КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 453886 томов
Объем библиотеки - 648 Гб.
Всего авторов - 213112
Пользователей - 99904

Впечатления

DXBCKT про Санфиров: Вторая жизнь (СИ) (Альтернативная история)

Очередная попытка автора как ни странно, удалась практически «на четыре с плюсом»... При всем обилии незаконченных произведений (из разряда «сетевая публикация»), данная вещь даже была издана (что само по себе, уже о чем-то говорит).

Сюжет данного романа очень прост и прозаичен: автор вместо того что бы «менять реальность», прогрессорствовать и совершать прочие (стандартные) «телодвижения», просто «проводит работу над ошибками»)) Ошибки же он «исправляет» преимущественно в своей личной судьбе, и вся книга (по сути) представляет сплошное описание «личностного роста» и прочих достижений «на ниве соц.труда». Плюс ко всему — несколько настораживает поименование ГГ своим собственным Ф.И.О, словно автор в третьем лице описывает самого себя в «перепрошитой версии 2.0».

В остальном же, никак нельзя сказать что данная книга не интересна... Да — «деяния попаданца» хоть и стандартны, но весьма изобретательны... По мимо них очень хорошо передана атмосфера жизни в провинции и дел творящихся «за подсобкой» социалистической витрины...

Если же мерить все происходящее мерками настоящего времени, то ГГ сразу можно охарактеризовать как весьма делового (не в уголовном смысле) и перспективного молодого человека, который «двигается в правильном направлении» и не тратит свою жизнь на «лирические сопли по поводу и без». Так же в числе «позитивных моментов», хочется отметить, что «тут» все же нет (того) всезнающего попаданца, которому лишь «достаточно шевелить левым мизинцем» (для того что бы «усе було»). Нет... в данном случае, герою «ништяки» не падают с небес, т.к он их «выгрызает сам». Так что хотя бы этим, он никак не похож на «среднестатистического иждивенца из будущего».

Кроме того, хочется отметить что (автору) гораздо лучше удаются именно мужские персонажи (в его произведениях). «Девчачьи» же (героини) у него в основном представлены в образе всяческих фентезийных персонажей (оборотни там или вампирши), обуянных склонностью не столько к магическим подвигам, сколько к подвигам в … иной плоскости)) Так что — мой субъективный вердикт: если хочется почитать что-то «более-менее проработанное», то это туда где ГГ «мужик»)) Если же хочется чего-то другого, милости просим «к дефчатам» и там... потом не плюйтесь господа, т.к здесь «жанр пойдет уже иной»)).

И да... самое занимательное: наткнувшись на одну неказистую «незавершенку» (и «вдоволь потоптавшись на ней» в комментах) я тем не менее (через определенное время) стал вычитывать все другие «нетленки» автора одну за другой)) Так что... несмотря на все субъективные претензии, это о чем-то да говорит.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Фрай: Лабиринты Ехо. Том 1 (Фэнтези: прочее)

Комментируемая часть-Дебют в Ехо

Давным давно, лет 10-15 назад я открыл для себя эту СИ и прям таки влюбился)) И в самом деле, где еще «стандартный неудачник» может обрести свое место в этой жизни? И плевать что для этого нужно сменить жилье, работу, город... и мир (под этим или другим солнцем). Зато ты обретешь именно все то, чего тебе в «прошлой жизни» так не доставало и все то, о чем ты даже не смел и мечтать))

Именно такой «радужный взгляд» (по прочтении каждой новой части) я имел тогда, и... хотел бы иметь и сейчас)). Самое забавное (при этом), что довольно таки долгое время я собирал недостающие части этой СИ и просто ставил их в ряд на полке)) Одно только эстетическое созерцание этих корешков, приносило мне чисто ностальгические настроения по (тому) времени...

В общем, как там ни было, но на «этих долгих» каникулах, я наконец решил освежить свои впечатления о данной СИ. И разумеется я несколько опасался, что (как это очень часто бывает) все то что ты «когда-то» считал «божьим откровением», «сегодня» может принести только недоумение... Недоумение от того, что как «это» вызывало когда-то подобные эмоции?

И само собой все эти «метания» понятны, ибо мы все растем и меняемся... но порой кое-что из «тех прежних вещей» не только не вызывает чувства отторжения, но и... сохраняет свой первоначальный вид (несмотря на все возможные и небезосновательные претензии))

К числу последних — разумеется я лично отношу данную СИ и эту (ее) часть соответственно. Ну а постольку здесь, содержимое представлено «отдельными рассказами», а не единым томом — то я постараюсь (по мере возможности) охарактеризовать все их «эпизоды» отдельно))

Итак в первой части (данной части) да простят меня за тавтологию, станет описание нового мира (его гос.устройства и прочих особенностей в предисловии) и... первый эпизод «хроники малого сыскного войска». И знаю, знаю... «по ходу пьесы» эта СИ обросла многими «предисториями» (рассказанными в т.ч и от прочих лиц), однако я сейчас имею ввиду именно СИ «Лабиринты Ехо» (а не полную его версию).

Итак — в первой части нам лишь даны некие «вводные» по миру и первая часть впечатлений «Сэра Макса». Все что происходит так или иначе повествует об «обретении им уверенности» в деле обретения себя и (попутно) в истреблении некой нечисти (меняющей свой разряд и категорию от рассказа к рассказу).

И все бы казалось вполне обыденно — ну «вот тебе» (подумаешь!!): очередной Гаррет (Глена Кука) «в отечественной прошивке»... ну что там еще? Магия, ордера и магистры? Новая работа, почет и «уважуха от местных», «респект и презент» от короля? Все довольно обыденно и привычно... за одним единственным исключением!!! То как автор «с полпинка» оживил данный мир и заставил «играть его такими незабываемыми красками» — навеки отделило его «от прочих творений» иных «создателей миров»))

Продолжение (как и раньше) просто вынуждает отложить все дела и...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Арх: Лучший фильм 1977 года (Альтернативная история)

Дальше третьей книги не продрался. Может кому больше повезёт.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
greysed про Федотов: Пионер гипнотизёр спасает СССР (СИ) (Альтернативная история)

странная хрень

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovih1 про Линдсей: Цикл: " Декстер". Компиляция. Книги 1-8 (Маньяки)

спасибо!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
tel89243633353@gmail.com про Kaldabalog: Чародей | Cyber wizard (Киберпанк)

Владимир Фремо
Кропатель праздный и убогий!
К тебе, негожий друг пишу,
Когда под гнётом патологий
Ты тянешься к карандашу.
1:
Заклинания, направленные на меня самого действуют как раньше, но вот магия, направленная из моего тела вовне, просто рассеивается.
2:
Заколдованная заточка скорее аптечка, но для боя точно не годится. А вот кусок арматуры уже получше будет. Хотя, для начала я сделал себе пару колец из проволоки, чтобы зачаровать их на повышение силы.
3:
И вот, теперь я использовал похожее зачарование, чтобы частично вернуть себе руку.
Пошевелив механической конечностью, я только отметил, что она почти не ощущается.
4:
Я выковырял из них часть механики и внедрил несколько зачарований, соединив магическую конструкцию со своим потоком магии.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Бушков: Все могут короли (Научная Фантастика)

Не знаю почему было выбрано именно это название — но думаю (с большой вероятностью) это лишь дань «одному суперхиту» тех времен...

По сюжету этого микрорассказа — нам будет представлен некий король, который «все может», но который (как всегда) уже «вконец обожрался» и хочет чего-то еще... И как всегда, желания такого человека, заводят его «в трясину»...

Не буду вдаваться в подробности («темпоральной механики и раздавленных бабочек»), однако выбор (короля) внезапно (но вполне ожидаемо) оборачивается крахом всех его замыслов)) Так что это именно то, о чем говорят «лучшее враг хорошего».

Не стану здесь особо комментировать сюжет, т.к данная сказка (а это именно сказка, о чем я понял лишь добравшись до финала данного сборника) не претендует на особую мораль, кроме той, где нас учат «бояться своих желаний».

Данный сборник «Волчье Солнышко» (произведений автора) я «мучаю» уже не один месяц (параллельно с другими книгами), но только сейчас понял, что относить данные рассказы к «фантастике или фентези» просто бессмыслено)) Оказывается если все смотреть «под другим углом», весь этот сборник очень напоминает какой-нибудь «томик» сказок (той или иной) «малой народности»... Местами поучительно, местами не очень... Но иногда и «посреди этого шлака», можно отыскать бриллиант))

Рейтинг: -3 ( 0 за, 3 против).

Грандвелл (fb2)

- Грандвелл [СИ] 722 Кб, 205с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Таня Толчин

Настройки текста:



Глава 1

Время близилось к полудню, когда небольшой отряд приближался к поселку. Трое всадников впереди и остальные сопровождающие. Погода как раз идеальная для путешествий, грело весеннее солнце, ветерок трепал зеленые верхушки деревьев, звонкое пение птиц разливалось дивной музыкой. Весна, как начало чего-то нового, неизведанного.

— Приму за честь, если остановитесь в моем поместье, совсем уже недалеко осталось ехать. Отдохнем с дороги да заночуем, а остальные разместятся на постоялом дворе, — обратился один из всадников к двум остальным.

— Не откажусь. Благодарствую за приглашение, — ответил Эрик, прищурившись подставил лицо ветру и солнцу. Черные густые волосы собраны сзади в хвост, одна непослушная прядь выбилась и ветер трепал ее. Мужчина выглядел слегка расслабленным, но это впечатление было обманчивым. Граф Эрик всегда был бдительным, ведь на его плечах лежала огромная ответственность. Управлять владениями Грандвелл дело далеко не простое, много вокруг врагов. И не понятно, кто опаснее — соседнее графство Мартеншир, где правит династия Мартенов или викинги, которые часто совершали набеги с целью грабежа на соседних феодалов. Эрик был хорошим стратегом и воином. Он придерживался идеи своего ныне покойного отца, который присягнул на верность королю Альфреду Великому во имя объединения англо-саксонских графств в единое королевство. Также обеспечил себе военную поддержку Его Величества, частично исполняя обязанности элдормена, а именно брал участие в организации военных отрядов, также ими руководя.

Главными и опасными врагами всегда были Мартены из графства Мартеншир. Много смертей и горя принесли их набеги еще во времена правления отца Эрика. Сжигали дома и уничтожали все и всех вокруг. И Эрик, уже будучи при власти, смог организовать сильную армию и надежную охрану на границах своих владений. Такого феодала-правителя и любили и боялись, его уважали, а враги ненавидели. Король же относился к графу благосклонно, так как не раз Грандвеллы доказывали ему свою преданность. Часто принимал их при дворе в Уинчестере не только в качестве гостей, а и как членов совета.

— Рад приветствовать в своей обители столь дорогих гостей! — хозяин поместья Николас Лоувед спешился, приглашая Эрика и его сводного брата Петера к дому.

Данные владения являлись частью Приграничного поселения, которое принадлежало к территориям графства Грандвелл.

— Хозяин вернулся! — радостно воскликнул кто-то из челяди. Вокруг все оживало в движении и суматохе. На встречу к гостям выбежала женщина и крепко обняла Ника.

— Родная моя! У нас тут гости. Очень важные гости! Вели накрыть на стол, голодны все с дороги! — он крепко обнял жену, уж видно соскучились друг по другу.

— Эх… дорогой мой… конечно же… — растеряно пробормотала супруга Лоувед, оглядывая гостей и как бы не веря своим глазам. Ведь не каждый день принимаешь в своем доме самого графа да еще и с братом…

Сейли Лоувед была весьма ухоженной женщиной с идеальной осанкой и твердым взглядом. Также была отменной хозяйкой и хорошей матерью. Истинная опора для своего мужа, который души в ней не чаял. Настоящая чопорная дама.

— А где мои драгоценные девочки? Чего отца не встречают? — спросил Ник.

— Мари в саду, а Деми как обычно… оттачивает навыки стрельбы из лука, — ответила госпожа Лоувед и поджала недовольно губы.

Она считала, что не женское это дело из лука стрелять,

да и вообще Деми надо бы утонченных манер поучиться, иначе женихи шарахаться от нее будут и судьбу свою она никогда не устроит. Ведь девочку она очень любила и хотела для нее хорошего будущего.

Деми Лоувед не была им родной дочерью. Она приходилась племянницей. Когда совсем маленькой была, ее родителей убили. Это были те страшные времена набегов людей Мартена, полный беспредел и ужас. В тот год много народу погибло, деревня была фактически сожжена и Деми чудом выжила.

Совсем маленькую девчонку забрал на воспитание родной брат покойного отца, Ник Лоувед. Дом ее родителей сгорел, а на месте выжженной земли селяне возвели небольшую деревянную церковь Пресвятой Девы. На тот момент малышке Деми было три года и воспоминаний фактически не было, была лишь та церквушка, как напоминание о ее прошлом и о врагах, которые лишили девочку родителей и родного дома.

+++

— Зови дочек к столу, пусть приоденутся и присоединятся к обеденной трапезе, — Ник обратился к супруге, в голосе ощущалась радость.

— Отец!!! Отец вернулся!!! — Мари с визгом бросилась ему на шею. Видно прислуга оповестила уже. Девушка совсем юная, весьма миловидная с серыми озорными глазами и светло-русыми густыми волосами до пояса. По краям пряди аккуратно собраны и зафиксированы серебряными заколками. Мари любила цветы, нежные легкие платья и обладала изысканными манерами. Она выглядела, как милая хрупкая куколка, которую так и хочется оберегать и лелеять.

Лоувед поцеловал дочь и представил гостей, Мари немного смутилась, склонила голову в знак приветствия и робко улыбнулась… Но затем произнесла, представившись:

— Мариэнн Лоувед… Пап! А пойдем к Деми! Она там, в дальнем дворе стреляет. Заодно покажем гостям наше поместье.

Так как в дом они еще и не успели войти, то предложение к месту оказалось. Заодно после долгой езды верхом хотелось немного пройтись.

Мальчишка-конюх отвел лошадей в конюшню. Прислуга суетилась, вокруг все оживилось с приездом господина Лауведа и столь важных гостей.

Узкая дорожка была вымощена камнями и вела на задний двор, минуя густой сад. Гости неторопливо шли, разглядывая все вокруг. Ранее они никогда еще не были в гостях у преданного Лоуведа, которого Эрик лишь недавно приблизил к себе и сделал доверенным человеком, а также законным владельцем Приграничного поместья.

Перед глазами открылся вид на так званый задний двор. Небольшая расчищенная площадка, деревянные лавочки и сложенные под навесом сарая колоды для дров. А далее простиралась полянка и сразу бросилась в глаза фигурка человека в черном плаще, которая осматривала висящую на дереве мишень.

— Дядюшка Ник! — фигурка в плаще резко сорвалась с места и быстро побежала навстречу пришедшим. В процессе бега слетел капюшон, длинные каштановые волосы спутались и растрепались. Прическа на подобии мальвинки и горящие карие

глаза. С разбегу набросилась на господина Лоуведа и крепко обняла своими цепкими худыми ручонками.

— Ты меня задушишь, милое дитя! Я тоже по вам всем скучал, — молвил Ник, чмокнув девушку в щеку и аккуратно отстранил от себя. — У нас тут гости. Его Светлость

Эрик Грандвелл и Петер собственными персонами. Ох, а это моя племянница Демитри Лоувед, она как дочь мне.

Жизнь готовила к разным неожиданностям, но чтоб такое… Когда Деми взглянула на Эрика, ее сердце ухнуло в пятки. Будто стрелой пронзило. Их взгляды встретились на мгновенье, девушка вздрогнула и опустила голову, ну и глазища! Как черные бездны, горящие и затягивающие, вызывающие страх, трепет и какие-то новые, доселе непонятные и будоражащие ощущения… Его высокая массивная темная фигура как ночь, которая нагрянула средь солнечного дня… Облачен в черный кожаный плащ с элементами серебряной отделки по краям. Высокие сапоги с металлическими пряжками. Длинные черные волосы стянуты сзади в хвост, выставляя на обозрение резкие скулы и небольшой шрам под левым виском. Деми растерянно склонила голову в знак приветствия, а щеки зарделись румянцем. На мгновенье она почувствовала себя маленьким беззащитным котенком, захотелось сжаться в комок или вообще провалиться сквозь землю. Жуткие глазища…

А Петер, сводный брат Эрика мило улыбнулся. Небрежно смахнул с лица светло-русые пряди волос и одарил девушку теплым взглядом серых глаз.

Петер был сыном ныне покойного графа Георга Грандвелла и служанки. Будучи младшим сыном и бастардом он не имел права на что-либо претендовать. Эрик же был рожден в законном браке Георга и Амилии Мидлтон, которая отошла в мир иной много лет назад. Вдовствующий Грандвелл скорбел, но это не помешало ему делить свое ложе со служанкой. Эрику выполнилось десять лет, когда на свет явился Петер. И брата он принял. Память своей матери свято чтил, но любое слово и решение отца было законом для всех. Покойный граф любил Петера и всячески покровительствовал ему, ведь родная кровь, как-никак…

Графство унаследовал старший сын Эрик, а брат был его преданным помощником и правой рукой. Парни с самого раннего детства были не разлей вода, вместе росли и обучались разным наукам и военному искусству у лучших мастеров.

Деми невольно улыбнулась Петеру. Весьма обаятельный парень располагал к себе.

— Вот там у нас фруктовый сад, а по правую сторону конюшни. Чуть далее пастбище и роща. А там подсобные помещения и небольшая кузня своя имеется… — Ник рассказывал гостям о своих владениях. — Нам бы пора уже к дому, отдыхать да отобедать.

— Эх, и я проголодалась, как дикий зверь! С утра лишь немного поела! — звонкий и немного хрипловатый голос Деми был необычный и резковатый. Тонкая талия и ее изящная фигура необычно сочеталась с резкими движениями и слабым намеком на хорошие манеры… Девушка была как дикий порыв ветра с горящими, но добрыми карими большими и выразительными глазами. Да, ее можно было назвать и красавицей…

— Переоденься к столу, милая! — крикнул ей в след Лоувед, когда они подошли к дому и Деми помчалась в свои покои.

Глава 2

Дом, где обитало семейство Лоувед являл собой каменную и довольно уютную обитель. Окна украшали фигурные кованные элементы решеток и деревянные ставни. Гости пожаловали внутрь и прислуга сопроводила их в комнаты.

Обеденный стол был щедро накрыт. Копченное и отварное мясо нескольких видов, вяленая рыба, твердый сыр и овощи. Также пшеничная каша с чесноком и зеленью и луковый густой суп. Красное вино от местных виноделов казалось особо вкусным и легко пилось. Стол украшала плетенная из веток ивы корзина с круглыми булочками и ржаными лепешками. Госпожа Лоувед увлекалась выпечкой и придумывала свои рецепты, по которым слуга-пекарь готовил.

Когда все вошедшие в зал располагались уже за столом, Деми буквально влетела в помещение, как ветер. Одета в красное легкое платье из простой ткани, длинные расширенные книзу рукава. Зона декольте значительно открыта, но Деми это ничуть не смущало. Яркий наряд контрастировал с белой, как фарфор кожей и казался немного вызывающим. Тонкие, длинные и достаточно сильные пальцы рук, ведь стрельба из лука дело непростое и требует сил.

Петер опять невольно улыбнулся, глядя на девушку, а Эрик одарил ее коротким пронзительным взглядом своих темных глаз.

За столом Мари и Деми сидели вместе, молча ели и периодически переглядывались. Мужчины увлеченно потребляли пищу и в процессе обсуждали свои дела. Чета Лаувед сидела за столом вместе, как и было принято.

— Слухи недобрые ходят, что с графства Мартена планируется нападение, — вещал Ник. — Надо быть готовыми ко всему, благо через чащу не так-то просто им будет пройти…

Как раз границей между враждующими графствами Грандвелл и Мартеншир являлся густой лес, который считался нейтральной территорией. Ранее люди Мартена могли пройти беспрепятственно через него и напасть на Приграничные поселения, но на данный момент это было фактически нереально.

Причина крылась в наличии банды лесных разбойников, которая состояла из сбежавших от преследования законом людей как с одной стороны, так и с другой. Они создали организованный отряд. Как ни странно, но на людей со стороны Грандвелла нападали редко. Эрика боялись даже они. А вот идущих с вражеских земель обирали до нитки и часто убивали. Мало было желающих со стороны Мартеншир сунуться в этот лес. Потому Эрик весьма лояльно относился к наличию этих лесных бандитов, хотя при желании мог их истребить. Но ему это не было на руку.

Также вдоль лесов патрулировали люди графа и Лоувед периодически был в их числе. Как раз с данной вылазки они и возвращались. Эрику и Петеру еще предстоял пятичасовой путь верхом в родовой замок Грандвелл, к себе домой.

— На совете обсуждали этот вопрос. Все под контролем, — властный низкий голос Эрика заставлял невольно вздрогнуть. Его речь была четкой, будто чеканил каждое слово. — Мои люди как и ты периодически докладывают мне о ситуации на границах. Недавно выявили шпиона от Мартена и я казнил его лично и на глазах совета. Думаю желающих предать или шпионить поубавилось.

За столом воцарилась тишина. Деми как раз взяла в руку лежащий на столе нож и резким движением нанизала на него красное большое яблоко. Затем сняла фрукт и смачно откусила кусок, блаженно прикрыв глаза. Яблоко было невероятно сочным и сладкие

капельки нектара стекали по пальцам. Деми непроизвольно слизала их с кожи, подняла взгляд и вздрогнула… Эрик, который сидел фактически напротив нее глядел в упор. И глаза такие дикие и прожигающие… Она отвернулась к сестре, продолжая держать яблоко в руке. Щеки вспыхнули и захотелось провалиться сквозь землю… Да что же это такое? Ранее подобной реакции на мужчин у Деми не было. Ну, ухаживали и оказывали знаки внимания, были детские невинные симпатии. Да и деревенские мальчишки учили ее из лука стрелять, Ден и Рай, друзья детства и юности.

— Деми! Что за манеры? — строгий голос тети Лоувед внезапно спустил на землю. Видно выходка с яблоком за столом тетушке не понравилась. Но смутить строптивую племянницу было сложно и та лишь недоуменно приподняла бровь. Мари тихонько хихикнула, а Петер достал свой острый кинжал из ножен и вонзил его в близлежащее яблоко. Затем поднял несчастный фрукт и мило улыбнулся.

— Отличные манеры! Не вижу ничего страшного! — снял яблоко с ножа и откусил кусок. Подмигнул и улыбнулся Деми. — Какой сладкий фрукт!

Деми широко улыбнулась в ответ. На Эрика старалась не смотреть. Петер показался ей довольно милым и обаятельным парнем, с которым можно чувствовать себя легко и непринужденно. Хоть и первая встреча, но данное впечатление было на уровне интуиции.

— А так вкуснее! — сказала Деми и покосилась на недовольную тетушку, которая лишь покачала головой и вздохнула.

А Петер тем временем уже нанизал на свой кинжал куриный окорочок и принялся есть его. Деми прыснула со смеху. На этот раз уже Эрик недовольно покосился на брата, на что тот лишь вздохнул и принялся следовать более приличным манерам.

Спустя какое-то время супруга Лоувед молвила:

— Девочки милые! Вы уже покушали?

Это служило намеком на то, что им пора удалиться в свои комнаты и дать важным гостям возможность пообщаться без их присутствия.

Девушки не спеша встали и откланялись, удаляясь к себе. Супруги Лоувед переглянулись, видно желая о чем-то просить…

— Мои дочери…они уже такие взрослые… Мари семнадцать, а Деми девятнадцать. Им бы поучиться хороших манер, повидать в жизни нечто большее, нежели окрестности Приграничья… Особенно Деми… Пристроить бы ее куда замуж удачно? Да и манеры пообтесать. А то с таким характером засидится в девках до конца жизни! Хочется ей хорошей судьбы. У Мари-то более кроткий нрав, вот за нее меньше переживаю, — вещал Ник своим гостям, а супруга периодически кивала, бросая ободрительные взгляды на мужа.

Петер вопросительно глянул на брата, мол, почему бы и не помочь?

— При моем родовом замке есть школа, где обучают девиц из знатных родов. Думаю, вашим дочерям нужно как раз именно это. Должное окружение и образование им безусловно пойдет впрок, — молвил граф Эрик весьма убедительно.

+++

На следующее утро с первыми лучами солнца гости отправились в свой замок, домой. Хозяева поместья их торжественно провели в путь-дорогу. Немного сонная Мари робко произнесла слова прощания и склонила голову в знак почтения. Деми вела себя более смело, она мило и широко улыбнулась Петеру и бросила быстрый и несмелый взгляд на Эрика.

— В добрый путь, — произнесла она, встретившись взглядом с графом. Вздрогнула, а щеки жаром опалило. Эти темные немигающие глазища будто в самую душу смотрели, выворачивая ее на изнанку.

Деми нехотя разорвала зрительный контакт и тут же облегченно вздохнула.

+ + +

Супруги Лоувед радостно приободрились, так как давно мечтали отправить своих девочек учиться. Эта тема поднималась неоднократно, на что Мари недовольно фыркала, мол, не хотелось покидать родной дом.

На это были свои причины… Удаляясь вглубь графства от лесов разрывался контакт с ее тайным возлюбленным, который был в числе разбойников. Этот секрет знала только Деми, периодически передавала записки от сестры, оставляя их в глуби леса в условленном месте, а именно в трещине ствола старого дуба. Оттуда же извлекала ответные письма от возлюбленного Мари.

Дениел Рингард был другом детства сестер. Они вместе гуляли по лесу, купались в озере и парень учил Деми стрелять из лука, привив девушке профессиональные навыки.

Ден всей душой прикипел к Мари. Любовался ее милой кроткой улыбкой, нежно трепал за локоны и развлекал разными интересными мальчишескими историями. Позже дружба переросла в сильное обоюдное чувство, но вскоре им довелось разлучиться.

Более года назад Ден посещал местный рынок и стал свидетелем, как один из представителей знати избивает беспризорного парнишку, который ловко умыкнул у того кошель с серебряными пенни. И если бы Ден не вмешался, то мальчика бы забили насмерть. За то, что поднял руку на знатную особу, Рингарда ждала как минимум темница и на долгие годы, а то и вовсе смертная казнь.

Ден чудом скрылся тогда прямо с места происшествия. Свидетелей данного инцидента было много и выяснить личность парня не составляло труда. Бежал он прямиком к своему дому, там собрав необходимые вещи, парень укрылся в чаще леса, оставив сокрушенного горем отца одного, но выбора не было.

Для Мари же это стало настоящей трагедией. Как долго она мечтала о свадьбе с Деном, что они всегда будут вместе… А теперь толикой радости были лишь записки, а девичье сердечко сжималось от бесконечной тоски.

Глава 3

Яркое весеннее солнце озарило округу, звонко щебетали птицы. Это утро могло бы быть добрым, но…

— Девочки, вы едете учиться в школу при родовом замке Грандвелл! — торжественно вещала матушка Лоувед своим дочерям. Ее лицо буквально сияло от счастья, ведь далеко не каждой девушке могла быть оказана такая честь, хотя и род Лоувед был из дворянского.

Мари сразу побледнела и опустила взгляд, Деми и вовсе растерялась.

— Но матушка! Вы же остаетесь совсем одни! Деми может уехать, но хоть я бы осталась… — дрожащим голосом умоляла Мари.

— Через какое-то время вернешься, естественно! Мы с отцом хотим для вас лучшего! Это шанс устроить свои жизни и многого повидать! Также завязать нужные знакомства при дворе, — убеждала сияющая госпожа Лоувед.

Перечить родителям права не имели, да и отказаться от такой чести могло послужить уже и за оскорбление его Светлости.

Мари в своей комнате тихонько плакала, роняя горькие слезы. Деми пыталась ее успокоить и вразумить, что это не навсегда… Но и сама она понимала, что переписка влюбленных прервется надолго.

На следующий день во время очередной прогулки верхом в лес Деми оставила прощальную записку для Дена от Мари, засунув ее в щель ствола старого дуба. О данном тайнике знали только трое — Ден и сестры. Это было их тайное место, обнаруженное еще в детстве, где они оставляли друг другу послания, причудливые камешки и разные детские секретики. У них тогда была такая игра.

И теперь Дениел был в числе разбойников. Отверженный, фактически изгой. В самом поселке он появиться уже не мог, его бы тут же схватили. Да и отец мог пострадать, как и все лица, содействующие преступнику.

А того знатного мерзавца Ден хорошенько успел избить до того, как вмешались его охранники… Когда узрел зверское избиение ребенка, в стороне остаться не смог. Парнишке было лет десять, видно, голодал… Нет, Ден не оправдывал воровство.

За кражу у взрослого могли отрубить палец и прилюдно. Дабы другим неповадно было. А вот ребенка жаль было…

Ден не сожалел о своем поступке. Он считал, что его совесть чиста. Спас жизнь парнишки и это самое главное. Но что же теперь будет с ним и Мари? Ведь он любил ее безумно, хотел брать в жены. Родителям Мари он не особо приходился к душе, так как не был богат. Но любую трудность Ден мог преодолеть, как ему казалось…

— Мы будем вместе всегда, моя Мари! — говорил он ей — Я не отдам тебя никому. Ни небесам, ни преисподней, ни какому-либо богатенькому графу! Сам заслужу свои блага, ты нужды знать не будешь… И Мари ему верила.

+++

Собирались сестры в молчании. Аккуратно складывали свои лучшие платья в деревянный сундук и необходимые вещи в дорожные кожаные сумки. Мари то и дело печально вздыхала и роняла слезу.

Деми прихватила с собой свой любимый лук и стрелы в кожаном длинном чехле. А также кое-какие лекарственные травы и порошки. Врачевать она немного умела, оказать первую помощь могла. Особенно любила ухаживать за больными животными, ведь их особенно жаль.

Прощание с домом и родителями было грустным, даже служанки роняли слезы.

Выезжали ранним утром, еще до восхода солнца.

— Берегите себя, мои девочки! — напутствовал отец. Ему было грустно их отпускать.

— Помните про манеры и воспитание! Сохраняйте душу в чистоте, как угодно Господу! — важно говорила Сейлин Лоувед дочерям. — И заслужить дурную репутацию раз плюнуть! Не давайте повод для сплетен, ведите себя скромно и сдержанно!

Каменный дом и дворы с садами оставались позади. Девушек сопровождало трое всадников-людей Лоуведа. Все путешествовали верхом. Сзади ехала повозка с грузом из вещей, которые сестры взяли с собой.

— Путь долгий, девоньки! Если кто устанет-пересядьте в повозку. Так оно вам легче будет, — обратился один из сопровождающих.

— Посмотрим… Надеюсь, верхом доедем, — отрезала Деми. Настроение было у нее не чуть лучше, чем у сестры. Неизвестность пугала да и сердце будоражили тревожные мысли. В том числе и об Эрике…Эти глазища! Пугает он, подавляет…опасен. Не дай Боже у такого на пути стать! Сметет ураганом! Да и что же теперь? Еще и эта школа со своими правилами… Надобно лицемерно всем улыбаться… Благо это все не вечно будет длиться, при первой возможности надо вырываться домой. Или замуж?

А вот эта мысль пугала Деми. Она любила свободу. А замужество подразумевает полное подчинение мужу, второстепенную роль и много разных новых трудностей.

Девушка была еще невинна и вступление в брак пугало похуже самой непроходимой чащи леса. Она и разбойников боялась меньше, да и стоит ли их бояться? Там же Ден! Пожалуй, первая брачная ночь гораздо страшнее…

Мысли помогали отвлекаться от дороги и скоротать время. Один раз останавливались сделать привал и перекусить, затем снова в путь.

Ближе к полудню путники узрели на горизонте внушительную каменную крепость, обнесенную глубоким рвом и высокими стенами с зубчатыми краями сверху и бойницами. Над самой высокой из башен развивался флаг королевства Уэссекс — на алом полотне изображен белый дракон. Также рядом был и флаг графства Грандвелл — желтый крест на черном тле.

Вот уже видны деревни, которые раскинулись в зеленеющих долинах. Простенькие аккуратные домики селян, множество промышленных помещений. Кузни, каменоломни, пекарни, конюшни… Также чуть далее раскинулся военный лагерь и поля для тренировок, где воины оттачивали свое мастерство.

Девушки испытывали восторженный трепет и страх перед неизвестностью. Селяне с любопытством разглядывали путников, которые приближались к откинутым через ров огромным воротам и направлялись внутрь.

Глава 4

На территории замка тоже кипела жизнь, как и снаружи. Сестры Лоувед озирались вокруг, рассматривая массивные прямоугольные башни, также аккуратные постройки разного назначения… Центральная площадь вымощена камнем, здесь колодец. Радовали глаз насаженные фруктовые деревья и кусты роз. Неподалеку виднелось небольшое здание монастыря и деревянная церковь.

Прибывших встретили и провели к одной из основных башен, где располагалась школа и покои для девушек.

— Добро пожаловать в школу Грандвелл. Вас отведут в ваши покои, — надменно и с налетом безразличия произнесла высокая худощавая женщина, которая встретила сестер. — Ко мне обращайтесь госпожа Тереза. Ваши имена я знаю. По школе все вопросы решаю я, так как являюсь учредителем. Завтра с утра ждем на занятиях.

Леди Тереза Ринфорд ранее жила при дворе. После того, как в одном из сражений с данами-викингами погиб ее супруг, женщина сильно горевала об утрате. В то время ныне покойный Георг Грандвелл по рекомендации Его Величества пригласил ее в свой замок с целью создания школы для дочерей из знатных родов. Король всячески поощрял развитие образования и культуры, щедро жертвуя на это средства из казны. Вдова Ринфорд приняла предложение Георга и по прибытию в его замок занялась учредительством школы. Она обладала исключительно изысканными манерами, строгостью и сдержанностью.

Тереза окинула девушек цепким взглядом, развернулась и удалилась, а сестры недовольно переглянулись.

— Не слишком-то и вежливо… — пробормотала Деми. — Чувствую, "весело" нам тут будет…

Комната сестрам понравилась. Стены оббиты деревом, из мебели была кровать, небольшой шкаф с полками и стол у окна. Уютный камин уже растопили. Сама комнатушка была маленькая, но хорошо отапливаемая… Все удобства!

Воспитанницы жили по три-четыре человека в комнате и спали на одной кровати. В холодные времена года это спасало, как и балдахин из плотной шерстяной ткани. Он служил защитой от сквозняков. Сестер Лоувед поселили двоих на третьем этаже, в то время как покои всех воспитанниц находились на втором.

Девушки принялись раскладывать свои вещи, которые слуги занесли в комнату. Обрадовало наличие тазика и воды, уж с дороги хотелось привести себя в порядок. Распорядок дня им предоставила служанка, худенькая девушка по имени Джилл, которую к ним приставили.

— Что ж, переодеваемся и обедать, — со вздохом заключила Деми. — По крайней мере здесь не так уж и плохо, уютненько…

Она задумчиво созерцала вид из окна. Аккуратные аллейки с кустами, суетливо бегают слуги.

— Там вроде и конюшня недалеко… — пробормотала Деми и ткнула куда-то пальцем. — Эй, Мари! Выше нос! Да не грусти ты так!

На сестре и лица не было. Она лишь вздыхала и сдерживала слезы.

— Чему радоваться? Нас тут уж точно жаловать не будут… Кто мы такие? Лоувед? Для здешних обитателей мы всего лишь деревенщина… — тихо и задумчиво произнесла Мари.

— Чего? Да ну тебя… Хотя так даже веселее, можно здорово поиграть здешним напыщенным дамам на нервах! Может так нас поскорее отселе и выпроводят, — бодро вещала Деми и лукаво подмигнула сестре.

Мари, наконец-то, улыбнулась и тревожно произнесла:

— Уж только не перестарайся! А то от родителей достанется!

Девушки рассмеялись и принялись приводить себя в порядок.

Затем Джилл сопровождала девушек по длинным коридорам замка. Стены украшали фрески и кованые массивные подставки для факелов. Эхом отдавались шаги, в воздухе витало нечто таинственное и неизведанное.

+++

Трапезная зала было поистине огромной, за длинными деревянными столами уже располагались пришедшие девушки. Лавы, на которых восседали люди были настоящим произведением искусства. Вытесаны из дерева фигурные опоры и спинки, украшены резьбой.

Когда девушки вошли внутрь, на них все присутствующие бросали взгляды, в которых читалось пренебрежение, недоумение, злоба и снисхождение. Некоторые демонстративно отворачивались и игнорировали всем своим видом новеньких.

— И в каком лесу их откопал Его Светлость? — нарочито громко одна из пафосных леди обратилась к другой. — Наша элитная школа скоро превратится в балаган для селян!

— И не говори, Катрин. Это уже чересчур… Да и кто такие эти Лоувед? Совершенно неизвестный род простолюдинов, — ответила вторая девушка. Ее серые глаза надменно сверкнули, демонстративно вздернула подбородок и поправила прическу.

— Ну и? Из какой глуши вас привезли сюда? — та, которая Катрин обратилась к сестрам Лоувед нарочито громко, чтоб все услышали.

— Из той самой глуши, где таким как ты выскочкам не место! Где таким как ты отрезают головы и используют в качестве мишени для стрельбы из лука! — также громко и дерзко ответила Деми.

В зале сразу же воцарилась тишина, кто-то ахнул. Такого ответа никто не ожидал. Да и кому? Та самая Катрин Мидлтон приходилась Эрику кузиной, ее все остерегались. Нрав и характер у нее был сложный. Считала себя выше остальных. После дерзкого и неожиданного ответа Деми ее щеки пошли красными пятнами, в темных глазах полыхнула ярость.

— Ты пожалеешь о своих словах, деревенщина! — прошипела Катрин. Затем развернулась и подалась прочь вместе со своей спутницей.

— Напугала! — фыркнула Деми и обратилась к сестре. — Пойдем уже обедать, я голодна безумно! Всякие змеи не испортят мой аппетит!

Ее слова громко прозвенели на весь зал и Лоувед добавила, обращаясь к остальным:

— Чего уставились? Представление окончено!

Сестры сели за один из полупустых столов подальше от всех. Прислуга приносила и уносила разные блюда. Еда была довольно вкусной и простой, так как перед праздником Пасхи соблюдался пост. Деми радовалась, как ребенок наличию разных лакомств из рыбы и морских деликатесов, которые иногда подавали тут. Она уплетала за обе щеки, абсолютно не заботясь о манерах. И делала это демонстративно и вызывающе.

Сестры Лоувед выглядели действительно скромно на фоне остальных девушек. Ведь в данной школе учились представительницы знатных родов. Девицы с детства росли в атмосфере роскоши. Они казались избалованными и надменными. В трапезную одевались в такие наряды, которых у сестер Лоувед даже в гардеробе не имелось.

— Мы как бедные сиротки на фоне этих девиц, — тихонько прошептала Мари, обращаясь к сестре. — Я уже скучаю за домом…

— Я за домом тоже скучаю, но вот как раз сейчас мне тут нравится. Так и хочется выдрать волосы этой высокомерной выскочке, которая нас оскорбляла! Надо узнать, где ее покои… Интересно, как она относится к крысам и лягушкам? — лукаво спросила Деми, приподняв бровь.

— Не вздумай! — со страхом прошипела сестра. — Мы не знаем, чего от нее ожидать!

— Ну ты и трусиха, Мари! — фыркнула Деми и надула губы. Затем коварно улыбнулась и добавила. — Ну ладно, обойдемся без крыс, но думаю, что несколько ужей или жаб будет достаточно.

+++

Так как сестры Лоувед прибыли в воскресенье, то занятий сегодня не было. Зато как раз самое время прогуляться по замку, исследовать окрестности. После сытного обеда девушки направились в свои покои, дорогу уже запомнили. В комнате их ожидала Джилли. Она вскочила с кресла, покорно склонила голову и робко спросила:

— Чем могу быть полезной?

Деми недоуменно прищурилась, разглядывая худенькую девушку лет шестнадцати на вид. Довольно опрятная, аккуратная. Одета в серое льняное платье со скромной отделкой краев желтой каймой, в головной убор с загнутыми краями по бокам.

— Чего ты такая напуганная? Мы не кусаемся, — широко улыбнулась ей Деми. — И чувствуй себя свободнее. Мы ведь живые люди, а не змеи… Кстати! Проведи нам экскурс по замку и двору! Так хочется все посмотреть! Здесь есть стрельбище? Хочу еще в конюшни заглянуть, думаю, лошади тут роскошные! Есть на что взглянуть!

— Я вам все покажу и расскажу, — ответила мило Джилл и тепло улыбнулась.

Глава 5

Девушки бодро шагали по коридорам замка в сопровождении служанки. Не смотря ни на что, настроение у Деми было великолепным. Мари тоже приободрилась. Легкие шаги идущих раздавались звонким эхом, акустика замка была внушающей.

— На нижнем этаже проходят занятия. А вот туда, направо, покои остальных девушек. И на втором этаже тоже комнаты для учащихся…

— Ух… а нас на третий поселили… — пробормотала Мари. — Дольше спускаться и подниматься…

— А далее переход в основную башню, где покои Его Светлости, — деловито вещала служанка. — Там огромная галерея с портретами рода Грандвелл.

— А давайте во двор пойдем! Хочу на улицу! Портреты позже посмотрим, — Деми рвалась наружу.

Двор был великолепен! Аккуратные дорожки вымощены камнем, вдоль которых насажены кусты. Особенно поразил декоративный маленький искусственный пруд и красивый ландшафт вокруг из насаженных цветов, привезенных из разных уголков королевства. Девушки направились к центральной площади, где было немного шумно. Люди торговали едой и предметами первой необходимости. Живая атмосфера вокруг только радовала. Топот копыт, бодрые голоса людей и шум фонтана…

Девушки обошли двор, осматривая множество башен и здешнюю красоту с огромным восторгом.

— Заглянем еще в конюшню и потом пойдем собираться к ужину. Долго мы уже гуляем, — обратилась Деми к девушкам. — Остальные башни потом глянем…

+++

Ужин начинался спокойно. Сестры Лоувед удостоились снисходительных взглядов пришедших на ужин девушек, уселись за стол с самого края, ближе к окну и подальше от остальных, довольно поглощая пищу.

— Ох! Здесь вообще-то мое место! — раздался злобный голосок одной из девушек, которая только что вошла и обратилась к Катрин Мидлтон.

— Лорейн! Мы пришли первые и тут не написано, что место твое, — обманчиво спокойно ответила та. — Так что уйди из мох глаз.

Катрин даже фальшиво улыбнулась.

— Но уж нет! Я тут буду сидеть! — Лорейн начала демонстративно втискиваться на лаве возле Мидлтон, грубо ее подвигая.

— Я же попросила тебя исчезнуть! — вдруг вскрикнула Катрин и резко оттолкнула Лорейн. Та от неожиданности слетела с лавы и упала на каменный пол. Благо, ковры были застелены…

— Ты ответишь за это! Ты пожалеешь! — шипела встающая с пола Лорейн. Она поправила платье и серых глазах было столько ярости и ненависти, что таким взглядом только убивать можно. Затем Лорейн ушла в тот конец зала, где как раз ужинали сестры Лоувед.

— Подвиньтесь! — грубо и надменно произнесла она, нависая над Деми.

— А здесь вообще учат манерам? Или из леса не только нас привезли? — спокойно спросила Деми.

— Да что ты себе позволяешь, деревенщина? — взвизгнула в ярости Лорейн.

— Хочешь еще на полу поваляться? — уже злорадно спросила Деми и резко встала.

— Ах ты дрянь! — заорала Лорейн и размахнулась, чтоб залепить пощечину, но Деми перехватила ее руку и вывернула за спину. Лорейн не ожидала такого, взвизгнула и отпрянула назад.

— Я тебя уничтожу, дикарка! — прошипела поверженная Лорейн и демонстративно выбежала из трапезной. Сегодня ее сильно унизили и вывели из себя, так что оставаться ужинать она не стала.

Бледная Мари вообще застыла. Она была довольно тихим и неконфликтным человеком. Любая ссора выводила из равновесия.

— Первый день, а уже столько врагов нажили… — произнесла Мари с тревогой. — Нам надо быть аккуратнее…

— Да уж…тут самое настоящее змеиное гнездо! — Деми зевнула и добавила. — Пора бы нам отдохнуть, сестренка, и лечь спать пораньше. Дорога вымотала. Доползти бы до своей комнаты…

Джилл уже приготовила постель, которая пахла лавандой и хвоей. Девушки забрались под теплое шерстяное покрывало и мгновенно провалились в сон.

+++

Подъем был ранним, с восходом солнца. Собранные и серьезные сестры Лоувед спускались по винтовой лестнице вниз. Завтрак оказался весьма легкий и скромный, так как с утра знатные девицы много не едят, да и было время Великого Поста. Перед трапезой прочли общую молитву, благословляя новый день.

Занятия проходили в довольно просторном помещении с большими окнами. Пришедшие зевающие ученицы рассаживались за деревянные парты-столики по двое. Мари растерянно озиралась, соображая, куда бы сесть.

— Ваше место позади всех, как и полагается деревенщине, — злорадно прошипела вошедшая следом Катрин.

Она была в изумрудном изящном платье, которое ей необычайно шло. Скромное и закрытое, как раз предназначено для занятий. Леди Катрин Мидлтон имела безупречный вкус и была образцовой ученицей госпожи Терезы.

Строгой формы у учащихся не было, им позволялось одевать свои платья на выбор, но с учетом некоторых ограничений. Глубокие декольте и драгоценности не разрешалось носить на занятия, чтоб не отвлекаться попусту да и привить молодым особям скромность и сдержанность во всем.

Катрин и Миранда принялись располагаться за передней партой.

— Ну чего стоите? Вам было сказано идти назад, за последнюю парту! — надменно произнесла Миранда.

— С кем тут разговаривать? Здесь у каждого свое место, а ваше либо сзади, либо вообще в лесу среди зверей! — раздраженно произнесла Катрин.

— Это мы еще посмотрим… — ответила Деми задумчиво.

Сестры действительно сели позади всех, так как за каждой воспитанницей было закреплено свое место и две последние парты пустовало.

— Я ей устрою зверей и лес… — злорадно прошептала Деми себе под нос.

Когда в учебное помещение вошел невысокий и худощавый мужчина, девушки встали и склонили головы в знак приветствия своего наставника. Господин Говард Лиггс вел такие предметы, как религия, риторика, арифметика, чтение и письмо. Также азы истории и географии. Он немного хромал и постоянно поправлял свои зализанные назад седые волосы. Цепким взглядом отметил новеньких девушек Лоувед. Аккуратно снял свой плащ и повесил на железный крючок. Голос Лиггса был размеренный и монотонный, некоторые девушки сонно клевали носом, но Деми и Мари жадно слушали.

— Графство Грандвелл присоединилось к территориям королевства Уессекс во время правления Георга Грандвелла, который присягнул на верность королю Альфреду Великому. Когда король был в изгнании, он собрал партизанский отряд преданных ему людей, среди которых был Георг Грандвелл, — вещал учитель с гордостью. — Постепенно создали сильную армию и в году 878-м осадили лагерь викингов при Этандуне. Осада длилась две недели, враги не выдержали голод и сдались…

В этот момент Деми подняла руку.

— Что, дитя? Вы хотели что-то спросить? — вежливо обратился Лиггс.

— А почему король был в изгнании? — спросила Деми. Ей было необычайно интересно.

Глаза наставника радостно блеснули. Он любил, когда проявляли интерес к предмету.

— Король хотел перемирия с викингами и в какой-то момент им удалось прийти к согласию… Желанием и идеей Альфреда Великого было и есть положить конец кровопролитным столкновениям данов и англо-саксов. Ведь войны тормозят развитие всего. Так вот, Альфред долго вел переговоры с королем данов Гутрумом и тот согласился на перемирие, но при условии выплаты огромного откупа. И это был единственный выход. Но многие представители знати короля не поддерживали. Да и недовольных его суровым правлением хватало. Затем ко всему этому в рождественский день случилось нападение данов-викингов под предводительством Гутрума на резиденцию короля и Его Величеству удалось сбежать с помощью преданных ему людей…

Урок был интересным для Деми. Она внимала каждому слову учителя и жадно поглощала информацию в то время как многие тихо зевали. Да и зачем забивать прелестные головы нудными россказнями наставника, если основная задача удачно выйти замуж?

Далее следовали уроки танцев, музыки и придворный этикет — как правильно делать реверансы, как держать осанку, как отвечать на вопросы и принимать гостей…

— Это же выдержать невозможно, — злобно шептала Деми. — За что мне такие пытки?

Если у Мари особых проблем с вышеперечисленным не было, то Деми с первого урока танцев стала мишенью для насмешек надменных девиц, которые значительно преуспевали. Обучала их сама госпожа Тереза. Глядя на потуги Деми она лишь сокрушительно качала головой и поджимала губы, мол, не выйдет с тебя ничего путевого.

— Тебе нужно очень много над собой работать, Деми Лоувед, — сухо прозвучал вердикт.

Деми не обращала внимание на насмешки девушек, хотя было немного обидно. Ее мысли были поглощены рассказами наставника Лиггса. Ведь это гораздо интереснее, чем танцы и игра на лютне. Вот если бы еще рассказывали про оружие, про военные маневры…

— Джилли, а в графстве есть школа для юношей? — поинтересовалась Деми у служанки, когда наконец-то оказалась в своих покоях.

— Есть. Но не на территории крепости, а за пределами. Там у них все по-другому… Иногда молодых учеников Его Светлость приглашает в замок на разные празднества, — мечтательно закатила глаза Джилл и затем вздохнула. — Тогда у челяди много работы…

Время близилось к ужину и Мари немного вздремнула.

— Милая Джилл, — прошептала Деми. — А покажи мне, где покои Катрин. Прямо сейчас тихонечко сходим…

— Хорошо… Но зачем Вам? — встревожилась служанка.

— Просто покажешь где и уйдем. Обещаю интересное событие! — хохотнула Деми.

— Она ведь кузина Его Светлости… Сама леди Мидлтон…

— Уже об этом слыхала. А интересно, она лягушек боится?

Глава 6

Вечерние коридоры замка освещались факелами. За окнами близились сумерки и Деми сочла весьма интересным развлечением прогуляться по ним. В основной башне, где располагались покои Его Светлости Деми еще не была. Ей ужасно захотелось пройтись и осмотреть галерею портретов рода Грандвелл. Дорогу туда девушка уже знала.

