КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 457471 томов
Объем библиотеки - 658 Гб.
Всего авторов - 214594
Пользователей - 100434

Впечатления

Stribog73 про Прокди: Access 2007 «без воды»: Все что нужно для уверенной работы (Учебники и самоучители по компьютеру)

Вниманию читателей!
Крайне не рекомендуется для чтения этой книги пользоваться программами STDUViewer и SumatraPDF. Они некорректно работают с оглавлением, созданным программами Pdf&Djvu Bookmarker и HandyOutliner. Рекомендуется читать книгу ридером, встроенным в браузер или продуктами компании Adobe.

Это замечание относится и к другим подобным книгам.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Raivan про Шемшук: Hаши предки. Жизнь и гибель трёх последних цивилизаций. (Альтернативная история)

Первыми колонистами Земли 238 миллионов лет назад были 7 метровые гиганты фагорусы. Об этом и многом другом вы можете прочитать в книге Асурраведа.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Raivan про Просветитель: Библия Сатанаила (Религия)

На Земле 8 богов-кристаллов. Сатана, Дагона, Вотан, Надир и Ваал слуги кристалла Рувимы создали свое государство в Потустороннем мире. Поэтому их духи последователи носят на спине пяти конечный пентакль. Они боятся не с богом, а с атлантами херувимами, которые как раз и добавляют к имени приставку ил. О борьбе в мире Навь вы можете почитать в книге Асурраведа.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Galina_cool про Неизвестен: Педофильские анекдоты (Анекдоты)

Обложку удалила

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Неизвестен: Педофильские анекдоты (Анекдоты)

Каким же надо быть ублюдком, чтобы приделать картинку с ветераном войны в качестве обложки к педофильским анекдотам!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
OlgaV про Варела: Путь к себе: жизнь в радости (Психология)

Впечатлена! И объёмом затронутого материала и качеством изложения. Доступно, интересно и тянет сразу же попробовать. Реально увлекательно, особенно во второй половине, где рекомендации. Спасибо автору! Хватило бы только настойчивости и упорства у себя самого, правда тут книга мотивирует тоже. Рекомендация однозначная - читать! (Тамара Волк).

Прочитала книгу на одном дыхании! Очень впечатлила! Жаль, что не встретила ее раньше.... Автору спасибо! (Наталья).

Очень актуальная тема и прекрасно раскрыта! Благодарю автора! Очень познавательно и полезно.

Хочу выразить благодарность автору - книга действительно вдохновляет на реализацию себя. (Алексей).

Отличная книга, которая поможет разобраться в себе, в своих желаниях, способностях и поможет найти СВОЙ путь, полный счастья.

Отличная книга! Читается легко и очень быстро. Доступно написано о важном с интереснейшими примерами. Надеюсь, у меня хватит желания и рвения применить все рекомендации на практике. Рекомендую.

Эта книга должна быть в списке к прочтению для всех, занимающихся саморазвитием. Лёгкость чтения, эффективность принципов, познавательно и полезно. (Виктория).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Drosselmeier про Марченко: Вторжение (Боевая фантастика)

читать можно

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Я тебя отвоюю (fb2)

Я тебя отвоюю Акулова Мария

Пролог

Восемь лет тому назад.

— Носик… Ты чего… Ночь на дворе… Как из ведра же льет. Идем ко мне, — Стас шел от своего парадного к детской площадке, параллельно стягивая с плеч кожанку.

Когда Дашка позвонила и попросила спуститься — не поверил даже. Думал, разыгрывает (она или Артем — ее старший брат, его лучший друг, лишенный мальчишника). Мало ли? Но нет.

Малышка — семнадцатилетняя Даша Красновская (или по-простому Носик, как ее называли Артем со Стасом за то, что нос у нее — самая настоящая курносая кнопка), стояла у фонаря под проливным дождем, обнимая себя руками. Тряслась, будто зайка, зуб на зуб не попадал, кофта давно до нитки промокла, даже в темноте видно, что губы синюшные…

— Носик, — Стас застыл пораженный, глядя на девочку — ребенка практически, почему-то плачущего… За запястье думал ухватить и хотя бы под козырек завести, но она увернулась, сделала шаг назад, руки за спиной спрятала… — Ты чего? Тебя обидел кто-то? Ты почему не дома вообще? Родители знают? Артем куда смотрит?

— Ты женишься завтра? — Стас своими вопросами ее засыпал, а потом вдруг застыл… Зубами клацнул непроизвольно, потому что не ожидал. Такой встречный получить ну никак не ожидал…

— Женюсь, — настолько растерялся, что забыл куртку ей на плечи накинуть, как собирался. Так и остался стоять с кожанкой в руках, постепенно до нитки вымокая.

Благо, дождь летний, может не заболеют на пару?

