КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 454410 томов
Объем библиотеки - 651 Гб.
Всего авторов - 213342
Пользователей - 99992

Впечатления

vovih1 про Бурносов: (Сборники, альманахи, антологии)

Спасибо!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хьюз: Параллельное и распределенное программирование на С++ (C, C++, C#)

Уважаемые читатели! Пожалуйста, оценивайте и комментируйте компьютерную и техническую литературу. Пишите - какие книги вы ищите и на какую тематику.
И сами тоже добавляйте книги!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
vovih1 про Хьюз: (C, C++, C#)

Спасибо

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Не надо школьников называть школотой или ЕГЭшниками. Мы сами когда-то были школьниками и интересы у нас были соответствующие. Правда тогда книг в жанре АИ практически не было.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Для школоты. Открывание ногой двери к Сталину и рояли в виде инопланетной техники.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Свита короля (ЛП) (fb2)

- Свита короля (ЛП) (пер. Автор неизвестен) (а.с. Всё ради игры-3) 1.76 Мб, 477с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Нора Сакавич

Настройки текста:



Annotation

Свита короля

Направленность: Слэш

Автор: Новогодний корпоратив

Фэндом: Ориджиналы

Рейтинг: NC-17

Жанры:

Предупреждения: Насилие, Изнасилование, Нецензурная лексика, Смерть второстепенного персонажа

Размер: Макси, 324 страницы

Кол-во частей: 19

Статус: закончен

Посвящение: Бета omfgakaashi - https://ficbook.net/authors/1143930 Переводчик Неугомонная - https://ficbook.net/authors/1785431

Публикация на других ресурсах: Разрешено в любом виде

Примечания автора: Нора Сакавик серия "Все ради игры", третья книга

Описание: Времени почти не осталось. Но именно сейчас, когда смерть практически дышит в спину, у Нейла появилось слишком много причин, чтобы жить. Дружба с Лисами казалась крайне нежелательной. Поцелуй с одним из них просто немыслимым и невообразимым. Нейлу стоило хорошо подумать, прежде чем сближаться с кем-либо, но Эндрю не из тех людей, с кем можно легко расстаться. Если они оба считают, что это ничего не значит, возможно, Нейл и не станет сожалеть о потерянном, однако от себя правду не скроешь.


Глава первая

Примечание к части

Глава вторая

Глава третья

Глава четвертая

Глава пятая

Глава шестая

Глава седьмая

Глава восьмая

Глава девятая

Глава десятая

Глава одиннадцатая

Глава двенадцатая

Глава тринадцатая

Глава четырнадцатая

Глава пятнадцатая

Глава шестнадцатая

Глава семнадцатая

Глава восемнадцатая

Глава девятнадцатая


Глава первая


Примечание к части


Помешательство — 1. Полная или частичная потеря рассудка, состояние измененного сознания, сумасшествие. 2. (перен., разг.) Чрезмерная увлеченность чем-либо, непомерное пристрастие к чему-либо.

Проучившись целый семестр в университете Пальметто и неделями тренируясь на крупнейшем в Соединённых Штатах экси стадионе, Нейл по-прежнему не мог сдержать восхищение при виде Лисьей норы. Просто дыхание перехватывало. Он раскинулся на полу, прямо на разделительной линии. Лежал, впитывая в себя атмосферу этого места. Считал ровные ряды сидений, чередующиеся то белым, то оранжевым, до тех пор, пока в глазах не начало плыть, а сами трибуны – замыливаться, превращаясь в неразборчивое месиво. Затем он окинул изучающим взглядом свежие баннеры, посвящённые Весеннему чемпионату и развешенные по периметру стадиона. По одному на каждого из Лисов, выключая ныне покойного Сета Гордона. Их повесили совсем недавно, во время каникул, поэтому Нейл задавался вопросом, как отреагирует Элисон, когда увидит их?

— Разучился стоять, Джостен?

Нейл лениво повернул голову набок, чтобы посмотреть на тренера. Он оставил дверь на поле распахнутой, и теперь Дэвид Ваймак застыл в дверном проёме. Нейлу казалось, что за время, проведённое здесь, тренер физически не мог успеть разобраться с накопившейся бумажной волокитой. Оставалось два варианта: либо тренер не верил, что Нейл сдержит слово и не станет тренироваться до полного исцеления, либо Нейл снова потерял счёт времени. Джостен надеялся на первый вариант, но смутное внутреннее ощущение указывало на обратное.

Он согласился провести Рождественские каникулы со сборной Эдгара Алана, однако даже во время праздников Вороны жили по шестнадцатичасовой системе. Таким образом две недели незаметно превратились в три. И, несмотря на то, что Нейл вернулся в Южную Каролину два дня назад, внутренние часы по-прежнему сбоили, не успев перестроиться. Занятия начинались уже в четверг, а отборочный тур Весеннего чемпионата стартовал на следующей неделе. Ваймак считал, что возвращение к привычному режиму поможет пережить случившееся. И всё, что оставалось Нейлу, это надеяться, что тренер прав.

— Пора идти, — сообщил Ваймак.

Этих слов оказалось достаточно. Они заставили подняться, хотя измученное, избитое тело активно протестовало. Проигнорировав знакомую ноющую боль в плече, Нейл пересёк поле, направляясь к тренеру.

— Уже приземлились? — уточнил Нейл, подойдя поближе.

— Ты бы знал, если бы хоть иногда смотрел на телефон.

Выудив из кармана раскладушку, Нейл распахнул её. Он хаотично понажимал кнопки, а затем продемонстрировал тёмный экран Ваймаку:

— Наверное, забыл зарядить.

— Наверное, — повторил тренер, ни капли не поверив в подобную отговорку.

И подозрение Ваймака было не напрасным: Нейл намеренно не зарядил телефон. Перед тем как уснуть в новогоднюю ночь, Нейл выключил его, так и не поставив на зарядку. Джостен всё ещё не прочитал сообщения, полученные от Лисов на каникулах. Он понимал, что не получится избегать разговора вечно, но никак не мог придумать, как же поделикатней объяснить происходящее. Темнеющие синяки и ссадины казались весьма закономерными последствиями от встречи с Рико. Чтобы оправдать татуировку потребуется больше сил и времени, хотя и это было выполнимо. Единственное, с чем Нейл никак не мог разобраться и что, по его мнению, не поддавалось логическому объяснению – разительные перемены во внешности, на которых настоял Рико.

После девяти долгих лет регулярного подкрашивания волос и ежедневного ношения цветных линз, пришлось вернуться к натуральным оттенкам. Отливающая красным, насыщенно рыжая копна волос и льдистый холод глаз делали Нейла ходячей копией отца. Он второй день избегал зеркал. Отрицание ничего не изменит, но Нейлу казалось, его попросту вывернет, увидь он собственное отражение и это отвратительное сходство снова. Если бы можно было подкрасить волосы хотя бы на пару тонов темнее, дышалось бы значительно легче, но Рико предельно ясно дал понять, что случится с Лисами, если Нейл снова поменяет свой облик.

— Они получают багаж, — коротко пояснил Ваймак. — А нам нужно поговорить.

Закрыв за собой дверь, ведущую на поле, Нейл проследовал за тренером в раздевалку. По пути Ваймак выключил локальное освещение, и когда Нейл обернулся, Лисья нора уже утонула во мраке. Неожиданная нехватка света отдалась липким ознобом вдоль позвоночника. На мгновение он снова вернулся в Ивермор, окружённый почти осязаемой злобой Воронов и их пугающе-отталкивающей цветовой гаммой. Нейл никогда не страдал клаустрофобией, но воспоминание о сконцентрированной ненависти в свою сторону давило так сильно, что, наверное, могло бы сломать пару костей.

Тихое бренчание ключей выдернуло Нейла из воспоминаний, откидывая подальше от опасной грани, и он напряжённо обернулся на звук. Ваймак прошёл вперёд него в раздевалку и, быстро проскочив её, уже открывал дверь своего кабинета. И хотя они были единственными на всём стадионе – не считая охранника, время от времени проводившего обязательные обходы – Ваймак каждый раз запирал кабинет даже на такое короткое время.

Нейл бывал в этом кабинете так много раз, что мог с уверенностью сказать: Ваймак не хранил у себя абсолютно ничего ценного. Единственной относительно важной вещью была сумка Нейла, которую тот оставил в кабинете, перед тем как отправиться на стадион. В свой самый первый день в Южной Каролине он попросил тренера присмотреть за вещами, и семь месяцев спустя Ваймак по-прежнему помнил о данном обещании и держал слово. Этот неожиданный факт почти заставил забыть о Рико.

Войдя внутрь, тренер отступил в сторону, жестом предлагая Нейлу самостоятельно позаботиться об оставленных вещах. Нейл быстро подхватил сумку, перекинул лямку через плечо, а когда обернулся, Ваймак уже исчез. Тренер оказался в зоне отдыха: привалившись спиной к стене, мужчина сидел на тумбе около телевизора. Вцепившись в лямку сумки для моральной поддержки, Нейл подошёл ближе и встал перед ним.

— Кевин звонил вчера утром, когда не смог связаться с тобой, — поделился Ваймак. — Он хотел убедиться, что ты в порядке. Видимо, он всё это время знал, где ты.

Врать не было смысла, поэтому Нейл спокойно признал:

— Да.

— Я заставил его рассказать остальным, — добавил Ваймак, и сердце Нейла глухо ухнуло в пятки. Джостен открыл было рот, но тренер, вскинув ладонь в останавливающем жесте, продолжил: — Они должны знать, что им предстоит увидеть по возвращению. Ради твоего же блага. Просто представь, как они могли отреагировать, если бы увидели тебя без предупреждения. Ты теряешься, когда они просто называют тебя другом. А если бы они по-настоящему испугались за тебя, ты бы, наверное, инфаркт схватил.

Нейл собирался с этим поспорить, но лучшее, что ему удалось выдавить:

— Я бы придумал что-нибудь.

— Ты бы начал увиливать от разговора, — упрекнул Ваймак. — Поэтому я сделал всё за тебя. Предупредил, что ты выглядишь как человек после шести раундов на ринге и вряд ли захочешь об этом говорить. Они пообещали, что не будут перебарщивать с заботой и вниманием, но не уверен, сдержат ли слово, когда увидят тебя вблизи. Впрочем, об этом я не упоминал.

Тренер неопределённо взмахнул рукой перед лицом. Нейл коснулся повязки на скуле, скрывающей новую татуировку, и уточнил:

— Об этом?

— Обо всём этом, — кивнул Ваймак, когда Нейл поднял руку к волосам. — Понятия не имею, зачем Рико сделал это, лучше просто дождусь ответов весной. А вот с остальными разбирайся сам.

В груди неожиданно потеплело. Не зная, что сказать, Нейл просто кивнул и посмотрел на часы. Мэтт оставил грузовик на платной парковке при аэропорте, поэтому во встречающих ребята не нуждались. Нейл увидится с ними только в Лисьей башне. И если они уже начали получать багаж, то минут через двадцать будут здесь.

— Помощь понадобится? — спросил Ваймак.

— В общежитии? — непонимающе переспросил Нейл.

Тренер смерил его коротким, но полным жалости взглядом:

— Я имел в виду Колумбию.

Эндрю выписывали уже сегодня. Как только остальные закинут вещи в общежитие, они поедут за ним в Истхевен. Прошло около семи недель с тех пор, как Лисы в последний раз видели Миниярда. Прошло больше трёх лет с тех пор, как рассудок Миниярда был полностью чист и трезв. Только двое из Лисов видели его во вменяемом состоянии, остальным же доставались исключительно неприятные слухи и разные домыслы.

Крайне маловероятно, что Эндрю обратит внимание на плачевное состояние Нейла. Но он точно заинтересуется тем фактом, что Нейлу пришлось нарушить своё обещание и оставить Кевина без присмотра. Джостен был уверен: Эндрю это не понравится.

И даже несмотря на это, Нейл не чувствовал ни волнения, ни беспокойства.

— Всё будет нормально.

— А если не будет, Эбби возвращается завтра и сможет подлатать тебя, — кинув взгляд на часы, Ваймак соскользнул с насиженного места. — Пора ехать.

До общежития они добрались быстро. Парковка Лисьей башни пустовала за исключением пары одиноких машин, принадлежавших Лисам. Предполагалось, что охранники должны проводить регулярные обходы, чтобы отслеживать целостность автомобилей во время отсутствия владельцев, но Нейл всё равно попросил притормозить около машины Эндрю. Сначала Джостен проверил дверные ручки, затем осмотрел окна на наличие сколов, трещин и другого рода повреждений. Легко попинал шины и решил, что те достаточно накачаны для поездки. Ваймак ждал и не глушил двигатель, пока Нейл не закончил.

— Мне остаться? — не в первый раз уточнил тренер.

— Всё будет нормально, — заверил Нейл. — Попрошу Кевина позвонить вам, когда заберём Эндрю.

— Заряди уже телефон и позвони мне сам. Удачи.

Ваймак уехал, а Нейл направился в общежитие. В коридоре витал слабый запах освежителя и чистящих средств; видимо, во время каникул тут провели плановую уборку. Его комната на третьем этаже располагалась в самой глубине коридора, из трёх лисьих комнат дальше всех от лестницы. Нейл вошёл, запер за собой дверь и сделал медленный круг по комнате. Не заметив ничего необычного, он поставил телефон на зарядку и принялся распаковывать сумку. Последней Нейл вытащил пачку сигарет со дна. Открыв окно спальни, он прикурил первую. Когда он взялся за вторую сигарету, щёлкнула входная дверь. Судя по тишине, Мэтт вошёл один; Ники не смог бы вести себя настолько тихо даже под угрозой собственной жизни. Чемодан с глухим звуком поставили на пол, через секунду дверные петли тихо скрипнули. Сделав последний глубокий вдох дыма, Нейл затушил окурок о подоконник. Он постарался расслабить плечи, чтобы скрыть очевидное напряжение, и молился, чтобы спокойное выражение лица оставалось таким же, пока закрывал створку окна. Когда он обернулся, Мэтт стоял в дверном проёме, держа руки глубоко в карманах пальто.

Губы Мэтта беззвучно шевельнулись, после чего он задушенно выдавил:

— Господи боже, Нейл…

— Всё не так плохо, как кажется, — попытался заверить Джостен.

— Не надо. Просто… ничего не говори, ладно? — Бойд потерянно запустил руку в волосы, растрепав уложенные пряди, и развернулся. — Сейчас вернусь.

Нейл подошёл к дверям спальни ровно в тот момент, когда Мэтт покинул апартаменты. Почти сразу же после того, как дверь закрылась, раздался тяжёлый удар об стену. Следом послышались яростные возгласы Мэтта, словно тот набросился на кого-то. Но, к сожалению, стены были достаточно толстые, и разобрать, о чём идёт речь, было решительно невозможно. Нейл потоптался на месте и сделал огромную ошибку, взглянув направо. Дверь в ванную была открыта, что давало прекрасный обзор на своё отражение. Разноцветные синяки, проявившиеся по всему лицу, выглядели, конечно, ужасно, но голубые глаза, сверлящие в ответ, казались в тысячу раз хуже. Переборов волну тошноты, Нейл отвёл взгляд.

Он подошёл к телефону и снял его с зарядки. Батарея была и близко не заряжена, но, к счастью, этих процентов должно хватить до Колумбии. Нейл выключил телефон, так как пока не нуждался в нём, и убрал его в карман. Острое желание залезть обратно в кровать и свернуться там под одеялом казалось практически непреодолимым. Нейл уже чувствовал себя уставшим и вымотанным, а ведь осталось ещё семь товарищей по команде, которым он задолжал объяснения. Хотя для начала ему бы с Мэттом разобраться. Джостен подумал, что, если бы и девушки возвращались сегодня, он бы просто не выдержал; к счастью, они втроём прилетали только завтра утром. Таким образом, у Нейла оставалась целая ночь, чтобы всё обдумать и поднабраться сил.

Он заставил себя пройти в гостиную и стал ждать. Мэтт вернулся к нему уже через минуту. Плотно закрыв за собой дверь, Бойд сделал видимое усилие, чтобы успокоиться, но раздражение всё равно сквозило в его голосе, когда тот заговорил:

— Тренер уже кричал на тебя?

— Долго и громко, — подтвердил Джостен. — Не особо помогло. Я ни о чём не жалею и сделаю это снова, если потребуется. Нет, — успел вставить Нейл, до того как Бойд начал спорить. — Лисы это всё, что у меня есть, Мэтт. Не говори мне, что я ошибся, когда принял единственно возможные условия.

Мэтт молча смотрел на него в течение бесконечно долгой минуты, а затем признался:

— Я хочу сломать ему лицо в шести местах. И если он когда-нибудь подойдет к тебе ближе чем на километр…

— Ему придётся, — спокойно возразил Нейл. — Мы играем с ними в финале.

В ответ Бойд качнул головой и поднял чемодан с пола. Джостен отошёл в строну, чтобы не мешать ему пройти, однако по пути Мэтт ещё раз посмотрел на Нейла; тихая злость, кипевшая в его взгляде, сменилась неподдельным удивлением. Нейл не посмотрел на него в ответ, а двинулся к двери. Ему почти удалось уйти, он уже держал руку на дверной ручке, когда Бойд заговорил:

— Тренер сказал не спрашивать тебя о глазах. Я подумал, Рико наставил фингалов.

Это был не совсем вопрос, поэтому Нейл не стал на него отвечать.

— Вернёмся через пару часов.

Он скрылся за дверью прежде, чем Мэтт смог снова начать разговор. Кевин, Ники и Аарон уже ждали его в коридоре около своей комнаты. Хэммик держал в руках два цветастых подарочных пакета, но уронил их на пол, как только Нейл подошёл поближе. На полпути к ним Джостен заметил свежий синяк на лице Кевина. Красное пятно, перекрывшее половину щеки, говорило о том, что скоро на его месте сформируется приличный синяк. Это был не первый раз, когда Мэтт бил Дэя, и определённо точно – не последний. Нейл сделал мысленную заметку: позже поговорить с Бойдом на эту тему. Ведь во всём произошедшем не было никакой вины Кевина.

Отложив мысли о Мэтте до более удачного момента, Нейл сосредоточился на трёх парнях перед собой. Неудивительно, что Аарон оказался самым безопасным вариантом – Нейл спокойно пересёкся с ним взглядом. Хмурое выражение лица, слегка насупленные брови и дрогнувший уголок рта были проявлением любопытства, а не сочувствия. Взгляд Миниярда задержался на волосах Нейла дольше, чем на синяках. Джостен выждал пару секунд, на случай если Аарон захочет спросить, но тот в ответ просто пожал плечами.

Ники, наоборот, казался абсолютно раздавленным и сокрушённым, едва заметил, насколько сильно досталось Нейлу. Как только Джостен подошёл достаточно близко, Хэммик потянулся к нему, положив руку на тыльную сторону шеи. Он бережно подтянул его ближе к себе, умастив подбородок на макушке Нейла. Напряжённый, словно камень, Хэммик с задушенной дрожью в голосе выдохнул:

— О, Нейл. Ты выглядишь просто ужасно.

— Это пройдёт, — попытался обнадёжить Нейл. — По крайней мере, большинство из этого. Не стоит беспокоиться.

Ники аккуратно сжал его в объятиях:

— Не смей говорить мне, что ты в порядке. Не смогу сегодня слышать от тебя такие слова, хорошо?

Нейл послушно замолчал. Спустя пару секунд Хэммик разжал руки и Нейл обернулся к Кевину. Сердце мгновенно ушло в пятки. Дэй смотрел на него как на живого призрака. Для всех остальных резкие изменения во внешнем виде Нейла оказались более чем неожиданными и весьма шокирующими – для братьев в меньшей степени, ведь они уже видели голубые глаза во время поездок в Колумбию, – но вот Кевин знал, кем был Нейл на самом деле, Кевин видел его отца. Он прекрасно понимал, что всё это значит. Нейл качнул головой в немой просьбе промолчать. Он совсем не удивился, когда Кевин проигнорировал его мольбу, хотя, конечно, оценил тот факт, что у Дэя хватило солидарности начать разговор на французском.

— Пожалуйста, скажи мне, что хозяин этого не одобрил.

— Я не знаю, — честно признался Нейл. Воспоминания последних дней под попечительством Рико были слишком туманны и полны боли. Нейл до сих пор пытался осознать их. Он только смутно помнил, как руки Жана то ли наносили, то ли смывали краску с волос. Казалось, это была одна из последних вещей, которые они делали с ним. Но Нейл абсолютно не помнил, присутствовал ли при этом Тетсуи. — Рико пообещал, что достанется всем, если я попытаюсь вернуть всё как было. Остаётся только вжать голову в плечи и надеяться, что пронесёт.

— Надеяться, что пронесёт, — глухо повторил Кевин, взмахом руки указав на своё лицо. — Рико позвонил мне на Рождество, чтобы рассказать о твоей новой татуировке. Как думаешь, как долго он позволит тебе прятать её? В прессе поднимется такая шумиха, что одними вопросами о татуировках журналисты не ограничатся. Он хочет – он делает всё – чтобы тебя нашли.

Леденящий ужас резким всполохом разлился внутри, заполонив собой всё и пробираясь вверх по горлу. Нейл бросил все силы на то, чтобы страх не отразился в голосе.

— Приму это как комплимент. Он пытается вывести меня из игры до полуфинала. И он не стал бы тратить на это время, если бы не видел в нас реальную угрозу. Это ведь что-то да значит, не так ли?

— Нейл.

— Я позабочусь об этом, Кевин. Я могу позаботиться о себе. А ты должен заниматься тем, что получается у тебя лучше всего. Сосредоточься на экси. Приведи нас туда, где Рико совсем не хочет нас видеть.

Дэй сжал губы в жёсткую линию, но спорить перестал. Возможно, он понимал, что это бесполезно, а может, он просто знал, что для споров уже слишком поздно. Ники перевёл взгляд с одного на другого, чтобы убедиться, что разговор закончен, а затем поднял пакеты с пола и протянул один из них Нейлу.

— Запоздалый подарок на Рождество, — пояснил Хэммик с промелькнувшей грустью в голосе. — Никто не знал твой адрес в Милпорте, поэтому решил передать его лично. Эрик помогал выбирать.

В ответ на недоумённый взгляд Нейла Хэммик пояснил:

— Он прилетел в Нью-Йорк на пару дней в качестве рождественского сюрприза. Кевин тоже положил тебе кое-что, но не позволил мне упаковать, поэтому его подарок в уродливом полиэтилене. Извини за это.

Ники покачал вторым подарочным пакетом, когда Нейл взял тот, что предназначался ему.

— Захватил с собой подарок и для Эндрю. На самом деле, я купил вам одинаковые вещи, потому что вам обоим просто невозможно угодить.

— Извините, — отозвался Нейл. — Я никому ничего не покупал. Не привык праздновать Рождество.

— Ты хотел сказать: был слишком занят, отхватывая по щам, поэтому не успел пробежаться по магазинам, — вмешался Аарон.

Подобная неожиданная грубость поразила Хэммика до глубины души, а сам Аарон продолжил как ни в чём не бывало:

— Кевин сказал, ты поехал ради Эндрю. Это правда?

Нейл окинул Дэя предупреждающим взглядом.

— Да.

— Зачем? — не унимался Миниярд. — Ты не дождёшься от него благодарности.

— За убийство Дрейка он тебе тоже спасибо не скажет, — напомнил Нейл. — Это не важно. Мы сделали то, что должны были. И мне плевать, что подумает Эндрю.

Аарон молча сверлил его испытующим взглядом. Он искал ответы, но Нейл не понимал, каков был первоначальный вопрос. Всё, что он мог, это просто смотреть в ответ, пока, наконец, Аарон не качнул головой и не отвернулся. Нейл хотел было потребовать разъяснений, но ему стоило приберечь силы и нервы для разговора с Эндрю. Джостен решил отвлечься и принялся распаковывать подарок от Ники. Завёрнутое в мягкую оранжевую бумагу там лежало чёрное пальто. Оно казалось тонким, но в руках ощущалось тяжёлым, а значит должно сдержать кусачие морозы, пришедшие в Южную Каролину. Нейл позволил Ники забрать ворох подарочной обёртки.

— Спасибо, — сразу за всё поблагодарил Нейл.

— У тебя до сих пор нет нормальной зимней одежды, — напомнил Хэммик. — Придётся снова потащить тебя по магазинам, чтобы хоть немного расширить гардероб, но я решил, что стоит начать с этого. Ты не можешь продолжать носить одни командные толстовки и рассчитывать, что не простудишься. Как пальто, подходит?

Расстегнув молнию, Нейл попытался надеть его. Ему удалось просунуть одну руку, когда неожиданно вся грудная клетка вспыхнула ослепляющей болью. Он замер, сморгнул пелену, застилающую глаза.

— Прости, — просипел Нейл и сразу же пожалел об этом. Боль, промелькнувшая в голосе, исказила его реплику почти до неузнаваемости. А Ники буквально поразило от осознания собственной вины. — Я пока не могу примерить его.

— Это ты меня прости, — залепетал Ники. — Я просто… Я не подумал. Сейчас, секундочку. Позволь мне помочь.

Хэммик стянул пальто с руки Нейла и сложил его в сгибе локтя.

— Подождёт, пока тебе не станет лучше, ладно?

— Ладно.

Нейл переждал минуту, переводя дыхание, прежде чем вытащил подарок Кевина. Едва почувствовав знакомый вес, он понял что это. Нейл так сильно дорожил этой папкой, что просто не мог забыть, как она ощущается в руке. На первый взгляд она казалась фанатской святыней и атрибутом слепого поклонения Рико и Кевину. Но всё это было лишь для отвода глаз, внутри скрывалось множество вещей, необходимых для выживания Нейла. Деньги, контакты «полезных» людей и номер телефона родного дяди были надежно спрятаны среди бесчисленных вырезок статей об экси.

— Даже не посмотришь, что внутри? — искренне удивился Хэммик.

— Я знаю что это, — прижав папку к груди, Нейл посмотрел на Кевина. — Спасибо.

— Я не открывал.

Нейл не горел желанием снова пересекаться с Мэттом, поэтому решил взять папку с собой в Колумбию и спрятать по возвращению.

— Мы готовы выдвигаться? — уточнил Джостен.

— Если только ты уверен, что можешь повести, — отозвался Ники.

Вместо ответа Нейл двинулся в сторону лестницы. Остальные просто последовали за ним на парковку. Кевин как обычно занял своё переднее пассажирское, а Ники с Аароном сели назад. Нейл убрал папку под водительское сиденье и проигнорировал волну ноющей боли, накатившую при попытке залезть в машину. Едва все устроились и пристегнулись, Нейл выехал на дорогу. Ещё вчера вечером, воспользовавшись компьютером тренера, он проложил маршрут до Истхевен. Дорога оказалась совсем простой: почти так же, как и в «Райские сумерки», за исключением последних пятнадцати минут езды, когда пришлось петлять в центре и забирать на северо-восток.

Нейл и не догадывался о том, что в его сознании здание Истхевен было настоящей тюрьмой, до тех пока больница не предстала перед глазами, и отсутсвие тройной колючей проволоки на заборе, в самом деле, удивило его. Ворота открылись автоматически, а парковка оказалась относительно пустой. Нейл заглушил мотор и вышел. Кевин не отставал от него, но Ники и Аарон двигались куда как медленней. Хэммик с ощутимым напряжением во взгляде посмотрел на входную дверь, но, заметив внимание Нейла к себе, сразу же спрятал неуверенность за улыбкой.

— Ты действительно боишься его? — спросил Джостен.

— Неа, — неубедительно выдохнул Ники.

Они вошли в здание, Кевин следовал за Нейлом по пятам, а Ники с Аароном снова немного отстали. Джостен подумал, что подобное неопределённое опасение братьев должно было насторожить и его самого, но Нейл не испытывал ни сомнений, ни беспокойства.

По пути к стойке регистрации Нейл окинул взглядом просторный вестибюль. Яркие картины с разносортными цветами разбавляли интерьер красками. Дальнюю стену украшал камин. Это место пытались сделать уютным, а в итоге превратили его в картинку из глянцевого журнала. По крайне мере, здесь не пахло болезнью и лекарствами.

— Здравствуйте, — дежурно поприветствовала сотрудница, переводя взгляд с экрана монитора на побитое лицо Нейла. — Вы в порядке?

— Приехали на выписку Эндрю Миниярда, — проигнорировав вопрос, пояснил Нейл.

— Я говорила не об этом, — она выжидающе замолчала, однако Нейл, не сказав больше ни слова, просто смотрел на неё в ответ. Наконец девушка потянулась к планшету, лежащему перед ней на столе. — Когда запишитесь, я сообщу доктору Слоски, что вы пришли.

Столпившись у стойки, все по очереди вписали свои имена в верхней части листа. Нейл оказался единственным, кто в нерешительности заколебался, едва ручка коснулась бумаги. В Иверморе Рико запрещал ему быть Нейлом. Каждый раз, когда Джостен во время тренировок отзывался на это имя, Рико бил его. Если говорить на чистоту, то у Нейла просто не было выбора, потому что в большинстве своём Вороны не знали, как ещё можно к нему обратиться. А Рико хотел наглядно донести, сколько сложностей и проблем Нейл принёс семейству Морияма своей скрытностью.

Девушка терпеливо ждала, протянув вперёд руку. Наконец Нейл собрался и, стиснув зубы, написал своё имя под именами остальных. Он вернул планшет, пытаясь избавиться от неожиданно появившегося напряжения в плечах.

Долго ждать не пришлось. Вскоре к ним подошёл мужчина среднего возраста. Он доброжелательно улыбнулся и пожал каждому руку. Заметив синяки на лице Нейла, удивленно приподнял брови, однако ничего не спросил.

— Меня зовут Алан Слоски, главный лечащий врач Эндрю. Спасибо, что пришли.

— Главный? — переспросил Ники. — Скольких ему назначили?

— Четырёх, — заметив замешательство на лице Хэммика, он пояснил. — Достаточно часто наши пациенты помещаются под наблюдение нескольких врачей одновременно. Например, я провожу сеансы групповой терапии, с моим коллегой они видятся на интенсивной, во время которой могут поговорить один на один, есть отдельные специалисты, которые дают рекомендации по медикаментам. Я лично подбирал врачей Эндрю, уверяю вас, одни из лучших в своём деле.

— Уверен, это очень помогло, — едко прокомментировал Аарон.

Судя по взгляду, которым Слоски окинул Аарона, он определённо заметил сарказм в его голосе, однако внимание заострять не стал. Нейл задумался, было ли это проявлением сдержанности и рассудительности или неосознанным подтверждением поражения и бессилия.

— Могу ли я рассчитывать на вашу поддержку в ближайшие дни? Если возникнут какие-либо вопросы или вам понадобится консультация о том, что делать дальше, пожалуйста, не стесняйтесь и звоните мне. Я оставлю свою визитку.

— Спасибо большое, у нас есть Бетси, — ответил Ники, но, заметив замешательство доктора Слоски, попытался объяснить. — Доктор Добсон?

— Ах, да, — Слоски понимающе кивнул. Он обернулся через плечо, окинув взглядом пустой коридор, задумался, а затем жестом указал на зал ожидания по соседству. — Пожалуйста, располагайтесь. Он должен спуститься с минуты на минуту. Ему осталось только выписаться из палаты.

Они свободно расселись по комнате. Ники и Аарон на отдельных стульях, а Кевин с Нейлом заняли диван. Джостен упёрся взглядом в камин, не видя и не замечая его. Его мысли были за полмира отсюда, дрейфуя где-то между Ливаном и Грецией. В комнате было тихо, тепло и уютно – Нейла начало клонить в сон. За плечами оставались две или даже три недели сплошного недосыпа. Их придётся наверстывать. Ночи с Воронами были короткими, полные боли и насилия. Наверное, они и подорвали самочувствие Нейла больше всего прочего. Он даже не заметил, что почти уснул, пока не услышал приглушённое щебетание Кевина на французском.

— Я знаю, каков он, — тихо сказал Дэй, вперив взгляд в руки. — Рико. Если хочешь, можем поговорить об этом.

Это была самая неловкая и странная фраза, что Кевин когда-либо говорил ему. Дэй славился своим талантом, а не чуткостью и состраданием. Сочувствие и чувство такта были настолько же чужды ему, как и немецкий, на котором говорили братья. Подобная попытка стала полнейшей неожиданностью для Нейла. Словно ему нанесли мягкий бальзам на каждый ушибленный сантиметр тела.

— Спасибо.

— Я знаю, на что он способен, хотя и не могу… — Кевин беспомощно взмахнул руками. — Рико всегда был жестоким, но он нуждался во мне, чтобы добиться успеха. Мы вдвоём были наследниками экси; он часто причинял мне боль, но существовали границы, которые он не пересекал. С Жаном всё обстояло иначе. Гораздо хуже. Его отец задолжал Морияме огромную сумму. Хозяин списал этот долг в обмен на Жана. Он стал не больше, чем просто собственностью. И к тебе они относятся так же.

— Я не их собственность, — севшим голосом напомнил Нейл.

— Я говорю о том, как ты выглядишь в их глазах. Я понимаю, что он не сдерживался.

— Это не важно, — прозвучало абсолютно неубедительно, однако Дэй не стал заострять на этом внимание. — Всё кончено, и я вернулся туда, где хочу быть. Теперь важно только то, что будет происходить дальше.

— Всё не так просто.

— Знаешь, что действительно непросто: неожиданно узнать от Жана, что тренер твой отец, — сказал Нейл, и Кевин заметно вздрогнул. — Ты вообще собираешься ему рассказать?

— Собирался, когда заключал контракт, — тихо признался Кевин. — Я не смог.

— Кого ты пытаешься защитить? Его или себя?

— Возможно, нас обоих, — задумался Дэй. — Хозяин не такой, как его брат, не такой, как Рико. Для него поле – это полноправные владения, над которыми он установил абсолютный, незыблемый контроль. Он никогда не выступал против тренера, просто потому что никогда не видел в нём реальную угрозу. Я не знал, как моё признание изменит это. Я не мог так рисковать. Возможно, когда всё закончится, я расскажу ему.

— Подходящий момент никогда не… — заметив движение в дверном проёме, Нейл осёкся на полуслове, полностью забыв, о чём говорил.

Эндрю стоял у дверей вместе с Слоски за спиной. Он был одет в ту же чёрную водолазку и джинсы, в которых уехал в больницу. На его плече висела сумка, однако Нейл не помнил, чтобы тот брал с собой какие-либо вещи. Нейл хотел было спросить, с чем Истхевен возвращает его домой, однако тут его взгляд упал на лицо Миниярда, и он потерял дар речи. Выражение лица Эндрю казалось абсолютно пустым, а во взгляде не было и тени эмоции, совсем никакой. Нейлу стало дурно. Эндрю окинул присутствующих быстрым, незаинтересованным взглядом и в следующую секунду уже отвернулся.

Аарон среагировал самым первым. Брат игнорировал его годами; к такому взгляду и абсолютно незаинтересованному отношению он давно успел привыкнуть. Поманив за собой Ники, Аарон встал и направился следом за Эндрю. Нейл с Кевином обменялись взглядами, негласно устанавливая какое-то молчаливое перемирие, и тоже встали. Слоски сказал что-то им вслед, однако Нейл не обратил внимания, решив не тратить ни сил, ни времени на то, чтобы разобрать его слова. Доктор сделал своё дело и снял Эндрю с таблеток. Больше Нейлу от него ничего не требовалось.

К тому моменту как Джостен добрался до двери, Эндрю уже выходил из здания. Аарон вместе с Ники направились сразу на парковку, а Нейл с Кевином остановились у входа, наблюдая за Эндрю. На углу здания стояли два больших мусорных контейнера. В один из них Эндрю опустошил свою сумку, из которой посыпалась одежда. Вряд ли её предоставила больница; скорее всего Эндрю вместе с Бетси закупились по пути сюда. Проследив взглядом за братьями, Миниярд нашёл свою машину на парковке. Едва Эндрю сдвинулся с места, Нейл и Кевин пошли следом.

Разблокировав машину личным комплектом ключей, Хэммик пропустил Аарона на заднее сидение и сел сам. Эндрю открыл водительскую дверь, но садиться не стал. Прислонившись к автомобилю спиной, Миниярд закинул руку на дверь, наблюдая за приближением нападающих. Кевин остановился перед ним, потому что хотел осмотреть своего возвращённого напарника. Нейл заколебался у открытой двери, желая посмотреть на торжественное воссоединение.

Если бы Нейл не знал, что Эндрю провёл последние полтора года яростно защищая Кевина, он бы подумал, что они друг другу чужие люди. Миниярд быстро окинул Кевина скучающим взглядом, а затем щёлкнул пальцами, что означало: тот может быть свободен. Похоже, даже синяк на лице Дэя не показался ему достаточно интересным. Вслух, по крайне мере, он это никак не прокомментировал. Кивнув, Кевин обогнул машину, направляясь к пассажирской двери. Не дожидаясь, когда Эндрю обратит на него свой взгляд, Нейл быстро сел в салон.

Проскользнув на водительское кресло, когда все остальные уже расселись, Эндрю протянул руку между передними сидениями. Джостен положил ключи в его ладонь. Ники перехватил запястье Нейла, когда тот уже опустил руку, и коротко сжал. Вероятно, Хэммик хотел извиниться за холодное отношение брата, вот только от этого действия рука полыхнула огнём от предплечья до самых кончиков пальцев. Пытаясь освободиться от наручников Рико, Нейл стёр запястья чуть ли не в мясо, а бинты были не достаточно плотными, чтобы уберечь руку от крепкой хватки Ники. Нейл дёрнулся в сторону до того, как успел осознать это.

Ники моментально разжал пальцы, словно обжёгся.

— Прости. Извини. Я не…

Рука пульсировала от боли, Нейл попытался замять тему:

— Всё в порядке.

— Нет. Нет, не в порядке, — настоял Хэммик, переводя взгляд на брата. — Я имею в виду, господи, Эндрю, ты что даже не спросишь…

Миниярд выкрутил микшер, мгновенно погрузив машину в шум радио и заглушив все комментарии на тему. Губы Ники дрогнули, а Нейл просто тряхнул головой, предлагая всё-таки замять вопрос. Это никак не облегчило печаль, проскользнувшую во взгляде Хэммика, однако он притих.

Кевин потянулся к регулятору громкости только один раз. Эндрю ударил его по руке и предостерегающе покачал пальцем, не отрывая взгляд от дороги. Кевин скрестил руки на груди в молчаливом выражении личного недовольства, и Эндрю, естественно, просто проигнорировал это. Едва они выехали на магистраль, Нейла начало клонить в сон. Джостен был рад знакомому виду Лисьей башни и обрадовался ещё сильнее, когда Эндрю припарковался в полной тишине.

Нейл оказался первым, кто вышел, и поймал водительскую дверь, прежде чем Эндрю закрыл её. Миниярд даже не попытался отойти в сторону, однако места оказалось достаточно: Нейл наклонился и выудил из-под сиденья папку. Он выпрямился, обернулся и понял, что Эндрю придвинулся ближе. Джостен не мог никуда сдвинуться так, чтобы не столкнуться с Миниярдом, но по какой-то причине он не испытывал никакого дискомфорта. Они не виделись семь недель, и теперь Нейл мог вспомнить, почему он решил остаться. Он ощутил непререкаемую, превосходящую внутреннюю силу. Он почувствовал, что Эндрю мог бы решить все его проблемы, даже глазом не моргнув. И впервые за несколько месяцев Нейл вдохнул абсолютно спокойно. От накатившего облегчения стало не по себе; ему не следовало настолько сильно полагаться на Эндрю.

Наконец Миниярд сделал шаг назад, переводя взгляд на Хэммика.

— Все уходят. Ты остаёшься.

Джостен посмотрел на Ники, чтобы убедиться, что тот не против остаться с Эндрю наедине. Получив в ответ короткий кивок, Нейл обогнул машину, подходя ближе к Аарону и Кевину. Дэй настолько упорно сверлил Эндрю взглядом поверх крыши машины, словно пытался что-то разглядеть за маской отстранённости. Нейлу буквально пришлось разворачивать его в сторону общежития.

Они поднялись по лестнице на третий этаж. Аарон открыл дверь их комнаты, а Кевин пригласил зайти, однако Нейл только покачал головой в ответ. Он подождал, пока они скроются за дверью, прежде чем пошёл вглубь коридора, на ходу включая телефон. Как только вместо заставки высветился домашний экран, Нейл позвонил Ваймаку.

— Я уж было подумал, что он убил тебя и оставил гнить в канаве у обочины, — вместо приветствия выдал тренер.

— Пока нет, — отозвался Нейл. — Мы вернулись.

— Если кому-нибудь что-нибудь понадобится, пусть звонят. Держу телефон при себе. Постарайся и ты быть на связи.

— Хорошо, тренер, — дождавшись, когда Ваймак положит трубку, Нейл выключил телефон.

Поскольку он отдал свою связку ключей Эндрю, ему пришлось постучать, чтобы попасть в комнату. Нейл отнёс папку в спальню и вытащил сейф из шкафа. Внутри лежало одно лишь старое, потрёпанное письмо. Нейл вложил его в папку и запер сейф. Вернувшись в гостиную, он обнаружил, что Мэтт ждал его, сидя на подлокотнике дивана. Нейл выдержал изучающий взгляд Бойда, внутренне готовясь к неизбежным вопросам и обвинениям, но, когда Мэтт заговорил, он спросил:

— Ты в порядке?

— В порядке, — машинально отозвался Нейл.

— Просто, чтобы ты знал, я в это не верю.

Нейл устало пожал плечами в ответ.

— Наверное, тебе в принципе не следует верить тому, что я говорю.

Мэтт фыркнул, слишком напряжённо и задавленно, чтобы перепутать со смехом или хотя бы смешком:

— Мне почему-то кажется, что это самая правдивая вещь из тех, что ты говорил за весь год. Но, помни, Нейл: мы всегда рядом, если захочешь поговорить.

— Я знаю.

Нейла крайне удивил тот факт, что сейчас он действительно верил своим словам. Просто глядя на Мэтта, он понимал, что тот примет любую правду, что бы он ни рассказал. Неважно, насколько жестокой или невероятной она окажется, Бойд поверит. Джостен знал, что не ошибся, поехав в Ивермор. Он сделал правильный выбор, оставшись с Лисами и разделив их проблемы. Какая, к чёрту, разница, как сильно его пугало собственное отражение? Если это поможет защитить их от гнева и жестокости Рико, Нейл согласен заплатить такую цену.

Неожиданно даже для самого себя Нейл выпалил:

— Никогда не бывал в Нью-Йорке.

Это совсем не то, что он должен был сказать или что Мэтт ожидал от него услышать. И Бойд, как ни в чём не бывало, начал рассказывать многочисленные истории с отдыха. Начиная с невероятно неловкого знакомства братьев с матерью Мэтта и заканчивая безумным, безудержным шоппингом Ники. Мэтт позвал Нейла на кухню, чтобы похвастаться огромными банками с зерновым кофе, которые он купил в хорошей местной кофейне. Для кофе было уже поздновато, однако Мэтт устал после перелёта, а Нейл всё никак не мог разобраться с режимом. Нейл достал фильтры из выдвижного ящика, а Мэтт принялся перемалывать зёрна.

Нейл как раз заливал воду в кофеварку, когда в дверь постучали. Бойд оказался ближе к выходу, поэтому пошёл открывать. Нейл не видел гостя со своего места, однако, когда Мэтт отступил в сторону, приглашая внутрь, в комнату вошёл Хэммик. Он выглядел невредимым, но взволнованным, и никак не мог скрыть вину во взгляде.

— Мэтт, слушай, тебе нужно залечь на дно ненадолго. Эндрю только что узнал, кто осчастливил Кевина синяком. Я пытался защитить тебя, потому что Кевин, действительно, заслужил. Напомнил, кто оплатил залог Аарона. Но я понятия не имею, чем это в итоге закончится. Эндрю не то чтобы дружит с человеческой логикой.

— Спасибо за предупреждение, — поблагодарил Мэтт.

Ники перевёл взгляд на Нейла.

— Он послал меня за тобой.

— Что ты рассказал ему? — уточнил Нейл.

— О тебе ничего, — Хэммик убрал руки в карманы и неловко поёжился. — Он спрашивал меня о других вещах: о суде над Аароном, о лице Кевина, о Воронах. Рассказал о том, что мы прошли на Весенний, и о драке на банкете. Я не упоминал, что ты не поехал с нами в Нью-Йорк.

Кивнув, Нейл вернулся обратно в спальню. Он захватил пачку сигарет, убрал её в задний карман джинс. Повязки Эндрю лежали под подушкой именно там, где Нейл спрятал их ещё в ноябре. При виде них Ники поморщился.

— Возможно, сейчас не стоит его вооружать, — предложил Хэммик.

— Всё будет в порядке, — кинул Нейл, направляясь к лестнице.

Эндрю ждал его на лестничной площадке, сложив руки на груди и слегка опираясь на перила. Его взгляд сразу же упал на тёмную ткань в протянутой руке Нейла. Миниярд взял их, не сказав ни слова. Джостен уже видел мельком шрамы Миниярда, но тот всё равно отвернулся, чтобы надеть повязки. Только когда рукава скрыли их, Миниярд шагнул наверх, вместо того чтобы спуститься. Лестница упёрлась в тупик, дверь гласила: «Дверь на кровлю – только для технического персонала». Нейл ожидал, что будет закрыто, Эндрю пару раз грубо дёрнул ручку, и замок полетел. Судя по аккуратным срезам на самой двери и раме, Миниярд уже давно облюбовал это место. Ничего не спрашивая, Нейл вышел за Эндрю в холодное позднее утро. Из-за высоты ветер казался сильнее и более промозглым: Нейл начал жалеть о том, что оставил новое пальто внутри.

Эндрю подошёл к краю и окинул взглядом открывшийся вид. Нейл встал рядом, настороженно посмотрев вниз. Высота не пугала, а вот отсутствие каких бы то ни было перил несколько напрягало, особенно учитывая, что падать вниз целых четыре этажа. Нейл достал пачку, выудил из неё две сигареты и поджёг их. Эндрю затянулся, а Нейл спрятал свою в ладонях.

Повернувшись к нему лицом, Миниярд сказал:

— Готов выслушать твоё объяснение.

— А ты не мог спросить это внутри, там, где тепло?

— Я бы на твоём месте сейчас не о холоде волновался. — Эндрю протянул руку к лицу Нейла, но остановился в паре сантиметров от кожи. Миниярда интересовали не синяки, он смотрел в естественные, не прикрытые линзами глаза Нейла. — Это результат того, что я нарушил своё обещание, или того, что ты сдержал своё?

— Ни то, ни другое.

— Понимаю, у тебя было достаточно времени в моё отсутствие, чтобы придумать очередную правдоподобную ложь, но, помни, я доверился тебе в ноябре. Теперь твоя очередь в нашей игре, и ты не будешь врать мне.

— Ни то, ни другое, — повторил Нейл. — Провёл каникулы в Иверморе.

Неудивительно, что после этих слов Эндрю первым делом потянулся к повязке на скуле. Аарон и Ники не уделили ей внимание на фоне всех остальных бинтов и пластырей. А Эндрю провёл с Кевином слишком много времени, чтобы не догадаться. Подцепив уголок пластыря, Миниярд рванул его так резко, словно надеялся снять Нейлу половину лица. Тот уже внутренне приготовился к вспышке гнева, но даже вид новой татуировки не смог покачнуть мёртвое спокойствие и абсолютную незаинтересованность Эндрю.

— Это новый уровень дна даже для тебя, — констатировал Эндрю.

— Я не соглашался на это.

— Ты согласился поехать в Ивермор.

— Но я вернулся.

— Просто потому, что Рико отпустил тебя, — поправил Эндрю. — В этом году дела у нас идут неожиданно хорошо, а ваша взаимная ненависть у всех на слуху. Никто бы не поверил, что ты добровольно перевёлся в сборную Алана посередине сезона.

Миниярд прижал пластырь обратно к щеке и с нажимом пригладил его большим пальцем.

— Ты не должен был оставлять Кевина. Или ты забыл?

— Я пообещал, что он будет в безопасности, — напомнил Нейл. — Я не говорил, что буду ходить за ним по пятам, как это делаешь ты. Так что своё слово я сдержал.

— Но дело не в этом, — вслух задумался Эндрю. — Ты уже упомянул, что всё это не имеет отношения к Кевину. Так почему ты поехал?

Нейл не знал, сможет ли сказать это вслух. От одной мысли становилось плохо. Эндрю терпеливо ждал. Переборов накатившую тошноту, Нейл сказал:

— Рико предупредил, что если я не поеду, доктор Пруст…

Миниярд быстро зажал ему рот ладонью, не дав закончить фразу, и Нейл понял, что уже оступился.

Рико рассказывал, что в Истхевене доктор Пруст практиковал сеансы специальной терапии. И очевидно, что между просто грубым вмешательством и насилием над личностью весьма тонкая грань. Морияма ясно дал понять, что сам доктор готов переступить эту грань, если Нейл ослушается. Нейл должен был понимать, чего стоит обещание Рико. Ненависть притупила страх, застывший где-то в венах, но преисполненный скукой и безразличием взгляд Миниярда оставался по-прежнему невыносимым. Ещё пару месяцев назад Эндрю под таблетками смеялся над собственным горем. А сейчас ему было абсолютно плевать. И Нейл даже не мог сказать, какая из этих крайностей хуже.

Когда Джостен притих, Эндрю опустил руку.

— Ты совершаешь серьёзную ошибку, если считаешь, что я нуждаюсь в твоей защите.

— Я должен был что-то сделать. Если бы у меня был шанс остановить это, а я бы даже не попытался, как я потом тебе в глаза бы смотрел? Как бы я жил с этим?

— Твоя ранимая психика – твоя проблема, а не моя, — отрезал Эндрю. — Я пообещал, что ты переживёшь этот год. А ты усложняешь мне работу, с удивительным рвением нарываясь на проблемы.

— Всё своё время ты приглядываешь за нами, — напомнил Нейл. — А кто присмотрит за тобой? Только не надо говорить, что ты сам с этим справляешься, потому что мы оба видим, насколько херово у тебя получается.

— У тебя серьёзные проблемы со слухом, — уверенно заключил Эндрю. — Возможно, слишком много мячей прилетело в голову. По губам читать умеешь?

Миниярд указал пальцем на свой рот, проговаривая слова нарочито разборчиво:

— В следующий раз, когда кто-нибудь придёт за тобой, просто отойди в строну и дай мне спокойно решить эту проблему. Ты понял меня?

— Если это означает потерять тебя, то нет, — без колебаний отрезал Нейл.

— Я ненавижу тебя, — будничным тоном бросил Миниярд. Он в последний раз затянулся поглубже и выкинул окурок с крыши. — Ты должен был оказаться побочным эффектом моих таблеток.

— Я не галлюцинация, — невозмутимо возразил Нейл.

— Ты сплошное помешательство, — уточнил Эндрю. — Уходи. Я хочу побыть один.

— У тебя мои ключи, — напомнил Джостен.

Эндрю достал связку и отсоединил от брелока ключ от машины. Вместо того чтобы вернуть владельцу, Миниярд запустил их следом за сигаретой. Нейл наклонился и посмотрел вниз, чтобы понять, не пришибли ли они какого-нибудь случайного пешехода. Ключи безвредно бряцнули о тротуар. Выпрямившись, Нейл перевёл взгляд на Эндрю.

Тот не посмотрел в ответ, однако сказал:

— Больше не у меня.

Нейл открыл было рот, в последнюю секунду передумал и молча развернулся. Спустившись вниз по лестнице на первый этаж, он вышел через стеклянные двери. Ключи приземлились дальше, чем он ожидал, хотя солнечный свет, бликующий на металлических гранях, сделал их легкой находкой. Нейл подхватил их с земли, заметив в полуметре выброшенный окурок Эндрю. От удара подожжённый кусочек пепла вылетел, но сам окурок всё ещё тлел, пуская тонкую ниточку дыма.

Миниярд наблюдал за ним сверху, по-прежнему стоя на краю, словно собирался прыгнуть. Нейл так и не понял, зачем это сделал. Он поднял окурок с тротуара, зажал его между губами и, поймав взгляд Эндрю, издевательски отсалютовал ему. Миниярд развернулся, исчезнув из поля зрения. Нейл почувствовал удовлетворение, хотя и не был до конца уверен почему. Уронив окурок и затушив его ботинком о землю, Джостен направился обратно в здание.

Когда Нейл вернулся, Мэтт сидел на диване. Кофе уже заварился, и чашка горячего напитка прекрасно отогревала замёрзшие пальцы. Проходя мимо, Бойд окинул его внимательным взглядом, вероятно, пытаясь отследить новые синяки. Нейл аккуратно приземлился на диванную подушку, вдыхая аромат хорошего горячего кофе.

— Так на чём мы остановились? — спросил Нейл.

Задумчиво вздохнув, Мэтт продолжил рассказ с того места, на котором закончил. Он описал, каким волшебным может быть снегопад в Центральном парке, и то, как происходит отсчёт до Нового года на Таймс-Сквер. Нейл прикрыл глаза, слушая и пытаясь представить всё это. Ему хотелось быть там с ними. Он не собирался засыпать, но осторожная попытка вытащить чашку из рук разбудила мгновенно. Едва избежав удара, Мэтт вскинул руки, пытаясь успокоить Нейла.

— Эй, это всего лишь я.

Кофе в чашке давно успел остыть, а освещение казалось каким-то странным. Нейл посмотрел в окно, нуждаясь в том, чтобы увидеть небо, но жалюзи были плотно закрыты. Он позволил Мэтту забрать кружку и встал на ноги, как только тот отошёл. Нейл пересёк комнату настолько быстро, насколько это позволяло избитое тело и дёрнул за шнурок, открывая жалюзи. Солнце уже село, но небо ещё не успело окончательно потемнеть. Нейл не мог понять, закат он видит или рассвет.

Прижав ладонь к стеклу, Джостен спросил:

— Какой сегодня день?

Мэтт ответил спустя целую вечность, медленно выдавливая слова:

— Сегодня вторник.

Значит, за окном сумерки. Нейл проспал всего пару часов.

— Нейл, — осторожно позвал Бойд. — Ты точно в порядке?

— Устал сильнее, чем думал. Пойду, пожалуй, лягу пораньше.

Хмурое выражение лица Мэтта красноречивей слов говорило о том, что он ни капли не поверил в эту отмазку, но останавливать Нейла не стал. Джостен плотно закрыл за собой дверь спальни и приступил к болезненному, кропотливому процессу переодевания. Закончив, он весь вспотел и сдавленно дышал сквозь стиснутые зубы, пытаясь выровнять дыхание. Нейл сжал руки в кулаки, чтобы хоть немного унять дрожь в пальцах. После многочисленных попыток залезть к себе на кровать, он отчётливо понял, что теперь его ещё и тошнит. Сбитый режим и полный спектр приятных ощущений мешали заснуть. Нейл натянул одеяло повыше и постарался просто ни о чём не думать.

Глава вторая


Подъём с постели в среду утром, даже с учётом титанических усилий, удался Нейлу лишь благодаря тому, что он был невероятно заинтересован как в сохранении своей жизни, так и собственной лжи. Он нуждался в остальных, чтобы наконец почувствовать себя лучше и представить, что всё в порядке. А значит, ему придётся весь день делать вид, что Рождество прошло относительно гладко. Он пытался привести мысли в порядок во время самой медленной в мире пробежки по окружной дороге. К моменту возвращения в Лисью башню каждый шаг отзывался трясучей болью в ногах и тупым онемением от коленей и до пальцев ног. Мэтт, который ушёл в зал ещё до того, как Нейл выполз из кровати, теперь ждал его в гостиной с выражением нескрываемого недоверия на лице.

— Ты сумасшедший, ты в курсе? Не говори мне, что действительно попёрся на улицу в таком состоянии.

— В каком часу Дэн приземляется? — поинтересовался Нейл.

На мгновение он подумал, что сегодня Мэтт не станет подыгрывать ему и не позволит так легко соскочить с темы. Рот Бойда сжался в неодобрительную линию, но вместо того, чтобы читать нотации, Мэтт сказал:

— Собираюсь встретить их в одиннадцать и привезти прямиком на поле. Тебя подбросит Эндрю?

— Да, — коротко кивнул Нейл. — Тренер хочет, чтобы я заскочил к Эбби перед собранием.

Заперевшись в ванной, Джостен быстро ополоснулся. Вытирание оказалось даже более болезненным процессом, чем сам бег, несмотря на все попытки быть осторожным. Он переодевался со скоростью улитки, всё время морщась от неприятных, саднящих ощущений. Прошла по меньшей мере минута, прежде чем ему удалось выровнять сбившееся от боли дыхание. Это дало время наложить свежую повязку на татуировку, но сердцебиение всё ещё отдавалось тугой пульсацией в висках, когда он вышел из удушливой ванны.

Когда Нейл, полностью одевшись, захлопнул за собой входную дверь, Мэтт по-прежнему валялся на диванчике перед телевизором. Он никак не прокомментировал его уход, возможно, предполагая, что Нейл идёт двумя дверьми дальше бесить братьев. Вместо этого Нейл покинул общежитие и пошёл извилистой дорогой к окружной. Он сократил длинный путь в библиотеку через кампус.

По пути вверх по лестнице ему встретилась лишь пара праздных студентов. Несмотря на то, что народу в компьютерном зале оказалось немного, Нейл занял место в самом дельнем ряду. Он перестал с болезненной одержимостью следить за новостями ещё в сентябре и сегодня не собирался ворошить тёмное прошлое. Сначала он попытался найти хоть какую-нибудь всплывшую информацию о своём пребывании в Ивермор, но всё было чисто. Поэтому Нейл переключился на исследование команд, прошедших квалификацию на Весенний чемпионат – простейший способ отключить голову и убить время.

Он и не заметил, как начал клевать носом, и абсолютно не запомнил, как в итоге заснул. Прикосновение пальцев, впившихся мертвой хваткой в волосы на затылке, мгновенно вырвало из полудрёмы. Нейл инстинктивно попытался схватиться за пистолет, за нож, за что-нибудь, что позволило бы выиграть хоть немного времени, чтобы сбежать, но вместо этого лишь ошалело завозил компьютерной мышкой по столу. Нейл тупо уставился на неё, а затем перевёл сонный взгляд на экран перед собой. Пальцы в волосах сжались, и Нейл не стал сопротивляться, когда Эндрю настойчиво запрокинул его голову назад.

— Новая методика обучения в горизонтальном положении? — поинтересовался Миниярд. — Вчера я предупреждал тебя не усложнять мне жизнь.

— И я ответил, что не могу ничего обещать.

Эндрю разжал пальцы, без тени сочувствия наблюдая, как Нейл потирает затылок. Выпрямившись, Джостен принялся закрывать многочисленные вкладки браузера. Он прошёлся по трём сайтам, когда наконец заметил, сколько времени: больше одиннадцати, а значит, Мэтт уже встретил Дэн и девочек и сейчас Нейл должен быть на стадионе с Эбби. Непонятно, что хуже: то, что он так тупо потерял два часа, или то, что он спокойно уснул в настолько незащищённом месте. Нейл сосчитал про себя до десяти сначала на французском, а потом на испанском. Это немного помогло притупить разочарование и гнев.

Эндрю поплёлся к лестнице, зная, что Нейл последует за ним. Машина стояла у тротуара, мигая аварийкой. Оставшаяся троица завалилась на заднее сиденье. Нейл не знал, кто и зачем уговорил Кевина уступить пассажирское кресло, но решил лишний раз не уточнять. Он залез в авто и быстро пристегнулся.

— Я никому не говорил, что собираюсь в библиотеку, — вслух задумался Нейл, когда Эндрю выехал на дорогу.

— У тебя всего несколько укрытий, — пояснил Ники. — Тренер сказал, что тебя не было на стадионе. И ты не отвечал на звонки.

Похлопав по карманам, Нейл вытащил телефон. Когда он открыл раскладушку, экран так и остался тёмным. Вчера он заряжал его, но не долго. Нейл захлопнул телефон и бросил его в подстаканник между передними сиденьями. Не отрывая взгляда от дороги, Эндрю потянулся через машину и открыл бардачок. Внутри виднелось зарядное устройство. На мгновение Нейл подумал, что Эндрю снова копался в его вещах, но красная наклейка на шнуре казалась незнакомой. Должно быть, зарядник принадлежал Миниярду – у них была одинаковая модель телефона. Нейл вытянул адаптер и захлопнул бардачок.

К штекеру зарядного устройства канцелярской резинкой был прикреплён ключ. В последние пару месяцев Нейл достаточно часто брал в руки ключ от машины Эндрю, поэтому легко узнал его. Джостен перевёл взгляд на такой же ключ в замке зажигания. Либо Эндрю отобрал дубликат у Ники, либо это тот, который он самолично забрал у Нейла. Да и плевать, в общем-то. Нейл использовал тачку Эндрю только потому, что кто-то должен был водить машину в его отсутствие.

Поездка на стадион, как обычно, не отняла много времени. Миниярд предпочёл остаться в машине. Нейл ввёл код, чтобы впустить остальных, и проследовал за ними в раздевалку. Ваймак и Эбби уже ждали их в холле. Эбби выглядела безмерно печальной, едва заметила плачевное состояние Нейла, но не стала отчитывать его за то, что он сделал, и не стала выяснять, что же произошло. Может, она успела получить исчерпывающий ответ от Ваймака или, возможно, Ваймак присутсвовал здесь именно для того, чтобы убедиться, что она не станет лезть не в своё дело. Нейл был благодарен в любом случае.

— Поверить не могу, что ты позволил Дэвиду подлатать себя, — запричитала Эбби. — Этот мужчина едва ли справляется с мытьём посуды, что и говорить о таком деле, как наложение аккуратных швов.

— Цыц, женщина, — отмахнулся Ваймак. — Я был осторожен.

Эбби обеими руками поманила Нейла, приглашая следовать за собой.

— Пойдём посмотрим на тебя.

Она прошла в медицинский кабинет и закрыла дверь, когда он зашёл внутрь. Усесться на кушетке оказалось совсем не так больно, как взобраться по лестнице в своё спальное гнездо. Нейл приземлился на край тонкого матраса. Пока он пытался стянуть свитер через голову, Эбби набрала марли и антисептика. Стиснув зубы, Нейл сквозь боль попытался выровнять дыхание, чувствуя, как огнём раздирает плечи и спину.

Эбби помогла ему с рукавами и аккуратно отложила свитер в сторонку. Нейл пододвинулся к стене и сидел тихо, пока она работала. Она начала с головы, мягко водя пальцами вдоль линии роста волос, пытаясь обнаружить скрытые ушибы, и только потом проложила путь вниз. Ваймак ещё вчера проверял Нейла, но Эбби всё равно сняла все повязки, кроме той, что находилась на скуле.

— Он рассказал вам о моей татуировке, — констатировал Нейл.

— И об этом, — Эбби скользнула большим пальцем по нежной коже под его глазами.

— И никаких вопросов не будет?

— Я видела твои шрамы, Нейл. И я совсем не удивлюсь, узнав, что они – не единственное, что ты прячешь. У меня есть вопросы, но однажды ты уже попросил не вмешиваться.

Она сосредоточилась на работе, однако прошло немало времени, прежде чем она закончила. Когда Эбби наконец обработала торс, ей нужно было позаботиться ещё и о его ногах. Тёмные борозды на бедрах, оставленные тяжёлыми клюшками, заставили её поджать губы в немом негодовании. Синяки проявлялись целыми слоями: свежие багряные и фиолетовые поверх выцветающих зелёных и жёлтых. Благодаря многократным падениям колени Нейла выглядели не лучше.

— Тренер не разрешит мне играть, пока вы не приведёте меня в порядок, — сказал Нейл. — Сколько это займёт времени?

Эбби уставилась на него так, будто он неожиданно заговорил на суахили.

— Ты сможешь вернуться к тренировкам, как только перестанешь выглядеть так, словно тебя переехала многотонная фура.

— Мне уже лучше, — не сдавался Нейл. — Кроме того, в Иверморе я играл в ещё более плачевном состоянии.

— Здесь не Ивермор. Я знаю, как для тебя важен сезон, но я больше не позволю тебе так рисковать собой или своим здоровьем. Тебе нужно немного притормозить и отдохнуть. Всего на неделю, — сказала она, повышая громкость голоса, когда Нейл снова начал спорить. — В следующий вторник посмотрим и решим, можно ли выпускать тебя на поле. Если ты будешь нагружать себя в этот промежуток времени, я лично посажу тебя на скамейку ещё на неделю. Ты меня понял? Используй эту неделю на отдых. И по возможности снимай повязки: ранам нужен воздух.

— Неделя, — глухо повторил Нейл. — Это несправедливо.

— Да, — проговорила Эбби, мягко обхватив его лицо руками. — Несправедливо. Всё это.

Тихая боль, проскользнувшая в её голосе, задушила очередной аргумент на подступе к горлу. Эбби смотрела на него, отстранённым взглядом очерчивая и старые глубокие шрамы, и новые, только заживающие раны.

— Иногда мне кажется, что эта работа меня просто прикончит, — пробормотала Эбби. — Наблюдать за тем, что люди сделали и продолжают делать с моими Лисятами. Как бы я хотела защитить тебя, но всегда появляюсь слишком поздно. Всё, что мне остаётся, это подлатать тебя после и надеяться на лучшее. Мне жаль, Нейл. Мы должны были быть там, с тобой.

— Я бы не допустил этого, — честно ответил Нейл.

Эбби аккуратно обхватила его руками и легко сжала в объятьях. Она пыталась быть осторожной и нежной, но избежать неприятных ощущений не получилось бы в любом случае. Нейл замер, но не из-за той боли, которая мучила его до сих пор, а из-за странной смеси неуверенности и неопределённости. Единственные люди, которые обнимали Нейла, были его сокомандниками, и то делали это редко и только на эмоциях от удачной игры. Раньше мама бывало стискивала его в объятьях, но, как правило, это случалось, когда они уклонялись от любопытных взглядов или когда она пыталась заслонить его собой. Она никогда не обнимала его просто так, будто он нуждался в материнской защите. Она никогда особо не нежничала. Она оставалась сильной и несгибаемой женщиной до самого конца.

Нейл вспомнил, как перед смертью, задыхаясь, она судорожно хватала ртом воздух. Он вспомнил, с каким леденящим звуком её остывающее тело отошло от винилового кресла. Пальцы инстинктивно дёрнулись в отчаянной необходимости сигареты, запахе дыма, который одновременно вселял панический ужас и едва уловимую надежду. Пламя стало единственным напоминаением о ней. Всё, что от неё осталось. В его же чертах не сохранилось даже намёка на маму, он родился вылитой копией отца.

А теперь её не стало. Но даже если бы она и была здесь, она точно не стала бы успокаивать его. Она бы не стала обнимать или утешать его, пока беззвучные рыдания сотрясали грудь. Она бы просто обработала все раны, чтобы избежать заражения, потому что это могло замедлить их передвижение, и ударила бы его, за то, что между своей безопасностью и Лисами, он выбрал последних. Нейл практически мог расслышать её недовольный тон.

Наверное, Нейл просто не проживёт достаточно долго, чтобы навсегда забыть звук её голоса. Он казался одновременно успокаивающим и каким-то угнетающим. Неожиданно накатившая тоска накрыла с головой.

— Мне нужно идти, — тихо выдавил Нейл. — Мы ведь закончили?

Эбби медленно отпустила его и помогла вновь одеться. Он мог и сам зашнуровать ботинки, но Эбби сделала это за него. Нейл молча позволил ей, сосредоточившись на разглаживании свитера. Наконец Эбби отдвинулась в сторону, чтобы он смог слезть с кушетки, и не стала его провожать.

Вместо того чтобы сразу направиться вниз по коридору к остальным, Нейл вышел на стадион через заднюю дверь. Он словно не мог дышать, пока не оказался в предыгровой зоне, прижимая ладони к прохладному прозрачному ограждению, а затем первый, настоящий, глубокий вдох едва не разорвал его изнутри. Нейл вспомнил всё, через что ему пришлось пройти в Иверморе. Он из последних сил цеплялся за настоящее, понимая, что неминуемо пойдёт на дно, если хоть немного поддастся воспоминаниям. Сердце сжало железными тисками, но каждый последующий вдох немного ослаблял хватку. Нейл пошевелил дрожащими пальцами, пытаясь вернуть их в спокойное состояние, и направился обратно в раздевалку.

Ваймак и Эндрю куда-то пропали, однако в отсутствие Нейла появились Мэтт и девушки. Джостен не хотел встречаться с ними взглядом, поэтому притормозил, окинув комнату в поисках свободной розетки. Вскоре он нашёл одну за развлекательным центром и поставил телефон на зарядку. Когда на экране наконец высветились красные деления, Нейл направился к дивану. Вплоть до этого момента ему удавалось делать вид, что всё в относительном порядке. Но ничто не могло скрыть тот факт, с какой аккуратностью приходилось садиться на подушки.

