КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 454410 томов
Объем библиотеки - 651 Гб.
Всего авторов - 213341
Пользователей - 99992

Впечатления

vovih1 про Бурносов: (Сборники, альманахи, антологии)

Спасибо!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хьюз: Параллельное и распределенное программирование на С++ (C, C++, C#)

Уважаемые читатели! Пожалуйста, оценивайте и комментируйте компьютерную и техническую литературу. Пишите - какие книги вы ищите и на какую тематику.
И сами тоже добавляйте книги!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
vovih1 про Хьюз: (C, C++, C#)

Спасибо

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Не надо школьников называть школотой или ЕГЭшниками. Мы сами когда-то были школьниками и интересы у нас были соответствующие. Правда тогда книг в жанре АИ практически не было.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ANSI про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Для школоты. Открывание ногой двери к Сталину и рояли в виде инопланетной техники.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Хозяйка Его крепости (fb2)

Ксения Васёва Хозяйка Его крепости

Глава 1

Я долго не могла проснуться. Чёрная вода смыкалась над моей головой, не пуская к свету. Путы, невидимые, но осязаемые, охватили по руками и ногам. Я кричала, отчаянно барахталась что есть силы, но вода оставалась безучастной. Бесполезно. Мне уже не спастись. Опускаясь на колени, я не понимала, сон ли вижу или живу. Вверх к свету убегали пузырьки воздуха, грудь саднило от кашля, а тело безвольно опускалось на дно. Я больше не хочу бороться.

Я не могу

"Косса, — тихий шёпот, даже шелест по тёмной глади воды, — вставай, Косса"

И сквозь мрачный омут ко мне прорывается тонкая ладонь с до боли знакомым кольцом.

Я тянусь к ней. Тянусь, потому что сквозь годы обиды и ненависти я всё равно хочу её увидеть.

"Мама…"

Последний рывок на грани силы. Глубокий вдох над поверхностью воды и…

Я вскочила с подушек как безумная, тяжело дыша. Сон. Просто сон. Наверно, меня разморило в карете — мы приехали от Темновских и я сразу легла спать. А всё остальное просто бредовый сон. Как же, Сула обвинила меня в убийстве Ольховского! Большей глупости трудно представить!

Широко зевнув, я потёрла заспанные глаза. Однако… Комната была мне незнакома. Непривычно просторная, светлая, с большими окнами и нежно-бежевой отделкой. Я невольно закрутила головой. Окна были покрыты тюлем и узорчатыми портьерами из зелёного шёлка. Рядом с окном расположился стеклянный стол из светлых пород дерева и два удобных кресла. По правую сторону от меня находился рабочий стол, по левую — туалетный столик и комод. Под потолком переливались бусы с подвесками — миниатюрными снежинками.

Ну и наконец — кровать. Широкая, двуспальная, с балдахином из невесомой тонкой ткани. Я лежала на идеально чистом белье и мягких подушках, накрытая расписным зелёным покрывалом. Машинально потрогала ткань, покрутила в пальцах и похолодела. Я не слишком хорошо разбиралась в разного рода материалах, но отличить стоящую вещь от обычной умела. И сейчас чутьё подсказывало мне — под таким покрывалом в Академии спал разве что князь Ольховский…

Я рысью вскочила с кровати и бросилась к запотевшему окну. Какого упыря!.. Вместо снежных полей Академии, знакомых корпусов и елей я увидела… реку. С двух её сторон зеленел сосновый лес, а прямо за рекой виднелся город.

Только едва ли это была столица…

Да и снега почти не было. Так, припорошенная белым трава.

Наверно, я не меньше пяти минут безмолвно созерцала вид за окном.

"Так-с, что мы имеем-с? — вспомнилась мне фраза бывшего отцовского управляющего". А имели мы, кажется, сильные дурманящие травы. Допустим, комната с натяжкой могла сойти за тюремную камеру, если Сула действительно обвинила меня в смерти отца. Но погода?! Неужели Вельмир усыпил меня до весны?!

Да нет, глупости какие — я бы умерла давно!

На маленьком балкончике меня мгновенно пробил озноб. Впервые догадалась осмотреть себя. Дорожное платье исчезло — я была одета в ночнушку и тёмный мужской халат. То есть, меня как минимум переодели.

Не слишком приятная новость.

Не долго думая, я вернулась в спальню и по очереди открыла все ящики комода. Пусто.

На языке крутились непотребные ругательства, но пока я ещё сдерживалась.

