КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 454481 томов
Объем библиотеки - 651 Гб.
Всего авторов - 213364
Пользователей - 100005

Впечатления

Stribog73 про Биллиг: Параллельные вычисления и многопоточное программирование (Параллельное и распределенное программирование)

"Но кардинал не послушал папашку
И пошел в Колизей по грибы.
Там он встретил младую монашку
И забилося сердце в груди!"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Бурносов: (Сборники, альманахи, антологии)

Спасибо!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Хьюз: Параллельное и распределенное программирование на С++ (Параллельное и распределенное программирование)

Уважаемые читатели! Пожалуйста, оценивайте и комментируйте компьютерную и техническую литературу. Пишите - какие книги вы ищите и на какую тематику.
И сами тоже добавляйте книги!

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
vovih1 про Хьюз: (Параллельное и распределенное программирование)

Спасибо

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Найтов: Оружейник: Записки горного стрелка. В самом сердце Сибири. Оружейник. Над Канадой небо синее (Альтернативная история)

Не надо школьников называть школотой или ЕГЭшниками. Мы сами когда-то были школьниками и интересы у нас были соответствующие. Правда тогда книг в жанре АИ практически не было.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Гонщик (fb2)

- Гонщик 1.54 Мб, 275с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Вахтанг Глурджидзе (Вахо Глу)

Настройки текста:



Вахо Глу Гонщик

Глава 1 Первые дни в будущем

Я открыл глаза. Какая — то белая пелена мешала что-либо разглядеть. Пришлось закрыть глаза. Мысли путались, но постепенно мозги заработали в нужном ключе, и я стал вспоминать, что же со мной произошло. Перед внутренним взором промелькнули картинки. Вот, я сижу на диване, смотрю телевизор. Через некоторое время я хватаюсь за голову — виски стиснула обручем непереносимая боль. Попытка дотянуться до тюбика с лекарством от давления, успешно провалена, и моё тело валится на пол…

И что это было? Таблетки я не успел выпить…. Я что, умер, или кто-то из соседей зашёл — двери у меня всегда открыты, и вызвал «Скорую помощь»? И я теперь в больнице?

Раз думаю, значит, жив…. Да, это хорошо! Наверное, все-таки я в больнице….

Пора открыть глаза. Что это?!

Взгляд зафиксировал две стенки серого цвета, поднимающиеся справа и слева от моей тушки вверх сантиметров на сорок. Сверху лежало что-то похожее на пластик матового цвета. Я что, в новомодном гробу? В панике поднимаю руки до матового «потолка» и толкаю его вверх. Он с лёгкостью отходит куда-то набок. Быстро сажусь и оглядываюсь. «Гроб» стоит в круглой комнате без окон.



Медкапсула
На одной из стен видна дверь такой же формы, какие бывают на авиалайнерах. Сзади ящика, в котором я нахожусь, стоит тумба с какими-то светящимися огоньками и несколькими кнопками. Подтянувшись на руках, вылезаю из ящика. Подхожу к тумбе. На кнопках какие-то значки в виде пиктограммы. Пытаюсь расшифровать их значения, но ничего не получается. Сзади пульта вижу свёрток. Взял, развернул — похоже на рабочий комбинезон. Оглядываю себя — а ведь и не почувствовал, что гол. Внезапно понимаю, что у меня ничего не болит, и вроде я резко помолодел. Оглядываю руки, ноги, потом щупаю голову…

Так и есть — шевелюра густая, кожа гладкая, как будто мне двадцать лет. Да и очков на глазах нет, а вижу любую мелкую деталь интерьера. Хотя точно помню, что было шестьдесят два. Как бы лицо рассмотреть…

Тут есть вообще зеркала? Взгляд зацепился за какую-то тонкую линию на гладкой стене. Подхожу и внимательно осматриваю. Потом тыкаю пальцем. Угадал! Открывается ниша. Там на двух полках лежат какие-то разноцветные цилиндры. Что это, я не знаю, а трогать опасаюсь. Ладно. Потом посмотрю на себя. Сейчас попробую надеть этот комбинезон. Справился быстро, но «одежда» висит на мне, как мешок. И что делать? Пока думал, комбинезон зашевелился, а потом ужался до моих размеров. Ничего нигде не натирает, вообще его не чувствую. Так, значит я не в двадцать первом веке — там таких «одежд» не было…. Про попаданцев я читал, но никогда не верил, что они существуют. Значит, фантасты в чём-то правы. Тогда, выходит, что я лежал в медкапсуле, где меня лечили… Стоп! А может меня, украли какие-нибудь работорговцы из гребенного Содружества, и сейчас везут на рабский рынок? Провёл рукой по шее — там ничего нет. Значит ошейник, как писали в фантастике, они мне ещё не поставили…. А может я такой «ценный» фрукт, что они меня будут беречь. Как зеницу ока? Вряд ли…

Снова подхожу к тумбе и смотрю на кнопки и огоньки. Больше в голову ничего не приходит. Раздаётся шелест. Поднимаю голову — дверь открылась, на пороге стоит толстенький человек в белом комбинезоне.

— О, вы встали и уже оделись? Молодец! При таких травмах, какую получили вы, юноша, даже после медкапсулы многие не могут самостоятельно передвигаться дня два — три. Хорошо! Но прежде, чем я поведу вас в столовую, обязан спросить, что вы помните?

— Ничего! Я просто заснул, а очнулся уже здесь! — Решил я соврать. — Да, доктор, а здесь есть зеркало?

— Конечно! Вот! — Врач тронул стенку на противоположной стене, и она развернулась — её вторая сторона была зеркальной. Я взглянул туда — на меня смотрел совершенно незнакомый паренёк, которому было от силы лет шестнадцать.

— Пойдёмте, Сай! — Врач сделал приглашающий жест, и мы вышли в коридор.

«Так, значит я — Сай! Выходит, что я там умер, а потом оказался в теле этого юноши. Ладно! Если получится, попытаюсь разыграть амнезию, хотя бы частичную».

До столовой было метров сорок. Внутри никого не было. Доктор подошёл к висящему на стене прямоугольному ящику со светящимся наверху экраном. Он потыкал в экран пальцем, сбоку открылось окошко, и врач достал оттуда две тарелки с каким-то мясным супом в одноразовых тарелках, два куска хлеба и ложки. Прямо перед ним из воздуха материализовался одноногий столик. Мужчина положил еду на столешницу и произнёс:

— Давайте, Сай, приступайте.

Мы молча опустошили тарелки, а потом доктор кинул их в стоящий в углу красный ящик.

— Флоп! — И всё выкинутое исчезло. Я не подавал виду, что вижу всю эту технику впервые. Сопоставив с тем, что я читал в романах по ЕВЕ, мной был опознан в ящике на стене пищевой синтезатор, а в красном аппарате — утилизатор. Но я понял, что нахожусь точно не в каком-то мифическом Содружестве, а где-то рядом с Землёй или даже на самой планете. После обеда врач провёл меня в какое-то помещение, где за столом сидел человек в форме.

«Наверное, это какое-то официальное лицо» — Решил я. И оказался прав.

— Меня зовут Джон Торанс. Я являюсь официальным представителем службы правопорядка в этом секторе. С глубоким прискорбием вынужден вам сообщить, Сай Магнум, что в результате столкновения вашего семейного флайера с потерпевшим аварию грузовиком, вы остались одни вдвоём с вашей сестрой Ликой. Вашему отцу осколок обшивки при столкновении попал прямо в голову и сильно повредил мозг, а мать сгорела при выбросе заряда плазмы из накопителя. Ваша сестра ещё в медкапсуле, выйдет через три часа. После этого вас направят к юристу. Вам будет зачитано завещание ваших родителей.

— А что будет с нами?

— Это вам объяснит юрист. Вот вам временные документы — у вас из-за возраста нет пока нейросетей или нейрочипов, поэтому держите эти карточки при себе. — Мужчина протянул мне две пластиковые корочки синего цвета. Когда мы вышли из комнаты, я попросил доктора прочитать, что написано на карточках. Врач с удивлением посмотрел на меня. Но просьбу выполнил:

— Сай Магнум, шестнадцать лет, ученик старшей школы Прим 5. 16 июня 2524 года;

— Ликара Магнум, четырнадцать лет, ученица старшей школы Прим 5. 16 июня 2524 года.

Чтобы поставить все точки над «и», сказал доктору:

— У меня проблема — не помню ни одной буквы. Что это?

— Частичная амнезия. После таких аварий и не то бывает. Постепенно всё у вас восстановится. Я оставлю вас в комнате номер 15, там и подождите свою сестру!

Когда я оказался один в помещении, похожим на гостиничный номер, с двумя кроватями, большим экраном на пол стены и шкафом около двери, решил привести свои мысли в порядок.

«Значит так. Я умер на Земле в 2021 году 16 или 17 января. По какой-то причине моё сознание перенеслось в тело погибшего юноши на пятьсот три года в будущее. Пока надо больше помалкивать и наблюдать, знакомиться с окружающей действительностью. Можно разыграть небольшую амнезию. Ведь врач сказал, что так бывает. Вот и будем больше наблюдать, меньше говорить, а то вдруг ляпну что-то не то, кто-то в чём-нибудь усомниться и под ментоскоп положат, и что тогда мне делать?».

Так, ничего не решив, прилёг и немного прикорнул. Проснулся, когда в дверь постучали. Пошёл открывать. Рядом с врачом стояла юная девушка довольно приятной наружности — миловидное личико с ямочками на пухлых щёчках, полные губки, прямой нос, простые прямые волосы длиной до пояса, карие глаза, ноги от ушей, грудь второй номер…. В общем, всё при ней. А лицом она похожа на Сая, то есть, на меня. Сыграю на опережение:

— Лика, доктор, проходите!

— Сай, мама и папа погибли! Что мы будем делать, Сай! — Бросилась «сестра» мне на шею. Из глаз у неё ручьём потекли слёзы.

— Будем жить дальше, Ли! — Ответил я, поглаживая девушку по волосам.

— Как ты меня назвал? — Она отстранилась и внимательно посмотрела на меня.

— Ли, а что? — Я немного струхнул: «Вот чёрт, само вырвалось!».

— Так ты меня звал, когда я была маленькой!

— Ты и сейчас не очень большая! — С улыбкой парировал я, облегчённо вздохнув. — Вот тебе удостоверение личности, временное. — Протянул сестре пластиковую карточку. — Ты ела?

— Да, врач провёл меня в столовую, а потом сюда.

— Теперь я вас поведу к юристу. — Произнёс молчавший и наблюдающий за нами медик.

Мы двинулись по коридору, вышли к лифту, потом проехали на три этажа вверх. Нас ждали в комнате 405. Там сидел представительный мужик с красным лицом, толстым мясистым носом и оттопыренными ушами. Лика чуть не засмеялась, когда взглянула на него, но сумела взять себя в руки.

— Садитесь, молодые люди! — Юрист достал что-то вроде мобильного телефона, положил его на стол, нажал кнопку на боковой стороне аппарата. Над столом возник лист с текстом.

— Сами прочитаете или мне это сделать? — Спросил мужчина.

— Лучше вы, а то от волнения что-нибудь пропустим! — Ответил я.

— Так. Вот. Вначале я ознакомлю вас, молодые люди, с тем положением, в котором вы оказались.

Первое. У ваших родителей была арендована для проживания трёхкомнатная ячейка. Там ваша семья прожила полгода, хотя заплатила за год вперёд. Деньги арендатор конечно не вернёт.

Второе. Флайер, принадлежащий вашей матери, Карине Магнум, ремонту не подлежит. Третье. На счетах ваших родителей осталось около пяти тысяч земов. Их вы сможете получить, когда вам исполнится по восемнадцать лет — половину Сай и половину Ликара.

Четвёртое. Все вещи, которые были найдены целыми на месте крушения вашего флайера, будут переданы вам завтра.

Теперь о завещании вашего отца. Согласно его пожеланию вам передаются и права на космический межсистемный бот — он находится в ангаре станции «Земля — 12». Ему уже сорок лет, капитальный ремонт был проведён пятнадцать лет назад. Но управлять им вы не сможете, пока вам не поставят при совершеннолетии нейросети или нейрошунты. Так как вы потеряли родителей по вине транспортной компании «Грузоперевозки Транка», то она обязана помочь вам с установкой НУ (это нейроустройства). Также, по завещанию вашего отца, вам передаётся этот кристалл. Что там записано, не знает никто. Он сам распакуется и выдаст информацию через два года, когда Саю исполнится восемнадцать. Вам надо будет только приобрести к этому времени ИИ или ридер.

— А можно этот кристалл положить в банковскую ячейку?

— Конечно! Я пройду с вами, чтобы подтвердить, что это ваш кристалл, а то вы ещё несовершеннолетние, и банк может не принять ваш кристалл на хранение.

— Да, ещё вопрос! А где мы будем жить?

— Для таких детей, как вы есть жилые ячейки с отложенной оплатой. Вот вам представление. — Юрист протянул мне пластиковую карточку чёрного цвета. — Но потом вы должны будете при совершеннолетии закрыть кредит с 40 % годовой доплатой. Примерно выйдет за два года из расчёта в 1200 земов за год за человека — семь тысяч.

— А если мы не станем жить в этих ячейках? Например, поселимся в нашем боте, на станции.

— Тогда вам надо будет, перейти учится в школу на станции. Если вы это решите, то я вам помогу перевести документы на «Землю — 12». Там людей меньше, и в отделении Прим 5 вас с радостью примут.

Я посмотрел на сидевшую молча сестру. Она вздохнула, а потом кивнула головой. Юрист включил свой ИИ и над столом появилась голограмма импозантного мужчины.

— Здравствуйте, господин директор! Нам надо перевести документы на брата и сестру Магнум в отделение Прим 5 на станции «Земля — 12».

— Сейчас переброшу! — Мужчина нажал кнопку, а затем произвёл какую-то манипуляцию.

— Всё, искин станции принял всю документацию. До свидания!

После этого юрист повёл нас в отделение Галактического банка Земного союза. Я удивился, когда смог прочитать название, написанное какими — то пиктограммами. Потом проверил свои способности на всех надписях, которые мне встретились внутри банка. Действительно, я стал понимать, что там написано, и довольно бегло читать. Потом, позднее, хорошо подумав, я пришёл к выводу, что частички памяти настоящего Сая сохранились, влились в мой мозг, поэтому я сразу знал язык, изменившийся за триста лет, начал узнавать по внешнему виду различные технические приспособления, применяемые в новой действительности, свободно читать и писать. Но больше память Сая мне никаких дивидендов не принесла.

В банке нам выделили ячейку, и кристалл перекочевал в этот бронированный ящичек. Я и Лика получили по пластинке с электромагнитным ключом и кодом. То есть, чтобы вынуть из ячейки нужную вещь, мы должны присутствовать оба. Ключи именные, поэтому никто другой воспользоваться не сможет.

Затем юрист повёз нас на космодром. Он заплатил за билеты — по десятке за голову, и челнок поднял нас на станцию. Внутри салона не было иллюминаторов или экранов, поэтому я и Лика фактически ничего не увидели. На станции, пройдя шлюз, наша тройка зарегистрировалась, и отправилась к ангару 1378, где находился межсистемный бот, завещанный нам отцом.

Ангар был метров восемьсот длиной, и шириной шестьсот. Высота помещения была около четырёхсот метров. Со стороны космического пространства его закрывали двое массивных ворот. Между ними было такое же по объёму помещение, как и сам ангар. Фактически это был гигантский шлюз. При выходе корабля наружу вначале открывались внутренние ворота, звездолёт выезжал на специальной платформе в шлюз. Затем ворота закрывались. Из шлюза выкачивался воздух, и открывались двери, контактирующие с космосом. При посадке в ангар всё происходило в обратном порядке. Немного громоздко, но зато надёжно.

В помещении стоя на своих опорах аппарат длиной метров сто пятьдесят. Он был похож на цилиндр с овальным основанием.



Приблизительный схематический вид корабля МКБ-4
На поверхности этого корабля было множество конусообразных выступов разной высоты. Как потом я узнал, это были эмиттеры плазменной защиты. Они создавали три слоя защиты, которая могла испепелить метеориты весом до пятнадцати килограмм, летящие со скоростью в семь — восемь километров в секунду. На корме и носу бота были кольца, которые вращались в полёте, создавая вихревое электромагнитное поле, закрывающее корпус от излучения звезды.

— Этот бот не предназначен для спуска на планеты с атмосферой. У него, несмотря на возраст, хороший корпус с толстыми стенками. Такое сейчас уже не делают. Давайте зайдём внутрь и пропишем вас хозяевами.

Мужчина вызвал искин корабля по нейросети. Что он там говорил, мы, конечно, не слышали, но через две минуты нам спустили трап. Наша тройка проследовала прямо в рубку. Там был один большой экран, опоясывающий пульт, рядом с которым стояло два ложемента, принимающих форму тела пилота. Искин находился за бронированной перегородкой. Я внимательно осмотрел его. Цилиндрический корпус устройства поднимался на метр от пола рубки и имел диаметр сантиметров сорок. Юрист тоже заинтересовался, и сказал:

— Это ИИ четвёртого поколения. Довольно надёжные устройства. Правда в производительности современным умникам он уступает в тысячу раз. Да и двигательная установка довольно древняя. Какие тут реакторы, я не смотрел, но раньше были термоядерные контура на дейтерии, гелии и тритии. В общем, давайте переводить корабль на ваше имя.

Я и Лика приложили все пальцы к специальной пластине и наши отпечатки с генетическим кодом перешли к ИИ. Специальной камерой были сняты и наши сетчатки глаз. Потом был записан мой и Ликин голос.

— Это старая, но надёжная система. В современных распознавателях, берущих только генетический код с крови, случаются накладки, если владельцы — родственники.

Мы вышли из рубки в коридор. Из него вели три двери. Две шли в каюты, а третья — к техническому отсеку.

— Дальше смотрите сами, теперь это ваша собственность. И ангар тоже ваш. Завтра я принесу все документы и ваши вещи. Вот их список. — Он передал лист Лике. — Сегодня корабль и ангар зарегистрируют в Реестре собственников. А сейчас пора идти в местную школу. Она на другом уровне станции.

Наша троица вышла из ангара. Дверь искин заблокировал изнутри. К лифтам вели три коридора. Людей было немало, но и лифтовых кабин на этаже было около двадцати. Через полчаса мы уже вышли на седьмом уровне станции, где и был филиал школы Прим 5.

Юрист провёл нас в дирекцию. Там сидела полная женщина, которая представилась Раной Тварекс. Наш сопровождающий дал директрисе необходимые документы, и она, набрав код, вывела наши данные на голоэкран.

— Так, Сай и Ликара Магнум! Тесты вы прошли с оценкой «посредственно». Куда вы собираетесь поступать после совершеннолетия?

— Мы ещё не решили! — Робко сказала сестра. — Но я хотела бы на что-то связанное с космосом.

— Ну, милочка моя! — Рассмеялась директриса. — Чтобы попасть на курсы пилотов, солдат, станционных техников, инженеров или шахтёров, вам надо иметь, во-первых, соответствующий КИ, а во вторых, сдать тесты на «отлично». А вот в этом я сомневаюсь.

Пока вы должны учится. Я тут преподаю математику и физику, так что спущу с вас три шкуры, как впрочем, и с других учеников. Учёбу начнёте завтра. Пройдёте к восьми утра, чтобы получить в библиотеке учебники и всё, что надо.

— А можно применять планшеты? — Заинтересовалась моя сестра.

— Если у вас они есть, то, конечно, можете использовать любые современные устройства, вплоть до искинов. Но не во время тестов!

Мы попрощались с директрисой и юристом, а потом пошли к себе в ангар. По пути я спросил Лику:

— А у тебя правда есть планшет?

— А ты не помнишь, что мама с папой подарили нам одинаковые аппараты?

— Я после этой аварии с трудом вспомнил, как читать и писать. Просто не хотел пугать тебя сестрёнка, но многое вылетело у меня из головы, и обратно залететь не спешит. Как сказал доктор, это так называемая приобретённая частичная амнезия. Она постепенно пройдёт, но когда это будет, никто точно не знает.

— Ты не врёшь? Наверное, ты просто пугаешь меня!

— Нет, можешь поговорить потом с доктором. — Я придал своему голосу такую уверенность, что Лика сразу поверила.

— И ты что, правда, ничего не помнишь?

— Правда, правда! Но постепенно ко мне возвращаются те знания, которые у меня были…

— Бедненький! — Пожалела меня сестра.

— Да, вернёмся к планшетам. Где они?

— Завтра юрист привезёт все наши личные вещи. Вот список, найденных при нас вещей после аварии.

Она протянула мне лист бумаги.

1. Планшет школьный ПШ -12 — 1 штука;

2. Планшет инженерный ПИ -870 — 1 штука;

3. Планшет гражданский ПГ- 322 — 1 штука;

4. Браслет — 1 штука;Искин БЦУ -6 — 1 штука.

— А почему тут один школьный планшет?

— Твой экземпляр переломился пополам! — «Обрадовала» меня Лика. — Ничего, возьмёшь мамин или папин аппарат. Хотя нет, отец поставил свой планшет на пароль. Надо будет потом, когда появятся деньги, понести его в магазин, чтобы сняли пароли. Мамин аппарат третьего поколения, а мой — первого, школьникам их бесплатно выдают. Но ПГ с самого начала включён в Галонет, а мой ПШ — только в школьные программы.

— А что за браслет? Мамино украшение?

— Сразу видно, что ты и вправду многое забыл! Этот браслет — новая разработка папы. В его корпусе собраны ридер со всеми функциями, головизор, искин восьмого поколения и источник тока нового образца. Корпус у браслета антиударный. Пока устройство не имеет хозяина. Если мы сможем его активизировать, то можно будет убрать из корабля штатный ИИ.

— А искин БЦУ?

— Это рабочий домашний аппарат шестого поколения. Его можно поставить сторожить и убирать с помощью дроидов наш ангар.

— Ладно, сейчас придём на корабль, а потом разберёмся досконально.

Наконец мы добрались до ангара и поднялись по трапу в рубку.

— Интересно, откуда на корабле энергия?

— Наверное, из реакторов. Не знаю! — Лика зевнула, а потом сказала, — Я пойду спать, устала.

— Иди, я задержусь. Да, а искины могут говорить?

— Конечно! Через громкоговорители и микрофоны. А когда нам поставят нейросети, тогда можно будет мысленно с ними болтать. Ну, ладно, я пошла в свою каюту.

Сестра ушла, а я сел в ложемент и поэкспериментировал, вызвав ИИ.

— Искин, ты слышишь меня?

— Да хозяин!

— У тебя имя есть?

— Нет, только номер БКИ-4095-УВ.

— Тогда я буду тебя звать «Чёрт».

— Принято, хозяин.

— А ты можешь поменять голос?

— Да! Выполнить указание?

— Нет! Лучше скажи, откуда на корабле энергия?

— От ионных конденсаторных накопителей. Их у нас шесть. Один такой агрегат может питать жилые отсеки почти год. Команда их включить пришла от прежнего хозяина неделю назад. Вообще это резервный источник питания.

— А ты можешь вывести на экран схему корабля.

— Сейчас, хозяин.

Через минуту на экране была цветная схема звездолёта. Разные отсеки были выделены различными цветами. Самым длинным был реакторный трюм.

— А сколько у нас реакторов, и какого типа?

На экране появилась таблица с отмеченным типом используемого на звездолёте энергетического устройства и его общий вид:



— Значит, общая энерговооружённость нашего корабля составляет восемьдесят мегаватт.

— Да, хозяин. Но реакторы старые, они уже выработали свой ресурс. Сейчас появились более надёжные, и компактные термоядерные реакторы на боре и водороде. Они не выделяют при работе радиацию, и полностью безопасны. К тому же они позволяют убрать все эти отводящие лишнюю теплоту элементы. А они на нашем корабле занимают около 20 % объёма, да и вес у них порядочный. Вот реакторы типа РБВ. — Искин вывел на экран данные и изображение энергоблоков нового типа:



— Значит, нам нужны деньги. Надо подумать, откуда их взять. Тогда и можно будет поставить четыре реактора вместо двух — они по длине поместятся… И мощность возрастёт сразу на 32 Мвт.

— Да, хозяин! Но это гражданские реакторы, а есть ещё и военные, которые мощнее при тех же размерах в полтора раза.

— Ну, военное нам никто не даст. Да и стоить оно будет намного дороже.

Я зевнул. В каюту идти было неохота. Поэтому я сказал Чёрту:

— Разбудишь нас в шесть утра по станционному времени.

— Принято, хозяин.

Выспались мы с сестрой хорошо. Чёрт разбудил нас в 5.59, поэтому мы успели помыться в душе, поесть- на корабле в каждой каюте и рубке стояло по пищевому синтезатору и утилизатору.

— Лика, нужно нам подтянуться в учёбе.

— Да… — Нехотя отозвалась сестра, ковыряя вилкой кусок синтетической курятины.

— Если провалим тесты, то в космос не попадём. Хочешь, не хочешь, чтобы поступить на пилота, кроме нейросети надо и тесты пройти.

— Я интересовалась этой темой. Сдавать тесты и так придётся — без отметки в нейросети об их прохождении нас просто никто не примет ни в одно профессиональное училище. Но для того, чтобы попасть в галактическую школу на годовые курсы подготовки есть и другой путь. Надо выиграть ежегодную гонку на арендованном или собственном звездолёте. Победитель получает сто тысяч земов и право учиться по той профессии, к которой он годен. Причём ему поставят не стандартные нейросети, а специализированные.

— Ну и что надо для попадания в список участников? — Заинтересовался я.

— Нужен собственный или арендованный звездолёт и экипаж не менее пяти человек.

— Корабль у нас есть, правда очень древний, и его надо ремонтировать. Но если это нам удастся, то мы выйдем на трассу. А экипаж как-нибудь наберём.

— Не забывай, что у нас нет нейросетей, а управлять кораблём с планшета неэффективно.

— А нельзя, чтобы полёт проводил наш искин?

— Это он будет делать только в подпространстве, а в системах, куда нужно будет выходить на трассе, чтобы получить отметку о прохождении того или иного участка, управление лежит целиком на пилоте.

— Тогда надо будет переделать всё на ручное управление.

— Эта функция и так есть в кораблях до пятого ранга. А у нас бот четвёртого поколения. Просто надо будет проверить все схемы управления кораблём, и включить их в ручной режим.

В это время Чёрт проинформировал нас, что у дверей ангара стоит юрист. Я вышел, взял небольшой контейнер, в котором лежали наши вещи и документы.

— До встречи! Моя работа закончена. — Юрист сел на станционное такси и отбыл по своим делам. Чёрт запер за нами дверь ангара, и я и Лика отправились в школу. Там нас уже ждала женщина, передавшая нам нужные учебники и список внешкольной литературы. В девять началась учёба. В нашем классе сидело тридцать юношей и девушек возрастом от четырнадцати до шестнадцати лет. Я с сестрой заняли одну из пустующих парт. Зашла директриса — был её урок физики. Я половину не понял. Были какие-то формулы, коэффициенты, незнакомые термины. Вернее, для Сая они может и знакомые, но не для меня, человека двадцать первого века. Правда, никаких опросов директриса не проводила. Урок закончился через сорок минут. Мы вышли на перемену. К нам подошли несколько парней и девушек.

— Как вас зовут? — Обратился ко мне высокий мускулистый парень с рыжей шевелюрой.

Мы назвались.

— Магнум? — Спросила стоящая рядом с ним девушка с большими голубыми глазами и курносым носиком. — Я читала по планшету об аварии. Соболезную! Кстати, меня зовут Ирен Голд. Вот этого рыжего — Лор Тварекс, он племянник директрисы. Этих двух братьев — Миха и Джон Ровен, а мою подругу — Эллина Турев. Через два года мы кончим школу. Я, например, хочу пойти работать на верфи. Там моя мама строит корабли, она инженер. А вы куда пойдёте?

— Мы хотим стать пилотами, но по тестам у нас средние баллы. — Ответила Лика. — Поэтому придётся принять участие в ежегодной гонке и выиграть её!

— Ого! Вот это заявление! — Засмеялись ребята.

— Но для этого нужен корабль. — Сказал Миха.

— Он у нас есть! — Вставил я свои пять копеек.

— Вот как! А какой у вас аппарат? — Заинтересовался Тварекс.

— Сейчас посмотрю! — Лика подняла пристёгнутый к поясу комбинезона планшет и потыкала пальцем в экран. — Вот, нашла. У нас межсистемный бот МКБ — 4. Правда, его надо ремонтировать. Но время есть. В этом и следующем году мы не сможем принять участие в гонке, а вот через два года, когда мой брат станет совершеннолетним, и ему поставят нейросеть, можем попробовать.

— Для своего времени это был хороший корабль. Но сейчас вряд ли вы с его помощью выиграете. Трасса сложная, да и там всё взаправду. Вам дадут груз, который вы должны будете доставить в названную организаторами систему. А по пути вам могут встретиться различные опасности, в том числе, и настоящие пираты. С нашей школы готовятся три группы, вы будете четвёртыми. Вначале лучше пройти внутри школьные и межшкольные соревнования. Это поможет вам оценить свои силы. Соревнования состояться через полгода. Если хотите записаться, то у вас есть ещё две недели до того, как запись желающих окончится. — Просветила нас Эллина.

Прозвенел звонок. Следующим уроком была литература. В класс вошла высокая, под два метра ростом, красивая учительница. Все ученики смотрели на неё с нескрываемым интересом.

— Я ваша новая учительница литературы. Зовут меня Аллариель Лисарио.

— А вы бионг? — Поинтересовался парень с первой парты.

— Да! А вы что, никогда не встречали бионгов? — Парировала учительница.

— Только издали видели!

«Надо будет почитать историю, выяснить, как тут сдают тесты, и по каким предметам. Заодно посмотрю, что может нам пригодится для восстановления корабля. Да и почитаю, кто такие бионги. Эта Аллариель на эльфа похожа, только уши нормальные…»

— Вас, кажется, зовут Сай Магнум? — Заставила меня подскочить с места преподавательница.

— Да, госпожа Аллариель!

— Скажите мне Сай, о чём я сейчас говорила?

— О литературе! — Произнёс я под смешки весело смотрящих в мою сторону учеников.

— Логично! — Хмыкнула бионг. — Но мы говорили не просто о литературе, а о произведениях Тёмного периода истории. Это, к вашему сведению, Сай, от 18 до 22 века по старому летосчислению. И что вы можете сказать мне, Магнум, по этому периоду?

«Ну, сейчас я тебе покажу, Тёмные века!» — разозлился я. И стал говорить:

— В тот период летосчисление велось от рождества Христова. Восемнадцатый, девятнадцатый и двадцатый века ознаменовались появлением литературных произведений таких стилей, как научная фантастика — её основателем считается француз Жюль Верн, революционной литературы, одной из представительниц которой считается Лилиан Войнич со своим романом «Овод», произведений реализма, например, американский писатель Теодор Драйзер, и многих других. В середине и конце восемнадцатого века появилась целая школа стихотворцев и писателей в Российской империи, например, признанный потомками гением поэзии, Александр Пушкин а также Лермонтов, Некрасов и другие. Появились и романы о нарождающемся революционном движении, например, «Что делать?», «Отцы и дети» и много других. Появилась детективная и шпионская литература, родоначальником которой стал англичанин Артур Конан-Дойдь.

— Откуда вы всё это знаете? — Прервала меня учительница. На меня смотрели расширенные зрачки Аллариель. — Эти произведения проходят только на специальных курсах в вирт-капсулах!

Я оглядел притихший класс. Сидевшая рядом со мной сестра восхищённо глядела на меня.

— Я знаю наизусть многие стихи того периода и даже могу рассказать вкратце содержание некоторых романов. Например, Пушкин, стихотворение «Памятник», начало девятнадцатого века:

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.
Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья избежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит…
— А более позднего периода что-нибудь знаете? — Задала вопрос бионг.

— Конечно! Вот стихи периода Второй мировой войны, сороковые годы двадцатого века. Константин Симонов, стихотворение «Жди меня»:

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет…
— А стихи более позднего периода не знаете? — Подначивала меня бионг.

— Песни знаю. В них ведь тоже стихи есть. Например, произведение последней четверти двадцатого века. «Надежда». — И я полностью пропел эту песню[1].

Класс зачарованно молчал. Аллариель задумчиво смотрела куда-то в даль.

— Да! — После трёхминутной паузы сказала она. — Умели предки и стихи и песни и романы писать. К сожалению после Арктической и третьей мировой войн нам остались только крохи этих прекрасных произведений и обрывки знаний…

Прозвенел звонок. Учительница подхватила свой планшет и вышла из класса. Вокруг меня собрались все ребята.

— Ну, ты и отжёг! — Радостно говорил Джон Равен, а его брат стоял и улыбался во всю ширь своего рта.

— Сай, а почему ты мне не говорил, что знаешь, такие хорошие стихи и песни? — Поинтересовалась Лика.

— А ты бы поверила, если б я сказал тебе, что увлекаюсь литературой и музыкой Тёмных веков? — Парировал я наезд сестры.

— Наверное, нет! — Созналась она. — Тебя такие вещи никогда не привлекали. Да и читать что-либо ты не очень любил.

— И откуда ты всё это взял? — Поинтересовалась Эллина. — Я сейчас раскрыла сайты по искусству Тёмных веков и ввела на поиск названия всего того, что ты нам продекламировал и спел. В Галонете есть только стихи Пушкина, и то, какая-то сказка…

— Наверно «Руслан и Людмила», — Произнёс я.

— Нет, не угадал! — Обрадовалась девушка.

— Значит, «Сказка о рыбаке и золотой рыбке».

— Ну, я так не играю! — Надула губки школьница.

Прозвенел звонок. Начался урок химии. Он прошёл без каких-либо неожиданностей. Просто узнал, что открыт какой-то новый для меня металл глорит, названный в честь одной и деятельниц периода так называемых ПЕРВЫХ, а именно, Глории Ламас. Учитель перечислял его свойства, говорил о практическом применении вещества для прорыва пространства между кластерами звёзд и о многом другом. Это сегодня был последний урок. После него мы возвратились в ангар. Пообедали в рубке корабля. Чтобы я не мучился с местными названиями блюд (например, пельмени здесь назывались «сану»), Лика показала мне, как вызывать голограммы или плоские изображения блюд, которые способен синтезировать пищевой агрегат. Мы молча поели, а потом разошлись по каютам. Я лёг на кровать и включил планшет матери. Попробовал войти в школьный чат — мне сестра дала его название. Вначале, как полагается, зарегистрировался под ником «Гонщик». Потом перешёл на активную страницу. Немного почитал, отметил, что тут уже сидит Лика под ником «Ёжик»..


Чат школы Прим 5 станции «Земля — 12».

Ёжик: Да, я новая, только первый день проучилась.

Ёлка: А ты откуда? С Земли?

Ёжик: Да, меня с братом сюда перевели. Здесь в ангаре наш корабль стоит. Мы в нём и живём.

Ёлка: У вас что, собственный звездолёт? Как здорово! Вот бы мне попасть в какой-нибудь экипаж, чтобы в гонке поучаствовать.

Ёжик: Но сейчас ведь только внутри школьная гонка намечается через полгода?

Львица: Да, Ёжик, других гонок пока нет. Я участвую в экипаже «Кометы». Но у нас арендованный корабль — бот пятого поколения, но внутрисистемный.

Ёлка: Да, уже три экипажа сформированы полностью. Я, к сожалению, ни в один не попала.

Я решил вмешаться, все равно надо же попытаться набрать экипаж. А тут — на ловца и зверь бежит.

Гонщик: Можешь к нам подойти. Я брат Ёжика. Если решишь, то приходи завтра после уроков к ангару 1378. Если есть ещё подруга или знакомый парень, можешь привести с собой. Надо ведь пять человек?

Львица: Да, минимальный экипаж — пятеро. Можно и больше, но это уже от корабля зависит.

Тарон: Гонщик, а меня не примешь?

Гонщик: А ты кто?

Тарон: Вот завтра подойду к вашему ангару, тогда и познакомимся.

Гонщик: Хорошо, приходи.

Я закрыл чат, пусть там Лика балуется. Пора понять, что за мир, в котором я очутился. Открываем местную Википедию:

«Карта Земли после Арктической и Третьей мировой войны».



Да, хорошо, что хоть это осталось. Дальше читаем.

«После ядерной войны человечество более ста лет оставалось на уровне первого Средневековья, предшествующего Тёмным столетиям. Потом были найдены в горных районах огромные библиотеки и образцы предвоенной техники. Это позволило человечеству вновь прогрессировать — были созданы ранее изобретённые реакторы холодного термоядерного синтеза. Они были во время эпохи государств негласно запрещены, так как многие страны существовали за счёт добычи и продажи природных ресурсов, например, угля, нефти, урана и других. После того, как эти энергетические агрегаты были созданы, человечество создало и запустило космические корабли, которые за сотню лет освоили местный кластер звёзд. Следующий прыжок к звёздам других кластеров тесно связан с деятельностью ПЕРВЫХ и их корпораций „Нью металлик“ и „Свободный шахтёр“. Они открыли глорит, освоили практически всю галактику Млечный путь, а затем проложили путь в туманность Андромеды. Был налажен контакт с несколькими цивилизациями людей и тингами. На данный момент освоена вся галактика Туманность Андромеды. Идут работы по освоению диких кислородных планет этого звёздного конгломерата».

«Общественный строй Земного союза — корпоративная конфедерация. У других цивилизаций есть государства типа империй, олигархий, республик. В Земном союзе единый язык, возникший после начала Эпохи Нового Возрождения».

Слава тебе, господи! Не надо мучится с иностранными языками. Правда, я не думаю, чтобы не были какие-нибудь различия на планетах. Ну, это выяснится, если сможем с Ликой работать в космосе.

Так. Значит, уже две галактики земляне и другие гуманоиды заселили. Можно будет, как только наберём деньги, полететь, посмотреть какие-нибудь планеты… Эх, мечты, мечты! Теперь пора посмотреть, как здесь учат детей. Так, детсад, младшая школа до десяти лет, потом продолжение учёбы в заведениях типа Прим. Это до совершеннолетия. Затем установка нейросетей внутренних или внешних, или нейрошунтов. Тут всё зависит от КИ. Первый тип НУ ставят людям, которые остаются работать на планетах. Внешние НУ применяют для установки людям и гуманоидам, а также тингам, которые работают в космосе. Нейрошунты используют для учёных, которые имеют КИ больше двухсот. Проверка КИ осуществляется в медкапсулах. Люди делятся на обычных, как я и Лика, киборгов, применяющих вместо природных органов и конечностей технические устройства, и бионгов — людей с изменёнными генами. У последних есть свои нейросети. Применение НУ привело на некоторых планетах к появлению ментоактивных рас. Но для нивелирования этого воздействия на обычных людей во всех НУ применяют специальную защиту. Так, с эти разобрались. Теперь по кораблю… Потыкал на страницах сайтов о космической технике. Нашёл.

Межсистемный бот МКБ-4.

Длина — 152 м.

Ширина — 18 м.

Высота — 15 м.

Объём грузового трюма — 6000 куб. метров.

Мощность силовой установки — восемьдесят мегаватт. Реакторы ТР-2 — две штуки. Накопители конденсаторного типа — шесть штук. Двигательная установка — прямоточный термоядерный двигатель. Маневровые двигатели — ЭРД. Искин четвёртого ранга. Скорость — до 4000 км/с. Прыгает на одну систему. Теплоотводная система — СОТ — 20.

Дальше шли различные схемы управления и энергоснабжения с поправками к каждому конкретному кораблю. Поискав минут пятнадцать, я нашёл полное описание нашего корабля номер 123785. Потом разберусь, что тут можно переделать. Пока всё равно нет денег, чтобы что-то менять. Поинтересовался ценой звездолёта. Вышло, что его оценивают на данный момент в восемьдесят две тысячи земов. Выключил планшет. Пока ничего не светит. Завтра посмотрю, можно ли продать хоть что-нибудь с этого бота, или хотя бы обменять на нужные части. Встал, прошёл в каюту к Лике. Она уже спала, подложив ладонь под щеку, даже свой планшет не смогла выключить, наверное сон сморил её за какой — нибудь игрой. Точно! Стрелялка какая-то. Ладно, выключу и пойду спать…


— Ну как прошёл ваш первый день? — Директриса посмотрела на присевшую за стол новую учительницу литературы.

— Нормально! Я думала, будет намного хуже! Но никто не шалил.

— Значит. ничего необычного не было?

— Ну, если это посчитать за такой случай, то, пожалуй, было!

— Вы записали на планшет?

— Конечно, как и сказано в инструкции. Вот, послушайте! — Бионг включила аппарат. на воспроизводство в режиме голограммы. Над корпусом планшета появилась фигура парня, который вместе с сестрой только вчера стал учится в этой школе. Директриса с удивлением послушала стихи, а затем и песню.

— Он что, и вправду знает эти древние вирши и песни?

— Как ни странно, но да! Причём он декламировал по памяти. Когда он успел это выучить, ума не приложу! Ведь ему только шестнадцать лет!

— Подождите, я посмотрю, что на него и его сестру есть в документах. Так, родились на Земле, детсад, младшая школа… Никакой тяги к литературе отмечено не было. Вот тут пометка преподавателя, что Сай Магнум не любит читать и писать. Странно…. Так, вот. Несколько дней назад вся семья попала в аварию. Выжили только младшие Магнумы. После этого они получили в наследство космический бот, и переехали к нам на станцию. Здесь находятся третьи сутки. У них все тесты сданы на 50–60 баллов, и нигде не отмечена тяга не то что, к литературе Тёмных времён, но и современную литературу они не знали в должной мере. Ладно… Постойте! Вот заключение врача после лечения Сая: «Возможна амнезия или проявление скрытых способностей, например, появление генетической памяти предков. Но эти явления быстро пройдут».

— Значит от удара у него могли в памяти всплыть знания какого-либо предка? Я правильно поняла то, что вы сейчас прочитали?

— Да. Давайте так. вы будете записывать всё, что он будет говорить на вашем уроке. Кстати, вы ведь и музыку у нас будете преподавать?

— Да, это записано в контракте.

— Тогда и песни запишите, если он их будет петь.

— Хорошо! А зачем это надо?

— Существуют межшкольные состязания по разным предметам. Если наши ребята займут одно из трёх призовых мест, то мы можем рассчитывать на прибавку зарплаты. У нас сейчас третий ранг, а можем перейти на четвёртый в случае победы на одном из межшкольных конкурсов.

— Хорошо! Я попытаюсь выполнить всё, о чём мы сейчас говорили.

Глава 2 Экипаж и бартер

Я проснулся утром ранним…. Хотя, какое утро в космосе? Ну, по станционному времени было 5.06. Потянулся, вылез из-под одеяла. Прохладно, однако! Позёвывая, направился в санузел моей каюты. Душ работал отлично, да и сушилка не подвела — через пятнадцать минут, свежий, как огурчик, нарядился в свой комбинезон, уже почищенный и услужливо поднесённый домашним роботом. Их у нас на корабле аж четыре штуки. Вышел из своей каюты, напевая:

— Я проснулся утром ранним….

— Ты что сейчас спел? — Из каюты сестры высунулся любопытный нос, полузакрытые глаза на её мордашке чётко показывали, что Лика пока ещё полностью не проснулась, а всклокоченные волосы дали понять: сестра только что встала и ещё не успела заняться мыльно — рыльными упражнениями. Её тело было обёрнуто в одеяло. Но даже на этом ещё заспанном лице проглядывалось любопытство.

— Да, ничего особенного, песня на ум пришла.

— Спой! — Глаза сестры распахнулись, и она уставилась на меня просящим взором. Ладно. Раз публика просит — споём[2].

Выслушав эти вирши с круглыми от удивления глазами, сестра озадаченно спросила:

— А про что эта песня?

— Про пламенную и страстную любовь, перед которой бессильны все тёмные силы Вселенной! — Резюмировал я своё выступление. А потом посмотрел на стоящую с открытым ртом Лику и рассмеялся:

— Давай, сеструха, голова — два уха, быстрее мойся, одевайся, и бегом в рубку. Кушать будем!

Лика вышла из ступора, и дверь её каюты захлопнулась. Прошёл в рубку, потыкал в меню пищевого синтезатора, нашёл по рисунку что-то похожее на пиццу, заказал. Запах довольно приятный, да и кусок огромный. Из стены выдвинулась плоская поверхность, служащая столом. Пока я минут пятнадцать поглощал довольно вкусную пиццу, сестры не было видно. Кончил, есть, бросил одноразовые столовые приборы в утилизатор и сел в ложемент. Появилась родственница, уже умытая, сияющая белой кожей лица. Волосы она прибрала в косу (тут был автомат, который может делать простые причёски и стричь), надела комбинезон голубого цвета — он ей очень подходит. Лика стала, есть какое-то рагу, а я сидел и думал:

«Пора записываться на школьную гонку. Сегодня, после уроков, придут, по крайней мере, два кандидата в наш экипаж. Посмотрим, может, что-нибудь придумаем с ремонтом. Тяжело без денег в будущем, хотя и в прошлом они у меня не очень то и водились…».

Сестра кончила завтракать и уселась напротив меня. Она сняла с пояса свой планшет и включила его:

— Так, сегодня у нас полоса препятствий, история, музыка. Завтра и послезавтра дни отдыха.

— Хорошо! Если сегодня к Ёжику придёт в гости Ёлка, а ко мне, Гонщику, таинственный Тарон, то сможем на следующей неделе дать заявку на участие в гонках.

— Ёлка обещала привести какую-то девочку. Она сказала, что эта Зелка, так она её назвала, может сильно помочь с ремонтом.

— Но денег у нас нет!

— Нет. Ёлка потому и притащит эту подругу, что через Зелку мы сможем получить нужные нам детали и оборудование без копейки денег!

— Но так не бывает!

— Не знаю, посмотрим. С этой Зелкой большинство ребят не хочет дружить, у неё отец имеет низкий КИ, и работает на Луне.

— Это глупо! Может у неё самой этот КИ будет высоким, ведь никто точно не знает.

Сестра ничего не ответила. Мы вышли из ангара, искин с корабля заблокировал двери. В школу добрались за полчаса до начала физкультуры. Потом два часа, до 9.00 по станционному времени физрук заставлял нас бегать по брёвнам, подтягиваться на турнике, отжиматься от пола…

После окончания физподготовки, похожий на облегчённый курс молодого бойца из моего времени, все выстроились в небольшую очередь перед душевыми кабинами. Следующей была история. Её вёл высокий, сухопарый мужчина с кожей бронзового цвета. Он описал появление группы ПЕРВЫХ, назвал года их деятельности. Затем стал рассказывать о том, каким образам появились в будущем Семён Трофимов и Глафира Синицина около одной из дальних планет в капсуле, сделанной в «Ананербе»…

— Не «Ананербе», а «Аненербе», господин учитель! — Автоматически сказал я. Сбитый с темы преподаватель немного смешался, а потом спросил:

— А ты откуда знаешь? Может, ещё скажешь, что это значит?

Все ученики повернули головы в мою сторону, а сестра подняла на меня удивлённый взгляд.

— «Аненербе» — «наследие предков» в переводе с древнего немецкого языка. Так называлась полумистическая организация нацистов. Она входила отдельным подразделением в СС. Эти «охранные отряды», так расшифровывается эта аббревиатура, считались элитой нацистских войск. Сама «Аненербе» занималась созданием суперсолдат, правда в этом не преуспела, поиском древних знаний — для этого посылала в тридцатые — сороковые годы экспедиции в Тибет, Египет, Южную Америку и другие места. Им удалось сделать несколько экземпляров летательного аппарата под названием «летающая тарелка». Но после поражения нацистов большинство добытых «Аненербе» материалов было уничтожено или попало в руки союзников, сражающихся с нацистами.

— Да, всё верно! — Учитель посмотрел на экран планшета. — Откуда вы всё это узнали, Сай Магнум? Ведь эту тему я хотел затронуть на следующем занятии.

— Интересовался историей Тёмных веков. — Пожал я плечами. — Там ещё много разного, очень интересного, а большинство материалов этого периода просто сгорело в горниле Третьей мировой войны.

— Но то, что ты рассказал, практически нигде не печаталось! — Возмутился историк. — А школьников не пускают в древние архивы.

— Господин учитель, а он и на литературе вчера читал стихи и пел песни того времени. Бионг Аллариель, новая учительница литературы, тоже очень удивилась. — Наябедничала Эллина.

Историк ничего не сказал, а просто продолжил урок. После звонка вокруг меня опять собралось несколько ребят и девчонок. Миха, немного помявшись, спросил:

— А ты какой период Тёмных веков знаешь?

— Приблизительно, с 17–18 по 21 век. И историю знаю, и литературу. И музыку. Правда там одна сложность — много стран с разной историей и языками.

— Но ведь почти не сохранилось документов того периода — как ты сам сказал, много пропало во время Третьей мировой войны.

— Поэтому приходится лазить по Галонету и перелопачивать огромное количество информации, чтобы получить хоть что-то. — Соврал я.

Лика стояла рядом и молчала, но я чувствовал, что у неё накопилась ко мне куча вопросов. Сказать правду я ей не могу. Неизвестно, как она воспримет, что фактически осталась одна на белом свете. Поэтому продолжу играть роль её старшего брата. А что до её вопросов и подозрений, попытаюсь вывернуться.

Последним уроком была музыка. Её вела Аллариель. Она ознакомила нас с новейшими музыкальными синтезаторами, позволяющими фактически записывать музыку прямо из мозга, если конечно у композитора стоит нейросеть. На них был и ручной режим. После этого учительница вышла из класса и занесла обычные для моего прошлого инструменты — гитару, флейту и маракасы.



Маракасы


Флейта


Гитара
— А теперь познакомимся с древними инструментами. А поможет нам в этом Сай Магнум! — Она хитро посмотрела на меня.

Такой подлянки от бионга я не ожидал. Но она не знает, что я в молодости неплохо играл на шестиструнной гитаре. А на погремушке и ребёнок «сыграет». Я вышел к столу учительницы и начал рассказывать:

— Вот этот струнный инструмент называется акустическая гитара. Она бывает шести и семиструнной. Для того, чтобы научится играть на ней, нужно не менее полугода. Это делается так. — Я поудобнее взял инструмент, и сыграл, «Отель Калифорния». Вроде все навыки сохранились и перешли со мной в этот мир[3]

Все, затаив дыхание, слушали мою, далеко не хорошую игру. После этого я продолжил рассказ:

— Кроме акустической гитары, как эта, существовали и электрогитары, где звук получался при помощи электроники и механики. Теперь перейдём к духовым инструментам. Вот эта трубка называется флейта. Я на ней играть не умею. Для этого нужны хорошие лёгкие. Дуешь в эту дырочку, а пальцами зажимаешь отверстия на боковой стенке трубки. Чтобы получить нужный звук. Надо подуть сюда, одновременно открывая какое-нибудь боковое отверстие. Попробую получить какой-нибудь звук.

Мне после минуты неудач удалось извлечь что-то протяжное и заунывное. Все засмеялись. Поэтому я быстро перешёл к маракасам:

— Это обычные погремушки, которыми играли маленькие дети в Тёмные века. Они издают такие звуки, — я потряс инструмент. Обычно маракас был дополнительным инструментом в комплекте так называемых музыкальных ансамблей. Использовался для задания темпа или украшения мелодии. Кроме гитары, маракаса и флейты существовали и различные духовые, струнные и ударные инструменты. Их сводили в оркестры, которыми управлял дирижёр. После появления электромузыкальных инструментов, синтезаторов и подобных им систем, у оркестров появилась возможность расширить свой репертуар. Но с середины двадцатого века стали возникать молодёжные ансамбли, которые играли отличную от классики музыку, используя электрогитары, простейшие синтезаторы и ударные установки с барабанами.

— Спасибо, Сай! Очень интересная информация. — Учительница внимательно смотрела на меня. — Я хочу попросить тебя, чтобы ты принял участие от школы в музыкальном конкурсе, когда он будет назначен. Но это потом! А сейчас перейдём к нотной записи…

Когда я проходил мимо Аллариель к своей парте, то услышал, как она прошептала:

— Генетическая память предков…

Вначале ничего не понял, но потом меня стукнуло в голову — теперь уже знаю, что сказать своей сестре!

После окончания уроков я быстро схватил Лику за руку, и мы испарились из класса — не хотелось быть подвергнутым допросу одноклассниками.

Вернувшись, домой, на корабль, мы плотно поели. После этого я обратился к Лике:

— Сестра моя, любимая, можешь ли ты найти с помощью маминого планшета тот вердикт, который вынес мне врач после аварии?

— Попробую. — Ошарашенная Лика взяла у меня аппарат и за две минуты нашла то, что написал доктор в справке для школы.

— А теперь прочитай эту запись с выражением! — Попросил я.

Лика уставилась в экран, и прочла:

«У Сая Магнума из-за удара во время аварии может проявиться частичная амнезия или возникнуть феномен под названием „генетическая память предка“. Эти явления не опасны, и самостоятельно пройдут за короткий период времени».

Сестра удивлённо посмотрела на меня:

— Выходит, что в тебе проснулся какой-то наш предок из Тёмных веков?

— Вот именно. Я даже знаю период, когда он жил. По старому летосчислению это 1960–2021 годы. Поэтому у меня в голове появляются знания, которые были у него по истории, музыке и литературе. Может и что-то другое появится. хотя вряд ли мы сможем большую часть его знаний использовать — пять веков прошло со времени его кончины. Очевидно, всё это он учил в школе или слышал во время своей жизни. Передались не только знания, но и некоторые умения, например, игра на гитаре. Я ведь увидел этот инструмент только в классе. Теперь тебе понятно, что со мной происходит?

Сестра утвердительно кивнула головой, а потом спросила:

— И что нам с этим делать, Сай?

— Ничего! Только не будем особо афишировать. Пока эти знания и навыки не исчезли, как пишет доктор, мы их используем для себя. Договорились?

— Да!

В это время Чёрт сообщил:

— У дверей ангара стоят три человека. Пропустить?

— О, Лика, пошли встречать наш будущий экипаж!

Впустив пришедших школьников, мы стали знакомиться.

— Меня зовут Леанон Турова. Но дома мама называет меня Леной. В чате я Ёлка.

— Зелка Сигара.

— Иван Ласт или Тарон.

— Сай и Ликара Магнум. Пройдёмте в корабль.

Мы расположились в рубке. На экран Лика вывела схематическое изображение внутренностей нашего корабля. Звездолёт был разделён на отсеки.

1. Отсек навигационного и радиооборудования. Длина восемь метров.

2. Рубка управления длиной десять метров.

3. Коридор и каюты с системой жизнеобеспечения и запасом пищи, воды, кислорода. Длина отсека — четыре метра.

4. Технический отсек и кладовые — восемь метров.

5. Отсек накопителей — два метра.

6. Реакторная с теплоотводящими элементами. Длина отсека — сорок четыре метра.

7. Баки с водородом, гелием и тритием длиной сорок два метра.

8. Баки с аргоном. Они проходят рядом с главным двигателем.

10. Грузовой отсек диаметром десять метров.

11. Термоядерный реактивный двигатель. Длина с соплом — двадцать четыре метра.

Реакторы стояли в середине отсека, один за другим, и занимали вместе с двигателем шестьдесят восемь метров по длине корабля. Восемнадцать метров была высота у грузового трюма, Носовая часть вместе с техническим отсеком и кладовыми протянулась на тридцать метров. Остальную часть занимали баки и дюза термоядерного прямоточного ракетного двигателя. Основной объём реакторного отсека занимала система отвода тепла. Баки с водой, кислородом, очистители воздуха и узел утилизации и переработки отходов были смонтирован за каютами.

Иван изучал характеристики оборудования, предоставленные Чёртом.

— У нас нет ни копейки денег. Надо что-то придумать, чтобы заменить оборудование на корабле.

— Ничего не надо придумывать! — Вмешалась Зелка. — Мой отец работает сторожем на лунной станции утилизации аварийных или разбитых звездолётов. У него маленький КИ, и соответственно зарплата. Чтобы прокормить маму, меня и моих трёх сестёр, он занимается продажей годного оборудования с разобранных кораблей. Но так как у нас нет денег, я поговорю с отцом, чтобы он поменял нам старое оборудование на новое по весу. Ведь на завод сдают разобранные корабли, как металл. То есть, мы снимем нужные нам реакторы, двигатели и другое, а взамен сдадим то же с этого корабля. Но из-за разницы в весе мы можем получить больше, чем сдадим. Это ведь старый бот. Поэтому и металла на нём в разы больше, чем на современных аппаратах.

— То есть ты предлагаешь бартер. — Догадался я.

— Да!

— Ладно, мы посчитаем с Иваном, сколько весят наши старые реакторы, а потом ты позвонишь отцу. А как мы возьмём нужное нам?

— Завтра и послезавтра дни отдыха. Можем просто слетать на свалку — туда ходит бесплатный автоматический бот. Там выберем, что надо — отец поможет, у него есть сканер. Если полетим завтра, то послезавтра всё уже будет доставлено к вашему ангару.

Я и Иван сравнили вес двух реакторов ТР-2 с массой четырёх РВБ-3. Вышло, что можем получить всё нужное количество за один старый реактор. Это нас устроит.

— Звони своему папе! — Попросил Зелку Иван. — Мы сдадим ему реакторы на четыреста восемьдесят тонн и баки от водорода, гелия и трития ещё на шестьдесят тонн. Сюда ещё добавится и старое навигационное и радиооборудование — оно весит ещё десять тонн. Итого, нам надо обменять пятьсот пятьдесят тонн. Бороводородные реакторы весят двести сорок, поэтому у нас есть возможность взять двигатели и другие компоненты на триста десять тонн.

Девочка быстро связалась с отцом, Обрисовала ситуацию, а потом быстро с ним о чём-то переговорила. Кончив разговор она повернулась к нам:

— Нам крупно повезло. У папы сегодня смена с 24.00 по времени их станции. Он сейчас прилетит вместе с инженерным ботом своего напарника. У него есть спрятанные семь реакторов РВБ-3 с работоспособностью в 84 %. Четыре он захватит с собой. Бот привезёт и ручной инструмент, чтобы потом мы не мучились при дальнейшем ремонте корабля. Потом составим список на эти триста десять тонн.

Через час в ангар влетел небольшой космический корабль, который был оснащён манипуляторами. Из открывшейся двери по трапу спустились двое мужчин. Один был ростом с меня. А другой лицом явно походил на Зелку.

— Здравствуйте молодые люди! Показывайте ваши реакторы.

Лика и Иван провели гостей в реакторный отсек. Через некоторое время туда забежали выскочившие из инженерного бота дроиды, похожие на многоногих пауков. Пять часов длилась разборка наших реакторов, а потом ещё три часа на освободившееся место монтировали привезённую четвёрку РБВ.

— Всё, можете включать, я туда вставил стержни. — Сказал инженер, вытирая руки. — Вон там в углу ангара мы поставили контейнер с инструментами и приборами, которые вам пригодятся в дальнейшем. Ваши старые реакторы уже погружены, баки тоже разобраны. Я всё согласовал с Ликой. Это ведь ваша сестра? — Обратился он ко мне.

— Да!

— Завтра мы привезём два электромагнитных двигателя, новый навигационный и радио комплексы, искин шестого поколения, пять тяжёлых скафандров, пять медкапсул третьего поколения и три сотни стержней. После этого останется обменять двести восемьдесят тонн. Ещё я посоветовал бы вам сделать бронирование и вооружиться. Защитные броневые пластины нужной формы у нас есть в огромных количествах. Они композитные, поэтому перерабатывающий завод их не принимает. Мы можем покрыть корпус вашего бота двойным слоем брони от крейсера восьмого поколения. И ваши эмиттеры надо менять на новые — энергия у вас уже есть в нужных количествах, так что, лучше усилить защиту корабля. Два новых двигателя позволят боту летать со скорость в два раза большей, а это нужно для быстрого ухода в подпространственные тоннели. Маневровые движки у вас работали на аргоне. Но мы их завтра заменим на электромагнитные, а баки снимем. Тогда вам надо будет приобретать только один вид топлива — смесь лития, алюминия и волорода в виде проволоки. Оно пойдёт на основной двигатель во время разгона, а потом сможете лететь на электричестве.

— А на сколько хватает один реакторный стержень?

— На сутки. Сейчас в барабанах реакторов стоит по семь стержней, на неделю.

В это время Иван включил один за другим реакторы. На пульте в рубке зажглась зелёная полоса, показывающая обеспечение энергией.

— У вас сейчас избыток мощности. Надо установить ещё несколько накопителей. Мы привезли с собой три штуки, всё равно завод их плохо берёт. Вы забыли посчитать ненужные теперь теплоотводы. Они весят ещё двести тонн. Я сказал Лике, но она девочка, может забыть. Если надо будет, обращайтесь к нам, поможем.

Было около полуночи, когда отец Зелки и его товарищ улетели на свою лунную станцию. Весь наш будущий экипаж остался ночевать в звездолёте. На следующее утро инженерный бот прибыл в десять часов утра по станционному времени. До вечера мы помогали отцу Зелки и его другу устанавливать оборудование, броню, новые двигатели. Поменяли все энергосети, систему жизнеобеспечения. Установили в каждой каюте двухэтажные кровати — поместилось по четыре штуки в каждом помещении. Полностью заменили все инструменты. У нас появились новые дроиды, правда третьего поколения, но ими можно было управлять без нейросети. Рядом с основным пультом был установлен запасной, с которого можно было управлять ботом без помощи искина, но только при движении в какой-нибудь звёздной системе. Рядом с ним смонтировали новый ложемент. В результате всех проведённых изменений внешний вид корабля практически не поменялся, если не считать, что наш межсистемный бот стал чёрным из-за пластин брони. Вечером, после окончания работ, нам дали список всех изменений внутри звездолёта с ожидаемыми улучшением параметров.

1. В реакторном отсеке стояло теперь четыре современных реактора с работоспособностью в 86 % (результат более точной настройки). При этом энерговооружённость возросла почти в полтора раза.

2. Новые эмиттеры и кольца электромагнитной защиты позволили увеличить защитные свойства электромагнитного и плазменного экранов на 30 %.

3. Установка ещё двух главных двигателей должна была принести удвоение скорости корабля.

4. У нас появились пять практически новых скафандров пятого поколения, столько же медкапсул третьего поколения с работоспособностью в 90 %. Каждый из нас получил монохромный нож и пистолет с магазином патронов — их нашёл отец Зелки в одном из обломков эсминца, сданного на металлолом. Для обслуживания реакторов мы получили шестёрку ремонтных дроидов третьего поколения со 100 % работоспособностью.

5. Добавилось ещё три накопителя, что улучшило устойчивость энергосистемы корабля.

6. Вместо старой системы жизнеобеспечения были смонтированы две подобные, но шестого поколения. Это сразу стало заметно по качеству очищаемой воды. В каютах и рубке заменили синтезаторы пищи на новые с 82 % работоспособностью. Им не нужны картриджи, подходит любая органика.

7. Увеличилось количество койко — мест до восьми, в каютах появились новые роботы уборщики и некоторые устройства, улучшающие быт.

8. Во всех отсеках смонтировали новые голоэкраны от лёгкого крейсера. Полностью поменяли радио и навигационное оборудование, которое теперь занимало на 30 % меньше места, что позволило увеличить количество датчиков на корпусе корабля и вместить систему управления стрельбой.

9. Теперь бот был вооружён противоракетами (сорок штук в четырёх выдвигаемых установках), лазерными пушками (четыре трёхствольных орудия — по два на носу и корме) и плазменные пушки в поворотных выдвигаемых установках (по две установки снизу и сверху корпуса). Кроме этого было две противокорабельных ракетных установки с шестью ракетами.

10. Мы получили почти триста стержней от реакторов и две сотни бобин с проволокой для прямоточного термоядерного двигателя.

11. К нашему Чёрту добавили искин шестого ранга и наручный ИИ восьмого поколения из браслета наших погибших родителей. Правда последний включить в систему управления корабля пока не удалось Сам браслет носил я. Получившийся кластер из двух искинов позволял практически автоматизировать наш бот. Но если сможем подключить к нему и искин браслета, возможности бота резко возрастут.

— Через неделю мы выведем ваш бот на буксире, и отведём в специальную зону, где никто не сможет увидеть проведение ходовых испытаний. После них мы обратно заведём ваш корабль в ангар на буксире. Пусть ваши будущие соперники порадуются, думая, что ваш корабль остался на уровне сорокалетней древности.. — Сказал улыбаясь отец Зелки.

Мы тепло попрощались. Зелку единогласно назначили на место суперкарго. Она счастливо улыбалась, чувствуя. что нашла себе друзей. Лика стала пилотом, а я — капитаном. Лену отправили учить управление оружием, а Иван сам напросился на техника.

— Завтра встретимся на нашем корабле, а потом придумаем ему название. Да, Лена, я не знаю, как надо зарегистрироваться на школьную гонку. Займись этим вопросом. Чтобы к завтрашнему вечеру у нас уже всё было официально.

— Хорошо, Сай!

Мы поели, а потом ребята начали расходится. Лика села за планшет, немного побыла на сайте. Но усталость взяла своё. Через полчаса мы оба пошли спать.