Именно в этот момент терпение Дэн с треском лопнуло.

— Этот уёбок…

Она замолчала так резко, что Нейл невольно посмотрел на неё. Успокаивающе сжимая плечо подруги, Рене улыбнулась, когда Нейл перевёл на неё взгляд.

— А мы как раз обсуждали, что заказать на ужин. Эбби сказала, что позвонит и заберёт наш заказ, так что доставку ждать не придётся. Есть какие-нибудь пожелания?

— Я согласен на что угодно, — пожал плечами Нейл.

Элисон скептично взглянула на него.

— Ты жевать-то в состоянии?

— Да, — кивнул Нейл, переводя тему. — Где Эндрю?

— Видели его по пути сюда, — поделился Мэтт. — Они с тренером что-то обсуждают на парковке. Видимо, заново знакомятся. Будем надеяться, что всё пройдёт лучше, чем при их первой встрече.

— Я, вообще-то, всё ещё с тобой разговариваю, — беззлобно возмутилась Элисон.

В ответ на подобное упорство Нейл снова слился с темы:

— Уже видела плакат с Сетом?

Потребовалось некоторое время, чтобы до неё дошёл смысл сказанного, а потом Рейнольдс подорвалась из кресла и на двенадцати сантиметровых каблуках бодро зацокала к выходу на поле. На мгновение показалось, что Дэн пойдёт за ней, но, встряхнув головой, Вайлдс передумала.

— Сэндвичи или китайская кухня? — спросила она, обращаясь к Нейлу.

— Любое сойдёт.

— Согласен с Элисон насчёт жевания, — Ники обвёл рукой своё лицо в тех местах, где синяки покрывали подбородок и скулы Нейла. — Лапша и рис по-любому мягче, чем бутерброды. Закажем Китай.

Поднявшись, Мэтт пошёл сообщить коллективное решение Эбби. Он уже возвращался обратно, когда входная дверь гулко хлопнула. Дэн ощутимо напряглась и выпрямилась, посылая многозначительный взгляд Рене. Та уронила руки на колени, крепко переплетя пальцы. Видимо, это была не та реакция, которую ждала Дэн, судя по её разочарованному, хмурому взгляду, но она не успела развить тему, потому как на пороге появился Эндрю.

Бойд совершил серьёзную ошибку, остановившись, чтобы посмотреть на него. Не задумываясь и не колеблясь, Миниярд ударил Мэтта с достаточной силой, чтобы сбить того с ног. Опрокинуть Бойда казалось практически невозможным: он был почти на тридцать сантиметров выше близнецов и, к тому же, жал самый большой вес в зале. Однако на стороне Эндрю был эффект неожиданности, он не остановился, даже когда Мэтт упал. Едва Бойд коснулся пола, Миниярд снова, не сдерживаясь, пробил ему в лицо.

В мгновение ока Дэн вскочила на ноги, но каким-то образом именно Нейл первым оказался рядом с Эндрю. Он даже не заметил, в какой момент решил вмешаться. Сыграв на инерции, Нейл отпихнул Миниярда. Он ожидал, что Эндрю упрётся на месте, но тот позволил оттолкнуть себя в сторону, успев полоснуть Нейла равнодушным взглядом. Джостен развёл руки между парнями на случай, если Эндрю попытается продолжить.

— Хватит, — потребовал Нейл. — Мэтт не сделал ничего плохого.

Эндрю недовольно прищёлкнул пальцами.

— Он знал, что произойдёт, если он тронет Кевина, но оказался настолько тупым, что сделал это аж дважды. Если это повторится, я уже не буду таким дружелюбным.

— Ты ведь не всерьёз угрожаешь ему? — недоверчиво возмутилась Дэн. — Кто, по-твоему, оплатил залог Аарона? Если бы не Мэтт, Аарон сейчас торчал бы в тюрьме, ожидая суда.

— Ну и что, — спокойно отмахнулся Аарон, по-прежнему сидя в своём кресле.

Вчера, предупреждая Мэтта залечь на дно, Ники выглядел виноватым. Сегодня он безоговорочно встал на сторону братьев, пожав плечами в сторону Дэн.

— Поступив так, Мэтт помог Аарону, а не Эндрю. Вы не можете засчитать помощь одному из них как услугу им обоим только потому, что они близнецы, вы ведь знаете. Это жульничество чистой воды.

— Рад снова видеть тебя, чудовище, — поморщившись, просипел Мэтт. Когда Бойд встал на ноги, Нейл обернулся, впившись взглядом в скучающего Эндрю. Мэтт вытер рукой кровь из носа, сделал глубокий вздох и снова поморщился, ощутив привкус железа на языке. — Рад видеть, что ты по-прежнему ёбнутый на всю голову.

— Не удивляйся, — посоветовал Аарон. — Очевидно, проблема была не в таблетках.

— Здравствуй, Эндрю, — мирно вмешалась Рене.

Ничего не ответив, Миниярд скользнул бесстрастным взглядом в её сторону. Довольная улыбка изогнула губы Рене, девушка коротко кивнула, словно признавая и принимая то, что успела заметить в тяжёлом, пристальном взгляде Эндрю. Всё их воссоединение состоялось в этом странном двухсекундном обмене взглядами. Едва Рене насмотрелась, Миниярд вернул своё внимание Нейлу.

Секундой позже вошла Эбби, замерев на пороге с наполовину закинутой на плечо сумочкой. Её взгляд переместился от очевидно злой Дэниэль к заметно напряжённому, истекающему кровью Мэтту. Она быстро сложила вместе все кусочки пазла и взглянула на Миниярда.

— Эндрю, — вместо привествия сказала Эбби. — С возвращением. Без тебя всё было иначе.

Миниярд молча сверлил её взглядом. Эбби подождала пару секунд, а потом, когда поняла, что не получит ответа, неловко обернулась к остальным Лисам.

— Думаю, к моему приезду еда будет уже готова. Скоро вернусь, ладно? Постарайтесь не переубивать друг друга, пока меня нет.

— Спасибо, — искренне отозвалась Дэн.

Бросив последний короткий взгляд на Эндрю, Эбби ушла. Едва за ней закрылась дверь, объявился Ваймак. Нейл всерьёз задался вопросом, тренер действительно просто курил или специально тянул время, чтобы дать команде возможность самостоятельно акклиматизироваться к возвращению Эндрю и травмам Нейла; точно так же, как он поступил в сентябре, оставив их наедине с горем Элисон. Вздёрнув бровь, Ваймак посмотрел на Мэтта, а затем перевёл взгляд на Нейла и Эндрю.

— Разве мы не договаривались о том, что нельзя убивать своих товарищей по команде? — уточнил Ваймак. Эндрю сделал вид, что не услышал его, поэтому тренер огляделся по сторонам. Ему потребовались доли секунды, чтобы понять, что одной Лисицы не хватает. — Элисон только что была здесь. Куда она делась?

— Она пошла посмотреть на плакаты чемпионата, — пояснил Нейл.

— Вернётся, когда наплачется, — добавил Ники.

— Она не плачет, — возразил Нейл.

Ники усмехнулся:

— Пять баксов, что плачет.

Это была грубая, топорная попытка поднять всем настроение. Это никак не должно было задеть Нейла. Возможно, ещё месяц или два назад и не задело бы. Он знал, что все Лисы были одержимы разного рода спорами и пари; они ставили буквально на всё: от итоговых оценок Эндрю и его несуществующих отношений с Рене до того, кто первым кинется с кулаками в том или ином конфликте. То, что эти люди спокойно гребли бабло на чьей-то психологической травме, не стало для Нейла новостью или неожиданностью, но сегодня он был совсем не в настроении мириться с этим. Встреча с Эбби и так порядком истощила нервы, поэтому сейчас он едва держал себя в руках перед командой. Едкий запах сигарет, который Эндрю принёс с собой на воротнике пальто, стал последней каплей.

С трудом сдерживая резкость в голосе, он процедил сквозь зубы:

— И не стрёмно тебе делать ставки на чужое горе.

— Воу-воу, — Ники вскинул перед собой руки словно защищаясь. — Не хотел никого обидеть. Не заводись. Я просто попытался облегчить ситуацию.

— Лучше облегчи свой стул и сходи проверь, как у неё дела, — потребовал Ваймак. — Нам предстоит многое обсудить сегодня, и я не могу начать, пока она не вернётся. Поверь мне, она будет злее, если мы начнём без неё, чем если ты просто нарушишь её одиночество. И да, я имею в виду тебя, Хэммик. Не хочу, чтобы Нейл двигался больше, чем нужно.

— Я спокойно могу ходить, — возразил Нейл.

— Безмерно горжусь тобой, — отмахнулся Ваймак, — но тебя не спрашивал.

Тяжело вздохнув, Ники выпихнул себя из кресла и вышел.

Эндрю впился кончиком пальца в ямочку над ключицами Нейла, требовательно привлекая к себе внимание.

— Сядь и успокойся.

Отмахнувшись от руки Миниярда, Джостен вернулся на диван. Эндрю сел посередине, поэтому Нейл занял сводное место по руку от него. Тело уже начало жалеть о необдуманном вмешательстве в эту драку, но когда Нейл встретился взглядом с Мэттом, тот благодарно кивнул в ответ. Нейл посмотрел на Эндрю, пытаясь оценить нынешнее настроение, а затем проследил за его сосредоточенным взглядом вниз. Вытащив маленький нож, Эндрю ловко и уверенно вертел им в руке. Это был не один из тех, что Миниярд прятал под своими повязками, но Нейл совсем не удивился тому, что не узнал его. Он практически никогда не видел один и тот же нож дважды.

— Это вовсе не так интересно, — скучающе заметил Эндрю.

— Нет, — согласился Нейл.

Он не знал, как объяснить ту сложную эмоцию, которую вызывало заточенное, быстро мелькающее лезвие. Отца ведь не просто так прозвали Мясником: его любимым оружием всегда оставался мясницкий нож, острый, но достаточно увесистый, чтобы за один раз легко отрубить конечность. До ножа Нейтан Веснински использовал топор. Он по-прежнему отдавал предпочтение топору, когда действительно хотел заставить кого-нибудь страдать. Со временем лезвие топора притупилось, поэтому приходилось прикладывать дополнительные усилия, чтобы пробить кость. Однажды Нейлу довелось увидеть этот инструмент за работой, как раз в тот день, когда он впервые встретил Рико и Кевина на стадионе Ивермор.

— Просто… — подбирая слова, Нейл заметил, что разговоры в комнате заметно притихли.

Старшекурсники пытались незаметно подслушивать. Нейл выбрал самое смутное и расплывчатое пояснение в надежде, что старшекурсники решат, что речь идёт о Рико.

— Я никогда не понимал, почему он так любит ножи.

Такие простые слова не должны были вызвать ту необъяснимую реакцию, которую вызвали. Неожиданно замерев, Эндрю поднял взгляд, но посмотрел не на Нейла. Он смотрел на Рене, поэтому и Нейл тоже взглянул на неё. Уокер замолчала на полуслове, уставившись на Джостена, сейчас на него смотрела не всеобщая любимица Лисов. Её привычная милая улыбка исчезла, а отстранённость во взгляде чём-то напоминала нечитаемое выражение Эндрю. Нейл невольно внутренне напрягся, однако, прежде чем он понял как реагировать, Рене уже перевела взгляд на Эндрю.

Они просто молча пялились друг на друга, по-прежнему не обращая внимания на недоумённые взгляды остальных. Эндрю не отводил взгляд, Рене вздёрнула подбородок. Промурчав что-то неразборчивое в ответ, Миниярд убрал лезвие.

— Разлюбит, как только сам напорется на нож, — наконец отстранённо отозвался Эндрю.

Нейл взглянул на Уокер как раз вовремя, чтобы заметить, как другая Рене исчезает. Незнакомое убийственное выражение сменилось маской спокойствия, и девушка продолжила беседу с того же места, где остановилась.

Она не обратила внимание ни на то, что произошло, ни на очевидное замешательство, промелькнувшее на лице Дэниэль. Рене ненавязчиво развила тему, приглашая друзей присоединиться к беседе.

Элисон и Ники вернулись вместе. Когда Рейнольдс снова заняла своё место, её щёки были сухими, а в глазах горела убеждённая решительность. Рене обнадёживающе улыбнулась, и Дэн ухмыльнулась в знак одобрения. Нетерпеливо постучав ноготочками по подлокотнику, Элисон выжидательно уставилась на Ваймака.

— Ну, кого мы устраним первыми?

— Первый тур: юго-восток против юго-запада, — Ваймарк поднял планшет, пробежавшись взглядом по первой странице. — В этом году нечётные команды играют по четвергам, поэтому нам остаются пятницы. Двенадцатого января выездная игра против Техаса. Хорошая новость в том, что Остин находится в паре тысяч километров отсюда, поэтому перелёт нам оплатят. Девятнадцатого играем дома, реванш с Бельмонтом. Двадцать шестого опять выездная против Арканзаса. Чтобы перейти к отборочным, нам надо минимум две победы из трёх. Бельмонт засел в четвёртом ранге, вы помните, какими они были прошлой осенью. Арканзас тоже в четвёртом. А вот Техас во втором, и они удерживают своё место на протяжении последних пяти лет.

Ваймак замолчал буквально на пару секунд, чтобы дать время переварить информацию, и продолжил:

— Все три команды уже бывали на Весеннем чемпионате. Они знают, что делают. Они знают, каких усилий стоит отборочный этап. На их фоне мы – очевидно слабое звено. Это не значит, что нас разобьют. Это значит, что нам придётся вкалывать в два раза больше, чтобы не отставать. И, если вы готовы, то шанс есть.

С этими словами Ваймак отцепил от планшета стопку бумаг и передал их Бойду. Тот поднялся и быстро раздал листы остальным. Ваймак собрал для них полный комплект документов по отборочному этапу. На первой странице было расписание осенних игр сборной Техасского Университета с результатами и краткой статистикой. Комментарий внизу детально описывал успехи команды на Весеннем чемпионате за последние семь лет. В течение трёх лет им удавалось дойти только до третьего тура, прежде чем их выбивали. Нейл перелистнул страницу и пробежался взглядом по текущему составу команды. Следующие четыре листа таким же образом описывали сборную Бельмонта и Арканзаса.

— В понедельник поподробнее разберём их стиль игры и определимся со стратегией, — продолжил тренер. — К тому моменту у меня уже будут записи осенних игр на диске. Если интересно, можете отсмотреть их в своё свободное время. Но учтите, я не собираюсь тратить тренировочное время на полный разбор, максимум – остановимся на паре особенно ярких моментов.

Ваймак замолчал, вспоминая, что ещё собирался сказать:

— Между первым туром и играми на выбывание будет недельный перерыв. Плохая новость в том, что мы до сих пор не знаем противников на февраль. Хорошая новость: в этом году вся Большая тройка в нечётной подгруппе. Им придётся встретиться друг с другом в третьем туре. А это значит, что впервые за шесть лет одна из этих команд вылетит ещё до полуфинала.

— Ох, чёрт, — поражённо выдохнула Дэн. — Вот это повезло.

— Ставлю на то, что Пенсильвания сольётся, — не растерялся Хэммик.

— Нет, — вклинился Кевин, прежде чем остальные успели принять ставку. — Неважно, кто из них вылетит. Мы и близко не готовы к тому, чтобы выйти против них на поле. Сколько Нейлу сидеть в запасных?

— Неделю, — кисло отозвался Джостен. — Эбби сказала, что до следующего вторника точно.

— Ещё по-божески, — заключила Дэн. — Будь моя воля, ты бы весь первый тур просидел.

— Я в состоянии играть, — отмахнулся Нейл.

Кевин перегнулся через Эндрю, чтобы отвесить Джостену подзатыльник. От вчерашнего сопереживания и сочувствия не осталось и следа; в ответ на недовольный взгляд Нейла Дэй уставился на него сердитым взглядом и процедил:

— Я уже предупреждал тебя однажды: нельзя врать насчёт здоровья. Ты нужен нам на поле, но только если не потянешь всю команду за собой на дно. А с учётом формы, в которой ты сейчас находишься, это просто пустая трата нашего времени.

— Я не подведу, — упрямо повторил Нейл. — Выпусти меня на поле, и я докажу это.

— Заткнитесь оба, — вмешался Ваймак. — Как только на тебе останется меньше пятидесяти швов, я подумаю, выпускать ли тебя на поле. А до тех пор, если я увижу, что ты хотя бы посматриваешь в сторону экипировки, отстраню ещё на неделю. Просто из принципа. Ты меня понял?

— Но…

— Хочу услышать: «Вас понял, тренер».

— Тренер… — дальнейшие аргументы мгновенно вылетели из головы, когда Эндрю перехватил запястье и несильно сжал его. Вспышка боли обожгла пальцы, и Нейл быстро выдернул руку. Джостен окинул Миниярда недобрым взглядом, но тот даже не посмотрел в его сторону. Прижав руку к себе, Нейл согнулся над ней, борясь с ощущениями и пытаясь защитить её от повторного воздействия, а затем снова переключил внимание на Ваймака.

— Спасибо, — кивнул тренер, обращаясь к Миниярду. — К слову о тебе, Эндрю. Что-то не припомню, чтобы Истхевен славился своим тренажёрным залом.

— Его там не было, — согласился Миниярд. — Пришлось импровизировать.

— Хочу ли я знать как? — вслух задумался Ваймак и сразу же ответил на свой вопрос. — Нет, не хочу, если, конечно, это никак не связано с судебным разбирательством, о котором мне придётся узнать. Так… ну, утренние тренировки снова в силе. Нейл, до возвращения на поле будем по утрам встречаться здесь. Посажу тебя отсматривать записи игр и исследовать слабости обороны Техасской сборной. Завтра днём у вас плановая встреча с Бэтси перед началом семестра. Вы знаете правила: нельзя идти с тем, кто играет на той же позиции. Дэн разобьёт вас по парам и распределит время посещения с максимальной выгодой для тренировки. Договорились?

— Сделаем, — кивнула Вайлдс.

— И последнее официальное распоряжение от меня: контролируйте себя и старайтесь не навредить команде, — напомнил Ваймак. — Мы на всеобщем обозрении. Напряжённый сезон и трагические обстоятельства сделали из нас просто какую-то притчу во языцех, и в этом году народу может понравиться болеть за вечных неудачников. Оргкомитет доволен и поощряет подобную огласку в прессе. Готовьтесь к повышенному вниманию: больше журналистов на играх, больше интервью, больше шумихи в целом. Хотел бы я иметь возможность зашить некоторым из вас рты, но, к сожалению, это не в моих силах. Короче говоря, постарайтесь вести себя хорошо, без ущерба для имиджа команды. Справитесь?

— С вами как-то не весело, тренер, — пробубнил Ники.

— Я совсем перестану быть веселым, если вы выставите нас идиотами, — отрезал Ваймак. — Но сейчас меня куда больше беспокоит наша местная боксёрская груша и его длинный язык. У кого-нибудь есть идеи, как сделать Нейла менее похожим на избитую женушку?

— Всё под контролем, — отмахнулась Элисон и перевела взгляд на Нейла. — Зайди к нам в комнату после собрания.

— Я собирался сегодня закупить учебники, — ответил Нейл.

— Меня не волнует, — обронила Элисон. — Можешь пойти за ними после того, как я с тобой закончу, если, конечно, не хочешь повеселить окружающих своим видом.

— Мы не будем спрашивать о Рождестве, — пообещала Рене. Либо она не заметила раздражённого взгляда Элисон в свою сторону, поскольку только что убила их шанс получить хорошие сплетни, либо решила не обращать на него внимание. — Думаю, это займёт всего пару минут.

Нейл не верил, что Элисон не станет спрашивать, но верил, что Рене вмешается, если подобное случится.

— Ладно.

— Мне тоже надо закупиться, — вспомнил Ники. — Можем сходить вместе, когда они с тобой закончат.

Кивнув, Ваймак пробежался взглядом по Лисам.

— У кого-нибудь осталось, что добавить по делу?

— Нам понадобится полка или что-то типа того, чтобы поставить наш весенний кубок, — заметила Дэн. — Можно это организовать?

— Комитет не одобрит покупку, пока мы не отыграем по крайней мере два отборочных матча в плюс, — осадил Ваймак. — Хорошая попытка.

— Кому нужно разрешение Комитета? — отмахнулась Элисон. — Я сама куплю, Комитет слишком жаден. Мы заслуживаем чего-то непристойно дорогого. Мэтт, измерь параметры грузовика. Мне нужно знать, что я смогу привезти, прежде чем возьмусь за поиски.

— Молода и богата до неприличия, — протянул Хэммик. — Должно быть, здорово.

Элисон окинула идеально наманикюренные ногти скучающим взглядом.

— Так и есть.

Ники закатил глаза, но тему развивать не стал.

— Что-нибудь ещё? — уточнил Ваймак. Входная дверь гулко хлопнула, оповещая о возвращении Эбби, и тренер качнул головой. — Забудьте. Еда уже здесь. Набивайте свои животы и проваливайте уже из моей раздевалки. Если понадоблюсь, буду у себя копаться с документами.

Тренер соскользнул с насиженного места и исчез в кабинете. Эбби накрыла на журнальном столике, практически полностью заставив поверхность контейнерами с едой, и раздала одноразовые тарелки. Закончив, она задержалась только для того, чтобы ещё раз с искренним теплом поприветствовать Лисов после каникул. Нейлу показалось странным, что она не стала спрашивать о том, как все провели время. Но тот неловкий взгляд, которым она окинула их с Эндрю по пути в кабинет тренера, окончательно убедил в том, что Эбби просто пыталась пощадить их чувства. Это была излишняя предосторожность. Эндрю в принципе не волновало, что остальные провели время лучше, чем он сам, а Нейл никогда не завидовал счастью Лисов.

Обед прошёл в тишине. По пути назад Нейл снял раскладушку с зарядки, Эндрю пообещал, что не пустит его в машину, пока телефон не окажется полностью заряженным. Команда добралась до Лисьей башни на двух машинах, и затем Нейл проследовал за девушками в их комнату. Элисон велела ему сесть боком на диване, пока сама копалась в чемодане. Она вернулась с пластиковой косметичкой и села так близко, насколько это было возможным. Нейл смотрел, как она раскладывала средства для макияжа в пространстве между ними.

— Было бы проще, если бы ты пошёл в магазин с нами, — заметила Элисон. Прозвучало как откровенный упрёк, хотя Нейла никто и не предупреждал о подобных намерениях. Джостен задумался, стоит ли ему извиниться. Прежде чем он успел принять решение, Элисон уже замяла тему. — Неважно, я скупила всю палитру. Рано или поздно всё это пригодится. Смотри прямо перед собой и не мешай мне работать. И ничего не говори, пока я не спрошу.

Она одновременно поднесла два маленьких тюбика по обе стороны его лица, подбирая нужный тон. Некоторые оттенки она откладывала сразу, другие оставляла для повторного отбора. Наконец, Элисон осталась с тремя тюбиками и приступила к работе, выравнивая синяки на шее и лице. Рене и Дэниэль стояли позади неё, наблюдая за работой. Нейл не рискнул разозлить Рейнольдс, поэтому смотрел прямо перед собой, но, казалось, он мог расслышать, как Дэн до скрежета стиснула зубы.

— Зачем? — не выдержала Вайлдс. — Чего он хотел этим добиться? Зачем он это сделал?

— Дэн, — тихо запротестовала Рене. — Мы ведь обещали.

— Ты обещала, — поправила Вайлдс.

Нейл позволил бы им решить этот вопрос самостоятельно, но сейчас Дэн не упрекала его, а просто пыталась понять.

— Чтобы добраться до Кевина, — пояснил Нейл, и Элисон отвела руку от его лица. — Вы не знали? Кевин с Лисами уже почти год, но в Гнезде у него до сих пор есть своя комната. Рико даже его домашку не выбрасывает. Интересно, не правда ли? Рико угрожает ему и распускает руки при первой удобной возможности, но всё ещё не может отпустить его. Он будто одержим Кевином, точно так же, как Кевин им.

Нейл задумался и добавил:

— А теперь Кевин начинает забывать его. Когда мы встретились с Воронами в октябре, Дэй волновался о нас больше, чем о Рико, стоявшем прямо за спиной. В тот день Кевин выбрал нас, и Рико не простит ему этого. Рико – король. Он не позволит другим отвергать, унижать или обыграть себя. Поэтому он пытается забрать людей, на которых Кевин может положиться. Он хочет, чтобы мы боялись его, а у Кевина появились сомнения и опасения.

Дэн возмущённо фыркнула:

— Что за бездарный мудила.

— Спасибо, — тихо кивнул Нейл. Вайлдс растерялась, поэтому пришлось пояснить. — Что не спрашиваешь, получилось ли у него.

— Конечно не получилось, — на этот раз фыркнула Элисон. — Ты не боишься Эндрю. С чего бы тебе бояться Рико? Он просто ещё один крикливый, избалованный ребёночек, не умеющий контролировать собственные эмоции. А теперь смотри прямо и не мешай мне работать. Я предупреждала тебя не вертеться.

Нейл замер, не шевелясь до тех пор, пока она не закончила. Элисон отклонилась в сторону, чтобы ещё раз окинуть его внимательным, цепким взглядом, а потом встала и взяла со стола зеркало. Внутри всё неприятно сжалось, когда она вернулась. Нейл взял зеркало и положил его себе на колени. Рейнольдс жестом предложила ему взглянуть, но Нейл только покачал головой.

— Если ты считаешь, что получилось хорошо, я тебе верю.

— Не боишься Рико, но пугаешься собственного отражения? — Элисон скрестила руки на груди, окинув его жалостливым взглядом. — Странный, запутавшийся ребёнок. Ты от рождения такой или родители постарались?

Дэн подскочила прежде, чем Нейл успел среагировать:

— Выглядит здорово. С близкого расстояния, конечно, можно заметить, что ты накрашен, но не думаю, что кто-нибудь станет спрашивать. Вот отсюда даже не видно. Просто заходи к нам после утренних тренировок, чтобы припудриться перед занятиями, пока основной ужас не сойдёт. У тебя есть утренние пары в этом семестре?

— Нет, отказался от них ещё осенью, — Нейл перевёл взгляд на Элисон. — Спасибо. Никогда бы не додумался до этого. Считал, что это не сработает.

— Ещё как сработает. Научилась этому, чтобы скрываться от репортеров, когда только начала играть. Теперь в этом уже не нуждаюсь, но сам по себе навык полезный, — Элисон пожала плечами. — Вот пойдёшь покупать учебники и опробуешь. Желательно, прямо сейчас. Дэн ждёт не дождётся, чтобы наконец оккупировать твою комнату.

— Меня интересует не комната, — парировала Вайлдс.

Нейл отложил зеркало в сторону и встал с дивана.

— Я пошёл.

— Слушай, Нейл, — окликнула Дэниэль, когда Джостен был уже у двери. Нейл разжал пальцы, отпуская ручку, и обернулся к ней. — Если захочешь поговорить об этом или о чём-нибудь ещё, или…

Она неопределённо взмахнула рукой около головы, возможно подразумевая неожиданные перемены во внешности.

— Ты ведь знаешь, что мы всегда рядом, правда? Только скажи.

— Знаю, — кивнул Нейл. — Может быть, позже. Напиши, когда закончите.

— Может быть, позже, — повторила Дэн его слова, — а может и нет.

Нейл качнул головой и вышел. Закрыв за собой дверь, он зашагал по коридору. Нейл устал, раны ныли, ему не попасть на поле ещё как минимум неделю, но в данный момент всё это не имело значения.

— Мы в порядке, — прошептал он в пустоту перед собой. — С нами всё будет в порядке.

По крайней мере, с Лисами всё будет в порядке, и этого более чем достаточно.

Глава третья


Нейл ожидал, что отстранение от тренировок на целую неделю заставит почувствовать себя брошенным и ненужным, но Ваймак исправил ситуацию, заставив его изучать один из интереснейших матчей техасской сборной. Тренер отсматривал другую игру в своём кабинете, и после они собрались, чтобы обсудить стили игроков и поделиться соображениями. Потом девушки забрали Нейла со стадиона, так как Элисон надо было снова поработать над его лицом. В этот раз она справилась значительно быстрее, ведь теперь знала, что делает, и уже подобрала все нужные тона.

Занятия смазывались в одно большое размытое, незапоминающееся пятно; Нейл скорее беспокоился о том, не просвечивает ли работа Элисон, нежели действительно обращал внимание на учителей. Он с практически осязаемым облегчением вернулся в Лисью башню, когда в без пятнадцати два их отпустили с пары пораньше. Когда Нейл зашёл в комнату, Мэтта нигде не было. Расписание занятий, висевшее на дверце холодильника, говорило о том, что он не вернётся практически до самого их ухода.

Нейл выложил содержимое рюкзака на стол. В нижнем ящике по-прежнему лежали учебники по математике и испанскому языку с прошлого семестра. Оттуда же он выудил конспекты, вытер пыль с переплёта и сел, чтобы пробежаться по записям. Большая часть заметок казалась только смутно знакомой, однако чем дальше он листал, тем быстрее возвращалось понимание. А вместе с ним появилось неприятное ощущение – теперь Нейл знал, как собирается провести выходные.

В без пятнадцати три Нейл встретился с Эндрю и остальными на парковке, чтобы вместе поехать на тренировку. Обычно Лисы добирались на стадион двумя группами. Сегодня пришлось взять три машины, учитывая, что в течение тренировки им придётся мотаться в Рэддинг туда-обратно. Эндрю и Кевин стояли первыми на очередь к Бетси Добсон, поэтому отправились сразу к ней. Аарон и Ники вместе с Рене забрались в грузовик Мэтта. Нейл думал, что просто физически не сможет залезть так высоко и при этом ничего себе не потянуть, но в итоге всё разрешилось самым неожиданным образом. Едва он подошёл достаточно близко, Элисон сцапала его и усадила в свой розовый кабриолет с жёсткой крышей.

Нейл морально приготовился к расспросам, однако Рейнольдс молчала всю дорогу. Вылезая из машины, он поблагодарил Элисон, получил в ответ озадаченный, непонимающий взгляд и, ничего не объясняя, встал на обочине в ожидании остальных.

Дневная тренировка полностью оправдала все самые худшие ожидания. Нейл взял диск, который ему выдал Ваймак, однако вместо того, чтобы сразу пойти смотреть, растерянно простоял в коридоре, пока остальные переодевались. Он проводил их взглядом, когда они направились на поле разминаться, и едва не увязался следом: слишком велико было желание. Всё самообладание пришлось сконцентрировать на том, чтобы усидеть на диване, и Нейл надеялся, что запись хвалёного матча всё-таки сможет его отвлечь. И это работало ровно до того момента, пока Лисы не вернулись обратно в раздевалку, чтобы надеть защитную экипировку. Нейл перестал следить за происходящим на экране, вместо этого уставившись задумчивым взглядом в стену.

— Сосредоточься, — одернул Ваймак откуда-то из-за спины.

— Я сосредоточен, — машинально соврал Нейл.

— Они только что забили невероятный гол, а ты даже глазом не повёл.

Нейл перевёл взгляд обратно на экран телевизора и заметил, что разрыв по очкам действительно увеличился. На заднем плане трибуны сходили с ума.

— Я должен быть на поле.

— Будешь, — пообещал тренер, — со следующей недели, когда ещё немного подлечишься. Пара дней отдыха тебя не убьёт. А вот серьёзное растяжение или неизлечимая травма точно убьёт. Я лично прибью тебя, если нас дисквалифицируют из-за твоей неусидчивости и нетерпеливости. Если хочешь, смотри на это так: твои товарищи сейчас пытаются наверстать упущенное. У тебя было две недели интенсивных тренировок, пока они страдали хернёй и отъедали себе ряхи во время каникул. Сейчас ты на коне.

— Кевин тоже тренировался, — напомнил Джостен. — Мэтт говорил, что он каждый день таскался на местный стадион.

— Это один из восьми.

— Они могут позволить себе расслабиться. Все они на голову лучше меня, и у всех них есть замена.

— У них просто больше опыта и совсем другие сильные стороны, — пояснил Ваймак. — Но сейчас ты играешь в сотни раз лучше, чем в мае. Не недооценивай себя. А теперь сосредоточься. Хочу увидеть толковые комментарии перед твоим уходом.

Нейл с молчаливым согласием вновь взял карандаш в руки, и Ваймак ушёл.

Он был уже на середине второй игры, когда пришло время выдвигаться в Рэддинг. Они ехали третьей парой вместе с Аароном. Нейл сидел за рулём, и каким-то образом ему удалось подавить желание спросить, сколько времени прошло с тех пор, как кто-либо позволял Аарону ехать на пассажирском. Излишнее обострение отношений с Аароном казалось сейчас абсолютно бессмысленным, а главное бесполезным развитием событий.

Для планового студенческого посещения медцентра было ещё слишком рано, поэтому Нейл спокойно нашёл парковочное место прямо около входа в здание. Они, как обычно, зарегестрировались и прошли по коридору в сторону кабинетов. Прежде чем Нейл успел спросить, кто из них пойдёт первым, Аарон продолжил свой путь к кабинету Бетси. Нейл упал на один из жестких стульев и стал ждать.

Ему не хотелось зацикливаться на приёме, но и желания думать о тренировке Лисов в его отсутствие тоже не было, поэтому он решил просмотреть свои сообщения. Большинство из них принадлежало Ники: праздные комментарии о том, что он увидел в Нью-Йорке, вопросы о Миллпорте и разнообразные требования, чтобы Нейл наконец перестал его игнорировать. Как минимум четыре сообщения состояли исключительно из восклицательных знаков. Рене дважды отправила приветствие, и Элисон – один раз, в групповом чате под Рождество.

Кевин написал лишь однажды, в день, когда Нейл отправился в Ивермор. Смс опоздало всего на пару минут и не было прочитано; оно пришло ровно во время посадки. Сообщение, состоящее из семи слов, Джостен перечитал целых четыре раза:

«Жан поможет тебе, если ты поможешь ему».

Первые пару дней Нейлу категорически не нравился Жан, и сообщение Кевина никак не помогло бы исправить ситуацию, но теперь, оглядываясь назад, Нейл понимал. Будучи проданным много лет назад в качестве погашения долга, Жан и сам стал приверженцем мрачных, ублюдочных принципов семейства Морияма. Моро ненавидел своё место в жизни, но настолько смирился с ним, что даже не пытался бороться за свободу. Он не был мятежником; он был выживающим. Он делал всё, что от него требовалось, лишь бы прожить ещё один день.

В большинстве случаев это означало, что ему приходилось присматривать за Нейлом. Моро абсолютно непоколебимо наблюдал за тем, как Рико раз за разом разрывал Нейла на кусочки, но всегда был рядом, чтобы после поставить Нейла на ноги. На поле Воронов они были напарниками, и это значило, что им приходилось разделять последствия всех побед и поражений друг друга. Жана можно было назвать хорошим напарником с огромной такой натяжкой, но при этом он был единственным Вороном, который приглядывал за Нейлом. Проявление чистейшего эгоизма, не путать с добротой, но этого было вполне достаточно, чтобы Нейл смог остаться в живых.

Нейл выжил и выбрался оттуда. Кевин сбежал, как только его жизнь начала стремительно рушиться. А Жан всё ещё оставался там, справляясь с обстоятельствами настолько, насколько это вообще возможно. Нейл искренне задавался вопросом, скольких нервов Жану стоило наблюдать за тем, как они оба уходят: думал ли он, что они просто идиоты, осмелившиеся бросить вызов хозяину, или завидовал ли он хоть немного из-за того, что у них появилась возможность уйти. Нейл задумался, волнует ли его это. Проще и разумнее всего казалось не задумываться на эту тему вообще. Если Жан не готов давать отпор, если ему не за что бороться, никто не сможет помочь ему.

Смутное воспоминание замаячило где-то на границе памяти, слишком далеко, чтобы взять и дотянуться. Нейл попытался сосредоточиться на нём, однако мысли о Жане быстро перетекали к воспоминаниям о времени с Рико. Нейл оттолкнул все мысли в сторону и пролистал оставшиеся сообщения. Дэн и Мэтт писали пару раз. Единственное сообщение от Аарона оказалось последним перед всеобщим обменом новогодними поздравлениями:

«Не рассказывай Эндрю о Кейтлин», — вот и всё, что говорилось в нём.

Кейтлин и Аарон скрывались практически весь осенний семестр, откровенно избегая друг друга на играх и тайно встречаясь в библиотеке между занятиями. Как только Эндрю отправили в больницу, Кейтлин стала неотъемлемой частью их жизней: несколько раз в неделю обедала с Аароном и время от времени ненароком заглядывала в гости в общежитие. Казалось странным, что теперь им снова придётся вернуться к былой секретности, и Нейл отстранённо задумался о том, как Кейтлин отреагировала на это решение. Возможно, Аарон рассказал ей, насколько сильно она не нравится Эндрю. Она, наверное, осталась недовольна, но, по крайней мере, до сих пор в целости и сохранности.

Тихий щелчок двери отвлёк от мыслей. Джостен посмотрел на время и закрыл сообщения. На этот раз скорее откровенное нежелание, нежели боль заставили его медленно подняться, когда Аарон вернулся. Бетси проследовала за Миниярдом в коридор и поприветствовала тёплой улыбкой.

— Здравствуй, Нейл.

Он отправился за ней вглубь по коридору и зашёл в кабинет первым. Комната выглядела точно так же, как в августе, начиная с подушек, лежащих на диване под идеальным углом, и заканчивая хрустальными фигурками, выстроенными в линию на полочках шкафа. Он молча сел на диван, наблюдая за тем, как Бетси прикрыла дверь. Она быстро намешала себе чашку горячего какао и посмотрела на Нейла.

— У меня есть хороший чай, если хочешь. Помню, ты говорил, что не любишь сладкое.

— Я в порядке.

Бетси села напротив.

— Давно же мы не виделись. Как ты поживаешь?

— Лисы прошли на Весенний чемпионат, Эндрю вернулся и теперь в сознании, и я по-прежнему нападающий основного состава, — пожал плечами Нейл. — Пока что жаловаться не на что.

— К слову, поздравляю с выходом на чемпионат, — вспомнила Бетси. — Честно говоря, я совсем плохо разбираюсь в спорте, но в твоей команде очень талантливые игроки и ваше неожиданное возвращение в прошлом году можно без преувеличения назвать блестящим. Думаю, у вас впереди потрясающий путь. Техас, правда, немного далековат для меня, поэтому не смогу приехать, однако буду болеть за вас в домашней игре против Бельмонта. Вы готовы?

— Нет, — признался Нейл, — но в итоге будем. У нас нет выбора. Месяц назад мы договорились, что не проиграем ни одной из весенних игр. Мы не передумали, но кажется, что сейчас, когда январь уже на дворе, мы только начинаем понимать, с чем предстоит столкнуться и чего будет стоить победа. Мы выйдем на поле против лучших по стране, а ведь мы всего лишь одни из многочисленных претендентов.

— Это очень зрелая точка зрения. И также, — Бетси слегка развела руками в поисках нужных слов, — очень отработанная. Больше похоже на подготовленный ответ, который ты предоставил бы репортёру, нежели что-то, чем бы ты мог поделиться со мной. Я надеялась, что мы уже ушли от подобных осторожных ответов. Помни, я здесь совсем не для того, чтобы критиковать любое твоё высказывание.

— Помню, — легко согласился Нейл и на этом закрыл тему.

Бетси наклонила голову и продолжила.

— Ты упомянул возвращение Эндрю как нечто хорошее. Помню, ты поддерживал моё решение насчёт его лечения в ноябре. Возможно, ещё рано что-либо говорить, но как ты справляешься с изменениями в его поведении? Есть опасения?

— Я не собираюсь говорить с вами об Эндрю.

— Я пытаюсь поговорить о тебе, — спокойно отозвалась Бетси. — Этот сеанс посвящён тебе.

— Это даже не настоящий сеанс, — отмахнулся Нейл. — Это просто неформальная встреча, и я здесь только потому, что тренер заставляет встречаться с вами раз в семестр. Нам обоим это невыгодно. Вы тратите на меня своё время, которое могли бы провести с реально нуждающимися в лечении пациентами, а я пропускаю тренировку.

— Я не считаю наш сеанс тратой времени, но прошу прощения за то, что сегодняшняя встреча урезает твоё время на площадке, — она дала пару секунд на ответ и продолжила. — Кстати говоря, с Новым Годом. Забыла поздравить. Как прошли твои каникулы?

Нейл ждал и опасался этого вопроса одновременно. Он не знал, что Лисы успели рассказать ей. Он не собирался делиться с ней правдой, но если Нейл сейчас нагло соврёт, а она уже знает правду, то это поставит под вопрос всё, когда-либо сказанное им. Джостен прикинул в голове все возможные последствия и решил рискнуть. В конце концов, их обязывали видеться с Бетси всего раз в семестр; для него это последняя подобная встреча. А так Бетси Добсон может думать о нём всё, что душе угодно.

— Довольно неплохо, — наконец отозвался Нейл.

— В Аризоне когда-нибудь выпадает снег?

— Бывает, время от времени. Они называют полтора сантиметра настоящей снежной бурей.

— Ничего себе, — удивилась Бетси. — Помню, как пару лет назад у нас шёл лёгкий снег. Я проходила мимо молодой женщины на пути через кампус. Она говорила по телефону; позвонила кому-то просто чтобы сказать, что здесь идёт снег. Она так восхищалась этим ничтожным количеством снега, что мне стало интересно, видела ли она его до этого. Я хотела поинтересоваться, откуда она родом, однако это показалось мне слишком навязчивым.

В её словах не было вопроса, поэтому Нейл ничего не сказал. Бетси тоже притихла, только отпила небольшой глоток какао из чашки. Нейл силой подавил желание взглянуть на часы. Он не хотел знать, как мало времени на самом деле прошло.

— Ты не хочешь со мной поговорить? — наконец поинтересовалась Бетси.

— Что вы хотите, чтобы я сказал? — в лоб спросил Нейл.

— Что угодно. Это твоё время.

— Что угодно? — уточнил он. Получив ободряющий кивок от Бетси, Нейл приступил к рассказу об играх техасской сборной, которые успел отсмотреть. Эта тема была достаточно отдалена от чего-то личного и определённо точно не являлась тем, на что рассчитывала Добсон, но она не перебивала и не пыталась выглядеть, будто ей скучно. Она пила своё какао и слушала так, словно это была самая важная история, которую она слушала за весь день. Каким-то образом после этого она стала нравиться Нейлу ещё меньше, однако он не остановился.

Наконец Нейл был свободен. Он быстро вышел из кабинета, забрал Аарона из комнаты ожидания и отправился к машине. Они были уже на полпути к стадиону, когда Миниярд заговорил:

— Я ничего ей не рассказал.

Кроме них двоих в машине никого не было, однако у Нейла ушло некоторое время, чтобы понять, что обращаются всё-таки к нему. Он перевёл взгляд на Аарона, Аарон смотрел в пассажирское окно.

— Как и я.

— Она спрашивала тебя об Эндрю.

Это не было вопросом, но Нейл сказал:

— Да. Тебя тоже?

— Она больше ничего у меня не спрашивает, — поделился Аарон. — Она знает, что нет смысла. За всё время я не сказал ей ни слова.

Нейл представил, каково было хранить молчание, пока Бетси рассказывала обо всём на свете. Это казалось одновременно весёлым и неловким. Он не знал, хватило бы ему невозмутимости высидеть так и полчаса.

— Я о таком варианте не думал. Рассказывал ей о достижениях техасской сборной.

— Предсказуемо.

Нейлу стало интересно, как Эндрю убивал своё время. Когда он ещё принимал препараты, его заставляли каждую неделю видеться с Бетси. Нейл не знал, продолжится ли это. Куда больше его интересовало, как изменится отношение Эндрю к Бетси теперь. Миниярд казался до странности терпеливым к ней в прошлом году, настолько, что принимал от неё неформальные сообщения за пределами их приёмов. Хотя, наверное, под эйфорией от препаратов было несложно ко всем относиться с подобным терпением.

Нейл припарковался на том же месте, где и забрал машину. Он вернулся на своё место на диване, а Аарон отправился в раздевалку, чтобы переодеться обратно. Нейл снова попытался не зацикливаться на негодовании по поводу вынужденного отстранения от тренировок и почти преуспел в этом. Игра оказалась действительно хорошим отвлечением от необоснованного раздражения, однако, когда спустя пару минут мимо прошли Рене и Элисон, Нейл оторвал взгляд от экрана. Он проследил за их передвижением по комнате, дважды хорошо подумал, а затем поставил игру на паузу.

— Рене?

Они обе остановились, однако Рейнольдс задержалась ненадолго. Когда она ушла, Рене подошла и села возле Нейла, достаточно близко, чтобы молчание не казалось неловким, но при этом достаточно далеко, чтобы не вторгаться в личное пространство.

— Что я вчера сказал? — наконец сформулировал Нейл. — Почему ты так отреагировала?

Рене практически сразу поняла, о чём речь.

— Ты о ножах? — Когда Нейл кивнул, она перевернула руки, вперившись взглядом в ладони. — Помнишь, я говорила, что была в банде? Там был человек, который из кожи вон лез, чтобы навредить мне. Он очень любил ножи и всегда носил их с собой. Я не могла защищаться обычными методами, поэтому тоже научилась драться на ножах. Тренировалась почти год, прежде чем мне удалось победить его.

— Победить… — повторила Уокер, пытаясь подобрать более подходящее слово, а потом пояснила: — Он не пережил драку. Босс помог решить вопрос с телом, мы повесили его на конкурентов, и меня повысили. Я хранила ножи у себя во время судебного процесса и удочерения. Хотела помнить, на какое зло я способна… на какое зло я готова была пойти ради выживания.

— Ты сделала то, что должна была, — задумался Нейл. — Если бы он выжил, то вернулся бы за тобой.

— Знаю, — тихо согласилась Рене. — Были и другие девушки до того, как я попалась ему на глаза; другие могли бы быть и после меня. Но я сделала это не из благих намерений. Я сделала это ради себя, потому что он причинял зло лично мне. Я не хотела больше бояться его. Сожалею о том, в кого я превратилась сильнее, чем о его смерти в принципе. Я не чувствовала ни ужаса, ни страха, когда он умирал прямо у меня на глазах. Тогда я гордилась тем, что сделала с ним. И я рассказала об этом Эндрю. На следующий день во время занятий он пробрался в мою комнату и забрал ножи. Когда я попросила вернуть их, он сказал, что я обманываю саму себя. Что, если бы я по-настоящему хотела забыть, то не стала бы хранить их в шкафу как какой-то позорный секрет, который не могу ни принять, ни отпустить. Они делали мне только хуже, поэтому Эндрю пообещал, что будет хранить их у себя, пока они мне не понадобятся. Я позволила ему забрать ножи, потому что поверила, что он не станет использовать их по назначению. Думаю, он понимает, чем они на самом деле являются: не оружием, а символом того, что мы оба пережили. Я не спрашивала, зачем ему это. Я знала, что, если бы он хотел, чтобы я знала, то рассказал бы.

Самым простым и очевидным ответом был Дрейк, но это не совсем правильно вписывалось в общую картину, что-то не складывалось. Нейл прокрутил мысль в голове, обдумывая её и так и этак, и вспомнил о шрамах на предплечьях Эндрю. От кого он пытался спастись: от Дрейка или же от самого себя?

Нейл не собирался делиться этой идеей с Рене, поэтому спросил:

— Получается, ножи, которые он везде с собой носит, твои?

— Были моими, — кивнула Рене. — Он был прав: я не нуждаюсь в них. Если они тебе нужны, то он их отдаст и я научу тебя, как ими пользоваться.

Уокер больше не улыбалась. Нейл вгляделся в её спокойное выражение лица, отчётливо понимая, что она имеет в виду. Рене готова была оставить в стороне свою веру в человечество и христианское благочестие, чтобы научить его, как вспороть человека от горла до паха, если он только попросит её. Нейл начинал понимать, почему она нравится Эндрю. Она достаточно поехавшая, чтобы быть интересной.

— Спасибо, — опомнился Нейл, — но нет. Я не хочу быть как… он.

Он не сказал, что раньше уже пользовался ножами; нельзя вырасти с фамилией Веснински ни разу не взяв клинок в руку. У Нейтана не было ни времени, ни достаточного терпения, чтобы обучить сына самостоятельно, поэтому он приказал двум своим людям заняться этим. К счастью, Нейл покинул отчий дом ещё до того, как успел перейти к чему-то более серьёзному, чем тушки мёртвых зверей.

— Конечно, — понимающе согласилась Рене. Она подождала пару секунд на случай, если Нейл собирался что-нибудь добавить, а затем поднялась на ноги. — Мне не стоит заставлять Элисон ждать, но, если захочешь ещё поговорить, ты знаешь, где меня найти.

— Хорошо, — кивнул Нейл. Рене уже дошла до двери, когда он всё-таки спросил. — Как Эндрю справляется? Я имею в виду без лекарств.

Обернувшись в его сторону, Рене тепло улыбнулась.

— Пойди и посмотри. Не думаю, что тренер будет против.

Нейл оставался на своём месте до того, пока за Рене не закрылась дверь. Он перевёл взгляд с исписанного блокнота на приостановленную игру, после чего отложил вещи в сторону и встал. Звук мяча, звонко отскакивающего от стен, встретил его у дверей и сопровождал до самого выхода в предыгровую зону. Ваймак замер возле домашней скамьи, неотрывно наблюдая за тренировочным матчем и делая записи. Он стоял спиной к Нейлу, и шум, что просачивался через вентиляционные шахты, помог заглушить мягкие шаги Нейла. Джостен остановился на безопасном расстоянии и тоже устремил взгляд на своих товарищей по команде.

В командах по три человека они казались такими маленькими на поле, но при этом играли со всей серьёзностью и свирепостью, присущей настоящим полноразмерным сборным. Дэн и Кевин вместе стояли на нападении против трёх защитников, и, несмотря на то, что они уступали количеством, усталость пока не отражалась на их игре. Кевин пару раз даже смог обойти Ники и Аарона, ударив по воротам. Эндрю отразил все его попытки, но только после нескольких подобных ударов Нейл наконец понял, что тот делал. Вместо того чтобы как обычно отбивать мячи обратно на площадку, Миниярд бил ими по Кевину. Если точнее, прямо по ногам Кевина. Дэю приходилось исполнять весьма впечатляющую работу ногами, чтобы не запнуться на мячах. То же самое Эндрю сделал и с Дэн, когда она наконец-то прорвалась через Мэтта и сама ударила по воротам. Вайлдс едва увернулась от мяча, и Мэтту пришлось ловить её, когда она всё-таки запнулась.

Ваймак выругался и повернулся, чтобы отложить блокнот. Двинувшись, он заметил Нейла, и замер со своим планшетом на полпути к лавке. Нейл ожидал, что его сразу же отправят обратно, однако вместо этого Ваймак щёлкнул пальцами, привлекая к себе внимание, и указал в сторону двери, ведущей на площадку.

— Скажи своему психованному животному остыть, пока он не покалечил кого-нибудь.

— Не думаю, что он станет меня слушать, — усомнился Нейл.

— Мы оба знаем, что станет. Вперёд.

Ваймак постучал по прозрачному ограждению, приостанавливая сражение, и Нейл отправился к двери. Выйдя на площадку, он двинулся сразу к воротам. Заметив Нейла, Эндрю лениво перекинул клюшку за спину и, умастив её на плечах, наблюдал за его приближением. Джостен считал себя не настолько тупым, чтобы обсуждать подобное во всеуслышание, поэтому остановился настолько близко, насколько хватало приличия и тихо заговорил.

— Тренер хочет знать, что ты имеешь против нападающих.

Эндрю скользнул взглядом мимо Нейла, уставившись по ту сторону ограждения.

— Он может и сам меня спросить.

— Или ты можешь ответить мне, раз уж я тут, — предложил Нейл. — Нас осталось всего девять. Если мы потеряем ещё хоть одного, то просто вылетим из чемпионата. Ты знаешь это.

Нейл выждал мгновение, но, конечно же, этого было недостаточно для того, чтобы получить ответ или вызвать хоть какую-то реакцию. Судя по абсолютной незаинтересованности, Эндрю уже устал от этого пустого разговора. Нейл вскинул ладонь на уровень лица, аккуратно перекрывая вид на Ваймака, и дождался, пока Эндрю вновь обратит на него внимание.

— Я хочу, чтобы мы прошли в финал. Я хочу, чтобы мы стали теми, кто наконец-то уничтожит Воронов. После всего, что Рико сделал с нами, разве ты не хочешь того же?

— Ты спрашиваешь «хочешь» так легко и просто, даже после того, как я тысячу раз повторил, что не хочу ничего.

— Возможно, причина в том, что ты тратишь все свои силы именно на то, чтобы ничего не хотеть, — парировал Нейл, — но если ты не можешь усвоить настолько простой концепт, я постараюсь сформулировать так, чтобы тебе стало понятно: это игра, в которой у нас нет права на проигрыш. Это то, как мы доберёмся до Рико. Это единственное, что мы можем забрать у него, единственное, что действительно причинит ему боль. Давай вырвем титул прямо из его рук и покажем, что у него были причины бояться нас с самого начала.

— Твои сокомандники всё еще считают тебя тихоней? — уточнил Миниярд.

— Наши сокомандники, — настоял Нейл, — хотят этого так же сильно, как и я сам. Хватит сбивать их с ног ещё до того, как у них появится шанс попробовать.

— Не люблю давать людям шансы.

— Так же, как и я, до того как попал сюда, — напомнил Нейл. — Но я дал тебе шанс, когда решил остаться. А ты дал шанс мне, когда доверил Кевина. Неужели так сложно просто поддержать их, учитывая, что всё это время вы были плечом к плечу?

— Что я получу взамен на содействие?

— Потому что одной мести недостаточно? — задумался Нейл. — А что ещё я могу предложить?

Эндрю ответил почти не задумываясь:

— Покажи свои шрамы.

Это было совсем не тем, чего ожидал Нейл, что, возможно, и послужило причиной, по которой Эндрю попросил именно это. Джостен открыл было рот, чтобы возразить, но слова застряли на подступе к горлу. Ваймак и Эбби уже видели их, Лисы знали об их существовании. В прошлом ноябре, чтобы завоевать доверие Эндрю, пришлось приложить его ладонь к израненной коже. Нейл пообещал Эндрю недостающие части своей правды, если они переживут этот год. Он не думал, что Эндрю захочет их увидеть.

— Когда? — спросил Нейл в итоге.

— Завтра мы едем в Колумбию, — напомнил Миниярд. — А теперь исчезни и заодно передай тренеру, что ему пора хорошо подумать о своей зарплате. Если это повторится, я уже не буду таким терпеливым.

Нейл не понял, но просто кивнул и ушёл. Дождавшись, когда дверь захлопнется и закроется на замок, Лисы возобновили игру. В следующий раз, когда Кевин смог ударить по воротам, Эндрю отправил мяч в полёт через всё поле. У Нейла появилось предчувствие, что Лисы очень скоро пожалеют о его вмешательстве. Стало безопаснее, но теперь Дэниэль и Кевину приходилось нестись через всё поле за мячом каждый раз, когда Эндрю отбивал его.

Нейл вернулся к Ваймаку и передал ему послание Эндрю. Он ожидал, что тренер отмахнётся от угрозы, и глазом не моргнув. Вместо этого последовало удивлённое фырканье и сухое:

— Просто пообещай, что это не станет проблемой.

— Что? — переспросил Нейл.

— Ты сейчас меня так наебать пытаешься или действительно настолько тупой?

Получив в ответ по-прежнему непонимающий взгляд, Ваймак устало потёр виски, словно пытаясь избавиться от головной боли.

— Я бы пожалел тебя, но Эндрю прав. Мне недостаточно платят для того, чтобы я ещё и с этим разбирался. Разбирайся со всем сам, только в своё свободное время. А сейчас ты должен отсматривать Техас.

Ваймак снова взял в руки планшет и принялся делать заметки. Нейл перевёл взгляд с него на площадку.

— Пока, — отрезал Ваймак.

Нейл проглотил свои вопросы и отправился обратно в раздевалку.

***

В пятницу после тренировки старшекурсники решили поужинать в городе, но перед этим они заскочили в общежитие, чтобы освежиться и переодеться. Эндрю объявился в комнате Нейла практически сразу после ухода Мэтта и принёс с собой пакет с одеждой. Нейл всё ещё не понимал, почему братья настаивали на том, чтобы он надевал что-то новое каждый раз, когда они ездили в Колумбию, но для подобных вопросов было уже слишком поздно. Он отнёс пакет в комнату, чтобы переодеться. А когда обернулся, чтобы закрыть дверь, Эндрю стоял прямо перед ним. Не сказав ни слова, Миниярд указал на кофту Нейла.

Нейл запнулся, но затем всё-таки поставил пакет на кровать Мэтта и попытался стянуть с себя кофту. День ото дня становилось всё легче, но боль по-прежнему возвращалась, когда он поднимал руки слишком высоко, а, когда поворачивался, швы на боках неприятно натягивались. Ему удалось стянуть кофту через голову, оставив её на локтях, и тут Миниярд, устав наблюдать за мучительными усилиями, помог стащить её до конца. Эндрю, не глядя, отбросил тряпку в сторону. Сейчас его куда больше интересовали многочисленные синяки и шрамы, покрывающие торс Нейла.

Первым делом Миниярд потянулся к повязкам на запястьях, и Нейл позволил ему снять бинты. Сегодня подсыхающие струпы выглядели значительно хуже, чем в тот день, когда он только приземлился в Южной Каролине. Эбби была права; ранам нужно дышать. Нейл поднял взгляд с уродливых, заскорузлых линий на лицо Эндрю. Он не очень понимал, что пытался разглядеть: намёк на беспричинную жестокость, с которой столкнулся в среду, или же весёлую, циничную отстранённость, с которой Миниярд проходил весь прошлый семестр. Он не нашёл ни того, ни другого. Казалось, что сейчас Эндрю находился за тысячу километров отсюда, абсолютно невозмутимый и беспристрастный.

На правом плече Нейла красовался бледный шрам от ожога – последствие встречи с раскалённым утюгом. Эндрю приложил к нему руку, кончиками пальцев перекрывая небольшие выпуклости, оставшиеся от дырочек на утюге. Его большой палец опустился на неровный рваный полукруг, появившийся в результате пулевого ранения. После того случая Нейл спал в бронежилете почти месяц, будучи слишком напуганным, чтобы снимать его даже ночью. Мать заставила износить жилет практически в труху, прежде чем позволила снять.

— Кто-то стрелял в тебя, — без тени удивления заметил Эндрю.

— Я говорил, что меня преследуют.

— Это, — Миниярд сильнее впился пальцами в след от ожога, — не от жизни в бегах.

— Это подарок отца. Люди приходили с вопросами о его работе. Я ничего не говорил, но, видимо, сидел недостаточно спокойно. Едва они ушли, он ударил меня утюгом. Именно поэтому я сказал тебе «Абрам», — напомнил Нейл. — Я не хотел называть его личное имя, потому что не хочу, чтобы кто-либо называл меня так. Я ненавидел его.

Эндрю надолго замолчал, а затем опустил руку на белёсые тонкие линии, пересекающие живот Нейла.

— Рене сказала, что ты отказался от ножей. Человек, притягивающий убийц с такой чудовищной силой, не должен разгуливать безоружным.

— Я не безоружен. Я думал, ты приглядываешь за мной в этом году.

Эндрю вновь посмотрел на него, выражение лица оставалось абсолютно нечитаемым. Он ничего не сказал, поэтому Нейл продолжил:

— Ты ведь не социопат, правда?

— Я никогда этого и не утверждал.

— Но ты позволяешь другим так считать. Ты мог бы их поправить.

Эндрю отмахнулся.

— Меня не волнует, что другие люди думают обо мне.

— А тренер знает?

— Конечно же знает.

— Тогда твои препараты..? — задумался Нейл. — Они ведь были настоящими нейролептиками?

— Ты задаёшь слишком много вопросов, — сказал Миниярд, оставив Нейла переодеваться в одиночестве.

Когда Джостен закончил, он нашёл братьев в коридоре на этаже. Едва заметив Нейла, Николас широко улыбнулся, очевидно одобряя выбор новой одежды. Аарон даже не удосужился посмотреть в его сторону. Кевин быстро проверил, не смазался ли кропотливый труд Элисон, однако так ничего и не сказал. Эндрю ждал лишь до тех пор, пока не услышал характерный щелчок замка, после чего двинулся к лестнице. Между пролётами Миниярд успел прикурить две сигареты и через плечо передал одну из них Нейлу. Джостен держал её в ладонях вплоть до самой машины.

Открыв заднюю дверь, Хэммик окинул его удивлённым взглядом.

— Ты же не куришь.

— Не курю, — просто согласился Нейл, аккуратно сбив тлеющий уголёк о подошву. Вторую половину сигареты он решил приберечь на потом. Прежде чем Хэммик успел спросить что-либо ещё, Нейл проскользнул на пассажирское и пристегнулся. Остальные расселись так же быстро, и стоило последней двери захлопнуться, как Эндрю выехал на дорогу.

После того, что случилось в ноябре, Нейл был бы счастлив больше никогда не возвращаться в Колумбию, однако остальных это, похоже, не особо волновало. Они спокойно припарковались около «Sweetie’s», словно ничего плохого никогда не происходило в этом городе, и заняли первый же свободный столик. Ники без устали рассказывал о своих парах, однако Нейл никак не мог сосредоточиться на его словах. Позволив им влетать в одно ухо и свободно вылетать из другого, он молча ел своё мороженое.

Клуб «Райские сумерки» был забит так же, как и всегда. Один из вышибал сидел на стуле, проверяя удостоверения личности, в то время как другой охранял вход. Заметив машину Миниярда у обочины, сидевший до этого охранник подорвался на ноги. Пока Аарон и Ники подвергались искренним энергичным рукопожатиям и тяжёлым похлопываниям по спине, Нейл предусмотрительно держался в стороне. Один из вышибал что-то тихо сказал Аарону, при этом лицо мужчины казалось напряжённым. Судя по благодарному кивку Аарона в ответ, это могло быть обещанием поддержки в близящемся судебном заседании. Нейл обернулся на Эндрю, который остался в машине ждать парковочный для почётных клиентов, однако Миниярд, вместо того чтобы смотреть на разворачивающееся действо, следил за прибывающими машинами. Наконец Николас раздобыл пропуск и передал его Эндрю.

Эндрю уехал парковаться, а остальные направились внутрь. Нейл, вслед за Кевином, пробирался сквозь толпу разгорячённых тел, вздрагивая с непривычки от резких перепадов басов. Свободных столиков не было, поэтому они обосновались за барной стойкой. Роланд почти сразу заметил компанию и едва не уронил свой шейкер. Быстро закончив с остальными заказами, он просто таки подлетел к ним.

— Будь я проклят, — воскликнул Роланд. — Уж было подумал, что больше никогда вас здесь не увижу.

— Будто мы могли забыть об этом местечке, — первым отозвался Николас. — Просто без Эндрю всё было не так.

— Значит, его выпустили? — уточнил бармен, и в его голосе проскользнуло нескрываемое облегчение. — Эта новость нас чуть не убила. Жаль, что мы ничем не могли помочь. Просто ничем. Ты, — Роланд выразительно посмотрел на Аарона, — наш герой. И мы здесь все за тебя горой, понял? Пусть только попробуют выдвинуть свои бредовые, дерьмовые обвинения, мы все вместе завалимся в суд. Тот парень получил то, что заслужил, и все это знают.

— Спасибо, — кивнул Аарон.

Роланд быстро налил первый круг шотов. Нейла он видел не в первый раз и должен был помнить, что Джостен не пьёт, однако бармен всё равно налил ему шот, оставив рюмку на середине стойки, если Нейл вдруг прочувствует всеобщий праздничный настрой. Нейл к шоту не притронулся, просто наблюдал за тем, как пьют остальные. Когда Роланд принялся разливать второй круг, к ним присоединился Эндрю. Миниярд незаметно проскользнул в небольшое пространство между Кевином и Нейлом.

— С возвращением в царство свободы, — весело поприветствовал Роланд, — хотел сказать свободы и трезвости, но все мы знаем, что это ненадолго. Вздрогнем.

Они с лёгкостью закинули по второму шоту. Роланд начал составлять на поднос их привычный заказ. Он почти закончил, когда один из столиков неподалёку освободился. Нейл остался с Эндрю у бара, пока остальные пошли забить место. Заметив одинокий шот Нейла, Эндрю спокойно опрокинул его. Роланд отвлёкся от составления заказа, чтобы налить им ещё. На этот раз он пододвинул рюмку поближе к Нейлу.

— Расслабься немного. Сегодня особый повод, — предложил Роланд.

— Семь недель тяжёлой работы полетят коту под хвост, — отозвался Нейл.

Эндрю решил не тратить силы и время на споры. Он выпил второй шот Нейла, и Роланд перестал наливать Джостену. Когда бармен закончил с заказом, Нейл проложил путь от бара до столика для Эндрю, несущего поднос с напиткам. Все живо накинулись на алкоголь, и только Эндрю пил медленнее, чем когда-либо. Нейл понял, что после двух месяцев в трезвости его восприимчивость к алкоголю значительно возросла. В прошлом году Миниярд говорил, что всегда умеет вовремя остановиться. Это заставило задуматься, удавалось ли Ники или Аарону хоть раз застать Эндрю по-настоящему пьяным. Почему-то Нейл очень сомневался.

После того как они закинулись крекерами, Аарон и Ники исчезли на танцполе. Кевин продолжил накидываться, а Эндрю просто наблюдал за толпой, медленно потягивая свой коктейль. Нейл не знал, о чём с ними разговаривать, поэтому нашёл себе занятие. Он составил все нетронутые стаканы на стол, собрал пустые на поднос и направился к бару. Освободившись, Роланд забрал посуду. Сложив руки на стойку, Нейл наблюдал за тем, как Роланд смешивал очередную партию коктейлей.

— Так что, Эндрю всё-таки сдался, да? — ненароком уточнил Роланд. — Выглядит паршиво.

Нейл инстинктивно потянулся к лицу, когда понял, что бармен смотрит на запястья. Рукава очередной обновки были длинными, однако сам материал оказался весьма тонким, позволяющим коже дышать даже в битком забитом клубе. Кромка ткани задиралась до середины предплечья каждый раз, когда Нейл сгибал руки в локтях. Он поправил сбившиеся рукава, прекрасно понимая, что уже поздно прятать заживающие ссадины. Роланд сдавленно хохотнул в ответ.

В ответ на замешательство во взгляде Нейла, мужчина виновато улыбнулся:

— А я всё думал, поможет ли отрезвление избавиться от этого его «руки-прочь» правила? Очевидно, не помогло, особенно после того, что… — Роланд тряхнул головой, с трудом подавив накатившую злость. — Даже не знаю, поблагодарить тебя за то, что удовлетворил моё любопытство, или же посочувствовать, раз уж трезвость явно обострила проблему. Просто, чтоб ты знал, существуют мягкие наручники. Советую обратить на них внимание.

— Проблема… — эхом повторил Нейл, окончательно запутавшись в происходящем. — Какое ещё «руки-прочь» правило?

Удивление на лице Роланда сменилось сначала замешательством, а затем смущением.

— Ты не знаешь? Тогда…

— Я это в драке получил, — прояснил ситуацию Нейл. — Зачем Эндрю так поступать со мной?

— Ох, да ты не знаешь, — вновь повторил бармен на этот раз уже не как вопрос, а в попытке свернуть разговор. — Знаешь что, давай представим, что я тебе этого не говорил. Нет, серьёзно, — отрезал он, когда Нейл попытался возразить. — Вот, смотри. Всё готово. А мне пора заняться другими посетителями.

Он исчез прежде, чем Нейл успел выдать что-либо членораздельное. Джостен проводил его взглядом, так и не дождавшись ответов. Он подрагивающими руками взял поднос и направился обратно ко столу. Хотелось отослать Кевина куда-нибудь подальше, однако Эндрю никуда его не отпустит без присмотра. К счастью, Дэй не понимал ни слова по-немецки. Нейл сел на стул вполоборота, повернувшись лицом к Эндрю, и спросил:

— Почему Роланд считает, что ты меня связываешь?

Эндрю замер со стаканом на полпути ко рту. Он медленно опустил взгляд на руки Нейла, где они сжимали край стула между коленями. Нейл не стал снова проверять, видно ли ссадины. Он не мог оторвать взгляда от лица Эндрю. Наконец Эндрю вернул напиток обратно на поднос. Не выпуская его из пальцев, Миниярд принялся выстукивать нечёткий ритм по кромке стакана. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он перевёл взгляд с запястий на лицо Нейла.