Но чувствую — ненадолго.

Неожиданно за дверью раздался шум, послышались оживлённые выкрики. Мой взгляд заметался по комнате в поисках чего-нибудь тяжелого, но увы. В конце концов, я встала за стулом — если что, его можно бросить в моих гостей и бежать.

Только вместо тюремной стражи на пороге появились три служанки — одна постарше и две юные, помощницы. Увидев меня, старшая всплеснула руками.

— Вы очнулись, Ваше Сиятельство!.. Как замечательно, а мы-то уж разволновались! Не пугайтесь, меня зовут Прасковья, а это Лизка и Манька. Мы будем служить вам, Ваше Сиятельство! Прикажете подать за портным? А то уж не обессудьте, вещичек женских у нас не нашлось.

У меня закружилась голова. Осев на кровать, я повернулась к женщине:

— Великая Мара, какие вещички?.. Вы с ума сошли? Где мои вещи? Где я вообще нахожусь?!

— Так, знамо где — в Тёмном дворце, близ славного города Афалия. Ой, вы не волнуйтесь, хозяин прибудет — он всё вам объяснит!

Я впала в ступор. Афалия? Это же ремесленный город на юге Империи. Даже воздушным дилижансом до Афалии целая ночь полёта!

— Сколько я была без сознания? — ошарашенно повернулась к служанкам. Прасковья заискивающе улыбнулась:

— Не переживайте, Ваше Сиятельство, всего лишь сутки. Сейчас мы быстренько вас в красоту приведём! А хозяин к обеду вернётся, вы уж с ним потолкуйте.

Ничего не понимаю. С дорогой до Афалии, получается, уже больше суток прошло! Но уточнять у девушек я не стала — и так ясно, что кроме указаний хозяина им ничего не известно.

— А кто у вас хозяин? — сощурилась я.

— Князь Демидовский, Ваше Сиятельство! Может, всё-таки за портным?..

— Подождите вы, какой ещё Демидовский?! — отмахнулась я: — Язычник что ли?

— Да господь с вами, нормальный мирской человек! Только проклятый да страшный, но вы внимания не обращайте — он умный, справедливый! А какой богатый, — шепотом добавила она, — шелками да каменьями вас одаривать будет. Так что, за портным?

— Давайте, — устало кивнула я. Что здесь скажешь?..

— Уже лечу, барыня! А девочек вам оставляю — вдруг указания какие будут!.. — поклонившись в пояс, Прасковья выбежала за комнаты. Служанки-помощницы тотчас встали у двери, словно почётный караул. Признаться, я слегка опешила от их рвения. Чтобы гостья — да в чужом доме командовала?.. Чудеса какие-то!

Я приложила пальцы к вискам и основательно задумалась. Безликий хозяин, вышколенная прислуга, без сомнения, богатый дворец… это точно моя жизнь? Кажется, ещё сутки назад всё было иначе. Несмотря на абсурдность подобных мыслей, ноги сами понесли меня к зеркалу. Ох, можно выдохнуть с облегчением — ничего во мне не изменилось. Но вопросов, однако, меньше не стало.

— Любезные, — я повернулась к служанкам, — а какие вообще указания оставил ваш князь? Насчёт меня?

Девушки испуганно переглянулись:

— Так… помогать вам, одежду приготовить, ублажать во всём… Только это, на улицу пущать не велено.

— В смысле?!

— Ну, князь велел! — затараторила служанка: — Вы уж не обессудьте, мы люди подневольные. У него спрашивайте. А внутри дворца — командуйте аки хозяйка!

Спокойно, Косса, тебе по статусу не положено ругаться! Не положено, я сказала!

— А если я захочу уйти? Вы будете держать меня силой? — холодно осведомилась я. Девочки смутились. Кажется, они без меня понимали, что ситуация двусмысленная. Отсюда и такое рвение — чтобы лишних вопросов не задавала.

— Ну что же вы, барыня… Просто охрана вас за ворота не пустит. Они там дюже суровые сидят-глядят! Вы лучше хозяина дождитесь да потолкуйте с ним!

— Ты мне ещё советы давать будешь?

Опомнившись, служанка замотала головой. А я осознала одно — их странного хозяина мне лучше не дожидаться. Дворец нужно покинуть немедленно!

Однако, против этого были три фактора. Я в халате, без денег, документов и в чужом городе. Даже если взять дворец штурмом, то куда бежать потом?.. С другой стороны, это лучше, чем попасть в лапы "справедливого чудовища". Кто знает, что за сумасшедший хозяин у дворца!

