КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 464096 томов
Объем библиотеки - 672 Гб.
Всего авторов - 217663
Пользователей - 100990

Последние комментарии

Впечатления

vovih1 про Тумановский: Межавторский цикл "Сталкер-7". Компиляция. Книги 1-24 (Боевая фантастика)

Спасибо за вашу отличную работу

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любопытная про Лебедева: Контракт на ребёнка. Книга 2 (СИ) (Любовная фантастика)

Ехали , ехали , ехали. Сливаясь в экстазе в позе зю ( потрахушки короче), И так две книги, больше 2000 страниц .. Думаю надо ждать еще две книги, как минимум, раз от слияний- потрахушек намеки на чувства начали зарождаться в самом конце второй книги.
И вроде грамотно и сюжет интересный , мир неплохой, но ..Но постельные сцены и вечные поездки – очень нудно и муторно, ждешь каких то действий , а их почти нет.
Если сравнивать – то раньше в фильме СССР за 1,5 часа показана вся жизнь, а сейчас в современном сериале из 25 серий- сплошной пшик и мутота.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Броуди: Форт-системы для MS-DOS и Windows (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Вот выкладываю несколько Форт-систем из своей коллекции, для тех, кто будет читать книги по Форту.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Дьяконов: Форт-системы программирования персональных ЭВМ (Литература ХX века (эпоха Социальных революций))

Подробно описаны Форт-системы для ZX-Spectrum и IBM PC под MS-DOS.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Морилка про Нордье: Конфидентка королевы. На службе Ее Величеству (Исторические любовные романы)

И в конце преодолев все преграды они остались вместе.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ордынец про Радушный: Нуб, парень резкий! (СИ) (Фэнтези: прочее)

Новый взгляд на РеалРПГ.требуется продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Как выбрать фейерверк

Хрономаг 2 (fb2)

- Хрономаг 2 (а.с. Возвращённый -2) 1.01 Мб, 278с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Агата Фишер - Антон Войтов

Настройки текста:



Хрономаг 2

Глава 1


* * *

Взрыв произошёл не в кафешке. Меня обдало жаром и ударной волной. Рефлекторно закрылся рукой, выставляя щит на автомате, чтобы прикрыть девчонок. Боец спецотряда отпустил и повалился на пол — ему прямо в шею попал осколок, хлестанула кровь. Отовсюду слышались хрипы и крики, часть бойцов спецотрядов и гвардейцев были ранены. Пыль стояла плотной пеленой.

Я поднялся с пола, коротко огляделся, подобрал патрон с рунным росчерком и кинулся под стол.

— Не вякать, — только и выдохнул я.

В ушах шумела кровь и стоял звон от взрыва.

Схватив обеих девчонок за предплечья, я рванул их на себя, пытаясь вызвать телепортацию. Мгновение, ещё одно и…

Мы вывалились на траву прямо перед парадным входом в основное здание поместья. Я расхохотался — не ожидал. Мне до сих пор был неизвестен механизм работы телепорта, и что кого-то ещё можно утащить с собой, я решил на чистой интуиции.

Девчонки прибывали в полнейшем шоке и, сидя на траве, тупо озирались по сторонам. Ни одна из них не бывала в нашем поместье.

— Мы где? — Аврил немного пригладила растрепавшиеся волосы.

— В безопасности, — ответил я, всё ещё пялясь в небо.

— Неро, как мы… — Грейс тоже не особо соображала.

— Всё потом.

Я, наконец, сел. В ушах всё ещё звенело, одежду слегка опалило горячей волной, лицо щипало — видимо, задело мелкими осколками. Раненое плечо уже оттаяло и тоже ныло.

— Предвечный милостивый!

Я обернулся. На лестнице стоял Эйл, сжимавший в руках какую-то папку. Да, выглядела наша троица так себе — в пыли, царапинах и мелких осколках.

— Позови целителя, — я откашлялся. — Девчонкам надо.

Эйл так быстро скрылся из поля зрения, что я даже не успел ничего добавить. Что это было вообще? Я засунул руку в карман и нащупал гильзу. Том Берк был мёртв, я знал это на сто процентов. Откуда это оружие взялось в кафе? Кто и на кого напал?

Вместе с семейным целителем на улицу вышли недоумевающий обеспокоенный отец и Инесса. Эйл крутился рядом, ожидая распоряжений.

— Что произошло, Неро?!

— Кто-то разгромил кафе в центре города. Нападение, — сказал я первое, что пришло в голову.

— Хаган, мы же именно про это видели прямой эфир, — Инесса схватила отца за руку.

Я покосился на целителя, который пока что осматривал девчонок, мои царапины вполне себе подождут, а они не столько ранены, сколько шокированы перемещением.

— Девочек в лазарет. Эйл, свяжитесь с Ноксами и… Родными второй девушки, — отец коротко взглянул на Аврил.

— Слушаюсь, — ментор кивнул.

— Неро?

— Меня не надо в лазарет, чуть позже, — я встал на ноги, показывая, что всё в порядке.

— Ничего не понимаю, ничего, — бормотала Грейс, пока целитель поднимал её на ноги.

— Инесса, дорогая, сопроводи их.

Она кивнула и последовала за целителем.

— Как вы оказались здесь сразу после происшествия?

Лицо отца было абсолютно растерянным. Я, наверное, ни разу в жизни не видел его таким.

— Телепортация, — я улыбнулся уголком рта.

— Что?

Кажется, он окончательно запутался.

— Я переместился в пространстве вместе с девчонками. Как это правильно работает — не совсем ещё понял. Когда появилось — тогда же, когда пропала родовая магия, — произнёс я на одном дыхании.

— Ничего не понимаю, — отец устало потёр веки пальцами.

Объяснить наше появление в родовом поместье никак нельзя было иначе, да и вся эта ситуация слишком выходила за рамки нормы. Особенно сейчас. Мне не помешает вторая голова, а лучше головы всего совета старейшин.

— Я могу сказать, что…

— Нет-нет. Подожди, хорошо, — отец торопливо произнёс это, не открывая глаза.

Он крайне редко тараторил, но вот сейчас он принимал молниеносное решение, и я промолчал.

— Где твой телохранитель?

— Погиб.

— Телохранитель юной леди Нокс?

— Погиб.

— Сколько времени прошло?

— Минут десять от взрыва, — я пожал плечами.

— Тогда так, — отец открыл глаза, — я в общих чертах увидел в прямом эфире, что там было. Вы уехали на нашей машине, как только началась стрельба. Вас вытащил телохранитель. Чтобы не терять время привёз сюда. Ясно?

Я кивнул.

— Девушкам тоже сейчас передадим эту версию. Никому пока не нужно знать о, — отец на секунду задумался, — твоей особенности, пока мы сами не разобрались.

— Ноксы, наверное, уже отправили сюда кого-нибудь.

— Конечно. Поэтому, пойдём.

Мы быстро добрались до лазарета, где Грейс и Аврил уже немного пришли в себя. Целитель обработал и подлечил царапины, снял шок, и последствия от ударной волны. Теперь девчонки пытались оттереть грязь с лиц и молчали, только слегка косо посматривая друг на друга.

Мне не нравилось то, что они теперь знали. Это в любой момент может сработать против меня. Отец ни за что не прибегнул бы к помощи доверенного менталиста первого ранга — вмешательство в память без решения имперских Кураторов — преступление. Да и времени на это просто не было.

Отец вкрадчиво объяснил Грейс и Аврил версию произошедшего и взял с них обещание, пока оставить способ перемещения в тайне. Судя по осоловелым глазам, они и так не поняли, что произошло.

— А что же скажут мои родители, — всхлипнула Грейс.

— Сначала с ними поговорю я, — отец обратился к ней. — Это могло быть совпадение, террористический акт, или же намеренное нападение на кого-то из вас.

Отец оглянулся на меня.

Да, этого тоже нельзя было исключать. Обычные террористы? Успели поставить блок от техник, кого-то искали. Вряд ли это какие-то бунтовщики.

— Тебе ничего не придётся выдумывать и объяснять. Просто скажи, что вас доставил сюда телохранитель Неро, хорошо?

Грейс часто закивала.

Аврил тихо сидела, опустив голову. Мне стало её жаль — никто не приедет за ней. Максимум посланец от опекуна, которого никто из нас не знал и не видел.

— Не переживай, тебя тоже доставят домой, — отец положил руку на плечо Аврил.

— В интернат, а не домой, — тихо всхлипнула она, теребя подол юбки. — Я никому ничего не скажу.

Она подняла взгляд — голубые глаза покраснели от слёз, но в этом взгляде читалось что-то неясное. Будто обещание лично мне.

— Господин, травмы были несерьёзными. С юными леди всё в порядке, — отчитался подошедший поближе целитель.

— Благодарю, Хесс. Осмотри и Неро.

Я покорно подождал, пока Хесс залечит мои царапины, восстановит ткани в том месте, где задела пуля и снимет болевые синдромы. Отец ожидал прибытия Ноксов совсем скоро и оставил нас в лазарете. Умылся холодной водой и немного поглазел в отражение.

Что это было?

Оттянув перчатку, осмотрел стигмы — нет, никаких намёков на то, что родовая магия сработала у меня. Ещё один хрономаг был в кафе или это было нечто другое. Может, игра моего разума, и это всё только показалось? Я тряхнул головой.

От Ноксов в поместье пригнали аж самого Виктора — главу. С кучей личных гвардейцев. Я давно подозревал, что Виктор на побегушках у Эмилии, которая только притворяется невинной пустышкой. С одной стороны — дело было действительно важным, но с другой, пока не объявят покушение и расследование, хватило бы и личного помощника.

Аврил оставили с Инессой, а меня вызвали в малый переговорный зал. Оставалось только надеяться, что Грейс не переклинит рассказать правду. Теперь мне придётся постоянно помнить об этом факте.

Виктор обеспокоенной наседкой скакал вокруг Грейс, та только коротко что-то отвечала и мотала головой.

— Прошу, присаживайтесь, Виктор, — отец пригласил Нокса к столу.

Грейс усадили рядом с ним, я остался стоять за креслом отца, сложив руки за спину. Сейчас буду говорить, только если отец попросит. Он гораздо быстрее управится с Виктором Ноксом, да и моё слов сейчас ничего особо не значит.

— Уважаемый господин Нокс, — начал отец. — Ситуация, произошедшая с детьми, требовала быстрого решения, потому я взял на себя смелость, привести юную леди Грейс в наше поместье.

— Ох, ох, — Виктор вытер со лба платочком выступившие капельки пота. — Я очень вам благодарен. Не имею никаких претензий, господин Айон. Напротив, готов публично выразить благодарность.

— Не стоит, — отец покачал головой. — Наш долг защищать того, кто попал в беду. Неро и телохранитель отреагировали крайне быстро и правильно.

— Благодарю, Неро, — Виктор кивнул мне.

— Нам необходимо провести внутреннее расследование, привлечь полицию и получить информацию от следствия, — отец снова обратился к Ноксу.

— Согласен, — выдохнул тот. — Это могло быть нечто серьёзное. Я привык не верить в случайности и совпадения.

Я поймал взгляд Грейс, до которой сейчас только, видимо, дошло, что в глазах Виктора я приобрёл некий статус и теперь она может крутить папочкой и подбивать клинья к тому, чтобы Неро Айон взял Грейс в жёны.

Жаль только, что Ноксы не очень планируют родниться с Айонами, точнее, отдавать нам дочь, а хотят совсем иного. Мне стало понятно, что Эмилия и Виктор дочурку ко мне не подсылали, её влюблённость и прекрасное осознание того, что я очень даже выгодный вариант выросли сами по себе.

Грейс далеко не глупая и, вполне возможно, что в её кудрявой голове тоже свои великие планы, но совместить выгодный союз с собственным интересом — очень даже заманчивая игра для юной девушки. Правда, она не знает, что есть игры по запутанней и посложней.

Я улыбнулся ей.

Отец и Виктор ещё коротко что-то обговорили и обменялись рукопожатиями. Когда их машина с сопровождением укатила за территорию поместья, облегчённо выдохнул. Аврил и Инесса сидели в беседке недалеко от детского крыла.

Похоже, что Аврил тоже пришла в чувства. Она оживлённо что-то рассказывала наложнице и смеялась. Быстро отошла. За это она мне и нравилась — никогда не погружалась в бесполезные страдания, не разыгрывала драму без весомого повода, даже слёзы её в глазах я видел крайне редко.

— Ну, как ты? — я перегнулся через перила беседки прямо к её уху.

— Ой, — она обернулась и хихикнула. — Уже хорошо. Меня Инесса позвала подышать воздухом.

— Отлично, — я обошёл беседку и тоже упал на скамейку. — Устал.

— Ты не расскажешь, да? — Аврил хлопала глазами и не решалась говорить дальше.

— Не сейчас, хорошо, милая? — я покосился на неё и подмигнул.

— Ладно, — она кивнула.

— Кто за тобой приедет?

— Комендант, — выдохнула Аврил. — А я думала, что хоть в таком случае увижу своего опекуна.

— Ты никогда не встречалась с ним? — я удивился.

— Нет, — она мотнула головой. — Даже никогда не разговаривала лично. Это и обидно. О, — она достала из кармашка в юбке миниатюрный телефон, — комендант. Спасибо, что посидели со мной, Инесса.

Аврил суетливо поклонилась ей.

— Юный господин, когда проводите юную леди, мы можем поговорить? — промурлыкала Инесса, откидывая за спину белоснежные волосы.

— Конечно, скоро вернусь.

Рядом с автомобилем, приехавшим за Аврил, стоял отец. Она поблагодарила его и нехотя села в машину коменданта. Отец принёс Аврил свои извинения, за сложившиеся обстоятельства и пообещал рекомендацию для академии, если понадобится. Она засмущалась и ничего не ответила.

— Отец, мы можем поговорить сегодня?

— О Филе Туми? — он устало посмотрел на меня.

— Да.

— Дай мне немного времени, сын. Сегодня слишком многое произошло. К тому же, теперь к проблемам с Туми добавилась ситуация с нападением на кафе. Мне нужно работать.

Он глубоко вздохнул.

— Завтра останешься в поместье, я отправлю сообщение директору школы.

— Но…

— До выяснения обстоятельств.

— Понял. Мне очень важно знать, что происходит в деле Туми. Отец. Это же Адора.

— Я знаю, как вы близки. Я пошлю к тебе Эйла, вечером, если буду готов рассказать. Отдыхай, сын.

— Хорошо. Спасибо.

Я решил пока больше не дёргать отца, хотя неизвестность раздражала, как и то, что меня не взяли в Следственный комитет. Я прекрасно понимал ситуацию, но отцу придётся мне всё рассказать, так или иначе.

Всего, что произошло сегодня днём вообще никогда не было. В той жизни этих событий просто не существовало. Я не помнил никаких терактов и взрывов рядом с «Элизиумом». Значило ли это, что моё присутствие во этом времени меняло не только события, связанные с Айонами, но и другие?

Пока мысли об этом крутились в голове, я вернулся к Инессе и откинулся на ограждение беседки и прикрыл глаза. Протяжно выдохнул.

— О чём ты хотела поговорить?

— Я видела Адору. Она ужасно выглядит — вся растрёпанная, кожа бледная, одежда помятая, — Инесса покачала головой.

Я открыл глаза и молча уставился на неё.

— Ты рассказал ей, да?

— Она не поверила. Адора считает, что это из-за Итона и их интрижки. Он не пустил его к ней?

— Нет, — Инесса вздохнула. — Я даже не знаю, о чём они говорили, пока господин Доу был в поместье.

— Я думал у тебя везде глаза и уши, — я хмыкнул.

— Увы, не вышло в этот раз. Очень беспокоюсь за нашу девочку. Мне кажется, что такое нервное напряжение может вызвать проблемы, или хуже — проявление сущностей. А это ужасно.

Что ответить Инессе я не знал — ситуация со всех сторон упёрлась в тупик и пока отец не введёт меня в курс дела, ничего нового я сделать не могу. Я снова запустил руку в карман и покрутил в пальцах гильзу.

— Ты не видела дядю Юстаса?

Я решил сменить тему — ситуация, в которой я ничего не решаю напрямую слишком напрягала. Главное, что механизм запущен и, я уверен, всё пройдёт так, как нужно.

— Только за завтраком, но он решает какие-то дела и почти всё время находится в кабинете.

— Ясно.

С Юстасом я поговорю завтра, Джед сможет приехать после занятий. Я не знал наверняка, какая ситуация на границе, поэтому откладывать презентацию улучшенного экзоскелета не имело смысла.

— Ещё кое-что, Неро, — Инесса слегка наклонилась вперёд. — Хаган рассказал обо всём старейшинам, совет будет очень скоро.

Я повёл плечами. Да, многовато событий, которые придётся обсуждать совету.

— А Мартину, о ситуации с Адорой?

— Конечно, ему в первую очередь, — подтвердила она.

Нехорошо. То, что я не рассказал об этом прадеду, он может воспринять, как недоверие, или хуже — желание скрыть факты из моих воспоминаний. Да, я сделал это намеренно, потому что Мартин слишком сильно переживал то, что он никак не помогал роду в той жизни, а доживал отведённое время обычным человеком где-то на периферии.

— Как он на это отреагировал?

— Плохо, — Инесса воздохнула. — Точнее, я могу сказать, как выглядел Хаган после их разговора. Скажу, как я вижу это со стороны — среди Айонов растёт напряжение.

Только внутренних конфликтов нам не хватало. Я медленно вдохнул и выдохнул несколько раз, успокаивая взволновавшийся Поток.

— Мне кажется, Неро, что что-то не так. Будто всё вокруг — иллюзия, — Инесса поёжилась.

— Потренируйся, не трепи себе нервы.

Я отодвинул рукав пиджака и взглянул на часы — до «вечера» ещё было несколько часов, а ожидание становилось невыносимым. На телефон пришло сообщение: «Уважаемый юный господин Неро. Род Нокс благодарит вас за помощь и защиту младшей дочери — Грейс Нокс и приглашает на семейный ужин. Вашему отцу также будет направлено письмо. Если вы ответите положительно, время и день будут обговорены дополнительно».



Глава 2



Я перелистывал присланные Джедом файлы и чертил в программе новые скрипты, которые удалось вспомнить. Первым делом, нам нужно будет запатентовать скрипт на бесшумность для мелких механизмов. Похожие уже, конечно, существовали, но мой, несомненно, был куда совершенней.

Я подготовил специальный бланк запроса на патент и тщательно его заполнил. Сверил схему нужного скрипта с тем, как его подправил Джед и, отправил пачку файлов другу на почту.

«Ты уже всё подготовил?» — от него пришло сообщение.

«Да. Завтра приезжай ко мне после школы. Юстас пока ещё здесь».

«Немного волнуюсь».

«Всё будет в порядке».

Сообщения всплывали в окошке программки, и я лениво отвечал на них. Общение не так сильно занимало руки и мысли. Эйл уже заходил и сообщил, что отец ожидает меня в кабинете через час, и этот час тянулся даже слишком долго.

Я перечитал сообщение от помощника Ноксов и потянулся в кресле. Это хорошо, что они решили меня пригласить, значит, уже больше доверяют. По крайней мере, делают вид. Что там на самом деле происходит, наверняка не известно, но я сделаю вид, что всё так, как мне и показывают.


На благодарственный ужин у Ноксов отец дал добро. Я терпеливо ждал, пока он закончит набирать какой-то текст и отложит в сторону документы и бумаги. Мне казалось, что бесшумные часы на стене отсчитывают время даже слишком громко.

— Я рад, что ты всё-таки нашёл для меня время, — сказал я, когда он, наконец, закончил дела.

— Не мог оставить тебя в стороне. Происходит нечто странное, сын. Пока не могу найти это объяснения. Туми; твоя новая способность, о которой никто не слышал…

— Вообще? — я сделал вид, что даже не интересовался этим вопросом.

— Да. Во всяком случае на поверхности такой информации точно нет, — он вздохнул.

Взгляд отца и правда был уставшим, а лёгкая улыбка предельно натянутой. Не играй во всесильного, папа. Твои же слова. Я знаю, что всегда нужно держать лицо, но передо мной можешь быть более честным. Быть может тогда, вот эта внешняя сила с постоянным напряжением внутри и сгубила тебя?

Я внимательно смотрел на отца, ожидая, когда он начнёт свой рассказ, но не торопил. Да, папа, знаю, каково это. Кем бы ты ни был, ты должен крепко стоять на ногах, что бы не творилось внутри, ты должен держать всё в кулаке. Знаю.

— Ладно. Я расскажу всё, как есть. Может быть, твой свежий взгляд поможет увидеть то, чего я не заметил.

Я кивнул и приготовился слушать.

***

Хаган договорился встретиться с Итоном Доу неподалёку от здания Следственного комитета, чтобы сначала переговорить. До назначенного комитетом времени оставался ещё час. Лишние глаза и уши были не нужны, поэтому он выбрал местом встречи ресторанчик с отдельными кабинками и полной конфиденциальностью.

Там частные встречи проводили нередко, и персонал знал всех господ в лицо. Двое охранников сопроводили Хагана до нужной кабинки и остались снаружи. Доу должен был прибыть с минуты на минуту. Хаган заказал графин чистой холодной воды и две чашки кофе. Посмотрел в окно, за которым суетливо ходили люди и проносились машины.

Его не было видно с той стороны — специальное покрытие делало окна зеркальными снаружи.

— Добрый день, господин Айон.

В кабинку вошёл Итон Доу. Он кивнул своему сопровождающему и тот вышел.

— Добрый день, господин Доу.

Официант оставил заказ на столе и молча удалился. Больше их никто не побеспокоит.

— Я хотел бы начать, — Хаган слегка облокотился на столешницу. — Расскажите мне, как давно вы в тайных отношениях с Адорой?

Доу немного помолчал. Он был почти ровесником Хагана и не собирался смущаться, как мальчишка, но свои слова тщательно обдумывал. Его положение и титул были достаточно высокими, но просто так Итон никогда бы не получил одобрения со стороны Айонов на эти отношения.

— Около года, — Итон слегка улыбнулся и отпил кофе. — Господин Айон, буду предельно честен. Я и не надеялся, что у нас Адорой может быть будущее, посему, предпочёл оставить эти отношения в тайне.

— С обручённой девушкой одного из Тринадцати, — Хаган внимательно посмотрел на него. — Не находите это бесчестным для барона, а уж тем более для того, чьи намерения чисты и серьёзны?

— Понимаю ваше негодование, — Итон усмехнулся. — Могу я закурить трубку?

Хаган кивнул.

— Может, это прозвучит взбалмошно, словно от юной девицы, но я был готов довольствоваться малым, ради любви. Никогда бы не стал каким-либо образом мешать планам рода Айонов.

— Но…?

— Но произошло то, что произошло. С помощью своих людей мне удалось выяснить, что Фил Туми психопат и убийца. Никогда бы не смирился с тем, что возлюбленная будет отдана такому в мужья.

Итон тяжело вздохнул. Хаган решил не спрашивать, как Доу выследил Фила — сейчас это было уже неважно.

— Размолвка и дело против Туми вовсе не означают, что я выдам дочь за вас, вы же это понимаете, господин Доу?

Итон немного попыхтел трубкой. Сизый дымок с запахом осенней сливы поднимался кверху и исчезал в решётке вентиляции.

— Понимаю. Конечно, понимаю. Для меня важнее, чтобы Адора была жива и здорова, а главное — счастлива. И если судьба или вы, господин Айон, распорядитесь так, что не я подарю ей это счастье, то так тому и быть.

Хаган промолчал, отпивая терпкий кофе с приправами. Доу был противоречивым человеком — с одной стороны, его намерения действительно были благими — он хотел спасти Адору от страшной участи, с другой — он намеренно тайно встречался с ней, зная, что это может превратиться в скандал и репутация Айонов и Адоры крайне сильно пострадает.

В Хагане сейчас боролись чувства возмущения и благодарности этому человеку.

— Я тоже рискую, Хаган.

Доу вдруг обратился к нему по имени. В данной ситуации это было непозволительной бестактностью и нарушением субординации, но он ничего не успел ответить.

— Я тоже рискую репутацией, положением и состоянием, встревая в дела Тринадцати. Выступая обвинителем в деле, которое может быть проиграно просто по щелчку пальцев. Я могу потерять место владельца центрального банка, свои деньги и связи. Меня могут лишить гильдийства. Поэтому, Хаган, будьте уверены, за моими намерениями не стоит злой умысел или желание получить выгоду.

После такой тирады Хаган ещё несколько минут молчал. Сейчас этикет и возможные, но так и не случившиеся скандалы из-за интрижки, всё-таки были не самым важным.

— Значит, Итон, вы готовы идти до конца? Не сдадитесь под прессингом судебных органов и рода Туми?

— Конечно. Моя любовь, не побоюсь этого громкого слова, стоит всех денег и статусов в Империи, — он хрипло усмехнулся.

— Я на вашей стороне. Но об возможном союзе с Адорой пока не могу ничего сказать, — Хаган решил оставаться честным.

— Понимаю. Сейчас главное, чтобы мы выиграли дело против Фила. Я прекрасно понимаю, как это может испортить отношения с родом Туми, я понимаю, какие могут быть последствия и потому, безмерно счастлив, что благополучие рода для вас важнее, чем спокойствие среди Тринадцати, — Доу улыбнулся.

— Это всё достаточно сложно, — Хаган покачал головой.

— Нас всех когда-нибудь не станет, господин Айон. Вас, меня, даже наших детей и внуков. Когда-нибудь исчезнет Империя, падут цивилизации, закончится Третья Эра. Не бывает вечности, даже Вселенная когда-нибудь умрёт в холоде и темноте. Стоит ли тогда желать выгодного положения больше, чем счастья?

— И быть может, возродится вновь, — Хаган улыбнулся уголком рта.

— Быть может, но это будет уже другая Вселенная, другой мир, другая Империя и другие мы с вами. Поэтому нужно жить сейчас. Наши жизни — короткие вспышки. Мне бы хотелось, чтобы мгновение моей жизни принесло кому-то тепло, поэтому да, я пойду до конца, — Доу допил кофе и улыбнулся.

— Назначенное время через пятнадцать минут, — Хаган вытащил из нагрудного кармана делового костюма часы на цепочке. — Нам пора.

Назначенный следователь встретил их сдержанно и напряжённо. Он постоянно перебирал какие-то папки с бумагами и опасался смотреть в глаза Хагану и Итону.

Следователь предложил им присесть и не решался начать разговор.

— Дело было заведено, господин следователь? — Хаган заговорил первым.

— Пока мы не можем этого сделать. Необходима экспертиза доказательств. Господин Туми был уведомлён о вашем заявлении и скоро тоже прибудет сюда.

Голос следователя звучал неуверенно.

— Для каких целей? — Хаган достал из жёсткого футляра очки.

— Он желает написать встречное заявление о клевете.

— Разве он не видел записей? Его не вызывали, — Доу вмешался в разговор.

— Дело в том, что да. Мы вызывали на предварительную беседу, вызывали также самого Фила, но они отрицают всё. Адвокат, прибывший с ними, затребовал экспертизы на нескольких уровнях.

— Этого следовало ожидать, — Хаган кивнул. — Что ещё мы можем сделать.

— Вам тоже понадобится адвокат, когда мы примем заявления от господина Туми, — следователь елозил в кресле и явно волновался.

— Могу я переговорить со старшим следователем?

— Увы, нет, — торопливо ответил тот. — Пока что нет. Мы не можем принимать такие решения. Все материалы и заявления ему уже переданы, но ответа ещё не было.

В кабинет явился и сам Алан Туми, чувствовалось, что его Поток не спокоен, но что это могло значить? Может быть, он сам обеспокоен происходящим, а может, прекрасно осведомлён о том, чем занимается наследник. Если дело будет предано огласке публично и Императору, то у рода Туми будут серьёзные проблемы, а у Алана останется не так много путей, чтобы изменить ситуацию.

— Приветствую, господа, — Алан кивнул и занял свободное кресло. — Перейдём сразу к делу. Я приехал, чтобы подать встречное заявление и ещё раз подтвердить своё требование о дополнительной экспертизе материалов.

Он сидел прямо, плечи и руки напряжены. Алан злился, но внешне старался оставаться предельно спокойным. При этом, Хаган прекрасно понимал, что и у Туми есть достаточно рычагов давления на судебную власть, чтобы по итогу выиграть или замять дело.

— Вы имеете на это полное право, — Хаган обратился к Алану. — Но я не мог оставить подобные записи без внимания. Это касается не только репутации Адоры и Айонов, но и в целом вопроса о том, почему такой человек до сих пор на свободе.

— Следите за словами, господин Айон, — Алан поджал губы. — Фил ни в чём не виновен, пока не доказано обратное.

— Предлагаю ускорить процесс и провести процедуру допроса с помощью менталиста первого ранга. Нужно только ваше согласие, — Хаган говорил спокойно и уверенно.

— Отказываюсь. Это возмутительно. Если экспертиза не подтвердит, что записи подлинные, то об этом не может быть и речи. Суда не будет, господин Айон, я не позволю вам пятнать репутацию рода Туми.

— У меня и в планах не было.

— Нет, господин Айон. Я больше не намерен разговаривать с вами без присутствия адвокатов и без протокола. Это возмутительно. Я не знаю, зачем вам это нужно, но я обязательно выведу вас на чистую воду!

Алан говорил с жаром и страстью. Пытался нападать и играть на том, что Хаган мог бы почувствовать себя не комфортно, подумать, что действительно всё это подлог и благочестивый род Туми ни к чему не причастен.

Или же, вполне возможно было то, что Алан действительно не предполагал, что его сын, наследник Туми мог оказаться маньяком и убийцей, тогда возмущение Алана и желание как угодно доказать невиновность Фила были вполне оправданы. В одном глава Туми был действительно прав — вести беседы без записи протокола и без присутствия адвокатов более не имело смысла.

— Господин Туми, я понял вашу позицию и согласен, что следующая встреча должна пройти в более официальной обстановке. Я не буду препятствовать вашему желанию подать заявление о клевете.

— В таком случае, считаю наш разговор оконченным, а о союзе с Туми можете забыть уже сейчас, господин Айон.

Алан подскочил, коротко и дёргано откланялся и вышел из кабинета, хлопнув дверью. Всё-таки не смог до конца вести себя сдержанно.

— Нам предстоит нелёгкая борьба, — выдохнул Итон, молчавший всё это время.

— Ничего, — Хаган кивнул. — На нашей стороне правда. Хотя и этого иногда недостаточно.

Он перевёл взгляд на следователя, делавшего вид, что его вообще не интересует происходившее в кабинете. Пусть знает, пусть даже запишет, на всякий случай. Органам придётся выбрать, на чьей стороне быть, остаться нейтральными конкретно у них, никак не выйдет.

***

Я помассировал виски и откинулся глубоко в кресло. Всё оказалось так, как я и ожидал — на любое действие всегда найдётся противодействие, тем более, если дело касается одного из Тринадцати.

Алан Туми был серьёзно настроен добиться того, чтобы предварительные обвинения были сняты, а улики признаны поддельными. Весь Следственный комитет тоже понимал, что кроме фотографий и видео должны быть ещё более серьёзные доказательства. При этом, ордер на обыск показанных домов они тоже отказывались выдавать.

Замкнутый круг. Чтобы вызывать менталиста для допроса и снятия истинных показаний нужен был не только ордер, но и решение Куратора, которому следствие могло отправить запрос тоже по соответствующему ордеру.

— У меня есть ещё связи среди законников, но, как ты понимаешь, сын, они не имеют стороны, — отец покачал головой.

— Да и убийствами не занимаются, — согласился я. — Но…

Я ненадолго задумался: так, если законник сможет с помощью специалистов подтвердить подлинность улик, то суд состоится и там уже будет борьба сторон обвинения и защиты. Айоны тоже из Тринадцати, и нас тоже боятся, как бы там ни было.

— Мы можем сделать независимую экспертизу с помощью законников. Они подтвердят своей печатью, что улики реальные. Им не нужно принимать чью-то строну.

— Пожалуй, ты прав, — отец кивнул и что-то записал на клочке бумаги.

Я всё ждал, когда же он скажет о Совете Старейшин. Но почему-то к этой части разговора отец вообще не стремился. Сложилось впечатление, что он боится происходящих перемен, ему кажется, что положение рода резко стало шатким. Да, папа, так оно и есть, только моё появление ускорило процессы и немного изменило их.

— Как ты думаешь, — я решил его отвлечь, — Хуго и Мор помогут мне разобраться с новой магией?

— Если я вызову Мора, то мне придётся отослать Хуго обратно, — отец усмехнулся. — Щитовики должны быть под контролем.

— Понимаю, а если я отправлюсь к Мору?

— Не сейчас, происшествие со взрывом слишком странное.

Конечно, странное, отец. Я и сам пока не понимал, с какой стороны к нему подойти и пока не начнётся это расследование, у меня нет даже маленьких зацепок.

Отец коротко взглянул на экран компьютера — булькнул сигнал, что пришло сообщение.

— Извини, сын. Мне нужно работать. Надеюсь, я удовлетворил твоё желание узнать, как продвигаются дела?

— Да, но… Кто пишет?

— Неро, это не касается Туми. Ты свободен, — голос отца стал строже.

— Я понял. Благодарю за разговор.

Я откланялся и вышел, прикрыв за собой дверь. Реакция отца на сообщения была очень странной — мне показалось, или на его лице отразился некий страх? Это явно было что-то важное, но что именно? Сейчас мне очень сильно казалось, что именно эту новость нельзя пропустить, я понимал, что выяснить, что так удивило отца, нужно как можно скорее.



Глава 3



Адора так больше со мной и не разговаривала. Я два раза приходил к её комнате, но ответом на стук и вопросы была неизменно тишина. Она даже не ответила на сообщение с просьбой о перемирии, и я сдался. Пусть так, она всё поймёт и, возможно, даже признает, что была не права.

Хуго был в отъезде, и я самостоятельно составил программу тренировки, чтобы как-то забить время в ожидании приезда Джеда. После завтрака мне удалось выловить Юстаса и назначить встречу в пять часов вечера на полигоне. Его лицо выражало некий скептицизм, но всё-таки дядя согласился.

— Неужели, — я крепко пожал Джеду руку.

— Ну, так, кое-кто постоянно занят очень важными делами, — он улыбнулся.

Он пригладил растрепавшиеся рыжие волосы и подтащил к себе большой кейс на колёсах.

— Там скелет? — я заглянул за плечо друга.

— Ага, я будто на выставку приехал, — Джед усмехнулся.

— Дядя Юстас встретимся с нами в пять часов, пока можем обсудить дела. Ты, кстати, маме сообщил об открытии фирмы?

— Нет пока, — Джед тряхнул головой.

— Почему?

— Пока у нас ещё нет ни одного заказа и одобренного патента, мне всё кажется, будто это игра какая-то, — он рассмеялся.

— Игра ему, — я кивнул в сторону детского крыла. — Ты оправил заявку на патент скрипта?

— Ага, волнуюсь немного, — он пожал плечами.

Мы неторопливо шли по дорожке в сторону детского крыла, солнце ещё неплохо согревало, хотя некоторые порывы ветра заставляли поёжиться. Отец сообщил мне, что сегодня на ужине его не будет, и я решил, что нужно набраться терпения.

— Кстати, помог дрон?

Джед будто услышал мои мысли.

— Да. Отлично помог, — я тряхнул головой. — Сейчас тут творится столько всего, так что прости, что общаемся в основном только по делу.

— Всё в порядке, это нормально, — Джед грустно улыбнулся. — Когда тебя объявят наследником, вообще, наверное, времени не останется.

— Рано киснешь, — я хлопнул его по плечу. — Давай лучше подготовим скелет к испытаниям.


К пяти часам я уже был в нетерпении, Джед продолжал какие-то манипуляции со скелетом, висящим на специальной подставке. Конструкция выглядела лёгкой, но в то же время крепкой и функциональной: лёгкие конструкты, повторяющие строение рук, ног и позвоночника со всеми суставами; активируемые экраны для защиты спины и груди; полноценные привода на альтиллиуме.

— Смотри, ещё можно увеличить длину конечностей, рук и ног, — Джед коснулся нескольких скриптов на правой «руке», и скелет стал выше.

— А управление?

— То же самое, компьютер будет считывать движения. Снижается нагрузка на собственное тело, особенно при преодолении больших расстояний или переноске грузов. Устойчивость не пострадает.

— Отлично, — я кивнул.

В моём будущем эти скелеты сделали ещё более совершенными маги из гильдии артефакторов, которым он продал разработку. Но я не механик, не мог помнить всех подробностей. Джед сам сможет продолжать его улучшать, если Юстас поддержит проект и возьмёт хотя бы один образец для испытаний.

Сам дядя явился примерно через десять минут, коротко поздоровался и осмотрел экзоскелет.

— Наши модели похожи на это, — он прошёлся ладонью по приводам верхних конечностей.

— Я думаю, что вам стоит всё-таки на него взглянуть и, может, взять на испытания, — сказал я, ожидая реакции.

— Это дело ни одного дня. У меня очень много работы и я ничего не могу обещать, — Юстас выглядел настроенным довольно меланхолично.

— Но вы обещали взглянуть, — я склонил голову.

— Конечно. Приступайте.

Джед поспешно облачился в экзоскелет. Он показал Юстасу, как двигаются суставы, какое количество движений им доступно, пробежал на высокой скорости короткую дистанцию туда-обратно.

— Неплохо. Как работают Щиты?

— Активируются мысленной командой — заряженный Потоком альтиллиум отдаём сигнал от бойца к скелету, — отчитался Джед, который сейчас выглядел ещё выше.

— Автоматическое срабатывание? — Юстас оглядывал защиту спины и ходил вокруг.

— Есть, работает исправно. При неожиданной атаке включаются щиты со спины и спереди, то есть, в принципе, этот экзоскелет могут использовать даже немаги.

— Отойди немного подальше, поработаем, — Юстас кивнул. — Не применяй никаких магических техник, для защиты. Испытаем.

Джед удивлённо приподнял бровь, но всё-таки отбежал на пару сотен метров. Не предупреждая, дядя швырнул в него крупный энергетический сгусток. Он даже не успел повернуться.

Сгусток ударил в область спины, и я увидел еле заметную рябь сработавшего щита. Джед слегка пошатнулся, но остался на месте. Следующий энергетический сгусток — друг успел повернуться к нам лицом. Щит сработал, но Джеду стало сложнее устоять на ногах — дядя не жалел мощности.

— Теперь вот это.

Юстас расчертил контур и в Джеда метнулись сразу шесть огромных огненных копий, вокруг которых поблёскивали электрические разряды. Я успел увидеть, как Джед встал более устойчиво, а потом перед глазами всё поплыло.

Сухая трава вспыхнула, я видел, как вдалеке стоит Джед — его лицо перепачкано кровью, одна из конечностей экзоскелета оторвана. Вокруг летает нечто, похожее на пепел и раздаётся попеременный грохот далёких взрывов. Небо заволокло тучами и дымом. Джед улыбался и что-то говорил одними губами.

— Нет, — выдохнул я. — Нет.


— Юный господин. Юный господин!

Меня тряхнули за плечо и немного потянули назад. Я зажмурился и снова открыл глаза. Всё исчезло. Я проморгался — вечерело, Джед притаптывал подпалённую траву и довольно улыбался.

Я оглянулся — позади стоял Эйл.

Странное видение исчезло также внезапно, как и появилось. Я огляделся — всё в полном порядке.

— Вас вызывает господин глава Айон. Есть какие-то новости, — ментор терпеливо дождался, пока я осознаю происходящее.


— Мы сейчас заняты, — я кивнул на Юстаса.

— У главы сегодня больше не будет свободного времени. Прошу, пройдёмте со мной.

— Всё хорошо, Неро. Я переговорю с твои другом сам.

Уходит не хотелось. Нужно было знать все подробности и говорить с дядей лучше самостоятельно, зная, как дружище может стесняться и нервничать.

— Ты просто приходи побыстрей, — к нам подошёл широко улыбающийся Джед. — Видал, как скелет круто сработал?! Не только погасил энергию, но ещё и обезопасил ближайшее пространство от радиуса техники.

— Да-а-а, — протянул я и попытался улыбнуться.

— Так что лучше иди к отцу.

Я кивнул и направился вслед за Эйлом. Что я только что видел? Сняв перчатку, я снова внимательно осмотрел стигмы. Никакого намёка, да и видение в принципе не походило на замедление, реверс или форвард. Это будто была какая-то галлюцинация.

Может, и в правду просто галлюцинация? Вторая такая странность за последние два дня — то внезапное замедление, то теперь это… Неприятное чувство неизвестности. Я шёл размеренным шагом прямо за ментором. Может ли быть так, что родовая магия не перестала работать, а видоизменилась? Вряд ли.

Стигма неизвестной современным магам телепортацией появилась на кисти сразу после того, как перемещение сработало в первый раз. Я ещё раз зажмурился и тряхнул головой. Загляну к Хессу потом, может, всё объясняется проще, чем я думаю.

К моему удивлению в кабинете отца он был не один, а вместе с прадедом. Вот так встреча. Мартин смотрел на меня сурово и с какой-то обидой. Точно, он ведь уже знал про Туми, и рассказал ему об этом не я.

— Садись сын, это ненадолго.

Я поклонился им и уселся в кресло. Мартин неодобрительно на меня зыркнул, но ничего не сказал.

— Первое — мы связались с полицией. Все исполнители теракта мертвы, даже те, что были задержаны.

— Как это?

— У них был яд, все до единого отравились им перед допросами, — отец устало вздохнул.

— Второе. Опознание показало, что часть из этих людей — немаги и члены мятежной группировки.

— Что бы это могло значить? — я упёрся подбородком в ладони.

— Пока что мы склоняемся к тому, что это не было покушением на тебя или Грейс, но меня беспокоит то, что они совершили суицид.

— О, Предвечный, Хаган! Любые террористы так делают! — возмутился прадед. — Ты будто в первый раз с таким встречаешься, честное слово. Верхушка приказала и всё, — он провёл большим пальцем линию на горле.

Я хмыкнул, сдерживая смешок.

— Но всё-таки. Расследование не закончено. Твою охрану временно усилим, — отец покосился на меня.

— Зачем? У меня третий ранг, — я качнул головой.

— Однако, мне так будет спокойней, — повторил он с чуть большим нажимом.

— Ну ты ещё сверху на него сядь, — отмахнулся прадед.

Я снова сдержал смешок.

— А ты не хрюкай там. С тобой у нас ещё будет отдельный разговор, молодой человек.

Прадед посмотрел на меня крайне недобро. Ну, я-то уже догадываюсь о чём будет тот разговор.

— И о чём же вы хотите побеседовать с Неро, Старейшина? — отец удивлённо взглянул на Мартина.

— Не твоего ума дело. Раз сейчас не говорю, значит, так надо, — он отмахнулся.

Отец только тяжело вздохнул. Спорить с прадедом — не его сильная сторона.

— В общем, будь внимателен, охрана не доставит лишних проблем и беспокойства, — отец снова перевёл взгляд на меня.

— Понял. Могу идти?

Отец кивнул.


Я бегом вернулся на полигон, но застал только Джеда, убирающего какие-то бумажки в тонкую папку. Кейса с экзоскелетом рядом не было.

— Он уже ушёл? — я поискал глазами, нет ли Юстаса поблизости.

— Да. Всё прошло хорошо. Он забрал образец, сказал, что к завтрашнему дню пришлёт официальный документ на фирму, — он странно улыбался.

— Какой документ?

— Что пограничное подразделение под командованием Юстаса Айона официально берёт образец на испытания. Даже сказал, что рассчитает кое-какой гонорар.

Джед блаженно лыбился и, похоже, всё ещё не до конца верил в происходящее.

— Отлично. Я думал, он будет отпираться гораздо дольше, — я откинул со лба отросшие пряди.

— Знаешь, я очень рад, — Джед, наконец, закончил перебирать бумажки. — Я отдал ему все нужные чертежи, записи первых испытаний и характеристики.

— Если всё получится, то он станет нашим первым спонсором, поздравляю, — я протянул ему руку.

Джед радостно засопел и ответил крепким рукопожатием. Видишь, дружище, всё в твоей жизни будет хорошо.


***

Фил приблизился к большому кабинету, где в совершенно взбешённом состоянии ходил из стороны в сторону отец. Сам Фил только что соизволил явиться, хотя отец вызывал его ещё полчаса назад. Весь кабинет, кажется, гудел от напряжения, даже лампы в люстре то становились ярче, то тускнели в такт пульсации отцовского Потока. Вот это он психовал, конечно.

Фил завалился в кабинет и расслабленной походкой проследовал к креслу. Плюхнувшись в него, он закинул ногу на ногу и ожидал, что же Алан имеет ему сказать.

— Ты снова ведёшь себя, как простолюдин, — Алан уставился на него.

— Мы сегодня уже виделись, отец. Какие новости? — Фил слегка наклонил голову и поправил прилизанные на правый бок волосы.

— Какие?! Ты ещё смеешь спрашивать?

— Конечно, это ведь меня касается, — он ухмыльнулся. — Неужели папочка всё ещё не разрулил это маленькое недоразумение, или его хвалёные связи не больше, чем мыльный пузырь?

— Закрой своей поганый рот, — отец осклабился. — Не смей со мной так разговаривать.

— А то что?

— Что? Против тебя собраны практические неоспоримые улики! Хаган Айон вцепился в это дело зубами, понимаешь?

— Так обвини его в клевете, — Фил махнул рукой и закатил глаза.

Отец подошёл ближе и упёрся руками в подлокотники кресла, коршуном нависая над Филом.

— Сколько раз я тебе повторял, чтобы больше это не повторялось? Сколько раз я отмазывал тебя и убирал за тобой грязь, сын? — отец почти шипел.

Фил ухмыльнулся. Ну, право, что он мог сделать со своим маленьким увлечением? Ничего же страшного — в расход шли слабые магички, а то и вообще простолюдинки из трущоб. Меньше этих существ — чище воздух. Всё равно никакой пользы.

Зато пользу приносило изучение их тел, он ведь всё ещё не нашёл истинных различий между телом мага и немага, не нашёл источник Потока и то, откуда он рождается на самом деле.

— Это же наука, папа, — прошептал Фил, — как ты не понимаешь?

— Это не наука, это убийства. Я много лет пытаюсь вылечить тебя, скрыть ото всех твои склонности, а ты снова подводишь?!

— Я же твой наследник, ты не можешь от меня избавиться, у тебя нет других…

— Есть племянники, я могу пойти и на такой шаг.

Отец оттолкнулся от кресла и снова принялся нарезать круги по комнате. Лампы всё также мигали. Сделает наследником племянника?! Немыслимо! Фил забарабанил ладонями по коленям, шейные мышцы подёргивало. Это просто немыслимо!

— Не можешь! Скажи мне, что ты…

— Я и так постоянно спасаю твою никчёмную шкуру! Если бы не магический потенциал, то я уже лет семь назад, когда ты был ещё просто придурковатым, отправил на лечение в психушку!

— Отец!

Фил подскочил на месте. Этого просто не могло быть! Как отец может так обращаться с ним! Он же его наследник, родная кровь!

— Послушай меня внимательно, — голос отца стал жёстче, — не я один в Империи маркграф — это первое. Второе — такой наследник как ты, позор для рода, проклятье.

— Как ты можешь, — Фил скривился.

— Я вот что тебе скажу. Сейчас я все силы бросил на то, чтобы снова прибраться за тобой и доказать, что улики поддельные, но…

— Но что?

— Ты должен уехать из Империи. Тебя вывезет доверенный человек. Деньги будут, убежище тоже. Но чтобы я твоей рожи не видел здесь до тех пор, пока всё не уляжется, ясно?

Фил недоумевал и молчал. Отец сейчас нёс какую-то абсолютную чушь. Он бегло осмотрел отцовский кабинет — всё слишком светлое и вычурное, никакой дани традициям, будто находишься в хирургии, а не в кабинете. У него всегда вызывали отторжения такие комнаты. Ведь куда лучше просто хорошенько оттереть кровь и расставить всё по местам, чем постоянно находиться в слишком пустой и блеклой обстановке.

— Я не могу уехать, скоро же свадьба с Адорой.

— Свадьба?! — отец побелел от гнева. — Свадьба?! Ты ещё смеешь что-то говорить про свадьбу? Её не будет при любом раскладе! Не важно, выиграем мы это дело или нет. Забудь про девчонку Айонов, понял меня?

— Да ты лишился ума, папаша!

Внутри всё вскипало. Филу не достанется Адора? Такая сильная и красивая? Нет-нет-нет, она уже принадлежит ему. Только ему! А то, что принадлежит Филу Туми остаётся с ним, хочет оно того, или нет. Адора, прелестница, какие исследования можно проводить! Жена ведь будет покорная, она ведь будет подчиняться и слушаться. Не нужно её убивать, её можно изучать годами.

Мысли прервала пощёчина наотмашь и жжение.

— Ещё одно подобное высказывание и я сам лично признаю твою вину, Фил.

— Ты не можешь меня лишить этой свадьбы и этой девчонки, — прорычал он, прижимая ладонь к горящей щеке.

— Могу. И лишаю. Собирай свои шмотки и готовься к отъезду. Вернёшься только тогда, когда я скажу, — отец прищурился.

— Да. Папа, — выдавил Фил из себя. — Конечно.

Он резко встал и вышел из кабинета, оказываясь в прохладе мягко освещённого коридора. Руки самопроизвольно сжимались в кулаки так, что даже короткие ногти, казалось, вот-вот и пробьют тонкие перчатки. Внутри кипел гнев.

— Да, папа, конечно, я соберу свои вещи, конечно же, я уеду из поместья. Конечно же.



Глава 4



Разговор с сыном получился слишком напряжённым. Алан сидел в кресле и пытался восстановить внутреннее равновесие. Сколько бесполезных лет, Предвечный, сколько попыток сделать всё, как нужно. Всё, что он держал в руках столько времени, буквально валилось из них.

Раздался стук в дверь.

— Войдите, — выдохнул Алан, не открывая глаза.

В двери показалась Элиза.

— Дорогой супруг, мы можем поговорить?

— Я так устал, Элиза. Устал…

— Мне доложили, что ты собрался выслать Фила, — она присела на краешек кресла напротив.

— А что ещё прикажешь делать? Сколько раз я убирал за ним грязь? Сколько было обещаний, что больше это не повторится, — он повернул голову к жене.

— Ты не знал, что он продолжает… — она не смогла говорить дальше и только коротко вздохнула.

— Конечно же, не знал. Последние два года он так хорошо скрывал это, что у меня даже не возникло никаких подозрений. Приставленные к нему надзиратели ни разу не доложили о чём-то подобном. Я думал, что Фил опомнился, зная, что впереди его ждёт такой выгодный союз, тем более — Адора Айон была ему интересна уже долгие годы. Как же я ошибался.

Алан чувствовал, как в виске стучит кровь, головная боль усиливалась. Весь кабинет в светлых тонах будто плыл перед глазами, хотелось только одного — немного убавить яркости, хотя надвигался вечер.

— Как же так, — Элиза прикрыла рот ладонью. — Почему надзиратели ничего не заметили?

— Возможно, он смог их подкупить. Надзиратели не были скреплены договором законников. Представляю их лица, если бы они узнали о предмете договора, — Алан невесело усмехнулся.

Всегда, даже среди самых надёжных людей находились лентяи и предатели, он понял это уже давно, через опыт прожитых лет. Никогда нельзя быть полностью уверенным в том, что люди всегда будут выполнять работу предельно честно. За всем не уследишь, будь у тебя хоть миллион глаз.

— Мне очень жаль.

— Ты даже не представляешь, каково мне сейчас осознавать, что все попытки удержать нас в равновесии идут прахом.

— Прости, дорогой супруг, что не смогла родить тебе ещё одного наследника, — Элиза тихо всхлипнула.

Он улыбнулся одним уголком рта. Он больше не мог иметь детей, как бы прискорбно это не звучало, а двое дочерей, которые успели родить наложницы, не могли перенять главенство. Дети брата Элизы имели низки магический потенциал. На всём роду будто лежало проклятье, хотя никаких проклятий не существовало вовсе.

Алан надеялся, что брак с Айонами позволит им удержать статус, что Адора родит ребёнка, который станет наследником Туми, даже если Фила в конце концов пришлось бы упрятать в психушку или выслать из Империи. Но тогда хотя бы осталась надежда, что род Туми будет жить дальше.

— А что же с судом? — снова заговорила Элиза.

— Суда не будет. Я сделаю всё возможное для этого. Если Тринадцать узнают обо всём, то это станет позором и нашим концом.

— Думаешь, до сих пор никто не знает?

— Слухи — это слухи, пока что только Хаган Айон и Итон Доу знают обо всём. Как они достали эти записи, как выследили Фила?

— Сколько же сложных вопросов, — Элиза покачала головой и направилась к окну. — Я думала, эта осень осчастливит нас, даст нам надежду, но, похоже, что всё не так.

— Перед Хаганом Айоном я просто не мог сделать шаг назад, признать вину Фила, дать им просто убрать его с дороги, но сейчас даже не знаю, что делать.

— Ты хороший человек, Алан, — Элиза обернулась и заправила за ухо светлые пряди.

— Хороший человек не скрывал бы столько лет, что его единственный наследник, единственный сын убийца, — Алан помассировал пульсирующие виски. — Я на перепутье.

— Но ведь Туми ждут от тебя защиты. Ты всё делал ради нас всех, ради всех семей, ради всех детей и родственников, дорогой супруг.

— Я могу попробовать перейти в наступление, не ограничиваясь только лишь встречным заявлением о клевете, но ведь Хаган Айон не глуп, он может принять более решительные меры, о, Предвечный, мы в тупике, — он откинул голову назад и снова прикрыл глаза.

— Ты уже озаботился тем, чтобы Фил покинул метрополию, возможно, что Айонам тоже не будет резона придавать дело огласке и всё решится мирным путём. Ты сам говорил мне, что лишние дрязги среди Тринадцати никому не принесут пользы.

Элиза всё ещё стояла у окна — ветер слегка колыхал длинные волосы. Она смотрела с истинной добротой и любовью. Женщина, которая хранила эту тайну столько лет, хотя страдала, что единственный сын сошёл с ума.

В зелёных глазах плескалось беспокойство, страх за существование рода.

— Если слухи уже поползли, то на нас сейчас могут давить со всех сторон, Элиза. В их глазах у нас всё ещё есть статус, всё ещё есть власть, но род на волоске от гибели, и я не знаю, какой сделать выбор.

Элиза молчала.

— У меня есть несколько путей, но ни один из них не даст роду то, что нужно. Ни один. Если бы я только мог…

Голова раскалывалась. Сейчас Алан мог добиться того, чтобы не дать ход делу. Прийти на поклон к Хагану Айону и предложить ему безоговорочное подчинение рода Туми. Он мог обратиться к любому из родов и склонить голову, обрекая себя и всех Туми на служение кому-либо из родов.

Больше десяти лет он грезил, что недуг оставит его и Элиза, или кто-то из наложниц сможет родить ему сына, но этого так и не произошло. Искусственно это тоже не вышло бы сделать — маги рождаются только естественно, десятки лет экспериментов подтвердили это.

— Что ты решил, дорогой супруг? — Элиза слегка наклонила голову.

— Мне нужно ещё немного времени. Сегодня после заката Фила увезут, и я приму окончательное решение, — он тяжело вздохнул.

***

— Аврил, мне будет нужна твоя помощь.

Как только закончился факультатив по артефакторике, я нашёл её в коридоре и, взяв за руку, потащил за собой.

— Куда, какая помощь?

— Сейчас всё расскажу.

Мы подошли к заднему выходу из школьного двора. Через несколько минут сюда приедет Оскар. Где находится та самая дополнительная охрана, мне было неизвестно, но лучше, чтобы лишних вопросов не возникало. Пока отец ведёт внутреннее расследование — было ли всё случившееся случайностью или нет, мне тоже следовало больше обращать внимание на детали.

— Скоро сюда подъедет парень на байке, — я остановился рядом с воротами.

— Так, и? — Аврил выглянула на улицу и оглядела пустующую в середине дня дорогу.

— Сможешь быстро создать правдоподобную иллюзию, что он остановился рядом, что-то спросил, а затем уехал? Самого парня скрыть?

— Ого-о-о, — протянула она. — Думаю, что смогу. Только ненадолго.

— Слишком надолго и не надо. Мне нужно несколько минут, чтобы с ним поговорить.

— Забавно будет выглядеть, что ты говоришь вроде как сам с собой, — она хихикнула.

— Сделаю вид, что говорю по телефону. Как только он уедет, подойдёшь, хорошо?

— Угу, — она кивнула. — Типа ты меня ждал. Хорошо, потому что для такой иллюзии мне понадобится контур. Я запомнила.

Она широко улыбнулась. Аврил не задавала лишних вопросов, за что сейчас я был ей безмерно благодарен.

— Только всё нужно будет сделать быстро, — я тоже выглянул на дорогу, Оскара пока ещё не было видно.

— Поняла, — она кивнула.

— Тогда будь тут, следи внимательно.

Я вышел на тротуар и прислонился спиной к прохладе каменного забора. Грейс сегодня не было в школе и у меня было очень сильное чувство, что Ноксы, во всяком случае Эмилия, на наши объяснения не купятся. Даже если Грейс не расскажет правды во имя своей симпатии ко мне.

Вчерашний день получился слишком сумбурным, отец понимал, что тотального контроля надо мной не получится и к тому же, у него сейчас было гораздо больше забот. Меня больше волновало то, к чему может привести ситуация, разворачивающаяся сейчас с Туми.

Я услышал шум приближающегося байка и боковым зрением посмотрел на Аврил, стоящую рядом с воротами.

Оскар подъехал ближе, начал сбрасывать скорость. Ещё несколько секунд. Оскар ещё не успел остановиться, как я увидел еле заметную рябь, скрывающую его и создающую идеальную иллюзию того, что байк даже не остановился и проехал мимо. Вот так молодец, Аврил, я думал, что ей понадобится время.

Торопливо вытащив телефон, я сделал вид, что говорю с кем-то.

— Привет, мажорчик, — он слез с байка и подставил его на подножку.

— Привет, — я немного потоптался на месте.

Оскар протянул мне руку, но то, как Аврил скрыла Оскара от посторонних глаз не давало мне возможности с ним поздороваться.

— Не понял, — он засунул руки в карманы и уставился на меня.

— Придётся поговори так, — я покосился на телефон у уха. — Ты сейчас под иллюзией.

— Во как, — он усмехнулся. — Чего хотел? Мы вроде с тобой в расчёте.

— Слышал про разгром кафешки в городе?

— Да, — он кивнул.

— Я там был. Нашёл гильзу со скриптом.

— Том же сдох? — Оскар удивился. — Или нихрена не сдох?

— Не знаю, мне нужно, чтобы ты узнай среди своих, кто что слышал или видел. Сейчас буду убирать телефон в карман, выроню гильзу, покажи её своим. Подбери и сразу уезжай.

— Понял. Потом?

— Потом свяжемся, — я снова ощутил чьё-то присутствие и пристальный взгляд.

Гильза звякнула об асфальт, когда я выронил её из кармана с парочкой монеток. Оскар молча подобрал её и тут же дал по газам. Аврил удалось продержать иллюзию, пока байк не скрылся за поворотом. Я облегчённо выдохнул.

— Поулчилось? — Аврил выглянула из-за ворот и подошла ближе.

— Да. Спасибо тебе, — я улыбнулся. — Устала?

— Ох, немного, — она поправила волосы. — Но было интересно попробовать использовать сразу две техники, да ещё и так неожиданно.

— Красотка, сработало, что надо, — я приобнял её и чмокнул в лоб.

В данный момент начать искать оттуда, где я и встретился с Томом Берком, казалось мне самой простой и правильной идеей. Я точно знал, что он умер и что артефактного оружия в тот день при нём не было. Кто-то из соратников решил мне отомстить, или это совпадение, а огнестрел куплен террористами самостоятельно? Пока что, я не мог уцепиться ни за одну ниточку.

Почему-то не хотелось сообщать обо всём это Оскару в сообщении или позвонив. Что-то неуловимое постоянно было рядом, что-то менялось и оставалось невидимым.

— Ты домой? — Аврил отвлекла от размышлений.

— Да, нужно решать дела.

— Я думала, ты поделишься со мной, что на самом деле случилось вчера… Кстати, комендант был очень недоволен, что я в открытую общаюсь с тобой и, вроде как, позорю, — она грустно улыбнулась.

— Запрета на общение с сокурсниками нет, на дружбу тоже. Не слушай коменданта, — я хмыкнул. — Ничего позорного ты не делаешь, всё хорошо.

Аврил убежала на дополнительный факультатив, а меня уже ожидал водитель. Грейс прислала несколько сообщений про то, что её не хотят выпускать из дома, что мама в ярости и что вряд ли мы с ней увидимся в ближайшие пару дней. Тем лучше… Тем лучше.

***

— Кому ты там строчишь?

Эмилия обратилась к дочери, которая никак не желала оторваться от телефона. Она вообще отказывалась нормально себя вести и несла про происшествие какую-то чушь. Это Виктор мог поверить в то, что ему наплёл Хаган Айон, но слишком уж многое не сходилось.

— Грейс!

— Ну что? — она подняла взгляд. — Ты сказала сидеть дома, я сижу, что тебе ещё нужно?

— Не разговаривай так со мной, ты не ответила на мои вопросы.

Эмилия потянулась к сидящей на диване дочери, чтобы забрать телефон, но та лишь дёрнула рукой, убирая телефон.

— Что?

— Ещё раз расскажи мне, как ты оказалась в поместье Айонов? — Эмилия скрестила руки на груди.

— Я уже всё рассказала, не доставай меня. И вообще, папа уже пригласил Неро на ужин в благодарность за моё спасение, — Грейс насупилась.

Эмилия сдержала вздох.

— Сама у Неро и спросишь, — дочь снова уставилась в телефон.

Лучше не спрашивать, а понаблюдать. Она уже отписалась родному брату о том, что случилось и попросила приехать, чтобы он помог разобраться в ситуации. Грейс ничего толкового не расскажет, вообще в таких делать на дочь можно было не рассчитывать. Отпрыск Айонов ей явно нравился и сейчас она придумает что угодно, лишь бы поступить правильно в его глазах.

Вряд ли нападение было запланировано самим Хаганом, слишком странно было бы подвергать почти наследника такой опасности чтобы припугнуть Ноксов или показать, что Айонам что-то известно. Не в духе Хагана, как минимум.

Однако не стоило забывать, что призрачные, но поползли слухи о Туми, с которым Хаган собирался отдать дочь. Если слухи были правдой, то это могло сыграть на руку Ноксам — если Туми предложить помощь и защиту, то они станут ещё одним звеном в связке, к тому же, хоть Алан и держал лицо, но Эмилия знала, что роду Туми сейчас приходится очень тяжело, а слухи никогда не возникают на пустом месте.

Она оставила дочь в покое и отправилась к мужу, который сейчас занимался бумажной волокитой и пытался разгрести запросы на проверку данных и аудиту, всё от тех же Айонов, точнее от одного из их старейшин. Виктору придётся повозиться, чтобы все цифры соответствовали тому, что хочет видеть старый пердун.

Он решил перепроверить, всё ли правильно сделали финансисты и, в случае чего, добавить необходимые цифры и данные.

— Виктор, отвлеку тебя на несколько минут? — Эмилия заглянула в его кабинет и сделал очень милое лицо.

— Конечно-конечно, что случилось?

— Да так…

Она прошлась по кабинету, поправила волосы, собранные в высокий пучок, и элегантно присела на краешек стола. Виктор посмотрел на неё и даже перестал заниматься посторонними делами. Такие маленькие дерзости всегда вызывали в нём неподдельный восторг и восхищение.

— Ты знаешь, ходя слухи, что в семье Туми есть проблемы с единственным наследником, — она томно вздохнула.

— Да? — Виктор вытер платочком лоб.

— Не слышал? — она изобразила удивление.

— Я много работаю, всё приходится перепроверять, — он покачал головой. — Как-то не слышал.

— Ох, кажется, Фил Туми нездоров психически, и его подозревают в страшных деяниях, — она покачала головой. — Что думаешь об этом?

— Несчастный Алан, если это вдруг окажется правдой, — Виктор вздохнул.

— Вы с Аланом были в неплохих отношениях, может, пригласишь его в гости, поговоришь? Мне кажется, сейчас Туми могут нуждаться в помощи.

— Тебе не кажется, что если я буду говорить о слухах, то это будет крайне неуместно, — Виктор слегка нахмурился.

В этом плане Виктор всегда старался придерживаться правил и этикета, его оставалось только подтолкнуть в правильном направлении.

— Так никто не будет говорить о слухах, — она легко улыбнулась. — Расспроси, как идут дела, какие у Алана планы, чего он сейчас хочет. Нужно поддержать его, не находишь?

— Может быть ты и права, — Виктор пожевал губами. — Нужно оставаться с Аланом в хороших отношениях, может быть, нам даже помогут в делах.

— Вот и правильно мыслишь, дорогой, — Эмилия провела рукой по его щеке. — Позвони ему прямо сейчас и назначь встречу.

— Сначала нужно решить, когда…

— Просто позвони, — Эмилия пальцем пододвинула к Виктору телефон. — Сейчас.



Глава 5



Фил перекинул сумку через плечо и ждал, пока ко входу подъедет водитель. На убегающих в разные стороны от главного входа дорожках никого не было, на поместье спускались сумерки — закат подходил к концу. Он почувствовал чьё-то присутствие за спиной и коротко оглянулся, а, ма ма. Элиза, как чаще всего её называл.

— Ну, хоть ты вышла попрощаться со мной.

Он вздохнул тяжело и с лёгким придыханием. Она же обязательно отреагирует, ведь любит его всем сердцем, не может просто не обратить на это внимание.

— Мне очень жаль, — она обошла Фила и встала напротив.

— Жаль кого? Меня? Или род? Или тех, — он мотнул головой в сторону.

Она молчала. Элиза. Мать. Жена отца. Сильный маг, засунувший свои таланты куда подальше. Родила Фила, такого ущербного, который был отцу как кость в горле. Неудачный наследник, выбрак. Он усмехнулся.

— Может, проводишь меня, мама? — он склонил голову набок. — Отец отпустит?

— Ты правда этого хочешь? — в глазах Элизы промелькнуло удивление.

— Конечно, ведь я надолго покидаю дом. О, мама, я и сам жалею, что творил подобное, — Фил покачал головой, снова прерывисто вздохнул.

«Ну же, дорогая мама, ты ведь не сможешь отпустить своего единственного сына, оставить его в одиночестве на долгое время. Просто прогуляйся со мной», — Фил слегка покачивался на невысоки каблуках ботинок. В затянувшемся молчании, он отчётливо слышал, как они скрипят и как мать раздумывает над решением.

— Хорошо. Дождись меня.

О на одёрнула плотную юбку и быстрым шагом скрылась в проёме главного входа. Фил поднял взгляд — на втором этаже, рядом с окном кабинета маячил отец, так и не соизволив выйти.

Как же он и не смог понять, что Фил делал всё это не ради праздного интереса, и не вида крови, только ради того, чтобы понять — почему? Почему одни люди рождаются с силой Потока, а другие нет? Чем же они отличаются и почему именно женщины рожают магов? Ведь у немага мог родиться ребёнок с Потоком, если родила ему магичка, хоть и слабая.

Фил покачал головой. Неужели отец так и не понял, что он искал способ понять, где берёт начало Поток, почему так сильно отличается у разных магов. Почему один мог достигнуть пика силы, а другой не разгонял мощности даже до пятого ранга. Неужели никому не пришло в голову просто залезть в тело? Они же считают это аморальным, надругательством над даром предков или Предвечного — Поток данность.

Фил не заметил, как ко входу подъехала машина и вернулась Элиза, державшая в руках только маленькую сумочку.

— Неужто дозволил? — Фил ухмыльнулся.

