КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 570834 томов
Объем библиотеки - 850 Гб.
Всего авторов - 229237
Пользователей - 105813

Впечатления

vovih1 про Яманов: "Бесноватый Цесаревич". Компиляция. Книги 1-6 (Альтернативная история)

(книга прочитана 2863 раз) , а похвалили только 2 раза...хвалите , не стесняйтесь!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Igor Aleksandrovich про Кучумова: Язык Бога (Космическая фантастика)

Прочитал с удовольствием! Рекомендую

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хохлов: И.В. Сталин смеётся. Юмор вождя народов (Биографии и Мемуары)

Вычитал. Можете качать вычитанный файл.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Хохлов: И.В. Сталин смеётся. Юмор вождя народов (Биографии и Мемуары)

Хорошая книга, но много опечаток.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
IcePrincess11 про Сашар: Ямы (Детские остросюжетные)

Книга читается на одном дыхание. Мне очень понравилась. Спасибо!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Берия: Спасенные дневники и личные записи. Самое полное издание (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Замечательная книга! К сожалению, у нас она заблокирована.
Найдите эту книгу на других ресурсах и прочтите.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Stribog73 про Стребков: Пегас - роскошь! 2-е изд., доп. (Самиздат, сетевая литература)

Все, сервер работает. Можете скачивать.

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).

Поступь стали IV [Радислав Тартаров] (fb2) читать онлайн

- Поступь стали IV (а.с. Дорога Перемен -4) 901 Кб, 247с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Радислав Тартаров

Настройки текста:



Глава 1

— Каркаддон, — повторил я, — а что, звучит. Вот только что-то быстро ему успели дать имя и это слегка напрягает.

— И что монстр успел такого натворить? — спросилгерцог, внимательно разглядывая меня.

— В бою победил Аврелиана Тиберия II Фениксийского. А Марк Тиберий III Фениксийский, вследствие повреждения мозга, стал пускающим слюни идиотом. Джо, благодаря твоей химере, у империи стало на два легата меньше, а у тебя — на одного врага.

— Хм, — непроизвольно нервно хмыкнул я.

— Что? — недоумевая, спросил герцог.

— Простите, ваша светлость, вот только я не так представлял свершение моей мести. И никак не ожидал, что тварь, погнавшаяся за Цироном и Гектором, каким-то образом такое совершит. А этот Каркаддон остался жить?

— Да, и продолжает бесчинствовать в провинции Фуллрицио, это вотчина Фениксов, — заговорилмолчавший до этого Вольф Гроссвенор.

— А как тогда легат шестого легиона выжил? То, что этой твари как-то удалось выжить, расстраивало.

— Нам не все достоверно известно, но из полученных сведений мы узнали, что его спасли солдаты. В бою не только два легата участвовали, но и их верные воины. Но, как видишь, не повезло ни одному, ни другому.

— То, что мой враг стал идиотом, мне нравится. Вот только каким образом Каркаддон стал настолько силен, что смог победить двух воинов такой силы?

Что ответит мне герцог, я догадывался. Но очень бы хотел, чтобы я оказался не прав.

Герцог замолчал, и вообще, в кабинете словно снизилась температура после моего вопроса. Но спустя несколько секунд Хъю Гросвенор продолжил:

— Он смог победить благодаря тому, что пожрал три имперских города.

Не этого я ожидал: интересующий ответ ударил намного тяжелее, чем я был готов принять. Слова герцога выбили меня из равновесия. Забывшись, не спросив дозволения, я сел на свободное кресло, уставился в потолок и замолчал. Говорить больше не хотелось, я не хотел устраивать геноцид. Когда станет ясно, кто создал химеру, меня захотят уничтожить уже все в империи.

Я молчал, все собравшиеся тоже молчали. Посмотрел на герцога, тот все также молча смотрел на меня.

— Если, а точнее, когда, узнают, кто создал Каркаддона, меня объявят врагом Империи?

Герцог медлил с ответом, но его опередил Вольф.

— Это один из наиболее вероятных вариантов исхода событий. Но искать виновного будут только после того, как тварь уничтожат, а пока это у них плохо получается, — спокойно проговорил наследник.

— Джо, скажи мне, что двигает монстром, что ты ему приказал? — спросил Хъю Гроссвенор

— Сразу после его создания он получил лишь одну команду, а дальше я утратил над ним контроль. Его задачей было убить Цирона и Гектора.

— Что тебе известно об их битве? Почему два этих воина отступили? Они были ранены, может, ты видел, что послужило причиной? — спросил неизвестный мне лысый мужчина лет пятидесяти, который не спешил представляться.

— Я не могу прям точно все описать, все-таки они двигались с запредельной скоростью, но на их телах были раны, возможно, когти твари были пропитаны ядом.

Собравшиеся переглянулись, а потом неизвестный мне мужчина-воин, то, что воин, понятно по его статуре, но вот силу я его не мог почувствовать. Или он владеет каким-то методом скрытия своих возможностей, или, что, конечно, маловероятно, он вообще не практик сил.

— Вполне возможно, что причина была как раз-таки в этом. Если они отступили из-за отравления и моментально направились в сторону Империи, значит, конечная их цель была — целители. Раз яд вынудил их в спешке отступить, то целитель, судя по всему, должен быть сильный. А у фениксов есть один такой, только при обители Тиберия. Выходит, тварь будет двигаться в гнездо их рода.

— Выходит, куда двигается тварь, мы знаем. Также и Тиберий знает, за кем идет Каркаддон, его первые действия были фатально ошибочны. Потерял двоих сыновей. Род после такого удара не оправится, если только крыша у Марка перестанет протекать, но надеюсь, этого не произойдет, — со злорадством в голосе сказал Вольф.

— В данной ситуации на надежду полагаться не стоит. Нужно закончить то, что совершил этот юноша. Род феникса не должен, как птица, в честь которого он назван, восстать из пепла. Патриарх силен, сильнее, чем кто бы ни был из нас, но и тварь сильна, нужно поставить точку в его петушином вопросе в тот момент, когда Тиберий вступит в схватку с Каркаддоном, — сказал неизвестный мужчина.

— Не вариант, план шаткий. Шансы появятся, только если Тиберий выйдет в бой с тварью один на один. Но старый пенек давно показал, что силен он не только духовно, мозги у него тоже работают, как надо. К тому времени, как тварь доберется к Цирону и Гектору, а именно туда, где будут они, туда и прибудет тварь. К появлению твари воины могут быть уже исцелены. Не думаешь же ты, что патриарх будет поджидать тварь у себя в городе или вообще усадьбе? Выберет наиболее удобное место и там примет бой. У него найдется, чем удивить, даже сражайся он один, а с поддержкой верных слуг шансы у твари будут мизерными, — сказал герцог мужчине, а я внимательно, не отсвечивая, слушал. Интересно было узнать, к чему они придут.

— Уверен, спроси я у тебя, — услышав такое панибратское обращение мужчины к герцогу, я сильно удивился. Кто же ты такой, мужик в черном камзоле с лысой головой?

А тот продолжил:

— Еще несколько дней назад какая-то новоиспечённая химера сначала прогонит Двух мастеров меча, а через несколько дней победит в схватке с двумя воинами в чине легатов империи. Ты бы мне ответил что-то подобное, но время на нашей стороне. Тварь сокращает поголовье в вотчине Фениксийцев, заодно и прибавляет в силе. Так что шансы, я думаю, есть.

— И что ты предлагаешь? Пробраться в империю, затем найти тварь, прокрасться за нею к месту битвы, а потом внезапно ударить? — улыбнувшись, спросил Герцог. — А что, если тварь обнаружит слежку, и уже не Тиберию придётся сражаться, а нам. Что тогда?

— Риск всегда есть! Но разве ты не хочешь отомстить? Ты не хочешь отомстить за жену?! За сына, за внучек? Ты знаешь, кто послал убийц, догадывался точно! И мне есть за что спросить у этих тварей. Моего королевства больше нет, Тиберий и его поганая свора были теми, кто убил моих мать и отца, старших братьев и сестер на моих глазах! И вот появился шанс, которого я так долго ждал, возможно, такого шанса больше и не будет. Именно сейчас эти петухи наиболее ослаблены, нужно рискнуть, и я готов рискнуть, если надо, то всем! — закончил гневную тираду мужчина.

После его слов в кабинете герцога повисла зловещая тишина.

Я, офонаревший, с открытым ртом слушал, постаравшись включить режим стелс, а тем временем мой котелок старательно переваривал услышанное. В недавних стычках империя поглотила два королевства. Это что наследный принц одного из них? Обалдеть!!!

— Хмм, — нахмурился герцог, зыркнув недобро на мужчину, а потом перевел на меня глаза. Мужчина, заметив взгляд герцога, посмотрел на меня, но потом обратно посмотрел на Хъю Гросвенора и, махнув рукой, заговорил:

— Парень больше сделал ради моей мести, чем я сам. Так что не перед ним мне сейчас скрываться, — немного осевшим голосом сказал мужчина. — Сильно тяжелая ноша на нем висела все те годы, что он скрывался. И признавать перед собой, что мальчишка сделал больше, чем он сам, было больно и тяжело.

«Видно, причина — почему его невозможно почувствовать в плане силы — была не просто прихотью, а жизненной необходимостью», — подумал я.

Герцог молчал, все молчали. О чем думали присутствующие, было несложно понять: быть или не быть? — вечный вопрос мироздания.

— Родовое копье еще у тебя? — нарушил молчание герцог.

— Тварям реликвию не удалось забрать. Отец перед смертью поведал, где он ее спрятал, там еще было кое-что, чем я смогу удивить. Так что я готов рискнуть.

— Копье оставляет сильный след. Все в империи поймут, что ты жив, и охота начнется по новой, — добавил герцог.

— Я повторюсь, я готов рискнуть. Тем более, если удастся их уничтожить. Петухи должны кануть в небытие за все те беды, что они принесли моему роду и всем остальным.

— Даже если я и согласен, как мы найдем тварь? — теребя бороду, смотря в окно, спросил задумавшийся герцог.

— Вот это и есть проблема, которую я не знаю, как решить.

— Я знаю! — сказал я раньше, чем подумал.

Собравшиеся внимательно на меня посмотрели, и я добавил:

— Баал сможет его найти.

Я, конечно, не совсем был в этом уверен, но догадывался, что такая химера, как он, сможет найти своего более сильного собрата.

— Уверен? — спросил герцог.

— Скажу честно, уверен только на три четверти, — под внимательными пронзительными взглядами таких людей было очень неуютно отвечать.

— Баал? — спросил мужчина.

— Еще одно его создание. Думаю, он тебя удивит, — хмыкнув, сказал Хъю Гроссвенор

— Вопрос — как найти химеру — решили, ну что, вы согласны? — сказал мужчина.

Хъю Гроссвенор сразу не ответил, постукивая пальцами по столу, старый воин думал. Риск очень большой, но в случае победы многое будет на кону. Уничтожения Фениксийцев, ближайших агрессивно настроенных соседей с его территории, даст возможность немного свободнее дышать. Как стало известно герцогу, именно этот род и был зачинщиком войны, всячески уговаривая императора. Старые счеты тоже требовали свершить месть. И Хъю Гроссвенор решился.

— Я согласен, сделаем это вдвоем и с химерой

— Отец!

— Я пойду один, пока у тебя не будет сына, — при этих словах герцог на секунду перевел взгляд с Вольфа на меня. — В таких опасных затеях участвовать не будешь. Я все сказал. Если тварь еще не свершила начатое, то завтра ночью отправимся, — утвердительно сказал герцог и посмотрел на лысого гостя, на что тот кивнул. — Но сегодня у нас еще одно незавершенное дело, — добавил, уже смотря на меня.

— Маг первого ранга Джо! За заслуги перед родом Гроссвенор и за твои выдающиеся деяния тебе присуждается титул Барона, а также с сегодняшнего дня и по окончании времен тебе даруется баронство Логрок. Поздравляю, Барон Джо Логрок!

Достав баронскую цепь с жетоном, герцог встал и начал подходить ко мне.

Я, в прямом смысле слова, подпрыгнул с кресла, так как понял, что я в такой момент, все еще вольготно развалившись в кресле, сижу. Наверное, к тому моменту, когда герцог подошел ко мне, я стал цвета вареных раков, хотя и переход с обсуждения атаки и методов ее реализации на внезапное награждение был несколько неожиданным.

Герцог снял старый жетон, а потом одел новый, серебряный, в серебряной оправе, с синим магическим кольцо, а по центру и с гербом баронства Логрок. Красивая штука, ничего не скажешь, но увесистая. Возможно, торжественность момента я бы и испытал, но в свете полученных сведений мне было как-то не до этого. Так что я что-то несильно прочувствовал момента.

Герцог сверху вниз посмотрел на меня, а потом засмеялся:

— Хе-хе-хе! Понимаю, думаешь, с чего это вдруг так внезапно? Завтра запланировано важное событие! Лучше я все то, что задумал, решу сейчас, ибо всякое может быть, — и замолчал. А мне вот его слова совсем не понравились.

Герцог обвел всех присутствующих взглядом и заговорил:

— Так что давайте все сейчас немного попируем, но недолго, завтра на дело все же идти.

Прошли в небольшой банкетный зал, в котором нас уже ожидала еда и напитки. В нем мы посидели несколько часов, все ели, говорили, была неплохая атмосфера. Я, конечно, чувствовал себя не в своей тарелке, но как мог, когда спрашивали, старался поддержать беседу.

А после окончания застолья ко мне подошел Герцог и сказал:

— Перед тем, как мы будет отправляться, к тебе наведается посыльный с указанием, где быть Баалу. Оттуда мы и двинемся в путь.

— Вас понял, господин! — герцог кивнул. — Но господин, я бы хотел вам еще кое-чем помочь. А также вашему другу.

— Чем ты хочешь помочь мне?

— Я могу применить к вам то же, что и применил к Сабине, в предстоящей схватке это будет не лишним.

— Разумно, ну что же пойдем, позовем и его, — герцог позвал мужчину, который так и не представился, его имя вообще никто при мне не называл. Может, еще не настолько мне доверяют или чего-то опасаются, не знаю.

Зайдя с герцогом и его другом в отдельную комнату, применил комплекс восстановления к каждому из мужчин, а затем хорошенько прошёлся исцелением. Мужчины молча перенесли восстановление, лишь иногда то у одного, то другого расширялись глаза. Видимо, они чувствовали позитивные изменения в организме.

Закончив с процедурами, я покинул дворец иотправился уже в свой дом. Конечно, обомне позаботились, и в сопровождении двоих воинов герцогадоехал без проблем.

За время моего отсутствия дом уже, как могли, убрали, многие расходные вещи мы в небольшом количестве взяли с собой, чтобы в последний момент не бегать в поисках. Так что с простынями, подушкамии всем остальным проблем не было, но вот в дальнейшем нужно будет прикупить все необходимое с запасом.

Похвастался перед Зигфридом и Петрой своим новым баронским жетоном, сделанным чисто под меня. Также герцог мне выдал весь перечень документов, подтверждающий титул и право на землю. Вместе с ними съели праздничного поросенка, я пить, конечно, не стал, пил только сок, но вот Зигфрид и Петране побрезговали. Немного посидевв компании уже откровенно «своих», ярасслабился и даже немного отдохнул. Уже довольно-таки стемнело, и первой нас покинула Петра, а оставшись наедине с Зигфридом, я, как обычно, решил не таиться и поделился новостями.

Капитан внимательно меня выслушал, а потом сказал:

— Сложно что-то гадать, время покажет. Если тварь была настолько сильна, что смогла победить двоих легатов, какую силу она приобрела, пожрав тело Аврелиана. Я тебе говорил, что он сильнее Марка, но и мне самому неведомо, насколько его мощь велика. Не знаю, конечно, если все получится, как они задумали, род Гроссвенор только выиграет. Вот только кто получит земли Фениксийцев, большой вопрос. Не поменяют ли они шило на мыло. Нет Имперского рода, который был бы дружен с родом Гроссвенор. А бы кого похуже не приобрели, но им виднее. Говоришь еще и герцога исцелил?

— Я подумал, если смогу поспособствовать победе еще хоть как-то, почему бы и нет.

— Правильно, еще один плюс перед герцогским родом в твою сторону. Скажу тебе: думаю, тебя проверяют, друг, во всем и везде. Насколько честный, насколько полезный, насколько верный. Думаешь, двадцать тысяч для них — деньги, и они сразу тебе не могли подарить дом в городе? С легкостью могли, но почему-то этого не делают. Скорее всего, не делают тебе подачки, чтобы, когда в чем-то убедятся, сделать предложение, от которого ты, скорее всего, не откажешься, — призадумавшись, сказал Зигфрид.

— Что ты имеешь в виду? — Что-то я не понял, к чему клонит Зигфрид.

— Я тут на досуге думал, что вокруг тебя происходит, и кое-что понял, а именно: какую ты ценность представляешь, особенно если применить твои навыки в правильном русле. В баронстве, когда мы били, что-то мне здравые мысли несильно лезли в голову, а потом ты меня целить начал. Может, и мозг лучше работать стал, не знаю. Но вот что я понял. Я думал, с тобой поначалу возятся из-за того, что химер создаешь, ну, сам понимаешь, если нужно будет войско, не к наемникам побегут, а к тебе. Или вообще попросят химер наподобие Баала делать. Но когда ты мне старую болячку исцелил, понял. Наивысшая ценность твоя именно в исцелении. Джо, я не говорил тебе, сначала хотел убедиться, но у меня после последнего твоего исцеления начались внутренние перемены. Что-то происходит с моим средоточием, не знаю, как описать, словно оно от рождения было дефектным, а тут его немного вправили, и оно начало развиваться, как надо, со всеми вытекающими последствиями.

— И тут я понял: чужая сила в чужом теле — это, конечно, хорошо, — увидев мое непонимающее выражение лица, Зигфрид добавил:

— Это я про твоих химер. Но реальную ценность представляет именно твое исцеление, на примере дружинников можно уже сделать выводы о его пользе. Ты вообще видел, как что бабы, что мужики похорошели после твоего исцеления? Кривые спины ушли, всякие старые болячки пропали. Что от мужиков, что от баб, повеяло породой. А до этого были все деревенские заморышами.

— Так откормили же! — сказал я.

— Это тоже, но я про другое. Как бы ты свинью ни кормил, в определенный момент она уже не растет, а обрастает салом. У нас другой случай. К чему я все это говорю, ты, по-моему, понимаешь, но скорее всего, не до конца, насколько сила, которой ты владеешь, ценна. И в нужный момент герцогский род, если все будет удачно, сможет просить тебя ею воспользоваться, тем самым исцеляя нужных людей. Таким образом, благодаря тебе, заполучим рычаги влияния на нужных людей, — закончил свою познавательную речь Капитан.

— И в чем конкретно, ты думаешь, будет выражено предложение?

— В женитьбе.

— Пфф. Что?! В женитьбе?! Не смеши, с вчерашним обычным магом? — В данную версию событий я практически не верил.

— В том то и дело, что не с обычным, а с таким магом, которого, если обидишь, жди в гости химеру достаточной силы, чтобы убивать имперских легатов. Из того, что мы поняли, на герцога давят соседи, да? А что будет, если у него будет такой Зять? То-то и оно, наемного мага можно перетянуть на свою сторону. А вот если ты вступишь к ним в род, это покажет, кому ты предан.

— Та нет, думаю, если гонор герцог пускать будет, меня просто в один момент убьют, и конец истории. Так откровенно шугать никто не будет. И я сомневаюсь, что с Урсулой у меня что-то выйдет.

— Кто сказал, что с Урсулой? Есть еще Сабина.

— Тай ей же через месяц тридцать!

— А мне через четыре — восемьдесят четыре, и что?! Благодаря тебе, мне уже меньше пятидесяти дают, так что я, наоборот, молодею, благодаря тебе!! — заулыбался Капитан. — Поработаешь над Сабиной, подравняешь под себя. Ты, кстати, выглядишь не на пятнадцать, а на все семнадцать — восемнадцать, так что уже кондиции соблюдены.

— Ладно, давай закругляться, а то опять ты про баб завел разговор.

— Моими устами говорит мудрость!

— Хорошо, мудрец, нам спать пора. Завтра много дел.

— Давай, и подумай, о чем тебе мудрец сказал! Га-Га-Га.

Когда лег в кровать, обратился к Баалу:

— Сможешь найти монстра?

— Да.

— Завтра поведешь людей к нему, в бой с ним не вступай. Но если сможешь спасти герцогу жизнь, спасай, но не ценой своей. Ты понял?

— Да.

— Есть хочешь?

— Нет.

— А что-то хочешь вообще?

В ответ тишина.

Вот и поговорили…

На следующий день, после полуночи, Баал, герцог, лысый принц и еще несколько человек отправились к монстру. Чувствуя, как Баал на огромной скорости летит на встречу с чудовищем, я уже был несильно рад, что предложил помочь.

****

Тварь была голодна, голод все не проходил, и тварь жрала и жрала. Практики духа, маги — она жрала всех, кто ей попадался на глаза. Твари нравилось жрать, ибо она становилась сильнее.

Недавно твари попалась очень вкусная пища. Два человека вступили в схватку с ней. Настолько сильной еды она еще не встречала. Но когда тварь остатками разума начала понимать, что не сможет пожрать их, а скорее, они пожрут ее, произошло то, что тварь не ожидала: один человек напал на другого, и еда начала сражаться между собой. Тварь поразилась своей догадке: еда хотела пожрать еду к тому моменту, как тварь решила сама пожрать их. Тот, кто напал первым, уже отступал, а оставшийся был ранен и не смог ничего ей сделать, и тварь пожрала его. Еда была настолько сытной и так начала насыщать тварь, что от переполнявшей ее силы тварь думала, что ее разорвет.

Тварь не могла пожрать еще еду и, видя, что еда убегает, решила ее пометить. Переполненная энергией, тварьвыстреливала в легата шестого легиона одним их своих металлических шипов. Энергии было столько, что шипначал рвать пласт времени и, словно телепортировавшись, возник возле головы легата, пропоров четырехсантиметровую борозду на его голове и уничтожив часть мозга.

Когда Марк упал на землю, возле него возникли слуги и, подняв его, спаслись бегством. Тварь видела, как у нее из-под носа крадут еду, но метка оставлена, и рано или поздно она доберется, а сейчас она переваривала Аврелианана. После его смерти все пять печатей с запечатанной в них духовной энергией потеряли сдерживающую силу и одновременно высвободили ее. Был бы кто другой, его бы разорвало, но тварь выдержала. Чрезмерное насыщение и было причиной немощи монстра. А когда он переварил духовную силу легата, на свет появился монстр по имени КАРКАДДОН.

Чем больше КАКРАДДОН ел, тем больше ему хотелось. И сейчас, настигнув цель, он планировал насытиться вновь.

Когда монстр настиг Цирона с Гектором, уже вечерело. Этот день был особенный, нечасто на небе можно было увидеть кровавый Солл. Видно, сам мир чувствовал, что сегодня произойдет что-то ужасное.

Монстра ожидали четверо. Тиберий Просперус II Фениксийский, Гектор, который был одет в громадные рунные доспехи, Цирон и трехметровый летающий Феникс, Призванное воплощение духа Рода. Сегодня Патриарх решил отстоять честь Рода, который всегда восставал из пепла, восстанет и сейчас.

Глава 2

На поляне раздался рев: три глотки твари в унисон оповещали всех о своем прибытии. Монстр не собирался скрываться и таким образов давал понять пище, что ее час близок. С недавних пор сражаться с сильными противниками ему даже начало нравиться, а добытая в бою пища была даже вкуснее. Завидев противников, монстр прыгнул, пролетев двести метров, он с грохотом приземлился на землю. Когда многотонный монстр приземлился, во все стороны разлетелось множество кусков сухого грунта, что привело к появлению целой пылевой завесы. А когда пыль осела, перед людьми предстала восьмиметровая трехголовая тварь, гуманоидное тело которой было покрыто чешуей стального цвета, с пигментированными зелеными разводами. Три крысиноподобные рогатые головы росли в разные стороны, но сейчас они были обращены в сторону Тиберия, ибо Каркаддон чувствовал, кого здесь он хочет пожрать первым и кто может ему оказать наибольшее сопротивление. Заревев еще раз, испустил такую ауру убийства, что, если бы тут был кто-то ниже ветерана второго ранга, он вряд ли бы пережил такое давление. Но на поляне потому не было слабаков: зная о его силе, монстра встречали те, кто не раз смотрел смерти в ее бездонное чрево, и сегодня умирать они не собирались.

Тиберий смотрел на приземлившуюся тварь, но его лицо ничего не выражало. В глубине он ненавидел ее всеми фибрами души, но наученный горьким опытом, он не позволял эмоциям сегодня взять вверх. Какой бы мерзостью ни была эта тварь, но силы она имела достаточно. Как бы Тиберий ни относился к своим сыновьям, но он все-таки в своей жестокой манере их любил, и утрата обоих в один момент сильно ударила по герцогу. Но не было времени для тоски, ему нужно уничтожить тварь сегодня и, не мешкая, воплотить ритуал. Аврелиан восстанет, как восставали многие из предков рода.

Тварь не боялась людей: поедая свои жертвы, она становилась не только сильнее, но и в слабой форме приобретала отголоски навыков и умений пожранных. И если раньше она бы, не задумываясь, напала на противника, будь он хоть слабый или, наоборот, очень сильный, то теперь глупо кидаться в бой она не собиралась. Тем более, она уже раньше сражалась с Цироном и Гектором, так что еще помнит, как больно они умеют жалить и бить в ответ.

Но тварь, оценив обстановку, решилась: огромное тело покрылось огнем, неконтролируемые языки пламени, словно живые, начали извиваться по всему ее телу, а следом в разные стороны стали распространяться кислотные пары. Все, что было живое, попав под действия пара, моментально погибало, даже камень плавился, когда попадал под действие кислотного тумана. А тварь все распалялась.

Ждать, пока Каркаддон применит все пассивные навыки, никто не собирался. Навстречу кислотному туману вырвалась огромная водная волна, поглощая в себя все кислотные пары, но сила примененной атаки была такова, что не остановилась на поглощении тумана: приблизившись к монстру, превратилась в лед, ударила его, отбросив на десяток метров. Но лед не нанес урона, и как только Каркаддон приземлился, он повернул свой взор в сторону имевшего наглость его атаковать Цирона. Спустя мгновение, как только монстр понял, кто его атаковал, в сторону Цирона полетели потоки кислотного огня. Но огонь не пролетел и половины пути, как перед ним выросла широченная каменная стена. Но камень не был той силой, которая способна противостоять пламени хаоса. Не продержавшись и двух секунд, потоки огня расплавили созданную Гектором каменную стену и направились к своей цели дальше, но никто не собирался принимать атаку на свои щиты. Тех нескольких секунд, которые дала каменная стена, хватило, чтобы Каркаддон потерял из видимости свои цели. И уже с двух сторон в него неслись стихийные атаки, примененные Цироном и Гектором. Оба воина имели оружие, в которое, благодаря старшим рунам, преобразовывало духовную силу в стихии. У Гектора — земля, а у Цирона — вода. Количество видов стихийных атак было ограниченным, но за столько лет оба воина научились комбинировать свои атаки наилучшим образом. Применённый каменный таран Гектора был создан не для того, чтобы нанести урон, а для секундной заминки твари. И врезавшись в бок Каркаддона, он дал ту заминку, что было нужно. Ибо мощнейший водный резак, который вообще мог создать Цирон, удачно достиг цели. Водная струя шириной с голову врезалась в тварь, пробив ее насквозь, образовав в монстре сквозную дыру. Но порадоваться удачной атаке воин не успел, так как возникший возле него Каркаддон, овеянный пламенем, уже самим своим присутствием наносил урон, а он еще и атаковал своим пламенем. Выставленный водный щит не смог заблокировать атаку, но, когда пламя, разъедающее реальность, уже было достигло воина, тварь снова атаковали. Сопровождаемый ужасным ревом, поток красного пламени врезался в тварь, снося ее на несколько десятков метров. Это Тибирий применил свой родовой навык, который был дополнительно усилен находящимся рядом духом рода.

Бой происходил так, как и было задумано патриархом. Цирон и Гектор прощупывают тварь поначалу, а дальше в бой вступает он сам. Но чем больше Тиберий наблюдал, тем больше приходил в негодование. У него возник вопрос: как? как тварь смогла победить Аврелиана? То, что видел Тиберий, не могло бы что-то противопоставить его сыновьям. Только если те слухи, за которые он сварил в масле клеветников, правда. Патриарх не хотел верить, что якобы Марк подло атаковал Аврелиана, заставив того отвлечься во время боя. Каким бы Марк ни был, он не мог так поступить. Тиберий не хотел это признавать. Но то, что он видел сейчас, подтверждало слова тех людей, которые, как он думал, наговаривали на его сына.

Тварь поднялась, но времени, чтобы она смогла атаковать, ей никто не дал. Появившийся рядом Гектор ударил тварь, из его кулака навстречу твари вырос каменный шип, который пробил Каркаддона насквозь. Но и монстр был не так прост, как про него подумали: зеленое пламя, исходящее из его ног, с огромной скоростью, словно вода, начало распространяться по земле, покрывая кислотным покровом все вокруг. Монстр заревел, и поток расходящегося пламени увеличился. Запущенный водный поток Цирона по какой-то причине не смог смыть огонь Хаоса, тот словно врастал в саму землю, беря энергию, высасывая прану из самого мира. А затем опять огонь столкнулся с огнем.

Летающий вокруг поляны феникс, до этого момента не вступавший в бой, применил свой навык, пролетая над поляной, он, как и Каркаддон, был овеян покровом пламени. Потоки огня начали исходить от него, духовное пламя вступило в схватку с пламенем хаоса. Противостояние затянулось, сама реальность загорелась в этот миг. Оба вида пламени были неестественны для мира, и когда концентрация силы превысила порог допустимого, в этом участке пространства начали образовываться разрывы реальности. Собравшиеся тут люди не имели понятия, что произошло, а когда поняли, было поздно, ибо столь манящий запах хаоса привлек внимание тех, кто был на той стороне бытия.

На несколько мгновений стала видна небольшая червоточина. Даже тварь, завидев червоточину, застыла на месте, не понимая, что происходит, ибо столь манящий запах шёл оттуда. И тварь не смогла стерпеть. Сорвавшись с места, позабыв о людях, она побежала к столь сладкому аромату, столь родному, но, не добежав нескольких метров, увидела, как из червоточины показалась громадная рука, которая схватила Каркаддона. Монстр завизжал, его головы кусали семипалую кисть, но ничего не смогли противопоставить стальным тискам, а затем Каркаддон начала гнить, растворяясь в руке зловонной жижей, которая, попадая на землю вокруг червоточины, заражала все на своем пути миазмами плана разложения.

Мир боролся с разрушающей законы бытия заразой, всячески стараясь закрыть червоточину. Постепенно ему это удавалось, но демонический план разложения уже почувствовал столь вонючий запах порядка, и всеми фибрами гнилой души Младший Архи-демон Балгадор старался сдержать ту щель, что находилась между мирами. Из последних сил, высасывая души своих демонических слуг, он смог дотянуться до другого мира и, схватив какую-то гадость, которая имела в себе лишь капельку, отдалённо похожую и имеющую прекрасный аромат первозданного хаоса, Балгадор превратил душу твари в маяк, который должен был укорениться в том мире. Такая удача бывает раз в десятки тысяч лет, ибо демонические планы разорваны с планами порядка самим мирозданием, и демоны из своих миров не могут обнаружить другие миры самостоятельно. Законы бытия против этого. И та маленькая щель, которая возникла, привела в ликование Балгадора: если нужно будет принести в жертву миллион рабов, чтобы сотворить проход, он это сделает.

Пока Балгадор держал портал, одни его верные слуги готовили ритуал, а другие устроили забой рабов, тем самым уничтожив в муках существа, которые своей болью и страданием давали силы своему владыке. Невиданные существа, что были порабощены, забранные из своих миров, умирая, создавали все возрастающий поток манны, помогающий противостоять закрытию межмировой трещины. Запустив в новый мир маяк, Балгадор всегда сможет его обнаружить.

А когда его верные демоны подготовили ритуал, на алтарь затянули левитирующее существо, которое имело форму светящегося энергетического комка, от него исходило тусклое свечение. Существо держалось вросшими в саму душу цепями разложения. Именно через них Балгадор иногда высасывал силу, насыщаясь мистической амброзией осколка. Это был осколок души мира, одного из миров порядка.

Однажды, еще тогдашнему высшему демону Балгадору, с его владыкой Архи-демоном Уриготом, десятки тысяч лет назад, довелось участвовать в захвате молодого мира. Мир был захвачен, и когда его владыка проводил триединый ритуал захвата души мира, что-то произошло не так: или душа мира что-то сделала, или другие планы внесли коррективы в ритуал. В общем, ритуал пошел не по плану и произошел взрыв, в котором и погиб его владыка. Но высший демон Балгадор выжил и, бродя по уже безжизненному камню, что когда-то был живым миром, Балгадор случайно нашел осколок души мира. Знаний у него хватило, чтобы произвели захват, и благодаря высасыванию из него сил, высший демон и дорос до младшего Архи-демона.

Что, конечно же, никогда бы не произошло, если бы его почивший владыка, пусть утроба первозданного хаоса переварит его, не подох. Так что сейчас былая тень от осколка души когда-то молодого мира порядка будет окончательно уничтожена.

Что спустя секунду и произошло. Впитав в себя мощнейший поток энергии души, Балгадор смог его перенаправить в проход, и туннель увеличился до размеров, позволяющих самому Архи-демону пробраться на ту сторону. Демон решил не медлить. Пробираясь по узкому межмировому туннелю, он был в предвкушении, судя по тому созданию, которого он преобразил в маяк. На той стороне его ждет легкая добыча, и вот ужасающая, вся покрытая миазмами гнили, голова демона оказалась в другом мире. Первое, что Балгадор увидел, высунув голову из червоточины, было местное светило. Столь яркий кровавый закат, который сопровождал появление в этом мире Архи-демона, завладел его вниманием, подпитывая его и так разросшееся до размеров неких планет Эго. А потом его внимание привлекло то, что и стало концом недожизни глупого существа, достигшего таких сил лишь благодаря везению.

Балгадор поздно осознал, что двигалось в его сторону, а когда понял, было уже поздно: скованный порталом, единственное, что он успел сделать перед кончиной, так это выставить гигантскую лапу. Но Копье света пробило его кисть, а затем вонзилось в его голову.

Если бы копье было полностью запитано благодатью давно задремавшего в своем плане бога света Апола, то сущность демона была бы моментально уничтожена. Но в копье не было столько благодатной силы, самой сущности порядка. И вонзившись в мозг Архи-демона, единственное, на что хватило силы божественного света, — это уничтожить его разум и выжечь мозг. Опавшая голова с вытянутой рукой в одном мире и оставшееся тело Архи-демона в другом, исторгающее из себя энергию, послужило мостом между мирами, подпитывая портал.

Со стороны плана демонов, готовящиеся легионы вторжения почувствовали недосмерть своего владыки, но у большинства из них головы служили для того, чтобы ими есть, и их не испугала мысль, что с той стороны был кто-то или что-то, что убило их владыку. Чувствуя с другой стороны прохода столь манящий запах сил порядка, они, обезумев от голода, рванули к порталу, тысячи существ, взбегая по телу своего владыки, стремительно мчались в другой мир.

Мир порядка, как мог, уничтожал существ другого плана, но среди них было много тех, которые выдерживали его давление. Более разумные демоны, чувствуя, что на той стороне их низшие не погибают, тоже решили не оставаться на своем плане и один за другим направлялись в другой мир. Энергии Архи-демона Балгадора хватило, чтобы продержать межмировой портал всего лишь один час, но и этого часа было достаточно, чтобы в мир пробрались сотни тысяч тварей, уже одним своим существованием вносившим перемены в мир. А когда зловонная лапа старших демонов разложения вступила на землю нового мира, вот тогда и начались существенные перемены в мире, мир вздрогнул от столь чужеродных сил. Хтонические чудища, заснувшие сотни тысяч лет назад, начали пробуждаться, темные силы, скрывающиеся в зловонных ямах планеты, почувствовали, что мир утрачивает силу, осмелели настолько, что начали высовываться из своих убежищ. Чудища, скрывающиеся по лесам, начали покидать свои логова. Часть мира была заражена гниющей гангреной, и начатые перемены вскоре затронут всех…

Джо

Спустя два дня с момента, как лысый наследник, герцог и Баал отправились на дело, что-то произошло.

Было утро, и мы с Зигфридом отрабатывали стойки с мечом. Тот меня поправлял в нужных местах, а затем, когда мы приступили к тренировочному спаррингу, на нас обрушилась тень. Остановившись, оба посмотрели вверх, таким же образом поступили и все, кто был в это время в городе. Ибо такого зрелища, я думаю, еще никто в своей жизни не видел. Небо заволокло стаями птиц, все виды воздушных существ в данный момент, затянув небо разноцветным покрывалом, создавали огромную тень, обволакивающую весь город. Такого количества пернатых, движущихся в одном направлении, я думаю, до этого еще не видели в мире.

— Что-то очень плохое произошло, и в скором времени мы узнаем, что именно, — нахмурившись, сказал Капитан. Он, как более чувствительный практик сил, почувствовал, как в одно мгновение что-то поменялось в мире.

— Ты, я так понимаю, такого еще не видел? — все также смотря в небо, спросил я Зигфрида.

— Думаю, не только я, но и никто из ныне живущих еще не видел, — сказал капитан, а затем через секунд пять добавил: — Думаю, на сегодня тренировка закончена, а я пойду, посмотрю, все ли в порядке с моими латами.

Глядя вслед удаляющемуся капитану, я и сам начал нервничать. Таким я его еще не видел, и смотреть, как старый рубака, судя по всему, откровенно нервничает, было очень необычно. Я привык, что боевой дедок всегда на позитиве, и, если мне плохо, я подойду к нему, поговорю, и меня отпустит.

А спустя два часа я почувствовал Баала. Тот с огромной скоростью приближался к городу, я, не мешкая, взобрался на коня и выехал к нему навстречу. На расстоянии нескольких километров от города я перехватил Баала, а рядом с ним был герцог и лысый.

— Здравствуйте, ваша светлость, как все прошло?

Уже догадываясь, что все прошло далеко не так, как ожидалось, а по той тени, что наползла на лица мужчин, стало понятно то, что произошло на месте схватки, скорее всего, и было причиной утренней миграции пернатых.

— Здравствуй, через три часа прибудь во дворец. Есть новости, — сказал герцог, а в следующий момент на его месте осталось облако пыли такое же, как и на месте лысого.

Если надо прибыть, прибуду, только вот утренняя хмурая рожа Зигфрида, а теперь аналогичное лицо и у Хъю Гросвенора. Меня это все начало нереально напрягать. «Что же там, мать его, произошло такого? Ну, раз герцог и этот мужик живы, значит, наши победили?» — думал я, возвращаясь рядом с Баалом в город. А потом, глянув еще раз на свою химеру, допер, что можно и у нее спросить, что произошло.

— Нашли монстра?

— Да.

— Убили?

— Нет.

— Она жива?

— Нет.

— Кто ее убил?

— Старейший.

— Патриарх рода Феникса?

— Нет.

— Кто такой старейший?

— Старше которого нет.

— Ладно, этот старейший жив?

— Нет.

— Кто его убил?

— Свет

Как же с ним, чёрт возьми, сложно! Что за, мать его, свет?! Что за старейший?! Ладно, через пару часов буду у герцога, надеюсь, тот внесет ясность в происходящее.

Опять пробираясь по городу с Баалом, привлек к нему внимание, но в то же время что-то было не так, словно на город обрушилась некая тревога. Я это понял, не смотря на обычных людей, а именно по встречающимся практикам силы. Было ясно, что что-то произошло, особенно по тем, что посильнее. Увидев спешащего по своим делам мага, понял, что не мешало бы заглянуть в местное отделение Ассоциации, посмотреть, что там и почем. Вступать в нее я не собираюсь, но вот узнать местные магические новости стоило бы. Я же тоже, как бы маг, и отшельником не являюсь. И вообще странно, что магическая ассоциация в последнее время что-то ничего не дает о себе знать. Ладно, это не столь важно. А важно то, что через пару часов расскажет герцог. И гад такой, заинтриговал, а мне теперь мучиться в неведении.

Прибыв спустя несколько часов во дворец, я понял, что оделся явно не по погоде. Я-то думал, что опять в компании нескольких человек посидим, но получилось так, что уже, подъезжая к дворцу, я увидел кипящую жизнь. У центральных ворот скопилась толпа людей, стража по несколько человек запускала знатных особ вовнутрь, но количество людей не уменьшалось, постоянно на лошадях прибывали все новые и новые люди. Также тут я увидел своих коллег, маги первого ранга, магистры. Магистров было даже больше. Когда я стал в очередь за желающими попасть внутрь, рядом с нами на громадных лошадях приехали воины, а по их жетонам я узнал, кто явился на зов герцога. Браться Кроусвик. Ну и по похожим рожам.

Стража пропустила меня без проблем. Показав Жетон, я прошел внутрь и уже не скрывал его, чем привлек к себе много взглядов. Маги выглядели недоуменно, а вот знать выражала любопытство. Меня же еще не представили в знатном свете, вот и гадают, что я за новоявленный фрукт такой необычный. Не то, чтобы не было магов, владеющих наделом и имевших дворянский титул, но судя по взглядам магов, если и были, то редкостью.

Нас завели в огромный зал для приемов. В нем было уже немало людей до моего прихода, но и после него народ все прибывал и прибывал, а спустя полчаса, я думаю, что в зале уже было около тысячи человек. Посматривая по сторонам, я видел всех, кого только можно: жрецов, местных богов, магов, видел даже несколько магистров второго и первого ранга. Магистра первого ранга я увидел проходящего возле меня, тот лишь мельком глянув на меня, не удостоив даже кивка, как коллеге, а я, между прочим, ему кивнул. Спустя несколько еще таких приветствий своим более сильным собратьям по искусству, я в уме послал их всех на хер! И, состроив пафосную морду, аналогично магистрам, игнорировал всех. Возможно, баловство, но меня как-то чересчур сильно задело пренебрежение моей персоной. Ну-ну, падлы, я ваши рожи запомнил, еще свидимся. И кто кого будет в дальнейшем игнорировать, это мы посмотрим!

Самыми заметными в зале были, конечно, воины. Здоровенные лбы возвышались над всеми, создали между собой своеобразное сборище великанов. Кроме графов Кроусвик, было еще четыре подобных им персонажа, один из них был каким-то дедком-переростком в шкуре твари, с наплечниками в виде голов монстров, а когда я увидел эмблему гильдии наемников и его жетон, понял кто это. Это был Ведьмак!!! Это про этого деда рассказывал мастер-охотник Доментий. Легендарная личность, он старше герцога! Таких на все королевство несколько, и за один только возраст такой титул не получают. Вот это персонаж! Я прямо захотел подойти и взять у него автограф, и уже было набрался смелости, как в зал вошел герцог.

Сейчас на нем были какие-то другие доспехи, чем раньше. Если те доспехи, что герцог надел, идя на сражение с патриархом, можно было назвать тяжёлыми, то эти можно было назвать сверхтяжёлыми. Герцог в них был словно в экзоскелете. А как они фонили от наполненной в них силы духа, не передать! Даже общий духовный фон в зале усилился. Следуя за герцогом, в зал зашел Вольф, за ним, судя по всему, его жена, а дальше уже Сабина с Урсулой. Все в громадных родовых доспехах. С какими-то странными рунными двуручными мечами, я таких еще не видел.

В зале воцарилась тишина. Я глянул разок на дедка-ведьмака, понял по его взгляду, который с веселого сменился на тревожный, что то, что герцог сейчас расскажет, не обрадует никого.

Герцог осмотрел весь зал, а потом сделал шаг вперед, возвышаясь над всеми с постамента трибуны, заговорил:

— Спасибо всем, кто прибыл. Новости, которые я вам сейчас сообщу, коснутся каждого, тянуть время некуда. На территории Империи Алат случился меж мировой пробой в план хаоса разложения. От места пробоя, во все стороны, несутся легионы демонов. Они несут за собой гной, порчу и чудовищные болезни. Всем военачальникам привести войска в боевую готовность, всем владетелям организовать призывы в дружины и как можно лучше вооружить имеющиеся. Все войска должны быть готовы отправиться в приграничные баронства. Первыми баронствами, которые, вероятнее всего, встретят тварей, будут Моуби, Гатсинг, Бошар, Гутвинд, а также на острие атаки будет баронство ЛОГРОК.

В домене Гроссвенор вводится военное положение, все ждите дальнейших указаний, и пусть на нас снизойдет милость АГНЫ!

Глава 3

Ракат, старший демона разложения и вернейший слуга своего почившего господина, сейчас с расстояния десяти метров смотрел на своего владыку, а точнее, оставшуюся лежать его морду с лапой, и благодарил бездну, что эта тупая тварь так удачно сдохла.

Ох и натерпелся он от этой отрыжки утробы за тысячи лет служения, сокрытия силы, искусственного замедления развития. И все почему? А потому что эта ленивая тварь вместо того, чтобы искать новые миры, посасывала силы с осколка, не подпуская к нему никого, а тех немногих, кто все-таки находил лазейки и как-то возрастал в силе, приближаясь к Балгадору по развитию, уничтожал. Архи-демон — сила, с которой ни один высший демон не справится, не говоря о старших. Потому в чертогах Балгадора не было высших демонов, а лишь незначительное количество старших. Архидемон не держал возле себя потенциальных конкурентов.

И вот невиданная удача отрыла двери для таких демонов, как Ракат, вместе с ним, в разное время, через портал успели пройти лишь пятеро его собратьев, к сожалению. Втайне Ракат желал, чтобы и их не было. Демону хотелось пировать в этом мире единолично. Но, в конечном итоге, так и будет, так как когда они перебьют всех тех глупцов, которые захотят оказать сопротивление, он вернется к вопросу устранения этих выкормышей бездны. Но, пока они полезны, пускай немного откормятся. А позже уже они попадут в его бездонное чрево.

Новый мир был хорош, очень хорош. Ракат сразу понял, что душа мира очень сильна, чрезмерный магический фон указывал на это. И душок порядка, витавший кругом в этом мире, вызывал рвотные позывы у демона разложения. Да, конечно, пока в мире не было столь привычного аромата гнили, что был в нем. Но скоро мир поменяется, и чтобы воплотить задуманное, Ракат медленно и с опаской приближался к Балгадору.

Почему с опаской? А потому что даже мертвые тела архи-демонов могут преподнести смертельные сюрпризы, ибо концентрация нечистот в их телах иногда бывает такая, которую могут не пережить и сами демоны разложения. Конечно, пробираясь по телу бывшего владыки в этот мир, Ракат не думал о последствиях. Столь великое удачное стечение обстоятельств притупило его осторожность, и он рискнул. Но сейчас, немного освоившись, рисковать он не собирался.

Многие тысячелетия тело владыки пропитывалось гнилью и чумой хаоса разложения, и после смерти части тела не утратили свою силу. Ракат приготовил ритуал и сейчас дал приказ низшим демонам, его верным слугам, насколько вообще можно хоть любого демона назвать верным, Чревовещателям Чумы, перенести лапу в ритуальный круг.

Когда все приготовления были готовы, Ракат по прозвищу Поцелуй чумы, заорал песню на неизвестном языке. Неподготовленный человек, услышав нечестивое завывание старшего демона, сошел бы с ума и превратился бы в комок гнили. Даже чумные слуги Раката почувствовали увеличение порчи вокруг ритуала, отошли в сторону и с благовонием смотрели, как их владыка, внешне напоминавший пятиметрового жирного гуманоида в плаще, с комариной головой, плащ которого при нужде превращался в крылья, оповещал мир нечестивыми литаниями.

Визжание, которое пением назвал бы только сумасшедший, длилось десять минут. За это время громадная рука владыки превратилась в комок, внешне похожий на нарыв, и начала пульсировать. Зеленые вспышки происходили в ней, и когда ритуал был завершён, нарыв словно прорвало. Из его вершины вырвался чудовищный поток существ, внешне напоминающий обычных комаров, но которые такими не являлись. Чумные комары, вырываясь из нарыва, моментально разлетались в разные стороны, ища своих жертв.

Ракат не собирался воевать со всем миром единолично, и тех демонов разложения, что появились в этом мире, было явно недостаточно. Конечной целью было поглощение души мира. Но когда душа поймет, что ей грозит опасность, она призовет все силы природы, которые могут создать огромные проблемы. И чтобы не сражаться с ними в одиночку, Ракат создал ритуал чумного источника, а вырывающиеся из него предвестники чумы уже разнесут гнилостную благодать по всему этому миру. Три минуты из гнойника вырывался поток чумных комаров. Вестники, сначала стремительно несшиеся в небо, на высоте метров пятидесяти разлетались в разные стороны.

Чревовещатели, внешне похожие на уменьшенную копию владыки Раката, с ликованием смотрели за удачно прошедшим ритуалом. В скором времени этот мир насладится всеми прелестями чумы преображения. Сладкие нотки разложения и гнили станут его запахами, а сами демоны будут пировать на таком привычном для них гнойнике, в который, по их планам, и превратится в скором времени мир.

Предвестники чумы разлетались в поисках жертв. Единственной их целью было награждение всего живого капелькой благодатной чумы. Уже спустя минуту после поисков, первые жертвы, нет, не жертвы, а избранные, чтобы нести в себе капельку первозданного хаоса, были найдены. Предвестникам было без разницы, кого награждать чумой: будь то Лесной заяц или небольшая змея — чумы преображения достойны все, и они ее получали. А увеличенная чувствительность ко всему живому позволяла предвестникам наградить многих.

Первым, кто испытал на себе чуму преображения, был кролик. Ужаленный предвестником, ничего не подозревающий пушистик, спустя мгновение, умер, но уже через секунду его красные глаза вновь раскрылись. А затем кролик начал мутировать: гнойные язвы появлялись на его теле, изменения происходили по всему его телу, преображая обычного зайца в монстра, и через несколько минут существо, завизжав, что есть мочи, сорвавшись с места, направилось на поиски пищи. Так как на более существенное преображение монстра требовалось топливо.

Первым, кому не повезло, оказался обычный лесной волк. На огромной скорости заяц достиг ничего не успевшего предпринять хищника и вцепился в его туловище. Волк заскулил, но уже было поздно: четыре ряда зубов моментально прогрызли дыру в довольно крупном звере. Прогрызая дыру в волке, заяц-мутант все глубже погружался в него, и через несколько секунд полностью залез в брюхо, и уже начал выгрызать волка изнутри. Съев самое ценное, он покинул тушку хищника, но взамен наградил его частичкой хаоса, которая запустила недожизнь в туше волка.

Лежащая в куче дерьма и крови туша, спустя минуту после того, как кролик выбрался из нее, внезапно задрыгалась. Побрыкавшись несколько секунд, выгрызенное изнутри существо начало вставать на лапы, а когда выровнялось, медленно, но уверенно, стало набирать скорость в поисках жертвы. Движимый голодом, волк побрел бесцельно в поисках своей жертвы.

Такое происходило кругом: птицы, животные, ползучие рептилии — все, кого заражали вестники, мутировали в существ. А те, в свою очередь движимые голодом, заражали всех, до кого смогли добраться.

Распространялась зараза быстро. Спустя два часа в лесу, ближайшем к источнику чумы, не осталось живых в обычном смылся этого слова. А еще через пару часов из леса, в поисках жертв, стали появляться самые настоящие монстры: мерзлотное проявление магии хаоса, десятки чумных медведей, сотни волков, тысячи грызунов — все они вырвались из леса в поисках живых.

Но то, что происходило в ближайшем городе, к которому добрались вестники, можно было назвать самим адом. Зараженные матери поедали своих сыновей, дети выгрызали внутренности своим родителям. Происходила бойня: практики силы поначалу еще кое-как давали отпор, но чем больше монстры, бывшие людьми, поедали, тем сильнее они становились. И заваленными сотнями вурдалаков, воины-ветераны, маги, не могли ничего противопоставить, а когда их стало больше тысячи, практики сил не выдержали напора существ и были повержены, завалены массой тел.

Почему не заражались вестниками практики сил? А потому что эти демонические существа не были воинами, и все мало-мальски сильные воины и маги успевали уничтожить созданных существ хаоса, имевших размеры с ладонь. Всё-таки гул крыльев был довольно хорошо слышен. Но попадались и такие люди, которые по каким-то причинам не успевали уничтожить тварь, и та успевала заразить его или ее перед смертью. В основном из таких и получались лидеры чумного воинства, которых в дальнейшем прозовут чумными генералами.

***

Тибиерий Просперус II Фениксийский.

В то время, пока в его вотчине разрасталась чума хаоса, старейшина рода сидел возле своего сына. Суровый взгляд мужчины не выражал ничего, но внутри воина холод разума сражался с разгорающимся пламенем гнева. Гнева, в первую очередь, на себя. Ошибка, совершённая им в битве с Каркаддоном, привела к более глобальным проблемам, которые патриарху рода нужно было как можно быстрее решить.

Как только из Огромного портала поперла толпа тварей, они отступили. Воины были в полном здравии и понимали, что такой поток тварей хаоса им не сдержать. Их попытка привела бы к глупой смерти. А умирать Тиберий пока не собирался. Ему, как минимум, нужно было совершить еще одно действие.

Древний ритуал его рода, передающийся от главы рода к наследнику, вследствие которого род и был назван Фениксийским, сейчас планировал свершить патриарх. Давным-давно его предкам удалось получить благодать феникса. Но не того, что благодаря многим преображениями и ритуалам, превратился в духовного феникса призываемый дух его рода, а самого настоящего. Божественная птица наградила его предка одним умением. Суть его заключалась в следующем. Глава рода мог наложить на своего наследника метку феникса и при желании мог один раз за свою жизнь воскресить избранного им человека. И даже если тело помеченного будет уничтожено, нужно всего лишь найти подходящий сосуд и провести ритуал для его возвращения. Желательно пустое тело, чтобы душа вернувшегося не вступила в схватку с душой законного владельца.

А смотря на регулярно конвульсивно подергивающегося Марка, Тиберий смирился с тем, что разума сына больше нет. И принял решение, что тело Марка и будет сосудом для возвращения Аврелиана. Слуги покинули опочивальню раненого легата. В просторной комнате остался патриарх и его сын. Тиберий поднялся на ноги, подошел к лежавшему Марку и вытянул над сыном руки. Спустя несколько секунд его руки загорелись, красные языки пламени вырывались над раскрытыми ладонями мужчины. С каждым мгновением пламени вырывалось все больше. Когда пламя, вырывающееся с обеих ладоней, соприкоснулось между собой, от образовавшегося огненного шара в тело Марка ударил поток, выжигающий прежнюю душу, а на ее место встроилась душа Аврелиана.

Как только действия ритуала завершились, вместе с силой, что способствует воскрешению, Тиберия покинули и знания, как их применять. Они появятся у Аврелиана, как только он проснется, вместе с силой награждать меткой. Огонь, появившийся из ниоткуда, туда же и исчез, не оставив после себя видимых повреждений.

Тиберий посмотрел на сына и сразу заметил, что шрамы на лице и глубокий рубец, проходящий по голове, исчез, а вместо него осталась лишь одна гладкая кожа. Правда сыну придётся подстричься налысо, так как лысая плешь по центру головы выглядела малоприятно. Но это меньшая из проблем. Молча смотря на сына, мужчина простоял минут двадцать. Тревоги не было, Тиберий знал, что ритуал сработает, но не знал, спустя какое время. Прождав двадцать минут, уже хотел уходить, но заметил, как веки Аврелиана начали подергиваться. А потом сын подорвался с кровати и закричал:

— Предатель!

Лицо Аврелиана исказилось в гневе, глаза искали Марка, но вместо поляны с монстром и предавшего его брата он увидел знакомые палаты во дворце отца и его самого.

— Отец, Марк предал меня! Когда я сражался с тварью, он ударил меня в спину! Скажи мне, где эта тварь и я вырву из него душу! — чуть ли не рыча, проговорил его сын и уже начал вставать, но, ухватившись рукой за одеяло, замер.

Ничего не говоря, Аврелиан медленно, деталь за деталью, стал рассматривать сначала кисти рук, потом дошел до локтей, потом откинув покрывало, осмотрел, как он понял, не свое тело. Посмотрев на грудь, он увидел столько похожую, но все-таки другую, рунную вязь, создающую в себе пять печатей. У его почившего младшего брата Ауреона было три печати, у него самого было семь, у отца было десять. А человеком, у которого было пять, был Марк.