Между двумя башнями был переход-коридор с небольшими отверстиями-бойницами в стенах. Шаги Деми отдавали звонким эхом, но вдруг она остановилась и замерла. На каменных стенах красовались портреты и фрески. Так красиво и торжественно… В свете факелов и свечей будто оживают лица предков рода Грандвелл.

Внимание Деми привлек портрет, изображавший воина с длинным копьем и темными, казалось безумными глазами. Чем-то похож на Его Светлость… Девушке стало немного жутко, но безумно интересно.

Вдруг послышались шаги и в мрачном коридоре возникла темная фигура Эрика. Он медленно приблизился к Деми, разглядывая ее в упор своим немигающим, тяжелым взглядом с долей любопытства. Девушка вздрогнула и застыла.

— Это мой дед, Айк Грандвелл по прозвищу Дикий, — Эрик указал кивком на портрет, который разглядывала Деми. Он подошел совсем уже близко, остановившись прямо за ее спиной. — Дед возвел первую деревянную крепость как раз на этом месте, где мы сейчас находимся. Окружил ее глубоким рвом и частоколом. На деревянные пики он нанизывал головы врагов, которые беспощадно рубил. За это и заслужил прозвище Дикий.

Голос Эрика был довольно низким и хриплым. Деми оцепенела от неловкости и страха. Он стоял сзади, едва касаясь ее. Девушка буквально спиной ощущала давящую энергетику и тяжелое дыхание. Провалиться бы сквозь землю, но любопытство взяло верх.

— А кто эта женщина с рыжими волосами? — спросила она тихо, указывая на неизвестный портрет.

— Моя бабушка, Эрна. Когда викинги напали в очередной раз на деда, он их нещадно порубил. Среди них была эта женщина. Айк сохранил ей жизнь и взял себе, как трофей. Затем полюбил ее и сделал своей. Так что моя бабушка была викингом. У них родился сын Георг, мой отец. Вижу, тебя интересует родовое дерево Грандвелл? — спросил Эрик.

— Д…да, Ваша Светлость… очень интересно! А это Ваш отец? — Деми указала на портрет Георга.

— Именно. Он умер два года назад. Тяжко болел… Сильно пострадал в сражении с данами при Этандуне в 878-м и это подкосило его здоровье. Там сражались и мы с Петером… Победа была тогда за нами. Гутрум не выдержал осады. Остатки вражеского отряда гнали вдоль Темзы… — задумчиво рассказывал Эрик, вспоминая события тех времен. — Тебе действительно это интересно?

— Очень! — не задумываясь ответила Деми. — А кто эти женщины?

— Это моя мать Амалия Мидлтон и ее сестра Агата, мать Катрин.

При воспоминании о Катрин Деми немного взбодрилась. Нужно ее проучить! Ведь план уже созрел…

— Тебе на ужин не пора? — Эрик немного отошел и прищурился, все так же разглядывая девушку своим диким взглядом.

— Я как раз собиралась, — пробормотала робко Деми.

— Впредь постарайся не бродить по темному замку в одиночку, — прозвучало, как приказ. Стальные нотки в голосе и этот жуткий взгляд… Затем Эрик развернулся и уверенными шагами удалился в сторону своих покоев.

Лоувед будто отмерла и спешно направилась на ужин. Сколько же загадок и историй хранит эта крепость и род Грандвелл…

Глава 7

На следующее утро Деми встала еще до восхода солнца. Едва забрезжил рассвет, она тихонько оделась и выскользнула из комнаты с тканевым мешком в руках. Мари еще спала.

Девушка тихо спустилась во двор и незаметно прокралась к декоративному пруду, где обитали лягушки. Весеннее утро было прохладным. Мокрая трава с капельками росы холодила ноги, Деми огляделась по сторонам, сильнее завернулась в свой плащ и присела в поисках несчастных земноводных. Они были повсюду, наполняя пространство интенсивным кваканьем.

Наполнив мешок лягушками, довольная Лоувед тихо прокралась назад, в свою башню. Охрана не обращала на Деми внимания, приняв за служанку. Ведь челядь вставала еще до восхода солнца, принимаясь за свои обязанности.

— Госпожа Деми! Я Вас искала! Мари только что ушла на ужин, она сильно волновалась о Вас… — встревоженная Джилл встретила Лоувед в комнате, наблюдая в ее руках мешок.

— Все в порядке, Джилл. Нужна твоя помощь. Надо отвлечь служанку Катрин и Миранды. Вымани ее из их покоев, желательно прямо сейчас…

— Но… Что Вы задумали?

— Выполни мою просьбу и потом все узнаешь, — коварно произнесла девушка.

+++

Едва успев на утреннюю молитву к завтраку, Деми взглядом нашла в трапезной Мари и поспешила к ней.

— Ты где была? — тревожно прошептала та.

— Потом расскажу, — ответила Деми с ехидной улыбкой.

После завтрака до начала первого урока был запас времени и девушки возвращались в свои покои. Как раз в тот момент, когда сестры поднялись по винтовой лестнице к себе раздался оглушительный визг в районе второго этажа. Такой пронзительный и истеричный, будто кого-то убивают. Вокруг сразу все засуетились, воцарилась паника…

— Пресвятая Дева, что это? — прошептала Мари в ужасе.

Деми лишь пожала плечами.

— Подозреваю, кто-то панически поится лягушек…

+++

— Это она! Это все она!!! — истерично кричала Миранда, едва Деми и Мари вошли в помещение для учебы. — Они по всей комнате! Эти мерзкие жабы! Я теперь там спать не смогу-у-у!!!

Катрин Мидлтон гневно сверкала глазами, буквально убивая взглядом.

— Маринда, возьми себя в руки, — холодно произнесла госпожа Тереза, которая выслушивала отчаянные вопли. Подняла резкий взгляд на Деми и спросила:

— Это твоя работа?

Деми жутко не любила врать, но в этот раз пришлось.

— О чем Вы? — спросила весьма удивленно.

— Ты прекрасно знаешь, Лоувед. Отвечай! Это правда, что ты принесла в покои Катрин и Миранды лягушек? — голос Терезы был сдержан, но отдавал сталью.

— Это клевета. Я тут не при чем, — спокойно и уверенно врала Деми, ведь прямых доказательств нет. Мало ли врагов у этой Катрин?

— Что ж… Надеюсь, виновный признается. Ведь этот мерзкий проступок сотворил кто-то из вас, юные девы? И раз никто не признается, то все остаются без обеда. Это мое наказание.

На сестер Лоувед устремились злые взгляды. Многие были уверены, что это именно они виноваты, но саму Деми совесть не мучала. Пропущенный обед ее не пугал, а вот месть удалась и этот факт безумно радовал.

Вместо трапезы девушки направились в библиотеку, где хранились ценные литературные труды, фолианты и рукописи. Сидя на лаве и читая, Мари подняла голову, глянула на сестру и обреченно прошептала:

— Теперь тут наши враги абсолютно все…

Да, теперь с сестрами Лоувед никто не разговаривал. Их и так не особо жаловали, а тут вообще полный бойкот. По этому поводу сильно сокрушалась Мари, а вот Деми было абсолютно все равно. Радовал лишь наставник Лиггс, который всегда рассказывал что-то интересное и познавательное.

Деми делала успехи по арифметике и риторике. Она обладала хорошей памятью и живым умом. Наставник лишь день ото дня радовался ее прогрессу в учебе.

Мари же больше любила уроки дворцового этикета, танцы и музыку. Она обладала приятным голосом и хорошо играла на лютне.

Так прошла уже неделя. Каждодневные занятия, ранние подъемы и, наконец-то, долгожданный выходной. В субботу разрешалось поспать немного дольше.

С сестрами Лоувед из учениц по-прежнему никто не общался. Их считали изгоями и недостойными внимания. Верной подругой сестер была только Джилл, которая полюбила простых и незаносчивых девушек. Упрекала Деми за выходку с лягушками.

— Теперь у вас совсем не будет подруг, — сетовала она.

— Переживем… — лишь отвечала Деми.

— Кстати, скоро Пасхальные празднества… Готовьте нарядные платья! Его Светлость пригласит в замок гостей, будут турниры и охота! Эх, и банкет, естественно… И танцы… Поговаривают, приедет сама графиня Рендл, — воодушевленно вещала Джилл.

— Кто она такая? Какая-то весьма знатная особа? — спросила Мари.

— Да! Из соседнего графства Рендлшир. Невеста Его Светлости! У них осенью будет свадьба…

Деми лишь грустно вздохнула. Настроение немного испортилось, хотя она и не понимала причину, лишь молвила:

— Надеюсь выпадет возможность пострелять из лука на состязаниях…

Глава 8

Небольшое графство Рендлшир раскинулось у берегов реки Темза. Доступ к воде, безусловно, это огромный плюс для сельского хозяйства и людей в целом. Но это было и небезопасно, так как по реке периодически приплывали драккары с викингами. Не смотря на установленный мир между ними и англо-саксами, иногда случались набеги данов на поселки Рендлшира под предводительством воина-конунга Ульвара по прозвищу Медноволосый. Он нагонял страх и ужас на всю округу графства. Неугомонный викинг даже ослушивался своего короля Гутрума, который заключил с англосаксами мир и принял христианство. Ульвар же был убежденным язычником и почитал бога Одина. Но также и предан своему королю, которому служил и не раз спасал жизнь. По данной причине Гутрум периодически закрывал глаза на ситуацию с набегами Ульвара, обойдясь выговором.

Потому графство Рендлшир взяли под свою защиту воины графа Грандвелла. Находясь на службе у Альфреда Великого, Эрик был обязан помогать королю защищать Уэссекс, предоставляя своих людей для королевской армии. Отражая атаки викингов на берегах Темзы, Грандвелл оказывал огромную услугу как и королевству вцелом, так и графу Кристиану Рендлу, хозяину Рендрлшира. Тот являлся соратником, советником Эрика и кузеном его невесты — Малинды Рендл.

Кристиан был жестким управителем своих земель. Высокий и худощавый мужчина, с резкими чертами лица и носом с горбинкой. Русые прямые волосы зализаны назад.

Обрел славу беспощадного человека, который практически всегда убивал пленных. Кристиан являлся личным кровным врагом Ульвара, так как забрал жизнь его брата, Одда. Последний, к своему несчастью, попал к Рендлу в плен. Ульвар хотел выкупить своего брата, но граф его показательно казнил и прислал отрубленную голову конунгу.

Эрик не оправдывал поступка своего соратника и будущего родственника. Ведь все можно было решить мирным путем и прекратить вражду хотя бы временно. Но выбор делает каждый сам за себя.

+++

В долгожданный выходной день, когда Джилл и Мари ушли на прогулку по аллеям замка, Деми решила посетить библиотеку и немного почитать. Ее привлекали рассказы очевидцев-мореплавателей, которые были переведены на англосаксонский. В поместье Лоувед и близко не было столько фолиантов.

Деми спускалась вниз по винтовой лестнице и на уровне второго этажа увидела, как в одном из коридоров мелькнула фигура Лорейн. Девушка, будто, пряталась от кого-то… Деми остановилась. Сердце кольнуло какое-то тревожное чувство наряду с банальным любопытством. Она вдруг решила проследить за Лорейн. Предельно тихо последовала за ней. Подкравшись ближе и спрятавшись за уступ в стене, Деми увидела в руках Лорейн два небольших кубка, видимо чем-то наполненных. Девушка остановилась, опасливо огляделась по сторонам, поставив их на каменный выступ стены и извлекла из выреза декольте маленькую коробочку размером с перепелиное яйцо. Затем открыв ее, высыпала оттуда какой-то порошок в один из кубков. Поспешно закрыла эту коробочку и спрятала назад в свое декольте.

Лорейн взяла кубки в руки и уверенной походкой последовала в конец коридора, где находились покои Катрин и Миранды. Деми тихо следовала за ней.

Дверь в комнату девушек была приоткрыта, оттуда доносились голоса. Видимо, Катрин устроила подобие девичьего собрания у себя в покоях, где ученицы скрашивали свой досуг, обсуждая разные новости и сплетни.

Лорейн шире открыла деревянную дверь и вошла в помещение.

— Лорейн? Зачем явилась? — прозвучал недовольный голос Катрин.

Деми притаилась прямо возле приоткрытой двери, заняв такое положение, чтоб видеть происходящее в комнате.

Девицы вальяжно располагались на оббитых бархатом креслах и на кроватях. У Миранды на коленях сидела маленькая декоративная собачонка на подобии болонки. Такую роскошь могли себе позволить лишь знатные и богатые люди.

«Собак любит, а лягушек нет…», — подумалось вдруг Деми.

— Я хочу помириться с тобой, Катрин. Я осознала свое плохое поведение и намерена извиниться и попросить прощение… — голос Лорейн звучал виновато.

— С чего бы вдруг? Тебе от меня что-то нужно? — ехидно спросила Мидлтон.

— Я хочу лишь примирения с тобой. Я обещала госпоже Терезе, что мы помиримся и сама этого желаю! Именно за этим я пришла…

Катрин недоверчиво прищурилась, чуть подумав, молвила:

— Проходи. Присаживайся к нам. А что у тебя в руках?

— Я принесла немного красного вина в знак примирения для нас. Раздобыла на кухне специально…

Данный напиток девушкам пить запрещалось, если это не празднества. Воспитанницам это было непозволительно. Но правила иногда тайно нарушались…

— Даже так? — Катрин лукаво улыбнулась. — Вина я бы выпила…

В следующий момент Лорейн протянула ей один из кубков и та взяла.

— В знак нашей дружбы… — спокойно произнесла Лорейн и наполненные серебряные емкости слегка соприкоснулись. Она первая сделала глоток. Видно, порошок был в другом кубке… Катрин не спеша поднесла налитое вино к своим губам…

— Не пей!!! Она туда что-то насыпала! — резкий голос Деми заставил всех вздрогнуть и ахнуть.

— А ты что здесь делаешь, мерзкая селянка? — прошипела Лорейн, обернувшись к дверям.

— Просто стало интересно, зачем ты в чашу Катрин насыпала какой-то порошок. Ведь явно же не с хорошими намерениями, — спокойно и уверенно произнесла Деми. — Я бы на твоем месте это не пила, Катрин. Хотя дело твое… Кстати, в ее декольте эта самая коробочка с порошком…

Лорейн побледнела. Ее губы задрожали от страха и ярости.

— Милая Лорейн… если Лоувед врет, то чего ты боишься? Испей из моего кубка и докажи, что это клевета, — елейным тоном произнесла Катрин и протянула свое вино Лорейн.

— Ты мне не веришь? После выходки с жабами ты ей веришь больше? — пыталась оттянуть момент истины испуганная девушка.

— Пей вино из этого кубка, Лоурейн! — уже жестко произнесла Катрин.

— Не… не стану я… — не успела договорить свою невнятную фразу, как Катрин сорвалась с кресла, схватила испуганную Лорейн одной рукой за волосы, а второй попыталась ее насильно напоить. Но та, сопротивляясь, отшвырнула от себя кубок. Посудина с вином со звоном упала на пол. В следующее мгновенье маленькая собачонка, которая дремала на коленях у Миранды, соскочила вниз и принялась нюхать красную лужицу разлитого вина. Затем начала лакать эту жидкость с пола.

— Фу! Прекрати! — крикнула Миранда, но было поздно. Животное замерло и немного шатаясь, отползло чуть в сторону и забилось в судорогах.

— Дрянь! Я тебя убью! — завизжала Миранда. — Она хотела отравить Катрин!

В следующую секунду, отойдя от шокового зрелища, Мидлтон схватила Лорейн и начала ее лупить. К ней присоединилась Миранда. Кто-то из девушек звал охранников.

Деми быстро подобрала трясущуюся собачку с пола и мигом побежала к себе в покои.

Едва очутившись в комнате, она намотала быстро на свои пальцы какую-то тряпицу и засунула руку в пасть животного в попытке вызвать рвоту. Может еще удастся спасти бедолагу…

Глава 9

— Что теперь с ней будет? Надеюсь, наказание будет суровым… — холодный голос Катрин эхом отражался от каменных стен огромного зала.

— Через час она покинет мое графство и с позором отправится к себе домой. Её отец предан мне, он хороший воин и состоит в совете. Если бы не этот факт, Лорейн бы приговорили к казни или в лучшем случае долгие годы в подземелье… Но поверь, отец ее накажет и кто знает, может и смертная казнь была бы гуманнее… — Эрик чеканил каждое слово. Затем плотно сжал челюсти, он был в ярости. Покушение на свою кузину воспринимал, как личное оскорбление.

— Да уж… Подумать только, что я обязана жизнью Лоувед. Если бы не она, я бы подохла, как несчастная собачка Миранды… Бедняга заливается слезами, слуги куда-то вынесли мертвое животное, — произнесла Катрин с горечью.

— Лорейн призналась, что хотела тебя отравить и коробочку от яда подкинуть Лоувед и таким образом навредить вам обоим, — сказал Эрик.

— Глупая дрянь! — процедила Катрин. — Надеюсь ее жестоко накажут за такое…

+++

В замке была оживленная атмосфера. Все обсуждали случившееся, обильно приукрашивая историю разными сплетнями.

— Госпожа Деми, Вы героиня. Спасли Катрин… — благоговейно лепетала Джилл.

— Не называй меня госпожой. Меня это бесит. Хоть ты и прислуга, но для тебя я просто Деми. Хотя бы наедине…

Вдруг в коридоре замка послышались громкие шаги и раздался стук в дверь.

— Войдите, — Деми встала, вытирая мокрые руки хлопковым полотенцем.

Открылась дверь и в комнату вошел охранник Джон, верный подданный Эрика. Суровый воин вдруг улыбнулся девушкам.

— Граф ждет Вас в приемной зале. Прошу последовать за мной. Прямо сейчас.

Деми кивнула и молча вышла следом за мужчиной по длинным коридорам замка.

В довольно просторном помещении было прохладно. Оно служило, как приемная для посетителей и канцелярия. Каменные стены украшены фресками и шкурами диких хищных животных. Тут хранились разнообразные пергаменты-документы в массивных деревянных шкафах. У окна стоял огромный дубовый стол, за которым восседал граф Эрик, внимательно изучая очередную рукопись.

Деми так и не успела толком привести себя в порядок и прихорошиться. На ней было скромное коричневое платье с кремовыми вставками. Волосы распущены, лишь пряди подобраны над висками и заколоты.

Девушка вошла в зал и остановилась у дверей. Не было особого желания близко подходить к графу… Лучше держаться как можно дальше…

— Подойди, — Эрик поднял голову, отвлекаясь от пергаментов и рукой указал на большое массивное кресло напротив его стола.

— Ваша Светлость… — скромно склонила голову в знак приветствия и села на указанное место.

Граф с любопытством рассматривал девушку своим тяжелым взглядом темных глаз, который был для нее словно пытка. Будто зрит в самые тайные уголки ее души и пытается там что-то отыскать…

— А теперь ты расскажи, как все происходило. На счет ситуации с Лорейн. Ты следила за ней?

— Это случайно произошло… — тихо ответила Деми. Затем поведала все, как было.

— Ты знаешь, что Лорейн хотела тебя подставить? Она намеревалась подбросить тебе коробочку с остатками яда и сделать виновной в отравлении Катрин.

— Да уж… и ей бы поверили, а мне нет, — утвердительно пробормотала Деми. Стало неприятно, что она могла пострадать без вины.

— Конечно бы ей поверили. Ведь солгавшему однажды уже верить не хочется, — голос Эрика звучал холодно и со стальными нотками.

— Что Вы имеете ввиду? — встревоженно спросила девушка. — Я не…

— Твоя выходка с лягушками. Хочешь сказать, что ты здесь не при чем? — Эрик резко привстал и подался вперед, упираясь руками в поверхность стола. Этот прожигающий взгляд хуже каленого железа. — Я не потерплю ложь! Это ведь твоя работа?

Лгать ему было бессмысленно. Видит же насквозь… Деми почувствовала крайнюю степень неловкости, даже стало стыдно. Ведь стоило ожидать, что ему донесут об этой ситуации с лягушками… Вздохнула и потупила взор в каменный пол…

— Я больше так не буду… — обреченно пробормотала дрожащим голосом, раскаиваясь.

— За такую выходку следовало бы наказать, но ты спасла жизнь Катрин, — произнес Эрик и уголки его губ дрогнули в улыбке. Ему весело? Деми осмелела и подняла взгляд, недоумевая.

— Прямо интересно, как ты их ловила… этих несчастных жаб… лазила на коленях под окнами моих покоев, — ехидно произнес Эрик. Казалось, сама ситуация его забавляла.

— Я не лазила на коленях! — вдруг резко возразила она и подскочила с кресла. — Не составило труда их насобирать… У лягушек как раз брачный период и они все на виду… — оправдывалась Деми.

Эрик вдруг рассмеялся. Лоувед замерла от такого зрелища с приоткрытым ртом, разглядывая графа. Ведь сейчас он совсем на себя не похож… Уже не такой жуткий… Да, он реально красивый. Мужественные черты лица, будто выточены из камня. Темные густые длинные волосы распущены и причесаны назад. Черная туника с небольшим грудным разрезом, края которой отделаны серебреной каймой. Под одеждой просматривается мощная мускулатура. Граф часто тренировался с мечом и брал участие в турнирах и поединках. В боях проявлял мужество и отвагу… Деми вдруг представила на секунду, как касается его жилистой грубой руки, ведет пальцами вверх… Дотронуться бы до этих губ… Бррр… Что за мысли?

— Ты спасла мою кузину. Что ты хочешь в качестве благодарности? — вопрос Эрика спустил на землю.

— Я ничего не хочу… Рада, что все обошлось, — ответила растерянно Лоувед.

Граф взял из шкафа небольшую деревянную шкатулку, открыл ее и достал оттуда элегантный серебряный браслет с большим рубином.

— Это тебе. Дай руку, — он мгновенно приблизился. И когда девушка протянула ему свою руку, граф одел украшение на ее запястье. Чуть задержал в своих ладонях белую хрупкую кисть, едва касаясь кожи… У Деми мурашки по спине побежали от этого прикосновения. Казалось, он нехотя разорвал тактильный контакт, скользнув грубыми шершавыми подушечками своих пальцев по ее руке…

— Это небольшая благодарность, раз ты ничего не просишь, — низкий хриплый голос завораживал. — Тогда еще и Катрин тебя отблагодарит отдельно. Можешь быть свободна, Лоувед.

Глава 10

— Деми Лоувед? Вы ли это или я вижу мираж? — знакомый приятный голос раздался за спиной, когда девушка поспешно шла по коридору замка, погруженная в собственные мысли после беседы с графом. Она резко обернулась и увидела Петера. Тот широко улыбался.

— Ваша Светлость? — Деми улыбнулась в ответ.

— Да какая «Ваша Светлость»? Для тебя я просто Петер! — его голубые глаза излучали искреннюю радость. Казалось, в них плещется само солнце. — Ты наконец-то здесь! Я только что прибыл из Уинчестера… Ты вместе с сестрой?

— Да. Мы с Мари стараемся привыкнуть…

— Я уже наслышан про недавние события… Расскажешь? Можем прогуляться по аллее на свежем воздухе?

Петер был обаятельный и в отличии от своего старшего брата обладал легкой и располагающей к себе энергетикой. Казалось, он излучал радость и позитив. И в этом чувствовалась искренность, а не липкое лицемерие. Деми хорошо ощущала людей на уровне интуиции и Петер ее сильно расположил к себе еще с первой встречи.

— Буду рада прогуляться. Я расскажу тебе все сплетни… — она негромко рассмеялась, а Петер невольно залюбовался ею. В его глазах улавливалось искреннее восхищение. Какой же у нее красивый звонкий смех, эти карие глаза… Еще в поместье Лоувед она ему понравилась.

— Ну тогда чего мы ждем? Я так долго был в седле… Хочу пройтись и размять ноги.

Дело близилось к ужину и на улице уже начинало смеркаться. Вдоль аллей горели факелы на высоких подставках, освещая округу. Эхом раздавалось кваканье лягушек со стороны пруда и стрекотание сверчков.

Запах весны кружил голову и легкий прохладный ветерок трепал русые, волнистые и густые волосы Петера. Он откинул ладонью непослушные пряди назад. Кутаясь в длинный коричневый плащ-накидку с меховой отделкой, неторопливо шагал по аллее. Деми согласилась составить компанию.

— Представляю, как визжала Миранда… Она же панически боится жаб! — хохотал Петер. Однажды, будучи еще детьми, я словил ужа и выпустил на ее кровать… Она орала, как сумасшедшая, приняв его за змею. Я веселился, но не долго… Потом отец меня наказал. Хм… лупили розгами и лишили ужина. Спина долго болела и Миранда на меня сильно обиделась…

— Ваш покойный отец был, наверное, суровым… — задумчиво произнесла Деми.

— Как и все отцы, — пожал плечами Петер. — Воспитывал нас, как воинов. Еще с ранних лет юности брал в походы. На мое пятнадцатилетие он подарил мне двуручный меч, который выковали специально для меня. Я долго его разглядывал, как самое ценное сокровище… На эфесе меча сделали красивую гравировку с моим именем и родовым гербом Грандвелл. С того дня я начал серьезно тренироваться и брат меня учил. Он уже многое тогда умел, как- никак, на десять лет меня старше… Эрик был уже тогда опытным воином и нещадно выжимал из меня соки на тренировках… У нас большая коллекция оружия… как-нибудь покажу, если интересно…

— Конечно! — глаза Деми загорелись азартом. — А я люблю стрелять из лука! Меня научил Ден, наш с Мари друг детства… Я свой лук привезла с собой и вот хотела спросить… А могу ли я взять участие в соревновании по стрельбе из лука во время пасхальных празднеств?

Петер удивленно изогнул бровь и хохотнул. Деми восхищала его все больше…

— Я хочу на это посмотреть! Будет весело! Для начала съездим за территорию крепости на место тренировок и ты мне покажешь свои способности! — загорелся Петер. Его голубые глаза задорно блеснули, на устах играла предвкушающая улыбка.

— Пресвятая Дева! Ты исполняешь мои мечты! — вдруг радостно захохотала Деми.

— Предлагаю прямо завтра после воскресного богослужения! — воодушевленно предложил парень.

Какое-то время они еще прогуливались и увлеченно беседовали, рассказывая друг другу забавные истории из детства. Говорить о грустном совсем не хотелось. Казалось, тандем Петер и Деми создан для того, чтоб шутить и смеяться.

+++

Перед самим ужином в комнату сестер Лоувед пожаловали гости. Девушки уж никак не ожидали увидеть на пороге своих покоев Катрин и Миранду.

— Пригласишь? — командным тоном спросила Катрин.

— Проходите, — ответила Деми весьма сдержанно.

— Ты спасла мне жизнь… эта змея меня бы отравила… Я вела себя грубо вначале нашего знакомства, признаю… Предлагаю дружбу, — Катрин Мидлтон вещала в своей обычной холодной манере, но слова звучали искренне. — Если бы не твое вмешательство, то мой хладный труп зарыли бы уже в землю… меня бы постигла участь несчастной собачки Миранды…

— Ты о чем? Да жива ваша собачка! Вон, спит в углу, я ей подстелила даже… — улыбнулась Деми. — Уж простите, что раньше не сообщила… Совсем забыла…

— Моя Лулу! — истерично пискнула Миранда. Собачка как раз проснулась и посеменила к хозяйке, чуя знакомый запах.

— Она жива? Но как? — удивленно спросила Катрин, приподняв брови.

— Вовремя вызвала у нее рвоту… Потом насильно отпаивала водой со специальным снадобьем… В общем, успела… — бормотала Деми. — Ведь думала уже, что подохнет… Потом она долго спала… Слабенькая еще…

— Ты и Лулу мою спасла… — благоговейно протянула Миранда. В ее серых глазах больше не было и тени надменности, даже блеснули слезы радости. — Прости нас, Деми…

Глава 11

В трапезную девушки спустились вчетвером. Катрин пригласила сестер Лоувед присесть рядом, демонстрируя знаки своего расположения и дружбу. Остальные воспитанницы уже иначе смотрели на них. С любопытством и долей восхищения. Как же быстро все изменилось… вчера еще была вражда и неприязнь, а сегодня уже совершенно иное отношение.

После вечерней трапезы перед сном Катрин пригласила в свои покои несколько подруг, в том числе и сестер Лоувед. Девичьи посиделки за вышивкой и сплетнями были обычным делом, тем более в вечер выходного дня. Катрин достала из своего тайника припрятанное вино и угощала девушек. Необходимо было обсудить наряды на приближающиеся Пасхальные празднества, перемыть косточки всем воспитанницам, обсудить потенциальных женихов… А еще и появились новенькие в приближенном к Катрин кругу. Надо же познакомиться поближе…

— Это правда, что ты умеешь стрелять из лука? — удивленно спросила Энн у Деми, одна из присутствующих.

— Я помню, как ты в трапезной вывернула Лорейн руку! Ты умеешь драться? — уже пораженно спросила Агнесс, вторая из подруг.

— А говорят, что ты знахарка… — таинственно протянула уже третья, Эррол.

— Это все правда! — утвердительно ответила Катрин вместо смущенной Деми. — А еще мы все завтра с Петером едем на прогулку за пределы замка. Деми будет стрелять на тренировочном поле!

Девицы пораженно ахали. Лоувед изначально подала идею пригласить всех, так как один на один с Петером путешествовать считалось неприличным.

— Петер такой милый… — мечтательно протянула Энн. — Только жаль, что помолвлен…

— Да? — растерянно спросила Деми, пытаясь скрыть горькое разочарование.

— Ах! Да ты не знаешь? С племянницей Ее Величества. Говорят, она совсем юная и ее зовут Этель… Вроде даже миленькая, — вещала Энн, капризно надув свои пухлые губки. А Катрин добавила:

— Петер отправится ко двору Его Величества, это договорной брак. А вот к нам сюда в замок скоро пожалует новая хозяйка… Малинда, — в голосе Катрин было столько презрения и злости. Последнее слово буквально выплюнула.

— Какая она, эта Малинда? — робко спросила Мари, уже немного освоившись среди новой компании.

— Внешне красива, как Ангел Божий… но характер… Лорейн по сравнению с ней ягненок, — ответила Мидлтон своим низким голосом, с нотками злобы. — Мой кузен давно с ней знаком… Видно, хорошо согревает его постель. Поговаривают, Эрик у нее далеко не первый… Хорошо знает, как ублажить мужчину… Как раз на праздники она должна приехать, что меня не особо радует. Мы с этой змеюкой сразу не поладили. Пока я живу в этом замке, буду стараться делать ее жизнь невыносимой… И еще у нее не менее мерзкий кузен, Кристиан. Сватался ко мне, когда при дворе его отвергла очередная потенциальная невеста… Но я сказала Эрику, что лучше отдамся викингам, чем ему. Благо, родители нашли мне жениха, кстати, при дворе…

Затем девушки обсуждали платья. Каждая хвасталась своим нарядом. Сестры Лоувед скромно при этом молчали, так как это была больная тема…

— У меня новое платье, бирюзовое с золотистой каймой-отделкой. На празднике и увидите! Не хочу сейчас доставать, — лениво хвасталась Катрин. — А вы, Лоувед? Чего носы повесили? Да знаю я, что у вас все скромно… Подберем вам достойные наряды!

Катрин указала рукой в другой конец комнаты, что был заставлен деревянными массивными сундуками с одеждой. Затем деловито добавила:

— Организуем вечер примерки для сестер Лоувед специально, но сначала посмотрю, что есть у вас. Так что будете выглядеть, как настоящие придворные дамы!

+++

Уже давно Деми не просыпалась в таком прекрасном настроении. Даже тот факт, что Петер помолвлен не омрачал это воскресное утро. А чего было ожидать? Ведь он Грандвелл, а кто она? Да, была лишь легкая грусть… Договорной брак это не по любви. И Петер так на нее смотрел вчера… А сегодня они вместе будут прогуливаться верхом вместе, знакомиться с окрестностями у крепости Грандвелл. Он обещал показать местное озеро и самое главное — стрельба из лука!

После воскресного богослужения в деревянной церквушке, которая располагалась во дворе замка и легкого завтрака, со стороны конюшен выдвинулась верхом веселая компания девиц-воспитанниц в сопровождении Петера и служанки Катрин.

У сестер Лоувед были свои собственные лошади, на которых они прибыли из Приграничного поместья и скромные, но удобные костюмы для езды верхом. Девушки уверенно держались в седле, так как верховой ездой занимались с самого детства. Дядюшка Ник купил им лошадей. Деми назвала своего коня Лучик из-за светлой полоски на боку.

Граф Эрик стоял у окна своих покоев для приема гостей и наблюдал за девушками и остальной компанией. Еще вчера Петер сообщил про эту прогулку. Эрик одобрил, но напомнил:

— Во второй половине дня собирается совет, так что ты должен быть там. Надеюсь, успеешь нагуляться. И на счет участия Деми в турнире… тебе не кажется, что для знатной и молодой девушки это слишком дерзко?

— Но брат! Она же так хочет! У нее так глаза горят из-за этого! Давай я проверю ее способности и потом решу? — воскликнул Петер, буквально умоляя.

— Ладно. Только на совет не опаздывай, — холодно ответил граф.

Эрик видел, что Петеру нравится Деми. Слишком хорошо знал своего брата и без слов понимал. И вся эта ситуация ему не нравилась. Скоро ведь младший Грандвелл отправится ко двору, заключит выгодный брак и выкинет эту девчонку из головы. А она? А он ей нравится? При этих размышлениях Эрик неосознанно сжал руку в кулак, ощущая некое подобие ярости. Что за чувство? Раннее такого не испытывал никогда…

Глава 12

Весеннее теплое солнце ласкало своими лучами сотворенную природой красоту, будто согревая саму душу. У подножия родового замка Грандвелл раскинулось множество поселков, зеленых лугов и полей. Дивной музыкой звучало пение птиц и дыхание легкого ветра.

Веселая компания всадников миновала рощу по широкой тропе, которая вывела прямо к озеру. Петер спешился первым и помог девушкам слезть с лошадей, галантно подавая руку.

— Организуем небольшой пикник тут, — с легкой улыбкой сказал он. — Место подойдет?

— Великолепно! — воскликнула Катрин и едва ступив на землю, уже отдавала соответствующие распоряжения своей служанке.

Прибывшая компания расположилась на деревянных бревнах, которые там уже лежали, видно, уже не раз использовались в таких целях. На земле же расстелили небольшое подобие покрывала, на котором разложили закуски. Петер взял с собой бутыль красного вина.

— Немного отдохнем и пойдем на тренировочное поле для стрельбы из лука, — обратился он к Деми, разливая напиток в небольшие серебряные кубки. — Там есть готовые мишени. Я тоже захватил свой лук и стрелы.

Затем парень присел возле Деми на бревне, подал ей пшеничную лепешку и кусок ветчины. В его глазах плясали озорные солнечные зайчики, а на устах играла улыбка. Деми невольно улыбнулась тоже. С таким человеком, как Петер она бы шла рука об руку всю жизнь… По крайней мере именно тогда так казалось, да и пускай бы этот день никогда не заканчивался…

Привязав коней к деревьям, веселая и сытая компания двинулась пешком к стрельбищам, смеясь и шутя. Скромная Мари подружилась с Эррол, они всю дорогу что-то оживленно обсуждали. Катрин же с важным видом уверенно шагала с остальными, ведя непринужденную беседу.

Через какое-то время младший Грандвелл привел девушек в назначенное место. Взорам открылось поле с круглыми поставленными мишенями. Деми и Петер уже во всю обсуждали грядущий процесс и показывали свое стрелковое оружие друг другу.

— Довольно хороший лук у тебя! — отметил парень весьма удивленно.

— Дядя Ник мне подарил в день Рождения. Он составной, очень гибкий и удобный так как сделан из древесины, рогов и сухожилий животных, — гордо вещала девушка.

— Годное оружие, согласен… Ну, вон первая мишень.

Петер объяснил Деми, где нужно стоять и куда целиться. Девушка покорно и вдохновленно выполняла все рекомендации. Все замерли, когда первая выпущенная стрела рассекла воздух. Затем вторая, третья…

— Да ты настоящий воин, Деми! — восхищенно и смеясь кричал Петер, оглядывая мишени. — Почти все попадания в центр! Была бы мужчиной, взял бы к себе в отряд лучником.

— Я могу переодеться и никто не догадается! — Деми звонко смеялась, радуясь своим успехам и прибывала в легкой эйфории.

— Но я-то буду знать… — хитро прищурился парень и шепнул ей на ухо. — И ночевать приду в твою палатку.

— Петер! — щеки Лоувед вспыхнули и они оба рассмеялись.

+++

Тяжелые ворота замка спустились по команде охранников и образовали мост через глубокий ров. Затем поднималась вверх кованная решетка из грубых металлических прутьев с острыми зубьями внизу.

Время уже близилось к обеду и путешествующие воспитанницы возвращались в замок. Лошадей отвели в конюшни на попечение конюхам.

— Кажется, у нас гости в замке! — сказал Петер. — Сегодня совет. Обычно по воскресеньям Эрик собирает преданных ему воинов и помещиков-подданных. Они обсуждают разные вопросы касательно сельского хозяйства, предстоящих походов и обороны графства. Я после обеда тоже там должен быть… Приказ брата.

— Такова судьба твоя, милый кузен! — припечатала зычно Катрин.

Веселая компания направлялась по аллее ко входу в свою башню, оживленно обсуждая успехи Лоувед на поприще стрельбы, когда раздался мужской голос сзади:

— Петер!

За ними шагал незнакомый для Деми мужчина. Но остальные видно его знали… Катрин замерла и плотно сжала губы.

— Вот не может же день быть добрым полностью… — процедила она.

— Кристиан! — кивком головы поприветствовал Петер гостя. Но особой радости от этой встречи парень не испытывал, только сдержанная вежливость.

— Ты один и столько девушек? — Тот самый Кристиан ехидно приподнял бровь. Прямые русые волосы аккуратно зализаны назад, а взгляд серых глаз цепкий и холодный. Одежда дорогая на вид, такую только знать носит. Темно-бордовый длинный плащ до колен по краям отделан золотистой каймой. Особенно притягивает взгляд массивная золотая пряжка на широком кожаном ремне, инкрустирована драгоценными камнями. Видно было по внешнему виду, что этот человек любит роскошь.

Кристиан лениво окинул стоящих перед ним девушек надменным взглядом, будто это не люди, а насекомые. Затем резко посмотрел в глаза Катрин и ухмыльнулся.

— Какая приятная встреча… Рад тебя видеть, леди Катрин Мидлтон, — произнес фальшиво-вежливым голосом.

— Граф Рендл, — кивнула ему девушка в знак приветствия, демонстрируя хорошие манеры. Затем гордо вздернула подбородок и поджала губы. — Нам пора, опоздаем на обед.

Катрин намеревалась пройти, но Кристиан схватил ее за локоть и произнес елейным тоном полу-шепотом, склонившись к уху девушки:

— Что, родители нашли уже тебе жениха? Когда свадьба? И чем тебе я не угодил? Поверь, ты бы сама приползала ко мне в постель…

Катрин вспыхнула и резко отстранилась. Ее темные глаза полыхнули яростью и ненавистью.

— Да лучше быть женой конунга Ульвара, нежели твоей! — гневно воскликнула она, зная как больнее уколоть. Катрин нарочно упомянула имя злейшего врага графа Рендла.

— Кристиан! — Петер оборвал неприятный диалог. — Нам пора!

Граф Рендл еле сдержал себя в руках, хотя его лицо исказила гримаса злобы. Молча удалился, следуя за Петером в сторону главной башни.

— Да уж… Неприятный он… — пробормотала Деми.

— Если и есть кто-то на свете более мерзкий, так это его кузина! — процедила Катрин.

Глава 13

Прибывшие в замок Грандвелл участники совета собирались в большом зале центральной башни, который служил как для проведения праздничных банкетов, так и для совещаний. Мужчины усаживались за длинный массивный дубовый стол. Во главе же совета был сам граф Эрик, восседая на массивном резном дубовом троне-кресле. На поверхности стола раскинулась огромная карта Уэссекса и соседних прилегающих территорий.

— Тревожный новости, Эрик, — вещал серьезно Кристиан. Он был напряжен. — Мои шпионы донесли, что послезавтра на рассвете даны планируют нападение на мое графство. Нужно усилить охрану на берегах Темзы и непонятно, откуда именно они придут…

Эрик глянул на карту с задумчивым лицом, явно уже что-то планируя. Затем прищурился и произнес:

— Я организую отряд и рассредоточу людей вдоль берега… Здесь. — граф пальцем указал на карте нужные места. — Кристиан же со своими людьми будет держаться ближе к замку Рендлшир…

— Что будем делать с лесными разбойниками? — спросил вдруг Кристиан.

— Сейчас это не главная проблема для нас, хотя тут тоже следует принять должное решение, — произнес один из прибывших помещиков.

— О них я сейчас думаю в последнюю очередь, — холодно и отстраненно произнес граф Эрик.

— Когда придушим Ульвара, нужно непременно устранить эту угрозу из лесов. Ведь все же со мной согласны? — окинул Кристиан взглядом присутствующих, ожидая поддержки.

— Они сейчас какие-то не особо активные, — высказался Джон, бывалый воин и доверенное лицо Эрика. — В последнее время вообще нет жалоб людей на них. Разве что нападают на тех, кто лезет со стороны Мартена. Но тех не жалко, пусть удобряют лесную почву своими костями…

— Но все же! — не унимался Кристиан. — С ними тоже надо что-то делать!

— Вернемся к этому вопросу позже, Кристиан. Надо разобраться с Ульваром, — решительно заключил Грандвелл.

Честно говоря, граф Эрик не особо и хотел заниматься устранением лесных разбойников. Те отлично отпугивают врага, идущего с Мартеншира. Со стороны же графства Грандвелл люди не очень-то охотно и сунуться в этот лес, да и жалоб действительно не поступало… Следует вывод, что лесные бандиты может и не намеренно, но охраняют Приграничный край… Так зачем же их трогать, пока нет угрозы? И с чего вдруг Кристиан так обеспокоился этой проблемой, периодически вспоминая о ней на советах? Рендлшир ведь находится относительно далеко от Приграничных лесов…

— После обедней трапезы займись организацией отряда, Джон. Завтра утром выдвигаемся и разбиваем лагеря вдоль берега в тех местах, где я указал. Будем ждать наших гостей, — голос Эрика был спокоен, но со стальными нотами.

Далее обсуждали вопросы по сельскому хозяйству и торговли. Утверждали фиксированные цены на хлеб, ведь данный продукт питания был основным в рационе всех жителей, как селян так и знати. Иногда торговцы намеренно завышали цены, с чем следовало бороться.

— Хлеб — основа жизни! — вещал один из помещиков. — Господь завещал нам так. Цены на него не должны быть завышены. Даже каждый самый бедный селянин должен иметь возможность покупать хлеб ежедневно… Так хотя бы сможем бороться с голодом!

Следовало еще много формальных вопросов и совет затянулся на несколько часов, уже и время ужина приближалось.

После трапезы многие гости отбыли, остались несколько приближенных человек, которых прислуга разместила на ночлег. Кристиан поспешно уехал тоже, ему предстояло собрать отряд из своих людей для обороны Рендлшира.

+++

Находясь в своих покоях, Петер приводил в порядок доспехи и оружие. Завтра он тоже присоединится к брату. Казалось, предстоящий бой его совершенно не волновал… На устах парня играла легкая улыбка, а мысленно он уже направлялся на предстоящую прогулку с Деми. Задумчиво разглядывал свои металлические нарукавники, затем достал из сундука кольчугу. Начистил меч, любуясь красивой гравировкой на рукояти… Грустно вздохнул, размышляя о своем грядущем… Свадьба с Этель? Он ее совсем не любит, хотя весьма милая девушка. Совсем же еще дитя… А к нему она тянется, такой восторженный блеск в глазах… Но он полюбил Деми. С того дня, когда ее увидел в поместье Лоувед, когда их представили друг другу. Какая же у нее улыбка, как хочется зарыться пальцами в эти густые темные локоны и покрыть личико поцелуями… И что со всем этим делать? Расторгнуть помолвку? Как он будет жить при дворце без нее? Просто умрет от тоски…

И вот они опять неторопливо прогуливаются по аллее замка, вдыхая вечернюю прохладу.

— Ну не сидится же этому Ульвару на месте! Когда он успокоится? Ведь он нарушает мирный договор между Уэссексом и Данелагом! Их король Гутрум на это никак не реагирует! — возмущалась Деми.

Петер лишь улыбался и наблюдал за ее живой мимикой.

— Ульвар не угомонится, пока не оторвет Кристиану голову, мстит за брата. Рендл глупец. Хотел устрашить врага, но разозлил еще больше… — объяснял Петер сложившуюся ситуацию. А девушка грустно вздохнула.

— Я переживаю… — тихо произнесла она.

— За меня? Ну скажи же, что волнуешься за меня! — хохотнул Петер. — Я лично передам Ульвару, чтоб больше не нападал. Скажу, что ты запретила!

— Петер! Это не смешно! — но Деми все же рассмеялась.

— Долой печаль! Не хочу ее видеть в твоих прекрасных глазах, Деми… — как-то нежно произнес парень. Они остановились возле ближайшего факела, который освещал улицу и взглянули друг другу в глаза. Петер, едва коснувшись пальцами ее щеки, поправил локон Деми, который выбился из прически. Она смущенно склонила голову, глядя себе под ноги.

— Нужно возвращаться, скоро ужин. Да и Катрин с Мирандой обещали зайти к нам с Мари. Должны кое-что обсудить… — тихо произнесла Деми.

Петер провел Лоувед ко входу в башню, где находились ее покои. Затем взял девичью руку в свои и прикоснулся губами к тонким пальчикам. Нехотя отстранился.

— Приятного ужина и спокойной ночи… Обязательно передам от тебя привет Ульвару, — младший Грандвелл улыбнулся мило и игриво.

— Я буду молиться за тебя, Петер… О! Передашь Ульвару, что Катрин рвалась за него замуж! — шутила Деми, вспомнив сегодняшний диалог Катрин и Кристиана.

Парень рассмеялся и Лоувед вслед за ним. Затем Деми ушла, обернувшись на последок и скрылась темном коридоре башни.

Петер тяжко вздохнул и побрел к себе, неторопливо шагая по аллее, витая в облаках.

— Ты помолвлен, брат. Не забыл? — Эрик вынырнул из темноты. Его хриплый голос подействовал на брата, как ушат ледяной воды.

— Ты подкрался ко мне, как к врагу, — Петер пытался пошутить. Явно не ожидал встретить Эрика именно сейчас. Но лицо графа было суровым, он был зол.

— Отправить Лоувед назад домой? Тебе не кажется, что ты сильно ею увлекся? — спросил обманчиво-спокойным голосом.

— Я сам разберусь с этим, брат, — последовал ответ. Петер сжал челюсти и его глаза сверкнули сталью.

— Не заставляй меня идти на крайние меры… — в голосе Эрика прорывались рычащие ноты. Он очень редко в такой манере общался с братом. Они ведь почти никогда не ссорились.

— Этот союз с Этель так важен? — вдруг спросил Петер и посмотрел графу в глаза, но тут же отшатнулся назад. Черный взгляд Эрика был дикий, как у зверя, кулаки сжаты и стиснуты челюсти. Он был в ярости и старался сдержаться… Что именно так взбесило брата?

— Договоренность… Ты сам согласился на этот брак! — Эрик цедил слова буквально рыча. Петер не хотел далее разжигать конфликт еще больше. Сейчас не время для этого разговора…

— Пошли отдыхать, брат. Завтра двигаем в путь перед восходом солнца… Побережем силы для боя. Нужно выспаться…

Граф взял свои эмоции под контроль и последовал за Петером в центральную башню. Эрик до конца не осознавал причину своей бешенной ярости. Но станет намного спокойнее, когда брат покинет Грандвелл и отправится в Уинчестер в резиденцию короля. Ведь Петер идеально подходит для придворной жизни… галантный, обходительный и прирожденный дипломат, обладающий гибким умом и обаянием. И Этель, племянница самой королевы Эльсвиты для него прекрасная партия.

Глава 14

В ясном предрассветном антрацитовом небе еще сияли звезды, но на горизонте уже виднелась багровая кромка восходящего солнца. Природа просыпалась от сна, наполняя пространство звуками поющих птиц, порывами ветра и стрекотанием сверчков.

Конный отряд во главе с графом Грандвеллом продвигался по извилистой тропе через рощу в сторону Рендлшира. Напряженные и сосредоточенные воины ехали молчаливо, прислушиваясь к треску сухих веток под копытами лошадей. Облаченные в кольчужную броню, на головах круглые шлемы с наносником. Оружие и щиты при себе, полная готовность к бою в любой момент.

Минуя рощу, отряд вышел к долине, откуда открывался вид на замок Рендлшир, который располагался на возвышении. Он был далеко не такой огромный, как Грандвелл, но тоже вполне внушительный. Окружен высокой каменной стеной с узкими бойницами, глубоким рвом и земляным валом. Состоял из высоких прямоугольных башен, соединенных между собой переходами.

У спущенных массивных ворот уже дожидался Кристиан собственной персоной со своими людьми. Граф Рендл был напряжен, его взгляд выдавал тревогу и даже страх. Кристиан не был особо хорошим воином, так как предпочитал каждодневным тренировкам более праздный образ жизни, потребляя много вина и частенько проводил досуг в компании молоденьких служанок, которые делили с ним ложе.

— Распределим людей то тем местам, которые я указывал на карте. Кристан, часть твоих воинов переместится на восток вдоль берега. Я же со своими двину на запад, — молвил Эрик, глядя куда-то вдаль.

— А я с частью своего отряда останусь у стен замка. Ведь непонятно, что ожидать от этого Ульвара… — вздохнул Кристиан, который явно хотел избежать участия в битве.

— Ясно, — холодно резюмировал Эрик и окинул жестким взглядом всех воинов. — Всем быть готовыми к бою в любой момент. Ульвар хитер. Мы не знаем, чего ожидать…

Разделившись на группы, мужчины двинулись в указанных направлениях. У графа Грандвелл была звериная интуиция и какое-то внутреннее чутье подсказывало ему идти именно в сторону запада… Будто нюхом чуял, что противник окажется там. Интуиция, как и гибкий ум стратега не раз выручали графа. Прирожденный и опытный воин чует, откуда веет опасностью…

Восходящее солнце разукрасило равнины и овраги в причудливую гамму цветов. Оно пока не согревало, ощущалась зыбкая прохлада и мужчины кутались в свои длинные теплые плащи. Перед взорами открывался завораживающий вид на реку Темза. Она казалась зловеще-темной, будто сама смерть затаилась в ее глубинах и норовит вынырнуть в поисках очередных жертв.

