КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 454410 томов
Объем библиотеки - 651 Гб.
Всего авторов - 213341
Пользователей - 99992

Впечатления

vovih1 про Бурносов: (Сборники, альманахи, антологии)

Спасибо!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хьюз: Параллельное и распределенное программирование на С++ (C, C++, C#)

Уважаемые читатели! Пожалуйста, оценивайте и комментируйте компьютерную и техническую литературу. Пишите - какие книги вы ищите и на какую тематику.
И сами тоже добавляйте книги!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
vovih1 про Хьюз: (C, C++, C#)

Спасибо

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Не надо школьников называть школотой или ЕГЭшниками. Мы сами когда-то были школьниками и интересы у нас были соответствующие. Правда тогда книг в жанре АИ практически не было.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ANSI про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Для школоты. Открывание ногой двери к Сталину и рояли в виде инопланетной техники.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Трейдинг сегодня

В объятья пламени. Лесник (fb2)

- В объятья пламени. Лесник (а.с. Инквизитор-1) 946 Кб, 237с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Сокол Ибашь (sokolbattlerun)

Возрастное ограничение: 18+


Настройки текста:



В объятья пламени. Лесник

Пролог

Кромешная тьма стояла в трущобах огромного города. Лишь, будто в насмешку, предсмертно мигал один–единственный фонарь. Это выше, на Верхнем и Срединном ярусе вертикального мегаполиса, жизнь кипит, и не думая останавливаться, а на Нижнем ярусе, в гетто, ночами на улицах всегда было пусто — жить все хотят. Но сегодня кое–кто там все же бродил.

Между оплавленных и искореженных корпусов флайтов и аэромобилей, пятен крови, вонючих остатков тел и расстрелянных, исписанных зловещими граффити стен, в кромешном мраке медленно брела маленькая фигурка. В темноте было непонятно, к какой расе она принадлежала, но любой обыватель с Срединного и Верхнего яруса уже бы несся наутек, несмотря на малые габариты этого тела. Однако, если бы несуществующий обыватель все же не струсил от подобного зрелища, то точно бы исправил сие недоразумение после того, как «тень» вошла в мигающий круг света.

Это был мальчик. Около пяти лет на вид.

Окровавленная, изодранная в клочья футболка, черные от крови штаны и босые ноги. Абсолютно седые волосы и пустые серые глаза. На его лице застыла маска опостылевшего безразличия, что наблюдать у ребенка довольно неуютно, на шее черные синяки в виде ладони, а в руке, в побелевших от напряжения пальцах, намертво зажата рукоять кухонного ножа с запекшейся кровью на лезвии.

Но на улице не было никого, кто бы пожелал помочь мальчику. Никто его даже не заметил… из разумных. Но ночью, в этом проклятом богами мире, в подобных Нижнему гетто темных местах, правили совсем не люди. И таких обитателей вытравить практически нереально.

В переулке зацокали об асфальт когти нескольких тварей, издалека учуявшие запах крови, жаждущие насладиться страхом и болью жертвы. Вот только их встретил не испуганный взгляд почти малыша, которого можно было ожидать увидеть.

Безмозглых облезлых псин встречали абсолютно ледяные, будто неживые, глаза уже ко всему безразличного убийцы.


Акт первый. Хищник из леса

-

1.1

***Анна

— Значит, ты согласна? — Анна едва сдерживала вздох облегчения. Сегодня, пока что, все шло без промахов. Список в два десятка потенциальных студентов подходил к концу, остался лишь один пункт.

А ведь порой бывают проблемы: то родители на дыбы встанут, то дети магию презирают… Потом только извиняться и уходить, несолоно хлебавши, остается. А за такое Директор по головке не погладит, а стукнет чем потяжелее. Бр-р.

— Конечно, профессор Хворостовская — Девочка напротив нее прямо излучала счастье.

Конечно, этом году уже не так–то просто попасть в магические школы, как, скажем, лет десять–двадцать назад. И попасть по приглашению — это очень дорогого стоит. Как минимум, не надо платить кругленькую сумму за обучение. Еще бы все это понимали, э-эх.

Так, кто у нас последний ученик? Максим Крип, девятнадцать лет. Эм… а что это за адрес такой странный?

Анна вбила данные из списка в навигатор своего мотофлайера и принялась внимательно рассматривать карту мегаполиса на экране. Вот идет эта ниточка, идет и… выходит за территорию города? Вот это неожиданность! В наше время мало кто рискует жить за пределами городов. Ну, что же. Надо оповестить и выслушать ответ — значит, придется это сделать. Как бы страшно ни было.

Анна была невысокой, метр шестьдесят семь сантиметров ростом, складной и красивой девушкой с отчаянно рыжими, с краснотой, длинными волосами, собранными в хвост, и неестественно зелеными глазами. Если приглядеться, можно было заметить, что зрачки у нее немного иной, чем у обычных людей, формы, будто бы некий переходной этап между кошачьим и человеческим взглядом. Наследие девайса, оно бывает столь разным…

Заведя бесшумный двигатель, профессор Хворостовская, быстро набирая скорость, полетела в сторону последней точки назначения, постепенно прижимаясь небольшой грудью к рулю, спасаясь от встречных потоков воздуха, уклоняясь от слишком уж медленных аэромобилей и аэробусов. Даже спустя столько лет вождения полет захватывает дух.

Нет, все–таки этот «Рондо 201» — замечательный агрегат. Легкий, удобный в управлении, быстрый, энергии мало употребляет, в отличии от некоторых аналогов. И высоту довольно большую поддерживать способен, что немаловажно. Взять те же западные «Хичкоки» — ну прям небо и земля! Тяжелый мотофлаер, из достоинств которого можно выделить только крепость и количество брони, что для мотофлайера — бред собачий. Водитель–то защищен лишь спереди бронированным стеклом. В остальном «Хичкок» полностью проигрывает и «Рондо», и «Кавасаки», и даже «Харлеям», хотя те тоже легкими не назовешь. Не говоря уже про то, что доступны в полной мере у нас, в Северном, только «Рондо», остальные только иногда появляются, по большей части заказные.

Анна любила покататься на высокой скорости и высоте. Маленькая женская слабость, помимо магии, юбочек, косметики и секса.

Сейчас она находилась на Верхнем ярусе, где–то в районе трехсотых этажей. А надо было спуститься в самый низ, ведь за городом довольно сильные ветра на такой высоте, не говоря уже о монстрах. Но, все же, лучше сделать это за пределами мегаполиса или, хотя бы, ближе к его краю. Иначе можно живым не выбраться.

И ведь дело даже не в том, что можно столкнуться с другими аэромобилями, флайтами, мотофлайерами или аэробусами, а в том, что ниже пятидесятых этажей начинается гетто. Различные полуразумные монстры, не любящие солнечный свет, отморозки человеческой расы, бандиты родом из иных миров… история человечества всегда оставляла место для подобного мусора. И нынешний век — не исключение. И выкурить их точно не выйдет, слишком они крепко там сидят.

Да, даже сейчас, после Прорыва в две тысячи пятьсот одиннадцатом, это все остается неизменным. Бррр… Период огня, длящийся без малого три сотни лет, вплоть до восьмисот пятидесятых, оставил крайне неприятный привкус крови и пороха у всех людских магов. Клятые Инквизиторы! Чертовы иномирцы! Чтоб вам всем пусто было, столько шума наделали с этой бессмысленной войной. Но Инквизиторы–то, они же все людьми были! Церковь со своими воинами тогда сняла знатную жатву.

Хотя, тогда, под шумок, они умудрились уработать пару пришлых Князей Тьмы, за что им большое спасибо, конечно. Сильные темные маги с завышенной самооценкой и жаждой власти никогда и ничего хорошего ни для одного из миров не делали. Все исключительно для себя и для поднятия своего чувства собственной важности.

Ладно, дело прошлое. Инквизиция постепенно умирает, большая часть выживших переходят в категорию охотников на нечисть, которой развелось немеряно, поэтому претензии уже недействительны, тем более, что Инквизиторы без Церкви — просто очень хорошие воины. Черт, как же далеко лететь–то еще…

***Анна

Это случилось примерно на середине пути до дома загадочного ученика. Анна уже пятый час пробиралась между верхушек высоких деревьев, полностью сосредоточившись на задаче «не упасть» и контроле небесного пространства на предмет летающих тварей. А их просто огромное количество развелось, и все, как один, плотоядные. Хотя на земле еще хуже ситуация. Там даже оглянуться не успеешь, а тебя уже сожрали. И ведь есть безумцы…

Додумать она не успела. Из кроны дерева вылетела какая–то штука на «веревке» стального цвета и воткнулась в флаер, отчего тот дернулся, чихнул и отключился. Анна не успела даже понять, что именно произошло, а уже летела вниз. Сто с лишним метров полета с остановками при ударах о ветви выбила сознание еще на пятом сотрясении мозга.

Очнулась она почти сразу, по ощущениям. Тело мага — крепкая штука. Однако, если судить по первым попыткам двинуться, ее уже успели связать. Предварительно поймав девушку на земле, так как она была еще жива.

— Ну что, лапа, здравствуй — жизнерадостно улыбнулась обломками зубов небритая рожа шрамированного мужика — давай без фокусов пройдемся до лагеря и тогда, может быть, до Рынка целой поедешь. Хотя не уверен, что смогу удержать всех своих парней — добавил он с ехидцей, краем глаза замечая подходящих со всех сторон таких же уродов.

Черт!

Это ж надо было нарваться на людоловов! Отмороженные типы, что могут даже ребенка умыкнуть и продать какому–нибудь инсекту–изврату или еще кому, кто заплатит больше. Облачная школа вместе с мэром Северного уже долгое время кучу сил тратит на борьбу с этими уродами, а им хоть бы хны. И как же хорошо, что эти «жители леса» не тратятся на защиту от магии, обычно.

Такие мысли бродили в голове Ани, когда она особым образом глянула на главного (с большей долей вероятности) и, привычно потянувшись в окружающую среду за эгро, попыталась составить магему подчинения и захватить его сознание. На что получила вполне реальный удар в челюсть, вырубивший ее на какое–то неопределенное время. Но вот мысль, появившаяся сразу, еще во время попытки ментального подчинения, раздражала сознание до самого беспамятства.

А где эгро?

Второй раз Хворостовская очнулась лежа на боку, связанной и с кляпом во рту, но сразу сообразила, что лучше ей притвориться трупом до поры, до времени. Причин было множество, но главными были две.

Во–первых, они уже были в лесном лагере, а значит, идти никуда не надо. Плюс, половине из, примерно, трех десятков бандитов, было откровенно скучно. По лагерю раздавались грубые голоса, шлепки карт, трещание костров и женские всхлипывания из ближайших кустов. Судя по ритмичным, вполне знакомым, звукам и тяжелому дыханию, у парней вопросов по развлечениям не возникает. И если нет желания стать следующей девицей для утех, то надо лежать и дальше.

Во–вторых — она с ужасом осознавала, что не чувствует эгро, внешнюю магическую энергию. Будто и не маг четвертого уровня, а простой обыватель! А девушке, без магии, да еще и будучи связанной, с одним–то бандитом не справиться, не то что с тремя десятками.

От этих мыслей становилось откровенно страшно. От реального попадания на рабский рынок ее ничто не спасало в нынешнем положении. Чтобы немного оценить ситуацию, девушка сосредоточилась на ближайшем к ней разговоре. А вдруг что мелькнет?

— …шкеримся, как дети малые! Вояк в Искаженных Землях уже век не было, с тварями в тридцать четыре ствола справляемся. Еще и полог сокрытия тратим. Босс, мы ж в убыток скоро так работать начнем!

— Успокойся ты уже, Рык. Тебе напомнить, что недавно нас было на порядок больше? А насчет деньжат есть мысли. Да взять ту же магичку! Она на Рынке целое состояние стоит!

— Не надо напоминать, я и так помню тот денек. Но я уже с пацанами перетер и они согласны с моим планом. Босс, что, если на него самого напасть, то…

— А вот этого нам не надо — голос главного ужесточился — Поверь, если на Лесника специально напасть, то там все и поляжем. Ты вспомни Сотку Фени!

— А что Феня? Не слыхал я про них ничего нового. Живут и здравствуют, небось — произнес бандит неуверенно и замялся.

А главный горестно вздохнул и ответил:

— Вспомни тех бравых ребят и… помяни их души ромом. Нет больше ни Фени, ни его сотни. Три месяца как нет. Их пятеро уцелело тогда, и то лишь потому, что их Лесник сам отпустил. Чтобы они рассказали, что и как.

— Да ты гонишь, босс…

— Я как раз с одним из них и говорил, Синим, помнишь его? Так вот, Феня ж на старого Лесника зуб огромный имел, да только того вообще ничем не проймешь, казалось. А тут Фимний раз, и свалился. Что не может сделать пуля, сделает время, а ему, по слухам, около пяти сотен лет было. И вот, стоило старику слечь в объятья пламени, как Инквизиторы глаголят, решил Феня обиды на его сынке выместить. Трех дней не прошло, как отца похоронил, а тут сотня головорезов пришла «наследство» искать. Вот парня и клинануло. Я Синему верю, а он прямо сказал — шансов не было, порешили всех, без жалости. Причем он и не успел всего увидеть, а что видел — помнит через раз. Больно страшно было.

Хворостовская прислушивалась, как могла, но из–за усиливающихся стонов слышала лишь половину. Ее не сильно интересовали разборки бандитов, но говорить они о другом не хотели. Тут стоны как–то резко прекратились. Видимо, закончили свое дело, наконец–то. Сейчас, может, что–нибудь интересного скажут.

После обсуждения какого–то Лесника они немного помолчали, а потом заговорили о другом. Вот только Анна всерьез пожалела о своем желании смены темы, стоило только раздаться первым словам:

— Разбуди эту магичку, что ли, попользуем хоть. Красивая, зараза. Блин, хорошо, камень нацепил, как чувствовал, что маг в гости заглянул.

И только после этих слов Анну будто прострелило осознание. Точно же, сейчас, лежа на боку, она отчетливо чувствовала что–то зажатое между грудей, но не обращала внимания за общим, не очень хорошим, состоянием. А ведь она принципиально украшения не носит, если они не магические, а вот кулончиком пока не обзавелась. Очевидно, что он чужой…

Вот только поздно сообразила, осознала Хворостовская, чувствуя, как ее хватают за горло и, следом, обжигающую пощечину. Да и с руками за спиной сильно не повыпендриваешься против силового воздействия.

— А ну подымайся, сучка! Сколько можно валяться?!

Когда ее уже ставили в позу, она заметила, что Рык замер, не завершив своих приготовлений по окончательному ее обездвиживанию для последующего использования. Анна и не пыталась уже сопротивляться, смысла не было, только силы зря потратишь. И тут даже в лагере стало как–то тихо. А дальше, в полной тишине, раздался спокойный, ледяной голос:

— Я спрашиваю. Кто тут главный? Перетереть претензии надо.


***Анна

Хворостовскую кинули на землю, а вся кучка людей стала стягиваться к одному месту. Кто там пришел, ей не было видно.

— Ну, я главный. Ты еще что за хрен? И что мне помешает…

— Слышь, давай без лишнего пафоса. Я Макс, здесь Лесником кличут. А вы, в скудости ума своего, залезли не на свою территорию. Или не слышали, что пара десятков километров вокруг города неприкасаемые?

«А ведь и правда. Несмотря на то, что лесных бандитов было много, к городу они не приближались, разбойничая на водилах и путниках» — С удивлением осознала девушка, пытаясь увидеть говорящего. Голос, что она слышала, был молод и спокоен, несмотря на очень напряженную обстановку. Как–никак, парня окружала вся бандитская кодла.

— Лесник?…

— И что? Один против всех не потянешь…

— А ну всем стоп! — Раздался крик, судя по всему, главного. — Слушай, парень, а где доказательства, что ты именно преемник Фимния? — И, спустя полминуты тишины — Все, вижу. Претензий не имеем, сейчас же свалим.

— Босс!!!

— Я сказал, свалим! И это не обсуждается.

Но мужчину прервал голос местного «Смотрящего», звучащий, будто он разговаривает с клиентами психбольницы:

— Вы вообще чего сюда сунулись? Знаете же, что к Северному ходу нет, а наказание — смерть. Знаешь, оставлять очередную зловонную кучку мяса желания нет, но и отпустить я вас просто так не могу. Власти местные не поймут, из Кланов которые.

— Послушай, Лесник, они и не узнают ничего…

— Если вы ловите людей буквально рядом с городом, то они непременно узнают. Можешь не оправдываться, видел ваш улов. Более того, знаю, что она маг, а маги в Северном все наперечет.

Наступила тишина. Которая, впрочем, продлилась недолго.

— Та сучка сама виновата, мои парни просто не удержались от легкой добычи. Слушай, Лесник… Макс, давай разойдемся миром. Мы тебе бабу эту отдадим, а ты спокойно нас отпустишь.

— Баба вообще не обсуждается. Вы не имеете ни малейших прав ловить на этой территории. И этого мало… Кстати, ты еще не представился, местный босс.

— Умником меня звать.

— Так вот, Умник. Если ты действительно отличаешься умом, то придумай, чем отплатить мне за лояльность, чтобы той кучке мертвых нарушителей, что уже за тупость померли, не было обидно — Произнес голос неведомого «Лесника», после чего толпа несколько расступилась, пропуская новое для Анны действующее лицо.

Это был среднего роста парень, человек, ничем не отличающийся от представителей своего пола и расы. Серые глаза, обычная комплекция, закрытая, впрочем, за мешковатой темной одеждой, позволяющей скрыть, что угодно. Единственное, что его могло отличить от среднестатистического парня лет восемнадцати — абсолютно седые волосы. И только позже в глаза бросился его взгляд. Та самая эмоциональная окраска, что легко можно выделить магу–менталисту.

Почему–то девушка сразу осознала, что этого прожженного циника и, по совместительству, совершенно хладнокровного воина и убийцу, она подчинить магией не сможет. Никак. Как бы ни пыталась. Нет у него слабостей ментального тела. И в то, что он может пришить и ее, и кого угодно другого с легкой улыбкой на губах, верилось легко и охотно. Анна даже не была уверена, что маг первого уровня, с максимальными способностями в ментале, смог бы что–нибудь сделать. И это внушало страх в сердце девушки.

Парень подошел ближе и внимательно всмотрелся в ее лицо, судя по мимике, лишь для считывания повреждений. После чего принялся осматривать тело, не торопя события. Девушка не понимала, к чему он так тележится, пока не заметила крайне задумчивое лицо местного «босса». Да ведь этот «Лесник» просто дает время бандитам обдумать ситуацию! Вот только кое–что сломало его намерение. В один момент девушка почувствовала боль в шее от резанувшего ее кожу шнурка и, переведя взгляд на парня, увидела его крайне озадаченным, всматривающимся в камень в руке.

Что он там выглядывал, она не сразу поняла, но тут же почувствовала окружающее ее эгро. Так, значит, парень сорвал с нее тот антимагический кулон? И тут события понеслись вскачь.

С криком «Он сейчас беспомощен и без магии!!! Мочи козла!!!» в спину парня понесся один бандит, а следом за ним очнулись и остальные. Только босс бандитов стоял на месте. А дальше…

Дальше Хворостовская просто малодушно зажмурилась.


1.2

***Макс, незадолго до тех событий


— Ну, здоров, Полено — Огласил я веселым криком помещение небольшого магазинчика, распахивая дверь. Та описала четверть круга, судя по удару, кого–то прибила по дороге и, почему–то, сорвалась с петель, упав на пол, когда отлепилась от стены — Эм, неудачно вышло. Дядя, вы там не окочурились?

«Дядя» неизвестной мне наружности был вбит в стену на добрых пару сантиметров и истекал кровью изо рта и сломанного носа, пребывая в явном отрубе. Положив руку ему на плечо, по–быстрому просканировал тело и, направляя его Свет на ускоренную регенерацию тушки, с внутренним облегчением вздохнул. Жить будет, сейчас залатаю. Убивать просто так невинных не хотелось. Сегодня, по крайней мере.

— Ты в своем репертуаре, Максим. Не успел прийти, а уже кого–то покалечил — Раздался за спиной знакомый голос. Испугать меня не вышло, ибо его жизнь чувствовалась еще с улицы. Хотя… вряд ли он пытался.

— Отвянь, Полено. Нехрен было лезть под дверь, когда я ее открываю.

— Вообще–то, она открывается в другую сторону… — Вместе с этими словами раздался легкий шлепок. Видать, рука–лицо обыкновенные.

— А разве не в обе? Хм…ну и пофиг. Короче, Полено, я пришел к тебе с вопросом… — Начал было я главное, наконец–то оборачиваясь, но злобный старикан меня перебил.

— Нет — спокойно произнес стоящий за прилавком сморщенный, страшный, горбатый дед, с ироничной улыбкой разглядывая мою возмущенную рожу — Новых одноручных стволов с магнитной разгонкой диска не приходило. Малыши редкие пока что, разработка же новая.

— А…

— И ружей под твой любимый жакан с полумагической доработкой тоже нет. Ты же в курсе, что это весьма редкая зверушка, хоть и прямо противоположной причине. Мало кому нужная.

— Нихрена они не понимают в колбасных обрезках… Блин, Полено, хоть что–нибудь у тебя есть, чтобы меня порадовать? — Что я, просто так в такую даль перся?

На мой вполне очевидный вопрос старый на несколько секунд задумался и промолвил:

— Есть плазма, одна из новинок. Крупнокалиберная винтовка по типу незабвенного Гаусса тоже имеется, но, насколько я тебя знаю, тебе ни то, ни другое не нравится, ибо энергетические сгустки и длинномеры. Энергетическое оружие ближнего боя ты тоже почему–то недолюбливаешь, а у меня пара интересностей завалялась. Хм…

— Блин, старый, давай, напряги свой дряхлый мозг. Да, мне все эти новомодные плазма–лазерно–магические приблуды не по нутру. В бою доверять можно только стали, это именно то мнение, что меня вбил наш общий знакомый старик. Я‑то хоть огнестрелом пользуюсь, а тот–то вообще только своим дрыном махал.


На мои слова Евгений Древесный, он же Полено, только скривился. Что на его и так далеко не прекрасном лице выглядело жестковато. После того, как он на войне схватил какое–то проклятие, бывший Инквизитор резко постарел, что для нашего брата почти нереально, так еще и в самой кошмарной форме. Сейчас этот беззубый горбун запросто мог бы вывести из строя, заставив обгадиться, прожженного ветерана войны, о детях и говорить нечего. Они, даже если ему пакет на башку надеть, все равно на километр не подойдут к Полену.


Да уж, даже при мне у стариков было полно лютейших споров по поводу надежности оружия в бою. И все заканчивалось всегда одинаково и абсолютно нелогично, хотя с какой стороны посмотреть: Просто Фимний сжимал в руке рукоять очередного пистолета–гранатомета и с наслаждением сминал его в комок, тем самым будто подтверждая, что и в бою оружие поломается. Даже такому сопляку, как я в тот момент, было абсолютно точно ясно, что тут где–то закралась фундаментальная ошибка. Ну да ладно.


Всем этим сгусткам различных энергий, за исключением огня обыкновенного и жидкого азота, я действительно не доверяю, тут Фимний своего добился. Сталь лучше, надежнее и быстрее.


И тут старик громко хлопнул ладонью по столу.


— Я вспомнил! Черт меня, старого, задери, как забыть–то умудрился? Ведь буквально перед…кхм… его смертью заказ пришел.


Не понял. О чем сразу же и сообщил.


— Дело в том, что я хотел все доказать тому недоумку, что твоим Наставником назвался, что и в огнестреле можно плюсы найти. В итоге… Пошли, сейчас сам посмотришь.


Ох, что–то будет.


Спустились мы на склад. Собственно, это и был основной магазин, а там, наверху, лишь ширма с бесполезным барахлом. Магазинчик Полена считался убыточным и бесполезным, а сам Древесный — выжившим из ума стариком, которого старались просто не трогать. Вот только на самом деле все было совсем иначе — эта точка поставляла пусть и контрабандное, но довольно качественное оружие различным постоянным клиентам. Тут отоваривались некоторые охотники за головами, несколько бандитов пошиба посерьезнее, охотники на нечисть и вот такие как я, одиночки себе на уме. Чтобы стать вхожим во всея оружейный рай, требовалось поручительство от того, кого знает старикан, ну и хорошие отношения с ним, разумеется. Моим поручителем, как можно догадаться, стал Наставник. Да, конечно, он недолюбливал все, кроме своего Надгробия, но, услышав мою просьбу, решил, что у каждого свой путь. И если мне неохота махать двухметровой тяжеленной рельсой с серебряным напылением, по форме меча и гарды напоминающей крест, то свой путь найти необходимо самому. Так я и познакомился с Поленом.


Магическим образом расширенный склад напоминал собой нашу Большую Арену для боев. Ее еще Колизеем некоторые умники называют, мол, раньше подобная идея уже воплощалась, но вот я и история мира — вещи вообще несовместимые. Честно, просто не вижу смысла смотреть в прошлое, если это не практически применимые навыки и знания. Поэтому ни о каких Колизеях не слыхал, а вот наша Большая Арена — это круглое поле диаметром в километр, висящее на антигравах между небоскребами на третьем уровне в центре Северного. И этот склад не уступал в размерах совсем. В частности, потому, что это помещение только называлось «складом», являясь одновременно и тиром, и хранилищем, и жильем старпера. Этакий стальной, бронированный подвал километр на километр с потолком три метра, со своими небольшими будками внутри.


Боюсь представить, сколько Полено в это вложил кристаллов. Это же магия весьма серьезного уровня, учитывая, что в гетто подвалы изначально имеют размеры максимум в пять–шесть квадратов.


Мы прошли к будке, в которой я еще ни разу не был — жилье старика. После чего тот меня остановил, а сам скрылся внутри. Ждать пришлось недолго, секунд двадцать. И вот он выходит из дверей, неся на руках… наруч? Нет, левую перчатку с наручем вместе.


— Это специально по моему чертежу сделали, для Фимния. Тяжелая укрепленная перчатка с тремя выстрелами пятидесятого калибра и энергетическим щитом. Можно заряжать и обычные патроны, и антимагические, а можно переключить режим и стрелять чем угодно, лишь бы вмещалось. Во втором режиме разгон магнитный, ускоренный магией, но энергии жрет больше. Игрушка получилась на загляденье, по моему мнению. Конечно, разработал я только ее техническую часть, в деле «пользователей магии» ни шиша не смыслю, но опробовал ее сам. Минуса два — из–за укрепления материалов перчатка получилась тяжеловатая, да затраты энергии конские. На, примерь, сопляк.


После слов деда принял у него «наследство» и чуть не согнулся под тяжестью. Да эта хреновина не меньше сотни кило весила!


— Что, тяжеловата для тебя? — Усмехнулся этот старик. Нет уж, сейчас обломаешься.

— Не смеши. Просто придется пару утяжелителей скинуть, чтобы комфортно было — Ответил и задрал левый рукав.


Когда я начал тренировать силы Инквизитора? Не помню, лет шесть мне тогда было… или пять? Не суть, короче. Важнее то, что уже к одиннадцати мне пришлось на постоянной основе таскать утяжелители по полтиннику кило на каждой конечности и голове. То есть уже тогда на мне висело двести пятьдесят кило, чтобы тело продолжало прогрессировать. С тех пор прошло уже около восьми лет. Поэтому, когда я задрал рукав и «оголил» руку, она голой совсем не была, как должно было быть. Все пространство от запястья до локтя занимали пять браслетов по пятьдесят килограмм массы каждый. Такие можно сделать только магией укрепления, которая смещает и сдвигает вместе молекулы настолько, что уменьшает изначальный размер изделия многократно, оставляя вес неизменным. Короче, эти «браслетики» когда–то были кусками толстенных труб диаметром в полметра. Честно, не знаю, сколько отдал Фимний магу за столь кропотливую работу.


Хотя, вспоминая своего Наставника, рискну предположить, что расплатился он клинком по шее, отправив мага в костер, чтобы не нашел никто. Вот уж кто «пользователей магии» на дух не переносил.


В раздумьях я отщелкнул один за другим пару утяжелителей, которые с грохотом упали на пол, оставив в нем небольшие вмятины. А вот теперь можно и примерить перчатку. Благо можно ее поверх браслетов затянуть.


Черная перчатка, на первый взгляд, выглядела, будто пришелец со средних веков. Стальная изогнутая платина на тыльной части руки, крепление на ремнях. Черная кожа на ладони, на костяшках хорошая сталь в виде тупых шипов. Явный прогиб под желания Фимния, что очень любил именно такой стиль. Однако, под пластиной виднелось довольно сложное устройство с дулом, видать, тот самый однозарядный пускатель. Точно такое же, но с двумя стволами, было прикреплено к ремням, в свободном положении. С активацией потом разберусь, а сейчас…


— Ты про щит что–то говорил.

— Ну да. Прямо над внешним пускателем установлен. Подай энергии в эту точку — Указал он на неприметный кружок — Любой энергии. Я знаю, что ты немного магичить умеешь, а этого хватит.

— Эй, я‑то ладно, а Фимний–то вообще никак не умел! Что–то тут не стыкуется! — Подозрительно сказал я, исполняя инструкции. И, стоило только это сделать, поверх стали засветился купол, напоминающий наручный щит. Надо будет его проверить потом. И если тот хорош, то это охрененная вещица для понимающего человека!

— Это из–за пустых накопителей такие сложности. Плюс у тебя нейроинтерфеса нет, а Фимний этим примитивом пользовался. Короче, он бы мог силой мысли этой перчаткой управлять.


О-па… А у Фимния нейроинтерфейс был? Ни разу не слышал от него такого. Хотя ничего странного в этом нет. Инквизиторы всегда брали технологиями и усиленным телом в пику дальнобойным и всемогущим магам. Так что удивительного в этой новости только то, что я за четырнадцать лет проживания с старой и ворчливой машиной смерти об этом не узнал.


— Сколько стоит?

— Это… — Он замялся, явно борясь с собой — Бери так. Все же именно ты его наследник. В счет хорошей памяти о старике.


Удивил Полено. Ей–богу удивил. Обычно циничного горбуна было ничем не пробить, он и отца–одиночку пятерых новорожденных малышей с радостью оберет, но, видимо, потеря старого друга больно ударила по нему, раз уж он так сдал. А он будто бы еще больше постарел.


— Объяснишь?

— Понимаешь, малец. Нас таких мало осталось. Наше Учение уходит в прошлое, давая путь победившей нас магии. Да, мы тогда действовали на благо Церкви, являясь ее рукой карающей, но фанатиков среди божьих убийц, как ты знаешь, был мизер. Мы все понимали, что являемся просто сильными бойцами, которым платят за устранение угроз Церкви. Но… между собой Инквизиторы всегда были сплоченными. Нас было–то всего около тысячи. А уж свой отряд мы как братьев знали. Трудно отпускать тех, с кем бился насмерть плечом к плечу. И чем больше людей я отпускаю, тем тяжелее становится жить. Вот такая правда, парень. Все, иди отсюда, дай старику немного отдохнуть.


Шагая по безлюдным улочкам гетто, я обдумывал произошедшее. Полено явно уже на грани, а это печально. Как он правильно сказал — Инквизиторов осталось очень мало, и все уже немолоды. А учеников брали далеко не все, даже не близко. И такого командного духа, думаю, больше не будет. Если я встречу «собрата», то вряд ли буду лезть сразу в друзья, лучше пустить пулю в лоб, без раздумий.


Мы слишком опасны.


Черт, за всем этим забыл попросить сделать вторую такую перчатку. Хотя еще потестить надо, а то я даже в тире не побывал, как–то все сумбурно прошло.


Тут, справа, из темного переулка, на меня выскочила какая–то живность, явно с агрессивными намерениями, вот только в прыжке напоролась на «пулю» Вскрывателя. Во лбу отлетевшего обратно некоего подобия мутировавшей собаки осталась щель с запеченными краями. Крепко же я задумался, что жизнь не заметил… Тут бы и кулака хватило, а я диски трачу. Но хороша машинка, очень хороша.


Вскрыватель (мое название) по виду очень напоминал массивный пистолет. Но вот принцип у него совершенно иной. Пули ему заменяют вертикально вставленные плоские диски двухсантиметрового диаметра, которые разгоняются по стволу помощью системы на основе магии и магнетизма до дикой скорости, одновременно раскручиваясь. А после того, как вылетают из ствола, еще и раздвигаются из–за центробежной силы и уже напоминают не диск, а, скорее, шестилучевой сюрикен. Через пару метров полета сплав этого «сюрика» нагревается до температуры, проплавляющей плоть, будто масло.


Ей–богу, если бы не прогресс научных технологий, стремящихся догнать и перегнать магию, такой прелести никто бы и не увидел. Хотя, должен признать, эта машинка далеко не универсальна. Да, она прошивает большинство защит, но подавляющее количество монстров могут спокойно тебя схрумкать даже будучи в состоянии решета, если не зацепить критически важные органы. И это не обязательно мозг и не всегда в голове. Слишком много разной живности. К примеру, точно знаю о существовании твари Тьмы, у которой мозги находятся в аналоге тазовой кости. Короче говоря, в заднице. Самолично вырезал, так как убивал падлу долго и разобраться в ее анатомии было необходимо. А то что это — тело уже искромсано в фарш, тварь обезглавлена, но не дохнет! Короче, у меня был яркий пример размышляющего жопой существа.


Однако против любого из девяти разумных рас Вскрыватель — просто сказка. Почти любая физическая и большая часть магических защит им просто не замечаются. Эх, если бы не ценник на снаряды, то горя б не знал.


Кстати, а тварюшка–то не боится дневного света. Тут, в гетто, совсем светло не бывает в принципе, конечно, днем тут полумрак, но даже при такой освещенности основная часть живого и зубастого населения из нор не выползает. Тут и неприязнь к свету, и приученность к время от времени пролетающим охранным ботам, сжигающим всех живых, у кого нет карты горожанина. Кстати, надо у кого–нибудь забрать эту пластинку, а то моя давно уже просрочилась, а стоит она ого–го…


Кстати, именно из–за этой причины я в принципе не имею права находиться в городе. Это стоит приличных денег, а тратить финансы на подобную ерунду, учитывая, что мне в Северном только два места нужны, не вижу смысла. Конечно, охранные боты — это сила, но вот догнать меня им не суждено, а ментов в гетто отродясь не было. С другой стороны, и оружейка Полена, и бордель мадам Блински находятся именно на Нижнем ярусе, хоть и в очень разных частях мегаполиса. А все остальное, кроме стволов и баб, я найду и сделаю у себя в лесу, в Искаженных землях.


Выбравшись за титанических размеров стену города через обычную лазейку с самого края канализации, направился в сторону леса, параллельно мониторя область покрытия вращающихся на высоте метров десяти турелей. Попасть под шквальный огонь из плазмы — удовольствие то еще. Даже для нас, бешеных Инквизиторов. И испытывать подобный опыт лишний раз как–то не особо охота. Перебравшись под маской Тени через ров и добравшись до леса, отменил ее и припустил в сторону дома, уже не сдерживая скорости.


Параллельно с бегом по пересеченной местности обдумывал, не стоит ли запустить маску Скорости, но отмел эту мысль за ненадобностью. Не сказал бы, что сильно спешу, так зачем? Все эти психомаски довольно сильно давят на мозги, а Скорость — маска не совсем на скорость бега. Даже в основном не на бег, а на общее ускорение и скорость реакции. Тут, в основном, польза в бою, причем, стрелковом. Если грубо, то для меня под действием Скорости просто замедляется время. Не слишком сильно, но хватает, чтобы тщательно прицелиться и выстрелить еще раз, когда механика оружия только вернула все на круги своя после предыдущего. Кстати, что интересно, мой путь Инквизитора разительно, как оказалось, отличался от всех тех, что я знал.


Не знаю, с чем это связано, но почему–то никто не додумался связать способности по управлению внутренней энергией с обычной психологией. А именно, психологические установки, самогипноз. Помнится, первой моей открытой психомаской была именно Скорость. Случайно вышло, на самом деле. При падении с дерева. Названий мудреных решил не давать, ибо нахрена оно мне? Следом за Скоростью была открыта маска Бойца. Это случилось в один из наших уроков клинкового боя с Фимнием. Назвал бы спаррингом, но методичное избивание моей тушки жилистым стариком с палкой так назвать было невозможно. И вот тогда я впал в странное состояние. Будто бы начал видеть на пару секунд вперед. То бишь, отдавшись на волю своего подсознания и инстинктов начал с огромной скоростью оценивать поведение соперника. Тут замешано все: И общий анализ его стиля, и напряжение его мышц, и поведение в бою по различным признакам, удаление моих ограничителей силы и скорости. Интересно, что только в этом состоянии осознал, например, то, что Фимний, готовясь к рубящему удару сверху вниз, инстинктивно слегка морщится, а колющие недолюбливает и делает крайне неуверенно, на чем его можно спокойно подловить. Конечно, в виде полноценной маски Боец возник куда позже, но «просветление» я словил именно тогда.


Тень была последней. Эта маска по своему уникальна, поскольку вводит организм практически в состояние сомнамбулы, даже не так, зомби. То есть на тело под полноценной Тенью даже тепловые датчики не всегда реагируют. Но долго она не держится, все же тело почти мертво в таком состоянии. Но вот что уникально — даже люди не замечают меня под этой маской. Просто настроенное определенным образом подсознание, подстегиваемое энергией тела, делает сразу ряд движений, вызывающих у людей оптическую иллюзию. Человеческий глаз и мозг считает меня пустым местом, если, опять же, грубо. Но из–за перечисленных особенностей полноценно использовать ее долго, увы, нельзя.


Все остальные маски действуют уже в первую очередь на окружающих и именно поэтому я назвал их Аурами. Там, опять же, интересно получа–а–а… Какого хрена они творят? Да еще и на моей территории! Да еще и с бабой!!!


Что это за хрень творится, пока бати дома нет?!


1.3

***Макс

Проследить за сталкерами (хотя, какие они в задницу сталкеры? Шушера обыкновенная), труда не составило. «Ходили» по лесу они столь же хорошо, как я танцевал стриптиз. В принципе, можно было бы их вырезать и на месте, но тогда пришлось бы напрягаться, выбивая из типусов местонахождение их базы. Но было просто по–человечески лень. Зачем, если они и так меня туда приведут?

Впервые они удивили довольно сильной магической защитой, скрывающей место их стоянки. Все по красоте: сначала навеянный страх, отпугивающий левых людей, потом сфера иллюзий, визуально на месте стоянки показывающая пустой лес. Мало того, что здоровенная, так еще и качественная! Обычно в таких иллюзиях есть сильный минус — ни листва, ни трава не шевелятся, простая трехмерная картинка, не более. А тут даже я, признаюсь, прошел бы мимо и не заметил странностей. Неприятно. Но стоило мне увидеть, как группа отморозков буквально исчезает, заходя в невидимую стену, эффект от иллюзии стал бесполезен. Я просто двинулся следом.

Немного понаблюдал за лагерем, прежде чем вторгаться. Хотя «лагерем» это назвать сложно, они будто бы на ночевку остановились: несколько костров в разных частях лагеря, кучка рюкзаков, набитых, скорее всего, трофеями и пайками, и спальные места в виде ткани на хвойной подушке. Единственный предмет мебели, самодельный корявый складной стул, принадлежал главарю. Послушав разговоры, узнал, что эти типы действительно пришли сюда недавно, пару дней назад. Кстати, главарь оказался визуально знаком — видал как–то в баре Мшистых камней, километрах в четырехста на запад отсюда деревенька. А недавно с этой бандой пересеклись, когда я охотился километрах в пятнадцати от дома, видимо, про тот случай они и вспомнили. Эти идиоты тогда меня схватить хотели, ну и рубанул я несколько разумных. Кстати, от того мяса осталось еще немного на кастрюльку макарон по–флотски. Все же радует, что можно бандитское мясо в неплохое состояние привести маринадом с лесными травками, лимоном и капелькой уксуса. Так–то эти дебилы совсем за здоровьем не следят, отчего мясо сильно страдает, ээх.

Совсем не думают о тех, кто их будет есть.

Память у меня хорошая, а эти бородатые хари забыть довольно сложно, так что неудивительно. Так же услышал еще про себя информации. Сотка Фени… хм, приходила как–то к дому какая–то кодла. Сложного в их уничтожении ничего не было. Частично я, а частично пришлось просить Раху, знакомую Королеву Гнезда, арахну. Не знаю, что чувствовали эти перцы, когда на них нападали двухметровой высоты паучары, появляющиеся из ниоткуда, плюющиеся ядом и способные своими лапками переломать любого бугая. Паучки–то хамелеоны, поэтому и нападают внезапно, словно понос. Думаю, землю в моем лесу бандиты удобрили достаточно неплохо, по крайней мере попахивало точно. Я бы ее и не просил, да вот не хотелось, чтобы эти идиоты по лесу разбегались… Ищи их потом. Лень. А поймать всех одному — нереальная задача, если они разбегаться начнут.

Кстати, тут–то бандитов всего, хм, тридцать три рыла, вооруженных штурмовыми винтовками средней паршивости. Нет, вру, тридцать четыре, один девицу в кустах трахает. Вот с него и начнем, нехер сексом заниматься, когда батя уже неделю бабу не видел.

Бля, и что мне мешало зарулить в «Горячие ножки» к Лерочке? Или к Розочке… Хм, там еще и Мила хорошенькая. Да хоть всех троих сразу и сейчас! Полено с толку сбил, вот и порулил сразу в лес. Хреново.

Проскользнув между деревьями, нашел эту совокупляющуюся парочку, а дальше — дело техники. Рывок к бандиту, полностью отдавшемуся удовольствиям, и нож основание шеи, под углом, дабы ушел в мозг. Горло резать не стал, а то пробулькает что–нибудь предсмертное и всю контору спалит. Девица, еще не осознавшая несколько изменившегося положения, от удара рукоятью ножа отправилась в аут. Тоже тишины ради. Все, начинаем операцию по выпроваживанию бандюков со своей территории.

***Макс

И где производят таких идиотов? Разговор с Умником, обладающим выразительно дебильной рожей, удалось завершить, только проявив тату Инквизиции. Даже такие идиоты должны узнать этот знак плачущего черепа в языках пламени. Узнали, ну хоть что–то.

А вот второй раз они меня удивили тогда, когда я начал неторопливо осматривать свой «трофей». Девица (кстати, очень даже в моем вкусе) была полностью здорова, кроме нескольких гематом от ударов и не сильного сотрясения мозга, быстро восстанавливающегося, это было ясно с первого касания по поведению ее Света. Но, все же, пришлось изображать длительный осмотр на предмет повреждений, чтобы бандюки подумали над моим щедрым предложением отдать мне почти все имущество за жизнь и свободу. Но, в определенный момент, все планы и мысли вылетели из головы.

Это точно был он. Без инквизиторского знака, но определенно антимагиар. Ярко желтый, полупрозрачный камушек, напоминающий янтарь и вызывающий у Инквизитора ощущение жизни. Неудивительно, ведь камень, можно сказать, реально живой. И это явно был камень не с прошедшей старой войны. Новодел. И этот факт просто страшно смердил катастрофой.

Которую предотвратить я, как Инквизитор, был просто обязан.

Все мечты о спокойной, ненапряжной жизни адской гончей в задницу. Мне нужно три языка, включая главного. Ну и баб вытащить надо, они тут ни при чем. Остальных — в расход, без вариантов.

— Мочи козла!!!

Идиоты. Какие же вы долбоебы, вот так запросто подставиться и попасться с этим камушком к Инквизитору!!! Ну надо же головой не только есть! Меня начало потряхивать от гнева на рушащуюся спокойную жизнь и сильно сдерживать его смысла не было. Маска Бойца. Резкий разворот с уже выпрямленными ногами и «Секущей ладонью», или «Лезвием», и «первонах» лишается половинки головы.

Эмоции обрубило, а потом пошло садистское наслаждение. Да пошло оно все. Туда уебкам и дорога, а я всегда не против пройтись дорогой Крови.

Правая рука шарит за спиной и сначала цепляется за рукоять Вскрывателя, но тут же перемещается немного выше и берет ТТ модели 2961 года. Незачем тратить дорогостоящие боеприпасы на это дерьмо, когда можно обойтись и обычными с защитой от магического влияния. Хотя этим и стандартных хватило бы, но ствол уже заряжен, а менять магазин долго. Раздаются первые выстрелы автоматов. Меняю маску на Скорость, смещаюсь с линии их стрельбы и выпускаю все шестнадцать патронов в головы бандитов. Выстрел — труп, итого шестнадцать. Негритят не хватит. Это не бойцы, а тупое мясо.

Разряженный пистолет еще падает на землю, а рука уже рвет из–под куртки боевой нож. Рывок в сторону ближайшего противника, еще не успевшего до конца понять, что происходит, но направившего на меня свой автомат. Но, когда он нажал на спусковой крючок, нож уже входил ему в глаз. Первый пошел, рывок к следующему, но рукой с ножом бить неудобно… что ж, не я это начал.

Удар в район сердца с минимальным Лезвием с легкостью прошибает грудину, и мгновением спустя в ладони оказывается все еще сокращающийся насос очередного утырка. Вот только руки занимать не след. Ну и хрен с ним. На бегу выдавливаю лишнюю кровь и закидываю мясную жвачку в рот, нечего лишнему мясу пропадать, а в это время уже новая цель получает режущий удар ножом в по брюху, выпуская на волю запертые потроха.

Под Скоростью бандиты меня воспринимать–то успевают, не настолько я быстр, чтобы «мерцать», но вот отреагировать — уже нет. Поэтому кто–то безуспешно пытается навести ствол, кто–то палит в белый свет, как в копеечку, при этом попадая в своих, но… меня подловить на пулю им не судьба. На пути Инквизитора все падет в объятья пламени.

Осталось одиннадцать будущих трупов и три языка. Давно я не разминался… Эх, душа поет!

* * *
Спустя двадцать минут лагерь уже выглядел совсем иначе. Между кострами лежала кучка голых мужиков, почти целых, только немножко мертвых. Незачем лишний раз портить шкурку и мясо, когда можно убить одним ударом. Привычка уже. Отдельно, на ткани от палатки, грудой валялась их одежда и экипировка. В стороне спасенная девица потирала занемевшие руки и осматривала три скованные вырубленные тушки — второй девчонки, главаря и одного из обормотов. Немножко перестарался и пустил в расход лишнего, ну да ладно. А от девчонки «из кустов» тоже не знаю, что можно ожидать, а вдруг она с ними была?

Я же перекидывал на будущий тюк рюкзаки неудачников. Настоящий рачительный хозяин никогда лишнего не оставит, пригодится все. Так бы и трупы забрал, все же неплохой запас провианта, но за перевозку тоже чем–то платить надо, а самому эту гору барахла тащить тупо влом. Разбирать ничего не стал, дома раскидаю по категориям, а сейчас надо допросить бандитов, разобраться с девушками и добраться до хаты, а то уже не спал пару суток, раздражительным немного становлюсь.

Кинув последний рюкзак в кучу, завалился на нее и, достав из кармана пачку самокруток, прикурил. Хей, никакой наркоты, свой, родной, ядерный табак с некоторыми травками с леса! Все чинно и мирно, хоть и нехреново расслабляет, да и вставляет тоже немного, что уж врать.

Фух, передышка. Рыжая момента не упустила и неторопливым шагом пошла в мою сторону.

— Благодарю за спасение, господин… хм… Лесник. Я даже не знаю, чем мне заплатить за свободу — Слегка поклонилась она.

— Это да. Если мне требовать полную плату, то ты на пару–тройку лет ко мне в рабство попадешь — Хмыкнул в ответ, вводя своим ответом девушку в шок — Но я не буду жестить. Сейчас до дома доберемся, а там уже порешаем, что с твоими долгами делать. Тебя как зовут–то, красавица рыжая?

— Анна, Анна Хворостовская. Я учитель ментальной магии в Облачной школе магии.

— Макс. Просто Макс — Учитывая, что именно она тут увидела, не удивлюсь тут скоро встретить готовый отряд вояк, если она расскажет о произошедшем. Я хоть и работаю в согласии с кланами, но, скажем так, неофициально. А полноценную партизанскую войну переживать неохота, хоть это и довольно прибыльно.

Но ее реакция была странной. Она задумалась на секунду и задала вопрос, сбивший меня с толку:

— Простите за навязчивость, но ваша фамилия не Крип? Максим Крип?

Прибить ее, что ли, за любопытство? Да не, надо сначала обстановку провентилировать, не просто же так она задает такие вопросы. Знает же откуда–то мою фамилию. Судя по всему, она в моих глазах что–то такое увидела, ибо тут же отступила на шаг, испуганно сжавшись.

— А если и так, что с этого? — Надеюсь, холод моего голоса не избыточен. На этот вопрос Аня затараторила, будто опасаясь, что я ее не дослушаю и, не поняв, прибью нафиг:

— Просто я к вам тогда и летела, собственно. Вас приглашают в нашу школу на обучение. Согласно нашим данным у вас интересная направленность, плюс за вас просил сам Директор. Бесплатное обучение согласно вашему профилю, жетон горожанина и стипендия прилагается. Также возможно предоставление жилья на время обучения и дополнительный заработок в виде практических клубов и выполнения заданий. Вот так.

— Хм… Нет, я понимаю, почему вы подумали, что меня это должно заинтересовать, но ты сама–то как думаешь после всего, что увидела? — Тут я похлопал по мешкам под собой и другой рукой обвел поле боя — Я имею все, что мне необходимо. То, что вы считаете Искаженными землями, опасной территорией, для меня дом родной. Опасности местная фауна мне не доставляет почти никакой. От особо опасных тварей я всю округу и так чищу, от подобного этим дебилам шлака тоже. Если честно, мне ваше городское управление вместе с главами Кланов должно по очереди задницу вылизывать за работу на протяжении последних… хм… лет шести точно. Просто мне их благодарность вообще в хуй не впилась, нечем им отблагодарить.

На мою отповедь она замялась. Я же задумался. Все, произнесенное только что, было актуально еще полчаса назад, но новые вводные, на самом деле, могут полностью все изменить. Сейчас критически необходимо разобраться с антимагиаром, с источником тех камней. И, скорее всего, нить приведет в город. В этом случае возможность беспрепятственно перемещаться по городу попросту необходима. Ну и еще одно… мой магический талант редок, интересен для многих, но невелик и к боевке отношения имеет весьма посредственное. И прокачать его в условиях леса весьма проблематично. Нужна информация, нужны книги. И хотелось бы, на самом деле, доказать самому себе, что магический придаток не бесполезен.

— Но…

— Так — Прервал начавшую что–то говорить девушку — Я еще прикину хрен к носу, но сначала допрос, вторая девка и дом. Ты пойдешь со мной. Там все и обсудим. А сейчас пора заняться делами — С этими словами бычок полетел на землю и был тщательно втоптан в дерн. Анна замолкла, видимо, соглашаясь.

***Анна

Анна практически сразу поняла, что что–то в знакомой ей картине мира было совсем не так, как она представляла. А что еще можно было подумать, раз прошло секунд десять, а бой все еще продолжался, судя по звукам? И, когда она все же открыла глаза, то просто не смогла осознать происходящее.

Больше половины уже не казавшихся такими страшными бандитов лежало без движения, а между остальными фигурами с неимоверной скоростью перемещался чей–то силуэт. Если совместить этот факт с отсутствием загадочного Лесника рядом, получалась картина, которую можно принять, но не осознать. Он не боевой маг. Уж Хворостовская с высоты своего опыта это точно могла сказать. Ядро эгро в нем соответствовало от силы хорошему артефактору, но никак не боевику! Так как(!) может человек, обычный человек, двигаться с такой скоростью?! Это могло соответствовать уровню усиления и ускорения магов поддержки первого и второго уровня! Но в нем этого просто быть не могло, опять же, из–за недостатка энергии.

Единственная возможность связать увиденное и предоставленную информацию — сделать парня Инквизитором. И все бы хорошо, вот только Инквизиторы магией не пользуются, а парень, судя по ядру, по крайней мере, баловался своим даром. Официальные источники утверждают, что это невозможно. Вот только видит она совсем иное.

Бой кончился, почти что не успев начаться. Парень в один момент просто остановился и, глубоко зевнув, прикурил сигаретку и пошел раздевать трупы. Анна подумала было окликнуть его, чтобы тот ее хотя бы развязал, но слова застряли в горле. Вся гордость ментального мага четвертого уровня развития, почти третьего даже, была уничтожена произошедшим нападением и, как ни странно, этим парнем. Ведь он, даже не будучи боевым магом, играючи справился с проблемой, в которую она была погружена по самую маковку… Ничтожество.

Если бы не банальное везение, то быть бы ей многократно изнасилованной и на рабском рынке. В нынешнее время рабство — дело довольно распространенное. Даже в более–менее цивильном Северном рабов очень много. Кто–то по бедности продал сам себя, кто–то попал в дикие долги, кого–то так же, как и ее, поймали, кого–то заставили тем или иным образом. Так что стать рабом можно легко и просто. Не может стать рабом только уже раб. И она была близка к этому финалу. Самонадеянная дура!

Очнулась от тяжких дум Анна только тогда, когда услышала приближающиеся шаги. Спаситель соизволил освободить пленницу, хех. Она и сама не заметила, что тихо плачет, жалея себя на все лады.

— Хей. Все кончилось, взбодрись, красавица — Произнес он, срезая кляп.

Его голос был немного иным. Когда Лесник говорил с бандитами, тон был холоднее арктических льдов. А сейчас… сейчас согревал, будто потрескивающий камин под боком. Она посмотрела на него, совершенно забыв про наверняка потекшую тушь и опухшие глаза.

— Все нормально будет, говорю. Уж точно не хуже. Я не мастер баб успокаивать, так что не обессудь. Вон, как придешь в себя, посторожи эту тройку. Не знаешь, что за девка тут была, кстати?

— Нет.

— Тогда и ее свяжу. На всякий случай. Лес не терпит легкомыслия.

А через минуту она уже растирала затекшие руки. То, что он говорит. То, как себя ведет. Все говорило о том, что прозвище «Лесник» ему дали не просто так. Даже если он родился не здесь, он стал частью этого леса.

Последующий разговор показал девушке довольно трудную ситуацию. Дело даже не в том, что парень совсем не опирается на мораль человека, как таковую, руководствуясь своими принципами и правилами, а в том, что это именно тот парень, к которому она и летела. И, если посмотреть на ситуацию с его стороны, всему мегаполису Северному нечего было предложить одному–единственному парню. Тот спокойно бы жил, даже если бы ее город сгорел дотла. И что–то подсказывало, что даже если бы его умудрились согнать с этого места, он спокойно нашел бы любую другую дикую глушь и с комфортом бы там поселился. Свобода. То, чего не было ни у одного горожанина, имел этот парень. Он мог делать все, что хотел.

А потом начался допрос, к которому Анна, как девушка довольно неглупая, решила прислушаться:

— Ну что, господа долбоебы, говорить будем или сразу начать пытать? Вы, это, перед ответом сначала вкурите, что это далеко не первый мой допрос и вы не умрете раньше, чем я узнаю ответы.

— А что мы получим? — Подал голос бандюган, переглянувшись с Умником.