Глядя на пять рунных печатей, он окончательно убедился, в чьем теле он находится. Еще немного рассмотрев тело брата, нет, уже его тело, Аврелиан перевел взгляд с себя на отца и спросил:

— Как это произошло?

Тиберий рассказал своему сыну все: от того момента, как тело Марка, притащили спасшиеся воины, до схватки с тварью и последующем вторжении демонов. Аврелиан молча слушал и переваривал слова отца. Характер воина и стальная воля моментально привели Аврелиана в готовность, и он уже, как легат десятого, а точнее, сейчас уже шестого легиона, думал о тех указаниях, которые нужно дать, как только он выйдет из этих палат. Но сейчас нужно было узнать волю отца.

— Что прикажешь делать, отец?

— Демоны разложения вторглись в наш мир. В местах своего присутствия они буду оставлять очаги заразы, которую нужно выжечь. Через несколько часов начнут прибывать все военачальники и знать нашей провинции. Также разосланы вести о приведении в боевую готовность двоих легионов, расквартированных на нашей территории. Их командиры уже организовали войска и движутся навстречу тварям. Также была послана весть императору и в магический триумвират. Те тоже в скором времени должны дать свой ответ. Но пока тишина.

— Тебе же, сын, нужно организовать руководство легионами, так как с полчищем тварей они еще не имели дел. Твое появление перед ними вдохновит воинов, придав им былую уверенность в своих силах.

— Отец, я не подведу! — вытянувшись по стойке смирно, сказал Аврелиан.

— Я не сомневаюсь! Приведи себя в надлежащий вид, и родовые доспехи тебя ждут, хотел подарить тебе при передаче власти, но сейчас на поле боя она будут более уместны, чем в сокровищнице. Так же возьми их.

— Понял тебя, отец, благодарю за доверие, — сказал Авреалиан, поняв, какой чести был удостоен.

— Иди, через два часа в большом церемониальном зале жду тебя. Нужно показать, что Сила Рода феникса еще с ним, и нас не сломить!

Приняв ванную, отказавшись от предложенных ласк рабынь, Аврелиан направился в сокровищницу. Спустившись на третий подземный этаж, четыре раза подтвердив свою личность на ритуальных артефактных камнях, достигнув в одном из поворотов тупика, он остановился. В тупике на одной из стен, на всю ее ширину, был изображен красный феникс. С виду обычная каменная кладка, но феникс на ней был магическим непробиваемым барьером, надежно веками защищавшим то, что было укрыто в сокровищнице.

Аврелиан сделал надрез на ладони. Когда алой крови пролилось достаточно, воин приложил ладонь к груди феникса. Выждав несколько секунд для того, чтобы достаточно крови впиталось в стену, он убрал руку и стал ждать.

Спустя несколько секунд, видимое алое пятно начало впитываться в стену, а когда впиталось, голова огненной птицы пришла в движение, а за ней и все тело феникса пришло в движение. Феникс расправил крылья, повернул несколько раз головой и потом уставился на Аврелиана. Посмотрев так несколько секунд, убедившись в чем-то, лишь ведомом ему, Феникс сложил вместе крылья, образовал своеобразную дверь, а затем начал их разводить в стороны. Одновременно с крыльями в разные стороны расходилась каменная кладка. Огромные гранитные блоки расходились в стороны, образовывая проход.

Чем шире становился проход, тем лучше был виден желтый свет, исходящий из сокровищницы. А когда пространства стало достаточно, массивный воин двинулся вглубь, немного сгорбившись. Хоть это и было тело братца, но и у братца было достаточно духовной силы, а так как тело, подстраиваясь под мощь духа, укреплялось и росло, то оно доросло до двух метров тридцати сантиметров горы мышц.

В эту сокровищницу могут попасть только глава и наследник рода. Так что лишь Тиберию и Аврелиану было известно, где она расположена. В этом месте легат десятого легиона был лишь раз. Когда ему было десять лет, отец привел его сюда и показал, как ее открыть. Доспехи, которые он сейчас собирался надеть, были не просто обычной рунной броней. Это был шедевр, это была броня его деда! И увидев ее спустя столько лет, Аврелиан опять поразился величию этого произведения искусства. Кроваво-золотая броня даже сейчас фонила от вложенной в нее громадной духовной силы! Высшие руны и печати силы хранили в себе еще силу деда. Наплечники в виде расходящихся в стороны крыльев указывали на принадлежность к роду. А закрытый глухой шлем с кровавым гребнем завершал целостность атрибутики рода. Также на постаменте выполненные в одном стиле были наручи, перчатки, штаны, наколенники и ботинки. Но они терялись на фоне нагрудных лат и шлема — шедевров, созданных древним кузнецом.

Это была броня Просперуса I Фениксийского, великие латы его деда, покинувшего при загадочных обстоятельствах этот мир двести лет назад. А рядом с броней, на деревянной подставке, стоял огромный красный двуручный меч, имевший крестообразную золотую гарду. Меч Лонгина, убийцы богов.

Наличию такого артефакта у рода Фениксийцев завидует даже Император. Этим мечом был убит темный младший бог Грутус и ранен светлый Афокт. Кровь божества пропитала меч, укрепив его, дав свойство ранить саму душу. Настало его время опять испить крови.

Явившись в церемониальный зал в броне Просперуса и с мечом Лонгина, Аврелиан вызвал немалый переполох. Но увидев спокойный взгляд Тиберия, говоривший, что так и должно быть, все успокоились. Всё-таки многие были осведомлены о характере и психической нестабильности Марка, конечно же, чтобы уберечь свою жизнь, они помалкивали. До многих донеслись слухи о том, что случалось с теми, кто наговаривает на сынов Патриарха. Вот и сейчас, видя, как братоубийца явился на свет не то, что пускающим слюни идиотом, а с грозной мордой, и серьезность его намерений подкреплялась древней броней. А когда те немногие, кто что-то понимал в древних артефактах, увидели меч, у них отвисли челюсти.

А один даже непроизвольно произнес:

— Меч Лонгина! Убийцы богов!

А Аврелиан, став по правую руку отца, схватившись двумя руками за рукоять меча, уперев его острием вниз, внимательно смотрел на присутствующих, отслеживая реакции, которые непроизвольно появляются на лицах имперской знати. В помещении не было обычных людей — для Имперской знати не было ничего хуже слабости. Если бы у кого-то из присутствующих была дочь по силе, как Урсула Гроссвенор, от нее бы поначалу отказались, а потом тихо придушили, чтобы гнилая кровь не дала свое потомство, так как гниль порождает только гниль, не более.

Законы Империи Алат были очень суровы. Если Джо думал, что в королевстве Алтония знать была лютая, то он сильно ошибался, ибо крестьянин империи, попавший в королевство Алтония, подумал бы, что он на отдыхе. Права первой ночи нет. При виде имперского аристократа не нужно падать в пол и ждать, когда он отойдет на пять шагов. Если засмотришься на Аристократку, тебе вырвут один глаз. Так сказать, чтобы неповадно было черни смотреть на избранных. По сути, обычные граждане смотрели на имперских аристократов, как на богов. Попасть к такому в слуги считалось высшей привилегией, и, попав в услужение, крестьянин или крестьянка очень этим гордились. Зря, конечно! Многие закончили свою жизнь в подземных казематах, где были замучены ради забавы, удовлетворяя извращённые фантазии знатных особ, а потом изуродованные тела бедолаг скармливались свиньям. Конечно, такое не приветствовалось в высшем свете, но, даже узнав о том, что Знатный вельможа делает в Своем наделе, никто бы ничего не предпринял. Земля своя, и живущие на ней тоже являются собственностью Аристократа. Живое мясо, по сути. Конечно же, были нормальные имперские аристократы, редко попадались настолько больные ублюдки, но каждого Аристократа с детства учили жестокости по отношению к обычному люду, ибо только таким образом можно было удержать громадное брюхо империи от освобождения наружу кишок.

Но, как имперцы не любили простой народ, также они и не любили друг друга. Точно также низшие дворяне с опаской смотрели на Высших, а Высшие — с презрением на низших. И сейчас все они, собравшись в одном помещении, были как пауки в банке, распределившись по группкам от самых знатных ближе к герцогу до нищего гетто почти возле дверей. Ожидая, что скажет им тот, кто в этой провинции и есть Бог. Тиберий Просперус II Фениксийский. И он заговорил:

— Добрые граждане Империи, к нам пришла беда. Лютые порождения хаоса нашли брешь в реальности и пришли на нашу землю. А кто этому виной, спросите вы?! Так я вам скажу: в соседней Алтонии, которую мы, милостью его Императорского Величества, решили не добивать, проживает такой себе герцог Хъю Гроссвенор. Именно с его указания, верный ему пес, маг Джо Логрок, применил нечестивую запретную магию, что называется Химерология. Именно по указке этого босоногого герцога его собака принесла в жертву своих мирных сограждан и создала тварь, которую у нас прозвали Каркаддон. Да-да! Эта собака и создала монстра, забравшего жизнь моего сына. Аврелиан был лучшим из нас, и мое сердце горит от утраты. Но это еще не все беды, которые эта крыса принесла на наши земли.

Каркаддон по указке своего хозяина забрался вглубь наших земель с помощью своей нечестивой силы, прогрыз брешь в реальности для того, чтобы твари бездны вторглись в наш мир, неся погибель добрым гражданам империи. Имперцы, скажите мне, мы потерпим свирепствование погани на СВОЕЙ ЗЕМЛЕ?! — закричал Старейший.

— НЕТ!!! — заорали вразнобой мужчины и женщины.

— Мы уничтожим заразу под корень?!

— ДА!!!

— А когда мы уничтожим червей бездны, мы вспомним про наших добрых соседей, и что, скажите мне, дадим достойный ответ?!

— Да! Да! Да! Прирежем собак! Суки умоются кровью! Я отрежу у каждого Алтонца хер, а потом зажарю и съем! — закричала дородная имперская дама, с размерами которой в этом зале мало кто бы мог посоревноваться. А после ее слов мужчины начали с опаской на нее поглядывать.

— Добрые граждане империи! Мы не звали к нам войну, но на объявленную нам мы отвечаем чем?

— ВОЙНОЙ! — распаленные речью Тибериуса, в унисон заорали «Цветы» Империи.

— ДА БУДЕЙ ВОЙНА! — громогласно заорал Тибериус Просперус II Фенискийский.

.

Глава 4

Джо

После оповещения о вторжении демонов меня позвал за собой слуга. Следуя за ним, петляя по множеству заковыристых коридоров, пройдя несколько постов охраны, мы наконец-то прибыли в кабинет. В помещении был овальный здоровенный стол с двадцатью креслами, наподобие тронов. Хотел у слуги спросить, почему еще никого нет, но тот сразу после того, как мы зашли, закрыл за мной дверь. А бегать за ним я подумал, что смысла нет.

То, что это помещение создано для совещаний или деловых переговоров, понятно и так. Вот только я мало что смогу сейчас посоветовать. Мне бы не терять время, отправиться в баронство и по возможности выводить оттуда людей. Но, видимо, герцог имеет насчет меня какие-то другие планы.

Постояв немного, я принял для себя решение, что в ногах правды нет, сел за ближайший стол-трон и стал думать. «Демоны разложения» — звучит малоприятно. Если это тот план демонов, где грязь, дерьмо и чума, то наши дела становятся еще хуже. Помнится, чума в моем мире смогла в масштабах государства кучу людей перебить, и это при том, что та чума была, скорее всего, обычной, а что принесут с собой демоны — вопрос на миллион. Добро они явно с собой не несут, а значит, нужно дать им по морде.

Вот только почему-то в сходке, которую организовал герцог, и не упоминалось, что послали за помощью или что король в скором времени организует войска, чтобы нам помочь.

Проблема все-таки не местечковая, если твари расползутся и размножатся, будет всем не до дворцовых интриг. Но гадать пока рано. Может, герцог про это не упомянул, потому что факт помощи в таких ситуациях — само собой разумеющееся. Глянул на стену. Удивительное совпадение: на стене висела картина, где какой-то, судя по всему, член рода Гросвенор, со здоровенным, искрящимся молниями мечом, наподобие тех, с которыми выходило все семейство герцога, сошелся в схватке с рогатой тварью. Рогатое существо в моем представлении было явно демонического происхождения. Размер его на картине был в два с половиной раза больше сражающегося воина. А вид, безумный и злобный, точно демон. Вот только его порода была не той, что движется на нас: этот был демон красного цвета, а в моем представлении демоны разложения имеют цвет болотной гнили. Хотя это так, только мои мысли, какие они на самом деле, в скором времени узнаю…

Надеюсь, это не стандартный размер демонических выродков, ибо если каждая тварь будет ростом метров пяти и таких габаритов, то нас в столкновении с ними ждут большие проблемы. А то, что меня впрягут участвовать, я более чем уверен. Но даже если бы и не впрягли, я бы сам влез. Оставить баронство на произвол и допустить, чтобы из него сделали демоническую клоаку, не собираюсь. Если на нас движется зерг, нужно его не у себя в замке ждать. А разбить на границе, ну или хотя бы попытаться!

За моими размышлениями о том, как я всех единолично побеждаю, а союзники с завистью наблюдают за мои триумфом, прошло минут десять, и стали подтягиваться первые посетители, а точнее, первый посетитель.

В комнату вошел дедок-ведьмак. При его появлении я чуть не подпрыгнул: во-первых, дедок имел вид грозный сам по себе, а с той рожей, с которой он вошел в помещение, дедок, нет, дедуган, мог лечитьвпечатлительную проблему со стулом. Я, задумавшись о своих будущих победах, немного не сразу допер, как так случилось, что вот дверь была закрыта, а потом, не открывая ее, появился ведьмак и с грозной рожей вылупился на меня. А потом сообразил, что я же сижу, развалившись! Хотел было уже подпрыгнуть и отдать честь, как дед махнул рукой, мол «сиди», и сам уселся на стул напротив меня. Усевшись удобнее, положив обе руки на стол, ведьмак стал смотреть очень внимательно то мне в глаза, то на жетон. Че он так вылупился? Я от таких маневров растерялся окончательно и не знал, что сказать. Но дед решил не молчать и заговорил.

— Здоров будь, кто таков? — по-простому заговорил ведьмак.

Мне почему-то сразу понравилась такая манера общения.

— Здравствуйте, Барон Джо Логрок!

— Оо, так это твое баронство первым встретит демоническую сволоту. Но ты не боись, соберем войско бойкое и пойдем блевотину бездны пускать на перегной. О, я же не сказал, кто я есть. Знакомы будем! Я Мастер-Ведьмак третьего ранга Вигго Лигрон. Глава Вуллингтонского Отделения гильдии наемников.

— Очень приятно познакомиться.

— Ха, мне тоже, Джо! Вижу, ты еще и маг, а какой профиль?

Деду словно сделали пластическую операцию: рожа была страшнее войны, а вот дедок добрый, интересующийся твоей жизнью.

— Целитель, но в основном, больше химерологией занимаюсь.

При упоминании химерологии у дедка немного дрогнула морда лица.

— Значит, говоришь, монстриков создаешь. И как, получается?

— Ну, не жалуюсь! Химеры ни разу контроль не теряли, и от них только польза сплошная. Если бы не некоторые, созданные мной химеры, давно бы уже червей кормил. А так, как видите, живой.

— Ага, вижу, — хмыкнув, сказал дед. — Я слыхал, что тебя, Джо, тяжеловато прибить вообще. А некоторые легаты вообще померли от твоих тварей. Также слыхал про заварушку, что была у тебя в баронстве. Еще поговаривают, что ты людей в жертву принес, чтобы вывести тварь, способную прогнать Цирона и Гектора. Правду молвит люд, что ты честных сограждан в топку ритуала кинул?

Дедушка-добряк исчез, сейчас мне в глаза смотрел охотник, почуявший свою добычу.

Но и я начал закипать: мне не улыбается оправдываться перед первым встречным, в каком бы он чине ни был.

— Не честный люд, а ублюдочных наемников, которые вырезали у меня на территории две деревни и пришли меня выпотрошить. А чтобы у меня появились шансы выжить и спасти своих людей, да, я принес в жертву наемников. И если нужно будет принести в жертву погань, решившую меня убить, еще раз принесу! — рыкнул я в конце. Но дед в эмоциях не поменялся, ни одна мышца на его лице не дрогнула, а синие глаза были равнодушно холодны.

Дед смотрел на меня, я смотрел на него. Дед хмурился, дед думал. Но потом что-то для себя решил, расслабился и, откинувшись в кресле, спокойно заговорил:

— Не серчай на меня, Джо! Много о тебе успело слухов пройти по нашему Царству. Видеть тебя никто не видел, а вот каждый третий из тех, кто интересуется происходящим в Алтонии, про тебя слышал не много хорошего, а, в основном, плохого. Всяким бредням я не верил, но всякое бывает. Хотел лично убедиться.

Дед не договорил, а я так и не понял. В чем это он успел убедиться? Я ж ему толком ничего не сказал? Чтобы сменить тему, решил перевести разговор на демонов.

— Господин!

— Называй меня просто мастер Вигго, не люблю я эту вычурность.

— Хорошо, мастер Вигго, а что это за демоны разложения?

— Я не такой уже и демонический знаток, но то, о чем слыхал и читал, могу рассказать. Так значит, слушай. Демоны — это не однородная масса паразитов, в ней куча видов и принадлежностей. Кто-то жрет дерьмо, кто-то любит драть все, что движется, кто-то головы сначала режет, а потом собирает. У демонов есть планы. Своего рода миры. Если взять план разложения, то там демоны проживают не самые физически сильные. Но сила их в другом: они как глисты, если один, еще терпимо, но если у тебя все кишки в них, то сразу куча болячек выскочит, а потом от этих болячек ты и помрешь. Также с этой поганью, только многократно хуже, вся мерзость, что мы себе можем представить, это и есть демоны разложения. Я слышал, что даже если такой демон возле тебя пустит газы, то ты моментально сдохнешь от выпущенной его задом вони. И самое главное, чем именно страшны эти мрази, так это заразой. Отравит тварь воду, вот тебе и куча зараженных в деревне: местные все потом передохнут, а затем восстанут в виде всякой мерзости. Как-то так, барон, к нашим краям движется трудно выводимая нечисть, легко не будет.

— А как их убить?

— Огонь — лучший метод, но и мечом зарубить можно. Проблема в том, чтобы не заболеть после сражения с такой тварью. Демонам разложения чума что запах цветов, но вот люди от нее быстро слабеют и мрут, а потом превращаются во всякую мерзость, пополняя ряды врага.

— А эта чума лечится?

— Думаю, да. Маги — целители, возможно, смогут исцелить, но где же столько магов взять?!

— И что делать в таких случаях перед битвой с такого рода тварями?

— Пить зелья исцеления и укрепляющие. Другого метода нет. Или сражаться в доспехах, как у герцога. Но такие доспехи мало где есть. Как-то так вот.

— Мастер Вигго, ну мы же не одни будем отбивать нападение тварей, соседи подключатся же?

— Они-то подключатся! Вот только тянуть будут до последнего. Ну, там свои пироги! Нам, в первую очередь, нужно на себя рассчитывать: твари на днях будут уже у нашего порога. А точнее, у твоего дома. Ждать помощи можно только от своих, ну как своих, тех, кто проживает в домене Гросвенор. Хе-хе!

— Я не думаю, что наши войска и, вообще, кто бы то ни был в домене Гросвенор, готов к такой угрозе.

— Загадывать рано, парень, будет видно. Силы есть. Главное, правильно их использовать. Низшие демоны тупы, прут напролом, но среди них есть же еще и старшие. Вот они-то и составляют наибольшую проблему. Твари хитры, тысячи лет живут, так что и опыта у них хватает. Будут бить со спины, искать лазейки и до последнего не вступать в схватку. А если их не прибить, толку не будет. Демон будет разносить заразу, где только можно. Если допустим, чтобы твари разнесли заразу по всей территории домена, можно будет считать, что мы проиграли.

Вигго закончил, и мы замолчали. Каждый думал о своем. «Зараза, зараза, зараза», — повторял мысленно я. Демоны сильны, опасны, и все такое, но главное — не дать им разнести хворь. Про всякого рода эликсиры — это ерунда. Где на такую ораву взять сотни тысяч эликсиров?! Сам факт того, что воины, идя на встречу к тварям, будут понимать, что даже если победят, после этого все равно умрут от заразы, радости им не прибавит.

А если они будут неуверенно сражаться, то умрут в схватке. Воин без стержня — мертвый воин. А умерев, такой воин восстанет в виде твари, которая будет по такому же принципу убивать и заражать.

Вот и серьезная задачка. Ну, только я же не мега-мозг, чтобы решить проблему единолично, тут сейчас соберутся важные дяди. Вот пускай и думают, а я от себя, если спросят, может что-то и добавлю.

А вот и они идут! По довольно громким шагам было слышно, что сюда идут люди. Спустя несколько секунд двери открылись, и в помещение стало входить много людей. Три магистра первого ранга, браться Кроусвик, также еще несколько графов им под стать, Два мастера меча, один, довольно старый, второго ранга, сам герцог и его наследник Вольф.

Я и Вигго привстали, когда герцог и графы зашли, и кивнули им, магов я игнорировал. Та морда, которая в торжественном зале, скривившись, меня проигнорировала, тоже была среди вошедших магов и была чем-то вроде важной цацы. Три мага перед тем, как сесть, смотрели и ждали, чтобы этот боров уселся на двух стульях. «Вот урод, — смотря, я думал про этого бегемота, — даже сейчас у него рожа скривившаяся, все ему не нравится, все не угодили». Но каким бы он ни был боровом и уродом, он был магистром огня первого ранга, так что сила за ним есть, этого не отнять. Но иметь мне с ним дел, даже его не зная, уже не хочется.

Наблюдая, как они рассаживаются, непроизвольно скривился. Даже тут эта херня! Все садятся по старшинству: чем ты важнее, тем ближе сидишь возле герцога. У вашего порога демонические твари через пару дней появятся, а вы занимаетесь херней!

Герцог сел первый и стал наблюдать за этим спектаклем, а когда все наконец-то расселись, выждав с десяток секунд, рассмотрев каждого из собравшихся, ненадолго остановился на мне. Кстати, все остальные тоже поглядывали на меня с непониманием: мол, что этот тут делает? Но герцог увидел все, что ему было нужно, и заговорил:

— Что к нам движется, понятно. Ваши идеи и предложения прошу озвучить уже сейчас.

— Нужно переместить жителей приграничных баронств в глубь домена, — заговорил усатый старый мужчина, мастер меча и военный, судя по его выправке и виду.

— Какое нам дело до черни? Нужно планом обороны заниматься, а не про чернь думать, — сказал ему пузатый маг.

— Эта чернь, померев, восстанет порождениями хаоса, пополняя ряды врага. Нам это не нужно, — ответил ему мужчина.

— Даже тут чернь бесполезна и только наносит вред, — тихо проговорил маг.

— Идея здравая, принимаем! Густав, организуй переселение. Не рассусоливать, приказ должен быть выполнен уже сегодня.

— Будет исполнено, господин! — ответил ему усатый.

— Господин, старшие демоны есть? — спросил у него маг в чине магистра первого ранга, стихии земли.

— Один точно.

— Как он выглядит?

— Гуманоидная муха или комар в чем-то наподобие плаща или накидки, но информация поверхностная. Точной характеристики не могу дать.

— Того, что вы дали, достаточно, ваша Светлость, — с сожалением ответил маг. Все после его слов обратили на него внимание.

— Поясни, — сказал герцог, тоже услышав нотки отчаяния в голосе мага.

— Такой вид имеют Чумные владыки, личинки Азазеля, Демонического Принца.

— Еще лучше, — сказал герцог. — Откуда сведения?

— Один охотник на демонов, в момент помутнения разума, написал книгу, описав несколько видов самых опасных демонов и их происхождение. Говорят, что он сошел с ума после того, как запытал одну одержимую, боле про него не известно, так как пропал.

— Сейчас упустим момент. Почему ты не поделился такими сведениями со всеми раньше? И что еще о таких демонах известно?

— Все старшие умны и хитры, но Чумные владыки даже здесь выделяются, наиболее слабые физически, но при этом благодаря своему уму, чрезмерно опасны. До последнего не вступят в сражение. Умеют тактически и стратегически мыслить. Можно сказать о том, что, как и мы, сейчас собрались, чтобы обдумать план защиты. Точно таких же действий можно ожидать и от него. Вот только в какую сторону он планирует ударить, вопрос.

— Что движет демонами, какова их конечная цель? — задал я интересующий вопрос.

Магистр земли несколько секунд смотрел на меня, а затем ответил:

— Первоначальная задача — захват всего живого, потом идут ритуальные бойни, где души всех живых поглощаются демонами, а когда живого нет, уже следом идет душа мира. После ее поглощения демон становится настолько сильным, что ему подвластно из бывшего живого мира создать демонический план хаоса.

— А что для демона является лакомством, от которого он бы не смог отказаться? Если этот демон будет сидеть в тылу и руководить тварями, то наша победа над низшими не поставит точку в вопросе. Нужно его выманить, или есть уверенность, что у нас хватит сил перебить всех тварей, что движутся к нам? — спросил я, рассматривая всех присутствующих. Но, увидев выражения их лиц, понял, что таковой нет.

— Идея интересная, но в данный момент мало реализуемая. Нам известно про одного демонического ублюдка, но это не означает, что больше никого из старших нет, — ответил мне усатый.

— Также нужно учитывать еще один момент, — добавил магистр земли. — Не стоит рассчитывать, что к нашим границам движутся только одни лишь демоны, вполне возможно, их ряды пополнили зараженные.

— Каково предполагаемое количество низших демонов? — спросил другой военный.

— Точно больше ста тысяч движется в нашу сторону, — ответил герцог. — Что мы успеем сделать к их появлению?

— Пехота не успеет, — констатировал усатый. — Конница — это сорок тысяч воинов, чрезмерно мало.

— Глава, сколько магов выделите в помощь армии? — спросил у жирного герцог.

— Пятьдесят магов первого ранга. И двадцать магистров. У нас не столичная Ассоциация, их ресурсов мы не имеем, и я попросил о помощи. Но раньше, чем через неделю, помощи ждать не стоит.

— А магистры какого ранга? — спросил Вольф.

— От шестого до третьего.

— Почему первые и вторые не будут сражаться? — добавил герцог.

— Если захотят, будут. Прав, чтобы заставить таких магов участвовать в битве с демонами, у меня нет.

Вот дерьма кусок, врет и не краснеет! Даже я знаю, что в случае опасности мирового масштаба все права у него есть, не хочет погань указывать другим магистрам, потому что и самому в таком случае нужно будет принимать участие в бою.

— Рактус, ты думаешь, что я не знаю, что у тебя есть право призыва? — добавил рыка в голос герцог. — Ты решил меня обмануть?

— Господин, то, что кем-то написано, не означает, что все по первому требованию будут исполнять. Они могут согласиться, но вот когда они будут участвовать в бою, большой вопрос.

— Сколько Магистров первого и второго ранга есть у тебя в подчинении?

— Семь второго и пять первого. Пять — это вместе с нами тремя, — уточнил Глава магической Ассоциации домена Гросвенор. — Господин, сил у нас не то чтобы много, возможно, стоит заняться более полезными делами?

— Я сам решу, когда и чем заниматься. После нашего разговора сообщи им, что я всех жду во дворце. Итак, мои указания будут таковы. Генералы, — обратился герцог к двум мужчинам — усатому и сидящему рядом с ним, — воинские подразделения должны добраться к границе максимум с опозданием в полдня, но не загнанные, как лошади, а полные сил для сражения. Как это решить, на ваше усмотрение.

Затем Хъю Гросвенор посмотрел на всех собравшихся графов.

— Именно ваши дружины будут костяком среди знати. Покажите пример сплоченности. Если у баронов в вашем подчинении нет амулетов и зелий, выделить, компенсирую.

— Вас поняли.

— Теперь последний, но немаловажный вопрос: как будем бороться с очагами заразы? — спросил герцог.

— Как обычно, если будут подозрение на чуму, огонь их исцелит, — ответил магистр Рактус.

— Отличное решение, и после таких костров дезертиром станет каждый третий, — сказал усатый.

— Не мои проблемы, что в твоей вотчине нет порядка, — ответил Рактус.

— В моей вотчине есть порядок. Методы, предложенные тобой, самые простые, но что потом?

— Ага, порядок. Прошлая война показала, какой у тебя там порядок.

— На что ты намекаешь?! — усы усатого стали дыбом, а рожа покраснела.

— Ты что, не понял? Я не намекаю, я прямо говорю. У тебя армия соплежуев, которые при первой опасности бегут. Какой руководитель, такие и подчиненные.

— Не тебе, жирный хряк, говорить о храбрости! Где ты был, когда мы сражались? Жрал и хер свой за складками искал?

— Что ты сказал?! — заревел магистр.

— То, что слышал!

— Да я тебя!

Буммммм. У всех от навалившегося давления зазвенело в ушах, а потом всех присутствующих начала вдалбливать в пол убийственная аура Хъю Гроссвенора. Герцог не кричал, он молча посмотрел на дебоширов, и каждому из них стало ясно: следующий раз за такое поведение их ничего хорошего не ждет.

Давление пропало, и герцог заговорил:

— Продолжим.

— У меня есть идея, ваша светлость, — сказал я.

— Ну, так говори, если есть, — герцог перевел взгляд с дебоширов на меня.

— Но сразу скажу, я не уверен в ее пользе. У меня сейчас новая партия мяса созревает, где-то тонн сорок, а то и пятьдесят. Я вот подумал: а что, если перед забоем пройтись по моей живности заклинаниями-исцелениями? Вот и получится мясо с эффектом исцеления и укрепления. Хуже то точно не будет, только лучше. Также я могу создать довольно много существ из муравьев, они вряд ли сдержат тварей, но отвлечь внимание до прибытия основных войск точно смогут, а может, даже и нанести существенный урон, кто знает. Я думаю, такой ход даст нашим войскам и время, и уверенность. И не нужно будет их гнать с пеной у рта.

— Сколько ты сможешь создать существ? — в гробовой тишине спросил герцог. Он, как и все остальные, сейчас очень внимательно слушал, что я скажу.

— Я никогда не старался сделать больше, всегда делал определённое количество. Но думаю, больше пяти тысяч в день смогу создать.

Понятно, что я соврал: муравьев я и больше могу создать, но не перед этими персонажами мне сейчас откровенничать. Скажи я «тысяч пятьдесят», они бы уже меня начали бояться, а не демонов.

— Так, есть максимум три дня. За это время ты создашь пятнадцать тысяч своих существ, и в теории можешь придумать эффективное средство от заразы, я правильно понял?

— Да, ваша светлость.

— Сейчас же отправляйся в баронство и приступай к созданию.

— Вас понял, господин, — моментально встав, произнес я. А получил на прощание кивок, развернулся и вышел из кабинета.

Вернувшись в свой дом, начал приготовления к дороге.

— Недолго же мы пожили в столице, правда? — хмыкнув, сказал Зигфрид, наблюдающий, как я поправляю на себе лямку крепления дорожной сумки.

— Ага, но кто же знал.

— Не подождешь вирна тут?

— Нет, выеду навстречу, так быстрее будет. А ты почему не собираешься? — спросил я, а потом понял, что что-то не так. Присмотревшись повнимательнее, увидел, что под плащом уже надеты его латы.

— А я уже готов! Как только ты отправился во дворец, я начал вещи собирать, и в латах уже часа три хожу, чувствовал еще после тучи птиц, что что-то плохое произошло, и не прогадал.

— Ну, тогда отправляемся.

Выйдя на улицу, уселся на коня, и уже было выехал за ворота поместья, как в моей голове раздался голос Баала:

— Старший идет к нам!

— Что ты имеешь в виду?

— Туда, — Баал транслировал мне вид замка Логрок. — К нам идет старший.

— Откуда ты это знаешь?

— Знаю.

— А у него много младших?

— Много. И много низших. Очень много. Нет числа.

— Нет числа?

— НЕТ ЧИСЛА!

Глава 5

— Нет числа, нет числа, — повторял я себе, когда мы уже выехали на дорогу. Надеюсь, это просто Баал дальше тысячи считать не умеет. Вот потому и не знал, как обозначить количество низших, но червячок сомнения все-таки закрался… Хотя, о чем тут вообще думать еще? Герцог же сказал, что в нашу сторону поперло больше сотни тысяч тварей. Если по пути они еще хоть сотню заразили и превратили, то выходит, что в теории больше двух, а то и трех тысяч тварей, движется в нашу сторону. И я вызвался их встречать, во баран! Хотя, прибыв первым на место и подготовив ритуал, смогу обезопасить себя от посторонних глаз, которых в скором времени будет чрезмерно много. И еще одно: герцог умолчал при разговоре об одном моменте: как именно так случилось, что демоны открыли портал в наш мир. Что-то мне подсказывает, что и тут замешан Каркаддон. Еще не хватало на мою долю обвинения в призыве демонов!

Мастер Вигго тоже удивил: я догадывался, что обо мне уже известно, но, чтобы слухи или новости распространялись настолько быстро, не думал. Ох, чувствую, что мне еще аукнется то, что я этих мразей в жертву принес. Никого, как я понял, не интересует, что они мне хотели голову снести, главное, как я их убил…Думаю, на герцога уже этим давят или не давят, а ждут удобного момента, чтобы уколоть. Но пока последствий моих действий не было, но вот именно, что пока… Что будет, если на герцога по какой-то причине будет давить король, — вопрос.

Спустя два часа пути, я почувствовал приближающегося вирна. К сожалению, на расстоянии от Логрока до Вуллингтона я могу передавать команды только благодаря Баалу. Хоть я и стал чувствительнее к химерам, и вообще, перемены были немалые. А все благодаря влитой крови химеры. Но пока я даже сам не совсем понимаю, что происходит. Скорее всего, перемены еще не завершены. Медитация познания дает общее понимание того, что у меня появилась дублирующая ветка меридиан и вытекающие из нее улучшения. На более глубокое понимание у меня еще не хватает знаний, а эти постоянные заварушки не дают мне время на освоение столь интересующей меня информации. Хотя кое-что что мне понятно и без академических знаний. В нынешнем своем состоянии я уже не совсем человек, но также в какой-то мере, химера. Плюсы уже видны, но не может быть, что нет минусов. Нужно узнать, что принесла с собой частичка Баала. И чем раньше, тем лучше! Как-то не хочется в один момент стать его рогатым подобием.

Вирн, опустившись возле нас, принял меня на борт; кроме походной сумки, взял еще сумку с книгами, которую вез конь. Книг было столько, что их суммарный вес был равен моему, но Вирн справился и, медленно, но уверенно набирая высоту, полетел в сторону замка. Как только взлетели, дал команду набрать как можно быстрее высоту. Воспоминания о том, как мне оторвало руку, часто навещают меня ночью, и думаю к тому моменту, когда они будут не так сильно меня терзать, пройдет еще немало времени. И вот чтобы не повторять ситуацию с моим подбитием, решил перестраховаться.

С той скоростью, с которой сейчас летел, я доберусь до замка часа за четыре, а вот Зигфрид будет к завтрашнему вечеру. И то благодаря улучшенным мной коням. А конница герцога и остальных дворян будет не раньше, чем через два дня. Так что вполне возможно, что мне не только придётся сдерживать, а в прямом смысле, нужно будет отбиваться от демонической орды в одиночку.

К сожалению, все произошло очень не вовремя, никто не готов, ничто не готово. И нет времени, чтобы приготовиться естественным путем.

Прибытие мое в замок вызвал целый переполох: людей, встречающих меня, было достаточно, и когда я еще сообщил новость про вторжение демонов, стало не до особой радости и какого-то торжественного застолья. Прилетев, сразу дал распоряжение: отправить по пять дружинников к каждому из баронов с новостями, что пора бы им отправлять семьи в столицу, а самим готовиться к нападению. В свои деревни также отправил дружинников: пусть крестьяне берут все необходимое и отправляются к замку Логрок.

Жалко крестьян: не успели местные жители отойти от баронской местечковой войнушки, как вот на порог пришла война похуже, в которой их уже щадить никто не будет.

После того, как отдал команды, решил не тянуть кота за хвост и решил выполнить основную задачу, а именно: пошел искать ближайший муравейник.

За время полета было время подумать, как поступить и что делать, и я решил, что мелочиться не стоит. Возможно, что в будущем мне аукнется, ну как обычно. Но мне вот почему-то кажется, что сил у герцога в данный момент не хватит, чтобы сдержать волну тварей, а по тому, как тема подмоги со стороны союзников мало поднималась, можно сделать выводы, что если они и будут, то явно не вовремя. А только тогда, когда от домена Гросвенор мало что останется. И если учитывать, что герцог меня по большому счету единственный крышует, этого допускать нельзя.

Вот и сейчас я запланировал рискованный ритуал. Пока раксы привели здоровенную свинью, огромный ритуальный круг был готов. Набрав в ладони несколько сотен муравьев, также рядом поставил два ведра с металлом, привел ритуал в исполнение, но в этот раз постарался напитать как можно сильнее именно текущей по дублирующим меридианам магией хаоса.

Спустя десять минут, две сотни муравьев превратились в химер. Следом я провел еще десяток таких ритуалов, а потом понял, что нужно сделать по-другому. Решил сам муравейник сделать центром ритуального круга, а чтобы не подохнуть от истощения, как батарейки, использовать несколько здоровенных хряков. Один ритуальный круг, как может, преобразовывал целый муравейник, а второй служил источником энергии. Посмотрел на трех хряков, понял, что маловато будет, и подождал, пока раксы не приведут еще пять, а затем приступил.

Свинок-переростков было не жалко, их участь изначально была решена еще при рождении. И когда ритуал начал вытягивать из них жизнь, те даже пискнуть не успели, начав сохнуть. Но и я решил не стоять в стороне: подойдя к ритуальному кругу, принялся напитывать его уже своей манной, пытаясь своего рода стабилизировать. Как только хряки иссохли в пыль, я и сам прервал поток и посмотрел на круг искажения с муравейником по центру. От контуров круга отходило свечение такой силы, что у меня уже закрались подозрения по поводу ритуала. Столько силы там было, хотя не должно было быть! Все-таки восемь свинок — это не восемь архи-магов, принесенных в жертву. Тут что-то должно быть попроще, а не вместо небольшого свечения бьющий из земли фонарь. Была уже глубокая ночь. Зеленый свет освещал все на несколько десятков метров в округе, текущая в нем сила, бьющая по ритуальному контуру, создавала импульсное колебание, которое сходилось к обозначенному муравейнику. Постояв так секунд десять, я все-таки принял решение, что ритуалу быть, представил контуры заклинания и направил его в ритуальной круг. Таким образом, ритуал начать действовать.

Получилось все, как обычно, когда я делаю что-то не как обычно. Вот и сейчас внутреннюю площадь ритуального круга не заволокло дымом, как всегда, а в центре образовалась сфера с пульсирующим зеленым ядром, пульсация была в такт ритуальному кругу. Кстати, из-за дыма я раньше ни разу не видел данную сферу. Это, по ходу, и есть самое главное средоточие ритуала, которое и преображает существ. Спустя несколько секунд, от сферы в муравейник ударил поток зеленого дыма и стал впитываться вглубь земли.

Минуту из сферы исходил поток зеленого дыма, а затем прервался и все. Наблюдая за крупным муравейником, я не видел ничего странного. Правда, и муравьев я что-то тоже не видел, а спустя несколько секунд, и свечение от ритуальных линий прервалось. Из освещения осталась одна лишь местная луна. Но я себя не обманывал: ритуал точно удался, но насколько он хорошо удался, — вопрос. Главное, чтобы всяких сюрпризов не было.

Брррр… Затряслась земля.

Бррр… Опять встряхнуло.

Смотря на муравейник и видя, как он начал увеличиваться, я занервничал, ибо понятно, что сейчас что-то будет. А спустя секунд десять, когда земляная пирамида увеличилась до моих размеров, из нее ударил фонтан. Только вот фонтан состоял не из воды, а из муравьев-мутантов со светящимися глазками и клешнями скорпиона, лезвия которых тускло отсвечивали в свете луны. Прикинув размеры муравьев, сползавших с пирамиды и образовывающих медленно ползущую живую волну, которая с каждой секундой увеличивалась на метр, понял, что муравьи были длиной приблизительно как две мои ладони. А так как ладонь у меня была не самой маленькой, длина туловища уже внушала, что есть же еще и клешни где-то таких же размеров. Но живая расползающаяся волна не сильно меня волновала. Не было того ощущения, которое меня сопровождало при виде Каркаддона. Тот вышел изначально странным и безумным. А тут волна была спокойной и послушной, скорее всего, из-за отсутствия сколько-нибудь развитого мозга. Единственное, что они должны были делать, так это меня слушаться, и наверняка, тупо убивать того, на кого укажу. Море из муравьев увеличивалось, молчаливые создания выходили и выходили. Не было никакого писка, лишь огромное количество химер, которых с каждой секундой становится все больше. Рассматривая, насколько это можно ночью, химер, видел в них некий темно-серый металлический оттенок. Удивительно, я как-то не рассчитывал его увидеть, но все же поставил рядом с муравейником несколько ведер с металлом. Возможно, получилось своего рода напыление, ибо не может их хитиновая броня быть полностью металлической.

Поток муравьев, который извергал земляной вулкан, иссяк только спустя десять секунд. По истечении этого времени я с уверенностью могу сказать, что такого результата я точно не ожидал, но был очень доволен. На пятой минуте отверстие в земле разрослось до размеров колодца, и оттуда сплошным потоком лезли муравьи. И сейчас, когда из дыры в земле больше не прут химеры, мне открылась незабываемая картина: полотно из созданий накрыло все вокруг меня в районе метров ста. Как такое возможно, я не представляю, но результат, как говорится, на лицо и передо мной.

Ретранслятором моих сигналов на такую толпу является королева. Данная барышня выделяется особо: размером раз в семь больше, чем остальные, но даже так я бы ее не смог увидеть, если бы она не вылезла последней. Отдавать приказ тем нескольким сотням тысяч, что меня окружили, я даже не пытался. Просто чувствую, что, если попытаюсь, толку не будет, а вот если дать ей приказ напрямую, результат будет молниеносный. Таким образом, я направил данную толпу подальше от себя и принялся искать следующий муравейник…

К приезду Зигфрида я сильно морально уставший, но очень довольный, мог сказать, что я сделал все, что мог. Сколько тварей было мной создано, я даже уже и не гадал. Семь муравейников и минус семьдесят свиней создали мне свой легион, и теперь я их легат. Создания были, конечно, маленькие, но очень злобные по отношению к тому, на что их натравишь. Выводы сделал по одному столетнему дубу. Когда натравил на него своих малюток, был приятно удивлен: меньше чем за тридцать секунд от него остались одни щепки. С таким же успехом мурашки справились с полным латным доспехом: их клешни довольно успешно, словно ножницы по металлу, резали сталь. Так что кости они кромсать будут тоже эффективно. И вот когда Зигфрид, Петра, Баал и остальная братия приехали к замку, им был создан коридор для проезда, так как со всех сторон замок окружала толпа, в которой было больше миллиона муравьев. Точное количество мне не ведомо, в общем, их тьма… Все обитатели замка повылазили утром на стены посмотреть на эти чудеса природы, а точнее на чудеса, созданные мной, и малость были поражены.

Утром, кстати, рассмотрев своих милашек, понял, что видок у них тот еще! Хищные выступы, металлический оттенок, кстати, на морде у них три ряда крюкообразных жал. Чёрт возьми, они хоть и меньше, чем собратья, но вот вид у них агрессивнее и страшнее!

Смотря на количество, скажете, перестарался? Я все понимаю, но что-то мне подсказывает, что количество моих малюток, может быть, недостаточно, чтобы справиться с угрозой, и придётся искать еще. С серьезными противниками они ничего не смогут показать, Цирон показал, что количество не решает. Но я, наученный горьким опытом с Каркаддоном, в этот раз решил не создавать химеру такой силы. Тут абы урон, нанесённый им, на меня не повесили, а добавлять себе еще лишних проблем?! Нет уж, не хочу!

— Удивил, так удивил! — поздоровавшись со мной, сказал Зигфрид. — А я-то думал, что ты больших муравьев будешь делать, а ты, смотри, создал тьму-тьмущую, но маленьких. Я знал, что ты на многое способен, но вот чтобы на такое, даже не предполагал.

— Увлекся малость, что, думаешь, с таким количеством шансы есть?

— Смотря, какое количество у врага, сам помнишь, что было с Цироном. Раксы казались могучей силой, а оказалось, что и их в мгновение можно победить. Думаешь возле замка их держать?

— Нет, рассредоточу плотными кучами по границе и по мере необходимости буду направлять.

— На границе? Там же лесная просека.

— Нет, до нее лесная просека не даст тварям плотным потоком ворваться к нам, а дальше тех, кто забежит, будут принимать в свои клешни мои малютки.

— Га-га, малютки, говоришь, а вид-то у них страшнее войны!

— Какие уж получились, — пожав плечами, сказал я.

— Когда собираешься с ними выдвигаться?

— Тебя и Баала ждал, сам несильно хочу на границу ехать.

— Правильно, сейчас полчаса перекушу на кухне, и можно будет ехать. Сами поедем, дружину не бери. Они явно не предназначены для такого.

— Мы сражаться тоже не будем, наша задача не в этом состоит, попробуем отвлечь и удержать. Завтра утром, надеюсь, уже должна подмога стягиваться, нам сейчас еще ораву муравьев нужно довести сначала.

— Ну, тогда не будем тянуть, я быстро перекушу, и погнали.

Выехав к форту вечером, приехали затемно. Баронский Жетон внушает уважение всем тем, кто ниже, так что к начальнику форта нас привели сразу же.

— Григорий Рукшах, Ваше благородие, мастер, приятно наконец-то вас увидеть и услышать. Меня назначили сразу же после того, как на вас случилось нападение с участием демона. Так что был вынужден наводить тут порядки, так как ранее тут были некоторые организаторские упущения, из-за которых не успел к вам наведаться, чтобы познакомиться, — сказал седеющий мужчина с улыбающимися, но холодными глазами.

До моего прихода он сидел за рабочим столом, на котором были разложены карты, а как только я открыл дверь, он приподнялся и поздоровался.

— Здравствуйте, капитан! Джо Логрок, Вы в курсе, что движется к нашим границам?

— Получил донесение еще вчера, господин, и уже успел предпринять меры, — вернулся к столу Григорий. — Прошу вас, подойдите ко мне, на картах будет более понятно, что успели сделать.

Мы, не мешкая, подошли к столу и стали смотреть границы на карте.

— Значит так, господа, граница баронство Логрок с имперскими территориями не очень большая, всего десять километров. Узнав, кто, а точнее, что движется в нашу сторону, через каждые пятьсот метров организовали места дозорных как на нашей территории, так и по несколько человек, которые тайно пробрались и на другую сторону. Установили сигналки, — Григорий, увидев мой непонимающий взгляд пояснил: — Это такие шумовые артефакты, их, конечно, в скрытых операциях нерационально использовать, но для нашего случая в самый раз. Отряды на нашей территории сейчас усиленно сооружают оборонительные приспособления, колы в земле, стреноженные копья.

Увидев наши скептические взгляды, Капитан пожал плечами:

— Понимаю вас, господа, но и вы меня поймите: в средствах мы ограничены, также и в людях, не говоря уже про артефакты. Цель данного мероприятия — не создать заслон на пути врага, а я подумал, что наиболее разумно будет создать некие клинья, которые разобьют врага на несколько частей, таким образом разорвав монолитный наступательный поток существ.

Дальше, в штате числится по факту пять тысяч человек, как бы солдат, но, по сути, это новобранцы, в срочном порядке призванные и обученные для несения службы на границе. Все они и поделены на отряды, занимающиеся строительными работами. Также в каждом из таких укрепленных районов в центре находится по бочке масла, что даст возможность еще и огнем в случае нужды отбить. Если мои сведения верны, огонь — наш верный союзник с этими специфическими существами, — глянул на нас Григорий, на что получил утвердительный от меня кивок, и продолжил: — Из ветеранов, что не обгадятся при встрече, был создан ударный кулак, который тоже сейчас занят, в стеклянные небольшие бутыли наливает огненную смесь из масла и свиного жира. Таким образом кинуть бутыль с зажженной тряпкой у горлышка бутыли. Когда бутылка попадет на тварь, то она разобьется и обольет ее маслом, а тряпка ее подпалит, и тварь будет гореть довольно долго, а огненные брызги, попав на ее товарок, внесут некий хаос. Таких огненных бутылок у нас, к сожалению, мало, но все, что есть, идут в ход, также этот ударный отряд патрулирует территорию. Всякие ловушки и ямы, я посчитал, в нашем случае бессмысленно ставить, так как случай явно не располагает.

Мужчина отвел взгляд от карты, где были нанесены карандашом пометки, и, посмотрев на нас, спросил:

— Говорят, тварей будет тысяч сто?

— Нужно готовиться к большему числу существ. Скорее всего, тварей будет от двухсот, — сказал я, а сам в это момент думал о том, как бы мне удачнее распределить уже своих химер, и понял, что разделю химер на десять групп, как мне кажется по двести тысяч, и издалека буду координировать движение, уже благодаря Баалу.

— Капитан, пускай ваши люди и дальше занимаются укреплением опорных участков, возможно, такая мелочь и сыграет в сражении значимую роль. К сожалению, ни вы, ни я не видели, что именно собой представляют те твари, так что будем надеяться, что они не намного больше людей. Скажите, вы знаете, какого рода я маг?

— Да, господин, ваш профиль — целитель, но вам дано разрешение на создание химер, которых вы, в основном, и создаете.

— Все правильно, я с собой привел некое количество их, они, правда, небольшого размера, но могут сильно удивить.

— Господин, скажите, сколько вы привели химер?

— Больше миллиона.

— Пфф, я не расслышал, повторите, пожалуйста, еще раз?!

Но по удивленному лицу Григория было видно, что все он расслышал.

— Ну, где-то миллион, может больше, я не могу точно сказать, они маленькие, чем-то похожи на муравьев, как две мои ладони в длину. Я их оставил в трехстах метрах от форта, чтобы не сильно пугать солдат. Может, подскажете, как, по вашему мнению, будет их рационально распределить по участку?

— Есть некие ориентиры, которые помогут нам в этом: за территориями просеки в трех местах есть довольно протяжные нагромождения одиноких скал. Если предположить, что существа обойдут их, у нас появится четыре вероятных участка прорыва границы. Моей целью не было встретить врага своими силами, но, если учитывать доступные вам возможности, могу предположить, что шанс появился. Но и вы правы, силы и возможности врага нам пока не ведомы. И как противостоять распространяемой ими неведомой заразе, пока не ясно.

— Не хочу вас раньше времени радовать, но есть некое теоретические представление, как не допустить заражение цели вообще. Но у вас что, нет эликсиров?

— Нет, господин, всего пятьсот эликсиров, но их будет недостаточно.

— Пока с этим ничего не могу сделать, нужно дождаться подкрепления и тогда будет видно.

— Если все понятно, то следуйте за мной, господин, у нас сегодня еще много работы.

Ох и намучались мы с расположением моих химер, и если бы не Баал, вообще бы не справились! Расставили четыре встречающих отряда химер, а за ними еще три поменьше, в случае, если твари пойдут на прорыв. Кое-как старался рассказать Баалу, чего хочу. Тот в своей манере односложно отвечал, вообще, было весело. И когда под утро на всей территории границы были условные рубежи обороны, я немного расслабился. Но, к сожалению, ненадолго.

Так случилось, что я еще не успел отойти на достаточное расстояние, как услышал сигналку. Спустя тридцать секунд, разламывая встречающиеся на пути деревья, вышла шагающаяся на своих двоих атрофированная свинья, вываленные ее кишки были окутаны роем мух, а из хари торчал метровый язык. Четырехметровая тварь, прорвавшись сквозь лесополосу, размахивала чем-то наподобие огромной лопаты, а пробравшись, с визгом побежала на встречающих ее химер.

А добежав, стала блевать на них и размахивать лопатой. Блевотина плавила моих малюток, как раскаленный нож масло, но когда волна химер поглотила свиного чумохода, низшего демона разложения, раздался писк, несшийся из свиной хари. Недолгие две секунды визжал чумоход, но успел дать сигнал остальным своим собратьям, куда стоит двигаться. И вот уже спустя десяток секунд, сквозь лес стали проламываться твари. Сотни и сотни низших демонов и бесчисленное количество зараженных двигалось на маленьких химер, а химеры, в свою очередь, очень хотели есть, ибо той энергии, что использовалась для их преображения, вовсе не хватило для конечного результата. А Джо, скомбинировав два ритуала, не имел представления о том, что совершил…

Глава 6

Не могу описать эмоции, которые я испытал при виде этого существа, то ли отвращение, то ли брезгливость, но мне повезло в одном: с такого расстояния я не мог учуять его запах, а судя по рою мух и вываленным гнилым внутренностям, запах там был еще тот! Струя рвоты, которую он изрыгал, была по своим свойствам явно не хуже кислоты, а то и лучше. Вылетевший из пасти фонтан оставлял после себя довольно приличную проплешину в живом море из муравьев, но и те, не теряя времени зря, моментально накинулись на свиноподобную мерзость, и, судя по всему, одновременно как разрывали, так и пожирали демона. Жрать-то они явно хотели, и у меня, откровенно говоря, были надежды, что такому скоплению муравьев понравится вкус демонов, ибо в другом случае я не представляю, чем их кормить.

Существо перед смертью успело дать какое-то подобие сигнала, ибо тот визг был явно не- спроста, возможно, конечно, что от боли, но я что-то сомневаюсь. А спустя несколько секунд, явилась его подмога: разного рода уродливости существа, разбрасывая внутренности, рвоту, вываливались из просеки и неслись на спокойно ожидающих их химер.

Волна тварей хаоса столкнулась с морем химер, и началось кровавое месиво. Демонические существа применяли все, что только можно. Свиноподобные монстры извергали и махали лопатой. Они были одними из тех демонов, которые имели хоть какой-то знакомый вид, ибо в основном остальная свора демонических существ имела особо жуткий и противный вид, которые из-за обилия выделений, щупалец, клешней никак не выдавали в них знакомых мне существ.

Демонические чудовища все поголовно были огромны, от трех и выше метров, с ревом проламывая себе дорогу, доламывая остатки просеки, твари врывались в мое воинство. Смотря на развернувшуюся картину, я понял одно. Создавая такое количество химер, я не прогадал, ибо количество демонических тварей было огромно, а если еще учитывать зараженных животных, то расчет на миллион химер себя оправдал. Хотя смотря на успехи моих малюток, начал подумывать, что и их может не хватить.

— Слишком много тварей, — сказал рядом стоящий Зигфрид, который, как и я, внимательно смотрел за развернувшейся битвой. По чрезмерно серьезному лицу было видно, что и он понимает, что врага чрезвычайно много и есть опасность прорыва. — Скоро нужно будет вмешаться.

— Пока не прибыла подмога, вмешиваться не будем. А если твари прорвутся до того момента, как прибудут войска поддержки, отступим. Нет смысла играть в героев. Сам видишь, демоническая орда чрезмерно велика, а сами удержать оборону мы не сможем, так что пока просто наблюдаем.

— Тут ты прав, но, если демоны прорвутся, будет нанесен серьезный ущерб, — сказал Зигфрид.

— Судя по тому, что я вижу, он будет нанесен и так, — ответил я.

— И это правда.

Битва продолжалась, писк моря химер был слышен с расстояния в сто метров, а когда ревели в предсмертной агонии демоны, думаю, и люди из ближайшей деревни могли бы услышать, если бы не покинули еще ночью свои жилища. Разновидность тварей поражала, и особенно удивляло то, как они уродливы. Такого количества разнообразных уродливых существ я еще не видел никогда! И у меня закрался вопрос: у меня, что хаос какой-то не такой? Как бы я ни старался, но таких ущербных мутантов я бы не смог создать. А тут таких целая орда, как так?