— Разобьем лагерь тут и будем ожидать в засаде, — прозвучал приказ Эрика. — Здесь идеальное место.

Отряд остановился недалеко от берега, расположившись в овраге за порослями кустарников и деревьев так, чтоб со стороны реки их не было видно.

— Тут довольно хороший обзор, — молвил Петер, прищурившись и глядя куда-то в сторону берега. — Хотя граница данов ближе к востоку… Они могут сюда и не доплыть…

— Думаю, как раз Ульвар будет действовать более хитро и непредсказуемо, пытаясь нас всех сбить с толку… Да и вряд ли он знает, что его тут ждут… Скорее всего, куда-то сюда и приплывет. Потом они двинут по суше вдоль реки в сторону Рендлшир… — размышлял Эрик, пытаясь предугадать действия противника.

— Он непредсказуем… Будто сам Дьявол появляется ниоткуда и исчезает в никуда! — произнес один из воинов, Этан, который являлся постоянным участником всех походов графа Грандвелла, так как был еще и хорошим лекарем. Ловко и быстро оказывал первую медицинскую помощь раненым воинам, постоянно имея при себе необходимые целебные порошки и повязки. Также Этан хорошо проявлял себя в битвах, отлично владел копьем и мечом.

И вот спустя час ожидания с восточной стороны на фоне диска восходящего солнца показался корабль викингов, драккар. Ульвар плыл по реке вглубь Уэссекса со стороны земель Данелага, где правил датский король Гутрум.

Когда драккар приближался, воины Эрика с любопытством разглядывали его. Сделан из дерева, длинный и узкий с высокоподнятой кормой, яркий прямоугольный оранжево-алый парус притягивал взгляд.

Корабль причаливал к берегу. Люди Эрика сосредоточенно затаились в овраге, ожидая приказа и напряженно наблюдали за высадкой данов на болотистый берег.

— Кажется, человек сорок где-то… — произнес Джон, бывалый воин и соратник графа. — Уж точно они не ждут такого теплого приема…

— Кристиан и сам бы смог дать им отпор без нашей помощи, — задумчиво и холодно произнес Петер.

— Решил перестраховаться… да и страх имеет перед конунгом, боится его пуще смерти. Опасается мести за брата, — заключил Джон.

Когда отряд викингов полностью высадился на берег и прошел немного вглубь долины, Эрик подал знак полной боевой готовности. Затем по команде вышли из укрытия, демонстрируя значительный перевес в количестве воинов.

Викинги не ожидали засады, тем более тут. Они замерли, держа оружие наготове.

Во главе их отряда был конунг Ульвар. Его огромная внушительная фигура застыла на миг, как скала. Правая рука сжимала древко огромного боевого топора. Одет в темные облегающие кожаные штаны, на поясе широкий черный ремень, к которому крепились ножны с оружием. Ульвар был облачен в кольчужную броню и шлем, на котором отплясывали золотом солнечные блики. Особенно яркими казались его волосы в лучах утренней зари, заплетены в медно-рыжую косу. Такого же цвета была и густая борода конунга. Ярко-серые глаза будто полыхали огнем и наливались кровью… зверь готов нападать и перевес в силах противника его никак не пугал. С Ульваром были его преданные и лучшие ярлы-воины.

Мгновенье, и даны ринулись в атаку с дикой яростью. Началась самая настоящая бойня, сопровождаемая рычащими криками и лязгом оружия.

Ульвар, размахивая своим внушительным топором размером с человеческий рост, ринулся на Эрика. Тот мгновенно отразил атаку своим двуручным мечом и ловко выбил орудие из рук конунга, который тут же выхватил из ножен на поясе свой внушительный клинок и оба матерых воина схлестнулись в поединке не на жизнь, а на смерть.

В данной вакханалии уже слышались крики раненных. Так как воины графа имели значительный перевес в силе, их победа была очевидна. Но дикие ярлы решительно сражались до последнего, не желая отступать.

В жестокой драке Ульвар нанес очередной удар и ранил Эрика чуть ниже левого плеча. Но граф не ослабил напор и продолжал сражение. Везение оказалось на его стороне, когда в какой-то момент конунг поскользнулся на илистой почве, едва удержав равновесие… В этот самый миг сильный удар Грандвелла был решающим и Ульвар упал на спину. Эрик приставил острие меча к массивной шее конунга, который громко и хрипло дышал, хватая воздух.

— Ну прирежь меня уже и отправь в Валгаллу! — рявкнул тот на англосаксонском, так как хорошо владел знанием языка врагов.

На мгновенье будто сама жизнь замерла и сконцентрировалась на обоих воинах…

— Я не хочу убивать тебя, Ульвар! — рычал Эрик сквозь зубы. — Забирай остатки своего отряда и проваливай отсюда!

Затем отстранил меч от противника и сделал шаг назад. Тот поднялся на ноги и недоверчиво прищурился, прожигая сталью своего взгляда. Теперь оба зверя смотрели в глаза друг другу и это был своего рода тоже поединок и противостояние… будто черная кипящая смола и раскаленное олово сверкающих взоров.

— Мне нужна голова Кристиана! — прохрипел конунг. — Он убил моего брата! Я не успокоюсь, пока его трусливая башка не украсит мой частокол!

— Кристиан мой будущий родственник и Рендлшир под моей защитой, — холодно произнес Эрик.

— Я так понимаю, ты и есть тот самый Грандвелл, — процедил Ульвар и сплюнул на землю.

— Именно. Я даю тебе и твоим людям возможность уйти. Наши короли заключили мир и я его соблюдаю в отличии от вас. И если в следующий раз ситуация повторится, тогда точно отправлю тебя к Одину или к дьяволу!

Ульвар не боялся смерти, но бессмысленно погибать тоже не хотелось, да и жизнь своих людей он ценил.

— Ты достойный противник, Грандвелл… Жаль, что печешься об этом ублюдке! Но я все равно рано или поздно до него доберусь! — не успокаивался конунг.

— Лучше держись подальше от земель Рендлшира. Уходи, Ульвар. — тон Эрика был спокойным, но вымораживающим.

Конунг дал команду своим оставшимся ярлам отступить. Перепачканные кровью и болотом, они удалялись в сторону своего драккара. Тела убитых забрали с собой, чтоб достойно погрести и отправить в последний путь на пир к Одину.

Приказы Ульвара не обсуждались. Тот шел последним. Обернувшись, одарил Эрика своим стальным взглядом.

— Мы еще встретимся, Грандвелл… — хрипло кинул на прощанье.

К великому счастью, потерь среди людей графа не было. Этан уже оказывал помощь раненым воинам, обрабатывая и перевязывая раны.

— Двоих данов уложили… — констатировал Джон. — И не сидится им в своих домах?

— Ваша Светлость, покажите руку! — потребовал Этан. — Нужно рану обработать.

Эрик поморщился от боли, когда ему сняли металлический нарукавник. Лекарь разрезал ткань рукава, добравшись до раны, обработал и перевязал.

— Петер, ты как? — спросил граф своего брата. На его щеке был внушительный порез, кто-то задел мечем в схватке.

— Царапина, — поморщился Петер. — Этан уже обработал.

+++

Когда Эрик с отрядом добрался до замка Рендлшира, было уже далеко за полдень. У ворот их встретил Кристиан со своими воинами. Буквально выбежал навстречу с лихорадочным блеском в глазах, оглядывая раненых, ведь и глупцу понятно, что состоялось сражение.

— Он убит? Вы убили Ульвара? — голос Кристиана буквально дрожал от волнения.

— Нет. Я даровал ему жизнь. — ответил Эрик ровным тоном.

— Как? Зачем? — буквально орал Рендл. Лицо исказила гримаса ярости и недоумения. — Вы его отпустили? Почему не убили? Он же нарушал все договоренности!

— Кого казнить или миловать решать мне, Кристиан. Рендлшир под моей защитой, я же доступно им это объяснил, а очередное кровопролитие только усугубит ситуацию. Я сторонник мира, заключенного между нашими королями и наглядно соблюдаю его, — холодно объяснял Эрик.

— Он же рано или поздно до меня доберется! — не унимался Кристиан.

— Не нужно было убивать его брата… — процедил Грандвелл.

— Да они первые начали нападать на мои земли! Ульвар же первым нарушил мирный договор! — заорал Рендл.

— Я более не хочу это обсуждать, Кристиан. Я и мои люди устали и хотим отдохнуть после боя, — тон Эрика был раздраженным и недовольным.

Кристиан поспешил взять себя в руки, обуздав свой гнев.

— Согласен! Оставайся на ужин и на ночь у меня. Я распоряжусь, чтоб разместили твоих людей. Тем более, Малинда по тебе соскучилась…

При упоминании графини Рендл настроение Эрика смягчилось. Самое время после ужина утолить свой голод похоти, давая выход адреналину после битвы. Он уже предвкушал, как грубо берет ее и Малинда кричит от наслаждения…

— Брат, еще светло и у меня есть силы добраться до Грандвелла, — молвил Петер, не желая оставаться у Кристиана в гостях.

— Делай, как желаешь, — сухо ответил Эрик.

Петер и основная часть отряда выдвинулись в путь по направлению к крепости Грандвелл. Он спешил в замок, как же хотелось успеть к ужину и прогуляться с Деми… На мгновенье прикрыл глаза и будто наяву увидел ее милое лицо с темными озорными глазами и длинными ресницами. Вот только щека болела и рана уродовала внешний вид… Но Деми ведь это не смутит? Она будет сильно волноваться, а потом обязательно начнет шутить по этому поводу…

Эрик и несколько его людей остались в замке Рендлшир. Ужин обещал быть сытным, а ночь с графиней — жаркой…

Глава 15

Каким-то сложным и утомительным выдался учебный день… Госпожа Тереза была не в духе и всячески досаждала своими колкими замечаниями, буквально истязая воспитанниц.

— Когда же эти мучения закончатся? — ворчала недовольно Деми и горько вздыхала при очередной порции нотаций.

— Терпи и учись быть придворной особой! — подливала Катрин масло в огонь, подшучивая над Деми.

— Да ноги моей при дворе не будет! Что я там забыла? — шипела та, а сестренка Мари лишь посмеивалась.

Уроки хороших манер, придворный этикет и танцы… Мари все это давалось с легкостью, чего не скажешь о сестре.

— Да ты соберись и представь, что сам король Альфред на тебя смотрит! — наставляла Миранда.

— Да не создана я для всех этих придворных правил! — возмущалась Лоувед.

— Ну да уж… зато слушать занудного наставника Лиггса гораздо интереснее, — хихикнула Миранда с сарказмом.

— Лучше уж наставник и его проверки знаний, нежели весь этот дворовой этикет, провались оно в подземелье! — заключила Деми и демонстративно надула свои губки в показной обиде на весь мир.

— Кстати, перед ужином мы с Мирандой зайдем к вам взглянуть на платьица, сестрички Лоувед. Скоро ведь Пасхальные празднества, будут спортивные соревнования, охота, банкет… — воодушевленно вещала Катрин, мечтательно закатив глаза. — Нужно выглядеть во всей красе! Будет много потенциальных женихов, мои девочки!

Деми немного нахмурила брови… Ей хотелось нарядиться красиво, но с платьями беда. Гардероб скудный. А так хочется ловить восхищенный взгляд Петера…

Деми часто о нем думала. Эти искрящиеся позитивом голубые глаза, красивая обаятельная улыбка… Как он? Где он? Ведь все ожидают с тревогой новостей о битве от Грандвеллов…

А Мари задумалась о своем. Женихи… Сможет ли она забыть Дена? Он будто забрал с собой ее душу в чащу леса, в неизвестность. Быть с другим? Нет, не сможет она. Были даже мысли принять постриг и уйти в монастырь… Или бежать к нему в лес…

+++

Перед ужином Катрин выполнила свое обещание, вместе с Мирандой поднялись на третий этаж, где обитали сестры Лоувед. С важным видом зашли в их покои, будто выполняя серьезную миссию.

— Ну, девочки, приступим. Времени до ужина не так много… Показывайте, что у вас есть. Миранда, ты займись Мари. А я тобой, Деми, — потребовала Катрин в своей приказной манере. Она всегда и со всеми так общалась, с детства привычка повелевать, также унаследовала властный характер матери.

Сестры принялись доставать наряды из своих деревянных сундуков, складывая их на кровать.

— Так, так… Деми, милая… В этом платье в самый раз принимать постриг в монашки… Самое оно… — задумчиво и ехидно размышляла Катрин. — Ну, в этом посещать школьные занятия… Наставник Лиггс оценит… Ох! А это что?

Как раз Деми достала свое красное, весьма откровенное платье, в котором была за столом в день приезда Эрика и Петера в поместье Лоувед.

— В этом смело можно торговать своим телом! — продолжала Катрин в своей манере. — Ярлы-викинги оценили бы…

— Катрин! — не выдержала Деми и легонько толкнула подругу под локоть. Хотя Лоувед ничуть не обижалась на такие высказывания, уже успев изучить характер Мидлтон. Ведь Катрин всегда говорит в глаза свои мысли и за маской надменности часто скрывается искреннее желание помочь.

— У Мари тоже ситуация не очень… — задумчиво пробормотала Миранда.

— Значит так… Наряды подберем вам из нашего гардероба! Там есть подходящие. И украшения тоже, — деловито заключила Катрин, поджав губы. — Возражения не принимаются!

+++

Когда воспитанницы собрались на вечернюю молитву, которая традиционно была перед ужином, замок оживила радостная весть — возвращение Петера со своими воинами.

— Вернулись! Все живы! — делилась новостью Эррол за ужином.

— Вроде как без Его Светлости вернулись… — с тревогой бормотала Агнесс.

— Остался в замке Рендлшир, с Малиндой. Эта змея опять будет греть его в своей постели! — процедила Катрин сквозь зубы, которая первая узнала все новости о возвращении воинов в замок.

— Это правда, что Его Светлость сразил самого Ульвара? — спросила Эррол с благоговейным трепетом.

— Да! Кузен его пощадил и отпустил! Также и его людей… Представляю реакцию Кристиана… Тот, наверное, был в ярости! Он боится этого конунга пуще самого Дьявола! — злорадствовала Катрин.

Когда после ужина воспитанницы шли по коридорам замка, раздался такой долгожданный голос…

— Деми!

— Петер! — радостно вскрикнула Лоувед и ринулась навстречу, — Твоя щека!

— Ох, парочка опять вместе… — прошептала Миранда на ухо Катрин и загадочно хихикнула.

— Да уж… Только Петер обручен… А была бы хорошая пара… — заключила Мидлтон задумчиво и печально вздохнула.

+++

После ужина спать никто не спешил. Все будто оживились, обсуждая последние новости, то есть поход и битву с викингами. Сплетни уже обрастали разными небылицами, ведь Грандвелл чуть ли не самого демона победил…

Особо-приближенные к графу воины обитали либо в замке, либо Эрик даровал земли тем, кто обзаводился семьями. Многие из них жили в деревнях-поселениях, раскинувшихся у стен крепости. Подати Грандвелл устанавливал весьма сносные, так что даже самый скромный люд не страдал от голода. Всем находилась работа и кто усердствовал во благо графства, тот всегда был сыт и одет. В местные кузницы, каменоломни и мастерские часто прибывали новые люди в поисках работы с соседних и отдаленных графств. Иногда даже шли из Рендлшира, так как Кристиан буквально душил безбожными податями. Ведь сам-то любил пировать и жить в роскоши, как и многие представители знати. Эрик же придерживался золотой середины в данном вопросе.

— Благо, что все живы… Но твоя щека… — Деми еле коснулась подушечками своих пальцев к наложенной на лицо парня повязки.

— Царапина, не волнуйся. Если будешь чаще дотрагиваться, то быстрее заживет, — улыбаясь, молвил Петер.

Они гуляли уже традиционно по своей любимой аллее, которая вела к основной башне и пруду. Пространство наполняли звуки квакающих лягушек и стрекотание сверчков.

— Теперь я буду уродец со шрамом на щеке! — хихикнул Петер.

— Да ладно тебе! Шрамы лишь украшают храбрых воинов… — смущенно пролепетала Деми и опустила взгляд. Петер взглянул на нее в упор, вдруг став серьезным.

— Ты будешь моей, Деми? — спросил внезапно. Будто ледяной водой окатил…

— Ты помолвлен… как же твоя невеста? — дрожащим от волнения голосом спросила Лоувед.

— А если я расторгну помолвку? — он не сводил взгляда с ее лица. Ждал ответ.

— Ты не сможешь… Не дадут тебе… Это же племянница Ее Величества!

— А если расторгну, то каков твой ответ? — парень был предельно серьезен и напряжен.

— Петер… — Деми взглянула ему в глаза. Он нежно погладил своей шершавой ладонью ее по щеке, явно наслаждаясь этим прикосновением.

— Скажи «да»… Просто скажи «да».

— Я бы так и ответила, если бы не твоя помолвка… — Деми грустно вздохнула, опустив взгляд.

— Это значит, что ты согласна! — заключил Петер и улыбнулся. И столько нежности заискрилось в его глазах…

Глава 16

Приближались Пасхальные празднества и конец Великого Поста. Скоро рыбные скромные и постные блюда заменятся мясными и грядет настоящий пир… Приглашены гости из соседних графств. Планируется масштабная охота, а также турниры и состязания. Кулачные бои и на мечах, метание копья, стрельба из лука… Уже у стен замка готовилось ристалище для рыцарских поединков. Хотя празднество обещало быть не настолько масштабным, как при дворе короля в Уинчестере, но люди все равно ждали его с нетерпением.

При резиденции же Его Величества действительно намечалось нечто грандиозное — гарольды уже огласили об этом действе по всему королевству. И многие представители знати готовились побороться при дворе за звание почетного рыцаря и показать себя. Король Альфред любил устраивать турниры и состязания, которые длились по несколько дней.

Петер тоже должен был принимать участие в рыцарском поединке при дворе, где его ожидала невеста Этель. В этом году она подхватила простуду и не смогла прибыть в крепость Грандвелл по приглашению своего нареченного, который не сильно-то и расстроился по данному поводу, а вот мысли об отбытии в Уинчестер его удручали… Не желал расставаться с Деми.

В графстве же Грандвелл была немного иная ситуация. Устраивались состязания и для простолюдинов также, так как Эрик отслеживал талантливых воинов лично. В данном вопросе на имена и титулы ему было наплевать, ведь в бою это совсем не имело значения.

В состязаниях также разрешалось участвовать и девушкам. Ведь в поселках всегда находились неплохие лучницы и метательницы копий. Как-никак, но на охоте такие навыки необходимы, а многие женщины охотились наряду с мужчинами.

Атмосфера в графстве Грандвелл была оживленной и приготовления шли полным ходом. С утра до ночи местные повара и кузнецы работали, не покладая рук. Интенсивно варили эль, один из видов пива, также коптили мясо и пекли ржаные лепешки.

+++

— До ужина будет полно времени, еще успею с Петером съездить на тренировочное поле, надо бы пострелять и размяться. Соревноваться буду с женщинами, мужчины состязаются отдельно… для них более жесткие правила, — воодушевленно вещала Деми своей сестре.

— Ох… а мы с Кэррол пойдем на прогулку по замку. Ну, удачно вам с Петером съездить… — загадочно протянула Мари и улыбнулась. — Тебе нравится Петер?

— Как бы там ни было, сестренка, но вместе нам не быть, — печально ответила Деми. — Его судьба уже решена…

Яркий диск солнца уже клонился к горизонту, когда к конюшням замка приближались два всадника, Петер и Деми. Тренировка прошла весьма успешно и оба прибывали в прекрасном настроении, шутя и смеясь по пути.

Ей необычайно шел костюм для верховой езды, девушка весьма органично в нем смотрелась. Темно-зеленая туника из плотной ткани с небольшим нагрудным разрезом. Широкий кожаный пояс на талии затянут шнуровкой на боку, к нему крепились ножны с небольшим клинком и маленькая походная сумка. Облачена в удобные зауженные темно-коричневые брюки и длинные зашнурованные сапоги из кожи. На плечах накидка из шерстяной ткани. Волосы убраны назад и заплетены в косу. В процессе тренировки небрежно выбились пряди из прически, что придавало девушке дерзкий, но весьма привлекательный вид.

Петер спешился с коня и подал Деми руку. Едва она ступила на землю, парень аккуратно убрал непослушную прядь с ее щеки.

— Ты как взъерошенный воинственный воробей! — смеялся Петер, а его голубые глаза горели огоньком счастливой эйфории.

— Еще бы! После такой бурной тренировки!

— Ты умница, Деми! Фактически поразила все мишени… Но конкуренция серьезная будет, местные лучницы хорошо стреляют, — парень улыбался и продолжал поправлять шелковистые пряди ее волос.

— Главное не победа, а участие! Пойду, переоденусь перед ужином, — Деми улыбалась, в карих глазах плясали озорные огоньки.

— После ужина на нашей аллее… Буду ждать, мой воробушек!

Деми лишь звонко рассмеялась, тряхнула головой и быстрым шагом направилась в сторону башни-школы. Она витала в облаках, поглощена чувством безмерной радости.

— Лоувед! — этот хриплый низкий голос сразу спустил на землю. Деми резко обернулась, вздрогнула и интуитивно дернулась назад. Граф смерил ее оценивающим и сверлящим взглядом.

— Боишься меня? — Эрик ухмыльнулся и приподнял бровь.

Деми моментально взяла свои эмоции под контроль. Беглым взглядом отметила повязку на раненой руке, свежие царапины и ссадины на лице — последствия сражения с Ульваром… И эти дикие темные глаза…

— Ваша Светлость… — вежливо кивнула в знак приветствия. — Н…не боюсь… Просто не ожидала Вас встретить…

Он продолжал буравить ее своим тяжелым взглядом, это и не нравилось…

— Ты ведь знаешь, что мой брат помолвлен? — спросил граф обманчиво-спокойным голосом. Но этот тон вымораживал…

— Знаю. — ответила Деми нарочито спокойно, хоти по спине пробежал холодок.

— Сразу после Пасхи Петер отбудет ко двору, к своей невесте. Будет участвовать в турнире, а поединок посвятит Этель, даме его сердца. У них свадьба в конце лета. — Эрик чеканил каждое слово и внимательно наблюдал за реакцией девушки, пристально глядя в глаза. Будто гвозди забивал в сердце… Зачем же так? Печаль промелькнула в ее взгляде лишь на миг, но граф это заметил. Ему это не понравилось…

— Ты надеялась на будущее с Петером? Так вот. Не строй иллюзий, Лоувед. — в голосе прорезались рычащие ноты. — Сразу после праздников ваши дороги разойдутся!

— Я ни на что не надеюсь! Мы хорошие друзья! — Деми показательно дерзко вздернула подбородок и посмотрела графу в глаза, ощущая прилив гнева.

— Друзья?… Друзья так не смотрят друг на друга… — буквально процедил Эрик. Он сам толком не понимал, почему злится. Сжал пальцы в кулаки, сдерживая гнев. Мелькнуло желание сдавить ладонью эту хрупкую белую шею, схватить за волосы…

— Я не претендую на Петера. Разрешите откланяться и уйти! — в голосе девушки уже звенела злость.

— Иди, Лоувед. — процедил Эрик сквозь зубы.

Глядел вслед поспешно удаляющейся девушке. Что его так взбесило? Почему же так остро хочется причинить ей боль? Дерзкая, несгибаемая натура у нее… Строптивая… Всегда будет стоять на своем… И это дико бесило. Таких хочется сломать, прогнуть под свою волю, завоевать. Проучить бы! Ведь такие не слушаются… То ли дело, Малинда… Податливая, покорная в постели, исполняет любые прихоти, чтоб доставить удовольствие. Эрик мысленно вернулся к последней их ночи в Рендлшире. Дикая, животная страсть… Малинда любит грубые, резкие ласки. Она их буквально требует. Они знакомы с юности, еще с самой первой встречи графиня искушала… так призывно смотрела, хотела… Потом сама пришла в его гостевые покои в Рендлшире и отдалась. А устоять перед ней невозможно… Красивая, как дьяволица! Но далее… грубая страсть и удовлетворение своего физического тела. И так всегда, каждую встречу… Надо ли больше?

+++

Сестры Лоувед собирались к ужину. Скоро вечерняя молитва и потом трапеза. В комнате уже слуги растопили камин, было тепло и уютно. Мари суетилась с прической, а Деми задумчиво смотрела на языки пламени за каминной решеткой. Кочергой поворошила угли. Настроение после общения с графом было, мягко говоря, ужасным.

— Что-то случилось, сестренка? На тебе лица нет… — встревожилась Мари.

— Петер после праздников уедет ко двору Его Величества… — задумчиво протянула Деми с печалью, глядя на огонь. О разговоре с графом умолчала. — Хотя на что тут надеяться? Так и должно было быть…

— Ты его любишь? — тихо спросила сестра.

Деми ничего не ответила, продолжая созерцать завораживающее пламя в камине. Взгляд был стеклянным и задумчивым.

— Любовь на расстоянии и вечная тоска… — произнесла Мари. — Как же я скучаю за Деном… Все бы отдала, чтоб хотя бы увидеть его, узнать жив ли он… Где он сейчас? Не забыл ли меня?

Мари подняла свой взор на сестру, глаза наполнились слезами.

— Ну-ну, милая! Прекрати! — Деми встревожилась, пытаясь успокоить Мари. — Старайся не говорить о нем… у стен есть уши… Никто не должен знать… Приедем домой и решим, что делать дальше. Главное дождаться окончания учебного года. Тем более перед отъездом я оставила известие ему о нашем отбытии в Грандвелл…

Глава 17

Граф Ральф Мартен совершал очередную конную прогулку по окрестностям своих владений. Натянув поводья, остановил коня на одном из холмов. Свистящий ветер трепал темно-синюю ткань его длинной накидки-плаща. Граф поправил капюшон и обратил свой взор вдаль, в сторону диких лесов — границы с Грандвелл.

Пейзаж из разных оттенков зелени был внушающий, но Мартена сейчас волновало далеко не это… Он предвкушал грядущие события. Злорадно прищурил свои прозрачно-серые, почти водянистые глаза. Этот взгляд наводил ужас на всех, кто когда-либо имел дело с графом. Мартен имел репутацию жестокого человека с садистскими наклонностями. Ужасные слухи ходили о том, как он любил пытать пленных и даже женщин. Фактически каждый вечер, предвкушая удовольствие, спускался в свое подземелье, где находились тюремные пыточные камеры. Даже не все охранники выдерживали тех нечеловеческих криков плененных людей… Затем Ральф поднимался в свои покои, аккуратно смывал чужую кровь с ладоней в серебряном тазе с водой. Теперь внутренний демон удовлетворен. В постели уже ожидала очередная женщина, порой и не одна…

И вот сейчас, стоя на холме созерцал бесконечную, растянувшуюся полосу диких лесов. А там дальше его злейший кровный враг… Эрик Грандвелл.

Ранее, когда отец Ральфа был жив, они часто делали набеги на поселения соседа, проходя через лесные чащи беспрепятственно. С особой жестокостью сжигали целые поселки. В одной из схваток Мартена старшего убил Георг, отец Эрика. Тогда на территориях Приграничных поселений была масштабная битва, воины Грандвелла дали сильный отпор. Почти всех людей Мартена перебили, остатки его отряда спасались бегом через лес… Среди них был юный Ральф, которого отец почти с детства брал с собой в походы, приучая к жестокости, насилию и смерти. Молодому графу это нравилось, уже тогда его внутренние демоны входили во вкус. А сейчас они требовали крови… много крови… Сжечь Грандвелл дотла, вернее, сам родовой замок, оставив пепелище. Тех же, кто выживет и присягнет на верность — обложить безбожными податями…

Ральф Мартен поклялся сам себе уничтожить графство Грандвелл. У него уже был четкий план действий. Главное, что найдены слабые места, а остальное лишь дело времени.

Графа Эрика можно было бы вызвать на поединок, но имелись некоторые сложности… Король Альфред был против этой кровной вражды между графствами и всячески призывал обоих к миру. К тому же, до Его Величества уже доходили слухи о жестоких садистских наклонностях Мартена. Но конкретных свидетелей пока не находилось, так как они попросту уничтожались, либо хранили графу безграничную преданность и молчали.

Также огромной проблемой были лесные разбойники. За последние годы они превратились в организованный отряд, то есть более-менее внушительную силу, которая не пускала людей Мартена в лес. Назад из чащи еще никто не возвращался…

Из всей этой ситуации Ральф сделал вывод, что только силовых рычагов давления будет недостаточно и он уже нашел иные способы.

С такими мыслями граф Мартен вернулся в свои покои. Стеклянным взглядом уставился на каменную стену с коллекцией разных клинков и внушительным камином. В игре огненных бликов его глаза казались пугающе-прозрачными. Ральф снял свой плащ и швырнул его в сторону на кресло, оббитое черным бархатом. Пригладил назад ладонью белые короткие пряди волос и резко устремил взгляд в сторону огромной массивной кровати.

Под черным плотным балдахином, расшитым золотыми нитями возлежала миловидная брюнетка. На ней было лишь нижнее платье-сорочка.

— Летисия… подойди ко мне, — прозвучал задумчиво, но требовательно голос Ральфа. Он говорил полушепотом, голос почти никогда не повышал.

Девушка встала с кровати и едва подошла, как он начал медленно развязывать шнуровку своих кожаных брюк.

— Встань на колени, — прозвучало более жестко, его рука с силой потянула девушку вниз за волосы. — И доставь мне удовольствие. Будь сегодня покорной, Летисия… Иначе обрею на лысо или отрежу твои очаровательные пальчики.

Глава 18

Накануне Великого Праздника Пасхи всю ночь проходило Богослужение в церквях Королевства. Заканчивался пост, верующие благодарили Господа в молитвах за все блага.

А с утра начинались празднества… К замку Грандвелл уже съезжались гости. Центральная площадь наполнялась оживленными звуками, топот и ржание лошадей, голоса приезжих, приветствия, крики, смех…

Особо-важных знатных гостей размещали в покоях центральной башни. Для них уже были готовы комнаты. Менее прихотливые приезжие находили пристанище в домах местных селян за определенную плату, а многие и вовсе разбивали палатки в долине у стен крепости.

Поглазеть на соревнования приехало в этом году много народа. Людям всегда нужны зрелища, тем более Великий Пост закончился и обещан пир. Для знатных гостей и участников турнира уже накрывали столы в центральном зале замка, простолюдинов же будут потчевать на улице мясным пирогом и элем, которого наварили в достатке.

Празднества растягивались на несколько дней. Расписание оглашали герольды, которые выполняли функции глашатых, судей и организаторов соревнований.

В помещениях замка царила суета и хаос. Слуги носились, как угорелые, едва не сбивая друг друга с ног. Повара не спали уже с рассвета, на кухнях царил кромешный хаос.

В покоях воспитанниц также была весьма бурная атмосфера. Воодушевленные девушки уже наряжались вовсю с помощью служанок.

Мари примеряла роскошное кремовое платье з изумрудными вставками, которое одолжила у Миранды. Серебряной шнуровкой стягивался корсет. Туалет дополнился браслетом и колье с изумрудами. Служанка уже заканчивала с прической. Мари шел зеленый цвет. Изумрудные атласные ленты причудливо были вплетены в волосы и несколько завитых русых локонов ниспадали на плечи.

— Мари, ты настоящая принцесса! — восторгалась Деми. Как раз в тот момент она облачалась в костюм, предназначенный для стрельбы из лука.

Ведь в первый день празднеств объявили соревнования для лучников, отдельно девушек и парней. Затем метание копий. После обеда анонсировали бои на мечах.

— Сестренка! Я буду за тебя болеть! Все мы… — Мари сама очень волновалась. Ведь такой выход в люди у нее впервые. Эх, если бы Ден ее увидел в таком наряде…

— Поддержка мне нужна… Хотя я бы и с парнями посостязалась тоже… — бормотала Деми, зашнуровывая свои кожаные сапоги. Поверх туники с длинными рукавами одела металлические нарукавники, от запястья до локтя, волосы убрала назад в длинный хвост.

Спустя какое-то время все девушки спустились во двор, где по прежнему царила живая атмосфера. Наряженные воспитанницы то и дело шептались, сплетничали и хихикали, обсуждая приезжих. Некоторые уже ожидали потенциальных кавалеров, которые еще и будут соревноваться в турнире. Каждой хотелось быть дамой сердца…

— Ох, народа в этом году… Хотя при дворе все гораздо интереснее. В прошлом году я там была, турниры длились неделю! — деловито вещала Катрин. Она вышла в сопровождении Миранды. Обе выглядели потрясающе.

Леди Мидлтон одела пастельно-розовое платье, украшенное яркими синими вставками с золотой отделкой по краям подола и блинных расширенных книзу рукавов. Корсаж расшит сапфирами, на руках изящные браслеты с драгоценностями. Темные волосы собраны в высокую прическу и покрыты позолоченной сеточкой.

Миранда же от природы не была красавицей, но темно-синее платье ей шло. Да и косметика, которой знатные особы могли себе позволить пользоваться давала нужный эффект.

Ярким контрастом на фоне нарядных воспитанниц была Деми, решительно настроена уже соревноваться. Она также во дворе ожидала распоряжений герольда.

— Деми? Ты как всегда от всех отличишься! Хоть на вечерний банкет, надеюсь, переоденешься? — спросила ее Миранда.

— Естественно! Честно, очень хочется одеть то платье, которое мне подобрала Катрин… — ответила Лоувед.

— Так-так, девочки… Вот и змеюка пожаловала! — процедила Мидлтон и плотно сжала губы, — Со своим мерзким кузеном…

Во двор заехали Кристиан и Малинда в сопровождении челяди. Встречать будущих родственников вышел граф Эрик. Он галантно подал руку своей невесте, помогая спешиться.

— Графиня Рендл, — чуть склонил голову в знак приветствия. — Рад видеть в замке Грандвелл.

Даже в костюме для верховой езды она выглядела, как богиня. Белые волнистые волосы уложены в высокую прическу. Большие сине-сапфировые глаза и темные ресницы, миниатюрная изящная фигура и весьма пышная грудь. Кожа казалась бархатной и ухоженной, а в глазах столько надменности…

Деми аж засмотрелась… красивая она. Настоящая графиня! Достойная пара для Эрика… Конечно, для таких как братья Грандвелл нужны знатные придворные дамы или графини… Куда там простой дворянке…

— Деми! — голос Петера выдернул из неприятных мыслей. — Пошли! Объявляют соревнования лучников! Сначала парни, потом девушки…

Участники уже подтягивались на поляну готовиться. Зрители придут позже.

— Все, ухожу! Девочки, до встречи на поле!

— Мы будем за тебя болеть! — крикнула ей Эррол от имени всех.

+++

За стенами замка разворачивалось внушительное зрелище. Приготовлены деревянные лавы для зрителей. В глазах прямо пестрило от разноцветных одежд и гербов, изображенных на щитах и доспехах участников и попонах лошадей. Воздух наполнялся запахами запеченного мяса, которое жарилось на вертелах на открытом воздухе.

В долине установили ристалище для рыцарских поединков, которое примыкало к стене замка и было обнесено деревянной оградой. На возвышении сооружены трибуны для почетных зрителей и прекрасных дам, которые будут одаривать победителей. По другую сторону долины возле небольшой речушки раскинулись палаточные лагеря.

Петер и Деми ехали верхом, направляясь к месту соревнования лучников, которые уже собирались на поляне. Среди участников-мужчин были и ученики школы Грандвелл, и приезжие дворяне. Также и простолюдины, прибывшие показать свои боевые навыки. Оживленно знакомились, демонстрировали друг другу свои луки, обсуждая происходящее.

Особняком собиралась женская команда. Среди них в основном были простолюдинки, которые оживленно общались, хохотали, не особо сдерживая себя в эмоциях и высказываниях.

— Тебе к ним, — Петер кивнул в сторону лучниц.

— А ты? Где ты будешь?

— Пока среди зрителей! Буду наблюдать за тобой и вопрошать Господа о твоей победе! — заключил парень с долей пафоса и рассмеялся. — Сейчас соревнуются мужчины, а потом вы… Удачи, Деми!

Затем пришпорил коня и поскакал прочь в сторону зрительских мест.

— А это еще кто к нам пожаловал? — одна из участниц обратилась к Лоувед, которая спешилась и приблизилась к девушкам.

— Это из знатных фиф… — презрительно скривилась другая. — Она не брезгует взять лук в свои ручки?

— И чего тебе на трибунах там не сидится среди этих ряженных куриц? — спросила невысокая коренастая лучница с ехидным прищуром.

— А вам-то какое дело? — деловито фыркнула Деми и уперла руки в бока.

— Иш ты! Поучимся у тебя, как правильно стрелять! — не унималась все та же девушка и презрительно хохотнула.

— Линн, иди-ка сюда! Сейчас начнется! — крикнула одна из девушек к ней.

Как раз в этот момент протрубил рог, возвещая о начале соревнования мужчин, которые уже были в полной готовности.

Деми с открытым ртом едва поспевала следить за летящими стрелами, мишенями и сосредоточенными стрелками. Они ловко поражали статичные и движущиеся мишени, стреляли в процессе скоростной верховой езды. Воздух вспарывал характерный свист летящих стрел. Затем после данного действа герольд-судья проверял результаты, чтобы огласить победителя. Поспешно и организованно уже готовились мишени и условия для участниц. Чуть поодаль располагались зрители.

Граф Эрик и Малинда разместились на самой высокой трибуне, устланной шкурами и тканями. Рядом восседал Кристиан, Петер и прибывшие знатные гости. Чуть ниже расположились воспитанницы школы. Катрин и Миранда были в их числе, хотя могли восседать с кузенами.

— Скорее сдохну, чем сяду вместе с этой змеюкой и мерзким Кристианом! — позиция леди Мидлтон была однозначной и категоричной. — Кстати, девочки, а вон наша красотка Деми показалась!

Лучницы уже приняли свои позиции. Зрители напряженно наблюдали за девушками в специальных костюмах для стрельбы.

— Настоящей леди не место на стрельбище. Сброд простолюдинок… — Малинда презрительно кривила пухлые коралловые уста. Она устремила свой сапфировый взор на Эрика, который сидел рядом. Изящными пальчиками, затянутыми в перчатку дотронулась до локтя графа и провела по его руке.

— Я считаю, что это весьма зрелищно, — сдержанно отрезал Грандвелл.

Он уже выхватил глазами тонкую фигурку Лоувед, которая уже была в напряженной готовности… Затрубил рог.

И опять шум летящих стрел рассекал воздух. Девчушки проворно поражали мишени. В этом году участниц было немало… Были и движущиеся мишени, также мишени-маятники. Затем выпустили на волю стаю диких уток, кто больше уложит птиц… Деми явно не нравился этот момент, она не любила убивать животных. Охоту всегда старалась игнорировать, но тут пришлось… Пораженные птицы падали одна за одной, Лоувед лишь вздыхала. Успокаивала себя тем, что кому-то дичь к столу достанется…

А толпа зрителей была уже вовсю охвачена азартом.

— Давай, Деми! Давай! Ты победишь! — орала Эррол, не сдерживая эмоций. К ней присоединились и другие воспитанницы.

— Лоувед! Давай! — кричала уже Катрин, которая была сама сдержанность обычно, но не сейчас.

— Кто такая эта Лоувед? — надменно спросила Малинда, но явно с интересом.

— Одна из воспитанниц, — ответил Эрик, не сводя глаз с поля.

— Вы разрешаете участвовать им в этом… балагане? — спросила Рендл.

— Их право, — сухо заключил граф.

Когда состязание лучниц окончилось, герольд огласил перерыв для подсчета результатов, чтоб выбрать победителей среди лучников и лучниц.

Деми последовала за девушками, которые взволнованно и поспешно удалялись на свое место дислокации, где изначально собирались.

Уставшие участницы разместились на деревянных колодах, побросав свои луки и чехлы со стрелами на траву.

— А неплохо стреляешь, как для белоручки! — воскликнула та самая Линн, низенькая и коренастая девчушка, обращаясь к Деми.

— Да я не белоручка! Я такая же, как и вы! — Лоувед уже изрядно злилась.

— Да ладно тебе! — Линн успокаивающе похлопала Деми по плечу. — Ты же дворянка?

— И что с того?

— А мой отец кузнец, простолюдин. А мамка прачка, — продолжала Линн. — Но я хочу быть лучницей и служить нашему королю… Меня зовут Линн по прозвищу Меткая.

— Я Деми Лоувед.

— Вот и будем знакомы. Будешь? — Линн протянула ей небольшую металлическую емкость с вином. Деми сделала глоток и поперхнулась. Напиток был весьма крепким, хоть и сладким.

— Моя тетка делает. Уж в голову ударяет знатно! — хихикала Линн. — Вот кусок лепешки, заешь!

Понемногу среди девушек уже завязалась оживленная беседа и вдруг раздался звук рога. Все сразу вскочили на ноги.

— Пошли к трибунам! Сейчас будут объявлять победителей! — крикнул кто-то.

+++

Герольд-судья показательно вышел на возведенный деревянный подиум перед зрителями. Волосы с проседями аккуратно причесаны назад, яркий длинный плащ едва развивался на ветру.

— Среди мужчин победитель Дик Раггс! Приглашаю выйти сюда!

Под приветственные крики и возгласы людей вышел молодой человек весьма приятной наружности. Видно по одежде, что представитель знати. Возможно и дворянин. Одна из воспитанниц особо громко выкрикивала его имя…

— Потенциальный жених нашей Люсинды, — хихикнула Эррол, обращаясь к Мари. — Она за ним уже год сохнет…

Победителю-стрелку вручили награду — серебряный широкий браслет с гравировкой герба Грандвелл, также комплект стрел в красивом кожаном чехле.

— Итак, победитель среди женщин… У нас возникла спорная ситуация, мы посоветовались и приняли решение, что их двое. У обоих девушек одинаковые результаты… Линн Картер по прозвищу Меткая и Демитри Лоувед!

С высоты своей трибуны Эрик наблюдал, как обе девчонки буквально выскочили к герольду. Так как приз предназначался для одного человека, Деми с легкостью отдала Линн изящный серебряный браслет с малахитовым камнем, а себе забрала стрелы с острыми металлическими наконечниками. Девушки даже обнялись, оживленно смеясь, ведь были уже немного захмелевшие и в ореоле радостной эйфории.

Когда победительницы удалялись, к ним уже спешили желающие поздравить. Какие-то веселые и захмелевшие селяне тискали веселую Линн, видно родители и друзья…

— Деми, ты лучшая! — Мари крепко обняла сестру.

Воспитанницы окружили ее, поздравляли и восторгались победой, одаривая комплиментами и что-то спрашивая наперебой.

— Мой боевой воробушек! — голос Петера был радостный, он сжал ее в крепких объятиях, Деми рассмеялась заливистым смехом. — Я знал, что ты лучшая! Я верил в тебя!

В этот момент Эрик пристально за ними наблюдал. Нахмурился, а внутри будто что-то царапнуло спонтанной вспышкой гнева. Отчего вдруг?

— Мой милый граф, Вам не кажется, что эта девица охмуряет Вашего брата? — сладкий голосок Малинды прозвучал с долей сарказма. — И кто она такая? Простушка-дворянка из глухой деревни? Не слишком ли для нее много внимания?

— После завтрашнего турнира Петер отбывает ко двору, к Этель, — буквально процедил граф. — Там и останется.

— Хм… если его это устраивает… Ах, Эрик! Я так по Вам скучала… — томно протянула Малинда и как-бы невзначай облизала свои губки в призывном жесте. Во взгляде так и отражалось желание. Граф заметил эти намеки, чувствуя, что сам и не против…

— Скоро объявят бои на мечах. Мы с братом открываем эти соревнования, так что пока покину Вас ненадолго, моя графиня. Надобно подготовиться, — объяснился Эрик и неспешно удалился.

— Удачи, милый граф, — сладко пропела Малинда.

Петеру и Эрику предстояло состязаться на больших двуручных мечах. Это было отнюдь не соперничество, а скорее демонстрация навыков для более юных участников и учеников. Так сказать, наглядное пособие разных маневров и мастерства. Естественно, оружие на данных состязаниях было с притупленными лезвиями, чтоб не поранить друг друга. Вообще церковь не поощряла рыцарские турниры и бои, считая эти традиции уделом варваров, но народу нужны зрелища и веселье.

Оба брата стояли друг напротив друга с оружием в руках. Предельно серьезны и сосредоточены, облачены в кольчуги и шлемы. И вот потрубил рог. Зрители в полной тишине завороженно наблюдали за поединком братьев Грандвелл… А ведь оба прекрасны! Грациозно и ловко двигаются, нанося удары и также уклоняясь от них.

Деми замерла, приоткрыв рот. Казалось, не дышала… Темная фигура Эрика была более внушительной. Беспощадный, хладнокровный и опасный… На миг показалось, что из самой преисподней пожаловал… Петер же тоже бился наравне, отражая стремительные атаки брата.

Но Эрик был опытнее в этом деле. В какой-то миг Петер все же не удержал равновесие и упал на спину, намереваясь быстро подняться. Но это уже засчитывалось, как проигрыш. Граф едва коснулся затупленным концом меча груди брата, демонстрируя свою победу. Приподнял бровь, глядя на лежащего на траве Петера, отбросил орудие в сторону и подал руку.

— Вставай, брат. В бою будь внимательнее, — тихо напутствовал граф. — На ристалище у тебя дела получше.

— Завтра видно будет, — Петер улыбнулся и поднялся с земли. Ведь на следующий день он намеревался участвовать в рыцарском турнире. Под бурные овации зрителей братья удалялись с поля для соревнований.

— Кому посвятишь завтрашний поединок на ристалище, Петер? Ведь твоя дама сердца осталась при дворе, — голос графа был вкрадчивым.

— Моя дама сердца тут. Завтрашний поединок для Деми…

Петер не заметил, как гневно блеснули глаза брата. Граф молча удалялся в сторону трибун, а младший Грандвелл уже вовсю спешил к Лоувед, которая бежала ему на встречу.

— Это было потрясающе! Я едва не забыла, как дышать! — восторженно кричала она.

— Понравилось? Я же проиграл… Мой брат меня поверг! — отшучивался Петер, но с явной досадой.

— И что? Главное не победа, а участие! Для меня ты всегда победитель… — она так мило улыбнулась и прищурилась, что Петер залюбовался, поправив непослушную темную прядь волос девушки.

— Пошли, мой воробушек! Посмотрим бои на мечах, там много соревнующихся и будет весьма интересно!

Глава 19

Соревнования длились весь день аж до самого ужина-банкета. Были состязания-бои группами участников. Также метание копей, где заслуженную награду получил лекарь Этан, один из лучших воинов графства. Он также являлся другом и соратником Эрика, постоянным участником военных походов. С виду казался суровым и сдержанным, высокий и широкоплечий с волнистыми каштановыми волосами и глубоким мудрым взглядом карих глаз.

По завершению состязаний торжественно объявляли победителей. Из замка уже выносили бочонки с элем, пироги и лепешки, на многочисленных кострах жарилось мясо. Воодушевленная и проголодавшаяся толпа предвкушала масштабное пиршество.

А вот более знатных особ и победителей соревнований ожидал банкет в главном зале центральной башни замка. Длинные столы размещались рядами по краям помещения, а по центру на возвышении вдоль стены были места для хозяев замка и самых почетных гостей.

— Нужно привести себя в порядок, девочки! Ох, как я голодна! Деми, не забудь хоть переодеться к столу! Я пришлю к тебе свою служанку чуть позже… Не в обиду твоей Джилл, но моя делает хорошие прически! — Катрин уже деловито раздавала указания.

Воспитанницы в спешке расходились по комнатам приводить себя в порядок перед вечерним банкетом. Царила атмосфера всеобщего волнения, ведь среди гостей будут молодые знатные юноши и мужчины… Возможно потенциальные женихи.

— Джилл! Помоги же мне со всем этим разобраться! Я просто не доживу до ужина! Дико хочу кушать! Вот пойду на банкет в своем костюме лучницы, так неохота переодеваться… — раздраженно сетовала Деми, которая стояла босиком среди своей комнаты в одном нижнем платье-сорочке.

— Сестренка! Ну ты даешь! Катрин тебе такое шикарное платье одолжила… Просто грех его не одеть! — восторгалась Мари, проводя рукой по гладкому атласу лежащего на кровати наряда.

— Красиво… Не спорю… — Деми немного успокоилась. — Только помогите мне это одеть, сама не справлюсь…

Платье действительно было шикарным. Ярко-алое с позолоченной отделкой-каймой. Корсаж расшит узорами из мелких рубинов. Пышный подол и длинные расширенные книзу рукава.

— Ты как графиня! — восторгалась Мари, когда сестра облачилась в шикарный наряд. — И украшение на руке с рубином, которое граф тебе подарил необычайно идет к этому платью…

Деми чуть вздрогнула, вспоминая тот момент, когда Эрик одевал ей браслет и его прикосновение… Даже чуть щеки порозовели…

Спустя час в покои к Лоувед явились Катрин и Миранда. Одобрительный и удовлетворенный вид леди Мидлтон говорил уже о том, что Деми выглядит великолепно. Прическа также была сделана. Часть локонов убрана наверх и красиво уложена под золотой прозрачной сеткой. Остальные волосы ниспадали на плечи и были завиты.

— Это тебе подарок от меня, — произнесла Миранда и протянула Деми украшение-пояс, настоящее произведение искусства. Он состоял из тонких серебряных квадратных пластин, скрепленных между собой звеньями и инкрустированных рубинами.

— Пресвятая Дева! Я не могу принять столь дорогое украшение… — сокрушалась Лоувед.

— А я не приму отказ! Ты спасла мою бедную Лулу от смерти! — Миранда показательно надула губы. — Одень же!

Естественно, Деми покорилась и примеряла пояс, застегнув его на боку. Завершающим штрихом приготовлений было использование косметики, которую заботливо одолжила Катрин. Только весьма состоятельные особы могли себе позволить такую роскошь, в ход пошли белила и румяны.