— Думаю, он предположил, что ты столь же плох в следовании прямым указаниям, как и он сам, — наконец ответил Миниярд. — Роланд знает, что я не люблю, когда меня трогают.

— Это не ответ на мой вопрос.

— Это ответ, — настоял Эндрю. — Если он тебе не нравится, переформулируй свой вопрос.

— Я хочу сыграть в правду, — заявил Нейл. — Что ты имел в виду, когда посоветовал тренеру задуматься о зарплате?

Развернувшись лицом к Нейлу, Эндрю опёрся локтем о спинку стула, подпёр лицо рукой и смерил его испытующим взглядом. Казалось, подобный неожиданный допрос совсем не смутил Миниярда, однако его спокойствие никак не помогало заглушить странное, незнакомое, тянущее чувство где-то внутри.

— Когда Ваймак принимал нас в команду, он пообещал держаться подальше от наших личных проблем. Сказал, что ему платят только за то, что он наш тренер, не более и не менее.

Этот ответ оказался ненамного лучше. Нейл не был уверен, стоит ли ему продолжать давить, однако он понимал, что если не доберётся до правды сейчас, то не узнает её никогда.

— Не знал, что стал твоей личной проблемой. Ты ненавидишь меня, помнишь?

— Каждый сантиметр, — подтвердил Эндрю. — Но это не делает тебя особенным.*

Мир тихо покачнулся. Нейл упёрся ногами в пол, пытаясь сохранить зыбкое равновесие:

— Я тебе нравлюсь.

— Я тебя ненавижу, — поправил Миниярд, но Нейл его уже не слышал.

В этот головокружительный момент он всё понял. Он вспомнил, как Эндрю зажал ему рот в Экзитс, сбегая от их странного разговора. Вспомнил о том, как Эндрю отзывался на его разные расспросы и поддерживал в моменты, когда Нейл больше всего нуждался в нём. Эндрю считал его интересным и опасным и дал ему ключи от своего дома и машины. Он доверил Нейлу Кевина, потому что Кевин был важен для них обоих, и он знал, что Нейл его не подведёт.

Нейл пытался сложить все кусочки в единую картину, однако чем больше он старался, тем быстрее она распадалась. В этом не было смысла. Он не знал, что и думать. Это могла быть ложь, но Нейл знал, что это не так. Эндрю обладал множеством неприятных качеств, однако он никогда не был патологическим лжецом. Честность ужасно подходила Эндрю, потому что он всегда был провокатором и его мнение часто оказывалось непопулярным.

Нейл обрёл голос только с третьей попытки:

— Ты никогда не говорил об этом.

— А зачем? — пожал плечами он. — Ничего из этого не выйдет.

— Ничего, — тихим эхом отозвался Нейл.

— Может, я и склонен к саморазрушению, но я не идиот. Я знаю, что говорю.

Нейл ничего не смог ответить, кроме как: «Понятно». Но понятно ничего не было. И что Нейлу делать с подобной правдой? Он умрёт через четыре месяца, пять – если очень повезёт. Он не должен был становиться этим ни для кого, и тем более для Эндрю. Эндрю весь год повторял – сказал это Нейлу в лицо буквально на неделе, – что он ничего не хочет. Нейл не мог стать исключением из этого правила.

Эндрю опустошил шот и вернул рюмку обратно на поднос. Вставая из-за стола, он вытащил пачку сигарет из заднего кармана и открыл её, мельком проверяя содержимое.

Нейл должен был позволить ему просто спокойно уйти, но всё же сказал:

— Твоя очередь.

Эндрю вытряс сигарету из пачки и зажал её между губ. Пачка вновь исчезла в кармане, прежде чем он перевёл взгляд на Нейла.

— Я не обязан делать это прямо сейчас.

Нейл ещё долго смотрел ему вслед после того, как Миниярд растворился в толпе. Он и не осознавал, что Кевин зовёт его до тех пор, пока Дэй в конце концов не толкнул в плечо, привлекая к себе внимание. Нейл вздрогнул так, словно его подстрелили, и наконец переключил внимание на Кевина. Что бы Дэй ни разглядел на лице Нейла, этого оказалось достаточно, чтобы отбить всё любопытство. Кевин медленно закрыл рот, убрал руку и вернулся к алкоголю.

А Эндрю вернулся к ним только через час. Той ночью он не произнёс ни единого слова в их адрес, и Нейл с радостью оставил его в покое. В конечном счёте Аарон и Ники тоже вернулись к ним, пьяные и уставшие, и только потом они все вместе ушли. Дом братьев находился совсем недалеко, но кроватей на всю пятёрку не хватало. Кевин занял диван, Нейл свернулся на кресле, укрывшись запасным одеялом.

Прошли часы, прежде чем ему удалось перестать думать на достаточно долгое время, чтобы успеть заснуть.

Глава четвертая


В понедельник Кевин возобновил ночные тренировки, однако отказался взять с собой Нейла. Во вторник днём Эбби неохотно позволила ему вернуться на поле, при условии, что он не будет перенапрягаться. Едва получив разрешение, Нейл отправился за экипировкой. Эбби опоздала на тренировку почти на два часа, и Лисы уже вовсю занимались на поле, но Дэн остановила выполнение упражнений, как только Нейл появился в дверях. Вместе с Мэттом они ознаменовали его возвращение триумфальными выкриками. По пути к своей позиции Джостен стукнулся клюшкой с Ники.

— Не играй, если не можешь, — предупредил Кевин.

— Знаю, — легко согласился Нейл. — Если что-то заболит, уйду с поля.

Кевин окинул его подозрительным взглядом, но промолчал.

Всё заболело, притом практически сразу, но было облегчением размять ослабевшие мышцы. Нейл старался особо не напрягаться: Эбби и Ваймак следили за ним со стороны. Когда пришло время растяжки, он подумал, что его заберут с поля. Но этого не произошло, поэтому Нейл вернулся в игру с особым рвением. После тренировки Ваймак собрал всех в раздевалке, чтобы пройтись по результатам дня.

Закончив разбор, тренер перевёл взгляд на Нейла и поинтересовался:

— Ну и?

— Я в порядке, — заявил Джостен, отклонившись в сторону, подальше от смертоносного взгляда Дэя. — Я бы скорее переживал, если бы сейчас совсем ничего не болело. Но это всё не проблема. Если пасы над головой будут сильно тянуть швы, я могу отдавать мяч в стену.

— А нельзя было сразу сказать? — догадавшись, угрюмо возмутилась Дэн.

— Я и сказал сразу, — упрямо повторил Нейл, — я в порядке.

— Это называется «безнадёжен» или «одержим», — с ухмылкой поправил Ники.

— Ладно, — вмешался Ваймак. — Нейл, позанимайся завтра в тренажёрном. Не перегружай себя несколько дней, хорошо? Подкрути вес под себя, если не получится – дай знать. Лучше получить травму в зале, чем в игре, — тренер проигнорировал убийственный взгляд Эбби в свою сторону. — Ну, тогда на сегодня всё. Собирайте свои монатки и проваливайте.

Они освежились и направились обратно в общежитие. Дэн прошла в комнату вместе с парнями. Нейл воспринял это как просьбу оставить их с Мэттом наедине, однако, когда он уже собрался уйти, Вайлдс остановила его. Усевшись на диване, Дэн подтянула колени к груди и сказала:

— Похоже привычная жизнь возвращается. Я имею в виду, теперь снова есть мы и есть они. Прошлый месяц был неплохим, правда? Мне нравились наши совместные ужины и командные посиделки.

— Мы словно вернулись к тому же, с чего начинали в августе, — согласился Бойд.

— Если бы мы только знали, чем так выбешиваем Эндрю, то могли бы постараться исправить это, — вслух задумалась Дэн. Она принялась отстранённо выстукивать рваный ритм по коленной чашечке, а затем перевела взгляд на Нейла. — Как тебе удалось успокоить его на тренировке?

Джостен решил отделаться самой простой и неоспоримой правдой:

— Я попросил.

— Ты попросил, — повторил Мэтт. Прозвучало почти как обвинение. — Ты говорил то же самое о Хэллоуине и о встрече с родителями Ники. Серьёзно, Нейл. Как ты заставляешь его делать то, что он не хочет? Взятками? Шантажом?

Дэн предостерегающе взглянула на Бойда.

— Мы без наездов, Нейл. Безо всякой херни. Просто теперь Эндрю трезв, и я понимаю, что это здорово всё изменит. Можешь ли ты снова объединить нас?

— Не знаю, — честно признался Джостен. — Могу, конечно, попробовать. Но, — окинув их взглядом, он продолжил: — кому-то придётся заняться Аароном. Ники и сам хочет поладить с вами, Кевин понимает, что команда сильнее, когда есть сплочённость, однако Аарон почти так же враждебен, как и Эндрю. И это кажется абсолютно бессмысленным, ведь оставаться с Эндрю значит постоянно прятать Кейтлин. Если Аарон согласился на это без боя, значит это не единоличное решение Эндрю. Значит, это решение касается их обоих.

Дэн задумалась.

— Кейтлин должна что-то знать. Ни одна уважающая себя девушка не пошла бы на подобные условия без действительно веской причины. Если она не захочет говорить, как думаешь, получится вытрясти это из Аарона, Мэтт? Ты вроде говорил, что после Рождества он ведёт себя лучше, так?

— Можно попробовать, — согласился Бойд. — Тренер уже отдал тебе наше расписание?

— Валяется где-то на столе, — кивнула Дэн. — Как найду – напишу, какие у него стоят занятия.

— Окей, попробую отловить.

— Давайте я сначала попробую переговорить с Кейтлин, — предложила Вайлдс. Она заёрзала на месте, выуживая телефон из кармана джинс, и быстро набила сообщение. — Не хочу, чтобы Аарон успел предупредить её о нас.

Мэтт кивнул, а Дэн продолжала сверлить телефон таким взглядом, словно пыталась мысленно ускорить ответ. И входящее сообщение действительно не заставило себя долго ждать. Они с Кейтлин обменялись ещё парой тройкой смсок, после чего Дэн поднялась на ноги.

— Ладно, пойду прогуляюсь. Могу задержаться, поэтому, если что, ужинайте без меня. Пожелайте мне удачи, что ли.

— Удачи, — отозвался Нейл, а Мэтт просто поцеловал на прощание.

В итоге Нейл и Мэтт поужинали с Рене и Элисон в комнате девушек. Выбранный Элисон фильм оказался моментально забракован остальными, однако она, наплевав на мнимую демократию, всё равно поставила именно его. Вероятно, это был один из худших фильмов, которые только доводилось видеть Нейлу, но, по крайней мере, он помог убить время ожидания. А вовремя подошедший Кевин избавил от последних пятнадцати минут мелодрамы и хромой игры актеров. С Эндрю они встретились уже в машине.

По прибытию Миниярд, как обычно, растянулся на диване в зоне отдыха, Дэй пошёл переодеваться. Нейл поколебался пару секунд, передумал и направился следом за Кевином, но потом снова передумал. Он остановился позади дивана, сложил локти на спинку и посмотрел на Эндрю. Одну руку Миниярд положил под голову, а другой закрыл глаза от верхнего освещения.

— Ты бы тоже мог с нами потренироваться как-нибудь, — предложил Нейл и совсем не удивился, когда никакого ответа не последовало. Он не собирался сдаваться так быстро. — Зачем ты вообще начал играть, если даже тренироваться не хочешь?

— Из двух зол…

Это была одна из вещей, о которой больше всего любили напоминать журналисты, после того как Эндрю стал постоянным спутником Кевина: Дэй вырос в Иверморе и всегда был окружён лучшими, он был рождён с клюшкой в руке, а Миниярд выучился играть, отбывая срок в колонии для несовершеннолетних. В своей папке Нейл даже сохранил страницу из журнала, полностью посвящённую статье на эту тему. Она называлась «Принц и нищий» и фокусировалась на том, насколько обречённой была дружба Эндрю и Кевина. Автор считал их отношение к экси взаимоисключающим, а окружение и жизненные принципы слишком разными, чтобы два этих человека сдружились надолго.

Нейл предполагал, что офицер Хиггинс лично приложил руку к тому, чтобы Эндрю поместили в лучшую калифорнийскую колонию. Она занималась социальной реабилитацией посредством жёсткой дисциплины и физической нагрузки, что означало, что всем подопечным приходилось заниматься командным спортом. Для настоящего, полноразмерного поля места там было маловато, однако в одном из интервью офицер подтвердил, что на территории есть половинное. Лучшие и самые примерные игроки имели возможность выезжать на мероприятия в общественные центры и участвовать в соревнованиях с соседствующими командами.

Нейл не винил Эндрю за то, что между камерой и полем он выбрал последнее, однако сильно сомневался, что экси был единственным предложенным видом спорта. Эндрю выбрал экси не просто так, а по определённой причине. Нейл мог бы предположить, что всё дело в агрессивной натуре игры, но не на позиции же вратаря. Стоя на воротах, весьма проблематично найти способы реализации внутренней тяги к бездумному насилию. Нейл озвучил свои предположения, а Миниярд только пожал плечами в ответ.

— Смотритель поставил меня на ворота. Это был единственно возможный вариант.

— Они не хотели выпускать тебя бегать, потому что боялись, что ты навредишь кому-нибудь? — предположил Нейл. Эндрю не ответил; Нейл интерпретировал его молчание как подтверждение своих слов. Он попытался представить Миниярда на других позициях и не смог. — Мне кажется, это даже к лучшему, когда ты на последней линии защиты. Даёшь нам время набегаться и измотать себя, а сам берёшь на себя все наши ошибки и косяки. Ты играешь так же, как и живёшь. Вот почему у тебя так хорошо получается.

Нейл поднял взгляд, когда дверь в холл тихо скрипнула. Уже переодевшись и очевидно возмущаясь вынужденной задержкой, Кевин пришёл по его душу. Заметив, что прервал разговор, Дэй остановился. Он пока не спрашивал Нейла о том, что же произошло в пятницу. Нейл не знал, спросил ли он Эндрю, но искренне сомневался, что тот стал бы что-то объяснять. По словам Рене, только они с Нейлом знали об ориентации Эндрю. Какие на этот счёт были соображения у Ваймака, представить было сложно.

— Иду, — коротко бросил Нейл, но так и не выпрямился.

Кевин предупреждающе вскинул палец в жесте «одна минута» и молча вышел. Нейл дождался характерного щелчка двери и снова перевёл взгляд на Эндрю.

— Я тоже сначала не хотел быть нападающим, — признался Джостен. — В детской лиге я был защитником. Рико знает об этом, потому что как-то раз я играл с ним и с Кевином. Пока я был у Воронов, он заставлял меня стоять на защите.

Эта фраза неожиданно заставила Эндрю отвести руку с глаз.

— Детская лига, значит. Помнится, ты говорил, что учился играть в Милпорте.

— Частичная правда, — спокойно согласился Нейл. — Я умел играть в экси, просто не знал, как играть в нападении. Не хотел быть нападающим, но у тренера Эрнандеза не было мест в защите. Короче, либо нападающим, либо никак, а я так сильно хотел играть, что просто не смог уйти. Сейчас уже не представляю себя на другой позиции.

Эндрю ненадолго замолчал, а затем выдал:

— Да ты скорее енот, чем лиса.

— Кто? — не уловив взаимосвязи, уточнил Нейл.

— Енот, — повторил Эндрю, притворившись, что держит невидимый мяч прямо перед лицом. — Экси – твоя маленькая прелесть в этом сером, грустном мирке. Ты знаешь, что тебя преследуют, и понимаешь, что свора гончих уже практически дышит в спину, но ты не оставишь экси даже чтобы спастись. Однажды ты сказал, что не понимаешь людей, которые так старательно пытаются умереть, но только взгляни на себя. Как я понимаю, это была очередная ложь.

— Я не пытаюсь умереть, — качнул головой Нейл. — Это мой способ выжить. Во время игры я чувствую, словно могу что-то контролировать. Словно у меня достаточно сил, чтобы влиять на ситуацию вокруг. Там, на поле, я чувствую себя живее, чем где-либо ещё. Полю неважно, как меня зовут, откуда я или где буду завтра. Оно позволяет мне быть самим собой.

— Это всего лишь поле, — напомнил Миниярд. — Оно не может «позволять» тебе делать что-либо.

— Ты понимаешь, о чём я.

— Нет, не понимаю.

— Просто потому, что в твоей жизни нет ничего подобного, так ведь? — в голосе Нейла проскользнул тихий вызов. — Ничто тебя так не трогает. Ничто не забирается тебе под кожу.

— Наконец до него дошло, — восхитился Миниярд. — Потребовался всего-то год.

— Чего ты боишься?

— Высоты.

— Эндрю.

— Тебе не понравится, если Кевин придёт за тобой во второй раз.

Не сказав больше ни слова, Нейл оттолкнулся от дивана и пошёл переодеваться. Он неосознанно затянул снаряжение туже, чем следовало бы, и, даже когда вышел на поле, всё ещё не мог подавить накатившее раздражение. Замечания по поводу опоздания только усугубили ситуацию. Нейл уже был готов напомнить Кевину, что, по факту, их дополнительные тренировки даже жёсткого расписания не имеют, но всё это было бессмысленно. Они здесь, потому что есть работа.

Нейл прошёлся по упражнениям с каким-то особым упорством и рвением, прекрасно понимая, что утром пожалеет об этом. Но было плевать. Боль по всему телу неплохо притупляет тягу к размышлениям. Усталость наконец убила остатки былого раздражения, и, выходя с поля, Нейл уже вообще ничего не чувствовал.

Приятное апатичное спокойствие продлилось недолго: выйдя из душа, Нейл обнаружил в раздевалке Кевина. Суровость во взгляде Дэя как бы намекала, что церемониться он не собирается.

— Разобрался?

— Разобрался с чем?

— Не прикидывайся идиотом. Если ты здесь, я рассчитываю, что ты действительно здесь, — заявил Кевин, делая ударение на последнем слове. — В тот момент, когда твои проблемы с Эндрю начинают оказывать влияние на игру, они становятся нашими проблемами. Ты хочешь, чтобы мы выиграли или нет?

— Не отчитывай меня, словно я не понимаю, что на кону.

— Ты сказал мне сфокусироваться на команде, — напомнил Кевин. — Именно этим я сейчас и занимаюсь: пытаюсь убедиться, что ты не решил, словно мы уже выиграли и не расслабился раньше времени.

— Я не расслабился, я задержался на две минуты, потому что предлагал Эндрю потренироваться с нами.

— На пять минут, и больше не предлагай ему. Нам не нужны его одолжения. Тренировка будет иметь смысл только если он придёт по собственному желанию. — Поднявшись, Дэй коротко махнул рукой. — Пойдём.

Они забрали Миниярда в зоне отдыха и разошлись в коридоре общежития. Мэтт уже лёг спать, однако он оставил лампу на столе включённой, чтобы Нейл случайно не убился в темноте. Тот быстро переоделся при тусклом свете и, уже направляясь к кровати, заметил на кнопке выключателя записку:

«Ты был прав»

Нейл закинул стикер в выдвижной ящик стола и поплёлся к кровати. Зачем думать об этом сейчас, если подъём уже через пять часов. Оттолкнув любые мысли подальше, он попытался заснуть. Казалось, будильник зазвенел, едва Нейл прикрыл глаза. Перевернувшись на бок, он чуть не застонал от чувства общей усталости и разбитости. Придётся сегодня попридержать коней на тренировке, иначе Ваймак заметит и устроит разнос.

Мэтт натянул обувь ещё до того, как был готов членораздельно разговаривать. Завязав шнурки наполовину, он неожиданно замер и перевёл взгляд на Нейла.

— Ты был прав. Они дали друг другу обещание. Эндрю и Аарон. В любом случае, это то, что Аарон рассказал Кейтлин. Они с Эндрю заключили сделку ещё в колонии: если им придётся учиться вместе, Аарон будет с Эндрю до самого выпуска. Никаких друзей, девушек, ничего. Аарон не мог общаться даже со своей командой.

Нейл пропустил волосы сквозь пальцы и проверил повязку на скуле:

— Должно быть, изначально речь шла о школьном выпускном. А подписав контракт с Лисами, они продлили свой договор.

— Теперь на кону Кейтлин, но Аарон не хочет бороться за неё. — Мэтт покачал головой и окончательно зашнуровал обувь. — Кейтлин рассказала Дэн, что Эндрю делал с бывшими Аарона в старшей школе. Кейтлин в безопасности только до тех пор, пока боится Эндрю. Неужели Эндрю и правда настолько поехавший, что способен кидаться на людей, которые так дороги Аарону?

— Аарон дал обещание, — пояснил Нейл, стараясь правильно подбирать слова. — Эндрю заставит его сдержать своё слово. На самом деле, это совсем не так дико, как кажется.

Нейл почти забыл, в каком неведении находились старшекурсники насчёт проблем близнецов. Он и сам не замечал этого до их второй поездки в «Райские сумерки», но сейчас это казалось очевидным. Ценность Кейтлин для Аарона напрямую подвергала её опасности. Аарон не боролся за неё, потому что боялся идти против брата или же он просто понимал, что не стоит втягивать её в происходящее?

Ещё важнее, почему Эндрю согласился продлить сделку? Он всё ещё наказывал Аарона за то, что тот встал на сторону матери, или же он надеялся, что достаточное количество времени поможет что-то изменить и исправить? Последний вариант казался притянутым за уши, но Нейл всё больше склонялся к нему. В Колумбии Дрейк оставил Эндрю сломленным, окровавленным куском мяса; единственной вещью, которая значила что-то для Эндрю в тот момент, единственным человеком, в котором он нуждался, был Аарон. Собственные травмы казались незначительными и неважными; его волновала кровь, забрызгавшая лицо Аарона.

Эндрю и Аарон сами сделали это друг с другом, застряли в безвыходном положении. Они не хотели идти навстречу и в то же время не хотели отпускать друг друга. Ноябрь должен был стать переломным моментом в их отношениях, но арест Аарона и ссылка Эндрю в Истхевен дали им время восстановиться от пережитого кошмара по отдельности. С момента возвращения Эндрю прошла целая неделя, и Нейл был уверен, что они всё ещё не поговорили о той ночи, точно так же, как они не говорили о причинах смерти Тильды Миниярд.

Аарон просто проигнорирует Нейла, подними он эту тему, и у Нейла не было достаточно значимого секрета, чтобы заставить Эндрю первому потянуться к Аарону. Кевин не станет вмешиваться в братские отношения, а Ники получит от ворот поворот при первой попытке заговорить об этом. Ваймак пообещал держаться в стороне от их личных проблем, хотя он едва не переступил черту, когда команда оказалась в опасности. Рене могла бы удерживать внимание Эндрю достаточно долго, чтобы взрастить в нём мысль о примирении, однако Аарон её слушать не станет.

Это умозаключение оставило всего несколько возможных вариантов решения проблемы, но Нейл успел удалить номер Бетси Добсон в тот же день, когда Эндрю вбил его в экстренные контакты. Аарон говорил, что никогда не общался с Бетси, но он не мог не заметить своеобразную привязанность Эндрю к ней. Возможно, он позволит ей стать посредником их общения в уединённой обстановке. А если Аарон откажется, Кейтлин даст финальный толчок. Уговорить Эндрю будет задачкой посложнее, можно сказать, настоящим подвигом. Даже если трезвость не изменила его хорошего отношения к Бетси, убедить его открыться Аарону будет просто за гранью возможного.

Он задумался, а знает ли вообще Бетси о проблемах братьев.

— Нейл?

Джостен поднял взгляд, чтобы посмотреть на Мэтта, застывшего в дверном проёме. Занятый мыслями, он даже не заметил, как Бойд успел собраться и выйти из комнаты. Мэтт выглядел искренне недоуменным, застав Нейла в том же положении, в котором оставил его несколько минут назад.

— Ты в порядке? Нам пора.

Если Нейл опоздает на практику второй раз подряд, Кевин, вероятно, посадит его на скамейку. Нейл взял ключи с комода.

— Всё нормально. Дэн уже дала тебе новое расписание Аарона? — когда Мэтт кивнул, Нейл пояснил: — Я передумал. Я со всем разберусь. Есть идея.

Мэтт переслал расписание Нейлу, пока тот закрывал дверь. Нейл почувствовал вибрацию в кармане, но не стал открывать сообщение по пути на стадион. Экран его телефона был слишком маленьким, чтобы кто-то мог прочесть сообщение через плечо, однако у Ники наверняка засвербит узнать, кто же пишет Нейлу сообщения в такую рань. Позже нужно было достать номера Бетси и Кейтлин. Если повезёт, у Дэн есть оба.

Утренняя тренировка прошла в тренажёрном зале. Обратно Нейл поехал с группой Эндрю, но остановился у комнаты девочек, чтобы в очередной раз замаскировать синяки. Вдали от Рико он стал выглядеть значительно лучше уже спустя неделю, однако тональник всё ещё оставался необходимостью. Под повязкой на скуле всё давным-давно зажило, но Нейл по-прежнему не снимал её и не говорил старшекурсникам, что под ней скрывается. Группа Эндрю и Эбби с Ваймаком знали о татуировке, а значит скрывать её и дальше не было особого смысла

— Элисон, — неожиданно произнёс Нейл, предупреждая, что собирается пошевелиться.

Она отняла руку от его лица, и Нейл потянулся к повязке. Он не знал, где можно было трогать, а где нет, вся щека казалась холодной из-за консилера. Догадавшись, что он пытается сделать, Элисон оттолкнула его руку, сама подхватила край повязки длинными наманикюренными ноготками и стянула её одним плавным движением.

Рейнольдс понадобилось всего полсекунды, чтобы осознать увиденное, после чего она ошарашенно подскочила на ноги.

— Ты, блять, смеёшься надо мной?

Дэн готовила завтрак на кухне, а Рене сидела в спальне, однако возмущённый тон Элисон заставил всех собраться на крик. Дэн появилась слева, поэтому заметила первой. Она остановилась как вкопанная буквально на секунду, а спустя мгновение уже сидела на диване, там, где совсем недавно сидела Элисон. Нейл и не знал, что она может быть такой быстрой.

— Это шутка, — заверила Дэн, хватая Нейла за подбородок. — Нейл?

— Он сказал, что я переведусь к Воронам, — признался Джостен. — Сказал, что я могу доиграть этот сезон с Лисами, но осенью переведусь к Эдгару Алану. Они сделали это в качестве подготовки, и я не смог их остановить. Я хотел, чтобы вы знали, если вдруг Рико начнёт говорить об этом. Неважно, что он скажет, я всё ещё Лиса. И я не собираюсь ничего подписывать.

— Избавься от неё, — сказала Дэн.

— Она постоянная, — напомнил Нейл.

— Ничто не постоянно. Избавься от неё. Мэтт даст тебе денег.

— Он даст, либо я дам, — вмешалась Элисон. — Не хочу видеть это у себя на поле. Одного клейма Кевина хватает, чтобы всю атмосферу испортить.

— Кевин ведь знал об этом? — неожиданно распалилась Дэн. — Он знал, что Рико собирается сделать с тобой и всё равно отпустил тебя. Когда я его увижу...

— Ты ничего не ему сделаешь, — перебил её Нейл. — У Кевина не было никакого права останавливать меня.

— Он отпустил тебя вместо себя.

— Нет. Кевин не имеет к этому ни малейшего отношения. Он знал, что это его не касается.

Дэн явно не ожидала такого поворота. Её гнев моментально сменился замешательством.

— Ты говорил, что так Рико хочет добраться до Кевина.

— Я сказал, что Рико обратил на меня внимание из-за связи с Кевином, — поправил Нейл. — Я не говорил, что поехал из-за этого. Просто подумал, что вы должны знать об этом перед началом сезона.

Дэн позволила ему встать, но не дала уйти, успев перехватить его локоть. Нейл взглянул на неё, но Вайлдс смотрела через всю комнату куда-то в пустоту. Прошла, наверное, минута, прежде чем она заговорила.

— Ты ведь и не собирался ехать домой на Рождество, правда? Вся эта чушь о дяде, прилетающим в Аризону – ты всё это придумал, чтобы мы просто не задавали неудобных вопросов и не спрашивали, почему ты не поехал с Кевином в Нью-Йорк.

Врать не было смысла.

— Да.

— Я уже поняла, что ты не доверяешь нам, — начала Дэн. — Мне это, конечно, не нравится, но мы довольно неплохо уживались с этим весь год. Мы не давили на тебя, не просили рассказать больше, чем ты хотел, и никогда не спрашивали, в чём причины подобного поведения. Не поступай так с нами. Не надо сидеть здесь и врать нам в лицо, — она наконец посмотрела на него, уголки её губ опустились в разочаровании. — Мы твои друзья. Мы заслуживаем лучшего отношения.

— Если бы мы всегда получали то, чего заслуживаем, мы бы не были Лисами.

Нейл высвободился из её хватки. Поражённая таким ответом, она разжала пальцы безо всякого сопротивления. Нейл попытался подавить неожиданный укол вины и не смог.

— У меня никогда раньше не было друзей. Я не знаю, как это работает. Я стараюсь, но на это требуется время.

Время было даром, которого у него почти не осталось. Нейл не стал упоминать об этом. Дэн приняла его своеобразное извинение с усталым кивком, и они позволили ему спокойно уйти. Нейл задержался у себя в ванной, чтобы наложить свежую повязку поверх тату. До начала занятий ещё оставалось свободное время, поэтому он сел за стол с учебником. Нейл собирался переписать лекцию с прошлой пары, но вместо этого незаметно убил всё время, отстранённо рисуя лисьи лапы по всей странице.

Нейл не писал Дэн до самого обеда, давая ей пару часов, чтобы успокоиться. Либо она уже простила его, либо просто забыла об утреннем инциденте, потому что ответила практически сразу и прислала нужные номера. Нейл сразу забил оба в телефон. Ники имел привычку спамить Нейлу десятками сообщений на день, а Нейл не мог потерять контакты двух этих девушек.

Сначала он решил заняться Кейтлин. Должно быть, он застал её прямо во время пары, потому что ответила она только спустя час. Всего пара сообщений помогли понять, что сегодня у них не было подходящего времени поговорить. Однако Кейтлин пообещала выделить время для разговора завтра, что уже было достаточно хорошо.

Днём Нейл наконец получил долгожданное подтверждение: даже отказавшись от таблеток, Эндрю продолжал еженедельно посещать Бетси. Нейл узнал, когда у Эндрю назначен приём, и предположил, что у Бетси найдётся свободное время между посещениями пациентов. Удостоверившись, что Эндрю направляется в Реддинг, он собрался с силами и набрал Бетси.

— Доктор Добсон, — вежливо отозвалась Бетси со второго гудка.

— Это Нейл, — в лоб выдал Джостен, продолжив прежде, чем она успела притвориться удивлённой или выразить радость по поводу его неожиданного звонка. — Мне нужно только да или нет. Если мы уговорим Аарона и Эндрю на совместный приём, вы сможете помочь им?

Повисла короткая пауза.

— Я, безусловно, очень постараюсь.

— Не надо стараться, — отрезал Нейл. — Не надо прикидывать. Это слишком важно. Сможете или нет?

— Да, — он смог расслышать улыбку в её голосе: не веселую, а какую-то одобряющую. — Если вы приведёте их сюда, я о них позабочусь. И, Нейл? — позвала она, когда он уже отодвинул телефон от уха. — Мне нравится твоя честная сторона.

Он бросил трубку.

***

Для массового наплыва студентов в библиотеку пока было слишком рано, поэтому Нейл без труда нашёл Кейтлин. Огромная чашка свежего кофе стояла у её локтя, и Нейлу тоже захотелось взять себе кофе. Подумав, он решил, что не собирается засиживаться надолго, поэтому направился вдоль книжных стеллажей прямо к её столу. Учебник по биохимии лежал отодвинутым в сторону, пока Кейтлин выделяла маркером нужную информацию в тетради. У Аарона в комнате стояла такая же книга, он профилировался на естествознании. Нейл догадался, что схожие интересы и параллельные классы, видимо, и сблизили их за пределами поля.

Заметив его приближение, Кейтлин подняла взгляд и закрыла тетрадь.

— Нейл, привет! Вроде всего несколько недель прошло, но у меня такое чувство, будто мы не виделись целую вечность. Как прошло твоё Рождество?

— Нормально, — коротко ответил Нейл. — А у тебя?

— Господи, было просто потрясающе, — Кейтлин хлопнула в ладоши от переполнявшей радости, — Моя сестра наконец выяснила, что у неё будет мальчик, так что я провела большую часть каникул подыскивая ему вещи. Мама сказала, что я немного переусердствовала, но я-то знаю, что она тоже в восторге.

Она упоминала о беременности сестры в прошлом месяце, однако Нейл не вслушивался в подробности. Он убрал её восторженную болтовню на задний фон, слушая только ключевые слова, которые бы означали, что она закончила описывать все свои великие находки и зимние скидки. Вскоре она всё-таки вспомнила, что они сидят здесь не просто поболтать, и взяла себя в руки, улыбнувшись глуповато, но счастливо и искренне.

— Так зачем мы здесь? — наконец спросила она. — Ты говорил, что речь об Аароне.

— Ему нужна помощь, — сразу пояснил Нейл. — И я пытаюсь помочь ему.

Кейтлин сосредоточилась в мгновение ока.

— У него опять кошмары, да? Он говорил, что ему уже лучше. Он обещал, что... — Кейтлин взмахнула рукой в каком-то расстроенном, беспомощном жесте и прижала пальцы к задрожавшей нижней губе.

— Кошмары, — повторил Нейл. Он и не думал, что разговор зайдёт в это русло, но догадывался, что могло мучить Аарона. — О ноябре, да?

— Он не хочет переживать из-за этого, — поделилась Кейтлин. — Он считает, что Дрейк заслуживал худшего, чем то, что получил в итоге. Но хотеть смерти человека и быть тем, кто убил его – абсолютно разные вещи. Я готова выслушать его и хочу сделать всё, чтобы помочь ему, но он не слышит меня, когда я говорю, что это нормально.

— Ему нужно поговорить с Эндрю, — предложил Нейл.

Кейтлин сдавленно хохотнула.

— Он не станет.

Кейтлин знала то, чего не знали старшекурсники: даже в самый светлый, пригожий день Аарон и Эндрю просто физически не выносили друг друга. Учитывая, что ссора братьев была причиной, по которой они с Аароном не могли встречаться открыто, возможно, ей стоило узнать. Нейл быстро прикинул, насколько у них с Аароном всё действительно серьёзно.

— Ему придётся, — повторил Нейл. — Они нужны друг другу. Они просто не знают, как сделать первый шаг. И вот здесь ты должна вмешаться.

Кейтлин с минуту изучала его лицо, а затем спросила:

— Но почему?

— Почему ты?

— Почему ты, — поправила она. — Аарон не…

Кейтлин была слишком вежлива, чтобы сказать это вслух, но у Нейла не было проблем с восполнением подобных пробелов.

— Мы с Аароном можем ладить, когда это необходимо, и избегаем друг друга, когда это возможно. Я не собираюсь врать и говорить, что делаю это ради его блага. В долгосрочной перспективе мне на него абсолютно наплевать. Меня волнует только команда. Мы не сможем победить без них. Имеет ли значение, почему я делаю это, если в конце все останутся счастливы?

— Это имеет значения для меня. Я люблю его.

— Так помоги мне помочь ему, — предложил Нейл.

Быстро обдумав сказанное, Кейтлин поджала губы в тонкую линию.

— Я слушаю.

— Аарон рассказывал тебе о докторе Добсон? — уточнил он. — Она работает в Реддинге и по совместительству является командным врачом. Она готова провести групповой сеанс с Эндрю и Аароном.

— Аарон упоминал её. Он сказал, что она пустая трата времени.

— Это потому, что он использует время с ней так, как предполагается, — пояснил Нейл, осторожно игнорируя лицемерие в своём обвинении. — К счастью, нам неважно, что он думает. Добсон видела их обоих. Она занимается с Эндрю уже полтора года. Если бы она правда считала, что не сможет примирить их, она бы сразу отказала. Если мы приведём их обоих в её кабинет в одно и то же время, она может заставить их поговорить друг с другом.

— Ты хочешь, чтобы я уговорила его на это, — заключила Кейтлин.

— Ты уговариваешь Аарона. Я беру на себя Эндрю.

— Думаешь, у тебя получится?

— Придётся.

— Но как? — не унималась Кейтлин. — Я искренне спрашиваю, потому что понятия не имею, как мне уговорить Аарона. Он не послушал меня в последний раз, когда я просила его обратиться за помощью.

— Тогда скажи, что это не ради него, — предложил Нейл. — Скажи, что это ради тебя. Ты можешь помочь им разобраться с этим раз и навсегда. Хватит быть несчастной жертвой обстоятельств, пусть он отстоит ваши отношения.

— Не думаю, что смогу использовать наши отношения против него. Это нечестно.

— А это честно? — Нейл указал на неё. — Пойми, я в любом случае не смогу убедить Эндрю за одну ночь, так что у тебя есть время подумать обо всём этом. Но, когда Эндрю согласится, ты должна будешь принять сторону. Постарайся выбрать правильную.

После этого Нейл встал и ушёл, а она даже не попыталась его остановить.

Глава пятая


Занятия двенадцатого января можно было смело назвать бездарной тратой Лисьего времени. Пары Нейла заканчивались достаточно рано в тот день, но по прошествии их, он не узнал абсолютно ничего нового. Голоса учителей оставались сплошным белым шумом где-то на периферии сознания. Всё, написанное ими на доске, странным образом преображалось в стратегию игры на поле для экси. Несмотря на то, что Нейл готов был начать писать в любой момент, он не сделал ни единой пометки в тетради. Потом, скорее всего, ему придётся позаимствовать конспекты у одногруппников. Но на данный момент Джостена это не особо волновало. Единственное, что действительно имело значение, так это предстоящий двадцати часовой перелёт.

Хотя начало первого тайма было запланировано на половину восьмого, Ваймак хотел, чтобы они ступили на земли Остина как минимум двумя часами ранее. Всё потому, что он не доверял переменчивой зимней погоде. По крайней мере, именно так тренер аргументировал свой поступок. Нейл же считал, что тот просто-напросто накаркает на них с этой своей паранойей. Ливень, грянувший на улице, казался таким холодным и сильным, что создавалась ощущение, будто лёд повис в воздухе, и Джостен, в самом деле, начал переживать, что их рейс могут задержать. У них был неплохой запас по времени благодаря полуторачасовой пересадке в Атланте. Тем не менее, Нейл нервничал. Если они пропустят свой первый матч чемпионата по такой глупой причине как неблагоприятные погодные условия, он просто не переживёт этого.

Дождь усилился, и теперь зонты не особо спасали, поэтому Нейл, не став заморачиваться, накинул капюшон и побежал в Лисью башню. Он мельком взглянул на небо, надеясь увидеть, как постепенно рассеиваются угольно-чёрные тучи, а вместо этого получил каплю в глаз. Джостен протёр рукой лицо и метнулся напролом через пробку на Окружной. Какой-то спортсмен, спускаясь по склону и, видимо, торопясь на занятия, поскользнулся и упал, смачно выругавшись. Парень уже поднялся на ноги к тому моменту, как Нейл поравнялся с ним, но тот, решив не совершать чужих ошибок, предусмотрительно замедлился. Он пережил жестокость Рико не для того, чтобы стать инвалидом из-за глупой спешки.

Четыре таблички с надписями «Осторожно. Мокрый пол», установленные в холле, это, конечно, перебор, и, тем не менее, его всё равно немного занесло на сыром покрытии. Нейл схватился за стену для удержания равновесия и взмахнул бумажником над датчиком возле лифта. Студенческое удостоверение активировало замок даже сквозь плотную кожу кошелька. Когда кнопки загорелись, Нейл нажал стрелку вверх и зашёл в первый приехавший лифт. Даже там пол оказался прилично залит водой, поэтому Джостен крепко держался за поручень, пока поднимался на третий этаж. Ковровое покрытие в коридоре насквозь пропиталось пятнами мокрых следов. Нейл внёс свою лепту в общий беспорядок, зачавкав по ковру в сторону комнаты.

Даже переодевшись в сухую одежду, он не смог согреться, поэтому решил растянуться на диване под одеялом. Джостен так и не понял, в какой момент он успел задремать, но звук открывшейся двери разбудил его. Сегодня Мэтт выглядел на пару сантиметров ниже обычного, так как волосы просто облепили его череп. Несмотря на своё плачевное состояние, Бойд довольно улыбался. Он помахал Нейлу, чтобы привлечь его внимание, но не заговорил, пока не закрыл за собой дверь

— Только что видел Элисон, — поделился Мэтт.

— Промокла?

— Это ещё мягко сказано, — усмехнулся он. — Наверное, зонтик сломался. Выглядит просто ужасно. Пообещал сфотографировать её в таком виде для ежегодного альбома, а она пригрозила отрезать мне яйца своими ногтями. Пять баксов на то, что Дэн придётся силой выпихивать Элисон на улицу, когда придёт время выезжать.

— Она знает, что нужна нам.

— Это значит, что ты поставил?

— Я не делаю ставок, — качнул головой Нейл.

— Всё ещё? Ни на что? — Мэтт прошагал через всю комнату, чтобы скинуть сумку на рабочий стол. — У нас сейчас примерно шестнадцать активных споров. И ты не хочешь поставить ни на один из них? Хотя, на самом деле, тебе доступны только четырнадцать. Некоторые банки приобретают довольно внушительный размер, и ты, скорее всего, мог бы забрать пару-тройку из них.

— Почему четырнадцать? — удивился Нейл. — Что насчёт ещё двух?

— Ты не можешь ставить на самого себя, — пожал плечами Мэтт. — Это читерство.

Нейл запрокинул голову назад, чтобы получше разглядеть Бойда.

— Не знал, что ты ставишь на меня.

— Все мы делаем ставки друг на друга в определённый момент, — пожал плечами Мэтт. — А ты знал, что большая часть команды ставила против меня и Дэн? Они считали, что у меня не хватит мужества пригласить её. К тому же, они знали о том, что она никогда не даст мне шанса хотя бы попробовать добиться её расположения. Тогда, когда я только встретил её, она просто ненавидела мужчин. Хотел бы списать подобное отношение к мужчинам на опыт работы в стрип-клубе, но, думаю, в основном, это из-за парней, с которыми тренер поставил её работать на первом курсе. Даже Элисон советовала мне не пытаться и не тратить время.

— Но ты всё равно пытался.

— В течение целого года, — подтвердил Мэтт. — Рене получила небольшое состояние, когда Дэн в конце концов сдалась. Она единственная, кто ставил на нас. У неё непреодолимая тяга ставить на тяжёлые случаи.

В прошлом году Эндрю назвал Нейла тяжёлым случаем, закрыв ему рот одной рукой, чтобы предотвратить спор на эту тему. Теперь, оглядываясь назад со всеми недостающими подробностями, Нейл понимал, кого на самом деле пытался заткнуть Миниярд. Подобная самоцензура казалась очень занимательной. Рене должна была заранее предупредить Эндрю, что рассказала Нейлу о его ориентации. А в прошлую пятницу Миниярд не стал уклоняться от прямого вопроса на эту тему. Что же тогда Эндрю собирался ляпнуть в ноябре?

Это не имело значения; это не должно было иметь значения. В любом случае, Эндрю не собирался потворствовать своим чувствам, а Нейл никогда не подпускал людей настолько близко. Именно так его воспитывали. Именно так он выживал. Повезло, что сейчас, когда конец уже совсем близко, он не имел сильной привязанности. Он и так нарушил почти всё указания матери. Лучшее, что он может сделать, – не нарушать последнее.

— Именно поэтому ты ставишь на Эндрю и Рене, — предположил Нейл, потому что просто не мог не думать об этом.

— Ну да, — согласился Мэтт. — Некоторое время Рене была единственной, с кем Эндрю общался за пределами своей маленькой группки. Она упоминала, что у них много общего, но серьёзных отношений не будет, а потом он позволил ей сесть за руль своей машины. Это представительское авто, Нейл. Ты не станешь его одалживать кому попало.

Джостен взмахнул рукой, показывая, что так и не осознал весь глубинный подтекст сказанного.

— Я не разбираюсь в машинах.

— Я говорю о том, что, после того как Эндрю её прокачал, ценник взлетел почти до десятизначного числа, — пояснил Бойд.

Нейл подскочил на месте и обернулся, чтобы взглянуть на Мэтта.

— Сколько?

Джостен, конечно же, знал, что Миниярд спустил на эту машину большую часть денег от страхования жизни Тильды; Ники даже как-то пошутил на этот счёт. Сказал, что Эндрю будто специально выбирал вещь, которая лишит их наследства быстрее всего. Нейл никогда не спрашивал, какую сумму они получили по страховке, но, глядя на машину, чётко понимал: денег в неё вложено очень и очень много. Теперь, имея в голове приблизительные цифры, Нейл почувствовал себя нехорошо. Связка ключей неожиданно начала ощутимо оттягивать карман, и лучшее, что Нейл мог сделать, – просто не доставать её.

— Его машина стоит почти как Порше Элисон, — подытожил Мэтт. — И он позволил Рене сесть за руль всего через два месяца после знакомства. Ты бы сам не поставил? Чувак, я был уверен, что ставка сыграет.

Употреблённое прошедшее время заставило Нейла насторожиться.

— Ты передумал?

— Типа того, — деликатно перевёл тему Мэтт. — Но правила есть правила: как только ты поставил деньги, нельзя менять решение. Но можно делать ставки на что-нибудь другое. Таким образом я смогу вернуть часть своих денег. Ох чёрт, уже за полдень. Пора выдвигаться. Если хочешь взять что-нибудь в самолёт, предлагаю захватить это прямо сейчас.

Мэтт ушёл прежде, чем Нейл успел спросить, что же повлияло на его мнение о шансах Рене. В итоге Джостен решил не заострять на этом внимание и, подумав, взял с собой стопку бумаг по сборной Техаса. Заметив, что именно Нейл держал в руках, собравшись на выход, Мэтт понимающе и с толикой непонятной жалости улыбнулся. Притворившись, что не заметил, Джостен запер за ними дверь. Девушки ждали, когда Мэтт за ними зайдёт, а Нейл направился сразу к братьям.

Машина Эндрю теперь казалась ему новым, абсолютно незнакомым чудовищем. Нейл предпочёл бы сесть назад, вместе с Ники и Аароном, но Кевин незаметно проскользнул за ними.

По пути от общежития до машин и от машин до стадиона Лисы успели промокнуть чуть больше, чем полностью. На этот раз Элисон не стала брать зонт, но накинула на голову второй дождевик, чтобы защитить восстановленные причёску и макияж. Она намокла меньше всех и всё равно ругалась на погоду, когда вошла в зону отдыха. Ваймак отреагировал на их шумное прибытие в своей привычной манере и отправил собирать экипировку. Они поехали на командном автобусе, потому что дешевле оставить на парковке одну машину вместо трёх. Возвращение в аэропорт заставило вспомнить поездку в Западную Вирджинию, поэтому, чтобы не погружаться в мрачные воспоминания, Нейл решил сосредоточиться на Лисах. Получалось не очень, но только до тех пор, пока он не поймал на себе обеспокоенный взгляд Ваймака. Джостен переключил внимание на тренера и перестал думать о Рико. Вместо этого он вспомнил своё возвращение. И то, как тренер бросил все свои дела, чтобы забрать его, и как Ваймак поддерживал его, когда Нейл едва не сломался. Тяжесть в груди немного ослабла. Нейл коротко кивнул в ответ на немой вопрос.

Они быстро прошли регистрацию и паспортный контроль, а затем направились по терминалу в поисках своего выхода. Гейт находился практически в самом конце коридора, за уборным и дюжиной беспошлинных магазинов. Кафе, расположенное на полпути, манило запахом свежего кофе и ароматной выпечки, что сильно отвлекало. Ваймак удерживал их в узде своими классическими методами: крепким словом и несерьёзными угрозами.

Лисички прибыли раньше и к тому моменту уже рассредоточились у выхода на посадку. Нейл посмотрел на табло: «Атланта – 1:20». Значит, авиакомпания не собиралась задерживать рейс в связи с погодными условиями. Джостен поверил в это только потому, что их самолёт уже стоял на полосе.

Получив от Ваймака разрешение, Лисы рассыпались во все стороны: половина пошла полюбоваться пейзажем из панорамных окон, другая покидала ручную кладь на все свободные места. Нейлу потребовалось не больше мгновения, чтобы заметить, что Эндрю так и не сдвинулся с места. Нейл просто смотрел на него, а сам Миниярд смотрел куда-то за окно. Проследив за его взглядом, Нейл увидел самолёт, заходящий на посадку под опасным углом.

Другие были уже достаточно далеко и не смогли бы подслушать их разговор, поэтому Нейл спросил:

— Когда ты упомянул, что боишься высоты, ты ведь пошутил, верно? — он выждал минуту, наивно рассчитывая на ответ, и, не получив его, попытался начать разговор снова. — Эндрю, это не может быть правдой. Что тогда ты делал на крыше?

Миниярд ответил не сразу, но то, как он склонил голову набок, показывало, что он думает об этом. Нейл не был уверен, подбирал ли тот правильные слова или просто придумывал, что именно хотел выдать в качестве ответа. В конце концов Эндрю поднял руку к шее и в одно движение нащупал у себя пульс. Обнаружив вену, он приложил палец Нейла по соседству. Сердцебиение учащённое. Очевидно, проблема была в обстановке.

— Чувствовал, — наконец нарушил молчание Миниярд.

— Пытаешься вспомнить чувство страха или то, каково это чувствовать вообще? — уточнил Нейл, но Эндрю не ответил. Джостен попробовал зайти с другой стороны. — Если тебе будет легче, ежегодно падает менее двадцати самолётов, и это не всегда из-за погоды. Иногда ошибаются пилоты. В любом случае, это быстрая смерть, я уверен.

Рука Эндрю замерла.

— Как его звали? — Он посмотрел на Нейла, но тот непонимающе нахмурился в ответ, поэтому Миниярд уточнил: — Твой отец. Как его звали?

Этот вопрос едва не выбил почву из-под ног. Нейл не хотел отвечать, не хотел, чтобы его имя повисло в воздухе между ними, но в их игре настала очередь Эндрю. Он не мог отказаться. Нейл попытался немного успокоиться: Эндрю не стал бы поднимать болезненную тему, если бы Нейл не начал провоцировать его. Успокоиться получалось не особо. Нейл обернулся в сторону Лисов, удостоверившись, что все они по-прежнему вне зоны слышимости, и всё равно неосознанно шагнул ближе.

— Нейтан, — наконец выдавил Джостен, — его зовут Нейтан.

— Ты не очень похож на Нейтана.

— Это и не моё имя, — согласился Нейл, сглотнув стоящий в горле ком. — Я Натаниэль.

Эндрю задержал на нём взгляд, а затем, не сказав больше ни слова, развернулся и направился к окнам, где остальные смотрели на вылетающие и прилетающие самолёты. Нейл отшатнулся, нуждаясь в глотке свежего воздуха, чтобы собраться с мыслями и избавиться от холода, снова поселившегося где-то глубоко внутри. Боковым зрением он заметил Ники, который энергично и радостно замахал руками, предлагая присоединиться. Едва Нейл подошёл достаточно близко, Хэммик ненавязчиво приобнял его за плечи.

— К слову о любимчиках, — начал Ники. — Ты в курсе, что после возвращения он сказал мне от силы слов десять, не больше? Я бы даже приревновал, если бы не боялся помереть в столь молодом возрасте. В любом случае, у нас до посадки ещё полно времени. Хочешь пойти с нами за кофе?

В итоге половина команды и несколько Лисичек отправились за кофе. Ники уверял, что они отлично всё успевают, однако никто не учёл, с какой скоростью может двигаться, а точнее стоять очередь. Когда они вернулись к гейту со свежим кофе, посадка уже началась.

Они встали в очередь, и Нейл неосознанно перевёл взгляд на Эндрю, ожидая увидеть проявления нервозности или скрытого беспокойства. Возможно, Миниярд заметил внимание к себе, потому что на борт самолёта он поднялся с крайне скучающим выражением лица. Подобное представление продолжалось ровно до тех пор, пока они не расселись по местам, а стюардессы не начали проводить предполётный инструктаж. Единственной вещью, которую Эндрю взял с собой на борт, была обычная шариковая ручка. Пока сотрудники рассказывали, как пользоваться кислородными масками, Миниярд неторопливо крутил её в пальцах. Кевин, сидящий между ними, даже не замечал этого. Наверное, Дэй просто успел привыкнуть к вечной неусидчивости Эндрю и теперь не обращал на неё никакого внимания. Нейл знал о скрытых причинах происходящего только потому, что Миниярд сам рассказал ему правду о своём страхе.

Джостен перевёл взгляд за окно, но плотная пелена дождя полностью отрезала от внешнего мира. Огни аэропорта и посадочной полосы превратились в неразборчивые, смазанные пятна. Едва стюардесса сделала последний обход, Нейл опустил створку иллюминатора. Он уже давно не испытывал волнения на взлёте и неожиданно представил, какие чувства должен испытать человек, который никогда до этого раньше не летал. Наконец самолёт тронулся по полосе, не удержавшись, Нейл снова кинул взгляд в сторону Миниярда.

Когда шасси оторвались от земли, его выражение лица даже не дрогнуло, но ручка в руках мгновенно застыла, а в плечах появилось едва заметное напряжение. Они набрали высоту, и Миниярд отмер. Вероятно, он заметил те взгляды, которые Нейл периодически посылал в его сторону, но виду не подал, сосредоточив всё внимание на спинке впереди стоящего кресла.

В Атланте у них появилось достаточно свободного времени, поэтому, как только Ваймак перепроверил, что выход на посадку не изменился, он дал Лисам час и отпустил их шататься по аэропорту на все четыре стороны. Братья решили устроить обход местных магазинов. Пока Аарон выбирал себе книгу, Ники успел сгрести еду с половины прилавков. Эндрю куда-то пропал, но Нейл достаточно быстро нашёл его около стеклянной витрины с маленькими хрустальными фигурками. Странно, что именно это привлекло внимание Миниярда, однако Нейл не успел толком обдумать данный факт. Кевин и Ники едва не сцепились, потому что Дэй попытался сложить его еду обратно на полки.

— Ну это же не только мне, — запротестовал Хэммик, вырываясь из хватки Кевина и стараясь ничего не выронить из рук. — Это только на дорожку.

— Никому это перед игрой не нужно, — не сдавался Дэй. — Если ты голодный, съешь злаковый батончик или намешай себе протеин.

— Вообще-то, если ты не в курсе, арахисовая паста – богатый источник протеина, — извернулся Ники. — Отпусти меня или я расскажу Эндрю, что ты забраковал весь шоколад. Сказал же, пусти. Это не тебе решать. Ай! Ты что, правда ударил меня?

— Я вас не знаю, — развернувшись, отозвался Аарон.

— Предатель, — крикнул ему вслед Хэммик.

— Кевин, пусти его, — наконец вмешался Нейл. — Оно того не стоит.

— Если защита будет вялой и медлительной, мы все пострадаем, — отрезал Дэй.

— Ой, да ладно, — протянул Ники. — Сколько у нас часов до подачи? Я успею это переварить. Если не веришь, можешь даже прийти посмотреть, как я посру. Не думал, конечно, что ты из этих, но… Ха! — ликующе вскрикнул Хэммик, когда Кевин наконец отцепился от него. Ники торжествующе улыбнулся, не обращая внимания на взгляды персонала в свою сторону. — Я мастер убеждения.

— Или самообмана, — подметил Нейл.

Брови Ники удивлённо взметнулись вверх.

— О боже мой, ты только что пытался пошутить? И что, больно было? Нет, серьёзно, — продолжил Хэммик, когда Нейл уже повернулся, чтобы уйти, — откуда такое хорошее настроение?

Развернувшись, Джостен снова заметил Миниярда. Под ярким верхним светом в его руках сверкнула маленькая хрустальная фигурка, которую он как раз передавал кассиру. Издалека её форму определить было сложно, но Нейла это уже не интересовало. Его мысли моментально метнулись к знакомой полке, уставленной множеством стеклянных животных в строго определённом порядке. Удивление смешалось со странным чувством внутреннего облегчения и породило внутри ощущение непонятного удовлетворения. Нейл не понимал, чем Бетси успела покорить сердце Эндрю, но всё это сейчас не имело ни малейшего значения. Он правильно сделал, что поверил в Добсон. Вероятно, у неё получится примирить братьев и команда наконец начнёт играть как единое целое. У Воронов не останется ни единого шанса, когда они вновь встретятся на поле.

— Эй, Нейл, — подал голос Ники. — Ты меня игноришь?

— Просто думаю об игре, — не моргнув глазом, соврал Нейл. — Иди на кассу, я подожду.

Пожав плечами, Хэммик направился пробивать товары. По пути к Нейлу Эндрю зацепил с собой Кевина, а Аарон прибился к ним после того, как Ники позвал его. В полном сборе они вернулись обратно к гейту и расселись в ожидании посадки. Небо над Атлантой было таким же облачным и хмурым, но без осадков. Посадка и инструктаж прошли быстро, а значит взлёт произойдёт раньше запланированного времени. Во время набора высоты Нейл украдкой посматривал на Эндрю, а потом перевёл взгляд за окно и задумался о соперниках в сегодняшнем матче.

Учитывая, что они с матерью всегда путешествовали налегке, Нейл никогда раньше не сталкивался с процессом выдачи багажа. Это оказался поразительно неприятный опыт. Одни и те же чемоданы раз за разом проезжали по ленте, и в какой-то момент Нейл подумал, что командный багаж просто-напросто потеряли. Лисы терпеливо скучали и не проявляли никакого беспокойства, поэтому он подавил своё внутреннее волнение. Спустя пару минут огромный чемодан Элисон наконец рухнул на магнитную ленту. Следом появился и остальной багаж.

— Взяли вещи и построились, — скомандовал тренер, когда Эбби подхватила последний чемодан с ленты.

Лисы направились на парковку, где уже стоял двенадцатиместный автобус, заранее забронированный Ваймаком. Сумки под завязку забили багажник, и пару чемоданов пришлось положить в салоне на полу, но в итоге дверь спокойно закрылась – и это было самое важное. Тренер разгладил смятый листочек с рукописными инструкциями, пробежался по нему беглым взглядом и, разобравшись, вывез их на дорогу. По пути они ненадолго остановились в итальянском ресторане, чтобы утихомирить голод пастой. Ваймак немного поворчал по поводу счёта, но никто не воспринял его недовольство всерьёз.

Когда они прибыли на место, стадион уже кишел копами и многочисленными фанатами. Служба охраны помогла Ваймаку найти парковочное место и сопроводила команду прямиком в раздевалку. Они приехали заранее, поэтому тренер включил все телевизоры и пошёл разбираться с формальностями. На ближайшем экране к Нейлу транслировались самые яркие секунды вчерашней игры первоклассных сборных. Неудивительно, что большинство обозреваемых моментов принадлежало Воронам, победившим со счётом пятнадцать к восьми. Прошлой ночью Нейл смотрел игру перед тренировкой.

За полчаса до начала они разошлись по раздевалкам, чтобы переодеться. Джостен уже почти привыкнул к отсутствию уединения в мужских раздевалках, но Лисы всё равно избегали душевую достаточно долго, чтобы он успел спокойно нацепить экипировку. Проигнорировав шлем и перчатки, благо до игры ещё оставалось время, он вернулся к остальным.

— Выведи их на пару кругов, — обратился Ваймак к Дэн. — Пускай освоятся.

По своим размерам стадион Техасского университета не уступал Лисьей норе. Лонгхорны* и Лисы, как оказалось, обладали одинаковыми командными цветами, поэтому облицовка стадиона казалась знакомой и успокаивающей. Осталось только не отвлекаться на враждебные выкрики местных фанатов, которые явно оживились, заметив чужаков у себя дома.

После первого километра Дэн остановилась и повела всех обратно в раздевалку для растяжки. Эбби уже приготовила для них воду. Ваймак проверял исправность снаряжения. Когда пришло время выходить в предыгровую зону, Ники и Аарон выкатили стойку с клюшками. Лисички мелькнули в поле зрения и даже умудрились найти себе места, зарезервированные специально для студентов Пальметто. Дэниэль приветственно помахала рукой отряду чирлидерш и самым преданным фанатам. Лисов встретили тёплыми, одобрительными овациями.

Спустя пару минут Лонгхорны прошли мимо длинной, казалось, непрекращающейся цепочкой. Сегодня Лисы играли в своей выездной форме: белой с оранжевым принтом, Лонгхорны были в домашнем: оранжевый с белыми надписями. Наблюдая за тем, как противники наворачивают круги по стадиону, Нейл понял, что их внешний вид несколько дезориентирует. Он надеялся, что в пылу момента никто не ошибётся. Даже малейшее замешательство на поле может стоить решающих очков.

Когда Лонгхорны закончат, их выпустят на поле для разминочных упражнений. Лисы в ожидании взяли свои клюшки. Ваймак дал им пару минут собраться, а затем хлопнул в ладоши, привлекая внимание.

— Так, послушали сюда. Время собраться. Эти ребята могут казаться дружелюбными милахами из-за своего окраса, но, на самом деле, они здесь только с одной целью: не дать вам подойти к своим воротам. Они мнят себя победителями и прекрасно знают, чего стоит победа. Ваша задача сегодня – заставить их выглядеть полными идиотами.

Эбби неодобрительно нахмурилась, но Ваймак даже не взглянул в её сторону и продолжил.

— Мы тысячу раз проходились по их составу. Вы читали комментарии Нейла. Я рассказал вам всё, что необходимо знать. Эти ребята быстрые и опасные, но у них есть свои уязвимости. Весь фокус в контроле центра поля. И ради господа бога Иисуса Христа следите за их нападающими.

— Я заставлю их ранеными солдатами захромать с поля боя, — пообещала Дэн.

— Делайте то, что должны, — кивнул Ваймак, — но только попробуйте отхватить красную карточку. Я предупредил. Это всех касается, — он многозначительно посмотрел на Мэтта. Тот оскалился, но тренер не стал тратить время на второе предупреждение. — Если вы, барышни, начнёте терять контроль над ситуацией, обращайтесь за помощью к защите. Мне плевать, если вам придётся отвлечь одного защитника и сразу двух нападающих, не давайте зажимать себя на поле. Вратари должны намертво закрыть ворота. Всем всё понятно?

— Мы выложимся по полной. — Рене растянула губы в искренней, задорной улыбке.

Шум толпы перерос в восхищённый гул, лихорадочность выкриков набирала обороты. Нейл решил, что всеобщее возбуждение ознаменовало появление маскотов сборных. Он проследил за тем, куда направлено внимание, вполуха слушая дальнейшие указания Ваймака. ВИП-ложа располагалась рядом с зарезервированными местами для журналистов, между скамьёй Лисов и местами Лисичек. Несколько телохранителей обследовали территорию на предмет скрытых угроз и подозрительных личностей, а затем расступились, давая дорогу. При виде тёмных волос и чёрной татуировки Нейл замер, мир вокруг замедлился, по телу прошла неприятная волна холодных мурашек.

Ваймак ткнул пальцем в лицо Нейлу, видимо пытаясь вернуть его внимание. Джостен невольно отшатнулся так резко, что врезался в позади стоящего Кевина. Он быстро взглянул на Ваймака, собираясь извиниться, но не нашёл голос, а сам Ваймак не стал дожидаться извинений. Обернувшись, тренер взглядом пробежался по лицам. Жана и Рико он выцепил почти моментально. Когда Ваймак повернулся обратно, его лицо было мрачнее вчерашних туч.

Лисы тоже заметили их, и Мэтт отреагировал первым, не скрывая злости в голосе:

— Какого хера они здесь забыли?

— Пойду уточню, — спокойно отозвался Эндрю, шагнув в их сторону.

Ваймак вцепился в него быстрее, чем Миниярд успел сделать второй шаг.

— Я запрещаю тебе убивать или калечить людей на первой же игре сезона. Беспокойся лучше не о нём, а наших нападающих. Понял? Кевин, сосредоточься. Нейл, ты тоже. Нейл, — повысил голос тренер. — Глаза на меня.

Нейл и не осознавал, что снова смотрит на Рико. Он с трудом вернул взгляд обратно на Ваймака. Ваймак выглядел злым, но Нейл уже слишком хорошо его знал. Он понимал, что эта злоба была проявлением сильного искреннего беспокойства. Вместо этого Джостен решил интерпретировать его состояние как разочарование, потому что оно могло послужить мотиватором лучше любого другого чувства. Сегодня Лисы нуждались в нём. Он не позволит Рико вывести себя. Нейл пробежался по мрачным воспоминаниям, постоянно угнетающим в каком-то фоновом режиме, и отодвинул их ещё глубже.

— Мне начинает казаться, что я ему нравлюсь, — с напускной невозмутимостью ровно выдал Нейл.

Ники напряжённо хохотнул, улыбка так и не добралась до его глаз, но он пытался.

— Ну а кто бы устоял перед таким красавчиком? Тебе повезло, что я занят, потому что блин. Возможно, нам удастся уговорить Эрика не быть таким собственником и поделиться мной?

— Ты, блять, сдохнешь, что ли, если перестанешь вести себя так хотя бы на поле? — вмешался Аарон.

— Раз уж мне приходится смотреть, как ты пожираешь взглядом Кейтлин, то и ты потерпишь, пока я переманиваю Нейла на тёмную сторону.

— Я не пожираю её взглядом.

— Ну да, конечно, не пожираешь. Ты просто сохнешь по ней на расстоянии, это ещё более блевотно.

— Сейчас же заткнулись или пойдёте бегать, — подал голос Ваймак.

Послав Нейлу быструю, но торжествующую улыбку, Ники тут же притих. Нейл коротко улыбнулся в ответ. Привычный срач заметно снизил градус накатившей драмы, и теперь старшекурсники сосредоточились скорее на Нейле, чем на Рико. Эндрю незаметно встал по левую сторону от него: баррикада в одного человека между Нейлом и трибунами. В следующий раз, когда Ваймак посмотрел на Джостена, тот кивнул, показывая, всё в порядке.

— На чём я остановился? — уточнил тренер.

— На нападении, кажется, — предположил Нейл, взглянув на Дэя. Заметно побледневший Кевин всё ещё не отводил взгляда от Мориямы. Нейл несколько раз толкнул его локтем, пока наконец не завладел вниманием. — И я, кстати, сразу предупреждаю: если они поставят за мной Бекштайна, буду весь вечер отдавать боковые пасы. Он сантиметров на тридцать выше меня, если перехватит клюшку на замахе, может дёрнуть так, что я себе точно что-нибудь порву.

Кевин начал что-то говорить, но Миниярд спокойно перебил его:

— На двадцать. Он всего метр семьдесят шесть.

Нейл и Кевин не сговариваясь поражённо обернулись на Эндрю. Довольная улыбка, мелькнувшая на лице Ваймака, говорила о том, что он понимал значимость этого комментария и знал, как это может отразиться на сегодняшнем результате команды. Остальные Лисы не придали этому значения. Дэн рассуждала с Элисон как можно минимизировать возможные сложности Нейла. И Нейл понимал, что они с Кевином, по-хорошему, должны принимать непосредственное участие в этом обсуждении, однако никак не мог сосредоточиться.

Параметр роста считался, вероятно, одной из самых важных характеристик на поле. По росту определяли длину клюшки игрока и, соответственно, радиус её поражения. Для большинства спортсменов число было примерно одинаковым; пара сантиметров не играла особой роли, потому что все они понимали, с чем примерно предстоит столкнуться. Числа нужны были в основном для того, чтобы иметь представление о том, насколько ловким может оказаться соперник.

Нейл и Кевин знали точный рост каждого защитника Лонгхорнов, потому что просто не могли играть без этой информации. Техничные игроки типа Кевина использовали данные, чтобы просчитать все слабые стороны оппонента. Что более важно, Дэй мог сменить руку и выбрать оптимальные условия для перехвата мяча. Именно поэтому ему удавалось обойти защиту так часто.

Интуитивные игроки типа Нейла без лишних раздумий и подсчётов знали, где находятся слабые места. Если бы Ваймак попросил его нарисовать на листочке слепую зону конкретного защитника, Джостен не справился бы. Но, выходя против него на поле, Нейл моментально находил уязвимости игрока. Он ещё не до конца разобрался, как пользоваться этим интуитивным чутьём, но Дэй говорил, что этот талант обязательно приведёт его в профессиональный спорт.

У Эндрю не было никаких причин забивать голову подобной информацией. Для начала, Бекштайн был защитником. Если Лисы сделают всё правильно, Бекштайн никогда не подойдёт к воротам даже на пушечный выстрел. Что ещё более интересно, Ваймак упоминал рост Лонгхорнов всего один раз: когда впервые зачитывал основной состав техасской сборной. Эти данные, конечно, дублировались в маленькой методичке, которые тренер раздал на прошлой неделе, но Миниярд закинул свою в шкафчик при первой возможности. И с тех пор ни разу не доставал.