Командование своим легионом я отдал Баалу, тот стоял немного перед нашей компанией и точно так же, как я, Зигфрид и Григорий, наблюдал за ходом битвы. Все-таки химера лучше будет понимать химер. И наблюдая за тем, как Баал закрывал открывшиеся бреши, умело управляя муравьями, стал понимать, что он не просто так смотрит в ту сторону, что и мы, но и руководит. Я, как и он, поглядывал за химерами, выискивая слабые участки, но не находил. Видно, команда — не пропускать демонов — для Баала более чем понятна, и сейчас он показывает, насколько он эту команду уяснил.

Первыми выбивались, конечно же, зараженные животные, как наиболее слабые и мелкие. Но и их недооценивать не стоит. То, с какой скоростью двигались бывшие лесные, да и не только лесные обитатели, становилось понятно. Даже для обученных воинов будет против них сложновато выстоять. А если бы так получилось, что зараженные животные были бы на уровне ветеранов, то тогда я бы уже мчался в сторону замка, а взобравшись на Вирна, прокричал «пока, пишите письма», ибо тогда шансов у нас не было бы точно. Но, смотря за сражением, понимал: врага много, но враг — мясо.

Тьфу ты, накаркал!

Из просеки вышло огромное существо, которое одним лишь своим видом вызывало невероятное омерзение. Гуманоид был метров шести, может больше. То, что можно было назвать его головой, было все покрыто какими-то трубками, из которых валил, как из дымохода, зеленый дым. Глаза цвета гнили уставились на моих созданий, а потом существо заревело, дым из головы усилился, а затем тварь выпустила из носа, напоминающего хобот, струю дыма в мою орду. То, что дым будет чем-то наподобие яда или кислоты, было понятно. Вообще, все демоны, которые лезли на муравьев, обладали чем-то подобным. Кто-то, как я видел, плевался, кто-то пускал всякого вида газы разными частями тела. Но данный монстр был чем-то наподобие оружия массового поражения, ибо участок, который покрывал он своим залпом, существенно кусал по живому полотну из химер. Площадь поражения была до полутора десятков метров, так что за один раз я лишался нескольких тысяч муравьев. Как только дым рассеивался, а точнее, из-за своей тяжести впитывался в землю, становились видны лишь растворившиеся хитиновые панцири. У моих малюток после такой атаки не было и шанса. А в те моменты, когда демон собирался с силами, или что он там делал, его моментально закрывала толпа всяких уродцев, тем самым не давая добраться до моих милашек. А пока химеры разрывали защитников, тварь опять восстановилась и атаковала. И я уже подумал, что сейчас она повторно пальнет своим дымом, но произошло невиданное. Вот тварь набирает воздуха — это всегда видно, ибо перед атакой демон раздувается довольно сильно и начинает выпускать дым, как ему в пасть, словно пуля, влетает муравей не стандартного размера. Мне с расстояния ста метров сложно судить, но он реально как-то чересчур крупный. Я, насколько помню, таких не создавал.

Голова демона взрывается, словно спелый арбуз, в разные стороны разлетаются части гнилого мозга и осколки черепа с трубками. Вот секунду назад демоническая тварь несла хаос и разрушения, а в следующее мгновение ее голова взрывается, а туловище, как мешок, падает на землю, периодически подергиваясь. А причиной этому мой муравей-химера. До конца не веря в происходящее, я стал искать возможную причину произошедшего. Может, кто сторонний вмешался? Но рассмотрев долину несколько раз, понял, что на поле битвы сейчас сражаются лишь мои химеры и демонические отродья, а Зигфрид и Григорий так, как и я, удивленно выискивают причину кончины демона.

— Кто-то понял, что сейчас произошло? — спросил я у Зигфрида и Григория.

— Я, кажется, видел, что произошло, — ответил Зигфрид.

— И?

— Перед тем, как демон из своего нутра начал испускать кислотный туман, ему в пасть влетел муравей, — глядя на меня, серьезно сказал он.

— Я, кажется, тоже что-то подобное видел, но муравей был каким-то не таким, он был больше в два раза, — добавил Григорий.

— Значит, мне не показалось, — ответил я им.

Битва продолжалась, но чем больше я всматривался в ее ход, тем больше замечал странности: среди огромной толпы моих малышей стали появляться отчетливо отъевшиеся экземпляры. Их размер был не одинаков, все были в разной степени, но больше, а иногда мне удавалось рассмотреть особо сочных красавцев. Не прошло еще и двадцати минут с начала битвы, как появились метровые химеры. Даже вид у них был другим, задние лапки были, как у кузнечиков. Но это были не все перемены, громадные, как для их тел, клешни, также сменили свою форму. Теперь они были массивными ножницами, которые при сложении превращались в два острейших штыря. Наблюдая за одним из таких, я понял, что, скорее всего, похожий муравей и уничтожил того демона. Каким бы огромным демон ни был, но, так как он относительно живое существо, то мозги у него имелись, а как говорится, без мозгов и жизни нет. Вот и демон, потеряв мозги, потерял и жизнь, несмотря на размеры и все остальное.

Судя по всему, я был прав по поводу своих ранних мыслей: химеры не только разрывают демонов, они их заодно и пожирают, а те везунчики, которые достаточно откормились, эволюционируют, не отходя от места. И за результатом именно такой эволюции я сейчас и наблюдаю. То, что сражаясь, химеры могут стать сильнее, я и так знал, но как-то не думал, что у муравья все происходит в ускоренном режиме. А тем временем битва разгорелась снова. Не знаю, возможно, в гнилых мозгах у нападавших тварей выстрелила здравая мысль, или среди этой кучи уродцев затесался лидер. Но твари перестали безумно нестись на заметно поредевшее море моих химер, у них появился какой-то условный порядок, что ли. Мне это не нравится! А спустя пару минут я окончательно убедился: да, появился лидер, который объединил это сборище и планирует из нее сделать кулак, способный пробить защитный рубеж. Смотрю я на его попытки и вижу, что потихоньку у него получается.

— Ищите лидера среди демонов! — сказал я стоящим рядом со мной и, не сводя взгляда с сражения, продолжал выискивать главаря.

Вечно тварь скрываться не могла, и в скором времени я рассмотрел демона. Им оказалось невзрачное гуманоидное существо, имевшее по сравнению со своими собратьями еще и невысокий рост, метра три всего, рога, руки-клешни и ноги-копыта. Прямо классика! Особо он от остальной здешней публики не отличался, но вот то, что данный индивидуум не несся с ревом на моих мурашек, а стоял в окружении каких-то здоровенных, гуманоидных ракаподобных существ, старательно оберегавших своего, наверное, хозяина. Данные уникумы появились, скорее всего, недавно, так как один раз увидев их, не заметить уже не сможешь: очень колоритные личности посетили сие событие. Уединенно стоя в стороне, данный персонаж несильно рвался в битву, а что-то там по-своему ревел. Особо гением не нужно было быть, чтобы понять, что он ревел. Ибо, видя, как самые бронированные особи демонического вида подтягиваются в одно место, понимаешь, что задумал этот паразит.

Как-то так получилось, что, наблюдая за битвой, я уже мало обращал внимание на лесную просеку. А когда обратил внимание, сильно удивился. Лесной полосы в видимом мне диапазоне практически и не осталось, а вместо леса я увидел нескончаемый поток существ, которые с разной скоростью прибывали на место битвы.

Ясно: самые легкие и гончие достигли наших границ первыми, а следом идут собратья потяжелее и побольше. А вот когда доберутся самые сочные представители демонического сообщества, очевидно, мои малютки им не будут особой преградой. Но, не успев, я еще начать раздумывать как не ударить в грязь лицом, при отступлении. Как внезапно мои мурашки начали удивлять: меня — приятно, а демонов — смертельно. Скорпионоподобные кузнечики, словно набрав критически массу или дозаправившись окончательно топливом, начали показывать чудеса природы, совершая то, что еще пару минут назад мне казалось для них невозможным.

Один из крабоподобных демонов, защищающий лидера ударного кулака, внезапно помер. Перед тем, как отправиться в демоническую клоаку, он щедро пораскинул мозгами на всю округу. Все это произошло из-за громадного отверстия в его тупой панцирной башке. Кто это сделал, было понятно. Вот только все, что я смог увидеть, так это одну метнувшуюся тень.

— Вы смогли рассмотреть?

Григорий промолчал, а вот Зигфрид, улыбнувшись, ответил:

— Опять муравей, только вот этот был быстрее.

— Что с ним дальше стало?

— Мертв, пробил голову, но и сам погиб. Недостаточно прочный был, сложенные вместе клешни пробили панцирную черепушку, но вот когда туловище соприкоснулось со стенками головы, его порвало. Но то, с какой скоростью он прыгнул, просто поражает. Повезло, что я как раз-таки на нем и был сосредоточен, так бы не смог нормально рассмотреть его движение.

Слушая Зигфрида, я не сводил взгляда с демонического вождя. Тот, обрызганный мозгами своего подчиненного, судя по всему, довольно сильно перепугался, если не сказать жестче. Крабоподобный защитник, потерявший голову, стоял рядом с рогатым, и что-то мне кажется, черепушка у того была покрепче, чем у его хозяина. Не уверен, могут ли вообще нервничать эти существа, но то, что данный демонический уродец струхнул, притом еще очень сильно, было видно по его махающим туда-сюда клешням и кричащей глотке. До этого он вел себя более спокойно.

Не теряя времени зря, приказал Баалу его уничтожить, используя кузнецов-снайперов. К сожалению, они были как редки, так и по сути одноразовыми. Но допускать, чтобы твари пробили оборону, нельзя.

Баал все правильно понял, и я уже стал замечать, как снайперы стали стягиваться к ударному кулаку демонов. Демонический монстр, видимо, рогами почувствовал, что скоро лишится части мозга, начал окружать себя всем, чем только можно: от мутантов- кроликов до внезапно научившихся ходить лосей. У одного, вставшего на дыбы лося были рога даже побольше, чем у демонического вождя. Удивительное зрелище! Словно целый лес на голове рос! Всякого абсурда на поле боя хватало: двухголовые кролики, голова волка, ползущая, словно змея, благодаря хребту с хвостом. В общем, данные существа не заслуживают никакой жалости, ибо это мерзость. Если такие последствия оставляют после себя демоны разложения, то нужно отстаивать каждый метр живой территории. Ибо, смотря на то, что они сотворили за два дня, я даже не хочу представлять, какую мерзость они могут создать, дай им хотя бы неделю.

Вожак обрастал живой броней с каждой секундой все сильнее, а снайперы так и не смогли вовремя подоспеть.

Еще спустя несколько секунд, лидер скрылся из виду, окруженный уже десятками демонических переростков. Его вряд ли можно будет ликвидировать, благодаря снайперам. Ожидал чуда, но почему-то опять чуда не произошло, или лимит чудес на сегодня уже исчерпан. Затем несколько секунд понаблюдал за местом, где скрылся вожак, и принял решение не медлить.

Не говоря ни слова, достал из-за заплечного чехла два доработанных жезла, а точнее, уже копья Адской печки. И приближаясь к месту сражения, стал напитывать один манной. Но внезапно рядом с собой услышал голос Зигфрида:

— Хочешь повторить трюк с наемниками?

— Ага, лезть на ту погань — лишь жизнь терять. А так хоть есть какой-никакой, но шанс.

— А зачем ты идешь туда?

— Чтобы докинуть копье точно в демона.

— Так дай мне, я докину.

«А что, мысль дельная», — подумал я после немного доработанного артефакта. Он срабатывает уже при ударе. Словно снаряд. Почему-то я привык в основном полагаться на себя и про Зигфрида забыл.

Наполнив посох до краев манной, передал Зигфриду в руки копье. Деревянная палка до половины светилась красным и была готова к использованию.

Капитан стал поудобнее, присмотрелся, а затем с невиданной для меня прытью запустил копье в сторону демона. Как только первый артефакт исчез из рук Зигфрида, не дожидаясь результата, передал ему следующее, и уже, спустя секунду, второе копье со скоростью стрелы полетело следом.

А спустя несколько секунд, раздались хлопки, два артефакта сработали исправно. Глянув в сторону демонического лидера, увидел, что над ним и его защитниками образовались воздушные купола, которые, дублируя друг друга, увеличили площадь поражения, а под ними начали раскручиваться огненные вихри.

Смотреть, как жарятся твари, было усладой для моих глаз, даже настроение поднялось. Никогда я так не радовался крикам сгораемых существ, но одернул себя. Пора бы снайперам начать выбивать более сильных демонических уродцев, которых к этому моменту на поле боя было уже достаточно.

Как я смог понять, чем более гуманоидную форму имеет демон, тем он сильнее. Также и сами демоны могут быть сильны не только благодаря физической силе, а скорее всего, еще и благодаря паранормальным способностям. Это и так, конечно, было понятно, вот только смотря на тех уродцев, что были сейчас на поле боя, как-то я даже и не думал, что кто-то из них способен к магии. Как только купола прекратили свои действия, стало видно, что если какие-то защитные умения у той погани и были, то были недостаточно мощными, чтобы выдержать жар двух адских печек, оставивших после себя лишь пепел. Противник уничтожен, но на его место пришли еще десять.

Именно так можно описать происходящее и, судя по текущему ходу битвы, нужно уже реально обсудить план отступления.

— У меня идей нет, что будем делать? — спросил Зигфрида и Григория. А сам в это время смотрел, как конца и края нет прибывающему демоническому отребью.

Не успел мне еще хоть кто-то ответить, как я, смотря на поле битвы, выдал

— Ну, какого хера их столько?!

— Действительно, что-то слишком много тварей, тут явно не пара сотен тысяч существ, — как-то чересчур спокойно выдал Зигфрид.

Меня почему-то его спокойствие не успокоило, а наоборот, стало раздражать. Ибо ответа на свой вопрос я так и не услышал.

Посмотрел на мужиков и увидел на их лицах…ничего не увидел. Вечно это отмороженная гримаса, которая не понятно, что означает. Но в нашей ситуации я догадывался, что может значить молчание и такое выражение лица. Мужики, как и я, догадывались, что граница будет прорвана.

Постояв немного, послушал хорошо доносящийся к нам демонический рев. Десятки тысяч существ сходились в битвах, а в местах их столкновения образовывались целые насыпи из трупов. Таким образом, на километры вперед виднелся выступающий хребет. Только источником его были мертвые существа. Стоя на возвышении, я мог хорошо видеть разницу между силами: сколько было с одной стороны, а сколько — с другой. Нет больше моего моря химер. Уже сейчас оно превратилось в обычное озеро, но вскоре и озеро превратится в жалкую лужу. А вот тогда демоническая лавина двинется уже на нас.

Ох, зря я понадеялся на то, что мы сдержим их, ну кто же знал, что тварей будет СТОЛЬКО!

Задумавшись о том, что делать, как-то упустил из виду происходящее.

— Смотрите! — указал пальцем вдаль Зигфрид.

А вдали шло, а точнее, ползло подтверждение моих слов. Громадное нечто двигалось в нашу сторону, только вот величественного в нем ничего не было. Тридцатиметровая туша являла собой некое подобие червя. Это была невиданная мерзость! Не знаю, что это: демон или зараженный червеобразный мутант? Но из этого существа наружу торчат человеческие тела, а в том месте, где из твари выступало тело человека, было видно, что он еще живой. Те немногие, у которых было подобие жизни, в немом крике смотрели на происходящее. Их жизнь стала кошмаром, ибо при жизни они уже попали в Ад. Души мучеников питали силой человеческую многоножку, а та двигалась в нашу сторону, клацая громадной клыкастой пастью, периодически показывая демонической утробой, что поглотит все на своем пути.

Когда эта тварь приблизилась к муравьям, я-то уже думал, что сейчас она проползет по выжившим защитникам, но произошло странное. Тварь приблизилась к насыпи из дохлых демонов и муравьев и стала вдоль хребта ползти, все поглощая и поглощая этот здоровенный могильник. Демоническое чрево было поистине бездонно, но спустя мгновение, я понял, что в действиях твари был смысл: поглощая все на своем пути, оно каким-то образом моментально преобразовывало биомассу, а результатом преобразования были яйца, выползающие из ее задней части.

То, что это ее личинки, было понятно, вот только что в них скрыто? Приблизительно оценив размер, понял, что яйца высотой примерно с человека, но зная, что существо внутри находится в скрученном положении, понял, что там тварь довольно крупная.

Приказал одному из снайперов разбить яйцо и стал наблюдать. Кстати, демоны тоже затихли, и по их мордам невозможно было сказать, какие эмоции они испытывают. Но то, что тварь поедала на своем пути как мертвое, так и живой, говорило о том, что демоны эту многоножку, как минимум, опасаются.

Каждую секунду тварь, поглощая биомассу, рожала или, скорее, просто создавала до двадцати яиц. Так что заменой могильному хребту после нее оставалась насыпь из ее потомства.

Добравшийся снайпер пробил одну стенку яйца, но застрял внутри. А спустя мгновение, яйцо разорвало, и перед нами предстал монстр. Белое человекоподобное существо, без глаз, без ушей, но с громадной челюстью вцепилось в снайпера и, судя по всему, стало высасывать соки. А высосав все, что можно, разревелось на весь свет, тем самым ставя в известность, что родился первый Горукул, как потом эту заразу прозовут в народе, Демонический упырь.

Смотря на все это, я непроизвольно выкрикнул:

— Та еб твою мать, что это за очередной пиз…дец?!

Глава 7

Не получив на свой эмоциональный спич ответа, я, охреневший, все так же пребывая в шоке от увиденного, стал дальше наблюдать за развернувшейся картиной. То, что у тварей будут козыри в рукавах, было и так понятно. Но чтобы вот такие — целая мобильная фабрика по созданию монстров — это, вообще, за гранью понимания.

Я, конечно, понимаю, что и про меня тоже что-то подобное можно сказать — я все-таки больше химер создал. Но я «мать его»! Не сделал их с нуля, я взял готовые и продуманные природой организмы, добавил чутка манны, провел ритуал и — вуаля, получилось немного измененное существо. Да, природа его изменилась, но, черт возьми, все-таки столько сил и энергии я на это потратил. А тут появляется эта многоножка, судя по всему, это как-то тоже демон, приполз на поле боя, а затем стал пожирать все на своем пути, при этом штампуя яйца, из которых, спустя несколько минут, получаются гуманоидные существа. Про силу сложно говорить, все-таки муравьи серьезную опасность представляют только, когда их много. Снайперы не считаются, времени, чтобы их стало столько, чтобы они превратились в серьезную опасность, уже не хватит. А те несколько сотен, которые сейчас на поле боя, не вступают в схватку. Я приказал Баалу, чтобы он таких выискивал и отводил немного назад. А вдруг заявится крупная демоническая рыба, может они, накинувшись всей кучей, смогут ее убить, а если нет, то используют на других демонах. Чтобы убить многоножку, их сил, к сожалению, не достаточно, проверил уже, слишком бронированная.

Наблюдая за ходом сражения, могу с уверенностью сказать: могильный хребет, который так эффективно поглощала многоножка, все-таки оказывал положительный эффект на моих созданий. Что-то вроде стены давало некий защитный бонус моим химерам, но в тот момент, когда хребта не стало, начались уже серьезные проблемы. Мало того, что демоническим отродьям не приходилось вскарабкиваться на скользкий от обилия кишок и крови курган, так еще им сейчас на помощь пришли эти личинки-многоножки. Гуманоидные твари поначалу, конечно, были вялыми, но с каждой минутой боя их эффективность стала повышаться. Проблем на поле боя и так было много, но не заметить, что многоножка увеличивалась в размерах, было невозможно, она, тем самым, породила еще одну, очень существенную проблему. Ее увеличение в размерах приводило к тому, что это существо откладывало все больше яиц. Я подсчитать точно не мог, но кладка заметно увеличилась.

Внезапно Зигфрид повернул голову в противоположную сторону от битвы. Я, заметив его интерес, посмотрел туда, куда и он, но ничего не увидев, спросил:

— Что там?

Капитан медлил с ответом и все также внимательно смотрел.

— Подмога, только вот не могу понять, сколько их.

Подмога, конечно, хорошо, но вот насколько много их будет, будет влиять на сам смысл прибытия этой подмоги, ибо тварей уже очень много наползло.

Спустя минуту, на горизонте стали видны всадники. Воина на коне было несложно узнать, особенно когда многие из них еще держали стяги с изображениями баронств, графств, а присмотревшись внимательнее, можно было увидеть и личные знамена герцога.

Как бы я ни храбрился, но сам себя не обманешь, понимание, что я не выстою, очень сильно давило, и к тому моменту, как стала видна подмога, я, честно говоря, не знал что делать, и хотел было уже отступать.

Возле меня, Зигфрида и Григория, выстроившись в боевые построения, стояли пять тысяч солдат пограничного форта, с ударным костяком из ветеранов по центру. Рассредоточивать имеющиеся вооруженные силы в жидкую полоску на всю протяжность границы смысла не было. А вот если объединить их в один кулак, появлялся хоть какой-то шанс, в одном участке противостоять демонической заразе. Так же Григорий обрадовал новостью о том, что на складе форта, под стазисом, находится триста арбалетов и тысяча арте-фактных болтов. Стихия в болтах была разная, так что точно узнать, каким разрушительным потенциалом обладаем, не удалось. Именно ударный костяк в виде ветеранов и был вооружен таким оружием. Что-то наподобие последнего шанса, если заслон в виде муравьев пробьют. Но если я поначалу думал, что триста арбалетчиков смогут что-то противостоять орде демонов, то по прошествии часа с начала битвы, увидел, сколько тварей уже подоспело к сражению, поэтому с уверенностью могу сказать: даже такой силы будет недостаточно.

К моменту, как к нам подъехала конница, от заслона в виде муравьев-химер остались жалкие остатки, но был и некий плюс: демоны все-таки играли не в одни ворота. Химеры тоже атаковали, отжирались, и эволюционировали. С того момента, как я приказал отводить снайперов, прошло полчаса. А когда понял, что мы не выстоим, приказал всем снайперам ползти ко мне. Таки образом, возле нас уже было в районе трехсот усиленных химер. Какие-никакие, но силы появляются. Но демоническая нечисть, в основном, берет не качеством, а количеством, так что нас просто сомнут.

По приближении конные воины выстроились в шеренгу, и когда к нам выехал мужчина в огромной латной броне с эмблемой волка, боевой порядок был сформирован. Глядя на количество конных воинов, могу сказать, что их количество внушало, на глаз определить точно не могу, но уж точно больше пятидесяти тысяч.

Воин, движущийся в нашу сторону, мне был знаком, это был тот усатый лысый генерал, ссорившийся с магистром, именно по его усам я сразу его узнал.

— Густав Грунток, генерал первого ударного соединения воинских сил, домена Гроссвенор, представьтесь и доложите обстановку! — представился воин, пройдясь по нам взглядом. Но затем и сам обратил свое внимание на развернувшуюся битву, так как с нашего места ее было очень хорошо видно.

— Барон Джо Лоргрок.

— Мастер меча Зигфрид Махно.

— Григорий Руршах, капитан приграничного форта.

По мере того, как мы представлялись, генерал кивал в ответ. И когда Григорий представился, я решил не ждать повторного вопроса, начал говорить:

— Обстановка сложная. В скором времени защитный заслон в виде моих химер будет прорван, силы врага значительно больше, чем предполагалось, также, — указал пальцем на многоножку, — появилась бронированная тварь, пожирающая все на своем пути, пожирая биомассу, она откладывает яйца, а из них вылупляются гуманоидные серые существа, вон те! — показал пальцем на одну из личинок твари. — Уровень угрозы от тварей средний, но это пока. Демоны, с каждой секундой поглощая моих химер, набирают силы. Также сама бронированная тварь, с момента появления, набрала в размерах и увеличила количество откладываемых яиц. Наши силы: пять тысяч гарнизонных солдат, тысяча арбалетов с арте-фактными болтами, химеры.

— Понял, — кивнул генерал. — Потенциал демонов?

— Основная масса, мясо, если сравнивать на наш лад, то ветераны третьего ранга. Но появилась парочка и первого, — ответил Зигфрид. — Был один, уровень его не определил, тот пытался объединить демонов в один кулак для прорыва защитного заслона, имел магические силы. Но не успел, был уничтожен Джо..

Генерал кивнул, посмотрел на меня, а потом опять перевел взгляд на битву. Сурово так посмотрел. Он был одним из мастеров меча, увиденных мной на встрече у герцога. Так что сил у данного персонажа было не меньше, чем у Зигфрида, и взгляд у него был под стать его статусу и силе.

Смотрел на битву он недолго. Что-то для себя решив, он заговорил.

— Пока у тебя еще есть в наличии химеры, попробуй рассредоточить их для создания свободного коридора. Мы встретим прорывающиеся силы и уничтожим их. Как только дам сигнал, ты действуешь.

— Вас понял, — ответил я, а капитан посмотрел на Зигфрида.

— Усилишь наше соединение?

Зигфрид посмотрел на меня: «мол, одобряешь»?

— На твое усмотрение, — ответил, так как в таких вопросах ему виднее.

— Я с вами, — ответил Зигфрид, на что генерал одобрительно кивнул.

— Барон, ты в бой не вступай. Но если есть мысли, как помочь, помогай, противиться не будет. И спасибо тебе, именно благодаря тебе, орда существ еще к этому времени не начала распространять гниль на наших границах.

— Рад стараться! — по-дурацки, немного удивившись похвале, гаркнул я. А усатый генерал улыбнулся, развернул коня и поехал к своим.

— Ладно, пошел я, Джо! Пора бы и мне размяться, — слезая с коня, сказал Зигфрид.

— Подожди! — сказал я, подходя к Зигфриду, наложил на него заклинание «Исцеления», а потом и на стоящего рядом Григория. Тот уже успел начать раздавать команды своим подчиненным, так как если Зигфрид мог участвовать в сражении, а мог и отказаться, то вот у капитана приграничного форта такого выбора не было, он по долгу службы должен был участвовать.

— Ваше благородие, благодарю вас, — ответил посветлевший Григорий, — а мне и не жалко, может, выживет. Я его хоть и знаю пару часов всего, но, как человек, он мне понравился. Простой, но к делу подходит по-серьезному и так, что потом не придерешься.

— Берегите себя, если что — возвращайтесь ко мне, я откачаю! — сказал я идущим к общему групповому соединению воинам.

Следом за Григорием двинулись и все солдаты форта, проходя, мужики и молодые парни смотрели на меня, а я на них. Все всё понимали, но никто не трусил. Идущие на смерть солдаты не сдрейфили и решили отдать долг. Мне они никто, но понимание того, что многие из них умрут, поглощенные демонами, сильно печалил меня. Но я ничего не мог поделать. Было бы больше времени на подготовку, и, если бы я, хотя бы приблизительно знал возможности врага, может, что-то бы и придумал, но в данный момент я, скрепя зубами, смотрел, как пятидесятитысячная армия слазит со своих лошадей, так как против трехметровых туш смысла в лошадях нет. Армия объединялась, формировались соединения, вначале шли самые бронированные наши воины, танки с ростовыми щитами должны были не дать сломить порядок.

Заметил, что у каждого воина был с собой арбалет, значит, перед тем, как твари смогут дотянуться своими лапами, многие из них подохнут от арте-фактных болтов. Солдатам приграничного форта было выделено место справа. Прозвучал звук рога, после которого многие из солдат достали зелья и начали их выпивать. Не уверен, что все пьют одинаковые зелья исцеления и укрепления, но что-то пьют. Солдатам форта тоже выделили два десятка ящиков с зельями. Солдаты приграничного форта, беря зелья из ящика, передавали его следующему. В этом деле воины показали невиданную дисциплину и с задачей справились быстро.

Глянув на поле боя, понял, что еще немного, и сил моих практически не останется, и было уже хотел крикнуть генералу, чтобы тот ускорил наступление, как прозвучал сигнал рога, и военное соединение двинулось навстречу демонической заразе.

Расстояние было небольшим, сто пятьдесят метров до передовой. Я смотрел, как эти храбрые мужчины решили принять сражение. Они медленно, но уверено шли, чтобы сразиться с мерзостью, которая пришла в наш мир, готовая уничтожить вообще все на своем пути. А первым на острие атаки среди таких же облаченных в тяжелые латы шел их генерал. Густав Грунток решил не скрываться за спинами подчиненных, а встретить тварей одним из первых. Рядом с ним шел Зигфрид. Два мастера меча, шли навстречу врагу.

— Ну почему ты полез на острие! — не скрывая раздражения, чуть ли не крикнул я. А Зигфрид тем временем достал из поясной сумки шлем и надел. При мне он еще не надевал его. Цельно-монолитный котелок расширялся ближе к шее. Прорези, как для глаз, так и для рта, были сплошными, четырьмя продолговатыми отверстиями позволяли как смотреть, так и нормально дышать. Внезапно Зигфрид, повернув голову в мою сторону, посмотрел на меня немного, а затем поднял левую руку и показал кулак с оттопыренным большим пальцем.

Не сдержавшись, я ответил ему тем же!

Когда к рубежу сражения осталось пятьдесят метров, генерал поднял свой полуторник, и тот внезапно засветился ярко-бирюзовым цветом.

«Сигнал!» — понял я и дал приказ Баалу сотворить проход перед ними.

Муравьи начали расходиться в разные стороны, а безмозглые демоны, не занятые битвой, устремились на генерала с солдатами.

Бегущих тварей встретил залп из арбалетов. Арте-фактные болты разрывали демонов на куски, огненные вспышки, словно бомбы, поражали бегущих рядом демонов, болты льда замораживали демонов, воздушные прошивали несколько отродий за раз. Пять раз успели защитники дать залпы по тварям. Десятки тысяч существ, умирая, превращались в бесформенные куски мяса. Но тупое демоническое стадо не делало выводы и все перло и перло, тем более, когда появился свободный проход, отродья начали стягиваться в него со всех сторон.

Рев существ доносился до меня очень отчетливо, те, вообще, ревели не переставая. Наблюдая, как первая волна дошла до защитников и столкнулась с нею, я от волнения сжал кулаки, да так, что даже кости затрещали. Но нахлынувший демонический поток был откинут прозрачной волной!

Такую же применяли наемники, когда сражались против моих муравьев!

Отлетали отребья бездны на добрые десятки метров, создавая пространство для атаки арбалетов, и солдаты не медлили. Тысячи арбалетных болтов ударяли в тварей, болты, начиненные рунными вязями стихий, уничтожали тварей с первого раза, не оставляли им шанса. Еще четыре раза щитоносцы откидывали демонические реки, все это время по демонам наносили атаку арбалетчики. Но демоническая нечисть была словно бесконечной, никакие выводы они не делали и перли напролом.

Внезапно на всю долину прозвучал отчетливый рев одного существа. Демон привлек внимание всех, и самое главное, что его с моего расстояния было отлично видно. Опять какой-то гуманоидный демон. Эта тварь похожа на ту, что пыталась объединить демонов в ударный кулак, только больше.

Погань, наверное, прибыла недавно, так как он бы в любом случае проявил бы себя раньше. И самое, главное он, глупец, не знает про снайперов, которых возле меня было уже до пяти сотен.

Дав приказ двум десяткам химер уничтожить его, стал наблюдать, как те со скоростью стрелы метнулись в сторону демонического лидера. Или, возможно, генерала, кто его знает. Те достигли цели быстро, и я было уже подумал, что с поганью покончено, но урод проявил чудеса ловкости, увернулся от атаки одного, а второго разрубил клешней в воздухе. Затем еще пару раз он смог показать свое мастерство, но пятый снайпер прошиб, так как головы не стало. Семь снайперов полегло в битве, но тринадцать остались живы, и я решил, что пока не придумаю, как помочь войскам, буду выискивать именно таких вот существ. Хотя понятно, что такие демоны могу появиться не только на нашем участке. Но что могу, то и делаю, больше в данный момент я не знаю, чем помочь. Муравейников рядом, к сожалению, нет. Я посмотреть успел. Но и без дублирующего ритуала я не смогу такое количество существ вытянуть благодаря своей манне, и нет самого главного — Времени!

Но ритуальный круг я на всякий случай все-таки начал чертить, одновременно с этим выискивая тех, кем бы я мог усилить наши войска. Кстати, о них: глянув, увидел регулярно появляющуюся отталкивающую волну. Удивительной силы артефакты применялись, хотя и так понятно, что сейчас не то время, чтобы экономить. Ни один воин еще не вступил в схватку, лишь арбалетчики косили тварей. Ну а пока все более-менее стабильно, нужно заняться своими делами.

Скинув поиск главарей на Баала с последующим их устранением, я стал смотреть по сторонам. Искать диких животных явно нет смысла. От такого рева из этих мест даже жуки, наверное, поразбежались в другие края.

Нет, ничего нет! Ни возле себя я ничего не обнаружил, ни в двадцати метрах. Одна пустота, только лишь куча лошадей рядом. Но что с них взять, хотя…!

Посмотрев немного на стоящих лошадок, решился. Подойдя к солдатам, охраняющим табун, посветил баронским жетоном, как ксивой, мол, мне все можно, и стал присматриваться. Взгляды солдат, конечно, были выразительны, но противиться они не стали, многие видели, к кому первым подъехал генерал. Решил сам не выбирать, и первому же солдату, который стоял возле меня, сказал привести ко мне пять лошадей и готовить еще пять. Больше за раз не смогу исказить, начерченный мной ритуальный круг был все-таки не настолько вместителен.

Спустя минуту, в ритуальном круге стояли пять лошадок, по ним было видно, что кони, явно, после дороги сильно измучены. Но боевой конь есть боевой конь, рядом звучат взрывы, слышен рев демонов, но они, не двигаясь, стоят на месте, ждут хозяина. Нервничают, конечно, но не двигаются. Глядя на коней, я на секунду хотел было отказаться от затеи, все-таки это чьи-то боевые товарищи, но посмотрел в сторону сражающихся, увидел уже вступивших в схватку армию защитников, видно, щит исчерпал себя, и теперь там погибают люди, и решился.

Кое-что я понял из предыдущих ритуалов, напитанный манной жизни ритуальный круг, конечно, исправно действует, но с добавлением манны хаоса, эффект ощутимо усиливается. А после нескольких, удачно проведенных ритуалов я понял еще кое-что. Опытным путем я не проверял, но поразмышляв над этим, пришел к выводу, что ритуал искажения, проведенный только с манной хаоса, выдаст максимальный результат. Как мне кажется, именно, что кажется, хаос и есть та сила, которая изначально и должна была использоваться в этом ритуале. Манна жизни подходит, но как-то слабо, по-моему. А так как у меня из источника выходит два разных потока манны, то я могу опытным путем проверить, прав ли я. Вот только рискую сильно, но как обычно, особо выхода нет. На горизонте нет подмоги, а недалеко от меня сражаются люди, которым срочно нужна помощь. Ибо к тварям движется подкрепление. Вдалеке за толпой демонов видится кто-то огромный, не такой здоровенный, как многоножка, но тоже не малый. В массе своей свору демонических существ составляли зараженные звери. Они и были тем морем, которое простиралось, куда ни посмотри. Но какими бы они ни были слабыми, их сила в их количестве. Проблема еще в том, что массовые атаки, или амулеты — довольно редкая штука. К сожалению, той пробивной силы, которую испускает «Рев дракона», крайне недостаточно, чтобы прошивать демонов насквозь, притом у меня еще резерв не настолько велик, чтобы нанести хоть какой-то существенный ущерб им. Но у меня есть то, что все-таки может помочь. «Трясина» — ее я решил пойти применить уже после ритуала, если, конечно, он пройдет удачно.

Так как дублирующие меридианы хаоса у меня еще слабые, только чтобы напитать силой хаоса ритуальный круг, у меня ушло минут пять, а потом еще само заклинание напитывал две. Но в конечном итоге «Искажение» начало действовать.

Как обычно, зеленый туман заполнил пространство ритуального круга, а после него раздалось ржание лошадей, которое, спустя десять секунд, сменилось хрустом костей. Такой звук очень часто сопровождает «Искажение», так что я уже привык его слышать. Хотя проблема в том, что звук хрустящих костей, слышен только, когда прошла половина времени нужного на «Искажение» а тут, спустя двадцать секунд, вот и первый звоночек, что мне стоит ожидать далеко не обычную химеру. Но сразу ритуал не закончился, лишь спустя две минуту, дым начал исчезать, а когда впитался, мне стали видны пять существ. Представьте здоровенную тушу носорога, только с рогом, увеличенным в четыре раза, челюстью акулы и туловищем, похожим на тигра. Вот только мне такого красавца представлять не нужно, на расстоянии пяти метров от меня их пятеро. Все скалились и когтистыми лапами шкрябали по земле.

«РаррРРРр»

Раздался рядом рык Баала, «Носороги» вмиг присмирели и уже не выказывали гастрономические интересы в мою сторону.

— Прикажи им атаковать демонов перед войском.

Баал не ответил, но «Носороги» двинулись в сторону, а точнее, помчались.

После первого ритуала я провел еще пять подобных. С каждым разом предварительная подготовка происходила быстрее. Почему? Объяснить не могу, но ритуальный круг напитывался манной хаоса с каждым последующим разом все быстрее и быстрее. Возможно, сила, вложенная в него изначально, вся толком и не идет на «Искажение». Может, именно причина в Хаосе, который не хочет исчезать из этого мира. Но результат был, и я вовсю им пользовался.

«Носороги», хоть и были каплей в море, но эта капля была ртутной, и то, что они творили на поле боя, можно было назвать искусством. Полутораметровый рог засветился и превратился в подобие меча. Я-то думал, что носороги будут, как львы, в основном, лапами рвать врагов. Но они удивили, хотя, что тут удивляться, это же химеры. Они были как жнецы на поле боя, а косой у жнецов в этот раз выступал рог. Скорость, с которой «Носороги» вертели головой, поражала, множество демонов превращались при приближении в фарш, но была одна проблема. Данные зверушки подчинялись мне только когда рядом Баал. Это плохо, очень плохо.

Но все же получившиеся химеры дали время на передышку, и люди ею воспользовались. Битва не закончена, но мы выстоим, нас не сломить.

Глава 8

Не знаю сколько точно прошло времени с начала битвы, но для меня сражение длиться уже чрезвычайно долго. А с того момента как я начал преобразовывать коней в «химер-носорогов», не просто долгим, но еще и очень выматывающим. Моего источника хватило на создания сотни «носорогов», и после последнего ритуала мне в один момент стало плохо. Изнутри плохо, времени особо не было чтобы рассматривать свои меридианы, но и так было понятно, меридианы, в которых протекает хаос, можно сказать перегрелись. Но источник маны не просел ни на каплю, и был переполнен маной жизни. Что в очередной раз подтверждает мою теорию про чужеродность источника хаоса в моём средоточии. Хоть мана в средоточии не просела ни на каплю, но почему-то мне казалось, нужно сделать передышку, ибо усугублять и так свое непонятное состояние, не хотелось.

Единственное что я сделал после последнего ритуала, так это использовал на себе «Исцеление» результат конечно был, но боль полностью не ушла. Повторное использование «Исцеления» ничего не дало, так что я просто принялся наблюдать за ходом сражения.

Как я и думал, как у демонов есть тузы в рукаве, так и у генерала с прибывшими с ним воинов, нашлось чем ответить, но немало помог и я. Когда «носорогов» перевалило за сотню, они были конечно по-прежнему каплей в море, но капля уже начала заявлять о себе. Каким-то образом, или это благодаря Баалу, они в сражении с демонами стали друг друга прикрывать, а также поделились на группы по десять особей. Чрезмерная защита, и атакующий потенциал в виде полутораметрового рога, способствовал очень эффективной обороне и одновременно контратаке, которую они на поле боя и показали.

Как стало очевидно, в сражении с демонами, невозможно спрогнозировать или предугадать их последующие действия. В очередной раз на моих глазах начало происходить то, что подтверждало абсолютную чужеродность ко всему живому этих существ, а также абсолютную непредсказуемость. Личинки многоножки, поначалу еще вступали в сражение, но дальше, или поумнели или получили приказ, начали отступать в толпу демонов. Я по началу не обратил на это внимание, но, когда заметил не индивидуальный, а массовый характер происходящего, очень заинтересовался. Среди толпы всякой разной мерзости, сложно было вообще хоть что-то хорошо рассмотреть, но темно серые гуманоидные существа, не сильно, но выделялись из общем массы. Обратив внимание на одного из таких, стал за ним внимательно наблюдать.

Как оказалось, в среде демонических отродий, эти личинки-гуманоиды, имели повышенный авторитет, хотя были ростом ниже, и по силе явно уступали, но вот почему-то, где бы не проходил серый гуманоид, остальные демонические уродцы уступали ему дорогу, или в спешке расходились. Данный факт был показателен и интересен, а наблюдая дальше я заметил, как один из таких выродков, начал отступать с поля битвы, а отступив, скрываясь за спинами демонов, стал пожирать, какого-то павшего уродца. Точнее вцепился в него своей пастью и высасывал соки. Такое же действие выполнял не он один, по всему видимому участку поля боя, гуманоиды отступали и поглощали демонов, кто павших, а кто еще брыкающихся живых.

Хоть все они, по сути, демонические существа, но вот то, что в их рядах нет единства, и есть явные всеядные каннибалы, которых даже остальные демоны опасаются, факт. Что с этой информацией делать, пока не знаю, но уже есть понимание что этим выродкам человеческой многоножки, вряд ли остальные демоны будут спешить на помощь. А образовавшиеся вокруг них круги отчуждения явно говорили, что эти существа или из другой лиги, или вообще, что-то по хуже. Также очевидным фактом является то, что, у низших, не было права или воли влиять на них, они бояться и вынуждены терпеть их присутствие. Не говоря уже об зараженных.

Пока твари насыщались, их сородичи вовсю перли на группы «носорогов» и армию защитников. Сказать, что наши проигрывают я бы не сказал, но и то, что есть какие-то успехи, заявить нельзя. Явным плюсом было то, что воины стоят в одном построении с начала боя, и к этому времени не сдвинулись не на шаг назад, текущий ход событий хоть как-то, но обнадеживает.

А спустя двадцать минуть заслон из муравьев был пробит. Зараженных тварей оказалось чрезвычайно много. Демоны в тех местах, где не было защитников понеслись в мои владения. Глянув на войска, увидев, что и войско в едином порыве не нарушая построения стало отступать назад. По всей протяжности заградительного коридора, устроенного моими химерами, стали прорываться демонические отродья. Очень жаль, что так случилось, множество бед они принесут в домен Гросвенор.

Самому отступать явно поздно, и я принял решение сражаться. Тем более в мою сторону уже неслись твари. На первых тварях я решил испытать «Рев дракона» и тот отлично показал себя в действии. Импульсный поток огня встретил несущихся на меня отродий, один за другим демонические твари, попав под уничтожающий огонь, падали на землю обгоревшими кусками мяса и больше не поднимались. Но даже дохлыми они все-равно вредили, ибо мёртвые обгоревшие куски зловонного мяса разносили смрад на всю округу. Когда количество мерзкой несущееся на меня плоти, перевалило за три десятка, немедля применил на против себя две трясины. Несущиеся твари, не ожидая что перед ним образуется кипящее болоте, спотыкались друг об друга, ныряли головой в трясину, многие так и оставались с торчащими к небу копытами, не в состоянии вырваться из засасывающей трясины, а если и вырывались я точечными выстрелами убивал их «Ревом». Так продолжалось минуту, и за эту минуту я смог убить до сорока разных вородков. Но артефакт жрет много маны, я начал чувствовать, что в источнике стало её уже меньше половины, и чтобы не растратить всю, решил использовать химер. Но перед этим, повторно применил две «трясины», а уже затем дал команду раксам уничтожать пробравшихся за трясину существ.

И понеслась, те немногие тупоголовые, что на карачках все-таки как-то пробирали через «трясину», уничтожались саблевидными когтями химер.

Это было самое настоящее побоище. Скорость, с которой раксы сносили головы демоническим выродкам удивляла, а благодаря длинным лапам они доставали их еще когда те карабкались в болоте. За один раз химера могла снести до трех голов, но демонические отродья не боялись смерти, тем более что среди них было много зараженных животных, которые вообще не на секунду не останавливались. Именно поэтому, многие мутировавшие животные и тонули в болоте сразу. Три раза я еще успел повторно применить «трясину» за это время десяток мои химер смогли убить до двух сотен существ. Но когда гора трупов уже не давала возможность повторно применить артефакт, я использовал две стены огня. Огненный поток длиной двадцать метров, и высотой три, остановил бегущую и что-то на своем орущую толпу тварей, а тех, кто не успел отскочить, зажарил, трясина и огненная стена дала мне время чтобы подумать и посмотреть по сторонам.

То, что я заигрался стало понятно и так. Ибо армия защитников уже была на одном со мной отдалении от передовой. А вдалеке героически умирали последние из моих химер, давая нам каплю времени. Но у меня было еще несколько козырей. Около пятисот «снайперов», которые еще не были использованы, ждали команды и находились рядом как и Баал. Но каким бы он не был сильным, может случиться так что он не сможет меня защитить, поэтом в одной руке я держу перо феникса, и готов в случае необходимости уже его применять.

Когда минута практически прошла, еще раз применил две стены и стал приближаться к союзным войскам. А когда посмотрев перед ними заметил, что от десяти отрядов «Носорогов» осталось не полных два, но они успели сосредоточить внимание на себе, тем самым упростив задачу на отступление войск. Хоть строй соблюдался, но было видно, что первоначальный состав войска поредел. К сожалению, тела погибших забрать не получиться, для демонической орды, как оказалось человеческое мясо, деликатес. Такие выводы можно сделать по тому, что за право съесть погибшего человека, демоны даже между собой дрались. Так что, хоронить, к сожалению, не осталось что.

Продвигаясь к силам обороны, я еще несколько раз применил по две огненные стены. Таким образом можно сказать, прошел весь путь без особых проблем. А соединившись с войсками, не стал вклиниваться в их ряды, а постепенно стоя немного в стороне, окружённые всеми химерами, отходил. Ко мне благодаря снайперам, раксам и Баалу никто из тварей не мог подойти. А я пользуясь тем, что с одной стороны защищён войсками, а с другой химерами, выискивал раненых и применял на них заклинание «Исцеление» первого ранга. Благодаря увеличенному источнику и вообще тому что у меня концентрированная мана жизни, раны на солдатах довольно быстро затягивались.

— Кто еще раненный?! — Крикнул я в строй.

Отвечали многие, и я, приметив откликнувшегося, старался сразу лечить. Сильно раненных не было, такие уже в демоническом чреве, так что травмы были не смертельные. Но прошло не так много времени, еще не совсем понятно по поводу заразы, которую разносят твари. Про себя я особо не волновался, шанс на то, что я подхвачу какую-то демоническую бациллу, конечно же есть, на надеюсь я смогу вовремя себя исцелить. А вот остальные солдаты, манны у меня на долго не хватит.

Как сейчас, так и раньше, на острие атаки стояли я так понял, самые сильные и укомплектованные воины, ибо если поначалу применялись одни арбалеты, то дальше уже начали идти в ход амулеты, сила применяемых артефактов была впечатляющей. Именно при отступлении использовались сильнейшие артефакты, так как такого количества применяемой магии я еще никогда не видел и не чувствовал.

Вырывающиеся водяные потоки высотой с пять метров, разносили мчащихся на нас демонов в разные стороны. Воздушные потоки что были сродни стрелам прошивали все на своем пути, в Каменные штыри словно лес вырастали из-под земли, убивая до пятидесяти демонов и зараженных созданий за раз. Но демонической нечисти не было числа, куча кровожадных тварей, искаженных хаосом до омерзительной формы, не зная страха, словно лавина надвигались на нас. Создавалось впечатление, что демоны, которые раньше были рассредоточены по границе, почуяв желанную добычу, стремились отхапать кусок человечины, любой ценой. Возможно их не само мясо интересует, а эманации жизни, которая присутствуют во всем живом, но это не важно, факта того, что отродья бездны с особым рвением мчались именно к нам, факт.

Рев существ раздавался по всюду, но ответный праведный рев десятков тысяч людей мог с ним поспорить. Но конечно понятно, что криками в данный момент ситуацию не решить. Если мы и дальше так медленно будем отступать, нас рано или поздно окружат. Все-таки что-то в демонической гнилой башке можно отдаленно назвать мозгом, и среди демонического стада не все бездумно бежали на людей при их виде, находилось много существ стали обходить с боков.

Вот именно примечая таких умников я старался и натравить на них снайперов, сильно умных демонов я больше всего не люблю. Демонический лидеров, уничтоженных ранее, я пока не видел. Но было кое-что похуже, вдалеке ранее виденное мной существо, приблизилось достаточно близко чтобы я отчетливо смог его разглядеть. То, что это не простой демон было и так понятно, но насколько это не простой демон, еще не до конца очевидно. Туша имела сходство с кентавром, очень отдаленное сходство. Жирная туша, минимум семи метров высотой и все десять длиной, медленно, но неоспоримо двигалась к нам. Не куда-нибудь в другое место, а именно к нам. У демона было две гипертрофированно длинные руки, словно они были от туши в два раза больше. В одной руке, было что-то на подобии серпа, а другая рука вообще была странная, с туловища в руку входили какие-то шланги или это кишки, было пока не понятно. Очень мне не понравился вид второй руки, ибо если там что-то на подобии кисломета. Нам всем срака. Тварь таких размеров могла накрыть кислотным дождем как минимум до сотни человек стоящих рядом, а так как это демоническое отродье то вообще не понятно, на что оно способно.

Мы отступали, но недостаточно быстро. Тварь, неспешно шагая нас все-таки догоняла, и спустя десяток минут приблизилась и на расстоянии десяти метров от войска загорланила на языке, от которого даже голова начала болеть.

—ភាពកខ្វក់សេចក្តីស្លាប់បានលេបត្របាក់អ្នកហើយ។ ធ្វើឱនលំទោននិងរង់ចាំជោគវាសនារបស់អ្នក— заорал на все поле демон, голосом, пробирающим до дрожи и царапающим мозг.

Но что он хотел сказать никто слушать не стал, и я тоже. Приказав двумстам снайперам убить его, стал смотреть в ожидании результата. И не я один, множество элитный воинов с острия атаки начали применять на нём боевые амулеты. Ледяные копья, каменные, все у кого еще были артефактные болты, пускали их в ход.

Демон ждать, когда его ранят не скал, проведя напротив себя рукой и что-то заорал, вокруг него моментально образовался прозрачная защитная полусфера. Все выпущенные артефактные атаки разбились о нее, не в состоянии пробить

РАРАРАРАРАРАРАРАРАР — Заржал демон. — តើអ្នកបានព្យាយាមធ្វើអ្វី?

Вот только полусфера не закрыла его всего, и в незащищенную часть, начали словно пущенные стрелы влетать снайперы. Не знаю может правая часть его туловища была менее бронированная или снайперы немного сильнее чем я думал, но демон после такого количества удачный попадений заорал так, что многие солдаты похвастались за уши. После того, как демон схватился за продырявленный бок, из которого вываливались черви и текла желчь, действие защитной полусферы прервалось, чем и воспользовались наши силы. В тварь моментально понеслись магические атаки, я было уже подумал, что сейчас демоническом предводителю настанет ожидаемы конец, но не тут-то было. На встречу атакам начали выпрыгивать его подчиненные. Демонические отребья бездны подпрыгивая принимали атаки на свои тела и умирали, но при этом спасли своего господина.

Демонический выродок, отвлёкшийся на секунду на рану, повернул рыло в сторону союзного войска, что-то гаркнул, махнул рукой, и вслед за ней появился зеленый купол, который закрыл уже его тушу полностью. Оказавшись под защитой, старший демон, начал читать литанию нечистот, которая примененная к нему самому, начала исцелялись его брюхо. Рой снайперов пробивший его защиту не смог закрепить успех, так как оказавшись внутри брюха демона, был сожран демоническими глистами, постоянными спутниками Самаана. Одного из пробравшихся в наш мир старших демонов, и предводителя нападавшего сегодня демонического стада.

Исцелив брюхо, демонический предводитель повторно обратил внимание на тот рой мелких червей что смогли его ранить. Рассвирепев от понимания того что в первом же бою, в этом мире его смогли так сильно ранить. Но больше чем его брюхо, конечно же пострадала, его ранимая демоническая гордость. Самаан был не самым сильным демонов, но и не самым слабым. Чувство обретенной свободы его немного одурманило, и тот сильно расслабился. А повстречавшийся город, еще сильнее укрепили его уверенность в себе. А тут такое.

Самман рассвирепел, и решил применить самую сильную атаку, зачитав литанию гнили, он начал напитывать руку нечистот. Гарлапаня литанию гнили, да так что ее услышали все на поле боя. Демон красуясь извещал о скорой кончине, человеческого войска. Спустя секунду, литания начала действовать и из чрева Самаана в руку начали поступать гнилостные нечистоты бездны, которые способны убить все живое, на которое попадут. Рука была готова к атаке, но еще несколько секунд нужно было чтобы пропал купол, и как только купол исчез, демон направил руку на людей. Когда уже поток нечистот почти вырвался, возле его руки, появился посох, только посох кинутый Джо исполнял функцию не копья, а активированного воздушного купола. Тот моментально раскрывшись обрезал демоническую руку, вместе с трубками смертельных нечистот.

Поток зеленой жижи начал заливать рядом стоящих демонов, залитые зеленой жижей демонические отродья, сами разваливались кусками гнилого зловонного мяса, так как магическую атака старшего демона выдержать могут не многие. Особенно такой спецификации.

Самаан заревел.

Держась одной рукой за культю, он проклинал весь человеческий род, но его агония длилась не долго, существо, жившее тысячи лет, успокоилось очень быстро. Успокаиваться в один момент, он умел и взмахнув свободной рукой, закрыл себя защитным куполом, прочитал литанию нечистот, стал заживлять и отращивать руку. За тысячи лет своей жизни Самаан не раз терял конечности, и нужно было быть полным идиотом, чтобы на такие случаи не иметь плана действий. Литания мутации, примененная опять же на самом демоне, имела положительный эффект. Культя на глазах у пораженных воинов начала заново отрастать.

Воины не стали ждать полного восстановления демона, и приняли атаковать всеми силами на которые способны, но куда им до существа, которое поглотило души почти целого приграничного города. Что удивило Самаана так это отсутствие практиков сил в городе, а разочаровавшись с одним городом, он и расслабился, не ожидая достойного сопротивления. А тут вот оно как бывает, его дважды очень больно удивили. Но Самаан умел делать выводы, и в третий раз он недооценивать врага не собирается.

Первым делом он дал приказ низших атаковать людей всем скопом, даже отродье отвлеклось от поедания могильника и медленно начало поворачивать свою многотонную тушу в сторону предстоящей схватки. Низшие демоны, получив ментальны приказ находящегося в озлобленном состоянии владыки, в целях своей лично безопасности, неслись сломя голову чтобы исполнять приказ. Некоторые от страха гнались так, что при столкновении с сородичами даже гибли, а многих так неудачно поскользнувшихся и упавших, просто затаптывали до уровня земли.

Огромное стадо демонических существ неслось в сторону оборонительных сил человечества, тысячи существ стремились ценой своей жизни дать время на восстановление владыке, но внезапно опять произошло странное, под сотнями практически добежавших демонических созданий начала закипать земля, трех-четырех метровые туши начали словно в воду проваливаться в земное чрево, кипящее болото развернулось перед человеческой армией, а перед теми демонами которые все-таки смогли пробраться развернулась сто метровая огненная стена, не в состоянии ее преодолеть, сотни существ тонули в грязи, и скрываясь в земном чреве, больше не показывали свой зловонный лик.

Джо.

Вот и все думал я. Перегрузил все имеющиеся артефакты чтобы дать людям шанс, но сам лишился столь сильной своевременной защиты. Недооценил я свои артефакты, а тут вот оно как, очень даже пригодились. Но все-таки красиво получилось, кипящее озеро с тонущими демонами, а те счастливчики что думали, вот она свобода, а фиг вам, огненная стена, сожгла демонические надежды.

Правда все это было мелочью, здоровенная тварь укрылась за куполом уже восстановила руку, и сука такая, смотрит в мою сторону, вряд ли именно на меня, но его пятиглазое рыло, точно смотрит в том направлении где стою я. И что-то мне подсказывает, что повторную атаку он совершит именно сюда. К сожалению, отправить к нему «снайперов» я не мог, в мое направление двигалось достаточно демонов, и имеющиеся химеры служили моими защитниками. «Драконий Рев» тоже не могу использовать. Маны осталась одна пятая, пару раз использую и буду без нее вообще. Так что я опять в роли наблюдателя. Есть еще Баал, но он мой козырь, рисковать им против столь сильного существа я не хочу. Сразу вспоминается то как он говорил про «Старшего» если это и есть он, то тем более.