— Вот теперь вряд ли у кого-то повернется язык назвать вас деревенщиной, сестры Лоувед! — пафосно и деловито заключила леди Мидлтон, явно гордясь своей работой над внешним видом девушек.

+++

Весьма просторное помещение центрального зала было обильно наполнено витающими и дразнящими запахами разложенных на столах блюд. Разные виды запеченной рыбы — лосось, форель, осетр… Также мясо копченное и отварное множества видов птиц, баранина и свинина и разные виды соусов… Блюда подавались причудливо-украшенными зеленью на больших серебряных подносах. Дополняло обильное меню несколько видов густых супов и разнообразная выпечка. Из напитков имелось вино разных сортов, яблочный сидр и эль для желающих.

Прибывших гостей объявляли и рассаживали за столы. Пришедшие с нескрываемым любопытством оглядывали внушительный интерьер зала. С массивной продолговатой потолочной деревянной балки свисали кованные канделябры-люстры с множеством горящих свечей, каменные стены украшены обилием фресок.

Эрик Грандвелл восседал на возвышении за отдельным столом в окружении особых гостей на массивном дубовом резном троне-кресле. По правую руку от него красовалась Малинда, невеста и будущая супруга. Пришедшие мужчины украдкой бросали на нее вожделенные взгляды, будто сама Афродита пожаловала на банкет. Роскошное платье из голубого шелка расшито сапфирами и золотыми узорами. Тонкая талия стянута синим бархатным корсетом. Драгоценные изящные украшения на шее и руках. Белые кудри уложены в высокую прическу, открывая на обозрение кукольное личико с большими голубыми прелестными глазами и пухлыми яркими устами, кожа графини казалась бархатной на вид.

Возле Малинды сидел Кристиан, который своим цепким и задумчивым взглядом оценивал обстановку.

Место Петера было по левую руку от Эрика. Далее находились Джон, Этан и несколько приезжих хороших друзей графа.

После того, как объявили госпожу Терезу, в зал заходили ее воспитанницы. Их также представляли гостям. Каждая девушка приближалась к центральному столу и в реверансе выказывала почтение Грандвеллам.

— Демитри Лоувед! — раздался зычный голос.

И она вошла в зал… Грациозно приблизилась к хозяевам замка, следуя этикету. Заинтересованные взгляды присутствующих были прикованы к Деми.

На несколько секунд Эрик застыл, пристально осматривая грациозную фигуру в красном… Это Лоувед? Еще утром бегала с луком по стрельбищу, как простолюдинка, а теперь так и хочется взирать до бесконечности…

В этот момент Деми взглянула на Петера и чуть заметно улыбнулась. В его голубых глазах читался восторг и искреннее восхищение… да он просто поражен! Катрин надо отдать должное с этим нарядом.

Мимоходом поймала на себе надменный и изучающий сапфировый взор графини Рендл… Да, она дьявольски красива! Манера держаться и одеваться. Прирожденная графиня… Вот только во взгляде столько надменности и льда… Или показалось?

И все мысли будто одним ударом вышибло из головы, когда Деми взглянула на Эрика… Какой же дикий блеск в этих бездонно-темных глазах! Как жадно и откровенно смотрит! Будто мысленно пожирает… Весь в черном. Туника с большим нагрудным разрезом, который зашнуровывался тонкой серебристой цепью. Густые волосы распущены и аккуратно причесаны назад, чуть ниже лопаток по длине. На правом жилистом запястье массивный серебряный браслет с инкрустированным камнями изображением герба Грандвелл.

На щеках Деми зарделся румянец и она поспешила удалиться к остальным уже представленным воспитанницам.

— Лоувед сегодня красавица… — задумчиво молвил Петер.

— Ничего особенного, — скривила свои губки Малинда. Весьма наблюдательная графиня сразу заметила, как Эрик рассматривал эту Лоувед. Но ничего… Этой деревенщины и духу в замке скоро не будет…

+++

— Катрин! Почему вы с Мирандой не заняли места возле графа? — интересовалась Мари, когда девушки уже пировали за столом.

— Если бы там не было этих мерзких Рендлов, может бы и села… Да мне и с вами веселее! — Катрин уже успела выпить пол-кубка красного вина. Маска надменности немного растаяла. — Девочки, скоро уезжаю ко двору к своему жениху… Не смог он приехать, важные дела у него! Да и Его Величество тоже устраивает турниры… Петер будет там участвовать. Завтра разомнется на нашем ристалище, а потом при дворе себя покажет…

Деми опустила голову, не желая выдавать печальный взгляд. Он ведь скоро уедет…

— Говорят, милашка Этель подхватила простуду и потому не приехала, — тараторила Энн, попивая вино.

— Вот при дворе и встретятся… Боже всемогущий! Этот мерзкий Кристиан опять на меня пялится! Так бы и зарядила ему копьем в глаз! — процедила злобно леди Мидлтон.

— Это вопрос к Этану. Он сегодня победил в соревнованиях… — Эррол мечтательно закатила глаза. — Он такой мужественный и ловкий…

— Небось и в кровати такой же ловкий! — задорно хихикнула Энн.

— Вот иди и проверь! — обиженно шикнула Эррол.

— Ну нет! Это ты у нас проверишь…

Девушки рассмеялись, а Эррол залилась пунцовой краской со стыда… Да, ей нравился этот мужчина. Хороший лекарь и храбрый воин. Темно-каштановые волосы до плеч, мягкий взгляд карих глаз… Его умопомрачительные пальцы… Эррол часто мечтала, как он к ней прикасается.

— Эррол, милая, так если он тебе действительно нравится… — Деми хитро улыбнулась и добавила. — Так притворись, что у тебя что-то болит…ну, например неудачно упала, затем обратись к лекарю, то есть к Этану. А потом он тебя будет осматривать и далее сама знаешь, что делать…

Лоувед произнесла это в шутку и хихикнула, но девушки вдруг замерли, задумавшись.

— А это мысль… — протянула уже немного захмелевшая Катрин. — Так! Эррол! Этан весьма достойный жених, хороший воин и приближенный графа. И за свое счастье надо бороться! Мужчины состязаются в сражениях, а мы, мои девочки, на поприще интриг… Так что прямо сейчас мы выйдем на прогулку. Далее ты, Эррол, изобразишь падение, ну мало ли…споткнулась! Потом Миранда побежит за лекарем, к Этану. Когда тот прибудет, Эррол должна изображать боль и страдание, мол, болит нога и не можешь идти… Невзначай вынудим Этана отнести тебя на руках в твои покои… дальше сама знаешь, что делать!

— Нет! Вы что? — возмутилась Эррол. — Я не согласна!

— Еще как согласна, милая! Хочешь, чтоб завидного жениха увели? Действуй! — рявкнула Катрин, явно одержима своей идеей сводничества.

Девушки уже оживленно переглядывались и обсуждали детали этого плана. Глазки загорелись в предвкушении и под напором подруг Эррол сдалась…

— И все-таки я же пошутила… — пробормотала Деми, но ее уже никто не слушал.

+++

Графиня Малинда с видом королевы восседала возле Эрика. Ведь она будущая хозяйка Грандвелл. Ленивым и надменным взглядом окинула уже изрядно веселых гостей и устало вздохнула.

— Мой милый граф… Я так по тебе соскучилась… И я так устала… — призывно протянула своим сладким голоском и погладила его плечо… В глазах Эрика уже бушевало желание.

— Поднимемся наверх, в мою опочивальню, — произнес хриплым шепотом. — Петер, Джон! Вернусь чуть позже… Леди Рендл устала, провожу ее в покои… Следите за порядком вокруг.

Затем графская чета удалилась в спальню Эрика. Едва дверь была заперта на засов изнутри, он расстегнул свой массивный кожаный пояс с ножнами и резким движением снял с себя тунику.

— Раздевайся! — обратился к Малинде, не сводя с нее дикий вожделенный взгляд.

Графиня Рендл потянула за шнуровку своего корсета… Когда ее шикарный наряд лежал на каменном полу, абсолютно нагая Малинда переступила через ворох ткани и медленно подошла к Эрику, давая ему полюбоваться своим прекрасным телом.

Наверное, сами античные богини могли бы позавидовать… Гладкая молочно-персиковая кожа, тонкая талия и округлые формы… Она ловко вытащила шпильки из прически, тряхнула головой и длинные волнистые локоны рассыпались по хрупким плечикам… В освещении камина и свечей они выглядели перламутрово-белыми с позолотой разных оттенков.

И когда Малинда подошла к кровати, Эрик одним резким движением развернул графиню к себе спиной, грубо надавил ладонью на ее спину, заставив прогнуться и упереться руками в кровать. Затем схватил за волосы и рывком толкнулся вперед, делая ее своей… Малинде нравилась эта резкость и напор, комната наполнялась эхом стонов и криков удовольствия.

+++

— Этан, Этан! Нужен лекарь! — к мужчине, который сидел за столом и вел беседу прибежала взволнованная Миранда. — Там Эррол упала и повредила ногу! Мы не знаем, что делать! Помогите!

Этан поспешно приблизился к деревянной лавочке с кованной спинкой, на которой сидела Эррол в окружении подруг, изображая страдальческий вид.

— Неудачно упала… что-то с ногой… Встать не могу…

— Мы не знаем, чем помочь… Ее надо отнести в комнату! — произнесла Катрин, изображая заботу. — Там и осмотрите ее.

Этан подхватил весьма легкую девушку на руки и понес в сторону башни, где обитали воспитанницы. Подруги какое-то время следовали за ними, но по мере приближения к покоям тихонько исчезли. Мужчина усадил Эррол на кровать, пока еще ни о чем не подозревая.

— Надо осмотреть твою ногу, — произнес серьезным тоном.

Девица только этого и ждала. Она приподняла подол платья, оголив свои изящные ножки.

— Вот здесь болит, возле колена… — произнесла с легким придыханием.

Этан опустился на корточки и начал осматривать ногу. Захмелевшая Эррол почувствовала прилив желания, едва ее коснулись его сильные пальцы… Внезапно погладила рукой волосы мужчины, затем массивную жилистую шею… Уже приподняла вторую ножку и скинув туфельку, кокетливо провела ступней по спине оторопевшего лекаря.

Тот в свою очередь уже все понял… Это розыгрыш и намеренное соблазнение…

Этан отстранил ее руку и встал с корточек.

— С Вашей ногой все в порядке, госпожа Эррол, — холодно процедил. — Не вижу причин для беспокойства. Вполне можете продолжать веселиться с подругами.

Сразу же направился к выходу из комнаты, поспешно удаляясь. По пути заметил прячущихся за выступами стен подруг-сообщниц.

Эррол сидела на кровати и рыдала взахлеб…такой позор! Чувствовала себя отверженной и униженной.

— Возьми себя в руки, успокойся! С первого раза не вышло, ничего страшного! — деловито молвила Катрин.

— Да я больше в его сторону смотреть не буду! И близко не подойду! — истерично хныкала Эррол. — Не нужен мне он! Такой холодный и бездушный!

Подруги пытались успокоить рыдающую девушку. Мари обняла ее и гладила по волосам, затем произнесла:

— Вы идите, веселитесь… Я побуду с Эррол…

+++

Граф Эрик зашнуровал на боку свой широкий кожаный пояс с ножнами, который носил поверх туники. С задумчивым видом созерцал языки пламени в огромном камине своей комнаты.

— Мне нужно спуститься к гостям, — молвил он лежащей на кровати обнаженной Малинде. Графиня потянулась, как кошка и буквально промурлыкала сладким голосом:

— А я хочу отдохнуть… Так устала… Пусть позовут моих горничных.

Эрик кивнул и молча покинул комнату. Размышлял над своими ощущениями. Вроде сыт и удовлетворен, но в душе будто образовывалась какая-то неведомая пустота… Казалось, чего-то в жизни не хватало. Все избито и обыденно, душа жаждет нового и неизведанного. Чувствовал ли граф себя счастливым по-настоящему? Пока и сам не понимал…

В банкетном зале гости уже веселились под аккомпанемент песен бродячих менестрелей и музыки лютни. Затем многие присутствующие собрались в круговом танце, который вела госпожа Тереза. Она же и пела песнь, гости подхватывали. Данный танец носил название кэрол.

Граф Грандвелл приблизился к Этану и Петеру, которые восседали за столом, наблюдая за происходящим.

— Вижу, все хорошо, — молвил Эрик утвердительно. В глаза невольно бросилась Деми в своем роскошном платье… Она танцевала кэрол. Движения казались немного резковаты, но чем-то притягивают взгляд…

— Да, все хорошо, Ваша Светлость… Вот только ваши девицы не дают соскучиться! — хмыкнул Этан.

Когда граф вопросительно изогнул бровь, воин поведал недавнюю историю с розыгрышем и неудачной попыткой соблазна. Петер, сидящий рядом лишь ухмыльнулся, Эрик же промолчал, сохраняя невозмутимое лицо.

— А я бы воспользовался… — лениво протянул Кристиан. — Если девица желает, так надобно ее согреть, как следует!

— По глазам видно, что Эррол невинный ребенок! Да еще и захмелела от вина… Я не стал бы пользоваться такой ситуацией… — жестко отрезал Этан.

Граф Грандвелл же продолжал наблюдать за юркой фигуркой Деми в танце. Выражение ее лица было таким серьезным и сосредоточенным…

— А лично мне вот интересно, Этан. Чья же это была идея? — спросил задумчиво Эрик и ухмыльнулся, не сводя глаз с Лоувед.

Глава 20

Уже с самого утра трубил рог, возвещая о начале рыцарского турнира. Возле ристалища на сооруженных деревянных трибунах и скамьях сидели воодушевленные зрители. Знать занимала почетные места на самых верхних сидениях. Над трибунами развивались флаги Грандвелл — золотой крест на черном полотне.

Граф Эрик восседал в вальяжно-расслабленной позе, наблюдая за происходящим. Ранее довольно часто он состязался на ристалищах королевства, в том числе и при дворе короля. Рыцарские поединки были отличным способом остудить горячий нрав в промежутках между военными походами. И по праву граф Грандвелл считался одним из лучших рыцарей Уэссекса. В этом году он не участвовал в поединках, выступая главным организатором в своем графстве. Хотел насладиться ролью зрителя и судьи. К тому же на ристалище выйдет Петер с явным намерением побеждать, пусть брат покажет себя во всей красе.

Еще с рассвета младший Грандвелл со своим оруженосцем готовились к турниру. Начистили доспехи. Главным и единственным оружием являлось длинное копье с закругленным тупым концом, чтоб не поранить соперника, также деревянный щит, который имел каплевидную форму и по краям был окован металлом. На его черном фоне был изображен позолоченный крест.

Победителем считался тот, кто выбьет соперника из седла лошади или же сломает об него свое копье.

И вот опять в мыслях Деми… Вчера во время банкета так и не было времени с ней толком пообщаться, ведь надобно уделять внимание знатным гостям… Да и она была занята, увлечена танцами и беседой с подругами-воспитанницами. Петер то и дело лишь наблюдал Лоувед в танце или за столом. Но сегодня он исправит ситуацию, к тому же эту победу в турнире хотел посвятить ей.

Поединки рыцарей длились два дня. Всю ночь возле замка горели костры, мелькали огни факелов и бурно обсуждались предстоящие бои и доблести участников. Рекой лился эль и запекались мясные туши на вертелах.

На победу прогнозируемо претендовал Петер и Уильям Ригстон, который являлся сыном графа из соседних владений. Молодой Уилл часто пропадал при дворе, фактически не бывая с отцом. Их графство Торндшир находилось западнее Грандвел. Вражды между ними не было, скорее вежливый нейтралитет. Уильям и Петер постоянно соперничали между собой в силе на поединках. И это была не злоба, а скорее здоровый азарт двух пылких юнцов.

— Сегодня победа моя будет, Петер! Так и знай! Вылетишь из седла, как дикая утка! — обещал Уильям, похлопывая соперника по плечу.

— Не обольщайся, Ригстон! Скорее уткой будешь ты! — ухмылялся младший Грандвелл. — Уж полетать тебя заставлю…

И вот к концу второго дня изможденные предыдущими схватками с более слабыми и уже отсеявшимися участниками, на ристалище вышли Уильям и Петер. Этот поединок предвкушали все! Толпище народа подтянулась поглазеть на зрелище, оживленно и наперебой обсуждая соперников. Ведь оба были сильны…

И вот участники заняли свои позиции по разные стороны ристалища. Между ними в воздухе растянулась веревка-граница. И когда протрубил рог, ее опустили вниз, что являлось сигналом начала поединка.

Оба всадника ринулись друг другу навстречу. В воздухе повисла напряженная тишина, прозвучал топот коней участников и первый удар… Уильям поразил Петера? Толпа взорвалась ревом… Но младший Грандвелл чудом удержался в седле.

Ниже плеча разливалась адская боль от удара, Петер тяжело дышал и стиснул зубы… Уилл поднял руки в жесте приветствия ревущей толпы, явно предвкушал победу.

— Петер! — кричала Деми не своим голосом. — Ты не упадешь!

— Уильям сильный соперник. Побеждал при дворе не раз… Они оба уже долго мечтали сойтись в поединке… — вещала Катрин и вдруг крикнула. — Давай, Грандвелл! Петер! Петер!..

И вот их опять развели в разные концы ристалища, протрубил рог… Беснующаяся толпа уже ревела, свистела… Накал эмоций был запредельным.

Петер собрал остатки сил, направив копье на соперника. И опять удар… Клубни пыли взвили в воздух… На этот раз ударил Грандвелл. Деревянный щит Уильяма разлетелся щепками в воздухе… Едва лошади участников разминулись, как Уильям покачнулся в седле и рухнул на землю. Долины графства охватила всеобщая эйфория и рев.

И вот Петер победитель. По уставу турнира он должен объявить даму сердца и принять награду из ее рук. Многие девушки занимали места возле ристалища, внизу. Там же находились и воспитанницы.

Младший Грандвелл уже едва сидел в седле, но слабости своим видом не выказывал. Его конь направился к нижним рядам, где восседали девушки.

— Деми Лоувед! — выкрикнул Петер чуть сорванным голосом. — Дама моего сердца!

Подъехал верхом к оторопевшей девушке, которая была не готова к такому повороту событий. Дрожащими руками сняла со своей шеи кулон на серебряной цепочке с красным ограненным рубином. Чуть перегнулась через деревянный бортик трибуны и вложила украшение в его ладонь. Только сейчас вблизи увидела, как он был измотан и держался из последних сил в седле…

— Петер… — прошептала лишь ошарашено, не зная как себя вести, ведь все внимание сейчас приковано к ним.

Пораженные девицы молчали, вот уж будут темы для сплетен! Только Катрин казалась невозмутимой, видно ожидала такое…

— Милый Эрик, Вам не кажется, что это уже слишком? — протянула своим слащавым голосом Малинда и не без злобы. В его сторону не смотрела, пристально наблюдая за происходящим. Потому не заметила дикую ярость в глазах графа и стиснутые челюсти.

— Завтра на рассвете мой брат отбывает ко двору, — отчеканил с обманчивой сдержанностью. — Его невеста уже заждалась.

+++

Очередной вечерний банкет был весьма оживленный. За дни состязаний гости успели друг с другом перезнакомиться. В большом зале велись бурные обсуждения состоявшихся поединков, имя младшего Грандвелла звучало едва не из каждых уст.

А сам победитель находился в своих покоях, отдыхал. Плечо немного ныло от удара копья, Этан осмотрел и заверил, что все в порядке. Петер должен был бы радоваться своей победе, но он был мрачнее тучи… Эрик распорядился, что завтра на рассвете необходимо покинуть Грандвелл. Ведь невеста Этель прислала письмо, в котором сообщалось, что послезавтра начинается турнир с поединками. И ему надо там быть…

Деми в состоянии эйфории мчалась по улице в сторону своей башни… Она дама сердца Петера! Все это слышали! Ну и пусть, плевать на все! Неизвестно, что будет дальше, но ведь сейчас так хорошо на душе…

И как раз в этот момент навстречу по аллее вышла Малинда в сопровождении двух своих служанок. Двигалась уверенной походкой, задрав свой кукольный подбородок. И когда проходила мимо, едва задела Деми локтем…

— Не слишком ли много берешь на себя внимания, «дама сердца»? Деревенская выскочка… Думаешь, захомутала младшего Грандвелла? Так для тебя последняя новость — он завтра на рассвете отбывает в Уинчестер. Этель уже заждалась своего жениха… — каждое слово Малинды будто гвоздь, забитый в сердце.

И как ни в чем не бывало графиня направилась к центральной башне, одарив Лоувед злорадным и надменным взглядом.

Ведь так и должно было быть, рано или поздно Петер уедет, но так быстро… И какая же мерзкая особа эта Рендл. Катрин была права… Как раз под стать своему надменному жениху — Эрику…

Деми поникла… Собиралась на фуршет нехотя, но выказывать грусть считала слабостью. Как бы там ни было, никто не должен знать о ее печали… Жизнь продолжается, даже и без Петера.

— Дама сердца… — восторженно протянула Мари. — Так трогательно…

— Проблема лишь в том, что эти слухи дойдут до Этель… — задумчиво произнесла Деми.

— Но ведь Петер знает, что делает! Вы так чудесно смотритесь вместе…

— И всего лишь… смотримся… Завтра он отбывает в Уинчестер. Вот и все, моя Мари.

+++

Когда сестры Лоувед вошли в зал, все внимание было приковано к Деми. Ведь ее Петер объявил дамой сердца, а он помолвлен с племянницей самой королевы… В глазах окружающих читались разные эмоции — удивление, зависть, пренебрежение…

Игнорируя всех и вся, сестры расположились за столом возле Катрин и Миранды.

— Поздравляю, Лоувед! — заявила Мидлтон и улыбнулась. — Как бы там ни было, но это успех! Петер-то уедет, а вот мужское внимание ты на себя обратила! Будешь перебирать женихами…

— Катрин! Давай лучше вина выпьем! — сменила тему Лоувед и взяла в руки свой наполненный серебряный кубок.

К столам как раз подносили запеченные туши поросят, также рыбу и луковый суп. Его ели серебряными или оловянными ложками. Вилки же не использовались, так как считались орудием дьявола. В основном пищу брали руками, если это мясо или хлеб.

Проголодавшаяся Деми увлеченно ела, перебрасываясь фразами с подругами. В сторону Эрика и Малинды старалась не смотреть… Петера еще не было, но он обещал присутствовать. Какой же милый! Этот его нежный, добрый взгляд… Неужели вот так все и закончится?

Грустные размышления прервал веселый голос Миранды:

— Эррол! А Этан на тебя так смотрит…

— Да пусть провалится в подземелье! — прошипела та, но щечки слегка порозовели.

Спустя время в зал вошел младший Грандвелл. Выглядел немного бледным и уставшим. Его бурно приветствовали, расспрашивали… Даже соперник Уильям, который уже сидел за столом не смотря на падение с лошади, махнул Петеру рукой. Тот соответственно ответил жестом. Затем занял свое место возле Эрика.

— Как ты, брат? Покажи соответственно себя и при дворе. Твоя сегодняшняя победа была великолепной, вот только с дамой сердца ты погорячился… Мог бы объявить Этель, не смотря на ее отсутствие, — голос графа был холодным и отстраненным.

— Я хочу разорвать эту помолвку, — Петер молвил тихо, но весьма уверенно, глядя куда-то вперед.

— И чего ты этим добьешься? Нарушишь договоренности? Ты ведь сам согласился на этот брак. Его Величеству это явно не понравится… — Эрик говорил вроде спокойно, но этот тон вымораживал. — Ты сам отвечаешь за свои поступки, брат. И учти последствия… Для себя, для нас всех… И свое слово надо держать.

Петер молчал. Думал. Взглядом нашел Деми… А как же жить без нее? Эти глаза часто снятся, ее смех и голос…

+++

Хоть и вечер уже не был таким холодным, как ранее, но Деми куталась в свою бордовую накидку с меховой отделкой. Подарок Катрин, который красиво дополнял наряд.

— Я сказал брату, что расторгну помолвку, — Петер прервал молчание, которое затянулось.

Лоувед и младший Грандвелл гуляли по аллее замка, направляясь к пруду.

— Пойдешь против всех? — встревоженно спросила Деми. — И что будет дальше?

— Дальше мы будем вместе! Или ты этого не хочешь? — Петер был предельно серьезен.

Да, она этого хотела… Казалось, лучшего спутника жизни и не сыщешь… Легкое, непринужденное общение, полная гармония и взаимопонимание… Ну, о внешности и говорить не стоит, Петер хорош собой и к тому же храбрый воин…

— Чего бы я не желала, но этому не быть… — молвила Деми задумчиво, но весьма решительно. — Граф Эрик сделает твою жизнь невыносимой… И нарушение договоренностей… Его Величеству это явно не понравится, а последствия?

— Да плевать мне на всех! — гневно воскликнул парень. — Ведь мы сами решаем свою судьбу!

— Да, согласна с тобой… Но и мы же несем ответственность за последствия…

— Ты отказываешь мне, Деми! — процедил Петер сквозь зубы, он был явно расстроен.

— Пресвятая Дева! Как же тебе объяснить? — Лоувед дотронулась ладонью да его плеча, но младший Грандвелл отстранился.

— Я слишком устал, Деми… Пожалуй, мне нужно идти и готовится в дорогу, ведь на рассвете отбываю, — Петер не смотрел на девушку, лишь тяжело вздохнул.

— Спокойной ночи, Деми, — и неохотно побрел в сторону центральной башни.

Девушка смотрела ему в след, едва сдерживая слезы… А так хотелось побежать, остановить, обнять… Но она ощущала, что между ними какой-то невидимый барьер… Скорее, осознание того, что Петер не справится с последствиями. Не сможет противостоять брату, с которым будут разрушены все отношения.

Деми горько вздохнула и присела на деревянную скамью возле пруда, хотелось побыть одной.

+++

Эрик и престарелый граф Ригстон, отец Уильяма, прогуливались по отдаленной аллее замка. Виделись они не часто, хоть и были соседями. Еще с детства Петер и Уилл соперничали, кто сильнее, лучше и отважнее. По большим праздникам Ригстоны и Грандвеллы друг друга навещали, поддерживая соседские отношения.

Когда Уильям достиг совершеннолетия, отец сослал его ко двору, что считалось очень престижным. Охотно оплачивал все прихоти сына, дорогое оружие и одежду.

Сам же граф Ригстон в молодые годы был славным воином, но получил сильное ранение в ногу. Сейчас же выглядел худощавым и весьма интеллигентным. Седые и редкие волосы аккуратно уложены, одет в темно-синюю тунику и антрацитовый плащ с меховой отделкой. Идя по аллее хромал, опираясь на деревянную резную трость, которой пользовался уже много лет.

— Недавно мне сообщили, что вдоль моей границы проходили люди Мартена, твоего воинственного соседа, — молвил граф Ригстон своим скрипучим, но весьма властным голосом.

— И куда же они направлялись? — спросил Эрик, приподняв бровь.

— В сторону Темзы… и с чего вдруг? — задумчиво произнес Ригстон.

— Да мало ли… может захотелось в Темзе карпов половить, — в голосе Грандвелла был сарказм, выражение лица оставалось невозмутимым, но слегка напряженным.

— И все-таки… Думал, может пошли на викингов вопреки мирным договоренностям… А возможно и пленными обменивались? Хотя этот зверюга Мартен их всегда убивал, сильно истязая, — рассуждал пожилой граф.

Эрик молчал, был весьма задумчив. Отвлекало лишь кваканье лягушек и стрекотание сверчков. Мужчины же продолжали беседу на отстраненные бытовые темы, также обсуждали поединок Петера и Уилла.

— Ваш сын весьма неплохо держится в седле, хотя брат его и выбил, наверняка при дворе они еще сойдутся…

— Эти два петуха будут драться при первой возможности! — Ригстон хохотнул и закашлялся. — Молодая буйная кровь…

+++

Деми сидела на скамье возле пруда, облокотившись на кованую спинку. Запрокинув голову, созерцала яркие звезды в ясном небе. Они казались далекими и свободными. Даже квакающие лягушки в пруду выбирают себе пару по желанию, в отличии от людей… так хотелось дать выход слезам, просто громко зарыдать, уткнувшись в свои ладони… Но ведь жила же как-то до встречи с Петером, продолжит и без него… Нет, плакать нельзя. Деми Лоувед всегда была сильной и стойко принимала удары судьбы, а вот звезды в небесах отвлекают от тяжких мыслей, как и стрекотание сверчков. Несколько глубоких вдохов…

— Сейчас бы прыгнуть в этот пруд и превратиться в лягушку, — произнесла Деми в слух сама себе.

— Собралась утопиться в этом пруду, Лоувед? — низкий голос Эрика резко выдернул из печальных мыслей. Он подошел так тихо, что девушка даже не слышала шагов.

Деми вскочила со скамьи, поскользнулась и чуть было не упала, но граф схватил ее за руку чуть ниже локтя.

— В этом пруду утопиться невозможно, слишком маленькая глубина, — в голосе графа был едкий сарказм. — Неужели так расстроилась из-за Петера?

— Отпустите… — процедила девушка, пытаясь вырвать руку, но Эрик сжал ее своими пальцами еще сильнее. Притянул Деми ближе.

— Если мой брат вздумает расторгнуть помолвку, я обещаю тебе очень «веселую» жизнь, Лоувед, — тихо, но угрожающе произнес, едва касаясь губами ее уха.

Деми попыталась вырваться и оттолкнуть Эрика, но тот одним рывком вжал девушку в свое тело, одной рукой сдавил затылок… Поцелуй был жадным, с примесью ярости. Граф буквально набросился, как голодный зверь на свою добычу, с диким напором. Девушка на несколько мгновений замерла от шока и неожиданности, уперлась своими ладошками в грудь Эрика, которая казалась каменной, легче скалу сдвинуть… Губы будто кипятком обожгло. Нижнюю прикусил, наверное ранка останется.

Затем резко отстранился тяжело дыша, глядя в глаза. При свете факелов лицо графа казалось более диким, а взгляд безумным… Оцепенение и страх Деми вдруг куда-то испарились, сменяясь приливом ярости.

— Идите Вы… к своей графине Рендл! — крикнула ему в лицо, резко развернулась и побежала прочь. Эрик же замер на месте, смотрел вслед удаляющейся Лоувед. И что на него нашло? Рассудок помутился? В покоях ждет Малинда, умеющая искусно ублажить, надо срочно идти к ней и заглушить это безумное наваждение.

Глава 21

Петер покинул Грандвелл на рассвете, едва на горизонте показались первые лучи восходящего солнца в сопровождении нескольких людей и своего оруженосца, на черных попонах лошадей воинов изображены золотые кресты, символ графства.

Ночь была практически бессонной, как же не хотелось покидать замок, но долг и обещания вынуждали. Петер собрал в путь необходимые вещи, доспехи и оружие. На шее красовался кулон с рубином, ее подарок… Сжал в ладони красный камень, прислонив кулак к подбородку… Моя Деми…

Она не вышла провожать. Может так и лучше, ведь было бы больнее. И спишь ли ты сейчас, девочка моя? Или так же томилась всю ночь?

Провожал в дорогу Эрик, который казался немного бледный и не выспавшийся, но как всегда, собранный и с суровым выражением лица.

— При дворе короля тебе будет лучше, брат.

— Ты и сам знаешь, где мне лучше, — голос Петера казался отрешенным и безжизненным.

— Этель искренне тебя любит и ты давал обещания… Она тебя ждет.

Младший Грандвелл ничего не сказал, молча следуя в сторону выхода из крепости в сопровождении своих людей.

Граф Эрик проводил взглядом ушедших. Где-то голосили первые петухи, пробуждая округу, сонные слуги уже приступали к своим обязанностям. Грандвелл же направился в сторону каменного монастыря-пристройки.

— Ваша Светлость, — приклонил голову охранник, который отвечал за безопасность женской половины, где обитали монахини.

— Распорядись, чтобы сейчас же вызвали сестру Эрмин, — приказал граф.

+++

Многие знатные гости и участники уже покидали Грандвелл, так как соревнования близились к завершению, да и пировать же не вечно… Тем более состязаться будут, в основном простолюдины, среди которых граф Эрик отбирал годных для обучения воинов. Воодушевленные юнцы старались поразить Его Светлость, заслужить право быть в отряде Грандвелла. Достойным выдавались доспехи и оружие, которое стоило недешево, да и даровались особые привилегии.

Деми почти не спала всю ночь, едва задремав перед рассветом, голова разрывалась от мыслей и эмоций. Петер наверняка уже отбыл, пусть будет счастлив… Такой милый и радушный, храбрый и обаятельный, может эта Этель как раз для него?

— Сестренка, скоро утренняя молитва… Вставать уже надо, — бормотала Мари. — Голова не болит у тебя?

Ведь Лоувед вчера после случая у пруда побежала прямиком к подругам. Пожаловавшись на головную боль от хмельного вина и поспешила удалиться в свою комнату, ведь после всего хотелось побыть одной… И не понятно, что более ужасное — отъезд Петера или поведение Эрика. О последнем старалась не думать вообще, становилось стыдно и страшно… Как сделать так, чтоб никогда с ним не пересекаться? Деми бросало в жар при мысли обо всем этом… И что на графа нашло? Какой же он безумный и ненасытный! Губы до сих пор немного пекут, нижняя слегка припухла. Благо почти незаметно, можно немного припудрить белилами.

— Чуток перебрала с вином, — тихо вздыхала Деми.

О Петере старались не говорить. Мари наоборот пыталась отвлечь сестру иными темами для разговора.

— Милая моя Деми! После завтрака пойдем посмотреть на состязания?

— Да, надо бы развеяться. Негоже целый день сидеть в покоях и страдать…

+++

Зеленые долины у стен крепости уже не были столь многолюдны. Состязания-бои устраивали деревенские парни. Зрители в обычных рабочих одеждах собирались небольшими толпами, размещаясь прямиком на земле. Попивали эль и жарили мясо на кострах.

Компанию сестрам Лоувед составила Эррол. То ли ей тоже в своих покоях не сиделось, а может надеялась увидеть Этана, ну хотя бы издалека…

Девушки неспешно ехали верхом, нежный ветер игриво трепал их локоны и плащи.

— Тут неплохой обзор! Привяжем лошадей и разместимся на этой полянке! — Деми указала место остановки, остальные согласились. Неторопливо спешились, оглядывая местность.

— Деми! Деми! — послышался радостный крик. Навстречу бежала уже знакомая Линн Меткая. — Рада видеть! Тут неподалеку наши! Присоединяйтесь! Там обзор намного лучше…

Детство сестер Лоувед проходило в общении с детьми простолюдинов. Среди них было гораздо комфортнее, проще и непринужденнее, ведь можно себя не сдерживать манерами в поведении, громко смеяться и разговаривать на разные темы. Дети селян и работников казались более открыты, хоть и порою грубоваты и чересчур прямолинейны.

— О! Та самая Лоувед, которая тебя чуть не уделала в соревнованиях по стрельбе? — ехидно спросил у Линн один из парней, вальяжно рассевшийся на массивном бревне.

— Деми, кстати, достойная соперница! — хмыкнула девушка в ответ. — А вот тебя, Дейн, еще сегодня потрепают в боях…

— А мне и не страшно! — весьма уверенно ответил тот. — Я одержу победу!

Дейн как раз готовился к выходу, намереваясь соревноваться в кулачных боях. Обмотал кисти рук плотными тряпицами и кожаными ремнями, вышел на площадку, усыпанную песком. Его соперник тоже был весьма силен на вид. Оба уже пристально смотрели друг другу в глаза, намереваясь вступить в схватку. Правила просты — кто первый свалится на землю, тот и проиграл.

Парни дрались, как дикие звери. Хмельная толпа, попивавши эль и наблюдавшая напряженно за поединком орала во всю, выкрикивая имена участников.

Наконец Ден, все-таки, свалил наземь своего соперника. Парень выиграл уже не первое состязание и имел все шансы стать учеником и воином графства.

— Ох и потрепали тебя, как пса подзаборного! — протянула Линн озадаченно, разглядывая Дена. Он был весь в ссадинах, синяках и кровоподтеках, одежда местами порвана.

— И что? — сплюнул на землю. — Зато я победил и Его Светлость принял меня в ряды учеников! Я буду настоящим воином а ты, Линн, будешь кухаркой и прачкой, готовить мне еду и стирать…

Девушка скривилась от злобы. Казалось, что между этими двумя было вечное противостояние, постоянно поддевали словестно друг друга.

— Да я скорее в тебя стрелу пущу, чем это! — фыркнула Линн.

— У меня есть мазь, нужно промыть раны и обработать, — молвила Деми, обращаясь к Дейну.

Парнишка одним махом снял с себя порванную рубаху, обнажив весьма рельефный торс, затем ополоснул себя водой из деревянного ковша.

— Давай я намажу, — предложила Эррол.

Как раз неподалеку от ребят находился Этан, который тоже следил за поединками. Он же был одним из тренеров молодых парней, которые обучались у в школе Грандвелл. Девушка принялась демонстративно и заботливо намазывать заживляющую мазь на раны Дейна, авось Этан увидит. Банальное желание вызвать ревность.

Когда данная процедура была окончена, Эррол вернула подруге коробочку с остатками мази.

— А Этан на тебя пялился все это время… — шепнула ей Деми на ухо.

Сестры Лоувед пробыли в веселой компании до обеда. Охотно пили эль, заедая ржаными лепешками, шутили и смеялись. Они весьма быстро нашли общий язык с местными ребятами. Особенно Деми, которая уже была изрядно хмельной и веселой.

— Нам пора, скоро обеденная молитва, — напомнила вдруг Мари.

— Да приходите еще! Деми! Я постоянно тут, тренируюсь на стрельбище, присоединяйся, когда сможешь! — приглашала Линн весьма радушно.

— Обязательно! До встречи!

Деми и Мари распрощались с деревенской веселой компанией ребят и пришпорив своих коней, направились к воротам крепости.

Глава 22

Время Пасхальных празднеств подошло к концу, сменяясь обычным, размеренным течением будничной жизни. Деревянные трибуны и загороди ристалища уже разобрали, перерабатывая на дрова. Палатки и костры исчезли.

Кристиан Рендл со своей очаровательной кузиной отбывали в Рендлшир, граф Грандвелл вышел проводить будущих родственников.

— Благодарствуем за гостеприимство, Эрик, — молвил Кристиан и слегка замялся. — Одна небольшая просьба… Мой верный помощник, Рик, хочет остаться и немного погостить у вас… Положил глаз на Энн, одну из воспитанниц. Все время оказывал ей знаки внимания, да и девица вроде рада.

— Если у него серьезные намерения, то пусть останется, — ответил граф.

Кристиан лишь ухмыльнулся, поправляя пряди своих волос. Эрик поцеловал на прощанье изящную ручку Малинды, затянутую в перчатку из голубого атласа.

— Моя милая невеста, у меня для тебя есть подарок… Эрмин, подойди сюда!

К графу приблизилась женщина средних лет, на вид чуть старше Эрика. Одета в весьма скромное и закрытое темное платье, голова покрыта серым платком.

— Это Эрмин. Воспитывалась при монастыре Грандвелл. Скромная, порядочная и трудолюбивая. Будет абсолютно безвозмездно выполнять любую работу у вас по хозяйству, так как многим мне обязана. И любые твои прихоти, моя Малинда…

Графиня смерила женщину своим высокомерным взглядом, будто глядела на насекомое.

— Спасибо… У меня будет для нее работа, — произнесла Малинда с долей легкого пренебрежения. — Буду скучать за Вами, мой милый граф…

Эрмин лишь покорно и молча опустила взгляд. Затем взобралась на своего коня и последовала за отбывающими гостями.

+++

Как же не хотелось возвращаться к школьным будням… Но неотвратимо последовали нудные занятия наставника Лиггса. Решительная госпожа Тереза также была готова мучать своих воспитанниц очередными порциями нравоучений, уроками танцев, музыки и этикета.

После тяжкого учебного дня Деми сидела в своей комнате, увлеченно читая фолиант, который взяла из библиотеки.

— Деми! Пришло письмо от отца! — голос Мари был тревожным и дрожащим. — Маме стало хуже, у нее лихорадка…

Уже две недели Госпожа Лоувед хворала, потому они с супругом и не смогли приехать на празднества в замок. Слегла с воспалением легких.

— Боже милостивый! Надобно ехать домой, к ней! — Деми вскочила с кровати, отложив свой фолиант в сторону.

— Я уже была у госпожи Терезы и рассказала ситуацию… Она меня отпустила, — молвила Мари. — Я собираюсь и завтра на рассвете выезжаю…

— А я? — спросила Деми, не сводя взгляда с сестры.

— Госпожа Тереза тебя не отпускает… Сказала, что и так дает много поблажек, а у тебя проблемы с ее предметами, — Мари опустила взгляд. — Я сама хотела, чтоб мы вместе поехали…

— Да я понимаю, что коряво танцую и ненавижу эту адову лютню! — вспылила Деми. — Но тетушка…

— Сестренка! Я просила, как могла… Тереза неумолима… Ты же знаешь, что ее решения не обсуждаются, — молвила Мари с горечью, едва не плача.

— Как же будет мне одиноко без тебя… — Деми села на кровать и уставилась на огонь в камине. Ее всегда завораживали и успокаивали языки пламени, которые дарили тепло.

Едва показались первые лучи солнца, сестры уже прощались во дворе у конюшни. Для Мари выделили провожатого в дорогу, ведь опасно отпускать девушку одну.

— Передавай тетушке пожелания скорейшего выздоровления! — лишь молвила Деми и обняла сестру. Затем шепнула ей на ухо:

— Записка от Дена должна быть на нашем тайном месте…

У Мари в глазах блеснули слезы, не любила она расставания.

— Это единственное, что греет мою душу, сестра… — прошептала на прощанье.

— Как прибудешь, пришли мне весточку! — молвила Деми, затем провела ушедших взглядом и направилась в свои покои.

+++

Жизнь в замке Грандвелл текла спокойно и обыденно. Учебная неделя окончилась, наступили долгожданные выходные дни.

В покоях Катрин и Миранды уже традиционно собирались подруги-воспитанницы на вечерние посиделки. Также пришла и Деми, ведь одной в комнате сидеть и грустить явно не хотелось, да и от чтения надобно отдохнуть.

Девицы расслабленно восседали на кровати и сундуках, попивали припрятанное красное вино, которое предусмотрительная Миранда умыкнула еще с банкета.

— Вот сообщу вам новость, девочки! Завтра мы с Мирандой отбываем ко двору Его Величества в Уинчестер, у меня будет свидание с женихом! — важно вещала Катрин, попивая вино из кубка. — Госпожа Тереза уже нас отпустила.

Деми лишь вздохнула… Как же несправедливо! К больной тетушки уехать нельзя, а тут… Ведь попробовала бы не отпустить саму кузину графа! О нем же вообще старалась не вспоминать, всячески избегала даже вероятность встречи…

Посиделки длились чуть дольше обычного, девушки болтали и смеялись, обсуждая свежие сплетни и новости.

На следующее утро после воскресного богослужения и завтрака Деми отправилась на стрельбище. Облачилась в костюм для верховой езды, зашнуровала свои кожаные сапожки, прихватив с собой лук и стрелы.

Эррол отказалась составить компанию, так как неважно себя чувствовала. Жаловалась на кашель, который ночью ее терзал. На совет Деми обратиться к Этану за помощью лекаря Эррол лишь злобно фыркнула.

Катрин и Миранда уже уехали, а с остальными Деми толком и не общалась. Вот и отправилась на стрельбище в одиночку, где уже издалека увидала Линн, которая целилась в очередную мишень.

— Рада, что приехала! Давай разомнемся, скоро и ребята подтянуться… Обещали принести бочонок эля и лепешки! — воодушевленно сообщила Линн.

Некоторое время девушки упражнялись в стрельбе, затем обсуждали результаты, сидя на бревне в тени деревьев.

— А вон и наши идут! И Дейн с ними… — Линн бормотала, вглядываясь в сторону приближающихся ребят. — Этот выскочка…

— С чего ты так его не любишь? Или наоборот? — игриво спросила Деми и улыбнулась.

— Что??? Еще чего! — вскрикнула Линн и вскочила. — Да он бабник и самовлюбленный эгоист! Считает, что женщины должны ему ноги целовать! Ненавижу! Так бы и поставила его вместо мишени…

Толпа приблизилась, оживленно приветствуя девушек. Затем все дружно разместились на мягкой зеленой траве. Парни притащили небольшой бочонок эля и деревянные кружки, кто-то захватил с собой ветчину и лепешки.

Спустя какое-то время общение становилось более душевным, ребята слегка захмелели. Деми сейчас было так хорошо и легко! Вдруг ушли на задний план все тревоги и переживания…

— Ты больше похожа на нас, чем на высокомерных вычурных баб! — обратился к Лоувед один из местных деревенских парней.

— Чаще к нам приходи, у нас весело! — Линн была уже немного пьяна. — Когда тебя впервые увидела, то смешно было… Думала, что какая-то белоручка решила посоревноваться, но потом изменила свое мнение…

Время шло незаметно. Уже изрядно хмельная Лоувед опомнилась, когда увидела клонящийся к горизонту диск солнца.

— П…присвятая Дева… Я же пропустила обед и опаздываю на ужин… — девушка попыталась встать и ее повело в сторону. Облокотилась на ствол дуба.

— Ох и коварный ваш эль… — пробормотала лишь, еле шевеля тяжелыми конечностями…

— Мой отец варит его! — ответил один из парней явно с гордостью. — А вон вдали кто-то скачет сюда…

Деми уже узнала этого всадника и внутри все похолодело… Он стремительно приблизился, темная фигура выглядела как-то устрашающе. Черные волосы растрепаны, а глаза пылают яростью…

— Лоувед! — рявкнул Эрик. — Почему я должен отрываться от своих дел и тебя искать? Госпожа Тереза себе места не находит, она несет за вас всех ответственность!

Ребята притихли, будто мыши. Замерли, не шевелясь. Граф ведь страшен в гневе…

— В…ваша Светлось… — Деми икнула, продолжая опираться на ствол дерева.

— Еще и пьяна… — голос Эрика был тихий, но угрожающий. — Больше никогда не покидаешь пределы крепости без разрешения госпожи Терезы. А она уж долго не позволит…

Деми стояла, как вкопанная. Было стыдно… Смотрела себе под ноги, по сторонам, лишь бы не на него.

— Чего замерла? В замок! — рявкнул Эрик, развернул коня и поскакал прочь.

Деми, чуть пошатываясь, дошла до своей лошади и с горем по полам залезла в седло.

— Ох и злой Его Светлость… — пробормотала Линн испуганно. — На я надеюсь, что тебя отпустят еще…

Деми лишь помахала рукой, прощаясь с ребятами и нехотя направилась в сторону ворот крепости.

+++

Понедельник выдался мрачным… Погода испортилась, серые облака устилали небо и моросил легкий дождь. Казалось, сырость, витавшая в воздухе, пронизывала до костей.

У Деми было соответствующее настроение. С утра голова буквально раскалывалась от похмелья, хотелось испить холодной водицы и поспать. За завтраком же еда и вовсе не лезла в рот, накатывал приступ тошноты. На уроке наставника Лиггса и вовсе чуть не уснула, а впереди ожидали еще и нотации от госпожи Терезы…

Также после обеда пришло письмо из дома от Мари и весьма нерадостное… Сестра сообщила, что тетушку всю ночь лихорадило и состояние у нее тяжелое. И дядюшка Ник себе места не находит…

И когда за окнами темнело, Деми была уже и вовсе подавлена. Она ведь должна быть дома, возле своих родных и больной тетушки… А сидит одиноко в комнате, подруги уехали, а тут еще и запрет выходить из крепости. Лоувед вдруг почувствовала себя абсолютно чужой в этом замке… Да сильно ли ей нужна эта школа? Более не хотелось тут находиться! Дико тянуло домой… И Лоувед приняла решение, что завтра же пойдет прямиком к графу и сообщит, что желает покинуть крепость навсегда.

Глава 23

Чуть более сорока лет назад у дверей монастыря Грандвелл оставили младенца. Родителей не нашли. Благо время было летнее, и ребенок не замерз. Это оказалась девочка, довольно крепкая и выносливая. Ей дали имя Эрмин.

Георг Грандвелл, отец Эрика распорядился, чтоб малышка воспитывалась при монастыре. Весьма неприхотлива в еде и одежде, еще будучи ребенком демонстрировала довольно гибкий ум, поразительную память и наблюдательность.

Подруг у Эрмин не было. Остальные считали ее ябедой и нелюдимой особой, которая с удовольствием проводила все свободное время с фолиантами и молитвенником. Зато проявляла рвение в служении Господу, а также и хозяевам графства.

У юной Эрмин был цепкий, пронзительный взгляд. Знала все и обо всех. Сплетни и новости докладывала графу Георгу, затем и Эрику, который часто прислушивался к ее советам. Монахиня преданно служила роду Грандвелл, ведь ей дали кров и еду.

Многие не любили Эрмин и сторонились, даже побаивались. За глаза называли хитрой крысой, но ей было все равно. Оставаясь хладнокровной к окружающим, преданно служила своему хозяину.

Эрик отослал монахиню в замок Рендл не просто так… После рассказа соседа-графа Ригстона о том, что люди Мартена двигались к Темзе, Эрик сделал определенные выводы. Он знал, куда ведет тот путь… Окольная дорога к графству Рендл. Ведь действительно не рыбачить же собрался у Темзы Мартен?

Грандвелл сообразил очень быстро и отправил Эрмин в Рендлшир шпионить и докладывать обстановку.

Безусловно, будущим родственникам хотелось бы доверять, но интуиция всегда подсказывает, что надо перестраховаться. Жизнь многому научила…

+++

Вечернее антрацитовое небо раскинулось над королевством Уэссекса. Звезды прятались в дымчатых мрачных облаках. Порывистый ветер завывал, будто застревая в щелях каменных стен замка Рендлшира.

У Эрмины выдался тяжелый день… К новоприбывшей женщине было холодное отношение, казалось, на нее буквально свалили всю грязную работу…

Графиня отослала Эрмин на кухню, где пришлось чистить казаны, мыть полы… Но монахиня терпела, так как считала, что выполняет свою миссию. Ведь основная задача — следить, шпионить и докладывать в Грандвелл.

И вот сейчас, когда утомленные тяжким трудом слуги крепко спали в общей комнате, а некоторые и вовсе на кухне, Эрмин бесшумно, словно кошка, кралась по мрачным коридорам замка и поднималась на верхний этаж, где находились покои Малинды.