— Конечно. Это моё право, тебя сопроводить.

Лицо Элизы выглядело обречённо и устало. Неужели маменька понимала, что-то? Вряд ли, вряд ли…

Внутри машины было прохладно и тихо, Фил смотрел в окно и ждал. Там пролетали небольшие улицы и проспекты, люди — обычные, маги, господа и рабочие. Метрополия жила своей жизнью — в Империи всё было спокойно, один он не мог найти себе истинного места. Все они не видели его, не понимали. Всё равно людей слишком много, всё равно больше половины бесполезны, неужели никто кроме него не заметил этого?!

Он обернулся на мать. Та сидела, придерживая руками маленькую сумочку и смотрела вперёд. Прямо в чёрное стекло перегородки между ними и водителем. Не разговаривала. Да и что она могла сказать.

Виды метрополии сменились деревьями пригорода, увозя их всё дальше и дальше.

Ещё немного нужно проехать, совсем немного.

— Матушка, дай мне свой телефон, — Фил повернулся к ней и попытался состроить улыбку.

— Зачем?

— Нужно кое-что посмотреть, прошу, это на пару минут.

Элиза смотрела так, будто собиралась что-то возразить. Руки напрягла. Значит что-то почуяла, верно? Поток Фила выдал его? Она всё-таки протянула ему телефон дрожащей рукой и отвела взгляд. Так-то лучше.

Мобильник полетел на дорогу в слегка приоткрытое окно. Они выехали уже достаточно далеко — справа тянулась густая лесополоса.

— Я сейчас кое-что сделаю.

— Не нужно было выбрасывать, — Элиза покачала головой.

— Почему?

— Я же на твоей стороне, сынок, на твоей, — она как-то странно улыбнулась.

— И ты поможешь мне найти источник Потока?

Она кивнула.

Фил приложил руку к стеклу, разделяющему их с водителем, направил чистую силу туда. Стекло лопнуло. Водитель что-то сказал, стал снижать скорость.

Почти остановился.

Один момент и Фил накрыл себя и мать плотным щитом, выставил руку в проём, направил руку в затылок водителю и, собрав на кончиках пальцев плотную плазменную массу, ударил ею с коротким ускорением.

Человек за рулём, кем бы он ни был, ничего не сообразил.

Хрустнули кости черепа, на лобовое стекло выплеснулась кровь, и доверенный человек отца повалился на бок.

Фил перескочил вперёд, столкнув здорового мужика на пассажирское сидение и, сев за руль, надавил на газ.

Нужно было ехать в другу сторону. У них очень мало времени и теперь только нужно успеть. Фил перекинул назад свой телефон.

— Скрой номер, позвони Адоре Айон. Я хочу позвать её с собой.

— Ты думаешь, она ничего о тебе не знает? Не нужно ей звонить.

— Всё равно мы туда поедем. Я не могу просто отказаться от неё, моя цель, моя мечта. Может в Адоре я найду тот источник.

Он летел по широкой трассе — до поместья Айонов оставалось совсем немного. Оставив машину, он пошёл в сторону вторых ворот, к саду.

Фил покосился на забор, обходя камеры. Защита. Наверное, на поместье есть защита — купол, сигнальные контуры. И как же тогда добраться до прекрасной Адоры?

Он расчертил в воздухе сканирующий контур. Сигнальный тонкий купол пошёл рябью. Но лишь сигнальный купол. Чтобы поддерживать щит, способный нанести сильный урон нужно много сил, много магов. Наверное, его тут просто нет.

— Адора, я доберусь до тебя…

Фил отошёл подальше, примерился и ударил плазменным зарядом, рассчитанным на уничтожение крупной цели — плотный конусовидный снаряд, затем кольцо. Яркая вспышка, грохот взрывающейся плазмы, и каменная кладка посыпалась, открывая проход.

Сигнальный купол вспыхнул зелёным, откуда-то послышалась сирена, вокруг дома зажигались прожектора и стали видны контуры отдельных щитов вокруг дома.

Фил двинулся вперёд, но увидел, как со стороны одного из прожекторов кто-то уже бежит к нему. Можно было пройти вперёд совсем немного, может быть, она придёт к нему навстречу? Или выглянет в окно, покажет, где находится.

Раздалась очередь выстрелов, рядом с ним ударил заряд молнии и задел плечо. Тело дёрнулось, боль прошила левую сторону. Он резко развернулся и бросился обратно, к машине. Не хватит сил, чтобы их побороть, а если он сейчас умрёт, то не сможет поискать источник Потока в собственной матери, она ведь согласилась ему помочь.

Зачем Айоны поставили такую защиту, знали, что он придёт? Или боялись ещё кого-то? Ноги несли к машине, а в горле стояла горечь от того, что он не увидел свою обожаемую Адору.

Кто пустил в него молнию? Кто же это был? Может быть Неро? Почему именно этот ублюдок его заметил, почему?

Машина летела на предельной скорости, нужно обязательно успеть. Всё против него, абсолютно всё. Это отец во всём виноват.

— Они нас догонят, они приедут. Они уже выслали своих гвардейцев, о мама, я потерял бдительность, эта девчонка свела меня с ума, — бормотал Фил, вцепившись в руль побелевшими пальцами. — Они ведь могли меня узнать, могли. Но я так хотел, чтобы она…

Телефон в кармане трезвонил не переставая, нужно было и его выбросить.

— Ты же на моей стороне, а, мама?

Он взглянул на неё в зеркало заднего вида. Элиза коротко кивнула. Только она сейчас понимала, как ему важно…

— Я должен успеть. Успеть. Раз девчонка Айонов не… Ты же позволишь взглянуть? Да? Я обещаю, всё будет хорошо, мы не поедем туда. Я не могу…

Он резко свернул на обочину в сторону лесополосы, сразу вглубь. Телефон раздражал. Прорвавшись через кустарники, он остановил машину, вытащил с переднего сиденья труп водителя — и что это за человек? Доверенное лицо? Папаша решил, что-то и не сказал. Может и не собирался на самом деле спасать, а просто…

— Да! — он, наконец, взял трубку. — Папа! Так это ты звонишь?

Он расхохотался. Из машины вышла Элиза — она осмотрела труп охранника и ничего не сказала.

— Что ты сделал, сын?! Я приказал тебе уезжать?! Зачем ты явился к поместью Айонов? Они знают, они уже выслеживают тебя! Понимаешь?! Где ты?

— Не важно, папочка, — Фил оскалился в улыбке. — Мне уже всё равно. Мне нужно совсем немного времени.

— Где Элиза?

— С ней всё в порядке, она… Она по-настоящему понимает меня, слышишь? А ты никогда не понимал. Хочешь, чтобы она вернулась домой, тогда убери с дороги Хагана Айона, заставь Адору выйти за меня. Заставь!

— Ты окончательно сошёл с ума, Фил! Если жизнь дорога, отпусти Элизу и просто уезжай! Нас уже держат на крючке и не только Айоны!

— Ты что, тянешь время? — Фил заржал. — Сложи с себя полномочия главы, ты слаб отец! Ты не способен на решительные меры.

— Какие меры, о чём ты говоришь.

В трубке раздались помехи. За спиной будто стоял кто-то невидимый, вечер сгустился так, что среди деревьев ничего не было видно дальше пары метров. Зачем теперь отец пытается его остановить? Глупо, очень глупо.

— У меня мало времени, очень мало, — Фил снова усмехнулся. — Когда-нибудь ты пойдёшь, папа, что я был бы лучшим главой, я бы спас всех нас.

— Фил!

Он швырнул телефон на землю и с силой наступил на него — панели хрустнули, экран пошёл трещинами и погас. Всё вокруг будто затихло, стало просто невыносимо тихим. Он достал из внутреннего кармана чехол с минимальным набором инструментов, развернул, оглядел идеально острый скальпель и вытащил его. Какое же неудобное место, какое неудобное.

— Ты готова? — Фил поднял взгляд на мать. — Я так счастлив, что ты согласилась, так счастлив.

На глаза навернулись слёзы. Он подошёл ближе. Эльза покорно наклонила голову, открывая доступ к белоснежной коже шеи. Он провёл по ней тонкую линию, на которой выступили первые капельки крови.

И тут же исчезли.

— Родовая магия? Мама, зачем?

— Прости, но я…

Эльза перекрестила указательные и средние пальцы. Секунда и его обожгло сгустком горячей плазмы, заставляя отшатнуться. Удар сверху, снова пламенный сгусток. Голова закружилась.

— Мама, ты же обещала…

Фил рыкнул, поднимаясь.

— Не только у тебя мама, есть способность к регенерации.

Он вытер рукавом тонкую струйку крови, выступившую из носа. Не успел сделать шаг, когда в глазах Элизы отразилось нечто странное. Фил ощутил короткое дуновение ветра. Обернулся. И тут же попал в контур расчерченной ловушки.

— Я же хотел по-хорошему! А ты посмел явиться в мой дом!

Ловушка не отпускала, силу сдерживал какой-то мелкий артефакт. Его придавило к земле давлением воздуха. Он упал на колени и поднял взгляд. Фил только увидел, как к лицу приближается ботинок Айона. Удар снизу, прямо в челюсть, резкая боль, вспышка в глазах, и он оказался на спине.

Артефакт долго не будет сдерживать его Поток, совсем не…

— Я ведь хотел иначе.

Фил снова ощутил резкие удары тяжёлых ботинок. Айон просто пинал наотмашь, по бокам, по лицу. Боль тупая, острая, растекалась по телу, ловушка, сильная, не самая простая, не похожа на ранг сопляка.

— Остановись, — прохрипел он. — Ты не понимаешь.

На грудь навалился тяжелый ботинок, Айон давил сверху, усиливая ловушку и блокирующий артефакт.

— О, я всё понимаю. Понимаю, что бесполезно было пытаться решить всё по закону. Таким как ты закон не писан, таким как вы не нужна честь.

Фил почувствовал, как хрустят рёбра, когда Айон надавил сильнее. Издалека начал нарастать шум, в небе носились огни, кто-то их нагнал? А сколько времени прошло?

— Ты больше не явишься в мой дом.

Фил увидел, как Айон расчерчивает контур, почувствовал, как начинают замерзать руки и ноги. Кто же он такой, кто же такой, что ловушка работает, так? Почему нельзя пошевелиться?

— Лучше убей меня, — прохрипел Фил. — Это не честная битва.

— Кто бы говорил о чести, — прошипел Айон.

Боль в рёбрах становилась невыносимой, он уже не чувствовал рук и ног. Матушка, где же она? Почему не защитит? Или она правда хотела того же? Фил с трудом повернул голову. Мать стояла в нескольких метрах, наблюдая за его мучениями и молчала. Неужели, мама…

Шум нарастал, где-то мелькали огни и прожектора, раздавались чьи-то прерывистые команды.

— Убей, пока они не пришли, или я…

— Ничего ты не сделаешь.

Краем глаза Фил увидел, что перемороженные ноги и руки обросли льдом и грязью, Поток не слушался, — выпустить чистую силу не выходило. Пульсирующий под ним контур ловушки обжигал. Родовая магия не справлялась с подбирающимся к внутренним органам холодом, и сейчас Фил почти не мог использовать её. Они рядом. Рядом.

И здесь точно есть кто-то ещё. Фил попытался повернуть голову, чтобы увидеть странного наблюдателя, но может ему только показалось, а может быть это спаситель или бесы пришли за Филом, чтобы забрать.

Но шум нарастал, не давая сосредоточиться, кто-то был рядом, и кто-то шёл сейчас прямо к ним.

***

Я тратил бешеное количество энергии на ловушку и поддержку блокирующего артефакта. Было слышно, как к нам приближаются люди отца. Убить Фила?

— Неро, стой! Не нужно!

Я обернулся на голос. И это был не отец. Через кусты и темноту леса к нам приблизились гвардейцы и Алан Туми, который выглядел чуть лучше призрака. Элизу тут же увели под руки.

Что он сделает? Нападёт? Я напрягся, ещё сильнее подпитывая сковывающую силу ловушки.

— Прошу, остановись! — он поднял руки.

— Зачем? Чтобы вы и дальше закрывали глаза на него? Чтобы он…

— Я увезу его сам. Лично. Я готов подчиняться Айонам, я готов самостоятельно объявить о…

— Ещё пару дней назад вы вели другие разговоры, что изменилось? Как вы вообще тут оказались?

Я сжал кулак, чтобы условно направить силу туда и не растерять фокус.

— Отследил телефон, он взял в заложники жену. Не убивай. Что он сделал?

Тело Фила покрывалось коркой льда, он хрипел, чувствуя давление воздуха, моего ботинка, силу ловушки. Сильный маг, сошедший с ума и растерявший контроль на Потоком, жалкое зрелище.

— Алан!

К нам вышел отряд гвардейцев и отец. Встреча века. Отследили мой телефон, бросились сюда.

— Прошу, Хаган, скажи, чтобы сын не убивал Фила, прошу. Я сдаюсь, я увезу его…

— Неро, ты…

Я молчал. Это было слишком странно. Алан так боролся за то, чтобы вообще не признавать вину сына. Его смерть избавит Алана от кучи проблем, хоть и подарит новые. Ещё недавно Алан угрожал, а теперь умоляет? Что это за игра.

— Неро, просто дай ему отключиться. Мы поговорим.

Голос отца звучал спокойно, нас окружало два отряда гвардейцев. Поднялся ветер и начал накрапывать дождь. Фил стонал от боли и тупо смотрел в небо, что-то ещё бормоча. Откуда-то доносились тихие всхлипы Элизы.

Оставалось только выбрать.

Секунда. Ещё одна.

Я сделал глубокий вдох.


Глава 6



— Хаган, отпусти нас, я готов делать всё, что скажешь, — Алан с жалостью смотрел на своего отпрыска.

Я слышал его сквозь шум собственных мыслей. Отгородился от них мощным щитом, повернулся к Туми:

— Принеси клятву.

— Что? — взгляд Алана стал растерянным.

Отец смотрел на меня удивлённо, но ничего не сказал. Ветер стал холоднее, дождь усиливался, где-то вдалеке сверкнула молния и раздался громовой раскат. Я готов был подождать ещё немного.

— Принеси клятву. Прямо сейчас. Клятву главы, на крови, — повторил я.

Поддерживать несколько техник я смогу ещё какое-то время — резерва хватит. Фил замерзал.

— Неро, — отец, наконец опомнился, — ты не можешь…

— Могу. Алан, принеси клятву.

Я сильнее надавил ботинком на грудь Фила. Я уже не отступлю, я уже знаю, что сейчас буду делать. Дождь из мелкого превратился в ливень, мой щит отгонял моментально образовавшиеся потоки грязи и воды. Если Туми и правда хочет того, о чём говорит, не важно, по какой причине — есть ли кто-то, кто уже взял его на прицел, или нет, он это сделает.

Клятва от главы, подтверждённая кровью, непреложна. Для неё не нужны ни законники, ни техники, ни документы. Такую клятву может принести только глава рода и только в самой крайней ситуации.

Алана колотила мелкая дрожь, отец смотрел на меня, будто видел сейчас кого-то совершенно чужого. Отчасти, так оно и было.

— Хорошо, — Туми, наконец, заговорил. — В обмен на жизнь сына. Я принесу эту клятву.

Алан подобрал с земли инструменты Фила. Я покосился на отца — может быть, тот принял моё решение? Сейчас он сильнее меня — разрушить мой щит, убрать меня от Фила в его возможности, но он только молча стоит, засунув руки в карманы дорожного пальто.

Алан снял перчатки, провёл скальпелем тонкую линию по узорам стигм. Выступившую кровь подобрал пальцами левой руки и сделал несколько шагов к отцу.

— Отец, прими клятву, — проговорил я.

Резерв пустел, но я мог стоять так ещё долго, просто потому что Фила Туми я никуда отпускать не собирался. Мне нужна была клятва.

Отец снял перчатку и протянул правую руку Алану. Тот размазал кровь по стигмам отца, и она потемнела, вступая в резонанс с энергией Потока.

— В обмен на жизнь сына, я клянусь, что ни один из рода Туми не посмеет навредить ни одному из Айонов, — тихо проговорил он.

Клятва была дана. Я сосредоточился, чтобы никто не смог пробить щит. Наклонился к Филу и положил правую руку ему на лоб.

— Прощай, Туми, — тихо сказал я.

От ладони, прямо под кости черепа потянулся холод, жидкости в мозге Фила остывали. Я всё равно убью тебя. Я уже так делал раньше. Кора головного мозга, полушария — всё что отвечает за то, что Фил — это Фил. Я не вижу куда пробирается лёд и как отмирают части мозга, но я знаю, как направить силу.

Слышу за спиной возгласы Алана и голос отца, но не воспринимаю.

Я уничтожал личность Фила по кусочку — он всё ещё хрипел и корчился от боли, теряя с каждой секундой способность связно мыслить, терял эмоции, воспоминания, свою личность. Фил Туми умирал, а я наслаждался каждым мгновением и миллиметром его погибающего сознания.

Ещё немного. Я должен оставить только низшие рефлексы и способность чувствовать боль от импульсов агонизирующих мышц. Навсегда, до самой его смерти — просто бесконечная боль среди пустоты бессознательного. Это ощущение я оставлю ему навсегда, но Фил не сможет даже нормально кричать.

Я даже не заметил, что слегка улыбаюсь.

Никто и никогда больше не разрушит мой дом и мою жизнь. Фил, я ведь правда хотел сделать всё иначе, но ты решил, что имеешь право врываться в дом, как когда-то сделали они — заговорщики. Их я тоже уничтожу, но изнутри, я заставлю их сожрать самих себя, а ты будешь куском мяса до конца своих дней.

Корка льда на ногах и руках Туми стала сжиматься, я снизил температуру до предела — их уже нельзя спасти. Ты уже мёртв, Фил Туми и никому не навредишь. Тебя нет, а обрубок тела, без личности, чувствующий бесконечную боль — не в счёт.

Я сделал то, что хотел.

Оттолкнувшись от Фила, я сделал несколько шагов назад — огляделся. Щит, напитанный энергией, пульсировал и подёргивался. Я перевёл взгляд на отца.

— Что ты сделал?

Я молчал, всё ещё не снимая щит.

— Пути меня к нему! — взмолился Алан.

Щит развеялся, и я смотрел, как Алан трясёт отпрыска, бьёт по щекам, что-то бормочет.

— Что Ты сделал Неро? Он ведь… Он ведь не соображает ничего, он ведь… Ты убил его! Я дал клятву, а ты убил!

— Он ведь жив, — я смотрел на это сверху вниз, — я не нарушил условий клятвы.

— Нет же, он ведь… Ему больно, но он ничего не соображает.

— Но он ведь жив, — повторил я.

Отец смотрел на меня с неподдельным ужасом. Я никогда не видел его таким. Да, отец, смотри какой я на самом деле. Смотри и запоминай. Если моё желание изменить историю, спасти род и заново построить свою судьбу соприкасается вот с этим, то я сделаю это ещё раз при необходимости.

Бойцы Алана подхватили Фила, запихали Элизу в одну из машин, и быстро ретировались с места событий. Всё произошло так быстро, словно мы с отцом и гвардейцами решили погулять в лесу под дождём.

— Это бесчестно, — наконец заявил отец.

Я промолчал, чувствуя, как по лицу и волосам стекает холодная вода. Я смотрел ему прямо в глаза. Тебе придётся признать меня отец. Придётся собрать совет совсем скоро, тебе придётся говорить со мной на равных.

— Давай поговорим дома, — выдохнул он, не дождавшись от меня ответов.

.

Мы ехали в поместье в полной тишине. Я смотрел сквозь затемнённое окно на проносящиеся мимо деревья, наблюдал за стекающими по стеклу каплями дождя.

Когда Туми ворвался в поместье, заканчивался ужин. Гвардейцы отреагировали моментально, мы же бросились в пункт наблюдения и там на мониторах я увидел Фила. Всё, что мне захотелось в тот момент — убить его сразу же. В голове моментально вспыхнули воспоминания — как во время вооружённых нападений на метрополию они приходили и в наш дом.

Это всё длилось недолго. Я возвращался в поместье после долгих лет отсутствия — оно единственное, что у меня осталось. Разграбленное, разрушенное и опустевшее. Если бы отец тогда принёс клятву кому-то из родов, что были нейтральны по отношению к Айонам, может быть, нас не смогли бы потопить. Но он считал, что это ниже его достоинства.

Я понимал, что приняв такое решение насчёт Фила, вступил в конфронтацию с отцом, что теперь мне будет гораздо сложнее, но в то же время, я испытал облегчение. Столько времени притворяться, терпеть и проявлять послушание — выводило из себя, мешало думать, связывало руки.

Он сделает меня наследником и даст право голоса. Если тогда он не смог взять себя в руки, проявить хитрость, твёрдость, дальновидность, то и сейчас вряд ли сможет, а я не хочу, чтобы всё снова повторилось.

Я не знал, почему телепорт сработал на Фила, но стоило мне выйти из пункта наблюдения и прислушаться к себе, представить, как я сбиваю его с ног, как лишаю жизни… Я хотел оказаться там, я осознанно хотел воспользоваться перемещением. Возможно, что телепортацию подпитывали эмоции и истинные желания, но самому разобраться было сложней, чем казалось на первый взгляд. Техника подчинялась, но пока работала неидеально.

Я понимал, что мне был дан шанс не просто так, что кровавый путь вряд ли осуществит мои желания, но я точно знал, что с Филом поступить иначе нельзя. Клятва Алана даст мне много возможностей, смерть личности Туми удовлетворила моё желание. Оставалась ещё та девка, что работала с Филом. Я не помнил её имени, а значит, она не из Тринадцати и вообще вряд ли знает, что Фила больше нет. Может, она ошивается на их явках, тогда убрать её не будет проблемой, с этим справится даже Оскар.

Я не заметил, как мы подъехали к поместью.

— Ожидаю тебя через час в своём кабинете, — сказал отец, выходя из машины прямо под дождь.

Я кивнул, но ничего не ответил. Сейчас у меня ещё не было слов.

Сейчас я хотел поговорить с Адорой, которая не вышла к ужину и, скорее всего, видела, что произошло. Я переоделся, вытер голову полотенцем и отправился к ней.

На этаже было тихо. Я постучался и долго не получал ответа.

— Адора, — позвал я. — Она вообще там?

Я посмотрел на гвардейца у двери, тот кивнул. Она просто не хотела со мной разговаривать, а может, просто не слышала.

— Адора, открой.

Дверь тихо скрипнула, и сестра молча впустила меня. Она была одета в домашний серый костюм, длинные волосы собраны в неаккуратный пучок, на лице очки для чтения. В её глазах читались смешанные чувства. Я завалился в кресло и немного помолчал. Устал. Резерв Потока ещё оставался, но я всё равно потратил много энергии.

— Как ты?

Адора присела на край кровати. И не сразу ответила на мой вопрос. Она уже поняла, что я говорил правду и что та истерика была глупой, но что теперь поделать. Сестра редко проявляла такие эмоции, и в тот момент, видимо, ей было это очень нужно. В ней говорила обида на отца, но я и его отчасти мог понять — вести разъяснительные разговоры, когда нужно решать дела и смотреть эмоции дочери, не самое лучшее решение.

— Не знаю, — она покачала головой. — Это было жутковато. Я думала, что у Фила хватит дури прорваться. Я могла бы побороться с ним, но не уверена, что вышло бы…

— Теперь он не угрожает тебе. Вообще никому не угрожает, — я хмыкнул.

— Откуда ты знаешь?

Она удивлённо посмотрела на меня. Да, она не могла видеть, как я переместился к Филу, она вообще ничего не знала про телепортацию. Да и незачем ей знать, что я сделал с Филом в действительности.

— Алан Туми принёс клятву роду Айонов, что больше никто из них не посмеет нам навредить. Фил Туми сильно пострадал и не в состоянии больше… Ходить, говорить.

Она прикрыла рот ладонью и покачала головой. Наверное, ей было тяжело принимать это всё — мир виделся ей куда более светлым и приятным местом, чем мне.

— Прости, что не поверила, — Адора вздохнула. — Я не привыкла к такому…

— Что маг может сойти с ума? Что он может стать убийцей? — я слегка наклонил голову.

— Не хотела думать об этом. Неро, ты не знаешь, что на самом деле думает отец по поводу Итона? Он пока не говорил со мной.

— Не вини его, ему непросто. Я скажу ему, что тебе нужен этот разговор. Они уже знакомы, они подталкивали дело Фила к рассмотрению.

— Правда? — в усталых глазах Адоры блеснул огонёк.

— Да. Правда, насчёт замужества, я не уверен. В этом решении я никак повлиять на отца не могу.

— Спасибо, братик, у меня камень с души упал, — она широко улыбнулась.

Вот и хорошо. Я немного сполз по спинке кресла и втянул полную грудь воздуха. Я сумел изменить это. Она не сойдёт с ума и не покончит с собой, сестра будет жить и, возможно, даже будет по-настоящему счастлива.

— Меня скоро ждёт отец, сыграй мне пока что-нибудь, — я откинул голову назад и прикрыл глаза.

— Хорошо.

Я слушал, как Адора встаёт с кровати, как подключает гитару к усилителю, как настраивает и регулирует звук. Полилась тихая мелодия и пение сестры — она пела о далёких землях и временах, когда маги только стали рождаться. О временах, когда ни один маг не был у власти, когда нас считали больными, бесноватыми, посланниками Тьмы и иного мира. Она пела, а я улыбался себе — так давно я не ощущал чего-то подобного. Спокойствие.

Мне пришлось перебрать несколько вариантов — от законного, до того, к которому я в итоге пришёл, но теперь у нас в руках был Алан и весь его род. В той жизни я убил Фила, как только узнал, что произошло с Адорой, я заставил Алана стать моим вассалом, когда вернул себе законное место. Я подчинил Туми тогда, и теперь добился того же. Похожим путём, но всё-таки иначе и намного, намного раньше. Чем это обернётся дальше — я не знал. Но нисколько не жалел.


Отец встретил меня напряжённым взглядом, сидя за столом, быстро набирая что-то с тихим стуком по клавиатуре. Я сел напротив и молчал. Мне не нужно было оправдываться.

— Объясни мне, Неро, — отец надел очки и поправил сбившийся с плеча плотный халат. — Что это было.

— Что? — я приподнял бровь. — Клятва была принесена, условия выполнены.

— Обманом, — он чуть повысил голос и интонации стали холоднее. — Это бесчестно, пообещать жизнь, а оставить тело…

— Оно живо, — вставил я. — Клятва была взамен на жизнь, я оставил «этому» жизнь.

— Это жестокий поступок. Я никогда не мог подумать, что ты способен на такое.

Я промолчал.

— Вместе с клятвой, я в том числе беру на себя обязанность сделать так, чтобы род Туми не угас.

— Не обязан. Клятва этого не предполагает, — я покачал головой.

— Моя честь не даст мне…

— Лучше поступить бесчестно, чем болтаться в петле.

Я резко замолчал, понимая, что сказал лишнее, но сейчас отец раздражал. Честь и честность, добродетель — основные его качества. Он посчитал унизительным обратиться к кому-либо из Тринадцати тогда и поплатился не только своей жизнью, но и судьбами всех родных и детей.

— Что ты сказал?

— Не важно, — я мотнул головой. — Так.

— Послушай. Ты не имел права ослушаться меня. Ты закрыл щитом от своего отца, от главы рода. Ты не имел права принимать такое решение, — он говорил холодно и чётко.

— Но я его принял. Я сделал то, что должно. Нельзя было поступить иначе.

— Мы же хотели, чтобы всё было по закону. Теперь мне придётся отзывать своё заявление.

— Он ворвался в наш дом. Этого было достаточно, — отрезал я.

Больше никогда, ни один сумасшедший, ни один маг, желающий Айонам зла не ступит дальше каменного забора.

— Неро. Ты ещё не получил права голоса и права решения. Ты даже не наследник, — отец нахмурился.

— Так дай мне это право, — я выпрямил спину. — Я официально прошу, отец, собрать совет старейшин. Накопилось много нерешённых вопросов. Я официально прошу признать моё право голоса.

Отец недоумённо смотрел на меня. Право голоса не даст мне полной независимости от рода, её я получу, как только мне будет позволена процедура эмансипации — в шестнадцать, но право принимать решения мне нужно уже сейчас.

Если мелкие вопросы вроде школы, тренировок и прочих прелестей юношеской жизни я мог слушать и проявлять терпение — это было отчасти приятно и даже полезно, то сейчас произошло то, что не терпело покорного ожидания.

— Ты действительно готов к этому? — отец посмотрел на меня поверх линз очков.

Я кивнул.

Он помолчал какое-то время. Наверное, размышлял о чём-то. В те мои пятнадцать я был просто парнем с амбициями, но никогда не стремился принимать решения, не стремился поскорей стать официальным наследником. Я знал, что Айоны меня защитят. Тогда я не знал, что всё, что скоро произойдёт уже запущено. Теперь знал.

— Я не могу пока объявить тебя наследником, — он покачал головой, — но…

— Это подождёт. Мне нужен совет старейшин не для статуса наследника, а для права голоса, — повторил я.

— Хорошо, — отец кивнул. — Сейчас ночь. Утром же я объявлю срочный сбор совета Старейшин.



Глава 7



В эту ночь я плохо спал и встал, как варёный овощ. Разговор с отцом мне не понравился. Что-то явно было не так, но это неуловимое нечто я не мог распознать. Дело не в его Потоке или желаниях — он говорил со мной даже слишком спокойно. Мне стало казаться, что всё происходило не просто из-за изменений в пространстве-времени — на это была ещё какая-то причина и, возможно, не одна.

Отец не отличался излишней жёсткостью, но я готовился к более жёстким мерам с его стороны. Очевидно, что он решил, что Совет разберётся во всей ситуации. Я не верил, что он вот так просто согласился бы дать мне право голоса. Вообще с отцом что-то происходило.

Случалось ли это и в той жизни, я не знал наверняка, но если всё было также, то тогда понятно, почему он не смог удержать род от краха.

В поместье съехались не только старейшины, но и все, у кого уже было право голоса, выдернули даже Юстаса. Я наблюдал из окна, как их встречают и провожают по гостевым комнатам.

Я не готовил речь, вообще старался не думать о Совете, хотя понимал, что мы будем на нём обсуждать. Сняв перчатку, я осмотрел кисть — невнятная стигма телепортации стала похожа на два отражённых друг от друга полумесяца. Значит, телепорт — это только умение, Потоку известно, что это такое, а значит, я не первый. Что за видения у меня были и почему в той кафешке мне показалось, что время замедлилось?

Ответа я пока не находил. Меня волновал ещё один непростой вопрос — почему я не убил Фила сразу? В конце концов, я мог это сделать, когда Оскар выследил его. Мне практически ничто не мешало настигнуть Туми на одной из явок и просто убрать. Но стоило Филу явиться в поместье, как сомнений не осталось.

Камердинер крыла пригласил меня в зал для совещаний.

Я поправил волосы, натянул перчатки и последовал за ним.

Я был рад видеть Мартина — он точно знал всё, как есть. Я принял решение не сообщать всему Совету о своём перемещении, по крайней мере, пока. Где-то глубоко внутри шевелился червь сомнения — мне казалось, что случай с Тоддом на Дне Империи вовсе не был случайностью. Не доверять роду — плохо, но в данный момент я предпочитал перестраховаться.

Отец поприветствовал всех собравшихся и произнёс молитву.

— Истинно так, — повторил я вместе с остальными.

Отец посадил меня рядом с собой.

— И так. Я собрал срочный Совет, чтобы обсудить несколько важных вопросов, — начал он. — Первый из них — право голоса Неро.

— Позволь узнать, почему сейчас и зачем ему право, пока он не стал наследником и даже не достиг шестнадцати лет? — спросил Юстас.

Старичьё пока молчало, только Мартин покосился на военного советника с некоторой долей негодования.

— Вам всем было выслано официальное письмо с разъяснениями о ситуации с Филом Туми, чтобы не тратить сейчас время.

— Скажи, Неро, почему ты принял решение не послушав главу рода, почему настоял на принятии клятвы? Чем ты руководствовался?

Вопрос задал Мартин. На меня уставились абсолютно все. От моего ответа будет по большей части зависеть их решение. Я бы мог сейчас проявить силу, заставить их слушать меня и без права, но я вернулся не для того, чтобы так поступать с собственным родом, а чтобы его спасти.

— Принятие такого решения было компромиссом, — начал я. — Компромиссом между убийством и помилованием того, кто посмел напасть на наш дом. Это акт агрессии, мы имели право на любые действия, клятву, в том числе.

— Клятва была бесчестной, — вставил отец, взглянув на меня. — Я принял её не зная, что ты сделаешь с Филом.

— Я понимаю, но честь не позволит нам оставаться на своём месте, когда все вокруг будут бесчестны, — ответил я.

Старичьё зашепталось, Юстас выглядел крайне напряжённым, дядя Тодд покачал головой.

— Любая прямая агрессия против рода Айонов должна быть наказана, — добавил я. — Отец понимал: давая клятву, Туми перестают быть опасны для нас.

— Ты не думал о последствиях? — снова заговорил Юстас. — Это может привести к политическим неурядицам.

— Думал. Но Туми загнал себя в ловушку, — я взглянул ему прямо в глаза.

Юстас был настроен против меня. Это было видно.

— Я считаю, что времена, когда благородство играло на руку Айонам прошли и время принимать более жёсткие решения, — продолжил я.

Я поймал взгляд Мартина. Он точно знал, что я прав.

— Следующий вопрос, — прадед решил перехватить инициативу. — Прежде, чем мы перейдём к обсуждениям без твоего присутствия. Расскажи членам Совета про родовую магию и новую технику.

Присутствующие тихо загудели. Ещё четверо стариков, Юстас, дядя Тодд, Андрес — глава по финансам, Артур — глава по делам внутренней безопасности.

— Из-за внезапно выросшей пропускной способности Потока и его мощности, я не сразу смог управлять силой, родовая магия была повреждена и пока я не могу ей воспользоваться. Когда на кафе было нападение, мне показалось, что произошло замедление времени, но это был не я.

— Понятно, Мартин кивнул. То есть истинную причину исчезновения родовой магии ты не знаешь?

— Нет.

Чувствовалось напряжение. Когда столько магов находятся в одном помещении и каждый из них сейчас думает о таких делах, Поток каждого можно почувствовать даже на расстоянии нескольких метров. Я взглянул на Тодда, на Юстаса, на Артура. Здесь и сейчас я не мог доверять никому из Совета, кроме Мартина и, только отчасти, отца.

— Когда появилась телепортация?

— Примерно в это же время. Я прошу у Совета помощи в изучении этой магии и поиске материалов, — я слегка склонил голову.

Пусть думают. Пусть пока что видят во мне покорного мальчишку, который только начинает проявлять себя, а потому просить право голоса. Я чувствовал — что-то не так, что-то нечисто.

— Конечно мы поможем, — Мартин улыбнулся. — Я рассматриваю вариант того, чтобы отправить тебя к хрономагам-отшельникам на какое-то время. К тому же, это будет неким видом наказание за самовольные решения.

— Я хочу, чтобы вернулся Мор, — я покосился на отца. — Наставник хорошо меня знает и может помочь.

— Мы подумаем над этим, — коротко ответил отец.

Я не понимал, почему он так противится возвращению Мора. На это есть объективные причины? Или всё-таки нет? Я не присматривался к поведению отца так внимательно раньше, а сейчас мне казалось, что все его поступки были с чем-то связаны. Слишком уж странно он себя вёл. Отвлёкшись на свои мысли, я не сразу услышал, что меня просят покинуть зал для совещаний.

— Надеюсь, что вы примете объективное решение.

Я встал, поклонился и вышел, прикрыв за собой дверь. Это займёт какое-то время. Я остановился за дверью — не собирался вслушиваться в каждое слово, но кое-какая информация мне всё-таки могла пригодиться.

***

— Я считаю, что право слова сейчас ему ни к чему, — сказал Юстас, как только Неро покинул зал. — Сопляк должен знать своё место. Ему нет даже шестнадцати.

— Этот сопляк принял волевое решение в критической ситуации, — на него пристально посмотрел Мартин.

— Волевое решение может и для нас стать проблемой, — парировал Юстас. — Также, как и Неро, Туми могут найти прорехи в клятве.

— Алан действовал бы против нас даже в случае суда, — ответил Мартин.

— В любом случае, этот поступок жесток и обоснован скорее юношеским максимализмом, разве вы правда считаете, старейшина, что он осознавал последствия? — Юстас развёл руками.

— Сейчас я склонен согласиться с братом, — Хаган перевёл взгляд на Мартина.

— Да? А где ты был тогда, а глава? — тот метнул в него острый взгляд. — Почему зная, чем опасен Фил не укрепил поместье лучше, почему он вообще смог подойти к нашей территории?! — он повысил голос. — Ты, глава, не установил за Филом Туми слежку, зная, что он может прийти за Адорой.

Хаган промолчал.

— Или ты считал, что можно надеяться на Алана? Почему ты вообще допустил эту помолвку?

— Мне не было известно о его психическом состоянии, — Хаган качнул головой.

— Не было известно?! — Мартин слегка привстал. — А где же была внутренняя безопасность. Артур?

— Да, старейшина, — тот кивнул.

— Не нашлось данных о Филе? Совершенно никаких?

— Мы проверяли всё, что могли, но не нашли ни одного намёка на то, что Фил Туми нездоров.

— Это вы все нездоровы! — Мартин всплеснул руками. — Чем вы все занимаетесь? Если в Империи тихо, то можно смотреть на всё сквозь пальцы? Или мне не нужно было отходить от дел а, Хаган?

Голос Мартина был повышенным и крайне недовольным, сейчас все сидящие перед ним виделись ему глупцами. Халатность по отношению ко всему и излишнее благородство Хагана, вот что погубило Айонов, а не прорыв границы.

— Мартин, позвольте сказать, — заговорил Тодд.

— Говори, — он сел, уставившись на внучатого племянника.

— Действия Неро были решительными, но, не побоюсь сказать, необдуманными. Сейчас Алан Туми оказался в положении, когда ему практически нечего терять, а значит, раз лично он не может причинить нам вред, он станет действовать иначе.

— Например?

— Вступит в сговор с кем-то, или объявит о случившемся во всеуслышание, — Тодд пожал плечами.

— И навлечёт на себя позор? Мало того, что не совладал с собственным сыном, так ещё и дал клятву, которой никто не пользуется в наше время. Надо же, трус Алан принял решение не добить сына, чтобы остаться при своём, а выбрал подчиниться Айонам. Кто будет помогать ему после этого? Кто вступит в сговор?

— Считаешь, что это невозможно? — заговорил Бронак — ещё один из старейшин.

— Возможно, но каждый из Тринадцати тогда будет знать о его позоре и о его трусости. Никто не станет его спасать зная, что он не сможет принять волевого решения, — ответил Мартин.

— Ну и что? — снова встрял Юстас. — Он не объявит о случившемся, но может стать вассалом одного из родов, чтобы остаться на плаву хоть как-то.

— Мы можем сами предложить Туми вассалитет, — Хаган задумчиво положил подбородок на скрещенные пальцы.

— Он на это не пойдёт, — Тодд покачал головой.

— Пойдёт, если не останется выбора, — Мартин прищурился и взглянул на Тодда. — Сейчас это меньшее из зол.

— Согласен, — подтвердил Бронак. — Всё, что нужно, контролировать Алана Туми. Тем более, возможно, что он не из-за жалости и трусости оставил сына в живых и дал клятву с такой лёгкостью.

— А почему? — Хаган слегка приподнял бровь.

— Какой ты дурак, — Мартин слегка шлёпнул себя по лбу. — Дурак, Хаган! Ты настолько привык к мирному существованию, что совсем перестал думать!

— Так скажи, — голос Хагана стал ледяным. — Какие ещё причины?

— Он уже действует по велению кого-то, до клятвы, понимаешь?

Хаган ненадолго замолчал.

— Но для чего?

— Пока не могу сказать о целях, но если выбора у него особо не оставалось, то на то были причины, — выдохнул Мартин.

— Быть может.

— Быть может наша внутренняя безопасность будет работать лучше?

В Артура снова полетели гневные взгляды, но теперь не только Мартина, но Бронака.

— Хаган, я не понимаю твоих действий, я не понимаю, почему ты вообще позволил всему этому произойти? Почему мальчишка принимает решения, которые должен принимать ты?

— Старейшина Бронак, я действую из соображений чести и благородства. То, что сделал Неро противоречит моим…

— Так почему не остановил прямо там? Ты бы пробил щит Неро. Почему не убил Фила Туми самостоятельно? Что тобой двигало?

Хаган промолчал, только слегка поджал губы.

— Если ты не справляешься с ролью главы в такой ситуации, может, задумаешься о снятии с себя полномочий? — Бронак поправил очки и скрестил руки на груди.

— В любом случае, я против права голоса у Неро, — снова заговорил Юстас.

— Я тоже против, — подтвердил Тодд.

— А я — за, — Мартин нахмурил брови. — Скажу так, я уверен, что Неро думал о возможном развитии событий, а не действовал наобум. Он принял на себя ответственность, которую на себя должен был принять Хаган!

Ещё двое старейшин только слушали и перешёптывались, не вступая в разговор.

— У него нет опыта! Как может сопляк принимать участие в наших обсуждениях не зная, что творится за дверями его школы! Он пацан! — Юстас повысил голос.

— Так введём его в курс дела. Право голоса — не право единоличного решения, ведь так, — спокойно произнёс Бронак, повернувшись к Юстасу. — А ты что скажешь, Андрес?

— Я не против. Мне кажется, что чем быстрее будущий наследник вникнет в дела рода, тем лучше. Как показывает практика, — он коротко взглянул на Хагана. — Совету нужна свежая кровь.

— Почему тогда ни Брайс, ни Алекс не получили права голоса? Они старше, оба сильные маги и у обоих есть опыт, — спросил Тодд. — Может и им сразу дадим право?

— Нет, — отрезал Хаган. — Это даже не рассматривается.

— Почему? — Тодд удивился.

— Потому что я так сказал. Это моё право, как главы. Тем более, что ни один из них не проявлял этого желания.

— По-моему Брайс очень даже не против стать наследником Айонов, разве нет? — Юстас ухмыльнулся и откинулся на спинку стула. — Можно поговорить с ним. Я бы проголосовал за него.

— Поговори, — Хаган пожал плечами. — Только это ни к чему не приведёт. Брайс не любит думать, он просто хочет условного статуса, ему нет дела до благополучия Айонов.

— А Неро есть? — снова вставил Тодд. — То, что он сделал…

— Уже не вернёшь вспять, — его перебил Мартин. — Его поступок даёт нам возможность постоянно контролировать Туми, не дать ему обойти клятву и использовать в своих целях.

— Но мы должны понимать, что…

— Ты бы вообще промолчал. Напиваешься, допускаешь просчёты, не следишь за тем, что делают твои партнёры по бизнесу. Думаешь своим членом, а не головой.

— Старейшина, — Тодд крякнул от возмущения.

— Не одни мы можем думать о возможностях связанных с Туми, ты же сам сказал, — Бронак перебил Тодда, посмотрел на Мартина и покачал головой. — Есть кто-то кому выгодна клятва Туми. Я уверен.

— Конечно, старый ты хрыч, — Мартин хохотнул. — Но Алан жалок, его род на волоске от распада, если он поймёт, что его используют, то у нас же попросит защиты.

— А если не поймёт?

— Туда ему и дорога, — Мартин махнул рукой. — Я считаю, что Неро поступил, как должно и, если бы ты, Хаган, не допустил всего этого, ему не пришлось бы так поступать.

Напряжение в воздухе, казалось, можно пощупать руками, воздуха в зале стало меньше, чужая сила чувствовалась со всех сторон. Срочных Советов не собирали уже очень давно.

— Я не закончил насчёт наследника. Считаю, что если Неро может поступать подобным образом, то нам стоит рассмотреть на эту роль Брайса, — снова заговорил Юстас.

— Это вопрос отдельного собрания Совета, — Хаган прервал его.

— Раз мы не можем прийти к единому мнению, предлагаю голосование, — Мартин сел обратно на место.

Ненадолго воцарилась тишина. Двое из старейшин так ни слова и не сказали. Андрес и Артур перекинулись парой слов, Юстас напряжённо смотрел по сторонам. Бронак уставился в стол.

— Хорошо. Выношу на голосование вопрос о предоставлении права голоса на Совете Неро Айону, — наконец заговорил Хаган. — Прошу поднять рук кто за, — он немного подождал, — кто против?

Снова недолгое ожидание.

— Решение принято. Я позову Неро.



Глава 8



Из всего разговора я слышал только ту часть, где Мартин повышал голос. Стоя поодаль от двери, я думал о другом — как эффективней использовать свои возможности. Мне нужно было связаться с Оскаром и встретиться с Джедом, чтобы узнать, как обстоят дела. Судя по всему, общее обсуждение от меня не особо пытались скрыть, да и я прекрасно знал, о чём будет их разговор.

Отец позвал меня достаточно скоро.

— Ты получаешь право голоса на Совете, однако, с личной оговоркой от меня, — сказал он, когда я сел за стол.

Я слушал молча.

— Помни, что право голоса на Совете не даёт тебе права единолично официально говорить от лица Айонов на приёмах, во время переговоров или заключения сделок.

— Понял, — я кивнул.

Это было ясно сразу, таким правом обладали, по сути, только старейшины, отец и Юстас, как военный советник. Хотя даже Юстасу нужно было совещаться, прежде чем принимать некоторые решения, не касающиеся его сферы влияния и контроля.

Мне дали несколько стандартных наставлений, одобрили возвращение Мора и пообещали начать работу над вопросом относительно родовой магии.

— Отец, — я решил не откладывать на потом то, что решил уже давно. — Есть ещё кое-что, о чём я хочу заявить.

— Говори.

— Через два месяца мне исполнится шестнадцать, и я начну процедуру эмансипации.

Я внимательно смотрел на отца, не обращая внимания на перешёптывания членов Совета. У него на лице не дрогнуло ни одной мышцы, но я почувствовал, как всколыхнулся его Поток.

Он прекрасно понимал, что приобретая независимость от рода я остаюсь его частью и, при некоторых обстоятельствах, даже не будучи назначенным наследником, смогу получить статус главы.

Прости, папа, но ты стал упускать из виду слишком многое и я не полностью могу тебе доверять. Пока не знаю, почему и что могло послужить причиной изменений в тебе, но это так. Возможно, расскажи я об Адоре прадеду, а не тебе, всё повернулось бы немного иначе.

Он долго молчал, но запретить мне этого не мог.

— Я понял, Неро. Будь по-твоему.

Члены Совета стали расходиться. Я хотел переговорить с Юстасом, но меня остановил Мартин, оставшийся последним в зале для переговоров.

— Постой. Поговорим, — он придержал меня за край рубашки.

Взгляд у прадеда был уставшим. Ещё бы, когда тебе за сотню лет, а взрослые и умные члены совета ведут себя так, словно никто и никогда не сможет сбить их с ног, это утомляет.

— О чём хотел поговорить? — я облокотился на спинку высоко стула.

— Это дурачьё точно доведёт род до краха, — он покачал головой и пригладил бороду.

— Не доведёт. Мартин, присмотрись к моему отцу. Мне кажется, с ним что-то не так.

— Конечно не так, совсем мозгов лишился, — он раздосадовано всплеснул руками.

— Я серьёзно. На празднике Империи, возможно, с Тоддом что-то сделали. Я не верю в случайность. Сейчас отец ведёт себя странно. Возможно, это чьё-то влияние — техника или артефакт.

— В нашем-то доме?! Да сюда и мышь… Ах да, поехавший псих смог пробить защиту… Ты хочешь сказать, что кто-то мог сделать это изнутри? — на лице Мартина отразилось негодование.

— Прости. Я бы не хотел думать об этом, но всё возможно, — я хмыкнул.

— Кошмар. Кошмар, — Мартин принялся нарезать круги по залу.

— Я думал, что рассказать о Туми отцу будет лучшим решением, чем тебе. Ты слишком близко к сердцу воспринял мой рассказал о возможном будущем.

Я отодвинул стул и сел, наблюдая за Мартином.

— Всё равно он был бы в курсе дела и действовал бы также, — он отмахнулся. — Да и признаться честно, я правда тяжело это воспринял. Не важно. Важно, чтобы Хаган поговорил с девочкой. Он, кстати, знает, что она применила силу по отношению к тебе.

— Чего? — я приподнял бровь. — Откуда? Приставленный гвардеец точно не мог сказать.

— Откуда я знаю, — прадед пожал плечами. — Слуги слышали, да сплетни разнесли, или может её гувернантка просекла.

— Мы были там вдвоём, даже если слуги что-то слышали, то точно не видели, — я усмехнулся.

— Факт остаётся фактом, — он пожал плечами. — И это тоже проблема. Неро, я вижу, что внутри нашего дома тоже творится что-то неладное.

Я кивнул.

— Послушай. Тебя скоро отправят к отшельникам, проведи там время с пользой, а я поработаю тут. Много всего происходит, нельзя терять бдительность.

— Когда? У меня турнир скоро.

— Не знаю, но до него, — Мартин вздохнул. — Не даёте мне жизнь дожить спокойно.

— Сделаю всё, что в моих силах, — я улыбнулся прадеду. — Если будет критическая ситуация, готов действовать напролом.

— Один раз твоё «напролом» перебросило тебя сюда. Ну не просто так же, — Мартин хмыкнул.

— Меня не перебросило. Это был определённый человек, который знал, как и куда меня отправлять, — я нахмурился. — Ты посоветовал не искать его.

— Поговори с главой отшельников. На моей памяти таких способностей не было ни у одного мага времени.

Я вздохнул.

— Сосредоточься на тренировках, готовься к эмансипации и турниру, занимайся повседневными делами. Просто будь бдителен.

— Буду.

— Я рад, что ты получил право голоса. Теперь будет полегче со всем справляться.

Я только кивнул.

***

Отец смотрел на неё строго и снова был недоволен. Она помассировала худенькую руку — он отдавил предплечье, пока таскал её за собой по всему дому. Отец впадал в неистовство от любой промашки, а ей уже порядком надоела эта игра. Только вот сделать с этим она совсем ничего не могла.

— Люция! Когда мне ждать результатов? Когда, я тебя спрашиваю? Почему ты до сих пор в своей слежке не узнала ничего полезного?! — пробасил он, нервно почёсывая залысины.

— Папа, я же рассказала тебе, что Неро Айон общался с каким-то парнем. Он выглядел, как бедняк. А ещё его прикрыли иллюзией, но я смогла…

— Ты же ничего не услышала!

— Он бы раскрыл меня, подойди я ближе. А если он решит, что я хочу его убить или что-то в этом роде? Он же от меня мокрого места не оставит, — Люция шмыгнула носом.

— Хватит ныть. Ты должна узнать как можно больше информации с которой можно подходить к нему. Иначе он даже слушать не станет, — голос отца был твёрдым. — Бесполезная шмакодявка, я столько сил на тебя потратил, столько обучал.

— Я… Ты заставляешь меня пользоваться кислотными техниками, они мне вредят, мне плохо от них.

Отец ходил по небольшой полупустой комнате. Он распродал всё, даже часть мебели. Скоро в доме совсем ничего не останется. Отец сошёл с ума, думая, что Неро Айона можно на чём-то подловить, чтобы заставить общаться с ней. Планы отца расходились с реальностью, но он и слушать не хотел.

— Оставь эту идею, это глупо. Ты ведёшь себя странно.

— Ещё одно слово, Люция, и, — он слегка замахнулся на неё.

— Поняла. Поняла. Только не расстраивайся, когда Неро Айон меня убьёт, — она хмыкнула.

— Туда тебе и дорога, в таком случае, — проговорил он сквозь зубы. — У меня нет денег оплачивать твоё обучение дальше школы. Радуйся, что вообще позволяю закончить её. Мне ты в качестве груза не нужна. Или будь полезной, или убирайся навсегда. Можешь скитаться по трущобам и воровать, можешь лечь под какого-нибудь мелкого мага или вообще обычного нищего из тех же трущоб. А можешь вообще сдохнуть. Выбор за тобой.

— Я не хочу так.

— Тогда делай, что говорю, — отец бросил в Люцию гневный взгляд.

Больше никаких сил терпеть его. А искать защиты не у кого. В голове гудели мысли, хотелось плакать и смеяться над глупостью отца одновременно. Если бы брат сейчас не был в другой стране, если бы только мог поставить папашу на место. Брат не отвечал на письма и звонки. Иногда Люции казалось, что он и вовсе погиб, а от неё всё скрывают.

Отец обанкротился, но вместо того, чтобы искать выход, он всё пытался подослать её то к одному аристократскому сынку, то к другому. Зациклился на Айоне, теперь. Как же она устала от этого. Перед полицией он всегда находил, что сказать. Конечно, у неё ведь признали нестабильное эмоциональное состояние и предрасположенность к появлению сущностей. Никто не хотел браться за отца.

— Я постараюсь.

— Старайся лучше. Поняла? Моё терпение на исходе.

— Да, папа.

***

В мастерской Джеда было шумно и пыльно. Работали несколько станков и один манипулятор. Друг даже не встречал меня, только коротко ответил по телефону, что будет ждать.

Я закашлялся, когда открыл высокую дверь. Джед даже не обратил на это внимания, ковыряясь в какой-то плате и напялив наушники. Я тихо подошёл так, чтобы он меня не видел и схватил за плечо.

Он резко развернулся, пытаясь наотмашь ударить рукой. Успев перехватить, я взял его за предплечье и подогнул руку к спине.

— Попался!

— Эй, да отпусти, работы много, — проворчал Джед.

— Как продвигается? — я присел на край стола и оглядел мастерскую.

— Мне Юстас прислал письмо, что для нормальных испытаний нужно ещё минимум десять образцов, — он покачал головой.

— А со мной он так и не поговорил.

— Ресурса маловато. Зато я сделал патент на скрипт, снижающий шум, продал паре небольших фирм право использования, — он широко улыбнулся. — Появились деньги.

— Как отреагировала мама?

— Нормально, — Джед пожал плечами. — Я бы даже сказал хорошо. Ей тяжело делать вид, что ничего не изменилось с пропажей отца. Подожди немного, скоро закончу.

Джед вернулся к микросхеме, напялил очки и наушники. Он работал так почти всегда. Я спрыгнул со стола и пошёл бродить по мастерской. Юстас. Его поведение мне казалось странным, но в прошлой жизни я не заметил, чтобы он как-то шёл против рода или копал под нас. Он погиб в самом начале вооружённых конфликтов, но до самого конца защищал границу, как мог.

Может быть, он уже сейчас знает о прорехах в охране границы, и потому так напряжён. Там много работы, куча народу. Экзоскелеты помогут уменьшить проблему. Увы, я не знал и не мог знать, когда и как конкретно отряды из Мин проникали на нашу территорию, раскопать потом, где была допущена ошибка, не удалось. Только в самых общих чертах. К Юстасу стоило присмотреться.

Джед всё ещё висел над своей работой. Я знал друга уже очень много лет, почти всю жизнь. Его отец был военным артефактором высокого класса, знал моего отца и работал, в том числе с Юстасом и его подразделениями. Уважаемый и ценный кадр. Отца Джеда Айоны приглашали на приёмы и встречи, слушали советы, спонсировали личные проекты.

Он привёз с собой Джеда, когда мне было шесть лет, кажется. Джеду столько же. Его отец думал, что у нас есть шанс стать друзьями, и он не прогадал. Мы учились в разных заведениях, но плотное сотрудничество его семьи с нашим родом, позволяло видеться часто.

Джед всегда был талантливым, отец хотел для него лучшего образования, хорошего места в гильдии, но несколько месяцев назад пропал во время локальной войны в республике Эйнор. Мой отец предлагал Джеду опекунство и помощь, но тот отказался. Считая, что это унизит его достоинство. Так было тогда, да и в этот раз тоже.

— Закончил, — Джед стянул очки и наушники. — На сегодня только.

— Слушай. Ты часто бываешь на гильдейских встречах? — я остановился у одного из собранных наполовину образцов.

— Не очень. А что?

— Я столкнулся с одной интересной штукой — Артефактным огнестрелом.

— Ого, редкость. Однозначно долгая ручная работа. Дорого и не выгодно, — перечислил Джед. — Обычно винтовку или пистолет можно укрепить, подпитать так, чтобы увеличь дальность, уберечь от перегрева, ну и так далее.

Я это знал, но решил дать Джеду рассказать. Огнестрельное оружие плохо сочеталось с силой Потока, нанесённые скрипты работали неидеально, а чтобы расчерченные патроны пробивали мощные магические щиты — вообще было почти легендой. В производстве они и правда были слишком затратны — одни патроны чего стоили. Массово такое оружие не использовалось никогда.

— Скажи, кем должен быть мастер, чтобы оружие могло работать, как надо? — я вернулся к столу Джеда.

— Ты мне скажи, где это ты с ним столкнулся? — друг нахмурился.

— В трущобах — раз. В кафе, на которое напали — два.

— Эти случаи как-то связаны? — Джед пригладил растрёпанную шевелюру.

— Не знаю. Том Берк, привозивший такое оружие в трущобы мёртв. Где его отец я знаю только частично, — я покачал головой.

— Это он артефактор?

— Нет, скорее всего знает того оружейника. У тебя есть сведения о таких мастерах?

— Интересовался давно, — Джед задумался, — но сейчас поимённо не вспомню.

— Гильдия может дать имена? — я остановился рядом с ним. — Мне нужно найти оружейника, продавшего оружие Тому и тем, кто напал на кафе.

— Зачем тебе это? — он приподнял бровь.

— Пойманные «террористы», — я сделал кавычки пальцами, — убили себя. Все решили, что это совпадение. Но они кого-то искали. Охрану Грейс удвоили, за мной тоже парочка новых ходит.

— Ты уверен, что искали тебя?

— Не уверен, но вряд ли это простые парни, которые за всё хорошее и против всего плохого. Объект нападения в таком случае слишком странный, — я покачал головой.

— Если хочешь после обеда можем съездить в гильдейский архив. Я поговорю.

— Отлично, — я хлопнул Джеда по плечу.

Эту ниточку я хотел распутать сам. Никто не будет глубоко копать, а нагружать этим Мартина и отца мне не хотелось. Отца тем более — его поведение настораживало всё больше. Предстояло ещё узнать, мог ли кто-то из своих же устроить это всё.

Заговоры и давление из вне при умелых действиях опасны, но ещё опасней, когда это происходит с собственном доме. Мартин уже был в курсе дела, а отцу, как бы это странно не звучало, сейчас я доверял куда меньше, чем прадеду.

Возможно, что нападение на кафе связано с Берком, а может быть, это ещё одна сторона, о которой мне пока не известно.

Джед дёрнул меня за рукав.

— Хватит думать. Пойдём пообедаем.

Мы уже собирались выезжать — Джед вызвал такси. Моя охрана сидела в автомобиле за воротами, но с ними ехать не хотелось. Всё равно будут таскаться рядом, сегодня я не собирался куда-то от них скрываться.

— Эй ты, — меня перед выходом нагнали близняшки.

— Чего? — я уже обувался.

— Смотри у нас. Не втягивай брата во всякие странные дела, — сказали они хором и насупились.

— Какие дела, вы о чём, девочки? — я усмехнулся.

— Такие. Мы-то уж тебя хорошо знаем, да, — вставила Эри.

— Всё будет в порядке, — я потянулся к дверной ручке.

— Он у нас один. Если с ним что-то случится лично тебя прибьём и не пожалеем, — добавила Ани.

— Понял-понял, — я примирительно поднял руки.

— Так-то, — снова хором. — Ходи, оглядывайся.

Еле сдержав смешок, я вышел на улицу. Беспокоятся. Конечно, слишком всё шатко. Но Джед должен пойти учиться дальше. Как бы там ни было — его судьба тоже одна из моих целей. Я хочу видеть рядом с собой реализовавшегося и сильного друга, а не человека, согнувшегося под гнётом обстоятельств. Я не могу вернуть ему отца, остаётся поддерживать.

Оружейника нужно найти как можно скорее, если у Оскара не получится добыть информацию, то придётся действовать более решительно. Время идёт. Важно не упустить ничего из виду.

Такси везло нас с ветерком, позади маячила машина моей охраны, Джед что-то просматривал в планшете и, сосредоточившись, неразборчиво бубнил под нос. История с Филом закончилась, но вместе с тем запустила множество других процессов.

Право голоса давало мне больше возможностей, но я не мог управлять родом или превентивно разделаться с врагами — так сильно влиять на пространство-время слишком опасно. Распутывать и менять — вот та задача, которую я преследовал.


В гильдейском архиве артефакторов было тихо — только почти бесшумно работали несколько компьютеров и перемещались сотрудники. Стеллажи с неоцифрованными документами уходили далеко вглубь зала на первом этаже. На втором, я так понимал, место под папки и книги тоже было занято.

Нас встретила полноватая женщина в строгом сером костюме и аккуратно зачёсанными светлыми волосами. На лацкане пиджака поблёскивал гильдейский значок. Джед показал ей свой такой же, который обычно носил с внутренней стороны воротника на рубашке, не особо кому-то показывая.

— Джед Риг, значит, — женщина сверилась с чем-то в записях. — Давно не появлялись.

— Да, — он кивнул. — Я бы хотел почитать архивы о мастерах оружейниках. Кто они, где жили, чем занимались и как развивали свой талант.

— Интере-е-есно, — протянула она, сев за компьютер. — Есть старые записи, могу открыть доступ в секцию.

— Нам нужны не только старые, но и современные документы и регистры, — Джед слегка улыбнулся.

— Кому это «нам», — женщина, наконец, взглянул на меня. — Я не дам доступа не члену гильдии без особых на то причин.

— Очень нужно, — я улыбнулся самым милым образом. — Это для школьного проекта.

— Вы вообще кто? — хмыкнула женщина.

— Неро Айон, — вмешался Джед. — Я обещал ему помочь с поиском информации. Я готов взять на себя риски.

— Нет-нет, мой хороший. Если тут каждый будет для друга просить, то всё растащат, устроят бардак, растрясут информацию по всей Империи. Нет.

Я стиснул зубы.

— Если господин Айон будет готов подождать, то я открою вам доступ, господин Риг. Вы член гильдии, — она развела руками.

Мы отошли на пару метров. Конечно, мне хотелось покопаться в архивах самому.

— Ну и что будем делать? — Джед шаркнул ногой. — Ссориться с ней тоже не нужно.

— Тогда, — я перекинул Джеду на телефон быстро набранную заметку, — ищи вот это.

— Так тебе вообще нужен определённый человек? Маркграфство Хосс, город Орэн, — прочитал он.

— Не совсем, но это зацепка. Нужно как можно больше сведений. Возможно, что наводка вообще не та, — я покачал головой.

— Хорошо, я постараюсь.

Джед кивнул и отправился обратно к стойке, где ожидала строгая «библиотекарша».


Глава 9



В дверь тихо постучали. Адора оторвалась от перекладывания вещей. Она всё ещё не до конца верила в то, что произошло. Ощущала себя, словно находилась в вакууме. Она не злилась, что её старались уберечь от потрясений, но всё равно казалось, будто её обходят стороной и ничем не делятся. Это давалось тяжело.

— Войдите.

В комнате появился отец. Он выглядел уставшим и каким-то расстроенным, будто старик.

— Папа, — она присела.

— Здравствуй, Адора. Прости, что пришёл поговорить только сейчас, — он прошёл по комнате и устроился в одном из кресел.

— У тебя много забот, — она склонила голову чуть набок.

— Мне нужно было прийти и рассказать тебе о Туми и обо всём, что произошло самому, но казалось, что так будет лучше, — он тяжело вздохнул.

— Ничего страшного. Я думаю, ты заботился о моей безопасности.

— И всё же. Я думаю, что тебе стоит понимать, какая ситуация сложилась. В общих чертах.

Он говорил натужно, будто кто-то заставлял. Мелкие морщинки на лице отца стали глубже, взгляд потух. Адора покачала головой. Всего за несколько дней с ним что-то произошло.

— Не нужно, папа, — она ласково улыбнулась. — Я вижу, как тебе тяжело. Правда. Всё хорошо, и я всё понимаю.

— Спасибо, — он кивнул. — Хочу задать один вопрос.

— Хорошо.

— Правда, что ты применила силу по отношению к Неро?

Голос отца стал еле заметно строже. Она прекрасно понимала, как это выглядело в глазах тех, кто распустил эти сплетни — женщина, даже не жена главы, подняла руку на почти наследника, смела повысить на него голос.

Адора не сомневалась, что рассказал об этом не Неро, слишком он иначе, чем другие, относился к ней. С самого детства младший брат был ей настоящим другом, разница в четыре года почти не играла роли.

Сейчас она даже прикинуть не могла, кто мог услышать и рассказать всем. Ладно, крики, но применение силы. Это должен был быть кто-то из слабых магов среди слуг — они могли почувствовать Поток.

— Адора, ответь.

Она не заметила, как задумалась.

— Да, это так. Я позволила эмоциям взять верх, — она не стала отнекиваться.

— Ты же понимаешь, что перед остальными членами семьи это выглядит, как недопустимая выходка? — отец хмурился.

— Да, — она кивнула.

— Я не хочу какого-то публичного и строгого наказания, потому что я осознаю — в твоём поступке и состоянии есть часть и моей вины.

Необычно было слышать от отца такие слова. Чаще всего он старался делать вид, что вообще ничего не случилось. Это случалось нередко. Воспитание было обязанностью менторов, гувернанток, приличный образ и ухоженность — заботой фрейлин.

Но сейчас он говорил искренне. Хотелось подойти и обнять его, но Адора понимала — сначала нужно закончить разговор.

— Я отправлю тебя на окраину нашего маркграфства, с охраной и гувернанткой. Придётся немного пожить там, — он вздохнул.

— В качестве наказания? — она не удержалась от улыбки. — А как же академия?

— Я уже договорился об небольшом отпуске с ректором. Общие материалы в электронном виде у тебя будут с собой. Практику нагонишь.

— Звучит, — она качнула головой, — несколько странно.

— Знаю, но сейчас это единственное показательное порицание твоих действий, которое я вижу, — отец скрестил руки на груди. — Мне хочется, чтобы такого больше не повторялось.

— Конечно, — она склонила голову. — Надолго мне придётся уехать?

— Всего на две недели. Средства экстренной связи будет у гвардейцев, дом тоже под охраной. За это можешь не переживать.

— Папа, — Адора неуверенно повела плечами, — с тобой всё хорошо? У меня такое чувство, что происходит что-то неладное… И я не о Туми.

— Всё в порядке, — он провёл ладонью по лицу, — просто очень устал.

— Можно ещё спросить про Итона? — тихонько произнесла Адора.

— А вот за тайные шашни мне следовало бы наказать тебя куда строже, — отец поднял взгляд.

Она напряглась. Видимо, отец не очень стремился к этому разговору, но если уж и выяснить всё, то сейчас, до отъезда. Пока она будет там без связи и общения, ничего не будет знать, так и с ума сойти не долго.

— Я прошу прощения, отец. Это было возмутительно с моей стороны. Я понимаю, — она склонила голову.

— К счастью, Итон Доу действительно оказался приличным и честным человеком. К тому же, он барон и владелец Центрального банка метрополии.

— Я…

— Но, — отец перебил, — пока что я вообще не имею никакого желания говорить о ваших отношениях, а тем более о возможной помолвке. Это нужно обдумать, — закончил отец.

— Мне просто хотелось бы знать, как он. Ты не дал нам увидеться и поговорить, а теперь и вовсе высылаешь, — Адора вздохнула.

— Не нужно пытаться меня разжалобить. Прошу, прояви терпение, я и так иду тебе навстречу.

— Понимаю, папа, я всё понимаю.

Конечно, можно попробовать тайно увезти с собой телефон, но Итон не отвечал на звонки, следуя, видимо, приказу отца. Его тоже можно было понять, просто всё это расстраивало и давило. Да и телефон гувернантка отберёт при досмотре вещей.