Я одно не могу понять, у меня одно что ли какие-то козыри били в рукавах, где убойные артефакты моей подмоги, почему они сюда приперлись, не подготовившись как на «последний бой» У меня артефактов то уже и не осталось, посох с воздушным куполом, который так удачно отрезал руку твари, лежит где-то возле его ног. Я думал, что, если ему руку с полусработавшим заклинанием отрежет, тварь будет более серьезно ранена, но демон удивил. Единственное что он сделал так это заорал, пару раз махнул рукой и сразу же накрыл себя непробиваемым куполом. Реально не пробиваемым, все применяемые воинами атаки, ему что с гуся вода.

Вот купол пропал и тварь опять направляет свою руку на нас.

Заорав как не в себя, демон выпускает поток жижи, который плавит демонов за секунды. Время словно остановилось, все наблюдали как из демонической руки в сторону армии несется смерть, но в последнюю секунду, когда до первой жертвы оставалось пол метра, на встречу огромной массе убийственной жижи, встает не менее огромный прозрачный щит. Щит вздрагивает и отпружинивая возвращает жидку сметь на своего хозяина и на тысячи демонов, у которых все то что не сгнило, моментально догнивает, и те кучами дерьма падают на землю.

Самман удивился, Самман охренел. Самаан такого еще не встречал. Защитный купол был больше ста метров в диаметре. Кто смог применить такое заклинание? У кого хватило бы сил? В следующую секунду Саммана привлек сильный источник сил, и найдя за войском на небольшом возвышение человека на волке, с вытянутым светящимся белым светом талисманом, он понял кто прервал его атаку.

Ра-рарарарраа заревел демон. Столько ненависти он давно не испытывал. Заревев литанию, он был готов повторить атаку, но в тот момент, когда он хотел было уже атаковать снова. Из земли вырвался огромный шип, пробивший демона насквозь, поразив как его сердце, так и мозг. Демон словно бабочка застыл наколенный на десятиметровый каменный шип.

В пятидесяти метрах возле Вольфа Гросвенора, наблюдая за результатом использованного им заклинания, стоял Ректор Магического Университета Вуллингтона. Магистр I ранга Торрус Болотная Буря. И был он крайне недоволен, смотря на то, какое количество тварей отравляет своими зловонными кишками, так любимую его землю.

Глава 9

Каменный шип, не встречая сопротивления проколол демона, и тот мертвым изваянием так и остался стоять на месте. А я, смотря на покойного выродка, думал. Что хоть у того и была рожа страшней войны, но, судя по тому в каком положении она сейчас застыла, можно сказать, что его физиономия выражала крайнюю степень удивление, и это еще я мягко выразился. Видно столь скорый конец его очень сильно удивил.

Особых мыслей у меня кто мог создать такого размера каменный шип не было, с моего положение не было видно практически ничего, но что-то подсказывает мне, что это союзники, ну не демоны же?

А застывшие на мгновение твари, не веря своим глазам, смотрели как их владыка, в одно мгновение был повержен, растерялись полностью. Правда только демоны растерялись, зараженные безмозглые животные, как перли вперед себя, так и перли. А когда демоны отошли от увиденного сражение возобновилось с еще большей силой.

Столкнувшись с обезумевшим напором тварей, наши силы начали использовать такое количество магических артефактов, что натолкнула меня на мысль, о том, что демона убил, кто-то из наших, применив особо сильный артефакт. Как внезапно прозвучал рог.

Вот только это был не тот рог что я слышал ранее, кроме того, что он имел более грубый тембр так и звучал далеко за нашими спинами. Повернув голову, стал рассматривать какая подмога движется в нашу сторону, то, что это подмога была, и так понятно, но какое ее количество, пока не ясно. Тварей же еще тьма. И да, главный демон сдох, вот только остальные его собратья что-то отступать не собирались, а наоборот очнувшись от шока, с ревом и удвоенным напором перли на нас. Да так перли что стали наносить уже достаточно существенный урон как войскам, так и моим «Снайперам» которых, к сожалению, осталось уже меньше сотни. Я с такими темпами в скором времени останусь совсем без зашиты. Артефактов нет, химер скоро не будет, останется Баал и я с шашкой.

Рог прозвучал снова, по звучанию можно было сказать, что подмога уже ближе. А когда он прозвучал в третий раз я, повернув голову и увидел появляющуюся армию поддержки. На свободной поляне, длиной около двух километров, стали видны черты пеших воинов. Воины выстраивались в длиннющую шеренгу и после очередного сигнала рога начали движение в нашу сторону.

Как же я вам рад мужики! — Подумал я.

Но мои радостные мысли были прерваны страшным грохотом. С другой от меня стороны, кто-то использовал на тварях магию, и очень сильную магию, огненные потоки словно ураганы стали разноситься над демоническими отродьями, десятиметровые волны смывали все на своем пути, а огромные провалы поглощали в свои чертоги зазевавшихся тварей. Даже греметь начало, словно кто-то швыряется молниями. А через несколько секунд я отчетливо увидел, кто именно гремит.

Знакомый доспех вырвался перед армией защитников, ворвавшись в орду демонических существ, на поле боя он стал воплощением ужаса, каждый его удар порождал вспышки молний, которые разносились по телам демонов выжигали им мозг, а некоторых даже испепеляя. За один удар кого-то из четы Гросвенор, умирало до тридцати существ. Маги, ибо только они могли устроить на поле боя магический апокалипсис, не отставали, и наносили по тварям шквал смертоносных заклинаний.

Воины, увидев поддержку воодушевились, былая неуверенность пропала, а когда с нами выстроилась подмога в виде десятков тысяч солдат, началось настоящее побоище. В ход шло все, артефакты, магия, умения духа. Сражение закипело с новой силой, и мы стали теснить тварей. Первая удача за сегодняшний бой. Демонические создания, налетая на сгруппированные человеческие силы, получали болезненный ответ, десятки тысяч тварей умирали каждую секунду, даже отъевшиеся личинки многоножки, стали отступать, ибо шквал арбалетных болтов, косил тварей как коса траву.

Подползающая человеческая многоножка, попала в центр огненного торнадо, а когда торнадо стихло, от нее не осталось практически ничего.

Еще с пол часа длилась битва, в один момент мне показалось что нас стало больше, чем тварей, и я был прав, нас реально стало больше, чем их. Я это понимал, все воины это понимали, и даже до безмозглых тварей стало кое-что доходить, так как в один момент, они развернулись и начали убегать в ту сторону откуда прибыли. Но в спины им летело такое количество артефактных болтов, что шансов спастись у них не было.

Осмотревшись по сторонам, я даже не сразу поверил, что все закончилось. Куда не посмотри, выжженное поле, заваленное кучей зловонных тварей. И, к сожалению, многие из прибывших с генералом людей, тоже лежат среди них. Мы выиграли битву, но выиграем ли мы войну?

Бродя по полю боя, я старался выискивать наиболее раненных, так как мана хоть немного восстановилась, но не так чтобы достаточно. Рядом всегда был Баал, незримым телохранителем следовал за мной, привлекая внимание ко мне, а точнее, в первую очередь к себе. Сразу после битвы, рожа у солдат при виде Баала искажалась в злобе, их можно было понять, у многих перед глазами еще стояли демонические уроды, а так как у Баала как и у демонов глаза горели зеленым огнем, многие думали, что это один из демонов. Но я с Баронским жетоном на всю грудь, давал понять, что все нормально и так надо.

Подойдя к бывалому на вид сержанту, спросил.

— Сержант, где генерал?

Суровый на вид воин, посмотрел на меня, оценил обстановку и сказал.

— Я вас провожу, ваше благородие.

— Благодарю. — сказал я, уже следую за ним.

Спустя десять минут мы прибыли к импровизированному штабу, где я заметил Вольфа Гросвенора, Густава Грунтока, Зигфрида, его здоровому и невредимому я особенно обрадовался. И многих других офицеров. А также тут были виденные на собрании магистры.

Увидев меня, генерал, улыбнулся, подошел и протянув мне руку в знак рукопожатия. Не задумываясь пожал.

— Рад что вы с нами барон. Зигфрид рассказал, чьи это были носороги, болото и огненная стена. А за то, что умудрился отсечь демону лапу, особая благодарность.

— Рад стараться! — Довольный от похвали, ответил.

— Рад что ты жив Джо! — Сцепил на мне стальные объятия Зигфрид

— А я как рад, ты бы только знал — Ответил я ему тем же.

— Не ранен? — Спросил я Зигфрида.

— Ерунда, пару царапин по броне умудрился получить. Но сталь выдержала. Ты как?

— Ты же знаешь, я лишний раз в бой не лезу, так что полностью цел. — Сказал я, и увидел, что в нашу сторону идет Вольф Гросвенор.

Как только будущий герцог подошел, я сразу же склонился в приветствии. Огромная фигура в темно синем доспехе возвышалась на до меня словно великан. Вольф Гросвенор посмотрел немного, а затем протянул руку.

Пожав громадную лапу, я не знал, что и думать. Это что за дела то, мне пока как бы не по статусу. Но жестом Вольфа был польщен, особенно тем что все собравшиеся его видели.

— Говорил, пятнадцать тысяч создашь, да? — Ухмыляясь смотря мне в глаза сказал Вольф.

— Сам не ожидал, господин. А больше не меньше, пригодились.

— Мне рассказали, что очень даже пригодились, будет у меня с тобой разговор по этому поводу, но попозже и не здесь. А сейчас хочу выразить тебе особую благодарность от Рода Гросвенор, за существенный вклад в ход войны. Награду получишь, когда вернемся во дворец. А сейчас нужно готовиться, вполне возможно, что это не все твари, и не конец войны.

— Вас понял — Ответил я, а Вольф глянул на меня, о чем-то своем подумал и сказал — Занимайся сегодня раненными, а завтра, возможно, нужно будет применить твои особые навыки.

Покинув компанию офицеров, я пошел в сторону развертываемых палаток, там будут устроены как я думаю полевые госпитали. Подмога пришла не только в виде воинов, вместе с собой на помощь привели всех целителей, которых смогли найти. И до следующего дня я как мог, не отлынивая, вместе с целителями исцелял солдат.

«Исцеления» первого ранга в моем исполнении было достаточно чтобы лечить средние травмы, а для более серьезных, использовал уже второго. За это время умудрился десять раз начать медитировать чтобы восстанавливать ману, ибо иногда легкие травмы из-за особенностей тех, кем они были нанесены, моментально перерастали в тяжёлые.

Удивительным было еще и то, что серьезных болезней от демонической заразы, как ожидалось не последовало, что было причиной, зелья или что-то другое, пока не ясно. Но поголовного мора, к счастью, не наступило. Да, сказать, что без целителей раны бы сами прошли, нельзя. Но и моментального некроза или чего похуже не случалось. Хотя работать приходилось на износ, на самотек такие раны нельзя было пускать.

А на следующий день рядовой солдат прибыл ко мне с вестью о том, что меня хочет видеть его светлость.

Немного привел себя в порядок, я прибыл к шатру главнокомандующего. Вольф Гросвенор, Зигфрид, Густав Грунток и ранее виденный мне магистр 1 ранга земли, сидели в креслах и о чем-то беседовали. Когда я вошел и поздоровался, Вольф пригласил меня сесть рядом, а дождавшись, когда я усядусь, начал разговор.

— Джо, сегодня утром поступили крайне плохие новости. Разведка доложила, что пару дней назад Просперус Фениксийский организовал всеобщий сбор. На нем присутствовала вся знать его провинции, был объявлен всеобщий военный сбор. Но не это главное. Главное то, что Просперус обвинил моего отца в прорыве демонов на своей территории, а исполнителем указаний отца, по словам Просперуса, был ты, через Каркаддона. А затем Просперус объявил нашему роду вендетту, и его поддержали… — Сказал Вольф и замолчал, давая время подумать и переварить услышанное.

В шатре повисла тишина.

Новость так новость, что еще скажешь. Старый козел выставил меня крайним, и ему даже если и не поверили, то против воли древнего старейшины, не пошли. А вендетта означает что после того, как там разберутся с демонами, будут готовить армию чтобы стереть домен Гроссвенор. Но, понятное дело при этом будут визжать об отмщении, но под шумок постараются укрепить корни для экспансии всего королевства.

— Кроме его владений, остальная империя будет участвовать в завоевании?

— Всего пока не известно, но Триумвират не будет участвовать, но и противиться началу войны одной провинции с доменом Гроссвенор не будет. Император тоже дал добро, но всеобщую мобилизацию по какой-то причине не объявил. Сведений пока мало, но уже то, что есть достаточно чтобы сделать выводы. — Не отрывая от меня взгляда, сказал Вольф. — Мы в курсе того, что там произошло, на тебе вины нет, мы это знаем. Но ситуацию это не изменит.

— Насколько сильный род феникса, если брать не личную силу его представителей, а всю знать, что им подчиняется?

— Как два, а то и три Герцогских домена Алтонии. Но нужно учитывать еще один момент, сейчас они во всю сражаются с демонической заразой. Слава Агне, демонические орды в основном атакуют именно имперские территории, там сейчас идет генеральное сражение. Но задушить демонов им помогает Триумвират и Императорские силы. Так что нужно понимать, что времени у нас на подготовку, не очень много.

— Скажите, а почему Триумвират помогает в отражении демонов, а мы были вынуждены справляться своими силами, и вообще почему все королевство не прислало подмогу, или она уже в пути?

Вольф Гросвенор перед тем, как ответить, посмотрел на Магистра, который очень внимательно рассматривал меня, а затем посмотрев на меня, ответил:

— Именно поэтому и не явился мой отец. Нашему королю, пришло уведомительное письмо с жалобой от Просперуса на моего отца, и обвинением во всех существующих грехах весь наш род, ты там тоже был упомянут. Именно поэтому отец сейчас пытается сгладить все острые углы.

Как удалось узнать, король нас винить во вранье Просперуса не стал. Но и помогать отражать атаку тоже никто не собирается, так что думаю нужно рассчитывать на свои силы. Во всяком случае пока. А по поводу Триумвирата, что я могу сказать, имперские маги более серьезно подходять к демонической проблеме чем наши, вот и все.

— Но как же так! Если Род Феникса со своими вассалами настолько силен, и соберет войско для нападения, то нас же, по сути, отдают как откуп, на растерзание.

— Как им кажется, лучше отдать нас, чем вступить всем королевством против империи. Вмешаются остальные, вмешается и император, и тогда будет закономерный итог. — Скривившись ответил Вольф.

По моему взгляду, наверное, все собравшиеся поняли, что я думаю и про нашего короля, и про всё остальное королевство вместе взятое. Мало того, что против демонов не собираются нормально помогать, так еще будут спокойно так наблюдать как домен Гроссвенор собирается захватить старый имперский пенек.

— Думаю вы позвали меня не просто чтобы уведомить о новостях?

— Да, как ты понял мы остались одни, не только против остатков демонической заразы, но и против рода феникса. Силы у нас есть, армия что прибыла сейчас, это только половина. Еще половину мы сможем собрать спустя неделю. Так же будет формироваться ополчение. У нас есть максимум месяц.

— Вы так уверены, что имперцы победят в схватке с демонами?

— Я бы предпочёл иной вариант, но нужно ожидать худшее, думаю, что справятся. По сравнению с нами, силы несопоставимо разные. Хоть некоторые демонические уродцы, и кое-что собой представляют, но этого явно недостаточно чтобы существенно ослабить имперцев. Тем более, император явно не допустит проигрыша своих родственников.

— Зато наш королек, и все остальные будут смотреть как нас задавят, да? — Немного перейдя черту, высказался я.

— Барон, многого ты еще не знаешь, тут все не так просто. У короля появились долги, очень большие долги. Я знаю, о чем говорю, со временем и ты поймешь. — Вставил свое слово, магистр.

Глянул на него, и хотел было высказаться по этому поводу, но взял себя в руки и спорить с магистром не стал.

— И что вы планируете делать? — Спросил я у Вальфа.

— Для начала выявлять предателей, и будущих перебежчиков. Но мы тебя позвали чтобы узнать, каким образом ты создал такое количество своих созданий? Григорий Руршах был свидетелем того количества, которое ты привел изначально. Ты сказал ему что привел Миллион химер?

— Думаю около миллиона, посчитать точно невозможно было.

— В твоем умении считать я не сомневаюсь, но скажи мне за сколько ты смог такое совершить? — Спросил меня магистр.

— Два дня.

Опять в шатре повисла тишина. О чем думал магистр и наследник, догадаться было не трудно. Та и я понимал, что нужно использовать свои возможности в предстоящей войне по полной, и чем больше информации им дам, тем больше у меня шансов будет выжить. В сложившейся ситуации, когда в другом государстве, тебя объявили антихристом, объявив вендетту, не до сокрытия особо важной информации. А объединив возможности, есть шанс выстоять.

И вообще, что за херня происходит, мне дадут вообще хоть немного отдохнуть или я так и будет из огня да в полымя влезать!?

— Нужно будет чтобы ты создал как минимум столько же. — После минутного молчания произнес Вольф. — Если мы с помощью закроем границу от демонов полностью, то дадим время усилить военную подготовку остальным войскам.

— Ваше светлость, не получится. Такое количество, попросту невозможно будет прокормить. За месяц они сожрут все в домене Гросвенор. Думаю, что тысяч сто будет достаточно, заодно они и съедят все демонические туши.

— Они могут есть демонов? — Удивившись, спросил Магистр.

— Как оказалось да, в бою проявили тягу к демоническому мясу, хотя уверен, что при нужде они будут жрать все что угодно.

— Про еду не подумал, но будь готов создать столько сколько потребуется. Что тебе для этого нужно?

— Я использовал своих свиней как источник энергии, для сотни тысяч будет достаточно около пяти туш.

— Пригоним всех что остались, все равно покидать границу пока не будем.

— Вас понял, скажите, а как обстоят дела в соседних баронствах, твари туда тоже лезли?

— Пару сотен показалось на границе, но в основном это были зараженные животные. Так что с потерями, но справились. Жарко только тут было.

— Вас понял, вы не будете против если я создам еще химер?

— Создавай сколько хочешь, главное, чтобы они вреда не наносили. — Ответил Вольф Гроссвенор.

На этом наш разговор был закончен.

Покинув шатер герцога, стал думать, что делать дальше. Что-то мне подсказывает, что про моих муравьев обязательно доложат Просперусу, а зная кто сторожит границы, можно выработать методы противостояния. Особо и вырабатывать конечно нечего, огненные артефакты, или что-то подобное справятся отлично. А вспоминая как эффективно использовал воду Цырон, то и вода пойдет. Но как мясо муравьи явно принесут пользу. Вот только нужно всегда иметь козыри на случай чрезвычайных ситуаций. Такие как Баал, или те же «Носороги»

Очень уж мне понравились «Носороги» но не понравилось то, что я их толком не контролирую, если они при моем присутствии так себя ведут, держать их при посторонних людях вообще не вариант. Но и отказаться от них не могу, из лошадей очень быстро получается серьезная боевая единица. А что получиться если использовать дублирующий ритуал, вообще боюсь представить, но пробовать по понятным причинам не буду, если сейчас толкового контроля нет, то его не будет и потом. А нового Каркаддона я не переживу.

Вырисовывается сложная ситуация, что для меня, что для рода Гросвенор, король не вмешается, ибо у него видите ли серьезные проблемы, а других союзников и нет. А против нас мощный враг, которого если запахнет жаренным поддержит империя, а точнее если случиться так что мы победим и начнем наступать на их территории, может уже вмешаться император. Короче куда не плюнь, кругом весело. И что-то излишний оптимизм Вольфа Гросвенора по поводу демонов мне кажется лишним. Сколько там демонов на самом деле пока не ясно, и на что они способны тоже.

Но были и плюсы, раз магистр первого ранга участвовал в разговоре, значит и некоторое количество магов будет на нашей стороне. Думается мне, именно этот магистр земли и отправил демонического уродца в ту клоаку, с которой он явился. Если это мощь магистра, то какова тогда у Архимага? И этот каменный шип, был ли он пределом возможностей мага или он может что-то и по круче показать?

Явное показательное могущество, к которому следует стремиться, и еще особенно впечатлили пятидесятиметровые разломы в земле, они в секунде закрывались и раскрывались уже тогда, когда сотни демонов исчезли с лица земли.

Следующие несколько дней не получилось заняться химерами. Раненных и тех, кому требовалась помочь еще хватало, и я не отказывал никому. Особенно когда многие солдаты сами меня находили, и благодарили за оказанную поддержку как на поле боя, так и после него.

Как оказалось, кому принадлежали как муравьи, так и носороги, уже известно практически всем. Оно и не удивительно конечно, Баал то всегда рядом со мной маячил. По началу, конечно, косились, но потом я примелькался с ним, и привыкли. Скольких я вылечил не знаю, так как «Исцеление» первого ранга могу использовать на одном резерве около полутора сотен раз, то могу с уверенностью сказать, что больше тысячи точно.

А когда река раненых превратилась в ручеек. Стал задумываться какую химеру стоило бы вывести для предстоящей войны.

Во-первых, показательным было то, что первая демоническая тварь стала для меня практически полной неожиданностью, а такая ситуация не должна больше повториться! Значит, нужна разведка, а какая разведка, лучше в условиях средневековья, конечно же воздушная. Хоть нужен главный ретранслятор, но думаю, что на первое время сгодиться Баал, а дальше уже что-то придумаю.

Рисковать создавать химеру из орла или какой-то другой хищной птицы, не стал. Так что солдаты по моему указанию, начали отлавливать летающих мелких птичек, воробьев и подобных им. А пока солдаты отлавливали птиц, решил провести эксперимент по созданию послушного «Носорога».

Выбрав самую на вид дохлую клячу, и отойдя в условно безлюдное место, стал готовиться к ритуалу. Как я хотел получить послушного «Носорога»? Идея заключалась в следующем, перед началом ритуала я провожу исцеление на лошадке, жду, когда она приходит в более подобающий вид и начинаю напитывать ритуальный круг хаосом, в теории того количества духовной силы и маны жизни в лошади, хватит чтобы немного разбавить злобную суть хаоса. Ну это в теории, если не получиться так тому и быть. Если лошадка после ритуала будет буйной по отношению ко мне, ну что же, ей же будет хуже.

После того как лошадка пришла в норму, поместил ее в ритуал, напитал хаосом и понеслась, хруст костей, ржание, а потом и визг. Но по какой-то причине мне пришлось ритуальный круг наполнять хаосом в таком количестве, которое понадобилось ранее на пять «Носорогов». Хотел меньше, но заклинание не начинало действовать.

Когда ритуал начался, я уже понимал, что будет не то, что я запланировал. Имею ввиду то, что никакого спокойного «Носорога» с таким количеством хаоса не получиться. Еще во время ритуала, Баал уже стоял возле меня, и был готов в случае необходимости меня защищать от твари.

А когда на свет появился черный как смола носорог, с горящими хаосом глаза, меня словно током шибануло, точно такое же ощущение у меня было когда Баал только стал ратлингом.

А внимательно рассматривая носорога, понял, у меня появился еще один генерал.

Глава 10

Понаблюдав за поведением химеры, и убедившись в том, что она безопасна, решил дать ему имя, правда заморачиваться особо не стал, назвал просто, Рогал. Химера отличалась многим от ранних версий «Носорогов» размер больше, рог больше, глаза горят ярче, и конечно же чисто черный, вороной цвет его шерсти, если конечно то, что его покрывало можно назвать шерстью.

Но эти изменения не были единственными что делало его особенный. Некое ощущение звериной грации и воли исходило от Рогала. После того, как Баал спасая меня, дал мне своей крови, я начал чувствовать химер. Необычное ощущение, словно появилось некое осознание их сути, направленное к химерам. И вот сейчас четко ощущалась разница между Рогалом и ранними версиями «Носорогов» не только физически, но еще и во внутренней составляющей.

Как бы мне не хотелось получше изучить, как новую химеру, так и ее возможности, но времени было маловато, и я принялся за создание носорогов «Носорогов». Как и ожидалось, даже в точности повторив ритуал, химеры получались не такими как Рогал. Сходство конечно имелось, но того ощущения что от них не исходило. Так и по физическим параметрам они уступали, при одинаковых затратах маны.

Создав после Рогала, еще пять подобных химер я подумал, что нужно всё-таки дать им название, а не «носорогать» постоянно, немного подумал и решил, что с сего момента будут они Рогаторы, так сказать, в честь рога. И вот когда стало понятно, что ротаторы получаются послушными, решил не останавливаться на пяти. В последующие пару дней количество их доросло до пятидесяти, на этом решил пока остановиться. Рогаторы и Рогал, были, можно сказать, моим атакующим потенциалом. Глядя на новоиспеченный химер, с их лидером во главе, стало интересно, что думает по этому поводу Баал, но тот на мой вопрос кто для него Рогал, ответил просто:

— Младший.

И все, особой конкуренции между ними не было, Баал старший, Рогал младший, надеюсь так и в дальнейшем будет. А тем временем моих свинок уже привели, и оставили недалеко от лагеря. Хоть ранее солдаты и видели демонов так что их мало что уже могло удивить, но сходить посмотреть на сие мясное чудо, всё-таки приходили многие. А когда я благодаря химерам стал отводить свинок к найденному в километре от лагеря муравейнику, меня окликнул солдат.

— Ваше благородие! — Позвал меня воин, а меня при таком обращение немного покоробило, не привык я к этим благородиям, и чувствовал себя при таком обращении не в своей тарелке. А солдат увидев мою скривившуюся рожу, судя по всему, не так понял и началось— Прошу не гневайтесь господин Барон! Я посмел вас окликнуть лишь из-за поручения, оставленного мне Магистром. Мне было велено попросить вас его дождаться, мой напарник уже помчался за его могуществом.

Магистра? Догадаться было не сложно чего хочет маг, явно желает посмотреть за ходом ритуала. Ибо выражения лица мага, когда сказал, что создал миллион муравьев за два дня, было очень говорящим.

Спустя десять минут ожидания явился магистр.

— Торрус Болотная Буря, — Представился Магистр I ранга — Благодарю что подождал, не будешь против если я поприсутствую во время ритуала?

— Не вижу никаким проблем магистр, вы сами? Больше никто не придёт? — Спросил, рассматривая явившегося, в легкой темно коричневой броне магистра. Броня вызывала у меня особый интерес, так как я бы тоже не отказался иметь такую у себя в наличии. Кованные наплечники с раскрывшими рты ликами, толи людей толи похожих на них созданий. Легкий нагрудник исписан огромным количеством рун, по центру грудных пластин находился размером с пол ладони Таафит. Выполненные в одинаковом стиле, под трещины в земле поножи, ботинки. В общем магистр оделся так, чтобы в случае чего быть готовым ко всему. А учитывая какое количество химер планируется создать, то очень предусмотрительное решение.

— Сам. Благодарю за оказанное доверие. — Сказал мужчина.

— Пустое магистр, ну что, пойдемте?

— Да, нечего тянуть. — ответил Торрус и мы пошли к примеченному мной ранее муравейнику.

Ритуал по созданию из муравьев химер, прошел точно также, как и прошлый, то есть без происшествий и с теми же спецэффектами. Рой муравьев сразу же был направлен на поедание демонов, сжигать их никто не стал, так как не было понятия что будет нести в себе полученный дым, если ветер смениться в нашу сторону. А потравиться никто не хотел.

Думаю, что получилось больше ста тысяч муравьев. Но я физически не мог выбрать столько сколько муравьев было запланировано создать, и пришлось преобразовывать то количество, которое имелось, но чтобы вышло муравьев поменьше, выбрал и муравейник поменьше. Все это время пока проходил ритуал, за ним находясь в стороне наблюдал Магистр.

Торрус для своей защиты создал вокруг себя каменный купол с окном и смотрел. Наблюдая за тем, как столь сильный маг, даже сейчас соблюдает все меры безопасности в такой мере, я понял, что и мне будет незазорно иметь рядом постоянно не только Баала но и еще пару химер, ибо много защиты, как говориться не бывает.

Когда ритуал был завершен, и химеры послушно застыли в ожидании приказал, магистр снял купол и подойдя ко мне заговорил.

— Очень впечатляюще, как сам ритуал, так и полученный результат— Окунув взглядом громадное живое полотно, сказал Торус. — Скажи мне Джо, а почему ты не создаешь химер более сильных, имею введу не из муравьев?

— Кого вы имеете введу магистр?

— Ос, пчел, если уж брать в теории можно и найти достаточное количество диких животных, или тех же волков.

— Магистр, в теории, конечно, можно кого угодно «Исказить», но я уже давно понял, что в простоте и заключается залог моей безопасности. Чем тупее и проще животное или насекомое, тем проще оно управляется, и меньше преподносит сюрпризов. Думаю, вы понимаете — Глянув на Баала— Что химеры, становиться со временем сильнее и умнее. Так вот, у меня нет гарантий что при использовании ритуала, на заранее смышлёном агрессивном создании, мои сил хватит чтобы полностью подконтрольной химеру по началу, и не потерять контроль когда она станет сильнее в дальнейшем.

— Твои опасения начались до или после создания Каркаддона?

— В теории я понимал это и до его создания, но Каркаддон это не совсем правильный пример, его создание было вынужденной мерой, от которой зависело выживание как меня, так и моих товарищей, по-другому скажу, у меня просто не оставалось выбора. И в конечном итоге, получилось то, что получилось.

— Я согласен с тобой, но ты же понимаешь, что-либо ты сам становишься достаточно сильным, либо создаёшь химер, которые будут эту силу демонстрировать вместо тебя. Муравьи, Носороги, Раксы, Стриксы, это, по сути, ничто. В этом мире есть такие создания, как человеческого рода, так и иных видов. Перед которыми и Каркаддон почувствовал бы себя бледной молью. А ты сознательно ограничиваешь себя в дальнейшем развитии уже сейчас, это неправильно.

— Магистр, осторожность и плавность подхода, это неправильно?

— Это правильно, но нужно не бояться пробовать.

— Можно не бояться пробовать магу освоить заклинания уровня магистра, потому что до него это заклинание было придумало, проверено и многократно использовано. Мой же случай иной, в случае неудачи, могу пострадать не только я, но и другие, а за действия, совершенные химерами, несу ответственность только я. Думаю вы знаете, что репутация в королевстве, у меня, итак, уже довольно негативная. Никого не интересуют детали, главное свершенный факт.

— Твои мысли верны, но ты же понимаешь, что вместо тебя никто не будет открывать новые горизонты твоего искусства.

— Понимаю магистр, но вечные нападения, войны, не дают мне в спокойной обстановке создать условия для нормального изучения Химерологии.

— Ты прав, но ситуация вынуждает, применять все доступные средства, которые есть.

— Что вы имеете введу?

— То, что муравьев крайне недостаточно, и человеческих сил в домене Гросвенор, точно не хватит чтобы выстоять против коалиции Фениксов.

— Я это понимаю, но создавать химеру, которую сам не смогу контролировать, смысла тоже не вижу.

— Не попробуешь, не узнаешь— Сказал мне магистр.

— Возможно, но не сейчас. А почему вам не нравятся «носороги»?

— Я не сказал, что они не нравятся, сильные создания, но не рассчитывай, что они внесут существенный вклад в предстоящую войну.

— Ну не все же у фениксов магистры и мастера меча. А против ветеранов 1 ранга очень даже пригодятся.

У магистра поднялись брови от услышанного, видно он по-другому оценивал их силу.

— Ты хочешь сказать, что «Носороги»…

— Простите магистр, но я дал им название, теперь они Рогаторы.

— Хм, ну ладно, так значит твои Рогаторы, достаточно сильны, чтобы сражается с ветеранами?

— Вполне, ну конечно они не решат всех проблем, но подспорьем будут хорошим.

— Я тебе конечно же верю, но думаю Вольф Гросвенор захочет их проверить.

— В любое время я не против.

— Ну что же, у нас еще будет время увидится в этом. А сейчас я вынужден тебя покинуть.

— Всего хорошего магистр.

Торрус мне кивнул, и пошел по своим делам. А я повел рой муравьев к полю битвы, которое было в часе пути.

Едучи на коне, я размышлял по поводу слов магистра, и во многом с ним соглашался. Может действительно зря я так осторожничаю, может стоит словить какого-то волка и попробовать из него создать что-то на подобии Каркаддона. А что я уже теряю? В Империи меня винят во всех грехах, конечно, если учитывать, что в открытии портала, как-то замешана моя химера, то в их обвинении есть доля правды, в Алтонии тоже не все гладко. Но есть одно большое, но! В первую очередь Каркаддон получился таким, из-за жертвоприношения людей. По этой причине химера была настолько сильной, и одновременно безумной. Если одна химера такой силы, был виной открытия врат для демонов, то что может привнести в этот мир второй…

Ладно, допустим, попробовать создать не из людей, а найти крупных животный и создать что-то не столь сильное, но более послушное. Думаю, в теории такое возможно, но я просто уже уверен, что практика как всегда вносит свои коррективы и неожиданные эффекты. Но потребуют создам, под чужую ответственность запросто, а сейчас пока есть время, нужно и в правду заняться не только созданием химер, но и своей собственной подготовкой. А познание себя и усердные тренировки мне более чем в этом помогут. А то с такими темпами, я и срать месте с Баалом буду ходить.

Но в данным момент нужно проконтролировать поедание демонов. Добравшись к месту битвы, первым делом заткнул себе нос, вонь стояла знатная, и чтобы не провонятся окончательно, отъехал на сто метров, и с этого расстояния стал наблюдать как муравьи достигли дохлых выродков.

Получившиеся создания обладали аппетитом не хуже, чем предыдущие и очень даже удачно поглощали мертвые туши. Муравей длиной почти по локоть, с такой же длиной клешнями, превращал демоническую тушу в фарш как мощная мясорубка. Около двух сотен тысяч муравьев накинувшись на халявную еду, поедали ее с завидным удовольствием, на все поле битвы разносился характерный довольный писк.

Понаблюдав за происходящим пол часа, и убедившись, что все идет согласно с задуманного, решил возвращаться, оставив следить за процессом очистки территории Баала, но перед этим вызвал Рогала, и несколько Рогатонов, для защиты. Пример осторожности магистра, стоял перед глазами, и я решил ему последовать.

По возвращению в лагерь, наведался в палаты с раненными, и пройдясь исцелением по двум десяткам солдат, выслушав кучу благодарностей, вернулся в свой шатер. Его мне любезно установили даже без моей на то просьбы. В нем не было ничего особого: дубовый стол, кровать, пару табуретов и сундук с замком для вещей. Но все было практично и удобно, мне по крайней мере было достаточно комфортно. А оставался я в лагере, потому что посчитал что будет невежливо, раз сам наследник домена ночует в шатре, а я буду на вирне летать в замок, вот потому, как и все, остался, хотя понятное дело, предпочел бы иной ночлег.

На днях должен был произойти очередной забой кроликов, но его по понятным причинам перенесли, кролей на мясо я решил не пускать, ибо они могут послужить в последующих ритуалах, которые я уверен произойдут.

Вечером меня вызвали опять на, не знаю, как назвать, совещание наверно. Там были опять в те лица что и ранее, но были и новые. С каждым днем в лагерь, прибывали новые отряды солдат, повозки с провизией, в общем идет планомерная подготовка к войне. Надеюсь, у герцога есть план, в котором идет расчёт не только на химер, ибо в ином случае, ситуация плачевна.

В главном шатре, уже было около десяти человек, и я пришел в этот раз не самым последним. Последним зашел жирный боров, магистр Рактус, его туша заняла как обычно два стула. Но могу сказать с уверенностью, что Рактус передвигался достаточно шустро как для двухсоткилограммовой туши, и по нем не было видно следов усталости или дискомфорта из-за его веса.

По взгляду Вольфа Гросвенра было видно, что поведение магистра, его явно не устраивало, но по какой-то причине, он был вынужден терпеть.

— Итак, когда все собрались, хочу сообщить последние новости. — Окинув собравшихся взглядом, заговорил наследник. — Первое, демоны нанесли коалиции во главе с Фениксами, существенный урон, так что это для нас плюс. Но из этого вытекает и минус, как удалось узнать, у демонов появились так называемые «Чумные Генералы» кто это или что это, пока не известно, но есть предположение что такие получаться из зараженных одаренных. Конкретно для нас минус в том, что их можно назвать смышлёными, и эти создания не учувствуют в заведомо проигрышных боях, и не стремиться нападать в одном направлении. Как доложила разведка, два таких покинули, или дезертировали с поля боя, и их предполагаемое направление наше. Но это не точно. Так что это проблема, но проблема не первостепенная. — замолчал герцог, и этим воспользовался один из новых гостей.

— Господин, вы хотите сказать, что эти «Чумные Генералы» по сути вышли из обычных одаренных и стали предводителями своры зараженных лесных тварей?

— Не только лесных. Люди, зараженные демонической чумой, становятся кровожадными тварями, стремящимися убить всё живое, так что люди тоже в их рядах— Ответил Вольф

— Продолжим— Сказал наследник, и дождавшись, когда образуется тишина, продолжил— Эта первая, но не последняя новость. — По поводу ситуации в Империи, пока все. Теперь о нас, ситуация с Королем решилась, и даже удалось выделить, на защиту от демонов, три гвардейских полка. Они будут учувствовать до того момента, пока проблема с демонами на наших граница не будет решена. Подмога из других доменов тоже прибудет, но на хоть какие-то существенные силы рассчитывать думаю не стоит. Итого с демонами ситуацию еще кое-как, но решить можно. Какие будут мысли по поводу ситуации в целом?

— Против имперской заразы, стены или другие примитивные защитные сооружения смысла создавать нет, но вот против тупой зараженной массы, которая стремиться к нам, думаю стоит создать стену, в которой будут проходы там, где нужно нам. Особенно сейчас, когда появилось свободное время. — Сказал магистр Торрус.

— Вы справитесь? — Спросил Вольф.

— За короткое время врят-ли, но с помощниками думаю много времени не займет.

— Тогда даю добро, используй все доступные силы, и создай стену. Может действительно пригодиться.

— Будет исполнено— Кивнул Торрус.

— Еще мысли?

— Маги будут учувствовать в сражении против Империи? — Спросил Густав Грунток, смотря на Рактуса.

— Ответ от главы Ассоциации еще не получен. Сам я такое решения не вправе принимать. Но в Гвардейских полках его Величества Короля. Насколько я знаю в штате числиться до двадцати магов. По магу на роту.

— Ты нам мозг не пудри, ранее было сказано, что они будут участвовать в сражении с демонами, и только. Я тебе конкретно спросил!

— А я тебе конкретно ответил! Пока не будет ответа от главы, я не в праве принимать решение об участии в войне. С собой я привел всех, кого мог, и помогать решить демонический вопрос, буду.

— Как обычно… — Скривившись сказал Густав.

— Что ты этим хочешь сказать!? — Побагровев сказал Рактсус.

— А что сам не понял, как запахнет жаренным сразу умоешь руки. Не первый раз, явился ты тоже в последний момент, а мог и ранее явится, я-то знаю.

— Что ты несешь!

— Тишина. — Спокойно сказал Вольф. — Господа присутствующие, прошу вас не забываться, я не настолько отходчив как мой отец! Прошу говорить по делу и точка.

— Как скажете господин. — Встал и склонил голову Густав

— Прошу прощение ваша светлость. — Повторил за ним Рактус

— И так, продолжим. По поводу стены понятно. Имеющиеся маги участвуют в сражении с демонами, а против имперских сил, зависит от Главы, с этим все ясно. Густав предполагаемые силы, которые мы сможем собрать?

— Господин, предполагаемых сил будет крайне мало. Сто тысяч воинов третьего-первого ранга, около десяти тысяч ветеранов. По поводу мастеров меча, не ясно. Десять точно будет. Может еще кто выразит желание участвовать, но пока по этому поводу рано говорить.

— Десять, десять— Повторил Вольф. — Очень мало. Кто конкретнее будет участвовать?

— Мастер ведьмак, Грутто Сеча, Кровавая Марфа.

— Эта су…, Господин! — Обратился Рактус к Вольфу — Мы что ненормальных кровожадных стерв, будем принимать в свои ряды?

— Хм, — Задумался Вольф. — А не слишком ли она стара Рактус?

— Господин, она вполне себе нормально себя чувствует, и могу вас заверить, пользы от нее будет явно побольше, чем от некоторых… — Не сводя взгляда с Вольфа, сказал Густав, но мы все поняли про кого он говорил. — Ваша светлость, думаю не в нашей ситуации привередничать.

Рактус, побагровел еще сильнее, но смолчал, видно слова Вольфа ранее подействовали.

— Ладно, пусть будет. Кто еще? — После недолгих раздумий, сказал Вольф Гросвенор.

— Борус Покойник, Тик Перо, Имир Крушитель. Пакко Коллекционер, Зигфрид Махно— Глянул на капитана Густав— Борис Челюсти, ну и Чак Копыто. Через пять дней, они прибудут. Возможно, кто и раньше явится. Кстати, мастер ведьмак, может быть не сам.

— О чем ты? — Уточнил наследник.

— Есть вероятность что многие старшие охотники согласиться принять участие в сражении.

— Хорошая новость— Постукивая пальцами по столу, констатировал Вольф. — Но и этих сил крайне недостаточно.

— Ваша светлость, — обратился Торрус к Вольфу, и дождавшись позволения говорить продолжил. — Скажите, насколько в вашем плане, будут задействованы химеры?

Все посмотрели сначала на Вольфа, а затем покидали взгляды и на меня.

— В зависимости от силы. — Задумчиво проговорил Вольф.

— Которую, нужно как-то проверить, я прав? — Подвел к мысли Торрус.

— Прав, уже есть достаточно сильные химеры? — Смотря на меня, спросил Вольф.

— Господин, в сражении с демонами они проявили себя хорошо — Ответил я.

— Хм— Хмыкнул жирный боров Рактус, но я не обратил на него внимание.

— Значит, завтра и проведем испытание. — Поставил точку в вопросе наследник — Ну что же господа, будут желающие посмотреть на испытания, приходите завтра, а на сегодня все.

Уже вернувшись к себе в шатер, начал думать, как быть. То, что завтра нужно будет не упасть грязью в лицо понятно. Но, с другой стороны, выставлять того же Рогала будет лишним, так что, мудрить с созданием химер особо не буду и выйдет на бой обычный Рогатор. Тем более они благодаря новому ритуалу получились побольше, и явно по сильнее. Может еще что прибавилось, но про это узнаю завтра.

Когда по поводу химер решил, как быть, принялся за долгожданную медитацию. Все-таки нужно стараться себя усилить, по правде, это нужно было сделать в первую очередь. Сесть на вирна и полететь в горы, а там как монах, становиться сильнее до того момента пока не будешь собой реально что-то представлять. Но! Это не мой вариант, по крайней мере пока.

Погрузившись с себя благодаря познанию, смог увидеть и почувствовать многое. Магия жизни пульсировала в такт сердцу, а хаос словно сторонний пассажир, протекал по системе меридиан, но ему не было дела до всего что происходит со мной. Возможно это и хорошо, ибо стать мутантом, или получить отклонения особо не хотелось. Уже, итак, поменьше оголяю руки, ибо вены токсично зеленого цвета, явно могут вызвать вопросы.

Понимания сути и глубинная медитация явно схожи между собой, так что одновременно с рассматриванием духовной составляющей я, концентрируя внимания мог рассмотреть физические процессы, таким образом замечая все, на данный момент как плюсы, так и минусы моего тела. После получаса наблюдения мог сказать одно, отклонений нет. Благодаря планомерным физическим нагрузкам, и активно применяемой силе жизни, можно сказать, что здоровее меня еще поискать нужно, но вот по поводу силы, тут проблема, да. Я, конечно, понимаю, что я маг, и мне явно нужно тренировать в первую очередь магическую составляющую. Но, из-за специфики моей силы мне будет сложно добиться такого же разрушительного потенциала как у других стихий. Так что как я думаю нужен некий баланс, Физическая сила, Рунная Броня, и что-то на подобии пассивно накинутого заклинания исцеления. Как я понимаю, следуя такому пути, может выйти толк. А атакующим потенциалом будут пока химеры.

Ночь прошла в медитации, все что можно было стимулировать, и постепенно укреплять я стимулировал и укреплял, но вечно сидеть в медитации мне никто не дал, и где-то в обед, меня позвал солдат. Испытание должно произойти через пол часа. Ну что же, думаю моя химера сможет удивить местную публику.

Глава 11

Поляна, на которой мы собрались на следующий день, была уже заранее обустроена. Огороженное пятиметровой каменной стеной, двадцатиметровое в диаметре кольцо, с своеобразной трибуной по краям, было похоже на Колизей, в котором на сегодня запланировано вместо гладиаторов выступление химер.

Публики явившейся посмотреть, было тоже достаточно, кроме Вольфа Гросвенора, а также его ближайшего круга, посмотреть за сражением пришло множество ранее мне незнакомых людей. Видно, я не совсем представил себе масштаб планируемых сборов, так как уже на поляне было около треста человек, и по тому как подходят еще люди, было видно, что это еще не предел.

Местный колорит украсили и представительницы другого пола, я так особо не заморачиваясь насчитал около двух десятков валькирий. Явные дочери или жены собравшихся, плащи и броня были украшенные родовыми символами, указывающими на их принадлежность к знатному сословию. Разглядывая местную публики, я четко понял, что на фоне дорогих рунных доспехов, пестрых плащей из дорогих тканей, я выглядел несколько невзрачно, даже как-то стало не удобно за свой внешний вид.

Видно данное мероприятие, служит не только своеобразным испытанием, но и очередным сбором всей знати домена Гросвенор, а может конечно и из-за пределов домена еще явились желающие, я же всех не знаю. Но судя по количеству людей, масштаб аристократии даже по меркам одного домена, я явно недооценивал. Вся пестрая компания по-разному относилась друг к другу, кто-то с кем-то разговаривал, и был явно уже на веселе, кто-то, встречая недругов демонстративно кривился. А кто-то, заметив меня с моей «Свитой» в которой были Баал, Рогал, и три Рогатора, явно и не прикрыто меня рассматривали, ну точнее не меня, я-то особо не выделялся, а вот трехметровый Баал, и Двух с половиной метровый Рогал, у которого рог возвышался даже над Баалом, точно привлекли внимание публики. А заметив интерес соседей, все собравшиеся быстро начали пучить глаза в нашу сторону.

Я когда заметил интерес всех присутствующих, направленный в сторону наших скромным персон, бегом направился в сторону Вальфа и стоящего рядом с ним Торруса. Магистр скорее всего и был тем, кто создал стену. Хотя вместо баловства лучше бы действительно с товарищами по цеху, уже начал возводить Защитную Стену, может она действительно реально выручит. Но видно, сегодняшнее представление по мнению магистра, не сильно уступает значимости стены.

— Здравствуйте ваша светлость — Сказал я склонившись, на что получил кивок, — Магистр, — тот ответил тем же.

— Химеры готовы? — С интересом рассматривая Рогала, спросил Вольф.

— Они всегда готовы, вот только против кого они сегодня будут сражаться?

— Хм— Хмыкнул Вольф, затем улыбнувшись сказал— Узнав про сегодняшнее мероприятие, появилось множество желающих, ты не переживай. — Закончил Вольф, и перевел взгляд, на компанию мужчин и нескольких женщин, которые явно готовятся к битве.

— А с чего такой явный ажиотаж?

— Ну те, кто не сражались с демонами, хотят попробовать сразиться с твоими созданиями. Таким образом проверить себя перед предстоящими сражениями. Так сказать, битва с тварями.

— Но они могут пострадать, или даже быть убитыми! Я не руковожу химерами как руками, в последний момент остановить не смогу!

— Ничего страшного, даже если один из желающих погибнет, тоже будет не плохо, я-то я так смотрю, что собравшиеся воспринимают данное мероприятие как битву с животными, демонов я так понял они ставят тоже вровень с ними. Нужно немного их отрезвить, ибо вижу некоторые даже сейчас попивают вино из фляг.

Посмотрев на все увеличивающуюся толпу желающих, сказал:

— Я как-то не планировал сегодня терять химер. — И правда, что-то мне не хотелось забавы ради, терять своих созданий. Но по выражению лица герцога, я понял, что мое мнение в данном вопросе слабо учитывается.

— Так выставь ту химеру, которая не умрет. — Жестко добавил Вольф. А я спорить дальше не стал, но после его слов, сразу сделал заметку на будущее, что нужно четко донести как до Вольфа, так и до всех остальных, что мои химеры, это далеко не цирковые уродцы, которых можно будет убивать при желании, испытывая себя.

— Значит будет сражаться Баал. — Ответил я герцогу. Пусть прибьет несколько «желающих» чтобы остальные успокоились.

— Нет, я знаю его силу, выставлять его против заведомо намного слабее противников, будет явно неправильно по отношению к воинам. Посчитают что я захотел целенаправленно избавиться от некоторых, а мне этого сейчас не нужно. Того здорового рогатого тоже, нет. Чувствую он тоже силен, а вот тех, что поменьше как раз-таки можно.

— Как скажете господин, но я дам им команду убить.

— Как посчитаешь нужным, люди, решившие участвовать в битве, знают на что идут. Но все-таки если уж будет явное преимущество твоих химер, битву остановлю.

— Вас понял.

Затягивать с сражением не стали, и уже спустя двадцать минут, на «Арену» вышел первый претендент, где его уже ждал один Рогатор. Хоть Вольф и сказал, что в случае явного преимущества химер, бой будет остановлен, но я чувствовал, что этому рослому молодому мужчине не стоило в него лезть вообще. Силы воина было явно недостаточно чтобы выстоять сколько-то долго против Рогатора, и арены его вероятнее всего вынесут по частям. Но молодой светловолосый воин явно этого не понимал, и по его выражению лица было видно, что им движет предвкушение и ажиотаж от битвы. А регулярное подглядывание на миловидную дамочку, у которой бюст привлекал внимание добрую половины собравшихся, стало понятно, к чему стремиться этот дурак.

Мне стало его откровенно жалко, и я дал команду Рогатору его не убивать. В данном случае это все что я мог делать, ибо как-то по-другому приказать химере, сражаться не сдерживаясь, но одновременно никого не убивать я не знал. Хоть Вольф и сказал, что пусть дураки отрезвятся, и, если парочка погибнет, особой беды не будет. Но вот я лично идя на арену убивать сегодня не планировал. У этих людей есть семьи, жены, дети, или в теории будут жены и дети. Не понимая всей серьезности ситуации эти мужчины решили себя проявить, кто покрасоваться перед девушками, кто впечатлить храбростью своих сюзеренов, а кто для того, чтобы его приметил Герцог.

Тем более убивать воинов, когда все знают кто, управляет химерами, не стоит, винить то будут в первую очередь меня. И скажите мне, зачем мне все это? Вот, вот, и я подумал, что не стоит себе в очередной раз, самому же создавать лишние проблемы. Хотя после слов герцога, и было уже хотел пустить химер во все тяжкие, но хорошо, что вовремя одумался.

Сражение началось сразу же после звука сигнального рога, и уже спустя две секунды закончилось. У воина была булава и здоровенный круглый щит. И именно благодаря столь необычному щиту, воин и остался жив. Отлетев в каменную стену, ударившись об нее, «Кандидат» начал потихоньку сползать без сознания, а вогнутый по центру щит, явно привидеться не снимать я выпиливать.

Столь неразумный пациент, явно еще жив, так что демонстрация силы началась не плохо. Но судя по тому, что Рогатор, хотел накинуться даже на бессознательного человека, фразу «не убивать» он как-то понял, по-своему. Но по тому, что рог в момент нанесения удара не засветился, что-то он все-таки понял. Рисковать дальше не хотелось, и дальнейшие поединки я решил отдать под контроль Баала. Так как тот явно может более точно отдавать команды химерам.

Так и получилось, следующий здоровяк, вышедший на арену, и показушно покрикивавший на химеру, дольше чем первый не продержался. Он было хотел нанести удар чем-то похожим на кирку, но получив когтистой лапой по одетую в шлем голову, как и первый паренек отлетел в сторону, и больше не вставал. Глядя на его застывшее в неестественной позе тело, я было уже подумал, что он, уже отошёл в мир иной, но мужик, как-то перекрутившись, и, судя по всему, сам себе вставляя вывихнутые плечи, и судя по хрусту даже кости, начал подниматься. А поднявшись, удивил.

— Сдаюсь— сказал бородач, одновременно сплевывая добротное количество крови, а затем стал покидать арену, поначалу посматривая на застывшего и внимательно рассматривающего его Рогатора, а затем повернув спиной к химере стал набирать скорость, и, судя по всему, шел он к целителям.

Удивительно, но на его поступок реакция была более чем здравая. Я-то ожидал улюлюкания или выкриков о его «Трусости», но вместо этого, уход великана сопровождала тишина.

Мужчины и женщины, собравшиеся тут, уже без всякого ехидства, и едких комментариев смотрели в сторону химер, потихоньку многим из них стало доходить суть происходящего. Сказочки о химерах способных сражаться с ветеранами, уже не сказочки. Тем более все, кто умел мыслить и анализировать, поняли, что сражается далеко не самая сильная химера. А насмотревшись вдоволь на столь необычных существ, многие начали обращать внимание на стоящего недалеко от Герцога, как они по началу думали выскочку.

Но сейчас, понимая кто управляет и создает таких существ, осознали какую ценность данный невзрачно одетый паренек представляет. И те, кто был тут как соглядатаи от других доменов, уже думали, как бы быстро передать новости их господам.

На втором сражении, представление не закончилось, но по образовавшейся группе мужчин и женщин что ранее хотели учувствовать, стало видно, что их боевой запал начал угасать. Но не у всех, у одного мужика наоборот, по глазам было видно, что он аж воспылал от предстоящего сражения. Он то и вызвался участвовать.

Смотря на невысокого, и довольно упитанного мужичка, с явными залысинами, и носом картошкой, невозможно было сказать, что это ранее, один из тренеров, школы кулачного сражения города Вуллингтон. Агат Вугга был не слишком знаменитым человеком, но в узких кругах все понимали, что его злить не стоит. А аристократы его терпели из-за фамилии, Вугга, павший, но древний род. Его еще многие помнили, но хоть от рода и остался один лишь Агат Вугга, и его сын Туво Вугга, обижать данных представителей древнего рода воинов, решались не многие. Вот и сейчас Агат Вугга, отложив в сторону свою Кувалду Рока, древнее фамильное оружие, доставшееся ему от предков, решил испытать себя в кулачном поединке. Ибо он один из немногих кто заметил, а точнее интуитивно почувствовал, что химера по какой-то причине себя сдерживает, словно ей было сказано не убивать. И поняв это Агат, посчитал позором выходить сражаться с Кувалдой Рока, против не желающего его убивать монстра.

Вообще Агат, не собирался участвовать в показушном сражении. Его цели были, как и он сам, конкретны. Как только Вугга услышал о надвигающемся бедствии, он четко решил, что древний род Вугга, не будет отсиживаться пока другие сражаются. Но Агат не смог сразу отправиться на сражение с демонами. Нужно было найти своего сына, и взять обещание с него, что тот не двинется на битву и вообще на предстоящую войну. Ибо пока у сына нет наследника, отец должен идти вместо него на войну.

Простившись с сыном, поцеловав невестку. Агат, взяв родовое оружие, одел броню отца, набрав сумку полезных зелий, оседлал своего бурого жеребца, который был жив лишь благодаря алхимии, он поехал в дальнее баронство Логрок. Конь был стар, но сил ему хватило довести всадника почти вовремя, к сожалению, этого почти, как раз-таки и хватило чтобы первая битва с демонами закончилась. Расстроившись на весь белый свет, ибо в этой битве можно было проявить себя, и вернуть былую славу рода Вугга, Агат выпил несколько кубков привезенного с собой вина, и пошел обустраиваться. Узнав, где будут расквартировываться войска как участвовавшие в битве, так и те, что прибудут в скором времени. Он пошел в ту сторону.

Несколько дней Агат, наблюдал и анализировал обстановку, кто, где, с кем. Слушал, о чем говорят молодые, также прислушивался к разговорам бывалых. И скоро картина событий стала вырисовываться в голове воина. Он четко убедился, что эта битва была не последней, и в скором времени еще предстоит сражение с имперскими выблятками.