Директриса сидела у себя в кабинете за любимым письменным столом из ореха. Перед ней на стульях примостились историк и учительница музыки и литературы. Они поочерёдно поведали начальнице о том, какие знания и умения продемонстрировал Сай Магнум.

— Я не понимаю, как он смог сыграть на этом древнем инструменте — гитаре. Ведь его нигде не показывали, да и в Галонете нет никаких статей по этому поводу. И главное, играл он на этой гитаре какую — то довольно приятную мелодию. Такую я нигде не слышала. И другие предметы из древности он сразу опознал, показал, как на них надо играть. Правда сразу предупредил, что на этой, как её, а… флейте, он играть не умеет. Потом рассказал об оркестрах и вскользь упомянул о музыкальных группах второй половины двадцатого века. Скорее всего доктор был прв. ставя диагноз — «генетическая память предка». — Бионг многозначительно посмотрела на начальницу.

— А меня он сразу поймал на оговорке. Вместо «Аненербе», я произнёс «Ананербе». Затем проинформировал нас об этой организации, об охранных отрядах нацистов.

— А какую тему вы им рассказывали? — Поинтересовалась директриса.

— О ПЕРВЫХ, Семёне Трофимове и Глафире Синициной.

— Они же попали в 2203 год как раз из двадцатого века! Значит и воспоминания у Сая как раз из того периода. Подождём. Никакой угрозы его знания нам не несут, может удастся их использовать, пока этот феномен не исчез.


Чат филиала школы Прим 5 на станции «Земля-12».

Тринити: Сегодня я видела Ёлку. Она пошла к новеньким из класса Эллины, у них есть свой корабль. Эта дура решила войти в экипаж. который они собирают. Хотят участвовать в школьных гонках до Сатурна. Посмотрим, приняли её или отправили восвояси.

Львица: Скорее всего её и ещё эту, у которой отец с маленьким КИ на Луне работает….

Тринити: Зелку, что ли?

Львица: Да, её. Их этот Гонщик и его сестра Ёжик примут. Другие к ним пока не стремятся.

Тринити: А почему?

Львица: Уже узнали, что у Гонщика межсистемный бот МКБ-4.

Тринити: Боже, какая древность! Наверное, и ремонт капитальный понадобится этой посудине.

Львица: Само собой!

Скелетон: Я видел сегодня вечером, как в их ангар влетал инженерный бот. Наверное Гонщик начал ремонт.

Львица: Неужели у них есть деньги для этого?

Скелетон: Не знаю. Я посмотрел в Галонете и в Реестре собственников. Их бот стоит восемьдесят две тысячи. Если его хорошо отремонтировать, то его стоимость возрастёт приблизительно втрое, но и затраты будут большими.

Тринити: А если поставить туда современное оборудование?

Скелетон: Не выгодно. Вообще в минус уйдёшь с таким ремонтом.

Львица: Да ладно, пусть сами думают о своём корабле. Я и на арендованном полетаю, на «Комете».

Леди Икс: Давайте лучше поговорим о Гонщике. Его ведь Сай зовут?

Скелетон: Да, Сай Магнум.

Леди Икс: О нём стали ползти по школе слухи, что при аварии у него крыша немного поехала, и он вспомнил генетического предка со всеми способностями того человека, и знаниями о Тёмных веках. Неужели — это правда?

Львица: Правда, правда! Мне Эллина из их класса по секрету рассказала, что Сай читал наизусть стихи того периода, и песни пел. Всем понравилось! А сегодня он сразу узнал какие-то древние инструменты на уроке музыки, и показал, как на них играть. На этой палке со струнами, нам её новая училка тоже показывала, он какую-то мелодию сбацал. Эллина говорит, что очень красивая мелодия была.

Скелетон: Да, я слышал это! И ещё, он на истории педагога поправил, а потом вместо него тему рассказал.

Тринити: А мне Заноза написала в личку, что такое погружение в генетическую память предков быстро проходит.

Львица: Тогда подождём, когда оно у Магнума исчезнет. Да, я узнавала, пока ни он, и не его сестра не подавали в дирекцию заявление о желании участвовать в гонках.

Скелетон: Ещё неделя есть у них. Наверное в понедельник перешлют заявку директрисе.

Леди Икс: Ну, это если они наберут пять человек. Пока я знаю, что только Ёлка и Зелка хотели к ним. Нужен по крайней мере ещё один человек.

Тринити: Не будем гадать. подождём неделю, и всё станет ясно.

Глава 3 «Подарок» и первы рабочий рейс

Понедельник, 21 июня. Идёт урок музыки. Училка рассказывает что-то о композиции и прочих музыкальных премудростях. Все записывают лекцию на планшеты. Мой ПГ тоже включён. Сижу, думаю, какое бы название дать нашему кораблю. Пока ничего на ум не приходит. Посмотрим, когда Ёлка перешлёт заявку на участие в гонках в дирекцию.

Как узнала Лика, соревнование состоится в середине декабря. Наши корабли стартуют от станции «Земля-12» в сторону Марса, затем повернут на пояс астероидов, и дальше трасса будет идти между спутниками Юпитера с выходом на финишную прямую у Сатурна. Это, если трассу не удлинят вдвое. Тогда нужно будет вернуться к Земле другим маршрутом. Так как мы малолетки, с точки зрения закона, то учится управлению ботом и другим специальностям придётся без гипнограмм. Будем шевелить извилинами, читая всё на экране планшета, запоминая последовательность действий по управлению кораблём вручную. То, что можно, и я и Лика уже учим. То же делает и Иван — учится применять ручной инструмент техника. Ведь в космосе всё может произойти, поэтому надо уметь самим чинить оборудование. Всегда аварии неожиданно происходят, особенно, отключение электричества, да и ремонтные дроиды могут накрыться. Этими «пауками» учится управлять вручную Зелка. Лена читает инструкции по применению оружия, имитирует выстрелы с помощью специальной программы. Собираться решили вечерами, после занятий в школе. Сегодня как раз будет первая такая встреча.

Наконец звенит звонок — урок кончился. Я с Ликой выходим в коридор. К нам подходит Ирена Голд.

— Что будете делать на летних каникулах?

— А когда они начнутся?

— С первого июля и протянутся до пятнадцатого сентября.

— Наверное, будем ремонтировать свой бот. Вот, думаем, как его назвать, это же наследство, оставленное отцом и мамой.

— Вы уже собрали экипаж для гонок?

— Да! А что, ты тоже хочешь?

— А можно?

— У нас есть уже минимальный экипаж, а мест в каютах восемь. Так что, можем принять ещё трёх человек. Больше система жизнеобеспечения не выдержит. Если надумаешь, можешь присоединяться. У нас один техник, но боюсь, что этого недостаточно. Поэтому ещё один не помешает.

— Я пока не решила, подумаю, посмотрю. Всё равно на каникулах мне некуда ехать. Мать с отцом на верфях застряли — какой-то срочный заказ, и они будут заняты до февраля следующего года. Дедушек и бабушек у меня нет….

— Если захочешь с нами, приходи. Ангар 1378.

— Знаю!

На других уроках ничего неожиданного или интересного не произошло. Меня и сестру в ангар сопровождали Иван и Зелка. Когда мы сели обедать, позвонила Ёлка:

— Наше заявление в дирекции приняли. На месте названия корабля я поставила его номер. Его заменят названием, когда мы его придумаем. Сегодня я не смогу прийти, у нас гости.

— Хорошо! Придёшь завтра.

Экипаж стал заниматься освоением корабля, Так продолжалось до вечера. Затем ребята разошлись по домам, а я с сестрой стали играть в стрелялку «Убей пирата». Я проиграл — Лика расплылась в счастливой улыбке. Но злобный брат не дал ей порадоваться победе, и сразу погнал спать…

Через два дня экипаж увеличился ещё на одного человека — Ирен решила по совету матери записаться к нам в экипаж, чтобы научится профессии техника первого ранга.

— Мне мама сказала, что надо подготавливаться к будущей профессии самостоятельно, а то если КИ не даст возможность стать инженером, то подойдут навыки техника — их на верфях не хватает.

Лика показала новому члену экипажа корабль, познакомила с Иваном и Зелкой. Ёлку Ирен знала и раньше. Опять мы тренировались до вечера. На следующий день после уроков все разошлись по своим делам. Я и Лика после обеда немного поиграли, а затем разошлись по каютам. Спать не хотелось. Поэтому я попросил Чёрта и второго искина, который теперь носил имя «Гоблин», помочь мне включить ИИ с папиного браслета. Мои попытки это сделать не увенчались успехом. В каюту зашёл дроид, которым управляли оба искина, и что-то повернул на поверхности браслета. Появилась голограмма красивой девушки, которая попросила разрешения, подключится к нейросети.

— У меня пока её нет. — Ответил я.

— Я ИИ восьмого поколения, и не могу быть под управлением лица, которому не исполнилось восемнадцать лет.

Вот это облом! Придётся ждать два года. Хотя ридер на этом же браслете работает без нареканий. Ладно, с паршивой овцы хоть шерсти клок! Включил планшет. Какое-то сообщение пришло. А, это что-то вроде местных СМС. Сейчас прочту:

«Мы с напарником подсчитали. Вы нам сдали семьсот сорок тонн металла. А получили нового оборудования на шестьсот. После проведения предварительных испытаний можно будет исправить выявленные недочёты, использовав эти сто сорок тонн. Ант Долгов».

А, это от инженера, напарника Зелкиного отца. Хорошо, В этом мире, к счастью, тебя не стремятся обмануть — ведь никто их не просил всё заново пересчитывать, ан нет, не поленились, и откопали для нас эти сто сорок тонн. Ладно, пора спать. А то завтра опять КМБ с утра будет…

Наступила суббота. Сегодня весь экипаж уже собрался и ждал, когда прилетит инженерный бот. Все надели скафандры и уселись на свои места — я за пульт ручного управления, Лика и Лена устроились на ложементах у центрального пульта. Зелка была на своём рабочем месте у грузового трюма, а Ирен с Иваном заняли места в техническом отсеке, подготовив дроидов.

Наконец, в час дня по станционному времени, небольшой корабль подцепил специальным захватом наш звездолёт, а затем осторожно вывел сто пятидесяти метровый цилиндр в космос. Через четыре часа неспешной буксировки мы очутились с обратной стороны Луны. Зажёгся экран. На нем появилась голова инженера:

— Мы сейчас отойдём от вас на тысячу километров. После этого вы начните процедуру подготовки к полёту. По сигналу включите вначале термоядерный прямоточник, а потом добавите электромагнитные движки. А дальше будете слушать наши указания, и делать то, что я вам буду диктовать. У меня стоит аппаратура для снятия характеристик с движущегося корабля. Искин потом составит по этим данным рапорт о характеристиках бота. Потом посмотрим, может надо будет что-либо менять или добавлять. Как я написал тебе, Сай, у вас есть ещё возможность получить оборудования весом в сто сорок тонн. Ну, ладно, начинаем!

До десяти вечера наш кораблик летал с разными скоростями, делал развороты, выполнял манёвры в трёх плоскостях с максимальным ускорением. Моя сестра взмокла, даже находясь в скафандре. Была проверена работа грузового трюма и сымитирована авария реакторов. С этим должны были разобраться управляющие ремонтными дроидами Ирен и Иван. Лена стреляла из пушек, ставила защитный плазменно-электромагнитный щит.

— Давайте, подлетайте к нам. Мы опять заведём вас на станцию с помощью захвата. Как прилетим, я сообщу вам результаты испытаний и выводы.

Инженерный бот осторожно завёл нас обратно в ангар. К нам в рубку поднялись инженер и папа Зелки. На экран искин ремонтника передал результаты испытаний.

— Ваш корабль набрал максимальную скорость в 7700 км/с. Очень хороший результат для этого класса звездолётов. Маневренность и скорость разворотов почти такая же, как у военных корветов. Но вот энергообеспечение хромает — вы или должны стрелять из пушек или стоять, прикрываясь щитами. Оба варианта опасны для бота — при встрече с пиратами или во время боевых действий они ускорят гибель звездолёта, если противников будет несколько. Погрузка и разгрузка проводится в ускоренном режиме, что очень хорошо. Действия техников при ликвидации условной аварии тоже были вполне адекватными. Значит выводы такие:

1. Ваш бот фактически равен по быстроте движения военному корвету. Больше скорость не увеличить. Но по броневой защите вы превосходите даже эсминец, всё-таки мы не зря установили два слоя брони.

2. Щит у вас при полной мощности равен щитам эсминца.

3. Нужно разделить энергоснабжение двигателей, щита и оружия. Для этого рекомендуется увеличить количество реакторов.

Завтра я привезу три реактора РБВ-2. Таким образом, добавим ещё шестьдесят мегаватт мощности. Вместе с этим к каждой лазерной и плазменной пушке подключим РБВ -1. Их понадобится восемь штук. Всё это имеет вес сто сорок тонн, что полностью покроет наш долг вашему экипажу. Как я говорил неделю назад, завод не берёт накопители. У вас стоят сейчас девять штук, которые полностью удовлетворяют потребности аппаратуры и систем жизнеобеспечения на протяжении года даже при выключенных реакторах. Для того, чтобы поддерживать постоянно щиты на максимуме на протяжении десяти прыжков, я привезу накопители от линкора, две штуки. Они как раз войдут на место снятой системы отвода тепла. Ещё я рекомендую установить две электромагнитные пушки с боков корпуса вашего бота. У вас длина корабля сто пятьдесят два метра, поэтому подойдут орудия калибров в сто двадцать миллиметров со своими барабанами. В каждом по семь снарядов. Конечно, они не пробьют защиту крейсера, но с эсминцами вы пободаться сможете.

— Но ведь уже не осталось запаса оборудования для покрытия тоннажа этих пушек!

— Это подарок от меня! Вы ведь приняли мою дочь в экипаж, и даже назначили суперкарго, несмотря на то, что у меня низкий КИ! — Сказал отец Сигары.

— Спасибо! Тогда предлагаю назвать наш звездолёт «Подарок»! — Ответил я. — Кто за это?

Экипаж поднял правые руки под улыбки инженера и отца Зелки.

— Послезавтра я перешлю название в дирекцию! — Обрадовалась Ёлка. — Нам всё равно осталось учиться два дня.

— Ну, всё, договорились. Мы улетаем, а завтра я прилечу один, и всё установим до вечера. — Инженер и его напарник откланялись, и ремонтный бот улетел.

Ребята остались на ночь у нас. На следующий день мы всем экипажем помогали инженеру. Установили не только всё оборудование, что он привёз, но ещё и в ангаре смонтировали специальную броневую капсулу для домашнего искина БЦУ. Теперь за состоянием ангара будет следить этот ИИ, которого я назвал «Домовой». Ему были приданы около двадцати роботов уборщиков, и десяток ремонтных дроидов третьего поколения, имеющих рабочий ресурс в 70–80 %. Их нам подарил инженер, так как такие дроиды перестали принимать магазины, а завод требовал разбирать роботов, разделять их на металл и пластик. Работники свалки не спешили выполнять эти требования из-за отсутствия прибыли от их сдачи, поэтому у них скопилось множество таких дроидов, которые они предлагали всем знакомым и родственникам практически бесплатно.

Ещё инженер привёз нам жилой модуль на десять человек. Его тоже установили в углу ангара.

— Это мой модуль. Я купил новый, более современный, а этот домик второго поколения я никуда не смог сдать. Вот и решил вам подарить!

— Спасибо!

— Да, вот ещё для внутренней защиты ангара и жилого модуля я передам вам многоствольные крупнокалиберные турели. Их пять штук. Три поставим в корабль, а две в домик и на стенку ангара. Они второго ранга, пулевые, калибр — 16 миллиметров. К каждой есть по десять лент с двумястами патронами. Они свободно пробивают тяжёлый десантный скафандр. Их давно уже списали, но вам они подойдут.

Таким образом, у нас в ангаре появился жилой блок с автономным питанием от реактора РБВ-1, вооружением и целой группой обслуживающих роботов. Перед отлётом инженер сказал:

— Новые испытания мы проведём в среду, в районе Марса. Там есть небольшие астероиды, по которым потренируетесь в стрельбе из пушек. Да, чуть не забыл! Сделайте себе стрельбище в ангаре и тренируйтесь в стрельбе из пистолетов. Потом я привезу вам огнестрельное оружие, винтовки или автоматы. Космическим экипажам нужно иметь оружие по закону. У меня есть старые, но вполне рабочие экземпляры калибром в восемь миллиметров с сотней тысяч патронов. Я их нашёл на старом крейсере, который сдали вчера. В магазины их не принимают, хотя это оружие пробивает лёгкие и средние гражданские скафандры.

Этой ночью мы спали в нашем домике. Утром вся группа двинулась в школу. По пути встретилась Эллина с какой-то подругой. Она оглядела наш экипаж и спросила:

— Вы откуда такой группой идёте?

— Из дома!

— Я смотрела сайт нашей школы. Вы там зарегистрировались на гонки. Ваш корабль, Сай, разве не имеет названия?

— Имеет, но оно будет зафиксировано завтра.

— А не можешь мне по секрету сказать?

— Сама завтра прочитаешь на сайте.

— Не очень то и надо! — Надулась Эллина.

Мы дошли до школы и разошлись по классам. На перемене к моей сестре подошло несколько девчонок, которые стали выпытывать у неё сведения о корабле, его названии, требовали назвать имена членов экипажа. Лика стоически терпела этот допрос, практически ничего существенного не говоря любопытным подругам. После следующего урока к ней опять подошли те же девчонки. Но на этот раз с ними была Эллина.

— Вы зачем приняли Зелку в экипаж? У неё и её отца низкий КИ, с ними нельзя не только работать, но и дружить!

— Насчёт отца не знаю, а у нас она суперкарго и менять её мы не собираемся, мозгов у неё побольше, чем у вас, вместе взятых! — Огрызнулась Лика.

— Тогда дружи с ней, а к нам не подходи! — Крикнула Эллина.

— Может, и со мной, дружить перестанете? — К крикунам подошла Ирен. — Я тоже в экипаже у Лики и её брата!

От удивления Эллина застыла с открытым ртом. У других девчонок округлились глаза — такого они не ожидали.

— Пошли, Лика! Тут людей делят не на хороших или плохих, а судят по КИ их родителей.

Эллина покраснела. Затем хмыкнула, и ушла в другой конец класса. За ней двинулись пять девчонок, признающих Эллину лидером. Вскоре начался последний урок на этот день. Мы подождали Ирен, Зелку, Лену и Ивана. Мимо нашей группы проходили ребята из других классов. А немного поодаль остановились и стали смотреть в нашу сторону пятеро парней, которые о чём-то говорили между собой. Потом от них отделился высокий красивый брюнет. Подойдя ко мне, он спросил:

— Ты, Сай?

— Да, а ты кто?

— Я Сол Варрой, капитан корабля «Звезда». Это бывший эсминец пятого поколения. Я знаю, что у тебя космический бот МКБ сорокалетней давности. На что ты надеешься?

— Ты о чём?

— О гонке. Как я понял, эти ребята — твой экипаж. Ты вправду думаешь, что сможешь победить?

— Тогда ответь, у тебя арендованный или собственный корабль?

— Арендованный.

— А у меня собственный бот, полученный по наследству. Поэтому мне всё равно, выиграю я, или нет. В любом случае мой бот останется со мной. А если мы с сестрой захотим, то продадим его. А тебе и твоим парням, даже если выиграете, у вас от этого своего корабля не появится. Будете всю жизнь работать на дядю.

Сол пожал плечами, и отошёл к своему экипажу. Наша группа отправилась в ангар. После обеда все занялись делом — штудировали инструкции к различному оборудованию корабля. Наша учёба была прервана звонком от отца Зелки.

— Дочка! Спроси у Сая, может ли он помочь мне и моему напарнику?

— А что надо делать, папа? Мы в ангаре, наш разговор слышат все ребята.

— Тем лучше! Дело вот в чём. У нас есть много стальных слитков. Они нам достались из разбитого грузовика. Там приблизительно тридцать тысяч тонн. Бот моего напарника сейчас работает на ремонте одного из звездолётов, принадлежащих перерабатывающему заводу. На железо появился клиент и мне срочно нужен транспорт для его перевозки на станцию «Юпитер-4». Стоимость груза — двести десять тысяч земов. Если Сай согласен, то ваш бот должен подлететь к свалке, на которой я работаю. Там мы слитки загрузим, и я полечу с вами — клиент знает меня в лицо. Вам за перевозку я заплачу десять процентов от полученной суммы, как перевозчику. Всё по закону. Ну, а остальные деньги мы поделим с Антом. Ну, как вам мой план?

— Нормально, сейчас вылетаем!

— Постой, я перешлю официальный договор от имени компании «Двойка». Поставишь электронную подпись, как капитан бота «Подарок».

Тренькнул мой ПГ, и на экране появился заполненный бланк договора. Я его прочитал, а потом поставил специальным стилусом, входящим в комплект планшета, свою подпись.

— Всё, можете вылетать.

Мы надели скафандры, поднялись на «Подарок», расселись по местам. Я дал команду на выход из ангара. Тележка нас вывезла в шлюзовую часть, а потом мы вылетели в космос.

— Межсистемный бот «Подарок», обозначите цель полёта и предполагаемый маршрут! — На экране появилось изображение седого диспетчера с нашей станции.

— Маршрут — «Земля-12» — лунная свалка — станция «Юпитер-4». Цель полёта — перевозка груза по договору с компанией «Двойка».

— Понял! Счастливого полёта! — Диспетчер выключился.

Лика рассчитала время полёта на скорости в 6000 км/с… После получасового разгона мы за две минуты прыгнули прямо к станции около свалки. Отец Зелки нас уже ждал. Приблизительно за полчаса он с помощью дочери заполнил наш трюм стальными слитками, а потом перешёл на наш корабль. Теперь моя сестра направила корабль в сторону Юпитера. Полёт должен был продлиться два дня. По моей команде искины постоянно корректировали курс.

— Нашему инженерному боту нужно четыре дня, чтобы добраться до Юпитера. А вам — двое суток! — Проинформировал нас отец Зелки. — Да, я отправил в вашу школу на имя директрисы копию договора. Так что, последний день учёбы вы проведёте в полёте.

Полёт проходил спокойно. Ёлка подняла все щиты, так что метеориты нам не грозили. Реакторы и всё установленное оборудование работало нормально. Только один раз пришлось вмешаться в действия экипажа, когда нам навстречу летел огромный межсистемный грузовик. Его экипаж нас не видел по банальной причине — у них сломался локатор. Поэтому пришлось вызывать капитана этого космического гиганта, чтобы потребовать свернуть в сторону от нашего полётного коридора. Тот среагировал мгновенно, и звездолёты разошлись на расстоянии в сотню километров друг от друга.



Межсистемный грузовой транспорт.
Наконец мы добрались До зоны ответственности «Юпитера- 4».

— Межсистемный бот «Подарок», объясните цель прилёта.

— Привезли груз для компании «Облака Юпитера».

— Ваш коридор 202, можете пристыковаться к шлюзу номер 56.

— Спасибо. Выполняем.

Искины чётко провели «Подарок» к станции.



Станция «Юпитер-4»
Отец Зелки связался с клиентом. Через пятнадцать минут к нашему боту подлетел грузовой транспортник. Зелка перегрузила всё железо ему в трюм. К нам подлетел небольшой челнок и оттуда на наш бот перешёл человек в зелёном скафандре. Он поздоровался, когда вошёл в рубку, а потом передал отцу Зелки небольшой ящичек. После его ухода и отлёта челнока., по указанию отца нашего суперкарго мы развернули «Подарок», получили коридор вылета, и набрали скорость. Когда звездолёт отошёл от станции на миллион километров, мужчина позвал меня. Он открыл ящичек. Там лежали синие кристаллы.

— Здесь двести десять таких камушков. На каждом тысяча земов. Как и договаривались, можешь взять двадцать одну штуку.

Я отсчитал указанное количество кристаллов, а потом спросил:

— А мне можно занести их в банк.

— Конечно! Но лучше открой специальный счёт с привязкой на бот, с разбивкой на несколько малых счетов. Тогда в банке не возникнет никаких вопросов — ведь ты владелец бота.

— Папа, а откуда ты это знаешь? — Удивилась Зелка.

— Хоть у меня и низкий КИ, я запоминаю, что мне говорят умные и знающие люди! — Улыбнулся мужчина.

— Так, ребята! Все сюда. Делим деньги на три части. Одна — для покупки нужных компонентов для бота, вторая — наша зарплата, а третья — счёт на чёрный день. У нас 21000. Тысяча — это премия Зелке за то, что её отец нашёл нам работу. Оставшиеся двадцать тысяч делим пополам — десятку отправляем в фонд корабля. Шесть тысяч — зарплата, каждому по 1000 земов, а четыре тысячи в фонд накопления. Все согласны?

— Да!

— Тогда берите по одному кристаллу, а Зелка берёт две штуки.

Полёт продолжался до того момента. Пока на радаре не показался какой-то небольшой астероид. Лена предложила пострелять, чтобы проверить пушки и энергоснабжение в «боевых» условиях. Лика начала маневрировать вокруг космического камня, а Ёлка наводила лазеры и плазменные орудия на эту цель и производила выстрелы, одновременно держа щиты поднятыми до максимального значения. Всё было нормально. Энергии хватило даже при одновременной стрельбе из всех пушек, в том числе и с электромагнитных установок.

Проверка продлилась два часа, а потом мы продолжили путь. Долетели до лунной станции и высадили на ней Зелкиного отца. Потом двинулись к «Земле-12». После приземления в ангаре, весь экипаж двинулся в банк, который был на этаж ниже. Я открыл счёт на корабль и внёс кристаллы. Каждому из нас дали расчётную карту с 1000 земов для использования при различных покупках. Пока у нас не было нейросетей, приходилось пользоваться карточной системой и ридерами. Сигара купила на премиальную тысячу хороший планшет ПГ-33, четыре новых комбинезона для матери и сестёр, и натуральную еду, чтобы отпраздновать наш успех. Мы собрались в жилом модуле и позвонили Анту и Зелкиному отцу. Пригласили их на наш праздник к 20.00. Они пообещали прийти.

— Нам нужен ещё один техник. — Сказал Иван. — Я смотрю за основными реакторами, Ирен — за дополнительными агрегатами, в отсеке, где стояли баки. А нужно, чтобы кто-то наблюдал за работой двигателей.

— Ладно, время есть. Подумаем об этом завтра. — Ответил я. Наступил вечер. Пришли званные гости. Отпраздновали на славу. Но я заметил. Что Ант Долгов чем-то озабочен.

— Что-нибудь случилось? — Спросил я его.

— Даже не знаю, как сказать! У меня погибла сестра три года назад. У неё был сын. Мой племянник. Они жили на Марсе. Мальчика определили в детский дом — я тогда был далеко, в экспедиции на одну из планет системы Волопаса. Когда вернулся три месяца назад и устроился на работу, позвонил сестре. Так и узнал о её гибели. Мальчику сейчас тринадцать лет, зовут его Дэм. Так как появился родственник, то есть я, в детском доме его держать не будут. Но куда мне его деть? Я никогда не воспитывал детей!

— Нам нужен ещё один техник. Переведите Дэма на «Землю-12», в наш класс. А жить он будет тут, у нас. Подготовим его вместе со всеми. Вы и так подарили нам кучу всего, в том числе и этот жилой модуль. Так что, привезите Дэма к нам.

— Спасибо, Сай!

— Да, не за что! Мы должны помогать друг другу.

К одиннадцати часам ночи по станционному времени все разошлись. Я рассказал Лике о просьбе Анта.

— Ты у нас капитан, тебе и решать! — Переложила она всю ответственность на меня. Спать пока не хотелось, поэтому включил планшет и вышел в школьный чат.


Чат школы Прим 5 станции «Земля-12».

Тринити: Я видела, как корабль этого Сая куда-то полетел четыре дня назад. Вы не знаете, куда?

Скелетон: У меня дядя в диспетчерской работает. Они летали в сторону Юпитера, повезли какой-то груз. Мне знакомый из их класса сказал, что в дирекцию пришло письмо от какой-то компании, зафрахтовавшей «Подарок», так называется этот бот. Интересно. Сколько они заработали?

Львица: А им разве дадут деньги в банке. Ведь и мы и они — школьники, и нейросети у нас не стоят.

Таран: У Гонщика собственный корабль, поэтому свободно откроют счёт на бот. Это те, которые собираются выйти на гонки на арендованных кораблях не могут работать, даже если и захотят. А «Подарок» собственность Сая и Лики. Они, по закону, уже с четырнадцатилетнего возраста могут заключать контракты на перевозки в пределах одной системы.

Тринити: Таран, а ты откуда всё это знаешь?

Таран: Ха! У меня мама юрист пятого ранга, она и не только про трудовое законодательство рассказывала!

Тринити: Везёт же людям!

Львица: Тринити, ты говорила, что они за четыре дня слетали до Юпитера и обратно?

Скелетон: Я приблизительно подсчитал скорость этого корабля. У меня выходит нереальная цифра для МКБ, почти в пять — шесть тысяч километров в секунду. Значит, они кардинально переоборудовали корабль. Сейчас зайду на сайт космической техники, посмотрю…. Так вот, он тут уже есть. Его рейс зафиксирован. Они получили 10 % от стоимости груза. Правда, сколько это, тут не указано. Нет и чертежей внутреннего устройства. У них есть год по закону, а потом вся эта информация должна лежать на сайте. Ого!

— Тринити: Что ты там нашёл?

Львица: Что тебя, Скелетон, так удивило?

Скелетон: Я раньше же говорил вам, что стоимость «Подарка» до ремонта была восемьдесят две тысячи земов. После полёта он переведён в ранг эсминца пятого поколения, и ещё с плюсом. А стоимость «Подарка» уже сейчас приблизилась к семистам тысячам, так как его работоспособность в целом оценена в 80 %. Это какие же деньги надо иметь, чтобы такого добиться?

Таран: Да не было у них денег! Только корабль и ангар. Их документы прошли через контору моей матери. Наследство в денежном выражении они получат только тогда, когда им оба будут совершеннолетними. Да и там всего несколько тысяч, как сказала моя мама.

Львица: Тогда как они смогли отремонтировать корабль? Откуда взяли оборудование и материалы?

Тринити: Да, что-то непонятное происходит с этой семейкой Магнум! То у них генетическая память предков просыпается, то они без денег ремонт корабля проводят, увеличивая при этом его ранг. И компании появляются, которые фрахтуют их бот грузы перевозить…

Таран: Сола знаете?

Тринити: Да! А что с ним?

Львица: Что издох мой конкурент? Или ещё живой?

Скелетон: А чего ты о нём вспомнил?

Таран Он говорил с Саем, а потом своим парням сказал, что Магнума с его ботом можно не считать конкурентом. Как видно, он сильно ошибся в оценке!

Львица: Ха! Ха! Ха! Так и надо этому задаваке!

Я закрыл чат. Лика уже легла спать. Что же, пойду и я…

Глава 4 Каникулы, работа, расширение экипажа

Школьники начали разлетаться на каникулы. Кто отправился на Землю, кто на Марс или станции Юпитера и Сатурна. Небольшая часть ребят была из других звёздных систем. Поэтому они перелетели на орбитальные станции, откуда пассажирские лайнеры разлетались по разным уголкам Млечного пути и Туманности Андромеды. Ребятам из экипажа «Подарка» лететь было некуда, поэтому они тренировались в управлении кораблём на полигоне около Луны. Наши конкуренты отложили тренировки на октябрь. А в ангаре мы вовсю палили по мишеням импровизированного стрельбища. Ант сдержал обещание, и в один из дней привёз автоматические винтовки, похожие по форме на виденные мной в прошлой жизни по телевизору израильские «Мероны».



Наши автоматы
Правда, тут калибр был 8.2 миллиметра. В магазин помещалось двадцать патронов. Это оружие хорошо действовало на дистанции в двести метров. Никто из экипажа никогда не сталкивался с таким автоматом, поэтому пришлось показывать, как снимается магазин, как его заполнять патронами. Ант прислал на планшеты описание по разборке, смазке и сборке этого огнестрела. Купить современные бластеры или игольники мы пока не могли, но и у них были свои ограничения — стреляли они на 80-100 метров, правда, пробивали любой скафандр.

Через неделю Ант опять позвонил и попросил слетать на Марс, забрать его племянника. «Подарок» вылетел утром. Лика рассчитала, что на скорости в шесть тысяч километров в секунду наш бот доберётся до Красной планеты за пять — шесть часов. Лена включила щиты на полную мощность. «Подарок» нёсся в черноте космоса, как стрела, выпущенная из лука…

Пока летели, я вспоминал, что произошло интересного за эту неделю. Любые попытки знакомых узнать, как мы смогли отремонтировать корабль, не имея денег, разбивались об стоическое молчание нашего экипажа. Все ребята купили ридеры. Эти гаджеты стоили недорого — до 120 земов. Иван и Ирен приобрели в складчину ручной сканер для определения работоспособности той или иной аппаратуры или оборудования. Потом я компенсировал их затраты, вернув деньги из фонда содержания корабля. Стоила эта нужная «железка», как назвала её моя сестра пятьсот земов. Девочки, естественно, на заработанные деньги приобрели комбинезоны для смены, различные косметические штучки и всякую мелочь. Поэтому через три дня после получения зарплаты, от неё остались одни воспоминания. Я себе ничего не покупал.

— Капитан, впереди облако метеоритов! — Сообщил Чёрт.

— Лика, обойти препятствие не сможем?

— Нет, Сай! Придётся тогда делать крюк в пятьсот километров.

— Как щиты, Ёлка?

— На максимуме! А по мкамням большого веса я попробую отстреляться, если они попадутся по курсу корабля.

— Хорошо! Скорость не снижать! Гоблин, как реакторы и накопители?

— В норме, капитан!

Я включил экран. Поток метеоров не был плотным. Но зато простирался на несколько сотен километров. Если ничего не произойдёт, то мы на полной скорости проскочим это поле за доли секунды. Стрелять Лене не пришлось. Щиты отклонили все мелкие метеориты, но мы услышали глухой удар в районе правой стороны корпуса. Датчики не показали трещины или каких-либо повреждений, поэтому мы продолжили полёт. Через шесть часов приблизились к марсианской станции «Цветок Марса -212».



Станция «Цветок Марса 212»
— Бот «Подарок», ваш коридор 5-87, сразу за корветом «Стремительный»! — Почти пропела диспетчер.

— Поняли, выполняем!

Ещё двадцать минут, и мы высадились в шлюзе станции. Ребята решили размяться, и побродить по ближайшим магазинам.

— Просто посмотреть хотим, ведь деньги уже кончились. — Объяснила желание женской части нашего экипажа Ирен.

— Тогда берите вот эту карточку. Там есть четыре тысячи.

— Но это же резервный фонд! — Удивилась Лика.

— Ничего! Деньги ещё заработаем, а вы купите что-нибудь памятное, ведь может так случится, что мы сюда больше никогда не попадём!

— Тоже верно! — Сказала Ёлка, радостно протягивая руку к карточке.

Выглядела группа наших девиц довольно грозно — все в тяжёлых скафандрах, на боку у каждой видна кобура с пистолетом, в специальном кармане монокристаллический нож, за спиной автомат. За каждой из них семенил переделанный в носильщика ремонтный робот. Когда наши «туристы» ушли, я и Иван позвонили по номеру, оставленному Антом.

— Здравствуйте. Вас беспокоит капитан бота «Подарок». Мы прилетели забрать Дэма Долгова (по документам мальчик проходил под девичьей фамилией матери). Вы подготовили все документы?

— У вас есть поручительство от его дяди?

— Да. Сейчас перешлю! — Я щёлкнул кнопкой и отправил в дирекцию детского дома требуемый текст с подписями.

— Получили. Принимайте документы. — На мой планшет пришло несколько страниц с подписью директора. — Куда привезти мальчика?

— На станцию, к шлюзу 15.

— Через два часа его приведёт сопровождающий.

— Хорошо, ждём!

Иван запустил дроида наружу. чтобы осмотреть корпус корабля. Через пятнадцать минут робот сообщил. что от удара метеором в одном месте вылетела броневая пластина первого пояса защиты.

— Ничего, Ант оставил целый контейнер такой брони, когда вернёмся, я поставлю новую.

Через полчаса к нашему ангару подъехала тележка, на которой сидели все наши девчонки. За этим транспортным средством показалась вереница из четырёх дроидов, гружённых какими-то длинными ящиками. В рубку ввалилась Лика:

— Принимай товар, капитан!

— А что вы такого купили?

— Ничего! — Зелка уже сняла скафандр и села на ложемент:

— Мы подработку случайно нашли!

— Какую ещё подработку?

— В этих четырёх ящиках оборудование для одного из лунных поселений. Его изготовляют только здесь, на Марсе. Нам случайно встретилась сопровождающая эти ящики женщина. Сейчас летние каникулы, поэтому все корабли заняты развозом школьников. Свободных звездолётов нет. Побегав два дня, она случайно узнала, что м прилетел наш корабль. Зная, что мы должны вернуться на Землю, она подстерегла нас перед лифтами, и попросила взять её с собой. Само собой, не «зайцем», а на вполне законных основаниях.

В это время в рубку зашла высокая девушка с раскосыми глазами. Волосы у неё были светло-фиолетовые. Скафандр был практически чёрный.

— Вы капитан корабля!

— Да!

— Я сейчас скину вам договор на перевозку груза до лунной станции.

У меня тренькнул планшет. На экране появилось изображение документа. Там за четыре ящика предлагалось сорок тысяч земов. Всё прочитав, я поставил свою подпись стилусом.

— Извините, а почему такая сумма?

— В этих приборах используется редкий марсианский кристалл. Он называется бавалит. В каждом приборе по одному экземпляру весом в тридцать грамм. И стоимость одного такого кристаллика — сто тысяч.

— Понятно! Зелка, ты хорошо закрепила эти ящики?

— Да, капитан! А когда Дэма привезут?

— Сказали. что через час. Вот, сидим, ждём. Иван проверил, что бухнуло тогда в полёте. Одну броневую пластинку метеорит сдёрнул с корпуса. Наверное вскользь прошёл, а то бы точно продырявил отсек. И больше бы мы никогда не вернулись в нашу любимую школу.

— Подождите! А вы что, школьники? — У марсианки от возбуждения глаза практически округлились.

— Да! А в чём проблема?

— Как мне не везёт! У вас случайно не арендованный корабль? Не хватало ещё нарваться на крупный штраф! — Лицо девушки покрылось красными пятнами.

— Да не волнуйтесь вы так! Нет, бот не арендованный. Вот, смотрите! — Я вывел на планшет данные с Реестра собственников. Девушка прочла, что-то проверила с помощью нейросети, быстро успокоилась, и пошла в каюту вместе с моей сестрой. Прошёл ещё час. К трапу «Подарка» подъехала платформа, на которой сидели мужчина и юноша. Они поднялись в рубку.

— Кто капитан бота? — спросил сопровождающий.

— Я!

— Подпишите здесь! — На планшете появился документ, подтверждающий, что Дэм Долгов доставлен на борт корабля. Я подписал, мужчина откланялся, и уехал.

— Ну, что же, Дэм. Ты будешь у нас проходить курс техника по двигательным установкам. У тебя, как и у нас нет нейросети. Поэтому пока мы всё делаем вручную. У тебя есть планшет?

— Нет!

— Зелка, пробегись в магазин, купи пару штук!

— Уже купила! Суперкарго я или погулять вышла? — Девочка прошла в каюту, и через пять минут вернулась с ПГ-351.

— Вот, я такие две штуки взяла. За обе восемь сотен отбухала. Держи! — Она дала Дэму один из планшетов. Тот стоял выпучив глаза и открыв рот.

— Эй. Очнись, будущий техник! — Подошла Лена и помахала перед лицом юноши рукой. Тот отмер и тихо спросил:

— А этот планшет точно мой?

— Да! Благодари своего дядю Анта! Он помог отремонтировать наш корабль, и даже жилой блок для ангара подарил, и ещё много чего.

— Ладно. Я сейчас скину тебе на планшет всё, что ты должен выучить. Потом пойдёшь в каюту, которая справа. Выберешь кровать, на которой будешь спать. Всё понял? — Я взглянул на моего будущего подчинённого.

— Да, капитан!

— Экипаж, по местам. Пассажирам сидеть в каютах. Летим обратно.

Через шесть часов наш «Подарок» прилепился к лунной станции. Марсианку встретила целая делегация. Зелка помогла, управляя роботами в ручном режиме, быстро перегрузить ящики на челнок лунников. Их кораблик медленно отошёл от борта «Подарка», набрал скорость. и двинулся в нужном ему направлении.

— Пока, лунатики! — Помахала рукой изображению челнока Лика и уселась в ложемент. В это время Чёрт сообщил, к шлюзу подошёл Ант Долгов.

— Дядя Антон! — Бросился к нему Дэм, когда дядя поднялся в рубку. Мужчина взял юношу под руку и попросил:

— Вы можете задержаться часа на два? Мне надо о чём-то переговорить с племянником.

— Для тебя Ант, хоть три часа простоим!

Тут тренькнул мой планшет:

«На ваш счёт в галактическом банке поступило сорок тысяч земов».

— Вот! Есть, чем заняться! Экипаж, сейчас будем делить деньгу. Подготовьте свои карточки! Так. Двадцать тысяч бросаем на счёт обслуживания корабля. Восемнадцать тысяч делим на нас шестерых — по три тысячи каждому. Две тысячи возвращаем в фонд накопления.

С помощью ридера зачислил ребятам по три тысячи земов на их карты. Вывел информацию о нашем финансовом состоянии:

— банковский счёт № 345876-тт — двадцать девять тысяч земов; (Основной);

— банковский счёт № 567008-лл — пять тысяч двести земов (Дополнительный).

— Зелка, нам пока ничего не надо?

— Нет, капитан!

Девочки сели играть в какую-то игру, где нужны были четыре человека. Иван ушёл в технический отсек. Он учил инструкции по ручной сборке и разборке дроидов. Я устроился в ложементе у дополнительного пульта. И немного поспал. Ровно через три часа появился Дэм. Пора лететь домой…


В ангаре было чисто — «Домовой» постарался на славу — приданные ему в помощь дроиды и роботы уборщики вылизали не только основной ангар, но и шлюзовую часть. Жилой блок тоже содержался в чистоте без участия людей. Искин, управляющий всем этим хозяйством, через камеры, установленные в коридоре снаружи увидел, как какие-то серые фигуры подошли к двери и стали копаться, пытаясь добраться до электронной начинки замка ангара. «Домовой» имел на этот случай чёткую инструкцию от хозяина. Он привел в действие обе турели, а к двери подтянул двух ремонтных дроидов. Когда раздался щелчок, и во входном проёме выросли непонятные фигуры, искин дал команду. Оба дроида манипуляторами схватили вошедших за ноги. У одного из влезших в ангар оказался бластер, поэтому он смог перерезать «руки» робота. Последовала команда, и одна из турелей выплюнула трёх патронную очередь в слишком прыткого взломщика. Шестнадцати миллиметровые пули снесли голову человеку. Второй взломщик заорал и перестал делать попытки вырваться из манипулятора дроида.


Корабль уже влетел в шлюзовую часть ангара, когда Чёрт оповестил нас о стрельбе за внутренними воротами. Пришлось ждать двадцать минут, пока в шлюзе появится воздух и нам будет дано разрешение влететь в основную часть ангара. «Подарок» стал на опоры. Мы все с нетерпением ждали, когда откроется трап. Наконец, это произошло. Но перед этим я связался со службой безопасности. Они выслушали, попросили переслать им записи всех ИИ за последние полчаса.

— К вам выезжает тревожная группа. Такое проникновение в чужие ангары не было зафиксировано на протяжении последних десяти лет.

Когда мы вышли в ангар, служители порядка уже появились в коридоре. По моему приказу дроид освободил ногу живого взломщика, а тело другого повезли на специальной тележке в лабораторию. Роботы чистильщики уже смыли кровь и зачистили до блеска пол ангара. Я отправил Зелку и Лику для покупки нового замка от дверей. Через полчаса они принесли один из вариантов электронного затвора. Дроиды вставили устройство на место повреждённого замка, проверили, как оно срабатывает, и закрыли входные двери. Меня поразила реакция ребят на безголовый труп и лужу крови на полу — никому не стало плохо, все смотрели с интересом, хоть и побледнели.

«Неужели, смерть здесь обыденное явление?» — Подумал я.

— Интересно, кому понадобилось лезть к нам в ангар? И что они хотели здесь найти? — Задала волнующие всех вопросы Лена.

— Давайте покушаем, а потом пойдём отдыхать! Подождём, пока нам служба безопасности что-нибудь не сообщит.

— У меня кусок в горло не зайдёт. Всё мерещится этот безголовый труп! — Произнесла шёпотом Зелка.

— Пойди поспи, может пройдёт! — Посоветовал ей Иван.

— Нет! Лучше дадим ей настоящий, а не синтетический шоколад! Он отлично снимает стресс. — Просветила нас Ирен. Дэм стоял бледный, и ничего не говорил.

— Сколько стоит самый лучший шоколад? — Поинтересовался я у Голд.

— Плитка почти сто пятьдесят земов. — Ответила девушка.

— Тогда пойдите вчетвером, девочки, и купите на всех! Я компенсирую ваши затраты с дополнительного счёта.

— Это выйдет тысячу пятьдесят земов. Тогда я куплю ещё и пирожных и сок и мороженое. Как раз выйдет на всех за тысячу двести.

— Хорошо1 давайте, бегом туда, и обратно!

Девушки улыбнулись и вышли. Мы пока подготовили одноразовую посуду, постелили на стол в жилом модуле скатерть. Через полчаса вернулись весёлые девчонки.

— Вы что, выпили? — Поинтересовался я, унюхав лёгкий запах спирта, идущий от школьниц.

— Немного, по сто грамм ликёра, всё за мой счёт! — Ирен чуть качалась. — Нам надо было быстро нервы успокоить, а то Зелку пришлось затаскивать в магазин, ей по дороге стало плохо.

— А, реакция! А то я подумал, что вы какие-то киборги, и крови не боитесь, и трупы каждый день видите! — Высказался я.

После этого разговора все сели за стол. Действительно, сладкое и шоколад быстро успокаивают нервы. Зелку опять пришлось тащить, но на этот раз в кровать. Она просто заснула за столом. Ирен стала строить глазки Ивану, а Лика с Ёлкой всё время хихикали.

— Всё, готовы дамочки. — Сказал я Дэму. Он расширенными глазами смотрел на то, что вытворяли полупьяные девчонки. Ирен уже вешалась Ивану на шею в буквальном смысле этого слова. Лика и Ёлка попытались встать из-за стола. Но обе запутались в своих ногах, и грохнулись на пол, омерзительно хихикая. Я снял всё это на планшет. Как раз ставшая на четвереньки Ёлка пыталась добраться до кровати, но так как голова была у неё опущена, она постоянно стукалась своей «тыквой» то об стул, то об ножку стола. Моя сестра развалилась на полу, и вставать не собиралась, но не вырубилась, а косила глаза то в одну, то в другую сторону, и постоянно повторяла:

— Сай меня убьёт! Сай меня убьёт!

В конце концов, Ёлка добралась до кровати, но сил залезть на неё у девушки не хватило. Пришлось ей помочь. Затем я перенёс Лику на её спальное место. Она пошептала:

— Прости меня, братик! — Повернулась набок, и быстро уснула. Ирен посапывала на плече Ивана, крепко обняв его за шею. Пришлось освобождать парня от захвата школьницы. Мы вдвоём перенесли Голд на её кровать. Потом я включил запись, и мы втроём посмотрели, что спьяну творила наша женская команда.

— Это мы им покажем завтра. посмотрим на их реакцию. — Предложил я, посмеиваясь. мой предложение вызвало приступ веселья у парней.

— По моему, они выпили не по сто пятьдесят, а по триста, а может и четыреста грамм ликёра. — Отсмеявшись сообщил мне Иван.

— А что это за ликёр такой?

— Да, обычный, вишнёвый. Он продаётся во всех магазинах и дёшево стоит. Туда добавляют какой-то сок с планеты Арангон. Это увеличивает градусность напитка в полтора раза.

— Спаивают маленьких детей. — начал я.

— Ничего подобного! Вот они сегодня выпили, а в следующий раз они смогут попробовать этот ликёр только через полгода — это тоже воздействие арангонского сока. зато к другому спиртному за это время не притронутся.

Мы занялись каждый своим делом. Иван что-то втолковывал Дэму, а я вышел на сайт новостей.

«Сегодня была совершена попытка взлома дверей ангара на одном из уровней станции. Злоумышленники открыли электронный замок, но были захвачены дроидами за ноги. Когда один из взломщиков бластером отрезал манипулятор охранного робота, в него разрядилась крупнокалиберная турель. Этот бандит погиб на месте. Во время этих действий в ангаре приземлился кораблю хозяев ангара. Они вызвали службу безопасности. Идёт следствие. Это первый случай покушения на частную собственность законопослушных граждан за последние десять лет».

Хорошо, что не назван номер ангара. Да и названия звездолёта нет. Ладно, посмотрю, что там дальше. Тренькнул планшет — пришло сообщение из службы безопасности станции:

«Установлены имена напавших на вас бандитов. Это Юм Трогов и Лори Манк. Последний признался, что его наняли для того, чтобы выкрасть из ангара любые документы об корабле „Подарок“. Бандиты не ожидали, что попадутся в руки дроидам, и по ним начнёт стрелять турель. Их уверили, что в ангаре хозяев не будет, и они быстро выполнят своё дело. Манк опознал заказчика — это Сол Варрой. Уже послано сообщение на планету Зангар, где живёт этот школьник. Его задержат, как только лайнер прибудет в систему звезды Вадос. Он будет допрошен и будет определена его вина, а потом выбрана мера наказания».

— Так, это наш конкурент по гонкам постарался, подослал взломщиков. Теперь ему гонок не видать, как своих ушей. Придётся его экипажу выбирать нового капитана. — Высказался Иван, после прочтения сообщения.

— Интересно, а школьный чат работает на каникулах? — Спросил я.

— Скорее всего, нет! Зато можем зайти на сайт биржи перевозчиков груза. Мы уже официально совершили два рейса. Это всё фиксируется, составляются рейтинги, от которых зависит уровень оплаты при заключении нового контракта.

— А ты знаешь, как туда зайти?

— Да. Просто набери «Перевозка грузов».

Я произвёл нужные манипуляции, и действительно, открылась страница Галонета Солнечной системы. Выйдя на нужный нам сайт, по совету Ивана, я вписал название корабля. Выскочила страничка:

«Межсистемный космический бот „Подарок“. Трюм — 6000 куб. метров. Фактическая скорость — 60000 км/с. Имеет маневренность корвета. Полного описания и чертежей компоновки после модернизации капитан пока не представил. По записям искинов со станции „Юпитер-4“ бот вооружён, как эсминец. Были замечены четыре лазерных трёхствольных орудия типа ПЛ и два ЭМО калибром сто двадцать миллиметров. В отличие от других ботов типа МКБ-4, „Подарок“ имеет броню. Это переводит данный звездолёт в категорию эсминцев пятого поколения или даже 5+. Бот выполнил дав успешных рейса — от Земли к Юпитеру и от Марса к Луне. Владельцем и капитаном „Подарка“ является школьник Сай Магнум, совладелицей — его сестра, Ликара Магнум. В экипаж входят шесть человек. Рейтинговое число „Подарка“ на данный момент — 140».

— Хорошо, что они ничего пока не знают о ракетах и плазменных пушках. Давай, сделай закладку. С завтрашнего дня будем заходить и смотреть заказы на перевозку грузов по системе. Когда они есть в этом поле появляются квадратики. Жмёшь на любой, и смотришь, что, кому и куда надо перевезти. — Проинформировал меня Иван.

— А ты откуда всё это знаешь?

— Мой отец имел свой грузовик, правда, в другой системе. Он меня научил пользоваться подобным сайтом.

— А где он сейчас?

— Погиб пять лет назад. На караван напали какие-то отморозки. Всех убили. Но уйти с награбленным пираты не успели. Нападение зафиксировала станция слежения, и навела на бандитов военный патруль. После этого мы переехали жить на станцию «Земля-12», подальше от всего того, что могло матери напомнить об отце.

— Моя мама тоже погибла три года назад. Она сгорела при взрыве реактора. — Подал голос Дэм.

— У меня с Ликой родители месяц назад погибли. Наш флайер врезался в грузовик, который перекрыл нам дорогу. Скорее всего, отец не смог вовремя затормозить, а искина на этой модели флайера не предусмотрено. Я ничего не помню, так как заснул в полёте. Проснулся уже в медкапсуле.

Мы посидели до одиннадцати вечера, занимаясь штудированием различных инструкций и справочников по имеющемуся у нас оборудованию. Я для себя решил, что капитан должен знать профессии пилота, техника и инженера, если, конечно, позволит коэффициент интеллекта. Да, и надо было раЗобраться с роботами. Управлять вручную я ими уже мог, но по сравнению с Леной, Иваном и Зелкой делал это намного медленнее. Да, надо было выучить ещё и медицину, хотя бы для управления на начальном уровне медкапсулой. И двигатели с реакторами капитан должен знать, как свои пять пальцев…

Голова от этого кругом идёт, но никуда не деться. Зарабатывать мы уже начали, за это спасибо наследству, оставленному нашими родителями. Да и огромную помощь нам оказали Ант и Зелкин отец. Включение этой девочки в состав экипажа себя уже многократно окупило. за это отдельное спасибо Ёлке, тьфу, Лене! Без всех этих людей я не знаю, что бы мы сейчас делали с Ликарой. Наверное сидели бы в пустом ангаре и лапу сосали. Ну, хватит думать о постороннем. Итак:

«Для энергоснабжения внутри корабельных дроидов применяются малогабаритные мощные аккумуляторы с ионными конденсаторными накопителями. На одной зарядке ремонтный дроид работает около четырёх суток. При ипользовании дроидом плазменного сварочного аппарата, класс робота не должен быть меньше третьего. Дроиды рангом ниже применяются только для стандартных операций, например, для зарядки стержнями барабанов реакторов…» Ладно, уже одиннадцать. Пора идти спать…

Глава 5 Взрыв. Бот «Надежда»

Две недели ничего интересного не было. Мы занимались по выбранным специальностям, тренировались на нашем «стрельбище». Я сидел в рубке, когда тренькнул мой планшет:

— Это капитан Магнум? — Голос был знакомый.

— Да!

— У меня есть работа для вашего экипажа.

— А что мы должны сделать?

— Перевезти контейнеры с саженцами на Марс, на орбитальную станцию.

— Присылайте контракт. Через секунду на экране появился документ. Согласно ему наш «Подарок» должен был лететь на станцию «Земля-3», взять десять контейнеров с грузом, а затем отправиться к Марсу. За этот рейс нам должны были заплатить сорок тысяч. Экипаж собрался в течение часа, и мы стартовали к «Земле-3». Это оказалась гигантская оранжерея. Там нам загрузили в трюм обещанные десять контейнеров. Разогнавшись, «Подарок» набрал скорость, и понёсся в сторону Марса. Примерно через час полёта что-то глухо рвануло в грузовом отсеке, корабль тряхнуло.

— Взрыв в трюме, суперкарго Зелка не отвечает, связи с отсеком нет! — Забубнил Гоблин.

— Упала скорость, один двигатель повреждён. Техник Ирен Голд заблокирована в реакторной номер два. Выведены из строя датчики на корпусе корабля. — Доложил Чёрт.

— Сай, локатор работает только на треть своих возможностей — В голосе сестры проявились панические нотки.

— Защита работает стабильно. Оружие тоже в порядке. — Спокойно сообщила Ёлка.

— Сай! Реакторный отсек номер один практически не пострадала. Иду вытаскивать Ирен. Я уже смотрел, Грузовой трюм полностью смят. Все осколки вылетели в сторону второй реакторной, и вроде вышибли грузовой люк. — Сообщил Иван.

— Ты не знаешь, что с Зелкой. Искины не могут её найти.

— Пока не знаю. Но она была в скафандре, а рация там маломощная. Не думаю, что её выкинуло в космос, она не была в трюме при взрыве. Скорее всего её надо искать вместе с Ирен во второй реакторной.

— А Дэм где?

— Тут. Со мной! Он пришёл за дроидом и инструментом, когда произошёл взрыв.

— Ладно! Действуй!


Зелка шла к Ирен, когда раздался нарастающий рокот, и её что-то сильно толкнуло в спину. Хорошо, что она была не в комбинезоне, а в тяжёлом пустотном скафандре. Взрыв протащил Зелку до двери во вторую реакторную. которая была сильно покорёжена и не двигалась. Девочка стала вызывать Ирен по рации, но отклика не было. Школьница поискала инструмент — его разложили практически во всех отсеках, чтобы не искать во время кризисных ситуаций. Зелка уже протянула руку к лому, когда её взгляд упал на открывшуюся от взрыва нишу — там стоял на зарядке дроид. Девушка переключила его на рабочий режим, и погнала к двери. Примерно через час работы школьница освободила проход от смятых деталей двери и проникла в реакторную. Бросила взгляд на пульт — все устройства работали в штатном режиме. Чернотой отсвечивали только индикаторы трёх конденсаторных накопителей, которые находились в полностью разрушенном отсеке, прилегающем к смятому грузовому трюму. Осторожно передвигаясь вдоль стоящих реакторов, школьница увидала лежащую около ложемента Ирен. Зелка осмотрела всё вокруг, но нигде не было видно крови. Она осторожно подняла подругу с помощью дроида, и положила её в ложемент. Потом перчаткой скафандра легонько похлестала Ирен по щекам. Через пару секунд та открыла глаза.

— Что случилось? — Слабым голосом поинтересовалась Ирен.

— Что-то взорвалось в грузовом трюме. Он весь смят. Я еле пробилась к тебе — двери тоже искорёжило. Хорошо, что под руку попался дроид, я вручную точно не смогла бы прорваться сюда. Связи с рубкой нет, а у меня рация слабая, туда не достаёт.

Ирен окинула Зелку взглядом:

— У тебя просто срезало антенный блок… Сейчас попробую связаться с рубкой. — Она пощёлкала тумблером, но связи не было.

— Помоги, сейчас надену свой скафандр. Там рация и антенна целые.

Минут десять и возни, и Ирен включает связь:

— Рубка, рубка, это вторая реакторная! Как слышите?

— Ирен! Сигнал идет довольно слабый! — Послышалось в наушниках.

— Кто это?

— Иван и Дэм. Мы пробиваемся через завал к тебе. Зелка пропала!

— Она тут, рядом со мной! Её спас скафандр, но разбит антенный блок на рации. Как остальные?

— В порядке. Перебито много коммуникаций, поэтому нет внутри корабельной связи после первой реакторной.

— Сейчас я и Зелка погоним дроида расчищать завалы с нашей стороны. Только оденьте скафандры. Кажется, мы теряем воздух. Ещё неизвестно, может, и грузовой люк отвалился!

— Я тоже так думаю. Но разбираться будем на месте. За работу!


Иван прислал в рубку Дэма. Он сообщил, что все дроиды, которые были в первой реакторной, разгребают завал около грузового трюма. Обнаружена утечка воздуха. Сейчас на её месте Иван ставит латку. Ирен и Зелка живы, пробиваются навстречу Ивану. У них случайно оказался дроид, который во время взрыва заряжался перед вторым реакторным отсеком. Зелке удалось пробиться к Ирен, растащив дроидом остатки покорёженной двери. Прошло четыре часа. Мы передвигались с половинной скоростью к Марсу. Завал был ликвидирован, а отверстия в корпусе заварены. Иван ошибся — грузовой люк остался целым, выдержал взрыв. Если бы он улетел, то «Подарок» лишился бы воздуха на протяжении суток. В одном из электромагнитных двигателей из-за взрыва произошёл сдвиг излучателя, поэтому он расфокусировался, Эту неисправность мог устранить только инженер. Поэтому ещё шесть часов мы ковыляли к марсианской станции. Прибыв на место сразу связались со службой безопасности. Те быстро установили, что никаких саженцев марсианам не надо, тут есть свой центр по их разведению. Пока шло следствие, мы сидели на корабле. Через трое суток меня и Лику, как владельцев корабля вызвали в СБ. Мы приехали туда на электротакси. В кабинете нас встретил подполковник Боль, так, по крайней мере, он назвался. Я и сестра сели на диванчик около стены.

— Брат и сестра Магнумы?

— Да! Вот наши удостоверения. — Я протянул мужчине карточки, которые получил от чиновника в первый день нахождения в этом мире будущего. Он ввёл их в ридер, прочитал, а потом сказал:

— Расследование окончено. Фальшивый контракт вам скинула какая-то фирма-однодневка. Она была создана по заказу вашей одноклассницы Эллины Турев. Её брат замешан в минировании контейнеров, которые были перегружены на ваш корабль.

— Вроде мы ей нигде дорогу не перебегали. — Ответил я.

— Вы ещё не всё знаете. Две недели назад в ваш ангар проникли два взломщика. Один из них погиб. Он — двоюродный брат этой Турев. По заданию Сола Варроя, ещё одного родственника Эллины, этот бандит должен был похитить всю документацию на ваш корабль. Варроя арестовали десять дней назад. Когда об этом узнал родной брат Эллины Турев, он попытался бежать, но был ранен агентами службы безопасности, и отправлен под ментоскоп. Тогда и выяснились другие факты, показывающие, что отец вашей одноклассницы, Маркус Турев был руководителем одного из проектов, над которым работал ваш папа. Но Турев решил присвоить себе все эти разработки. По его приказу была спровоцирована авария грузовика и вашего семейного флайера. Но он не ожидал, что в ней кто-нибудь выживет. Вы были у него, как кость в горле. Ведь пока вы живы, все разработки вашего отца, которые не опубликованы, считаются по закону собственностью семьи. Даже если кто-то и знает о них, он ничего не сможет присвоить, так как всё записывается на специальные кристаллы, которые передаются по наследству. И пока жив хоть один наследник, никто не сможет использовать чужую интеллектуальную собственность. За эти строго следят при помощи искинов. Ведь вам дали такой накопитель знаний вашего отца?

— Да! Мы его в банк положили.

— Всё правильно. А знаете, почему вы попали именно на станцию «Земля-12»? Это Маркус Турев поспособствовал, чтобы вас перевели в тот филиал школы Прим 5, где училась его дочь. Тут ему немного повезло. А может, он и знал, что у вашего отца именно на этой станции есть ангар и межсистемный бот.

Его ненависть к вам передалась его детям. Но такое до добра не доводит — сегодня ночью, как только ему стало известно, что схвачен его сын, а затем служба безопасности арестовала и его дочь, Маркус Турев застрелился. Тело найдено и идентифицировано.

— А не мог он подложить какого-нибудь клона? — Спросила Лика.

— Нет! У всех людей его ранга не может быть никаких клонов — этому мешает нейрочип. Даже полная очистка крови не поможет. Преступников ожидают рудники планеты Ронг. Там не живут долго, максимум, три месяца. Вместе с Солом, Эллиной, её братом и пятью их подручными, которые помогли с последним делом — попыткой уничтожения вашего корабля, на каторгу отправятся за подстрекательство их мать и бабушка. Взломщик, который остался жив после стрельбы в вашем ангаре, получил десять лет на астероиде строгого режима в одной из дальних систем. У нас давно не было таких преступлений не только в Солнечной системе, но и в Союзе земных корпораций. Через два дня об этом деле будет специальный выпуск в Галонете. Теперь о компенсации вам, как пострадавшим. Из арестованных счетов семьи Турев в Галактическом банке вам полагаются компенсация в один миллион земов. Эти деньги будут перечислены на счёт, где лежит сумма, оставшаяся от ваших родителей. Вашему экипажу тоже будут открыты специальные счета, на которые ляжет по десять тысяч. Но все эти деньги каждый из вас может получить только по достижению совершеннолетия. Номера счетов будут сообщены завтра. Можете идти.

Когда мы вышли в коридор, я грустно улыбнулся сестре, и сказал:

— Ну вот, Ли! Теперь мы с тобой миллионеры, но для этого пришлось остаться без родителей.

— Не нужен мне такой миллион! — Насупилась Лика.

— Пока не нужен, да и взять мы его пока не можем.

Поднявшись на корабль, я собрал в рубке весь экипаж, и сообщил им насчет компенсации и условий её получения. Потом поинтересовался, как идёт ремонт.

— Нам помогли техники со станции и их инженер. Двигатель уже полностью отрегулирован и установлен на прежнее место. Старый грузовой отсек полностью убран. А на его месте сейчас монтируют новый цилиндрический трюм. Заменены повреждённые накопители и коммуникации. Завтра уже сможем вернуться назад, на нашу станцию. За ремонт мы должны двадцать тысяч.

— Хорошо, я их переведу. Номер счёта дали?

— Да, вот он. Кстати, инженер сказал, что нас спасли толстые стены грузового отсека и стоящие рядом с ним накопители. Бандиты неправильно рассчитали количество взрывчатки. Упустили из виду, что у нас древний звездолёт, а они вложили в один контейнер стандартный заряд, который разнесёт современный эсминец, но малопригоден для уничтожения такого бота, как МКБ. Другие контейнеры были заполнены всяким хламом.

— Ну и хорошо!.