— Быструю и легкую смерть. Большего не получите, даже не надейтесь — Ухмыльнулся Максим.

— Но чем я провинился? — Воскликнул босс убитых бандитов — Я же даже не нападал на тебя!?

Тут Анна подумала, что Умник в чем–то прав. Тот и слова поперек Леснику не сказал за все время. Парень же подумал несколько секунд, после чего вытащил из кармана камень на веревочке. Тот самый камень, насколько поняла профессор.

— Знаешь, что это за хрень?

— Да. Камень, не позволяющий магам колдовать — Ответил Умник, не понимая, чего от него хотят.

— Все просто, чувак. Смысл не в том, что он делает, а что он из себя представляет. Эти камни — воплощение жизни. Их делают, высасывая жизни нерожденных и новорожденных детей. Разработка научников Инквизиторов во время войны. Именно они поняли, что мощный фон силы Жизни перебивает канал с эгро мгновенно и надежно. Однако, когда сами Инквизиторы узнали подоплеку этих камушков, они от них отказались, после чего секрет их уничтожили, насколько могли. А могли они много. И именно по этой причине проиграли войну. Понимаешь, о чем я? Я не возьмусь судить, кто прав, а кто нет, в войне не участвовал. Но тот, кто создает эти камни — самый уебищный мудак из всех мудаков планеты, заслуживающий самой мучительной в мире казни, уверяю тебя. Сомневаюсь, что камешек только один. А тот, кто их просто использует — просто дебил, поверивший в сказку про исполнение желаний без надобности платить по счетам. Именно поэтому я пока вас не пытаю. Действительно, не заслужили. Для справки — зарядить камушек такого размера стоит две детские жизни, судя по тому, что я знаю о них. И я точно найду того, кто раскопал секрет их создания, а теперь решил на этом навариться.

И вот тут Хворостовскую реально пробрало. Неудивительно, что парень не сдержался и вырезал весь отряд, да еще и довольно кроваво. Две жизни, детские, на камушек, блокирующий магию у одного мага — это… цена. Она затруднялась ответить, готова бы была заплатить ее за победу. Если верить Максу, Инквизиторы были не готовы. Почему и проиграли.

— Но я не знал! Естественно, если бы я…

— Мне плевать, что ты «бы» — Отрезал Максим, устало вздохнув — Вы попались с этим камнем мне, и теперь мне придется разбираться с этим дерьмом, а твоя задача просто сказать мне имя продавшего тебе эту дрянь и умереть достойно мужчины, а уж я докопаюсь до урода, который вас настолько сильно подставил. Это все, что от тебя надо.

Он ломался еще три секунды, смотря в безразличные глаза Лесника и заставив того продемонстрировать свой нож, после чего сказал:

— Карн, торгаш с Крылатого района в Южном секторе.

— Босс!!!

— Вот так заявление — Задумался Лесник — реально этот крысомордый?

— Да. Именно он мне их прорекламировал и продал.

— Верю.

И в то же мгновение два ножа неожиданно вошли в подбородки, пробивая мозг. Действительно, быстрая и легкая смерть. Тут Анна услышала мычание сбоку. Разумеется, это была вторая девушка, которую никто развязывать не собирался. Видимо, очнулась только что и увидела смерть последних бандитов.

— А вот и вторая спящая красавица. Только несколько порченная — С этими словами Лесник сдвинул ей кусок ткани, заменяющий кляп. Надо же, Хворостовская даже не заметила, что у девушки был заткнут рот. И чего это он?

— Помогите, прошу! Я ни в чем не виновата!

— А теперь поподробнее, девушка. Откуда вы, зачем вы бандитам были нужны и тому подобное. Знаешь, держать за спиной бомбу замедленного действия по глупости — плохая причина для смерти. Поверь, не ответишь на эти вопросы — скормлю своим друзьям, как вон ту кучку трупов, только заживо — Холодно проинформировал Лесник, перезаряжая пистолет.

— Ну правда! Они поймали меня в Западном Два. Или, как его местные зовут, Москва. У меня там родители остались…

— А почему не продали в Центре, а?! Между Северным и Западным Два хуева туча километров и, как минимум, два филиала Рынка, где разрешена продажа рабов.

— Я…я не знаю…

— Я ясно вижу, когда мне лгут, девочка. Это не сложно, если знать все подсознательные реакции мимики и тела. Поэтому точно знаю, что ты в курсе причины — После этих слов девушка всерьез задумалась, но ответила.

— Я согласилась им помогать. Работала девочкой для утех. Лишь бы не продавали — Поникла она. На что Лесник хмыкнул, показывая, что ему жалость к таким людям несвойственна.

— Ты согласилась отдаться полному сороковнику бандитов, которые могли тебя даже сожрать, если бы возникла надобность. Из–за твоей трусости тебя не ебал, наверное, только ленивый. Ты не сопротивлялась, лишь бы не идти в неизвестность, а ведь могла сбежать или быть проданной, ведь не все хозяева ублюдки, а служение далеко не всегда унизительно и смерти подобно. В тебе нет ничего, ты пуста, балласт. А такие мне не нужны.

И раздался выстрел. Голова девушки дернулась и жизнь покинула тело. Такого профессор не ожидала, хотя и можно было догадаться. Парень вырос по «закону Леса», где сдавшийся — это мертвый. Без вариантов. Анне было почти плевать на эту смерть. Что уж себе врать, смерть она видела не в одном варианте. Хотя парня, который решал вопрос «убить или не убить» с пары фраз, понять было не сильно просто, но она, как–никак, была ментальным магом, для которого психология и мозги окружающих — не всегда секрет. И пусть самого Максима прочитать было нереально, но опыт сильно помогал.

По крайней мере, до тех пор, пока Максим не активировал какое–то кольцо и она не увидела здоровенного паука, появившегося через пару минут буквально из воздуха.

— Даров. Как там тебя… ммм… Ррынгх?

— Кррытх кра Оккрикс — Проскрипел на невнятном наречии паук.

— Оккрикс, да? Ну да хрен с ним, вы все слишком похожи, не обессудь. Короче — Беззаботно сказал Лесник пауку, вызвав у того немного недовольное скрипение — Вон жратва для вашего племени. А мне нужен носильщик, чтобы утащить вот эту кучу в мое логово. Все ясно?

— Скр–р–рар — Ответил паук и скрипнул уж совсем громко, заставив девушку зажать уши. Максу же все было фиолетово, по крайней мере, внешне.

— Хренали мало? Три десятка с чем–то тушек восемьдесят плюс килограмм! Этого мне хватило бы на полгода минимум пожрать! Нечего выпендриваться. А то я к Рахе пойду жаловаться на нерадивых помощников — Проворчал Максим, снимая между делом уже последний элемент одежды с «девушки без имени» с лишней дыркой во лбу и метко отправляя бюстгальтер в кучку «трофеев». И когда успел? Грудь ее расплылась по мертвому телу, будто два желейных сгустка, сдерживаясь лишь кожей. Размер пятый, не меньше. Хворостовской даже не сильно жалко ее было по этому поводу, зависть, она такая. А Лесник так вообще не выражал никаких сильных эмоций, да и вообще эмоций в принципе. И только ментальная чуйка определяла отголоски чувств, когда чисто разумом Анна даже и предположить не могла какие–либо изменения. «Ну да ладно. Сейчас доберемся до его дома и разберемся со всеми непонятными моментами. Уж в два настолько продвинутых разума как–нибудь разберемся» — подумала Анна и расслабилась. Впервые за долгое время.


1.4

***Макс

Я люблю неглупых девушек, но всему есть свой предел. Эта Анна, казалось, предвидит каждое мое слово. Если честно, с каждой секундой росло желание вышибить ей мозги, просто так, чтобы не напрягала мои и без того больные нервы. Может, реально по приходу стребовать с нее долг в виде рабства? Хотя нет, такой хитрожопой мазохистки мозг не выдержит и я ее точно прибью. Хотя, чисто внешне… не–не, ну нахер, нервы дороже. Монстр, если полоскает тебе мозг, просто нарвется на пиздюли, а на свою девочку и рука не поднимется. Хотя, в воспитательном процессе… Блин, это надо серьезно обдумать.

Если все же соглашусь на школу, то… ничего. Эта девица–красавица со мной вообще никак не пересечется, ибо как ментальный маг я — никто. Я трансформирую камни в золото со свинцом и обратно, но никак не влияю на мозг человека… магией, по крайней мере. А вот Инквизиторскими способками, да с поддержкой своего неслабого Света — вполне, хоть и в слишком суженных рамках. Вот только стоит ли показывать эту силу, если покажусь в школе? С одной стороны — с Инквизиторами меня никак не свяжут, ибо по классике они могли лишь херачить всех живых клинком, невзирая на защиты, но вот до воздействия на мозги не доросли. Не надо оно им было. И это от меня подозрения должно отвести… Стоп!

Я чего, хочу все–таки пересечься с Аней в школе?

А ведь выходит именно так. Реально ищу причины, чтобы показать там, что она моя… Ну бля. Как бы… Ну нет… А ведь да, блин! Я уже считаю ее своей. А это — клиника, своего Крип не упустит. Попросту жаба не даст. Блин, и когда я начал считать девушку своей собственностью? Где–то от осознания того, что я ее спас от смерти, судя по внутренним откликам. Прелестно, блядь, а то, что не особо жаждется себе в рабыни, предположительно, ментального мага, не котируется? Как бы это гемор почище самой злобной стервы, нет?! Что значит, как воспитывать будешь?! Ебанулась совсем, зеленая?

— Кто зеленая?

— Жаба моя ебанутая. Не обращай внимания, длительное одиночество сказывается, сам с собой разговариваю.

На это она только странно на меня посмотрела. Ну да хрен с ним. Мы топали по лесу, а следом гордо вышагивал нагруженный паук. Не тот, что приполз первым на зов кольца Рахи, а другой, побольше, боевой, метров трех в холке, как там его… хм… Ккект? Ккарт? Посрать, короче, от этих имен паучьих горло болит и гемор шишкой вылазит. Звучат, будто на толчке тужишься, кишки выдавливая. Общий язык понимают и ладно. Раха–то настоящая арахна, наполовину гуманоидного строения, так что проблем с речью у нее не возникает, а эти товарищи попросту не могут нормально говорить, речевой аппарат не позволяет. Кстати говоря, Раха женщина довольно горячая, хоть и пытается постоянно командовать в постели начать по привычке. Ничего не выходит, конечно, но немного кайф обламывает. Да и к себе домой ее не затащишь, домоседку доморщенную, а развлекаться в паучьем гнезде — то еще удовольствие, я скажу. Свидетелей куча, и даже то, что они не люди, не сильно спасает. Так что у нас с ней редко свидания случаются, раз в месяц от силы, а так бордель спасает, да вот такие еще…трофеи.

Ладно, что–то занесло меня. Да и не решил еще, стоит ли с Аней что–то мутить. Может, сегодня к паучихе наведаться? Надо обдумать, а то уже яйца жмут.

Тут рыжая конфетка снова подала голос:

— А вы монстров не боитесь? Тут, говорят, водится много всякого…

— Хы — Вот ведь святая наивность! — Ты на вон ту «мечту» арахнофоба посмотри. В их гнезде несколько тысяч подобных милашек. Пусть и едят они немного, но количество такое, что жратвы уходит все равно море. Так что с этой стороны города слабых и средних по силе монстров почти нет. А сильных, если действительно мощная тварь, Раха просит прибить у меня. Так–то и сами бы справились, конечно, но вот только потерь было бы многовато, а Раха, она своих подданных любит, добрая шибко.

— А Раха…

— Это местная Королева Гнезда. Полноценная арахна. То бишь брюшко паучье, а вот сверху довольно симпатичная девушка — В ответ на такое Аня только прищурилась с подозрением. А я что, я ничего. Скрывать и врать не особо любитель, хоть и приходится иногда, а тут–то такой повод потроллить девушку, что просто мимо нельзя пройти — Ну а что? Вон, некоторые за инсектов выходят, серомордые тоже в ласке не особо стеснены. Чем арахна хуже? — Ух, какие мы стеснительные. Не скажу, что девушка прям на помидорку стала похожа, но, похоже, подобные разговоры она вести не привыкла. Или… может, просто имеет подобный специфический опыт, а тут я ей напомнил?

К слову, зря я про инсектов. К этой категории и пауки относятся, а подразумевал несколько иное. Пришлая раса Оорах, весьма разнообразная. Даже, сказал бы, разнообразней просто некуда. Там в принципе нет одинаковых экземпляров — каждый имеет свое строение. Единственное, что их объединяет — это то, что все части тела указывают именно на насекомое происхождение. Разное количество лап, глаз, жвал, различное строение голов и тому подобное, но неизменно понимаешь, что они жукомордые. Разумные, даже крайне умные телекинетики. Они не могут пользоваться эгро, полагаясь исключительно на технологии, обгоняющие все остальные, кроме дварфских, на пару поколений. Те коротышки (к слову, дварфами их называют остальные расы, так как реальное название довольно специфично) имеют подобные проблемы, а их технологии просто другие. Иная ветка развития.

Ладно, что–то меня занесло, осталось немного дочапать.

Добрались довольно быстро. По дороге Хворостовская еще спросила про свой байк, но мне пришлось ее обломать — тот падения не пережил. Видел ту консервную банку, что осталась от флайера девушки. Она расстроилась, но не особо сильно — все же жизнь, она дороже техники. Пусть благодарит судьбу, что я вообще ее эпическое падение увидел, а то так бы и оказалась рабыней у кого–нибудь.

Хотя нет, меня. Пусть меня благодарит, хе, а судьба обойдется.

***Анна

Анна давно не была так далеко от города. Тут росли деревья не привычного уже стометрового роста, а несколько выше, а листва была неимоверно густая, погружающая дом Лесника во тьму даже днем. А сейчас, когда дело идет к вечеру, только редкие красные лучики прорывались тут и там, нагоняя жути. Сам дом тоже выделялся. Ну, во–первых, деревянная изба срослась насмерть с стоящим вплотную гигантским деревом. Причем, судя по внешнему виду толстенных бревен, из которых был сложен, и сам дом пустил корни. Хоть и проглядывалось, что постройка рукотворная, но все строение было покрыто свежей корой. Во–вторых — над массивной дверью висела табличка с плачущим черепом в огне. Знак Инквизиторов. Окна представляли собой небольшие квадраты без стекол, напоминая бойницы. Не дом, а крепость.

Вокруг же дома почти ничего не было, кроме пня для разделки, судя по обилию засохшей крови вокруг. От здания магией не пахло совсем, хотя это и неудивительно, учитывая специфику жильцов. Но вот сила природы в этом месте зашкаливала, натурально подавляя эгро, разлитое вокруг. Если бы не происходящее здесь и сейчас, Хворостовская бы в такое не поверила. И ведь гордо именуется профессором! Да стоящий рядом паренек знает как бы не больше, несмотря на то, что молод, разве что знания более специфичны. Она, конечно, постарше его лет на пятьдесят, но возраст знаний не добавляет. Ну ладно, семьдесят с лишним, ерунда какая. Маги–лекари умеют манипулировать организмом, полностью убирая старение тела, всего–то и надо приходить на сеанс раз в десять лет. Вечная жизнь — давно не сказка, по крайней мере для тех, кто может себе это позволить. Креды пройдохи гребут лопатой.

— Кидай тут — Обратился парень к восьминогому грузчику, указывая на землю рядом со стеной дома.

Вот уж не думала она, что когда–нибудь увидит симбиоз человека и монстра, кроме как в школе. А тут не просто торговые отношения, он даже спит с арахной, ничуть не скрывая сего факта! Сама же Анна не то, чтобы была расисткой, но такого представить не могла. Хотя с керном как–то было, Макс их еще серомордыми назвал. Но они хотя бы гуманоиды от ушей до ног, пусть в размерах и отличаются.

Девушка сначала испугалась, когда за ней начал ухаживать трехметровый лысый великан с серой кожей, но тот был, наверное, самым галантным кавалером из всех попыток найти пару девушки, и она не удержалась. Ну, что можно сказать, после месяца отношений он показал себя с очень нехорошей стороны, если точнее, по свински, чуть не «поделившись» девушкой с друзьями, после чего она со скандалом от него и ушла. Видите ли, это их обычаи, девушек у кернов мало и дать на «поюзать» в порядке вещей.

А вот секс… это что–то с чем–то. Фистинг отдыхает, любые эксперименты режутся на корню из–за «легкой несовместимости размеров тела». И больно, и приятно, но однозначно положительно или отрицательно она отозваться о подобном опыте не могла. Даже немного подлечиваться пришлось… Ладно, закрыли тему. К черту.

Когда паук убежал в лес, Макс бросил недовольный взгляд на кучу трофеев и махнул рукой. После чего достал какой–то пульт и нажал несколько кнопок. В ответ на это из–под крыши дома выскочило три турели. Моделей Анна не знала, не интересуется подобным, но выглядели внушительно.

— Чтобы не дербанил никто. А то хрен его знает, воришки разные бывают. Так, тебе, наверно, сполоснуться надо?

— Не откажусь.

— Ну пойдем тогда. Мне тоже кровь смыть необходимо. Воняю, как мясник..

Пойдем? Вместе? Чего это он задумал?

А парень с тем же безразличным видом пошел вокруг домика в лесу. И, стоило девушке проследовать за ним, ей открылась прекрасная картина природы: Идеально круглое озеро посреди леса. Диаметром метров в двести, с пологим спуском, поросшим лесной травой и деревом посреди воды. Не остров, как можно было бы подумать, а именно ствол дерева, вылезающий на метров двадцать вверх.

— Завораживает, правда? Ты плавать–то умеешь, красотка?

— Да.

— Смотри, озерцо глубокое. Метров триста точно. Не знаю, что это за выверт природы такой, но как есть. Давление внизу жесткое, обычному люду без экипировки делать там нехрен.

— А там никого нет? — Не то, чтобы она верила, что Лесник оставит опасную живность рядом с домом, ну а вдруг?

— Змеюка на дне спит, довольно большая. Но она не кусается, не бойся. Я вообще не знаю, что эту сонную тетерю разбудить способно. Сколько тут живу, ни разу не выползала. Если бы не любовь к подводным прогулкам да любопытство природное, то вообще о ней… — тут он помолчал, стягивая через верх футболку. На нем только штаны и остались, перчатки, обувь и плащ с разгрузкой уже лежали в кучке. Ну и странные, впечатавшиеся в конечности браслеты, но тут Анна не знала, можно ли их вообще снять - …не в курсе был бы. А так как–то сплавал, увидел тушу, даже палкой потыкал. Нихрена, дрыхнет.

На этих словах последний элемент одежды улетел к остальным и девушка смогла рассмотреть своего спасителя во всех подробностях, ибо нижнего белья у него не наблюдалось, дитя леса, как есть. Общее впечатление было «А так бывает?». Его тело, казалось, было вылито из стали. Ни грамма жира или дряхлости. Ни единого шрама или прыща. Тату тоже нет, но, вроде, Инквизиторы способны их как–то скрывать. Крайне жилистое и крепкое, без излишней мускулатуры, гармоничное тело, вызывающее желание к нему прижаться и уж точно не отпускать. «Корень жизни» она пристально решила не разглядывать, лишь отметив, что и там природа его не обделила. Вся оценка заняла около секунды, после которой парень развернулся к ней спиной и с разбегу, без шума и брызг, ушел под воду.

А теперь вопрос: Ей что, последовать примеру этого Тарзана? Она же не девушка без комплексов, чтобы нагишом, да с едва знакомым парнем в озере купаться. Хотя… А почему бы и нет? В самом деле, что сдерживает от такого шага? Недостатки тела? Так Ане стесняться было нечего, веснушки и небольшие родинки скорее ее фишка, а не недостаток, а размер груди — чисто ее комплекс. Незаметно, чтобы парня это хоть как–то смущало. Да и какая разница, в конце концов?! Она же не в постель к нему лезет, а помыться просто…

С такими успокаивающими мыслями Хворостовская выскользнула из одежды и последовала примеру Максима, разве что менее профессионально войдя в темную гладь. Холодная до дрожи поначалу вода постепенно будто становилась теплее, тело привыкало к температуре. Смущенная до крайности девушка постепенно остывала, неспешно распарывая воду телом. Рыжие распущенные волосы развеивались следом за ней, словно у мифической русалки. Вода была чиста и прозрачна, но, из–за чрезмерной глубины, через несколько десятков метров была сплошная чернота. Не соврал Максим, реально глубокое озеро. А дерево, растущее из него, получается, самое высокое в лесу. Оно и понятно — трехсот с лишним метровое древо на суше бы просто повалилось, а тут вода поддерживает ствол. С такими мыслями девушка всплыла и с удовольствием вдохнула свежий лесной воздух.

Будучи тут, начинаешь понимать нежелание Лесника выходить из леса. В городе суета, вонь от заводов и множество разумных, а тут свежий воздух, тишина и полная свобода. Она будто с каждым вдохом насыщалась тем, что люди и другие расы давно позабыли, стараясь обдать свою жизнь мнимым комфортом даже после Прорыва. А ведь что может быть приятнее искупаться посреди живого леса?

Тут мысли девушки, держащейся на поверхности ленивыми гребками рук и ног, прервало движение воды, а после ее обнял другой человек, прижавшись к голой спине голой же грудью. Даже дыхание замерло. Одна его рука поддерживала ее за низ живота, другая же комфортно расположилась на ее груди, будто всегда там и была. Нежно, но твердо, ни грамма не выказывая сомнений или неуверенности. Так, как она всегда хотела…

— Не думал я, что городская девушка последует моему примеру — Зашептал ей в ухо знакомый голос — Но ты смогла меня приятно удивить.

— Не все в городе замкнутые на своих проблемах — Она попыталась обернуться и увидеть парня, но тот в этот момент поцеловал ее в шею, выбив последние мысли из уже возбужденного тела.

— И я рад, что ты не такая… — Пробормотал он и окончательно распустил руки…

***Макс

Купание вышло приятным, тут ничего не скажешь. Девочке просто респект с плюсом. Конечно, во время всего процесса мне приходилось поддерживать на плаву нас обоих, но для меня это проблем не доставило, сил вполне достаточно на подобные мелочт, а осознание того, что Анна полностью доверилась мне в такой ситуации, говорило в плюс наших отношений. Просто спонтанный секс ничего бы не показал, ибо разрядка нужна всем, а девушка успела натерпеться. То бишь это была бы исключительно потребность тела, а не доверие. А вот секс в воде над настоящей бездной и полное доверие себя спасителю говорят положительно, в моих глазах, об Ане. Правда, она оказалась… как бы мягче выразиться… ненасытной? Или это не так зовется? Не скажу, чтобы совсем нимфоманка, но заканчивать она не хотела довольно долго. Ну да ладно. После пятого подхода она почему–то вырубилась со счастливой и глупой улыбкой на прекрасном личике, поэтому пришлось вытаскивать и тащить ее на кровать в дом, а сам я сел в кресло и крепко задумался.

Мне придется работать в городе. Денег Северного у меня довольно немало набралось со всякой разной шушеры за года, но это все равно не стабильный достаток, а запас. Стипендия — это тоже малая капелька в том море, что мне необходимо. Заработок со школьных клубов и заданий — вряд ли большой, как мне кажется. А мне, по сути, необходим сильный пассивный доход. Место, которое будет работать без меня на постоянной основе, но при этом приносить мне деньги. Это раз. Нет, конечно, у меня еще «товара» с трупов и кристаллов в подвале скопилось столько, что полгорода скупить можно, но это НЗ, да и реализовать их… довольно проблематично.

Оружие у меня есть, магазин с патронами и новыми стволами в городе имеется. Тут проблем нет. Дело номер два решенное априори.

Три, необходим плацдарм. Жилье, доступ в которое ограничить мне не смогут. Ни днем, ни ночью. И лишних глаз не будет. Это тоже нужно. Если я соглашусь на школу, а это почти точно будет, то застряну в городе надолго. Терзают смутные подозрения, что гниду–источник камней быстро найти не выйдет, как бы ни хотелось.

Собственно, все. Лично для меня. А вот если брать в расчет Аню, то расклад несколько меняется. Хата мне нужна больше и выше ярусом, а также транспорт, чтобы быстро добираться от дома до школы. Сам–то я перемещаюсь в пространстве довольно быстро, а вот миленькая училка — не совсем. Более того, она, похоже, мозговик, так и не уточнил свои догадки. А это совсем не боевой класс, скорее, контроль и допрос. Чем это мешает? Маги огня, например, могут пускать из рук пламя и на реактивной тяге лететь к цели. Про воздушников и телекинетиков можно промолчать, и так все ясно, летают аки птички, если не совсем тупые. Короче, это необходимые потребности.

На защиту своего лесного дома поставлю пауков, пущай бдят. Раха, конечно, немного расстроится отсутствию моих нечастых посещений, но… кто сказал, что я вообще приходить не буду? Найдется, думаю, время в выходные для знакомой арахны. Плюс к этому вещички с сегодняшних бандитов надо будет завтра раскидать. А после этого собираться в дорогу до города с последующим поступлением. Тянуть нет времени, с гребанными камешками надо разбираться. Необходимо, можно сказать.

Если эта вещь попадет не в те руки — начнется новая война на уничтожение.


1.5

***Макс

Я открыл глаза. Вчера лег рядышком со свернувшейся в клубочек девушкой, сегодня же проснулся, а она вцепилась, будто клещ, в мою тушку. И отпускать явно не желает, даже будучи спящей. Не, я не против, очень даже приятные ощущения, просто дела от нас никуда не денутся, а эта соня от меня никак не отлипает.

В итоге решил пойти вместе с грузом в умывальник, предварительно вставив в подходящую дырку уже рабочий упор, дабы не упала, заставив тем самым девушку тихо застонать и укусить меня в плечо. Уже на месте понял, что тело спереди довольно сильно мешает умываться и, не особо раздумывая, вылил ей на голову ковшик ледяной воды. Только после этого Анна начала потихоньку просыпаться и понимать происходящее. Должен признаться, что до крайности смущенная мокрая девушка в моих объятиях и сидящая на моем инструменте — это довольно мило. И немного дико, ибо проснуться нужно было несколько раньше. А сейчас все закончилось повторением вчерашнего, но уже в помещении, а не в озере.

Через три часа, сидя за столом и наяривая тушеное мясо с макарошками, наверное, Ане знать о происхождении «тушенки» не стоит, мы все же начали по–нормальному говорить:

— Максим, вы — настоящий волшебник. Давно я себя не чувствовала так хорошо. Вы лекарь? — Доверительно спросила девушка. Неудивительно, ведь я постоянно, еще начиная с объятий в озере, контролировал потоки ее Света. И лечения ради, и для удовольствия. Жизненная энергия, усилив поток в нужных местах и в нужное время, дает незабываемо приятные ощущения. Это если еще не упоминать, что живем мы в точке сил природы, что дает сразу два плюса: все живые организмы восстанавливаются быстрее, насыщаясь, а вот колдовать с применением эгро уже не выйдет, а для Инквизитора это плюс.

— Нет, но подлечить могу. Слушай, может, прекратишь уже обращаться ко мне на Вы? В конце концов, мы уже и пошалить успели.

— Но…

— Дважды.

Мда, похоже, у нее какие–то левые установки в психопортрете имеются. Надо удалить перед работой. А вот последующего упрямства я от нее не ожидал:

— Нет. Вы для меня — спаситель. Иначе я никак вам не смогу высказать тех эмоций, что сейчас испытываю. Пусть вы и не специально пошли меня спасать, но ничто вас не заставляло.

— А я себя и так частенько стариком чувствую, а тут еще и девушка, по внешности почти ровесница, меня же на вы кличет. Смотри, у стариков черенки не стоят. И не идеализируй никого. Поверь, я и сам бы с радостью надел на тебя ошейник, ты, прелесть моя, как раз в моем вкусе, вот только с принужденными рабынями геморроя больше, чем пользы — Спокойно ответил на это я. Честность — эта та черта, которую терять совсем неохота, а рисовать у нее в рыжей головке образ рыцаря в зеленом маскхалате — самое что ни на есть вранье. Если посчитать мои преступления против законов Северного, то мне тут же впаяют смертную казнь или вечную судьбу лабораторного хомячка, куда уж тут в «Рыцари добра» метить.

— Эм… — Блин, она реально прикольно смущается. Хочу чаще это видеть — Ладно. Нет. Не ладно. Знаете, я согласна — Не понял, чего это она? — Я стану вашей рабыней. Должна же я отплатить за свое спасение как–то. Знаете, я вчера думала об этом и пришла к выводу, что это, несмотря на жесткость, достойная плата. И против нее сейчас ничего не имею. И теперь, возвращаясь к обращению, Вы — это Хозяин. Наедине я буду звать только так.

Приехали. Как бы да, эта плата — вполне определенная в некоторых районах мира, но вот с нее требовать этого я не собирался. Но и отказываться сейчас — очень плохой вариант, обидится. Да и не хочется, если совсем уж честно. Эта рыжая девица в постели вызывает охрененные ощущения. Если сравнивать с той же Милой из борделя — потрясающе вкусное блюдо от лучшего шеф–повара против куска жареного на костре мяса. Вроде и то, и это съедобно, но разница колоссальна. Аня, словно некая конфетка, сколько не пробуй — хочется еще. Пожалуй, стоит поддержать девушку. И у меня даже есть чем, с одного людолова трофейчики артефактные достались.

— Хорошо. Я даже несколько рад, что ты решилась на такой поступок, Аня. Тогда подожди немного, я принесу тебе одну штучку, которая будет поддерживать твое решение.

Через пять минут на шее девушки замкнулся ошейник, с виду напоминающий помесь шипастого собачьего с бойцовой псины и некоего украшения на шею с красным камнем в виде сердца посреди шеи. Рабский ошейник, не дающий разорвать клятву раба Хозяину. Как раз тот вид, который не подходит для принуждения, лишь по доброй воле. Короче, ошейник больше слуги, чем раба.

— А теперь произнеси клятву долга…хм… Вот так: «Я согласна на служение своему Хозяину Максиму Крипу до момента погашения моего долга к нему» — На ходу модифицировал необходимую клятву. Тут все зависит от установки и самих слов. Магия — довольно интересная штука.

— Я согласна на служение своему господину Максиму Крипу… — Тут она замялась и, мило покраснев, закончила — Вечно.

Э… Что?! Приехали…

***Анна

Что может побудить на добровольное вечное служение обычную девушку? Обычно — эмоции, чувство долга и… желание служить, а не быть хозяйкой своей жизни. Если предполагаемый Хозяин безвозмездно дарит множество положительных эмоций девушке, суть которой, по большому счету, именно в них, то это просто громадный шаг. А тут еще и доброе его отношение к ней, не говоря уже о том, что он способен защитить ее от всех проблем и обеспечить всем, чего бы она ни захотела.

Одновременно с этим она понимала и то, что этот парень жениться не будет. За время знакомства она смогла струдом снять с него совсем немного мыслей, болтающихся на поверхности, и отношение Лесника к девушкам там было очевидно. Его не устраивают даже равноправные отношения, а уж выше себя он не примет никого. И Аня сейчас понимала, как она была близка к потере парня. Если бы не этот шаг с ошейником — он бы забыл про нее сразу по приезду в город.

Она и не желает в этот момент ничего, кроме нахождения тут, рядом с ним. Смотри она — городская девушка на нее же, но уже пережившую вышеописанные события и согласившуюся на вечное служение почти незнакомому, по сути, парню, то покрутила бы пальцем у виска. Это действительно был поспешный, совершенный на эмоциях, идиотский поступок, если не считать ее предчувствий, женской интуиции. А она четко ей говорила, что под защитой этого парня ей не грозят никакие беды. И настойчиво требовали сделать именно так, не оставив Максиму выбора. А своим чувствам Анна привыкла доверять, ментальному магу без этого никуда. В служении кому–то нет ничего плохого, если тебе самой хорошо, говорила ей интуиция. А с этим Хозяином тебе плохо уже не будет, он силен, умен и верен слову. Забери демоны, да она без малого сотню лет такого искала! Разве можно было упустить шанс? И плевать, что родился он многим позже.

Сама Анна судьбоносное решение принимала в предвкушении. Ей откровенно нравился этот парень и очень интересовало его мировоззрение, не говоря уже о том, что он один из немногих, чьи мысли она не способна полностью прочесть. Воистину, в Северном она подобного ему не встретила бы. Нет в обители запершихся трусов подобных людей. И служение — не сильно великая цена. Иррационально и нелогично, скажет любой мужик. Это чувства, скажет любая женщина. И любовью это тоже назвать — слишком громко. Нет, тут интерес, глубокая симпатия и уважение к нему, а также что–то хвостатое внутри, пробудившееся от долгой спячки.

Ну и его умения на сексуальном плане не последнюю роль играют. Тут ничего не попишешь, ей реально хорошо было с ним, отпускать не хотелось… она и не отпускала, как оказалось утром. А артефакт на ее шее, насколько известно ей, дает неопровержимые доказательства ее искренности.

— Мда. Не ожидал я подобного. Но, если ты действительно этого желаешь, то ничего не имею против. Твое желание служить мне принято — Было ей ответом. Желанным ответом, можно сказать себе по секрету. Парень хоть и был явно обескуражен таким поворотом, но все отрицать и отказываться от девушки не стал — Тогда собирайся. Мы идем в город. Возьми все необходимое себе со склада и тех вчерашних сумок. Можешь брать, что захочешь, кроме моего оружия и денег. С первым все равно не справишься, а второе тебе уже не нужно. Я согласен на твое приглашение. В школе, при посторонних, обращаешься ко мне, как учитель, в приватной обстановке — как рабыня. Ни к чему покамест школьникам информация о твоем служении. Жить, вероятнее всего, будем вместе. Теперь ты — моя. Навечно, как и хотела.

Это, с одной стороны, довольно страшные слова. Но, если честно, такие приятные…

***Макс

Это было неожиданно. Но очень даже неплохо, ничего не попишешь. Камень свечением подтвердил искренность и вогнал магические шипы в шею девушке, накрепко связав ее узами клятвы и приняв куда менее вычурный вид простого кожаного чокера с камнем — сердечком. Теперь снять его смогу только я, и то, вместе с жизнью Ани.

Эта девушка непонятно чего себе надумала и навесила на меня себя на постоянной основе вместо положенных пары лет. Ноша сия не особо тяжела, просто неожиданна. Нет, я только рад новоприобретенной рабыне. Это сильный плюс в новой школе магии. Ее душа теперь моя, а иметь ручного учителя как минимум полезно.

Приказав девушке собираться, начал складировать свои вещи. Их было немного — мои шмотки, которые надо будет обязательно обновить, стволы, которые я не отпущу от себя ни за что, пара гранат, деньги в виде стопки картриджей, и ножи, что почти заменяют мне руки.

Если Инквизиторы древности использовали мечи, то мне коротыши куда больше подходят. Легкие и смертоносные, что больше надо? А тварей побольше я обычно выношу с кулаков. Понятно, что не с обычных ударов, но сути это не меняет. Самое прикольное, что если я перестаю использовать стволы и клинки — то это самое страшное для противника. Сколько за собой замечал — самого большого и сложного противника всегда замешу голыми руками. Разорву ему ударами все внутренности, переломаю кости, заставлю харкаться кровью, оторву конечности и вырву органы. Именно непосредственный контакт с моими руками для перешедших мне дорогу самый страшный. А все остальные прибамбасы так, для облегчения битвы с посредственностью в большом количестве.

Собрав невеликие пожитки и выпив залпом полбутылки вина из бара, сел читать газетку. Хорошо, что вчера вспомнил про эту потребность и зарулил в ларек перед посещением Полена, а то бы не купил и остался без новостей в мире. Конечно, все довольно урезано, все же информация передается только с водилами, что снуют между городами на специально сделанных тяжелых вооруженных аэромобилях, но мне и того достаточно.

Вообще наш мир на данный момент из себя представляет довольно интересную, постапокалиптическую картину. Можно сказать, что природа взяла свое.

Климат абсолютно поменялся, стал максимальным. То есть лето очень жаркое и влажное, тропически, можно сказать, а зима диаметрально противоположна — дубак порой такой, что на улицу выходить противопоказано, замерзнешь за считанные минуты до состояния ледышки. Как–то спасает разработанная экипировка, но даже дышать приходится через специальную систему, иначе не вдохнешь.

Леса огромны и хранят в себе полчища тварей разного калибра. Что растения, что животные растут с аномальной скоростью. Воздух полнится летучими монстрами, способными разорвать даже мифического дракона толпой. К морю лучше не подходить на расстояние до ста метров, а то какое–нибудь щупальце захапает и тебя тоже быстро сожрут. В Мировом океане сейчас такое количество огромных для человека монстров, что справиться с ними попросту нереально. Когда я говорю «огромных», именно это и подразумеваю.

Как–то наткнулся на фото из кабины от одного из водил–экстремалов: Пролетающий Рух, опасная тварь Тьмы с названием от наших коллег — охотников на монстров, на фоне какого–то чудовищного зубастого осьминога. Рух имеет размах крыльев примерно в десяток метров, что давало примерное представление о твари под тонким слоем воды — она была примерно с наш мегаполис. Там щупальца длиной сравнимы с нашими небоскребами, а толщина и того больше! Короче, я не фанат рыбалки, нынешнюю «рыбку» даже простым динамитом не поглушишь.

Городов разумных рас осталось от силы пара сотен на всей планете, правда, сами города защищают и обеспечивают от нескольких до нескольких сотен миллионов населения. Остались одни мегаполисы. Деревеньки, выживающие непонятно как, никто не считал, но их немного. Каждая из них имеет свой способ обороны от плотоядного населения лесов. В каждом городе свои деньги, а общей валютой являются камни энергии, раскиданные по всему миру и являющиеся питающей силой для монстров.

Самих монстров можно поверхностно раскидать на несколько категорий — Тьма, Хаос, Мгла, Стихии и, как ни странно, Свет. Катастрофа, случившаяся более пятисот лет назад, названная «Прорывом», впустила сюда первую армию тварей, а те вольготно распространились по всему миру, почти угробив родную, земную живность. Остались только самые сильные, естественный отбор. Хотя и их сейчас нельзя считать полностью соответствующими оригиналу. Те же мишки вымахали до пяти метров в холке, обзавелись бронепластинами по телу и набором вылезающих из пасти клыков а-ля кошмар дантиста, к примеру. Видел представителя этого племени. Еле как справился, ибо в тот момент еще не вошел в силу. Но, все же, медведь остался лежать кучкой мяса, а я пошел в сторону дома.

Дом. Какое слово хорошее. Фимний смог мне внушить, что этот домик в лесу реально является моим Домом. Тогда, много лет назад, когда мой родной отец чуть меня не задушил, я на пару лет оказался потерян для мира. Хоть старый Инквизитор и пришел в ту ночь в гетто, умудрившись спасти почти мертвого пацана, которого терзала толпа гончих, хоть и пытался меня выходить это время, но вот надлома в душе он долго не мог залатать. Потеря матери, предательство отца, что попытался меня убить и убийство родного человека, пусть и мрази, своими руками — все это для мальчика пяти лет от роду было слишком тяжелой ношей. Два десятка ножевых ранений, вот с чем остался мой «любимый папашка» после того, как меня довел. Урод.

Мать же моя ушла незадолго до этого и не вернулась. Я не знаю, в чем дело и не оставляю попытки найти ее, хотя надежда уже почти истаяла. Может, и встречу еще. Нет, как бы вполне реально, что она просто ушла от пьющего в три глотки мужика и свинтила в другой город, но вот слабо верится, что она меня бы с ним оставила, будь ее воля. Мама у меня была — золото. Маг — целитель, добрая и мягкая. Эх, блин. Ладно, что–то я в какую–то меланхолию впадаю, пора кончать.

Прикурив самокрутку, внимательно вчитался в текст газеты, прихлебывая винишко из запасов между делом. Пока Аня собирает вещи, можно почитать.

В Западном сменился Король, предыдущий скончался от старости. По крайней мере, других причин не обнаружили. Деревеньку одну стерла с лица планеты толпа монстров. По крайней мере, водила увидел лишь пустую и наполовину уничтоженную деревню, которую медленно поглощал туман Мглы. Естественно, он поспешил свалить оттуда подальше. Даже бронированные грузовики водил не выдержат слишком многого, а накопители или патроны когда–нибудь закончатся. Самое главное оружие водил — осторожность. Летать не слишком высоко, но и не низко, следить за накопителями, вовремя давать отдохнуть машине, правильно выбирать место для привала… там столько нюансов, что свихнуться можно, собственно, поэтому маловато их. Ну да ладно, не о них сейчас.

Однако в этой газете инфы не так уж и много. Еще статья о сильных беспорядках в Озерном, самом близком к нам городе рядом с огромным озером. Кстати говоря, в этом озере монстры почему–то быстро дохнут, а вода исцеляет, причина так и не выяснена, официально, по крайней мере. Это единственное на планете подобное озеро. Раньше, вроде бы, Байкалом называлось. Там водится только мутировавшая рыба, впрочем, неагрессивная, но прилично увеличившаяся в размерах.

А дальше уже идут наши новости, Северного. Открыт новый торговый центр, реклама разная… так… о, мафиозные боссы шевелятся. По крайней мере, сообщается о множестве перестрелок за последнюю неделю в Южной части города на Срединном ярусе. Совсем опухли, на верхотуру лезть. Гетто уже мало, что ли? И куда четыре Великих Клана смотрят вместе с мэром города?

Четыре Великих Клана — это, по сути, реальное правительство Северного. Мэр — это не то, чтобы кукла, но разбирает повседневные проблемы, но решают все именно Кланы. Игнис, Нигрум, Тинея и Мортем.

Клан Игнис специализировался на магии огня. Это значит не только то, что у них все заклинания вызывали огонь в той или иной степени. Они изучали глубинный смысл пламени, разновидности и силу воздействия. Вопреки ожиданиям, их бои не были особо красочными. Им достаточно было пустить крохотный шарик в противника, чтобы тот, без спецэффектов, мгновенно сгорел изнутри и осыпался горкой пепла. Или зажечь огонь прямо в голове, прожарив мозг. Конечно, речь о слабых противниках, но и для более серьезных типов была «тяжелая артиллерия».

Клан Нигрум молился на пушки. Самое продвинутое и многочисленное вооружение было у этого клана. Первую ГВ, гибридную винтовку, включающую в себя магические элементы, тоже явили миру они. Еще у Нигрум были роботы, силовые доспехи, флаеры-БТР, летающие танки… короче, их сила — в технологиях. И если выпадет оказия, хотелось бы с ними наладить контакты, все же лучшие из людских разработчиков вооружения.

Про клан Тинея я не знал ничего, кроме того, что выбить их пытались множество раз, но нападавшие попросту исчезали. Ох, сколько вокруг них скандалов было, когда они только появлялись… Вот только никто ничего не добился. Тинейцы какими были, такими и остались, а всех недовольных поглотила неизвестность… Они скрывали все, что связано с их силами, а то, что было на виду, присутствовало у всех. Иначе говоря, если не брать в расчет их секреты, то это был обычный слабоватый клан.

Ну и последние, Мортем. Они, в противовес предыдущим кланам, никогда не скрывали своих сил и не боготворили технику. Вся их сила заключалась в некромантии. Они не призывали обычных зомби, скелетов и прочую шушеру, нет. Их твари причислялись к ультимативному оружию, имели свое, пусть и ограниченное, сознание, пользовались огнестрелом и магией, и обладали нечеловеческой мощью. Поэтому наезжать на Мортем было бы глупостью. По сути, это единственные из магов, что реально не боялись выходить за стены города в одиночку. Хотя, как в одиночку — один маг и десяток немертвых тварей под его контролем, готовых растереть в атомы любого по приказу хозяина.

На этом моменте Хворостовская, наконец, собралась. Глянув в ее сторону, понял, что если не возьму себя в руки, то по новой ее изнасилую. Хотя она только рада будет, вот только время не резиновое. Но рыжая тянула к себе, словно магнит. Так и хотелось подойти, обнять, залезть под одежду… Так, стоп, руки убрать! Не время. Вот жеж проблема из удачи. Решено, как обживусь малость — натрахаюсь вдоволь, до мозолей, а то совсем неадекватом стану в лесу этом.

Так, что у нас… Бли–и–и-ин, так и не разобрал «трофеи» с бандитов, забыл о них нафиг. В свое оправдание могу сказать, что вряд ли что–нибудь полезное там есть и это очевидно. Так что обойдусь. Креды еще вчера с тел захапал, а остальное подождет.

Уточнив у своей рабыни, все ли она собрала, сходила ли в туалет, какого цвета белье надела и задав еще пару подобных вопросов, окончательно вводя девушку в краску, допил вино из горла и вышел из дома. Вызвав с помощью кольца Рахи паука, передал ему указания по охране дома на ближайшие месяцы и двинулся в сторону города, приглядывая за Аней краем глаза. Все же тайга — штука для горожанина страшная, а тащить на горбу сломавшую ногу девицу через Искаженные земли не самое приятное занятие. Конечно, я смогу, в таком случае, направить ее Свет на ускорение регенерации, но такие вещи, как перелом кости, быстро не лечатся. Хотя, стоит ли переживать? Она с высоты сотню метров свалилась и не переломалась о ветви, видать, тело укрепила. Пусть снизу ее и поймали, но по дороге она должна была словить пару переломов, будь обычным человеком, а она только сотрясом и ушибами отделалась. Еще бы это успокаивало, вообще бы хорошо было… э-эх. Слишком много я видел жертв даже не тварей, не искажений, а самого леса, не жалующего легкомысленность.

1.6

***Макс

Стоило отойти от дома на километров пять, как я почувствовал быстро приближающуюся жизнь. Кому она принадлежит, вопросов не возникало, эту ауру из тысячи узнаю, поэтому я спокойно дождался одну из своих девушек, по–любому решившую узнать, куда и надолго ли сваливает любимый Лесник. Несколько секунд, и ближайшие кусты раздвинулись, явив нам с тихо охреневшей Аней Раху во всем ее великолепии.

Довольно высокая из–за паучьей части тела арахна, как всегда, была обнажена и красива. Длиннющие черные волосы, опадающие вдоль тела на брюшко, слегка темноватая кожа, ярко желтые, светящиеся глаза. Тело у его человеческой части довольно подкачанное, хорошо хоть это не особо выделяется. Тренированные мышцы не бугрятся, а лишь слегка обозначают свое существование.


Такое понятие, как одежда, у них вообще не забито в сознании. Поэтому неподвластная гравитации грудь полноценного четвертого размера задорно светила темными, вкусными сосочками, а самое сокровенное место было прикрыто уже органически, пластинкой хитина. Видать, чтобы грязью не забивалось. Снизу же было черное восьмилапое паучье брюшко с красным крестом на нем, размером не уступающее таковому у самых больших ее «деток».

— Привет, Раха, давно не виделись.

— Маааксим, а куда это мы намылились?

— Раха… — Ярко выраженные возмущенные нотки в ее голосе сразу заставили насторожиться. Моя улыбка несколько увяла. Ее опять занесло. Не люблю, очень.

— Да еще и на неопределенный срок, а? — Арахна явно находилась в своей колее. Привычка командовать своими «детками» частенько и так проявляется, а тут еще и истинно женское недовольство — Да еще и с бабой?

— Раха, мля, не буди во мне зверя.

— Да ты грозишься только! А я жду тебя, постоянно жду! А теперь ты взял, хороший такой, и решил от меня сбежать? Так я тебя и отпустила, ты останешься здесь!

А вот тут она палку перегнула и сломала нахер:

— Ты действительно думаешь, что способна остановить меня, Раха? — Тихо сказал уже я и придавил ее Аурой подчинения — Сейчас я ухожу. В Северный, учиться и спасать все наши задницы. Это же не «баба», а, фактически, моя собственность, за нападки на которую порву на кровавый фарш. Любого, Раха. И ты не исключение. Я никогда не был твоей собственностью, арахна, у нас, в первую очередь, отношения деловые. И радуйся, что я тебя в ошейник не заковываю, хотя вполне могу это сделать.

— Я…

— Даже сейчас могу. И ты будешь ползать в моих ногах за свои проступки и высокомерное поведение. Не хочешь? Не хочешь. Значит никогда! Не смей! Повышать! На меня! Голос! — Припечатывая на уже сбитую с толку арахну каждое слово, перебил ее я, добавив, ко всему прочему, в слова мощи и сил в Ауру — Или ты забыла, с кем говоришь?

В ответ на это она бухнулась брюшком на землю и разревелась. Все же перестарался. Бля. Пришлось посылать Аню успокаивать, а то я сейчас, скорее, ее прибью нафиг. Сволота матриархальная, блин, все настроение испортила. Убивать ее неохота, столько перетра… пережито вместе, привык уже, но вот подобное собственническое поведение вызывает лишь зубовный скрежет и желание унизить заразу так, чтобы поняла свое место.

Однозначно мой заеб, но уж какой есть. Если желает быть рядом — придется терпеть.

— Ты хоть вернешься? — Все еще всхлипывая, жалостливым тоном спросила Раха, спустя полчаса.

— Вернусь. Да и посещать дом все равно буду.

— Так и сказал бы, что ли… А то я…

— А ты мне дала хоть слово сказать, девочка ты моя голосисястая? Нет, сама себя накрутила, сама же в это поверила и с лету накинулась. Вот и нарвалась на адекватный ответ. Все, успокойся уже — Поцеловал я ее в лоб, крепко обняв. Не могу знать точно, девушка молчит, аки партизан, но, сдается мне, ей не повезло меня полюбить. А это клиника.

Сам я любить не умею, да и не умел никогда. Мне может нравиться тело, личность или мировоззрение, но именно полюбить одну и на всю жизнь — нет. Искренняя симпатия — да, но и ее любовью не назовешь. И Раха мне дорога, что бы я ни говорил. Это, наверное, самая ранняя моя подруга. Врать не буду, она не была у меня первой, но именно постоянной любовницей она была единственной, а ее заскоки вполне терпимы. Ну да ладно. Это я к тому, что девушкам нужна доля нежности, даже если девушка — наполовину паук. А мне не сложно эту дозу дать, если заслужила.

В итоге двинулись дальше мы только еще через полчаса, спровадив Королеву гнезда обратно к своим под почетным конвоем из десятка догнавших нас восьмилапых. Видать, арахна очень спешила, раз они так отстать умудрились.

Аня долго молчала после этой встречи, но, все же, не удержалась и спросила:

— А как вы познакомились со столь… эффектной девушкой?

— Эм… Долгая история, ну да ладно. Познакомились бы мы в любом случае, все же проживали на одной территории. Но в моем случае виноват мой Наставник. Когда мне было лет четырнадцать, он отвел меня в глушь и сказал прожить в лесу две недели. Чтобы ты понимала, при мне не было вообще ничего, кроме одежды, а вокруг бегали твари различной степени опасности. До этого я уже ходил в рейды на уничтожение монстров, но неизменно возвращался домой, а тут старику в голову стукнуло преподать мне такой урок. Собственно, сложного в этом тоже ничего не было, первые пару дней я пережил, не особо напрягаясь. Палатки мне не нужны были, спал на дереве, огонь разводить было лень, да и незачем, сырое мясо очень даже неплохое на вкус, на болячки класть, а охота напряга уже не вызывала. Пришел, увидел, замочил. До сих пор ломаю голову, зачем Фимний мне дал такое глупое задание. А на третий день меня навестила свора пауков из пяти рыл и попытались отобрать забитую тушку очередной тварюшки. Как ты можешь понять, безуспешно. У меня после той попытки появился запасец паучьего мяса и набор в сорока самодельных дротиков из паучьих ног. И все бы ничего, но, проснувшись на следующий день, я увидел такую картинку — мою вчерашнюю новую добычу дербанит уже семеро восьмилапых, уже почти все сожравших. Надо понимать, что это меня разозлило. Перемолов обжор в паучий фарш, пошел искать их гнездо, ибо паучье мясо на вкус так себе, а вкусную тушку того живого комка плоти из хаоситов они заточили. Не говоря уже о том, что безделье на протяжении трех дней довольно сильно давило на мозги и хотелось размяться. Пауки — слабые противники, их убивать довольно просто, если умеючи. Пошел туда, откуда пришла первая партия в надежде на то, что найду. И не ошибся. Гнездо было относительно недалеко, километрах в десяти от того места, где я базировался. Описывать всю произошедшую бойню не буду, но после моего прихода пауков осталось от силы рыл пятьдесят, зашкерившихся по углам и дрожащих в страхе. Когда же я пришел, там тысячами считать надо было. К тому моменту гнев уже поутих и я пошел на переговоры к главной. Честно, думал ее грохнуть, так как считал просто очередным большим пауком. Но, когда увидел Раху, мысли несколько… сменили акценты. Она ревела, причем намного горше, чем сегодня. Оплакивала всех погибших. Успокаивать ее сразу не стал, ибо враг, вроде бы, но даже мне как–то некомфортно стало. Честно, спустя минут пятнадцать попыток вести себя, как бессердечная сволочь, сам не заметил, как уже успокаивал девушку. В постели оказались тоже неожиданно, хоть и довольно естественным образом. Надо понимать, что на паренька четырнадцати лет, да еще и нехило усиленного Светом, вид красивой арахны действовала очень неслабо, а одеждой она никогда не пользовалась. Да и сама она тогда тоже нуждалась в этом, хоть и никогда не признается. Правда, после бурной ночи она попыталась меня прибить, а когда не вышло, подчинить себе, но была обломана по всем фронтам. В итоге, получив составленный на коленке договор о ненападении и всесторонней помощи, она дала это колечко, а потом я дожил свои две недели в паучьем гнезде. Расслабленный, сытый и во всем удовлетворенный, с арахной под боком. Пауки плодятся довольно быстро, поэтому, когда я уходил, меня провожала уже орава из трех сотен паучат. Фимний потом долго ворчал себе под нос что–то о хитрожопых мальцах, уклоняющихся от тренировок, но, по существу, возразить ему было нечего. Как–то так.

— Скажите, а вы всех девушек… подобным образом подчиняете? — С каким–то странным выражением лица спросила Хворостовская. О чем это она… а–а–а-а, понял. Типа, что с самой Аней, что с Рахой, я сначала довожу ситуацию до предела, а потом…кхм… подчиняю. Хм. А это мысль.

— Нет, но мысль интересная, Анютка. А так — как–то случайно получается. Или ты думаешь, что я специально на тебя бандитов навел и ждал, пока они тебя насиловать не соберутся?

Судя по ее лицу, не поверила. По крайней мере, не во все. Ну и ладно.

Следующим интересным моментом в нашем пути стало искажение. Искаженными землями их зовут не из–за власти природы и не из–за монстров, даже не из–за дикой опасности, а по причине наличия подобных хреновин. Анна сначала не заметила и только когда я хватанул ее за плечо, не давая сделать шаг, она начала обращать внимание на окружение. Впрочем, и после этого не увидела причины. Немудрено, в общем–то, это я уже навидался, да и зрение давно уже настроил на темноту, это не сложно. И эта легкая фиолетовая туманная поволока над травой уж точно с опасностью у девушки не ассоциируется. Пришлось показывать наглядно, достав из сумки небольшой кусок мяса и метнув в лужу из тумана. Впрочем, долететь тот не успел, оживший туман перехватил хавчик еще в полете, буквально за секунду растворив, будто ничего и не было.