В тот день, когда Ваймак проходился по списку, Эндрю казался таким отстранённым словно, действительно, мыслями находился не с ними, но он слушал каждое слово, слушал и запоминал. И эта поразительная внимательность уже спасла их в осеннем матче против Бельмонта. Ваймак просто обмолвился в перерыве о пенальти. Игра не должна была кончиться именно так, но на последних минутах Бельмонту удалось забить и Эндрю понимал, чего ждать. Он отразил просто невероятный удар даже не задумываясь.

Нейл посмотрел сначала на Кевина, потом на Ваймака, не понимая, почему они никогда не говорили ему о феноменальной памяти Эндрю. Не понимая, знали ли они вообще об этом. Он не смог удержаться и решил проверить свою догадку. Нейл мысленно прокрутил в голове весь основной состав Лонгхорнов и остановился на нападающем пятикурснике.

— Какой рост у Лейкс?

— Посмотри в методичке, — сухо отозвался Эндрю.

— Будь добр, сделай мне сегодня одолжение, — не унимался Джостен. Когда Эндрю развернулся, чтобы уйти, Нейл пропустил пальцы сквозь сетку его клюшки и легонько потянул на себя. А затем ещё раз настойчиво попросил. — Какой у неё рост?

— Метр семьдесят? — предположил Мэтт.

— Метр семьдесят пять, — поправил Миниярд.

— Почти попал, — пожал плечами Бойд.

Нейл отпустил клюшку Эндрю и взял свою.

— Мы выиграем.

— А ты допускал, что мы проиграем? — уточнила Вайлдс.

— Нет, — отозвался Нейл. Уголок его губ дёрнулся вверх, и по знакомому напряжению мышц он понял, что сейчас улыбается отцовской улыбкой. Джостен прижал руку в перчатке к губам, едва не разбивая их о зубы. Во рту мелькнул металлический привкус, и, когда он пропал, Нейл отнял руку ото рта. Слегка отклонившись назад, он снова посмотрел мимо Эндрю на Рико. — Рад, что он это увидит. Покажем, на что мы способны.

— Давайте, — согласился Ваймак. — В любом случае, представим, что я уже рассказал всё самое важное, потому что времени у нас не осталось. Поле открыли. Начинаем с обычных упражнений: первое и третье. И я говорю это каждый раз, потому что вы заставляете меня повторять и повторять: держите ёбаные мячи на нашей половине, Эндрю.

Лисы натянули последние элементы экипировки и высыпались на поле для упражнений. Сейчас Нейл старался особо не горячиться, сосредоточившись скорее на реальном состоянии своего тела, нежели пытаясь забить пару очков Эндрю в качестве разминки. От одного взгляда в сторону Рико синяки словно начинали ныть, напоминая о себе, но Нейл едва ли обращал на них внимание. Единственное, что сейчас было важно и что действительно имело значение, – это его команда и их общая слаженность.

Вскоре пришлось покинуть поле для разыгрывания первой подачи. Дэниэль выиграла им мяч, и у Ваймака появилась пара секунд перед построением, чтобы собрать Лисов вместе и раздать последние указания:

— Помните, нам необходимо выиграть два матча из трёх, мы не можем позволить себе проиграть первую игру сезона. Нападающие, жду по три гола от каждого или отправлю на марафон. Защитники, если будете выглядеть как полные идиоты, составите им компанию. Подающие, вы знаете, что делать. Рене, играй так, будто ты играешь лучше всех. Эндрю, три гола в наши ворота или меньше, и я забью тебе весь шкаф алкоголем.

Комментатор пригласил основной состав обеих сборных проследовать на поле. Нейл занял свою позицию у разделительной линии и напоследок взглянул в сторону Дэя. По невероятно чудесному стечению обстоятельств Бекштайна поставили приглядывать за Кевином. Кевин ответил быстрым кивком. К тому моменту, как прозвенел стартовый гудок, Нейл уже не мог оставаться на месте.

Первые минуты матч протекал по схеме «туда-обратно»: игроки просто перемещались за мячом то на одну половину поля, то на другую. Естественно, не обошлось без нескольких стычек, обидных промахов и классического обмена любезностями. Ваймак не зря их предупреждал о техасских подающих. Девочка в основном составе оказалась очень юркой и играла крайне грязно. Они с Дэниэль толкались почти безостановочно. Даже когда мяч уходил на другую половину поля, они продолжали бороться клюшками за преимущество. Как Дэн не сцепилась с ней сразу, Нейл не понимал, но Вайлдс удалось продержаться добрые десять минут.

В следующий раз, когда мяч полетел к ним, Дэн нырнула в сторону, мельком обвила соперницу и легонько подтолкнула в нужном направлении, опрокинув её на пол. Чтобы усилить эффект, Вайлдс решила добавить к обидному падению капельку издевательства, спокойно протянув упавшей руку. Через секунду они уже вцепились друг другу в лица. Судьи вышли на поле, вероятно для того, чтобы выдать Дэн красную карточку за опасную игру, когда Лонгхорн залепила Вайлдс по губам. Дэн моментально вскинула руки, отказываясь продолжать конфликт. Она уже получила то, что хотела. Им обеим выдали по жёлтой карточке и игру продолжили с нейтральной позиции.

Эта недодрака стала каким-то поворотным моментом, после которого общая ожесточённость игры заметно возросла. Когда пришло время перерыва, Нейл был выжат как лимон, но в упор отказывался замечать протесты уставшего тела. Эндрю выполнил просьбу Ваймака и пропустил всего два мяча. В свою очередь Лисы успели забить целых четыре. Нейл проследовал за остальными в раздевалку, встретив по пути тренера, вяло отбивавшегося от репортёров, и ходил по комнате до тех пор, пока ногам наконец не вернулась частичная чувствительность. Эбби заставила его пройти быстрый медосмотр, утащив за собой в свободную комнату. А Джостен просто не нашёл сил отбиться, потому что ещё даже дыхание толком не выровнял.

Во втором тайме Лонгхорны пошли ва-банк, получив две красных и пять жёлтых карточек. Их грязный, почти уличный стиль здорово изматывал Лисов, но те умели давать сдачи. Одна жёлтая карточка не представляла особой угрозы, но вот две подряд значили дисквалификацию до конца матча, а заменить было абсолютно некем. Лисы бились не на жизнь, а насмерть, крайне осмотрительно нарушая правила и зарабатывая очки на пенальти от ошибок соперников. И в конце концов оно того стоило, потому что итоговый счёт оказался семь к шести в пользу Пальметто.

Когда Лисы покинули поле, Рене направилась в сторону Рико. Она никогда не была зачинщицей ссор и конфликтов, поэтому Нейл остановился, молча провожая её взглядом. Рико не принял предложенную руку, а вот Жан пожал. И их рукопожатие длилось чуть дольше, чем следовало, но Нейл не успел разобрать, по чьей вине.

Джостен вспомнил странноватую реакцию Моро на Осеннем банкете, его ищущий взгляд и несколько неловкое представление себя. Именно это воспоминание ускользнуло от Нейла в Реддинге, когда он просматривал накопившиеся сообщения. Жан свыкся с жестокостью Рико и Тетсуи, потому что кроме Воронов у Моро никого не было. Не имея никакой мотивации и причин, чтобы жить и бороться, он покорно склонил голову, сосредоточившись на собственном выживании. А Рене стала первым лучиком света в его тёмном царстве.

— Она ему нравится, — без тени сомнения поделился Нейл.

Кевин стоял рядом, тоже наблюдая за ними.

— Это не важно. Из этого ничего не выйдет.

Рене рассказывала Нейлу, что Воронам запрещалось встречаться с кем бы то ни было. Тетсуи не хотел, чтобы его игроков отвлекали всякие мелочи. Рене знала это и всё равно подошла к ним. Возможно, Джостен преувеличивал хитроумность её плана, но сейчас он не хотел упускать ни единого шанса на победу.

— Может и не выйдет, — согласился Нейл, — но это может сыграть нам на руку. У тебя сохранился его номер? Дай его Рене, и посмотрим, что изменится до финала.

Они заранее договорились, что на растерзание журналистам пойдут Дэн и Кевин. Нейл был рад возможности спихнуть с себя это бремя и спокойно присоединиться к остальным Лисам, громко ликующим в раздевалке, но ему попросту не дали этого сделать. Едва он успел отойти от скамьи, вслед донеслось:

— Нейл, это правда, что вас уже пригласили ко двору?

Умным поступком было бы просто пройти мимо, притворившись, что вопрос заглушило шумом толпы, но Нейл остановился как вкопанный. Он смотрел перед собой, взвешивая возможные варианты развития событий и вспоминая причины, почему ему не следует отвечать. И всё-таки развернулся. Присутствие Рико означало, что Кевин под надёжной защитой Миниярда, но после такого наглого вопроса Эндрю смотрел не на Кевина, а на него. Джостен дёрнул подбородком в немом вопросе, и Эндрю так же молча предложил ему поступать, как душе угодно.

Нейл расстегнул застёжки шлема и направился к терпеливой тройке репортёров. По пути Миниярд на ходу перехватил его шлем и передал Рене, направляющейся в раздевалку. Джостен стянул перчатки и остановился рядом с Кевином.

— Извините, — вежливо отозвался Нейл. — Вы не могли бы повторить вопрос?

— Поговаривают, что вас пригласили в Свиту, — репортёр протянула к нему микрофон. Она буквально не отрывала взгляд от повязки на скуле. — Как-нибудь прокомментируете?

Когда люди начали задавать вопросы по поводу татуировок Рико и Кевина, Морияма не стал ходить вокруг да около. Он сразу расставил всё на свои места: он лучший нападающий, и он хотел, чтобы все это знали. Когда Жан предстал перед публикой с чернильной тройкой на лице, расклад немного изменился. Предполагалось, что Рико вручную отбирает лучших игроков для будущей национальной сборной Америки. Он называл её Королевской Свитой, и, несмотря на то, что никаких официальных подтверждений не было, а само название казалось слишком заносчивым и пафосным, талант и заслуги Рико предавали этой идее некоторое правдоподобие.

— Ой. Вы, наверное, об этом.

Он аккуратно стянул повязку, позволяя журналистам увидеть татуировку во всей красе. Одна из репортёров нетерпеливо подтолкнула своего оператора, чтобы тот взял крупный план, и Нейл послушно повернул голову для лучшего ракурса. Джостен открыто улыбался и совсем не пытался скрыть свою обновку. А журналисты оказались слишком тупыми или, возможно, слишком жадными до сенсаций, чтобы заметить в этом выражении скрытую угрозу. Кевин был не таким слепым, поэтому тут же прошипел на сдавленном французском:

— Не провоцируй его.

Неожиданное желание придушить Кевина прямо здесь оказалось настолько же сильным, насколько мимолётным. Нейл даже не обернулся в его сторону, решив сейчас не тратить время на Дэя, а обратился напрямую к репортёрам:

— Действительно впечатляюще, не правда ли? Думаю, это первый раз, когда Рико допустил ошибку. Он всегда казался мне туповатым для того, чтобы уметь признавать собственные ошибки.

— Вы считаете, что он допустил ошибку, пригласив вас?

— Вы думаете, что не заслуживаете этого места?

Нейл изобразил искреннее удивление в ответ на их замешательство.

— Я думаю, что это он не заслуживает нас, — Джостен взмахнул рукой, обозначая себя с Кевином. — Но, в общем, не в этом суть.

— Что вы имеете в виду?

— Слушайте, давайте честно, — предложил Нейл. — Я знаю, что Рико хорош. Все это знают. Имя его дядюшки проложит ему путь в светлое будущее, а сами Вороны демонстрируют блестящие показатели. Но как человека Рико тяжело уважать. Я только в декабре понял, что, на самом деле, он обычный эгоцентричный маньяк, который настолько отчаянно жаждет славы и признания, что отказывается признавать потенциал в ком-либо ещё. И, конечно же, он считал меня обычным мальчиком из Мухосранска, который ничего не знает, ничего не умеет и даже права на мнение у меня быть не может. Но в это Рождество мы решили пойти друг другу навстречу. Рико пригласил меня потренироваться с Воронами на каникулах, чтобы я сам мог оценить разрыв между командами. И вот чем всё закончилось, — Нейл ткнул пальцем на свою татуировку. — Он признал, что ошибался во мне, а я пообещал, что обязательно оправдаю его ожидания на свой счёт. Мы не будем друзьями и абсолютно точно никогда уже друг другу не понравимся, но мы будем работать рядом до тех пор, пока есть такая необходимость.

— Говорили, вы собираетесь перейти в сборную Эдгара Алана?

— Да, это обсуждалось во время моего визита, — подтвердил Нейл. — Но мы оба знаем, что этого не произойдёт. Играя с Воронами, я никогда не добьюсь желаемого. Кроме того, я едва вытерпел их две недели. Представить не могу, как бы играл с ними все четыре года. Просто отвратительные человеческие создания.

— Знаете, что? — продолжил Нейл, не дав репортёру задать следующий вопрос. — Жалость такая. Я вот пообещал быть честным, а в итоге выразился слишком уж прямолинейно. Скажу по-другому: мы пообещали Воронам реванш этой весной, поэтому придётся поддерживать их на пути к финалу. Если бы Рико не верил, что мы там встретимся, он бы не стал татуировать меня или лететь через полстраны, чтобы посмотреть нашу игру. Он знает, что у нас есть шанс. Он просто ещё не понял, что в следующий раз когда мы встретимся, выиграем мы. Следите за развитием событий, ладненько? Впереди невероятно захватывающий сезон.

— Доброй ночи, — на прощание кинул Нейл, когда посыпался ответный град вопросов. Развернувшись, он направился в раздевалку, не обращая внимания на выкрики вслед.

Заливистый хохот Дэниэль раздался где-то за спиной, но Нейл не стал оборачиваться, чтобы проверить, пошли ли Кевин и Эндрю вместе с ней. Входная дверь раздевалки гулко хлопнула, отрезав их от гула толпы, и Нейл успел разобрать отрывок какого-то угрюмого нытья Дэя. Джостен вспыхнул моментально, на этот раз даже не пытаясь подавить раздражение внутри. Развернувшись, он с размаху впечатал Кевина в дверь. Дэй был наголову выше, поэтому имел ощутимое преимущество в драке, но, растерявшись, он даже не пытался защититься. Дэниэль потрясённо уставилась на него. Эндрю, который напал на Мэтта только за то, что тот просто ударил Кевина, аккуратно отступил в сторону, чтобы не мешать. Никто не собирался вмешиваться, поэтому Нейл сконцентрировался на Кевине.

— Хватит, — гневно выпалил он на французском. — Не смей меня больше затыкать. Я не позволю ему решать, как всё закончится.

— Ты подвергаешь опасности всех нас, — отмахнулся Кевин. — Головой просто не думаешь.

— Да ты, судя по всему, тоже ей не особо пользуешься. Сколько можно его бояться.

— Это нельзя включить или выключить как какую-нибудь лампочку. И ты не хуже меня это знаешь, — Дэй наконец оттолкнул от себя Нейла, но сам так и остался стоять на месте. — Ты с ним не рос. И не тебе меня судить.

— Я не осуждаю тебя. Я говорю о том, что в конце концов ты должен дать ему отпор. Какой во всём этом смысл, если ты всё ещё считаешь себя его карманным питомцем? Если ты правда веришь в нас… если ты веришь в себя, ты дашь отпор.

— Ты не понимаешь.

— Я, блять, не понимаю, — не скрывая эмоций в голосе, резко согласился Нейл. — У тебя есть выход. У тебя есть будущее. Так почему ты отказываешься от него? Почему ты так боишься принять его?

Бессильная злоба в голосе неожиданно треснула под тяжестью искренней, безысходной скорби и непреодолимого внутреннего желания. Судя по тому, что раздражение на лице Кевина сменилось сосредоточенной внимательностью, он успел расслышать в словах Нейла эту самую грань. Джостен сосредоточился на собственном негодовании и продолжил.

— Когда я только узнал о Морияма, я решил остаться, потому что подумал, что у тебя есть шанс. Один из нас мог бы выбраться из всего этого говна, и я хотел, чтобы это был ты. А ты всё ещё веришь в эту тупую цифру у себя на щеке. Что такого охуенно клёвого в том, чтобы всегда быть вторым?

Дэй перевёл взгляд на Эндрю, но тот, естественно, не мог проследить за развитием их диалога. Этот взгляд оказался вовсе не просьбой о помощи, потому что в следующую секунду Дэй пояснил:

— Когда мы пригласили Эндрю к Воронам, он сказал мне то же самое. Он сказал, что я ему не интересен, потому что согласился всегда оставаться в тени. Мне это не нравится, я не хочу так жить, но я не такой, как ты, — во взгляде Кевина отчетливо промелькнула печаль, но сейчас его раздражение было направленно исключительно на самого себя. — Я всегда принадлежал Рико. И я, как никто другой, знаю, что случается, когда ты предаёшь Морияму.

— Да, ты знаешь, — согласился Нейл. — Но они и так забрали у тебя всё. Что ещё ты готов потерять?

Кевин не ответил. Нейл выждал минуту, а затем просто развернулся. Ваймак ждал их в конце коридора, сложив руки на груди и зажав во рту не прикуренную сигарету. Заметив приближение Нейла, он вопросительно вскинул бровь.

— Если вы вдруг не заметили, мы выиграли, — напомнил тренер. — Есть хоть одна веская причина, по которой вы так старательно пытаетесь угробить всем настроение?

— Просто разница во мнениях, — максимально спокойно отозвался Нейл. Заколебавшись около двери в мужскую раздевалку, он обернулся на Ваймака и добавил: — О, и я заранее прошу прощения за журналистов. В своё оправдание могу сказать, что они первые начали.

— Господи боже, — устало выдал тренер. — Что ты натворил на этот раз?

— Он назвал Рико первоклассным мудаком, — пояснила Дэн. — Формулировка была немного другой, но, думаю, смысл они уловили.

Ваймак впился пальцами в виски, словно спасаясь от приступа головной боли.

— Я должен был просить двойной оклад за такую работу. А теперь разошлись. Я не собираюсь разбираться с твоим проблемным характером, пока не закинусь хотя бы парочкой коктейлей. Всех остальных это тоже касается. Проваливайте и приведите себя в порядок. Через двадцать минут жду вас в автобусе, кто не успеет, останется здесь. И ещё, — добавил он, пока команда не успела рассыпаться по раздевалкам, — вы отлично сегодня справились. Молодцы.

Ваймак предупредил об временном ограничении в двадцать минут, десять из которых Нейл тупо простоял в душе. Он выкрутил горячую воду на полную, не заботясь о том, что кожу начало щипать почти сразу. На запотевшей облицовочной плитке он раз за разом выводил своё имя пальцем до тех пор, пока рука окончательно не затекла.

Глава шестая


Вороны отреагировали на оскорбления Нейла со своеобразным холодным изяществом. Единственный официальный комментарий по этому вопросу заключался в том, что их абсолютно не волновало мнение какого-то заносчивого, крикливого новичка-любителя. Нейл даже несколько удивился тому, что они оказались так немногословны и не стали высмеивать его провальную игру в декабре. Позже он понял, что татуировка, с которой он вернулся в Южную Каролину, и послужила причиной, по которой его не размазали в пух и прах. Это бы, в первую очередь, подорвало компетентность Рико, который сам и выбрал Нейла. Джостен пошёл спать с чувством откровенного самодовольства.

Фанаты оказались куда менее толерантны, и их возмездие началось ещё до субботнего рассвета. Настойчивый стук в дверь разбудил Нейла. Первым делом Джостен посмотрел на часы, вторым – на тусклое небо за окном, а затем устало потёр глаза рукой. Стук прекратился, и через пару секунд у Мэтта зазвонил телефон. Перевернувшись на бок, Бойд вслепую хлопнул рукой по мобильному. Стук начался снова, поэтому Нейл свесил ноги с кровати и спустился по лестнице.

Голоса в коридоре оказались достаточно громкими, чтобы сквозь дверь донести всё приглушённое негодование. Нейл не узнал ни один из них, но, распахнув дверь, он отчётливо расслышал слово «копы». Нейл открыл было рот, чтобы поинтересоваться, что происходит, но Дэн проскользнула мимо, как только смогла протиснуться через дверной проём. Джостен проводил её взглядом до спальни, а затем выглянул в коридор. Почти все двери на этаже оказались открыты, но только несколько спортсменов застряли здесь, громко споря о происходящем. Остальные спешили к лестнице с такой решимостью, будто от этого зависели их жизни.

Нейл закрыл дверь и пошёл за Дэн. Когда он вошёл, Вайлдс пыталась растолкать Мэтта, одновременно рассказывая о случившемся:

— ...разгромили машины.

В мгновение ока Мэтт соскочил с кровати и вскочил на ноги. Нейл поднялся по кроватной лестнице только для того, чтобы выхватить ключи из-под подушки. Мэтт замедлился, чтобы накинуть куртку поверх пижамных штанов и надеть ботинки. Он похлопал по карманам, пока ключи не звякнули в ответ. К тому моменту как Нейл нашёл свою обувь, Мэтт и Дэн уже выскочили в коридор. Заперев за собой дверь, Нейл побежал за ними и догнал только на лестнице. Бойд влетел на последний пролёт и толкнул боковую дверь нараспашку.

Нейл не знал, что было хуже: вид или запах. Куски сырого мяса и разбитых яиц вперемешку с камнями плотным слоем покрывали стоянку и припаркованные автомобили. Некоторые машины обошлись парой вмятин и царапин; у других виднелись трещины и дыры в окнах и лобовых стёклах. Парковка кишела разгневанными спортсменами, половина из которых висела на телефонах, остальные просто негодовали из-за состояния своих транспортных средств. Кто-то даже успел притащить вёдра, чтобы отодрать подсохшую говядину со своего капота. На место уже приехала охрана кампуса, и дюжина офицеров принимала показания и делала фотографии места происшествия.

Заметив грузовичок Мэтта, Нейл похоронил последнюю надежду на то, что в происходящем нет его вины. Кто-то потратил много времени и отлично постарался, чтобы разгромить авто Бойда. Каждое окно оказалось выбито подчистую, оставалась только пара блестящих осколков вокруг рам. Шины спущены из-за десятков неистовых порезов. Многочисленные вмятины, судя по всему, были нанесены теми же инструментами, которыми били окна. По соседству в не менее плачевном состоянии стояла машина Элисон. Сама Рейнольдс стояла рядом, гордо выпрямив спину и скрестив руки на груди, с маской железной невозмутимости на лице. Заметив их приближение, Элисон обернулась, проследила за потерянным взглядом Мэтта в сторону своего грузовичка и выразительно посмотрела на Нейла.

— Какого хера, — сдавленно выдал Бойд. Он подошёл к машине и остановился, не желая даже прикасаться к этому беспорядку. — Почему никто не услышал их?

— Они оставили окна напоследок, — пояснила Элисон. Она кивнула подбородком в сторону людей, стоящих неподалёку. — Пэрис вызвал полицию, когда услышал звон разбитого стекла, но не успел рассмотреть лица. Видел только кучу уезжающих машин, как минимум четыре, может, пять.

— О Господи, — Мэтт сделал ещё одну попытку осмотреть общие повреждения, а затем замер, запустив руки в волосы. Дэниэль крепко обняла его со спины. В ответ Мэтт благодарно сжал её запястья. — Неужели опять?

— Мне жаль, — тихо выдохнул Нейл.

Элисон презрительно поджала губы.

— Заткнись. Нет, тебе не жаль. Не жаль, — настояла она, когда Нейл попытался поспорить. Это прозвучало совсем не как обвинение, а скорее, как прямой приказ, поэтому Нейл невольно притих. — Ты забыл, кому приходилось замазывать все твои синяки каждое утро? Если бы ты позволил им опустить себя вчера после всего этого, — она указала пальцем на своё лицо, — я бы тебя просто возненавидела.

— Ты рассказал им правду, — подтвердила Вайлдс. — Не твоя вина, что она им не понравилась.

— Не хочу, чтобы вам из-за меня доставалось, — признался Нейл.

— Поздновато ты спохватился. Но что поделать, — Рейнольдс попыталась придать лицу более спокойное выражение, но Нейл всё ещё мог заметить признаки злости и расстройства, когда она смотрела на свою машину. — Хотят сломать мою игрушку. И что? Я куплю себе ещё одну. Может быть, даже две. Пусть идут нахуй, если рассчитывают, что меня это расстроит.

— Эй, — с непонятной срочностью шепнул Мэтт, привлекая внимание.

Нейл проследил за кивком его подбородка в сторону боковой двери. По-видимому, задачу по оповещению Эндрю благоразумно возложили на Рене, потому что теперь она вела Миниярда за собой к эпицентру всеобщего беспорядка.

Его машина стояла чуть дальше, через пару рядов, но Эндрю в первую очередь проследовал за Рене к старшекурсникам. Миниярд остановился возле Нейла, оценивая нанесённый ущерб. Нейл повернулся, изучающим взглядом окинув его лицо, но ничего не смог разглядеть. Эндрю выглядел таким же скучающим, как и обычно.

Рене взяла Элисон за руку и коротко сжала её.

— Сочувствую.

— Кто-нибудь уже звонил Ваймаку? — уточнил Нейл.

— Он позвонил нам, — отозвалась Дэн. — Копы ставят в известность всех тренеров и свозят их сюда, чтобы организовать посильную поддержку. Он должен быть с минуты на минуту.

Миниярд хмыкнул и, потеряв интерес, развернулся. Элисон подтолкнула Рене в молчаливом позволении оставить её ради Эндрю, но вместо этого Рене обернулась через плечо на Нейла. Джостен кивнул и последовал за Эндрю. Он пробыл здесь всего пару минут, а за это время толпа на парковке успела увеличиться почти втрое. Несмотря на колкую поддержку Элисон, Нейл не мог посмотреть в лицо кому-либо ещё. Эти студенты не сделали ничего такого, чтобы навлечь на себя гнев Воронов. Все они пострадали только из-за того, что Нейл просто не смог удержать язык за зубами.

Раньше его это никогда не беспокоило. Забота о Лисах стала неожиданной, но хотя бы объяснимой ношей. Чувство вины за несчастье всех этих незнакомых людей стало новым и абсолютно неприятным чувством. Каждый расстроенный возглас или резкий комментарий отдавался ножом по нервам, и Нейл ненавидел это. К счастью – или нет – они наконец добрались до машины Эндрю, и Нейл перестал думать о чём-либо ещё. Когда Миниярд остановился, Нейл оторвал взгляд от асфальта и замер в полном неверии.

Фанаты Воронов решили не останавливаться на шинах и окнах, они не остановились даже на простых вмятинах. Казалось, они прошлись кувалдой по всему каркасу, оставляя вмятины размером с кулак по периметру. Алая краска, распылённая на том, что осталось от покорёженного капота, кричала «предатель». Передние сиденья, как и задние, были испещрены ножевыми порезами, насколько удалось дотянуться сквозь зияющие окна. На задние сиденья кто-то вывалил пару мешков мусора; всё – от объедков до кофейных фильтров и куриных костей – было плотно вмазано в обшивку салона. И на вершине всей этой воняющей горки лежала мёртвая лиса.

Страдальческий вопль высвободил Нейла из состояния шока. Он бросил быстрый взгляд налево и увидел Ники, следом за которым показались Аарон с Кевином. Заметив степень повреждения, Хэммик мгновенно поник; Аарон выглядел так, словно из него ударом выбило весь воздух. Кевин зажал рукой нос и рот, чтобы хоть как-то блокировать запах, но смотрел вокруг поражёнными, широко распахнутыми зелёными глазами. Он почти мгновенно заметил внимание Нейла к себе, и в его ответном взгляде отчетливо читалось: «а я предупреждал». Стиснув зубы, Джостен отвернулся.

Ники кинулся к машине, прижав дрожащие руки к деформированному капоту.

— Нет, нет, нет, — жалобно простонал он. — Что же они сделали с тобой, малышка? Что они... Это что, мёртвое животное? О Господи, Аарон, в нашей машине мёртвое животное. Меня сейчас стошнит.

Аарон подошёл ближе и наклонился, чтобы заглянуть внутрь. Оценив инсталляцию, он грязно выругался и быстро отступил в сторону. Спрятав нос в сгибе локтя, он провёл ещё один беглый осмотр машины, а затем выразительно посмотрел на Нейла. Джостен знал, что последует за этим, прежде, чем Аарон опустил руку, чтобы сказать:

— Тебя, наверное, заставили это сказать, верно?

— Простите, — выдохнул Нейл. — Я думал, достанется только мне. Я не думал, что вы тоже пострадаете.

— Ну да, конечно, — язвительно отозвался Аарон. — Одного Сета было недостаточно?

Нейл вздрогнул всем телом и невольно отшатнулся назад. Он открыл было рот, чтобы поспорить, но ничего не смог противопоставить этому обвинению.

Ему и не пришлось. Он не осознавал, что старшекурсники пришли проверить, как у них дела. В следующую секунду Элисон уже пронеслась мимо и залепила Аарону такую смачную пощёчину, что едва не сбила его с ног. Возможно, она бы замахнулась ещё раз, если бы не моментальная реакция Эндрю. Он быстро перехватил её запястье, заломил руку за спину и резким толчком поставил Рейнольдс на колени. Едва она рухнула, Миниярд свободной рукой схватил её за шею и силой придавил к земле, не позволяя ни дёрнуться, ни встать. Элисон попыталась что-то сказать, но из-за крепкой хватки ей удавалось только сипло и задавленно дышать.

Рене оказалась почти такой же быстрой. Возможно, она начала двигаться в тот момент, когда поняла, что Элисон направилась к Аарону. Она не собиралась тратить время на то, чтобы остановить Эндрю, а сразу бросилась к упавшей подруге. Уокер обхватила Элисон руками в попытке утешить и успокоить, а главное предупредить сидеть тихо и уставилась на пустое лицо Эндрю. Заметив заварушку, кто-то позади вскрикнул: «Эй-эй, полегче». Сейчас Нейл сосредоточил внимание на Рене, которая говорила тихо, но

требовательно.

— Эндрю, это просто Элисон. Ладно? Это просто Элисон.

— Это не просто кто-то, когда он поднимает руку на то, что принадлежит мне, — процедил Эндрю. — Не вмешивайся.

— Ты же знаешь, что я не могу, — спокойно напомнила Рене. — Ты сам просил меня защитить их.

— Ты облажалась, — ответил Миниярд. — Тебе следовало быть быстрее.

— Эндрю, блять, — взорвался Мэтт, но сейчас злость в его голосе больше напоминала страх и опасение, нежели реальный гнев. Не имея возможности вмешаться, Бойд просто места себе не находил. Нейл, безусловно, радовался подобному самоконтролю; сложно было прогнозировать, как поведёт себя Эндрю, если Мэтт попробует вмешаться физически.

Побледневшая Дэниэль застыла возле Мэтта, широко распахнув глаза и не отрывая взгляда от Рейнольдс. Ники опасался подойти к Эндрю, поэтому он медленно опустился на колени и протянул руку по асфальту. Аккуратно обхватив ладонь Элисон, он успокаивающе сжал её пальцы. Нейл посмотрел на Кевина, который всё ещё стоял как вкопанный, затем на Аарона. Аарона обуревали смешанные эмоции: возмущение в адрес Элисон и страх перед тем, что его брат может сейчас сделать. Нейл не знал, чью сторону он выберет, но не мог полагаться на то, что в итоге Аарон найдёт в себе силы вмешаться.

— Эндрю, — настойчиво позвала Рене. — Верни её мне.

Они уже и так привлекали слишком много ненужного внимания. В следующую секунду кто-то может попробовать вмешаться так, как сами Лисы никогда не стали бы делать, и это повлечёт, вероятно, худший вариант развития событий. У Нейла оставалось от силы секунд десять, чтобы сделать всё правильно, но он даже примерно не понимал, откуда начать. Эндрю абсолютно не беспокоился о том, что может реально навредить Элисон, поэтому не было смысла взывать к его доброй стороне. В предыдущий раз, когда Эндрю находился в шаге от непосредственного убийства, напоминание о Кевине послужило действенным отвлечением. На этот раз такая тактика не сработает, но, возможно… Нейл заколебался, а потом понял, что на прогнозирование совсем не осталось времени.

— Хватит, — потребовал он на немецком.

Нейл мог бы коснуться Эндрю, но тот предупреждал, что не любит, когда его трогают. Вместо этого Джостен опустил ладонь на макушку Рене, пытаясь привлечь внимание, и спустя секунду всё-таки добился взгляда исподлобья. Когда ему удалось завладеть вниманием, внутри растеклось чувство приятного удовлетворения, и Нейл повторил ещё раз:

— Достаточно, Эндрю.

— Это не тебе решать.

— Если ты навредишь ей, нас дисквалифицируют, — напомнил Нейл. — Оргкомитет не позволит нам играть с восемью игроками.

— Однобокость твоего мышления, как обычно, утомительно тошнотворна.

— Ты обещал, — настоял Нейл, беспощадно выворачивая правду едва ли не до треска. — Ты обещал, что перестанешь каждый раз обламывать их и загонять в угол. Ты пообещал сотрудничать, пока мы не разгромим Воронов в финале. Ты что, солгал мне?

— Я не обещал этого, — отрезал Эндрю.

— Ты пообещал, что защитишь меня в этом году, — переформулировал Нейл, — и я заранее предупредил, что собираюсь сделать и что для этого потребуется. Не имеет значения, нравится тебе это или нет. Итак, могу я рассчитывать на твою защиту или нет? Эндрю, — настойчиво позвал Джостен, когда Миниярд замешкался с ответом. — Посмотри на меня.

Его рот резко дернулся в недоброй гримасе, которую Эндрю насильно подавил в себе, и наконец посмотрел вверх. Густая, непроницаемая тьма в его взгляде в одну секунду выбила из Нейла весь воздух. Следом за потрясением пришло неподдельное ликование. Миниярд вернулся из Истхевена почти две недели назад, и с того момента это оказалось первым проявлением чего-то живого и искреннего, спрятанного за маской пустого равнодушия. Нейл предпочёл бы увидеть настоящего Эндрю при более безопасных обстоятельствах, но понимание того, что он смог достучаться до него, принесло почти отчаянное облегчение.

— Пошёл нахуй, — отчётливо процедил Эндрю.

От пронзительного напряжения, промелькнувшего в его голосе, по коже прошёлся мороз. Нейл выдержал прямой взгляд Эндрю, молча надеясь, что этот рокочущий гнев достанется ему, а не Элисон.

— Защитишь или нет? — снова надавил Нейл.

— Я пообещал и ему тоже, — сипло отозвался Эндрю. — И я не нарушу его обещание, чтобы сохранить твоё.

Нейл не понял, о чём речь, но Аарон, похоже, наконец выбрал сторону и решил вмешаться.

— Эндрю, это... — его голос дрогнул, и Нейл решился оторвать взгляд от Эндрю, чтобы посмотреть на выражение лица Аарона. Любой намёк на гнев в голосе Аарона исчез, сейчас он казался почти потерянным. Эндрю не смотрел на брата, но лёгкий наклон головы в его сторону говорил о том, что он внимательно слушает. — Нет, Эндрю. Нет. Всё в порядке. Я в порядке. Это было даже не больно.

Нейл сделал в голове пометку разобраться с этим вопросом позже. На самом деле, он боялся, что уже знает ответ. И он искренне надеялся, что ошибается. Потому что, если выяснится, что Аарон действительно настолько непрошибаемо туп, то Нейл, вероятно, придушит его прямо на месте.

Эндрю задержал взгляд на Нейле ещё одну бесконечную секунду, а затем расслабил мёртвую хватку на шее Элисон, позволив ей, задыхаясь, рухнуть на грязный асфальт. Когда непосредственная угроза миновала, Нейл ожидал немедленного вмешательства от Мэтта или Дэн, поэтому он быстро вскинул руку в предупреждающем жесте. Если бы они действительно захотели бы подойти, Джостен не смог бы остановить их, но, к счастью, они повиновались его немому приказу оставаться на месте.

Рене мягко зашептала приглушённые утешения в волосы Элисон, гладя её по голове. Ответ Рейнольдс казался слишком хриплым и сдавленным, чтобы быть разборчивым, тем не менее она позволила поставить себя на ноги. Уокер развернулась и аккуратно подвела её к Дэн и Мэтту. Те быстро взяли Рейнольдс под руки, поставив её между собой. Рене отступила назад, заняв позицию молчаливой, но физической преграды между старшекурсниками и Эндрю. Нейл снова взглянул на Аарона. Аарон смотрел на Эндрю так, словно сегодня увидел его впервые.

Когда Дэн удостоверилась, что с Элисон всё в относительном порядке, она посмотрела на Миниярда, словно рассчитывала одним своим взглядом спустить с него кожу.

— Ты еблан. Ты ведь мог серьёзно навредить ей!

— Только не надо удивляться, — отмахнулся Эндрю. Ярость уже покинула его взгляд; он вернулся к состоянию привычного равнодушия, а из плеч пропало всякое напряжение. Он снова казался мертвецки скучающим, будто ничего не произошло и ничего не имело значения. — Это уже второй раз за несколько недель, когда кто-то из вас забывается. Могли бы сделать правильные выводы ещё после первого раза. Так что не надо обижаться, когда вы сами провоцируете меня.

— Это не...

Звучный голос прервал возмущение Дэн.

— Какого хера здесь, блять, творится?

Сердце Нейла едва не ушло в пятки. Он настолько сосредоточился на Эндрю, что абсолютно не заметил, как пришёл Ваймак. Джостен обернулся через плечо, но был вынужден тут же отвести глаза, заметив искренний гнев тренера. Ваймак окинул команду недобрым взглядом и подождал, пока они соберутся с мыслями. Первой пришла в себя Дэн.

— Ничего, — выпалила она, даже не пытаясь скрыть ложь в голосе. — Просто переосмысливаем каждый раз, когда мы поддерживали решение о вербовке монстров.

— Эй, — вмешался Ники, в его словах промелькнуло больше вины, чем реальной обиды на замечание Вайлдс. Он поморщился, когда Дэн пронзительно взглянула на него, но продолжил: — Эндрю, возможно, несколько погорячился, но он сделал это не просто так. Она первая начала.

— Даже не пытайся оправдывать это, — качнул головой Мэтт. — Никто не отвечает на пощёчину переломом шеи.

— Там, откуда ты родом, может, и нет, — невозмутимо пожал плечами Эндрю.

— Ты про реальную действительность? — с холодным сарказмом уточнил Бойд.

— Не надо, — попросил Эндрю со спокойствием, в которое Нейл не поверил ни на секунду. Миниярд дважды постучал пальцем по губам, предупреждая Мэтта, чтобы тот замолчал, и махнул рукой в его сторону. — Такой избалованный ребёнок как ты никогда не сталкивался с реальной действительностью. Не говори об этом так, будто понимаешь, о чём речь.

— Хватит, — вмешался Ваймак, щёлкнув пальцами перед лицами старшекурсников. — Где вы припарковались?

Вайлдс указала пальцем через плечо, будучи сейчас слишком злой, чтобы отвечать словами.

— Подождите возле своих автомобилей. Буду там через две секунды. Идите, я сказал.

Он дождался, пока старшекурсники протиснутся между припаркованными машинами, а затем перевёл тяжёлый взгляд на братию Эндрю. В самую последнюю очередь он посмотрел на Нейла.

— Никто так и не ответил на мой вопрос. Что, чёрт возьми, здесь произошло?

Учитывая, что старшекурсники наверняка расскажут Ваймаку о произошедшем, врать не было смысла. Поэтому Нейл попытался максимально лаконично обобщить ситуацию:

— Элисон ударила Аарона, поэтому Эндрю дал ей сдачи.

Прикрыв глаза, Ваймак устало потёр переносицу. Очевидно, сейчас он пытался удержаться от того, чтобы не сорваться на них и не запустить конфликт по второму кругу, но потребовалось немало времени, прежде чем он оторвал руку от лица.

— Эндрю, нам придётся поговорить об этом. Точнее так: я буду говорить, а ты будешь слушать. Сегодня, но не сейчас. Сначала мы разберёмся со всем этим говном. Ты меня понял? — Ваймак дал Эндрю пару секунд, чтобы осознать это, а затем сказал: — Не слышу.

— Вы говорите, я слушаю, — повторил Эндрю, и даже Нейл не понял, соглашался ли он с предложением или просто подытоживал требования тренера.

— Пойду проверю, как у них дела, — пояснил Ваймак. — Вернусь буквально через минуту. Когда я приду, мы сосредоточимся на реальной проблеме и реальном враге. Всё понятно?

— Предельно понятно, — слабо подтвердил Ники.

— Да, тренер, — отозвался Нейл.

Когда Ваймак ушёл, они погрузились в полное молчание. Нейл смотрел то на Эндрю, то на Аарона. Эндрю, как и Ники, сосредоточили всё своё внимание на искорёженном автомобиле. Аарон всё ещё сверлил Эндрю таким взглядом, словно вот-вот собирался открыть для себя главные тайны человечества. Дэй, который оставался в стороне во время всей потасовки, теперь наконец вышел вперёд и встал по руку от Эндрю.

Вскоре вернулся Ваймак. Он ни капли не слукавил, когда сказал, что они отложат внутренние командные разборки на потом. Тренер не сказал ни слова о жестокости Эндрю или о безопасности Элисон. Вместо этого он одарил машину Миниярда долгим взглядом и вытряхнул на ладонь сигарету. Едва она была прикурена, Миниярд выжидающе протянул руку. Ваймак отдал её без лишних колебаний и зажёг себе ещё одну.

— Ну, — хмуро протянул тренер, — по крайней мере, вы продлили страховку в прошлом году.

— А толку-то, — сжав руки в карманах, Хэммик поставил ногу на погнутый бампер. — Восстановлению не подлежит. Даже если ободрать и перешить весь салон, я больше не смогу сесть в неё без содрогания. Вы уже видели мёртвую лису, тренер? Они закинули туда мёртвое животное. Фу, блять, мерзость.

— Копы, — негромко предупредил Аарон.

Заметив полицейских, Нейл на секунду растерялся. Сейчас они стояли всего в двух машинах от них. Не то чтобы Джостен прям напрягся, но это было близко. Нейл неторопливо отвёл взгляд, чтобы не привлекать к себе внимание, но в другом направлении вид оказался ненамного лучше.

— И репортёры тоже, — сказал он.

В какой-то момент полиция успела полностью оцепить парковку и поставить контрольно-пропускной пункт для прибывающих. Два автобуса для прессы стояли за кордоном, и репортёры уже вовсю делали снимки этого мрачного зрелища.

Копы добрались до них несколько минут спустя. Один из мужчин медленно обошёл автомобиль по кругу, записывая номерной знак и, вероятно, описывая характер основных повреждений. На втором круге он достал камеру и нетерпеливой рукой разогнал Лисов из кадра, чтобы сделать хороший снимок. Второй коп скользнул по присутствующим усталым взглядом, держа ручку с блокнотом наготове.

— Чья машина?

— Наша, — отозвался Ники, вскидывая руку. — Ну, она записана на Эндрю, но я тоже указан в страховке. Мы двоюродные братья. Ники Хэммик и Эндрю Миниярд, комната 317. Если вам нужны документы на машину, я могу сказать, где их найти, но я бы не хотел сам за ними лезть. Загляните в машину и поймёте, почему. Нет, серьёзно, загляните внутрь.

Коп окинул машину более внимательным взглядом, но никак не прокомментировал её плачевное состояние. Нейл предположил, что тот перестал удивляться или вообще заморачиваться по этому поводу примерно шестьдесят потерпевших назад. Единственное, что он сказал:

— Вы видели или слышали что-нибудь необычное прошлым вечером или сегодня утром?

— В пятницу вечером в общежитии? — уточнил Ники, виновато пожимая плечами. — Вы научитесь не слышать вообще ничего, если захотите хоть немного поспать. Кроме того, наша комната выходит на фасад здания.

— А ты? — спросил полицейский у Аарона.

— Ничего, — коротко ответил тот.

Коп посмотрел на Эндрю в последнюю очередь. Эндрю молча вернул взгляд, невозмутимо делая глубокую затяжку. Ники выждал пару секунд, а затем ответил за него.

— Он узнал тогда же, когда и я. Рене разбудила нас, когда услышала новости. О, Рене – наш товарищ по команде, — полицейский казался крайне недовольным вмешательством Хэммика, на что тот в очередной раз пожал плечами. — Да, извините. Эндрю не разговаривает с копами. Это длинная история и она не имеет никакого отношения к делу. У вас есть ещё вопросы?

У полицейского осталось несколько вопросов, парочку из которых он нацелился спросить у Эндрю, несмотря на предупреждение Ники. Остальную часть вопросов он разделил между Ники и Аароном. Эндрю давно перестал обращать внимание на опрос и просто позволил своему взгляду блуждать по парковке. Хэммик восполнял интересующие пробелы так быстро, как только мог, и в конце концов копы двинулись дальше.

Несколько страховых агентов приехали из местных отделений, чтобы воочию оценить масштабы произошедшего и получить контактную базу клиентов. Женщина, представляющая агентство Эндрю, должно быть, принесла с собой какую-то шпаргалку, потому что она поприветствовала братьев по именам и выразила сочувствие за то, что им приходится проходить через всё это во второй раз. Пока она болтала и делала свои заметки и фотографии, приехали эвакуаторы, которые начали загружать побитые автомобили для перевозки в ремонтные мастерские.

— Они покроют временную аренду автомобилей и фургонов на неделю, — пояснил Ваймак, когда женщина ретировалась к своему следующему клиенту. — Сегодня в течение дня постараюсь взять нам две машины. Это может занять некоторое время, учитывая размеры очереди, поэтому дайте знать, если с вами свяжутся. И, если понадобится, могу увеличить количество автомобилей.

— Хорошо, тренер, — отозвался Ники.

— Подождёте здесь минутку? — спросил Ваймак и, когда они кивнули, пошёл на поиски остальной части команды.

Теперь им оставалось только ждать. Копам потребовалось больше часа, чтобы обойти всех потерпевших, и ещё больше времени ушло на то, чтобы эвакуировать часть машин. Ваймак вернулся, когда полицейские закончили с Элисон и Мэттом. К удивлению Нейла, вместе с ним вернулись и старшекурсники. Дэн и Мэтт всё еще казались сердитыми, но теперь усталость преобладала над всеми другими эмоциями. Встретившись взглядом с Эндрю, Элисон вздёрнула подбородок, молча заявляя о своём бесстрашии и принципиальном несогласии.

— Мы с Эндрю собираемся за обедом, — пояснил Ваймак. — Какие-нибудь предпочтения?

Нейл искренне сомневался, что после того, как они простояли всё утро в подобном зловонии, у кого-то остался аппетит, тем не менее, Лисы не стали отказываться от халявной еды. Они проголосовали без особого энтузиазма, и Эндрю ушёл вслед за Ваймаком. Лисы проводили их взглядом в неловкой тишине. Наконец Нейл решился посмотреть на Элисон. Он открыл было рот, собираясь сказать то, что должен был ещё пару месяцев назад, но так и не нашёл нужных слов.

— Спасибо, — сухо бросила ему Рейнольдс.

Это казалось таким незаслуженным, что Нейл ощутил мгновенный укол совести и тихо сказал:

— Прости меня.

Этого было чудовищно недостаточно за всё то, чего он ей стоил, чего он стоил всем им, решив остаться здесь, но больше Нейл ничего не мог им предложить. Взгляд, который Элисон послала в его сторону, говорил, что она отлично поняла, за что тот пытается извиниться. Она поджала губу, будто не была уверена, какого ответа он заслуживает. Прежде, чем Рейнольдс успела определиться, заговорила Дэниэль.

— Подписывая с вами контракт, мы понимали, что будут проблемы, — сказала она, смотря то на Аарона, то на Ники. — Мы приняли вас, несмотря на все слухи и протесты, потому что верили в вас. Мы защищали вас, были рядом в трудную минуту и прощали столько разного дерьма, которое никто бы не смог ни понять, ни объяснить. Мы пытались быть нормальной командой, пытались стать вашими друзьями и протянуть вам руку снова и снова, и снова. Но есть невидимая черта, где всё это заканчивается. И если вы когда-нибудь пересечёте её ещё хоть один раз, мы навсегда покончим с этим. Вы никогда, никогда, — повторила она, яростно делая ударение в нужном месте, — не раните ещё одного человека в этой команде. Это понятно?

Типичный задор Ники пропал без следа. Он выглядел почти поверженным, когда взглянул на Дэн и Элисон.

— Я понимаю, и ты права, но мне жаль: я не могу ничего обещать. Эндрю это... Эндрю. Мы не может предсказать или контролировать его.

— Он может, — холодно возразил Мэтт, кивнув подбородком в сторону Нейла. — Тогда почему не можете вы?

— Меньше инстинктов самосохранения? — предположил Хэммик, но его попытка пошутить с треском провалилась.

— Больше, — исправил Нейл, зная, что Ники всё равно не поймёт.

Не скрывая напряжения во взгляде, Бойд обернулся к Нейлу.

— Даже Рене не смогла достучаться до него. Что конкретно ты сказал, чтобы остановить его? В следующий раз, когда тебя не будет рядом, кто-то ещё должен знать, как отговорить его от крайности.

Нейл не мог ничего объяснить, не вдаваясь при этом в подробности, которые абсолютно не касались старшекурсников.

— Не доводите до этого в следующий раз.

— Нейл, я серьёзно.

Джостен лишь качнул головой.

— Я тоже.

— Элисон, — негромко позвал Кевин. — Ты в порядке?

Элисон знала Дэя слишком хорошо, чтобы понимать, насколько сильно он действительно беспокоился о её личном самочувствии. Раздражённо взглянув на него, Рейнольдс промолчала. Кевин истолковал её молчание по-своему и изучающе посмотрел на Джостена. Через мгновение он протянул руку и накрыл большим пальцем татуировку Нейла. Результат заставил его нахмуриться не разочарованно, а, скорее, несколько растерянно, и Кевин опустил руку. Нейл ждал какого-то комментария по поводу этого странного действа, но Кевин ничего не сказал.

— Пойдёмте, — позвала всех Дэниэль, и удручённые, порядком уставшие Лисы поплелись внутрь.

Аарон, Кевин и Ники скрылись в своей комнате. Нейл успел просунуть руку в проём прежде, чем Хэммик закрыл за собой дверь. Девушки, шагающие в комнату следом за Мэттом, практически сразу заметили, что потеряли Нейла где-то по пути. Джостен вскинул руку в неопределённом жесте типа «сейчас вернусь» и проскользнул мимо Ники. Только после этого Хэммик закрыл и запер дверь.

Аарон упал в одно из насыпных кресел и даже не потрудился поднять взгляд, когда Нейл остановился прямо перед ним. Джостен убрал руки в карманы, чтобы ненароком не распустить их в адрес Аарона, и опустился на корточки. Аарон скривил губы, дерзко и с непонятной провокацией во взгляде посмотрев на Нейла. Джостен сжал руки в кулаки. Он попытался мысленно посчитать до десяти, но успел дойти только до шести.

— Скажи мне, что ты не настолько туп, — попросил Нейл.

— Это не твоя комната, — буркнул Аарон. — Выметайся.

— Что он тебе пообещал? — потребовал Нейл, полностью игнорируя его слова. — Он точно не обещал защищать тебя от всего на свете, иначе он просто не позволил бы Кевину остаться в прошлом году. Тогда от кого он пообещал защитить тебя? — Нейл выждал минуту, давая Аарону возможность ответить самому, после чего принялся рассуждать вслух: — Он вернулся домой и неожиданно узнал, что твоя мать избивает тебя. Он сказал, что, если ты не можешь дать отпор женщине, то это придётся сделать ему. Не так ли? Всё, что тебе пришлось сделать взамен, это придерживаться рядом до самого выпуска.

— Это не имеет значения.

— Очевидно, что имеет, — теряя терпение, огрызнулся Нейл. Аарон нахмурился, но перестал отрицать это. — Ты всегда знал, почему он убил твою мать. Так почему ты заставляешь меня проговаривать это вслух?

— Нет, — резко отмахнулся Аарон. — Вот это как раз не имеет ко мне никакого отношения. Он дал своё обещание на второй день после приезда, но прождал ещё пять месяцев, прежде чем убил маму. Ты просто не видел тех синяков, которые она оставила на нём той ночью, когда думала, что он это я.

— Эндрю было плевать, что она делает ему больно. Единственное, что его волновало, так это то, что она систематически била тебя. И пять месяцев ему понадобилось только потому, что несчастные случаи требуют времени для планирования.

— Ты не можешь это утверждать.

— Могу. И ты бы тоже мог, если бы обратил внимание на то, как он относился к тебе в Колумбии, — напомнил Нейл. — Ты ведь раньше меня понял, почему он набросился сегодня на Элисон. Единственный, кто может остановить это, – ты. Напрягись и выясни, что ты должен сделать, что ты должен простить ему, чтобы он наконец отпустил тебя.

Гулко захлопнув за собой дверь, Нейл так и остался стоять в коридоре как вкопанный. Он понимал, что лучше не возвращаться к старшекурсникам в таком настроении. Сейчас совсем не время и не место для всего этого, когда команда и так на эмоциональном взводе, но вспышки характера Нейла никогда не были своевременными. Он даже не знал точно, на кого злился сильнее: на Аарона, за то, что тот был настолько невероятно слеп, или на себя, за то, что не собрал все части воедино намного раньше. А ещё он не мог перестать злиться на Ники и Кевина, за то, что они оказались настолько бесполезными в этом вопросе.

Он никак не мог успокоиться, поэтому сделал единственно возможное в подобной ситуации: спустился по лестнице на первый этаж и побежал. Изначально Нейл не собирался на стадион, но в итоге оказался именно там. Проходя мимо, он бросил ключи на домашнюю скамью и побежал вверх по ступенькам стадиона. На полпути он наконец избавился от всяких мыслей в голове. Он перестал чувствовать, перестал быть Нейлом, перестал быть чем угодно, в эти секунды он был просто телом в движении. Затем Нейл принялся наворачивать круги по периметру Лисьей норы. Когда каждый дрожащий вдох казался уже слишком горячим для напряженных лёгких, Нейл наконец-то вновь почувствовал себя нормальным.

Он забрал ключи на выходе со стадиона и запер за собой все двери. Медленно прогулявшись назад к Лисьей башне, Нейл устало поднялся по лестнице на третий этаж. Мэтт сидел диване в окружении Дэн с одной стороны и Рене с другой. Элисон оккупировала стол. Когда Нейл вошёл, все взгляды обратились в его сторону, и по выражению лиц присутствующих Нейл понял, что прервал важный разговор. Он молча вскинул руку по пути в ванную, тем самым извиняясь за несвоевременность и обещая, что моментально окажется вне зоны слышимости в душе.

— Ланч в холодильнике, — вслед кинул Мэтт. — Тренер привёз его, пока тебя не было.

Нейл уже и забыл обо всём этом.

— Спасибо.

Джостен открыл шкаф, чтобы взять одежду, но заколебался при виде своего сейфа. Он присел, провёл пальцами по замку, мысли в голове замелькали с космической скоростью. Нейл задался вопросом, сколько страховая компания сможет возместить на ремонт автомобилей. Даже если они не покроют всю стоимость, у Элисон и Мэтта было достаточно денег, чтобы заплатить за всё остальное. У братьев таких денег не было, а их машина оказалась почти такой же дорогой, как и авто Элисон. Ники уже морально готовился к плохим новостям.

Приглушённый стук туфель по тонкому ковру отвлек его от мыслей. Нейл выглянул из шкафа. Элисон напряжённо застыла в дверях, сложив руки на груди.

Нейл всё ещё не знал, что ей сказать, но он должен был хотя бы попробовать.

— Мне правда очень жаль. Он этого не заслужил.

Элисон молчала почти целую вечность.

— Ты уже говорил. Если бы мы получали то, что заслуживаем, то никогда бы не стали Лисами.

Сейчас, по отношению к смерти Сета, эта его фраза звучала абсолютно бессердечно и безжалостно. Нейл невольно поморщился, а Элисон, пожав плечами, отвернулась.

— Может быть, так даже лучше. Если бы он сам сделал это с собой, я бы жила, зная, что так и не смогла достучаться до него. По крайней мере, мне есть кого винить.

— Эндрю рассказал тебе о Рико?

— Я знала об этом с самого начала, — поделилась Элисон. — Монстр заезжал к Эбби перед похоронами, чтобы спросить меня о лекарствах Сета. Он рассказал мне свою версию произошедшего, чтобы убедиться, что я вернусь на поле.

Нейл подумал о том, насколько быстро после смерти возлюбленного Элисон смогла взять себя в руки и вернуться на поле, и о том, как Эндрю ненадолго остановился около неё по пути к воротам в тот первый матч. Крайне маловероятно, что Миниярд мог расщедриться на какую-либо моральную поддержку. Скорее всего, он пытался разозлить её и направить её злость в нужное русло.

После передозировки Сета Элисон не разговаривала с Нейлом неделями. Нейл думал, что это просто попытка справиться с личным горем. Он и сам отстранился, не понимая, как подступиться к Рейнольдс и как быть со своей совестью. Если она с самого начала знала версию Эндрю, то понимала всю степень косвенной вины Нейла. Может быть, именно поэтому Эндрю решил вмешаться: он уже взял Нейла под крыло к тому времени, поэтому ему нужно было убедиться, что Элисон не станет для них очередной проблемой.

И где-то на этом временном отрезке она уже простила его, но Нейл даже не понял этого.

— Я должен был сказать это раньше. Я просто не... — Нейл всплеснул руками беспомощно и потерянно. — Я просто не знаю, как говорить с людьми о важных вещах.

— Это мы уже заметили, — Элисон пожала плечами так, будто предмет разговора был незначительным и неважным, но они оба знали, что это не так. — Ты тот ещё тяжёлый случай. И однажды мне очень захочется узнать почему.

Сказав это, она ушла в другую комнату, оставив Нейла наедине с его мыслями и секретами.

Глава седьмая


Джостен как раз направлялся в спальню после душа, когда его телефон неожиданно ожил. Похлопав по карманам и не обнаружив мобильного, Нейл спустя секунду выудил его из-под подушки. Во входящих лежало два сообщения: первое пришло от Ники около часа назад, второе от Кейтлин. Её сообщение оказалось немногословным – «Что происходит???» – поэтому Нейл не стал заморачиваться с ответом.

Ники отписал, что Эндрю вернулся. Учитывая, что Ваймак взял Миниярда с собой за едой, а еда уже была здесь, очевидно, что он привёз и Эндрю тоже. Поэтому подобное предупреждение казалось излишним, но, зная Ники, это была просто завуалированная просьба прийти и убедиться, что у них всё в порядке.

Нейл убрал телефон в карман и, не сказав остальным ни слова о том, куда он направляется, вышел из комнаты. Ники моментально отреагировал на стук и открыл дверь.

— Он взял бутылку и ушёл, — поделился Хэммик. — И мы не знаем куда.

С начатой бутылкой и без машины Эндрю, определённо, не мог далеко уйти.

— С тренером? — уточнил Нейл.

— Не думаю, — качнул головой Ники. — Аарон тоже ушёл, сразу после тебя.

Нейлу было абсолютно наплевать, куда и зачем отправился Аарон. Он задумчиво кивнул и ушёл, спиной чувствуя взгляд Хэммика. Нейл поднялся по лестнице на последний пролёт и резко дёрнул дверную ручку точно так же, как это делал Эндрю. Понадобилось всего две-три хороших попытки, после чего дверь поддалась и Нейл шагнул на обдуваемую со всех сторон крышу.

На этот раз Эндрю сидел в дальней части крыши. Отсюда бутылка водки у его ног казалась пустой, однако приближаясь Нейл заметил, как на поверхности жидкости коротко вспыхнул солнечный блик. Подойдя к краю, Джостен выдохнул, пытаясь успокоить сердцебиение, участившееся от высоты, и опустился рядом с Эндрю на расстоянии вытянутой руки. Нейл окинул взглядом отрывающийся вид на разгромленную парковку. Оставался ещё десяток побитых машины, но рабочие уже вовсю отмывали асфальт. Полицейские сделали своё дело и уехали, оставив остальное на дежурную охрану. Вместе с ними исчезли и репортёры.

Эндрю подтолкнул в его сторону пачку сигарет:

— Дай мне хоть одну вескую причину, чтобы не столкнуть тебя сейчас с крыши.

Нейл вытряхнул сигарету из пачки и спокойно поджёг её.

— Я утяну тебя за собой. Это долгий путь вниз.

— Ненавижу тебя, — отозвался Миниярд, но его словам сложно было поверить. Прозвучало так обыденно, словно Эндрю уже и сам утомился от этой идеи. Он сделал глоток из бутылки и движением большого пальца стёр остаток жидкости с губ. Взгляд, которым он одарил Нейла, был невозмутимый и как всегда скучающий. — В девяноста процентах случаев один твой вид наталкивает меня на мысли об убийстве. Подумываю о том, чтобы спустить с тебя кожу и повесить её в качестве предупреждения для остальных дураков, которые захотят путаться у меня под ногами.

— Что насчёт остальных десяти? — уточнил Нейл, однако Эндрю проигнорировал этот вопрос.

— Я уже предупреждал о том, чтобы ты не пытался посадить меня на поводок.

— Я и не пытался, — пожал плечами Нейл. — Ты сам посадил себя на поводок, когда несмотря ни на что предложил мне остаться. Не надо злиться на меня только потому, что я оказался не достаточно тупым и взял его в руки.

— Ещё раз потянешь за него, и я убью тебя.

— Может быть, когда год подойдёт к концу, ты так и сделаешь, — признал Нейл. — Прямо сейчас ты не можешь себе этого позволить, поэтому не трать время на пустые угрозы.

— Думаю, дело не в деньгах, — протянул Эндрю, заработав вопросительный взгляд Нейла. — Причина, по которой они до сих пор преследуют тебя. Кажется, в какой-то момент они посчитали, что причинить тебе боль куда важнее, чем возместить то, что они уже потеряли.

— Можешь считать и так, но сейчас ты всё равно меня и пальцем не тронешь.

Эндрю потушил сигарету об крышу между ними.

— Времена меняются. Достаточно быстро.

Нейл изучающе вгляделся в его лицо в поисках признаков сдерживаемого гнева, с которым уже сталкивался сегодня, но ничего не нашёл. Несмотря на совсем недобрые слова, выражение лица Эндрю и тон его голоса оставались абсолютно спокойными. Миниярд произнёс это так, словно подобные слова для него совсем ничего не значили. Нейл не понимал, было ли это частью маски или правдой. Эндрю скрывал этот гнев от Нейла или же от самого себя? Возможно, монстр был погребён так глубоко, где ни один из них не сможет найти его, пока Нейл не пересечёт ещё одну непростительную черту.

— Ну и хорошо, — протянул Джостен. Дёргать спящего монстра за хвост казалось лёгким способом умереть мучительной смертью, однако к тому моменту, как протекция Эндрю подойдет к концу, Нейл и так уже будет мёртв. — Хочу увидеть, как ты теряешь контроль.

Рука Эндрю замерла на полпути к бутылке.

— В прошлом году ты хотел выжить. Теперь, похоже, ты изо всех сил стараешься побыстрее умереть. Если бы я был сейчас в настроении сыграть, то спросил бы, что заставило тебя пересмотреть своё мнение. На данный момент я сыт твоей тупостью на целую неделю. Поэтому вали обратно и раздражай там кого-нибудь другого.

Поднявшись на ноги, Нейл изобразил искреннее замешательство:

— Я что, раздражаю тебя?

— Ты даже не представляешь насколько.

— Забавно, — произнёс Нейл. — Ведь на прошлой неделе ты говорил, что ничто в этой жизни уже не трогает тебя.

Эндрю не ответил, и Нейл посчитал это победой. Выкинув сигарету, он направился внутрь. Джостен спустился по лестнице обратно на третий этаж, но не успел сделать и пары шагов по коридору, когда двери лифта разъехались с тихим гулом. Он оглянулся абсолютно инстинктивно. Понадобилась всего одна секунда, чтобы узнать Аарона, и ещё одна, чтобы распознать ярость на его лице. В следующий момент Аарон влетел в него с мощью грузового поезда и одним движением впечатал в стену.

Джостен успел пропустить удар по касательной в скулу и прямой удар по губам, прежде чем ему удалось отпихнуть Миниярда от себя. Нейл залепил ему под дых, но Аарон, словно не заметив, снова кинулся на него, и уже спустя секунду их грубо растащили в стороны. Нейл быстрым взглядом окинул вмешавшихся. Драка моментально привлекла внимание, заставив людей повыползать из ближайших комнат. Он узнавал эти лица, которые часто мелькали на лестницах и в коридорах; он знал их имена, несмотря на все свои усилия не запоминать о них ничего в принципе.

Аарон резким движением попытался высвободиться, а затем злобно взглянул на Нейла и остался у противоположной стены коридора. Джостен повёл плечами, понял, что его удерживают так же крепко, как и Аарона, и скользнул языком по внутренней части щеки. Во время удара он успел прокусить себе кожу, и одного глотка оказалось недостаточно, чтобы полностью избавиться от металлического привкуса во рту.

— Остыньте, — потребовал Рики, предупреждающе вскинув руки между ними. — Нам сейчас проблем хватает и без вашего дерьма.

— У нас всё в порядке, — подал голос Нейл.

Аарон был не из тех, кто позволял посторонним влезать в свои дела, поэтому Нейл предположил, что Миниярд подыграет ему до тех пор, пока они не останутся наедине. На самом деле, он просто недооценил злость Аарона. Вместо того чтобы дождаться хоть какого-то уединения, он неожиданно запальчиво выкрикнул на немецком:

— Пошёл ты нахуй! Что ты, блять, ей сказал?

Хриплые, преисполненные яростью слова застали остальных студентов врасплох, что дало Нейлу время на ответ. Существовала только одна она, из-за которой Аарону могло так снести крышу. Нейл, конечно, пожалел, что не ответил на сообщение Кейтлин, но в итоге только равнодушно пожал плечами:

— А что? Неужели она наконец сделала выбор? Что случилось? Пришёл к ней пожаловаться по поводу машины и получил ультиматум в ответ?

— Ты, блять, и сам знаешь.

— Эй, — снова потребовал Рики. — Остыньте, я сказал.

Нейл проигнорировал его слова.

— Я предложил ей вмешаться. И больше к ней не подходил и не давил на неё. Раз уж на то пошло, я сделал это до того, как осознал всю специфичность обещания Эндрю. И если бы я знал, насколько тупым ты был в те годы, то, вероятно, был бы куда осмотрительнее в этом вопросе.

— Ты не имел права втягивать её во всё это!

Стены общежития не были звуконепроницаемыми, поэтому громкий немецкий закономерно привлёк внимание остальных Лисов. Ники показался в коридоре первым, следом за ним объявились и старшекурсники. Футболисты расступились, давая им дорогу, но Мэтт и Дэн остались наблюдать со стороны. Нейл ожидал классических нотаций и нравоучений, однако Вайлдс скользнула по ним взглядом и ничего не сказала. Нейл не знал, была ли она слишком поражена тем спектаклем, который они сейчас устроили, и поэтому не вмешивалась или же она до сих пор злилась на Аарона за то, какое отношение он имел к критической ситуации с Элисон.

Хэммик подошёл к брату и озадаченно посмотрел на Нейла.

— Стоит ли мне знать? — уточнил он на немецком.

Аарон предпринял ещё одну попытку высвободиться, и на этот раз Амал отпустил его, вскинув руку, на случай, если тот попробует снова кинуться в бой. Вместо этого Миниярд отступил на полшага назад, словно не мог находиться в одном пространстве с Нейлом.

— Кейтлин отказывается видеться и разговаривать со мной, пока мы с Эндрю не сходим на совместный сеанс.

Челюсть Ники буквально отпала, а в его голосе звучало отчётливое неподдельное восхищение:

— Чёрт, Нейл.

Аарон искоса взглянул на Хэммика:

— Только попробуй встать на его сторону.

— А почему нет? — удивился Ники. — Не то чтобы, ты когда-либо позволял мне занять твою.

Оттолкнув Ники, Аарон пронёсся мимо в сторону своей комнаты. Ники выразительно поморщился, глядя на Нейла, и пошёл следом за братом. Кевин наблюдал за происходящим, застыв в дверном проёме, и отступил в коридор, чтобы пропустить их внутрь. Дэй не понял ни слова из разговора, но жёсткая линия его поджатых губ выражала очевидное недовольство. Нейл молча смотрел на него, как бы демонстрируя, насколько мало его сейчас заботило испорченное настроение Кевина.

