, так что отследить Самину и её компанию будет чуть труднее. Девушка не питала иллюзий. Теперь Арбитраж приложит все силы, чтобы найти изменников и террористов, но одну ночь в этом мотеле они провести сумеют.

Компания сняла один номер с двумя кроватями, а значит кому-то придется спать на кресле или на полу. Ну или «мальчикам» придется спать в обнимку друг с другом, ведь Самина не собиралась делить постель ни с кем из них. Она вообще хотела бы себе отдельный номер, но Теон настоял, что разделяться не стоит. Точнее, он не хотел выпускать её из поля зрения, фурия в этом не сомневалась. Он её не совсем доверяет, пусть внешне это и не демонстрирует.

При взгляде на съемную комнату Самина поморщилась. Одна только мысль о том, что ей придется спать на старом, пропитанном мочой, потом и спермой матрасе вызывала легкий приступ тошноты.

Это только на одну ночь. На одну ночь!

Теон, оказавшись в помещении, недолго думая плюхнулся на кровать лицом в подушку, что очень удивило Самину.

Он выглядит уставшим. Похоже, наше спасение от угрозы с орбиты отняло у него много сил.

Последним в помещение вошел их жуткий спутник. Сейчас Кригер был одет в позаимствованную у какого-то бродяги кофту с капюшоном, благодаря которой в полумраке ночи его необычное лицо не так бросалось в глаза.

Самина уже поняла, что Кригер был кем-то из старых соратников Теона, но никого с таким именем девушка не помнила. Владетель и Королева Шипов были у всех на устах. Многие помнили и о мудрейшей Стефании, непокорном Шейне и Галатее. Но имя Кригера было ей незнакомо.

— Я пройдусь, — окинув помещение равнодушным взором, внезапно сказал Кригер, после чего развернулся и вышел на улицу.

— Пройдешься? — опешила Самина, но тот даже не остановился. Фурии оставалось лишь обратится к Теону. — Ты его просто так отпустишь?

— Ему нужно проветриться, не беспокойся. Кригер не уйдет далеко.

— Но его лицо…

— Он пробыл в заключении несколько десятилетий. Я прекрасно понимаю его желание подышать свежим воздухом и не в праве ему мешать или приказывать. Но если ты хочешь попробовать его переубедить — вперед.

Цокнув языком, Самина уже собиралась принять сказанное, но какая-то часть девушки просто запротестовала. Ей захотелось поступить наперекор.

Он думает, что я просто смирюсь. А вот хрен ему!

Развернувшись на каблуках, девушка вышла на улицу и поспешила догнать уходящего Кригера. К счастью, тот не успел уйти достаточно далеко.

— Постой! — окликнула она его. Когда мужчина обернулся, фурия невольно вздрогнула, увидев два горящих глаза во мраке капюшона. Этот тип порой внушал ужас не меньший, чем Опустошители.

— Да?

— Нам лучше не разделяться. Понимаю, что тебе хочется пройтись, но твой вид…

— Меня не заметят, — равнодушно отозвался Кригер.

— И все же… У тебя будет ещё много возможностей, но сейчас не самый лучший момент. Нам нужно отдохнуть, выспаться и завтра решить, что делать дальше, — сказала она.

— Мне не нужен отдых. Я не сплю.

— В смысле?

— С тех пор, как стал таким, я не сплю. Вообще. Не вижу смысла сидеть в четырех стенах, когда есть возможность увидеть звездное небо.

Самина, ну что ты творишь? Поставь себя на его место.

Фурия почувствовала легкий укол совести.

— Я вернусь до рассвета, — пообещал Кригер. — К тому же если я останусь сейчас, то буду вам мешать.

— Мешать? В смысле? — Самина удивленно захлопала ресницами.

— Фурии нынче называют это, кажется, разрядкой.

— Что? Я не буду с ним спать! — крикнула девушка довольно громко и тут же виновато закрыла рот рукой. Кригера, впрочем, её вспышка гнева не впечатлила.

— Несмотря на огромную силу, тело Владетеля хрупкое. Банрат-Тан-Азур постоянно терзает его душу, и ему нужно время, чтобы восстановиться. Женская энергия Иного на порядок ускорит этот процесс.

— Я. Не собираюсь. С ним. Спать. — медленно и твердо заявила Самина, чтобы поставить точку в этом вопросе. Сама мысль о том, чтобы раздвинуть ноги перед Теоном, вызывала в ней злость.

— Как тебе будет угодно, фурия, — по голосу не было понятно, раздражен Кригер или отказ ему безразличен. — Никто не в праве тебе указывать, ведь это в первую очередь союз двух сил, а не подчинение одной другой, но я надеюсь, ты вспомнишь, что он спас нас обоих из той тюрьмы, а затем и от удара с небес.

Больше Кригер ничего не сказал. Он развернулся и медленным шагом пошел прочь, растворившись во тьме ночной улицы.

— Урод, — фыркнула Самина, смотря ему в след. Её жутко злило, что этот черепоголовый попытался надавить на чувство долга.

Спас?! Ха! Да если бы не он, я вообще в этой ситуации не оказалась бы! Я пыталась ему помочь! Я дала ему укрытие, помогла найти Кейдру Шоу, а он сломал мне жизнь!

Как же хотелось ей выкрикнуть эти слова прямо в лицо Кригеру, но что-то её останавливало. Пусть он и был другом Теона, воспринимать его иначе, чем чудовище, у девушки не получалось. Он её пугал, а момент, когда он отрывает голову Хэлен, будет ещё долго преследовать её.