— Позволь хотя бы позвонить ему перед отъездом, — она умоляюще посмотрела на отца.

— Я подумаю, — он кивнул. — Пока собирай вещи и готовься к поездке.

— Спасибо.

Адора всё-таки решила подойти и обнять отца. Он тяжело встал и принял её объятия. Редкость, которой хотелось воспользоваться. Поток отца был спокоен, но в нём и правда что-то переменилось и это настораживало.

***

Джед принёс всё, что мне было нужно — список оружейников такого класса, их принадлежность к гильдии, места проживания и достижения. Всего мастеров оказалось девять на Империю, во всяком случае тех, кого нашла гильдия артефакторов.

В Хоссе тоже числился мастер подобного уровня, но что-то мне подсказывало, что это мог быть не тот, кого я ищу. Во всяком случае самостоятельно туда отправиться у меня в ближайшее время не выйдет. Я решил, что подкину эти сведения Мартину, чем точнее будет наводка, тем лучше.

Пока мы сидели в холле архива, меня не покидало чувство, что к зданию с нами кроме охраны приехал кто-то ещё, но чувства слежки, как от той девицы с розовыми волосами — не было.

— И что думаешь со всем этим делать? Поедешь к каждому? — Джед тоже просмотрел список и покачал головой.

— Нет. Долго и неэффективно. Передам сведения прадеду, пока что это не так срочно, — я дёрнул щекой. — Если что, попробуем снарядить в «командировку» тебя. Сейчас у меня нет возможности нанять агента, а тем более приказать кому-то из службы безопасности рода этим заняться.

— Но ведь это касается нападения на тебя, — Джед приподнял бровь.

— Расследование, кем были террористы и кто их нанял идёт, но мне хочется добраться до мастеров первым.

Друг кивнул.

— Ты занимайся экзоскелетами, а я…

Ненадолго я задумался: то видение, что было на показе образца явно случилось не просто так. Оно не связано с родовой магией, но и вряд ли было простой игрой моего разума.

— Неро?

— А, прости. А я пока попробую решить и другие вопросы.

— Может, домой? — Джед улыбнулся. — У тебя опять скоро куча дел, не увидимся. Мама ждёт на ужин, а потом поедешь.

— Конечно, — согласился я.

Джед отправился в дом, а я задержался в саду — сестрички наблюдали за мной из-за угла дома и хитро щурились. Я отошёл подальше и, убедившись, что эти шпионки не смогу услышать разговор, позвонил Оскару.

— Чё, мажорчик? Как оно? — голос Оскара был усталым.

— Всё в порядке. Ситуация, — я хмыкнул, — можно сказать, разрешилась.

— Ага, понял.

— Ты ничего не узнал по гильзе? Парни Берка ещё не попадались на глаза? — я пнул носком ботинка мелкий камешек.

— Мажорчик, тут началась делёжка территории, мне не до гильзы. Те, кто приполз, ничего не знают особо. Это самые слабые шавки, кто посильнее объединились, нашли какого-то другого хрена. Не помню имя.

— Помощь нужна?

Оскар недолго помолчал. Я предложил помощь не просто так, чем больше он будет условно мне должен, тем лучше. За его спиной сейчас ещё было мало народу, да и он не самый обученный маг, но такой союзник никогда не будет лишним.

После событий с Томом мне стало казаться, что я обознался и Оскар вовсе не тот человек, кто стал в будущем королём трущоб, но теперь это уже было не так уж и важно. В Оскаре присутствовала та сила, которая была мне нужна.

— Пока нет. Если что, маякну, — ответил он спустя минуту.

— Есть просьба. Помнишь девку на видео с Туми?

— Помню.

— Её ищут, но медленно. Я не могу вспомнить, кто она такая. Возможно, даже не из аристократии. Нужно найти.

— И что ты делать с ней собрался? Грохнуть?

— Не обязательно. Для начала только найти. Она может мне ещё пригодиться, мало ли, — я пожал плечами.

— Как быстро надо? — голос Оскара был не очень довольным.

— Чем быстрее, тем лучше. Я заплачу.

— Знаю я. Мне реально не до этого. Давай, мажорчик, принято. Будем на связи.

— Хорошо.


Пока мы ужинали со всей семьёй Джеда, я отвлёкся и написал несколько сообщений Итону Доу. Если Оскар не сможет найти ту девушку, то Доу сможет немного подтолкнуть расследование.

Особой срочности в её поимке и правда не было, но оставлять эту ненормальную на свободе тоже нельзя, тем более, она, если что расскажет о делах Фила. Алан может не дёргаться, а может попытаться к кому-нибудь прибиться. Во всяком случае — лишним тоже не будет.

— Мам.

Джед отвлёк Ванессу, когда та уже ставила на стол дымящийся вишнёвый пирог.

— Подожди минуту, чай, — она повернулась к кухонным шкафчикам.

— Мне нужно кое-что сказать вам всем.

Джед хитро взглянул и на меня. Интересно, значит, новость будет общая. Когда чай уже был разлит и пирог разрезан, он заговорил снова.

— Я хочу сказать, что принял одно очень важное решение, — Джед оглядел всех.

— Братик, говори уже, — Эри сюрпнула чаем.

— Да, быстрей, я хочу пирог, — Ани закивала.

— В общем. Я решил, что всё-таки буду поступать в военную академию, — выдохнул он.

— Правда? — Ванесса сильно удивилась.

— Да. Я очень рад, что ты поддержала идею моего…Нашего с Неро…

— Твоего, — вставил я.

— Моего дела, и… Даже тех денег, что я буду получать за продажу некоторых скриптов хватит, чтобы оплатить минимум первый курс. А дальше… Ну, будет видно.

Он смущался, впрочем, как и всегда. Джед уставился в стол, будто в его решении было что-то неправильное.

— Простите, я бы не хотел вас оставлять и приезжать только на пару месяце раз в год, но я постараюсь, чтоб… в…

Он начал глотать слова, а значит, чем дальше говорил, тем больше сомневался в правильности своего решения, и чувствовал вину.

— Сынок, это прекрасная новость, — с улыбкой произнесла Ванесса.

Она протянула руку через стол и положила ладонь на напряжённые пальцы Джеда.

— Я очень рада это слышать.

— Честно? — он, наконец, поднял глаза. — Вы ведь останетесь одни тут.

— Я хоть больше и не щитовик, но далеко не слабая и беззащитная, милый, — она рассмеялась. — Совсем недавно ты ничего не хотел, а теперь… Я очень рада, правда.

— Молодец, бра-а-атик, — хором пропели близняшки.

Джед улыбался и, кажется, перестал нервничать.

— Рад, что ты решился, друг, — я тоже улыбнулся и кивнул.

Телефон булькнул новым сообщением, и я покосился на экран. Писал Итон. Чтобы не строчить ответ за столом, я решил выйти и позвонить ему. Если трубку он взять не сможет, тогда отвечу сообщением.

Пока Джед общался с радостной Ванессой, я выскользнул из-за стола обратно во двор. Осень уже ощущалась — стало заметно прохладней и в одной рубашке было довольно зябко. Я набрал номер Итона, но в ответ раздавались только длинные гудки.

«Извини, не могу сейчас говорить, я получил твои сообщения, но скажу сразу: не вижу смысла поднимать ради это связи и вкладывать силы. Вопрос с Филом решён. Девушку ищут специальные люди, чтобы не поднимать шумиху. Я не думаю, что она появится где-то в ближайшее время, особенно, если узнала о Филе. Буду держать тебя в курсе. Созвонимся на днях».

Я вздохнул. Понятно. Итону сейчас вообще не до той неизвестной девки, и Оскар неизвестно когда примется за дело. Я не мог винить Доу в промедлении, он и так сделал достаточно много и готов был рискнуть всем, чего добился. Я вернулся в дом, где шло оживлённое обсуждение новости.

— А ты, Неро, всё ещё не решил насчёт академии? — Ванесса облокотилась на стол и подпёрла голову рукой.

— Пока нет. Отец настаивал на экономике, но сейчас я уже не хочу, — я пожал плечами.

У меня изменились цели, конечно. В прошлой жизни мне больше бы пригодилась военная подготовка и хорошие, доверенные люди в самом начале пути.

— А куда? — Джед доедал пирог. — Отец не будет против?

— Отец к тому времени вообще не сможет мне указывать, — я хмыкнул и поймал удивлённый взгляд Ванессы.

— Почему?

— Он собрался получить независимость от рода, представляешь?! — к ней повернулся Джед.

— Зачем? — Ванесса непонимающе хлопала глазами.

— Мне очень сложно находиться в полном подчинении отца, — я пожал плечами, присматривая кусок пирога. — За мной скоро приедут, хочу попробовать пирог.

— Необычное решение, — она покачала головой.

— Да, а ещё я думаю, что тоже пойду в военную академию. Может быть, дядя Юстас согласится дать рекомендации, — я, наконец, схватил пирог.

— А тебе нужны рекомендации? — Джед с удивлением уставился на меня. — Одному из Тринадцати?

— Наверное, больше для формальности, но да, желательно.

— Никогда бы не подумал, — Джед покачал головой. — Но ты никогда не хотел в военное. Что изменилось?

— Я изменился.

Ненадолго я уставился в стену напротив. То видение снова встало перед глазами. Почему он не выходило из головы? Может быть, как раз намекало на то, что мне нужно находиться рядом с Джедом? В конце концов, я увидел его именно в образце экзоскелета.

— Всё в порядке? — Джед помахал рукой перед моим лицом.

— Да, нормально. Может, подышим воздухом?

Он согласился, и мы вышли на улицу. Совсем стемнело, а небо затянуло тяжёлыми тучами — вот-вот начнётся ливень.

— Не знаю, что тебе сказать, — я повернулся к другу. — Но, похоже, что я действительно пойду в военку.

— Это здорово, конечно, — Джед почесал затылок. — Но я… Не уверен, что у меня реально всё выйдет с академией, не хочу, чтобы ты думал сейчас, что просто пойдёшь со мной за компанию.

Нет, не буду говорить о видении. Пока что. У меня вообще нет никаких здравых объяснений тому, что я видел. Я могу ему показать ему кое-что иное. Домен, сотканный из моих собственных воспоминаний.

— У меня есть особенность, о которой я не говорил.

Нашарив в скрытом кармашке брюк артефакт Домена, я зажал его между пальцами.

— Какая? — Джед приподнял бровь. — Что скрываешь?

— Иногда я вижу то, чего не было, а может и не будет никогда.

Я почти не врал. Джед не будет вдаваться в подробности, откуда у меня такая способность. Это не хрономагия в чистом виде, но он верит мне и этого будет достаточно.

— Как это? У вас в семье нет такой техники, — он слегка насторожился.

— Мало кто об этом знает. О таком не говорят обычно, доверяют только самым близким, — сказал я с загадочной улыбкой.

— Ого-о-о, — протянул он.

— Покажу тебе одно такое… Видение.

Я сосредоточился, выпуская в артефакт энергию Потока. Вокруг нас разворачивался Домен — мастерская Джеда. В этом же доме, спустя больше десятка лет.

Сам Джед сидел за столом, скрючившись, собирая что-то при свете уже потускневшей лампы. Под глазами залегли синяки, волосы растрёпаны, одежда тоже старая и выцветшая.

Я не буду показывать ему то, что творилось тогда за стенами этой самой мастерской. Не нужно. Я почувствовал, как Джед обомлел, как его Поток всколыхнулся, мне показалось, что я почувствовал даже его страх.

— Это я? — шёпотом спросил он.

— Да, — ответил я, наблюдая, как он подходит немного ближе к иллюзорному себе.

— Что я делаю?

— Горбатишься на гильдию за гроши. Ты не стал учиться, ты не стал заниматься фирмой. Ты опустил руки.

Я понимал, что эти слова звучат достаточно жестоко, но я не мог позволить сомнениям одолеть Джеда снова. В этой жизни тоже. Этого нельзя было допустить.

— Как же так. Я ведь думал, что будет лучше работать и помогать семье, — он заламывал руки, отходя подальше от своего двойника.

— С образованием и карьерой военного артефактора ты сделаешь гораздо больше.

Я быстро свернул Домен, оставляя нас в тишине и сумерках сада.

— А твои видения, они сбываются? — Джед обеспокоенно взглянул на меня.

Лучше бы не сбывались. Особенно то, где я видел тебя окровавленного и раненого посреди выжженного поля.

— Можно сказать, что да, — я улыбнулся уголком рта.

— Это… Не очень приятно было видеть, — Джед покачал головой. — Я буду стараться. Сделаю всё, что от меня зависит.

— Вот и хорошо, — я протянул ему руку, и он крепко пожал её.


Водитель приехал ещё через полчаса. Я попрощался с семьёй Джеда и прыгнул в машину. День был неплохой. После стольких событий было просто приятно провести его в спокойствии. Я пялился в окно, наблюдая за проносящимся мимо пейзажем.

Через какое-то время до меня дошло, что машина несётся на высокой скорости совсем не в сторону поместья. Мы проезжали метрополию по объездной дороге и ехали дальше.

Я дотронулся до сенсорной панельки у разделяющего меня и водителя окошка и опустил его. Ничего подозрительного. Вроде бы. Этого телохранителя я неплохо знал. Никаких техник и возмущения Потока я не чувствовал.

— Куда мы едем?

Напрягшись всем телом, я приготовился атаковать, если придётся.

— Не в поместье, юный господин, — водитель коротко взглянул на меня через плечо.

— Это я понял, — я уже расчертил контур на разделительной стенке чтобы ударить чистой силой. — Куда?

— Всё в порядке, юный господин. Приказ вашего отца.

— Да? Почему я не знаю.

Ладонь зависла в сантиметре от контура.

— Тоже его приказ. Простите, юный господин, не могу сказать, — телохранитель пожал плечами.

— Где остальная охрана? Я не видел дополнительную машину, которая дежурила весь день.

Водитель промолчал. Это начинало напрягать.

— Где-то рядом. Думаю, уехали немного вперёд, — ответил он.

Смущало то, что его Поток был спокоен — никакого страха, напряжения или чего-то подобного.

— Прошу вас, не беспокойтесь. Вы всё узнаете очень скоро, — попросил он, не отрывая взгляда от дороги.

— А если позвоню отцу?

Держать контур и сосредотачиваться на технике, не используя её — утомляло. Казалось, это тратит больше сил, чем постоянный выброс.

— Конечно. Можете позвонить, но он приказал ничего не говорить вам. Это правда.

Я повёл плечами и одной рукой потянулся за телефоном, продолжая удерживать контур. Всё тело сковало напряжением. Вот сейчас и проверим, что правда, а что нет.



Глава 10



Отец не ответил на первый звонок. У меня не было никаких объективных причин думать, что это попытка похищения или вроде того. Возможно, что отец решил таким образом меня остудить.

— Останови машину, — ровным тоном приказал я.

— Господин Хаган велел везти без остановок, — водитель мотнул головой.

— Останови.

Машина тормознула. Я немного ослабил контур и продолжал дозваниваться. Зачем такая секретность, если всё в порядке? Проверка?

— Да, — в трубке послышался голос отца, судя по тону, он был чем-то занят.

— Куда меня везут и почему?

— Это мой приказ, — спокойно ответил отец.

— Почему я не знаю?

— Ты зарываешься. Я не обязан отчитываться, — в его голосе послышалось раздражение.

— А если бы я сейчас просто убил водителя, например? Просто потому, что его поведение мне показалось подозрительным? — я тоже начинал злиться.

— Ты должен доверять мне и нашим людям, — отрезал отец.

Мне хотелось сказать: «не должен», но я промолчал. Проверка на доверие? Отлично. Значит, отец всё-таки заметил, что я сейчас присматриваюсь к любым нетипичным оттенкам его голоса или действиям.

— Куда меня везут? — повторил я вопрос.

— Скоро узнаешь. Наберись терпения.

Отец бросил трубку, а я свернул контур и откинулся на спинку сидения. Водитель смотрел вперёд и ничего не спрашивал. Да, не очень приятно слышать, что тебя только что хотели убить.

— Поехали, — выдохнул я.


Ехали мы очень долго. Я успел задремать. Мне снилось, как все мои действия идут прахом и всё, что я пытался изменить, остаётся неизменным, так или иначе. Проснулся от того, что по крыше машины барабанил ливень. За окнами вообще ни черта видно не было. Мы уже давно выехали из метрополии и, судя по всему, вообще проехали все ближайшие населённые пункты.

Я прощупал пространство Потоком, чтобы ещё раз убедиться в отсутствии ловушек или каких-либо скриптов, способных на меня повлиять. Водитель поднял разделяющее нас стекло и включил еле слышную музыку.

Что я имел на данный момент?

Мне всё ещё приходилось играть роль, но я приблизился к цели — получил право голоса. Мне удалось спасти Адору и даже получить роду Туми. Я понимал, что Алан может начать действовать скрытно, но меня это не пугало.

Оскар. Судя по происходящему в трущобах, скорее всего, я обознался в первый же день нашего знакомства, что-то подсказывало, что будущий король не он. Но мне нужен был сильный маг с амбициями, и я тоже его получил. Осталось только сделать Оскара союзником, помочь ему обрести навыки и вылезти из низов. У меня были намётки, как к этому подвести, но пока что судьба Оскара не являлась первостепенной задачей.

Джед сделал иной выбор, чем в прошлой жизни, и это меня тоже радовало. Нельзя было сказать наверняка, что это «лучший выбор», но он хотя бы получит образование и будет иметь больше шансов, чем тогда.

Я задумался над тем, что буду делать, если смогу повернуть историю и род останется в порядке. Буду ли лезть выше? К императорскому трону? Тогда это было необходимо, а сейчас?

Я мотнул головой, отгоняя эти мысли — пока что невозможно было однозначно ответить на этот вопрос. Я никогда не был управленцем, во мне бурлила сила и жажда мести, а не власти, как таковой. Сейчас же я шёл иным путём, хотя это и давалось очень нелегко.


Машина остановилась. Попытка разглядеть что-то сквозь стену ливня провалилась. Я видел только воду и серые силуэты за ней. Я был готов обороняться или атаковать. Приготовился. Дверь с моей стороны открылась.

— Мор? — я даже немного отклонился назад.

Наставник заглянул в салон — с его сплетённых в тугую косу волос стекала дождевая вода, плотный плащ тоже вымок.

— Приветствую, юный господин, — он улыбнулся. — Зонта нет, к сожалению.

Он расстегнул верхние пуговицы плаща, залез под него и вытащил небольшой свёрток. Это тоже оказался плащ.

— Мы на границе? В тренировочном лагере? — я развернул плащ, но пока не спешил набрасывать на плечи.

— Выходите, вы остаётесь здесь, — Мор отступил на пару шагов назад.

Я всё-таки накинул плащ и вылез под ливень. Казалось, что небо прорвало гигантским водопадом. Машина повозилась в грязи и тут же уехала. Я недоумевающе смотрел на Наставника и молчал.

— Пойдём, плащ промокнет.

Он, наконец, перестал обращаться ко мне на «вы». Приходилось на публике, а меня это только раздражало. Мор развернулся и, махнув рукой, указал на стоящую вдалеке большую армейскую палатку. Я последовал за ним. Если отец после просьбы вернуть Мора решил отправить меня к нему, прямо в тренировочный лагерь, то зачем было это скрывать?

Внутри палатки было тепло, под потолком висели не очень яркие лампы на толстых проводах. Пространство разделяли ширмы — за ними кто-то тихо переговаривался. Я взглянул на экран телефона — время перевалило за второй час ночи.

Мы ушли в самую глубь. За точно такой же ширмой, как и остальные, стоял походный стол с лампой, три стула и три раскладные кровати. Я скинул плащ и пока держал его в руках.

— Вон туда.

Мор кивнул на рогатую вешалку за столом. Наставник тоже повесил туда плащ, но больше на вешалке одежды не было.

— Как это всё понимать? — я сел.

Сейчас чувствовалось, что плечи плаща всё-таки промокли — летняя рубашка липла к телу.

— Приказ Хагана, — Мор протянул мне термос.

Я отпил горячий чай и тело немного расслабилось.

— Не понимаю, для чего.

— Он сообщил мне о происшествиях последних дней, — Мор подвинул стул так, чтобы оказаться напротив. — Мне было приказано провести несколько очень сложных тренировок.

— Да? Мне он почему не сказал?

Этот вопрос никак не отпускал меня. Сложилось ощущение, что пока меня не будет в поместье, отец хочет что-то сделать, а я не смогу и слова поперёк вставить.

— Не знаю, — Мор вздохнул. — Там одежда.

Он кивнул на одну из раскладных кроватей. Там аккуратной стопкой лежали вещи, в которых обычно и тренировались бойцы.

— Завтра с утра, до тренировок подразделения, мы поработаем с телепортацией, потом…

— Ты уже и про телепорт знаешь?

Игрища отца за моей спиной сильно раздражали. Почему он принял именно такое решение вопроса мне было искренне непонятно.

— Да. Я сегодня очень устал. Мы ещё успеем поговорить, — Мор тоже отхлебну чай из термоса. — Спать будешь тут, я тоже. Условия… Не королевские.

Он усмехнулся, наверное, думал, что для меня эта обстановка столь же непривычная, как и для других высоких господ. Только вот Мор не знал, что я таких палаток в своей жизни видел не мало. Эту вообще можно было назвать верхом комфорта. Здесь даже не приходилось чувствовать мерзкий холод льющего снаружи дождя.

Меня интересовало, почему кроватей три, а нас с Мором здесь только двое.

— Кто-то ещё придёт? — я кивнул на раскладушки.

— Сегодня — нет, — ответил Мор. — Переодевайся и отдыхай. Предстоит несколько очень сложных дней.

***

Мор разбудил меня в пятом часу утра. Я даже не успел поспать, как следует. У щитовиков первая тренировка назначена на шесть тридцать, а потому на долгий сон я мог и не рассчитывать.

Я оделся в серую тренировочную форму — штаны с карманами, футболку и потную укороченную куртку. Закатал рукава и натянул высокие ботинки на высоком шнурке.

Куда точно идти я не знал. Прошёл по палатке, где все ещё спали и выбрался наружу. После дождя стало заметно прохладно. По всему лагерю пока ещё стояла тишина. Мор вышел раньше меня, а третий загадочный сосед так и не появился за ночь.

— Готов?

Мор явился из неоткуда.

— Готов.

Мор кивнул в сторону дорожки, усыпанной мелким гравием. Мокрые камешки под ботинками скрипели. Небольшая площадка, куда меня привёл Наставник, вся размылась. Под подошвами чавкнула грязь, как только я сошёл с дорожки. Может, подсушить?

— Ничего не делай, пусть условия будут естественными. Не трать силу на их улучшение, — Мор обернулся на меня, будто прочитал мысли.

Мне казалось, или он вёл себя отстранённо? Или у меня уже просто паранойя.

— Итак. Расскажи мне, как работает телепортация? Я никогда не сталкивался с подобным видом магии, ну, или техникой. Не знаю даже, как правильно назвать, — Мор провёл ладонью по подбородку.

— В том то и дело, что я не знаю, как точно, — я засунул руки в карманы. — На перемещение влияет эмоция, желание… То, что мне нужно именно в этот момент времени.

— То есть, телепорт работает на эмоцию?

— Как минимум. И это не очень хорошо — сильные эмоции для мага опасны, не мне рассказывать тебе, — я пожал плечами.

— Но, если эмоция и желание только катализатор, значит, можем отталкиваясь от этого, обуздать технику, — Мор сделал несколько шагов из стороны в сторону.

— Мне нужно вызывать эмоции, чтобы активировать… Слушай, Мор. Несколько раз получилось так, что я просто представил, куда хочу попасть. Это случилось и…

— С Филом Туми? — он остановился.

— Лучше сразу расскажи, что тебе доложил отец, — я слегка нахмурился.

— В общих чертах всё, что произошло. Я не собираюсь обсуждать это или давать твоему поступку оценку. Я клялся, что буду на твоей стороне. Ничего не изменилось, — Мор улыбнулся.

Я перевёл взгляд туда, где занимался рассвет. Прохлада пробирала до костей, я невольно поёжился.

— Да, во всех случаях у меня было ощутимое намерение и эмоции, — согласился я.

— Сколько раз ты перемещался?

— Пять или шесть, наверное, — прикинул я. — И каждый раз на большие расстояния.

— Вот. Это главный минус, — Мор снова начал ходит туда-сюда. — Такая техника хороша, но в ограниченном пространстве, слишком большие расстояния не сыграют тебе на руку.

— Я понял. Ближний бой с несколькими противниками, бой на арене, или с одним, но сильным врагом, — перечислил я.

— Перемещение на короткие и точные расстояния, вот чем нужно овладеть, — Мор скрестил руки на груди.

— Мне бы до конца освоить принцип работы, — я вздохнул. — Как ты меня этому обучишь, если нет даже теоретической информации?

— Значит, будем делать и записывать.

— У меня появилась стигма, — я стянул перчатку и показал Наставнику узор. — Значит, что телепортация не является чем-то принципиально новым.

Мор оглядел полумесяцы и ненадолго задумался.

— Нужно хотя бы попробовать, а…

Он не успел договорить — к нам подошёл высокий парень с короткими светлыми волосами, выбритыми на висках, в такой же форме. Его лицо было загорелым или смуглым, сразу так и не скажешь, скулы выделялись. Глаза отдавали жёлтым. Странная внешность — в Империи все выглядели достаточно стандартно — волосы от чёрных до светлых, светлая кожа, широкий разрез глаз.

Я не мог припомнить, видел ли я похожих на него людей раньше, хотя народов за жизнь видел не мало.

— Доброе утро, Наставник Мор, — парень коротко кивнул.

— Доброе. Прошу, поприветствуй Неро Айона, юного господина рода Айон.

Парень только покосился на меня и коротко кивнул. В его глазах мелькнуло пренебрежение, хотя сам боец не выглядел, как особа голубых кровей.

— Неро, этого бойца зовут Дин Белфайр. Он командир одного из отрядов. Щитовик второго ранга, к тому же, обладает ещё несколькими особенностями, — Мор улыбнулся.

— Рад знакомству, — коротко сказал я.

— Дин, ты рано. Сегодня я не планировал совместную тренировку. К тому же, ты скорее всего ещё не восполнил свой резерв.

Совместную? С щитовиком? Я покосился на Дина. Тот не выказывал каких-либо эмоций, держал руки за спиной и вообще выглядел на фоне всего остального как-то странно.

По виду и не скажешь, что он сильно устал. Впрочем, мне сейчас было не совсем до него. Странный тип, который только помешал разговору. Время шло, нужно было успеть сделать хоть что-то, пока Мор не займётся своими подопечными.

— Тогда разрешите идти?

Мор кивнул. Дин развернулся на месте и ушёл по дорожке в сторону остальных палаток.

— Что у него за внешность такая? — я взглянул на Мора. — Откуда он?

— Это не важно сейчас, Неро. Давай сосредоточимся.

— Хорошо.

— Итак. Сейчас тебе нужно сфокусироваться на контроле за мощностью Потока. Я не хочу, чтобы ты сейчас телепортировался куда-нибудь на ближайшую ферму.

Я ухмыльнулся.

— Тебе нужно попытаться переместиться на короткое расстояние. Хотя бы раз. Потом будем отрабатывать.

— Короткое насколько? — я окинул площадку взглядом. На ней не было ничего, что можно взять за ориентир.

Мор отошёл на другой край небольшой площадки. Между нами, всего-то, метров десять. Не больше.

— Если намерение играет роль больше, чем эмоция — Мор говорил спокойно, в утренней тишине его было прекрасно слышно, — то у тебя должно получиться. Сосредоточься. Обрати внутренний взор к Потоку.

Я прикрыл глаза, поняв, что переместиться нужно к Наставнику. Давай. Я представил телепортацию как тогда, когда делал это намеренно — хотел вернуться домой, хотел переместиться к Туми. Желал этого на самом деле.

Сила чувствовалась на самых кончиках пальцев. Мне нужно переместиться к Мору. Меня дёрнуло. Я остался стоять на ногах, открыл глаза и понял, что нахожусь достаточно далеко от площадки. Кажется метрах в пятистах от лагеря.

Быстро определив направление, бегом направился обратно. Сработало, но неправильно. Скоро впереди показалась спина Наставника.

— Ещё раз, — Мор махнул рукой, как только я добежал до него.

Меня переместило дальше, чем нужно, но хотя бы в правильную сторону. Я вернулся на место. Мне нужно овладеть техникой до того, как она понадобится в серьёзном бою или на турнире. Я обрету огромное преимущество.

В этот раз глаза закрывать не стал. Намерение. Я смотрел прямо на Мора, представляя, как оказываюсь прямо рядом с ним. Максимум, в полуметре. Глубокий вдох. Я отвёл правую ногу чуть назад, принимая более устойчивое положение. Ещё раз.

Пространство чуть исказилось, но я снова оказался достаточно далеко, попав вообще на кокой-то пятачок с деревьями. Ноги сразу увязли в грязи. Я слегка заморозил её и, выбравшись, выругался себе под нос. Мало намерения? Нет эмоции? Что этой технике от меня нужно? Почему меня вообще ею наградили.

Я вышел из-за деревьев и понял, что меня перебросило примерно на километр.

— Предвечный, и за что мне это? — буркнул я, набирая скорость бега.

Меня всегда напрягало, если что-то не получалось сразу. Я понимал, что путь к силе и совершенству лежит через упорство и тренировки, но сейчас всё это походило больше на издевательство.

Я вернулся к Мору.

— Не выходит. Мы что-то делаем не так, — проговорил я сквозь зубы. — Всё не так.

— Успокойся. Может, тебе нужна опасность?

Когда я отошёл на то же самое расстояние, в меня без предупреждения полетела россыпь плотных огненных стрел. Я машинально развернул щит, почувствовав мощный импульс от удара.

— Нет, Неро. Не защищайся. Уклонись от них с помощью телепорта, — чуть повысив голос, сказал Мор. — Ещё раз.

Я приготовился.

Около секунды, чтобы среагировать.

Снова искажение. На этот раз я остался на площадке, только переместился вправо, упал на колени, поскользнувшись на грязи. Я стиснул зубы и сжал кулаки. Будь это реальный бой…

— Ещё раз, Неро! — крикнул Мор.

Я начал вставать и, когда поднял взгляд, увидел, что совсем недалеко стоит тот самый Дин Белфайр, прислонившись к одному из столбов, расставленных по лагерю. Он курил и наблюдал за всем, что происходит на площадке, слегка ухмыляясь.

— Что ты тут делаешь?! — крикнул я ему. — Мор отослал тебя.

— А приказа не было! — ответил Дин и заржал. — Интересная штука, раньше не видел. Но, кажется, ты малость слабак.

Этот парень всего лишь щитовик, который наблюдал за моей неудачей, как за представлением в цирке. Мор промолчал, не приказал Дину убраться, а значит, что предоставил мне свободу действий. Хорошо.

— А ты иди сюда и проверь, — я оскалился. — Я совсем не против.

Дин ухмыльнулся, оттолкнулся от столба и, выкинув окурок, направился ко мне.



Глава 11



Меня не злило насмешливое лицо Дина, я просто не представлял, чем обычный щитовик может меня удивить. Оглянувшись на Мора, я ещё раз получил молчаливое согласие на спарринг.

Он оказался быстр. Даже слишком. Я не успел применить ни одной техники — получил ребром ладони удар в шею. Мышцы свело сильным спазмом. Поставил блок руками от удара в лицо, почувствовал электрический удар в живот и резво выдохнул.

Ближний бой — не моя сильная сторона. Отскочив назад, я закрыл щитом, но Дин пробил его, собрав из электрических разрядов подобие перчаток. Удар оказался сильным. Значит, нужно больше мощности.

Дин двигался так быстро, что следить за ним становилось всё сложнее. Закрываясь от ударов более мощным щитом, я напитывал почву влагой, чтобы создать клешни.

Снова удар. Со спины. Сильная боль прошила позвоночник, ноги подкосила судорога. Точное применение мелких и мощных электрических разрядов не давало сосредоточиться.

Успев начертить нужный контур, отшвырнул Дина подальше. Тот смог устоять на ногах, закрылся куполом щита и быстро приближался. Мгновение и я, всё ещё стоя на коленях, отправил в него поток грязи, заставляя в ней увязнуть. Следом два мощных ледяных копья. Атакая удалась, теперь заморозка — я коснулся грязи ладонью.

Упустил момент и Дин снова был совсем близко. Его щит был способен наносить урон, я услышал напряжённое гудение, когда наши щиты столкнулись. Он резко дёрнулся вперёд, заставляя меня отклониться.

Встать на ноги было сложно из-за давления и грязи, на другие техники нужно было время. Я встал, удерживая давление, одной рукой направляя Поток в пальцы, чтобы оттолкнуть противника одним плотным сгустком энергии. Но не успел. Техника Дина пробила мой щит, его ладонь дотянулась до моего предплечья и кожу обожгло, я почувствовал, как мышцы… Обратная регенерация? Так это не только электрические разряды? Я зашипел от боли. Мне нужно расстояние. Дин попытался сбить меня с ног.

Выбрав момент, я сосредоточился всего на секунду и заметив, как подёрнулось пространство, оказался за спиной Дина, метрах в пяти. Он обернулся. Я пускал в его сторону ледяные стрелы, намеренно двигаясь ближе. Главное не подпускать слишком близко.

Стрелы отлетали от щита и рассыпались ледяными осколками. Я не стал превращать грязь в ловушку — у Дина нет средств для дальнего боя. А просто остановив его, я не пойму скорости и точности телепорта. Я только начал реально чувствовать его.

Азарт разгорался — у меня меньше знаний и преимуществ в ближнем бою, у него в дальнем. Он владеет обратной регенерацией, хоть пока что довольно слабой, он может заставлять мышцы сокращаться.

Щит Дина был практически непробиваемым. Он тряхнул головой, сворачивая обширную защиту в такие же наполненные электрическим напряжением перчатки и всего за мгновение снова оказался очень близко размахиваясь в мне в челюсть. Один удар по касательной, второй не нашёл цели. Я снова переместился, оказываясь чуть сбоку и отправляя в Дина шквал мелких ледышек. Он успел среагировать и, вскочив на ноги, закрыться щитом.

Ему нужно прикасаться ко мне, чтобы наносить урон, это только подогревало и раззадоривало. Дин быстро перемещался, оказываясь близко. Я пропустил ещё два удара в живот, почувствовал, что не успеваю применить технику.

Снова перемещение. Теперь я оказался очень далеко — за площадкой. Ошибка. Нужно научиться задавать расстояние мыслью. Дин пропал из поля зрения — ему не нужен был телепорт, чтобы двигаться настолько быстро и ловко.

Меня что-то ударило со спины, толкнув на пару метров вперёд. Пошатнувшись, я остался на ногах. Услышал электрический разряд, уклонился и развернулся также в полуприсяди, приложил левую ладонь к земле, запуская в сторону Дина растущие прямо из грязи ледяные шипы.

Правая рука нещадно болела.

Оскар ловко перепрыгнул препятствие, постоянно удерживая плотны щит перед собой, добрался до меня, протянул руку, чтобы коснуться плеча. Доля секунды и я оказываюсь на ногах, прямо за спиной Дина, на очень малом расстоянии.

Я сбил его с ног энергетическим сгустком и заставил остаться лежать, приморозив одежду к грязи.

— Закончили! — послышался голос Мора.

Я и забыл, что он всё это время находился здесь. Сейчас я в полной мере ощутил, как надсадно ноет рука, будто под кожей разорались все связки. Я остановил технику и Дин поднялся на ноги. Честно говоря, я бы потягался с ним ещё какое-то время, наши способности были настолько перевешивающими друг друга, что это было интересно.

— Дин, — Мор кивнул на мою правую руку.

— Да-да.

Он подошёл ко мне и прикоснулся к раненому предплечью. Я почувствовал тепло и боль отпустила. Значит, всё-таки не ошибся с тем, что у него есть целительские задатки. Сочетание способностей меня удивило — щитовик, способный управлять тонко настроенными электрическими разрядами, очень быстрый и с задатками целителя.

— Обратная регенерация? Ты правда применил её на мне?

Боль проходила медленно и от этого дышалось немного тяжело. На телепорт я затратил немалую часть резерва.

— Как применил, так и отменю, — хмыкнул Дин. — К тебе непросто подобраться, чтобы физически ударить. А с этим перемещением тем более.

— Тренировка окончена, Неро. Вы оба свободны. Я обдумаю то, что увидел, — Наставник коротко кивнул нам и пошёл в сторону палаток.


Я присел на корточки и прислонился к столбу рядом с площадкой. Нужно было немного передохнуть. Получилось, хоть и вымотало. Дин задумчиво стоял рядом, снова закурив. Щитовик с таким набором способностей — находка. Ему явно не место среди рядовых бойцов, даже в роли командира. Если второй ранг присвоен Дину только за способность к обороне, то вполне возможно, что и остальное развить достаточно легко.

— Где ты этому всему научился? — спросил он.

— Ещё, как ты мог видеть, не до конца научился, — хмыкнул я в ответ. — Я и от тебя не ожидал такого… Интересного боя.

— Насчёт слабака я ошибался, уж прости. Но я правда не видел таких техник. А я, да ладно, на улицах по юности приходилось много драться, вот и научился таким интересным штукам.

Непонятно было, почему Дин всё ещё разговаривает со мной. Он не тот, за кого себя выдал или на особом положении в лагере? Хоть и командир отряда, но всё такой же щитовик, как и другие, у которых вот-вот начнётся тренировка. Он присел напротив меня, глубоко затягиваясь и выпуская густое облако дыма.

— Наставник Мор, наверное, понял, что у тебя лучше получится справиться с техникой, если кто-то будет тебя раздражать.

— Да ты и не раздражал. Тренировка с соперником всегда интереснее, — я пожал плечами.

— Он тебе не говорил? По плану будет ещё одна похожая, только там будет щитовиков пять-шесть, — Дин широко улыбнулся. — Вот веселье будет.

— Мор вообще мало что говорит напрямую мне, всё какие-то выкрутасы.

Я поднялся. Нужна пара часов для восстановления резерва, пока я очень смутно понял, сколько мощности Потока трачу на каждое перемещение, а на короткие расстояния это сделать оказалось куда трудней, тем более, с такой скоростью.

Умения Дина вызывали интерес, тем более что такой человек, прямо рядом с границей мог бы стать полезным связующим звеном. Если удастся узнать его немного лучше, можно найти подход и предложить ему что-нибудь интересное, взамен на сотрудничество.

Дин поплёлся в палатку вместе со мной и оказался тем самым загадочным соседом — я усмехнулся. Мор не просто понял, что азарт в борьбе с щитовиком может помочь мне лучше овладеть телепортом, он был хорошо знаком с Дином, иначе, с какого перепугу солдат жил бы с ним на одном пятачке.

— Ты хорошо знаешь Мора, да? — я скинул с себя куртку и сел на раскладной стул.

— Я его племянник, — Дин усмехнулся, что-то отыскивая в рюкзаке.

— А и поэтому ты не в солдатской палатке? — интонация получилась очень ироничной.

— Это на пару дней, — он оглянулся через плечо. — Я недавно вернулся из… Поездки. Всё обговорено, никаких лишних привилегий, если ты об этом.

— У тебя интересные задатки, почему ты решил стать солдатом?

— Стабильные контракты, хороший заработок, разве мало? — Дин уселся на раскладушку. — Слушай, ты хоть и аристократ, но должен же понимать, что желания не всегда совпадают с возможностями.

Я кивнул.

— У меня малолетний сын, жена пузатая, нужно работать, а не грезить о славе или чём-то подобном, хотя… От места повыше, чем командир отряда, я бы не отказался.

— А от места гвардейца?

— А ты мне что-то предлагаешь? — Дин хохотнул. — Ладно, не важно. У меня тренировка с бойцами. Потом ещё поговорим, если захочешь.

Он махнул рукой, накинул на плечо куртку и удалился. Я прикрыл глаза и внутренним взором наблюдал за течением Потока по телу, ощущал, как восстанавливаются силы.

— Всё в порядке? — голос Наставника отвлёк меня.

— А ты не должен быть на тренировке?

— Сейчас — нет, — он сел напротив. — Расскажи, что происходит в главном поместье, у меня только очень общие данные.

— Отец ведёт себя странно, Алан Туми принёс клятву главы, Адоре ничто не угрожает, а я… Мор, я пока не докопался до истины. Мне нужны люди, глаза и уши. Пока я не получил независимость, у меня мало возможностей.

— Ты что-то знаешь?

— Ты сможешь доверять мне и дальше без объяснений? — ответил я вопросом на вопрос.

— Смогу. Я не раз говорил тебе это.

— Хорошо. Расскажи о Дине, — я слегка наклонил голову.

Мор догадался, что племянник сдал мне их родство, но и задумался над чем-то ещё. Наверное решал, сказать мне или нет, что он только для вида отослал Дина с тренировки, а сам ждал, когда я столкнусь с ним взглядом. Да и провокация была запланированной, хоть и мелкой. Он же меня не разозлил, лишь раззадорил.

— Он мой племянник — сын родной сестры. Они живут в отделившейся от республики Эйнор части.

— Почему она там? — я удивился.

— Вышла замуж и уехала. Только вот из-за гражданской войны сейчас в отделившейся части туго с заработком, потому её муж и Дин приехали сюда, — ответил Наставник.

— Ты поспособствовал, чтобы он оказался в наших пограничных войсках?

— Да, чем смог. Дал рекомендации, обговорил условия испытательного контракта.

— Значит, Дину нужны деньги?

— Нужны, только зачем тебе конкретно он?

— Понимаешь, Мор, мне сейчас не добраться до кого-то более влиятельного и сильного, но как я и сказал, нужны глаза и уши. Ты вернёшься в поместье, а мне нужен связной, способный хотя бы в общих чертах знать, что происходит на границе. У меня есть некоторые подозрения насчёт Юстаса.

Мор снова задумался. У него были ко мне вопросы, в том числе, какие у меня основания для подозрений, но пока он молчал.

— Ты точно знаешь, что делаешь? — Наставник поднял на меня взгляд.

Я молча кивнул.

— Тогда поговори с Дином тет-а-тет, а я смогу подтвердить твои слова, если будет нужно.

— Хорошо.

— Я понимаю, что внутри рода происходит что-то неладное, я даже смею сказать, что назревает раскол, и я выбираю твою сторону, — Мор улыбнулся.

— А если это неправильная сторона? — я нахмурился.

— Значит, так тому и быть.

***

Эмилия Нокс, её брат Эдвард — начальник службы безопасности, и Виктор сидели за столом на открытой веранде. Можно было подумать, что они собрались на мирное чаепитие, но только что их поместье покинул Алан Туми. Они точно знали, чем закончилась ситуация с Филом, но вот то, как это произошло, вызывало смешанные впечатления.

Виктор успел позвонить Алану как раз незадолго до того, как слетевший с катушек Фил решил тараном пойти на поместье Айонов. Пообещав за сотрудничество поискать способ «сделать» детей от Фила, они надеялись, что приобретают хоть и слабого, но ещё одного союзника.

Алан Туми оказался слаб, принёс клятву главы, хотя, с другой стороны, что ему ещё оставалось делать, ведь факт нападения был неоспорим, и Айоны могли перейти к отрытому противостоянию. Потому-то Хаган и принял подобную клятву. Избежать открытого конфликта, получить род Туми, точнее, его остатки.

— Что ты думаешь обо всём этом?

Эмилия отпила терпкий чай из белоснежной чашки и повернулась к брату.

— Мы не брали в расчёт то, что даже не объявленный наследником Неро может как-то влиять на ситуацию. Я сильно сомневаюсь, что сделал он это самостоятельно, вполне возможно, что за ним кто-то стоит, а это значит, что наш план, — он многозначительно посмотрел на Виктора, — нужно пересмотреть.

— Но ведь финансовые проблемы в том числе повлияют на Айонов, — вставил Виктор.

— Мартин уже начал лишние проверки, поверь мне, если вступить в переговоры с Айонами, а также наладить связь, например заключить брачный договор с тем же Неро, будет выгодней, то мы так и поступим, — сквозь зубы процедила Эмилия. — Мне не указ Юдалл и Веберы.

— Но коалиция была создана для того, чтобы дискредитировать Айонов, чтобы получить больше влияния во время съездов. Сейчас политика Хагана многим кажется более практичной, чем наши предложения. Три рода против десяти — мало. А учитывая, что Хаган в нейтральных отношениях почти со всеми, без подрыва авторитета нам не обойтись, — бегло проговорил Виктор.

— Ты думаешь, что Алан Туми может пойти к кому-то ещё? Он и к нам-то пришёл только потому, что ты успел связаться с ним. В Туми нет смысла, его часть территории перейдёт Айонам и те станут только сильнее, — ответила Эмилия. — А если Айоны станут сильнее и богаче, разве нет смысла вести дела изнутри?

Наступило недолгое молчание. Все задумались. Любой из вариантов действий имел как выгодные, так и опасные для самих Ноксов моменты.

— Если мы изменим тактику, то получим наших же союзников в качестве врагов, — заметил Эдвард.

— Юдалл не занимаются финансовой стороной вопроса, мы сможем договориться, — Эмилия побарабанила пальцами по столу. — Алана Туми нельзя упускать из виду, он может стать кротом среди Айонов.

— Думаешь, сестра, Хаган не побрезгует пользоваться его услугами? Он просто будет держать Туми на коротком поводке, на всякий случай, но ни Алану, ни оставшимся Туми никто доверять свои дела не будет, — Эдвард покачал головой.

— Так что мне делать с финансовыми сложениями Хагана? — неуверенно вставил Виктор.

— Продолжай. Только будь осмотрительней. Деньги никогда не бывают излишними, — Эмилия покосилась на мужа.

— Я буду работать над тем, чтобы выяснить, что не так с Неро Айоном. Меня смущает также, что Хаган до сих пор не выбрал наследника. Его промедление должно быть чем-то обосновано, — вставил Эдвард.

— Несостоятельностью, — Эмилия хмыкнула. — Пока у руля был Мартин, не передавая главенство до последнего, мы даже подумать не могли о попытке дискредитировать Айонов. За них было большинство из Тринадцати, никому из нашей коалиции не удавалось продвинуть свои законы и политику.

— Если дело в главе, то… — Эдвард покачал головой. — Не важно. Мы должны выбрать стратегию наиболее выгодную для Ноксов, мнение третьих лиц должно учитываться в последнюю очередь.

— Именно. Поэтому, пусть Неро приезжает на ужин, может быть, получится получить информацию непосредственно от него. А дискредитацией Айонов в качестве защитников границы, пусть так и занимаются Веберы и Юдалл. Мы никак не противоречим их планам, — подтвердила Эмилия.

— Пока никак, — Виктор покачал головой.

Уже вечерело и на открытой веранде становилось прохладно. Мельком Эмилия успела заметить, как за второй дверь скрывается силуэт Грейс. Она могла слышать разговор или его часть.

Эмилия встала из-за стола и отправилась вслед за ней — с дочерью предстоял очень важный разговор.


Глава 12



Грейс быстро поднялась к себе в комнату. Думать о том, что услышала, не хотелось, но всё равно разговор не выходил из головы. Конечно, родители видели в ней совсем глупую девчонку, но она же не просто так за Неро увязалась. Он ведь очень перспективный, да и нравился ей.

Она уселась за стол и склонилась над книжкой, делая вид, что всё время тут и сидела. Сердце билось учащённо и Грейс точно знала, что мать поднимается вслед за ней. Но, быть может, всё-таки пронесёт?

— Грейс?

Без стука мама заглянула в комнату. Так и знала, что не обойдётся. Грейс сжимала книжку так крепко, что пальцы начало слегка покалывать. Что сказать? Как оправдаться?

— Повернись ко мне.

Грейс крутанулась в кресле, не выпуская книжку из рук, и старалась не подавать виду, что ужасно волнуется.

— Что ты слышала? — мама сидела на краю кровати, выпрямив спину и сверля её строгим взглядом.

— О чём ты говоришь? Я тут сижу, читаю, — ответила она, но голос предательски дрогнул.

— Мы обе знаем, что это не так, — мама слегка улыбнулась. — Что ты слышала?

— Да всё, — буркнула Грейс, опустив взгляд.

— И что думаешь об этом?

По спине пробежал неприятный холодок. И что на это всё ответить? Взгляд поднимать совсем не хотелось. Что она об этом думает, матери точно не стоит рассказывать.

— Ты что думаешь? — спросила Грейс, наконец, решившись поднять глаза.

— Как ты слышала, род Нокс выберет тот путь, который будет наиболее выгодным, поэтому… Ты всё равно общаешься с Неро, ты должна узнать побольше обо всём, что происходит с Айонами.

— Чего? — Грейс приподняла бровь. — Извини, но я не буду в это лезть.

— Защищаешь его и не думаешь о роде? — мама, казалось, выпрямила спину ещё больше.

— Не защищаю, но не втягивай меня в эти игры, — огрызнулась она.

— Не будь такой самоуверенной. Если мне будет нужно, ты выйдешь за Алекса, или Брайса, или же пойдёшь замуж тридцатилетней за одного из младших Айонов, поняла? — голос матери стал ледяным.

— Так они сразу и сроднились с нами. Конечно, — хмыкнула Грейс.

— Ты не понимаешь, — мама прищурилась, — наше общее состояние, наш статус, важнее твоих капризов. У нас тоже есть, кого выбрать в наследники. Так или иначе, Ноксы будут сильны.

— Хорошо, хорошо, только не впутывай меня. Делайте, что хотите, — Грейс сделала самое безразличное выражение лица.

— Подумай о том, как лучше сделать для нас. Кажется, тебе и так хотелось заполучить Неро. Так ведь всё к тому и идёт, — мама выдавила из себя улыбку.

— Вчера вы хотели лишить их денег, сегодня ты хочешь породниться, завтра снова решишь играть против них, а мне что делать? — Грейс тряхнула головой, откидывая волосы.

Ненадолго повисла мучительная тишина. Наверное, мама не ожидала, что Грейс заговорит таким тоном и о таких вещах. Родители же всю жизнь думали о ней, как о глупой и избалованной.

— Запомни одно. Ты Нокс, и всё, что ты делаешь, должно идти нам на пользу, — холодно произнесла мать. — Не забывай об этом. Если я пойму, что ты действуешь не в наших интересах, то отправишься в дом у моря до конца своих дней. Это в лучшем случае.

Грейс промолчала. Мать не стала продолжать речь и покинула комнату. Получилось немного расслабиться и выпустить, наконец, проклятую книгу из рук.

— Нет, мамочка. Я так похожа на тебя, — пробормотала она себе под нос. — Я буду действовать исключительно в своих интересах. Хорошо, если они совпадут с интересами рода.

Она откинулась на широкую спинку.

Ещё пару лет назад Грейс определила для себя, кого бы она хотела видеть в качестве мужа. Среди «кандидатов» Неро оказался самым подходящим. Он был интересным, перспективным, талантливым. Да и в принципе, нравился ей. К тому же, если судить по Хагану Айону, при должном подходе, Неро тоже, скорее всего, можно будет аккуратно склонять к решениям, которые были бы выгодны самой Грейс.

То, что затеяли родители и дядя Эдвард ей было непонятно, но она допускала, что в этом есть смысл, о котором она не знает. Если ей удастся получить Неро, то и Ноксы изменят планы относительно Айонов. Как же разорять род, когда там их любимая дочурка.

Она так и не рассказала матери о странном перемещении Неро, и пока никому не скажет, но это событие должно принести какую-то пользу. Грейс поморщилась. Пока они сидели в лазарете Айонов, Аврил скинула ей свой контакт, на всякий случай. Общаться с этой простачкой уж очень не хотелось, но поговорить о перемещении было не с кем. К тому же, дурочка Аврил наизнанку вывернется ради Неро, пойдёт, в отличии от Грейс, на любой риск.

Немного повертев в руках телефон, она всё-таки позвонила.

— Ого, не думала, что ты когда-нибудь это сделаешь, — на той стороне раздался весёлый голос.

— Не надейся, я не дружеские беседы вести звоню, — Грейс огрызнулась.

— Будешь грубить, заблокирую номер, — буркнула Аврил в ответ.

— Я насчёт Неро. Ну, помнишь, — Грейс осеклась — телефон на периодической прослушке, — как он нам помог, когда в кафе начали стрельбу?

— Ага-а-а, — протянула Аврил.

Похоже, поняла, о чём конкретно речь.

— Надо обсудить, — неопределённо сказала Грейс. — Встретимся где-нибудь?

— Ну-у-у, во-первых, ты дружить со мной не собиралась… А, во-вторых, меня никуда не выпускают из интерната. Опекун приказал комендантше возить меня в школу и обратно, — вздохнула Аврил.

— За что это?

— Наверное из-за кафе или ещё чего. Не знаю.

— А кто твой опекун? — Грейс побарабанила пальцами по губам.

— Тоже не знаю.

В трубке зашуршало.

— А Неро ты видела? Меня пока даже в школу не пускают. Типа расследование ведут, кто на кафешку напал.

— Его тоже нет. На звонки и сообщения не отвечает, — ответила Аврил. — Мне кажется, отец его наказал за что-то…

Грейс скривилась. Судя по разговору родителей и дяди, Неро сотворил кое-что очень серьёзное. Даже их это удивило. Она не слышала каждое слово разговора, но, в целом, всё и так было понятно.

— Чего молчишь?

— Я позже с тобой свяжусь. Окажу тебе услугу, а ты потом окажешь мне, сойдёт? — она улыбнулась только что родившейся идее.

— Ты сможешь узнать, кто мой опекун? — шёпотом спросила Аврил.

— Я — нет. Но есть тот, кто сможет. Скорее всего, — хмыкнула Грейс.

— До связи, — также прошептала Аврил и отключила звонок.

Может быть, Аврил даже будет полезна. Дядюшка Эдвард очень любит свою прекрасную племянницу и не откажет в малюсенькой просьбе помочь ее дорогой подруге.

Грейс больше не чувствовала тревогу. Она не могла раскусить взрослых игр, но вполне могла поиграть в свою.

***

Тренировка с несколькими противниками ожидалась только на закате. Я успел заняться физическими упражнениями, постоять под прохладным полевым душем и, выловив из толпы знакомое лицо Дина, поесть вместе с его отрядом.

Мор пытался создать для меня «комфортные условия» и заставить поесть за ширмой, но я отказался. Мне хотелось ещё понаблюдать за Дином. Несмотря на то, что он племянник Мора, это ещё ничего не значит, тем более что Дин называл его исключительно «Наставник Мор», а не дядя, скорее всего, близки они не были.

Я молча поглощал наваристую похлёбку из овощей и мяса, и слушал разговоры бойцов. Большинство из них были новобранцами и ничего полезного о положении дел на границе я не услышал.

Дин тоже оказался разговорчивым — я так понял, что слова о контракте и приемлемом заработке были лишь отговоркой. Он был довольно амбициозен, хотел быть командиром не только отряда, но и целого подразделения, а может быть и большой военной шишкой, предоставься такая возможность.

Это хорошо. Даже очень. Амбиции Дина мне были интересны. По большей части в данный момент мне нечего ему предложить, но скоро всё изменится.

На секунду я выпал из реальности, будто оказался в такой же палатке, поглощая еду, только за стенами из плотной ткани громыхали выстрелы и раздавались чьи-то приказы. Это была гражданская война в Эйноре, которая сейчас вот-вот начнётся. Из-за отделившейся части, из-за нехватки ресурсов и прочего. Хорошо, что Дин уехал оттуда. Надо бы сказать Мору, чтобы всю семью перевёз в наше маркграфство.

Я прекрасно понимал, что проход через границу солдат и шпионов Мин идёт уже давно, я прекрасно помнил, как дружественная империя снабжала террористов, но туда я никак пока добраться не мог, мне нужен был свой человек здесь, поближе к границе, и на её территории. Мне нужен был Дин.

— Готов к тренировке? — он толкнул меня в бок.

— Готов, — я отпил воду из стакана.

— Сложно тебе будет. Среди щитовиков есть неплохие стихийники. Ты, конечно, сильный, но тебя можно победить количеством.

— Моя задача не победить, а научиться контролировать технику, — я покосился на него.

— Курить хочу. Пойдёшь, пока время есть?

Я кивнул. Вот и удобный момент, чтобы закинуть первые удочки. Нужно это сделать, пока я в лагере, потом будет значительно сложней. Из дома не было никаких вестей и Мор тоже молчал. Меня это беспокоило — никакой возможности хоть как-то контролировать происходящее.

Мы пробрались через близко стоящие столы и вышли из шумной палатки на прохладу. Солнце пока ещё только начинало клониться к закату, вокруг было достаточно тихо.

Я глубоко вдохнул сыроватый воздух и почуял дым с запахом восточного персика. Приятный табак.

— Так я не понял, тебя сюда твой глава отправил, чтобы ты потренировался? Дома не с кем, что ли?

Дин махнул рукой в сторону пары столиков и скамеек недалеко от нас. Он завалился на скамейку и, глубоко затянувшись, облокотился на стол.

— Я просил, чтобы мне вернули Мора. Отец решил поступить иначе, — я пожал плечами и присел напротив.

— Интересно у вас всё, у аристократов, — Дин усмехнулся.

— Скажи, чем ты дорожишь?

Я решил не тянуть с разговором. Понятно, что такой разговор, возможно, понадобиться ни один. Но начинать с чего-то нужно. Дин удивлённо посмотрел на меня своими жёлто-янтарными глазами, пожевал сигарету и выдохнул плотное облачко дыма.

— Я женился недавно, у меня вот только-только дочка родилась, — он улыбнулся. — Ими дорожу. Мать хочу привезти сюда, нечего ей в Эйноре делать.

— Хочешь их защитить? — я склонил голову чуть набок.

— В армию для того и пошёл, — ответил тот. — Ну и Наставник Мор помог.

— Почему ты его дядей не назовёшь?

— Плохо знаю его. Не привык, — Дин снова затянулся.

Краем глаза я наблюдал, как солнце движется в сторону заката, а значит, у нас не так много времени. Мор знает, где меня найти и скоро придёт.

— Могу помочь тебе, — перешёл я к делу.

— Ты-ы-ы? — Дин оскалился в широкой улыбке. — И как? Нет, я понимаю, ты высокородный и всё такое, но ты же пацан. Наставник Мор сказал, что ты даже не наследник.

— Так и есть, — я улыбнулся уголком рта. — Только это закончится очень скоро. Я получу независимость от рода в ближайшие месяцы.

— И что это значит? Я в ваших делах не разбираюсь.

— Значит, что я буду финансово свободен, а также смогу принять кого захочу в личные гвардейцы, в личные вассалы. Взять под защиту.

Дин перестал улыбаться и задумался. Он курил молча ещё с минуту, выпуская в небо сизые струйки дыма и смотрел куда-то вверх. Я не тороплю, думай.

— Предлагаешь мне подчиняться сопляку? — он слегка указал на меня сигаретой, зажатой меж пальцев.

— Да. Ты получишь взамен очень много, — ответил я спокойным тоном. — Никакого отношения к Айонам, как к роду. Работа только со мной.

— Хм-м-м-м, — промычал Дин. — От такого пацана это звучит странно.

— Главное, ни как звучит, а как в итоге будет. Подумай, пока я ещё здесь.

— А почему ты мне это предлагаешь? Типа, есть командиры покруче меня, да и чином повыше, — Дин качнул головой.

— Потому что им не нужно тёплое место — оно у них уже есть, — я улыбнулся чуть шире.

— А мне нужно? — он хмыкнул.

— Конечно.

Я почувствовал чьё-то приближение и понял, что это Мор. Он шёл к нам довольно быстро, и я понял, что тренировка вот-вот начнётся. Я взглянул на Дина, который никуда не собирался.

— Поговорим ещё раз потом.

Тот кивнул, продолжая безмятежно докуривать сигарету.


Площадка немного успела просохнуть. Нас там ожидало пятеро бойцов. Сложно будет сосредоточиться на перемещении с таким количеством противников. Я осмотрел их — только двое достаточно мускулистые, значит остальные не специализируются на рукопашном бое и применении физической силы, во всяком случае, на первый взгляд.

— Бойцы, — Мор вышел немного перёд, привлекая к себе внимание. — Сегодняшняя внеплановая тренировка такова: вы работаете против одного противника.

Он кивнул на меня. Солдаты немного удивлённо переглянулись. Все они были старше меня и явно не очень понимали, в чём бой, собственно, будет состоять. На руках у них были перчатки, и я не мог знать ни направленности их Потока, ни ранга.

Чаще всего щитовики не развивались выше третьего, и все свои силы бросали именно на навыки личной и общественной обороны, но Дин сказал, что эти, скорее всего, будут не так просты. Так было даже интересней.

— Нет задачи покалечить или вымотать противника до полусмерти. Задача обезвредить, лишить преимущества в бою, заставить отступить. Понятно?

Бойцы кивнули. Мор не был их командиром и, похоже, они не считали нужным отвечать ему по уставу. Я повёл головой и плечами. Хорошо, что потренировался несколько часов назад — мышцы были достаточно размяты, резерв Потока полным, а сознание чистым.

— Начинаем, — Мор повернулся ко мне.


Слежу, как бойцы окружают меня и сразу же закрываются компактными щитами. Все щиты у левой руки, чтобы правая оставалась свободной. Не пользуются контурами. Пока не нападают. Применять массовые техники я не могу — это не позволит им пойти в наступление, а мне нужен бой.

Тоже раскрываю небольшой щит, подпитываю энергией и, не выпуская из виду троицу, быстрым движением отступаю к тем, кто стоит за спиной. Они не ударили — не в их правилах. Выигрываю пространство. Не стоит убирать по одному, испытать телепорт нужно с несколькими людьми.

Ловлю взглядом того, что стоит левее, он поднял щит повыше и, сделав шаг назад, собрал в ладони немного чистой энергии Потока. Значит может управлять чистой силой, но оружие из неё делать не умеет.

Выжидаю секунду. Он хочет привлечь моё внимание, позволяя остальным напасть. Уклоняюсь от бойца справа, ухожу дальше. Постоянно перемещаюсь. Энергетический сгусток попадает в мой щит, я отражаю его. Даю им приблизиться.

Вас же пятеро. Почему ещё трое так далеко? У них нет иного выхода, как вступать в ближний бой, я избавлюсь от всех разом, если применю массовую технику. Двигаюсь так, чтобы эти двое были передо мной. Сталкиваюсь с ними своим щитом. Напираю, двигаясь вперёд.

Перемещение.

Я теряюсь всего на долю секунды. Точно в кругу из пятерых. Они ещё несколько мгновений пялятся, чуть ли не открыв рты, а затем идут в наступление. Оставляю слабый щит, чтобы не получать лишних ранений. Медленно двигаюсь, ловлю глазами каждого. Ближе. Дышу размеренно. Жду. Ещё ближе.

Все пятеро оказались достаточно близко. Чувствую, как сзади подпёрли, выставив щиты в стену.

Уклоняюсь от первого удара, слежу за ещё двумя. Один из них, закрывается щитом, и бьёт меня в живот. Опять чистая энергия. Этот тот же боец. Резко выдыхаю, откидываю всех троих коротким порывом воздуха. Удар в челюсть.

Упустил момент, боль прошибла до самого мозга. Поднимаю щит, двое сзади отрезали путь к отступлению. Успевают заметить, как сзади совершают попытку схватить за локти. Пригибаюсь, провожу рукой над поверхностью земли, вычерчивая простой контур.

Земля стала чуть влажной, им будет сложнее. Щитовики снова оказываются близко. Ухожу от прямого удара в лицо, размахиваюсь и пинаю одного из солдат прямо в солнечное сплетение. Этот мускулистый. Пошатнулся, но не упал.

Удар снизу, в челюсть. Немного закружилась голова. Делаю вид, что падаю. Снова касаюсь рукой влажной земли, проводя сквозь неё электрический разряд. Не сильный. Это их разозлит. Проходит пара секунд.

Уже не до техник. Делаю небольшие шаги в узком круге щитовиков. Удары следуют один за одним. Пытаюсь уследить за всеми. Пропустил удар в живот. Дыхание сбилось.

Не могу сосредоточиться на перемещении. Не выходит сконцентрироваться. Закрываюсь щитом от ударов спереди, ловлю такие же с боков. Острая боль в голени, и я падаю на колени. Звуковая волна с помощью контура. Теряю время. Противники ненадолго оглушены, и я встаю.

Резерв почти не тратится, а вот телу тяжело. Месяц физических тренировок ничто по сравнению…. Снова уклоняюсь, сбиваю ловкой подножкой одного из противников, пинаю в рёбра, не оборачиваюсь, посылаю удар локтем в челюсть тому, кто сзади.

Всё смешивается: десять чужих рук; щиты, в которые меня зажимают, боль от тяжёлых ударов. Перемещение снова не срабатывает. Чувствую, как Поток выходит из-под контроля. Начинаю отвечать на удары чаще, слежу глазами. Я зол. Очень. Любая массовая техника и я… На кончиках пальцев загудели электрические разряды. Это уровень не третьего ранга. Создавать из тела…

Отключаю мысли. Бью кулаком, обвитым электроразрядами, одного из бойцов, слышу хрип. Второго также. Пропускаю удар в челюсть. Снова. От моих разрядов закрываются щитами. Наступают.

Перемещение. Сработало. Щитовики оборачиваются ко мне. Я готовлю для них целый сноп ледяных копий. Ледяные копья рассыпаются о плотные щиты, быстро приближающихся солдат. Поток ветра через большой контур. Им тяжело идти, наблюдаю, чтобы никто из них не воспользовался стихийной техникой.

Снова подпускаю ближе. Успокаиваюсь. Не победа. Только контроль над техникой. Контроль. Они снова близко. Я держу компактный щит, уклоняюсь от ударов, не позволяю им зажать меня плотнее. Дважды получилось. Нужно ещё раз, а потом я их остановлю, и бой будет окончен.

Я оскалился в улыбке. Синяки и ссадины быстро залечат, контроль растёт. Теряю из вида одного из бойцов. Не могу найти взглядом. Пропускаю удар в бок, собираю в кулаке энергию.

Секунда. Адская боль в позвоночнике, чистая энергия заставляет задохнуться. Кто-то сбивает меня с ног, падаю назад, чётко вижу серо-малиновое небо. Удар сверху. Два щита. Три. Снова удар в рёбра. Вижу, как над лицом возникает энергосгусток. Удар в район солнечного сплетения. Всё плывёт, в ушах нарастает звон. Вспышка. Всё вокруг стало ослепительно белым, и я почувствовал, что вот-вот потеряю сознание.



Глава 13



— Что думаешь о последней информации, что нам передали?

Винсент Юдалл сидел за широким столом и хмуро наблюдал за Карлом, который явился в парадной офицерской форме, прямо с какого-то приёма.

— В данный момент меньше всего меня беспокоят действия Ноксов, это не такая весомая проблема. Хотя, не отрицаю, коалиция может быть под угрозой, — Карл мерил кабинет широкими шагами, заложив руки за спину.

— Я о том, что рассказал информатор у Айонов.

— На их последнем совете творилось нечто очень странное. Неро Айон, средний сын, получил право голоса на совете, собирается получать независимость от рода, — проговорил Карл, глядя себе под ноги.

— Это я и так знаю. Твои мысли на этот счёт?

— Пока никаких. Информатору тоже неизвестно, почему вдруг Неро стал любимчиком старейшины Мартина, но что-то тут явно не чисто.

— Нам необходимо держать ситуацию под контролем. Наши покровители ждут начала решительных действий, — Винсент нахмурил густые брови.

— И мы их начнём. Успех всего задуманного зависит от многих факторов, Винс. Тебе ли не знать, — Карл внимательно посмотрел на него.

— Конечно. Тут многое зависит именно от тебя, Карл. Чем быстрее мы сможем лишить Айонов такого влияния на съездах и при принятии законов, тем быстрее наступит третья фаза.

— Я понимаю и работаю над этим, — Карл кивнул.