— И тебя приглашаю, Даш. Завтра мы просто распишемся, праздновать позже будем, но ты приходи, Артем знает все подробности. Я рад буду…

В голове отчего-то первой родилась мысль, что Носику обидно было не получить личное приглашение. Стасу стало немного стыдно, хотя они с Диной вообще никого не приглашали, только родителей с обеих сторон и самых близких друзей, Дашка же мелкая слишком, чтобы в друзьях числиться, славная, но в их возрасте пять лет — это огромная разница. Пропасть даже. Да и Дашута на контроле у старшего Артема, тут уж не забалуешь, не загуляешь. Уж точно не в их она компании.

— Не приду, — славная… Да только головой решительно из стороны в сторону мотает, носом шмыгает, взглядом злым жжет… Почему злым? Почему жжет? Что не так?

— Жаль… Я действительно был бы рад.

— Не женись на ней, Стас, — а потом произносит самые неожиданные в мире слова. Отчаянно так, искренне…

— Ты чего, Носик? Шутишь? Артем попросил? Ты ему подзатыльник дай за такие шутки… Или скажи, где он прячется сейчас, я дам… — Стасу почему-то очень сильно хотелось, чтобы слова оказались шуткой, потому что альтернативный вариант, который зрел в голове, ему ой как не нравился.

— Артем ни при чем. Это я… Я… — слова готовы были слететь с мокрых синюшных губ, но смелости не хватило с первого раза произнести то, ради чего явилась.

От осознания собственной слабости Даша чуть не зарычала, сжала с силой кулаки за спиной, впилась ногтями в мягкую кожу, пытаясь одновременно и наказать себя физической болью, и силы придать, потому что…

Когда Артем обмолвился днем, что завтра у Стаса Волошина с его девушкой роспись, у Даши сердце ухнуло в пятки и не вернулось.

Она его всю жизнь любила. Страдала, что он с кем-то, но не с ней, упивалась теми крупицами внимания, которые доставались время от времени, ночами мечтала о нем, никого вокруг не видела, лишь его…

Знала, что у него случались девушки, отношения… Ревновала неистово… Находила в соцсетях и душу себе рвала, пытаясь разобраться — почему другие… Почему не она…

Артем быстро ее раскусил, но решил, что все это легкомысленно, юношески, что пройдет… Даже подтрунивать стал, без злобы, редко, не зная, что все куда сложней. Куда хуже. Куда глубже.

— Я люблю тебя, Стас. Не женись на ней, — выпалила на выдохе, руки из-за спины сами вылетели, в плечи его вцепились, Даша на цыпочки привстала, глаза закрыла, к губам его потянулась… Коснулась даже — своими, сейчас, наверное, противными, будто лягушачья кожа, — влажными и холодными, его — тоже мокрых, но теплых…

Она толком и не целовалась еще никогда. Так, пару раз с ровесниками, да тренировки на помидорах, все ждала, что он одумается, он захочет, он научит…

И теперь приходилось себя последними словами костерить, потому что он стоял, словно истукан, а она не знала, что делать, как заставить парня действовать, как с поцелуем передать все то, что она к нему испытывает — любовь, тоску, отчаянье, веру…

— Черт… Носик…

Не успела… Или не смогла.

Стас отпрянул, уже ее плечи своими руками зафиксировал, в лицо заглядывал глазами, ставшими сейчас огромными, ошалелыми, испуганными даже… Ни разу не счастливыми. Ни разу…

— Ты же дитё совсем, Носик… Куда тебе меня любить? Ты встретишь еще… Хорошего парня встретишь. Я клянусь тебе… А я… Я Дину люблю. Очень люблю, Носик… Больше жизни люблю…

Его слова были искренними и полнились грусти. Он будто извиниться хотел за то, что говорит правду, которая в юном сердце ножами проворачивается.

— Ты… Ты… Ты… — Даша не знала, что хочет сказать, но… Ее разом затопило отчаянье и стыд. Она дернулась, руки Стаса с плеч упали, шаг назад сделала…

— Давай я тебя домой отвезу, Носик? Волнуются, наверное…

— Ты… Ты… Ты… — ее же будто заклинило. Она не «тыкать» хотела. Она хотела в лицо бросить что-то похожее на: «не будешь ты с ней счастлив, дурак! Никогда не будешь! Только со мной!», а вылетало только: — Ты… Ты… Ты…

— Носик…

Стас снова за руку ее поймать попытался, но не вышло.

Дашу будто плеткой подстегнули, она развернулась, понеслась куда-то, не разбирая дороги из-за слез и рыданий в голос.

Знала, что разворачиваться нельзя, что Стас следом бежит, поэтому гнала себя… Невзирая на несущийся следом крик, на покалывание в боку, на скользкие плиты под ногами.