Демидовский… Никогда не слышала.

Итак, сначала надо избавиться от караула.

— Вы свободны, — бросила я служанкам и недовольно подняла бровь, — что-то не понятно?

— Ну как ж завтрак и портной, Ваше Сиятельство?!

— Не сейчас, — отрезала я, — вон!

Иногда во мне просыпалась очень злая княгиня. Запричитав: "Конечно-конечно", девушки попятились к двери. А я осталась — наедине с нерадостными мыслями.

Итак, что мы имеем?.. Без сомнения, усыпил меня именно Вельмир. А дальше? Кто этот загадочный Демидовский? Зачем глава тайной стражи отдал меня ему?.. Прикусив губу, я лихорадочно думала. Сдал в рабство, подарил? Или заточил как в монастырь, в наказание?.. Дескать, посиди, княгиня, в красивой клетке, понервничай. Авось и расколешь сама, без вмешательства Совета Язычников!

Великая Мара, неужели Данимир одобрил сей план? Или он не в курсе? Могу ли я искать защиты у цесаревича? В любом случае иного выхода, как возвращаться в столицу, у меня не было. Сердце на миг кольнула невидимая игла — а что если сестра поверила Суле? А Ян, Мистислав? Последний, кажется, вообще затаил на меня обиду. Могу ли я теперь доверять кому-нибудь?..

Горько усмехнулась. Отмахиваясь от проблем, я загнала себя в ловушку. Не удивлюсь, если видение Сулы — часть той игры, которая закрутилась в Академии. Я не убивала Ольховского. Не буду врать, когда-то я страстно желала этого, но… Мне было шестнадцать, я ненавидела отца, монастырь и весь мир. Каждый день притворства, молитв чужому богу и вере, сжигающей меня изнутри. Я посвященная Маре, дарующая холод и смерть, должна была воспевать покорность, невинность и свет. Меня не принимал Бог христиан и меня наказывала Мара, за отказ от её дара. Языческая вязь на запястье порой кровоточила, но отец скрыл её под железным браслетом, иначе язычницу не взяли бы в монастырь.

Узнай монахини правду — и я бы отправилась к фанатикам, ревнителям веры. Потому что свет их только для покорных.

Я научилась заливать спирт в просвет между запястьем и браслетом, терпеть боль от молитв, не пользоваться силой. Розги и тёмная комната считались для меня нормой. А попытки побега — те вообще были бесчисленны. Однажды меня нашли аж через месяц и то — с помощью людей отца. Я задалась целью выжить назло. Ибо знала, что в монастырь меня отдали на смерть. Слишком большой контраст был между их верой и моей силой.

Ольховский не мог этого не знать.

Но я выжила, и он забрал меня, чтобы выдать за Венского. Никогда не забуду глаза лекаря, когда ему привезли язычницу из монастыря. Исцеляя меня, он сочувственно спросил, в какой битве я была и кто победил. Не глядя ему в глаза, я ответила, что победили они.

И вышла замуж за Венского.

После истории с исчезновением мужа воевать я уже не хотела. Матушка Агафья укутала меня заботой и теплом, а мягкая и размеренная жизнь в пансионе притупила инстинкты. Снова ненавидеть, бороться и мстить у меня не было сил. Да и от Ольховского вестей не поступало, как будто он смирился.

Расплата за три счастливых года наступила сейчас. Видимо, прошлое никогда не оставит меня в покое. Даже со смертью Ольховского.

Решительно смахнув слёзы, я вновь направилась к окну. Этаж четвёртый-пятый, прыгать — не вариант. Как назло, стена была гладкой, выложенной серыми плитами. Ни вьюнков, ни выступающих рам, чтобы уцепиться. Можно, конечно, сделать верёвку из штор… но уж очень гладкой казалась мне ткань. Никакие узлы не удержатся.

К тому же, моя сторона замка выходила на каменистый берег реки. Если я сорвусь, шансов выжить уже не будет.

В итоге, окно я оставила на крайний случай. Зато исследовать дворец мне никто не запрещал. На цыпочках прокравшись к двери, я осторожно выглянула в коридор.

Глава 2


Снаружи было пусто. Видно, Прасковья ещё не вернулась, а служанки дежурить у двери не решились. Посильнее запахнув халат, я на цыпочках выбралась в коридор.

Сквозь огромные окна во дворец заглядывал серый день. Скорее, даже пасмурное утро — служанка ведь говорила о завтраке. Я тоже чувствовала привычную утреннюю усталость, но это не могло меня остановить.