Предстоящая война с имперцами, в отличии от сражения с демонами его обрадовала. Ибо род Вугга не раз бил имперскую погань, к сожалению, каждый раз с потерями, но бил! И Агат решил повторить славу предков, а если предстоит в этой битве помереть, ну что же, так оно и быть. Сын, воспитанный в духе воинов Вугга есть, невеста есть, осталось только вернуть былое уважение рода, и можно помирать, но не желательно!

Про баронство Логрок он слышал, старый Варвик был тем еще рубакой, но чердак у барона начал протекать еще смолоду, так что и баронство было никаким. Потом прошел слух что в баронстве нынче заправляет молодой паренек, назначенный лично герцогом. Всякие разные слухи доносились из дальнего баронства, одни говорят, что барон магией запретной владеет потому и ценность для герцога представляет, другие что людей в жертву приносит. Третьи начали говорить, что монстра создал парень, да такого что двух легатов почти убил. Вот услышав последнюю новость он и решил посмотреть, что собой представляют монстры молодого барона. Ибо если и правда его создания погубили имперский тварей, Агат Вугга, выставит после битвы барону, бочонок семейного вина.

Явившись на арену, Агат был поражен. Первый раз в жизни он такое видел, и первый раз в жизни у него загорелся азарт. После двух поражений первых участников, он понял, что нужно самому попробовать.

Рогатор, так барон прозвал двухметровую рогатую тварь. Хищные темные обводы мышц поражали, если бы он не знал, что это искусственно созданное создание, он бы при виде данного хищника подумал, что это идеальное создание природы. Но светящиеся зеленым огнем глаза, говорили сами за себя. Не любви, не тоски, не жалости, только холодный расчёт, твари, созданной для уничтожения.

Сигнала рога Агат не собирался ждать, только ступив на поле арены уже начал напитывать тело духовной энергией, практики Вугга, вносили свои плоды в организм, и мало кто в домене Гросвенор, мог с ним посоревноваться в его крепости. Довольно сильный источник, за доли секунды наполнил меридианы до предела, а несколько духовных практик начали создавать на теле стальную рубашку. Прославленную защитную технику рода Вугга. И очень вовремя он ее применил, ибо как только прозвучал рог, тварь метнулась к нему и нанесла удар лапой по корпусу, скорость была такой что он не успел среагировать, но вместо того, чтобы улететь в каменную стену. Агат остался стоять словно гора, и ответил ударом на удар. Защищенный кулак воина, усиленный духовной энергией, с не меньшей силой врезался в голову твари. Столкновение кулака с головой напоминало встречу кувалды с наковальней. От столь сильного удара Рогатора аж подкинуло на задние лапы, и Агат уже было хотел закрепить успех и нанести удар с ноги с разворота в корпус, как химера отпрыгнула на десять метров в сторону, по кошачьи вывернувшись в полете, приземлившись на лапы, с видимым только Агату холодным расчетом, уставилась на воина.

Химера, не атаковала, искаженные в пламени хаоса глаза выискивали все видимые и не видимые изъяны застывшего в боевой стойке воина. И чутье искусственно созданного создания, подсказывало что нанести ему урон обычной атакой не получиться.

Агат не стал ждать пока неспешно крадущийся вокруг него Рогатор, найдет в нем брешь и атакует, он атаковал первый. Три плавных закрученных шага, привели воина прямиком к не успевшему сообразить, что произошло монстру, и в следующую секунду, ребра Рогатора начали крошиться, два молниеносных удара, один ногой по грудной части, другой по передней лапе кулаком, сделали свое дело. Лапа выгнулась полумесяцем и теперь непригодна, а ребра превратились в щепки, и не могут защищать монстра.

РАААААА-Заревела химера, но не от боли, ибо боль ничто, а от осознания что момент его позора увидели старшие. Поток силы прошел по телу Рогатора, команда не убивать испарилась. Ибо противник был поистине силен, и отвечать ему нужно не сдерживаясь, Рогатор решил убивать.

Все собравшиеся заметили изменение в химере. По началу от нее разнеслась во все стороны убийственная аура, поубивав при этом всех кротов в радиусе ста метров. Дальше загорелись словно факелы глаза. Всем стал слышен звук восстанавливающихся ребер и лап, а затем у твари засветился и словно начал гудеть рог.

Агат Вугга понял, чем запахло, молниеносно добежал до молота рока взял его и принял защитную стойку, это было очень вовремя. Рогатор словно взмахнул рогом и от него в сторону Агата полетел зеленый полумесяц. Воин не был дураком, и испытывать на прочность свой молот не собирался. Моментально подал в молот духовную энергию, он что есть силы ударил по земле. Поднявшаяся покрытая шипами каменная волна, приняла на себя атаку. Произошел громогласный удар, каменные осколки разнеслись во все сторону, облако пыли покрыло все пространство арены. Когда пыль уселась все увидели образовавшийся земляной горб по ее центру. А также двух застывших на том же расстоянии противников.

У Рогатора хватало сил не только на одну атаку, но бездумно швырять в разные стороны дальнобойное умение, он не стал. Его враг, взяв в руки молот, стал словно в три раза опаснее, химера почувствовала это. Но возросшая сила воина даже обрадовала Рогатора, ибо старшие тоже это видят и чувствует. Они видят, что он сражается с достойным противником. И он докажет, что достойный член стаи.

Противники стали приближаться, Рог светился, словно факел, но и Молот Рока не отставал. Агат Вугга. Рисковать не стал, он понял, что монстр изменился не только внешне, он интуитивно почувствовал, что химера, как и он пропитала все тело духовной техникой.

Это было так, но, Рогатор делал это не осознанно.

Монстр и воин приближались друг к другу, на арену обрушилась тишина, слишком был интересный бой, где противостоял Агат Вугга, член древнего рода. И невиданная тварь, которая кто знает, что еще выкинет, и чем сможет удивить.

Оба противника неспешно двигаются друг к другу, а в следующую секунду и силуэты размываться и площадь арены превращается в месиво, каменные волны, зеленые полумесяцы разлетаются в разные стороны. Оглушающие рык, а в ответ не менее громкие маты, доносящиеся до всех вокруг. А затем тишина. Все собравшиеся застыли в немом ожидании, и вот пылевая завеса стала оседать, когда пыль улеглась, результат битвы стал виден всем. Агат Вугга стоящий над поверженной, но еще живой химерой, тяжело дышал, но улыбался как ребенок.

****

Рогатор, лежал на боку, но его грудная клетка еще двигалась, значит дышит подумал я и бегом спрыгнул с трибуны помчался в сторону моей химеры. Преодолеем разделяющее нас расстояние я без раздумий вложил половину резерва в два заклинания «Исцеление» и «Восстановление»

Зеленый свет накрыл химеру, и четыреста тридцать практиков сил, смогли наблюдать как раздолбленная до состояния отбивной химера, стала восстанавливаться прямиком у них на глазах. Хруст восстанавливающих форму костей стал доноситься до всех присутствующих. Вывернутые, в десятках мест переломанный лапы, возвращали свою прежнюю форму. Спустя минуту, свечение прекратило свое действие. И Завалившийся на бок Рогатор, начал быстро подниматься, а когда встал, моментально закрыл меня собой от Агата Вугга.

Воин изумленный смотрел то на меня, то на химеру. И спустя десять секунд единственное что он выдал, было:

— Как?? — Спросил, как оказалось, столь сильный воин.

— Как как, я же целитель. Могу восстанавливать не только людей, но и своих созданий.

— Теперь понятно. — Опуская с плеча молот произнес, Агат.

— На сегодня представление окончено— Разнесся на всю арену голос Вольфа.

Агат посмотрел в сторону герцога, потом перевел взгляд на химеру. О чем-то своем подумал и уже обращаясь ко мне сказал.

— Силен. Очень силен. — Уважительно произнес Агат.

— Но по сравнению с тобой, не достаточно.

— Это пока, мало опыта. Но как я понял, уже я буду недостаточно силен по сравнению с ними. — Сказал воин, кивнув головой мне за спину.

Повернув голову, я удивился. На расстоянии семи метров от нас, рядом друг с другом стояли Баал и Рогал. И молчаливо, не выражая ничего смотрели на Агата. Только вот это «Не выражая ничего я знаю» и мои мысли подтвердились.

— Вождь, разреши сразиться мне. — Разнёсся в моей голове, новый голос. Хрипящий, но какой-то молодой что-ли.

— Рогал?

— Да вождь, старший научил говорить. Разреши сразиться, младший не готов, я докажу, что наша стая сильна! Ррррр— В очередной раз раздался в моей голове голос Рогала.

— Нет, на сегодня сражения окончено. Поединок был честен, и младший проявил себя достойно.

— Как скажешь вождь, но я всегда готов отстоять честь стаи, ты только скажи!

— Я тебя понял. В скором времени, нужно стать еще сильнее, ибо на нас движется враг, сила которого больше, чем у Баала.

— Вождь, мы станем сильнее. Но нужны сражения.

— Измененные движутся к нам, скоро будет битва. Там и станете— Раздался полу, рычащий властный голос Баала.

— Что за измененные Баала? Ответь пожалуйста нормально! — Спросил я.

— Бывшие люди, что стали подобны нам. Сила чрева хаоса изменила их души, но забрала их волю, одна лишь жажда движет ими, а чувствуя жажду, остальные измененные, следуют за ними. Битве быть, и быть скоро. Там и проявит силу Рогал.

— Их много?

— Нет числа, но сила что идет за ними много крат опасней.

— Ты о ком?

— Люди.

Глава 12

После недавнего сражения моей химеры с Вугга, прошло пару дней и всё было спокойно. Я планомерно создавал новый Рогаторов, получив на это полное одобрение Вольфа Гросвенора. Но в одно утро покой был нарушен. Где-то на рассвете я проснулся от криков, вот только не тех криков что звучат при сражении, нет, кричала женщина, а точно материлась и в момент, когда она затыкалась ей в том же тоне отвечал смутно знакомый мне голос.

Быстро оделся и вышел посмотреть, что происходит. Возле моего шатра, в метрах двадцати стояла женщина, нет не так, ЖЕНЩИНА! Около двух метров, широта плеч- меня полтора, руки способные порвать человека на две части, Густой пучок седых волос, оформленный в конский хвост с чем-то на подобии жала на конце, седые брови, но удивительно гладкая кожа, с не менее приятными чертами лица. Данная представительница прекрасного пола, сейчас поочерёдно закатывала рукава, при этом то сжимая, то разжимая кулаки, направленные в сторону Зигфрида. Тот тоже не отставал, и сам уже был готов, судя по всему, пойти в рукопашную.

— Ты кого старой клушей назвал ты кусок трухлявого пенька?! — Хрипящим голосом, но с явными женскими нотами, сказала воительница.

— Тебя карга, не лезь к мальцу, ибо шнобель тебе сверну! — Рыкнул в ответ Зигфрид.

— Не тебе старый пенек указывать что мне делать! — Подойдя к Зигфриду на расстоянии в полтора метра, глядя в глаза сказала бой баба.

— Марфа! Я тебе говорю, ему сейчас не до тебя!

— Че ты вцепился в меня, я просто хочу спарринг с его тварями.

— Испытание было! Несколько дней назад на Арене. Были все, и все всё видели. Агат Вугга, сразил его химеру, но с молотом!

— Вугга? — Задумчиво проговорила воительница— Ну раз он захотел подраться, я тем более хочу!

— Я могу спросить, но Джо говорил, что не будет выставлять своих созданий.

— Посмотрим, но, а ты че так за него влезаешь? Кто он тебе таков?

— Я ну как бы, на него работаю.

— ТЫ! Тебе же не долго оставалось, я думала, что уйдешь на покой.

— «Не долго оставалось» — Перекривился Капитан. — Ну спасибо за заботу.

— Пустое. Обращайся.

— Теперь уже все в прошлом, еще поживу сколько положено.

— И как так? Рана же у тебя была смертельная.

— Не твое дело, была смертельная, теперь нет.

— Ага старый пень, была-была, и теперь нет, и ты так удачно устроился, а точнее служишь мальцу теперь, совпадение? Не думаю! Я слышала, что малец целитель, вот только видно, кое-какие способности, он не сильно афиширует, да?

— Не понимаю, о чем ты!

— Та всё ты понимаешь, мне то не бзди, я тебя знаю давно, и по роже вижу, что так и есть! Ладно, раз молчишь, значить и я буду рыбой, но мне тоже бы не мешало в некоторых местах навести красоту.

— Тебя уже ничего не спасет. — Тихо сказал Зигфрид, но Марфа услышала.

Покрасневшая фурия, мгновенно почти в притык подошла к капитану, уставилась в глаза, при этом глаз у воительницы начал нервно подергиваться, лицо исказилось в гримасе, а рот застыл в улыбке лисы. Между ними началась незримая борьба, даже воздух словно снег при морозе стал потрескивать.

Со стороны наблюдая за поравнявшимися воинами, стало понятно, что Марфа, уступает Зигфриду в росте на пару сантиметров, не более. Хорошо было видно, что хоть у женщины и были выдающиеся параметры, особенно в некоторых частях теля, но до габаритов Зигфрида, она все-таки не дотягивала. И вообще, а был ли он такой здоровый, когда я его только увидел? Насколько помню, нет. Значит капитан подрос на казённых харчах, ну и конечно же на моем благостном исцелении, Хе-Хе. А может просто спину выровнял, так как с него спал груз смертельной болячки.

— Повтори что ты сказал! — Сказала воительница, после затянувшегося между ними молчания, а так же борьбы в гляделки.

Зигфрид, особо перепуганным не выглядел, но такого явного шипения не ожидал, и судя по всему, хотел было еще что-то ляпнуть? Или повторить то что сказал ранее. Но я решил не дожидаться, когда два мастера меча, начнут друг друга дубасить, и вмешался.

— Доброе утро господа, хорошее утречко, не находите? — Довольно громко, чтобы меня уж точно услышали, подходя ближе к стоящим друг напротив друга мастерам, сказал я.

Марфа и Зигфрид перевели взгляды на меня, и, если бы я не видел, как они несколько секунд назад, чуть друг другу не понабивали морды, подумал бы что все между ними нормально.

— Здравствуй Джо! — По теплому улыбнувшись, сказал Зигфрид. Мы с ним в последнее время мало видимся. Он помогает в планировании боя, советы дает, или что-то в подомном роде. В обще он тоже не протирает штаны, а я и не против, если может помочь, почему бы и нет.

— Доброе утро, господин Барон! — Немного склонив голову сказала Марфа, при этом так улыбнулась, что мне стало не по себе.

— Мы не знакомы — Обратился я к Марфе, а та спустя две секунды, что сопровождались внимательным осмотром меня любимого, ответила.

— Барон Джо Логрок, рада познакомься с вами лично, Марфа Сако, по прозвищу «Кровавая» Мастер копья третьего ранга. — Возвышаясь надомной и смотря в глаза, сказала седовласая воительница, имевшая не малый возраст, но при этом, как женщина, не утратившая былого шарма и обаяния, ну того шарма, который мог исходить от двухметровой мускулистой амазонки, а ее мистические янтарные глаза, словно просвечивали меня насквозь, видя все мои тайны.

Под таким взглядом, я немного завис, а когда голова прояснилась, озвучил то, что и подумал.

— Мастер копья?

— Да господин, Мастер копья, по рангу соответствует мастеру меча, конечно, беря учет в специфике оружия. — Высказала очевидные вещи Марфа.

— Рад знакомству мастер, хорошо, что вы в столь трудное для нас время, пополнили ряды защитников. Уверен вы внесете ощутимый вклад в общее дело, и еще сильнее прославитесь в предстоящих сражениях.

— Лестно слышать такое, господин Барон. Я слышала, что и вы немало вложили сил и способностей в прошлой битве, а также недавно на арене ваше создание показало себя очень хорошо. Особенно если в сражении с ним заинтересовался Агат Вугга, значит создание действительно сильное.

— Благодарю, но как показала практика, явно недостаточно чтобы побеждать ветеранов. — Я фактом такого исхода боя был конечно сильно расстроен, не ожидал что реально настоящий и умный противник, в сухую победит Рогатора.

— Ну что вы, Агат Вугга, конечно по духовной силе не дотягивает до мастера меча, но поверьте мне на слово, у него достаточно духовных техник, чтобы удивить, смертельно удивить— Поправила себя Марфа— многих, и по владении кувалдой он тоже не последний человек в королевстве.

— Благодарю утешили, а то я было уже немного расстроился исходом того боя.

— А вы и вправду считаете, что ваши создания могут сравниться с ветеранами.

— Да.

— А с мастерами меча?

— Одно мое создание, думаю точно сможет справится, про других не уверен.

Марфа удивленно посмотрела на меня, потом не меняя взгляда посмотрела на Зигфрида, на что тот ехидно хмыкнул и кивнул. А затем воительница медленно повернулась ко мне и с интонацией, которую я не смог распознать из-за хрипа, спросила.

— Господин барон, прошу вас познакомить меня с химерой, которая способна победить мастера меча.

— Надеюсь, при знакомстве с ним, вы не захотите проверить его на прочность? — Поинтересовался, ибо уж больно предвкушающее у Марфы было лицо.

— Ну что вы господин, хочу увидеть его лишь для утоления своего любопытства, не более. — Сказала эта лиса.

За Баала, я особо не переживал, но и рисковать ним лишний раз не хотел. Видно, не просто так, а за дело, на совещании у герцога, магистр Ракстус поднял крик по ее поводу.

Мысленно позвал Баала.

Как только он вышел из-за палаты, лисиная улыбка наползла на лицо воительницы, а глаза словно рентгены начали просвечивать химеру.

Баал неспешно, словно король приближался к нам, грации с которой он это делал, позавидовали бы многие кошки. Ибо такое создание шло практически беззвучно, и это учитывая его размеры. Когда он подошёл ко мне, а точнее застыл в двух метрах от нес. Марфа чут-ли не на носочки стала, чтобы посмотреть в его лицо.

Тот момент, когда она приблизилась к Баалу я пропустил, а когда опомнился было поздно, воительница практически в притык приблизилась к существу, которого я и сам забыл, когда трогал вот так руками. Марфа Сако, подняла правую руку и положила ее в район сердца химеры. В таком положении она и застыла.

П

осмотрев на морду Баала, я не заметил никакой реакции кроме как того, что и он на неё смотрит, но руку не сбил и вообще, как стоят, так и стоит словно его не сильно волнует, что эта женщина там делает. А опасность я думаю он смог бы почувствовать.

Отошел на пару метров и стал наблюдать за столь эпичной картиной, как красивая словно из легенд амазонка, положила руку на сердце колосса, который поначалу смотрел на нее, а теперь перевел взял на меня.

— Что она делает?

— Слушает— Ответил мне Баал.

— Что слушает.

— Удары сердца.

— А зачем?

— Спроси сам.

Постояв так еще с минуту, Марфа словно очнулась, повернувшись она сделала вид словно ничего не произошло, заговорила:

— Силен господин. — Улыбнувшись сказала воительница— Очень силен.

— Прошу вас, обращайтесь ко мне по имени.

— Как скажешь Джо, так вот силен твой монстр. Очень силен, и он особенный.

— Я-то приблизительно знал рамки его сил, но вот как вы узнали?

— Я, как и ты, могу кое-что, но не афиширую. В будущем узнаешь. — Марфа хмыкнула и опять посмотрела на Баала, высматривая что-то лишь ей одной ведомое. Но ее задумчивое молчание не продлилось долго, спустя пару секунд, она перевела взгляд на меня и заговорила.

— Он ведь не один такой, да?

— Вы, о чем мастер?

— Можешь ко мне обращаться Марфа, и ты понял, о чем я! — Натянув на лицо, лисиную улыбку, просвечивая меня своими прожекторами, сказала воительница.

Посмотрел на нее несколько минут, а потом подумал, что я, собственно, ничего не теряю. Кивнул.

— Покажешь его Джо?

— Покажу.

— Рогал, иди ко мне.

Если Баал был постоянно возле меня, то вот Рогал был с увеличившемся стадом Рогаторов. Его я оставил там чтобы присматривал, а вдруг что случиться или кто полезет к ним, то он сразу сообщит.

— Бегу вождь.

И действительно, спустя несколько минут, к нам на полной скорости прибежал Рогал, по пути перепрыгнув нагромождение повозок, по кошачьи приземлившись возле меня, а затем опустился на заднюю точку. Впечатляя всех, как своими размерами, так и вздернутым в небесную твердь рогом.

— Молодой. — Констатировала факт, Марфа. — Но сколько в нем уже силы. — Можно? — Спросила у меня воительница, намекая на похожее действие что она произвела с Баалом.

— Хмм. Тебе мое дозволение с Баалом не требовалось.

— Он старше, сильнее, спокойнее. А этот, молодой игривый, может не понять.

— Хорошо.

— Рогал, самка потрогает твою грудь, не сопротивляйся.

— Хорошо Вождь, самка друг?

— Пока не знаю, но скорее всего друг.

— Понял вождь, не буду ее убивать.

Интересно, судя по всему, Марфа была права, Рогал и вправду бы напал на нее, если бы та его коснулась. Я про это и не думал даже никогда, удивительно, кто эта женщина такая, и что у нее за способность?

Тем временем Марфа опять приложила руку, но теперь уже к груди Рогала. А спустя минуту словно телепортировалась ко мне. Вот она стоит возле химеры, а потом я чувствую руку воительницы на своей груди. Поревел взгляд с лица Марфы, увидел, что в полуметре от нас, а точнее уже над нами возвышаться обе химеры. Баал и Рогал застыли в таких позах, что стоят понятно, если бы они поняли, что Марфа хочет причинить мне вред, они бы ее атаковали.

— Все нормально, отойдите. — Сказал химерам, и так совпало что в тот момент, когда я передал команду, воительница отрыла глаза, и посмотрев мне в глаза, стала натягивать свою лисиную улыбку.

— Ты такой же. — Все так же улыбаясь, сказала эта шизанутая. Рактус видимо был прав, и у нее что-то не так с головой. Уж больно странно она себя ведет.

— Такой, это какой?

— Как они. — Сказала она, и перевела взгляд на Баала.

— Нет. Не такой. — Ответил я ей, хотя и понял, что она смогла почувствовать, и этот говорящий взгляд в сторону Баала после.

— Увидим. Никому не говори, не поймут и не поверят.

— Понял.

Хмм. — Хмыкнул стоящий рядом Зигфрид, я явно не понимающий, что твориться.

Глянул на Зигфрида, тот на меня смотрел с немым вопросом.

— Потом расскажу. — Ответил я на не задаваемый вопрос

Мой ответ услышала Марфа, посмотрела сначала на меня, потом перевела взгляд на Зигфрида. Хмыкнула и заговорила.

— И так парни, рассказывайте, что нас ждет, и что вам известно. Кое-что я уже знаю, а лезть в штаб с расспросами, где есть эта свинья никакого желания нет.

— Вы про кого? — Поинтересовался я.

— Та про Рактуса, борова жирного. Не хочу его рожу видеть. У нас с ним есть кое-какая история, закончившаяся для него неприятно, вот он и ненавидит меня с тех пор.

— Не расскажите?

— Тайны в этом нет никакой, лет тридцать назад свела нас одна дорога. В те времена он был еще не таких габаритов, ну в общем, когда он не получил того что хотел добровольно, то решил применить силу, ну я ему и ответила тем же. Он меня не знал тогда, вот и узнал. Я правда перестаралась тогда, сломала ему спину, и после этого он почему-то жиром начал обрастать. В общем, без лишней нужды видеться нам лучше не стоит, или в крайнем случае.

— Ясно, ну особо точной информации нет, знаем лишь то, что в нашу сторону, движется два прозванных в народе «Чумных Генерала» Это некогда практики сил, мутировавшие под влиянием хаоса, и вставшие на сторону сил демонов. Они собрали с собой толпу всяких тварей и их очень много, а потом скорее всего, через не сильно длительный отрезок времени, нужно будет встречать уже легионы Империи.

— Какие Легионы. Какой провинции?

— Фуллрицио.

— Ясно значит шестой и десятый. Не самые сильные, но и слабыми не назовешь. Ну Легионы, проблема, конечно, но не самая важна. Легаты, шестого и десятого, точнее уже только шестого, может быть проблемным.

— Генерал говорил, что с вами двумя, к армии присоединяться еще восемь мастером меча.

— Восемь? — Удивив ленно проговорила Марфа. — Очень мало!

— Мастер ведьмак должен привести членом Наемничьей гильдии, тех, что согласятся прийти. — Добавил Зигфрид.

— Хорошо, что Вигго участвует, сильный дед, очень сильный. Но противник под стать нашим силам, а точнее еще сильнее.

— Но шансы есть? — Решил уточнить, ибо мне ее слова сильно не понравились.

— А ты что скажешь Джо, шансы есть? — Переспросила у меня Марфа, и опять этот взгляд!

— Надеюсь, что есть, или мы постараемся его создать.

— Хороший ответ. — Сказала она. А затем посмотрев по сторонам добавила — Ладно мальчики, ситуации в целом понятна. Пойду я искать свою палатку, сведёмся еще.

— До свидания.

— Бывай.

Когда Марфа ушла, я уже хотел было спросить про нее у Зигфрида, но тот приложил указательный палец ко рту, мол помолчи. Я удивился, но подождал пока он дал добро говорить.

— К чему такие предосторожности?

— Может услышать, о чем мы говорим. — Посматривая по сторонам сказал Зигфрид. — Джо эта баба очень опасна, и самое главное она всегда себе на уме. Лисью улыбку видел? — Спросил капитан, на что я кивнул. — Так вот хрен за ней ее истинное лицо определишь, ты не сильно с ней откровенничай. Ходят про нее нехорошие слухи.

— Какие?

— Говорят, что она была женой некроманта. Я думаю, это конечно слухи, но ее копье, а точнее коса говорит сама за себя. Жнец, оружие некромантов.

— Она же мастер копья, сама сказала.

— Владеющих на достаточном уровне Косой, Копьем, и остальными видами похожего оружия и называют в общем Мастерами копья. Я тоже мастер меча, но владею на уровне не только им.

— А где тогда ее коса?

— У нее она артефактная. Палку на поясе видел?

— Ага

— Это она и есть.

— Хм.

— Но суть не в этом, повторю еще раз, не сильно откровенничай с ней. Ты я думаю видел нашу перепалку. Так эта больная хотела сразиться с твоими химерами, и скорее всего только из-за своих причуд успокоилась.

— Слышал, что она мне сказала? Мол владеет навыком каким-то или умением.

— Да. Но это не редкость, я же тебе когда-то рассказывал, что практики сил могут обладать самыми разнообразными способностями. Многие передаться от отца к сыну, кто-то покупает, кто-то находит древние свитки. По-разному, но суть такова, если освоил, то не сильно афишируй, чем меньше враг знает, тем лучше.

— Понятно, а ты видел, как Агат Вугга словил удар Рогатора, но остался стоять на месте?

— Техника силы, про Агата многие в узких кругах знают, был раньше даже спор кто его стальную рубашку пробьет, тому и тысяча золотых.

— Стальная рубашка?

— Ну насколько я помню, так ее называли. Защитное умение, пробить которого пока не смогли. Говорят, что из всей семьи Вугга, у него и у его сына это умение получается лучше всего.

— Молот у него тоже я видел не обычный.

— Семейная реликвия. Молот Рока. Говорят, что сталь у него из рога кого-то из Хтонических, правда не знаю какого.

— Зигфрид, говори нормально, что за Хтонического?

— Ехххх— Вздохнул капитан. — Срочно нужно подтянуть тебя по истории и вообще о мире в целом.

— Ну так расскажи, я пока ничем не занят, ты как я вижу тоже.

— Ладно. Скажи ты хоть знаешь, как наш мир называется?

Ой мляя, и действительно не знаю, наверное, мое как обычно покрасневшее лицо ответило Зигфриду, ибо тот еще раз хмыкнул и начал говорить.

— Наш мир называется Этеа, состоит он из троих материков, Анс, Кара, и Аратон. Мы живем на материке Анс, как говорят самый маленький, про Кара и Аратон ничего не известно, к ним никто не может доплыть, и про них вообще известно лишь то, что они есть. Сведения о материках мы узнали из древних свитков что сохранились после «Этапа Древних».

Так, начну по порядку. «Этап Древних» Известно, что в тот момент был чем-то на подобии войны всех против всех. Люди, и Наши боги, против троих других рас, говорят, что они были человекоподобные, больше ничего. И все расы против Хтонических чудовищ, это сверхсильные монстры, ну и других подобных им созданий. В той войне непонятно кто победил, известно, что именно тогда наши боги и потеряли возможность являться в материальных телах в наш мир, теперь лишь благодаря храмам и остальной жреческой атрибутике мы с ними держим связь. Ну как мы, избранные жрецы.

Так ладно, дальше, ибо про богов можно говорить долго. Лишь одно скажу, иногда находят Артефакты богов. Правда сам понимаешь, что за артефакт и какому богу он принадлежит никто не скажет. Знаю лишь то, что у Императора империи Алат, есть такой, может еще у кого есть, но я этой темой как-то не интересовался, и вообще я о ситуации кругом маловато за последний двадцать лет знаю.

Так вот с «Этапа Богов» прошло три тысячи лет, за это время успело образоваться и развалиться куча государств. Но в данный момент полноценными человеческими формированиями можно назвать лишь пятнадцать, кто больше, кто меньше, но там есть свои корольки или императоры. Все периодически друг друга пробуют на зуб, но хорошо, что наше королевство с многими никогда не пересекалось.

Я как-то от одного торговца слышал, что далеко на юге, там, где край нашего материка, есть Империя, ее толи Империей Солла кличут или как-то так, но против нее Империя Алат, как твое баронство против целого королевства. Конечно это слова, торговец скорее всего преувеличил триста раз, но факт того, что на нашем материке есть еще как минимум одна не малая империя, если честно огорчает. Зная их политику завоевания, ничего хорошего соседей не ждет.

Так вот Королевство Алтония, насколько я знаю считается средним по размерам среди королевств, есть побольше, но опять же далеко они.

Зигфрид прервался, и я посмотрел в ту сторону что и он, к нам в быстром темпе двигалось около десяти солдат.

А когда солдаты подошли ко мне, главный среди них подошел ко мне и сказал.

— Ваше Благородие, что-то происходит на поле боя. Точнее с вашими созданиями.

— Что там?

— Муравьи жрали демонов днями и ночами, а когда дожрали застыли статуями, а потом начали обрастать чем-то на подобии коконов. Сейчас все поле не защищается, все муравьи укрылись в коконы и уже в таком положении час.

— Я понял, выдвигаемся, потом все расскажешь, а сейчас погнали, нужно понять, что произошло. — Сказал я Зигфриду, а тот в ответ кивнул, и побежал в сторону конюшен.

Я, недолго думая, запрыгнул на спину Рогала. А спустя десять секунд мы покинули расположение войск и двигались в сторону границы.

Глава 13

Грунтовая дорога не сильно нас задерживала, Рогал не замечая препятствий мчался в сторону поля боя. Деревья проносились одно за другим, ветер бил в лицо, и чем ближе мы приближались к нужному месту, тем хуже становилась погода. Ветер и так бивший мне в лицо из-за скорости, стал практически невыносим, небо постепенно чернело, а затем стали слышны первые разряды молний.

Я первым прибыл к месту, ну точнее первым прибыл Баал, я его ранее отправил чтобы если что, тот должен будет усмирить получившихся из муравьёв, химер. А то, что муравьи эволюционируют понятно, не первый раз такое происходит, так и расчет был в конечном итоге именно на это. Правда сам факт коконов, нов.

Поле как и говорил солдат, было выстелено коконами, мы успели вовремя, как-раз к началу. Первые создания, разрывая скорлупу, начали появляться на свет. За первыми, последовали вторые, а спустя двадцать секунд все поле оживилось, гуманоидные существа, имевшие вместо рук клешни, с писком и звуком клацающих клешней появлялись в этом мире.

Количество новообразовавшихся существ, соответствовало бывшему количеству муравьев. Я, конечно рад был такому повороту событий, особенно в нашей ситуации. Но главное, чтобы новые создания были настолько же послушны, как и муравьи. Ибо после непослушания первых носорогов и Каркаддона, мое опасение по поводу контроля, разгорелось вновь. Не скажу, что я боялся своих созданий, просто в той ситуации, когда воевать придётся не только химерам, а и человеческим войскам, контроль над химерами был очень важен, не хотелось, чтобы мои создания так или иначе нанесли вред союзникам.

Существа имели вид полутораметровых прямоходящих крабов. Они имели вид наиболее к ним схожий, потому так их и назвал. Химеры после того как живым полотном накрыли все поле, принялись поедать оставшуюся скорлупу. Все это время, я просто наблюдал и не давал команд, стараясь более лучше разглядеть моё новое войско. Среди крабов были особи побольше и поутончённей, скорее всего бывшие королевы.

Крабы были разные, кто-то больше, кто-то массивнее, а у кого-то как у королев сильно выделялись клешни, словно муравей сначала эволюционировал в «снайпера», а потом и в «краба». Ибо форма клешней ножниц и массивных задних конечностей была точь-в-точь как у «снайперов». Спустя время я точно убедился, что крабы делились, как и муравьи на ранги, рабочий, воин, убийца, то есть бывшие снайпера и королева. Только королева была не одна их было несколько. В том пространстве, которое я смог рассмотреть, было пятеро таких. Скорее всего их было больше, но это и не важно, главное то, что как только «химеры» полностью пришли в себя, они обратно накинулись на остатки демонов, и с упоение стали их пожирать.

Демонической заразы, было еще предостаточно, так что по сути ничего не поменялось, раньше жрали муравьи, сейчас жрать стали крабы. Скорость очищение территории от демонической погани, конечно возросла, но принципиально ничего не поменялось.

Позвал ближайший десяток новоиспеченных существ, стал их рассматривать более подробно и тщательно, а также прикидывать что они могут. То, что они слабее даже раксов, было понятно, но вот насколько, нужно обязательно в ближайшее время узнать. Только попозже, погода уже доставляла реальный дискомфорт, нужно было или раскладывать палатку, которой у меня не было или возвращаться назад.

Баалу сказал проконтролировать бывших муравьев, а сам вместе с десятком крабов, все также сидя на Рогале планировал возвращаться. Но моим планам было не суждено исполниться.

Погода была ужасной, видимость из-за налетевшего урагана и дождя стала очень ограничена, но мой взгляд всё-таки привлек один момент. Там, где раньше была просека стал образовываться холм, в прямом смысле начал расти здоровенный земляной холм, словно огромный крот выбирался на поверхность. Насыпь становилось все больше, а я, вылупившись смотрел на данное действие и не понимал, что делать.

Хорошо, что я был тут не один, в метрах ста от меня на образующийся холм смотрели несколько солдат, и вообще недалеко от этого места, в постоянном боевом дежурстве, находилось около пяти тысяч военнослужащих, которые в скором времени будут уведомлены о данном происшествии.

Вот только пять тысяч солдат как мне кажется, крайне мало, и вообще такой момент как подкоп силами врага в предстоящем планировании обороны я думаю не учитывался. И вообще, что это за тупость, какой смысл делать подкоп, а потом выбираться на землю прямиком перед моими созданиями.

Дальнейшие события показали ошибочность моих мыслей. Из образовавшейся дыры в земле на поверхность вылезло червеподобное существо, передние лапы вместо когтей заканчивались клешнями, а остальное туловище было покрыто кучей лапок как у многоножки. У твари не было горящих глаз, но то, что это порождение демонической заразы, стало бы понятно любому, кто хотя бы раз увидел это существо. Тем временем тварь, находясь в образовавшемся земляном болоте, подняла свои трехметровые усы и стала в разные стороны ними водить. Я молчал, люди, находящиеся рядом, тоже молчали, но вот на появление демонического отродья, отреагировали мои химеры. Про которых я, засмотревшись на появившуюся тварь, откровенно забыл.

Несколько ближайших «крабов», щелкая клешнями двинулись в сторону твари. А та словно до этого выискивала что-то лишь одной ей ведомое, услышав пощелкивание крабов, моментально среагировала, направив усы в сторону моих существ. А потом как запищала, мерзкий угрожающий писк был слышен, наверное, на всем поле. От столь раздражающего звука, моментально заболела голова.

Не успел я отойти от визга твари, как она успела нырнуть в ту дыру из которой и появилась, чтобы через несколько секунд, выскочить под ногами не успевшего среагировать краба. Вцепившись в него своими жвалами, она без особых проблем затянула его под землю.

Все это произошло так быстро что я честно говоря, «мягко удивился», а затем началось то, что называется игрой в одни ворота. Тварь ожидаемо, была не одна, и куча подобных ей существ затягивали моих свежевылупленных химер под землю, после этого, не один краб после этого не выбрался.

Тем временем всё поле так или иначе погрязло в игру «Утяни краба» Еще проблема была в том, что я особо не представлял, как помочь моим создания. Иногда червеподобных монстров удавалось словить так как «Крабы» не всегда гладко уходили под землю, но черт возьми, черви были чрезвычайно быстры, и скорее всего использовали магию земли. По-другому нельзя было объяснить, как эти выродки моментально прорывают дыры и утягивали моих химер под землю.

Я стоял довольно далеко от средоточия битвы, точнее не битвы, а тотального уничтожения моих созданий. Стоящие рядом солдаты повалили за подкреплением, но я не обнадеживался. Люди тут помогут явно слабо.

— Зови всех Рогаторов, — приказал я Баалу, а сам сидя на Рогале стал ждать, при этом достал «Рев дракона» в целях уничтожить хоть какую-то тварь, но тщетно. Существа явно не собирались облегчать мне задачу, и появлялись лишь для того, чтобы утянуть очередного краба под землю. Поняв бесполезность простого сидения и выцеливания врага, стал думать, как поступить. Появившаяся идея была откровенно говоря так себе, но за неимением ничего лучшего, решил рискнуть.

Верхом на Рогале подобрался к ближайшей не заваленной дыре, направил туда «Рев Дракона» Манну не экономил и поток огня вырвался славный. Артефакт я применил очень вовремя, если бы промедлил на пару секунд, на меня бы выпрыгнуть монстр.

Концентрированный поток пламени без особых проблем прожигая в черве огромную дыру, двинулся по туннелю дальше. Десять секунд острие артефакта извергало огонь, а затем меня прервали. Земля под нами ушла, вырвавшийся из нее червь постарался вцепиться Рогалу в брюхо, но химера, извернувшись отпрыгнула, одновременно с этим полоснув когтями по тому, что является головой твари, разрывая его на куски. Все было так быстро, что я даже не осознал, как оказался в воздухе. Вот я сижу на химере, а в следующее мгновение уже лечу куда-то в сторону.

Летя в воздухе и крутясь как юла, я благодаря своей удаче приземлился мягко, но не удачно. Ибо конечно целью моего полета стала вырытая одной из тварей дыра. И как оказалось очень уж глубокая дыра. Сказать точно не могу, но, когда я ударяясь о стенки туннеля падал в низ, преодолел метров семь, не меньше.

Хорошо, что заранее напитал тело манной, заодно и укрепил его. Благодаря этому удар и дальнейшее падение вниз, не нанесло мне особого вреда. Правда по ощущениях я был с ног до головы в болоте, но это ерунда, переживу. Не успел я еще встать и подняться, как на меня сверху начали падать куски земли. Почуяв задней точкой чем пахнет, как мог, скользя по мокрой земле отполз в сторону, и очень вовремя, туннель через который я упал, обрушился. Путь к свободе и единственный источник света исчез. Слава всем богам, которые еще на стороне добра, ну то есть на моей. Те несколько дней что я старался укрепить тело, я не забывал улучшать и глаза. Глаза воина вообще отдельная тема, их по возможности нужно усиливать всегда, так как иногда бывают случаи, как у меня сейчас.

Как только глаза подстроились под полный мрак, я смог увидеть, очертания стен. Еще слепой, но уже не совсем. Встав на ноги принялся рукавом оттирать замазанное в грязи лицо, и заодно прислушивался к окружающей обстановке. Где-то не далеко был слышен писк, и шуршание лап. В том месте где сейчас находился я было довольно жарко, значит по этому месту прошелся огонь, выпущенный «Ревом дракона» мне повезло, жар отогнал тварей что были здесь ранее…

Следом за глазами и лицом, стал оттирать навершие жезла. Так как это мое единственное оружие, на перо феникса я что-то особо не надеюсь, диаметр туннеля был метра два, так что ним особо не помахаешь и вообще «Рев» думаю будет поэффективнее.

Где я могу находиться, понятия не имел, так как Рогал прыгнул очень резко, а учитывая мой вес я мог пролететь как на десять метров, так и на все двадцать. Так что сейчас находясь глубоко под землей я понятия не имел, куда мне идти и что по сути делать. Нужно звать на помощь химер, но, если надомной сосредоточится куча химер, ко мне начнут стягиваться все черви что есть в округе. Решил не страдать подвигами, и по возможности как-то выползти из туннелей без боя и авантюр. Но перед дальнейшим движением сосредоточился, постарался почувствовать Баала, или Рогала и черт возьми я не смог это сделать. Вместо моих химер я чувствовал обильную концентрацию хаоса, которая, мягко говоря, была враждебной, и не давала мне понять в какой стороне находятся мои создания, это начало меня сильно нервировать, так как ориентиров у меня, теперь тоже нет.

Так, без паники, прорвемся!

Всматриваюсь в глубину туннеля я медленно, но уверенно двигался, периодически то в одной стороне проходов то в другой были слышны шуршания и писки тварей, туда я понятное дело не шёл. Как они еще меня не учуяли, не знаю, может были сосредоточены на химерах, может была другая причина, но пока встреча с тварями меня миновала. В те моменты, когда я не знал в какой поворот пойти, я по десять-двадцать секунд вслушивался, не было ли там тварей, а лишь затем уже шел дальше.

К сожалению, мое везение меня покинуло, и в одном из поворотов я не смог разминуться с тварью, та как раз своей огромной тушей затягивать в туннель краба, а так как я был на расстоянии метров трех от нее, она меня конечно же учуяла. Метровые жвала выпустили краба, оставив на его теле, глубочайший разрез. Сила сжатия жвал была такова что краба перекусило почти надвое, понятное дело, что после такого, выжить не реально.

Ждать нападения червя не стал, «Рев Дракона» был в руках, и я его активировал. Огонь прожег червя насквозь, тот, потеряв пол башки, мертвой тушей упал на выпущенного ранее краба. А затем началось страшное, как только тварь померла, отверстие из которого она выползла моментально завалило, и я было уже думал, что на этом все, как следом за отверстием, начал заваливаться весь туннель.

Как только понял, что собирается произойти, не глядя побежал в другую сторону, разогнавшись я пёр на всей скорости и жопой чувствовал, что падающая земля за моей спиной имеет все шансы меня догнать, вылетел в что-то на подобие туннельной развилки, натолкнулся сразу на несколько демонических отродий, те уставились на меня, а я полностью «Удивленный» на них. Ждать не стал, опять применил «Рёв» устроив в зале огненный Ад.

Поток ревущего пламени ударил сначала в одну тварь, и я, не прекращая действие артефакта направил его в другою, а затем и в третью. Вонь и дым от поджаренных монстров заполнил развику, к сожалению не всех тварей, удавалось убить в один момент, две из четырех умирая визжали как недорезанные свиньи и на их рев пришла подмога. Я, ориентируясь на звук приближающихся червей отправлял поток огня то в один туннель, то в другой, и как мне кажется удачно, ибо писк жарящихся монстров было слышно из их глубин.

Дым начал душить меня, но выбора не было, и я терпел. Черви перли из всех щелей, я старался бить на опережение, и у меня получалось. Огненный ад был моим творением, твари ревели, твари извивались и помирали. Но червей было много, а я один, как бы мне не нравилось их убивать, но я стал задыхаться и слабеть. Выпуская в очередной туннель поток ревущего огня, стал высматривал туннель, из которого еще не перли черви. Такой туннель был, практически по центру.

Пустил туда ради профилактики струю огня и не услышав ответный писк, забежал в него. Куда я бежал, лишь один подземный черт знает. Во время бега, усиливал организм по полной, ибо в данный момент, меня преследовало, судя по писку, довольно много червей, так нужно было оторваться. А когда понял, что монстры меня все-таки догоняют, резко остановился и не жалея сил, направил «Рев» в сторону писка.

Двадцатисантиметровая в диаметре струя огня, ударила в преследующих меня монстров. Черви ползли один за другим, и огонь пробивая одну тварь, настигал следующую. Сколько их я за один раз смог убить не знаю, но зато знаю сколько манны у меня осталось. Одна четвертая резерва, еще кое-что есть, но уже критично, и нужно экономить.

Хотел развернуться чтобы продолжить бег, как внезапно все рефлексы начали трубить об опасности сзади, немедля отпрыгиваю в сторону, и очень вовремя, в том месте, где я только-что был, раздается звук клацающих клешней. Сделав еще один кувырок, все еще находясь в положении лежа, направил на тварь «Рев». Артефакт сработал как надо, огонь пробивает предполагаемую голову червя, и та заваливается на землю.

Сердце в груди вылетает, я как говориться в этот момент был «на волоске». Но нет времени лежать, подрываюсь, и мчусь дальше в туннель, на месте сейчас находиться нельзя, тварей много, я один, зажмут, уже не выберусь.

Бежал я на полной скорости, но старался не шуметь, куда бы я сейчас не бежал, в моем случае, выбраться можно только через туннель на верх, так что такой я и ищу. Немного удалившись от писка, остановился. Одно млять не могу понять, где дыры вверху, почему те несколько что я видел, моментально закрывались, что это подземный черт возьми за земляные демоны. Посмотрел по сторонам, сплюнул, и побежал дальше. Спустя некоторое время мне улыбнулась удача, туннель стал расширяться, и я увидел выход на поверхность, но не успел я было уже обрадоваться, как в видимое мной отверстие стали вваливаться твари.

Сука, это же Зараженные!

Думать времени не было, и я применил артефакт, сначала на тех, кто уже успел упасть, затем направил в отверстие в потолке. Твари сыпались в туннель не переставая, но потока огня хватило чтобы их уничтожать. Вырвавшееся пламя скорее всего увидели, но стоять и ждать помощь, к сожалению, времени не было. Тварей было чересчур много, и я не мог дальше оставаться на месте.

Мчась по темных туннелях и по возможности уничтожая всех кого увидел, я начал понимать, что скорее всего уже окончательно отбегал. Силы на исходе, а выхода я так и не смог найти, и скорее всего уже вообще убежал далеко от поля боя. Черт возьми, на ту ораву тварей что пищала, рычала, но все также преследовала меня, у меня уже не хватит, ни сил, не манны.

Твари догоняли, выхода не было, и я остановился чтобы дать отпор. Демоническую погань встретил огонь и начала их жечь, но это пламя было уже далеко не тем что я выпускал ранее, тварь гибли, но не от того что в них появлялись сквозные дыры, а от нестерпимого жара.

Поняв, что таким образом я уже ничего не добьюсь, побежал дальше, все органы чувств работали на износ, доступные резервы были направленны в тело, я не мог попасть в западню. Я бежал, сердце билось как у загнанного кролика, отчаяние завладевало мной. Я бегу в темном подземном туннеле, за мной несётся куча демонических тварей. И самое главное я не знаю куда я бегут, сука!!!

Петляя по поворотам, стараясь не бежать в туннели, где слышен писк тварей, я все двигался, и внезапно что-то услышал. Кто-то рычал или хрипел, побежав на звук, спустя несколько десятков секунд увидел в потолке отверстие. Подбежав к нему, посмотрел вверх. Темное небо, и вода, стекающая по земляным стенам.

Черт! Черт! Черт! Как мне вылезти, я не могу на восемь метров прыгать, и тем более карабкаться по заплывших болотом стенам.

Шанс, выход, дорога к спасению, все это я проговаривал про себя. Но я уже слышу, как твари приближаются, что делать??? Появившаяся идея была безумна, но как обычно выхода не было и пришлось рисковать. Четко стал под дырой в потолке, направил рев себе под ноги. Что есть сил наполнил артефакт манной, всячески старался не дать ему активироваться. И когда у меня уже почти не осталось манны, активировал.

Как мне не оторвало руки не знаю, дернуло так, что у меня аж голова назад откинулась, но я все-таки словно ракета полетел на выход. Так как баланс был не идеальный, когда оставалось метра полтора до выхода, я протаранил землю головой. Но сила толчка была такова что, пропоров головой ров в туннеле я на этом не остановился и полетел дальше в небо, поднявшись на метров пятнадцать. Голова трещала, рук я практически не чувствовал, но отчётливо видел и осознавал, что сейчас я буду падать вниз, а внизу куча зараженных тварей, и повылазивших на поверхность червей.

Стараясь смягчить падение, постарался выжать остатки манны для усиления, земля была уже близко.

Баххх — падение выбило из моих легких воздух.

Мягкой посадки не было, никто меня не словил. Я упал, проломив хребет какому-то гнилому волку или его дальнему предку, но проломил я его, своей же спиной. Лежа на твари, я не мог пошевелиться. Сука блять, не могу двинуться, и в спине что-то по центру колит. А когда сосредоточился, увидел, что из моей груди торчит кость. Сначала не поверил, но присмотревшись поняв, что кость все-таки не лежит, а торчит. Когда осознал такую картину, глаза чуть с орбит не вылетели, как ранее я из той ямы. Мало того, что у меня походу сломана спина, так еще я пробит на вылет ребром зараженной твари.

Силы меня покидали, но я мог видеть, как ко мне приближаются демонические отродья, но, когда я уже думал, все конец. Меня накрыла здоровенная тень, а за ней еще одна. Баал и Рогал, вот кто появились рядом.

— Как же я рад вам друзья. — Мысленно сказал я им, истекая кровью, всё так же лежа в кишках дохлого зараженного.

— Вождь будь сильным, мы тебя защитим! — Услышал я голос Рогала.

— Терпи, я помогу. — Сказал Баал, поднимая меня.

На нас со всех сторон двигались монстры, я уже практически ничего не видел, тело слабело с каждой секундой, но я почему-то еще не потерял сознание. Появилась мысль себя исцелить, но прислушавшись понял, не в этот раз, манны нет вообще.

— РААААА- Заревел Баал,

— РААААА— Заревел в след за Баалом Рогал.

В след за ревом двоих вожаков, последовал, а рев сотни Рогаторов, которые врывались в тварей, беря нас в защитное кольцо. Химеры не сдерживались, роги светились как фонари, силовые резаки летели во все стороны.

Моментально на поле боя началась кровавая бойня. Все до единой химеры поставили целью своей жизни не пропустить к вождю врага, а еще их питал гнев. Как эта мерзость, низшие! Посмели ранить вождя, ибо все химеры чувствовали, как ему сейчас больно.

Внезапно возле нас появился еще один Рогатор, и я его узнал. Это та химера, которую я спас, вылечив во время боя на арене. Тот посмотрел на меня, что-то для себя решил и помчался в сторону тварей.

Тварей было много, но Рогаторы образовав кольцо вокруг нас, превращали их в фарш. Их пытались утащить под землю черви, и когда двоих все-таки удалось утащить. Стоящий недвижимо до этого Баал, пошел в сторону ямы из которой я вылетел. А подойдя направил в сторону дыры в земле, загоревшуюся зеленым огнем лапу. Именно в этот момент из нее на нас вылетел Червь, но был мгновенно уничтожен выпущенным колоссальным потоком огня хаоса.

Направленный поток огня ревел не слабее чем мой «Рев дракона» а поток в диаметре превышал мой в раз пять, прошло десять секунд, затем двадцать, а Баал все не прекращал выпускать огонь. Остановился он лишь тогда, когда из сотен, а может и тысяч проделанных червями дыр, стали вырываться языки огня.

— Ха-ха-ха — Заржал я от увиденной картины, а затем краски выцвели, и я потерял сознание.

Глава 14

Три дня спустя.

— Как он? — Зайдя в палату спросил наследник. Взгляд его был тяжелый, и ответ он хотел сейчас услышать обнадеживающий.

Находящийся в палате мужчина целитель, увидев с каким выражение лица в палату зашёл Вольф Гросвенор, сразу все понял. Но хорошо, что врать не нужно было и он ответил правду, почти правду:

— С ним будет все в порядке господин, по состоянию организма могу сказать, что мы успели вовремя вмешаться и барон идет на поправку. — Сказал высокий лысый мужчина, имевший орлиный взгляд, пышные усы, а также облаченный в мантию зеленого цвета с нашивкой волка, символизирующей что этот человек приближенный к роду Гросвенор.

— Карат ты уверен, что он поправиться? — Осмотрев помещение палаты целителя, спросил Вольф.

— Ваша светлость, его организм не обычен, думаю, что даже если бы мы не вмешивались, он бы все-равно не умер от демонической хвори и полученных в сражении травм.

— Поясни. — Переведя взгляд на спящего Джо, сказал Вольф.

— Его организм, по какой-то причине очень удачно противостоит эманациям хаоса. И его зеленые вены, это аномально для живого человека, но как видим, в этом парне аномалий хватает.

— Что еще можешь сказать? — Подойдя к барону и рассматривая вздутые зеленые вены на руках, спросил Вольф.

— Ваша светлость, в полевом госпитале, особо подробно изучить барона, не получится. Разве что в столичные палаты его перевезти, но думаю, что вы это не позволите сделать.

— И правильно думаешь, не позволю. Поставь его на ноги Карат, он в скором времени нужен будет на поле боя. В средствах и накопителях не ограничен.

— Вас понял господин. — Поклонившись сказал мужчина, провожая взглядом уходящего господина.

Вольф Гросвенор вышел из шатра, и сразу же столкнулся с Баалом, химера внимательно рассматривал всех, кто приближался к шатру с Джо, а остальные химеры окружив палату, охраняли своего вождя. Удивительным было и то, что тот, словно чувствовал намерения в сторону барона, и пропускал далеко не всех. Двоих солдат которых он не пропустил уже вздернули, ибо те оказались шпионами. Удивительное создание, нужно как-то его умение использовать. — Подумал Вольф.

Кроме химеры, Вольф увидел идущему к палате Зигфрида.

— Господин что с Бароном? — Взволнованно спросил мастер меча.

— Не переживай, Карат сказал, что малец идет на поправку и что даже без его помощи тому ничего бы не грозило. — Рассматривая еще не отошедшего от недавней битвы воина, сказал Вольф.

— Хорошие новости господин, надеюсь так и будет. — Облегченно сказал Зигфрид.

— И я. Я сейчас иду на совещание, мне твое присутствие необходимо, опишешь все что видел. А потом зайдешь к мальцу.

— Как скажете— Сказал Зигфрид, но было видно, что на первом месте он сейчас ставил барона, а не какие-то там совещания.

Джо.

Мне снился сон, то, что это был сон я понял по замыленному и не реально пустому серому пространству вокруг меня. Очнувшись и сообразив, что я непонятно где, долго на месте не оставался. Посмотрев по сторонам и увидев кругом одну и туже картину серой пустоты, решил не стоять на месте, и особо не заморачиваясь о направление, пошел на вперед. Так как куда бы я сейчас не пошел, думаю результат будет один и тот же.

За время моих блужданий думал, что могло произойти и какие события могли способствовать моему попаданию в это место. Четко в памяти отпечаталось нападение червей, мое пробитое легкое, и то, что я по идее должен был если не умереть, то точно сейчас находиться на лечении. А если я сейчас без сознания, то единственным местом, где я мог сейчас находится, может быть только пространство, созданное моим подсознанием, то есть мне эта серая пустота просто сниться, и я каким-то образом попал в осознанное сновидение. Я, конечно полностью не уверен, но надеюсь это так, ибо в другом случае, я получается умер.

Сколько бродил, не знаю. Может час, а может и два, просто состояние было такое, словно я успокоительного выпил литра два и меня сейчас вообще ничего не интересует. Но в один момент вдалеке увидел парящую зеленую сферу. Подойдя к ней в плотную, стал внимательно ее рассматривать. Сфера мягко светилась, а внутри была заполнена крутящимся по спирали зеленым дымом. Не знаю, что меня с подвигло положить на нее руку, но я это сделал.

Как только ладонь коснулась сферы, меня словно электричеством ударило, а от неё отделилась зеленая дымка, которая принялась впитываться ладонь. С каждой секундой поток всё усиливался, а сфера на глазах начала уменьшатся. Спустя минут пять она полностью исчезла, и я не просто смог опять двигать рукой, но еще и мысли слегка прояснились.