Страшнее всего было, что догонит и придется снова в глаза смотреть. Вздрагивала от каждого «Носик», а потом ускорялась… И еще… И еще…

Увидела открытую дверь в подъезд, влетела, застыла, прислушалась…

Стас тихо бежал, но она поймала момент, когда парень пронесся мимо.

С минуту еще стояла, прижавшись спиной к стене, потом же сползла по ней, позволяя себе скорее поскулить, чем поплакать, то и дело проводя по губам, пытаясь стереть память о первом поцелуе с человеком, которого сама же назначила мужчиной своей жизни. Которого отвоевать собиралась… У каждой из девушек, о которых узнавала. Который завтра женится.

Который Дину любит…

Стас, видимо, успел двор оббежать, теперь вернулся, волей судьбы остановился ровно рядом с подъездом с приоткрытой дверью, во все горло заорал:

— Но-о-оси-и-ик!!!

Даше пришлось в собственный палец зубами впиться, чтобы не завыть в ответ. Больно было до невозможности. Потому что «Носик»-то ему не нужен на самом деле. Ему Дина нужна, а Носик… «Дитё совсем»…

Глава 1

Настоящее.

Даша стянула с рук перчатки, сняла маску, подошла к умывальнику.

— Спасибо большое, Дашенька! Куда бы я без вас? — улыбнулась через плечо женщине, с радостью «спрыгнувшей» со стоматологического кресла, а теперь любовно прижимавшей к груди сумку.

— На здоровье. Главное, не затягивайте больше до такого состояния. Год тому назад мы бы меньшей кровью отделались, вы же понимаете. Дыра меньше — пломба дешевле, боли нет практически.

— Да-да, понимаю, Дашенька, но… Такие мы, люди… Боимся стоматологов…

— Потому и боитесь, что тянете…

Слишком часто Даша слышала одни и те же слова. И отвечала тоже одинаково слишком часто, да только… Без толку.

— До свидания!

— До свидания.

На столе задребезжал телефон, Даша подошла, взглянула на экран, непроизвольно улыбнулась, беря его в руки, принимая вызов.

— Алло, Тём…

— Алло, Дашка, есть минута?

— Да, есть, говори.

Брат, к сожалению, звонил ей далеко не каждый день, а она ведь скучала… По нему, по родителям, от которых они с братом давно съехали, по детству… Вроде бы такому недалекому… И безнадежно ушедшему.

— На сабантуй приедешь?

— Какой сабантуй?

— Мы с Лилей решили, что сто лет не собирались у нас, хотим сегодня оторваться слегка… Молодость вспомнить…

— А то вы старые, — Даша хмыкнула, поднимая взгляд на зеркало.

Ей недавно стукнуло двадцать пять, Артёму — тридцать. Он женился три года тому назад на Лиле — отличной девочке, его ровеснице, ставшей важной частью семьи Красновских. До старости им было еще ехать и ехать на кривой кобыле, но Артём почему-то считал, что его жизнь уже катится в закат.

Наконец-то пришло Дашино время мстить брату за то, что все детство и юность ходила со штампом «малолетка» на лбу. Что все ей было рано по мнению брата, что все ей было не по возрасту. Она тогда адски завидовала взрослому Артёму, мечтала, чтобы он везде брал ее с собой, все разрешал, всему учил, он отмахивался, а теперь…

Теперь у него за плечами тридцатка, а у нее вся жизнь впереди.

У красивой, кареглазой, курносой Даши Красновской…

— Не ёрничай, Носик… Приедешь?

— Сам ты Носик, Артём. Сто раз ведь просила не называть так… Будто у тебя нос другой, вот честно…

— Зубы мне не заговаривай, кнопа. Приедешь, спрашиваю?

— Приеду… А во сколько? И куда? И кто будет?

— Так-то лучше… Носик, — Даша языком цокнула, слышно было, что брат произносит прозвище с удовольствием. — В восемь у нас соберемся, а будут… Да вся наша компашка… Мы с Лилей, Валиевы, Колька с девушкой своей, Волошины, вот ты с Богданом… Мне набрать, кстати? Или ты сама наберешь?

— Богдана? Я спрошу, сможет ли. Не уверена… Они проект закрывают, он ночует на работе сейчас…

— Спроси. Ну и приезжайте. Мы рады будем. Ты от зубных дел отвлечешься, Богдан — от проектных. Мы на вас посмотрим. Всем хорошо…

Даша улыбнулась, кивнула то ли брату, то ли себе же…

— Хорошо, Тём. Хорошо… Я тогда маякну еще — сама буду или с Богданом, ну и… Может надо что-то взять?

— Настроение, Носик. Остальное есть…

Артём первым скинул, Даша на какое-то время взглядом в отражении зеркала зависла. Почему зависла — непонятно. Надо ведь Богдану позвонить, а не думать о всяком…

Попыталась тут же исправиться, набрала…

— Алло, солнце, что-то срочное?

— Минута.