Проводив Кригера хмурым взглядом, фурия вернулась в номер.

— Тео, этот твой друг… — начала было говорить Самина, но оборвала речь на полуслове, внезапно сообразив, что мужчины в комнате нет. Секундная паника сменилась облегченным вздохом, когда из ванной послышался звук открывающейся воды.

Он просто пошел принять душ. А ты всерьез решила, что они сбежали и оставили тебя одну?

— Вовсе нет, — шепотом ответила она сама себе.

И все же ты испугалась.

— И вовсе я не испугалась, — фурия продолжила спорить шепотом с воображаемым собеседником. Самина всегда так делала, когда ей нужно было принять трудное решение. Этот метод в свое время подсказала ей Генри.

Самина, не будь дурой. Без этого типа тебя бы лишили сил, и ты бы загнулась в течении года в одной из тюрем.

— А из-за кого я во все это влипла? — фыркнула она.

Из-за себя. Теон тебя потянул тогда влезть в дела Магистериума или собственное упрямство? Так хотела повышение и собственную квартиру, чтобы Генри хоть иногда могла тебя навещать! Или чтобы другие фурии обратили на тебя свое внимание?

Самина от досады цокнула языком.

Метод и впрямь работал, но как же неприятно признаваться самой себе в подобном.

Теон Альдрим тот ещё монстр, но даже Генри тебе говорила, что он ценит преданность. И сейчас у тебя только один шанс выбраться из всего этого дерьма — держаться к нему как можно ближе.

— Звучит так, словно я должна стать его персональной шлюхой…

А в этом есть что-то плохое? И в его время это называлось стать наложницей, а не шлюхой.

— Да какая разница, как это называть? Но…. Ох…

Самине очень не хотелось это признавать, но её внутренний голос был прав. Теон Альдрим — это буря, и самое безопасное место в эпицентре. Стоит ей хоть чуть-чуть отойти от него, как девушку просто снесет порождаемый им ветер.

Самина могла уйти прямо сейчас. Встать и бросить все, повинуясь собственной гордыне, но что в таком случае ждет её в будущем? Если она уйдет и её схватит легистия, то Теон не придет ей спасать. Её отрежут от сил и посадят в камеру, где она просуществует остаток своих крайне коротких дней.

Как бы сильно гордыня не играла в ней, как бы не давили на неё устои, говорившие, что фурии выше мужчин, пережитое сегодня оставило отпечаток на девушке.

Он слаб, и ему нужна моя помощь. Что если он потратил слишком много сил, спасая нас, а с минуты на минуту на нас нападут, и он не сможет нас защитить?

Сомнения. Сомнения. Сомнения…

«Возможно, станется так, что нам придется выбрать сторону. И тебе стоит хорошо обдумать, какую выберешь ты» — вспомнились слова Генриэтты. В тот раз Самина отнеслась к ним не так серьезно, но сейчас все было иначе.

— Только сторону выбрали за меня, Генриэтта… — прошептала Самина и сделала глубокий вдох.

Сомнения, сомнения и вновь сомнения…

— Хватит! Если мне нужно переспать с ним, так тому и быть! Но я сделаю это потому, что сама хочу, а не потому, что у меня нет выбора!

И в этом не было лжи. Она страстно желала Теона, но всеми силами противилась этому странному необъяснимому влечению. Стоило только признать это, и на душе сразу стало легче. Словно цепь, тянущая её куда-то вниз, оборвалась.

— Я сделаю это, потому что сама хочу, — повторила фурия, приняв решение.

* * *
Теон услышал тихий щелчок совсем рядом и повернулся, проводя рукой по голове. Дверца душевой кабины приоткрылась, в проеме появилась обнаженная Самина.

— Я почти закончил, — сказал ей Теон, пробегаясь взглядом по изящным изгибам женского тела. Фигура у Самны была как раз по его вкусам: широкие бедра и большая грудь.

— Можешь не торопиться, — ответила фурия и, мгновение помедлив, закрыла дверцу изнутри.

Теона это слегка удивило. Самина никогда не демонстрировала интимный интерес, внезапное желание составить ему компанию в душе было как минимум необычным.

— Можешь отвернуться? Мне не очень нравятся, когда на меня пялятся… — попросила она, и Теон исполнил её просьбу, повернувшись к девушке спиной.

Самина взяла с полочки гель для душа и налила немного на руки, после чего начала растирать его по спине Теона.

— У тебя много шрамов, — отметила она, проводя пальцами по некоторым из них. — Мне казалось, что все твои раны заживают мгновенно, не оставляя следов.

— Это старые шрамы. Их мне нанесли ещё до того, как я и Банрат-Тан-Азур стали единым целым.

— Это сделал твой учитель? Тот, о котором ты рассказал?

— Не только. В детстве я жил на улицах Дармасса.

— Не слышала о таком городе.

Теон слегка удивился, почувствовав спиной грудь девушки. Она прижималась к его спине, скользя сосками по коже, словно натирая гель с помощью груди.

Это было неожиданно и… возбуждающе.

— Этого города больше нет. Он был уничтожен ещё до Раскола, — ответил Теон и резко развернулся. Встретившись с ним взглядом, фурия тут же потупила взор. — Зачем ты пришла, Самина?

— Кригер сказал, что ты потратил слишком много сил, а женская энергия позволит тебе быстрее восстановиться.