Побродив по галереям, я вышла к главной лестнице. Насколько мне известно, за парадными всегда прятались маленькие дверцы для слуг. План был до банального прост — разжиться незаметным платьем и слиться с прислугой. А там уж удобного момента ждать, чтобы покинуть дворец.

К сожалению, несмотря на простоту оного плана, я понимала, что шансов у меня немного. Но если учесть, что Демидовскому и его людям я практически не знакома, то… можно рискнуть. Память не обманула — за лестницей и вправду была дверь. Недолго думая, я проскользнула в скрытый мир дворца.

Здесь пахло сдобой и влажностью. Вероятно, рядом кухни и прачечные. Наклонив голову и прижавшись к стене, я заглядывала в двери. Открывала тонкую щёлку, чтобы найти жилые комнаты. Удача улыбнулась мне почти сразу — я забрела в каморку горничной. В княжеских домах служанкам всегда шили по два комплекта одежды, и этот дворец исключением не стал. В шкафу у горничной я нашла чистое платье с фартуком и чепчик. Наряд был мне слегка великоват, но это к лучшему — меньше сходства. Я переоделась, спрятала свои вещи под кровать и уже на выходе бросила взгляд в зеркало.

Выругалась сквозь зубы.

Так, спину пониже, глаза в пол, а руки… Руки я засунула в карманы фартука. На служанку я тянула со скрипом, однако ж если не приглядываться… Мои старания оценили за ближайшим поворотом — какая-то тучная тётка чуть не сшибла меня корзиной:

— Чего без дела шляешься?! Погоди, рожа-то у тебя незнакомая. Новенькая что ли? — не поднимая головы, я кивнула. Чепец сполз, выпуская пряди на лицо. Хорошо, с одной стороны — растрёпанная, со скошенным чепчиком, я смотрелась совсем не по-княжески.

— А-а-а, ладно, — потянула необъятная служанка и вручила мне корзину, — ну-ка, сбегай ты к Еремею за свежим сыром! А потом на кухню приходи — познакомимся!

Не веря такой удачи, я вцепилась в корзинку. Наскоро разъяснив, куда нужно идти, женщина проводила меня до чёрного хода и выдала плащ. Во дворе я пристроилась к колонне прачек и перевела дух.

Неужели получится?..

Я чувствовала себя натянутым канатом. Стражники, словно издеваясь, открывали ворота очень медленно. Как назло делали, упыри! Эта нервозность в итоге меня и сгубила. Не заметив, что служанки остались подле ворот, я шагнула к выходу.

И врезалась в чью-то широкую грудь.

Мне бы, особо умной, опустить голову да попятиться, но… Вместо этого я машинально подняла взгляд. Опустить его мне не дали, поймав за подбородок.

Этот ехидный красноглазый прищур я бы узнала из тысячи!

— Куда же вы, княгиня? — весело осведомился он: — Неужели вам не по нраву быть гостей в моем доме?

Я скрипнула зубами.

— Вельмир…

— Князь Алесан Демидовский, — поправил он. Только сейчас я заметила, что выглядел он иначе. Не было тёмного, пугающего наряда. Вполне обычная шляпа, плащ-накидка и белая маска, закрывающая лицо до губ. Иногда такие носили военные, чтобы не пугать окружающих шрамами на лице.

— А вы проворны, дорогая, — усмехнувшись, продолжил лже-князь, подхватывая меня за локоть, — прошу вас, пойдёмте со мной.

Не оборачиваясь на слуг, чтобы не сгореть от стыда, я пошла. Что мне было делать?..

— Надеюсь, я услышу объяснения всему, Вельмир, — холодно произнесла, — что за балаган с князем Демидовским?

— Какой балаган, княгиня? Князь Демидовский — один из моих титулов. А что касается вас, то я не меньше жажду услышать объяснения. Прасковья!

Женщина на парадной лестнице, моя недавняя служанка, испуганно опустила голову.

— Забирай княгиню и приготовь её к завтраку, — и уже мне, — надеюсь на ваше благоразумие, дорогая.

Жаль, у меня не было туфель, чтобы потоптаться по его ногам. Повернувшись так, что волосы хлестнули Вельмира по лицу, я последовала за Прасковьей.