— Давай…

— Артём зовет вечером к ним в гости. Сможешь?

Богдан замолчал на пару мгновений, ясно было, что взвешивает.

— Не смогу, солнце. Езжай без меня. Если получится — ближе к полуночи к тебе приеду, ок?

— Хорошо… Я люблю тебя. Побыстрей заканчивай там со всем этим и…

— Сам хочу. Люблю.

Связь рассоединилась, Даша вздохнула… И сама не сказала бы, как так случилось, что два самых занятых в мире человека — она (тогда еще студент-медик) и Богдан — выпускник-финансист, имеющий в планах великое профессиональное будущее, нашли время на то, чтобы встретиться, раззнакомиться, влюбиться… Да что там… Довстречаться до предложения выйти замуж и согласия… Но факт оставался фактом. А может в этом и был секрет — у них с Богданом никогда не случалось скандалов и истерик в связи с недостатком проведенного вместе времени и с тем, что в градации приоритетов отношения стоят ниже карьерных стремлений.

Молодые люди встречались больше трех лет, привыкли друг к другу, прониклись друг другом… Пусть страстью, подобной той, что испытывали к профессиям, не пылали… Но ведь не всем суждено пылать. Да и пылать — это больно. Даша знала. Хорошо, что это давно было. Пережилось, забылось…

Красновская вышла из кабинета, подошла к рецепции…

— У меня же все на сегодня, да, Алла?

— Да, Даш… Больше записей не было.

— Вот и славно…

Девушка сменила рабочий костюм на повседневный, пожалела слегка, что не заморочилась утром, а теперь к брату предстояло ехать не больно-то в парадном, но… Даша с облегченным вздохом сняла с волос резинку, позволяя опуститься на плечи… Хоть тут все было без подстав. Как обычно, каштановые, густые, чуть волнистые легли красиво, моментально придавая образу недостающей парадности.

Спасибо маме. За волосы, чуть раскосые глаза, нос тот самый — курносый, пухлые губы, тонкую шею и плечи.

У Красновских удались красивые дети, тут не поспоришь. Вот только родителей больше волновало, чтобы эта красота помогла счастье и предназначение найти, а не помешала. И пока все шло по плану. На одну вторую так точно.

Артём был счастлив. Даша… Тоже. Наверное.

* * *
На часах было почти девять, когда Даша, оставившая свою Тойоту на соседней с ЖК брата платной парковке, подошла к нужному подъезду. Опаздывала потому, что не сдержалась, все же решила рискнуть, смотаться домой, переодеться, в порядок себя привести, чтобы избавиться от одного из поводов нервничать, а потом еще и не послушалась — заехала в винный бутик, а то с пустыми руками было стыдно как-то… И неважно, что к брату. Все равно стыдно…

Теперь же чувствовала себя куда более уверенно. Кажется…

На дворе стоял июнь — небо готовилось к сумеркам, голые ноги обдувал теплый ветерок, выбранное платье из легкого материала то и дело норовило взлететь. Даша цокала каблучками по плитке, пытаясь ускориться…

Артём набирал уже дважды. Оба раза она обещала, что будет минут через десять. Оба раза соврала. Позвонила в домофон, услышала Лилино: «Поднимайся, Носик», кивнула консьержу, нетерпеливо ждала лифт, ехала в нем, потом снова стучала каблуками в направлении нужной квартиры, нажимала на звонок…

Долго ждала, пока откроют. Извинительно Лиле улыбалась, которая обдала ее легким винным запахом, когда обнимала, отмахнулась от просьб простить негодяйку…

— Мы и не ждали тебя вовремя, Даш. Так что не парься…

— Я последняя?

— Ага. Ты уж прости, мы за стол сели, не дождались…

— Брось, Лиль… Спасибо, что пустили вообще…

— Как не пустить? Тебя заждались все…

Девушки переговаривались, пока Лиля провожала золовку в ванную, потом, прихватив за запястье, тянула в гостиную, откуда доносились голоса…

Пожалуй, Даша была даже благодарна за то, что Лиля ее тянет, потому что у самой вдруг включился режим страха. На ровном месте, казалось бы…

Ее приход встретили радостным улюлюканьем. Красновская улыбнулась, потянулась к вставшему из-за стола брата, обняла, в щеку поцеловала, обвела взглядом остальных присутствующих, которые наперебой что-то тараторили, махали, кивали…

— Привет, Носик…

Из всей какофонии прострелило Дашу одно приветствие… От пяток и до макушки…

Стас сидел рядом с женой, улыбнулся, кивнул, сказал, наверное, тише остальных, но… У Даши ведь все детство локаторы были настроены на него — на любое слово, взгляд, даже дыхание в ее сторону. Детство прошло, повадки остались. Так и сегодня она старалась всем в ответ кивнуть, сказать, улыбнуться, а для него нашлось на крупицу больше всего — времени на кивок, нежности тона, искренности улыбки.