— Ступай, Самина, — Теон вздохнул и положил ей руки на плечи, силой отстраняя от себя. — Я благодарен Кригеру за заботу, но и сам справлюсь. Не стоит бояться, что он тебе что-то сделает.

Теон ожидал, что девушка облегченно выдохнет и уйдет, но та совершенно внезапно схватила его за руку, не дав отвернуться.

— Я делаю это не потому, что так сказал Кригер, — совершенно серьезно сказала Самина, смело и решительно смотря мужчине в глаза. — Я сама приняла это решение.

— Вот как, — Теон смягчился. Протянув руку, он коснулся подбородка девушки. Она чуть подалась вперед, приоткрывая уста, но когда Теон почти поцеловал её, совершенно внезапно приложила указательный палец к его губам. В глазах фурии загорелся озорной огонек.

— Если я сейчас встану на колени, мы останемся друзьями? — насмешливо поинтересовалась она.

Теон мгновение удивленно смотрел в её голубые глаза, а затем улыбнулся. Девушка провела кончиком языка по нижней губе и, не дожидаясь ответа, опустилась вниз.

* * *
Я действительно это делаю…

Самина сама не верила, что занимается чем-то подобным. Чтобы она ублажала ртом мужчину? Для старой Самины это казалось чем-то невероятным и абсурдным.

Даже с Патриком она сделала это всего однажды, и то будучи пьяной в стельку. А ведь она любила Патрика. Или думала, что любила.

Если любила, то почему ощутила облегчение, когда он ушел?

Девушка постаралась откинуть эти мысли, сосредоточившись на текущем моменте.

Теперь Самина делала это осознанно, и какой-то части её сознания это даже нравилось. Нравилась твердость и вкус смазки, а одна лишь мысль о том, что вскоре член Теона окажется внутри её лона, приводили ту часть сознания в неописуемый восторг.

Было ли это вызвано воздействием Иного, Самина не была до конца уверена, но однозначно чувствовала его силу. Пока что крупицы, но их было более чем достаточно, чтобы распалить желание.

Самина всеми силами старалась сделать Теону приятно, вспоминая все виденные ранее ролики из Сети. Брать глубже, активнее работать языком. Это казалось девушке таким пошлым и вульгарным. Она ощущала себя шлюхой, которая отсасывает парню в дешевом мотеле за сотню, и это почему-то жутко её возбуждало. Самина была готова даже проглотить все, что он выплеснет.

Но этого не произошло. Теон отстранился, а затем помог ей подняться на ноги. Слегка толкнув девушку, он прижал её грудью к стене, а сам пристроился сзади.

Бедра Самины дрожали от нетерпения, и когда Теон вошел, она не смогла сдержать протяжный сладостный стон. Фурии не хотелось демонстрировать, насколько ей хорошо, но у её тела было совсем другое мнение. С каждым толчком жар все сильнее расходился по телу, и фурия все больше теряла контроль. Энергия Иного разливалась по её телу, усиливая ощущения, и в какой-то момент Самина перестала этому сопротивляться, полностью отдавшись нахлынувшей страсти.

Её унес поток эмоций и чувств. Она даже не заметила, когда они оказались в постели, где она окончательно потеряла себя, растворившись в мужчине словно в океане. Его сила захлестывала девушку с головой, и она сама удивилась, как ухитрялась раньше противится этому. В моменты оргазма она чувствовала себя по-настоящему живой. Та пустота в душе, которую она регулярно ощущала, заполнялась Теоном. Такого Самина не ощущала ни с Патриком, ни с Генриэттой, ни с кем-то другим.

Секс? Нет… То, чем они занимаются, не жалкое слияние двух тел, а соприкосновение душ. Она чувствовала то, что чувствует Теон, а Теон чувствовал все, что таила Самина. Они словно открывались друг другу, вызывая резонанс.

Когда семя впервые заполнило лоно девушки, ей показалось, что она вот-вот сойдет с ума от восторга. Это было похоже на взрыв. Энергия Теона хлынула в неё, и фурия ответила тем же, отдавая всю себя без остатка.

Так продолжалось много часов, пока Самина не рухнула на постель, полностью обессиленная, но жутко довольная. Засыпая, девушка возможно впервые в жизни почувствовала себя по-настоящему счастливой.

И не одинокой.

* * *
Пока Кригер шагал по ночным улочкам Риндерона, он размышлял о том, в кого превратился. Опустошитель… Точнее сосуд, который вмещает Опустошителя, прошедшего три эволюции. Мысль об этом сводила заставляла Кригера испытывать к себе омерзение.

Странное чувство, прежде ему незнакомое.

Мужчина окинул взглядом возвышающиеся вдали башни-небоскребы, пытаясь вспомнить, были ли они такими же высокими, когда он в прошлый раз так же свободно гулял по улицам.

Нет. Они были в половину ниже.

В остальном же, на первый взгляд, за десятилетия плена мир не так уж сильно изменился. Машин стало больше, дома стали выше. Электричество теперь повсюду, а не только лишь в избранных районах.

Но на все это Кригеру было совершенно плевать.

Он ушел от трассы, свернув в тихие улочки жилых домов, плутая по ним и словно что-то ища. Его разум все ещё был слегка спутанным. Сказывалось, что все годы заточения его накачивали сильными химикатами и блокираторами, так что на полное восстановление уйдет время.

Кригер все дальше углублялся в жилой район, пока не оказался в местных трущобах. Хотя местные обитатели не видели настоящих трущоб. Не видели людей, заживо гниющих на жаре в домах, состоящих из лежака под навесом из веток. Обитатели этих «трущоб» по сравнению со временами Владетеля живут не хуже знати.