Увидев это, я нахмурился и, достав записную книжку, сделал пару дополнений к информации об «растворителе».

— Что это такое? — с ошарашенным видом Аня уже по–другому смотрела на «лужицу».

— Растворитель. Довольно частое искажение, но этот уж слишком сильный. Почти самое слабое искажение, одно из немногих, откуда можно выбраться относительно целым. Обычно они медленно растворяют органику, что в них попадает, а тут, почему–то, натуральный хищник.

— А есть еще эти… искажения?

На этот вопрос я выпал. Блин, в какой теплице этот «цветочек» растили? Не знать об основной опасности всех незащищенных земель мира?

— Есть, конечно. Ты откуда вылезла вообще? Искажения — последствие ответа магов, причем людских, инквизиторам и другим расам во время войны. И они есть везде на поверхности планеты. Групповое заклятье «Апокалипсис», вас что, в школе не учили?

В ответ на это увидел только выпученные глазенки и отрицательное качание головкой. Вот же срань.

— Ладно, пошли уже дальше, сейчас расскажу.

***Анна

Вот и очередное доказательство того, что парень довольно подкован и неглуп. Аня мельком заглянула в его блокнот, больше смахивающий на энциклопедию размерами, и увидела гору вручную записанной информации о монстрах, травах, заклятиях и этих искажениях. А были мысли, что после Рахи воочию ее уже ничего удивить не сможет.

Рассказ парня о паучьем логове окончательно показал ей еще один недостаток Лесника, помимо грубости, жестокости, отсутствия такта, жадности, алкоголизма, зависимости от курева и сквернословия. Как бы это не звучало, но парень ленив. Казалось бы, он очень много тренировался, много учился, иначе не имел столько силы и знаний, но, стоило присмотреться, становилось ясно — если что–то можно не делать, то он гарантировано это не сделает. Но о своем решении все равно не жалела — все эти качества нисколько не умаляют его плюсов. И даже сама история с камнем показатель — никто его не заставлял искать источник этих камушков. Если бы он прибил всех, или просто промолчал и отпустил бандитов за выкуп, как изначально планировал, то никто не смог его упрекнуть в чем–либо. Но в тот момент лень была отодвинута в сторону.

— Переломный момент войны. Если не путаю, две тысячи восьмисот тридцать седьмой год. Инквизиторы воевали на несколько сторон, представители оорах и хоропытков, придумали же, блин, дварфов, короче, объединились против кернов и лоров, временно уведя их от боевых действий с людскими магами. Из оставшихся с людьми воевали тогры и дэдросы, корбитам было все фиолетово, кочевники как они есть, а тиины дистанционировались от войн. Ну, ты знаешь, они вообще пацифисты те еще. Инквизиторы, ведомые Церковью, приняли отдельную сторону и воевали против всего, что не относится к земной цивилизации. А это все пришлые расы и людские маги. Смотря на это все незашоренным взглядом, Церкви прописываю диагноз — дауны. Такая сила, как Инквизиция, могла запросто взять всех под контроль, но они не придумали ничего умнее, чем пытаться уничтожить больше половины тогдашнего населения шарика. Ладно, так вот, тогда людские маги и додумались взять одно интересное заклинание и вбухать в него целую кучу энергии. Знаешь способность «Колебания энергии»?

— Конечно. Детонация разлитой энергии в пределах десяти метров. Миллионы микровзрывов выводят из битвы всех, кто манипулирует эгро, вызывая мощнейшие перегрузки, вплоть до смерти, а немагов просто вырубает. Самоубийственная техника.

— Они как–то умудрились переместить точку активации способности подальше от себя и, впинав в способность эгро пяти десятков человек, запустили получившееся кипящее дерьмо прямо в бушующую битву. Вот только получилось совсем не то, чего можно было ожидать. «Апокалипсис», как его назвали после этого фэйла, так раскачал энергию, что пошла цепная реакция, на несколько мгновений пробившая и так на ладан дышащую после Прорыва грань между мирами. Не в таких лютых масштабов, конечно, но и этого хватило, чтобы запустить к нам нечто абсолютно чуждое. Если эгро, пришлые, монстры и энергия природы еще как–то могут быть осознаны человеческим мозгом, то это «нечто» вызвало эффект, похожий на множество ошибок в программном коде мира. Те армии, над которыми был эпицентр этого дерьма, вместе с магами–идиотами, мутировали на глазах в какую–то однородную массу цвета кожи, поглощающую все живое, причем, как указывается в хрониках, они при этом стонали от страшной боли. Кстати, искажение «мясной пирог», как его называли Инквизиторы, показывает похожий результат. Представь: наступаешь ты на неприметную лепешку цвета кожи, а та в одно мгновение обволакивает твое тело, а после этого ты мутируешь в мясной шарик, который катается по округе и жрет всю попавшуюся органику. Причем, довольно трудноубиваемая дрянь получается. Я встречался лишь единожды, так пока не спалил до пепла, она все пыталась меня сожрать. Единственное, что спасает — то, что любое искажение выглядит неестественно. То есть если ты видишь что–то очень странное, то лучше отойди и попробуй кинуть что–нибудь органическое. Внимательность спасет твою жизнь. Защититься от них можно только в глобальном масштабе. По этой причине любой населенный пункт полностью приподнят на пару метров над землей — искажения появляются только на поверхности земли. Но личной защиты обнаружено не было никем. Ни магами, ни Инквизицией. Выживших после столкновений с этой дрянью можно посчитать по пальцам, и те остались калеками, если не пролечились у лекарей. Хочешь сказать, впервые обо всем этом слышишь?

— Нет, про искажения слышала немного, просто у нас они называются аномалиями, но об этой истории ни слова. Никаких подробностей не открывается, никаких классификаций, и пропагандируется только один способ защиты — не выходить за стену. Если выйдешь — сама виновата в своей смерти.

На это Лесник крепко задумался, бормоча что–то себе под нос. Анна и сама была в недоумении — такого плана информация должна действительно преподаваться в школе. Еще в детстве. Но правительство почему–то тщательно замалчивает ее, ну не могут они просто не знать. И есть серьезные сомнения, что эти искажения никем не изучаются.

— Есть только один вариант, который я вижу. И он мне не нравится — сказал, наконец, Максим, уже под вечер, когда вдали показалась стена города — Кому–то очень выгодно, чтобы жители сидели на жопе ровно и не выходили за пределы городских стен. А учитывая, какие вырастут «тепличные» люди в подобных условиях, в любом конфликте вы станете просто ресурсом. Мясом. А если присовокупить к этой инфе появившийся антимагиар, то… времени очень мало.

От осознания того, что сказал ее… хм… Хозяин, пора уже привыкать, у девушки по телу проскакал табун крупных мурашей.

Война на подходе.

***Макс

На входе в город разбуженный и недовольный мент приказал оставить все оружие, наведя на меня мощь трех турелей. Выполнять этот бред я, разумеется, был не намерен а потому в ответ надавил на мента концентрированной Аурой Подавления и приказал пропустить. Вот только опять перестарался, судя по побежавшей изо рта пене. Сломался мент. Мозг перегрелся. Пришлось добивать, пригвоздив башку сломанного мента к столу ударом ножа. Хреново то, что сжечь труп не получится без палева, поэтому придется тут оставлять. Или…

План был придуман за мгновение. Действительно, зачем оставлять труп, если можно все же от него избавиться? За пределы города смысла выкидывать нет, а вот в гетто — запросто. А там всегда найдутся любители свежего мяса. Проверив зал на наличие видеокамер, принялся за работу. Сначала изъял все отснятые материалы за весь день, заблокировав последующую съемку. Надеюсь, что в прямом эфире ничто никуда не уходит, хотя, будь так, нас бы уже вязали. Далее занялся телом под аккомпанемент блюющей в углу красотки. В итоге подготовки труп был методично расчленен, кончики пальцев и лицо срезаны, а получившуюся нарезку, как ни печально, пришлось вывалить в разблокированный проход в гетто. Взять бы с собой пару кусочков, да сумки забиты, а все кровью заляпать неохота. После всего этого я немного побуянил, добавив декораций серьезного боя огнестрела против монстров. Как? Разрезы на стенах от моих клинков вполне сойдут за когти монстров, а уж выпустить залпы турелей, что было проделано в последнюю очередь, было совсем легко. Ну а крови после всего содеянного хватало и так. Понятное дело, что нападение монстров никак с удалением видео не вяжется, но я и не пытаюсь. Система правосудия ныне такова, что если в деле дохрена непоняток — на него тупо забьют. Смертей всегда много, слишком, тут не до отдельного убийства. Так что даже такой анархист, как я, в городе будет себя чувствовать относительно комфортно.

Блядь, Максим тихо и мирно прошел в город… Не так я себе это представлял.

Что–то Аура Подавления как–то работать странно стала. Чересчур мощно. По сути, это просто психомаска, ломающая человека и заставляющая его подчиняться мне. Ненадолго. Да и, когда я осознал, что именно создал, старался пользоваться ей пореже. Все же насильственное подчинение — не особо приятная хрень. Вон, Анюта и без этой ауры надела ошейник. А тут такое… Может, это из–за того, что на людях я подобное давно не использовал? Надобности не было, в основном, Подчинение использовалось в битве с монстрами.

Надо всерьез заняться настройками своих Аур. Если сбилась маска Подчинения, то и с Покоем, и с Ужасом может произойти то же самое. Не люблю, когда что–то остается не просчитанным.

Прямо на КПП встали на лифт, поднимающий на другие ярусы города. Аню успокоил довольно быстро, видать, корежило ее больше от неожиданности, а смерти, даже такие жесткие, видеть не впервой. Нужно завтра добраться до школы и поговорить с Директором. Слишком у меня уникальная ситуация, ну и паранойя в ухо зудит. Ну а сегодня у Ани переночую, она неподалеку от места работы квартирку имеет. Р–р–р… мысли о теле Анюты в прямой доступности моих похотливых ручек жгут почище перца чили. Особенно сейчас, когда нанюхался крови.

Лифт был прозрачным и мы, по мере подъема, наблюдали огромный мегаполис. Северный — по своему красивый город. Но сначала перед нами появились улочки гетто.

Из–за плотно стоящих небоскребов и ночной тьмы слишком многого было не видно, а тем более вываленную нами нарезку, но под одним из светящих фонарей можно было разглядеть полосу свежей крови. Прелестно, блядь. Монстры вышли на охоту, а какой–то идиот выполз из дома. Тут даже я со своими способностями лишний раз ночью ходить не рискну, ибо неизвестно, какая тварина встретится и сколько их будет. Однако, самое интересное, клубы и бордели работают. Ни одного открытого окна — все закрыто плотными бронированными жалюзи, мелькают лишь вывески и редкие целые фонари. Мрак.

А вот Срединный ярус уже больше радовал глаз. Мегаполис не спал, освещенный мощными прожекторами. Плотные толпы народа ходили по закрепленным на зданиях тротуарам и подвесным мостам, роботизированные круглосуточные торговые центры работали, как и подавляющее количество других общественных мест. Многоуровневое движение флайтов ни на секунду не прерывало своего движения. На наших глазах в один из аэробусов влетел мотофлайер, оставив приличную вмятину в бочине, а сам водитель в шлеме впилился в окно к пассажирам, слетев с седла. Его раскуроченный транспорт полетел вниз. Повезло придурку. Если бы не удачное попадание в окно, то он бы тоже полетел вниз, а там сотня с хером этажей. Мда… Нужно хорошенько обдумать, покупать ли Анюте замену ее транспорту, или взять нормальный аэромобиль. Ладно, это потом.

Срединный — это самый густонаселенный ярус.

Лифт выпустил нас на уровне сто пятидесятого этажа, приветливо открыв стеклянную дверцу.

— Бля, и какого хрена мне дома не сиделось? — Возвел я очи горе. Шум, вонь, толпы народу, достаточно сильно разбавленные фриками разного калибра. Кошмар, одним словом. Хочу домой, в тишину кишащего тварями леса.

— Потерпите, у меня дома тихо. Только сначала в магазин за продуктами надо забежать.

— Жрать эту синтезированную пакость? — Мгновенно отреагировал я на такую глупость — Да делать больше нехрен! У меня с собой немного солонины есть, у тебя крупы имеются дома?

— Рис есть, по–моему — Задумалась девушка.

— И приправы точно имеются, я прав? — И, увидев утвердительный кивок, продолжил — Значит, хавчик будет. Ну нахер эти магазины. По крайней мере, пока что.

Благодаря технологиям и магии город может выращивать некоторые злаки на крышах или даже в помещениях, что и делает. Благодаря той же магии они еще и растут намного быстрее, лишь немного теряя во вкусе. А вот настоящее мясо в городе — настоящая роскошь. Мало того, что город почти не охотится, так еще и мясо монстров мало кто будет есть из–за брезгливости. Ну и зря. Хотя есть еще и клонированное мясо, но там показатели качества и цены совершенно никак не сопоставляются. Ненормально дорогое было, когда я в последний раз заглядывал, а вкус так себе. Насрать!

Вы не любите монстров? Вы просто не умеете их готовить!

Надо будет плотненько заняться вопросом пропитания. Синтетическая жратва, что продается по дешевке в магазинах, меня категорически не устраивает. Пробовал. Жрешь яблоко, а ощущения, будто оно из картона. Мой разбалованный свежей монстрятинкой и человечинкой язык такого дерьма не переживет.

Решено. Если альтернатив не будет, буду жрать соседей. И не тыкайте мне в нос моралью — я из леса, мне насрать!

За этими кровожадными мыслями мы дошли до квартиры моей рыжей милашки. Ну, а чего я еще мог ожидать от мегаполиса? У меня погреб по домом больше. Вдвоем жить тут — увольте. Сегодня еще ладно, а завтра надо решать жилищный вопрос, задыхаться в этом гробу желания нет.

Пока доходил рис с мясом, провел инвентаризацию.

Денег дома оставалось сто тридцать шесть тысяч кредитов. Плюс, раздевая бандитов, шмонал их карманы, что дало мне восемь штук с мелочью, а у главаря десятка в паре карточек по пятерке. Итого на данный момент сто пятьдесят четыре штуки кредов. Как я узнал из рекламок в газете, на данный момент хаты сдаются по десять штук в месяц, в гетто, к сожалению. На других ярусах ценник несоизмеримо выше. На Срединном ярусе аренда только начинается от семидесяти в месяц! Ну да мне плевать, в гетто даже удобнее. Вот только если брать с расчетом на Аню, то Нижний ярус — плохая идея. Ладно, подумаем еще. Сумма на руках не то, чтобы маленькая, но и капиталом ее не назовешь.

Стволы в наличии. Вскрыватель, ТТ-шник, двустволка Каратель 124М. Точнее, обрез от двустволки, ибо таскать с собой эту дуру я не хотел. Да и палю я в основном картечью и жаканом почти вплотную, поэтому длинномеры только мешают. А вот по патронам печаль. Ну да ладно, не полноценную же войну мне сейчас вести?

Пара гранат. Оборонок военного времени. Такие Инквизиторы любили использовать семисотых годах. Кранты всему живому. Надо будет докупить, у Полена, вроде, запасец валялся в пару десятков подобной вкуснятины.

Пара ножей и кукри, сам создавал. Настоящий Инквизитор должен уметь делать себе оружие сам, поэтому каждый из Инквизиторов кузнец. Кто–то лучше, кто–то хуже, но свои клинки мы делаем сами. А мои ножички, как и кукри, сделаны специально под мою руку. Мне было намного проще, чем другим, ибо моя магия как раз под такую работу и заточена. Трансмутацией из воды создал материал как можно более крепкий, а это была метеоритная сталь, разумеется, сформировал его руками, а потом только заточить оставалось. Более того, я просто дикую сумму в кристаллическом эквиваленте в свое время отдал, чтобы мне их укрепили, не уменьшая размеров. Но эти ножички — моя гордость. Режут все, даже волосок на лету.

Конечно, может появиться вопрос, нахрена мне ножи, если есть техника «Секущей ладони». Но ответ прост до безобразия — ножи не жрут энергию. А прямое лезвие из чистого Света длиной в тридцать сантиметров нехило энергию поджирает.

Два идентичных набора одежды для города. Собственно, я и сейчас в одном из них. Черная обтягивающая водолазка из термоматериалов, дающих коже дышать на жаре и хорошо греющих на холоде. Черный плащ с глубоким капюшоном из бронированной огнеупорной ткани, к которой и грязь не липнет. Или кровь. Свободные черные штаны и тяжелые берцы, модифицированные мной крепкой сталью. Ну и черные же перчатки с усилением на костяшках и на кончиках пальцев, одна из которых теперь не нужна, благодаря Полену. Еще есть маска. Ее я делал сам. По сути, это балаклава, на которой вырезаны глаза, нос и рот, но и те закрыты черными круглыми очками шириной в пару сантиметров и черным же механическим респиратором соответственно. По итогу полной экипировки я закрыт полностью.

Но купить что–нибудь повседневное все же надо. Днем я слишком выделяюсь в этом. Это одежда для работы. Причем, преимущественно, ночью.

Больше, кроме жратвы, у меня ничего не было. Если бы не стволы, вообще налегке бы пришел.

Поужинали в постели. Не потому, что так приятнее, а потому, что больше негде. Зато, блядь, телевизор во всю стену висит! Было бы что смотреть. Ну да хрен с ним, у нас есть занятие и поинтереснее…

— Аня, иди–ка сюда…


Акт второй. Городской беспредел

-

2.1

***Интерлюдия

Самуил Даан сидел за своим рабочим столом и разглядывал воткнутый в этот самый стол нож. На того, кто боевой нож в толстую доску воткнул, смотреть уже не очень хотелось. А ведь начался–то день неплохо.

Минут двадцать назад ему доложили, что Анна Хворостовская привела в школу незнакомого парня, предположительно, нового студента. На требование сдать оружие он отдал обрез от довольно мощной двустволки. Уже тогда стоило заподозрить неладное. Другого оружия магический поиск не показал, а физический обыск, вроде как, и не нужен был. А потом этот тип добрался до кабинета Самуила и, резко открыв дверь, в два шага оказался напротив, направил на хозяина кабинета странный пистолет, одновременно нагло задавая вопросы:

— Я Максим Крип. Откуда ты знаешь меня и зачем я тебе в школе? И какого хрена на твоей территории меня пытались разоружить?

На попытку усадить странного гостя на стул тот ответил именно так — вбив наполовину в стол боевой нож. На то, что этот стол сделан из самого наикрепчайшего дерева, что Директору удалось найти, да еще и магией укреплен был, парню было явно плевать. Анна же, хоть и была несколько удивлена происходящему, но попыток помешать происходящему не делала, что само по себе добавляло странностей. От пистолета с прорезью вместо дула буквально разило опасностью, и это было в новинку для одного из сильнейших магов–артефакторов в городе.

— Самуил Даан. Во–первых, успокойся, Максим…

— Я спокоен, как камень. Просто все слишком подозрительно складывается. Потому требую объяснений.

— Я тебе не враг. И был другом твоей матери. Даже влюблен в нее был, должен признаться, но она не хотела связывать жизнь с лором, ибо мы живем куда дольше людей. Это ответ на первый вопрос. Когда я увидел в списке молодых магов Северного фамилию Крип, то сразу подумал об Ольге.

Парень на это прищурился, но ствол не убрал. Говорить тоже не стал, видимо, ожидая ответа на остальные вопросы. Самуил же внутренне с удивлением отметил, что спокойно позволяет молокососу обращаться к себе столь панибратски и это его даже не раздражает.

— Дать личную рекомендацию проблемы для меня не составляет, а у тебя еще и дар — трансмутация, что очень редко у кого всплывает. Поэтому даже блатом это не назовешь, и без первой причины тебя бы пригласили учиться. Насчет оружия — у нас в школе, как и в городе, ношение оружия под запретом. Я удивлен, что ты умудрился в город войти, но то, что ты скрыл пистолет от наших магов — это просто за гранью реального. Не поделишься секретом?

— Да в вашей дыре посрать без пушки нельзя сходить, сука, прибить норовят. О чем вообще может быть речь?

— Тогда тебе надо получить, после поступления, разумеется, жетон наемника. Вообще в боевую гильдию Облачной школы не допускаются маги до третьего курса, но тебе можно и сделать исключение. Если ты мне докажешь, что справишься с заданиями, конечно. Я узнаю о квесте для тебя, пока сдаешь экзамены. И убери, пожалуйста, пистолет, он нервирует.

Максим задумался на пару мгновений и отвел ствол в сторону, а после еще одной паузы запихал куда–то под плащ. Директор же во время этого движения успел заметить еще одну рукоять пистолета и трое ножен, одни из которых пустовали, по понятным причинам. У Самуила аж глаз дернулся. Да этот парень целый арсенал протащил под носом профессиональных магов! И совершенно непонятно, виноваты ли они или же нет.

Вытащив, без малейшего напряжения, нож из толстой столешницы одной рукой, убрал его на место, а другой прикоснулся к дыре и она на глазах затянулась. Судя по всему, парень уже знает, как пользоваться своим Даром.

— Насчет задания — справлюсь, каким бы оно ни было. Я обучался у Фимния Разрушителя, Инквизитора. Показывать этой силы в школе не планирую, но Директору необходимо знать, на что я способен, считаю это правильным — Сказал он, все же садясь на стул напротив.

Инквизитор?! Вот так–так… Значит, они все–таки могут оперировать эгро? Подозрения были, еще во время войны, но… Вопросительно глянул на Хворостовскую и та утвердительно кивнула. Вот это повезло. Если, конечно, Крип не начнет резать детишек магов. А этот вопрос надо сразу задавать, кстати говоря.

— Предубеждений против магов не имеешь?

— Нет. Наш брат вас резал по указке Церкви, а не по собственным убеждениям. А дураков и психов у Инквизиции не было, Свет не даст сходить с ума.

— Свет?

— Жизненная сила. Энергия жизни. Вы оперируете эгро, а мы — личным Светом. Я же и тем и тем могу, но моя магическая направленность не боевая абсолютно, что мне совершенно не по нраву было. А сейчас… сейчас я нехилый процент магов в асфальт вкатаю. Возвращаясь к предубеждениям — это, скорее, маги на меня накинутся, если узнают о моих силах.

Вот тут он прямо в корень зрит. Маги сильно недолюбливают Инквизицию, понятно, почему. Та оставила просто нереальное количество трупов среди магического сообщества. И у нынешних школьников бабушки, дедушки, родители, дяди–тети, двоюродные точно погибали. А у некоторых и не один родственник стал жертвой. Так что вызовы на дуэль посыпятся, как из рога изобилия, а парень, судя по всему, их всех перебьет, вогнав в черную депрессию. А какой хай могут поднять Кланы, ведь их дети тоже тут обучаются… Нет, он прав, нельзя эту волну поднимать, по крайней мере, сразу.

— Да, свои силы тебе придется скрывать. У меня вот еще вопрос — на какую ветку ты хочешь пойти?

— Ветку?

— Чему будешь учиться? Есть боевые ветви, есть поддержка.

— Моя магическая направленность мне выбора не дает — Улыбнулся грустно Крип — Артефакты, зелья, руны я еще могу освоить, но больше ничего.

— Ритуалистика и магическая инженерия тоже не требуют боевого Дара.

— Про них–то я и забыл. Тоже можно хапнуть.

— Пять, значит. Обычно берут от шести и больше веток…

— Если бы не ваша библиотека да халявный жетон горожанина, я бы вообще не поступал — Несколько раздраженно перебил парень Самуила — Поверь, скорее всего я буду обучаться куда быстрее остальных, ибо учиться по книгам умею. В лесу с учителями туговато. А раз больше ваша хваленая школа ничего мне предложить не может, удвойте количество уроков по артефакторике.

Да уж, тяжелый у него характер. Придется привыкать, судя по всему.

— Анна, к себе на ментальную ветку его не хочешь? — Улыбнулся Самуил девушке, все еще ведущей себя, словно тихая тень.

— Способностей к этому у него нет — Ответила она на улыбку.

— А скучать не будешь?

Ответил, как ни странно, Максим:

— Не успеет. Дома увидимся, после уроков.

— Э–э–э… Что, прости? — Вот теперь Директор был в настоящем шоке.

— Она теперь моя женщина, чего непонятного? — Спокойно ответил Максим и поднялся со стула — Ладно, раз важные вопросы обсудили, то я откланяюсь. Кстати, если тебя не затруднит, поищи информацию, где в последний раз видели маму. Я в ее в здравии видел пятнадцать лет назад и сколько бы ни искал, больше информации не нашел, будто бы испарилась в вашем гетто. Всего хорошего. Пойдем, Анюта.

И первым вышел за дверь. Анна же, коротко поклонившись офигевшему Самуилу, выскользнула следом. Через минуту Директор достал из–под стола бутыль родного, лорского рома и, налив стакан, присосался к горлышку бутылки.

К таким «ученикам» жизнь его не готовила.

***Макс

Ну вот, с Директором разобрались. А то ишь чего удумали — разоружать на каждом шагу. Сейчас, когда все точки расставлены и обстановка становится понятнее, что не может не радовать.

— Ань, тебе в школе надо делать что–нибудь?

— Да — Кивнула она — Я же учитель, в конце концов. Подготовка к первым урокам и прочее. А что?

— Да я сейчас просто по городу мотыляться буду, решать вопросы с жильем, еще кое–куда заскочу, а ты можешь остаться, сделать свою работу. Вечером увидимся, ну, или я тебя найду, если раньше освобожусь. Как тебе?

Она, подумав пару секунд, ответила:

— Я бы хотела с вами в пару магазинов зайти…

— С тобой.

— Что?

— Мы в школе. Не «с вами», а «с тобой» — Улыбнулся я успокаивающе — А насчет магазинов — это можно и завтра сделать. Просто напрягает подвешенное состояние с жильем, надо разрешить этот вопрос.

— Хорошо — Буркнула она, показательно надувшись — А пока ты ходишь по делам, «твоя женщина» будет выполнять свою работу, как и положено.

Гы, а ведь ей, похоже, понравилось окончание нашего с Самуилом разговора, ибо ворчала она явно напоказ. Ну, что теперь поделать, я теперь ее не отпущу. Слишком жадный. А взгляды этого бигбосса на мою Аню мне категорически не понравились, вот и подвел черту.

Слегка наклонившись, поцеловал ее в надутые губки и пошел на выход. Мне еще свой обрез забирать, и пусть только попробуют зажать, уроды. Не зажали. Молодцы, отдали все, что требовалось, хотя взгляд их был довольно напряженным. Ну и хрен с ними.

Когда спустился на крышу небоскреба, показалось, что что–то не так. Какая–то неправильность. Но, не найдя ничего критичного, плюнул. Дел и без того полно.

***Макс

— Сколько–сколько? — Вот это наглость. Даже меня эта сумма из колеи выбила.

— Сто пятьдесят тысяч в месяц — Мужик сдаваться не желал. Изначально он вообще две сотни затребовал за свою халупу. И это на Срединном ярусе!

— Слышь, еврей недоделанный. Я буду платить пятьдесят, и то только потому, что сегодня добрый.

— Тогда не сдам! — Вот упертый!

— А я спросил, что ли? — Говорю в ответ и постепенно наращиваю силу ауры. Задолбала эта свистопляска с квартирами. Пять часов, восемь вариантов и вот, уткнулся в очередного жадного придурка. Заебали! У меня и без того дела есть.

В итоге договорились на семидесяти, и то только потому, что он даже под Аурой сопротивлялся, вызывая уважение к своей силе воли. Или силе жадности. Ну, что ж, зато хата приличная. Хоть и двушка, но тут и вчетвером можно жить, не сильно стесняя друг друга. Теперь осталось разобраться с заработком, решил я и пошел… в бордель. Но не просто в какой–то, их реально дохрена, даже магические есть, а в свой, родной.

План вчерне был просто — Изабелла Блински неоднократно жаловалась, что хозяин «Горячих ножек», он же теневой смотрящий за районом Красных Лучей в гетто, забирает у нее последние деньги. «И как мы только на плаву держимся?» — восклицала она, видя во мне благодарного слушателя. И, когда я задумался о прибыльном деле, всплыла интересная мысль: «А не стать ли мне смотрящим?». С моими силами эта задача реализуема, а тут еще и целый район в придачу, не говоря уже о халявном борделе и прибыли с еще нескольких точек. Раньше–то это мне не особо надо было, дом же в лесу, а тут — главное преемника вовремя подобрать, чтобы быть свободнее.

Так что да, я решил немного побеспределить ради выгоды.

Бордель, как всегда, встретил меня весьма радушно.

— Добро пожаловать, господин…Крип — О, знакомое личико. Лерочка, я уже по ней соскучиться успел.

— Здравствуй, милая — Подошел я к улыбающейся невысокой голубоглазой блондинке и, наклонившись и поцеловав ее в шейку, прошептал — Позови мадам, скажи, Крип пришел с серьезным разговором — И тут же сбил проявившееся от моих слов серьезное выражение с симпатичной мордашки, легонько куснув за мочку. Девушка пискнула и убежала, а я сел за столик ожидания, закурил и налил себе винишка из стоящей тут же бутылки. По запаху чую, что дешевка, ну да ладно. На халяву и хлорка — творог.

Мадам Блински была довольно видной женщиной, но совсем не в моем вкусе. Высокая, под два метра, довольно стройная брюнетка с длинными волосами, просто огромной грудью размера шестого и большой, красивой задницей. Плюс к этому еще изящные, подчеркивающие немаленькие достоинства одеяния и яркая «боевая раскраска». Подобного плана женщин всегда обходил стороной, небезосновательно подозревая в стервозности и не желая связываться, но вот конкретно с этой особой у нас получилось что–то вроде дружбы. Не знаю уж, как так вышло. Так–то стерв терпеть ненавижу.

— Максим, здравствуй. Опять ты моих девушек смущаешь с порога.

— Брось, Белла, работа в таком месте способность смущаться лечит в первую очередь. И да, тебе тоже здравствовать.

— Ты неправ, Максим — Покачала головой Изабелла, чинно присаживаясь рядом — Это обычные клиенты у них вызывают ассоциации исключительно с работой, а ты уже давно в другой категории. Уверена, что они сейчас спорят, кого же из них ты сегодня выберешь и уже тихо завидуют счастливице.

— Что–то слабо верится — Неуверенно произнес я, на что мадам улыбнулась.

— Просто поверь мне — в этом заведении всем девушкам ты мил, поскольку всякого сброда они навидались.

— А ведь, казалось бы, ничего такого я не делаю. Просто обращаюсь с ними по–нормальному, ну так они мне и ничего плохого не сделали. Только приятное.

— А ничего другого и не надо, Максим. Возможность хоть на один вечер почувствовать себя не продажной девчонкой, а желанной девушкой рядом с хорошим парнем, от которого за милю веет чувством «каменной стены», дорогого стоит. Не говоря уже о том, что ты и вкусностями их балуешь, и чаевые щедрые оставляешь, что прибавляет к тебе и статус отличного клиента. Так что ничего удивительного. Закончим с этим, ты хотел о чем–то поговорить?

Вот же, сначала с толку сбила, а сейчас к делу приступает. Сама напросилась.

— Да. Мне хотелось бы узнать, где базируется Кривой. Есть к нему мужской разговор ценой в жизнь и один район…

***Интерлюдия

Когда дверь за парнем захлопнулась, оставив Изабеллу в неоднозначных чувствах, из двери выпорхнула стайка девчонок и направилась к ней. Мадам Блински совершенно не знала, как ей реагировать на только что услышанные откровения. Ведь, с одной стороны, она только что фактически предала своего нынешнего начальника, не сильно сопротивляясь. Она рассказала Максиму все, что знала, лишь в надежде, что тот сможет как–нибудь исправить нынешнее положение. И свой поступок вызывал неприятные ощущения. Предательницей себя чувствовать было впервой.

С другой же стороны, она и не знала довольно многого, а в предоставленной беспокойному «клиенту» информации секретного практически ничего не было. Но для самого Максима это были как раз необходимые знания, полезные. И можно было бы себе признаться, что он в качестве начальника и смотрящего района был несколько предпочтительнее, хотя в возможность перехвата власти им верилось с трудом, все же Кривой обладал значительными силами. Однако, насколько мадам успела узнать парня — он был адекватен и серьезен не по годам. Просто так не стал бы говорить, как минимум, имеет рабочий план. Возможно, какие–то черты характера остались скрыты, даже скорее всего так и было, но это капля в море.

— А чего он ушел? Передумал? — Протянула расстроено одна из них, вторая и последняя блондинка, Роза.

— Нет — Ответила мадам растерянным голосом — Сегодня он и не планировал расслабляться, как оказалось.

— А зачем приходил тогда? — Не поняла Лера, тихо шикнув на остальных. Она, собственно, вообще между ними негласный лидер.

— За информацией. И знаете, если у него получится задуманное, то он, скорее всего, сюда будет приходить довольно часто, а мы, наконец, перестанем еле как болтаться на плаву. Так что, девочки — Посерьезнела она, будто что–то для себя решив — Держим за Максима кулачки но, если что, сегодня его никто не видел. Не приходил он.

***Анна

Перебирая бумаги в своем кабинете, девушка думала обо всем произошедшем за последнее время. Если глянуть на пережитое приключение с точки зрения спокойной городской жизни, то она могла себе признаться, что повела себя очень странно. Сомнения догнали ее только сейчас.

Вот кто ее тянул за язык? Кто заставлял принимать столь сумасшедшее решение впопыхах? Не говоря уже о том, что ее новоиспеченный Хозяин вообще лишь пару раз заикнулся о подобной плате, и то, чисто теоретически. Демоны!

На этом моменте эмоции переполнили Анну и та упала лицом на стол. Шел уже шестой час, как одни и те же мысли крутились в ее головке, вызывая перегрузки. Пока Хозяин был рядом, все выглядело обычно и естественно, но стоило ей остаться наедине с собой и своими мыслями…

Технически, она все еще могла обратиться к Хозяину и отказаться от своего слова. Анна сомневалась, что тот бы ее не отпустил, пожелай она этого. Вот только и тут внутри нее все восставало против такого решения. Мало того, что у нее было не слабое желание остаться рядом с ним, так еще и слово ее полностью обесценится, что для нее было неприемлемо.

Он ждал ее на выходе и с ходу дал девушке кольцо связи, чтобы не терять контакта. И Аня, не откладывая дело в долгий ящик, нажала на камень кольца, выдвинув голографическую панель, и вбила продиктованный номер в список контактов. У нее было свое такое же, но это теперь будет отдельное только для связи с ним.

Дальше они пошли в сторону ее дома, как сказал парень: «Чтобы ты вещички собрала». Оказывается, жилищный вопрос он решил и сейчас хотел довести дело до конца, окончательно переселяя к себе поближе Аню…

«Моя женщина»… эти слова до сих пор отзывались теплом в ее груди. Как ни крути, а то, что ты кому–то нужна, приятно осознавать. Даже если в качестве рабыни, а не жены… хотя это от Хозяина зависит.

«И ты еще сомневаешься?» — Послышался в голове голос.

«Давненько я тебя не слышала, Ния. Лет десять?»

«Четырнадцать. С носительницей, столько яро отвергающей свою суть, говорить было просто не о чем»

«Когда я отвергала что–то?» — В недоумении спросила девушка у своего… внутреннего голоса. Общение с одушевленным артефактом, магическим девайсом, порой довольно просто спутать шизофренией.

«Мне и не нужно было, чтобы ты словесно или мысленно это отвергала. Но свою суть ты раскрывать начала только сейчас. Показатель налицо» — Ответила кошка и замолкла.

Суть, да?

Собрать вещи труда не составило, как и добраться на наемном аэромобиле до нового места жительства, находящегося за несколько кварталов от ее квартиры. Причем, намного ближе к школе, чем ее собственное жилье! Максим определенно умеет решать вопросы…

— Простите, что? — Она подумала, что ослышалась. Надеялась на это, по крайней мере.

Но Максим был безжалостен, с тем же каменным лицом повторив свой приказ:

— Повторяю в последний раз — в этом доме я не хочу видеть на тебе ничего, кроме этого — Он щелкнул пальцем по ошейнику на ее шее — И этого, лишь по случаю, во время готовки и уборки — Тут он указал на лежащий на ее руках сверток, врученный буквально на входе в квартиру, минуту назад — А про нижнее белье можешь вообще забыть. Убрать его в дальний угол, выкинуть, сжечь — тут по желанию. Хотя, — Он задумался на секунду — можешь оставить одну тряпочку для критических дней, так и быть.

Девушка в состоянии шока ничего не могла ответить, но тут в их разговор вмешались. Анна почувствовала, как слетает маскировка с ее тела, скрывающая от посторонних глаз лишние для человека части тела, а потом ощутила на плече пушистую тяжесть.

— И–хи–хи, можешь не волноваться, парень. У нее после связи со мной «голубых» дней просто быть не может, ма–ау.

Максим же даже на столь неожиданные изменения только бровь поднял.

— Объясните? Или, хотя бы, представитесь?

— Ну конечно, для того и проявилась, ма–ау — Произнесла веселым, чистым голосом рыжая двухвостая кошка на плече девушки, лишь изредка выдавая мявк, сильно похожий на зевание — Меня зовут Арания, одушевленный артефакт «Похотливая кошка», усилитель ментальной магии в общем и очарования в частности. А эта живая статуя, ма–ау, уже лет восемьдесят как не человек, а наполовину бакенэко, сразу после слияния со мной обзавелась ушами и хвостами. А еще повышенной ловкостью, утроенной мощью ментальных атак, ночным зрением, отсутствием критических дней и, ма–ау, периодической течкой, вызывающей приступы сильнейшей похоти, и–хи–хи — Веселилась она, глядя на готовую сквозь землю от стыда провалиться девушку.

— У меня столько вопросов появилось… Но сначала переодеваемся и наливаем чай — разговоры потом. Ах да, учитывая новые вводные — про белье забываешь полностью — Улыбнулся Хозяин — Поняла?

— П–п–поняла — Заикаясь, ответила, красная, как спелый помидор, девушка, и пулей помчалась в ванную комнату.

— Ну вот кто тебя просил? — Шипела Анна на лениво облизывающуюся кошку — Все, что хотелось в тайне сохранить, растрепала, дурная кошатина!

— Ма–ау, ты хочешь об этом поговорить? — Ния на кипящую носительницу не реагировала — Пожалуйста. От него у тебя более не может быть секретов. Он твой Хозяин, мау, и этого уже не изменить. Кстати, не самый лучший вариант для наполовину кошки, но уж как есть. Ты свое кошачье начало давила всегда, и пусть для свободолюбивой кошки надеть на себя ошейник — это так себе идея, ма–ау, но тут работают другие факторы. Во–первых — ты выбрала подходящего на эту роль человека. Думаю, он может создать подходящие условия для раскрытия твоей сути, мау. Для таких похотливых кошек, как мы с тобой он — чуть ли не идеальный вариант.

— Но…

— Подожди, дорогая носительница, раз уж зашел разговор, то дай договорить, мау. Я все еще немного зла на тебя за то, что ты всю свою жизнь, как упертый баран, сопротивлялась своим чувствам. Ты в курсе, что доросла до четвертого уровня мага, скорее, «вопреки», чем «благодаря», мау? Если сейчас будешь слушаться Максима и меня, то уже к концу учебного года разовьешься минимум на ступень магической силы, а не как раньше — ступень в десять–двадцать лет. От себя не убежишь, Анна, мау, как бы не старалась. Поэтому… будь послушной девочкой–кошечкой и… Думаю, не стоит заставлять Хозяина ждать — Улыбнулась, насколько ей позволяло строение рта, кошка.


***Макс

Отправив свою рабыню переодеваться, в некотором недоумении пошел заваривать чай. После того, как посетил мадам Блински, пошел и закупился провиантом, и чаем в том числе, хапнул связные кольца и… домашний элемент гардероба для Ани, хе–хе. Нападать на Кривого решил завтра, ибо сегодня уже поздновато, а сделанные наполовину дела отдаются в душе глухим раздражением. Либо и не браться, либо добивать до конца.

Девайсы… про них довольно мало информации было в книгах. И нигде не было указано, что артефакты могут быть одушевленными. Это — самые что ни на есть новые данные для меня. А ведь вполне мог попасть в неприятную ситуацию… хм, да уж. Ладно, раз рядом такой источник информации, то грех этим не воспользоваться. Старый источник информации…

Блядь, вот инфу о реальном возрасте Ани я воспринял куда тяжелее, чем резкую смену расы! Она, оказывается, минимум на шестьдесят лет старше меня! Нет, это, в наше время, совсем не катастрофа. Инквизиторы живут долго, маги тоже, способов омоложения много, так что эта информация ошарашила, скорее, неожиданностью. Да и не ведет она себя, как почти столетняя старуха, вот вообще никак! Я бы ей, если честно, семнадцать–восемнадцать по психопортрету дал, а ведь у омолодившихся в первую очередь именно взгляд и общение реальный возраст выдают. Видимо, тут влияние кошки виновато.

— Х-хозяин, — раздался за спиной до крайности смущенный голосок — п-простите за ожидание…

Я ухмыльнулся и обернулся. И это старушка? Наеб и провокация!

На Ане красовался ошейник и беленький фартук, оказавшийся несколько маловатым. Не рассчитал немного, ну да ладно. Брал так, чтобы только–только прикрывал самое сокровенное, но ткань кончалась на пару сантиметров выше, не скрывая ничего. Тоже неплохо…хм, да даже лучше вышло, чем планировалось. Также на макушке красовались два прикольных рыжих ушка, глаза стали откровенно кошачьи, светясь заленью, а за спиной смущенно крутилась пара рыжих же хвостов. Кстати, она же и прическу сменила — теперь на голове вместо одного хвоста были заплетены две симпатичные косички. Милота зашкаливающего уровня!

Я поставил две парящие кружки на стол и распорядился:

— То, что надо, красавица. А сейчас фартук на какой–нибудь крючок вешай, разбирай свои вещички из дома и садись, говорить будем. Арания — Обратился к кошке — пока она там раскладывается, с тобой поговорим. Ты питаешься чем–нибудь?

— Нет, Максим, только энергией носительницы. Это не совсем физическое тело, пусть и осязаемое.

— Ладно, давай присоединяйся.

Она и присоединилась, внаглую запрыгнув ко мне на колени.

— Не подскажешь мне, зачем ты ее раздел? — Хитро глянув на меня, спросила кошатина, не дав мне возможности начать разговор. Надо же, какой неожиданный вопрос.

— Ну, тут причин несколько. Если точнее, то целых четыре. Начну с самой слабой, пожалуй — я всегда считал, что нижнее белье здоровью лишь вредит. И если с физическим здоровьем в наше время это неактуально — что маги, что Инквизиторы довольно крепкие телом, чтобы не замечать пережатых сосудов и натертостей, то вот чисто психологически нижнее белье — клетка. Да, клетка тоже защищает от внешнего мира, но она же и сковывает чело… разумного — Точно, она же не человек, как оказалось — Вторая причина проще — я сам люблю посмотреть на эстетически прекрасное. А у Ани тело — просто сказка, все как я люблю.

Хорошо, что девушку спровадил, а то остальные причины ей слышать не стоит.

— …Третья, и по важности вторая причина — это битва с ее стеснительностью и замкнутостью. Может, для Анны Хворостовской она вела себя нормально, но для моей рабыни это неприемлемо. Ну и последняя по списку, но не по значению причина — воспитательный процесс. Ведь одно дело — быть голой во время секса, и совсем другое — вот так, по приказу. Мне важно, чтобы она постоянно держала в голове, кому она служит, кого, в случае чего, может подставить своим недостойным поведением и кто теперь будет защищать ее от всех невзгод, взяв всю ответственность на себя. И ощущение голого тела под одеждой первое время будет неплохим напоминанием, даже в школе. А там я придумаю что–нибудь новое.

На мой спитч кошка внимательно на меня посмотрела долгим взглядом, будто впервые увидела.

— Даже не знаю, хорошо это или плохо, что ты такой… лучше бы был просто озабоченным подростком — проблем меньше.

Через еще минут пятнадцать из ванной вышла обнаженная красавица — чудное виденье. Стройное тело в веснушках, грудь второго размерчика, красивые ножки и миленькая интимная стрижка. И, конечно, красная мордаха. Сегодня ночью спать мы будем вряд ли, ну а сейчас надо продолжить разговор.

— Помимо уже сказанного я запрещаю тебе скрывать свою кошачью природу без приказа. Нечего сдерживать то, что естественно. Знал бы — раньше бы приказал.

Обреченно поникшие ушки меня с толку сбить не смогли, ибо хвосты выдавали хозяйку с головой — она была рада всей этой ситуации, хотя вряд ли даже сама себе в этом призналась.

— А теперь давайте поговорим о магии. Мне нужна вся информация по девайсам, таким вот мутациям и то, что мне необходимо знать, как поступающему.


2.2

***Макс

На следующий день пошли по магазинам, как я и обещал. Анна поначалу стеснялась своих хвостов и ушей, умоляюще смотря на меня, чтобы разрешил ей их скрыть, но натыкалась лишь на мою улыбку и дулась, вцепившись, впрочем, в мое предплечье обеими руками. Ибо нехрен. Я бы еще понял, если бы это было в старом мире, до Прорыва существ иных миров на планету, но сейчас в городе и без кошкодевочки тот еще зоопарк, так что нечего выпендриваться.

По дороге разглядывал Срединный ярус, раз уж погулять вышли. От разноцветных вывесок и экранов с трансляциями всякого дерьма рябило в глазах. Толпы, настоящее море разумных самых различных рас били по психике не слабее кувалды. Тут жили вообще все расы, начиная от людей и заканчивая дедросами. Очень удивился, если честно, увидев пару из этих летающих тентаклиевых наборов глаз. Отвратительные создания, смотрящие во все стороны за счет количества своих окуляров. Мешки с глазами, обладающие искусством некромантии. Вообще у них закрытые города, в которых только они и живут, но эти, видать, изгнанники или что–то подобное.


А уж запах города… это непередаваемый смрад из вони тел, заводов, курева, перегара и бомжей. О да, уж кого здесь было реально дохрена, так это вонючих бездомных, голодным, ненавидящим все на свете взглядом смотрящих на проходящих мимо них «счастливчиков». В гетто их почти нет, они знают, что там их ждет смерть, без вариантов, а вот тут…

Работы на всех недостаточно, пособий как таковых нет, воровать не позволяет лень, а идти на охоту — страх. Да, только страх. В гетто вполне реально днем практически безопасно найти оружие, одежду и даже мало–мальскую броню. Абсолютно бесплатно — на клык монстров и на нож бандитов ночами попадает немало народу. И если последние оберут труп до нитки, то первым на все, кроме мяса, насрать. То есть достаточно набраться маленько храбрости и ты вполне способен экипироваться на халяву и попытаться почистить первый уровень канализации, хотя бы. Там больших тварей обычно не водится, те глубже живут. А учитывая ценники на кристаллы энергии — вполне реально заработать себе на пожрать и улучшить экип. И именно поэтому все эти попрошайки, по крайней мере мужского пола, вызывают у меня только презрение.

Дети в одиночку просто помирают, а женщины… Во–первых — их почти нет среди бездомных, что показательно. Да, у женщин есть минимум один стопроцентный способ заработка, на который мужики не способны. И да, я считаю, что уж лучше продавать себя, чем существовать подобным образом. Да заявись потерявшая все однорукая замарашка в какой–нибудь бордель среднего пошиба — процентов восемьдесят, что ее накормят, отмоют и вылечат, взяв на работу с отработкой потраченной суммы, чем выгонят. А настоящая, матерая проститутка, на отлично исполняющая свою работу, зарабатывает очень даже неплохо.

Больше скажу, найдется далеко не один разумный, который предложит купить ее на постоянной основе за довольно приличную сумму. Такие отношения сейчас чуть ли не чаще, чем брак, случаются. Особенности эпохи, когда рабство — не самое презираемое существование. Подобные наложницы с обоюдным подтвержденным договором на право — обычное явление. Все знают, что подохнуть можно в любой момент и не стремятся связывать себя длительными отношениями, желая взять от жизни максимум. Ну, это касается большинства, и из этого правила есть исключения.

И это я молчу о том, что женщины куда чаще обладают магическим даром, чем мужики, а также становятся неплохими бойцами при желании и подходящем характере. Вот взять Аню, она нихрена не боец. Даже не рядом. И лично меня это вполне устраивает, боевитые женщины не в моем вкусе. Такие, как Анюта — идеальная поддержка, которая сделает все для хозяина или мужа. А толика авантюрности и повышенная похотливость только шарму придает, ибо с совсем уж тихой домашней мышкой, наверное, совсем скучно было бы. Честно, даже немного стыдно становится за свои мысли сразу после знакомства, насчет стервозности. Стоило только показать себя, как она сама на себя надела ошейник, а это яркий знак. Как и то, что за всю свою прожитую жизнь до этого она этого не сделала. Ну да хрен с ним, отвлекся что–то.

В планах на покупку была одежда, тщательно отобранный провиант, книги, косметика и прочие расходники для девушки и, возможно, флайты и артефакты. Денег не столь много осталось, девяносто с хреном тысяч моих, так еще девушка, опять же, по своей инициативе, отдала все свои накопления, порядка полтинника. Так–то все правильно, ибо теперь что ей брать, решать буду я. Итого сто сорок с мелочью тысяч кредитов. Блядь, мало, надо срочно решать, откуда брать финансы. Надеюсь, сегодняшней ночью хоть немного наварюсь, иначе придется запрягать пауков в курьеры и заставлять тащить мои кристаллы поближе к городу. Ах да, они же вообще почти в город принести их могут, подземелья никто не отменял… хм…

Ладно, там решим.

Путь пролегал через улочку, битком набитую различными религиозными общинами. Если бомжей я презираю, то вот эта прослойка тупо бесит. Знаю, странно это слышать от Инквизитора, воина Божьего, но «своему» богу за его косяки сам бы с удовольствием табло начистил, а вот тут… Тут собрались секты, поклоняющиеся совсем иным божествам, духам и даже демонам.

Трудно даже сосчитать количество ныне реально существующих сущностей божественного и полубожественного уровня. Некогда, до Прорыва, даже наши божества, земные, спали и не чесались на все проблемы человечества. Но во время произошедшей Катастрофы вместе с монстрятиной и чужеродными энергиями проникли и их покровители, переполошив и наших сонных ленивцев. Собственно, именно поэтому Церковь сразу мгновенно нарастила свой вес в обществе. Готов зуб отдать, чтобы посмотреть на рожу жирного святоши, когда на его молитву, впервые за десятилетия ленивого, спокойного и сытного существования вперемешку с актерской игрой, кто–то ответил. Прямо жопой ощущаю, что он охуел настолько, что чуть все шары не отвалились, гы. Вот только наш бог оказался малость туповат, заносчив и высокомерен… Говорят, кстати, что некоторые языческие и синтоистские, что почти то же самое, боги и духи, тоже откликнулись. Они, мол, были малость поумнее православно–католического утырка, но многократно слабее. Но это все на уровне слухов.

О чем–бишь я? Да о том, что сейчас всякой религиозной швали, которая творит всевозможную дичь, хоть жопой жуй. Тоже, блядь, добровольные рабы, но только своих богов и прочих сущностей. Та самая прослойка населения, которая за свою жизнь сама отвечать не хочет. Я, пусть и учился у Инквизитора, но ни за что не потерплю над собой покровителя. Если бог или другой хрен захочет моей помощи — пусть готовит договор и щедрую оплату или идет нахер. Тьфу!

Стоило нам зайти в торговый центр, как я прямо почувствовал, что стал центром внимания. Так–то неудивительно — человек полностью в черном, в плаще по колено, с седыми волосами и затемненными круглыми очками на глазах. Еще и с самокруткой в зубах — правилами не запрещается курить, где угодно. Так в меня еще и девушка вцепилась с кошачьими частями тела, которые своими естественными движениями показывали, что нифига не искусственные. Это притом, что зверолюдей никаких у нас нет, ага, инсекты и керны отличаются от людей, но к ним уже попривыкли, а остальных рас не «завезли». Вот интересно, как люди отреагировали бы на Раху? Она не оорах, но в самой идее построения тела схожа… ну да ладно. Мне, в любом случае, было плевать на эти взгляды. Я не собирался специально привлекать внимание, но и переживать по этому поводу нечего. Так что морду кирпичом и топаем дальше. Правда, стволы под плащом ажно зачесались, хотя как это может быть, не понял. Отвык от такого количества людей, что уж еще скажешь. Перебить бы всех, да нелогично это, да и проблемы лишние на многострадальную жопу.

Аня довольно быстро меня довела до точки с одеждой, где мы застряли на добрых пару часов. Из них на себя потратил только двадцать минут, выбрав подходящий комплект одежды и взяв его в трех экземплярах. И плевать мне было на возмущенную таким пофигистическим отношением к облачению моську девушки, на первом месте комфорт и надежность, красота же где–то в самом низу списка.

По сути, комплект почти не отличался от черного, хотя в деталях был абсолютно иным. Темно–синий, непрозрачный дождевик, похожий на мой любимый плащ по фасону, с очень интересной функцией проекции желаемого изображения на спине, синяя футболка с черным черепом (ну не было с чистым цветом футболок там, так бы однотонную лучше хапнул), джинсы обыкновенные и качественные кроссовки. И все это из самых крепких и, по возможности, не марких материалов на этой торговой точке. Если не присматриваться, то выглядело это, будто свою шмотку перекрасил просто. Но главной цели добился — эта одежда тоже предусматривает возможность спрятать оружие, что и было сделано, но при этом не выделяется от остального разноцветного народа. Ну и, ради прикола, на спине дождевика высветил точно такой же череп, что и на футболке. Ну а что, мою злобную натуру не изменить, гы.

Подумав, нацепил на глаза свои любимые защитные черные очки, по стилю подходят чуть ли не лучше, чем к черному комплекту.

Остальное же время тут мы потратили, разумеется, на девушку. Впрочем, никогда не понимал страдания мужиков, что не любят ходить по магазинам с женами — мне вполне по кайфу было смотреть на меняющую наряды счастливую девушку, хотя голой, конечно, лучше. А уж когда оплачивал покупки, она была, такое ощущение, на седьмом небе от «счастия». Ни разу не пожалел о потраченных на шмотки девушки финансах, хоть и потратились неслабо.

Далее двинули за косметикой и женскими прибабахами. Там долго не задержались. Собственно, я и так знал, что ей необходимо. Лера из «Горячих ножек» как–то пыталась меня протроллить, заведя разговор на эту тему и думая, что смутит, вот только ничего не вышло. В итоге засмущал ее таки я, а после той продолжительной ее вынужденной лекции еще и досконально изучил вопрос, после чего частенько устраивал диспуты, вновь и вновь вгоняя девушку в краску разговорами о прокладках, тампонах, шампунях для интим–стрижек, способах правильного удаления волос с тела и прочем. Ну не привыкли девушки такое всерьез с парнями обсуждать, на чем и удавалось сыграть.