— Садись тут, Дашуль, тебе что налить? — Лиля продолжала держать шефство над золовкой. Устроила ее на место рядом с Артёмом, моментально тарелку заполнила, еще до того, как Даша успела сделать оговорку, что не голодна.

— Сок просто. Я за рулем…

— А Богдан не смог? — этот вопрос уже брат задал.

— Да. К сожалению… Но он привет передавал всем… Предложил повторить, когда он проект свой закроет…

— А что за проект? — вопрос прилетел с противоположной стороны стола — от Стаса. Они с Диной сидели по диагонали от Даши на диване. Стас в самом углу, Дина чуть ближе.

Стас — со спокойствием и легкой улыбкой на лице разглядывающий вновь прибывшую, слушающий, о чем они с братом говорят, Дина — уделяющая больше внимания беседе с соседкой.

— Какой-то аудит. Я, если честно, не вникала. Это все очень далеко от стоматологии, — Даша постаралась ответить спокойно и будто легкомысленно, не больно-то задерживаясь на лице, один только взгляд на которое до сих пор вызывает в ней отчего-то слишком сильные эмоции.

Стыдно было… Ужасно… По-прежнему стыдно за выходку. За то, что Стас с Артёмом всю ночь тогда искали ее, что когда нашли наконец-то, она напророчила Стасу всякого… Ужасного, на самом деле, что сейчас и в уме-то повторить боялась. Что не будет его Дина любить так, как Даша могла бы. Что он еще поймет, как ошибся. Что просить будет, а она… А она назло ему сделает точно так, как он предрекал — встретит хорошего парня…

— А у тебя дела как? — куда лучше было бы, чтобы Стас успокоился на первом вопросе, отвлекся на что-то другое, с кем-то другим заговорил, но нет…

За столом стоял галдеж, а они со Стасом и Артёмом вели свой диалог.

— Все хорошо, спасибо. Пломбы, бормашины, человеческие стоны… Все, как я люблю…

Даша пожала плечами, поймала легкие улыбки на лицах друзей — Артёма и Стаса, взяла вилку в руки, надеясь, что это будет расценено как знак — она благодарна за внимание к своей персоне, но теперь можно дать ей поесть…

— Замечательно, Носик. Рад за тебя…

Да только совсем оставить ее в покое Стас, кажется, не смог. Сказал… И впору отвернуться, своими делами заняться, а не продолжать с какой-то обманчивой нежностью смотреть, как она ковыряется в тарелке, не в силах заставить себя хотя бы кусочек в рот закинуть…

— Она Дарина, Стас. Да-ри-на. Почему вы ее вечно «Носиком» зовете? Будто пять лет человеку, вот честно…

Сколько бы лет ни прошло, сколько бы раз они с Диной ни пересекались на мероприятиях Артёма, Даша так и не смогла воспитать в себе принятие жены Стаса. Дина почему-то вызывала в ней отторжение на клеточном уровне. Дашу раздражало в избраннице давнишней безответной любви все — светлые волосы, голубые глаза, белая кожа, тонкая шея, голос… Тонкий, звонкий, бесячий… Лично для нее бесячий. Да и слова…

Даша ненавидела это обращение — «Носик». Слишком оно было для нее болезненным. Слишком явно напоминало, почему именно все случилось так, как случилось… Она — милый маленький «Носик». Младшая сестра друга. Ребенок. Дитё…

Но вроде как вступившейся за нее Дине хотелось и тут пойти наперекор…

— Я Дарья. Дарина — другое имя, — Даша очень постаралась, чтобы звучало не как претензия, скользнула взглядом по лицу Волошиной, улыбнулась даже.

— Впервые слышу… — но ее, кажется, не очень проняла легкость тона.

— Немудрено. Это загоны Даш… Но просто знай, вдруг пригодится… Дочку назвать захотите там, к примеру… — только Красновская знала всю глубину грусти этой шутки.

— Нет, спасибо. Не мое имя… Не нравится…

Забавно, но Даша не сомневалась — у них с Диной «любовь» вполне взаимна. Может, она в деталях знала, что как-то ночью Даша пришла «отвоевывать» у нее тогда еще жениха. Может, просто чувствовала, что сестра друга Стаса неровно дышит к ее мужчине, но… Все те года, в которые они пересекались, хранили холодный нейтралитет. Кажется, это обеих устраивало. А если что-то и прорывалось — то очень редко и быстро удавалось тушить.