После перечисления денег за ремонт мы вылетели на «Землю 12». Два дня было спокойно. Нас никто не трогал, и мы продолжили свою учёбу. Зато потом…

Первыми прилетели Ант и отец Зелки, которого, кстати, зовут Лим.

— Вы зачем нам ничего не сообщили?! — Начал разговор на повышенных тонах дядя Дэма. — Почему я должен узнавать из Галонета, что на вас было покушение?!

— Это было требование службы безопасности.

— А что с кораблём?

— Мы его отремонтировали за двадцать тысяч на марсианской станции.

— Ну, ладно! — Остыл Ант. — Я подумаю, как ещё модернизировать «Подарок». Есть некоторые намётки. И от таких бомб систему придумаю.

— Только толщину стен не меняй, дядя! — Высказался племянник Долгова. — Именно она спасла бот от разрыва. Да и количество двигателей надо увеличить. А то один вышел их строя, и скорость вдвое упала.

— Ладно, что-нибудь сообразим с Лимом.

Пока шёл этот разговор, в другом углу рубки Зелка, Ирен и Лим о чём-то тихо переговаривались.

В это время Домовой сообщил. что у дверей ангара стоят мужчина и женщина. Я вывел изображение на экран и спросил:

— Ребята, кто знает этих визитёров?

— Ой! Мама и папа пришли! — Ирен подскочила и бросилась к выходному люку.

— Домовой, запусти их!

— Да, капитан.

Встреча родителей и дочери была похожа на сцену из мексиканской мелодрамы, которую я видел в прошлой жизни. Следующим пошёл отчитываться родственникам Иван. Под конец появилась мать Ёлки, пришедшая со смены на заводе по производству оборудования для поселенцев на другие планеты.

Наконец, страсти улеглись, увидев, что их чадам ничего не угрожает, родители, и другие родственники членов экипажа покинули наш ангар. Ребята немного под устали и пошли спать. На следующий день м у дверей ангара стояла целая делегация во главе с директрисой нашей школы. Опять весь день были ахи и охи, возмущение действиями преступников. Ещё через день мы сами смотрели по Галонету арест директора станции-оранжереи «Земля-4». Оказалось, что при его попустительстве на вверенном ему объекте процветал наркобизнес. Благо, преступникам далеко ходить не надо было — все нужные растения под рукой. Надо сказать, что в будущем, даже заядлые наркоманы отказались от употребления синтетических препаратов, предпочитая естественные «травки».

Наконец, все кончилось. Мы снова стали штудировать справочники. По ним можно было выучить профессию до второго ранга. Мне не пришлось доказывать ребятам, что лучше подготавливаться по нескольким специальностям. Произошло разделение следующим образом:

— я учился навыкам капитана, техника, инженера, двигателиста, медика, стрелка и пилота;

— Лика захотела быть пилотом, медиком, техником и навигатором;

— Лена учила профессии стрелка, медика, техника;

— Зелка училась на юриста, торговца, логистика и техника;

— Ирен обложилась справочниками по инженерингу, электронике, искинам, медицине;

— Иван учил техника, инженера, энергетика, медика;

— Дэм пока штудировал техника по двигателям и реакторам, дроидам и энергетике.

Наступил август. Я проснулся от звонка на мой планшет:

— Сай, ты уже встал? — Появилась голограмма Анта. — У меня к тебе дело. Оно касается переделки твоего корабля. Вернее, увеличения его размеров и энерговооружённости. Вчера привезли точно такой же бот, как и твой «Подарок». У этого экземпляра только корпус в отличном состоянии. А остальное мы с Лимом уже сдали на завод. Я предлагаю сделать из однокорпусного бота двухкорпусной. Оба корабля соединим цилиндрическими перемычками длиной по двадцать метров, диаметром в пятнадцать метров. Всего таких перемычек будет три. Рубки управления сдублируем. Я сейчас прилечу. У вас, кажется, есть инженерный планшет твоего отца?

— Да! Но он запоролен.

— Это не проблема, я с одного крейсера снял набор диверсанта. Там есть искин взломщик.

— Хорошо, лети, ждём.

Пока Ант двигался от Луны к нашей станции, проснулись все ребята. Мы даже успели позавтракать, когда появился инженерный бот Анта, тащивший копию нашего «Подарка». За полчаса были взломаны пароли и коды доступа на инженерный планшет, доставшийся нам в наследство. Это был специализированный аппарат, позволявший точно рассчитать параметры будущего звездолёта. Введённый двухкорпусной вариант искином планшета был отвергнут, как неэффективный. ИИ предложил просто удлинить мой корабль, разрезав его в районе между первым реакторным отсеком и грузовым трюмом. Вставка была длиной пятьдесят метров. В ней должен был быть смонтирован второй грузовой отсек, накопители от линкора, лазерные орудия в сферических башнях и пять реакторов РБВ-3. Но нас такой проект не устроил. Некуда было устанавливать дополнительные двигатели.

— Ладно, главное, корпус у нас есть, а потом решим, что делать. — Сказал вечером, уставший Ант. Он улетел на работу. А мы немного поиграли, а потом легли спать. Ночью мне приснился сон. Рядом со мной стоит какой-то мужчина, который говорит мне:

— Надо сделать специальный корабль для гонок. «Подарок» будет таскать грузы, а во второй корпус можно вместить несколько двигателей и большое количество реакторов. Только это надо хорошо рассчитать. Понял, сынок!

Тогда я начинаю понимать, что этот мужчина — отец Сая и Лики… Проснулся в холодном поту. Но мысль об отдельном гоночном боте засела у меня в голове. Когда на следующий день прилетели Лим и Ант, я озвучил эту идею. Они переглянулись, а потом Ант произнёс:

— А ведь верно! Нигде в правилах не сказано, что запрещается выступать на гонках на специально созданном для этого корабле. Тогда включай свой планшет, посчитаем этот вариант.

Инженерный искин планшета за два часа рассчитал нам «гоночный болид». Вот что у нас получилось.

Совмещаются рубка, жилые каюты и медблок, размер отсека — 10 Х 18 Х 15 м.

Пульт ручного управления кораблём устанавливается не в середине рубки, а вдоль одной из стен.

Размеры отсека радионавигационного оборудования 10 Х18 Х15 м.

Реакторный отсек — 120 Х 18 Х 15 м.

Отсек двигателей — 12 Х 18 Х 15 м.

Для двигателей поместится двенадцать реакторов РБВ-3 общей мощностью 336 МВт. — Для щита и питания лазерных, электромагнитных и плазменных орудий необходимо установить шестьдесят РБВ-1 общей мощностью 840 МВт. Для стабилизации энергоснабжения применить обычные конденсаторные накопители в количестве двадцати единиц. Установить восемь лазерных пушек ПЛ-120, четыре плазмотрона и ЭМО — 200.Предполагаемая максимальная скорость — десять тысяч километров в секунду. Скорость манёвра и разворота — как у корвета. Бронирование провести имеющимися пластинами от крейсера восьмого поколения. Иметь на корабле запас стержней в 3000 единиц.

— Теперь надо собирать всё это оборудование. — Устало произнес Ант.

Мы все сидели в рубке уже пять часов, пока шли расчёты, обсуждения, подбор реакторов по нужным параметрам. Ведь в серии любого энергоагрегата, например, РБВ-3 было несколько модификаций, отличающихся по своим характеристикам.

— Мне сказал наш техник, ты же знаешь, Ант, что у него есть знакомые на верфи и в ВКС, что через неделю придут несколько крейсеров и эсминцев девятого поколения. Там как раз есть нужные нам реакторы, пушки и многое другое.

— Да, придётся раскурочить два — три корабля, чтобы найти нужное оборудование.

— Да, забыл спросить. А нам с Ликой можно иметь два корабля? — Обратился я к инженеру.

— Да имейте хоть десять. Главное, проведите их в Реестре собственников.

— А почему, нельзя оформить второй корабль, например, на Зелку?

— А как она объяснит, откуда он взялся? Это у вас есть в собственности ангар и корабль. Никто ведь не знает, сколько у вас тут ботов. Тем более, что они одинаковые по внешнему виду.

— Юрист же видел. Что тут стоял один бот.

— А может, второй звездолёт, был в шлюзе? Юрист же не имеет права туда соваться! — Просветил нас Ант. Тем более, то, что я притащил — голый корпус. Можем прямо вызвать юриста, и он сразу оформит его на вас.

Так мы и поступили. За оформление пришлось заплатить тысячу земов. Но уже на следующий день в Реестре собственников появилась запись:

«По заявлению владельца межсистемного бота „Подарок“ Сая Магнума, в шлюзовой был обнаружен разукомплектованный звездолёт МКБ-4. Номеров на корпусе не найдено. Этот корабль оформлен вызванным юристом на Ликару Магнум».

Пока ждали прибытия на свалку нужных нам крейсеров и эсминцев, решили отправиться всей группой на Землю, отдохнуть на природе. Спустились на планету с помощью рейсового челнока. Затем пересели на электропоезд, который доставил нас в специальный заказник. Там мы немного поохотились Иван застрелил оленя, а Зелка с Ёлкой подстрелили зайца. Причём одна школьница попала длинноухому в правую заднюю лапу, а вторая в левую.

— Снайпера, прямо, а не школьницы! — Подтрунивал над ними Дэм.

— Но, но! Нечего хвост, поднимать на старших! — Полушутя сказала Ирен.

— Подумаешь, Зелка всего на три месяца старше меня! — Выпалил Дэм.

— Как суперкарго, я своим волевым решением отказываю Дэму Долгову, в праве есть убитых нами животных! — Лучезарная улыбка Зелки показала стажёру-технику, что он и вправду может остаться без мяса.

— Отменяю это решение! Без него нам не осилить и оленя!. — Я внимательно смотрел на шампуры, чтобы не дать мясу подгореть. Никто из экипажа никогда не видал открытого огня, и не умел готовить. Они привыкли всё брать с синтезаторов. Поэтому очень удивились, когда я стал делать шашлык. Убитого Иваном оленя освежевал специальный дроид, который порезал тушу на нужные куски. Зайца мы продали за триста земов одной их групп охотников, которым сегодня не повезло.

Наконец, мясо приготовилось. Ребята взялись его медленно поедать, запивая шашлык соком. Мы были в заказнике ещё трое суток, пока не съели всю оленину. Она не совсем подходила для шашлыков. Но ребятам понравилась, ведь они в первый раз в жизни ели мясо только что убитого зверя.

Возвращение на станцию «Земля-12» прошло буднично. Отдохнувший экипаж взялся за тренировки и изучение справочников. Наступило восемнадцатое августа. С утра прилетели Ант и Лим. Они привезли навигационное оборудование, пульты, аппаратуру связи, ложементы, накопители, кровати, системы жизнеобеспечения и утилизации, медкапсулы третьего поколения, двадцать дроидов и ручной инструмент.

Целый день мы монтировали всё это в первый отсек и рубку. Получилось нормально. Ведь это гоночный вариант, а гонка не длится несколько месяцев. Поэтому удобства были минимальны, но всё необходимое было смонтировано. На следующий день наступил черёд оружия и двигателей. Их ставили двое суток. Затем начался форменный аврал. Инженерный бот Анта сделал несколько рейсов, привозя реакторы и стержни. Мы работали, делая только получасовой перерыв на обед. Прошла неделя, другая. И вот, десятого сентября, всё было закончено. Рядом с «Подарком» стоял корабль-близнец, который назвали «Надежда». У него был такой же номер, как и у первого бота, но в конце была добавлена буква «Б». Елка внесла изменение в заявление на гонку. Теперь участвовать в соревновании будет наш второй бот. Ещё двое суток новый звездолёт гоняли по лунному, а потом марсианскому полигону. Максимальная скорость оказалась на две тысячи километров в секунду больше, чем предполагалось. Маневренность тоже была на высоте.

Щит выдерживал удар тридцати килограммовых метеоритов, летящих со скоростью в семь километров в секунду. Огневая мощь корабля была процентов на тридцать больше, чем у «Подарка». Электромагнитное орудие тоже было мощнее — калибром сто пятьдесят миллиметров, вместо ста двадцати. Для защиты от ракет кроме лазеров и плазмы были и противоракеты. На внешней подвеске «Надежда» несла четыре противокорабельные ракеты.

— У нас получилось что-то вроде эсминца шестого ранга. — Подвёл итог Ант. — Но двойной броневой пояс у нас от крейсера. Так что, у нас непонятный по категории бот. Да и Лим ухитрился найти новые искины с того линкора. Теперь на «Надежде» ИИ седьмого класса. Как ты их назвал, Сай?

— «Пират», «Боцман» и «Сильвер».

— А почему именно так?

— А это персонажи древнего романа, про пиратов и клады. Называется «Таинственный остров».

— Рассказать можешь? — Загорелись глава у девочек.

— Ладно, Было это в Англии, существовала тогда такая страна …

Наконец всё готово. У нас есть уже два «свалочных», как мы шутим, корабля. Послезавтра кончаются каникулы. Уже начали возвращаться отдохнувшие одноклассники. Все видели передачу о преступниках в Галонете. Так что, никаких вопросов нам по этому поводу не задают. Зато искренне удивились, когда им Ирен сказала, что на гонки мы выйдем на другом корабле. Некоторые, особо любопытные и прыткие школьники, сразу включали планшеты и влезали на сайт Реестра собственников. Ничего. Пусть привыкают, что у нас для них всегда будут сюрпризы. Вместе с началом занятий включится и школьный чат. Посмотрим, что там будут писать…

Глава 6 Коровы Титана. Лизи

Начались занятия в школе. Я не знал, что Ёлка, Зелка и Иван написали заявления в дирекцию с просьбой о переводе в наш класс. Дэма Ант и так записал к нам. Поэтому, когда пятнадцатого сентября вся наша группа пришла в школу, то моему удивлению не было границ, когда Иван сел за парту вместе с Ирен, а Ёлка устроилась вместе с Дэмом. Зелка села прямо за мной. Туда, немного поколебавшись, подсела и одна из наших одноклассниц. Из приспешниц Эллины Турев осталось только две девчонки. Они испуганно косились в нашу сторону, а потом нерешительно подошли ко мне и Лике:

— Извините. Мы не знали, что Эллина хотела вас убить…

— Вы же не хотели?

— Нет! — Девчонки закачали головами.

— А где остальная тройка? Поинтересовался я.

— Их тоже арестовали за помощь Эллине.

Как я узнал позже, в этом мире к уголовной ответственности людей привлекают с десятилетнего возраста. Причём малолетним дают максимально большие сроки или ссылают на рудники. Очевидно, это связано с историей нового расцвета цивилизации после Третьей мировой войны. Подходили и другие одноклассники. Парни интересовались техническими данными наших кораблей. Никто из нашего экипажа ничего конкретного про это не говорил, просто переадресовывали любопытных ко мне. А я открывал страницу местного Интернета, на которой были общие данные различных космических кораблей. Там напротив «Подарка» стояли данные замеров станций Марса и Юпитера, а вот насчёт «Надежды» кроме размеров и внешнего вида с описанием видимого глазом вооружения и количества двигателей были только предполагаемые данные. В первый день уроков практически не было. Учителя нам скидывали список внеклассной литературы, просили рассказать меня о полетах на Марс и к Юпитеру. Это я делал с большой охотой, естественно, опуская при этом технические подробности. О взрыве своих ощущениях одноклассникам поведали Ирен и Зелка. Но главное, что интересовало всех — откуда мы взяли деньги на ремонт «Подарка» и «Надежды». Пришлось приврать:

— Нам просто повезло, что родители записали на нас свою страховку. Мы её получили и использовали для починки кораблей.

Не знаю, поверили мне или нет, но выдавать Анта и Лима я не собирался. Насчёт страховки я знал, что она существует, но если кто-то хочет проверить мои слова — ничего не добьётся. Во первых, страховые компании хорошо хранят свои секреты, а во вторых, никто не скажет, в какой компании он застрахован. После уроков мой экипаж венулся в наш жилой блок. Зелка и Лика были отправлены в магазин, чтобы купить нам головизор и сервисных домашних андроидов. Они вернулись через час в сопровождении двух роботов, нёсших комплект головизора восьмого поколения. Этот аппарат распаковывался, устанавливался и настраивался сам — достаточно было нажать красную кнопку на упаковке. Андроиды были заточены на охрану хозяев, но их можно было использовать, и как слуг. За всё с нас взяли восемь тысяч. На основном счету осталась тысяча.

— У дверей ангара двое посетителей. Хотят говорить с капитаном. — Сообщил Домовой.

— Ребята, к нам кто-то пришёл! Никто не знает этих людей? — На экране у дверей стояли двое мужчин с скафандрах пятого поколения.

— Нет, Сай! — Послышалось со всех сторон.

— Тогда рассаживайтесь, а андроидам дайте по автомату, пусть займут позицию по обоим сторонам моего стула. Домовой. Поставь у дверей двух ремдроидов.

— Выполняю, хозяин.

— Впусти их!

В гостиную комнату жилого блока вошли посетители. Первый осмотрел наш экипаж, остановил взгляд на андроидах за моей спиной, а потом обратился ко мне:

— Вы капитан Сай Магнум?

— Да! А вас как величать?

— Меня зовут Рол Вадан. Я владелец компании «Кольца Сатурна». Мне надо перевезти груз к Титану. Я обращался к нескольким транспортным компаниям. Но они отказались, сославшись на занятость всех грузовиков. А мне надо, чтобы к тридцатому сентября груз был на станции «Титан-2». К вам мне посоветовала обратиться моя двоюродная сестра. Она на вашем «Подарке» перевозила оборудование для лунных поселений.

— Да, помню, девушка с Марса.

— Она на самом дела с планеты Парадиз. Просто работает на Марсе.

— Какой груз вам нужно перевезти?

— Это специально выведенные для Титана животные в двух больших контейнерах с биологической защитой. Они будут спать весь рейс. Так что с ними проблем не будет. Просто надо следить, чтобы не было протечек метана из боксов. От кислорода эти твари дохнут. А каждая из них стоит двести тысяч земов. Всего этих животных шесть. Если хоть одно из них умрёт в полёте, то будете платить неустойку в полмиллиона.

— Хорошо, выйдите пожалуйста в ангар, мы должны посовещаться. К тому же, мы ведь щкольники. И нам нужно иметь документ, по какой причине мы не посещаем занятия.

— Хорошо! Стандартный договор я перешлю в вашу школу, если вы согласитесь на выполнение этого рейса. Пошли Трил! — И оба посетителя вышли наружу.


Рол Вадан уже целую неделю бегал по разным транспортным компаниям. Пытаясь найти перевозчика, который согласился бы перебросить животных на Титан. Вначале он связывался с руководством таких фирм по нейросети. Но когда те узнавали о неустойках, если погибнут животные, то сразу обрывали связь. Рол уже отчаялся найти кого-нибудь, когда ему повстречалась Тили, которую он помнил маленькой девочкой. Теперь это была стройная высокая девица с привлекательными обводами тела. Они зашли в кафе, повспоминали детство, а потом перешли на настоящее. Узнав, что Рол не может найти перевозчика, Тили немного подумала, а потом звонко хлопнула себя по лбу. Рол с удивлением, посмотрел на родственницу.

— Дура я, как я могла забыть, что сама оказалась недавно в такой ситуации. Из-за начавшихся каникул не могла найти корабль для перевозки новых приборов на Луну. Случайно узнала, что на станции появился межсистемный бот древней постройки. Мне уже было всё равно, главное, вовремя доставить приборы, чтобы на меня не навешали неустойку за срыв сроков поставки. Я подстерегла несколько человек из их экипажа. Поговорила с ними. Они проводили меня к капитану. Оказалось, что это школьники.

— Школьники? А откуда у них корабль?

— Мне сестра капитана, кстати, она пилот, рассказала, что это наследство от погибших родителей. Я вначале подумала, что бот арендован, но всё обошлось — капитан, его зовут Сай Магнум, показал мне запись в Реестре собственников. Их корабль называется «Подарок». Кстати, я настроилась на двухсуточный перелёт, но оказалось, что бот модернизирован, и мы прибыли на лунную станцию за шесть часов. Подожди, я посмотрю, где они обитают. — Тили вынула планшет и пощёлкала пальцем. — Вот, Рол, нашла! Станция «Земля-12», ангар 1378. Так, теперь посмотрим, подойдёт ли их трюм для твоего груза. Так. Ого! У них уже два корабля! На вид одинаковые. В «Подарке» трюм в 6000 кубометров, а в «Надежде» трюма нет. Постой! Я ведь видела фильм по Галонету. Их хотели взорвать. Но что-то там не получилось, и преступников схватили. Да, точно! Это про Сая и Лику!

— Ладно, Тили! Спасибо, мне надо бежать. Челнок на орбиту отходит через двадцать минут. Спасибо тебе! Пока!

И вот теперь со своим компаньоном Трилом Джонсоном ждут вердикта. Если и сейчас не повезёт, то придётся закрывать дочернюю компанию «Радуга» — столько будет штрафов за сорванный контракт, что отрабатывать их придётся лет десять…


Я оглядел ребят:

— Ну, что? Возьмёмся за перевозку?

— А если какая-нибудь животина сдохнет? — Спросил Иван. — Стоимость груза миллион двести тысяч, нам дадут 120 000. А штраф — полмиллиона. Чем будем расплачиваться?

— Продадим «Подарок». Он ведь семьсот тысяч стоит.

— Но тогда мы не сможем перевозить грузы. На «Надежде» же нет трюма.

— Можно будет перевозить контейнеры на внешней подвеске. Но, лучше, просто смотреть за контейнерами, установить на них датчики газа. Хоть и хлопотно. Но сможем получить деньги. Рассчитай Лика, сколько нам до Титана ползти на полной скорости?

— Сейчас, Сай! Как хорошо! Титан в наибольшей близости к нам! Надо шестьдесят часов при прямом полёте. Значит три дня туда, три обратно. Итого неделя. Числа двадцать первого как раз будем дома, а может и двадцатого.

— Зелка! А трюм у нас полностью герметичный?

— Да, капитан.

— Тогда надо будет поставить внутри датчики, купить баллоны с метаном, и смонтировать систему компенсации утечки. На Титане давление в семь раз меньше земного. Такое мы не сможем держать в трюме. Но вот отключить гравитацию мы там можем. Так что, всё будет в порядке. Домовой, позови их в жилой модуль.

Когда Рол и Трил вошли в гостиную, я их обрадовал.

— Можете доставить вас груз завтра. Загрузим и вылетим.

— Я лечу с вами! — Встал Рол.

— Пожалуйста! Одно место у нас есть.

Зелка побежала в магазины вместе с Иваном. Они потратили две двести, но купили самые современные датчики, девять баллонов с метаном. Потом они с Дэмом и Ирен всё это установили в трюм. Проверка заняла три часа. В трюме держалось давление около нуля, и было полно метана. На следующий день, после школы весь экипаж принимал участие в погрузке специальных биологических контейнеров. Они свободно уместились в трюм. Иван включил нашу компенсирующую установку. Рол внимательно наблюдал за данными, поступающими от искинов, установленных в клетках с животными. Отклонений не было. По программе, похожие на земных тюленей, коровы Титана погрузились в сон. «Подарок» вышел в космос, и набрал скорость за час, а потом включились электромагнитные двигатели, и скорость поднялась до шести тысяч километров в секунду.

— Включить, щиты!

— Есть, капитан! — Весело пропела Ёлка, щёлкая тумблерами. Рол, вышедший из каюты, улыбнулся, а потом посмотрел на экран. От удивления его глаза стали похожими на два чайных блюдца.

— Капитан! Какова скорость бота? Здесь нет ошибки? — Он указал на надпись, появившуюся на голограмме.

— Примерно 6200 километров в секунду. Предел — семь семьсот. — Ответил я. — По новой классификации «Подарок» не бот, а эсминец пятого поколения.

— А за сколько времени мы добредем до Титана?

— Навигатор — пилот Ликара Магнум рассчитала траекторию так, что минимальное время подлёта к Титану — шестьдесят часов, а если что-то пойдёт не так, то к станции подойдём за семьдесят два — семьдесят пять часов.

— Очень хорошо! Я и не рассчитывал на такое. Обычные грузовики делают рейс за две недели.

Полёт проходил нормально. Один раз Ёлке пришлось пострелять, когда на локаторах появился довольно крупный метеорит, идущий нам наперерез. Плазменная пушка в таких случаях мало помогает, так как сгусток плазмы идёт с относительно маленькой скоростью. Поэтому наш «Подарок» резко развернулся. И залп из двух трёхствольных лазеров испарил большую часть камня, а оставшийся кусок скользнул по щиту, и унёсся в черноту космоса.


Рол был удивлён. Вначале он не обратил внимание на то, что этот бот так быстро набрал скорость. Он вышел из каюты, где сидел во время старта, и его внимание привлекли цифры на экране. Там, вначале, была ожидаемая цифра в четыре тысячи километров в секунду. Но потом скорость начала стремительно возрастать. Пока не замедлилась у цифры шесть тысяч. Получив ответ на свой вопрос о длительности полёта, Рол вызвал калькулятор нейросети, проверил сказанное капитаном. Убедился, что Магнум не привирает. А когда радаре возник крупный метеорит, то Рол подумал, что этот полёт станет последним в его жизни. Но, неожиданно, «Подарок» показал такую маневренность, которая совсем не свойственна грузовому звездолёту. Хотя бот мог и пропустить этот метеорит, капитан приказал стрелять. Девушка, сидящая за управлением оружием хладнокровно обстреляла камень, а потом подставила щит под углом, отправившим метеор по другой орбите. После этого ничего не происходило. Каждый час из грузового трюма приходило сообщение о состоянии животных. Те были живы и мирно спали. Была протечка в одном контейнере, но сработала система компенсации, и весь грузовой трюм заполнился метаном с баллонов. Чуть поднялось давление в клетках, и всё успокоилось. Рол засёк время. Когда корабль вызвал диспетчер станции у Титана, с момента старта прошло шестьдесят восемь часов.


«Подарок» встречали три человека, они оказались биологами. Мы подождали три часа, пока всех животных не разбудили. Ещё через час пришло сообщение о перечислении на наш счёт ста двадцати тысяч. Позвонил Рол, который сообщил, что нашёл попутный груз до одной из станций около Юпитера. Он скинул нам новый договор. Предлагалось перевезти аммоний — его добывали на Титане прямо из атмосферы. В наш трюм влезло десять тысяч тонн этого вещества… Полёт прошёл быстро, Рол сдал груз, и на наш счёт перешло ещё двадцать тысяч. Теперь мы летели домой. Рол и мой экипаж были в хорошем настроении. Когда долетели до места, где проходит пояс астероидов, Чёрт объявил:

— Зафиксирован сигнал СОС! Передача идёт с направления в сорок пять градусов по отношению к нашему курсу. Включить запись?

— Да!

В рубке зазвучал детский голосок:

— Если меня кто-нибудь слышит! — Всхлип. — Я осталась одна! — Всхлип. Переходящий в плач. Через пять минут голосок опять появился в эфире:

— Мама уже давно не двигается! Мне страшно! — Плач, перешедший в истерику…

— Выключить запись! Есть другие перехваты?

— Да! Вот они.

«Пятый, когда сможете подойти к „Харону“? У них кислорода всего на пять часов».

«У меня скорость всего две тысячи. Я до них дотащусь только через семь часов».

«Никого рядом нет! Только ты, пятый! На тебя вся надежда!»

«Я не успеваю. Даже ускорители уже два раза включал. По моему, Матильда умерла… Сейчас слышал голос её дочки… Просит помочь, плачет, говорит, что мама не двигается».

«На Земле и Марсе уже знают об аварии, но там нет сейчас кораблей с глоритом. А другие просто не успеют. „Харону“ поможет только чудо… Сейчас попробую кого-нибудь вызывать, может рядом ещё кто-нибудь есть? Говорит шахтёрская станция „Церера“! Всем, кто меня слышит! Метеорит пробил щиты рудокопа „Харон“. Срочно требуется помощь!»

— Чёрт, сколько до источника сигнала СОС?

— Два миллиона километров.

— Лика, рассчитай время подлёта с учётом возможной ошибки.

— Примерно, пять минут.

— Поворачиваем туда!

— Есть, капитан!

— Чёрт, вызови «Цереру»! Включи экран.

На мониторе появилось изображение мужчины средних лет.

— Что случилось? Почему не успевает спасатель?

— А вы кто?

— Бот «Подарок», капитан Сай Магнум.

— Он летит практически из системы Юпитера. Оттуда только сюда для него полёт продлится пять часов.

— Вы нас видите на локаторе?

— Нет!

— А «Харон»?

— Тоже нет!

— Мы уже подходим к точке, откуда была последняя передача с «Харона».

— Там маяк на частоте 234 МГц.

— Спасибо! — Я отключил связь.

— Чёрт, всё слышал?

— Да! Маяк засечён. Он в десяти тысячах километров от нас. Через три секунды будем у «Харона».

— Кто пойдёт?

— Я! — Вызвался Рол.

— У вас нет пустотного скафандра. Значит, иду я!

— Сай! Будь осторожен! — Обернулась ко мне Лика.

— Не бойся! Всё будет хорошо. Так. Теперь вопрос: как перенести сюда ребёнка и его мать?

— Вот этого я не знаю. — Рол и все, кто находятся в рубке, смотрят на меня.

— Я сравняла скорости! — Докладывает Дика.

— Попробуй совместить наш люк с ихним.

— Сейчас! Есть! У них там пролом. Наверное, от удара метеора.

— Ладно, я иду!

Выхожу в шлюз у дверей. Внутренняя часть закрывается, воздух откачивается — это пять минут. Открылся внешний люк с трапом. За мной тянется страховочный трос. Выбираюсь на трап. Включаю небольшие ракетные двигатели скафандра. Минута полёта, и я влетаю в место, где когда-то у «Харона» были створки люка. За мной прилетает ремдроид. Он тут нужен — плазменным резаком робот срезает остатки дверей. Впереди тёмный коридор. Включаю фонарь скафандра. Двадцать шагов и упираюсь в дверь рубки.

— Я на месте! Сейчас вызову ребёнка.

— Он говорил на аварийной волне.

— Хорошо! Начинаю! Девочка, ты меня слышишь?

— Кто это?

— Спасатель. Твоя мама не сказала тебе, что делать, когда вас прилетят вытаскивать.

— Мама-а-а-а! — Ребёнок вновь заливается слезами. Опять истерика.

— Хватит хныкать! Ты должна делать то, что тебе сказала мама, пока не заснула! — Не буду же говорить малышке, что её мама уже умерла. — Ты меня поняла, плакса?!

— Я не плакса! Просто мне страшно! — Хлюпая носом отвечает девочка.

— Ну, давай, говори, чему тебя научила мама!

— Она сказала, хлюп, что я должна залезть в капулу, хлюп…

— Не капулу, а капсулу. Она близко от тебя?

— Да, я уже, хлюп, в неё давно залезла, хлюп, хлюп.

— Теперь ты должна нажать пальчиком на кнопку. Ты её видишь? Такая зеленая. Нажми на неё!

— Я боюууусь! — Хлюп, хлюп.

— Кнопка не кусается! А если ты её не нажмёшь, то я не смогу тебя оттуда достать… Поняла?

— Да!

— Ну, тогда скорее жми!

— Псссс!

Кажется, рация прямо в капсуле стоит. Засекаем время…. Так можно звать дроида. Полчаса мучений, и дроид срезал дверь. Но пока входить в рубку нельзя, оттуда выходит воздух с такой силой, что дроиду пришлось зацепиться манипуляторами за какую-то железку, чтобы не быть снесённым потоком газа. Пять минут, и можно входить. Так. Прикладываем аптечку к женщине — бесполезно. На экране высвечивается надпись: «Смерть наступила два часа назад». Теперь капсула. Маленькая курносая девчушка спит — это видно через прозрачное окно. Вызываю дроида. Он поднимает металлический «гробик», и несёт к выходу… Через час я занимаю своё место капитана. За это время два других дроида успели пришвартовать тросами остатки «Харона» к нашему «Подарку». У шахтёрского кораблика отсутствует задняя часть.

— Курс, на «Цереру».

Летим молча. Через пять минут связываемся с базой шахтёров на астероиде.

— «Церера», девочка, у нас! Женщина погибла. Мы тащим остатки «Харона». В рубке труп.

— Всё понятно! Я уже отправил пятого обратно.

Подходим к базе. Нас наводят на единственный шлюз. Выходим я и Рол. Навстречу нам идёт тот мужчина из диспетчерской.

— Я говорил Матильде, что здесь не место ребёнку! Сама погибла, и чуть дочку не угробила.

— А как это случилось?

— Да, просто отключился щит, кораблик то старый был, на новый аппарат у Матильды денег не было. Родственников у неё нет. Прошу взять её дочь, здесь ей не место. Юрист у нас есть, документы оформит через час.

— Но мы сами школьники, куда нам с ребёнком?

— Вы откуда?

— С «Земли-12».

— На такой станции возможности развития ребёнка большие. И детсады там есть и школа. А у нас ничего этого нет. Юрист оформит девочку на ваш бот.

— А разве так можно?

— Да!

— Сейчас спрошу у экипажа. Чёрт! Соедини меня со всеми.

— Слушаем, Сай!

— Тут такое дело! Девочку переоформляют на нас. Родственников у её матери не было, а на «Церере» нет условий для воспитания ребёнка. Ну, как? Берём её?

— Да! — Хором отвечают девчонки, а парни молчат.

— Ладно! Капсулу вскроем, когда прилетим домой!

— Спасибо! — Диспетчер жмёт мне руку.

— А как зовут девочку?

— Лизи.

— Значит, Элизабет. Хорошо!

Мы задержались на станции ещё два часа. А потом вылетели к Земле. После приземления в ангаре, Рол попрощался с нами. Капсулу внесли в гостиную жилого блока.

— Давайте, пока позаботимся о малышке. Сказали, что ей около пяти лет. Чёрт, свяжись с органами, занимающимися на станции детьми. Узнай, есть ли место в детском саду. Потом доложишь.

— Я и Зелка пойдём и купим для неё игрушки и одежду. — Говорит Ёлка.

— Не забудьте детский планшет! — Напоминает Лика. — Кстати, Сай, я смотрела возможности наших андроидов. У них есть функция ухода за детьми и занятия с ними.

— Это хорошо! Прикрепим одного из них к Лизе.

— Капитан! Я связался с искином детского центра. Пока мест в детском саду нет, но они появятся на следующей неделе. Со станции съезжают несколько семей. Он зарезервировал нам одно из мест. Ребёнка оформили под вашей фамилией, капитан.

— Радуйся Ли! Теперь у нас есть ещё и маленькая сестра!

Лика устало улыбнулась:

— А что нам ей сказать, когда откроем капсулу?

— Скажем, что мама вспомнила о других детях, и мы прилетели и забрали Лизи, пока она спала. А мамочка отправилась в экспедицию, далеко, далеко. И прилетит не скоро. Связи с ней не будет долгие годы. Она очень любит свою доченьку, и поэтому оставила ей робота, с которым Лизи будет играть и заниматься. А через несколько дней брат и сестра станут по очереди водить её в детский сад, где она познакомится с другими маленькими детьми.

— Ты это хорошо придумал! Вот ты и скажешь всё это ребёнку! — Лика опять скинула всю ответственность на меня. Но так просто сестричка не отвертится!

— Но и ты должна быть в это время рядом с нами! Лизи же должна видеть и брата и сестру!

— Ладно! — Засмеялась Лика. — Уговорил!

Потом, когда девочки принесли две игрушки, кучу всяких носочков, трусиков и платьиц, а также два разноцветных детских комбинезона и даже пустотный ребячий скафандр, мы решили вскрыть капсулу. Девочка раскрыла глаза через минуту после подъема крышки.

— Где мама? — Сразу спросила она, оглядев стоящих и сидящих ребят. Я рассказал ей придуманную мной сказку. Прошло минуты три.

— А ты правда мой братик?

— Да, а Лика — твоя сестра. У тебя какая фамилия была?

— Тофт!

— Теперь ты Элизабет Магнум.

— А мама, правда, прилетит через много лет?

— Да. Она так сказала! Ну, давай, вставай! Смотри, тебе тётя Зелка и тётя Лена купили много новой одежды и даже планшет!

Девочки окружили малышку, начали ей одевать одежду.

Пока мы с ребятами вышли в ангар, Лизи успела познакомиться, с перепрограммированным для неё роботом, которого малышка назвала Лотти.

Потом она продемонстрировала нам свой планшет, который пропел ей песенку о зелёном человечке — оказалось, что малышка может управлять подаренным ей девайсом, потому что она у шахтёров часто игралась на таких аппаратах. Затем мы все вместе пообедали. Лизи понравилось молоко из пищевого синтезатора. После еды Ирен вместе с Лотти повели девочку в каюту. Андроид стал рассказывать Лизи сказку, а Ирен пожелала спокойной ночи, и вышла к нам.

— Теперь займёмся финансовым вопросом. — Заявил я. — У нас на основном счету осталась тысяча, а с резервного фонда мы купили всё для нашей малышки. Но нам перечислили сто сорок тысяч за перевозку грузов.

В это время тренькнул мой планшет. Пришло сообщение, что за спасение ребёнка и возвращения имущества шахтёрской станции нам перечислили ещё пять тысяч.

— Итак, после последних поступлений. У нас сто сорок шесть тысяч. Как всегда — семьдесят три тысячи я пересылаю на основной счёт. Нас семь человек в экипаже. Подставляйте карточки. Каждому перечисляю по десять тысяч.

— Ого! — Обрадовались ребята.

— Дэм, а ты что стоишь?

— У меня нет карточки.

— Иди сюда. Вот тебе, новенькая, Зелка принесла. — Я протянул юноше банковскую корочку. — Вот тебе и ридер, чтобы ты мог расплачиваться, когда что-нибудь купишь.

— Спасибо! — Обрадовался Дэм.

Вечером прилетели Лим и Ант. После рассказа о нашем рейсе к Титану, мы познакомили проснувшуюся Лизи с «дядями».

На следующее утро ребёнок не захотел остаться дома. Тогда я решил повести её с нами в школу. Я повёл малышку к директрисе. И пока секретарша занимала девочку показом цветных картинок на голопроекторе, я договорился, что Лизи будет ходить с нами до следующей недели, а потом мы её отведём в детский сад. Девочка в классе села на колени Лике, и весь урок внимательно слушала, что говорила учительница литературы. На математике Лизе стало неинтересно, он начала вертеться, тогда я ей пообещал, что куплю сладкое мороженное, если она сможет просидеть спокойно до конца урока. Следующей была физкультура. Малышка бегала вместе с нами, прыгала, как могла, но быстро устала, и заснула. После уроков мы пошли домой. По пути я купил всем мороженое. Для ребёнка спрятали порцию в холодильнике, который Лим снял с какого-то крейсера и подарил нам. Весь экипаж до вечера учил профессии. Потом девочки занялись игрой с проснувшейся малышкой, накормили её мороженым. Я вышел на сайт школы.


Чат школьников из филиала Прим 5 станции «Земля-12».

Тринити: Как много произошло, пока я отдыхала!

Львица: Да, не говори! Слышала, что эту Эллину вместе с братом и другими на рудники сослали?

Тринити: Да, и сюжет по Галонету видела!

Львица: Экипаж «Звезды» распался. Одним конкурентом меньше! И всё благодаря этим Магнумам.

Скелетон: Теперь у Гонщика уже два корабля. И выступать они будут на втором. Его назвали «Надежда». Характеристики неизвестны. А вот насчёт «Подарка» всё стало ясно. Они опять грузы возили, на этот раз к Титану. А на обратном пути спасли кого-то.

Таран.: Я знаю, кого. Маленькую девчонку. Они её сегодня в школу привели. Она записана под фамилией Магнум.

Тринити: Наверное, у неё никого не осталось…

Львица: А как им разрешили взять ребёнка? Они ведь сами пока школьники.

Таран: Просто, чтобы не отправлять девочку в детский дом, юрист записал её на бот, который был задействован в спасательной операции.

Скелетон: И что, рядом не оказалось настоящих спасателей?

Таран: Сейчас я открою сайт Службы спасения. Так. Вот. Тут написано, что штатный спасатель не успевал — у шахтёра «Харон» кончался кислород из-за попадания в борт метеора. Женщина, которой принадлежал этот корабль, успела засунуть дочь в капсулу, а сама погибла. Неожиданно совсем близко с местом катастрофы появился «Подарок». Он смог вытащить и девочку, и привести разбитый «Харон» на базу. Фамилия погибшей — Тофт. Смотрим. Матильда Тофт, родственники. Никого нет. Генетическое подобие 80 %. Возможные родственники: Персиковы, Друллы, Магнумы.

Львица: Значит, она им дальняя родственница. Поэтому им и разрешили взять её.

Скелетон: Да, забыл вам сказать. За этот рейс Сай и его банда заработали более ста тысяч.

Тринити: А что они такое ухитрились повезти?

Таран: Каких-то генетически выведенных животных для Титана.

Львица: Да пока мы тут учимся, эти детки деньги делают! Везёт же некоторым!

Я закрыл чат. Пора ложиться спать. Завтра опять в школу…

Глава 7 Десткий сад, школа и фирма «Зелка»

В детский сад первый раз мы повели Лизи вдвоём с Ликой. Малышка вначале смешалась, на личике ребёнка проявилось недоумение, а потом лёгкий страх, когда девочка увидала сразу несколько десятков ровесников. Вместе с нами шёл и Лотти — когда нас не будет на станции, андроид должен сопровождать Лизи в детсад и обратно. Дети не обращали внимание на новенькую. Некоторые играли какие-то игры на своих планшетах, а часть детишек строила что-то огромное из нескольких тысяч разноцветных кубиков. Появился робот воспитатель. Он подошёл к нам, заговорил с Лизи ласковым женским голосом, а потом повёл её к детям. Несколько ребят окружили незнакомую девочку, одетую в красивое зелёное платье с разноцветными голографическими бабочками (Зелка знает, что выбирать!). Лотти стоял рядом с нами, и внимательно следил за разговором детей и их действиями, готовый, в любую минуту вступиться за свою маленькую хозяйку.

— О чём они говорят? — Спросила Лика и повернулась ко мне.

— Сейчас у Лотти спросим. Ты можешь нам включить трансляцию переговоров малышей?

— Да, капитан. Выполнять?

— Давай!

Из андроида пошёл звук:

— А тебя как зовут?

— Лизи.

— А фамилия?

— Магнум. Правда, я была раньше Тофт.

— А с тобой пришли твои мама и папа?

— Нет! Это мой братик и сестричка!

— Такие большие?

— Да! Я спала, когда они прилетели за мной. А моя мама в экпердилицию полетела, вот! — Коверкая длинное слово, похвалилась Лизи.

— Не экспердилицию, а экпедитицию! — Выдал своё «правильное» произношение карапуз с синими волосами.

— Ой, какие у тебя красивые волосики, я тоже такие хочу! — Наша малышка цапнула мальчишку за вихор. Тот стукнул Лизи кулаком в лоб. К ним подскочил робот воспитатель, схватил мальчишку за шиворот, и потащил к стене.

— Не хочу в угол, она первая начала! — Орал малолетний боксёр. Пока происходила транспортировка упирающегося мальчика в место, выделенное для наказаний. Лизу окружили несколько девочек. Они быстро познакомились с новенькой, а потом начали задавать вопросы:

— А ты откуда?

— Я с Целелы, со станции на бооольшом (Лизи развела руки, чтобы показать размеры) астрелоиде. Там много дядей и моя мама камешки разбивали.

— Правильно будет Церера! Я знаю, мне мама рассказывала, что там большая станция шахтёров, они руду добывают! — Важно произнесла девочка в светлом комбинезоне.

— А где твоя мама? — Спросила Лизу другая малышка, одетая в красное платьице.

— Она улетела в другое место, туда надо долго лететь, тысячу лет. Наверное! — Уверенно ответила Лизи.

— А ты не врёшь? — Сузила глазки другая новая подруга нашей малышки.

— Я никогда не вру! Меня спасатель приходил, из маминого корабля доставать! — Лизи победно оглядела своих подруг.

— А как тебя спасли? — Заинтересовались девочки.

— Когда мама заснула, стало холодно, я включила радио звала всех, кто меня слышит. Было очень страшно, я залезла в капулу…

— Куда? — Не поняли слушательницы.

— Ну, в этот железный ящик с крышкой — Пояснила малышка.

— А, в капсулу! Ты иногда неправильно говоришь. — Поняла девочка в комбинезоне.

— Потом прошло много часов. А потом у меня радио сказало: «Нажми зелёную кнопку». Я проснулась уже у братика и сестрички…

Я и Лика больше не стали слушать разговоры малышни, и тихо удалились. В школу мы опоздали минут на пятнадцать. Но все учителя знали, куда мы пошли, поэтому я с сестрой просто зашли в класс и сели на место. Была математика. Её вела директриса. Урок прошёл, как обычно. На перемене ко мне и Лике подошёл весь наш экипаж — всем было интересно, как там Лизи. Лика включила планшет, и все посмотрели знакомство малышки со сверстниками. Следующим уроком была литература.

— Сегодня у нас урок посвящается литературе Тёмных веков. Наш специалист по этому времени, Сай Магнум, расскажет нам о разных стихотворных формах 18–21 веков.

— Форм было несколько: стихотворения, оды, поэмы, романы в стихах. — Начал я. — Для примера, стихотворение, которое было использовано для песни в детском рисованном фильме — тогда ещё не было головидения. Оно называется «Голубой вагон»:

Медленно минуты уплывают в даль
Встречи с ними ты уже не жди
И хотя нам прошлого немного жаль
Лучшее, конечно, впереди
Скатертью, скатертью дальний путь стелится
И упирается прямо в небосклон
Каждому, каждому в лучшее верится
Катится, катится голубой вагон
Может мы обидели кого-то зря
Календарь закроет этот лист
К новым приключениям спешим, друзья
Эй, прибавь-ка ходу, машинист
Скатертью, скатертью дальний путь стелится
И упирается прямо в небосклон
Каждому, каждому в лучшее верится
Катится, катится голубой вагон
— А спеть это можешь, Сай?

— Попробую, правда без музыки сложновато, ну, как выйдет! — И я спел[4].

Конечно, я не артист. Но получилось очень даже ничего. У всех были раскрыты рту от удивления.

— И это детская песня? — Задала вопрос учительница. — А стихи для взрослых знаешь?

— Конечно!. Вот, например:

О, сколько нам открытий чудных
Готовит просвещенья дух!
И опыт — сын ошибок трудных,
И гений — парадоксов друг!
— Ну, поэму, а тем более. Роман в стихах, я вам читать не буду — они слишком длинные.

— Хотя бы начало можешь продекламировать? — Спросила бионг.

— Можно! Вот, например, первые строчки из романа в стихах «Евгений Онегин»:

Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил,
И лучше выдумать не смог!
— Да, я всё больше убеждаюсь, что наши предки были талантливее нас! — Резюмировала учительница. — А какого века были эти произведения?

— Первые стихи и песня — семидесятые — восьмидесятые годы двадцатого века, а роман — начало девятнадцатого.

— А из двадцать первого века что-нибудь знаешь? — Поинтересовалась Аллариель.

— Сейчас, вспомню. — Наморщил я лоб. — Вот это, кажется 2015 года. — И я пропел[5].

— Сай! — Мне на шею неожиданно бросилась сестра. — Какие хорошие песни ты знаешь, а нам ничего не говорил!

— Садись на место, Лика Магнум! — Рыкнула учительница. — Ещё не было звонка на перемену. А ты, Сай, можешь спеть ещё что-нибудь? Но не про любовь и не детское.

— Могу! Например, марш какой-нибудь. Хотя бы вот этот:

Знамена вверх! В шеренгах, плотно слитых,
СА идут, спокойны и тверды.
Друзей, Ротфронтом и реакцией убитых,
Шагают души, в наши встав ряды.
Свободен путь для наших батальонов,
Свободен путь для штурмовых колонн!
Глядят на свастику с надеждою миллионы,
День тьму прорвет, даст хлеб и волю он.
В последний раз сигнал сыграют сбора!
Любой из нас к борьбе готов давно.
Повсюду наши флаги будут реять скоро,
Неволе длиться долго не дано!..
— И что это?

— Марш нацистов, называется «Хорст Вессель». У них были так называемые штурмовые отряды, сокращённо СА. Они совершили много преступлений в 30–40 годы двадцатого века, когда у власти в стране под названием Германия находился так называемый фюрер (вождь, в переводе) Адольф Гитлер. После разгрома нацистов исчезли и СА, но марш остался в истории.

Вообще в те годы практически во всех странах были в моде военные марши. Вот, например, «Марш танкистов». Кстати, танк, кто не знает, это такая бронированная машина на гусеницах. У неё в крутящейся башне стоит орудие. Эта машина выглядит примерно так. — Я стилусом на экране своего планшета нарисовал схематическое изображение танка, а затем скинул на планшеты всему классу.



— Так! Я начинаю:

Броня крепка, и танки наши быстры,
И наши люди мужества полны:
В строю стоят советские танкисты —
Своей великой Родины сыны.
Гремя огнем, сверкая блеском стали
Пойдут машины в яростный поход,
Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин
И первый маршал в бой нас поведет!
Заводов труд и труд колхозных пашен
Мы защитим, страну свою храня,
Ударной силой орудийных башен,
И быстротой, и натиском огня.
— Вообще то это песня из фильма того периода «Трактористы». Сталин — вождь коммунистов в существовавшей в то время другой стране — СССР. Под руководством Сталина с помощью союзных стран были разбиты в страшной войне германские нацисты. Тогда Германия воевала практически со всем миром. В преддверии этой войны и появились «Хорст Вессель» и «Марш советских танкистов». Было, конечно и много других песен.

Как только я закончил, прозвенел звонок. Но никто не сдвинулся с места, все были под впечатлением песен и стихов. Аллариель молча взяла свой планшет и вышла из класса. Мы так и просидели всю перемену в тишине. Следующим уроком была физика. Я, позанимавшись со справочниками по профессиям, уже стал узнавать непонятные в первое время термины и название новых для меня физических величин. Да и помощь сестры, которая разбиралась в этом предмете намного лучше меня, сделала своё дело. Домой шли всем экипажем. Пообедали. А потом стали опять заниматься. Через два часа отправимся за Лизи…


Прошло четыре дня. Сегодня и завтра уроков нет, и детсад тоже не работает. Уже весь экипаж добрался до второго ранга выбранных профессий. Решили отдохнуть. Как раз позвонил Лим, и попросил прилететь к нему на свалку. Погрузились на «Подарок» и уже через час были на обратной стороне Луны. Лизи сидела у меня на коленях в своём детском пустотном скафандре, и «командовала» полётом — повторяла громко те команды, которые я шептал ей на ухо. Лим был на принадлежащем заводу боте.

— Ребята, я вас вызвал для того, чтобы вы помогли мне распотрошить тяжёлый крейсер. Мелкие вещи можете брать себе. Если найдёте банковские кристаллы или гипнограммы, принесите вначале мне, разберёмся потом.

— А инструменты?

— Ручные брать можно, но стенды и другие агрегаты не трогайте. Дроиды у вас есть?

— Да. И один андроид.

— Очень хорошо! Он поможет нам вскрыть тайники и замаскированные ниши.

Все были в скафандрах, поэтому проблем с переходом на крейсер не возникло. Там были свет и вода, и работала система жизнеобеспечения и утилизации. Искин корабля знал о предстоящей реконструкции корабля. Ему было приказано впустить Лима и всех, кого он приведёт с собой. Поэтому мы спокойно осматривали все помещения. Начали с кают. Оттуда нам достались три военных планшета ПУВ-67 шестого поколения. Лизи сумела влезть в один очень узкий проход за обшивкой — тайник нам указал андроид. Девочка не смогла из-за тяжести сдвинуть ящик, который там кто-то спрятал. Но мы послали туда миниатюрного дроида, сумевшего прицепить к корпусу ящика трос. За час мы вытянули металлически пенал высотой в половину человеческого роста. Когда его вскрыли, обнаружили шесть игломётов и около десяти тысяч игл к ним. Привязки на оружии не было. Из медицинского отсека нам досталась медкапсула третьего поколения и десяток внешний нейросетей. Лизи и тут влезла в узкую нишу, где врачи спрятали десяток гипнограмм с профессиями техника, инженера и медика шестого уровня, пилота и навигатора четвёртого уровня, капитана лёгкого и среднего транспорта. Денег мы не обнаружили. Зато нашли десять ящиков с патронами калибра 8,2 миллиметров для наших автоматов. Ручного инструмента было тоже мало. Лим ходил со сканером, который ему одолжил Ант. Он удивился, когда увидел в руках своей дочери Зелки такой же сканер.

— Дочка! Откуда у тебя этот прибор?

— Папа! Это наш ручной сканер. Его Ирен и Иван купили вместе, а Сай выкупил его у них.

— Ну-ка покажи!

— Вот, нажимаешь здесь, наводишь, на что хочешь, и через минуту на экране появляется надпись и характеристики. Это прибор восьмого поколения. Он стоил пятьсот земов.

— Тогда давай, заново просканируем те каюты и отсеки, где я проходил. Сканер Анта имеет только четвёртый ранг, поэтому я мог что-либо пропустить.

Лим оказался прав. Нашим сканером смогли найти ещё два маленьких тайника. Оттуда были реквизированы денежные кристаллы на сумму в двадцать семь тысяч земов. Самым ценным приобретением оказались три искина восьмого поколения, которые лежали отдельно в техническом отсеке. Проверка сканером показала, что один из них — инженерный, а остальные от крейсеров.

— Инженерный ИИ этого класса стоит четыре миллиона — Посмотрела Ирен в планшете. — Два других — по миллиону.

— Такие девайсы мы самостоятельно не продадим. — Сделал заключение Лим.

— Тогда поставим два от крейсеров себе на боты. А что делать с инженерным, я не знаю. — Лика посмотрела на меня.

— Ирен, твоя мама же инженер?

— Да! А зачем тебе она?

— Сколько стоит бот МКБ-8?

— Сейчас посмотрю. — Ирен вновь погрузилась в чтение информации с планшета. — Вот, нашла. МКБ-8 данные стандартной комплектации.

Длина — 257 метров.

Ширина — 20 метров.

Высота — 18 метров.

Энерговооружённость — 560 МВт.

Грузовой трюм диаметром в шесть метров и длиной двести метров имеет объём в пять тысяч шестьсот кубических метров.

Бронирование отсутствует. Вооружён бот двумя лазерными пушками ПЛ-200.

Количество двигателей — пять.

Максимальная скорость — восемь тысяч километров в секунду.

Стоимость в стандартной комплектации — четыре миллиона земов.

Ирен кончила читать и повернулась ко мне:

— Ты хочешь поменять инженерный искин на корабль?

— Да! Цена ведь одна, а я не думаю, чтобы на верфи, где работает твоя мать были такие искины. Это же военная разработка. Свяжись с матерью, объясни ей ситуацию. Если на верфи есть готовый МКБ-8, то сразу поменяемся.

— А зачем вам третий корабль? — Удивился Лим.

— Организуем транспортную компанию.

— Вам не разрешат, вы ещё школьники.

— А мы, папа, станем филиалом компании «Двойка».

— А так можно?

— Да, надо только подписать соглашение, что твоя и Анта компания берёт для выполнения транспортных перевозок корабли Сая Магнума. Для этого образуется филиал, название потом придумаем, который может выполнять перевозки, как по требованию центрального офиса, так и самостоятельно.

— Надо посоветоваться с Антом, я в этом ничего не соображаю. — Ответил Лим дочери.

— А назвать филиал можно «Зелка», по имени автора идеи! — Предложил я.

— Скажешь тоже! — Покраснела Сигара.

— А чего, пусть будет! — Поддержали моё предложение ребята.

— И директором её назначим. Пусть подберёт себе секретаршу. И андроида ей дадим в охрану. — Продолжал я.

— Да! — Поддержал меня экипаж.

— Значит так, Зелка! Завтра ты свободна. Идёшь, договариваешься с Антом, регистрируете филиал, и с понедельника ты — директор. Офис откроем в нашем жилом блоке.

— Сай! Пока вы тут филиал открывали, я написала матери. Она переговорит с начальством. И через два часа всё будет известно. Можем лететь домой. — Ирен устало посмотрела на меня.

Мы погрузились в «Подарок». Лим полетел с нами, вызвав Анта, и пригласив с моего согласия в наш ангар. Через час мы все собрались у нас. Дэм побежал за мороженым для Лизи — мы ей пообещали сладкое, если она что-нибудь найдёт на крейсере. Прилетел Ант. Они с Зелкой быстро договорились о филиале. Оказывается, если кто-нибудь примет на работу школьников, то ему снижают налоги на 10 %. Мы разделили всё принесённое с крейсера. Деньги и оружие взяли Ант и Лим. Им же достался один искин от звездолёта. А другой ИИ взяли мы вместе с медкапсулой и гипнограммами. Прошло два часа.

— Рядом с дверями стоят мать Ирен и неизвестный мужчина. — Сообщил Домовой. Впустить?.

— Да!

Мы познакомились с главным инженером верфей Арком Топоровым. Он пришёл с кучей специальных приборов. После часовой проверки инженерного искина, было подписано соглашение, по которому нам за четыре миллиона продали МКБ-8. Тут же, Топоров позвонил на верфь, и приказал гнать корабль в ангар 1378. Через час новый бот влетел к нам и стал на опоры. Топоров связался с искином Реестра собственников, где на Сая Магнума записали новый корабль. Документы тут же переслали по планшету. После этого девочки побежали и купили натуральные продукты. Еду готовить они уже научилась. Удачное окончание сделок закончилось весёлым ужином. Слава богу, что завтра мы не учимся.

На следующее утро мы стали внимательно осматривать наше новое приобретение. Ант и Лим остались на ночь у нас, поэтому проверяли бот вместе с нами. Потом сели, и стали решать, что нам нужно добавить, чтобы МКБ-8 стал нашим флагманом. Стоящие на боте реакторы нас устраивали. Но они обеспечивали энергией только двигатели. Значит, надо добавить следующее:

Для защиты плазменно-электромагнитным щитом Ант предложил установить десять реакторов РБВ-2. Это давало двести мегаватт на защиту.

Ещё десять точно таких же энергоагрегатов должны давать энергию на оружие.

Вооружение менялось на восемь трёхствольных лазерных пушек ПЛ-20, шести плазменных башенных орудий ПОБ-45. и двух электромагнитных ускорителей ЭМО-200.

Для защиты и нападения бот вооружался десятью установками с сорока ракетами в каждой и четырьмя противокорабельными торпедами ПКТ-45.

Для стабилизации энергоснабжения в полёте и при аварийных ситуациях Ант решил применить накопители от линкора.

Название тоже придумали и зафиксировали в документах. Этот корабль назвали «Подарок-2». Пока у наших «спонсоров» была только треть нужного оборудования, переделку бота решили начать с января будущего года. Главное, что «Подарок-2» могли пилотировать всего два человека. После установки ИИ восьмого поколения на «Подарок» им тоже могли два пилота. Это нас устраивало — Зелка могла сидеть в офисе.

— Вам понадобится и мощная система связи, которая смогла бы накрыть всю Солнечную систему. — Сказал Ант.

— А сколько она стоит?

— Около десяти миллионов. Но мы с Лимом сняли с разных кораблей несколько таких блоков. Но не хватает ещё двух и антенны. Если их покупать, то это самые дешёвые части комплекса. Их стоимость… — Ант пощёлкал пальцем в экран планшета. — Вот, нашёл. Нужно шестьдесят тысяч.

— Куда и кому перечислять?

— А у вас есть эти деньги? — Удивился Лим.

— Да!.

— Тогда через час нам всё доставят. Потом будем до вечера монтировать и проверять установку.

— Хорошо!

Так мы обзавелись военной системой связи. На ней стал работать Дэм, который начал изучать профессию связиста. В понедельник после уроков мы двинулись в ангар, а Зелка побежала к знакомой девочке. Та училась в школе рангом ниже нашей Прим 5 на другом этаже станции. Когда мы уже пообедали, появилась наша будущая бизнес-вумен Зелка, которая вела за руку довольно высокую красивую девочку.

— Вот, Сай! Это моя секретарша Велина Рапс. Я её всему обучу. Да, надо заплатить три тысячи на этот счёт. — Зелка протянула мне листок с цифрами. — Это для Велины. Учебники по профессии.

— Хорошо! Да, второго андроида оставляем тебе в качестве охранника. Кстати, можешь взять те военные планшеты, которые мы с крейсера достали. Один тебе, другой — Велине. Последний планшет отдадим Дэму. Он у нас будет тоже в офисе. Часть переговоров будет зашифрована. Поэтому Дэму и нужен военный планшет.

— А я ещё ничего про шифры не знаю — Сказал Дэм.

— Ничего, я тебя обучу в два счёта. Будем применять древний одноразовый шифр. Он до сих пор самый надёжный. Я прочёл об этом в планшете. Конечно, имея специализированный искин десятого поколения и наш шифр можно расколоть, но мы простая транспортная компания, поэтому никто специально не будет охотиться за нашими секретами.

Потом Лика и Ирен отправились в детсад, чтобы привести Лизи домой.

— Слушай, Сай! Я сейчас вышел на сайт школы. Там опубликованы условия декабрьской гонки. Мы сделали «Надежду» без грузового трюма. А по новым правилам соревнования нам дадут по четыре стандартных контейнера с грузом. Это четыре тысячи кубических метров. И куда мы их поставим? — Расстроенный Иван вопросительно поднял правую бровь и уставился на меня.

— Мы можем их поставить на специальную ферменную конструкцию с магнитными и механическими зажимами в хвостовой части звездолёта. Как я помню, стандартный контейнер — это куб со стороной в десять метров. Просто плазменные орудия не смогут стрелять назад. — Ответил я.

— А если ферму сдвинуть? — Иван что-то посчитал на планшете. — Нет, всё равно плазмой стрелять назад, не получится.

— У нас же есть сзади четыре лазерных трёхстволки, и ракеты можем запускать по любой траектории.

— Правда! Совсем забыл! — Иван снова повеселел.

В это время из детского садика привели нашу малышку. У неё под глазом светился огромный фонарь.

— Ну, красавица! Рассказывай, за что тебе украшение под глаз поставили?! — Обратился я к Лизи.

— Лотти ко мне не пустили, а робот-воспитатель не успел! Меня тот с синими волосами ударил, когда я ему сказала, что он врёт! — Из глаз девочки закапали слёзы. — Он сказал, что я всё вру, что меня никто не спасал, что моя мама умерла и больше никогда не прилетит!

— Ладно, успокойся. Завтра придёт видео письмо от твоей мамы, да и то, как тебя спасали, записано на кристалле. Я тебе всё это перепишу на твой планшет. Завтра понесёшь в детсад, и всем покажешь. А пока иди, тебя Ирен в медкапсулу положит, и через пять минут ничего под глазиком у тебя не будет. — Я погладил Лизи по волосам. Она прижалась ко мне и обхватила ручками мою шею. Дав ей немного поплакать, подозвал Ирен, и она повела Лизи лечиться.

— Откуда ты возьмёшь видеописьмо? — С тревогой спросила Лика.

— Сейчас я позвоню на Цереру. У них должны быть записи изображения матери девочки и голоса этой женщины. А потом мне понадобится искин…

В общем, я воспользовался опытом двадцать первого века по фальсификации видео изображений. С помощью местной техники это оказалось довольно легко. На планшете Лизи появлялась её мать. Она улыбалась, говорила, какой красивой стала её дочка в новом платье. Рассказывала, что улетает на новую, недавно открытую планету, чтобы изучить её. Советовала слушаться братика и сестричку, не баловаться, хорошо учиться, когда Лизи пойдёт в школу. Ждать маму не надо, сам полёт занимает несколько лет, так далеко находится эта система. А ещё ведь год или два надо на изучение разных животных и всего того, что есть в этом новом мире…

Вместе с эти видеороликом я скинул на планшет запись с искина дроида, который сопровождал меня на «Харон», и работая, вёл съемку наших действий и запись переговоров. На следующее утро я показал Лизи оба ролика. Она обрадовалась, когда увидала на экране свою маму… Я сказал девочке, что это последнее послание, корабль уже улетел.

— Ничего, спасибо, братик! Я буду слушаться тебя и Лику! — Лизи подхватила свой планшет и пошла вместе с моей сестрой на выход.

— А без этого нельзя было? Ведь она вырастет и всё узнает! — Зелка осуждающе посмотрела на меня.

— Иногда ложь нужна, чтобы человек раньше времени не упал духом. Как Элизабет пойдёт в школу, я ей скажу правду. А пока пусть пребывает в уверенности, что её мама жива и помнит о своей дочери.

Мы пошли в школу. Уроки прошли, как обычно. Вернувшись в свой ангар, начали заниматься монтажом фермы. Вернее, монтировали и варили всё ремонтные дроиды, а я и Иван управляли ими через планшеты. Спешки не было, поэтому работу делали три часа. Получилась красивая, и главное, надёжная конструкция. Потом Ирен и Зелка притащили из магазина электромагнитные и механические зажимы. А для проверки нашего детища в соседнем ангаре попросили контейнер, заполненный каким-то хламом. Эксперимент показал, что захваты прочно держат груз на платформе. Вечером мы вернули хозяевам контейнер с их мусором. Лизи тоже была довольна. Она всем скептикам утёрла нос, продемонстрировав смонтированные мною ролики. По пути домой из детского сада Лика купила малышке новую игрушку — щенка — робота, и мороженое. Теперь Лизи была занята дрессировкой своего электронного питомца. Щенок выполнял все команды хозяйки, лаял и бегал за ней хвостиком. На ночь девочка легла в постель вместе с новой игрушкой.