Как итог — я просто зашел в отдел, выбрал лучшее, уточняя у Ани только некоторые моменты, индивидуальные для каждого человека, и, спросив у шокированно смотрящей на меня девушки, нужно ли ей еще что–нибудь отсюда и услышав отрицательный ответ, ушел дальше, оставив продавщицу с серьезно прожаренным мозгом. Видать, не встречались ей подобные пары.

Далее пошли за едой. К этому необходимо было морально подготовиться. Да, за все время я еще ни разу в магазинах провизии не был, если не считать чая из ларька. Но надо было просмотреть ассортимент, необходимо даже. Без мяса становится просто тошно уже, а Анна не привыкла выбирать продукты по степени натуральности, без химии, да и готовить правильно тоже. Типичная городская девушка, купила синтезированный полуфабрикат, пихнула в машину, он там «дошел», после чего можно давиться. Увы, но всю химическую таблицу в одном куске «мяса» я есть банально не готов. Уж лучше замутить себе сухпай и его точить. Короче, в магаз пошел с надеждой, что не все так плохо. И надежды почти оправдались. Все было не так плохо. Там все пиздец, как хуево! По сути, кроме банальных риса, гречки, сахара и макарон натуральным было только бухло, даже овощи отсутствовали. С алкоголем вообще уникальная ситуация — даже пиво натурпродукт, как и вино. Что вообще удивительно — банальная водяра отсутствует, замененная вполне приемлемым самогоном из какого–то довольно приятного сырья! Не знаю, с чем это связано, но надо будет провентилировать вопрос. Все остальные продукты — творчески переработанная химия. Пиздец просто! Самое интересное, что и круп других не было, ни пшена, ни даже манки, что вновь пробудило уснувшую, было, паранойю.

Я же ведь даже не знаю точно, что запихали в эту синтезированную пакость. Да, на упаковке пишут состав, который пестрит буковками с циферками и химическими соединениями, но, знаете, на стенах в гетто тоже пишут. Я такую упаковку могу в точности скопировать Даром, написать что угодно и завернуть в нее кусок говна, нахваливая столь «замечательную» продукцию на все лады. А если учесть, как именно нынче разумные подходят к выбору того, что будут есть сегодня вечером, я его даже продам! И его сожрут!

Нет, подобное мне явно не по нраву. В итоге мы набрали всего по килограмм десять, невзирая на дико завышенные цены, и ушли под непонимающим взглядом продавца и разумных в очереди. Ну в самом деле, нахрена покупать рис за сто кредов кило, если рядом лежит точно такой же, только синтезированный, но по двенадцать кредов? Вот только моему носу было насрать. Общественный толчок пахнет лучше, чем эта синтезированная дрянь.

На выходе с продуктового отдела связался с Рахой и сказал, чтобы ее восьмилапые детки притаранили к городу лесных трав и мяса. Хоть монстрятины, хоть человечины или мяса иных рас, насрать. Иначе пригрозил пойти на охоту за паучатиной. Учитывая, что Раха меня знает давно и может отличить настроение по голосу, услышал я только: «Что, так тяжко, да? Может, вернешься? Я соскучилась». Да я только рад был бы съебаться к себе в лес с этого гнилого места, да дела надо делать… Э-эх.

Топая дальше и пытаясь успокоиться, посасывая литровую банку пива, уже вторую за последние полчаса, все же дошли до книжного отдела. Книги нынче — товар относительно дешевый. Если, конечно, не зацикливаться на бумажных экземплярах. С деревьями–то не проблема, а вот с их добычей, учитывая скорость прибегающих на шум и запах тварей, серьезные затыки. Пока спилят, пока разделят на куски поменьше, чтобы донести реально было, все равно нашумят, несмотря на бесшумные технологии. Но вот с электронными и пластиковыми книгами все было куда проще. Поэтому, отдав пять сотен кредов, стал обладателем нехилой «стопки» электронных книг о рунах, ритуалах, и магии в общем. Ах да, на всякий книгу о местных законах взял, а то все как–то по наитию. Понятное дело, что что–то редкое тут хрен найдешь, потому и нужна школьная библиотека, но для умеющего читать между строк и эта литература вполне может быть полезна.

Следующей остановкой была крыша пристроенного к небоскребу центра. Именно там стояла точка, продающая флайты. До этого момента как–то не интересовался ценами, ибо сам перемещаюсь быстро, да и выше гетто редко подымался, но сейчас появилась легкая необходимость. Не критичная, но довольно весомая.

Однако, стоило мне увидеть цены… Честно, даже сильно не всматривался в ассортимент. Просто пробежался глазами по видам и, отксерив себе в память информацию, и развернулся на сто восемьдесят градусов. Пойдем дальше. Пришлось тут же немного осаживать Аню, что засветилась, как прожектор, при виде своей летающей любви.

Дело в том, что одноместные мотофлаеры стоили относительно немного, почему Аня и хотела притормозить. От двухсот пятидесяти тысяч до пары миллионов. Цены же на интересующие меня аэромобили только начинались от миллиона. И это простенькая двухместная машинка с малюсеньким багажником, куда даже труп не запихнешь целиком, разделывать придется! Заканчивались же цены на этот вид летного транспорта астрономической суммой в двести двадцать восемь лямов! Грузовички стоили еще больше, но тут прозрачно все — в них такие лютые аккумуляторы стоят, чтобы держать энергию, что «ух».

В итоге, решив про себя как–нибудь потом смотаться на черный рынок, заглянул в магазин магических примочек. Полноценных артефактов, разумеется, в открытой продаже не найдешь, так, побаловаться вещички, да в быту магические помощники. Но меня интересовало их устройство, не более. Однако, повезло, нашел, ничего не ожидая, очень даже полезную лавочку. С антиквариатом.

Вся фишка заключалась в том, что все вещи тут были магические, а ценник завышен в потолок… если хозяин лавки знал о предназначении предмета и он не был проклят. В остальных случаях цены были копеечные. Глянув на то, что лежало на витринах, жирным шрифтом пометил в своей памяти «Однозначно вернуться для изучения!». Но не сейчас. Время уже поджимало, надо было вернуться домой с покупками и торопиться на дело.


Район не ждет. Точнее, моя жадность. Сегодня будет много крови.


2.3

***Макс

Гетто. В этих трущобах вертикального мегаполиса моя жизнь началась, сломалась и продолжалась по измененным правилам. Я слышал лишь звук своих шагов, постепенно приближаясь к логову Кривого. Даже твари еще не почуяли.

Почти уверен, что меня ждет бой. Жестокая и беспощадная резня ради банальных ресурсов. Ничего личного, только бизнес. Трудно описать мои мысли по этому поводу. Я и хотел вновь увидеть располосованное мясо с кровью, и я же не желал лишней крови. Что уж тут поделать, я маньяк и садист сам по себе, это неизменно, константа. Мою маньячную натуру не изменить никак уже. Убивать — это мое. Я хочу этого. Люблю, умею, практикую. Мы ведь, сука, рыцари добра, Инквизиция.

Кривой обитал в одном из небоскребов своего района, занимая своей базой первые пять этажей с покоями босса на пятом. Мадам Блински не знала, какими ресурсами располагает бандитский начальник, да и неудивительно. Я бы заподозрил подставу, если бы она мне выложила весь расклад, который знать в принципе не может. Также моя задача осложнялась тем, что необходимо было оставить в живых как можно больше членов банды — человеческий ресурс просто так вырезать под корень глупо. Кому–то надо будет контролировать район после сегодняшнего дня, а в одиночку это сделать нереально.

Когда я рассказал Анне, что собираюсь провернуть, она заикнулась, было, о своем участии, но мгновенно была обломана. Рисковать девушкой не хотелось. Так–то от помощи я бы не отказался, если честно, но вот подходящих бойцов не было. Так что придется работать в одиночку. Что ж, не впервой.

С патронами, конечно, печально, этот момент я не продумал. Но, с другой стороны, открытых территорий не будет, а бой в здании, если честно, проще вести именно холодняком. Не говоря уже о том, что и у самих бандитов в руках будет довольно много огнестрела. Собственно, поэтому из своих стволов я хапнул только Вскрывателя с полным двадцатизарядным магазином, на всякий неожиданный случай. Ну и три заряда перчатки, которой почти не пользуюсь в силу привычки. Ну не привык я ей пользоваться, поэтому справляюсь своими силами. Из холодняка же — только перчатка и один из ножей. Если что, своей магией прямо там смогу создать все, что пожелаю. Ну и про гранаты не забыл. Веса немного, а разрушительная мощь может пригодиться.

Когда я приближался к входу в базу, в мою сторону смотрели пара стволов охраны и две турели. Палить без предупреждения никто не станет, а угрозы, по их мнению, я один никакой не представлял.

— Кто ты и зачем здесь? — Беззлобно спросил мужик, явно предполагая в моем лице какого–нибудь курьера. На это я просто улыбнулся, что под капюшоном выглядело, наверное, довольно специфично. Маску решил сегодня не брать, только очки, вполне способные защитить глаза и от пули, и от осколка.

— Макс Крип. Лесник.

Если мое имя им ничего не сказало, то про звание «Лесник» все бандиты, хоть единожды, но слышали.

— С каким делом? — Продолжил спрашивать стандартные вопросы напрягшийся бандит.

— Вот именно, чувак! Делом! Появились в городе затяжные дела, а жить негде. Думаю ваше начальство немного подвинуть, а то Кривой как–то весьма неправильно себя ведет в последнее время.

К концу моей фразы стало ясно, что мужики собрались меня убивать. Ну вот, а я так надеялся речь серьезную произнести, жаль–жаль. Но их реакция радует, значит, определенное чувство долга есть, могут и мне послужить типчики. Маска Скорости.

Два удара руками слились в один, откинув мужиков к стене, а сам я разминулся с первыми пулями загрохотавших турелей буквально на волосок, стрелой влетев в дверь. Она была закрыта, да и открывалась наружу, но когда меня это останавливало?

Губы расплылись в улыбке помимо воли. Да, сейчас начнется. На ум пришла песня, как никогда отражающая мое состояние в данный момент. О да! Несмотря на все мое прошлое состояние покоя, я давно только и делаю, что жажду битвы. Бой продолжается, не смотря ни на что.

Я свято верил в истину одну:

Лучше быть дважды мёртвым,

Чем истлеть в плену.

Первый же бандит внутри, чудом увернувшись от пролетающей двери, не успев даже навести на меня автомат, был сдвинут взявшей его за голову ладонью в ближайшую стену, и почему–то мгновенно вырубился. Не иначе как от счастья, слишком был рад меня видеть Его винтовка же оказалась в моих руках. Дерьмо, конечно, кривое и слабое, но пострелять можно, коли умеючи.

Я убивал, чтоб жить и снова бить,

Игры мужчин с войною

Трудно запретить.

Солнце в глаза, мы в марше на восход,

Воздух плюется кровью,

Сушит чёрный рот.

Кровь это мой наркотик,

Долг — мой флаг,

Я как заложник долга

Расстрелял свой страх, страх.

Первый этаж можно не описывать. Интересных ситуаций и противников тут не было. Только методичный бой с постоянно меняющим руки огнестрелом. Из населяющих первый этаж шестидесяти трех рыл погибло шестнадцать. Не самый плохой результат.

Бой продолжается,

Мой бой продолжается,

Мой бой.

Бой продолжается,

Мой бой продолжается,

Мой бой.

«Бой продолжается, Ария»

Второй, увы, был калькой первого. Все та же гора тренированного, но расслабившегося и обычного мяса. Правда, тут их было больше — семьдесят восемь, из которых тринадцать откинулись, а семеро и так были в невменяемом состоянии, явно чего–то спиртного накачались. Профилактический удар прикладом по кумполу и путь наверх был открыт.

Если скажу, что это было легко — совру. Это было очень легко. Не ожидавшие столь наглого нападения, привыкшие под крылышком авторитета к вседозволенности бандиты, даже несмотря на нескончаемую канонаду выстрелов не могли вовремя среагировать на мелькающую тут и там тень.

А вот третий этаж меня встретил уже неласково. Только чудом не отхватив очередь из турели, успел спрятать свою тушку с лестницы. Надо было что–то придумывать. Против пули приличного калибра мне противопоставить нечего, а турели на мою скорость есть чем ответить. Техника — это не человеческая реакция, тут автоматика. Маска Тени же неактуальна — вводить себя в состояние полутрупа сейчас, когда уже развел бардак, банально опасно. Пришлось изгаляться.

— Эй, кто бы ты ни был! Вылезай давай!

«Ага, разбежались…» — Ворчал я, выдергивая чеку из оборонки. Так, стрельба велась под углом, а значит, турель стоит чуть левее от проема лестницы. На потолке, разумеется. Выставив на таймере две секунды, как заправский олимпиец, метнул гранату прямо в пушку, тут же скрывшись внизу лестницы за углом. И, судя по всему, та реагировала не на движение, а на тепло, ибо на гранату внимания не обратила, за что и поплатилась.

Оборонка военного времени — это вам не щи лаптем хлебать! Взрывом от этой миниатюрной гранаты раскурочило не только турель, но и весь зал к херам собачьим. По полу было размазано, предположительно, три тела. Просто от них осталось совсем немного, крови да кусочки костей, даже на вечерний бифштекс не хватит. Судя по всему, битва этой базы только начинается.

Окончательно я осознал это, когда увидел висящий на стене, рядом с шлангом, пожарный топор. Никогда не фанател от подобного оружия, но сейчас… руки аж сами потянулись. Через минуту процент выживших после встречи с захватчиком стал стремительно понижаться, мое настроение повышаться, а пол заливала кровь и куски тел.

Когда лицо заливает чужая кровь, ощущения ловишь непередаваемые. И если тех, кого я отношу к «своим», надо беречь, холить и лелеять, то этих типов, которые все пытаются тыкнуть в меня своими пушками, жалеть не очень хотелось. Да, человеческий ресурс и все такое, но когда–то же надо и развлекаться? Так что ловим момент.

Распахнув с ноги очередную дверь, нарвался на огненный шар, который встретил рукавом огнеупорного плаща. Было горячо, но ткань выдержала. А вот ответку из мгновенно выдернутого Вскрывателя маг не пережил, просто не успев поставить свой щит. Видать, слабенький еще был, раз не мог одновременно и атакой, и защитой манипулировать. Двери в коридоре начали открываться и очередное помещение на несколько секунд превратилось в филиал ада.

Запах крови опьянял. Я старался держаться, но кровожадный маньяк во мне все выше поднимал голову и, в итоге, остановился я только после жесткой оплеухи самому себе. Остановиться было трудно.

Ведь, блядь, это же так весело!

***Интерлюдия

Кривой, страшноватый полный мужик с семейных трусах, левый глаз которого всегда смотрел на нос, уже минут двадцать не отрывал оставшийся глаз от изображения на мониторе. А там проецировались изображения с видеокамер.

Двадцать две минуты назад к главным вратам подошел неизвестный и завязался бой. Казалось, что может сделать один человек, будь он даже магом, против четырех с половиной сотен стволов? Да одна ошибка, один не поставленный щит, пуля и труп. Но у этого бойца даже щитов не было, судя по всему, а он без проблем перемещался все дальше.

Параллельно с беззвучной картинкой на экране местный босс прослушивал запись того самого разговора. Уже в третий раз.

«Макс Крип. Лесник… начальство немного подвинуть… Неправильно себя ведет»

Дьявол! Лесная легенда, Лесник. Передающееся звание, ранее долго держащееся за Фимнием Разрушителем, принял на себя этот… Крип. Их интересы никак не пересекались, поэтому Григорий Ришин, он же Кривой, не интересовался этим персонажем. Но сложно вообще не услышать о таком громком товарище, поэтому минимальная информация, все же, присутствовала.

Сам преступный босс действительно мог признать, что зарвался в последнее время. Наркотики, убийства и высасывание последних финансов из района — все, чем он занимался в последнее время. Но не для утех же! Стычка с людьми Мозга показала тогда всю наивность Кривого. Его сил слишком мало. И после потасовки на Нижнем ярусе он стал активно набирать людей. А людям надо платить… Откуда еще брать финансы, как не со своих заведений?

И вот он здесь. Лесник. Пришел за головой Кривого. Босс же, хоть внешне был тем еще уродом, но дураком не был. И, судя по тому, с какой скоростью и кровожадностью Лесник поднимался по базе, если никто его не остановит, смерть смотрящего придет сюда минут через десять. А попыток не так уж и много. Две… нет, маг не справился, уже одна.

Вот только что–то подсказывало ему, что на лучшее надеяться смысла уже нет. Выхода с этажа тоже нет. Глубоко вздохнув, толстяк достал из бара бутыль давно хранимого дорогущего коньяка и, усилием воли выкидывая мысли из головы и набулькав бокал, решил провести последние десять минут с удовольствием…

***Макс

Плащ у меня хороший. Если бы не он, то добрых пять раз словил бы пулю, но те просто оставляли сильные синяки, что для Инквизитора мелочь, упоминания недостойная.

На пятом этаже меня встретил лишь один противник. Зато какой! Шибко быстро перемещающийся то ли человек в боевом костюме, то ли боевой же робот. После пяти минут боя решил, что все же робот, слишком механическое мышление. Так мало того, что эта дура была быстра, сильна и тяжела, так еще и плазменные стволы в наличии присутствовали. По сути, за всю базу тут я впервые немного напрягся. Слишком противник неудобен. Скажу больше — поставь ему пушки не плазменные, а огнестрел с разгонкой или лазеры, то у него был бы неплохой шанс меня как минимум ранить. Если бы я без оружия был, конечно. Все же плазма шибко медленная.

Но вот тот самый момент, когда от робота осталась лишь кучка металлолома, а я выполз из за раздолбанной взрывом второй, и последней, гранаты, стенки. Да, мне не особо улыбалось рубить железяку ножами и топором, или тратить дорогущие заряды Вскрывателя, а кулаками надо знать, куда бить, дабы нанести серьезные повреждения железяке, поэтому граната в одну из щелей между бронепластинами поставила точку в нашей битве.

Стоило мне толкнуть дверь в «покои» Кривого, как в грудь ударила пистолетная пуля и остановилась, уткнувшись в плащ. Если бы не тяжесть тела, наверное, откинуло бы, но… Это такое «но». Рывок к последнему противнику, ствол уже в моих руках и летит в сторону, а пахнувший свежим алкоголем Кривой лежит у моих ног со сломанной рукой и корчится от боли.

— Знаешь, мужик, ничего не имею против тебя, поскольку знаю лишь заочно, потому и говорить лишнего не буду. Это просто бизнес. Прощай.

И удар топора обрывает жизнь очередного человека на моем пути, попросту обезглавливая. Хапнув недопитую бутыль коньяка, за пару глотков ее осушил, поминая сегодняшних трупов. Закурил. Оглянувшись, увидел селектор и компьютер. Надо закончить дела. Когда я уже планировал трубить выжившим бойцам общий сбор, раздался звонок кольца.

— Хозяин, у вас все хорошо? — Ути–и–и, какая лапочка. Волновалась, видать.

— Да, Анюта, здесь уже опасности нет. Остались лишь организационные моменты.

В ответ услышал вздох облегчения. Даже как–то на душе потеплело от этого. Вот уж не ожидал от себя подобной сентиментальности. Старею, что ли, или съел сегодня что–то не то?

Еще за полминуты успокоив рыжую кису, нажал на селектор, разнося свой голос по всей базе:

— Прием, раз–раз. Товарищи бандиты, бойцы! Кто–нибудь есть в адеквате из нерасчлененных? А, вон, вижу по камерам, некоторые уже прочухались. Короче, у вас сегодня тут произошел рейдерский захват власти, а потому всем живым собраться на пятом этаже для решения вопросов и прочего дерьма. Если кто–то считает неприемлемым работать на меня — валите прямо сейчас. Или можете кинуть мне вызов и с чистой совестью помереть. Сам подобного решения не пойму, но и работать через силу не заставляю. Остальные — будите спящих красавцев, кто не откинулся, и тащите наверх, у вас двадцать минут. Повторяю — кого не будет через двадцать минут пред моими очами, но останется на базе — отправится в мир иной без разговоров, остальные же будут работать на меня.

Думаю, зал сможет всех уместить. Как–никак свободен от стен весь этаж небоскреба, остались лишь колонны и комната босса с оружейкой. Видать, специально оставляли поле боя для шустрой железки.

За время сбора решил разобраться с наследством и повесить топорик на стену кабинета. Стоящий в углу сейф вскрыть было до смешного просто — просто обратил заднюю стенку сейфа в воду трансмутацией и все. Видать, пожалел Кривой денег на толковую защиту от магов. Там лежали документы на несколько заведений, включая известный бордель и четыре миллиона сто тысяч кредитов. Как–то маловато, если честно.

Дальнейший поиск позволил обнаружить еще три заначки по двести штук и окинуть взглядом обширную оружейку. Блин, надеюсь, что тут только у входа дешевое барахло валяется, не может же быть… Так, это потом, а сейчас пора разбираться с наличным составом.

— Итак, бойцы. Меня Лесником кличут, и теперь я заместо Кривого. Он немного отравился и преставился от передоза стали в организме. Так, в жопу лирику, задавайте свои вопросы, не стесняйтесь.

— По какому праву вы решили занять место Григория? — Задал вопрос какой–то лощеный тип, непонятным образом затесавшийся среди явных бандитов. Он больше напоминал банковского клерка.

— А ты у нас кто?

— Помощник Григория Ришина по финансовой части. Василий.

— О как. Зайдешь ко мне в кабинет после этого сборища. А на твой вопрос отвечу — по праву силы — Сказал ему, продемонстрировав голову его бывшего начальника, от чего клерка затошнило — Я, Лесник, знаю об этом праве, наверное, лучше любого из вас. А в гетто свои правила, не сильно отличающиеся от законов за стенами. Я ответил на твой вопрос?

— Но законы города…

— Тут не работают. Спроси это у любого из своих соседей.

На это толпа бандитов разной степени потрепанности одобрительно загудела.

— Ну что? Никто из вас не считает, что я превосходящими силами один против четырех с хреном сотен стволов бесчестно одержал победу и не хочет этого оспорить? Нет? Жаль… Ну тогда идите зализывайте раны. Сегодня еще вникну во все дела Кривого, а там разберемся по выплатам. Кру–угом, арш! А вас, секретарша Вася Пупкин, попрошу остаться.


2.4

***Макс

Да уж, этот Вася знатно мне поломал мозги. Василий Сафронов, финансист жирного бандита, был не просто заведующим финансами, а на все руки мастером, без преувеличения. И всеми заведениями, принадлежащими Кривому, заведовал именно он. Бывший босс во все это не вникал, по большей части только пользуясь благами.

Кривому принадлежал мой любимый бордель «Горячие ножки», какая–то задрипанная кафешка с оригинальнейшим названием «У Гриши», клуб «Мотылек», в подвале которого имелась подпольная арена, мастерская «Все в одном», где могли починить почти все, что угодно, и магазин спиртных напитков «Бочка с драконом», как позже выяснилось, с лабораторией включительно. Остальные заведения, находящиеся в квартале, платили ему дань — порядка сорока процентов выручки. От озвученной цифры я поперхнулся вином. Поразительная наглость! Они хоть что–то получали, раз тот от вырученной с торговли суммы, а не прибыли процент хапал?

Бойцам, ряды которых я недавно несколько проредил, бывший босс оплачивал по одиннадцать тысяч в месяц. Учитывая, что их осталось триста пятьдесят два, около сотни я порешил в кровавом угаре, сумма выходит без малого в четыре миллиона. На этих словах я схватился за башку.

Когда Вася мне сказал про то, сколько этот дебил получал со всех заведений района, своих и чужих, я уже завыл. Не больше трех миллионов, при этом не вкладывая ни шиша. На вопрос, как же он раньше вытягивал эту черную дыру, ответ мне был — никак. Бойцы уже три зарплаты не получают, и поэтому живут все на базе. На съем хаты денег нет.

Просто лютый пиздец. Решил подзаработать, а пришел на долги.

— Слышь, Вась, а ты в курсе, сколько в оружейке стволов?

— Да.

— А по ценнику они как выходят?

— Так… — Он зарылся в свой планшет — Если продать все по оптовой цене, выйдет около трехсот с половиной тысяч. А если заняться розничной торговлей — порядка полумиллиона.

— А что так мало? Там же весь склад забит.

— Так он дешевкой забит… вы чего? — Все же задал вопрос Василий, когда я со стоном впилился лбом в стол.

— Вася. Из девятнадцати лет своей жизни я четырнадцать последних прожил в лесу. И то понимаю, что так дела делать нельзя! Он же в убыток себе работал! Какие–нибудь еще способы получения финансов были?

— Да. Дальше идут откровенно преступные методы получения заработка. Все вышеперечисленное было абсолютно легальным. На первом месте по прибыли является доход с «Росы».

— «Росы»? — Впервые слышу.

— Сильнодействующий наркотик полумагического производства. Лаборатория находится прямо под магазином «Бочка с драконом». Цена производства составляет сто тысяч в месяц за тысячу доз, а цена продажи плавает от пяти тысяч кредитов до пятнадцати за дозу, в среднем десять. Скупают сразу по производству, рук не хватает. Почти все деньги с «Росы» все уходят Теневым Королям в качестве дани. Иначе Кривого бы уже давно «сместили».

— Эффект? — Думаю, Вася, видя выражение на моем лице, уже с жизнью простился. Наркотики… вот жеж срань. Как я это не люблю, кто бы знал. Хотя натуралкой, травками лесными, и сам балуюсь, но вот синтетика, уничтожающая мозги и тела разумных, всегда вызывала лишь желание сжечь нахер гадость.

— Что?

— Эффект какой у этой дряни?

— Галлюцинации, говорят, что каждый видит самое желанное. Полная потеря контроля над телом и мощнейший выплеск эндорфинов в кровь, поддерживающийся на протяжении трех часов с одной дозы. Плюс ко всему, пока действует наркотик, семь из девяти рас становятся абсолютно управляемыми — любой простой приказ будет выполнен, подавление воли на уровне. Передозировка невозможна, просто количество вещества в теле будет увеличиваться, продляя эффекты, а вот привыкание крайне быстрое. Половина дозы, а потом хочется еще и еще.

— Кто создатель рецепта, знаешь?

— Нет. Босс… бывший босс у кого–то купил рецепт пару лет назад и был крайне рад выгодной сделке.

Еще один кирпичик в мою теорию о войне со дня на день. Антимагиар, отсутствие обучения жизни в окружающем мире, теперь контролирующие наркотики. Кто–то готовит себе сочный пирожок и уже скоро должен будет понять, что тот почти готов. Кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста. И ведь насколько заманчиво, а? Без сотни тысяч десять лямов в месяц! Добавь людей на производство, а дальше наркоманы скупят все, хоть на тридцать, хоть на сорок миллионов товара. Блядство, форменное блядство.

— Так, что–то еще? Помимо наркоты — Соберись, Макс, надо это все спокойнее переваривать.

— Клановый сбор десять процентов от добычи. Ваши бойцы платят вам, а вы — совету Теневых Королей. Соответственно, чем больше получают обычные бойцы, тем больше разница между вашей прибылью и тем, что необходимо отдать…

Обсуждение всех вопросов у нас с Васей заняло около пяти часов. И решения приходилось принимать… радикальные.

Во–первых, скомандовал сокращение личного состава. Район мне достался маленький, в шесть кварталов, и сотни хороших бойцов для поддержки порядка должно хватить по самое не балуй. Не говоря уже о том, что их и обеспечить можно будет самым топовым вооружением и обмундированием, да научить искусству войны и выживания сотню куда проще. Поэтому вызвал одного из командиров отрядов и передал указание отобрать сотню лучших, а остальных отправить в бессрочный отпуск. На отбор дал неделю. Всем, кто уйдет, пообещал оплатить просроченную службу с премией. Плодить врагов на пустом месте — затея довольно глупая. Деньги же… На это решил, все же, пустить оставшиеся дома кристаллы. Накопилось их там реально дохрена. Мало того, что каждый кристалл концентрированной энергии — это ядро большинства тварей, так на нашей территории еще и залежи имеются, не говоря уже о том, что Раха с подручными паучками по договору именно кристаллы отстегивают. Так что оплатить смогу спокойно, пусть и не особо хочется расставаться с приличным количеством кристаллизованной энергии. Это самый лучший в мире катализатор алхимических процессов! А мне уже не терпится заняться изучением этого загадочного предмета. Увы, информации в свободном доступе слишком мало. Так что хрен с ним, все равно без дела пока кристаллики лежат, а так хоть помогут. Потом же заберу с процентами.

Повторюсь, в лесу жить лучше, просто уметь надо. Свое богатство именно там и набил. Город же уже стал реально накалять поставляемым мне геморроем.

Далее, в ультимативном порядке, приказал свернуть наркотическую лабораторию и уничтожить всю дрянь, предварительно отсыпав по колбочке мне на исследования. Надо понять, что это такое и какова природа этих наркотиков. Сильно мне не нравится тенденция превращения населения Северного в безмозглых овечек. Саму лабораторию уничтожать не стал, авось пригодится. Можно и себе что–нибудь «вкусненького» забабахать, хе–хе.


Более того, наказал Васе осторожно поискать толковых разведчиков, готовых пойти под мою руку. Понятно, что это не его профиль, но… а вдруг получится? Все же связей у него полно, надежда есть, а люди специфических навыков очень нужны.

Третьим указом уменьшил сбор с точек под моим началом. Все же дела так не делаются. Кривой, чтоб его черти жарили во всех смыслах, буквально высасывал финансы из своих предприятий. А какое молоко может дать до костлявости тощая, голодная корова с впалыми глазами? Короче, чтобы иметь приличные сливки с любого бизнеса, надо дать этому бизнесу «откормиться». Тогда прибыли хватит всем. Не без нюансов, конечно, но все же.

Причем решил пройтись потом как–нибудь по всем заведениям района под охраной пары бойцов, для массовки, и осмотреться. У своих — посмотреть, что необходимо подтянуть до хорошего уровня, у охраняемых чужих — предоставить выбор. Из трех пунктов: Либо они отказываются от моей защиты, либо все остается по прежнему, с понижением платы на десять процентов, еще и высчитываемой с прибыли, либо они идут под мою руку и тогда все мы будем в шоколаде. Ирония в том, что защищаемые мной заведения помечу своей эмблемой и каждый будет знать, на кого он нарвется в случае чего. Поэтому тот, кто откажется… ну, я ему не завидую. Мало того, что монстры залезть куда угодно способны, от этого никто не защищен, но «своим» я хоть неустойку оплатить могу, так всякая разная разумная шушера их точки на кирпичи растащит. В гетто же не только моя бригада, тут великое множество отбросов общества. Скорее, нормальных жителей можно по пальцам пересчитать. Однако, лучше всего — скупить весь бизнес в районе. Контроль и паранойя — наше все!

Еще приказал убираться в квартале. На постоянной основе. Пусть наш квартал начнет выделяться чистотой, но это моим планам только на пользу пойдет. Все эти остовы флайтов и тонны засохшей крови вперемешку с гниющими потрохами радости никому не приносят. Как ни странно, даже мне, хотя вон та оторванная нога на асфальте, видимая из окна, пока что вполне аппетитно выглядит, хоть уже и попахивает, наверное. Просто готовить уметь надо.

В связи с таким критическим обрезанием прибылей и увеличением расходов уже Вася схватился за голову. Ведь это что получается: бойцам, хоть и сотне, плати (это я ему еще про кристаллы не сказал, он–то до талого думал, что и отпущенным бойцам платить будет из казны босса), за помещения — плати, в бизнес больше вложишь, чем возьмешь, а приходов средств — только с явно сильно обрезанных платы за охрану и кланового сбора. Пришлось его отпаивать водичкой и успокаивать, что хоть босс в моей нагло появившейся роже и не особо желал тратить личные сбережения на дело, от которого ожидал заработка, но приперся не с голой задницей, а также хоть чуток, но в предпринимательстве шарит, была у меня одна приятная рабыня подкованная в бизнесе. Жаль, померла. Ну–ка, посчитаем.

Как уже было говорено, межгородской валютой можно назвать лишь кристаллы, а деньги являются уникальными для каждого из городов. Причем в некоторых даже и не стали париться, так же и рассчитываясь кристаллами в обиходе. Дело в том, что их совсем не обязательно вручную дробить — уже давно разработана машинка, умещающаяся в ладони, которая запросто «отщипывает» от кристалла энергии ровно от одного до десяти граммов, сколько выставишь. Как там она называлась поначалу, не помню, но сейчас название простое до жути — «Клешня». Так вот, обмен валюты начинается с одного грамма кристаллизованной энергии, и там, по сути, ценник различается только от окраса. Есть прозрачно–мутные кристаллы, что добываются с месторождений, но это почти эксклюзив, они Чистые. А, собственно, примеси, в большинстве своем, делятся, как и твари Искаженных земель: Тьма, Хаос, Мгла, Стихии, Свет и Исконные, разве что Стихии делятся на до боли заезженные Воздух, Землю, Воду и Огонь. Хотя мало кто заморачивается с столь тонкими нюансами, ну да обо всем по порядку.

По сути, для обывателя в обиходе совершенно наплевать, какие именно кристаллы использовать. Энергии они дают одинаково. Но до такого разумного дойти могут только кристаллы попроще, как раз–таки Стихийные и со Светом. Хаос, Мгла, Тьма, Исконная и Чистая энергия стоят прилично дороже и уходят уже к ученым и на военпром. Ну и еще хрен знает куда. Дело осложняется тем, что именно хаоситов, тварей Тьмы и Мглы убивать тяжелее всего, а поэтому мало кто идет на них охотиться. Чистую же просто достать проблематично — те месторождения, как и мы с Рахой отыскали, зарыты глубоко в пещерах. А теперь вопрос: Какой идиот полезет в темную пещеру в такой опасной обстановке, когда даже при свете дня посреди поля может явиться тварь, что спокойно схрумкает отряд вооруженного спецназа, усиленного аэротанком? Ну, кроме таких отморозков, как я, конечно. Ведь полез же и нашел… Ладно, вернемся к нашим баранам.

Стихийные и Светлые кристаллы меняются по десять кредов за грамм. Соответственно, десять штук за кило. Килограмм кристалла по объему — это, примерно, кусок чуть больше моего кулака размером. Сколько их там у меня точно — хрен его знает, но молчит, сука такая. Но Подвал забит основательно, правда, именно с дешевыми все не так хорошо. Дело в том, что монстры–носители этих типов кристаллов тупо слабее, ну а дальше нет смысла объяснять. Пауки и охотники, этим все сказано. Не говоря уже о том, что к моему домику они тупо боятся подходить, жопой чуя проблемы для своей тушки. Но, думаю, даже с этими проблемами с полтонны их должно быть.

Далее — Чистая энергия. Вот этого у меня много, а еще и постоянные нехилые поставки в наличии, а ценник у них — полтинник за грамм. Вот только ставку на это все равно делать нельзя, увы. Засветить месторождение — это не то, чего я бы хотел. Зачем мне подставлять себя и Раху? Но вообще, моего кристалла Чистой энергии за эти лет семь накопилось около шести тонн, из–за чего пришлось копать и стоить отдельный склад под нее. А это, на минуточку, почти треть миллиарда… ээх, надо будет как–нибудь втихую все же сбагривать его малыми партиями.


Столько же стоят кристаллы Исконной энергии. Именно такой камушек сидит в Рахе и ее паучках. Очень похож на Чистую энергию, но намного прозрачнее. Такие носят монстры, ранее бывшие родными жителями планеты и мутировавшие под влиянием изменившейся природы.

А вот последние по ценнику, самые дорогие и редкие Тьма, Мгла и Хаос стоят по сто пятьдесят за грамм. И меня несказанно радует тот факт, что их как раз можно не бояться спалить, они честно добыты. А еще ими забит остальной основной подвал, где лежат Стихийные и Светлые кристаллы. Крошил этих монстров я немало, годами, а тут еще работает тот фактор, что размер кристалла чаще всего напрямую зависит от габаритов тела. То бишь чем крупнее монстр — тем более дорогая выходит добыча. А тварюшки Тьмы и Хаоса зачастую немаленькие. Это Мгла… Блядь, даже вспоминать тошно. Может, именно из–за того, что я побывал в довольно плотном контакте со Мглой, мне остальные твари милашками кажутся? Ведь куда как приятнее крошить на шашлык какого–нибудь Рогача, четырехметровую шестилапую безглазую тушку Тьмы с множеством мощных рогов на голове и дурной привычкой делать ими много дырок в жертве, чем отмахиваться от триллионов зубастых червяков по колено «в холке», жуков и тех же щупалец, из взрывающихся «волдырей» которых на тебя запросто может напасть какой–нибудь паразит, от которого еще потом хрен избавишься. Бр-р, гадость. Честно, только после этого опыта, довольно затяжного, кстати, около месяца в том тумане блуждал, я по–настоящему проникся жаждой Инквизиции все сжигать к ебеням. А ведь потом пришлось еще и руку отращивать, ибо к ней прицепилась какая–то тентаклиевая паразитическая хреновина и грозилась сожрать. Пришлось руку отрубать.

После того месяца еще год любая мерзость из Мглы, что появлялась в моем поле зрения, вырубала напрочь все тормоза, а после этого я очухивался и видел только кучки кусочков с кристаллами, покрытыми зеленой кровью. Ну да опять отвлекся.

Так вот, кристаллов Тьмы, Мглы и Хаоса в моем подвале хранится порядка двух с половиной тонн. Примерно, на глазок, скажем так. И если это верно, то там капитал даже поболее, чем от залежей Чистой энергии. На первое время хватит. Еще, если вспомнить, что тут, в гетто тоже водится всякое дерьмо, а под нами также канализация… Может, даже не особо сильно заначку потрошить придется. Точнее, быстро восстановится.

Короче, Васю я успокоил, дал свои контакты и попер до дому. Послезавтра еще экзамены сдавать, а я даже не до конца узнал, что делать–то буду…

***Макс

— Проверка выдаваемого потока эгро? — Я скривился. Не люблю быть в чем–то хуже кого–то, а в силе потока точно буду слабейшим.

— Да, это основная проверка. Письменный экзамен не особо сложен, а способность свою показать, думаю, у вас проблем не возникнет — Анюта с красными щечками в своем развратном фартучке на голое тело подливала мне кофе, параллельно отвечая на мои вопросы. На плите шкворчало что–то довольно вкусное по запаху.

Когда я пришел домой и открыл двери, то слегка окосел от в одно мгновение оказавшейся передо мной девушки, всем видом выражавшей полную покорность. Вроде бы и не заикался о том, что меня встречать необходимо, да еще и на коленях, но… думаю, без хитрой кошки и ее «мудрых» наставлений не обошлось. Тролль мохнатый. Ну да ладно, учитывая явно приподнятое настроение Анюты, ей самой это в кайф, да и мне по нраву, так что пусть развлекается.

Другое дело, что готовящееся в тот момент блюдо прямо источало запах гребанных химикатов! Видать, Аня сама не чувствует этого, но для меня все эти «усилители», «консерванты» и «красители», прибавленные к и без того синтезированной из всякого дерьма пище, пахли, будто жареная пластмасса. Химией. И этот факт вошел в контакт с и без того не самым хорошим после всех событий в квартале Красных Лучей настроением, окончательно его испоганив. Для того, чтобы всерьез ее наказывать, этого пока было мало (она же не могла знать, что мое отношение к подобным «блюдам» настолько негативно), поэтому просто врубил Ауру подчинения на пределе возможного для моей рабыни и вдумчиво, стараясь не перейти на откровенную ругань и мат, объяснил, в чем именно она не права, дав шанс все исправить, заодно сгрузив притащенную пауками обещанную жратву.

Пауки, кстати, постарались на славу. Не знаю, где нашли крепкие походные рюкзаки, но притащили их аж три штуки, крепко набитые мясом и лесной зеленью. Тогда же и передал поручение насчет кристаллов. Пусть также, через подземелья, приносят.

И вот, спустя каких–то двадцать минут, мы уже сидим и общаемся. Точнее, я сижу, а Аня в возится со сковородкой на электроплите, весело крутя хвостиками и попкой. Плита меня, кстати, слегка заинтересовала. Она реально была электрической! Другое дело, что электричество вырабатывается интересным устройством на магическом артефакте, ну да это фигня. Как я понял, КПД у этой схемы лучше, нежели прямой амулетный нагрев. Что–то меня не туда понесло.

Плотно и комфортно закрепив взгляд на худенькой, с родинками, попке девушки, прокрутил все, что мне необходимо будет сделать при поступлении. Итак: сразу по приходу люди делятся на два потока, боевое направление и поддерживающее. В боевом основой будет сила потока эгро, то есть способность оператора магии быстро всасывать в себя энергию из окружающей среды и одновременно ее выдавать в специальный прибор. И чем быстрее и сильнее поток, тем лучше. В направлении поддержки это тоже проверяется, но уже не стоит во главе угла. Зато пристально смотрят на саму специфику Дара, склонности поступающего.

Вообще, со склонностями тут довольно интересная тема. Если грубо говорить, то маг изначально способен только к одной способности. То есть, если ты родился с Даром выдавать поток огня, то максимум, чего ты сможешь добиться на боевом поприще, это усиленный поток огня, огненные шары, при хорошем управлении — огненные пули или лучи, может, даже с самонаводкой или смещенной точкой запуска, но вот связаться с магией воды ты уже не способен. Никак. Только видоизменять свою основную способность, склонность. Соответственно, если моя склонность — трансмутация материалов, то мне вышеупомянутые огненные шарики пулять не суждено.

И тут в дело вступают артефакторы и алхимики.

Именно артефакторы могут взять данные человека и его склонности, после чего сделать специально для него устройство, полностью видоизменяющее его склонность. И, если брать наш первый пример, маг огненного потока сможет выдать, скажем, ледяное копье. Все не так просто, как кажется, особенно если брать именно этот пример. Все же противоположные стихии. Но подобное реально. Внутри артефакта в таком случае будет гигантская цепь рунных магем, преобразующих изначальное воплощение эгро в то, что надо. Причем, подозреваю, амулет будет довольно здоровым и делать его придется в виде громоздкой футуристической винтовки. И от пряморукости артефактора будет зависеть, насколько будет подходящее «выходное» заклинание, сколько будет потерь мощности и энергии и, в конце концов, не рванет ли артефакт в руке у мага. А вот с потерями нужно обговорить отдельно, а то может сложиться впечатление, что обложившийся артефактами маг полностью универсален. Хрен там. Официальный максимум, который когда–либо смог выдать самый эффективный амулет — пятьдесят три процента мощности основной способности. То есть, половина — край. А в основном амулеты выдают около тридцати — тридцати пяти процентов от изначального. То есть огненный маг «всего и вся нагибатор» как ледяной, водный или воздушный будет силен только на треть.

Но возможность удивить противника того стоит, особенно если учесть, что различных заклинаний можно создать бесконечное количество. Чтоб вы понимали — маг рождается со своей основной способностью, а артефактор может скрафтить все, что его душа пожелает. Если голова не мусором набита.

Опять я отвлекся. Ладно, щипнем пискнувшую девушку за задницу и продолжим. Только об алхимиках–артефакторах–инженерах потом, вернемся к экзаменам.

Ну так вот. Вторая проверка — демонстрация способностей. Тут у меня реально проблем никаких. Достаточно вытянуть, к примеру, стальной нож из деревянного пола, а потом обратить его в воду на глазах публики и можно топать дальше. Хрен кто мне чего скажет, несмотря на дыру в полу.

Письменный экзамен, третий этап, будет сложен только для тех, кто вообще понятия не имеет, что такое «оператор эгро». Наипростейшие вопросы, особенно для того, кто уже приличную библиотеку из доступных книг прочел по этому поводу. Как–никак, это именно первый курс, приходят сюда обычно неучи. А дальше уже распределение по классам, где все будет зависеть от количества поступивших. Но мне, собирающемуся идти именно в поддержку, париться не о чем — нас слишком мало и редко набирается больше пятнадцати человек. А потом будет выбор девайсов…

— Хозяин, позволите вопрос? — Почему–то замялась Аня.

— Не помню, чтобы наказывал тебя за любопытство — Тепло улыбнулся ей в ответ — Если уж не пожелаю отвечать, так и скажу.

— А почему вы хотите пойти именно в поддержку? С вашими боевыми навыками…

— Ань, ты о чем вообще? Я, по сути, и стал учиться у Инквизитора только потому, что моя магия к боевке относится весьма посредственно. На живую плоть я воздействовать не могу, хотя хотел бы научиться — Судя по всему, появившаяся на моем лице улыбка девушку испугала. Ничего не могу поделать, ведь такая способность дала бы мне просто дичайшее разнообразие атак, а это именно то, что мне нужно. Но увы, увы — И, когда речь заходит об трансмутации материалов и связи ее с боевкой, то в голову приходит только создание оружия прямо на поле боя, уничтожение брони при непосредственном касании и прочее из той же оперы. Поверь, я долго думал, как можно применить свои способности. Уж слишком ограничен радиус действия, работать можно только вплотную. Единственная надежда на артефакты, но с моим потоком эгро… — Тут я покачал головой — Надежда только на то, что смогу достаточно быстро перегонять Свет в эгро. На обычные воздействия скорости хватает, а на боевую амулетную магию — надо проверять. Инквизиторские же способности к магии отношения не имеют, как и умения в рукопашке, сражении с холодным оружием и огнестрелом. Опять же, чтобы создать что–нибудь, мне надо держать в уме молекулярную структуру исходного и конечного материалов, а еще создаваемую форму. И сколько бы не пытался, а огнестрел без косяков создать не особо выходит. Там слишком все ювелирно должно быть, чтобы нормально стреляло, еще и формула пороха приплюсовывается к предыдущим, ведь создавать надо вместе с патронами. Я, конечно, не тупой, но и гением с бесконечным объемом памяти не являюсь, увы. А теперь скажи, Анюта, что я, допустим, с парой клинков и даже арбалетом, но без ускорения Инквизитора, могу сделать, скажем, с огненным штормом?

— Ну… Огненный шторм не настолько распространенный Дар, а развить его не всем дано. Таких массовых способностей вообще не столь много.

— А через артефактный амулет? В битве с сильным магом и артефакт может выдать дикий урон.

— Эм…

— Вот тебе и «эм». Так что единственный мой магический путь — это развивать артефакторику и алхимию. С последней так вообще есть возможность лютым боевиком стать — я ведь смогу, создав единожды зелье, позже его воссоздать в любых количествах, если правильно проанализирую. А так же руны и ритуалы в качестве поддержки. Так будет лучше для моих способностей. Не говоря уже о том, что надо скрывать в себе Инквизитора от всех. Ну, вроде, ничего не упустил?

— Я сейчас в вашей логике изъянов не вижу, просто… в нашей школе отношение к потоку поддержки несколько…

— Как к вторсырью? — Ее колебания вызвали ухмылку — Не волнуйся. Ты уже более–менее успела меня узнать, неужели думаешь, что я дам себя в обиду? А ну иди сюда, неверущая ты моя!

— И–и–и-и-и!


2.5

***Макс

— Значит, приемные дни начинаются сегодня и длятся неделю. Пожалуй, мне найдется где потратить время, поэтому тянуть кота за яйца не будем. Да и тебе в школу тоже надо.

— Да, Хозяин — Девушка все еще тяжело дышала после бурного утра. Что–то рановато я начал деловые разговоры вести. Сегодня девушка проснулась довольно рано, отвлекши меня от раздумий, поэтому была внаглую изнасилована. Собственно, против ничего не имела, если судить по счастливой, хоть и запыхавшейся моське. Надо было хотя бы привести себя после «утренней зарядки» в порядок да за стол сесть. Будем исправлять положение. Отнес девушку в ванную, сам умылся да пошел готовить завтрак.


Если так рассудить, она меня спящим ни разу и не видела. Разве что если ночью поднималась. Я засыпаю тогда, когда она уже сладко дрыхнет, а просыпаюсь очень рано, наблюдая еще часа два–три за посапывающей девушкой и, параллельно, размышляя о разном.

Собственно, описывать, что было дальше, нечего. Сегодня я не планировал ничего, кроме экзаменов и «приемки товара». Вчера наказал паукам притаранить мне все мои «темные» кристаллы, «светлые» и «стихийные» пусть валяются, как НЗ, сегодня членистоногие должны справиться. Но там недолго — паучки ползают через подземные ходы быстро, а там мы их и встретим. Не надо, кстати, недооценивать защиту города: Во–первых, там путь не столь простой для не умеющего ползать по отвесным стенам, а во–вторых — пауки не смогли бы вылезти из–под земли. Фундамент города настолько пропитан магией, что еще чуток — и засветится, не говоря уже о минировании и турелях. Только если я им позволю вылезти через здание — подобное реально. Собственно, потому город вообще еще стоит, ибо в канализации такая мразь водится, что описать словами сложно. Кстати, там же, по слухам, стоит один из городов тысячелетней давности. Фактически, Северный построен на костях. Но не об этом сейчас, хотя я бы спустился…

— Ну все. Максим, тебе на главную площадь, а мне — ко входу. Удачи на экзаменах! — Сказала мне на прощание Анюта. Казалось бы, как она легко переключила роли… а вот нихрена! Мы с Аранией на пару ей вдалбливали, как себя стоит вести в школе. Она все намеревалась скатиться на «Вы» и «Хозяин», что привлекло бы внимание раньше времени. Нет, понятно, что ошейник на шее и внезапно проявившиеся уши и хвосты тоже вызовут вопросы, как и приход на работу вместе с молодым парнем, но тут мы можем отмазаться, а вот если она и говорить в таком стиле будет… начнется игра «грохни рабовладельца». Так–то рабовладение официально разрешено, но это не значит, что все поддерживают рабство. Довольно многие разумные категорически против. Короче — это чертов гемор, которого хотелось бы избежать.

— Давай. До встречи — Улыбнулся я и потопал в сторону видневшейся вдали толпы поступающих. Вашу ж матушку чтобы вы любили… Ненавижу скопления разумных. Руки так и тянутся к отсутствующему стволу. Но нельзя устраивать геноцид, а жалко. Это я люблю.

Так, главное — не выделяться!

Подойдя ближе, услышал электронные голоса, попеременно выдающие информацию: «Направление боевой магии, подойдите сюда» — Звали справа, а слева, соответственно, «Направление поддерживающей магии, подойдите сюда». Как оригинально. Так. На лицо маску пофигизма, никого не трогаем и ничего странного не делаем. Хотя бы первое время надо пробыть в тени, а там уже поглядим по обстановке. Так что — не выделяемся! Нельзя!

— Внимание, до окончания приема осталось три минуты. Следующая партия экзаменуемых — сегодня, через четыре часа — Хором сказали два ведрообразных робота, до того зазывающие народ. Серьезно, глянешь — ну ведро для мусора, только на колесиках и с лампочками.

Так–то я еще и вовремя успел. Чутка бы протянули и пришлось бы время убивать как–нибудь. Это добрый знак. Думаю, есть надежда, что экзамены пройдут спокойно.

Через три минуты, как и было говорено, на смену этим двум роботам типа «ведро» приехали их близнецы, а «наши» — повели нас по территории школы. До этого сильно не присматривался и не вдумывался в облик этого учреждения, да и не видел всего, но сейчас можно исправить сие недоразумение, ибо вели нас роботы по всей территории, будто проводя молчаливую экскурсию.

Начнем с того, что добраться в школу можно только на летающей платформе. Даже флайты не подлетают близко, оставаясь на крыше небоскреба, тоже целиком принадлежащего школе. Поднявшись же на высоту около шестисот метров над крышами высотных домов, этот своеобразный «лифт» с щелчком пристыковывается к целому летающему острову. Да, все верно, я не оговорился — это охрененно здоровенная каменюка, которая висит в воздухе. Какова ее площадь, не могу сказать точно, но где–то около двадцати–двадцати пяти квадратных километров. А нижняя часть выступает на метров сто, радуя глаз почти необработанным на вид камнем.

Страшно представить вес этого острова в небе. И чем они думают? А если двигатели, неважно, магические, технические или техномагические, откажут? Да небоскребам снизу однозначно кранты! Жертв в таком случае будет немерено! Э-эх, никакой предусмотрительности. Мне с моей паранойей очень некомфортно тут находиться.

Далее, как оказалось, всю школу закрывал невидимый купол, в котором была «своя атмосфера». И выяснилось, что мне не зря тогда, в первое посещение школы, почудилось что–то не то. Это просто сбойнули внутренние часы. На территории школы всегда весенняя атмосфера, за исключением некоторых полигонов, а также время идет вдвое быстрее. И, опять же, я не оговорился. Создатель этого острова смог изменить само течение времени.

Услышав это, я окосел. Если погодная магия — это высший уровень, то управление течением времени является просто запредельным, о таком и не слышал никогда! Так что удивить меня у них уже получилось. Так еще и пошли разговоры, что тут есть зоны с еще большим ускорением! Настоящий рай для тренировок и чтения книг, если подумать.

Далее можно упомянуть сам вид школы. Ну, что тут сказать. Те, кто это строил, совершенно не пытались скрыть использования магии в промышленных масштабах. Как вам актовый зал, снаружи напоминающий общественный сортир типа «кабинка»? То есть сразу становится очевидно, что внутри все растянуто магией пространства просто по максимуму. И такое повсеместно. Целая куча зданий клубов, напоминающих вышеупомянутые кабинки, арена по какой–то игре с мячом, представляющая собой снаружи купол диаметром в десять метров и высотой в пять, склады и прочее. Грубо говоря, на территории школы играючи уложился почти что такой же мегаполис, как внизу, только в миниатюре. Исключение составляли только несколько теплиц и сам замок школы. Насчет теплиц — сказали, что некоторые растения не желают расти в растянутом пространстве, какой–то конфликт происходит, а вот здание школы…

Иначе, как замком или дворцом его не назовешь. Хотя замок все же ближе. И нет, средневекового в нем ничего нет. Скорее, интерпретация такового, исполненная в современной архитектуре. Собственно, так он и называется, «Хрустальный дворец». Большое, очень большое здание, будто бы полностью покрытое стеклом, со шпилями и, как мне показалось, даже колокольней.

На территории так же было немаленькое озеро, лес, торговый центр и площадь свиданий, но меня уже ничего удивить не могло.

Стоит ли говорить про систему безопасности? Наверное, да, поскольку это единственный раз, если не считать самого меня, когда я наблюдал симбиоз разумных с монстрами. Конечно, маленькие летающие глаза с щупальцами, бехолдеры, чуть ли не единственные классические монстры, контролируются легко и опасности от них ноль целых, хрен десятых, но больше до подобного никто не додумался. А их тут было много. Так много, что руки чесались сжечь их к херам, но пришлось просто подкурить очередную самокрутку, в раздражении хрустнуть шеей и пустить ауру Ужаса на минималках. Чтобы хотя бы ко мне эти уроды не лезли. Вроде, получилось.


Они очень похожи на дедросов. Одно время я пребывал в убеждении, что бехолдеры — это те же дедросы, только маленькие. Но меня обломали — это совершенно разные пришельцы. Одни разумные и из одного мира, другие просто мнстры и из другого. Но внешнее сходство довольно сильное, так что меня и обвинить не в чем особо.