— Что ж, рассчитываю на тебя.

***

Глаза открывать совершенно не хотелось. Как только я немного разлепил веки, к горлу подступила тошнота — тканевый потолок кружился. Надо мной зависли Мор и Дин.

— Ты как? — спросил Наставник.

Я промычал, ничего не сказав. Тошнота и головокружение не отпускали. Похоже, что целитель ко мне ещё не явился. Удар энергетическим сгустком меня хорошенько помял, но, похоже, щитовики решили, что только таким образом смогут остановить бой.

Приподнявшись на локтях, я осмотрелся. Это даже не лазарет. Всё та же раскладушка за ширмой.

— Скоро целитель будет. Подожди. И лучше не вставай, — предостерёг Мор.

— Я… в… норме, — еле выдохнул.

Одно из самых противных ощущений — физическая беспомощность. Чувство собственной никчёмности. Что стоит сила Потока, когда не можешь встать из-за тошноты и боли во всём теле?

Пришлось лечь обратно. Краем глаза увидел, как Мор выходит из-за ширмы. Наверное, решил поторопить целителя.

— Почему ты допустил падение? — рядом с раскладушкой сидел Дин, облокотившись на колени.

— Хотел… проверить ещё раз, сработает ли… Телепорт в безвыходной… Без моей воли, — говорить тоже было тяжело.

— Понятно. Они только и ждали этого. Настучать по колпаку парню, использующему незнакомую технику, да ещё и в одиночку против пятерых, — Дин усмехнулся.

Я ответил ему долгим мычанием. К головокружению присоединилась и тупая, ноющая боль в затылке. Мор и целитель вскоре явились. Тот коснулся моего лба, затем прошёлся по ранам, расчерчивая на коже очертания медицинских рун, а напоследок обработал ссадины и напоил какой-то горькой настойкой.

Синяки и порезы тоже можно было сразу убрать, но все целители предпочитали не расходовать энергию Потока на то, что заживёт самостоятельно. Даже на небольшие повреждения уходят силы, которые могут пригодиться другим раненым.

Целитель избавил от головной боли и тошноты, и я облегчённо выдохнул. Теперь бы просто выспаться. Скорее всего, настойка и была на это рассчитана, потому что в сон я провалился почти сразу.

Только вот это был не совсем сон. Я осознавал, что не бодрствую. Почти ничего вокруг себя не видел, но чувствовал, вспоминал что-то смутное. Тот менталист, что был с магом времени, вернувшим меня назад… Он ведь для чего-то пришёл с ним. Я не думал о нём с самого первого дня возвращения.

Тогда я решил, что упускаю что-то важное и вот месяц спустя я чувствовал это снова. Менталист первого ранга, иначе бы… Он что-то сделал с моим сознанием, заблокировал что-то важное, дал какие-то установки. Зачем?

Понимание холодком растекалось по телу. Мутные образы моего прошлого-будущего стали совсем нечёткими…


Проснуться удалось только глубокой ночью. Я поёжился от прохлады в палатке. Все уже спали, горели две тусклые дежурные лампы и стояла тишина. За стенками слышался шорох деревьев и травы. Мор крепко спал, а вот соседняя раскладушка пустовала.

Я оделся и, стараясь никого не потревожить, вышел под тёмно-синий купол ночного неба, усыпанного звёздами. Во всём лагере стояла тишина, откуда-то слышались разговоры постовых.

Потянувшись всем телом, я решил прогуляться. Хорошо бы провести медитацию в Домене, проанализировать состояние Потока. Я нахмурился. Резерва было больше, чем достаточно, но тело его не выдерживает. Дело даже не в физической подготовке, а в юном возрасте и невозможности увеличить пропускную способность.

Та мощность, на которую уже вышел мой Поток, ещё чуть-чуть и сравняется с той, что была до перемещения, но начни я применять всю силу — покалечусь в лучшем случае, в худшем — тело разорвёт на куски.

Я прошёл небольшой круг по лагерю, кивнул охраняющим общий сон постовым, и направился на ту небольшую площадку, где был бой с щитовиками. За уличным столиком я приметил Дина, который снова курил и пил что-то из фляжки.

— Не спится? — спросил я, когда подошёл ближе.

— Всё думаю, парень, над тем, что ты мне сказал, — он покачал фляжкой в руке. — Будешь?

Я мотнул головой.

— И что решил?

— Да ничего пока, — он пожал плечами. — Странно это всё.

— Сделай то, что хотел, перевези в метрополию свою мать и других родных, если есть, — я чуть поёжился от порыва холодного ветра и засунул руки в карманы.

— Денег не хватит, — Дин махнул рукой.

— Я дам тебе деньги. Или, если хочешь, пару бусин от чёток-накопителей.

— Это не жест доброй воли. Что тебе нужно? — Дин внимательно взглянул на меня.

— Поискать одного мастера. Я не могу разъезжать по всей Империи в его поисках. Ты, скорее всего, будешь не один. Ничего делать с ним не нужно. Пока только найти, — я немного опёрся на дощатый стол.

— Хм-м-м, — снова протянул Дин. — У меня есть три недели отпуска, в начале следующего месяца, можно попробовать.

— Половина оплаты вперёд, половина после поисков. Расходы на поиски тоже с меня.

Я прикинул, что империалов на личном счету у меня достаточно. Правда, если служба безопасности проверит операции у отца возникнут вопросы. Впрочем, возникнут они в любом случае, даже если это будут наличные.

— Только не нужно бусинами, мне негде и некогда их будет продавать, — Дин предвосхитил мысль расплатиться чётками.

— Понял. Вот и посмотрим, сможем ли мы сработаться, — я широко улыбнулся.

Для начала неплохо. Спроси я Дина о делах на границе сразу, то ничего дельного из этого бы не вышло. Пока я не получил независимость, придётся договариваться только на словах, тем более в лагере, где нет законников.

— А вообще, тебе тоже не спится? — Дин закурил вторую сигарету. — Может, выпьешь всё-таки?

— Нет. Я хочу немного помедитировать. Мне нужно место под создание Домена.

— У-у-у, — протянул он. — Да ты у нас вообще крутой маг. Айоны ведь маги времени?

— Да. Только у нас есть ограничения. Мы не… В общем, замедление и ускорение, ненадолго, смотря какой резерв и ранг, просмотр событий, — начал перечислять я.

— Знаю, знаю, — Дин отмахнулся. — Я это к тому спросил… Ты можешь посмотреть толькосвоёближайшее будущее?

Я и своё сейчас не могу, иначе бы щитовики и пары минут не продержались. Я вздохнул.

— Да, только своё. Даже самые сильные могут увидеть только несколько минут назад и вперёд.

— Жаль, — Дин усмехнулся.

— Мы же не гадалки-шарлатанки, чтоб тебе на годы вперёд предсказывать.

Снова подул холодный ветер. Я повёл плечами.

— Ладно. Не буду задерживать. Долго ты ещё тут будешь?

— Мор не сказал. Не думаю, что дольше пары дней. Нужно обменяться контактами.

Дин кивнул и снова приложился к фляжке. Я чувствовал его Поток — он был спокоен, если выразиться точнее — «тоскливо» спокоен. Странное определение для магической силы, оно так и было. Дина что-то терзало, но лезть под кожу малознакомому человеку я не собирался.


Следующие три дня прошли в периодических тренировках и практиках, направленных на совершенствование контроля телепорта и силы Потока в целом. Стараясь привести себя в физическую форму, я стал уделять мало времени духовным практикам, хотя прекрасно знал, что именно нужно делать.

Мор помогал сосредоточиться и быть более дисциплинированным, чего мне вообще всегда не хватало. Наставник сказал, что вернётся в поместье через десять дней, чуть позже этого срока Дин получит свой отпуск.

Это не могло не радовать — именно дома мне не хватало доверенного человека. Пока что я размышлял о том, чтобы предложить личный вассалитет не только Дину, но и Мору. В конце концов, Наставник знал меня всю жизнь.

От фирмы уже были кое-какие доходы, но пока что не так много, чтобы оплатить задание Дина и переезд его родных в Империю. Большая часть денег уходила на материалы и инструменты, а Джед, помимо школы, корпел над образцами экзоскелетов. Сделать заказ и отдать их кому-то на изготовление, друг категорически отказался, пока не доведёт конструкцию до ума и Юстас не испытает то, что вышло.

В тот вечер, когда за мной приехал водитель, снова лил дождь, размывая дорожки и застилая весь лагерь непроглядной пеленой. Дин тоже проводил меня и попрощался коротким рукопожатием.

Когда я уже сидел в машине, скинув с себя успевший промокнуть плащ, получил от него сообщение: «Как только подготовлю всё, свяжусь с тобой. Я готов работать на тебя. По крайней мере, пока». Я улыбнулся. Это очень хорошо, а ещё хорошо, что дал ему номер, который принадлежал телефону, с которого я звонил Оскару. Сейчас мне не нужны вопросы, какие дела у меня с солдатом пограничных войск.


За время моего отсутствия отец успел отправить Адору в одно из дальних поместий с кучей прислуги и охраны, подписать документы о первом транше в судостроительное производство под надзором Ноксов и подтвердить, что я всё-таки явлюсь к ним же на семейный ужин.

С Мартином переговорить не получилось, но прадед, я был уверен, держал ситуацию под контролем. Финансовые вложения не требовали голосования, а потому на это повлиять я никак не мог. Первый транш был не баснословным, но отец уже впутался в эту сделку. Похоже, что некоторые события мне изменить всё-таки не под силу.

Последние несколько дней я стал относиться ко всему с более холодным спокойствием. Со мной тоже что-то происходило, точнее, произошло до перемещения, но как бы ни старался, не мог понять, что именно. А если со мной что-то не так, то опоры становится ещё меньше, чем раньше.

На границе, судя по открытым данным всё было спокойно, никаких происшествий, или так только было «доложено»? Подозрения о том, что Юстас может быть в сговоре с Веберами и Юдалл росло всё больше, а потому сделать Дина своими ушами и глазами непосредственно на месте, было отличным решением.


Сидя в комнате, я выстукивал мерный ритм ботинком и невидящим взглядом блуждал по строчкам какой-то старой книги. Поиски информации в нашей библиотеке ничего не дали, как восстановить родовую способность, я так и не узнал. Телефон зазвонил, заставив меня вынырнуть из размышлений.

— Ты куда пропал? — на той стороне раздался голос Джеда.

— Отец отправлял меня в тренировочный лагерь щитовиков, — я хмыкнул.

— Э-э-эм, — протянул Джед. — Ладно. У нас завтра праздник к школе, типа выставки проектов. Приедешь?

— Думаю, да, — я побродил по комнате. — Заодно кое о чём с тобой нужно переговорить.

— Отлично. Можешь кого-нибудь с собой взять. Ну-у-у, девчонку. Можно не одну.

Мне показалось, что я даже услышал, как Джед смущённо сопит в трубку. Найти ему подружку было бы и правда неплохо.

— Подумаю, что можно сделать, — ответил я.

— В четыре начало. Только пусть твоя охрана сильно не светится, распугают весь народ.

— Да они никогда особо не светятся. Хорошо, до связи.

Только я успел закончить разговор, как в двери показалась мордашка Фриды. Давно я её не видел. Малышнёй всё время занимались няньки и воспитатели, а тут она, видимо, решила совершить побег.

— Братик, — она придерживала дверь и не решалась зайти в комнату.

— Привет, заходи, — я улыбнулся.

— Сестра уехала, мне очень грустно.

Она прошлась по комнате, поправила флисовую домашнюю юбку и уселась в кресло, наблюдая за мной пристальным взглядом.

— Мне тоже грустно, — ответил я, садясь напротив.

— Может, ты со мной поиграешь или просто погуляешь? — она поджала губы.

— Если тебя отпустят, могу взять с собой на праздник к Джеду в школу. Помнишь моего друга?

— Да, — она широко улыбнулась. — Ты скажешь папе? Скажешь? Я очень хочу поехать с тобой.

Я прикинул, что скорее всего отец просто пошлёт с нами дополнительного наблюдателя, но в целом, будет не против. Расследование по происшествию в кафешке забуксовало на том, что нападавшие были сепаратистами и пока на этом всё. Что делают Ноксы мне пока было неизвестно, Артур тоже вёл расследование с помощью своих людей, но пока что дело особо не двигалось

Мне нужно было найти оружейника раньше, чем это сделают Ноксы или Артур. Такой человек нужен самому. Если он поставляет артефактный огнестрел террористам это может навести на очень интересные следы.

На секунду сознание повело, мутные образы ни во что не превратились, но чувство было почти такое же, как при видении с Джедом. Мне показалось, что я подобрался к чему-то очень важному, что никаким образом не мог вытащить из сознания.

— Так ты попросишь у папы, чтобы он меня отпустил? — снова заговорила Фрида.

— Думаю, можно через ментора спросить, — ответил я, приложив ладонь к виску.

С отцом сейчас видеться не хотелось.

— Хорошо, попроси, братик. Ты тогда сможешь меня из школы забрать, — младшая светилась радостью.

— Иди спать. Завтра поедем на праздник, — я улыбнулся ей.

— Хорошо, — она спрыгнула с кресла и ушла, негромко закрыв за собой дверь.

Я нарезал ещё несколько кругов ко комнате. Хорошо бы найти менталиста, который поможет разобраться с тем, что из себя представляют видения, но это тоже должен быть доверенный человек или тот, с кем можно заключить выгодную сделку. Прямо в одежде я завалился на кровать, погружаясь в дремоту.


Взять Фриду с собой на праздник оказалось относительно легко. Машину с нами сопровождала ещё пачка гвардейцев рода, но я знал, что они не будут мешаться и маячить перед глазами.

День выдался на удивление солнечным. Рядом со школой Джеда собрались очень много народу. Праздник был внутришкольным, что-то между осенним фестивалем и выставкой школьных проектов. На подобные школьные мероприятия я всегда ходил с неохотой, но Фрида смотрела во все глаза и тянула меня к каждому столику и палатке.

Пришлось покупать ей лимонад и какую-то странную липкую субстанцию, похожую на жвачку. Она назвала это каким-то непонятным словом, но в целом я понял, что это такая игрушка.

Джеда удалось найти спустя минут десять, он представлял свои механические игрушки и не мог далеко отойти от места.

— Привет! — он махнул мне рукой.

Рядом крутились его сестрички и тут же облепили Фриду, которая хоть и была всего-то года на три младше, но вызвала у них восторг и обожание. Младшая и правда сегодня выглядела как куколка — с завитыми волосами, в пышном синем платье и ажурных перчатках.

— Твоя сестричка симпатичней чем ты! — хором пропели близняшки. — Мы погуляем с ней? Мы рядом, тут.

— Эй, я за вас отвечаю, нечего гулять среди толпы народу! — прикрикнул на них Джед. — Дождитесь, я ещё немного постою, потом погуляем.

— Нам ску-у-учно! — снова хором протянули они.

— Цыц!

Я усмехнулся. Сейчас Джед напомнил его маму, но в любом случае этих мелких отпускать было нельзя.

— Это «девчонки»? — он кивнул на Фриду, которую тискали близняшки.

— Грейс и Аврил никуда не пускают, — я пожал плечами.

— И обе сохнут по тебе, — Джед вздохнул.

— Можно подумать у меня девчонки на витрине стоят, любую выбирай, — я хмыкнул. — Вообще не особо до них сейчас.

— Как поездка? — друг решил сменить тему разговора.

— Да, так, — я махнул рукой. — Учился контролировать телепортацию.

Я встал чуть ближе, чтобы из-за музыки не приходилось повышать голос.

— Получается?

— Можно сказать, что да, — я кивнул, оглядывая площадь перед школой. — Есть разговор.

Следующую фразу, которую Джед произнёс, я не слышал. Всё моё внимание было приковано к одному человеку. Казалось, что пространство размазалось, оставляя в фокусе одного единственного человека среди всей толпы, находящейся сейчас перед школой.

— Быть того не может, — выдохнул я.



Глава 14



Среди толпы, в обычной школьной форме, бесцельно блуждала та самая девица, которую я поймал на слежке. Как она вообще оказалась в школе Джеда? Сколько раз я бывал здесь, в том числе и после того, как в первый раз поймал эту девицу? Я правда не поверил своим глазам, ведь считал, что девка чья-то шпионка. Показалось, что её образ вообще иллюзия, но нет, девчонка была вполне настоящей.

— Джед, присмотри за Фридой, — я обернулся на друга.

— А ты? — он проследил взглядом туда, куда смотрел я. — А, понятно.

На объяснения не было времени. Я двинулся в сторону девчонки быстро, чуть обходя народ, чтобы не привлечь её внимания. Свои кислотные выкрутасы она среди кучи народу и в школе точно делать не будет.

Я обошёл людей, приблизился сбоку, но девчонка что-то почувствовала и обернулась. В её глазах вспыхнул ужас, и она дёрнулась вперёд, стараясь просто уйти. Я продолжал молча и быстро двигаться вслед за ней. На этот раз не уйдёт. Нужно не дать ей уйти за территорию. В школе она применять техники не может, а вот за пределами.

Розовая шевелюра мелькала в толпе и её легко было не выпускать из виду. Она часто оглядывалась и выглядела растерянно. Не похожа на подосланного убийцу.

Девушка свернула за угол второго школьного корпуса и пустились бежать, но не успела. Я догнал её секунд через десять и, схватив за плечи, снова пригвоздил к стене здания.

— Не ори и не пытайся применить свою кислоту, — спокойно и с расстановкой проговорил я. — Кто ты такая и почему меня преследуешь.

Я сжал её плечи сильнее и чуть прижался, чтоб не дёргалась. Коротко посмотрел по сторонам — в этой части территории никого не было.

— Я… Я… Отпусти меня, — захныкала она.

— Второй раз твоё нытьё не пройдёт. Говори, иначе я закопаю тебя прямо здесь и буду прав. Ты выслеживала меня. Что ты здесь делаешь?

— Это моя школа. Я… — девчонка попыталась дёрнуться. — Отпусти.

Я пустил в ладони немного холода, чтобы её отрезвить и стиснул руки сильнее.

— Меня зовут Люция Эммер. Я не виновата, извини, прости, я не буду…

Девчонка зарыдала в голос, и я чуть ослабил хватку.

— Чего ты ревёшь. Скажи зачем следила? Что замышляла?

Она хлебала воздух ртом и никак не могла успокоиться. Я взял её за предплечье, оторвал от стены и повёл ещё дальше — к задней части двора. Если сейчас тут нас увидят, то вопросов будет многовато.

— Не пытайся сбежать. Теперь никуда не денешься, пока не ответишь на вопросы.

Мы остановились у дальнего торца, откуда даже музыку слышно не было. Я крепко держал Люцию, пока та всхлипывала.

— Эй! — я чуть тряхнул её.

Девчонка закрылась свободной рукой и отшатнулась от меня. Я такое уже видел.

— Рассказывай.

— Это папа, папа заставил, — дрожащим голосом произнесла Люция.

— Зачем? — я всё ещё крепко сжимал её предплечье.

Она тряслась и пыталась вывернуться, при этом даже не поднимала голову.

— Он хотел, чтобы я что-нибудь про тебя узнала. Такое. Чтобы ты взял меня в наложницы, а ему дал денег за молчание. Он заставил. Мы простые люди, не аристократы, вообще простые… Он разорился, потерял дело, он сказал, что я виновата в его…

Она зашлась рыданиями.

— Кое-кто не понял, к кому подсылать девочку, — прорычал я.

— Я не убегу. Отпусти руку, пожалуйста, — еле выдавила она из себя.

Я отпустил, прикинув, что ловушку смогу расчертить быстро, в случае чего. Люция вся сжалась и немного пригнулась так, будто я собирался её ударить.

— Прости, прости. Я за другими тоже так следила, а потом он тебя выбрал. Я не могу. Просто не обращай внимания на меня. П-пожалуйста. Я ему скажу, что подошла к тебе, он это ждал. Я скажу, что познакомилась и всё. Он немного успокоится.

Она тихо хихикнула вперемешку со всхлипами.

Я уже видел такое, я видел в таком состоянии Адору в той жизни. Кулаки сжались — Фил тоже довёл Адору до такого, издевался и колотил, а она так долго делала вид, что всё в порядке, что в конце концов свела счёты с жизнью.

Я медленно вдохнул и выдохнул. Её папаша, похоже, домашний тиран. На что он рассчитывал? Он правда думал, что подослать ко мне девчонку будет достаточно. Как он смел думать, что это будет так просто?

— У тебя есть другие родственники?

Люция мотнула головой. Затем, всё-таки подняла зарёванные глаза.

— Брат. Но он, наверное, погиб, он мне не звонит и не пишет. Не отвечает, — её губы задрожали.

— Полиция? Если отец издевается над тобой, нужно заявить.

— Нет-нет, они меня не понимают, они считают я больная, они знают, что у меня могут быть сущности, не надо. Если он узнает, что я снова ходила в полицию, он накажет. Не надо, — Люция сама вцепилась мне в куртку. — Не надо!

— Успокойся. Как зовут отца?

— Дэвид Эммер, — всхлипнула она.

— Где вы живёте?

— Район Сайнт, третья улица, я…

Хороший район, достаточно дорогой. Не окраина и не трущобы.

— Подожди, — я вытащил из кармана телефон и набрал номер Артура.

— Да? — послышалось на той стороне. — Что-то случилось, Неро?

— Мне нужно досье на имя «Дэвид Эммер». Не аристократ, живёт в районе Сайнт. Краткая информация и, желательно, ранг.

— Тебе нужна помощь? Отправить к тебе гвардейцев? — в голосе Артура промелькнуло сомнение.

— Нет. Со мной достаточно. Мне нужно узнать информацию об этом человеке и поговорить. Я тут с девушкой познакомился, хочу узнать, что за семья, кто её отец.

— Хорошо. Жди, — Артур отключился.

— Зачем, зачем ты? — Люция снова начала плакать. — Он же поймёт, что у меня ничего не получилось, он узнает…

— О да, он узнает, — я ухмыльнулся.

Какой-то мужичок рассчитывал, что может на меня что-то собрать? Использовал дочь и издевался над ней? Он узнает, что так делать не нужно.

— Просто забудь про меня. Пожалуйста.

Я сделал шаг к ней, но она подняла руку, закрываясь и отошла. Боится.

— Не забуду. Я ничего тебе не сделаю, не бойся. Твоему папаше нужно напомнить, где его место.

Внутри меня образовывался густой комок холодного гнева.

— Что ты сделаешь? Ты ему скажешь, а он меня потом накажет, — Люция тёрла глаза и снова не поднимала голову.

— Не накажет. Пошли пока отсюда. Никуда не отходи.

— Только не бей меня, не надо, — Люция поплелась за мной.

Мы вышли к людям, чуть дальше маячил Джед и Фрида с его сестрёнками. Тут Люция точно не станет привлекать внимание людей применением силы. Она уже немного успокоилась и теперь стоял рядом, опустив голову. Я придерживал её за локоть, стараясь сжимать не сильно.

Телефон булькнул уведомлением:

«Дэвид Эммер, 52 года. Маг пятого ранга, основные направления — земля, вода, воздух. Знает простые техники создания кислоты. Вдовец. Имеет дочь — Люцию Эммер, 15 лет, ученица старших классов школы № 21, маг шестого ранга, направления те же. Сын — Грегори Эммер, 27 лет, маг третьего ранга, целитель. Врач в судоходной компании „Плеяды“, не женат. Местонахождение неизвестно.

Дэвид Эммер объявил себя банкротом полтора года назад, имел сеть из нескольких ювелирных магазинов. В данный момент официальной работы не имеет. В деловых или иных связях с родами Тринадцати, или любыми другими, не замечен. Судимостей нет. Психических заболеваний нет».

Я пробежал глазами по строчкам, приметил ещё добавленный в конце сообщения точный адрес, и быстро ответил Артуру:

«Поищи Грегори Эммера. Сестра беспокоится за него».

— Когда пропал твой брат? — я покосился на Люцию.

— Давно, — тихо ответила она. — Даже не помню.

Никаких связей, просто обанкротившийся торгаш средней руки. Никакой политики, просто один обнаглевший козёл решил, что может подобратьсяко мневот таким образом. Много на себя взял.

Я размял шею. И то, что он делает с этой девчонкой. Как Туми с сестрой. Я не мог и не хотел это игнорировать.

— Отец сейчас дома?

— Да… Днём всегда. Вечером уходит напиваться в местный бар… Не надо Неро, пожалуйста…

Я промолчал и повёл её в сторону Джеда. Друг очень удивлённо посмотрел на нас, но ничего не сказал. Фрида играла с близняшками и в моём обществе пока не нуждалась.

— Я скоро вернусь. Часть наших гвардейцев останется здесь. Никуда не уходите.

— А…?

Не дожидаясь расспросов от друга, я потащил Люцию в сторону одной из машин моей охраны. Эти стоял на виду, как бы предупреждая, что на месте, в случае чего. Я не стану долго разбираться с этим папашей.

Если папашу убрать совсем, то в таком случае Люцию ждёт незавидное таскание по органам опеки, интернат или ещё что-нибудь, но Дэвид Эммер сам напросился на встречу со мной и будет этому не рад.

Люцию на заднее сидение пришлось затаскивать почти силой, она упиралась и лепетала, что отец будет очень недоволен, что я сделаю хуже. Не сделаю. Потому что это будет не просто разговор. Артур всё узнает из рапортов гвардейцев и не откажет «приглядеть» за папашей.

Такие, как Дэвид, могут доминировать только над слабыми, трусливые ничтожества. И если у Фила была защита в виде рода из Тринадцати и чувство практически вседозволенности, то Дэвид Эммер жалкое существо, не способное решить свои проблемы.


Мы подъехали к дому Эммеров и я потянул Люцию за собой. Она уже не сопротивлялась и, похоже, решила плыть по течению.

— Вы мне нужны, — бросил я водителю и второму гвардейцу.

Они вышли вслед за нами. Я чуть наклонился к низкорослой Люции и попытался заглянуть в заплаканное лицо.

— Не говори ничего. Только стой и слушай, поняла?

Она кивнула.

— Не спорь, ничего не проси, не останавливай. Если после этого будешь делать то, что говорю, он тебя не тронет, не заставит больше следить. Поняла?

Люция уткнулась взглядом в асфальт и тихо шмыгнула.

— А если и попытается, то пожалеет. Что бы я не сказал, просто стой молча. Идём.

— Приготовьте блокирующие артефакты и сразу активируйте. Без приказа ничего не делайте. Держите на прицеле мужчину в доме.

Гвардейцы молча кивнули.

Люция неохотно пошла вперёд. Охранники последовали за нами. Люция дрожащей рукой открыла входную дверь, и я пропустил гвардейцев вперёд, придерживая девчонку за локоть. Если она настолько боится папашу, то может что-нибудь вытворить, даже кинуться его защищать.

— Ни слова. Поняла? Иначе я не стану тебя защищать.

Снова только всхлипы.


В доме было тихо и пыльно. В небольшом холле слышалось, как где-то на кухне капает вода. Я шлёпнул рукой по выключателю, когда гвардейцы, приготовив блокирующие артефакты, прошли вперёд. В соседней комнате заморгала тусклая лампа.

Почти ничего нет. Только следы на грязных стенах, очерчивающие силуэты вывезенной мебели. Несколько шкафов, пыльный ковёр на полу, покосившиеся двери. Сколько лет папаша Люции выносил из дома всё, раз он в таком упадке?

— Люция, ты дома?! — послышался пьяный голос из кухни. — Иди сюда!

Я кивнул гвардейцам в сторону кухни. Они вошли первыми.

— Вы кто такие?! — услышал я повышенный тон.

Следующим был звук падающего стула, а потом тихий треск разворачивающейся под Дэвидом ловушки.

Мы вошли следом.

— Кто вы такие, я спрашиваю? — Дэвид Эммер был в стельку пьян.

Похоже, попытался дёрнуться на гвардейцев, но ловушка не пускала, и он стоял, уперевшись руками в столешницу. Блокирующие артефакты работали, для пятого ранга их хватит надолго. Я чуть подтянул Люцию к себе, чтобы стояла рядом.

— Люция, что это значит? — папаша слегка пошатывался.

— Вы очень хотели со мной познакомиться, господин Эммер. Меня зовут Неро Айон, вам ли не знать, — я смотрел прямо на него.

— Точно-о-о, — протянул Дэвид и, наконец, сфокусировал на мне задурманенный выпивкой взгляд. — Эта дрянь вам чем-то помешала, господин Айон? Я её накажу.

— Закрой рот. Мне известно, что ты сделал. Ты думал, что собрать на меня компромат с помощью этой соплячки будет легко? — я услышал, как собственный голос стал ледяным.

Люция слегка дёрнулась, но я сжал её локоть чуть сильнее.

— О чём вы-ы-ы? — Дэвид растянул мерзкую улыбку. — Она солгала вам. Наверное, эта дрянь решила, что может под вас лечь и получить денег.

Он хрипло рассмеялся и отвёл взгляд.

— Мало я её колотил.

Люция снова всхлипнула.

— Слушай меня внимательно. Ты хотел, чтобы она узнала меня. Она узнала и теперь будет так, как я скажу. Ты безродный торгаш, пропивший жизнь, грязь и ничтожество, посмел подсылать ко мне девчонку, следить за мной и думал, что я побоюсь таких сведений?

Дэвид взглянул куда-то за мою спину, боясь посмотреть в глаза.

— Ты прекратишь свои дела, иначе я избавлюсь от тебя здесь и сейчас. Ты не стоишь того, чтобы тратить на тебя силы, я просто тебя застрелю.

Дэвид молчал.

— Раз ты подослал её ко мне. Так теперь это моё, — я слегка тряхнул Люцию. — И если я ещё раз замечу её за слежкой, то убью. Только не её, а тебя. Если я узнаю, что ты продолжаешь её избивать и издеваться, я убью тебя.

Дэвид стискивал зубы так сильно, что я видел, как играют под кожей желваки.

— А ты, — я взглянул на Люцию, — будешь говорить мне каждый раз, когда это ничтожество посмеет поднять на тебя руку. Поняла?

— Да, — тихо выдохнула она.

У меня и так слишком много задач, чтобы возиться с торгашом долго и аккуратно.

— Если она умолчит о твоих побоях, об этом узнает моя служба безопасности. За тобой приглядят. И если я узнаю о том, что ты не остановился, убью. Ты думаешь, что я избалованный аристократский сынок? Ошибаешься. Если не будет так, как я сказал, не оставлю от тебя и следа.

— Я могу сослужить вам службу, господин Айон, — заговорил Дэвид голосом, в котором не осталось и капли хмеля. — Забирайте себе её, в служанки или наложницы. Хотите, я буду исполнять ваши поручения?

Быстро же он протрезвел.

— Мне ничего от такого ничтожества, как ты, не нужно. Я не стал бы даже задумываться о том, чтобы поручать что-то такому слизняку. Не пытайся трепыхаться, не пытайся просить. Я всё сказал.

Я потащил Люцию на улицу. Гвардейца пока оставались в доме.

— Сейчас вернёмся в школу.

— А потом я приеду домой, и он меня…

— Пока мы будем на празднике, я предупрежу начальника нашей службы безопасности. Но я уверен, что он тебя не тронет и так. Он лишь трусливый слизняк.

— Зачем, я ведь никто тебя, я ведь, — она заплакала.

— Успокойся. Мне не нужна слежка, у меня нет времени долго решать эти вопросы. Будь на связи, если издевательства повторятся. Стой тут.

Я вернулся в дом, где Дэвид всё ещё был под контролем ловушки.

— Если ты не хочешь, чтобы за каждым твоим шагом следили мои люди, которые прострелить тебе голову в любой момент, повторюсь, не трогай Люцию.

— Я понял, — прошипел Дэвид сквозь зубы.

Гвардейцы оставили ловушку действующей и вышли вслед за мной. Без подпитки она пропадёт примерно через час. Я усадил Люцию в машину и позвонил Артуру.

— Да.

— Гвардейцы предоставят тебе рапорт о сегодняшних событиях. Мне нужно, чтобы человек по имени Дэвид Эммер был «под присмотром». Он отец девушки, которая меня интересует.

— Понял, Неро.

— Отцу можно не докладывать. Ничего серьёзного. Ты не нашёл Грегори?

— Он в дальнем плаванье, контактов с внешним миром пока нет.

— Как давно?

Я покосился через окно на вжавшуюся в сиденье машины Люцию.

— Несколько месяцев. Когда рейс прибудет обратно в наш порт, сказать не могу. Мало данных.

— Держи в курсе дел. Это важно.

— Хорошо. Мне нужно работать.

Я отключил звонок и прыгнул в машину. Девчонка всё также пялилась вниз. Я потянулся к ней рукой, но она снова отшатнулась.

— Он тебя не тронет. Я тоже тебя не трону. Успокойся. Есть новость, с твоим братом всё в порядке.

— Правда? — она подняла на меня удивлённый взгляд. — Правда?

— Да. Пока что с ним невозможно связаться, но это ненадолго, — я улыбнулся уголком рта.

— Что мне сделать для тебя? Что я тебе должна? Это ведь всё не просто так, — Люция принялась теребить подол школьной юбки.

— Если что-то понадобится, скажу. Только номер телефона оставь.

— Хорошо…

Я откинулся на спинку кресла, продиктовал ей свой номер и прикрыл глаза. Я не собирался строить из себя бескорыстного, но в данный момент эта девчонка мне ничем не поможет. Работать с её спившимся папашей нельзя, он неблагонадёжен настолько, насколько это вообще возможно. И просто противен. Если брат Люции объявится, то она сможет попросить его об опекунстве и забыть про старого козла.

Люция тащилась со мной к Джеду и я надеялся, что он не будет задавать лишних вопросов. Скоро мероприятие закончится. Джед свернул свою «выставку» и сложил игрушки в ящик, на котором сидел. Девчонки носились рядом.

— Братик! — меня заметила Фрида. — Куда ты ушёл?!

Она бросилась с объятиями. Я подхватил её на руки.

— Извини, срочные дела. Ты успела повеселиться?

— Да, но я и с тобой хотела, — она слегка насупилась.

— Ничего. Будет ещё время.

Я покосился на Люцию, которая остановилась в нескольких шагах от нас. Джед тоже поглядывал на неё, но ничего не говорил.

— Я пойду, ладно? — Люция помялась на месте.

— Хорошо, — я кивнул. — Всё будет в порядке.

Она удалилась быстрыми шагами и исчезла в толпе. Этой девицы не было и не могло быть в той жизни, её и в этой не должно было быть. Почему всё сложилось именно так? Всё отчётливей проявляли себя изменения во временной линии, всё меньше у меня оставалось того, что можно просчитать.

Я вернул Фриду близняшкам и присел на ящик рядом с Джедом.

— Что это было? — он кивнул в ту сторону, куда ушла Люция.

Я потёр лицо ладонями. Не о ней сейчас хотелось мне поговорить.

— Сначала поговорим о другом, — я взглянул на друга. — Мне нужна твоя помощь в одном деле.

— Моя?

Джед очень удивился, обычно случалось наоборот.

— Да, твоя помощь не только как друга, но и как члена Гильдии Артефакторов.

Джед удивлённо приподнял бровь, но кивнул и приготовился слушать.


Глава 15



— Помнишь информацию про мастеров, которую ты достал в архиве?

— Да, — Джед кивнул.

— Мне нужно, чтобы ты поискал определённого мага, — я внимательно взглянул на друга. — Сможешь?

— Ну, я могу запросить… Хотя… Кто именно тебе нужен?

— Тот, кто занимается артефактным огнестрелом, — ответил я.

— Из девяти мастеров это может быть один или двое, а могут быть и все, — Джед пожал плечами.

Я ненадолго задумался: гильзу отдал Оскару, но она была расчерчена необычно, скорее всего, скрипт был индивидуальным. Достав телефон, я быстро нарисовал в программке узор по памяти. Хорошо, что разглядывал эту гильзу подолгу.

— Да, — он следил за моими движениями, — это не стандартный скрипт, хоть и на основе часто используемых.

— Сейчас скину рисунок тебе, — я сохранил заметку и отправил другу файлик.

— Вряд ли мне дадут такую информацию в Гильдии, — он покачал головой.

— Именно поэтому, я прошу помощи — проверить мастеров и найти того, кого нужно.

— Предлагаешь мне поехать? — бровь Джеда удивлённо приподнялась.

Я только кивнул.

— Мне нужно доделать образцы для твоего дяди.

— Я знаю, у тебя ещё есть время и с тобой будет сопровождающий. Но он не артефактор, он солдат, поэтому мне нужен тот, кто сможет говорить с представителями Гильдии и с самими мастерами на равных.

Джед хмыкнул.

— Ты же хотел передать данные прадеду, что изменилось?

— Эту мысль я отмёл почти сразу, хотел, но пока что делать этого не буду. Чем реже я прошу о помощи у него, тем меньше завишу. Но и этот вариант пока тоже остаётся, — я постучал ботинком по земле.

— Если честно, думал, что ты тогда пошутил насчёт «командировки», — Джед усмехнулся.

— Насчёт денег не беспокойся. Тебе не придётся тратить аванс за испытания от Юстаса.

— Мне кажется, твой отец будет не очень доволен, когда узнает, что ты начал непонятно на что тратить деньги. Может, с доходов от продажи патентов возьмёшь? — друг покачал головой.

— Нет. Используй их на материалы и дай матери лучше.

— Ну, как скажешь, — Джед улыбнулся. — Мне не сложно съездить, я вообще за пределами нашего маркграфства не был. Только нужно закончить работу. Главное, чтобы тебе это не навредило.

— Всё будет в порядке, — я хмыкнул.

— Слушай, — Джед немного помялся. — А что всё-таки с этой девчонкой?

Он всё-таки решил вернуться к этой теме.

— А что?

— Ну, ты куда-то её утащил… Потом привёз, э-эм…

— У меня с ней нет никаких «таких» дел, — я хохотнул.

— Как её зовут?

— Вы же учитесь в одной школе, и ты не знаешь? — я удивился.

— Ну, она на курс младше, да и не пересекались мы никогда особо. Симпатичная она, — друг улыбнулся.

— Долгая про неё история, потом расскажу, — я повернулся к сестрёнке, которая дёрнула за рукав.

— Домой, братик, — она зевнула.

Устала.

— Увидимся ещё на днях, — я подхватил Фриду на руки. — Поговорим о поездке.

— Хорошо, — Джед тоже встал с ящика и потянулся. — Познакомь меня с той девчонкой.

— Сам познакомься, будто в первый раз.

Я усмехнулся, придержал сестрёнку и протянул другу руку. Он попрощался со мной, и я пошёл к машине.

Уже сидя в машине, я понял одну вещь, которую не заметил до этого. Когда сегодня схватил Люцию и прижал к стенке, меня не остановили её «охранники» в зелёных халатах. В прошлый раз они исчезли быстро, а в этот раз я и вовсе их не видел. Почему?

Я нахмурился и вытащил телефон. Повертел в руках, размышляя, позвонить Люции с вопросом, или нет. Звонить не стал. Как выяснилось, Люция была ещё слабее и ниже рангом, чем я предполагал. На кислотные техники, как и на отвод глаз для слежки её мог натаскать отец, а вот те парни…

Если они не показались в этот раз, то, скорее всего не были людьми, да и судя по дому и папаше Люции — нанять таких магов они бы просто не смогли. Значит, всё-таки, клоны с техниками. Только вот чьи? Это должен быть достаточно способный маг не ниже четвёртого ранга, а может быть и выше. К тому же, в тот раз девчонка тоже очень удивилась их присутствию.

Решив, что появление нужно будет каким-то образом спровоцировать, я убрал телефон в карман. Они могли быть и сегодня, только не материализовывались. Слишком странно — в тот раз «охрана» отреагировала на то, что я мог поймать девчонку, а этот раз не явилась даже тогда, когда я вошёл в её дом. Либо что-то изменилось, либо у того, кто их к ней «прицепил» что-то не получилось.

Во всяком случае, такие техники не используются ради любопытства, а значит кто-то понимал, что Люция следит за мной. Правда, этот «кто-то» не понял, что шпион из Люции плохой и она просто запуганная девчонка. Скорее всего этот человек и сам не очень хорошо спланировал свою слежку, то ли по неопытности, то ли потому, что никаких других возможностей проследить за мной у него не было.

Я протяжно вздохнул — слишком часто отвлекаюсь на раздражители, трачу много энергии. Нужно сосредоточиться на более важных вещах. Как бы там ни было, проблема заговорщиков никуда пока не делась и, судя по реакциям Ноксов, всё вообще могло пойти совсем не так, как я помнил в общих чертах. Сегодня предстояло явиться к ним на семейный ужин, возможно, удастся узнать больше полезной информации.

***

Для ужина пришлось приодеться — строгий чёрный костюм, туфли, белоснежная рубашка. Меня привезли к поместью Ноксов к восьми часам вечера, где уже встречали Грейс и её отец.

— Добрый вечер, Неро, — поприветствовал меня Виктор Нокс.

Я отвесил ему лёгкий поклон и поцеловал ручку Грейс, которая сегодня была одета в строгое чёрное платье с высоким горлом, но открытыми плечами. Смотрелось довольно эффектно.

— Благодарю за столь приятное приглашение, — я улыбнулся.

Зал для ужина был не очень большим, за столом накрыли всего на четыре персоны. К нам присоединилась Эмилия Нокс и Эдвард. Его я знал плохо. Странным было то, что на такой «интимный» ужин пригласили не братьев и сестёр Грейс, а её дядю. Это легко объяснялось тем, что и они собирали информацию про меня.

Если Ноксы увидели в моих потенциальных отношениях с Грейс больше выгоды, чем в действиях против Айонов, то мне это только на руку. Сделать из бывших врагов союзников, развались коалицию изнутри — неплохая стратегия, но пока что только предположительная.


Ужин проходил спокойно — разговоры об учёбе, о предстоящем турнире, о планах на следующее лето, ничего, что касалось бы наших семей, как таковых, и их дел. Я внимательно наблюдал за Виктором, Эмилией и Эдвардом. Судя по всему, мои догадки, что Эмилия имеет большое влияние в их семье, оказались верны. Она мило улыбалась и переговаривалась с остальными, но в то же время, было хорошо заметно, что держит ситуацию под полным контролем.

— Неро, расскажи пожалуйста, какие у тебя планы на будущее? — обратилась она ко мне.

— Я решил поступать в военную академию, — ответил я.

— В военную? — Эдвард воодушевился. — Похвально, учитывая, что твой род ответственен за самую стратегически важную границу с Мин.

Даже если Ноксы и правда не имеют никакого отношения к проблемам на границе, то точно знают о том, что там должно произойти.

— Конечно. Сначала я думал поступать на экономику, но решил, что военная стезя ближе. Хочется самому знать, что на вверенной нам территории всё в порядке, — я улыбнулся.

Никакой особенной реакции на лице Эдварда не отразилось. Либо он не был хорошо осведомлён о делах Веберов и Юдалл, либо не имел к ним прямого отношения.

— Очень похвально, — снова в разговор вступила Эмилия, — тебя ждёт блестящая карьера. Ты смелый и честный, чего только стоит то, как ты помог Грейс выбраться из того кафе, — она деланно вздохнула.

— Я согласен, ведь, прежде чем вас увезли, ты помог дочке выбраться из самого пекла, — поддакнул Виктор. — Может, расскажешь поподробнее, что происходило внутри?

Понятно, пытаются расхвалить, чтобы решил рассказать обо всём и, быть может, проболтался. Сыграть на эмоциях и тщеславии. Только вот не заметить такой ход было просто невозможно.

— Что вы, я лишь вывел нас на улицу, ничего особенного, — я легко кивнул и улыбнулся.

— И всё же, — Эмилия не хотела отступать. — Это было ужасное событие, а мы так и не узнали подробностей.

Она покачала головой.

Да неужели? Если Ноксы не знают подробностей, значит, следствие убедило их, что в активном участии нет необходимости, а это уже было странно. Либо Эмилия лгала, либо следствие застопорилось не просто так.

— Когда началась стрельба мы постарались выйти как можно скорее. Телохранитель Грейс был настоящим героем, пока он прикрывал нас, удалось уйти, — ответил я и отпил из бокала белое вино.

Так себе на вкус.

— Мама, всё же в порядке. Я всё время сижу дома, меня охраняют, ты же сама сказала, что это были простые террористы, — в разговор встряла Грейс.

— Не нужно перебивать, — Эмилия метнула в неё грозный взгляд.

— Будем надеяться, что это лишь неприятное совпадение, — Эдвард махнул рукой. — Если дамы не против, перед десертом я хотел бы покурить.

Эмилия кивнула.

— Могу я пойти с вами? — взглянул я на встающего из-за стола Виктора.

— Конечно.

Отличный момент, чтобы кое-что сделать.

Мы вышли на открытую террасу и отправились к плетёным креслам и стеклянному столику. Уже спустились сумерки, но свет всё ещё можно было не включать. Вечер, на удивление, выдался довольно тёплым.

— Виктор, — обратился я к «главе» Ноксов, — вы правда не имеете никакой информации по делу террористов?

— Да. Следствие убедило нас, что это было лишь совпадением, — он закурил тонкую длинную сигарету. — А ты вот зря отказываешься от своих заслуг перед нами. В конце концов, раньше мы даже не обращали на тебя внимания, считали, что ты очень средний… Во всём, уж прости…

Виктор, какая неуклюжая лесть, ты явно хочешь от меня что-то услышать, и я с радостью тебе это расскажу, но только то, что посчитаю нужным.

— Вы верите следствию?

— Конечно, — кивнул Виктор.

— Вы знаете, — я слегка наклонился, — я кое-что вам расскажу.

Ты же хотел услышать от меня что-то? Я хочу, чтобы ты поверил, будто я повёлся на твою лесть и решил доверить тайну. Пусть считают меня горделивым мальчишкой. Сейчас для меня важно, чтобы Ноксы начали смотреть в другую сторону.

— Внимательно слушаю, — ответил он.

— Когда мы были в том кафе, террористы кого-то явно искали. Вы знаете, может быть это было не простое совпадение? Ведь там был не только я, но и Грейс.

Эдвард и Виктор переглянулись. Кажется, они решили, что я, наконец, поддался. На лице Виктора буквально было написано ликование.

— Ты считаешь, что это было нападение на тебя? — спросил Эдвард.

— Или на Грейс, — я повернулся к нему. — Как вы думаете, почему следствие так застопорилось?

Меня этот вопрос тоже волновал. Расследование Артура пока что тоже ничего не дало, кто-то умело заметал следы и сливал дело. Я был уверен, что в кафешке расчерченных гильз было гораздо больше, чем один.

Найти мастеров для следствия было бы проще простого, по щелчку пальцев. Джед смог получить информацию на раз. Но никаких официальных или полуофициальных данных не было. Никого не арестовывали и не допрашивали. Даже учитывая то, что я почти не говорил с отцом, об этом мне бы точно сообщили.

Значит, либо нужный мастер не зарегистрирован в Гильдии, либо никто не искал их вовсе. Следствие было куплено в этом можно было особо не сомневаться, тем более что общественность очень быстро отвлекли от этого инцидента.

— Мне кажется, что ты излишне подозрителен, — сказал Виктор и затянулся.

Интересно, что на это ответит Эдвард? Вряд ли за нападением могли стоять сами Ноксы — слишком рискованно, да и подставлять под пули свою дочурку слишком опасно и не в духе Ноксов.

— Нет, Виктор, юноша прав. Слишком долго нет никаких новых данных, нам нужно озаботиться тем, чтобы следствие шло быстрее.

Если я заставлю их шевелиться и надавить на следствие, то у них будет больше забот. Чем больше дел, на которых нужно сосредоточиться, тем меньше внимания к деталям. И если Эмилия заправляет здесь всем, то нужно, чтобы Виктор и Эдвард слегка отвлеклись от дел с финансами нашей семьи.

Я понимал, что если Ноксы станут глубоко копать, то возможно, что доберутся и до артефактора, в том случае, если от гильз не избавились, но этот риск был оправдан — возможно и я смогу выйти на мастера быстрее. Я был готов сколько угодно налаживать отношения с Ноксами, лишь бы это принесло пользу.

Они могут видеть во мне тщеславного мальца, и это только к лучшему, но наблюдая за их действиями я понял, что и Ноксы что-то во мне заметили.

— Есть ещё кое-что, — я решил закинуть вторую удочку, — когда в кафе ворвался спецотряд, они успели вычислить и убрать того, кто поставил блок на применение техник.

— Ты хочешь сказать, что террористы могли знать о том, что в кафе есть достаточно сильные маги? — Эдвард удивился.

Я только кивнул. Думайте, думайте.

— Мне кажется, что это и правда могло быть нападение на кого-то из нас.

— А что же ваше расследование? — снова заговорил Виктор.

Хочет и тут выудить информацию? Нет, я сделаю так, чтобы вы засомневались в собственных же союзниках. Судя по их лицам, не всё в их с Юдалл и Веберами коалиции было в порядке. Посеять сомнение в союзниках просто.

— Отец и Артур постоянно держат связь со следственным комитетом, но вы же понимаете, что если за прикрытием дела стоит кто-то серьёзный, то узнать это будет не так просто, — я «печально» вздохнул.

— Ты прав. Мы приложим больше усилий, — Эдвард внимательно посмотрел на Виктора.

Фраза, на которой Эдвард предпочёл закончить разговор о следствии. Сейчас он видел во мне наивность и желание проявить собственную важность, рассказывая им, казалось бы, незначительные детали. Чем менее серьёзно они будут относиться ко мне, тем лучше.

— Неро, можно задать вопрос? — ко мне повернулся сидящий в соседнем кресле Эдвард. — Что произошло с Филом Туми?

Да, я был прав — они решили увести разговор в другое русло.

Я недолго помолчал. Слухи слухами, но никаких официальных объявлений дано не было. Эдвард не похож на того, кто действует так открыто и лоб.

— Он напал на наше поместье, за что и был наказан.

Я пожал плечами, делая вид, что ничего не знаю и ничего не решал. Они хотят, чтобы я проговорился, прощупывают, что я знаю и чего нет. Ноксы что-то понимали, но только знать не могли, что я расскажу им только то, что считаю нужным.

— Алан так страдает, он постарел на несколько лет, — вздохнул Виктор. — Мне его очень жаль, понимаю Алана, как отец. Сын, который стал просто живым трупом…

Вот и попался. В Виктора впился ледяной взгляд Эдварда. Пытаясь надавить на мою жалость, Виктор сказал то, чего не мог знать из слухов, только лично от Алана. Значит, Туми был здесь и скорее всего Ноксам даже известно про клятву.

Скорее всего внимание к моей персоне они решили уделить ещё и поэтому. Что же, хорошо. Алан Туми, ты не знал, к кому шёл жаловаться на судьбу и кому её доверить. И теперь желание Виктора что-то из меня вытянуть сыграло против него же.

— Мне жаль, но даже я не знаю, что произошло с Филом, — я сложил руки на груди.

Виктор хотел что-то сказать, но передумал.

К нам подошла служанка.

— Госпожа Эмилия приглашает всех вернуться к столу. Десерт подан, — она слегка поклонилась.

Похоже, что Эдвард и Виктор испытали облегчение. Разговор был прерван, но я уже закинул им нужную информацию и получил кое-что интересное об Алане Туми взамен.

Остаток ужина прошёл практически молча, хотя я считал, что Эмилия будет больше расспрашивать о моих планах относительно Грейс. Возможно, что пока только присматривалась.

— Прогуляемся, пока за тобой не приехали?

Грейс, сидевшая рядом, взяла меня за руку. Взгляд Эмилии говорил о том, что она даже ждала этого. Значит, планы Эмилии всё-таки плавали и не были столь однозначными, как я считал ранее.

— Конечно, — я мягко улыбнулся. — Выйдем в сад?

Мы вышли на улицу, я взял Грейс под локоть и повёл по освещённой тёплым светом фонарей дорожке. У неё было такое лицо, будто она еле сдерживается от того, чтобы мне что-то не рассказать. Я не торопился. Ещё пара минут прогулки, милое объятие и она обязательно заговорит.


Глава 16



Похоже, что за волнение Грейс я принял нечто другое — она размышляла и точно выбирала, что рассказать мне, а что нет. Я и не сомневался, что Грейс девочка далеко не глупая. Откровенно говоря, я очень ждал, какой ход сделает эта юная интриганка.

— Послушай, я хочу тебе рассказать кое-что…

Грейс замедлила шаг и медленно оглянулась по сторонам — не шастает ли где фрейлина.

— Рассказывай, — я заинтересованно посмотрел ей в глаза.

— Я хочу, чтобы ты понимал, — она немного помялась, — что быть со мной это…

— Выгодно? — я невольно ухмыльнулся.

Грейс прекрасно соображала, даже лучше, чем я мог предположить. Она понимала, что никаких высоких чувств от меня не дождётся, что мне нужна не только «симпатия», но, как и я для неё, девчонка должна быть для меня хорошей партией, и не только по факту того, что она Нокс, как таковая.

— Мои родители… Они…

Похоже, слова ей и вправду приходилось подбирать очень тщательно.

— Есть какие-то не очень честные финансовые дела моих родителей с твоим отцом, — выдала она.

Я промолчал. Это мне и так было известно.

— А поподробней?

— Не знаю подробностей. Только вот… Они хотят, чтобы твой отец имел меньшее влияние при принятии законов и в политических действиях Империи, — добавила она. — Сообщаю тебе, чтобы показать, что ты мне не безразличен.

Она слегка нахмурилась.

— Ты можешь показать мне это лучше, если попробуешь узнать подробности, — я слегка пожал плечами.

— Нет, — она прищурилась. — Я предупредила тебя, что у Айонов могут быть сложности и это всё.

— И зачем?

— Это я сделала для тебя. А вот в остальном, я пока на стороне своего рода, — Грейс хитро улыбнулась, — я же ещё пока не Айон.

Она заставила меня широко улыбнуться. Будь я на её месте, поступил бы примерно так же. Грейс, похоже, прекрасно понимала, что родство наших родов Ноксам может быть куда выгоднее, чем противостояние. Это понимал и я, причём уже давно.

— Спасибо, милая, — я приобнял её. — Буду иметь в виду.

Я сделал вид, что информация меня не особо заинтересовала, чтобы у Грейс было меньше оснований думать, будто она уже практически получила меня в женихи. Пока я не докопаюсь до точных сведений о том, как работают заговорщики, окончательного решения принимать не буду.

***

Я вернулся домой ближе к полуночи. Все уже разбрелись по своим комнатам, дети не шастали, только блуждали постовые на территории. Я решил заглянуть к прадеду и, если тот не спит, поделиться обстановкой.

В этот раз камердинер крыла даже не стал мне ничего говорить, лишь проводил взглядом. Видимо понял, что просить меня не приходит в такое время — бесполезно.

Мартин встретил меня в пушистом сером халате и с трубкой в зубах. Он закурил одну из комнат так, что пришлось распахивать окно.

— Ты решил пораньше отправиться к праотцам? — я отогнал противный дым.

— С вами отправишься, — он пыхнул трубкой. — Чего поздно так?

— Я был на ужине у Ноксов. Виктор проболтался, что у них был Алан Туми, — я остался у окна, вдыхая свежий воздух.

— Я знаю, что Алан у них был. Он под постоянным наблюдением, — крякнул прадед.

— А почему мне об этом не доложили? — я повернулся к Мартину.

— Не забывайся, Неро, — тот нахмурился. — Ты получил право голоса, но ещё не глава и даже не наследник, чтобы тебе что-то докладывали.

Я не успел ничего сказать, как прадед продолжил:

— Я понимаю, кто там сидит внутри, но остынь и прими своё положение, как есть, — он указал на меня дымящейся трубкой.

— Устал принимать это положение, — я осклабился. — Мне приходится сдерживаться не только в поступках, но и в мыслях, в силе. Я устал от этого.

— Ты сам говорил, что тебе дали второй шанс, чтобы не поступать так, как раньше, — Мартин покачал головой. — Разве нет?

— А я не знаю, — я окончательно повернулся к прадеду. — Я чувствую не зависящее от меня замедление времени, у меня было странное видение, постоянное чувство, — я постучал по виску, — будто моё сознание переделали, заблокировали что-то.

— Ты же сам рассказал о прошло только в общих чертах.

Я промолчал. Не всё я хотел и мог рассказать, а что-то и вовсе казалось порождением моего собственного сознания.

— Сейчас вообще не об этом речь, — я тряхнул головой. — Мы ещё это решим. Но я устал делать вид, будто положение вещей меня устраивает.

— Понял, — Мартин пыхнул трубкой. — Но пока ты ещё не получил независимость — жди и следуй правилам.

— Мне нужно быть в курсе дел Туми и Ноксов. Пока я не соберу все связи воедино. А это будет длиться долго, если половина мне будет неизвестна, — сказал я как можно спокойней.

— Что ты рассказал Ноксам?

— О нападении на кафе, что оно могло быть организованно кем-то серьёзным. Следы там отыскать непросто, потому что это многоступенчатая система наёмников, посредников и исполнителей. Я хочу, чтобы они подтолкнули следствие.

Я знал о чём говорил, такими наёмниками пользовался в той жизни и сам. Террористы, целые организации с огромным количеством «пушечного мяса», умеющие заметать следы и убирать свидетелей. Ни одного нанимателя никто и никогда не мог найти.

— Да, Неро, я тоже считаю, что следствие идёт медленно потому, что кто-то очень не хочет его раскрытия, — прадед покачал головой.

— Именно. Пусть Ноксы шевелятся. Я дал им намёк на это чтобы посеять сомнение.

— Думаешь, они могут заподозрить своих же союзников? — прадед поднял на меня удивлённый взгляд.

— Конечно. Они ведь хотят переменить планы относительно финансовых махинаций с Айонами. Они рассчитывают, что мы, наоборот, сможем породниться и это будет выгодно им, но не их союзникам.

— А ты думаешь, что Ноксы не попробуют начать копать под нас изнутри? Так сказать, втереться в доверие и подавить? — хмыкнул прадед.

— А ты думаешь, мы не сможем делать то же самое? — я улыбнулся уголком рта. — Мартин.

Я подошёл ближе и сел в кресло напротив.

— Поверь мне, Мартин, — я закинул ногу на ногу, — нет ничего слаще, чем заставить их сожрать друг друга. Нет ничего лучше, чем сделать вид, что подпустил их к себе, а потом свернуть шею, поймав на том, что они что-то пытаются сделать внутри семьи. Если мы породнимся с Ноксами, мы получим и их активы, корабли, торговые пути, земли, и всё остальное.

— Часть из этого, у Ноксов есть и свои наследники.

Мартин смотрел на меня так, будто услышал от меня нечто страшное, не свойственное мне.

— Конечно, но кто сказал, что у них всё сложится удачно? — я облокотился на мягкий подлокотник кресла, и положил голову на правую кисть.

— Значит, вот как ты решил работать над этой проблемой, — Мартин внимательно изучал мою странную позу.

— Именно. Пока я не могу добраться до Юдалл и Веберов, я буду делать это через Ноксов. Я клянусь, что они будут грызть друг другу глотки, Мартин.

— Но ты даже не знаешь, что сейчас происходит на границе и…

— Знаю. Вооружённые группы уже в Империи, уже в метрополии, это началось раньше, чем я вернулся. Я не могу сейчас это остановить. Обрати внимание на Юстаса.

— Ты считаешь, что он в сговоре с… — прадед слегка поперхнулся дымом.

— Не уверен, но есть предположение. Организуй проверку доверенными лицами не только его, но и домочадцев.

— Ты тоже заметил, что с Хаганом что-то неладное?

— Да. И не хочу второй раз потерять Айонов, Мартин. Сделай так, как я говорю.

— Но, — прадед снова пыхнул трубкой.

— Умерь свою гордыню. Забудь, что за тело перед тобой сидит, вспомни о том, что я видел. Я пришёл к тебе за помощью не просто так.

Я смотрел на него не отрываясь. Собственный голос казался мне чужим. Где-то внутри будто лопнула невидимая нить, одна из многих. Я не мог сейчас обратиться к менталисту — ни одного доверенного у меня не было, а жаль.

— Мартин, организуй мою поездку к отшельникам как можно скорей, — попросил я уже спокойней.

— Хорошо, — он кивнул и выдохнул облачко дыма. — Я тебя понял, Неро. И услышал. А теперь дай мне отдохнуть.

Я встал, коротко откланялся и вышел в прохладный коридор.

.

Я даже не успел подняться к себе, как затрезвонил второй телефон. Оскар нашёл подельницу Фила?

— Да?

— Нужна твоя помощь, — в трубке раздался смутно знакомый голос.

— Ты кто?

— Это Мик. Э-э-эм, я тут… Короче Оскару помощь нужна, нам нужна, приезжай!

На фоне слышались чьи-то выкрики, помехи, выстрелы и скрежет.

— Что произошло?!

Я остановился в коридоре, попутно соображая, что лучше будет сделать. Время позднее, отправить в трущобы всё также некого. Я невольно цокнул. Надоело.

— У нас тут разборки, Оскару тяжело, какой-то хмырь явился, тоже маг и посильнее его, короче это не Тома люди, вообще непонятно кто! — Мик чуть повысил голос, когда на фоне стало шумно.

— Гвардия? Полиция?

— Да нет никого, помоги, Оскар долго не потянет, а мы все слабаки!

— Понял, скинь координаты, скоро буду.

Я поднялся на свой этаж, бросил основной телефон на кровать, быстро переоделся в свободны штаны и кеды, напялил толстовку.

Если сосредоточиться, то перемещусь туда, куда нужно. Я открыл карту с нужной точкой.

Сосредоточился на Потоке и телепортации. Ничего.

Я лишь стиснул зубы: оказаться там — истинное намерение, и я предельно спокоен. Никаких эмоций. Бросать Оскара я не собирался, он уже стал «моим» человеком и у меня на него были планы, но несмотря на это, изнутри ничего не подталкивало срабатывание телепорта.

Хорошо. Пусть так. На перемещение нужно достаточно много сил, а они мне ещё пригодятся. Я вышел на улицу, отметил, что патруль ушёл и двинулся к гаражу. Выкатил мотоцикл и направил его прямо к воротам.

На посте сидел молодой гвардеец, которой ошалело уставился на меня.

— Открывай ворота.

— Но, юный господин, — неуверенно начал он. — Сейчас же поздняя ночь.

— Я не под арестом.

— Да, но мне придётся…

— Выходи, — мой голос стал настолько ледяным, что парень вышел из постовой будки.

— Я доложу начальнику смены, — он потянулся за рацией на поясе.

— Нет, — я перехватил устройство и засунул в карман штанов. — Открывай. И отдай мне телефон.

Парень растерялся, протянул мне мобильник и кликнул по пульту и ворота автоматически открылись. Я устал подстраиваться под обстоятельства, плавать между рифов и быть осторожным. Если все мои действия были направлены кем-то или чем-то, то я больше не желаю играть в послушного мальчика.

Рация в моих штанах зашипела:

— Пост номер три, главные ворота.

— Ответь, что всё тихо, — я протянул гвардейцу рацию и нажал на кнопку.

Парень пожевал губами, видимо решая, что ему дороже — работа или целая голова прямо здесь и сейчас. Он был новичком и, похоже, не совсем понимал, что делать в нестандартной ситуации. Защищать территорию от внешнего вмешательства — одно, а выпускать или нет одного из отпрысков среди ночи — другое.

— Пост номер три, — запрос повторили.

Я уставился на гвардейца.

— Пост номер три, главные ворота. Всё тихо.

Я отпустил кнопку.

— Вот и отлично.

Гвардеец был совсем молодым и, похоже, чуть ли не впервые на посту остался без напарника. Плохо его обучили. Если его так легко было заставить слушать мои приказы без основания, и сдаться под давлением фактически пацана, ему и не место среди гвардейцев.

— Доложишь обо всём, когда я вернусь, а теперь вернись на пост.

Когда гвардеец уселся на стул в своей постовой будке, я расчертил под ним ловушку и написал достаточным количеством энергии. Она продержит его около часа. Мало.

Я собрал на кончиках указательного и среднего пальцев небольшой сгусток и, чуть обойдя опешившего парня, ударил в нужную точку на затылке так, чтобы он отключился.

Брать его с собой не имело смысла, только бы добавило хлопот. Перекличка у гвардейцев раз в два часа, если нет происшествий.

Я долго боролся с тем, чтобы не начать поступать так, как сейчас. Подсознательно я понимал, что это было нужно для чего-то. Сейчас я понимал, что повреждаю несвойственными пятнадцатилетнему мне поступками само пространство-время. Также, как это было с Филом.

Но признаться, мне было легче принять выговор от отца, чем опять действовать не так, как я привык. Я напялил шлем, завёл мотоцикл, оглянулся через плечо, наблюдая, как ворота автоматически закрываются, и набрал максимальную скорость.

.

До указанных координат оставалось ещё несколько кварталов — я уже приближался к самым дальним районам окраины. Издалека были заметны вспышки техник и щитов.

Это точно не те, кто остался после Тома, те поголовно были немагами, или же совсем слабаками. Меня кольнула одна мысль — что, если в трущобы явился настоящий «король», о котором я был так наслышан. Это сейчас не имело большого значения. У Оскара уже было немало людей, готовых идти за ним, а сам он был с очень большим потенциалом.

На разборки не явилась полиция и гвардия, значит, тот кто это устроил, смог подкупить их, значит, явно не так беден. Если бы я был на его месте, то взял бы наёмников, как и делал когда-то. Скорее всего маги ими и были. В трущобах своих таких считай, нет.

Я подъехал к указанной точке, обогнув квартал, где шло столкновение лоб в лоб. Заметил широкий щит, почти полный купол, отсвечивающий фиолетовым в сумерках квартала, и двинул туда.

Бросив мотоцикл, я бегом добрался до уже ослабленного Оскара. За щитом, впереди, шла массовая мясорубка с применением техник, огнестрела и даже каких-то дубинок. Кто-то возвращался за щит, кто-то выходил. Стоял шум, со всех сторон раздавались крики, появлялись яркие всполохи огненных техник.

Я подскочил к Мику — тот привалился к стене дома и придерживал плечо.

— Живой?

Пацан кивнул.

— Кто они?!

— Я не знаю. Кто главный — не знаю. Переговоров не было. Просто на началось и всё. Кто-то встал за нас, кто-то за них, другие разбежались, — Мик тяжело дышал.

Я приложил ладонь к его плечу и немного остудил. Похоже, отбили чем-то тупым. Обернулся — Оскар продвигался вперёд, пропуская за щит «своих», но я даже на расстоянии пары десятков метров чувствовал, что его Поток так и не вышел на нужный уровень выносливости.

Я повёл головой. Долго тут думать не пришлось. Оказавшись рядом с Оскаром, я возвёл свой щит. Меньше площадью, но крепче.

— Отдыхай, — коротко отрезал я.

— Спасибо, мажорчик, я выдыхаюсь, — Оскар размял затёкшие плечи.

— Как узнать, кто из них твои люди? — я бегал глазами по толпе.

— Что ты собираешься сделать? — он покосился на меня.

— Говори, быстро.

— Их немного, почти все за щитом, — он кивнул назад, — остались самые стойкие.

— Сколько? Как их узнать?

— Что ты хочешь сделать?

— Ты готов к тому, что они могут пострадать? — всё ещё удерживая щит, одной рукой я нашарил в толстовке артефакт Домена.

Оскар промолчал.

— Я могу применить воздушную технику, у тебя будет секунд двадцать, чтобы вытащить своих. Потом либо я действую, как считаю нужным, либо ухожу, — проговорил я. — Решай.


Глава 17



Оскар размышлял недолго. Он коротко кивнул, и я сбросил щит. Расчертил контур большой площади, отправляя в толпу порыв ледяного ветра. Всё прекратилось на несколько мгновений. Оскар двинулся вперёд так быстро, что я следовал за ним, когда он кричал что-то своим людям и расталкивал остальных. Одна ловушка, вторая. Ещё воздух, прижимающий людей к асфальту пачками.