Дэн махнула рукой спортсменам, всё ещё удерживающим Нейла:

— Спасибо. Мы за ним присмотрим.

Джостена передали под попечительство Вайлдс, и небольшая толпа начала потихоньку рассеиваться. Дэн жестом предложила ему идти первым и вместе с Мэттом проследовала за ним в комнату. Рене и Элисон оставались там, встретив вернувшихся с нескрываемым интересом.

Нейл не чувствовал голода, но перекус мог помочь занять руки. А ещё эта затея отчасти поставила его в безвыходное положение – Дэн прислонилась бедром к стойке, молча наблюдая за тем, как он роется в холодильнике. Казалось, Вайлдс пыталась взять его измором, но Нейл не собирался поднимать эту тему первым. Он поставил контейнер в микроволновку, выставил время и повернулся к Дэн с тяжёлым взглядом. Дэниэль выдерживала молчание до первого пищания таймера, а затем сдалась:

— Мы собираемся об этом поговорить?

— Возможно, вам не стоит общаться с Аароном в ближайшие пару дней.

— Мы, в общем, так и планировали, — отмахнулась Дэн. — Что за херня происходит?

— Я делаю то, о чём вы меня просили, — честно ответил Нейл. — Пытаюсь починить их.

— Если честно, не очень похоже.

Джостен пожал плечами, потыкал и перемешал лапшу в контейнере и снова выставил таймер.

— Если кость срастается неправильно, приходится снова ломать её. Они будут в порядке.

Мэтт прислонился плечом к дверному косяку и скептически вскинул бровь:

— Знаешь ли, это ни капли не обнадёживает. Твоё «в порядке» может значить что угодно, начиная от «собираюсь проехаться автостопом через весь штат» и заканчивая «меня избили до кровавого месива, но я всё ещё могу держать клюшку».

— Ты ставил на них? — спросил Нейл и, догадавшись, что Бойд вряд ли мог проследить за ходом его мыслей, пояснил: — На Аарона с Кейтлин.

— Все, кроме Эндрю, на них поставили, — подтвердил Мэтт. — Вопрос не в том, сложится ли у них. Вопрос только «когда».

— Ну тогда у них точно всё будет в порядке, — кивнул Нейл.

Дэн до сих пор не выглядела убеждённой, но она оставила Нейла поесть в покое и увела с собой Мэтта. Остаток дня Джостен провёл сверля взглядом учебники, вместо того чтобы сесть и действительно сделать всю накопившуюся работу. На ужин они заказали доставку еды из местного ресторанчика, потому что Элисон не хотела ни с кем видеться в столовой. А после они засели играть в настолки, заливая всё это безмерным количеством шотов.

Дэн, Мэтт и Элисон играли так, словно единственным способом выиграть было побыстрее накидаться. Рейнольдс отключилась первой, Дэн и Мэтт продержались немногим больше. Элисон растянулась на диване, а парочка завалилась в спальню, где моментально оккупировала кровать Мэтта. Нейл занялся устранением беспорядка, который они развели в гостиной, в то время как Рене пошла к себе в комнату, чтобы принести пару дополнительных одеял. Она вернулась как раз вовремя, чтобы помочь убрать остатки мусора. Они вместе перемыли липкие бокалы и практически закончили с этим, когда Рене неожиданно заговорила:

— Спасибо тебе. За то, что смог достучаться до него, когда у меня не получилось.

Нейл перевёл на неё взгляд:

— Он попросил тебя защищать их?

Уокер коротко кивнула и пояснила:

— Первый, кому Кевин рассказал всю правду о Морияме, был Эндрю. Эндрю понимал, что позволить Кевину остаться – значит подвергнуть всех нас серьёзному риску. И он был готов защищать своих, но совсем не беспокоился о сохранности остальной части команды. Поэтому он доверил их мне, — Рене кивнула головой в сторону спящих друзей и подняла стакан на свет, чтобы убедиться, что он полностью отмыт. — Первый вопрос, который я ему задала после возвращения в июле, – кто будет приглядывать за тобой? Он ответил, что это станет понятно после вечера в Колумбии.

Нейл перехватил стакан из её пальцев и повторно намылил его.

— Уверен, он уже жалеет, что взялся за меня.

— Эндрю не верит в сожаление; он говорит, что сожаление основано на чувствах стыда и вины, которые абсолютно бесполезны. К слову говоря, однажды я предложила ему самой приглядывать за тобой, — Нейл удивлённо взглянул на неё, в ответ на что Рене простодушно улыбнулась. Отчего-то на этот раз в её абсолютную безобидность верилось с трудом. — Он наотрез отказался, сказав, что не доверит тебя никому, кроме гробовщика.

— Надо же, какая королева драмы, — пробормотал Нейл.

Рене тихо рассмеялась и забрала у него стакан, выдав взамен полотенце. Нейл вытер руки и вернул его. Рене повесила полотенце на крючок, приклеенный к дверце холодильника, и вышла из кухни, чтобы окинуть взглядом гостиную.

— Здесь всё в порядке? Помощь больше не нужна? — уточнила она.

Склонив голову набок, Нейл прислушался к возможному шуму из спальни, но ответом ему была спокойная тишина.

— В порядке.

Нейл проводил Рене, закрыл за ней дверь и направился в спальню. Утро наступило слишком быстро, а вместе с ним подъехали и плохие новости. Ваймак позвонил им ни свет ни заря, чтобы предупредить, что здания кампуса обезобразили. Все корпуса и дорожки, соединяющие их, были плотно расписаны чёрной краской, а вода в местном прудике приобрела кроваво-красный оттенок. Белоснежные стены стадиона теперь пестрели разномастными надписями нелестного содержания. Ваймак не хотел, чтобы команда видела всё это, но ещё больше он не хотел, чтобы Лисы узнали о вандализме от третьих лиц. Обслуживающий персонал уже принялся за работу, пытаясь устранить все повреждения как можно оперативнее. Сам Ваймак пообещал вздёрнуть службу охраны кампуса, как только лично до них доберётся.

Вторая волна вандализма снова привлекла толпу репортёров, которым наконец удалось добраться до тренера, чтобы выбить из него пару комментариев на тему. Ваймак был слишком умён, чтобы не спускать всех собак лично на Воронов, и остановился на обвинении радикальных фанатов.

— Думаю, это просто жалко, — поделился он. — Чего смогут добиться эти трусы, срываясь на нас таким образом? Всё, что у них пока получается, это кидать тень на репутацию команды, которую они вроде как пытаются защитить. Думаю, пришло время Воронам сказать своё слово.

И уже в течение часа президент университета имени Эдгара Алана – Луис Андрич – сделал официальное заявление, настоятельно призвав фанатов сборной прекратить подобные «несдержанные действия». Вскоре после этого в более жёсткой форме высказался и сам Тетсуи Морияма, назвав действия вандалов оскорбительными и недопустимыми. Его выступление казалось подозрительно поддерживающим, но ровно до тех пор, пока он не перешёл к заключительному аккорду: «Нельзя выдрессировать собаку, избив её на следующий день после проступка. Она не достаточно умна, чтобы заметить взаимосвязь между своими ошибочными действиями и последующим со временем наказанием. Её необходимо воспитывать именно в момент проступка. Оставьте нам возможность самим всё исправить на поле».

Дэниэль полыхала от его слов весь остаток дня, однако посыл Мориямы всё-таки дошёл до фанатов и понедельник начался без каких-либо эксцессов. Нейл почти сожалел о том, что всё закончилось, потому что без внешних раздражителей команда снова фокусировалась на внутренних проблемах. Дэн и Мэтт разговаривали с Нейлом, но в упор игнорировали монстров. Элисон вела себя так, словно ничего не произошло, но при этом держалась подальше от Эндрю. Аарон просто не смотрел в сторону Нейла и вообще ни с кем не разговаривал, даже с Ники. Нейл ожидал, что разговор завяжется сам собой по пути на стадион, но, вероятно, Аарон пытался не втягивать Эндрю во всё это как можно дольше.

Кевин безостановочно ворчал по поводу существующих разногласий на протяжении сорока минут тренировки, а потом решил сконцентрироваться персонально на Нейле.

— Если из-за тебя, из-за того, что ты не умеешь держать язык за зубами, мы начнём проёбывать игры… — Он не закончил, предполагая, что Нейл и сам в состоянии заполнить недостающие пробелы. Когда Джостен молча отмахнулся, выражение лица Дэя помрачнело ещё сильней. — Нам сейчас не до твоего проблемного характера. Хватит всё усугублять, пока ты не разрушил ещё что-нибудь.

Нейл обдумал возможные варианты ответа и остановился на самом простом:

— Иди нахуй.

Дэй пихнул его, словно хотел привести в чувство. Нейл же толкнул его в ответ со всей силы, заставив налететь на стоящего позади Мэтта. К счастью, Бойд наблюдал за их короткой потасовкой, поэтому, когда Кевин врезался в него всем весом, он пошатнулся, но не упал, а перехватил Дэя за руку, чтобы тот не пошёл давать сдачи. Нейл в молчаливом предупреждении вскинул клюшку в сторону Кевина, а затем направился на свою позицию. Он знал, что Дэй пошёл следом, потому что расслышал, как Мэтт потребовал Кевина успокоиться. К тому моменту, как он добрался до центральной линии, к их срачу подключилась Дэниэль. Потребовалось несколько минут и пара серьёзных угроз, чтобы наконец утихомирить Дэя. Но их сомнительное перемирие держалось только взаимном желании игнорировать друг друга.

Едва их отпустили на перерыв, Нейл направился в раздевалку, чтобы попить воды. Ваймак пошёл следом и остановился у двери, уперев руки в боки и не сводя с Нейла взгляда.

— Мне ужасно интересно, когда война между нами и ими успела перерасти в это полномасштабное побоище. Поговаривают, в этом твоя заслуга. Что скажешь?

— У меня добрые намерения, — отозвался Нейл.

— Мне плевать на твои намерения, — отрезал Ваймак. — После всего, что они сделали, а особенно после того, что сказал тренер Морияма, мы не имеем права проиграть в пятницу. Не знаю, заметил ли ты, но сейчас мы совсем не в лучшей форме.

— Я знаю, — признал Нейл. — Мне жаль, что всё так не вовремя, но я совсем не жалею обо всём, что сказал.

— Мне не нужны твои извинения. Мне нужно, чтобы всё это было исправлено как можно быстрее.

— Хорошо, тренер.

Нейл направился на выход, но Ваймак вскинул руку, преграждая дорогу:

— К слову о времени, как там твои биологические часы? Возвращение к нормальному расписанию помогает лучше адаптироваться?

— Не столько помогает расписание, сколько их присутствие рядом. Я почти никогда не остаюсь один так надолго, чтобы снова терять чувство времени.

— Хорошо, — понимающе кивнул Ваймак. — Ладно, пошли. Посмотрим, что можно со всем этим сделать.

Нейл вернулся обратно в предыгровую зону. В его отсутствие Лисы успели разбрестись по всему стадиону. Мэтт, Дэн и Элисон сидели на одной из скамей Лисичек. Кевин стоял в одиночестве около стены поля, держа в руках планшет тренера и листая его многочисленные комментарии. Ники развалился отдыхать прямо на лестнице трибун, а Аарон забился где-то на ряду двадцатом. Эндрю и Рене, как обычно, наворачивали медленные круги по периметру стадиона.

Сейчас Нейлу не хотелось общаться с кем-либо из них, поэтому он просто решил походить по кругу следом за вратарями. Рене заметила его, когда они входили в поворот, и жестом попросила Миниярда остановиться. Нейл уже продумал извинение за вторжение в их пространство, однако Уокер поприветствовала его тёплой улыбкой, в то время как Эндрю отреагировал незаинтересованным взглядом. Едва он поравнялся с ними, Рене двинулась с места в прежнем темпе.

Нейлу, конечно же, было интересно о чём эти двое разговаривали вдали от остальных. И последнее, что он мог предположить, так это обсуждение экси. Рене предлагала изменить порядок их выхода на поле, учитывая, что теперь Эндрю был не ограничен сроками действия медикаментов и проявлением синдрома отмены. Их нынешние соперники играли на принципиально новом уровне, а Эндрю являлся более сильным вратарём. Она хотела, чтобы Миниярд компенсировал усталость команды во втором тайме. Эндрю принял предложение без споров и комментариев, и Рене перешла к другой теме.

То, что начиналось как обычный разговор, быстро вышло из-под контроля, и Нейл не имел ни малейшего представления, как они успели перейти от обсуждения реставрационных работ кампуса к вероятности начала Третьей мировой войны. Между этими двумя темами должна была быть хоть какая-то взаимосвязь, но как бы Нейл ни пытался, он не мог её найти. В конце концов он сдался, потому что обдумывание этой призрачной взаимосвязи не позволяло следить за развитием их текущего диалога. Рене предполагала, что причины могут скрываться в нехватке жизненно важных ресурсов, как, например, питьевая вода, в то время как Эндрю считал, что американское правительство просто-напросто вляпается в очередную неудачную заварушку, что повлечёт развитие неконтролируемого конфликта. Сейчас времени было слишком мало, чтобы хотя бы один из них мог привести достаточное количество аргументов и переубедить собеседника, поэтому Нейл вмешался и предложил им перенести обсуждение на любой другой день.

Ваймак собрал команду у домашней скамьи, чтобы вселить второе дыхание в тренировку своей ободряющей речью. Сначала он решил сделать упор на старшекурсников, и, когда Лисы вышли на разминку, Дэниэль удалось сдерживать внутреннее негодование достаточно неплохо, чтобы худо-бедно поддерживать контакт с Ники и Аароном. У Дэн с Мэттом появилась пара идей насчёт манёвров, которые могли бы провернуть защитники, поэтому они организовали внезапное обсуждение планов в дальней части поля. Аарон слушал их без особого энтузиазма и только потому, что был вынужден. Он не смотрел на Дэниэль, пока она говорила, и ничего не сказал в ответ.

Вторник прошёл чуть лучше, и то потому, что старшекурсники сменили тактику и активно старались взаимодействовать с остальной частью команды. Аарон никак не реагировал на их старания, Ники отчаянно цеплялся за любые проявления нормального общения, а Эндрю, как обычно, не выражал никакой заинтересованности, максимально отстраняясь от всего происходящего. Кевин устроил часовой разнос игры братьев, а потом обратил свой праведный гнев на остальных Лисов. Нейлу досталась всего пара едких фраз, в то время как сам Джостен решил не тратить слова на ответ и вовсе.

Когда Ваймак отпустил их на перерыв, Эндрю моментально вернулся к своему излюбленному занятию, неторопливо зашагав по периметру стадиона. Рене посмотрела на Нейла. Он не был уверен, можно ли считать это приглашением до тех пор, пока не развернулся к ней, тем самым заработав ободряющую улыбку. Нейл прекрасно осознавал, сколько недоуменного внимания привлекало их совместное хождение, но не стал оборачиваться, чтобы удостовериться в этом. Наверняка, остальные не хотели, чтобы он ошивался с вратарями, и вовсе не потому, что это свидетельствовало о затянувшемся конфликте между ним и Кевином. Лисы, возможно, скептически относились к дружбе между Эндрю и Рене, но на их отношения поставили уже около трёхсот баксов. А сейчас Нейл ставил приличный банк под угрозу, отвлекая вратарей друг от друга.

Нейл не питал никаких иллюзий насчёт реальных шансов Рене. Кроме того, в течение разговора Уокер регулярно выпадала, отвлекаясь на телефон и набирая частые короткие сообщения. Нейл компенсировал её отсутствие, рассуждая о плане эвакуации и стратегически важных остановках в случае зомби-апокалипсиса. Выживание, можно сказать, являлось его сильной стороной, и, несмотря на всю абсурдность подобного развития событий, было интересно сравнить свои приоритеты с приоритетами остальных. Рене настаивала на важности подбирания выживших, но Миниярд моментально отверг эту идею.

— Ты ни за кем не станешь возвращаться? — уточнила Рене.

Эндрю перевернул ладонь, окинув её взглядом:

— Могу пересчитать всех на пальцах одной руки.

— Думаю, тренер был бы очень хорош в бою, — заметила Рене, когда они проходили мимо домашних скамей. Ваймак посмотрел на них, расслышав своё имя, и только через секунду понял, что обращаются не к нему. — У него кстати есть разрешение на оружие.

— Ему пришлось продать пушку после того, как выяснилось, что я несколько раз проникал к нему домой, — уточнил Эндрю.

— А что насчёт Эбби?

— А зачем она мне? — задумался Миниярд. — Укус зомби вылечить невозможно, и она не позволит нам убивать заражённых. Кроме того, тренер её и на шаг от себя не отпустит. Вот пусть он о ней и заботится, пока может.

Рене кивнула, выражая своё согласие и понимание, и разговор плавно перешёл на более адекватную тему. Идея зомби-апокалипсиса крепко засела у Нейла в голове, поэтому он абсолютно выпал из их следующего обсуждения. Нейл задался вопросом, что он будет делать, если нашествие всё-таки случится. Он привык просто обрывать все связи с людьми и пускаться в бега. Вероятно, в таком случае он инстинктивно бросит их всех. Это было неприятно осознавать, но Нейл давно научился принимать о себе самую неприятную правду.

— Ой, — неожиданно сказала Рене, в очередной раз залипнув в мобильный. — Прошу прощения.

Она оторвалась от них и направилась к лестнице на трибунах, параллельно поднося телефон к уху. Эндрю, не останавливаясь, перевёл взгляд на Нейла.

— Жан, — сказал он. — Потрудишься объяснить?

— Я не знал, что Кевин дал ей номер, — честно ответил Нейл, оглядываясь через плечо на Рене. Уокер не стала отходить далеко, поднялась всего на пару рядов, чтобы добиться относительного уединения. Эндрю молчал, Нейл просто пожал плечами. — Похоже, она понравилась ему на банкете, когда мы в первый раз встретились с Воронами. Надеюсь, она сможет ослабить его слепую, непоколебимую преданность.

Подумав ещё немного, Нейл добавил:

— Возможно, именно поэтому Мэтт уже не так уверен насчёт вас двоих.

Миниярд снова промолчал, поэтому они закончили круг в тишине.

Учитывая, что теперь еженедельные сеансы с Добсон являлись необязательными, а у Лисов в распоряжении было только две машины, Эндрю пришлось пропустить встречу с Бетси в эту среду. Нейл вспомнил, что ещё не говорил с Эндрю по поводу условий страховки, и сделал мысленную заметку обсудить это в ближайшем будущем. Он думал, что удастся выкроить время в течение перерыва, но разговор не смолкал, а Нейл не мог перебить Рене посередине предложения. Шанс представился только по возвращению в Лисью башню.

— Эндрю, — позвал Нейл, когда они вышли из арендованной машины. Ники моментально остановился, послав в его сторону невероятно заинтересованный взгляд. Кевин и Аарон без промедления последовали за старшекурсниками в общежитие. Нейл качнул головой и, когда это не сработало, прямо сказал: — Сейчас придём. Присмотри пока за ними.

Хэммик выразительно поморщился и развернулся в сторону здания:

— Проще сказать, чем сделать.

Нейл проводил их взглядом и, удостоверившись, что все Лисы скрылись в общежитии, огляделся. Работникам пришлось хорошо потрудиться, чтобы вернуть стоянку в первозданный вид; единственным признаком того, что недавно здесь случилось что-то нехорошее, было необычно малое количество припаркованных машин, половина из которых казались незнакомыми.

— Есть новости из страховой? — спросил Нейл, переводя взгляд на Эндрю. — Сегодня звонили Мэтту, сказали, что он может забрать машину завтра. Элисон получит свою в субботу. Твоя подлежит ремонту?

Эндрю достал из кармана телефон, нажал пару кнопок и передал его Нейлу. Джостен заинтригованно ждал, пока из динамика не донеслось последнее голосовое сообщение. Холодный механический голос объявил дату, а затем отрезвил новостью о том, что урон оказался больше, чем по первым оценкам: мусор в задней части салона скрывал обширные повреждения сидений, и никто не осматривал багажник перед тем, как отбуксировать машину. Страховая предлагала Эндрю перезвонить, чтобы лично обсудить возможные варианты и гипотетические затраты на восстановление автомобиля до прежнего состояния.

Оперевшись на багажник арендованной машины, Эндрю выудил из кармана пачку сигарет, прикурил две и сразу же передал одну Нейлу, взамен отобрав телефон. Нейл спрятал сигарету в руке, защищая её от ветра. Он изучающе вглядывался в лицо Эндрю, пока тот убирал телефон и сигареты обратно в карман, не выражая при это никаких признаков расстройства или обеспокоенности.

— Придётся заменить её, — предположил Нейл. — Если страховая не сможет покрыть все издержки на замену, я оплачу недостающее. Ты знаешь, что с этим у меня проблем нет.

Эндрю окинул его холодным взглядом:

— Мне не нужна твоя благотворительность.

— Это не благотворительность, — качнул головой Нейл. — Это месть. Во-первых, это ведь не мои деньги, помнишь? Я уже говорил, что отец украл их у Мориямы. Если ты частично оплатишь ими машину, то, по сути, заставишь Рико возместить то, что испортили его фанаты.

— Месть – источник мотивации для слабых.

— Если бы ты действительно так считал, то не планировал бы убить Пруста.

Имя доктора по-прежнему напоминало кислоту, разъедающую и язык, и горло Нейла, но его упоминание не смогло пробить брешь во внешнем спокойствии Эндрю. Миниярд молча смотрел на него почти целую вечность, а затем зажал сигарету в зубах и махнул рукой, предлагая приблизиться. Нейл был уверен, что за слова о Прусте ему будет устроено тихое свидание с ножом, однако он послушно шагнул ближе, сокращая оставшееся расстояние между ними. Эндрю крепко обхватил рукой заднюю часть его шеи и приблизился, выдохнув облако дыма прямо ему в лицо.

— Это не месть, — спокойно пояснил он. — Я предупреждал, что собираюсь сделать, если он коснётся меня. И теперь я просто сдержу своё слово.

Он подождал немного, чтобы убедиться, что смысл слов дошёл до Нейла, а затем отпустил его. В следующий раз, когда он поднёс сигарету к губам, Джостен выхватил её прямо из его пальцев, переломил пополам и бросил на асфальт под ноги. Эндрю проследил, как половинку подхватило ветром, и невозмутимо посмотрел на Нейла.

— Девяносто один процент.

— Просто возьми деньги, — не унимался Нейл. — Ты купил ту машину ценой чьей-то смерти. А эту купишь ценой жизни… моей жизни. Я планировал потратить их на новые документы, если бы пришлось бежать отсюда. Благодаря тебе эти деньги мне больше не нужны.

— У твоей жизни свой ценник, который ты уже оплачиваешь, — напомнил Миниярд. — Нельзя устанавливать цену на одну и ту же вещь дважды.

— Только что ты потерял право называть меня упрямым, — сказал Нейл, на что Эндрю лишь пожал плечами. — Тогда заключи со мной новую сделку.

Миниярд медленно склонил голову набок, обдумывая предложение:

— И чего ты хочешь?

— А что ты можешь мне предложить?

— Не задавай вопросы, на которые уже знаешь ответ.

Нейл непонимающе нахмурился, но Эндрю не стал пояснять. Он протянул руку между ними, перевернув её ладонью вверх. Нейл просто посмотрел на него, и Миниярд жестом указал на его руку. Заинтригованный происходящим Нейл повторил движение, и Миниярд забрал сигарету из его не сопротивляющихся пальцев. Она едва не потухла, но Эндрю оживил её глубокой затяжкой.

— Эта моя, — напомнил Нейл.

— Ой, — равнодушно отозвался Миниярд.

Нейлу было плевать на сигарету, и он не стал бы её отбирать, поэтому просто наблюдал за тем, как Эндрю курит. Эндрю молча смотрел в ответ. Спустя секунду Нейл догадался, что тот ждал стоящего предложения. Джостен понятия не имел, что он должен был попросить, но знал, что существует тысяча и один способ сейчас всё испортить.

Здравый смысл кричал, что стоит попросить о примирении с Аароном, но, если Эндрю сделает это из-под палки, ни одному из братьев это точно не понравится. Нейл должен попросить о чём-то, что поможет сплотить Лисов, типа возобновления традиции совместных ужинов или просмотров фильмов, как они делали в отсутствие Эндрю. Он колебался, чувствуя, что упускает хорошую возможность. Ему ведь с удивительной лёгкостью удалось уговорить его на совместное празднование Хэллоуина. Он неожиданно вспомнил слова Кевина и понял, что ничего удивительного в этом не было: «Человеком легко манипулировать, когда ты понимаешь, чего он хочет».

Осталось только успеть выяснить до конца года, что или кого хочет Эндрю?

Нейл откинул эти мысли подальше, посчитав их сейчас отвлекающими. Размышления метнулись от Хэллоуина к «Райским сумеркам», затем к забегаловке «Sweetie’s» и Нейл наконец понял:

— Хочу, чтобы ты перестал закидываться крекерной пылью.

— И он ещё говорит, что не праведник, — протянул Эндрю вслух скорее для себя, чем для Нейла.

— Если бы я был, как ты считаешь, праведником, то попросил бы заодно отказаться от сигарет и алкоголя, — парировал Нейл. — А я прошу только об одной вещи. В любом случае, тебя почти не накрывает, при этом лишний риск остаётся. Тебе не нужна третья зависимость.

— Мне вообще ничего не нужно, — очень кстати напомнил Эндрю.

— Ну раз оно тебе не нужно, значит, ты сможешь с лёгкостью от этого отказаться. Правильно?

Эндрю подумал с минуту, а затем щелчком метнул сигарету в Нейла. Уголёк опалил ткань в месте удара, и Джостен затушил бычок ботинком, плотно вдавив его в асфальт. Холодный взгляд, которым Нейл одарил Эндрю, оказался бесполезен; Миниярд уже отвернулся, сосредоточив внимание на чём-то более интересном.

— Интерпретирую этот всплеск эмоций как твоё согласие, — заключил Нейл. — Вечером занесу деньги в комнату.

— Занесёшь? — уточнил Эндрю, снова переводя на него взгляд. — Точнее, сможешь ли занести? Ники говорит, Аарон больше не хочет видеть тебя у нас в комнате. Что-то там, связанное с твоим участием в делах, которые тебя не касаются. — Миниярд покачал рукой, выражая некоторое недовольство. — Паршивая телефонная связь сделала всю картину несколько непонятной. Возможно, ты сможешь объяснить мне в лицо, с чего вдруг тебя так заинтересовала жизнь моего братца?

— Не заинтересовала.

— И без херни, — добавил Эндрю.

— Не заинтересовала, — снова повторил Нейл. — Я его терпеть не могу, но у нас ужасно мало времени. В прошлом октябре я уже говорил, что не мы сможем дойти до финала без относительной сплочённости. Вы двое нас тормозите. Пришлось начать с одного из вас. И раз уже все делают такие ставки на Аарона и Кейтлин, я подумал, что он захочет бороться за неё.

— Сулит интересные перемены, — протянул Миниярд. — А также будет пустой тратой сил и времени. Он может попытаться, но ему не победить.

— Тебе придётся отпустить его.

— Ой, — удивился Эндрю, словно услышал интересную новость. — Правда?

— Ты просто потеряешь его, если не сделаешь этого, — проигнорировав сарказм, продолжил Нейл. — Он и дальше продолжит отталкивать Кейтлин, если ты будешь давить. Но он будет винить во всём тебя. Будет считать дни до выпуска, и, когда этот день придёт, ты его больше никогда не увидишь. Ты не тупой. Я знаю, что ты прекрасно понимаешь это. Отпусти его сейчас, если хочешь, чтобы он когда-нибудь вернулся.

— Кто-то тебя спрашивал?

— Меня не надо спрашивать. Выражаю своё мнение абсолютно безвозмездно.

— Не стоит, — посоветовал Миниярд. — Дети должны быть тише воды, ниже травы.

— Не надо отталкивать меня за ложь, а потом игнорировать за то, что говорю тебе истинную правду.

— Это совсем не истина, — качнул головой Эндрю. — Истина неопровержима и свободна от твоих личных предрассудков. Восход, Абрам, смерть – вот это истина. Нельзя судить о проблеме через призму своего восприятия, а потом называть это истиной или даже правдой. Этим ты не запутаешь ни одного из нас.

— Если ты просишь о полуправде, то её и получишь. То, что тебе не нравятся мои ответы, – это твоя проблема, а не проблема моего восприятия. И раз уж мы заговорили о личных заблуждениях и жизни Аарона, что ты собираешься делать на судебном процессе? Она ведь приедет, правда? Я говорю о Касс, — пояснил Нейл, зная, что Эндрю понял, о ком он. — Тебе придётся увидеться с ней.

— Тише воды, ниже травы, — напомнил Миниярд.

Это прозвучало невероятно скучающе, но Нейл умел различить предупреждение на слух. Он спустил этот вопрос на тормозах и направился к зданию.

Глава восьмая


Нейл проснулся ещё до того, как у Мэтта прозвенел будильник. Он полежал пару минут в тишине, а затем перевернулся на бок и отключил свой собственный. Открыв телефон, Нейл скользнул взглядом по дате. Пятница, девятнадцатое января. Нейлу Джостену исполнялось двадцать лет тридцать первого марта. Сегодня девятнадцатилетие Натаниэля Веснински. Нейл никогда не имел привычки праздновать свой день рождения, но каждый пережитый им год заслуживал полноценной минуты молчания. Он провёл большим пальцем по дате на маленьком тусклом экране мобильного и пожелал, чтобы сегодня им удалось обыграть Бельмонт.

Нейл пошёл на занятия, однако не узнал для себя ничего нового. Он записывал всё, что в течение пары диктовали преподаватели, но их слова совсем не задерживались в памяти. Запихнув конспекты поглубже в сумку, он в полном одиночестве перекусил безвкусной едой в столовой для спортсменов и вернулся обратно в Лисью башню. Проходя по лестнице мимо волейболистов, Нейл расслышал несколько пожеланий удачи в грядущей игре и мысленно сделал пометку поблагодарить их за поддержку. Почему-то ему казалось, что он уже сказал спасибо. Но он не был уверен. Нейл не мог сейчас сосредоточиться ни на чём, кроме предстоящей игры.

В день игры им отменили тренировку, поэтому у Нейла образовалась куча свободного времени, которое надо было как-нибудь убить. Он попытался сосредоточиться на учёбе, но из этого ничего толкового не вышло, затем попробовал вздремнуть и тоже безрезультатно. К тому моменту как они в полном сборе выдвинулись на стадион за час до начала, Нейл уже медленно сходил с ума.

В раздевалке едва уловимо пахло хлоркой и жидкостью для мытья окон. Нейл никогда не понимал, зачем было так усердно вымывать всё накануне игры, однако небольшая команда уборщиков приходила для этого каждый раз. Обычно к приезду Лисов запах уже полностью выветривался, но, возможно, сегодня персонал задержался из-за пробок, неизменно образующихся на территории кампуса в преддверии игры. Это также объясняло, почему сейчас Ваймак сидел в общей комнате вместо того, чтобы в привычной манере забаррикадироваться у себя в кабинете. Тренер утверждал, что у него аллергия на все чистящие средства. Эбби считала, что это глупая попытка оправдать извечный беспорядок в квартире, однако Ваймак упорно настаивал на своей версии.

Ваймак внимательно наблюдал за командой, видимо, в надежде заметить признаки воцарившегося перемирия. Каждая тренировка на неделе действительно проходила чуть лучше, чем предыдущая. И всё же они по-прежнему были далеки от необходимого команде сплочения. В четверг Нейл и Кевин снова начали разговаривать друг с другом, потому что оба достигли какого-то неуловимого предела возможного взаимного игнорирования. В то время как старшекурсники оказались не готовы простить Эндрю приступы его жестокости, они попытались свыкнуться с ней и хотя бы на время принять такое положения дел, исходя из чувства несвоевременной командной необходимости. Они по-прежнему относились к Миниярду как к замкнутому социопату, неспособному сожалеть о последствиях своих поступков или понять причины злости окружающих.

Аарон, в свою очередь, играл роль неизменного и неиссякаемого источника ненависти среди Лисов; едва им удавалось устаканить ситуацию и шатко-валко встать на ноги, он вмешивался, словно неуправляемая движущая сила и снова выбивал у них почву из-под ног. Нейл не знал, сколько ещё сможет терпеть подобную незрелую враждебность, прежде чем опять попытается вправить Аарону мозги. Хотелось бы, конечно, чтобы у Ники было больше влияния на своих братьев, учитывая, что их совместное проживание предоставляло возможность для разных воспитательных бесед. В этом плане даже Кевин мог бы оказаться ценным союзником, однако тот был готов спорить с Эндрю только в вопросах, напрямую связанных с экси. Дэй никогда не вмешивался в их личные проблемы.

Однако сегодня волноваться стоило не об этом; Нейл разберётся со всем после, на выходных. Он выкинул братьев из головы и последовал за парнями в раздевалку. Молча ввёл комбинацию на замке шкафчика и потянул на себя дверцу. На доли секунды Нейл почувствовал непривычное, неожиданное сопротивление, а затем услышал резкий хлопок, будто внутри что-то лопнуло.

А после – кровь.

Среагировав на открытие дверцы, пакет с кровью взорвался в шкафчике, и теперь Нейл с нескрываемым отвращением наблюдал, как она тягучей волной быстро покрывала всё внутри. Запах оказался настолько удушающе насыщенным, что, проникнув в лёгкие, он словно забивал собой все дыхательные пути. Шок длился не больше секунды, прежде чем паника взяла над ним верх. Нейл зарылся в шкафчик, хватая форму и снаряжение. Было слишком поздно, и он понимал это, но всё равно попытался. Майка хлюпнула в руках, словно промокшая насквозь губка, пускающая липкие кровоподтёки сквозь пальцы. Он уронил её на пол и попытался нащупать шлем. Пальцы скользили по твёрдому пластику, не давая нормально ухватиться, когда вмешался Бойд.

— Нет, — запротестовал Джостен, однако Мэтт уже оттаскивал его в сторону. — Да подожди!

Нейл упёрся ногами, но испачканная кровью подошва только скользила по плиточному полу. Кровь уже добралась до дна шкафчика и теперь просачивалась наружу, образуя быстрорастущую лужу. В верхней части висел пустой полиэтиленовый пакет, надорвавшийся в тот момент, когда дверцу открыли слишком широко. Он казался достаточно большим, чтобы вместить по меньшей мере литров десять – и этого было более чем достаточно, чтобы полностью испортить всё снаряжение Нейла.

— Ники, — негромко произнёс Эндрю, — позови тренера.

Хэммик моментально сорвался с места. Нейл изо всех сил оттолкнул Мэтта локтем. Бойд сдавленно выругался, теряя хватку, и Джостен кинулся обратно к вещам, скользя на мокром полу. Чтобы не упасть, пришлось даже ухватиться за ближайший шкафчик. Быстро восстановив относительное равновесие, он с отчаянной дрожью в руках принялся выгружать оставшееся. Обильно пропитавшись кровью, его домашняя форма теперь совсем не отличалась от выездной. Даже подкладка экипировки оказалась безнадёжно испорчена. Нейл вытащил шлем, наблюдая за тем, как кровь потекла сквозь забрало.

— Нейл? — позвал Мэтт.

Джостен уронил шлем в кучу грязных вещей, образовавшейся у ног, и, не сдерживаясь, залепил кулаком по шкафчику. Вместо холодного листа металла кулак столкнулся с пластиком, и Нейл резко сорвал порванный пакет с крючка. Когда он повернулся, чтобы выкинуть кусок полиэтилена, Миниярд крепко поймал его запястье. Нейл даже не заметил, как тот подошёл, и теперь просто смотрел на него или скорее сквозь него, чувствуя, как тяжело колотится в висках сердце.

— Всё испорчено, — голос дрожал от неприкрытой ярости. — Оно всё, блять, испорчено.

В следующую секунду в раздевалку влетел Ваймак, а следом за ним и Хэммик. От вида такого количества крови тренер на мгновение замер, затем шагнул в сторону Нейла:

— Это твоя?

— Тренер, моё снаряжение, — попытался объяснить Нейл, — оно…

— Это не его, — вмешался Эндрю, отпустив Нейла и вернувшись к собственному шкафчику. — Он в порядке.

— Перекись, — спохватился Джостен. — У Эбби в кабинете есть перекись?

Когда Ваймак ничего не ответил, молча смерив его взглядом, Нейл направился к двери с железной решимостью поискать перекись самостоятельно. Но тренер вскинул руку, преграждая дорогу.

— Надо отчистить одежду, пока кровь не начала сворачиваться, иначе сегодня мне будет просто не в чем идти на игру.

— Я хочу, чтобы ты хотя бы на пару секунд абстрагировался от своего привычного, пиздец однобокого образа мышления и задумался над тем, что сейчас ты стоишь весь в чьей-то крови. Ты в порядке?

— Эндрю уже сказал, я в порядке, — отмахнулся Нейл.

— Я не спрашиваю Эндрю, — отрезал Ваймак. — Я спрашиваю тебя.

— О, смотри, у меня есть запасное полотенце, — вмешался Мэтт и, достав одно из своего отрытого шкафчика, поспешил к душевым, чтобы намочить его. На подходе к раковинам Бойд резко остановился вполоборота к ним, и его поражённый голос гулким эхом отразился от стен душевой. — Что за херня?

Нейл понимал, что увиденное ему точно не понравится, и всё равно подошёл. Ваймак и Эндрю двинулись следом за ним. Когда Нейл проследил за взглядом Мэтта к дальней стене, всё внутри моментально перевернулось и глухо оборвалось. Поверх плитки кровью было выведено аккуратное послание:

«Счастливого девятнадцатилетия, младший»

Голова тут же наполнилась неразборчивым шумом и спорами. Пронзительное бормотание на заднем плане казалось абсолютно неуместным, и у Нейла ушла почти целая вечность, чтобы осознать, что все эти звуки исходили от его команды. Он отчётливо слышал их встревоженный тон, но конкретные слова разобрать не получалось. Страх ледяными когтями впился куда-то под ложечку, намертво сдавливая горло. Нейл на несколько секунд прикрыл глаза, глубоко вдохнул и выдохнул. Он не может разобраться с этим сейчас. Он не может; он не будет.

Он ухватился за хвост нарастающей паники и закинул её максимально глубоко, туда же, где спрятал своё измученное сердце перед тем, как сжечь тело матери. У него ещё будет возможность поддаться чувствам, но не здесь и не сейчас, не на глазах у всех Лисов – иначе он потеряет всё.

Постепенно, какими-то неразборчивыми отрывками мир возвращался на круги своя. Как раз вовремя для того, чтобы Нейл успел расслышать, как Ваймак пробормотал что-то насчёт вызова полиции. Моментально среагировав, Джостен схватил его за предплечье прежде, чем тот развернулся, и сжал пальцы так сильно, что, кажется, почувствовал скрип собственных костей.

— Тренер, — выдал он настолько спокойным тоном, на какой только был способен, — не будем втягивать сюда копов. Ладно? Давайте просто переживём эту игру, а завтра я сам здесь всё уберу. Никому не стоит об этом знать.

— Назови хоть одну вескую причину, почему я не должен отменить игру и вызвать сюда охрану или наряд?

— Я не могу сейчас рассказать, — напомнил Нейл, бросая на него косой взгляд. — Я просил подождать до мая.

Он хотел, чтобы Ваймак вспомнил о своём обещании, данным в новогоднюю ночь, когда тренер наконец потребовал объяснения многочисленным шрамам и вечному вранью. Нейл не сказал Ваймаку напрямую, что он находится в бегах, но он сделал достаточно намёков, чтобы тот сам смог сложить всё воедино. Нейлу было необходимо, чтобы тренер вспомнил об этом именно сейчас и сделал очевидный вывод: люди Рико не оставили бы после себя никаких улик, а вот отпечатки Нейла здесь повсюду.

Ничего не ответив, Ваймак смотрел на него тревожным пристальным взглядом. Нейл отвлёкся от тренера и забрал влажное полотенце из несопротивляющихся пальцев Бойда. Когда он пересёк душевую к своему поздравлению, лёгкие словно тисками сжало. Стараясь дышать неглубоко, чтобы подавить рвотный рефлекс, Нейл одну за одной стирал буквы с плитки. В конце на полотенце ещё оставалась пара чистых пятен, об которые Нейл вытер руки и вернулся к остальным, на ходу забросив тряпку в раковину – с этим он разберётся потом.

— Нейл, — аккуратно позвал Бойд.

Нейл не хотел сейчас ничего выслушивать.

— Переодевайся, Мэтт.

Вернувшись в основное помещение раздевалки, Джостен снова оглядел свой шкафчик. Потребовалось совсем немного времени, чтобы заметить, что, кроме самого Нейла, никто из команды не сдвинулся места. Мэтт неподвижно застыл около раковин. Ваймак и Эндрю по-прежнему стояли в дверях душевой. Аарон, Кевин и Ники замерли около своих шкафчиков. Все взгляды были прикованы к нему. Нейл чувствовал, будто правда светилась у него на лбу огромными мерцающими буквами. И каждый мог прочитать её. Эта правда заключалась всего в одном слове – младший – но Нейл всё ждал, что кто-нибудь назовёт его по имени.

Джостен окинул присутствующих взглядом и сфокусировался на единственно возможном союзнике в данной ситуации.

— Кевин, — позвал Нейл, переключаясь на французский, — заставь их шевелиться. У нас сорок минут до начала.

— Ты сможешь играть? — уточнил Дэй.

— Я зол, а не ранен, — огрызнулся Нейл. — Я не позволю этому испортить нам игру. А ты?

Кевин долгое мгновение оценивал его испытующим взглядом, а затем повернулся к остальным:

— Пошевеливайтесь, нам ещё игру выигрывать.

— Да ты шутишь, — удивился Мэтт, обогнув Эндрю и перекинув взгляд с одного нападающего на другого. — Ты действительно собираешься игнорировать тот факт, что это, — он указал пальцем на залитый кровью шкафчик, — только что произошло? Нейл, ты выглядишь как мужская версия Кэрри. И ты даже не хочешь вызвать сюда охрану, пока место преступления ещё свежее?

— Нет, — уверенно ответил Нейл. — Не хочу.

— Ты шутишь, — поражённо повторил Мэтт.

Нейл посмотрел на него.

— Рико мудак и по совместительству нарцисс. Он хочет, чтобы мы отреагировали. И если мы отреагируем, то он победит. Не доставляй ему такого удовольствия. Сделаем вид, что ничего не случилось, и сосредоточимся на Террапинах.

Потребовалось несколько секунд, чтобы Ваймак принял его сторону.

— Никто не будет здесь переодеваться. Берите экипировку и на выход. Пойдете в женскую раздевалку, когда девочки закончат. Я даю тебе один шанс, — предупредил тренер, когда Нейл посмотрел на него. — И если я почувствую, что твоя голова занята чем-то помимо игры, то сразу же уберу тебя с поля, а твоё место займёт Дэн. Это понятно?

— Да, тренер, — согласился Джостен.

Ваймак ещё раз окинул медленным взглядом беспорядок. Выглядел он при этом так, словно уже возненавидел себя за то, что пошёл на поводу у Нейла. Наконец, он покачал головой и подцепил одежду из небольшой мокрой кучи на полу.

— Эбби этим займётся. Кто-нибудь, одолжите Нейлу ещё одно полотенце.

— Спасибо, — искренне поблагодарил Нейл.

— Заткнись, — отмахнулся Ваймак и вышел.

Как только за тренером закрылась дверь, воцарилась гнетущая тишина. Наконец Эндрю сдвинулся с места, подошёл к своему шкафчику и вытащил всю экипировку. На остальных это подействовало как спусковой крючок, и вскоре они тоже, собрав вещи, вышли. Перед уходом Ники отдал Нейлу одно из запасных полотенец. Мэтт выходил последним, и, заметив, что Нейл по-прежнему стоит на месте, сам заколебался у двери.

— Отмоюсь здесь, — пояснил Нейл, указывая на свой жалкий вид. — Не хочу терпеть это дольше, чем нужно.

Мэтт не стал спорить и оставил Нейла в покое. Джостен в очередной раз посмотрел на свой шкафчик, затем решительно отвернулся и пошёл в душ. Моясь, он неотрывно смотрел под ноги, наблюдая за тем, как вода, постепенно бледнея, уносит кровь. И даже когда она стала полностью прозрачной, Нейлу всё ещё казалось, словно он сам истекает кровью внутри. Он вымылся три раза прежде, чем сдался и наконец выключил душ.

Едва шелест воды стих, Ваймак позвал его откуда-то из-за угла:

— Мэтт поехал обратно, чтобы привезти тебе носки и бельё. Я достал запасную экипировку, но ты должен сам померить и решить, какая подходит лучше. Когда форма достирается, я её принесу. А до тех пор сиди, не суетись.

— Хорошо, тренер, — отозвался Нейл.

Услышав, как за Ваймаком закрылась дверь, Нейл насухо вытерся прямо в кабинке. У Лисов оставалось запасное снаряжение ещё с тех времён, когда их состав был немногим больше. Рене брала экипировку из запасов, когда ей пришлось встать на позицию защитника этой осенью. Большую часть снаряжения можно было отрегулировать под себя, но только в определённом диапазоне. Методом проб и ошибок Нейл отобрал из кучи, оставленной Ваймаком, более-менее подходящий комплект. Теперь оставалось только ждать.

Казалось, Мэтт вернулся спустя вечность: вечерние пробки перед игрой превратили небольшую поездку до Лисьей башни и обратно в невероятно долгую. Стук в дверь отвлёк Нейла от мрачных мыслей. Он сполз со скамейки и пошёл проверить. Экипировка, которую он уже успел нацепить, не давала спокойно обернуть полотенце вокруг тела. Вместо того чтобы по-нормальному обмотаться им, Нейл прижал край полотенца к шее, позволив свисающей части прикрыть его покрытый шрамами живот.

Джостен приоткрыл дверь ровно настолько, чтобы просто убедиться, что это Мэтт, и, не придумав ничего лучше, напряжённо спросил:

— Стучал?

Мэтт очень странно на него посмотрел.

— Эбби просила передать, что всё ещё возится с формой.

Это был не первый случай, когда Лисы шли на уступки, чтобы подстроиться под персональные загоны Нейла по поводу личного пространства, но обычно у них было время на раздумья и анализ ситуации. Мэтт уже опаздывал на разминку и был нехило потрясён выходкой Рико, но несмотря на всё это он подумал о Нейле и не стал врываться без стука.

— Спасибо, — искренне поблагодарил Нейл, забирая одежду, протянутую из-за двери. Бойд принёс ему полный комплект, поэтому теперь было во что переодеться даже после игры. От одной мысли, что Мэтт рылся в его вещах, кожа покрылась холодными колючими мурашками, однако Нейл списал это на расшатанные нервы.

— Без проблем, — отозвался Мэтт. — Ещё что-нибудь нужно?

— Точный выстрел в голову Рико и никаких свидетелей, — поделился Нейл.

Мэтт усмехнулся, решив, что это шутка, и ушёл. Джостен закрыл за ним дверь и быстро натянул носки и нижнее бельё. Затем взял обувь и аккуратно ополоснул её в раковине. Это единственное, что он мог сделать. Кровь намертво въелась во внутреннюю обшивку. Для сегодняшней игры прокатит, но придётся заменить их как можно скорее. Нейл сможет надеть шорты будучи уже обутым, поэтому, чтобы не терять времени, он зашнуровал кроссовки. Джостен пошёл обратно в раздевалку, стараясь не отрывать взгляд от часов, чтобы не смотреть на кровь.

Наконец Ваймак вернулся с формой.

— Мы сделали всё, что могли, но придётся покупать новый комплект. Сегодня же закажу и оформлю экспресс-доставку.

Тренер передал вещи и принялся закатывать рукава. Нейл испачкал ему рубашку, вцепившись окровавленными пальцами в предплечье. Ваймаку стоило немалых усилий скрыть последствия. Нейл подумал, что стоит извиниться, однако понимал, что тренер просто не позволит ему. Вместо этого Джостен выжал остатки воды из футболки.

— Сушили как могли, — пояснил Ваймак, проследив за каплями, упавшими на пол. — Мэтт даже захватил фен у девушек, однако Эбби не разрешила использовать его: сказала, могут остаться пятна.

— Если спросят, скажу, что это была предыгровая шутка, — пожал плечами Нейл. — Фактически, это правда.

Джостен быстро переоделся. Ваймак в очередной раз окинул его цепким взглядом, прикидывая, можно ли в таком виде предстать перед публикой, и, как-то неопределённо кивнув, выпихнул его из раздевалки. Игра начиналась совсем скоро – команда уже провела разминку и даже сделала растяжку. Пока Ваймак давал остальным последние указания, Нейл пробежал несколько кругов в одиночестве. Когда он вернулся, тренер успел закончить очередную пламенную речь, и Нейл неожиданно оказался в центре всеобщего внимания.

— Уверен, что всё в порядке, Нейл? — уточнила Дэн.

— Уверен, что мы должны выиграть, — беззлобно отмахнулся он. — Лучше думай о победе, а не обо мне.

Судьи выпустили их на поле для последнего сета упражнений. Нейл полностью сосредоточился на движениях, стараясь не думать ни о чём другом. К тому моменту, как команда встала на позиции для первой подачи, Нейл настолько ушёл в себя и игру, что практически забыл о случившемся в раздевалке. Он толком и не осознавал этого, но полузабытое, призрачное воспоминание по-прежнему преследовало его, заставляя играть жёстче и быстрее. В течение матча Кевин не просил его унять пыл, поэтому они вместе накинулись на линию защиты с абсолютно несвойственной агрессией. Джостен заработал жёлтую карточку ещё до перерыва. Нейл думал, что это послужит для Ваймака поводом убрать его с поля, однако, собрав команду в холле, тренер не сказал о случившемся ни слова.

Повсюду мерещился запах крови, хотя Нейл знал, что это невозможно. Холл находился слишком далеко от раздевалки, а воздух вокруг наполнился запахами пота и дезодоранта.

— Где Эбби? — спросила Вайлдс, и Нейл понял, что не замечал её с самой разминки.

— Ей пришлось ненадолго уехать в студгородок. Но в её отсутствие никто не пострадает, — с нажимом произнёс Ваймак и махнул рукой в сторону кулера. — Пейте водичку, разминайтесь. У нас не так много времени.

Лисы отыграли вторую половину так, будто на кон было поставлено всё. Нейл использовал манёвры и подачи, которым его научил Кевин, и незаметно применил несколько защитных приёмчиков, о которых узнал у Воронов. Когда ему нужно было обратиться к Кевину, он делал это исключительно на французском. Он не отреагировал ни на одну провокацию противников, сохраняя молчание в ответ на разные комментарии в свой адрес. Нейл не имел право тратить дыхание на бессмысленную ругань, ему нужна была каждая капля оставшейся энергии, чтобы пережить эту игру. Судя по нарастающему напряжению в голосах Террапинов, он понимал, что его молчание не осталось незамеченным. Однако всё его взаимодействие с противниками по-прежнему сводилось к немым столкновениям и попытке обогнуть их.

Мэтт, в свою очередь, играл роль основной силы на дальнем конце поля. Ники всё ещё оставался самым слабым звеном, но Миниярд с беспощадной эффективностью уравновешивал ситуацию, забирая на себя его ошибки. Когда Аарон вышел на поле, они с Эндрю играли так слаженно, словно между ними никогда не случалось ничего плохого. Нейл не понимал, сплотились ли они из-за вмешательства Рико или сама игра отвлекала от накопившихся претензий и разногласий. До тех пор, пока это работало, Джостена не волновали причины неожиданных изменений.

Примерно за восемь минут до конца матча Лисы начали сдавать. Они слишком рано решили играть в полную силу. Тем не менее, пока им удавалось удерживать позиции, всё было в порядке, потому что у них по-прежнему оставалось преимущество в два очка. Нейл хотел забить ещё раз, чтобы хоть немного приободрить команду. Они с Кевином стояли бок о бок против отдохнувших, свежих нападающих, а защита блокировала их на каждом шагу. Судя по тому, какие непростительные задержки допускал Дэй, Нейл понимал, что Кевин устал не меньше, чем он сам. Нейл бросил ему резкое замечание, когда Дэй снова упустил мяч. Кевин прорычал нечто нечленораздельно грубое в ответ.

Спустя две минуты Лисы наконец получили толчок, в котором так нуждались. Террапин обогнул Мэтта и кинулся к воротам. Бойд не мог обогнать его и прикрыть ворота, но он уловил момент, когда нападающий собрался сделать бросок, и одним ударом попытался выбить мяч. Растерявшийся противник запнулся, крутанул клюшкой в надежде спасти мяч и шагнул во вратарскую зону. Мгновенно среагировав, Эндрю оставил ворота и влетел в Террапина с достаточной силой, чтобы сбить того с ног. Ошеломлённому нападающему потребовалось добрых пять секунд, чтобы понять, что произошло, и вернуться в игру. Но игра никого не ждёт. Бойд метнулся за мячом и с боевым кличем бросил его через поле Элисон. А дальше Нейл ударил по воротам и забил. Лисы оживились.

Команда выиграла со счётом восемь к пяти, и болельщики едва не снесли крышу своим ором. Лисы, не сговариваясь, сконцентрировались у ворот, потому что сам Эндрю никогда не подошёл бы к ним. В прошлом сезоне Ники и Рене удалось втянуть его во всеобщее празднование только потому, что тогда Миниярд был слишком измотан, чтобы сопротивляться. Теперь, когда Ники предпринял попытку накинуться на него с горячими объятиями, Миниярд предупреждающе вскинул клюшку. Быстро прикинув в голове все за и против, Хэммик повис вместо него на Аароне. Эндрю оставался в стороне, без особого энтузиазма наблюдая за тем, как в нескольких шагах Лисы сходили с ума, вопя и прыгая от счастья. Через пару секунд к нему присоединился Кевин, который незаметно обогнул команду и теперь стоял по руку от Миниярда. У них завязался короткий разговор, Нейл не мог разобрать содержимое за восторженными криками команды, однако, судя по жестам Эндрю, он в очередной раз напоминал, что его не беспокоит одобрение Дэя.

Они как можно быстрее закончили с формальностями, наскоро пожав руки команде соперников, и покинули поле. Ваймак и Эбби уже ждали их: тренер с какой-то хищной ухмылкой, скорее напоминающей оскал, а Эбби расплылась в широкой, искренней улыбке. Довольный вид тренера только подстегнул ликование Дэн, и она побежала в толпу фанатов, мгновенно обступившую её. Ники и Мэтт последовали за ней. Ваймак спокойно отпустил их, понимая, что журналисты вцепятся в них, как в самую лёгкую добычу, и погнал остальных Лисов в раздевалку. И только на подходе Нейл вспомнил о том, какой беспорядок его ждёт внутри.

— У вас есть ненужная тряпка? — спросил Джостен.

— Заткнись, — отмахнулся Ваймак. — Ты не будешь сейчас с этим разбираться. Мы только что выиграли.

— Восемь-пять, — подтвердила Элисон, словно Нейл мог забыть. В её голосе по-прежнему слышалась злость из-за произошедшего. А следующие её слова едва не заставили болезненно вздрогнуть: — Думаю, это можно считать подарком от команды на день рождения.

— Элисон, — предупреждающе вмешалась Рене.

— Нет, — отрезала Рейнольдс, не сводя взгляда с Нейла и вскинув палец на Рене, чтобы та не перебивала. — Я исчерпала лимит дерьма и вранья, которые могу вытерпеть за эту неделю. Я уже не говорю про весь год. Я хочу знать, насколько далеко может зайти это тупое противостояние между Нейлом и Рико.

— Мы это обсудим, но только когда все будут в сборе. Идите мыться. Снова по очереди. Дамы вперёд, — пообещал Ваймак и проводил девушек взглядом, пока дверь женской раздевалки не закрылась за их спинами. — Объявляю новое официальное правило в команде: все обязаны радоваться победе. Вы, нытики, загоните меня в гроб раньше времени.

Тренер опустил на них взгляд, но Кевин смотрел на Нейла, а близнецы были заняты взаимным игнорированием. Ваймак беспомощно вскинул руки, признавая собственное бессилие, и ушёл. В комнате моментально повисла тяжёлая тишина, которая рассеялась только с приходом Дэн, следом за которой появились Мэтт и Ники. Эти трое по-прежнему пребывали в состоянии восторга после победы, однако в компании кислых, депрессивных лиц, их настрой быстро пошёл на спад. Дэн колебалась всего секунду перед тем, как направилась в раздевалку, не проронив ни слова. Ники молча подошёл и прислонился плечом к Нейлу.

— Получается, мы только что выбили две из трёх. Следующая победа будет сладкой вишенкой на торте, — Ники бросил Кевину многозначительный взгляд, призывая присоединиться к разговору. — Впереди игры на выбывание. Каковы шансы, что мы поиграем с кем-нибудь интересным?

— Нулевые, — не задумываясь, ответил Кевин. — Все интересные команды в нечётной подгруппе.

— Все, кроме нас, ты имел в виду, — Ники дал ему минутку на то, чтобы согласиться, а затем, не дождавшись подтверждения, преувеличено тяжело вздохнул: — Ты такой предвзятый. Главное, не забудь, на чьей стороне ты играешь. Если нам придётся выйти против Калифорнии, советую ставить на нас.

— Я подумаю об этом, — кивнул Дэй.

Вороны и Троянцы всегда были заклятыми соперниками, тем не менее Кевин относился к числу неисправимых фанатов сборной Университета Калифорнии. Нейл этому не удивлялся, поскольку Троянцы действительно считались одной из лучших команд страны. Они славились своими достижениями, особенно безукоризненным спортивным поведением, а также возглавили движение за то, чтобы не снимать Лисов с чемпионата прошлой осенью. В общем, они целиком и полностью заслуживали внимания и уважения Дэя.

— Придурок, — надулся Ники. — Расскажу тренеру, что тренер Риман тебе нравится больше.

— Расскажи, — пожал плечами Дэй. — Если тренер достоин своего места, то он понимает, что Троянцы лучше Лисов. Всегда были и всегда будут.

— Какой же предвзятый, — снова пробормотал Хэммик.

Дэн позвала их, когда девочки закончили, и парни заняли раздевалку. Нейл долго стоял под струями воды, проверяя, не осталось ли крови под ногтями. Он ничего не нашёл, но мог бы поклясться, что на мгновение в воздухе повис запах горелой плоти.

Как обычно Джостен переоделся последним и, покинув раздевалку, он обнаружил, что все дожидаются его в зоне отдыха. Ваймак стоял около журнального столика, скрестив руки на груди. Эбби безмолвно застыла в дверях. У Нейла возникло непреодолимое желание просочиться мимо неё и пропустить весь этот разговор. Но он всерьёз сомневался, что кто-либо из присутствующих позволит ему просто так взять и уйти. Поэтому Нейл послушно опустился на диван рядом с Эндрю.

Ваймак подождал, пока он усядется, и только потом заговорил:

— Сначала о главном. Точнее, о птицах. Я созвонился с кафедрой и получил для Эбби допуск к микроскопам в научной лаборатории. Нужно было убедиться, что это не человеческая кровь.

— Какая мерзость, — поморщился Ники.

— Это было необходимо, учитывая, с кем мы имеем дело, — качнул головой Ваймак. — Последнее, чего я хочу, – подвергать вас риску. Стадион должен быть абсолютно безопасен для вас, но я не смог обеспечить вам эту безопасность. Я всерьёз подумываю о том, чтобы установить здесь камеры на общественных территориях, но не стану этого делать без вашего согласия. Если нам понадобится отсмотреть эти записи, можете быть уверены: их увидят только присутствующие здесь. Я точно так же, как и вы, не хочу впутывать посторонних в наши дела. Что закономерно подводит нас ко второму неразрешённому вопросу: Нейл попросил не впутывать в это полицию.

Ваймак пробежался взглядом по лицам.

— Лично я готов отнестись с пониманием и пойти на этот шаг, но речь не только обо мне. Согласны?

— Неужели ты позволишь ему выйти сухим из воды? — удивилась Дэн.

— Он бы не пошёл на это, если бы была реальная вероятность, что его могут поймать, — пояснил Нейл.

— Вероятно, мы его и не поймаем, но, может, удастся выйти на соучастников, — предложил Мэтт. — Никто не идеален. Все оставляют следы.

Неожиданно слово взял Аарон, и от его резкого обвинения у Нейла замерло сердце:

— Кому, как не тебе, об этом знать, да, младший?

Нейл кинул быстрый взгляд на помрачневшее лицо Аарона и заведомо приготовился к худшему. Но то, что последовало дальше, оказалось хуже любых ожиданий.

— Они никогда не найдут доказательства причастности Рико, — заявил Аарон, — но они могут найти тебя, верно? Вот для чего всё это, да? — Аарон указал на своё лицо, имея в виду резкие перемены в облике Нейла. — Твоя внешность, знание нескольких языков, постоянная ложь – ты просто бежишь от чего-то или от кого-то.

Этот провокационный вопрос казался каким-то запрещённым приёмом, заставшим врасплох, моментально выбившим воздух из лёгких и стянувшим внутренности в тугой холодный узел. Обрушившаяся следом тишина, по ощущениям, длилась вечно. Нейл был уверен, что звук его колотящегося сердца гулко разносился по всей комнате; оно стучало так сильно, что он чувствовал эти удары кожей. Их пронзительные взгляды одну за одной срывали с него все маски, которые Нейл когда-либо примерял.

Накрывшее с головой отчаяние помогло вернуть себе дар речь, но на то, чтобы сохранить тон спокойным, пришлось бросить все оставшиеся силы.

— Знаешь, я ожидал ударов в спину только от Воронов. Я думал, Лисы выше этого. Нет, — отрезал Нейл, когда Аарон снова открыл рот, — не смей вымещать на мне свои проблемы с Эндрю. Я знаю, что ты злишься на меня за то, что я втянул в это Кейтлин, но тебе придётся смириться с этим.

— Ты втянул её в мои проблемы. Я втягиваю их в твои. Совсем не так весело, когда кто-то поступает так с тобой, правда?

— Ты такой тупой, — заключил Нейл. — Я вмешался в ваши разборки, потому что хотел помочь вам обоим. Ты делаешь всё это потому, что рассчитываешь, что меня это заденет. И в этом принципиальная разница, не находишь? С другой стороны, это даже неплохо, потому что тот факт, что ты такой искренний мудак, означает, что я был прав, — наклонив голову набок, Нейл посмотрел Аарону в глаза. — Ты хоть понимаешь, что твоя трусость – это именно то, что разделяет вас с Эндрю?

— Я не трус.

— Ты бесхребетный мудак, — продолжил Нейл. — Ты позволяешь миру происходить с тобой, плывёшь по течению и даже не сопротивляешься. Позволяешь другим указывать, как тебе жить и с кем проводить своё время. Напомни, почему ты так долго терпел побои матери? Ты действительно любил её вопреки ебанутости или просто слишком боялся уйти?

— Нейл, — поражённо выдохнула Дэн. — Это не…

— Пошёл нахуй, — выплюнул Аарон. — Я всё ещё жду ответ на мой вопрос.

— А я всё ещё жду извинений, — Нейл перевёл взгляд на Эндрю. — От вас обоих, друг другу. Вы ведь уже в расчёте, так? Почему вы не можете просто отбросить всё это говно и попробовать начать сначала? Зачем тянуть ещё три года, если можно исправить всё прямо сейчас?

— Ты ничего не понимаешь, — ядовито процедил Аарон.

— Ты просто не хочешь, чтобы я оказался прав, — предположил Нейл, — потому что, если я прав, это ты виноват в её смерти.

Наконец Эндрю вмешался в спор:

— Нет, это всегда будет только её вина.

— Она себя не убивала, Эндрю, — в голосе Аарона смешалась ярость и тяжёлая скорбь.

Эндрю окатил его ледяным взглядом:

— Я предупреждал её, что случится, если она снова поднимет на тебя руку. Ей не стоило так удивляться.

— О Господи, — шепнул Мэтт, — ты что, только что…

Ваймак устало потёр переносицу и шумно выдохнул.

— Может, мы сначала выйдем, а потом вы продолжите исповедоваться друг другу?

Аарон перевёл взгляд с Ваймака на старшекурсников, а затем повернулся к Эндрю. Нейл ожидал, что он воспримет предложение тренера как предупреждение и замолчит на время. Вместо этого Аарон перешёл на немецкий и продолжил:

— Это не настоящая причина. Не ври мне.

— Она всегда была никем и ничем для меня, — пожал плечами Эндрю. — Зачем ещё мне её убивать?

Аарону потребовалось время, чтобы вернуть себе дар речи. Когда он заговорил, его голос по-прежнему звучал зло, но теперь в тоне слышались заметные изменения:

— Ты даже не смотрел в мою сторону. Не говорил мне ни слова, пока я первым не обращался к тебе. Я не экстрасенс. Откуда я мог узнать это?

— Потому что я пообещал тебе, — ответил Эндрю. — И я не забыл о своём обещании просто потому, что ты не отнёсся к нему всерьёз. Я сделал то, о чём говорил, и нахуй тебя, если ты ожидал чего-то другого.

Это появилось снова: намёк на едва различимую бездонную злость внутри Эндрю. Аарон открыл было рот, но потом закрыл его и опустил взгляд. Эндрю неотрывно смотрел на опущенную голову брата долгую минуту. Аарон сдался, однако с каждой секундой внутреннее напряжение Эндрю, казалось, только нарастало. Нейл проследил за тем, как Эндрю впился пальцами в бедра, не сложив руки в кулаки, а сжав их так, словно пытался выдавить из кого-то жизнь. Он понимал, Эндрю близок к точке кипения, к неизбежному срыву.

Нейл вскинул руку между ними, пытаясь преградить Эндрю вид на Аарона, и заработал тяжёлый, недобрый взгляд Миниярда. Уже спустя секунду его взгляд померк, и Нейл мгновенно пожалел о своём вмешательстве. Невозможно избавиться от бушующей внутри ярости так быстро и легко; Эндрю просто похоронил её где-то глубоко внутри, там, где она сможет ранить только его самого. Слишком поздно пытаться вернуть её обратно на поверхность, Нейл беспомощно уронил руку на колени.

— Мы закончили, тренер? — наконец спросил Нейл.

— Нет, — ответила за него Элисон. — Насколько бы просвещающей ни была эта попытка отвлечь нас от главного вопроса, он всё ещё в силе: что у Рико есть на тебя?

Учитывая прямые обвинения Аарона, лгать теперь не было смысла. Нейл постарался подобрать самую простую и самую неочевидную форму правды.

— Он знает, кто я.

Им понадобилось время, чтобы осознать значение сказанного, после чего Мэтт подтолкнул Нейла к продолжению, протянув многозначительное: «Эм?».

— У семьи Нейла есть определённая репутация, — неожиданно вмешался Кевин, встав на защиту Нейла. Джостен посмотрел на него с немой просьбой заткнуться, пытаясь при этом сохранить максимально нейтральное выражение лица. Кевин даже не взглянул на него, но добавил: — И теперь Рико пытается использовать её против Нейла.

— Это может стать проблемой? — уточнила Дэн.

— Нет, — отрезал Нейл.

Элисон вскинула бровь и махнула рукой куда-то через плечо, видимо, подразумевая плачевное состояние раздевалки:

— Ты в этом уверен?

— Да, — кивнул Нейл, но никто не выглядел убеждённым. Нейл аккуратно взвесил каждое слово, маневрируя между правдой и ложью и пытаясь подобрать тот вариант, который бы устроил всех хотя бы на время. — Рико знает, кто я, потому что наши семьи вращаются в одних кругах. Но он Морияма только по имени. Он ничего не может сделать, кроме как терроризировать меня подобным образом.

— Чёрт, Нейл, — протянул Мэтт. — Твои родители, должно быть, большие шишки, раз уж даже Рико приходится соблюдать правила. Получается, Аарон был прав? Это то, как ты на самом деле выглядишь?

— Да, — признал Нейл.

— Но зачем врать про возраст? Не понимаю.

— Я не хотел, чтобы кто-нибудь проследил связь между мной и моей семьёй, — пояснил Нейл. — Чем сложнее людям сопоставить факты, тем лучше. Прикинуться в Милпорте восемнадцатилетним означало, что учителям и тренеру не придётся связываться с родителями по любым формальным поводам. Если бы я сказал правду вам, пришлось бы объяснять, зачем я соврал, а я не привык доверять людям. Не хочу, чтобы вы осуждали меня за грехи родителей.

— Как будто у нас есть право кого-то осуждать? — фыркнула Дэн, и Нейл виновато пожал плечами. Казалось, она хотела спросить что-то ещё, но в конце концов переборола своё любопытство и ничего не сказала. Вайлдс посмотрела на Нейла, затем перевела взгляд на Мэтта и Рене. Когда ни у кого из них не нашлось, что добавить, Дэн посмотрела на Ваймака. — Да, думаю, мы закончили, тренер.