Что же я тут ищу?

— А это ещё что за чудик? — послышался чей-то вопрос. Кригер тут же остановился, слегка повернув голову в сторону говоривших.

Компания из пятерых молодых людей сидела на крыльце одного из домов и что-то пила.

— Без понятия. Эй, придурок, ты что забыл в нашем районе?

Кригер молча наблюдал за компанией и размышлял.

— Чего он на нас пялится?

— А я почем знаю? Слышь, чудик, свали из нашего района, пока ноги целы.

Он мне угрожает? Замечательно…

Кригер сделал несколько решительных шагов навстречу, остановившись на границе света от фонаря, освещающего крыльцо многоэтажного дома.

— Это свободная улица свободного района, — Кригер всеми силами попытался, чтобы его голос прозвучал нормально, но речь все равно звучала неестественно. — Я могу ходить, где хочу.

— Да этот придурок считает себя крутым, — расплылся в ухмылке один из молодых парней. — Наверное, возомнил себя героем боевика.

Другой поднялся со ступеньки и раскачивающейся походкой направился к Кригеру, остановившись в двух шагах от него.

— Слышь, дядя, ты бы валил отсюда поскорее. Мы с друганами хорошо проводим время, и если ты сейчас живо не смотаешься, то мы найдем себе новое развлечение. Например, переломаем тебе пару костей.

Парень был горд сказанным и считал, что незнакомец в страхе бросится прочь, но Кригеру страх не знаком.

— А если я не хочу уходить?

— Да он полный псих, — сказал кто-то из парней.

— Наверное, под блеском возомнил себя неуязвимым.

— Слышь, дядя, мне нужно тебе повторять? Вали нахрен, — тот, что только что грозил Кригеру, вновь развернулся к гостю района, и чтобы его слова казались куда более вескими, поднял свою футболку, продемонстрировав торчащий из штанов пистолет. — Или в тебе дырок наделать?

Кригер не шелохнулся, молча наблюдая за молодыми людьми.

— Уолт, да оставь ты его. Не видишь, он не в себе?

— Нет уж. Эта сука нарывается. Хочет получить взбучку!

Уолт двинулся вперед и попытался ударить Кригера в лицо, но куда ему до мастера Шу или убийц из Костяного братства. Чтобы перехватить кулак нападающего, Ткачу не понадобилось напрягаться.

— А? — опешил Уолт, а в следующий миг удивление сменилось болью. Кригер сдавил кулак с такой силой, что раздробил кости, превращая руку шпаны в кровавое месиво. Парень забился в агонии на земле, истошно крича. Его друзья, мгновенно сообразив, что дело обернулось плохо, вскочили с мест. Один из них выхватил оружие, нацелив его на Кригера.

— Рука! Рука! — вопил раненый.

— О, Свет! — охнул другой парень, склонившись над Уолтом.

— Райан! Мочи его! Мочи этого психа, он оторвал руку Уолту! — завопил третий, и вооруженный сделал сразу несколько выстрелов в грудь Кригеру. Кузнец пошатнулся, ощутив, как пули врезались в кожу, но так её и не пробили. Новое тело Кригера выдерживало удары Опустошителя. Простым оружием ему теперь не нанести вреда.

— Убить меня? — хмыкнул Кригер, делая шаг навстречу к тому, кто подначивал стрелять. Парень отшатнулся, но Кригер теперь куда быстрее, чем простые люди. Палец кузнеца пронзил человеку глазницу.

Райан, парень с оружием, увидев, что случилось со вторым, запаниковал и сделал ещё несколько выстрелов, но ни один из них не причинил Кригеру вреда.

Вытащив палец из глазницы, он молниеносным движением ухватился за нижнюю челюсть парня и вырвал её, бросив к ногам стрелка. Тот взвизгнул, вновь нажал на курок, но пистолет издавал лишь тихие щелчки.

Кригер направился к Райану, и тот, испугавшись, бросился бежать. Кричер мгновенно оказался рядом и одним ударом переломил ногу беглецу, затем медленно отнял пистолет и раздавил его, а его обломки стал запихивать парню в глотку.

Тот хрипел, бился в истерике от боли, но ничего не мог поделать.

Когда Кригер закончил с Райаном, один из парней уже успел сбежать, и теперь оставался последний, который сидел, вытаращив глаза рядом с одноруким Уолтом в луже собственной мочи.

— М-мистер… прошу… пожалуйста… я… мы же ничего вам не сделали… мы же… мистер… за что…? За что вы так с ними…? — он обливался слезами, пытаясь вымолить прощение.

Оказавшись рядом с последним из парней, Кригер наступил на глотку Уолту. Вначале тот захрипел, а затем плачущий парень вздрогнул от хруста дробящихся позвонков. Ещё миг, и голова Уолта оказалась отделена от тела.

Лишь после этого Кригер сбросил с головы капюшон, показав лицо.

— Ох… нет… нет…

— За что? — переспросил Кригер. — За то, что вы отбросы, не признающие порядков. Если бы вы просто извинились за оскорбления, я прошел бы мимо…

— Извините! Извините! Извините!

Кригер протянул руку и заткнул парню рот.

— Поздно. Стало поздно в тот момент, когда вы похватались за оружие. Поздно, когда вознамерились убить меня. Этому миру нужен порядок, но чтобы порядок наступил, вначале нужно избавиться от отбросов вроде вас.