Зелка поместила объявление о появлении новой транспортной компании на бирже. Вначале она дала описание «Подарка» с его трюмом в шесть тысяч кубов. Но потом, посоветовавшись со мной, Добавила и «Надежду», написав, что возможна перевозка четырёх контейнеров на внешней подвеске. Пока фирма «Зелка» только появилась на станции «Земля-12», и нельзя было ждать наплыва клиентов. Ирен посоветовала Зелке внести в объявление скорость наших кораблей, но не полную, чтобы конкуренты по гонкам ничего не заподозрили раньше времени. Наша бизнес леди подумала, и записала для «Подарка» скорость в пять тысяч пятьсот, а для «Надежды» — семь тысяч километров в секунду. Посмотрим. Может кому-то понадобиться доставить срочный груз в отдалённую область Солнечной системы…

Глава 8 Крупный контракт

До середины ноября больше ничего интересного не произошло. Только в начале месяца наш «Подарок» вместе с «Подарком -2» отвезли на Марс семьдесят тысяч тонн стальных слитков. Обратно прилетели с пустыми трюмами, груза больше не было. Но хоть заработали сорок девять тысяч земов. Связь кораблей с офисом была просто шикарной. Всё-таки, для военных всегда делали самое лучшее оборудование. Пока ничего не шифровали, переговоры были открытыми. Мы все выучили информацию по вторым рангам выбранных нами специальностей. Дальше надо было применять гипнограммы и нейросети. Те десять новых нейросетей, которые нашли на крейсере, мы спрятали. Они были шестого и седьмого ранга. Но пока не будет проверен наш КИ в официальной медкапсуле, о постановки этих девайсов на голову не может быть и речи. А среди наших ребят я самый старший. Придётся ждать совершеннолетия. Хотя мы полазили по Галонету и выяснили, что раз у нас усваиваются в нормальные сроки профессиональные навыки, то можно ждать КИ не менее ста шестидесяти. А это уже пятый ранг профессии. Ладно, подождём полтора — два года, и установим мне внешнюю нейросеть.

Пятнадцатого ноября к нам пришли представители крупной компании «Плутон инкорпорейтид». В «кабинет» к нашему директору их сопроводила Велина. За спиной Зелки стоял андроид с автоматом наперевес. Гости не показали виду, что удивились. Они нам рассказали, что должны построить около Плутона крупную торговую станцию. Для перевозки оборудования им понадобилось несколько десятков кораблей, в том числе и наши боты. У нас попросили точные данные о грузоподъёмности наших кораблей и их скорости. Зелка показала им записи искинов. Наниматели очень удивились, когда узнали, что наши боты могут летать со скоростью в семь тысяч километров в секунду.

— Ну, с МКБ-8, тем более новым, всё понятно. У него максимальная скорость — восемь тысяч. А как у МКБ-4 удалось повысить скорость?

— Коммерческая тайна! — Лучезарно улыбаясь, ответила директор нашей фирмы. — Вот вам данные с искинов во время последнего полёта на Марс.

Зелка включила голограмму. Просмотрев её, удивлённые заказчики спросили:

— А эти переговоры вы вели с кораблями из офиса?

— Да! Наша система связи спокойно дотягивается до половины расстояния от Солнца до Проксимы Центавра.

— Откуда вы достали её. Это же военный образец. Такого нет на у одной транспортной компании!

— Это заслуга наших спонсоров! — Не снимая улыбки с лица, ответила Зелка.

— Значит, вы можете предоставить нам два корабля общим объемом трюмов в одиннадцать тысяч кубометров. Но нам нужны грузовики с минимальным объёмом каждого в десять тысяч кубов.

— Не проблема! — Ответила наша бизнес-вумен. — Послезавтра корабли будут готовы к переноске на внешней подвеске ещё минимум восьми тысяч кубов, и добавиться ещё один МКБ-4 с четырьмя стандартными контейнерами на внешней подвеске. Он тоже держит скорость не менее семи тысяч.

— То есть, вы можете предоставить нам все три своих корабля с общей грузоподъёмностью в двадцать три тысячи тонн?

— Да! И скорость нашего конвоя будет в полтора-два раза выше, чем у обычных грузовых кораблей других компаний.

— Мы подписываем контракт с вами. — Сказал старший представитель «Плутон Инкорпорейтед». После того, как все документы были оформлены, завизированы и пересланы на искины биржи, заказчики нас предупредили:

— Мы вам загрузим слитки с ванадием. Всего 138 тысяч тонн. Общая сумма сделки — восемьдесят два миллиона восемьсот тысяч земов. Вы получите при благополучном исходе 8,28 миллиона. Мы просто вынуждены пойти на риск, так как рейтинг вашей компании достигает 200 баллов, а больше кораблей для перевозок нет — все большие суда Галактический флот зафрахтовал для перевозок грузов в галактику М-41. Должны вас предупредить о возможности нападения на караван со стороны наших конкурентов, проигравших конкурс на строительство этой станции. Если вы не сможете выполнить условия контракта, то заплатите неустойку в размере стоимости груза. До свидания! — Мужчины повернулись и покинули наш ангар.

— Да, впредь надо будет не подписывать контракт, пока заказчик не озвучит всё полностью. — Сказал я.

— Ничего, у нас есть, чем отбиться от пиратов.

— Ладно, надо уже посчитать, сколько времени нам лететь туда и обратно. Лика, давай, работай!

— Есть, капитан!

— Остальные делимся так. Я, Ирен, Иван и Дэм берём всех наших ремонтных дроидов, и ударными темпами, монтируем на наших «Подарках» такие же ферменые конструкции, какие были сделаны на «Надежде». Зелка развлекает нашу малышку, а Ёлка проверяет оружие на всех кораблях.

Закипела работа. К вечеру обе платформы с захватами были установлены и закреплены на корпусах кораблей. Лика подсчитала, что рейс до Плутона и обратно займёт минимум шестнадцать и максимум — девятнадцать дней. Значит, мы не сможем ходить в школу до пятого декабря. Гонка предварительно назначена на шестнадцатое декабря. Мы успеваем и груз перевезти, и принять участие в соревнованиях. Я послал с планшета директрисе копию договора с заказчиком, и проинформировал её, что мы будем в школе с пятого декабря. Через полчаса согласие было получено. Первый «Подарок» повели я и Ёлка. Второй повели Ирен и Лика, а на боте «Надежда» вылетели Дэм, Зелка, Иван, Велина и Лизи. Малышка не захотела оставаться в детском саду. Рядом с ней был Лотти, а второй андроид остался сторожить ангар и держать с нами связь.

Вначале мы подлетели к станции «Земля-7», где и загрузились ванадием. Затем последовал часовой разгон, и начался продолжительный перелёт к Плутону. До Марса долетели спокойно. После пролёта пояса стероидов внезапно пропала связь. Мы перешли на защищённую линию, на которой переговоры дополнительно шифровались. Между кораблями связь была устойчивой. По моему приказу все подготовили оружие и подняли щиты на максимум.

— Капитан! Замечены неопознанные корабли, они идут наперерез нам со стороны Ио — Сообщил Чёрт. — Всего три звездолёта типа эсминец.

— Боцман засёк ещё два корвета, вышедших из тени Европы. — Передали с «Надежды».

— Поднимаем скорости всех ботов до семь пятьсот. Строй не нарушать. Стрелять только по команде.

Через несколько часов эсминцы серии М-5 пристроились в хвост шедшему последним боту «Подарку-2». Они попытались приблизиться ещё ближе, но у них не хватило скорости. Корветы напали спереди, и открыли огонь с большой дистанции. «Подарок» выплюнул металлические болванки и четыре очереди из лазерных трёхстволок. Один луч зацепил корвет, и он закувыркался, выпуская в космос струи воздуха. Его напарник увидел, что случилось с товарищем, и быстро свернул в сторону. Тут кувыркающийся корвет настигла одна из болванок электромагнитной пушки. Вспышка! И от пирата ничего не осталось.

— Нас обстреливают эсминцы! Но пока щит держит. — Передали с «Подарка-2».

— Выпустите противокорабельные ракеты и откройте огонь с кормовых пушек! — Приказал я. — Расстояние между вами и противником не изменилось?

— Нет, они не могут нас догнать. Открываю огонь! — Сообщила Лика.

Мы видели всё на экране — шла прямая передача с искина МКБ-8. Лазеры сразу просадили щиты первого эсминца процентов на сорок, но два других пирата стали подкачивать ему энергию со своих щитов. Они не знали, что у нас на пушки идёт столько энергии, сколько могут дать все реакторы их кораблей. Я представил удивлённые лица капитанов эсминцев, когда их пушки не смогли пробить щит бота, вооружённого к тому же мощными лазерами, ведущими непрерывный огонь. Борьбу за щиты эсминцы постепенно проигрывали. Но тут подлетели четыре ракеты, выпущенные с МКБ-8. Вспышки показали, что все эсминцы уничтожены. Как показала запись, вначале одна ракета взрывом обнулила общее защитное поле пиратов, а затем три остальных реактивных снаряда пробили борта эсминцев. От противника не осталось даже мелкого мусора. Наши корабли продолжили путь не снижая скорости, и через девять дней после вылета с орбиты Земли мы подошли к Плутону. Там нас уже ждали — мы пришли первыми из всех компаний, зафрахтованных на перевозку груза. После передачи контейнеров с ванадием заказчику, нам перечислили причитающуюся сумму. Наши корабли развернулись и полетели назад. Как мы узнали позже, было всего четыре каравана, если считать и нас. Нападения были на три из них. Мы сумели отбиться от пиратов без потерь. Второй и четвёртый караваны потеряли по два корабля с грузом. В школу на учёбу мы вышли пятого декабря. А вечером нас развеселила малышка Лизи, которой я закачал на планшет бой с пиратами. Эта запись произвела фурор среди малолеток, как и изображение самой Лизи в пустотном детском скафандре, сидящей на коленях Зелки.


Владелец строительной корпорации «Станции и спутники» Тай Ен Чам мерил шагами свой обширный кабинет. Его фирма потерпела поражение в конкурсе на строительство станции около Плутона. Чтобы насолить конкуренту, он нанял три отряда наёмников. Сильно навредить конкурентам он не смог. Три конвоя имели хорошую защиту. Его агенты узнали, что большую партию довольно дорого ванадия должны были повезти без всякой защиты боты типа МКБ, у которых нет ни вооружения, ни брони. Поэтому Тай направил на перехват этого конвоя эсминцы из своей охраны и два корвета, которые он попросил у брата. Но ничего сделать не удалось. Вернулся только один корвет. Он привёз запись боя. Просмотрев её Тай еле сдержал ярость. Это была явная недоработка его заместителя. Сейчас он ждал, когда придёт вызванный в кабинет владельца работник.

Дверь открылась, и вошёл седой высокий голубоглазый мужчина.

— Пак Ни Мин, посмотрите вот эту запись. — Тай включил головизор. По мере просмотра ролика лицо пака становилось всё мрачнее и мрачнее. Когда фильм кончился, Пак склонил голову, и произнёс:

— Я виноват, хозяин. Не проконтролировал отдел информации. Приму любое наказание!

— Ты, верно, служил и моему отцу и мне. Ошибки бывают у всех. Но я прощу тебя в это раз. А сейчас вызови начальника отдела информации!

Через час Тай рассматривал странные корабли транспортной компании «Зелка». Что это точно боты МКБ, он уже не сомневался. Но большой неожиданность оказалось наличие брони на двух межсистемниках четвёртого ранга. Да и вооружены они были не хуже любого эсминца. Было, правда, неясно, каким образом держали их щиты выстрелы лазерных и плазменных орудий сразу трёх эсминцев. Неожиданным оказалось и наличие на этих грузовиках ракет. Да и скорость они развили такую, что эсминцы пятого ранга не смогли их догнать. С удивлением Тай прочитал, что фирма «Зелка» является дочерней компанией фирмы «Двойка», и все боты принадлежат школьникам Саю и Лике Магнум. Тай просмотрел всё, что было об этих людях, а потом посмотрел и голофильм о попытке убить их.

«Да, придётся смириться с поражением и финансовыми потерями. Тем более, я же не буду объявлять войну транспортной компании школьников. Они не виноваты, что конкуренты выбрали их для перевозки ванадия. Да и шум вокруг их имён из-за покушения ещё долго не сойдёт. А попадать в поле зрения службы правопорядка как-то не хочется. Да и судя по их кораблям, им скорее помогает какая-нибудь крупная структура из Совета корпораций. Нет. Своя голова дороже!». Тай вызвал по нейросети брата. Предстоял тяжёлый разговор…


На следующий день после прилёта я раздал всем зарплаты. Как всегда, разделил всю сумму на три части. В основной фонд пошло два миллиона семьсот шестьдесят тысяч. Столько же оказалось и на резервном счету. Каждый член экипажа получил триста сорок пять тысяч. Для Лизи взяли в банке карточку, куда и занесли её деньги. Опять прилетели Ант и Лим.

— Ну, вы даёте! Уже больше нас зарабатываете! — Восхищался Ант.

— Доченька, дай своему папе деньги на выпивку! — Шутил Лим.

— Зачем только на выпивку? — Поинтересовался я. — Давайте пойдём в ресторан с натуральными продуктами, и там справим удачное окончание рейса.

— Ура! — Закричали ребята. Всей группой мы ввалились в один из самых дорогих ресторанов станции. По пути захватили и сестёр Зелки и её мать. Задержались ещё у магазинов женской одежды и бижутерии. В результате в ресторан зашли хорошо одетые женщина и девочки, рядом с которыми мы в своих комбинезонах смотрелись, как бедные родственники. Мать и сёстры Зелки впервые попали в такое заведение. Поэтому немного робели. Но хорошая еда и выпивка сделали своё дело — они даже потанцевали. Потом все погрузились в местное такси и отправились к нам в ангар. Там все разместились на десяти кроватях жилого блока и в каютах «Полёта». Пожелав всем спокойной ночи, я повалился в кровать, и быстро уснул.


Чат школы Прим 5 станции «Земля-12».

Тринити: Привет всем, кто сидит этим вечером за планшетом! Меня не было две недели, летала на Тринес. Что-нибудь новенькое есть?

Таран: А что тебя конкретно интересует?

Тринити: Всё!

Таран: Тогда смотри запись искинов станции слежения около Юпитера. Да и все, кто сейчас в чате, могут посмотреть.

Тринити: Клёво! Как они их раскатали в блин!

Скелетон: Да, мне тоже понравилось! Грузовики против эсминцев и корветов! Там наверно военный сидел за пушками.

Таран: Ха, ха, ха!

Скелетон: А что я такого смешного написал?

Таран: Пусть все выскажутся, а я потом вам скажу, кто это был.

Львица: Я тоже думаю, что в экипаже были военные. Видите! Они с первого выстрела корвет взорвали.

Болид: А последний грузовик как выдержал обстрел трёх эсминцев? У него что, щиты от линкора?

Таран: Скоро всё узнаете. Пусть Гном выскажется.

Гном: Что я могу сказать? Скорее всего это была подстава. Пиратам подкинули караван из специально подготовленных ботов МКБ. Я их контуры сквозь защитное поле разглядел. Правда не знаю, что это за конструкция в хвостовой части этих кораблей.

Таран: Это платформы для контейнеров. У каждого судна внешней подвеске их четыре штуки. Гном правильно указал, что это боты МКБ. Только на них нет военных. Вот эти же корабли сбрасывают груз у Плутона. Ну, что? Не узнаёте?

Львица: Нет!

Тринити: Нет!

Скелетон: Вроде…Но этого не может быть!

Гном: Чего?

Болид: Ты кого-нибудь узнал, Скелетон?

Скелетон: Но у него два корабля, а не три!

Львица: Ты про кого, Скелетон?

Таран: Теперь три, Скелетон. И фирма у него открыта. Транспортная.

Тринити: Перестаньте говорить загадками! Кого узнал Скелетон?

Таран: Даю подсказку: название транспортной компании, которой принадлежат эти боты — «Зелка»!

Львица: Не может быть!

Тринити: Но ведь Зелка в экипаже Сая Магнума? Ой! Значит это были они?

Таран: Да. Тут одна крупная компания зафрахтовала для перевозки грузов тридцать кораблей. Саю и его команде тоже попалась часть заказа. Приблизительно они заработали миллиона три, может и четыре. Точно знают только они. Главное, что они отбились от пиратов легко. Как будто каждый день с ними воюют. На этих трёх кораблях был весь их экипаж, да и малышку Лизи они прихватили с собой. Они установили рекорд для ботов этого типа — доставили груз от Земли до Плутона за девять дней. Я тут подсчитал, что тогда их скорость должна быть не меньше семи тысяч километров в секунду. Ну, так как один из кораблей восьмого поколения, то для него это не проблема. Но ведь и другие боты Сая держали нужную скорость на протяжении всего полёта. А это уже серьёзно. Львица, экипажу вашей «Кометы» придётся очень постараться, чтобы выиграть гонку у Сая и его команды.

Гном: А я вот всё равно не понимаю, откуда у них столько энергии на ботах, чтобы и пушка, аж четыре штуки, палили непрерывно, да ещё и щит не проседал от выстрелов трёх эсминцев.

Таран: Не знаю! Пока они не выставили в Реестре полные данные кораблей.

Болид: А чем они уничтожили эсминцы?

Гном: Скорее всего ракетами. Связали лазерами, а потом нанесли ракетный удар. Это обычная тактика, правда, в том случае, если тебе известно, что щит у тебя хороший.

Болид: Но как они добились такой энерговооружённости кораблей? Если посчитать, то ремонт этих ботов обошёлся в несколько миллионов. А где их взял Сай?

Львица: Вот этого никто не знает! Мы точно проиграем Саю. У него с каждым рейсом становится всё больше денег, а значит, увеличиваются и возможности поставить современное оборудование.

Таран: Могу тебя обрадовать, Львица! Твой конкурент имеет ещё и военную станцию связи.

Львица: Откуда знаешь?

Таран: Они купили здесь, На «Земле-12», антенный блок и некоторые части от военной станции связи, дальности которой хватает перекрыть всю Солнечную систему. Когда пираты поставили глушилку, Сай просто переключился на шифрованный канал связи со своим офисом в ангаре.

Скелетон: Вот это да! Пока вы говорили, я открыл сайт биржи грузоперевозок. У компании «Зелка» рейтинг поднялся после последнего полёта до двести пятидесяти.

Тринити: А это хорошо?

Скелетон: Для Сая и его команды, конечно хорошо. Они в первой десятке самых надёжных и быстрых перевозчиков.

Болид.: У меня появилась голограмма кораблей Сая без щитов около Плутона. Сейчас я вам её перешлю…

Львица: Получила. Ого! Вот поэтому они и разбили пиратов. Тут на носу и корме каждого бота по четыре ПЛ стоят в трёхствольном варианте. И ракеты мощные на наружной подвеске у двух кораблей. А никто не знает, почему «Подарок» и «Надежда» чёрного цвета, ведь МКБ все серебристые?

Гном: Скорее всего это броня, сейчас посмотрю по виду, что это может быть. Так. Цвет — чёрный. Ха, ха, ха!

Тринити: Повесели и нас!

Гном: У этих пиратов вообще не было шансов пробить эти боты! На них стоит броневой пояс от крейсера восьмого поколения!

Скелетон: Не может быть!

Гном: Пересылаю тебе данные. Теперь убедился?

Таран: Да эта броня стоит столько же, сколько все боты Сая!

Болид: Тем не менее, они у него бронированы хорошей бронёй.

Львица: Да! Вот это номер! Кстати, а что это за трубки вдоль бортов?

Скелетон: Подозреваю, что это электромагнитные орудия.

Тринити: О боже, не бот, а крейсер какой-то! Поэтому они безбоязненно забрали с собой ребёнка в рейс.

Таран: Кстати, в детский сад, куда водят Лизи, ходит и моя племянница. Им эта Лизи показала по планшету вот эти кадры.

Тринити: Это, в каком из кораблей она сидела с Зелкой?

Болид: Скорее всего, на «Надежде». Она между двумя «Подарками» находилась. А вот бой с эсминцами снят с головизора. Скорее всего, изображение с последнего бота шло.

Львица: Я покажу ребятам с моего экипажа все эти ролики. Пусть посмотрят, с кем нам придётся иметь дело. Гонки назначены на двадцатое декабря. Трассу надо пройти с четырьмя контейнерами, до верху заполненными грузом. Летим до Сатурна, а потом поворачиваем назад. Никаких одноразовых ускорителей применять нельзя. Участвовать будут три корабля: «Надежда», «Комета» и «Нейтрон». Можно считать, что все они равны. Но вот скорость…

Таран: У «Кометы» она шесть шестьсот. У «Нейтрона» — примерно столько же, плюс, минус двести. А у «Надежды» — ни кто не знает. В последнем рейсе у неё вначале было семь тысяч, а потом легко поднялась до семи с половиной.

Львица: Да, похоже мы проиграли с самого начала, как только появился этот Сай.

Тринити: Не отчаивайся, в космосе всё бывает.

Львица: Да! Отказываться от гонки глупо, особенно, когда до неё осталось не больше двух недель.


Последующие две недели в школе было только и разговоров о предстоящей гонке. Мой экипаж готовился к ней у себя в ангаре. Отрабатывалась слаженность действий в той или иной ситуации. Лизи ходила в свой детский сад. Хвалилась, что уже знает буквы и может прочесть своё имя. Она таскала с собой не только робота Лотти, но и свою собачку. Правда, девочка не баловалась дома, беспрекословно слушалась меня и мою сестру.

Чтобы начать преобразование «Подарка-2», Дэм и Иван начали покрывать его бронеплитками от крейсера. Их было несколько контейнеров, которые Ант однажды притащил к нам в ангар. Вооружении мы поставили на МКБ-8 ещё до полёта на Плутон. Лим притащил тогда же все реакторы. Правда, с работоспособностью в 60–70 %. Но бой показал, что даже этого достаточно для стабильной работы щита при одновременной стрельбе. Не хватало ещё накопителей от линкора, обещанных Антом. Хоть мы и хотели начать модернизацию в январе, детали начали скапливаться раньше, что и привело «Подарок-2» к нормальному (для нас) состоянию перед полётом на Плутон. После этой экспедиции родители ребят из моего экипажа стали относится к своим чадам, как к вполне взрослым и ответственным людям. Тем более, что ребята получали уже намного больше своих родителей. Зелка вывесила объявление на бирже, что в связи с участием экипажа в гонках временно приостанавливается приём заявок на перевозку грузов. Мы несколько раз вылетали на полигоны Луны и Марса на «Надежде», чтобы точно установить, какую скорость может показать корабль на гонках. Выяснилось, что длительное время бот может идти с грузом на скорости одиннадцать тысяч восемьсот километров в секунду.

На общем собрании нашего экипажа было решено, что на соревнования школьного и межшкольного масштаба покажем скорость в восемь-девять тысяч километров в секунду. А максимальную скорость покажем на гонках через два года. Если, конечно, у нас не появится более быстроходный корабль. Деньги у нас были. Поэтому мы для каждого бота приобрели команду андроидов и ремонтников. Были куплены и по три турели внутренней обороны. Всем поменяли скафандры. Потом купили двухэтажный жилой модуль восьмого поколения, а тот, который подарил Ант, превратили в полноценный офис. Для этого закупили нужную мебель, отдельный искин, офисную технику. Ант вновь подбросил нам автоматы и пистолеты тех типов, которые у нас были. Это позволило везде поставить охрану из андроидов, установить несколько разных систем охраны. Для разъездов между земными станциями и отдыха на Земле нами был приобретён челнок, способный перевезти до ста тонн грузов и тридцать человек. Он нам обошёлся в двести тысяч земов. А его модернизация потянула ещё на двести пятьдесят тысяч. По сравнению со своими собратьями этот челнок имел в полтора раза большую скорость, удвоенное бронирование, мощное вооружение из трёх лазерных пушек и ракетного блока с сотней самоуправляемых снарядов. Щит был усилен в два раза, что позволило спускаться на поверхность Земли в комфортных условиях.

В один из дней отдыха мы полетели на уикенд. Лизи впервые была на большой планете. Поэтому её поразило разнообразие растений, голубизна неба, журчание воды в ручье. Она впервые увидела пчелу и красивого оленя. В небе резвились различные птицы, волосы малышки нежно трепал лёгкий ветерок… Потом мы попали под дождь. Падающей с небес воде радовалась не только пятилетняя девочка, но и большая часть экипажа — они тоже видели это явление природы впервые в свое недолгой жизни. Я и Лика улыбались — смешно было видеть, как юноши и девушки скакали босиком по лужам, кричали что-то несуразное, а по их лицам скатывались капли летнего дождя. Я обнял сестру и пропел:

Пусть бегут неуклюже
Пешеходы по лужам,
А вода по асфальту рекой…[6]
Сестра замерла, удивлённо смотря на меня, а потом принялась подпевать. Ребята тоже услышали мой «вокал» и подбежали поближе. Больше всех радовалась Лизи. Пришлось раза три спеть песенку крокодила Гены. На следующий день мы отправились в небольшой поход по лесу. Затем вышли на полянку. И девочки бросились собирать цветы — такие красивые растения они видели в первый раз. Лизи погналась за бабочкой, и чуть не упала в яму, прикрытую только травой. Она от испуга так громко крикнула, что мы мигом оказались рядом с ней. Лотти здесь не было, поэтому всё оставшееся время девочку от себя мы не отпускали. Вечером наш челнок поднял нас домой — на станцию «Земля-12».

На следующий день. когда мы вернулись из школы, к нам прилетели Лим и Ант. Они привезли обещанные накопители. Ещё Ант дал нам три набора дроидов разведки и диверсии. Их можно было использовать и для нахождения мин, тайников, для скрытного наблюдения за кем-нибудь. Лим привёз набор для быстрой настройки двигателей. Фактически это был максимально миниатюризированный стенд. Иван и Дэм стали точно настраивать двигатели наших ботов и челнока. Для Лизи Ант подарил маленький дамский игломёт с десятью иглами в магазине. Откуда он его взял, я не стал спрашивать. Лизи обрадовалась, и побежала опробовать оружие на нашем стрельбище. Её действиями руководил Лотти. Потом девочка хвалилась, что она два раза попала в центр мишени. Опять мы весело провели время, особенно, когда я стал учить ребят играть домино. Здесь эту игру уже давно забыли. Поэтому я сделал с помощью дроида «камни» и нанёс несмываемой краской в нужных местах жирные точки. Подумал и сделал обычные счёты. Ребята выучили правила довольно быстро. Потом начали играть на выбывание. Выиграл, естественно, я. Второе место занял Ант, а третьей была Зелка. Игра понравилась, и её распространению поспособствовали отец Зелки и его компаньон. Наконец, нас вызвала директриса, объявила о правилах проведения гонок, и назвала точную дату проведения мероприятия. До двадцатого декабря осталось всего двое суток…

Глава 9 Гонка и её итоги

— А теперь дорогие зрители начинаем прямой репортаж со школьных гонок «Земля — Сатурн — Земля». Сейчас на трассу выйдут корабли школы Прим 5 станции «Земля-12». В отличие от вчерашних соревнований, где в гонке приняли участие школы Прим 4 и Прим 3, представившие по два экипажа на арендованных кораблях типа М-5, сегодня будут представлены три экипажа. Итак, на эсминце «Комета» летит пятёрка из класса 12А под командованием Татьяны Синг. В её экипаже четыре девушки и один юноша. Корабль арендован у компании «Тайны космоса». Второй эсминец под названием «Нейтрон» ведёт капитан Зиннадин Рахат. Эти ребята из класса 12Е. Звездолёт арендован у бизнесмена Кая Рожже. И последний представитель школы Прим 5 — Сай Магнум с экипажем из класса 12Д. Эти ребята летят на межсистемном боте «Надежда», который является собственностью компании «Зелка». Посмотрим, сможет ли бот соревноваться в скорости с эсминцами. Хотя, как мне сейчас прошептал на нейросеть мой искин, «Надежда» недавно вместе с однотипными ботами компании «Зелка» перелетела, за рекордный для этого класса кораблей срок — девять суток, с Земли на орбиту Плутона. Итак, звучит команда «Старт!». Корабли двинулись Пока идёт разгон, который продлится около часа, я вам расскажу, как проходили вчерашние соревнования… — Ант уменьшил громкость у головизора. Он и Лим пришли в бар, чтобы посмотреть на огромном экране за выступлением ребят из экипажа «Надежды». На эту гонку Сай взял всех. Даже Велину и Лизи. Тут, в баре, собралось довольно много любителей гонок. Был открыт тотализатор. Многие болельщики поставили на выигрыш эсминцев. Они просто не могли поверить, что бот может обогнать бывший военный звездолёт. Несколько человек, в том числе и Ант с Лимом, поставили на «Надежду». Дела фирмы «Двойка» шли довольно хорошо, поэтому партнёры расслаблено сидели за столом, пили местное пиво, и ждали, когда продолжится репортаж. На экране пока скакали какие-то голые девицы, рекламирующие женское бельё. Наконец, вновь включился диктор:

-. Мы видим, что все корабли набрали скорость и вышли на трассу. Впереди пока «Нейтрон», за ним с отставанием на десять тысяч километров идёт «Комета». Параллельно ей, чуть приотстав, двигается «Надежда». Всё-таки бот не может соревноваться в скорости с эсминцем! И так, до Марса корабли будут двигаться десять часов, ещё столько же к поясу астероидов, а потом ещё трое суток до Сатурна…

Через двенадцать часов Лим и Ант вновь зашли в знакомый бар. Сейчас должен начаться репортаж о гонках. Кончилась реклама, и послышался голос комментатора:

— Те, кто включился в просмотр гонки сейчас, пропустили сразу несколько событий. Итак! Начинаю по порядку. Когда до Марса осталось половина пути, бот неожиданно прибавил скорость и легко вышел на второе место, обогнав «Комету». Затем таким же образом «Надежда» обошла «Нейтрон» и возглавила гонку. К Марсу она пришла всего за шесть часов, а не за десять. После прохождения контрольной точки бот Сая Магнума немного снизил скорость, но продолжал идти к поясу астероидов. Чтобы догнать соперника «Нейтрону» и «Комете» пришлось выключить щиты и перебросить всю энергию на двигатели. Форсаж помог — оба эсминца догнали через пять часов бот уже после вхождения в пояс астероидов. Но тут в «Комету» попал метеорит — вот к чему приводит желание победить любой ценой. Выключение щита дорого обошлось экипажу Татьяны Синг — ранения получили практически все ребята. Камень пробил реакторный отсек и снёс эсминцу двигатели. «Комета» беспорядочно закувыркалась. Её отнесло в сторону. К ней ринулись спасательные суда, перехватившие неуправляемый эсминец, и эвакуировавшие экипаж. Между тем гонка продолжалась Впереди, развив несвойственную боту скорость шла «Надежда». Замеры показали, что она двигается намного быстрее «Нейтрона». Разница в скорости составляет три тысячи километров в секунду. Суда уже вышли из пояса астероидов, и двигаются в сторону Юпитера…

— Ну, за успех Сая, Зелки и Дэма! — Ант поднял литровую кружку пива и чокнулся с Лимом. — После этой гонки пусть тебе попробуют сказать, что ты никто из-за низкого КИ. — Мужчины выпили. — Пошли домой, всё равно два дня ничего не будет.

Через пятьдесят часов Лим зашёл в бар один. Анта вызвали на завод. Пришёл на ремонт один из крейсеров пограничной охраны Млечного пути. Лим заказал пиво и пиццу. Пока шла реклама, он медленно поглощал еду, запивал холодным пенистым напитком, и думал:

«Хорошо, что моей девочке встретились такие ребята, как Ёлка и Сай с сестрой. Что было бы, если на станции не появились Магнумы? Зелку бы затравили из-за низкого КИ отца. Может даже, ей пришлось бы сменить школу…. Но всё повернулось в лучшую сторону. Теперь все с завистью смотрят, что моя дочь — директор фирмы, недруги злобно шипят в сторонке, перед дочерью стали заискивать ребята из её старого класса. Да, жизнь выкидывает иногда такие фортели, что потом все долго не могут понять, как и что произошло. Конечно, Сай принял Зелку не за красивые глазки. Ему надо было собрать экипаж. Но как только он почувствовал, что через мою дочь сможет многое получить для ремонта бота, то сразу начал её продвигать. Если бы дочка даже и окончила школу, то на место суперкарго она никогда бы не попала. Этот Сай показал, что умеет вести бизнес и не бросает друзей. Ладно. Хватит думать — мозги задымятся!» — Усмехнулся про себя Лим, и перевёл взгляд на экран.

— Дорогие друзья! Продолжается гонка. впереди опять «Надежда» и разрыв между ней и «Нейтроном» только увеличивается. Уже пройдена последняя контрольная точка, и звездолёты летят обратно на Землю. Сейчас прямо мне в ухо искин сообщил, что на «Нейтроне» начались какие-то проблемы. Его скорость резко упала. С кораблём пропала связь. Итак идёт уже двадцатая минута после остановки «Нейтрона». Зафиксированы переговоры между офисом фирмы «Зелка» и кораблём «Надежда». Бот останавливается. Он развернулся, и на всех парах идёт к «Нейтрону»! На экране, в углу, вы видите, как быстро растёт скорость у бота. Вот, наконец она зафиксировалась на одиннадцати тысячах километров в секунду! Такими темпами «Надежда» подойдёт к эсминцу намного раньше спасательных кораблей, у которых скорость в пять раз меньше. Но вот вопрос, зачем понадобилось Саю Магнуму разворачивать корабль? Ждём дальнейшего развития событий. Пока прервёмся на несколько минут рекламы.

Лим оглядел всех сидящих в баре болельщиков. У большинства людей на лицах проявилось удивление таким поворотом событий. Одновременно в глазах болельщиков плескалось любопытство. Никто не мог понять, что произошло. Наконец истекли томительных двадцать минут. Вновь появилась картинка со станции слежения и зазвучал голос комментатора:

— «Надежда» уже приблизилась к «Нейтрону» на расстояние в несколько десятков метров. Сейчас мы приблизим изображение. Из шлюза бота вылетели два дроида и кто-то в скафандре. Они направляются к застывшему «Нейтрону». Смотрите, дроиды вырезают шлюзовой люк эсминца и скрываются внутри. За ними туда нырнул и человек в скафандре. Пока ничего не ясно. Что такого могло произойти на «Нейтроне», чтобы понадобилась внешняя помощь? Придётся подождать окончания этого эпизода гонок. Уже понятно, что победителем гонки стала «Надежда», так как оба соперника сошли с трассы по разным причинам. Пока прекращаю наш репортаж, следующее включение через час.

Люди в баре недоуменно смотрели друг на друга. Такого никогда не было за всю историю школьных гонок. Но всех занимал один вопрос, что случилось на «Нейтроне». Тут Лиму пришла мысль связаться с ангаром Сая — там ведь оставлены андроиды для охраны и связи с кораблями.

«Алло. Это офис компании „Зелка“?»

«Да! Дежурный Лотти слушает!»

«Ты на узле связи? Я Лим, отец директрисы Зелки».

«Сейчас проверю. Да, у хозяйки записан номер вашей нейросети».

«Лотти, ты можешь мне сказать, что произошло в космосе? Почему Сай развернул „Надежду“?»

«На другом корабле произошла крупная авария. Полностью отключилось питание из-за перегрева реакторов и срабатывания системы защиты. Выплеснулась плазма, сжёгшая все накопители и двигатели. Под неё попали два человека. Их состояние неизвестно. Поэтому Сай решил развернуть корабль и помочь».

«А как он узнал об аварии на „Нейтроне“?»

«Бот перехватил слабый сигнал с криком о помощи. Очевидно кто-то из экипажа „Нейтрона“ говорил через слабую рацию скафандра. Других сигналов оттуда не поступало. Я могу скинуть вам, Лим, изображение с рубки „Надежды“ в момент получения просьбы о помощи».

«Давайте, записываю!»

На нейросеть Лима пришёл файл. Он подошёл к бармену и сказал:

— У меня есть информация с «Надежды» о том, что произошло на «Нейтроне». Можно я перекину файл на головизор.

— А откуда она у вас?

— Я отец одной девочки из экипажа бота.

— Понятно! Народ! — Бармен обратился к сидящим за столиками клиентам. — Мы получили информацию прямо с рубки бота «Надежда». Она может пролить свет, на произошедшее. Я сейчас включу головизор на приём файла. — Он тронул одну кнопку и кивнул Лиму. Через несколько секунд появилось изображение внутренности «Надежды». Там на креслах перед пультами сидели четыре школьника и маленькая девочка.

— Капитан, нашей станцией перехвачен слабый радиосигнал. Источник находится на идущем сзади корабле. Предположительно — это радиостанция скафандра. Включить запись?

— Да!

— Выполняю: «Хррр… если кто, мня слышит… хррр… спасите…. Тут темно, ничего не работает… хррр. Где другие, я не знаю…. Капитан приказал поднять…. Хррр… мощность реакторов до максимума, чтобы догнать бот. Через минуту в реакторной прогремел взрыв. Оттуда доносились жуткие крики, а потом стоны. Через несколько секунд потух свет, и выключилась вся аппаратура, даже искины. Затем свет пришёл опять — включились накопители, но потом опять что-то взорвалось…. Хррр… Я одна была в скафандре, остальные были в комбинезонах. Над накопителем возникла жёлтая дуга, которая затем с грохотом лопнула. Плазменные шарики оплавили пульты и один из них попал капитану в лоб, а пилоту в голову ударила часть обшивки накопителя…. Мой скафандр предохранил меня от ранений. Но в нем старый аккумулятор. Я не знаю, насколько хватит воздуха — все индикаторы вышли из строя после взрыва. Если кто меня слышит…Хрррррр».

— По-моему, это голос Алисы Перкинс. — Сказала сидящая за пультом пилота школьница.

— Разворачивай бот, идём на помощь!

— Есть, капитан!

Запись кончилась. Люди в зале зашумели. Около одного из столиков раздался плач. Низкая полная женщина рыдала, закрыв лицо руками.

— Кто это? — Поинтересовался Лим.

— Мать Али Перкинс! А рядом с ней за столиком сидели отцы ещё двух ребят с «Нейтрона».

В это время бармен переключил головизор на вещание.

— Мы видим, как кто-то из экипажа бота вместе с дроидами эвакуирует в капсулах людей с «Нейтрона». Уже перенесли четыре КИЗ (камера индивидуальной защиты), а теперь выносят кого-то в синем скафандре. Этот пострадавший не подаёт признаков жизни. Вот увеличенное изображение. Индикаторы скафандра полностью чёрные. Вот, сотрите! В кадр попал прозрачный щиток шлема. Сквозь него видно бледное девичье лицо, не подающее признаков жизни. Это единственная девочка из экипажа «Нейтрона» — Алиса Перкинс. Сейчас её транспортируют на «Надежду»…

— Не умирай, Аля! — Мать девочки бросилась к экрану, как будто могла чем-нибудь помочь дочери. Её еле удержали за руки хмурые мужчины. Лим подошёл к ней.

— На боте есть пять капсул третьего поколения. Понадеемся, что они все будут спасены.

— А ты откуда знаешь?

— Я сам их монтировал вместе с ребятами. Там, в экипаже бота летит и моя дочь!

Между тем спасательные работы закончились. «Надежда» с места рванула в сторону Марса. Там, на станции «Цветок Марса 212», по заявлению комментатора, уже были приведены в состояние повышенной готовности все медслужбы. «Надежда» развила максимальную скорость, сбросив ненужные уже контейнеры Теперь все увидали, что соревноваться с ботом Сая Магнума было бесперспективным занятием — он мчался к Марсу на скорости в двенадцать тысяч километров в секунду. Ещё через восемь часов пришло известие с Марса. Его прочитал по Галонету один из докторов марсианской клиники:

— Полчаса назад ботом «Надежда» доставлены пятеро пострадавших на гонках школьников из экипажа «Нейтрона». Спешу успокоить родителей этих детей — все живы. Это случилось благодаря наличию на боте достаточного количества медкапсул, которые помогли стабилизировать состояние пострадавших. После проверки поступивших больных было установлено, что двое из них попали под прямой выброс плазмы из реактора. Поэтому им придётся полежать месяц у нас, чтобы отрастить потерянные органы и конечности. Капитан «Нейтрона» после лечения будет задержан для расследования причин трагедии, к которой привёл его приказ о снятии предохранителей с термоядерных реакторов. Пилот и стрелок будут выписаны уже после завтра. Поэтому прошу родителей Зура Тария и Алисы Перкинс прибыть на станцию «Марс 212».


Целую неделю в Галонете обсуждали случай с «Нейтроном». Следствие выяснило, что приказ капитана был ошибочным, но не он привёл к катастрофе. Оказывается, на реакторах корабля уже давно не было предохранителей. Они были заменены фальшивыми вставками. Поэтому любое повышение мощности выше 80 % приводило к дестабилизации удерживающего плазму магнитного поля, и взрыву установки. Служба безопасности арестовала владельца «Нейтрона», который знал обо всём, но сдал эсминец в аренду школьникам. Когда мы вернулись на станцию, два дня всё было тихо, но потом к нам началось паломничество родителей спасённых ребят с «Нейтрона». Врачи им сказали, что если бы мы не развернулись и не успели вовремя вытащить экипаж эсминца, а затем положить в медкапсулы своего бота, то через три дня «Нейтрон» стал бы склепом для пяти погибших.

— Вы должны быть благодарны Алисе, которая смогла подать сигнал СОС! — Сказал я в ответ на восхваления моих достоинств родителям школьников.

— Но ты ведь развернул корабль, а потом сам доставал их переносил на бот! — Возражали мне папы и мамы спасённых.

Пришла и Алиса Перкинс вместе с пилотом Зуром Тарием. Они сказали, что несмотря на аварию, решили работать в космосе после школы. Но теперь экипаж распался — капитан под следствием. И ему больше никто не доверит корабль. Двое школьников, попавших под взрывы реакторов больше не хотят слышать о космосе. А тут ещё и за лечение надо заплатить. Все накопления Перкинсов и Тариев ушли на лечение, так как пришлось применять дорогие картриджи. Хотя у Алисы и Зура не было видимых повреждений, но врачи нашли повреждения скелета и разных органов. Посовещавшись со своим экипажем, я предложил им работать в нашей фирме. Они подписали контракты, согласно которым они соглашались работать за 5000 земов за рейс. Первый заказ для нашей фирмы «Зелка» появился через неделю после гонок. Вылетела в рейс «Надежда». Теперь скрывать её данные не имело смысла — все уже знали, какая у корабля скорость. На с опять наняла фирма, перевозящая оборудование для станции у Плутона. На этот раз мы повезли четыре контейнера с дроидами. Груз был оценен в восемь миллионов. Это были четыреста дроидов девятого поколения. Пилотом полетел Зур, стрелком — Алиса, капитаном был я. Новички очень удивились, когда я им сказал, что ботом могут управлять всего два человека. Другие два бота тоже полетели в рейсы — повезли товар на миллион земов на Марс и Юпитер… Через двенадцать суток все мы встретились у нас в ангаре. В школу и детсад никто не ходил — были объявлены новогодние каникулы. Выплатив новым работникам зарплату и премии на новый год, всего четырнадцать тысяч, я разделил полученные за последние рейсы девятьсот тысяч на три части, пополнив резервный и основной фонды корабля. На девять человек у нас вышло по тридцать три тысячи, а остаток в тысячу мы использовали на новогодний праздник. В будущем ёлку никто не ставил, так как деревья считались живыми существами, и губить их ради одного дня, было запрещено законом. Но как это согласовалось с охотой на животных и ловлей рыбы, я понять не мог.

Следующий заказ на перевозку грузов поступил от новой компании «Независимые верфи». Для этого понадобились все три бота. Нам дали перевозить титан в слитках, всего девяносто тысяч тонн. Сумма тоже была немаленькой -1,8 миллиона. Верфь была около Венеры. Туда мы долетели за три дня, а потом взяли попутный груз — уран, который добывали на второй планете нашей системы при помощи автоматических роботизированных комплексов. Всего загрузили четыреста сорок тысяч тонн на сумму в 26,4 миллионов земов. Наш караван прошёл уже пол пути до станции «Земля-8», куда должны были сдать металл, когда на нас напали два эсминца восьмого ранга. Пришлось принять бой. Но он был скоротечным. По моему приказу наши корабли выстроились в цепь и по команде, открыли огонь из двенадцати лазерных пушек, шести электромагнитных орудий. Наши щиты выдержали обстрел шести стволов противника, а плазменные пушки и ракеты обороны уничтожили четыре торпеды и восемь ракет, выпущенных пиратами по нашим ботам. Девятая и десятая ракеты сильно просадили взрывами щиты на «Надежде», но наш ответный ракетный залп оказался более удачным — противокорабельная ракета снесла взрывами боеголовок двигатели у одного из эсминцев. Второй пират развернулся и стал удирать, но его догнали подоспевшие крейсера службы безопасности. Пираты сдались. Нам достался повреждённый нами эсминец. Мы его зацепили захватами которые нам на носу «Подарка» смонтировал после гонки Ант. После доставки груза и получения денег, мы вернулись к себе в ангар.

Я поговорил с Зелкой. И мы решили Алису и Зура перевести из наёмных работников в состав нашего отряда навсегда. Я, как капитан, объявил им наше решение, и сказал:

— Вы уже третий рейс с нами, сегодня вы доказали, что из вас вырастут хорошие специалисты. Благодаря Зуру мы не потеряли «Надежду», а Аля нанесла удачный ракетный удар по пирату. А сейчас мы будем распределять добытые деньги. Итак на расходный счёт фирмы «Зелка», он же счёт моего бота «Подарок», переходит 940 тысяч земов. Столько же идёт в резервный фонд. Остальные денежки делим на одиннадцать человек. Подставляйте карточки, сейчас каждому начисляю по 85450 земов.

Новички смотрели глазами размером с блюдце, как я им зачислил указанные суммы. Потом они долго нас благодарили, и убежали по домам. На следующий день вместе с ними пришли их родители. Они тоже благодарили нас за то, что приняли их детей в свою транспортную компанию.

— Я не знала, где взять деньги на покрытие долга за лечение. А он почти сорок тысяч земов. У меня зарплата всего 2200 земов. Выше подняться не позволяет мой КИ. Кредит мне банк не дал. — Рассказывала мать Алисы. — Поэтому я обрадовалась, когда она принесла перед новым годом семь тысяч. Пять мы кинули в счёт покрытия долга, а на две накрыли новогодний стол. А вчера, когда Аля принесла немыслимую для меня и мужа сумму, и сказала, что это зарплата, ни я, ни муж не поверили. Но она повела нас в банк. И с карточки закрыла долг медикам. А потом показала, что ещё осталось пятьдесят тысяч.

— У Алисы КИ будет не ниже ста пятидесяти. Это нам сказал врач, который занимается нейросетями. — А зарплата у нас не фиксированная, всё зависит от стоимости груза. Мы получаем 10 % от этой суммы.

— Тётя Рита. А я тоже зарплату получаю! — Влезла в разговор Лизи.

— Лиз! Нельзя так лезть в разговор старших! — Насупил я брови. — И это не зарплата, а твоё приданное. Когда вырастешь, тогда у тебя будет много денег. И ты сможешь купить всё, что захочешь! Понятно!

— Извини братик! — Лизи прижалась ко мне. — Я больше не буду!

— Ну, иди! Играйся с Лотти.

Когда девочка убежала, Рита сказала:

— Умеете вы воспитывать! Да и о будущем малышки заботитесь.

— Раз она к нам попала, попытаемся ей дать нормальное детство и хорошее школьное образование.

— А какая самая зарплата была у вас? — Спросил отец Зура.

— Чуть больше трёхсот тысяч на нос.

— Ого! — Удивились родители наших новых сотрудников. Тут в ангар вернулись девочки во главе с Зелкой. Они ходили за натуральной пищей для готовящегося праздничного обеда. После приготовления нескольких блюд все были приглашены к столу.

— Никогда не ела такое! — Призналась после обеда Рита.

— Я тоже не пробовал такое! — Отец Зура жевал со смаком шашлыки.

Больше до конца каникул никакой работы не было. Мы занялись ремонтом попавшего в наши руки эсминца типа М-8. Вначале Ирен скачала его схему из Галонета вместе с характеристиками.

Длина — 200 метров.

Ширина — 30 метров.

Высота — 20 метров.

Скорость — Девять тысяч километров в секунду.

Вооружение — три лазерных пушки ПЛ-500, плазменные орудия — две штуки, семь ракетных установок обороны и шесть противокорабельных управляемых реактивных снарядов.

Щиты по мощности равны трети мощности щита нашего бота «Надежды».

Мощность ректоров двигательной системы 224 МВт.

Бронирование — плитами для миноносцев.


Наш план переоснащения эсминца начался со снятия брони и замены её на два слоя плит от крейсера. Затем Ант привёз шестнадцать реакторов РБВ-3 для двигательной установки. По нашим расчетам скорость должна была подняться до пятнадцати километров в секунду. Для оружия установили ещё двадцать реакторов РБВ-2, что позволило установить дополнительно четыре ПЛ-500 и три плазменных орудий. Для щита установили шестнадцать реакторов РБВ -2, что подняло мощность щита до 320 МВт. Трюма не было, но мы установили на боковых поверхностях корабля захваты для двадцати контейнеров общей ёмкостью в двадцать тысяч кубометров. Двигатели установили от эсминца седьмого ранга — других просто не нашли. Испытание нового корабля, названного «Поиск» проводились на лунном полигоне. Полученные характеристики манёвренности, огневой мощи и скорости (четырнадцать километров в секунду) нас вполне устроили.

Мы летали на зимний курорт на два дня. Лизи и другие ребята, которые никогда не видели снега, не ездили на лыжах и коньках, были в восторге. Особенно понравилось им играть в снежки и кататься на санках с горы. Получив положительные эмоции и заряд на весь учебный год, мы приступили к учёбе.

Глава 10 Новые люди и день рождения Лизи

— Энергия перетекает в массу. А масса в энергию. Эту зависимость открыли ещё в Тёмные века. Но после эпохи Нового возрождения были сделаны и более фундаментальные открытия. Например, стало ясно из системы уравнений Тигрова — Стейница. что время и пространство тоже могут переходить друг в друга, хотя это было известно и в Древнем мире, где описали вселенную и взаимодействие времени и пространства одним знаком. — Директриса, ведущая у нас математику и физику, проводит специальным стилусом по голограммной «доске», и рисует знак, который во время моей учёбы в простой советской школе означал понятие «бесконечность» — лежащая на боку восьмёрка.

— Так вот. С левой стороны у нас капля пространства, а с правой — времени. Эта точка в центре — то место, где нет ни времени, ни пространства. Можно считать, что это портальная точка. Чтобы портал начал действовать, необходимо всю эту систему раскрутить при помощи электромагнитного поля справа налево. В галактиках так образуются подпространственные тоннели между звёздами одного кластера. Поэтому мы можем по ним летать, просто закрывая корабли магнитно-плазменным экраном. Эксперименты такого рода проводились и в Тёмные века. Например, учёные того времени выяснили, что если диск и з любого материала просто закрутить с большой скоростью справа налево, то он частично теряет вес. Но пакие эксперименты не привели к созданию каких-либо летательных аппаратов. Просто металлические диски не выдерживали и лопались на скорости выше 30 000 оборотов в минуту. Но тогда решили использовать ртуть. Это устранило поломки. Но всё равно получить желаемый эффект не смогли. Закрученная под действием электромагнитного поля ртртуть действительно теряла вес и поднималась на несколько метров, но она является ядовитым веществом, что создавало бы опсность для жизни пилотов из-за испарения металла. И мощного, компактного источника энергии тогда не было. После Эпохи Нового Возрождения, когда были обнаружены важные документы, люди смогли получить вначале реакторы холодного синтеза. А потом построить современные мощные термоядерные реакторы…

— Извините, госпожа директриса! — Поднимаю я руку. — Значит, с помощью моего бота я могу слетать в другую солнечную систему?

— Да, Сай. Поэтому твой бот и называется межсистемным. Но из-за недостаточных размеров, массы и напряжённости создаваемого твоим кораблём поля он прыгает только на одну систему. Крейсера могут прыгать сразу на десять — двенадцать систем. Самые большие прыжки — на двадцать пять систем совершают линкоры. Но к 2203 году человеческая цивилизация оказалась в тупике. Мы не могли перепрыгнуть в другой звёздный кластер. И были зажаты в сфере диаметром в двести — двести пятьдесят световых лет. Но в этот момент появились ПЕРВЫЕ. Им повезло, и они встретились, правда, не в дружеской обстановке, с представителями другой цивилизации нашего Млечного пути. Корабль инопланетян мог прыгать с кластера в кластер. Для этого они использовали тот же принцип, что и мы. Но вместо постоянного экрана из плазмы и электромагнитного поля они применяли вращающееся поле с направлением вектора движения справа налево. Это позволяло им формировать небольшие межкластерные подпространственные переходы. Гипердвигатель инопланетян представляет собой ферромагнетик в виде обода с тремя спицами, установленными под 120 градусов друг к другу. На каждой спице стоит электромагнит — обмотка намотана на специальном диэлектрике. При подаче на эту обмотку переменного напряжения высокой частоты, где-то порядка от тысячи до трёх тысяч гигагерц от специального генератора, возникает нужное нам вихревое электромагнитное поле. Корабль проваливается в подпространство, а затем движется по сформированному полем тоннелю, который сразу схлопывается после пролёта корабля. У инопланетян этот гипердвигатель был недоработан, и позволял перемещаться между кластерами звёзд за год и более. Земным учёным удалось после ряда экспериментов усовершенствовать этот двигатель. Теперь к любому звёздному кластеру стало возможным добираться за несколько дней. Но затем ПЕРВЫЕ открыли вещество глорит, которым покрывают нос корабля. Под воздействием тока и поля, создаваемого гипердвигателем, этот металл выступает в роли катализатора, усиливающего воздействие на пространственно- временной континуум. С глоритом появилась возможность передвигаться по всей нашей галактике на протяжении несколько часов.

— А если я установлю на свой бот гипердвигатель?

— Ничего не выйдет, Сай. Гипердвигатели стоят только на классах кораблей от крейсера и выше. Как я уже сказала, важны размеры корабля и его масса. Да и сам глорит очень дорог, так как в двух галактиках, доступных людям, удалось открыть только три системы, где есть месторождения этого металла. Самые большие размеры у межгалактических крейсеров и линкоров. Только они могут прыгать на расстояния, разделяющие галактики.

— А нельзя использовать глорит для создания портала в другую Вселенную?

— Такие попытки были, но пока неудачные. Был получен микроскопический портал, но на его создание ушло очень много ценного глорита, поэтому эксперименты прекратили.

Прозвенел звонок. Мы вышли в коридор.

— Когда у нас будут летние каникулы, мы слетаем в какую-нибудь ближайшую звёздную систему на своих кораблях. — Пообещал я ребятам. — К сожалению, крейсер нам со свалки не дадут. Его надо будет купить на бирже, но. Пока у нас нет столько денег.

— Ну, что же. Постараемся их заработать. Правда, в Солнечной системе это сделать труднее, чем в новых системах корпораций. Но туда ещё надо долететь, да и нейросеть нужно иметь. Так работать не дадут. — Проинформировала нас Зелка.

— Тогда подождём совершеннолетия и получения нейросетей. — Ирен посмотрела на Ивана. — Если мы хотим быть все вместе, то придётся ждать три года, пока у всех не появятся НУ.

— Да, подождём! Лучше всем вместе переехать на новое место. — Сказал я. — Может, за это время, и крейсер купим, хотя бы старый. Да и статус надёжного перевозчика не помешает. На каком месте мы сейчас в рейтинге?

— На девятом! — Ёлка посмотрела на экран планшета. — Если ещё пару успешных перевозок осуществим, то можем и на восьмое забраться. Кстати, могу обрадовать. Теперь нам не 10 % будут от стоимости груза давать, а 12 %.

— Очень хорошо! Деньги никогда не лишние. А сколь дадут, если мы на восьмое место переедем?

— Тогда уже 15 % от стоимости груза нам обеспечено! — Глаза у Ёлки загорелись от предвкушения больших доходов.

— Подожди, пока нужно заказы получить, а потом мечтать! — Немного осадила Зелка мечтательницу.

Следующим уроком была химия. Но там всё было. Как обычно. Поэтому мы просто записывали то, что говорил учитель на планшеты. На следующей перемене, когда мы стояли в коридоре, к нам направились четыре девчонки и один парень.

— Интересно, кто это такие? — Спросила Лика.

— Бывший экипаж «Кометы». — Ответила Ирен. — И что им от нас нужно?

Я пожал плечами. Наши бывшие соперники подошли к нам, поздоровались, а потом одна из них протянула мне руку.

— Познакомимся! Я Таня — бывший капитан «Кометы»!

Я пожал ей руку, и спросил:

— И что привело вас в столь ранний час в нашу обитель?

Все вначале недоуменно посмотрели на меня, а потом рассмеялись.

— У нас серьёзное дело. — Отсмеявшись, сказала Таня. — Мы хотим попроситься к вам на работу.

— Тогда это к нашей директрисе! — Я указал на Зелку. — Госпожа Зелка, у нас есть работа для школьников?

— Сейчас подумаю, господин капитан. В принципе, есть! Но вначале они должны будут минимум три рейса доказывать нам, что достойны, влиться в наш дружный коллектив!

Таня и её экипаж вертели головами, смотря то на меня, то на Зелку.

— Значит так! Таня. У нас есть четыре корабля…

— Уже четыре?! — Удивилась девочка.

— Не перебивай, когда тебе вещает истины твой работодатель! Так вот, пока полетаете на нашем первом корабле, на «Подарке». Ничего там не портить, под метеориты его не подставлять, внимательно изучить спецификацию. А до какого ранга у вас выучены профессии?

— У меня до половины второго, а у ребят до первого.

— Тогда вам придётся интенсивно работать со справочниками. В общем, полетаете три рейса с зарплатой по пять тысяч на нос, а потом посмотрим!

— Сколько? — Глаза у Тани округлились.

— Можете спросить у Алисы и Зура. Они уже работают у нас. Они тоже первый рейс на фиксированной зарплате отлетали. Но потом им повезло, и теперь они получают столько же, сколько и остальные. Посмотрим, может и вы схватите удачу за хвост. Ладно, мы пойдём в класс, сейчас звонок прозвенит.

Уходя я услышал, как Таня говорила одной из девочек.

— Ты же дружишь с Алиской? Пойди и узнай, что и как там было!

На уроке истории мы изучали Новые Средние века. После Третьей мировой войны радиационный фон был очень высок. Почти пятьдесят лет люди выбирались на поверхность только в скафандрах. Затем опять начали появляться растения, насекомые, животные.

Опять появились города, но стран не возникло. Так продолжалось до открытия в одной из глубоких пещер спрятанных там учёными Тёмных веков книг, техники и других артефактов. Это дало толчок новому Возрождению…

Домой мы пришли без Зелки и Лики — они пошли покупать новые планшеты для пятнадцати человек — тут было учтено возможное расширение коллектива после прибавления пяти ребят с «Кометы». Они подошли, когда мы все уже успели пообедать.

— Вот, говнюк! — Ругалась Зелка. — Захотел обмануть меня!

— А что такое?

— Да, продавец, плазма ему в глотку! — Продолжала бушевать Сигара.

— Лика, что произошло?

— Продавец назвал цену на планшеты, которые выбрала Зенка, в два раза дороже, чем они стоят. Хорошо, что мы посмотрели а Галонете их реальную цену. А когда Зелка ткнула этого наглеца носом в экран, он ухмыльнулся. И сказал, что мы жадины, и нельзя школьникам давать работать.

— А ну-ка, пошли ребята! Тут наших девочек обидели. Андроидов берём. Раздайте им автоматы, и вооружитесь сами.

Всем экипажем мы ввалились в магазин. Увидев кучу вооружённых людей и роботов, продавец перепугался, и стал кричать:

— Я вызвал службу безопасности, они вас всех арестуют!

— Вначале они арестуют тебя, за то, что ты из-под полы втридорога продаёшь планшеты десятого поколения. — Ответил ему я. Тут подошёл отряд безопасников.

— Что тут происходит?

Когда им объяснили ситуацию, они первым делом проверили склад магазина. Там действительно оказались запрещённые к продаже военные планшеты.

— Вы арестованы! — Объявил продавцу офицер. — Магазин мы опечатаем. А вам, — повернулся он ко мне, — Положено 10 % того незаконного товара, который был изъят с вашей помощью у контрабандиста. Здесь двести планшетов десятого поколения ПВО -1005, значит вам передаётся двадцать штук.

— Нам нужно только шестнадцать, а четыре мы обменяем на наручные искин восьмого поколения, который у вас на руке.

— Идёт! — Улыбнулся служитель правопорядка. Он и его люди взяли четыре аппарата, а я надел на руку браслет с искином. Ребята подхватили нашу добычу, и мы вернулись в ангар.

— Продавца упекут на рудники за контрабанду! — Улыбаясь, сказала Зелка. — Идиот! Продал бы нормально нам планшеты, и заработал. Нет, обогатиться захотел на школьниках! А теперь и денежки у нас остались, и планшеты мы получили.

— Дурак, сам вызвал службу безопасности. Так что пусть пеняет на свою тупую голову! — Рассмеялся Дэм.

— А зачем шестнадцать взял? — Поинтересовалась Ирен.

— Для Лизи тоже посчитал. Всё равно, там ведь их двадцать было.

— Хитрый ты, с СБ поделился. Теперь они при случае нам ещё в чём-нибудь помогут. — Улыбнулся Иван.

— В тёмные века была поговорка — рука руку моет, или ты мне — я тебе. — Вот это тот случай.

— Капитан, у двери стоят незнакомые школьники. — Сообщил Домовой.

— В пусти их.

В ангар зашли ребята с «Кометы». Они в нерешительности остановились, увидев двадцать вооружённых автоматами андроидов, да и пистолеты у нас на поясах комбинезонов не прибавляли им оптимизма. В это время пришла Велина. Увидев у нас оружие, она сразу спросила:

— Мне тоже вооружиться, Сай!

— Нет! Отбой боевой тревоги! Всем сдать оружие Лотти. Зелка, раздай всем планшеты.

Когда все эти действия были совершены, Таня и её команда с завистью смотрели на пробующих военные девайсы работников нашей компании. Тут опять открылась дверь ангара, и вошли Алиса с Зуром. Зелка тут же вручила им по планшету.

— Таня, не смотри такими печальными глазами. Вон, видишь, лежат ещё шесть таких же аппаратов. Так вот, пять ваши, но вы их получите вместе с зарплатой после первого же рейса.

— Но это же очень дорогая вещь?! И вы так просто нам их дадите? — Не поверила Таня.

— Мне что, с вами бумагу, заверенную юристом составлять на эти девайсы? Раз сказали, дадим, значит так и будет!

Все стали заниматься своими делами. Иван повёл экипаж Тани на знакомство с «Подарком», а потом Ёлка учила их стрельбе с пистолета и автомата. Я и Лика прогулялись в детский сад — пора было взять Лизи.

Малышке я решил прямо сейчас вручить новый планшет. Детский аппарат она уже давно освоила. Когда мы вели её домой. Лизи неожиданно сказала:

— А сегодня мой день рождения!

— Правда?

— Да!

Честно говоря, я забыл посмотреть документы, которые дал мне юрист на Церере. Ладно. Сейчас проверим. Я подошёл к информационному аппарату, и набрал имя и фамилию малышки. Тут же на экране выскочила дата её рождения. Всё точно, сегодня у неё действительно «День Варенья».

— Пошли в магазин! — Я взял Лизи за руку. Лика посмотрела на меня:

— Что у неё и вправду день рождения?

— Да! Пойдём покупать ей подарки!

Мы зашли в детский магазин. Там Лизи выбрала себе красивое платье с бантиками, новые туфли, большую куклу — робота (она была ростом с саму девочку), и хотела купить новый планшет. Но я ей сказал, что для неё готов абсолютно новый аппарат, который она получит дома. Затем мы зашли в магазин сладостей. Накупили для Лизи кучу конфет, пирожных, и заказали к вечеру большой торт. По пути в ангар Лизи съела два мороженых и выпила сладкий сок. Когда мы пришли домой, я объявил, что сегодня у Лизи день рождения, который мы справим вечером. Зелка сообразила раньше всех, и преподнесла счастливой малышке новый планшет. После этого Ирен и Ёлка побежали заказывать натуральную еду для праздничного стола. Таня и её экипаж хотели уйти, но мы их не отпустили. Как раз на планшет Зелке позвонил новый заказчик. Ему надо было перевезти груз на Марс. Взять оттуда другой груз, повезти на Луну. А оттуда перевезти какое-то оборудование к нам, на «Землю-12». Общая сумма сделки достигала трех миллионов. Экипаж «Кометы» слушал переговоры нашей бизнес-вумен с заказчиком с отвисшими челюстями. После того. как соглашение было достигнуто, и контракт подписан, я спросил:

— Таня. Кто у тебя пилот — навигатор?