Состояние до поглощения сферы было явно по хуже, чем после так что я не особо переживая по поводу случившегося, начал анализировать свое нынешнее состояние. Осмотрев тело, из видимых эффектов были только опять позеленевшие вены, и все, на этом изменения закончились. Постояв так несколько минут, в надежде что что-то еще произойдет, но ничего не происходило. Серое пространство со всех стороны как было, так и есть. Чтобы тупо не стоять постарался попробовать помедитировать, но не получилось, так же попробовал применить «Познание», но и тут была не удача. Или со мной что-то не так, или само место этому виной. Стоять на месте смысла не было, и я опять пошел.

Серый пол, аналогичное ему небо и куда не посмотри, не увидишь конца и край. Но я шел, думал, вспоминал.

Отец, Мама, Сестры, их образы появлялись в моей голове, их улыбки, смех, вспоминал все те моменты что я провел рядом с ними, это были моими лучшими воспоминаниями в этой жизни, а потеряв свою семью, я потерял часть себя. Потом в памяти начали всплывать все те люди, которых я повстречал за время одиночного плавания в этом мире. Зигфрид, Баал, Рогал, герцог и его сын, Урсула, Сабина, Марфа, и множество других людей. Кто-то жив, кто-то был уже мертв. Вспоминал все пережитые мной события. За эти полгода произошло многое, не у каждого за всю жизнь столько может произойти.

Времени хватало, идя непонятно куда, начал вспоминать и анализировать события с начала войны, как я поступал, где нужно было не высовываться, а где наоборот предпринимать более решительные действия. Думал, анализировал, плевался из-за своей тупости, но все шел, а обстановка всё не менялась.

Пока шёл понял, что и усталости не чувствую, так что идти так я могу еще долго, вот только был бы смысл в моем путешествии. Как только подумал про смысл, вдалеке увидел нечто зеленое.

Опять сфера!

Подойдя, поближе убедился, что да, так оно и было. Сфера только размерами в этот раз побольше разбавляя окружающую серую обстановку мягким зеленым свечением, парила передо мной. Не дожидаясь приглашения, положил на нее руку и все повторилось. Внутри сферы и так находящаяся в движении дамка закрутилась еще сильнее и спустя секунду все повторилось как с прошлой. Эта сфера уже впитывалась больше десяти минут, и когда она полностью растворилась во мне, я уже можно сказать чувствовал себя очень хорошо. Сонливость пропала, а вместе с ней и некая заторможенность, мысли прояснились полностью.

Возможно в этом есть какой-то смысл, и таких сфер тут не две, а больше. А когда я соберу их всех, что-то произойдет или я очнусь?

Задал я себе сам вопрос. Но понятное дело, что мне никто не ответил, а если бы ответили в моей голове, было бы странно, очень странно. Затем, прислушиваясь к своему организму начал, набирая скорость бежать. Как и с ходьбой, усталости не было, убедившись в этом уже не ограничивая себя побежал с такой скоростью, с которой только мог. Следующую сферу нашел часа через два бега, приблизительно такого же размера, как и предыдущая. Поглотив ее, с удвоенной скоростью побежал в поисках следующих.

Так и продолжался мой путь. Каждая последующая сфера попадалась все больше. Десятая сфера была уже с три мои головы объёмом. Поглощая ее, я уже было думал, что это последняя, ибо исходящая из нее манна меня прям переполняла. Прошло пятнадцать минут с того момента как я начал его поглощать, и я опираясь на свои ощущения был уже практически уверен что не смогу ее полностью поглотить. Так и получилось, но немного по другой причине. Когда сфера уменьшилась и мягкий зеленый свет перестал из нее выходить, на его место пришел очень уж мне знакомый оттенок энергии хаоса, токсично зеленый. Как только я начал впитывать его, в груди раздалось жжение. По началу я еще терпел, но в один момент не выдержал и наступила тьма.

Некоторое время спустя опять появилась картинка. Серая пустота крутом, я по ощущения лежащий на полу и надо мной парила сфера. Поднимаясь с серого пола я уже понимал, что произошло. Я потерял сознание внутри подсознания! Надо же такое. Прислушавшись к себе, ощутил легкое остаточное жжение внутри. То есть мой источник не смог поглотить силу хаоса, но перед этим поглотил её оболочку из манны жизни.

Интересно!

Сфера же сама в меня впитывается, а я никаких усилий не применяю. Но раз энергия хаоса впитывается с болью, значит так надо, или наоборот боль признак того, что ее впитывать не нужно?

Минут пятнадцать думал, быль или не быть, и все-таки решил, что нужно постараться поглотить и силу хаоса, вот только не с такой скоростью потока. Но когда положил на сферу руку, как бы я не старался скорость поглощения я не смог контролировать. Хаос ворвался в меня, а месте с ним пришла боль. Меня словно резали изнутри, первые пять минут, я через силу терпел. Все это время поток усиливался и когда я не то, что терпеть не мог, у меня даже ноги подкашиваться начали, понял, что нужно сделать перерыв или опять отключусь. Что есть сил постарался отпрыгнуть в сторону от сферы, и у меня получилось!

Оттолкнувшись, пролетел метра три, а приземлившись, остался лежать в таком положении, в котором и упал, ибо когда попробовал пошевелиться, почувствовал невероятную болью по всему телу. Так что решил некоторое время полежать, подумать о своем поведение, так сказать.

Что-то моя идея с поглощением хаоса, мне уже не казалась столь необходимой. Не привык я к таким болевым ощущениям, даже в тот момент, когда мне оторвало руку, было не так больно, как сейчас. Но, судя по всему, в поглощении сфер есть некий смысл, ну не просто так же они тут находятся. Или это что-то вроде испытания, которое нужно пройти, не знаю, но на пол пути думаю точно не стоит бросать начатое. А если я прав по поводу испытания значит, нужно его пройти. Отлежавшись и собравшись с силами, я встал и без колебания опять положил руку на сферу, боль повторилась, но я, стиснув зубы терпел.

После поглощения сферы с хаосом, я интуитивно начал чувствовать в каком направлении находятся другие сферы, и двигаясь туда, их находил. Доверившись чутью и в последующих недолгих путешествиях по серому пространству, еще десять сфер были мной поглощены. И после десятой я почувствовал еще одну. Побежал в направлении сферы, почему-то понял, что она будет последней, в этот раз не было ощущения что сферы есть и в других направлениях, как раньше.

До последней бежал очень долго, пробежав часов десять я уже начал думал, что чуйка меня обманывает, но что-то не дало мне остановиться и я все бежал, хоть мне и надоело. А когда все-таки добежал, был поражен, ибо это была не сфера как ранее. Парящий размером с меня сгусток сил хаоса, напоминал мне каплю. А форма капли была точной формой того амулета, который когда-то впитался в мое тело, и был скорее всего виновником всей этой катавасии с хаосом. Капля была с меня размером, и от нее так фонило хаосом, что я, подойдя на четыре метра застыл, не решаясь подойти ближе. Не только формой отличался этот сгусток, но и пульсацией, которая и разносила в стороны эманации энергии хаоса. Раз в несколько секунд во все стороны разносился невидимый импульс, я его не видел, а чувствовал. Объяснить сложно, но я чувствовал, что эта «капля» хаоса далеко не капля. Это словно магический реактор, только вот из чего состоит его ядро было очень интересно.

Внезапно интенсивность пульсации возросла, а спустя секунд двадцать даже стали слышны звуки

Пум-Пум-Пум

Ежесекундно повторялись импульсы, а я все стоял перед каплей и не решался подойти так как понимал какая концентрация силы в ней находиться. Я что-то не был уверен, что смогу выдержать тот напор, который из нее в меня может хлынуть. Но подходить не потребовалось.

Концентрированный поток хаоса в виде спрута отделился от капли и за мгновение преодолев расстояния вцепился в меня.

Аааааа

Сил чтобы вытерпеть эту боль уже не было, и я закричал. Боль была такой, что я думал у меня от мышечных спазмов, сейчас поломаются кости, но что-то не давало мне потерять сознания. а когда щупальца из хаоса стали меня притягивать к капле, меня еще и переполнил страх.

Ааааааа

Чем ближе я был к капле, тем сильнее становился поток хаоса, входящий в меня, а это приводило к еще больше боли. Что держало мое сознание, не знаю, но вот мысль что эта капля попробует меня поглотить, завладело мной полностью.

Сферы! Они были не для испытания, а для подготовки!! Что-то что хочет меня сейчас поглотить, подготавливало мое тело к тому, чтобы ним завладеть. Картинка сложилась, а капля стала последним пазлом в ней.

Как бы я не сопротивлялся, но к капле оставалось метра два. Черт! Куда делась вся та мощь что была ранее в моем теле!? Мозг работал на пределе, я искал выходы, но их не находил.

В тот момент, когда я уже было хотел сдаться, решил проверить последнее что могло меня сейчас спасти. А именно мой источник, который все также заполнялся через щупальца хаосом.

Ранее у меня не получилось достучатся до источника. Но сейчас, когда моя жизнь висит на волоске, получилось. Словно пал некий барьер, и я почувствовал внутреннюю мощь переполненного средоточия, и смог ее распределить. То, что меня сейчас наполняло рвануло по внутренностям, меридианам, а единственная мысль, которая была у меня на уме, мну нужна сила чтобы вырваться.

Притягиваемый жгутами, я понимал, что если не сейчас, то мне конец. Те потоки манны, которые текли по моим меридианам сейчас, не были манной жизнью. Концентрированный хаос вот что сейчас проходило по всем жилам, изменяя их, а когда все атомы моего тела были пропитаны хаосам щупальца оторвались, а я по инерции отлетел на метров двадцать в сторону. Но в полете в меня ударил какой-то странных отделившийся от капли жгут.

Приземлившись я не просто упал, вокруг меня моментально образовался ритуальный круг, а над головой появилась сфера. Такая же была, когда я создавал рогаторов. Не успел я понять, что сейчас будет происходить как ритуальный круг засветился, а в меня рванул поток хаоса.

Концентрированной манны хаоса что от меня сейчас исходило, хватило чтобы напитывать как ритуальный круг, так и запитать сферу «Искажения» которая и была тем ключом, который менял все в живом существе.

Я желал силы, вот только кто у меня перед глазами был постоянно примером этой же силы? на кого я неосознанно ориентировался? Тем, кто был в моих глазах монументом, способным справится со всеми был Баал. И запущенный кем-то или чем-то ритуал менял меня под те стандарты силы, на которые я неосознанно сам и ориентировался. Осознав это, я пришел в ужас, я не хочу становится химерой!

Четко сформулировав для себя желание, я стал бороться с изменениями, происходящими в моем теле. На моих глазах начались перемены, руки дважды поменяли свою форму на огромные пятипалые лапы, похожие были у Баала, а затем обратно превратились в человеческие. И так по всём теле, то ноги удлиняются, превращаясь в лапы, то руки, то из рта начинают вырастать клыки, то мой взгляд попадет на торчащие из головы полуметровые рога. Моя борьба за человеческое тело длилась долго, как только я начинал думать, что побеждаю, ритуал приносил мне новые испытания. Мало того, что сфера «Искажения» впитала разлитую в округе манну хаоса. Так эта проклятая сфера и заложенное в нее заклинание, начало еще и выкачивать из моего источника манну, чтобы меня же и изменить!

Это я понял по тому, что манна, наполняющая меня, начала уменьшаться в объеме.

Сколько я боролся не знаю, все мои силы шли на то чтобы не остаться химерой, но я слабел не только морально, но и духовно, истощение было близко. Одну руку я уже не мог вернуть в человеческую, и теперь из моего левого плеча торчала здоровенная лапа, которая была больше, чем правая в два раза. Со временем в человеческую не превращалась и правая. Постепенно все мое тело превратилось в подобие гуманоидной химеры, не Баала, но очень на него похожего.

Теперь единственное за что я еще из последних сил боролся, была голова. Что-то мне подсказывало если дать преобразить голову, я потеряю не только человеческое тело полностью, но также потеряю и себя. Но я проигрывал, я чувствовал, как лицо превращаться в ужасный лик химеры, как мои глаза начинают гореть пламенем хаоса.

Последние преображения были завершены, и тем плетениям, которые были в сфере «Искажения» осталось изменить только сознания изменяемого, для того чтобы подстроить его под тело и задать определенные характерные черты и умения получившейся химеры. Но последние капли манны что пошли на изменения головы, были вытянуты из источника, и действие сферы из-за заложенных в нее ограничителей, моментально прекратилась.

Когда я думал, что уже конец, огонь, исходящий из ритуального круга, пропал, а затем исчезла и сфера. Падения с двух метров я даже не почувствовал, новое тело никуда не исчезло, и как-то на рефлексах я перекрутился и приземлился на все четыре конечности.

Встав на пятипалые лапы, я стал рассматривать свое тело. Рост метра два с половиной, огромные руки с массивными кистями, имевших в комплекте саблевидные когти. Все тело в чем-то на подобии чешуи, или измененный хаосом ее аналог. Массивный корпус с под стать ему лапами. Когда наклонил голову, мой взгляд упал на львиную гриву, покрывающую как мою шею, а когда провел по спине лапой понял, что и все плечи, тоже были в ней. Пощупал рожу, и понял, что отличаюсь от Баал сильно, у того была больше похожа на медвежью, а моя больше на льва или тигра походила. В комплекте шли корона из рогов, с основными в имевших форму бычьих. Те на добрый метр торчали вперед.

Ужасс!! Рогатый прямоходящий Черный лев! Надеюсь, я в скором времени очнусь и со мной будет

привычное мной человеческое тело.

Но лапать себя нужно перестать. Когда прошел первый шок я прислушался к себе, так маны хаоса нет, но есть возросший источник с кучей жизни. Начал пропускать манну по телу, чем сильнее наполнялись меридианы, тем больше я чувствовал наполняемую тело мощь. Источник работал как реактор, тело с каждым мгновением становилось все сильнее и сильнее. Ощущение могущества стало переполнять меня, и с небывалой легкостью в теле я повернулся в сторону «Капли» из которой все также торчало куча щупалец.

Ждет меня погань.

Тело хоть поменяло габариты, но было очень похоже на человеческое, так что освоиться с ним не составило проблем и когда я обвыкся полностью, решил подойти к капле.

Подойти не получилось, я хотел разделяющее нас расстояние преодолеть бегом, но не рассчитал силы и первый мой шаг в сторону «капли» хаоса, отправил меня в полет, не ожидая такой подставы я рогами влетел в каплю.

Вспышка, а затем темнота.

Немного ранее.

Как только Вольф Гросвенор вышел, Карат Армо принялся в срочно порядке подключать кристаллы Таафита к магической рунной схеме, питавшей манной жизни пациента. Никогда бы в жизни Карат не признался, что впервые за время его столетней практики ему попался пациент, состояние которого он был не в состоянии определить. Бытие главным целителем рода Гросвенор наложило на него некоторые обязанности, а также ему по статусу не положено было что-то не знать. Вот и сейчас Карат, всеми доступными силами старался узнать, что с пациентом. Точное он знал ранее что было с пациентом, прибитое легкое, перелом тазовой кости, перелом хребта, черепно-мозговой ушиб, магическое истощение.

Но больше всего этого нет! И Джо Логрок уже как день назад должен был прийти в себя. Вольф Гросвенор проявляет невиданную щедрость и заботу в этому юноше, пять кристаллов манны размером с кулак были израсходованы чтобы в мгновение поставить барона на ноги. Все по началу шло идеально, и тут такое.

Самое паршивое было в том, что мозговая активность такая словно человек спит и ему сниться сон, но он не должен спать! Карат уже пять раз пытался вымести барона из сна, но у него ничего не получалось. А когда у главы целителей в чине магистра, что-то идет не по плану, вообще не поплану, он начинал нервничать и искать виноватых. Ибо все его знания говорили ему что юноша должен был очнуться еще вчера…

Внезапно подключенные кристаллы Таафита, исчерпали свой резерв, про это сообщила специальная рунная вязь. Не успели глаза Карата расширится до размеров Алтонского золотого, как тело юноши начало конвульсивно брыкаться и мычать.

Мммммммм

Мычал юноша, сжимая челюсть так что начали крошиться зубы. Магистр не мог понять, что происходить, но моментально наложив исцеление, восстановление, и вставил деревянный кляп барону в рот.

С силой мага жизни мало кто мог посоревноваться, конечно, если маг знал, как себя правильно укреплять, а за стопятдесят лет своей жизни, Карату повезло узнать, как это делать. Так что он без проблем разжал челюсти и вставил деревянный кляп. Барона кидало из стороны в сторону, из глаз его текли слезы.

Что же тебя так мучает парень? — Думал про себя Карат, смотря на конвульсивно подёргивающегося Джо.

Внезапно раздался треск, магистр посмотрел в сторону нарушителя и застыл на месте. В палату зашел Баал, и не останавливаясь подошел к барону, застыв над ним. Монстр вытянул руку над головой барона, а затем его рука загорелась.

Карат молча смотрел за происходящим, его желание вмешается и позвать на помощь пропало, когда барон после действия монстра затих, и начал ровно дышать. Магистр чувствовал, что этот огонь каким-то образом позитивно воздействует на тело юноши, но абсолютно не понимал, как!

Прошло пол часа с того момента как барон затих, и успокоился. А затем тишину в палате нарушил хриплый голос.

— Фухх пронесло. Спасибо Баал. Я знаю ты помог мне брат.

И опять тишина. Химера после слов барона опустила горящую руку и вышла из палаты.

— Долго я спал? — раздался хриплый голос юноши.

— Три дня. — Сказал Карат, смотря на Барона.

— Долго, пора вставать, — Сказал Джо Логрок, поднимаясь на ноги и потягиваясь.

Глава 15

Первое что увидел когда очнулся, был застывший надо мной Баал. Сразу конечно не понял, что происходит, но осмотревшись увидел кроме Баала, какого-то мужика в мантии целителя. Догадаться было не трудно что после битвы меня лечили и сейчас я в целительских палатах в реальном мире. А то место, где я был ранее, как и думал было осознанным сном.

Тело по-прежнему было человеческим, данный факт меня безмерно радовал. Как-то находится в теле гуманоидного льва, вместо человеческого мне не очень бы хотелось. Хотя та сила, которая протекала, когда был в облике зверя, мне бы сейчас не помешала, особенно в разгар войны. Ладно, лукавить не буду, эйфория от силы — это лучшее что я чувствовал, за последнее время, это лучше, чем секс. Даже если бы не было сейчас войны, сила которой я так не долго обладал, в плане привыкания подействовала на меня лучше, чем наркотик. Но увы и ах, встав на ноги и немного размявшись, я к сожалению, не почувствовал былой силушки богатырской.

Стоящий рядом целитель молчаливо наблюдал за моими действиями, а я не спешил начинать разговор, ловя момент, присматриваясь к мужчине. Мы с ним не пересекались ранее, но уже по его дорогой мантии и нашитого на ней родового герба Гросвенор, становилось понятно, что человек этот не простой. Тут он пошевелился, и я увидел жетон. Магистр четвертого ранга, для мага жизни — это реально хороший уровень достижения. Мне еще расти и расти до его силы, не говоря уже про создание своего заклинания. Это направление у меня вообще не развито, есть что учить и осваивать, помимо этого. Молчание затягивалось, решил дальне не тянуть, и как младший к старшему, я повернулся к целителю и заговорил.

— Здравствуйте, Барон, Джо Логрок.

— Здравствуйте, Магистр четвертого ранга, Карат Армо. — Кивнул мне мужчина. — Как себя чувствуете молодой человек?

После его вопроса, я еще раз к себе прислушался и понял одно

— Я так понял, мое отличное состояние, это ваша заслуга, большое спасибо что позаботились обо мне. — Магистр на мои слова, улыбнулся и кивнул. — Единственное что я сейчас чувствую, так это голод.

— Ну это не будет проблемой, сейчас нам принесут еду, а кроме этого ничего не беспокоит? И извините за бестактность, не расскажите, что вам снилось?

— А с чего вы решили, что мне что-то снилось? — Кстати да, что-то момент с помощью Баала, у меня не вызвал никакого удивления. Словно так и должно было быть. Странно.

— Барон, у вас, когда вы спали, пошли слезы и были сильные мышечные сокращения, вплоть до судорог по всему телу. Во сне вы переживали настолько сильную боль что она отражалась и на вашем реальном теле. Это бывает очень редко, но бывает.

— Магистр, снилось мне пробивает легкое. — Думаю магистр не тот человек, которому сроит рассказывать, что со мной реально произошло в осознанном сновидении

— Хм, ну ладно— Не стал больше углубляться магистр.

— Как обстановка? Удалось отбить нападение?

— Насколько знаю, да удалось. Но не без потерь, конечно.

— Тварей было много?

— По правде сказать я не знаю, я как только прибыл то сразу же взялся за ваше исцеление. Вы по какой-то причине не приходили в себе, и мне пришлось возле вас находится постоянно. А единственным посетителем за эти три дня был Вольф Гросвенор. Он как раз-таки недавно заходил, интересовался вашим состоянием.

— Понятно. Ну раз я пришел в себе, перекушу и нужно будет идти узнавать, что и как.

— Пока спокойно, думаю найдется время чтобы вы не спеша поели, а дальше если не чувствуете проблем со здоровьем и вам не нужна помощь, делайте как знаете.

— Еще раз спасибо магистр.

— Это мои обязанности. — Кивнул Карат Армо.

Не успел я выйти из палатки как несколько солдат внесли тарелки с едой, и я без всяких стеснений на нее набросился. Полевая еда была простой. Каша с зажаркой, десяток куриных яиц, пять здоровых мясных сосисок ну и овощи с фруктами, а также компот. Было еще и вино, но я его редко пью, и вообще после того, как только очнулся, алкоголь на истощенных организм, думаю будет лишним. Изысков не было, но это и понятно, все-таки не на отдыхе в замке, а на самом что ни есть настоящем, фронте.

После того как поел, еще минут двадцать просто посидел на кресле, переваривал. Наперся от голодухи так, что даже кубики на животе растянулись, и почти потеряли свой товарный вид. Да, да, я хоть и воин так себе конечно, но телосложение у меня вполне атлетическое, в общем перед девушками раздеться я не стесняюсь. Когда стало полегче, выбрался из палаты целителя и был чрезмерно удивлен, вокруг палаты образовав широченное кольцо с одним проходом, находились Рогаторы, Баал и Рогал. Видно, охраняли меня любимого.

Химер поубавилось конечно, и половины не осталось, видно битва была жаркой, но не удивительно, червей и остальной заразы было очень много. Интересно, а из «Крабов» кто-то выжил?

Дав химерам, отправится всем числом на специально выделенное им местом, оставив возле себя лишь Баала, пошел в свою палатку, но видно шум от табуна привлек внимание руководства и те сообразили, что я очнулся.

Понял я это по тому, так как по пути к своим покоям, меня перехватил посыльный с велением явиться в Штаб-Палату. Сразу же конечно не сорвался исполнять указание, ибо в том лахмотье что на мне сейчас одето, толи пижама толи плотная ночнушка, я к герцогу собирался показываться на глаза. Потому ускорившись, быстро добрался к своим покоям, переоделся во второй комплект одежды, и немедля пошел на совет к Вольфу.

Так как моя палатка была к штабу не близко, шел минут двадцать, привлекая внимание вольно шатающихся солдат. Понял я это по нездоровой оживленности стало ясно что в лагере что-то происходит, все что-то обсуждали, шушукались. Хотелось подойти и узнать в чем дело, но так как спешил, решил зря время не тратить и прямиком направился в штаб, там если что расскажут.

Когда подошел к шатру, солдат, дежуривший у входа, зашел в штаб, предупредить о моём появлении, а когда вышел сказал:

— Ваше Благородие, можете входить, вас ожидают— Сказав это, солдат стал на своем место, и принялся смотреть как обычно вперед и в светлое будущее.

Посмотрев на него внимательно. Удивительно, эмоций ноль, словно робот какой-то, по-другому я этого самовара, назвать не мог.

Набрав перед самим входом воздуха, я открыл дверь, зашел.

Как я и думал, оживленность в лагере была не спроста. И причиной ее было явно находящиеся здесь люди. Ну как люди, раньше они конечно были людьми, но потом мутировали в мастеров меча. А мастер меча, это уже не человек, это что-то на подобии космического десантника в средневековом сеттинге. И вот все эти поклонники культа силы и стероидов, сейчас внимательно смотрели на меня. Все десять воинов, пять магов и герцог с двумя генералами.

— Здравствуйте ваша светлость. — Сказал я, немного поклонившись. Вообще с этими поклонами было некоторая неувязочка. Я, конечно, понимаю, что я немного офонарев от своей собственной важности, что не гну спину в пол, но я же отслеживаю реакции людей. И на мое пренебрежение устоявшимися правилами почему-то не особо смотрят, или тут что-то в другом.

Молчание задерживалось, а взгляды все также была направлены на меня. У меня от такого внимание, наверное, даже температура поднялась, хорошо что тут был Зигфрид, он как обычно успокаивающе на меня действовал. Тот, увидев меня радостно улыбнулся, и подмигнул.

Вольф Гросвенор все также на меня внимательно смотрел, а потом словно что-то для себя решил заговорил.

— Ну здравствуй Герой— Выделил он последнее слово. — Рад что ты пошел на поправку, больше так не геройствуй, а сейчас присаживайся.

Кивнув в знак согласия, взяв стул, сел рядом с Зигфридом и Марфой. Все это время за мной все почему-то внимательно наблюдали, словно я что-то важное сейчас делал.

— Раз все собрались в полном составе, хочу поприветствовать вас господа. Благодарю, за проявленное желание учувствовать в битвах против демонической заразы — Закончив говорить Вольф Гросвенор обвел всех взглядом, словно оценивая реакцию.

Тишина после слов наследника затянулась, а потом ее разорвал присутствующий здесь мастер-ведьмак.

— Рад слышать господин, но дошли до меня вести, что и без нас вы удачно справлялись. — Сказал ведьмак, смотря на Вольфа, а затем повернув голову ко мне, подмигнул.

То, что боевой дедок здесь, было очень хорошо, если он явился значит привёл с собой и свою наемничью братию, а дополнительные боевые силы, в нашем случае пригодятся. Хотя собравшиеся здесь и были тем костяком что будет разбивать сильнейших из числа демонов, так что с ними или без… Остальное воинство конечно полезно, но если уж быть честным, то только чтобы не дать мелким тварям прорваться. Если бы не моя магия, я бы тоже был в числе мяса.

Хотяя. Если вспомнить что все сплошь и рядом вооружаются боевыми амулетами, элексирами, и арбалетами с артефактными болтами, то может не такое уж они и мясо. Ну не мне судить посмотрим, как войска себя проявят дальше. А тем временем Вольф Гросвенор ответил.

— Мастер, вы в какой-то мере правы, но не совсем. Химеры барона, конечно справляются, но их числа явно недостаточно чтобы противостоять всем угрозам, движущимся на нас. Тем более, когда как оказалось, возможности демонов мы не представляем. Три дня назад, они подрыли подкоп. Что им помешало прорыть туннель вглубь наших территорий вообще не понятно, отсутствие мозгов или что-то иное. Но допустив ошибку раз, они навряд ли допустят ее в следующий. В данный момент их возможности мы не представляем, есть понимание что враг приспосабливается и ищет иные пути. Имею введу не то мясо что движется на нас, а Старшие демоны и их приближенные. Мы убили одного, но есть и остальные. Сколько их и какую они силу имеют мы не представляем. Откровенно говоря, есть сомнения в том, что мы вообще представляем масштаб проблем. — Когда Вольф закончил говорить, я был немного поражен. Не похоже, что он умышленно нагнетает масштаб проблем.

— Ваша Светлость, чего стоит ожидать в ближайшее время? — Спросил я интересующий меня вопрос, воспользовавшись образовавшимся молчанием.

— Точно не известно количество врага и его возможности остаются загадкой. В данный момент силами магистра и его учеников возводится стена, не задействованные маги земли контролируют землю, но надежды мало, участок возможного прорыва слишком огромный.

— Когда подойдут Королевские гвардейцы или остальная подмога? — Прохрипела молчавшая и внимательно слушавшая Марфа.

Многие из собравшихся здесь мужчин частенько на нее поглядывали, но так как у большинства из собравшихся морды выражали эмоций меньше, чем кирпич, то мне становилась абсолютно не понятными их намерения к воительнице. Был ли это просто интерес или лютая ненависть не понятно. Слишком разный уровень сил чтобы я мог хоть кого-то из присутствующих понять. Но то, что для многих из собравшихся, Марфа Сако, интерес явно представляла, уверен. Интересно насколько правдива история про некроманта?

Мои размышления прервал Вольф.

— В течении одной недели должны явится, также нам будет оказана некая дополнительная поддержка от магической ассоциации, но насколько она будет значима, мне не ведомо.

— Ваша светлость, разве серьезность ситуации, не достаточна чтобы толстопузы подняли свои сраки? — Сказал бледный мужчина, с глазами покойника. — Почему проявлена такая халатность, разве демоническая угроза не является угрозой мирового масштаба? Насколько я понимаю, в таких случаях можно привлечь и другие страны. Великого ума не надо чтобы понять, если демоны захватят Алтонию, на ней они не остановятся. Почему вас, по сути, оставили на растерзание?

— Согласен с Боррусом, по пути сюда слышал о мобилизации войск по всём королевстве. Я закономерно подумал, что войска собираются для помощи здесь. А прибыв увидел далеко не то, что ожидал. Ваша светлость, мы чего-то не знаем? — Мужчина, говоривший это был похожий на тестостероновый реактор. Честно скажу, такой квадратной челюсти и взгляда терминатора я еще не видел. Светлые волосы, синие глаза, нос картошкой. Реально богатырь на допинге.

— Хороший, и главное уместный вопрос Борис. — После образовавшейся паузы, сказал Вольф. — По поводу угрозы согласен, но ранее предполагалось что основной урон примет на себя империя. Род феникса с поддержкой в лице императора, сейчас сражается с основными силами врага. Но почему нам не оказывается поддержка, причина в том, что род Феникса, винит мою семью в смерти Аврелиуса, и объявил нам вендетту. Король и остальные домены, не выразили желания помочь в грядущей войне. Мы остались одни в грядущей войне с фениксами.

— Выходит, разобравшись с демонами, стоит ждать и визита имперских легионов? — Сухо спросил мужчина, имевший явные азиатские черты.

— Правильно понял Пакко.

— Хе-хе. Что же, это даже лучше, чем сражение с демонами. Пополню коллекцию. — Улыбаясь ответил мужчина.

В палате повисла тишина, ситуация стала всем более чем понятна, каждый обдумывал свою участь в грядущих событиях и готовность в ней принять участие.

— Ваша Светлость, какие будут распоряжения. — Спросил еще один из мастеров. У этого была вообще красная демоническая маска на лице.

— Нет смысла ждать очередного нападения. Пока подземное пространство будет контролироваться магами, удара со спины можно не ожидать, но даже понимая откуда может ударить враг, нужно быть готовым его встретить достойно. Я уже не говорю про наземные и вероятно, воздушные атаки— это, само собой разумеется. Ударить в ответ мы не можем, просто нет информации о враге. А отправлять на смерть людей, уж точно нет смысла. — Сказав это Вольф хлопнул по столу. — Вы правы господа, нам нужна помощь, но мы вынуждены рассчитывает на свои силы, все что имеем то и будем применять.

— Играть от обороны, проигрышная тактика. Враг, не добившись успеха, восстановит силы и нападет вновь. Мы силы восстановить как он не сможем. — Сказал Боррус Покойник— Вы рассчитываете, что имперцы покончат с заразой?

— Да, есть надежда на это. Но! Один старший демон уже явился в наши земли, на них он и встретил свой конец. Раз приперся один, значит может прийти и следующий, а сколько их вообще, не ведомо. Пока будем защищать свои земли, в зависимости от ситуации будем делать коррективы и, если будет ведомо что-то конкретно, подумаем какие меры предпринять. Сейчас гадать и сотрясать воздух смысла нет. В данный момент, в первоочередная задача удержание границы до возведения стены.

— От стены польза будет? — Спросила Марфа.

Вместо Вольфа, ответил Густав Грунток.

— Против серьезного противника нет, но тот многочисленный поток зараженной заразы задержит. А если все-таки смогут пробить брешь, при прохождении создадут толкучку, и мы их разом сможем накрыть. Это не панацея, но хоть что-то что не даст тварям просто так прорываться через нашу границу.

— Не будем лишний раз коптить воздух, будте готовы, в случае необходимости вас позовут, а сейчас разойтись— закончил сегодняшний совет герцог.

Как удачно получилось, что я очнулся как раз в тот день, когда все мастера меча явились. Вышли мы вместе с Зигфридом и когда толпа разошлась, а мы остались вдвоем, капитан заговорил.

— Рад что ты цел парень, повезло что Баал был рядом. — Сказал капитан, провожая взглядом Марфую. Та успела отойти от нас на метров двадцать, а затем внезапно остановилась. И медленно развернувшись в нашу сторону, пошла к нам.

— Поменьше откровенничай с ней. — Сказал капитан, смотря на приближающуюся воительницу.

Марфа Сако подойдя к нам взглянула на Зигфрида, хмыкнула. А тот в ответ скривился.

— Не кривись, а то, итак не красавец, а если еще и перекосит, будешь вообще дамским угодником Га-га-га.

— Не начинай мегера. — Видно у Зигфрида не было настроя сегодня с ней бодаться.

— То-то же, молчи, когда старшая соизволила подойти, и рожу потупее скорчь, умная тебе не к лицу. Страшит.

— Карга, ты себя то в зеркало видела? Красивее тебя лишь лесные черти, но ты уже почти догнала их по обаянию. — Сказал Зигфрид, с все более краснеющим лицом.

— Хе-хе— Прохрипела Марфа. — Ладно старый пень, не к тебе шла, так что сопи. — Герой, и как тебе в мире грез? — Повернувшись ко мне сказала воительница.

— Не понимаю, о чем ты. — Ответил, и сразу же понял, как не убедительно звучал мой ответ.

Марфа в ответ прищурила один глаз, подошла поближе и как обычно застыла.

— Вижу этот лысый козел, тебе про меня сказочных бредней наплел.

— Пфф— Сурово глянул на Марфу, Зифгрид, но промолчал.

— Ничего он не рассказывал.

— Ладно парень, мало ты еще воздух коптишь чтобы меня обмануть. Поверь зла тебе не желаю.

— Сама доброта пришла, неужто в коем то веке добро надумала причинять. — Скептически вставил реплику Зигфрид.

— Помочь мальцу хочу, талант у него есть, не хочу, чтобы зачах. Ты его толковому не обучишь, дрыном своим машешь всю жизнь. Тут мудрость нужна, а у тебя её отродясь не было. — Улыбаясь ответила Марфа. — И вообще, с каких пор ты мне стал так не доверять? Отрицать не буду, своя выгода у меня есть.

— Ну так говори какая выгода. — Смотря то на нас, то по сторонам сказал Зигфрид

Кругом было достаточно много людей.

— Может отойдем в более тихое место, там и поговорим? — Спросил я у обоих.

— Малец толково говорит, идем Зигфрид, нужно четко прояснить ситуацию, уже не улыбаясь сказала воительница.

Отошли мы не мало, дошли аж до поляны, где находились Рогаторы и Рогал. Лишь там Марфа сказала, что нас никто не услышит.

— Ну что голубок, открывается тебе не буду, личное это. Но доля правды в слухах есть, знала я одного некроманта.

— Я же говорил! — Запыхтел Зигфрид

— Только врут слухи, не была я его не любовнице, не женой. Скорее подопытной крысой, кое-что успел урод сделать, но мне повезло, и я смогла кое-что приобрести за время, так сказать «отдыха». Некромант подох, я жива. Все, теперь вы те немногие кто знает правду и закончили про это — Сказала Марфа, а затем подошла к дереву и уселась возле него рядом, и начала нас рассматривать. — Так вот, хочу, чтобы малец стал сильнее я, потому что битву мы не вытянем своими силами.

— Думаешь демоны настолько сильны? — Спросил Зигфрид.

— Уж точно не слабые, но демоны конечно страшны, но есть вещи и похуже. Я по причине, которую вам не по статусу знать, приму участие в сражение против имперцев так что в моих интересах выжить.

— Давай поменьше гонору, а то аж тошнит! — Выдал Зигфрид.

— Потерпишь! — Толи зашипела толи захрипела Марфа. — Я знаю кое-что что не знают Гросвеноры.

— Ну так почему секретничаешь, возьми и расскажи Вольфу.

— Как вы я думаю заметили, есть у меня некая «репутация». Я ее не создавала, но у плебеев фантазия работает хорошо, а я по глупости в зародыше не зарубила расползающиеся слухи, так что моим словам не поверят, сочтут что окончательно рехнулась.

В общем есть у меня на той стороне, некий знакомый. Он нейтрален к Алтонии но и Имперцев не предаст, за ним был должок, вот он и передал мне весточку.

— И что в ней было? — Спросил Зигфрид.

— Марк уже не Марк, Меч Лонгина у него.

— Поясни! Если я мало что понял, то Джо вообще не поймет, о чем ты.

— Ты переоцениваешь себя Зигфрид. Но чтобы не гадали расскажу поподробнее. Марк имеется ввиду Марк Тиберий III Фениксийский, а вот про меч Лонгина ты должен был слышать.

— Нет не слышал.

— Ррр, ну ладно. Меч Лонгина. Лонгин герой времен «Этапа Древних», убивший темного бога Грутуса. Но есть кое-что еще, мало кто знает, я и сама узнала лишь по случайности, листая древнюю книжицу у своего «Знакомого» некроманта. Так вот Грутус, был не просто темным божком, он был стражем врат смерти. Что это за врата не понятно, но кое-что было написано про меч его сразивший. Автор, написавший ту книжицу, хихикая в тексте, утверждал, что владелец этого меча постепенно сойдет с ума, ибо в мече осталась часть души Грутуса. Она и свела в могилу Лонгина. Кстати причину смерти Лонгина никто не знает, и как он оказался у Фениксов тоже. В мече есть часть темного бога и она сведет с ума легата. А если мой знакомый говорит, что Марк уже не Марк, вывод?

— Вывод простой, ты сопоставила новости от своего знакомого, с тем, что когда-то прочила в книге некроманта, и решила, что на месте Марка, Грутус? — Уже без ехидства спросил Зигфрид.

— Можешь, когда хочешь! Всем, ну ладно не всем, до меня доходили слухи что Марк хоть и был чертовски силен, но как полководец был никакой. Брал силой, вот и все. Его брат Аврелиан, другое дело, но тот так удачно для нас скончался. И тут внезапно Марк поумнел, но все же слышали, что он после сражение с Каркодоном стал пускающим слюни идиотом! А тут у него в руках древний легендарный меч, моментальное исцеление, а также резкие перемены. Совпадение? Не думаю!

— Так расскажи Герцогу!

— Не поверит. Я бы сама не поверила если бы мне такую сказочку рассказали. Кто поверит, что воевать придётся не только с полчищами демонов, но еще и с древним хоть и не самым сильным, но Богом. Но даже если герцог и поверит, ему не поверит король и остальная высшая знать. Подумает, что врет, чтобы втянуть их в свою войну.

— И по тому ты хочешь, чтобы Джо создал армию химер?

— Нет, он кое-что в мире грез приобрёл, не так ли Джо?

— Нууууууу. — Хотел было что-то ответить я, как был перебит Марфой.

— Старый пенек, ты слышал про ЛИК ЗВЕРЯ?

— Та это старые бредни, подожди! Ты хочешь сказать! НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

Глава 16

— Та это старые бредни, подожди! Ты хочешь сказать! Не может быть! — Практически переходя на крик сказал Зигфрид. При этом вид его был сильно удивленный, и словно взбудораженный. Хотя при упоминании темного бога, который вероятно засел в тушке легата, он был собранный, серьезный, но при этом спокойный. А тут его так поменяло.

Громогласный спич Зигфрида, довольно сильно меня удивил и заставил задуматься, «Лик Зверя»? Интересно! Насколько я помню, находясь в осознанном сновидении, или как сказала Марфа, мире грез, моя трансформация в черного льва, или скорее гуманоидную химеру, имевшую схожие черты с большой кошкой, была не природным явлением, а результатом ритуала «Искажения» Так что вряд ли у меня было то, про что сейчас она сказала Зигфриду. Но даже если воительница увидела результаты ритуала, это было более чем странно, ибо я сам его последствия не чувствую. Как я говорил ранее, никакой скрытой силы, ждущей чтобы я ее, позвал, не было. До её слов вообще воспринимал события, произошедшие в сновидения, как бред сознания, но её слова заставили по-другому, более серьезно взглянуть на произошедшее.

— Да старый пень, Лик Зверя. И не кричи! Мы тут не глухие, про такое не стоит оповещать весь лагерь, или ты думаешь тут нет шпионов? — Воительница была возмущена, не произвольно даже начала закатывать рукава, чтобы если такое повторится, проучить некоторых, по её мнению, неразумных.

— Прости — Успокаиваясь сказал воин — Но не думаю, что найдется много тех, кто еще помнит, что такое «Лик Зверя»— Закончил говорить Зигфрид, при этом перевёл свой взор с неё на меня, внимательно всматриваясь, словно и вправду хочет увидеть звериный лик.

— Может расскажите и мне что такое «Лик зверя»? Или и дальше будете между собой говорить? — Мне было очень интересно услышать, что это за «Язь» такой, тем более, когда это касается непосредственно меня.

Воин и воительница уставились на меня и замолчали, я под двумя рентгенами начал себя неловко чувствовать, но молчание не пробелилось долго.

— Есть легенда— Начал было Зигфрид, но был перебит Марфой.

— Не легенда старый пень, а реальные воспоминание очевидцев. И помолчи дай я расскажу, что и как, я-то я вижу, что ты сейчас понарасказываеш не то, что есть на самом деле.

Так вот Джо, где-то около трех тысячелетий лет назад, когда зарождались практики, имею введу как магические, так и духовные. Один из практиков открыл своего рода состояние, при нахождении в котором воин или воительница, меняли свое физическое состояние на звериное, получая силу того зверя чей облик они приобретали. Таких людей называли Ар`Атаи слово из древнего забытого языка, которая в переводе наш означала «Наделен Ликом Зверя». Куда они делись, почему не появляется новых Ар`Атаи неведомо никому, ладно мне лично не ведомо, может кто и знает, но про появление таких людей я за свой век не слышала. В такое состояние из того, что я знаю, может перейти как маг, так и воин, но что является причиной перехода, не знаю.

— На сколько сильны были эти Ар`Атаи? — Спросил я.

— Знаю, что силы их были особенны и по-своему сильны, но в чем конкретно выражалась сила, не ведаю. Вряд ли они делали упор на когти или там звериный нюх, хотя… — Задумалась Марфа, — Ладно, гадать не буду, может и в когтях тоже. Но надеюсь, долго находится в неведении нам не предстоит— Сказала она, натягивая на свое лицо лисью улыбку.

У меня от такой резкой перемены даже мурашки пошли по коже.

— С чего вы решили, что я один из этих Ар`Атаи? — После моего вопроса воительница еще сильнее улыбнулась. Куда уж дальше растягивать свою улыбку то!

— Я вижу зверя внутри тебя, раньше такого не было, что за зверь не знаю. Но думаю, какой именно знаешь ты! — Закончив говорить воительница мне подмигнула. — Не хочешь нам поведать что произошло в мире грез? А я уверенна что произошедшие там события и стали причиной появления зверя, уж точно не твое ранение на поле боя было причиной.

— Вы так уверенны? — Спросил я.

— Более чем, но! Если не хочешь говорить, заставлять не буду, не хочу слушать лож. — С лица Марфы спала ее лисиная улыбка, а глаза стали словно обмораживать. Мгновение потребовалось этой женщине чтобы поменять свое состояние, вот она была веселой, а спустя секунду, на тебя смотрит без эмоциональный ледяной айсберг.

Её разительные перемены меня поразили, при этом очень заинтересовал. Что сейчас произошло? Почему такая реакция? Но долго над этим я не смог поразмышлять, так как состояние Марфы опять вернулось в былое весёлое, и она выжидающе на меня уставилась.

— Ладно, все было так… — Начал я рассказывать про мир грез, упустив лишь про концентрированный реактор хаоса в виде капли.

Мой рассказ не затянулся и спустя десять минут я замолчал, а Зигфрид с Марфой задумались. Спустя пару минут первой как обычно нарушила молчания воительница.

— Говоришь был человекоподобным черным львом?

— Ага, чем-то похожим на Баала.

— И когда проснулся над головой был Баал?

— Да.

— Хм— Женщина стала ходить из стороны в сторону, а Зигфрид задумчиво почесывал уже заметно отросшую на помолодевшем лице бороду. Я тоже молчал, а что я могу сказать? Ритуал запустил не я, а кто это был, точно не знаю. Есть у меня версия, что это сделала капля, но как-то слабо в такое вериться. У неё явно были другие намерения.

— Ситуация усложняется— Как-то разочарованно сказала: «Кровавая». — Я думала твой рассказ внесет ясность в то, как нам дальше действовать. А получается, что и ты ничего не знаешь, говоришь вообще ничего не чувствуешь?

— Хотел бы, но нет. Обычное состояние, разве что чувствуется что лежал пластом три дня, и нужно размяться.

— А вот это уже хорошая идея. Ты! — Указал Зигфрид пальцем на Марфу. — Подумай может что еще вспомнишь, а мы пока с Джо разомнемся. С этой войной тренировки мы подзабросили малость. И как видно, очень даже зря.

Молчавшая воительница, задумчиво кивнула и уставилась в землю. Ми с Зифгидом немного на неё посмотрели, и поняв, что та уже сама попала в мир грез. Отошли от неё на метров двадцать, встав друг напротив друга.

Зигфрид возвышаясь надо мной словно гора, задумчиво меня рассматривал. А я молчал, ожидая его слов.

— Первое! — Внезапно выдал капитан. — Не рискуй почем зря! Ты не кляп, и каждую дыру затыкать не обязан! Второе! Не рискуй собой, отойди в сторону и жди подмоги. Эти наставления из-за твоего ненужного героизма. А теперь расскажи, как тебя угораздило так пострадать.

— Тебе что все рассказывать? Зачем тогда мы отходили?

— Пусть думает в тишине. Может что и посоветует дельное. Она как оказалось намного больше знает про лик зверя чем я, я про Ар`Атаи и не слышал вовсе, так что лучше оставить её, наедине с собой. Ну так говори, почему полез?

Пересказав что произошло со мной на поле, стал дожидаться реакции Зигфрида, тот задумчиво на меня смотрел.

— Говоришь «ревом отбивался» — Констатировал Зигфрид.

— Не просто отбивался, а уничтожал врага за один раз. Правда, когда манна было достаточно. Но если бы я рассчитывал на свое владение оружием, думаю там, в подземных туннелях и остался бы.

— Почему Баала, или Крабов не позвал? Кстати, крабов больше нет. Рубка была знатная, и твои химеры практически вытянули собой все сражение. Наши войска подошли уже под конец.

— Нет. Без Баала те бы ничего не сделали, тот шибанул огнем в туннели с такой силой что черви повылазили на поверхность. До этого они очень успешно уничтожали химер.

— А до этого ты старался провернуть тоже самое.

— Ага, только менее успешно.

— Вообще не успешно, исходя из результата.

— Ну да.

— Идея у тебя была конечно здравая, и возможно ты бы смог своим огнем выманить на поверхность пару червей, но пару червей бы не внесли перемены на поле боя. А вот если бы ты изначально приказал так поступить Баалу, результат был бы совершенно иным, его бы точно так не подловили как тебя.

— Это да, я конечно немного растерялся в тот момент, все-таки все произошло уж очень быстро и неожиданно, мне тогда обидно стало что моих существ уничтожают, хотелось чем-то помочь, вот и постарался хоть как-то помочь.

— Ладно будет тебе наукой, а сейчас вставай в стойку, проверим мог ты там что-то сделать или нет…

Сражение, нет избиение длилось около двадцати минут. По началу Зигфрид проверял не растерял ли я навыки, но чем дольше длился бой, тем агрессивнее он становился. Один за другим я пропускал удары, и чем быстрее был темп боя, тем больше я начал пропускать. Помня про контроль, старался несмотря на боль контролировать свой разум, но мой холодный разум не сильно помогал, так как против мастера меча, этого мало. Сражение было в рукопашную, что меня хоть как-то спасало, так как Зигфрид, мастер меча, а не мастер рукопашного боя.

Если поначалу я еще старался вытянуть чисто за счет физической силы, то после десяти минут спарринга уже пошла в ход манна, но и она мне не помогла. Как только я становился чуточку сильнее, Зигфрид в противовес мне становился серьезнее. То, что он не применял дух я был уверен, пока он меня побеждал за счет опыта, но уже спустя пятнадцать минут, когда я уже перешёл за три человеческих предела, видно и ему пришлось начать укреплять тело.

У капитана навыки рукопашного боя, как и показатели физической силы понятно дело, были многократно лучше моих. С доступной ему силой, тот мог даже не уклоняться, а просто принимать удары на блок, но вместо этого, он парировал атаки, контратаковал так что я уже был вынужден защищаться. Чаще всего у меня это получалось плохо.

Вот я пропустил первый по-настоящему сильный удар в лицо. Столкновение кулака с носом сопровождалось довольно сильным треском. Нос сломался как сухая веточка, в глазах вспыхнули звезды, а голова откинулась так что я подумал будто вижу, что позади меня. Несмотря на укрепление тела манной, боль я почувствовал очень сильную. Мнимый контроль за эмоциями улетел вместе с уверенностью в своих силах.

Что бы не упасть на спину выставил ноги и оттолкнувшись назад, сделав несколько кульбитов. Приземлившись, скосил взгляд на нос. Глаза еще не успели заплыть, и я увидел ту кашу что стала вместо него. Кровь заливала рот, сильным ручьем стекая по бороде, капая на землю, также и во рту я почувствовал металлический привкус.

Сплюнул, и удивился увиденному, вместе с кровавым сгустком на земле лежало четыре белых зуба. Провел языком по верхнему ряду зубов. Да, именно там сейчас были сквозные дыры. Что за хрень происходит, подумал я и было уже хотел спросить у Зигфрида по этому поводу, но не успел.

Со спины повеяло смертельной опасностью, рефлексах тела сработали быстрее команды разума, и я отпрыгнул в сторону сделал несколько кувырков. Остановившись начал привставать, смотря на место откуда несло угрозой. Но не успел рассмотреть угрозу как сильный удар в легкие выбил из меня воздух, и отправил в полет. Пролетев несколько метров и упав на спину, при этом словно мне было мало ударился затылком, считая звезды так остался лежать при этом, посматривая в сторону Марфы.

Воительница с застывшей после удара ногой смотрела на меня, её лицо ничего не выражало, а в холодных глазах было видно лишь равнодушие. Никакое укрепление тела мне не помогло выдержать такой удар, и терпя адскую боль понял, больше я не боец.

— Я сдаюсь! — прохрипел, предварительно сплюнув по моим ощущением стограммовый сгусток крови.

Марфа тем временем ничего не говоря, с равнодушным выражения лица, спокойно шла в мою сторону. Я подумал, что она поняла и идет помочь, но подойдя ко мне, воительница молниеносным движением ноги заехала мне в бочину. Сила удара отправила меня в полет к ближайшему дереву. В полете сделав несколько кувырком ударился о его крону спиной, и опять из меня выбило дух.

Скатившись в низ, стараясь прикрывать лицо руками. Оказавшись на земле, медленно уперев руки об землю закричал.

— Я сдаюсь! И не дожидаясь ответа, стал формировать заклинание «Исцеления» Зеленый свет накрыл меня полостью, тепло стало расползаться по телу, изгоняя мучавшую меня боль.

Что-то тренировочный бой стал уже не тренировочным— Подумал я, кайфуя от исцеляющего действия заклинания.

Баххх— Удар сопровождался треском.

Сначала появились звезды, за ними пришла боль, а следом я опять полетел. Не успев приземлиться, как ко мне приблизилась размытая тень, а затем меня накрыла ужасная боль в животе. Первым что я сделал по приземлению накрыл голову руками и стал блевать ранее съеденной полупереваренной едой. Когда еды не осталось, пошла желчь. Весь в слюнях, крови и кусочках недоваренной еды. Я как мог закричал.

— Сука, тварь перестаньте меня избивать! Зигфрид помоги!

Ответа не последовало, воспользовавшись тишиной опять накинул на себя «Исцеление» Блаженное теплое чувство по всему телу, сменилось гладом ударов, не таких сильных как ранее, но достаточных чтобы я чувствовал адскую боль. Кости хрустели, некоторые ломались, я пару раз старался ударить в ответ, но отмахиваясь правой рукой я открывал защищаемой ею часть головы, и в туже секунду мне туда прилетало.

Сколько длилось мое избиение я не знаю, сколько раз я видел звезды перед глазами тоже не знаю. Иногда избиение прекращалось, и я чтобы не сдохнуть от боли по всему телу накладывал на себя «исцеление» и «Восстановление». Приносимое заклинанием блаженство, опять сменялось ударами и хрустом ломаемых костей.

Я не мог дать сдачи, иногда, когда я хотел ударить в ответ. Не важно, рукой я бил или ногой, но итог был один, её мне ломали.

Я кричал, просил меня пощадить, просил Баала помочь, но он мне почему-то не отвечал. Не достучавшись до Баала, стал звать Рогала, не достучавшись к нему позвал Рогаторов. Но мне никто не отвечал.

Сука меня постоянно избивала, в те мгновение, когда «Исцеление» снимало отеки с глаз, я видел все туже холодную лисиную улыбку. Сука приближалась и постоянно не щадя, била, но била так что я не терял сознание. Знает сука куда нужно ударить!

Я не мог терпеть ее рожу, ненависть пришла вместо отчаяния. Но одной лишь ненавистью я не мог справиться с Мастером Копья. Подойдя, эта сука опять начала меня избивать, выждав момент, когда был наиболее близко с ней, харкнул ей в лицо.

Получилось удачно.

Комок крови смачно разбился об её лицо, и тот последний зуб что у меня был спереди, выбитый ею сейчас, полетевший в неё вместе с кровью, так и остался на лице, прилипнув у нее под глазом.

Избиение прекратилось, лежа на земле я смотрел как Марфа дотронулась до своего лица, и нащупал зуб, взяла его рукой, начала рассматривать. Застывшая словно статуя она смотрела на зуб секунд пять, а потом ее правый глаз начал дергаться. А улыбка доползла практически до ушей, став нереальной и ужасающей.

Как она преодолела разделяющее нас расстояние я не заметил, а скорее почувствовал. Онемевшее тело с поломанными костями, опять отправилось в полет, и не успев приземлиться, подверглось повторному граду ударов. Спустя несколько секунд я уже не мог пошевелиться, в этот раз мне никто не давал время чтобы исцелится. Глазами я ничего не видел, они у меня толи вытекли, толи закрылись гематомами, не знаю

Я понял, что эта сумасшедшая сука забьет меня окончательно, и мне никто не поможет. Даже Зигфрид, просто стоял и смотрел как меня избивают, гаденько так улыбался при этом.

Я все понял, меня все предали! Предатели сука! Но почему, Баал, Зигфрид, я же вас считал семьей, а вы так со мной! Ненавижу гадов, были бы силы я вас бы прибил, убил, РАЗОРВАЛ!

Ударов я уже не чувствовал, так сука сидела у меня на туловище и была в голову, выбивая последние остатки сознания, как же я хочу ей отомстить!

Внезапно темнота заплывших глаз сменилась серым пространством. Я опять в мире грез? Или меня забили до смерти? Спросил я, лежа на полу, но не дождавшись ответа, поднялся. И что делать? Задал я сам себе вопрос. Но не получив опять ответа, прислушался к себе. То, что я полностью в этом месте цел, было понятно уже по тому, что я могу видеть.

Вместе с ощущением целостности пришло и понимание куда идти. Знакомое ощущение, я понимал, что будет ждать меня там, и я не ошибся. Пять часов пути, и передомной застыла парящая, светящаяся словно фонарь, капля хаоса. Щупалец не было, но я понимал, как только подойду на нужное расстояние, они моментально появятся.

Что-то не подумал, что я буду делать, когда приду к ней. Так что стою уже минут десять, смотрю на нее, а толку нет. Реактор хаоса спокойно себе парит передо мной, и все, ноль реакции на мое присутствие.

Просидев так пару часов, решил от нечего делать рискнуть. А что остается? До конца времен так сидеть что ли. Нет! Нужно как-то вырваться из этого места и набить рожу Марфе и Зигфриду. Хотя я за время которое провел в пути успокоился и понял, что эти поганцы задумали, но блин рожу набить им обязательно нужно!