Ваймак кивнул.

— Ни у кого нет возражений против камер? Нет? Тогда закажу на выходных. Их месторасположения и предстоящую игру обсудим в понедельник. А пока определитесь, что вы должны сделать, чтобы уладить свои личные разногласия, — он многозначительно посмотрел на Аарона. — И больше не смейте выяснять отношения на моём поле. Это понятно?

Лисы пробормотали нечто похожее на согласие, и Ваймак махнул рукой в сторону выхода:

— Свободны. Удачи на дорогах.

Снаружи стадиона творился натуральный хаос. Пьяные фанаты орали не свои голосом и носились вокруг, как сумасшедшие; люди в толпе пританцовывали и пели победные песни. Полицейские стояли во всеоружии, пытаясь контролировать такую массу людей и гасить беспорядки. Охранники проследили за Лисами, пока те не добрались до своих машин. Аарон прошёл мимо арендованного автомобиля и забрался на заднее сиденье машины Мэтта. Ники хотел было что-то сказать, но передумал, когда Эндрю предупреждающе щёлкнул зажигалкой в паре сантиметров от его лица. Хэммик молча забрался на заднее сиденье к Нейлу и всю дорогу внимательно изучал колени.

Траффик около стадиона был слишком плотным, поэтому едва они выехали на дорогу, пришлось вынужденно разделиться. Мэтт добрался до общежития первым, и к тому моменту, как приехали остальные, Аарон уже исчез. Джостен проследил, как Эндрю впустил Кевина и Ники в комнату, после чего направился к себе. Мэтт шёл следом, и Нейл даже попытался изобразить удивление, когда девушки появились сразу за ним.

Тихая вибрация телефона мгновенно привлекла внимание, Нейл вытащил его из кармана. Во входящих лежало одно сообщение. Исходящий номер и код страны были ему незнакомы, ещё больше вопросов вызывало содержание: «49». Нейл подождал минуту, но больше ничего не пришло. Он удалил сообщение и убрал телефон обратно в карман.

— Нейл, — позвала Дэн и, дождавшись, пока Джостен обратит на неё свой взгляд, продолжила: — Спасибо тебе. За честность, я имею в виду. Знаю, что это только часть правды, но понимаю, что это вынужденная мера. Мы всегда рядом, если захочешь поговорить. Ты ведь знаешь, правда?

— Знаю, — подтвердил Нейл.

Она сжала его плечо в немой, но искренней поддержке.

— И спасибо тебе за… Ну, что бы ты ни делал с Эндрю и Аароном. Я не совсем уверена, что понимаю то, что сегодня произошло, но понимаю, что это было важно.

— Важно? — эхом отозвался Мэтт. — Мы собираемся обсудить тот факт, что Эндрю убил их мать? Я думал, это была автокатастрофа, несчастный случай. Они всегда так говорили.

— Это и была автокатастрофа, — подтвердил Нейл.

— Ключевое слово – несчастный случай, — уточнил Мэтт, делая ударение на последней части. Нейл посмотрел на него, но ничего не ответил, поэтому Бойд продолжил: — Как ты узнал?

— Ники рассказал мне пару месяцев назад.

— Так просто, — с сомнением протянул Бойд. — Ты всегда понимал, на что он способен, но говорил, что у тебя нет реальных причин бояться его. В какой же херне замешаны твои родители, если ты относишься к убийству как к пустяковому делу, да ещё и спокойно мозолишь глаза Рико?

Нейл лишь качнул головой, когда на помощь пришёл мягкий тон Рене:

— Может быть, Нейл верит в его мотивы. Эндрю признался в убийстве, да, но он также сказал, что сделал это ради Аарона. Чтобы защитить его.

— Это было преднамеренно, — вмешалась Дэн. — Это не самооборона. Он мог позвонить в полицию или в службу опеки, или привлечь родителей Ники.

— Люди с нашим прошлым не привыкли полагаться на госслужащих, — пояснила Рене. — Думаю, Эндрю не рассматривал эти варианты.

— И посмотри, что случилось в прошлом ноябре, — добавил Нейл. — Эндрю понимал, что Лютер не защитит Аарона.

Дэн перевела недоверчивый взгляд с Рене на Нейла:

— Вы на его стороне?

Рене беспомощно развела руками, одарив подругу утешающей улыбкой:

— Мы никогда не сможем полностью понять ситуацию, в которой он оказался, Дэн. Мы не можем взглянуть на произошедшее под его углом или прочувствовать, насколько тяжёлой была их жизнь. Всё, что мы можем, – сделать выбор: поверить, что он пытался защитить Аарона, или же осуждать его за радикальные меры. Я предпочитаю первый вариант. А вы? Приятно думать, что он действовал из благих побуждений.

— Скажи ещё, что это мило, — с издёвкой предложила Элисон.

— Пожалуйста, не надо, — слегка поморщившись, запротестовала Дэниэль. — Это перебор.

Нейл подождал, желая убедиться, что вопрос исчерпан, а потом сказал:

— Я спать.

Никто из них не стал его останавливать. Нейл закрылся в спальне, переоделся и завалился на кровать. Мысли упорно затягивали его на самое дно, поэтому он считал в уме так долго, как только мог, на всех известных ему языках. Это не помогло заснуть, но, по крайней мере, помогло на время успокоить внутренних демонов.

Глава девятая


С восходом солнца Нейл бросил все попытки заснуть и выбрался из кровати. Он вышел на пробежку по окружной, а на повороте свернул к стадиону. Служба охраны как обычно патрулировала территорию. Сегодня Нейл доверял им ещё меньше, чем вчера: теперь он знал, насколько легко можно мимо них проскользнуть, что, собственно, и сделал. Открыв дверь собственными ключами, он щёлкнул выключателем по дороге в раздевалку.

Джостен толкнул дверь нараспашку, попутно закатывая рукава толстовки, и замер на пороге. Весь бардак исчез – на полу ни пятнышка. Нейл невольно обернулся через плечо, но, когда он пришёл, в помещении было темно. Он здесь один. Нейл пересёк комнату к своему шкафчику, потянул дверцу. Пусто и чисто.

На часах была половина восьмого, что означало, что Ваймак уже проснулся. Нейл опустился на скамейку и набрал его номер. Тренер ответил со второго гудка.

— Не знаю, что удивляет меня больше: то, что твой телефон включен, или то, что ты проснулся субботним утром в такую рань, — вместо приветствия выдал Ваймак.

— Тренер, в раздевалке чисто.

— Да, я знаю. Мы с Эбби позаботились об этом ещё вчера, после вашего ухода.

— Извините, — выдохнул Нейл. — Собирался убраться сегодня утром.

— Разве я не говорил тебе не волноваться об этом?

— Вы сказали, что этим можно заняться позже.

— Неважно, — отмахнулся Ваймак. — Будешь должен. Кстати, учитывая, что я обломал твои утренние планы, чем собираешься заняться? Ничем? — получив утвердительный ответ, тренер продолжил. — А можешь помочь мне разобрать бумаги? Притащу их и захвачу по дороге завтрак. Или ты уже поел?

— Ещё нет, — отозвался Нейл. — Жду вас.

Ваймак повесил трубку. Нейл снова взглянул на свой приоткрытый шкафчик, а затем в ожидании тренера перебрался в зону отдыха. Он медленно прогулялся вдоль стен, изучая фотографии, которые Дэниэль снимала и вывешивала годами. Нейл никогда не видел, чтобы Дэн добавляла новые снимки, но с начала года коллекция незаметно выросла на несколько десятков кадров. На большинстве из них были запечатлены старшекурсники, учитывая, что Вайлдс редко представлялась возможность отловить братьев вне стадиона, однако Нейл заметил несколько фотографий с Хэллоуина и пару случайных снимков с командных посиделок в ноябре и декабре.

В самом конце, практически на углу, висела фотография, которую Нейл и вовсе не узнал: снимок, на котором они с Эндрю были вдвоём. Оба укутанные в свои одинаковые пальто, они стояли на расстоянии вдоха и неотрывно смотрели друг на друга. Потребовалось время, чтобы наконец узнать это место – люди на заднем плане мало напоминали толпу болельщиков. Окна на фоне внесли ясность. Дэн сфотографировала их в аэропорту, когда они летели на выездную игру против Техаса. Тогда Нейл даже не замечал, что на них кто-то смотрит.

Джостен нашёл себя и на паре групповых снимков, но этот кадр был единственным, где он выглядел самим собой. Дэн даже сфотографировала его с правой стороны так, что повязку, прикрывающую татуировку, не было видно. Это фотография Натаниэля Веснински; это момент, когда он назвал Эндрю своё имя. Нейл потянулся к снимку, чтобы сорвать его, но остановился, едва пальцы коснулись края бумаги.

Он приехал в Пальметто, чтобы играть, отчасти также потому, что Кевин был единственным доказательством его существования. Единственным, кто знал, что под всей этой ложью существует реальный человек. Уже в мае и Натаниэль, и Нейл исчезнут навсегда, но в июне этот снимок всё ещё будет здесь. Он годами будет оставаться частичкой Лисьей норы. Это утешало, по крайней мере, должно было. Но Нейл верил, что утешение не должно отзываться таким тугим, тяжёлым узлом где-то в груди.

К счастью, вскоре объявился Ваймак. В одной руке он нёс бежевый бумажный пакет, другой прижимал к себе коробку, набитую бумагами. Нейл придержал и закрыл за ним дверь, чтобы тренер мог спокойно поставить свою ношу. Ваймак окинул быстрым взглядом комнату, затем переставил телевизор на пол и передвинул тумбу из-под него поближе к диванам, делая из неё временный импровизированный стол. Нейл проследил за тем, как тренер достал бумаги и разложил их на четыре небольших стопки. Когда Ваймак закончил и откинул пустую коробку в сторону, Нейл приоткрыл одну из папок на столе. Стандартная анкета с прикреплённой фотографией незнакомца.

— Потенциальные новобранцы, — коротко пояснил Ваймак, — нужно минимум шесть.

— Шесть, — эхом отозвался Нейл, опускаясь на колени напротив тренера. — Вы удваиваете состав?

— Не по собственному желанию, — подтвердил Ваймак, доставая из пакета сэндвичи и сок и протягивая их Нейлу. — Это было одним из условий, чтобы нас оставили в игре после временного отстранения Эндрю. Оргкомитет озабочен тем, как далеко нам удалось пройти в этом году, и они не хотят нарушать правила ради нас. Я пообещал, что подобного больше не повторится. Это означает, что в следующем году придётся расширить состав.

Ваймак пролистал стопки и пододвинул одну из них Нейлу.

— Девушки переходят на пятый курс, надо отобрать как минимум троих новичков, чтобы успеть хотя бы немного потренировать их до выпускного. В общем, мы ищем двух нападающих, двух подающих, защитника и вратаря. Отбери кандидатов, а потом мы сузим круг.

— А разве не Кевин должен этим с вами заниматься? — уточнил Нейл.

— Ты сделаешь первый отбор, — кивнул Ваймак, — Кевин второй, а я уже приму конкретное решение.

Нейл снова посмотрел на стопку папок перед собой. Наконец он открыл одну из верхних и пробежался взглядом по основной информации: физические данные, средняя результативность по очкам, нормативы и всё такое. Нейл не очень понимал, что он ищет, пока не добрался до третьего нападающего. Третий был последовательно хорош, но четвёртый оказался ещё интереснее, потому что в его игре был заметен значительный прогресс. К обложке каждой папки с внутренней стороны крепился диск, по всей видимости, содержащий нарезку самых ярких моментов выступлений.

Нейл разложил папки ещё на две стопки: многообещающие и под вопросом. Закончив, он повторно отсмотрел обе группы. Нейл думал, что второй обход пройдёт быстрее, учитывая, что он уже ознакомился со всей личной информацией игроков, однако он всё равно подолгу задумывался каждый раз. К тому моменту, как Нейл наконец определится, Ваймак, наверное, уже успеет разобрать все остальные досье. Однако, когда Джостен покосился на тренера, выяснилось, что тот успел отсмотреть не больше, чем он сам. Взгляд Ваймака даже не скользил по странице. Он не читал статистику; он внимательно изучал фотографию игрока, будто та могла рассказать всё, что ему необходимо было знать.

Нейл вернулся к раскрытой папке и попытался увидеть то, что видел Ваймак. Возможно, тренер умел различать боль в людях так же, как Нейл мог замечать их гнев; там, где Нейл видел лишь непоколебимое спокойствие девушки, Ваймак видел пустой взгляд и поникшие плечи. Нейл задумался, заметил ли Ваймак нечто подобное и в его фотографиях или же он просто доверился заверениям Эрнандеза о том, что что-то не так. Хотелось верить, что ему хорошо удавалось сохранять непроницаемое выражение лица, однако Ваймак вёлся на это всё реже.

— Всё нормально? — неожиданно уточнил тренер.

— Да, — без колебаний соврал Нейл и снова сосредоточился на задании.

Поиски потенциальных нападающих заняли добрую половину утра, но у Нейла наконец образовалась стопка, которую можно было смело отдать на суд Кевину и Ваймаку. Тренер положил её на пол, рядом с коленом, и сложил отвергнутые досье обратно в коробку.

— Могу ещё чем-нибудь помочь? — поинтересовался Джостен.

— Можешь идти, — отозвался Ваймак. — Тебя подвезти?

— Я в порядке, — отказался Нейл.

— Эх, — протянул Ваймак, не поднимая взгляда. Нейл быстро собрал весь мусор, оставшийся после завтрака, и почти дошел до мусорной корзины, когда тренер добавил: — Кстати, я собираюсь сделать тебя вице-капитаном в следующем году.

Сердце ёкнуло и комом застряло где-то в горле. Нейл обернулся, чтобы посмотреть на тренера, но ему потребовалось время, чтобы снова обрести дар речи.

— Вы что?

— В конце концов, Дэн должна будет уйти, — пояснил Ваймак. — И ей понадобится замена.

— Но не я, — запротестовал Нейл. — Лучше спросите Мэтта или Кевина.

— Талантливые игроки с бо́льшим опытом, — признал он, — но у них нет того, что нужно этой команде. Знаешь, почему я сделал Дэн капитаном? — Ваймак поднял взгляд на Нейла и дождался, пока тот качнёт головой. — Увидев её, я понял, что она сможет возглавить эту команду. Неважно, что о ней думали другие члены команды; неважно, что о ней писала пресса. Она сама отказалась признавать себя неудачницей, и поэтому же она отказалась признавать эту команду безнадёжной. Это именно то, что было мне нужно для того, чтобы поднять Лисов с колен. И, на самом деле, ты здесь единственный, кто сможет заменить её. Разве ты не заметил? Они сплотились вокруг тебя. Это нечто особенное. Ты сам – нечто особенное.

— Вы даже не знаете, кто я.

— Чёрта с два. Ты – Нейл Джостен, девятнадцатилетний новичок из Милпорта, штат Аризона. Родился тридцать первого марта, метр шестьдесят ростом, правша, играешь клюшкой третьей ростовки. Нападающий основного состава моих Лисов и самый многообещающий нападающий среди новичков первоклассных сборных. Нет, — отрезал Ваймак, повышая голос, когда Нейл попытался перебить его. — Посмотри мне в глаза и ответь, важно ли для меня, кем ты был раньше, а?

Тренер наставил на него палец, а затем ударил им об стол.

— Для меня важно только, кто ты сейчас и кем ты можешь стать в будущем. Я не прошу тебя забыть своё прошлое, но предлагаю тебе пересилить его.

— Я не могу стать их капитаном, — честно признался Нейл. — И не буду.

— Тут тебе не демократия, — качнул головой тренер. — И тебе не предлагают выбирать с чем соглашаться, а с чем нет. Здесь я создаю правила, а ты им подчиняешься. И тебе придётся смириться с таким раскладом. Ты нуждаешься в этом посте так же, как они нуждаются в тебе. Назови хоть одну вескую причину, почему ты пытаешься слиться?

— Я… — начал было Нейл, но так и не смог выдавить из себя: «Я умираю». Он не мог сказать Ваймаку, что просто не проживёт достаточно долго, чтобы успеть занять эту должность. — Я должен идти.

Нейл боялся, что тренер начнёт спорить, но тот сказал только:

— Увидимся в понедельник.

Нейл думал, что дышать станет легче, когда он покинет стадион, но, ступив на тротуар, он почувствовал, что грудь по-прежнему сдавливает мёртвой хваткой. Он невидящим взглядом уставился на пустую парковку, сердце гулко колотилось в висках. От мысли о том, чтобы вернуться в Лисью башню и встретиться там с остальными, становилось только хуже, но ему некуда было больше идти. Нейлу стоило бы сбежать и бежать до полного изнеможения, выжечь себя до основания, пока не останется сил, чтобы думать или чувствовать, но ноги словно приросли к тротуару. Может быть, они понимали, что если он сбежит сейчас, то уже не остановится.

Нейл опустился на обочину, пытаясь прийти в сознание, но тревожные мысли продолжали мучительно роиться в голове. Он чувствовал себя буквально в шаге от безумия, а затем Эндрю неожиданно назвал его по имени и все мысли мгновенно замерли, поражённо стихли. Нейл запоздало осознал, что он крепко вцепился в телефон, прижимая его к уху. Он не помнил, как вытащил мобильный из кармана или как решился на звонок. Нейл отодвинул телефон от лица и нажал на кнопку, чтобы убедиться, не выдумал ли он всё это, но на дисплее высветилось имя Эндрю, а таймер показывал, что звонок идёт уже почти минуту.

Нейл приложил телефон обратно к уху, но никак не мог подобрать подходящих слов, чтобы описать то острое, гнетущее чувство, которое сейчас буквально разрывало его изнутри. Через три месяца чемпионат подойдёт к концу. Через четыре он будет мёртв. Через пять Лисы вернутся сюда для летних тренировок с шестью новыми игроками. Теперь Нейл мог сосчитать всё оставшееся у него время на пальцах одной руки. А на другой руке словно оставалось будущее, которому уже не суждено случиться: вице-капитан, капитан, национальная сборная. Нейл не имел морального права оплакивать эти потерянные возможности. За этот год он получил больше, чем заслуживал; было бы эгоистично просить о большем.

Он должен быть благодарен за всё, что у него было, и ещё более благодарным за то, что теперь его смерть не останется незамеченной, она будет что-то значить. Он хотел утащить за собой и отца, и Морияму, чтобы им уже никогда не удалось оправиться от того, что он собирается рассказать. Это была справедливость, на которую он даже надеяться не мог, это была месть за смерть мамы. Он думал, это поможет смириться со своей участью, но ноющая боль и сосущая пустота снова поселились где-то в груди. Нейл чувствовал, будто тонет.

Наконец Нейл нашёл силы и голос для того, чтобы говорить, но всё, что он из себя выдавил, было:

— Забери меня со стадиона.

Эндрю не ответил, но тишина в трубке едва уловимо изменилась. Нейл снова посмотрел на экран мобильного: таймер остановился на семьдесят второй секунде. Эндрю отключился. Нейл отложил телефон и стал ждать.

От Лисьей башни до стадиона можно было доехать всего за пару минут, но у Миниярда на это ушло около пятнадцати. Он свернул на парковку, остановился в паре сантиметров от левой ноги Нейла и даже не стал заглушать двигатель. Кевин молча замер на пассажирском, окинув Джостена каким-то хмурым, осуждающим взглядом. Когда Нейл не сдвинулся с места, Эндрю вышел из машины и встал напротив.

Нейл посмотрел на него снизу-вверх, изучая скучающее выражение лица и ожидая вопросов, которые, как он знал, не последуют. Подобная апатия должна была действовать на нервы, но каким-то образом она наоборот успокаивала. Абсолютная незаинтересованность Эндрю в его психологическом благополучии была именно тем, что притягивало Нейла больше всего: осознание того, что Эндрю не вздрогнет и не отвернётся от него, неважно, какие демоны будут пожирать Нейла живьём.

— Не хочу быть здесь, — выдавил он.

— Мы почти выехали на федеральную магистраль, — сказал Эндрю.

Самое равнодушное приглашение, какое Нейл когда-либо получал, но сейчас ему было всё равно. Эндрю без колебаний вернулся за ним. И это была более чем достаточная причина, чтобы встать и пойти с ним. Нейл залез на заднее сиденье позади пассажирского и уставился в окно. Кевин оглянулся на него, но ничего не сказал, и Эндрю тронулся прежде, чем дверь успела полностью захлопнуться.

Они не спрашивали у него, что случилось, поэтому Нейл не задавал вопросов, почему они едут по восемьдесят пятому шоссе в направлении Атланты. Это были самые долгие два часа в жизни Нейла, однако полная тишина и иллюзия побега из Пальметто помогли немного собраться с мыслями. К тому моменту, как они добрались до Алфаретты, он погрузился в состояние приятного безразличия. Отсутствие сна прошлой ночью давало о себе знать, и Нейл позволил себе задремать. Он проснулся, когда у Эндрю зазвонил телефон, но тот взял трубку только чтобы сказать: «Нет». Через пару минут они подъехали к автосалону. Кевин вышел сразу после того, как Эндрю припарковался. Эндрю заглушил двигатель и бросил ключи на опустевшее пассажирское сиденье.

— Можешь выйти или можешь остаться здесь, — предложил Миниярд. — Это твои единственные варианты.

Бегство – не вариант, вот что он имел в виду. Эндрю знал, почему Нейл позвал его.

— Я останусь.

Эндрю выбрался из машины, захлопнув за собой дверь. Нейл проводил его взглядом до тех пор, пока он не исчез за парадными дверями в поисках торгового представителя, а затем закрыл глаза и снова провалился в сон. Когда Нейл проснулся, рядом с арендованными автомобилем уже стоял чёрный металлический зверь. Джостен разбирался в машинах всё так же плохо, как и в начале года, но каждый изгиб нового авто казался вызывающе дорогим. Нейл предположил, что Эндрю совершил эту покупку с той же целью, с какой совершил предыдущую: просто выбрал машину, которая ударит по кошельку сильнее всего. Это была пугающе странная причуда для человека, который утверждал, что не привязывается к материальным вещам.

Эндрю открыл заднюю дверь и через салон посмотрел на Нейла.

— Кевин?

Прогнав остатки сна, Джостен отстегнул ремень.

— Пусть едет с тобой. Мне не о чем с ним говорить.

Эндрю снова захлопнул дверь, и Нейл перебрался на водительское сидение. Миниярд тронулся первым, Джостен последовал за ним на магистраль. Спустя какое-то время они остановились на небольшой заправке с прилегающей к ней закусочной. Нейл был не голоден, поэтому, пока они ели, взял себе самую большую чашку кофе. Он сел за соседний стол, потягивая горячий напиток и вперившись пустым взглядом в никуда. Пока они обедали, Кевин изредка поглядывал в его сторону, но так ничего и не сказал, вероятно, списав подобное странное настроение на вчерашний инцидент. Эндрю только рассматривал свою новую машину через панорамное окно.

Несмотря на то, что им пришлось проехать мимо Пальметто, чтобы вернуть арендованный автомобиль в Гринвилл, поездка назад казалась сильно короче. Работник осмотрел авто на предмет новых повреждений, завёл двигатель, чтобы проверить, сколько топлива осталось в баке, и дал Эндрю пару бланков на подпись. Теперь уже ничего не оставалось, кроме как вернуться в кампус. Нейл думал, что отъезд поможет ему почувствовать себя лучше, но, едва Лисья башня замаячила на горизонте, он снова почувствовал себя разбитым.

Они поднялись по лестнице, однако Нейл не задержался на третьем этаже. Тихие шаги позади давали понять, что Эндрю последовал за ним; Кевин, судя по щелчку двери, зашёл в комнату. Миниярд поравнялся с Нейлом, когда тот застрял у двери на крышу, пытаясь справиться с замком. Эндрю достал две сигареты и прикурил их ещё до того, как они вышли наружу. Нейл взял свою и неторопливо направился к той части крыши, которая находилась над парадным входом в общежитие. Он сел как можно ближе к краю, надеясь, что чувство страха отвлечёт его от тревожных мыслей, и окинул взглядом открывающийся вид.

Эндрю опустился рядом и протянул ему что-то. Нейл посмотрел, но не сразу понял, что ему предлагали. В автосалоне Миниярду выдали два комплекта ключей от новой машины, и теперь Эндрю отдавал один из них Нейлу. Джостен замешкался, и Эндрю уронил их прямо на бетонное покрытие между ними.

— Как же ты всё усложняешь, — протянул Эндрю. — Это просто ключ.

— Ты приёмный ребёнок, — качнул головой Нейл, — поэтому не хуже меня понимаешь, что это не просто ключ.

Нейл не стал его поднимать, он приложил к ключу два пальца, лёгким прикосновением изучая резьбу нового подарка.

— У меня всегда было достаточно денег, чтобы жить в уюте и комфорте, но в приличных заведениях обычно задают слишком много вопросов. Все эти проверки личных данных, кредитных выписок, чеков, тех вещей, которые я не могу предоставить, не наследив при этом. Я бродяжничал в Милпорте. До этого неделями жил в паршивых дешёвых гостиницах или взламывал чужие машины, чтобы переночевать, или искал места, где можно платить из-под полы.

Нейл на секунду замолчал и продолжил:

— Приходилось постоянно бежать. — Он перевернул ключ в ладони, пальцами вжимая холодный металл в кожу. Нейл так часто крутил в руках ключи от дома Эндрю, что уже успел наизусть выучить каждую их впадину и зазубрину. — Приходилось постоянно врать, прятаться, исчезать. Я никогда нигде не задерживался и ничего не называл своим. Но тренер дал мне ключи от стадиона, а ты предложил мне остаться. Ты дал мне ключ от места, которое сам называешь домом.

Нейл крепко сжал руку, представляя отпечаток, который новый ключ оставит на коже ладони, и поднял взгляд на Эндрю.

— У меня не было дома с тех пор, как умерли родители.

Эндрю ткнул пальцем в щёку Нейла, разворачивая его голову в другую сторону.

— Не смотри на меня так. Я не ответ на твои вопросы, и пиздец как уверен, что ты – не ответ на мои.

— Я не ищу ответов. Я просто хочу…

Нейл беспомощно взмахнул руками, будучи не в силах закончить мысль. Он не знал, чего хочет; он не понимал, что ему нужно. Последние двадцать четыре часа он варился в каком-то непередаваемом пиздеце и до сих пор не мог прийти в себя. Он не знал, как унять эту боль или как заставить голос, упорно шепчущий – нечестно – замолчать.

— Я устал быть никем, — признался Нейл.

Раньше он уже видел этот взгляд Эндрю, когда тот впервые потребовал правду в гостиной Ваймака прошлым летом. Тогда Нейл скормил ему самодельную полуправду, чтобы добиться необходимого расположения к себе; но в итоге ему удалось достучаться до Миниярда не описанием родительских преступлений или их смерти. Всё дело было в глубокой, искренней зависти к Кевину, в захлестнувшем чувстве отчаяния и полного одиночества. После всего, что они вместе пережили за прошедшие пару месяцев, Нейл наконец понял, что скрывалось за этим взглядом. Эта тяжёлая тьма не была осуждением; это было поразительное человеческое понимание. Эндрю уже проходил через это, он достиг этой точки много лет назад и сломался. А Нейл сейчас держался на волоске, отчаянно хватаясь за всё, за что только можно, лишь бы удержаться на плаву.

— Ты – Лиса. Ты всегда будешь никем, — напомнил Эндрю, потушив сигарету. — Ненавижу тебя.

— Девять процентов от всего времени не ненавидишь.

— Девять процентов от всего времени я не хочу тебя убить. А ненавижу я тебя всегда.

— Чем чаще ты это говоришь, тем меньше я тебе верю.

— Тебя никто не спрашивал, — с этими словами Эндрю взял лицо Нейла в ладони и подался вперёд.

Не считая пьяных домогательств Ники, Нейл ни с кем не целовался последние четыре года. Та девушка была худощавой франко-канадкой, которая держала его самыми кончиками пальцев и целовалась так, словно боялась размазать свою яркую липкую помаду. Нейл уже не помнил ни её лица, ни её имени. Он помнил только разочарованное послевкусие и то, в какую ярость пришла его мать, когда их застукала. Тот неуклюжий поцелуй однозначно не стоил последовавшего за ним наказания.

Сейчас всё было совсем иначе.

Эндрю целовал его так, будто от этого зависели их жизни, будто весь его мир теперь сводился только к губам Нейла.

Едва они коснулись губами, сердце дрогнуло и замерло, Нейл, не думая, подался навстречу. Его рука оказалась на подбородке Эндрю прежде, чем он вспомнил, как Эндрю относится к прикосновениям. Сообразив, Нейл опустил руку, вместо этого вцепившись пальцами в рукав его шерстяного пальто.

Прикосновение стало спусковым крючком, послужило отрезвляющим предупреждением. Эндрю отклонился назад только для того, чтобы выдохнуть:

— Останови меня.

Губы припухли; кожа пылала. Нейл едва ли мог перевести дух, он запыхался, словно только что пробежал полумарафон. Но чувствовал такой прилив сил, будто мог пробежать ещё пять таких же. Неожиданная потеря контроля над собой отозвалась паникой где-то внутри. Здравый смысл просил остановиться прежде, чем они оба успеют сделать то, о чём потом могут пожалеть. Но Рене говорила, что Эндрю никогда ни о чём не жалеет, а Нейл просто не проживёт достаточно долго, чтобы это обрело для него хоть какой-то смысл. Но, прежде чем Нейл успел сделать выбор, Эндрю выдернул рукав из его пальцев.

— Отпусти, — потребовал он. — Я не буду с тобой сейчас этого делать.

Практически оттолкнув от себя руку Нейла, Эндрю отстранился в сторону, в ту же секунду покинув его личное пространство. Он поднял недавно затушенную сигарету, а затем, решив, что её уже не спасти, достал из кармана пачку. Нейл наблюдал за ним, пока, чиркнув, не вспыхнула зажигалка, светом очерчивая поселившееся в плечах Эндрю напряжение и резкость его коротких движений. Нейл думал, что стоит что-нибудь сказать, но не понимал, с чего начать. Сам поцелуй и настолько внезапное отступление одинаково сильно сбивали с толку.

Эндрю успел сделать всего одну затяжку, после чего затушил сигарету по соседству с первой. Через пару секунд он прикурил ещё одну, но Нейл, протянув руку, аккуратно забрал её. То, что Эндрю никак не отреагировал на подобную кражу, наверное, можно было считать хорошим знаком. Нейл положил сигарету на бетон рядом со своей и снова поднял взгляд на Эндрю. Тот отбросил пачку в сторону и подтянул колено к груди.

Нейлу стоило бы отступить и не продавливать дальше тему, но ему нужно было понять.

— Почему нет?

— Потому что ты слишком тупой, чтобы отказать мне, — отозвался Эндрю.

— А ты не хочешь, чтобы я согласился?

— Это не согласие. Это не да. Это просто нервный срыв. И я могу увидеть разницу, даже если ты её не видишь, — не отрывая взгляда от линии горизонта, Эндрю провёл большим пальцем по нижней губе, будто пытаясь стереть прикосновение чужих губ. — Я не буду таким, как они. Я не хочу, чтобы ты просто позволил мне.

Нейл открыл было рот, закрыл его, затем попробовал снова.

— В следующий раз, когда тебя назовут бездушным, я буду вынужден полезть в драку.

— Девяносто два процента, — констатировал Эндрю, — приближается к девяносто трём.

Это было не смешно – ничего из этого, на самом деле, не было смешным, – но ответ Эндрю казался таким вредным и настолько в духе самого Миниярда, что Нейл просто не смог не улыбнуться. Он заставил себя убрать улыбку с лица прежде, чем её заметит Эндрю, и тоже перевёл взгляд на кампус.

Впервые за этот день, возможно даже впервые за эту тернистую, неспокойную неделю, он смог спокойно вдохнуть – сдавливающее чувство в груди отступило. И когда это напряжение ушло, Нейл наконец почувствовал, насколько уставшим и по-настоящему измотанным он был. Прошлая ночь была бессонной, ему удалось только немного подремать в машине. Если лечь спать сейчас, то все выходные пойдут коту под хвост, но Нейлу было плевать. Подхватив ключ Эндрю, он поднялся на ноги.

— Эй, — окликнул Нейл, но Эндрю не обернулся. — Спасибо тебе.

— Проваливай, пока я не столкнул тебя с крыши.

— Попробуй. И я утяну тебя с собой, — напомнил Нейл, оставляя Эндрю наедине со своими мыслями.

Каким-то чудом комната оказалась пуста. Нейл закрыл дверь и переоделся в пижаму. Он установил будильник на вечер, но отключил его, когда спустя час так и не смог заснуть из-за мелькающих в голове мыслей. Нейл вытащил руку из-под одеяла и разжал ладонь, чтобы ещё раз взглянуть на свою новую собственность. Зубчики ключа оставили неглубокие вмятины на коже большого пальца. Нейл прикрепил ключ к связке от старой машины Эндрю и качнул их в руке, невидящим взглядом проследив колебание.

После того как мать выбила из него желание всякой близости, Нейл перестал фантазировать на этот счёт. У него по-прежнему были естественные потребности, но он справлялся с ними безо всякого интереса, воспринимая их как голод или жажду. Возможно, отказ от собственных желаний был ничем иным, как способом справиться с жизненной ситуацией. Он не мог себе этого позволить, поэтому не было никакого смысла мучиться и страдать от отсутствия этого. Страх и паранойя долгие годы помогали укрепить заданную установку до тех пор, пока сближение с другими людьми не показалось единственно верным, логичным вариантом.

Дружба с Лисами была неблагоразумной, но неизбежной. Поцелуй с одним из них казался просто немыслимым и шёл вразрез со всеми заложенными принципами. Нейл не планировал пересекать эту линию или просить Эндрю пересечь её. Скорее всего, ему и вовсе не стоило об этом беспокоиться, учитывая довольно сильную неприязнь Эндрю в его адрес и серьёзные загоны по поводу личных границ. Эндрю не был похож на Ники, который бы просил, спорил и возражал, даже если бы Нейл сказал, что это плохая идея. Если Нейл откажет, Эндрю никогда не спросит почему и не станет поднимать эту тему снова. Он сделает вид, будто ничего не произошло, и Нейл сможет прожить оставшиеся несколько месяцев в тишине и относительном спокойствии.

Но было ли это желанием спокойствия или просто трусостью, тягой к выживанию или очередной попыткой бегства? Нейл мог весь день убеждать себя, что он поступает логично и рационально, но, если бы Нейла действительно заботила рациональность его поступков, он бы в первую очередь не стал сюда приезжать. Он бы сразу сбежал, узнав, что Морияма преступники, сбежал бы, когда Рико назвал его настоящим именем, или сбежал бы, когда Рико заставил его променять собственную безопасность на сохранность Эндрю. Нейл совершал глупость за глупостью на протяжении всего года, и, наверное, именно поэтому этот год стал лучшим в его жизни.

Это казалось сомнительной причиной, чтобы соглашаться, но Нейл не хотел отказываться от этого. У него оставалось совсем мало времени, и для того, чтобы разобраться, нужно было нечто большее, чем эти оборванные моменты. Нейл понимал, что, так или иначе, он сейчас совсем не в том состоянии, чтобы принимать серьёзные решения. Он убрал ключи под подушку и перевернулся на бок, будто это могло что-то изменить. Нейл пытался не думать обо всём этом, но воспоминания упорно подбрасывали ему ощущение прикосновений губ Эндрю, и от этого волосы буквально становились дыбом.

Он пытался отвлечься единственно действенным способом: считал как можно дольше на всех известных ему языках. Нейл не заметил, как уснул, и не знал, сколько успел проспать, когда телефон, неожиданно завибрировав, ожил. Во входящих лежало новое сообщение с неизвестного номера: «48». Нейл удалил его и уснул бы снова, если бы не приглушённый звук телевизора, доносящийся из соседней комнаты. Нейл поискал в себе силы встретиться со старшекурсниками и понял, что готов к этому куда больше, чем утром. Тихо вздохнув, он откинул одеяло, отключил очередной будильник и спустился с кровати.

Дэн сидела на диване, плотно прильнув к боку Мэтта. Едва заметив Нейла в проёме, она схватила пульт и выключила телевизор.

— Мы тебя разбудили? — спросила она и, несмотря на то, что Нейл качнул головой, добавила. — Извини.

— Мне всё равно не стоит спать так поздно днём.

Джостен направился на кухню, чтобы выпить воды. Он предполагал, что они возобновят прерванный просмотр, но, когда Нейл вернулся обратно в гостиную, экран телевизора по-прежнему оставался тёмным. Мэтт и Дэн молча обменялись многозначительными взглядами. Нейл так и не понял, кто из них вышел победителем в этом немом споре, но в итоге Бойд тряхнул головой и посмотрел на него.

— Мы планировали устроить тебе небольшую вечеринку в честь дня рождения, — пояснил Мэтт. — Нельзя же совсем не отмечать этот праздник. Но Рене сказала, что это плохая идея. И даже позвонила Эндрю, чтобы посоветоваться с ним. Он встал на её сторону.

Нейл вспомнил телефонный звонок, разбудивший его по пути в Альфаретту. Эндрю слушал всего пару секунд, прежде чем коротко отрезать: «Нет». Нейл мысленно отчитал себя за каждую недобрую, недоверчивую мысль в адрес Уокер. Её внешняя умиротворённость и полная безмятежность, вероятно, всегда будут мешать ему разгадать Рене до конца, но она умела разбираться в мелочах, когда это было действительно важно.

— Спасибо вам, но они правы, — отказался Нейл. — Лучше сделаю вид, что у меня вообще нет дня рождения.

— Что, если мы опустим вечеринку и просто купим подарки? — предложила Дэн, тяжело вздохнув, когда Нейл снова покачал головой. — Ладно, но тогда нам придётся устроить нечто совершенно безумное тридцать первого марта. Договорились?

— Насколько безумное? — на всякий случай уточнил Нейл.

Дэн улыбнулась, будто не услышала его вопрос.

— Договорились?

— Договорились.

— Отлично, — снова улыбнулась Вайлдс. — А теперь иди сюда.

Нейл упал рядом с ними на диван, и они все вместе вернулись к просмотру какого-то бестолкового шоу. Джостен скорее всего забыл бы о сообщении, разбудившем его, если бы следующим вечером не получил аналогичное только уже с нового телефонного номера: «47». Осознав, что кто-то ведёт обратный отчёт, Нейл в оцепенении уставился на экран. В следующую секунду он откинул домашнюю работу в сторону и направился к календарю, висящему в кухне на холодильнике. Он отсчитывал дни, переворачивая листы, пока не дошёл до марта. На мгновение ему показалось, что он закончит на дне рождения Нейла Джостена, но вместо этого конец отсчёта пришёлся на пятницу девятого марта. Это была неожиданная дата. Последний день перед весенними каникулами в университете. На эту дату у них выпадала игра, но это ещё даже не финальные матчи чемпионата.

Нейл снова проверил телефон, прикидывая, стоит ли отвечать. В конце концов, он удалил и это сообщение тоже и вернулся к спряжению испанских глаголов.

***

Остальные Лисы не знали, что Эндрю заменил разбитую машину, вплоть до утра понедельника. Ники тащил за собой Нейла по стоянке, бурно рассказывая о проекте, который он должен был закончить сегодня, но пока осилил только половину. Когда Эндрю остановился, Ники тоже притормозил, но, не замечая машину, продолжил болтать. Он замолчал только когда Миниярд потянул на себя водительскую дверь. Запоздало осознавая происходящее, Хэммик бросил повторный взгляд на авто и чуть не упал, живо отшатнувшись назад.

— Не может быть!

Его крик моментально привлёк внимание остальных, и Мэтт, чего и следовало ожидать, отреагировал одним из первых. Он проскользнул мимо Нейла, чтобы получше рассмотреть машину.

— Что ты делаешь с Мазератти?

— Езжу на ней, — отозвался Эндрю, будто это было само собой разумеющееся, и сел на водительское.

Мэтт потянулся к капоту обеими руками, словно хотел обнять его, но не стал прикасаться, будто побоялся испортить идеальный внешний вид своими отпечатками. Благоговейный, восторженный трепет Бойда заставил Нейла посмотреть на Эндрю. Эндрю встретил его взгляд сквозь лобовое стекло, но не задержал его надолго. Он потянулся, чтобы закрыть дверь, однако Мэтт бросился вперёд и помешал ему, всунув руку в проём. Бойд наклонился, заглядывая в салон; широко распахнутые глаза буквально светились от неподдельного восторга. Ники куда меньше боялся оставить на машине собственные отпечатки, поэтому облапал её почти целиком и полностью, пока с отвисшей челюстью наворачивал круги вокруг авто.

— Но когда? ... — поражённо протянул Бойд. — И как? ...

Элисон оказалась куда менее тактичной:

— Он её угнал?

Дэн шикнула на подругу, на что Рейнольдс лишь пожала плечами.

Мэтт вдохновлённо взмахнул рукой.

— Ну же, заводи. Давай послушаем.

Эндрю провернул ключ зажигания, и машина разразилась живым низким рычанием. Мэтт вскинул руки, расправив их, словно дирижируя оркестром. Миниярд всё-таки закрыл дверь, и Мэтт ретировался к Дэн, щедро рассыпая факты и статистические автомобильные данные, которые Нейл пропустил мимо ушей. Джостен оглянулся на Аарона, чтобы оценить его реакцию. Аарона разрывали внутренние противоречия: он был в восторге от перспективы шикарной поездки, но не мог избавиться от чувства обиды, чтобы выразить свою радость.

Учитывая условия жизни Кевина, его редко можно было удивить какой бы то ни было роскошью, тем более он лично присутствовал при покупке машины. К тому же Дэй не обладал достаточным терпением, чтобы мириться с подобными восторгами, поэтому в его взгляде проскользнуло отчётливое раздражение.

— Такими темпами мы опоздаем на тренировку.

— Да плевать, — отозвался Ники, устраиваясь поудобнее на заднем сиденьи. Он сразу сел посередине, чтобы оградить Нейла и Аарона друг от друга. Не став пристёгиваться, Хэммик подался вперёд, выглядывая между передних сидений и внимательно изучая приборную панель. Когда все расселись, Ники по-прежнему восторженно охал и ахал, замечая то одну, то другую деталь. Эндрю терпел это ещё пару секунд, после чего просто отодвинул его лицо рукой. Ники был слишком взволнован, чтобы обижаться, поэтому, вместо того чтобы начать жаловаться, он уточнил: — А если серьёзно, Эндрю, где ты её взял?

— В Джорджии, — коротко отозвался Миниярд.

Ники тяжело вздохнул, но переспрашивать не стал.

Эндрю и Аарон до сих пор не разговаривали, а Аарон и Нейл пытались держаться друг от друга как можно дальше, но остальные Лисы делали всё возможное, чтобы избежать неловкости на поле. Жестокая шутка Рико привела к ненужной, но правильной защитной реакции со стороны старшекурсников. Даже Кевин сделал над собой усилие и проявлял необычайную терпеливость, возможно потому, что он видел, как трясло Нейла в субботу.

Нейл мог бы сказать им, что он уже в относительном порядке, но теперь они играли гораздо сплочённее и слаженнее, чем на прошлой неделе, и Нейл просто не хотел рушить установившееся взаимодействие. Лисам предстояла ещё одна игра, чтобы пройти первый тур. Их прошлые победы означали, что они уже обеспечили себе место в финале, но они не собирались расслабляться на этой неделе.

Нейл старался посвящать экси каждую свободную минуту, которая у него появлялась. Он брал с собой книгу о тактике и стратегиях сборной Арканзаса на занятия, пряча её под учебниками, и встречался с Кевином за обедом, чтобы обсудить стили игроков. Несмотря на все его усилия сосредоточиться на пятничной игре, мысли то и дело сбивались с праведного пути. Всякий раз, когда Эндрю проходил мимо, Нейл неосознанно провожал его взглядом. Каждый раз, когда Нейл доставал ключи из кармана и видел пополнение в связке, он вспоминал поцелуй Эндрю. Он смотрел на Мэтта и Ники, чтобы понять, замечают ли они эти изменения в нём, но те вели себя так же, как и раньше. Нейл не знал, что это значит, но понимал, что сейчас не время с этим разбираться. Он должен дождаться следующей недели, когда у Лисов будет недельный перерыв перед финалом.

От собственных мыслей его по-настоящему действенно отвлёк случай в среду, когда Кенго Морияма потерял сознание на совете директоров и был отправлен в больницу на машине скорой помощи. Ваймак всегда включал новости во время работы на стадионе, поэтому он передал своей команде сообщение сразу же, как узнал о происшествии. Нейл мгновенно представил, сколько микрофонов было направлено в лицо Рико ещё до того, как Кенго довезли до больницы, и если бы он не ненавидел Рико так сильно, ему бы даже стало противно от бездушного энтузиазма журналистов.

Он нашёл отрывки интервью в интернете на компьютере в библиотеке, куда заглянул в перерыве между занятиями. Рико вытерпел большинство назойливых вопросов с хорошей выдержкой и непоколебимым спокойствием, но показал своё настоящее отношение, когда его спросили, не поедет ли он в больницу к отцу. Репортёры прекрасно знали, что Кенго и Рико не слишком близки; они просто не понимали насколько. Кевин однажды рассказал Лисам, что Рико никогда не встречал ни отца, ни брата. Семья Морияма не тратила деньги на второсортных сыновей, поэтому Рико отправили к Тетсуи совсем вскоре после рождения.

Рико метнул в журналистку такой злобный взгляд, что он мог бы, наверное, расплавить микрофон прямо у неё в руках.

— Вы прекрасно знаете, что у нас завтра игра. И моё место здесь, рядом с моей командой. Если врачи заслуживают своих учёных степеней, то они вылечат его независимо от моего присутствия.

Нейл вытащил телефон и отправил Кевину сообщение:

«Думаешь, это серьёзно?»

«Будем надеяться, что нет, — почти сразу ответил Кевин, а потом добавил: — Рико до сих пор уверен, что сможет привлечь внимание отца своей славой. Если хозяин не поправится, Рико впадёт в ярость и выместит её на окружающих».

Нейл обдумал это и написал:

«Хорошо, что ты больше не с ними».

«Жан всё ещё там», — прислал Кевин, и Нейл знал, что лучше никак это не комментировать.

Запасная экипировка Нейла пришла в четверг. Выездная игра в пятницу против Арканзаса означала поездку на весь день. Ещё до рассвета они в полном составе погрузились в Лисий автобус и делали небольшие остановки каждые четыре часа. Нейл слишком быстро расправился со своим домашним заданием, а книга надоела ему уже на середине. Он вдоль и поперёк успел изучить все приёмы сборной Арканзаса, так что не было нужды повторять их. Ему было невыносимо скучно, но спать не хотелось.

Кевин и Ники быстро заснули, а Эндрю уставился через окно в никуда. Аарон как обычно игнорировал их. Нейл смирился с тем, что они никак не скрасят эту поездку, и прошёл в начало автобуса, где у старшекурсников завязалась оживлённая беседа. Они не спрашивали, почему он вдруг решил сменить своё привычное место, и без колебаний приняли его в обсуждение. Поездка от этого не стала короче, но, по крайней мере, это отвлекало его от раздумий. Нейл не понимал, как Ваймаку удавалось заснуть при таком шуме. Возможно, всё дело в титанической силе воли, потому что тренер по-прежнему не хотел нанимать водителя и при этом не хотел оставлять Лисов в Арканзасе на ночь. Он отвезёт их обратно в Южную Каролину сразу после игры.

Они въехали в город около шести вечера, за два часа до начала. Поужинали в местном кафетерии, отчаянно пытаясь набрать достаточное количество калорий, чтобы пережить игру, и у них еще оставалось время, чтобы неспеша пройтись вокруг стадиона сборной Арканзаса. Когда ворота наконец распахнулись, чтобы впустить толпу внутрь, Ваймак послал свою команду готовиться.

У сборной Арканзаса не было скорости или агрессии, как у Техаса или Бельмонта, но они были самой общительной командой, с какой только сталкивался Нейл. Они постоянно кричали что-то друг другу, подбадривая и отслеживая попытки заблокировать своих игроков. Они были готовы к бою, но не в негативном смысле. Сборная Арканзаса уже проиграла и Техасу, и Бельмонту; победа над Лисами не спасёт ни их, ни их репутацию.

К перерыву стали известны результаты другого матча, состоявшегося этим вечером: Техас разгромил Бельмонт и теперь их сборной предстояли игры на выбывание. Проигрыш их соперников дал Лисам второе дыхание и во втором тайме они вырвались вперёд. Лисы выиграли с приличным отрывом, привели себя в порядок после игры и были в автобусе уже к одиннадцати. На телефоне Нейла ждало новое сообщение: «42».

Джостен набрал в ответ короткое «Иди к черту», но сразу же стёр это сообщение. Последнее, чего он хотел, так это поощрять того, кто дразнил его, давая понять, что его цепляют эти сообщения. Вместо этого Нейл выключил телефон и отправился праздновать победу со старшекурсниками.

Глава десятая


Отсутствие игр на этой неделе никак не повлияло на интенсивность командных тренировок, однако Ваймак старался по возможности выбить им немного свободного времени. Не в знак какой-то солидарности, а из-за прагматичной необходимости: он уже произвёл первый отсев из числа претендентов в Лисы на будущий год и теперь нуждался в помощи команды, чтобы дополнительно сузить круг. Девушки подошли к заданию с таким боевым энтузиазмом, какой Нейл не ожидал от них даже в самых смелых мечтах. Он почему-то считал, что поиск игроков себе на замену должен был оказаться очередным горько-сладким напоминанием о том, что скоро всё-таки выпускной год. Но никто не унывал или, по крайней мере, не подавал вида, хотя все они прекрасно понимали, что их время почти на исходе.

И казалось совсем не удивительным то, с каким тихим, но почти осязаемым презрением Кевин отвергал каждого игрока, предложенного Ваймаком. Дэй несколько раз настаивал на проведении второго отбора, на что Ваймак резонно ответил, что Кевину стоило быть чуть терпимее и снисходительнее к людям, которые не были рождены, чтобы заведомо стать чемпионами. Нейл не имел достаточного опыта и полного понимания всех нюансов происходящего, чтобы оспаривать решение Кевина, но незаметно уже остановился на одном потенциальном игроке и с мёртвым упорством настаивал на своём выборе. Кевин по-настоящему попытался переубедить его только однажды, списав всё на то, что Нейл ничего не понимает и не разбирается в происходящем, именно тогда они-то и сцепились с тренером по второму кругу. Эбби вошла ровно в тот момент, когда их противостояние, набирая обороты, стало слишком шумным, и тут же разогнала Дэя и Ваймака в разные углы раздевалки.

В четверг Кенго уже выписали из больницы. Если бы он не был отцом Рико, то мог бы вернуться домой как обычный бизнесмен, без лишних вопросов и особых почестей. Однако на пороге больницы его поджидала пара-тройка репортёров. Кенго ответил на их вопросы невозмутимым молчанием, в то время как его помощники расчистили путь сквозь толпу журналистов. Информация о причинах плохого самочувствия Мориямы не разглашалась, было известно только то, что он оправился. И в итоге через некоторое время пресса сдалась и успокоилась.

В среду после обеда Эндрю поехал на еженедельный сеанс к Добсон, а значит всех остальных на стадион пришлось подвозить Бойду. Когда Нейл с Мэттом вышли из комнаты, Кевин и Ники уже ждали их в коридоре. Аарона поблизости не было. Заперев дверь, Нейл обернулся к Ники.

Хэммик качнул головой:

— Сказал, что Эндрю его подбросит.

— На стадион? — уточнила Дэниэль.

Заметив замешательство, проскользнувшее на лице Хэммика, Нейл предположил:

— К Добсон. Аарон хочет поприсутствовать на сеансе.

— Охренеть, — поражённо выдал Мэтт. — Думаете?

— Звучит невероятно, правда? — подал голос Ники. — Я сказал, что не знал о том, что Эндрю согласился, а Аарон ответил, что и не предупреждал его об этом. Учитывая, что Аарона до сих пор нет, он либо валяется трупиком в дальнем углу парковки, либо у него всё прокатило. Возможно, он просто устал от игнора Кейтлин. Кстати об этом, однажды, Нейл, тебе придётся рассказать мне, как у тебя получилось втянуть её во всё это.

— Я попросил.

— Снова эта магическая штука с «попросил», — вмешался Бойд. — Там, откуда ты родом, у этого слова какое-то другое значение или что?

— В основном – да, — признался Нейл.

Поражённый неожиданной честностью, Бойд рассмеялся. В отрыве от вечного непримиримого антагонизма близнецов Лисы неплохо ладили между собой. Они спустились по лестнице одной шумной компанией. Ники демонстративно оглядел парковку в поисках остывающего тела Аарона и, ничего не обнаружив, широко улыбнулся и залез в фургончик Мэтта. Несмотря на всё это веселье и браваду со стороны Хэммика, когда Ваймак потребовал у него объяснений по поводу отсутствия Аарона, Ники сразу же спихнул всё на Нейла. И в честь этого Ваймак решил наградить команду парой лишних кругов по стадиону. Нейл ожидал, что Ники начнёт ворчать о несправедливости, но Хэммик, воодушевлённый очевидным прогрессом в отношениях близнецов, даже слова не сказал по поводу дополнительной нагрузки, послушно выполняя все указания тренера.

Эндрю и Аарон просто не могли не заметить, сколько внимания привлекло их появление, однако ни один из них не подал виду. А Лисы обладали достаточно развитым инстинктом самосохранения, чтобы не спрашивать о том, как же всё прошло. Эндрю казался абсолютно непотревоженным, в то время как Аарон, наоборот, выглядел несколько рассерженным.

Ваймак перевёл взгляд с одного близнеца на другого и спросил:

— Это затянется? Мне надо понять, как всунуть вас в расписание.

— Нет, — отмахнулся Эндрю.

— Да, — сказал Аарон.

— Понятно, — заключил Ваймак и больше ни о чём не спрашивал.

***

В эту пятницу игры не было, однако Оргкомитет опубликовал основной состав сборных. Шесть команд из чётной подгруппы и восемь из нечётной должны были сойтись в отборочных матчах в ближайшее время. Лисов ждала домашняя игра против сборной Диких Кошек из Вермонтского университета. Техас стоял против Невады, а Вашингтону достался Бингемтон. В нечётной подгруппе Большая Тройка мистическим образом избежала встречи друг с другом – значит, все они пройдут дальше, плюс ещё одна команда, которая победит Орегон, Мэриленд. Между этим туром и практически финишной прямой Оргкомитет поставил недельный перерыв.

Свободные выходные означали, что они должны были провести время, закидываясь выпивкой в Колумбии, однако неожиданное решение Аарона в среду перевело холодную войну близнецов на принципиально новый уровень. Судя по рассказам Ники, Аарон появлялся в комнате только для того, чтобы поспать или переодеться. Хэммик предполагал, что Аарон проводит всё свободное время с Кейтлин. Нейл надеялся, что тот ошибается. Теперь, когда Аарон твёрдо обозначил свою позицию, Кейтлин, возможно, и возобновила с ним общение, но Эндрю точно не забыл о своём обещании и теперь у него было больше поводов, чем когда-либо, чтобы сорваться на неё. Если у Кейтлин хватит ума, она заляжет на дно на пару недель.

Они не могли поехать в Колумбию без Аарона, и вместо этого Хэммик притащил Нейла в их комнату. Аарон отсутствовал, Ники и Эндрю развалились в насыпных креслах, засев играть в какой-то хоррор. Нейл прихватил с собой рюкзак, однако жуткие звуки и случайные вопли несчастных, доносящиеся от экрана, послужили достаточным поводом, чтобы даже не прикасаться к домашке. Он посмотрел на Кевина, который отключил наушники от ноутбука и затем кивнул ему в сторону спальни. Дэй взял компьютер, поэтому Нейлу оставалось только захватить блокнот и прикрыть за собой дверь в комнату.

У Кевина была оформлена подписка на сайте с записями игр. Он нашёл самый свежий матч Вермонта и развернул экран так, чтобы им обоим было видно. Нейл делал пометки, в то время как Кевин не отрывал взгляд от экрана, пытаясь вычленить всю полезную информацию, а затем они просто сравнивали результаты. У сборной университета Вермонта оказался крайне несбалансированный состав: мощная защита поддерживала весьма посредственную линию нападения. Нейлу и Кевину предстояло очень много работы, но, по крайней мере, их защитникам придётся попроще.

Одна игра плавно перетекла во вторую и, вероятно, сменилась бы третьей, если бы их не прервал Ники. Ему потребовалась всего секунда, чтобы понять, чем они занимаются, и смерить обоих жалостливым разочарованным взглядом.

— Вы шутите? Вечер пятницы, и это то, как вы развлекаетесь? Дайте отдохнуть! Хоть ненадолго подумайте о чём-нибудь другом. Например, о мороженом. Я думал, мы рванём в Колумбию. И мой организм весь день готовился к порции сладенького мороженого. А теперь я чувствую себя обманутым и заслуживаю компенсацию.

— Не наша проблема, — отмахнулся Кевин.

— Тогда я сделаю её вашей проблемой, — не сдавался Ники. — Нейл, ты едешь со мной в магазин.

— Съезди сам, — предложил Дэй.

— Отличная идея, просто превосходная, — кивнул Ники, — есть только один маленький нюанс: я больше не указан в страховке и у меня нет ключа от машины.

— У тебя что..? — поражённо переспросил Нейл.

Ники пожал плечами и не стал вдаваться в подробности:

— Поехали, Нейл. Твои игры до завтра никуда не денутся, а я здесь, прямо сейчас. И сейчас я голоден и устал от того, что ты игнорируешь меня в моей же комнате.

Дэй включил следующую игру и поставил на паузу, чтобы она прогрузилась.

— Эндрю может тебя отвезти.

— Я же не с тобой сейчас разговариваю, — напомнил Хэммик, — а с твоим Мини-Ми*.

— Я… — начал было Нейл, но остановился, почувствовав вибрацию телефона.

Он догадался, что это, но всё ещё в душе надеялся, что ошибается. Вытащив мобильный из кармана, Нейл ознакомился с ежедневным обратным отсчётом: «35». Он молча вперился взглядом в экран. Если бы Нейл верил в знаки судьбы, то это можно было бы интерпретировать, что ему следует остаться здесь, с Кевином. Они успеют отсмотреть ещё один матч до того, как их начнёт рубить спать. Ещё одна игра, и он, возможно, запомнит все нужные имена и числа. Оставалось меньше трёх месяцев до финала. С этого момента у Лисов больше не было права на ошибку.

Нейл поднял взгляд, готовясь отказать Хэммику, когда в проёме за ним показался Эндрю. Одного взгляда на Миниярда хватило, чтобы в памяти всплыла обеспокоенная тирада Ники, озвученная ещё прошлой осенью: предупреждение о том, что экси никогда не станет для него всем, настоящим смыслом жизни. Экси может быть надёжным убежищем от собственных мыслей, причиной, чтобы раз за разом подниматься и бороться дальше. Может значить хоть целый мир, но никогда не станет самым важным, всем. Экси не сможет собрать его по кусочкам так, как это удавалось Лисам. Экси не бросит свои дела, чтобы без вопросов забрать его из аэропорта, когда он едва передвигается, или не назовёт его другом. После смерти матери Нейл выстроил свою жизнь вокруг экси, потому что он нуждался в ориентирах, нуждался в чём-то, ради чего стоило бы жить. Но теперь Нейл больше не один.

Возможно, он пожалеет об этом в понедельник, когда будет в сотни раз уступать Кевину на тренировке, но разве это уже не стало привычным делом? Нейл захлопнул телефон и перевёл взгляд на Дэя.

— Какое мороженое будешь?

Кевин уставился в ответ.

— Ты никуда не едешь.

— Если поставим ещё одну, ляжем спать слишком поздно. Выбирай вкус.

Кевин ничего не ответил. Может быть, он слишком разочаровался в Нейле, чтобы воспринять этот вопрос всерьёз. А сам Джостен больше не беспокоился о том, что о нём подумает Кевин. Как он уже говорил, жизнь Дэя не оборвётся где-то в мае. Он может хоть каждую ночь тратить на просмотр матчей и обдумывание тактик просто потому, что у него есть на это всё время в мире.

Нейл убрал телефон в карман и поднялся на ноги.

— Напиши Ники, если передумаешь.

Выиграв в этом перетягивании канатов, Хэммик победно обернулся, буквально светясь от счастья. Нейл не стал портить момент, позволив ему поверить, что его позиция в конечном счёте превзошла предложение Кевина, и просто спустился с ним к машине. По дороге в магазин Ники болтал в основном об Эрике. Он планировал провести большую часть мая в Германии. Их короткое воссоединение на Рождество заставило его скучать по Эрику сильнее, чем когда-либо, и теперь Ники считал дни до следующей встречи. Он немного волновался оставлять Аарона и Эндрю одних вместе, но считал, что Нейл сможет предотвратить возможное убийство с особой жестокостью. И был уверен, что до открытия общежитий в июне они как-нибудь протянут без него.

Когда они добрались до рядов с мороженым, от Дэя по-прежнему не было никаких вестей, поэтому Ники сдался и сам позвонил ему. Нейл думал, что Кевин проигнорирует звонок, но тот оказался недостаточно опечален, чтобы отказываться от бесплатной еды. Хэммик оплатил всё прежде, чем Нейл успел предложить заплатить за себя самостоятельно, и они вернулись в обратно вместе со своей добычей.

Дэя нигде не было видно, но дверь в спальню снова оказалась закрытой. Видимо, он вернулся к просмотру игры только уже в одиночестве. Тот факт, что Кевин не стал его ждать, почему-то немного задел, однако Нейл отказывался сожалеть о своём решении. Ники принёс ложки с кухни и раздал баночки всем голодным желающим. Нейл попытался прочесть выражение лица Хэммика, когда тот вернулся от Кевина, но тот лишь закатил глаза и довольно ухмыльнулся. Кинув пакеты куда-то в направлении мусорного ведра, Ники замер у полки с дисками, изучая содержимое и задумчиво уперев руки в боки.

После внимательного изучения Хэммик поморщился и наконец констатировал:

— Нечего смотреть. Пойду пороюсь в коллекции Мэтта.

Он сказал это убеждённо и всё же ненадолго замер, на случай если Эндрю отвергнет его предложение. Нейл перевёл взгляд с Хэммика на Миниярда, который катал баночку в ладонях, пытаясь размягчить мороженое. Эндрю ничего так и не сказал, и Ники со спокойной совестью смылся. Нейл запер за ним дверь и, захватив свою баночку, вернулся к Эндрю. Он опустился на пол, рядом с насыпным креслом Миниярда, и прислушался. Из спальни не доносилось никаких звуков, однако наушников Кевина на столе больше не было. Нейл отложил мороженое и ложку в сторону и повернулся к Эндрю, окинув его изучающим взглядом.

— Вопрос, — сказал Нейл, но ему потребовалось время, чтобы правильно сформулировать мысль. — Когда ты сказал, что тебе не нравятся прикосновения, ты имел в виду, что они тебе действительно неприятны или что ты не доверяешь никому настолько, чтобы дать прикоснуться к тебе?

Эндрю перевёл на него взгляд.

— Неважно.

— Если бы это было неважно, я бы не спросил.

— Неважно для человека, который не интересуется другим, — прояснил ситуацию Эндрю.

— Не интересуюсь, потому что у меня никогда не было такой возможности, — пожал плечами Нейл. — Единственная вещь, которая интересовала меня в процессе взросления, это вопрос выживания.

Возможно, именно поэтому подобный ход мыслей казался приемлемым и допустимым. Неважно, что Эндрю мог оказаться социопатом, неважно, что он был мужчиной. Само по себе существование Эндрю настолько тесно переплелось с концептом безопасности Нейла, что в каком-то плане он неотрывно ассоциировался с чувством самосохранения.

— Впустить кого-либо – значит безоговорочно довериться ему, значит быть уверенным, что когда плохие люди придут по мою душу, никакого удара в спину не последует. Тогда я слишком боялся, чтобы рисковать, проще было оставаться одному и гнать от себя подобные мысли. А сейчас я доверяю тебе.

— Не стоит, — сухо посоветовал Эндрю.

— Говорит человек, который остановился, — напомнил Нейл, дав пару секунд на ответ, а затем продолжил: — Я не понимаю это чувство, абсолютно не знаю, что делаю, но не хочу отказываться от него просто потому, что оно новое и непонятное. Так что, ты совсем не выносишь прикосновений или есть безопасные места?

— На что ты рассчитываешь? На точные координаты?

— Рассчитываю узнать, где находятся границы, до того, как попытаюсь их пересечь, — честно выдохнул Нейл, — но если вдруг у тебя завалялся маркер, готов нарисовать на тебе целую карту. Неплохая идея, в общем-то.

— Всё, что тебя касается, оказывается плохой идеей, — сказал Эндрю так, будто Нейл и сам не понимал этого.

— Я всё ещё жду ответ.

— А я всё ещё жду да или нет, которому я действительно поверю.

— Да, — просто согласился Нейл.

Сказав это, Джостен неспешно вытянул баночку мороженого из податливых, не сопротивляющихся пальцев, поставил её поверх своей и наклонился ближе. Он остановился, замерев от непривычного смущения, не решаясь поцеловать Эндрю или даже коснуться его до тех пор, пока Миниярд сам не дал зелёный свет. Его выражение лица осталось прежним, но едва уловимое изменение напряжения в плечах говорило о том, что Нейлу удалось завладеть вниманием. Нейл поднял руку, остановив её на безопасном расстоянии от лица Миниярда. Эндрю перехватил его запястье и предупреждающе сжал.

— Всё нормально, если ты ненавидишь меня, — признал Нейл.

И это было правдой, недосказанной лишь отчасти. До тех пор, пока Нейл интересовал его только в физическом аспекте, эксперимент являлся полностью безопасным. Смерть Нейла окажется не более чем временным неудобством, которое Эндрю сможет спокойно пережить.

— Хорошо, — согласился Миниярд. — Потому что я действительно ненавижу тебя.

На секунду Нейлу показалось, что сейчас его просто оттолкнут в сторону и на этом всё закончится. И Эндрю оттолкнул его назад, плавно потянувшись следом. Жёсткий ковёр саднил костяшки в том месте, где Миниярд прижимал их к полу, фиксируя руку Нейла над головой. Джостен даже не думал возмущаться, когда Эндрю уселся сверху, мёртвой тяжестью придавливая к земле. Он почти неосознанно попытался коснуться его снова, но остановился на полпути. Эндрю перехватил и эту руку тоже, отведя её за голову.

— Тихо, — то ли попросил, то ли посоветовал Миниярд, наклоняясь ниже, чтобы поцеловать.

И всё.

Время замерло, перестало существовать, будто его никогда и не было. Секунды проносились как дни, как годы. Теперь время измерялось только в коротких неровных вдохах, дрожащих между их губами, в той силе, с которой Нейл впивался ногтями в ладони, оставляя вдавленные полумесяцы. Время сузилось, сводясь к одному Эндрю, к его зубам, прикусывающим, оттягивающим нижнюю губу, к его языку, скользящему во рту. Нейл буквально кожей чувствовал его глухое сердцебиение, бешеный ритм сердца, отдающийся где-то в запястьях. Почти стаккато, бьющий по венам и разносящийся по всему телу. Как человек, настолько отрешённый от всего остального мира, мог так целоваться, Нейл не понимал, но жаловаться он точно не собирался.

Нейл давно забыл, какими могут быть прикосновения, когда они не несут в себе никакого злого умысла. Забыл, какими опаляюще горячими они могут быть. Сейчас всё касаемо Эндрю казалось обжигающе горячим: его руки, плотно прижимающие к полу, его губы и язык, скользящий во рту. Нейл наконец понял, почему мама считала это настолько опасным: это было отвлечением на грани помрачения, отречением от всего прежнего, добровольной сдачей в плен. Это значило поступиться бдительностью и осторожностью, впустить человека под кожу и отдаться чувствам, которые он просто не сможет удержать или сохранить. Но сейчас он так остро нуждался в них, что на фоне этого всё остальное не имело ни малейшего значения.

Это не продлилось… просто не могло продлиться долго. Кевин сидел в соседней комнате, а Ники отошёл всего на пару метров по коридору. Тем не менее, когда Хэммик постучал в запертую дверь, Нейл уже почти не чувствовал онемевших, зацелованных губ, а в голове не осталось ни одной связанной мысли. Эндрю отстранился, и на секунду всё внутри отозвалось досадой. Нейл собирался попросить Ники подождать секунду, но не смог совладать с рваным, сбившимся дыханием.