Глаза уже привыкали к темноте, вот настенный факел озарял путь… Монахиня замерла у дверей комнаты графини, прячась в уступе каменной стены. Затаилась в островке тени, как самая настоящая крыса… Ведь не зря же заслужила такое прозвище.

Из покоев Малинды звучали сладострастные стоны. Неужели ее голос?

Эрмин замерла, казалось слилась со стеной, превратившись в камень… Через какое-то время отворилась дверь и из комнаты вышел Кристиан, завязывая шнуровку своих брюк на ходу. Казалось, спешил куда-то… Неужели они делят ложе? Какой ужас! Знал бы граф Эрик… Бесстыдная грешница!

На нижнем этаже послышались какие-то звуки и приглушенные голоса. Эрмин беззвучной поступью спустилась по винтовой лестнице. Прокралась по коридору, прижимаясь к каменной стене, выискивая ее фрагменты, погруженные во мрак…

Из приоткрытых дверей гостевых покоев брезжил свет, кто-то прибыл в крепость под покровом ночи.

Женщина осторожно подкралась ближе и услышала разговор. Кажется, граф Рендл принимал тайного гостя.

— Еще где-то неделя и все будет готово… Мои люди трудятся ночами… Подкоп ведь дело непростое и опасное… — Кристиан будто оправдывался перед своим собеседником, — Мой человек Рик руководит процессом. Я специально оставил его…

— Что ж… О более точном времени… Это нужно согласовать прямо сейчас. Я для этого и прибыл лично. Передавать послания лишний раз опасно.

Голос незнакомца казался Эрмин неприятным, немного хрипловатый и монотонный…

— Тогда на заре следующего воскресного дня. И Ральф… мне нужна часть золота, которую ты обещал. Надо ведь заплатить воинам-наемникам… — молвил граф Рендл вкрадчиво.

— Я привез, как и договаривались. Нужно завербовать наибольшее количество человек. И среди людей Грандвелл тоже. Найди недовольных. Тех, кто может всунуть ему нож в спину… Предать. Мы будем действовать одновременно. Часть людей захватит крепость Грандвелл, остальных я поведу через лес. Несогласных казнить, — молвил тот самый гость.

— Я пришлю Эрику лживое донесение, якобы мои шпионы разведали, что лесные разбойники планируют напасть на Приграничные поселения… Таким образом Грандвелла с людьми выманю в лес как раз к прибытию твоего отряда, Ральф… Там его и убьют. Вину свалим на разбойников, — выкладывал свой план Кристиан.

— Хороший ход… В Грандвелл будет паника и смута… мы зажмем их с обеих сторон. Мартен и Рендлшир… Я и ты, Кристиан…

Граф Рендл лишь ухмыльнулся… Да, скоро все будет иначе. Как долго он к этому шел… Еще с юности черная зависть к старшему Грандвеллу точила, как червь… Ведь тот сильнее и лучше во всем. Храбрый и сильный воин, которым Кристиану не стать никогда… На почве этого даже появились скрытые комплексы и свою мужскую силу он доказывал сам себе на ложе с разными женщинами.

И Малинда… Они с детства росли вместе. Отцы были родными братьями Рендл. Кузина рано осиротела и осталась под покровительством юного Кристиана, отец которого погиб в одной из битв с викингами. Мать потерял еще в раннем детстве…

Вот и пришлось взять на себя груз ответственности в управлении графством. У Кристиана был гибкий ум прагматика, но его губила алчность и чрезмерная любовь к праздному образу жизни и роскоши. Постоянно увеличивал подати, недовольных запугивал или же казнил.

Кузину любил как-то по особенному… Еще с ранней юности посещали греховные фантазии по поводу этой девушки… Часто подглядывал, как она купалась или переодевалась, любуясь изгибами этого тела богини. На одном из пиршеств Кристиан совратил юную графиню, которая и сама не была против.

А потом она возжелала Эрика. Так призывно на него смотрела… Граф Рендл маскировал жгучую ярость фальшивыми улыбками. Что ж, пусть кузина развлекается… А целью Кристиана было втереться в полное доверие к Эрику и затем использовать ситуацию по-своему. И кузина об этом знала… Да, она во всем слушалась Рендла, будучи разменной монетой в его далеко идущих планах.

Эрмин почувствовала, как по спине побежал холодок и занемели ноги от осознания услышанного… Боже Великий! Так это же сам Ральф Мартен в сговоре с графом Рендл… И они хотят уничтожить Эрика и его графство! Да Кристиан похуже Иуды…

Монахиня замерла и почти не дышала…

— Отдай мне в жены Малинду, — голос Ральфа нарушил тишину.

— Еще подумаем над этим… Может при дворе ей жениха подберу? — ответил Кристиан.

— А ты весьма прагматичен, Рендл… Тогда в эту ночь пусть придет в мои покои… — молвил Мартен как-то отрешенно. — Я соскучился по ее телу.

— Я распоряжусь, — холодно ответил граф.

Эрмин слышала, как он вышел из комнаты. Даже когда уже тяжелые шаги Кристиана совсем стихли, она не шевелилась. Будто приросла к каменной стене. В висках пульсировало с дикой силой… Надо срочно отправить Эрику послание…

Спустя какое-то время женщина услышала легкие приближающиеся шаги. В коридоре мелькнула изящная фигурка Малинды, которая вошла в комнату к Мартену.

Эрмин почувствовала брезгливое отвращение к графине. Настоящая блудница! Не быть ей женой Эрика!

Когда Малинда вошла в комнату, услышала отрешенный голос:

— Закрой дверь. Одежду с тебя сниму сам…

Ральф подошел к графине, которая стояла и не шевелилась. Достал свой клинок из ножен и острием провел по ткани ее корсажа, разрезал шнуровку. Малинда чувствовала холод металла на своей коже. Острие едва касалось обнаженной груди… Ральф будто изучал ее тело, одновременно разрезая ткань платья и касаясь дрожащего тела лезвием клинка.

— Теперь становись на четвереньки и ползи к кровати, — произнес Мартен, когда графиня была абсолютно нагая. — И будь покорной. Я обещаю тебе жаркую ночь, Малинда…

Эрмин далее не слушала. Ей было мерзко от осознания происходящего. Бесшумной походкой дошла до своего ночлега. Кроватью служил тюфяк, набитый соломой. Челядь спала прямо на грязном полу, стоял удушливый запах пота и пивного перегара. Даже в монастыре, где атмосфера аскетизма было более уютно, нежели тут.

Хоть и день был тяжелым, но Эрмин спать пока не планировала. Достала из своих пожитков припрятанные письменные принадлежности, прихватила масляную лампадку и тихонько проскользнула во внутренний двор. Надо срочно написать послание для Эрика, изложить суть разговора… Кажется, Кристиан упомянул Рика… Тот самый, который увивался за Энн, одной из воспитанниц. Хороший нашел повод остаться.

Закончив письмо, Эрмин тихо прокралась к своей так званой кровати. Ведь надо хотя бы немного отдохнуть и набраться сил…

— И чего тебе не спиться? — сонным голосом спросила одна из служанок, которую разбудил шорох.

— Новое место… Не могу пока привыкнуть, — безмятежным голосом ответила Эрмин.

— Вздремни… С утра много работы будет… — фыркнула служанка в ответ и развернулась спиной, намереваясь продолжить сон.

Монахиня тихонько вздохнула, прилегла на тюфяк и положила письмо под голову. Она встанет, когда пропоют первые петухи. И затем доверенному человеку, который обитал в Грандвелл передаст послание, как и было оговорено с графом Эриком.

Глава 24

Утро выдалось серым и ненастным. Ветер будто злился и завывал, пробиваясь сквозь щели каменных стен. Воспитанницы лениво спускались к утренней молитве, которая традиционно была перед трапезой.

Настроение у Деми было тревожным. Ночью плохо спалось, под боком не было сестры, что казалось непривычным. Ведь всегда ночевали в одной кровати, согревая друг дружку, а одной как-то холодно и одиноко… Вспоминала Петера. Вестей от него пока не было, но Деми и не надеялась… Надо забыть его…

В трапезной собирались заспанные девушки. Затем вошла госпожа Тереза. Как всегда, собранная и с суровым выражением лица.

— Госпожа Тереза! Эррол не смогла спуститься… Она в кровати и плохо себя чувствует! — Энн встревоженно произнесла, которая являлась одной из соседок по комнате.

Госпожа Тереза лишь поджала губы. Затем молча развернулась и последовала к покоям, где находилась Эррол. Подошла к кровати к лежащей девушке и потрогала ее лоб.

— Она вся горит… Распорядитесь, чтоб срочно вызвали лекаря! — гневно приказала кому-то из служанок.

Эррол тяжело дышала. Немного приоткрыла глаза… Казалось, что комната погрузилась в туман и стены поплыли… Отдаленно слышались чьи-то голоса…

Спустя немного времени в покои вошел Этан. Если сама госпожа Тереза позвала, значит что-то серьезное. Поспешно подошел к лежащей девушке, потрогал лоб и покачал лишь головой.

— Когда это началось? — спросил сурово и нахмурил лицо.

— Дня три назад начала кашлять… — робко произнесла служанка, которую приставили к воспитанницам этой комнаты.

— Почему она не обратилась за помощью? — резко спросил Этан.

— Н…не хотела… Сказала, что потерпит… — пробормотала служанка, пряча взгляд.

— Дотерпелась… — процедил мужчина с явной злостью.

Этан понимал, что Эррол было неловко обращаться после происшедшей сцены соблазнения. Более того, гордая девушка его показательно игнорировала. Явно держала обиду… Малое и неразумное дитя…

— Ее надо изолировать от остальных. Регулярный присмотр. Я возьму это на себя. Размещу ее в комнате, где врачую, — обратился к госпоже Терезе.

— Но ведь… она с Вами наедине будет… — попыталась возразить учредитель, заботясь о репутации своей воспитанницы.

— Она в критическом состоянии! Сейчас не до приличий! — жестко отрезал Этан, рывком сдернул свой плащ и завернул в него хрупкое и немощное тельце больной. Бережно взял на руки, молча развернулся и торопливо покинул комнату.

Граф Эрик выделил Этану отдельные покои, где тот врачевал. Готовил снадобья и варил целебные зелья. Там и принимал больных и раненных, делал перевязки и проводил операции. Навыкам лекаря его обучил ныне покойный дед, который в свое время был известным знахарем.

+++

Деми за завтраком кусок в горло не шел… Что с Эррол? Сразу же разнеслась весть о том, что девушка в тяжелом состоянии и находится в комнате лекаря. Вместо того, чтоб последовать за всеми на занятия, Деми туда и направилась.

Этан как раз уложил больную на свою небольшую кровать. Она была в нижнем платье-сорочке, такая маленькая и хрупкая… Казалось, совсем невесомая… Хрипло дышала, на лице неестественный лихорадочный румянец. Мужчина ее бережно укрыл, вытер взмокший лоб вымоченной в уксусе тряпицей. Ресницы Эррол вздрогнули, приоткрыла глаза…

— Где я? — еле прошептала хрипло.

— Ты со мной. Буду за тобой ухаживать, глупая девочка… Почему же раньше не обратилась? — говорил Этан с горечью в голосе.

— Это Вы? Я тогда… Мне так стыдно… — шептала Эррол из последних сил.

— Не думай об этом… Все хорошо, моя маленькая, — его голос был тихим, казался нежным и успокаивающим. Этан сейчас совсем не был похож на сурового воина, которым являлся. — Выпей это, должно помочь…

Приподнял голову ослабленной девушки и вливал ей в рот зелье из серебряной ложки.

— А теперь немного поспи… — прошептал и направился к выходу из комнаты.

В коридоре у дверей наткнулся на Деми, которая буквально влетела в него.

— Как она? — спросила с тревогой, пытаясь отдышаться после бега.

— Лоувед… Почему же мне раньше никто не сообщил, что ей плохо? — Этан был явно рассержен.

— Я говорила ей обратиться к Вам… Но не смогла убедить, — Деми опустила взгляд.

— Зато в иных глупостях Вы весьма убедительны… — процедил Этан со злостью, явно имея ввиду тот инцидент с соблазнением.

Деми стало обидно… Ведь тогда она всего лишь пошутила, а убеждала Катрин.

— Просто скажите, как она? — тихо спросила Лоувед.

— Как она? Ее состояние критическое! Ближайших дня два будет ясно… Может и не выжить… Лучше помолись, Лоувед, чтоб Господь не забрал ее душу… — Этан буквально цедил каждое слово, в голосе читался упрек.

Деми лишь растерянно кивнула, а глаза наполнялись слезами. Затем развернулась и поспешно удалилась прочь.

+++

Небо было серым и пасмурным, моросил дождь и воздух наполнялся сыростью. Спасал лишь огонь, идущее тепло от камина.

Время было послеобеденное, когда граф Эрик получил послание от Эрмин. Он неподвижно сидел за столом, даже мускул не дрогнул на лице… Умел держать эмоции под железным контролем, хотя в данный момент было дикое желание все вокруг крушить и ломать. Но не был бы он Грандвелл, если бы не побеждало хладное здравомыслие.

Эрик действовал молниеносно. Написал два послания, аккуратно свернул пергаменты в форму трубочек и перевязал веревкой, которую скрепил восковой печатью Грандвелл.

— Направишься к стенам крепости Рендл и передашь оба послания одному из моих воинов, Нилу. Отряд под его предводительством патрулирует берег Темзы, — граф отдал приказ своему посыльному. Тот поспешно откланялся и удалился.

Эрик наполнил серебряный кубок вином и залпом осушил. Предательство… Хмель и сладость напитка никак не заглушат эту боль… Кристиан, которому доверял, оказался в числе врагов. А ведь Эрик рискует своими людьми, охраняя крепость Рендлшира. Да и собственно сам вышел на битву с Ульваром… Как же глупо! А за спиной заговор с Мартеном, злейшим врагом. При таком их тандеме Грандвелл находился в опасности, сил для противостояния могло и не хватить. Тут он попытается кое-что предпринять, но самое ужасное было даже не это… Малинда… Хотел ведь взять ее в жены. Любил… И как она жарко отвечала ему… А оказалась просто лживая шлюха, которая легла под злейшего врага и также ублажала кузена… От одной этой мысли становилось мерзко. Горло свело спазмом, из груди вырвался приглушенный рык…

Нет, он не убьет ее. Слишком низко и просто… Месть Эрика будет более изощренной, если его план сработает. Как же он правильно поступил, отправив Эрмин в Рендлшир. И на этот раз интуиция не подвела… Теперь эта мерзкая игра пойдет по его правилам.

— Джона и Этана ко мне! — жестко распорядился Грандвелл.

Сегодня в замке прольется кровь, но все должно быть тихо и без лишних свидетелей. И когда явились вызванные соратники, Эрик протянул им письмо-послание от Эрмин. По мере того, как воины его читали, их лица становились все более мрачными и задумчивыми.

— Ваши распоряжения? — хрипло спросил Джон, интуитивно нащупывая рукоять своего клинка.

Эрик плеснул в кубок вина. Его взгляд был сосредоточен на языках пламени в камине.

— Сначала очистить крепость от крыс. Действовать тихо, без свидетелей. Никто из них не должен ускользнуть отселе живым…

Глава 25

Антрацитовые облака медленно плыли по предзакатному небу, открывая взору кроваво-красный диск клонящегося к горизонту светила.

Рик, помощник Кристиана, обитал в гостевых покоях. Он как раз вернулся со свидания с Энн, одной из воспитанниц. Отличное же придумал прикрытие, чтоб тут гостить. Да и цель была совсем иная…

Мужчина озадаченно почесал затылок, сидя за столом. Как раз он закончил писать послание-отчет графу Рендлу, докладывая о состоянии работ в подземелье подкопа. Письмо надобно передать на рассвете. А сейчас можно немного отдохнуть как и от шпионской деятельности, так и от назойливой Энн. Девица была совсем не по нраву, казалась глупой и болтливой. Но Рик должен был изображать влюбленного и делал это весьма убедительно.

В дверь постучали. И кого же сюда принесло? По спине пробежал холодок… Рик отворил дверь и испуганно отошел назад. В комнату тяжелой поступью молча вошел граф Эрик и двое воинов.

— В…ваша Светлость… — промямлил испуганно Рик.

— Этан, запри дверь изнутри, — голос графа был обманчиво-спокойный.

Грандвелл резким движением извлек клинок из ножен и приставил острие к горлу Рика. У того нервно дернулся кадык, а на лбу выступили капли пота.

— А теперь ты все подробно расскажешь, крыса. Советую не молчать, иначе твоя смерть будет долгой и мучительной, — Эрик цедил каждое слово. И такая интонация его голоса устрашала даже ближайших соратников.

— Я… все расскажу… пощадите! — умолял Рик, которого трясло от ужаса. — Т…там на столе бумаги…

Джон и Этан изучали ворох пергаментов, где детально был начерчен план крепости, расположение комнат, башен и подземных ходов. А также указано то место, где готовили подкоп.

— Славно же поработал, — молвил Эрик угрожающе. — А вот и письмецо нашему Рендлу…

Напуганный до смерти Рик признался, что как раз на рассвете должен был передать все свои наработки и письмо Кристиану. Молил о пощаде, стоя на коленях. Ведь граф Грандвелл узнал все, что его интересовало, но он лишь тихо произнес:

— Помолись Господу, чтоб упокоил твою лживую душу…

Взметнулось лезвие клинка и полоснуло горло Рика. Тот пал замертво. Светлую рубаху Эрика окропили алые капли крови, но он казался равнодушным.

— Тело и следы убрать. Затем прогуляемся за пределы крепости. Наведаемся к крысам, которые делают подкоп под стену замка… Возьмем еще нескольких воинов и устроим кровавую чистку, — граф чеканил каждое слово, отдавая приказы своим соратникам.

Вход в подкоп-подземелье был замаскирован под ветхую хижину. И никому бы в голову не пришло, что это такое, если бы не Эрмин и признание уже покойного Рика…

Эрик и его люди действовали тихо. Практически бесшумно отправили в царство мертвых двоих людей, которые сторожили у входа хижины. Остальные же, которые трудились под землей, явно не ожидали нападения. Их застали врасплох и буквально перерезали, как куропаток. Тела убитых сбросили в кучу и накрыли их же плащами.

— Что с ними далее делать? Желательно бы погрести… — холодно молвил Этан.

— Захороним вместе с остальными, которые пожалуют к нам в гости, явно не ожидая горячего приема… Это подземелье станет для них братской могилой, — ответил граф.

Немного погодя воины возвратились в крепость. Тихо и молча разбрелись в вечерней темноте.

Этан направился в свою комнату, где оставил больную Эррол на временное попечение служанки, которую отослал отдыхать сразу по приходу. По пути распорядился послать гонца за отцом девушки, который проживал в соседнем графстве Торндшир. Ведь в случае наихудшего исхода успеет попрощаться с дочерью.

Эррол Лингстон была из зажиточного дворянского рода. Несколько лет назад ее мать умерла от воспаления легких и подобная судьба ожидала уже и девушку…

Этан тяжко вздохнул и сел на край кровати возле больной. Ресницы Эррол вздрагивали, лоб был покрыт липким потом. Девушку лихорадило.

— Мама… мама… — бредила в полудреме.

Эррол казалось, что мрачные стены комнаты растворились в солнечном свете и она шла по тропинке сада к плетенной ограде, где ожидала стройная фигура матери. Будто звала с собой в путь, в неизвестность… Листва деревьев казалась какой-то неестественно-яркой, шелестела от ветра и шептала таким знакомым голосом Этана:

— Не уходи, не оставляй меня… Клянусь, что никогда не отпущу… Только выживи…

Эррол вздрогнула и остановилась. Будто осознала, что нельзя идти вперед. Что-то сдерживало, какое-то ощущение тоски и незавершенности…

— Мама, я не могу… Мне нужно возвращаться, — прошептала она. — Дальше идти нельзя…

Фигура давно ушедшей в миры иные женщины плавно развернулась и последовала прочь по тропе, скрываясь в зелени деревьев. Эррол провела ее взглядом.

— Прощай, мама… — прошептала еле слышно.

Этан продолжал сидеть возле девушки, прислушиваясь к ее дыханию. Молился мысленно Господу и периодически вытирал взмокшее от пота бледное личико, которое жадно рассматривал. Ему всегда нравились эти ямочки на щеках, звонкий заливистый смех и густые светло-русые кудряшки… Но насколько она дорога, Этан осознал это только сейчас. Когда казалось, что уже потерял уходящую в мир иной девушку.

— Не отпущу… — буквально простонал он, обхватывая своими огромными ладонями ее маленькую голову, убирая липкие пряди волос с чела.

— Этан… я тут… — прошептала еле слышно, погружаясь в обычный сон.

— Кажется, кризис миновал, — констатировал мужчина, обращаясь к самому себе и еще до конца не веря в происходящее. Господь услышал молитвы…

Глава 26

День у Деми Лоувед не задался с самого утра, еще когда в трапезной услыхала ужасную новость про болезнь Эррол. Подруга находилась в тяжелом состоянии и надобно было узнать, как она. Ведь кроме Эррол и служанки Джилл практически общаться было не с кем. Уехала любимая сестра Мари, также отбыли Катрин и Миранда, а мысли о Петере Деми вообще старалась прогонять, но ведь это же так тяжело… Этот лучезарный веселый взгляд голубых глаз… Теперь другая девушка будет им наслаждаться, хотя в сердце еще теплилась крохотная надежда на чудо.

Деми сидела в своих покоях на кровати, созерцая пляшущее пламя в камине. За окном уже смеркалось. Девушка вспоминала сегодняшний прошедший день с тяжким сердцем и горечью. Этан был груб в разговоре, когда решила узнать о здравии Эррол, будто Деми виновата в том, что подруга вовремя не обратилась к лекарю. И теперь неведомо, что будет далее с ней.

Затем Лоувед из-за похода к Этану опоздала на занятия и получила строгий выговор от госпожи Терезы, которая в наказание лишила Деми обеда. С тяжким сердцем она отправилась в свои покои, пока остальные воспитанницы шли в трапезную. По пути в коридоре замка услыхала голоса девушек, невольно подслушав весьма неприятный диалог.

— И что она возомнила о себе? Думает, если Мидлтон ее к себе приблизила, то уже перестала быть деревенщиной? — голос Энн был писклявый и недовольный.

— Еще и решила охмурить Петера! Не того полета птица, — фыркнула Люсинда.

Обе сплетницы стояли у стены коридора и не увидели приблизившуюся Деми.

— А я сегодня опять иду на прогулку с Риком. Он такой милый! Личный помощник графа Рендла… — Энн протянула восторженно. — Мы достойны хороших знатных женихов, а эта Лоувед никогда не станет такой, как мы…

— Конечно же не стану такой, как вы! Лживой и лицемерной! — не выдержала Деми, обрывая этот гнусный диалог. Затем резко развернулась и удалилась прочь, в свои покои.

— Вам письмо, госпожа Деми, — произнесла Джилл, как только та вошла в помещение. — Там, на столе лежит, а я удалюсь, если Вам ничего пока не надобно. И еще… Я прихватила ржаные лепешки и кусок брынзы для вас с кухни.

— Спасибо, милая Джилли! Ты всегда сама предусмотрительность! Ступай.

Когда служанка покинула комнату, Деми дрожащими руками раскрыла лист пергамента. Письмо от Петера!

«Милая Деми!

Мне безумно горько и тоскливо на душе. Дни без тебя пусты и безжизненны. Но я обязан выполнить свой долг перед графством, перед братом. Потому сочетаюсь узами брака с Этель, как и было оговорено. И ты сама мне говорила, что так лучше будет для всех… Но знай, что мое сердце всегда будет твоим. Я более никогда и никого не смогу так полюбить…

Всегда твой Петер»

Деми отложила письмо в сторону и лишь судорожно вздохнула. А чего ожидала? Какое чудо? Петер никогда не будет плыть против течения обстоятельств, хотя и пылко убеждал в обратном, да и против брата точно не пойдет.

Мысль об Эрике заставила вздрогнуть. Ведь вечером Деми намеревалась прийти к нему сама и сообщить о своем решении покинуть учебу и уехать домой. Поневоле вспомнила последнюю встречу с графом, когда была пьяна от эля и он был жутко зол. Стало стыдно и неловко… И тот поцелуй у пруда… Что же это такое было?

У Деми невольно покраснели щеки от того воспоминания. Нужно взять себя в руки и дождаться вечера, когда Грандвелл будет в своих покоях. И после разговора с ним надобно узнать о состоянии больной подруги Эррол, хотя совсем не хотелось видеть Этана после того неприятного и резкого ответа. Но необходимо расставить все точки перед тем, как покинуть этот замок.

+++

Эрик сидел за столом в своих покоях, терзаясь тяжкими мыслями. Дал себе время передышки и тишины. Этот день был один из самых ужасных для графа. Весть о предательстве, казнь людей… Все прошло довольно тихо, крысы уничтожены. Личный писарь Ролан, который заведует всеми делами с документами и отчетами по делам графства, умеет искусно подделывать почерк. Он и будет писать Кристиану от имени Рика нужные письма в Рендлшир, чтоб не было и тени подозрений о том, что предатель уже лежит в сырой земле. Его чертежи-наработки граф спрятал и велел Ролану сделать фальшивые с измененными планировками комнат и подземных ходов. Затем все эти подделки, как и очередное письмо от имени Рика с отчетом по состоянию работ в подземелье, отправятся к Кристиану. Пусть он смакует очередной триумф, разрабатывая план нападения на замок Грандвелл, не подозревая о подвохе и засаде.

Эрик тяжко вздохнул и осушил свой серебряный кубок вина. Из пучины мыслей его отвлекли чьи-то приближающиеся легкие, но уверенные шаги. Дверь приоткрылась и вошла Деми. Сразу же остановилась и замерла… Охранник не хотел ее пускать, но Лоувед настоятельно умоляла, что это срочно. И теперь, войдя внутрь, при виде Эрика возможно и пожалела о том, что явилась именно сейчас.

— Я просил меня не беспокоить! — рявкнул граф.

Деми уже и сама хотела уйти… Эрик выглядел жутко. Пятна крови на светлой рубахе, сбитые костяшки пальцев, растрепанные взъерошенные волосы. Несколько прядей, словно черные змеи свисали над его хмурым лицом.

— Что нужно? — спросил граф, не поднимая взгляд. Лоувед, которая намеревалась уже удалиться, замерла. Было жутко, но поздно отступать.

— Я хочу уехать домой, — молвила тихо, но уверенно. — Госпожа Тереза меня не отпускает, потому пришла отпроситься у Вас… Я хочу уехать насовсем и прекратить обучение.

— Причина? — спросил тихо Эрик и поднял взгляд. Деми вздрогнула… его глаза казались безумными. — Получила известие от Петера и решила с горя уехать?

— Дело совсем не в этом… — голос девушки дрогнул. — Просто здесь мне не место и я хочу домой…

— А где же твое место, Лоувед? — в голосе Эрика прорезались рычащие ноты. Он явно был не в себе, как же неудачно выбрала время для беседы.

— Мое место дома… там я…

— А может твое место среди челяди? — резко перебил девушку граф. — Раз не оценила мой благородный жест — возможность учиться в школе со знатью, так будешь среди прислуги. И будешь делать то, что я тебе прикажу. А сейчас наполни мой кубок вином! — Эрик буквально цедил и чеканил каждое слово. Взял свой пустой кубок и звякнул им об стол. — Выполняй! — рявкнул в гневе, не сводя пристального взгляда с побледневшей Деми.

Лоувед почувствовала, что на смену страха пришла ярость и обида. Она сжала пальцы в кулаки, тяжело дыша.

— Никогда!!! Никогда и никому я не буду прислуживать, даже Вам! И завтра же на рассвете покину этот замок! Мне ничего от Вас не нужно! Видеть Вас не желаю! — кричала в порыве гнева, уже и не осознавая, с кем разговаривает. Деми буквально трясло от злости и обиды, окончательно утратила контроль над своими эмоциями.

Затем девушка резко развернулась и направилась прочь из покоев графа. За ее спиной что-то с лязгом упало, послышался какой-то грохот…

— Стоять!!! — рев Эрика оглушил и стало жутко уже по-настоящему. Инстинкт самосохранения буквально вопил, что надо бежать быстрее и желательно подальше. Так она и поступила…

Грандвелл настиг Деми в коридоре перед галереей родовых портретов-фресок, жестко схватил, как коршун добычу и зашвырнул на плечо. Вероятно, синяки останутся от железной хватки… Поспешно направился в сторону своих покоев, унося брыкающуюся девушку.

— Отпустите! Я домой хочу! Пустите немедленно!!! — кричала Деми и отчаянно лупила его широкую спину своими кулачками. Пыталась вырваться, но это было бесполезно, учитывая силу Эрика.

Лоувед вспомнила молитву, ведь сейчас ее возможно и убьют, судя по настроению графа, задушит или прирежет одним из своих клинков! Вот так вот и закончится эта никчемная жизнь…

И когда очутились уже в покоях, Деми услышала лязг дверного засова. Эрик грубо швырнул ее на свою кровать, а в диком взгляде черных глаз будто кипела смола…

— Н…не убивайте… — прошептала в ужасе. Но самое страшное для нее произошло дальше, а ведь мысль промелькнула, что лучше бы убил…

Граф одним рывком снял с себя рубаху и начал развязывать шнуровку своих брюк. Деми в страхе рванулась с кровати, но Эрик схватил ее и дернул изо всех сил за корсаж платья. Затем буквально содрал его до талии, обнажив грудь. Резким движением распластал на ложе девушку и впился жадным поцелуем в дрожащие, нежные уста. Деми пыталась вырваться, отбивалась и царапалась, но это было все равно, что бороться с каменной стеной. Эрик одной рукой прижал к кровати тонкие девичьи запястья над ее головой, а второй срывал остатки платья. Ярость, похоть и какая-то дикая жажда… Он утратил контроль над своим внутренним зверем и одним резким толчком сделал ее своей, вторгаясь и наполняя…

Тело Деми пронзила острая боль. Она вздрогнула и вскрикнула в ужасе. Мужчина прервал свой жадный поцелуй и взглянул в ее глаза. Замер, осознавая, что первый…

— Деми… — его хриплый шепот и горячее дыхание действовали, как крепкое вино. И она утонула в этом черном взгляде, который затянул в бездну. Губами коснулся ее скулы, прикусил мочку уха и скользнул языком по белой коже девичьей шеи, царапая жесткой щетиной. Ощутил, как расслабилась и отпустил запястья. Деми же не осознавала, что творит. Грубость и ярость куда-то исчезли, обоих затопило безграничной нежностью. Ее тело отзывалось, раскрывалось для него. Запустила руки в гущу черных волос, будто трепала гриву зверя. Боль притупилась и дополнилась доселе неизвестными ощущениями наполненности до самых краев. Они слились в одно целое, будто оба путника, которые после длительной жажды дорвались до желанного источника единения. И было это не только на уровне похоти, но и нечто большее, духовное, как две частички единого и неделимого.

Казалось, на теле Деми не было места, где бы не побывали горячие и жесткие губы графа, оставляя отметины. В канделябрах горели свечи, озаряя в полумраке обнаженные и взмокшие от пота тела. В огромном камине потрескивали горящие поленья. И хоть воздух был прохладным, но Деми и Эрик плавились друг в друге, ощущая лишь жар, крики и стоны наслаждения отражались эхом от каменных стен. Казалось, они оба совершенно утратили осознание реальности, взлетая к вершинам сладострастного и безумного экстаза.

Время уже близилось к рассвету, когда обессиленная девушка уснула в крепких и горячих объятиях своего первого мужчины. Он же не выпускал ее из рук с того самого момента, когда схватил в коридоре замка.

Деми проснулась, едва показались первые лучи восходящего солнца. Графа рядом не оказалось. Она была заботливо укрыта огромным шерстяным покрывалом. Потянулась и почувствовала ноющую боль внизу и вдруг обрушилось осознание того, что произошло ночью. Что же мы наделали? Как ей теперь быть?

Лоувед вскочила с кровати. Едва сделала несколько шагов… Ноги дрожали, губы горели огнем. На белой молочной коже множество краснеющих следов от его диких поцелуев. И что дальше? Ведь граф женится на Малинде, а Деми покроет позором себя… так она думала в тот момент. Ведь правды пока не ведала.

Поспешно натянула на себя порванное платье, закуталась в плащ-накидку и попыталась открыть дверь…заперто? Эрик закрыл ее снаружи, но зачем? По спине прошел холодок. Может решил наказать за вчерашнюю дерзость?

Девушкой овладела паника, страх, унижение, чувство пугающей неизвестности. Кто она теперь? Падшая женщина? Наложница? Ведь граф просто выместил на ней свою ярость, судя по его вчерашнему виду, что-то произошло ужасное…

И тут Деми заметила неприметную дверцу между балдахином кровати и дальним углом… Тайный вход для слуг. Подошла и толкнула ее. Дверь была не заперта.

В голове возникла первая и навязчивая мысль, что надо бежать и подальше. Взяла одну из догорающих свечей и скользнула в темноту тайного выхода, который по винтовой лестнице вывел прямо во внутренний двор на улицу. Благо, в низу дверь была не заперта, видно забыли закрыть. Вот так везение!

Уже край солнца показался над горизонтом, сонные слуги уже приступали к работе. На Деми никто и не обращал внимания, она поспешно направилась к башне, где обитала. Скользнула в свои покои и заперла дверь. Так быстро Лоувед еще не собиралась никогда! Второпях привела себя в порядок, облачившись в костюм для верховой езды. Прихватила дорожную кожаную сумку с самым необходимым, а также лук и стрелы.

На запястье красовался браслет с рубином, подаренный графом в знак благодарности за спасение кузины. Не захотела снимать… Он будет напоминать об Эрике… Вдруг стало горько, сердце сжалось. Более ни с кем так не будет, как с ним. Эта первая и последняя ночь врежется в память до конца дней.

Деми вздохнула, украшение не сняла. Затем тихонько выскользнула во двор к конюшням. В нос ударил запах сена и конского навоза.

— Эй, тут кто есть? — спросила она.

Сонный парнишка-конюх зевнул и неторопливо подошел, еще протирая глаза. Деми ему сунула серебряную монетку.

— Давай, побыстрее седлай мне Лучика! Времени мало, хочу на стрельбище, — врала девушка, собираясь покинуть крепость.

— Сию минуту, госпожа, — промямлил сонно парнишка. — И чего ж не спится-то?

Деми лишь нервно пожала плечами и промолчала. Но уже спустя время мчала верхом к воротам замка, которые как раз были откинуты, выпуская из крепости людей.

А путь лежал неблизкий, в сторону приграничных деревень. Но домой Лоувед вернуться не могла. Как же она предстанет после всего перед дядей и тетей? Как посмотрит им в глаза? Навлечет позор на семью. Да и госпожа Лоувед больна, очередное потрясение ей не к чему. И главное, это скрыться от графа, никогда больше не видеть эти темные, смоляные глаза… Не думать о той ночи…

И единственное место, где можно спрятаться от всех, это в приграничном лесу среди разбойников. Деми всегда мечтала о свободе от условностей, вот и получай! Да, слишком опасно… Но где-то там обитает Ден и такие же беглые, отчаянные люди, которые буквально выживают, рискуя каждый день. И сейчас, как никогда Деми ощущала, что ее место среди них. Чаща леса станет либо новым домом, либо погибелью.

Глава 27

— Учитывая то, что написано Эрмин в том ее послании, нам требуется помощь. Противостоять одновременно Мартену и Рендлу весьма проблематично… — произнес Джон мрачно и задумчиво.

Граф Эрик собрал самых верных соратников в зале, где проходили регулярные собрания и советы. На столе красовались блюда с запеченной дичью и ломтями хлеба. В серебряных кубках налито красное вино.

— Я это предусмотрел, Джон. И у нас, возможно, будет весомая подмога, — произнес Эрик, доставая из-за пояса свернутый лист пергамента-письма.

— Обратились к Его Величеству? — спросил Джон.

— Но уж нет. По таким вопросам короля точно беспокоить не стану, — весьма холодно ответил граф. Он считал, что должен сам справляться со своими трудностями. Ведь в глазах Его Величества Грандвелл был сильным воином и управленцем, который и сам считался военной опорой королевской армии.

— Ваша Светлость, тогда кто нас поддержит? — спросил один из соратников.

Эрик задумчиво поглаживал лист пергамента, который держал в руках.

— Завтра на рассвете выдвигаемся в сторону берегов Темзы. Будем вести переговоры с нашим потенциальным союзником. Вот послание от него, — граф продемонстрировал письмо. — Только что гонец принес. Это конунг Ульвар Медноволосый.

В помещении воцарилась давящая тишина. Лишь слышно было завывание ветра за стенами замка и потрескивание огня в камине. — Я отправил два письма в Рендлшир, как только узнал о предательстве, их получил Нил Гаррад, мой человек, который одно из них лично доставил в Данелаг, а во втором были мои распоряжения по поводу дальнейших действий.

— Но Ваша Светлость! Конунг же наш враг… — голос Этана дрогнул.

— Скорее, враг Кристиана, — процедил Эрик. — А сотрудничать с нами ему будет весьма интересно. Я сделаю такое предложение, от которого Ульвар вряд ли откажется.

— Это огромный риск, граф, — хмуро молвил Джон.

— Согласен. С одной стороны риск, но с другой — колоссальная силовая помощь. Все зависит от наших с Ульваром завтрашних переговоров.

Присутствующие молчали, явно размышляя над таким поворотом дел. И это действительно казалось выходом из сложной ситуации. Хотя конунг непредсказуем и опасен.

После окончания совета и трапезы воины расходились по своим делам.

— Этан, как здоровье Эррол? — поинтересовался граф у лекаря.

Тот был бледен и выглядел уставшим. Таким Эрик видел его лишь после тяжкого боя. Заметно, что Этан всю ночь не спал и явно переживал.

— Уже вроде кризис миновал, надеюсь, выкарабкается… — хмуро ответил.

— С твоей помощью точно. Ты хороший лекарь, Этан. Не раз многих с того света возвращал, — Эрик пытался успокоить своего друга.

— Я послал за ее отцом, он уже прибыл и сейчас возле Эррол. Мне уже казалось, что она уходит в мир иной, потому и позвал его попрощаться… — лишь молвил Этан.

— Ступай к ней. А завтра на рассвете выезжаем.

+++

Граф Эрик отправился в свои покои. В комнате еще витал ее запах, которым пропиталось покрывало.

Ведь когда перед рассветом проснулся, решил искупаться в озере и потренироваться, как и делал обычно. Оставил спящую Деми в своей кровати, заботливо укутав шерстяным покрывалом. Ее длинные темные волосы спутались, так сладко спала, что не хотелось будить. Граф сразу же ощутил дикое желание, но заставил себя силой воли удалиться. Зачем-то запер ее, наверное, чтоб не ушла. Он придет и продолжит то, что было ночью, ведь эту жажду утолить просто нереально…

И вот Деми исчезла. Когда Эрик явился в ее покои, то нашел лишь разорванное им же платье на полу, которое валялось, как увядший цветок. Поднял его, сжимая ткань в кулаках, вдыхая ее аромат. Деми пахла полевыми цветами, ветром, озером, свободой… Так графу казалось. Но где же она сама?

В комнату тихо вошла служанка Джилл. Эрик поспешно засунул порванное платье в деревянный сундук с одеждой, который лежал на полу.

— Где Лоувед? — резко спросил у нее.

— Ваша Светлость… Я ее не видела со вчерашнего дня! Сама хотела бы знать… Вроде лук и стрелы забрала, возможно на стрельбище, — дрожащим голосом лепетала Джилл.

— Найти и пусть явится ко мне! — рявкнул Эрик и удалился.

Затем был совет, перед которым получил послание от конунга. Мысли отвлеклись от той ночи, от Деми, ушли в иное русло. Ульвар согласился встретиться в указанном месте на берегу Темзы на нейтральной территории, где их никто не узрит. Нужно будет все продумать до мелочей, на кону ведь многое… От важных мыслей отвлек слуга.

— Ваша Светлость! Деми Лоувед никто и нигде не может найти! На стрельбище ее не видали, в деревнях тоже. Лишь кто-то из местных видел удаляющегося всадника в сторону Приграничных поселений… И по описаниям вроде как она…

— Уехала домой, — процедил граф и почувствовал прилив ярости. — Ослушалась меня, все-таки… Я ведь не разрешил…

Эрик резко встал, нервно шагая по комнате. Его глубокий вздох прозвучал, как рычание.

— Немедленно послать за ней и вернуть обратно! — рявкнул Грандвелл, испытывая желание буквально разорвать на части эту непокорную девчонку.

+++

Эррол лежала в постели, едва приоткрыв тяжелые веки. Тело было настолько ослабленным, что почти ей не подчинялось. Даже рукой сложно пошевелить…

— Дочка, как ты? — родной и тревожный голос отца выдернул из полудремы. Он недавно прибыл в Грандвелл.

— Уже лучше… Я бредила и видела маму. Она звала с собой, — прошептала девушка, так как разговаривать было крайне тяжело.

В комнату как раз вошел Этан, возвратившись после совета.

— Господин Лингстон, давайте выйдем наружу и пообщаемся, — молвил Этан.

Мужчины направились по коридору замка в сторону гостевой залы.

— Думал, что в эту ночь Господь ее заберет, — лекарь был предельно честен. — Но она жива, я хлопотал всю ночь…

— Даже не знаю, как смогу Вас отблагодарить, — пробормотал Лингстон.

— Благодарите Господа! А что касается меня… Хочу попросить Вашего благословения. Я намерен взять Эррол в жены.

Глава 28

Деми Лоувед торопливо гнала Лучика вперед, удаляясь окольными путями, чтоб не привлекать лишнее внимание. Несколько раз оглядывалась, оставляя позади замок Грандвелл. Сердце сжималось, душили слезы… Соленые капли срывались с ресниц. Ведь Эрик будет с другой женщиной, а это больно… Раньше Деми даже представить себе не могла, что душевная боль может быть такой сильной. Неужели полюбила графа? Всплыла в памяти их первая встреча в поместье Лоувед, его взгляд… Девушка осознала, что даже не вспоминала Петера. И вот сейчас он будто светлый и легкий романтический образ, милый друг и не более того.

Деми сделала остановку в одной из попутных деревень, прикупив у местных селян немного ветчины и ржаных лепешек. Ведь со вчерашнего дня ничего толком не ела, а голод уже давал о себе знать. Напилась воды из родника, набрав с собой в кожаный небольшой бурдюк, который весел на поясе.

Девушка ехала верхом через рощи и леса в нужном направлении, выискивая более безлюдные пути. Вдалеке уже виднелись Приграничные поселения. Где-то там сестренка Мари, дорогие тетушка и дядя… Но увидеться уже не судьба. Деми ехала окольной тропой вдоль леса, направляясь к самой отдаленной от поселка простенькой хижине, где обитал одинокий отец Дена Рингарда. После того, как сын подался в лес к разбойникам, старик вел отшельнический образ жизни. Он был местным священником. Деми же иногда его навещала и передавала вести от сына, которые узнавала из записок лесного тайника.

Лоувед остановилась у ветхой хижины и привязала коня к дереву.

— Отец Альберт! — постучала в дверь и на пороге показался священник.

— Дитя мое… Какими судьбами? Ты вернулась домой? — старик был взволнован. Деми он знал еще ребенком, ведь она и Мари все детство провели с Деном и были, как родные дочери… И как же он постарел за последнее время…

— Я ухожу в лес, — девушка судорожно вздохнула. — Благословите меня… Если что-то нужно передать Дену, дайте мне.

— Что случилось, дитя? — встревожился отец Альберт. — Что ты натворила? От кого бежишь?

— Я прогневила графа Грандвелла и бегу от его гнева, — Деми решила не вдаваться в подробности, да и вряд ли бы осмелилась рассказать о происшедшем.

— Ты кого-то убила? Что-то украла?

— Нет, нет… — отрицательно мотала головой. — Не хочу сейчас об этом говорить, — в глазах ее блеснули слезы.

Отец Альберт лишь укоризненно покачал головой и промолчал. Не стал мучать расспросами.

— Присядь, отдохни немного, — спокойно произнес. Затем принес немного лепешек и копченную рыбу. — Возьми вот еды в путь. А этот сверток передай сыну, коль встретишь. Там его любимая рубаха и молитвенник.

— Мне нельзя долго задерживаться, — печально молвила Деми и направилась во двор. Отец Альберт провел ее, благословив на прощанье. С грустью и тревогой смотрел в след удаляющейся верхом в чащу леса девушке.

— Может от графа и убережешься, но от гнева Господнего не уйти, — тихо молвил сам себе и направился в свою хижину.

+++

Деми шла по направлению к границе с Мартенширом. В любом случае на кого-то из разбойников наткнется. Стало жутко… Ведь могут обобрать и убить, но пути назад нет.

Лес становился все гуще, чаща местами была непроходима. Девушка осторожно ехала по узким тропам, прислушиваясь к разным звукам леса. Страх куда-то испарился, тревожила лишь неизвестность. Хруст веток под копытами коня и пение птиц отвлекали от тяжких мыслей.

Прошло немало времени, как после длительного пути Деми увидела родник. Жутко хотелось пить, да и отдохнуть бы не помешало. И Лучика надобно бы напоить…

Девушка спрыгнула с коня, разминая затекшие ноги. Еще после той ночи страсти чувствовалась боль внизу живота и дискомфорт.

Вдруг где-то вверху хрустнула ветка, Лоувед вздрогнула и застыла.

— Стой, где стоишь! — услышала мужской голос.

— Кто вы? — спросила испуганно, озираясь. Затем подняла взгляд. На дереве сидел лучник и держал ее на прицеле. — Если ты разбойник, то я пришла к вам. Я знаю Дена.

— А отколе мне знать, кто ты такая? Может хвост за собой привела? — спросил недоверчиво лучник, прищурившись.

— Нет никаких хвостов! Я одна! Сама в бегах!

Мужчина ловко спрыгнул с дерева. На его загорелом лице было несколько шрамов, которые жутко уродовали левую щеку. Деми пристально на него глядела, узнавая друга детства. Ведь он был круглый сирота, дружил с Деном и затем куда-то пропал.

— Раймонд… Рай… — прошептала она, не веря своим глазам.

— Деми, это ты? — спросил и криво улыбнулся. — Кроха Деми, маленькая несносная девчонка… Что же ты тут забыла?

— Бегу от гнева графа, — опустила взгляд. — Буду вам полезной…

— Такая жизнь не для тебя, — грустно молвил мужчина, пристально разглядывая ее.

— У меня нет выбора. Я останусь в лесу в любом случае.

— Ты всегда была упрямицей, несносная малышка Деми… Пошли со мной, потом решим, что с тобой делать. Наш главный, Дад, вряд ли одобрит твое присутствие…

Девушка последовала за Раймондом. Шла пешком, коня Лучика вела за собой. Мужчина молчал, озираясь по сторонам и прислушиваясь. Он всегда был на чеку. Эта привычка уже выработана годами.

Спустя какое-то время показалась небольшая полянка. Путники остановились. Внезапно лесную идиллию нарушил шорох хрустящих веток. Вокруг появлялись люди, те самые разбойники. Будто из ниоткуда… Как лесные духи, коренные обитатели глухой чащи.

— Что это за сюрприз, Рай? — рявкнул коренастый седой мужчина старших лет. У него был тяжелый взгляд, который изучал Деми с ног до головы.

— Дад, она пришла пополнить наши ряды. Я ее знаю. Слежки за ней нет, — спокойно отчитался Раймонд.

— Коль хочешь бабу — вали в поселок! — рявкнул тот самый Дад. — Ты с ума выжил? Зачем притащил ее сюда? Теперь придется ее прирезать, ведь сдаст же нас всех с потрохами! Да и ее конь пригодится…

Мужчина резким движением достал из ножен свой клинок и сделал шаг к побледневшей Лоувед, явно намереваясь ее убить.

— Дад, остановись! — прозвучал до боли знакомый голос.

— Ден! О, Дева Мария… — пробормотала Деми.

— Дад, она нас не сдаст! Я через нее держу контакт с Мари!

— И ты туда же! Эти бабы нас всех сгубят! И что предлагаешь с ней делать, Ден?

— Я никуда не уйду! — вдруг довольно смело выпалила Лоувед. — Можете меня прирезать! Я останусь среди вас!

— Что же такое случилось, что ты сюда пришла? — спросил Ден, пристально разглядывая ее. — Ты совсем почти не изменилась, Деми…

— Прогневила Грандвелла… Не прогоняйте меня! Я неплохо умею стрелять из лука… Ден… Ты ли это? — голос девушки дрогнул. Это же он, такой родной друг детства! Но сейчас совсем не был похож на беззаботного юношу, которым был тогда. Перед ней стоял взрослый мужчина с суровым лицом. Широкие плечи, прямые светлые пряди волос свисают над лбом, густая щетина и стальной взгляд серых глаз… Вот Мари бы точно голову потеряла, если бы узрела такого Дена.

— Одна беда с теми бабами! — Дад сплюнул на землю. — Ден! Берешь под свою ответственность! Если чего выкинет — прирежу!

— С…спасибо, — тихо и ответила Деми, выдохнув облегченно.

+++

Граф Эрик как раз закончил ужинать. Трапезничал в своих покоях в одиночестве, размышляя над грядущим. Тревога одолевала перед завтрашней встречей с конунгом, но рискнуть стоило.

— Ваша Светлость, прибыл гонец из Приграничных поселений, — слуга нарушил тишину.

— Впустите.

В покои вошел молодой парень, приклонив голову перед графом.

— Демитри Лоувед домой не являлась. Ее дядя и тетя обеспокоены пропажей девушки… Господин Лоувед лично приказал своим людям обыскать все ближайшие поселки, она просто исчезла…

Эрик почувствовал, как сжалось сердце. Что с ней могло произойти? К бушующей ярости добавилась тревога.

— Глупая девчонка! — рявкнул отчаянно. — Когда найду, задушу собственными руками! Упрямая… Убью! Порву на куски…

Грандвелл почувствовал себя беспомощным. Это жутко бесило. Ситуация ушла из-под его контроля. Осушил кубок вина и сжал свои виски, затем позвал слугу и отдал распоряжение обыскать каждый дом графства. Не сквозь землю же она провалилась! И надобно бы хоть немного поспать.