— Вот она! — Указала девочка пальцем на подругу.

— Как тебя зовут?

— Джин Мо. Капитан.

— Так вот, садись. И быстро просчитай, сколько времени займёт весь этот рейс. Вам повезло. Фактически это три разных рейса. Так что, если всё пройдёт нормально, вы будете приняты на постоянную работу с соответствующей оплатой.

У ребят загорелись глаза. Джин посчитала, что на весь рейс уйдёт пятнадцать часов. Если вылететь после уроков завтра, то ночью бот возвратиться обратно в ангар.

Принесли заказанный торт. Девочки приготовили блюда из купленных продуктов. Как раз, прилетели Ант и Лим. Празднование для рождения Лизи продолжалось до полуночи. Я спел ей «Хепи бёрздей то ю» на английском, а потом на современном итерлинге[7].

Затем я спел ещё «Улыбку»[8].

Песни всем понравились. Таня и её экипаж впервые ели натуральные продукты. Слушали песни, и им было очень интересно с нами. Уходя, они посетовали, что праздник прошёл так быстро. На следующий день, после уроков, пообедав, мы дождались прихода экипажа «Кометы», и вылетели. Рейс прошёл нормально. По прилёту домой, я выплатил семьдесят пять тысяч земов Тане и её ребятам. Оставшиеся двести двадцать пять тысяч я разделил, как всегда, на три части. По семьдесят пять тысяч легло на основной и резервный фонд. Остальным работникам компании досталось по шесть тысяч восемьсот. Я с Зелкой сели и составили список наших кораблей и объёмы груза, который они могли перевезти.

1 «Подарок» — МКБ-4, десять тысяч кубометров с четырьмя стандартными контейнерами.

2 «Подарок-2» — МКБ-8, девять тысяч шестьсот вместе с четырьмя контейнерами.

3 «Надежда» МКБ-4, четыре тысячи в четырёх стандартных контейнерах.

4 «Поиск» М-8, двадцать тысяч в двадцати стандартных контейнерах.

Значит, наша фирма может за один раз перевезти сорок три тысячи шестьсот кубометров груза со скоростью в семь тысяч пятьсот километров в секунду. Пришли Таня, Джин, Селена, Мария и Пьетро. Я им объявил, что теперь они в штате нашей фирмы. Ребята пошли заниматься со справочниками. Девочки из моего экипажа играли с Лизи на новом планшете какую-ту девчачью игру. Дэм и Иван играли в домино. Я открыл планшет и вышел на школьный сайт.


Чат школы Прим 5 станции «Земля-12».

Тринити: Кто в чате?

Гном: Я! О чём будем говорить?

Тринити: Мне сказала подруга, что Львица со своим экипажем перешла работать к Саю Магнуму. Интересно, это правда?

Таран: Я не опоздал? Так. Да, Тринити, сегодня в офис моей матери пришли документы о работниках фирмы «Зелка». Так вот, Таня и другие внесены в группу постоянных работников компании. Даже указана зарплаты, полученные ими за рейс Земля — Марс — Луна — Земля. Каждый из них получил по пятнадцать тысяч земов.

Тринити: Ого! А сколько они летали, ведь школу они не пропустили.

Таран: Приблизительно, около четырнадцати часов. Они вылетели после обеда, а вернулись ночью.

Гном: Я посмотрел, теперь у Сая четыре корабля. Последний, «Поиск», кстати это эсминец типа М-8, заявлен с грузоподъёмностью в двадцать тысяч кубов. Правда, скорость пока не написана.

Тринити: Ну, если учесть, что «Надежда» показала одиннадцать — двенадцать километров, во время гонки, то такая же скорость будет и у этого «Поиска». У меня такое ощущение, что скоро у этого Магнума появится ещё более мощный корабль.

Долли: Привет всем! О чём говорим?

Тринити: О, Долли! Привет, совсем о нас забыла!

Долли: Так! Значит, о Магнумах говорите? Я была у моей кузины. Али Перкинс. Она мне ничего не сказала, но её мама. Рита, наговорила моей матери, что её дочка стала получать большие деньги, когда устроилась работать в фирму «Зелка». Моя мама не поверила, но Рита принесла выписку из банка, подтверждающую, что долг за лечение в размере сорока тысяч земов со своей карточки оплатила именно Алиса.

Болид: Привет народ! У меня новость. Зура из экипажа «Нейтрона» знаете?

Тринити: Да!

Гном: Знаем!

Таран: Да!

Болид: Его брат трепался, что Зур стал работать у Сая, и получил за один раз восемьдесят пять тысяч земов!

Тринити: Не может быть!

Гном: Интересно, кто-нибудь это может подтвердить?

Гонщик: Я могу! Он действительно получил такую зарплату. До этого он получил семь тысяч, а сегодня ещё около семи. У нас ведь не фиксированная зарплата, а зависящая от суммы перевозимого груза. Один раз было, что все мои люди получили по триста тысяч на нос.

Тринити: Вот это да! У тебя нет местечка для меня?

Гонщик: Только, если придёшь со своим кораблём. И если понравишься нашей директрисе Зелке. Хе, хе!

Долли: А, правда, что у вас четыре корабля?

Гонщик: Вот тебе список, подробнее можешь посмотреть в Реестре собственников.

Таран: А эсминец восьмого ранга у тебя откуда появился. Не скажи, что купил!

Гонщик: Да нет, летели мы себе с Венеры с грузом, а тут два пирата на эсминцах подлетают, и спрашивают, вам случайно эсминец не нужен? Нужен, говорю. А они: если сумеешь двигатели отстрелить, он твой! Я и приказал Альке: по корме пирата ракетой огонь! Вот так и получили.

Гном: Врёшь ты всё!

Гонщик: Я? Да не в жисть! Если не веришь, вот вам запись, смотрите!

Таран: Да, а это правда Алька пальнула?

Гонщик: Да! Ну ладно, я пошёл спать. А то завтра в школу.

Тринити: Везёт же людям! Как интересно живут! И гонки у них, и с пиратами воюют… Эх! Не везёт мне в жизни!

Таран: Да, вот это бой! Но ведь фактически выходит, что у Сая из межсистемных ботов получились неплохие эсминцы. А теперь ему в руки попал М-8. Скорее всего при переделке из него получится лёгкий крейсер.

Гном: Ну, ты и сказал! Крейсер! Скорее всего, получится рейдер, хорошо вооруженный и бронированный.

Долли: Я сейчас открыла список работников. Вот тут написано Элизабет Магнум. Кто это?

Таран: Это малышка Лизи, ей недавно вроде пять исполнилось. Её «Подарок» спас в поясе астероидов. А зачем тебе она?

Долли: Так ей зарплату тоже платят! Интересно, за что?

Гном: Так Сай её в рейсы таскает, да и в гонке она тоже участвовала — сидела на коленях у кого-то из экипажа «Надежды». Вот потому они и делят деньги на всех.

Долли: Как к ним попасть? Я тоже так хочу, как эта Лизи!

Болид: Потерпи катастрофу, и вызови на спасение фирму «Зелка». Тогда точно попадёшь в их объятия! Ха, ха, ха!

Тринити: А Зелка то, как высоко взлетела. А с ней никто дружить не хотел. Теперь она директриса, а все, кто её третировал из-за низкого КИ её отца, как были никчёмными школярами, так и остались. Ну, ладно. Пошла я, спать! Всем пока!


Учеба в школе продолжалась. В феврале нам повезло с крупным заказом. Мы должны были перевезти триста тысяч тонн меди на завод, построенный рядом с Меркурием. Груз стоил шестьдесят три миллиона. Пришлось опять слетать всеми кораблями фирмы так, чтобы не пропустить школу. Вылетели после обеда, а вернулись рано утром. Никаких сложностей не было. Обратно повезли уже готовые медные изделия на тридцать семь миллионов. Нам на счёт села круглая цифра — сто миллионов земов. Опять я всё поделил на три части. В основной и резервный фонд поступило по три и четыре десятых миллиона, а на зарплату выделил три и две десятых. На нос вышло по двести тысяч земов. Получив деньги Танька и её команда долго не могли поверить, что это они заработали за один рейс. Вечером у нас опять был праздничный ужин. В первый же выходной от школы день мы спустились всей компанией на Землю. Но, теперь, полетели в тёплые страны. Обилие красрк, бесчисленноле количество разнообразных насекомых и животных, тёплые воды Индийского океана пленили всех ребят из моего экипажа. Лизи мы одну не пускали, пока не научили более или менее держаться на воде. Были и попытки освоить основы сёрфинга, но совершить такой героический поступок не удалось никому — под общий смех все по очереди падали с водной доски. Зато покатались на яхте под парусом, а ребята поныряли на дно. Достали большую, пустую раковину, которую подарили Лизе. Домой, на станцию, прилетели довольные, с кучей купленных подарков. На следующий день, в школе, мы раздали всему классу сувениры различные поделки аборигенов, стилизованные под старину.

Глава 11 «Подарок 3»

До весенних каникул в конце марта мы слетали с грузами для Плутона и новой станции около Урана. Для первого полёта потребовались все наши корабли. Перевезли сто двадцать тысяч тонн алюминия на 1,8 миллиона земов. А обратно повезли на Землю тридцать тысяч тонн дорогого вольфрама на 4,5 миллиона. Только успели приземлиться в ангаре, как пришёл новый заказ — отвезти дроидов последнего, двенадцатого поколения для станции на орбите Урана. Всего роботов было две тысячи штук, каждый из них стоил сто тысяч. Нас предупредили, что может быть нападение. Поэтому мы шли под максимально поднятыми щитами. Пираты появились уже на трассе Земля-Марс, но это были эсминцы шестого поколения. Наши корабли дружно развернулись и произвели залп из всех видов оружия. Ракеты мы не запускали. У пиратов сразу сдуло их слабые щиты, и они поспешно ретировались. Но радоваться было рано.

— Скорее всего, это разведка боем! — Сказал я ребятам. — У них должны быть корабли и покрупнее. Для них побережём ракеты и торпеды.

Следующее нападение произошло около Юпитера. Теперь десяток эсминцев возглавлял крейсер седьмого поколения. Напали сразу со всех сторон, выпустив большое количество ракет. Но ни одна из них до нас не долетела — наши лазеры, плазменные пушки и противоракеты смогли справиться с этой оравой. Противник тем временем бросился в атаку под прикрытием своих ракет. Но у него сразу сгорел один эсминец, а ещё два остались без двигателей, и беспомощно кувыркались в темноте космоса. Крейсеру мы просадили щит на двадцать процентов. Пираты, видя, что ничего не получилось, поменяли тактику. Они сгруппировались по два эсминца и каждая группа начала обстреливать один наш корабль. Самая мощная, последняя группа пиратов — крейсер и эсминец, обрушились на «Надежду». Но противник не знал о высокой маневренности наших ботов и поплатился — через полчаса у него от наших ракет и болванок с ЭМО сгорели в плазменных вспышках все эсминцы, а щит крейсера просел на семьдесят процентов. Но досталось и «Надежде» — одна из болванок электромагнитной пушки крейсера сумела пройти через просевший наполовину щит бота, и попала в рубку. Слава богу, никто не погиб — снаряд просто застрял в двухслойной броне, а «Надежду» так сильно тряхнуло, что ребята попадали с ложементов, вышло из строя навигационное оборудование, аварийно отключились реакторы, но накопители смогли удержать щиты на минимуме. Больше крейсер ничего не успел сделать. Торпеда, выпущенная с «Подарка-2» попала в корму пиратского корабля, и уничтожила всю двигательную установку. Внутри, очевидно, что-то закоротило и взорвались энергошины, так как полностью погас щит крейсера, перестали стрелять его девять лазерных орудий и замолкли плазменные пушки. Корабль просто полностью выключился. и стал медленно дрейфовать, Мы занялись вначале «Надеждой». Там были Таня и Селена. Хорошо. что они чётко выполнили приказ, и перед боем надели скафандры. Это спасло их он переломов и сильных ушибов, хотя шишки на лбах у них были — шлемы они не надели, и стукнулись при падении головами о пульты. Мы простояли три часа, пока девочки не вылезли из медкаапсул, а Иван и Ирен не завели реакторы «Надежды». Прилетела вызванная эскадра сил безопасности. Её командир удивился, когда просмотрел запись боя:

— Никогда не видел, чтобы боты так расквасили крейсер и эсминцы!

С пиратских кораблей сняли оставшихся в живых тридцать бандитов. Остальные погибли. Нам передали и помогли подцепить эсминцы и крейсер. Мы попрощались с эскадрой правопорядка. И двинулись к Урану. По прилёту на станцию и сдачи груза нам сразу перечислили наши двадцать миллионов. Потом администрация станции выкупила у нас два пиратских эсминца по пятьдесят тысяч каждый. Они хотели и крейсер. Но я отказался его продавать — на нём кроме уничтоженных электромагнитных движков стоял и гипердвигатель, который не пострадал. Правда, он у пиратов почему-то не работал. Но с этим разберётся Ант.

Через двадцать дней после отлёта мы, наконец, вернулись домой. После обеда я распределил полученные деньги.

На основной и резервный счёт пошло по два миллиона, а каждому работнику я дал по миллиону. Семьсот тысяч за первые два рейса оставили для ремонта крейсера. Когда мы пришли в школу на следующий день, то очутились в центре внимания, как учителей, так и школьников. Оказывается бой с пиратами военные переписали с наших искинов, и выложили в Галонет. Директриса собрала всех учеников школы в самом большом помещении (всё равно, несколько человек стояло в дверях — всем места не хватило).

— Дети! Вы все уже видели ролик о бое конвоя фирмы нашей ученицы Зелки Сигары и Сая Магнума с пиратским отрядом. Я прошу Зелку рассказать, как всё произошло.

Наша бизнес вумен откашлялась, и стала рассказывать:

— Вообще-то, то что вы видели в ролике, это второй бой. Первое столкновение прошло, если можно сказать, мирно. Выскочили несколько эсминцев на трассе Земля — Марс…

Все ученики внимательно слушали рассказ. Когда было рассказано о попадании болванки в «Надежду» и тех неприятностей, которые она принесла, одной девочки стало плохо. Её быстро вывели из комнаты. После того. как Зелка кончила рассказ, посыпались вопросы. Большинство из них были адресованы Селене и Тане. Они отвечали. Как могли. Под конец спросили меня:

— А что случилась с пиратами?

— Те, кто из них остался жив, были переданы службе безопасности.

— А что стало с кораблями?

— Эсминцы мы продали на орбитальной станции Урана, а крейсер нужен нам самим. Мы его модернизируем, и включим в наш отряд.

Наконец «встреча с фанатами» кончилась. Уроков в это день не было. Тоже самое было и в детском саду у Лизи. Там она была в роли рассказчика и «показчика». Оказывается, эта кнопка весь рейс записывала на подаренный ей планшет. Вот и показала малолеткам, что происходило в рубке «Подарка». После этого все детишки захотели с ней дружить, стали задабривать разными способами…

Когда мы вернулись домой, в ангар, к нам прилетели Ант и Лим. Слава богу. Им ничего рассказывать не пришлось. Ант вначале с помощью дроидов вытащил с корпуса «Надежды» остаток болванки, а затем заменил повреждённые броневые пластины. Потом мы перешли на крейсер.

— Придётся поменять все реакторы, вооружение, двигатели. Электромагнитные орудия здесь практически негодные. Поэтому болванка не смогла набрать нужной скорости и «Надежда» осталась цела. Тут вообще нет накопителей. Пока займёмся бронёй, подождём, когда на свалку поступят крейсера для разборки. Гипердвигатель я проверил. Они его подключили неправильно. Поэтому при включении на нём сгорели обмотки. Кстати, это очень старый гипердвигатель. Лучше заменить и его.

— Фактически нам достался только корпус крейсера. — Подытожил я.

— Да, но с этими бронеплитками, что я вам подарим, мы можем поднять ранг кораблю до восьмой серии.

— Тогда пересчитаем всё так, чтобы у нас и внутренности стали соответствовать восьмому рангу.

— Да. Но пока нет деталей, придётся отложить ремонт и модернизацию.

Через час в нашем ангаре собрались родители всех наших работников. У многих был удивлённые лица. Они не ожидали увидеть пять кораблей и два жилых модуля. Особенно ошарашенными выглядели отцы и матери Тани, Селены и других ребят с бывшего экипажа «Кометы». Ко мне подошёл отец Селены:

— Вас ведь Сай зовут?

— Да!

— Можно узнать, что вы такое перевозили, что на вас так охотились?

— Дроидов десятого поколения.

— Дочка сказала, что ей выплатили миллион за этот рейс. Это правда?

— Да! Все, кто были с нами. Получили по миллиону. Так сказать, плата за риск.

— Но это же моя зарплата за восемь лет!

— У нас не фиксирована сумма оплаты за рейс. Всё зависит от стоимости груза. Сейчас нам платят 12 % от цены перевозимых товаров.

Тут тренькнул мой планшет. Пришло сообщение с биржи перевозчиков:

«Вашей компании повысили рейтинг. Теперь она на восьмом месте, и вам будет повышена оплата до 15 % от стоимости товара».

Отец Селены заглядывал мне через плечо, поэтому прочитал это сообщение.

— Ну, вот! Теперь мы быстрее разбогатеем! — улыбнулся я.

Внезапно папа школьницы побледнел, и, указывая на планшет спросил:

— Это ведь ПВО — 1005 последней модели?

— Да! Он у нас у всех есть, в том числе и у Селены.

— Но это же запрещено продавать гражданским.

— Не бойтесь, тут всё согласовано с СБ станции. Мы им помогли поймать контрабандиста, и нам дали 10 % конфискованного товара — эти планшеты.

Мужчина быстро успокоился и отошёл к дочери. Привели Лизи с детского сада. Она принялась рассказывать, как провела этот день. Матери наших работниц окружили её и внимательно слушали. Потом был праздничный обед. Разошлись все поздно вечером. Я пошёл спать, но не мог сомкнуть глаза. Поэтому встал, и включив планшет, вышел на сайт школы.


Чат школы Прим 5 станции «Земля-12».

Тринити: Я же предчувствовала, что у этого Сая скоро появится большой корабль!

Гном: Но этот бой с целой группой пиратов просто шикарен! Я узнал характеристики защитного поля этих ботов. Оно такое же, как на линкорах или крейсерах. Поэтому бессмысленно воевать с этими ботами на эсминцах. Скорее всего, тут нужен хороший тяжёлый крейсер, причём, не один.

Таран: Да, но тут и в везении дело. Вон, «Надежде» досталось болванкой по рубке. Только непонятно, почему снаряд пиратов не смог пробить броню.

Гном: Я понял! У них двойной слой броневых плиток.

Таран: Точно?

Гном: Только в этом случае болванка могла застрять в корпусе корабля.

Болид: О чём говорим?

Тринити: О кораблях Сая. Он их двумя рядами брони покрыл.

Болид: Я по пути домой встретил брата Зура. Он теперь тоже хочет попасть на работу в эту компанию к Зелке.

Таран: А что такого случилось, что он так загорелся?

Болид: Оказывается, Зур принёс домой миллион с последнего рейса!

Тринити: Ого!

Гном: Я тоже хочу!

Таран: И я не прочь, столько заработать!

Долли: Привет всем! Что делим?

Тринити: Миллион Зура!

Долли: Срочно надо выходить за него замуж. Пока он эти деньги не потратил!

Болид: Ха, ха, ха! Мала ты ещё для невесты! Школу сначала кончай!

Таран: Стоп! Долли! А твоя родственница Алиса тоже летала в этот рейс?

Долли: Да! Вот чёрт. Не сообразила, что Алька тоже миллион получала.

Таран: Тогда срочно знакомишь её со мной! Ты за Зура замуж пойдёшь, а я на Алиске женюсь! Вот, как я хорошо придумал!

Тринити: Очень вы им нужны! Они сами переженятся после школы друг на друге, и тогда у них станет два миллиона!

Болид: Тоже верно!

Долли: Вот, как всегда. Не везёт! Только рот раззявила на завидного жениха, так нет. Сразу конкурентки появились!

Болид: Я сейчас открыл список экипажей всех четырёх кораблей. Оказывается, они все полетели, даже эту Лизи взяли. Значит, каждый из них получил по миллиону. Интересно, сколько они получили всего?

Гном: Так у них сразу подряд вышло три рейса подряд. Ого! Им рейтинг повысили! Теперь они на восьмом месте, и им перепадёт на следующий раз уже 15 % от стоимости груза.

Долли: Теперь им и школу кончать не надо. Они и так зарабатывают.

Гном: Надо кончить. Отметку об окончании школы, если на нейросеть не поставят, тебя никуда не примут.

Тринити: Интересно, а на межшкольных гонках Сай и его команда будет участвовать?

Таран: Наверное, будет. Ведь они нацелились на поступление в Галактическую школу. Тогда его экипажи должны пройти все этапы, начиная со школьных гонок.

Долли: Понятно! Эх! Подарил бы мне кто-нибудь звездолёт!

Таран: У тебя, Долли, случайно нет дедушки с кораблём, который напишет на тебя завещание?

Долли: Да нет, все мои дедушки уже ушли в Вечность, а у бабушек ничего такого не наблюдается.

Львица: Привет всем!

Таран! Привет миллионерам!

Гном: Львица, дай миллион! Ты новый быстро заработаешь!

Львица: А ну убрали руки от моего миллиона! Свой надо иметь! Я тут бои веду, раны получаю, а они в очередь выстроились, миллион хотят! Не дам!

Тринити: не дашь, и не надо! Жадина! А если серьёзно, страшно было?

Львица: Во время боя, и даже тогда, когда болванка в корпус ударила, о страхе я не думала. А вот потом, когда всё кончилось…

Болид: А у вас максимальная скорость бота какая?

Львица: Без груза — двенадцать двести, с полны грузом — одиннадцать восемьсот. Но у «Поиска», по-моему, ещё больше.

Гном: Я пока не смотрел, но думаю, у эсминца будет за тринадцать тысяч.

Львица: А мы сейчас скоро будем крейсер ремонтировать.

Долли: Какой крейсер?

Тринити: Ты что, ролик про бой, в Галонете не видела?

Долли: Нет. А что?

Львица: Нам достались два эсминца и крейсер пиратов. Маленькие корабли Сай продал, а большой у нас стоит, в ангаре. Сегодня дядя Дэма прилетал. Они с Саем обсудили, что надо менять на этом пиратском корыте, чтобы превратить его в настоящий звездолёт. Но пока ремонт отложен — деталей нет.

Тринити: Ну, ладно, ребята! Я пошла спать!

Завтра встану пораньше, надо кое-что сделать. А пока выключу планшет, и лягу спать.


Директор транспортной компании «Полёт» смотрел статистику. Она не радовала. После отказа от перевозки животных на Титан последовала полоса неудач. В одном из рейсов был потерян контейнер с грузом, в другой раз на конвой напали пираты. «Полет» скатился с шестого места на восьмое. На девятом по рейтингу оказалась какая-то неизвестная директору фирма «Зелка». Когда директор «Полёта» открыл данные об этой компании, у него от удивления глаза полезли на лоб. Оказалось, что это банда школьников, у которой есть четыре корабля. Были написаны и скорости всех этих звездолётов, кроме одного. Через час заместитель доложил директору, что не удалось получить заказ на перевозку груза на Плутон. Контракт получила фирма «Зелка».

— Проклятые школьники! — Выругался директор. — И тогда им достался контракт на этих коров для Титана, и сейчас они получили работу! У тебя нет знакомых среди наёмников, чтобы помешать этим прытким деткам?

— Поговорю с одним хорошим знакомым. У него крупный отряд — крейсер и десяток эсминцев.

Через несколько дней директор «Полёта» рвал и метал — заказчик даже не позвонил в его контору, а прямо отправился к только что прилетевшим школярам. Вызвав заместителя, директор приказал напасть на боты «Зелки» в любое удобное время, и перечислил наёмникам два миллиона земов…

Когда в кабинет директора «Полёта» ворвались офицеры службы безопасности, тот обедал. Его и его заместителя привели в управление правоохранительных органов. Там он увидел группу людей со связанными руками.

— Нам конец, — Шепнул начальнику заместитель. — Это те наёмники, которых мы наняли!

— Ты нанял! — Нагло посмотрел на бывшего подчинённого директор.

— Не выйдет выйти сухим из воды! — Улыбнулся тот. — Я записал тогда наш разговор!

— Скотина! — Прошипел бывший директор.

Вначале шёл допрос наёмников, потом их нанимателей. Из всего сказанного директор «Полёта» понял, что наёмников разбили школьники, причём наголову. Когда арестованных вели по коридору, командир наёмников прошипел в спину бывшему директору:

— Ты ответишь за то, что подставил нас, не дал точной информации. Если бы мы знали, что это корабли Сая Магнума, мы бы не взяли заказ!

Уже в камере директор с помощью нейросети зашёл в Галонет. По правилам подследственные могли получать информацию на НУ, но передача сигналов с их нейросетей была заблокирована. Там он обнаружил ролик с боем между кораблями «Зелки» и наёмниками. Удивлению бывшего директора не было конца, когда он, просмотрев ролик, узнал из комментариев, что боты Магнума специалисты приравнивали к эсминцам. Потом были перечислены все достижения этого Сая. Директор узнал, что он выиграл школьную гонку, что было покушение на него и его экипаж, закончившееся провалом, и ещё многое другое…

Наёмникам присудили по пятнадцать лет на астероиде строгого режима, а руководителей «Полёта» отправили на рудники.

Меня, Лику и Зелку вызвали в службу безопасности через три дня после прилёта. Когда мы зашли в кабинет, навстречу нам поднялся полковник безопасности Дерек Найл. Он подошёл и поздоровался за руку со мной:

— Сай Магнум! Раскрыто преступление, совершённое против фирмы «Зелка» руководством грузопассажирской компании «Полёт».

Видя непонимание на наших лицах, полковник улыбнулся и сказал:

— Нападение пиратов на вас организовали директор озвученной фирмы и его заместитель. Они арестованы и сосланы на рудники. А вам положена по закону компенсация. Стоимость акций «Полёта» на бирже составляет четыре миллиарда земов. Вам положена десятая часть этой суммы…

Я понял, для чего нас вызвал безопасник, и спросил:

— Сколько?

— Половину!

— А если половину и новый крейсер седьмого ранга?

— А как мы отчитаемся за него?

— Мы вам передадим тот, который захватили у пиратов.

— Тогда вам сто пятьдесят и крейсер с работоспособностью в 80 %, нам всё остальное, и тот старый корабль!

— Идёт. Где надо подписывать?

— Сейчас перешлю вам на планшеты договор, а через час ваш крейсер поменяем на наш экземпляр.

— Хорошо!

Лика и Зелка непонимающе смотрели на нас. Но потом наша бизнес вумен что-то поняла, и улыбнулась.

Пришлось немного побегать. Подписать ещё несколько документов. Но вот, через час, как и обещал полковник, из нашего ангара вывели пиратский крейсер, а на его место был поставлен на опоры К-321, только что пришедший с ремонтного завода.

— Лика, теперь у нас есть корабль, который надо только немного модернизировать и вооружить. Теперь посмотри сюда! — Я открыл свой планшет, и на него упала сумма в сто пятьдесят миллионов земов.

— Теперь понятно, чего Зелка улыбалась. — Сказала Лика.

— Нельзя было спорить со службой безопасности станции. Лучше соглашаться на их варианты, немного корректируя их для своей выгоды.

— Но откуда в тебе это, Сай?

— Лика. У нас с тобой никого кроме Лизи и этих ребят нет. Поэтому надо выжимать из любой ситуации всё. что может принести нам прибыль.

— Правильно, капитан! — Подтвердила Зелка. — И не надо никому говорить, о том, что произошло. А эти деньги закинем на основной и резервный счет.

— Вот сейчас и переведу! — Сказал я. — А крейсер будем выдавать за компенсацию. Договорились?

— Да! — Хором сказали сестра и директриса.

Через полчаса я вызвал Анта и Лима — у них был выходной. Когда они увидели крейсер и переглянулись:

— Откуда он у вас? — Поинтересовался Ант.

— Это компенсация за нападение на нас наёмников, подосланных компанией «Полёт». Они заменили старый корабль на такой же, только отремонтированный.

— Ясно! Значит, будем его доводить до ума.

— А это возможно?

— Конечно! Я в ремонте этого корабля принимал весьма деятельное участие! — Засмеялся Ант.

— Это хорошо! Говори, что надо, для чего и сколько.

— Надо пять миллионов, а остальное я и Лим скрутим завтра — целый отряд крейсеров должен прибыть на ремонт.

— Да, а ТТХ этого «Подарка-3» знаешь?

— Да, вот, записано после ремонта. — Ант протянул мне флешку. Я вставил её в планшет, и прочитал:

Крейсер серии триста, седьмой ранг.

Длина —580 м.

Ширина — 60 м.

Высота — 30 м.

Двигатели:

Разгонный — ТЯД-3000 — две штуки. Р =82 %.

Основной — ЭМД — 12000 — шесть штук. Р =77 %.

Маневровые — МЭД — сорок штук. Р =85%.

Гипердвигатель — ПД-10 —одна штука. Р=90 %.

Вооружение:

Лазерные орудия — ПЛ-3 Х 200 —двадцать штук. Р=87 %.

Плазменные пушки — ПО-2 Х 100 — сорок штук. Р =78 %.

ЭМО -200 — четыре штуки. Р =80 %.

Установки ПРО — двадцать штук с сорока ракетами на ПУ Р = 87 %.

Противокорабельные ракеты — 12 единиц Р =96 %.

Торпеды- 10 штук Р =95 %.

Навигационная система «Галактика» — Р =99 %.

Радиолокационная система ГРЛ Р =98 %.

Работоспособность датчиков на корпусе Р =99 %.

Искины — шесть единиц, седьмой ранг.

Бронирование — сплошное БП-7. Р = 98 %.

Мощность десяти реакторов РБК-140 — 1400 МВт. Р =90 %.

Накопители НК-1000 — шесть штук. Р =80 %.

Скорость — 12000 км/с.

Трюм- 180000 куб. метров.


— Ну, и что будем менять? Вроде всё на месте.

— Броню поменяем и два слоя поставим, оружие менять не надо. Добавим ещё реакторы того же типа. Их поставим двадцать штук. У нас есть спрятанные. Но надо пять миллионов, чтобы мы отчитались перед начальством. Десять штук пойдут на щиты, а ещё десять — на вооружение. В таком варианте скорость возрастёт до шестнадцати тысяч километров в секунду. Нужны ремдроиды, сорок единиц, медкапсулы — двадцать единиц. Последние у нас есть — все третьего поколения, а вод дроидов нужно покупать.

— Сейчас я скину тебе десять миллионов, и можешь приступать к преобразованиям и покупкам.

— Тогда я вам куплю и десяток военных дронов. В бою они могут пригодится.

— Хорошо! А наш челнок нельзя на крейсер прописать?

— Можно. Никаких проблем это не принесёт. Пошёл работать!

— Помощь не нужна?

— Ивана и Дэма с дроидами пришли. Пошли Лим.

Я зафиксировал свой крейсер «Подарок-3» в Реестре собственников. Теперь вся наша эскадра сможет за один рейс унести двести двадцать тысяч кубометров груза.

Работы на крейсере продлились два дня. Потом мы его испытывали ещё два дня. Управлять крейсером могло десять человек — это был минимальный экипаж. Увеличение энерговооружённости корабля в три раза положительно сказалось на его скорости — нам удалось поднять её до семнадцати километров в секунду. Маневренность звездолёта тоже резко возросла… Наступили каникулы. Крейсер был готов, и я решил выполнить обещание. Оставив охранять ангар вооружённых андроидов, мы вылетели на отдых. Решили вначале посетить туристическую планету Ланика. Она находилась в шести системах от Земли. Войдя в подпространственный проход около нашего Солнца, мы прыгнули прямо к жёлто-зелёному шарику у звезды, равной по классу Солнцу. Полёт продлился два дня. Крейсер вынырнул в обычный космос, а потом направился к станции приёма туристов. Спустились на Ланику в челноке. Арендовали небольшой дом прямо около океана. Две недели мы ели, играли, отдыхали, ходили в походы, катались на катере и яхте. Загоревшие и отдохнувшие ребята из наших экипажей по прилёту с курорта опять окунулись в учебный процесс. Пока новых заказов и контрактов не ожидалось.

Глава 12 Межшкольная гонка и беженцы

Директриса школы собрала учителей.

— Через три месяца закончится учебный год, и дети уйдут на каникулы. Надо подвести итоги этого учебного года. Кто начнёт?

Никто не рвался говорить, поэтому директриса подняла для отчёта первого попавшегося на глаза педагога. Это оказался учитель химии.

— Итак. Что по классу 12Д?

— Всё в норме, у всех сданы тесты на 60 баллов и выше.

— Вот, как! Но у вас полкласса треть учебного времени бизнесом занимается, и не пытайтесь меня уверить, что они успевают и уроки учить, и грузы перевозить!

— Но. Госпожа директриса, у них как раз и самые высокие баллы!

— Вот. Как! Какие же?

— У Сая и Лики Магнум они приближаются практически к 95, у Зелки Сигары и Лены средняя оценка почти 92 балла. Дэм и Иван с Ирен Голд поднялись до 91 балла по всем предметам. Других сотрудников Сая я могу оценивать только по своему предмету. Зур и Алиса тесты по химии сдали на 89 и 90 баллов соответственно, а у Татьяны, Селены, Марии и Джин тесты сданы на 80–85 баллов. Только парень из их команды отстаёт — у него 70 баллов.

— А другие педагоги что скажут об этих ребятах? — Поинтересовалась директриса.

Высказались все, поэтому сложилась такая картина. У Магнумов самые лучшие баллы на Земле были в пределах 60, а собранная Саем команда за несколько месяцев сумела резко улучшить свои оценки. И это несмотря на постоянные разъезды по всей Солнечной системе. Выходит, что резкий подъём успеваемости как-то связан с работой перевозчиками.

— Но как это может быть? — Директриса обвела недоуменным взглядом притихших педагогов.

— Можно, я выскажу своё мнение? — Поднялась Аллариель — учительница музыки и литературы.

— Внимательно вас слушаем!

— Я думаю, что всё это как-то связано с пробудившейся у Сая после аварии, памятью предка. Очевидно, тот представитель Тёмных веков хорошо учился и знал много разной информации. Это повлияло на мальчика. И он, даже если и не очень хотел, вынужден был начать заниматься, чтобы противостоять нахлынувшему из глубины веков знанию. Этому помогает и изучение профессии по справочникам. А глядя на него, подтянулись и другие ребята, и в первую очередь, его сестра.

— Немного спорная теория, но можно принять её за рабочую версию. — Подытожила директриса.

— Тут играет роль и желание ребят попасть в Галактическую школу. Причём, они не уверены, что сдадут экзаменационные тесты на нужные баллы. Поэтому все готовятся к большой гонке.

— Может быть…. — Задумалась директриса. — Да, а что нам делать с межшкольной гонкой? У нас фактически одна команда Сая на «Надежде», а нам нужно три корабля, как минимум. Гонка будет в начале летних каникул. Выступят победители с пятисот земных, двадцати семи орбитальных, трёх лунных, и семи Марсианских школ. А у нас есть только победитель, и нет других команд.

— А если позвонить Саю? — Предложил учитель физкультуры. Ведь у него пять кораблей. И он свободно может все выставить на межшкольную гонку.

— Нет, нужны только боты и эсминцы. Крейсер по правилам не подходит.

— Тогда звоним к Магнуму! — Директриса постукала по экрану планшета, и на нём появилась физиономия Сая. — Здравствуй! От имени школы я прошу выставить на межшкольные гонки твои корабли с экипажами.

— А когда эта гонка?

— В начале летних каникул.

— У меня шестнадцать человек вместе с Лизи. Для гонок наша компания может выставить три минимальных экипажа. Значит, будет три корабля: «Надежда», «Поиск» и «Подарок-2».

— Учти, что в этот раз многие соперники будут использовать ускорители на начальном этапе при разгоне. И ещё. Будет не только учёт, кто какое место занял. Окончательно победитель определится путём умножения полученных за занятое место очков (причём первое месть — это 100, а второе -90 и т. д.) на коэффициент груза. Это цифра получается из полной грузоподъемности всех кораблей, выступающих за школу.

— У нас она равна тридцать три тысячи шестьсот для названных мною ботов и эсминца.

— Значит ваш коэффициент — 3,36. У большинства школ на прошлогоднейгонке был коэффициент 1,8–2.. Для получения денежного приза нужно занять любое место с первого по десятое. Кто придёт первым — получит сто тысяч, а на остальных разделят вторую сотню тысяч.

— Понятно. Значит, мы должны занять первые три места.

— Или хотя бы один корабль займёт его.

— Попытаемся. У нас есть три месяца на подготовку.

— Договорились! Мы надеемся на тебя и твою команду, Сай.


После разговора с директрисой, я сообщил ребятам, что мы выходим в начале июля на межшкольную гонку. Все обрадовались. Учёба продолжалась. А в выходные дни мы выводили предназначенные для соревнований корабли, и летали между Марсом и Луной. Один раз решили посетить шахтёрскую станцию на Церере. Наш прилёт рудокопы встретили с воодушевлением — к ним редко прилетали гости. К тому же, мы привезли с собой и натуральные продукты. Хоть у шахтёров и имелась оранжерея, выраставшие там овощи и фрукты, не шли ни в какое сравнение с земными продуктами. Лизи бегала по знакомым ей переходам базы, рассказывала всем шахтёрам, как она ходит в детский сад, летает нас нами в рейсы, и даже сражается с пиратами. Было весело, я даже спел известную в этом мире только мне песню «Синяя птица»[9].

— Откуда такая песня? — Удивился седой диспетчер.

— Это после аварии у брата проявилась «генетическая память предка». — Ответила Лика.

— Это древняя песня. По старому летосчислению она где-то из начала семидесятых годов двадцатого века. — Проинформировал я сидящих за столом людей.

— Ого, какая древность! — Изумился молодой шахтёр. — Но звучит отлично!

Пока все танцевали, я тихо спросил у диспетчера:

— А мать Лизи где похоронили?

— Отправили в корпусе её «Хирона» на Солнце. Такова традиция. А что ты сказал малышке?

Я озвучил выдуманную мной сказку об отлёте мамы малышки на далёкую планету.

— Правильно сделал! Пусть лучше надеется на встречу, чем будет постоянно плакать.

Мы вернулись за стол. Там сидела одна Лизи и грустно смотрела на танцующих.

— Что такое, сестричка? Чего грустим?

— Никто со мной не танцует, наверное потому, что я маленькая.

— Пошли, я с тобой потанцую! — Я взял девочку за руку и повёл к танцующим парам. Люди, посмеиваясь, расступились, организовав круг. То, что мы показали с Лизи, конечно, и рядом не стоит с нормальным танцем, но главное, что девочка развеселилась, и повеселила своими па хозяев и гостей. Мы тепло распрощались с шахтёрами, и полетели обратно. Дома, на основе полученных данных, мы модернизировали все боты и эсминец. С помощью Анта нам удалось добиться того, что все выставленные на гонку корабли могли теперь развивать скорость в караване в четырнадцать километров в секунду. Как раз нам пришёл заказ на перевозку грузов к Юпитеру. Надо было перевезти двести тысяч тонн железа. На модернизированных гоночных кораблях мы домчались за сутки. Там нас загрузили какими-то кристаллами, найденными на одном из спутников Юпитера. После нашего возвращения домой на наш счёт за рейс перевели пол миллиона земов. Триста двадцать тысяч я разделил между ребятами, скинув каждому на карточку по двадцать тысяч. А на основной и резервный счёт ушло по девяносто тысяч.

После этого до начала каникул никаких перевозок мы не делали.

Наконец, наступил день межшкольных гонок. На старт вышли более пятьсот кораблей. В основном это были старые эсминцы М-5 и М-6, хотя присутствовали и М-8 в количестве восьми единиц. Трасса была удлинена по сравнению с прошлым годом до Плутона. Нас нагрузили контейнерами. И прозвучала команда: Старт!

Мы вначале отстали от воспользовавшихся одноразовыми ускорителями кораблей наших конкурентов. Но у Марса мы выдвинулись уже в середину колонны звездолётов — более трёхсот кораблей не смогли развить скорость более десяти тысяч километров в секунду, несмотря на применение твердотопливных ускоряющих ракет. После прохождения пояса астероидов и манёвра у Юпитера, мои звездолёты вышли в первую десятку. Часть эсминцев затормозились сильным гравитационным полем Юпитера и потеряли темп, а несколько десятков сошли с трассы. Через пять суток десятка самых быстрых добралась до Плутона. После этого был совершён поворот на Землю. Тут и сказались высокие скоростные качества моего отряда. Теперь кораблям пришлось идти против частиц солнечного ветра, которые тормозили движение. Все, кто при помощи ускорителей набрал большую скорость па первом этапе гонки, теперь её теряли — больше им ускоряться было нечем. У самого быстрого эсминца соперников она была не выше двенадцати тысяч километров в секунду, а мой отряд как шёл вначале по ветру на четырнадцати тысячах, так и продолжил двигаться против ветра. Постепенно расстояние между нами и преследователями увеличивалось, и уже у Юпитера они окончательно отстали. Наш отряд нёсся к победе, щиты были включены на полную мощность. Поэтому мы быстро и без потерь проскочили метеоритный поток. Как стало известно позже, некоторые умники повторили судьбу «Кометы» — выключили защиту, чтобы перебросить энергию на двигатели, и любым способом догнать нас. В результате метеориты прошили шесть звездолётов, погибло три школьника, и около двадцати было ранено. А мой отряд, выстроившись в линию, пересёк нос к носу воображаемую линию финиша. Для нас десятисуточная эпопея закончилась призом в сто тысяч.

После того, как на бирже узнали, что победителями стали звездолёты фирмы «Зелка», арендованные школой Прим 5 со станции «Земля-12» (так значилось в документах), рейтинг нашей компании вырос. И мы перешли на седьмую строчку в списке грузоперевозчиков. В нашу честь школа устроила праздник, ведь эта гонка принесла учебному заведению повышение ранга, и она стала называться Прим Пять Плюс. Учителям повысили зарплаты на 20 %, началось расширение школы, добавилась столовая на тысячу человек. Расширилась библиотека (электронная). Теперь собственная парта была у каждого ученика. А также каждому школьнику полагался планшет студента — ПС- 534. Было открыто и бесплатное общежитие на сто человек для тех ребят, у которых не было своей жилой ячейки, и они жили у родственников или знакомых. Директриса была довольна, как объевшийся сметаны кот. С помощью моего отряда осуществилась её мечта — она получила премию и звание «Лучший руководитель года».

После гонки мы немного отдохнули. А потом вновь принялись за работу. Нас правительство одной из планет, расположенной в тридцати световых годах от Земли, попросило помочь в вывозе населения из-за угрозы уничтожения цивилизации от резкого подъёма вод океана. Несмотря на то, что мы школьники, и нам запрещено работать за пределами Солнечной системы, на этот раз нам разрешили принять участие в спасательных работах около другой звезды. Кроме нас были и ещё около десяти тысяч разных кораблей — от межсистемных ботов до галактических лайнеров. На планете жило три миллиарда человек. Поэтому работы хватило на всех. Мы вывезли за один раз на своих ботах, эсминце и крейсере триста человек. На большее количество народу у нас просто не было ресурсов систем жизнеобеспечения. Неделю мы добирались до планеты из-за неспособности трёх моих ботов передвигаться на расстояние, больше одной системы. Также, неделю, мы возвращались к Земле.

Беженцев разместили на Марсе, орбитальных станциях, спутниках Юпитера. Школа предоставила им только что построенное общежитие. Нам нужно было несколько человек для экипажа крейсера. Я отправил через планшет в дирекцию заявление, что приму четырнадцать человек и обеспечу их жильём, питанием и работой. Так делали все бизнесмены, ведь налоговые органы обещали 10 % послабление тем, кто возьмёт на работу беженцев. Наша бизнес вумен вместе с секретаршей, которая одновременно была и начальником отдела кадров (выучила специальность до второго ранга), отобрали для нашей фирмы семь школьников и столько же школьниц. Их засадили за учебники, гоняли на стрельбище, учили ремонту кораблей в условиях космоса. Одна девочка имела уникальную способность — она без всякой нейросети могла управлять сразу пятью дроидами.

В середине августа нам дали заказ на перевозку осмия с Плутона на Землю. Этого редкого металла было всего десять тысяч тонн. Поэтому мы вылетели на крейсере. Вылетели все тридцать работников нашей фирмы. Долетели за неделю, особо не торопились, время было. Быстро перегрузили слитки металла в трюм. Я велел всем надеть скафандры и вооружиться. Были активированы и турели внутренней охраны. У меня было предчувствие, что на нас нападут. Так и случилось. Пираты появились около пояса астероидов. У них было семь кораблей — два крейсера шестой серии и пять эсминцев восьмого ранга. Атаку ракет наша система ПРО плазмой и самонаводящимися реактивными снарядами отбила легко, щит вообще не просел, несмотря на обстел всех кораблей противника. Наша первая ракетная атака успеха тоже не имела, но вот лазерными пушками Ёлке и Джин удалось пробить, шиты на одном из крейсеров. А Ирен запустила торпеду. Вспышка! И крейсер пиратов разваливается на несколько частей. В это время Зелка выстрелом очередью из шести снарядов из электромагнитной пушки разносит на атомы самый нахальный эсминец пиратов. Наш крейсер сотрясают два подрыва боеголовок вражеской ракеты, просадившей нам щит на двадцать процентов. Но тут же космос озаряется ещё двумая вспышками — наши противокорабельные ракеты уничтожили ещё два эсминца бандитов. Внезапно все пираты разворачиваются, и начинают удирать.

— Подходит эскадра служб безопасности системы — Сообщает искин.

Мы ждём служителей правопорядка, скидываем им запись с искина, и летим домой. Нам перечисляют по прибытию и сдаче груза пять миллионов. Три миллиона я раздаю в качестве зарплаты ребятам. Каждому достаётся по сто тысяч. По миллиону кидаю на основной и резервный счёт. Новички обескуражены происшедшим. Только прибыли, а уже полетели в рейс, сразились с пиратами, и получили такую зарплату, о которой на их планете и не слышали. Там самая большая зарплата у инженера не превышала три тысячи земов. Они созваниваются со своими родителями, и вскоре ангар заполняется народом. Взрослые беженцы удивлены и ошарашены — они никак не ожидали, что их отпрыски попадут в такую фирму. А когда родители новичков увидели стоящие в ангаре пять кораблей, совсем потеряли дар речи. Потом я одарил всех новых работников планшетами — четырнадцать военных ПВ-345 Зелка заказала в магазине. Их привезли через час после нашего прилёта. Потом был пир — опять мы сделали блюда из натуральных земных продуктов. Они отличались по вкусу от те, к которым привыкли беженцы, но понравились людям с другой планеты.


Митка Руголи с удивлением прочитала текст, который пришёл на её нейросеть, на запрос о транспортной компании «Зелка». Оказалось, что на возникла недавно, после того. как школьники Сай и Лика Магнум получили в наследство межсистемный бот от родителей, погибших в катастрофе. Несколько часов Митка смотрела всё. что нашла про компанию. Её удивило, что название компании — это имя одной из школьниц. Были и отчёты налоговой службы о заработках работников компании, о боях с пиратами, о гонке, выигранной школой, где учились эти ребята. Был и эпизод, рассказывающей о спасении Сайм маленькой Лизи, о помощи погибающему «Нейтрону», и многое другое. Митка задумалась. Она попала вместе со своей дочкой, Толой, при эвакуации с родины на крейсер «Подарок-3». Тогда она не смотрела, кто был в экипаже спасателя. Ей было важно побыстрее улететь с погибающей планеты и вывезти единственного человека, за которого она не пожалеет отдать жизнь — свою дочь. Когда они прибыли через неделю на станцию «Земля-12», Митка думала, что будет очередь, неразбериха, ругань… Но всего этого не случилось — их сразу распределили по разным общежитиям. Митка с Толой попали в новое общежитие при школе Прим Пять Плюс, в которой будет учится теперь её дочь. Потом детей построили в коридоре, и между рядами ходили две школьницы с планшетами, отбирали детей для работы. Как потом узнала Митка, это была директриса Зелка Сигара со своей секретаршей Велиной… Через час Тола собралась, и вместе сдругими девочками и мальчиками из семей беженцев отправилась в ангар 1378. Митке позвонили и предложили работать на верфи техником третьего ранга. Пока женщина была в смене, она с дочкой не виделась. Когда Митка получила три дня отдыха, и возвратилась в комнату в общежитии, ей неожиданно позвонила Тола:

— Мама. Приходи, я только что вернулась с рейса!

— Куда прийти, дочка?

— В ангар 1378. тут все наши.

Митка бросилась по схеме, пришедшей на нейросеть, искать этот ангар. Он оказался двумя этажами ниже. В голове у женщины вертелись вопросы: «Какой рейс? Кто это — наши?». По тону дочери Митка почувствовала, что случилось что-то из ряда вон выходящее. Поэтому и торопилась. Рядом с дверью ангара они увидела и других взрослых беженцев, с которыми она летела на крейсере. Все были встревожены. Им тоже позвонили их дети. Дверь открылась, и люди стали заходить в ангар. Митка увидела огромное помещение. В двух углах которого стояли жилые комплексы, а поодаль, на опорах «отдыхали» пять звездолётов. Кроме взрослых было и много школьников. Тола подошла к матери и протянула карточку. Митка машинально сунула её в ридер. И чуть не упала от высветившейся на экране цифры — 100000 земов.

— Что это, Тола?

— Моя зарплата за рейс. — Спокойно ответила дочь. — Всем, кто летал, раздали по сто тысяч.

— Тётя! — К женщине подбежала маленькая девочка. — Меня Лизи зовут! А моего братика Сай! А эти корабли его! Мы на них летаем, грузы возим. Сейчас прилетели. Нам пираты помешать хотели. Но мы их пух-пах, и они убежали! Сай всем зарплату дал, я тоже получила. — Девочка помахала Митке ручкой и побежала к стоявшим гурьбой школьникам.

— Кто это? — Ошарашено спросила женщина у дочери.

— Лизи, младшая сестра Сая Магнума, она всегда вместе с ним летает, когда детский сад не работает.

— И он ей тоже зарплату даёт?

— Да, так у них заведено.

— Все новенькие, быстро ко мне! — Закричала одна из школьниц.

— Сейчас вернусь, мама! — И Тола рванула к кричавшей девочке.

Через пять минут она вернулась с новеньким планшетом в руках.

— Это откуда? — Удивилась Митка.

— Сейчас директриса наша, Зелка, всем нашим раздала.

В это время к Митке подошёл высокий парень в военном скафандре:

— Вы мама этой девочки? Извините, я не все имена пока запомнил.

— Да! А что такое?

— У вашей дочери должен быть высокий природный КИ. Она сейчас. без всяких нейросетей управляет пятью дроидами сразу. Никто из нас так не умеет, хоть у нас и изучены специальности до вторых рангов. Девочке надо учиться на инженера или учёного. Если она примет с нами участие в Большой гонке, то есть шанс, что мы её выиграем. И без сдачи тестов попадём в Галактическую школу. Но это будет через год. А пока она будет работать у нас. Зарплата у нас не фиксированная, зависит от цены груза. Сейчас нам дают 15 % от стоимости перевозимого товара.

— А правда. Что сказала малышка?

— А что эта непоседа вам наплела? — Улыбнулся парень.

— Сказала, что на вас напали пираты.

— Да. было дело. Но у нас все корабли хорошо защищены. Можете спросить у своей дочери. Мы уже привыкли, что на нас нападают, чуть ли не эскадрами, когда у нас в трюмах дорогой груз. Вот. Можете посмотреть, что стало с бандитами. — Парень протянул удивлённой женщине флешку.

— Кто это? — Спросила Митка у Толы.

— Владелец этого всего. — Дочь обвела рукой помещение ангара. — Сай Магнум.

И вот, Митка сидит и смотрит всё. что нашла в Галонете об этом Сае, его сёстрах, одноклассниках…

Поговорив после банкета с другими родителями, женщина поняла, что ей и её дочери выпал шанс изменить свою жизнь к лучшему. То, что у дочери будет высокий КИ, Митка подозревала после начала учёбы девочки в школе. Но у малообеспеченной неполной семьи не было денег, чтобы девочка могла мечтать о высшем образовании. Просто бы не хватило денег на постановку хорошей нейросети. Но теперь они вообще в другой системе, здесь порядки более гибкие. Митка узнала из Галонета, что Тола получила бы хорошую, соответствующую её КИ нейросеть бесплатно, но затем должна была бы отработать десять лет на каком-нибудь государственном предприятии. Например, военной верфи. Но теперь появился и другой путь. Гонка. Митка о ней слышала, но специально не интересовалась. Если у Сая получится его план, и все ребята поступят после выигрыша гонки в галактическую школу, то всё будет по другому. Тола сможет сама выбрать, куда идти работать. Но пока это мечты… Хотя её Тола уже за один рейс заработала столько, сколько сама Митка получает за год. Значит, надо держаться за этого Сая, такой оплаты нет ни у кого в других транспортных компаниях. Митка уже узнавала…

Глава 13 Предатель. Новый вид деятельности фирмы «Зелка»

На меня и Лику направлен бластер. Его в руках держит Пьетро, который почему — то решил, что он будет руководить нашей фирмой. Зелка лежит раненая, Велина успела застрелить ворвавшихся в ангар вслед за предателем пятерых наёмников. Домовой перестрелял с помощью турелей и андроидов ещё пятнадцать непонятных типов в бронескафах после того, как Велину тяжело ранили. Других ребят нет — они полетели на экскурсию на Землю.

— Дай коды от искинов кораблей! — Требует Пьетро. Я смеюсь ему в лицо:

— Ты настолько туп, что не понял, мои искины не имеют кодов, они генетически привязаны ко мне. Если я погибну, то корабли просто взорвутся.

— Тогда ты им прикажешь, чтобы они мне подчинялись! Или я застрелю твою сестру! — Он направляет бластер на бледную Лику.

— Ничего не получится. — Спокойно отвечаю я. — В искин «Подарка» внесены и генетические коды моего отца и матери, и он даст приказ на самоподрыв всем другим. А сейчас все люки в кораблях заблокированы, и влезть внутрь ты не сможешь. К тому же, отсюда идёт прямая передача в отдел службы безопасности станции, так ведь, Домовой?

— Да, капитан. Пришло сообщение, что уже арестована вся семья предателя, был бой с нанятыми его отцом наёмниками. Они сдались, и сообщили, что им приказали захватить ангар 1378 из дирекции компании «Всегда первые». Отряды правопорядка блокировали все ангары и офис этой фирмы, остановили все её корабли с грузами. Директор компании застрелился, а заместитель сообщил, что они заплатили Пьетро и его отцу по десять миллионов земов за полную информацию о кораблях «Зелки». И пообещали, что он станет собственником этой компании. Искин Реестра собственников предупреждён, что любая попытка смены собственника приведёт к самоподрыву кораблей компании «Зелка».

— Вы всё врёте! — Этот идиот никому не верил. Но он мог выстрелить в любой момент, поэтому я ничего не говорил. В этот момент дверь в ангар бесшумно открылась, и оттуда прозвучало два пистолетных выстрела. Одна пуля пролетела мимо, а другая попала предателю точно в затылок.

В проёме двери показалась Лизи со своим мини пистолетом, подаренным ей Антом. Она была бледна, подошла к трупу Пьетро и плюнула на него.

— Лизи! — Я бросился к малышке, которой стало плохо от вида кучи трупов людей вперемежку с лежащими повреждёнными андроидами.

Мы и не подозревали, что Лизи таскает с собой пистолет в детский сад. Когда она услышала, что идёт бой в нашем ангаре, она убежала с детского сада и попыталась сама добраться до ангара. Но в одном месте свернула не туда, и попала в параллельный коридор. Потом она всё-таки нашла нужный проход, и появилась у ангара в последний момент. Домовой её увидел через камеру, но она сделала искину знак, чтобы он ничего никому не сообщал, а только открыл двери. Как только она увидела стоящего к ней спиной школьника с бластером, направленным на её сестричку, как она называла Лику, девочка вытащила пистолет, и прицелившись, дважды нажала на курок…

Вообще-то детский сад по правилам не должен был работать с июля по сентябрь. Но из-за появления детей беженцев всем дошкольным учреждениям продлили срок работы.

Через пять минут в ангар зашли офицеры службы безопасности. Приехали и медики, которые забрали на лечение Велину и Зелку.

— У вас есть полная запись происшедшего? — Спросил один из них.

— Домовой. Перекинь офицерам на нейросети всё, что ты сумел записать.

— Выполнено, капитан!

Всё оружие с убитых наёмников и бластер, который получил предатель от директора компании «Всегда первые», осталось нам. Но мы его решили на общем собрании продать. Тоже произошло и со скафандрами бандитов. Со счетов семьи предателя нам перечислили компенсацию в размере 10 % от суммы, а это два с половиной миллиона. Полтора из них мы отдали Велине, по полмиллиона получили Зелка и Лизи. На эти деньги секретарша нашей бизнес вумен купила новенький инженерный межсистемный бот — она хотела стать инженером, если позволит КИ. Или хотя бы техником. А нам её бот точно не помешает — он снабжён манипуляторами и всем необходимым для ремонта кораблей.

Ребята, вернувшиеся из туристической поездки на Землю через два дня, были шокированы произошедшими событиями. Они молча посмотрели запись нападения на ангар. Зелка вернулась к работе через три дня, а Велина — через неделю. Я опять договорился с полковником безопасности. Нам на счёт упало двести миллионов из активоы закрытой фирмы «Всегда первые», а в ангаре появился ещё один крейсер. На это раз это был корабль восьмого ранга типа «Удар». Его получили с верфей всего три месяца назад, и он даже ещё не летал. Лика нашла данные по этому проекту.

Крейсер К-1090. Ранг -8.

Длина — 630 м.

Ширина — 120 м.

Высота — 90 м.

Мощность двадцати реакторов -2000 МВТ.

Двигателей — восемь.

Маневровых — сто сорок.

Вооружение — четыре электромагнитные пушки калибром — 350 миллиметров, сорок лазерных орудий ПЛ, двадцать плазменных ускорителей. Сто ракет ПРО, двадцать ПКР, восемь торпед. Навигационная система «Галактика».

Скорость — десять тысяч километров в секунду. Объём трюма — 200000 кубических метров. Бронирование однослойное.

Ант с ребятами потом модернизировали этот крейсер, который был назван «ВЗЛ» по первым буквам имён — Велина, Зелка, Лизи. Теперь это был их корабль. Бот Велины был введён в ангар этого звездолёта. Девочки обрадовались подарку, но им нужен был экипаж. Поэтому наша директриса отобрала из школьников ещё десять человек, которых приписали к «ВЗЛ». После модернизации этот крейсер мог развить скорость в семнадцать километров в секунду. Также были добавлены реакторы для щитов и отдельная группа энергоагрегатов для оружия. Проверка показала, что теперь лететь с максимальной скоростью, держа при этом защитные поля, и стреляя из всех имеющихся орудий «ВЗЛ» может до тех пор, пока не кончатся стержни для реакторов.

Через две недели была трансляция суда над бандитами. Всем присудили рудники. Было полностью показано нападение на ангар, угрозы предателя мне и моей сестре, и его смерть от выстрелов Лизи. После этого в детском саду стали проверять, что носят с собой дети. У двух ребят обнаружили остро заточенные штыри, у девочки из группы Лизи был спрятан небольшой нож, а у нашей малышки конфисковали тот пистолет, из которого она застрелила Пьетро. Потом детям объяснили, что носить такие «игрушки» в детский сад нельзя. Лизи очень огорчилась, но потом успокоилась, когда пистолет передали мне и Лике. Девочка записала на планшет репортаж со своего корабля и продемонстрировала сверстникам. Дети впечатлились мощью крейсера Лизи, и стали просить её покатать их на корабле.

Этот вопрос малышка согласовала со мной, а я с родителями детей. В один из последних дней лета мы прокатили сорок детсадовцев до Марса, а потом возвратились обратно, и перевезли их на Землю, в детский игровой город, который находился на одном из оставшихся от Африки большом острове. Там детишки развлекались два дня, а затем вернулись на станцию.

Сентябрь ознаменовался крупным заказом. На Плутоне нашли какой-то минерал, имеющий уникальные лечебные свойства. Нам дали заказ на перевозку с прииска за Землю четыреста тысяч тонн этого вещества. сумма выходила огромная — двести миллионов земов. А нам должны были дать тридцать миллионов. Нам понадобились все наши корабли, в том числе и новый крейсер. На следующий день, после оформления контракта, мы вылетели на максимальной скорости для конвоя — четырнадцати тысячах километров в секунду. На этот раз пираты нас не беспокоили. Через шесть суток мы вернулись в ангар. Нам перечислили деньги. Я каждому участнику рейса дал по двести тысяч. А оставшиеся двадцать два миллиона земов разделил пополам, и внёс на наши счета. Опять новички звонили своим родителям, хвалились зарплатой. Взрослые прибежали после этих звонков к нам в ангар. Экипажу «ВЗЛ» Зелка и Велина раздали новые планшеты, а потом был банкет в честь новых работников нашей корпорации. Опять я видел шокированных и ошарашенных родителей, дети которых получали больше них в несколько раз. У школьников наоборот, лица светились от счастья. Перед уходом люди благодарили меня и Зелку за то, что благодаря нашей компании, принявшей их детей на работу, теперь их семьи не будут испытывать недостатка в средствах.


Наступило пятнадцатое сентября — начался новый учебный год. Первым уроком была музыка. Бионг Аллариель попросила нас спеть какую-нибудь песню. Пока до меня дошла очередь, успело спеть разные песни, которых я вообще не знал, двадцать человек. Аллариель была явно недовольна. Да и песни были какие-то блёклые, даже на фоне попсы двадцать первого века. «Наверное, выродилось музыкальное искусство за пятьсот лет!». Подумал я.

Сай Магнум! — Учительница с надеждой посмотрела на меня. — Может, ты споёшь нам какую-нибудь древнюю песню? А то это современные вопли меня уже бесят!

Я лихорадочно думал, что исполнить. Скосил глаза на парту сестры — она с надеждой смотрела на меня. Ладно, пусть будет эта:

Кто тебя выдумал, звёздная страна?
Снится мне издавна, снится мне она.
Выйду я из дому, выйду я из дому —
Прямо за пристанью бьётся волна…[10]
Я, конечно не Камбурова и не Валерия, да и хорошим голосом похвалиться не могу, но даже такое исполнение «Маленького принца» произвело неизгладимое впечатление на одноклассников и учительницу.

— А ещё что-нибудь можешь вспомнить?

— Сейчас попробую, сказал я, прокашлявшись. — А вот, песня «Лесной олень»[11].

А потом, не переводя духа, я выдал «Прекрасное далёко»[12].

Не знаю. что на меня нашло, но я сразу же продолжил, и спел «Ветер с моря дул»[13].


Всё! Я выдохся! Ну, какой из меня певец?! К действительности меня возвратил вопрос, который я вначале не понял:

— А на каком языке ты пел? Это совсем не интерлинг! Хотя песни звучат великолепно!

И тут я сообразил, что всё моё выступление прошло на языке оригинала:

— А, это русский язык. Можно перевести все эти песни на интерлинг, но некоторые из них потеряют при переводе мелодичность.

— Сай, я записала всё, что ты нам пел. Ты мелодию этих песен точно воспроизвёл?

— По крайней мере так, как я её слышу, — дал я уклончивый ответ.

— Я прогоню всё на искине, а потом позову тебя, посмотрим, что у нас получится. — Аллариель улыбнулась. — Нам, как школе Прим Пять Плюс необходимо организовать музыкальную группу. Ты, Сай, первый кандидат!

— Госпожа Аллариель! Я не певец! Надо подобрать ребят, которые могут играть на синтезаторах и имеют хорошие голоса. А я буду подбрасывать им песни. Я ведь могу вспомнить не только на том языке, на котором я пел, но и других, например, на немецком или английском. Кстати, не обязательно переводить песни на интерлинг. Конечно, попытаться надо, но я не думаю, что сможем много перевести, не потеряв мелодию.

— А что ты предлагаешь?

— Можно научится исполнять произведение на языке оригинала, а перед исполнением зрителям прочесть, о чём эта песня или на экране сделать бегущую строку с переведённым текстом.

— Мы попробуем все варианты. А потом отберём лучший! — Решила учительница.

— Хорошо, я тогда буду записывать все песни, которые вспомню. А потом пересылать вам!

— Договорились!

Прозвенел звонок. И мы вышли в коридор.

Меня окружили ребята:

— Никогда не думал, что в древности были такие песни! — Произнёс один из беженцев.

— Вот бы мне память предка! — Мечтательно сказала Тола.

— Ну, это надо такую память разбудить, чтобы была как у Сая, из Тёмных веков. А то разбудишь что-нибудь не то! — Засмеялся Иван. — А для этого тебе надо в аварию попасть и головой стукнуться!

— Я тоже тогда головой ударилась. Но у меня ничего не пробудилось. — С грустью сказала Лика.

— Лика, Тола. А вы можете пропеть просто гаммы? — Меня ударило озарение.