Меня с точечными техниками не хватило бы на всех. Справляться стало сложней, я переместился дважды, когда прикрывал Оскара среди тех, кто стоял дальше. Ещё секунд пять — в меня уже летели то огненные стрелы, то сгустки плазмы. Не сильные маги, но всё же маги. И много.

Больше ждать времени не было.

Я зажал артефакт между пальцами и, сосредоточившись на мгновение, развернул Домен: большое ущелье с неглубоким озером, в которое тут же попали все оставшиеся в радиусе действия техники. Человек тридцать, или чуть больше.

Ошалевшие противники стояли по колено в воде и оглядывались по сторонам. Не дав им времени, чтобы очухаться, я погрузил в воду правую руку и озеро моментально начало промерзать. Холод проходил вглубь, поверхность стремительно покрывалась льдом, заковывая всех подряд. От озера шла изморозь. В Домене чужая сила работает чуть хуже, но в меня вновь летела чья-то стрела.

Поднял щит, расчертил простой контур высокочастотного акустического удара. Высокий звук, на грани слышимости заставил всю стоящую во льду толпу корчиться от боли. Ещё выше — они уже хрипели и сгибались пополам.

— Я прекращу. Но ещё одна техника и я превращу вас в ледяные статуи, а затем переломаю каждую кость, заставив Домен схлопнуться, — громко сказал я, на что услышал только сдавленные хрипы.

Я прекратил технику и поискал глазами того, кто мог быть главным. Никого, кто бы сильно выделялся. Я чуть разбежался на льду и подъехал к одному из долговязых парней. Его рожа не была омрачена интеллектом, но спросить можно.

— Кто такие?

Я схватил его за волосы и оттянул голову назад так, чтобы встретиться взглядом. Парень что-то прохрипел.

— Кто вы такие? Где ваш главарь? — я слегка тряхнул его.

— Э, отпусти его! — крикнул кто-то чуть левее.

Я обернулся на парнишку со светлыми волосами — чуть старше меня, тощий и с наглой рожей. Я оттолкнулся прямо от башки долговязого и подъехал к нему.

— Так кто вы такие?

Я смотрел на парня сверху вниз. Он тоже по колено вмёрз в лёд.

— О, я скажу тебе, кто я, — парень оскалился. — Меня зовут Джон Вэллс. Я сын барона Вэллса, у меня тут половина полицаев на прикорме, думаешь, они просто так не явились сюда.

— Какого беса ты тут забыл, Джон? — я слегка наклонился к нему.

— А тебе какое дело? Развлекался я. Ты, как и эти нищие из трущоб, грязь под ногами, — прорычал Джон и сплюнул в сторону.

— Я? — меня пробрал смех. — Сынок мелкого барона смеет говорить мне о грязи под ногами?

Джон непонимающе хлопал глазами и явно злился. Я успел уловить момент, когда в его руке появился небольшой плазменный сгусток. Сделав полшага назад, с размаху ударил его ногой так, что послышался хруст и сгусток исчез.

Джон взвыл.

— Так, послушай меня. Запомни моё лицо, а потом проверь, кто я такой.

Джон держался на раненую руку и стонал.

— Я вызову свою охрану, — прошипел он.

— Вызывай, с удовольствием поговорю с ними, потом с твоей роднёй, а потом твой отец отдаст очень многое за то, что его сынок напал на меня, — я мирно улыбнулся.

— Да кто ты такой? — Джон уже не выглядел таким уверенным.

— Что ты тут делал?

— Да развлекался! Отвали, ублюдок! — голос парня стал выше.

Он оглядывался по сторонам, трясся от холода, но никто из его толпы больше не решался применить ни одной техники.

— Ещё раз вы здесь появитесь, я не остановлюсь на этом, понял? — я обвёл взглядом пространство Домена.

— Да эти трущобные сами к нам прыгнули, моих тут человек пятнадцать всего! — провопил Джон.

— Да мне плевать.

— Я понял, понял. Отпусти, я замерзаю!

Я ухмыльнулся и начал разрушение Домена. Громкий хлопок, я укрылся щитом и подождал, пока очертания пропадут. Джон всхлипывал от удара энергией Домена, как и остальные, кто был внутри.

Я остановил Оскара, который попытался добавить им пару техник сверху. Я и так ударил достаточно сильно. Хорошо, что Оскар успел убрать из зоны действия всех своих.

Джон Вэллс злобно взглянул на меня, когда, наконец, смог встать на ноги, что-о прокричал своим людям и он поспешили ретироваться.

Когда доморощенные гангстеры и их прихвостни убрались восвояси, я оглядел то, что осталось после Домена: кое-где повыбивало стёкла, разметало мусор. Из-за выплеска энергии слегка покорёжило заборы и сломались несколько деревьев. Схлопывание было контролируемым, но окружению всё равно досталось.

После массовой драки везде валялось оружие — от бит, до огнестрела, кое-где остались отметины после применённых контуров и техник. Я присел на ступеньки одного из домов и откинул с лица мешающие волосы.

— Спасибо, — Оскар протянул мне руку. — Эти теперь вряд ли уберутся навсегда, но сейчас ты неплохо помог.

Я поднял на него взгляд.

— Это баронский сынок тут развлекался, ему дела нет до трущоб и территорий влияния, можешь не думать о нём. Ты нашёл ту бабу, о которой я говорил?

Оскар покачал головой.

— А про гильзу ничего не узнал?

— Нет. Не до этого было. Я тут не самый сильный. Люди Берка почти все присоединились ко мне, но никто не знает, где Том брал артефактное оружие.

— Напряги их сильнее. Мне нужно больше сведений. Я срываюсь сюда помогать тебе не из благородства.

— Понимаю, — Оскар ухмыльнулся.

— Ты мог, при желании, и сам справиться с этими идиотами, — я неопределённо махнул рукой в сторону, куда смылась банда.

— Не мог, ты сам без Домена не успевал.

Я прикинул, что без Домена было бы сложней и дольше.

— У тебя достаточно пропускной способности Потока и сил. Учись применять её, учись работать с несколькими техниками одновременно, я уже говорил.

— Тебе-то что? — Оскар сложил руки на груди.

— Ты можешь поступить в академию, стать гвардейцем, я уже говорил. Ты не будешь зависеть от кого-то после того, как отработаешь контракт. Обучение тебе может оплатить тот, кому ты приглянешься.

— Например?

— Я, например, — я оскалился и уставился прямо на него.

Оскар присвистнул.

— Мажорчик, так ты же тоже пацан. Что ты можешь сделать? — Оскар хохотнул.

— Как минимум свести с тем, кто даст рекомендации для поступления. Моих рекомендаций может оказаться недостаточно.

— А если ты оплатишь учёбу, я буду тебе обязан? — на лице Оскара появилась заинтересованность.

— Нет. Только поработать на меня по контракту, а может быть и дольше, если захочешь. Неужели ты и правда собрался до конца дней бить морды в трущобах?

Я следил за задумчивым лицом Оскара. Тот размышлял о чём-то и пока молчал. Маг с таким потенциалом, который будет работать только на меня, пригодится. Тем более, что его связи в трущобах никуда не денутся, а значит, это дополнительная сила на случай чего-то выходящего за рамки.

— И что, мажорчик, предлагаешь мне бросить бабку и пацанов тут, вот так просто и свалить в академию? — он присел со мной рядом и закурил. — Мне даже оставить за старшего тут некого.

— Этот вопрос можно решить потом. Занимайся. Если ты получишь образование и работу, поможешь своим мелким пацанам больше, чем сейчас.

— Как вариант, — он покачал головой. — Но я всю жизнь стремился к тому, чтобы меня никто из ваших маркграфский рож не захапал, а тут ты предлагаешь мне…

— Я предлагаю тебе выгоду. Никто на цепь тебя не посадит, — я смотрел, как Оскар с силой затягивается и продолжает размышлять.

— Ты всё равно не можешь держать под контролем все трущобы. Но ели захочешь, вернёшься потом. Есть ещё время. Ищи девку, пробивай информацию по гильзе. Я не могу срываться сюда каждый раз.

— Понял. Буду держать тебя в курсе, — он повернулся ко мне. — И насчёт учёбы подумаю.

.

Я вернулся домой тем же путём, спрыгнул с мотоцикла у главных ворот, за которым уже ждал Бенни и группа гвардейцев. Они пропустили меня и сообщили, что отец вызывает в срочном порядке.

Бенни старался не смотреть мне в глаза. И правильно. Потому что у меня было, что ему сказать на любое возможное возмущение. Зелёного гвардейца уже откачали. Я покрутил головой — камеры на главных воротах смотрели на въезд, но почему никто не явился сюда, когда я заставил постового пропустить меня? Да ещё и таким методом.

Отец встретил меня холодно и был зол. Только злиться стоило не на меня.

— Какого Предвечного ты вытворяешь? — отец повернулся ко мне, когда я уже вошёл в кабинет.

— Мне необходимо было уехать, — ответил я и сел в кресло.

— Ты думаешь, получив право голоса можешь делать всё, что вздумается? Пока что у тебя нет независимости от рода.

— Приказа не выпускать меня не было, — я слегка наклонил голову. — А у меня, отец, тоже есть вопросы.

— Что? — он остановился у стола и впился в меня взглядом.

— Почему никто не остановил меня? Почему никто за мной не поехал? Неужели на нашем транспорте нет маячков?

— Есть, но, — его, было видно, раздувало негодование.

— Но? На главных воротах стоит молодой парень, новичок. Стоит один и не знает, что делать в такой ситуации. На мотоцикле нет маячка, чтобы отследить того, кто уехал. Куда смотрели камеры и те, кто наблюдает за этими камерами? Ты не задался подобными вопросами? — я чуть наклонился вперёд и облокотился на колени.

— Ты думаешь, что это отменяет твой безответственный поступок? На на нас и так недавно напал Туми, было нападение в кафе и…

— Именно, отец, — я говорил спокойно и твёрдо. — И после этого на главных воротах сидит какой-то юнец. Или у него нет правильных должностных инструкций, что делать в такой ситуации? Сложи все данные в кучу и пойми, что это либо халатность твоей гвардии, либо подстроенная ситуация.

Отец ходил кругами ко кабинету и молчал. Я решил дать ему немного времени. Это снова повторяется. Как в ситуации с Туми. Отец и в той жизни был таким? В свои пятнадцать и долгие годы после я считал, что с нами справились легко именно потому, что сработал эффект «спокойного времени», потому что отец был слишком благочестив, но… Сейчас я видел, что внутри рода, семьи происходит то, что он отказывается видеть.

— Отец.

— Куда ты ездил? — он снова пытался уйти от темы.

— Это не важно. Отец, тебе необходимо провести совет по безопасности, проверить прислугу и всех, кто живёт или часто бывает в поместье…

— Не учи меня как…

— Как получивший право голоса, я требую совета по безопасности, — повторил я.

Нет. Ты просто так от меня не отвертишься, отец. Конечно, любому мало-мальски не глупому заговорщику удалось бы нас развалить, когда на свою же безопасность глава рода смотрит сквозь пальцы.

Если на него кто-то влияет, это тоже необходимо выяснить и как можно скорее.

— Я хочу пригласить к нам менталиста второго или первого ранга, чтобы допросить всех, — я следил за тем, как на лице отца сменяются эмоции.

— Я против. Это мера, на которую я не пойду без крайности. Для этого нужны обоснования, а не только твои домыслы. Лезть в чужое сознание — преступление.

— Домыслы? Прорехи в безопасности — домыслы? То, что Туми приходил к Ноксам и пытался получить их помощь — домыслы? Отец, я не понимаю тебя. Может, ты и сам не против, чтобы об Айонов вытерли ноги?

— Как ты смеешь?! — в глазах отца плеснулась ярость.

Я начинал закипать. Мои действия были слишком прямыми, да, но я увидел то, что творилось у отца под носом, а он думал о чём-то совершенно ином. Честь, честность, добродетель — меня уже мутило от этих слов. Я не мог поверить, что отец был таким. Никогда не был.

Если появившиеся в нашем же доме предатели следствие моего влияния на пространство-время, то я лично их передушу, и обязательно узнаю, что всё-таки случилось с отцом.

— Если ты не соберёшь совет, я обращусь с этим к Мартину.

— Думаешь, что ты стал взрослым и лучше знаешь, что делать? — отец сел за стол.

Он понимал, что больше не сможет так держать меня в своих руках и власти. Слишком многое я уже изменил и слишком мало у меня было свободы действий. Как бы я не хотел поддерживать «легенду» о себе прежнем, как бы не придерживался правил, это не приводило ни к чему, кроме проволочек и ещё больших изменений.

— Либо ты сам созываешь совет, либо я сделаю это при поддержке Мартина.

— Я пока ещё здесь Глава, — вставил отец.

— Так решай уже вопросы нашего рода, — процедил я и встал.

Мне больше не хотелось с ним говорить. Поток был нестабилен, сила клокотала в самой глотке. Я молча коротко поклонился отцу и вышел в коридор. Он даже не стал останавливать меня.

Мне нужен тот, кто соберёт побольше информации, пока вопрос с менталистом и допросом повис в воздухе. Единолично я не могу это сделать, а совет может принять отрицательное решение.

Я ждал Мора.

Утром я позвонил Джеду и попросил его выловить в Люцию в школе. Ни Грейс, ни Аврил так и не было на занятиях. Водитель со мной не разговаривал, дополнительного сопровождения я тоже не увидел. Тот или те, кто творил свои дела прямо в нашем поместье…

Я покачал телефон в руке… С одной стороны — оплошность охраны сыграла мне на руку, с другой — вряд ли это было сделано, чтобы мне подыграть. Если предателю удалось отвести камеры от ворот и сделать так, чтобы меня никто не преследовал, то отследить и найти его будет сложней.

Мор вернётся со дня на день.

Я позвонил Аврил, когда уже подъезжал к школе Джеда.

— Ой, Неро, привет! — в трубке раздался весёлый голос.

— Привет. Ты не ходишь на занятия, — я кивнул водителю и вышел у главного входа в школу.

— Пока опекун не пускает, — она вздохнула. — Ты в порядке?

— Да. Есть вопрос

Я поискал Джеда глазами, но он, похоже, ещё не вышел.

— Конечно, спрашивай.

— Какого ранга должен быть иллюзионист, чтобы создать клонов, способных перенимать техники?

— Ого… Э-эм, не ниже второго, я думаю. Ну или это может быть нечто вроде родовой магии, — пробормотала Аврил.

— Ты знаешь кого-нибудь с такой магией?

— Не-е-ет, — протянула она.

— Клоны могут быть невидимы, и как они вообще появляются рядом с человеком?

— Ну, смотри. Тот, кто использует клонов, привязывает их к определённому человеку, задаёт набор команд и реакций. А так да, они могут быть невидимыми, пока не нужны, — ответила она.

— То есть, клоны могут не появиться если не сработал некий триггер?

Вдалеке я увидел Джеда и идущую рядом с ним Люцию.

— Да. Должно быть что-то определённое. Опасность или… Ну, смотря зачем их приставили, — неуверенно предположила Аврил.

— Хозяин знает о том, что происходит, управляет ими издалека или нет?

— Может знать, если есть привязанный артефакт. То есть, он может решить, показать клонов или нет. Или если не следит, они действуют самостоятельно. Но если их не подпитывать через артефакт, сами пропадут.

— Спасибо, милая, очень помогла, — я помахал Джеду рукой.

— А что случилось?

— Потом. Пока, — я отключил звонок.

Как только они оказались рядом, я кивнул Джеду и крепко взял Люцию за предплечье и притянул к себе.

— Эй, ты что? — у друга округлились глаза.

— Тихо. Подожди.

Я смотрел Люции в глаза, а та только хлопала ресницами и ничего не говорила.

— Где клоны? Почему не появляются? — тихо спросил я.

— Кто? А… те… Это не я… Я не знаю, кто они были, — она всхлипнула.

— Я сейчас кое-что сделаю. Не дёргайся и не психуй, — прошептал ей почти на ухо.

Она кивнула. Я покосился на недовольного Джеда. Похоже, он уже подбивал к девчонке клинья. Я хмыкнул и пустил холод через ладонь, держащую Люцию за предплечье. Она ойкнула. Я дотянулся к её шее свободной рукой и, ещё притяну в себе, запустил холод под кожу. Люцию начало потряхивать. В поднятом взгляде прочитался страх. Такой же, как тогда, когда я поймал её на людном проспекте.

Поза со стороны Джеда выглядела несколько странно.

— Неро, что ты делаешь, — он сделал шаг вперёд.

— Стой на месте, — также тихо проговорил я.

Люция мёрзла и явно была испугана, но ничего не происходило. Так прошла ещё минута и я рассеял технику. Девчонка отшатнулась и тряхнула головой. Либо клонов рядом с ней больше нет, либо наблюдатель не показал их. Плохо.

— Ты с ума сошёл? — Джед встал между мной и девчонкой. — Ты же вот недавно её защищал, а сейчас?

— Мне нужно было кое-что проверить, — я выглянул из-за плеча друга. — Нормально всё?

Люция часто закивала.

— Успокойся Джед, — я посмотрел ему в глаза.

Тот только цокнул и отошёл. Люция встала к нему поближе.

Я остался в некотором тупике. Как найти обладателя техники, если не могу отследить самих клонов и спровоцировать их.

— Твой брат не объявлялся? — я посмотрел на Люцию.

— Пока нет… Но ты же сказал, что он жив. Я очень его жду, — она несмело улыбнулась.

— Твой отец ведёт себя нормально?

— Пока да, — она отвела взгляд. — Он испугался тебя… Но мне кажется, что это ненадолго.

— Если что я рядом, — Джед обратился к ней. — Можешь мне говорить об отце.

— Спасибо, — она переступила с ноги на ногу. — Неро, если честно я не знаю, как тебе помочь найти клонов. Но я попробую, правда. Всё равно я твоя должница.

— Хорошо. Это было бы неплохо, — согласился я.

Мы, наконец, ушли чуть дальше в школьный двор и уселись на скамейку там, где была приятная тень и гораздо меньше народу, чем везде. Если наблюдатель уже знает, что я раскрыл Люцию, то либо вообще отозвал своих клонов, либо наблюдает, оставаясь невидимкой.

Если так, то можно вбросить какую-нибудь информацию, о которой мало кто знает и ждать, пока она где-то всплывёт. Что-то мне подсказывало — хозяин клонов не из основных игроков, слишком простой подход, даже дилетантский. Связан ли он с террористами — неизвестно. В любом случае, нужно было выбрать, что наблюдателю «передать».

О нашей с Джедом фирме почти никто не знал, об экзоскелетах знал только Юстас.

— Как твои образцы? Успеешь доделать к поездке? — я повернулся к другу, отвлекая от разговора с Люцией.

— Да. Осталось собрать ещё три. Тяжеловато, но ручная работа, — он просиял. — Хотя, ты прав, нужно будет заказывать производство в следующий раз.

— Отлично. Нам с тобой нужно будет поехать на границу, чтобы лично увидеть испытания, — я улыбнулся уголком рта.

— Думаешь? А когда, я ведь уеду… Ну, по твоей просьбе и… — он замялся.

— Испытания дело ни одного дня или недели. Успеем. Знаешь, Джед, я ведь уже начал собирать документы для получения независимости.

Информация про фирму, про испытания экзоскелетов, про загадочную поездку и теперь ещё про мою независимость. Должно быть достаточно. Оставалось только подождать.

— Тебе же нужно дождаться, пока не стукнет шестнадцать?

— Так осталось немного, — я улыбнулся.

— Зачем такому как ты независимость от рода? — Люция удивлённо взглянула на меня.

— Нужна.

— Будь у меня такая семья, я бы даже не задумалась о независимости, — Люция вздохнула. — А получить её не смогу, меня считаю психически нестабильной.

— Да, это преграда. Дождись брата. Там решим, — я улыбнулся ей.

На телефон неожиданно поступил звонок от Итона Доу. Я удивлённо приподнял бровь и отошёл метров на пять от скамейки, делая шаги и дальше. Надо было спросить, насколько далеко могут отходить клоны от своей привязки.

— Да?

— Как дела, Неро? Не знаешь, как Адора? — голос Итона был слегка уставшим.

— Нет, отец вывез её. Средства связи только у гвардейцев, и те экстренные, — ответил я.

— Плохо. Хотел с ней поговорить. Скучаю. Ты знаешь, куда именно он её отправил?

— Да, — я не спешил называть местоположение.

— Можешь сказать мне? Хочу попробовать увидеться с ней, — Итон вздохнул. — Хаган пока не хочет или не может встретиться со мной, чтобы всё обсудить.

— Могу. Только хочу попросить у вас об одной услуге, в таком случае, — я улыбнулся себе.

— Говори. Если это в моих силах и законно, помогу.

— Перезвоню с другого номер и немного позже. Подождёте? — лишнюю информацию через основной телефон пускать не нужно.

— Да, конечно, Неро. Жду, — ответил Итон и положил трубку.


Глава 18



Я ещё немного пообщался с Люцией и Джедом, попросил его не затягивать с работой над образцами и уехал домой. Мне, по сути, нужно было только увидеть Люцию и попробовать спровоцировать клонов. То, что Джед начал чаще общаться с Люцией было даже хорошо. Пусть странная девчонка будет в поле зрения, привязанных клонов стоило держать в памяти и ждать реакции наблюдателя. Я не рассматривал её в качестве подруги или наложницы, мне был интересен её брат.

Он, как целитель высокого ранга мог мне пригодиться, а после ситуации с отцом Люции, он, скорее всего, встретится со мной, как вернётся из рейса.

Дома после ужина отец обмолвился, что совет по безопасности состоится в ближайшие пару дней, как только все смогут приехать. Больше ничего обсудить не удалось, но в целом мне пока и этого было достаточно.

Итону пришлось перезванивать уже вечером, после тренировки, на которой Хуго сообщил, что Мор вернётся уже завтра вечером.

— Это я, Неро, господин Доу, — я набрал Итона со второго телефона.

— Слушаю тебя.

— Я пришлю вам местоположение дома, где находится Адора, но мне нужно, чтобы вы дали рекомендацию одному человеку. Для поступления в академию.

— Да? А что за человек?

— Парень из трущоб с хорошим потенциалом. К тому же, насколько я понял, его мать была наложницей в одном из Тринадцати родов.

— Интере-е-есно, — протянул Доу. — Но мне нужно с ним познакомиться, как минимум.

— Он будет поступать в военную академию.

Я бродил по территории сада и пытался быстро сопоставить в голове исходные данные.

— Я финансист и не имею отношение к военной сфере, не знаю даже, какую именно рекомендацию могу ему дать, — задумчиво произнёс Итон.

— Чтобы нанять его в качестве телохранителя, например, или ответственного за какие-либо особо ценные хранилища, — сказал я первое, что пришло в голову.

— Хм-м-м, — протянул Итон.

— Вам не придётся оплачивать его обучение, только дать рекомендацию. Моих слов для безродного мага будет недостаточно. Его могут не допустить даже до вступительных.

— Хорошо. Я назначу нам встречу. Я не могу сделать это заочно и, опять же, как-то дискредитировать себя, — ответил Итон. — Я своего слова не нарушаю.

— Понял. Если вам удастся увидеть Адору, передайте ей привет от меня. Мы с вами в расчёте?

— Да. Если что, обращайся. Я надеюсь, что скоро смогу поговорить с Хаганом о нашей дальнейшей судьбе с Адорой, — Итон как-то тяжело вздохнул.

— Может быть не придётся, — я хмыкнул. — Ладно, не важно. Скину координаты. Всего хорошего, господин Доу.

— И тебе. До связи.

Итон отключил звонок.

Пока, кроме того, как помощь Оскару мне больше нечего было просить у Доу. Он мог бы помочь в деле Ноксов, но лезть в финансовые отчёты и банковские счета одних из Тринадцати слишком рискованно, а я пока не могу дать Итону никаких гарантий абсолютной защиты. Подставлять же его я не собирался — Доу не расходный материал, а ценный союзник. Использовать его и оставить на растерзание кому-либо, было бы слишком опрометчиво, да и лишать сестру возможного счастья — тоже.

***

— Что скажешь, Эдвард? — Эмилия отпила рубиново-красное вино из высокого бокала.

— Предлагаю подумать над тем, чтобы выйти из коалиции с Веберами и Юдалл и действовать исключительно в своих интересах, — он тоже отпил вина.

— Виктора не будем ставить в известность? — она улыбнулась.

— Пока нет. Твой муж слишком боится, что это сыграет против нас, — Эдвард покачал головой.

— Нам нужно созвать совет. В нынешней ситуации я считаю, что Виктора пора отводить от дел. Он пока всё ещё глава, но раз уж он настолько зависим от мнения коалиции, то нужно брать дела в свои руки официально, — Эмилия чуть поджала губы.

— Думаешь, совет переизберёт главу и назначит им меня? — Эдвард хмыкнул.

— По крайней мере, тогда в наших руках будет больше возможностей. Пусть Виктор и дальше занимается финансовыми вопросами. Сделать Айонов своими союзниками, особенно после того, что рассказал тебе Неро, мне кажется, будет более выгодным решением.

— А ты не боишься коалиции? — Эдвард покачал бокал в руках.

— Я никого не боюсь, — ответила Эмилия. — Если за отпрыском Айонов стоит кто-то более сильный и влиятельный, а Хаган не может больше держать род в руках, то ты подумай сам, как мы сможем влиять на них, если породнимся.

— Не забывай, отдав за Неро Айона Грейс — мы отдаём её, а не получаем Айонов, как таковых, — напомнил Эдвард.

— Я понимаю, — Эмилия поморщилась. — Но Неро ещё юнец, Мартин стар, а Хаган слаб духом. При правильном подходе у нас всё получится. Мы согласились на коалицию только потому, что считали — если Айоны больше не будут влиять на принятие законов, лишатся статуса и денег, мы получим больше власти, мы продвинем на их место Муррей, которые будут плясать под нашу дудку до конца дней. Теперь же, если оставить место Айонам, но получить влияние изнутри, мы убираем из уравнения лишний род.

— Только вот Веберы и Юдалл никуда не денутся. Виктор прав в том, что они начнут действовать против нас также, как и против Айонов, — добавил Эдвард.

— Брат, они действуют против Айонов потому, что те ответственны за границу с Мин, где ждут своего часа покровители наших «друзей». Будь на месте Айонов мы — с нами бы поступили точно также. Влияние Хагана на совет родов при принятии законов и выбора политики, только довесок.

— Тут ты права, — Эдвард покачал головой. — Но мы должны обезопасить себя со всех сторон.

— Конечно. Я не собиралась идти к Хагану и говорить про Юдалл и Веберов, пусть они действуют по своему усмотрению. Мы же можем играть на обе стороны. Пока что.

— Думаешь, удастся убедить их, что наш союз с Айонами фиктивный и входит в план? — Эдвард хмыкнул.

— Смотря, как повернётся ситуация. Я хочу начать переговоры о помолвке. Кажется, Грейс не будет против. Она не хочет копать под Неро, но выскочить за него замуж не откажется, — Эмилия усмехнулась.

— Как бы твоя дочь не встала на сторону юноши, — Эдвард пожал плечами.

— Даже если в последствии так и будет, — она ненадолго замолчала, — мы уже будем внутри их рода. Одна девочка ничему не помешает. Сейчас лучше обрати внимание на то, о чём Неро рассказал — возможно, нападение на кафе было не случайностью и искать могли именно Грейс.

— Может быть, это были Юдалл и Веберы? Заподозрили то, что наши планы меняются и хотели таким образом…

— Если это так, — Эмилия перебила его, — то мы это выясним. И уж тогда этой коалиции точно придёт конец.

— Согласен. Тогда будем действовать в обе стороны и наблюдать. Юдалл и Веберы всё равно пока не могут перейти к активным действиям. Ещё далеко не всё готово. Если вторжение и вооружённый конфликт пойдут по сценарию, мне всё равно на чьей стороне быть. Их, или Айонов.

— Мы на своей стороне, брат. Самое важное — наш род и наша выгода, — кивнула Эмилия.

***

На следующий день я получил сразу две новости: Эмилия Нокс попросила аудиенции у отца, а Дин получил свой отпуск немного раньше, чем ожидалось. Я прикинул, что хитрость Грейс не прошла даром, как и мои слова при Викторе и Эдварде, а значит, Эмилия приедет первый раз обсудить возможность помолвки с Грейс. Это было именно то, чего я ждал.

Получилось то, что мне было нужно: Ноксы решили, что породниться с Айонами неплохой ход и уже, как минимум, рассуждали, как смогут получить свою часть влияния в нашем роду. Что же, пусть Эмилия думает именно так. Мне это на руку.

«Мне нужно выехать в Эйнор сегодня же. Нужны деньги. Если ты оправляешь кого-то со мной сейчас, сообщи ему» — такое сообщение я получил от Дина почти сразу после того, как он сообщил, что получил отпуск.

«Нет. Вывози родных, возвращайся в наше маркграфство. Твоему напарнику как раз нужно ещё немного времени. Деньги будут. Дай пару часов».

Я сидел в своей комнате, даже не сняв школьную форму. На столе громоздились книги и куча бумаг с нарисованными вручную скриптами. Я взвесил в руке телефон, размышляя, как лучше отправить Дину империалы. Наличными — некому везти и долго. Перевести на счёт — отследят. Мне не нужно, чтобы Артур сейчас вмешивался в мои дела с допросами, зачем я перевожу простому солдату такую круглую сумму. Мору? Нет, он, скорее всего уже покинул тренировочный лагерь и должен вскоре приехать сюда.

Я хмурился, решая, как поступить лучше, пока не пришёл к одной идее:

— Прошу прощения, господин Доу, — я снова набрал его номер.

— Да, говори, Неро.

На фоне Итона что-то мерно шумело, будто звук дороги в приоткрытое окно.

— Я хочу сделать анонимный перевод средств. Мой счёт в центральном банке метрополии.

— Ваша служба безопасности всё равно узнает о том, что ты его провёл, как и сумму, этого я никак не могу скрыть, — чуть помедлив, ответил Итон.

— Хорошо. Самое важное, чтобы анонимным был получатель, — я постучал пальцами по подлокотнику кресла.

— Переведи деньги на транзитный счёт. Номер скину. Доверенный работник сделает перевод, куда нужно, — ответил Доу.

— Благодарю. Можете не беспокоиться. Всё законно, — хмыкнул я, предвосхищая его вопрос.

— Понял тебя. Я уже еду в тот дом, — в голосе Итона промелькнула радость. — Надеюсь, встречусь с Адорой.

— Я поражаюсь вашему авантюризму, — я невольно улыбнулся. — И я снова вам должен.

— Разберёмся с этим, Неро. Хорошего дня.

— И вам.

Я получил транзитный номер, и снял со своего счёта круглую сумму. Должно хватить и на переезд матери Дина, и на всю их поездку с Джедом. Другу предстояло тоже передать перед выездом часть денег.

Финансовые операции отслеживаются и мне, как не достигшему шестнадцати, такими суммами оперировать было странно, хоть и не запрещено. Вопросы у Артура и отца возникнут, несомненно, но это меня волновало гораздо меньше, чем возможность найти артефактора и узнать, кто всё-таки стоял за нападением на кафе.

Когда спускался в зал младшего крыла, встретил Инессу. Впервые за последнее время. Она не попадалась мне на глаза, и в какой-то момент я вообще решил, что Инесса уехала вместе с Адорой.

Инесса выглядела слегка уставшей, заплела белоснежные волосы в тугую косу и надела неприметное серое платье строгого кроя.

— Ты чего тут? — я догнал её на лестнице.

Инесса слегка вздрогнула и остановилась.

— Ходила навестить Фриду и других младших, — она улыбнулась.

Взгляд Инессы казался потухшим.

— Ты не замечала, что с отцом происходит что-то неладное? Он ведёт себя рассеянно, относится ко всему без должного внимания.

Инесса неторопливо спускалась по лестнице и задумчиво смотрела вперёд. Если бы отец был болен, то об этом знал бы весь род, но Инессе он мог рассказать что-то, о чём не решился бы сказать кому-либо ещё.

— Нет, всё вроде так, как и прежде, — она пожала плечами.

— Если бы ты слышала его на совете или в разговоре со мной, — начал я.

— Ничего не заметила, Неро, правда, — Инесса посмотрела мне в глаза. — Он сейчас мало что со мной обсуждает. Наверное, ситуация с Адорой несколько подорвала его.

Я хмыкнул и промолчал. Подорвала? Ситуация была нестандартной, но не настолько чтобы просто взять и выбить отца из колеи. Либо Инесса что-то скрывает от меня, либо она и правда не знает. Я решил, что сейчас всё равно ничего полезного от неё не добьюсь, а потому обогнал, чтобы успеть встретить приехавшего Мора.

Наставник еле волок за собой довольно большую сумку, но вполне радостно улыбался и был в хорошем расположении духа.

— Я рад, что ты вернулся, — я крепко пожал руку Мора. — Сможем поговорить?

— Давай после вечерней практики. Мне ещё нужно обсудить твои успехи с Хуго, а потом уже всё остальное, — он ответил на рукопожатие.

— Это важно. Прежде чем ты пообщаешься со всеми в поместье, — я кивнул в сторону крыла персонала. — Провожу?

Мор вздохнул, поправил лямку сумки и двинулся в сторону здания.

— Твой племянник согласился работать со мной, — начал я. — Мне нужно, чтобы он нашёл одного человека.

— Понял. Он получил отпуск раньше, чем планировал, — Мор кивнул.

— Мне нужна будет твоя помощь в некоторых делах, в том числе и в слежке за обитателями дома, — я покосился на Мора.

— Позволь задать тебе вопрос, — он немного замедлил шаг.

— Задавай.

— Ты знаешь что-то, чего не знают другие? — Наставник внимательно смотрел на меня.

— Да, — я кивнул.

— И это связано с повреждённой родовой магией?

— Да, — ответ, по сути, был честным.

Прости, Мор. Пока что я не расскажу тебе о перемещении во времени. Я хочу понять, насколько ты мне верен. Да, ты был верен в той жизни, но сейчас я уже изменил события настолько, что ни в ком не могу быть уверен до конца. Даже в отце, что говорить о Наставнике.

Если даже Ноксы сейчас стремительно меняли тактику, а среди своих завелись предатели; если появились новые игроки или те, о ком я раньше не знал, то увы, мой план рассказать Мору обо всём, нужно снова отодвинуть и заручиться его поддержкой на чистом доверии.

— Я хочу знать только одно, Неро, — Мор остановился и собрался с мыслями.

— Говори.

— Всё, что ты сейчас делаешь, ради Айонов? Ради рода?

— Да, — я кивнул. — Я хочу избежать событий, которые могут разрушить нашу жизнь.

Наставник кивнул и снова зашагал по дорожке. Он, скорее всего думал о том, что у меня получилось побывать в будущем самостоятельно или использовать форвард на очень длительный отрезок. Главное, что этот человек верил мне безоговорочно.

Мне не хватало Мора с того дня, как отец отослал его, теперь же, Наставник станет лишней парой ушей, глаз и рук для того, чтобы вытащить наружу всё то, чего я ещё не успел узнать.

— Ты работал над телепортацией после возвращения? — он решил немного сменить тему.

— Можно сказать, что нет. Меня беспокоит, что для перемещений нужно не только намерение, но и эмоции, которые чреваты сущностями, — я качнул головой.

— Нужно найти баланс. А ещё, я уверен, что твоя сила растёт, но почему-то тебе сложно с ней управляться.

— Хуго меня учил некоторым практикам. Типа купания в ледяной воде, — я хохотнул. — Интересный опыт.

— Неплохо для улучшения контроля, — Мор улыбнулся. — Сегодня я переговорю с ним. Хуго нужно возвращаться в лагерь.

Я не успел ему ответить, на телефон пришло сообщение от Дина: «Перевод получил. Сегодня выезжаю в Эйнор. Как только вернусь, сразу свяжусь с тобой». Я прочитал сообщение и удовлетворённо улыбнулся. Ещё один процесс сдвинулся с мёртвой точки.

— Кстати, — Мор снова заговорил. — Как насчёт того, чтобы попрактиковать техники более высокого ранга?

— Сегодня? — я удивлённо приподнял бровь.

— Да, именно. Мне кажется, что всё получится как нельзя хорошо, — Наставник хитро взглянул на меня.

— Я только за, — согласился я.

Мы уже подошли к крылу персонала.

— Значит, встретимся вечером на полигоне, Неро, — он похлопал меня по плечу. Узнаем, на что ты способен на самом деле.



Глава 19


Чтобы осветить вечерний полигон на территории поместья, Мор притащил откуда-то несколько прожекторов. Я с интересом рассматривал получившуюся картинку — яркое пятно там, где сходились пять широких белый лучей. Будто специально подготовленная сцена для одного актёра.

Пока Наставник куда-то отлучился, я провёл дыхательную практику, почувствовал Поток, направил энергию в руки, чтобы, чтобы необходимые в некоторых техниках контуры получались более заряженными и быстрыми.

Моя сила росла и сейчас я понимал, что сам Поток готов выдавать необходимую мощность, но тело пока не позволит. С этим оставалось только смириться и дать себе время на физическую подготовку. За прошедшее время я, несомненно, стал сильнее и крепче, точно намного крепче, чем был в прошлые пятнадцать, но пока что этого было недостаточно.

Мор принёс с собой тот самый кейс со счётчиком Гарда и я вспомнил про Алиаса Лангера.

— Будем замерять пропускную способность и резерв? — я кивнул на кейс.

— Да. Я оставлю записи у себя, если ты не пожелаешь, чтобы я сообщал Хагану. Пока это моя личная инициатива.

— Можешь сообщить, не вижу в этом проблемы, — я пожал плечами.

— Пойдёшь на экзамен? — Мор взглянул на меня с хитрой улыбкой.

— Почему бы и не пойти. Слушай… У тебя есть прямая связь с Алиасом?

Наставник явно удивился такому вопросу. Да, я не доверял Лангеру, но любой менталист придерживался очень строгого кодекса чести, а потому с Алиасом можно будет попробовать договориться. Пока я ожидаю поездки к хрономагам-отшельникам, хотелось бы проверить ещё кое-какие подозрения.

— Есть, — ответил он. — Снова хочешь поединок?

— Нет, — я ухмыльнулся. — Нужна кое-какая помощь.

Я постучал пальцем по виску.

— Хорошо, скину после тренировки. Давай начнём?

— Давай, — я закатал рукава тренировочной формы повыше.

— Как дела с огнём?

— Слабовато, — я качнул головой. — Если в сочетаниях, можно что-нибудь обкатать.

— Хорошо, тогда начнём с самого очевидного сочетания воздух и огонь. Используя даже самые простые огненные стрелы, ты уже делаешь это в сочетании.

— Усилить горение с помощью воздуха я могу.

Я натянул невидимую тетиву — на кончиках пальцев правой руки вспыхнули сразу три стрелы. Усилил насыщение кислородом — пламя стало ярче. Направил стрелы в вверх, придал ускорение с помощью воздушного потока, затем, уже высоко, выловил порыв ветра, лёгкими пальцами, направил к стрелам и потушил их.

— Очень неплохо, — Мор улыбнулся. — Любое горение можно усилить, огонь без воздуха всегда будет слаб сам по себе.

Мор расчертил купол щита, накрывший нас обоих, затем поставил стену защиты передо мной и встал рядом.

— Сосредоточься. На третьем ранге сложно работать с плазмой и взрывами большого масштаба. Примени вот этот контур, создай взрыв внутри купола.

Он расчертил в воздухе нужный узор.

Я направил Поток к пальцам, создавая нужный контур. Взрывом меня толкнуло назад, стена щита, которая нас защищала, пошла светлыми молниями и рябью. Взрыв ударил по ушам, ослепил оранжевой вспышкой.

— Такое чувство, что это для тебя вообще не сложно, — Мор почесал затылок.

Я промолчал. Ну, для моего тела небольшой взрыв и правда не проблема.

— Покажи-ка мне управление воздухом, — Наставник покосился на меня.

Я решил, что не будут начинать с простых техник. Мне давно пора было проверить нечто более масштабное.

Мор убрал купол, я вышел к центру освещённой площади полигона и поднял взгляд. Для этой техники не нужны контуры, только контроль над Потоком. Я чуть приподнял руки, открытыми ладонями вверх, поймал ветерок, гуляющий над полигоном, направил его вверх, разгоняя.

Нужно больше мощности — я усилил пропускную силу, добрался до нижних облаков, ускорил ветер, закрутил его, стягивая облака в тяжёлые грозовые тучи. Ветер поднялся, стало холодней. Короткое движение сложенными указательным и средним пальцами, и в землю, чуть поодаль, ударила молния. Ещё одна. Я увеличивал площадь поражения и скорость разрядов.

Краем глаза увидел, как Наставник закрывается щитом, чтобы не попасть под раздачу. Левой рукой я собрал влагу и заставил начаться ливень, который с каждой секундой становился холодней, превращаясь в тонкие ледяные осколки. Я любил сочетание воздуха и воды больше всего. Ветер крепчал, площадь техники разрасталась, но я контролировал её так, чтобы дальше полигона это не ушло.

Я чётко и равномерно расходовал резерв, ощущая и слушая его.

— Завершай, — спокойно произнёс Мор.

Я развеял технику и небо над головой снова стало глубоким и спокойным.

— Значит, уже справляешься с техниками большой площади, отлично, — Наставник подошёл ближе. Твоё тело способно на создание ресурса самостоятельно или тебе необходима подпитка?

— Когда как, — я раскрыл ладонь, собрал в ней миниатюрную шаровую молнию, которая тут же превратилась в шарик из льда.

— Тогда создай кислотную среду, выжги здесь пятно, — Мор кивнул на пятачок земли с травой.

С кислотой я ещё не работал. Вообще практически никогда не работал, потому способность к такой техники у Люции меня так удивила. Я приложил ладонь к земле, направил Поток, создавая влагу и задавая необходимые химические реакции.

Кислота чуть обожгла ладонь, трава вокруг руки стала увядать. Я сосредоточился, чтобы не вредить телу, кислоту превратил в еле заметный зеленоватый газ, который тонким слоем стал стелиться по земле.

— Отлично, — Наставник удовлетворённо кивнул. — Если можешь пользоваться кислотой, то тебе под силу запускать и ускорять коррозию металлов. Это хороший уровень, выше третьего, Неро.

Я встал, оглядывая выжженный кислотой участок полигона.

— Я умею работать с паром и давлением воздуха, — подтвердил я.

— Думал, стоит ли брать это с собой.

Мор вытащил из нагрудного кармашка небольшую пробирку с тёмно-бордовой жидкостью.

— Это кровь? — я присмотрелся к содержимому.

— Да. Если твои навыки работы с водой достигли такого уровня, значит, работа с кровью либо уже доступна тебе, либо скоро станет. Попробуй на неё повлиять.

Мор держал пробирку на чуть вытянутой руке, я же сосредоточился на том, чтобы почувствовать в крови воду. Это сложно, особенно с кровью магов. Наша кровь связана с Потоком неразрывно, и энергия будет сопротивляться воздействию. Чем сильнее маг — тем больше сопротивление.

Управление кровью было доступно единицам, магия крови была родовой способностью императорского рода, но даже среди них были всего двое тех, кто мог творить с кровью всё, что пожелает. Но даже так — магия крови не массовая техника. Нельзя просто взять и скрутить целую армию, к примеру.

Я мог воздействовать на жидкости в организме посредством нагрева или охлаждения, но никогда не работал с самой структурой крови. Даже в той жизни, несмотря на всю набранную силу я не мог управлять кровью — не хватало контроля, силы, умения или чего-то ещё.

Это было сложно, я протянул ладонь к пробирке, затем медленно, сосредоточившись на крови, сжал ладонь. Тёмная жидкость только колыхнулась, но ничего более. Это точно была кровь мага, может, даже Мора.

Ещё раз. Я усилил влияние энергии, направил её в самый кончик указательного пальца, провёл снизу вверх, заставив кровь снова колыхнуться и на долю секунды подняться над округлым дном пробирки.

Я тратил колоссальное количество энергии на это, почти невидимое, движение.

— Вижу, кое-что получилось. Но резерва и мощности не хватает, — констатировал Мор.

— Выматывает, — я трахнул головой.

— Это слишком высокий уровень, я и так вижу, что ты стал гораздо сильней.

Я снял перчатку и взглянул на стигмы — да, точек стало на одну меньше, а значит, что я преодолел порог второго ранга.

— Можем не замерять, — я показал узор и точки Наставнику.

— Как скажешь. Обновлённые техники и мощность нужно опробовать в более сложной ситуации, но, чтобы даже сейчас заставить кровь почувствовать твой Поток. Неро, я никогда не видел таких скачков в развитии.

Мор выглядел действительно удивлённым.

— Магия крови, значит, — я осмотрел узор на кисти. — Значит, будем учиться и этому.

***

Члены Совета были явно не рады тому, что я настоял на внеочередном собрании, но оставить всё так было просто невозможно. Отец почти со мной не разговаривал, но вести собрание всё равно будет он, хотя некоторые вопросы я бы обсудил в первую очередь.

Дядя Тодд выглядел заинтересованным, Юстас хмурился, что его снова выдернули с границы. Двое стариканов — Вилфред и Юрген, что отмолчались в прошлый раз, опять сидели у дальнего края стола. Эти деды были братьями Мартина, чуть помладше, но особого рвения решать дела рода не проявляли.

Совет давно было пора разбавить более молодыми участниками.

— Сегодня мы собрались, чтобы обсудить вопросы безопасности, — с тяжёлым вздохом начал отец, когда все уселись.

— Прошу прощения, Хаган. Может, раз собрание получилось внеочередным, то сначала обсудим ещё кое-что, — спросил Юстас.

— Например?

— Я прошу увеличить финансирование пограничных войск. Мы стали замечать, что граница усилена недостаточно.

— Мне нужны не просто твои слова, а отчёты и конкретные примеры, — ответил ему отец. — Просто «нужны деньги» не аргумент.

Юстас снова нахмурился.

— Я понял. Соберу необходимые документы для запроса.

В зале было довольно душно, даже несмотря на открытые окна и хорошую погоду. Все молчали, видимо «кое-что ещё» на этом и закончилось, либо Юстас для чего-то немного оттянул время.

— Я бы хотел перейти к основному вопросу, — дождавшись, я вступил в разговор. — Артур. Объясни мне, почему в охране поместья такие бреши?

Глава по безопасности взглянул на меня растерянно. Этот вопрос от сопляка, только-только получившего право голоса, ввёл его в ступор.

— Неро, — отец хотел что-то мне сказать, но продолжать не стал.

— Артур, у вас есть все отчёты. После нападения Фила Туми на главных воротах находится неопытный боец, камеры смотрят куда угодно, нет группы быстрого реагирования и маячков на транспорте, — перечислил я. — И это только малая часть возможных проблем.

Главе по безопасности, кажется, нечего было ответить.

— Халатность? — Юстас перевёл на того взгляд.

— Я считаю, что это не халатность, а намеренный саботаж, — я впился взглядом в Артура. — Вам необходимо провести допросы среди гвардейцев, переформировать группы, провести проверки.

Стояла тишина. Все понимали, что я прав, но они всё ещё отказывались признать меня.

— Я согласен с Неро, — заговорил Мартин. — Такие проблемы не возникают на ровном месте.

— Я проведу все необходимые мероприятия и предоставлю отчёты, — наконец, ответил Артур.

— Если понадобится, распусти вообще всю гвардию и собери новый состав, — добавил отец.

Неужели до него начала доходить серьёзность ситуации.

— Такой саботаж мог произойти только изнутри рода, изнутри поместья, — снова заговорил я. — Считаю, что нам нужен менталист для допроса.

— Для того, чтобы провести такой допрос среди гвардии нужен официальный ордер, — Артур покачал головой.

— Так получите его, — мой голос лязгнул металлом.

Все члены совета уставились на меня. Я медленно вдохнул и выдохнул, чувствуя, как жадно Поток впитывает гневную эмоцию. Именно так, и это именно то, что я не ощущал давно — я чувствовал себя собой.

— Я против того, чтобы проводить подобный допрос среди членов рода, — заговорил Мартин.

Я перевёл на него взгляд. Почему он решил так? Прадеду прекрасно известно, что я не действую просто ради прихоти.

— Объясню свою позицию, — он внимательно посмотрел мне прямо в глаза. — Допрос под воздействием менталиста может подвергнуть опасности и внутренние дела рода.

— Даже если менталист будет связан договором законников? — спросил я.

— Ни один менталист не согласится на договор с законниками. Гильдия против этого, а значит, любой из них может узнать нечто, что не стоит.

— Я говорю открыто — среди нас есть предатель и, возможно не один.

Я обвёл присутствующих взглядом, ничьё лицо не дрогнуло, не выдало волнения. Но я был уверен в том, что кто-то из членов совета в этом замешан. Прислуга, гвардейцы — они имели меньшее значение, они пешки, которых легко вывести из игры, в случае чего.

— Ты понимаешь, что это обвинение довольно серьёзное? — спросил отец.

— Мне всё равно. Безопасность рода важнее, чем старание не задеть чьи-то чувства.

— Выношу на голосование вопрос о допросе под влиянием менталиста членов рода, проживающих и часто бывающих в главном поместье, — отец встал.

Голос «за» был только мой. Старые ретрограды. Значит, придётся действовать самостоятельно.

— Выношу на голосование вопрос о допросе прислуги и членов гвардии под влиянием менталиста. После получения ордера, разумеется.

Теперь против были только Юстас и Вилфред.

— Решение принято. Артур, займись этим.

Глава по безопасности кивнул, но тут же перевёл взгляд на меня.

— Вопрос, Неро. Что за анонимный перевод на сумму почти в миллион империалов был тобой сделан вчера?

Артур решил, что сможет поставить меня этим вопросом в тупик.

— Ничего противозаконного. Добровольная помощь одному человеку, — спокойно ответил я.

— Сейчас ты не можешь распоряжаться такими суммами без отчёта, — ко мне повернулся отец. — Кому ты перевёл деньги?

— Я отказываюсь отвечать.

— В таком случае, — в глаза отца плеснулось возмущение, — Артур, заблокируй Неро доступ к личному счёту на некоторое время. Ты ещё не получил независимость.

Я хмыкнул и промолчал. Мартин непонимающе смотрел на меня. Не ожидал, что не во все дела я буду его посвящать? Оружейник нужен лично мне, никто, даже прадед пока о нём не узнает.

Прикинув, что оставшихся наличной суммой империалов хватит на мелкие расходы, а крупные пока больше не предвиделись, я сказал:

— Хорошо, согласен на блокировку счёта.

— Это был не вопрос, а мой прямой приказ, — процедил отец.

Он был зол. Он чувствовал, что почти потерял контроль надо мной. Но сейчас я сидел на Совете и действовал в рамках допустимых норм, а потому, у него не было ни одного аргумента, чтобы лишить меня части прав или отлучить от дел совсем.

— У меня есть предложение, — снова заговорил Юстас, дождавшись, пока мы с отцом договорим. — Если мы решили освежить состав Совета, предлагаю ввести в него и Брайса, предоставив право голоса и ему.

Все переглянулись.

— Почему ты предлагаешь его? — оживился Мартин.

— Он старше Неро, обучается в академии, у него есть опыт и амбиции. В прошлый раз Хаган жёстко отверг моё предложение рассмотреть Брайса в качестве наследника, но право голоса для него было бы справедливым.

Я молчал. Зачем это Юстасу? Брайс уже предавал род, и он мог быть замешан в нынешних событиях, Юстас тесно связан с границей, не проверив, я не могу принять решения. Я не собирался никого убирать — пока есть люди, есть ниточки, ведущие дальше, к самому началу и первопричине.

— Выношу на голосование предоставление права голоса Брайсу Айону, — поговорил отец.

В этот раз даже не возмущался. Я снова оглядел всех — спокойные лица, Поток у каждого стабилен. Но на что, что предатель выдаст себя с потрохами, надеяться было бы неосмотрительно. Я не поднял руку, большинство проголосовало «за».

После окончания Совета я остановил Юстаса.

— Зачем тебе Брайс в Совете?

— Для баланса. Да и потом, я хочу официально сделать его своим помощником, без голоса на Совете, это невозможно, — спокойно ответил он.

— Джед скоро передаст тебе те образцы, — я решил не заострять внимание на теме брата.

— Хорошо. Жду их. Первый образец показал себя неплохо, но ты должен понимать, что эффективность по единственной модели оценить сложно.

— Мы приедем в ходе испытаний. Считаю, как конструктору, Джеду необходимо самому понаблюдать хотя бы за частью испытаний, — я пытался уловить на лице Юстаса хоть какие-то эмоции, но их не было.

— Заранее отправь запрос, чтобы к вашему прибытию мы подготовили места. Расположение войск на границе не то же самое, что тренировочный лагерь щитовиков, — Юстас слегка поморщился.

— Я понял.

Ничего не почувствовал. Если Юстас стоит за происходящим в поместье, то нужно вывести его на чистую воду, но как? За Юстасом просеменил Тодд, который задержался, что-то обсуждая с Мартином, улыбнулся и вышел из зала.

В переговорной остались только я, отец и Мартин.

— Есть подвижки в возвращении родовой магии? Когда мне ждать поездки к отшельникам? — я обратился к отцу.

— Мы уже отправили им запрос, но ответа пока не получили. Ты сам натворил что-то, а теперь требуешь решения этой проблемы? — отец метнул в меня недовольный взгляд.

Надо же, мы возвращаемся к этому вопросу. В нынешней ситуации я не мог дать отцу хотя бы намёк на то, что произошло. Влияние на него ощущалось всё сильнее, но что это было — работа менталиста, яда или какого-то артефакта, я угадать не мог. Обыскать его комнаты лично возможности у меня не представится, никого из слуг я просить об этом не могу, ближе всего к нему Инесса, а потому через неё вообще не стоит работать.

Инесса на стороне отца, а не рода, как такового. Она будет защищать и оберегать его, даже если он сойдёт с ума и самолично распустит род.

— Я хочу более продуктивного решения вопросов и только. Я пойду, — я коротко кивнул прадеду и отцу, прежде чем покинуть зал.

— Я назначил встречу с Эмилией Нокс, — сказал мне отец уже буквально в спину.

Я обернулся.

— Мы сотрудничаем в сфере судостроения. Через два дня Эмилия приедет обговорить возможность твоей помолвки с Грейс. Кажется, вы с ней в неплохих отношениях. Этот брак будет выгоден нам всем.

— Я совершенно не против, — я ухмыльнулся и, кивнув ещё раз, вышел.

Ну в этом я и не сомневался — я заставлю Ноксов переметнуться на нашу сторону, а потом уничтожу их и остальных заговорщиков. Шаг за шагом, так, что никакая кровавая расправа и смерть не сравниться с их позором и падением. Они все виноваты в том, что мы перестали быть одними из Тринадцати, и они будут жалеть об этом. Все. Даже Ноксы.

Несмотря на эту новость, напряжение в роду всё же росло. Я понимал, что внутреннее разделение на лагеря неизбежно в ближайшем будущем, если предатель не найдётся. Первым, за кем будет наблюдать Мор, станет Брайс. К Юстасу у меня нет доступа, он почти всё время находится на границе. Пока что я готов был это потерпеть, ведь ситуация с вооружённым вторжением не заканчивается Юстасом, даже если он к этому причастен.


Чуть позже мне позвонила Аврил, чему я был сильно удивлён и не ответил на первые два звонка. Я работал над списками и начертаниями скриптов, с которыми Джед отправится в поездку. У него должно быть, что предложить членам гильдии за информацию, а деньги не совсем то, что нужно.

Гильдия артефакторов одна из самых богатых, наряду с менталистами и целителями, а потому подкуп для них должен быть либо интересным, либо баснословным. Я подозревал, что среди зарегистрированных мастеров по огнестрелу может не оказаться того, кто мне нужен, а потому у Джеда и Дина должны быть варианты.

Чтобы не пришлось плутать вообще наобум, в первую очередь им нужно съездить в Хосс. Аврил продолжала звонить.

— Да? Прости, я занят, — я начал архивацию файлов со скриптами и их описаниями.

— Ой, прости, Неро, что беспокою, я тут такое узнала! — её голос был очень взволнованным, но вполне радостным.

— Рассказывай, — я прижал телефон плечом к уху, чтобы закончить всё побыстрее.

— Знаешь, я тут передумала насчёт Грейс. Она неплохая… В общем, Неро, я узнала, кто мой опекун! Точнее, это Грейс для меня узнала, представляешь?

Она сбивалась с мысли и никак не могла сосредоточиться на главном. Если я планирую взять Аврил под своё крыло, сделать наложницей и верным союзником, то мне эта информация будет очень даже полезна.

— Говори, милая, — терпеливо проговорил я.

— Это один из Тринадцати! Как его… Маркграф Сомерсет… Лоренс Сомерсет собственной персоной!

— Чего? Ты серьёзно?

— Ну да, конечно, серьёзно. Кстати, он зачем-то перевёл меня на «домашнее обучение», я скоро с ума в этом интернате сойду, — прохныкала она.

Меня слегка замутило. Я хотел держаться от Сомерсетов подальше, что от Зака, моего соратника-предателя, что от его отца. Вежливое обещание спарринга и поездки в гости было лишь для проформы. В этой временной линии я хотел избежать с их родом каких-либо контактов.

Хотя, может оно и к лучшему. Аврил нужно было вытаскивать из интерната, иначе она так и останется слабым иллюзионистом, ни на что толком не способным.

— Аврил, — я вернулся в реальность. — Не подавай пока виду, что знаешь, кто твой опекун такой. Попроси его, чтобы он собрал твоё досье, в том числе данные по Потоку и крови.

— А? Зачем это? — её голос стал удивлённым.

Она правда не смогла догадаться или только кокетничала? Хотя, может быть имя опекуна выбило из неё все остальные мысли.

— Скоро узнаешь, — я улыбнулся. — Скажи по запросу Неро Айона.


Глава 20



Следующая неделя прошла спокойно.

Я честно отсиживал занятия, восстанавливал школьные знания, общался с Франком и ждал, пока хотя бы Грейс вернётся к занятиям, но, похоже, Эмилия пока не приедет с переговорами, никуда её отпускать не собирается.

Мор сообщал мне, что Брайс исправно ходит на тренировки, пока сидит дома, и ничего подозрительного не делает. После посещения границы с Юстасом, он вернётся в академию — начнётся семестр. Артур отправил запрос на получение ордера и все были в ожидании допроса, Мор же говорил, что и у прислуги не заметил странного поведения.

Я считал, что это потому, что предатель был на совете и всем своим пешкам сообщил, чтобы пока сидели тихо и ничего не вытворяли. Вполне резонно, только долго скрывать свои дела у них не получится — Артур получит ордер, в этом я не сомневался.

Незаметно подкралось шестнадцатилетние и я сразу отправил необходимые документы для получения независимости от рода. Подобные запросы обрабатывались до двух недель, но я смог договориться с милой девушкой-оператором, чтобы она для одного из Тринадцати сделала исключение и подвинула очередь.

Чтобы девушка согласилась, пришлось обсыпать её комплиментами, рассказать о том, что я вот-вот начну подбор наложниц и, если она оставит свой личный контакт, я обязательно позвоню. Конечно же, я врал.

Мор передал мне контакты Алиаса, но я пока оттягивал момент встречи с ним — сначала отправлю Дина и Джеда на поиски оружейника, а потом займусь своим исковерканным сознанием. В том, что при перемещении меня не только лишили родовой магии, но и успели залезть в сознание, я уже не сомневался.

.

Я нежился под практически последними тёплыми лучами осеннего солнца и не хотел вообще вставать. Сегодня намечался праздничный ужин, хотя я просил оставить день рождения без внимания, но отец настоял, сказав, что мы давно не собирались.

Ему становилось хуже. Я видел растерянность в его глазах, чувствовал, как его Поток начинает по крупицам терять силу. В прошлой жизни этого не было. Отец наложил на себя руки не потому, что сошёл с ума, а потому что не вынес позора и потерь. До самого последнего дня, когда я виделся с ним, разум отца оставался чистым.

Окончательно меня разбудил звонок Дина.

— Да? — я зевнул в трубку.

— Я в метрополии, готов ехать, — коротко отчитался он.

— Ты привёз родных сюда, всё в порядке?

Я приподнялся на локтях и тряхнул головой, окончательно просыпаясь.

— Да. Снял пока домик на окраине. Об этом не беспокойся.

— Сейчас я встречусь с другом, потом можете ехать, — я снова зевнул. — Надеюсь Джед без проблем отпросится из школы.

— Из школы? — голос Дина стал очень удивлённым. — Мой напарник школьник?

— Это мой друг. Он артефактор. А искать вам придётся его коллегу. С ним тебе будет проще.

Дин промолчал.

— Сегодня или завтра уже сможете выехать. Я позвоню тебе позже.

— Жду.

Дин отключил звонок. Похоже, он и правда не обрадовался такому напарнику, как Джед. Оставалось надеяться, что общий язык они всё-таки найдут. Сегодня был выходной, а значит к другу получится съездить ещё до праздничного ужина.

.

Машина с моей охраной осталось за забором дома, встречать вышел Джед… с Люцией. Я усмехнулся — а он не стал терять время. Будто до того, как я прижал её папашу, нельзя было познакомиться с девчонкой. Никогда бы не назвал друга чересчур стеснительным, но подружки у него случались редко, а после того, как отец пропал без вести, он будто подсознательно решил отрезать себя от всего, и стать негласным главой семьи.

— Привет, — он протянул мне руку. — с шестнадцатилетнем тебя!

— Привет, спасибо, дружище, — я ответил на рукопожатие и кивнул Люции.

Та всё ещё улыбалась как-то боязливо, годы издевательств папаши не прошли даром. Люция опустила взгляд и придерживала Джеда за предплечье.

— Поможешь маме на стол накрыть? — друг повернулся к ней.

— Ой, да, хорошо… С днём рождения, Неро, — выпалила она, будто только что вспомнила.

— Спасибо, — я улыбнулся ей.

Хотел по-дружески приобнять, но она сделала шаг назад, а затем развернулась и потопала в дом. Всё ещё боится. Да и в прошлый раз я устроил провокацию клонов, к которой она явно не была готова.

— Встречаешься с ней? — я проводил Люцию взглядом.

— Вроде того, — Джед кивнул в сторону мастерской. — Пойдём, пока они там суетятся. Мама хочет тебя порадовать обедом.

— Она меня балует, — усмехнулся я. — Как ведёт себя папаша Люции?

— Спокойно. Она сказала, что видела ваших гвардейцев пару раз, похоже, что они проверяют.

— Иногда. По моей просьбе. Правда Артур думает, что у меня на Люцию планы.

Джед недобро покосился на меня.

— Да нет у меня планов, но Артуру нужен был хоть один аргумент, чтобы отправлять туда людей, — я примирительно поднял руки.

— Она сейчас часто у меня, можно сказать, почти живёт. Люция боится, что отец скоро перестанет боятся твоих угроз и снова что-нибудь вычудит, а брат пока не объявлялся.

Джед толкнул дверь в мастерскую.

На удивление, там был просто идеальный порядок — все инструменты разложены по местам, ненужные станки накрыты специальной тканью, везде убрана пыль, чертежи на полках, бумаги по стопочкам. Будто Джед собирался навсегда покинуть это место.

— А где образцы? — я только заметил, что экзоскелетов на стойках нигде нет.

— Всё уже собрал, отправил Юстасу. Он присылал за ними целый грузовик, — Джед широко улыбнулся. — Он оставил мне залог. Надо сказать, большая сумма.

— Отдай матери, я перевёл оплату Дину, который поедет с тобой. Тебе ещё немного наличных оставлю, — я уселся на ближайший свободный стул.

— А когда едем? — Джед сложил руки на груди. — Я этого Дина даже не знаю.

— Успеете познакомиться. Поедете, как ты решишь вопрос с занятиями в школе, — я пожал плечами.

— Маму ещё не предупреждал… Но могу сказать, что по делам фирмы или гильдии, она поймёт и сама в школу объяснительную отправит, — задумчиво пробормотал Джед.

— Вот и прекрасно, — я достал из прямоугольной наплечной сумки носитель со скриптами. — Тут архив новых скриптов, кое-какие ты уже перерабатывал, некоторые не видел.

— Зачем они мне?

— В первую очередь вы поедете в Хосс, там есть зарегистрированный в гильдии мастер. Если это окажется не он, то могут понадобиться сведения и плата за них, — я протянул флешку другу.

— Предлагаешь платить им недоработанными скриптами? — он скривился.

— В это вся суть! Ты говоришь, что это твои наработки — юный гений, молодой талант. Ты продаёшь им недоделки за информацию, они рады, но, как вариант, не смогут доработать скрипты сами.

— С чего ты взял, что они не смогут их доработать?

— Подожди. Если, а такой вариант возможен, они не смогут привести скрипы в порядок, то будут искать тебя, предлагать проекты и неплохие гонорары за работу на гильдию, — я хитро взглянул на друга.

— Сомнительно, конечно, в гильдии все артефакторы не глупые, — усмехнулся Джед. — Но такое возможно, не спорю.

— Именно. Сами скрипты неплохие, они более современные, чем те, которыми гильдия пользуется сейчас. Даже в недоработанном виде они будут ценны, — я с довольным видом откинулся на спинку стула.

— Звучит убедительно, — он убрал носитель в карман домашней толстовки. — Как мы поедем? Поездом?

— До Хосса перелёт, встретитесь с Дином в аэропорту, по маркграфству поездами или такси, как захотите. Если найдёте того, кого нужно, то придётся брать авто в прокат и самостоятельно везти его…

— Куда?

— В наш охотничий домик, я думаю, — я побарабанил пальцами по руке. — Пока так.

— Мастер может быть и стариком, совсем дряхлым, — Джед ходил из стороны в сторону.

— Купишь ему кресло-каталку, — я не удержался от смешка.

— Думаешь, через него узнаешь кто напал на кафе?

— Мне кажется, что да. Оружейник только одно из связующих звеньев, но мне он нужен.

Джед протяжно вздохнул. Я дал ему ещё пару инструкций насчёт поездки, и мы пошли в дом. Сложностей в самой поездке возникнуть не должно, в конце концов, я остаюсь на связи, а Дин сможет в случае чего позвонить или написать Мору.

Обеденная зона встретила нас ароматами запечённого картофеля и птицы, на столе уже громоздились салатницы, блюда с фруктами и сладостями, графины с напитками. И правда, праздничный стол.

— Неро! — Ванесса крепко обняла меня. — Ты уже совсем взрослый!

— Спасибо, — я ответил на объятия.

— Поздравляем, раздолбай, — близняшки тоже облепили меня, хоть и доставали мне только до пояса. — Где твоя сестрёнка?

— Дома, где же ещё, — я кое-как высвободился из удушающих объятий.

— Привози сюда, пусть её к нам отпускают! — хором попросили они. — Она милая-я-я!

— Ладно, постараюсь, — я продвинулся к столу. — Это реально для меня всё?

— Конечно, балда! — вместо Ванессы ответили Эри и Ани.

Я тихо рассмеялся.

В доме Джеда я и сейчас, и в той жизни ощущал себя странно — будто меня ненадолго пускали в совершенно иную жизнь, где семья — это семья, а не родовая структура. Я же прекрасно понимал, что на ужине дома так не будет. Официальное празднество, для галочки.

Младшим обычно утраивали целый праздник, но с возрастом это заканчивалось, а сейчас я так и вовсе не чувствовал близких таковыми, кроме Адоры и Мартина, разве что. Да, я намерен спасти род, но от того не стал чувствовать их крепкой семьёй.

— Ты чего? — Джед толкнул меня в бок. — Опять витаешь где-то.

— Задумался. Скажи маме о поездке.

Семья Джеда уже собралась за столом. Ещё раз хором поздравив меня, все принялись за еду. Я искоса взглянул на Люцию — похоже, что присутствовать на такой посиделке ей было ещё более непривычно, чем даже мне, спустя столько лет.