А вообще тут, в школе, довольно красиво. Вся территория, как это нынче принято в мире, делится на четыре сектора, Южный, Северный, Западный и Восточный с Хрустальным дворцом по центру, и на каждом своя флора и фауна. Деревьями тут утыкано все, что не занято зданиями, повсюду гуляют животные, причем не нынешняя агрессивная фауна, а те, древние, белочки, кролики, олени и прочие. Как местные маги смогли их воссоздать — это еще одна тайна. А вот местный плотный лес под куполом, Черный лес, говорят, кишел именно монстрами, предназначенными для тренировок и добычи алхимических ингредиентов.

Так что обычной эту школу даже упоротый наркоман не назовет. И тут, как нигде, становится ясна настоящая мощь магии. Инквизиторы своими силами не смогут ни временем, ни пространством, ни погодой в глобальном масштабе управлять. Они не смогут создать животных, казалось, давно потерянных для этого мира. Да и острова летать не заставят. Если смотреть на все это с такой точки зрения, то становится ясно — сила Инквизиции предназначена лишь для убийства. И это раздражает. Чувствуешь себя ничтожеством.

Но, после этой экскурсии, мы все же дошли до экзаменационного корпуса. Тут и вступительные сдаются, и ежегодные, а год, как оказалось, длится в два раза дольше, под ускорением–то. Итого три курса растягиваются на шесть лет обучения, ибо являются, типа, двойными. Ну, что же, примем к сведению. Благо, что мое тело не повзрослеет на шесть лет вместо трех, как меня успели убедить.

Сейчас последний рывок и здравствуй, Пятая, Облачная школа магии.

***Макс

Собственно, в первом экзамене ничего интересного не было. Разумный подходил, брал в руки стальной шар с экранчиком, после чего пропускал через себя поток эгро, экзаменатор записывал к себе в наручный компьютер число, высветившееся на экране и все. Тут были интереснее те, кто проходил, да сами экзаменаторы.

Экзаменатором у нас была настоящая девушка–лич. Мертвая и живая одновременно, со своим очень сильно развитым сознанием, умная женщина, судя по тому, что я успел о ней узнать. Холода к окружающим в ней было, конечно, на нехилый айсберг, но мне, когда я подошел и открыто восхитился красотой магии, с которой та, по факту, намертво срослась, она довольно тепло улыбнулась. Интересный момент, если мне не почудилось при мимолетном касании, девушка была теплой. Точнее, не холодной, как труп, хоть и холоднее человеческого тела. Звали ее Ситри, Ситри Нинурта.

«Боевую» группу отсюда не разглядывал, делать больше нечего, а в нашей, со мной вместе, было всего трое. Я и две девицы. И если блондинка была вполне в моем вкусе — точеная фигурка, миловидное личико, немного кукольная нереалистичность которого в совокупности с заостренными ушками и бледноватым цветом кожи выдавали чистого лора, то вторая, с лилией в руке, была точно не по мне. Нет, она довольно симпатичная на лицо, каштановые волнистые волосы тоже не вызывали отторжения, человеческой расы, невысокая, с миниатюрным размером ноги и ростом, но… минимум седьмой размер! Собственно, это и стало катализатором разговора, произошедшего во время ожидания экзамена.

— Ты куда это уставился? — Презрительная усмешка мгновенно уничтожила у меня желание с ней лишний раз контактировать. Терпеть ненавижу подобное в свой адрес.

— Да просто удивился, что такое вообще бывает. Ты на спине спать вообще можешь? Тебя твои арбузы–мутанты не давят?

На мою отповедь она аж рот раскрыла, хватая воздух. Ты подожди, сейчас добавка будет.

— Что, они тебя еще и душат? Кошмар! Ампутируй эти излишки жира. Срочно. А то до выпуска не доживешь, это… как там тебя…

— Ты…

— А, неважно, собственно — Перебил я ее — В следующий раз перед тем, как кого–то обливать презрением, пять раз подумай, сиськомонстр. Видеть тебя не желаю, сгинь, высокомерная дрянь.

Она же, сжав руки в кулаки, покраснела и… разревелась. Ну, здрасте, приехали! Все же надо отдавать себе отчет, что передо мной городские, не привыкшие к такому обращению люди. Не люблю девичьи слезы, слишком давят на мужскую психику. Так и хочется вывалить гору извинений, но это ошибка, поэтому лучше цинично…

— Да ты, смотрю, с чувством такта совсем не знаком — На этом месте к нам подошла блонди.

— Прости, не удержался. Привык осаживать тех, кто слишком высоко задирает нос. Поможешь? — Указал подбородком на ревущую в три ручья девицу — Из меня успокоительного для малахольных барышень не выйдет при всем желании. Слишком ядовит.

И плечами пожимаю, мол, какой есть. А потом меня вызвали к шару.

Взяв в руки эту хреновину, прикинул, как действовать, выкинув лишние мысли. Если сейчас покажу свой максимум в чистом оперировании эгро, то он все равно будет так себе. А если переводить Свет в эгро, то… не знаю. Слишком непредсказуемо может себя повести этот измеритель. И именно эта непредсказуемость определила мой выбор. Ну нафиг, сюрпризы тут не нужны.

В итоге мой результат, как и ожидалось, был последним даже в нашей подгруппе. Я же выдал свое реальное число, не мухлюя с энергими. При оценке от ноля до тысячи сила моего потока равнялась сто тридцать шесть.

— А ты, я вижу, маг такой себе, Максим — Иронично упомянула блондинка, Лина Потеряева. Нас же по имени — фамилии вызывают, так что в представлении не нуждаемся.

— Так поэтому и стремлюсь в алхимики–артефакторы. Там сила потока совершенно никому не интересна, главное, чтобы хоть какой–нибудь был. Как и для моей склонности сила потока не принципиальна, нужно просто уметь сконцентрировать и удержать энергию в руках.

— А кака…

— Увидишь — Улыбнулся я — Мы же все равно вместе все проходить будем.

В общем и целом, общение пошло нормально. Пока дожидались почти сотенной очереди «боевиков» и добирались до следующего экзамена, успели немного пообщаться.

Лина казалась дикой болтушкой. Если поначалу она лишь разгонялась, то, когда мы подходили к кабинету, я ее уже не слушал, воспринимая бесконечный поток пустых слов, произнесенный красивым девичьим голоском, как фон. Спасибо Розе из борделя за тренировку навыка «пропустить мимо ушей девичью болтовню». Та тоже любила по мозгам проехаться. Правда, если Роза просто болтушка, то Лина таким интересным способом просто пыталась меня хитро троллить. Это было заметно по иронии в голосе. Причем она еще и вопросы задавала, но меня этим не проймешь. Если и пропускаю мимо ушей, то это не значит, что общий смысл монолога не понимаю. Поэтому с улыбкой отвечал, заставляя девушку тараторить еще больше и быстрее в попытках все же подловить. Наивная.

А вот с Ларой Нивари, сиськомонстром в юбке, все оказалось иначе, чем представлялось. Когда она успокоилась и сдала экзамен, заняв место ровно между нами с Линой, у нас произошел этакий ритуал извинений. Она извинялась за высокомерие, я за длинный язык и несдержанность. Признаю, был неправ, сорвав часть раздражения на первом же подвернувшемся человеке. В конце концов, в своей генетике она не виновата, а идти на операцию нецелесообразно.

Как бы это странно не звучало, но у девушек грудь используется, как неслабый аккумулятор эгро. Когда прочел об этом в одной книге, мои глаза чуть по полу не покатились. Будто природа спецом создала такую часть тела. Там же узнал, что если их периодически наминать, то можно увеличить объем хранимой энергии… хм. И, хоть ее «батарейки» вызывали у меня некое чувство перебора, в целом, собеседником она оказалась довольно неглупым и интересным. Если бы при первой встрече я не попал с лету в ее сильный комплекс, то, может, и проблемы бы не было. Только так и не узнал, нахрена она с собой сорванную лилию таскает. Хотя, мало ли, может, подарил кто–нибудь.

Ни о чем личном не говорили, негласно решив оставить это на потом, если поступим, но обо всем и ни о чем одновременно потрепались.

Вообще, чисто технически, не поступить в группу «поддержки» почти нереально. Сюда может пролезть любой, кто чувствует эгро. Но это не значит, что выучиться на артефактора будет просто — это намного сложнее, чем муштра у «военников». Довольно большой процент группы «поддержки» отсеивается после первого же года обучения, ибо мало того, что тут знаний впихивают в умы массу, так еще и творческой жилкой обладать надо. Поправлюсь, это касается алхимиков, инженеров, артефакторов, рунников и ритуалистов, людей же со склонностями к лечению и усилению с руками отрывать и тянуть вверх будут до талого. Их слишком мало и слишком они нужны.

Ситуация у «боевиков» же другая. Их довольно много, учеба заключается в преподавании тактики и стратегии боя магов против магов, тварей и технологических рас, а также советами в развитии своей склонности и основ использования артефактов и зелий. Там особо сложного ничего нет, если разумный не тупоголовый даун, то разберется спокойно, поэтому отсеиваются самые слабые именно магической силе.

И, опять же, касаемо склонностей. Наш второй экзамен как раз и заключается в показе наших способностей. И первая из нас вышла Лара. И сразу меня удивила. Она довольно быстро ответила на невысказанный вопрос, зачем ей цветок. Точнее, я сам понял, когда тот, упав на каменный пол, пустил в него корни и сразу вырастил с десяток новых побегов. Спустя какую–то минуту перед нами красовался куст растения, отдаленно напоминающего исходник, цветками упирающееся в потолок, размахивая листьями в пару моих ладоней и шевеля мощными корнями. Разума в нем почти не было, питание слабым вышло из–за толстого бетонного пола, но выглядело это, будто древень к нам приперся и сейчас начнет всех сажать на ветки. Есть такая разработка у расы тиин.

Дар девушки так и назывался — мутация растений. Кстати, немного подслушав, как она это делает, пришел к выводу, что ее способность вполне себе боевая. Она, технически, из обычного одуванчика такую Ктулху–Росянку может вырастить, что даже мне сложновато ее грохнуть будет, причем почти мгновенно. Но она до этого еще не дошла, пожелав идти в магические ботаники и алхимики по совместительству.

Следом вышел я. Мудрить и выпендриваться не стал, сделав так, как запланировал… ну, почти. Присел, трансмутировал кусок каменного пола в метеоритную сталь, кусок которой как–то нарыл в гнезде монстра по оказии и проанализировал, крепко забив строение в память. Сформировав получившееся в хороший прямой клинок, несколько раз стукнул им по полу, чтобы было ясно, что это не иллюзия, после чего преобразовал его же в красную жидкость, напоминающую кровь (просто переходный материал, вроде жидкой стали, только без поднятия температуры), а та, выливаясь мне на вторую руку, формировала красивую розовую розу. Нет, не живую, на такое я не способен. Хрустальную, с максимальным сохранением цветов. И эту розу подарил Ситри. Не, ну а что? Симпатичная девушка, а все какая–то грустная. Мне не сложно, а ей приятно. И хрен с ним, что лич, скорее всего, старый, смущается вполне по живому. Как бы Аня бухтеть не начала… Хотя похер. Одной девушкой я в любом случае не ограничусь, посему вряд ли женюсь когда–либо, и моей рыжей кисе придется это принять.

Лина же у нас оказалась лекарем. Причем очень сильным лекарем. Проверка лечащих способностей проводилась на клоне, полностью копирующем человеческое тело. Как я узнал от Ситри, пока Лина работала, такие клоны широко используются в спорте.

Еще одно доказательство, что магия — это бомба, а техномагия — бомба ядерная. Эти клоны — продукт именно техномагический. Сами по себе сознания не имеют вообще, но, благодаря разработкам ученых, стало возможно делать их марионетками своего сознания. Говорят, ощущаешь себя, будто ты хозяин этого тела. Живут такие клоны недолго, год–два, если их не трогать, но с нынешним спортом жизнь их бывает крайне коротка. Благо, вырастить новый дешево и быстро. Активно используются в хэллболе и турнирах магов. Как оказалось, турниры эти — насмерть. И именно благодаря таким вот тушкам «насмерть» — это не совсем до смерти разумного. При смерти клона сознание просто возвращается в реальное тело.

В этот момент я остро пожалел, что не поинтересовался нынешними спортивными состязаниями. Если так все так, как представляю, то… то хочу! Срочно! Прямо сейчас!

Так, все, успокоиться. Дома у Ани спрошу, что это за зверь такой, хэллбол, а пока надо сконцентрироваться на окружении, тем более Лина уже закончила.

Решил посмотреть на способности боевиков… Молния, поток огня, плевок воды, огненный шар, ледяное копье, темные пули, вспышка…. Короче, на десятом я уже зевал. Может, что–нибудь интересное там и предстоит, но из этого десятка только цепная молния повеселила, когда не только мишень бахнула, а еще в экзаменатора прилетела, прожарив того до печенок. Каким тот матом крыл новичка, любо–дорого слушать было.

Девчонки, пока мы ждали «боевиков» предложили после этого всего смотаться куда–нибудь в кафешку посидеть. Я‑то бы и рад, отношения налаживать надо, да вот только пауки припрутся вечером с очень ценным грузом, а встречать их некому. Естественно, девчонкам о подробностях знать не надо, поэтому пришлось откреститься мифическими «делами». Те показательно надулись, но ненадолго. Короче, вроде, поладили.

Третьим экзаменом был тест. Его я написал ровно за пять минут, из которых две доставал и убирал ручку. Ничего гениального, просто любой ребенок, даже просто у кого родители были магами, при этом книг и в глаза не видел, все равно бы ответил. Повторюсь, при поступлении поддержку не валят.

Радовало только то, что в этот раз «вояк» ждать не пришлось. Девчонки написали довольно быстро, после чего Ситри за десять минут все проверила и мы приступили к последнему пункту — девайсы.

Вообще, девайсы — это самый непредсказуемый момент в магии. Логика там сосет, по другому не скажешь. Нет там ее.

Вчерне это выглядит так: Жило–было сообщество магов. И ходили они повсюду, и всех несогласных на шашлык пускали. Все верно, еще со времен войны. Так вот, ходили они, мочили, и собирали все вещички, от которых хоть сколько–нибудь пахло магией. Война началась пять сотен лет назад, а собирают до сих пор. И скопилось тех вещичек столько, что хоть жопой жуй. И запихали они все это добро в хранилище этой школы, сюда же совали более–менее удачные поделки артефакторов. Проблема в том, что в связи с какой–то там невнятной хренью множество артефактов военного времени обрело вполне реальную душу. И это уже если умолчать о том, что после Прорыва по миру и так множество крайне опасного иномирского барахла валялось.

Сам дома в толстом–толстом «гробу» храню один ножичек. Шел как–то по лесу, смотрю — лежит. Думаю, дай подберу. Так вот, стоило мне к нему приблизиться, как на рукоятке открылся красный глаз, а в меня полетела куча черных нитей. С простым и ясным криком: «Ну нахуй!!!» я сначала расстрелял в проклятую железку всю обойму, по ходу, оглушив, после чего метнул «молотов» и долго эту тентаклиевую хреновину жег, разведя в итоге нехилый костер. В итоге глаз закрылся, а я сгонял до дома за ящиком, пока огонь не погас, да и упрятал маньячную хреновину подальше.

Ну да я опять отвлекся. Так вот, собирали наши товарищи — маги всяческое магическое барахло, а вот как его использовать — практически не знали. Это к поделкам наших артефакторов инструкция по применению написана, а большинство иномирских артефактов хрен «прочитаешь», они совсем по иным технологиям работают. Магемы у них иные, если они вообще есть.

Возвращаясь к теме «девайсов». Как смогли определить научники, исследующие «чужие» артефакты, множество артефактов все же предназначено приносить пользу владельцу и нехило так усиливать. Главное — пережить «знакомство», но, так как маги знали, чего можно ожидать, подстраховка тут есть везде и всегда. Но бывает и так, что ни один артефакт не выбирает тебя, тогда выдается более–менее подходящая поделка наших мастеров, уже без души. Эффекта меньше, но и гемор с «осознанной шизофренией» мимо пролетает.

Мы уже подходили к подземному хранилищу, что находилось, как мне кажется, в подпространстве, судя по тому, как мы долго на лифте спускались. Жопа чешется, это не к добру.


2.6

***Ситри

«Чертова школа, сраные экзамены, дебильный директор и гребанные ученики! Ну вот зачем было на роль экзаменатора ставить именно меня?» — Ситри негодовала. Ситри была в настоящем бешенстве, распугивая изрядно потемневшей аурой зловещего лича всех встречных учителей и учеников.

Она как раз приготовила все ингредиенты для сложного ритуала, который сама придумала, а тут изучение откладывается на второй план из–за внезапного поручения Самуила. Ну вот зачем? Он же знает, как на нее все живые реагируют! И ладно маги постарше, они понимают, что лич — это не нежить. Уже не нежить, что немаловажно. Да, этот этап уже пройден, и Ситри достигла того самого состояния «между жизнью и смертью», став истинно бессмертной сущностью. Пусть ее обратили и против воли, но формы Высшего лича она добилась сама.

Вот только не все это понимают.

По сути, ее тело по функциональности превосходит человеческое на порядки. Скорость, реакция, крепкость тела, функциональность мозга, оперирование энергиями… Блин, да она даже родить может, пусть и беременность затянется раза в три–четыре! Но все равно большинство людей смотрят на нее, как на труп ходячий, хотя это в корне неверно. Самуилу что, охота ее на посмешище выставить? Ээх…

Начался экзамен… не так, как всегда. Еще до начала, когда она только готовилась и доставала «считыватель», за спиной послышался голос:

— Демоны меня побери, настолько сложной и изящной магии я еще не видел!

Сложность заключалась в том, что, даже стоя лицом к стене, находящихся в этом зале живых Ситри ощущала и слышала, а обладателя голоса не заметила вообще!

— Что вы имеете в виду? — Холодно спросила она, оборачиваясь. Но сбилась, стоило ей увидеть студента.

Нет, внешне он не выделялся особо, разве что седыми волосами и выправкой бойца, не в этом дело. Дело в том, что он с слегка светящимся глазом смотрел на ее живот и область паха, где сконцентрировано большинство новых, магических органов, предназначенных для высасывания, аккумулирования и активной разгонки эгро по организму в пассивном режиме. По сути, «второе сердце» для лича.


Навык «Чтения магем», по сути своей, совершенно не секретный и почти не требует затрат энергии, поэтому сам по себе не уникален. Хотя чуточку удивляло то, что им пользуется даже не школьник, а поступающий, а ведь «Чтение» — довольно сложный в использовании навык. Вот только выбило из колеи Ситри другое.

Он улыбался! Не презрительно кривился, не испуганно шугался «злобной нежити» в ее лице, даже привычного холода в нем не было!

— Я, конечно, далеко не все еще знаю — Продолжал он, не замечая ее реакции — У себя в книгах сильно ограничен был, но даже моих знаний достаточно, чтобы понять — вы проделали просто титаническую работу! Простите за мой демонический, но ваша форма жизни на данный момент реально прекрасна. Знал бы, что так можно, может, не тренировался бы столько, пораньше попытавшись поступить к вам на обучение.

На это Ситри только и могла, что улыбнуться, чтобы скрыть сильное смущение. Как же давно она этого не делала! Уже мышцы атрофировались. Похвала приятна многим, особенно тем, кто ее недополучает систематически.

— Ну, ничего не поздно. Если вы постараетесь в ритуалистике и алхимии, может, сможете добиться таких результатов, это… как вас там…

— Максим. Максим Крип.

— Ситри Нинурта, ваш будущий учитель ритуалов. Так вот, если пожелаете, то смогу рассказать, как можно добиться подобного результата.

— Увы, мисс Ситри, думаю, что такой способ получения силы и бессмертия для меня уже недоступен — Он улыбнулся несколько грустно, но всего лишь на секунду — Думаю, ваши способности смогут дать вам ответ о причине подобного. Попрошу только не распространяться, когда догадаетесь. Если что, Директор обо всем знает.

На этом он улыбнулся уже добро и открыто, слегка поклонился и отошел, оставив девушку из другого мира всего–лишь девятиста двадцати двух лет от роду в неоднозначном состоянии. Она уже поняла, кто с ней разговаривал. Поняла лишь под конец разговора, неожиданно больно все произошло, но уж не первый раз натыкается на Инквизитора. Лич может видеть жизнь, а всполохи жизненной силы в Охотниках на магов совсем отличаются от спокойной внутренней энергии человека или оператора магии. И не заметила она его потому, что настроена была на другую частоту. А еще он прав — личом ему не стать, никак. Он и так уже не человек в общем смысле этого слова.

Но подобные невеселые мысли развеялись, когда тот же самый парень во время второго экзамена подарил ей хрустальный цветок, в этот раз отдав дань ее красоте и окончательно засмущав непривыкшую к такому отношению, без малого, тысячелетнюю девушку.

Смущение, впрочем, не мешало ей шевелить мозгами. Перед ней было живое доказательство, что невозможность использования магии Инквизиторами — миф. Пусть поток у него не силен, но успехов в своем Даре он достиг немалых, научившись использовать все эгро без остатков и пустых потерь. На этих мыслях она глянула на свой подарок. Работа виртуозная, роза, если не считать прозрачности, получилась, как живая. Разве что, если Ситри правильно поняла, хрусталь вышел нереально крепким для своего материала. И не скажешь, что это произведение искусства когда–то было куском бетонного пола, после чего еще и клинком побывало.

Совсем неудивительно, что парень стремится добиться еще большего.

После письменных экзаменов они вместе спустились в Хранилище. Как это предписывается, все преподаватели остались за бронированным стеклом в небольшой комнатке охраны, запустив в само помещение лишь новичков. В Хранилище разрешено заходить лишь единожды, чтобы получить свой девайс, или при критических ситуациях и только охранникам. Это связано с тем, что другие артефакты тоже могут отреагировать на мага, а больше одного девайса иметь слишком опасно. Они могут и конфликтовать между собой. Охранниками же ставят только тех, у кого обычные, неодушевленные артефакты. По сути, просто инструменты.

Поначалу все было, как обычно. Лара, вроде ее так звали, не успела зайти, как на одной из полок началось шевеление. Зеленый шар, над которым бились многие ученые, но ничего о нем не смогли узнать, задрожал и брызнул осколками, выпустив из себя… фею? Ситри уже несколько сотен лет не видела фей, те жили в ее мире, Имбай, но здесь никогда себя не проявляли! Это, конечно, ничего не значит, более скрытных существ еще поискать надо, но все же. И, судя по крыльям и цвету свечения, фея была плотно связана с природой.

Подлетев к сильно удивленной девушке, фея, а, точнее, фей, что–то сказал и, увидев кивок, недолго думая, залез девушке между грудей, чем вызвал возмущенный писк. Максим что–то сказал, усмехнувшись, чем вогнал девушку в краску.

— Лара Нивари, на выход — Оповестила Ситри счастливицу, продолжая наблюдать.

Получить такую подмогу — дорогого стоит. Технически, фею нельзя назвать артефактом и Ларе можно было бы выбрать еще что–нибудь, но, во–первых — не факт, что это позволит сделать Директор, а во–вторых — с этим еще научиться работать надо. Феи — довольно вредный и своенравный народец, особенно парни. Эти еще и невероятно пошлые.

Оставшиеся двое прошли первый зал, заставив лича переключить внимание на камеры. Зал с предполагаемыми природными и стихийными артефактами они прошли, остались залы Света, Тьмы и Неизвестных артефактов. В последнем зале хранились артефакты, о которых выяснить ничего не вышло, а в зале Тьмы те, которые, предполагаемо, были родом с темных миров, Мглы, Тьмы и Хаоса. Да, опасно пускать в подобные места учеников, но Самуил четко сказал: «Тьма не всегда служит только тьме. Но даже если наш ученик и пойдет по темному пути, он все равно остается нашим учеником, а усилить мы его обязаны, как наставники». Спорно, но это мнение начальства, ничего не поделаешь.

Однако, стоило новеньким пройти половину Светлого зала, как что–то произошло. В один момент дверь из зала Тьмы обзавелась сквозной дырой, Макс, исчезнув со своего места, оказался перед Линой с вытянутой в ударе рукой, а в стене по направлению его руки был воткнут клинок.

Что за…?

***Макс

Как чувствовал! Вот все нутро говорило — будет какая–то срань! Вот и сейчас, если бы я не был готов к любому повороту событий, хрен бы отреагировал на пробитую в одно мгновение стальную дверь. А ведь этот чертов клинок еще и бесшумно все сделал, тварь. Стоило только почувствовать приближение зловонной сраки, я накинул Скорость и только поэтому увидел черную молнию, явно метящую девчонке в шею. Учитывая, что она сейчас стояла рядом, допустить подобных смертей просто не мог, ударив по этой хреновине одним из своих ударов, одним из тех, которым меня научил Фимний. Крушитель Колоссов. Я редко использую кулаки, поэтому раньше и не упоминал об этом. Крушитель — удар, когда в руку закачивается просто дикое количество Света, одновременно усиляя, укрепляя кожу и кости и ставя тончайший барьер из жизненной энергии между кожей и предполагаемым противником. А учитывая, что на мне все еще была перчатка Полена и три утяжелителя на той же руке, удар получился на заглядение. Недалекий клинок, даже учитывая, что я попал по острию, от удара улетел в стену и вошел туда по рукоять, а зал немного тряхануло.

Да эти артефакты совсем охуели, самопроизвольно нападать! В этот момент девушка встрепенулась и пошла к одной из полок, пробормотав что–то вроде: «Зовет…». Следя краем глаза за пытающимся вылезти из стены черным клинком, увидел, что девушка подошла к другому мечу. Точнее, это была мощная, тяжелая шпага с простой рукоятью. Надо ли говорить, что эта светилась белым светом?

Теперь все более–менее ясно. У девушки была предрасположенность именно этого артефакта, а темный меч явно категорически против того, чтобы у светлого был напарник. Эм… Товарищи, сообщаю, что это пиздец. Санта–барбара какая–то! Сериал какой–то стародавний по визору ночами крутят. Я сюда пришел, чтобы магии обучаться, или любовные конфликты артефактов решать?!

Кстати, как только девушка приняла белый клинок, черный успокоился. Я же, как только выслушал поток благодарностей и отправил девицу на выход, вытащил эту ересь из стены левой рукой, в перчатке, и пошел в следующий зал. В Светлом на меня никто не реагировал и не звал, значит, тут мне не рады. Ну и ладушки.

Зайдя в следующий зал, сразу же нашел пустой постамент под темный клинок и положил его на место. Тот попутно попытался меня обезглавить, но я пойду в детский садик тогда, когда у какой–то одушевленной железяки это выйдет. Или наоборот, на пенсию. Благо седой.

«Ты…»

Оп–па. Я четко ощутил, как меня коснулось чье–то внимание. Такая чувствительность не по моей части, значит, это что–то само дало ощутить подобное. Кто–то меня хочет, смотрю?

«Ты… можешь и сгодиться…»

— Слышь, а ты не опух ли так говорить? — Произношу в пространство — Это еще надо поглядеть, подойдешь ли ты мне. Нахлебников не держу.

«Я… слаба… подойди»

Упс, так это девушка? Ну да ладно, по этому еле слышному нейтральному шепоту в голове хрен что разберешь. А к кому идти? Судя по всему, говорящая была не в этом зале, а дальше. Ну хорошо… Ситри по дороге заикалась, что там неопознанные артефакты. Посмотрим.

Зал Загадок встретил меня тишиной. Как и предыдущие залы, это была самая обычный бронированный зал размером с пару Арен, у стен которого плотно стояли стенды с различными хреновинами. Но внутреннее ощущение тянуло меня куда–то в дальний угол. Прошел мимо постамента с серой книгой, черных доспехов а-ля средневековье, стоящей рядом ручной мортиры и непонятной пары драных ботинок, когда увидел то, что меня звало. На данный момент это нечто выглядело как маленький, сантиметра четыре диаметром, еле светящийся бордовый шарик, будто из засохшей и отполированной до блеска крови. Подойдя к нему вплотную, наклонил в сторону голову и спросил:

— Ну и? Чего ты хочешь?

«Возьми…меня…»

— Спасибо за предложение, пусть и двусмысленное, но моя задница шепчет, что хорошего от этого я ничего не получу. Что ты хочешь сделать и в чем для меня выгода? — Сейчас от шарика серьезно фонило опасностью, поэтому вопрос был не лишен смысла.

«Нужны… силы… кровь»

— Ну, теперь понятно. Если ты сможешь меня убедить, что мне пригодишься, то, может, и заделюсь силушкой.

В самом деле, теперь понятно, почему остальные не годились для нее. У нас, Инквизиторов, жизненной силы выше крыши. Это же основная наша энергия, поэтому и ее резерв мы увеличиваем по максимуму. Именно поэтому стать личом мне не светит, слишком много плотного Света. А насчет артефакта — любого обычного человека она, скорее всего, выпьет до дна, за что ее могут и сбагрить куда–нибудь еще дальше. Она это понимает, поэтому и не старалась дозваться народ. Сомневаюсь, что тут до меня Инквизиторы шатались.

«Могу…»

На этом моменте она уже почти потухла.

— Ладно, хрен с тобой. Но смотри мне, если ты потом не расплатишься, смою в унитаз, заставив путешествовать по канализации. Или распылю к ебеням.

И взял шарик в руку. Резкая боль в ладони, уровень Света резко ухает вниз, заставив меня упасть на колено от слабости. Едва держусь сознанием за реальность. Все плывет перед глазами, поэтому просто их закрываю.

— Ш…ш…ш Максим! Максим, все в порядке? — Странно, почему динамики шипят? Тут же вся техника по–максимуму продвинутая… Что–то мозги работать отказываются.

Бдит охрана, значит, сдохнуть не даст в любом случае. Сил говорить нет, поэтому поднял руку и махнул, мол, все нормально. Но артефакт, почувствовав, что чуть не перестарался, передал мне чувство вины. Я же начал распалять в себе тот огонек, что остался. Учитывая, что крови во мне осталось довольно мало, а Света и того меньше, пришлось серьезно постараться. Шарик же растворился в руке, будто его и не было.


Продолжить разговор смог лишь через пятнадцать минут. Боль и слабость шибко давили.

«Судя по всему, тебе и этого мало?» — Ну, раз она со мной мысленно говорила, может, и меня услышит, а то говорить не выйдет пока.

«Да. Распыление сейчас мне не грозит, но энергии ровно столько, чтобы поддерживать свою жизнь. Я слишком долго голодала. Но за неделю, с вашим запасом, восстановлюсь» — Раздался в голове довольно бодрый девичий голосок.

«Я не могу себе позволить находиться в таком состоянии постоянно»

«Тогда за недели две, если понемногу пополнять уровень»

«Сейчас малех приду в себя, а ты пока объясни, не зря ли я так потратился» — Не удержался, и даже в моем мысленном голосе было прилично угрозы. Все же это больно, терять столько энергии и крови за раз.

«Я не умею ничего особого. Не могу бить, не могу дать новых способностей. Меня задумывали исключительно как усилитель всех тел Хозяина»

«В смысле всех тел?» — Вообще не понял, о чем она.

«Физического, ментального и магического, если я правильно перевела с языка мира–родителя на ваш. Могу усиливать, и, совсем немного, видоизменять все, что умеет Хозяин, а также и сами тела Хозяина»

«Очень даже неплохо. Такое мне пригодится. Ладно, думаю, смогу доползти до дома. Кстати, как имя–то у тебя»

«Как назовет Хозяин» — Раздался голос, полный кротости и смирения. Прям верю, ага. Хотя, а почему бы и не быть артефакту покорным носителю? Может, это я параноик? Хм… О чем речь, конечно, я параноик.

«Хорошо, тогда отныне твое имя… Виз, Визи» — Твердо ответил я, вставая на ноги. Они все еще были ватными, Свет на минимуме, но двигаться смогу.

«Я Виз, Хозяин» — Эх, привыкну я с этими девками к хорошему. На лицо сама собой вылезла улыбка. Люблю покорность.

— Максим, все хорошо? — На выходе из Хранилища меня встречали аж три взволнованные моськи: Лины, Лары и лича. Да уж, чую, привыкну точно, гы. Главное — не упустить возможности сколотить приличный гарем, но это так, домашнее задание. Я же, все–таки, в школе.


2.7

***Макс

Подземная часть нашего логова в районе Красных Лучей выглядела… да как канализация она выглядела. Темно, мокро, воняет, кто–то кого–то жрет вдали, под ногами ползают жирные слизни. Типичная современная сточная канава, ни дать, ни взять. Пауки Рахи уже должны были прийти, но чего–то задерживались. Видать, нарвались–таки на кого–то, несмотря на способности хамелеона. Так–то плевать, пусть Раха и трясется над каждым «дитятком», они — расходный материал, по сути, но если мои кристаллы похерят…

Похерили. Из пяти пауков пришло к нашей компании лишь трое. Каждый из них тащил плюс–минус полтонны, а значит, тонну восьмилапые потеряли. Черт подери, тонну!!! Да там кило в сто пятьдесят тысяч кредов выходит!!! Раха извинялась долго через кольцо, а потом переводила с паучьего место, где они потеряли двоих.

Пятый уровень подземелий. Катакомбы. Судя по всему, напала на них какая–то реально огромная дрянь, пауки не стали ее разглядывать, поскольку жить хотят даже членистоногие. Сказали только, что «веяло жутью» и «видел лицо разумного», что с огромными размерами не оcобо сочетается. Самый большой гуманоид на поверхности — керн, и он всего три–три с лишним метра ростом, а паучары, что ко мне приползли, примерно такие же. Значит, какая–то новая дрянь. У которой моих сто пятьдесят миллионов кредитов.

Так. Я спокоен, как камень, обтекаемый рекой. Волны меня не двинут с места…

«Хозяин, у вас энергия взбесилась»

Чувствую, как дергается глаз руки чешутся кого–нибудь расчленить. В жопу, погнали спасать добро.

— Вася. Тут примерно полторы тонны кристаллов Тьмы, Хаоса и Мглы. Ты распускал уже людей?

— Пока еще подбирают лучших, как вы приказали.

— Всех проконтролируй. Пусть каждый несемейный возьмет часть этой сборной солянки и сдаст на разных пунктах приема. Чем больше людей и меньше «дозы», тем лучше. И, Вася — Я глянул на него долгим взглядом, врубая ауру Ужаса — Это — мои деньги. Если они исчезнут или пойдут не туда, куда планировал я — прикончу любого. Самой страшной казнью. Все ясно?

— Д–д–д-да.

— Вот и хорошо. А я пошел возвращать честно нажитое.

— На пятый уровень? — Изумление, видимо, у Васи перебороло страх.

— Не ссы, я уже и на восьмом был, нихрена, живой еще.

И, сказав паучкам, чтоб показывали дорогу, пошел в подземелья. Вот знал, что заведет нелегкая, но не сразу же! Тут прошло то всего ничего, сколько я в городе. Срань. Благо, на завтра ничего не планировал, а уроки в школе только через неделю начнутся.

Подземелья города делятся на множество уровней. Причем нельзя их разделить по тематикам. Можно сказать, что верхний этаж — канализация города, но это будет неправильно. Канализацией можно считать местность всех этажей под городом, куда вода вся стекает, поскольку вокруг «города», за условными его стенами, еще множество проходов, и вот именно они больше относятся к катакомбам, чем к отстойнику. И да, я действительно был на восьмом уровне подземелий, но мимоходом. Там завелась одна очень пакостная тварь, а на этом же уровне есть выход в гнездо Рахи. То есть я из гнезда прямиком выполз на этот уровень и нашел того хаосита. То, что это именно хаосит, понять было несложно даже по внешности. В общем, с первой попытки ушатать эту тварюгу не вышло, пришлось отдыхать и еще раз переться, слишком уж ублюдочная тварь попалась, нервы трепала только в путь.

Вообще, различить монстров по категориям довольно легко.

Монстры Тьмы выглядят, как очень хорошо сделанные хищники. У них нет ничего лишнего, все тело работает именно на то, чтобы убить и сожрать добычу. К этому приплюсовываем цвет — по большей части они негры. Часто — крайне опасные с рождения красноглазые негры. Несмотря на кучу разных видов, в этих чертах они очень похожи.

Хаоситов отличить тоже просто. Если видишь что–то непонятное, слепленный кое–как комок тел, чаще — цвета сырого мяса, то это оно. Много пастей, когтей, шипов, лютейшая регенерация и, часто, мимикрирование под обстановку. Прибавим к этому то, что они могут эволюционировать на ходу. И вот в этом заключается самая большая задница — если у твари было много боев, а она не сдохла и словила несколько эволюций, то ты встречаешься не с тупым куском мяса, который так и напрашивается на шашлык, довольно вкусный, кстати, а с хитрой и очень опасной сволочью. Такую я тогда и встретил, предположительно, эволюции четвертой. А ведь эти тварюги могу эволюционировать бесконечно…

Казалось бы, хуже Хаоса мало что может быть, но Мгла их бьет, как по мне. Да, эти туманные ушлепки нанесли мне психологическую травму, но и обвиняю я их небеспочвенно. Первые подозрения можно словить по туману. Мгла — это такая ублюдочная сила, которая не ограничивается парой тварюшек, выскакивающих из–за угла. Нихрена. Она создаст свою территорию, покрывая ее непроглядным туманом и, стоит кому–либо зайти в этот туман, ему хана. Вот уж у кого фантазия на всякое–разное премерзейшее работает на славу. Да, ее твари максимум с собаку, если не считать неизменной матки, но их просто нереальное количество и разнообразие. Они валят тысячами, пока ты не угрохаешь эту самую матку. А это, чтобы вы понимали, тварь по центру тумана, размером с нехилый трехэтажный домик, которая своими бесконечными щупальцами с паразитами может дотянуться до каждой части своей территории. Тут просто необходимо уметь скрывать свое присутствие. Самая большая матка и территория Мглы мной была обнаружена именно тогда, когда довела меня до белого каления — диаметр той территории был около десяти километров, а матку я даже не увидел, только отчекрыжив нехилое количество здоровенных щупалец. А теперь добавим, как вишенку на тортик — этот туман еще и галюны вызывает. Это был первый и последний раз, когда я позорно сбежал. Сейчас бы я именно с той падлой помахался, вооруженный до зубов. О да… Кстати, тогда ту ситуацию порешал Фимний лично, покрошив тварь своим Надгробием на салат.

Вернемся к нашим баранам, то есть, классификации тварей. Свет имеет всего одну форму тварей, сложную, крепкую, но из–за идентичности справиться уже с третьим несравнимо проще. Это голем. Здоровенный, метров пяти и выше, ростом, каменный голем. Понятное дело, ни с какой другой сволочью его не перепутаешь.

То же самое можно сказать про стихийников, хотя там немного другая ситуация. Стихийные твари — по сути, элементали. И разнообразия у них нет. Отличается лишь элементаль земли, что больше похож на ребенка голема Света. Такая же хрень, только темнее и намного меньше. Остальные же элементали — просто духи стихий, что вселяются в других живых существ и только после этого проявляются. И являются довольно опасными противниками, когда находят подходящую для вселения тушку.

Когда я задумывался, какого хрена подобные монстры вообще появились, ну никак они не стыкуются с остальными, пришел к выводу, что это выпендрилось наше всеединое божество. Попыталось противостоять захватчикам, да вот нихрена не вышло, оружие вышло из–под контроля, а останавливать его стало просто некому. И сейчас таких «дядей» и «духов» по миру немало бегает. Конечно, это только мои предположения, ну да хрен его знает.

Есть еще один вид. Товарищи с бесцветными кристаллами, почти идентичными рудным, чисто по внешности. Именно к таким относится Раха и ее паучки. Это — наши, земные люди и животные, только сильно мутировавшие под влиянием взбунтовавшейся природной и всех остальных энергий. Я не смогу нормально описать тот хаос, что творился в мире тогда, меня и в проекте не было. Но когда человек от человека рождает ребенка, обладающего звериными или насекомыми чертами — это ненормально. Фимний рассказывал, что, собственно, это и стало первым и главным аргументом Церкви в той войне… ну да хрен с ними.

Суть одна: тварей в мире — море, и разнообразие у них жуткое, поэтому страх разумных перед этим миром вполне оправдан. А ведь еще есть Искажения и враждебные расы. Да что там, даже я, зная уже очень много об этом всем дерьме, постоянно пересекаюсь с новинками и… иногда, боюсь. Любой из видов тварей может меня убить, любая пуля и ловушка. Я не бессмертен, просто научился выживать даже в самых жестких условиях. И моя погоня за силой — ничто иное, как проявление этого страха. Я хочу быть самым сильным в мире, чтобы никто не смог меня победить. Хочу, чтобы можно было жить спокойнее и защитить своих.

«Я помогу»

***Интерлюдия -

Он сидел в своем кабинете и, разбирая бумаги, неторопливо размышлял. Дело культа, нет, Союза, тянущееся уже более семидесяти лет, постепенно приходит к своей развязке. Еще пара–тройка лет, и войска Союза при поддержке Монстров и силы Темнейших вторгнутся на материк, приведя с собой Их волю. Конечно, эти Мудрые прилично крови у него и других служителей Союза попили, но в последние года о них ни слуху, ни духу. А значит, уже скоро ему не придется сидеть в кресле одного из советников, держа под контролем Мэра. Он займет его место, став одним из элиты Империи, подконтрольной Союзу Темнейших. Наконец–то.

Неторопливые предвкушающие мысли были прерваны стуком в дверь.

— Войдите.

В его кабинет прошел пожилой мужчина с кучкой бумаг в руках, уже долгое время являющийся личной марионеткой советника:

— Господин, у нас странные новости. И довольно тревожные, учитывая ваши планы.

— Выкладывай — Он откинулся на спинку кресла, готовясь к очередным притянутым за уши подозрениям. Паранойя этого дедка уже стала притчей во всеязыцех.

— Начнем сначала, Господин. Не так давно пришедшая на КПП смена заметила убитого стража, а позже обнаружила, что пропали все записи за его смену, а камеры не работают. Страж был убит одним ударом ножа, пробившим череп. Кто–то довольно сильный проник в город и остался неизвестным. Ментальный маг, судя по тому, что страж не успел активировать турели. Это дело секунды, но его, как мы видим, это не спасло. Далее, чуть позже, в гетто были какие–то разборки, но это вам вряд–ли интересно. Трупов относительно немного, и все с криминальной прослойки. Гораздо важнее, что сегодня, от разных лиц, в совершенно разных обменных пунктах Северного, были проведены операции по обмену кристаллов в больших количествах. С направленностью Тьмы, Хаоса и Мглы.

Вот от этой новости советник вздрогнул. Что? Столько работы, чтобы жители и подумать боялись о выходе за стены, а тут…

— Сколько камней в общем? Килограмм? Два?

— В общем счете поступила одна тонна, пятьсот двадцать два килограмма и триста один грамм, почти обнулив запас наличных на пунктах…

— Сколько!!? — Он вскочил с места, неверяще вытаращив глаза на собеседника — Да в одном монстре от силы грамм триста бывает! Откуда?!

— Это были разные люди…

— Не важно — Неужели Сказители Мудрости зашевелились? Как невовремя! — Подними людей, пусть ищут источник. Мне кровь из носу необходимо знать, кто, Г’иадешш их побери, эти камни приволок.

— Но…

— Сейчас же! — Рявкнул он, пытаясь успокоиться. Такие новости… Не хотелось бы злить Мать, она скора на расправу, когда дело касается их, ничтожных мужчин.

Стоит уделить этому максимальное внимание, ведь в случае его ошибки даже смерть станет для него необычайно сладкой и недостижимой наградой…

***Макс

Вторые сутки в этой выгребной яме. Раздражение на обстановку достигло уже таких масштабов, что всю встречную некрупную живность отправляю кулаками в стены, буквально размазывая по бетону кровавыми «граффити». Задрало все. За все время только пару раз наткнулся на что–то чуть большее по размерам, чем сопровождающие меня пауки, что охреневшими глазами провожали каждую «летучую» тушку. Их тоже бил кулаками, не собираясь тут лишний раз рассусоливать. Тварей, разумеется, не пауков, те бы не пережили, а они еще понадобятся. Да и бой кулаками тоже нельзя забывать, как–никак — почти основная моя боевая мощь.

Крушитель Колоссов не единственный удар, который передал мне мой Наставник, да и не самый универсальный, если честно. Еще от него мне достался Отбойник, Лезвие и единственная в своем роде дальнобойная техника Силовой кулак.

Отбойник — по сути, очень мощный многократный удар кулаком. Когда человек перенапряжет свои мышцы, рука начнет дрожать. Фимний же показал мне, как этот эффект творчески переработать, чтобы дрожание превратилось в крайне быстрые и сильные удары. Для бесконечного спама ударами — самое то, Крушитель же слишком затратен.

Лезвие как–то уже упоминал. Это — сотканное из Света тончайшее лезвие длиной в тридцать сантиметров, можно больше, это просто оптимальная длина, являющееся продолжением этой самой ладони. Затратно, но дико эффективно в битве, когда ударами дело так просто не решишь. Технически, любых врагов можно Лезвиями на кусочки рубить, материал не сильно важен, влияет только на траты энергии.

А Силовой кулак, хоть и зовется дальнобойной техникой, бьет лишь на три метра. По сути — удар вызывает несколько волн энергии с разными частотами, которые в определенной точке схлопываются, нанося противнику урон. Именно повреждений от него не столь много, но для оглушения хватает с лихвой, хотя, если умудриться провести «удар» по внутренностям, то потроха свернет, как в тупой мясорубке. Выводит из строя большинство живых и даже умудряется воздействовать на микросхемы роботов. На технику, кстати, действует даже эффективнее, ибо та не регенерирует в большинстве своем.

Так вот, на встречающейся живности использовал Отбойник. Пара десятков ударов за одно мгновение — и очередная переломанная тушка улетает в стену, согласно физике. С весом моего тела с утяжелителями, да силой… Собственно, поэтому и не стремлюсь я использовать эти удары на разумных — мало кто остается в живых. А маги могут ставить щиты, которые держат любой удар слабее определенной силы. По таким лучше бахнуть Крушителем, Лезвием или выстрелом Вскрывателя, чтобы не мучиться, подбирая необходимую силу.

Но сейчас раздражение брало верх, поэтому я не сдерживался. Аня, скорее всего, с ума там сходит, а я тут, на третьем уровне канализации, где и связь–то уже давно не ловит. Собственно, она и на первом уровне не ловит из–за толщины и бронированности фундамента города, ну да не суть…

Из какой–то дыры вылетела очередная тушка, к которой даже не стал использовать спецудары, просто «отмахнувшись» тыльной стороной кулака, не сдерживаясь. Результат был таким же, очередная клякса с медленно спускающимися остатками кишок и костей по стене. Бесит.

За это время поговорил с Виз, узнав очень интересные вещи. Оказывается, ее мир не так уж сильно отличается от нашего, только более отсталый по техногенному развитию, а коренными жителями были те, кого мы зовем кернами. Серомордые великаны. Как оказалось, давние потомки изгнанных из Инферно демонов. И, что меня особо заинтересовало, там тоже практиковалась и магия, и Инквизиторство. Название только иное. В переводе на наш язык моих «коллег» звали Стирателями или Адептами Войны. Отдельная нация на отдаленной от других стран территории. И, что самое интересное, Виз была создана именно ими для них же.

Нет, собственно, я не удивлен о наличии аналогов «операторов Света» в других мирах. В конце концов, Свет есть в любом живом существе, тогда как другие энергии крайне капризны. Просто не все готовы, по факту, сражаться своей жизнью. Ведь если я выложусь на полную и потрачу все без остатка, то просто сдохну, даже если на мне не будет никаких ран. Полное истощение эгро — месяц в постели, а Света — сырая земля, облепляющая твой хладный труп.

А вот то, чтобы такие, как я, увлекались созданием артефактов… Хотя, я к тому же стремлюсь, так о чем разговор? Ладно, все равно больше ничего интересного от нее не узнал.

Где тот урод, у которого мои бабки?!

***Макс

Пятый уровень подземелий нас встретил пустотой. И вот это мне не понравилось совершенно!

Это вполне понятно и естественно, что любая очень мощная тварь сжирает всю «мелочь» на своем пути. Но насколько же этот монстр чудовищен, что он прогнал всех со всего уровня? Кстати говоря, сразу же, при спуске, ощутил давление на мозги. Судя по всему, очередной «мозговик» на мою больную голову.

Вспоминая, что мои восьмилапые друзья говорили о размерах встретившего их тут монстра, «достал» из стены двухметровое копье. На всякий пожарный. На мозги вновь что–то надавило, но я довольно привычно отклонил поток — не впервой с такими мразями сталкиваться. И в этот момент пауки за моей спиной повели себя крайне странно. Сначала схватились передними лапками за голову, заверещали, а через пару секунд двинулись вперед, словно зомби. Ну бля… Хотя, мне же лучше. Не искать падлу, зажавшую мои кристаллы, по всему подземелью, сама приведет.

Двадцать минут спринта по затхлым, слегка покрытым знакомым туманом, коридорам, и пауки привели меня в огромную, не побоюсь этого слова, пещеру, наполовину затопленную водой.

Стоило мне увидеть воочию эту тварь, как я устало выдохнул и, развеяв свое копье, закурил.

Блядь. Надо будет еще оборонок раздобыть, дабы жизнь себе облегчить. И чем прикажете это разожравшееся Нечто мочить?


2.8

***Анна

Он не пришел. Его нет уже второй день. И на звонки не отвечает. Как ушел тогда по делам в свой район, так больше от него нет никаких вестей. И Аню этот факт очень сильно тревожил. На работе сосредоточиться было очень и очень сложно.

Где он? Что случилось? Эти мысли нон–стоп сбивали ее со рабочего настроя. Все больше росло желание сходить самой и узнать, куда запропал любимый Хозяин.

«А почему бы и нет? — В ответ на ее мысли ответил спокойный голос Нии. Но Анна знала кошку достаточно долго, чтобы понимать, что та тоже волнуется. Не за него, а за самочувствие носительницы, такова уж ее природа — Не думаю, что тебя там ждет что–то плохое. Достаточно просто сказать, кто именно твой Хозяин»

Тоже верно. Надо сходить. А вдруг он в опасности? Конечно, сложно поверить в это, но он ведь тоже не бессмертен, хоть и силен. И осознание того, что она в таком случае вряд ли сможет помочь, от посещения его района девушку уже не остановит. В конце концов, запрещающего приказа не было.

Еще вчера она была не столько взволнована, как раздражена. Ситри, этот нелюдимый лич, ходила счастливая и цветущая, будто посетила косметический салон и слопала половину кондитерской лавки, а на вопрос Хворостовской ответила честно: «У меня на экзамене такой студент был…». И продолжительный такой рассказ, какой замечательный этот «студент». Надо ли упоминать, что здоровая ревность не отпускала ее весь остаток дня?

Но он вновь не пришел. И это заигрывание с почти тысячелетней «девушкой» отошло на второй, а то и третий план. В конце концов, она ему не жена, а с его выносливостью ему одной девушки точно мало — заездит напрочь, если лечащей магии не использовать. Даже если эта одна — похотливая кошка, очень даже крепкая в этом плане. А вот если его не станет… Даже думать об этом больно.

В итоге девушка не сдержалась и после работы пошла в упомянутый как–то в разговоре бордель «Горячие ножки».

Улочки гетто, после улиц Срединного и Верхнего яруса, а также Облачной школы, сильно давили на психику. Хорошо, что она сразу спустилась в его район, а не в стороне, а то мало ли. По дороге встретила группу отъявленных бандитов, по виду, которые, матерясь в голос, убирали со стен граффити. Как–то надо было узнать дорогу, на навигаторах гетто выглядело как сплошная серая зона, поэтому она задала прямой вопрос:

— Не подскажете? — И, когда пара из бандитов обернулась, продолжила — Где тут стоит бордель «Горячие ножки», который Леснику принадлежит?

— А ты на работу устраиваться, киса? — Похотливо улыбнулся один из них, поглядывая на крутящиеся позади нее хвостики и небольшую грудь — Я зайду в гости, в случае чего.

— Увы — Улыбнулась она, немного высокомерно приподняв носик, чего и сама от себя не ожидала — Но не думаю, что мой Господин, Лесник, одобрит такую идею.

На этих словах от бандитов аж полыхнуло страхом, что она, как менталист, отчетливо ощутила. Судя по всему, Максим крепко вдолбил им в головы, что это такое — идти против его воли. Один из бандитов, на вид постарше, отвесил говорливому подзатыльник, после чего обратился к Анне:

— Извините идиота, Госпожа, не злитесь. Я вас провожу, желание женщины Господина Крипа для нас — закон.

Ох, ну ничего себе.

«Хорошо же он их придавил, раз они так изгаляются» — С уважением протянула в голове кошка.

— Тогда, может, вы знаете, где его база? По сути, в бордель–то мне и надо было, только чтобы узнать дорогу туда.

— Конечно, Госпожа. Я проведу вас.

И ведь даже не усомнились в том, что она — его женщина. Или решили, что на месте разберутся, а сейчас лучше не рисковать? Надо попросить Хозяина, чтобы он поставил на нее какую–нибудь метку, по которой ее отличать будут.

«Ага, бирку с колокольчиком на ошейник. Смотрю, тебя твое положение совсем перестало напрягать» — В голосе кошки смешалось удивление и смешинка.

«Ну, не то, чтобы совсем, быть рабыней — это быть рабыней. Мало кому это полностью впору придет, хоть у меня и уникальная ситуация. Вот только быть рабыней неудачника и такого, такого…»

«Пробивного?»

«Пожалуй, да, пробивного и сильного Хозяина — это разные вещи. Не говоря уже о моей сути похотливой кошки, про которую ты постоянно талдычишь. Да чего я оправдываюсь, ты же у меня в мыслях сидишь! Ладно, короче говоря, все, что сопротивляется нынешнему положению вещей — почти отсутствующий здравый смысл. Эти постоянные сомнения надоели, но все равно лезут в голову. Когда падет и он, я действительно стану целиком и полностью собственностью Хозяина. И меня уже сейчас это радует…»

«Что довольно показательно»

«Соглашусь, пожалуй, моя мохнатая шиза»

«Ах ты!!!»

По дороге сопровождающий ее бандит кому–то позвонил, и на подходе Аня увидела какого–то дрыща в дверях, одетого в серый костюм. Судя по виду, это именно тот финансист и помощник, про которого упоминал Максим.

— Василий? — Не дала ему сказать первое слово девушка.

— Да, так и есть. Это вы утверждаете, что являетесь женщиной Господина?

— Так и есть. Я, по факту, его рабыня — Погладила она ошейник на шее — И пришла к вам только затем, чтобы узнать, почему Хозяин не приходил домой уже два дня.

На это Вася переглянулся с ее проводником и махнул рукой, мол, иди за мной.

— И больше он не появлялся? — Когда Анна узнала о подоплеке дела, волнение усилилось стократ. Спускаться в подземелья города — это опаснейшее мероприятие, а тут аж пятый уровень! Она хоть и не интересовалась, но слышала минимум о трех провальных рейдах вниз, из которых не вернулся никто. А вот об успешных информации не было…

— Не волнуйтесь, Госпожа — Успокаивающе повел руками Василий — Господин Крип выдал мне специальный амулет, который показывает, жив он или нет. Более того, у меня есть указания, что делать, если он умрет. Но он жив, хотя амулет странно мигал в последнее время. Думаю, просто связь сбоит, слишком много магии в фундаменте города.