Кригер сжал ладонь, наслаждаясь музыкой дробящихся костей и тем, как жизнь покидает взгляд человека.

Только в такие моменты он чувствовал хоть что-то.

* * *
Самина приподнялась и села на край кровати, беря с тумбочки портсигар. Выудив из него сигарету, она прикурила и сделала глубокую затяжку. Теон молча наблюдал за ней, лежа на кровати и заложив руки за голову.

— Ты жалеешь? — прямо спросил он, чувствуя, что девушку что-то тревожит.

— Нет, — спустя несколько секунд ответила она, не поворачиваясь. — Мне понравилось, и это даже мягко сказано. Наверное, поэтому я такая хмурая.

— Коришь себя за то, что понравилось? — Теон удивленно вскинул бровь.

— Именно. Моя жизнь пущена под откос. Я преступница, террористка… Мне повезет, если убьют при задержании кренталевыми пулями. В такой ситуации радоваться хорошему сексу как-то не хочется. У тебя же есть план, да?

Но Теон не ответил.

У него действительно были мысли относительно дальнейших действий, но они пока не оформились. Ему не хотелось действовать слишком прямолинейно, заявляясь в Арбитраж и устраивая государственный переворот. Сражение с сотнями или даже тысячами фурий даже для него чересчур.

Нужно действовать тоньше, умнее. Но Теон слишком плохо знает это время, чтобы сходу принять решение.

Самина же подумала, что у Теона нет никакого плана, и сокрушенно вздохнула. Она сделала ещё одну затяжку, после чего подняла пульт от телевизора и нажала на одну из кнопок. Тут же ожила панель в дальнем конце комнаты.

«…Ужасающие новости. Технический спутник Рассвет-17 был уничтожен астероидом. Его обломки…»

— С ума сойти… — криво усмехнулась Самина. — Это удивительно, как ты смог уничтожить спутник с земли. А они уже состряпали историю с астероидом… Оперативно, чтоб их… И ни слова о том, что спутник был военным.

Теон смотрел на экран с ожившими картинками внимательным взглядом, нащупывая возникшую мысль. Он уже видел эти устройства, но никогда не придавал им значения. Просто движущиеся картинки, которые могут показать и театральную постановку, и новости рассказать. Устройство досуга, которое раньше он не представлял, как использовать.

Если есть новости, да ещё такие свежие, значит их кто-то выпускает.

А кто ответственен за эти картинки?

— Самина, — Теон поднялся с постели и быстрым шагом подошел к экрану, на котором какой-то важного вида старичок рассказывал про обломки спутника и место, куда они должны упасть. — Как много человек это смотрит?

— Как много… — опешила девушка. — Как минимум половина страны, возможно даже и в Неймланде можно посмотреть эти каналы.

— Это оно! — Теон довольно ухмыльнулся. Его план только что сформировался окончательно.

— Хочешь использовать телевидение? Отдать данные из Черного Этажа восемь журналистам? Я и сама об этом думала, но мы не знаем, кому можно доверять. Как бы мы сами при этом не подставились…

— Нет, ты меня не поняла.

Самина нахмурилась.

— Я сам выступлю там. Сделаю так, что меня увидят миллионы людей.

— И что ты им скажешь?

— Что я вернулся.

— Нет-нет… стой! Не уверена, что это хорошая идея. Если все узнают кто ты такой, то…

Теон улыбался.

— Арбитраж и так знает, кто я такой, скоро это дойдет и до моих прошлых товарищей. Они прекрасно знают, что я воздам им по заслугам, и приложат все силы, чтобы вернуть меня в гроб. А значит нужно сделать то, чего они не ожидают.

— Ты объявишь себя миру… — до Самины только сейчас начала доходить гениальность и безумие этой идеи. — Наступит хаос. В смысле… Это же поменяет все. Ты мужчина, что владеет силами Иного, и не просто мужчина, а расколовший луну.

— Весь мир будет смотреть на меня, а благодаря вашему телевидению и Сети мир будет видеть все. Каждый шаг Арбитража. Я покажу миру эксперименты, которые проводит Арбитраж, и заставлю общество усомниться в их власти. Если они выставят против меня армию, мир это увидит. Если они попробуют меня убить, мир это увидит. А все что останется мне — сдерживаться и выглядеть героем, который несет светлые перемены.

— Ты и впрямь безумен, — рассмеялась Самина. — Но… Почему-то мне кажется, что это и впрямь может сработать.

Теон не был стопроцентно уверен в плане. Общество с легкостью может восстать против него, помня его как безумного тирана. Но это было семьсот лет назад. Катаклизмы, вызванные расколом луны, уже давно прошли, а поколения, что ещё помнят те ужасы, давно превратились в пыль. Для нынешних людей Теон Альдрим лишь байка, а значит и относиться серьезно к сказкам из прошлого станут далеко не все.

Для мира он в первую очередь станет мужчиной, первым за много сотен лет способным касаться Иного.

Эпилог

— Сюда нельзя! — воскликнул один из охранников, преграждая путь троице людей, но тут же обмер, встретившись взглядом с горящим взором Кригера.

— Не убивать, — предупредил Теон, но напоминать старому другу было лишним. Он и так прекрасно, знал что сегодня ни в коем случае нельзя первыми проливать кровь. — Сегодня мы хорошие парни.

— И девушки, — поправила его черноволосая спутница.

— И девушки, — подтвердил Теон.