Шаг за шагом начал приближаться к капле. Вот, между нами, уже два метра и ничего, капля не реагирует, полтора метра, ничего. Как только я сделал еще один шаг в меня полетел десяток щупалец, скорость их была запредельной. Я полагался на рефлексы тела, но и они не смогли среагировать. Во-первых, из-за их скорости, во-вторых, из-за того, что я не почувствовал опасности.

Десятки щупалец стали меня опутывать, но не притягивать. Спустя время я был погружён в своеобразный кокон и наступила тишина.

— И что все? — спросил я у пустоты, но мне не ответили. Лишь странная теплота прошлась по всему телу.

— Ты не можешь говорить? — Опять по телу прошелся теплый поток.

— Ты хочешь поглотить меня? — Вместо теплого потока, прошёлся холодный.

— Ты хочешь мне помочь? — Теплый.

— Ну так помогай, меня там в реальности убивают! — В этот раз ноль реакции.

— Ты знал, знала, что меня там избивают? — В ответ холодный поток.

— Ты не знаешь, что происходит в реальном мире? — Теплый.

— Ясно.

— Что ты хочешь вообще? — В ответ тишина.

— Ты мужчина? — В ответ ничего.

— Ты женщина? — Опять нет ответа.

— Ты знаешь про лик зверя? — Ничего.

Ладно, а если так.

— А про Ар`Атаи? — В ответ получил даже не теплоту, а жар!

— Помоги мне стать Ар`Атаи. — В ответ холод.

Так, ладно нужно задавать вопросы на который оно может дать односложный ответ, на подобии: да-тепло, нет-холодно.

— Ар`Атаи существуют? — Теплота в ответ.

— Это люди? — Холод (Нет)

— Ты Ар`Атаи? — Решил наобум спросить, но был удивлен ответом — Теплота (Да)

Так думай башка, думай. Наделенных Ликом Зверя.

— Ты дух зверя которых зовут Ар`Атаи? — в ответ Жар (Да!)

— Благодаря тебе я стал Черным львом? — Жар! (Да)

— Ты хотел меня убить! Я мог потерять себя!! — В ответ ничего.

Если он не хотел убить, тогда зачем?

— Это было испытание? — Жар в ответ (Да!)

— Я его прошел— Жар в ответ (Да!)

— Почему я в реальном мире не чувствовал другую ипостась? — В ответ тишина.

Ладно понял.

— Я могу в реальном мире обретать облик льва? — В ответ Жар.

— Но для начала мне принять данный тобой дар, да? — В ответ Жар.

— Осознать себя львом в этом месте? — Опять жар

— Как это сделать? Я согласен! — В ответ пришла теплота.

Путы стали отпускать меня, а когда я смог видеть и двигаться я понял, что стою на расстоянии двадцати метров от капли с духом Ар`Атаи. А я стоял в центре ритуального круга, а надомной парила сфера, как и в прошлый раз. Внезапно от Ар`Атаи в сферу ударил зеленый сгусток энергии и ритуал пришел в действие.

Второй раз я практически не боролся с преображениями, лишь только когда начался манятся мой разум, уперся колом и не давал ему внести изменения. Когда понимаешь ради чего ты это делаешь, то и терпится как-то лучше. Долгие два часа длился этот особый ритуал, а после его окончания, результат его был ожидаем.

Осмотрев себя, все тоже гуманоидное тело черного рогатого льва. Выделив манну жизни, и по телу прошелся поток силы. Не знаю почему так, но именно манна жизни наполняла организм силой, даже не силой, а чем-то что я бы назвал могуществом. Но ошибки прошлого раза я не стал повторять и лишь обошелся одной пятой резерва. Опять отправится в полет не хотелось. Привыкнув к телу и постлавшись полностью принять себя в такой форме, я пошел к капле. Как только к ней приблизился от нее отделились жгуты и опять погрузили меня в кокон. Как только серое пространство закрыли собой жгуты произошла вспышка, после которой я попал в реальный мир. Тот встретил меня как обычно, летящим в лицо кулаком.

***

Марфа Сабо не любила бить детей. За долгою жизнь ей приходилось делать всякое, греха за ней как она считала было более чем достаточно. Но вот так, не будучи уверенным в результате избивать парня еще не доводилось.

Она предпочла бы это не делать, но Зигфрид бы не согласился. Он, конечно понял, что она задумала, но сам бы это делать не стал. Единственное на что хватило его сил это лишь лживо лыбился, смотря на парня. Джо, конечно, не понимал, что на лице старого рубаки лишь натянутая маска, за которой скрывается воин, держащийся из последних сил чтобы не напасть на нее. Но старый рубака понимал, так надо. Слишком часто молодой барон надеется на кого-то, слишком часто ему на помощь приходят химеры. Правда в этом плане был один изъян. Марфа опасалась, что Баал и остальные химеры вмешаются, но они не вмешались. Тем, кто не дал вмешается был Баал, хотя молодой Рогал было уже хотел напасть, но более старший сородич, не дал. Интересно…

Марфа

С каждой минутой я все думала, что ничего не получится, реально убивать парня никто конечно не планировал. Но уж больно крепкий у него организм, и это его исцеление. Парня реально нужно было каждый раз превращать в отбивную чтобы тот начал хоть что-то предпринимать.

Усевшись на него, начала регулярно дозируя силу вбивать голову барона в землю. Замахнувшись в очередной раз, с мыслями что если и сейчас ничего не произойдет, то она закончит это избиение детей. Не успел ее кулак достичь лица Джо, как его перехватила на глазах трансформирующаяся лапа, и одним движением отправила в полет Марфу Сабо, Мастера Копья третьего ранга, на встречу с ближайшим деревом.

Пока воительница летела, она отчетливо видела, как тело парня трансформировалось. А к тому моменту как она оттолкнулась от дерева, сделав несколько сальто приземлилась на землю. На месте, где еще три секунды назад был молодой красивый барон, находился ЗВЕРЬ!

— РААААААААА— На всю округу разнёсся львиный рык, оповещая всех что Темный лев, царь духов Ар`Атаи воплотился в этом мире.

Глава 17

Небывалая легкость, с которой я откинул Марфу, меня не сильно удивила, так как вместе с осознанием себя в реальном мире, я уже чувствовал нарастающую силу и как мой организм начал меняться. Злость на эту женщину вспыхнула по-новому, тем более, когда переломанный организм моментально и очень болезненно напомнил в каком он состоянии сейчас благодаря ей, находится. Наполняя организм манной жизни, почувствовал не только возрастающую мощь и перемены в организме. Но вставание на место костей, как в теле, так и на лице, процесс регенерации сопровождался ощутимой болью, которую я накапливал пока вставал. Встав на ноги, выплеснул на ружу в ту ярости, боль и гнев, который скопился во мне.

— РААААААААА — Но вместо крика получился громогласный рев. Интересно, а говорить я вообще в этом теле смогу? Но не об этом, сейчас нужно проучить некоторую зарвавшуюся особу. Чтобы неповадно было впредь так поступать.

Воительница и не думала ударятся об дерево. А долетев к широкому стволу, оттолкнулась от него, в полете сделав два сальто, а затем с грацией кошки приземлилась на ноги, при этом смотря мне прямо в глаза.

— Джо, другого выбора не было…

Ожидаемый рассказ, о том, что мы хотели, как лучше, и у нас выхода не было я пропустил и напитал организм манной, усилив ее тем самым, стал шаг за шагом приближаться к Марфе.

Не знаю, что она увидела по моей физиономии, но сразу после того, как я пошел в её направлении, достала боевой жезл. Длина его была не велика, но я, зная его особенности, постарался собраться и сосредоточиться на битве.

Я, конечно, поднабрал в силе, но вот опыта сражений у меня то, как такового и не было, в отличии от Марфы, так что я сосредоточился на битве по серьезному. Шаг за шагом я ускорялся все быстрее, и к воительнице я приблизился практически размытой тенью.

Первый взмах моей когтистой лапы воительница не стала парировать или отбивать, она просто отпрыгнула на двадцать метров в сторону. Думаешь побегать от меня, ну попробую! Думал я, мчась к ней дополнительно напитывая тело манной. Но каждый раз, когда я думал, что вот я её достану, она удачно уворачивалась и отпрыгивала в сторону, таким образом ускользая от меня.

К сожалению, я почему-то не чувствовал той мощи, что сопровождала это тело в мире грез, и при всём моём старании, я не мог напитать меридианы тем количеством маны, которым наполнял их во время пребывания в осознанном сновидении, но я не сдавался. Хоть тело хоть и было ослабленно, но те несколько попыток, которые предприняла Марфа чтобы меня атаковать, были мной удачно отбиты.

То, что она не сдерживалась когда атаковала, было слышно по звуку соприкосновения моей руки с ее ногой, звон был такой, словно два лома ударились друг об друга. Новое тело обрадовало своей защитой, я удар практически не почувствовал, но вот по немного скривившемуся лицу воительницы, стало понятно, что для неё он без последствий не остался. Пять попыток которые она предприняла, окончательно убедили воительницу в бесперспективности её действий, и она вернулась к удачной тактике, подпусти и отпрыгни. И все вернулось на круги своя.

Еще минут десять я бегал за ней, а потом что-то начало происходить, внезапно моя скорость стала заметно падать, а потом и вовсе я почувствовал, что мой рост начал уменьшатся. На моих глазах тело черного льва, опять возвращалось в человеческое. Процесс был безболезненный, но очень непривычный. Десять секунд мне потребовалось чтобы опять стать человеком. Вещи мои, конечно, опять пришли в негодность. Так что сейчас я хмурясь, и поддерживая штаны смотрел на серьёзную Марфу.

Лицо воительницы не выражало эмоций, это меня бесило еще больше. Но долго гадать что она чувствует не пришлось. Марфа нарушила молчание первой.

— Извинятся не буду. — Холодно сказала она, немного расслабившись. — Результат моих действий ожидать долго не потребовалось. Так что это было болезненно, но Эффективно. Ты смог приобрести форму темного льва и воплотить ее в реальном мире. Стал на время ровней мастера меча, и как я думаю это далеко не предел твоего преображения. Так что немного боли, принесли заметный и полезный эффект.

— Немного боли! Ты это назовёшь немного боли! Ты мне все кости переломала! — Не сдержавшись закричал я.

— А кто виноват, что у тебя такой высокий болевой порог! Ты еще и лечил себя. Что мне оставалось, начать задуманное, но не закончить? Вот и пришлось действовать, ориентируясь на твои возможности, по-другому бы эффекта не было бы.

— Ты меня могла убить!

— Не переживай, я не просто так в чине Мастера Копья. Я могу понять по состоянию организма, сколько ему ещё осталось.

— Это как-то мало утешает!

— А ты почему не вмешался? — Крикнул я уже Зигфриду.

— Я.Я. Ну я… — Зигфрид первый раз на моей памяти начал заикаться и краснеть.

— Он бы задуманное мной сам не смог совершить. Обязательно бы тебя пожалел, и не довел бы дело до конца. Единственное на что ему хватило сил, и то с большим трудом, так это не вмешивается. Не гневайся на старого пня, если бы не нынешние обстоятельства, он бы такого не допустил. И вообще все получилось, в чем проблема?

— Можно же было это сделать по-человечески! Я не подопытная крыса, чтобы мне ломать все кости, и гадать о результате.

— И, как например? Подождать чтобы ты полез геройствовать в бою и тебя бы там обязательно ранили, и тогда гадать, наделён ты Ар`Атаи или нет?

— Я вообще-то думал больше так глупо не поступать! Геройствовать мне разонравилось!

— Тем более! Ты понимаешь, что у тебя вряд ли найдётся шанс стать сильнее в комнатных условиях! Не всегда ты будешь падать с высоты и пробивать себе легкие. В один момент в тебя прилетит копьё, от которого ты не сможешь уклонится, оно пробьёт твою голову, и все, на этом твоя песенка будет спета! Так что лучше было это сделать сейчас, чем гадать потом успеешь ли ты обрести «Лик Зверя» или нет.

— Хм… — неприятно это было конечно осознавать, но в её словах была правда. — Но как видишь, он мне мало помог с тобой. Догнать то я тебя не смог!

— А меня вообще мало кто может догнать. Бег! Это один из моих главных навыком по жизни. Или ты думаешь, что мне всегда попадались противники, которых я могла одолеть? Ха! Я жива лишь потому, что в те моменты, когда понимала, что шансы выйти победителем из битв равны нулю. Я очень быстро покидала сражение. И ничего зазорного тут нет, выжить стать сильнее и отомстить, намного почетнее чем героически умереть, не добившись цели. Кому твой хладный труп что-то докажет?

Вот я и научилась в этой жизни так бегать, чтобы меня не смогли догнать, того же Зигфрида ты точно догонишь.

Правда есть один минус, ты очень мало времени можешь находится в форме зверя. Пятнадцать минут, это мало. Рано или поздно враги поймут пределы и возможности этой формы. И не будут стеснятся побегать от тебя несколько минут. Так что я надеюсь, это не предел.

И ты меня должен исцелить! У меня скорее всего поломана нога!

— Нет! Не буду. ТЫ меня покалечила столько раз, что я со счета сбился.

— Паршивец! Я же это ради твоего блага делала!

— Мне все-равно. Я к себе.

И больше не слушая что мне могут сказать, развернулся пошел к себе. Я чересчур устал, как морально, так и физически.

По дороге меня догнал Баал, глянув на него сказал.

— И? Я тебя звал, почему не помог?

— Ты стал сильнее. По-другому было никак! — Получил полу рычащий ответ.

***

Марфа Сабо провожала взглядом удаляющегося Джо. Реакция парня была ожидаема, но она не думала, что при этом она получит перелом ноги, и руки.

— Думаю долго будет обижаться на тебя. — Сказал подошедший к ней Зигфрид. — Ты его серьезно калечила, я и сам не ожидал что ты будешь так поступать.

— Его обиды меня мало волнуют, он стал сильнее? Стал! И все, теперь у него больше шансов на поле боя.

— Думаю он больше не будет сам рисковать. Уже научен горьким опытом.

— Будет, куда он денется. Контроль за химерами нужен постоянно, а на поле боя может что угодно произойти. Так что понимание того, что он выживет, важнее чем его детские обиды.

— Что скажешь про эго форму?

— Сила есть, этого не отнять, а вот боевого опыта нет. Надеятся, что он сможет выстоять против опытного мастера меча не стоит, только зря потеряем парня. Про Легата сам понимаешь, хоть Марк и был всего лишь шестым, но и этого вполне достаточно тем более с мечом. Также надеюсь, что не подключится кто-то из второго десятка.

— Какой им смысл вступать в бой?

— По просьбе императора могут вмешаться. Все-таки нашествие демонов. И они не мы Зиг, те вмешаются и помогут, а наши будут смотреть как домен Гросвенор растеряет все свои силы и лишь тогда вступят.

— В чем причина, почему Хъю Гроссвенору не оказывает поддержку король?

— Тот надеется, что он сам справиться. Мысли короля сейчас посвящены тому, как отдать долг халифату. Условия, поставленные ими, были практически неподъемными. Так что король сейчас мало того, что должен каждому из герцогов немалую сумму, так и утратил древнюю реликвию, что есть похуже, думаю за нее в скором времени спросят…

— Это вообще, по-твоему, важно, когда у порога легионы демонических выродков, и следом имперский род готовит вторжение? Какие могут быть мысли о долгах.

— В целом ты, конечно, прав. Но Хъю Гросвенора остальные патриархи не любят, больно многим в своё время его род прошелся по мозолям. А король немалые средства одолжил у них, а отдавать как я понимаю нет из чего. Вот и получается, что остальные Герцоги давят на короля, тот бездействует и домен Гроссвенор остаётся один на один со своими проблемами.

— Это очень глупо. Ну ладно пока есть силы будем барахтаться, но ты там говорила про древнего божка. Ты серьезно веришь, что он действительно в мече?

— Я бы хотела, чтобы его не было там, но все-таки нужно ожидать худшего. И да, верю.

— Если есть доказать, что он есть, можно объединить все королевство против него, и постараться победить.

— Даже не надейся. Объединится против легата, означает ополчить против себя империю. А император в свою очередь объявит войну уже Королевству. Тут нет единственно правильных решений, все они ущербны по-своему. У нас как я ранее говорила, шансов в одиночку справится объективно мало. Вот поэтому и нужно усилить мальца настолько чтобы его голос начал что-то значит. Химеры, конечно, хорошо, они вносят свою лепту в ход сражения против демонов, но, чтобы к нему начали прислушивается, он сам должен быть на что-то способный. Не вечно же эму быть придатком к химерам.

Я конечно надеялась, что данная форма будет посильнее, но на первое время и того, что он показал будет достаточно. А дальше постараемся его усилить.

— Тут ты права, было бы время чтобы его усилить.

— О чем ты?

— Тревожно мне, думаю времени у нас совсем мало.

— Видно не я одна такое ощущаю. Так что пусть денек отойдет, и ты наведайся к нему, нечего обиду держать.

***

На следующий день ко мне наведался Зигфрид, на него я был зол не меньше чем на Марфу, но поговорив и разъяснив для себя многие моменты, постарался прогнать обиду. Все-таки возможно, что в нашей ситуации по-другому поступить действительно было нельзя. Но взял с него обещание подобного не повторять, и если что, вмешаться.

А сам за прошедший день отлеживался, наедался и старался понять, что со мной конкретно произошло. То, что я принял форму Ар`Атари понятно, но нужно было уметь менять свое состояние по необходимости, а не тогда, когда меня изобьют до смерти.

Медитация в этом очень помогла, смог понять, что конкретно во мне изменилось. Первое что сразу бросалось глаза, так это увеличенные в размере дублирующие меридианы. Те увеличились в половину, также заметно увеличенный источник. Нужно будет проверится у магов, может мой объем уже перерос первый ранг, и по уровню тянет на слабый магистерский. Но врятли конечно. Так же мое преображение укрепило сухожилия, и немного мышцы. Не скажу, что многократно, но эффект был. В целом, когда разобрался в организме и понял, что форма Ар`Атари дала мне не мало, обида начала улетучиваться окончательно. Осадок остался конечно, но понимание что пережитое мной была на пользу, внесло лепту в разговоре с Зигфридом.

Мне не совсем нравился некий упор в предстоящих событиях, сделанный именно на меня. Мне эта война вообще меньше всех нужна, и лезть на амбразуру я как бы не планировал, но видно Марфа почему-то решила, что и я должен поучаствовать в сражении с вероятным богом. Её некая уверенность в моих возможных силах, льстила конечно, но сам я на ситуацию смотрел несколько в ином ключе, и вообще больше не планировал сражаться. Пройдясь по краю, по-другому начинаешь относится к жизни, и ставить свою собственную на кон больше не горел желанием. Так что пускай она что хочет думает, но сделаю я как посчитаю нужным, сам!

Как оказалось, чтобы вернуться в форму Ар`Атари нужно не просто время, а некая наполненность источника. Тот был покрыт прозрачной аурной дымкой, я сначала не понял, что это, но, когда дымка стала уплотнятся начал чувствовать, не знаю, как описать, словно в подсознании есть костюм, и чтобы его одеть нужно только потянутся. И чем сильнее уплотнялась дымка, тем отчетливее я понимал, что это именно то, о чем я думаю.

В последующие несколько дней я убедился в своих мыслях. Свою человеческую форму на форму Ар`Атаи я менял на том же месте, только в кольце Рогаторов, некая защита от посторонних глаз. Но думаю, мы все догадывались что все, кому я интересен, уже в той или иной степени в курсе произошедших событий.

Мои поединки с Марфой и Зигфридом, показали, что мое преображение далеко не панацея, сила у меня была, но её было крайне недостаточно. Становится Ар`Атари я мог раз в день на пятнадцать минут, в тот момент, когда аурная дымка вокруг источника утончалась я возвращался в человеческую форму. Уже в первую тренировку мы засекали с помощью песочных часов время, а на третий день время моего изменённого состояния уже было семнадцать минут. Результат был, конечно, обнадеживающий, но что-то мне подсказывало что с каждым разом увеличивать время будет сложнее.

Одними тренировками я не занимался, в один из дней, все-таки решил воплотить то, что задумал ранее. Два десятка птиц, отловленные солдатами ранее дожидались того момента, когда я захочу их преобразить.

Так как они будут нужны лишь для разведки, дублировать ритуал, моим свинками не требовалось, тем более, когда пропускная способность дублирующих меридиан хаоса, стала больше. Я с задачей справился без проблем.

Преобразовывал птиц я не массово, а поочерёдно, все-таки разведчик должен понимать хоть что-то, а не лететь по команде вперед, а потом, когда скажу направо. Первая птичка, ну как птичка, это была уже химера. Манна хаоса, сама по себе очень агрессивна, и ожидать что, используя ее получится что-то милое и доброе, думаю не стоит. Существо получилось удачно и походило на оперенного птеродактиля, с локоть длиной. Чтобы убедится в эффективности существа, отправил её в полет за стену. А когда Птер передал картинку Баалу, а тот уже мне. И я отчетливо увидел поля за стеной, решил продолжать изменения птиц.

Чтобы у птеров был лидер, решил не экономить и создав дублирующий ритуал, принёс в жертву пять кролей. Получившийся не плохо, Птер был больше, и агрессивнее за своих собратьев. Агрессивная натура выражалась конечно же визуально. Темно синяя расцветка, шипы как на клюве, так и на сочленение крыльев, говорили о том, что это Хищник. Птеры поменьше были конечно тоже не травоядными, но по как я надеюсь, получившемуся вожаку, с первого взгляда было понятно, что это фрукт «ровнее» чем остальные.

Пробный полет воздушной разведки был очень даже освещен в народе. Конечно же я сообщил и герцогу, и генералам о новых химерах, те, конечно обрадовались, но запрягли меня создавать новых муравьев, так как они довольно сильно облегчали контроль за границей. Максимальное количество моих химер было откорректировано, и увеличено до предполагаемого миллиона особей. Так что в тот момент, когда воздушная разведка бороздила территорию врага, я наведывался в найденные солдатами муравейники и готовил ритуал.

К тому моменту как я преобразил первый из трех муравейников, воздушные разведчики обнаружили нечто странное. Где-то в десяти километрах от возводимой стены, были замечены странные биологические объекты. Увидев их просто по-другому, не смог их охарактеризовать. Так вот эти наросты на чреве планеты, выглядели настолько чужеродно что не нужно быть демонологом, чтобы понять — эти образования появились благодаря демонам. Этих прыщей было чрезвычайно много, тысячи и тысячи гнойных наростов, покрывали густым ковром землю, при этом постоянно пульсируя.

«Птеры передавали не просто картинку, а некий записанный фрагмент из памяти, максимум до десяти секунд воспоминаний»

Немного разобрав что происходит понял, что наросты, как бы созревают. Сомневаюсь, что они заполнены гноем, думаю как обычно там нечто поганое. Масштаб проблем я осознал, когда приказал всем Птерам разведывать именно ту местность. Со временем я понял что недооценил количество наростов. Их было не тысячи, а сотни тысяч. И в одном из фрагментов воспоминаний, было отчётливо видно внутреннее шевеление.

Тянуть не стал, и сразу направился к Вольфу. Тот встретил меня как обычно в своем шатре, сидящий на троне что-то обсуждая с генералами, также там были приехавшие недавно братья Кроусвик. Внимательно выслушав все мои предположения о том месте. Вольф задумал, а потом сказал.

— Господа, каковы будут уже ваши мысли по этому поводу, а самое главное, что нам стоит предпринять. Про эти гнойники кто-то что-то слышал?

— Нужно звать ведьмака, тот точно более сведущ во всякого рода нечисти. Мы лишь можем предположить, что, когда эта зараза вылупиться, она добра нам точно желать не будет. Так что стоит быть готовым к сражению— Грубым баритоном, с легким похрапыванием сказал Граф Кроусвик.

Все в шатре одобрительно покивали.

— Прикажи ко мне явиться мастеру-ведьмаку. — Сказал Вольф, вошедшему солдату. А когда тот стремительно покинул шатер, обратился ко мне. — На каком максимальном отдалении от возводимой стены, твои создания могут передавать тебе сведения?

— Точно не могу сказать, зависит от силы получившегося вожака. Но думаю, километров пятнадцать точно.

— Значит пока ситуация не ясна, сосредоточь воздушную разведку над как ты сказал «нарывами» и в случае перемен сразу сообщай. Ты химер из муравьев уже создал достаточно?

— Нет ваша светлость, только один муравейник преобразил.

— Значит не следует тянуть, ступай и постарайся создать как можно больше существ, скорее всего они вскоре понадобятся.

— Вас понял господин, — Вставая кивнул я Вольфу и пошел на выход. Провожаемый суровыми взглядами власть имущих.

Следующие дня два, перемен не было, я сосредоточил свои силы на создании химер. Свиньи для жертвоприношений уже закончились, так что пришлось в ход пускать кроликов и, к сожалению, они были далеко не так эффективны, как хрюшки. В свободное время, то есть ночью старался более подробно разобраться со своим телом. Про сон в эти дни я конечно же забыл. Непозволительная роскошь, спать, когда можно и нужно более подробно разобраться в переменах, происходящих со мной, и заодно постараться его немного усилить стандартными методами. Главная проблемой было еще и в том, что муравейников было на этих землях крайне мало. Один на пять шесть квадратных километров, так что больше времени занимало само их нахождение, чем преображение.

Тем временем воздушные разведчики доносили не радостные новости, наросты с каждым днем увеличивались в размерах, а это значит, то что там внутри, уже созрело для атаки. Мастер- ведьмак не внес ясность что это такое, и нам оставалось только гадать.

Пока я преображал муравейники, экспериментировал с познанием, и сражался в образе Ар`Атари, Вольф привел все войско в боевую готовность, маги пустили все силы на возведение стены. В воздухе витал запах предвкушения, все знали, что что-то будет, но не понимали, что именно. Находились и желающие отправиться за стену, и попробовать уничтожить наросты до того, как из них что-то вылупится. Но я оборвал эту идею в корне, так как на третий день к наростам стали стягивается множество зараженные животных, словно для защиты.

Встречая рассвет седьмого дня после обретения «Формы Зверя», у меня была наивная мысль, что и сегодня все будет спокойно. Но получив воспоминаниях Птеров, понял, что в именно этот день и начнется сражение. А собрав в одну картину воспоминания, я увидел следующее.

Буквально в это время, к наросту приближался огромный демон. И, судя по всему это был кто-то из Старших. Гуманоидное покрытое язвами существо, с хрестообразным разрезом по всему пузу, подошло к одному из самых больших наростов, подняло свой молот и со всей силы ударило по земле рядом. Получившиеся светящиеся трещины стали разрастаться по всей территории, своими ветвями касаясь каждого из наростов, а те в свою очередь словно гнойники взрывались. Но не это меня поразило, а то что из гнойников на этот свет появились не твари.

Это были Громадные Люди!

Глава 18

Я когда говорил, что это были люди, ошибся. У людей челюсти до ушей не открываются и обычный нормальный человек, не имеют три ряда зубов. Но сходств с людьми конечно было не мало. Данных «особей» в гнойниках была от двух до пяти, так что, когда все наросты, благодаря демону открылись, на свет появились сотни тысяч этих существ. С какой целью они создавались, думаю понятно и без разъяснений, очевидно же, что для войны. Но вот почему враг создал именно такого рода созданий, а не иного, пока не ясно. Сотни тысяч, а может и миллион подобных людям существ, застыли недвижимо по всей территории наростов, а их взор был направлен на «старшего» демона.

После того, как тот ударил своим огромным молотов по земле, демон дождался появления гуманоидов, а затем начал что-то реветь. Звук был похож на рев, но демон скорее всего не просто орал, а что-то таким образом говорил. Существа слушали молча, и когда яростный спич демона закончился. Стали хватать находящихся рядом заражённых животных и поедать. В относительно не больших телах, три где-то по метра три был каждый гуманоид, было довольно много сил. На глазах птера, одно из созданий с легкостью оторвало голову бывшему когда-то медведю, затем стало пожирать то месиво что осталось от его глотки. Подобную картину транслировала каждая из моих химер.

Я поначалу наблюдая за массовым пиром, думал, что зараженные животные служат чем-то на подобии топлива, но потом понял, что ошибся, ибо то, что поначалу было людьми не просто ело. В процессе поглощения, гуманоиды начали меняться, то, что было руками стало лапами, где было относительно похожее на человека лицо, преобразовывалось в искаженное в оскале, и ненависти к всему живому, рыло. Существа перенимали звериные черты, но именно те, которые полезны для выживания и главное войны. В скором времени, поляну заполнили всякого родя разные монстры, единственным общим что между ними было, это размер. Словно при их создании был некий порог, к которому они могут дорасти, и некие шаблоны, за которые он не мог выйти при обретении формы. Трех, четырехметровые гуманоидные подобия зверей уже не были похожи та ну низшую биомассу что была их кормом, на их замену пришли грозные хищники, несущие реальную угрозу всему живому. Демон опять заревел-заговорил, звери, не меняя положения застыли на месте. Судя по всему, его голос дублируется внутренней телепатии, сомневаюсь, что тот смог бы, по-другому докричатся ко, всей этой много сот тысячной толпе. Но как бы там ни было, в тот момент, когда выкормишь бездны закончил горлопанить на всю округу, толпа тварей одновременно сорвавшись с места, понеслась в нашу сторону.

Пока все это происходило, я не стоял на месте, а практически бежал к штабу, а когда добежал, не останавливаясь ввалился в палатку. Там меня встретили спокойно, реакция находящихся там людей была далеко за пределами стандартной человеческой, так что внезапно их перепугать никак не получится.

— Ваша светлость. — Словил я голову перед герцогом. — Враг идет в наступление.

— Подробнее — Сказал уже полностью собранный и сосредоточенный на мне Вольф Гросвенор.

— На поле с наростами появился старший демон, после его удара по земле начала разрастаться паутина светящихся трещин, достигнувшая каждый из наростов. После этого гнильники начали взрываться и из них на свет появлялись по три четыре человекоподобных лысых существа. После приказа демона, эти существа стали пожирать находящихся рядом «зараженных животных» при этом приобретая черты поедаемого животного. Когда полностью преобразились, демон заорал и все существа разом двинулись, а точнее помчались со скоростью «ветерана» в нашу сторону.

— Ситуация понятно, даю пять минут на сборы и выдвигаемся.

Новость о нападении само собой неожиданной не стала, все уже знали и про наросты, и про предстоящую битву, так что практически весь лагерь был возле возводимой стены. Занимались тем что возводили укрепления для арбалетчиков, и в целом как могли укрепляли свои предполагаемые позиции. Первыми врага должны были по старинке встретить мои муравьи, но надежды на них было мало.

Я пока единственный кто видел движущихся к нам существ, и могу предположить, что эти звероподобные, разительно отличаются как от зараженных животных, так и от низших демонов. Если демоническая погань была очень слабой, и, по сути, неуправляемой биомассой. То это воинство вызывало совсем иные ощущения. Но вот в штабе Вольф говорил о «чумных Генералах» а не о старшем демоне и его гуманоидных слугах. В общем будет как для меня наукой, так и для всех остальных. Наивно и опасно думать, что в борьбе с демонами ты можешь предположить их действия. Разведка показала свою полную неэффективность, первый раз с червями, второй уже сейчас.

К полю боя я приехал на Рогале вместе с Баалом и остальными химерами, подоспел как-раз вовремя, твари уже штурмовали муравьев. Так как четырехкилометровую стену возвести было бы в заданные сроки, невозможно, то ее возводили с двух сторон, чтобы создать специальную брешь, в которую и должны были кинуться бежать монстры. Брешь получилось конечно же больше, чем хотелось, но и она вносило свою лепту. Сотни тысяч тварей врывались в трехсотметровый пролет, где их встречали мои создания. Ну как встречали, сеча, конечно, была лютая, муравьи делали что могли, но враг был совсем иного уровня. Скорость, сила, защита, все было несопоставимо, химеры абсолютно не справлялись. Секунда времени уносила порядка тысячи, а то и больше жизней моих созданий.

Твари с ревом практически влетали в плотный заслон из химер, скоростью для еще недавно испеченных созданий была удивительна, звериная грация, рефлексы все было на высшем уровне, недостижимом для моих созданий. Видно, военачальники, понимая ситуацию решили не дожидаться пока всех муравьев перебьют. В толпу тварей полетели сотни и тысячи артефактных болтов, неся смерть демоническим порождениям. Рев тысяч умирающих созданий разносился на всю округу, но тварей было слишком много. Прорывающиеся существа врывались в муравьев, и уже там несли смерть моим всему вокруг. Десять минут происходило подобное месиво, но поток тварей не уменьшился, а даже наоборот, усилился. Его плотность позволила пробить проход через муравьев, и уже человеческие воины приняли бой.

Сила врага была запредельной не только для химер, но и для людей. Твари пропитанные демонической скверной, несли мгновенную смерть, их когти рвали латы словно бумагу, а движения были столь грациозны что мало кому удавалось среагировать хотя бы на их атаки. Один звероподобный убивал до десяти-двадцати человек, не помогали ни артефакты, ни зелья. Если бы не вмешались воины посильнее, рядовой состав нашего войска был бы сильно прорежен даже на начальном этапе сражения.

Я наученный горьким опытом, не обманывал себя тем, что это все что приготовил для атаки демонический лидер. Враг слишком коварен, даже не было уверенности что в сражении будет учувствовать лишь один старший демон. Не говоря уже про одних звероподобных. На передовой стало полегче, когда вмешались более опытные воины, они позволили восстановить строй и забрать раненных. Я сначала не заметил, но потом присмотревшись получше увидел, что тяжёлая пехота, не была прикрыта артефактным куполом. Магическое сеяние конечно появлялось, но враг словно игнорировал магию, без особых проблем пробивал защитные магические конструкты.

Но и защита тварей была не абсолютна. Маги Ассоциации, которые были среди нас показали это. Леса шипов, вырастающие у звероподобных под ногами, с трудом, и не до конца пробивая тела тварей, все-таки наносили им ощутимый урон. Точно также, как и артефактные болты, попавшие на прямую, если и не убивали, то сильно калечили порождений бездны. Но все-таки этого было недостаточно. По началу десятки, а потом и сотни существ пробыбивали первую блокаду и уже спустя время человеческий род, напрямую начал участвовать в битве. Армия дома Гроссвенор, вступила в битву. Солдаты, не щадя жизней сражались против врага. Ветераны поддерживали как могли молодых воинов, но и этого было недостаточно. Сдерживать поток тварей становилось все труднее.

Внезапно раздался рев, заглушвий на несколько секунды рев всего поля боя. В битву вступал Баал. Ибо я смотреть как уничтожают человеческие войска не собирался. Но не один я, не собирался просто так смотреть за ходом сражения. Внезапно на поле появился кровавый ураган. Смертоносный диск, уничтожал одно существо за другим, последствия его атаки оставило немалую просеку между человеческими войсками и войском хаоса. Диск прекратил свое движение, и мы все смогли увидеть Марфу. Та с громадной косой, практически уничтожала за раз по несколько тварей, её секундная заминка была обусловлена лишь тем, что на поле битвы вслед за ней стали появляться основные наших сил. Твари все-таки имели некое подобие сознание, так как после моментально образовавшейся просеки, они, как мне кажется, на мгновение остановились, чтобы переварить своим мозгом, что все-таки произошло. А возможно это разум кукловода что руководить всей этой массой, немного удивился, а это отобразилось на общей куче.

Но то, что в момент этой заминки, на поле боя появились все ключевые персонажи, факт. Десять мастеров меча в полном боевом облачении, сейчас стояли напротив тварей, ожидая нападение. Единственный кто как ворвался в сечу боя, так и сражался, был Баал. Тот очень эффективно уничтожал живую, ну как относительно наверно живую, силу врага. Именно его повторный рев привел все поле боя в себя и спровоцировал массовое рубилово. Мастера меча показали себя во всей красе, в тот момент, когда кто-то из воинов приближался к врагам, те превращались в кучу безвольного мяса. Глубоко в тыл гуманоидам, постоянно летели артефактные болты внося свою лепту в происходящее, также первую волну все еще встречали муравьи, своими трупиками породив уже довольно высокую стену, но понятное дело если они живые не смогли сдержать врага, мертвые их тушки, тем более не являются защитой.

Какие бы небыли наши силы, силы врага были больше. Как бы массово эффективно не уничтожали монстров, мастера меча, но их силы все-таки были не безграничны, и с увеличившимся потоком прорывшихся тварей, все больше тварей добиралось до солдат. Недолго думая, приказал вступить в бой Рогаторам, возле себя оставил лишь Рогала, с тремя химерами. Те стремительно ворвались на поле боя, и не жалея сил встречали врага.

Рев химер, бешенное визжание демонический созданий, человеческие маты, взрывы, и тонны вылитой крови, вот во что сейчас превратилось поле боя. Прошло лишь каких-то жалких двадцать минут, а поле боя было выстелено тысячами человеческих трупов. Маги не покладая сил, атаковали. В бой вступили даже магистры, первый кто начал сражение был толстый Рактус, огненные смерчи, всепожирающие пламенные волны неслись на врагов, оставляя после себя кучу опаленных, воняющих жижей трупов. Расколы в земле магистра Торруса, уничтожали сотни тварей в своих недрах, к сожалению, реакция тварей была таковой, что те успевали отрыгнуть, от появившейся земляной бездны, тем самым эффективность атаки не была такой успешной. На смену безднам магистр начал применять земляные шипы, которые на сотни метров вырастали из под земли.

— Раар рарр ахахарататта — Разнесся рев по всему полю, вот только я уже слышал нечто подобное ранее. Это был рев демона, из-за которого сейчас, ежесекундно сотни людей теряют свои жизни, и он явился.

Его рев разнесся за стеной. Как только тварь замолчала, послышался звук удара, после которого двадцатиметровая высотой стена, в тридцати метрах от пролета, начала трескаться.

— Рарраар ррааррра аарарнараи — Повторился рев, и опять повторный удар.

Паутина трещин на монолитной стене увеличилась еще сильнее

— Раарарарр арарарарр арарара

И раздался третий удар, сеть трещин разрослась уже на сотню метров в разны стороны а потом все эти трещины засветились зеленым цветом.

БАХ— Прозвучал последний слышимый удар, после которого несколько десятков тон камня словно пули оторвались в нашу сторону, а затем произошел взрыв обрушивший стену. Сотни тон камней разогнанные до неимоверной скорости полетели в нашу сторону. Многим повезло, их защитные артефакты приняли основной урон на себя, но и они небыли панацеей. Иногда в людей летели каменные брылы размером с дом, и против них уже не помогали никакие, артефакты.

Защитная стена, которая должна была нас защищать, в результате атаки демона, унесла больше жизней чем сами демоны. Сотни тысяч тон камней летели только в нашу сторону, а за ними половину видимого поля накрыла пылевая завета, из-за которой не было видно, как врага, так и наши силы. Но одно стало понятно точно, в образовавшуюся щель, сейчас ломанутся силы врага. Так и произошло, тысячи тварей неслись сломя голову на наших солдат. Но их никто дожидаться не собирался.

— Твердь земли. Этеа мать всего сущего, будь милостива к своим сыновьям. СЫПУЧАЯ МОГИЛА! — Заорал на все поле магистр Торрус.

После его слов, затряслась земля, а прорывающихся тварей начало засасывать в землю. Твари визжали, твари брыкались, твари всячески старались отсрочить свою судьбу. Но даже если демонические звероподобные успевали отпрыгнуть в первый раз, приземлялись они ужа погрузнув по пояс в землю, а пустя секунду уже были ею поглощены. Тысячи тварей теряли свои жизни ежесекундно, но действие заклинания не могло длится долго. Все это время магистр держал светящийся посох над головой. А присмотревшись я увидел две кровавые дорожки из его глаз. И вот магистр опускает посох, свечение прекращается, а вслед за ним, у Торруса подкашиваются ноги, и он падает на землю.

ХАХХАХАХАХАХАХАХ — Раздался смех. Несмотря на битву, его услышал каждый воин.

РаРРАРАРА АР ара АРАРАРА — Опять Заорал демон.

***

Родаш старший демон, один из трех вестников чумы. Наслаждался сием событием, ибо в отличие от своих собратьев, он не собирался прятаться от этого мира. Если нужно он создаст десятки миллионов Ур-Гатов, демонов приемников, которые поедая врага наследуют его черты. И сейчас он так и сделал. Это направление атаки было свободно, на другом сейчас сражается его сородич, которого Родаш, с удовольствием бы убил и съел, но, к великому сожалению, Родаша, Ракат был ему пока непосилен. Тот выкормишь бездны находясь у кормушки, разжирел на легкодоступных душах, и сейчас заправлял всем парадом демонов.

Ракат тварь такая, очень вовремя запустил свои чумные гнойники, и больно много гнилых душ в последнее время пожрал, так что с этой тварью, лучше не встречаться, по крайней мере пока. Родашь как и все остальные знал, что на этом направлении в клоаку бездны отправился Самаан, слабейший из появившейся пятёрки старших. Хотя тот конечно же думал обратное. Родашь пожрав душу одного из воинов людей, обрел знания.

Ему стало ведомо, что Алтония недавно воевала с Империей Алат, удар которой сейчас и принимает на себя Ракат. И Алтояния с воспоминаний того человека, по сути, уже не королевство, а болото, в котором уже нет притока свежей воды.

Родашь конечно же серьезно не воспринял полученные воспоминания, но последующие несколько сотен душ, тоже не особо прояснили картину. Если Алтония такое слабое человеческое государство, то как они умудрились убить Самаана. Тот хоть и был слабейший по сравнению с остальными.

«Демоны вообще редко признают кого-то сильнее себя, а те, кто признают и живут дольше, и становятся со временем сильнее, но тщеславие до конца никогда из них не испаряется»

Но все-таки его сил должно было быть достаточно чтобы справится с человеческими войсками. Видимо было что-то, что повлияло на ход сражения. Задавшись этим вопросом, Родашь не стал медлить и отправил отряд «Земляных губителей» с «зараженными» мясными тварями, туда, где встретил свой конец Самаан.

Увиденное его практически не впечатлило. Слабейшие из его созданий побеждали в битве против каких-то немощных крабов, и когда Родашь уже начал подумывать что Самаан сам себя убил. На поле боя появился человек, очень необычный человек, Родашь чувствовал, что человек контролировал крабов, он, как и Родашь управлял ими, не сам конечно, лишь Родашь может одновременно контролировать миллионы тварей. Но человек пошел на хитрость, одно из его существ обладало довольно внушительными силами. Для Родаша это существо было не противником, но силу врага он всегда оценивал здраво. И если такое существо подчиняется человеку. Значит и человек очень непростой.

Ой как Родашь захотел завладеть силой человека, даже губителям и зараженным приказал не убивать его, а лишь потрепать и доставить к нему. Но просчитался. Тот монстр оказался немного сильнее чем думал Родашь, он, изрыгая пламя, уничтожил множество существ, и спас человека. А потом и человеческая подмога подошла. Но Родашь выводы сделал, враг далеко не прост, но против Родаша, не противник.

Ур-Гаты сильные демонические создания, но далеко не вершина его мастерства, но за неимением ресурсов пришлось использовать их. На обычную зараженную биомассу он конечно же не рассчитывал. А низшие демоны, они на то и низшие… В одном повезло Родашу, души местных людей были очень даже насыщенны жизнью. Душа этого мира, была не просто сильна, но еще и щедра, наделяя частичкой силы каждое из своих созданий. Вот и на создание Родительных Котлов Ур-Гатвов, пошли в основном обычные человеческие души, добытые им ранее. От которых Родашу пользы не было, а вот получившиеся Ур-Гаты, уже поживились «зараженными», став немного сильнее. В идеале было бы лучше, чтобы они пожрали низших демонов, но они пригодятся ему потом. Когда он одержит свою первую победу, в этом мире.

Встречающая его стена, вообще не впечатлила, он повидал за свои тысячелетия и повыше и по крупнее. Маги земли, которые ее возводили были далеко не Аримагами, так что он, добравшись к ней, за несколько ударов ее разрушил. Заклинание дрожи, которым обладает его молот, очень эффективно противостоит всякого рода сооружениям. Ибо его основа, это заточенный в кость дракона элементаль земли.

Когда стена пала, враг его удивил, ибо созданное кем-то из вражеских магов заклинание, смогло заживо похоронить до десяти тысяч Ур-Гатов. Земля тряслась знатно, создавалось ощущение что сама душа мира не сопротивлялась, нарушению целостности земной тверди. но такие потери для Родаша были мелочью, ибо из захваченных в сегодняшней битве душ, он создаст воинство в десятки раз больше за его нынешнее.

Как только он посмотрел на поле битвы, сразу увидел существо того человека, душой которого он так хотел обладать. В данный момент оно очень эффективно уничтожало его Ур-Гатов. От осознания чьей душой он будет пировать сегодня, у Родаша аж слюни потекли, уж больно лакомой была добыча. Но как опытный военачальник он быстро привел разум в порядок и стал более конкретно оценивать обстановку. Основное воинство врага, настоящее мясо. Расчет на артефакты и броню против Ур-Гатов, себя никогда не оправдывал. У них благодаря демонической химерологии появляется некий иммунитет против магии того мира, в котором они и были созданы. У каждого по-разному, иногда больше, иногда меньше, но то, что он есть у всех, факт.

Как гурман душ, он сразу почувствовал на поле боя еще около двадцати сильных душ, несколько принадлежали магам, но остальное количество были воинскими. Кстати о них, демон обратил внимание на то месиво что творили с Ур-Гатами, воины врага, и решил, что так не пойдет, и нужно вмешатся.

По полю после падения стены еще летало много пыли, и он обратился к элементалю в молоте, чтобы тот обрел над нею контроль.

Некогда это был гордый высший элементаль земли, по имели ЙОР-ТАР-КАТ, павшей под натиском демонов, которые вторглись на планеты КОА. Но по прошествии тысяч лет, сейчас это было сломленное существо, послушно исполняющее указания своего господина. Демоническая энергия, давно уже сплавленная с его, создавала невероятный контроль над стихией и по воле элементаля, указанная пыль, послушно паря по воздушным потокам, начала собираться в одном месте.

Десятки тон мельчайших частиц земли, стали забиваться в дыхательные пути живых существ, и в скором времени должны были положить конец сражению.

Родашь даже удивился столь удачному совпадению, ибо поднять пыль с земли он бы не смог, но это была не уже не совсем земная, в ней еще были частицы сил магов, которые возводили стену, тем самым отделив её от души мира, а после разрушение она несла в себе еще и эманации хаоса. Так что Родашь предвкушающее смотрел на то, как пылевое облако накрыло человеческое воинство, и сейчас собирался отдать команду Йор-Тар-Кату затолкать ее человеческие легкие.

Рефлексы сработали как надо, и демон взмахнул молотом, отбивая атаку человека, покрытого молниями. В туже секунду, подняв левую руку и направил её на воина, Родашь направил через неё чистый поток манны хаоса, такая концентрация демонической энергии может превратить в гниющий кусок мяса, даже младшего дракона, что тут уже говорить о каком-то человеке. Но Человек удивил.

Черно синие доспехи засветились и вокруг воина образовался купол, Родашь поняв, что атака не подействовала, что есть сил атаковал молотом. Под ударом демонического молота, купол моментально потрескался и пропал. А сам человек оказался на дне небольшого кратера. В очередной раз Родашь обратился к Йог-Тар-Кату, представив, как человек затачивается в земляную тюрьму.

Мгновение потребовалось чтобы зараженная хаосом земля сомкнула свои объятия над Вольфом Гросвенором. Мастер меча второго ранга был моментально скован волей живой воплощении стихии, Йог-Тар-Кат исполнил волю господина.

Глава 19

Чтобы похоронить под землей Вольфа Гросвенора, потребовалось меньше секунды, воля элементаля подчинила землю и две земляные волны скрыли наследника под своей поверхностью. Тем временем по всему полю не прекращалась битва, но мастера все же увидели, что произошло, и постарались как можно быстрее прийти наследнику на помощь. Но враг был не глуп, и первым приказом после победы, Родашь направил молот на пылевую тучу и уже было отдал приказ, как твердь земли взорвалась.

Тысячи молний разорвали землю на мелкие кусочки, явив целого и невредимого Вольфа.

— Ну что тварь, продолжим! — Прозвучал рычащий голос из-под шлема.

Родашь посмотрел на воина, и даже по-своему, но зауважал противника. Ибо когда стихия подчиняется Йог-Сар-Тару, устоять или разрушить его влияние было крайне сложно.

— Ты лидер данного воинства? — Прозвучал словно из пещеры, с раздавшимся эхом голос Родаша. Сейчас четырехметровый демон, поняв некие пределы человеческого воинства расслабился. И решил перед окончательной победой, потешить свое самолюбие.

— Так оно и есть демон. — Сейчас Вольф Гросвенор не напоминал себя прежнего. Если раньше от его доспеха периодически расходились молнии, то сейчас, броня была покрыта голубоватым сиянием полностью, а меч, находящийся в его руках, и вовсе состоял из них. А танец стихии сопровождался характерным потрескиванием. Но не это было главное, наследник думал, и думал он как никогда прежде, ибо свои шансы он мог оценивать здраво. Демон был не чета тому которого Торрус убил ранее, этот был не просто сильнее, а гораздо! И Вольф, опираясь на весь свой опыт, старался создать стратегию битвы с этим существом.

— Прикажи своим воинам сдаться человек, и я возможно пощажу тебя и твоих близких. — Родашь уже и не помнил сколько раз он предлагал нечто подобное, и каждый раз удивлялся глупости тех, кто соглашался на столь нелепые условия. Но это его забавляло, видеть искреннее отчаяние на лицах тех глупцов, кого он обманул.

— Демон, ты решил выиграть немного времени перед смертью? — Мотивы разговора демона, Вольфа сейчас не интересовали, но разговор он был не против поддержать, ибо пока еще был не готов к битве, а умирать в сражении он не собирался, его цель была победа, но как победить, он еще не знал.

— Арара-ХахаХАРааррара-хахах — Заржал демон на все поле, голос его был столь противоестественен для этого мира, что, даже трава начала вянуть, а Вольф от такого скривился, уж больно неприятен для человеческого уха, был звук испускаемый утратившим над собой контроль демона.

— Твой предшественник, как и ты смеялся. И где он сейчас? — Голос Вольфа хоть и был сейчас немного искажен. Наследие крови, немного меняет как мышление, так и черты членов рода Гросвенор, но даже в искаженном рычащем голосе, можно было услышать, скепсис и презрение.

Демон прекратил издавать звуки, которые лишь больной на голову мог назвать смехом, и внимательно, словно по-другому стал рассматривать человека.

— Человек, это ты убил Самаана?

— Того слизня звали Самаан? Нет не я, но он, как и ты, сегодня закончишь своё жалкое существования, в этом мире.

— Червяк, ты сравниваешь меня Родаша, Одного из Всадников Чумы, с безликим отребьем на подобии Самааана? РаРарарарРа— Опять издав что-то на подобии смеха, демон— Ты думаешь в разговоре со мной, тянешь время, хочешь выискать мои слабые стороны, а лишь потом атаковать? РАрарРарара. Червяк, ты не представляешь скольких подобных тебе я уничтожил, и не надейся, ты не будешь исключением.

Слова демона, не сильно удивили Вольфа, он как никто другой понимал, что чтобы достичь хотя бы приблизительный уровень сил доступных демону, нужно не просто навык и труд, но и хорошо работающее мозги. Но все-таки демон из-за своего тщеславия недооценивает наследника рода Гросвенор.

— Слышал я что не ты один прибил в наш мир, где же твои собраться отродье?

— Червяк, чтобы справится с вами, хватит и меня одного. Но за твои слова, ты заплатишь высокую цену, увидишь, я всегда беру плату.

— Платой будет, твоя отрезанная мода. — Сказал Вольф, а в следующую секунду в демона полетела концентрированное копьё из молний.

Демон не стал принимать удар стихии на свой доспех, Взмах молота, и перед ним вырастает каменная стена, которая от попадания молнии разлетевшись в пыльное крошево, а затем моментально собралась вновь, и словно обросшая шипами волна, с огромной скоростью поплыла на Вольфа. Но воина в том месте уже не было, воспользовавшись небольшой заминкой, которое ему даровало получившееся при разрушении стены пыльное облако, Вольф на максимальной скорости уже переместился в сторону и повторно атаковал. Еще одно громовое копье, на скорости недоступной обычному глазу, стремительно приближалось к демонической груди.

Родашь находил забавным попытки этого недалекого, его убить. Взмах молота и стихийная атака врага не просто рассеялись при встрече с его оружием, но и преобразовываясь в чистую манну, подпитывая силу Йог-Сар-Тора. В мгновение Родашь ударяет молотом о землю. Соприкосновения молота с землей сопровождалось громоподобным гулом и взрывом, после которого на пятьдесят метров в округе стали разрастаться трещины. А затем, вокруг демона началось сильнейшее землетрясение. Земляная твердь раскалывалась, каменные брылы то вырастали из земли то на их замену приходили глубочайшие расколы, способные за один раз поглотить сотни солдат. Но творившийся природный коллапс вокруг демона, его не интересовал. Родашь четко понимал, что буйство стихии его не тронет, ибо Йог-Сар-Тар этого не допустит. Сейчас его больше интересовало, где находится этот червь, который не просто захотел погибнуть от рук Родаша, но еще оскорбил его. А это крайне непростительно.

Взмах молота, мысленный приказ, и землетрясение прекращается, с высоты его роста было достаточно видно все разрушения вокруг, но демон не допускал мысли что враг пал после столь незначительной атаки. Не настолько он слаб, но где он прячется, Родашь пока не мог понять, и что-то не давало ему ощутить его душу.

Посмотрев в сторону сражения, демон увидел, что пыль опала на землю, к сожалению, повторно взять ее под контроль он не мог, ибо, насыщение каждой пылинки его силой и силой элементаля пропало. Если целью атаки этого червя было отвлечь внимание, то это ему удалось. Осознав данный факт, Родаша пришел в бешенство.

— Жалкий червь, покажись! — Заревел на всю округу демон. Одновременно приказав всем Уг-Гатам атаковать приближающиеся к нему сильные души. Их смерть будет после того, как он разберется с его нынешним противником.

— Отребье бездны, почему ревешь? — Раздался насмешливый голос, из-за выросшего из земли трехметрового валуна.

— Не прячься червь, смерть твоя и твоего рода уже неизбежна, встреть её, как и полагается червю, пресмыкаясь передо мною на земле! — Опять заревел Родашь. Его демоническое нутро, берет своё и такое отношение к его персоне, вызывало гнев и ненависть к говорившему.

Взмах молота и к камню несется зеленый сгусток демонической энергии. Концентрированная энергия хаоса, словно водная капля разбилась о громадный камень, а тот словно масло на огне, начал плавится. Родашь не стал ждать появления врага, и в сторону Вольфа полетел еще один сгусток. Повторная атака полностью уничтожила многотонную частичку земли, превратив её в зловонную лужу, но человека за камнем уже не было. Демон нутром чувствовал, что враг живой и где-то опять спрятался, но вот где, не знал.

— Покажись трус! — Заревел Родашь, бешенство в которое он пришел, затуманило ему разум, холодный контроль, которым он себя сдерживал пал, и сейчас на поле боя все, кто видел Родаша, увидели его бешенный лик.

Четыре ряда рогов на голове, загорелись зеленым огнем, из пасти капала зеленая жижа, которая попав на землю разъедала её как кислота плоть, безумные глаза, как и крестообразный шрам на пузе демона светились ярким зеленым пламенем. А от напитываемой силы, молот раскалился до бела, создавая вокруг себя воздушные завихрение.

Взмах молота по земле, создал несущуюся земляную волну в сторону мастеров, та обрастая каменными шипами создавала из попавших в нее как людей, так и демонов, кровавую кашу. Пять раз демон ударял молотом по земле и пять раз пятиметровые земляные волны неслись в сторону сражающегося войска. И была бы шестая, если бы в демона не полетел собравшийся их воздуха грозовой шар. Разум демона успел заметить несущиеся в него на огромной скорости сгусток энергии, но вот тело не успевало перестроиться. Но все-же он успел подставить рукоять молота.

Звук треска, а в след за ним на поле боя разнесся демонический рев.

РАРАРАРРАРАРААРАРАРРАК — Ревел во всю глотку Родашь, тварь в ярости была страшна. Но когда Вольф присмотрелся, смог заметить слезающею кожу с правой руки и трещины на древке молота.