На Люции было светлое платье с открытыми плечами и руками, кое-где ещё виднелись пятна синяков. Уже бледные, а значит папаша не наставил ей новых. Думаю, Джед тоже следил за её состоянием и вскоре она будет доверять ему больше, чем мне. Я улыбнулся уголком рта — просто случайная девочка, попавшая под влияние отца, получившая чьих-то клонов в довесок, теперь хотя бы в относительной безопасности.

Я чуть тряхнул головой — хорошо это или плохо, но в прошлой жизни Люцию я не встречал, если и видел, то не запомнил и что с ней стало в той реальности, я представлять особо не хотел.

— Мам, мне нужно уехать по гильдейским делам на какое-то время, — голос Джеда отвлёк от мыслей.

— Хочешь, чтобы я предупредила школу? — Ванесса отпила пузыристый лимонад.

— Да. Мне нужно показать им кое-какие разработки, может быть, наша небольшая фирма будет приносить чуть больше дохода, — друг глянул на меня, будто спрашивая, всё ли верно говорит.

— Я думаю, что поездка будет тебе полезна, — Ванесса улыбнулась. — Ты очень многое на себя взвалил, с тех пор как…

Она не договорила — как бы не делала вид, что всё в порядке, потеряла мужа не могла не отразиться на Ванессе, да и всей остальной семье.

— Мама, всё будет хорошо. Да и вообще, может, папа ещё вернётся. Ты только не плачь, — спохватился Джед.

— Я в порядке, — она улыбнулась. — Мы тут справимся, а ты езжай. Просто немного загрустила.

— Может, я попрошу Юстаса что-нибудь узнать?

Я решил встрять в их разговор. Семья Риг особо помощь не принимала, Ванесса ни о чём не просила ни моего отца, ни Юстаса. Она приняла официальную версию и попросила наш род не беспокоится о её муже. Никто не мог заставить Ванессу чувствовать себя беспомощной или должной кому-то.

— Спасибо, Неро. Думаю, не стоит беспокоить твоих родных, — она прерывисто вздохнула. — Я очень рада, что у Джеда есть такой друг, как ты. Правда.

Я промолчал и только улыбнулся ей в ответ. Это сейчас я хороший друг, а в той жизни меня ничего кроме собственного эго не волновало.

.

Когда обед закончился, я дал Джеду контакты Дина, мы забронировали билеты на ночной рейс до Хосса.

Перед тем, как уехать домой, я позвонил Дину. Они и без меня справятся с тем, чтобы спокойно улететь.

— Всё готово. Приезжай в аэропорт метрополии к двум часа ночи. Мой друг Джед встретит тебя там.

— Понял. Слушай, я тебя не предупредил заранее, поэтому сейчас говорю: я не буду убивать или пытать кого-то. Только самооборона, в случае чего, — голос щитовика был предельно серьёзным.

— Хорошо, — я хмыкнул. — Думаю до этого не дойдёт. Если всё получится, как нужно, мы с тобой обсудим дальнейшее сотрудничество.

— Понял. Тогда жду твоего друга в аэропорту.

— Я постоянно буду на связи. Не о чем волноваться, — заверил я его.

— Понял. До связи.

Я попрощался с семьёй Джеда и прыгнул в машину. До ужина ещё оставалось время. Пришло сообщение от той девушки оператора — она уже выслала мне все документы и поздравила с полной независимостью от рода Айон. Надо же, как быстро. Девушка и правда надеялась на какое-нибудь свидание, но мне было не до неё. Я поблагодарил её в ответ и поместил её личный номер в чёрный список.

Дотянувшись до дежурного планшета, лежавшего в кармашке на перегородке, я открыл и пролистал документы. Всё официально и подтверждено. Никаких юридических проволочек. Девчонка и правда пропихнула мой запрос вне очереди.

Я улыбнулся себе — хорошо, что всё решилось быстро. С объявлением для семьи тоже можно было не затягивать и теперь я не буду отчитываться за свои действия перед отцом. Правда, я прекрасно понимал, как всё это будет выглядеть для членов семьи, но это волновало меня меньше всего.

.

Стол был накрыт самым шикарным образом, а к ужину пришли вообще все, кто находился в поместье. Кроме отца. Камердинер сообщил, что тому нездоровится и он приносит мне, как имениннику, свои извинения.

Отец очень редко болел, и я напрягся — ухудшение его состояния начало проявляться не только в спутанности мыслей и рассеянности, но и в ухудшении здоровья в целом.

Никакого праздничного настроения я не ощущал — слишком отвык от таких мероприятий, да и поздравлений в доме Риг мне хватило. Ещё было слишком много дел, а вторую неделю ничего толком не сдвигалось с места. Радовало только, что Джед и Дин, наконец, отправятся на поиски оружейника.

Я стоял у входа в зал, получал поздравления и ждал, пока се рассядутся. Вместо отца сегодня произносить молитву будет Артур, он же и поздравит меня уже от лица всего рода. А потом я объявлю…

— Братик, с днём рождения.

Я услышал знакомый ласковый голос и обернулся.

Передо мной стояла Адора — в простом синем платье, с собранными наспех в пучок волосами. Она лучезарно улыбнулась и раскрыла руки для объятий.

— Ты приехала?! Я так рад!

Я не удержался от того, чтобы крепко сжать её в руках и приподнять над полом. Мы даже не поговорили нормально, когда отец отправил её в поместье у моря. Я правда безумно был рад её видеть.

— Тебя отпустили? Я думал, отец заставит тебя там сидеть несколько месяцев.

Сестра выглядела отдохнувшей и счастливой, на её лице больше не было переживаний и усталости. Маленькое заключение, похоже, пошло ей на пользу.

— Вчера ещё отец приказал привезти меня домой, правда, сам он со мной не говорил, — она пожала плечами. — А тут вообще заболел.

— Странно… А ты виделась с Доу? — я хитро прищурился.

Адора смущённо отвела взгляд. Конечно, виделась. Но, если никто не поднял тревогу и ни о чём в поместье не сообщали, значит, авантюра Итона закончилась хорошо.

— Как думаешь, может кто-то всё-таки нас видел, поэтому отец меня домой решил вернуть? — она чуть приблизилась ко мне и прошептала почти на ухо.

— Всё может быть, — неопределённо ответил я. — Очень рад, что ты дома.

— Ой, а я как рада, — она снова заключила меня в объятия и уткнулась носом в рубашку.

Мы снова заняли соседние места, и я опять стащил для сестры дольку медового фрукта, как в то день, когда вернулся сюда. Артур произнёс молитву, и все ненадолго замолчали, поглощая ужин.

Я ковырялся в салатах и мясе — есть всё ещё не хотелось, а мысли были забиты тем, что я буду делать дальше. И больше всего меня волновало то, смогу ли я договориться с Алиасом о проведении ментальных манипуляций. При этом я рисковал — если Алиас поймёт, что моё сознание не такое, как должно быть, то это может быть не очень хорошо, хотя…

— А теперь я хочу поздравить Неро с шестнадцатилетнем! — Артур поднялся с места.

Я тоже встал.

— Для тех, кто ещё не знает, — продолжил Артур, — Неро получил права голоса на Совете, а значит, стал полноценным взрослым в нашем роду!

Все присутствующие поаплодировали. Мартин даже свистнул, забыв про манеры. Я не сдержал смешок. Адора дёрнула меня за рукав и удивлённо склонила голову. Ну да, она же не знала об этом. Я только пожал плечами, мол: «ну, так получилось». Грузить её всеми своими планами явно не стоило.

— Прошу минуту внимания! — громко сказал я, когда все успокоились. — У меня для вас важное объявление! Сегодня я получил официальную независимость от рода Айон.

В ответ раздалась только оглушительная тишина. Десятки глаз уставились на меня. Показалось, что за столом даже перестали дышать. Это продолжалось ещё пару минут, и я понимал, что ничем приятным вечер не закончится…


Глава 21



Гробовое молчание продолжалось ещё минуты две. Я чувствовал, как за рукав дёргает Адора, но не поворачивался к ней, чтобы не терять зрительный контакт с теми, кто сидел за столом. Артур даже забыл сесть, так и остался стоять с бокалом в руке, хотя ему-то давно было известно о моём решении.

Может быть, он посчитал, что это была шутка или проявление подросткового бунта. Предвечный его знает.

— Грёбаный сопляк! — с места соскочил Брайс. — Я так и знал — род для тебя ничего не значит, а отец собирался сделать тебя наследником!

— И всё ещё собирается, — ответил я, глядя брату в глаза.

Даже находясь в нескольких метрах от него, я чувствовал, как Поток брата бесится, а сила вот-вот выйдет из-под контроля.

— Смеешь об это говорить, заявляя такие вещи?!

Я почувствовал невидимую энергетическую волну — она легко толкнула меня в грудь, так, как если бы сам Брайс пихнул, напрашиваясь на драку и выяснение отношений.

— Какие? Я же не отрекался от рода.

Я говорил спокойно и громко, чувствуя, как напряжение среди присутствующих растёт. Ещё одна энерговолна. Брайсу для этой простой техники не нужен был контур или манипуляции руками с направленной в ладони или пальцы силой.

Меня немного дёрнуло. Я расчертил преграду в виде простого, еле заметного глазу щита. Всего три движения правой рукой.

— Ещё один раз ты толкнёшь меня, и щитом дело не закончится. Успокойся.

— Теперь и у меня есть право голоса, забыл, мелкий? — на лице Брайса заиграла странная улыбка. — И все, кто здесь присутствует слышали тебя. Какой глава рода, какой наследник самолично просит о независимости?

— Тот, что делает это во имя самого же рода. Успокойся и сядь, — повторил я таким холодным тоном, что Брайс только открывал рот в поисках слов.

— Мне кажется, ты зарываешься, — процедил брат сквозь зубы, когда уже уселся на своё место.

— Я делаю то, что считаю нужным.

Я сел на место, оглядел сидящих за столом, но больше никто не стал открыто негодовать. Мартин был спокоен, но прадед-то осознал сразу, что независимости мне необходима, и для дел, и для личного удовлетворения.

— Почему ты…

Я услышал тихий голос Адоры и повернулся к ней. Она уставилась в тарелку и не смотрела на меня. Наверное, в её глазах сейчас это выглядело почти предательством.

— Сестра, это было необходимо, — я положил ладонь ей на плечо.

— Это ужасно, — она покосилась на меня, в глазах стояли слёзы. — Ужасно, будто мы тебе не семья…

— Адора, это не так. Независимость оставляет за мной все права, я никуда не денусь. Это не отречение.

Я чувствовал, как в ней клокочет обида. Она, конечно же, знала, что такое независимость, она прекрасно понимала все аспекты такого решения, но принять ей было сложно. Адоре казалось, что мне незачем заявлять о независимости.

Я бы мог прямо сейчас разбить её розовые очки, рассказать, кто я такой, что происходит с родом и что может произойти дальше, если я буду связан условностями, но… Сестра не заслуживала этого. Я раскрою ей правду, когда улажу самые основные вопросы и, надеюсь, она поверит и примет меня.

— Прости, — выдохнул я после паузы. — Я должен был так поступить.

Сестра снова отвернулась и не хотела разговаривать. Это пройдёт.

Собравшиеся за столом тихо переговаривались — я не прислушивался, касается ли это моей новости или нет. Как только на столе появился десерт и заиграла музыка, оповещая всех, что застолье перешло к более неформальной части, я вышел на улицу, чтобы вдохнуть прохладный воздух.

По нему тяжело неслись свинцовые тучи, поднимался ветер. Я неспеша пошёл в сторону сада, стараясь вообще ни о чём не думать, но мысли всё равно заполняли голову, роились — об отце, о силе, о дальнейших действиях.

Я почувствовал, что за мной кто-то идёт. Совсем слабое ощущение Потока — преследователь шёл далековато. Хотел обернуться, но ощутимая энерговолна сбила меня с ног. Не успев среагировать, приземлился с размаху на гравий. Коленями.

В затылок ударил слабо подготовленный сгусток чистого Потока. Я зашипел от боли, резко поднялся — в глазах на секунду всё поплыло. В десятке метров от меня.

— Самоуверенный, тщеславный сопляк, — проговорил он.

Ветер принёс его голос, и я чётко услышал фразу и всю злость, что он вложил в эти слова.

Ещё одна волна, меня чуть шатнуло назад. Удержался. Следом прилетел ещё один сгусток, попавший прямо в лицо. Он рассёк губу — я почувствовал жжение и металлический привкус во рту.

Брайс ещё что-то начал говорить.

Не дослушав, я сфокусировался на брате.

Перемещение и я уже оказался с ним рядом. Ошалевший брат не понял, что произошло. Решив не тратить силы, я развернулся, широким и точным размахом ноги подсёк брата так, что он завалился на спину.

Расчертил простой контур — сосредоточил давление на Брайсе так, чтобы его прижало к земле, и он не мог применить ни одной техники. Я навис над ним.

— Ещё в тот день я сказал, чтобы ты не говорил со мной без необходимости. Чтобы не подходил и не касался меня. Я сказал это не просто так.

Я контролировал давление — неясный страх в глазах Брайса был вызван не техникой. Он был обездвижен, но я не причинял ему боль и не лишал возможности дышать. Этот страх вызвал мой голос и тон, который брат никогда от меня не слышал.

— Принятое мною решение никто не в праве оспаривать. Никто не в праве осуждать меня, брат. Попробуй это понять. Я действую в интересах рода. И больше никогда не нападай на меня со спины, — неторопливо произнёс я.

— Неро, ты чего?! — меня отвлёк встревоженный голос Адоры.

Я отпустил брата и тот, приподнявшись на локтях, только отполз на пару метров, не сводя с меня взгляда.

— Ты свихнувшийся мелкий выродок, — прошипел Брайс.

Я перевёл на него взгляд, но тут за локоть меня схватила Адора. Поднимающееся из глубин, несформировавшееся ещё желание направить на брата силу, подпитанную эмоциями, немного отступило.

Он поспешно встал, отряхнул костюм и, сплюнув в сторону, отправился обратно в дом. Я размеренно и глубоко дышал, успокаивая Поток.

— Что между вами случилось? — сестра обеспокоенно заглядывала мне в лицо.

— Небольшая стычка, ничего серьёзного, — я мягко улыбнулся ей. — Ты же слышала его за столом.

— Может быть, он тоже считает, что тебе не нужна независимость? — спросила Адора и поджала губы.

— Скорее всего, я задел амбиции Брайса. Надеюсь, ты примешь моё решение.

— Надеюсь, — она вздохнула. — Ты всегда был непохож на нас. А сейчас я иногда не узнаю тебя даже.

— Всё в порядке, — я приобнял Адору. — Мне нужно кое-кому позвонить. Иди в дом, уже прохладно.

Адора подняла голову и прищурилась.

— Ничего «такого» я делать не будут, — я усмехнулся. — Иди.

Сестра высвободилась из-под моей руки и направилась к дому.

Я достал телефон и недолго покачал его в руке. Долго решение принимать не пришлось — я набрал номер Алиаса.

— Прошу прощения, господин Лангер, что беспокою вас в поздний час. Это Неро Айон, — заговорил я, как только тот поднял трубку.

— Добрый вечер, господин Айон. Не ожидал, что вы лично станете мне звонить, — голос менталиста и правда был несколько удивлённым.

— Я хотел бы попросить о встрече.

— Желаете встретиться в новом поединке? — на той стороне послышалась усмешка.

— Нет. Вопрос личный, — я немного потоптался на месте — становилось холоднее.

— Какого характера?

— Метального. Я не хочу обсуждать это по телефону, потому и прошу о личной встрече в удобное вам время.

Этот менталист либо тянет время, либо наслаждается, что маркграфский сынок уговаривает обычного гильдийца, пусть и высококлассного.

— Если вас не смутит и не затруднит приехать в резиденцию гильдии, то могу принять вас там, господин Айон. Утром, в девять, — уже без ехидства предложил Алиас.

— Подходит. Тогда до встречи, господин Лангер. Приятного вечера.

— И вам приятного вечера.

Алиас отключил звонок, а мне не хотелось возвращаться за стол, но, решив не расстраивать Адору ещё больше, всё-таки вернулся в зал. Поискал сестру глазами, но она, похоже, куда-то отошла. Народ расслабился, кажется, больше никто не собирался возмущаться моему решению открыто. Косых взглядов я тоже особо не заметил — кто переговаривался сидя за столом, кто стоял группками, мелочь пыталась заставить нянек с ними потанцевать.

— Не ожидал, что ты так быстро всё провернёшь.

Прадед возник рядом неожиданно.

— Как получил официально письмо, — я пожал плечами. — Похоже, многие недовольны.

Я ухмыльнулся.

— Да это же не практикуется, — Мартин махнул рукой. — Посудачат и забудут.

— Что с отцом? — я перевёл тему разговора. Прадед точно должен что-то знать.

— Кружилась голова и мутнело в глазах, — он покачал головой. — Целитель ничего не сказал.

— Брал кровь?

— Да, но результат будет только завтра. Думаешь, его отравили? — во взгляде Мартина промелькнуло беспокойство.

— Это не спонтанно. Ты же заметил, что с ни творится. Не думаю, что это простой яд. Поэтому я так настаивал на допросе менталиста, а ты проголосовал против, — я метнул в прадеда укоризненный взгляд.

Он промолчал. Я понимал, что наших двух голосов было бы всё равно недостаточно, я ждал большей поддержки.

— Будешь дальше стоять на том, что предатель среди членов рода? — проворчал прадед.

— Среди членов совета, если точнее.

Мартин нахмурился. Да, верить в предательство внутри рода, ближайших родственников, даже не младших семей и ветвей, было сложно. Но либо Мартин поверит, либо потом также будет хвататься за седую голову и бороду.

— Ох, Неро. После допроса прислуги и гвардии, мы переголосуем, — выдохнул он и добавил: — в зависимости от полученной информации.

Заметив, что Адора вернулась в зал, я решил закончить разговор и пригласить сестру на танец.

— У тебя губа разбита, — приметил Мартин.

Я аккуратно вытер подтёк тёмным рукавом пиджака.

— Заживёт. Будь на чеку, пожалуйста, — я посмотрел прадеду в глаза.

Тот только глубоко и печально вздохнул.

.

Утром я уже ехал в одну из резиденций гильдии в метрополии. Меня зарегистрировала милая девушка на ресепшене, охрана проверила наличие оружия и пропустила со мной телохранителя.

Кабинет Алиаса был залит солнечным светом. По холодному лицу этого надменного менталиста и не скажешь, что он работает в кабинете со светлой мебелью и распахнутыми настежь окнами. Мне больше казалось, что Алиас не особо любит яркий свет.

— Доброе утро, господин Лангер, — я коротко кивнул ему, когда сопровождающий впустил в кабинет.

— Доброе утро, господин Айон, — он поднял взгляд, но вставать не стал, отделавшись таким же лёгким кивком. — Прошу простить, мне нужно ещё несколько минут поработать.

— Как скажете.

— Располагайтесь пока, — он указал рукой на два кресла справа от рабочего стола.

Я разглядывал кабинет и терпеливо ждал, пока Алиас закончит дела. Установил простой ментальный блок, чтобы тот не лез в мои поверхностные мысли раньше времени.

— Пришли ко мне с вопросами психики и закрываетесь? — спросил Лангер, не отрывая взгляда от плоского монитора.

— Прошу прощения, думаю о личном, — я легко улыбнулся.

Алиас не ответил, продолжая работу. Этот менталист очень умелый, второй ранг даёт ему не только достаточно много привилегий, но и способностей, как таковых. Несложный барьер будет ни лишним.

Пока добирался до резиденции, решил, что предложу Алиасу империалы, хорошую сумму за его услуги. Теперь счёт был в моём полном распоряжении, но что-то подсказывало — ему это интересно не будет. Лангер специалист высокого класса, его приглашают в качестве дознавателя, его берут на самые сложные операции. Боевые маги высоких рангов не нуждаются в финансовой помощи.

— Можем приступить к разговору, — Алиас встал из-за стола и направился к свободному креслу.

Пока он не спешил, ждал моих вопросов. Я же размышлял, какую сделку предложить Алиасу. На договор с законником он не пойдёт, деньги ему не нужны. Я рискую, но в то же время…

— Вы что-то хотите узнать? — Алиас слегка наклонил голову. — Я ещё на поединке заметил, что вы необычная личность. Прошу прощения, но вашего барьера было недостаточно, чтобы скрыть от меня абсолютно всё.

— И что же вы узнали? — мне действительно было интересно.

— Я заметил следы сущностей. Такие следы остаются только тогда, когда сущность сильная, таких почти не бывает у подростков. Однако, судя по характеру следов, вы очень быстро избавились от неё, — он улыбнулся уголком рта.

— Я на пороге второго ранга.

— Этого недостаточно, — Алиас слегка мотнул головой. — Для того, чтобы избавиться от сущностей нужен не только Поток, но и полное осознание того, как они появляются и чем питаются. Этого не сделаешь без похожего опыта.

— Значит, я особенный, — я сел в чуть более расслабленную позу.

— Именно. Мне было бы интересно изучить ваше сознание.

Кажется, я придумал сделку. Зная, что менталисты, особенно такие, как Алиас не станут пренебрегать кодексом чести, можно попробовать…

— Я позволю изучить сознание. Только с одним условием, — вставил я.

— И каким же, — в глазах Лангера плеснулось любопытство.

— Без попыток влезть в глубинные воспоминания. Всё, что раньше месяца от сегодняшней даты.

Я замолчал, ожидая реакции.

— То есть вы, господин Айон, действительно позволите изучить ваше сознание? Логические связи, возможности Потока, мышление и прочее?

— Да, без воспоминаний.

— Это важная часть сознания и личности, — произнёс он задумчиво, — но некоторые аспекты я изучу и без долговременной памяти. Чего же хотите вы?

— Проверить, нет ли ментальных блоков и установок, — сразу ответил я.

Взгляд Алиаса стал удивлённым. Да, блоки и установки мог создать менталист первого ранга, к тому же, это сложные и энергозатратные техники, требующие времени. Конечно, Лангер задумался над тем, где я мог столкнуться с таким магом.

— Не буду задавать лишних вопросов. Я могу это сделать, — Алиас кивнул.

Я рисковал. Но пока что у меня не было иных вариантов. Любая работа с менталистом — риск.

— Когда мы сможем это сделать?

— Прямо сейчас, — Алиас усмехнулся. — Никакой особенной подготовки не нужно.

— Хорошо.

Я чуть наклонился и протянул Лангеру руку. Тот ответил на рукопожатие и странно улыбнулся. На секунду у меня закружилось голова, а в глазах поплыло.

— Снимите ментальный блок. Либо мы с вами договорились, господин Айон, либо распрощаемся на этом, — тихо проговорил Алиас.

Я отпустил его руку, сделал дыхательное упражнение и откинулся на спинку кресла. Снял блок и прикрыл глаза.

Примерно минут десять стояла глухая тишина, мне казалось, что даже ветерок за окном стих. Ничего особенного я не почувствовал, разве что, ощущение, что впадаю в дремоту.

— Господин Айон.

Я открыл глаза и посмотрел на Алиаса, который откуда-то достал длинную тонкую трубку и закурил.

— Что скажете? — я потёр глаза.

— Вы оказались правы. Установки и блоки есть. Очень искусно выполнены. Работал специалист первого ранга, а может, вообще вне рангов, — он выпустил в потолок струйку дыма.

— А…

— Я не лез в вашу память глубже времени, которое мы обговорили. Установки были даны раньше.

— А что это за установки и блоки, не можете сказать? Много ли их?

Меня слегка мутило после вмешательство в сознание. Значит, кто-то настроил меня на определённые действия и отгородил от других.

— Не много. Всего три, — Лангер снова затянулся. — Не могу сказать, с чем связаны и на что направлены. Без глубинных воспоминаний я не вижу этого.

— Сможете снять?

Я уставился на менталиста. За такое одного разрешения поковыряться в сознании будет недостаточно.

— Нет. Без доступа к памяти я не найду связки. Если передумаете…

— Не нужно. Я вас понял, — я поднял руку, чтобы остановить его. — Поищу другой способ.

— Блоки и установки могут разрушиться самостоятельно, главное найти, за какую ниточку потянуть, — Алиас улыбнулся. — Если не найдёте, то вам всё равно понадобится менталист.

— Понятно, — я кивнул. — Когда вы возьмётесь за изучение моего сознания?

— Всё уже сделано, — Лангер широко улыбнулся. — Мне не нужно на это много времени. Сознание без долговременной памяти не такой уж и обширный конструкт. Всё, что я увидел, перенесу в записи, как только мы попрощаемся.

Всё же, менталисты довольно жуткие типы, как ни крути. Никогда не думал, что можно прошерстить чужое сознание за такое короткое время. В том, что он всё запомнил, я не сомневался — менталисты обладали почти абсолютной памятью. Значит, теперь мне предстояло избавиться от ментальных установок, но делать это точно будет не Лангер.

— Что же, я благодарю вас за помощь, — я встал, чтобы попрощаться с Алиасом.

Он тоже отвесил мне лёгкий поклон и вернулся к столу.

— До встречи, господин Айон.

— До встречи.

— Держите эмоции по контролем, как силу. Вам это просто необходимо, — добавил он, когда я уже потянул на себя дверь кабинета.

Я оглянулся, но, передумав задавать вопрос, только коротко кивнул ему.



Глава 22



До регистрации на ночной рейс до Хосса оставалось ещё два часа. Джед шатался по огромному аэропорту, не зная, чем себя занять. Он поехал почти налегке — прихватив с собой только рюкзак, но казалось, будто вместо пары тёплых вещей, он по ошибке накидал туда кирпичей.

Возможно, волнение так сказывалось. Далеко от дома он никогда не уезжал, а тем более не бывал в других маркграфствах. Напарник, которого к нему приставил Неро пока не явился. Джед вообще плохо понимал, зачем ему этот Дин. Думать о том, что предполагаемого мастера придётся «добывать» с боем, не хотелось.

На больших экранах, развешанных по залам, сменялись списки рейсов и статусы. За огромным панорамным окном сгустились тучи и ночь стала ещё более непроглядной, будто стекло кто-то вымазал чёрной краской, даже освещение территории аэропорта не спасало. Звонок отвлёк от созерцания мрачной картинки.

— Привет, это Дин, где тебя найти? — раздался в трубке слегка сонный голос.

— На втором этаже, рядом с зоной вылета внутренних рейсов, — Джед коротко оглянулся, вылавливая глазами табличку.

— Ага, понял.

Дин явился минут через десять и неторопливо приблизился. Похоже, он и правда недавно проснулся — лицо сонное, короткие волосы и те растрёпаны, зеленоватая форма помятая. Щитовик протянул ему руку.

— Э-эм, я Джед, — он ответил рукопожатием.

— Знаю я, — Дин коротко зевнул. — Когда там регистрация?

— Ты спал что ли?

— И ещё хочу поспать, — Дин покосился на него. — А что?

— Нет, ничего.

Дин бросил сумку на ближайшее свободное кресло в ряду и сам завалился следом. Внешность у него, конечно, была любопытная — светлые волосы, смуглая кожа, глаза жёлтым янтарём отдают. Джед решил, что не стоит долго на него пялиться и сделал вид, будто ищет строку с нужным рейсом на табло.

— Мы с тобой оба в курсе, что нужно сделать и кого мы ищем, да? — Дин отвлёк его.

Как-то неловко в его компании. Когда впервые видишь человека, сложно понять, сможешь ли с ним договориться.

— Да, конечно. В первую очередь посетим гильдейский филиал, поищем информацию так. Но знаешь, я почти уверен, что мастер не принадлежит гильдии, — он сел напротив Дина.

— Почему?

— Если оружие покупали террористы и всякие бандиты типа Тома Берка, то такой мастер либо тщательно скрывает от гильдии свои дела, либо вообще для неё не существует. Во всяком случае, я думаю так.

— Вроде как зацепки ведут в Хосс, как сказал Айон, — Дин пожал плечами.

Это фамильярное «Айон», как-то резануло слух, будто Неро был для щитовика старым приятелем, а не нанял для выполнения задания. Джед повёл плечом, но решил ничего не говорить по этому поводу.

— Да. Скорее всего там он и находится. Надеюсь, что нам не придётся объехать полстраны, — Джед усмехнулся.

— Нормально, — Дин отмахнулся. — Давно я в отпуске не был, денег у нас достаточно. Да и ещё, парень…

— Что?

— Мы с тобой вроде как на равных, поэтому не думай, что сможешь мне приказы отдавать, о таком мы с Айоном не договаривались, — Дин сложил руки на груди и внимательно уставился на Джеда.

— Да я и не собирался, — такая категоричность его удивила. — Вообще, Неро сказал, что ты поедешь для безопасности… Да и я не боец, в случае чего не особо смогу себя защитить.

— Вот и прекрасно, — Дин снова зевнул. — Я подремлю, разбуди на регистрацию…

Он прикрыл глаза и опустил голову на грудь. Джед только глубоко вздохнул — кажется, наладить отношения с щитовиком будет не так уж и просто. Может, это потому, что Дин старше и считает Джеда глупым. Это было не очень-то приятно. Радовало только то, что поездка не будет длится вечно.

.

Перелёт до Хосса должен был продлиться чуть больше трёх часов. Всё время, пока регистрировались и ожидали посадки, Дин не особо желал разговаривать, отвечая только по делу. То ли правда не выспался, то ли Джед не пришёлся ему по душе. Он уставился в иллюминатор и не поворачивался до тех пор, пока не принесли напитки и перекус в виде небольшого сэндвича.

— Держи, — Джед протянул ему бумажный свёрток.

— Как думаешь, вкусно? — он подозрительно осмотрел еду.

— Думаю да. Почему сомневаешься?

— Потому что вкусной бывает только домашняя еда, — Дин развернул обёртку и откусил сэндвич. — Говорил же, дрянь.

Джед усмехнулся — вполне себе съедобно.

— В Хоссе придётся снять гостиницу, — он решил завязать хоть какой-то разговор.

— Лучше домик или какую-нибудь квартиру, я тебе покажу, что такое нормальная еда, — Дин покрутил сэндвич в руке.

— Готовишь?

— Ещё бы. Правда на службе не разбежишься, а от той похлёбки уже челюсть сводит.

— Как скажешь. Можем снять и домик. Хотя, — Джед откинулся на спинку, — я бы хотел скорее вернуться домой. Сёстры и мама ждут.

— Семья такое дело, — согласился Дин. — Вообще хорошо, что Айон предложил мне эту сделку, я столько империалов за раз никогда в жизни не видел.

— Ты можешь его по имени называть? — Джед покосился на попутчика.

— Мы с ним не друзья, чтобы я его по имени называл.

— Тогда… Господин Айон, — в Джеде проснулось желание подначить щитовика.

— Какой он мне господин? — Дин в голос рассмеялся. — Ладно, по имени, так по имени.

.

Несмотря на то, что полёт был коротким, после посадки в Хоссе, залитом проливным дождём, неимоверно хотелось спать. Ранним утром всё равно ни гильдия, ни какое-то другое бюро их не примет. Начинать поиски в пять утра под ливнем совершенно не хотелось. Дин вызывал такси до ближайшего отеля.

— А как же дом? — Джед невольно зевнул, когда, наконец, удалось плюхнуться на заднее сидение автомобиля.

— Завтра. Я что-то тоже замотался. Охрененный отпуск, ничего не скажешь, — отмахнулся Дин. — Ты наметил план действий? Я так понял, что от меня вообще ничего толком не зависит.

— Наметил. Отдохнём, потом поедем в местную гильдейскую резиденцию. Может в официальных архивах есть что-нибудь полезное.

— Неро говорил, что ты тоже хороший артефактор.

— Ну-у-у, надеюсь, что неплохой. Во всяком случае, благодаря ему я принял решение идти в военку, хоть и думал отказаться, — Джед улыбнулся уголком рта.

— Если есть талант — иди. Место военного артефактора тёплое и сытное, не то, что щитовика.

— Но ведь у тебя высокий ранг и есть способности, как у целителя, — Джед удивлённо уставился на Дина.

— Кому это интересно? — тот слегка оскалился. — У меня ни связей, ни покровителей, ни влиятельной семьи. Мой отец даже не какой-нибудь вшивый барон, мы простолюдины. Тёплые места не для таких, как я. Быть щитовиком — всегда быть мясом на передовой.

— Так ведь я тоже не сын барона, — Джед хрюкнул, сдерживая смешок.

— Но ты и не ущербный щитовик, — цокнул Дин и отвернулся к окну.

Похоже, что неспособность развить мощность и резерв Потока на высоком уровне и изучить, как следует те же стихии, сильно его задевала. Может быть, он поэтому согласился работать с Неро за деньги. Джед иногда всё-таки удивлялся, почему даже с годами Неро не перестал с ним общаться и поддерживать. Артефактор или нет — он ему не ровня, и никогда ровней не станет.

Эти размышления как-то тоже немного загрузили и Джед решил больше не продолжать разговор, тем более что такси уже доставило их до отеля.

.

Хосс оказался не очень большим городом, особенно, если сравнивать с метрополией и её окрестностями — высоток почти нет, центральную часть города они пересекли на такси всего за сорок минут. Повсюду встречались довольно старые здания, которые построили, на вид, лет сто назад.

Двух и трёхэтажные дома пестрили цветными фасадами и странными лепнинами, щербатыми колоннами и широкими парадными лестницами. Большинство тротуаров покрывал не асфальт, а каменная кладка.

Джед с интересом рассматривал необычный вид — метрополия по сравнению с этим городком казалась слишком глянцевой и вылизанной. В приоткрытое окно ветер приносил прохладу после ливня, и он поднял воротник короткого пальто.

У резиденции пришлось потоптаться — до назначенной по телефону встречи оставался ещё почти час. Джед с трудом, но признался себе, что он всё-таки волнуется — одно дело просить архивы у тётушки, а другое — искать мастера оружейника, говорить с гильдейскими бюрократами и каким-то образом подкупать их, в случае чего.

— Ты чего такой? — облокотившись на невысокий забор, Дин выпустил струйку дыма.

— Как-то я волнуюсь, не люблю я гильдейские резиденции. Я на встречи и всякие мероприятия гильдии-то хожу раз в год от силы, — он поёжился.

— Да не трусь. Ты же не в логово врага пытаешься вломиться, — Дин усмехнулся.

— Это радует, — Джед походил перед щитовиком туда-сюда.

— Я вот удивляюсь, как такой, как Айон стал твоим другом, — ни с того, ни с сего спросил тот.

— Какой, «как Айон»? Неро хороший человек. У него нет предрассудков по поводу сословия, — Джед пожал плечами. — Мой отец знал Хагана Айона.

— Знал? — Дин приподнял бровь и снова затянулся.

— Да. Отец пропал уже несколько месяцев как. Не знаю, жив он, или нет.

— Если он был военным, могу попробовать что-нибудь узнать.

— Сам говоришь, что простой солдат, — Джед покосился на него.

— Да, но может смогу чем-то помочь. Будешь хоть точно знать, что с отцом случилось, — Дин пожал плечами.

— Спасибо.

Джед выдохнул в прохладный воздух пар и достал телефон из кармана. Ещё пятнадцать минут. Хотя встречей это назвать сложно — примет один из обычных работников, а не кто-то высокопоставленный, не факт даже, что сможет помочь. Если бы у Джеда был доступ к базе точных адресов оружейников, не пришлось бы выпрашивать — в списке, который он нашёл в архиве были только города проживания.

.

В небольшом зале, куда им сказала пройти девушка у стойки регистрации, стояли шесть широких столов, за которыми сидели работники резиденции. Они принимали артефакторов, пришедших продать разработки, получить патенты или информацию. Джед кивнул Дину в сторону стола, над которым загорелась табличка с его фамилией.

— Приветствую, господин Риг, — поздоровался с ним худощавый мужчина в очках. — Чем могу быть полезен?

— Я ищу мастера-оружейника проживающего здесь, в Хоссе. Его зовут Дилан Майерс, если не ошибаюсь.

— Да, господин Майерс действительно живёт в Хоссе, но сейчас уже не принимает активного участия в жизни гильдии, в силу возраста.

Джед на секунду задумался — неужели это тот самый артефактор, которого ищет Неро? Вот так просто? Должно быть, если он и правда старый, то опыта ему не занимать.

— А по какому вопросу вы его ищете? — работник отвлёк от мыслей.

— Я-я-я, э-э-э, — Джед мысленно поругал себя за то, что не придумал причину заранее.

— Этот молодой человек хочет найти наставника, — вставил Дин, молчавший до этого момента.

— Да-а? — работник перевёл взгляд с Дина обратно на Джеда.

Он активно закивал. Надо собраться с мыслями, а то даже в конторе законника тогда волновался слишком сильно.

— Я знаю, что искусство делать огнестрельное оружие артефактным очень редкое, поэтому хотел бы, чтобы господин Майерс взял меня в ученики, — выдавил из себя Джед.

— Прошу прощения, молодой человек, но господин Майерс дал понять членам гильдии, что больше не берёт учеников, — мужчина поправил очки.

Джед снова почувствовал растерянность. И что теперь говорить этому работнику? В зале, под высоким потолком и где-то ещё точно есть камеры, не будет же он предлагать ему взятку прямо вот так.

— А можем ли мы лично узнать у господина Майерса об этом? — Дин, заметив его волнение, снова вступил в разговор.

— Боюсь, что…

— Джед Риг тоже член гильдии, он очень талантливый молодой человек, у него большое будущее, — Дин немного облокотился на стол. — Вы только взгляните на его работы!

Щитовик широко улыбался, уставившись на сотрудника. Тот немного помолчал, что-то пробормотал себе под нос, затем полез что-то искать в компьютере.

— Вы же не хотите, чтобы такой талант пропал, правда? Покажи ему, а, Джед, — Дин повернулся к нему и подмигнул.

И откуда он знает, что в запасе Джеда есть подготовленные скрипты и другие чертежи? Может Неро сказал, а может и сам догадался.

— Ничего не нужно показывать, я не занимаюсь разработками, — сотрудник тяжело вздохнул.

— Но кто-то из семьи точно занимается, — Дин продолжал на него наседать. — Может быть, если Джед покажет вам что-нибудь необычное, это будет очень полезно кому-то из ваших родных.

Джед нервно сглотнул — Дин пёр, как паровоз, кидая такие намёки гильдейцу. Он бы точно сам не решился.

— У нас заканчивается время. Я хотел бы отдохнуть и выйти на свежий воздух. Прошу меня простить, — мужчина снова поправил очки и многозначительно взглянул на Дина.

— Конечно, спасибо. Жаль, что вы не можете дать нам адрес господина Майерса, очень жаль, — Дин еле сдерживал улыбку.

Мы встали и, коротко откланявшись, вышли из зала. Сердце Джеда колотилось гулко и тяжело. Если бы он поехал один, то точно не смог бы так, и плакали его поиски тогда.

Он семенил вниз по широкой лестнице с непреодолимым желанием сбежать подальше от резиденции, но Дин придержал его за локоть, заставляя замедлить темп.

— Ты куда несёшься. Сейчас этот мужик выйдет. Лучше выбери что-нибудь, что не жалко ему подсунуть.

Пришлось остановиться на предпоследней ступеньке.

— Думаешь? А если… А если он сейчас охрану вызовет, обвинит в подкупе? А если…

Джед почувствовал, что в груди колотится, а волнение только нарастает. Жалкое зрелище, такое жалкое.

— Успокойся. Будь это так, он бы сделал это прямо в зале. Ищи говорю что-нибудь, — спокойно проговорил Дин. — Быстрей только.

Похолодевшими от волнения и прохладного воздуха руками, Джед полез в наплечную сумку за планшетом, выбрал скрипт, патент на который он ещё не успел зарегистрировать — контур позволял при нанесении сделать небольшой предмет способным к мимикрии под окружающую среду. Не очень сложный, но полезный скрипт, особенно в каких-нибудь системах хранения или даже в военной сфере.

Как и сказал Дин, сотрудник вскоре вышел на улицу, кутаясь в бежевый плащ. На ходу закурил сигарету и взглядом дал понять, что нужно отойти немного подальше от входа в здание.

— Прохладно сегодня, неправда ли? — он поёжился и уставился на Джеда.

— Прохладно. Так взглянете на скрипт?

Сотрудник кивнул. Джед показал ему экран со схемой и описанием. Глаза мужчины округлились — за такой скрипт «кто-то из его семьи» получит неплохую сумму, а может и премию. К тому же, сделает вклад в дело гильдии, что даст уважение и привилегии. Неплохая оплата.

— Это очень интересно, позволите взглянуть поближе?

Джед протянул ему планшет.

Мужчина ещё с минуту изучал материал, затем кивнул и, не глядя, протянул Дину визитку.

— Большое спасибо, — тот ухмыльнулся. — Это то, что нам нужно.

Джед понял, что адрес Майерса они получили. Мужчина сделал ещё несколько движений пальцами по планшету, Дин заглянул в экран и удовлетворённо кивнул.

— Благодарю за компанию на перекуре, — мужчина кашлянул. — До встречи, господин Риг.

— До встречи, — Джед забрал у него планшет и проводил взглядом.

— Всё, адрес есть, если не будем тянуть время, успеем сегодня к этому Майерсу, — Дин слегка тряхнул его за плечо.

— А он?

— А он отправил твой скрипт себе на электронку, потом удалил письмо. Всё нормально, ничего лишнего не спёр, — Дин довольно улыбался.

— Вот же… Я растерялся, если честно. Ничего подобного раньше не делал, — Джед тяжело вздохнул.

— Не парься, — Дин хлопнул его по плечу. — Умение давать взятки не совсем то, чем стоит гордиться. Я вызову такси.

— Х-хорошо, — ответил он, убирая планшет обратно в сумку.

.

Пока такси неслось ближе к окраине Хосса, в сторону дома Дилана Майерса, Джед проверил, на месте ли схематичное изображение скрипта, которое нарисовал ему Неро. Этот чертёж он рассматривал несколько раз, но кроме нескольких общих черт, не узнавал ничего. У мастеров высокого класса свой почерк, если бы он знал у кого какой, с лёгкостью бы сказал, является ли Майерс тем, кого они ищут.

Когда такси оставило их рядом с небольшим домом, Джед решил, что попробует поговорить с оружейником сам. Не всё же за него будет решать щитовик.

Калитка в невысоком сером заборе оказалась не заперта, сам же дом и небольшой сад вокруг него не выглядели бедно или заброшено — скорее отдавали скромной роскошью. Было видно, что дом построен из дорогого дерева, отделан лучшими устойчивыми к непогоде материалами, а за садом постоянно кто-то присматривает — ни сорных трав, ни лишней грязи на аккуратных тропинках.

Джед нажал на кнопку дверного звонка и в доме раздалась приятная мелодия. Дин стоял рядом и переминался с ноги на ногу. Пришлось нажать на звонок второй раз.

Вскоре дверь открылась и на пороге возникла молодая девушка в строгом чёрном платье и белоснежном фартуке. Дилан, похоже, мог позвонить себе содержать горничную.

— Добрый день, — Джед коротко кивнул ей. — Можем ли мы увидеть господина Майерса?

— Добрый день, молодые люди, — горничная оглядела их с ног до головы. — Господин не предупреждал, что ждёт гостей.

— Меня зовут Джед Риг, я член имперской гильдии артефакторов. Мне очень нужно с ним поговорить. Это не займёт много времени, — он почувствовал, что голос всё-таки слегка дрогнул.

— Ла-а-ана-а-а! — откуда-то изнутри послышался протяжный голос. — С кем ты там долго так треплешься? Дует же!

Голос не был совсем уж старческим, но, похоже Дилан Майерс был немного не в духе.

— Проходите, чтобы не стоять у порога, — горничная чуть отступила и впустила их в дом. — Сейчас я спрошу у господина, примет ли он вас.

— Лана, чтоб тебя, о…

Из соседней комнаты неторопливо вышел коренастый седой мужчина в очках с очень толстыми линзами. На нём был домашний махровый халат с тапки. Не очень-то представительно.

— Вы кто, молодые люди? Зачем пожаловали? — недовольное выражение лица мастера исчезло.

— Нам нужно с вами поговорить, только и всего. Я обещаю, что не займу много вашего времени, — как можно более уверенно произнёс Джед.

— Ну, что же, проходите тогда в столовую, — Дилан указал рукой на двустворчатую дверь слева от входа. — Только снимите обувь. Лана! Выдай им тапки, поставь чайник!

— Слушаюсь, господин, — девушка склонила голову и подошла к узкому шкафу в прихожей, доставая две пары тапочек.

— Давненько ко мне никто не захаживал, — хрипло усмехнулся Дилан. — Что же, поговорим, поговорим.

Джед, надев тапки, ещё несколько секунд колебался, пока Дин слегка не подтолкнул его в спину по направлению к столовой. Он глубоко вздохнул, набираясь смелости перед разговором.



Глава 23



Майерс дал своей служанке ещё пару указаний, а затем сел за стол, хитро прищурившись и рассматривая гостей. Джед всё ещё чувствовал себя неловко, но судя по лицу Дина, снова вести разговор за него щитовик не собирался.

— Рассказывайте, молодые люди, как жизнь в метрополии? Как погода? — старик хрипло рассмеялся.

— Так заметно, что мы из метрополии? — Джед удивился.

— Чуйка у меня на такое, — махнул он рукой.

Лана тем временем расставила на столе блюдца с разномастными сладостями, разлила по чашкам чай. Джед лишь чувствовал, что ему сейчас кусок в горло не полезет.

— Для начала, представьтесь, — снова заговорил мастер. — Моё имя Дилан Майерс.

— Джед Риг, артефактор. А это… Дин, — он вдруг осознал, что фамилию попутчика не знает.

— Значит от гильдии сюда прибыл? — мастер немного помрачнел. — Я же сказал этим тупням, что не беру больше учеников.

— Э-эм, — Джед замялся и покосился на щитовика.

Тот попивал чай и делал вид, что не замечает растерянности Джеда.

— Нет-нет, мы ищем оружейника, — он торопливо полез в сумку, — вот.

Джед поспешно открыл на планшете рисунок, который передал ему Неро.

— Того, кто делает такие скрипты на артефактном огнестреле.

— Так-так-так, — старик вгляделся в экран. — Хм-м-м, нет, это не мой скрипт.

Джед почувствовал разочарование. Хотя, глупо было надеяться, даже учитывая след, что Майерс окажется именно тем человеком.

— А зачем он вам? — мастер подозрительно прищурился.

— На нашего друга и господина, — заговорил Дин, — было совершено покушение с помощью артефактного огнестрела.

— Какому оружейнику такое бы пришло в голову, например? Это же глупо. Для чего? — хмыкнул Дилан.

— То есть ни один оружейник не продаёт свои изделия… Так скажем, налево? — щитовик хитро улыбнулся. — Мы ничего ему не сделаем. Нам нужно только узнать, кому мастер продал оружие.

Джед покосился на щитовика — пытается разговорить мастера или решил, что Дилан всё-таки не тот, но знает почерк скрипта?

— Эх, — Дилан глубоко вздохнул. — Я знаю, чей это скрипт. У меня лет пятнадцать назад был ученик. Парнишка не от мира сего. Очень странный, но талантливый. Семья у него… Плохая. Парнишка за мной ходил хвостиком, пока не уговорил взять в ученики.

— А что с ним потом случилось? — Джед напрягся.

— Ушёл. Отказался вступать в гильдию, уехал. Пару раз писал мне письма, да и те не приходили уже лет десять как, — мастер развёл руками.

— Жа-а-аль, — протянул Дин. — И вы, конечно же, не знаете, где его найти.

— Не знаю, — мастер повернулся к нему. — Откуда ж мне знать? Тот парень… Виктор Пик его звали, и правда был очень странным. Я знаю, где могут жить его родственники. Если не съехали, живут в деревушке, километров семьдесят от Хосса, глухомань. Когда я за парнишку переживал, как-то раз ездил к ним.

Дилан покачал головой, будто вспоминая что-то неприятное.

— А их-то адрес дать сможете? — Джед нервно постучал пальцами по столешнице. — Вдруг он дома живёт?

— Если вы боитесь, что мы причиним ему вред, можем завериться у законников, напишем, что ищем его без злого умысла, — вдогонку сказал Дин.

Джед и сам хотел предложить это мастеру — мало ли, кто ищет бывшего ученика. Судя по довольно натянутому разговору, людям Майерс не особо доверял.

— Дам, не нужно законников, отчего-то я вам верю. Только сразу говорю, парни, Виктор правда не просто артефактор. Он очень странный человек.

— А его раньше никто не искал? — спросил Дин. — Какие-нибудь странные типы?

— Нет. Он пробыл у меня меньше, чем год, многому научился, но ему, похоже стало просто скучно, а что там после в его жизни случилось, мне неизвестно. Если он стал продавать оружие террористам, — оружейник вздохнул как-то особенно горько, — это очень печально.

— Мы не знаем обстоятельств, — Джеду стало его жаль. — Если хотите, мы потом свяжемся с вами и расскажем.

— Не нужно, — тот мотнул головой. — Пусть в памяти это парнишка таким и останется. А вы пейте чай, молодые люди и уже вечереет. Если хотите добраться до деревушки сегодня, то лучше поспешить.

— Спасибо, думаю, так мы и сделаем, — улыбнулся Джед.

.

Когда они распрощались с артефактором и нашли транспорт в прокат, уже вечерело, но до деревушки на приличной скорости можно было добраться ещё засветло.

Машинка летела по дороге резво и почти бесшумно. Контора, которая сдавала простенькие электрокары в прокат сообщила, что машину они могут бросить в любом месте, оплатив «стоимость возвращения», что не могло не радовать — в случае чего не придётся ехать обратно в Хосс.

После разветвления широкая освещённая трасса превратилась в не очень хорошую дорогу и пришлось немного замедлиться, начался мелкий дождь. Дин за рулём выглядел сонным и будто впал в транс от монотонного звука колёс и капель дождя.

— Ты только не усни, — Джед повернулся к нему.

— В этой колымаге даже радио не работает, — Дин зевнул. — Судя по дороге в той глуши никакого отеля мы не найдём.

— Ага. Только странно — меньше ста километров от города, а уже глушь.

— Думаешь, что везде, как в окрестностях метрополии? Господа тут не живут, крупного производства нет, кому эта периферия нужна? — Дин усмехнулся. — Дай Предвечный, связь будет работать.

— Считаешь, может и связи не быть? — Джед нахмурился. — Как связаться с Неро, если что?

— Он же сказал, если найдём мастера уговорить поехать с нами, в охотничий домик. Координаты у меня есть, — щитовик пожал плечами.

— Если, — буркнул Джед себе под нос. — А если он не «уговорится»?

— Значит будем очень хорошо уговаривать, — Дин покосился на него.

Джед поёжился. Даже обогрев в машине работал плохо, а за окном холодало. Связь, как и предсказывал Дин, пропала ещё через полчаса, а на окраине деревушки было темно и безлюдно. Дорога превратилась к грязное нечто — её размыло даже несильным дождём. Асфальта нам не оказалось — какая-то грунтовка и на этом всё.

Дин свернул на обочину и остановился.

— Не вижу смысла сейчас ехать дальше. Откидывай сидение и спи. Потом разбужу и ты побудешь на карауле, — он хлопнул руками по рулю. — Покурить бы ещё.

— Только не внутри, — поморщился Джед.

— Какие мы нежные, — отмахнулся щитовик. — Спи, короче.

Джед только угукнул, откинул сидение и устроился поудобнее. Правда, от удобства тут было одно название — из-за роста на разложенном сидении не получалось нормально лечь, колени пытались упереться в дверь, да и вытянуть ноги полностью никак не выходило.

.

Сон вышел тревожным, но Дин так и не разбудил его до самого рассвета. Проснувшись и почувствовав себя так, будто по нему поезд проехал, Джед постарался вытянуть затёкшие ноги и размять спину. Рассвет только занимался, Дин стоял на улице и курил. Джед толкнул дверь и тоже вышел в сырую утреннюю прохладу.

— Ты чего не будил?

— Да нормально. Потом посплю, как-то не хотелось, — щитовик выпустил в воздух облачко сизого дыма. — Надо найти этих Пик, потом видно будет.

— Хорошо, — Джед огляделся. — Не думаю, что искать придётся слишком уж долго. Тут совсем мало народу живёт.

Дорога не успела просохнуть, но машина, слава Предвечному, не увязла в грязи. Редкие встречающиеся на обочине люди долго провожали машину взглядом, будто такие видели раз в год, а то и реже.

— Интересно, тут вообще маги живут? — Джед с интересом рассматривал одноэтажные домики и садики.

— Наверное, самые слабые, хотя, может и не только такие. Есть же те, кому на Поток плевать, и они его не развивают.

Дин тоже вглядывался в выцветшие таблички с номерами домов и улиц.

— Нам нужна третья улица, дом сорок восемь, — напомнил Джед скорее себе, чем щитовику.

— Тут сороковой, значит, мы почти на месте, — неторопливо проговорил тот.

.

Сорок восьмой дом выглядел даже хуже, чем все остальные домишки деревни — заросшая сорняками территория, облупившаяся облицовка, поцарапанная дверь. На небольшом пятачке перед входом в дом бочка с позеленевшей водой, рядом с которой носятся шесть ребятишек разных возрастов — от двух лет, примерно до десяти.

Дин припарковался так, чтобы по дороге могла проехать ещё одна машина, в случае чего. Ржавая калитка скрипнула, впуская их внутрь территории. Дети обратили на них внимание только на пару секунд и снова принялись бегать, повизгивая.

— Эй, пацан, — Дин сделал несколько шагов в сторону самого старшего из ребятни. — Взрослые дома есть?

— Мамка есть, — тот приостановился и поправил сползающие шорты.

— Позови, — щитовик кивнул на дверь.

— А вы кто будете, дядя? — пацан нахмурился. — Из полицаев чоли?

— Нет. Старые знакомые, — вставил Джед.

Пацан ещё раз подозрительно осмотрел их, но всё-таки пошёл в дом, шаркая рваными сандалиями.

— Как-то тут… — Джед повёл плечами. — Как в наших трущобах.

— Нашёл чему удивляться, так живут почти все, — усмехнулся Дин. — Империя богата только для малого количества людей.

Вскоре из дома вывалилась девица, на вид лет тридцати или чуть старше. Светлые волосы собраны в неаккуратный пучок, серое платье в сальных пятнах и грязи. По походке было видно, что она слегка не трезвая, а может, и не слегка. Она отвесила пацану подзатыльник, но всё-таки подошла поближе.

— У меня нету ничо, нича с меня взять, — девица покосилась на руки Дина. — Магов тут не хаживает особо.

— А мы ничего и не просим, — тот улыбнулся как можно милее. — Как вас зовут, милая леди?

— Леди? — девица противно загоготала. — Анькой звать. А чегой надо вам?

— Анна, скажите, Виктор Пик ваш брат? — несмело вставил Джед.

— Братец, ага, старшой, а чё с ним? — она перевела на него хмельной взгляд.

— А вот мы и хотим узнать, — Дин немного оттеснил Джеда, давая понять, что будет общаться с Анной сам. — Он наш знакомый старый, давно не виделись.

— Ой, знать не знаю, — она отмахнулась. — Жарко тут.

Анна поплелась к скамейке, спрятавшейся в зарослях сорняков, и плюхнулась на неё. Дин уселся рядом, вглядываясь в её лицо самым заигрывающим взглядом.

— Точно не знаете? Мы очень хотим с ним увидеться, — промурлыкал Дин. — Он не здесь живёт?

— Как жеж здеся, где-то там, — она махнула рукой куда-то в сторону. — Письма вот и денег шлёт два раза в год. А на том всё.

— А вы его не искали? — Джед тоже подошёл поближе, притаптывая разросшуюся траву.

— На кой бес он сдался, искать его? У самой во, — она кивнула на детей, — мал мала. Мамка в поле, папка пьёт где-то, всё сама-сама. А мужика-то нету и нету у меня.

Она деланно вздохнула и попыталась придвинуться к Дину поближе. Тот лучезарно улыбнулся, но держался на небольшом расстоянии.

— Вы сказали, милая Анна, что письма шлёт. Может, адрес скажете, откуда? — Дин всё также улыбался.

— Чоб я там понимала, — она всплеснула руками. — Грамоту не знаю.

— Совсем? — удивлённо спросил Джед.

— Дык мамка то это, не учила. Братца старшого вообще нагуляла, мы то все эти, не маги, нету силы у нас, а у него есть. Да ещё какая! Папка мамку чуть до смерти не забил, когда у братца дар прорезался, — затараторила Анна.

— То есть ни вы, ни он не учились в школе? — Джед почесал затылок.

— Братец сам чегой-то там учил, а мне оно надо? То куры, то вот, — она снова кивнула на кучу детей, — одного народила, второго, так пошло-поехало.

— А их отец?

Джед поймал на себе недоумённый взгляд щитовика, будто он спрашивал нечто странное.

— Чоб я знала! — Анна снова расхохоталась.

— Милая Анна, а взглянуть на письма можно? — Дин легонько приобнял её за плечо.

— А ну чегось, а то нельзя. Можно, можно, — глаза девицы заблестели. — Щас вот и принесу.

Анна поплелась в дом, вызывающе виляя бёдрами.

Дин откинулся на спинку скамейки и хрюкнул, сдерживая смешок.

— Ужас какой, — прошептал Джед.

— Что? Никогда не думал, что такое бывает? — щитовик прищурился.

— Ну-у-у…

— Хорошо, когда семья нормальная, а вот глянь на неё — она считает, что всё в порядке.

— Но не в порядке же, — Джед потоптался на месте.

— Это ты понимаешь, а она другой жизни не знает, — хмыкнул Дин. — Ей вон, пара сальных улыбочек, и она готова отдаться первому встречному-поперечному. Ну будет у неё ещё один ребёнок, как-нибудь, да где-нибудь…

Дин махнул рукой.

Анна вернулась минут через пятнадцать с пачкой открыток и конвертов в руках. Некоторые были очень старыми, но адрес прочитать было возможно. Дин вручил Джеду пару открыток. На задней стороне были поздравления с Днём Империи и ещё какой-то не особо связный восторженным текст.

Место, откуда приходили письма уже почти пятнадцать лет находилось ещё в ста километрах от этой деревни, но судя по количеству, приходили и правда дважды в год.

— Так Виктор хоть раз приезжал за все эти годы? — повертев открытки в руках, Джед взглянул на Анну.

— Да был как-то раз, лет семь назад. Сказал скучно ему с нами и уехал, — ответила Анна. — Чой, адрес нашёл?

— Ага, — подтвердил Джед.

— С ним повидаетесь если, привет от меня, пусть не болеет.

— Х-хорошо, — Джед убрал в карман пальто одну из открыток.

— Милая Анна, вы нам очень помогли, — Дин снова улыбался ей. — Сможем увидеть с Виктор, обязательно ему передадим. А скажите, его никто не искал?

— Типа полицаев? Да не, он же это, странный, — она покрутила пальцем у виска. — Кому сдался такой, хоть и с даром.

Дин кивнул.

— Ещё раз спасибо, а у вас есть телефон, милая Анна? Я бы позвонил вам как-нибудь.

Джеда аж внутри перетряхнуло.

— Какой телефон, тута только почта есть, вон на окраине, — Анна заржала. — Так что письма пиши или приезжай, уж обогрею, красавец.

Она потянулась к Дину, но тот лишь аккуратно приобнял её и ещё раз поблагодарил за информацию.

.

Кое-как поймав связь, Дин усадил Джеда за руль, а сам предпочёл наконец поспать. Навигатор вёл их по трассе, солнце было в самом зените, а за окном проносились перелески и такие же мелкие деревеньки. Потом лесополоса сменилась полями и пастбищами, будто между двумя местами назначения было не чуть больше ста километров, а половина Империи — так быстро сменялся пейзаж за окном.

Когда навигатор привёл их по нужному адресу, Дин проснулся и присвистнул — по сравнению с деревушкой, где жила Анна, это было даже похоже на небольшой город: несколько асфальтированных улиц, пара магазином, почтовое отделение и даже что-то вроде местного клуба.

— Вот это я понимаю, красота! — Дин открыл окно и втянул носом свежий воздух.

— Даже связь не пропала, — улыбнулся Джед. — Нам ещё пару улиц проехать и на месте. Адрес, откуда приходили письма, там. Сразу пойдём поговорим с ним?

— Не-а, — коротко ответил щитовик. — Последим немного. Поймём кто входит и выходит, один он там живёт или нет.

Джед непонимающе уставился на него.

— На всякий случай.

.

Почти весь день они тупо пялились на дом с небольшой огороженной территорией и тёмно-бордовым фасадом. Дважды оттуда выходил один мужик, возвращаясь с бумажными пакетами. В перчатках, значит, маг.

— Думаешь, это он? — спросил Джед, когда мужик зашёл в дом второй раз.

— Забыл спросить у девки фотографию брата, — Дин покачал головой.

— Да-а-а, было бы проще, — согласился Джед.

На деревянное крыльцо вышел ещё один человек — на вид моложе, чем тот, кто ходил в магазин. Покурил, поговорил с кем-то по телефону, затем снова зашёл.

— Может, Виктора держат тут насильно? — спросил Джед, проводив второго парня взглядом.

— Ага и потому он спокойно на почту ходит, письма с деньгами шлёт семье, — фыркнул Дин. — Но мне кажется ни тот, ни другой, это не наш парень.

— Тоже так думаю, странно это всё, — вздохнул Джед.

— Так. Дождёмся вечера. Потом вломимся и разберёмся по ходу дела.

— Против них? Но…

— Да не ссы, Айону со мной тоже пришлось потягаться, а у него эта телепортация есть, вообще-то, — Дин хмыкнул. — Если мастера тут нет, хоть этих допросим.

— Ох, — Джед сполз по спинке сидения.

.

После того, как Дин объявил о том, что они идут в дом, у Джеда всё будто пронеслось как в кино: вот щитовик стучит в дверь, вот толкает открывшего мужика внутрь и валит на пол, вот хватает того за грудки.

— Говори, кто такой?! — Дин тряхнул его с такой силой, что Джеду показалось, у мужика сломается шея.

Тот зашипел от боли, когда правая рука щитовика легла на предплечье — под кожей мгновенно пополз кровоподтёк.

— Тут второй ещё где-то, Джед, следи, внимательно!

Он отошёл к одной из стен, чтобы не позволить никому напасть со спины. Жаль, что при себе не было никакого оружия, только артефакт-глушилка.

— Охраняем тут этого странного, ублюдок, что творишь? — рычал поваленный на пол мужик.

— Где он?! — Дин прижал мужика к полу сильнее, придавив отливающим фиолетовым, щитом.

— Да в подвале сидит, как упырь, его же не вытащишь! Псих как есть! — провыл мужик.

Со второго этажа стремительно спустился второй охранник, но быстро обнаружил, что не может воспользоваться техниками. Глушилка на него работала, значит, ранг не очень высокий. Он выхватил пистолет, направляя его в щитовика, но не обратил внимание на стоящего у стены Джеда.

— Дин!

Тот резко понял щит, пуля срикошетила куда-то в левую стену. Дин ударил свободной рукой лежащего на полу куда-то в шею и тот отрубился. Джед не успел ничего сообразить, как Дин уже был рядом со вторым. Сбил с ног, парень повалился с лестницы, и примерно таким же движением щитовик вырубил и его.

— Плохая охрана, — выдохнул он.

— Ты их убил? — Джед отлип от стены.

— Нет. Я не наёмный убийца. Свяжем. В отрубе пролежат ещё долго.

Верёвкой послужил длинный провод, который с трудом удалось найти в ящике на кухне. Охрану оружейника пришлось оттаскивать к тяжёлому деревянному столу и дополнительно привязывать к нему, ничего более подходящего не нашлось.

Дин убедился, что узлы надёжные, обыскал охранников, снял с них оружие и пару ножей — выпутываться будут долго. Джед бросил рядом с парочкой глушилку.

— В подвал, — Дин кивнул на тёмную лестницу.

В подвале было сумеречно — свет пробивался через узенькое окно под потолком. Над широким столом, уставленным приборами и заваленном бумагами, скрюченной кочергой загибалась лампа, ярко освещая небольшой участок. Под светом склонился худощавый высокий парень с тёмными волосами, собранными в сальных хвост и щетиной на лице.

Он ковырялся в какой-то мелкой детали, рассматривая её через лупу на ножке. Похоже, что шум наверху его нисколько не волновал.

— Ты Виктор? — Дин сделал несколько широких шагов в сторону стола.

— Чего? — парень отвлёкся от детали и перевёл на него взгляд. — Ага, да. А ты кто? Ты же не мой сосед.

— Какой сосед ты… — Дин, похоже, нервничал из-за того, что охранники могли в любой момент очухаться и освободиться.

— Погоди-погоди, — Джед чуть придержал щитовика за предплечье. — Майерс же сказал, что Виктор странный, да и его сестра… Я сам с ним поговорю.

— Быстрей давай, — Дин остановился.

— Привет, меня зовут Джед, я тоже артефактор, — он подошёл к столу. — О, какие крутые скрипты!

Деталью оказался патрон, расчерченный так же, как и на рисунке Неро.

— Круто, да?! Я вообще в трансе, когда делаю их, — Виктор блаженно улыбался.

— А ты тут… Тебя не выпускают отсюда? — осторожно спросил Джед.

— Как это? Не-е-ет, я с соседями живу, они мне еду носят, и я ещё на почту хожу, — Виктор потёр покрасневшие глаза.

— А кому ты это делаешь? — Джед кивнул на патрон.

— Как его… Э-э-э, Берк. Я давно на него работаю, хорошо платит. Каждый раз что-то придумывает интересное, — Виктор часто закивал.

Он подтянул рукава растянутой чёрной кофты и снова принялся расчерчивать патрон тонким, как игла, резаком.

— Подожди, подожди, — Джед старался отвлекать его, чтобы не позволять снова погрузиться в работу. — А что он такое интересное тебя просит сделать?

— Ра-а-азное. Много чего. Знаешь, я ведь всему сам учусь, даже никогда в гильдии не был, даже Инфосетью не пользуюсь, вот он мне задачки подкидывает.

— Ага, для террористов, — недовольно буркнул Дин из-за спины.

— Эй, — Джед зыркнул на него через плечо. — Погоди ты.

За это мгновение Виктор успел вернуться к патрону.

— Такое ты когда-нибудь видел?

Джед поспешно достал из сумки планшет и, показав оружейнику экран, пролистал несколько новых скриптов из тех, что скидывал ему Неро.

— Вот это да-а-а, — протянул Виктор, уставившись в экран. — Гениальное плетение, никогда не видел. Из таких простых форм и такое!

Виктор заворожённо рассматривал чертежи, а Джед спиной чувствовал, что щитовик нервничает и сверлит его глазами. Нужно было ещё несколько минут, он ведь уже придумал, как вытащить мастера из этой конуры.

— У меня ещё много чего интересного, — Джед привлёк его внимание. — Огромная мастерская, много станков, мно-ого-о всего. Не хочешь на меня поработать?

— Ну-у-у, не знаю, — Виктор почесал затылок. — Я привык к Берку. Я людей не люблю, а соседи меня кормят, да и деньги платит этот…

— Я тоже буду платить, да ещё и мастерская, понимаешь?

— Мне бы задачи интересные, а так…

— Тебя точно тут не насильно держат? — засомневался Джед, слушая, как Дин бьёт ботинком по полу.

— Не-е-ет, ты чего, — усмехнулся Виктор. — Нет, конечно… ну-у-у…

— Я тебе дам столько необычных задач, что голова кругом пойдёт, ты же видишь, какие скрипты!

Разговаривать с Виктором, которого, похоже, ничего кроме артефакторики не интересовало, да ещё и как с ребёнком, было тяжело, но просто насильно похищать его — сразу отрезать всё доверие. Не зная характера оружейника нельзя было сказать, как он потом отреагирует — в себе замкнётся или вообще совершит суицид. Неро он нужен живым и в своём, насколько это возможно, уме.