Окинув лицо Нейла оценивающим взглядом, Миниярд задержал его буквально на пару секунд, а затем встал и направился к двери. Нейл приподнялся на дрожащих, непослушных руках и, взяв мороженое, сел за стол Кевина. Процесс избавления стаканчика от защитной пластиковой плёнки превратился в самое сложное задание за весь последний год, но зато у него появилось хоть какое-то оправдание, почему он не поднимал взгляд на Хэммика первое время. Ники что-то проворчал в дверном проёме, беззлобно возмущаясь по поводу того, что ему приходится стучать в собственную обитель. Но плюхнувшись в насыпное кресло, он уже забыл о личном недовольстве, полностью сконцентрировавшись на выборе фильма.

— Слушайте, чуваки, на этот раз вы должны помочь мне, — сказал Ники так, словно делал им огромное одолжение.

Он принялся перечислять названия и основных актёров каждого фильма. Нейл впускал слова в одно ухо и позволял им свободно вытекать из другого, абсолютно не концентрируясь и не запоминая их смысловое содержание. После стольких месяцев, проведённых с Лисами, Джостен мог узнать большую часть фамилий, однако сами названия оставались незнакомыми. В любом случае, прямо сейчас ему было глубоко плевать и на фильмы, и на актёров. И его молчаливая отрешённость не укрылась от взгляда Хэммика:

— Приём, Земля вызывает Нейла, как слышно? Ты вообще слушаешь меня?

Неотрывным задумчивым взглядом Нейл сверлил неровную линию вдавленных полумесяцев, оставленную ногтями и до сих пор проступающую на коже ладони.

— На твой выбор.

— В этом деле вы двое, наверное, самые бесполезные люди во всей галактике, — пожаловался Ники, однако через пару секунд уже определился с выбором.

Дисковод выехал с тихим шелестом и вернулся обратно, захватив с собой один из дисков. Насыпное кресло зашуршало под весом Хэммика, когда тот попытался умаститься поудобнее. И хотя Нейл не слышал, как Эндрю подошёл и сел, он не мог обернуться и проверить, где сейчас Миниярд, просто потому, что не был уверен в собственной готовности и невозмутимости.

— Ну же, Нейл.

Других оправданий задерживаться больше не оставалось, поэтому Нейл сказал:

— Иду.

В этот момент потух верхний свет. А значит, впустив Ники внутрь, Миниярд остался стоять у двери. Мысль о том, что Эндрю точно так же, как и Нейлу, понадобилось время, чтобы собраться и прийти в себя, едва не разрушила и без того шаткое самообладание. Всё ещё холодная баночка мороженого успешно вытягивала тепло из разгорячённой кожи. Крепко вцепившись в неё непослушными пальцами, Нейл встал из-за стола. Между насыпными мешками оказалось слишком мало свободного места, к тому же, нельзя было создавать впечатление, будто он избегает Эндрю, поэтому Нейл сел на пол, слева от кресла Миниярда.

Как только Эндрю присоединился к ним, Ники завёл фильм. Чтобы не отвлекаться и не оглядываться на Эндрю, Нейл сконцентрировался на сюжете. Однако если бы в конце его спросили, о чём был фильм, Нейл не смог бы ответить на этот вопрос. И когда через пару часов Джостен лежал в кровати, он всё ещё чувствовал глухое сердцебиение Эндрю на коже.

***

В процессе взросления Нейл неоднократно сталкивался с периодами жёсткого, лихорадочного стресса, однако неделя перед следующим матчем смогла вымотать даже его. Уровень паники и волнения в команде буквально зашкаливал, и Нейл ничего не мог поделать, кроме как поддаться всеобщему неуловимому волнению. Дэниэль пыталась держаться молодцом, но во время тренировок в её голосе теперь проскальзывало сдерживаемое напряжение. Элисон при любой удобной возможности срывалась на линию защиты из-за их неслаженности, а Кевин стал просто невыносим по отношению ко всей команде. Мэтту на порядок лучше удавалось держать себя в руках, однако по ходу недели он становился всё более уставшим и суетливым.

Даже Рене прочувствовала это, хотя ей и удавалось скрывать признаки собственного волнения где-то глубоко внутри. В общении с остальными Уокер брала на себя роль необходимой моральной поддержки, оставаясь такой же улыбчивой и подбадривающей как обычно. А во время разминочных прогулок по периметру стадиона с Нейлом и Эндрю она становилась другой. И хотя Рене не признавала этого, усталость с каждым днём всё отчётливее проявлялась на её лице. Нейл понимал, что лучше не спрашивать, в порядке ли она. Возможно, Рене почувствует себя обязанной нацепить свою успокаивающую улыбку и для него тоже, когда всё, что ей действительно было необходимо, это время, чтобы свободно выдохнуть и успокоить нервы.

Нейл совсем не сразу понял, что причиной усталости Рене на самом деле были не Лисы. Теперь Уокер всё реже поддерживала разговор во время прогулок по стадиону, полностью концентрируясь на происходящем в телефоне. Время от времени линия её губ изгибалась в печальной улыбке, а значит в переписке с Жаном всё шло не так гладко.

Послеобеденная тренировочная игра оставила их всех измотанными и с парой тройкой новых синяков на теле. Кевин и Нейл из кожи вон лезли, чтобы подойти к воротам, а линия защиты отбивалась как могла. И несмотря на боль, с которой Нейл вернулся в общежитие, всё, о чём он мог думать, была ночная тренировка с Кевином.

В среду, отвозя Кевина на одну из таких тренировок, Нейл неожиданно предложил:

— Надо было взять с собой Эндрю.

— Нет, — сразу же отрезал Дэй. — Я уже говорил: он должен поехать по собственному желанию. Если он согласится только ради нас, ничего толкового из этого не выйдет.

— Я помню, что ты говорил, — не отступал Нейл, — но нам нужно больше практики с защищёнными воротами.

— Это ни к чему, — качнул головой Кевин. — Твоя цель – не вратарь, твоя цель – ворота. А вратари могут меняться хоть каждую неделю. И у всех них будет свой, неповторимый стиль игры и свои особенности. Зачем прикладывать столько усилий, чтобы обойти одного конкретного человека, если эти навыки нельзя будет применить ко всем остальным? Совершенствуй своё мастерство, и тогда тебе будет всё равно, кто стоит на воротах.

— Я просто говорю, что…

— Если продолжишь спорить, сегодня будешь тренироваться в одиночестве.

Нейл перевёл недовольный взгляд на дорогу и замолчал. Несмотря на своё раздражение, он всерьёз призадумался над словами Кевина вплоть до конца поездки. Нейл всё ещё был не согласен, но не стал просить Дэя пояснить. Вратари были не какими-то невидимыми препятствиями у ворот. Они играли роль последней линии защиты и, как правило, были самыми резвыми и умелыми игроками на поле. И вся сложность забивания заключалась не в том, чтобы попасть в разметку ворот, а в том, чтобы послать мяч в направлении, которое вратарь не сможет предугадать или в котором физически не сможет отразить удар.

Этот вопрос не выходил у него из головы даже на следующий день, поэтому в четверг во время перерыва Нейл обратился с ним к вратарям. Задумавшись, Рене неспешно крутила телефон в руках, а Эндрю, казалось, и вовсе не услышал вопрос.

— Интересная мысль, — наконец заключила Уокер, — и похоже, для него всё работает именно так. Но просить кого-либо изменить своё мировоззрение и принципы подхода к игре – крайне трудновыполнимая задача, особенно в разгар сезона. С другой стороны, — задумавшись, протянула она, — тебе ведь удалось сменить тип клюшки в перерывах между играми.

— Клюшка это одно, — качнул головой Нейл, — с этим гораздо сложнее.

— Если не хочешь, не делай, — сказала Рене так, словно не было ничего сложного в том, чтобы переспорить Кевина по вопросам экси. — А если захочешь попробовать, мы постараемся помочь.

— Нет, — вмешался Эндрю ещё до того, как Нейл успел ответить. — Перестань подражать ему.

— Я просто пытаюсь совершенствоваться, — пояснил Нейл. — И я не смогу сделать это без посторонней помощи.

Миниярд окинул его скучающим взглядом и ничего больше не сказал. Нейл выждал примерно минуту, а затем, поняв, что Эндрю не собирается ничего пояснять, остановился прямо перед ним. Рене незаметно убрала телефон и посмотрела сначала на одного, а затем на другого. Нейл не вернул взгляд, вместо этого изучающе всматриваясь в лицо Эндрю в поисках ответа.

— Почему мне не следует подражать ему?

— Ты никогда не будешь играть так, как играет он, — и пока Нейл не успел интерпретировать это как сомнение в собственных возможностях, Эндрю добавил: — Он просто дурак, который ориентируется только на числа и углы. Сплошные формулы и статистика, метод проб и ошибок, повторение – мать учения, возведённое в абсолют. Всё, что его волнует, это оттачивание личного мастерства до совершенства.

— И это плохо?

— Не задавай тупых вопросов.

— Не заставляй меня.

— Задрот типа тебя никогда не сможет играть так расчётливо.

— Я не задрот.

В ответ Миниярд лишь многозначительно посмотрел на него, поэтому Рене пришлось аккуратно вмешаться:

— Думаю, он имеет в виду то, что Кевин полагается в основном на аналитику, в то время как твоя сильная сторона – искренняя увлечённость. Вы оба стараетесь победить, но делаете это по-разному.

Эндрю не сказал ничего, чтобы подтвердить или опровергнуть её предположение, поэтому Нейл просто отступил в сторону, давая ему пройти. Миниярд зашагал дальше, видимо, закончив с этим обсуждением. Рене осталась молча стоять рядом. Нейл проводил Эндрю взглядом, обдумывая его точку зрения. Если он прав, Кевина не интересовало наличие или отсутствие вратаря именно из-за его технически-формального подхода. Он концентрировался на исполнении сложнейших бросков под самыми хитрыми углами. Он играл в первую очередь против себя самого, а не против вратаря, поэтому для него соперник всегда отходил на второй план.

И Эндрю был прав. Нейл не мог так играть. Изучение разного рода приёмов и манёвров было необходимой частью развития его профессионализма, но Нейл никогда не мог применить их на поле в том же виде, в котором запоминал на тренировках. Он слишком много внимания уделял текущим условиям и с увлечением концентрировался на способах обхода соперников. Ему нравилось быть ловче и быстрее. Ему нравился накал игры, опасная близость поражения и то, как замирало сердце после забитого гола. И неважно, насколько технически аккуратными были его действия, если в конечном итоге они выигрывали игру.

Пришедшее понимание наконец избавило от неприятного осадка, оставшегося после вчерашней перепалки. Выдохнув, Нейл заметил, что Рене по-прежнему смотрит на него. Поймав его взгляд, Уокер улыбнулась и наклонила голову, приглашая пройтись. Они двинулись следом за Эндрю, закончив последний круг в приятном, дружеском молчании.

***

Когда Лисы вышли на поле в пятницу, девятого числа, никто не ожидал от них той ожесточённой схватки, которая за этим последовала. К сорок пятой минуте игры Дикие Кошки уже отставали на три очка. На экране плазмы, висевшей в раздевалке, мелькали поражённые лица комментаторов.

— Полностью согласен с тобой, Мари. Я не до конца уверен, кто сейчас перед нами и что они сделали с прошлогодними Лисами, но эти ребята просто сносят мне крышу.

Растягивая разогретые мышцы, Нейл изредка поглядывал в сторону телевизора. Двое журналистов вели прямой репортаж из Лисьей норы, остановившись всего в паре метров от домашней скамьи. Учитывая, что рядом крутился Несокрушимый Лис, им с огромным трудом удавалось перекричать толпу.

— Честно говоря, я никогда не верила, что им удастся пройти так далеко, — отозвалась Мари. — В этом году они столкнулись с таким количеством проблем, что я была уверена, они сдадутся ещё в ноябре. Добившись таких вершин, текущий состав установил для себя очень высокую планку. И это первый состав Лисов, который просто поражает своей командной работой.

— Согласен, — кивнул мужчина. — Такую слаженность ожидаешь разве что от профессиональных сборных. Несколько недель назад мы все смеялись, когда новичок Нейл Джостен пообещал Воронам реванш. А сейчас уже никто не смеётся. Если им удастся сохранить такое рвение и дальше играть так, как они отыграли сегодня, у них будут все шансы вырваться в полуфинал.

— Последние десять минут перерыва, — снова взяла слово Мари. — Счёт шесть к трём. Диким Кошкам придётся хорошо постараться, чтобы вернуть свои позиции. Уже через час мы узнаем, удастся ли Лисам отстоять преимущество. А пока давайте взглянем на лучшие моменты первого тайма…

Дэниэль выключила телевизор и застыла перед потемневшим экраном. Мэтт выждал почти минуту, а затем легко коснулся её плеча, привлекая к себе внимание. В ответ на его вопросительный взгляд Дэн растеряно улыбнулась.

— Так непривычно слышать, что они говорят о нас что-то хорошее.

— Им понадобилось немало времени, чтобы смекнуть что к чему, — фыркнула Элисон.

— Это нам потребовалось немало времени, чтобы заслужить их признание, — мягко поправила подругу Рене.

Старшекурсники обменялись молчаливыми взглядами, уставшими, но ликующими. Самый первый состав Лисов потерпел разгромную неудачу, так и не пробившись на чемпионат, и весь оставшийся сезон они были постоянным объектом всеобщих шуток и насмешек. Девушки присоединились к сборной Пальметто, понимая, что только упорный труд поможет вернуть испорченную репутацию, и зная, что Ваймак их единственный союзник в этом деле. Экси считался смешанным видом спорта, однако очень немногим девушкам удавалось попасть в первоклассные команды. Ещё реже их можно было встретить в профессиональных сборных. Администрация университета, конечно же, одобрила подобный набор, потому что на этом настаивал лично Ваймак, однако остальная команда превратила жизнь новеньких в сущий ад. И несмотря на все поражения, на все препятствия, с которыми они сталкивались, им удалось. Они наконец получили то одобрение, которое и в самом деле заслуживали.

— Ну ладно, — выдохнула Дэн, разворачиваясь к телевизору спиной.

Её взгляд скользнул по комнате, ненадолго задержавшись на обновке раздевалки – витрина для кубков из лакированного красного дерева, установленная на углу рядом с фотографией Нейла и Эндрю. В прошлом месяце Вайлдс упомянула, что надо бы прикупить стенд для будущих наград. Нейл думал, что она сказала это исключительно в целях поднятия командного духа, а на практике выяснилось, что нет. Вчера за ужином Элисон нашла подходящий вариант, и, когда Кевин с Нейлом пришли на ночную тренировку, они как раз застали старшекурсников за сборкой и установкой этого гиганта.

Дэн улыбнулась, коротко и хищно, а затем перевела взгляд на свою команду.

— Я готова окончательно испортить сегодняшний вечер Кошкам. Кто со мной?

— Давайте, — широко улыбнувшись, согласился Мэтт, а затем посмотрел на Ваймака. — Есть новости, тренер?

Ваймак пробежался по обновлённому составу противника и после сигнального гудка вывел команду обратно на поле. Дикие Кошки, накрученные своим тренером и раздосадованные поражением в первом тайме, с самой подачи выложились на полную силу. Теперь они казались абсолютно незнакомым чудовищем, однако Нейл быстро подавил волну растерянности и внутренней паники. Потеря самообладания может негативно сказаться на результате всей команды. Он сконцентрировался на Кевине и своей работе, полностью доверив остальную часть поля Лисам.

Через двадцать минут после начала второго тайма счёт оставался прежним. Нейл и Кевин при всём желании не могли обогнуть свежую линию защиты, а нападающим Кошек никак не удавалось обыграть Эндрю. Этот матч изначально не был особенно дружелюбным, однако, когда вспыльчивость наросла до нужного градуса, а терпение окончательно истончилось, игра стала заметно ожесточённее. В ожидании паса Нейл метался то вперёд, то назад, пытаясь скинуть блокирующего игрока. В какой-то момент получив ощутимый толчок в плечо, он потерял равновесие и кувыркнулся по полу. Нейл только сжал зубы и снова попытался прорваться, но противник обходил его почти на пятнадцать сантиметров и в лучшем случае примерно на десять килограмм; без силовых методов здесь было не обойтись.

Драка была неизбежна; все они чувствовали это. Вопрос оставался только в том, кто из игроков решится на провокацию первым. Удивительно – или нет – им оказался Эндрю.

Запустив мяч через всё поле, Миниярд стукнул клюшкой по стене, окликнув при этом Ники. Нейл краем глаза заметил, как Хэммик метнулся к воротам, однако уже в следующую секунду снова сосредоточился на мяче, который достался Кевину. Дэй не мог обойти противника или отдать пас Нейлу из-за неудобного угла подачи, поэтому вернул мяч Дэн. Отпихнув Кошку плечом, Вайлдс бросилась вперёд, чтобы выиграть своим нападающим немного свободного места. Затем она запустила мяч в стену, чтобы с отскока передать его нападающим. Нейл и Кевин кинулись за ним, однако вратарь успел добраться до мяча первым и с замахом отправил его вверх. Мяч взлетел, ударился об потолок под острым углом и вернулся на середину поля ближе к линии защиты Лисов.

Противник, блокировавший Хэммика, бросился за мячом, однако в следующую секунду Ники выбил у него землю из-под ног одним волшебным движением клюшки. Такое жёсткое нарушение правил привело к мгновенной остановке игры. Поняв, что произошло, нападающий Кошек вскочил на ноги и собрался кинуться на Ники с кулаками, но его остановил вовремя подоспевший Эндрю. Миниярд вскинул клюшку и отпихнул ей разъярённого нападающего подальше от брата. Тот собрался неосмотрительно броситься уже на Эндрю, но Мэтт с одним из Кошек успели вмешаться.

На поле объявились судьи и, получив свою красную карточку, Ники поблагодарил их воздушным поцелуем. Хэммик зашагал к скамье запасных, победоносно вскинув руки и улыбаясь от уха до уха, словно чувствуя себя чемпионом. Аарон вышел ему на замену, и вся команда приготовилась к штрафному броску. Нейл с улыбкой занял свою позицию и обернулся на Кевина. Дэй уже собирался сорваться с места, даже не сомневаясь, что Эндрю отразит мяч.

И Эндрю, как всегда, отбил, послав мяч Нейлу с отскока от стены. Нейл метнулся к нему с таким рвением, словно лично отец наступал ему на пятки. Кошки ничего не могли сделать, чтобы замедлить его. Джостен кинул быстрый взгляд в сторону Кевина и понял, что отдавать сейчас мяч крайне небезопасно. Вместо этого он отдал пас сам себе, зарядив мячом в стену и подхватив его у земли около самых ворот. Вратарь замахнулся, но Нейл оказался быстрее. Он вовремя отвёл клюшку с мячом в сторону и ударил по воротам. Но его скорость оказалась слишком большой, а стена слишком близко; Нейл не успевал затормозить, только немного развернуться. Он влетел в стену, почувствовав удар сначала плечом, потом шлемом, а затем распрощавшись с воздухом в лёгких.

Сейчас его не волновала боль; ворота окрасились красным, а сигнальный гудок зазвенел в ушах. Он отшатнулся от стены, используя клюшку в качестве трости, чтобы удержать равновесие. Рвано вдохнул, пропуская воздух в измученное тело, и спустя пару секунд уже твёрже стоял на ногах. Вратарь крикнул ему что-то грубое, но Нейл спокойно пропустил его слова мимо ушей. Лисы встретили его по пути на свою половину поля. Джостен стукнулся с ними клюшками, принимая поздравления, но всё, о чём он думал, это как ему удалось подобраться к воротам. Совсем скоро судьи объявят новую подачу, поэтому остаток пути к Эндрю Нейл пробежал.

— Ники не провокатор, — сказал Нейл, оказавшись достаточно близко. — Это ты предложил ему.

— Это становилось скучным, — пояснил Эндрю.

Нейл усмехнулся:

— А теперь тебе весело?

— Эта часть была относительно интересной, — пожал плечами Миниярд. — До конца игры хватит.

— Начинается, — предупредил Нейл, направившись к середине поля.

Спустя десять минут Кевин, сыграв на расшатанных нервах Кошек, забил им ещё раз. А вот самим Кошкам забить больше не удавалось, хотя они и пытались с почти отчаянным рвением. Эндрю отражал каждый мяч и даже несколько раз возвращал их в шлемы вражеских нападающих, что выбешивало противников ещё сильнее. На последней минуте трибуны восторженно взревели. За пять секунд до конца Дэниэль отбросила клюшку в сторону и через всё поле бросилась в объятия к Мэтту.

Сигнальный гудок ознаменовал окончание матча со счётом девять к трём. Они прошли третий тур впервые за историю сборной университета. Дэн стянула с Мэтта шлем и поцеловала его под бурный рёв толпы. Кевин и Аарон стукнулись клюшками, обменявшись довольными, ликующими взглядами.

Нейл понимал, что где-то у входа остальные Лисы уже пытаются пробиться к ним на поле, но вместо того, чтобы найти их, он обернулся к воротам, где в одиночестве стоял Эндрю. Миниярд уже отставил клюшку в сторону и сейчас снимал перчатки. Он должен был знать, насколько важным, историческим событием оказался этот матч для Лисов, он должен был слышать безумные крики толпы даже сквозь ограждение, но Эндрю оставался таким же незаинтересованным и неспешным, как обычно. Что бы ни заставило его вмешаться в игру ранее, оно уже исчезло. Не то чтобы Нейл надеялся, что конкретно эта игра сможет наконец-то заинтересовать Миниярда; наблюдать за тем, как он снова возвращается в состояние полной незаинтересованности, было тяжело и неприятно.

В следующую секунду Хэммик послужил действенным, а главное своевременным отвлечением: он налетел на Аарона с Нейлом с такой силой, что едва не сбил обоих с ног. Приобняв их двоих за плечи, Ники до хруста притянул их к себе.

— Нет, ну вы можете в это поверить? — поражённо спросил он. — Иногда мы такие крутые засранцы.

По пути к Мэтту и Дэн Элисон в знак одобрения легонько хлопнула Нейла по плечу. Рене удалось выцепить Кевина для коротких объятий, после чего она присоединилась к радостным подругам. Дэн смеялась, окрылённая невероятным успехом. Мэтт оставил девушек друг другу и закинул руку Дэю на плечо. Нейл переводил взгляд с одного абсолютно счастливого лица на другое, стараясь прочувствовать и навсегда сохранить в памяти этот момент.

Эндрю пропустил их радостное воссоединение, но объявился как раз вовремя, чтобы закончить со всеми игровыми формальностями – они быстро пожали руки Кошкам. Ваймак, Эбби и несколько репортёров с камерами уже ждали их на выходе с поля. Мимоходом улыбнувшись в объектив, Дэн обняла сразу их обоих. Нейл, как и вся команда, помахал болельщикам на трибунах, а затем они скрылись в раздевалке, оставив девушек на растерзание журналистам.

Когда они все ополоснулись и переоделись, Ваймак уже ждал их в зоне отдыха. Он быстро пересчитал свою стаю и убедившись, что все на месте, одобрительно кивнул.

— Помните, я просил ничего не планировать на сегодняшний вечер? — тренер махнул рукой в сторону Эбби. — Сейчас мы едем к ней. И когда я говорю «мы», я имею в виду каждого.

Ваймак многозначительно взглянул на братию Эндрю.

— Можете считать это обязательным командным сбором. Эбби уже наготовила нам кучу еды, а я всё утро затаривал шкафы бухлом.

— Признак уверенности в наших силах или утешительный приз на всякий случай? — уточнила Дэн.

— Неважно, — отмахнулся Ваймак. — Поехали. Я умираю от голода и очень хочу курить.

Местные охранники помогли им добраться до своих машин. Традиционные заторы на дорогах увеличили время поездки, наверное, раз в пять, но Лисы пребывали в слишком хорошем настроении, чтобы заморачиваться по этому поводу.

Холодильник Эбби оказался полностью забит заранее приготовленными блюдами. Пока Ваймак и Дэн мешали коктейли, она успела испечь ещё пару буханок хлеба. Когда тренер с Дэн разговорились о сегодняшней игре, к ним незаметно присоединился Кевин. Мэтт отстраивал звуковую систему в соседней комнате. Ники и Элисон спорили обо всём подряд, но, очевидно, это было не всерьёз, поэтому Нейл не стал вмешиваться. Аарон упал в кресло у окна, отстраненно наблюдая за происходящим. Поймав на себе взгляд Нейла, он недобро посмотрел в ответ, но Нейл только отмахнулся, оправившись на поиски отсутствующих вратарей. Он не стал тратить время на поиски в доме, потому что единственными незанятыми комнатами оставались спальни, и вместо этого сразу вышел на крыльцо.

Эндрю сидел на капоте своей машины, Рене стояла прямо перед ним. Услышав звук открывшейся двери, Уокер обернулась и махнула Нейлу, предлагая присоединиться. Когда Нейл спустился по лестнице, Рене развернулась и направилась в дом. По пути внутрь она улыбнулась, но ничего не сказала. Нейл невольно задумался о разговоре, который он только что прервал, и стоит ли ему за это потом извиниться. Нейл подумает об этом потом. Он занял место, на котором ещё недавно стояла Рене, и вскинул взгляд на безразличное лицо Эндрю.

— Мы выиграли, — первым заговорил Нейл. Он ждал, но, конечно же, Эндрю ничего не ответил. Джостен попытался подавить в себе чувство неожиданно нахлынувшей печали, но вместо этого сказал: — Тебя убьёт, что ли, если ты хоть ненадолго расслабишься?

— В прошлый раз почти убило, — напомнил Эндрю.

Он сказал это без претензий, просто констатируя очевидный факт, но Нейл всё равно вздрогнул, осознав свой промах. Он неосознанно протянул руку к руке Эндрю, однако, вовремя сообразив, остановил её на безопасном расстоянии. Длинные рукава и повязки отлично скрывали шрамы на запястьях; Нейл хорошо помнил, какими они были наощупь.

— Я не об этом, — вернул себе голос Джостен. — Просто единственный, кто мешает тебе сейчас, – ты сам. Ты ведь действительно можешь пройти хоть в национальную сборную, но ты никогда не окажешься там, если хотя бы не попытаешься.

Нейл ждал, Эндрю молча смотрел в ответ. Нейл спокойно справлялся с игрой в гляделки, но сейчас у него не было никакого желания соревноваться в этом с Эндрю.

— Эндрю, поговори со мной.

— Ты звучишь как говорящая кукла с всего одной репликой, — отмахнулся Миниярд. — Мне не о чём с тобой разговаривать.

— Если я буду говорить о чём-нибудь другом, ты поговоришь со мной?

Эндрю вскинул бровь:

— А разве ты можешь говорить о чём-нибудь другом?

Это зацепило. Нейл открыл было рот, чтобы огрызнуться, но просто не сумел подобрать слов. Простые, незатейливые темы, которые они обсуждали внутри команды, были неинтересны ни ему, ни Эндрю. Нейл не хотел говорить с ним о фильмах или об учёбе. Он хотел обсудить эту абсолютно беспрецедентную победу. Хотел поговорить об их шансах в будущих матчах. Хотел вместе представить выражение лица Рико, когда Лисы выйдут против него в финале. Он хотел разделить эту победу, а не смахнуть её в сторону как что-то неважное и несущественное.

Входная дверь тихо скрипнула. Ники высунулся из проёма, держась одной рукой за раму, и окликнул их:

— Выпивка на столе! Вы идёте или как?

Эндрю пододвинул Нейла в сторону и соскользнул с капота:

— Поздно.

От чувства внутренней досады Нейл не стал его останавливать. Он дождался, пока Ники и Эндрю скроются в доме, и только потом сам двинулся к крыльцу. На полпути телефон тихо завибрировал. На этот раз его подстегнуло раздражение. В ответ на «28» Нейл быстро набрал: «Хватит».

Но ему никто так и не ответил.

Глава одиннадцатая


В следующем туре чемпионата правила заметно изменились. Если до сих пор шансы команды зависели исключительно от количества выигранных матчей, то теперь и вплоть до самого финала всё внимание уделялось заработанным очкам. Три сборные из чётной подгруппы, которым удастся одержать победу, снова столкнутся друг с другом в течение трёх следующих недель. И только две команды, заработавшие наибольшее количество очков, пройдут дальше. Фактически, сборная могла проиграть оба матча и всё равно лидировать по очкам, но такого не случалось на протяжении многих лет.

Попав в нечётную подгруппу, Лисам предстояло отыграть один домашний матч против Невады двадцать третьего февраля, затем у них был недельный перерыв и ещё одна игра девятого марта, на этот раз выездная, против Бингемтона. Неделя перерыва между играми отводилась специально под отдых, но Лисы не желали сейчас расслабляться. Вдохновившись неожиданной и нелёгкой победой в пятницу, они не собирались сбавлять обороты. К счастью, отступать теперь было некуда. Ваймак держал их в боевом напряжении вплоть до четверга.

В четверг в Лисью нору приехала съёмочная группа, чтобы отснять фрагмент о Лисах для новой передачи Национальной ассоциации студенческого спорта. Нейл думал, что Кевин начнёт ворчать, учитывая, что съёмки и интервью так или иначе отвлекали их от самого главного: от тренировки. Но Дэй отлично понимал, насколько сильно Лисы сейчас нуждались в хорошей огласке и рекламе. А Нейл почти забыл, каким приторно приятным становился Кевин под прицелом камер и микрофонов. Джостен с трудом подавил в себе желание призвать Кевина вести себя естественно и говорить то, что он действительно думает, и просто старался сам не попадаться на глаза съёмочной группе.

Но в итоге избежать внимания журналистов ему не удалось. Когда Нейла выловили для интервью, Ваймак и Кевин напряжённо замерли за спинами репортёров. Ответив на предупреждающий взгляд Дэя абсолютной безмятежностью, Нейл до поры до времени старался вести себя мирно и прилично. Поначалу это давалось легко: вопросы касались исключительно прогресса Лисов и их результатов, но затем тема неминуемо перешла к Воронам и Рико в частности. Нейл пробовал отмахнуться общими фразами, однако в какой-то момент журналист, судя по всему неплохо знающий своё дело, подметил эту неожиданно появившуюся сдержанность, и Нейла прорвало.

— В прошлый раз, когда я неаккуратно высказался, мой университет подвёргся серьёзному вандализму, — напомнил Джостен. — Сейчас я просто хотел минимизировать возможные негативные последствия, но знаете что? Вы правы. Я не могу позволить себе молчать. Потому что молчание – признак согласия и принятия, и это опасная иллюзия. Я не собираюсь прощать и терпеть их поведение только потому, что они талантливы и популярны. Позвольте мне ответить на этот вопрос ещё раз, ладно? Да, я на тысячу процентов уверен, что этой весной мы встретимся с Воронами в финале, и я уже знаю, что мы победим. И когда лучшая национальная команда проиграет девяти «ничего не знающим и ничего не понимающим» неудачникам, когда они проиграют людям, которых их тренер сравнивал с одичалыми собаками, Эдгару Алану придётся серьёзно задуматься и пересмотреть многие вещи. И лично я считаю, что им стоит начать с отставки тренера Мориямы.

Звук, который издал Кевин, был не человеческим. Журналист и оператор испуганно обернулись через плечо, однако Дэй, не дожидаясь вопросов, подскочил и вынесся из комнаты. А Ваймак, несмотря на свои бесчисленные затянутые жалобы по поводу сложного характера Нейла, довольно оскалился. Ответив на заинтересованный взгляд журналиста непоколебимым молчанием, Джостен ждал сигнала о том, что с ним покончено. Как только камера была выключена, он вернулся на поле. Неудивительно, что Кевин игнорировал его до конца дня.

К вечеру у Нейла появилось предчувствие, что ночная тренировка пройдёт холодно и немногословно. Мэтт сделал такой же вывод и, весело пожелав Нейлу удачи, отправился на поздний ужин с Дэниэль. Джостен запер за ним дверь, взглянул на часы и следующие полчаса убил за решением математических задач. Он как раз задумался над последней, когда раздался одиночный стук в дверь. Нейл уже умел отличать скупое царское постукивание Кевина от звука, с которым Хэммик вдохновлённо тарабанил по двери – ни то, ни другое. Да и старшекурсники не имели привычки заглядывать к ним в комнату в отсутствие Дэн и Мэтта. Отложив учебники в сторону, Нейл пошёл на разведку.

В коридоре, засунув руки в карманы тёмной толстовки, стоял Эндрю. Нейл распахнул дверь шире и отступил с прохода. Миниярд кинул быстрый взгляд вглубь помещения и только потом зашёл внутрь. Нейл догадался, что Эндрю искал лишние уши, поэтому прояснил:

— Мэтт и Дэн ушли на пару часов. Поедешь с нами на поле?

— Развлекайся сегодня сам, — отозвался Миниярд, пройдя на кухню и открыв дверцу холодильника. — Кевин слишком пьян, чтобы проклинать тебя по имени; стоять ровно или хотя бы держать клюшку у него сегодня тоже вряд ли получится.

— Что? — тупо переспросил Нейл, но Эндрю не стал тратить время на повторение. Джостен выглянул в коридор, словно так мог разглядеть Кевина в его текущем состоянии. — Трус.

— Не надо удивляться. Это давно уже не новости, — напомнил Эндрю.

— Я думал, в прошлый раз мне удалось до него достучаться, — признался Нейл. Он закрыл дверь и через несколько шагов привалился плечом к кухонному косяку. — По шкале от одного до десяти, как думаешь, насколько плохо всё может обернуться?

— Насколько плохо? — призадумавшись, повторил Миниярд. — Рико всё ещё не может убить тебя, а сам Морияма призвал фанатов успокоиться и не вмешиваться.

— Да, но они всё ещё могут попробовать дисквалифицировать нас. Они уже получили свою минуту славы в октябре, и, если они не верят, что мы пройдём в финал, у них больше нет поводов терпеть нас.

— У них нет выбора. Если Вороны не дадут нам дойти до финала, всегда будет место для догадок и предположений. Вороны не могут омрачать своё абсолютное превосходство подобной неопределённостью и неуверенностью. Они хотят быть единоличными, общепризнанными победителями, — Эндрю выждал пару секунд, чтобы Нейл переварил эту мысль, а затем добавил: — Но у меня ещё есть сомнения.

— Насчёт наших шансов? — уточнил Нейл.

Согнув руки в локтях, Эндрю вскинул их ладонями вверх:

— Мысль о том, что ты неосознанно загнал их в подобную патовую ситуацию, просто невыносима; это значит, что ты ещё тупее, чем я предполагал. Однако, если же ты сделал это намеренно, ты значительно умнее, чем дал мне поверить. А это, в свою очередь, значит, что Вороны не единственные, против кого ты играешь. И кто-то из них меньшее зло.

— Не всё вокруг обязательно часть игры, — заметил Нейл, Эндрю не ответил, но в его спокойном выражении лица читалось очевидное недоверие. Джостен задумался об оправдании, но посчитал это пустой тратой времени. Эндрю всё равно ему не поверит. — И кто же меньшее зло?

— У меня сомнения, — повторил Миниярд.

— Мог бы упростить всё, — пробормотал Нейл, — и спросить.

— А зачем? — Эндрю слегка пожал плечами. — Рано или поздно я всё равно узнаю.

Миниярд достал из холодильника банку пива и раскачал ушко вперёд-назад. Нейл проследил за его движением, а затем перевёл взгляд на свой рабочий стол. Его раздражала неожиданная отмена тренировки, но, в то же время, свободный вечер оказался очень кстати. На следующей неделе большой тест по математике, а завтра надо сдать доклад, за который он ещё не принимался. Промежуточные экзамены практически на носу, а его оценки, как обычно, оставляли желать лучшего. Сегодняшняя ночь предоставляла отличную возможность наверстать упущенное.

Металлическое ушко звонко отломилось от банки и в следующую секунду отскочило от его щеки. Нейл обернулся на Эндрю и неожиданно остро прочувствовал отсутствие Мэтта. Прошла почти неделя с тех пор, как Эндрю прижал его к полу и поцеловал. После этого они практически не оставались наедине, чтобы успеть сделать что-нибудь ещё.

Нейл не понял, прочёл ли Эндрю эту мысль в его взгляде или же просто захотел завладеть его безраздельным вниманием. Не сделав ни глотка, Миниярд отставил банку на столешницу и ногой захлопнул дверцу холодильника. В пару шагов он неспешно сократил оставшееся расстояние между ними и остановился. Его пальцы, ещё холодные из-за банки, цепко обхватили подбородок Нейла.

— Да или нет? — спросил Эндрю.

— Да, — не сомневаясь, отозвался Нейл.

Эндрю перевёл многозначительный взгляд на его руки, которые тот сложил на груди. Нейлу потребовалось мгновение, чтобы догадаться, а затем он опустил их, попутно засунув в карманы джинсов. Эндрю дождался, пока он затихнет, и только потом подался вперёд, чтобы поцеловать. В следующую секунду Нейл уже не помнил ни о занятиях, ни об экси, ни о бесхребетности Кевина, просто позволяя Эндрю целовать себя до беспамятства. Когда Эндрю прижал свободную руку к животу Нейла, его голова была уже совсем ватной, а ноги нетвёрдыми. И в этот момент, казалось, всё в груди вздрогнуло, отзываясь на прикосновение. Нейл сжал руки в кулаки, стараясь удержать их на своём месте, и позволил Эндрю прижать себя к стене.

Телефон, получив свой ежедневный отчёт, завибрировал, и этот звук, усиленный жёсткой поверхностью стены, показался пронзительно громким. Эндрю отпустил его подбородок и выудил мобильный из заднего кармана. Слегка отклонившись назад, Миниярд протянул ему телефон. На секунду Нейл подумал, что Эндрю сам откроет его, и с облегчением понял, что этого не случится. Джостен взял телефон и, даже не прочитав сообщение, не глядя, отшвырнул его в сторону. Он знал, какой сегодня день; знал, как мало времени осталось. Он не хотел об этом думать. Особенно сейчас.

Эндрю проводил взглядом телефон, который, отскочив от диванной подушки, бесшумно заскользил по ковру. Он, вероятно, прикидывал, стоит ли об этом спрашивать. Надеясь отвлечь его, Нейл поцеловал Эндрю в открывшуюся шею и был вознаграждён неожиданным вздрагиванием. И это послужило достаточным поводом, чтобы поцеловать его в шею ещё раз. Эндрю отвёл лицо в сторону, но они стояли слишком близко, поэтому Нейл заметил, как он снова непроизвольно задрожал. Эндрю поцеловал его прежде, чем Нейл успел сказать что-либо.

Он сильнее вдавил Нейла в стену, забравшись руками под футболку, скользя пальцами по груди и плечам. Пару недель назад он уже касался его голой кожи, когда получил возможность посмотреть на шрамы, но сейчас всё было совершенно иначе. Сейчас Эндрю словно изучал и запоминал каждый изгиб его тела. Его руки ещё никогда не казались такими сильными и горячими. Каждое надавливание, каждое требовательное скольжение пальцев посылало щекочущее тепло по венам. Это делало Нейла беспокойным и суетливым, заставляло его изнывать, желать большего и подаваться глубже в поцелуи. Это заставило обратить внимание на то, как тесно джинсы теперь обхватывали его руки на бёдрах.

Нейл уже не помнил, когда в последний раз касался кого-то. Это была не та девушка из Канады…возможно, девушка до неё. Впервые в жизни он подумал о прикосновениях в подобном ключе, подумал, что хотел бы касаться Эндрю так; изучать его тело так же, как Эндрю сейчас запоминал его. Он хотел найти места и точки, которые заставят его потерять голову, полностью сдаться.

Нейл не говорил это вслух, но Эндрю, словно догадавшись, скользнул по его рукам вниз к запястьям и просунул пальцы в карманы. Миниярд хотел удостовериться, что его руки всё ещё там – догадался Нейл, поэтому в ответ он засунул их глубже. Эндрю перехватил запястья и сжал их, чтобы остановить его. Недолго думая, он вытащил руки Нейла из карманов и поднёс их к своей голове.

В следующую секунду Эндрю грубо поцеловал его, словно пытаясь оставить синяки на губах, а затем отстранился, смерив его испытующим взглядом:

— Только здесь.

— Ладно, — согласился Нейл, запустив руки в волосы, едва Эндрю ослабил хватку. Этого было чертовски мало, но он почувствовал почти отчаянное облегчение, имея возможность цепляться за что-то. Может быть, это тугое напряжение внутри появилось из-за осознания степени доверия, из-за возможности касаться его хоть как-то. Нейл разберётся с этим потом. Всё, что сейчас имело значение, – то, насколько легко притянуть Эндрю для следующего поцелуя.

Миниярд медленно отпустил его запястья и переместил руку, плотно прижав ладонь к груди Нейла. Они стояли так целую вечность: Эндрю проверял контроль Нейла, а Нейл просто довольствовался возможностью целовать его до онемения. Рука Эндрю отдалась неожиданной тяжестью между ног. Нейл и не осознавал, как туго он сжал пальцы в волосах, пока Эндрю не прикусил его губу в качестве предупреждения. Прорычав нечто нечленораздельное, Нейл заставил себя ослабить смертельную хватку. Во рту мелькнул металлический привкус, который тут же смазало движением языка. В следующую секунду, когда Эндрю потянулся к молнии на джинсах, Нейл и вовсе забыл о крови.

Эндрю не был нежен; Нейл его об этом и не просил. Ни у одного из них не было склонности к нежности или ласке. Это было жестоко, почти грубо. Эндрю двигал рукой быстро, сразу по всей длине. Нейл неосознанно попытался притянуть его к себе, но тот удерживал ладонь на груди, сохраняя расстояние между их телами. Задохнувшись дрожащим дыханием, Нейл едва успел шепнуть его имя, прежде чем Эндрю довёл его до грани, заставив кончить. Сделав ещё пару движений, Эндрю подавил свой хриплый вздох жадным поцелуем и отпустил его.

Они стояли, прижавшись щека к щеке, наверное, целую минуту, может быть, больше. Нейл потерял счёт времени. Сердце гулко колотилось в висках, перегруженные нервы отзывались мелкой дрожью по всему телу. Осознанность возвращалась медленно и лениво, какими-то отдельными кусочками, но первое, что Нейл действительно заметил, – то, как сильно Эндрю впился пальцами ему в грудь. Нейл попытался перевести взгляд вниз, на что сразу же получил ощутимый толчок от Эндрю.

— А как же…

— Не начинай, — вполголоса перебил его Миниярд.

— Ты не можешь вернуться к Кевину и Ники в таком состоянии.

— Я сказал «тихо».

— Ты сказал «не начинай».

Нейл снова сжал пальцы в его волосах и, не удержавшись, притянул Эндрю для короткого поцелуя. Эндрю мирился с этим всего мгновение, после чего отстранился. В наглую вытерев руку о футболку Нейла, он перехватил его за запястья и потянул их вниз. Нейл послушно разжал пальцы и опустил руки, заметив, каким внимательным взглядом Миниярд проводил это движение. Он не хотел случайно измазать Эндрю, поэтому, вместо того чтобы убрать руки в карманы, он отвёл их за спину. В следующую секунду Эндрю уже отшагнул назад, покинув его личное пространство.

— Проваливай.

— Куда? — уточнил Нейл.

— Куда-нибудь, где я тебя не увижу.

Наверное, Нейл физически не проживёт достаточно долго, чтобы успеть разобраться и понять всю травмированную специфику сексуального восприятия Эндрю. По крайней мере, он понимал, что нет смысла обижаться на подобное отстранение. Дождавшись, пока Эндрю отойдёт достаточно далеко, чтобы не столкнуться с ним, Нейл отшагнул от стены. Общая комната было плотно меблирована, поэтому его рабочий стол не просматривался от входа, однако вместо этого он направился в спальню. На ходу Нейл машинально коснулся суставом большого пальца припухшей нижней губы и слегка поморщился от неожиданной тянущей боли. Он стянул футболку через голову, скомкал её, чтобы спрятать пятна, и скинул в корзину для белья. Сменив джинсы на спортивки и выудив из шкафа застиранную растянутую майку с длинным рукавом, Нейл быстро оделся и в ожидании прислонился к кровати.

Ещё по пути в спальню он услышал, как зашумел кран в ванной. Дождавшись, когда звук воды стихнет, Нейл вышел на поиски Эндрю. Миниярд стоял на кухне, прислонившись спиной к дверце холодильника и попивая украденное пиво. Когда Нейл появился в проёме, он не поднял глаз, и даже если заметил тот внимательный взгляд, которым Нейл одарил его, то совсем не подал виду. Он пил пиво в полной тишине, выглядя при этом настолько спокойным, невозмутимым и отрешённым, словно ничего такого и не происходило здесь всего пару минут назад. Нейл проследил за тем, как он смял пустую банку, оставил её на столе и направился к двери. Джостен отошёл в сторону, чтобы пропустить его, и Эндрю ушёл, не сказав больше ни слова. Нейл запер за ним дверь, выкинул смятую банку в мусорное ведро.

Затем он вернулся за рабочий стол, но тем вечером так больше ничего и не сделал.

***

Пятничный вечер Нейл провёл у братьев в комнате, тем не менее с Кевином они успели отсмотреть только один матч. Остаток вечера он убил в огромном насыпном кресле с джойстиком в руках. Объясняя ему основы любимой игры, Ники оказался на удивление терпеливым учителем, однако явный переизбыток алкоголя делал его инструкции более чем непонятными. Нейл был готов уйти спать уже в районе двух часов ночи, но Ники под воздействием алкоголя и сахара не желал идти на покой, принявшись за очередную порцию покупного мороженого.

Большую часть вечера Эндрю провёл сидя на столе у подоконника, выкуривая сигареты одну за одной и бездумно смотря в пустоту. Он ушёл в спальню около трёх и сразу же выпихнул оттуда Кевина, чтобы спокойно поспать. Дэй оставил ноутбук на рабочем столе, выкрутил громкость телевизора почти до нуля и тоже пошёл спать. Дождавшись, когда дверь в спальню закроется, Ники немного увеличил громкость. Возмущённо заворчав, Хэммик снова попытался удобно устроиться в кресле. Несмотря на все его заявления о долгой весёлой ночи, Ники начал отрубаться уже через полчаса. Отложив джойстик в сторону, он перевёл на Нейла осоловелый взгляд.

— Погоди секундочку. — После пары безуспешных попыток и пьяных раскачиваний Ники наконец выбрался из кресла и встал на ноги. Покачиваясь из стороны в сторону, он неровно, но уверенно зашагал в другую комнату. Хэммик запнулся на входе и копался там так долго и громко, что наверняка разбудил и Эндрю, и Кевина, однако вернулся обратно с большим пушистым пледом. Бесцеремонно сбросив его прямо на голову Нейлу, Ники театрально развёл руками:

— Извольте спать здесь! К слову, Дэн и Мэтт сейчас должно быть вовсю занимаются своими гетеросексуальными мерзостями. А завтра утром мы спокойно вместе позавтракаем.

Он ткнул в Нейла пальцем пару раз, молча привлекая внимание к своим словам, и снова вывалился из комнаты. Джостен дождался, пока возня в спальне затихнет, и только потом поднялся. Он на мгновение замер у кресла, размышляя и прикидывая все за и против, затем выключил непогашенный свет в спальне и вернулся в общую комнату. Разложить плед оказалось легко, устроиться поудобнее – ещё легче, и уже через пару минут он погрузился в сон.

Следующим утром его разбудил незнакомый звон, заспанному мозгу потребовалось несколько долгих секунд, чтобы распознать звук: уведомление на телефоне. Спустя ещё пару секунд мобильный в кармане тихо завибрировал. Нейл провёл ладонью по лицу, снимая остатки сна, и беззвучно зевнул в кулак. Звонкая трель, теперь раздавшаяся из спальни, наверное, принадлежала телефону Хэммика. А значит, тот неопознанный звон был рингтоном Кевина – Дэй, должно быть, оставил мобильный где-то здесь, потому как Эндрю, точно так же, как и Нейл, вероятно, ходил с беззвучным режимом.

Такая массовая рассылка могла быть только от Ваймака. Нейл тяжело вздохнул в знак протеста, однако всё же выудил телефон из кармана. Сообщение оказалось коротким, но окончательно прогнало все остатки сна: «Кенго Морияма опять госпитализирован».

Нейл сел и отпихнул плед в сторону. Отыскав пульт, он включил телевизор, быстро снизил звук до уровня шёпота и пролистал каналы. Кенго был недостаточно значим, чтобы засветиться в сводке общих новостей, но о нём наверняка скажут на спортивных каналах, которые Ваймак смотрел каждое утро. Нейл как раз нашёл нужную передачу, когда из спальни показался заспанный Эндрю. Окинув Нейла коротким, поверхностным взглядом, он прошагал на кухню. Когда спустя пару секунд Миниярд открыл кран, чтобы наполнить бак кофейной машины, пришлось повысить уровень громкости, однако в этом не было особого смысла: Нейл попал на самый конец новостных сводок.

Свежих новостей пока не было, но они обязательно появятся, когда кто-нибудь из журналистов решится наведаться в Ивермор, чтобы выбить из Рико пару комментариев на тему. Нейл невольно задался вопросом: сообщили ли люди Кенго о случившемся Тетсуи и Рико или же главная ветвь семьи не посчитала нужным их проинформировать. Возможно, сам Рико узнает об этом, когда ему ткнут микрофоном в лицо. Это позабавило, но уже спустя секунду Нейл невольно переключился на мысли о собственном отце.

Нейтан находился в заключении, но по-прежнему оставался правой рукой Кенго. Ему обязательно сообщат, что Кенго нездоровится. Оставался вопрос, играли ли эти новости для него хоть какую-нибудь роль. Нейл с трудом представлял картину, но, если Нейтан хоть на малую часть был предан Кенго так же, как его люди были преданы ему, он, наверное, уже протоптал борозды в полу собственной камеры. Возможно, Нейтан уже никогда не увидит Кенго вживую; может быть, выйдя на свободу, он неожиданно обнаружит, что его начальник теперь Ичиро. Нейл попытался представить, какое влияние окажет смерть Кенго на всё семейство Морияма, и не смог. У него не было ни малейшего представления, что могла натворить и чем вообще занималась главная ветвь семьи. Рико обладал весьма тревожащим количеством влияния и власти, а ведь ему, по сути, доставались лишь жалкие объедки семейного величия.

Вернувшись в общую комнату, Эндрю направился к Нейлу. Заметив его приближение, Нейл ощутил гнетущее, почти тошнотворное чувство вины. Сделка, которую они заключили, теперь казалась не столько отчаянной, сколько абсолютно безжалостной. Даже тогда он был не уверен, что Эндрю сможет справиться с таким чудовищем, как Мясник, но Нейл был готов дать ему попытаться. Его не волновало, чего это может стоить самому Миниярду, если это поможет выиграть хоть немного времени, чтобы поиграть с Лисами.

По пути Эндрю выключил телевизор:

— Слишком рано для одержимости.

— Это важно.

— Для кого? — уточнил Эндрю, утонув в насыпном кресле по соседству. — Это никак не повлияет на сезон. А Рико слишком туп, чтобы пожинать плоды сожаления и зарабатывать очки на жалости. Так кого это должно волновать?

Нейл открыл было рот, чтобы поспорить, и понял, что у него нет достойного ответа. Эндрю повёл рукой в его сторону, словно воцарившееся молчание доказывало его правоту. И Нейл заткнулся, не сказав больше ни слова. Миниярд немного поёрзал, устраиваясь поудобнее, и закрыл глаза. Нейл перевёл взгляд с него на потемневший экран, а затем повернулся в кресле так, чтобы сидеть лицом к Эндрю. Миниярд приоткрыл глаза из-за шума со стороны, но снова закрыл их, когда Нейл наконец уселся и затих. А Нейл довольствовался тем, что просто наблюдал за Эндрю.

Миниярд по-прежнему сидел с закрытыми глазами, но, возможно, он почувствовал на себе взгляд, потому что спустя пару минут спросил:

— Какие-то проблемы?

— Нет, — отозвался Нейл, но даже он мог расслышать ложь в своём голосе. — Эндрю? Прошлым летом ты дал мне обещание. Я прошу тебя отказаться от него.

— Нет, — без колебаний ответил Эндрю.

— Ты сказал, что будешь рядом до тех пор, пока я удерживаю Кевина с нами. Но Кевин во мне больше не нуждается. Он выбрал нас вместо Воронов, потому что в конце концов мы полностью оправдали его затраченные усилия и время. Мне больше нечего предложить взамен на твою защиту.

— Я что-нибудь придумаю.

— Я не хочу, чтобы ты что-нибудь придумывал, — произнёс Нейл. — Мне нужно, чтобы ты просто отпустил меня.

— Назови хоть одну достойную причину.

— До тех пор, пока я прячусь за тобой, я всё ещё убегаю, — ответил Нейл. — Не хочу закончить этот год вот так. Хочу сам уметь постоять за себя. Позволь мне сделать это. Всё будет бессмысленным, если в итоге я этого не сделаю.

Эндрю молча посмотрел на него. Нейл не понимал, взвешивает ли он сейчас правдивость сказанного или же своим молчанием отвергает предложение. Джостен хотел добиться от него чёткого, конкретного ответа, но боялся перегнуть. Эндрю всегда относился к обещаниям и своим словам слишком серьёзно. Заставить его нарушить данное обещание за один раз точно не получится, но, если Нейл продолжит давить, Эндрю догадается, что что-то не так. Закрыв глаза, Джостен поглубже откинулся в насыпное кресло, он надеялся, что Эндрю интерпретирует его молчание как готовность дождаться ответа.

В комнатах царила уютная, успокаивающая тишина. Несмотря на утренние оповещения Кевин и Ники так и не проснулись, поэтому единственным источником шума оставалась периодически булькающая кофеварка. Наполнив кофейник, она негромко запищала. Нейл собрался встать за чашкой свежего кофе, но в итоге решил, что это может подождать ещё минутку.

Он не планировал засыпать, это случилось абсолютно незаметно – в следующую секунду его уже разбудил будильник Хэммика. Резкое, пронзительное пиликанье продолжалось, казалось, целую вечность, прежде чем Ники расшевелился и вырубил его. Пружины скрипнули, когда Ники перевернулся на бок, и комната снова погрузилась в тишину. Часы над телевизором показывали половину десятого. Если Нейл рассчитывал провести этот день нормально и всё успеть, ему определённо стоило встать прямо сейчас. Но было слишком уютно и удобно.

В соседнем кресле, свернувшись калачиком, всё ещё дремал Эндрю. Среагировав на звук будильника, он приоткрыл глаза, встретился заспанным взглядом с Нейлом и снова провалился в сон. Это словно послужило безмолвным разрешением продолжить лениться, поэтому Нейл тоже закрыл глаза и задремал.

***

Неделя перед матчем с Невадой смазалась в одно большое изнурительное пятно, но Нейлу это даже нравилось. Каждое утро он посвящал тренировкам с Лисами, день тратился впустую на бесполезное зло, прозванное учёбой, а после обеда он снова возвращался на поле. Лисы больше не удивлялись, когда во время перерыва он прогуливался с вратарями по кругу. А после ужина в компании старшекурсников они с Кевином ездили на стадион тренироваться.

Это была рутина, к которой он привык, правда в ней появилось одно важное дополнение. Возвращаясь с Кевином в общежитие, Нейл проходил по коридору словно к себе в комнату, но как только дверь за Дэем закрывалась, он разворачивался и возвращался к лестнице. На крыше его ждал Эндрю, обычно с сигаретой в руке и бутылкой где-то у ног. Ночи всё ещё несли в себе зябкую прохладу, от которой не спасала тонкая ткань толстовки, однако тепло прикосновений Эндрю моментально прогоняло холод.

По ночам они почти не разговаривали. Может, потому, что теперь они говорили на тренировках. А может из-за того, что им удавалось выкрасть всего несколько коротких минут перед тем, как измученное усталостью тело начинало клонить в сон. Но ночью у Нейла обычно появлялось больше всего вопросов. И они особенно не давали покоя, когда Эндрю прижимал его к холодному шершавому бетону, горячими руками пробираясь под футболку. Любопытство и интерес к Эндрю не был чем-то принципиально новым, а вот терзающая важность его ответов была. Поцелуй Эндрю многое изменил, изменил суть вещей и отношение к ним, хотя здравый смысл подсказывал, что лучше бы ничего не менялось.

Нейл хотел знать, где находятся границы и личные приделы и почему именно он стал исключением. Хотел знать, как Эндрю справляется с тем, через что ему пришлось пройти, и как много времени ему потребовалось, чтобы принять свою ориентацию после всех издевательств Дрейка. Все эти почему, когда и как только усложняли вещи, потому что заставляли Нейла задумываться над всем остальным. Он мог бы воспользоваться игрой в правду, чтобы удовлетворить своё любопытство, но не хотел вытягивать ответы клещами, выбивать их по крупицам. К тому же, это заняло бы слишком много времени, и у него почти не осталось безопасных ответов, которые он мог бы предложить взамен. Лучше всего было просто помалкивать и стараться не думать обо всём этом.

Терпения хватило только до вторника. Приёмная мать Рене сообщила, что ей удалось договориться о продаже дома, и эта новость стала главной темой обсуждения за ужином. Рене собиралась поехать домой, чтобы за выходные помочь ей с переездом. На случай, если Уокер понадобится помощь, Мэтт решил взять билеты ещё и на себя и Дэниэль. Нейл не понимал их энтузиазма, пока не вспомнил, каким оседлым было их детство. Дэн прожила на одном месте больше пятнадцати лет, а Мэтт вплоть до старшей школы жил с отцом. В распоряжении Элисон всегда были резиденции для зимнего и летнего отдыха, и в течение года она много путешествовала с родителями, но по факту никогда не переезжала.

Эта мысль плотно засела в голове Нейла, преследуя его на ночной тренировке и даже в душе после неё, не столько потому, что это было странным, сколько потому, что он наконец нашёл способ сыграть с Эндрю ещё один раунд в правду. Едва Кевин скрылся у себя в комнате, Нейл поднялся по лестнице на крышу. Скрестив ноги, Эндрю сидел на том же месте, где и каждую предыдущую ночь, около фасадного выступа. На фоне серых сумерек тлеющий уголёк его сигареты казался единственным ярким пятном, пульсирующим с каждой новой затяжкой. Опустившись рядом, Нейл выкрал сигарету из его пальцев и покрутил её в руках. В ответ Эндрю выпустил облако дыма ему в лицо, поэтому Нейл стряхнул на него пепел и сделал вид, что собирается забычковать её. Миниярд моментально перехватил его запястье и вернул сигарету обратно.

— Старшекурсники собираются уехать на выходные, — поделился новостью Нейл. — Мать Рене переезжает, и, судя по всеобщему ажиотажу, это самая интересная вещь, которая происходила здесь за последние несколько месяцев. Не могу представить, каково это будет, когда они выпустятся и им придётся съехать. — Он подождал мгновение, хотя знал, что не получит ответа. — Слышал, что после выпуска Ники собирается вернуться в Германию, но что случится с его домом? Он продаст его или подарит одному из вас?

— У него и спроси, — ответил Эндрю.

Нейл проигнорировал это.

— Хочешь остаться в Южной Каролине?

Эндрю вяло пожал плечами.

— Планирование настолько отдалённого будущего – пустая трата времени.

Нейл подтянул колено к груди и проследил за взглядом Эндрю на раскинувшийся вид. Высокие деревья на холме между Лисьей башней и Окружной перекрывали большую часть уличных фонарей, но вдоль тротуаров каждые пять метров стояли фонарики поменьше. Несмотря на то, что время было за полночь, по улицам до сих пор разгуливали студенты.

— Я, наверное, поеду в Колорадо, — поделился Нейл. — Это будет интересной сменой обстановки. Раньше я в основном придерживался прибрежных штатов.

— Не Калифорнии, — не спрашивая, а скорее утверждая, произнёс Эндрю.

Нейл не знал, было ли это попыткой поддержать разговор о чём-либо, кроме экси, или Эндрю было действительно интересно. Это не имело значения. Тот факт, что Эндрю вообще ответил и дал почву для дальнейших рассуждений, уже можно было считать победой.

— Я проезжал через Калифорнию по пути в Аризону, но не останавливался там. Думаю, мне понравился Сиэтл, но... — Нейл невольно вспомнил выворачивающий наизнанку хруст, с которым догорало тело его матери. — Я не смогу жить там снова. Не смогу вернуться ни в одно из этих мест.

— И сколько же было этих мест?

— Двадцать два города, — ответил Нейл, не упоминая о том, что они находились в шестнадцати разных странах. Эндрю всё ещё думал, что Нейл скитался в одиночку. Ребёнок не смог бы мотаться по всему миру без посторонней помощи. — Самая длинная остановка была в прошлом году в Милпорте. Самая короткая – одна неделя с моим дядей.

— И я должен поверить, что он существует? — уточнил Эндрю. — Ты сказал Ники, что поедешь к нему на Рождество. И ты солгал.

— Дядя Стюарт существует, — подтвердил Нейл. — Он был первым человеком, к которому я обратился после того, как сбежал, но он тоже преступник. С ним я чувствовал себя так же небезопасно, как дома, поэтому и ушёл. У меня всё ещё есть его номер, но я никогда не отчаивался настолько, чтобы позвонить ему. Не знаю, чего мне может стоить его помощь, — пояснил он. — А ты часто переезжал?

— Двенадцать семей до Касс, — ответил Эндрю. — Все в Калифорнии.

— Среди них были хорошие? — поинтересовался Нейл.

Эндрю смотрел на Нейла минуту, затем потушил сигарету и потянулся за выпивкой.

— Насколько помню, ни одна из них.

Нейл не хотел проверять, что успел запомнить Эндрю и сколько из этого он мог вспомнить сейчас.

— Значит, Калифорния и Южная Каролина. И ты правда больше нигде не был за исключением игровых выездов?

В ответ Эндрю лишь пожал плечами, подтверждая его слова. Нейл задумался на секунду, а затем предложил:

— Скоро весенние каникулы. Можем куда-нибудь съездить.

— Куда-нибудь съездить, — эхом отозвался Эндрю, словно только что услышал какое-то незнакомое понятие. — Куда и зачем?

— Куда угодно, — ответил Нейл и тут же уточнил: — Куда угодно, по крайней мере в трёх часах езды отсюда. Нет смысла ехать в ближние места. Это не будет похоже на отдых. Осталось только понять, как отцепить Кевина от поля.

— У меня есть ножи, — напомнил Эндрю. — Но это не отвечает на вопрос зачем.

Нейл не мог объяснить, откуда эта идея вообще появилась, поэтому просто сказал:

— А почему нет? Я тоже никогда не путешествовал просто так, для собственного удовольствия. Хочу узнать, каково это.

— У тебя проблема, — констатировал Эндрю, — ты тратишь своё время и силы на бесполезные занятия.

— Это, — Нейл щёлкнул пальцами, указывая на них обоих, — это – не бесполезно.

— Нет никакого «это». Это – ничто.

— И я тоже никто, — спровоцировал Нейл. Дождавшись подтверждения Эндрю, он продолжил: — А на вопрос – что тебе нужно? – ты всегда отвечал: «Никто и ничто».

Эндрю уставился на него с каменным лицом. Нейл мог бы предположить, что это молчаливое отрицание подобного завуалированного обвинения, если бы рука Эндрю не замерла в воздухе между ними. Нейл забрал бутылку из другой руки Миниярда и отставил её в сторону, где они не смогут разбить её.

— Всё случается впервые, — утешил Нейл. — Ну что, я получу приз за то, что заткнул тебя?

— Быструю смерть, — подтвердил Эндрю. — Уже придумал, где спрячу тело.

— Дома у себя, под плинтусом? — предположил Нейл.

— Заткнись, — ответил Эндрю и поцеловал его.

Этой ночью Джостен пошёл спать слишком поздно, а утро наступило слишком рано. Отсидев на парах в смутной полудрёме, он быстро прикорнул перед игрой. Это оказалось хорошим решением, потому что Невада была серьёзным соперником и в каком-то плане послужила тревожным звоночком. В этом туре Лисы играли против двух команд, которым также удалось вырваться в отборе. Неожиданный подъём уровня мастерства соперников и общая сложность игры едва не сбили Лисов с ног. Всё значительно усложнялось отсутствием Ники. Получив красную карточку в прошлом матче, Хэммик был дисквалифицирован на целую игру. К счастью, Рене с готовностью заняла его место в качестве защитника, а Эндрю охранял ворота так, словно каждый забитый гол воспринимал как личное оскорбление.

И этого оказалось едва достаточно. Они закончили игру вничью со счётом шесть – шесть, а дополнительное время в чемпионате не предоставлялось. Ничьи урегулировались с помощью пенальти. У Невады было семь нападающих, в то время как Кевину и Нейлу приходилось поочерёдно сменять друг друга. Нейл проследовал за Кевином к нужной позиции, чувствуя, как в висках гулко колотится сердце. Он вдохнул полной грудью и медленно выдохнул, призывая нервы успокоиться и отложить волнение для более подходящего момента.

— Это не та игра, которую нам следовало показать, но в принципе результат приемлемый, — отметил Дэй, когда увидел напряжение во взгляде Нейла. Джостен непонимающе качнул головой. — Сегодня мы закончим с Невадой почти с одинаковым количеством очков, и Невада проведёт вторую игру раньше нас. К встрече с Бингемтоном мы уже будем точно знать, сколько очков нам надо набрать, чтобы пройти дальше.

— Похоже на то, — неуверенно согласился Нейл.

Торнадо сделали свой первый бросок и забили. Кевин тоже забил мяч с первой попытки, и следующий нападающий Невады также забил. Успешно закинув мяч в ворота, Нейл обернулся на Эндрю. Миниярд отразил удар, послав мяч на другую половину поля, и Нейл, казалось, впервые за последнее время вздохнул полной грудью. Он перевёл взгляд на Кевина, который уже шагнул к линии, расплываясь в хищной победной улыбке. Его бросок пришёлся в нижний угол, и Лисы выиграли с отрывом в одно очко.

***

Ночная тренировка в четверг была отменена общими усилиями. Сегодня у нечётной подгруппы проходили последние игры: команда Эдгара Алана против Мэриленда и сборная Пенсильвании против Калифорнии. Только две команды из каждой подгруппы перейдут в следующий, четвёртый тур, а это значит, что одна сборная из Большой тройки уже сегодня вылетит из чемпионата. Впервые за шесть лет одна из них не дойдёт до полуфинала, и Кевину нужно было увидеть это воочию. Каким-то образом вся команда быстро прониклась его энтузиазмом, и после того как Ваймак отпустил их на весь день, они все остались на стадионе.

Действительно толковый составитель расписания удостоверился в том, чтобы Вороны и Троянцы оказались принимающими командами. Разница в часовых поясах означала, что Лисы смогут посмотреть сразу обе игры одну за другой. Ваймак заказал им пиццу, но не остался смотреть матчи. Он уже определился, каких шестерых игроков хотел завербовать, и теперь занимался организационными моментами. Тренер планировал получить от новичков все необходимые подписи к окончанию весенних каникул. Нейл радовался тому, что выбранный им игрок всё-таки прошёл отбор, но испытывал некоторую вину за то, что не подтолкнул Ваймака к набору третьего нападающего.

Дэн долго и упорно отгоняла Ваймака от его же компьютера, чтобы воспользоваться принтером. Вернувшись с четырьмя листами и рулоном скотча, она прилепила распечатанное над телевизором: суммарное число набранных очков каждой из команд. Наблюдая за игрой Воронов, Кевин едва ли раз посмотрел на принесённые листы, но, когда начался матч Пенсильвании и Калифорнии, он принялся кидать быстрые, обеспокоенные взгляды в сторону распечаток. Нейл знал, что Дэй любил Троянцев, но просто не представлял, насколько ярым и преданным поклонником он был. Кевин следил за игрой так, словно их плачевный результат неминуемо приведёт к его скоропостижной смерти. Нейл почти пожелал, чтобы Пенсильвания победила просто для того, чтобы увидеть, как Кевину сорвёт крышу в неконтролируемой истерике.

К тому моменту, как Троянцы и Львы ушли на перерыв, Нейл и вовсе забыл о Кевине. Он настолько увлёкся противостоянием Лисов и Воронов в этом сезоне, что совсем забыл, насколько впечатляющими были остальные из числа Большой тройки. Эти команды играли, как настоящие профессионалы. У них не было таких блестящих достижений и рекордов как у Воронов, но они отставали от них всего на полшага. Кевин предупреждал их пару месяцев назад, что Лисы пока не готовы встретиться с этими сборными. И на этот раз его жестокие претензии выглядели как ласковое преуменьшение.

Это зрелище подействовало отрезвляюще не только на Нейла. Дэниэль снизила громкость на рекламном перерыве и, нервно постучав по бедру пультом, сказала:

— Что ж, ребята, нам определённо нужно постараться.

Кевин нахмурился.