— Я останусь тут, пока он не вернется — Твердо припечатала девушка, «включив» строгую училку.

— Но…

— Это не обсуждается. Организуйте мне ужин, после работы маковой росинки во рту не было…

***Макс

Таких размеров урода я встречал впервые. А также настолько противного.

Этот, судя по всему, был именно из земных мутантов, но изменения произошли в самой жесткой их форме. И у него действительно было человеческое лицо. Здоровенная, высотой добрых метров пятнадцать, голова ребенка, с лицом, больше похожим на маску, с человеческими же здоровенными глазами, по сути, и являлась его телом. Вот только изо рта, как и из шеи, по всему помещению лезли очень знакомые щупальца Мглы. Других конечностей не было.

Блядь, этот урод вызывал у меня самое что ни на есть отвращение. Прямо скажу — блевать охота при взгляде на эту тварь. Менталист, силой не обделен, громадный… Не знаю, каково Это было до поглощения тонны энергии от трех разных сил, но сейчас оно представляло из себя весьма серьезного противника. Нечто занимало собой весь зал. И, если судить по внешним проявлениям, все еще переваривало мои кристаллы. Сила Тьмы уже давила на мозги, Оно трансформировалось прямо на ходу, выдавая силу Хаоса, а Туман Мглы пока был слабым, но что будет, если дать Этому освоиться с новыми силами, я не хотел знать. Сия тварина должна сдохнуть здесь и сейчас. Так себе и запишем: «Если тварь Тьмы пожрет любую из других, Хаоса или Мглы, то может применить его силы. Это относится и к любой иной. Подлежит уничтожению в первую очередь». Что–то царапнуло сознание, но я отмел все, что не касалось предстоящего боя. Не до того.

Но чем это Нечто убивать? Ножи, клинки и копья просто малы, сюда же приплюсуем Лезвие. Хрен ли Ему эти царапины? Вскрыватель, даже если бы и был со мной, не помог бы, поскольку урод слишком огромен. Разве что глаза повыбивать. Тут только Крушитель и пламя могут помочь. Стандартную горючую смесь я давно могу воспроизводить, а спички и бензиновая зажигалка всегда со мной. Осталось только топливо для костра инквизиции найти. А сейчас…

— А ну стоять! — Приказал паукам, придавив их концентрированной Аурой Подчинения и перебивая влияние твари. Нехрен терять носильщиков. Эту тушу блядскую я однозначно буду валить, а ее кристалл должен быть немалым, ведь в мрази тонна спизженных у меня источников энергии. И его я намерен забрать с собой. У это херни внутри сто пятьдесят, мать их, моих миллионов кредитов!

Пиздец тебе!

Первый же Крушитель прилетел ей в носопырку. Да, учитывая, что вокруг были лишь щупальца, я пришел к выводу, что жизненно важные органы скрыты этой мордой. Допрыгнуть, правда, сложновато, приходилось изгаляться, добираясь даже дотуда. Не говоря уже о том, что лезущие изо рта щупальца конкретно так мешали.

В ответ на удар тварь взревела, оглушив мои чувствительные уши, и попыталась схватить меня нижними щупальцами, а те куда толще. Черт, за это время она почти трансформировалась, Мгла проявляется в Этом все больше с каждой секундой!

И в этот момент одно из тонких щупалец ударило мне по плечу, вцепившись, словно огромная пиявка, и вызывая волну дикой боли, от которой я заскрипел зубами. Казалось, что эта мразь вгрызается в мою плоть, вырывая кусок за куском.

Хорошо. Ты само напросилось на жесткий вариант, дерьмо собачье. Маска Скорости.

Если Лезвиями с основным телом — рожей твари сделать ничего нельзя, это не значит, что то же касается и всех остальных длинных и склизких частей тела. Проверим твой реген, блядский уродец!

Я не стал ограничиваться полумерами. Эта тварь не была слабой, ей вполне по силам меня тут сожрать. Ей хватит скорости, если буду ограничивать себя. Это значит только одно. Пора выйти на следующий уровень разгона. Бля, как я это не люблю, кто б знал…

Мышцы застонали от напряжения, когда мое тело начало ломиться вперед, невзирая на сопротивление воздуха. Все, это максимум, на который я способен в утяжелителях. Но, думаю, твари с лицом младенца этого хватит. Я летал вокруг еле как шевелящейся в моих глазах твари. Пока падал на землю один отрубленный извивающийся кусок мглистого желеобразного мяса, начинали свой подобный полет еще два. Да, пусть щупальца были сильными и толстыми, но вот прочностью не отличались, Лезвие отсекало их, почти не встречая сопротивления, а меня окатывала очередная доза черной крови, воняющей гнилыми помоями. Мое тело стонало на грани. Вода пыталась замедлить бег, буквально за пару шагов уничтожив сопротивлением штанины ниже колена и серьезно потрепав берцы, поэтому пришлось придумывать, как до твари добираться прыжками, с разгону перепрыгивая водную преграду.

Оно не успевало. Особенно уязвимым Оно было, что в принципе, понятно, со спины. Собственно, у урода не только лицо было младенческое, а целая голова, но затылок, видать, костями не обладал. Стоило мне распороть противно «бурлящую» кожу, как тварь взревела, а из разреза начали вываливаться осклизлые, черные, шевелящиеся, словно клубок спаривающихся червей, потроха. Причем вылезать, будто под давлением, буквально разрывая надрез. И в этот момент мое разогнанное сознание четко осознало, что мне жутко свезло. Я пришел именно сейчас, не позже, когда она закончила бы обращаться и покрылась костью, шипами и прочей хаоситской херней.

Когда спала маска Скорости, успокаивая натруженное, исходящее паром, тело, я был спокоен, словно камень. А твари сильно поплохело. На огромной роже живого места не было, все в рваных ранах. Щупальца отрезаны и валялись около стен, извиваясь в конвульсиях, истерзанные потроха плавали в черной от крови жиже, но тварь шевелила обрубками и ревела, показывая, что еще жива, выпуская кончики новых отростков. Реген у нее все же был, и довольно не слабый. Ну, раз ты так желаешь, урод клятый…

Я опустил руку в вонючую воду, которая покрывала почти весь пол, а в центре дно еще и углубилось под это тушей. Говорил же, вроде, что помещение наполовину затоплено? Ну вот этим и решил воспользоваться. Как только прохладная вода окутала руку, запустил в мозгах молекулярную структуру нефти. Не бензина, нет. Нефть горит куда дольше, да и намного вреднее. Пауки же меня прикрывали от лезущих тоненьких свежих щупалец огромной твари.

Спустя минут тридцать Это оказалось в озерце из нефти. Реген его работал, постепенно приводя тушу в порядок, и до полного восстановления ей не хватило, примерно, часа четыре. После этого я «достал» из пола килограммовый кусок сухого горючего, задумчиво его подкинул на руке, улыбнулся предвкушающе, отошел за поворот, поджег и метнул в озеро. За время создания «лужи из нефти», зал наполнило немалое количество испарений. А горят же именно они в первую очередь… Короче, бахнуло знатно, неплохо опалив мне плечо, так как близко стоял к повороту. Потому как надо сначала мозгом думать, а потом уже делать, да.

Мне не жалко сжигать этого ублюдка. Быть тварью в этом мире — участь так себе. Понятное дело, что Оно не выбирало свою судьбу, но и жить под городом Этому я не могу позволить.

Горело оно долго. Верещало еще около часа, я уже подумал было, что топлива не хватит. А потом издохло, не выдержав моей очень жаркой любви. После его смерти плоть уничтожилась очень быстро, видимо, еще была не особо стабильна.

По итогу в пылающем озере остался только кристалл. Очень большой, да еще и уникального цвета. Это, на моей памяти, первый угольно–черный, матовый кристалл. Источники энергии Тьмы были темно–серыми, Мглы отдавали фиолетовым, а Хаоса — переливались разными цветами темных оттенков.

— Знаете что, товарищи мои восьминогие. Утащите–ка эту хренотень ко мне домой. Я вам расколю ее примерно на три равные части. Эта махина сильно отличается от остальных, а вопросы мне пока не нужны. Потом буду разбираться.

Долго здесь задерживаться было уже нельзя. Меня уже душил сильный недостаток кислорода, плечо, зараженное Мглой, пришлось прижигать и, слава природе, этого хватило, а второе, хорошо опаленное взрывом, постепенно регенерировало. Тело сильно нуждалось в отдыхе, потратился я прилично. Тварь была не столь сильной, как казалась, но поджимало осознание, что она мутировала и совсем неизвестно, что бы смогла выкинуть потом, отступи я сейчас.

Поднимаясь обратно легким бегом, осознал одну мысль, от которой чуть не споткнулся. А ведь твари постоянно сражаются между собой! Даже внутри фракции, Тьма с Тьмой, к примеру, а про других и говорить нечего, они будто ненавидят со страшной силой тех, кто не их родич. Только Мгла сама с собой не дерется, боевые единицы коллективны, а две территории рядом еще не встречал.

Но я ни разу не видел, чтобы силы смешивались! А ведь должен был бы, если бы такое было повсеместно!

Эта же тварь была уникальной в своем смысле, получается. И не дает мне покоя голова младенца… Было ли Это человеком и по какой причине стало таким? Виноваты ли в этом буйствующие энергии, или же…

Творится какая–то дичь, ничего нового. И очень сильно надеюсь, что именно эта дичь никак не связана с дерьмом, творящимся на поверхности.

***Интерлюдия

Стоило Максиму уйти, а озеру потухнуть от недостатка кислорода, как из–под толщи нефти выскочило крохотное, с ладонь размером, существо. Когда оно отряхнулось от черноты, облепившей его со всех сторон, стало понятно, что оно представляло собой точную копию недавно умершего, но в миниатюре. Существо с ненавистью глянуло в проход совсем не детским взглядом на младенческом личике, развернулось в противоположную сторону и быстро пошуршало тоненькими щупальцами в противоположный проход, унося с собой толику мощи трех разносторонних сил…

***Макс

На базе меня ждала Аня, чем сильно удивила. Отсутствовал я, в общем, трое суток, как оказалось, а она уже сутки сидит здесь, отвлекая Васю от работы. Вообще, сначала даже сообразить не успел, что происходит. Захожу, понимаешь, в свой кабинет, и тут ко мне скользит рыжая молния, а на шее виснет знакомая девушка. И тут же начинает рыдать в три ручья. От подобной встречи я слегка окосел, надо понимать. Как–то не привык, что меня могут где–либо и кто–либо ждать.

А она, как оказалось, пришла уже будучи на взводе, хоть и старалась не показать вида. И хоть Васек ее успокаивал, отпаивая расслабляющим чаем с каплей лорского рома, хоть и рассказал, что я в одно рыло четыре с половиной сотни бойцов с оружием уработал, да и вообще суперначальник, она не успокаивалась. Да что там, даже Арания вылезла, чтобы нервы девушке поправить. Получилось, хоть и не совсем обычным для мохнатого тролля образом.

Вплоть до моего прихода кошка работала подушкой–антистрессом.

В итоге, когда девушка вцепилась в меня, будто клещ, помятая, с неровной и топорщащейся шерстью, кошара, пообещав мне всего очень хорошего, исчезла. Надо будет ей чего вкусненького подогнать за страдания, что ли. Рыбки там. Хоть она и сказала, что земную еду ей есть не надо, но вкусняшки, думаю, может и пожевать ради удовольствия.

В итоге, кое–как успокоив девушку и усадив напротив, задал ряд вопросов по поводу того, что увидел.

— Что? Смешивание разных энергий? Нет, такое невозможно. Хотя… у нас есть одна женщина, что занимается исследованиями монстров, возможно, она больше знает. Сара Вестервик, она суккуба. Знает о монстрах очень многое. Только… это…

— Что такое?

— Ну… как суккуба, эта женщина очень любвеобильна, а также мастерски владеет очарованием…

— А–а–а. Вон ты о чем. Очарование на мне не работает, был опыт. Ментальные техники на нас слабо действуют, мы их чувствуем и можем отклонить. Но вот насчет ревности — забудь нафиг. Даже если у меня легион в шестьсот шестьдесят шесть баб будет, ни про одну из «своих» я не забуду. Каждая будет получать мою ласку, пусть она и довольно специфична. А уж ты, как добровольная и, тем более, первая на данный момент рабыня, на особом счету. С принудительными я куда как строже обхожусь.

— А были и другие? — Вот тут девушка явно удивилась. На что я потрепал ее по рыжей шевелюре.

— Солнце ты мое рыжее и наивное. Я не ангел. У меня было три бандитки в ошейниках, пара гуманоидных монстров, да и сам немного разбоем на дорогах занимался, оттуда тоже пяток рабынь доставал. Из них кто–то погиб, сражаясь вместе со мной, кого–то продал за ненадобностью, ибо непокорные были, а ломать не было смысла — не стоили они усилий, качество не то. Пожалуй, только пара из всех была со мной почти добровольно, скажем так, не против, но тогда я сам был еще не столь силен… Короче, защитить не смог, как и вылечить. Пришлось сжигать трупы. Так что не идеализируй в своей головке ничего. Я, смею надеяться, не самый глупый представитель человечества, пережил довольно жестокий опыт, не пренебрегаю знаниями, обладаю определенной силой и стремлюсь выше, но… И рабами торговал, и воровал, и грабил, даже насиловал, было дело, а уж кладбище личное, скорее всего, находится в топ–десять по миру, так что далеко не идеален. И с теми, кто со мной по своей воле, я обращаюсь соответственно, со всей душой. Все поняла, малышка? — И целую ее в лоб. Прямо чувствую кожей, как в ее головке шестеренки крутятся.

— Вы ведь меня… не бросите? — Сколько же в ее голосе было… блин, даже передать этих эмоций не могу. Но ответ был один.

— Пока ты со мной и мне верна — я буду с тобой до последней капли крови — Ответил серьезно. Не время для шуток — И уж точно не брошу на произвол судьбы ту, которая мне доверила себя без остатка. Раз сам принял твою клятву, то несу за тебя прямую ответственность. И плевать мне на твой возраст, расу и прочее. Ты моя, а свое я не отпущу. Слишком жаден для такого. Теперь поняла, с кем связалась? — Ухмыльнулся я под конец. Не удержался. Она же раздумывать долго не стала, подпрыгнув и впившись в губы долгим поцелуем, второй раз за этот день меня удивив.

— С самым лучшим Хозяином в мире — Сказала она, оторвавшись — Другого ответа и быть не может.

Ну, в чем–то она права. Если уж ты делаешь свою жизнь зависимой от кого–либо, то и сомневаться в этом разумном смысла нет. Время для сомнений было тогда, когда существовала свобода выбора.


2.9

***Макс

В итоге домой мы не пошли. Узнав у Васи, что мы заработали с уже проданных кристаллов двести двадцать восемь миллионов с хреном кредитов, распорядился потратить их на оплату оставшихся, роспуск лишних бойцов и взять сотню тысяч себе, а остатки отдать мне лично вместе с отчетами по затратам. На завтра были планы провести ревизию района, а денег в наши точки придется вкладывать уйму. И ушел в одну из комнат вместе с повисшей на мне от переизбытка эмоций девочкой–кошечкой.

На следующий день, в ультимативном порядке отправив невыспавшуюся девушку на работу, взял трех бугаев, Васю, и пошел по своим точкам. Первой, естественно, был мой дорогой бордель.

Когда я пришел на порог, меня встречала снова Лера.

— Добро пожаловать, Господин… — И тут, увидев мою «охрану», сказала иное, не самое обычное приветствие, хоть и столь же мило улыбаясь — Великий Господин.

Ну надо же. Либо это Белла на них так повлияла, то ли Кривой выпендривался, муштруя «типа своих» девочек.

— Ну, Лерочка, не стоит менять привычное обращение на всякую ерунду, мне и так нравилось — Улыбнулся я ей в ответ — Сегодня, увы, снова по делам, но скоро точно зайду именно к вам, девочки.

— Конечно, Господин. Мы уже почувствовали себя легче за последние дни. Предыдущий Хозяин забирал почти все, его люди приходили ежедневно.

— Белла мне рассказывала, да. Потому и сказал этим обалдуям недавно, что их начальник поступает неправильно. Но и приходить к вам будут те же люди, и на них бузить за прошлое не надо. Они люди Приказа, что скажет начальник, то и сделают. И, пока ими командую я, они выполняют мою волю. Но, если кто–то позволит себе лишнее — Выдержал паузу, чтобы все поняли, к чему я веду — Просто скажите мне. Теплое место в подземельях Северного я им организую.

На этом моменте я аж почувствовал страх своих названных телохранителей. Не сомневаюсь, что те по цепочке передадут мои обещания. В конце концов, уже все бойцы знали, откуда я вчера поднялся.

— А сейчас позови мадам, милая — Вновь сменил ноту я, улыбнувшись — Надо обговорить потребности вашего заведения.

Вышел я только через пару часов. Белла давила на совесть и жалость, как могла, но разжалобить меня никак не вышло. Даже демонстрация всех девочек в неглиже и развратных позах не помогла. Но она пыталась, что тут сказать. По итогу решил сделать хороший ремонт, дать все девушкам, включая саму мадам, нормальные проценты с клиентов и обеспечивать свежей мебелью, постельным бельем, взяв еще партию костюмов развратного косплея до кучи, как–никак, клиентуру надо увеличивать. Хоть Белла и пыталась выбить еще сверху хорошую такую ежемесячную премию, дал ей лично пятьдесят тысяч за информацию о Кривом, единожды. Ибо нечего выпрашивать. Там посмотрим по работе, чего она добьется.

Если честно, подумываю о покупке Лерочки. Девочка реально в душу запала за все это время. Остальные по–любому заметили, что к ней я чаще всего наведываюсь. Неглупа, красива, а также в постели идеальна, не побоюсь этого слова. Послушна и старается сделать максимум, чтобы удовлетворить клиента. Даже массаж освоила в совершенстве, стоило только заикнуться. Не знаю уж, как с другими, но со мной именно так. Еще и в магии что–то смыслит, насколько знаю. Слабенький маг Крови. Пока о покупке и не заикаюсь, чтобы никого не обнадеживать и не расстраивать, но задумка имеется. Там поглядим.

Да, они все там рабыни в ошейниках. И, можно сказать, что им повезло. Пусть это и бордель, да еще и в гетто, но сам он довольно приличный и с хорошими ценниками. То есть откровенная шушера туда не ходит, только клиенты более–менее нормальные. Может, именно поэтому посетители там — гости нечастые, рекламы не хватает. О нем знают немногие, а кто знает, зачастую не могут себе позволить. Такому борделю место в Срединном ярусе, но из своего района я их теперь не отпущу. Вот захвачу территорию на ярус повыше, там и подумаю… хм, разогнался, ага.

Далее пошел по улицам в клуб «Мотылек». Увидел, как люди явно бандитской наружности убирают остатки флайта и улыбнулся. Квартал и так уже намного чище, чем был, а такая умилительная картина настроения только прибавляет. Ну да ладно.

Клуб на первый взгляд разочаровывал. На второй — тоже. По сути, там не было нихрена, кроме танцпола и бара. Выбор в баре был невелик: Дешевая водка, пиво и какая–то лютейшая бурда, напоминающая кислую брагу по запаху. Все. Причем директор клуба спал в пьяном угаре. И это меня расстроило немного.

Когда моя «охрана» почти утопила в раковине этого придурка, а тот немного прочухал реальность, начал разговаривать. И чем больше я с ним говорил, тем меньше этот идиот мне нравился. Как итог — звонок Васе, чтобы тот подбирал нового управляющего, а тело этого я приказал оставить в каком–нибудь углу гетто. Твари ночью найдут да сожрут. И плевать, что тело еще живое, просто связанное. Этот придурок сам же грабил мой клуб, надеясь, что его на лжи не поймают. Может, с пофигистичным ко всему Кривым это прокатывало, но не со мной. А мораль мне читать — дело бесполезное. Насрать.

Ради разнообразия, видимо, кафе «У Гриши» оказалось весьма приличным заведением. Гриша, тезка бывшего владельца, оказался весьма толковым поваром и управленцем. Единственное, что не давало развиться бизнесу — это непомерная жадность Кривого. Но, поговорив с этим дварфом, мы пришли к хорошему соглашению. Этот мужик сможет поднять свое кафе на почти элитный уровень, я и сам поверил в это. Претензий просто не было. Он умудрился в гетто, под гнетом Кривого, поддерживать заведение на весьма приличном уровне, нарастив постоянных клиентов своей готовкой. При этом помощников у него было всего двое. Короче, мужик молодец и получил мою поддержку.

«Бочка с драконом» тоже меня порадовала. Управленец Ника справлялась со своими задачами на все сто. Закупая массу алкоголя, по большей части дешевого, умудрилась наработать на более качественное пойло, чтобы не сосать лапу, или еще что–нибудь, вечерами, а вкусно кушать. И я решил всемерно поддержать ее деловую хватку, дав неплохую сумму единовременно, на закупки, и поручив Васе сделать ремонт помещения. Женщина Ника довольно симпатичная, к слову. Меня, правда, не зацепила, но вот, как потом услышал, мои бандюги вокруг нее круги нарезают, аки пираньи. Надо будет кого–нибудь с ней свести нормального, что ли, нехорошо столь хорошим женщинам вот так вот прожигать жизнь лишь в бизнесе.


Пришел к выводу, что Кривой был полным идиотом, раз не использовал свои кадры. Бордель с профессиональными и красивыми работницами, Григорий — повар от бога, Ника — крепкий предприниматель и, как оказалось, три суровых керна с ясно работающими мозгами, братья Дэк’эр что работали в мастерской.

Те вообще фактически нагрели бывшего босса, отдавая ему выручку с ремонта, а сами мастерили вещи из разных материалов, собирали машины и компьютеры на заказ. С этого всего заработок был куда выше, а забирали они его себе. И правильно делали.

Вот с ними пришлось прилично зависнуть, обговаривая все нюансы. В итоге сошлись на том, что уже официально дополняем ассортимент, они ищут помощников, обновляем им станки и прочий инструмент, а также они могут заказывать у Васи материалы, если что. Я же с них буду брать деньги за каждый третий заказ, грубо говоря, треть. Это немного, если учитывать, что я их всем необходимым обеспечиваю. Моя выгода в них самих, мало ли, что понадобится. Мастера они рукастые.

А далее пошли точки, что мне не принадлежали, но находились под охраной смотрящего. Мда…

Мой первоначальный план давать всем выбор из трех вариантов уже не показался таким привлекательным. По сути, точек в районе оставалось всего девять. Три, что я посетил первыми — бары самого отвратительного пошиба. Грязь, вонь, в углу блевота с кровью, мебель колченогая или «только дунь — и рассыпется». Бухло — проще спирт водой развести, чем деньги на это дерьмо тратить. И соответствующий контингент, некоторые представители которого в прямом смысле валялись под ногами. Одному даже на пальцы наступил, а с моей вечной тонной веса это все кости всмятку, а ему хоть бы хны. И нет, жив он был, уж это я всегда вижу. Вон в том углу точно труп, задушен чем–то. Кстати говоря, тут даже девчонки были. Настолько «красивые», что сдохну, но столько не выпью, несмотря на сопротивляемость алкоголю. Даже не хочу их без одежды видеть, рискую схлопотать психическую травму вкупе с импотенцией. Надо ли говорить, что все они были в ошейниках? Это насколько же надо запустить рабов?

Короче говоря, учитывая мой план превратить район в мало–мальски приличное место — эти бары надо стереть. Либо выкупить и поставить нормальных людей. Дешевый бар дешевому бару рознь. Пусть бы здесь были драки в меру, пьяные рожи, мат и угар, на то он и бар. Но он был бы чистым, лишний беспредел бы пресекался, а выбор алкоголя был бы вполне адекватным. А вот девочек как в порядок приводить — вопрос века. И на улицу выкидывать жалко, не за что, вроде, но… ладно, будем решать проблемы по мере их поступления.

Четвертое место… ну, это был тоже бордель. Только садо–мазо направленности. Платишь креды, сверху накидываешь за пункт «без ограничений» и все, хоть до смерти забивай неспособную сопротивляться жертву, закованную в цепи. В общем и целом идея неплоха, нынешняя мораль такое делать позволяет, но что–то мозг мне царапало. Хозяин заведения, Роман, рыжий такой бугай под пару метров ростом и с явными садистскими замашками, как только узнал, с кем говорит, сразу стал таким шелковым что аж подташнивать стало. Ну да хрен с ним.

Я попросил его провести мне экскурсию, с «жертвами» познакомить, да общую обстановку посмотреть. Если смотреть на все, что явилось моему взору, беспристрастно, то «Жертва богу» была заведением на уровне. Цивильные комнатки на первом и втором этаже, с полным набором прибамбасов не смертельного назначения, клетки в подвале с куда более жесткими вещами, типа пыточных инструментов и устройств, да средств мучительной казни. Если наверху преобладали различные инструменты для флаггеляции типа плетей, флогеров да стеков, а сковывать предлагалось кожей, веревками и наручниками, то внизу была преимущественно сталь и дерево: Кандалы, колодки, кресты и клетки. Ну и всякое, типа «железной девы», «деревянной лошади», инструментов для выдергивания ногтей, скальпелей, тесаков для рубки мяса… да много чего там было. Даже камера кремации с регулировкой огня была — полезная штука. Правда, следы от ногтей на той стороне двери наводили на определенные мысли. И не «Как так можно с живым бла–бла–бла…», а «Нахуя? От такого способа же даже никакого кайфа нет».

Это все не столь интересно, пытать можно вообще без приблуд разных, плавали — знаем. А вот сами «жертвы» — это отдельный разговор.

На данный момент разумных было четырнадцать. Одиннадцать девушек и три парня. Пара лорок, один керн — парень, остальные люди. Все в шрамах, кто–то с отсутствующими частями тела, но все еще живые и способные чувствовать боль. И вот когда я осматривал их, встречаясь с пустым и безразличным взглядом у некоторых, и с нездоровым энтузиазмом у других, меня озарило.

— «Росой» пользуешься?

Это было очевидно. Кто–то под дозой, кто–то явно выпрашивает. Видать, Рома давал дозу тем, кто переживет несколько клиентов или что–то вроде того. На мой вопрос он несколько замялся, но, все же, со вздохом, ответил:

— Пять клиентов — доза. Это был самый простой способ сделать их по–настоящему заинтересованными в клиентах.

Бля. И, опять же, ничего такого, по меркам нынешнего мира. Но подобный подход к человеческому ресурсу мне самому не очень нравится. Думай, голова, шапку куплю.


Итак, он пользуется наркотиками, чтобы подчинить и заставить рабов «работать» с энтузиазмом. Также он явно пользуется услугами лекаря, но на минималках, например, чтобы обрубок руки покрыть кожей до того, как тело истечет кровью. Хм… а что, если…

А вот это уже здраво.

— Роман, как насчет продать мне заведение и остаться тут директором под моим началом? Зарплата будет приличная, не меньше того, что ты получал, но делать все будем уже по–моему.

Думал он минут десять. Я успел полбутылки вина осушить за это время. А потом Роман покивал сам себе и, тяжело вздохнув, ответил:

— А давайте. Я вообще недавно закрываться думал. Как–то так сложилось, что ко мне стали ходить в основном маньяки, которым только лишь бы убить. Я сам дал такую возможность, но часто это делать накладно. Да, сумма, которую они платят, с лихвой покрывает покупку другого раба, но там же еще и наркота бешеных денег стоит, и время на обучение тратится… Короче, рабов все меньше, а я просто не успеваю. Кстати, давайте я вам покажу одну! — Встрепенулся он — У меня тут как–то демонолог побывал, так у него денег не было, он расплатился свитком призыва суккубы. Я призвал ее, надел ошейник, но она еще не привыкла. Наркотики на них не действуют, как и яды, воспитывать только руками приходится. Не желаете развлечься?

Суккуба? Интересно.

Вообще, демоны не считаются одной из девяти пришлых рас. Их довольно мало в нашем мире, но все же они интегрировались в общество. Внешне от людей почти не отличаются, их выдают только разнокалиберные рога, тоненький хвост над задницей и способность призыва магических крыльев. Однако если смотреть в суть, то отличия сильны. Демоны — наполовину магические существа. То есть наполовину состоят из чистой демонической энергии. Именно это дает им способность транформироваться в кого угодно. Очень сильные маги. Ну и да, суккубы те еще нимфоманки, это у них в мозгах заложено, как и у инкубов.

Когда я увидел в одной из клеток забитую девочку, то сперва подумал, что это ребенок. Она скукожилась в клубочек и сидела в углу, спрятав лицо в колени, оставляя на обозрение только темно–бордовые длинные волосы.

— Ристаррес, вставай.

Я видел ее страх. Она дико боялась. От звука голоса Романа ее аж тряхануло, она подняла лицо с немного впалыми щеками, с ужасом взирая на него запавшими красными глазами. А потом…

Она перевела взгляд с Романа на меня, попыталась подняться, но тут же упала на колени. Судя по всему, от слабости. Но я успел увидеть у голой девчонки впалый живот с торчащими ребрами и грудь–нулевку. Видать, этот ур… «воспитатель», чтоб его, ее не кормил с момента призыва. Блядь, ну кто же так воспитывает–то, а? Кретина кусок.

Девочка же быстро, на четвереньках, приблизилась ко мне, громыхая тянущимися за ней кандалами, после чего, поцеловав несколько раз под моим офигевшим, от этих действий, взглядом мой ботинок и, подняв умоляющий взгляд на меня, хриплым шепотом затараторила:

— Господин, заберите, пожалуйста. Я буду самой верной вашей рабой, сделаю все, что вы скажете, до конца дней…

— Замолкни.

Так. Вдох–выдох, успокойся, Крип. Да, демоны лживы, но это их качество не столь ярко выражено, как воспето в человеческих устах. И своему слову они намного более верны, чем остальные расы. Это завязано на их энергетику, нарушат слово — умрут. И чтобы демонесса, воспитанная такими же демонами, сказала подобное, надо сильно постараться. Я наклонился и, схватив застонавшую девушку за плечо, поднял к лицу, чтобы осмотреть тело. Так, рубцы от плети, множество гематом по телу и лицу, отпечаток веревки на шее. Глянул и на фон эгро, на течение Света. Понятно. Идиот.

— Слышь, Рома. Ты кретин или как?

— Простите? Не понимаю. Я делал все так же, как и с остальными. До того, как начал использовать наркотики.

— Она демон, блядь ты такая. Ты в курсе, сколько даже человеческое тело тратит энергии на подавление боли и выживание? Знаешь, почему необходимо плотно кормить людей, подвергающихся пыткам, если убить не хочешь? А она — демон, у которой априори тело наполовину энергетическое. Ты ее хоть раз после призыва кормил?

— Нет…

— А она уже появилась с пустым желудком, дауна кусок. Призыв так и работает, перенося лишь чистое тело, без одежды и пищи внутри. Как я вижу по уровню ее энергетики, даже если ее не будут мучить больше, она даже до завтра не доживет. Это человек может из тела энергию высосать в случае голода, критически похудев, а демоны иначе устроены. Не говоря уже о стальных кандалах, которые все это время буквально вытягивали жизнь из энергетического тела, выводя в пол. Тебе, бля, очень повезло, что ты мне ее показал, иначе завтра труп пришлось бы сжигать. Сука, не знаешь — не берись! Или изучи информацию, перед тем, как действовать. Короче… — Я глубоко вздохнул, успокаиваясь. Ну нахер, на сегодня путешествий достаточно, остальное завтра обойду — Сегодня закрываешься. Девицу забираю. Завтра приду с новым планом работы клуба. Все, тема закрыта.

После этого разомкнул кандалы девушки и, подхватив почти невесомое тельце на руки, понес на выход. Суккуба отрубилась мгновенно. По дороге сказал Роману, чтобы дал пожрать всем «жертвам». Их еще и реанимировать теперь…

Нет, я не собираюсь прикрывать эту лавочку. Делать больше нечего, и сам сюда с удовольствием наведаюсь, если что. Но сделать все надо иначе. Нужен действительно хороший лекарь, который уберет все повреждения после экшена, нужно запретить убийства. Как ни крути, а это бред, пускать своих работников на заклание за денежку малую. Более того, я организую обмен рабынями между «Жертвой богу» и «Горячими ножками». Пусть девочки отсюда периодически «отдыхают» в обычном борделе, а те прочувствуют на себе совсем иное удовольствие. Это будет на пользу всем. Больше скажу — мне нравится это место больше, чем то. Я садюга, есть такой грешок, и избавляться или давить его не планирую. Но вот потакать любителям «продажной казни» не намерен.

О-па, а вот и доказательство, что в гетто и бесплатно можно развлечься таким прекрасным образом, как убийство.

Стоило нем выйти из помещения на улицы, как я увидел большого адского пса, пожирающего чье–то тело. Время было уже под вечер, поэтому не особо и удивлен. «Адский пес» — название Инквизиторов. Это тварь Тьмы, внешне несколько смахивающая на волка. Только без кожи, сверкающая голыми, но крайне мощными черными мышцами, с красными глазами — пуговками и пастью, как у слишком зубастого крокодила. А еще очень быструю и чувствительную. Но самое опасное, что они поодиночке обычно не ходят.

Однако тут она была одна. И это радовало. Устраивать жесткие потасовки уже не хотелось. Поэтому передал девушку одному из охранников и «вытянул» из пола хороший томагавк. И, не долго думая, метнул со всей своей дури в эту тушку, метя в шею. Однако, как и предполагалось, этого оказалось мало. Мышцы у этих уродов титановые. Топор воткнулся наполовину и тупо застрял, принеся твари довольно много боли, но не повреждений. И этот игноратор все же обратил на меня внимание. Чего я и хотел.

Псина разогналась и прыгнула на меня. Я же ждал до последнего, а когда псина была в метре от моего носа, мгновенно зарядил Крушитель и вбил монстра в бетон ударом, помноженным на накопившееся раздражение и мой вес. А он, напомню, более тонны. Голова монстра треснула в нескольких местах, образовав в старом асфальте нехилый кратер, и брызнула во все стороны свежей кровью. Еще секунда и почувствовал смерть твари. Все же это не те дикие, очень сложные и опасные монстры Леса. Так, шушера.

— Так, парни — Обратился я к мужикам, что стояли и с легким шоком смотрели на мертвую псину, уложенную одним ударом — Какого, простите, хрена я вижу подобное в своем районе? По возвращению берете всех, делитесь на десятки и рвете всю агрессивную живность на подконтрольной территории. Я ясно сказал?

— Но шеф, нам такую десятком не завалить…

— Будете спорить, на пятерки прикажу рассосаться. Мужики в лесу в три десятка стволов справляются с куда более мощными тварями. Это — Указал пальцем на труп — По сравнению с теми — мелкая собачка. Китайская патлатая мразота, что умеет только лаять и гадить в тапки. И, в конце концов, вы обсуждать мои приказы будете? Я сказал, чтобы этого дерьма, как и агрессивных отбросов общества, в моем районе не было. Все понятно? Если разобраться, я и сам могу всех здесь выкосить, но нахрена тогда мне столь бесполезные подчиненные? На корм пускать?

— Никак нет, шеф! Рады стараться!

— То–то же. Флайт вызвали? Или мне домой пешком переться?

— Нет…

— А надо было догадаться. Или вы будете и дальше отыгрывать тупоголовых образин? У меня такие не работают.

— Все будет, шеф! Подождите немного… вот — Протянул он мне бутылку неплохого вина — Расслабьтесь, скоро все сделаем.

Хм… а он не дурак. Откуда взял и как догадался мне в подарок подогнать — это его проблемы, но прогиб засчитан.

Аня меня встречала снова на коленях и выражая полную покорность. Но, стоило ей разглядеть груз на моих руках, как я сразу заметил ее напряжение. Держать ее в неведении и не собирался, поэтому сказал, как есть:

— Итак, Аня, познакомься. Это — Ристаррес, или Ри, с этого момента точно такая же рабыня, как ты, только ты теперь Старшая. Накормить от души и рассказать правила этого дома — И протянул бессознательное тело девушке. Надеюсь, она сдержит свои гневные позывы.

Сам же я устал от идиотизма этого дня, а поэтому пошел сразу в кровать. Задолбался…

***Интерлюдия

В богато обставленном зале, в мягких креслах, перед камином с магическим пламенем сидели двое мужчин.

— Слышал, что в Красном районе сменился смотрящий — Скорее утверждающе сказал полный и лысый, но с щеточкой черных усов мужчина, гоняя по бокалу коньяк.

— Да, босс. Кривого убили, насколько мне известно. Шума было немного, захват власти произошел очень быстро. Однако, учитывая личность нового смотрящего, не вижу ничего удивительного — Ответил собеседник хозяина дома, сухопарый и высокий мужчина в круглых очках.

— И кто же это?

— Лесник. Судя по всему, все же решил переехать в город.

— Оу, ну надо же — Глава клана Игнис, видимо, был сильно удивлен — Старик Фимний бы ни за что не полез в наши разборки, а его приемыш, значит, решил тут все же повариться…

— А еще его видели в Облачной школе. Судя по всему, собрался пройти обучение.

— Вот так новости. А он разве не Инквизитор? Хм… Знаешь, Руслан, соберите там свою бандитскую сходку. Официально кланы с вами не связаны, потому будешь моими устами. Надо прощупать мальца и дать понять, что тут четкая иерархия. Беспределить без меры никто не позволит.

— Принял, босс. Сделаем. Подождите немного и всех соберем.

***Анна

Ни на секунду оставить нельзя! Не успел вылезти из своих подземелий, а уже нашел еще одну девку. Да еще и суккубу! Пусть и мелкую, хотя… Ну конечно, метка крыльев есть, значит, она уже совершеннолетняя. Детей призыв не забирает, только если здесь рождаются. Значит, эта девица просто миниатюрная.

Однако, стоило ей внимательно осмотреть девушку, как негодование начало уходить само собой. Такого истощения она давно не видела. Еще и шрамы красноречиво говорили, что ее пытали. «Надо будет спросить Хозяина, откуда он ее забрал. Хотя и у нее можно узнать» — с такими мыслями Анна и начала будить суккубу.

Ристаррес, если Аня правильно запомнила, открыла глаза и огляделась. После чего слабо улыбнулась каким–то своим мыслям и еле слышно, с хрипотцой, задала вопрос:

— Вы кто? И как зовут Хозяина?

— Я Анна Хворостовская. Его рабыня и, по совместительству, преподаватель в магической школе. Нашего с тобой Хозяина зовут Максим Крип. Но давай поговорим позже, Хозяин наказал тебя накормить.

Она, услышав последнее, активно, насколько могла, закивала и принялась спускаться с кровати, на которой лежала.

— А из одежды ничего не найдется? — Так же тихо, но более твердо задала вопрос суккуба. На это Анна только ухмыльнулась.

— А из одежды ничего и не положено, кроме ошейника и вот этого фартука по необходимости. Я сейчас только от плиты, а ты обойдешься. Пошли, по дороге объясню, что к чему в этом доме.

На эти слова Ристаррес только удивилась, не более. Ну, во–первых, потому, что сил на другое не было, хоть за время сна при полном контакте с Хозяином немного вытянула энергии, совсем капельку. А во–вторых, у демонов совсем иное воспитание. Комплексов там не учитывается и, хоть девушку и не удовлетворяли ее пропорции, которые и до голодовки были весьма печальными, но своего тела Ристаррес не стеснялась совсем. Раз Хозяин сказал, что надо так, то надо именно так, а не иначе.

Стоило суккубе увидеть свою порцию риса с мясом и овощами, последние мысли покинули ее голову. Очнулась она только тогда, когда была съедена третья по счету порция и выпита вторая кружка чая, а животик девушки напоминал о роженицах.

— Ну что, давай уже по–нормальному поговорим — Увидев в глазах «сестры по счастью» проблески мысли, Анна решила просветить ту со своей стороны и задать вопросы — Итак, правил тут пока немного. Возможно, Хозяин еще что–то потом придумает, но сейчас все просто. Конечно, самое главное — полное подчинение Хозяину и послушание мне, ибо я тут Старшая. И да, пока нас всего двое. Далее…

— Ты не совсем права, Аня — На этом моменте на плече девушки появилась рыжая двухвостая кошка и спрыгнула на стол, вызвав удивленный возглас суккубы — Правильная рабыня приказа и не ждет, предчувствуя пожелания Хозяина. Надо и самой по максимуму стараться все делать ради него, догадаться, чего он может захотеть от тебя. И если он ничего не приказывает, это значит только то, что ему не до них, он слишком сильно загружен. Анна, вот ты помнишь, чтобы он действительно отдыхал за те несколько дней, что вы вместе?

— Эм… ну, он приходил, спал… — На это Арания только вздохнула и прислонила лапку к мордочке в известном жесте.

— Знаешь, я порой тебе удивляюсь. А теперь включи мозг. С тех пор, как он тебя спас и пришел в город, он домой приходит только поспать, а реально спит он по паре часов в сутки. Ты можешь представить себя при таком графике? — И, увидев лицо своей носительницы, продолжила — Да ты на третий день уснешь за работой или пошлешь все к чертям. А сколько он битв пережил за несколько дней? А ведь ты его еще и в постели в покое не оставляешь. Нет, я понимаю причину, ведь мы именно похотливые кошки, но и мозгами тоже думать надо, ты же думаешь другим местом. Давайте я вам расскажу, как должна вести себя действительно толковая рабыня. Жила я долго, знаю много…


Акт третий. Школа. Детям здесь не место

-

3.1

***Интерлюдия

— Всем привет — Жизнерадостно тараторила красноволосая девица в мини–платье, собирая все мужские взгляды во время представления у доски в первый учебный день — Меня зовут Ристаррес, суккуба. Я тут лишь слуга моего хозяина, но…


Лениво сидевший на задней парте демон не обращал внимания на окружение. Что ему эти низшие расы? Ошметки дерьма на ботинках, не более. Если бы не наказание отца, сопряженное с незамысловатым заданием, его бы вообще в этой убогой школе не было. Где это видано, чтобы член столь высокого Рода учился с низшими?


Но, стоило ему услышать девушку, а точнее, ее имя, переделанное под местный язык, как всю ленивую апатию словно рукой сняло! Он медленно поднял голову и на лице появилась столь редкая, но совершенно не добрая улыбка…


— Р‘стар’с, значит. Надо проверить…


***Макс

— Итак, я всех вас приветствую в нашей школе. Раз вы здесь, значит, достойны как минимум попытаться освоить великое Искусство, стать достойными операторами эгро — Вещала наша куратор у доски аудитории.

Ага, или у вас хватило бабок на обучение и вы просто купили себе здесь место. Ну это я так, ворчу понемногу. Кстати говоря, куратором оказалась уже знакомая мне Ситри. Уж не знаю, случайность ли это, удача, или чей–то хитрый расчет, но у лича я заметил некоторое недоумение по поводу этого назначения.

Все верно, обучение началось. Нам по приходу в школу всем выдали специальный карманный компьютер, который указывал на местонахождение ученика, показывал школьные новости и расписание занятий, на которые он записан. Тема с местонахождением мне не понравилась, поэтому комп я зарекся с собой постоянно таскать.

За оставшиеся дни после события с тварью в подземелье я только и сделал из задуманного, что передал Роману и Васе новый план работы «Жертвы богу», да оповестил о некоторых его пунктах мадам Блински с девочками. Те, впрочем, восприняли эти изменения неоднозначно. С одной стороны, работа там оплачивается лучше, а с другой это — чистейшая девиация, и девчонки не знали, насколько это им зайдет. Пришлось провести показательное выступление, хехе. И не стал я ограничиваться одной девушкой, выстроив в линию всех, включая Беллу, и, «создав» из битой вазы семихвостую «кошку», основательно с ними поработал. У меня не было цели их именно пытать, выбивая только проклятья и слезы, нет. Целью было показать, насколько подобные «развлечения» могут быть приятными, а поэтому воздействовал не только «кошкой», но и руками, зубами, губами, и, немного, Аурой, стараясь для каждой найти грань между болью, удовольствием и возбуждением. Пара девушек на поверку оказались настоящими мазохистками, кайфующими от самой боли, о чем и сами, оказывается, не знали. Инструментов для сексуальной девиации немного не хватало, а портить стены не хотелось, поэтому обошелся тем, что есть. В итоге трое вырубились от переизбытка эмоций, пару пришлось успокаивать и выслушивать все, что наболело за все время, Белла с улыбкой на губах уснула на диване в комнате ожидания, а Лера, Роза и Ника, девица с крашеными розовым волосами, затащили меня в постель. Оттуда выполз я уже под вечер, оставив блаженно дрыхнущую троицу на кровати. Блин, хорошо, что закрыл «Ножки» сразу, как понял, к чему идет. Домой же пошел почти ночью и с «подарком».

Понятно также и то, что вряд ли клиенты в «Жертве» будут столь же правильно действовать. У меня–то чит в виде видения потоков Света в теле, что показывает знающему всю информацию. Мне проще. Да и все это устроил только для того, чтобы они немного успокоились. Ну да ладно, посмотрим на результаты подобного эксперимента по обмену позже. Надеюсь, все будет ништяк.

А после этого оставшиеся три дня наслаждался обществом трех девиц уже дома. Почему трех? Да потому, что вернулся домой я все же не один, поддавшись порыву и таки забрав Леру. Лера, фамилией которой была Одина, с ударением на О, как только услышала о моем этом решении, скакала от радости чуть ли не до потолка. Вот уж не ожидал такой бурной реакции, хотя намеки, конечно, были. И реакция моих действующих рабынь была интересной.

Аня чуть ли не ядом начала плеваться, увидев блонди. Так–то не особо понятна причина ревности, но женская душа — потемки. Как бы о любви–то речи особой не шло. Они мне все нравятся, все добровольные, но вот моногамным я никогда не был. И всегда знал, что одной девушкой ограничиваться не собираюсь. Конечно, и более пяти уже становится в напряг, но, пока что, планов насчет еще большего увеличения гарема не имею.

А Ри встретила Леру… с облегчением? Когда задал ей вопрос по поводу этого, она объяснила, что в демоническом сообществе женщин имеют только достойные демоны, и количество рабынь прямо указывает на репутацию. И иметь меньше трех демонесс — это быть самым низшим из достойных. Вот такой вот выверт культурных наследий! Собственно, поэтому Ри полегчало, стоило мне привести третью женщину домой. Хоть она и понимала, что культура у нас совсем иная, но остаточное восприятие воспринимало меня как не самого лучшего Хозяина, раз у меня только она да Анна.

Я же, как проржался от души на это заявление, уверил, что вряд ли она пожалеет о том, что попросилась мне под крыло. А потом, под завистливым взглядом двух пар глаз, засосал суккубу на полчаса. Не просто из нежных чувств, а чтобы накачать ту энергией по самые гланды, а то от пищи слишком медленно она восстанавливается. Света же Ристаррес много не надо было, он, как уже было говорено, обладает потрясающим КПД по отношению ко всем известным мне энергиям.

И что вы думаете? После того, как я оторвался от ее губ, мне предстала сильно изменившаяся девушка. Теперь тощим ребенком ее уже нельзя было назвать. Грудь появилась, хоть и маленькая, кожа будто засияла, глаза засветились уже не «будто», а вполне реально. Хвост крутился, выдавая дикую радость, налицо был следы сильного возбуждения от столь мощного скачка энергии. Эх, на всех бы можно было так легко влиять… Хотя влияние можно оказать и на другие расы, но оно будет в разы медленнее. На Аню воздействие оказываю постоянно, когда она рядом, но сейчас это сказывается лишь на здоровье, и то немного. Лера подвергается подольше, но изменения столь незначительны по отношению ко времени, что заметить их можно только если сравнить с фотографией до нашего знакомства.

Собственно, больше я из дома до учебы и не выходил, лишь разок пробежавшись с девушками по магазинам за шмотьем. И процентов восемьдесят этого времени провел в постели, отдыхая от бурного начала жизни в городе в приятной компании. И да, в компании всех трех, чтобы никому обидно не было. По большей части это сами девицы меня уговорили отдохнуть, напав все разом. Хотя, по идее, на тот момент Лера еще не должна была влиться в коллектив, но увиденное говорило о ином.

Также в эти дни произошел еще один интересный разговор. Начала его Аня, но потом подхватили и остальные. А тема меня даже выбила из колеи немного. Касался он метки принадлежности.

Как сказала моя карманная учительница, ей в голову это пришло во время первого посещения гетто. Мол, те бандиты, что ей встретились, могли и не привести ее на базу, так как доказать им, что она именно моя рабыня, Аня никак не могла. И, мол, чтобы не переживать по подобному поводу, ей хотелось бы, чтобы у нее была уникальная отметина, четко показывающая, что она принадлежит мне. Надо было видеть, как девушка смущалась, говоря мне все это. Я всерьез пожалел, что не нашлось фотоаппарата в тот момент.

Но, как ни крути, а мысль была дельная. Вот только способов ее реализации немного. Точнее, есть минимум один, но вот в случае с Аней он не прокатит. Есть официальные бирки разных, порой довольно миленьких форм, напоминающих украшения, вешающиеся на ошейник, в которые закачивается уникальная техномагическая кодировка с отпечатком Хозяина, но, стоит Ане одеть такую, от своей роли в школе она уже не отмажется. Пришлось искать альтернативы. Ошейники Ри с Лерой получили мои, к вящей радости обеих, ибо суккуба понимала важность артефакта при своей жизни в местном обществе, а Лере без него уже было как–то некомфортно, она всю жизнь в нем прожила.

Другой способ метки идентификации нашелся. Им оказалось тату, набивающееся на лобке, представляющее собой вязь магем, в которую запечатывался отпечаток моей сущности. Но маг, делающий их, предупредил, что в этом случае я уже не смогу ни продать, не передать девушек никому без крайне серьезных нарушений психики. Татуировки мало того, что указывали на меня, как на Хозяина, обладали и ментальным эффектом, причем куда более серьезным, чем ошейник. Если артефакт остается внешним воздействием, то тату напрямую вклинивается в ментальное тело раба, проставляя прямую зависимость и меняя приоритеты. Способ не является повсеместным по двум причинам — чрезмерной дороговизне и необходимости полной добровольности раба. Причем стоит рабу хоть на секунду усомниться в своем желании принадлежать Хозяину и результат становится непредсказуемым, вплоть до фатального. Об этом я своим девочкам и рассказал прямо.

Надо ли говорить, что никто не отказался от такого? Честно, от готовности, прямо читающейся на их моськах, мне стало, с одной стороны, несколько некомфортно, а с другой, тепло на душе. Подобные взгляды греют.

Нанесение прошло без проблем, серьезно вымотав и меня, и мага, при этом серьезно накачав девушек энергией. Маг вымотался из–за того, что, несмотря на свой нехилый запас, подобные манипуляции были для него весомыми. Я, так как перенос отпечатка сущности предполагает тоже весьма серьезное напряжение. А вот девушки мало того, что эмоционально очень сильно воодушевились, усилив свое личное воспроизведение энергии до максимума, так еще и получили со мной прямой канал, позволяющий связываться на уровне эмоций и энергии.

Теперь каждая из них могла произвести в руке одну несложную манипуляцию эгро и, с небольшим световым эффектом, всем, кому она пожелает, станет на уровне внутреннего понимания ясно, что девушка принадлежит именно мне и никому иному. Ну да ладно, сделали подобную связь, все остались довольны, и хорошо. Вернемся к нашим баранам, точнее, к первому классному часу в школе.

Ситри, типа совсем незаметно поглядывая в бумажку, продолжала озвучивать правила школы. Обязательные шесть веток обучения (кстати, надо с Самуилом разобраться, а то впаяет помимо моих пяти еще дичь какую, потом расхлебывай), обязательный, хотя бы один, клуб, зазывать в которые будут сегодня после сокращенного дня, подготовка к ежегодным отборочным межшкольного турнира магов. Дальше пошла инфа по тому, что нам положено, а что запрещено под страхом смерт… пардон, наказания. Слушать приходилось, ибо хрен знает, как оно повернется. Например, что всем в обязательном порядке надо вырастить клона и на некоторые занятия ходить только им. Особенно мне понравилось, как они разрешили ситуацию с конфликтами — исключительно дуэли.

В самой школе есть один зал для дуэлей, но, если дуэль зацепила народ и из нее устраивается шоу, то она перемещается на городскую арену, откладываясь на пару–тройку дней. На этих словах у меня сильно зачесалась задница. Видать, придется мне там махаться, ээх. Хотя, с моим характером, это совсем неудивительно.

Параллельно с поглощением этого потока информации осматривал аудиторию. Точнее, сидящих в ней восемнадцать человек. Для начала, та–дам, прямо за мной сидела Ри в милом черном платьице–мини, полностью игнорируя тот факт, что может «засветиться», ибо нижнего белья из моих не носил никто. Как оказалось, студенты могли за собой привести одного слугу. Учить специально их никто не будет, официально она здесь только как прислуга. Я вообще не хотел этого делать, но чертова суккуба подговорила остальных и они втроем меня задавили милотой просящих мосек. Видите ли, она потенциал–то в магии имеет, но до обучения добраться не успела, а тут, хоть и не боевая магия, но магия, да и доступ в библиотеку никто не отменял. Короче, так как я не был изначально категорически против, согласился на такой план.

Вообще Ри, этот красноглазый электровеник, была попросту неуемной. Во всех смыслах. Стоило ей оклематься и заполучить постоянные источники энергии в виде меня и пищи, как она перевоплотилась из полудохлого ребенка в брызжущее во все стороны энтузиазмом нечто. Она первая бралась исполнить любой мой приказ, первая проявляла инициативу, порой косячила, но лишь по мелочи, чуток проказничала, но злиться на нее невозможно было. Ри одна могла заменить роту служанок и десяток любовниц. Пусть до Леры по опыту и знаниям в постели она явно не дотягивала, но энтузиазмом — переплевывала на порядки. И это не могло не радовать, ибо вид счастливой до задницы девушки неизменно поднимал настроение. Хоть и приходилось ее порой немного придерживать. Сейчас же она сидела с самым что ни на есть сосредоточенным выражением мордашки и слушала лича. Ну–ну, посмотрим, насколько ее хватит, ее шило с заднице я уже успел неплохо изучить.

На таких же правах, как и моя маленькая суккуба, в аудитории присутствовали еще пять слуг. Соответственно, самих студентов присутствовало лишь двенадцать, помимо меня. Две из них на меня показательно дулись за то, что я так перед учебой с ними никуда не смотался, одновременно поглядывая на Ри изучающим взглядом.

Среди оставшегося десятка было лишь трое парней, остальные тоже девчонки. При этом расы были разные, и хорошо, что все гуманоидные. Сидеть неподалеку от представителя оорах или дэдросов совсем неохота. А вот с тиин бы пообщался, жалко, что они столь же замкнуты, как и эти две.