— А соседи мои где? Я хоть попрощаюсь.

— В магазине, — вставил Дин. — Собирай вещи, поедем сейчас, дорога долгая.

— Всё на мне, — Виктор указал на себя. — Только пару инструментов да чертежей прихвачу.

Он встал со стула и потянулся. Неторопливо засунул пачку бумаг в толстую папку, закинул в потрёпанную наплечную сумку коробочки с инструментами, схватил грязное серое пальто с крючка на стене.

— А у тебя всё есть? — он указал на лампу и лупу на ножке.

— И даже больше, — Джед уже и сам чувствовал, что пора убираться.

— Тогда ладно. Только если мне не понравится, я уеду, как от мастера Майерса, лады?

— Хорошо, — Джед закивал.

.

Бегом проведя Виктора мимо кухни так, чтобы он не увидел связанных «соседей», они прыгнули в машину. Дин набрал скорость, поспешно выскакивая на трассу.

Джед всучил Виктору планшет, чтобы тот рассматривал скрипты и был занят, а затем позвонил Неро.

— Да? — голос в трубке звучал заинтересованно.

— Нашли и забрали, едем, — быстро ответил Джед, заглядывая в зеркало заднего вида — Виктор даже не поднимал взгляд.

— Всё в порядке?

— Надеюсь.

— Везите туда, куда я говорил, — Неро, похоже, был чем-то занят.

— Хорошо. Будем там примерно, э-э-э, — Джед заметил, что их довольно быстро нагоняет серый внедорожник. — Перезвоню.

— Джед?

Он отключил звонок и уставил на Дина, который переводил взгляд с дороги, на боковое зеркало.

— Это они?

— Никто другой это быть не может, — напряжённо ответил он.

— Но как? Так быстро освободились и… Как он нас нагнали, была же развилка? — Джед взглянул в своё зеркало — чужая машина приближалась.

Виктор увлечённо листал что-то в планшете, бормотал себе под нос и не обращал ни на что внимание.

— На нём маячок, — Дин слегка кивнул на Виктора. — Искать времени нет. Держи руль.

— Чего?

— Держи говорю.

Джед схватился за руль одной рукой, чуть наклонившись вперёд. Старался держать машину ровно и смотреть на дорогу. Покосился на Дина — тот открыл окно и вылез в него почти по пояс, повернувшись к серому внедорожнику лицом.

— Ты что делать собрался? — встревоженно спросил Джед.

— Ближе, ближе, — бормотал тот, рисуя перед собой большой и сложный контур. — Резко нажми тормоз по команде. Пара секунд!

— Дин? — Джед переводил взгляд с дороги обратно на щитовика.

— Сейчас увидишь. Ближе, ну, ещё… Тормози!



Глава 24



Джед дёрнулся вниз так резко, что показалось, будто позвоночник посыплется — чтобы дотянуться и надавить ладонью на тормоз и удержать руль одновременно, даже с его ростом пришлось напрячься. Он надавил на педаль так резко, что машина дёрнулась, а колодки засвистели.

Он услышал тихий гул большого развёрнутого щита, а затем свист уже чужих тормозов и звук скрежета металла, встретившего препятствие. Машина преследователей врезалась в поставленный Дином щит.

— Вылазь! — крикнул Дин.

Еле разогнувшись, он поспешил освободить место. Дин вернулся на сидение и дал по газам. В заднем окне Джед разглядел след от щита и машина охранников с покорёженной мордой. Что стало с водителем и пассажиром было не разглядеть.

Виктор даже на секунду не оторвался от планшета, будто вокруг не происходило ровным счётом ничего. Дин же вцепился в руль и набрал предельную для прокатной машинки скорость.

Спустя минут десять Джед смог выдохнуть спокойно.

— Кажется, оторвались.

— Думаю, да. Настрой навигатор, перепроверь координаты. Ехать далеко, — ответил Дин, не отрывая взгляда от дороги.

— Как думаешь, они…

— Не знаю, — щитовик качнул головой. — Надеюсь, не умерли. Пришлось решать на ходу. В прямом смысле.

— Не думай об этом.

Джед постарался поддержать его, но осёкся — слишком мало он знал Дина, чтобы найти правильные слова. Пришлось отложить разговор, и снова позвонить Неро, который сообщил, что уже в пути к охотничьему домику. Голос у него был каким-то замороченным, но расспрашивать по телефону Джед тоже не стал. Впереди и правда был довольно длинный путь.

***

Хорошей новостью было то, что оружейника удалось найти относительно легко, но сейчас даже это не особо воодушевляло — отцу стало ещё хуже, он не выходил из своих комнат, а целители разводили руками. Никаких ядов в крови не обнаружили, общее состояние организма было в полном порядке, но он увядал на глазах. Обыски комнат тоже ничего не дали — ни одного подозрительного предмета.

Я пялился в окно, проклиная медлительность Артура, который, конечно же, делал всё, что мог, только время неумолимо работало против них. Ордер на допрос он получил, менталист приедет в поместье к концу недели — раньше никак и тут я уже ничего не могу поделать.

Охрану поместья и все системы Артур, и его доверенные люди, перепроверили и усилили, но враг был внутри дома, что всё ещё казалось почти невозможным. Переформирование гвардейцев и пересмотр службы безопасности ничего не даст, пока я не смогу выяснить, кто за этим стоит.

Я знал, что внешняя угроза с границы, террористы Мин и диверсанты никуда не делись, что они уже готовятся к своим действиям, но это вторжение я не могу остановить просто физически, есть шанс только облегчить последствия, в том числе и для Айонов, в этом помогу и экзоскелеты и правильные действия после первых вооружённых нападений.

Сосредоточиться на чём-то одном было очень сложно.

— Скоро приедем, — Мор отвлёк от мрачных мыслей. — Если Джед едет из Хосса, то нам придётся их ждать.

— Ничего страшного, — ответил я не поворачиваясь.

— Неро, ты уже пропустил несколько занятий в школе.

— Это тоже не самое важное. Я сдам все экзамены, — сквозь зубы ответил я.

Не стоит Наставнику сейчас пытаться меня отвлечь таким образом.

— Не думаю, что ты настолько хорошо помнишь школьную программу, — несмело усмехнулся он.

Я промолчал.

Мы приехали на озеро к охотничьему домику уже вечером, небо заволокло свинцовыми тучами и начал накрапывать дождь. Я посмотрел наверх, но решил не тратить резерв Потока на улучшение погодных условий.

Вокруг не было ни души — такой же дом кого-то из Тринадцати находился километрах в десяти отсюда, наши охотничьи угодья были не слишком обширными, да и охотой, как таковой, никто из рода особо не увлекался.

Мор разжёг камин и несколько ламп. В доме давно провели электричество, генераторы на альтиллиуме могли проработать автономно и без перерыва больше года, водоочиститель тоже. Подвал был забит едой под завязку — никому не пришлось бы ехать сюда, чтобы привезти провизию.

Идеальное место, чтобы скрываться или отшельничать.

Я завалился в плетёное кресло и уставился на потрескивающий огонь. Меня разрывало между желанием действовать напролом и понимаем — я могу слишком сильно повредить эту временную линию. К тому же, Алиас сообщил о блоках и установках, а значит, мне, как минимум, стоило придержать коней.


Свет фар показался в тёмных окнах далеко за полночь, Мор вышел навстречу. В дом ввалились Дин и Джед, а за ними растрёпанный и заросший щетиной парень лет тридцати на вид. Он пялился в планшет и чуть не упал, споткнувшись о порог дома.

Я коротко поздоровался с Дином и Джедом, уставившись на странного оружейника.

— Эй, — позвал я, но тот даже не поднял голову.

— Слушай, Неро, — между мной и мастером встал Джед, — его зовут Виктор. Он очень странный, ну, нельзя с ним грубо. Можно только хитрить. Знаешь, он слишком увлечён своей работой, грубый допрос ничего не даст.

— Я-я-ясно, — протянул я. — И как мне узнать то, что нужно?

— Он обмолвился, что работает на Берка. Это ты хотел узнать? — хмыкнул Дин.

— Не только, — я качнул головой.

Виктор, наконец, оторвался от планшета и оглядел большую гостиную.

— Ты обещал мне мастерскую, — он недобро зыркнул на Джеда и прошёлся по комнате. — Это явно не мастерская.

— Будет. Всё будет, только придётся какое-то время побыть здесь, — неуверенно заговорил Джед.

Виктор уселся в одно из кресел и разочарованно оглядывал интерьер.

— Меня зовут Неро Айон, — я решил заговорить с оружейником. — Если ты ответишь на мои вопросы, у тебя будет не только самая лучшая мастерская, но и вообще всё, что пожелаешь.

Сев в кресло напротив, я облокотился на свои колени и пытался прочитать в лице мастера хоть что-то, но тот, похоже, и правда был расстроен тем, куда его приволокли новые друзья.

— Интерее-е-есно, — протянул он. — Ну спрашивай.

— С кем ты работал, кому изготовлял оружие?

— С Берком. Томом Берком, — уверенно ответил оружейник.

Я невольно усмехнулся — Тома Берка я прибил в трущобах, а нападение было гораздо позже. И он перед смертью сказал, что отца зовут Хэнк.

— Не мог бы ты уго описать, — с некоторым сомнением попросил я.

— Ну-у-у, такой коренастый мужик, борода седая, волосы короткие, постоянно ходил в костюме таком, болотном, — нехотя ответил Виктор, всё время порываясь снова погрузиться в скрипты на экране.

— Так он был не молод? Точно не лет тридцати пяти-сорока? — моё удивление росло с каждой минутой.

Виктор молча покачал головой.

— А сын у него есть?

— Да-а-а, Том Берк, или как, — Виктор улыбнулся. — Правда я видел его только раз.

— То есть, — я еле сдержал смешок. — Том Берк — это относительно молодой человек, того, кого ты описал, зовут Хэнк. Ты работал с Хэнком — тем, что старше, верно?

Отрешённость Виктора начинала раздражать. Я сделал медленный и глубокий вдох и выдохнул, чтобы не позволить Потоку колебаться.

— Ну-у-у, — оружейник пожал плечами. — Может и Хэнк. Кто-то из них. Я плохо запоминаю имена.

— Вспоминай, — буркнул я. — Расскажи мне о нём всё, что знаешь, пожалуйста. Имею в виду Берка старшего.

Виктор пожал плечами и уставился в планшет.

Похоже, что информацию у Виктора придётся выуживать по крупинке, а это было не очень-то удобно. Вот где бы пригодился менталист. Можно было вызвать Алиаса, но ситуация слишком подозрительная, а мне больше нечем было его подкупить.

Позволить влезть в память? Нет уж. Если он узнает правду, для меня это может обернуться не самым лучшим образом. Я протяжно вздохнул, размышляя, как разговорить оружейника.

— Хочешь заняться работой? — спросил я. — Пока тут, без той мастерской, но я привезу тебе всё, что нужно. Мне нужно десять артефактных винтовок, причём, очень мощных. Способных пробить любой щит, даже самый сложный.

— Ого-о-о, — Виктор поднял глаза. — Это по мне. Могу всё сделать. Мне нужно будет на это примерно неделю. Патроны расчерчивать дольше всего, ещё лампа да, и лупа. Вот как знал, что нужно их забирать.

Оружейник тараторил так быстро, что у меня в ушах зазвенело, но Джед был прав — мастеру кроме работы не нужно было вообще ничего.

— Тогда расскажи про старшего Берка всё, что знаешь, — чуть с нажимом проговорил я.

— Он работает с какой-то группировкой, а те работают с каким-то аристократами… Не помню… э-э-э, — он почесал бороду.

— Вебер? Юдалл? — попробовал я подсказать.

— Не-е-ет… Как же их… А Муррей, вроде. Ничего особо я не знаю, — Виктор махнул рукой. — В во всех этих делах. Но про них он как-то упоминал, мол, заказ от них, и я должен для таких господ всё сделать хорошо.

Муррей? Вот от этого небольшого и не самого богатого рода? Да и не самого влиятельного, надо сказать. Хотя Муррей и правда ходили под Веберами и старались пролезть повыше. Им отдали приказ о нападении на меня, чтобы остаться чистыми? Или о нападении на Грейс, чтобы прижать Ноксов?

Много вопросов, мало ответов, но ниточка есть.

— А ты не знаешь, чем он ещё занимался, ну, кроме продажи оружия?

— Не очень. Я только знаю, что он с этими Муррей работал. Перед тем как они какой-то там теракт в столице продумывали, он приехал, заказал партию патронов. Всё что-то бормотал под нос себе, мол, всё хорошо так сложилось, мол, сразу пришьёт кого-то, — Виктор развёл руками.

— Та-а-ак, — протянул я. — Интересно, откуда он узнал…

Сказал я скорее себе, чем мастеру. Но Виктор мне на эти вопросы точно не ответит. Берк старший не знал, кто убил его сына. Он меня не видел, да и Том умер прежде, чем успел бы ему рассказать. Только вот люди Тома… Те немаги, которых я вырубил, могли успеть запомнить меня. Хоть я и надел маску, слухи дело такое.

Я неслышно цокнул — зря не добил немагов. Если они потом прибились к Оскару, то вполне могли узнать от его парней кто я такой. Может, даже тот придурок — сын мелкого барона тоже оказался в трущобах не просто так. Но эта мысль пока была слишком надуманной.

— Думаешь, что нападение на кафе было организовано Берком? — рядом с креслом встал Мор.

— Вполне. Взрыв был не в самом кафе. Теракт был направлен на проспект, но искали в кафе кого-то определённого и, скорее всего, люди Берка искали меня.

— Что планируешь делать дальше?

Голос Наставника стал напряжённым. Он, скорее всего, почувствовал мой Поток и уловил моё подспудное желание просто вырезать всех к чертям и не думать о последствиях. Для него это странно, понимаю. Возможно, пришло время и ему раскрыть, кто я такой на самом деле.

— А что насчёт работы? Твой друг обещал, — Виктор покрутил планшет в руках.

— Тебе придётся недолго побыть здесь. Тебе всё привезут. Всё, что нужно для работы с артефактным огнестрелом. Винтовки, патроны. Джед, — я оглянулся на друга, — запишите список, что необходимо.

Он хотел что-то сказать, но ограничился кивком.

— Дин, сможешь пока побыть здесь на случай, если люди Берка явятся? — я перевёл взгляд на щитовика.

— Могут появиться. Кстати, Виктор, разреши осмотреть тебя. На тебе маячок, нас могу искать, — ответил Дин.

Виктор неслышно посмеялся, но ответил согласием.

Джед нерешительно помялся с ноги на ногу, но у меня просто не было времени ждать, пока он разродится мыслью.

— Составляйте список, мы сейчас уедем, Джед.

— Х-хорошо.

Дин быстро договорился с Виктором и тот позволил обыскать его на предмет маячка. Неглубоко под кожей у левой ключицы мастера Дин нашёл маячок и, сделав аккуратный надрез ножом, вынул его, вытер об штанину и передал мне. Я убрал его во внутренний карман — домик не должен стать последним местом, где он засветился, да и план, как найти Хэнка у меня появился мгновенно.

— Может, уничтожим? — предложил Дин.

— Нет, — я мотнул головой. — Люди Берка ищут мастера? Так пусть ищут, а когда найдут меня, поговорим. Если Хэнку так нужен оружейник, если он живёт за счёт продажи артефактного огнестрела, то будет его искать.

— Резонно, — согласился щитовик.

Насколько быстро кто-то поедет на поиски я не знал. В любом случае, большим количеством времени мы не располагали. Дин рассказал о том, что на дороге осталась машина охранников Виктора, но даже если они погибли, то это тоже скоро обнаружат.

Встречать людей Берка точно не стоило в поместье или прямо здесь, а потому я вышел из домика в темноту ночи и позвонил Оскару.

— Да, — тот ответил почти сразу. — Работу хочешь подкинуть, мажорчик? По гильзе есть немного инфы, по бабе ничего — глухо.

— Плевать. По гильзе мало инфы, потому что в твоих рядах крыса, передающая информацию старшему Берку.

— Ты уверен? — голос Оскара стал несколько расстроенным. — Самых подозрительных я сразу убрал.

— Значит, не всех убрал. Тряси своих, начни разбираться. Скоро я буду у тебя, придётся встречать гостей.

— Звучит даже интересно, — хмыкнул Оскар. — Всё сделаю.

— Позвоню.

— Понял.

Я отключил звонок и вернулся в дом. Похоже, что Джед уже закончил со списком.

— Поехали, Джед.

Друг перестал переговариваться с Виктором и пошёл к двери. Дин коротко кивнул мне, когда я многозначительно посмотрел на оружейника — тот должен быть в порядке.

Мор сел за руль, а я на заднее сидение вместе с Джедом. Мне показалось, или он был крайне напряжён? Может, чувствовал мой Поток, а может просто не понимал, почему я веду себя именно так.

— Завтра к тебе приедет моя машина. Передай все инструкции и материалы. Он отвезёт в охотничий домик всё необходимое. Тебе нужно возвращаться в школу, заняться заказами фирмы, — заговорил я.

— Да, мама с сёстрами будут переживать, — кивнул он. — Если честно, эти «приключения» мне не очень нравятся. Только ради нашей дружбы.

— Спасибо. Я правда благодарен, — искренне выдохнул я.

Голова раскалывалась, боль никак не хотела отступать, а соображать было сложно.

— Я могу поехать с водителем, Неро, — заговорил Мор. — Тебе не нужно так часто отлучаться из дома, учитывая ситуацию. Я съезжу для безопасности.

— Поговорить с Дином нужно? — я выловил взгляд Наставника в зеркале заднего вида.

— И это тоже, — согласился он.


Когда мы оставили Джеда дома, я сразу сказал Мору, что дома меня сегодня не будет. Люди Берка максимум к рассвету должны выйти на маячок. Я не был в этом уверен, но предпочёл ждать их там, а не дома. Мор вцепился в руль и хмурился.

Мне нужно было забрать из дома несколько артефактов и переодеться. Встреча с людьми Берка могла быть крайне жаркой.

Я чувствовал, как Наставник напряжён, но его обещание безоговорочно быть на моей стороне сдерживало от многих вопросов. Мы долго ехали молча.

— Если хочешь, — заговорил я, — расскажу, в чём дело.

— Не уверен, хочу ли знать, — честно ответил Мор. — Точнее, не уверен, что хочу услышать от тебя подтверждение моих догадок.

— И как давно ты догадался? — я покосился на Наставника.

— Давно. Но мне до сих пор не верится, что такое вообще возможно, — он тяжело вздохнул.

— Ничего не спросишь?

— Нет. Вот тут я уверен — не хочу знать ничего о себе или… В общем. Я верю в то, что ты делаешь. Но даже если ты и правда видел будущее, я не хочу его знать.

Я хмыкнул — Мор всё-таки не совсем так понял, но прожил я ту жизнь, или просто увидел её, для Наставника, по сути, не было никакой разницы. Он продолжал мне верить и этого было достаточно.

— Я сам отвезу тебя, куда нужно, — Мор снова заговорил. — Не трать силы на телепортацию и… Будь осторожен. Если нужна моя помощь, могу остаться.

Я ненадолго задумался — Мор мог бы и правда быть хорошим плюсом, когда в трущобы явятся люди Берка, но я уже был достаточно силён, чтобы не подвергать Наставника опасности.

— Нет. Лучше внимательно следи за тем, что происходит дома, пожалуйста, и будь готов ко всему, — негромко проговорил я.

— Как скажешь, — согласился Мор.


До Оскара я не дозвонился. Я попросил Мора забрать мой основной телефон и высадить меня за несколько улиц до того места, где условно начинались трущобы. Я рассказал Наставнику, где буду, но никому другому, даже Артуру, не стоило знать моё местоположение.

Теперь, с приобретением независимости отчитываться было не нужно, но лишние вопросы мне совсем ни к чему. Мор пообещал, что будет на связи и уехал.

Я добрался до трейлера, где живёт Оскар, но на стук никто не открыл, хотя внутри горел свет. Бабуля, наверное, встать не смогла и я, недолго думая, быстрым шагом отправился на тот самый «пятак».

Ещё до того, как оказался на месте, я услышал шум, крики и улюлюканья. На пятаке происходила драка, точнее, Оскар остервенело забивал кого-то. Ещё один парень стоял на четвереньках, выплёвывая на потрескавшийся асфальт сгустки крови.

— Эй, стой! — окрикнул я Оскара. — Угомонись!

Я оттолкнул Оскара от окровавленного парня коротким потоком ветра.

— Эти двое, как ты и сказал, передавали всё папаше Берка! Зачем их оставлять?

Оскар с размаху пнул корячившегося парня по голове. Тот лишь хрипло застонал.

— Хватит.

Я уже подошёл ближе и дёрнул Оскара за руку.

— Мне нужна информация. У мёртвых не спросишь, — сказал я глядя ему в глаза.

— Так для допроса хватит и одного, — Оскар скривился, — я крыс в живых не оставляю.

Он с силой оттолкнул меня и, резко развернувшись, схватил парня за горло, заставляя его кожу моментально обугливаться. Одежда загорелась, глаза запузырились и лопнули, даже хрип скоро стих.

Оскар отбросил головёшку, которая только что была человеком в сторону и оглядел толпу.

— С кажым предателем будет то же самое, — сказал он и сплюнул в сторону.

Я же, проводив его глазами и решив, что поговорю чуть позже, подошёл к тому, что всё ещё ползал на четвереньках и не мог подняться.

Присев рядом с ним на корточки, схватил его за волосы и заставил поднять голову. Расфокусированный взгляд остановился на мне.

— Жить хочешь? — спросил я его.

— Д-да-а-а, — тихо простонал парень. — Всё, что угодно сделаю.

— Да мне только и нужен простой, но честный разговор, — я довольно оскалился. — Надеюсь на взаимопонимание, приятель.

— Всё расскажу. Всё, что знаю!

— С удовольствием послушаю, — я кивнул и дёрнул парня так, что тот отшатнулся и остался сидеть на коленях, не поднимая голову. — Итак. Где Хэнк Берк?



Глава 25



— Я, я, я не знаю, — дрожащим голосом прохныкал избитый парень. — Я его давно не видел.

— Хэнк Берк знает, кто убил его сына? — я приподнял бровь.

— Д-да, я не знал, это Ронни сказал, он услышал тут у парней Оскара, когда Том сдох, что это Неро Айон. Это Ронни сдал в-вас Берку, не я!

Парня колотило то ли от страха, то ли от травм, которыми наградил его Оскар.

— А где сейчас Ронни?

Парень сглотнул и покосился на головешку в которую превратился его приятель. Я недовольно выдохнул — не того Оскар показательно поджарил.

— С кем работает Хэнк?

— Н-не знаю, с какой-то организацией, мы работали только с Томом, а Хэнку Ронни рассказал всё, когда Тома не стало! — прохрипел парень.

— Кто совершил теракт рядом с кафешкой в центре метрополии?

Парень только хрипло дышал, но не спешил отвечать.

— Говори, — я чуть тряхнул его.

— Наёмники. Я не знаю, кто они, я с такими не связываюсь, они работают с кем-то из Тринадцати и другими аристократами, только большие заказы, я не знаю больше!

— Понятно, — я оттолкнул парня и поднялся.

Ничего путёвого он мне не рассказал, да и мелкая крыса вряд ли могла знать больше. Но если Берк старший реально знал, кто убил его сына, то во время теракта явно искал меня. Виктор нужен Хэнку, ведь похоже, что он ценен для своих нанимателей только этим оружейником.

Почему те же Муррей не забрали себе Виктора? Ответ был прост — чем дальше любой подобный род от грязных дел, чем больше между ними и исполнителями прокладок — тем лучше. Я был уверен, что и Муррей не играли здесь особо важной роли, но могли стать отличной подушкой безопасности для тех же Веберов.

Я сам пользовался такой схемой — между мной и наёмниками-террористами в той жизни было столько ступенек и людей, что при всём желании нельзя было заподозрить в Неро Айоне главного мятежника всей Империи и нарушителя спокойного передела власти.

Пока размышлял, не заметил, что безымянный парень, с которым я говорил, тоже превратился в чёрную головешку, а Оскар приказал своим парням убрать трупы с глаз долой.

— Кого ты здесь ждёшь? — он подошёл ко мне.

— Хэнка Берка, — я с ухмылкой покосился на Оскара.

— Решил вырезать всю семейку? — тот удивлённо приподнял бровь. — Кстати о гильзе…

— Не важно. Я нашёл оружейника. Теперь он работает на меня, — я отмахнулся.

— Быстро ты. А с чего взял, что сюда Хэнк собственно персоной явится?

— Я на это очень надеюсь, хотя, есть вариант, что он пошлёт просто своих людей. Тогда придётся расспрашивать их, — я пожал плечами.

— И как они тут окажутся, ты им приглашение выслал? — Оскар ухмыльнулся.

— Можно и так сказать, — я достал из внутреннего кармана куртки маячок. — Это было на Викторе. Судя по тому, что Хэнк оставил оружейника с двумя слабыми магами, он не думал, что кто-то за придёт по его душу.

— Думаешь, он не решит, что это ловушка?

— Если сложит мозаику, то скорее всего и так поймёт, кто именно спёр его золотого гуся, а значит, может специально прийти за мной, — я прищурился и покосился на Оскара.

— И долго нам его ждать? Да и вообще… Тебе не надо дома быть? Типа дела свои маркграфские решать.

— Это подождёт. Я получил независимость и теперь… Теперь я буду действовать так, как посчитаю нужным.

— Непло-о-охо, — протянул Оскар. — Мне оставлять здесь своих пацанов?

— Не нужно. Они все или немаги, или низкого ранга.

— Предлагаешь нам тут вдвоём меситься, мажорчик? Ты видел, как мне хреново было с этим баронским сынком и его людьми? Думаешь, осилим вдвоём? — Оскар заметно напрягся.

— Осилим в связке, — я стянул перчатку и показал стигму, — я преодолел порог второго ранга.

— Крут. Но крысы не знали, насколько Берк сильный маг, — он покачал головой.

— Значит, будет довольно весело, — я выдохнул с каким-то облегчением. — К тому же, Берки не держат рядом сильных магов.

Я надеялся, что Хэнк всё-таки будет в состоянии сложить два плюс два и лично явится со мной поквитаться за смерть сына. Если это звено выдернуть из стройной цепочки, по которой работают Вебер и Юдалл, тогда им придётся значительно сложней.

.

Незаметно в муторном ожидании наступил рассвет. Люди Оскара разбрелись с «пятака», и мы остались вдвоём. Тем лучше. Оскар предлагал подождать в трейлере, но туда вести людей Берка мне совершенно не хотелось. Вокруг пятака достаточно пустующих домов, а значит, меньше людей пострадает по итогу.

В том, что никаких переговоров не получится, я был почти уверен. Сейчас меня одолевали сомнения — смерть второго Берка повлияет на временную линию, как ни крути, но и просто игнорировать его я не мог. Мне не добраться ни до Веберов, ни до Юдалл, и они для истории представляют большее значение, чем какой-то Хэнк Берк.

В конце концов, наша с ним встреча теперь стала неизбежна, потому что цепочка событий этой линии изменилась куда раньше — в том момент, когда я решил убрать Тома, и сделать из Оскара владельца территорий трущоб. Мысль о том, что Оскар никакой ни «король трущоб» меня давно не тревожила — убийством Тома я развязал ему руки, а где «истинный» король было уже плевать.

К тому же, это событие помогло найти ниточку не только к оружейнику, но и к самим заговорщикам, оставалось только помешать им, а после того, как нападение на границу состоится, раскрыть перед советом Тринадцати все карты. Хотели выкинуть Айонов из Тринадцати? Нет, я заставлю их пожалеть.

— Ты чё грузишься, мажорчик? — Оскар выкинул подальше дотлевший окурок сигареты.

— Думаю… Ты начал заниматься?

— Нача-а-ал, — протянул он. — Хотя до сих пор не особо горю желанием быть обязанным кому-нибудь. Типа тебя или того дедугана, который даст мне рекомендации.

— Итон не дедуган, — я не сдержал смешок.

Вдали послышался шум моторов. Похоже на мотоциклы. Парни Тома тоже были на мотоциклах. Я встал и прислушался, выискивая, откуда сейчас приедут наши приятели.

— К нам? — Оскар встал и повёл плечами, разминаясь.

— Думаю, что к нам, — кивнул я.

Звук стал громче, мотоциклы приближались с южной окраины трущобных кварталов.

— Готовься.

Как только рёв моторов оказался совсем близко, Оскар возвёл перед нами огневой круг, чтобы немагам было сложней пробиться через него. За стеной огня поднялась пыль, затем по земле пошла дрожь. Если Хэнк Берк может управлять землёй, то он здесь. Я не стал ждать, создал над нашими головами тяжёлую тучу, заморозив влагу в ней и послал вниз град из острых и тяжёлых ледяных глыб.

Оскар инстинктивно поставил щит, и не зря — те, кто не попал под глыбы обсыпали нас автоматными очередями, но пока не могли преодолеть стену из огня. Оскар держал две техники, но вскоре поднятая пылевая буря перебила огонь.

Огромный и мощный энергетический хлыст ударил по щиту, заставляя его пойти рябью. Ещё удар и ещё. Из-за пыльной бури я не мог найти глазами Хэнка. Вызывал вокруг себя воздушный удар, немного рассеял пыль. Нашёл Берка глазами — зачёсанные назад седые волосы, короткая бородка, кожаный плащ и высокие сапоги. Внешность — почти идентична Тому.

— Займись немагами, — бросил я.

Краем глаза заметил, что Оскар уменьшил площадь щита, удерживая его одной рукой, второй с довольно высокой скоростью отслеживал и швырял в немагов, попрятавшихся за укрытиями, свои огненные копья.

Я двигался в сторону Берка короткими перебежками — он заставлял асфальт подо мной трескаться, посылал в меня россыпи камней. Я переместился, уворачиваясь от хлыста, но в плечо вонзилась пуля, я пошатнулся и зашипел. Пришлось снова прыгнуть назад и, укрывшись за углом, заморозить рану.

Телепорт давался хорошо, но резерв тратился с чудовищной скоростью. Я снова переместился к Берку, получил занесённым хлыстом по спине, но сразу отправил в противника россыпь огненных стрел, одна из которых нашла цель. Переместился за спину противника, тот не успевал за мной следить, но землю трясло, в меня летели камни, а пыльная буря не утихала и развеять её стало сложней.

Я коснулся земли ладонью, прикрылся щитом, покрыл асфальт ледяной коркой, но, похоже Хэнк просёк технику и лёд тут же занесло пылью и песком. По телу снова ударил энергохлыст. Я отшатнулся, уловил силуэт Хэнка и переместился прямо к нему.

— Я знал, что это ты, где мой оружейник?!

Вместо ответа Берк получил в морду моим кулаком, защищённым ледяным «кастетом», я отскочил назад, пока он был в растерянности, и расчертил под ним ловушку. Противник больше не мог сойти с места, но махать хлыстом вполне успевал.

Создав множество тонких и острых ледяных осколков, потоком направил их в Хэнка. Услышал сдавленный хрип. Теперь ледяные кулаки. Один удар, второй. Они стали больше и крепче, я почти чувствовал, как ломаю Берку рёбра, а он не может сойти с ловушки.

Ещё раз тряхнуло, но моя ловушка не разрушилась. Я понял, что стрелять прекратили. Оскар или перебил всех, или они решили убраться отсюда. По ногам отчаянно, и уже довольно слаб, дважды ударил энергетический хлыст, буря не унималась, но Берк тратил на неё остатки своего резерва.

— Остановись, ты уже проиграл! — крикнул я сквозь пелену бури.

Не получив ответа, направился к ловушке, попутно создавая шторм прямо над нашими головами. Хлестанул ливень, сбивающий бурю, Хэнк был на пределе. Я оказался совсем близко и, расчертив напротив него простой контур, отправил в Берка мощный и короткий акустический удар.

Тот хрипло заорал и упал на колени, прижимая ладони к ушам.

Я тоже потратил много сил, но пока рано было отдыхать. Я подошёл ближе и схватил Берка за воротник куртки, оплетая всё его тело и одежду сковывающей ледяной паутиной.

Оскар вскоре оказался рядом.

— Несколько убиты, остальные свалили, — тяжело выдохнул он.

Я только кивнул и поискал взглядом подходящее для разговора место. Буквально за шиворот я поволок хрипящего и опустошённого Хэнка в одно из пустующих зданий. Охватившей тело Берка ледяной паутины хватало, чтобы просто тащить его за собой без особых усилий.

Чуть приподняв его над полом, потоком ветра швырнул в стену напротив. Берк сполз по ней и остался сидеть, опустив голову.

— А теперь ты расскажешь мне всё, что знаешь, — я присел на корточки рядом.

Его резерв был полностью опустошён, он не сможет сделать ровным счётом ничего, даже если очень постарается.

— Ты-ы-ы, — прохрипел он. — Убил моего сына.

— Да, это был я. Откуда ты узнал, где я буду? Теракт рядом кафе. Кем были те люди?

— Пошёл ты-ы-ы, — хрипло рассмеялся Берк. — Ничего не скажу.

— Скажешь, — я положил ему на лоб ладонь. — Рассказать тебе, что я сделал с Филом Туми?

Я запустил ледяной холод под кожу и кости черепушки Берка. Тут взвыл и я рассеял технику.

— Я могу так долго. Я могу не применять магию, если пожелаешь. У меня в запасе есть пара очень острых ножей, к примеру.

— Ты всё равно меня убьёшь, какой смысл говорить? — Хэнк поднял на меня взгляд.

— Я сделаю это быстро. Просто застрелю тебя без мучений.

— Ха-а-а, — а говорили, что Айоны мягкотелые и до блевоты благородные.

— Кто говорил?

Хэнк замолчал.

Я сделал тоже самое, что когда-то с Томом — схватил его за предплечья, нагревая жидкости в теле. Берк часто задышал, пытаясь хоть как-то справиться с растущей температурой.

— Говори.

Если бы к этому моменту больше овладел кровью, мог бы сделать что-нибудь иное, но, похоже, этого пока оказалось достаточно.

— Муррей. Они заказчики теракта.

— Они искали меня?

— Нет. Я искал, — Хэнк продолжал тяжело и часто дышать, и я снизил температуру.

— Мои люди тебя выследили, я знал, что ты будешь в той забегаловке. Взрыв должен был быть на несколько кварталов дальше, у вокзала, но я…

Я сжал зубы. Хэнк перестал говорить, только тяжело дышал.

— Продолжай.

— Муррей узнали, что я перенаправил наёмников, они… Они были недовольны, когда узнали, что детишки Ноксов и Айнов были в той кафешке. Я скрылся. Муррей боятся тех, кто стоит выше них, они зависимы. Им обещали место среди Тринадцати, — затараторил он, когда почувствовал, что температура снова растёт.

— Кто обещал?

Я знал, но хотел понять, что именно Берк знает о связях Муррей, Веберов и Юдалл.

— Кто-то из Тринадцати, не знаю. Кто связан с армией тоже. Там минцы, они всем правят, они снабжают тех…

— Зачем Муррей устроили теракт?

— Не знаю, они мне не докладывали, — прохрипел Хэнк. — Отвлечь от чего, по ходу. Я работал с ними через лидеров наёмников, они знали, что у меня есть оружейник.

— У них есть артефактное оружие?

— Они заказывали, отправляли минцам. Муррей на побегушках у ещё кого-то, они всё на себя возьмут, если что-то пойдёт не так…

— Есть доказательства? Переписки, записи звонков, встреч, что-нибудь?

Я всё ещё держался за предплечья Хэнка, кожа на которых же стала трескаться от обезвоживания — я медленно поднимал температуру. Губы Берка пересохли.

— Неро, может, оставишь его, запусти его дальше следить за этими Муррей?

— Если они недовольны его работой, могут отказаться от сотрудничества. Они сейчас боятся за свои шкуры — это первое. Второе — слишком ненадёжно, — проговорил я, не поворачиваясь.

— Есть что-то у Муррей, наверное. Я всё уничтожал… Они готовят почву для вторжения минцев, для начала войны. Они с ними…

— Муррей связующее звено с минцами?

Хэнк только слабо кивнул.

Я понимал, что ещё немного и сердце Берка просто не выдержит такой нагрузки, даже под своими пальцами я чувствовал ускоренный и неровный пульс.

Мне самому становилось хуже — в висках стучала адская боль, на глаза давило, рана в плече ёкала и ныла, позвоночник простреливали молнии.

— Добей уже, — прохрипел Берк. — Я больше ничего не знаю.

Какое-то время я колебался, продумывая, может, Берк будет полезен, но нет — его можно было вычёркивать из временной линии, тем более что я уже забрал себе Виктора. Берк вывел меня на Муррей, которых я вообще не учитывал в раскладах, а значит, теперь можно использовать кого-то вроде Эмилии.

— Прощай.

Я моментально заморозил тело Берка. Он даже не успел вскрикнуть или захрипеть. Можно считать, что убил мгновенно, как и обещал. Я повернулся к Оскару, который почти с отрешённым видом наблюдал за происходящим.

— Считаешь, что не нужно было этого делать?

— Мне всё равно, — он пожал плечами, — Берков больше нет, а значит у меня будет меньше проблем.

Я встал и пошатнулся — силы совсем не восстанавливались, раны болели и сочились кровью. Оскар подставил мне плечо и ухмыльнулся.

— Теперь мне придётся переть тебя к Локи, мажорчик.

— Да. И давай скорей. У меня сегодня ещё есть дела, — я выдавил из себя улыбку.

Времени больше не было. Я больше не собирался смиренно выжидать, что будет дальше. Единственное, чего я мог дождаться, так это ордера на допрос прислуги с менталистом, идти напролом против закона мне будет не на руку.

— Что за дела? — спросил Оскар, когда мы вышли из здания.

— На свидание поеду, — фыркнул я.

.

Локи встретил меня без особой радости, всё-таки целитель был из него так себе, но за пару часов я смог хоть немного восстановиться. Раны будут ещё долго ёкать, но это не так уж и страшно.

Пока валялся на продавленном диване, отписался Мору, что о мной всё в порядке и спросил, как обстоят дела с ордером. Он ответил, что Артура не видел, но скорее всего специальный менталист прибудет уже завтра, а вот отцу стало ещё хуже и он уже не встаёт с постели.

Внутри что-то неясно защемило. Надо бы зайти к нему сегодня. Я протяжно вздохнул, борясь с остатками боли и позвонил Грейс.

— Привет, — промурлыкала она, — неужто вспомнил обо мне?

— И не просто вспомнил, хочу наведаться к тебе, да и поговорить с твоей матушкой. Она дома?

— Где же ей ещё быть? — хихикнула Грейс. — Ты помнишь, о чём я тебе рассказывала? Так вот, она велела отцу прекратить пока всякие действия потому…

— Понял, умничка, — приторно проворковал я. — Она никуда не собирается выезжать?

Пусть думает, что это она поспособствовала нашему с Ноксами «перемирию без войны».

— Нет, сегодня у неё никаких дел. Я очень хочу тебя увидеть, — пропела довольная Грейс.

— Я тоже. Сегодня я приеду.

— Мне предупредить маму? Ну, чтобы ужин накрыли или типа того… Хотя, официальной договорённости же нет, — с сомнением произнесла она.

— Нет, не предупреждай.

— Это же не по этикету, ну-у-у… Ладно, не буду говорить. Ради тебя.

— Спасибо. Тогда жди.

Грейс очень старательно набивала очки в моих глазах, да ещё и считала, что это её игра заставила меня и Эмилию взглянуть иначе на наш возможный брак и выгоду от него. Что же, пусть считает.

Когда боль отступила, и я понял, что резерв немного восстановился, попросил Оскара подкинуть меня до границы трущоб, а оттуда вызвал такси сначала до центра, а потом и до поместья Ноксов. Нужно было привести себя хоть немного в порядок.

Время только-только перевалило за девятый час утра, да и по правилам мне нужно было организовать официальную встречу с Эмилией, но только вот разговор у нас будет крайне неофициальный, а потому я решил позволить себе подобную наглость. К тому же, Грейс я и правда хотел увидеть. Хитрожопая девочка могла стать мне настоящей союзницей, а брак с ней будет мне на руку.

До приезда в поместье я успел зайти в химчистку, где мне вне очереди почистили пыльную куртку, затем я привёл в порядок растрёпанные волосы и почтил обувь. Вид всё равно оставался помятым, к тому же пришлось купить рубашку в первом попавшемся магазине, а окровавленную кофту выкинуть в урну.

Охрана Ноксов долго не хотела меня пускать, хоть и сразу сообщили им, кто приехал. Вышедший воротам камердинер сомневался, примет ли Эмилия меня сейчас, но, похоже, ему в микронаушник что-то нашептали и меня, наконец, впустили на территорию.

Оставив меня на той самой открытой веранде, камердинер вошёл в дом. Вскоре ко мне явились Эмилия и Эдвард, которого я смерил вопросительным взглядом.

— Почему вы явились без приглашения и без предупреждения, господин Айон? — холодно спросил Эдвард.

— Мне нужно поговорить с Эмилией. При всё уважении, тет-а-тет. Это очень важно, — я проигнорировал его вопрос.

— Но…

— Подожди, Эдвард. Возможно, у Неро и правда есть важный разговор.

Похоже, Эмилия по одному моему взгляду поняла, что я не просто о погоде потрепаться пришёл, к тому же, она точно уже прознала, что я получил независимость от рода, а значит, ничьё разрешение на это мне было не нужно.

— Я буду говорить только наедине, — повторил я.

— Хорошо. Эдвард, оставь нас, — Эмилия кивнула брату.

Чуть подобрав платье, она села в одно из плетёных кресел и проводила Эдварда взглядом. Я сел напротив и расслабленно откинулся на спинку.

— Что же, — я чуть наклонил голову, — у вас такой вид, Эмилия, будто вы знаете, о чём будет идти речь.

— Возможно, — она старалась держать лицо и оставаться спокойной.

— Ну, тогда не вижу причин отвлекаться на посторонние темы, — я легко улыбнулся уголком рта.

— Внимательно слушаю, — она ответила мне такой же лёгкой улыбкой.


Глава 26



— Начну с того, что мне известно, кто стоял за взрывом рядом кафе, когда я был там вместе с Грейс.

Я взял паузу с удовольствием наблюдая, как меняется лицо госпожи Эмилии, как она удивляется, а потом начинает злиться. Я же решил зайти с главного козыря всего этого разговора не просто так — чем больше она будет растеряна и взволнованна, тем лучше.

Эмилия ведь тоже прекрасно понимала, почему я пришёл именно к ней, а значит, разговор будет на равных. Она далеко не глупа и всё ещё пытается меня переиграть, что же, пусть будет так.

— Не хочу показаться грубой, но первое — откуда тебе это известно? И второе — почему я должна верить тебе на слово?

Резонно. На мгновение я даже пожалел, что не стал записывать наш с Хэнком разговор на диктофон, но с другой — это и меня могло скомпрометировать в случае чего.

— Откуда мне это известно — совершенно не важно, а вот насчёт того, верить мне или нет, — я слегка качнул головой. — А вы сами можете об этом узнать, спросите у Муррей.

— Муррей? Так это они? — в голосе Эмилии мелькнуло возмущение. — Уверен?

— Да. И мне кажется, что это было сделано неспроста. Думаю, они знали, что там будет Грейс. Помните, я говорил, что террористы кого-то искали?

Я закидывал ей всё больше пищи для размышления и сразу проверял, насколько Виктор и Альфред находятся под влиянием госпожи Нокс.

— Конечно я помню, — она осеклась.

Я улыбнулся — того разговора она не слышала, а значит, ей, как и положено, всё докладывали. По лицу Эмилии было буквально видно, как в её голове крутятся шестерёнки, собирая картинку, которая была угодна мне: Муррей под влиянием Веберов и Юдалл, союзники заподозрили, что Эмилия решила сменить тактику и переметнуться на сторону Айонов ради собственной выгоды. Это не понравилось ни покровителям из Мин, ни самим заговорщикам. С помощью рода Муррей, которому пообещали золотые горы и влияние, они решают припугнуть Ноксов «нападением» на Грейс. При этом же, сами Веберы и Юдалл останутся с чистыми руками, а Ноксы прижмут хвосты, опасаясь, что кто-то решил им навредить.

— Н-но, — Эмилия, наконец, заговорила, — если всё так, то почему же…

Ей было не с руки признаваться, в чём она ещё недавно принимала активное участие. По сути, Эмилия сейчас была зажата в угол — между мной и своими же союзниками. Ей совсем не обязательно знать, что про нападение на Грейс я нагло солгал, и Хэнк Берк просто хотел поквитаться со мной. Ему вообще были не нужны никакие политические игрища, но Эмилия поверила, и сейчас оказалась в иллюзии того, что её прижали.

— И всё же, — выдохнула она. — Я не могу бездоказательно верить твоим словам, Неро, всё-таки Муррей наш дружественный род.

— О, конечно, но вы же понимаете, что я не могу подставлять себя, правда? Раз род Муррей с вами «дружен», то они обязательно откроют вам правду о деле. Ведь очень странно, да, что благородный род работает с террористами и устраивает взрывы в центре метрополии? Зачем бы им было это нужно, — я картинно вздохнул и развёл руками.

Она не будет требовать у меня никаких доказательств. Просто рисуется, потому что понимает — единственный способ уверенно заявить, что не верит мне — признаться, что все они работали вместе ради общей цели. Хотя, вот чего я не знал, так это реальной причины взрыва в центре метрополии.

— Госпожа Нокс, — я решил, что времени на душевные метания дал ей достаточно. — Я могу помочь и вам, и вашему роду, и даже дать защиту… Хоть и не знаю, о чём вы сейчас так переживаете.

Я взглянул на неё с самым добродушным видом, и конечно же прочитал на лице Эмилии, что она подозревает о том, что мне всё известно о Ноксах и их делишках.

— О какой защите ты говоришь? — казалось, голос её немного осип. — Ты не глава рода, даже не наследник.

— Но я независим от рода, а значит, могу пообещать личную помощь, — чуть настойчивее проговорил я.

Она молчала, всё ещё терзаясь сомнениями. Возможно, мне придётся намекнуть на свои знания. В прошлой жизни такого расклада просто не случилось, и случиться не могло. Несколькими моими действиями и сопутствующими изменениями пространства-времени, всё пришло к этому.

Признаться, я совсем этого не чурался — либо я заставлю Ноксов подчиняться и быть союзниками насильно, либо, если узнаю, что Эмилия продолжит свои хитрые игры, уничтожу. Хотя конечно же, мне куда интереснее заставить эту коалицию перегрызть друг друга.

— Эмилия. Я знаю, что вы занимались финансовыми махинациями, пытались обвести моего отца вокруг пальца.

Я замолчал также резко, как и начал. Мне показалось, что сейчас я почувствовал не просто сильное волнение Потока Эмилии, но и тот леденящий ужас, который прошёлся по её спине, хотя я даже ничего не упомянул о коалиции.

— Ч-что, — дрожащими губами переспросила она. — Я…я…я не знаю, о чём ты.

— Знаете. И об этом известно не только мне, но и отцу, и Мартину. Но сейчас, учитывая обстоятельства, я готов закрыть на это глаза.

На этих словах лицо Эмилии переменилось, будто она хотела возразить такой наглости — какой-то сопляк сообщает, что сделает милость и закроет глаза на дела Ноксов. Но видимо, каким-то образом она понимала, что я знаю куда больше, и сотрудничать со мной куда полезней, чем идти в штыки.

Конечно, она уже планирует, как будет действовать дальше, чтобы остаться в выигрыше, но сейчас это вообще не важно.

— Значит, мне нужно говорить с тобой на равных, хоть ты и не глава? — уже более спокойно спросила она.

— Да. Ведь я говорю с вами на равных, хоть вы и не глава, — я ухмыльнулся самым наглым образом.

Да, по лицу Эмилии было прекрасно видно, что мы оба всё поняли так, как нужно. Лишние слова и разъяснения сейчас нам обоим могут быть не с руки. Я молчал, вдыхая прохладный утренний воздух и ждал, пока в голове госпожи Нокс всё сложится, как я планировал.

— Мне нужно понимать, что в данный момент ты хочешь от Ноксов? — она напряглась.

— Да ничего особенного. Я сообщил вам новость о Муррей, думаю, этого достаточно для небольшой благодарности?

— Конечно, говори.

— Я хочу, чтобы вы пересчитали все вложения моего отца в судостроительную компанию и вернули то, что…Как бы это сказать, насчитали ошибочно, — я закинул ногу на ногу и подставил лицо лучу света, попавшему на веранду.

— Хорошо, что-то ещё?

— Пока нет, — я мотнул головой. — Разбирайтесь с родом Муррей сами, мне, пока Ноксы роду Айонов никто, нет до этого никакого дела.

— Но ведь ты тоже пострадал.

Чего Эмилия хочет? Чтобы я вслух сказал о том, что знаю про Веберов и Юдалл, что мне тоже интересно, зачем Муррей организовали взрыв? Нет, милая леди, не дождётесь.

— Но вы ведь узнаете, что произошло на самом деле? — я перестал жмуриться на солнце и снова взглянул на неё.

Эмилия кивнула.

— И кстати, я приглашаю вас на официальную встречу, хочу вместе с отцом или Мартином обсудить детали нашей помолвки с Грейс. Вы, кажется, были не против?

Конечно, она не против. Я прекрасно понимаю, что Эмилия не будет просто покорно плыть по течению, она будет делать всё для собственной выгоды, и за это её даже можно было бы уважать, если бы не память о том, что делали Ноксы в той моей жизни.

— Когда назначим встречу?

Эмилия даже с некоторой радостью переключилась на новую тему, её напрягало говорить о Муррей и осознавать, что я оказался не просто чуть обнаглевшим отпрыском Айонов.

— Сегодня я вернусь домой и переговорю с отцом, потом вам пришлют приглашение. Мы же обо всём договорись, Эмилия?

Я улыбался настолько доброжелательно, что госпожу Нокс, должно быть, передёрнуло где-то внутри. Но меня это совершенно не волновало. Она расскажет мне о Муррей. Просто не сможет не рассказать, потому что понимает, либо коалиция сожрёт её, либо она найдёт поддержку у Айонов.

— Договорились. Тебя проводить, Неро? — она встала с плетёного кресла.

— Нет, — я канул головой, — мне бы хотелось увидеться с Грейс.

Эмилия недолго помолчала, но кивнула и сказала, что сейчас её позовёт. Я проводил госпожу Нокс взглядом и сполз по спинке кресла так, чтобы на лицо снова падали солнечные лучи. Хорошо. Как же приятно было видеть в глазах Эмилии растерянность и попытку быстро собрать воедино картинку, а потом составить план действий. Теперь, так или иначе, она будет вынуждена играть по моим правилам, и даже если попытается переиграть… Что же, на её месте я бы тоже пытался.

.

С Грейс я пробыл совсем недолго, и болтая ни о чём. Она рассказала, что решила помочь Аврил найти опекуна при помощи своего дядюшки. На вопрос ей-то это зачем, сказала, что раз «сироточка» так для меня важна, то она примет её в моей жизни и даже будет помогать.

На новость о том, что я пригласил её мать на переговоры она отреагировала хитрой улыбкой — девчонка и правда думала, что она сыграла в этом немаловажную роль.

Чуть позже я вызвал в поместье Ноксов своего водителя. Сегодня ещё желательно было явиться хотя бы на половину занятий в школе и на тренировку. Я понимал, что остаюсь в этой временной линии уже насовсем, и когда улажу дела с родом, жизнь вернётся в обычное русло — мне всё равно нужно отучиться, чтобы не терять престижа, мне всё равно нужно будет отстаивать своё положение в этом обществе.

Я был доволен тем, как прошло утро, но в душе металось неясное предчувствие, будто этот день будет не таким уже и простым. Я пялился на пролетающий за окном пейзаж и старался хоть ненадолго освободиться от роящихся мыслей.

.

В поместье было необычно тихо, я не стал узнавать у камердинера куда все подевались, и напрямую пошёл к комнатам отца. Несмотря на всю ситуацию, я не мог просто игнорировать его состояние. Наш конфликт никуда не делся, но почему-то я стойко понимал — это было не просто так.

Неизвестная болезнь отца не какое-то совпадение, это следствие изменений в пространстве-времени. И если в той жизни ему было суждено умереть после всего случившегося с нашим родом, то сейчас… Либо это должно было случиться так или иначе, либо я ещё могу это исправить.

Хесс дежурил у главной спальни отца, он сидел в кресле и просматривал какие-то записи. Целитель Айонов был опытным и сильным, но всё, что ему сейчас оставалось, похоже, только поддерживать состояние отца.

— Пропустите меня, — я остановился рядом с ним.

— Проходите, юный господин, я не буду вас задерживать, — Хесс поднял на меня усталый взгляд. — Отец хотел вас видеть.

— Вы ничего так и не выяснили?

— Нет, увы, я бессилен. Господин Айон отказался ехать в госпиталь, отказался от полного обследования. В нём, кажется, угасает самое желание жить.

Целитель тяжело вздохнул и вернулся к просмотру записей. Я толкнул дверь и вошёл в спальню. Тяжёлые шторы были задвинуты почти наглухо, горел торшер на тумбочке рядом с кроватью, откуда-то тихо лилась еле слышная музыка.

Отец, полусидя читал что-то в свете торшера, натянув одеяло по самую грудь. Мне показалось, что он постарел на несколько десятков лет — длинные волосы сейчас были собраны не в тугой хвост, а беспорядочно рассыпались по подушкам, на лбу залегли глубокие морщины, лицо осунулось. А он ведь совсем ещё не был стариком.

— Здравствуй, папа, — как-то неожиданно для себя произнёс я.

— О, Неро, — он поднял на меня взгляд и снял очки. — Я давно хотел, чтобы ты зашёл.

— Прости, не было времени, — я подошёл ближе к кровати.

Отец и правда выглядел безумно уставшим и ещё более рассеянным, чем в тот день на Совете.

— Что-то мне не здоровится. Знаешь, я очень устал…

— Скажи, ты ничего подозрительного не замечал? Странное поведение прислуги или кого-то из родных? — я стоял, заведя руки за спину, что-то не давало просто расслабиться.

— Нет… Всё было в порядке, но вот… Знаешь, я уже готов поверить в существование проклятий, — отец слабо рассмеялся.

— Ты обязательно поправишься. Мы допросим прислугу. Я потребую допросить всех и узнаю, кто предал Айонов, — мой голос прозвучал зло и холодно. Наверное, не это сейчас хотел слышать отец.

— Ох, Неро. В твоих руках Айоны будут в безопасности, — он улыбнулся. — Прости, что был слаб. Я лишь верил, что добродетелью можно победить врагов и установить мир.

— Иногда этого недостаточно, увы, — выдохнул я. — С тобой всё будет в порядке.

— Мне почему-то так не кажется. Я уже передал Мартину, что в случае моей смерти он примет на себя обязанности временного главы рода, а дальше…

— Неужели ты совсем не хочешь бороться?

Внутри меня снова возникло старое чувство — то самое, что я испытал, когда отец покончил с собой в прошлой жизни. Позволил нам угаснуть, оставил нас всех, как трус и эгоист. Я лишь чуть стиснул зубы и сжал кулак за спиной. Отец молчал, всматриваясь в моё лицо почти погасшими глазами с фиолетовым отливом.

— Ты стал совсем другим, сын. Я больше не узнаю тебя.

— Я тоже не узнаю тебя, отец, — процедил я сквозь зубы.

— Не держи на меня зла, прошу, — он отложил свою книгу и протянул мне руку.

Я поколебался несколько секунд, но всё-таки снял перчатку с правой руки и взялся за его ладонь. Взгляд отца упал на стигмы, и он улыбнулся, поняв, что моя сила достигла уровня второго ранга.

— Ты становишься всё сильней. Я прошу, не дай гневу захлестнуть и погубить тебя.

Я держал его за руку и старался дышать как можно ровней. Мне было жаль его, я злился на него, я не мог позволить Потоку выйти из-под контроля.

— Береги себя. А я… Я постараюсь бороться, хорошо?

— Хорошо.

Отец отпустил меня, и почти упал обратно на подушки, тяжело дыша. Я не двигался с места, хотя понимал, что разговор вряд ли продолжится.

— Мне нужно отдохнуть, — наконец сказал он.

— Я постараюсь зайти ещё. Борись с этим, отец, ты нужен всем нам…

Он только слабо кивнул, не открывая глаза.

Я развернулся и вышел из спальни с опустошающим чувством, которому пока не мог дать определения. Несколько минут я простоял, прислонившись к двери и рассматривая стену напротив.

— Всё в порядке? — обеспокоенно спросил целитель.

— Да. Ты не знаешь, где все? — я повернул к нему голову.

— Прислуга и весь персонал поместья, включая наложниц, сейчас получают инструкции и разъяснения, как будет проходить допрос с менталистом.

— Что? Он уже прибыл? — меня будто вернуло в реальность.

— Нет, прибудет к восьми часам вечера, как сообщил мне Артур. Он проинструктировал меня отдельно, чтобы я мог быть рядом с господином Айоном.

— У тебя нет мыслей, кто и что мог сделать? — я устало потёр глаза.

День только начался, а я чувствовал просто безумную усталость, хотя, если задуматься — я давно не спал, тратил резерв Потока и находился в постоянном напряжении уже долгое время.

— К сожалению нет, юный господин, но я понимаю, почему было принято решение всех допросить. Господин Айон редко куда-то выезжает, никаких сомнительных контактов не имел, так что… — Хесс пожал плечами и решил не договаривать.

— Я понял. Спасибо.

— Если состояние господина Айона изменится, я сразу сообщу.

— Спасибо Хесс.

.

Я решил, что нужно хотя бы принять душ и уделить время хоть какой-нибудь практике, лучше всего медитации в Домене, если я сейчас позволю себе и своему телу потерять контроль, то ничем хорошим это не обернётся.

По пути на полигон мне встретился Артур.

— Я думал, что ты уже не приедешь, — устало произнёс он, но даже не стал спрашивать, где я был.

— Но я здесь.

— Я получил ордер и пригласил менталиста, он прибудет вечером.

— Знаю, — я нетерпеливо переступил с ноги на ногу — Поток вёл себя дёргано, а мне не нужны лишние выплески силы.

— Вынужден признаться, ты был прав — нам необходимо найти виновников. Похоже, что Хагану становится только хуже.

Артур говорил спокойно, но по глазам было видно, что он сожалеет о промедлении.

— Как только менталист прибудет, я сообщу.

— Хорошо, можешь послать за мной Эйла. Я попрактикую Домен.

Артур ответил мне коротким кивком и пошёл вверх по лестнице.

Быстрым шагом я добрался до полигона — несмотря на то, что я, казалось, сохранял полное спокойствие, Потоку это было не объяснить, он говорил лучше всех запечатанных и спрятанных эмоций. Поток понимал, что я был в ярости и негодовании одновременно.

Артефакт Домена я с собой не взял. Я лёг на траву и долго пялился в небо, прямо как в тот день, когда вернулся в собственное прошлое. Пришлось работать с тем, что есть — дыхательная практика, взгляд внутрь себя, очищение сознания.

Я, как и Айоны, как и Империя были на пороге чего-то. Изменений. И сейчас мои знания о будущем уже не работали так, как нужно, в полной мере, осталась ещё масса вопросов, но я знал, что сейчас нужно решать только самое важное, только то, до чего могу дотянуться.

Я снова размеренно и глубоко дышал, наблюдая за течением Потока, постарался успокоить и заглушить мысли, восстанавливал резерв и даже немного задремал.

— Вас приглашают в большой зал, юный господин.

Я открыл один глаз и посмотрел на нависшего надо мной Эйла.

— Всё уже готово?

— Да. Менталист прибыл, персонал и прислуга собраны. Артур и остальные ожидают вашего присутствия.

Я слегка улыбнулся и, поднявшись с травы, последовал за Эйлом.



Глава 27



В большом зале от количества народа было душно, хотя окна распахнули настежь, впуская прохладный осенний воздух. В дальнем конце зала для членов семьи выставили обеденные кресла с высокими спинками. Напротив них ещё два стула, повёрнутых друг к другу.

На одном из них уже сидел низкий худой мужчина. Менталист. Его я не знал. На вид около шестидесяти лет. Короткие, с проседью, волосы аккуратно зачёсаны назад, небольшие очки в золотой оправе, длинный синий сюртук. Он выглядел спокойно, похоже, что на подобные мероприятия его приглашали далеко не в первый раз.

В приготовленном нам ряду заняли свои места Артур, Брайс и Мартин, отца, конечно же, не было. Юстаса видимо решили не вызывать с границы и меня это насторожило — приближалось время, когда в прошлый раз началось вооружённое вторжение.

Я кивнул менталисту, уловив взгляд его светло-серых глаз и подошёл к Мартину.

— Скоро начнём, — коротко ответил он на незаданный вопрос.

Мне показалось, или его Поток не был в покое? Для прадеда, поведавшего в жизни много всего, это было даже странно. Хотя, он до сих пор не верил в то, что среди своих есть предатели. Наверное, ему просто повезло, что столкнулся с этим впервые.

Через пару минут Артур встал, вышел немного вперёд и строго оглядел всех собравшихся. Перешёптывания совсем стихли.

— Не буду долго говорить, все вы получили разъяснения и инструкции. Каждый по очереди, услышав своё имя, должен пройти сюда, — он указал на стул, — и ответить на вопросы господина Флеммана.

Повисло тяжёлое молчание и вопрос «а что будет дальше с тем, кто окажется предателем», казалось, пропитал весь зал. Я решил не вмешиваться и пока просто наблюдать. Мне тоже был интересен ответ на этот вопрос.

Первым на допрос шла самая мелкая прислуга, затем менторы.

Я внимательно наблюдал, как господин Флемман смотрит в глаза ментору Эйлу, погружается в его сознание, откапывает всё самое тайное. У этого процесса не было никаких внешних проявлений, но я прекрасно знал, как работают менталисты. Теперь Эйл не сможет солгать, даже если очень захочет.

— Ваше имя?

Голос Флеммана звучал также спокойно, как и при допросе всех остальных. На его лице не дрогнуло ни одной мышцы, не отразилось ни одна эмоция и, скорее всего, он уже знал, что Эйл чист.

— Эйл Родгер, — ответил ментор.

— Вы когда-либо совершали действия против рода Айон, любых его ветвей, родственных семей и представителей, любым возможным способном?

— Нет, — спокойно ответил Эйл.

— Являлись ли вы соучастником действий против рода Айон, любых его ветвей, родственных семей и представителей, прямым или косвенным образом?

— Нет.

— Покрываете ли вы кого-либо, кто совершал действия против рода Айон, любых его ветвей, родственных семей и представителей?

— Нет, — Эйл качнул головой.

Вопросы менталиста были похожи, он задавал их монотонно и с одинаковыми паузами. Господин Флемман так говорил с каждым, кто садился напротив. Мне показалось, что помимо формулировок, охватывающих всех, кто относился к Айонам, менталист таким образом погружал допрашиваемого в некий транс.

— Замечали ли за кем-либо из прислуги, состава наложниц или состава менторов действия…

Он задал ещё несколько похожих вопросов, а затем отпустил Эйла, подтвердив, что он был кристально честен.

У меня раскалывалась голова. Часть прислуги после допроса отпустили — нужно было возвращаться к работе. Очередь дошла до наложниц, первые две быстро ответили на вопросы и, белея и охая ушли, сославшись, что это слишком тяжело для них.

Когда Артур назвал Инесс, она медленно подошла к стулу и села. Выглядела она уставшей, под глазами залегли синяки, белоснежные волосы были заплетены в неаккуратную косу. Инесса тяжело переживала болезнь отца, хотя в последнюю нашу встречу улыбалась и говорила, что всё в порядке.

— Ваше имя? — в который раз я услышал голос Флеммана.

— Инесс Гилард-Айон, — флегматично выдохнула она.

— Вы когда-либо совершали действия против рода Айон, любых его ветвей…

Я всмотрелся в лицо Флеммана, затем в лицо Инесс и понял, что-то не так. Нет, это не могло быть. Лицо женщины, которую отец действительно любил, исказилось гримасой боли, внутренней борьбы, с которой она не в состоянии была бороться.

Нет. Не верю.

— Инесс, Гилард-Айон, отвечайте, — голос менталиста прозвучал настойчивее и холоднее.

— Я… Я… — она заикалась, хватала ртом воздух. — Я делала, я…

— Что? — я невольно привстал.

В глазах всех, кто ещё остался в зале мелькнуло удивление, потом ужас. Я взглянул на Артура, который только нахмурился и на скривившегося Брайса.

— Каким образом вы совершали данные действия?

Я вцепился руками в подлокотники и старался дышать ровно. Инесса, этого быть не могло. Как? Мне приходилось душить ярость и негодование, чтобы дослушать ответы на вопросы. Она была один из самых близких отцу людей. Но как? Ни ядов в крови, ни артефактов в комнате, ничего.

— Меня что-то заставляло, я не знаю, я люблю Хагана всей душой, я страдаю, я не могла… — Инесса не кричала, но захлёбывалась собственными словами.

— Что заставляло? — Флемман оставался предельно спокоен.

— Под кожей, под кожей, артефакт, — пробормотала Инесса, опустив взгляд. — Я знала, что он там, на нём скрипт, я не знаю, я… Я знала, что Хагану плохо от него, но я всё равно каждый день находилась рядом, я…

— Где этот артефакт?

Я чувствовал, что сердце колотится где-то в глотке. Кто и что именно сделал с Инесс? Если она действовала по установке, то не могла бороться с этим, хотя всё понимала. Я пытался не отводить взгляда от неё: по лицу Инессы стекали слёзы, она размазывала тушь, захлёбывалась и не могла нормально говорить.

Я стиснул зубы. Я видел такое и раньше — установка довольно сильная, нельзя просто перестать выполнять программу, говорить об этом физически тяжело и больно — один менталист задал программу, второй сейчас активно её рушил. Я видел, как Инессу раздирают противоречия и боль от того, что она совершила.

Жалел сейчас я об одном, что не взял артефакт Домена с собой. Если бы я мог отгородиться от всех присутствующих так, чтобы нас никто не видел и не слышал, но сейчас за Инесс наблюдали абсолютно все.

Спустя пару минут терзаний, она подняла широкий рукав светлого платья и показала место чуть выше локтя, с внутренней стороны. Миниатюрный, почти свежий шрамик был еле заметен.

— Я знала, знала, что он там, я хотела вырезать его, но мне не давало.

— Кто это сделал? — задал я вопрос, не поднимаясь с места.

Инесса коротко взглянула на меня, но промолчала, она не могла говорить без дополнительного ментального воздействия.

— Кем был установлен артефакт?

— Не знаю, — выдохнула Инесс, — я не знаю. Я не могу вспомнить, — она схватилась за голову. — Нет-нет-нет. Я не помню.

— Это правда? — рядом раздался голос Артура, обратившегося к менталисту.

Тот кивнул.

— Да, это действительно так. Установка была очень сильная и правильно созданная. В памяти этой женщины действительно нет сведений, кем был введён артефакт под кожу и даны установки. Ювелирная работа. Даже мне пришлось не так просто.

Он повернулся к Инесса, судорожно дёргавшей себя за волосы и даже я не мог разобрать то, что она бормочет себе под нос.

— Арестуйте её, — Артур повернулся к стоявшим слева от наших кресел гвардейцам. В карцер. Допрос должен продолжаться.

Гвардейцы молча подхватили Инессу под руки. Она подняла на меня взгляд:

— Прости, Неро! Прости! Я не могла… Я не знала, как с этим бороться! Хаган для меня всё. Всё!

Она рыдала и еле передвигала ноги. Оставшиеся в зале расступились, чтобы Инессу могли вывести из зала.

