КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 454409 томов
Объем библиотеки - 651 Гб.
Всего авторов - 213341
Пользователей - 99992

Впечатления

vovih1 про Бурносов: (Сборники, альманахи, антологии)

Спасибо!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хьюз: Параллельное и распределенное программирование на С++ (C, C++, C#)

Уважаемые читатели! Пожалуйста, оценивайте и комментируйте компьютерную и техническую литературу. Пишите - какие книги вы ищите и на какую тематику.
И сами тоже добавляйте книги!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
vovih1 про Хьюз: (C, C++, C#)

Спасибо

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Не надо школьников называть школотой или ЕГЭшниками. Мы сами когда-то были школьниками и интересы у нас были соответствующие. Правда тогда книг в жанре АИ практически не было.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ANSI про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Для школоты. Открывание ногой двери к Сталину и рояли в виде инопланетной техники.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

И Золушки здесь не тихие (СИ) (fb2)

- И Золушки здесь не тихие (СИ) 596 Кб, 168с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Ника Мор

Настройки текста:




И Золушки здесь не тихие Мор Ника

Глава 1. Побег


И Золушки здесь не тихие.

Я ехала в телеге, под дождем, прижимая к себе нехитрые пожитки. Как? Как я могла докатиться до такой жизни? Еду неизвестно куда, неизвестно к кому. И все из-за моей мачехи.

Я — урожденная герцогиня Милания Борлеа. Дома просто Мила. Отец воспитывал меня один. Мама умерла от банальной простуды, когда мне было лет десять. Просто не придала значения заболеванию и фатально его запустила. Папа во мне души не чаял. Поскольку внешне я была продолжением мамы…

И жить бы нам, да поживать, но, беда пришла, откуда не ждали. Я поступила в магическую академию и, после трех лет обучения там узнала, что в мое отсутствие отец женился на молоденькой магичке. Желая ему добра, я искренне за него порадовалась. Все же у меня были планы в дальнейшем создать и свою семью. Не хотелось, чтобы в старости отец остался один.

Потом началась цепь трагических событий, которые и привели меня в то место, где я сейчас находилась.

Мой отец через год после свадьбы погибает на охоте. Как, при каких обстоятельствах — не знаю. На похороны я не успела. Меня просто не стали ждать. Цветы возлагала уже на могильный холм.

Потом в жизни мачехи появился один из наших дальних родственников, давно отлученный от дома — дядя Адам. Почему-то, об этом я узнала гораздо позже, от нашей старой экономки. Но именно этот человек перевернул все в моей жизни с ног на голову.

Как оказалось, он был влюблен в мою маму. Но она отказала ему, предпочтя моего отца. Влюбленный юноша не услышал отказа и преследовал мою маму, проявляя знаки внимания и ухаживая, даже после замужества. Отец, понимая тщетность слов, просто отказал ему от дома. Уходя, юноша бросил фразу: "Так, или иначе, ты все равно будешь моей". Что заставило его так зациклиться на моей маме — непонятно.

Но, мама умерла. И на одном из приемов он увидел меня. Его идея фикс приобрела новую цель. Как я потом узнала, знакомство отца с магичкой было подстроено дядей. И, как погиб мой отец, остается открытым вопросом.

Поскольку на момент смерти отца я еще училась в академии, моим опекуном была назначена мачеха. Именно она могла решать мою дальнейшую судьбу. Каждый раз, приезжая домой, я заставала нашего родственника. И, скажу я вам, это не самое приятное зрелище. Пожилой, страдающий ожирением мужчина, постоянно потеющий, с запахом лука изо рта, маленькими, глубоко посажеными глазками, редкими волосами и плохими зубами — не красавец. Но, это по мне. Он же себя считал неотразимым. Почему — мне не понять.

Самое страшное случилось к моменту окончания академии. Я закончила факультет зельеваров. У меня были небольшие способности к лечебной и воздушной магии. И там, и там по чуть-чуть. Но для моей специализации это не трагедия. Так вот. Оказывается, за день до окончания академии, моя мачеха, как мой опекун, заключила брачный контракт между мной и моим неуважаемым родственником. Когда я возмутилась, она пожала плечами и сообщила мне, что уже получила за меня приличные деньги. И отдавать их не собирается.

После этого меня перевезли к дяде. Он сообщил мне, что я должна "привыкнуть" к нему. Я практически стала пленницей. За любое неповиновение дяде меня наказывали, запирая в карцере без еды, воды и туалета.

Я сбегала несколько раз. За мной, каждый раз отправляли охотников за преступниками. Меня находили и снова запирали. Наказания становились все длинней. В последний раз дядя был зол сильнее всего. Он выхватил хлыст из рук охотника и с остервенением бил меня, пока вся одежда на мне ни превратилась в отдельные лоскутки, пропитанные кровью. Первый удар хлыста пришелся на лицо. Я просто не успела закрыться. Не верила, что мужчина может ударить женщину. А зря.

Чтобы увеличить мои страдания, весь следующий день на меня лили воду с солью. Просто приходили каждый час с ведром и выплескивали на раны. Открытые раны жгло ужасно. К ночи я потеряла сознание от боли.

Утром проснулась в комнате, на кровати от того, что кто-то мазал меня мазью. Рядом сидела пожилая служанка, смазывала шрамы и тихо плакала.

— Где я? — Пошевелиться не было сил.

— Так, почитай, там же. У дяди вашего. — Служанка рукавом вытерла слезы.

— Зачем он вас так? Пошто такую красоту калечит?

Я лежала и не могла понять, отчего он не оставил меня подыхать в карцере.

— Почему я здесь?

— Так, дядя ваш, письмо какое-то получил. Едет к нему в гости кто-то из друзей вашего отца. Вот он и решил, подлечит вас, покажет, а потом… потом снова…, - на спину мне упали две горячие слезинки, я вздрогнула.

— Когда приедет?

— Через четыре дня. К этому времени все заживет.

Я задумалась. Значит четыре дня. У меня есть целых четыре дня. Нужно вытащить из тайника деньги, которые у меня остались после академии, последние, кстати. Достать мужскую одежду. И через пару дней пойти пешком через перевал. Никаких лошадей, карет,