Лежа в кровати не смог сомкнуть веки. Вспомнил ее… Этот запах, который хранился еще на покрывале. Как искренне раскрывалась для него, будто весенний, нежный бутон, отдавала себя и отвечала на его горячие ласки… Такая непокорная и упрямая, но желанная до безумия.

— Я найду тебя, Лоувед… — тихо прошептал сам себе, погружаясь в дрему.

Глава 29

Вечерний лес казался особо зловещим и таинственно-пугающим, но Деми не ощущала страха. Она сидела у небольшого костра вместе с Деном. На вертеле запекалась тушка кролика.

Лоувед вспоминала сегодняшние события и знакомство с лесной бандой. Сначала Ден поведал ей о местных правилах и весьма суровый быт.

— Вот тут замаскирован вход в землянку. Тут их много. Таким образом мы прячемся, когда нужно. На деревьях же сидят лучники-дозорные. Дежурим по очереди. Так просто сразу их не заметишь, удачно маскируются…

— Я тоже буду нести дозор, если надо, — молвила Деми.

— Будешь, раз уж ты тут, — естественно, парень не был в восторге от того, что Деми присоединилась к разбойникам. Он относился к ней, как к сестре и считал, что девушка не заслуживает такой жизни. — Вот, пришли. В этой землянке живет Крошка Несси, она готовит еду. Будешь с ней… Эй! Несс! Ты тут?

Внизу у их ног что-то зашуршало и прямо из пучков веток и соломы показались чьи-то руки, затем из землянки вылезла женщина, злобно уставившись на пришедших. Деми пришла в ужас, когда узрела ее лицо, которое было сильно изуродовано. Взгляд казался диким и испуганным, как у затравленного зверька. Сальные темные волосы зализаны назад и заплетены в косу, одежда скорее напоминала лохмотья. На ногах кожаные мужские сапоги.

— А это еще кто? — рявкнула она, выражая во взгляде презрение. — Привел на потеху для наших мужчин?

— Это Деми. Она с нами… Деми, это Крошка Несси, — спокойно молвил парень.

— Зачем она нам сдалась? Нахлебница! — глаза гневно сверкали, уперла свои руки в боки, готова буквально наброситься на Лоувед.

— Остынь, Несс! Деми хорошо охотится, метко стреляет!

— Ден, ты спятил? И Дад позволил? Эта белоручка стреляет? Да сгодится разве что на роль чьей-то подстилки, я стряпать для нее не буду! — женщина сплюнула на землю.

— Больно мне нужна ваша стряпня! — гневно фыркнула Деми.

В этот момент в густой высокой траве послышался шорох и оттуда выскочил крупный заяц. Лоувед резко выхватила стрелу из чехла, натянула тетиву лука и выстрелила в животное, попав точно в цель.

— Недурственно… — Несс почесала свой грязный лоб. — Что ж, раз Ден тебя привел, то спускайся в землянку. Я покажу тебе, где будешь спать. Придется веток настелить… Уж не знаю, сумеешь ли к такому привыкнуть…

Спуском вниз служила маленькая корявая деревянная лестница. Изнутри землянка напоминала небольшой погреб, в котором витал спертый запах сырой земли, грибов и хвои. Низ был устелен грубыми досками.

— Вот тут я сплю, — Несс указала на самодельное ложе из веток, соломы и тряпок, возле которого стояла масляная лампадка. — Уже привыкла так. Бывает и похуже, хотя вряд ли тебе понять… Так что располагайся где-то рядом, неси себе ветки… Потом пойдем зайца свежевать, которого ты пристрелила.

Деми осознавала, что условия ее ожидали далеко не райские. Но реальность оказалась куда суровее. Отселе уже не уйдет, разве что на тот свет, но в данный момент почему-то не жалела. Такой образ жизни сильно отвлечет от мыслей об Эрике и той ночи. А тут стоит вопрос каждодневного выживания в диких лесных условиях, которые выбрала по собственной воле.

И сейчас в темноте чащи они с Деном запекали тушку зайца на костре, лесной воздух наполнялся аппетитным ароматом. К ним подошла Несс, в руках держала большую деревянную кружку с самодельной брагой, которую готовила с добавлением лесных ягод и меда, также принесла соль в маленьком тряпичном мешочке. Деми достала из дорожной сумки лепешки, которые не успела доесть и копченную рыбу. У Несс жадно заблестели глаза при виде такой еды.

— Угощайтесь! Сейчас допечется кролик еще, — обратилась девушка к Несс и Дену. Женщина тут же присела к костру и жадно вгрызлась зубами в ржаную лепешку.

— Целую вечность такое не ела! Коль бы была мука, так приготовила бы, — громко и смачно чавкала, запивая брагой. — Зайка-то наш вроде и готов. Ден, помоги-ка снять его с вертела. Посолить надобно…

Во время поедания ужина парень рассказывал Лоувед о правилах и порядках лесной жизни разбойников. Дежурили и трапезничали по очереди. Большие костры разжигать опасно, могут привлечь лишнее внимание забредших путников. Деми выделили немного времени отдохнуть с дороги, а на заре ей предстояло нести дозор, сидя высоко на дереве и с луком наготове. Ден также поведал, что со стороны Мартеншира иногда забредают люди и их отпускают живыми редко. Основной быт разбойников состоял из охоты на животных и несения дозора. Дад являлся предводителем, который сумел все достаточно хорошо организовать. Он же и запретил убивать людей из Грандвелл, чтоб лишний раз не гневить Эрика.

— Этому зверюге графу не станет труда добраться до нас, если будут задеты его интересы напрямую… А коль жители Грандвелл сильно будут на нас жаловаться, то нас вычислят и всех повесят, — не раз напоминал Дад своим людям.

Воду для своих нужд разбойники брали из родника, который был неподалеку.

— Около часу ходьбы отселе есть лесное озерцо, там небольшая полянка, — поведала Несс. — Можно даже искупаться.

— А вот холодные времена года самые тяжелые, — добавил Ден серьезным тоном. — Харчей мало и моемся талой водой… Тут не рай, Деми. Хорошо бы ты подумала, прежде чем сюда идти…

— А где же рай на этой земле, Ден? В стенах замков? — хмуро спросила Лоувед. — Коль сердце разрывается, то спокойный сон не возьмет даже на самом мягком ложе…

Ден приподнял бровь и удивленно взглянул на девушку.

— Мне нигде нет покоя без Мари. В последнем послании, которое она мне оставила, написала, что хочет уйти ко мне в лес… Я не могу ей это позволить. Не хочу обрекать на такую жизнь… — молвил парень с горечью. — Так а что же ты натворила такого, раз решилась сбежать? Отчего болит твое сердце?

— Я никогда не смогу быть с тем человеком, которого осмелилась полюбить, — тихо ответила, глядя стеклянным взглядом на костер, который играл желтыми бликами в ее глазах. — А Мари тебя любит больше жизни… до сих пор.

— Что ж, ну вот тебе тогда рай-землянка и Несс под боком, — заключил Ден, пытаясь разрядить общую печальную атмосферу.

— Выпей-ка браги, полегчает, — икнула женщина, протягивая Деми свою кружку с весьма мутным и хмельным напитком.

— Спасибо… пожалуй, откажусь… Да и надо бы вздремнуть немного. На рассвете буду нести дозор, а голова нужна свежая.

— Я там тебе еще соломы донесла. Чуть мягче будет, — Несс чуть захмелела и казалась более доброй.

Ночь прошла довольно спокойно. Лоувед настолько устала, что едва закутавшись в плащ, провалилась в крепкий сон, не смотря на ужасные неудобства, ведь сырая земля и солома далеко не мягкое ложе… Проснулась от того, что под бок толкала Несс.

— Вставай, пора подменить одного из дозорных.

Деми протерла глаза и села. Немного придя в себя, взяла лук и стрелы, затем вылезла из землянки на воздух. В лесу еще царил предрассветный полумрак, где-то ухал филин. Было достаточно сыро и Деми поежившись, сильнее укуталась в свой плащ, накинув капюшон.

— Иди за мной. Я отведу тебя к месту твоего дежурства, — молвил пришедший за ней Раймонд, тот самый друг детства, который первым встретил в лесу. Повел за собой к довольно массивному старому дубу, что рос неподалеку. — Взбирайся по лестнице. Около полудня тебя сменят.

Спустя несколько мгновений Лоувед уже сидела на толстой ветви, укрыта зеленеющей кроной, облокотившись на ствол. Девушка достала припрятанную лепешку из своей сумки и принялась грызть, запивая водой из бурдюка.

Вид утреннего леса завораживал своей дикой красотой непроходимой чащи. Деми оглядывалась по сторонам, прислушивалась к разным малейшим звукам хруста или шелеста. Тут надо быть предельно бдительным. Если кто-то из сидящих на деревьях дозорных издавал характерное уханье филина, то это служило знаком тревоги и призывом к борьбе. Те, кто сражаться особо не умели, прятались в землянках.

Вот так и началось утро у Деми Лоувед. Удивительно, но спать совсем не хотелось. Разум был кристально-ясным, в тишине леса сильно обострялись слух и зрение. Через какое-то время в голову лезли разные терзающие мысли о доме… Как там Мари? Ден обещал не сообщать в послании, что сестра в лесу. И как здоровье тетушки? Глянула на серебряный браслет с рубином, который так и не сняла. Граф Эрик… Как ОН там? Наверняка злится из-за ее пропажи, но со временем с этим все смирятся.

Глава 30

Едва лишь на горизонте показался красный диск светила, по извилистым тропам графства Грандвелл шел небольшой конный отряд во главе с Эриком. Всадники были укутаны в темные плащи, опознавательные знаки спрятаны. Идущие выбирали максимально окольные дороги, чтоб не попадаться никому на глаза.

Добраться до места назначения было бы значительно ближе и проще через Рендлшир, но засвечиваться там нельзя. Потому приходилось пробираться сквозь густые заросли, что доставляло много неудобств и отбирало драгоценное время.

Вышедшие из чащи, наконец-то, узрели долгожданный берег Темзы. Солнце уже поднималось, отливая медью на темной глади воды. Путники узрели небольшую лодку, которая как раз причаливала.

— Надо же! Кажется, мы прибыли практически одновременно, — молвил сосредоточенно Джон. — Их там не много… Человек восемь насчитал…

— Почти так же, как и нас, — Эрик глядел в сторону берега, прищурившись. — На всякий случай будьте готовы в любой момент сражаться. Но только после того, как я лично дам знак.

— Рискуем… — задумчиво молвил Этан.

Эрик и его люди организованно и неторопливо спешились, оставив лошадей в тени деревьев и направились к берегу, не сводя глаз с прибывших ярлов и массивной фигуры Ульвара. В лучах восходящего солнца его волосы казались ослепительно-медными, не зря же прозвали Медноволосым. Они были распущены и развивались на ветру, как огненное пламя. На голове красовался массивный, начищенный шлем, сияющий в солнечном зареве. Густая борода конунга также была яркой и с мелкими косичками, а серый стальной взгляд-прищур казался убийственным. Облачен в длинный оранжевый плащ с меховой лисьей отделкой, в огромных ручищах сжимал рукоять боевого топора-секиры. За его спиной приплывшие ярлы выглядели также довольно внушительно.

— Чего тебе от меня нужно, Грандвелл? — прорычал Ульвар.

Расстояние между людьми Эрика и викингами было чуть более десяти шагов. Граф и конунг шагнули друг к другу навстречу, остальные же не шевелились. Видно, ожидали команды в любой момент.

— Я не воевать сюда пришел! — крикнул Эрик, автоматически сжимая рукоять своего клинка. — Хочу от тебя помощи.

Ульвар недоверчиво прищурился и сплюнул на землю.

— Помощи? Какой именно?

— Мне нужен отряд твоих воинов для сражения с Мартеном, — голос Эрика отдавал хладнокровным спокойствием, как и обычно, во время серьезных переговоров.

— А у тебя своих воинов мало, Грандвелл? — рыкнул конунг и расхохотался. — Да и зачем мне помогать тебе? Однажды ты меня пощадил, потому я сейчас тут. Но если окажу помощь, какова мне выгода? Что получу взамен?

Воцарилась тишина лишь на несколько мгновений, прерванная голосом графа:

— Рендлшир и голову Кристиана, которую ты так желал получить…

+++

Время близилось к полудню, яркое светило озаряло зеленеющие живописные долины берегов реки Темзы. Ветер игриво трепал кроны деревьев, как и медную гриву конунга Ульвара, который восседал в тени раскидистого дуба в компании своих преданных ярлов. Граф Эрик расположился напротив на массивном бревне в окружении своих воинов. В руках у всех присутствующих мужчин были деревянные кружки, наполненные элем. Рядом с Ульваром стоял открытый бочонок, который ярлы притащили из лодки.

— Отведай нашего эля, Грандвелл! Коль понравится, так в лодке еще бочонок есть! — рыкнул конунг. Он прибывал в весьма бодром и радостном расположении духа, так как заинтересовался предложением графа. — Не бойся, датский эль не отравлен! Или напиток такой не потребляешь?

— Благодарствую! — Эрик отсалютовал и сделал несколько жадных глотков. Пить действительно очень хотелось и эль показался довольно приятным. — Хороший напиток! — хмыкнул Грандвелл, чувствуя некоторое облегчение от происходящего. Совместное распивание алкоголя с викингами уже знаменовало то, что соглашение вступает в силу.

— А теперь объясни-ка мне, Грандвелл, как отреагирует ваш король на мое вторжение в Рендлшир? Наверняка же призовет тебя очистить эти земли от моих людей, — размышлял Ульвар, напряженно прищурившись.

— Есть некоторые условности, которые нужно выполнить, — молвил Эрик. — Графиня Малинда весьма хороша собой и тебе придется взять ее в жены. Это будет выглядеть, как договорной брак между тобой и женщиной из рода Рендл. Я лично обо всем буду докладывать королю, ему нужен мир на землях Уэссекса. Посему он закроет глаза на сам факт силового захвата, аргументом будет договорной брак. Также придется принять христианство, дабы сочетаться с графиней узами брака в церкви. Такие вот условия…

Воцарилась напряженная тишина, которую нарушало лишь пение птиц и трескотня кузнечиков в траве. Ульвар был убежденным язычником…

— Жениться на англосаксонской графине? Поменять свою веру? — рыкнул Ульвар, отставив свою кружку с напитком в сторону.

— Ваш король Гутрум принял христианство, ведь это было одним из условий мирных договоренностей между правителями наших королевств, — напомнил Эрик. — Во имя мира и прекращения вражды. Ты не предашь своих богов, если поступишь также. Твоя часть души нерушима и останется с тобой. Подумай, Ульвар! Ведь получишь желаемое, будешь управленцем в Рендлшире. Сытая и оседлая жизнь для тебя и твоих ярлов, не этого ли желаешь?

Ульвар и его подданные молчали, погрузившись в глубокие думы. Тишина длилась несколько минут, кажущихся Эрику целой вечностью.

— Говоришь, эта Малинда хороша собой? — задумчиво прохрипел Ульвар, глядя немигающим серым стальным взглядом на бочонок эля. Затем одним залпом осушил содержимое своей кружки и вытер губы тыльной стороной ладони.

— Хороша, — тихо молвил граф.

— До меня слухи доходили, что она была твоей невестой…

— После всего происшедшего я вряд ли бы взял ее в жены. После того, как я разоблачил предательство, мог бы явиться в Рендлшир и пролить кровь Кристиана, его людей и ее… Но так я не хочу… Решил поступить иным способом, оставив графиню для тебя, как разменную монету в этой игре.

— А ты весьма хитер, Грандвелл, — хмыкнул Ульвар. — С тебя бы получился хороший конунг…

— Моя покойная бабушка Эрна из вашего народа, так что во мне есть и кровь данов… — произнес Эрик задумчиво. — Кровь, которую я не хочу проливать в битвах. Я всегда следовал принципам нашего мудрого короля, который против войн. Они явно не способствуют развитию наших королевств…

Бочка с элем уже опустела. В воздухе витал запах хмеля и копченых рыбин, которыми присутствующие закусывали с явным удовольствием.

— Гутфрид! Принеси-ка еще один бочонок эля с лодки! — рыкнул Ульвар, обращаясь к одному из своих ярлов.

— В следующую встречу буду потчевать вас своим красным вином, — произнес Эрик вкрадчиво. — Надеюсь на то, что эта встреча состоится…

Конунг хмыкнул, бегло переглядываясь со своими воинами. Казалось, что в их глазах читалось одобрение, но судить было сложно. Ведь окончательное решение принимал Ульвар.

— Я согласен! — рявкнул он, резко шмякнув пустой деревянной чашей об землю. — Когда Мартен планирует нападение? Этого червя я тоже бы втоптал в землю и отрезал его голову…

— Я должен сделать это лично, — процедил Эрик, искажая губы в кривой ухмылке.

Собравшиеся воины еще долго обсуждали детали своего плана по обезвреживанию противников. Ульвару предстояло собрать отряд из лучших ярлов, которым будет обещано щедрое вознаграждение из казны Рендлшира, также и оседлый образ жизни, ведь этого многие желали, изрядно устав от кровопролитных изнуряющих походов.

Предстояла серьезная схватка с Мартеном в Приграничном лесу. Ведь тот явно не будет ожидать, что у Грандвелла такая колоссальная силовая подмога. Затем воины направятся в Рендлшир вершить правосудие. Конечно же, будет пролито много крови, но если бы Эрик бездействовал, то было бы гораздо хуже… Жестокий граф Мартен прошел бы по землям Грандвелла смертоносной волной, уничтожая и сжигая все на своем пути. А этого допустить нельзя. Конечно же, в последствии придется изъясняться перед королем Альфредом и это Эрик взял на себя, так как являлся искусным переговорщиком в отличии от того же грубого и прямолинейного Ульвара.

Обсудив важные детали и основные моменты, захмелевшие воины прощались.

— Мои люди-провожатые встретят вас у берега на этом же месте и поведут скрытыми тропами до моих земель, где я с основным отрядом буду ожидать. Вместе двинем в сторону Приграничного края и лесов, — молвил Эрик.

— Заодно взгляну на твои владения, — хмыкнул захмелевший конунг. — Обещаю, мародерствовать не будем. Я предупрежу своих ярлов, что награда их ждет в Рендлшире!

— Коль хочешь быть там желанным управленцем, а не нагнать на местных страху, советую вести себя сдержаннее, — молвил Грандвелл вкрадчиво. — А то сбегут от тебя все, испугавшись грозных порядков… Кристиан душит безбожными податями обитателей Рендлшира, так что уменьшив их ты окажешься в весьма выгодном свете перед своими новыми подданными.

Ульвар лишь задумчиво хмыкнул и прищурился, теребя косичку на своей бороде.

— Да не войнами же одними… И мирного хлеба хочется…

+++

В Грандвелл Эрик и его верные воины воротились около полуночи. Изрядно уставшие, трапезничали в большом зале.

Этан же первый поспешил в свою комнату, где обычно врачевал. Ведь там его дожидалась Эррол, которую оставил на попечение слуг. Ей уже было значительно легче, опасность миновала.

Уставший воин тихо вошел в помещение, жестом отослав служанку. Девушка спала крепким сном, но казалась еще ослабленной. Этан пристально ее разглядывал, как же успел соскучиться за день! Прислушивался к ровному дыханию, любуясь густыми кудряшками, которые блестели в свете пламени камина. Затем присел на корточки и поправил прядь, скользнув загрубелыми пальцами по нежной коже щеки, Эррол приоткрыла веки.

— Этан… — прошептала и улыбнулась. Смотрела прямо в его глаза, не моргая. — Так рада, что наконец вернулся… Думала, уже и не придешь ко мне…

— Это с чего же? — нахмурился мужчина. — Я и не собираюсь никуда уходить от тебя. Когда оправишься от хвори, мы сыграем свадьбу. Твой отец дал согласие.

Девушка вдруг застыла и ее глаза значительно округлились.

— А я тебе нравлюсь? — голос ее дрогнул. — Ты ведь тогда…когда я хотела…ну, тот случай с подвернутой ногой… — Эррол стыдливо опустила взор. — Я подумала, что ты ко мне безразличен…

— Глупое дитя, — прошептал Этан, не отводя свой горящий взор от ее смущенного лица. — Я не смог бы никогда воспользоваться наивной и хмельной девушкой! Кем бы я был, если бы это сделал? Но я тебе обещаю, что после свадьбы в первую брачную ночь я буду весьма убедителен…

Глава 31

Густая чаща Приграничных лесов буквально утопала в изобилии звуков, которые создавали свою музыку природы. Деми училась прислушиваться к ним, она уже несколько дней осваивалась в дикой среде, привыкая к новой жизни. Ден познакомил ее с остальными, которые поначалу разглядывали девушку с недоверием, либо скользили сальными похотливыми взглядами. Парень объяснил всем, что Лоувед ему как сестра и является хорошей лучницей, которая будет выполнять свои обязанности наравне со всеми. А именно, нести дозор и охотиться на дичь. Ден Рингард пользовался уважением среди лесной банды, сам главарь Дад велел всем его слушаться, как заместителя. Ведь парень умело проявлял свои способности лидера, да и в схватках был силен.

— Коль со мной чего случится, возглавишь отряд ты, — не раз говорил Дад парню. — Ты толковый и сумеешь повести людей за собой…

Может и потому Деми и приняли, из-за Рингарда. По крайней мере, никто не пытался к ней приставать или обидеть. Да и Рай всегда был рядом, они сразу подружились с Лоувед.

— В кустах какой-то шорох, наверняка там заяц, — шептала Деми, указывая пальцем в густую поросль.

Раймонд замер и пожал плечами. Оба застыли в ожидании, не сводя пристальных взглядов с кустарника. Спустя мгновенье оттуда действительно выскочил заяц. Парень среагировал сразу и выстрелил из лука.

— Жаль его… — жалобно произнесла Деми с долей иронии. — Но кушать-то надо…

— Ужин точно обеспечен, — хмыкнул Рай, вытаскивая из окровавленной тушки свою стрелу. — А вот в людей стрелять сложнее. А ведь тут наверняка еще придется…

Лоувед вздрогнула, но не подала и виду. Коль она уже одна из них, так доведется пройти и через это.

В данный момент Деми и Рай охотились. Несс разбудила ее на рассвете, мол время вставать и добывать пропитание. Кое-как умывшись в ледяной воде родника, девушка принялась за дело на пару с Раймондом.

— Тут в лесном озерце еще и рыбка водится. Несс варит потрясающую рыбную похлебку! В следующий раз сходим, — вещал парень. — И я знаю места, где дикие пчелы обитают, можно и медка отведать… Но это без тебя пойду, а то обкусают твое милое личико. — Рай едко хихикнул.

— Вот сам и пойдешь. А на сегодня дичи нам хватит. Надо отнести Несс, помогу ей со стряпней, — важно ответила Деми, поднимая с земли тушки убитых ими животных.

Жизнь в лесах казалась необычайно тяжелой, но выносливая Лоувед не жаловалась, хотя сильно болела спина после сна в землянке на неудобном ложе из веток и соломы. Частенько клонило в сон от усталости, но Деми успокаивала себя, что со временем привыкнет ко всему.

Несс уже приготовила деревянную бадью с водой, ведь тушки надо свежевать и хорошенько промыть.

— Охотнички пришли! — фыркнула она к Деми и Раю. — Давайте-ка сюда ваше добро!

Лоувед охотно помогала женщине с готовкой еды, в процессе разговорчивая Несс поведала о себе.

— А я с детства бродяжка, сирота. Родителей не помню, померли либо бросили… Так привыкла побираться, то подрабатывала, где приходилось. Когда повзрослела, торговала своим телом. Хороший способ не помереть с голоду…

Деми лишь печально вздохнула, явно сострадала женщине.

— Так а сюда как попала? От кого-то бежала? — поинтересовалась она, разглядывая изуродованное лицо Несс.

— И чего уставилась? Страшная? — вдруг резко и с горечью спросила Несс. — Так это зверюга Мартен такое со мной сотворил. Этот граф Райльф сам дьявол во плоти… Как же любит истязать людей, да и женщин тоже… Как-то пришлась ему по вкусу для постельных утех… Потом меня кто-то оклеветал, обвинив в краже. У Райльфа украли что-то из драгоценностей, а в ту ночь я как раз была в его опочивальне, вот меня и схватили… — Несс на мгновенье замолчала и вздрогнула от воспоминаний. — Затем прямо в спальне он взял раскаленную кочергу и прижал меня к кровати… Боль была такой, что я потеряла сознание, очнулась чуть позже, в подземелье, где держали пленных и преступников. Каким-то чудом удалось сбежать, охранник помог. Сама не помню, как с последних сил гнала в сторону леса, только тут и можно было спрятаться от этого чудовища! Помню, как долго бежала вглубь чащи, пока не выбилась из сил… Меня нашел Дад, а лекарь по прозвищу Монах выходил. Это наш местный знахарь-чудотворец. Сидит сутками в землянке и молится Господу. А дива-то какие творит… Не раз ребят с того света возвращал, так и меня лечил тоже.

Деми слушала рассказ Несси, приоткрыв рот. С Монахом она пока еще не пересекалась, но Рай рассказывал, что среди них имеется чудо-знахарь.

— Люди Мартена убили моих родителей и жгли деревни, где я росла, — произнесла лишь Лоувед. — Много от них зла!

Ближе к вечеру Деми предстояло быть дозорной. И когда смеркалось, вылезла на свое уже привычное место, маскируясь в кронах дерева и кутаясь в темный плащ.

Вдруг внизу послышался резкий шорох, кто-то приближался со стороны Мартеншира. Из чащи вылезла фигура мужчины, казалось, он еле шел, сильно пошатываясь.

— Это наш! — прозвучал чей-то голос. — Он ранен! Зовите Монаха.

Пришедший мужчина рухнул в густую траву на колени.

— Завтра на рассвете большой отряд Мартена будет тут… Они идут на Грандвелл… — молвил и потерял сознание. Его тут же подхватили под руки и понесли куда-то, видимо, в землянку к лекарю Монаху.

Среди лесных разбойников поднялась тревога, Дад собирал людей у костра. Решения принимались молниеносно.

— Мы можем отсидеться в землянках и на деревьях, как трусливые крысы, пропуская гадов далее… Но рано или поздно они до нас доберутся. Я предлагаю сражаться и перебить максимальное количество их отряда, чтоб чем меньше этой нечисти добралось до поселков! — Дад буквально рычал, как медведь, а остальные его поддерживали.

— Там мой отец, — произнес Ден. — Да и наверняка еще остались родные кому-то из вас люди… Отряд Мартена не должен выйти из леса к деревням. Мы должны их все тут похоронить, лично же я бы положил ради этого собственную жизнь…

— Перебьем их, как куропаток! — хмыкнул Рай. — Продырявим нашими стрелами!

Все присутствующие понимали, что схватка будет не на жизнь, а на смерть. Вероятность выжить казалась ничтожной. Ведь разбойники еще не знали, что на рассвете тут будут люди графа Эрика.

Через несколько часов Деми сменили на посту и девушка отправилась в землянку немного отоспаться, ведь она также планирует встречать на рассвете врага.

— Ты останешься в землянке вместе с Несс, когда будет нападение, — жестко велел девушке Ден.

— Ты считаешь, что я буду спокойно отсиживаться, когда остальные гибнут? — крикнула Деми.

— Глупая баба! Сиди в землянке и носа не высовывай! — рыкнул на нее уже Дад.

— Да я же хорошо стреляю! Много сумею уложить их людей! — Лоувед яростно отстаивала свою позицию.

— Да черт с тобой, баба неразумная! — выругался главарь и сплюнул на землю. — Коль тебе жизнь не дорога, так полезешь на дерево! Коль хочет, так тому и быть…

— С…спасибо, — процедила Лоувед сквозь зубы, но явно была довольна, что позволили.

Ден еще пытался переубедить упрямую девицу, но та лишь хмыкнула и пожала плечами.

— Главарь ведь позволил, — спокойно ответила и встрепенулась, как воробей. — Ден, это мой выбор и моя судьба.

+++

Эрик Грандвелл сидел в своих покоях, попивая из кубка красное вино. Сегодня он получил послание от Кристиана, якобы тому донесли шпионы о нападении Мартена со стороны лесов на рассвете. Граф ухмыльнулся и швырнул пергамент в камин.

— Чертов крысенныш выманивает меня в чащу… — процедил сам себе под нос. — На счет вас всех я уже в курсе. Горячим будет завтрашний день…

Эрик был собран и морально готов к бою. Все продумал до мелочей, обсудив детали плана со своими лучшими воинами. Враги ведь не знают, какой сюрприз их ждет в виде ярлов… Но тревожила и терзала лишь одна мысль… Где же она? До сих пор Деми не нашли, будто провалилась сквозь землю. Уже отдал приказ прочесать все окрестности графства в сторону Приграничья. Ведь свидетели видели, как она направилась туда… Неужели подалась в лес? Эта мысль казалась Эрику вероятной, но сильно пугала. Девушка там вряд ли выживет, может попасть к разбойникам. Что же ты натворила, глупая Лоувед? Где ты сейчас?

Глава 32

Солнце еще не взошло и лесная чаща казалась погруженной во мрак ночи. Темное предрассветное небо было почти безоблачным, усеянным желтыми горошинами звезд. Месяц казался бледно-молочным, будто призрак, который вскоре исчезнет с приходом рассвета.

Деми уже заняла свою позицию на дереве, притаившись с луком в руках. Ей удалось немного вздремнуть, хотя тут было явно не до сна. Тревога и адреналин мигом прогнали усталость и в данный момент девушка разглядывала небо. Наверное, настоящая свобода и покой именно там, среди парящих облаков… Так и хочется протянуть руку и дотронуться до звезд, взмыть ввысь и насладиться полетом…

Время шло и первые солнечные лучи озаряли верхушки деревьев. Лес казался мирным, но какой же напряженной была тишина… Вдруг послышался хруст веток с разных сторон, шорох и топот копыт. Идут… Казалось, там целая армия. Отряд Мартена.

Сидящие на деревьях лесные разбойники были максимально напряжены и в полной боевой готовности, ожидая знака от предводителя Дада. И когда прозвучал характерный звук, эмитирующий пение птицы, на людей Мартена обрушился со свистом шквал летящих стрел. Самого же Ральфа пока нигде не было видно. Достаточно хитер, чтоб лишний раз рисковать собой… С лошадей рухнуло вниз несколько тел убитых всадников, началась настоящая паника. Лучники Ральфа методично искали сидящих на деревьях разбойников и стреляли в ответ. Воздух вспарывал свист летящих стрел, звучали пронзительные крики раненных… Среди разбойников уже были жертвы, с деревьев падали поверженные люди замертво. Но они продолжали бороться и было понятно, что людей Мартена слишком много. Их никак не одолеть в таком количестве, но было принято решение биться до последнего вздоха.

Лоувед поначалу оцепенела от ужаса увиденного. С одного из деревьев замертво рухнул Раймонд. Казалось, в густую чащу пожаловала сама смерть, забирая одного за другим.

Деми выпустила стрелу. Она никогда не стреляла в людей… Может раннее бы не смогла, но сейчас перед ней были враги. Когда-то они пришли и сожгли деревню и ее дом, отца и мать отправили на тот свет. Так что это всего лишь месть, возврат долга… Выпустила еще одну стрелу, затем еще и еще… и кто-то выстрелил в ответ, но чудом промахнулся. Лоувед осознавала, что это конец. Она падет замертво с этого дерева, как и остальные… И сейчас, пока есть еще немного времени, надо максимально убивать. Не пускать их далее…

— Грандвелл! Там люди графа! — раздался чей-то крик.

С противоположной от людей Мартена стороны показался многочисленный отряд воинов Эрика, с ними шли ярлы под предводительством конунга Ульвара. А вот и надежда на спасение, которого никто не ждал.

В чаще леса среди деревьев и кустарников разверзся самый настоящий ад. Воины буквально крошили друг друга, зеленая трава обагрялась алой кровью. Лоувед на несколько мгновений застыла в оцепенении, наблюдая внизу самый настоящий кошмар. Вдруг среди адской бойни возникла фигура Ральфа в ярко-синем плаще. Он ехал верхом, как и остальные, обнажив свой меч. С противоположной стороны показался Эрик Грандвелл собственной персоной. Облачен полностью в черное, в кольчужных доспехах и круглом шлеме с наносником.

Они схлестнулись в поединке. Оба сильны и тренированны, матерые воины. В какой-то момент Мартен рухнул с лошади наземь, ловко увернувшись от удара Эрика. Тот последовал за ним, соскочив наземь. Один из ударов Ральфа ранил Грандвелла чуть ниже плеча, но борьба продолжалась. Сильная жгучая боль отвлекла лишь на мгновенье, и в дикой схватке Эрик повалился наземь.

В этот момент оторопевшая Деми, которая наблюдала за ними, выпустила в Мартена стрелу, едва не попав в него. И это отвлекло Ральфа лишь на миг, который стоял ему жизни. Грандвелл молниеносно нанес удар мечем, проткнув насквозь своего врага…

Бойня продолжалась, но с помощью ярлов и Ульвара все завершилось достаточно быстро. Безжалостные викинги были в своей стихии, рубили направо и налево своими устрашающими секирами. Вскоре лесная чаща зловеще пестрила телами убитых и багровыми пятнами крови. Так как на стороне Эрика оказался значительный перевес сил, то враг был повержен. Может кому-то и удалось сбежать из этого пекла, но преследовать было бессмысленно. Основная сила Мартена перебита и сам он мертв.

Когда побоище стихло, люди графа Грандвелла и Ульвара искали своих убитых соратников, а также раненных. Выжившие воины принялись копать в лесном овраге яму, чтобы захоронить погибших. Сжигать тела в лесу не стали во избежание пожара. Воинов хоронили вместе с их оружием, как было принято.

— Ваша Светлость, вы ранены. Мне надо Вас осмотреть, желательно бы кольчугу снять, — обратился Этан к графу. Тот корчился от боли, стягивая плащ.

— Погребем погибших и сделаем тут привал, — цедил сквозь зубы. — Осмотришь раненных. Надо отправить в поселок людей за повозками и харчами. И еще, кажется, что мы тут не одни, — Эрик указал на тела убитых разбойников, которые явно отличались от людей Мартена или Грандвелла по одежде. — Их нужно созвать всех сюда, тех, кто выжил…

— Если кто есть, выходите! Вы храбро сражались и граф вас пощадит! — крикнул Джон в пустоту лесной чащи. — Сделайте это немедленно, вам не причинят вреда!

Через какое-то время раздался хруст веток и с дерева спрыгнул Ден. Все взгляды устремились на него.

— Я Дениел Рингард! Наш предводитель Дад мертв, погиб в бою. Это было его решение давать отпор до последнего, мы ведь не надеялись, что придет подмога. И я его заменяю, беру командование своими людьми и ответственность на себя! Мы могли сидеть, как крысы в норах, но решились сражаться, хотя нас бы перебили, как диких уток.

— Позови своих людей, Рингард, — молвил Эрик спокойно и в приказной манере. — Пусть все до единого предстанут передо мной. Я хочу видеть каждого.

Этан уже обработал графу рану и перевязал. Пришлось снимать кольчугу и Эрик накинул поверх своей рубахи плащ, усевшись под деревом и прислонившись спиной к широкому стволу.

Ден подал характерный знак и с деревьев начали спускаться его люди. Те немногие, кто выжил. Лоувед же осталась на месте, затаившись и наглухо укутавшись в плащ в надежде, что никто ее не выдаст графу.

— Вы храбро сражались и рисковали жизнями, — чеканил Эрик каждое слово, сохраняя ледяное спокойствие. — С этого дня вы не разбойники и не бандиты, а заслужившие свои привилегии воины! Будете патрулировать этот лес, необходимую помощь я обеспечу. Также гарантирую ежемесячное жалование и наделы земли в Приграничном краю. Вы будете мои подданные и присягнете мне верно служить, как вашему графу и хозяину. Нападать же на мирных людей и грабить недопустимо, за это следует смертная казнь.

Конечно же, разбойники согласились. Им был дан шанс на новую и лучшую жизнь.

— Коль ты лидер, организуешь отряд Приграничных лесов, — обратился Грандвелл к Дену лично. Затем внимательно оглядел всех лесных жителей, которые выглядели скорее, как дикари. — А теперь скажите мне, какой отчаянный смельчак выпустил в Ральфа стрелу, когда я с ним сражался? Ведь это спасло мою жизнь…

— Так это же, вроде, девчонка выстрелила! — крикнул кто-то из толпы.

— Какая девчонка? — спросил граф в недоумении.

— Да оттуда же, вроде! — тот же человек указал пальцем на дерево, где сидела Деми.

Эрик молниеносно поднял голову в указанном направлении и наткнулся на два горящих округленных глаза, как у совы, которые таращились в диком страхе из-под капюшона плаща.

Сложно сказать, какую гамму эмоций испытал граф… Облегчение, что нашел живую и невредимую, дикую радость, эйфорию… но затем и ярость, осознавая тот риск, которому она подверглась. Резко вскочил на ноги, позабыв о боли от раны.

— Слазь… — процедил таким тоном, что мороз по коже прошел у всех присутствующих.

— Я несу дозор! — выпалила перепуганная девушка. Хотя поначалу и обрадовалась, что увидела Эрика вновь, но вот сейчас ей стало действительно страшно… Даже перед приходом Мартена так не боялась.

— Деми, слезь! — крикнул Ден.

Лоувед принялась медленно спускаться вниз. И когда спрыгнула наземь, наткнулась на пронзительный, дикий взгляд темных глаз Эрика. Глядел на нее, как зверь перед прыжком… Деми сделала несколько шагов назад, на всякий случай.

— Подойди, — молвил обманчиво-спокойно, поманив слегка рукой.

— Я…я и тут постою, — пробормотала она.

Эрик отметил, что Деми побледнела и выглядела очень уставшей. Ведь такая жизнь явно не для девушки, хотя эти глаза так лихорадочно горели… Она стояла в десяти шагах от него… Вот же упрямая девчонка!

Граф намеревался что-то сказать, но в следующий момент в кустах послышался подозрительный шорох. Лоувед среагировала моментально. Бросилась Эрику навстречу, как молния, и следом вылетела стрела… Ухватилась своими цепкими пальчиками за ткань его плаща. Граф рефлекторно схватил девушку массивными ручищами, из ее спины торчало древко стрелы… Что-то теплое и липкое потекло по его пальцам, алая кровь.

Все происходило в какие-то считанные секунды. Убийцу настигла стрела Дена, сразив насмерть. Деми же обмякла в руках графа, который в стальном захвате сжимал ее хрупкие плечи, девушка смотрела в его глаза. Сколько же еще хотелось сказать! В ее взгляде было столько боли, шок, непонимание, дикая печаль…

— Мне холодно… Эрик… — тихо и хрипло прошептала, разжимая свои расслабленные пальчики, высвобождая ткань его плаща. Яркие краски вокруг начали тускнеть и Деми погрузилась во мрак небытия.

Глава 33

Боль бывает разной… Эрик давно привык испытывать физическую, от ранений в постоянных сражениях и тренировках. Она казалась даже обыденной, неотъемлемой частью его жизни.

Но сейчас было нечто иное… Будто его пожирала пустота, когда постепенно осознавал, что Деми уходит. Боль обрушивалась ураганом, граф чувствовал себя таким беспомощным и уязвимым, наверное, впервые в жизни. На мгновенье вспомнил смерть матери, но это принял уже давно… А вот в данный момент было ощущение, что мир становился пустым и бесполезным, как и все его стремления и амбиции. Прижимал лихорадочно ее обмякшее тело к себе, скользя пальцами по бледному лицу и прикрытым векам.

— Не уходи, Деми, я не позволю тебе… — шептал ей. — Этан! — поднял дикий, отчаянный взгляд на воина, который молча стоял рядом. — Помоги ей! — во взгляде графа было столько немой боли и мольбы… Тот лишь отрицательно покачал головой.

— Она уходит, — ответил тихо.

Даже ярлы притихли и конунг Ульвар склонил голову. Храбрая девушка вызывала уважение, так как прикрыла собой графа от стрелы, спасла его жизнь.

— Монах! Монах, спаси ее! — тишину нарушил голос Дена. Парень уже и не надеялся на чудо, цепляясь за безумную мысль… Ведь тот самый Монах творил чудеса…

Толпа разбойников расступилась, пропуская невысокого мужчину, укутанного в черный плащ с капюшоном. На его шее было крупное медное распятие. Никто и не ведал, сколько точно лет этому человеку, также и настоящее имя неизвестно. Монах… И этого было достаточно, как и его красноречивых поступков и бесконечных молитв.

— Несите ее в мою землянку, — молвил ровным голосом. — Надежды совсем мало, она уже на пути к Господу.

— Если не Монах, то уже никто не поможет… — тихо молвил Ден.

+++

Густой лес погружался в вечерние сумерки, тяжкий день завершился. Горели многочисленные костры, у которых сидели уставшие воины. В воздухе витал запах запеченного мяса, так как уже успели поохотиться и подстрелить зайцев.

Задумчивый Ульвар восседал в окружении своих ярлов, которые попивали брагу в деревянных кружках. Крошка Несси постаралась снабдить их этим напитком, она уже находилась среди данов, радуясь толики мужского внимания и даже грубым шуткам.

Сегодня много людей погребли… Разбойники сделали братскую могилу, в которой покоился Дад, а также и Раймонд. Их много полегло, так как основной удар на себя приняли первыми.

Граф Эрик собрал всех у костра, раздал указания. Еще днем отправил людей в поселок за повозками для раненных, которых надо было вывезти из леса. Этан буквально валился с ног, оказывая им необходимую помощь.

Наспех перекусивши, кто-то уже и дремал на сырой земле у костра, также звучали голоса еще бодрствующих людей. Эрик и Ден сидели у входа в землянку, в которую унесли Деми. Монах был с ней и до сих пор не выходил наружу, попросил не беспокоить.

— Я спущусь внутрь, — решительно молвил Эрик.

— Не надо… Коль сказал Монах, значит нужно ожидать. И если до сих пор не явился… — Ден замолчал и задумался. — А ведь я люблю ее сестру, Мари. Мы уже два года держим связь через послания… Деми помогала нам передавать письма, хранила нашу тайну…

Грандвелл резко поднял опущенную голову и взглянул на Дена, явно заинтересовавшись сказанным.

— Кажется, я еще многое не знал про Лоувед, — задумчиво произнес граф. — И что же у вас с Мари?

Дениел поведал свою историю Эрику. И про беззаботное детство с сестрами, и о своей любви к Мари, также о поступке, из-за которого бежал в лес.

— Она написала мне в последнем послании, что уйдет в монастырь, либо придет ко мне сюда, — молвил Ден с горечью. — Но я не смогу обречь любимую на такую ужасную жизнь среди разбойников…

— Сестры Лоувед имели с вами связь через послания? Вот никогда бы не подумал, — процедил граф. — Теперь понятно, почему Мари абсолютно не интересовалась молодыми людьми при моем замке… Кстати, тот, кто выпустил предательскую стрелу, был одним из моих воинов… Кажется, Кристиан его подкупил. Иуда отрабатывал свои тридцать серебряников…

— Вы были как раз без кольчуги, убийца подгадал идеальный момент, — точно подметил Ден. — И если бы не Деми… кто знает…

— Я обязан ей жизнью, — хрипло молвил граф. — Она не задумываясь, жертвовала собой.

— Деми всегда такой была, с самого детства… импульсивной, самоотверженной, — Ден вздохнул, вставая. — Пойду к своим. Надобно проверить, кто несет дозор. Ведь мы всегда на чеку в этом лесу… Ваша Светлость, Вы можете расположиться в одной из землянок и отдохнуть.

— Благодарствую, но я буду здесь. Ближе к ней…

— Подкрепиться Вам надобно, Ваша Светлость, — раздался голос Этана, который принес кусок запеченного зайца и ржаную лепешку. — Вот еще немного местной браги, — лекарь протянул Эрику деревянную кружку с мутной жидкостью.

Грандвелл молча принял принесенное ему Этаном и принялся есть, только сейчас осознавая, насколько был голоден.

— Как там раненные? — спросив, сделал глоток браги.

— О всех позаботился по мере возможности, надобно их вывезти из леса. Слава Господу, пока никто не помер, — докладывал Этан. — Вам бы отдохнуть, Ваша Светлость…

— Отдохну тут. Ступай, пригляди за остальными, — граф явно хотел побыть один.

Привалился спиной к стволу дерева, прикрыл веки, кутаясь в свой плащ. Ждал. Он не сдвинется с места, пока не узнает, что с ней… Как же отважилась уйти в этот лес? Если выживет, убьет ее повторно! Разорвет на куски или сдавит в своих объятиях…

В темной лесной чаще горели костры, звучали чьи-то голоса. Конунг Ульвар громко храпел, уснувши под одним из деревьев, а некоторые бодрствующие ярлы, захмелевшие от браги о чем-то спорили и громко хохотали. Один из них уже тискал Несси, которая явно была не против. Ее изуродованное ожогами лицо никого не смущало и не отпугивало, женщина просто наслаждалась толикой мужского внимания.

Граф немного задремал, но резко проснулся от шороха в траве. Из землянки показалась фигура Монаха.

— Как она? — Эрик вскочил на ноги, сон как рукой сняло.

— Ее душа между двумя мирами, но Господь не забрал ее. Спускайтесь за мной.

+++

Деми видела свою родную деревню, такую яркую, утопающую в зелени и цветах. Она подходила к небольшому домику, где на пороге ожидали мать и отец. Они улыбались так тепло и радостно… Девушка всей душой стремилась туда, в родную обитель, где безопасно и уютно. Ведь уже не будет голода и холода, только любовь, мир и счастье… А что было до этого? Деми смутно помнила… Усталость? Боль?

Вдруг остановилась, осталось еще немного до долгожданного покоя, несколько шагов. Родные ведь ждут… Родные? Вдруг спину пронзила сильная боль, будто огнем опалило. Идти стало тяжело, но еще чуточку… И вдруг деревня начала погружаться во мрак и холод. Яркие краски таяли, и домик растворялся в сером, клубящемся тумане…

— Мама! — попыталась крикнуть Деми, но из груди вырвался шепот.

— Она приходит в себя, — прозвучал глухо чей-то голос.

Землянка, в которой обитал Монах, казалась уютной, схожей на келью в монастыре. В нишах кривых стен расставлены свечки и лампадки. В наиболее освещенном участке стояла конструкция из сбитых досок, напоминавшая стол, на который обычно укладывали раненных для осмотра и перевязки. Сейчас на нем была Деми.

Эрик пристально разглядывал очертания ее почти безжизненного тела. Девушку уложили на живот, а на оголенной спине зияла большая рана, которую Монах успел обработать своими самодельными снадобьями. В арсенале лесного лекаря были порошки и мази, которые он сам и делал.

— Возьмите, — подал Эрику стрелу, которую вытащил из тела девушки. Древко было пропитано ее кровью. — На наконечнике был яд… Кажется, эта девушка может вынести больше испытаний, чем дает Господь… И она до сих пор не ушла в мир иной…

Грандвелл присел на корточки возле лежащей и немощной Деми, вглядываясь в ее лицо и убирая спутанные пряди волос со лба, едва касаясь липкой от пота белой кожи. Хрупкие и тонкие руки безжизненно свисали вниз, на одном из запястий был тот самый браслет с рубином, его подарок. Сердце Эрика сжалось, как бы он хотел забрать всю ее боль себе до последней капли! За что же эта девочка так страдает?

— Женщине не место на поле боя, — процедил с горечью.

Вдруг веки девушки дрогнули и она приоткрыла глаза. Первое, что увидела — огни свечей в нишах стен и дикий взгляд до боли знакомых и темных, как бездна, глаз.

— Я в аду? — спросила шепотом. Еще и боль от раны причиняла ужасные страдания.

— А я похож на верховного демона? — спросил граф, не скрывая эмоций радости.

— Похож, — тихо прошептала Деми, так как в соответствующем освещении черты лица мужчины казались резкими, волосы беспорядочно спутаны, да и взгляд…

— Я бы устроил тебе настоящий ад, Лоувед, вот только оправься от раны… — шутка графа звучала угрожающе. Затем обхватил ладонями ее тонкое запястье и прислонил к своей щеке. — Ты спасла мою жизнь и я достойно отблагодарю тебя…

Глава 34

Когда солнце взошло над лесом, рассеивая ночной мрак, воздух наполнялся запахами запеченного мяса, которое готовилось на кострах. Воины с самого рассвета поохотились, наловив разной дичи.

Граф Эрик всю ночь провел возле Деми, устроившись на лежащих досках. Он не особо был прихотлив к комфорту, привык к разным походным условиям со своими воинами наравне. Даже немного задремал, проснувшись от шороха. Монах обрабатывал рану девушки, чем-то смазывая. Затем присыпал каким-то порошком, начитывая молитву.

Наверху послышались какие-то оживленные звуки и Эрик вылез из землянки наружу. Прибыли повозки из поселка для транспортировки раненных, за которыми ранее граф посылал людей.

— Пострадавших отвезете в крепость Грандвелл, там лекари позаботятся о них, — приказал он.

Деми была в бессознательной полудреме, когда ее вынесли наружу и уложили в одну из повозок на мягкие шкуры.

— Не уж-то выжила девчушка? — Несси подбежала к ней, не веря своим глазам.

— Монах творит чудеса, — молвил Ден радостно. — Еще ночью справлялся об ее здравии, так до утра благодарил Господа за это чудо! Но слаба она еще… Может отвезти ее в поместье Лоувед? Так ведь ближе…

— Нет, в крепость, — отрезал Эрик. — Разместить в покоях для почетных гостей. Там служанки и лекари позаботятся о ней должным образом. Этан! Собери людей, будете сопровождать обоз с раненными. Те из лесных жителей, у кого есть родные, можете возвратиться домой. Что ж, выдвигаемся в путь. В поселке запасемся едой и питьем.

С графом никто никогда особо не спорил, так как он давал четкие приказы и по сути. Ярлы молча собирались, следуя кратким указаниям конунга Ульвара. Кое-кто из разбойников остался в лесу, не желая прощаться с уже привычным образом жизни, да и дозорные нужны, вдруг враг вновь пожалует? Хотя после такой бойни со стороны Мартеншир вряд ли кто-то сунется в лес в ближайшее время.