— А зачем это нужно?

— Спойте просто «А-а-а», но только не кричите. И не пищите! — Настаивал я.

Сначала пропела Лика, а потом Тола.

— У вас великолепные голоса! — Восхитились школьники.

— Будем из вас делать музыкальную группу. Сегодня, как придём домой, так всех и проверим. У кого будет хороший голос или он сможет играть на синтезаторе. Кстати, Зелка, после уроков побеги с Ёлкой и купи пару штук, а ещё микрофоны и телефоны. Но не от скафандров, а для музыкантов.

— Хорошо, капитан!

Когда закончились уроки, я и все наши работники отправились домой, в ангар. Как только мы кончили обедать, Зелка и Лена притащили синтезаторы. Они были похожи на те, что я видел в своей старой жизни, но отличались увеличенным набором спецэффектов и некоторыми другими возможностями.

— Кто-нибудь знает, как на них играть? — Задал я ребятам вопрос.

— Я! — Вызвался один из новичков. Он подошёл к инструменту, и включил его. Потом пробежался по клавиатуре, и послышалась быстрая мелодия. Затем к синтезатору подходили все по очереди. Было отобрано два человека, которые лучше всех владели клавишами.

— А они могут записывать мелодию с голоса? — Поинтересовался я?

— Конечно!

— Попробуем.

Я взял, и пропел «Ламбаду» — это довольно простая мелодия. Искин синтезатора выдал нотную запись. И потом самостоятельно исполнил полученную мелодии. Если не считать двух неточностей, то всё получилось отлично.

— А что это за музыка? — Заинтересовались девчонки.

— Это танец и песня. Но слова я не помню, так как не знаю испанского языка, а мелодию и движения танца помню. Кстати, его девчонки могут группой танцевать.

— Научи! Научи! — Запрыгали школьницы. Пришлось около часа вспоминать па из танца, показывать его загоревшимся девочкам, поправлять их исполнение. Так мы провозились до вечере, забыв о Лизи. Но эта непоседа уже знала дорогу домой, поэтому, когда она появилась у дверей ангара, Домовой открыл ей двери. Она вошла, и обомлела. Из каких-то длинных досок, над которыми вспыхивали голограммы с непонятными значками, лилась красивая музыка, а все девочки выполняли под неё красивые движения[14].


Когда музыка кончилась, и девочки повалились на пол от усталости, Лизи бросилась к Саю:

— Я тоже так хочу!

Брат улыбнулся, а затем погладил девочку по голове:

— И ты будешь у нас танцевать и петь!

— А когда будем проверять, кто лучше всех поёт? — Поинтересовалась одна из школьниц.

— Завтра, девочки! Видите, все устали!


— А я записал всё на планшет, а потом выбрал самый лучший вариант — Подошёл ко мне Зур. — А давай, это выложим в Галонет станции! Такого у нас никогда не видели!

— А ты знаешь, как это сделать?

— Да, чего там. На любом планшете есть вот эта кнопка. — Он указал на овальную фиговину сбоку аппарата. Нажмёшь, и ролик пойдёт в Галонет.

— Спасибо, не знал! Тогда сделаем вот что…


На следующее утро директриса школы Прим Пять Плюс с удивлением читала статью в станционном Галонете:

«После того, как школа Прим Пять выиграла межшкольную гонку и ей повысили ранг, ученики этой школы из класса 12Д показали вчера, что они могут сделать что-то новое и в музыкальной сфере. Ночью был показан ролик с участием нового музыкального коллектива под названием „Тёмные века“. В начале сюжета выступил всем известный Сай Магнум, который пообещал меломанов знакомить с искусством Тёмных веков, многие образцы которого утеряны. Для этого и создана эта музыкальная группа. Затем он говорит, что ребятами восстановлен древний танец „Ламбада“. Тут же Сай заявляет, что была и песня под этим названием, но её пели на исчезнувшем испанском языке, который сейчас неизвестен. Затем начинается представление — девочки вначале по одной выполняют па из танца под музыку. А затем следует коллективное исполнение „Ламбады“, которое впечатляет и завораживает. По окончанию танца вновь появляется Сай, который объявляет, что это первая работота группы „Тёмные века“ школы Прим Пять Плюс, и обещает и дальше знакомить меломанов с исчезнувшими песнями и танцами…»

«Что происходит?» — Паникует директриса, и включает ролик. Там всё, как описано в статье Галонета. Подходят учителя.

— Ну, милочка, поздравляю! — Говорит учитель химии удивлённой Аллариель.

— С чем? — Непонимающе смотрит на него учительница.

— С первым выступлением вашей группы в Галонете! Кстати, всем понравилось!

— Какой группы? — Не понимает бионг.

— «Тёмные века». Так кажется назвал её Сай.

— Извините. Но я не знаю, ни о какой группе, её ещё не создали.

— Как же, не создали! А кто вчера танцевал по Галонету?

— Танцевал? Но я хотела создать песенный коллектив! И даже ещё не собрала певцов!

— Тогда смотрите ролик Галонета! — И учитель химии сунул под нос бионгу планшет с записью.

Директриса с удивлением слушала этот диалог, а потом, смотря на реакцию учительницы музыки, поняла, что та действительно ничего не знала до просмотра ролика.

— Как же так? — Биог села, чуть не плача. — Почему он мне ничего не сказал?

— Вы о ком, Аллариель?

— О Сае Магнуме! Вчера на уроке мы договорились собрать группу певцов для исполнения древних песен, которые он знает. Я даже записала некоторые из них, которые он смог вспомнить на уроке. А он вдруг запускает ночью этот ролик…

— Но он в нём говорит, что песни будут в дальнейшем! — Успокаивает директриса педагога. — Кстати, можно ему позвонить, и узнать, как этот ролик оказался в Галонете.

Директриса звонит Саю, и всё становится ясно: никто не хотел никому вредить. Запуск мелодии и танца «Ламбада» произошёл спонтанно, просто захотели проверить, а стоит ли этим заниматься? Вдруг зритель не воспримет древние мелодии? Но теперь, когда стало ясно, что большинству нравятся такие сюжеты, можно смело начать репетировать и песни и танцы Тёмных веков, так как у них будет свой зритель.


Аллариель шла в ангар 1378. Там, в вотчине Сая её ждали сорок ребят. Должно было состояться прослушивание и отбор певцов. Фирма «Зелка» уже позаботилась об музыкальных инструментах — приобрела два современных синтезатора и несколько профессиональных микрофонов и телефонов. Были отобраны и двое, умеющих обращаться с синтезаторами, ребят. Аллариель посмотрела данные станционного Галонета. Ролик посмотрело около двадцати тысяч человек. Понравился он почти двум третям меломанов. Женщина шла и думала, что после выявления ребят с нужными голосами надо будет проводить репетиции. Но помещения нет. Может спросить у Сая? Наверное, так и придётся сделать. Потом надо будет выучить хотя бы те песни, которые напел тогда Магнум. И только потом можно будет снимать с ними ролик. По предварительным прикидкам, на всё уйдёт две — три недели. Значит первый официальный ролик появится в сети в начале октября. Нужно учитывать и тот факт, что школьники могут полететь в рейс…

Вот, наконец, нужная дверь. Она открывается, и Аллариель замирает на пороге. В огромном помещении стоят несколько кораблей. Около них копошатся несколько ребят и ремонтные дроиды. Вдоль двух стен стоят несколько андроидов с автоматами. Все школьники расположились у современного жилого блока восьмого поколения. Педагог видит два стоящих рядом синтезатора и ребят, наигрывающих на них какие-то мелодии. Вот они увидели учительницу музыки и жестами зовут её подойти. Вокруг собираются школьники, а потом начинается работа. Из сорока человек выбрано девять. Лучшими голосами владеют Тола, Лика и Ирен. Аллариель достаёт свой настольный искин. Она обработала песни, которые спел Сай на уроке. Перевести полностью, без потерь, удалось только одну. Она хорошо легла на интерлинг. Начинают разучивать песню «Ветер с моря дул». Сначала, с помощью Сая, который вспоминает мелодию, удаётся практически полностью получить, как выразился капитан, «аутентичную» запись музыки. За это время три будущих певицы выучили стихи. Тем певцам, у которых голос послабее, Сай предложил делать под мелодию несложные танцевальные па с переходами. Это предложение, после жаркого спора, было принято. И теперь «бэк вокал», как назвал этих шестерых Сай, разучивает свой номер. До ночи идёт репетиция. Затем тоже самое повторяется ещё три дня. Песня выучена. Снят сюжет с танцем. Всё скомпановано с помощью искина, кторый убирает мелкие шероховатости. Начался четвёртый день, все собираются смотреть получившийся ролик. Он всем понравился. Проходит ещё три недели. Наконец, всё готово. Первый полнометражный ролик выкладывают в Галонет станции. В него вошли:

Танец «Ламбада». Новый вариант.

Песня на интеролинге «Ветер с моря дул» с танцем и бэк вокалом.

Три песни на древнем языке с подстрочным переводом текста на голограмме: «Прекрасное далёко», «Лесной олень», «Маленький принц». Такие названия дал песням Сай Магнум.

На следующий день Аллариель и директриса принимали поздравления — ролик понравился практически всем. Необычное звучание древних песен, немного странный танец нашли отклик в сердцах любителей музыки. Стали приходить просьбы на съёмку новых сюжетов. По Галонету выступила педагог музыки школы Прим пять Плюс, которая объяснила, что сейчас продолжается запись ещё двух песен, которые появятся через две недели, если процессу записи ничего не помешает.

Глава 14 Неожиданное наследство

Идёт урок физики. Как всегда. Его ведёт наша директриса. Она объясняет принцип действия гипердвигателя: Для этого она на голограмме рисует треугольник, стороны которого составлены из лежащих горизонтально восьмёрок.



Рисунок директрисы
— Как вы уже знаете, энергия перетекает в массу, время в пространство, а макромир в микромир. Точки, где происходит этот процесс, называются портальными. Расположены все эти перетекающие друг друга структуры в виде подобного треугольник, какой я вам изобразила на голограмме. На самом деле там структура значительно сложнее. Но вам это ни к чему. Если мы соединим все эти портальные точки, то получим фигуру из трёх, соединённых в месте пересечения отрезков, сдвинутых друг относительно друга на 120 градусов. Вам это ничего не напоминает?

— Напоминает, внутреннюю часть гипердвигателя, на которой укреплены обмотки возбуждения.



Схема гипердвигателя
— Совершенно верно! А сложную пространственную фигуру, которую практически повторить невозможно, заменили кругом из того же материала, из которого сделали сердечники возбуждающих обмоток. В результате коэффициент полезного действия гипердвигателя равен всего 12 %. Если в качестве дополнительного устройства используется глорит с обмоткой электромагнитного возбуждения, то КПД вырастает до 25 %.

То есть, если взять два крейсера Сая Магнума, на которых стоят гипердвигатели, и покрыть их носовую часть глоритом, который возбудить специальным генератором, то они смогут прыгнуть не на двенадцать систем, а на двадцать. Другое дело, что это экономически не выгодно из-за большой стоимости глорита и огромного расхода энергии. Поэтому, по галактике передвигаются только при помощи гипердвигателей, у которых в точке соединения обмоток возбуждения стоит небольшая сфера из глорита диаметром около пяти сантиметров.

— А я то думал, что место соединения покрашено! — Говорю я.

— Нет, Сай. Это глорит, который позволяет прыгать твоему кораблю между звёздными кластерами за несколько часов, а не месяцев, как это было раньше, без применения этого вещества.

— Понятно, госпожа директриса!

Прозвенел звонок. Выходим в коридор. К нашему классу подходят трое высоких мужчин в чёрном. У каждого из них на одежде, похожей на длинный кафтан, с правой стороне нанесён знак, похожий на змею.



Знак на кафтане незнакомцев
Они тяжёлыми взглядами осматривают нас всех, потом тот, который стоит в центре застывает — очевидно с кем-то говорит, или что-то проверяет по нейросети. Он отрывает глаза, вновь нас осматривает, а затем кивнув головой, двигается прямо ко мне.

— Вы, Сай Магнум?

— Да!

— Мы послы планеты Толлон. Это вам от нашего Совета аристократов. — Мужчина протягивает мне позолоченную флешку. — Посмотрите всё, что там записано! Ответ мы ждём завтра!

Послы кланяются, а потом быстро уходят. Все наши ребята удивлённо смотрят на меня. Первой приходит в себя Лика:

— И что это было, Сай?

— Не знаю, сестрёнка. После школы вместе посмотрим.

Уроки кончаются, и вся группа моих сотрудников идёт в ангар. Все рассаживаются вокруг моего планшета. Вставляю флешку и включаю запись.

«Сынок, когда тебе исполнится семнадцать лет, тебя посетят послы твоих подданных. Я и твоя мама открыли планету с цивилизацией, находящейся на уровне Первых Средних веков. Мне удалось стать во главе одного из существующих там государств, а затем объединить всю планету под моим скипетром. Да, не удивляйся — твой отец для этих людей Небесный император, а мать — Луноликая, родившая наследника. Ты был рождён на планете Толлон. Но мне надо было зарегистрировать находку в реестре. Поэтому мы прилетели в Солнечную систему. Здесь задержались, родилась Лика. Я стал работать в одной организации инженером. Моих подданных, которые полетели со мной, я отправил назад, с наказом, вернуться за тобой через семнадцать лет. Ты их новый император. У них и так был развит вассалитет, но твоя мама применила новшество — нейросети, в искины которых вложено свойство, полного подчинения носителя такого НУ твоим приказам, и неспособность его причинить тебе вред. На планете тебя ждёт три миллиона подданных и венец, который на самом деле является внешней нейросетью шестого ранга. В неё уже вложены гипнограммы по всем специальностям, которые тебе требуются. Такая же нейросеть ждёт и Лику. Есть и третья такая нейросеть. Запасная. Её можешь употребить по своему разумению. Пока тебе не исполнится восемнадцати лет, и ты не окончишь Галактическую школу, ты будешь в Солнечной системе. Но, если у тебя есть возможность, после прибытия послов и получения флешки, отправляйтесь с Ликой на Толлон. Карта полёта приведена здесь. Но она рассчитана старый тип крейсеров. Подданные должны видеть молодого императора. Побудешь там неделю, а потом вернешься, окончишь Галактическую школу. Только после этого можешь смело переезжать на Толллон».

Все ребята уставились на меня.

— Император Сай Магнум! Вот это да! — Иван весёлыми глазами смотрел на меня. — А я кто, ваше величество?

— Во-первых. Моё императорское величество! — ответил я улыбаясь. — А во-вторых, ваша светлость, граф Иван, вы мой личный техник на имперском крейсере «Поиск-3».

— Ну, я так не играю! Почему, граф, а не герцог, например?

— Потому, что, герцоги, это родственники императора. А ты не мой родственник, но близкий. Поэтому и граф.

— Выходит, что мы все графы и графини? — Зелка и Ёлка уставились на меня.

— И не только вы, но Таня, Селена, Мария и Джин, Ирен и Зур. Остальные — бароны. Они ведь у вас в подчинении.

— Но так не бывает! Что у нас получается? Один император, две герцогини — Лика и Лизи, девять графов, и двадцать баронов. А где документы, подтверждающие наше благородное происхождение?

— Ты плохо учил историю. Король, царь, император может за верную службу даровать то или иное аристократическое звание. Вы работаете на нашу компанию. Поэтому я имею право сделать вас знатными людьми. Вы ведь прошли со мной и две гонки, и с пиратами сражались. А какие требуются документы, мы узнаем у послов.

На следующий день я пригласил посланцев Толлона к нам, в ангар. Когда они вошли, то удивлённо уставились на корабли и школьников, которые управляли дроидами, заходили в крейсера.

— Я прочёл послание отца и согласен быть вашим императором. Вы это хотели услышать?

— Да, ваше императорское высочество! Ваши подданные ждут вас!

— Через несколько дней мы все двинемся на Толлон. Просто тут надо завершить кое-какие дела и соблюсти формальности.

— Как будет угодно вашему императорскому величеству!

— А чему вы так удивились, когда вошли в ангар?


— Ваше императорское высочество! У Небесного императора был только один корабль, похожий на вот этот! — Посол ткнул рукой в сторону эсминца «Подарок-2».

— Ваше имя и звание?

— Граф Рапао Лиин. Имперский посол.

— Так вот, любезный граф! Тогда это были крейсера. А сейчас крейсерами считаются вон те два корабля. — Указываю на «Подарок-3» и «ВЗЛ». Здесь все корабли мои. Это моя имперская эскадра. Конечно, она слаба по сравнению с земным флотом или эскадрами других планет. Но как успела выяснить моя сестра герцогиня Лика Магнум, Толлон лежит в стороне от оживлённых торговых и пассажирских маршрутов. Хоть мы и входим в Земной союз корпораций, мы песчинка по сравнению с другими корпорациями. Чем занимается аристократия на моей планете?

— Мы отгружаем натуральную пищу. Получаем до трёх миллионов земов в год.

— Возможностей увеличить, поставки продуктов нет?

— Нет. Ваше величество, распаханы все свободные площади.

— Да, я смотрел вчера карты материка. Он напоминает мне по размерам и форме Австралию. Был тут на Земле такой континент. Ладно, что-нибудь придумаем. Граф Зур. Подойдите ко мне!

— Да, ваше императорское величество!

— Выясните, есть ли на бирже шахтёр, желательно в нормальном состоянии, а потом доложите мне.

— Есть, капитан! — Перешёл Зур на более привычный для нас слэнг.

— Да, не удивляйтесь, граф! Здесь я всего на всего школьник, владелец пяти кораблей и транспортной компании «Зелка». Кстати, вот и она — графиня Зелка Сигара, управляющая моей фирмы и заодно министр финансов. Скажи нам, любезная. Сколько у нас на основном счету?

— Почти восемьдесят миллионов земов. На резервном — тоже!

— Вы поражены, граф? Эту сумму мы заработали с июля прошлого года. Здесь возможности немного другие.

— Ваше императорское высочество! Я ошарашен! У нас за эти годы в казне планеты скопилось только пятнадцать миллионов земов.

— Ничего. Я с моими людьми позаботимся об увеличении доходов, и не мрачнейте граф, вы тоже мои люди, мои подданные, за которых я должен отвечать перед Земным корпоративным союзом. Но и эти школьники, хоть они с разных планет, и не являются потомственными аристократами, они тоже мои люди. Мы с ними открыли эту фирму, занимались перевозкой грузов, отбивались от пиратов и разных бандитов. Поэтому мной они возведены в звания баронов и графов. Они подчиняются лично мне, как капитану и владельцу кораблей. Так что, прошу любить и жаловать! Да, кстати, им нужно выдать документы не наследных аристократов. Такие ведь есть?

— Да, ваше императорское величество!

— Можете мне помочь, и заполнить их на всех моих людей. Список графов и баронов я вам скину на нейросеть. И ещё. У них всех на планете должны быть положенные куски земли с вилланами. Такая возможность есть?

— Да…

— Зовите меня просто Сай или герцог, без всяких там сиятельств и величеств. Все титулы только в официальной обстановке!

— Хорошо, ваше…

— Сай, просто Сай!

— Да, Сай!

— Кстати, познакомьте меня с вашими спутниками, граф.

— Начальник императорской гвардии Варух Торолд и Начальник императорской разведки Кунар Оолдо.

— Хорошо! А, вот и наш граф Зур! Ну, как успехи?

— Сай! Нам предлагают шахтёры шестого поколения с трюмами в двадцать тысяч кубов, фабриками полной переработки металла в слитки. Это ШВ — 617 и ШВ — 619. Они после ремонта. Работоспособность 97 %, имеется и гипердвигатель. За оба хотят двадцать миллионов. Брать?

— Бери! Тем более, что это военные рудокопы. Данные есть?

— Да, вот!

— Итак. Читаем. Лёгкий крейсер типа ШВ. Ранг-шестой.

Ёмкость трюма — двадцать тысяч кубов. Длина — четыреста метров. Ширина — восемьдесят метров, высота — шестьдесят метров. Скорость — десять тысяч. Мощность реакторов — 1600 МВт. Вооружение — шесть лазерных орудий. Три плазматрона, ПРО с двадцатью ракетами, две ПКР. Хорошо, если надо будет модернизировать, позови Анта. Да ты сам знаешь!

— Есть, капитан. Как только Зелка перечислит деньги, так сразу их нам и доставят в течение часа!

— Баронесса Велина, можно вас на минутку?

— Да, милорд! (Вот засранка, точно вчера по учебнику перечитала, как обращались к сюзеренам аристократы рангом пониже!).

— Поговорите с этими господами. Это мои начальники разведки и гвардии. Потом сообщите, что надо будет купить для нормального вооружения нашей армии, и нужно ли будет покупать нам сельскохозяйственных дроидов, новые сорта овощей, фруктов, ягод и тому подобное.

— Да, милорд! Будет исполнено! — Велина увела с собой военных, неуютно себя чувствующих в этом непонятном для них мире, где школьники зарабатывают больше, чем вся их планета. В это время Лика привела с детского сада Лизи.

— Вот. Господин посол, знакомьтесь, герцогиня Элизабет Магнум!

— Сай! А почему гелцогиня? — Лизи пока не отучилась коверкать незнакомые слова. — Лика сказала, что я принцесса!

— Ты и есть принцесса. Лиз! Просто ты ещё и герцогиня. Это звание такое. Вот я ведь капитан?

— Да!

— А ещё я император, и владелец компании «Зелка». Так вот, ты и герцогиня и принцесса. Лика, кстати, тоже!

— Лика, Лика, ты тоже принцесса и гелцогиня! — Лизи побежала к сестре.

Граф улыбнулся.

— Значит так! Вы, господин имперский посол, готовите бумаги вот по этому списку. Велина и Зелка закупают всё, что нужно для нашей армии и сельского хозяйства. Когда приведут корабли- рудокопы, мы их и те звездолёты, которые у нас есть, заполним различными грузами, чтобы на Толлон не лететь пустыми. По пути, судя по карте, нам попадутся несколько торговых станций, где мы их реализуем и увеличим наши накопления.

Так мы и поступили. Пришлось ещё брать специальное разрешение из школы, проводить переговоры с Землёй, чтобы меня и мой отряд отпустили в этот рейс. Родителей моих одноклассников и работников компании уговаривать не пришлось. Тем более, что беженцы искали место для постоянной дислокации. Им пообещали, что, как только найдётся планета с подходящими условиями, их туда переселят. Поэтому со мной провело переговоры правительство, представляющее временных переселенцев. Но на Толлоне свободной земли не было. Поэтому, я взял на себя обеспечение новой жизни только для тех семей беженцев, дети которых работали у меня в фирме. Кстати, на шахтёров мне понадобились люди, поэтому я принял на работу родителей моих работников. Как раз их и хватило на два корабля. Правда, только четверо из них имели необходимый ранг для того, чтобы стать рудокопами шестого разряда. Но и им на протяжении рейса пришлось учить с помощью гипнограмм профессию. В общем. В начале октября вся моя эскадра, гордо именуемая «Имперский флот Толлона» двинуласьв сторону планеты.


Митка и другие родители, чьи дети работали у Сая Магнума, вначале не поверили, когда их дети заявили, что теперь их капитан стал императором, а они сами возведены новым сюзереном в бароны. Потом, когда выяснилось, что это всё правда, и даже появится возможность осесть на другой планете, многие согласились на переезд. Сай забрал с собой всех родителей своих работников. Им предложили поработать на шахтёрских кораблях. Было проведено тестирование в медкапсуле. И у тех взрослых, у которых был обнаружен высокий, более 170 баллов КИ, стали изучать профессию шахтёра. Митка и была одной из таких счастливиц.

Вначале полетели на станцию Ролл-325. Там продали всё, что было в трюмах шахтёров — сорок тысяч тонн специальной жидкости для производства картриджей. Этот компонент стоил довольно дорого. Митка удивилась, когда узнала от Толы, что за жидкость Сай получил более двадцати миллионов земов. На следующей станции с одного из крейсеров сгрузили на продажу какой-то металл, за который компания «Зелка» получила тридцать шесть миллионов. По пути на третью станцию на караван напали. Митка испугалась. Но весь бой она сидела вместе с другими родителями в качестве зрителей. Сай оставил оба шахтёрских крейсера под охраной ботов и эсминца, а против пиратского линкора пятого поколения и семи эсминцев провёл бой своими крейсерами. Пираты поздно поняли, что орешек им не по зубам. Все их попытки пробить щиты крейсеров империи Толлон, о которой они услышали впервые, не привели к желаемому результату. А лазеры и электромагнитные орудия имперцев вкупе с современными противокорабельными ракетами и торпедами быстро умножили пиратов на ноль. Появление большого отряда кораблей никому не известной империи вызвало на провинциальной станции «Шар» панику, но всё быстро разрешилось. Живущие на этой станции люди получили так недостающие им компоненты от различной аппаратуры, продовольствие, металл для строительства новых этажей космического дома. Митка подсчитала, что, потратив из основного фонда все восемьдесят миллионов, Сай уже сейчас отбил обратно семьдесят. А ещё отряд должен посетить четыре станции в разных системах, прежде чем доберётся до цели…


Имперский посол, граф Рипао Лиин был обескуражен с самого начала. Перед ним стоял пусть и несовершеннолетний, но настоящий руководитель. Впечатлили графа и корабли молодого императора. И кипучая деятельность школьников. А когда он узнал, сколько те получали за рейс, перевозя грузы только в пределах солнечной системы, то вообще выпал в осадок. Где это видано, чтобы дети получали в несколько раз больше своих родителей. Сам граф был бы не против, если бы его оболтус притащил с одного похода сумму, равную годовому доходу всех графских владений. Император пообещал, всем троим послам с Толлона, что он примет на работу их отпрысков. Но для этого надо, чтобы у них оказался высоким таинственный КИ. Что это за зверь, несмотря на установленные у всех троих нейросети, никто из толлонцев не знал, пока им не посчастливилось присутствовать на тестировании КИ у родителей новых баронов. Оказалось, что это не страшно — человека уложат в похожий на гроб ящик с закрывающейся крышкой. Несколько минут, и ответ готов. А ещё послам в одном из таких ящиков поправили здоровье. Когда император полностью опустошил свой основной счёт, Рипао заволновался. Но после того, как на двух станциях были получены деньги за проданный товар, причём больше, чем было потрачено на его приобретение, граф успокоился. Хоть он и не торговец, но понял, что император вначале узнал, где и что нужно, а потом уже провёл закупки. Все три посла с удивлением смотрели прямой репортаж с места столкновения с пиратами. Хотя противников было больше, их молодой император быстро уничтожил пиратов, маневрируя своими двумя крейсерами, и ведя смертельный огонь. И ведь никто не знает, что за пушками и пультами управления сидели четырнадцати — семнадцатилетние школьники…


Наконец мы прошли последнюю станцию по центральной грузопассажирской трассе этой части нашей галактики. Сейчас Лика свернёт в малонаселённые районы Млечного пути. И мы двинемся на всех парах к нашей цели — оставленному в наследство нам отцом Толлону. Торговые операции прошли успешно — вместо восьмидесяти миллионов земов на нашем счету уже около ста двадцати. Вместе с послами нас на кораблях восемьдесят человек. Вот и раздам по прилёту всем участникам рейса по сотне тысяч. В трюмах «ВЗЛ» лежат сельскохозяйственные дроиды, семена, оружие для сил самообороны планеты. Главное, что послы нам передали точную карту системы Толлон. Там есть три пояса астероидов с разными нужными металлами. Надо будет по мере накопления средств на орбите планеты развернуть военные и торговые станции. Ещё желательно иметь собственную верфь, хотя бы для постройки малых и средних кораблей. Но на всё нужны деньги…

— Капитан нас выкинуло в какую-то систему, очевидно, сработала глушилка! — Сообщает искин.

— Поднять щиты, включить экран!

Зажигается голографический проектор. На какой-то караван из старых, потрёпанных временем кораблей, напали семнадцать пиратов на эсминцах четвёртого поколения. Моя эскадра уже в сборе, а бандиты нас пока не заметили — их отвлекает огрызающийся огнём караван из сорока судов.

— Всем, развиваем максимальную скорость, и обрушиваемся на пиратов. Ни один не должен уйти!.

Бой скоротечен. От эсминцев противника осталась одна пыль — у них не было щитов. Кстати, и на кораблях каравана нет никаких щитов. Интересно, здесь все так летают, или это новая мода?

— Вызвать руководство каравана!

На экране появилось лицо человека с синей кожей, красными глазами и зелёными губами. Увидев меня, он испуганно отшатнулся от монитора.

— Что с вами? Вы так напуганы пиратами, что уже их от нормальных людей не отличаете?

— А кто вы? — Почему-то шёпотом спрашивает этот синий тип.

— Сай Магнум, император Толлона, лечу на свою планету.

— А вы не будете нас убивать?

— За что?

— За то, что мы такого цвета…. — Шепчет синий тип.

— Да будьте вы хоть серо-буро-малиновыми, если вам это нравится! Сейчас никто за цвет кожи и глаз никого не убивает.

— А у нас убивают…

— Где это у вас?

— На Логрене…

— Лика! Посмотри, где находится этот Логрен!

— В двадцати световых годах отсюда!

— Вы оттуда сбежали?

— Да! Все десять тысяч человек. Не возвращайте нас туда!!! — Чуть не плачет этот горе капитан.

— Так! Вы знаете, что такое вассалитет?

— Да! Готовы вам дать вассальную клятву! — Ободряется синий капитан.

— Давайте!

Пока эти несчастные хором почти поют слова о признании вассалитета над собой, я с помощью моих искинов узнаю, что находится у них в трюмах кроме пассажиров. Оказывается, у них есть старая верфь в сложенном виде. Правда, как мне объясняет Ирен, на такой верфи можно только построить межсистемный бот или челнок. Ну, ничего. На без верфье и такое старьё — великое достижение. После принятия присяги, начинаю опрашивать синих людей о специальностях. У них три инженера, пятьдесят техников, сотня пилотов. Остальные — рабочие. Всего две тысячи мужчин, три тысячи женщин и пять тысяч детей обоего пола. Вызываю своего имперского посла:

— У меня, как у императора, есть свои земли?

— Да, Сай, около трети всех территорий ваши, но людей у вас мало. А что такое?

— Я вот нашёл десять тысяч. Наверно раздам своим людям, и мою землю между ними поделю, чтобы моих подданных не стеснять.

— Мудрое решение, ваше императорское величество!

— А ну, посмотрите граф, вы таких людей когда-нибудь видели?

— Нет! А кто это?

— Какие-то беженцы. Приняли вассалитет.

— Поздравляю, Сай! Вы станете самым крупным владельцем вилланов.

— И не только вилланов, дорогой граф! У них есть то, что позволит нам строить маленькие корабли. Все мои аристократы будут иметь по кораблю.

— Спасибо, ваше императорское величество!

— Пока ещё рано меня благодарить, граф. Верфь надо развернуть, да и много другой работы будет.

Сорок кораблей сдерживали наше движение, поэтому я послал доклад на Землю, попросив увеличить мне продолжительность экспедиции ещё на два месяца. Клятвенно пообещав, что к зимним каникулам я вернусь в школу вместе с ребятами. Наконец, наш караван вывалился около звезды Толлон, и двинулся к одноимённой планете.

Глава 15 Толлон

Мы спустились в столицу планеты на челноке. Посадку произвели около стен старой крепости — так порекомендовали сделать послы. Выход нашего отряда сразу заметили, и нам навстречу вышла делегация аристократов одетых в кафтаны, какие были на послах. У всех был с правой стороны и «змеиный» знак. Рядом со мной шли мои «герцогини», чуть поодаль — «графы» и «бароны». По бокам двигались андроиды с автоматами. Шедшая нам навстречу делегация состояла, в основном, из трёх десятков графов и сотни баронов. Все они вели с собой свои вторые половины. Делегация была одета довольно однообразно — Мужчины в чёрном, женщины — в платьях коричневого цвета. На всех — минимум драгоценностей.



Аристократы Толлона
Справа и слева от колонны аристократов шли вооружённые копьями, мечами и луками солдаты, закованные в панцири.



Толлонский мечник
Встречающие остановились в десяти шагах от нас и склонили головы. Имперский посол вышел вперёд, и зычным голосом объявил:

— Его императорское высочество, Сай Магнум Первый!

Ко мне двинулся из первого ряда аристократии старик с небольшой седой бородкой.

— Я, как председатель Совета аристократов приветствую вас. Ваше императорское высочество!

— Можете звать меня просто, герцог или Сай.

— Хорошо, Сай.

Потом меня знакомили с главами самых крупных аристократических кланов. Их было семь. Остальные двадцать три клана были намного мельче.

После этого я представил знати своих сестёр. На Лике был красивый голубой комбинезон с мелкими голографическими горошинами, а на Лизи — её любимое красное платье с голографическими бабочками. На «герцогинях» были золотые цепочки с красивыми кулонами. Мои «графы» оделись в военные скафандры чёрного цвета, а бароны носили зелёные комбинезоны. У всех справа был точно такой же значок, как и у местной знати.

Подали колёсный транспорт — что-то среднее между каретой и автомобилем. Эти экипажи двигались с помощью животных, отдалёно напоминающих лошадей. Мы сели, и вся кавалькада двинулась в город. Здания на Толлоне были похожи на земные дворцы в стиле барокко.



Примерный вид домов толлонцев
Улицы столицы были мощёнными большими квадратными каменными плитами, почти идеально подогнанными друг к другу. Улицы были заполнены народом, кричавшим здравицы в честь императора и принцесс. Верх экипажей был открыт, поэтому Лизи и Лика крутили головами, осматривая город и людей. Через некоторое время показался дворцовый комплекс, похожий на средневековый замок.



Императорский дворец
Мы въехали на широкую площадь перед стеной дворца, а затем попали во двор комплекса через открывшиеся ворота.

Нас провели через несколько залов к трону.

— Коснитесь поручней, ваше императорское величество! — Сказал мне председатель Совета аристократов. Я выполнил это требование. Как только моя рука легла на поручень, на троне возникла голограмма отца и матери. Среди хозяев возникло волнение, и я слышал шёпот: «Небесный император и Луноликая!»

— Ты пришёл, наследник! Принимай своЙ трон и венец!

Голограмма растаяла, а на троне осталась корона и золотой скипетр. Рядом с ними лежали ещё два венца.



Замаскированные в императорских регалиях искин и нейросеть
«Наверное это нейросети, сделанные под короны!» — Догадался я. Протянул руку и взял свой венец. Что-то кольнуло в палец.

«Наверное берёт анализ ДНК» — Решил я. а потом надел золотой обруч на голову. Несколько секунд, и корона приняла размеры моей головы.

«Здравствуй, хозяин! С тобой говорит универсальная, внеранговая экспериментальная нейросеть. НВЭ — 200. Она будет развиваться вместе с тобой. И когда наступит физиологическое совершеннолетие она начнёт нагружать мозг обладателя нужными гипнограммами в соответствии со списком профессий:

— Пилот универсал;

— Инженер универсал;

— Администратор Универсал;

— Солдат универсал;

— Медик универсал;

— Диверсант — разведчик;

— Дроиды, андроиды, искины;

— НУ: схемотехника, проектирование, производство;

— Фермер универсал;

— Системы навигации и связи, проектирование, создание, развёртывание;

— Проектирование и производство кораблей;

— Оружие космр\опехоты и кораблей;

— Гипердвигатели, их проектирование и производство;

— Военная стратегия и тактика в условиях космоса и планет;

— Создание защищённых объёмов в звёздных системах….»

Там был перечислено около сорока разных профессиональных платформ, которые в свою очередь подразделялись на более мелкие.

«И когда я это всё выучу?» — Грустно подумал я.

«Программа обучения рассчитана на двухгодичное обучение в Галактической школе». — Пришёл ответ моей нейросети.

«У двух других НУ тоже такие же задачи?».

«Да, хозяин!».

«А возраст, как я понял, при установки НВЭ-200 особой роли не играет».

«Да, хозяин. Её можно устанавливать детям возрастом четыре года».

— Лизи и Лика, подойдите ко мне!

Девочки пододвинулись, и я водрузил им на голову венцы.

— Ой! Оно со мной говорит! — Всполошилась Лизи.

— Не бойся. Теперь ты можешь спокойно разговаривать со мной, любым андроидом или искином, не открывая рта. Просто подумай. что ты хочешь мне сообщить.

«Сай, а почему оно меня укололо, когда ты одел мне эту железку?»

«Это не железка, а корона, которая указывает, что ты сестра императора. И одновременно это нейросеть, которая будет учить тебя разным профессиям».

«Ой. как хорошо! А у Лики тоже такая же?».

«Да, Лиз. У меня такая же НУ, как и у тебя. Но такой нет больше ни у кого!».

— Ваше императорское величество! Можно начинать разгрузку бота?

— Конечно! Начальника моей гвардии ко мне!

Когда ко мне подскочил вызванный военный, я ему приказал собрать всю нашу армию перед столицей.

— Копья и луки конечно хорошо. Но ими сейчас не воюют. На нас могут напасть только пираты и бандиты. Но, к большому сожалению, они вооружены огнестрельным, и иногда, лучевым оружием. Поэтому нужно перевооружить нашиу армию. Я так понимаю, что нейросети стоят только у аристократии?

— Да, милорд! — Ответил начальник разведки.

— Надо поставить их и солдатам и вилланам.

В зале раздался гул.

— Это нужно, чтобы они могли управлять дроидами. Ведь мы должны создать космическую пехоту, вооружить её, научить летать на кораблях. Иначе нам не выжить в этом сложном мире. Пока о вас не знали, можно было спокойно сидеть, но теперь про Толлон известно всем, в том числе, и пиратам. Ваши природные привилегии никуда не денутся. Просто нейросети солдат, слуг и вилланов будут подчиняться вашим нейросетям. И делать для этого ничего не надо — вассальная клятва будет занесена в устройство, и подчинённый ничего не сможет сделать начальнику — он просто умрёт, если попытается навредить. Ведь ваши баронские нейросети тоже подчиняются графским, а те — герцогским, и так далее.

— Ваша мудрость беспредельна, ваше императорское величество!

— Не подхалимничайте, я этого не люблю! Для увеличения производства натуральной пищи мы привезли новые семена разных высокоурожайных культур. Часть вилланов мы переведём в солдаты, а чтобы не пострадали наш доход, людей заменим на дроидов. Один такой сельскохозяйственный робот заменяет целую деревню вилланов. Я приобрёл несколько предприятий по переработке и упаковке сельскохозяйственной продукции, а также специальные автоматические хранилища, позволяющие сохранить овощи, Фрукты, и другие дары нашей земли свежими на протяжении десяти лет.

Гул одобрения прошёлся по толпе аристократов.

— Графиня Зелка! Подойдите сюда! Господа, это мой министр финансов. Вы предоставите ей списки, сколько нужно вам хранилищ и дроидов, а потом она составит график установки имеющихся у нас запасов…

Так я начал править на Толлоне. Армия, насчитывающая двести тысяч селовек, была увеличена до полмиллиона. Всем раздали автоматы и пистолеты. Вместо лат на солдат одели средние скафандры. Их начали тренировать мои «бароны». сверяясь со справочниками военного дела.

Потом поднялись на орбиту. Будущие шахтёры уже выучили профессии, и тренировались на тренажёрах. Посланный разведчик прилетел с данными, какие металлы есть в первом астероидном поясе. Тут было много железа, ванадия, небольшие вкрапления тантала и марганца. Был обнаружен астероид, почти на 90 % состоящий из медно-цинкового конгломерата. Пока я хозяйничал на планете, мои синие вассалы развернули верфь. На ней остались работать все специалисты синих и к ним добавились техники из группы родителей, чьи дети входили в экипажи моих кораблей. Оставив на шахтёрах нужный контингент, и дав им задание, начать работать на медном астероиде, я спустил на земли, принадлежащие имперскому роду всех синих. Их я поделил между своими баронами и графами, каждый из которых получил надел земли. Пока шахтёры заполняли трюмы моего крейсера медными и цинковыми слитками, а на верфи перерабатывали на металл сорок старых кораблей синелицых вассалов, я спустился на планету, и организовал совещание с кланами аристократов.

Им было предложено отправить со мной вместе с моими одноклассниками и другими ребятами своих отпрысков на учёбу. Знать радостно согласилась. Мне были представлены пятьдесят наших сверстников в возрасте от четырнадцати до семнадцати лет. Пока нет у нас тут школ. Придётся возить на станцию «Земля-12» для учёбы современным наукам. Было тридцать юношей и двадцать девочек. Некоторые смотрели на других свысока, но я сразу предупредил, что в Солнечной системе порядки немного другие, и за надменность можно поплатиться. Там нет вилланов, купцов и аристократов. Поэтому надо учиться контролировать себя, чтобы не попасть на рудники или на тюремные астероиды… Затем я выплатил всем, кто принимал участие в рейсе на Толлон по сто тысяч. Их получили и посол, начальник гвардии и руководитель разведки. Чтобы другие аристократы им не завидовали, за отправку отпрысков с императором на учёбу, каждый род получил по пятьдесят тысяч земов… Вместо меня опять остался руководить искин трона, а порядок на землях соих баронов и графов поддерживали остающиеся взрослые и приданные им андроиды. В космосе, на верфи, к следующему моему прилёту должны были собрать несколько челноков или межсистемных ботов, которые могли бы спускаться и на планеты типа Толлона. Наконец, всё более или менее было улажено, и понемногу начинало работать. Мы устроили прощальный балл для аристократии. Музыка на планете была действительно средневековая, да и танцы были типа менуэта. Полюбовавшись на это средневековье, я предложил знати посмотреть на современные танцы и послушать песни Тёмных веков.

Ребята исполнили «Ветер с моря дул» с подтанцовкой и «Ламбаду». Это был культурный шок! Среди аристократов не было принято делать движения бёдрами, как в латиноамериканских танцах, да и прямое выражение чувств в песне не приветствовалось. Ну, ничего! Увидев, как побледнели знатные дамы, когда мои «баронессы» и «графини» делали па из «Ламбады» (хотя танец явно понравился мужской части аристократии), я после окончания танца прямо заявил местным олигархам:

— Чтобы соответствовать современным требованиям, ваши дети, которые полетят с нами, тоже смогут научиться таким танцам и песням. Но не надо терять и то, что веками наработано народом Толлона. Когда я окончательно вернусь через три года, мы здесь организуем школы и откроем высшее учебное заведение. Чтобы можно было получать современное образование и на нашей планете. Будет открыта и школа искусств. Принимать мы туда будем всех, как родовитых, так и не родовитых. Отобрав лучших, мы их будем посылать на состязания с предствителями других миров, чтобы там показать наши умения. Для того, чтобы Совет аристократов мог вызвать меня в любую минуту, если, конечно, в этом будет необходимость, у меня на землях будет построена межзвёздная станция связи и наблюдения «Галактика».

На следующее утро все мои одноклассники и другие ребята из школы, а также отправляющаяся вместе с нами молодёжь Толлона, в несколько рейсов были доставлены на два наших крейсера. Боты и эсминец оставались для охраны системы, а шахтёрские крейсера продолжали свою работу. В трюме «Подарка-3» лежало сто тысяч тонн меди и столько же цинка. Эти металлы я хотел продать на станциях, которые встретятся нам по пути домой. Крейсера стартовали и через десять часов мы уже приближались к станции «Шар». Там, на орбите этого рукотворного города, было столпотворение — шёл бой между какими-то непонятными тремя отрядами по шесть эсминцев в каждом, и защитниками станции. Наше появление привело к тому, что одна из групп пиратов развернулась в нашу сторону. Но что могли поделать эсминцы пятого поколения против крейсеров седьмого и восьмого ранга?

Через две минуты от этого отряда противника осталась только пыль, а остальные группы врага попали в огненные клещи — по ним били мощные стационарные лазерные орудия с фронта, а с тыла добавились ракеты и лазеры моих крейсеров. Десять минут, и смог удрать только один эсминец пиратов. От остальных ничего не осталось. Руководство станции скупило весь металл за 1,8 миллиона земов. Мы отправились дальше. Через неделю полёта в гипере мы вышли прямо около Солнечной системы. На следующий день крейсера опустились на опоры в моём ангаре. До начала зимних каникул оставалась неделя. Я собрал всех ребят, и раздал каждому по триста тысяч из денег, полученных от продажи металла. Потом была проверена связь с Толлоном. Нельзя сказать, что она работала отлично, но сигнал шёл устойчивый. Затем к нам прибыли Лим и Ант, поэтому мы устроили небольшой банкет. Лизи потащила детей аристократов на стрельбище, где демонстрировала свои навыки стрельбы с пистолета. Те тоже захотели попробовать. Ну, что сказать? Учитывая тот факт, что сынки и дочери аристократов впервые держали в руках огнестрельное оружие, можно написать им удовлетворительную оценку.

Потом я позвонил через планшет директрисе и учительнице музыки. Сообщил первой, что завтра мы приходим продолжать учёбу в школе, а вторую предупредил о начале вечерних репетиций. Детки аристократов заинтересовались планшетом, поэтому Зелка повела их в магазин, покупать ридеры и другую нужную аппаратуру. Потом я хлопнул себя по лбу, вызвав смех со стороны сестёр. Я ведь мог связаться со школой и через нейросеть! Поспешно исправил ошибку. Директриса удивилась, что у меня уже есть этот девайс. Я ей объяснил, что НУ включён только на связь, а запустится полностью после совершеннолетия. «Обрадовал» руководительницу школы Прим Пять Плюс сообщением, что привёз ещё пятьдесят учеников, которые будут заниматься в её школе. Она опешила от такого «подарка», но обещала подумать над их приёмом и размещением. Ночью я вышел на сайт нашей школы.


Чат школы Прим Пять Плюс станции «Земля -12».

Тринити: Ребята. Слышали? Наш император вернулся, привёз с собой кучу каких-то аристократов. Интересно, для чего?

Долли: Учится они будут в нашей школе. У них там наверное таких школ нет.

Таран: Я узнал ещё более интересную новость! У Сая и его сестёр установлены нейросети!

Гном: Но ведь их нельзя устанавливать в таком возрасте!

Таран: У него пока она работает только на связь, а полностью включится после восемнадцати лет. Мне мама сказала, что были раньше такие экспериментальные сетки. Их можно было устанавливать в возрасти от пяти лет. Но стоили они очень дорого, поэтому распространения не получили. Эти девайсы развивались вместе с человеком, и рангов у них не было. Они свободно надевались только тем детям, у которых КИ уже сейчас выше ста пятидесяти.

Болид: Но у Сая наверное и двести может быть. А раз полезли и на его сестёр, то значит и у них всё в порядке с интеллектом.

Таран: Там главное не в этом. Прямо в нейросети есть запас гипнограмм сразу по нескольким десятком специальностей. Обучение им идёт во сне и на тренажёрах закрепляют знания. Чтобы изучить все эти внеранговые профессии, нужно два года.

Долли: Как раз, это срок обучения в Галактической школе. Если Сай и его сёстры попадут туда на учёбу, сдав тесты или выиграв Большую гонку, то и время у них будет для освоения всех профессий.

Львица: Привет ребята! Мы вернулись!

— Тринити: Как живёшь? Как дела на вашей планете?

Львица: Ну, планета не наша. а Сая — он император, а я всего лишь графиня. Но дела идут хорошо. У меня домик будет построен через год. Примерно вот такой, сейчас скину голограмму всем на планшеты.



Тринити: Ого!

Долли: Это же дворец. А не домик!

Львица: Что делать, там так принято! У меня в подчинении два барона, у них по сотне вилланов, ну, работников, у каждого, а у меня триста человек. Пахать будут мой надел, что Сай подарил.

Болид: Он что всем землю раздал?

Львица: Ну, да! Всем графам и баронам из наших экипажей.

Таран: А где он столько земли взял? Там ведь всего один континент!

Львица: По закону одна треть всех земель принадлежит ему. Вот он со своей части и дал особо приближённым к императору. У меня приблизительно триста квадратных километров. Это не очень большой надел.

Тринити: Ничего себе! И он такие раздал всем?

Львица: Нет, только графам.

Ежик: Всем добрый вечер!

Львица: О, госпожа герцогиня собственной персоной!

Таран: А почему она герцогиня?

Львица: По кочану! Герцогами или прямыми претендентами на императорский трон считаются близкие родственники сюзерена. И у них титул — герцог или герцогиня.

Ёжик: Хватит о титулах. Что-нибудь новенькое было в наше отсутствие?

Болид: Ничего сверхъестественного. А у вас как полёт прошли?

Ёжик: Скучно. Летели от станции к станции, торговали, денег набирали. Пару раз пираты встретились, но какие-то недоделанные. За десять — пятнадцать минут ничего от их кораблей не оставалось. Вот в столице планеты было интересно. Когда улетали, даже бал был. Вы бы видели лица знати, когда мы спели «Ветер с моря дул» и станцевали «Ламбаду».

Львица: Да, это было нечто! Зато потом на обратном пути опять пиратов встретили. Только один удрал. Остальные испарились.

Тринити: Интересно живёте! А тут сидишь, только в школу ходишь, и на каникулы к себе на планету летаешь…

Долли: А к вам можно записаться?

Ёжик: Можно, только уже будешь простым работников. Император титулы даёт только за длительную службу, как графине Зелке и другим аристократам из бывших экипажей «Кометы» и «Нейтрона».

Долли: А что надо, чтобы хотя бы баронессой стать?

Львица: Полетать с нами в рейсы, может быть, с пиратами сражаться….

Долли: Я согласна! Где у вас записывают?

Ёжик: Подойдёшь завтра на переменке к моему брату, и с ним поговоришь.

Долли: Обязательно приду!

Таран: А что производит ваша планета?

Львица: Пока только естественные продукты. Но пока мало. Сейчас развернули малую верфь на орбите, и из сорока старых кораблей синелицых хотят сделать десять межсистемных ботов с функциями челноков.

Гном: Что ещё за синелицые?

Львица: О, точно забыли рассказать! Значит, так. Летим мы на Толлон от станции «Шар», и нас выбрасывает из гипера прямо в гущу боя — сорок кораблей старой постройки, без щитов, отбиваются от современных эсминцев, на которых тоже нет щитов. Сай командует: «Вперёд! Пленных не брать!». Пять минут, и от пиратов только пыль в космосе вьётся. Сай вызывает начальника каравана. А тот. Как увидел нас, от страха чуть под пульт не залез. Думал, что раз они синие, мы их будем убивать…

Тринити: Какая дикость!

Ёжик: У них на планете так оказывается принято.

Львица: Вот эти синие собрали манатки, и дали дёру. Потом они обрадовались, когда Сай предложил им вассалитет. Вот эти десять тысяч у нас и стали работать вилланами. Всё же лучше быть живым, хоть и вассалом, чем мёртвым свободным синим человеком.

Гном: А голограммы этих синих есть?

Ёжик: Вот, смотри.

Гном: Так эти райпы!

Львица: А ты откуда знаешь?

Гном: В прошлые каникулы на одной из транзитных станций я видел пару розовых Людей, которые надменно смотрели вокруг, а рядом стояли двое таких синих, гружённые какими-то сумками и чемоданами.

Ёжик. Сейчас сказала брату про райпов. Хорошая штука — эта нейросеть! Просто подумал, и адресат получает твоё уведомление!

Таран: Да, повезло вам с ними.

Ёжик: Папа и мама под суетились. А то вообще бы на мели сейчас сидели. Ладно. Пока!

Долли: Она что. Обиделась?

Львица: Да нет. Просто когда вспоминает родителей, ей становится тоскливо. Вот она так и реагирует.

Болид: А тех аристократов, что вы с собой привезли, тоже будут учить в нашей школе?

Львица: Да! Только как это сделают — распределят по классам или для них выделят отдельные помещения и инвентарь, пока не ясно. Ну, об этом пусть болит голова у директрисы. Мы свою задачу выполнили — увеличили количество учеников в нашей школе. Пока на Толлоне, так называется наша планета, нет возможности открыть даже простые школы. Вначале наше сельское хозяйство до уровня аграрной планеты надо поднять, металла много добыть на продажу…

Гном: А у вас там деньги есть?

Львица: Да, такие кружочки из золота с надписями и рисунками с обеих сторон. Но через три — четыре года там будет такая же денежная система, как и здесь.

Тринити: Ну ладно! Всем пока!

Глава 16 Рейсы и песни

Для сыновей и дочерей аристократии Толлона директриса решила создать отдельный класс. Общежитие школы было занято беженцами, поэтому она обратилась к руководству станции. После переговоров было решено выделить для жизни новых школьников ангар, который находился рядом с ангаром 1378. Поэтому для меня уроки начались позже, чем для моих экипажей. Пришлось обустраивать выделенную «жилплощадь». Из резервного фонда купил для пятидесяти человек жилые модули. Пять штук. В каждом было всё для проживания десяти человек. Некоторые аристократы начали бурчать, что они должны иметь отдельные апартаменты. Но я пресёк их «хотелки», заявив:

— Если есть деньги — купите себе сами. Ангар большой, сюда даже пятьдесят отдельных домиков влезет!

Денег, естественно, у них не было. Поэтому пришлось им смириться. Я объявил, что буду брать по нескольку человек в рейсы. Очерёдность пусть устанавливают сами. После подключения всех модулей пришлось сопровождать этих оболтусов в школу. Там их построили, указали, где они все будут заниматься, рассказали, что можно делать, а что нет. Некоторым это явно пришлось непо вкусу. Тогда выступил я, заявив, что тот, кто не станет нормально учиться, будет отправлен домой, а их кланам будет отказано в моём расположении. Эти юноши и девушки сразу смекнули, что их родители по головке за такое не погладят, поэтому притихли. Для контроля просидел вмести со своими подданными в их классе, проконтролировал, как они ведут себя на уроках и переменах. Учить их начали с самого начала — оказывается, у школы есть короткий курс для неуспевающих учеников. Особенно поразили толлонскую молодёжь технические девайсы, голограммы и прочая «экзотика». После уроков я повёл их к нам в ангар, надо было покормить оголодавших аристократов. К нам присоединились и мои экипажи. После совместного обеда всех новичков разобрали, и стали обучать управлению дроидами, владению огнестрельным оружием. В общем, учёба у них продолжалась с утра до ночи.

Привели из детского сада нашу маленькую герцогиню. Она немного смешно выглядела в светло-зелёном комбинезоне техника, с золотой короной на голове. Лизи рассказала, что её сверстники не поверили в наличие у малышки нейросети, и пытались снять корону с головы моей сестры. Но нейросеть сама начала бить слишком любопытных детей слабыми электрическими разрядами, поэтому количество желающих получить венец принцессы резко уменьшилось. Лизи показала одногруппникам голографии и ролик про Толлон, космические торговые станции, бои с пиратами. Дети заинтересовались синими людьми. Наша маленькая герцогиня показала с помощью планшета, свою поездку по земельным владениям, подаренным ей братом — императором. Дети впечатлились наличием у Лизи пятисот вилланов и личных слуг, кроме андроидов.

— И ты, можешь им приказать, что угодно? — С расширенными от удивления глазами поинтересовалась у Лизи её подружка Кавана.

— Да! И они это выполнят! Они же мои вассалы. — Уверено вещала маленькая герцогиня.

— А почему ты их с собой не привезла? — Поинтересовался синеволосый оппонент.

— Они должны там посадить фрукты и овощи, а потом мы полетим и заберём их, продадим, и на эти деньги купим всё. что нужно для моих людей! — Гордо заявила Лизи. — Так сказал мой брат, а он самый главный на Толлоне. А когда мы улетали, был бал! — И моя маленькая сестрёнка вновь включила планшет. Девочки заинтересовались этим мероприятием, внимательно всё смотрели, делали замечания по поводу одежды и танцев толлонцев.

— А ты нас возьмёшь, когда в следующий раз полетишь с Саем? — Заискивающе посмотрели они на принцессу.

— Ну, если вас отпустят папы и мамы, то всех возьму! — Заверила Лизи подруг.

— А где мы там жить будем? — Деловито поинтересовалась самая старшая девочка.

— А вот здесь! — малолетняя герцогиня открывает голограмму. — Вот, мне братик домик подарил!

У детей от удивления раскрылись рты. «Домик» походил на дворец из сказок, которые им читал робот — няня.



В общем, Лизи провела день в детском саду плодотворно и довольно весело.

Оставшиеся до каникул дни прошли быстро. По вечерам к нам в ангар приходила учительница музыки, и наша музыкальная группа разучила «Голубой вагон» и «Улыбку». Кроме этого я вспомнил «Есть только миг», который тоже разучили, переведя его на интерлинг[15].

К началу каникул больше ничего наши певцы разучить просто бы не успели. Новый ролик появился в Галонете нашей станции тридцатого декабря, ночью. На утро вся школа только и говорила об этих песнях. Тола и Лика купались в лучах славы. Меня вызвали в руководство станции, и предложили продавать выступления на всю Солнечную систему. Каждый час просмотра стоим всего один зем, поэтому все десять миллиардов живущих рядом с нами людей спокойно согласятся на просмотр новогоднего концерта. Тем более, что подобные мероприятия довольно редки. Руководство станции предложило фирме «Зелка» 24 % от полученной прибыли. Пришлось поторговаться, и это принесло увеличение нашей доли до 30 %.

Мы два дня готовились. Зелка побежала в магазины и купила для наших солисток и танцоров красивые платья и костюмы. После того, как всё было готово, мы сняли новый ролик, в котором наша группа «Тёмные века» исполняла все выученные песни и танцевала «Ламбаду». Потом этот ролик обработали специалисты станции, и пятого января он вышел в Галонет всей системы. Один день было тихо, зато потом пришли восторженные отзывы от любителей музыки. Всего нас посмотрело три миллиарда людей. На счёт фирмы «Зелка» поступило девятьсот миллионов земов. Это был успех, как в финансовом, так и в репутационном плане. Руководство станции тоже было довольно — минимум вложений — максимум дохода. Окрылённые успехом и успевшие погреться в лучах славы наши «артисты» начали наседать на меня, требуя новых песен и танцев. Пришлось запереться на крейсере, чтобы отбиться от их настойчивых просьб.


Руководитель шахтёрской базы на Церере отключил связь. Штатные транспортники за добытым металлом не приходили уже месяц. Всего их было три, но один стал на капитальный ремонт, другой отправился в систему за пятьдесят световых лет от Земли, и пока не вернулся, а третий из-за аварии с реакторами упал на Ганимед, и теперь его достают спасатели. Хорошо ещё, что никто не погиб. На базе скопился заказ для системы Корона, где идёт строительство огромной торговой станции. Уже нет места, куда складывать металл. Собрано уже более 1,4 миллиона тонн железа и девятьсот тысяч тонн титановых слитков. Если через месяц этот металл не уйдёт к заказчику, то будут крупные неприятности. И что теперь делать? Все звездолёты заняты развозом школьников на каникулы, переброской туристов на Землю, а для шахтёров свободного корабля нет. Опять придётся связаться с диспетчерской, может, произошло чудо, и к поясу астероидов приближается грузоик?

— Ну, как дела?

— Пусто! — Седой диспетчер виновато смотрит на начальника, как будто от него зависит прибыте транспорта.

— И что теперь делать? Склады забиты, так мы просто не сможем работать!

Но тут у диспетчера озаряется лицо:

— А если зафрахтовать школьников? Фирма «Зелка» имеет необходимые нам корабли!

— Но их не выпустят из Солнечной системы! Ты же знаешь законы.

— Сейчас посмотрю, Сай на месте или нет.

Диспетчер нажимает нужные кнопки, и возникает голограмма сидящего в кресле перед пультом старшеклассника.

— Сай, можешь нам помочь?

— А что такое?

— Сейчас я подключу начальство, и оно тебе разъяснит суть проблемы.

Полчаса идут переговоры, которые быстро кончаются подписанием контрактом.

— Ты заслужил хорошую премию! — Радует начальник диспетчера.

— А как же с тем, что они школьники?

— Этот твой Сай оказывается ещё и император какого-то Толлона. Поэтому запреты на полёты его кораблей за пределы Солнечной системы отменены!

— Вот это номер! Сай — император!

— Завтра они прилетят на двух крейсерах, и возьмут всё железо и титан.

— Ого. У них, что, такие вместительные корабли появились?

— Да, два крейсера седьмой и восьмой серии.

— Как быстро он поднялся. Ещё год назад у него был только межсистемный бот…

— Ну, ладно. Готовься к встрече!


Я вылез из крейсера и объявил:

— У нас контракт, вон, сейчас перекину на планшет Зелки, и полетели.

— А куда в этот раз? — Деловито поинтересовалась Лика.

— Рассчитай трассу до системы Корона.

Сестра сразу взялась за дело. Экипажи, услышав о предстоящем рейсе, бросились проверять системы крейсеров.

— Всех новичков забираем с собой, чтобы избежать неприятностей, которые возникнут, если мы их тут оставим. Они ведь не будут сидеть в ангаре, а выйдут на станцию. И точно во что-нибудь вляпаются, а мне потом отвечать. Пусть будут рядом с нами.

Аристократов распределили по кораблям почти поровну. Вылетели, когда на станции официально была ночь. Через двенадцать часов уже приближались к Церере. Нас встретили погрузчики, которые перетаскали весь металл к нам в трюмы за пять часов.

— До Короны нам лететь около двух недель. — Сообщила Лика.

— Разворачивай крейсер, и полетели! Зелка, следуй прямо за нами!

— Есть, капитан!

— Щиты на полную мощность! Летим к Солнцу.

Два дня полёта. И мы ныряем в гиперпереход. Теперь прыгаем на десять систем с помощью гипердвигателя. Серая пелена на экранах, так будет двое суток по корабельному времени. Все заняты своими делами — экипаж отрабатывает вместе с новичками действия в режиме чрезвычайной ситуации. Засыпаю. Просыпаюсь, как раз перед выходом в обычный космос. Выскакиваем в транзитной системе, и идём до торговой станции. Надо запастись кое-какими деталями и стержнями. Остановка занимает только час. Разгоняемся, а затем идём к местной звезде. Опять плюхаемся в гипер, лететь трое суток. Снова монотонная работа экипажа убаюкивает меня. Что-то стал долго спать — просыпаюсь вновь перед выходом в обычное пространство. И вот, навстречу нам несутся какие-то три эсминца и крейсер. На пиратов не похожи. Идентификационные коды их искины выдают. Это какое-то соединение корпорации «Цветок Космоса». Просят остановиться для досмотра. Отвечаю отказом, мотивируя тем, что империя Толлон ничего не должна корпорации.

— Зато нам должна! — Наглый капитан наёмников криво ухмыляется. — Так что, детки, глушите реакторы!

— Огонь! — Командую я глядя пря мо в экран, где вижу, как перекашивается лицо капитана — разбойника.

— Есть! — Ёлка щёлкает тумблерами, и электромагнитные орудия выплёвывают болванки. То же самое делает и Зелка — её «ВЗЛ» огрызается болванками. И добавляет ракетами. От эсминцев через две минуты остаются воспоминания, а у вражеского крейсера отстрелян двигатель — Ёлка практически никогда не промахивается. От наших крейсеров отходит челнок с десантом из дроидов и андроидов, и инженерный бот Велины. Я по «Галактике» вызываю правление корпорации. Скидываю им ролик о происшедшем. Выясняется, что наёмники просто прикрывались именем корпорации, и грабили проходящие через её системы корабли. Через десять часов прибывает эскадра, которая забирает пиратов. Теперь у нас уже три крейсера, правда, последний шестого ранга, и его надо модернизировать. Разберёмся с ним после возвращения. На него переходит часть людей с экипажей. Разгоняемся и летим дальше. В гипере проводим ещё пять суток. Наконец, выскакиваем в системе Корона. Нас окликают с диспетчерской.

— Крейсера «Подарок-3» и «ВЗЛ», подходите к заводу по переработке металла, коридор 3-15.

— Идём!

Через три часа разгружаемся, и нам перечисляют наши 15 %. — шесть миллионов восемьсот семьдесят тысяч. Руководство системы просит нас сбросить по пути на Землю в системе Парадиз на базу, основную продукцию завода на Короне — дорогие иттриевые руды. Накопилось пятьдесят тысяч тонн, а грузовики и здесь задерживаются. Нас предупреждают о возможном нападении пиратов. Разворачиваемся, и летим обратно. Теперь уже не торопимся. За три системы до Парадиза нас выкидывает из гипера глушилка. Но экипажи подготовлены, поэтому встречаем бандитскую эскадру из пяти крейсеров пятого поколения, поднятыми на максимум щитами. Они обрушивают на нас сотню ракет, но до наших крейсеров доходят только десять. Их взрывы садят нам щиты наполовину, а захваченный ранее у наёмников звездолёт остаётся вообще без защиты. Наш ответ из электромагнитных орудий и лазеров обескуражил противника, они не предполагали, что у нас столько орудий. Два крейсера пиратов исчезают во вспышках — болванки поразили реакторы, а вылетевшая из них плазма просто испарила корабли. Затем на врага обрушивается наш ракетно-торпедный удар. Успевает ответить огнём только один из крейсеров противника, но и он сгорает вместе с остальными. Лазерный луч пирата прошивает оставшийся без щитов корабль наёмников. Тот начинает вращаться, выпуская воздух. Бросаемся на выручку. Бот Велины манипуляторами останавливает вращение подбитого звездолёта. Внутрь высаживается аварийная команда во главе с Иваном.