Атака, которую применил Вольф Гросвенор была, довольно енергозатратна и главное на неё создание требовалось время, именно поэтому он допустил пять атак демона.

Заревев, демон помчался к нему. Подбежав к Вольфу, он взмахнул молотом собираясь размножить тело наследника в кровавое месиво, но воин успел отпрыгнул на двадцать метров в сторону. Удар молота повлек за собой очередное землетрясение, но демон, не обращая внимание на дрожащую землю, со скорость мастера меча, уже мчался в сторону Вольфа. Спустя секунду после приземления воин был вынужден отпрыгивать вновь, и так продолжалось еще два раза. А когда в третий раз Вольф отпрыгнул, в том месте, где должен был приземлится, появился раскол в земле.

Родашь в очередной раз атаковав червя, и не попав. Успел прикинуть место приземление человека, с помощью Йог-Сар-Тора, создал в ту сторону направленный громадный раскол. Но человек, не собирался так просто умирать. От находящегося в воздухе воина, в землю ударила молния, которая и поменяла траекторию полёта, спасая таким образом тому жизнь.

Находясь в бешенстве, Родашь не смог заметить, что эффективность молота была уже не такая как в начале битвы. Те трещины, которая нанесла Сфера Грома, не остались бесследными, но Родашу сейчас было не до молота. Демон, сверкая копытами и ревя как безумный, приближался к столь ненавистному противнику.

Умение это было или везение, неважно, но что-то не давало демону уничтожить врага, тот постоянно либо уклонялся, либо отпрыгивал. Родашь второй раз в жизни, не обращая ни на что больше внимание, бегал за своим противником по всему полю.

В один момент погоня прекратилась. Вот демон мчится, а вот его копыта создавая от торможения две борозды, застывают на месте. Именно это свойство внутреннего состояния Родаша, и было залогом его столь долгой жизни. Да, он как демоническая сущность, часто терял контроль, но в отличии от своих собратьев он его мог практически всегда восстановить, что сейчас и произошло.

Остановившись и окинув своим взором поле битвы, демон начал анализировать происходящее. Червь, судя по всему, оценив свои силы не планировал с ним сражаться, лишь изредка пытался ужалить своими атаками. А в то время пока Родашь гоняясь за человеком тратил время, на поле боя произошли перемены.

Человечки собрались с силами, подстроившись под Ур-Гатов, выработали приемлемую тактику сражения. И уже не несли столь значимые потери, а сильнейшие их воины, одновременно с магами, сейчас не просто отбивались, а успешно перемалывали несущихся на них Ур-Гатов.

Наблюдая сею картину, Родашь в мгновение рассвирепел, но вовремя восстановил контроль и принялся думать, что делать. Одновременно высматривая опять скравшегося врага. У человека была загадочная способность, тот словно каким-то образом находясь в недвижимом состоянии становился незаметным, и не ощутимым. Несколько секунд потребовалось демону чтобы здраво оценить обстановку и выработать контрмеру.

Наполнив до краёв молот Сартара, так он в свое время назвал свое оружие, сократив имя элементаля. И что есть силы ударил по земле. После удара последовало землетрясение, в следствии которого много земляной пыли поднялось в воздух, и вот сейчас Родашь дал приказ Йог-Сар-Тару взять её по контроль. Долго контролировать пыль было невозможно, но секунд тридцать в наличии было, потом вся остаточная энергия теряется и контроль спадает. Но тридцать секунд не понадобилось.

Спустя пять секунд Родашь уже знал где скрывается Вольф. Но виду не подал, а стал готовить нечто особенное для этой крысы. Ибо помчись он к своему врагу, тот опять начнет бегать, и крысиные бега повторятся по новой. А времени у него было не так много, если эту душу по какой-то причине он не смог почувствовать, то медленное, но уверенное приближение двух других, ощущал очень хорошо.

Сражается сразу против троих ему не сильно хотелось, так что демон решил не экономить силы, и применить действительно сильное заклинание.

На сплетение Кислотной Клоаки ему потребовалось пятнадцать секунд. Но время, потраченное на заклинание, окупилось сполна. Это заклинание было разработанное лично Родашом, после завладения элементалем, он думал как бы сплести воедино обе эти стихии и создать нечто уникальное. И спустя десятилетия проб и ошибок, создал.

Вольф Гросвенор, таясь за очередным валуном размышлял что делать. Если поначалу он хотел сразить демона в противостоянии один на один, то через минуту боя понял, что его намерения была неосуществимы. Сила врага была чрезмерно многогранна. Управление землей, чудовищная скорость, силы, а также его умения применять хаос. Выйти с ним в поле и махаться на шашках, было явным самоубийством. Также он мог констатировать факт, что набор родовых техник, не наносит эффективных повреждений. Копье Грома демон постоянно отбивает своим чертовым молотом. Демоническое оружие после каждой принятой на себя атаки, становится словно сильнее, и Вольф уже почти точно был уверен, что таким образом он не то что не наносит повреждения, а даже наоборот, подпитывает оружие энергией. На повторное создание Сферы Грома, времени ему никто не даст, тем более что ею тоже нужно удачно попасть, и враг, попав один раз под её действие, постарается всячески уклонится от повторной атаки.

К сожалению, более сильные и быстро исполнимые техники рода, он еще не освоил, времени было крайне мало, но парочка еще была в запасе его арсенала. Еххх был бы здесь отец, его доспехи и меч грома, несравненно сильнее чем его, молний. Но, к сожалению, отец прибудет только когда ситуация с королем и взаимодействие рода Гросвенор с остальными родами королева, будет урегулирована окончательно. Удара в спину никто не собирался допускать.

Внезапно все рефлексы Вольфа, затрубили об опасности. Не успев, он еще понять от куда следует ждать атаки, как земля под ним в радиусе двадцати метров ушла вглубь на десять метров. То, что это не просто провал он понял по тому, что со дна образовавшегося колодца, было видно, как на верху появилась зеленая пленка.

— Ловушка— Подумал Вольф, и был почти прав. Одной из задач данного заклинания, было действительно удержать в себе цель.

Внезапно стены начали зеленеть, и плавится. При этом очень неприятно шипя, одновременно испуская темно зеленый дым. Буквально за несколько секунд все пространство колодца было плотно заполнено ядовитым кислотным дымом. Если бы Вольф не применил защитный купол молний, был бы он скорее всего мертв. Посмотрев на верх увидел, что образовавшаяся энергетическая крышка, стала темнеть, таким образом с каждой секундой все меньше света стало поступать в яму.

Также он стал замечать, что защитного родовое умения, долго не выдержит. Сил то было пока еще достаточно, но вот защита была явно слабее демонической атаки.

Окутанный куполом, с голов до ног, Вольф собирался с силами. Если это вражеское умение, то оно крайне эффективно, и был бы кто-то другой, его смерть наступила бы практически мгновенно. Если его защита не справляется, то у кого-то более слабого, тем более бы не выдержала.

Единственное умение, которое он еще сегодня не применял, был полет молнии. Название звучное, но до полета там конечно было далеко, просто с помощью энергии молнии создается толчок, который мгновенно отправляет тебя в воздух. В умелых руках, тех же отцовских, возможно крайне быстро перемещается. Но, к сожалению, именно контроль над ним и давался Вольфу крайне сложно. Еще одной проблемой был энергетический купол, который и захлопывает ловушку, у воина не было уверенности, что он сможет прикрывшись защитой его пробить. Но времени на раздумья не было.

Чем больше концентрации кислотного тумана было в ловушке, тем слабее становилась защита. Терять было нечего, и Вольф решился. Взяв меч обоими руками и создав из него импровизированное копье грома, он применил полет.

Силу в столь опасной обстановке он рассчитал не совсем верно, и в процессе полета с него слетел покров молний. Сотой секунды хватило туману разложения чтобы расплавить доспехи, но и Вольфу хватило этого времени чтобы долететь до купола, а затем его пробить. Энергетическая структура купола не была рассчитана на столько сильный концентрированный урон, была пробита и через получившуюся щель, вылетел человек. Еще в полете доспехи Вольфа Гроссвенора потеряли целостность и стали отваливаться, а когда он приземлился, от силы удара об землю они и вовсе все попадали на землю и рассыпались в труху. Оставив его практически в одном исподнем и с мечом в руках.

Ошалелый взгляд наследника оценивая обстановку, столкнулся с удивленной мордой демона. Который, смотря на Вольфа, не понимал, как такое возможно. Ибо Родашь, помнил, как поймал в такую ловушку одного старшего демона, своего конкурента по возвышению в иерархии. Тот, обладая не только природной защитой, но и защищая себя щитами хаоса, не смог ничего противопоставить туману разложения. А тут какой-то жалкий червь, не только смог выжить, но и пробить энергетический купол, что было невозможно в представлении Родаша.

Сие событие сорвало все спокойствие демона, и тот с ревом помчался на человека.

Вольф Гросвенор смотрел не мчащегося к нему демона и понимал, что это скорее всего конец. Обе руку он не чувствовал от слова совсем. Они так и застыли с опущенные с мечом, была ли это травма магическая, или там не осталось не одной целой кости, не важно, тварь ревела, и практически на четвереньках все ближе к нему приближалась. Вольф хотел было отпрыгнуть в сторону, но и тут было разочарование. Тело было словно колода недвижимым, что-то высосало из него все силы и сейчас он застывшей статуей, из последних сил старался не упасть. Это что конец? Подумал воин.

Пять метров разделяло Вольфа Гросвенора и Родаша, три метра, когда оставалось два метра воин собрался с силами и хотел достойно встретить свой конец смотря твари прямо в глаза, ничего не боясь. Тварь с ревом обоими руками подняла молот. Демонический молот начал опускаться на голову наследника. Несколько секунд оставалось Вольфу до встречи со смертью, как внезапно демоническая тварь, с ревом улетела на метров двадцать. А рядом с ним появился Баал, а следом возле него появился Рогал.

Обе химеры стали перед ним, прикрывая собой от демона.

— РАААААААААААААААА— Заревел на Родаша Баал.

— РАААААААААААААААА— Повторил за ним более молодой его собрат.

Родашь еще находясь в полете, повторно удивился и уже разозлился только не на химер, а на себя. Опять потерял контроль и не проконтролировал приближение существ, были бы твари врага посильнее, могли бы нанести ему не поправимый вред. Но разорванная бочина, под действием энергии хаоса, которая переполняла Старшего демона, уже начала восстановление целостности тела. Демон пролетел несколько десятков метров, упав создавая большую борозду. А затем в мгновение ока уже стоял на ногах, смотря на столь забавных существ, несущих в себе столь лакомые эманации души.

То, что это не обычные химеры, Родашь понял сразу. У него был немалый опыт в подобном искусстве, и он отчетливо понимал, что данные существа не могли образоваться просто так, а также он мог понять разумно существо или нет, и оба эти существа были разумны.

— Подчинись или умрешь— Телепатически транслировал мысль Родашь, Баалу.

— Ты не достоит. — Послышался спокойный ответ Баала.

— Я не достоит? Ты жалкая тварь, кому служишь?! — Заревел демон вслух, одновременно транслируя мыли телепатически.

— Старейшему, склонись перед ним, или падешь, демонический дух.

— Ты жалкая химер, будешь мне указывать, я Родашь, Воплощение мук, один из Всадников чумы. И ты жалкое создание будешь стоять предомной и говорить, СКЛОНИСЬ! Я тебя уничтожу! — Взревел Родашь, и помчался на Баала.

Те потери контроля, которые были раньше в битве с Вольфом, были ничем по сравнению с тем, что сейчас произошло. Демоническое существо окончательно потеряло разум, и на глазах у Вольфа, Баала, Рогала, стало изменятся. Демон, приближаясь к Баалу, уже не походил на ту гуманоидную тварь что была ранее, Родашь на глазах увеличивался в размерах, некое подобие рта, стало деформироваться в огромную морду варана, четыре ряда рогов закручивались и удлинялись, руки, ноги, туловище все обрастало неким подобием панциря, выстеленное шипами, следом вырос восьмиметровый хвост с огромным истекающим ядом жалом на конце.

Монстр достиг Баала, и с невероятной скоростью взмахнул лапой, полуметровые горящие хаосом когти должны были разрезать химеру на множество кусков, но встретили лишь пустоту. От понимания что он не попал, Родашь опять взревел.

— РАРАРАРАРАРРАРАРАРРААРР — Ревел потерявший полностью контроль демон, принявший свой истинный облик.

Глава 20

Родашь в своем безумии был страшен, демоническая ярость с которой он повторно атаковал, была ни с чем не сравнима. Баалу еще не доводилось за свою жизнь встречается с кем-то или чем-то, что было столь чуждо этому миру. Несмотря на то, что он уже сражался с демоном ранее.

Демон, осознав неудачу, взревел еще сильнее. И кинулся на Баала повторно, вот только в это раз его скорость атаки увеличилась. Молот Сартара, переполняемый демонической энергией, освещал пространство словно яркий фонарь, и еще бы немного и оружие не выдержало бы ту концентрацию хаоса, которой непроизвольно переполнял молот Родашь.

Несколько сантиметров, спасли Баала от повторной атаки, тот успел на пределе своих сил увернуться от несущегося в корпус молота, а потом и от демонической лапы. В какой-то мере ярость демона и спасла химеру от гибели, а то, что после попадания гибель бы наступила, было точно. Это понимал, как Баал, так и Вольф Гросвенор, наблюдающий за битвой.

У наследника, единственное на что сейчас хватило сил, так это стоять. Вот он и наблюдал, за ходом сражения. Наблюдал до того момента, пока Рогал используя две лапы, не закинул его себе на спину и стал набирая скорость отдалятся от битвы.

Младшая химера, повинуясь воле старшей не вступила в битву, демон был слишком силен, и Баал чтобы не допустить смерти младшего, отдал тому такой приказ. Старейший был далеко и не мог оценить силы демона, а Баал в непосредственной близости мог, и по мнению химеры, находящийся сейчас демонический дух, был сильнее и человеческого лидера, и его в места взятых.

Надежды на победу, в этом сражении Баал не испытывал, его желанием было лишь отсрочить кончину, и дать старейшему и остальным человекам время, чтобы понять, как победить Родаша.

Демон, утратив гуманоидную форму, стал более подвижен, силен и опасен. Все уязвимые места были закрыты шипастыми пластинами, а сами шипы были столь остры, что попадание ими вскользь по Баалу, пробило его естественную защиту, еще немного и он бы получил первую рану. Но этого не произошло, и Баал, используя все силы, которые мог, сейчас уворачивался от извергающего в его сторону пламени, созданного демоном.

Родашь не утратил остатки разума, осознания кто его основная цель, четко отпечаталось в его сознании. Но мерзкая химера, почему-то всячески боролась за свою жизнь и не хотела умирать. Демон, напитывая до предела молот, наносил удар за ударом. Единственного попадания в этот момент бы хватило чтобы убить не только жалкую созданную тварь, но и демона на подобии его. Молот, раскаленный до нескольких тысяч градусов, не утратил своего пассивного умения. «Дрож» которая уничтожила стену, сейчас многократно усилилась, и когда демону надоело гонятся за химерой, тот ударил молотом по земле. В этот момент все на поле боя могли видеть, что может быть, когда есть сила, но ты недостаточно её контролируешь.

Соприкосновение демонического оружие с землей, сопровождалось звуком, напоминающим раскат грома, а после пришло в действие свойство оружия, созданного окончательно обезумевшим от чужеродной энергии Элементаля.

Усиленная атака породила тридцатиметровый в диаметре кратер, на сотни метров в воздух поднялись частички земли, а во все стороны разошлись земляные волны. Элементаль, обезумевший от боли, наносимой ему хаосам, хотел причинять боль всем кому бы только смог. Если раньше он не имел возможности подчинять своей воле стихию, а лишь исполнял волю хозяина, то вот после попадания «Сферы Грома» целостность рунных контуров, которые и сковывали его разум ослабла, и чем больше в нем накапливалось энергии, тем сильнее увеличивалась трещина, расширяя рамки дозволенного. И сейчас Йог-Сар-Тар, испытывая невыносимую боль, хотел отомстить. Первым кого хотел уничтожить практически подавленный разум воплощения стихии, был сам Родашь. Но тот был пока неуязвим для его силы, а точнее те жгуты, которые и подчинили разум Йог-Сар-Тара не позволяли ему это сделать, а наоборот всячески заставляли его защищать «Хозяина». Практически угасший разум, удивительным образом, именно благодаря боли, словно получил второй шанс, и с каждой секундой благодаря невыносимой боли, выводился из глубин забытия. Именно это, вместе с гигантскими объемами энергии начало усиливать эффект от «Дрожи». Словно транслируя волю хозяина, а тот озлобленный хотел лишь одного, отомстить.

Вслед за земляными волнами во все стороны начали разрастаться громадные земляные расколы. Досталось как сражающимся людям, так и несущимся на них Ур-Гатов, поток которых несмотря на потери, не уменьшался, а даже наоборот, несколько усилился.

Находящийся в центре землетрясения демон взревел, так как он сам не ожидал такого развития событий, в следствии его атаки он не просто потерял противника, он потерял всех врагов из виду, и теперь на всей ему доступной скорости, маневрируя между расколами, старался выбраться из получившейся ямы. Демон практически выбрался из ямы как на одной из вершин, появился, Баал. Родашь взревел от ярости и направился к нему, но был встречен потоком пламени, пущенным навстречу демону, химерой.

Родашь успел выставить на встречу пламени хаоса, молот, тем самым спасая свою жизнь, а также поглощая и рассеивая разрушительную энергию. Но поток пламени имел такой напор, что демона начало сдвигать с места, отталкивая обратно в глубь получившегося кратера.

Все-таки разница как в силах, так и в умении была слишком велика, и химера больше не могла испускать пламя. Как только поток закончился, на встречу Баалу полетел целый рой каменных шипов, а вслед за ними вылетел демон. Тот, оттолкнувшись копытами с легкостью преодолев высоту кратера и приземлился недалеко от Баала.

Взах молота, и уже Баал отпрыгивает в сторону, спасаясь от летящего в него энергетического сгустка. Тот, попав в землю, практически уничтожил материю вокруг себя, создав трехметровую воронку. Очередной взмах, и очередная атака хаоса устремилась в сторону химеры. Баал взмахивает лапой, и в сторону атаки устремились три энергетический серпа.

Атаки существ встретились по центру между ними, породив взрыв, который по своей силе был способен сноситься деревья. С несколькими уцелевшими так и получилось. Разносящиеся во все стороны эманации сил хаоса, уничтожали как земляной ковер, так и чудом уцелевшие находящиеся рядом деревья. Баал прикрываясь лапами и обволакивая себя покровами хаоса, был задет атакой, и того откинуло на метров двадцать. А Родашь остался стоять на месте, поглотив выделяемую разрушительную энергию своим молотом.

Как только энергия взрыва рассеялась, демон стал высматривать химеру, а когда увидел, без раздумий понесся в её сторону. Ревя и опять повторно напитывая хаосом молот, демон приближался к химере. Баал пролетев двадцать метров, с огромной силой ударился об землю, пропарывая глубокую борозду в земле, но еще не до конца остановившись, химера извернулась, и что есть силы отпрыгнула, ибо в том месте, где он еще секунда назад находился, сначала опять прилетела энергетическая сфера хаоса, породив кратер, а потом и приземлился демон, нанося удар по земле.

Атака Родаша опять породила землетрясения и расколы в земле, но демон моментально сориентировавшись отпрыгнул в сторону химеры, и приземлился практически возле него. Когда демону осталось два метра до земли. В его спину ударил энергетический серп, разрезав пластины, но не добравшись до мяса, энергетическая атака все-таки смогла снести демона на метров пять.

Не ожидавший атаки в спину Родашь рылом полетел в землю и рогами словно плугом оставил глубокие борозды.

Демон, не еще не вставая, взмахнув на отдашь молотом, и в следующую секунду в сторону Марфы Сабо и Баала, начал расти лес огромных каменных шипов, давая время многотонной туше подняться. Не успел Родашь встать как его защитные пластины успели зарости и были как новые. Демон, повернувшись в сторону столь подлого, по его мнению, врага, взревел, и напитывая молот энергией направил его на воительницу.

Марфа Сабо застыла напротив порождения хаоса, оценивая его силы. И то, что она видела ей ой как не нравилось. Одна из самых ее сильных атак которую она прозвала «Жнец» даже не смогла пробить защиту демона, а тот еще пропарывая мордой землю, лишь одним взмахом создав чудовищный по размерам частокол их каменных шипов. Его длина была метров тридцать, а в высоту каменные колья достигали пяти метров над уровнем земли.

Очередной удар демона создал расходящуюся в разные стороны волну, которая отправила в полет несколько тысяч каменный кольев.

Баал прикрылся покровом хаоса, а Марфа, используя свою косу, на огромной скорости стала ею вращать, уничтожая в труху все что попадало под действие атаки. Каменные колья, влетая в «Мясорубку» уничтожались в пыль, не нанося никакого вреда воительнице. А вот Баала от нескольких попавших в него одновременно кольев, отправился в полет, но камень не смог пробить «Покров Хаоса», и химера практически не пострадала.

Как только действие атаки закончилось, воительница и химера уже высматривали демона. Тот, всячески вертя своим хвостом, создавал жалом множество борозд, неистово ревя, смотрел в их сторону, а затем начал что-то говорить.

Демонический полу рев, полу крик, стал разноситься на всю округу, а когда Родашь закончил, раскалённый до бела молот, стал покрываться зеленым вспыхивающим свечением. Как только свечение поменяло цвет, демон, опять атаковав землю. Раздался взрыв, опять стали разрастаться земляные расколы. Демоническая атака породила не только глубочайшие трещины в земле, но и своего рода кислотные гейзеры, который под напором стали извергать нечистоты, под огромным давление зловонная жижа понеслась в разные стороны в небо, чтобы там разделиться на мелкие гранулы, а те словно капли дождя стали медленно опадать на землю.

Не успела еще Марфа сообразить, что происходит, как возле нее появился Баал и накрыл ее своим телом, а сам покрылся покровом хаоса. И спустя мгновение заклинание под названием «Дождь Бездны» достиг земли.

Множество как людей, так и безвольных Ур-Гатов видело, что демон применил заклинание. Люди начали всячески стараться себя защитить от той зловонной массы что неслась к ним с неба, но вот у Ур-Гатов такой возможности не было.

Маги, завидев что к ним несется с неба, прикрывались созданными стихийными щитами, прикрывая как себя, так и множество воинов, находящихся рядом. Мастера меча, укрепляли свое тело духом, и применяя защитные артефакты, какие только были.

И спустя несколько секунд на поле битвы обрушился дождь, дождь был очень мелкий, никакого ливня не было. Но те мелкие капельки, что попадали как на землю, так и на плоть, не просто её разъедали, они уничтожали в двадцать раз больший объем массы чем они весили сами. И когда те, достигнул как Ур-Гатов, так и тех бедолаг, у которых не смогли по каким-то причинам укрыться щитами, на все поле обрушился рев боли.

Ревели не только монстры, ревели от боли и люди.

Одна капля выедала пять-шесть сантиметров в диаметре плоти. Битва давно прекратилась, лишь звуки мучающихся, разносились по всей округе. Люди, прикрываясь щитами с ужасом смотрели как плавились их сослуживцы, но ничем не могли помочь. За несколько секунд как от человека, так и от Ур-Гатов, не оставалось ничего. Две минуты которые показались вечностью, шел «Дождь Бездны»

Безумный демон сам не осознал того, что он натворил, но ему было все-равно. Укрытый покровом хаоса, тот словно огненный факел, взирал на врагов не видя ничего, и уже планировал повторно атаковать, вот только когда «Дождь» закончился, демон с удивлением заметил, что что-то не так.

Посматривая по сторонам, в его обезумевший разум, стали пробиваться разумные мысли. А где Стена? Где сотни тысяч Ур-Гатов, почему на поле боя такая тишина. Родашь лишь спустя секунд десять осознал, что он в приступе ярости создал. «Дождь Бездны» был его сильнейшим заклинанием, но он его не использовал, ибо не мог контролировать. А сейчас применил, уничтожив таким образом значительную часть своего воинства.

РАААААААААА— Взревел от ярости демон, а также от осознания своей тупости. Медленно, но, уверенно, он стал возвращать за собой контроль. Безумное пламя что еще секунду назад бушевало в его душе, стало немного меньше. Осмотрев поле битвы: Одни курганы, расколы, все выедено.

Нарушение целостности ландшафта его мало волновало, но вот то, что «Дождь бездны» знатно выкосил его воинство, но очень скудно вражескую армию, его расстроило. Прислушавшись к себе, и оценив количество оставшихся Ур-Гатов, понял, что сил вряд ли хватит, и решил, что нужно отступать. Точнее прикрыть свое отступлении, на Ур-Гатов как и в принципе на всех кроме себя ему было плевать.

Взмах молота и энергетические серпы рассеиваются об молот. Родашь уже полностью успокоившись, посмотрел в сторону того, кто эго атаковал. Человеческая самка с огромной по сравнению с её телом косой, как и предыдущий воин не впечатлили демона. Особенно сейчас, когда его внутренние резервы дополнительно питают тело. Хотя то, что он сейчас находиться в своей второй форме, демона не очень радовало, слишком незначительная битва, не несущая по своей сути значение, для кампании, рассчитанной на захват как минимум половины планеты. А после нужно будет еще и внутренние резервы накапливать.

Родашь направил молот в сторону воительницы, и в нее со скоростью летящего болта понесся «сгусток хаоса» Самое простое и быстро создаваемое им заклинание, точечного эффекта. Как противника он воительницу не воспринимал, и распылять силы был не намерен. Вообще если тут все по силе где-то как тот воин, то Родашу повезло, он как Самаан немного недооценил противника, но зная на что враги способны, в следующий раз, будет готов.

Есть у Ур-Гатов особенность, души убитых ими существ, те улавливают, и передают своему хозяину, то есть Родашь уже пополнил не одной тысячей, свой кристалл душ, и спустя десяток дней он лучше подготовится, и нанесет повторный визит.

— Человеческая самка, пошла прочь! — Взревел демон, отбивая летящие в него энергетические серпы.

— Куда-то собрался демонический выродок! — В тон демона, захрипела на все поле боя Марфа Сабо.

Демон не ответил, а внимательно начал её рассматривать, одновременно прислушиваясь к окружающим его душам. Первым что он сделал после «Дождя Бездны» это приказал Ур-Гатам повторно атаковать. Расходного материала не жалко, пускай хоть все передохнут, еще создаст, лишь бы внимание от него отвлекли, ибо сражаться со всем человеческим воинством в одиночку он не собирался. Вот только это бешенная самка, не даст ему отступить просто так. Вот поэтому сейчас демон и смотрел на неё, прикидывая как её по-быстрому прихлопнуть, а то, что разумная химера его не будет преследовать, Родашь был уверен. Тот от своего хозяина в данной ситуации вряд ли отойдет так далеко.

Но химера находится радом с самкой, и чтобы её прихлопнуть нужно прихлопнуть и химеру. Все эти размышления заняли не больше двух секунд, спокойный демонический разум, был способен на многое, и сейчас демон как никогда осмысливал свои дальнейшие действия, постоянно контролируя округу.

Ситуация сложная, у Родаша есть преимущество в численности Ур-Гатов, но не это главное, главное, что сильнейшие воины человеческого воинства, очень хотят уничтожить его. Демону это не нравилось, ибо какой бы он не был силен, это мир уже показал, что в нем тоже есть крупная рыба.

Вот и самка, одна то она ничто против него, так, смазка для молота, только вот что-то подсказывало демону что проблемой будет не только химера, но и время, которое понадобится чтобы эту самку поймать.

— Ар- Тагор, Шазар Ин Форк. — произнес демон заклинание, и молот вспыхнул словно факел, а затем демон направил его на самку и без лишний слов, применил заклинание.

Зеленое пламя, поглощая все на своем пути вырвалось их молота и устремилось на встречу к Марфе, скорость его была впечатляющей. Две скорости пущенного болта как минимум, подумала Марфа, отпрыгивая в сторону, при этом еще в полете запуская пару «жнецов» в сторону демон.

— Ну, когда же ты появишься, старый пень! — Закричала на всю округу Марфа, повторно отпрыгивая и атакуя демона.

Родашь, не обращая внимание на визги этой бабы, шаг за шагом отступал. Разворачиваться и убегать он не собирался. Демон был не настолько глуп чтобы подставлять спину, тем более бегает он не очень быстро. Скорость самки его не впечатлила, он и побыстрее видел на своем веку, но вот понимание что она быстрее его, было.

Еще несколько огненных потоков вырвалось из молота в сторону женщины, но результата не было, слишком быстра она была.

— Так и будешь бегать, жалкая? — Заревел демон, ибо та начала его раздражать, часто атакуя своими дальнобойными атаками, не давая отступать.

— А почему сам не приближаешься? — Эхидно прохрипела Марфа.

— Ты жалкая баба, думаешь поиграть со мной в игры. Не получиться, я тебя уверяют— Взревел демон, отбивая два «Жнеца» — Твой хозяин не смог ничего показать, а ты тем более ни на что по сравнению со мной не способна. — Договорил демон, и ударил переполненным манной молотом по земле.

Землетрясения, расколы, шипы, все это появилось в один момент, но Марфа смогла уйти от всех смертельных подарков, демона. А вот демон, так далеко как планировал не ушел. Он собирался уйти за стену. Нет, не чтобы спастись, а чтобы собраться с силами! И жалкие пять сотен метров разделяли его и его свободное время! Именно время ему сейчас нужно, пару тысяч душ, хватит ему чтобы восстановится и создать кое-кого более подходящего для битвы. К сожалению, с помощью «Дождя бездны» невозможно собирать души, а они ему крайне нужны.

— Старая карга! — Заревел Зигфрид, появившийся на одном из образовавшихся каменных шипов.

— Трухлявый пень, где тебя носило! — Как могла, захрипела Марфа, окончательно сорвав голос.

Но Зигфрид услышал.

— Что не справляешься? — заулыбался воин, увидев на расстоянии пятидесяти метров воительницу.

— Тфу на тебя, Зигфрид, тварь пытается бежать! — Отпрыгнув от несущегося в неё пламени, прикрикнула воительница.

— Далеко не сбежит!

РАРАРАРАРРА— Заржал демон, услышал слова воина. — Жалкий червь, ты кто таков?

— Меня зовут Зигфрид, тварь! — Сказал воин, наставил на демона полутораметровый извилистый меч. Теплое пламя, уже напитанное энергией, светилось мягким светло оранжевым светом, и было готова порубать демона.

— Зигфрид, почему же стоишь на месте, иди ко мне и покажи свою доблесть! — Взревел демон, игры с человеками ему уже достаточно сильно надоели.

— А хер тебе! — В ответ крикнул Зифрид.

— Зигфрид! — заревела Марфа.

— Что хочешь, старая карга!? Я что, по-твоему, совсем дурак? Ха-ха-ха, если Вольф его в одиночку не прибил, то я тем более не справлюсь, а это значит. — Договорил Зигфрид, и моментально взмахнул мечом. От меча отделился оранжевый полумесяц, за секунду преодолев пятьдесят метров, он врезался в выставленный демоном молот.

Демонический молот, встретился с огненным полумесяцем воина, и произвело то, что поразило Родаша. Молот Сартара не смог поглотить и рассеять атаку, вместо этого демон почувствовал сильнейший удар, оттолкнувший того на два метра.

Осознав то, что против этого воина молот со свойствами поглощения не помощник, Родашь не стал медлить, энергия мгновенно растеклась по всему его телу, и уже в следующую секунду, его копыта оставляя борозды в земле несут демона к воину.

Несколько метров разделяли демона и воина, как в бок Родашу прилетает летящий со скоростью звука «Жнец». А Марфа Сабо уже сменив позицию, выцеливает спину демонической твари.

Усиленный «жнец», разорвав в клочья демоническую защиту, но опять не смог его достаточно сильно ранить, но все-таки дал время, которого хватило чтобы Зигфрид повторно наполнил «Теплое Плямя» духовной энергией, и атаковал.

Сильнейший удар осушил демону руку, а тело его пропоров в земле копытами борозду, отъехало на несколько метров. Атака Зигфрида с такого небольшого расстояния, имела повышенный эффект. Демонический молот, конечно, выдержал урон, но вот небольшие трещины, оставшиеся после атаки Вольфа. Опять увеличились.

Атака Зифгрида не просто осушила руку демонической твари, она её сломала, но демон этого даже не почувствовал, ибо рука моментально регенерировала, и встала на место. Все внимание демона сейчас было сосредоточенно на другом, он уже по-другому стал воспринимать воина и воительницу. Если по одиночке они не представляли для старшего демона угрозы, то вот объединившись и слаженно атаковав, они представляли по мнению демона больше угрозы, чем тот человек, метавший молнии. Воин с огненным мечом, называл того Вольф.

Странное имя, подумал Родашь, он бы так назвал собаку, но никак не человека.

Секундная заминка, и все повторилось по новой, Зигфрид и Марфа, не приближаясь атаковали, а демон отбивался как мог, в людей неслись каменные шипы, разрастались расколы в земле, огонь хаоса выжигал все в округе, но люди были чрезвычайно умелы. Человек с огненным мечом, конечно, уступал по скорости Вольфу, но Марфа не давала возможности демону приблизиться, всячески атакуя того в спину, давая время Зигфриду, отскочить. И все повторялось по новой.

Долгие пять минут длилось сражение, сил у демона было не занимать, а вот люди уже довольно сильно от такого темпа устали, и получили первые раны.

— Что человечки, скоро наступит ваш конец. — Злорадно сказал демон, смотря на довольно потрепанных воинов.

— А ты шавка хаоса, молодёжь не обижай, сейчас я покажу тебе почем, в Алтонии Таафит. — Улыбаясь, а точнее натянув на лицо оскал, сказал громадный старик. Внезапно появившийся рядом с демоном, привлекая того внимание.

Глава 21

Как только Родашь услышал рядом с собой старческий голос, сработали рефлексы, и не успел Вигго Лигрон договорить, а демон уже отпрыгнул в сторону, при этом успев четко рассмотреть того, кто к нему обращался.

Огромный, в два с половиной метра ростом, человек был странен. Во-первых, Родашь не смог его прочитать. Перед ним, как обычно в таких ситуациях, не раскрылась душа противника, поэтому он не смог понять уровень сил, доступных воину, не говоря уже про его внешний облик: шкуры странных тварей покрывали доспехи, секира в виде полумесяца. Но даже не это было необычным в человеке. Взгляд Родаша не обманешь натянутым на лицо оскалом, нет, было что-то другое. Доли секунды потребовались демону, чтобы в его голове сложились все ассоциации, и он понял, что этот взгляд ему знаком. Именно так сам Родашь смотрел на будущих покойников, демонов, других разумных форм жизни. Этот взгляд означал не просто то, что человек собирается тебя убить. Это означало, что ты уже мертв в его глазах.

Демон взревел от пришедшего осознания. Огненный покров, который еще недавно лишь немного обволакивал его туловище, вспыхнул по-новому. Но контроль демон не утратил, а наоборот, пламя ярости взбодрило Родаша, а чутье усилилось и ТРУБИЛО ПРЕКРАТИТЬ ИГРУ С ВРАГОМ, а сражаться всерьез, не экономя сил. Уж слишком необычен был этот старик по человеческим меркам, а все, что не изведано, потенциально очень опасно.

Человек тем временем рассматривал поле боя и самого демона. Противники не собирались начинать друг с другом разговор. Вот их взгляды пересеклись, а в следующую секунду раскаленный молот, преодолевая скорость звука, несется в корпус воину. Мгновение демону потребовалось, чтобы преодолеть разделяющих их десять метров. Уже нанося удар, демон четко мог видеть, что у воина не поменялся взгляд, даже оскал остался на месте.

Молот приближался к противнику, а старый воин стоял на месте, и когда уже раскаленное добела демоническое оружие практически достигло доспеха, демона отнесло на несколько метров. Воздушный толчок был настолько быстрый, что Родашь лишь уже в полете понял, что произошло. Но воздушная стихия не смогла пробить естественные доспехи демона разложения.

Трансформировавшийся сейчас во вторую форму, Родашь без лишних слов встал на задние лапы, одновременно разведя руки в разные стороны, таким образом демонстрируя свою неуязвимость.

Находящимся здесь воинам и без этой демонстрации было ясно, что так просто демона не убить и нужно придумать тактику. Вот только тут не было демоноборцев. Как оказалось, в королевстве их вообще уже не осталось, уж слишком давно возникала угроза такого уровня. Конечно, поднимались старые архивы, искались древние тома с описанием как самих демонов, так и методов, как им противостоять. Но все, что пока удалось узнать, так это то, что нужно взять меч поострее и рубануть им по шее твари. Уж тогда она точно отправится в демонический загробный мир.

Всякие ловушки, амулеты и такого рода методы были просто сотрясанием воздуха и не несли четко выраженного эффекта. Каждая тварь была уникальна: кто-то от огня горел, как солома, кто-то, наоборот, более чем комфортно себя чувствовал. И так как хаос не имеет шаблонов, то и понять, кто перед тобой, было не невозможно, но крайне сложно.

Сам Родашь был по меркам демонического плана немолодым демоном; много, где он успел побывать, но особой славы не сыскал и, тем более, не выделился чем-то особым, чтобы оккультисты в разных мирах в своих кровавых ритуалах смогли узнать про его сущность. Да, именно благодаря чокнутым оккультистам и приходят знания о демонах в разные миры. Те, проводя кровавые обряды, полные безумия, боли и жестокости, истончают грань мироздания. А когда грань истончена, на их своеобразный призыв откликается всякая мелочь, и от нее они уже и узнают о более грозных демонах, правильном построении кровавых ритуалов. В основном все, конечно, заканчивается очень печально. Демоны в своей злобе умудряются находить лазейки во всех договорах и не только. А бедные дураки скармливают свою бессмертную духовную оболочку ненасытным тварям ради обещаемых благ. А потом безвольные сосуды, управляемые демоническими кукловодами, устраивают кровавую вакханалию, не оставляя следов и документальных свидетельств после своего пребывания в мире.

Так что Родашь по своей сути хоть и был демоном из плана разложения, имея характерные черты, присущие всем его сородичам, но был в некотором роде и мутантом. Тяжесть тысячи лет Йог-Сар-Тара находящегося в рабстве, дали отпечаток по его сущности, а физическая форма демона — это отражение его внутренней сути, не более. Так что сейчас сражается совсем не типичный демон, а своеобразный мутант, по которому невозможно было определить его слабые стороны.

А значит оставался один метод — метод проб и ошибок.

Вигго Лигрон коптил этот мир уже больше трех сотен лет, много всякого и разного он видел на своем веку. Ужасающих порожденных самой природой, которые безжалостно уничтожали как своих соплеменников, так и все живое, чрезвычайно много в этом мире. Вигго довелось узнать, что где-то в этом мире есть древние твари, которые рано или поздно проснутся. Существа с временного периода, зовущегося «Этапом Древник» и сейчас, когда произошло вторжение демонов, не самых сильных демонов, он понял, насколько они были слабы. В первую очередь не готовы к такого рода угрозе, а во-вторых, разобщены и, что самое прискорбное, озлоблены друг на друга.

Анализируя обстановку, он понимал, что не стоит надеяться на кого-то: надежда на помощь других стран, соседей и вообще хоть какая-то помощь — это не звучит убедительно, тем более, слово «надежда» не даёт уверенности в завтрашнем дне. И осознав печальность нынешнего бытия, один из старейших ведьмаков в этом мире принял решение: оставшееся время, которое он еще сможет просуществовать в этом мире, он посвятит усилению своей гильдии как организации в целом, без надежды на сторонние силы. Ибо они показали, как готовы сплотиться перед лицом нависшей угрозы.

На передовую не попал сразу не по тому, что не хотел, а по тому, что старался созвать совет ведьмаков, чтобы объединить усилия гильдии перед общим врагом. Но его ждало разочарование. Даже Старейший ведьмак, Уро Вакар, не помог, не говоря уже про остальных лидеров гильдий, расположенных в герцогских доменах королевства. Все стали подвластны, политика, а также интриги древних родов просачиваются во все сферы жизнедеятельности королевства. И вот он результат.

Вигго Лигрон и еще две сотни наемников, хоть что-то из себя представляющих, — все те силы, которые он мог выставить в помощь Хъю Гросвенору, его старому другу. И сейчас он, увидев проклятую тварь, которая пришла на земли его родины, понял: ей нет места в этом мире.

Взмах огромной секиры повлек за собой воздушный поток, который клином ударил в корпус расставившей лапы твари. Демон отлетел на десяток метров, но после приземления умудрился выкрутиться, словно кот, приземляясь на задние лапы. Тварь не ревела, а лишь взирала на Вигго. Демон был силен, как бы Вигго ни хотел его уничтожить мгновенно, он понимал, что это будет сложно.

— Марфа, Зигфрид, ни в коем случае не приближайтесь к нему, — обратился Вигго к застывшим воинам. Слишком быстрая была тварь, и старый ведьмак не собирался в сражении с ней терять соратников.

— Мастер, мы вас одного не оставим, — прохрипела Марфа. У нее со времен лаборатории некроманта были проблемы со связками, которые только ухудшились.

Ведьмак лишь хмуро на нее посмотрел, но спорить не стал. Не тот сейчас был момент, чтобы пререкаться. Все его внимание было посвящено демону. А тот горящим факелом молчаливо смотрел на собравшихся воинов и подозрительно медлил, по мнению Вигго. Также рядом с ними на расстоянии тридцати метров стоял Баал. Химера, объятая огнем, молчаливо наблюдала и за ситуацией.

«Значит, и её хозяин наблюдает», — подумал Вигго, не сводя взгляда с демона.

Тот молчал, но его постоянно извивающийся хвост выдавал, что тварь готова к битве. А когда хвост Родаша на секунду остановился, Вигго моментально среагировал. Одна секунда потребовалась демону, чтобы направить огненный поток в сторону ведьмака, но огонь был настолько силен, что его хватило на всех троих сражающихся.

Вигго, Марфа, Зигфрид среагировали вовремя, ибо то место, где они секунду назад стояли, буквально перепахало пламя, уничтожая последние остатки травы и порождая огромную борозду.

Временной заминки хватило порождению бездны, чтобы отпрыгнуть как можно дальше от места сражения. Таким образом, Родашь все ближе был к своей цели: расстояние до стены уменьшилось на пятьдесят метров.

Новый противник был, по мнению демона, загадкой, и тот понимал, что отступать нужно как можно быстрее, пока еще кто-то из человеческих сил не появился. Нужно лучше подготовиться и обзавестись более серьезной поддержкой.

Кстати, о ней. Родашь кинул зов, и несколько тысяч Ургатов помчались к нему на помощь. Но враги не дали время старшему демону обзавестись подмогой. С разных сторон в него полетели сгустки энергии, от двоих он увернулся, но третий, созданный с помощью огня, его задел, точнее, не просто задел, а нанес первое за время сражения увечье.

Понятие боли, как таковой, для Родаша уже давно не было. Тысячи лет, взлетов и падений научили, как её гасить в зародыше, или даже, можно сказать, просто игнорировать. Но сейчас атака, которую он пропустил, несла ему не только физический вред, но и моральный. Если раньше у него были некие грезы по поводу своей неуязвимости, и людей он воспринимал, как червей, то за свой век он повстречал созданий и пострашнее. Но сейчас, рассматривая обрубок левой передней лапы, он изменил мнение. Не первый раз он теряет конечности, но первый раз, когда его регенерация не начала их сразу же восстанавливать. Огненный серп не оставил после себя ничего. Лишь обожженный обрубок передней лапы, который даже не кровоточил, а лишь немного дымил.

Времени демону никто не собирался давать, атаки раз за разом повторялись, самой слабой из них была атака воительницы, но при этом самой частой. Марфа Сабо быстрее всех создавала свои дальнобойные атаки, которые постоянно заставляли демона на них реагировать. То, что они не нанесут урона, он знал, но вот сбить его с ног вполне могли, а того времени, что он потратит на восстановление концентрации, вполне хватит остальным воинам, чтобы воспользоваться заминкой. И демону еще очень не нравилось пассивное наблюдение за сражением разумной химеры. Родашь знал, что и у той есть атаки дальнего поражения. Почему она их не использует, а лишь держится на расстоянии, было пока не понятно.

Много времени демон на свои размышления не потратил: постоянные атаки врага, блокирование их молотом и контратаки занимали все мысли демона. Даже не мысли, а в данной ситуации уже вовсю работали натренированные рефлексы тела, ибо иногда лишь чутьё помогало старшему демону уклониться от атаки, скрытой другой. Родашь понимал, что такое сражение долго не продлится, скорее рано, чем поздно, враг скоординирует атаки, подстроившись друг под друга, и начнутся уже серьезные проблемы.

Потеряв руку, Родашь откинул всякие мысли о сохранении внутренних резервов. С самим количеством манны хаоса проблем не было: внутреннее ядро, связанное с бездной, стабильно вырабатывало её. Но внутренние резервы — это не просто манна, это концентрированная манна. Если обычная манна хаоса — это вода, то вот концентрированная манна из накопителей в созданных внутри аурной оболочки хранилищах является ртутью.

Небольшого потока хватило, чтобы он перешел во вторую форму, и тот ручей, что в данный момент и питает его усиленное тело, по воле хозяина, стал усиливаться. Понимание, что он может, в самом деле, проиграть, уже не витало где-то там, на задворках сознания, отодвигаемого внутренним эго. Нет, сейчас ситуация накалилась до предела, и с большой неохотой Родашь, понимая необходимость своих действий, начал тратить то, что культивировал десятки лет.

Усиленная концентрированная манна начала растекаться по всему телу. Энергетические каналы с трудом, но справлялись со своей задачей. Демон с каждой миллисекундой начинал чувствовать возрастающую мощь. Размеры тела не увеличились, состояние второй формы осталось прежним, к сожалению.

Что нужно для третьей, Родашь не знал, но он знает, кому доступна третья форма или, точнее, ступень. Ракат, выкормишь бездны, точно обладал пониманием, что нужно для этого, но понятное дело, он это никому не скажет. А остальные старшие, понимая, что «Поцелуй Чумы», вероятно, достиг третьей формы, несильно старались тому перечить. Тем более, когда тот успел пройти в этот мир со своими «Чревовещателями Чумы».

Обретя новые силы, демон перенаправил их в молот, одновременно сплетая заклинание. Секунду спустя, в сторону людей вырастает не просто лес, а целое море каменных шипов. Вигго Лигрон взмахом секиры отправляет навстречу все приближающемуся каменному потоку воздушный толчок, тот сносит половину каменных столпов, но остальные по-прежнему не останавливаются, а продолжают двигаться в сторону воина. Но повторный толчок полностью уничтожает смертельную атаку, пущенную демоном. Не успела последняя каменная крошка опуститься на землю, а в сторону демона уже летит ответная атака.

Единственное, что в сражении люди старались не допускать, так это сражение с демоном вблизи, ибо все мастера успели заметить невероятную эффективность хвоста. Если атаки молотом у демона были такие, что рассекали воздух с характерным звуком, то вот хвост практически двигался со скоростью, превышающей возможности мастеров хоть как-то ему противостоять. Среагировать они бы успели, но вот выстоять под таким шквалом атаки — уже вряд ли. Возможно, Ведьмак бы что-то мог противопоставить, старость не забрала у него силы, а лишь закалила. Но Вигго Лигрон не собирался лишний раз рисковать. Это не последняя тварь, которую еще придётся прибить, а терять жизнь он не собирался, хотя и понимал, что, если потребуется, отдаст её, не задумываясь.

Единственное, что никто не видел, так это то, что с каждой принятой на себя атакой трещины на молоте расширялись, целостность демонических рун была уже не такой, как прежде, и безумный разум Йог-Сар-Тора обретал все больший контроль над своей волей. Концентрированная манна хаоса наносила невыносимую боль воплощению стихии, постоянно разъедая его сущность, но высший элементаль был существом другого порядка: таких, как он, так просто не сломить.

Постепенно в сознании бестелесного духа стали появляться обрывки видений. Разбитый, измученный разум складывал воспоминания, словно пазл, шаг за шагом выстраивая цепочку событий. До этого момента дух не осознавал, где он находится, а точнее, не мог осознать, что демоническая рунная вязь создавала пронизывающих элементаля червей, подчинивших стихии разум и волю высшего воплощения. Конечно, были еще так называемые «Столпы» стихий. Но эти, своего рода, боги элементаля могли образоваться только, если душа мира была очень сильна. Ибо «Боги» не любят над собой контроль, и только «Душа мира» могла их усмирить и позволить им обрести воплощение. Но в прежнем мире Йог-Сар-Тара «Душа мира» была еще молода и не рисковала передать процессы бытия, подчиняющиеся ей. Так что Йог-Сар-Тар был, по сути, одним из сильнейших воплощений стихии в своем мире, но, как показала практика, и на сильнейших находится управа.

Шаг за шагом, он начал вспоминать, как обрел воплощение, как несколько тысяч лет набирался силы. В его мире не было слоев, все сущности обретали воплощение в одной реальности. И вот Йог-Сар-Тар, ведомый неистовой волей мира, начал перенимать и организовывать контроль над стихией. Ибо все элементали мира первоначально являлись с определенной целью, все ради его благополучия, ибо только незримые потоки эфира, выделяемые «Душой мира», и подпитывают становление воплощения стихии, а те, в свою очередь, вносят баланс в мир, перераспределяя нагрузку за контролем стихийных процессов в нем.

Когда они становятся старше и сильнее, у них образуется эфирное средоточие. Многие путают, называя элементалей магическими созданиями, они такими не являются. Они лишь отголоски воплощенной стихии, со временем обретающей разум, полезные элементы мира, созданные как для помощи, так и для защиты души мира.

И вот сейчас Йог-Сар-Тар, высший дух земли, вспоминал свое предназначение, и когда целостность пазла сложилась, он вспомнил, как была уничтожена его мать «Душа Мира», а он пленен. Ненавистный демон, пленив того в своем топоре, тысячелетиями использовал силу высшего элементаля. Осознание этого привело Йог-Сар-Тара в гнев, но он был все еще скован цепями, что, словно черви, просочились в его эфирную плоть. Но высший элементаль видел изъян в клетке. Демон сражался, и его противник, атакуя, подпитывал силу элементаля, одновременно с этим повреждая оковы. Еще немного, и он вырвется из клетки, и проклятый Родашь, тварь, заплатит за все. Это будет последнее, что сделает Йог-Сар-Тар в этом плане бытия.

Сотни Ур-Гатов пришли на помощь демону, но их враги были воплощением силы этого мира. «Жнецы» Марфы Сабо, которые лишь повреждали естественную защиту Родаша, превращали за один раз десятки Ур-Гатов в кровавый фарш, огненный полумесяц Зигфрида создавал настоящую просеку в густом потоке тварей. А Вигго Легрон был поистине воплощением кровавой вакханалии на этом поле. Опыт собравшихся воинов был таков, что, сражаясь с несколькими тысячами тварей, они не упускали из виду их лидера. Родашь, старясь постепенно отступать, всячески подвергался атакам, которые вынуждали его контратаковать, тем самым, теряя столь драгоценное время. Раз за разом огромные разломы преграждали путь человеческим воителям, каменные леса вырастали у них под ногами, но созданные им, благодаря духу, атаки стали вызывать у Родаша вопросы. Он чувствовал, что что-то не так. Заклинания, как и раньше, создавались мгновенно, и стихия подчинялась его желанию, как и раньше, но вот что было не так, он пока не мог понять, но чутье било тревогу.

Слишком поздно среагировало его чутье: раскаленный добела молот внезапно начал обжигать и его самого. Если Родашь думал, что любую боль он в состоянии проигнорировать, то он сильно ошибался. За доли секунды плоть, пропитанная миазмами хаоса, начала опадать с его костей, плоть сползла вплоть до локтя — таковы были сила и мощь огня души элементаля. Йог-Сар-Тар не жалел себя, он понимал, что делает и что нужно сделать дальше.

Обгорелые кости выпустили молот, а демон взревел. Проклятый огонь не просто уничтожил мясо на руке, вместе с плотью окончательно уничтожены и меридианы, протекающие через его физическую оболочку.

Высший элементаль, заточенный в молоте, наконец, обретя контроль, достиг земли. Воплощение его родной стихии встретило, словно родное. Родная стихия хоть и была наполнена эфиром «Другой души мира», откликнулась на зов её осознанного воплощения. Йог-Сар-Так попросил силу у этого мира, и Этеа откликнулась на зов. Поток эфира устремился в израненного элементаля, и тот искренне возрадовался, что он послужит этому миру и сможет отомстить врагу за свой???

Раскаленный молот вошел в землю, словно камень в воду, чтобы в следующую секунду восстать в виде того, кто решил пожертвовать собой, но уничтожить эту мерзкую тварь, несущую лишь разрушение.

Мгновение тишины, за которое все собравшиеся устремили свой взор на место, где пропал молот, еще не до конца осмыслили, что происходит, а затем земля ожила. Йог-Сар-Так обрел полный контроль над стихией, почувствовал все в округе на сотни километров и осознал, что происходит. И в этот мир ворвались порождения бездны, и это мир они захотели уничтожить!

— Не допущу! — взревело воплощенное стометровое лицо, созданное из земли.

Чтобы затем демоническая зараза познала гнев самого мира. Этеа не жалела силы для высшего элементаля, ибо этот осознанный эфирный дух открыл свой разум перед ней. Хоть душа «Мира мира» и была созданием совсем другого порядка, но и она осознала из воспоминаний Йог-Сар-Тора, что происходит. И щедро начала делиться силой, ибо лишь элементали могли быть проводниками её воли. И одним из них стал Йог-Сар-Тор.

То, что происходило дальше, и кто виновник данного события, понимал лишь Родашь. Но его понимание не давало ему никаких преимуществ. Элементаль вырвался, и душа мира откликнулась на его зов, многократно усилив. И теперь демонические полчища познают его гнев.

На смену дрожи земли пришли тысячи расколов. Они появлялись и закрывались на всей протяженности боевых действий, поглощая в земляную бездну Ур-Гатов. За несколько секунд приспешников Родаша стало на десятки тысяч меньше, а буйство стихии продолжалось.

Старший демон, откинув в клоаку бездны свою гордость, направлял все доступные ему силы, чтобы спастись бегством, но, когда ты стал целью не ослабленного элементаля, оглушённого криком умирающей души своего мира, а воплощения мести, которую приняла под своё крыло могущественная мировая сущность, шансов у тебя нет.

Йог-Сар-Тар Высший элементаль был на грани, его сущность, изъеденная червями хаоса, хотела отдохнуть и уйти в небытие, но воля и сила эфира души еще держала его дух в этом мире. Немного времени ему потребовалось чтобы понять, кто лишний в этом мире, а кто в нем родился. И он обрушил все доступные силы на уничтожение существ, что были чужды этой реальности.

Сотни тысяч Ур-Гатов были уничтожены в мгновение, стихия перемалывала их, как каменный вал пшеницу, Родашь последовал за своими подчиненными, под ним раскрылся провал, принимая в себя тушу старшего демона, а затем моментально его сдавливая. Оказавшийся под землей, демон был перемолот каменными валунами, оставив после себя лишь пыль.

Уничтожив главного врага, Йог-Сар-Тар осознал, что время его практически ушло, а дети этого мира еще в опасности, сотни тысяч тварей еще, сотрясая землю, мчались на человеческое войско, и высший элементаль принял последнее осознанное решение в своей жизни.

Внезапно на поле боя раздался треск, ни одно живое существо и даже неживое, было не способно его создать. Ибо только когда скорбит стихия, а вместе с ней и душа мира, можно было его услышать. Измученное дитя иного мира ушло к своей почившей матери, при этом отдав все свои силы на создание громадного каньона, протянувшегося на сотни километров в обе стороны, давая время детям этого мира немного отдохнуть и подготовиться к надвигающейся угрозе…

Здравствуйте уважаемые читатели, благодарю за покупку и прочтения моей книги. Надеюсь вам понравилось. Но четвертый том на этой главе заканчивается. Если вы и дальше хотите узнать что будет происходить с Джо, на его пути по «Дороге перемен» переходите по ссылке

https://author.today/reader/124436/992763

Заранее благодарю.

***
Опубликовано: Цокольный этаж, на котором есть книги: https://t.me/groundfloor. Ищущий да обрящет!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21