Вот и сегодня…

— Вы сначала сообразите ребеночка, а потом уж об имени думайте. А вообще выпить пора. Тост…

На сей раз спасти ситуацию решил Артём. Сказал громко, вызвал у кого смех, у кого улыбку, встал, бокал поднял, заговорил…

Даша непроизвольно выдохнула, схватила стакан с соком, приподняла, делая вид, что слушает, а на деле борясь с белым шумом, который почему-то возник в ушах…

— За тебя, Дашуля, сестренка! Ты кольцо уже всем показала? — прослушала… Все прослушала. Даже не сразу поняла, что вопрос Артём ей адресует… Смысл дошел, щеки загорелись почему-то…

— Да как-то… Неудобно, — правая рука сама собой под стол нырнула, в кулак сжалась.

Даша не афишировала, что Богдан позвал ее замуж и она согласилась. Пока ведь все было на стадии «вот чуть освободимся — назначим дату»… И так уже три месяца.

Нельзя сказать, что Дашу это состояние вещей волновало, скорей наоборот — устраивало. Эдакая определенная неопределенность. Когда ты знаешь, что идешь по правильному пути, но он лишен той конкретики, которая сумела бы тебя напугать, заставила бы развернуться, убежать…

— Почему неудобно, Носик? Показывай! — просьбу мужа поддержала Лиля, которая то самое кольцо увидела одной из первых вместе с мамой.

Первым желание Даши было головой мотнуть, спрятать руку между колен и не доставать, пока интерес не пропадет, но это ведь совсем детство, нельзя так… Пришлось достать ту самую руку, поднять на уровень лица, ладонью к себе, позволяя присутствующим выразить реакцию — кто-то восхитился, Дина скривилась только, Стас… Никак не отреагировал. Улыбался, как все время до… Спокойный был. Выпил вместе со всеми, когда время пришло.

— Не по залету хоть? — Дина тихо спросила, у мужа причем, но у Даши локаторы по-прежнему были настроены на тот угол, поэтому она услышала. Хорошо, что сделать глоток из стакана с соком не успела, а то подавилась бы. И еще раз, когда Стас ответил:

— Ну у кого-то ведь должны быть залеты, правда? — злой будто… Язвительный…

Глава 2

Они знатно засиделись. Сначала за столом, потом начали разбредаться кто куда. Лиля водила экскурсию по квартире — относительно новой, подаренной родителями на свадьбу, с наконец-то законченным от А до Я ремонтом.

Кто-то дымил на балконе, кто-то смеялся на кухне…

Даша в какой-то момент устроилась на диване. В том уголке, который с самого начала занимал Стас, села, подобрав под себя ноги, взяла в руки телефон.

Богдан писал пару раз, открыла диалог, прочла:

«Солнце, устал адски, поеду к себе».

И вроде бы впору расстроиться, но Даша даже облегчение испытала.

Они с Богданом жили отдельно. Собирались съехаться уже после свадьбы. Оба не видели в этом проблемы. Оба ценили личное пространство и любили иногда помолчать без необходимости чувствовать рядом другого живого человека.

Видимо, у Богдана сегодня случился именно такой вечер. И у Даши, кажется, тоже.

«Хорошо, отдыхай, целую».

Даша отправила ответ, не заметила, что сбоку остановился человек, который, не испытывая особых мук совести, пялится в ее телефон…

— Идем курить, Носик…

Даша вздрогнула. Не ожидала услышать голос Стаса. Как-то так случилось, что она весь вечер четко фиксировала, где он находится, а тут… Отвлеклась на пару минут, пропустила, как подкрался…

— Я не курю. Ты знаешь, — девушка взгляд вскинула, вроде бы улыбнулась, но сама понимала — вышло натянуто. Отчего-то не хотелось оставаться с ним наедине.

— Со мной постоишь. Идем…

И за руку брать его не хотелось.

И хотелось тоже.

Стас с полминуты стоял с протянутой ладонью, ожидая, примет Носик приглашение или нет. По нему сложно было судить — важно ли это, имеет ли хоть какое-то значение. Он просто стоял над ней, улыбался легко, моргал…

Такой же красивый, как восемь лет тому, а может и еще лучше.

Высокий, скорее жилистый, чем надутый, как модно сейчас, с короткострижеными темными волосами, карими, как у них с Артёмом, глазами…

В их доме даже шутили иногда, что Стас — вдруг обретенный третий ребенок Красновских, так друзья были в чем-то похожи.

Если бы не разница в полгода между Красновским и Волошиным, а еще наличие у последнего родителей, на которых он был похож, стоило бы провести экспертизу. И с годами эта схожесть никуда не делась.

Даша даже допускала, что именно она сыграла с ней злую шутку. Девочки ведь часто выбирают парней по образу отца? Вот и она оказалась одной из — только выбрала по образу брата.

— Если волосы мне закуришь — будешь битым…

Красновской показалось, что выставленное нереальное условие как бы делает ее согласие менее однозначным. Стас же только хмыкнул, на секунду руку ее сжал, когда она ею воспользовалась, как помощью, чтобы встать. Сделала шаг к балкону, но Стас придержал.