Через час приходит сообщение — тяжело ранено три человека. Их перенесли в медкапсулы, выведены из строя половина реакторов. Ремонт длится пять часов. Трогаемся к Парадизу. Нас встречает вышедшая навстречу эскадра. Спокойно долетаем до базы, сгружаем иттрий. Нам перечисляют пять миллионов двести пятьдесят тысяч. Раненых переводят в стационар. Мы остаёмся их ждать. Отправляюсь на станцию. Захожу перекусить в один из баров.

— Сай! Вас, кажется, так зовут? — К моему столику подсаживается знакомая на лицо девушка.

— Извините, я вас где-то видел, а вот вспомнить, при каких обстоятельствах, не могу!

— Я Тили, вы возили с Марса на Луну приборы, а потом животных для Титана. Это я сказала моему родственнику Ролу про вас!

— А, теперь вспомнил, марсианка! А что вы здесь делаете, ведь вы работали в Солнечной системе.

— А Парадиз — моя родина. Просто кончился контракт, и пришлось вернуться домой. Вот, ищу работу!

— А что вы умеете?

— Ну, я по профессии инженер, хотя могу поработать и пилотом, и даже, агрономом.

— Какая у вас была зарплата на Марсе?

— Пять тысяч.

— Значит так, подпишем контракт. Вы, Тили, будете получать десять тысяч, если согласитесь переехать на планету Толлон.

— А где это?

— Вот, я вам покажу! — Достаю планшет, и на звёздной карте показываю месторасположение искомой планеты.

— Как далеко, а туда на чём можно добраться?

— На моём крейсере. Я после возвращения из этого рейса хочу полететь на Толлон.

— А что у вас там?

— Земля, подданные. Мы выращиваем натуральные продукты на продажу.

— Вы с Толлона? А кем вы там работаете?

— Да. Я родился там, но пока не закончу Галактическую школу, буду в Солнечной системе. А работаю я там императором.

— Кем? Вы не шутите?

— А на моей голове, что вы видите?

— Ой! Корона! Я и не обратила внимание.

— Это имперская универсальная нейросеть, и она сейчас включена на связь. А полностью развернётся она через год. Ну, как? Летите с нами?

— Полечу. Всё равно делать нечего. Работы здесь нет.

— Я вас назначу Главным имперским агрономом. Будете на моих землях сражаться за повышение урожая. — Улыбнулся я. — И домик вам подберём соответствующий, вот этот, например.

— Это разве домик, это же целый дворец!



— Ну, нам такие положены, потому, что я возведу вас в ранг баронессы. Кстати, а вы не знаете, где можно набрать людей для работы вилланам. Они должны будут дать вассальную клятву.

— Я спрошу у родственника. Он работает на такой планете, где есть короли и бароны.

— Тогда пошли со мной на корабль. Сегодня мы вылетаем, наши ребята из госпиталя выходят после ранения.

Мы вылетели с Парадиза и через неделю были дома. Я собрал всех, в том числе и аристократических новичков:

— Сейчас мы получим зарплату за наш рейс. Мы получили двенадцать миллионов сто двадцать тысяч земов. — У молодых аристократов округлились глаза. — Но эту сумму надо делить на три части. Каждая часть — по четыре миллиона сорок тысяч земов. Первая часть — для обслуживания кораблей и наших нужд. Вторая часть — резервный фонд, запас на чёрный день. А третья часть — наша зарплата. Нас восемьдесят человек. Поэтому каждому за рейс положено пятьдесят тысяч пятьсот земов. Подходите, берите ваши банковские карты, на них уже начислены деньги.

Новички так и застыли после моей речи.

— Что стоите, подходите! — Снова обратился я к ним. Они робко подходили ко мне, и получая карточки, сразу вставляли их в ридеры, а увидев там сумму, которую на Толлоне они получают за год со своих земель после снятия урожая, просто застывали с открытыми ртами.

Тили тоже удивилась:

— У вас такие зарплаты, что зависть берёт.

— К сожалению, эти деньги окроплены кровью. Но это не предел. Самая большая зарплата у нас была в миллион на нос. Всё зависит от цены груза. Нам сейчас платят 15 % от полной цены, а вначале мы работали за 10 %. Да вы и сами это знаете — мы же перевозили ваши приборы.

Вечером состоялся сеанс связи с Толлоном. Молодые аристократы хвалились перед родителями своими доходами. Те просто выпадали в осадок. Потом я сообщил председателю Совета аристократов, что скоро, через два месяца, на весенних каникулах, мы прилетим. Вечером у нас был пир, который очень удивил Тили. Я ей выплатил сто двадцать тысяч — годовую зарплату. И пообещал, что она тоже будет принимать участие в наших рейсах, пока мы не полетим на Толлон.

С пятнадцатого января начались уроки в школе. Одновременно наша группа «Тёмные века» начала готовить новые песни. Я вспомнил о японской песне «Каникулы любви» и её советском кавере «У синего моря»[16].

Так как японского я, естественно не знал, то озвучил кавер, чуть убыстрив темп. Аллариель была поражена. А наши девочки непременно захотели учить эту песню. Пришлось вспоминать текст, но по-моему, я пропустил какой-то куплет при исполнении. Хотя и так песня звучала довольно хорошо. С помощью искина учительницы мы перевели всё, что я вспомнил, на интерлинг. В двух местах исчезла рифма, но Аллариель немного изменила текст, и всё стало на свои места. Пока девочки возились с «Земными каникулами у моря» (так решила назвать эту песню женская часть нашего ансамбля), я вспоминал другие песни. Почему — то на ум пришла песня Булановой, по моему 2019–2020 годов — «Единственный дом»[17].

Правда, все «переливы» электронно-ударной группы я не помнил, но основную мелодию вспомнил довольно точно. Когда я своим голосом напел эту песню, естественно, на русском, и дал перевод на интерлинг, Аллариель задумалась, а потом сказала:

— Такие песни нельзя без ошибок перевести на интерлинг, поэтому, придётся «Единственный дом» учить на языке оригинала. Но это довольно сложно.

— Милорд, я слушала эту песню, и поняла большинство слов! — Ко мне подошла юная аристократка, вся пунцовая от смущения.

— А ты, что, знаешь древний русский язык? — Удивился я.

— Этот язык похож на наш, туронский, на котором говорят члены нашего клана.

— А ну скажи, что-нибудь, а ещё лучше, пропой!

Красная от смущения, аристократка, которую звали, Ромина, спела:

Я най гирку сла,
Тамо спаль найсла,
И на дом снайсла!
И олять пойсла!
— Стоп! Это точно не древний русский, а его изменённый за пятьсот лет вариант. Из того, что ты спела, я не понял только слово «спаль». Фактически, на древнем русском это выглядит так:

Я на горку шла,
Что-то там нашла,
И домой снесла,
И опять пошла!
— Ой! — Ромина выпучила глаза. — Я ведь всё поняла!

— Значит ваш клан — далёкий потомок тех русских. — Резюмировал я. — Да и голос у тебя приятный. Хочешь петь у нас в группе?

— Да, милорд!

— Тогда те песни, которые не сможем перевести на интерлинг с древнего русского, ты будешь петь на языке оригинала. Только надо будет потренироваться в произношении. На первый раз выучишь слова к песне «Единственный дом».

— Будет исполнено, милорд! — И Ромина присела в подобии книксена. А я подумал: «Надо будет разобраться с клановыми языками толлонцев, может ещё что-нибудь появиться. Хорошо бы, если кто-нибудь там, на английском языке говорил, или на японском, или…. Хватит мечтать!».

Через неделю был выпущен ролик с новыми песнями. Его вначале посмотрели в станционном Галонете, а потом выпустилив информационную систему Солнечной системы. Песни понравились, что и отразилось на нашем кошельке. Правда из-за малого времени эфира — всего десять минут, наши доходы уменьшились до ста пятидесяти миллионов земов.

Ант и Лим начали модернизацию захваченного у наёмников крейсера. С него сняли всю броню, и с помощью дроидов покрыли корпус корабля в два слоя новыми броневыми пластинами восьмого класса. Поменяли реакторы, и увеличили их количество, установили новые лазерные пушки, ракетные установки и плазменные орудия. На этом типе крейсеров вообще не было электромагнитных орудий, да и места для них не хватало. Поэтому пришлось отказаться от такого эффективного оружия. Но зато трюм у этого корабля, который я назвал «Кондор», был в триста тысяч кубов. Полностью этот звездолёт был модернизирован к весенним каникулам.

Глава 17 Новые корабли и большие деньги

Лоран Трикс, сын одного из влиятельных кланов Толлона, внимательно присматривался к жизни на станции. Отец поручил ему найти способы быстрого увеличения казны их рода. Лоран очень удивился, когда всех взяли в рейс. Да и оплата была довольно высокой по меркам Толлона. Но он узнал у герцогини Лизи, что всё зависит от цены груза. Маленькая сестра императора рассказала, что оплата бывает разной, и один раз все участники очередного рейса получили по миллиону. Лоран вначале испугался, когда на них напали пираты. Он был одет в скафандр, и оказался на крейсере, захваченном у наёмников. Поэтому, когда врагу удалось прострелить обшивку, и рядом с Лораном упала поражённая осколками разбитого реактора Догина Луртс наследница другого крупного клана Толлона, молодой аристократ подумал, что его жизнь сейчас закончится. Но всё оказалось намного лучше, чем он предполагал. Пираты были уничтожены, а на крейсер высадилась группа графа Ивана, всех раненных быстро положили в какие-то ящики, а потом, по прилёту на станцию, унесли в госпиталь. Через пять дней Догина уже рассказывала, как очнулась в каком-то ящике, похожем на гроб. Вначале она подумала, что уже умерла, но к ней подошёл врач, который помог девушке одеться. Так Лоран впервые услышал о медкапсулах.

Здесь, фактически в другом, чуждом для толлонцев мире, было много такого, что казалось волшебством. Но Лоран понял, всё это создано землянами и другими цивилизациями. Поэтому надо учиться, осваивать эти чудеса науки и техники. Лоран присматривался и к императору, к его графам и баронам, которые не лебезили, и не заискивали перед императором, а вели с ним себя на равных. Такие взаимоотношения были чужды толлонцам, но всё объяснилось просто. Когда Лоран спросил об этом графиню Зелку, она рассмеялась, а потом сказала толлонцу, что в этом мире все равны при рождении, а потом их разделяют на людей с разным КИ, который действует на выбор профессии. Например, у Зелкиного отца этот КИ был маленьким, ион не смог подняться дальше рабочего. Но это не значит, что его дети тоже станут рабочими. Вон, сама Зелка очевидно имеет КИ выше, чем у родителя, значит, добьется большего. Да, уже добилась! Она и директриса фирмы, и министр финансов у императора, и графиня с тремястами вилланами, и двумя подчиненными ей баронами. Но этого всего бы не было, если бы не Сай Магнум и Зелкина подруга Ёлка. То есть, случай в этом непонятном для Лорана мире, играет большую роль, и нет клановых отношений в чистом виде. Молодой аристократ понял, что лучше иметь свой корабль. Только так можно много заработать, но для этого придётся потрудиться. Толлонец узнавал, сколько стоят на бирже корабли. Минимальная цена колебалась в районе семидесяти — девяноста тысяч земов. Так стоили межсистемные боты четвёртого ранга. Но им нужен был капитальный ремонт, а вот на это мероприятие требовалось столько денег, что Лорану пришлось отказаться от своих хотелок. Но, неожиданно для него в один из дней после возвращения со школы, всех толлонцев вызвал император Сай.

— Вы отпрыски разных толлонских кланов, и для других вы представляете свою планету. Через год будет Большая гонка. Тот, кто её выиграет, попадёт в Галактическую школу без экзаменов. — Молодые аристократы переглянулись. — Я выступаю в гонке не как император нашей планеты, а как победитель межшкольных соревнований. Я вам предлагаю выступить от имени Толлона. Для этого вы должны будете учить профессии капитана, пилота, навигатора и другие. Вас пятьдесят челок. Чтобы вы участвовали все, для вас будет куплен тяжелый крейсер. Какой, пока я не знаю. Но он будет модернизирован для участия в гонках, усилен и вооружён. Этот корабль будет участвовать в рейсах.

После этого начались тренировки, а потом, через три дня, в ангар влетел и стал на опоры крейсер «Толлон». Такую громадину аристократы видели впервые. Потом Лоран прочёл на экране планшета данные этого монстра.

Тяжёлый авианесущий крейсерский (ТАКР) звездолёт восьмого ранга «Толлон».

Владелец — император Сай Магнум Первый.

Длина — 750 м.

Ширина -100 м.

Высота- 80 м.

Количество гипердвигателей — две единицы.

Разгонных термоядерных двигателей — восемь.

Основных электромагнитных двигателей — десять.

Маневровых двигателей — сто двадцать.

Реакторы специальной постройки РБВ-20/600 — шестьдесят штук.

Мощность энергоагрегатов -36000 МВт.

Малая авиация (истребители, штурмовики, бомбардировщики) 10–16 единиц.

Грузовой трюм — три миллиона кубометров.

Оружие:

Электромагнитных орудий 500 мм — шесть единиц.

Лазерные шестиствольные орудия — двадцать комплексов.

Плазменные трёх ствольные установки — сорок единиц.

Ракетные комплексы ПРО — двадцать ПУ по двадцать четыре ракеты в каждом.

Пусковые контейнеры противокорабельных ракет — двадцать четыре.

Торпеды с гипердвигателем — двенадцать штук.

Навигационная система — «Галактика-2».

Система связи — «Интергал-1».

Бронирование — однослойное пластинами БП-8.

Скорость в системе — десять тысяч километров в секунду.

Может прыгать на семнадцать систем. При использовании установки с глоритом (есть специальное место для монтажа) крейсер прыгает на расстояние в четверть галактики.

После прибытия этого корабля император опять собрал всех людей, и заявил:

— Вместе с этим крейсером на гонку будет выставлен и его близнец, ТАКР «Толлон-2», на котором должны лететь все работники фирмы «Зелка». У него вместо малой авиации будут на палубе инженерный бот Велины и челнок компании. Модернизация обоих ТАКР продолжится до гонки. Ответственные за эти работы Ант и Лим. Им будут помогать все, кто в данный момент окажется свободным от других работ и учёбы. Графские звания присваиваются Анту и отцу Зелки за большой вклад в развитие фирмы «Зелка». Им будут выданы наделы земли на Толлоне и построены соответствующие их званиям дворцы. Они могут перевезти свои семьи на нашу планету при посещении императором Толлона во время весенних каникул. Три крейсера «Поиск-3», «ВЗЛ» и «Кондор» будут выполнять перевозку грузов, пока не закончится модернизация ТАКР-ов.


Полёт на Толлно продолжился всего неделю. Наши крейсера теперь не сдерживал караван медленно движущихся судов. Поэтому, загрузив трюмы нужными нам товарами, двинулись напрямую, через малолюдные системы. Летели на полной скорости, поэтому быстро проскочили половину пути. Но затем попали под действие глушилки. Нас выкинуло в систему красного карлика. Корабли окутались щитами. На нас набросился отряд в сорок эсминцев пятого поколения. На что они рассчитывали? Скорее всего на свою многочисленность. Но мы просто не подпустили их на дистанцию выстрела. Потеряв после нашего совместного залпа, треть кораблей пиратов просто испарилась, остальные бросились наутёк. Но я приказал последовать за ними. Они прыгнули в соседнюю систему, а следом туда вломились мы. Сразу была обнаружена станция и десять транспортов рядом с ней. Мы продолжили уничтожать эсминцы. Со станции последовал залп, который немного просадил наши щиты. Но наши торпеды через пятнадцать минут уничтожили станционную артиллерию.

— С нами пытаются связаться, капитан! — Проинформировал меня искин.

— Включи связь.

— Выполняю! — На экране появилось лицо какого-то бородатого, крупного мужчины.

— Мы сдаёмся!

— Прекратить огонь. Ваша капитуляция принята. Бросайте оружие.

— Уже бросили.

— А что у вас на транспортниках?

— Рабы и оборудование.

— Это всё я конфискую в пользу Толлонской империи!

— Сай! Осталось девятнадцать эсминцев, что с ними делать?

— Их и станцию мы заберём к нам в систему. Заменим все искины на кораблях.

— Есть!

Опять пришлось тащиться восемь дней из-за тихоходности пиратских лоханок. По прилёту на Толлон мы установили захваченную станцию на орбите около планеты. Пиратов, а их было всего двести семьдесят человек, отправили на золотоносную шахту одного из аристократических кланов. Тили получила звание баронессы и сотню крестьян. Она приступила к обязанностям императорского агронома, а Лим и Ант получили землю и по триста вилланов. На транспортных кораблях было семь тысяч рабов. Их пираты набрали на одной из отсталых планет. Поэтому моё предложение о вассалитете они приняли с воодушевлением. Я поделил их на всех моих графов м баронов. Дома моих приближённых строились основательно, поэтому полное окончание этих шедевров в стиле барокко ожидалось только к концу года. Толлонцы посеяли новые сорта, посмотрим, какие результаты будут после уборки урожая. Сельскохозяйственные дроиды местным аристократам понравились. Посевная была закончена намного раньше, чем это было в прошлые годы. Все молодые аристократы приехавшие домой на каникулы привезли с собой деньги, полученные за рейс к Короне.

Вооружённые силы за время нашего отсутствия кое-чему научились. Правда, они не смогут пока противостоять даже пиратам, но опыт — дело наживное, поэтому приказал увеличить интенсивность занятий.

Потом отправился на верфь. Там собрали три вполне хороших бота. Сейчас заменяли старые реакторы на привезёнными нами современные образцы. Удалось сделать межсистемный корабль, в котором были совмещены функции челнока и эсминца. Получился звездолёт длиной в двести метров, шириной в двадцать и высотой в пятнадцать. Мощность реакторов двигателей была пятьсот шестьдесят МВт, на оружие и щиты шло ещё по восемьдесят четыре мегаватта. Стабилизировалась система тремя накопителями от крейсера. Броня была от крейсера восьмого ранга. В местном звёздном кластере таких звездолётов не было ни у одной населённой планеты. Лика попробовала на них полетать, и осталась довольна полётом по системе и посадкой рядом со строящимся для неё дворцом. Первые три бота я подарил главам трёх влиятельных родов Толлона, пообещав остальным, что они тоже получат такие корабли по мере их постройки.

Лим и Ант прилетели с нами. Отец Зелки перевёз всю свою семью на Толлон. Сёстра моего министра финансов и директрисы впервые высадились на планету. До этого они не были даже на Земле — просто не было возможностей. Теперь у каждой из них было по дроиду и по десятку слуг. Они ходили в походы вместе с Зелкой, Ирен, Ёлкой и Лизи. Девочкам планета понравилась — здесь было теплее, чем на станции, всюду открывались красивые ландшафты, с обилием лесов, полей и рек с озёрами. Граф Дэм вместе со своим дядей рещили построить кроме того дворца, что возводился для них, ещё и несколько крепостей. Оказалось, что Ант и Дэм смотрели голофильм про Первые Средние века на Земле, и им понравился пасторальный пейзаж, на фоне которого шло действие фильма. Поэтому они попытались сделать что-то подобное.

Последней была встреча с шахтёрами. Они подготовили для продажи железо и медь. Первого металла было сто сорок тысяч тонн, а второго — четыре миллиона. Мы вылетели с Толлона и сразу направились к станции «Шар». Там у нас купили весь металл за сорок миллионов девятьсот восемьдесят тысяч. По пути нам попалась эскадра с планеты Паварон. У них вышел из строя реактор на лайнере, перевозившем пассажиров. Своими силами они починить звездолёт не смогли, поэтому послали сигнал СОС. Велина вывела свой инженерный бот для работ с обшивкой лайнера, а Иван. Дэм и Ирен вместе с бригадой техников демонтировали старый термоядерный реактор корабля. На его место мы поставили один из запасных реакторов «Подарка-3». Он был в разы меньше агрегата, работающего на уране и дейтерии. Когда я поинтересовался, откуда у паваронцев такая древность, из капитан вздохнув, поведал, что они находятся далеко от развитых центров цивилизации. Производят только аграрную продукцию, поэтому у правительства планеты нет денег на покупку современных реакторов. Нам пришлось взять с собой и десяток детей из школы Прим четыре станции «Земля -18», иначе они не успевали к началу занятий.

Мы вернулись в свои ангары за день до возобновления занятий. Я поделил деньги, полученные за металл. На нос вышло по сто семьдесят тысяч. Ант и Лим полностью рассчитались и освободились от работы на свалке. Поэтому они быстро занялись модернизацией наших ТАКР-ов. На корабли добавили второй слой брони, затем поставили дополнительные реакторные группы на оружие и щиты. Скорость крейсеров увеличилась до пятнадцати тысяч километров в секунду. Были добавлены дроиды и андроиды. Для экипажей купили новые скафандры. Внутри крейсеров поставили много турелей внутренней обороны. Хотя я объявил, что ТАКРЫ будут модернизироваться на протяжении всего времени до гонки, реально их смогли довести до нужной нам кондиции до летних каникул. Поэтому обкатка звездолётов происходила на трассе Земля — Марс — Юпитер — Земля. Уже на каникулах, в начале августа, нам дали заказ на перевозку огромной партии руды с только что открытого месторождения в поясе Койпера. Хотя там большинство тел являются сгустками льда и песка, есть там и огромное число полезных астероидных тел и метеоров. Автоматическая добывающая станция нашла несколько астероидов с танталом. Она полностью переработала все эти интересные объекты, и остановилась, добыв девяносто миллионов тонн тантала. После этого был послан сигнал на Землю. Совет корпораций обратился к грузоперевозчикам, но у большинства не было скоростных грузовиков, а контракт предусматривал выполнение рейса за две недели. Вернее, у компаний были высокоскоростные корабли, но там было всё снято в угоду получения большой скорости- для этого была убрана даже защита, чтобы вся энергия шла на двигатели. Но даже простой метеорит мог просто уничтожить такое судно, так как на нём не было никакого щита.

Когда позвонили нам, я сразу дал согласие. Полёт на пять миллиардов километров был хорошим испытанием для наших ТАКР-ов. Обе команды крейсеров обрадовались возможности заработать. Тем более, общая сумма груза была на тридцать шесть миллиардов земов, хотя нам должны были заплатить пять целых и четыре десятых миллиарда. Могли за такие деньги и пираты напасть… Оба корабля стартовали одновременно. Мы шли на полной скорости, и к поясу Койпера прилетели на пятый день после старта. Подав шифрованный сигнал искину автоматической станции, определили, где она находится в данный момент. Ещё одни сутки добирались до склада, куда дроны сбрасывали слитки металла. День загружались, а потом вылетели в обратном направлении. Около Юпитера нас должна была встречать служба безопасности на своих кораблях. Но пиратам, очевидно, кто-то слил информацию, и они атаковали наши ТАКРы в системе Нептуна. Скорее всего информатор не знал, что за корабли полетели за грузом, иначе бандиты просто бы не сунулись. Когда на экране появились значки кораблей без идентификации, я приказал приготовиться к бою. «Толлон-2», на котором мы летели, двигался первым, а за ним шёл «Толлон». Я приказал команде аристократов встать параллельно моему крейсеру. Как только Ёлка сказала, что пиратская эскадра (пять крейсеров шестого поколения и около двадцати эсминцев) вышла в пределы досягаемости наших электромагнитных орудий, я отдал приказ открыть огонь. Очереди из ЭМО двух наших крейсеров поставили жирные точки на существовании пиратов. Под первый удар попали десять эсминцев и три крейсера, которые испарились в безмолвных вспышках. Одновременно с этим с наших ТАКР-ов стартовали двадцать торпед с гипердвигателями. Вновь вспышки в черноте космоса и … пираты кончились!

Хорошая штука эти тяжёлые крейсера, но только тогда, когда у противника нет адекватного ответа. По достижении орбиты Юпитера с нами связалась служба безопасности. Нас к Земле будет сопровождать эскадра из сотни эсминцев. Я сбросил командиру эскадры запись боя у Нептуна. Он моментально вышел на связь:

— Чем вы их так приложили?

— Болванками и гиперторпедами.

— Ого! С каких это пор на грузовиках торпеды с гипердвигателлями появились?

— С тех самых, господин офицер, когда вместо транспорта стали использовать ТАКРы.

— Что?

— Просто загляните прямо сейчас в реестр собственников, на строчку фирма «Зелка» и поинтересуйтесь, какие корабли выделила моя компания для этого рейса.

Пять минут спустя офицер опять появился на экране:

— А кто разрешил школьникам покупать такие корабли?

— Чтобы не было вопросов, вот мой личный идентификатор! — Я переслал безопаснику картинку с моими имперскими регалиями.

— Извините, ваше императорское величество!

— Ничего, офицер, вы инструкций не нарушали. Так что, спишем всё на ваше профессиональное любопытство.

Через двенадцать суток после вылета мы сгрузили тантал в сборник перерабатывающего завода. Нам перечислили наши деньги, и мы приземлились у себя в ангаре. Экипажи отдохнули и я стал делить деньги По 1,8 миллиарда земов ушло на оба наших счёта. Двести миллионов я спрятал в специальный имперский фонд, из которого буду поощрять толлонских аристократов. Оставшиеся деньги я разделил между всеми участниками рейса. На нос вышло двадцать миллионов. Может кто-нибудь скажет, что я зря так делал — делил на всех поровну. Но надо учитывать тот факт, что это я, взрослый человек, даже пожилой, нахожусь в теле молодого парня. А вокруг меня настоящие дети. Если кому-нибудь дашь долю меньше, начнётся скандал или драка. А это мне не нужно.

Цифры на банковских картах заворожили всех, как толлонцев, так и моих «земляков». Вечером состоялся сеанс связи с Толлоном. Когда родители узнали, сколько заработали их дети за рейс, они просто не поверили своим отпрыскам. Вызвали меня. Я им подтвердил, что действительно их любимые чада стали миллионерами. После этого на полчаса прекратилась связь. Затем с нами связались Совет аристократов и представитель шахтёрского отряда:

— Мы благодарны вам за заботу о наших детях, ваше императорское величество! Благодаря вам наши кланы становятся богаче с каждым рейсом…

— Не надо славословия. Просто я подготавливаю ваших отпрысков к нормальному отношению к деньгам, как к средству решения проблем, а не как к средству накопления. Зарытое в землю богатство счастья не приносит. Деньги должны работать на нас, а не мы на деньги!

Мне самому понравилась моя речь. Прямо, кандидат в президенты какой-то! Мультимиллиардер хренов! Толлонцы стояли выпучив глаза с отвисшими челюстями. Такого они никогда не слышали. Мой первый экипаж и Лизи стояли и откровенно лыбились, ведь я перед ними такие речи никогда не толкал. Бывшие члены экипажей «Кометы» и «Нейтрона» удивлённо смотрели на меня, думая очевидно, что-то типа:

«Ну что ещё будет трындеть начальство?»

Двадцать человек из бывших беженцев пытались понять, что же им вещает благодетель? На голографическом экране было такое же положение — шок у аристократов, попытка вникнуть в смысл моей речи у шахтёров. Я объявил своим подданным, что отныне фирма «Зелка» становится имперским предприятием, а счёт нашей компании является казной Толлона. Все аристократические кланы, шахтёры и работники верфи будут иметь счета в Галактическом банке. Это можно сделать уже и сейчас, просто надо всем сообщить министру финансов графине Зелке Сигаре, какими средствами обладают на данный момент. Выяснилось, что у аристократии всего было шестьдесят миллионов, у остальных — десять. Откуда у беженцев белых или синих набрались деньги, меня не интересовало. Я приказал Зелке открыть счета согласно полученному списку, и положить на них шестьдесят миллионов с отложенных двухсот. Она связалась через планшет с банком, и начала работу.

— Ваши наследники уже имеют свои счета в виде банковских карт. Те деньги, которые у вас есть, можете смело тратить или добавлять транзакциями на номера ваших счетов, которые откроет наша графиня.

— Вы что, ваше императорское высочество, оставляете нам те деньги, которые скопились?

— Да! И добавляю вам такие же суммы на счета в Галактическом банке. Теперь деньги клана вы можете использовать при нахождении в любой точке нашей галактики. Я не дарю вам положенные суммы. Они вам понадобятся, чтобы покупать нужные вам вещи, устройства, корабли.

Не ожидавшие такого толлонцы просто не нашли слов, а шахтёры и работники верфи обрадовались. После окончания работы и сеанса связи я и мои экипажи отправились в ресторан. Вечер прошёл весело. Молодые парни и девчонки танцевали и пели, подбегали время от времени к ломящимся от деликатесов столам для перекуса. И опять бежали к веселящимся товарищам. Усталые Лика и Лизи сидели рядом со мной. Мы переговаривались по нейросети.

«Побольше бы таких дней!», — с грустью сказала Лика.

«Будут ещё, правда их будет не так много, как хотелось бы».

«Ну, почему не бывает постоянного счастья?», — что-то мою сестру на философию потянуло.

«Потому что оно быстро надоест, станет обыденным, вызовет скуку».

«Братик. А мне тоже дадут этого счастья?», — Лизи, как всегда, первая в очереди, раз что-то можно получить…

«Да, Лизи, правда, немного, как и всем».

«А почему немного?», — маленькая герцогиня хочет всего и побольше…

«Много нельзя. А то живот у тебя заболит!»

«Правда, Лика?», — с испугом обращается малышка к Лике.

«Не слушай его, Лизи, он шутит!»

Наше веселье закончилось поздно ночью. Спиртное мы не пили, поэтому все нормально себя чувствовали и благополучно, без всяких приключений, добрались до наших ангаров.

Глава 18 Ускорители с глоритом, монеты Толлона и бандиты

Двадцатого августа мы все опять полетели на Толлон. На это я взял все пять кораблей, распределив по ним людей. Летели опять по малолюдным местам. При выходе из гипера в одной из систем, где мы раньше никогда не летали, искины всех кораблей зафиксировали сигнал с одной из малых планет, где не было никакой атмосферы. Решили послать туда челнок под охраной трёх истребителей. Через пять часов стало ясно, что там лежит разбитый корабль. А просил о помощи искин. Я решил посмотреть на звездолёт. Вместе со мной были Ант и Лим, и ещё несколько техников. Корабль был огромным — в три раза больше, чем наши ТАКРы. Искин впустил нас. Работал только один реактор на боре и водороде, но он был произведён около сталет назад. ИИ просто экономил энергию. Мы прошли в рубку. Там стояла бронекапсула искина, высотой в человеческий рост.

— Рад приветствовать вас, капитан Сай!

— А у тебя имя есть?

— Бывшие хозяева звали меня Дрёма?

— Ты можешь сказать, что с вами случилось?

— Мы вылетели около восьмидесяти лет назад и направлялись от Земли в другой конец галактики. Везли на испытании двигатель с глоритом. Но когда вышли из гипера в этой системе, в подпространственный тоннель был, втянут крупный астероид. Он пробил борт, и прошёлся по двигательному отсеку. Половина экипажа сразу погибла, а те, кто остались живы, сели на межсистемный бот, и больше я от них не получал никаких известий. Что с ними стало, я не знаю до сих пор. Звездолёт упал на ближайшую планету, что вызвало ещё большие разрушения. Починить с помощью дроидов я смог только этот энегоагрегат. Хорошо, что трюм был забит стержнями от реактора. Так я и продержался всё это время, но стержни уже кончаются, осталось всего три штуки. Я не хочу отключаться. Возьмите меня с собой!

— Возьмём! Мне мои искины подсказали, что ты раз в сто мощнее их. Такая, как говориться, корова, нам нужна!

— А что такое корова?

— Посылаю тебе образ с нейросети. Вообще, это домашнее животное, которое ест траву, и даёт молоко. Да и мясо у него вкусное. В общем. Очень полезный зверь.

— Понял, капитан Сай. У нас в трюме лежит неиспользованный двигатель с глоритом. Я просканировал ваши корабли. То количество глорита, которое тут есть, хватит на оба самых крупных ваших звездолёта.

— Но там ведь ещё обмотка должна быть и генератор.

— Этого добра здесь три комплекта — брали запас на случай выхода каких-нибудь блоков из строя.

— А ты знаешь, как подключать эти двигатели. У меня есть на ТАКР-ах специальные отсеки, куда можно ставить глоритные ускорители.

— Вся документация у меня, я ведь научный искин безранговой категории.

— Хорошо! Показывай, где трюм.

За десять часов мы перенесли, и смонтировали на наших «авианосцах» ускорители с глоритом. Потом перенесли на «Толлон-2» Дрёму. После этого он взял командование на себя:

— Капитан, мощности ускорителей хватит, чтобы перенести не только ТАКРы. Надо соединить с ними три остальных крейсера, и мы секунд за десять перенесёмся в нужную вам точку пространства.

— А ты откуда знаешь?

— Мне перебросила данные о цели полёта пилот-навигатор Лика Магнум по нейросети.

— А как нам пристыковать к ТАКР-ам остальные крейсера?

— Этим займусь я, капитан! — сказал Ант.

Прошло ещё десять часов, и «Толлон-2» с пристыкованными к нему «ВЗЛ» и «Подарком-3» и «Толлон» с прижатым к нему «Кондором» подготовились к старту. Я нажал кнопку включения ускорителя, и точно такую же операцию повторил на втором ТАКРе Ант. Мы фактически ничего не почувствовали, и через десять секунд наши корабли материализовались у Толлона. На станции даже не успели поднять тревогу. Значит, придётся учитывать этот факт, и заминировать подходы к нашим объектам. Теперь можно было сидеть на планете до окончания каникул — Дрёма рассчитал, что к Земле мы выйдем за двадцать две секунды, если стартуем с середины системы Толлона.

Я опять инспектировал свои владения. Сначала посетил Совет аристократов. Всё шло хорошо. Привезённые семена дали в четыре раза больший урожай, чем планета получала до этого. Есть, что отвезти на продажу — благо, станций много и кушать нормальные продукты все хотят. Прикинул, что на моих землях выросло и переработано на пять миллионов земов. Значит, в казну пойдёт миллион. С земель моих подданных в казну пойдёт 20 % налога, а это выходит ещё четырнадцать миллионов. Остальное осядет в карманах аристократов. Шахтёры добыли восемь миллионов тонн железа на пятьдесят шесть миллионов земов. Значит от них в казну пойдёт одиннадцать и две десятых миллиона. Да, казна пополнила, сь существенно. Так, теперь посмотрим, что на верфях делается. Они должны построить двадцать семь ботов нашей конструкции, как его мы назвали ТМБЧ. Готово уже десять штук. Завтра торжественно их передам ещё десятку кланов аристократов. А сейчас на «Толлоне-2» повезу на ближайшую станцию «Шар» продовольствие и железо. Собрал экипаж — по лицам ребят видно, что им уезжать не хочется, но работа зовёт. Заполняем одну треть трюма металлом, остальной объём — натуральными продуктами. С нами летят три бота толлонцев. Мы их прикрутили к той конструкции, которая держала крейсера.

Отходим от планеты, и включаем ускоритель с глоритом. Долетаем за четыре секунды. На «Шаре» паника — прямо около станции выскочил ТАКР. Успокаиваем хозяев, сообщаем, что Империя Толлон привезла им натуральную пищу и металл. Руководители станции скупают всё — тут не откуда брать многое, к чему мы привыкли в Солнечной системе. Правда, и на «Шаре» можно кое-что прикупить, например, дроидов. Тут оказывается, завод имеется. Хозяева подогнали платформы и перегрузили продовольствие. Я цену немного прибавил — округлил до ста миллионов. И толлонцы всё получили, и деньги есть на покупку тех же дроидов. Я с Иваном и Антом проверили этих железных помощников. Конечно, не продукция метрополии, но для Толлона подойдёт. Закупили сто тридцать штук. Раздам потом всем землевладельцам.

Знать, полетевшая с нами, накупила в основном для себя предметы роскоши и огнестрельное оружие. Только один умный оказался, реактор купил для своих владений. Продал и железо, а шахтёрам прикупил дронов и четыре шахтёрских эсминца с запасными частями. Попрощались с хозяевами, обещали привезти продовольствие на следующий год, да и металл тоже им нужен — эта станция, «Шар», на самом деле является конгломератом сферических конструкций, соединённых переходами в форме цилиндров. И она постоянно расширяется за счёт прибывающих с ближайших населённых систем людей из аграрных миров. Каждый месяц на «Шар» переезжает от трёхсот до тысячи человек, ищущих постоянную работу.

Наше быстрое возвращение вызвало удивление у толлонской знати. В Совет аристократов вызвали всех тех, кто летал с императором. Они рассказали, что видели на станции, как прошли торги, посоветовали каждому посмотреть счета. Знать впечатлилась прибавкой, начала узнавать, что можно купить на станции, и за какую цену…. Потом они обратились с петицией к сюзерену, то есть ко мне. Попросили свозить всех заинтересованных на шоппинг по ближайшим станциям. Я вначале раздал кланам десять ботов, затем выделил каждому графу по четыре приобретённых на «Шаре» дроида, и объявил, чтобы главы кланов со своими жёнами и отпрысками были готовы слетать в туристическую поездку по ближайшему космосу на завтрашнее утро. Мои ребята с экипажей не полетели — они были заняты в своих графских и баронских владениях. За три дня мы облетели три станции. Аристократы накупили всё, что им понравилось, поглазели на быт людей, живущих в космических городах. Только мы хотели вернуться домой. как к станции, где мы были подошёл флот в составе тридцати эсминцев и трёх крейсеров под руководством какого-то Тилпа Вроса. Мы уже были на ТАКРе, поэтому я приказал поднять щиты на максимум, и подготовить оружие. Потом связался с руководством пустотного объекта, и поинтересовался:

— Что надо здесь этой эскадре?

— Они прилетают каждый год, зная, что у нас нет защиты, и берут половину выручки от торговли.

— Если вы признаете меня своим императором, и войдёте в империю Толлон, то моя армия избавит вас от бандитов, а вы примете вассалитет, платить будете в казну империи 20 % от выручки — остальное всё ваше!

— Согласны! — Поспешили принять мои условия хозяева. Они произнесли клятву, и я вызвал этих бандитов:

— Эй, на калошах, вы зашли в пространство, принадлежащее Толлонской империи, если вы не повернёте обратно, последнее, что увидите, будут взрывы ваших кораблей.

— Какая ещё империя? Проваливай недоносок!

— Огонь!! — Командую я.

И шесть ЭМО выплёвывают очередь из болванок, а за ними стартуют все десять гиперторпед. Через пять минут космос расцветает вспышками — от пиратских крейсеров и двадцати эсминцев остаются воспоминания в виде космической пыли. Оставшиеся пытаются удрать в соседнюю систему. Но как только появляются из гипера, сразу попадают под очереди лазерных пушек ТАКРа — Дрёма перевёл наш крейсер за пол секунды прямо туда, куда стремились пираты. Их ещё пришлось ждать полчаса, прежде чем они соизволили вылезти из гипера.

Возвращаемся обратно. Хозяева станции ошарашены столь быстрым разгромом казавшейся непобедимой пиратской эскадры. В реестр собственников летит сообщение, что к империи Толлон добровольно присоединилась станция «Дорога-7». Хозяевам станции присваиваю графские титулы, а с баронами от сами разберутся. Сейчас на этом пустотном объекте живёт почти сорок шесть тысяч человек. Вызываю по «Галактике» «Толлон», который прилетает через четыре часа и привозит на себе отряд из двух крейсеров. Комплектуются экипажи из людей станции, имеющих военные навыки. На «Дороге-7» остаётся мой представитель. «Подарок-3» и «Кондор» теперь будут защищать новое приобретение Толлона. Мне в казну хозяева объекта выплачивают сто миллионов земов — им лучше платить 20 % налог империи, которая показала, что может их защитить, чем надеяться «авось пронесёт». «Толлон» прыгает в Солнечную систему, и на следующие сутки привозит оттуда Несколько систем связи «Галактика-3».

Я, как император и владелец планеты, и пустотного объекта, связываюсь с Галактическим банком, и ставлю вопрос об открытии его филиалов в моих владениях. Через сутки прилетает большой корабль, принадлежащий банку. Вместе мы открываем филиалы, которые расположены на станции и в столице моей империи. Теперь все счета находятся в филиале на Толлоне, что удобно для моей знати. А для жителей «Дороги-7» появляется возможность получать разные финансовые продукты, которых они были лишены из-за отсутствия в этой части космоса филиала Галактического банка. Имеющаяся на планете денежная система реформируется. Теперь вместо нескольких видов ходивших монет, которые были подкреплены только аграрными товарами, появляется полновесный толлонский сай — золотая монета, равная по покупательной стоимости зему. Но поскольку это довольно крупная единица, она делится на сто ликар, которые в свою очередь состоят из сотни лизи. За образцы я беру золотые монеты из моей прошлой жизни — южноафриканский крюгерленд и австралийские коллекционные золотые монеты.



Крюгерленд. На обратной стороне вместо портрета Крюгера моё изображение



Австралийские золотые монеты. Вместо портрета английской королевы на них были портреты Лики и Лизи.
Право на чеканку денег имеет только император. По возвращению на Толлон начинается производство моих монет. Выпускается их столько, чтобы не было не инфляции и не дефляции. Обмен происходит организованно, никаких эксцессов нет. Галактический банк выпускает во всех системах Млечного пути и Туманности Андромеды релиз, где сообщает, что признаёт платёжное средство толлонский сай равным зему, и позволяет всем своим филиалам принимать монеты для расчёта. Таких платёжных средств в двух галактиках около двадцати. Они обычно крутятся в отдалённых частях звёздных конгломератов.

Теперь у меня полноценная мини империя. Знать Толлона восхищена своим новым императором — доходы аристократов резко выросли, появилась возможность посещать близлежащие станции и населённые системы, их отпрыски учатся вместе с сюзереном. Скоро у всех графов и баронов будут свои, пусть и не такие быстрые, как у императора Сая, корабли. Уже открылась на землях императора больница, где будут ставить нейросети всем, кто может заплатить, лечат практически все болезни и раны. О Толлоне уже известно практически всем. И если в кармане не окажется банковской карты, то можно использовать монеты, отчеканенные на имперском монетном дворе.


Мы возвратились на «Землю-12» четырнадцатого сентября, перед началом нового учебного года. На следующий день мои экипажи пошли в школу. А Лизи отправилась в детский сад. Уроки прошли, как обычно. К нам подошла Аллариель, которая договорилась с моими «артистами», что репетиции начнутся через неделю. А меня она попросила вспомнить ещё несколько песен, и если есть возможность, то и танцев. На перемене к нашей группе подошли две девушки из других классов.

«Это Тринити и Долли — эти ники из чата ты знаешь!», — передала мне по нейросети Лика.

— Здравствуйте, Сай! Меня зовут Дороти Смайлз. — Долли протянула руку, я её легонько сжал. Она была довольно красива, имела густую шевелюру пшеничного цвета, ослепительно белую кожу, длинные брови и зелёные глаза. Её подруга, Тринити, которую на самом деле звали Эмми Гюнтер была типичной брюнеткой, довольно привлекательной на вид.

— Здравствуйте девочки, что привело вас к нам?

— Сай, мы хотим работать у тебя в компании!

— Для этого надо обратиться к графине Зелке, министру финансов Толлонской империи или её заместителю Верене.

— Зелка. Ты ведь примешь нас? — Дороти посмотрела на бывшую директрису. А теперь руководителя государственной корпорации «Толлонские имперские перевозки».

— А что вы умеете делать?

— Эмми пилот, уже выучила первый ранг, а я навигатор — стрелок, тоже первого ранга.

— Хорошо! Но тут проблема. У нас на всех кораблях заполнены вакансии. Тут только крейсера, а остальные корабли охраняют планету и другие наши территории. Вам нужен свой звездолёт. Он у вас есть?

— Нет! У нас нет таких денег. — Опечалились подружки.

— Ну, это проблема решаемая. — Зелка хитро посмотрела на девиц. желающих к нам попасть. — Мы вам дадим кредит на приобретение корабля восьмого ранга. Это чтобы вы вдвоём могли им управлять, и не понадобился отдельный экипаж. Наши техники корабль модернизируют, чтобы он соответствовал толлонским стандартам.

— У вас и свои стандарты есть? — Удивилась Дороти.

— А как же! Иначе нас уже где-нибудь подловили бы пираты. Так вот, кредит — тридцать процентов от цены купленного корабля. Кстати, выбирать будете сами, чтобы потом не сказали. что мы вам всучили негодный звездолёт. То есть, вы выплачиваете на протяжении десяти лет стоимость крейсера и его модернизации, добавляете тридцать процентов от полученной суммы, и корабль ваш.

— А если нам не повезёт, и мы не сможем покрыть кредит вовремя? — Напряглись рвущиеся в работницы девушки.

— Корабль просто перейдёт в наше полное владение. — Спокойно ответила Зелка. — Чтобы не ошибиться, поищите на бирже нужный вам корабль. И всё досконально просчитайте. Для справки, модернизация обходится в десять процентов от полной стоимости корабля.

— Значит, реально надо к цене добавить ещё сорок процентов. — Начала считать Дороти.

— Кроме этого с каждого рейса вам придётся платить в казну империи двадцать процентов от полученной оплаты за перевозку груза.

Девочки сказали вместе:

— Мы подумаем! — И ушли, о чём-то споря.

— Не слишком ли ты губу раскатала. А графиня? — Спросил я у Зелки, улыбаясь.

— Ваше императорское величество! Я, как министр финансов нашей славной империи собираюсь заполнить казну как можно быстрее! — Со смехом ответила моя подданная.

Мы двинулись к себе в ангары. После обеда опять началась учёба, мелкие ремонты на обоих ТАКР-ах. Тренировки на стрельбище. Через два часа из детского сада пришла Лизи.

— Сай! Я показала наши монеты ребятам и девочкам. Один из них сказал, что видел их в каком-то справочнике по древней истории.

— Лизи. Я просто использовал то, что знал мой предок. Вполне возможно, что где-то эти монеты нашли, и они попали в справочник. Давай, открывай планшет, посмотрим.

Лизи и подошедшая Лика — её наверное по нейросети вызвала наша маленькая герцогиня, открыли сайт «Археология» и его подраздел «Монеты Тёмных веков». Там было множество голографий. Я показал на «крюгерленд» и те австралийские деньги, которые были выбраны мной в качестве эталона для монет нашей империи.

— Скажи Лиз, разве они не красивые?

— Как не красивые? Все наоборот сказали, что им такие деньги больше нравятся, чем пластиковые банковские карты.

— Ваше императорское величество! — Подбежал ко мне один из отпрысков аристократов. — На наш ангар напали какие-то люди с оружием. Они захватили двух наших девушек и требуют выкуп.

— Домовой, объявляй боевую тревогу. Всем надеть тяжёлые боевые скафандры и вооружиться, андроидов пустим вперёд. Тридцать вооружённых ребят и двадцать роботов быстро заблокировали коридор. Ведущий к ангару моих аристократов… Андроид запустил небольшого шпионского дроида — паука. Тот бодро влез в вентиляционную систему. И через пять минут нам пришла картинка. Двое каких-то типов в комбинезонах держали за шеи девушек и прижали к их спинам пистолеты. Больше никого в ангаре кроме крейсера не было.

— А где остальные? — Задал я вопрос вестнику.

— Они успели запереться в корабле. Оружия у нас не было.

— Я же приказал, чтобы все носили с собой ножи и пистолеты. Так вы выполняете приказы императора! — Молодой отпрыск одного из крупных толлонских кланов покраснел и опустил голову.

Я посмотрел ещё раз на картинку с ангара.

Что-то мне показалось неправильным:

— Дроид может определить состав предмета на расстоянии? Спросил я у андроида.

— Да, хозяин!

— Пусть проверит, их его у этих придурков оружие.

Пока производилась проверка, эти бандиты в ангаре стали кричать:

— Ну, где ваш трусливый император? Он же должен защищать своих подданных! Пусть выплатит нам миллиард земов. И мы уйдём!

— Хозяин! Дрон сообщил. Что у них деревянные пистолеты. Покрашенные металлизированной краской..

— Дроид может подобраться к ним и использовать электрошокер?

— Да, хозяин!

— Приказываю напасть на этих ублюдков и парализовать!

— Есть! — Вытянулся передо мной робот.

Мы наблюдали на экране планшета, как дроид перешёл по потолку ангара, спустился по стене и разрядил шокер прямо в головы бандитов.

Они упали вместе с получившими неприятный электрический удар заложницами. Дверь ангара пришлось открывать при помощи лазера — бандиты её застопорили изнутри.

Подонков связали, привели в чувство, потом я начал допрос при помощи инъекции специального препарата. Преступники рассказали, как познакомились с заложницами — оказывается те, несмотря на запрет, бегали в бар, находящийся этажом ниже наших ангаров. У бандитов возник план захвата двух дурочек и шантажа для получения денег. У них не было оружия, поэтому решили сделать имитацию из дерева и металлизированной краски. Им повезло, что никто не контролировал дверь — искин один оболтус отключил, так как он рано будил аристократов. Безалаберность и полное пренебрежение правилами безопасности сыграли с этими молодыми аристократами злую шутку. Если бы это были серьёзные бандиты, то сейчас на счетах у этих болванов не было бы ни одного зема. А они сами валялись бы в ангаре с прострелянными головами.

Бандитов я пристрелил лично, а трупы сдал вызванной службе безопасности станции, заодно скинул им фильм об освобождении заложниц.

Всем оболтусам пообещал отправить их домой, если они не возьмутся за ум. Искин ангара включили. Выставили около него андроида с автоматом, и с приказом, стрелять в любого, кто без разрешения императора приблизиться к ИИ. «Умельца» я заставил выплатить штраф в три миллиона земов. В коридоре и внутри ангара была установлена система безопасности. После девяти вечера по станционному времени двери ангара искин закрывал, и никого без моего приказа туда не пускал. Кто опоздает, будет платить штраф в миллион земов. Никого из ангара андроид не выпустит, если у человека не будет с собой ножа и пистолета. Двух дурочек я оштрафовал на три миллиона земов каждую. Потом провёл сеанс связи с Толлоном, на котором рассказал родителям оболтусов, что произошло. И пригрозил, если их отпрыски не начнут вести себя в соответствии с моими приказами, то я их возвращу домой, а семействам, чьи это дети, придётся платить крупный штраф. После этого я вышел. Что говорили родители своим детям, я не знаю, но те вышли тише воды ниже травы. Красные, как раки, они боялись смотреть мне в глаза. После этого всё пришло в норму. Я сделал заявление в станционной сети, что любого, кто захватит моих людей, ждёт смерть. С террористами я переговоров не веду.

Глава 19 «Носорог» и новые рейсы

Тринити и Долли всё-таки надумали попробовать. Они пришли к нам в ангар на следующий день. Я переправил их к Зелке, а сам сел рядом и стал слушать.

— Мы подумали и выбрали вот этот крейсер. — Эмми открывает планшет и показывает на звездолёт восьмого ранга.

Смотрим, читаем:

«Лёгкий крейсер восьмого поколения КЛ- 860.

Цена продавца — восемьдесят шесть миллионов зземов.

Работоспособность всех агрегатов — 90 %. Проведём полный профилактический ремонт. Минимальный экипаж — два человека.

Количество основных двигателей — шесть. Маневровых движков — сто восемьдесят. Гипердвигатель — ГД-8. Прыжок — на двенадцать систем.

Скорость в системе — десять тысяч километров в секунду.

Длина — 500 метров.

Ширина — 60 метров.

Высота — 70 метров.

Объём трюма — 40000 кубов.

Вооружение:

Лазерных орудий — 12.Плазменных пушек — 6.ПРО — 8 ПУ по 40 ракет в каждом. ПКР — 24 штуки. Гиперторпед — 2 единицы. ЭМО — шесть 250 миллиметровых рельсового типа.

Мощность реакторов — 24000 МВт.

Бронирование однократное плитами БП-8А».

— Тогда посчитаем. Вместе с кредитом вы должны выплатить 114,7 миллиона на протяжении десяти лет. Добавим ещё двенадцать миллионов на модернизацию. Итого — 126,7 миллиона. Ладно, заказывайте. Пусть приведут прямо сюда.

Дороти и Эмми посмотрели друг на друга, взвизгнули, и послали заявку на биржу. Через два часа крейсер стоял у нас в ангаре, на опорах. Ант его осматривал, и записывал, что надо добавить. Фактически, требовалось добавить ректоры на щит и оружие, навесить ещё один слой брони, стабилизировать энергоснабжение с помощью накопителей.

— Через два дня он будет готов к эксплуатации. — Сообщил мне инженер. — Профилактика сделана качественно. Наверное, продавцу срочно понадобились деньги, раз он продал такой корабль.

— Не будем гадать!

Через двое суток новый крейсер. как его назвали подруги, «Носорог», вылетел для проверки на полигон у Луны. Оказалось, что Ант сумел поднять скорость корабля до пятнадцати километров в секунду, так как теперь все основные реакторы работали только на главные двигатели. Через сутки, уже когда мы отдыхали после пяти дней учёбы в школе, нам пришёл заказ на перевозку найденного в поясе Койпера скандия. Автоматическая шахтёрская станция напоролась на состоящий из этого металла крупный астероид, и добыла тридцать шесть миллионов двести десять тысяч тонн, завалив весь свой склад этим металлом. Скандий стоил дороже всех других веществ, привезти его надо было за три дня. Опять все грузоперевозчики отказались от контракта, а мы сразу согласились. Чтобы быстрее выполнить заказ, и исключить нападение пиратов, я решил использовать ускоритель на глорите. Оба наших ТАКРа и «Носорог», укреплённый на «Толлоне» с десятью стандартными контейнерами, вышли из ангара. И разогнались. Дрёма посчитал точки старта и финиша, и я нажал кнопку ускорения после прохождения нашими отрядом Луны. Через доли секунды мы уже выскочили у внешнего обвода пояса Койпера. Подали сигнал, нашли станцию и её складскую часть. Половину суток мы загружали скандий во все наши трюмы и контейнеры, потом ещё четыре часа выходили на нужную точку прыжка. Наше появление у завода по переработке металла вызвало ажиотаж. Никто не предполагал, что мы обернёмся за двое суток… ТАКРы перевезли груз на сумму в миллиард восемьдесят миллионов земов. «Носорог» принёс своим хозяйкам четырнадцать и четыре десятых миллиона земов прибыли после выплаты налога в императорскую казну.

Эмми и Дороти ходили обалдевшие. Они потом сказали Лике:

— Ещё шесть таких полётов, и мы полностью выкупим крейсер!

— У вас впереди десять лет, так что, успеете! — Подбодрила их моя сестра.

Зелка позвала девушек, и вручила два новых военных планшета ПВ-760.

— А за это тоже надо платить? — Осведомилась Эмми.

— Нет, просто все работники нашей фирмы получают бесплатно такие девайсы. Точно такие, как у нас, купить практически невозможно, но я взяла для вас абсолютно новые современные планшеты, какие смогла добыть на нашей станции. И вот вам два тяжелых скафандра восьмого ранга.

Эмми и Дороти стояли с раскрытыми от удивления ртами и выпученными глазами.

Я подошёл к ним и торжественно произнёс:

— Девочки, я как император, прощаю вам долг за крейсер, и дарю его вам. Отныне вы полноправные работники моей имперской транспортной компании.

— А как же деньги за корабль? — Не поняла Дороти.

— Их мы взяли из имперского резервного фонда, так что, с вас ресторан, будем обмывать ваш успешный рейс! — Сказал я.

Они посмотрели друг на друга, и так пронзительно завизжали, что у всех заложило уши. После этого они взяли у меня свои новенькие банковские карточки, и побежали по домам. Через три часа позвонила Эмми и позвала нас в один из самых дорогих ресторанов станции. За это время я успел распределить нашу прибыль. На основной и резервный счет ушло по сто двадцать миллионов, а мои работники получили по полтора миллиона земов. Отпрыски аристократов тут же связались сТоллоном, и обрадовали своих родителей своей зарплатой. Те уже не удивлялись таким доходам своих детей. Вечером мы отправились в ресторан, где для нас Эмми и Дороти зарезервировали столики. Всё прошло на довольно высоком уровне и весело. Уже ночью вернулись в свои ангары. Спать мне не хотелось. Поэтому зашёл на сайт школы.


Чат школы Прим Пять Плюс станции «Земля-12».

Таран: Кто сейчас в чате?

Гном: Я. Уже час жду, вот только ты появился!

Болид: Привет всем! Вот и я!

Таран: Привет!

Гном: Наконец-то!

Скелетон: Что-то мало нас сегодня!

Портал: Почему? Сейчас ещё придёт народ!

Звезда: Привет всем! У меня такие новости, что обалдеете!

Скелетон: Давай, излагай. Не тяни!

Звезда: Тринити и Долли пошли работать на Гонщика! Они сегодня рейс сделали, и, как сказала сестра Долли, заработали по семь миллионов на нос! Мать Тринити чуть удар не хватил, когда дочка принесла новую банковскую карту с такой суммой.

Скелетон: А ты откуда знаешь про мамашу?

Звезда: Так они наши соседи! Тринити прибежала к нам вся бледная, ведь у неё отца нет, а тут мать, как увидела, сколько её дочка заработала, сознание от счастья потеряла. Хорошо, что у нас всегда есть дома нашатырь — моя мама сунула его под нос пострадавшей, и та быстро вскочила.

Гном: Ха, ха, ха! Так и вижу картину — пузырёк с вонючим нашатырём под нос, и тётка взвивается вверх, как ракета!

Скелетон: Всё понятно, но кто знает, откуда у них корабль, какие у него характеристики?

Таран: Я знаю. Им Зелка выдала кредит под очень жёсткие условия. Я знаю, потому что контракт прошёл через юридическую компанию, где работает моя мама. Они приобрели лёгкий крейсер. Вот его первоначальные данные. Но, по-моему, Сай потом переделает это корабль.

Гном: Уже переделал! Ёлка сказала, что они для нового корабля реакторы заказали и поставили.

Звезда: А что у Гонщика за большие такие корабли? Я видела их, когда они шли к заводу, чтобы металл сгрузить.

Болид: Это ТАКРы. У них грузовой трюм на три миллиона кубов. На них пираты в прошлый раз около Нептуна напали, Но все сгорели. Я потом в Реестре собственников смотрел их характеристики — они впечатляют.

Гном: А их тоже модернизировали?

Таран: Наверное. Сай всё переделывает, и очень удачно. Тем более, что он их купил сразу оба на бирже.

Звезда: А сколько такой монстр стоит?

Таран: Каждый — не менее двести миллионов.

Звезда: Ого! А откуда у фирмы Сая такие деньги?

Болид: Он ведь император! У него есть планета и станция «Дорога-7», собственная система, и естественна, казна. Ведь Зелка у него — министр финансов.

Звезда: Я была на этой «Дороге-7» пролётом. Три часа по ней ходила, пока нужный лайнер не прилетел. Ничего, большая станция.

Скелетон: Я тоже там был с родителями, когда сюда переезжали. А теперь они Саю подчиняются. Я реестр читал. Там прямо написано, что станция входит в империю Толлон.

Таран: Значит, Сай и его команда смогли за два дня на другой коней системы слетать, взять груз, и вернуться обратно. И Тринити с Долли были вместе с ними.

Звезда: А как они так быстро полетели и прилетели?

Скелетон: Не знаю! Большинство фирм отказалось от этого выгодного контракта, потому что был поставлен очень маленький срок доставки — всего три дня. Как этому Саю удаётся выполнять дорогие заказы в срок, я не знаю.

Гонщик: А просто подойти и спросить? Никакой тайны тут нет. Просто достал старые установки с глоритом, и поставил их на ТАКРы.

Гном: Но с такими двигателями внутри систем никто не летает!

Гонщик: Я же сказал, что двигатель первых выпусков, поэтому у него есть регулятор мощности. На минимальном уровне это позволяет свободно летать до Плутона и обратно. Для перевозки грузов это хорошо. Но вот во время гонок такие ускорители включать нельзя.

Скелетон: А почему сейчас таких двигателей нет?

Гонщик: Не знаю. Те, что у меня стоят, фактически экспериментальные образцы. Они сняты с корабля столетней давности. И, скорее всего, это не полноценные двигатели, вроде тех, которые стоят сейчас на звездолётах, а просто ускорители. Максимальная дальность полёта на них — четверть галактики.

Таран: Я сейчас посмотрю, у меня есть данные на стандартные образцы, и где-то была подборка о первых ускорительных блоках на глорите. Так, где это у меня? А вот! Нашёл! Сейчас. Дальность полёта — четверть галактики. Современных таких нет. Они не регулируются. Используются с дальностью на пол галактики, всю галактику, и прыжковые межгалактические. Теперь посмотрим старые образцы. Так. Есть! Нашёл! Это первые двигатели. У них мощность можно настраивать, начиная с системы и кончая четвертью галактики. И ты прав. Гонщик, это ускорительный глоритный блок ГБУ-1. Двигателем это не считается. И ты зря думаешь, что не сможешь воспользоваться ими во время Большой гонки. Это можно сделать, подав в жюри соревнования докладную. Тебе поставят ограничитель, и ты сможешь один раз включить его на начальном этапе гонки.

Гном: Многие будут в это время применять различные типы ускорителей, чтобы увеличить скорость. Большая гонка идет на дистанцию в половину галактики, а это десятки систем. Между системами можно прыгать на гипердвигателе, так как он только позволяет проваливаться в гиперпространство, а вот кто первый, и на какой дальности выйдет из подпространства, зависит от типа корабля и начальной скорости. Минимум в месте старта — а это всегда Солнечная система, составляет две тысячи километров в секунду. Для гарантии входа в подпространство ускоряются до трёх тысяч.

Гонщик: Ну, я планирую выступить на двух ТАКРах.

Таран: Всех своих ребят возьмёшь?

Гонщик: Да!

Звезда: А Тринити и Долли?

Гонщик: И их тоже! Они уже записаны в списки работников моей компании.

Звезда: А правда, что они получили по семь миллионов за первый рейс.

Гонщик: Правда. Даже не семь, а семь двести!

Гном: Да! Достойная оплата! А как они так быстро долетели, там же дистанция в пять миллиардов километров?

Гонщик: Всё просто. Мы их крейсер прицепили к ТАКРу. На нём нет глоритного двигателя, но зато нужен был его трюм, груза было больше, чем помещалось в оба ТАКРа. Еще и девять контейнеров пришлось брать. За доли секунды долетели. Там почти сутки потратили на маневрирование и загрузку. Да и пираты практически не могли нас перехватить. Даже не знаю, были они на трассе или нет.

Таран: Были. Вас в двух местах ждали. В одной группе только крейсера были, а другую возглавлял линкор.

Гонщик: А ты откуда знаешь?

Таран: Всё просто. Мой отец — работник службы безопасности нашей станции. Там даже ставки делали, вывернитесь вы из этой переделки или нет.

Гонщик: Вон оно как!

Таран: Никто ведь не знал, что у тебя есть такие ускорители.

Гонщик: Я послал документацию на них в Реестр уже после возвращения с этого рейса.

Гном: Ну и хитёр же ты!

Гонщик: А что? Груз дорогой, значит, могут напасть пираты. А за доли секунды полёта никто нас и не зафиксирует. Да и глушилки на глорит не действуют.

Болид: Да, точно!

Звезда: Значит, через год, И Тринити и Долли в случае успеха попадут в Галактическую школу вместе со всеми твоими экипажами?

Гонщик: Так и выходит! Ладно! Я пошёл спать. А то устал — праздновали в ресторане «Небо Земли» первый успешный рейс «Носорога» — так называется крейсер Тринити и Долли.

Звезда: Но там ведь дорогие блюда!

Гном: Ну, теперь эти подружки способны оплатить один вечер на сотню человек.

Гонщик: Они ведь не только зарплату получили, но и в мою императорскую казну 20 % от прибыли внесли.

Звезда: Значит, они ещё больше получили?

Гонщик: Конечно. Они не мои подданные, поэтому и заплатили налог на прибыль. Если бы корабль был их, то получили бы больше. Но и корабль мой, и контракт на мою фирму. Кстати, я простил им долг за кредит и модернизацию «Носорога».

Гном: А сколько ты им подарил?

Гонщик: Сто двадцать шесть миллионов. Ладно. Пока!

Звезда: Люди! Кто мне скажет, где найти такого парня, чтоб он мне подарил сто миллионов?

Таран: Это ты у Дороти и Эмми спроси, они точно знают!

Гном: Ха, ха, ха!

Болид: Правильно!

Скелетон: Везёт же некоторым. И сами крейсер не покупали, и в рейс случайно попали, и миллионерами стали, и долги им простили! Пойду, поем с горя! Пока!


Следующая неделя началась уроком литературы. Аллариель рассказывала о современных писателях, о течениях в галактических литературных салонов. Мне не очень понравились произведения этой эпохи. Они были какие-то приглаженные, ничего не говорящие, больше похожие на статистические отчёты, с которыми мне пришлось столкнуться в моём времени. Поэтому я невнимательно слушал, упустил момент, когда учительница обратилась ко мне. Из раздумий меня вывел хлопок по спине — сзади меня сидела Лика.

— Сай Магнум! Что вы думаете о современной прозе?

— Она мне не нравится!

— А современная фантастика?

— Мне больше нравится фантастика Тёмных веков. Там выдвигались хоть какие-то идеи, применялись разнообразные литературные приёмы.