Кригер схватил мужчину за ворот пиджака и швырнул в стену, после чего прошел дальше, открывая перед Владетелем и Саминой дверь.

Перед тем, как отправиться в главную телевизионную студию города, компания приоделась. Теон облачился в новый купленный по пути черный пиджак и приодел в точно такой же старого друга. Ни о какой маскировке в таком виде речи не шло, но они и не скрывались.

Самина тоже приоделась, хоть и была немного против. Фурия надела деловой черный костюм с белой блузкой и как любая девушка, желающая быть красивой, выходя в свет, нанесла легкий макияж. Разве что на высоких каблуках она чувствовала себя не так уверено, как в кроссовках, но зато при ходьбе её бедра соблазнительно виляли.

— …но это никак не повлияет на котировки. Что это? У нас прямой эф… — зачитывающий новости журналист внезапно вылетел со своего места, освободив кадр.

— Охрана! Позовите охрану!

Пришлось потратить несколько минут, чтобы навести порядок в телевизионной студии, но для такой работы у Теона был Кригер. Он умел… убеждать. А уж с его нынешним обликом мало кто мог ему перечить, при этом не наделав в штаны. Особенно когда дело касалось простых людей.

Разумеется, сыпались и угрозы, и предупреждения, что они совершают серьезную ошибку, но это все Теона волновало мало.

— Я хочу, чтобы меня увидели все, — сказал он им. — Все. Ясно?

— Д-Да… — подтвердил один из старших людей на студии, позади которого стоял Кригер. — М-можете начинать по моей команде… Три… Два… Один…

Все камеры смотрели прямо на Теона, и он улыбнулся тысячам, а может даже миллионам зрителей.

— Добрый день, — мужчина сел за стол выкинутого чуть ранее журналиста. — Жители славного Риндерона и земель, что лежат за его пределами. Я — Теон Альдрим, человек, которого ваша история знает как Владетеля. И нет, это не шутка.

Для создания правильного впечатления кружка, стоящая на столешнице, взмыла в воздух и перевернулась. Жидкость полилась вниз, но зависла в воздухе, словно в невесомости, начав расплываться и формируя разные узоры.

— Спустя семь сотен лет я вернулся, чтобы исправить этот сломанный мир.

И прикончить тех, кто меня предал.

— Ваши мужчины больше не способны касаться Иного, а ваше правительство создает монстров, с которыми нужно бороться.

Теон сделал жест рукой, и техник вывел на экран одну из видеозаписей, что была в скаченных Саминой данных. Там демонстрировался процесс кормежки одного из Опустошителей. Зрелище малоприятное, и вовсе не потому, что чудовище рвало девушку на куски. Никто в здравом уме не позволил бы такому существу пошевелить и пальцем. В видео демонстрировалось, как несколько человек привезли живую фурию на каталке, после чего в сознании и без обезболивающего сверлили ей череп, вживляя туда провода, тянущиеся прямо к монстру, и именно по ним он вытягивал соки из несчастной в течении многих дней.

У любого нормального человека подобные кадры должны были вызвать крайне негативную реакцию. Омерзение. Страх. Простые люди сами по себе боятся Опустошителей, а фурии должны ещё и боятся оказаться на месте той несчастной.

— Уже много лет Арбитраж создает и кормит Опустошителей фуриями в своих Черных Этажах, — продолжил Теон, когда демонстрация жуткого видео закончилась. — И что же происходит с этими монстрами потом? Все ли появления Опустошителей естественны или… это Арбитраж выпускает их, преследуя свои цели?

У Теона не было доказательств только что сказанному. Даже мотива у такого поступка нет. Вряд ли Арбитраж действительно выпускал свои образцы в мир, но для простых людей, не любящих власть, подобные слова не покажутся совсем уж нелепыми. Они найдут тысячи причин, для чего Арбитражу понадобилось выпускать монстров в мир.

— Я не собирался объявлять о своем возвращении, собираясь жить как член вашего нового общества, но то, с чем я столкнулся, заставляет меня действовать. Арбитраж поставил себя не просто выше простых людей. Он поставил себя выше человеческой расы как таковой. Столкнись я с таким семь сотен лет назад, во времена своего правления, я бы сокрушил их, насадил их головы на колья и выставил бы их на въезде в город. Но времена изменились. Сейчас подобное сочли бы варварством, а такого человека — безумцем. Если я хочу изменить к лучшему этот новый мир, то должен действовать по его законам.

Теон взял паузу, а звукорежиссер добавил драматичную и нагнетающую музыку.

— Поэтому я объявляю о создании нового Домена — Домена Власти, единственная цель которого — борьба с Опустошителями и всеми, кто так или иначе пытается их использовать в своих корыстных целях.

* * *
— Сука! Тварь! Я тебя прикончу! — Таммит дор-Рунтоп смотрела на лицо человека, которого больше всего ненавидела. В порыве ярости фурия швырнула в экран бокал с выпивкой, а затем рухнула на колени прямо посреди своего кабинета. — Джор… Мой бедный Джор… Я его убью… Убью…

— Лишь если я тебе это прикажу.

Таммит вздрогнула, обернулась и увидела сидящую в кресле Тристи дор-Хэйви с сигаретой в руках.

Могу поклясться, ещё мгновение назад её там не было…

— Возьми себя в руки, Таммит. Ты же Старший Архонт в конце концов, — вздохнула женщина. Поднявшись с кресла, она опустилась на одно колено рядом с фурией и провела большим пальцем под глазом плачущей. — У тебя косметика потекла.