— Давай во двор выйдем.

Удивилась, брови нахмурила, засомневалась…

— В тишине хочу побыть немного.

— Там буду я. Я буду говорить…

— Идем, Носик. Сложно что ли?

Носику было не сложно… Идти так точно. Сложно было только объяснить, зачем это делает…

* * *
Во дворе было темно, тихо, прохладно.

Как казалось Стасу — идеально, как казалось Даше — некомфортно…

Он действительно просто курил, даже пытался волосы не задымить, Даша же стояла рядом, пользуясь темнотой, тишиной, прохладой, смотрела на мужчину, ждала… И сама не знала, чего, но ждала.

— Как дела, Даш? Только без этих «нормально, потихоньку, как у всех». По-честному.

— А если у меня по-честному нормально, потихоньку, как у всех?

— То ты сама себе врешь…

— Почему ты так решил?

— Наверное, я просто чуть старше… И чуть мудрей…

Даша фыркнула. Ее до сих пор бесила эта любовь Стаса с Артёмом использовать в любом разговоре с ней убийственный, как им казалось, аргумент — мы старше, нам видней. Даше же казалось, что времена, когда разница в возрасте между ними играла хоть какую-то роль, давно в прошлом.

А мудрости… Да в ней этой мудрости вагон и малая тележка. Умудрилась же как-то обуздать свое глупое детское сердце, за ум взяться — образование получить, хорошего парня встретить, жизнь планировать…

— У меня все действительно хорошо. Даже не знаю, что рассказать… — девушка плечами пожала, с грустью проследила за тем, как Стас тушит первую сигарету, тут же вторую достает… — Бросил бы…

— Обязательно, Носик. Это последняя… — усмехается. И оба понимают, что эти слова брошены на ветер так же, как выпущенный изо рта сигаретный дым от первой затяжки. — Когда свадьба?

— Не знаю пока. Мы не решили. С датой позже определимся, заняты пока…

— Заняты, — Стас повторил, будто прокатывая слово на языке. — А трахаться-то хоть успеваете или тоже заняты?

Вопрос был задан спокойным, будничным тоном, но содержательно оказался таким злым, что у Даши даже дыхание сбилось и щеки загорелись.

— Не твое дело, Волошин. Пить меньше надо… И вопросы долбанутые задавать.

— Прости. Прости, Носик, просто… Что-то вырвалось. Свое, видимо, накладываю…

Они никогда вот так не говорили. Ни разу в жизни. Младшую сестру друга о подобном вроде как не спрашивают, даже если на языке вертится, все равно не спрашивают.

— Не накладывай. Все просто…

Даша разозлись. И на Стаса за грубость, и на себя за то, что даже грубость от него отчего-то в голове в ревность преобразилась. Несуществующую. На сто процентов несуществующую ревность.

— Да, ты права, просто… Дина… Ты не обращай на нее внимание. Она злая ходит в последнее время. У нас что-то вроде неладов.

— Хорошо… То есть плохо… Я все понимаю… — развивать тему Даше не хотелось. Почему-то было страшно. Она с надеждой смотрела на сигарету, которую Стас будто специально слишком медленно скуривал. Вот бы потушил, предложил вернуться в квартиру, в покое оставил…

— Восемь лет женаты. Детей нет. Она не хочет. Говорит, заняты… Некогда.

Даша кивнула. Стало вроде бы понятно, откуда растут ноги грубости, но не легче.

Меньше всего она хотела знать, что Стас хочет детей, а его жена — та, которую сам выбрал, которую «любит больше жизни» — нет.

— Всему свое время. Когда придет ваше — все будет.

— Чтобы пришло наше — нужно шанс давать. А она просто не хочет. Ребенка от меня не хочет. А ты хочешь, Даш?

Дыхание сперло, сердце будто из груди вылетело, минуя ребра.

— От Богдана… Ну, хочешь? — и если бы Стас не уточнил — куда-то ввысь взлетело бы, а так — рухнуло к его ногам.

— Не задавай мне такие вопросы. Я это только с Богданом буду обсуждать. Да и ты… Это ненормально с посторонним человеком…

— А я не с посторонним, Носик. Я с тобой. Я разобраться хочу, да все как-то не получается. Это нормально, что она не хочет, а меня так колбасит? У всех женщин такое? Или все же есть проблема и ее решать нужно?

— Стас… Я тебе не подопытный кролик. Чего ты хочешь? С ней разговаривай, не со мной.

— Наговорился… Тошнит уже…

— Ну так разведись.

Даша не ожидала от себя такой дерзости. Хотя… Вероятно, это был ее ответный удар Стасу за «а ты хочешь, Даш?».