— Даже если бы вы начали стараться, когда я сказал вам об этом в прошлом году, у вас всё равно не было бы никаких шансов на победу. И вы ничего не сможете сделать с этим сейчас, в конце года. Они лучше, чем мы, и всегда такими будут.

— Ты хоть когда-нибудь перестаёшь быть таким кайфоломом? — уточнил Ники.

— Отрицание не принесёт никакой пользы, — отозвался Дэй. — Мы боролись против Невады. Ты действительно рассчитываешь, что мы пройдём через Большую тройку?

— В Калифорнии прогнозируют большое землетрясение, — подметил Ники. — По крайней мере, оно могло бы позаботиться о Троянцах.

— Это немного перебор, тебе не кажется? — вмешалась Рене.

— Может быть, именно такого перебора нам сейчас и не хватает, — произнесла Элисон.

Выражение лица Рене оставалось спокойным, а её тон, как обычно, мягким, но ей и не нужно было демонстрировать разочарование, чтобы донести свою мысль.

— Троянцы встали на нашу сторону, когда мы больше всего нуждались в их поддержке. Вы и правда хотите, чтобы они страдали просто оттого, что мы могли извлечь из этого выгоду?

— Просто это так несправедливо, — простонал Ники, избегая её взгляда. — Я имею в виду, мы уже прошли так далеко и столько всего сделали, чтобы просто так взять и проиграть.

— Мы ещё не проиграли, — напомнила Вайлдс, — но обязательно проиграем, если вы прямо сейчас сдадитесь.

Кевин начал было что-то говорить, и Нейл прекрасно понимал, что это что-то будет негативным и раздражающим. Нейл потянулся за Эндрю и дал Кевину слабый подзатыльник, чтобы моментально заткнуть его. Мэтт подавился смехом, безуспешно попытавшись выдать его за кашель. Кевин на секунду застыл, а затем послал холодный взгляд в сторону Джостена.

— Никто не хочет сейчас это слышать, — пояснил Нейл.

— Ударишь меня ещё раз... — начал Кевин.

— И ты что? — спокойно вмешался Эндрю.

Кевин замолчал и заметно сник. Элисон подала Дэниель какой-то знак. Нейл заметил жест боковым зрением, которого оказалось недостаточно, чтобы понять, что она сделала, однако, когда он перевёл взгляд на Дэн, та состроила подруге рожицу. Мэтт приобнял Дэн за плечо и коротко сжал его. В этом не было никакой связи, но улыбка, которую Мэтт никак не мог побороть, казалась скорее самодовольной, нежели сочувствующей. Нейл посмотрел на Рене, чтобы узнать, поняла ли она, что только что произошло, но её спокойное, невозмутимое выражение лица казалось абсолютно не читаемым.

— Знаете, — начал было Мэтт, но Дэн прервала его, включив звук телевизора. Бойд снова улыбнулся ей, выглядя скорее довольным, чем обиженным, и не договорил.

Спустя пару минут перерыв закончился; Троянцы и Львы вернулись в игру с новым составом и ужасающим мастерством. Ещё один гол от Калифорнии убрал часть напряжения из плеч Кевина, однако он не расслаблялся, пока те наконец не выиграли. С поразительным счётом тридцать к семи Троянцы проходили вслед за Воронами в следующий тур.

— Не мог бы ты выглядеть чуть менее счастливым? — обратился Ники к Кевину, заметив, как тот довольно улыбается. — Нам ведь предстоит встретиться с ними.

— Они это заслужили, — произнёс Кевин, посылая холодный взгляд Нейлу.

Дэн закатила глаза, выключила телевизор, и для Лисов наконец наступила ночь.

Глава двенадцатая


К несчастью для Лисов, Бингемтонский университет находился на расстоянии всего полутора тысяч километров от дома. Это считалось недостаточным поводом, чтобы тратить деньги на авиаперелёт, поэтому уже в пять утра они были на ногах, а в шесть – выдвинулись в дорогу. Учитывая вынужденные остановки на перекус и туалет, а также пробку, которую они физически не могли избежать по пути вдоль побережья, путешествие обещало быть изнурительно долгим. Нейл не мог скоротать время даже за домашкой, потому что только что пережил неделю промежуточных экзаменов – впереди весенние каникулы, на которые никто из преподавателей ничего не задал.

После четырёх часов в пути старшекурсники принялись горячо обсуждать навязчивую идею о необходимости установки телевизора в автобусе. Ваймак усердно притворялся, что не слышит их, но он не мог игнорировать эту тему вечно. Наконец, он пообещал подумать об этом, если Лисы принесут ему победу в финале. А сами Лисы знали своего тренера слишком хорошо, чтобы понимать: такой ответ означал да, независимо от того, как в итоге закончится чемпионат. Это никак не развеяло обуревающую всех скуку, однако теперь они с нетерпением ждали грядущего сезона.

Спустя ещё два часа они сделали остановку, чтобы перекусить, и на обратном пути через парковку Дэн с Кевином завели разговор о Бингемтонских Бинтуронгах. Дэй нерешительно замер в проходе между сиденьями, пытаясь выбрать: продолжить ли обсуждение сегодняшних соперников с Лисами или же вернуться в конец автобуса под защиту Эндрю. Учитывая, что он заходил вторым, сразу после Миниярда, его нерешительность моментально создала затор у дверей. Эндрю понадобилась всего пара секунд, чтобы заметить отсутствие Кевина, после чего он пренебрежительно махнул ему рукой, и Дэй упал в кресло позади Мэтта и Дэн. Аарон и Ники заняли ряд прямо за ним. Нейл глубоко сомневался, что им были интересны рассуждения Кевина; скорее всего им было просто невыносимо скучно, и они нуждались в банальном человеческом общении.

Рядом с Кевином оставалось свободное место, словно негласное приглашение присоединиться. Вряд ли Дэй расскажет что-либо, чего они не успели обсудить во время ночных тренировок, однако Нейлу не стоило упускать лишней возможности получить очередной совет или освежить данные в голове. К тому же, у Ники не займёт много времени увести разговор в другое русло, и это здорово поможет скрасить их бесконечно долгую поездку.

Сесть здесь, с ними, означало оставить Эндрю одного на добрую часть пути. Нейл понимал, что Миниярд, вероятно, не обратит особого внимания на то, что его кинули, но сама мысль об этом почему-то казалась терзающей и неприятной. Нейл провёл почти всю свою жизнь скитаясь по окраинам и задворкам, постоянно оглядываясь. Одиночество приносило успокоение и радость, ну, или так ему казалось, потому что отсутствие интереса со стороны окружающих означало безопасность. При этом он ведь даже не осознавал степень своего одиночества до встречи с Лисами.

— Нейл? — негромко позвала Дэн, заметив, что он остановился.

Кевин послал Нейлу хмурый взгляд, искренне не понимая, почему тот всё ещё не сидит рядом с ним. На мгновение Нейл почувствовал себя загнанным в ловушку, застрявшим между желаемым и необходимым; между шансами, которых он никогда не имел, и кем мог бы стать, и тем, что он не сможет удержать или сохранить. Это понимание отозвалось неожиданной вспышкой внутренней паники, и Нейл резко отвёл взгляд.

Когда он направился к задним рядам автобуса, Кевин развернулся и окликнул его с нескрываемым раздражением:

— Вернись обратно.

— Нет, — не обернувшись и даже не замедлившись, бросил Нейл.

Скрипнуло сиденье, позади раздались тяжёлые шаги Кевина. Нейл понимал, что Дэй, устав от такой несговорчивости и подобных разговоров с его спиной, последовал за ним, однако уже спустя секунду Кевин со злостью потребовал, чтобы ему дали пройти. Аарон и Ники не стали бы вмешиваться. Скорее всего, это был Мэтт, но Нейла не заботило это настолько, чтобы оглянуться и проверить.

Кевин быстро перешёл на французский и выплюнул ему вслед:

— Помни, что ты отдал мне свою игру. Ты не имеешь права уходить, когда я пытаюсь тебя чему-то научить.

— Я отдал тебе свою игру, чтобы мы дошли до финала, — отозвался Нейл, — вчера ты предельно чётко дал понять, что не думаешь, что у нас получится. Ты сдался, перестал верить в нас, поэтому я забираю свои слова назад. Больше я тебе ничего не должен.

— Перестань вести себя как маленький избалованный ребенок. Сегодняшний результат зависит от того, как хорошо мы с тобой сыграемся. Тебе больше, чем кому бы то ни было, нужно это послушать.

— Всё это я уже слышал. Оставь меня в покое.

Нейл занял место, на котором раньше сидел Кевин, второе с конца, прямо перед сиденьем Эндрю. Дэн подождала пару секунд, чтобы понять, последует ли продолжение, а затем снова вернула внимание Кевина к их прерванному обсуждению. Далеко не сразу успокоившись, Дэй всё-таки включился в разговор. Нейл дождался, когда общение возобновится в прежнем объёме, прежде чем достать телефон из кармана.

Каждую ночь, начиная с его настоящего дня рождения, он получал текстовые сообщения с числами. Сегодня во время обеда пришло отрезвляющее: «0». Нейл не понимал, что с этим делать и чего ему ждать. Вся ситуация, мягко говоря, удручала и прилично действовала на нервы. Нейл хотел было стереть сообщение, как он поступал со всеми остальными посланиями, но, когда телефон запросил подтверждение, он захлопнул крышку. Убрав мобильный обратно в карман, Нейл развернулся в кресле и привстал на коленях так, чтобы видеть Эндрю.

Эндрю не обращал на него ни малейшего внимания, но Нейлу было всё равно. Сейчас ему нравилось просто смотреть. Сейчас этого было более чем достаточно. Нейл приобнял руками подголовник кресла и опустил подбородок на предплечье. Он сам не понимал, что ищет. Эндрю выглядел так же, как и всегда. И Нейл знал каждое выражение его лица так же, как знал своё собственное. И всё же, что-то казалось другим. Возможно, дело просто в дневном свете, ярко бьющим сквозь окно; солнце подсвечивало бледные волосы Эндрю, заставляя их сиять ярче, окрашивало его светло-карие глаза практически в золотой. Что бы то ни было, это абсолютно сбивало с толку. Немой вопрос незаметно зародился где-то под кожей, отвлекая от всего и лишая привычного спокойствия.

— Эй, — тихо позвал Нейл, подумав, что, возможно, если Эндрю сейчас посмотрит на него, он сможет понять и разобраться в этом.

Спустя долгую секунду, Эндрю наконец скользнул по нему привычным спокойным взглядом. Он терпел это ещё с минуту, после чего произнёс:

— Хватит.

— Я ничего не делаю.

— Говорю, хватит на меня так смотреть.

Нейл не понял, но решил не заострять на этом внимание.

— Разве не изнурительно воспринимать всё вокруг в штыки?

— Уверен, совсем не так изнурительно, как постоянно убегать.

— Возможно, — легко согласился Нейл. — Но я уже говорил, что работаю над этим.

— Работай усерднее.

— Не смогу, пока ты не отпустишь меня, — тихо, но решительно произнёс Нейл. — Останься со мной, будь на моей стороне, но не сражайся за меня. Позволь мне самому научиться этому.

— Ты так и не объяснил, что же заставило тебя передумать.

— Может, я устал видеть подавленность и смирение Кевина. Или, может, всё дело в зомби. — Нейл пожал плечами, когда Эндрю снова посмотрел на него, и пояснил: — Несколько недель назад вы с Рене обсуждали план действий на случай зомби-апокалипсиса. Она сказала, что сосредоточится на уцелевших. Ты сказал, что вернёшься только за некоторыми. За пятью из нас, — уточнил Нейл, показав Эндрю раскрытую ладонь. — Ты не считал Эбби и тренера. Учитывая, что ты поручил Рене заботу об остальной части команды, думаю, последнее место для Добсон.

Он знал, что Эндрю не ответит, поэтому опустил руку и добавил:

— Я ничего не сказал тогда, потому что понимал, что, если мир полетит под откос, меня будет волновать только собственное выживание. Я больше не хочу быть таким человеком. Хочу вернуться за тобой.

— Ты не вернёшься, — отозвался Эндрю. — Ты относишься к совсем другому типу суицидников. Разве ты не понял этого ещё в декабре? Ты приманка. Ты мученик, которого никто не просил им становиться.

Нейл знал, что он не такой хороший человек, но вместо этого сказал:

— Есть только один способ проверить, верно?

— Ты пожалеешь об этом.

— Может быть, а может нет.

Отвернувшись к окну, Эндрю предупредил:

— Когда тебе разобьют лицо, не приходи ко мне плакаться.

— Спасибо.

Нейл слегла склонил голову набок, подперев рукой щёку, и тоже посмотрел за окно. Они пересекали Вирджинию – едва ли половина запланированного пути. Крупные магистрали восточного побережья представляли из себя весьма унылое зрелище с бесконечной чередой машин и неровным дорожным покрытием. Нейл задумался о прибрежных дорогах, по которым проезжал в Калифорнии: с одной стороны бескрайний океан, с другой – весь остальной мир, а городишки вокруг слишком маленькие даже для обычных светофоров. Нейл поднял руку и проверил, нет ли под ногтями крови. Крови, разумеется, не было, но на секунду ему показалось, что он уловил её запах.

— Я уже бывал здесь, — поделился Нейл, потому что ему нужно было сказать хоть что-то, чтобы заполнить тишину, пока воспоминания не набросились на него.

Эндрю снова перевёл на него взгляд, и Нейл истолковал это, как молчаливое разрешение продолжить. Он рассказал о городах, в которых успел побывать, об их глухих, безлюдных переулках, о шумных туристических остановках и немногочисленных городских автобусах. Большинство воспоминаний оказались пропитаны напряжением и животным страхом. Но ему не пришлось скрывать это от Эндрю. Он обходил только упоминания о матери.

Было странно делиться свой историей с кем-то ещё. Разыскиваемый отцом, Нейл рос, постоянно оглядываясь по сторонам, поэтому он не особо любил придаваться воспоминаниям. Время шло, а Эндрю всё позволял ему рассказывать дальше. Он не отрывал взгляд от лица Нейла, слушал внимательно и сосредоточенно.

Каким-то образом Нейлу удалось заставить Эндрю приоткрыться и рассказать немного о своём переезде в Колумбию. Первое, что сделал Эндрю после того, как их мать перестала быть помехой, – разобрался с зависимостью Аарона. Он заполнил ванную комнату на втором этаже консервированной едой и просто запер там Аарона, пока его окончательно не переломало. К счастью, они жили в доме, а не в квартире, и поблизости не было соседей, которые могли бы услышать отчаянные попытки Аарона вырваться.

Когда Ники переехал, чтобы приглядывать за ними, он начал работать хостом в «Sweetie's». Случайно узнав от посетителей о «Райских сумерках», Хэммик неведомым образом подружился с вышибалами и Роландом и решил попробовать себя в качестве помощника бармена. Вскоре Ники устроил Аарона и Эндрю на кухню на неполный рабочий день, где они мыли посуду и делали простые заготовки для блюд. Чем больше персонал привыкал к странными близнецам, тем легче им удавалось выбить себе выпивку. Так продолжалось до тех пор, пока они не поступили в университет, после чего могли уже спокойно пить за стойкой, как все остальные клиенты.

Торможение автобуса привлекло внимание Нейла, он перевёл взгляд за окно и увидел, как Эбби съезжает с трассы на оживлённую улицу. Туристический центр находился всего в двух кварталах отсюда; одна сторона дороги была заставлена автомобилями всех сортов, а другая оставлена для проезда. Эбби нашла свободное парковочное место между двух грузовых машин и заглушила двигатель. Нейл не понял, почему они остановились так скоро, но взгляд на часы подсказал, что они с Эндрю безостановочно проговорили почти три часа. До Бингемтона оставалось всего два с половиной часа пути.

— Последняя остановка, — объявил Ваймак, и передние ряды автобуса мгновенно опустели.

Ваймак остался на своём месте, пока все, кроме Нейла и Эндрю, не вышли. Он посмотрел на них, будто бы собираясь что-то сказать, но потом отмахнулся рукой от своих мыслей и тоже покинул автобус. Нейл проводил взглядом Лисов, скрывшихся в здании. Он ещё не успел проголодаться, но старые привычки подсказывали, что лучше не пренебрегать любой возможностью перекусить. Однако, прежде чем встать, он всё же сказал:

— Мне действительно интересно, когда тренер узнал об этом.

— Нет никакого «это», — напомнил Эндрю.

Нейл с трудом удержался, чтобы не закатить глаза.

— Мне действительно интересно, когда тренер узнал, что ты хочешь меня убить только в девяносто трёх процентах случаев.

— До моего отъезда он ничего не знал.

Но, похоже, он узнал вскоре после возвращения Эндрю. Нейл вспомнил хитрый ход Ваймака на тренировке в январе, когда он использовал Нейла, чтобы успокоить Эндрю. Сам Нейл тогда ничего не подозревал, а значит он не мог как-то выдать себя, например, когда оставался с тренером на Новый год. Нейл попытался вспомнить самый первый раз, когда Ваймак как-то намекнул на свои подозрения относительно их отношений, и вздрогнул от неожиданного осознания.

— Нет, знал, — вдруг сказал Нейл.

В прошлом ноябре Нейл приложил руку Эндрю к своим шрамам и попросил довериться ему. Каким-то образом, сквозь виноватое отчаяние Нейла и неохотное доверие Эндрю Ваймак всё понял. Это показалось более чем неловким.

— После того как тебя забрали, он спросил, когда «это» случилось. Тогда я не понял, что он имел в виду. Но как он смог заметить, если даже Аарон и Ники до сих пор ничего не подозревают?

— Тренера не волнуют слухи и предубеждения, — сказал Эндрю. — Он видит вещи такими, какие они есть, а не какими ему хотят их показать.

Нейл понял, что, вероятно, именно так тренер и увидел, что скрывается за безразличием Эндрю. Ведь Аарон и Ники до сих пор верили, что он социопат, неспособный на нормальные человеческие чувства и отношения. Ники поставил на Эндрю и Рене только потому, что на них поставили все остальные, но он сам признался, что не хотел бы, чтобы из этого действительно что-то вышло.

— Ты собираешься когда-нибудь рассказать им?

— Мне не придётся, — сказал Эндрю, соскользнув со своего сиденья.

Нейл хотел было остановить его и дождаться, пока тот закончит свою мысль, но Эндрю не собирался уходить. Вместо этого он пересел к Нейлу. Когда Нейл повернулся к нему лицом, Миниярд пояснил:

— Рене сказала, что старшекурсники поспорили на твою ориентацию. Их мнение разделилось.

Мэтт рассказывал, что они ставили на Нейла, но Джостен никак не ожидал, в чём окажется суть спора. На секунду он растерялся, не зная, как отреагировать, а затем произнёс:

— Пустая трата их времени и денег. В конечном итоге они все проиграют. На протяжении года я абсолютно честно говорил, что не интересуюсь другим. Поцелуй с тобой ничего не изменил. Просто единственный, кем я интересуюсь, это ты.

— Не говори чушь.

— Останови меня.

С этими словами Нейл зарылся пальцами в волосы Эндрю и притянул его для поцелуя. Едва их губы коснулись, а рука Миниярда легла ему на бедро, усталость от бесконечно долгой поездки мгновенно улетучилась, а волнение перед сегодняшней игрой спало. Отстранившись слишком быстро, Эндрю поднялся на ноги. И хотя Нейл прекрасно понимал, что сейчас не время и не место, он всё равно почувствовал отголосок досады.

В конце концов они покинули автобус и направились за напитками. Ваймак дал команде ещё пару минут, прежде чем повёл их обратно на парковку к автобусу. Остальная компания Эндрю решила провести и следующие несколько часов в передней части автобуса. Нейл снова забрался в кресло Кевина, но так и не смог придумать, что сказать. Воцарившаяся тишина оказалась неожиданно комфортной и успокаивающей, он прислонился к окну и проспал до конца поездки.

По случаю сегодняшней игры корпус Бингемтонского университета украсили зелёным и белым цветами. На парковке возле стадиона людей сновало даже больше, чем машин. Если среди этой толпы и были фанаты Лисов, Нейл не смог их найти. Стоящие в форменных светоотражающих жилетах, полицейские пытались контролировать поток людей и количество употребляемого алкоголя. Нейл изучающе всматривался в разгоряченных весельем болельщиков, мимо которых они проходили. Все они были в приподнятом настроении. На прошлой неделе Бинтуронги победили Торнадо со счётом семь к шести, и теперь их фанаты пребывали в ожидании ещё одной победы сегодня вечером.

В третьем туре Невада заработала четырнадцать очков, у Лисов пока было всего восемь. Чтобы пройти дальше, им необходимо набрать сегодня как минимум семь очков. Сборная Бинтуронгов считалась более сбалансированной, чем команда Невады, однако Лисы не теряли оптимизма. Они неплохо показали себя в матче с Невадой, получили недельный отдых, и к тому же Ники снова выйдет с ними на поле.

Охранники открыли ворота, чтобы Эбби смогла заехать, и она припарковалась по соседству с автобусами Бинтуронгов. Ваймак дал команду выходить и, чтобы никого не забыть, пересчитал их на выходе по головам, а затем открыл багажный отсек. Выгрузив всё снаряжение, они позволили местной охране сопроводить их до входа. И только через час их наконец пустили разминаться в предыгровую зону. Нейл провел это время, раз за разом перечитывая информацию о составе Бинтуронгов. Заметив, чем он занят, Кевин забрал его бумаги и вместо этого выдал свои комментарии. Возможно, он всё ещё злился на Нейла, но игра оказалась важнее ссоры.

Нейл проследовал за Лисами на поле для первой подачи. Он думал о Троянцах и Воронах, позволяя мрачной решимости придавать ему сил и скорости. Он снова и снова пытался обойти защитников, выбивался из сил, доводил себя до изнеможения, не раз оказываясь в опасной близости от красной карточки.

На перерыве Ваймак пригрозил, что сдерёт с него кожу живьём, если тот всё-таки получит красную карточку, но как только он отошёл, Дэн одобряюще кивнула. Она понимала, почему Нейл это делает: они не могут позволить себе отступить. Они и так отставали на два очка, а сейчас против них выйдет свежий состав. Им нужно набрать ещё три очка в этом тайме, чтобы выйти вперёд, и Нейл не собирался сегодня проигрывать. Он пообещал Лисам, что они не проиграют ни один матч этой весной. Хотя бы в этом Нейл не хотел быть лжецом.

Предупреждающий гудок оповестил, что им пора возвращаться в игру, и Лисы выстроились у выхода на поле. Аарон и Эндрю стояли позади всех, но, заметив приближение Нейла, Аарон мгновенно ретировался. Нейл едва ли обратил на это внимание. На огромном табло под потолком шёл отсчёт последней минуты перед началом второго тайма, Нейл не видел таймер, но слышал, как шумели трибуны от переполнявшего их ожидания. Он смутно осознавал и то, что слева находилось поле, и то, что позади напряжённо замерли волнующиеся Лисы; он смотрел только на Эндрю, который казался островком необычайного спокойствия в этой пучине сплошного хаоса.

Впервые Нейл по-настоящему оценил подобную отстранённость Эндрю. Пока весь стадион медленно сходил с ума – слишком многое было поставлено сегодня на карту – Эндрю оставался непоколебимым в самом эпицентре надвигающейся бури. Он просто не позволял происходящему захватить себя, поэтому оставался единственным, кто был способен сейчас ясно мыслить.

— В прошлом месяце ты легко и играючи умыл Диких Кошек, — напомнил Нейл. — Можешь сделать сегодня то же самое?

— Кошки были откровенно слабой командой, — ответил Эндрю. — Они сами себя умыли.

— Можешь или нет?

— Не вижу причин.

Нейл услышал щелчок замка и понял, что судьи открывают двери. Эндрю не двинулся с места, но Нейл всё равно преградил ему путь рукой, не давая возможности уйти. Оперевшись рукой о прозрачную стену, Нейл подался вперёд, сокращая расстояние между ними настолько, насколько это позволяла громоздкая экипировка.

— Я прошу тебя помочь нам, — продолжил Нейл. — Твой ответ?

Эндрю раздумывал всего секунду.

— Не за просто так.

— Всё, что угодно, — пообещал Нейл и отступил в сторону, чтобы снова занять своё место в строю.

Джостен, если честно, понятия не имел, на что подписался, но ему было всё равно, потому что Эндрю блестяще выполнил свою часть уговора. Он защищал ворота так, словно от этого зависела его жизнь, и отражал все попытки соперников забить. Нападающим Бинтуронгов пришлось несладко. Они предпринимали различные обманные манёвры, виляли перед воротами и использовали всевозможные уловки. Не раз Эндрю приходилось играть перчаткой или своим телом, чтобы отбить мяч, когда он не успевал дотянуться до него клюшкой.

Такого уровня игры вратаря было бы вполне достаточно для крепкой обороны, но Эндрю пошёл дальше. Впервые за всё время он начал координироваться с линией защиты. Между ними было слишком большое расстояние и множество мельтешащих тел, поэтому Нейл мог уловить только обрывки, но и этого было достаточно, чтобы понять, что там происходит. Эндрю злился на защитников за то, что те так часто позволяли вражеским нападающим их обойти, и предлагал хоть немного ускориться. Сначала Нейл забеспокоился, как отреагируют защитники на такое грубое представление Эндрю о командной игре, но когда он посмотрел на Мэтта, то заметил, что тот ухмыляется так, будто это самая интересная вещь, которая происходила с ним за последние несколько лет.

Лисам потребовался весь второй тайм, чтобы сравняться. Оставалась всего минута до конца, когда Кевин забил гол и вывел их в лидеры. Последние шестьдесят секунд наполнились насилием и угрозами Бинтуронгов, которые с отчаянным рвением пытались снова вырваться вперёд. Финальный гудок ознаменовал победу Лисов и команды схлестнулись в драке ещё до того, как он отзвенел. Нейл не понял, кто её начал; он бросил триумфальный взгляд через поле на Эндрю и заметил, что нападающие противников сцепились с Ники и Мэттом. Элисон и блокирующий её игрок попытались вмешаться, но в итоге тоже оказались втянуты в эту драку.

Дэй направился в их сторону, но Нейл вовремя подбежал и оттащил его. Если Кевин пострадает, Эндрю придётся вмешаться в происходящее, и тогда степень насилия перейдёт на принципиально новый уровень. Он оттащил Кевина подальше от завязавшейся драки так, чтобы Эндрю увидел, что с ним всё в порядке. Ваймак и три тренера Бинтуронгов помогли судьям растащить игроков. Команды пропустили традиционное рукопожатие после игры и просто покинули поле. Учитывая, что Ваймак не то что не наорал, а даже не отчитал их, очевидно, первый удар нанесли всё-таки не Лисы.

Сегодня пришла очередь Нейла помогать Дэниэль с послеигровым интервью. Эндрю поймал его взгляд и склонил голову в сторону раздевалки. Миниярд понимал и принимал его желание справиться со всем одному, поэтому не стал ошиваться рядом, пока Нейл отвечает на вопросы. Нейл поблагодарил за доверие короткой улыбкой, и Эндрю зашагал прочь. Джостен проводил его взглядом, пока Дэн не вернула его внимание к журналистам.

Вопросы были стандартными: что они чувствуют, насколько восхищены своими успехами, что думают об уровне игры Бинтуронгов и так далее. Дэн переполняли эмоции, её ответы оказались очень развёрнутыми и детальными, что отлично сочеталось с куда более сдержанными комментариями Нейла. В общем, интервью они пережили достойно. По пути в раздевалку Дэн приобняла Нейла за плечи и склонила голову набок, оперевшись своим шлемом на его шлем.

Она ничего не сказала, но ей и не надо было ничего говорить. Нейл буквально чувствовал этот искрящийся восторг, переполнявший её. Сегодня они одержали очередную прекрасную победу и будут продолжать в том же духе. Всего одна игра отделяла их от полуфинала. Им придётся ещё раз победить Бинтуронгов в повторной игре через две недели, и всё, они в полуфинале.

Когда Нейл зашёл в мужскую раздевалку, в душе уже шумела вода. У Бинтуронгов, как и у Лисов, душевые были оборудованы индивидуальными кабинками, поэтому Нейлу не пришлось ждать, пока остальные закончат. Он принёс сменную одежду в одну из незанятых кабинок и позволил горячей воде быстро смыть всю боль и усталость с изнеможённого тела. Когда он закончил и оделся, раздевалка уже опустела. Нейл собрал сумку и закинул её на плечо.

Он был на полпути к двери, когда телефон завибрировал. Сначала он подумал, что пришла смска, но телефон продолжал жужжать. Нейл остановился, чтобы достать его из кармана и одним движением распахнул раскладушку. На экране высветился входящий звонок. Внутри всё глухо оборвалось. Нейл не знал этот номер, но ему и не нужно было. Он знал этот территориальный код – 443.

Звонили из Балтимора.

— Не убегай.

Звук собственного голоса испугал его. Нейл сам не заметил, как произнёс эти слова. Мышцы свело от накатившего напряжения; он был в шаге от того, чтобы сорваться с места и рвануть куда глаза глядят, но каким-то неведомым образом ему удалось остаться стоять на месте. Нейл силой пытался успокоиться; кровь гулко колотилась в висках.

Он знал, что звонок не от отца. Он не мог позвонить; он не стал бы. Это просто очередная тупая шутка Рико или кого-то из его подчинённых. Рико уже должен был узнать, что Лисы прошли в четвёртый тур. Его жалкая попытка запугать Нейла обратным отсчётом провалилась. Нейл посчитал это вполне логичным объяснением происходящего, но собраться и принять вызов смог только после четвёртого гудка.

— Алло.

— Привет, младший. Помнишь меня?

Сердце вздрогнуло и замерло. Это не был отец или Рико, но Нейл прекрасно знал этот голос. Звонила Лола Малкольм, одна из приближённых отца, одна из тех двух, кто когда-то, очень давно, пытался научить Нейла пользоваться ножами. Она так часто бывала у них дома, что порой Нейлу казалось, что она живёт вместе с ними. Лола считалась личным помощником Нейтана, её основной задачей было избавляться от тел. И она прекрасно справлялась со своей работой, профессионал на вес золота: ни одного её клиента так больше никогда и не видели.

Нейл отнял телефон от уха и сделал медленный глубокий вход. Не помогло. Лёгкие словно заледенели, и этот мертвенный холод пробирал до костей, выворачивая внутренности до ощутимого хруста. Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем он нашёл в себе силы снова заговорить, но скрыть болезненное напряжение в голосе у него так и не получилось.

— Я не давал тебе этот номер, Лола.

— Так значит, ты всё же помнишь меня, — заключила Лола. — Знаешь, а вот это плохо. Потому что если ты помнишь меня, то должен помнить, кто ты такой и где твоё место.

— Я нашёл себе новое место.

— У тебя нет такого права.

Она подождала, пока он что-нибудь ответит, но Нейлу было нечего сказать.

— Ты меня слушаешь? Пора идти. Если выкинешь что-нибудь, чтобы помешать нам, будешь сожалеть об этом до конца своей крайне непродолжительной жизни. Ты меня понял?

Удушающая тошнота подступила к горлу. Лола отлично потрошила тела, но редко убивала сама. Для этих целей у Нейтана были другие люди. Нейл помнил лица лучше, чем имена, но мог предположить, кого Лола привела с собой. Обычно Лола брала в напарники своего брата Ромеро, а где был Ромеро, там всегда был и Джексон. Эти трое считались ближайшим окружением Нейтана. Они подчинялись только правой руке Нейтана – ДиМачио – и Мяснику лично.

Нейл мог бы попытаться убежать от одного из них, но ему не удастся скрыться от троих сразу. На мгновение страх настолько завладел им, что он перестал дышать, но сразу за животным страхом последовала жгучая бессильная ярость. Ему оставалось всего ничего, чтобы наконец оправдать доверие Эндрю, одни выходные до его первых нормальных каникул, и один месяц до полуфинальных игр. Каких-то четыре матча отделяли его от звания чемпиона. Он был невероятно близок ко всему, чего так сильно хотел, а теперь Лола пришла, чтобы всё у него забрать.

— Только троньте меня, и вы пожалеете, — пообещал Нейл.

— Ох, неужели? — усмехнулась Лола. — Наш малыш наконец отрастил себе яйца? Твой отец будет рад узнать об этом.

— Мой… — Нейл задохнулся на следующем слове. — Он в Сиэтле. Вам не удастся увезти меня так далеко.

— Он в Балтиморе, — любезно поправила Лола. — Слушание по его досрочному освобождению состоялось в твой день рождения. А перед самим слушанием они должны были оповестить семью. Но ты, наверное, так увлёкся игрой в блудного сына, что пропустил всё самое интересное, поэтому, так и быть, введу тебя в курс дела. На прошлой неделе они вынесли окончательное решение, федералы ничего не смогли сделать, поэтому его освободили, и сегодня утром он вернулся в Мэриленд. Копы надеются, что, будучи на своей территории, он расслабится и совершит ошибку.

Нейл уловил за её словами холодную жестокую улыбку.

— Не беспокойся, малыш. Они никогда не узнают, что ты заходил в гости. Я позабочусь об этом.

Нейл моргнул, и перед глазами всплыло то самое сообщение: «0». Время вышло. На мгновение он почувствовал прикосновение губ Эндрю на своих. Нейл впился пальцами в нижнюю губу, пытаясь удержать это призрачное ощущение.

— Неужели вы правда думаете, что сможете забрать меня отсюда? — уточнил Нейл. — Моя команда заметит моё отсутствие, они не уедут без меня.

— У них не будет выбора. Мы, конечно, не можем убить их, — признала Лола, — но это не значит, что мы не можем навредить им. Скоро сам всё поймешь.

— Нет, — выдохнул Нейл, но Лола уже отключилась. Он набрал её номер и попал на автоответчик. Она выключила телефон. Коротко выругавшись, Нейл захлопнул раскладушку непослушными пальцами. Он встряхнул руки, надеясь избавиться от нервной дрожи, однако глубинный озноб, пробирающий до костей, никуда не делся. Мозг соображал с нереальной скоростью, пытаясь найти хоть какой-нибудь выход из ситуации и отметая все решения, которые сводились к бегству.

Он пообещал Эндрю, что не убежит, но как он может сдержать своё обещание, если это ставит под угрозу всю его команду. Единственный способ спасти их – сделать то, что люди Нейтана ожидают от него меньше всего. Он убегал, лгал и прятался всю свою жизнь. Рассказать правду, чтобы спасти себя и спасти свою команду, было совершенно не в его духе. Нейл хотел сделать это после завершения сезона, но он не мог больше ждать. Лисы могут остаться здесь, пока не прибудут федералы, чтобы взять их под свою охрану.

Выбежав из раздевалки, Нейл направился по коридору. Сотрудник службы безопасности стоял в конце коридора, наблюдая на Лисами, шумно празднующими свою победу в общей комнате. Нейл прошёл полпути, прежде чем мужчина заметил его приближение. Офицер медленно повернулся в его сторону, Нейл смог получше рассмотреть лицо охранника и тут же остановился как вкопанный. В раздевалке, совсем рядом с его командой, стоял Джексон Планк. Через секунду в поле зрения мелькнул Ромеро Малкольм в точно такой же форме. Нейл отшатнулся назад абсолютно инстинктивно и тут же вцепился рукой в стену, не позволяя себе сбежать.

Ромеро небрежно опустил руку на пистолет, закреплённый в кобуре на поясе. Вздрогнув, Нейл отчаянно тряхнул головой. Ромеро перевёл спокойный взгляд с его лица на Лисов, и Нейлу не составило никакого труда понять это предупреждение – он невысоко вскинул руки в отчаянной просьбе не использовать оружие. Джексон удостоил Нейла лишь беглым взглядом, прежде чем снова сосредоточил своё внимание на ничего не подозревающей команде.

— Если все собрались, то нужно выдвигаться, — произнёс Джексон.

— Мы всё ещё ждём Нейла, — запротестовал Ники, и Джексон махнул рукой в сторону Джостена, который по-прежнему стоял в тени коридора.

Сглотнув душащий ком в горле, Нейл попытался придать лицу относительно спокойное, расслабленное выражение. Он шагнул вперёд вопреки всем своим инстинктам, вопреки тому, что ноги приказывали бежать куда-угодно, лишь бы подальше отсюда. Заметив Нейла в дверях, Хэммик вскочил и улыбнулся от уха до уха:

— Эй, Нейл! А мы уж подумали, что ты там утонул.

— Простите, — выдавил Нейл.

Ники великодушно отмахнулся, видимо, подумав, что Нейл извиняется за задержку, и пошёл за сумкой. Нейл молча наблюдал, как они собирают вещи, медленно переводил взгляд с одного лица на другое, стараясь прочувствовать и запомнить эти последние невыносимые секунды. Ваймак присматривал за своими Лисами из дальнего угла комнаты: с неприкуренной сигаретой во рту и уже привычным изгибом губ, скрывающим гордую, триумфальную улыбку. Эбби переупаковывала аптечку; наверняка, недавно осматривала их царапины, полученные в последней драке.

Казалось, сейчас его и команду разделяло не пять шагов, а бесконечные пять тысяч километров. Смотря на них, Нейл испытывал одновременно глубинную тоску и искреннюю гордость. Он окончательно уничтожит их шансы на победу в этом сезоне, но у девушек впереди ещё один год. Они, конечно, очень расстроятся, что придётся отступить за шаг до финала, но Лисы настоящие бойцы. В следующем году они попробуют снова и уже ничего не встанет у них на пути.

Нейл жалел о том, что ему приходится оставить их со всей этой ложью, жалел, что в итоге, когда всё закончится, они узнают правду не от него, а от Кевина. Они стояли прямо перед ним, но Нейл уже скучал с таким непередаваемым отчаянием, которое буквально выворачивало наизнанку.

И только Эндрю заметил напряжение, просвечивающееся сквозь маску Нейла. Он пересёк комнату и остановился прямо перед ним с немым вопросом во взгляде. Нейл хотел ответить ему, но не понимал, как это сделать. Можно было попробовать на немецком – это дало бы немного приватности и уединения, но Ромеро и Джексон не знали немецкий. Они не поймут ничего из сказанного и будут вынуждены действовать так, словно он только что выболтал все самые страшные тайны. Нейл не мог этого допустить. Уйти, так ничего и не сказав Эндрю, он тоже не мог, но что ещё ему оставалось?

— Спасибо, — наконец произнёс Нейл. Он не мог объяснить, что благодарит за всё: за ключи, за доверие, за честность и поцелуи. К счастью, однажды Эндрю и сам это поймёт. — Ты потрясающий.

Эти слова предназначались только для Эндрю, но Элисон как раз проходила мимо и, услышав его реплику, многозначительно посмотрела на Мэтта. Нейл заметил её взгляд боковым зрением, однако так и не отвёл глаз от Эндрю, чтобы проследить за реакцией Бойда. Он не хотел отрывать взгляд. Казалось, словно это может каким-то чудом замедлить или исправить происходящее. А затем Ваймак предложил выдвигаться, и Нейлу пришлось повернуться к Лисам спиной.

Они покинули стадион ровным строем: Ромеро впереди, Джексон замыкал процессию. Нейл стоял ближе всех к выходу, поэтому сейчас он шёл прямо позади Ромеро. Ему претила мысль о том, что человек его отца находится так близко, но он успокаивал себя, думая о том, что сейчас служит щитом между возможной жестокостью Ромеро и нечего не подозревающей командой. Он старался следить за спиной Малкольма, продолжая взглядом искать в толпе его сестру. Едва ли половина болельщиков успела разъехаться по домам. Остальные устроили пьянку по случаю окончания игры прямо на широком газоне перед стадионом. Запах алкоголя в воздухе казался таким сильным и отчётливым, что Нейл буквально чувствовал его на языке.

Фанаты Лисов, выстроившись по одну сторону дорожки, радостно приветствовали любимую команду. Их поздравления быстро заглушили мерзкие оскорбления с другой стороны, где уже собрались болельщики Бинтуронгов. Лисы игнорировали всех, молча продолжая свой путь. Даже Ники мгновенно сообразил, что лучше держать рот на замке, чтобы лишний раз не провоцировать озлобленных фанатов. Но в конечном итоге это никак не повлияло на разворачивающуюся ситуацию. Они были на полпути к парковке, когда из ниоткуда прилетела стеклянная бутылка. Нецензурная реплика Аарона, находившегося где-то позади, подсказала Нейлу, что бутылка всё-таки нашла свою цель. Эндрю обернулся, посылая в толпу ищущий, уничтожающий взгляд. В следующую секунду полетел ботинок, а затем ещё одна пустая бутылка из-под пива.

К ним уже направлялся другой наряд полицейских, призывающий отдыхающих к порядку. Возможно, копам удалось бы восстановить порядок, если бы следующей брошенной вещью не оказался переносной мини-холодильник. Дэн резко уклонилась в самый последний момент, и агрегат попал в пьяного болельщика по другую сторону от Лисов. Друзья пострадавшего издали возмущённый крик, и его моментально подхватила толпа позади них.

Ромеро стиснул запястье Нейла железной хваткой. Свободной рукой Джостен вытащил телефон из кармана джинсов и переложил его в сетчатый карман спортивной сумки. В этот момент искрящаяся напряжённость толпы достигла своего предела. Студенты и фанаты по обе стороны кинулись друг на друга, зажав Лисов где-то посередине этого человеческого месива. Тело, врезавшееся в Нейла, едва не сбило его с ног, но Ромеро быстро вернул ему равновесие и резво потащил за собой в сторону. Бросив клюшку, Нейл позволил сумке сползти с плеча. Эндрю и Кевин поймут, что он бы никогда добровольно не расстался с этими вещами. Это не подскажет им, куда он делся, но, по крайней мере даст, понять, что исчез он явно не по своей воле.

Где-то на полпути между столпотворением и автостоянкой Ромеро ловко избавился от светоотражающего жилета. Как только ноги Нейла коснулись асфальта, он принялся вырываться, но тут за его спиной незаметно возник Джексон. Планк резко заломил ему руку за спину, едва не выбив плечо из сустава. Нейл задохнулся от боли, жгучей волной прокатившейся по всей спине.

— У вас не получится провернуть это так просто, — с болезненным напряжением в голосе заявил Нейл. — Команда заметит моё отсутствие. Они не уедут без меня.

— Они будут немного заняты, — поделился Ромеро. — Твой тренер потратит полночи, пытаясь выяснить, в какую больницу кого из вас забрали. К тому моменту, как он заметит, что тебя нигде нет, будет уже слишком поздно.

С этими словами Малкольм запихнул его на заднее сиденье патрульной машины. На другом конце дивана его ждала Лола. Нейл молча уставился на неё, на её лицо, которое с годами заметно постарело, но оставалось таким же знакомым. Лола настолько широко улыбалась, что линия её губ, казалось, делила лицо на двое, и Нейл неосознанно вжался спиной в неровную поверхность двери. Бежать было некуда: двери заперты, между водительским и пассажирским отсеком защитная решётка.

— Как быстро растут чужие дети, — промурчала Лола, когда Ромеро и Джексон сели вперёд. В районе университета Бингемтона образовались мёртвые пробки, поэтому Джексон включил сирену, и они лихо выехали на обочину. — Не ожидала. Поговаривают, ты у нас восходящая звёздочка в мире спорта. В каком же странном мире мы живём, но уже совсем скоро тебе больше не придётся от этом беспокоиться.

Ромеро обернулся и посмотрел на него сквозь решётку.

— Ты рассказал им?

— Считаешь, я настолько тупой? — огрызнулся Нейл. — Конечно нет.

Лола быстро приблизилась и надавила ногтем большого пальца на его татуировку.

— Как минимум один из них знает, верно? Такая метка не только у тебя.

— Кевин узнал меня, но он преданный питомец Воронов. Он прекрасно понимает, что есть вещи, о которых не стоит болтать.

— Надеюсь, что ты прав, — протянула Лола. — Ты ведь знаешь, что мы с ними сделаем, если неожиданно выяснится, что ты лжёшь.

— Я восемь месяцев был под камерами. Если бы я рассказал хоть что-нибудь, вы бы уже об этом знали. Вам бы не понадобилось это, чтобы выследить меня, — он указал рукой себе на скулу. — Вы хоть заплатили Рико за находку?

Ромеро презрительно фыркнул:

— Мы великодушно позвонили его дяде, чтобы предупредить, что забираем тебя.

Эта новость только ухудшила самочувствие Нейла. Он начал понимать, что за кровавым сюрпризом и обратным отсчётом стоял далеко не Рико. Лола сказала, что в тот же день проходило слушание по делу Нейтана. Его приближенные знали, что вскоре он выйдет на свободу. Возможно, именно по этой причине Рико особо не трогал Лисов этой весной. Может, Тетсуи предупредил Рико и приказал не привлекать лишнего внимания, пока в округе рыскают люди Мясника? Хоть Рико и Тетсуи жили под фамилией Морияма, они не принадлежали к той семье, которой служил и которую охранял Нейтан.

— Он, конечно, очень сильно разозлился, — ухмыльнулась Лола, — но ничего не смог поделать. Видишь ли, Кенго сейчас совсем не до тебя.

— Потому что он болен, — закончил мысль Нейл.

— Болен, говоришь? — весело повторила Лола и стукнула кулаком по решётке, чтобы убедиться, что её брат это услышал. — Болен – это когда у тебя простуда или, на худой конец, ВИЧ, мальчик. Кенго не болен, с ним уже всё кончено. Почки вот-вот откажут. Даю, в лучшем случае, неделю, и Ичиро сменит его на престоле. Я передам ему твои соболезнования и поздравления. У тебя не будет возможности сделать это лично.

Она снова улыбнулась.

— Кстати говоря, у меня есть традиция рассказывать человеку о том, что я сделаю с его телом, — и Лола начала детальный рассказ о том, как будет расчленять его труп.

Нейл старался не слушать, но у него не получалось полностью абстрагироваться от жестоких подробностей. Он бросил все силы только на то, чтобы не позволить выражению ужаса проступить на лице. Руки уже трясло мелкой дрожью, поэтому он спрятал их в карманах. Нейл не хотел дать ей почувствовать, что она добилась своего. На этот раз храбрость точно его не спасёт, но они ждали этого момента девять долгих лет, и лучшее, что Нейл мог сделать, это лишить их львиной части удовольствия.

Они приближались к восемьдесят первой автостраде; машина, которую они позаимствовали для дела, позволяла им разгоняться до ста пятидесяти километров на дорогах общего пользования. Джексон включал и выключал сирену по необходимости, в зависимости от плотности потока. Даже на таких скоростях от Бингемтона до Балтимора было почти три часа езды.

В паре километров от Мэриленда они свернули на обочину к оставленному автомобилю. Джексон остался в патрульной машине, а Ромеро и Лола повели Нейла к кадиллаку. Его запихнули на пассажирское сиденье. Прежде чем Нейл успел хотя бы задуматься о попытке бегства, Ромеро приставил пистолет к его лицу. Нейл знал, что им было приказано доставить его живым, но мама объясняла, как много разных частей тела можно прострелить человеку и при этом не убить его. Нейл молча наблюдал, как Лола застегнула наручники на его лодыжках, прикрепив их к опоре сидения, и едва удержался, чтобы не зарядить ей коленом в лицо.

Затем Лола забралась на заднее сиденье и завела ему руки за спинку кресла. Она одела на них наручники и постаралась затянуть их как можно туже. Как только Малкольм закрыла дверь, Ромеро снова вывез их на дорогу. Нейл пошевелил ногами, пытаясь прикинуть, насколько может ими двигать, но острый холодный металл, скользнувший по пальцам, быстро отвлёк его от мыслей.

Нейл инстинктивно сжал кулаки. Неожиданно рассмеявшись, Лола сильно надавила пальцем на его запястье. Он невольно ослабил хватку, и она протиснула лезвие между пальцами и ладонью. Она немного покрутила ножом, требуя снова раскрыть ладонь. Затем постучала кончиком лезвия между пальцами, достаточно сильно, чтобы расценивать это как угрозу, но недостаточно сильно, чтобы пробить кожу. Вскоре она устала его дразнить и провела неглубокий порез вдоль основания пальцев.

Нейл рванулся в путах, пытаясь убрать руки из зоны её досягаемости, но металл крепко удерживал на месте. На секунду его ослепило воспоминаниями о рождественских каникулах в Иверморе, и без того шаткое самообладание пошло трещиной.

— Стой!

— Останови меня, — откликнулась Лола, оставляя ещё один жгучий порез от основания к кончику большого пальца. Она покрыла руку Нейла множественными болезненными порезами разной степени глубины и только потом перешла к следующей. Наигравшись с руками, Лола наклонилась в проём между передними сиденьями и кончиком окровавленного лезвия очертила татуировку Нейла.

— Мы читали о твоей вражде с Рико. Какой же спектакль ты разыграл! В другой жизни ты мог бы стать отличным актером. Скажи, ты действительно думал, что его ошейник защитит тебя от нас?

— Это уже неважно.

— Важно. Я же не могу привезти тебя к отцу с этим клеймом. Роми?

Ромеро, не отрываясь от дороги, коснулся приборной панели. От нажатия раздался характерный щелчок, и Нейл впился взглядом в множество кнопок, пытаясь понять, что же тот сделал. Это не радио; ни один из огоньков не загорелся, значит, это был и не обогреватель. Оставался последний вариант, но Нейл отказывался в это верить. Отрицание происходящего никак не повлияло на ситуацию: вскоре, издав металлический щелчок, раскалённый прикуриватель выскочил из гнезда. Ромеро вытащил его из держателя, и Нейл невольно отпрянул в сторону.

— Вы, блять, больные.

Лола приобняла рукой спинку кресла, прижав нож к его правой щеке. Лезвие скользнуло от уголка рта к глазу, оставляя за собой тонкую неглубокую царапину. Нейл расценил этот жест как предупреждение и молча проследил за тем, как Лола забрала прикуриватель у брата. Малкольм примерилась к татуировке, а затем отвела его подальше, чтобы Нейл тоже смог увидеть раскалённые до красна спирали. Одобрительно кивнув, Лола одарила Нейла очередной широкой улыбкой.

— Ну, что думаешь?

Нейл понимал, что он в шаге от потери оставшегося хладнокровия.

— Думаю, а не пошла бы ты нахуй.

— Не дёргайся, — приказала она, прижав прикуриватель к его скуле.

Она сказала не дёргаться, но Нейл не смог бы повиноваться ей при всём желании. Агония мгновенно охватила лицо, жгучей хваткой сжимая челюсти, обжигая горло и отдаваясь резкой болью в глазах. Сладковатый запах обугленной плоти только усилил эту слепую боль, и Нейл не смог больше сдерживаться. Он дёрнулся в сторону, напоровшись второй щекой на поджидающий нож Лолы. Лезвие оставило грубый порез, но по сравнению с горящим адом слева, эта боль воспринималась крайне отвлечённо. Лола продолжала удерживать прикуриватель на месте, даже когда он отдёрнул голову, и только потом отняла его, чтобы осмотреть свою работу. Нейл знал, что она убрала прикуриватель, потому что видел это, но он всё ещё чувствовал раскалённый металл на коже. С каждой прошедшей секундой жжение заметно усиливалось, и от этой горящей боли желудок свело тошнотворной судорогой.

— Так лучше, — заключила Лола, впившись пальцем в повреждённую кожу только для того, чтобы вырвать ещё один крик. — Согласен со мной?

Нейлу просто не хватило дыхания на ответ. Каждый вдох был судорожным и рваным, слишком коротким и неглубоким, чтобы достичь лёгких, но достаточным, чтобы им давиться. Нейл невольно отдёрнул голову в сторону, подальше от её жёстких пальцев, и слишком поздно вспомнил о ноже. Лезвие снова вспороло кожу, оставив второй порез, и Нейл подался вперёд, обессиленно свесив голову. Со связанными за спинкой кресла руками далеко уйти не удалось, но он не мог не пытаться. Кровь медленно стекала по лицу, теплом обдавая губы, капая со рта и подбородка прямо на бёдра. Её вкус чувствовался при каждом вдохе.

Щелчок прикуривателя раздался снова – для Нейла этот звук был подобен выстрелу, и он не смог не вздрогнуть.

— Знаю, твой отец обязательно спросит об этом, но мне нужно знать сейчас, — произнесла Лола. — Слушаешь меня, младший? Эй.

Она ударила его рукояткой ножа по спине.

— Где наша птичка, а? Когда мы узнали, где ты прячешься, у нас было время порыскать вокруг, но я так и не нашла ни намёка на её присутствие. Тетсуи говорит, ты сказал ему, что она мертва. Он уверен, что ты не соврал. А я вот не уверена.

— Она мертва, — просипел Нейл.

Крепко схватив Нейла за волосы, Лола вернула его в вертикальное положение и запрокинула ему голову. Она отложила нож в сторону, чтобы освободить вторую руку, и туго сжала горло, практически перекрывая доступ к кислороду. Лола притянула его к спинке кресла, вжав голову в подголовник. Ромеро снова достал раскалённый прикуриватель, и Нейл принялся отчаянно вырываться.

— Она мертва, — повторил он, хрипя от жесткой хватки Лолы. — Она умерла два года назад, после того как он подстрелил её в Сиэтле. Неужели вы думаете, что она отпустила бы меня в Пальметто, если бы была жива? Я сделал это, потому что мне было нечего терять.

— Мы ему верим? — спросила Лола у Ромеро.

— Возможно, но можем удостовериться, — неопределённо ответил тот.

— Хорошо, — кивнула Лола и снова резко сжала горло Нейла, чтобы Ромеро смог прижать прикуриватель к его лицу.

Удушающая хватка Лолы не оставляла Нейлу другого выбора, кроме как выть от боли. Он бездумно рвался из своих пут. Лола снова что-то сказала, но он не смог разобрать её слов из-за рёва в ушах. Весь его мир свёлся к нестерпимому жару на лице.

Ромеро убрал прикуриватель и снова поставил его нагреваться. Лола ослабила хватку настолько, чтобы Нейл мог дышать, но не отпустила его.

— Давай, попробуй ещё раз, младший, — произнесла Лола. — Ответь мне так, чтобы я поверила. Где Мэри?

— Она мертва, — в голосе слышалась несдерживаемая боль. — Она мертва, она мертва, она мертва.

Лола перевела взгляд на брата.

— Ты ему веришь?

Ромеро уклончиво пожал плечами. Лола спросила Нейла ещё раз и, получив всё тот же ответ, со всей силы ударила его по обожжённой щеке. Затем она нырнула вперёд между сиденьями, чтобы забрать прикуриватель, и вернулась на своё изначальное место, скрывшись из виду. Наличие этой штуки за спиной, вне поля зрения, было хуже, чем та боль, через которую он уже прошёл, – Нейл задёргал руками, в надежде вырвать их. Он успел разодрать кожу на запястьях о неприступный металл, но никак не мог остановиться.

— Нет, — начал умолять он, — Лола, не надо.

— У меня ещё есть вопросы, — отозвалась Лола из-за спины, её голос казался каким-то приглушенным.

Нейл догадался, что она зажала в губах прикуриватель, потому что обе её руки сейчас закатывали ему рукава. Закончив, она медленно провела пальцами по его обнажёнными предплечьям, слегка царапая ногтями кожу. Через мгновение Лола отстранилась, и, когда она снова заговорила, её голос звучал нормально.

— Давай вернёмся к твоим новым друзьям. Расскажи мне всё, что ты им рассказывал.

Время замерло и остановилось, когда Лола начала наносить ожоги по длине рук. Нейл придерживался той версии, которая не навредила бы Лисам, но как бы много раз он ни повторял свои слова, она не останавливалась. Вскоре он и вовсе перестал отвечать на вопросы, боясь, что запутается и ошибётся из-за переполняющей его боли и паники, и старался сосредоточиться на том, чтобы просто дышать. Любое движение мышц лица, любой, даже тихий, крик отдавались горящей болью в ожогах, а солёные слёзы, стекающие по обожжённой коже, щипали, как кислота.

Нейл не хотел думать об этом, не хотел чувствовать и переживать всё это, поэтому взамен он старался думать о Лисах. Он крепко зацепился за воспоминания об их искренней непоколебимой дружбе и об их улыбках. Он представлял, что его глухое неровное сердцебиение, отдающее болью в висках, это звук мяча, отскакивающего от стен поля. Он думал о Ваймаке, который без лишних вопросов забрал его в декабре, и об Эндрю, который прижимал его к полу в гостиной. Воспоминания делали его слабее из-за всепоглощающего чувства потери и тоски, но вместе с тем они придавали сил. Он попал в Лисью Нору, полностью вылепленный изо лжи, но со временем Лисы превратили его в реального человека.

Его песенка оборвалась, чем хотелось бы, но хотя он и не выполнил всё запланированное на этот год, он сделал больше, чем мог когда-либо себе представить. Видимо, на этом всё-таки придётся закончить. Нейл провёл дрожащим пальцем по ладони, представляя знакомые очертания ключа в своих кровавых, обожжённых руках, закрыл глаза и навсегда попрощался с Нейлом Джостеном.

Наигравшись, Лола наконец остановилась и оставила его бессильно висящим в своих путах. Она сказала что-то, но он не смог разобрать слов через глухой шум в ушах, и, если честно, его это уже не особо волновало. Привычный способ спасения, столкнувшись с непреодолимым препятствием, разбился как о кирпичную стену с такой силой, что едва не переломал его самого. Теперь оставался только один вариант, а потому Натаниэль Веснински оставил без внимания последнюю часть пути. Он прислушался к каждой пульсирующей точке на теле, пытаясь понять степень серьёзности повреждений. Самыми тяжёлыми казались раны на лице, но то, что Лола сделала с его руками, причиняло наибольшие неудобства. Весьма затруднительно оказывать сопротивление, когда малейшее движение отзывается ощутимой болью.

Они въехали на парковку какого-то дешёвого, потрёпанного отеля. Горела лишь половина фонарей. Натаниэль был готов поспорить, что камеры видеонаблюдения тоже не работали. Он устремил взгляд за окно и принялся ждать, что же будет дальше.

Следом за ними на парковку заехала полицейская машина и остановилась рядом. Натаниэль не узнал ни офицера с детским лицом, который вылез с пассажирского сидения, ни бывалого полицейского, который обошёл капот своего автомобиля пару секунд спустя. Мужчина подал знак, и молодой коп открыл багажник. Ромеро покинул машину и отошёл в сторону, чтобы переброситься с офицером парой слов. Довольно кивнув, Малкольм открыл пассажирскую дверь кадиллака. Он освободил лодыжки Натаниэля только для того, чтобы отстегнуть их от сидения, и снова закрепил наручники на ногах. Как только металл вновь защелкнулся, Лола освободила его руки. Ромеро вытащил его за рубашку из машины и снова одел наручники.

Натаниэль поймал взгляд полицейских, которые рассматривали его с нескрываемым интересном и без особого раскаяния.

— И сколько люди моего отца заплатили, чтоб вы забыли свою присягу?

— Больше, чем нам платит государство, — честно ответил тот, что постарше. — Не принимай близко к сердцу.

— Не могу, — прохрипел Натаниэль голосом полным боли и ненависти. — Это вообще-то моя жизнь.

В багажнике было пусто, за исключением какого-то ящика с инструментами, поэтому ему вполне хватало места. Будучи связанными по рукам и ногам, он не мог сам туда забраться, поэтому полицейские помогли Ромеро поднять его. Лола взяла пистолет из рук Ромеро и залезла следом. Она оплела его израненное тело, прижав поближе к себе, и предупреждающе подняла оружие. Натаниэль ответил на её очередную улыбку пустым взглядом.

— Мы готовы, — кивнула Лола, и Ромеро закрыл багажник.

Натаниэль закрыл глаза, спасаясь от мрака, грозившего поглотить его целиком. Лола ухмыльнулась где-то возле его щеки и прикусила обожжённую кожу. Она закинула на него свою ногу и просунула каблук между его лодыжек.

— Ты мог бы быть в моём вкусе, если б не был так молод. Точная копия своего отца.

От призывного скольжения её бедер по телу побежали колючие мурашки.

— Озабоченная шлюха.

— Всё ещё дерзишь, — в голосе чувствовалось искреннее удовлетворение, будто эти слова её нисколько не задели, и она с нажимом провела ногтями по ранам на руках. — Но это ненадолго.

Полицейские сели в машину, хлопнули двери. Он почувствовал, как всё вокруг затряслось, когда они выехали с парковки. Натаниэль не мог понять, о чём они говорят, но через мгновение включилась сирена и машина заметно ускорилась.

— Упс, — промурчала Лола в самое ухо. — Похоже, в доме твоего отца что-то случилось. Возможно, нищеброды разбушевались, узнав, о его возвращении. Дураки, которые с чего-то решили, что он убил свою любимую жену и ненаглядного ребёночка.

— Люди, которых вы для этого подкупили, — догадался Нейл, — чтобы наряд полиции не вызвал никаких подозрений.

— Десять очков за сообразительность.

Дом, в котором Натаниэль провёл своё детство, был пятиспаленным коттеджем, находящимся в районе Виндзор Хиллз в нескольких километрах к северо-западу от центра Балтимора. В глазах общественности Нейтан считался успешным предпринимателем, отошедшим от дел и отказавшимся от акций в пользу инвестирования в различные предприятия по всему городу. Его процентные ставки были непомерно высокими, но он никогда не отклонял заявки. Не имело значения, кому понадобились деньги и сколько. Если компания не успевала отдать долг вовремя, он просто выкупал её и двигался дальше.

На сегодняшний день он владел десятком различных фирм и имел договорённости ещё со столькими же. Это прикрытие позволяло ему свободно перемещаться по городу и также не вызывало никаких подозрений, если он неделями не выходил из дома. Федералы не раз проверяли все его предприятия, но Нейтан был достаточно сообразителен, чтобы не вести свои реальные дела через компании, записанные на его имя.

По шуму снаружи Натаниэль догадался, что они уже близко. Полиция всегда привлекала внимание любопытных зевак. Отчётливый шум позволил ему понять сразу две вещи. Во-первых, то, что произошло с домом, было достаточно серьёзным происшествием, раз это смогло привлечь внимание такого количества народа. Во-вторых, они были не первым полицейским патрулем, участвующим в этом спектакле. Если федералы и следят за Нейтаном, то сейчас им будет сложно что-то заметить из-за слишком большого скопления людей.

Машина слегка подпрыгнула при въезде на территорию дома. Чем дальше они ехали, тем тише становился шум, так как все зрители остались позади для настоящей полиции. От внутреннего напряжения подъездная дорожка казалась бесконечной, но через какое-то время машина всё-таки остановилась. За полицейскими захлопнулись двери. Натаниэль думал, что сейчас Лола начнёт двигаться, но она продолжала тихо лежать.

Наконец телефон Лолы ожил. Она потянулась за чем-то в сторону, сильнее вжавшись в Натаниэля. Подозрение о том, что ей понадобился ящик с инструментами, подтвердился звуком металлического щелчка. Тихо зашуршал пластик, а затем Лола приподнялась над ним на локтях.

— Если будешь сопротивляться, я подрежу тебе ноги.

Сарказм только усугублял возможные последствия, но Натаниэль не удержался и, усмехнувшись, сказал:

— Ну давай.

Тошнотворный сладкий запах, мгновенно наполнивший машину, заставил его желудок взбунтоваться, всё внутри требовало бороться. Натаниэль сдержал себя в руках, позволив ей накрыть его нос и рот пропитанной чем-то тряпкой. Онемение незаметно зародилось на кончиках пальцев и быстро окутало всё тело. Он услышал, как открылась дверь машины, и подумал, что кто-то отдвигает заднее сиденье, но он не смог оставаться в сознании достаточно долго, чтобы лично в этом убедиться.

— Вперёд, — скомандовала Лола, и по звуку её голоса было понятно, что она чем-то зажимала свой нос.

Всё исчезло.

Глава тринадцатая


Сознание возвращалось какими-то бессвязными, ускользающими проблесками. Он чувствовал, как щека задубела от холодного камня, видел собственную руку, свободно лежащую прямо на уровне лица, но ничего из этого теперь не имело значения. Лола успела едва ли не крест-накрест исполосовать его ладони, оставила глубокие ожоги прямо на костяшках. Ещё одна круглая отметина оголённой плоти находилась на тонкой коже между большим и указательным пальцами. Ожоги уже начали затягиваться, но потемневшая свернувшаяся кровь, щедро размазанная по рукам, прятала большую часть повреждений. Натаниэль настолько удивился степени жестокости Лолы, что в первые секунды даже не почувствовал обуревающей боли.

Глухо простонав, он аккуратно сел. Его оставили в подвале, а значит, в дом они попали через гараж. Подземный ход, соединяющий два этих помещения, существовал лишь с одной целью: максимально упростить вывоз тел. Девять лет назад Натаниэль с матерью бежали именно этим путём. Весьма поэтично, что вернули его тем же образом.

Лола тихо сидела на другом конце комнаты. Она развернула деревянный стул и сложила одну руку поверх спинки. Другая рука свободно свисала вдоль тела. Пистолет Ромеро всё ещё был при ней, её палец отдыхал рядом с курком. Человек, который помог ей затащить Натаниэля внутрь, очевидно, уже давно ушёл. Наверное, это был один из полицейских, которому в итоге пришлось вмешаться в местные беспорядки, чтобы не вызвать к себе подозрений.

— Куда-то собираешься? — как ни в чём не бывало поинтересовалась Лола.

Натаниэль демонстративно вскинул обе руки:

— Если их не промыть, начнётся заражение.

— На твоём месте я бы уже не волновалась об этом.

— Ты не на моём месте, — огрызнулся Натаниэль, поднимаясь на ноги.

В дальнем конце стены была вмонтирована промышленная раковина и такой же простенький смеситель. Никакого зеркала, разумеется, рядом не было. Он даже обрадовался, что не сможет увидеть, что стало с его лицом, хотя это, безусловно, облегчило бы задачу. Сначала он ополоснул кисти, сдавленно шипя сквозь плотно сжатые зубы. Болело так сильно, что хотелось немедленно убрать руки из-под крана, но в итоге он заставил себя тщательно промыть ожоги мыльной водой. Когда он принялся влажными ладонями умывать лицо, пальцы уже тряслись крупной дрожью, а желудок свело тошнотворной судорогой. Вытереть руки оказалось совершенно нечем, даже его одежда не подходила для этой цели – вся пыльная и грязная, пропитанная потом и потемневшими кровавыми пятнами. Вместо этого он просто вскинул руки, надеясь просушить их на воздухе.

— И на сколько это затянется? — сухо спросил Натаниэль.

— Ожидание или убийство? — уточнила Лола. — Потому что второе, скорее всего, займёт некоторое время. Конечно, это не в его стиле, но ты стоил ему стольких нервов и денег, что, думаю, на этот раз он сделает исключение.

— Ты могла бы просто отпустить нас.

— Не говори таких глупостей.

Натаниэль в ожидании сел на пол. Примерно через час полиция закончила сбор улик и записала последние свидетельские показания от лица Нейтана. Когда дверь, ведущая в подвал, наконец открылась, Натаниэль понял, что все лишние уже уехали. В следующую секунду Лола вскочила на ноги. Сердце зашлось бешеным ритмом. Натаниэль понимал, что Лола всё ещё на него смотрит, поэтому не мог позволить себе показать тот животный ужас, который в одно мгновение поглотил его целиком. Придав лицу относительно спокойное выражение, он смотрел, как смерть медленно спускается за ним по лестнице.

Два года за решёткой ни капли не изменили отца. Казалось, он даже не постарел за это время. За исключением пары потерянных килограммов, Нейтан Веснински выглядел так же, как и всегда. Его шикарный дом был практически кричащим отображением накопленного за жизнь капитала, однако сам Нейтан сейчас был одет весьма просто. Он никогда не видел смысла наряжаться перед грязной работой. Обычные серые джинсы и тёмная рубашка на пуговицах. Рукава закатаны до локтей. Неспешно спустившись по лестнице босиком, он убрал руки в карманы. Его холодные, голубые глаза остановились на Натаниэле, и тому пришлось тут же отвести взгляд в сторону.

Смотреть на Лолу не хотелось. Но на человека – нет, на монстра, сопровождающего отца вниз по лестнице, смотреть хотелось ещё меньше. Патрик ДиМачио выполнял роль круглосуточного и бессменного телохранителя Нейтана. Он всегда преподносил себя так, словно голыми руками мог уложить половину населения земного шара. Высокомерный, чванливый; стокилограммовая гора стероидных мускул. Он никогда не поднимал руку ни на Натаниэля, ни на Мэри, наверное, понимая, что может прибить их обоих одним неаккуратным ударом. Но несмотря на подобную сдержанность со стороны ДиМачио, Натаниэль чётко осознавал, насколько Патрик опасен. Он был чертовски предан Нейтану, а Нейтан, в свою очередь, безоговорочно доверял своему телохранителю. В отсутствие отца именно ДиМачио удерживал сферы влияния Мясника и занимался основными