— Я… Я не смогла его прикончить… Я натравила на него Опустошителя. Я использовала Циклоп…

— Да, об этом во всех новостях говорят, — покачала головой Тристи. — Хорошо, что мы вовремя дали официальное заявление. Жаль твоего сына, но ты слишком мелкая рыбешка для такого, как он.

— Мелкая? — Таммит стиснула зубы. Не для того она стала Старшим Архонтом, чтобы терпеть подобные оскорбления.

— Мелкая. Этот человек расколол луну пополам. Такая, как ты, ему на один зуб. С ним нужно действовать тоньше, — Тристи вернулась в кресло и сделала ещё одну глубокую затяжку. — Но ситуация и впрямь дерьмовая. С тебя за это спросят, Таммит. Скорее всего, ты лишишься должности, и это в лучшем случае.

Женщина вздрогнула, внезапно осознав, что её могут сделать козлом отпущения. И если это случится, потеря должности — не самое страшное, что её может ждать. Учитывая обвинения, это светит отсечением дара и последующим заключением.

— Но есть и хорошие новости, — продолжила собеседница. — Он не настолько глуп, чтобы объявить нам войну.

— А разве то, что он сказал, это не объявление войны? Он сказал, что Арбитраж…

— Арбитраж большой, — безразлично отозвалась Тристи. Её, кажется, вообще не волновало, насколько плохой выглядит ситуация. — Заметь, он не назвал имен, хотя с легкостью мог назвать твое или Хэлен. Он дал нам возможность самим выбрать, кого отдать на заклание. Это может даже оказаться вовсе не Старший Архонт.

Таммит нервно сглотнула.

— Ты вселяешь в меня надежду?

— Все зависит от тебя, моя дорогая подруга. Все зависит от тебя.

— А что с его… абсурдной идеей создать собственный Домен?

— Пока не знаю, — задумалась Тристи, откидываясь на спинку кресла и закидывая ногу на ногу. — Но одно точно: скучно не будет.

Её губы растянулись в зловещей улыбке.

* * *
— «Поэтому, я объявляю о создании нового Домена — Домена Власти, единственная цель которого — борьба с Опустошителями и всеми, кто так или иначе пытается их использовать в своих корыстных целях». — прозвучало из телевизора, и Руннэт улыбнулась краешками губ.

— Ты просто не можешь сидеть тихо, да, Теон? — шепотом спросила она, ни к кому конкретно не обращаясь, после чего сделала глоток кофе.

Королева Шипов сидела за стойкой в одной небольшой кафешке на окраине Риндерона и наслаждалась минуткой тишины. Она никак не ожидала внезапной смены программы по телевизору, и тем не менее ни малейшего признака удивления не проявилось на её лице.

— Вы это видите? — покачал головой полноватый владелец кафешки, бросая косой взгляд на телевизор. — Мужчина, способный касаться Иного. Вот же сказки. Скорее всего, где-то за камерой стоит фурия и творит свои фокусы. Или вообще реклама какого-то нового фильма. Подлить ещё?

— Да, пожалуйста, — Руннэт подвинула чашку, и мужчина долил кофе. Она не пыталась его разубедить. В этом не было ни малейшего смысла, так что она просто наслаждалась свободным временем.

В дальней части зала несколько посетителей завели жаркий спор о только что увиденном, но это вызвало у Руннэт лишь снисходительную улыбку. Эти люди понятия не имеют, что только что произошло, и какие будут последствия.

Мир пришел в движение, теперь события будут лишь набирать обороты.

Остается ждать, когда Они сделают свой следующий шаг.

А я сделаю свой…

Владелец заведения вновь захотел заговорить с очаровательной рыжеволосой посетительницей, но осекся. Его взгляд метнулся к двери позади женщины, а лицо побелело.

Скрип двери. Топот десятка ног. Позвякивание оружия…

Но Руннэт была спокойна и не подала виду, что заметила боевую группу, пришедшую на её захват.

— Лимин Сидар, у нас приказ взять вас под стражу. Поднимите руки над головой и не делайте резких движений.

Но Руннэт лишь усмехнулась.

Все-таки меня нашли… Слишком быстро.

— Если вы сейчас не…

Объявить новую угрозу солдат не успел, взвыв от боли. Испуганный владелец кафе спрятался за стойку, посетители в ужасе попрятались под столы, испугавшись внезапного грохота выстрелов.

Но все стихло так же быстро и внезапно, как и началось.

Руннэт неторопливо повернулась и встала с табурета, окинув побоище равнодушным взглядом. Весь боевой отряд был разорван на куски призрачными лозами, усеянными острыми как кинжалы шипами, растущими прямо из пола кафе.

Королевой Шипов её прозвали не просто так.

Женщина достала из кармана пару банкнот и положила их на столешницу.

— Спасибо за хороший кофе, — обратилась она к выглядывающему из-за стойки мужчине. — Сдачи не надо.

Руннэт направилась к выходу, не обращая ни малейшего внимания на трупы и море крови под ногами.

Пора мне навестить старого друга, пока он не устроил что-нибудь похуже.

* * *
Теон медитировал посреди тренировочной арены, отрешившись от мира, погрузившись в себя и восстанавливая поврежденные внутренние потоки энергии.

Прошло несколько дней с момента его выступления по телевидению и объявлении миру о своем возвращении. Это был рискованный шаг, но, как он считал, нужный. Его прежние товарищи, если они живы, прекрасно знают о том, что их ждет, и с кем они имеют дело, а следовательно, будут совершать ошибки. Страшась его, они явят себя, и тогда он скормит их, всех и каждого, Черному Демону.