Путь до поселка занял несколько часов, через чащу пробираться непросто, отряд возглавляли Эрик и Ульвар. Неподалеку ехал Ден верхом на Лучике, конь Деми, к парню он привык еще в лесу.

В деревне их встречали, как героев. Обоз с раненными в сопровождении Этана и нескольких человек по приказу графа не останавливался, направляясь сразу в крепость. А вот Ульвар с ярлами, узрев ближайшую таверну, решили, что самое время смочить горло элем. К ним присоединились некоторые разбойники, которые таковыми уже не являлись. А также и люди из отряда Эрика, ведь им было позволено немного расслабиться. В таверне героев потчевали безвозмездно, радостные селяне приносили им харчи и вино. Ярлы вели себя относительно сдержанно, как приказал им конунг. Но местные благодарные женщины то и дело баловали своим вниманием уже захмелевших воинов, и без шуточек и флиртов не обошлось. Кто-то из ярлов постоянно хохотал, пытаясь ущипнуть весьма тучную разносчицу эля за мягкое место. Та лишь хихикала и со всей дури лупила по назойливым рукам.

— Коль хочешь трогать, так женись! — фыркнула она, принося очередной бочонок с хмельным напитком.

Ярлы лишь хохотали, а захмелевший Ульвар поглаживал свою рыжую бороду и грыз баранью запеченную ногу.

— Ульвар, отдохнем и в путь. У нас впереди еще Рендлшир, — напомнил Эрик. Тот лишь в ответ кивнул и криво ухмыльнулся. — Вызовешь Кристиана на поединок при всех. Так с ним и разделаешься.

— А ты изобретателен в своей мести, Грандвелл, — рыкнул довольно конунг.

— Это не месть, а честный поступок с твоей стороны. Согласись, просто прийти и отрезать ему голову было бы неправильно… Как же я потом буду объясняться со своим королем? — молвил граф. — Так что оставайтесь пока здесь, мне нужно еще кое-что решить… Ден! Ты мне нужен.

+++

Поместье Лоувед выглядело так, как и много лет назад. Аккуратные кусты роз разных сортов, которые так любила тетушка Сейлин. А там вдалеке уже виднеется каменный дом, обитель хозяев. Сердце Дена бешено колотилось, их встречали… С ним был сам граф и несколько его людей. Рингард еще издали заметил родной силуэт и развивающиеся на ветру русые волосы… Мари… Как же она похорошела!

Пришедших встречали супруги Лоувед с дочерью. Госпожа Сейлин была еще слаба после болезни, но спустилась к гостям, как вежливая хозяйка, опираясь на локоть Николаса.

— Ваша Светлость, — склонила голову, когда прибывшие мужчины подошли ближе. Затем побледнела еще сильнее, хотя и так выглядела неважно. — Дениэл? Ты ли это? — испуганно прошептала, не веря своим глазам. Перед ней был уже не тот парнишка Денни, а матерый и взрослый мужчина с суровым и стальным взглядом.

— Я, а кто же еще, тетушка Сейлин? — улыбнулся тот, не сводя пристального взора с Мари. Девушка была белее мела, кажется, потеряла дар речи. В ее глазах блеснули слезы, затем дрожащими руками едва коснулась его лица, кончиками пальцев провела по жесткой щетине, не осознавая до конца свое счастье. Какой же долгой была эта разлука, такой же и нереальной казалась эта встреча.

Еще по пути в поместье Лоувед Рингард первым делом отправился в старую хижину, где жил его отец, но того на месте не оказалось. Ден вылил на себя ведро колодезной воды, сменив свои изношенные лохмотья на ту рубаху, которую передала Деми в свертке, когда только прибыла в лес. Ведь хотел предстать перед Мари в достойном виде.

— Денни… — еле вымолвила. — Это ты… ты! — не могла найти слов. Затем Мари содрогнулась в рыданиях и парень крепко обнял ее, прижимая к своей груди.

— Моя принцесса… Какая же ты красивая… — прошептал восхищенно.

— Я как граф и хозяин земель Грандвелл хочу благословить союз этих влюбленных, Ден не разбойник, а герой, который храбро сражался за интересы графства. Также он возглавит отряд, патрулирующий Приграничный лес. Будет у меня на службе, — молвил Эрик. — Что ж, Рингард, остаешься в деревне и выполняешь мои поручения. Будешь получать ежемесячное жалование. И еще одна новость — Деми жива, она была в лесу и сражалась в числе разбойников. Сейчас тяжко ранена и на пути в мою крепость. Ей окажут помощь лучшие лекари графства. Ваша храбрая племянница спасла мне жизнь.

+++

Большой отряд воинов продвигался в сторону крепости Грандвелл. По пути как раз догнали обоз с раненными, который двигался медленно.

— Как они? — поинтересовался сходу приближающийся граф у Этана. — Как Деми?

— Воины держаться, а девушка спит. Очень слаба… — лекарь выглядел бледным и уставшим, но уверенно держался в седле. Грела мысль о том, что скоро будет дома и увидит Эррол, которая еще пока в постели, но значительно лучше себя чувствует.

Эрик как раз сровнялся с повозкой, на которой спала бледная Лоувед. Лежала на животе, укутанная в шкуры. Такая маленькая и беззащитная, кажется, спала…

— Тебя невозможно сломить, девочка, — тихо молвил граф, скорее, самому себе. — Вот только выживи… Буду благодарить тебя до конца твоих дней…

Основной отряд двигался вперед, оставляя позади себя повозки с раненными и их сопровождающих. Как раз навстречу графу мчался гонец из замка.

— Ваша Светлость, Ваш приказ выполнен! Враги мертвы! — крикнул, приблизившись.

Ведь все шло по намеченному плану. В то самое утро, когда люди Мартена вошли в Приграничный лес, к крепости Грандвелл пожаловал отряд людей Кристиана. Их целью был тот самый подкоп, в который планировали тихонько спуститься в затем устроить взрыв под землей с помощью «греческого огня». Это своеобразная взрывоопасная смесь из серы, смолы и не гашенной извести. При контакте с водой она должна была вспыхнуть. Результатом взрыва в свою очередь был бы обвал части каменной стены крепости. Таким образом отряд Кристиана планировал беспрепятственно зайти на территорию замка, застав обитателей врасплох.

Но этого не случилось. Люди Рендла подошли к месту входа в подкоп, не ведая о том, что их уже ждут воины Эрика. Со стен крепости полетели стрелы лучников, застав пришедших врагов врасплох. Многие сразу пали замертво. Остальных окружили уже сидящие в засаде люди Эрика и в ходе сражения перебили. Воины Грандвелла действовали слаженно и организованно. Из людей Кристиана никто не выжил. Тела убитых долго сносили ко входу в подкоп-подземелье, которое превратилось в братскую могилу для врагов. Там их и погребли, засыпав землей.

Граф Эрик лишь злорадно ухмыльнулся, выслушав доклад на ходу. Его крепость в безопасности и далее по плану Рендлшир. Предатели ответят за все.

Тревожила лишь мысль о Лоувед. Выживет ли? В ее хрупком и на вид немощном теле яд от стрелы, да еще и сама рана… Тот Монах из леса явно не от мира сего. Сказал тогда, что лишь молитва спасет, да и душа ее сама еще размышляет, куда свой путь держать…

Окровавленную стрелу забрал с собой. Сохранит, как напоминание о преданности и предательстве.

Глава 35

Кристиан Рендл нервно расхаживал по коридорам своего замка, уже почти целый день ожидая из крепости Грандвелл вестей. Что же происходит? От графа Мартена также гонцов еще нет, хуже всего быть в неведении… Могло ли пойти что-то не так? Даже мысли такой допускать не хотелось. Направился к покоям своей кузины, она умеет утешить.

Солнце уже клонилось к горизонту, Кристиан и Малинда возлежали нагие в ее кровати после очередных любовных утех. Рендл же полулежа попивал красное вино из серебренного кубка, нервно вздыхая.

— Уж долго нет известий, мои люди должны были уже захватить крепость Грандвелл. Надо непременно послать гонца, — цедил злобно Кристиан.

— Эх, не нервничай, милый кузен… Все ведь шло согласно нашего плана. Вину за смерть Эрика возложим на Райльфа, а король его за это по голове не погладит, — томно произнесла Малинда. — Мне найдем жениха при дворе, по мере выгоды…

— Посмотрим… Хотя я не в восторге от того, что тебя будет касаться кто-то другой. В свое время мне хотелось убить Эрика за это…

Графина расхохоталась. Ее забавляла ревность кузена, он злился. Ведь через ложе над мужчиной можно обрести власть, как считала Малинда.

— Прекрати сердиться, я никуда от тебя не денусь, — прошептала успокаивающе, поглаживая кончиками пальцев его плечо.

С улицы послышались какие-то крики и шум. Затем раздался стук в дверь. Граф натянул брюки и отворил засов.

— Ваша Светлость! — охранник был бледен и напуган. — К нашей крепости приближается огромный отряд, кажется, люди Эрика. Там их много…

— Да не может такого быть! — Кристиан буквально взвизгнул от страха. — Малинда, одевайся! Мы забаррикадируемся в нашей центральной башне!

— В…аша Светлость… Там люди, женщины, дети… Что будет с ними? Каковы будут распоряжения? — охранник буквально дрожал.

— Пусть Нил организует оборону крепости, а ты позови всех охранников к нашей башне! Живо, пошевеливайся! — орал Кристиан, у самого дрожали руки.

На территории замка творилась паника и хаос, люди куда-то бежали. Многие искали укрытие, баррикадировались в своих домах, пряча женщин и детей.

Воинами Рендлшир руководил в данный момент Нил Гаррад, но их осталось-то немного. Ведь основной отряд был направлен к крепости Грандвелл, к тому злосчастному подкопу. Нил созвал остатки воинов, но сам оставался предельно спокоен. Он чего-то ожидал.

— Нил, в авангарде отряда Эрик! С ними конунг Ульвал! Там еще даны! — кричал кто-то из воинов.

— Отворите нашим гостям ворота, — холодно произнес Нил, не двинувшись с места.

— Нил! Ты из ума выжил? Они нас всех перебьют!

— Исполняйте! — крикнул Гаррад и в тот же миг часть его людей бросилась к механизму, который отвечал за спуск и подъем ворот крепости. Кто-то попытался чинить препятствия, но сразу же пал замертво.

— Предатели! Среди нас предатели! — звучали панические крики.

— Это не мы предатели, — холодно и отрешенно молвил Нил. — Настоящие предатели скоро захлебнуться своей кровью.

Нил Гаррад был предан Грандвеллу и изначально посвящен в план действий. Он же и передавал письмо Ульвару, получив от Эрика все рекомендации, что и когда делать. И вот раздался лязг цепей и тяжелые ворота упали через ров, образуя мост и переход в крепость.

Территория замка Рендлшир заполнялась прибывшими воинами. Никто даже не пытался оказывать сопротивление, так как на стороне пришедших был явный перевес. Сам же граф Кристиан с кузиной спрятались в центральной башне, забаррикадировавшись в своих покоях, бросив мирных жителей на произвол судьбы.

— Мы не пришли убивать! — рыкнул Эрик. — Мы пришли совершить возмездие!

Его темная фигура казалась зловещей в освещении факелов. Грандвелл огляделся вокруг и молвил издевательски:

— А где же граф Кристиан? Я прибыл взглянуть в его глаза. Неужели он не рад видеть меня?

— Он там, прячется, — Нил ответил с пренебрежением в голосе и указал на центральную башню.

Ульвар же стоял молча, как огромная скала. Его глаза наливались кровью в предвкушении возмездия.

— Привести его сюда! — буквально прорычал, отдавая приказ своим ярлам. Те притащили откуда-то огромное бревно, которым протаранили входную дверь в башню, где прятался Рендл.

Кристиана и Малинду вывели на центральную площадь, где уже собралась толпа зевак. Округу освещали костры и факелы.

— Я при свидетелях вызываю тебя на поединок, Рендл. Ты убил моего брата и я жажду отмщения! — голос конунга обрушился, как гром. Со стороны это выглядело, как издевательство. Ведь понятно сразу, кто победит… Кристиана трясло от страха, капельки пота выступили на лбу. Теперь он понимал, как выглядит настоящая смерть. С медными волосами и жутким стальным взглядом, налитым яростью и ненавистью. В руках конунг сжимал древко своей смертоносной секиры.

Кто-то принес графу Рендлу одноручный меч, с которым он изредка тренировался. Дрожащей левой рукой держал каплевидный деревянный щит, окованный железом. Ему было страшно, осознавал, что это конец. В страхе и ужасе, замахиваясь мечом, напал первым. Ульвар одним ударом вышиб оружие из рук графа Рендла, которое с лязгом упало наземь. Вторым же ударом раскрошил на щепки его щит. Затем лезвие секиры взметнулось, как смертоносная молния, одним взмахом отсекая голову Кристиана. Возмездие свершилось…

Ульвар поднял взор к небесам, мысленно воздавая хвалу Одину. Вспомнил брата, детство… Они были не разлей вода, всегда вместе… Вот же сестренка Гудрун обрадуется, что их родной Одд отмщен.

На площади воцарилась тишина. Малинда отвернулась и закрыла руками лицо. Дрожала от страха, бледная, как привидение. Затем взглянула на Эрика, который как раз приблизился к ней.

— И меня вы убьете? — прошипела графиня, а в синих глазах столько ненависти… Вот она, настоящая Малинда. Та, которая вовсе не любила, а лишь использовала…

— А я ведь тебе верил, — произнес холодно Грандвелл, пристально глядя ей в глаза. — А ты оказалась обычной шлюхой с титулом графини. Убить? Я не убиваю женщин, да и это было бы слишком просто… Ты станешь женой Ульвара, постарайся ему угодить.

Эрик говорил тихо, чтоб слышала лишь она, но этот голос казался зловещим. Услышав свой приговор, Малинда дернулась от ужаса и прошипела, подобно змее:

— Будь ты проклят, Грандвелл…

— Советую прикусить язык, так как проклятия возвращаются к тому, кто их изрек, — ответил издевательски. В данный момент граф испытывал лишь омерзение и пренебрежение к той женщине, которую любил, как ему казалось. Затем развернулся и направился к конунгу, кивком указывая ему на графиню.

— Увести ее в покои! — рявкнул Ульвар, даже не глядя в сторону своей будущей жены. — Потом с ней разберусь!

Тело Кристиана унесли с площади для дальнейшего погребения в на кладбище графства Рендлшир.

— Отныне Ульвар Медноволосый хозяин Рендлшир! — обратился Эрик к присутствующим людям, которые повылазили со своих укрытий, заполняя площадь. Они ожидали своей дальнейшей судьбы, во взглядах страх и обреченность.

— Я не безжалостный убийца, но буду суровым управленцем! — обратился конунг к толпе. — Я возьму в жены графиню Рендл. Вам же обещаю, что с завтрашнего дня уменьшу размер податей и цены на хлеб будут такие, чтоб каждый мог позволить себе не пропасть с голоду! Я презираю нищету и убожество, под моим покровительством люди не бедствуют!

Ульвар продолжал произносить свою речь и Эрик отметил, что тот довольно хороший оратор и весьма убедителен.

Ярлы уже успели обнаружить винный погреб в закромах покойного Кристиана, там же были и бочки с элем. Ульвар распорядился их вынести на улицу и потчевать всех желающих. Ведь люди потрясены и напуганы, а подданных следует к себе расположить.

Эрик пропустив кружку эля, поспешно распрощался с конунгом. Надобно возвращаться в крепость.

— Чего спешить так, Грандвелл? — хмыкнул Ульвар. — Остался бы на ночь!

— Неотложные дела, — ответил в своей сдержанной манере Эрик. — Коль какие вопросы будут, присылай посыльного. А твои раненные ярлы прибудут в Рендлшир, когда оправятся. О них позаботятся.

Затем отряд воинов с Грандвеллом во главе отбыл в свою крепость. К ним присоединилась Эрмин, верхом на лошади. Она безмолвно выскользнула из гудящей толпы, бегло окинув всех прощальным взглядом. Ее миссия выполнена и женщина ликовала душой, граф это оценит.

Малинду заперли в ее же покоях. Она нервно расхаживала из угла в угол, пытаясь осознать, на что ее обрек Эрик. Ведь мог просто убить, но нет! Его месть оказалась гораздо более изощренная…

Вдруг лязгнул засов и распахнулась дверь. В покои вошел уже изрядно хмельной Ульвар.

— А хороша девица, — молвил, пристально разглядывая графиню, будто оценивал свой трофей. — Только слишком тоненькая тростиночка, согнешься подо мной!

Малинда в страхе отпрянула назад. Вот теперь ей стало жутко. Он такой огромный, как скала, тут и перечить страшно.

— До первой брачной ночи точно не дотяну, — хмыкнул конунг, стягивая с себя рубаху. — Сними-ка свои одежды, хочу глянуть на тебя без них…

Графиня в страхе подчинилась, потянув за шнуровку корсета дрожащими пальцами. И когда верхнее и затем нижнее платья лежали на полу, Ульвар резким движением повалил ее на ложе, грубо наваливаясь сверху всем своим весом. Малинда вскрикнула, но затем расслабилась, готовясь принять неизбежное. Конунг овладел ею, как дикий и изголодавшейся зверь, белокурые девицы всегда были его слабостью.

Глава 36

Когда Эрик прибыл в крепость, время было уже далеко за полночь. Дикая усталость буквально валила с ног. Граф направился во внутренний двор, снял доспехи и грязные одежды, полностью обнажившись. Затем вылил на себя несколько ведер колодезной ледяной воды, смывая грязь и сонливость. Рана на предплечье дико болела, как напоминание о прошедшем поединке с Мартеном.

Граф закутался в льняное полотнище, направляясь в свои покои. Сам же обработал свою рану и кое-как перевязал, сейчас это беспокоило его менее всего. Затем, одевшись в чистые одежды, приготовленные слугами, Эрик направился в покои Лоувед.

Тихо приоткрыл дверь и вошел, в комнате как раз никого не наблюдалось. Она спала, все также лежа на животе. Видно, о девушке уже позаботились, обтерев грязь с ее тела и рана была перевязана. Деми напоминала раненную птицу, такая маленькая и беззащитная…

Эрик сел на деревянный сундук в углу, пристально разглядывая ее. Забрал бы всю боль себе, если бы мог… Деми чуть вздрогнула и пошевелила рукой, приоткрыв веки. Голова лежала на боку как раз так, что граф не попадал в обзор.

— Проснулась… — низкий хриплый голос заставил девушку пошевелиться. — Не делай резких движений! — молвил тревожно, молниеносно оказавшись рядом.

— Я хочу лечь на бок, — прошептала тихо.

— Я помогу тебе, — Эрик аккуратно перевернул ее с живота на бочок, заботливо укрыв одеялом. — Попей воды, — поднес к губам серебряную чашу, одной рукой чуть приподняв голову Деми. Смотрел в упор, не сводя глаз. Как же она исхудала, такая слабенькая… Ведь в последние дни совсем ничего не ела…

— Служанка принесет мясной суп, я тебя лично накормлю, Лоувед. Как тебе в голову пришло сунуться в этот чертов лес? — знакомые рычащие ноты прорывались в его голосе.

— Меня всегда туда тянуло, — прошептала в свое оправдание.

— А за связь с разбойниками могла бы и на виселицу угодить, — вкрадчиво произнес граф. — Они храбро сражались… Я дал им шанс… теперь ваш Ден не преступник, а возглавит отряд Приграничных лесов. Я благословил его с Мари союз.

Деми резко дернулась, скривившись от боли в спине. Но при этом испытывала радость. Ее глаза резко округлились, казались огромными на бледном и худом лице.

— Хвала Господу… — произнесла, немного ожив. — Вы… как же я рада… и за разбойников тоже… Их столько погибло, они первые приняли на себя удар, я это видела… Раймонд погиб… — ее голос дрогнул.

— Хорошо, что сама осталась жива. У меня в лесу было желание лично тебя придушить! — процедил граф. — Сейчас принесут еду и буду тебя кормить. С ложки.

— Вам же нужно отдыхать, Ваша Светлость… Мне и Джилл может помочь с трапезой…

— Это мне решать, Лоувед.

И жутко уставший Эрик действительно ее заботливо кормил лично. Это так было на него не похоже. Затем совсем уже уставший побрел в свои покои, где и забылся крепким сном, едва дойдя до кровати.

+++

Уже почти неделя прошла с тех пор, как раненную Деми Лоувед доставили в крепость. О ней заботились лучшие лекари графства, регулярно приносили самые изысканные лакомства в постель. Предоставлены были самые уютные покои, где обычно принимали почетных гостей. А от посетителей и вовсе отбоя не было. Новость о том, что девушка спасла графу жизнь разлетелась молниеносно и теперь Деми почитали, как героиню.

Как раз на днях прибыли Катрин и Миранда. К слову, Эррол рассказала, что они не родные сестры, как все считают. Миранда приходится Мидлтон дальней родственницей. В раннем детстве она осиротела и родители Катрин забрали ребенка на воспитание. Девочки росли, как сестры. Они практически никогда не ссорились, дополняя друг дружку противоположностями своих характеров.

— У нас с Этаном уже скоро свадьба, — молвила Эррол. Она сидела на кровати возле Деми, которая полулежала, облокотившись на большую атласную подушку. — Я так волнуюсь…

— Ну наконец-то! Я так рада за вас! — воскликнула Лоувед.

Деми уже по-тихонько начинала вставать, хотя ощущала сильную слабость в теле. Ходить самостоятельно еще пока не могла, только с посторонней помощью.

— Надеюсь, до моей свадьбы успеешь окрепнуть, — молвила Эррол.

— К твоей уж точно успею! Жаль, что к Мари не могу поехать, я еще совсем слаба…

Уже через несколько дней намечалась свадьба у сестры с Деном, они явно спешили сочетаться узами брака после такой долгой разлуки. Родители Мари буквально настояли, чтоб молодожены жили в их доме. Ден же поначалу планировал строить собственный, но госпожа Лоувед едва услышав это схватилась картинно за сердце, мол, на кого же вы стариков оставите! Да и в поместье нужен хозяин, ведь Ник уже не молод, тяжко одному справляться со всеми обязанностями.

— Я же буду подружкой невесты, то есть Мари. Когда вернусь в замок, тебе все детально расскажу, как прошла свадьба! Катрин и Миранда тоже приглашены, — вещала Эррол. Потом вдруг опустила голову и начала нервно теребить ткань своего платья.

— Что-то случилось? — встревожилась Лоувед.

— Я вот думаю… так переживаю… ведь у нас с Этаном будет первая брачная ночь, мне страшно…

Деми звонко захохотала, аж слезы выступили на глазах.

— Не смешно! — зашипела Эррол и покраснела, как помидор.

— Ты сама же этого хотела! Да и не страшно это вовсе… — и тут Лоувед запнулась, вспомнив ту ночь с Эриком. Ведь об этом никто знать не должен…

— А ты откуда знаешь? — спросила Эррол, прищурившись.

— Так а чего Этана-то бояться? Ведь не страшный же, — выкрутилась Деми и хихикнула.

В комнату как раз пожаловали Катрин и Миранда. Девицы вальяжно расселись на кровати возле Деми, намереваясь поведать новые сплетни, как обычно.

— Наша Энн с горя заявила, что уйдет в монастырь, ведь ее драгоценный Рик оказался предателем, — молвила Миранда.

— А мне интересно, как там змеюка Малинда. Наверное, Ульвар ее хорошенько мнет, — злорадно сказала Катрин и расхохоталась.

— Ох, Катрин! Слышала бы тебя госпожа Тереза! — хихикнула Миранда.

— Кстати, главная новость! Наш граф собрался жениться. Завтра отбывает ко двору в Уинчестер, на прием к Его Величеству. Там у них совет, собрание знатных особ. Эрик обмолвился, что намерен говорить с королем о женитьбе… Небось, при дворе уже приметил себе невесту…

Деми замерла. Что-то заболело внутри… Но это не рана от стрелы. Может так болит душа? А на что надеялась? Если не Малинда, то иная знатная особа станет женой графу. Ведь та ночь была случайностью, для Эрика это ничего не значит. Просто он тогда был не в себе. Надо забыть все это и жить дальше, но как?

Глава 37

Город Уинчестер встретил Эрика ясной, солнечной погодой. Окрестности утопали в зелени, воздух наполнял дурманящий аромат цветущих деревьев. Граф ощущал какую-то необъяснимую легкость на душе, хотя впереди еще предстоял совет и приватная встреча с Его Величеством.

Резиденция короля Альфреда представляла собой крепость, надежно охраняемую отрядом лучших воинов. Внутренняя территория была весьма ухоженной, с вымощенными камнем аллеями и кустами цветущих благоухающих роз. Эрик часто бывал тут ранее, участвуя в рыцарских турнирах и состязаниях на празднествах, не было счета его многочисленным победам. Многие побаивались графа, ведь в гневе и в битве он настоящий зверь.

В центральной башне королевского замка находился просторный огромный зал, где собирались прибывшие феодалы из разных графств, которые занимали места за большим круглым столом. Грандвелл расположился недалеко от королевского массивного трона, который возвышался над остальными деревянными креслами, искусно украшенными резьбой. Пришедшие приветствовали друг друга, переговариваясь и обмениваясь новостями в ожидании Его Величества.

Сам же король Альфред был прозван Великим не зря. Будучи мудрым и образованным, снискал уважение подданных. Он был первым, кто провозгласил себя королем англов и саксов, объединив под главенством Уэссекса семь королевств в единое. Во время своего правления создал флот и сеть оборонительных сооружений, сумев надежно укрепить границы своего королевства.

Будучи участником многочисленных воин и походов, король понимал, что созидать важнее, нежели уничтожать. Сумел создать довольно мощную армию и дал достойный отпор викингам, с которыми заключил перемирие. Своим же подданным вассалам велел восстанавливать разрушенные во время вражеских набегов монастыри и создавать школы, обучая людей грамоте.

Когда Его Величество вошел в зал, воцарилась тишина. Король уже был не молод, но его аура властности ощущалась даже на расстоянии. Волнистые русые волосы с проседью ниспадали до плеч, взгляд казался надменным и оценивающим. Мужчина был облачен в длинную красную мантию-плащ. Неспешно воссел на свой трон, окидывая задумчивым взглядом всех присутствующих.

На совете обсуждалось множество важных вопросов касательно торговли и взаимоотношений между графствами, также обороны и армии.

— Я увеличил количество своих воинов, выделив дополнительные средства. Уж не хочется, чтоб мое графство постигла участь Рендлшира, — звучал доклад одного из присутствующих феодалов из Суссекса, Ательвульфа, который бросил уничижительный взгляд в сторону Эрика.

— Это же какая участь настигла Рендлшир? — спросил вкрадчиво Грандвелл, изогнув бровь.

— Данам было позволено захватить англосаксонское графство! Может уступим им остальные земли нашего королевства, зачем же воевать? — в голосе Ательвульфа ощущался едкий сарказм.

— Вам неверно донесли обстановку, граф Суссекский! — молвил холодно Эрик. — Конунг Ульвар примет христианство и заключит брак с графиней Рендл. Хозяином Рендлшир он будет на правах мужа. Кристиана же сразил в честном поединке, месть за смерть брата. Граф же Рендл оказался человеком безбожным, который развратил свою юную кузину, сбив с пути истинного и Ульвар, не глядя на это, возьмет ее в жены перед лицом Господа нашего.

После слов Эрика воцарилось молчание, король лишь хмыкнул, поглаживая густую бороду. Далее знатные управители перешли к обсуждению иных вопросов, более не касаясь темы Рендлшира.

Вечером того же дня граф Эрик был удостоен личной аудиенции Его Величества. Изрядно уставший за день король принимал посетителя прямо в своих покоях, полулежа в кровати. Попивал красное вино из серебряного кубка, пристально глядя на Эрика сквозь хитрый прищур.

— Как же красиво ты все обставил, Грандвелл. Достойный сын Георга, — хмыкнул король. — Одним махом решил все проблемы насущные, разделался со всеми врагами одновременно… Тебе бы при дворе быть, подле меня советником!

— Благодарствую за такие слова, Ваше Величество, — молвил Эрик сдержанно, восседая на массивном деревянном сундуке, подложив мягкие бархатные подушки под себя.

— Многие, естественно, недовольны тем, что ты водишь дружбу с конунгом. Но пусть его брак с Рендл будет, как символ примирения между нами и данами. Ход сам по себе весьма неплохой… Я прочел твой письменный доклад о последних событиях. С предателями так и надо — рубить их головы. В Мартеншире я назначу временного управленца, у Ральфа имеется незаконнорожденный сын, как выяснилось, но он еще слишком мал… Да и с разбойниками ты весьма мудро поступил — обратил угрозу в выгоду себе, а вот с конунгом надо быть настороже.

— Лучше уж иметь в соседях Ульвара, нежели лживых и двуличных земляков, — произнес граф. — К тому же, с ним проще договариваться, нежели с Кристианом. Он прислушивается к моим советам.

— Кристиан был неплохим управленцем, если бы не его алчность и излишняя любовь к праздности и роскоши… Поединок с Ульваром, говоришь? — король неожиданно рассмеялся и тут же закашлялся. — Хотел бы я на это посмотреть… Поединок кота и мыши… Знаешь, с данами всегда надо быть начеку. Несмотря на мир, который кажется мне временным, они весьма опасны, ведь помнится, как их король Гутрум тоже застал меня врасплох в моей резиденции… Я чудом тогда выжил, пришлось бежать. В то время твой отец сильно помог, всегда хранил мне верность. Эх, не хватает же мне Георга… — король вздохнул и отпил вина из кубка.

— Ваше Величество, я хотел переговорить со своим братом, его не было на совете…

— Ах, я отправил Петера по одному поручению, он весьма занятой человек. Сейчас активно помогает мне в вопросах строительства кораблей. Твой брат обладает гибким умом, достойная пара для Этель. Королева им довольна… Завтра должен прибыть, заночуешь при дворе и дождешься Петера.

— Благодарен за гостеприимство. Хотел Вам сообщить, что намерен жениться.

Король аж привстал, приподняв брови удивленно.

— Вот это радует! Пора бы, графству Грандвелл нужны наследники! Тебе же подыщем достойную партию, — король задумчиво погладил свою бороду. — Надо укреплять дружбу с Мерсией. Моя супруга, королева Эльсвита, родом с тех земель. Как насчет Милберги, дочери графа Сильда? Весьма образованна, о ее красоте слагают легенды… Хорошей женой тебе будет, Эрик.

Глава 38

Около полудня к берегу Темзы причалил драккар, корабль викингов, на носу которого красовался щит, выкрашенный в белый цвет, что символизировало мирные намерения. Обычно же на этом месте крепилась резная деревянная голова дракона, что означало готовность напасть.

На этом судне приплыли в Рендлшир семьи ярлов, которые решили осесть на тех землях. Предводителем прибывших была Гудрун, родная сестра Ульвара, весьма воинственная и властная особа. Она первая сошла на берег, окидывая новые окрестности таким взглядом, будто в одиночку завоевала все англосаксонские королевства, вместе взятые. Гудрун неплохо владела оружием и всегда была готова дать врагу отпор. На ней было длинное зеленое платье и теплый плащ горчичного цвета с отделкой мехом песца. На широком кожаном коричневом поясе крепились ножны с клинком и дорожная сумка. Длинные рыжие волосы отливали золотом, заплетенные в тугую косу. Гудрун сверкнула своими изумрудными глазами, зацепившись взглядом за Нила Гаррада, который вышел встретить прибывших вместе с ярлами. Оглядела мужчину с головы до ног, хмыкнула, задрав подбородок. Проплыла мимо него, словно лебедь… И с этого момента Нил буквально утонул в этих изумрудных омутах ее прелестных глаз.

— Сестра! — Ульвар выбежал навстречу и заключил ее в крепкие объятия.

— Ты сломаешь мне все ребра! — фыркнула Гудрун. — Покажешь свой новый замок? Каково тебе тут живется?

— Великолепно! Тебе тут понравится, моя радость!

Гудрун была хорошей хозяйкой и управительницей, чего Ульвару так не хватало. Малинда же целыми днями сидела в своих покоях, лишь изредка выходя на прогулки. Казалось, ее ничего не волновало и не радовало.

— Надо будет обойти погреба и все тут хорошенько осмотреть, сделать перепись имущества, также количества бочек вина и эля, пока твои ярлы все не выпили, — Гудрун уже вовсю командовала на новом месте.

— Тебе передадут все ключи от помещений замка, так что хозяйничай, сестра!

+++

Эрик прибыл в крепость Грандвелл около полудня. За несколько дней отсутствия накопилось работы, надобно все держать под контролем. К тому же уже во всю шла подготовка к церемонии крещения Ульвара и к свадьбе Этана и Эррол.

Деми находилась в своей комнате и полулежа читала книгу. Эти дни казались для нее весьма скучными, так как Эррол, Катрин и Миранда отбыли на свадьбу к Мари. Радовало, что иногда забегала Джилл да и вчера неожиданный визит нанесла Линн Меткая, которую чудом пропустили в покои к Лоувед. Они радостно обнялись, затем долго болтали.

— Пока ты тут с врагами сражалась, я умудрилась подраться с Дейном. Помнишь того парнишку, который боролся на состязаниях и граф его взял в свою школу на обучение? — тараторила Линн.

— Кончно же! Ему тогда здорово досталось! — хмыкнула Деми.

— Так я его недавно хорошенько поколотила, разозлил меня! Огрела палкой по голове, аж шишка выскочила!

— Зачем же ты так? — Лоувед прыснула со смеху.

— Да этот паршивец распространил по деревне сплетни, будто я в него влюблена! Самовлюбленный нахал! Я еще его мало припечатала!

И вот Деми вдруг вспомнила этот вчерашний разговор с Линн и тихо рассмеялась, уткнувшись в книгу.

— И что же тебя так позабавило, Лоувед? — такой уже до боли знакомый голос заставил вздрогнуть.

— Ваша Светлость! — они не виделись несколько дней и Деми дико скучала. Гнала о нем мысли прочь, но плохо получалось…

— И как самочувствие? — поинтересовался, окинув девушку своим пристальным взглядом.

— Уже намного лучше, только вот скучно лежать целыми днями… Подруги уехали на свадьбу к Мари, так хоть на прогулку с ними выходила…

Деми еще была слаба, чтоб самостоятельно гулять. Ее постоянно кто-то сопровождал и поддерживал.

— Так прогуляемся, Лоувед? — спросил вдруг граф.

— С Вами? — ее глаза округлились, как монеты.

— А я не подхожу в качестве сопровождающего? — спросил, приподняв бровь.

Деми отложила книгу в сторону, вставая с кровати и облокотилась на предложенный ей в качестве опоры локоть Эрика.

Погода была солнечной и чудесной, запах цветов казался пьянящим. Жаркая весна разукрасила округу в яркие краски, радуя глаз и согревая душу.

Эрик и Деми неспешно шли по аллее, направляясь к пруду.

— Красиво же тут, — вздохнула девушка, оглядываясь.

— Тебе нравится мой замок? — спросил Эрик, окинув ее беглым взглядом. Казалось, он размышлял о чем-то своем.

— А кому же он не понравится? Но все равно уеду домой…

— Ты можешь остаться тут, Лоувед. Я уж найду, чем тебе заняться, — молвил граф, глядя куда-то вперед.

— Мой дом там, в Приграничном поселении. Пойду к Дену в отряд, ему ведь нужны будут лучники…

— Мало набегалась по лесам? — голос Эрика казался недовольным. — Потом с тобой решим… Скоро грядут важные события — крещение Ульвара и свадьба моего верного соратника Этана. Также после всех этих торжеств я представлю гостям будущую хозяйку Грандвелл, свою невесту.

Сердце Деми пропустило удар и спазмом горло сдавило… Почему же так больно? Но она лишь вздернула подбородок и отвернулась, стараясь не показать того, что творилось на душе…

— Рада за Вас, Ваша Светлость, — голос девушки предательски дрогнул. — Надеюсь, Вы будете счастливы…

— Без сомнения буду, Лоувед, — произнес так холодно и равнодушно. — И тебе подыщем достойного жениха, — прозвучало, как издевательство.

— Не стоит мне никого искать, у меня есть возлюбленный в Приграничном поселении, — соврала девушка спонтанно. Это была отчаянная попытка создать иллюзию, что она кому-то нужна и якобы влюблена в другого…

Эрик вдруг остановился.

— И когда это ты успела, Лоувед? — спросил вкрадчиво.

— Я ведь жила в лесу, — продолжала врать Лоувед. — Среди лесных разбойников тоже есть достойные молодые люди…

— Он разбойник? Как его имя? — казалось, граф почему-то сердился.

— Его зовут Эдвард, — выпалила, сходу придумав имя. — Я немного устала уже, хочется прилечь… — Деми резко переключила разговор на иную тему.

К ее покоям шли молча. Эрик сопроводил девушку в комнату и резко вышел, даже не попрощавшись.

Глава 39

Ульвар Медноволосый восседал на огромном деревянном кресле-троне в замке Рендлшира в окружении своих ярлов. Перед глазами конунга на столе лежал молитвенник, в который он таращился и морщил в недоумении свой лоб.

— Тут написано «не убий»… Но как же так? — недоумевал Ульвар.

— Странная у них религия, — пробормотал один из ярлов, Олаф. — Вот поклонялся бы Христос Одину, его бы не распяли… И чего же за себя не постоял, раз был такой могущественный?

— Христиане говорят, что таким образом он искупил все грехи человеческие… — молвил конунг задумчиво.

— И как же это? Ничего не понимаю… — вздохнул Гутфрид, еще один из присутствующих. — Почему же он добровольно умер и не сражался? Какая-то запутанная религия, вот с нашими богами все более понятно!

Ярлы задумчиво чесали лбы и попивали эль.

— А тут еще «не укради» написано, — хмыкнул Ульвар.

— А они-то сами следуют этим заповедям? — спросил Олаф. — Все же нарушают, но зовут себя христианами! Какие-то двуличные эти саксы…

— И не говори, аж голова от всего этого разболелась, — пожаловался озадаченный конунг. — Надобно бы прогуляться по улице…

+++

Нил Гаррад осторожно крался среди кустов и деревьев буйной зеленой рощи, перед его взором открывался вид на озеро, где так любила купаться Гудрун. Вот она сняла одежды и зашла в воду… какая же прекрасная, словно богиня! Распустила свои золотые косы, которые были ниже талии… А эти зеленые глаза! Они каждую ночь ему снились. Округлые бедра и пышная грудь, да это роскошное тело просто произведение искусства! Нил не раз воображал, что касается бархатистой кожи, целует эти сочные уста…

Вдруг чья-то тяжелая рука опустилась Гарраду на плечо. Тот резко обернулся и встретился с диким и яростным взглядом Ульвара.

— Подглядываешь за моей сестрой? — прорычал конунг, словно медведь. — Или ты сейчас же уберешься в Грандвелл с моих глаз, или я вызываю тебя на поединок, оторву твою никчемную голову и отправлю тебя в Валгаллу!

Ульвар был в бешенстве, раздувая ноздри, а глаза наливались кровью. Казалось, еще мгновенье, и Нила разорвет на куски.

— Я хочу взять ее в жены, — Гаррад ответил весьма сдержанно, в его глазах не было страха, лишь решимость стоять на своем. — И выбираю поединок.

Гудрун тем временем, искупавшись в озере и ни о чем не подозревая, направилась к замку. По пути услышала крики, которые доносились с тренировочного поля. Узрев скопление людей, сразу же направилась туда. Подойдя ближе застыла в ужасе и недоумении, глядя на дерущихся мужчин, рычащих, словно звери.

— Ульвар, врежь ему еще! — кричал кто-то из ярлов, стоящих по одну сторону поля для кулачных боев.

— Нил, давай! Покажи им, как ты умеешь! Бей его! — звучали крики по другую сторону.

Драка была весьма зрелищная, привлекшая многочисленную толпу зрителей, которые разделились на два табора.

— Что тут происходит? — заорала Гудрун диким ревом. — Немедленно прекратите!

Мужчины уже успели изрядно разукрасить друг друга ссадинами и синяками, у Нила заплыл глаз и лицо было в крови. Конунгу же тоже изрядно досталось, так как Гаррад оказался сильным соперником, несмотря на худощавое телосложение.

Дерущиеся мужчины уже выдохлись, повалившись на песок, которым была усыпана площадка, издавая хрипы и невнятное рычание. У обоих сил совсем не осталось, они просто рядом лежали на земле и жадно хватали воздух, будто выброшенная на берег рыба.

— Что произошло? — рявкнула Гудрун, затем подбежала к Нилу. Присела возле него на корточки и достав свой платок, принялась заботливо вытирать с его лица кровь.

— Он за тобой подглядывал, когда ты купалась! — рявкнул Ульвар. Гудрун на миг замерла, пристально глядя Нилу в глаза.

— Ты станешь моей женой? — ошарашил ее внезапно. — Коль откажешь, сегодня же покину Рендлшир.

Щеки девушки залились румянцем, на миг стыдливо опустила взор. Еще с первой встречи на берегу обратила на этого мужчину внимание, но старалась и виду не подать. Нил ей однозначно нравился, Гудрун часто подглядывала, как тот тренируется с мечом.

— Я согласна, — молвила взволнованно, откинув на спину свою мокрую после купания рыжую косу. — Пойдем, надо промыть твои раны…

Гаррад встал и поплелся за уходящей девушкой. Несмотря на многочисленные побои, он чувствовал себя самым счастливым человеком на свете.

— А ко мне даже не подойдешь, сестра? — рявкнул Ульвар, сидя в песке с растрепанной медной гривой и расквашенной челюстью. — Я ведь защищал твою честь! Ты действительно хочешь замуж за этого хлипкого сакса?

— Налейте ему эль! — крикнула Гудрун, даже не оглянувшись в сторону брата. — Не такой уж он и хлипкий, раз тебя так разукрасил!

— Крепкий орех этот Нил! — конунг сплюнул кровь, вставая с земли. Это прозвучало, как одобрение Гаррада в качестве мужа для сестры.

+++

Демитри Лоувед сидела на скамье у пруда в компании Эррол, Катрин и Миранды, увлеченно слушая рассказ о свадьбе Мари и Дена, которую пропустила. Лекари запретили ей ехать, так как девушка еще слишком слаба для таких путешествий. Сестре же передала письменные поздравления.

— Там хоть леса и глушь, но места красивые, — Катрин делилась впечатлениями. — А жених Мари весьма хорош собой. Не удивительно, что она так долго за ним тосковала…

Эррол поведала все в подробностях. Мари была изумительна в бледно-бирюзовом платье, как весенний нежный цветок. Весь поселок гулял, свадьба была щедрой. Тетя и дядя Лоувед не поскупились на изобилие еды и напитков.

— Жаль, пропустила такое событие, — сокрушалась Деми.

— Ничего, скоро у нас тут будет весело! — успокаивала Миранда. — Представь себе, первый день крещение Ульвара, второй день свадьба Эррол… Да и граф представит всем свою будущую жену…

— Вот имени ее пока точно не назвал, — возмущалась Катрин. — Но слухи ходят, что она из Мерсии. Хотя… кем бы она не была, но уж уверенна, что получше, чем эта змеюка Рендл, которой самое место под конунгом…

Девушки хихикнули, а у Деми кольнуло сердце… Она уже приняла решение, что сразу после праздников уедет домой, в родное поместье Лоувед. На расстоянии проще забыть этот жгучий взгляд и стереть воспоминание о той ночи…

Глава 40

Церемония крещения конунга Ульвара состоялась около полудня на территории крепости Грандвелл при местном монастыре. Его нарекли именем Вайерд, что значит «отважный воин». Ульвар прибыл с утра в сопровождении десяти своих ярлов, пребывая в относительно смиренном расположении духа. Крестным был граф Эрик лично, как в свое время и король Альфред у Гутрума, принявшего христианство. Конечно, сам же конунг в душе остался верен своим богам и культуре, в которой был воспитан. Но также было бы и ошибкой думать, что он легкомысленно подошел к вопросу иной веры. Ульвар изучал библию, пытаясь понять суть этой чуждой для него религии. Но сегодня конунг чувствовал себя легко и радостно.

После церемонии они с графом обменялись дарами. Ульвар подарил шлем с гравировкой многочисленных рун, настоящее произведение искусства, также широкий кожаный ремень с золотой пряжкой, украшенной драгоценными камнями. Эрик же преподнес двуручный меч с серебряными вставками и шкатулку с золотыми монетами.

После полудня был объявлен банкет в зале центральной башни, столы уже пестрили яствами и напитками.

Граф Грандвелл восседал на своем деревянном массивном троне. Рядом же находились места для почетных гостей. За одним столом с Эриком был конунг Ульвар со своими воинами, также Этан и Джон, верные соратники.

Среди прибывших гостей, которых оказалось немало, были и чета Лоувед с дочерью Мари и ее уже мужем, Дениелом. Деми была с ними, глаза девушки горели радостно, ведь так истосковалась по своим родным! Непрерывно о чем-то болтала с сестрой, обмениваясь новостями и впечатлениями. Неподалеку восседали подружки-воспитанницы, уже вовсю обсуждая Ульвара и его ярлов.

Серебряные кубки то и дело наполнялись красным вином, шли оживленные разговоры. Присутствующих развлекали музыканты и бродячие менестрели, приносящие интересные новости из разных уголков королевства.

Конунг Ульвар, опустошая уже далеко не первый кубок вина, довольно хмыкал и закусывал.

— Хоть и эль я люблю больше, но вино у вас тут великолепное! — прорычал своим хриплым и довольным голосом, вытирая красные капли с бороды.

— В Приграничных краях делают, там наши основные виноградники, — молвил Эрик.

— А не та ли это девица, что тебя тогда прикрыла от стрелы? — конунг кивнул в сторону Лоувед, которая о чем-то вела беседу с тетушкой. На ней было изумительное красное платье с белыми вставками, которое пошили по заказу специально для торжеств. На этом рьяно настояла Катрин, ведь Деми просто обязана красиво выглядеть!

— Она самая, — ответил граф задумчиво. — Я обязан ей жизнью, хотя женщине не место на поле битвы…

— Скажи это моей сестре Гудрун! — хмыкнул Ульвар. — Оставил ее хозяйничать да присматривать за людьми. Она-то любит потасовки! Надумала замуж идти за вашего Нила, надеюсь, он справится с ее крутым нравом! Вишь как меня разукрасил, до сих пор челюсть болит, да и я в долгу не остался!

Эрик хмыкнул, приподняв бровь удивленно. Ульвар лишь захохотал и закашлялся.

— За сестрой моей нагой подглядывал, когда та купалась! А вот на счет той девицы, что в лесу была… Живучая же оказалась! Думал, помрет при такой-то ране… Да вроде и стреляет метко, взял бы себе лучницей в отряд, она одному из моих ярлов к душе припала, так всю дорогу о ней расспрашивал! — конунг вещал и грыз кусок свинины.

Эрик молчал, нахмурившись и непроизвольно сжал пальцы в кулаки.

— У нее есть жених, — молвил холодно и задумчиво. — Она занята.

На улице уже смеркалось и веселье было в самом разгаре, когда в замок прибыл Петер. Его невеста Этель осталась при дворе, руководила приготовлениями к свадьбе.

Младший Грандвелл прямо с дороги вошел в зал, присоединившись за столом к графу и его знатным гостям.

— Уж на церемонию не успел, важные дела да поручения от Его Величества, — Петер опустошил кубок с вином, жадно закусывая куском индейки. Явно был голоден с дороги. — Правду же говорят, что наша Деми тебя спасла от смерти, брат? И с чего она оказалась в лесу?

— Захотелось ей свободы, госпожа Тереза не отпустила домой… Ты же знаешь ее норов, брат, — голос графа казался спокойным.

— Красива она… во всех смыслах красива, — молвил Петер задумчиво, с нескрываемой печалью и вздохнул.

Банкет длился до самой ночи, но Эррол ушла спать пораньше, так как на следующий день была их с Этаном свадьба. Деми тоже ускользнула еще до полуночи, ссылаясь на желание выспаться. Ей не хотелось сегодня пересекаться с Петером, также было дикое желание укрыться от всех. Все время старалась даже не смотреть в сторону Эрика, будто его и нет. Ведь скоро так и будет… Он навсегда исчезнет из ее жизни.

Лоувед лежала на спине и глядела в потолок. Рана успела затянуться, теперь эта поза казалась сущим благом. Спина уже и не болела, но душа ныла. По щекам катились слезинки, ведь говорят, что плакать иногда полезно, на сердце легче становится.

+++

Эррол была необычайно красива в атласном платье цвета бирюзы с позолоченной отделкой. В ее пышные кудри были вплетены зеленые и белые ленты, прическа искусно украшена цветами. Голубые глаза буквально сияли от счастья, будто само солнце в них отражалось а на округлых щечках игриво красовались ямочки.

Этан был намного старше ее, но пара выглядела весьма гармонично. Эррол не сводила взора со своего возлюбленного, любуясь. Да и не удивительно, закоренелый и суровый воин был сегодня неотразим в ярко-синей нарядной рубахе, волнистые каштановые волосы ниспадали до плеч. Он так смотрел на свою невесту, будто нашел настоящее сокровище. Эррол же подле него казалась совсем юной, хрупкой и нежной, как цветок.

С самого утра прибыли в замок родственники невесты, по традиции пытались ее умыкнуть и спрятать, чтоб потом получить выкуп. Но так как друзья жениха бывалые воины, то связываться с ними в любом случае себе дороже. Похищенную Эррол хотели спрятать в роще возле крепости, но погоня оказалась проворнее. Беглецов окружили со всех сторон, завязалась шуточная потасовка между мужчинами, как и было принято на свадьбах. Растерянную невесту из этой суматохи выхватили сильные руки Этана. Он усадил девушку на коня перед собой, крепко прижимая к широкой груди. Эррол буквально бросило в жар от такого тесного контакта. Влюбленные сразу же направились в замок, к местной церквушке.

В итоге Этан дал щедрый выкуп и все остались довольны.

Обряд венчания совершили в крепости Грандвелл, священник традиционно повязал ленту, соединяя запястья возлюбленных между собой. Теперь они муж и жена перед лицом Господа.

Присутствующих и желающих поздравить молодожен было, довольно-таки, много. И прибывшие родственники, также ученики Этана, которых тот тренировал. Он ведь был далеко не последним человеком в графстве, достаточно прославленным и бывалым воином.