Зато я увидел девушку–керна. Это, я вам скажу, что–то с чем–то. Фигура профессионального пауэрлифтера, два с половиной метра ростом, грудь размера эдак десятого и странно растущие черные и матовые, словно гуталин, волосы. Росли они лишь на затылке, сплетенные в косу, но зато длиной до задницы. И не спасало этот пиздец милое личико с ярко–голубыми глазами. Вот совсем, только нестыковок образу прибавляло. А если вспомнить, что керны практически не имеют магов в своих рядах — она и для своих практически ненормальная. Ну, пообщаться точно попробую, но исключительно как с однокурсником. Слишком дико она выглядит для меня.

А вот какого хрена тут затесался представитель циклопов, тогров, это большой вопрос. Они чуть ли самые искусные и сильнейшие маги, которые всех остальных презирают. И что, спрашивается, забыл тут, в школе человеческой расы, да еще и в классе поддержки, парень их племени? Как мне его описать… Дерьмо, сложно это… Парень, чуть крупнее своих ровесников, которого отличали от людей только два элемента: Это большой глаз посреди лица, с красноватым белком и ярко–желтой радужкой и органический, похожий на хвост, вырост на голове вместо волос. И тоже длинный, до пояса.

Выделялся еще один парень. И я с лету понял, что намечаются проблемы. Это был чистый демон и он как–то странно поглядывал на мою Ристаррес. Не знаю, чего этот типус хочет, но жопа при взгляде на него чешется, будто там бессмертный комар с ладонь размером присосался. Опять же, что забыл представитель одной из сильнейших в магии рас на факультете поддержки — еще один вопрос без ответа.

Еще была одна лорка помимо Лины, такая же остроухая, только с голубыми волосами и, судя по поведению, куда более надменная.

Остальные люди. К ним присматриваться уже не стал сильно, будем знакомиться по мере общения. Контакты один хрен наводить надо.

Но я успел уже пожалеть, что поддался на провокацию и взял–таки с собой суккубу, слишком много внимания к моей скромной персоне. Хотя… Кого я обманываю? Скрываться? Избегать конфликтов? Мы это точно про меня говорим? Уверен на сто пятьдесят процентов — не пройдет и недели, как меня ожидает очередная задница. Даже если я буду постоянно в Тени ходить. Просто потому, что именно это для меня — норма.

На этом моменте классный час закончился, а нам предстояло пойти на территорию школы и выбрать себе клуб. Хотя лично я знал, куда пойду в первую очередь. Дело в том, что таки разузнал у Ани, что из себя представляет хэллболл.

Игра магов. Двадцать на двадцать игроков, плюс сорок летающих агрессивных монстров и мяч. В полете на досках–флайтах. Длится ровно два часа, если к тому времени определяется победитель. Есть два способа выиграть: набрать больше очков, чем в команде противника, либо вывести из строя всех игроков той команды. Причем уничтожение игроков в приоритете, то есть если команда набьет больше очков, но ее всю вынесут, выиграют все равно оставшиеся на поле.


Очки зарабатываются тремя способами: гол — два очка, уничтожение твари — очко, выведение из строя Клада противника — двадцать очков.

В каждой команде есть четыре уникальных роли:

Клад — самый скоростной и защищенный игрок с самыми лучшими рефлексами и единственной задачей — продержаться до конца матча. Его потеря приносит команде–противнику плюс двадцать очков.

Охотник — самый лучший боец, у которого задача уничтожать все, что не принадлежит его команде. И Клад в том числе.

Защитник — боец с набором щитов, задачей которого является защита своей команды и ворот от монстров и игроков противоположной команды. Их в команде двое. Точнее, если одного выводят из игры, второй встает на его место, до этого отыгрывая роль игрока, хотя тут от тактики зависит. Технически, они могут даже вдвоем защищать ворота и игроков, но этот ход слабоват.

Снайпер — единственный игрок с оружием дальнего боя, целью которого являются игроки команды — противника и Клад. Грубо говоря — Охотник, но с пушкой.

Даже в столь кратком описании было все ясно. Хочу стать Охотником в команде. Мочи всех и тебе за это только «спасибо» скажут — что может быть лучше? А уж когда мне озвучили кругленькую сумму за победу в турнире, да рассказали про наличие тотализатора… м–м–м!

А вот насчет иных клубов… подумываю о факультативах. То есть углублении знаний об алхимии, артефактах и, может, ритуалистике. Но не стоит забывать, что у меня еще договоренность о работе в местной гильдии есть, потому времени тупо может не хватать. Также, как ни крути, а девушек я нагреб, а, значит, всем нужна толика внимания. Это вам не принудительные рабыни, которые только рады тебя побольше не видеть, а добровольные, которым ты реально нужен. Очень и очень сильно, они сумели мне это доказать за прожитые спокойные дни. И их бы воля, они бы меня просто от себя не отпускали. А ведь еще район висит на шее, тоже надо выделять время. Поэтому не уверен нихрена, что, кроме хэллбола, что–то будет. Надо смотреть.

А ведь не стоит забывать об основной цели моего появления в городе. К тому торгашу я так и не наведался, что надо исправить в ближайшее время, взяв в руки нить, что приведет меня к сердцу проблем.

Перелом в моем подавленном настрое случился уже на улице, где вся обстановка поменялась радикально. Сейчас каждый клуб считал своим святым долгом зазвать нас с Ри к себе. О, демоны, кого тут только не было! Это сейчас представляло собой огромный по размерам базар, где присутствовала не одна сотня лавочек от клубов, что старались показать себя с самой лучшей стороны.

К слову, довольно много было клубов кулинарии. Это, для магической школы, довольно странно, но в плане таких вот фестивалей — очень даже приятно. Например, сейчас мы с Ри шли по улицам и точили какое–то данго. Что это за хрень такая, так и не понял, но шарики на шпажках мне вканали, а суккуба так нагребла такую тучу сладостей, что, казалось, сейчас опять напитонится до состояния шарика. Казалось бы, мы успокоили девушку, но все еще проявляется пережитое. Видать, урод с «Жертвы» за неделю оставил ей психологическую травму. Хотя… может, она просто тащится от сладенького, а я себе черт–те–что надумал?

— Хозяин, Хозяин — Аккуратно потыкали меня в спину палочкой от данго — А чего эта девочка хмурая такая? Недотрах, да? — И личико такое невинное.

Все, завелся моторчик, усмехнулся про себя я. Девушка, на которую показывала суккуба, действительно была хмурая, но после довольно громкого высказывания, покраснев, прибавила шагу.

— Не знаю насчет того, как часто у нее бывает секс, но, думаю, причина все же не в этом…


Чувствую, сегодня будет весело. Ри, девочка ты моя, я действительно тебя люблю. Моя ж ты неугомонная.


3.2

***Макс

— Таки с чего ты взял, что достоин вступить в нашу команду? — Парень, смотрящий мне в глаза, видимо, задался целью вынести мне мозг.

— Знаешь, я на сто процентов уверен, что лучше меня Охотника ты не найдешь. Хотя бы потому, что я и сам охотник на монстров.

— Флайт–доска…

— Да насрать. С координацией движений проблем не испытывал. Ты чего вообще вып…

На этом моменте я, на чистых рефлексах, вытянул руку и поймал летящий в голову Ри стальной мяч. Учитывая, что она стояла позади меня, сам удивился такой реакции. И только позже осознал, что уже долгое время настроен на защиту куда больше этой егозы, чем себя. Девушка же даже не сразу осознала, почему я стою в столь неудобной позе, а ее обдуло порывом ветра. А поняв, запоздало испугалась, глядя на шар расширяющимися глазами. Да, этот снаряд летел с такой скоростью, что голову бы пробил сразу и бесповоротно. Насмерть.

— Это что, парень? Покушение на убийство? Знаешь, это большая ошибка, думать, что за это тебе ничего не будет. Мы же не клонами тут ходим. Ты очень близок к тому, что я тебя просто распылю на атомы на дуэли.

— Но…

— Убеди меня, что ты не смерти ищешь.

Белобрысый посмотрел на меня, держащего пойманный мяч перед его носом, а потом признался:

— Я вижу в тебе великого игрока, парень. Не знаю, как тебя зовут. Но Охотник у нас уже есть и менять его желания, нет, скорее, возможности нет.

— Почему?

— Он опасен. Стоит мне…

— Ну, тогда это не проблема — Снова перебил его я — Дай просто мне поговорить с этим телом, а уж я докажу, что со мной можно только так, как я скажу. И никак иначе.

— Да, Хозяин жжет! — Вставила суккуба.

— Хорошо. Пожалуй, так оно и лучше будет. Подходи на нашу арену для хэллбола после четырех вечера, покажу, что к чему. На доске летал?

— Нет, покамест.

— Тогда к трем — Тяжело вздохнул парень — Понимаешь, у меня осталось не так много времени, а наша команда из себя представляет слабое звено. Хочу выиграть турнир.

— Тогда я приведу тебя к победе, парень. Не кисни. Все ништяк будет. Но за это — Покачал я ему перед носом мячом — я еще спрошу.

После такого странного диалога оставалось только ретироваться. Сроки обозначены, предварительное согласие получено.


***Интерлюдия


— Что это было, Велли? — Карлос Майна, капитан команды, был в бешенстве. Ему стоило больших усилий не показать это перед тем странным седовласым парнем, но сейчас сдерживаться смысла не было — Если бы он не успел, девушке бы голове пробило, ты понимаешь это?! Они еще без клонов, ты бы просто…

— Но он же успел — Невинно хлопая глазищами, ответила стоящая напротив девушка. Суккуба, как и ее цель, но куда более фигуристая — Я эту девку уже терпеть не могу. А так хоть испугала.

— Ты дура! Если еще хоть раз…

— Да–да — Отмахнулась стервочка, показывая, что ей этот разговор неинтересен. Карлосу же духу и злости наседать дальше уже не хватило.

Отойдя на приличное расстояние, Веллиста Касид набрала номер на связном кольце:

— Здравствуйте, уважаемый Мао. Да, это она. Р'стар'с, точно. Ауры их семьи я всегда отличу. Но сейчас у нее довольно сильный хозяин. Да. Да. Нет, не вышло, он ее защитил, тут нужно что–нибудь посерьезнее. Я так понимаю, они все время вместе. Да. Думаю, это вам по плечу…


***Макс


— Иди сюда, малышка. Ты куда–нибудь хочешь? — Обратился я к суккубе. Не могу иначе к ней обращаться, это красноглазое чудо слишком много улыбок у меня вызывает. Душу греет лучше, чем любой профильный обогреватель. Думаю, Лера с Аней уже заметили этот момент. Как бы Ри репрессии не настигли.

— Да, Хозяин. Я бы хотела алхимию изучить досконально.

— Не артефакторику? Я думал, что там тебе больше понравится.

— Нет, с артефактами сложного ничего нет, сама разберусь, да вы поможете, если что, а вот с алхимическими реакциями все очень сложно — Стукнула она себя кулачком по голове, мол, глупенькая.

— Хорошо, пойдем, сходим к алхимикам.

Алхимики были только рады пополнению. Более того, готовы были нас расцеловать, лишь мы мы вступили. Видать, не столь популярное направление, как мне казалось, а это странно. Алхимия в наше время решает очень многое. Даже мне, что не столь углубляется в историю, это ясно, как божий день. Алхимия способна, как и магия в целом, на все. Зелья могут быть лечащими, ядовитыми, усиливающими, взрывными, даже трансмутирующими, меняющими сознание и саму реальность… Их очень много видов. И непопулярность этого направления мне откровенно непонятна. Ведь куда проще выпить зелье, чем отвлекаться на усиливающее или атакующее заклинание. Особенно если учесть, что не все способны на усиление себя любимого чистой магией без артефактов.

— Хозяин, посмотри, какая грудь хорошая! — Заявила за спиной Ри, заставив меня обернуться. И не зря, ибо суккуба, не стесняясь ничего, схватила в охапку какую–то незнакомую деваху и, ничтоже сумяшеся, мяла ей ту самую грудь размера четвертого одной рукой, другой залезая совсем уж в непотребное место, заставляя ту вовсю краснеть и ахать.

— А ну брось, брось, кому говорю! Нечего до девчонок домогаться, они тебе ничего не сделали!

— Но Хозяин! Я же как лучше…

— Знаю, но инициатива в таких делах порой наказуема бывает.

— Я только за, Хозяин — С готовностью заявила девушка в ответ. Вот ведь озабоченная!

— Позже, не сейчас. А в данный момент твоя задача просто идти за мной следом.

— Так ведь скучно же, Хозяин.

— Да насрать! Ристаррес, место.

— Тяф! — Тут же она оказалась передо мной на коленях, изображая собачку. А вокруг толпа народа. Ну ебит твою…

— Тьфу ты! Не это место! Успокойся и просто иди следом…

Вот ведь неугомонная. Чувствую, намучаюсь я с ней за время обучения. А наказывать сильно — рука не подымается, не перегибает она палку. Слегка же — ей только в радость, мазохистка та еще. Так что отсутствие наказания — ей самое что ни на есть лучшее наказание.

— Дождешься у меня…

— Готова на все, Хозяин — Вставила эта егоза, светя глазами, аки прожекторами.

— И начну просто тебя игнорировать — Закончил я. На этом моменте, как и ожидалось, глаза потухли, а сама девушка расстроенно поплелась там, где положено. Ничего, жизненные обломы порой полезны бывают. Нехрен тут устраивать филиал борделя, подыскивая девушек в гарем. Своих пока хватает.

***Лера Одина

Везучей ли была Лера девушкой? Она часто задавалась этим вопросом. И не могла ответить однозначно.

Родившись в семье беспробудных пьяниц, пьющих самогонку из дерьма, в задрипанной деревеньке неподалеку от высоких гор, маленькая девочка часто голодала. Как она прожила первые четыре года, она не помнила уже, но с четырех до восьми худая, словно трость, полумертвая девочка была готова съесть придорожную траву, лишь бы выжить. Ужасы выживания ничего не понимающего ребенка в полуагрессивной обстановке, когда обратиться за помощью некуда, описать словами сложно. Ее неоднократно били, она подворовывала, разок, в шестилетнем возрасте, даже изнасиловали, после чего она долго не могла нормально ходить. Потерять девственность в шесть лет, не по своей воле, да и еще в столь жесткой форме — только много позже Лера могла сказать, что ей повезло и она вообще выжила, не погибши от внутренних кровотечений.

А в восемь случился первый перелом в ее жизни.

Совершенно случайно на их деревеньку наткнулся водила Сергий и решил поспрашивать, как идут дела. Как оказалось позже, он был одним из тех, кто, помимо грузов, еще и приторговывал информацией в газету. И тогда же взгляд водилы наткнулся на ребенка.

Отец Леры продал ее за тридцать два кредита. Ровно столько стоила одна булка плохого хлеба, которым они с матерью обычно закусывали. И девочка стала рабыней Сергия, тридцатилетнего полного мужчины, любившего маленьких девочек. Повезло ли ей?

Теперь девочка была сыта, одета и в тепле. Да, порой было страшно, ведь профессия водилы не самая безопасная. Начиная от нападений на грузовик в воздухе летающими тварями и самыми настоящими пиратами, и заканчивая жаждущими плоти монстрами на привалах в Искаженных землях — все пугало маленькую Леру. Но Сергий, как водила, был профессионалом, который смог внушить ей чувство безопасности. С этой стороны ей, конечно, сильно повезло.

Но, одновременно, пять лет жизни в грузовике Сергия превратились для нее в бесконечный секс–марафон. Она буквально все время полета не отходила от немаленького члена мужчины, который еще в первый месяц вновь порвал и растянул внутри нее все, что можно. Единственными передышками, и то, не всегда, были города. И даже тогда принудительно стерилизованная девочка могла нарваться не на отдых, а на полноценную оргию с несколькими мужчинами тех же вкусов, что и ее Хозяин. Но, одновременно, за эти пять лет она научилась всему, что можно, на сексуальном фронте. Сергий был довольно изобретательным извращенцем. А потом… потом, в свои тринадцать, она стала для него слишком стара и он ее продал мадам Блински, будучи в Северном. Нет, попрощались они довольно тепло, на самом деле, ведь именно этот мужчина помог ей выжить и посмотреть мир, пусть и за немаленькую плату натурой.

Опять же, повезло ли ей, когда она оказалась в борделе? Тут можно сказать, что да. Конечно, бывает рабство и намного лучше, бывает, что рабынь вообще отпускают особенно сердобольные разумные, но плохого о «Горячих ножках» она ничего сказать не могла. Да, бывали клиенты, которых лучше бы и не видеть никогда, но в целом уже девушка не была несчастна. А когда ей стукнуло шестнадцать, она впервые столкнулась с Максимом Крипом, ее ровесником.

Нет, поначалу не было ни любви, ни даже влюбленности. Но парень был тем, с кем она отдыхала душой. Он относился к ней и, как выяснилось, не только к ней, не как к «девушке на ночь», а как к «своей девушке», пусть и на одну ночь. Разница колоссальна.

Когда она поняла, что хотела бы его видеть все чаще, она и сама затруднялась сказать. Но поняла в один момент, что в очередной раз просит мадам встать встречающей клиентов на двери, лишь бы встретить его первой, несмотря на риск привлечь неадекватного клиента. Вот так вот просто, в одно мгновение девушка осознала, что из любимого клиента парень для нее превратился просто в любимого.

Вот только имела ли право она любить? Она, никому надолго не нужная шлюха, по факту? Она никому не рассказывала о своем прошлом, кроме мадам, что в приказном порядке заставила ее это сделать, но как–то, немного выпив, рассказала ему историю своей жизни, как на духу. И поняла это только тогда, когда уже все выложила. Но он не сморщился от отвращения, не проявил излишнюю жалость, нет. Он просто молча прижал ее к себе, а после подарил просто незабываемую ночь. А это довольно сложно сделать для девушки, которая с малых лет только и делала, что обрабатывала мужские члены. Уже к одиннадцати это для нее стало пресным занятием, словно воды попить. Но он смог доставить ей настоящее наслаждение тем самым, о чем, казалось, она знает уже все. Но права любить его она не имела.


Но тут, спустя всего лишь три года с лишним после первой с ним встречи, Максим приходит в бордель не как клиент, а как начальник, а спустя еще некоторое время нежданно исполняется самая что ни на есть большая и скрытая мечта девушки — он ее выкупил. Конечно, в самых невозможных ее мечтах он женился на ней, но это было попросту нереально.

Она была счастлива. Секс–рабыня с малых лет, девушка без будущего, наконец–то обрела счастье, которое ей и не снилось. Так повезло ли ей? Если бы она не прошла этот путь, вряд ли пришла бы в этот дом, к маленькой шебутной суккубе, рыжей ревнивой девушке–бакэнеко и давно горячо любимому Хозяину. Так что какая разница, была ли это удача? Она все равно ни о чем не жалела, смирившись с прошлым и с позитивом смотря в будущее.

Услышав историю Ани, Старшей рабыни, она ей, с одной стороны, завидовала и не совсем понимала. Та никогда не сидела голодом, не была рабыней почти с рождения, ее не пускали по кругу, порой имея в четыре ствола, что, казалось, было совсем нереально сделать с маленькой девочкой, но она все равно почти не раздумывая надела на себя этот ошейник. У кошки был выбор, которого не было у Леры и, можно сказать, не было у Ристаррес, если она хотела выжить, но она все равно выбрала этот путь.

Единственное, в чем она понимала рыжую, так это в выборе Хозяина.

***Макс

Купол площадки встретил меня тренировкой. Хотя, это, скорее, было показательное выступление для немногих зрителей. На трибунах сидели взрослые мужчины и женщины, с редкими вкраплениями девушек, скорее всего, наблюдающих за своими парнями. Понятно, сейчас мне основы не объяснят и в команду не запишут. Поэтому открывался выбор — дотопать до Ситри с делом по выращиванию клонов или посмотреть выступление.

— Хозяин, давайте посмотрим, как они летают.

Она будто чует, когда у меня выбор назревает.

— Давай. Только в этом случае ты будешь молчать и сидеть спокойно.

— Как скажете, Хозяин.

Отговаривать ее от подобного обращения я даже и не думал. Одно дело училка в рабынях и совсем другое — демонесса. За это на меня даже косо не посмотрят, двойные стандарты во всей красе. Так что пусть зовет, тем более ее это не напрягает, насколько понимаю.

Вот только посмотреть долго на летающих по полю полупрофессиональных игроков не вышло. Почему? Да потому, что Ри нашла способ закрыть себе рот и при этом поднять мне настроение. И плевать ей было на то, что неподалеку народу целая куча. Сидели мы, конечно, на последнем ряду, да и спинки высокие, но все же… да похуй. Что естественно, то не безобразно, а стесняшками мы оба не были никогда, поэтому и моя рука полезла ей под платье. В конце концов, это снова инициатива самой суккубы, и ругать ее за такое решение не вижу смысла, так почему бы и не поощрить за старание. Другое дело, что у Инквизитора «кляп» работать может очень долго, если тот этого захочет, да и одежду пачкать не след…

В итоге, знатно напоив, или накормив, заодно и поигравшись с суккубой, пошел к закончившим тренировку спортсменам. Кстати, Ри, судя по всему, с подобной «пищей» и полезными занятиями энергии неслабо хапнула, поскольку снова аж светилась от радости и жажды действий. А я чего? Я только рад, раз у нас подобное взаимопонимание. Надеюсь только, что здесь камер не было, бесплатно порнушку с собой в главной роли раздавать не круто, она больших денег стоит.

А ведь выходит, что отличается характером от остальных в моем гареме только Аня да Раха. Что Ри, что Лера — обе озабоченные на всю голову, просто вторая намного спокойнее и послушнее электровеника. Аня же готова на многое, но образ свободной девушки из головы еще не выветрился, над этим работаем, а Раха… это Раха. Хотя… справедливости ради, я ее и не старался воспитать, как рабыню, относясь, как к любовнице. И хочется, с одной стороны, от нее покорности, но она, все же, Королева гнезда, такое и повредить может. Так что пусть ее, остальных хватает.

Пока думал над такими важными делами, дошел до самого поля и, нашарив, судя по всему, помощника капитана, направил свои стопы к нему. Капитан то, скорее всего, еще там стоит, на улице.

***Макс

— Значит, ты хотел бы стать Охотником в команде? — Парень с именем Гар скептически осмотрел меня, видать, намекая на некоторую щуплость. Собственно, имел полное право, ибо сам был амбалом тем еще, дядя шкаф во всей красе, правда, в очках.

— Да, Гар. Причем вряд ли какое–нибудь иное место меня устроит, скучно.

— С чего ты взял, что потянешь?

— Уж поверь — Усмехнулся я — Что–что, а охотиться я умею.

Он глянул не меня и рассмеялся. Остальная команда, обступившая нас кругом, разделилась на два лагеря — меньший, человек пять, поддержали амбала, а остальные… не понял, это что, презрение? Не все гладко, судя по всему, в этой команде.

— На данный момент Охотником являюсь я — Отсмеявшись, проговорил Гар — И, раз уж тебе кажется, что ты потянешь эту роль, придется нам смахнуться. Есть довольно давний способ разрешить именно этот вопрос. На поле выпускаются виверны, пять штук. Охотники, старый и претендент, выносят их, кто больше. А потом бьют уже друг друга. За виверну начисляется очко, за противника — четыре. Вот кто победит, тот и встанет на место. Но мое тебе предложение — не рыпайся, если не хочешь полетать вертикально до земли.

— Мне нравится твоя идея. Очень даже понятно и логично. Прямо сейчас? — Вернул ему усмешку, слегка осаживая его Ужасом. А то больно раздухарился парень.

Должен отдать должное — тот даже не показал страха, хотя внутренне ощутимо дрогнул.

— Да будет так. А то зрители, кажись, уже скучают. Ты на доске летал? Клона создал?

— Просто дайте доску, сами увидите.

Нет, не летал. И единственное, что царапало сознание — а мой вес–то эта хрень вытянет? Хотя чего я, если что, просто скину утяжелители. А насчет клона… А нахрена? Разберусь уж как–нибудь. При всем моем уважении — тут высота метров в двадцать, а я уже и с наших исполинских деревьев падал…

— Давайте, чтобы далеко не ходить. Рональдо — Позвал он еще одного бугая, похожего на Гара, только рыжего, а не лысого, как очкарик. Тот подошел быстрым шагом и пихнул мне свою доску, прошипев сквозь зубы: «Только попробуй угробить». Я только тепло улыбнулся. Так и подмывало ответить: «И что ты сделаешь?», но не будем уж накалять и без того горячую обстановку.

Кинул на землю доску и сразу нащупал активатор эгро. Стоило подать туда энергию, как в восприятии появился «джойстик» на доске, представляющий две «кнопки» — вперед и вверх. Понятно, все остальное управляется направлением ног, которые будто приклеились к флайту, а направление вверх нужно тупо для взлета. А еще пришло понимание — эгро мало. Придется баловаться со Светом, ну да хрен с ним. Главное, что с этим разобраться просто, как и с любым артефактом.

А теперь наклониться и «достать» из песка арены длинную палку из метеоритного железа. Пользоваться на арене можно магическим оружием или магией, а оружие, созданное с помощью магии на самой арене, приравнивается к магическому. Это мне еще Аня говорила.

Потрепал по голове Ри, внимательно наблюдающую за моими действиями, и улыбнулся:

— Иди на трибуны, солнце. Поболеешь за меня?

На это она с готовностью закивала:

— Конечно, Хозяин! Вы победите!

— Готов? — И, увидев мой кивок, Гар, тоже вставший на доску, крикнул — Начали!

И решил, видать, подыматься плавно и не торопясь, как по пологому склону. Это правила такие? Хрен знает. Я же… Хотел устроить шоу. Чтобы, значит, сразу задать тон схватки без поддавков. Поэтому согнул ноги и, схватившись за нос доски, подал максимум эгро в доску, разгоняя ее, насколько возможно. Максимум для доски, естественно, перегонка из Света, слава святым какашкам, шла довольно ровно.

В итоге получилось именно то, чего хотел. Взлетел в небо вертикально вверх, свечкой, будто бы прокручиваясь вокруг невидимого столба.

Флайт мой вес держал, но чувствовалось, что доска сильно напрягается. Надо будет обратиться к моим техникам, чтобы сделали подходящий для этого транспорт.

Появился на нужной высоте я одновременно с вылетом виверн. По сути, они такие же клоны, но имеющие свое ограниченное сознание. Установка у них проста, как полкредита — сожрать все живое. Зеленые крылатые ящерицы размерчиком были относительно небольшие — метров пять в длину всего лишь и около восьми размахом крыльев. Вообще, у нас, Инквизиторов, эта хреновина не виверной зовется, а «Крылатым охотником», но вообще — это тварюшка Тьмы и она должна быть чернокожей, красноглазой и довольно опасной. Видать, специально какую–то ослабленную дрянь вывели, для спорта. Я, блин, даже отсюда вижу, что именно эти виверны намного слабее «охотника». А раз так, то пошла жара…


3.3

***Ристаррес

Мир для маленькой суккубы перевернулся в один миг. Вот она живет на третьем уровне Инферно, готовясь пройти обучение на мага, в опеке любящей матери, а на следующий день ее забирают в группу для «призыва». Кто и как идет в замок Круга Призыва, решает Архидемон и его канцелярия, а с ними она поспорить не могла. И все бы ничего, но ни один из ее «женихов» не попытался освободить суккубу от сей участи. А ведь могли! Пусть ни она, ни ее мать еще и не выбрали демона, которому Ри отдала бы свою жизнь и волю, но эти достойные демоны могли воспользоваться связями и отмазать ее от этой обязанности.

Но нет. Они просто смирились и постарались о ней забыть. В конце концов, суккуб много, зачем вытаскивать из проблем не самую красивую и фигуристую, да и с не самым хорошим магическим талантом? Можно просто выбрать другую и подать заявку на нее.

Вот так Ристаррес начала жить в замке Круга Призыва. Впрочем, долго ее просиживание не продлилось. Не прошло и десяти дней, как мир вспыхнул, а она оказалась зарешеченной камере, перед рыжеволосым здоровяком–человеком.

Чего он хотел от нее добиться, она так до конца и не поняла. Он, по сути, сразу же напялил на Ри ошейник, подчиняющий волю, а после этого начал избивать и морить голодом, ничего толком не объясняя, несмотря на ее просьбы. И убил бы впоследствии.

Спустя несколько дней Ристаррес попрощалась с жизнью. Она уже была на грани. Нет, дело не в боли, которая где–то даже возбуждала бы ее суть суккубы, если бы не ужасное состояние. Дело в потоке эмоций, хорошо ощутимом в этом борове, и Голоде. Она никогда не ощущала такого гнилого разумного рядом с собой. Это воспринималось ее эмпатией, будто бы внутри рыжего были не внутренности человека и не кости, а нечто крайне отвратительное, вроде кишмя кишащих червей. И только неизвестные суккубе барьеры в его голове не позволяли Роману начать снимать с девушки кожу живьем. С таким материалом надо работать не суккубам, а контракторам, это их клиент. Он за силу и власть не только свою душу продаст, но и своей мамочки.

А Голод… Ну, тут все просто. Физическая часть тела была истощена на второй день, энергии оставалось все меньше и меньше, оковы из металла вытягивали последние крохи. А способов выбраться и выжить не было. Суккубе оставалось только давиться слезами бессилия и жалости к себе, вспоминая мать. Возможно, в последний раз.

Потом появился он. Холодный, даже ледяной, черный, словно сама Тьма, и крепкий, словно стальная балка, вот каким она ощутила его, почувствовав впервые. Но потом он увидел ее и… Она почувствовала, что его эмоции зашевелились. Чуть–чуть жалости, сильное негодование, обращенное на Романа и странные теплые отблески проявились в этом темном стальном монолите. Суккубы обязаны быть хорошими эмпатами, иначе не смогут правильно работать с «клиентом». А сейчас эмпатия ей подсказывала единственно верное решение, другого шанса могло и не быть. И она молила о спасении.

Стоило ему рассмотреть ее тело после мольбы Ри, как негодование в его душе переросло в настоящий гнев. Честно, другие разумные с такими сильными эмоциями уже слетали с катушек и шли убивать, а некоторые и голыми эмоциями могли раздавить врага, но он внешне почти никак не показал своего отношения, только в грубой форме отчитав призывателя. После чего взял ее на руки, где девушка пригрелась и уснула.

С тех пор прошло несколько дней. Хозяин на поверку действительно оказался малоэмоциональным. В его темной душе, по большей части, преобладала скука и «здоровый пофигизм». Хоть как–то менялся этот фон только тогда, когда он общался с ними, своими рабынями. Хотя, если отталкиваться от отношения Хозяина к рабыням, то он к ним был слишком добр. Для демона Инферно, где просто нет такого понятия, как «жена», есть лишь понятие «наложница», которое тут можно было приравнять именно к рабству, такое отношение было в новинку. Нельзя было, кстати, Инферно назвать чисто патриархальным, там были и Высшие суккубы, у которых все было в точности до наоборот, но равноправных отношений там никогда не существовало, в этом тот мир был честнее остальных. Либо гарем женщин у демона–доминанта, либо гарем мужиков у демонессы–домины, хоть и реже такое бывает. Сказка про равноправие только в этом мире реализуема, да и то, чаще, только на словах и бумаге.

Ри впервые от кого–то, кроме родной матери, почувствовала тепло. Хозяин, такое ощущение, был рад даже просто ее видеть. И, что самое интересное, к себе это чувство она ощущала намного сильнее и чаще. К каждой из своих рабынь он испытывал одинаковый букет эмоций, но в разных пропорциях.

Она, Ристаррес, вызывала у него больше «отцовские» эмоции, если так можно выразиться. Похоть ощущалась, но не столь сильно и часто. Тут вообще парадокс, Хозяин мог в постели очень и очень много, а вот хотел — не сильно, больше делая это для них, своих рабынь, девочек, как он их называл.

К Анне эмоциональные пропорции выравнивались. Там ощущалась и забота, и желание, и даже немного веселого садизма, желания поиздеваться. К Ри такое тоже присутствовало, но совсем уж мало.

Ну а по отношению к Лере явно выделялась именно похоть. Но тут, скорее, причина в том, что она сама подогревала к себе именно этот интерес, чисто на автомате. Видимо, судьба работницы борделя вбивает в подкорку рефлекс быть соблазнительной для клиента.

Но, тем не менее, Ри четко поняла, что он принял их всех в свою семью.

Это было легко, достаточно было просто посмотреть, как он относится ко всем другим людям: Подозрительность на грани паранойи, жесткость на грани с жестокостью, желание убивать, когда его окружает много разумных. Он мыслил совсем не так, как другие, разумные, в большинстве своем, ему только мешали. Отчетливо ощущалось, что для него лишить жизни — это как для другого высморкаться. И ограничивало Хозяина от такого шага только понимание, что это чревато проблемами. То есть, если утрировать, от смерти всего живого вокруг него разумных спасала банальная лень Хозяина, нежелание напрягаться с последствиями. И все. Хотя нет. Еще он цинично разбивал разумных по полезности. Редко кто, но некоторые выбивались выше разряда «на мясо», второго по качеству над «дерьмом, даже в пищу не годным». Но все они, почему–то, были девушками. Благо, эмпатия такая штука, когда начинаешь понимать мысли цели по ее эмоциям.

Да, блин, даже демоны думают иначе! Ри не знала, что должно было произойти с человеком, чтобы он стал так мыслить! Ему было вообще плевать на жизнь других разумных! Чисто технически, если Ри правильно понимала отклики эмоций, если разумный не повысит свою категорию в глазах Хозяина, но при этом вызовет неприятные эмоции или нужду, а потом выпадет оказия — убьет без раздумий. Вот просто так. Главное, чтобы последствий не было. И Ри была очень, очень рада, что она в его «семье», а не противник. Иметь во врагах такого человека — хуже не придумаешь.

И вот сейчас она видела, что ее Хозяин на самом деле может. Ту толику, которую он готов показать обществу. Этот Гар не вызывал у Максима вообще никаких эмоций, поскольку не зацепил его, да и был ощутимо слабее. Да, Хозяин с самого начала смотрел свысока на того, кто выше его на полметра и явно тяжеловеснее. Ну, это если не знать, сколько именно он весит в своей экипировке. Помнится, Ри в постели заикнулась, что Хозяин мог бы лечь на нее, что она крепкая и хотелось бы почувствовать тяжесть его тела на себе. Он же усмехнулся и положил ей руку на грудь, расслабив ее. Этого хватило. На девушку будто бетонную плиту уронили. Уже потом он объяснил, что, не снимая, носит на себе тонну утяжелителей, причем сокрушался, что, в последнее время, этого становится мало и надо найти мага, что сделает ему еще четыре браслета. А то после стычки в подземелье тело развилось под напором Света… ну, дальше девушка уже не поняла, о чем он говорил. Хотя суть уловила. Хозяин обладает реальной силой.

Хозяин не стал показывать своих слабостей Гару и окружающей их команде, хотя поначалу на доске неуверенность мелькала. Он просто разобрался с новой игрушкой и «прыгнул с места в карьер», то есть, не оставляя себе выбора, взлетел под самый купол арены вертикально, а потом…

Первая же виверна получила палкой по голове сверху вниз и, вопреки ожиданиям людей на трибунах, совершила экстренную посадку, разбив голову о песок арены. Хотя было явно видно, что палка соскользнула с затылка и ударила по шее, сломав ее, отчего ящер и сдох еще в полете.

Вторая этот посох уже получила в глаз на всю длину, и ей это настолько понравилось, что она в экстазе полетела следом. Правда, прихватив с собой сам посох. Но Хозяин не растерялся. Следующая виверна прилетела вместе с, наконец–то, поднявшимся Охотником, и схлопотала удар в морду бочиной доски, выбивший ей несколько зубов. После чего Хозяин занялся подготовкой вооружения, преобразовав свой плащ и футболку в тонкую рапиру, оставшись топлесс, что вызвало непроизвольный вздох у женской аудитории. Телесъемка даже увеличила этот момент, дабы показать Максима во всей красе. Ри была с теми девками согласна — тело у Хозяина замечательное и есть отменный повод попускать на него слюни. Новый меч воткнулся виверне в голову, прямо туда, где находился крошечный, по соотношению с телом, мозг.

И, пока Гар сражался огненной цепью с четвертой виверной, Хозяин отрезал крылья последней, добавив ей скорости для скорейшего приземления своей разогнавшейся доской.

После этого остался только Гар и его виверна, поэтому Хозяин… закурил, сев на корточки прямо в воздухе. Мол, не буду же я отбирать добычу. Ри засмеялась первая, просто читая по настроению его насмешку, давно уже не снимая настройку именно на Хозяина, а уж трибуны подхватили ее смех.

Это и в самом деле выглядело смешно. «Прославленный охотник» на экране, сгорая от стыда, еле как справлялся с одной ящерицей, когда новичок, только сегодня вставший на доску, сидел и курил после трудов праведных по убиению четырех таких же, даже в спину не нападая, хотя выдавался неплохой шанс.

Наконец–то, когда Хозяин, тяжко вздохнув, прикурил вторую самокрутку, Гар с эпическим видом молниеносной атакой огненной цепи оторвал крыло несчастной, обожженной, замученной долгим, выматывающим боем виверне, наконец–то избавив ее от мучений. Ри даже жалко ее было немного, аж глаза на мокром месте оказались. Хозяин, кажется, тоже всплакнул. Только от смеха.

И вот они «встали» друг напротив друга. Гар начал размахивать цепью, тогда как Хозяин, все еще покуривая, что–то там делал с комком материала, время от времени слегка уклоняясь от ударов. Нельзя же было сказать в эфир, что оппонент косой. В итоге все закончилось. Некоторые даже не поняли, что именно произошло. А это был шар для боулинга, влепившийся прямо в морду «прославленного Охотника», выбив веер раскрошенных зубов, заставивший его потерять концентрацию и полететь вниз. Этот момент даже специально повторили на экранах, замедлив. Шар, с выбитой черепушкой там, где обычно пишется цифра, полетел следом за падающим телом, будто бы стараясь нагнать Охотника и, естественно, нагнал. На земле. Окончательно превращая череп клона в кровавые ошметки. Почти чистая победа восемь–один в пользу новичка.

Суккуба даже не сомневалась в подобном исходе. Ведь он же лучший. Это — ее Хозяин.

***Макс

Ну, что можно сказать. Представление получилось, констатировал я, улыбаясь трибунам. Им явно зашло показанное на арене, что они подтверждали криками и хлопками. Понятное дело, бесконечного рева не было, но то и понятно — народу сидело реально мало.

Когда я приземлился, попутно возвращая свою одежду в нормальное состояние, меня встретил лишь один злобный взгляд, и принадлежал он хозяину этой доски. Остальные делились на уважение и шок, примерно поровну.

— Поди, накопители все просадил… — Раздраженно прорычал Роналдо, вырывая доску из моих рук.

— Погодь — Зацепился я за слово — Там что, еще и накопители были?

И тут понял, что сказал что–то не то. Все, кто услышал мои слова, как–то очень странно на меня посмотрели, а подошедший за нашу битву капитан команды вообще подошел поближе и, вкрадчиво так, произнес:

— Дай уточню, на всякий случай. Ты что, на постоянной основе держал поток эгро в полете?

По ходу, мазаться сейчас уже нет смысла. Шпион уже провалился.

— Ну да — Сыграл я в дурака — Просто на моем потрепанном флайте, где я тренировался, накопителей не было, с рук покупал.

— Ты же говорил…

— В детстве дело было, поэтому и сказал тебе, что не летал — Перебил я его — По сути, давненько уже не вставал на доску. Боялся совсем себя неучем выставить. Но, стоило встать на флайт, как тут же тело вспомнило, а это радует.

Бля… Хорошо, что я уточнил, когда их создали и пустили в спорт, а то еще бы глубже во вранье зарылся. Вот почему ненавижу врать.

— Просто никто не летает на постоянном потоке, сложно это, хотя и требуется немного. А ты там, в небе, такое вытворял, что никто и подумать не мог, что ты катаешь «на потоке». И что, вымотался?

— Да нет, нормально себя ощущаю. Тренировки решают. Поток у меня небольшой, потому тренировался я много, чтобы хоть крохи к нему прибавить — Кстати, голимая правда. Просто я не только поток тренировал, но и «перегонку» Света в эгро тоже, но не суть — Ну так что, кэп? Кстати, не спросил твоего имени…

— Карлос Майна.

— Максим Крип. Ну что, Карлос, гожусь я в Охотники?

— Думаю, да — Покивал головой черноволосый парень — На тренировки собираемся раз в неделю, по средам, сразу после занятий. Не опаздывай. И, кстати, насколько я узнал у учителей, клона ты еще не создавал?

— Нет — Ответил я, наблюдая, как у окружающих глаза увеличиваются еще больше.

— Больной ты — Вздохнул Карлос, прикладывая руку к лицу. Ну да, он то уже знал ответ — Ей–богу больной идиот. Подняться на высоту в двадцать метров для дуэли Охотников в настоящем теле… Чтобы на тренировку без клона не являлся.

— Яволь!

— Иди уж, шутник.

Хм… что–то скребет в голове. Что–то я забыл… хм. О!

Бля, хотел же не выделяться. Я оглянулся на косящуюся на меня команду из двадцати трех разумных, которые что–то очень жарко обсуждали. Восемнадцать из основного состава и пять запаса. М-да, завтра обо мне будет знать пол–школы.

Так, план выполнен, на кружки записаны. Махнув рукой ищущей меня Ристаррес, двинулся к выходу из поля, раздумывая, что делать дальше.

Так, сегодня надо все же наведаться к крысомордому торгашу, выбить информацию о антимагиаре. А то уже неделю в городе, а дело с места не сдвинулось. По школе: Создать–таки клон, решить вопрос с гильдией, узнать о дате отборочных на турнир, посетить тренировки и кружок алхимии, и учиться, учиться, учиться. Ах да, узнать у Самуила, накопал ли он что–нибудь по матери. Среди шлюх Северного я ее не видел, хотя в свое время специально обошел все места, куда ее могли запихнуть в ошейнике. Дальше… А дальше придется ориентироваться на обстоятельствам.

— Хозяин, вы были неимоверно крутым! — Пропищала маленькая суккуба, догоняя меня на выходе.

— Ага…

Я ее не услышал. Все внимание занимала огромная толпа, стоящая около входа на арену. А ларчик просто открывался — я просто не обратил внимания на здоровенный монитор над входом, показывающий происходящее на арене. Нетрудно догадаться, что подсчеты насчет общей известности моей тушки в корне неверны. Обо мне уже знает полшколы, а завтра инфа уйдет даже в город. Бля…

А еще этот взгляд, мелькнувший в толпе. Кому он принадлежал, я не успел понять, но чуйка на опасность сработала сразу. Добром или восхищением там не пахло, лишь неприкрытая угроза. Вот же влип. Причин меня не любить у многих разумных достаточно, поэтому неудивительно, что и здесь подобное отношение проскальзывает.

Домой. Пора домой.


Чувство опасности не отпускало. И было решительно непонятно, откуда оно исходит, ибо конкретно тот взгляд пропал. Это было непонятно. А раз непонятно, значит, опасно вдвойне. Параноик во мне орал благим матом, указывая, что я уже почти при смерти, просто сам об этом не знаю. И, наверное, только поэтому я заметил опасность первым.

Она шла, словно сомнамбула. Наверное, примерно такой же взгляд протухшего месяц назад зомби появляется у меня, когда я врубаю маску Тени. И, не будь я настороже, ни за что бы не заметил, ибо от количества разумных меня уже откровенно подташнивало. Однако, стоило закрепиться взгляду на этой странной девушке, как мои чувства оформились в конкретные данные. Черт! Слишком поздно!

Я успел лишь дернуть за руку Ри, захватывая ее в объятья и встать стенкой между ними, ибо к ней опасность изначально находилась ближе, как раздался мощный взрыв, сотрясший, казалось, весь остров. В спину воткнулось что–то в нескольких экземплярах, меня с силой толкнуло вперед на добрых пять метров, буквально швырнув на землю. Крики разумных слились в один, до крайности противный, звук.

Я уже понял, что это за хрень произошла. Камикадзе, хотя вряд ли добровольный. Не знаю, накачали ли девицу чем или взяли мозги под контроль, но ей бомбу запихнули внутрь, судя по ошметкам костей и плоти, закидавшим все в области взрыва. Он был, опять же, довольно мощным, и Ри, которая была изначально ближе всех к эпицентру, досталось бы неслабо. Хорошо, если не фатально. Осколок кости в висок — и даже такому, как я, поплохеет очень сильно, а уж суккубу отправит на тот свет сразу.

Я приподнялся на одной руке, считывая повреждения своего тела и тушки маленькой суккубы. Она, вопреки опасениям, была в полном порядке, а мне содрало к херам неслабый кусок плоти со спины, еще и утыкав осколками костей сверху. Страшно представить, что было бы, не будь я укрепленным донельзя и не имей максимально усиленного, пусть и восстановленного плаща на плечах, не говоря уже о том, что взрыв швырнул тонну моего веса на пять метров. Будь я легче, кинуло бы куда дальше, вполне реально впечатывая в стену. Опять же, насмерть.

— Солнце…

— Хозяин, вы в порядке? — На личике Ри читалось столь сильное беспокойство, что, казалось, она меня одним взглядом лечит.

— Жив, не парься… Но прошу — повытаскивай осколки из спины. Иначе хрен я раны залечу нормально — С этими словами я, наконец, сел и повернулся спиной к девушке и стене. Нехер разумным видеть, насколько моя тушка крепкая. Да и оценить обстановку стоит.

Только что в мой список дел добавился новый пункт: Убить суку, что это затеяла.


3.4

***Интерлюдия


Самуил Даан был сильно раздражен. Результатом сегодняшнего теракта стали три трупа, не считая самой девушки–камикадзе, и пять раненых. Максим Крип, тот самый Инквизитор, рассказал о ситуации больше всех, попутно добавив предположение, что это был не теракт, а покушение на него. Сам же он, слава богам, отделался несильными повреждениями, которые сам же и залечил. У парня оказалась просто потрясающая регенерация! Хотя вид выдергивающей из живой спины осколки костей суккубы некоторых свидетелей заставил проблеваться второй раз. Первый был после осмотра места происшествия.

Как ни крути, а тут был явный недосмотр системы безопасности школы, что вешало на Самуила довольно сильную вину. Все пострадавшие и погибшие были в своих, родных телах, только поступившие. И что говорить их родителям, Директор решительно не представлял — такое происшествие происходило впервые за всю историю. Нет, попытки были, но обычно их удавалось предотвратить, а тут… слишком внезапно все произошло.

И теперь Самуилу предстояло найти того, кто сотворил подобное в его заведении. И гнев его будет страшен.

— Вызовите ко мне начальника службы безопасности и Кукловода бехолдеров. Будем разбираться…


***Макс

— А нет его, закончился Карн — Толстый, красномордый бармен в притоне, не отрываясь от протирания стакана, все же разговорился за некоторое количество кредитов — Поговаривают, что пару дней назад твари его сожрали, но мертвого или живого — большой вопрос.

— Бля, ну почему все так сложно–то, а? — Я сидел у барной стойки, мотая коньяк в бокале. Коньяк был не самым плохим, предназначаясь не для бедных бандитов, устроивших здесь форменный бардак, а для более видных лиц. Себя я показал бармену с правильной стороны — Знаешь, кто мог на него зуб точить?

— Не–не–не, я в эти ваши дела не лезу — Замахал руками мужик — Жизнь еще дорога. Лучше уж спокойно работать барменом, который направляет разумных по комнатам да продает сплетни, чем влипнуть в грязные истории.

— Тоже верно — Усмехнулся я, махом осушив давно нагреваемый в руках бокал.

Нить оборвана. Кто–то прищучил торгаша, судя по всему. Не верю в совпадения. Черт, и надо было мне протянуть время?! Всего пара дней и источник антимагиара уже найти гораздо сложнее. Даже не знаю, откуда копать… Надо спрашивать Васю, он должен хоть что–то знать.

С такими мыслями я и решил наведаться на базу. Спина еще слегка побаливала после произошедшего, но нынешние повреждения можно было спокойно охарактеризовать как несущественные. Время было уже вечернее, темное, в гетто так стоял полный мрак, что мне не мешало. Да, цвета в темноте хорошо скрадываются, но в черно–белом виде Инквизитор видит и тогда. Управление телом — это очень полезная штука. К чему это я?

Да к тому, что на меня решили напасть. Иду, понимаешь, никого не трогаю, а тут из ближайшего узкого прохода выскакивает ладонь с ножом, метя мне в горло. Уклонившись от столь дилетантского удара, схватил за запястье неизвестного, выкручивая руку. Послышался хруст, крик и звон падающего ножа. Надо ускориться, а то сейчас все окрестные монстры сбегутся.

Но он оказался не совсем кретином. Хватило ума, чтобы пойти не одному. Из той же подворотни, огибая неудачника, повыскакивали еще трое грабителей, судя по ощущению жизни, оставив еще одного на месте. Опять же, честь и хвала, они не стали болтать лишнее, сразу же нападая, причем, все вместе. Отбиваю падающий на голову топор левого нападающего перчаткой, не сдерживая сил, одновременно пропуская мимо того, кто посередине, с ножом, и разворачиваю корпус, оказавшись за двумя спинами. Топорщик не смог удержать равновесия, свалившись набок, ножевик отхватывает смачный подсрачник, а последний успевает среагировать, разворачивается, чтобы с лету получить удар в табло той же перчаткой. Делаю шаг к начинающему подниматься топорщику, валю вновь, выдергивая из рук оружие, попутно наступив на голову, что под тонной веса и силе удара лопается, словно арбуз, метаю топор в спину поднимающегося ножевика. Минус два.

Выстрел. Мимо, разумеется. Только идиот в полной темноте будет брать что–то дальнобойное и целиться в едва заметные тени. Рывок к оставшимся в сознании двоим бандитам. Оценка ситуации. Один, подранок с вывернутой рукой, пытается нащупать свой режик и отхватывает пинок в дурную голову. Не обращая более внимания, подлетаю к последнему, хватая за вытянутые руки, сжимающие пистолет, выворачиваю и делаю выстрел в его же голову. Минус три. Все. Четыре трупа и один язык. Первонах не выдержал пинка и удара об стену бестолковкой, оставив смачное кровавое пятно на обшивке, как оказалось. Четвертый.

Ну вот. Даже разминкой не назовешь. Ни масок, ни напряга, ни своего оружия даже. Однако методичный небольшой бой маленько взбодрил, оптимизировав мысли. Надо понять, что тут за оболтусы бродят, обшмонать идиотов, допросить живого придурка. А вдруг чего интересного скажет?

Появившаяся было мысль, что это нападение может быть связано с дневным покушением, немедля отправил в утилизатор. Нет, тут совершенно разные источники опасности. И исследовать самому тот случай — признак дебилизма, поскольку у Директора явно больше данных. Я повесил расследование теракта на него с условием, что он мне расскажет о результатах. Тот не сопротивлялся почти, но сказал, чтобы впредь я предупреждал его обо всем подозрительном. Такое соглашение устроило обоих. Ладно, сейчас другая ситуация.

Топор–дерьмо, ножи–дерьмо, пистолет убогий. Всего и радости, что пара тысяч кредитов и, неожиданно, качественный рабский ошейник. Причем этот именно рабский, достаточно лишь накинуть на шею и все, человек под полным контролем.

«Но не вы, Хозяин. Вы и сами спокойно отклоните воздействие артефакта, а я легко выжгу магию из него» — Вставила Визи.

Снова мысли читаешь, девица–красавица?

Тут меня проглючило. Иначе я не могу объяснить, как я увидел прелестную маленькую девочку с переливающимися разным цветом волосами, которая смущенно потупилась, пошаркав ножкой. Жаль, рассмотреть в подробностях не успел. Эм…

«Простите, прорвалось немного»

Это ты?

«То, как вы меня видите. Не забывайте, что я артефакт, своего тела никогда не имела»

Ладно, хрен с ним, разберемся. Сейчас маленько не время, вон придурок просыпается.

«Бу, Хозяин, у вас никогда нет на меня времени!» — Неожиданно заявила девица, совершенно потеряв все нотки официальщины, так часто звучавшей в ее голоске.

Это что за предъявы? Выпорю нахрен.

«Я готова!»

Тьфу ты, еще одна мазохистка на мою голову. Еще и шиза, к тому же.

«Бу!»

Вот и поговорили.

— Ну что, долбодятел, один ты остался. Жить хочешь? — Ласково спросил я, поглаживая придурка кончиком своего ножа по ноге. Следом за движениями шла полоска легко вспарываемой ткани и кожи, радуя мой слух едва заметным хрустом, а нос — запахом свежей крови. Черт, давненько же я никого не пытал. По–настоящему, с криками и воплями, сладким страхом, слезами и мольбами. Жажда крови и боли просыпается. В такие моменты во мне прямо восстает что–то не просто выживающее и потому убивающее, а совсем, совсем иное…

— Д–д–да… — Парень, зажав разбитый нос, смотрел на темную фигуру в моем лице с ужасом и готовностью мать родную отдать за свою никчемную жизнь. Таких неинтересно пытать, ломаются быстро. Не успеешь во вкус войти, а они уже сдохли. Тьфу! Можно, конечно, продлить жизнь, но этот материал усилий не стоит, убог слишком. А вот мяско у них вполне ничего, вкусное. Но тут, в идеале, надо было его вглухую бить, пока не испугался, а сейчас уже дрянь выйдет, он уже обосраться даже успел, настолько пропитан страхом. Не везет мне сегодня на шашлык.

— Тогда колись, откуда ошейник взяли. Вот этот — Продемонстрировал я ничтожеству находку.

— Босс дал! Он каждому отгяду дает такой, чтобы, если бабы будут, ему пгиводили!

— Кто он и где? — Продолжаю допрос. Территория, конечно, не моя, но вдруг развлечься получится?

— Я пговеду! Пговеду! Только отпустите, пожалуйста! — Прогундосило это нечто, захныкав. Бля, раздражают подобные разумные. Слишком мягкие для мужиков, но искренне себя ими считающие. Пытаясь успокоиться и не разбить его башню об стену в осколки костей и мозгов, закурил.

— Пошли. И не вздумай дергаться. Мне даже оружия не надо, чтобы тебя за мгновение потушить, имей в виду, сопля.

Шли мы недолго. Полтора квартала и вот она, неприметная дверка, к которой и подвел меня сопляк с разбитым еблом. Выглядит, будто черный ход какого–нибудь магазинчика.

Предварительно мы с заложником обсудили, как будем действовать, но веры, разумеется, ему не было. Как и жалости. Я уже решил, что здесь умрут все, относящиеся непосредственно к бандитам. Заодно за торгаша поспрошаю, а вдруг…

Ладно, шучу. Я просто хочу кого–нибудь грохнуть. И чем кровавее, тем лучше. Настроение такое. А мразоты не жалко.

Мозгляк отстучал какой–то шифр в двери, его что–то спросили, он ответил и дверь отворилась. Собственно, все, большего мне и не надо. Выстрел двухствольного Карателя картечью почти в упор сносит всю верхнюю часть тела проводника, одновременно толкая дальше двери и заляпывая все кровью, смешанной с кусками плоти. Но любоваться нет времени, надо действовать. Скорость.