Они с Саминой и Кригером вернулись в Школу, которую Теон планировал сделать штаб-квартирой своего нового Домена, но это все в будущем. Сейчас он ждал заранее подготовленной пресс-конференции, которая должна состояться через два дня, и наблюдал за тем, как общество бурлит. Подогревали ситуацию и слитые данные из Черного Этажа — 8, которые Самина загрузила прямо в сеть. Там не было информации, способной скомпрометировать кого-то из архонтов, но хватало видео, где людей и фурий пытали, скармливали Опустошителям и проводили бесчеловечные опыты.

Нынешнее общество к такому относилось не слишком терпимо, и Теон делал на это большую ставку. За несколько часов до того, как он отправился медитировать, Самина показала фотографии крупного митинга, где люди с плакатами собрались в центральной площади города и требовали ответов от власти.

Вряд ли эти люди чего-нибудь добьются, но верхушка будет вынуждена что-то предпринять.

Худшим вариантом Теон считал вовсе не прямое нападение, а полное игнорирование данного заявления.

Приоткрыв глаза, он увидел их…

Призраков.

В этот раз их было двое. Утрен и тот безымянный старик. Они стояли в полумраке зала и смотрели на Теона белесыми стеклянными глазами, беззвучно шепча одними губами.

Теон тряхнул головой, ощущая легкий озноб. Одного призрака он ещё мог терпеть и делать вид что все нормально, но два — это очень плохой знак. Его безумие прогрессирует. Дальше будет только хуже.

От мысли о том, что однажды вся эта комната может быть забита гниющими призраками, он поежился. По этой же причине Теон не скармливал демону каждого встречного.

В этот момент дверь в помещение отворилась, и на пороге появилась Генриэтта. Она слегка поклонилась, приветствуя мужчину, хотя в этом не было никакого смысла.

— Простите, что помешала.

— Ничего. Я уже почти закончил, — призраки все-равно не дадут ему нормально сосредоточится. — Ты что-то хотела?

— К вам прибыл гость.

— Гость? — Теон нахмурился. — Ко мне?

— Именно.

Плохо. Это место должно было оставаться в тайне ещё как минимум несколько дней.

— Кто это?

— Я не знаю. Женщина. Судя по всему, фурия.

— Хорошо, веди, — вздохнул Теон, поднимаясь на ноги.

Генриэтта провела Теона на поверхность, в один из залов для встреч. Как Теон понял, в таких комнатах обычно родители навещают фурий или проводятся встречи с руководством. Просторный зал с панорамными окнами в любом случае лучше, чем такой же зал, но без окон и находящийся в полусотне метров под землей.

— Я вас оставлю. Не думаю, что вам понадобится моя помощь, но если что, я на связи, — сказала управляющая, не дойдя буквально несколько десятков метров до места назначения, после чего поклонилась и ушла.

Теон ещё несколько мгновений смотрел ей вслед, удивляясь, как легко она перешла в его полное подчинение. Было в этом нечто странное.

Толкнув дверь, мужчина вошел внутрь зала и тут же замер. Он был готов увидеть тут кого угодно, даже Таммит дор-Рунтоп, но никак не её.

Обворожительную рыжеволосую женщину, такую же красивую, какой он её помнил. Время ни капли не отразилось на её лице. Разве что её карие глаза стали гораздо мудрее, а ещё она изменила прическу. Её длинные рыжие волосы, обычно достававшие до самых ягодиц, теперь доходили лишь до плеч.

— Руннэт… — с момента пробуждения Теон пытался найти свою бывшую возлюбленную. Женщину, которая его предала, которая пронзила его сердце колом из кренталя и поместила в гроб на семь сотен лет.

Он полагал, что она будет прятаться, что найти её будет непросто, особенно после того, как все вокруг уверены, что Лимин Сидар мертва. Считал, что, узнав о его возвращении, она соберет армию, чтобы дать ему отпор.

Но она опять его удивила, в одиночку придя сюда.

Впрочем, как и всегда.

Королева Шипов и в те времена была хитра, как тысяча лис, посоперничать с ней в дворцовых интригах могла лишь Галатэя, Дарующая жизнь. Вот и сейчас она поступила так, как он бы ни за что не ожидал.

— Привет, Теон, — её голос при произнесении имени слегка дрогнул. Руннэт пыталась быть холодной и отрешенной, но это было слишком сложно, учитывая, что произошло между ними, и чем все закончилось. — Думаю… нам надо поговорить.


Конец первой книги.


Вторая книга: https://author.today/reader/124486/993201

* * *
Опубликовано: Цокольный этаж, на котором есть книги📚:

https://t.me/groundfloor. Ищущий да обрящет!


Оглавление

  • Глава 1. Пробуждение
  • Глава 2. Школа
  • Глава 3. Арвин
  • Глава 4. Призрак
  • Глава 5. Старые счеты
  • Глава 6. Черный демон
  • Глава 7. Кто ты, Лифэтта дор-Мантэс?
  • Глава 8. Вечеринка
  • Глава 9. Незваный гость
  • Глава 10. Возвращение долгов
  • Глава 11. Обитель старых богов
  • Глава 12. Убийца богов
  • Глава 13. Летописец
  • Глава 14. Встреча
  • Глава 15. Пленник
  • Глава 16. Кригер
  • Глава 17. Мотель
  • Эпилог