Я не мог оторвать от неё взгляд. Не мог решить, что теперь сделать. Она предала нас, она предала меня и отца. Но… Был кто-то выше, кто-то, сделавший из возлюбленной отца куклу, исполняющую чью-то волю. Она была не виновата, но в то же время.

Всё ещё крепко сжимая подлокотники, я смотрел вперёд и больше не слушал господина Флеммана. Я спас Адору от ужасной участи, но только что видел, как у Инесс взгляд становится всё безумнее с каждой секундой. Такое вмешательство в сознание не могло пройти даром. Спас одну жизнь и поплатился другой, даже отец… Если он не умрёт, то никогда уже не будет прежним.

Я чувствовал, как Поток выходит из-под контроля, но сейчас никак не мог позволить себе проявить хоть какие-то эмоции или выйти, чтобы выбросить излишки. Сейчас я жалел, что перестал пользоваться чётками.

Больше ни от кого из присутствующих похожей информации получено не было. Значит тот, кто это сделал выбрал одну Инессу и именно потому, что она была к отцу ближе всего. Когда я найду того, кто это сделал, я убью его на месте. Сразу.

После допроса зал покинули все, кроме членов семьи и менталиста, который подписал бумагу о неразглашении и протокол, записанный секретарём. Найдя в себе силы встать, я подошёл к господину Флемману.

— Что сейчас происходит с Инессой?

— Моё вмешательство привело к тому, что сильные установки начали рушиться. Она осознала, что делала в полной мере. Её чувства к господину Айону глубоки, а потому разум сейчас в полнейшем диссонансе, — спокойно ответил менталист.

Мы стояли посреди пустеющего зала, я спиной чувствовал, что к нам уже подходят и все остальные.

— Это значит…

— Скорее всего, её разум будет сильно повреждён. Я предупреждал господина Артура, что такое возможно, — менталист перевёл взгляд за мою спину.

— Да. Мы были осведомлены о рисках, — Артур кивнул.

— На этом моя работа завершена, позвольте откланяться.

— Вас проводят, — прадед кивнул оставшимся в зале двум гвардейцам.

— Мартин, — я повернулся к нему. — Мы должны допросить членов семьи, это не мог быть…

— Успокойся, — голос прадеда звякнул металлом. — Не нужно спешить. Мы сегодня же всё обсудим.

— Сейчас, — прошипел я.

— Нет, — отрезал прадед. — Тебе нужно успокоиться, пока твоя сила не разрушила поместье. Я чувствую твой Поток. Остынь.

Я проводил глазами менталиста и, сделав глубокий вдох, переборол желание применить всю свою силу, заставить всех ответить на вопросы. Понять, кто это сделал с отцом и Инесс.

Я переборол это желание, потому что эта временная линия и так трещала по швам, как бы мне не хотелось, я должен сохранять ясность ума, а не впадать в неистовство. По крайней мере, пока остаются блоки в моём сознании.

— Проветрись, соберёмся в малом переговорном зале через час. Понял, Неро? — ко мне снова обратился Мартин.

— Да, — процедил я сквозь зубы.

— Я сообщу отцу, — встрял стоявший рядом Брайс.

— Не смей, — прошипел я.

— Он имеет право знать, — огрызнулся брат.

Я шагнул ему навстречу, но меня остановила рука Мартина, не позволив приблизиться.

— Всем разойтись. До Совета не разговаривать друг с другом. Это мой приказ, как Старейшины.

Я ушёл в сторону полигона, потому что почувствовал, как силу Потока начали ощущать все, мне показалось, или стёкла в оконных рамах слегка завибрировали. Раз тело всё ещё сдерживает силу, то вскоре я смогу совладать с этим полностью.

Расчертив большой контур, я, как в тот самый первый день, выпускал переливающийся через край Поток прямо в землю, от чего узор подсвечивался, а трава вокруг моментально пожухла. Начался дождь, а я стоял под холодными каплями, всё ещё не веря в то, что произошло.

Тот, кто сделал это с Инесс точно знал, насколько она близка с отцом, значит, этот человек был уверен, что всё получится. Убрать отца раньше, чем произойдут намеченные события на границы? Это было странно — всё изменилось.

Я дышал глубоко, чувствуя, как капли текут по лицу и волосам, как попадают на оголённые запястья. Ещё немного. Ещё чуть больше информации. Если я прямо сейчас отпущу себя и просто уничтожу Веберов и Юдалл, меня объявят врагом Империи, навсегда упекут куда-нибудь подальше, если не казнят сразу.

Да, я стал намного сильней, но и со мной могут справиться. Предвечный, что за путь? Почему именно так?

Ко мне неслышно подошла Адора и, встав рядом, взяла за руку. На допросе ее не было, но, похоже, она всё уже знала. Я повернул к ней голову. На сестре не было лица — она побледнела и, похоже, успела наплакаться.

— Что будет с Инессой? — хрипло спросила она.

— Не знаю.

— Артур обмолвился о казн…

Сестра проглотила слово и поджала губы.

— Она действовала не по своей воле.

— Инесса заменила нам мать. Мне так больно от того, что это всё происходит.

Я промолчал, только немного крепче сжал её ладонь.

— Я буду добиваться справедливого решения на Совете, — сказал я.

— Отцу всё хуже. Хесс сказал, что он совсем угасает и может впасть в кому, — тихо проговорила Адора.

— Ему сообщили о том, какое было воздействие?

— Похоже, что да, но он ничего не может уже сделать.

По щекам сестры текли капли дождя в перемешку с редкими слезинками.

— Всё будет хорошо.

Она уткнулась мне в грудь и так мы простояли ещё несколько минут.

.

Перед Советом я зашёл к себе и переоделся. Поколебался, решая, стоит ли сейчас заходить к отцу, но передумал — сначала решим вопросы на Совете. Я на всякий случай отыскал пустые чётки в комоде и засунул в карман. Взял с собой глушилки и артефакт Домена. Усмехнулся — будто не на Совет собираюсь, а на войну, прямо сейчас.

Поток после выброса немного успокоился, но легче на душе, если у нас такая есть, не стало. Предвечный, если ты существуешь, покажи, что делать дальше — брать своё силой или пытаться дальше распутывать этот клубок.

.

Малый переговорный зал был пропитан атмосферой напряжения, все сидели с хмурыми лицами. К моему удивлению, приехал Тодд, как я понял, на допрос он просто опоздал, потому как был разодет в яркий зелёный костюм и явно приятно проводил время, забыл о том, что за событие намечалось на сегодня.

Мартин пришёл через пару минут и не стал произносить официальных речей.

— Сообщаю вам, господа, — он взял небольшую паузу и оглядел всех, — что Хаган передал мне права временного Главы.

— Ты был у него? — спросил я.

— Да. Он очень слаб и, боюсь, что лучше Хагану не станет. Посему, прошу с этого момента относиться ко мне, как главе рода Айон.

— Он знает про Инесс? — я посмотрел прадеду в глаза.

— Нет, — тот покачал головой.

— Скоро узнает, — вставил Брайс.

Я покосился на брата, уже забыв, что тому тоже дали право слова на Совете.

— Нам неизвестно кем Инессе были даны ментальные установки такой силы, а также, кем под кожу введён артефакт, — начал прадед.

— В любом случае, Инесс предала Айонов и должна быть казнена, — вставил Артур. — Если не хотите, чтобы прислуга считала, будто мы спускаем подобное на тормозах.

— Стоп, — я взглянул на него. — Казнена? Нужно изъять артефакт, изучить скрипт, а также найти менталиста и того, кто с ним работал.

— Господин Флемман сказал, что в её памяти отсутствует эта информация, — заговорил Брайс.

— Предлагаешь не искать причину, а устранить последствия?

— Хочешь, можем сделать это через официальный суд, хотя род имеет право при таких обстоятельствах совершить самосуд, — Брайс пожал плечами.

Я стиснул зубы.

— Подожди, Брайс. Мы не дикари и никогда не отличались жестокостью. Неро прав, нам нужно хотя бы попытаться провести расследование, — ответил Мартин.

— Ты прекрасно знаешь, как решить эту проблему, — сказал я. — Дай добро на допрос членов семьи и всё. Я настаиваю.

— Неро, — Мартин чуть повысил голос. — Сейчас я исполняю роль главы. Не смей на меня давить.

— Ты прекрасно знаешь, что я говорю это не просто так, — я уже почти рычал, поднимаясь со своего места. — Либо ты сам даёшь на это добро, либо я сделаю всё так, как считаю нужным.

— Уймись, мелкий, — послышался голос Брайса.

Ему я не ответил, сверля глазами прадеда.

— Ситуация выходит из-под контроля, нужны решительные меры, — процедил я. — Отец практически при смерти, Инесса арестована, прислуга напугана. Мартин, враг у нас под носом, а ты всё ещё считаешь недопустимым допрос?

Прадед смотрел на меня не отрываясь, да, ему было слишком сложно принять подобное решение. Совет только начался, а мы уже оказались в тупике.

— Я не имею права приказывать это, Неро. Ты знаешь правила. Вмешательство в сознание опасно, я не хочу подвергать членов рода подобному допросу без голосования.

— Предлагаю сделать короткий перерыв, — Артур шумно вздохнул. — Обстановка слишком накалённая. Мартин, мы выносим на голосование допрос членов рода, проживающих в поместье?

— Да, — прадед тяжело посмотрел мне в глаза. — Голосование после перерыва. Пятнадцать минут.

Я кивнул.

У двери Мартин остановил меня, не дав выйти в коридор.

— Что с тобой происходит? Я понимаю, что ты знаешь будущее, но ведь…

— Этого не было. Всё начало меняться. Пространство-время искажается. Всё, что я могу остановить сейчас, я остановлю.

— Неро, — Мартин покачал головой. — Ты же понимаешь, что голосование может закончиться не так, как ты хочешь?

— Посмотрим.

Я направился к крылу прислуги. Там, на цокольном этаже было выделено два небольших помещения по так называемый карцер. Я уже и не помнил, когда там в последний раз кого-то содержали.

В коридоре без особой отделки, с невысоким потолком, горели несколько светильников, а у отведённой Инессе камеры дежурили два гвардейца. Я понимал, что вряд ли она сможет сказать что-то внятное, но всё-таки, Инесса была мне дорога и хотя бы попытаться всё-таки стоило. Приказов, относительно того, впускать ли кого-то к ней, не было, и гвардейцы без проблем открыли камеру, сказали, что в камере было тихо. Никто до меня не приходил.

Когда тяжёлая дверь со скрипом открылась, у меня перехватило дыхание. Голову повело, а спина похолодела: с небольшого зарешёченного окошка свисала петля, связанная из оторванных от платья рукавов, а в этой петле, сама Инесса. Рядом перевёрнутый невысокий стул.

Я бросился к ней, окрикнул гвардейцев. Один из них порвал рукав ножом и тело Инессы упало мне на руки. Пощупал пульс — нет. Сердце моей второй матери не билось. Наверное, она сделал это сразу, как только за ней закрылась дверь камеры.

Я держал её на руках. Меня пошатывало, а внутри поднималась буря, с которой я не желал бороться. Голосования не будет. Я передал тело Инессы одному из гвардейцев и сосредоточился на перемещении…



Глава 28



Меня мгновенно перебросило в тот самый кабинет, где я в прошлый раз разговаривал с Алиасом. Если бы менталист сейчас находился в другом месте, уверен, меня бы телепортировало именно к нему.

Алиас поднял на меня удивлённый взгляд и приветственно кивнул. Я ожидал другой реакции, но сейчас мне было совсем не до этого.

— Вы мне нужны, господин Лангер, — я подошёл ближе к столу. — Прямо сейчас.

— Господин Айон, — он легко улыбнулся, — если вы сейчас же не усмирите Поток, то вас разорвёт на куски, или разрушит резиденцию.

— Мне нужна ваша помощь. Я заплачу. Или позволю просмотреть глубинные воспоминания. Это срочно. Прямо сейчас.

Алиас встал из-за стола и подошёл ко мне почти вплотную. Я и сам чувствовал, что сила и эмоции выходят из-под контроля. В кабинете, из-за незримой силы Потока тоже задрожали стёкла, стигмы под перчатками невыносимо жгло.

— Что вам нужно? — голос Алиаса был спокоен и холоден.

— Я заберу вас с собой. Я хочу, чтобы вы допросили членов рода Айон, которые сейчас находятся на месте, а потом тех, до кого я смогу дотянуться.

— Нет, — коротко отрезал он.

— Что? Почему? — меня поколачивало, хотя я и старался дышать ровно, чтобы утихомирить Поток.

Я чувствовал, как Алиас пытается пробиться в моё сознание, от того становилось ещё тяжелей сдерживать всё, что клокотало внутри.

— Для начала снимите ментальный блок.

Я разблокировал доступ к сознанию и коротко посмотрел менталисту в глаза. Этого хватило, чтобы ощутить, что я… Больше совершенно ничего не чувствую. Никакой боли от потери Инессы, никакого гнева от ситуации в целом, никакого желания разрушить всё вокруг. Я даже не сразу понял, что именно произошло, но Поток успокоился и перетекал по телу так, словно я только что вышел из глубокой медитации.

— Эмоциональный блокировка. Будет работать примерно два или три дня. Всё в порядке, Неро?

Алиас перестал обращаться ко мне официально, а значит, пока ставил блокировку увидел нечто, заинтересовавшее его. Я выдохнул и отступил назад на несколько шагов.

— О каком допросе ты говоришь?

— Долго объяснять, — я покосился на менталиста, — Но чем быстрее, тем лучше. А как я здесь оказался, не спросишь?

Я тоже решил обратиться к нему неофициально, чтобы проверить, насколько он готов сейчас подстраиваться под ситуацию.

— Я уже понял, — на лице Алиаса мелькнула хитрая улыбка. — Никогда такого не встречал. Очень интересное применение Потока. Но ещё раз: я никуда не пойду.

— Почему? Я же сказал, что найду, чем заплатить.

Я откинулся на спинку кресла чувствуя, как прекрасно работает блокировка эмоций — я не на секунду не переставал думать об Инессе и отце, но сейчас ничего не чувствовал, будто посмотрел репортаж о каких-то незнакомых людях.

— Неро, я подчиняюсь гильдии. Если то, о чём ты просишь было бы согласовано, явно ты бы не явился как бес, и не торопил бы меня. Если это не согласовано с родом, или хотя бы не является приказом главы, то я откажусь. Меня лишат гильдейства и должности.

— Понял, — я кивнул.

— Я успел увидеть, что ты пережил за последний час, потому и поставил блокировку. Возвращайся. Пока у тебя абсолютно трезвое и холодное сознание, ты можешь увидеть другие пути.

— Я хочу, чтобы допрос провёл именно ты, — я уставился на Алиаса. — я понимаю, почему Мартин так сомневается, но я хочу работать именно с тобой. Помимо договора с гильдией мы заключим сделку между нами.

— И что ты мне предложишь?

— Глубинную память, — я улыбнулся уголком рта.

— Даже так? Ты ведь только недавно отказывался, — Алиас выглядел крайне удивлённым. — И что же нужно от меня?

— Всё, что ты узнаешь от Айонов, в том числе и от меня, останется тайной навсегда. Иначе я просто приду и убью тебя. Честная сделка? — я немного наклонил голову, ожидая ответа.

— Честная. Тогда я жду запроса через гильдию.

Алиас вернулся за стол.

— Позвольте, я вернусь к работе, господин Айон.

— Конечно, до встречи, господин Лангер.

Я знал, что менталисты своеобразные, но никогда не думал, что настолько. Никакой реакции на телепорт, никакой реакции на то, что я подсознательно и сознательно хотел сделать. Если бы я не стал говорить с Алиасом, а просто телепортировал его с собой, то понятно, чем всё это бы закончилось. Сейчас я был благодарен Лангеру за блокировку — ни единой эмоции. Это было по-своему прекрасно. Он даже не поднял взгляд, когда я сосредоточился на перемещении обратно в поместье.

.

Похоже, что о смерти Инессы все уже знали — рядом с главным входом стояла чёрная машина похоронного бюро, с которым мы работали, Эйл отдавал какие-то распоряжения. Я переместился в сад, чтобы не вызывать лишних вопросов.

— Юный господин, — Эйл обратился ко мне, — соболезную вашей утрате.

— Всё в порядке. Когда состоится прощание и похороны? — я лишь покосился на чёрный автомобиль агентства.

— Я извещу всех. Скорее всего, завтра.

— Понял, благодарю.

Я быстрым шагом направился обратно в малый переговорный зал. Совет вот-вот продолжится. Отсутствие каких-либо чувств было странным и непривычным. Всю жизнь я контролировал эмоции так, чтобы они не имели большого влияния на Поток, а тем более на мои решения, но не чувствовать абсолютно ничего… Это был ментальный блок, хоть и временный. Скорее всего то, что я всё ещё не снял остальные, как-то влияло на происходящее, но сейчас просто не было времени снимать их.

У входа в малый зал я встретил Мартина, над которым разве что только тучи не собрались.

— Неро? — прадед повернулся ко мне.

— Когда начинаем?

— Скоро все вернутся. Я уже узнал об Инессе, — он глубоко вздохнул и посмотрел прямо в глаза.

Я промолчал. Сейчас мне совершенно нечего было ему сказать.

— Мартин, нам нужен этот допрос. Я понимаю твои опасения, а потому предлагаю в качестве дознавателя пригласить Алиаса Лангера.

— Думаешь, он согласится? Скажи хотя бы, кого ты подозреваешь?

— Всех. Иначе бы так не настаивал на подобном допросе. Ты знаешь, что происходит на границе — я подозреваю, что Юстас может быть связан с заговорщиками. Нашу систему безопасности кто-то саботировал — я подозреваю, что Артур мог быть к этому причастен. В той жизни Брайс отрёкся от рода — я подозреваю, что он уже действует в своих интересах. Неужели, чтобы это понять, мне нужно было сказать это вслух?

Я ждал ответа прадеда, но тот только отводил взгляд.

— И меня подозреваешь?

— Да, но в меньшей степени, иначе бы не рассказал правду о своём возвращении во времени.

— Ну, спасибо на честном слове, — Мартин пожал плечами. — Я позволю всем высказаться по вопросу, потом…

— А потом, как исполняющий обязанности главы отдай приказ, наложи вето. Ситуация требует этого. Знал бы ты, что я хотел сделать, как только увидел Инессу, болтающуюся в петле.

Прадед метнул в меня негодующий взгляд, будто не понимал, почему я так спокоен, почему говорю обо всё именно так.

— И что же?

— Сейчас уже не важно. Послушай, Мартин. Ты стар, долго быть главой ты не сможешь. Ты не подумал, что если отца вот так убрали с пути, то это ждёт и тебя. Кто тогда станет главой?

Он молчал, прекрасно понимая, что я прав.

— Может быть главой станет Юстас? Или, может, Брайс? Или главой сделаем постоянно пьющего и разгульного Тодда, как смотришь на это?

Я не злился, я просто выдавал то, что слышать Мартину было крайне неприятно. Меня никто не назначит главой просто так.

— Я объявлю тебя наследником, — прадед кашлянул.

— Это мне сейчас не поможет, — я покачал головой. — Мы на пороге вторжения, мы знаем, что за этим стоят Юдалл и Веберы, но у нас нет весомых доказательств. Если мы успеем выяснить, кто предал Айонов, если узнаем все подробности, то, возможно, сможем куда быстрее решить этот вопрос.

— Понимаю. Я боялся, что ты можешь просто пойти напролом.

— Не пойду. Если сейчас я применю силу, а силы, Мартин, у меня уже достаточно, то стану врагом Империи и точно уже никому не помогу.

Боковым зрением я заметил, что к залу подтягиваются все остальные.

— Думай Мартин, и чем скорее, тем лучше. Не иди на поводу у голосования. Прикажи, — сказал я ему, прежде чем войти в зал.

Перерыв никак не помог улучшить ситуацию или разрядить обстановку. Все были напряжены также, если не больше. Все, кроме меня.

— Итак, — произнёс Мартин, когда все расселись по местам. — Предлагаю высказаться о допросе. За и против, с аргументами, но, прежде чем мы начнём, хочу напомнить, что ситуация крайне нестабильная, нам нужно принимать более решительные меры.

— Вопрос? — Тодд поднял руку. — А как же остальные старейшины и Юстас, который сейчас отсутствует. Их голоса мы не учитываем?

— Нет. Сейчас совершенно нет времени дожидаться, пока старейшины смогут приехать в поместье, у Юстаса же слишком много работы.

— Но допрос они проходить будут? — Брайс хмыкнул.

— Да, будут, — отрезал прадед. — Высказываемся по существу. Мы и так все устали.

— Тогда я скажу, — обратился ко всем Артур. — Считаю, что на Инессу действовали извне. В роду нет тех, кто развил бы подобные навыки ментального воздействия. Я против вмешательства в сознание кого-либо из Айонов.

— Против? — я покосился на него. — А не потому ли ты против, что боишься того, что все узнают о твоём предательстве?

— Как ты мог подумать?! — Артур всплеснул руками.

— Очень просто. Ты ответственен за систему безопасности. Как ты мог допустить такие прорехи?

— Но Инессе давали установки явно не в доме, — возразил Артур. — Ты должен это понимать.

— Как ты мог не заметить, что в системе безопасности такие дыры? — я не отрывал от него взгляд. — Или ты настолько некомпетентен?

— Я, я… — Артур захлебнулся возмущением. — Да, я согласен, что упустил проблемы в системе, да! Но я никогда бы не предал Айонов!

Он повысил голос.

— Тогда почему ты против? — я давил, хотя был почти уверен, что Артур тут не при чём. Он всегда был предельно предан роду.

— Хорошо-хорошо, я не против тогда! Убедитесь сами, что я не предатель! — Артур сложил руки на груди.

Может, и не он предатель, хотя я и не мог быть уверен — такая реакция вполне могла быть лишь игрой на публику.

— Решил, что ты самый умный, братец? — подал голос Брайс. — Я тоже могу сказать, что предатель — ты. Ты ведь у нас главный претендент на место наследника и главы. Кто знает, может быть на то был и расчёт — отец умирает, Мартин стар, ты получаешь главенство. Нет?

На лице Брайса играла неприятная улыбка. Я никак не мог разгадать, о чём он думает и в какой момент прошлой жизни он решил переметнуться к Ноксам, ведь сейчас конкретно с ними ситуация сложилась совершенно иначе.

— Я пройду допрос также, как и все. Мне не в чем признаваться и нечего скрывать.

— Любой из нас может так сказать. Мне тоже жалко Инессу, но она не Айон.

— Она больше Айон, чем ты, — отрезал я.

— Дальше, — Мартин перевёл взгляд на Тодда.

— Ну я не знаю, если честно, — он пожал плечами. — С одной стороны, да, мы не можем гарантировать, что никто из нас не предал род, с другой, даже сама возможность этого… Несколько ставит под сомнение, наше единство.

— То есть ты против? — спросил я у него.

— Не знаю.

— Послушав доводы Неро и подумав, я решил, что допрос нам необходим. Всё официально, через гильдию, так же, как и в случае с прислугой. Есть ли смысл проводить голосование?

Все молчали, я чувствовал напряжение Потока буквально каждого. У любого из нас были скелеты в шкафу, даже не касающиеся непосредственно рода и, конечно, никто не хотел показывать их кому-либо. В зале уже горел тёплый свет, включилось отопление, а в окна проникал прохладный ветер. Дни становились всё короче. Я ждал, примет ли прадед волевое решение или всё-таки нет.

— Раз все молчат, тогда в голосовании не вижу смысла. Мы все высказались. Процедуру допроса также пройду и я. Завтра я отправлю заявку в гильдию на согласование, вам сообщат, когда пройдёт процедура. Всё будет происходить без свидетелей из прислуги, естественно, но в присутствии всех нас. Мне придётся вызвать старейшин и Юстаса.

— И когда теперь этого ждать? — спросил Тодд. — У нас тоже есть дела, мы не можем постоянно находиться в поместье.

— Потерпишь, — отрезал прадед. — Не думаю, что это займёт больше двух-трёх дней. Будьте наготове.

— Понял, — Тодд примирительно поднял руки.

— Теперь ещё две новости, — прадед выдержал небольшую паузу. — Первая — Хагану стало хуже, он без сознания, и мы готовим его к госпитализации.

— Ты что-то сказал ему? — я повернулся к Брайсу.

— Говорил. Я считаю, что он был в праве знать об Инессе, — процедил Брайс сквозь зубы.

Я медленно поднялся и подошёл к нему. Через мгновение по залу раздался сдавленный стон, и брат схватился за щеку, по которой прошёлся мой кулак.

— Думаешь, только ты можешь что-то тут решать? — прошипел тот.

— Нет, но ты сделал только хуже. От этой правды сейчас нет и не может быть никакой пользы, — ответил я.

— Вернись на место, Неро, — послышался голос прадеда. — Ты можешь увидеть Хагана, когда мы закончим.

Я сел обратно и больше не смотрел в сторону Брайса.

— Вторая новость, — Мартин выдохнул. — Я хочу объявить Неро наследником.

— А как же допрос? — встрял Тодд. — Может быть, выяснится, что это он всё устроил.

— После допроса и переговоров с другими старейшинами, — пояснил прадед. — Ещё вопросы?

Все молчали.

— Похороны Инессы состоятся скорее всего завтра, на кладбище Тринадцати. Вас всех дополнительно оповестят. Присутствие необязательно. Все свободны.

Из переговорного все удалились достаточно быстро, а я остался на месте, вдыхая прохладный воздух.

— Скоро приедет машина из госпиталя. Пойдёшь? — уже у двери спросил Мартин.

Я недолго поколебался, но кивнул.

Отца выносили на носилках, в сознание он так и не пришёл. Сейчас он больше походил на столетнего старика, чем на самого себя. Кожа болезненно-бедная, дыхание почти незаметное. Я на остановил санитаров, и вгляделся в лицо отца.

— Я не смог сделать всё так, как планировал. В чём-то ты был прав — вмешательство в пространство-время может обернуться трагедией, но иначе я уже не мог поступить…

Слышал ли меня отец? Вряд ли, но несмотря на заблокированные эмоции я понимал, что хотел ему это сказать. Отца увезли и над поместьем сгустились тяжёлые сумерки. После похорон Инессы я решил уехать на границу к Юстасу, на допрос меня если что привезут вместе с ним. Подождав, пока все разойдутся, я позвонил Джеду:

— Привет! — голос его был вполне бодрым и весёлым.

— Привет, Джед, собирайся и езжай к Виктору. Нужно понять, сколько оружия он успел сделать, — я сразу перешёл к делу.

— Оу, что-то случилось?

— Потом всё расскажу. Нам нужно будет съездить на границу.

Мой рассказ сейчас стал бы сухим отчётом, да и не телефонный это разговор.

— Хорошо-о-о, — протянул друг. — Но прямо сейчас я не могу сорваться.

— Понятное дело, — я усмехнулся. — Получится к завтрашнему вечеру подготовиться?

— Думаю, да, — в голосе Джеда прозвучало некоторое сомнение.

— Тогда я ещё позвоню.

— Давай. Неро, точно всё нормально?

— Нет, — честно ответил я. — Но сейчас я не хочу об этом говорить.

— Понятно, ладно. Ты там это… Короче всё будет нормально. Если что я сам тебе позвоню.

— Спасибо. На связи.

Я поднял лицо к нему — нет, я не сдаюсь. Если кто-то или что-то на это надеется, то зря.

***

Винсент Юдалл хмурился и слушал своего собеседника — Кирка Вебера, главы рода. Он только что получил от информатора сообщение, что среди Айонов происходит нечто странное, план на грани провала, а он на грани разоблачения. Мартин Айон, перенявший временное главенство, собрался провести допрос с помощью менталиста.

Это было крайне опасно — если их информатор выдаст всё, что знает, то Айоны быстро найдут решение.

— Что мы будем делать? — спросил Кирк, отвлекая от размышлений. — Уберём его?

— Вряд ли. Если он понял, что может быть раскрыт, то не выйдет из поместья, — Винсент покачал головой.

— Может быть, он решит сбежать?

— Тогда никакого допроса не понадобится, Айонам сразу станет понятно, кто предатель. У нас всё готово для вторжения?

— Почти, — чуть помедлив, ответил Кирк. — Я жду отмашки с той стороны.

— Объясним им ситуацию, нужно начать действия до того, как будет проведён допрос.

— Объясню. Но убрать информатора было бы проще, у нас ещё осталось артефактное оружие, оно сможет пробить защиту поместья.

— Хм-м-м, — протянул Винсент. — Уточни, есть ли снайперские винтовки, хотя сейчас мне это видится очень неосмотрительным вариантом.

— Я не получаю никаких отчётов от Ноксов. Виктор молчит, Эмилия тоже. К этому моменту у Айонов должно было пошатнуться финансовое состояние, а это не так. Когда начнётся вторжение с их границы, он не только мобилизуют свои войска и расконсервируют ресурсы, но и запросят поддержку от других.

— У нас уже нет времени меня план, — прервал его Винсент. — Мы долго к этому шли. Айонам, как и всем остальным, понадобится время на то, чтобы мобилизовать больше сил, что сейчас есть на границе.

— Понял. Тогда я сообщу нашим покровителям, — согласился Кирк.

— Да. По словам информатора у нас не больше трёх дней, а потому…

— Я понял, Винсент. Займусь этими вопросами, буду держать тебя в курсе.

— Благодарю. Что ж, время пришло.


Глава 29



Этот разговор Винсента совсем не порадовал — как это сложно, осознавать, что, по сути, удачное разрешение ситуации сейчас практически зависит от того, будет ли раскрыт информатор до вторжения, или нет.

Даже три рода из Тринадцати, объединившиеся в коалицию, и с Муррей в придачу, не могли вот так просто сменить власть. Покровители из Мин, которые возжелали захватить Империю или хотя бы часть её территории, снабжали деньгами и ресурсами, договорённости с ними были надёжны и выгодны.

Убрать с дороги Айонов, а затем и императорский род — задача реальная, хоть и сложная. Переворот и передел власти позволит Веберам и Юдалл увеличить влияние среди Тринадцати или вообще занять место императорского рода.

По договорённости с Мин, после вторжения, проведения военных действий и свержения Императора, Юдалл, Веберы и Муррей с помощью своих сил устранят «угрозу», проведут экстренный Совет Тринадцати, обвинят Айонов в халатности и выдвинут свои кандидатуры в качестве временного правительства.

Императорский род хоть и был наследным, как и рода Тринадцати, но занять их место всегда были шансы, такие рода, как Туми, вымирали, Совет избирал тех, кто может занять их место, тоже самое можно было сделать и с императорской семьёй, но для подобного нужны были силы и нечто большее, чем просто нападение.

В Империи много людей, множество родов, всем нужно место под солнцем, но никто в одиночку и открыто не пойдёт свергать Императора или одних из Тринадцати — на подобные действия нужны причины.

Айонов должны объявить врагами Империи, распустить род и лишить их статуса по серьёзным причинам, тоже самое и с императорским родом. Нападение Мин, захват территорий, неожиданная война ослабит Тринадцать, заставить сомневаться в силе Императора и тогда уже Юдалл возьмут ситуацию под контроль с помощью своих войск и техники.

Сомнительным было то, что Ноксы сейчас действовали совершенно не по договорённости — они прекратили все сделки по судостроительству, вернули Айонам часть денег. По переданной информации Ноксы решили заключить брачный договор с Айонами.

Ни Виктор, ни Эдвард, ни Эмилия так и не сказали, почему действия стали таковыми и что кроется за ними. Выйти из игры таким образом — это нарушить все договоры и планы коалиции.

Мысли Винсента были услышаны — телефон завибрировал, отвлекая от размышлений. Звонила Эмилия Нокс.

— Доброго дня, госпожа Нокс, — Винсент ответил на звонок.

— И вам доброго, господин Юдалл. Я прошу о немедленной встрече коалиции, — голос Эмилии был напряжённым.

— Мы тоже очень давно ждём встречи с вами, — он хмыкнул. — У нас есть к вам вопросы. Я готов назначить встречу на сегодняшний вечер, в шесть. В родовом поместье Юдалл, разумеется.

— Прекрасно, — отрезала она. — Я прибуду.

— Вы будете одна? — Винсент слегка удивился.

— Да. Я способна говорить за Ноксов, к тому же, у меня есть несколько достаточно личных вопросов.

— Что ж, хорошо. Тогда до встречи, госпожа Нокс.

— До встречи.

Положив трубку, Винсент задумался — создалось такое ощущение, что Эмилию Нокс кто-то настроил против Юдалл, а может и всей коалиции разом, потому как действительно от них прекратили приходить отчёты, а действия были довольно однозначными — они сближаются с Айонами.

То, что Хаган Айон был выведен из строя и больше не принимал участия в каких-либо решениях, никак не помогло, Мартин всё ещё был влиятелен в семье и смог принять такое решение, как допрос с менталистом, что вообще никак не вписывалось в планы.

Информатор держал в курсе того, что происходит в поместье, и мальчишка Неро Айон имел какое-то нездоровое влияние на решения Совета, и на самого Мартина. Это было странно — Неро Айон никогда особо не выделялся, хотя и был явно талантливым магом.

Эта загадка была интересной, но по словам информатора ничего особенного тот за Неро не заметил, кроме быстрого скачка развития Потока и того, что парнишка стал самоуверенным и более жёстким.

Информатор же не мог постоянно находиться рядом с Мартином или Неро, чтобы знать больше, а сам же он понимал, что изменись его поведение, подозрения на него лягут сразу.

Осталось дождаться, когда Кирк сможет поговорить с представителями армии Мин. Винсент набрал Карлу — своему военному советнику сообщение, чтобы тот готовил расконсервацию техники и не спеша мобилизовал войска. В предстоящем вторжении было очень важно делать всё вовремя.

— Империи нужна встряска, пора уже брать всё в свои руки, — тихо проговорил себе под нос Винсент, отправляя сообщение.

***

Во время похорон Инессы, вопреки настроению всех собравшихся ярко светило осеннее солнце, хоть и уже почти и не давало тепла. Я чувствовал, что вот-вот придёт первый снег. Холодный ветер пронизывал даже сквозь тёплое пальто.

Из всей семьи на похороны явились я, Мартин и Адора. Даже Брайс не поехал. Ещё мы позволили попрощаться с ней какое-кому из слуг, и двум другим наложницам отца. Малышню с собой не брали, даже Фриду — её всю зарёванную оставили с нянькой. Наверное, сама концепция смерти ей ещё была не очень понятна, но сестрёнка понимала, что Инесса больше к ней не придёт.

Адора держала меня за руку, пока служитель храма Предвечного читал молитву и пока гроб опускали в землю. На нашем участке кладбища Тринадцати мы хоронили только членов основной семьи, остальных придавали огню, но Мартин решил, что для Инессы место там найдётся.

— Почему ты взял с собой чемодан? — тихо спросила Адора.

Прощание закончилось и все начали неспешно расходиться. О том, что сразу уеду, прадеда я предупредил заранее — на допрос я смогу приехать, или Алиаса привезут на границу, в случае крайней необходимости.

— Я не вернусь домой. Еду на границу, — я отпустил её руку и посмотрел в глаза. — Береги себя и присматривай за всеми, хорошо?

— Ты так говоришь, будто не вернёшься никогда, — в голосе сестры послышалось сомнение.

— Вернусь, конечно. Просто ситуация такова, что нам всем теперь нужно быть сильными. Понимаешь?

— Конечно. Я постараюсь, — она слегка улыбнулась. — Хотя сложно это всё…

— Да, — я приобнял её и попрощался.

Машина, куда я сел, набирала скорость, направляясь к границе. Наши пограничные территории с Мин были самыми протяжёнными, лишь за малую часть отвечали Юдалл и Веберы.

В прошлой жизни, если память меня не подводила, вторжение закончилось достаточно быстро, силами этих самых родов, заговорщиков, часть Империи была захвачена Мин, в Империи были сложные времена. Но тогда мне и правда было шестнадцать, я не знал подробностей, а после того, как Айонов изгнали из Тринадцати, а Ноксы ещё и лишили нас средств, я лишь пытался не упасть на самое дно.

Сейчас скорее всего, ситуация с вторжением не изменилась, как и план Веберов с Юдалл. Только вот сейчас у Айонов были деньги, был Мартин и был другой я.

Наблюдая за проносящимся за окном пейзажем, я думал о том, что пространство-время всё-таки инертно и история, даже если и создала новую временную линию, всё равно хотела повториться. Вместо Адоры погибла Инесса, отец всё равно пострадал.

Мне удалось заставить Ноксов поменять планы и, возможно, потому Брайс не отречётся от рода, в конце концов. Однако, всё больше сомнений вызывала условно принятая мною причина возвращения — пока что я не сделал лучше, чем было, только поменял местами некоторые слагаемые. Сейчас это не раздражало и не злило, но из мыслей уходить никак не хотело. Даже без каких-то эмоций я понимал, что ситуация висит на волоске, что скоро сжатая до предела пружина выстрелит, так или иначе.

Зазвонил телефон.

— Да, Джед, — я ответил почти моментально.

— Всё готово, мы с Дином едем на границу, в расположение твоего дяди Юстаса.

— У Дина же отпуск.

— Он решил, что с него достаточно отдыха. Его подразделение находится там же, так что…

— Это очень хорошо, — в голове сразу промелькнула мысль, что нужно немного присмотреть за Юстасом.

— Мы забрали четыре винтовки, которые успел подготовить Виктор, патроны, но немного, — быстро отчитался Джед.

— Вы оставили его в охотничьем домике?

Из-за смерти Инессы я перестал думать об оружейнике.

— Нет, ты ничего не сказал, и я принял решение перевезти его к себе. Мама позаботится о нём, а мастерская вызвала у него искренний восторг, — Джед рассмеялся.

— Хорошо. Она не спросила кто это и почему он будет находиться в твоей мастерской?

— Я описал ей в общих чертах… Похоже, что она просто смерилась, — друг вздохнул. — Но она точно никому не скажет, она понимает, что для тебя это важно и… В общем, об этом не беспокойся.

— Не беспокоюсь.

— Тогда до встречи? Я позвоню, как мы приедем, — голос Джеда изменился.

— Хорошо.

Я отключил звонок. Наверное, друг решил, что я не в настроении или злюсь, что он без предупреждения перевёз Виктора, но дело было совсем не в этом. Где-то вдалеке сознания я чувствовал, что установку Алиаса по маленькому кусочку продавливают мои эмоции, но даже если так, на границе мне будет проще, потому и принял решение уехать из дома.

.

Расположение Юстаса находилось довольно далеко от пропускных пунктов границы, штаб и казармы занимали довольно большую территорию. Машины сновали туда-сюда, где-то рядом находились установки ПВО, наготове всегда были несколько вертолётов. Всех особенностей объектов и их расположения я не знал, да и знать не мог.

После того, как мою машину пропустили в закрытую зону, я позвонил Юстасу и сообщил, что прибыл, но он ответил, что встретить меня не может и увидимся мы только вечером. Кроме Юстаса на границе были и другие командующие, но мне нужен был именно он — экзоскелеты были под его ответственностью, а я даже не знал, как проходят испытания.

Меня встретил секретарь штаба и показал, куда пройти — небольшая комната в одном из штабных домиков с двумя кроватями и невысоким шкафом. Оставалось дождаться Джеда и Дина, с которым, я надеялся, удастся поговорить прежде, чем он вернётся к службе. Потом уже шататься ко мне на встречи у его возможности не будет.

Меня снова отвлёк звонок, на этот раз от Аврил, вот от кого я точно не ожидал звонка в ближайшее время.

— Привет, — пропела она в трубку. — Меня опекун, наконец-то выпустил, а тебя в школе нет!

Даже слова вставить не дала.

— Привет, очень рад. Но в школу я пока не вернусь, — ответил я, глядя на белый потолок комнаты.

— А вот Грейс нету… А почему ты не ходишь на занятия? Скоро ведь экзамены и турнир. Ты же сам сказал, что будешь участвовать, — обеспокоенно спросила она.

— Есть причины. Наверстаю, не беспокойся.

— Кстати, я его попросила сделать досье, он сказал, что очень удивлён, но всё вскоре отравит, слу-у-ушай, а это то, что я думаю, да? — Аврил хихикнула в трубку.

— Да. Я хочу сделать тебя своей официальной наложницей, сразу, как закончим школу.

— Это почти как признание, — прошептала она. — Так стра-а-анно…

Я промолчал — пока ещё не знаю зачем, но Аврил мне точно нужна, а Сомерсет… Их семья, с которой я не хотел поддерживать связь, всё-таки может стать отличным союзником, особенно в такой ситуации.

— Ничего странного, Аврил. Меня пока не будет, но я позвоню, как утрясу кое-какие дела. Будь осторожна и не цапайся с Грейс.

— Так с ней и не поцапаешься, её в школу не пускают до сих пор. Она мне и после того звонила, говорит, её мама хочет заключить брачный договор и… В общем, это правда?

— Да.

— Ох… Ну, ладно… А ещё, кстати, она сказала, что это она всё подстроила, чтобы её мама захотела вас поженить.

— Если ей так удобно, пусть думает, — я всё ещё пялился в потолок и уже хотел закончить этот разговор.

— Какой-то ты отрешённый, — буркнула Аврил.

— Всё в порядке. Потом обо всё расскажу.

— Ну, хорошо… Надеюсь, мы скоро увидимся.

— Я тоже на это надеюсь. Пока, Аврил, я обязательно позвоню.

— Пока.

Меня клонило в сон, я погружался в дремоту, хотя совсем не устал и не потратил ни капли резерва Потока. Может быть, так действовал блок Алиаса, а может, я просто понимал, что скоро времени на полноценный сон почти не будет.

.

Джед и Дин приехали под вечер. Я отправил друга располагаться, узнал у секретаря, когда можно будет встретиться с Юстасом и задержал Дина, пока тот не вернулся к службе.

— Как ты? — он приподнял бровь, всматриваясь в моё лицо. — Похож на голема.

— На мне ментальная блокировка, — я пожал плечами. — Дин, мне нужна твоя помощь.

— Я возвращаюсь к службе, так что учитывай это, — ответил он.

— Да. Твоё подразделение находится почти под прямым командованием Юстаса, я хочу, чтобы ты насколько смог, проследил за его поведением. Мне расскажешь, когда будет время, но чем быстрее, тем лучше.

— Понял, хорошо. Но мы договаривались кое о чём, помнишь? — Дин сложил руки на груди.

— Если ты готов принести мне личную вассальную клятву, я не против, но нужен законник.

— В штабе есть. Тогда не сейчас, мне нужно показаться, приступить к службе.

— Понимаю, — я кивнул.

— А зачем тебе слежка за собственным дядей?

— Не имеет значения.

Я покосился в сторону — к главному зданию штаба подъехала машина песочного цвета и из неё вышел Юстас. Похоже, это неплохой момент, чтобы его перехватить.

— Мне нужно идти, — я кивнул на дядю.

— Понял. На связи.

Я нагнал дядю и поприветствовал его.

— Добрый вечер, Неро. У меня ещё остались дела, можешь пройти со мной в кабинет.

Юстас отпустил сопровождающего и показал, куда идти.

— Решение приехать, похоже, было спонтанным, — он покосился на меня, пока мы поднимались по лестнице на второй этаж здания.

— После всего произошедшего мне захотелось сменить обстановку.

— Мне всё сообщили, жаль, что Инесса подверглась такому, — Юстас кивнул мне.

— У тебя нет догадок, кто мог бы это сделать? — я посмотрел ему прямо в глаза.

— Нет. Меня, правда, очень удивило, почему Артур так халатно относится к своим обязанностям, но, если у кого-то ещё есть хотя бы часть доступа к системам безопасности, его могли желать подставить.

— Да, могли, — согласился я.

— Меня лишь интересует, почему я тоже под подозрением, — Юстас открыл дверь в кабинет.

— Потому что ты тоже Айон, — прямо ответил я.

— Я постоянно на границе, Неро, — дядя сел за стол.

Ненадолго у меня промелькнула мысль, что Юстаса можно было бы предупредить о вторжении, но во-первых — я могу подставить себя под удар, а во-вторых, если Юстас имеет отношения к заговорщикам, он может доложить им.

— Я прекрасно знаю, что и в границе есть дыры, — прямо заявил я, сев напротив стола дяди.

Он внимательно посмотрел на меня, но, похоже, не был удивлён, это значило, что он тоже знает. Я ждал ответа.

— Мы отстреливаем всех диверсантов и разведчиков на подходах, если кто-то прошёл через нашу часть границы, то я сложу с себя полномочия командующего и заставлю других это сделать.

— Но ты совсем не удивился, когда я сказал об этом, — я немного наклонил голову.

— Да, потому что несколько групп прошли через часть границы, принадлежащей Веберам. Я не отвечаю за их войска. Я просил увеличить финансирование нашей армии ещё и поэтому.

— Понятно, — я кивнул. — Поэтому согласился купить у Джеда экзоскелеты?

— Хорошие модели, мы испытываем их. Если ты сам лично хочешь на это посмотреть, то завтра вечером я могу взять тебя и Джеда с собой.

— Хочу. Ты не думаешь, что кто-то мог мимо тебя проводить людей из Мин?

— Я держу всё под контролем. Повторяю — если узнаю, что это так, то сам сниму с себя полномочия. Неро, завтра сюда приедет Брайс.

— Зачем? — этого я никак не ждал.

— Я уже говорил на Совете, что мне необходим помощник. Мартин одобрил его поездку. Также я договорился, что менталист от гильдии приедет сюда сам. У меня нет времени мотаться в поместье и обратно каждый раз.

— Мартин сказал, что допрос должен быть в присутствии членов Совета, — я чуть качнул головой.

— Ты и Брайс входите в Совет. Этого достаточно, — чуть более резко ответил дядя. — Дата ещё не назначена, но я думаю, что не позднее, чем послезавтра. Потому как запрос был от главы. Я выделю для этого время.

— Спасибо за беседу, до завтра, — я откланялся и вышел.

В поведении Юстаса я не заметил ничего необычного кроме того, что он никак не отреагировал на моё сообщение о дырах в границе, будто и правда знал. Если у Дина получится что-то узнать, мне это немного поможет.

Пока Джед рассказывал мне о последних новостях, о школе и Викторе, я смотрел куда-то сквозь него и понимал, что от блокировки нужно избавляться — она хоть и делала мысли чище, но мешала полноценно воспринимать всё происходящее.

— Так что у тебя случилось?

Джеда я услышал не сразу.

— Отец болен и без сознания, Инесса умерла, — без подробностей ответил я.

Друг на секунду потерял дар речи.

— Соболезную, — он потупил взгляд. — Просто ты такой спокойный.

— Пока что я не могу иначе… Я расскажу тебе обо всём Джед, скоро, — я улёгся на кровать и снова пялился в потолок. — Прости, что многое скрываю.

— Ну… Всё нормально. Я тебе доверяю, надеюсь, сможешь потом поделиться, — выдохнул он. — Ты всё-таки мой друг.

— Спасибо, Джед.

.

В машине, куда нас усадил Юстас было безумно душно. Почти всё время трясло, а из-за зарешёченных небольших окон почти не пробивался свет.

Джед выскочил из душного автомобиля и никак не мог надышаться свежим воздухом. На большой выделенной под полигон площади было достаточно много солдат, я увидел в наших экзоскелетах троих.

К нам подошёл Юстас.

— А где остальные? — я кивнул на солдат в экзоскелетах.

— Несут службу. Несколько экземпляров достаточно для полигонных проверок. Есть ещё один, — он кивнул на большой кейс рядом с собой.

— Я его соберу и подготовлю, — Джед просиял. — Если можно, я хотел бы находиться в нём сам, потому что погрешности конструкции нужно прочувствовать изнутри.

— Пожалуйста, — дядя указал рукой на кейс, давая разрешение.

Когда Джед влез в экзоскелет, Юстас приказал остальным тоже подойти ближе, раздал несколько команд по очерёдности применения техник и оружия и пригласил меня немного отойти.

Уже вечерело, небо окрасилось багровыми красками, я наблюдал за тем, как солдаты и Джед стреляют друг по другу, бегают, вступают в рукопашные схватки. Джеду, конечно, было тяжело — он не боец, а уж тем более не солдат, но без полноценной проверки даже такой артефактор как он не сможет увидеть нюансов в конструкции.

Через какой-то время я почувствовал нечто странное — будто видел уже подобное. Джед был перед моими глазами, прямо как в видении на первом испытании…

Где-то вдалеке я услышал сначала несколько взрывов, потом вой воздушной тревоги. Затем взрыв огненным заревом раздался совсем рядом. Всё происходило так, будто это снова было видение — медленно и размыто. Слева от себя я услышал, как Юстас орёт в рацию: «Всем постам и подразделениям! Боевая тревога! Подготовиться к бою» и понял, что ошибся — это не видение. Вторжение Мин началось.



Глава 30



В поместье Юдалл Эмилия ехала, еле сдерживая напряжение. Как бы она не держала себя в руках, волнение сказывалось. Она уверила Эдварда, что справится сама, а Виктора только поставила в известность, всё равно большую часть вопросов приходилось решать ей.

На второй этаж, к кабинету Винсента, куда её пригласили, Эмилия поднималась не спеша, телохранители следовали по обе стороны от неё, отставая буквально на шаг.

Она прекрасно понимала, что хочет сделать, а значит от Винсента и Кирка можно было ожидать любой реакции. Нет, её, конечно, не убьют прямо в поместье — это скандал, тем более что Виктору она уже дала инструкции, что делать, если с ней что-то случится. Может, хоть в этом случае он возьмёт себя руки.

Эмилия успела связаться с Аланом Туми и предупредить, чтобы тот вообще не совался ни в какие дела, особенно к Веберам и Юдалл, но он, похоже, был убит горем и пока не планировал вообще никаких действий.

В просторном кабинете Винсента шторы были плотно задёрнуты, светила неяркая люстра. Юдалл и Кирк Вебер уже ждали её.

Эмилия коротко кивнула в знак приветствия и села в кресло. Телохранители оставались рядом.

— Я вижу, госпожа Нокс, что вы приехали с охраной, — неспешно произнёс Винсент, закуривая сигару.

Она понимала, к чему тот клонит, но приехала сюда не изворачиваться, а окончательно расставить всё по местам и обозначить свою позицию. На два лагеря уже играть не получится, да и ни к чему.

— Я приехала обсудить наше дальнейшее сотрудничество, — Эмилии показалось, что горло пересохло.

— У нас тоже есть новости, — вставил Кирк. — Наш информатор под угрозой раскрытия, мы начали активную фазу.

— Граница? — хрипло спросила она.

— Да. Всё уже началось. Это война, госпожа Нокс. Она будет бурной, но непродолжительной. Мы совершим наш план.

— А как же информатор? Если его раскроют?

— Допроса ещё не было.

— Вы уберёте его?

— Думаем, что это имеет смысл. Вы же понимаете, госпожа Нокс, что вы тоже в этом принимали участие и если нас раскроют, то врагами Империи будут объявлены все три рода, — заговорил Винсент.

Он, похоже, уже хорошо понимал, что Эмилия приехала для того, чтобы выйти из коалиции и пытался давить, чтобы она этого не сделала. Ноксы были им нужны. Да, у Веберов и Юдалл было вооружение и техника, но у Ноксов по-прежнему оставались торговые пути, корабли, производства.

— Винсент, вы уже поняли, почему я приехала, верно? — она попыталась принять более расслабленную позу, делая вид, что не волнуется.

— Можно сказать и так, — кивнул Юдалл.

— У меня есть выбор, и он будет зависеть от того, как вы ответите на один вопрос, — Эмилия уставилась ему прямо в глаза.

— Выбор? Я только что сказал, что с вами будет, если заговор будет раскрыт.

— Но ведь это ещё не факт, — Эмилия чуть наклонила голову.

— Мы тоже будем крайне не рады, если вы решите переметнуться на сторону Айонов, — произнёс Кирк.

— Угрожаете? — она метнула в того взгляд.

Кирк лишь пожал плечами.

— Я никого не боюсь, — чуть более жёстко произнесла она. — И буду действовать исключительно в интересах своего рода. Айоны не являются моими личными врагами, я не подчиняюсь генералам и императору Мин, я не буду играть в игру, опасную для Ноксов.

Кирк и Винсент недолго помолчали. Да, они хотели больше власти, больше влияния, не сомневались, что обещания минцев и все договорённости будут выполнены, когда уберут Айонов, Императорский род, когда сменят власть и, возможно, вообще распустят Совет Тринадцати.

— Разве не в интересах Ноксов не стать врагами Империи? — Винсент пожевал сигару.

— Ноксы найдут решение этой проблемы, — процедила Эмилия сквозь зубы.

— Вы очень самонадеянны. Сейчас вы одна пытаетесь бороться с нами. Никто не выйдет из коалиции без последствий, — продолжил Винсент. — Мы давно подозревали, что вы, Эмилия, решили сменить сторону.

— Так вы ответите на мой вопрос, — она снова решила переменить тему, сейчас она хотела знать ответ.

— Спрашивай, — ответил Кирк.

— Господин Вебер, ответьте мне на вопрос, зачем Муррей организовали теракт посреди города? И почему именно они?

— Муррей? Откуда вам известно о Муррей? — Кирк удивился. — Кажется мы не вводили вас в курс дела по поводу них.

— Известно. Вы не станете отрицать, что теракт был организован ими? — Эмилия решила идти напролом, не ставя под сомнения свои утверждения.

— Да. Точнее, через них. Вы же понимаете, госпожа Нокс, что мы не можем быть как-то открыто причастны к таким вещам. Муррей и исполнители совершили ошибку с местоположением, увы.

— А я разве говорила про ошибку? — Эмилия невольно улыбнулась.

Кирк промолчал. Или он думал, что вопрос заключается именно в этом? Теперь думает, что проговорился?

— Из-за многоступенчатости организации произошло некоторое недопонимание, — встрял Винсент. — Я понимаю, к чему ты клонишь, Эмилия.

Винсент перешёл на неофициальный тон.

— И к чему же? — она повернулась к нему.

— Я знаю, что из-за близости взрыва могла пострадать твоя дочь, но это не было злонамеренно, — уверенно произнёс Винсент.

— Правда? Только что, Винсент, ты говорил о давних подозрениях относительно Ноксов.

— Это правда, — он кивнул.

— Не верю, — Эмилия мотнула головой. — Каков шанс, что именно в тот день, именно рядом с тем кафе, и именно тогда, когда там находилась моя дочь и отпрыск Айонов? Разве не вы не хотели избавиться от Неро и от Грейс? От Айона — чтобы подкосить Хагана, от Грейс — чтобы запугать меня, заставить…

— Кто тебе это внушил? — Кирк нахмурился. — Мы не имеем к этому отношения. Хагана подкосило влияние артефакта под кожей наложницы, это было запланировано.

— Хорошо, — Эмилия кивнула. — Допустим, это так. Но Муррей? Может они сделали это сами?

— Мы доверяем Муррей, — тут же ответил Винсент.

— Вот как? — она прищурилась. — Вот так, без нотки сомнения? Почему же тогда Ноксов вы стали подозревать сразу?

— Потому что твои действия очевидны, — Кирк чуть повысил голос. — Мы не имеем к теракту отношения.

— Тогда допросите Муррей.

— Ты шутишь? Это пустые, ни к чему не нужные телодвижения, — Кирк начинал выходить из себя. — Довольно.

— Значит, так, — Эмилия поджала губы.

— Вторжение уже началось. Наши военачальники уже готовят войска, технику, всё будет по плану. Мы должны держаться вместе, — в разговор снова вернулся Винсент.

— Мне не нужны союзники, способные предать, или… Если не предать, то не способные держать в узде каких-то Муррей — пустое место, мелкий барон и его жалкая семейка, которую и родом не назвать.

Она чувствовала, что тоже начинает выходить из себя.

— Послушай, Эмилия, — голос Винсента стал холодным. — Нам нужны ресурсы Ноксов. Поверь, если ты решишь подставить нас, обмануть или предать, то пожалеешь. И да, это прямая угроза.

— Убьёте меня? — она подобралась.

— Может, — Кирк кивнул. — Ты можешь больше не участвовать в делах, но дашь нам всё, что нужно, когда нам это понадобится.

— Не забывай, что ещё есть Виктор, — вставила Эмилия. — Он хоть и формальный, но глава Ноксов.

— Это тоже решаемо, — процедил Винсент. — Решила породниться с Айонами, хорошо. Это будет даже выгодно, если каким-то образом не удастся их убрать с пути. Но держи рот на замке.

— Вы всё уяснили, госпожа Нокс?

— Уяснила. Но я не оставлю так то, что на мою дочь было совершено нападение. Руками Муррей или вашими, не важно. Держите это в уме тоже, господа, — решительно заявила Эмилия, хотя чувствовала, как вспотели ладони под перчатками.

.

Пока она садилась в автомобиль, казалось, что чувствовала напряжение Потоков Кирка и Винсента даже за пределами дома. Эмилии казалось, что они могут просто не выпустить её с территории поместья Юдалл. Убить, обставить всё как-нибудь иначе. Они могли это сделать, но не сделали.

Она всё ещё была им нужна, точнее, ресурсы Ноксов. Но кое в чём Винсент был прав — если информатор будет разоблачён, то и её род станет врагом Империи и вряд ли Айоны смогут их защитить, тем более что брачный договор ещё не заключён. Даже если бы и так — когда Айоны узнают, не факт, что вообще посчитают нужным поддержать Ноксов.

За окном начался ливень. В метрополии пока всё было спокойно, даже не сработали системы оповещения, объявляющие военное положение. Но на то, что Винсент блефовал, было непохоже. Может, вторжение только началось. Она знала, что так будет, но мысли о войне, пусть и отчасти постановочной, всё равно заставили её нервно повести плечами.

Похоже, что теперь всё изменится.

***

Взрывная волна от нового взрыва швыранула меня в сторону, заставив распластаться на земле. Я зашипел от боли, сразу открывая щит. В воздухе стояла пыль, в ушах звенело. Мне пришлось постараться, чтобы хоть как-то разлепить глаза.

Я поискал взглядом Юстаса, но не увидел. Над головой выла тревога, слышались длинные очереди, в небе нарастал гул — похоже, Мин решили запустить самолёты.

Откашлившись, я повернулся туда, где вместе с бойцами в последний раз видел Джеда. Ну, же, где ты? Мимо начали носиться солдаты. Я развеял облако пыли. Джед стоял неподалёку. Именно, что стоял. Экзоскелет смог его защитить, хотя по виску друга текла струйка крови, и он пошатывался.

— Джед! — окрикнул я его.

Он не смотрел в мою сторону, будто оглушённый. Я всё ещё не мог подняться на ноги — голова кружилась, и всё вокруг плыло. Над головой раздался свист и в южном направлении полетели снаряды.

В небе раздался первый взрыв — сработала система ПВО.

— Вставай! — кто-то дёрнул меня за рукав.

Коренастый мужик в форме, за ним несколько отрядов пехотинцев с оружием, бронемобили и медбригада.

— Носилки?! — крикнул он мне почти в ухо.

— Нет, — я мотнул головой. — Отступай к машине, езжай в штаб!

Мужик одной рукой поднял меня. Я кивнул, но двинулся к Джеду, до которого пока не добрались медики.

Преодолев расстояние за пару секунд, я подскочил к нему.

— Джед! Уходим!

— Ох, Неро я… — он тяжело дышал и был почти дезориентирован.

— Вылазь из экзоскелета! — я пытался перекричать давящий шум, выстрелы и взрывы. — Он неисправен!

Рядом с нами оказалась медбригада.

— Помогите ему! — не разбираясь, кто там старший, крикнул я им.

Джед только стонал и вертел головой, пока его освобождали из плена скелета. Я подхватил его под плечо, мимо пронеслось ещё две машины, поднимая пыль, затем рядом остановился ещё один, откуда выглянул высокий, худой парень.

— Залазь! В штаб, — крикнул он мне из проёма в бронированном окне.

Заволочь Джеда в машину помогли ещё двое солдат и, уложив его на полу, кивнули мне на свободное место. Я прислонился затылком к холодной стенке. Рано. Очень рано всё это началось.

Я не мог без подготовки выйти на поле боя. Нужно забрать винтовки, найти Дина и…

— Юстас Айон, — я оторвался от стенки и взглянул на солдат. — Он был рядом со мной.

— Не нашли, — ответил один из них. — Найдут, не бойтесь.

Обратился на «вы», похоже, что знал, кого подобрал. Как только получится немного отбить первую атаку, командующие соберут экстренное совещание, возможно, в Империи объявят военное положение, а я всё ещё не знал, как сдать Веберов и Юдалл Совету Тринадцати и Императору.

Конечно, они знали, что скоро состоится допрос, поэтому начали действовать раньше, а значит, что… Мысли обрывались и путались, меня тошнило, начала болеть голова, в глазах снова всё плыло.

Я взглянул на Джеда — тот тяжело дышал и ему, похоже, досталось куда больше, чем мне.

Территория штаба была накрыта куполами трёх щитов — их держали солдаты, плюс приходилось усиливать контурами и артефактами. Нас пропустили, и я поискал глазами Дина — как один из сильных щитовиков, он вполне мог быть здесь. Но в поле зрения его не оказалось.

Меня и Джеда отправили в лазарет. Целитель осмотрел, расчертил надо мной контур, проверил системы и обезболил надсадно гудящую голову. Джед был рядом и с ним целителю пришлось повозиться куда дольше. Друга он отключил, погрузив в неглубокую искусственную кому.

Я хотел сразу забрать из комнаты винтовки, узнать обстановку, но целитель настоял, чтобы я ещё полежал, пока не восстановлюсь. Почти сразу ко мне явился один из командующих, который сообщил, что никто меня на поле боя выпускать не собирается. Я решил пока не спорить, а молча сделать по-своему.

— Юстас Айон? — спросил я у командующего, когда тот уже собирался уходить. — Его нашли? Он жив?

Мужик недолго помолчал, но всё же ответил:

— Он в операционной. Одними целителями не обойтись. Помолитесь Предвечному, юный господин, чтобы он выжил.

Я только протяжно выдохнул, откидываясь на подушку. За окнами уже спустилась ночь, озаряемая взрывами и разрываемая шумом. Штаб был под надёжной защитой, но я знал, что отбить вторжение по щелчку пальцев просто не выйдет. Даже если бы Юстас и вообще все командующие знали о вторжении, невозможно постоянно держать мобилизованной всю технику и войска.

Я почувствовал, что глаза слипаются — похоже, что в витаминном коктейле, вколотом целителем, было ещё и снотворное.

.

Утром я удостоверился, что Джед чувствует себя немного лучше и, добившись того, чтобы к дяде впустили, пошёл в реанимационную палату.

Зрелище было неприятным — дяде оторвало ногу, он был весь в бинтах и гипсе, из-под повязки на голове потихоньку просачивалась кровь, но он был в сознании.

— Дядя? — я старался говорить потише.

— Жить буду, — прохрипел Юстас.

Я подошёл поближе. Меня распирали вопросы, я хотел знать, как обстоят дела, но на совещание командующих меня не пропустят, если оно вообще уже не прошло. Я хотел на поле боя — чувствовал, что это мне сейчас необходимо. Понимал, что моему Потоку это нужно.

— Езжай домой, Неро. Тебя и Джеда увезут под усиленной охраной, — тихо проговорил Юстас.

— Я никуда не поеду, — я отрицательно мотнул головой. — Скажи мне, Юстас, ты правда не знал о вторжении Мин? Ты не знал о сговоре Веберов и Юдалл? Ответь мне. Сейчас. Это важно.

Я понимал, что задаю вопрос раненому Юстасу, который не сможет силой заткнуть меня, в случае чего. И он был слаб, я бы мог избавиться от него если… Только сначала мне требовалось получить доказательства. Войну не остановить, а её исход будет зависеть от того…

— Не понимаю, о чём ты, — ответил Юстас. — Я знал только то, что рассказал тебе вчера. Я знал, по своим каналам, что, возможно, через часть границы принадлежащей Юдалл и Веберам проходят диверсионные группы. Но это были слухи, никаких прямых…

— Я понял. Но я никуда не уеду, — повторил я.

Непроизвольно сжались кулаки. Сегодня Алиас проведёт допрос. Уже сегодня мы сможет доложить Императору и собрать Совет Тринадцати, а потом…

— Брайс, — глаза Юстаса вдруг округлились. — Он должен был прибыть сегодня.

— Мне ничего не говорили, — я качнул головой. — Я будто в вакууме.

— Обратись к командующему Торну Делари, он должен был тебе сообщить обо мне.

Я сразу понял, что это тот мужик, что заходил, однако новости о дяде из него пришлось выпытывать.

— Да, я понял, о ком речь.

— Он должен был связаться с домом, а также должен знать о Брайсе.

— Почему командующий этим занимается?

— Потому что я попросил. Не время для споров, Неро. Если я умру, он возьмёт на себя все подразделения, — Юстас закашлялся.

— Значит, сейчас он не в штабе.

Юстас промолчал, понимая, что Торн уже заменил его на границе, а значит, поговорить я с ним не смогу. Я пошарился по карманам — телефон был разбит.

— Позвони со спутникового телефона у секретаря. Если Торн занят командованием, он мог не сообщить…

— Понял. Я ещё зайду.

Больше всего я ненавидел чувство подвешенности и неизвестности. Даже если у Мартина уже были какие-то новости, то мне, как и Юстасу, никто ещё не успел сообщить.

Выйдя из больничного крыла, я направился прямо в секретариат, где пришлось простоять под дверью ещё минут двадцать — никого не оказалось, а бросаться к диспетчерам, занятым сейчас мобилизацией войск, я посчитал лишним. Когда мне удалось набрать номер Мартина, я сразу понял — что-то не так.

— Неро? Как ты? Жив? Сейчас же езжай в поместье! — голос прадеда был встревоженным, и он даже не стал здороваться.

— Постой. Что с допросом? Где Брайс?

В трубке раздался шорох, а затем тяжёлое дыхание.

— Не отмалчивайся, — отрезал я. — Юстас тяжело ранен.

— Это я знаю, — выдохнул Мартин.

— Допрос.

— Мы знаем, кто бы предателем, но…

— Кто? — я почувствовал, что внутри всё похолодело. — Брайс?

— Нет, — Мартин говорил очень тяжело. — Это был Тодд.

Мне даже не нашлось что ответить — Тодд. Самый тихий из нас. Самый неуверенный и неамбициозный, что ему пообещали Веберы и Юдалл? Я тряхнул головой, откидывая в сторону эти мысли. Сейчас это было не так важно.

— Вы арестовали его? Доказательства сговора, Мартин!

— Доказательств нет. Он убил себя. Отравил ядом перед тем, как господин Лангер вызвал его.

Я готов был раздавить телефон в руке. Трусливый Тодд понял, что смерть его ждёт в любом случае — либо казнь в кругу рода, либо смерть от руки заговорщиков. Трус и урод. Если хотел сдохнуть, то мог хотя бы выложить необходимую информацию.

— Неро?

Я чувствовал, как внутри всё бушует, как лопается очередная невидимая струна. Это был шанс получить информацию и решить вопрос с Юдалл и Веберами навсегда, но Тодд…

— Я здесь. Мартин, ищите хотя бы крупицы информации. На его электронной почте, в файлах, звонках. Хотя бы что-то. Я сомневаюсь, что Тодд мог почистить всё.

— Это уже делается, Неро. Возвращайся домой.

— Нет. Пока не вернусь. Юстас спрашивал, где Брайс, он должен был прибыть на границу сегодня.

— Пока не знаю, он уехал, но не прибыл и не вернулся. Я отпускаю Алиаса Лангера, Неро. Больше он нам ничем не поможет.

— Понял.

Я говорил спокойно, хотя чувствовал, что спокойствия не осталось ни капли. После разговора я вернулся в свою комнату, переоделся в серую военную форму, набил карманы артефактами и прихватил собранные винтовки. У меня на крючке была ещё и Эмилия Нокс, которая знает всё, и значит я получу информацию от неё, так или иначе.

А пока что я возвращался на поле боя.





Конец второго тома.



Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30