— Можете привести примеры? Только не начала двадцатого века, если можно. Начиная со следующего столетия!

— Хорошо! Так, чтобы вам рассказать…. А вот! Тогда были развиты такие стили, как фентэзи, ЕВЕ, попаданцы и многие другие. Они часто были перемешаны в одном произведении. Первый вид литературы рассказывал о приключения выдуманных героев: магов, орков, гномов, эльфов, драконов и других полусказочных персонажей. Второй вид романов описывал существование в нашей галактике или в параллельном мире, связанном с нашим так называемой червоточиной, космической цивилизации, которые занимались похищением землян, продажей их в рабство и так далее. Третий вид, попаданчество, подразумевал, что главный герой попадал или в параллельный мир, или в прошлое, или в будущее. Но не всегда в том виде, в каком он был на Земле. Герой мог из старческого тела попасть в молодое, принадлежащее, например, мальчику или девочке. Или вообще в тело другого существа, не имеющего никакого отношения к роду человеческому. Попасть в другой мир можно было и через портал, созданный земными учёными…

— А можете привести конкретный пример?

— Могу! Вот, например, жила тогда писательница Гончарова. Она отправила свою героиню в прошлое, в тело царевны Софьи. Кто не знает, это начало семнадцатого века старого стиля. Так вот, героиня попала в тело маленькой, трёхлетней царевны. Она знала. приблизительно, что должно произойти в истории, и постаралась не повторять ошибок реальных правителей. Или вот другой автор, Кощиенко. Он, для того, чтобы показать разницу менталитета у разных живших тогда народов, послал героя, который был русским студентом-музыкантом, в параллельный, но похожий на Землю мир, в страну, которая называлась Южная Корея. Причём герой попал в тело погибшей в автокатастрофе девочки. На тему перехода в параллельный мир писали многие авторы, например, жил тогда писатель под псевдонимом Круз, который отправлял героев на открытую учёными параллельную Земле планету при помощи искусственного портала. Чаще всего в одном произведении были переплетены элементы всех видов существующих в фантастике того периода течений. Но многие читатели были недовольны или развитием сюжета у автора или нечастым появлением в печати продолжений романов. Поэтому наиболее нетерпеливые начинали писать по сюжету прочитанного романа подобные произведения, но с изменённым сюжетом или другими героями. Такие произведения называли фанфиками. Кстати, наличие фанфиков к тому или иному роману, показывало популярность автора, первым затронувшего ту или иную тему и придумавшему основную сюжетную линию.

— Это что же получается? Написал кто-то роман, он стал популярным. И на него другие люди начинали писать фанфики? Я правильно поняла? — Аллариель удивлённо смотрела на меня. Да и ребятам стало интересно, как можно писать на уже написанное произведение что-то подобное, но с другим сюжетом.

— Вы правильно поняли. А всё очень просто. Написал тот же Кощиенко «Косплей Сергея Юркина». Это было несколько книг. Но вот допустим, читателю, назовём его, к примеру, Генрих, не понравилось медленное развитие сюжета. И он написал продолжение так, как считал нужным. У него были свои читатели. Конечно, не столько, как у автора сюжета. Но тоже очень много. Фанфики стали одним из литературных течений. А сейчас что мы видим. Скучные сюжеты, небольшое количество авторов, медленное умирание литературы, похороненной под описанием статистических данных, которые к литературе не имеют никакого отношения.

— Спасибо, Сай. А ты не можешь выступить один раз перед классом, и прочесть хотя бы одно из произведений того периода и фанфик на него?

— Нужна серьёзная подготовка. Ведь я не мой предок, и не всё дословно помню. Поэтому, я могу попытаться озвучить, например, тот же «Косплей». Но это фактически будет фанфик, а не подлинное произведение.

— В чём-то ты прав! — Согласилась со мной учительница. — Ладно, подумаем, что делать…

Прозвенел звонок. Мы вышли в коридор.

— Сай! А ты и вправду можешь что-то такое придумать? — Поинтересовалась Ирен.

— Придумать могу, ведь память предка никуда не делась.

— Тогда давай, запиши всё, что помнишь на планшет. Потом мы почитаем. — Предложила Голд.

— Графиня Ирен, не нагружайте вашего императора непрофильной работой, а то он не сможет управлять своей империей! — Сказал я смеясь. А серьёзно произнёс:

— Я подумаю, может с помощью искинов я вспомню более или менее точный текст нескольких романов. Но на это надо время.

— Мы согласны подождать! — Заулыбались ребята.

«Вот чёрт, сам себе проблемы создал на ровном месте!» — Злился я на себя. — «Теперь придётся действительно вспоминать, а то ведь, не отстанут!».

Неделя прошла, и наступили выходные дни. Мы решили слетать на Толлон. С нами полетели и Эмми с Дороти вместе со своими родителями, сёстрами, братьями. Прыжок продолжался двадцать секунд. И мы вышли у станции «Дорога-7». Нас не ждали, но и суеты от прибытия высокого начальства я не заметил. Мой губернатор отчитался о доходах, попросил финансирование программы расширения жилых объёмов станции.

Я пообещал решить эту проблему в течении месяца. Посадил Зелку, чтобы она выяснила, что нужно для двух станций, которые находятся между «Шаром» и «Дорогой-7». Моя директриса быстро узнала через Галонет, что одной из станций требуется металл. Причём, любой. Прыгнули к нашим шахтёрам. У них было добыто миллион тонн меди и двадцать миллионов тонн железа. Всё загрузили на ТАКРы. И прыгнули к нуждающимся. Нас вначале приняли за пиратов, но потом разобрались, и скупили весь металл. Деньги я сбросил на счета шахтёрам, а сумму в двадцать восемь миллионов отправил на «Дорогу-7». После этого мы все высадились на Толлоне.

Последовали приёмы, большой имперский бал, туристические выходы на природу. Люди, давно не видевшие зелёную траву и небо над головой, забывшие, что такое дождь или ветер, с удовольствием гуляли по лесам, купались в реках и озёрах. Эмми и Дороти внесли прошение о приёме их в подданные моей империи. Я оперативно рассмотрел его. И через день обе девушки вместе со своими родственниками стали толлонцами. Им я присвоил титул баронетов. Им дали участок с лесом, рекой и небольшими холмами. От вилланов они отказались — купили сельскохозяйственных дроидов, и один завод — автомат для производства картриджей, используемых в синтезаторах пищи. Продуктивно проведя эти два выходных дня, мы вернулись в свой ангар.

В понедельник начались уроки. Опять мы грызли гранит науки. Но нам добавили и некоторые новые предметы, например, географию звёздных объёмов двух освоенных людьми галактик, описание цивилизаций, существующих в звёздных системах Млечного пути., внешний вид животных, с которыми лучше не связываться и некоторые другие. Ребята недовольно бурчали, но понимали, что без хотя бы поверхностных знаний по этим предметам, в галактике нам делать нечего. Да и некоторые из новых предметов были включены в тесты, которые всё равно нужно было сдавать…

Глава 20 Кристалл отца, начало Большой гонки, планета Зелёная

Прошёл год. Все мои экипажи сдали тесты и окончили школу с баллами не ниже 70. Я и Лика сумели получить по 93 балла из сотни. Наш ансамбль «Тёмные века» дал ещё два концерта, которые принесли нам три миллиарда земов. Но я не композитор и не поэт-песенник, а в прежней жизни я не очень интересовался музыкой. Тоже самое произошло и с литературой. Удалось вспомгнить несколько фантастических романов таких авторов, как:

Жюль Верн — «Таинственный остров», «Двадцать тысяч лье под водой». Герберт Уэллс — «Машина времени», «Война миров». Ефремов Иван — «Туманность Андромеды», «Час быка». Галина Гончарова — «Аз есмь Софья», первые две книги. Поселягин Михаил — «Поселягин» — «Мусорщик». Круз Андрей — «Земля лишних. Исход».

Всё это было записано на планшете, мои работники читали это по вечерам, и когда не было работы. Аллариель посоветовала выставить всю эту фантастику в Галонете станции. Пришло много положительных отзывов от любителей почитать. Тогда директриса школы попросила руководство станции о пробной публикации этих произведений под общим названием — «Память веков. Фантастика» в Галонете Солнечной системы. Это принесло не только известность школе Прим пять Плюс, но и хороший доход — станция получила 30 % от прибыли, школа и фирма «Зелка» — по 35 %. За час чтения полагалось брать пять земов, поэтому моя имперская казна пополнилась ещё тремя миллиардами.

Хоть мы и окончили школу, но в Больших гонках принимали участие на «Толлоне-2», как её выпускники. На втором ТАКРе «Толлон» летели молодые аристократы, которые выступали под знаменем нашей империи. Я узнал, что если мы выиграем гонку, то Лизи сможет поступить сразу в Галактическую школу, где есть и десятилетний курс обычного образования, и специализированный укороченный профессиональный, длительностью в год, для таких маленьких курсантов.

Пока шла подготовка кораблей к соревнованиям, где должно было участвовать около семи тысяч звездолётов разной конструкции, начиная от межсистемных ботов, кончая тяжёлыми крейсерами. Свод правил к каждой гонке публиковался за неделю до указанной даты соревнований.

Пока было время, мы решили узнать, что написано на кристалле, оставленном нам отцом. Пошли с Ликой и Лизи в банк. Вскрыли бронированную ячейку и достали в присутствии юриста кристалл. Нам выделили отдельную комнату, и я с сестрой подключили его к планшету. На экране возник знак, похожий на пропеллер. После этого появился текст, написанный готическим шрифтом. Я еле разобрал, что там написано, а потом сказал Лике:

— Позови быстро юриста! — То, что я смог понять (хорошо, что хоть немного помню немецкий — учил его в школе), сильно взволновало меня.

Она непонимающе посмотрела на меня, но вышла и привела мужчину.

— Господин юрист! Я разобрал название на второй странице этого документа. Тут написано на одном древнем языке, который я случайно знаю. Если перевести на интерлинг:, то получается следующее:

«Совершенно секретно. С разрешения рейхсмаршала СС Гиммлера. Исследование лаборатории профессора Герике. Пространственно — временной портал на неизвестную планету с кислородной атмосферой». Вы понимаете, что это?

— Не совсем, молодой человек!

— Вы же знаете о ПЕРВЫХ?

— Конечно!

— Так вот, они попали к нам из того же временного периода, что и этот документ, записанный моим отцом. Где-то есть планета, на которую могли перенестись с помощью своего портала нацистские преступники. Если они попали в наше время, то всей цивилизации грозит опасность. Имея такие порталы, нацисты могут, высадится на любую населённую планету, и создать империю, где они станут господами, а все остальные рабами. Если им это удастся, то они начнут галактическую войну. Их цель — захват мирового господства и подчинение всех людей их воле.

— Вы серьёзно?

— Совершенно! Но давайте смотреть дальше.

Потом были фотографии звёздного неба. Лика первой поняла, что это снимки неба с поверхности планеты, на которую высадились нацисты. Принесли искин. Тот начал работу. Примерно через пять часов было установлено, что эта звёздная система находится в двухстах световых годах от Толлона.

На других фото был виден небольшой город в типично немецком стиле. На одном из зданий был нацистский красный флаг со свастикой в белом круге. Ещё на нескольктих фото были автомашины и мотоциклы времём второй мировой войны с сидящими на них молодчиками в белых рубашках, чёрных шортах и коричневых пилотках. Был снят и аппарат, который в моё время называли «летающая тарелка».

Вызвали службу безопасности станции и сообщили им, что увидели на кристалле. Со станции информацию переслали в Совет корпораций. Там поступили просто. Первому флоту был дан приказ о выдвижении к Толлону, а потом о перелёте к неизвестной планете. Через три дня пришло сообщение, а потом появился ролик в Галонете, рассказывающий о бое Земного первого флота с неизвестным противником, и разгроме базы нацистов на планете, которую решили назвать Найда. По приказу Совета корпораций на планете не оставили в живых никого. Но вот портальную установку захватить не удалось. Она была заминирована, и взорвана самими нацистами, когда они поняли, что их «летающие тарелки» ничего не могут противопоставить земному флоту. Всего было около семидасяти тысяч фашистов с тремя сотнями «тарелок». Нацисты были молодые, у всех чёрные галстуки, у всех шмайсеры Они пытались отстреливаться от космодесантников, но ничего не добились. Были найдены мёртвые руководители этой базы. Там же обнаружены и циклотрон, и урановый реактор примитивной конструкции. Также в отдельном бункере, обшитом свинцом, учёные обнаружили кубики металлического урана 238 и 235. Ещё немного, и нацисты смогли бы получить ядерное оружие. На Найде развернули исследовательскую лабораторию для исследования захваченных документов, животного мира и других ресурсов. Через месяц пришло сообщение, что найден дрон с корабля, на которм летали отец и мать. Стало ясно, что фотографии были сделаны с поверхности Найды именно этим дроном, передавшим данные на звездолёт наших родителей.

Пока происходили эти события, мои экипажи тренировались на ТАКРах. Потом нам на планшеты пришло уведомление, что наши корабли зарегистрированы для участия в гонке. Всем участникам гонки надо будет перевезти три миллиона тонн железа всистему Дождь, которая находилась в пятидесяти тысячах световых лет от Солнечной системы. Можно на первом этапе применять ускорители. Старт последует к подпространствеенным входам около Солнца от орбиты Плутона. На следующих этапах никаких ускорителей быть не должно. Но в отличие от прошлых гонок экипажам разрешалось после выхода из Солнечной системы отстреливать двигатели соперникам. Попадание в другую часть корабля приводило к дисквалификации. Также на трассе могли быть засады из сторонников того или иного экипажа, и натуральные пираты. Кто первый приходил в систему Дождя, получал возможность учиться в Галактической школе и сумму в сто миллионов для покупки лёгкого крейсета десятого поколения.

Я собрал своих людей, и мы посовещавшись, решили, что оружия у нас достаточно, но на всякий случай надо взять по три комплекта ракет ПРО, по два комплекта ПКР (противокорабельная ракета), и дополнительно по три десятка торпед с гипердвигателем. Ант форсировал реакторы, работающие на щиты, и теперь их могли пробить только линкоры совместным выстрелом трёх кораблей из пятьсот миллиметровых ЭМО. Но такие пушки были и у нас, поэтому от самих линкоров при столкновении с нами ничего бы не осталось.

Наконец, наступил день начала гонки. Мы прыгнули прямо к Плутону. Вся орбита была забита кораблями, капитаны которых подали заявку на участие в соревнованиях. Девяносто процентов экипажей были от школ, а остальные летели под флагами разных планет. Средний возраст экипажей колебался в пределах 16–18 лет. У меня буквально вчера полностью активизировалась нейросеть. Я её быстро настроил — оказалось, достаточно представить, в каком виде ты хочешь видеть поступающую информацию. Я и представил, что это рабочий стол моего компьютера со всеми нужными значками. Настройка производилась тоже по представлению. В результате у меня начали учиться все гипнограммы, загруженные на мою нейросеть. Сам этот девайс поинтересовался, какой голос мне более приятен, мужской или женский — от этого зависела скорость усваивания информации. Я спросил сеть, а она как сама хочет? Девайс отключился на несколько минут, а потом на «экране» я увидел девочку в голубом платье с шариком в руках.

— Будем знакомы, хозяин! Это я, твоя нейросеть! — Звонким детским голосом сказала она. — Я буду меняться на протяжении твоей жизни, взрослеть вместе с тобой.

— А имя у тебя есть?

— Пока нет, его должен дать мне ты!

— Ладно. Будешь Лалиса!

— А почему?

— Мне понравилась эта артистка, когда я увидел её фото в прошлой жизни!.

— Хорошо! — Изображение мигнуло, и на месте девчушки с шариком появилась Лиса из «Блекпинка», которая пропела:

— Здравствуйте, сабоним!

— Привет, хубэ! Мы же не будем с тобой говорить на корейском, тем более, что я не знаю это язык.

— Сабоним, а можно мне вставлять корейские слова, которые вы знаете?

— Ну, попробуй!

— Сабоним, вас вызывает по мыслесвязи ваша тонсен!

На «экране» появилось удивлённое лицо Лизи:

— Сай, а почему, когда я с тобой связалась, твоя сетка сказала: «Будет исполнено Лизи-ян!»? Ваша онни тоже хочет связаться с сабонимом, но я её поставлю в очередь после вас!?

— А, это она у меня вкючилась на полную мощность. Я её назвал Лалисой или Лисой. Она почему-то попросила разрешение вставлять корейские слова (был такой народ — корейцы). Так вот, приставка ян к твоему имени означает, что ты девочка. Онн — это старшая сестра, для тебя это Лика. Сабоним — начальник — так Лиса меня зовёт, хубэ — малолетка. Потом быстро всё запомнишь. А пока говори. Что тебе надо?

— Мне тяжёлый скафандр одеть?

— А разве есть такие для детей?

— Зелкаа купила у кого-то и мне подарила!

— Тогда, одевай!

Только Лизи отключилась, как Лиса пропела:

— Вам звонит ваша вторая тонсен! Включаю!

На «экране» появилась озадаченное личико Лики:

— Сай, а почему твоя сетка тебя назвала сонбе? Что это такое?

— Она включилась, получила имя Лиса и решила вставлять в разговор некоторые корейские слова. Сонбе — это человек, старший по возрасту. А ты чего звонила?

— Я рассчитала полёт до системы Дождь. Если будем придерживаться моего графика, то дойдём за две недели, если же что-то помешает, тогда за месяц. Ант выровнял скорости наших ТАКРов. Он добавил ещё реакторы, занял все оставшииеся свободные площади вдоль бортов. Зато, теперь, у нас звездолёты развивают двадцать километров в секунду.

— Ладно, позови мне Ирен и Ёлку, пусть подсоединятся ко мне по коду моей сети, вот он в уголке.

Через некоторое время на «экране» появились обе наших работницы.

— Ёлка, будь готова отстреливать соперников!

— Всегда готова, капитан!

— Молодец!

— Ирен! Как наши щиты?

— Подняты на максимум. Кстати, двигатели тоже удалось закрыть защитным полем. Правда, оно слабее остальных щитов.

— Ладно! Всем готовность номер один, ждём стартового сигнала!

Через час мы стартовали. Три секунды, и Дрёма ввёл наши ТАКРы в подпространственный тоннель. Мы впереди всех! Самым лучшим из соперников нужно не менее чеиырёх дней, чтобы даже с ускорителями добраться от Плутона до Солнца. Нырнув в гиперапространство мы сделали прыжок на пятнадцать систем. Теперь мы будем в гипере пятнадцать часов. Применять нам ускорение уже нельзя, но у нас уже есть фора в три — четыре дня. Да и прыгать, как наши звездолёты, не могут большинсттво участвующих в гонке кораблей. Прятнадцать часов я спал в медкапсуле — учил заложенные в нейросеть гипнограммы. Что-то они мндленно учатся. Подождём. Может так и должно быть? Всё-таки их очень много. Не зря же они распределены на два годовых курса обучения. Меня разбудила Лиса. Я прошёл на своё место в рубке.

— Выходим в нормальный космос! — Сообщил Дрёма. — Надо пройти около станции слежения, чтобы они зарегистрировали наш проход. Экраны осветились сиянием местной звезды. Мы на полной скорости в двадцать километров в секунду пролетели контрольную точку. А затем я включил гипердвигатель. И ТАКРы опять провалились в гипер. Теперь прыжок был на максимальныую дистанцию — семнадцать систем. Гипнограммы были залиты, Но учились плохо. Скорее всего, чтобы они заработали на полнуюмощность, надо всё закреплять на тренажёре. Хотя о ПЕРВЫХ я читал, что они обучились практически мгновенно, а потом полгода закрепляли всё. что выучили, в специальных вирт-капсулах. Но надо учитыать, что я в теле юноши восемнадцати лет от роду, а не двадцатитрёхлетний парень, каким был этот Семён Трофимов. Разница в пять — шесть лет играетбольшое значение. Ладно, придётся усваивать гипнограммы потихоньку.

Выскакиваем опять в открытый космос. Слава богу, щиты у нас подняты на максимум — нас встретили залпом по двигателям какие-то три лёгких крейсера. Ёлка и Зелка ответили лазерными залпами. Одному из противников отсекли двигательный отсек. Стрельба по нам прекратилась — нападавшие бросились спасать товрища. Мы продолжили путь до контрольной точки, отметились, и опять прыгнули в гипер.

— Неинтересно как! — надула губки Лизи. — Ни соперников, и нормальных врагов…

И тут нас выбросило из подпространства в совершенно не нужной нам системе. Ёлка и Ирен успели поднять щиты. Около одной из планет шёл бой. Старый крейсер отбивался от десятка эсминцев восьмой серии, а к зелёно-жёлтому шару подходили десантные и транспортные корабли.

— Люди с планеты на всех диапазонах пытаются вызвать помощь, но, очевидно. тут много глушилок.

— А что тут происходит?

— Какая-то корпрация наняла наёмников, чтобы захватить планету, и основать здесь свою базу.

— Земная корпорация?

— Нет, капитан. Это работорговцы из империи Онда. Они уже три планеты так захватили, заселили своими людьми — у них в системе перенаселение, а жителей захваченных систем продали в рабство отсталым государствам Млечного пути.

— Сай, крейсер подбили! — Лика показала на экран. Там крутился выбрасывая в космос воздух старый корабль.

— Я перехватил сигнал с планеты. Показать?

— Давай, Дрёма.

Появилось изображение. Красивая женщина со старым автоматом в руке стояла перед толпой людей, которым раздавали оружие, по моим меркам, века, этак двадцатого.

— Люди! Кто из вас хочет быть проданным в рабство?

— Никто! — Рявкнула толпа.

— Так будем же до последней капли крови биться с пиратами за свою свободу! Наши мужья, братья и сыновья уже отдают жизни, чтобы мы не попали в рабство. Враг очень силён, но мы победим!

Вышла малышка, которой было лет, пять или шесть, в общем, ровесница Лизи, и запела красивым голосом:

Вставайте люди добрые,
На свой последний бой!
Расправимся нещадно мы
С пиратскою ордой!
Ей тоже вручили какой-то лёгкий пистолет-пулемёт, и выстроившись по четыре в ряд, эта колонна женщин и детей разного возраста двинулвсь в сторону зарева, стоящего над городом. Были слышны артилерийские залпы, треск пулемётов и стекотание автоматов.

— Сай, давай поможем этой девочке, и всем, всем, всем! — Лизи бросилась ко мне.

— Да, Сай. Мы ведь дней на пять опережаем ближайшего соперника! — Подключилась Лика.

— Ладно! Полный вперёд! Огонь по всем целям!

ТАКРы рванули прямо к планете — Дрёма включил ускоритель с глоритом.

Ёелка и Зелка моментально открыли огонь из всех ЭМО и лазерных пушек. А я приказал выпустить торпеды и ракеты по десантным кораблям и транспортам работоговцев. Истребители и бомбандировщики, базирующиеся на «Толлоне», могли свободно воевать в космосе, и в атмосфере. По моему приказу Ирен повела челнок с десантом андроидов под защитой нашей малой космической авиации на поверхность планеты к городу. Я смотрел на одном экране, как один за другим вспыхнули от наших лазеров и болванок эсминцы противника, а затем испарились десантные корабли и транспортники после попадания в них наших ПКР и торпед. Велина вылетела на своём инженерном боте и двинулась на помощь скрейсеру, защищавшему планету. На втором экране шло изображение с наших истребителей и бомбандировщиков. При подлёте к городу стала видна линия фронта. Защитники планеты отступали под ударами закованной в скафандры девятого ранга космопехоты работорговцев. У них было и два танка — шагохода. С воздуха их поддерживали вооружённые челноки. Нашм истребители спикировали прямо на вражескую «авиацию» — десяток челноков противника упали, а остальные заметались в панике — сражаться с истребителем такое тяжёлое судно не может в принципе. Бомбардировщики сразу нанесли удар по передовому отряду космопехоты и танкам. А наш челнок опустился прямо в тылу десанта работорговцев, и выскочившие из него роботы открыли шквальный огонь в спину врагу. Через час остатки десанта сложили оружие. Велина поймала манипуляторами крейсер и запустила туда дроидов. Оставшиеся в живых члены экипажа подумали, что их берут на абордаж, и огнём уничтожили одного дроида. Но потом разобрались. Я с Ликой и Лизи тоже спустились на планету, которая называлась Зелёной. Была встреча с руководством. Я им предложил подумать насчёт вхождения в мою империю. Ответ можно дать через месяц, когда мы будем свободны. Мы распрощались с «зелёными», как в шутку окрестил их я, и прыжком вернулись на трассу гонок.


Салита Лор устало опустилась на землю. Она отправила очередную колонну людей на битву, для многих первую, и скорее всего последнюю… Дела шли хуже некуда. Работорговцы и раньше появлялись, но нападали на одельные посёлки. Два раза удалось уничтожить их корабли. Но тогда их было всего по два — три эсминца. На этот раз всё было очень серьёзно — почти тридцать эсминцев, десят десантных судов, и пятнадцать транспортников грозной ордой вторглись в систему. Старый крейсер «Зелёный патруль» первым принял бой, смог уничтожить два эсминца противника, но вот первую волну десанта задержать он не мог. На планету. Прямо у столицы высадилось около десяти тысяч солдат и наёмников с двумя танками и поддержкой с воздуха в виде переделанных десантных челноков, вооружённых лазерными орудиями. Защитники планеты располагали старым огнестрельным оружием — винтовками, автоматами, пулемётами, гранатомётами и орудиями калибром до ста миллиметров. Бои начались с утра, но, преимущество нападавших десантников в технике и оснащении было огромным…

Хоть и защитники столици храбро оборонялись, но приходилось медленно отступать. Один за другим гибли мужчины. Врачи не успевали обрабатывать раненых. Тогда Салита и призвала в бой женщин и детей. Терять было нечего. К полудню стало ясно, что армии больше нет — все сорок тысяч солдат вместе с команддирами полегли в неравных схватках с бронироваными космодесантниками. Тогда одна из подруг Салиты, главврач городского госпиталя боросилась со своими санитарами, медсёстрами и врачами в атаку, взяв оружие из разбомбленного врагом склада. Это дало небольшую передышку защитникам города.


Работорговцы не ожидали такого ожесточённого сопротивления от жителей отсалой планеты. У них полегло в тяжёлых боях пять тысяч солдат. Запросили подкрепление, которе вот вот должно было подойти к планете. А пока продолжали теснить противника имеющимися в наличии силами.

— Господин командующий! — В челнок к командиру десантников вбежал наёмник.

— Что случилось? Не могли доложить по рации?

— Вокруг мы сами глушилки накидали, вот, приходится так докладывать! — Весело сказл наёмник.

— Что у вас там?

— С нами теперь воюют женщины и дети, господин командующий! Мы взяли одно из высотных зданий, так там только трупы гражданских. Но все с оружием. Да, и они смогли сбить один челнок ракетой ПЗРК. И уничтожили взвод космодесанта.

— Значит. Я был прав, когда доказывал, что сюда не стоит лезть! Нет, подавай им планеты, хватай рабов!

— Тут не будет никаких рабов! Они сражаются за каждый дом до конца, и ещё и поют! — Наёмник включил запись. На которой нестойный девичий хор под звуки выстрелов пел:

Пусть мы жизнь отдадим,
Но не будем рабами,
Над могилами нашими
Птицы споют…
— Фанатики какие-то! — буркнул один из офицеров.

— Даже дети не слаются в плен. Вот. Запись…

В полуразрушенное здание входят страхуя друг друга наёмники. Вокруг вповалку лежат несктлько убитых аборигенов, крепко сжимающих оружие. Камера выглядывает в окно — там валяются до двух десятков убитых космодесантников. Вот один наёмник осторожно тыкает дулом лазерной винтовки в девочку лет семи, лежащую с закрытыми глазами. Внезапно, та поднимает голову, улыбается, и вытягивает из-под себя плазменную гранату. Вспышка…

— Чёрт! — Ругаются офицеры.

— И так по всему городу. Нам останутся сотни тысяч трупов и сгоревшая столица. Пустые склады. Ещё хорошо, что у них нет ядерной бомбы, а то уже бы взорвали! — У командующего испортилось настоение…


Работорговцы уже заняли половину столицы, когда Салита отправила последнее пополнение — больше здоровых людей не было. Старикам, раненым и больным раздавали последние плазменные и осколочные гранаты — рабом быть никто не хотел. Кончались патроны, разбиты все орудия и нет гранатомётов, оказавшихся эффективными против бронированного космодесанта. Салита обречённо опустила голову. Скоро они все погибнут…

— Госпожа советник! — К ней подбежала босоногая девочка десяти лет в разорванном военном обмундировании. — На врагов кто-то напал с воздуха и с тыла, там идёт бой, уже упали все челноки, которые стреляли по нам!

— Не может быть! — Салита резко встала. — Неужели, нас кто-то услышал?

Она бросилась в импровизированный штаб. Там сидели одни женщины и с затаённой радостью слушали идущее из космоса сообщение:

— Всем гражданам планеты Зелёная! Просьба не стрелять! Работорговцы окружены и сдаются, их флот уничтожен крейсерами империи Толлон. Вызываем штаб сопротивления…

— Штаб слушает! — Салита взяла микрофон.

— Говорит искин имперского крейсера «Толлон-2». Скоро на планету спустится для переговоров Его императорское высочество, Сай Магнум Первый со своими сёстрами, герцогинями Лирарой и Элизабет.

— Поняли! Ждём!

На поле космодрома вышла делегация во главе с Салитой. Вот показалась точка в небе, она увеличилась. И все увидели челнок, который опустился на опоры. Открылся люк-трап. И по нему сошли — юноша лет восемнадцати. девушка чуть меньшего возраста, и девочка, которой от силы было лет семь. За ними последовали вооужённые андроиды и человек двадцать таких же молодых, как и их император парней и девушек.

У Салиты от удивления упала челюсть. Такое же состояние было и у всех людей. входящих в делегацию планеты. Они не предполагали, что император будет такой молодой…

Глава 21 Ланута, гонка, неожиданное знакомство

Лизи говорила с Ланутой — девочкой, которую мы видели, когда она пела перед идущими в бой женщинами и детьми. Тогда она пошла вбой вместе со всеми. Было страшно, кругом всё грохотало и горело. С отрядом, в который попала Ланута, были и двое мужчин. Один из них нёс две трубы, а у второго был в руках пулемёт. В оружии девочка разбиралась, поэтому быстро определила, что одна из труб — гранатомёт, а другая — ПЗРК.

Все засели в каменном доме, стены которого не могли пробить крупнокалиберные пули дроидов, идущих в рядях космодесанта работорговцев. Бой начался как-то сразу, вокруг завизжали пули, а потом одно из окон взорвалось — по нему попала пушка из челнока, который был виден над разрушенным зданием, стоящим напротив дома, где засел отряд аборигенов. Мужчина с трубой осторожно полполз к разбитому окну, высунул своё оружие в проём, и нажал спусковой крючок. Ланута увидала, как из трубы вылетела длинная ракета, прочертила огненным хвостом дистанцию до челнока, и раздался грохот — вражеский аппарат развалился на части, упавшие в развалины. А потом начался ад — по дому ударила вражеская артиллерия. Сразу погибло пять девочек разного возраста, две женщиня получили страшные ранения от осколков, обоих мужчин завалило. После огневого налёта в доме остались живыми только Ланута и Джиона, которая была старше на пять лет. В сторону дома двинулось несколько десятком солдат противника и и десяток дроидов. Девочки начали стрелять, но пули из пистолето-пулемётов не пробивали броню скафандра. Вражеские солдаты подходили к дому, когда Джиона прошептала Лануте:

— Отходи через подвал, пока он ещё цел…

— А ты?

— А со мной ничего не будет…

— У тебя кровь идёт изо рта! — ужаснулась Ланута.

— Да, я ранена, а теперь отходи! Я приказываю, тебе. Как старшая!

Девчушка была приучена, что надо слушаться старших, поэтому она стала спускаться в подвал, всё время, оглядываясь на Джиону…

Когда Ланута добежала до дома на параллельной улице, и вбегала в проём двери, она оглянулась, и чуть не ослепла от яркой вспышки — на том месте, где было каменное здание, которое недавно она покинула, были одни дымящиеся развалины…

Сейчас она жаловалась Лизи, что так ничего и не узнала, что случилось с Джион.

— А твои мама и папа где? — Спросила Лика, сидевшая рядом за своим пультом.

— А я их никогда не видела! Я жила в детском доме, когда всё это началось.

— А петь ты когда начала?

— Сколько себя помню, я всё время пою! — Заявила под улыбки сидящих в рубке ребят эта малышка.

— А ты знаешь, что пела тогда?

— Это какой-то древний воинский гимн, только стихи на них написал наш поэт Зологан.

— Хочешь узнать, как звучит это в оригинале? — Спросил я.

— Да! А ты знаешь этот гимн? — Удивилась малышка.

— Это не гимн. Это песня из Тёмных веков, с полей Второй мировой войны. Её придумали русские. Тогда они сражались с пытавшимися захватить всю Землю нацистами. Я спою её на этом древнем языке:

Вставай страна огромная,
Вставай на смертный бой,
С фашистской силой тёмною,
С проклятою ордой!
Ланута от удивления открыла рот и выпучила глаза.

— Ну, что, похоже? — Улыбаясь, спросил девочку.

— Да! — Она утвердительно махнула головой.

— Ланута, а у нас есть группа. Называется, «Тёмные века», вот смотри сюда! — Лизи включила свой планшет. В рубке зазвучала «Ламбада», а потом одна за другой были исполнены все песни, которые выучили мои ребята. Ланута с удивлением смотрела и слушала всё это, а по окончанию записи вздохнула.

— Хотела бы, и я так петь…

— После гонки мы наверное продолжим петь такие песни, и ты тоже войдёшь в состав нашего ансамбля.

— Правда?

— Правда, правда! Если Сай говорит, значит так и будет! — Уверила девочку Лизи.

«Капитан, я перед отлётом снял все данные с записывающих и оптических устройств столицы планеты. Они обработаны и расположены в хронологическом порядке». — Связался со мной по мыслесвязи Дрёма.

«А ты можешь найти тот промежуток времени, о котором рассказывала Ланута?»

«Да, вот он, номер три тысячи пятьсот сорок семь» — На мою нейросеть пришёл файл.

— Ланута! Ты хотела узнать, что там произошло, когда ты перешла в другой дом?

— Да, Сай! — Девочка придвинулась ко мне. Я переслал файл с сетки на экран рубки:

— Сейчас посмотрим все вместе.

Видно было, что камера или датчик стояли немного наискось от каменного двухэтажного здания. в которое вошёл отряд аборигенов. Среди них была и Ланута. Потом начался бой. Было видно, как упали несколько солдат, попавшие под очередь пулемёта из окна этого дома. развалился челнок после попадания ракеты. Потом прследовал артналёт — по всей поверхности здания разрывались снарялы и плазменные шары. Отряд солдат работорговцев с двумя дроидами высунулся из развалин и медленно двинулся в сторону полуразрушенного каменного здания. Оттуда последовали автоматные очереди. Которые не нанесли нападавшим урона. Солдаты с дроидами подошли практически к стенам каменного дома, когда из окна второго этажа на них прыгнула девочка…

— Джион! — Залилась слезами Ланута и стала биться в истерике. Ёлка подскочила к девочке, и унесла в медчасть.

Мы досмотрели до конца. Увеличение изображения показало, что Джион обвязалась плазменными гранатами и прыгнула прямо в середину подступившего к стенам отряда работорговцев. На месте вспышки ничего не осталось, только расплавленное уличное покрытие и дымящиеся остатки каменного здания. Дрёма подсчитал — девочка уничтожила около сорока врагов и несколько дроидов, и задержала идущие с этого направления вражеские отряды на три часа…

Я переслал этот ролик на «Толлон», чтобы аристократы посмотрели, как надо сражаться за свою родину. После мы смотрели и другие записи… Всё это тяжело повлияло на экипажи — все поняли, насколько жесток и беспощаден наш мир.


Мы вышли из гипера в системе, где должны были отметиться на контрольной точке. В обычном пространстве работал Галонет. Поэтому включили экран, и узнали, что мы по-прежнему лидируем. Но наши конкуренты отстают от нас только на сорок восемь часов. Правда, к этому времени в ближайщем отряде преследователей осталось сто восемьдесят звездолётов. Около тысячи сошли с трассы по разным техническим причинам. На один из эсминцев напали пираты, и он теперь на ремонте. Мы сбросили в Галонет все записи боя с работорговцами, отправили и ролики о героизме аборигенов. Потом нырнули в гипер, чтобы прыгнуть на пятнадцать систем. Ланута уже успокоилась, и играла в рубке с Лизи. Экипаж занимался своими делами. А я учил гипнограммы. Летим очередные пятнадцать часов. Опять выпрыгиваем в контрольной системе, сразу попадаем под обстрел. Ответный залп лишает отряд противника подвижности — у всех нападающих отстреляны двигатели. У кого-то из них не выдерживают нервы, и в нас летят ракеты. Наши щиты и ПРО уничтожают их, зато наша ПКР свободно преодолевает уже просевший щит противника, и взрывется прямо внутри напавшего на нас корабля. Фанаты наших соперников поднимают вой и пытаются добиться, чтобы нас сняли с трассы. Теряем день на этой контрольной точке, но записи искинов всё расставляют на свои метса. Провокатор был уничтожен в соответствии с правилами. Поэтому его семья отправляется на тюремный астероид. А нам перечисляют компенсацию в сто миллионов земов. Но время упущено. Теперь мы опережаем ближайшего конкурента на двадцать пять часов. По Галонету узнаём, что в связи со вскрывшимися фактами неоправданного геноцида на империю работорговцев двинулся флот Земного корпоративного союза. Всех поразила самоотверженность аборигенов Зелёной, поэтому решено, что этой планете окажут всестороннюю помощь, как финансами и техникой, так и людьми.

Опять ныряем в гипер, и прыгаем на семнадцать систем. Когда прошли уже половину расстояния, нас опять вырвала из подпространства глушилка. Вываливаемся в обычный космос. Там на странный корабль, закрытый сиреневым щитом напало около десяти пиратских эсминцев. Они кружат вокруг звездолёта, напоминающего мне подобный корабль из «Звёздных войн». Пираты стреляют из всех видов имеющегося у них оружия, но всё безрезультатно. Командую:

— Вперёд! Уничтожить пиратов!

Неожиданное появление ТАКРов и испатрение половины пиратской эскадры лазерными пушками, обращает оставшихся в живых бандитов в паническое бегство. Дрёма вызывает незнакомцев. Безрезультатно. Пробуем разные виды связи — тоже ничего.

Внезапно экран зажигается, и появляется изображение рубки неизвестного корабля. Прямо на меня глядит своими голубыми глазами красивая блондинка. А за её плечами виден экипаж незнакомцев — ещё четыре сногсшибательные красотки. У них на головах голубые обручи, а у той, которая смотрит на меня — синий. Скорее всего это аналог наших внешних нейросетей.

— Здравствуйте! — Тихий, словно журчащий ручеёк, голос капитана неизвестного корабля произносит приветствие не на интерлинге, а на русском. который знаю здесь только я один.

— Привет, красавица! — Выдыхаю я. — Откуда тебе известен этот древний язык?

— А сейчас какой век? — Интересуется незнакомка. — И вообще. Не можете сказать, где мы находимся?

— Прежде, чем задавать вопросы, надо представиться, миледи! — Краем глаза наблюдаю за удивлёнными лицами ребят моего экипажа — их капитан опять преподнёс сюрприз знанием языка неизвестных.

— Принцесса Лали Мариам Джин Хо, Союз Четырёх Вселенных. Владелица яхты «Корона Лиен -220» и мои фрейлины. Мы вылетели на прогулку, но неожиданно произошла вспышка Сверхновой. Нас бросило в разлом пространства-времени, и вот мы очутились в незнакомом космосе. А потом появились эти пираты…

— Понятно. Вы в нашей вселенной. Галактика Млечный путь. Я император Толлона Сай магнум Первый. Практически вся эта галактика и соседняя туманность Андромеды находится под контролем Земного корпоративного союза и Империи тингов. Вы, как я понял, из другой вселенной.

— Выходит так. И мы не знаем, как вернуться.

— Мы в этом помочь тоже не можем. У нас просто нет такой техники. Даже порталов нет. Но есть глорит.

— А что это такое?

— За сколько времени вы можете выучить местный язык?

— А как вы учите?

— Гипнограммами.

— Не знаю, мы учим с помощью кассет. — Она показала чёрные горошины.

— А на них как записываете?

— С искинов.

— Дайте мне пять пустых кассет. И мой искин Дрёма запишет на них интерлинг. Нас вырвала глушилка с гипера. Мы участники Большой гонки. Кто её выиграет, тот будет учиться в Галактической школе без экзаменов. Поэтому нам надо поторопиться — мы опережаем соперников только на двадцать пять часов. Поэтому предлагаю вам перейти на наш крейсер. А вашу яхту мы закрепим снаружи — у нас есть специальные держатели и зажимы.

— Согласна!

Через шесть часов мы прыгнули прямо к контрольной точек. При получении отметки пришлось записать и дополнительный груз — яхту принцессы. Она со своими фрейлинами быстро выучила интерлинг, поэтому проблем в общении не было, а я записал в экипаж ещё пять человек — это не противоречило условиям гонки. Когда ребята узнали, что у нас принцесса Лали из другой вселенной, сразу стали расспрашивать про тамошнее житьё — бытьё. Пока мы не стали афишировать наличие в нашем экипаже иномирян. Потом это сделаем, когда гонку выиграем…

Мне Лали понравилась — она вела себя естественно. Не важничала, была со всеми приветливой. Аристократическая молодёжь с «Толлона» узнав. что мы спасли принцессу, начала время от времени наведываться на наш крейсер. В гипере это было невозможно, но на участках обычного космоса делегации юных аристократов так и вились вокруг Лали. Меня это раздражало. В присутствии принцессы я немного терялся. Мои сёстра с улыбкой смотрели на мучения их брата — императора. Лика сказала:

— Ты чего тянешь, Сай? Она хорошая девушка, вам по восемнадцать лет, тебе она нравится…

— Больше ничего придумать не могла?! — Огрызнулся я.

— Ага! Значит Лика права, и ты влюбился в Лали! — Палец Лизи утверждающе поднялся вверх. — Вон как покраснел, до кончиков волос! А уши вообще. будто пламенем объяты!

Я бросился за мелкой интриганкой, которая выскочила из нашей каюты, и с криком:

— Люди. Император вас хочет лишить любимой герцогини Лизи! Не дадим тирану расправиться с неподкупной принцессой (где только она этих слов набралась?)! — бросилась в реакторный отсек. Я побежал за ней. Меня перехватила Лали:

— Ты действительно её хочешь убить? — Глаза у принцессы были расширены от ужаса.

— Да нет! Просто побить, чтобы не делала поспешных выводов!

— Насчёт чего?

— Она уверена, что я в тебя влюбился!

— А разве это не правда? — По лицу Лали покатились слёзы. — Разве я тебе не нравлюсь?

Мне стало неловко. Я не хотел обижать предмет своего обожания, поэтому, покраснев. Набрался смелости, и взглянув Лали в глаза, произнёс:

— Да, люблю! Но…

— Но он не уверен, что ты так же ответишь на его чувства! — К нам подошла Лика. — По-моему, он зря опасается отказа!

Лали покраснела. А потом чуть слышно произнесла:

— Я согласна, стать твоей девушкой, Сай.

— Ура! — К нам подскочила Лизи. — А ты меня побить хотел!

После этого мы объявили экипажам, что как только закончится гонка, император Сай женится на принцессе Лали, и у Толлна появится императрица. Когда мы в очередной раз прошликонтрольную точку, узнали, что теперь соперники отстают от нас на семнадцать часов, Лали попросила собрать оба экипажа на одном ТАКРе. Она подозвала своих фрейлин и сказала:

— У нас в наших вселенных люди живут вместе с пауками, — в воздухе появилась голограмма восьминогого муравья под два метра ростом. — И оборотнями — крыльвами. — Появилось трёхмерное изображение животного, похожего на химеру, только с львиной головой.

— В результате экспериментов удалось сделать оборотнями и пауков. Оба этих вида могут иметь потомство при совместной жизни с людьми. А вот если полюбят друг друга оборотни пауки и крыльвы, дети не рождаются. Надо учесть, что дети людей и оборотней тоже оборотни. Но человека тоже можно, при его желании, и наличии совместных с оборотнем детей, превратить или в паука или в крыльва. У меня в экипаже есть два оборотня. Паучиха Хильда и крыльва Дина. Давайте. Девочки, превращайтесь в свои истинные формы.

Обе названных девушки окутались одна голубым. а другая зелёным ореолами. И через миг перед нами столи восьминогий муравей и летающий лев. Все мои ребята от удивления чуть не попадали с кресел.

— Я могу летать. У нас на планете Ренс вообще есть только один посёлок с космодромом, а кругом дикая природа. Мы живём в комфортабельных пещерах, там и растим своих детей. Первый пять малышей рождаются в виде человека, а потом, в двадцати годам могут превращаться в крыльва. Вторая тройка детей рождается крылатыми кошками, а в людей начинают превращаться в двадцать три года. Последний раз крыльва появляется на свет опять в форме человека, но этот последний ребёнок может превращаться в крыльва сразу после рождения. — Рассказала Дина.

— У нас тоже самое, только надо учесть, что оборотнями могут стать только королевы пауков и их трутни, а обычные пауки это сделать неспособны. — Просветила нас Хильда. Девушки опять стали людьми.

— У нас в экипажах давно служат и пауки и люди и крыльвы. — Сообщила всем принцесса Лали. — Это повелось ещё с тех далёких времён. когда пауки не могли оборачиваться, а крыльвы жили в другой вселенной. Началось всё с договора наших святых хуманки Пак Джин Хо и молодой королевы одного из ульев, ставшей впоследствии межвселенской императрицей пауков Титаа Первой…

Затем Лали нам рассказала о появлении Союза Четырёх вселенных, соединённых портальными переходами. Мои ребята с удивлением слушали историю рождения на тамошней Земле девочки Джин Хо, ставшей знаменитой артисткой и писательницей, изобретавшей многие нужные людям вещи. О находке этой адевушкой будущей властительницы балвов, о встрече цивилизаций…

Мы задержались на шесть часов, но никто не жалел о потраченном времени. Наконец мы опять прыгнули в подпространственный тоннель, и двинулись в очередную контрольную систему…

Наши соперники и их фанаты хотели остановить наше победное шествие, и на одной контрольной точке на нас напало около сорока кораблей. Но тут они столкнулись не только с нашими ТАКРами, но и гораздо более опасным соперником, каковым оказалась яхта принцессы. Яркие рубиновые лучи её лазерных орудий за полчаса боя вывели из строя половину напавших кораблей. Мы за это время успели отстрелить движки ещё нескольким кораблям противника. Остальные позорно ретировалис. Больше на нас не нападали до самого финиша.

Воображаемую черту наши ТАКРы пересекли одновременно, поэтому приз получили обе команды, Нас в торжественной обстановке приняли в Галактическую школу и вручили денежный приз. После окончания гонки мы все полетели на нашу станцию «Земля-12». Туда прибыли послы Зелёной, и эта планета тоже присоединилась к Толлонской империи. К нам присоединились и две торговые станции, стоящие между «Дорогой-7» и «Шаром». Потом мы полетели с Лали и её экипажем на Землю. Там нас приняли в Совете корпораций. Новость, что к нам попала принцесса из мира Четырёх вселенных, обсуждалась в Галонете двух галактик почти целый год. Ещё полгода обсуждалась свадьба Сая Первого Толлонского и Лали Мариам. Поженились и мои одногодки — Ирен и Иван.

Наша учёба в Галактической школе началась с построения курсантов. Приветственного слова руководителя училища. И разбивки поступивших молодых людей на отряды. Все мои экипажи вошли в один отряд. Так как у меня. Лики и Лали уже были активизированные рабочие нейросети внешнего ношения, то мы приступили к тренировкам в вирт-капсулах. Лали большую часть из программы гипнограмм знала из своих кассет, поэтому была сразу переведена на сдачу тестов по различным профессисм. У неё оказался КИ равный почти двести единиц. Поэтому она получила седьмой ранг по половине изучаемых дисциплин. Мой КИ был ниже на семь единиц, пришлось довольствоваться шестым рангом. Такой же ранг был и у Лики. Количество изучаемых профессий у меня достигало сорока шести, а у моеё сестры — тридцати двух. Моя жена обучалась почти семидесяти профессиям, и очень успешно.

Графы и графини из моего экипажа получили пятые и шестые ранги, но их список профессий не простирался б дальше двадцати пяти единиц. Лизи врачи проверили, и выяснили, что уже сейчас у ребёнка пятый ранг, и она способна выучить за несколько лет около тридцати профессий. Поэтому её сократили учебную программу на шесть лет. Она должна была кончить училище через два года после нас. У фрейлин моей жены тоже был шестой ранг, а у большинства аристократов Толлона — пятый.

За время нашей учёбы компания «Имперские толлонские перевозки» расширилась — были приняты новые сотрудники, куплены и переделаны под руководством Анта сорок ТАКРов. На всех стояли ускорительные блоки с глоритом. Лали заинтересовалась этим металлом. А потом провела исследование, которое вызвало своими выводами шок в среде учёных. Оказывается, если применить вместе с глоритом не постоянное электромагнитное поле, а высокочастотные импульсы в 1000 МГц, то «прыгучесть» наших кораблей возрастёт на порядок. Эксперименты подтвердили правильность этой идеи. При этом резко сокращалось количество употребляемого для ускорителя металла. Теперь такие движки можно было ставить и на эсминцы.

Через год после нашего поступления в Галактическую школу Ант женился на Тили, а все фрейлины моей жены вышли замуж за погодков. У нас с моей императрицей родились близнецы — мальчик и девочка, причём оба с голубыми глазами. Сай Второй и Джин Хо Лали Мариам (дома её звали Лами) росли под неусыпным надзором роботов — нянек. Графиня Зелка вышла замуж на внука Председателя Совета аристократов. За аристократов Толлона вышли замуж и остальные девушки с моего экипажа. Зур женился на Татьяне. Одновременно развивалось и искусство — наша музыкальная группа переросла в Школу искусств Толлона. Ею стала впоследствии руководить Ланута. Планета Зелёная стала туристическим центром и туда каждый год приезжало около двухсот миллионов туристов, а на самой планете жило не больше пятнадцати миллионов. Теперь Зелёную охраняла эскадра из пяти ТАКРов и орбитальной военной станции.

На основе яхты моей жены были созданы толлонские рейдеры. Правда мы не смогли воссоздать такое защитное поле, как на «Короне Лиен -220», но лазерные орудия производства Толлона, созданные на основе лазеров яхты, заняли своё место в списке самых лучших образцов военной техники. Но зато мы смогли сделать новые маневровые двигатели, позволяющие быстрее выполнять эволюции в космосе при меньшем на тридцать процентов расходе топлива. Наши реакторы оказались на уровне таких же термоядерных агрегатов из мира Лали, но вотантигравитационные двигатели вызвали ажиотаж среди военных и учёных — подобной техники в нашей Вселенной практически не было, хотя возможноть получения таких движков рассматривалась на протяжении двухсот лет. Но все попытки их создать были неудачны. При содействии моей жены и её фрейлин удалось получить опытный образец, сделанный на основе дисковых конденсаторных блоков с тремя обкладками.

Мы занимались в вирт-капсулах, сдавали тесты, получали ранги по профессиям — учёба продолжалась…

Глава 22 Вместь эпилога

Я стоял и смотрел на курсантов первого выпуска толлонской военной академии, которую нам помогли создать ВКС Земли. Половина выпускников было с планеты Зелёная. Земные генераля впечатлились обороной столицы Зелёной, и посоветовали взять оттуда детей, оставшихся без родителей. Девяносто процентов из этого контингента были девочки. Теперь они выросли, превратились в красивых стройных девушек. Поэтому толлнские аристократы рассматривали их как желательных невест, тем более, что по окончанию училища каждая такая воительница получала приданное от государства в размере ста тысяч земов. Рядом стояли мои сёстры герцогини Ликара и Элизабет. Мы уже десять лет, как закончили Галактическую школу. Лали на такие мероприятия не ездила — занималась детьми, которым не могла раньше уделить нужного внимания.

Всего звание лейтенантов получили двести пятьдесят человек. Они будут служить на модернизированных ТАКРах, которых в нашем флоте уже около ста двадцати. Толлонская империя постепенно заняла внушительный объём в этом секторе галактики. В неё уже входят две населённые планеты и семнадцать пустотных станций. Толлон экспортирует продукты, малые корабли, некоторые металлы, и глоритные ускорители. У нас есть и три эскадры рейдеров, сделанных по образцу яхты моей жены. Транспортных кораблей было под сотню. За пять лет у нас скопилось достаточно ресурсов, как финансовых, так и материальных, чтобы с нами стали считаться. Были, конечно, и попытки задавить нас военной силой, но шесть лет назад был разбит у Зелёной объединённый флот нескольких империй и деспотий, насчитывающий триста линкоров, пятьсот крейсеров и столько же эсминцев. У противника были корабли восьмого поколения, а вот наши ТАКРы и рейдеры после очередной модернизации были по силе равны земным линкорам и крейсерам десятой серии. Поэжтому попытка агрессора охватить с флангов наше постоение, успехом не увенчалась. Наши ТАКРы огнём с предельной дистанции не позволили прорваться вражеским эсминцам и крейсерам. А гиперторпеды нашего образца сразу вывели из строя половину линкоров врага. У противника тоже были гиперторпеды, но они не могли преодолеть новые щиты наших кораблей даже с гиперпространства. Всё дело в том, что Лали выявила ещё одно свойство глорита, о котором мы никому не сообщищи. Этот металл мог привозбуждении прямоугольными импульсами блокировать вокруг корабля подпространство. Если чтото вылетало из гипера около корпуса нашего звездолёта, оно отбрасывалось обратно. Поэтому несколько наших ТАКРов, хоть и получили небольшие повреждения от подпространственных взрывов, из боя не вышли. Пока противник атаковал наши главные силы, рейдеры под командованием Лали прыгнули в соседние системы, а оттуда обратно к Зелёной, и очутились в тылу агрессора. Удар их рубиновых лазерных лучей был страшен — от них не спасал самый мощный щит. Половина флота врага было буквально развалено выстрелами наших лазеров. О тайне этих орудий никто не знал. хотя пытались выяснить любым способом — нападали на одиночные рейдеры. засылали шпионов. пытались выкрасть искины нашей верфи…. Вся хитрость была в том, что только в боевой обстановке командиры кораблей задействовали через искин директиву «Кристалл». Дроиды тут же вставляли в приёмник затвора лазера минерал, которого не было в нашей вселенной, но он существовал в мирах, откуда прибыла Лали.

После поражения у Зелёной было два покушения на меня и мою жену. Но аристократы показали, что они умрут за своего императора. При отражении покушений погибло около пятидесяти отпрысков моих знатных подданных. Наёмники показали, что нападения на нас организовали работорговцы из соседней империи. Я приказал своему флоту нанести превентивный удар по планетам этого государства. Обозлённые толлонцы и «зелёные» сожгли практически всю военную инфраструктуру врага вместе с планетами в десяти системах. Работорговцы взвыли, поливая меня по Галонету грязью. Вмешался Земной корпоративный союз, было проведено расследование. В результате на работорговцев наложили контрибуцию в сто миллиардов земов. Внутри их империи начался разброд, и через год она развалилась.

Затем было вторжение в Млечный путь очень сильного врага — кочующих Сваргов. На нас шли миллионы кораблей, которые пробивали нашу оборуну не считаясь с потерями. Их удар был страшен. Все корабли Земли и других цивилизаций нашей галактики в той битве погибли. Пошла на таран графиня Ирен, взорвал себя вместе с сотней звездолётов сваргов Дэм…

В эом бою сгорела Зелка, оттянув на себя крупный отряд врага. Таня, Зур, все аристократы. кончившие со мной Галактическую школу, Селена и другие мои однокашники в отчаянной атаке прорвались к главному кораблю сваргов и обездвижили его, но больше ничего сделать не успели… Земные линкоры и крейсера тингов из туманности Андромеда. другие цивилизайии Млечного пути потеряли все свои флоты. но нам удалось только ополовинить армаду агрессора.

Мой ТАКР еле ушёл от погони — Лика смогла вовремя включить глоритный двигатель. Тогда погибли все рейдеры. кроме яхты Лали. Всем погибшим стоит теперь на Толлоне монумент в виде голограммы — устремившаяся вверх стела. в которую вкраплены голограммы погибших. Их более миллиона…. Такая же стела стоит и на Зелёной, там погибло более двухсот тысяч. на Земле — три миллиона погибших и так во всех населённых системах. Галактика потеряла почти триллион людей, тингов, других существ. Учреждён День павших, который справляют каждый год. Везде читают списки павших защитников галакттики. Рдители героев и их родственники идут к стелам и по очереди вызывают голограммы своих погибших сыновей. дочерей. братьев. сестёр. жён. мужей, отцов и матерей…

До Таллона враг не дошёл. Когда мы уже думали, что враг нас растопчет, объём пространства, в котором были наши враги вспух, закрутился в виде чёрного смерча…. и опал. Там осталось только пятьсот кораблей сваргов, а около них возник белый круг, и посыпались необычные корабли.

— Ульи, императрица, это ульи моей бабушки! — Закричала Хильда — молодая паучья королева, подруга и фрейлина моей жены.

— Не может быть! — Заволновалась Лали.

Тут из белого круга стали выходить огромные корабли, имеющие форму дисков или клиньев. На экране появилась красивая женщина с голубыми глазами и русыми волосами, уложенными в косу. Рядом с ней сидело существо, которое было похоже на инопланетянина из фильма «Чужой», а со второй стороны стоял натуральный муравей с восемью лапами.

— Ну, внученька, наконец мы тебя нашли! — Женщина улыбнулась. — Расскажи, кто эти люди, что сидят рядом с тобой.

— Бабушка, это мой муж, а на планете нас ожидают наши дети — мальчик и девочка. Моих фрейлин ты знаешь, вон, Хильда уже стрекочет со своей бабкой.

И вправду, мы не обратили внимание, что Хильда обернулась муравьём и смотря на экран еле слышно скрипела, а ей в ответ скрипели и паучиха и муравьиха.

Оказалось. что все эти годы Лали искали, а потом обнаружили остаточный след пространство-временного разрыва. Применив портальную технику смогли прорваться в нашу вселенную. Удар по сваргам нанесли зацикленной потральной ловушкой. Это было два года назад. Теперь мы в составе Объединённого Союза пяти вселенных. пауки. балвы. люди, крыльвы и другие существа осваивают галактики в нашем мире. наши флоты быстро восстановлены. К нам никто не лезет со своими советами, поэтому жизнь на просторах Млечного пути и Туманности Андромеда течёт так, как будто ничего не случилось.

Пришельцам понравились наши глоритные двигатели и ускорители. Их теперь применяют при освоении очередной галактики. А до неё путь проделывают при помощи порталов. Я со своими экипажами, теми, кто пережил нападение сваргов, бывали уже во всех собзных вселенных. Лали поаезла нас на планету Корона, где стоит стелла в честь Пак Джин Хо и её подруг, основавших группу «Корона». Напротив установлены голограммы матери знаменитой айдольши и её сестры Бао Мин. Как раз в этот день там были потомки всех этих знаменитостей. Больше половины из них оказались крыльвами и пауками. Потом мы перелетели на священную планету Титан в Солнечной системе, где находится Земля Джин Хо — она так и называется. Там мы посетили мемориал паучьей императрицы Титаа. На Земле мы задержались в Сеуле — смотрели представление нового спектакля — концерта аватаров самой Джин и её подруг. После этого наша туристическая группа побывала на Зене — планете в местной Туманности Андромеда. Там мы отдохнули в туристическом комплексе клана «Синий глаз», которым руководит правнук Джин Хо. Следующим пунктом нашей программы была Русская империя и Москваград, где мы возложили венки к статуям императрицы Нины и её мужа. Потом мы посетили Содружество, плескались в тёплом океане планеты Ахрон. Если кто-то думает, что на все поездки мы затратили много времени — глубоко ошибается! Все эти путешествия заняли не больше месяца — порталы позволяют перемещаться с непостижимой скоростью…

И вот, я принимаю парад выпускников толлонской военной академии. Вчера я был на заключительном концерте выпускников Музыкальной толлонской школы. Я виделся с Ланутой. Лизи попросила меня отправить руководительницу нашей культуры на стажировку во вселенную Джин Хо. Что же, пусть едет, набирается опыта. Наши дети выросли. теперь они должны принять участие в Большой гонке. Хотя учатся они хорошо, и лали уверена. что они свободно сдадут тесты при поступлении… Но они решили идти по стопам отца-авантюрста. и поучаствовать в гонках. Школьную и межшкольную они уже выиграли, как я со своими экипажами в своё время. Теперь бегают вокруг Анта и Лима, внуки который тоже летят на одном корабле с моими детьми, и суют нос в его дела — инженер модернизирует выбранный моим сыном корабль в гоночный вариант…

Наконец. мероприятие окончено. Ко мне подходит одна представительница Зелёной:

— вы не узнаёте неня. Ваше императорское величество?

Пытаюсь вспомнить… Где-то я её точно видел. но где и когда?

— Нет! — Машу я отрицательно головой. — не могу вспомнить!

— Я вас видела в день освобождения. когда вы спускались со своими сёстрами с челнока. Я была с мамой — она руководила делегацией нашей планеты на переговорах.

— А, вот оно что! Но ты тогда была маленькой девочкой. и держалась за юбку своей матери.

Подлетел флайер с имперскими знаками.

— Привет. папа! — Сын почему-то оказался у здания училища, хотя раньше никогда не проявлял интереса к официальным мероприятиям. он подошёл к стоящей напротив меня девушки. поцеловал её в щёку, и обняв её за шею, скаказал:

— Пап! Это моя невеста. Она тебе понравится. Как ты мне и говорил. моя жена бдолжна быть по рангу не ниже меня. Вот и Лина, её мама Председатель правления Зелёной, вполне подходит на роль будущей императрицы.

— Главное. чтобы она тебе подходила! — Смотрю я с улыбкой на зардевшуюся девушку. — Ну, идите! вы ведь не для ого встретились. чтобы на меня глазеть!

Взявшись за руки сын и его возлюбленная влезли во флайер, и машина взвилась в небо… Время идёт, и жизнь продолжается!


Март 2021 год.

Примечания

1

https://www.youtube.com/watch?v=MNy65TItXnU

(обратно)

2

https://www.youtube.com/watch?v=PqsNORESxCc

(обратно)

3

https://www.youtube.com/watch?v=ySP99k4fZ_s

(обратно)

4

https://www.youtube.com/watch?v=XVDkdvEplrQ

(обратно)

5

https://www.youtube.com/watch?v=f_-TUkb-N1s

(обратно)

6

https://www.youtube.com/watch?v=tcGERGXbrOQ.

(обратно)

7

https://www.youtube.com/watch?v=ZjwVBaIHpL4

(обратно)

8

https://www.youtube.com/watch?v=m0CXrqOq4sI

(обратно)

9

https://www.youtube.com/watch?v=4gbH-gsLhAI

(обратно)

10

https://www.youtube.com/watch?v=GuZCZ3FGKvQ

(обратно)

11

https://www.youtube.com/watch?v=ATZxzlrVjFg

(обратно)

12

https://www.youtube.com/watch?v=DRYzImN_bDM

(обратно)

13

https://www.youtube.com/watch?v=ngsWYx0XN2I

(обратно)

14

https://www.youtube.com/watch?v=7jsE1zBDH6o

(обратно)

15

https://www.youtube.com/watch?v=bRZN6zM8K48

(обратно)

16

https://www.youtube.com/watch?v=KLhKnhhEwBA Советский кавер.

https://www.youtube.com/watch?v=NLx8-bYdB4U Японский оригинал. (Год написания 1963).

(обратно)

17

https://www.youtube.com/watch?v=CwAVvGOZZJU

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1 Первые дни в будущем
  • Глава 2 Экипаж и бартер
  • Глава 3 «Подарок» и первы рабочий рейс
  • Глава 4 Каникулы, работа, расширение экипажа
  • Глава 5 Взрыв. Бот «Надежда»
  • Глава 6 Коровы Титана. Лизи
  • Глава 7 Десткий сад, школа и фирма «Зелка»
  • Глава 8 Крупный контракт
  • Глава 9 Гонка и её итоги
  • Глава 10 Новые люди и день рождения Лизи
  • Глава 11 «Подарок 3»
  • Глава 12 Межшкольная гонка и беженцы
  • Глава 13 Предатель. Новый вид деятельности фирмы «Зелка»
  • Глава 14 Неожиданное наследство
  • Глава 15 Толлон
  • Глава 16 Рейсы и песни
  • Глава 17 Новые корабли и большие деньги
  • Глава 18 Ускорители с глоритом, монеты Толлона и бандиты
  • Глава 19 «Носорог» и новые рейсы
  • Глава 20 Кристалл отца, начало Большой гонки, планета Зелёная
  • Глава 21 Ланута, гонка, неожиданное знакомство
  • Глава 22 Вместь эпилога
  • *** Примечания ***