Подружек невесты также оказалось немало, незамужние девицы-воспитанницы школы хихикали и перешептывались между собой, явно обсуждая всех и вся. По традиции друзья жениха бросали в девичью толпу деревянный башмак. Считалось, что та, которая поймает, выйдет замуж следующая.

Летящий башмак словила неожиданно Деми, растерянно его разглядывая.

— Это еще что такое? Лоувед? У тебя ведь нет жениха! — крикнула Катрин, наигранно возмущаясь. — Не уж-то раньше всех нас выйдешь замуж?

— Это какое-то недоразумение, — пробормотала Лоувед и швырнула несчастный башмак назад в толпу друзей жениха, который угодил в голову Дейну.

— Кто? — рявкнул тот раздраженно, озираясь по сторонам и потирая ушибленное место.

У Деми, естественно, это вышло ненароком. Девушка поспешила запрятаться в толпе.

— Да мало тебя приложило! Я бы еще добавила! — раздался знакомый злорадный голос Линн, которая как раз приблизилась с в окружении деревенских ребят.

— Ты! До тебя еще доберусь! — рявкнул Дейн угрожающе.

Эта ситуация явно позабавила окружающих, которые хохотали и шутили.

— И не жаль тебе парнишку? — Деми обернулась, узрев Петера, который подошел незаметно. — Как ты? — Улыбнулся, а в глазах печаль.

— Хорошо, как видишь, жива и здорова, — она вздохнула, поправив прядь своих волос. — Надеюсь, ты счастлив, Петер…

Парень лишь промолчал, на миг опустив взор. Ему было явно неловко из-за сложившейся ситуации. Ведь объяснился в чувствах с Деми, а женится на Этель…

— Есть долг, который я выполняю, — молвил отрешенно.

— Мы делаем так, как велит нам сердце. Но нередко по его же велению и ошибаемся, — грустно сказала Лоувед. — Будь счастлив, Петер.

Она развернулась и ушла поздравить Эррол. Парень лишь вздохнул, глядя девушке вслед.

Господин Лингстон, отец невесты, буквально сиял от счастья. Когда Этан попросил его благословения на брак, тот сразу же дал согласие. Лучшей партии для дочери и не сыскать — приближенный к графу, хороший и опытный воин. Грандвелл выделил молодоженам отдельные покои в замке, а в будущем пара поселится в собственном поместье, которое Этан уже начал обустраивать.

Перед вечерним банкетом была объявлена охота, которая служила азартным развлечением и способом пополнить столы свежей дичью. Лоувед не участвовала, сразу же отказавшись. Она не любила убивать животных, лишь в случае крайней необходимости, как в лесу. Вдруг вспомнила, как стреляла в людей… Хотя и враги, но все же… Перед глазами возникли эпизоды той кровавой бойни, смерть Раймонда…

Поздравив подругу, Деми удалилась в свои покои. Надо побыть одной. Принялась складывать свои вещи в сундук, ведь собиралась домой. С Деном уже договорилась о том, что будет его лучницей, тот не возражал.

После вечернего банкета захмелевшие и веселые гости провожали молодожен в их покои, освещая путь факелами, такова традиция. Эррол, ступая шаг за шагом, начала осознавать, что сильно нервничает. Руки подрагивали, а ноги становились ватными. Ее первая ночь с мужчиной…

Едва зашли в покои, за спиной лязгнул засов, закрывая массивную дверь и оставляя прежнюю жизнь позади. Эррол стояла в нескольких шагах от мужа, глядя на него испуганными глазами. Взгляд Этана был пристальным и изучающим, в нем читалось дикое желание и решимость. Он стянул с себя рубаху и сделал шаг к невесте. Эррол в ужасе отпрянула назад, дрожа, как осиновый лист.

— Только не говори, что ты боишься, моя девочка, — произнес тихо и хрипло. — Подойди ко мне.

— Я… я не боюсь, — произнесла дрожащим голосом и робко подошла. Этан аккуратно развязал шнуровку ее корсета, так нежно и деликатно, будто боялся напугать. Так же неторопливо снял свадебный наряд, оставляя Эррол в одной нижней сорочке. Мужчина не делал резких движений и не проявлял грубости, действуя осторожно. Затем взял девушку за руку, усадив на ложе. Сам присел на ковер у ее ног, глядя в глаза.

— Я ничего такого не сделаю, что тебе бы не понравилось, — молвил своим бархатным голосом, взяв в свои огромные ладони ее тонкие ступни и начал нежно массировать и поглаживать. Эррол немного расслабилась, продолжая завороженно смотреть на мужчину. В освещении пламени камина он казался ей безумно красивым. Этан поднес одну ступню к своим губам, едва коснувшись кожи, поцеловал. Девушка вздрогнула, но уже не от страха. Подобной ласки удостоились ее коленки, руки мужчины скользнули вверх по бедрам. Эррол плавилась от этих прикосновений, как восковая свеча. А далее исчез ее нелепый страх, сменившись диким предвкушением. Это уже был не тот мужчина, который казался таким суровым и сдержанным, а совсем иной… На Эррол будто обрушивались потоки горячей лавы, в которой тонула всю ночь, отдавая себя до последней капли.

Глава 41

Деми проснулась на рассвете, с восходом солнца. Она испытывала непреодолимое желание искупаться в озере. Окунуться в прохладную воду, смывая тяжесть мыслей и переживаний. Облачившись в обыденное коричневое платье, спустилась во двор к конюшням. Конюх помог снарядить Лучика, закрепив седло.

Солнце уже взошло, озаряя великолепие зеленой долины. В деревенских кузнях и пекарнях работа кипела вовсю. До утренней трапезы еще было много времени, а если и пропустит, то не страшно. Деми не была голодна, да и Джилл всегда может что-то прихватить с кухни, если ее хорошенько попросить.

С берега озера доносились чьи-то оживленные голоса и плескание воды. Лоувед спешилась, привязав коня к раскидистому дубу.

— Деми! Вот так да! С самого утра! Присоединяйся! — над берегом прозвучал оживленный и радостный голос Линн. Она как раз вышла на берег из воды, присоединившись к компании деревенских девиц, которые разместились возле озера на бревнах.

— Рада встрече! — девушки обнялись, Деми начала поспешно раздеваться. Оставшись в нижнем платье-сорочке, медленно зашла в озеро, привыкая к прохладной воде. Зачерпнула ладонями, умывая лицо. Зайдя уже по пояс, резко окунулась и поплыла.

Этим же утром граф Эрик тренировался на поле с Джоном на мечах.

— Надобно бы искупаться, — Грандвелл отдал напарнику свое оружие.

— Отнесу на место, — молвил Джон, направившись к ближайшей кузне, где же было и помещение для хранения снаряжений для тренировок.

Эрик пробирался сквозь зелень рощи по направлению к берегу озера, когда вдруг услышал девичьи голоса и смех. Остановился, притаившись за деревьями и наблюдая, как искупавшаяся Лоувед восседала на огромном валуне возле воды и что-то оживленно рассказывала, размахивая и жестикулируя руками. Затем она поднялась на ноги, пытаясь что-то изобразить и не удержавшись, рухнула в воду с визгом. Над берегом звучал звонкий девичий хохот.

— Вот только же обсохла и на тебе! — сердито воскликнула Деми. Затем вышла на берег и стремительно сняла с себя промокшее платье-сорочку, в которой купалась, оставшись полностью нагая.

Эрик резко отвернулся, сжав руки в кулаки, ощутив дикую волну возбуждения.

— Чертова ведьма, — выругался себе под нос. Затем развернулся и направился прочь, позабыв о желании купаться. Перед глазами была яркая картинка ее наготы, затем всплыло воспоминание той ночи…

— Граф, Вы еще не искупались? — голос Джона вывел из липких мыслей. Он как раз уже возвращался и шел навстречу.

— Пойдем к тому берегу, где обрыв! — рявкнул Эрик. — Там глубже и вода получше!

+++

Время близилось к полудню, когда Деми рассматривала свой новый наряд, который подарила ей Катрин. Яркое оранжевое платье с необычайно расклешенными книзу рукавами и черно-золотистой отделкой-каймой. К нему был подобран изящный пояс из тонких металлических пластинок, инкрустированных рубинами. Этот наряд необычайно шел девушке, а с прической решила особо не мудрить. Распустила свои длинные локоны, подобрав по бокам.

— Тебе очень идет оранжевый, Деми, — вынесла свой вердикт Катрин, когда девушки шли к по коридору замка, направляясь в банкетный зал для гостей.

Лоувед не хотела туда идти, взять бы да сбежать прочь… Сегодня Грандвелл представит свою будущую супругу. Но вопреки всему, Деми улыбалась фальшивой улыбкой. Никто даже подозревать ничего не должен о той буре, которая царила в ее душе.

Зал уже наполнился гостями, которые друг друга приветствовали, обсуждая прошедшие события. Конунг Ульвар вовсю пировал в окружении своих воинов, не особо обременяя себя приличиями. Братья Грандвелл также уже были на месте, о чем-то увлеченно общаясь с ярлами. Возле Эрика пустовало резное высокое кресло, видно, предназначавшееся для невесты. Гости собирались в торжественном и предвкушающем ожидании, кто же она? Так не терпелось взглянуть на будущую хозяйку графства! И толком никто не знал ее имени, лишь слухи…

— Это мерсийка! Точно говорю! — доказывал кто-то из гостей.

— Поговаривают, сама Милберга Сильд, девица неописуемой красы… — тихо шептала госпожа Тереза, которая пыталась вести себя сдержанно, как обычно. Но и ее трясло от любопытства. — При дворе поговаривают, а до меня свежие слухи дошли…

Еще много было высказано предположений на эту тему. Деми хотелось заткнуть уши и попросту не слушать это все. Но скоро вечер закончится, надобно потерпеть еще немного. Все вещи ведь уже собраны, завтра утром с родными отправится домой.

Когда собрались все основные гости, Эрик демонстративно встал из своего массивного кресла-трона, спускаясь вниз с возвышения, на котором стоял его стол. Оказавшись в центре всеобщего внимания, поднял правую руку вверх, взывая о тишине. Разговоры вмиг стихли. Деми же невольно им залюбовалась… Темно-синяя туника с большим нагрудным разрезом, края которого отделаны золотистой каймой. Поверх широкий кожаный пояс с массивной пряжкой, инкрустированной драгоценными камнями. Длинные густые волосы зачесаны назад, ниспадая ниже лопаток. Аккуратная черная щетина, черты лица казались резкими, суровыми, но одновременно притягательными. И эти глаза… Граф даже не смотрел в сторону Лоувед. Горько и больно осознавать, что она для него никто.

— Сегодня я представлю вам свою невесту. Эта женщина подарит моему графству наследников, она же будет вашей хозяйкой и графиней. С ней я намерен быть до конца дней своих, — Эрик чеканил каждое слово, этот низкий голос будто гвозди забивал в сердце Деми. Она опустила голову, титаническим усилием сдерживая слезы. Еще немного, и просто выбежит из зала… А граф продолжал свою речь.

— Эта весьма храбрая особа спасла мою жизнь, закрыв собой от смерти, не задумываясь. Я же не намерен ее отпускать никогда. Подойди ко мне, Демитри Лоувед.

Наверное, если бы в зале грянул гром или к присутствующим спустился сам Господь с небес, то потрясения было бы гораздо меньше… Отовсюду раздавался гул и ропот от воплей удивления, никто явно не ожидал такого поворота событий.

Деми вздрогнула, не веря в услышанное. Руки занемели, а сердце колотилось так бешено, казалось, что вот-вот выпрыгнет в зал на всеобщее обозрение. Девушка встала из-за стола, медленно прошла мимо оцепеневших родственников, направляясь к графу. Он смотрел пристально, явно забавляясь ее реакцией. Деми же даже не подняла головы, глядя себе под ноги. Эрик взял ее за руку и это прикосновения не было нежным. Буквально сжал хрупкое запястье в стальном капкане и повел ошарашенную девушку к своему столу, усаживая на соседнее с ним место. Деми машинально подчинялась, еще не осознавая до конца происходящее. Дар речи будто отняло, казалось, даже не моргала, округлив свои темные глаза.

Реакция присутствующих была разной. Кто-то благоговейно охал, гул удивленных голосов не стихал. Во взглядах читалось удивление, зависть, недовольство… Но решение графа, как всегда, оспорить никто бы не осмелился.

Постепенно состояние всеобщего оцепенения покидало присутствующих, люди продолжали пить и есть под звуки лютни приглашенного бродячего музыканта и песни менестрелей.

Ошарашенная до сих пор Лоувед сидела и не шевелилась, будто статуя, уставившись стеклянным взглядом в свою пустую тарелку.

— Почему ты ничего не ешь? — ехидно спросил Эрик.

— Не хочется… Аппетит пропал, — тихо ответила, не осмеливаясь на него взглянуть.

Эрик сразу же положил в ее посудину кусок индейки и пшеничную лепешку, затем сам наполнил оба кубка красным вином.

— Ты после ранения еще совсем бледная и исхудала, надобно лучше питаться. Силы тебе понадобятся, — молвил вкрадчиво граф, затем склонился к ее уху и продолжил чуть тише. — Наследникам Грандвелл нужна здоровая мать. И для зачатия тех самых наследников нужно много сил…

— Прекратите, — Лоувед вздрогнула, а щеки залились пунцовым румянцем. От таких слов будто в жар бросило.

— А я еще и не начинал, так что рано краснеть, Лоувед, — хриплый голос с издевкой звучал у самого ее уха, а по спине будто рой мурашек пробежал.

Девушка резко отхлебнула вина, поперхнувшись. Затем схватила руками кусок мяса, принявшись нервно закусывать. На него так и не взглянула.

— Почему Вы не сказали мне раньше? — спросила дрожащим голосом, испытывая при этом смешанные чувства… шок, дикая радость, обида за то, что заставил помучаться.

— Считай это моей местью за твой побег в лес, — молвил граф уже более холодно. — Этот разговор мы еще продолжим, — прозвучало, как угроза. Затем Эрик отстранился от Деми и как ни в чем не бывало, продолжил трапезу и беседу с сидящим рядом Петером на отстраненные темы. Младший Грандвелл даже и не взглянул в ее сторону, он выглядел подавленным и растерянным.

Спустя какое-то время, когда Лоувед немного пришла в себя и поднялась, чтоб пообщаться с остальными, на нее уже обрушивался шквал поздравлений. Во многих чувствовалась фальшь, но Деми это не волновало.

— Это же надо! Как же так вышло? — недоумевала Катрин. — Ты и мой кузен? Ха! Теперь мы с тобой будущие родственники! — тон Мидлтон был насмешливый, но без злобы. — Эрик всегда умел удивить… Ведь самое главное, что не змеюка Рендл, а все остальное мы как-то переживем… Но свадебное платье будут шить под моим надзором! Тут уж от меня ты не отделаешься!

— Ну без тебя же никак! — Деми нервно улыбнулась ей и стоящим радом девицам, которые лишь картинно охали и ахали возле Лоувед, не прекращая поздравлять и мучать расспросами.

— Эх, сестра, умеешь же ты тайны хранить, да пуще меня! — глаза Мари восторженно блестели. — Я рада за тебя! Моя будущая графиня!

Петер же не подходил к ней, лишь бросал взгляды на расстоянии. Затем и вовсе удалился в свои покои, на заре ему предстояло отбыть в путь, в Уинчестер.

До глубокой ночи Деми была с гостями, многие из них оказались весьма расположены к ней. То ли поддаваясь обаянию девушки, то ли захмелевшие от вина. Затем Лоувед опять присоединилась к Эрику за столом. Граф о чем-то громко общался с конунгом, голос которого был подобен реву.

— Хороша будет для тебя женушка! А вот моя тростиночка недавно хотела мне нож всадить, думала, что сплю. Так я ее потом так наказал, что чуть ложе не сломал! — Ульвар громко захохотал вместе со своими ярлами. — Потом сказал, что ежели еще подобное выкинет, так отдам ее на потеху своим воинам. А те не прочь будут!

Деми залилась пунцовой краской от стыда, слушая такой откровенны рассказ. Да, Малинда свое получила по заслугам.

— Нам бы уже пора и отдохнуть, — молвил вкрадчиво Эрик, глядя на Лоувед в упор. — Тебе нельзя переутомляться, разве что лишь только в одном случае…

— Я тогда попрощаюсь со всеми и удалюсь в свои покои! — выпалила поспешно Деми.

— Удалимся вместе, рука об руку, в МОИ покои! — граф явно издевался, забавляясь реакцией смущенной Лоувед.

— Ваша Светлость, Вы безбожник! — воскликнула Деми возмущенно. Ульвар расхохотался, звякнув об стол пустым кубком, а граф лишь коварно ухмыльнулся.

— Кстати, так многие считают, Лоувед. Святым я уж точно никогда не был.

Попрощавшись с уже изрядно хмельными гостями, пара удалялась в сторону верхних этажей основной башни, где находились графские покои. Эрик держал запястье девушки, будто в стальном капкане своей ладони.

— У меня синяки на руке останутся, — прошипела Деми, явно злясь. Грандвелл молчал, но хватку не ослабил, пока не дошли до его комнаты. Слегка подтолкнул вперед в приоткрытые двери, войдя следом. Едва лязгнул массивный засов, запирая их изнутри, Деми одним рывком оказалась вжата в стену спиной сильными ручищами графа, а в глазах будто смола кипела.

— Так вот теперь мне скажи, зачем ты сбежала в этот треклятый лес? — прорычал граф. — Ты же мне всю душу с мясом вырвала, Лоувед! Я чуть не обезумел, когда тебя искали… когда тебя чуть не потерял! — и такая дикая ярость бушевала в его глазах, будто сейчас на куски разорвет.

— А что мне было делать после той ночи? Не хотела быть опозоренной, ведь я же не знала на счет предательства Малинды, — Деми почти шептала, но смотрела Эрику прямо в глаза. — И что бы со мной стало потом?

— А дождаться и просто поговорить, как взрослые люди? — таким тоном впору было пленных пытать, а не с невестой разговаривать. — Просто подождать меня тем утром… Не убегать! Какой же ты еще ребенок, Лоувед…

— Так чего тогда решили на ребенке женится? — обиженно спросила Деми, уже явно злясь. — А видеть подле Вас постоянно другую женщину…

Она не договорила, Эрик накрыл уста горячим поцелуем, таким жадным и неистовым. Затем отстранился, глядя в глаза. Деми тяжело дышала, а пальчики автоматически потянулись к разрезу его рубахи, едва дотрагиваясь до горячего тела.

— Что ты творишь со мной, Лоувед? — прохрипел. Рывок, и усадил ее на стол, расположившись между бедер девушки. Рядом как раз находился серебряный поднос с мясными закусками и соус в маленькой посудине. Также кувшин с красным вином и два кубка.

— Ты сегодня плохо поела, решил тебя еще покормить, — оторвал кусок индейки, мокнув в соус и поднес к губам Деми. Она же молча откусила, глядя ему в глаза. — Теперь меня покорми, я тоже уже голоден, — молвил хрипло. Девушка последовала его примеру. И едва поднесла мясо к губам Эрика, как тот перехватил ее запястье, буквально вырвав еду зубами, слизывая соус с тонких пальчиков. Эта ласка казалась такой порочной, что Деми вздрагивала в сладком предвкушении, ее взор казался затуманенным. Граф потянул за шнуровку корсета, оголяя белые плечики девушки, на которые тут же обрушился шквал горячих и жадных поцелуев, оставляя отметины на коже.

— Да, я голоден… дико голоден, Деми! И речь не о еде… — прохрипел ей на ухо, запуская пальцы в волосы Лоувед. Спустя несколько мгновений они лежали уже на кровати, растворяясь в этой ночи и друг в друге.

— Ваша Светлость, может немного поспим? — спросила Деми уставшим голосом, когда уже приближался рассвет. Ему явно было мало…

— Сделаю скидку на слабость после твоего ранения, — ответил и ухмыльнулся, прижимая ее спиной к своему горячему телу, лежа на боку.

— Ну у Вас и аппетиты, Ваша Светлость! — молвила удивленно, пытаясь освободить свои сжатые в железном захвате ручки.

— Вот в спальне называй меня по имени, оно так красиво звучит из твоих уст в порыве страсти, — ехидно прошептал ей на ухо. — А на счет моих аппетитов… Привыкнешь.

Деми возмущенно попыталась вырваться, но безрезультатно. Граф только сильнее прижал к себе драгоценную невесту, зарывшись лицом в ее темные, спутанные волосы.

— Так уж и быть, поспи немного, моя маленькая Деми, — тихо прошептал ей на ушко, едва коснувшись губами.

Глава 42

Наверное это утро было для Деми Лоувед одним из самых счастливых в жизни, не смотря на то, что проснулась довольно поздно. Ведь обычно она вставала с восходом солнца, но в данный момент комнату уже озарял дневной свет. Деми лежа разглядывала коллекцию оружия, которым буквально пестрили стены комнаты, в камине тлели угли. Запах догоревших восковых свечей в канделябрах еще витал в воздухе, будто дыхание нового дня и новой жизни для Лоувед. Ведь через две недели она будет графиней Грандвелл.

— Проснулась? — голос Эрика выдернул из мыслей, Деми же чуть приподнявшись, взглянула в его глаза и улыбнулась. Граф тут же уложил ее себе на грудь, поглаживая изящную гладкую спинку. Его пальцы вдруг замерли, когда нащупал рубец от затянувшейся раны.

— Разглядываю Ваше логово, — хмыкнула девушка. — Так это же я стану графиней! Вот никогда не думала…

— Естественно. И мне нужно представить тебя ко двору, Его Величеству…

— Нет! Только не это! — воскликнула в ужасе, моментально приподнялась. Глаза Лоувед округлились, как серебряные пенни. Графа это лишь умиляло, Эрик любил в этой девушке все, даже в гневе казалась прекрасной, как и тогда в лесу среди разбойников, грязная и взъерошенная, но самая желанная на свете. Его маленькая Деми.

— Придется, моя девочка, — ухмыльнулся издевательски. — Советую не пренебрегать занятиями у госпожи Терезы. Есть еще неделя…

— О, мое утро испорчено! — картинно застонала. — Это жестоко, Ваша Светлость! Лучше уж к разбойникам в лес!

— Там ты уже побывала. Предупреждаю, что тебя ждет много работы, Деми. Мой писарь Ролан и Эрмин введут тебя постепенно в курс дел графства. Будешь помогать им с бумагами.

— Как раз это меня пугает меньше, нежели госпожа Тереза! — воскликнула взволнованно Лоувед. — Она с меня душу вытрясет!

— Ты ее слушайся, и не перечь ей! Госпожа Тереза этого не любит, выкажи хотя бы должное уважение к этой женщине, — Эрик лишь улыбнулся, прижимая Деми к своей груди. Его сильные руки поглаживали бедра девушки, плавно скользили вверх по спине, зарываясь в спутанные густые волосы, а в темных безднах глаз уже плескалась лава. — Смотрю, ты хорошенько выспалась, моя девочка. И я опять голоден…

+++

Петер Грандвелл отбыл на рассвете в Уинчестер, даже не попрощавшись с братом. Они беседовали еще вчера в холодной и сдержанной манере.

— Она ведь тебе изначально понравилась, брат, — молвил Петер с горечью. — И потому ты так быстро отправил меня ко двору!

— Ты дал обещания Этель. А Лоувед моя, наверное, еще с того момента, когда увидел ее в поместье Приграничья, хотя тогда еще не осознавал это. Да, я ее выбрал. — голос Эрика казался стальным и отстраненным. — И она выбрала меня.

Когда Петер удалился в свои покои, граф проводил того взглядом, вспоминая разговор с королем при дворе.

— Милберга Сильд будет тебе достойной женой, Эрик, — вещал Его Величество.

— У меня уже есть невеста, Демитри Лоувед из моего графства, из дворянского рода.

— Как же так? — король удивленно приподнял брови. — Всего-навсего дворянка? Совсем не выгодная для тебя партия! Ну пусть бы была фавориткой, раз так тебе мила…

— Я сделал свой выбор, Ваше Величество, и хочу видеть эту женщину матерью своих детей и хозяйкой графства. Она спасла мою жизнь и будет верной и любящей. А на титулы мне плевать, особенно после предательства, — Эрик говорил спокойно, но весьма уверенно.

— Что ж, верность и преданность в людях я ценю. Ты гораздо упрямее своего отца, так уж и быть… Представь перед свадьбой невесту ко двору, любопытно взглянуть на ту, которая завладела твоим сердцем, — король Альфред на миг о чем-то задумался, поглаживая свою бороду.

— Представлю, Ваше Величество.

Затем они еще какое-то время беседовали о государственных делах, оговаривая вопросы торговли и виноделия, которое в Грандвелл процветало весьма успешно. Местные монахи были при работе, хлопотали о виноградниках и винном производстве, напиток же успешно импортировался в разные уголки королевства. Эрик платил существенную сумму подати в королевскую казну от продаж.

+++

Ульвар со своими воинами покинул Грандвелл после полудня, плотно отобедав обильными мясными закусками и красным вином, которое уже полюбил всей душой. Охотно принял в дар от Эрика еще несколько бочонков этого напитка, не ленясь тащить их с собой в Рендлшир. Через два дня Ульвар собирался сочетаться узами брака с Малиндой, вино как раз пригодится. Граф пообещал присутствовать на свадьбе, хотя не было особого желания лицезреть графиню Рендл.

— Стоит ли мне с Вами ехать? — спросила Деми у Эрика, который вошел в зал-канцелярию. Лоувед как раз возилась с пергаментами, сидя за его рабочим массивным столом, внимательно изучая записи и отчеты. Он лишь положил на хрупкие плечи свои широкие ладони, поглаживая нежную шею.

— Я настаиваю на этом. Ты моя невеста и будешь везде меня сопровождать, окромя военных походов, — молвил приказным тоном.

— Могу и в военных походах сопровождать, — шепнула Деми, подняв голову.

— Война для мужчин, — сказал, как отрезал. — Хотя сестра Ульвара так не считает. Кстати, познакомишься с ней в Рендлшире.

+++

Конунг Ульвар восседал на своем массивном дубовом троне, который еще совсем недавно принадлежал уже покойному врагу Кристиану. Этим же демонстрировал, что он единоличный хозяин и управленец графства Рендлшир. По правую сторону сидела его невеста, Малинда, надо бы отдать ей должное, держалась с достоинством. А по левую — его родная сестра Гудрун, которая разглядывала присутствующих гостей с видом хозяйки замка. Ее зеленые глаза сверкали, как молнии, пристально изучая всех и вся.

Гудрун организовала свадьбу Ульвара, отдавая приказы направо и налево. Этой властной женщине подчинялись все, даже ярлы. При таком характере ей бы командовать армией королевства, но стоило лишь появиться Нилу Гарраду где-то рядом, как вся воинственность куда-то рассеивалась, щечки краснели, а взгляд смягчался.

После церемонии бракосочетания в местном монастыре графства Рендлшир сразу же следовал банкет. За столом Ульвара, кроме новоиспеченной супруги и сестры также находились преданные ярлы, Эрик с Деми и Нил.

— Свадьбу продолжу гулять в Данелаге, надобно бы явиться к королю Гутруму с, представить ему свою супругу. Тут уж по-скромному сейчас, — вещал Ульвар непринужденно, хотя гостей было достаточно.

Малинда сидела тихо, бледная, как привидение. Все торжество молчала с угрюмым лицом, будто на похоронах. Одета в роскошное кремовое платье из атласа с изобилием драгоценных камней. Сапфировый взгляд казался пустым, будто все происходящее не имело никакого смысла для нее.

Гудрун ее сразу невзлюбила, стараясь как можно реже пересекаться с графиней. То и дело жаловалась братцу, что Малинда ужасная хозяйка, неженка и белоручка, как и все знатные саксонки. Пусть же хоть наследника родит, а то какой от нее прок?

А вот к Деми Лоувед пристально присматривалась, как бы искала всевозможные недостатки.

— Ты не похожа на этих манерных саксонок, — высказала что-то на подобии комплимента. — Надеюсь, с тобой подружимся. Покажешь свою стрельбу из лука, говорят, ты хороша в этом. Я вот люблю бои на мечах, Нил меня тренирует…

Гудрун деловито отпила из кубка вино, закусывая куском баранины, слизывая густой соус со своих пальцев. — У нас с Нилом скоро свадьба, решили не затягивать.

— Не могла же выбрать себе кого-то из моих ярлов? — рявкнул Ульвар, сидящий рядом. — Так нет же! Этого хлипкого сакса! — присутствие Гаррада абсолютно не смущало конунга.

— Я-то хлипкий? Можем повторить поединок, Ульвар! — возмутился Нил.

— Повторим! Я не прочь! — рыкнул викинг в ответ.

— Прекратите уже, уймитесь! — Гудрун яростно сверкнула зелеными глазищами. — Не вздумайте еще друг друга разукрасить перед нашей свадьбой! Обоим головы оторву!

Хмельные гости веселились во всю, смеялись и танцевали. Мрачной была лишь Малинда, погруженная в свои мысли. Ведь могла же быть графиней Грандвелл, теперь на ее месте та дрянная Лоувед. Да и Ульвар совсем замучил, просто приходит в любое время дня и ночи, берет свое. И неважно где, в коридоре замка, в покоях или среди рощи во дворе…

Банкет продолжался почти до рассвета, Эрик и Деми удалились в выделенные им покои. Некоторые неугомонные гости так и заснули за столом в хмельном угаре, громко храпя. Одиозный и уже весьма нетрезвый жених Ульвар потащил свою супругу в спальню, будто унося свой трофей.

Утром прибывшие гости покидали Рендлшир, гостеприимный конунг всех провожал, как уже полноправный хозяин этого графства. Ульвар пребывал в счастливой эйфории, несмотря даже на смену веры и жену, которая его ненавидит. Хотя на ложе хороша и отзывчива, да и телом красива. Поглаживал свою рыжую бороду, провожая взглядом удаляющуюся чету Эрика и Деми в сопровождении нескольких воинов. А красивая же пара… Затем вернулся в банкетный зал продолжить празднество и опохмелиться после вчерашнего.

— Этот язычник всю округу в пьянство обратит, — ворчала одна из престарелых монахинь графства, наблюдая за отбывающими гостями.

— Этот самый язычник, как Вы изволили выразиться, два дня назад щедро отсыпал серебряных пенни на строительство нового крыла вашего монастыря, хотя покойный Кристиан и слышать не желал об этом! Да и жить при Ульваре стало намного лучше, — ответил мужчина, который являлся местным казначеем.

Глава 43

Прекрасный и солнечный Уинчестер утопал в зелени и цветах, в летнюю пору казался особенно красивым. И погода выдалась ясной, полуденное солнце изрядно припекало.

Эрик и Деми въезжали в откинутые через ров ворота королевской крепости в сопровождении Джона и Этана.

— Какая же красота! — благоговейно молвила Лоувед, озираясь по сторонам. Она тут оказалась впервые, ведь далее графства Грандвелл и Рендлшир никуда не выезжала.

Для Эрика было связано много воспоминаний молодости с Уинчестером и королевским замком. Рыцарские поединки и состязания, назойливые прекрасные поклонницы, которые иногда сами наведывались ночью в опочивальню графа при дворе… Каким же он тогда был эксцентричным и надменным, казалось, что весь мир лежит у ног. Сейчас Эрик это ясно осознавал, ведь стал гораздо старше и мудрее. И рядом она, его душа, маленькая Деми.

Прибывших встретили слуги, проводив гостей отдохнуть с дороги. Будущих супругов поселили в покои, состоящие из двух смежных комнат с отдельными ложами, так как они еще не сочетались узами брака.

— У нас отдельные кровати, как положено, — пробормотала Деми, немного смутившись.

— Даже не мечтай, моя девочка. Спать будем тут, — граф указал на свое ложе под уютным красным балдахином, устланное пуховым нежным покрывалом.

Девушка зарделась стыдливым румянцем и отвернулась. Слуги как раз принесли небольшой сундук с их одеждой, который привезли с собой.

— Я одолжила у Катрин то красное платье… — молвила Лоувед.

— То, в котором я тебя впервые поцеловал? Да, ты в нем красива! Портные уже сняли твои мерки, у будущей графини должен быть соответствующий гардероб, — рассуждал Эрик. — Желательно, чтоб удобно снимались, я так и велел портным, — ехидно добавил.

— Эрик! — воскликнула возмущенно, а щеки зарделись.

Он лишь рассмеялся, чувствуя себя счастливым по-настоящему.

+++

Вечером при дворе состоялся ужин, где собрались представители знати Уэссекса. Также прибыли и гости из соседней Мерсии, среди них была та самая Милберга Сильд, которую сватали Эрику. Да, она была действительно прекрасна! Густые золотисто-русые кудри струились по плечам, фарфорово-белая кожа. Выразительные серо-зеленые глаза с каймой темных длинных ресниц и пухлые коралловые уста на утонченном личике притягивали всеобщие взгляды, как вожделенных мужских, так и завистливых женских. Казалось, она не шла, а плыла подобно лебедке. Граф Эрик окинул Милбергу любопытным взглядом, девица явно красива, тут слухи не солгали… От Деми это не укрылось, ощутила укол ревности. А ведь красивая девица могла быть женой графу, может сейчас он пожалел, что выбрал не ее?

— Милберга Сильд, — представилась, склонив голову и мило улыбнулась Эрику.

— Эрик Грандвелл. Также моя невеста Демитри Лоувед, — сдержанно молвил граф.

Девица даже не взглянула в сторону Деми, будто той и не было, что сильно задело Лоувед. Но она пыталась демонстрировать хорошие манеры, будучи сдержанной, как учила госпожа Тереза, мучая беднягу целую неделю.

— Не пожалели, что выбрали меня, а не ее? — спросила вдруг у Эрика, когда чуть отошли от остальных. В голоси сквозила злость.

— Маленькая Деми ревнует? Это похвально! — ответил ехидно граф. — Вот только зря. Помню, что тоже злился, когда вы мило ворковали с Петером…

— Перестаньте, Ваша Светлость! — демонстративно надула губы и отвернулась, а граф лишь сильнее сжал ее запястье, поглаживая ладошку своим большим пальцем.

— Что-то я проголодался с дороги, — вкрадчиво молвил он.

— Так уж приглашают за столы места занять, сейчас и отужинаем, я сама голодна…

— А я не про еду, хотя подкрепиться бы не помешало перед совместным сном, — ехидно молвил Грандвелл, сопроводил свою невесту в трапезную залу, занимая весьма почетные места, неподалеку от Его Величества, который должен был явиться с минуты на минуту.

— Я буду спать в своей кровати! — прошипела Деми, заливаясь румянцем и присаживаясь за стол.

— Его Величество, король Альфред Великий, король англов и саксов! — прозвучал зычный голос в зале, эхом отражаясь от каменных стен.

Деми, наконец-то, увидела воочию того, о котором столько рассказывал наставник Лиггс на уроках. Да, от него так и веет аурой властности и величия, надменный и суровый взгляд излучал также и мудрость. Настоящий правитель.

Также представили и королеву Эльсвиту, которая была родом из Мерсии. Деми она показалась красивой и изящной, с рыже-золотыми кудрями и глубоким взглядом серых глаз. У венценосной четы было пятеро детей, два сына и три дочери. Самый старший, Эдуард, являлся будущим наследником престола.

Банкет был по истине королевский, столы ломились от разнообразных яств и напитков. Лоувед уже забыла про манеры, захотелось все перепробовать, да и чувство голода усилилось от множества пряных запахов еды.

— Пресвятая Дева, как же все это вкусно! Еще рыбу хочу, вон ту сельдь! И хлебец вон тот! А луковый суп просто великолепный! — восторгалась Деми, жадно поедая кусок индейки в винном соусе.

По соседству сидели Джон и Этан, верные и неизменные соратники и друзья графа, которые везде сопровождали его.

— За Его Величество, короля Альфреда! — прозвучал призыв наполнить кубки вином.

Деми немного пригубила напиток, отставив в сторону. Ей не хотелось сейчас пить, а вот аппетит был поистине зверский. Девушка поглотила кусок сельди, заедая помидором. Затем накинулась на брынзу с пшеничными лепешками. Этан поднял голову, искоса поглядывая на Лоувед. Хмыкнул и о чем-то задумался.

Король Альфред пристально и критически разглядывал будущую невесту Грандвелла, когда ее представили ему лично. Да, что-то в этой девице определенно есть, твердый характер и стержень. Вот и Эрика это привлекло…

К банкету присоединились Петер и Этель, которые вошли вместе, рука об руку. Они же восседали неподалеку от Грандвелла, имея возможность общаться и друг друга лицезреть.

— Как дела в графстве, брат? — Петер был вежлив и галантен. Юная же Этель казалась мудрой не по годам, что выражал ее глубокий взгляд. Девушка ведь знала, о ком так долго грезил младший Грандвелл, но и виду не подавала. Ведь со временем все проходит и становится на свои места. Деми же Этель показалась довольно приятной особой, без заносчивости, весьма образованной и утонченной.

— Готовимся к свадьбе. Неделю назад посетили Рендлшир, Ульвар женился на Малинде, — ответил Эрик ровным голосом. — Пожелал им счастья.

Еще некоторое время они непринужденно беседовали, обмениваясь новостями друг с другом. Ведь столько всего произошло за последнее время… Затем Этель и Петер откланялись, удаляясь ко сну.

— Будь счастлива, Деми, — молвил он, взглянув в ее глаза и тут же отвернулся. Кажется, эта произнесенная фраза далась тяжело Петеру, Этель же сделала вид, что не заметила оттенка горечи в голосе возлюбленного.

Граф Эрик же поднялся из-за стола, намереваясь проводить брата, видимо, хотел поговорить напоследок. Когда Петер и Этель удалились, графа задержал в беседе кто-то из присутствующих гостей, видимо, обсудить государственные вопросы. К ним как-то ненавязчиво присоединилась Милберга, не сводя с Эрика свой пристальный взор и мило ему улыбаясь.

— Слышала, что в Вашем графстве лучшие виноградники и божественное вино, — буквально пропела своим сладким голосом. — Хотелось бы навестить Грандвелл да взглянуть воочию.

— Я обязательно распоряжусь, чтоб вам прислали в дар несколько бочонков красного вина, уж попробуете, — ответил учтиво Эрик.

Деми со стороны созерцала эту беседу, как Милберга невзначай касается локтя графа своими изящными пальчиками и мило ему улыбается. Лоувед почувствовала приступ ярости, которая накатила, словно горячая волна, остервенело грызла пшеничную лепешку.

— Я сильно устала и хочу в опочивальню, — резко обратилась к сидящему неподалеку Джону.

— Служанка проводит в покои, — ответил тот, подзывая кивком молодую девушку из челяди.

Когда Деми очутилась в своей комнате, которая предназначалась именно для нее, едва сняв верхнее платье, сразу же рухнула на кровать, кутаясь в одеяло. Моментально провалилась в сон, уж сильно вымоталась за день. Ей снилось, что качается на волнах бескрайнего океана, ощущая внезапный прилив тепла, будто что-то окутывало в кокон.

Девушка открыла глаза, обнаружив себя лежащую рядом с Эриком на его ложе. Фыркнула и аккуратно отстранила ладонь графа со своей талии, намереваясь сползти и уйти к себе.

— Я не для того тебя перенес, чтоб ты убегала, — молвил тот хриплым сонным голосом, рывком прижал девушку к горячему телу, заключая в железное кольцо своих рук. Лоувед еще какое-то время возмущенно пыхтела, пытаясь освободиться, но безрезультатно. Эрик ее даже не слушал, прикрыл веки и дремал, не размыкая цепких объятий. И Деми, наконец-то, сдалась и провалилась вновь в сон.

Грандвелл проснулся на рассвете от какого-то шороха и сразу же узрел свою невесту, которая боком к нему сидела на краю кровати, жадно поедая закуски с серебряного подноса, расположенного на ее коленях.

— Ты решила опустошить все съестные запасы Уинчестера? — ухмыльнулся граф, явно любуясь Лоувед, которая казалась забавной с растрепанными волосами и сонными родными глазками, так умиленно причмокивала, жуя кусочек рыбы и облизывая свои драгоценные пальчики. В ней даже это казалось красивым, такая непосредственность наряду с ребячеством…

— Иди ко мне, моя девочка, — молвил хриплым голосом, его взгляд казался темнее бездны, в котором уже вовсю горело дикое желание. Деми резко отложила в сторону поднос и вскочила с кровати, потянувшись за кувшином с виноградным соком. Немного отпила из чаши и замерла…

— Ой, что-то голова закружилась, кажется, меня тошнит, — вдруг побледнела, почувствовал слабость во всем теле. Затем опрометью бросилась в соседнюю комнату, исторгая содержимое своего желудка в деревянный тазик, который лежал на полу.

— Что с тобой, моя маленькая? — Эрик мигом оказался подле нее. — Не уж-то отравилась? Приляг на кровать, я позову Этана, — граф явно был встревожен. Подхватил на руки обессиленную девушку, заботливо укладывая на свое ложе, укрывая одеялом.

— Теперь все будут говорить, что будущая графиня Грандвелл чревоугодница, — молвила тихо Лоувед и улыбнулась. — Ведь наверняка же я переела, тут все так вкусно…

— Подумают, что я морю тебя голодом, — молвил граф, поглаживая своими шершавыми пальцами ее скулы, тревожно вглядываясь в белое, как мел, лицо девушки.

— Что же у вас тут произошло? — Этан вошел в комнату, окинул озадаченным взглядом лежащую Деми и прищурился.

— Кажется, я отравилась, — еле слышно прошептала она. — Мне так дурно… И как на зло забыла взять с собой снадобья…

— Отравилась… — задумчиво протянул Этан, внимательно разглядывая девушку. — Хорошо, что у вас свадьба через неделю, иначе у всех бы возникли вопросы, почему же наследник Грандвелл явился раньше положенного срока, — вкрадчиво произнес лекарь, потирая свои виски.

— Ты хочешь сказать, что… — граф резко вскочил с кровати.

— Именно! Деми ожидает дитя, — пробормотал лекарь и вздохнул. — Господь вас благословил, хоть и до брака… — явно осекся, не намереваясь развивать эту тему.

Лоувед привстала, облокотившись на локти, буквально выпучив свои темные глаза от удивления.

— Моя маленькая… — прошептал Эрик, присев на корточки, обнимая ее за талию. Прислонился щекой к животу Деми, которая запустила свои тонкие пальчики в его густую копну волос.

— Пресвятая Дева… — прошептала восторженно, ощущая себя безмерно счастливой.

Глава 44

По настоятельной просьбе Деми провести церемонию венчания решили в Приграничном крае, в том самом храме Пресвятой Девы, который был возведен на месте сожженного дома Лоувед много лет назад, словно символ чего-то возродившегося, восставшего из пепла и победившего саму смерть, которую принес когда-то на эти земли род Мартен. Про Ральфа же люди поговаривали, будто он само воплощение дьявола, которое постоянно проявляется в том проклятом семействе. Но сам же Господь руками и намерениями Грандвеллов уничтожил это зло.

В поместье Лоувед царила суматоха, так как за день до венчания прибыли такие родные и важные гости в лице Деми, самого графа Эрика, а также Этана с Эррол. К ним же присоединились неразлучные Катрин и Миранда, как подружки невесты. Сопровождающие их воины с Джоном во главе разместились на постоялом дворе возле таверны, в которой вечером собирались деревенские и прибывшие мужчины, где Грандвелл угощал всех элем. Традиционно так праздновали ночь перед свадьбой.

Женская же половина тоже организовала себе небольшой пир в поместье Лоувед, сопровождаемый душевными посиделками и распитием красного вина с фруктами и кулинарными изысками от госпожи Лоувед.

— Тебе не страшно перед первой брачной ночью? — спросила у Деми ее кузина, Мари. — Я так нервничала, что даже хотела сбежать поначалу! Ден поймал меня во дворе и отнес в опочивальню… Он был так нежен, что я потом долго на себя злилась за тот глупый страх!

— И вовсе это не страшно! — воскликнула Эррол. — Тут главное довериться, мужчина ведает, что делает, — мечтательно закатила глаза, явно вспомнив себя и Этана.

Деми лишь поперхнулась виноградным соком, ведь мало кто знал, что брачная ночь у нее будет далеко не первой с графом. А про ожидаемое дитя и вовсе пока молчала, ведь осуждать будут. Знали лишь Этан и весьма наблюдательная Эрмин, от которой не укрылось состояние Лоувед, ведь та приходила с утра в канцелярию бледная, как привидение. Женщина лишь распорядилась, чтоб принесли отвар из мяты и фрукты для будущей графини, продолжая молча выполнять свою работу с документами. Но Эрику же осмелилась высказать все, что об этом думала.

— А не могли подождать да свадьбы? Во грехе же зачали, подверг девочку разврату! — ворчала и сетовала Эрмин, обвиняя во всем графа.

— Не в грехе, а в любви! — рыкнул тот в ответ недовольно, затем добавил чуть спокойнее и немного виновато. — Не могу я спать в опочивальне один, без нее… Да и я исповедовался, — прозвучало скорее ехидно, нежели покаянно.

Монахиня лишь тяжко вздохнула и покачала головой, ведь с графом спорить бесполезно.

+++

— Надеюсь, мой кузен будет нежен в первую брачную ночь, — молвила Катрин елейным голоском, которая уже наверняка знала, где каждую ночь проводит Деми. — А свадебный наряд вышел славный! Постарались же портные на славу! — вещала с явной гордостью, так как сама руководила процессом пошива, а Лоувед лишь примеряла и высказывала свои пожелания.

— А помните лучницу Линн, которая со мной состязалась? — спросила Деми. — Так она замуж за Дейна собралась!

— Как же так? — Эррол буквально прыснула от смеха. — Она же его ненавидит!

— Вот такая вот ненависть…они уж давненько друг за другом сохли, да гордыня мешала признаться. Так вот, он для храбрости выпил эля да пришел к ней с букетом фиалок. Линн же его прогнать поначалу хотела, но он осмелел настолько, что поцеловал ее… Да Линн и не против была, как оказалось…

Традиционно перед свадьбой жених и невеста проводили время отдельно и когда вдоволь наговорившиеся девицы уже уснули, перед рассветом заявились в дом хмельные мужчины, Ден, Этан и граф собственной персоной. По пути еще явно что-то обсуждали и спорили, затем завалились спать в гостевой зале, кто на сундуке, а кто и вовсе на шкуре на полу. Ведь до рассвета еще есть время и надобно немного отдохнуть.

+++

Утро выдалось солнечным, хвала Господу, ведь еще вчерашний день был немного пасмурным и госпожа Лоувед опасалась проливного дождя, который был бы так некстати. Церемонию венчания проводил Альберт Рингард, отец Дена. Он же заботился о благоустройстве храма, также собирал подаяния для нуждающихся. В лице крошки Несси обрел себе незаменимую помощницу, которую Ден пригласил жить в дом своего отца в качестве служанки. Ее обязанностью было помогать Альберту по хозяйству и в храме, женщина же обрела кров над головой, также открыла душу Богу, ежедневно молилась, искупая грехи своего прошлого. Несси обрела спокойствие и душевное равновесие, собирала пожертвования для нужд храма, также занималась выпечкой по наставлениям госпожи Лоувед, которую разносила в дома к беднякам и угощала детей опосля богослужений.

— Перед лицом Господа объявляю вас мужем и женой…

Отец Альберт повязал руки новоиспеченной чете Грандвелл разноцветными лентами, символизируя единение.

Эрик и Деми выглядели великолепно, друг другу под стать. Граф был в ярко-алой рубахе, расшитой золотыми узорами и темных брюках. Ему необычайно шли эти цвета, образ дополняли длинные черные сапоги из кожи с множеством серебряных пряжек и ремешков. Волосы аккуратно убраны в хвост цвета крыла ворона.

Деми же выглядела, как нежная роза в красно-белом платье с позолоченной каймой. На невесте также были утонченные драгоценности с рубинами, волосы красиво уложены под золотистой сеточкой с вплетенными в них лентами из красного атласа.

Среди присутствующих были самые близкие для четы Грандвелл люди, которые сразу же после обряда венчания планировали выдвигаться в путь, в сторону крепости, где уже вовсю шли приготовления к грандиозному пиру и празднествам. Ведь женится сам Грандвелл, а это весомое событие для графства, которое отмечали все, как знать, так и челядь, да и не один день…

Традиционно перед свадьбой было принято воровать невесту и требовать выкуп у ее родственников, но в случае с Эриком никто не рискнул. Сам же граф пожаловал дядюшке Нику в дар землю под виноградники, так как господин Лоувед давно мечтал заниматься виноделием.

Отбывающие в путь уже оседлали коней, также нагрузили повозку разным добром и бочонками вина местного производства. Деми забрала кое-что из своих вещей, также и рулон розового атласа, который обещала подарить Линн для пошива свадебного платья.

— Ваша Светлость, все уже готовы выдвигаться в путь, — молвил Эрик своим хриплым низким голосом, положив свои широкие ладони на плечики Деми. — А моя прелестная графиня желает остаться? — спросил, явно в шутку.

— Нет, Ваша Светлость, я последую за Вами, куда бы не позвали за собой, но часть моей души останется тут, — ответила, смущенно опуская взор. — Хочу еще напоследок постоять немного подле нашего храма…

Деми подошла к стене церкви, проведя по ней обеими ладонями, в глазах блеснули слезы… Тут когда-то стоял ее родной дом, сгоревший в огне до тла.

— Оставь тут свое прошлое, ведь будущее ждет тебя в замке Грандвелл, который уже стал твоим кровом, — Эрик бесшумно подошел сзади. — Ты обрела там свое место, поселившись также и в моих мыслях, стала частью меня…

Графиня Грандвелл обернулась и взглянула Эрику в глаза, затем улыбнулась ему так искренне и нежно, а на щеке блеснула слезинка, которую муж убрал легким прикосновением.

— На этом лице не должно быть слез печали, — молвил он.

— Это печаль, облаченная в счастье… — прошептала еле слышно. Граф же взял супругу за руку, сопровождая к ее коню Лучику, которого Деми воспринимала, как верного друга. Взобравшись в седло, обернулась и узрела над входом в храм пару голубков. Они сидели на деревянном выступе. Что-то кольнуло внутри, ведь на миг показалось, что это души погибших родителей, воплощенные в птиц, прибывшие с райской обители благословить свою любимую и единственную дочь.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44