Внутри оказалось двое охранников. Один ранее открывал двери и сейчас держался за лоб, сидя у стены, а другой, сидя около визора с каким–то шоу, только успел отреагировать, оборачиваясь в мою сторону. Второй ствол двустволки украсил скучную программу с вялыми сиськами свежими окровавленными мозгами, а отхвативший по лбу дверью бандюган получил дозу обезболивающего от подошвы моего берца. Обезболивающее качественное, от лучшего производителя, больше боли мужик никогда не почувствует. Перезарядка на ходу.

Не успеваю сделать трех шагов, как выскакивают еще два обормота. Но радостный диск Вскрывателя собирает даблкилл, пробивая две головы за одну цену! Мне нравится этот курс! Но, все же, пушки — немного не то, чего я бы хотел. Клинки жаждут крови. Они поют, оказываясь в моих руках. На душе становится легко и радостно, когда подворачивается еще одна жертва и нож с хрустом пробивает череп в висок, втыкаясь на четверть в стену. Вытащить. Больше крови! Быстрее! Веселее! Хочу еще!

«База» оказалась маловатой. Один этаж, пара десятков тел в паре коридоров с комнатками и зал в конце. В зале же… пафосный засранец в кресле, пара его телохранителей рядом и три клетки с сидящими в них людьми. Мужики возле «трона» успели пальнуть по разу, но под Скоростью времени между выстрелами для меня — вагон, поэтому, уйдя с траектории полета пуль, метнул оба ножа к лакомой цели. Нельзя позволять им палить много, пленных порядка двадцати человек без возможности уклоняться, пуля–дура, а штык, даже в полете, молодец. Мой выстрел выбивает из руки сидящего в кресле придурка появляющийся ствол, а в следующее мгновение я уже рядом, наношу прямой удар в нос. Умирать ему еще рановато, а вот поваляться в отключке — самое оно. Снять Скорость, чего–то меня понесло.

Обернувшись, увидел часть своего пути. Залитый кровью коридор, несколько валяющихся тел, в живых лишь люди в клетках, смотрящие на меня со страхом. Неудивительно, ведь и я тоже весь в чужой крови. Нет, все же в лесу было веселее. А тут все кончилось, не успев начаться.

— Хей, сирые и убогие, вы без ошейников сидите?

Ответы разделились. Через три минуты стало понятно, что жлоб, сидящий сейчас с расквашенным носом, не хотел тратиться на много ошейников, снимая с предыдущих девушек по мере надобности. Ах да, тут все были девками на любой вкус, причем в неглиже. Рай для таких извратов, как я, но, как уже говорил, с принужденными рабынями гемора больше, чем кайфа. А ловом рабынь на продажу заниматься лень, да и не по душе это дело. Гораздо выгоднее людоловов ловить и расчехлять.

— Тогда те, что без ошейников — свободны. Валите по домам. А с ошейниками — ждите, пока я этого придурка кончу. Насколько я знаю эти артефакты, магия после его смерти отвалится — Проинструктировал я их, открывая клетки. Обычные задвижки, но дотянуться изнутри нереально. Хорошие клетушки, тащить только геморно, а доставку хрен закажешь.

— Как по домам? — Заикнулась одна из девок — Мы же в гетто, на улице ночь, а где дом сейчас искать? Да еще и голыми…

— Блядь, как же с вами тяжко… Где шмотки ваши, знаете?

— Да. Их сожгли эти…

Ага, ясно. Сожгли у них на виду, деморализации ради. Хороший ход. Сразу тыкали в то, что девушки уже на свободу не выйдут, наглядно показывали. Молодцы, сам бы так же сделал, будь подобная цель.

— Там — Указал на коридор — Пара десятков трупов бандитских. Забирайте шмотки с них, я не бродячий торгаш с безразмерным карманом, комплектов девичьих трусов с собой не ношу. А насчет гетто… Ладно, одевайтесь… Все одевайтесь, как ошейники спадут, провожу вас на ярус повыше. Блядь, должны будете!

— Хорошо… эм..

— Лесник я. Просто Лесник. Меня под этим прозвищем многие знают. А сейчас валите, и чтоб не видно было, пока не выйду!

Разогнав девок, подошел к уроду. Наконец–то…

***Макс

— Так, Василий, либо ты меня радуешь чем–нибудь, либо я за себя не ручаюсь — Заявил с ходу, только оказавшись в кабинете.

На самом деле, после пары часов развлечения для души с пафосным уродом с «трона», параллельно с выуживанием полезной инфы по Королю Юга, настроение было уже лучше, но все же не совсем. Поэтому парень посмотрел на окровавленного и хмурого меня и, видимо, решив последовать зову интуиции, реально начал радовать:

— Здравствуйте, босс. Вот это отчеты и выкладки по нашим заведениям, но, если вкратце, дела обстоят как нельзя лучше на этом этапе развития. «Горячие ножки» активно ремонтируются, по сути, парни там уже почти закончили. Кстати, я не говорил, но часть отпущенных на вольные хлеба воинов решили вернуться к нам на работу хоть в каком–то качестве, поэтому у нас есть строительная бригада из пятидесяти трех разумных, плачу по мере выполнения работы. Неплохо бы для них помещение организовать. Так вот, с борделем почти закончили, рекламу я организовал через визоры и клиент пошел. Комнаты еще не все в работе, но это не мешает. Кстати, исцеленных с «Жертвы» девушек туда определили, на реабилитацию. Мужики с БДСМ-клуба покамест просто отдыхают, но скоро отправятся обратно, с новыми правилами. Так вот, по «Ножкам», пока что прирост невелик, но он есть, а работники довольны. Далее… Ага, в клуб тоже нанялся один из бывших боевиков. Я его проверил, мужик действительно немало знает о клубной деятельности и предпринимательстве, в бойцы пошел из необходимости, мать у него болеет. Зовут Павел Громов, и он активно взялся за восстановление того ужаса, во что «Мотылек» превратился при предыдущем управляющем. До клиентов, понятно, дело еще не дошло, но сейчас там уже намного приятнее обстановка. Денег клуб сосет немало, но обещает окупиться в кратчайшие сроки. Ну, у «Бочки с драконом» и «У Гриши» все нормально. Они работают в прежнем темпе, но, благодаря снизившимся сборам и нашей поддержке, активно развиваются, сэкономленные деньги пуская на необходимые улучшения ассортимента. Мастерская… Тут вообще бум произошел. Стоило нам пустить открытую рекламу о том, что братья могут не только ремонтировать, но и собирать новое, к ним сплошным потоком повалил клиент. По сути, затраты на станки уже окупились, но вылезла иная проблема. Было совершено уже три нападения, предположительно, наемников от конкурентов, поэтому мне пришлось взять на себя смелость и привлечь еще десяток «отставников» на охрану объекта. Вы правильно сделали, единовременно выплатив им все зажатые финансы и добавив премию, мужики отнеслись к подобному с пониманием и готовы вернуться в любой момент на любую должность. Похожая история и с «Жертвой». Клиентура там увеличилась, но пока не сильно, новые девочки, с борделя которые, стараются, как могут, но пока мало кто знает о месте, не говоря уже о специфике заведения. Зато нападений и недовольства со стороны любителей «порезать свежатинку» много. И что с ними делать, я не знаю. На данный момент охрана просто их вышвыривает, но таким образом мы пугаем других клиентов.

— Этих «любителей» выводить в переулок и мочить без шума. Без вариантов. А уж монстры приберутся, хоть и надо их тоже выпроваживать или подчинять как–то. А, нет, отставить! У нас же крематорий там есть, так что заводите туда и сжигайте падаль нахрен. Лучше — живьем, дабы неповадно было. Но, в целом, молодец, ты действительно меня порадовал. Как все полностью образуется, смело выписывай премию себе и управляющим. И с «отставниками» ты правильно сориентировался, я как–то и не сообразил, если честно. Из плохих новостей что?

— Ну, про «Жертву» и «Все в одном» я рассказал, теперь по остальному. Наркоманы бунтуют без «Росы», устраивая беспорядки. К ним присоединились несколько гниловатых «отставников» и еще отморозки, что за любой кипиш, кроме голодовки. Дай только повоевать. Разносят подъезды, пугают жителей, производят налеты на все заведения района. Нападают, как шакалы, толпой на одного, что заставило меня ввести корректировки в комендантский час и усилить патрули.

— Пугать, бить, отправлять в другие районы. Насколько знаю, не только мы производили эту дрянь, по крайней мере, Король Юга в этом тоже замешан. Не испугавшихся и не ушедших — уводить и в расход. В этом районе моя личная тирания, и насрать мне на мнение отбросов. Тем более, пока мы держим в резерве оставшиеся заведения. Что там у нас… Помню, ходили в три зашкварных бара и «Жертву», а дальше уже не пошел.

— Оставшиеся пять точек: Еще один наркопритон, принадлежащий Королю Юга, Кривой как–то просил о просьбе и, в оплату, предоставил землю…

— Так, стоп. Ты хочешь сказать, что на моей территории, находящейся еще и под опекой Короля Севера, сидит хрен с Южного бугра? — Я начал массировать виски, встретив его кивок. Дурдом — Кривой что, совсем ебанулся? Так, ладно, порешаем. Что дальше?

— От одной из точек уже ничего не осталось. В ту же ночь, что вы штурмовали базу, на ресторан налетели монстры. Уничтожено все, кроме мебели. Ну, остальные — это пара таких же убитых баров, как вы видели, и магазин «Тысяча мелочей». Там есть практически все дешевое, от продовольствия до оружия.

— Так, вот тебе мой указ — Думать долго было не над чем, поэтому ответил спустя лишь минуту — По деньгам еще должны влезать. Постепенно, не торопясь, проводи экспансию этих ебаных баров. Если хозяин адекватный и может, при наших условиях, развить заведение до приемлемого уровня, оставляешь управляющим, предварительно выкупая точку. Если уебок — просто выкупаешь и выгоняешь с баблом на улицу, нахрен мне шваль не нужна. Также через управление забираешь ту раздербаненную точку, ее организуем под офис для строителей, а также поговори с хозяином магазина, вдруг согласится на наши условия. Мне нужен тотальный контроль над кварталом, Вася. С притоном Юга я разберусь. Записал?

— Да, босс.

— А теперь слушай еще вводную. С недавнего времени в городе, подпольной его части, начали продавать вот такие камешки. Они блокируют доступ к эгро — И, не обращая внимания на удивленное лицо помощника, продолжил — И мне кровь из носу нужно знать, кто эти блядские камни поставляет. Была нить к торгашу с Юга, Карну, но тот уже обглодан, как сегодня оказалось. И есть у меня серьезные подозрения, что источник камней и загадочный продавец рецепта контролирующей наркоты принадлежат к одной силе. И сила эта хочет поиметь наш город. Хуже того, скорее всего, нити ведут даже через управление города. Понимаешь серьезность ситуации? Это какая–то очень серьезная организация, которой я не могу позволить воплотить ее замыслы. Если ты расскажешь кому–либо подоплеку этого дела или, не дай демоны, попробуешь меня предать — смерть твоя будет самой извращенной, на какую способно мое воображение. Все ясно?

Мужик дураком не был, поэтому в мои соображения вкурил быстро, пообещав приложить все возможные усилия к поиску. Вот и ладненько. Сейчас надо домой пиликать, но с Королем Юга необходимо будет переговорить. Вряд ли он просто так откажется от своего притона на чужой территории, но я заставлю его это сделать. А упрется — падет в объятья пламени, аминь.


3.5

***Макс

Следующий день отличился знакомством с первыми учителями, а также приглашением пройти первое задание от местной гильдии, но обо всем по порядку.

Сегодня у нас были Алхимия, Магическая Инженерия и Ритуалистика. Ну, это по направлениям, а называются сейчас предметы теми же словами, но сначала «Основы». Короче, начальный уровень. Завтра же будут Руны, Артефакторика и–и–и… барабанная дробь… Строение магических существ. Блядский Директор все же не смог провести мне пять веток вместо шести, выбрав ненужную хрень. Хотя… Да хрен с ним. Стоит учитывать возможность, что даже я, покопавшийся в потрохах каждой встреченной твари, могу что–то о них не знать.

Алхимию вел мужик, Денис Макарский. Посмотришь на него и вспомнишь фильм суровейшей древности, про Шурика. Фимний врубал как–то. Так вот, Денис такой же очкарик, такой же дрищ и такой же приколист. Насколько успел за двойной урок понять его характер — лучше не пытаться с ним вступать в дискуссии, спорить и, тем более, враждовать. Застебет до смерти. Так, одной из девчонок не понравилось, что тот ее назвал «Рыжиком». Не, так то норм, прозвище миленькое, а девчонка реально рыжая, прямо как моя Аня. Но она возмутилась… Если вкратце, все сразу узнали ее вкусы, предпочтения в мужиках и размерах, якобы, извращенные намерения (О которых учитель знать в принципе не мог), какого цвета она носит нижнее белье и делает ли интим–стрижки. После чего «проверил» десятком вопросов с подвохом ее соображалку, оказавшуюся не самой сильной стороной девушки и, за несколько минут, синтезировал какую–то жидкость, пары которой заставили говорить ее правду и ничего кроме правды. При этом предыдущие догадки Дэна подтвердились, когда девица, полыхая, словно помидор, подтверждала на ходу, что он попадает в точку в ста процентах случаев из ста. Я знаю, у кого брать уроки профессионального троллинга. Правда, тормоза все же иногда стоит включать, ибо девицу он довел до того, что она сбежала из класса под дружный смех учеников.

По знаниям могу сказать, что его объяснения, хоть и перемежались приколами, но был просты и понятны интуитивно. Он явно любил и умел учить и экспериментировать. Хотя как этот тип догадался смешивать фекалии Рутов, одних из жуков Мглы, ягодки волчанки и полный набор ингредиентов для взрывчатки — очень интересный вопрос, ответ на который мне было интересно знать. Но задавать подобные вопросы Дэнау — увольте, он же ответит. Не хочу стать его следующей целью. Кстати, эксперимент был неудачным, но Шурик… Дэн остался абсолютно уверенным в том, что смесь должна лечить, просто пропорции не выдержаны. Надо ли говорить, что после демонстрации в дерьме были заляпаны вообще все, кроме виновника инцидента, так и оставшегося в белом халате? Я тебя запомнил…

Магическую инженерию вела девушка. И вот тут могу честно признаться — я косяк. Просто, как только зашел в кабинет и увидел это просто невероятно милое существо, то не удержался и чуть не затискал ее до смерти. Оторвала меня, как ни странно, приревновавшая Ри. Хотите сказать, что суккубы не умеют ревновать? Еще как! Обдумав этот вопрос, я понял, в чем дело. Просто Милли Ковальски, дварф, или хоропытка, составляла моей суккубе конкуренцию в миниатюрности. Смею надеяться, я смог доказать Ри, что она мне нравится такой, какая есть, и та перестала уже так явно завидовать грудастым и высоким девушкам с обложек порножурналов, а тут «конкурентка». Вообще это для меня внове, так эмоциям поддаваться, но, видать, я просто устал.

Хрен знает, как так вышло. Важно лишь то, что, как только она оклемалась от моего порыва, я вынужден был носиться по всему кабинету, ибо красная от гнева учительница явно вознамерилась меня пристрелить. И знаете, та пушечка была вдвое больше ее, и по габаритам сравнима уже с моим телом, а шмаляла патронами, примерно, пятидесятого калибра, за которыми тянулись натуральные молнии толщиной с руку!

Через минут двадцать, когда ученики покинули разрушенный и подкопченый класс, мне удалось попросить прощения, объяснить свое поведение и вручить подарок, который делал прямо на бегу. Судя по всему, большой плюшевый мишутка ей зашел, потому я был прощен, а урок все же начался.

Надо ли мне говорить, что Милли была настоящей маньячкой своего дела? Это же было очевидно, да? Она любила большие пушки с суровым калибром, огромные и мощные машины, роботов… и большие плюшевые игрушки, ага. Профессионалом Милли являлась первоклассным, объясняла тоже понятно, и под конец сдвоенного урока я даже умудрился втереться в доверие милашке, хотя она все еще поглядывала с подозрением, держа руку на своем «Шустрике». Шустрик со скорострельностью сотня патронов в секунду, предназначенный для упокоения больших монстров. Скажу честно — пара таких дур меня вполне прибить могут. А если еще и на автоматике…

Ритуалистику вела уже знакомая Ситри Нинурта, наш классрук, или куратор. И тут я узнал обратную сторону девушки. Хотя стоило догадаться, что лич по определению добренькой быть не может… И нет, когда она разделывала при нас живого монстра, ритуалом поддерживая в нем и вырезанных органах жизнь, изливая реки крови, чтобы использовать наисвежайшие ингредиенты в показательном сильном ритуале по созданию голема плоти, я только проникся к ней сильным уважением. Вот он, по–настоящему серьезный и комплексный подход к своему делу. А вот моим одноклассникам пришлось убирать за собой остатки завтрака и обеда после наблюдения за бьющимся в женских ручках большим сердцем и склизкими потрохами. Только тот демон, О Мао, моя Ри и еще одна девушка смотрели без отвращения и даже с интересом, а вот Лине и Ларе поплохело. Не привыкшие они к расчлененке, что поделать.

Тут не было веселья, как с Дэном, не было фанатичного блеска в глазах, как у Милли. Тут было лишь желание провести интересный ритуал и готовность сделать абсолютно все, чтобы он прошел максимально эффективно. Если подумать, тоже фанатичность, но совсем иного толка.

Не знаю, что там девушка себе придумала, но меня она довольно сильно смущалась. Смущающийся лич — это, скажу вам, довольно милое зрелище. Хотя я, как парень без предрассудков, спокойно мог бы провести с ней приятно ночку–другую… Но сначала надо узнать, что и как. Все же мне у нее учиться еще кучу времени, вдруг Ситри не сможет разделить работу и личную жизнь, а мы поссоримся, и что мне тогда делать?

После уроков мы с Ситри пошли на создание клона. Так как я уже записан на хэллбол, пошли в комнату клонирования хэллболистов. Обстановка там напоминала собой лабораторию безумного ученого. Но сначала было три линии защиты. Вдумайтесь, три! Это как в неплохом банке. Внутри же стояло три десятка двойных прозрачных шкафов, в половине большинства стоят без движения разумные. Насколько я понял, настоящие тела. У этой девахи, кстати, сиськи ничего такие… Так, не об этом. Но девку я запомню. Веллиста Касид… Ну и имечко.

Залез в пустую капсулу. Да, так они и назывались, капсулы клонирования. Стоило мне оказаться там, как тело начали обматывать толстые провода, словно щупальца какой–то твари. Раздражают. Постарался не сопротивляться, даже получилось. Провода, видимо, управляемые каким–то роботом, присосались к разным местам тела, а потом пошло какое–то сканирующее излучение.

«Хозяин, этот механизм хочет просканировать все ваши тела. Для создания точной копии тела, управляемого дистанционно, этого точно не надо. Дать им доступ?» — Визи подала голос неожиданно, как всегда.

Вот же хитрожопые засранцы.

«Обойдутся и без пищи для размышлений. Выдай машине то, что необходимо, а их подстеби как–нибудь от себя маленько, чтобы они поняли, что фокус не удался»

«Сделаю, Хозяин» — Раздался мне в ответ злорадствующе–веселый голосок Визи.

Вот так. А то ишь ты, чтобы заниматься спортом, нужен клон, а при его создании с тебя снимают всю возможную информацию. Если честно, подозревал подобное, но без Визи пришлось бы проглотить это оскорбление за недостатком доказательств, а так… Не шутите с Лесником, добром это не кончится.

***Макс

Что ж так хреново–то, а? Создание клона в первый раз, как оказалось, было довольно долгой и болезненной процедурой. Такое ощущение, что они не новое тело стряпают, а отрезают кусок моего!

«Судя по всему, вы недалеко от истины, Хозяин. Технология клонирования в этом устройстве как–то странно устроена. Постоянно мониторя ваше состояние, могу выявить многократное повторение сканирования некоторых частей тела, а выполняется оно крайне топорно. Они, скорее, не «считывают» информацию, а разбирают каждую клеточку тела, а потом ее собирают. Конечно, это не совсем так, но после этой процедуры мне придется серьезно чистить организм от облучения»

Вот за что я ее люблю, так это за честность. Хотя и не только, без артефакта я даже пары минут тут не протянул, по ощущениям. Хотя вру, протянул бы, но было бы стократ хреновее.

«Хозяин, это даже обидно… Я вам просто инструмент, что ли?»

Визи, давай без этой показной обиды. Ты же прекрасно знаешь, как тепло я к тебе отношусь, так чего придираешься? И так ощущения, как в мясорубке, а тут еще и ты…

«Эх, не получилось отвлечь. Давайте тогда так попробуем»


Сознание ухнуло в яму, оказавшись в темноте. И где это я?


— Там же, где, обычно, пребываю я. Ближайший слой к реальности, ваш личный внутренний мир. Где–то на грани между глубочайшей частью вашего подсознания и астралом — Раздался за спиной знакомый голос. Обернувшись, увидел миловидную девочку лет тринадцати с волосами, переливающимися всеми цветами радуги, кроваво–красными глазами и попросту отсутствующими «достоинствами». Сейчас и Ри по сравнению с ней выглядит, как аппетитная булочка — тут же совсем равнина. Учитывая, что артефакт предстал передо мной в неглиже, рассмотреть все в мельчайших подробностях удалось за две секунды и тридцать одну сотую. Хм… В смысле? Каким это образом я это просчитал?


На поверку оказалось, что тут мышление действует куда лучше, чем в реальности. Но не это интересовало на данный момент — я имел доступ к телу, но при этом был не в нем! Будто врач, стоящий над оперируемым пациентом, боли не чувствую, а сам могу лечить сканируемую, чтоб их, тушку.


К слову, не сразу понял, занятый исцелением, что девица примостилась на спине, крепко обняв, будто одинокий матерый задрот — подушку–обнимашку с нарисованной голой бабой и заботливо вырезанными дырочками.


— Ну фуу, Хозяин. Я просто впервые смогла вас обнять и поблагодарить за то, что вытащили из казавшихся бесконечными веков медленного затухания. Уже и надежду потеряла, что найду подходящего носителя…

— Судя по твоим брызжущим эмоциям, в спячку ты входить не способна?

— Почему же? — Удивленно вскинула она бровки, вцепившись в мою астральную тушку еще крепче — Просто, если бы я спала, то точно бы погибла, поскольку даже так тратится энергия, пусть и минимум. Приходилось постоянно мониторить обстановку, чтобы встретить подходящего носителя. Вас, как оказалось. А сидеть одной в подобной пустоте — действительно не самое веселое занятие.

— Можно догадаться — Вывернул руку и погладил девочку по голове. Она теперь — часть меня, а это одно из возможных условий для моего доверия. Дальше отношения мы строим сами и пока не вижу причин относиться к ней плохо — Ты умничка.

— А вы — отныне Хозяин этой умнички и моя жизнь целиком зависит от вашей — Хихикнула девчушка — Берите ответственность теперь и не лезьте в пекло. Пожалуйста.


В ответ на такое лишь хохотнул, показательно не обратив внимания на просительные нотки.


— Не я такой, жизнь такая. Не всегда от нас зависит, что произойдет дальше. Иногда мне кажется, что мою жизнь пишет какой–то ебанутый на голову психопат–садист, оттого и я такой же. Ладно, давай по существу — сколько еще эта пакость длиться будет?

— Два–три часа. Примерно. Не уходите надолго, Хозяин — Она невинно захлопала глазками — Дайте, пожалуйста, и мне к вам покрепче прижаться…


Вот уж не думал, не гадал, что обзаведусь малолетней рабыней, да еще и во внутреннем мире. Жесть. Клише, туше и клиника.


— Хей! Я такая, какой вы меня представляете! Разве что цвет волос неизменен. Я же артефакт, исходного тела не имею! — Возмутилась девочка. На вид, как я уже упоминал, ей можно было дать лет тринадцать от силы, хотя в наше время в эти года, порой, такие «бомбы» ходят, что в жизнь не поверишь в их реальный возраст.


Стоп. Так это что получается, я скрытый педофил, ко всему прочему, что ли? При таких мыслях меня начала одолевать паника. Внезапное, мля, как понос, осознание скрытых пороков. Хотя все сходится… Ри можно запросто за малолетку принять, Аня не так далеко ушла по комплекции, хотя и не вызывает столь явного впечатления несовершеннолетней. М-мать…


— Хозяин, а Хозяин — Хитро сверкнула глазами внезапно очутившаяся передо мной девочка, впрочем, почему–то «подросшая» на годик–два — А есть ли разница, на каких девушек вас тянет? Нас с вашими рабынями явно все устраивает, а если вас понесет совсем не в ту степь, то, думаю, вместе сможем остановить вас от опрометчивых шагов. А сейчас… — На этом моменте девчушка впилась мне в губы поцелуем и продолжила только через минуту —… Подарите и мне немного вашего внимания, пожалуйста. Я даже немного время смогу подрастянуть — И еще одна хитрая, но весьма заманчивая улыбочка.


М-да. Не такого я ожидал буквально тридцать минут назад… А, в самом деле, какая, нахер, разница? Наши демоны нас берегут, как бы в моем нынешнем положении это ни звучало. Пошли эти предрассудки… куда–нибудь подальше!


В итоге три часа для меня, благодаря ненасытной Визи, растянулись почти в двенадцать. Изголодавшаяся по чисто мужской ласке астральная девчушка устроила такое, чего мне и эротических снах никогда не снилось. Я, если честно, сначала подумал, что она чисто ради меня так напрягается. Все же реального тела у нее нет, соответственно, и позывов к сексу быть не должно. Но она эту догадку разбила на куски, сказав, что это для меня астральное тело — лишь слепок тела ментального, а она же тут целиком и полностью. Во все не вник, но инфы хватило, чтоб понять — я сейчас борюсь с несколькими веками воздержания. Да и ее предыдущие хозяева полностью, как я, с артефактом не сливались, а потому близость с ними была не столь яркой… Короче, теперь она с меня не слезет. Во всех смыслах.

В этом подпространстве в принципе не было боли, усталости и необходимости есть, и от безудержного секс–марафона мы отрывались только на то, чтобы вновь подлатать мою тушку, да немного обустроить это место. Даже свиданку устроили, которая, впрочем, долго не продлилась, времени даже тут мало было. Но обо всем по порядку.


Оказалось, что я тут вполне мог отстроить свой маленький островок. В буквальном смысле не отлипающая от меня астральная нимфоманка объяснила основные принципы такого «строительства» и, с легким скрипом, дело пошло. На поддержание внутренней стройки будет уходить небольшая часть моей энергии, но ради комфорта Визи и своего, когда сюда смогу наведаться, можно и потерпеть. Ведь куда приятнее трах… отдыхать в каком–нибудь помещении, а не в пустоте и невесомости.


Вот только вылезла проблемка. Я физически не мог построить что–то доброе и красивое. Вот никак вообще не выходило. Даже когда я попытался скопировать сюда свой лесной домик, наследство Фимния, он получился темным, зловещим, с неучтенными жутковатыми дополнениями. Судя по всему, психиатр тут уже не поможет, повесится. Хотя какое еще может быть воображение у человека, который восемьдесят девять и три десятых процента своей жизни нихрена, кроме крови, кишок, разнообразной мрази и прочих ужасов не видел? Вот и я о том же.


Удивительно, но Визи мой стиль понравился. На это я с воодушевлением продолжил творить, решив не сдерживаться!


Вот что в итоге трехчасовой «стройки» получилось, благо, создавать объекты достаточно легко, а мозги пашут быстро: Летающая каменюга, наподобие нашей, школьной, вот только совсем с иными декорациями. Учитывая мою рациональность, места на «просто погулять» было немного. Согласно информации от Визи, в мой внутренний мирок вполне мог кто–нибудь попытаться прорваться, и эта инфа меня несколько впечатлила. Настолько, что остров обзавелся чертовой дюжиной сверхскоростных турелей ТРуП — 2891, разработка хоропытков под конец прошедшей войны. Такую штуку я как–то в лесу обнаружил, после этого досконально изучив. Полторы тысячи комков раскаленного металла с антимагическими свойствами в секунду, разогнанных почти до световой скорости. Кстати, в реальности эта разработка существовала очень недолго, ибо изнашивалась на глазах, а боеприпаса не хватало на поддержание хоть сколько–нибудь долгого огня, но тут, в астрале, эти проблемы не котируются.


На сам же островок построил большой навес с удобными гамаками по краям, для отдыха, а посередине него воткнул чайный столик. Интересная штука, которую отрыл в одной из дошедших до наших дней книг. Тут же, неподалеку поставил мангал с вечно жаркими углями, на котором готовят, судя по остальной обстановке, человечинку и живьем. Да, можно и просто еду создавать, но это издевательство — лишать себя удовольствия лично поготовить шашлычок из бандитской мрази. Жаль, сюда ничего материального не принести…


Неподалеку от навеса расположилось небольшое озерцо «с подогревом» цвета свежей крови, а рядом — наоборот, прохладное, уже с обычной водичкой. Купаться я всегда любил и умел, а уж с девицами…цей, ммм. Все остальное место занимал замок.


Копия моего дома, изначально летающая в пустоте, стала вершиной небольшого замка. И если Хрустальный дворец выглядел современно и по–доброму, то постройка из «проклятой всеми, кем было можно» древесины могла бы ужаснуть любого Темного Властелина. Моя твердыня, отдаленно напоминала темную пирамиду из черных, обгорелых, но еще живых бревен, по всей поверхности которых торчали острые ветви. При необходимости эти веточки спокойно могли ожить и нашинковать любую опасность в труху. И да, «домик» был живым, о чем ненавязчиво намекали четыре огромных красных буркала, смотрящих во все стороны. Выглядело это довольно специфично, ну да ладно. Внутри, по совету той же малолетней нимфоманки–эксгибиционистки, была здоровенная библиотека, пополняющаяся из прочитанных мною в реале книг, «скромная» спальня с пятиместным траходромом, несколько комнат, пока пустых (не знаю, зачем они ей понадобились) и кухня до кучи. На этом, собственно, пока и остановился. Трудно долго сдерживаться, когда на постоянной основе рядом конфетка, которую всегда хочется вновь опробовать.


Как уже говорилось, вся эта прелесть заряжалась от моего энергозапаса, что, с моим объемом Света, не напрягало совсем. Зато проводить время с ненасытной «шизой» стало куда приятнее, да и Визи говорила, что все это каким–то образом поддержит и усилит мои ментальное и магическое тело. Не знаю, с чем это связано.


Получив от девицы поцелуй «на дорожку» и пообещав навещать время от времени, «всплыл» в реальность. Тело, наконец, перестали пытать столь специфичным образом, так что пора браться за работу.

***Ситри

— Ну что, удалось снять с него показатели тел? Это первый Инквизитор, попавшийся к нам, это уникальные данные! — Самуил прямо лучился от довольства.

— Директор… — Попыталась добиться внимания лич.

— Они отличаются от обычных людей! Да я уверен, что больше не будет подобных данных. Если мы решили бы их продать, то могли получить немыслимую сумму.

— Директор! Господин Даан!

— Да, Ситри. Ты молодец, что уговорила его на этот шаг. Премию выпишу!

— Просто посмотрите на этот «результат», и поймете, что вы ошиблись везде! — Не выдержала девушка и повысила голос.

В ответ на это Самуил нахмурился и, наконец, обратил внимание на результаты сканирования. Согласно им, Максим Крип был чистокровным демоном с комплекцией керна, с ехидной ухмылкой и полуметровой «гордостью мужика», почему–то стоячей, на которой была набита татуировка «Вы что, самые умные?». Разумеется, магическое и ментальное тело у него попросту отсутствовало. Естественно, с реальными показателями это не сочеталось абсолютно.

— Мда… И как он это провернул, при этом умудрившись сделать вполне нормальный клон?

— Не знаю, но это еще раз доказывает, что лучше его не пытаться обманывать — Как–то одухотворенно и даже с гордостью ответила Ситри, внимательно рассматривая тату и почему–то краснея, насколько это вообще возможно у лича.


3.6

***Макс

Гильдия Облачной школы представляла собой двухэтажный паб, пристроенный к дворцу. К слову, одно из немногих зданий, которые не «растягивали» магией. Какое есть, таким и осталось. Выглядело оно красиво, с закосом под художественную фентезятину: Деревянная изба из бревен, явно с ветвей наших стометровых деревьев, судя по толщине, и с вывеской «Паб у Дотжа». Короче, тянуло на что угодно, но точно не на гильдию боевых наемников–магов.

Внутри царил «охотничий» стиль. Выражалось это в различных трофеях на стенах, представляющих собой отрубленные головы и конечности монстров. Пяток здоровенных столов внизу и три на верхнем этаже, там же виднелась доска заданий, судя по всему. Деревянная панель с прибитыми к ней псевдобумажными листами, а также написанные мелом номера электронных заказов с кратким описанием и пометкой «Уточнять у бармена». На данный момент в зале было шесть человек за двумя столами внизу, которые сидели и тупо бухали, по всему объему помещения вместе с клубами дыма разносился запах ароматного табака. Сразу же пихнул в зубы самокрутку, наблюдая за приближающимся телом с габаритами шкафа. Родня Гара, что ли? Где таких громил выращивают?

— Сюда посторонним вход запрещен, малец.

— С чего ты взял, что я посторонний? — Искренне я удивился такому повороту.

— Я тебя тут не видел… — Уверенно начал громила, но был безжалостно перебит.

— И что? Ты всех досконально бойцов знаешь?

— Я тут охранник, так что да, малец. Как и знаю, что ты новеньким быть не можешь, ты не с третьего курса.

— Я с первого, тут ты угадал, но! — Поднял я палец, останавливая намеревающегося перебить парня — Директор дал добро. И ваш главный уже должен обо мне знать. Ну что?

— Пошли за мной. И если ты соврал…

Эм, это многозначительное молчание меня испугать должно, что ли? Тут я сбился с мысли, так как за барной стойкой обнаружился мужик, которого я давно знаю. То–то в голове мелькнуло, что имя Дотж подозрительно знакомо.

— Дотж, твою дивизию! Ты ли это?!

Еще один потомок медведя, только прилично старше, возмущенно поднял голову, оторвавшись от натирания стакана, но тут в его глазах промелькнуло узнавание. Он было улыбнулся и открыл рот, но тут же нахмурился и махнул мне рукой, мол, иди за мной. Оппа, мы что, шкеримся? Увидев жест бывшего Инквизитора, вышибала ни словом, ни полусловом мне не мешал.

— Здрав будь, Максим. Сожалею об утрате, Фимния слишком неожиданно поглотило пламя… — В подсобной комнатке представляющей собой конуру с одноместной кроватью, массивным столом и стулом, Дотж крепко меня обнял и заговорил первым.

— Старик, о чем ты вообще? Мало того, что он мне не родной отец был, так еще и помер он нормально, пусть и не в бою, да и наш брат к смерти философски относится, сам знаешь. Как сам?

— Да вот, прибился к Самуилу — Как–то даже засмущавшись, промямлил здоровенный мужчина с черной бородой и в шрамах. Судя по всему, его Свет уже не справлялся с новыми ранениями, раз осталось столь много отметин — Выживать как–то надо, а нас, бывших Инквизиторов, не особо жалуют.

— И когда?

— Сразу после того, как тебя в последний раз видел, лет десять назад. Бегать, как паук, охотясь на монстров и кристаллы уже неохота, а тут сытая и спокойная жизнь…

И принялся рассказывать, будто оправдываясь. Не таким я запомнил этого человека, совсем не таким. Судя по его состоянию и настроению, Инквизитор–берсерк, столь яростно уничтожавший любого противника с помощью топоров, которые таскал на себе десятками, безвозвратно умер, оставив после себя пусть очень опытного и старого, но простого охотника. Такое часто происходит с людьми во время застоя. Чисто технически, можно его вернуть к жизни, но надо ли? Решил не пороть горячку, особых причин для этого нет. Если хочется старому дожить жизнь в покое, то кто я такой, чтобы ему мешать?

— Слушай, старик, меня тут Самуил послал выполнить пробное задание — Перебил я жалующегося на жизнь охотника — Вступить хочу к вам, да вот «сроком отсидки» не вышел.

— Правильное решение! — Дотж явно оживился, приобретя деловой вид — Слышал я про странного новика, но даже и не думал, что им ты окажешься. Кстати, раз ты тут, значит, про указку Церкви Директор знает? Я о том, что она запрещала нам пользоваться «презренной еретической силой», даже если способности были?

— Не знает. Никому причин не озвучивал, просто говоря, что я такой уникальный. А так… вполне допускаю, что часть живых Инквизиторов могут оперировать эгро и развиваются в этом направлении. Не знаю, как насчет стариков, но вот молодежь, пусть ее и немного, но вполне способна на это.

Это не то, чтобы тайна, но и к распространению информация не подлежит. На самом деле оперирование Светом совершенно никак не мешает работать и с эгро. Больше скажу, если бы не тупейший запрет Церкви, то Инквизиция во время войны обладала бы вдвое большей мощью и неизвестно, как бы тогда повернулись дела.

— Хорошо. Невместно своих подставлять, даже если ряды Инквизиторов распущены. Ну да ладно — Тут он резко поднялся — Сначала, новик, тебе придется пройти обряд посвящения. Тебя выпустят на нашу арену, где ты докажешь нам, что достоин. Тебя должен будет проверить один из наших. Смотря кто вызовется. Проигравший всем выпивку покупает.

— Да без проблем. На халяву бухнуть всегда готов. Кому для этого башку в жопу запихать надо?


***Макс


Учитывая, что народу в гильдии присутствовало немного, пришлось через КПК созывать тех, кто рядом. А кто откажется от бесплатной выпивки и хорошего зрелища? Народ, ожидаемо, начал подтягиваться. Я сидел в дальнем углу зала, спиной к стене, и встречал взглядом каждого вошедшего, параллельно потягивая охрененно вкусное пиво. Дотж, оказывается, прямо тут его варит. Оборотов там не так уж и много, около семи, но вкус — божественный. Только ради такого пиваса стоит вступать в гильдию.

Спустя полтора часа, когда я слил из второго по счету пятилитрового бочонка последнюю кружку, ко мне подрулил тот самый шкаф с антресолями, что встречал на входе:

— Вряд ли еще кто подойдет. Думаю, пора начинать. Хотя после такого количества выпитого ты вряд ли способен на многое — Протянул он с ухмылкой. Ну, сам напросился.

— А ты что, а? — Ответил я ему нарочито пьяным голосом. Так–то в голове даже не зашумело, градус слишком микроскопический — Проверть хошь? Так давай! Мне начальство сказало, что с любым выйти можно. Слабо?

Дико бесят товарищи, оценивающие всех по внешнему виду. А то, что он меня недооценивает по всем категориям, было видно сразу невооруженным глазом. В свою очередь я сомневался, что от него мне грозит хоть какая–то опасность, в то время как пара мужиков и одна пришедшая девушка заставляли задницу сильно чесаться.

— Посмотрим… — Не повелся он на слабенькую провокацию и повел меня по лестницам вниз, к местному «рингу». Там мне открылась квадратная комната со стенами, примерно, по десять метров, с огороженной клеткой пять на пять. Не особо–то там и развернешься, ну да оно и не надо.

— Кто желает проверить новичка? Напоминаю для тех, кто забыл — бой без правил, до неспособности сражаться или до смерти клона. С собой можно брать любое оружие, кроме того, что массового поражения, можно пользоваться любой магией и артефактами. Творите, что хотите, как и на настоящем поле боя.

— А новичок оружие–то не забыл? — Раздалось из толпы насмешливым голосом.

— Не забыл — Махнул я ополовиненной кружкой в сторону голоса — Не волнуйтесь. И не стоит считать, что перед вами — легкая мишень. Я предупредил.

В итоге десятиминутного спора вперед выдвинулся поджарый молодой парень. Один из «опасных», по моей градации. Блин. Придется немного напрячься, дабы не тратиться на бухло. Неохота всем покупать, пусть лучше меня угощают. Я молчу уже о репутации, которую надо набивать сразу.

При себе у меня был один нож и обрез под дождевиком. Ну и кружка в руках, которой я надеялся управиться.

— Мой тебе совет — сдавайся, если не уверен в своих силах. Я хочу размяться — Ухмыльнулся мой противник.

— Не на того нарвался… Это… Не знаю, как тебя там, да и похер. Пошли уже, харэ тянуть гончую за спермохранилище, я сегодня еще на халяву бухнуть хочу, да трахнуть кого–нибудь посимпотнее — Ответил я на его ухмылку.

Тот не стал вступать в словесную пикировку, лишь немного высокомерно смерив меня взглядом. Взглядом сильного. Этот парень, вопреки ожиданиям, не раздражал, ибо действительно имел право на подобное поведение, если верить ощущениям.

Вышел на арену я так же, с кружкой в руках, которую тут же и осушил, несколько показушно вытерев рукавом губы и прикурив самокрутку от пальца. На самом деле, это прямой показатель огненного мага, но в моем случае — просто сложное химическое соединение, вызывающее легкую вспышку пламени, призванное немного запутать врага. Сражение начинается еще до его начала. Что ж, не мы первые это придумали.

Противник зашел с противоположной стороны арены. Видимого оружия при нем не было, что, впрочем, совсем ничего не значит. А если судить по потокам энергии — у него на руках висит минимум два артефакта. А это — показатель.

Кружка в моих руках уже слегка сменила свой цвет и, немного, размер, полностью изменив состав материала. Пришлось незаметно пустить в это дело часть шмотья, ибо дерево не было столь же плотным, как сталь, и без этого мой финт вскрылся бы сразу. А сейчас кружка приобрела лишнюю пару десятков кило и прочность обшивки аэротанка, став неплохим оружием, хочется надеяться, незаметно для противника.

Бой начался резко. Вот мы стоим в нарочито расслабленных позах, а вот раздается крик «Бой!» и я мгновенно ухожу в сторону, пропуская мимо тела несколько разогнанных до дикой скорости капель воды. Одновременно с этой атакой противник покрывается, на первый взгляд, полупрозрачной желеобразной субстанцией. Насколько я понял, один из видов щита, правда, таких еще не видывал.

И как мне победить этого типуса, не светя своими Инквизиторскими способками, а? Идея победить с кружкой в руках отравилась в утилизатор, к хренам такой рискованный пафос, поэтому предмет в моих руках потек, становясь небольшим кулачным щитом, а другая рука вырвала из–под одежды боевой нож. За противника придется браться всерьез. Ведь он даже не показал своего истинного Дара, пользуясь исключительно артефактами.

Мне не оставалось ничего, кроме как сближаться с противником на сверхблизкую дистанцию боя под обстрелом. Маску Скорости я активировать не рискнул, действуя лишь чистой физикой и беспалевной маской Бойца, что, впрочем, в моем исполнении все ж немало. Расстояние на арене было небольшим, но в плечо «пулю» отхватить все равно умудрился, пока приблизился. И тут парень вскрыл свой, хочется надеяться, последний козырь.

Воздушное пространство передо мной напряглось и, за мгновение нарастив плотность, схлопнулось, нанося мощнейший режущий удар. Уклониться я успел лишь чудом, с настоящим шоком смотря на отлетающий, чистенько срезанный кусочек щита. Из, мать ее, метеоритной стали!!! Эта какой же мощью обладают его воздушные атаки?!

Я благоразумно не стал дожидаться ответа на этот вопрос, прямо из состояния полуприсяда делая два рывка, заходя противнику за спину, и нанося один–единственный удар ножом. И с очередной порцией шока наблюдая, как клинок в руках быстро плавится при соприкосновении с желеобразной массой. Не знаю, насколько концентрированная кислота в этой субстанции, но мой наикрепчайший нож, моя гордость и верный друг, до тела «смог» донести лишь узкий штырек в полсантиметра шириной и толщиной с полотно лобзика, несмотря на скорость удара. Впрочем, этого хватило, и в мозг мага он, все же, вошел, туша все потоки энергии и оставляя лишь мертвое тело.

Блядь, блядь, сука! Да какого хуя?! Да с таким щитом ему даже выстрел с дробовика похрен — дробь–то не из метеоритной стали, расплавится влет! Я вообще бы не смог нанести ни одного удара, не будь у меня моего козырного ножа. Мне просто нечего было бы ему противопоставить! А с скоростными воздушными «лезвиями» он рано или поздно бы меня достал. Вот тебе, мля, и хваленый Инквизитор. Визи!

«Да, Хозяин»

Срочно проанализировать весь бой и найти всевозможные способы противодействия такому типу магов. Я сейчас был в полушаге от проигрыша, такое не стоит спускать на тормозах. Понятное дело, что, используй я силы Инквизитора, он хрен бы по мне попал, но и я, если не считать ножа, мог бы лишь Аурами его бить. Вот, кстати, и преимущество тесаков наподобие Надгробия Фимния — хрен бы он успел расплавиться при ударе. Да, точно бы остались следы, но за счет размеров до тела приличный кусок стали все равно дойдет. Также неизвестно, как с этой защитой справится раскаленный добела снаряд Вскрывателя… Короче, работай, малышка. Анализ необходим.

«Поняла, Хозяин»

Сзади раздались шаги, заставив меня принудительно успокоиться. Да уж, среди монстров таких противников не сыщешь. Сложный, крайне сложный враг, которого я смог убить лишь за счет боевого опыта и сверхкачественного вооружения. И везения, как ни крути. Он серьезно выбил меня из колеи.

— Ты чем это таким ударил, что умудрился пробить знаменитый «Кислотный щит»? Сколько мы не пытались подобрать ключик к этой броне — все без толку — Раздался сзади голос Дотжа.

— Метеоритная сталь — Ответил ему, показывая рукоять от клинка — Нож из самого крепкого материала, что я знаю, дополнительно укрепленный магией. И от того осталась в итоге лишь рукоять. Да уж, на что только магия не способна. А ведь он мог вообще в рукопашку пойти, с таким–то страшным «доспехом».

— Порой так оно и происходит. Он такое «Прожигающим ударом» кличет. За счет кислоты ребром ладони может головы отрубать.

— Пиздец какой–то…

— Так и Рол является одним из элиты нашей гильдии. Гордись.

— Ага, мля. Гордость распирает ажно.

Вот так, перекидываясь фразами, мы вышли из клетки и направились к притихшей толпе. Меня ждало обещанное халявное бухло и хорошая компания, у которой предстоит узнать всю информацию, до которой дотянусь.

Пришел домой я уже когда мои девочки спали сладким сном. Будить никого не стал, просто завалившись рядом.


Проснулся поутру, облепленный озабоченными девками, которые не отпустили, пока я их не успокоил по паре раз… Хорошо хоть проснулся рано, а то бы в школу не успел.

Руны вела старушка по имени Нера. Ага, Нера Яга, без шуток. Эта бабка Яга — просто уникальнейший персонаж, что когда либо появлялся в моей жизни. Раса ее была не особо понятна, но, по всей видимости, она когда–то была просто человеком. И выглядела она совсем как обычная человеческая старушенция, сгорбленная от старости лет, с здоровенной бородавкой на носу, все по канону. Вот только Ситри, которой, как оказалось, было почти тысяча лет, помнила эту бабулю с детства, и она уже тогда выглядела точно так же! И да, Яга была из того же мира, что и Ситри, хотя наличие этой старушки в сказках давно мертвой России и СССР не дает покоя. В такие явные совпадения не верится.

Вообще, довольно забавная и интересная старушенция. Если честно, меня не покидало ощущение, что общаюсь с кем–то из божественных сущностей, но боги долго в нашем мире пребывать не могут, а она тут жила. Но это чисто интуиция Инквизитора и магические ощущения, а в общении бабуля бы проста и остра на язык, знала, такое ощущение, вообще все и охотно делилась в легкой форме любой информацией с желающими. Вообще не парилась, когда ее называли бабулей и старушкой, обижаться, такое ощущение, не умела. Мне, если честно, даже захотелось с ней подольше пообщаться. А вот некоторые ученики и даже учителя почему–то бабулю явно ссались.

Артефакторику вел второй мужик. А если точнее, Самуил Даан собственной персоной. Блядь, зачем Директору было идти на эту волчью должность учителя, не знаю, но лор был довольно подкован в своем предмете. Странно было ожидать от мастерского артефактора иного, а Самуил именно этим и прославился. Но, если честно, это был самый скучный и нудный преподаватель из всех. После уроков пришлось завести разговор о матери, но пока там было глухо.

Строение магических существ вела Сара Вестервик. Суккуба, про которую мне говорила как–то Аня. Ну, тогда она, наверное, до конца не прочувствовала моих вкусов к женщинам. Эта секс–бомба с шестым размером груди и заманчивой задницей, от которой мужская часть класса роняла челюсти и чуть ли не завывала подобно голодным волкам, у меня не вызывала в душе ничего, кроме скуки и мрачного раздражения. В начале она пыталась меня приручить, как остальных, но когда я, отклонив ментальное воздействие, в жесткой форме, придавив сверху Аурой подчинения, смешанной с Аурой Ужаса, буквально приказал ей, наконец–то, заняться преподаванием, а не демонстрацией своей шлюшной натуры, она осела и подчинилась. Хотя так до конца и не поняла, почему я не поддаюсь ее чарам. На мой вопрос после уроков по поводу того монстра, что смешивал разнокалиберные силы, она ответить не смогла, отчего я окончательно потерял к ней интерес. Бесполезная шлюха.

Ристаррес даже позлорадствовала над «конкуренткой». Ну да, моя–то суккуба и не пыталась использовать чары расы, а все равно вошла в мой близкий круг, так что причина была. Я не мешал, ибо Сара мне не нравилась. Баба, привыкшая крутить мужиками, как ей вздумается, и искренне думающая, что так и должно быть. Очередная дура на мою седую голову. Я даже всерьез задумался над тем, чтобы игнорировать ее уроки, но отмел эти мысли, так как предмет она все же знала на отлично. Уважуха Самуилу, подобрал учителей — профи, хоть и с придурью.

Руны и Ритуалы учили основам, Алхимия сильно полагалась на живые материалы. Сей факт резал мои магические способности по живому. Это плоть фауны умирает через короткое время, кость так вообще почти сразу становится мне подвластна, а вот с растениями все в точности до наоборот. Нет, я все это учил и старался вникнуть по максимуму, но тут мой Дар вообще не котировался.

Магическая инженерия и Руны, кстати, были связаны напрямую. Кстати, к этой паре можно еще и Артефакторику добавить. Рунная вязь, или магемы, в Магической инженерии(МИ) — программный код, а артефакты — запчасти. А если добавить к этому ритуалистику, что может работать двигателем, то, выходит, почти весь курс поддержки — это основа для Магической инженерии. Потому Рунники, Артефакторы и Ритуалисты Инженеров не особо любят, ведь те одним своим существованием подспудно имеют в виду, что эти три направления не самостоятельны в нынешних реалиях. Согласиться не могу, но зерно истины в таких рассуждениях имеется. Я даже больше скажу — Алхимию можно привлечь для создания топлива, и тогда продуктами МИ сможет пользоваться даже не маг. Пока догадки не озвучивал, знаний недостаточно, но изъянов в этой логике не вижу. А вооружить всех своих бандюков магическими пушками — дорогого стоит.


Эпилог

***Макс

В любой непонятной ситуации приваривай подшипник, ибо крутиться придется полюбэ. Не знаю, откуда появилось это знание, но в голове крепко засело, когда прочел пришедшее на КПК задание. Все дело в том, что мне поручили разыскать пропавших магов, предположительно попавших в рабство. А теперь вспомним, нахрена я вообще приперся в город, а также то, что одного работорговца уже ухайдокал, хоть тот и обычных людей ловил… Честно, не ожидал, что их в городе будет столько. Совсем не ожидал. Я продолжительное время даже не интересовался ситуацией в городе, ограничиваясь лишь интересующими меня местами, причем, абсолютно сознательно. В конце концов, какая мне разница, что происходит не на подконтрольной мне территории? Да хоть ебитесь раком в круг, вообще пох, водите хороводы на здоровье. А вот, погляди ж, коснулось и моего внимания… Знал бы раньше, сжег бы все к херам с концами и все, ибо лень разбираться, а сейчас придется копаться в куче отборного дерьма.

Самое стремное, что и зацепок не было никаких. КПК пропавших учеников не откликались, а искать человека в мегаполисе — абсолютно бесперспективное занятие. В планы ставим галочку напротив пункта — расспросить учеников, которые знали пропавших. Если не выгорит, то единственный способ — давить на Теневых Королей. Попытаться можно, но я адекватно оцениваю свои силы. Среди поддержки Королей немало магов, довольно сильных, а в этой ситуации Инквизитор такой силы, как я, просто загнется. Все же не до конца еще развился. Со своим уникальным путем, опирающимся на огнестрел и психомаски, рискую просто бесславно сдохнуть в пылу сражения.

Многим может показаться, что я слишком легко справлялся со всеми препятствиями и противниками. Да, так и было, но по одной–единственной причине. Я адекватно оценивал опасность. Любой монстр — это просто монстр, обладающий силой, но не полноценным разумом. Нетренированный человек за мной под маской Скорости попросту уследить не может, чем я нагло пользовался во время захвата базы Кривого, как и зачастую до этого. Бандит — это вообще крайне ленивая каста, которая опирается на добытое оружие, артефакты и технику, совершенно не желая напрягать тело и мозги ради получения силы и богатства. Собственно, именно поэтому они — легкая добыча. Один на один сильного мага запугать и вынести можно, но только если тот не знает твоих козырей заранее. Я прекрасно осознаю свою ограниченность и поэтому так рвусь нарастанию силы. Слишком много потенциальных противников на данный момент обладают реальной возможностью раскатать меня тонким слоем по асфальту, не особо напрягаясь. Повторюсь, профессиональный маг может зажечь маленький огонек прямо в мозгу противника. Сейчас меня от этого хода может защитить Визи, но подобных откровенно читерских вариантов великое множество. Ведь достаточно создать рядом с моим сердцем, снаружи тела, яркий и всепрожигающий шарик концентрированной плазмы и плавным движением изящной ручки вогнать его в тело. Не успею среагировать и все, Лесник приехал на свиданку с Кондратием. И ладно, когда маг один, еще можно побарахтаться, а если их двое? Я сам на себя ставку не сделал бы, если честно.

Именно поэтому я и не считаю себя имбовым бойцом, выносящим всех с одного удара. Я прекрасно осознаю свои пределы. С моими нынешними силами мир не захватить и даже города не подчинить себе. Я жив и обладаю определенным авторитетом лишь за счет того, что обхожу опасности стороной, зачастую действуя из тени. А задание надо выполнить. И девочек моих защитить теперь просто необходимо, ибо я взял на себя за них ответственность. Вот только рано радуются недруги. Я еще только начал свой путь, несмотря на то, что изучил уже многое.

Вы еще попомните Максима Крипа. Я докажу, что со мной необходимо считаться.



Оглавление

  • Пролог
  • Акт первый. Хищник из леса
  • 1.1
  • 1.2
  • 1.3
  • 1.4
  • 1.5
  • 1.6
  • Акт второй. Городской беспредел
  • 2.1
  • 2.2
  • 2.3
  • 2.4
  • 2.5
  • 2.6
  • 2.7
  • 2.8
  • 2.9
  • Акт третий. Школа. Детям здесь не место
  • 3.1
  • 3.2
  • 3.3
  • 3.4
  • 3.5
  • 3.6
  • Эпилог