Стас полоснул взглядом по ее лицу. Таким… Болезненным, злым. Кажется, в самый центр раны попала. Думает об этом. Точно думает…

И, наверное, сердцу опять бы забиться сильней, да только это ведь ничего не меняет. Столько лет прошло. Та любовь Даше отболела давно. У нее есть любимый человек. И даже бросить в глаза: «Я тебе говорила!» не хочется. Жалко его.

— А дальше что?

— Ты у меня спрашиваешь? Что угодно. Свобода…

Стас долго смотрел в лицо Даши. Молча смотрел, пристально. Видимо, в голове что-то складывал…

— Не выходи за него замуж, Даш… Это не любовь, если дальше — свобода…

Сказал, разозлив еще сильней, чем замечанием о занятости.

— Не накладывай свой опыт на мой, хорошо? Ты спросил совета — я дала. Не нравится совет — ищи другого советчика. Да и вообще… Не зови меня больше на покурить, Стас. У тебя друг есть — Артём. Вот с ним и обсуждайте такое. А я… Носик. Младшая сестра. Дитё.

Сказала, развернулась, подошла к домофону, набрала нужный номер квартиры…

Как на зло, открывать не спешили. Стас успел докурить, сзади подойти… Слишком близко.

У Даши плечи мурашками покрылись, когда он положил на них свои ладони, в жар бросило, когда коснулся губами волос на макушке.

— Прости, Носик. Меня заносит. Я желаю тебе счастья. Не слушай дурака.

— Накурились, маньяки? — только голос Лили в домофоне заставил Дашу вздрогнуть, его руки с себя сбросить, дернуть дверь, шагнуть в подъезд.

Они молча в лифте ехали, молча шли к двери, в квартире разошлись по углам… Не попрощались даже, когда стали разъезжаться.

Ночью же… Даша не смогла заснуть. Потому что в голове крутились только слова дурака.

Слова дурака, от которых сердце в клочья, пусть он и имел в виду совсем не то, что придумала себе идиотка с хроническими отголосками юношеской влюбленности.

А одевалась красиво совершенно зря. Не заметил.

Глава 3

— Выходи, солнце, я на месте.

— Пять секунд…

Даша сбросила вызов Богдана, достала из косметички блеск, мазнула по верхней и нижней губе, волосы поправила.

Сегодня было воскресенье, они с Богданом оба выходные, поэтому решили погулять.

Даша предвкушала каждую такую вылазку, любила их всем сердцем.

Девушке очень нравилась сложившаяся традиция добираться до центра, бросать где-то машину, а потом бродить, держась за руки, залетать на бранчи во все новые и новые места, исследовать старые и новые маршруты, говорить обо всяком. С Богданом было хорошо, уютно, комфортно. Его приятно было держать за руку — Дашин мизинчик сам тянулся к мизинцу жениха.

Вселенная была к ней благосклонна — позволила встретить того самого, «подходящего». Серьезного, ответственного, умного, красивого, умелого, ласкового.

Иногда Даше даже не верилось, что рядом с ней как-то оказался вот такой идеальный. И дело было не в том, что она казалась самой себе этого недостойной, просто… Как-то с детства привыкла, что любить — это больно. А оказалось — это нежно, ласково, комфортно, тепло… Будто в пледе.

Даша закрыла квартиру, спустилась во двор. Богдан стоял у автомобиля, разговаривая с кем-то по телефону. Услышав всего пару фраз, Даша поняла — опять работа. Дождалась, пока сбросит звонок, обняла, поделилась каплей блеска, касаясь его губ.

— Что хотели?

— Ничего. Я разрулил. Не должны беспокоить. Поехали…

Ну и поехали.

В машине обсуждали, как прошла неделя, на которой не встретились ни разу. Даша вкратце рассказала, как прошел вечер у брата, не обмолвившись ни словом о Волошиных, Богдан вполне искренне пожалел, что не смог выбраться…

У них с Артёмом сложились хорошие отношения. Парни не сторонились друг друга, не пытались доказать свое превосходство — Даше повезло, ее окружали умные мужчины.

Богдан был чуть младше старшего брата невесты, но это совершенно им не мешало. Находили и общие темы, и общие взгляды, и общие поводы для шуток.

Конечно, такой близости, как со Стасом, у Артёма с Богданом не было, но это и не требовалось, ведь Богдану Клеверову суждено было стать зятем, а не закадычным другом.

— Зайдем на кофе? — молодые люди долго гуляли, успели обсудить все на свете, даже немного устать, причем Богдан диагностировал у Даши усталость даже раньше, чем она в ней призналась. Сам предложил сделать кофе-брейк в приглянувшейся кофейне, потянул туда девушку.

— Да. Давай…

Они сделали заказ, Богдан отправился в поиски уборной, Даша же взяла в руки телефон, чтобы проверить, ничего ли не пропустила, оказалось… Пропустила.

Прочла несколько раз сообщение, отобразившееся на телефонном экране прежде, чем поверила… ...

Скачать полную версию книги