Не знаю, что придумали себе служанки, но за меня они взялись всерьёз. Первое время я сопротивлялась, а потом махнула рукой. С этими пансионами-академиями мне действительно было не до красоты. Правда, результат получился не тот, который я ожидала. Служанки явно задались целью подчеркнуть мою молодость — нежный макияж, романтичные локоны, сладкие духи и платье… светлое… гадость какая. Ну точно первая невеста на деревне!

Глубоко вздохнув, я повернулась к зеркалу. Ох, мать моя Морана!.. Лучше б мне привиделся упырь! Ибо с этим зефирным чудом в отражении мы сходились только в одном — у неё тоже был скептический взгляд.

Я едва тянула на восемнадцать! Тёмные локоны рассыпались по открытым плечам, делая меня какой-то жертвой на заклание. Кремовое платье лишь усиливало эффект. Кажется, самое время падать в обморок!

От накатившей дурноты я раскрыла веер. Может, отказаться от завтрака?.. Хотя нет, не вариант — мне надо поговорить с Вельмиром. Смирившись, я велела служанкам отвести меня к хозяину.

Малая столовая располагалась на первом этаже. Когда я вошла, Вельмир стоял у окна.

Уже без верхней одежды, в жилете, белой рубашке и брюках. Волосы у него оказались чёрные, жёсткие и кудрявые, как у выходца с гор. Отчего-то мне показалось, что это парик.

Постучав костяшками пальцев по столу, я известила о своём прибытии. Глава тайной канцелярии повернулся ко мне… и застыл. Да уж, я сейчас — зрелище не для слабонервных. Не хватает только свечки в руках и траурной музыки.

— Вы великолепны, — произнёс он с улыбкой, касаясь поцелуем моей руки. Надо же, спустя столько лет я вспомнила о манерах.

— Вельмир, — выпрямила спину, — в своей жизни я очень не люблю две вещи — грубую лесть и мужчин, решающих что-то за меня. Поэтому давайте сразу перейдём к делу.

Мужчина с усмешкой отодвинул для меня стул:

— Какая вы категоричная, княгиня. И столь же отчаянная.

В его словах мне послышался упрёк. Справедливо, если б не одно "но"… меня похитили, упырь его раздери!

— Я хотела бы знать, когда вернусь в Академию. Надеюсь, это случится в ближайшее время?

Он ответил не сразу. Сел во главе стола, кивнул лакею, чтобы нёс завтрак и свёл кончики пальцев:

— Всё зависит от вас. Для начала я хочу услышать внятные объяснения — как и зачем вы убили Ольховского, вашего приёмного отца?

— Что, простите?

— Как вы убили князя Ольховского, Косса?

Я с трудом, но выдержала его взгляд.

— Я ни-ко-го не уби-ва-ла! — произнесла медленно, почти по слогам: — Вы так верите в предсказания, Вельмир?

— Я верю фактам. Декан Сула обратилась к моему человеку сразу после видения. Правдивость её слов подтвердили наши лучшие специалисты — те, кому соврать невозможно. Почти невозможно. Однако… — он дождался, пока перед нами расставят тарелки и продолжил, — это дало повод задуматься. Я приказал собрать на вас информацию, Косса. И узнал много чего интересного.

— Ворошили грязное бельё моей семьи? — я позволила себе улыбку. Одним богам известно, чего мне стоило это спокойствие.

— Искал грязное бельё, а нашёл скелеты в шкафу. Ваша мать нагуляла вас до брака. Ольховский, дабы скрыть позор, довёл её до самоубийства и пытался избавиться от вас — давал горничным дурман-травы, пугал страшилками, сводил с ума, чтобы сдать неродную дочь в сумасшедший дом. Но у него ничего не вышло, вы выстояли. Тогда он сослал вас в монастырь, по сути, на верную смерть. Будь вы Ольховской по крови, это бы сошло за акт наказания, но вы Темновская. К слову, настоятельница до сих пор уверена, что ваше поведение — это дрянной характер, а не посвящение темной богине.

Я залпом выпила вино, хоть и понимала, что делать того не стоило.

— Когда меня везли в монастырь, я проснулась раньше и подслушала разговор между отцом и его поверенным. Якобы с первым проявлением силы её, то есть меня, убьют. Поэтому и решила не рисковать.

— Вы были очень разумным ребёнком.

— Я выживала, — каюсь, слегка повысила голос. Видно, вино уже играло в голове — ведь обычно я почти не пила.

Он тоже пригубил вино. От волнения я не могла есть, только до побелевших ладоней сжимала бокал. Великая Мара, за что мне такое наследство?! За что?! ...

Скачать полную версию книги