КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471112 томов
Объем библиотеки - 689 Гб.
Всего авторов - 219728
Пользователей - 102121

Впечатления

vovik86 про Weirdlock: Последний император (Альтернативная история)

Идея неплохая, но само написание текста портит все впечатление. Осилил четверть "книги", дальше перелистывал.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Олег про Матрос: Поход в магазин (Старинная литература)

...лять! Что это?!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Самылов: Империя Превыше Всего (Боевая фантастика)

интересно... жду продолжение

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Дорнбург: Борьба на юге (СИ) (Альтернативная история)

Милый, слегка заунывный вестерн про гражданскую войну. Афтор не любит украинцев, они не боролись за свободу россиян. Его герой тоже не борется, предпочитает взять ростовский банк чисто под шумок с подельниками калмыками, так как честных россиян в Ростове не нашлось. Печалька.
Продолжения пролистаю.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
vovih1 про Шу: Последний Солдат СССР. Книга 4. Ответный удар (Боевик)

огрызок, автор еще не закончил книгу

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Colourban про серию Малахольный экстрасенс

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Витовт про Малов: Смерть притаилась в зарослях. Очерки экзотических охот (Природа и животные)

Спасибо большое за прекрасную книгу. Отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Макхью (fb2)

- Макхью (а.с. Макхью -1) (и.с. Искателям приключений) 466 Кб, 133с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Джей Флинн

Настройки текста:



Джей Флинн Макхью

Глава 1

Он заметил их еще не выходя из самолета.

Макхью привык к осторожности. Благодаря ей он до сих пор оставался в живых. Вот и теперь он на мгновенье остановился, прежде чем начать спускаться по трапу самолета. Уголки его большого рта слегка дрогнули.

Двое в плащах с поднятыми воротниками ждали у трапа. Холодный ночной туман висел над полем. Их внимательные глаза профессионально оценивали спускавшихся пассажиров. Сходя с трапа, Макхью заметил, как они обменялись взглядами.

На их лицах было написано удивление и недовольство. Тот, что пониже, с болезненно-бледным под цвет тумана лицом отбросил сигарету. Они двинулись ему наперерез, стараясь при этом не упускать из виду пассажиров, направлявшихся к самолету, стоявшему поодаль.

Макхью хорошо выспался за время перелета из Нью-Йорка в Сан-Франциско и теперь решил немного поразвлечься.

Он был без малого шести футов ростом, широкоплеч и подтянут, несмотря на свой вес в сто девяносто пять фунтов. От влажного воздуха его коротко стриженные волосы с сединой на висках слегка закурчавились, обветренное лицо со сломанным носом было покрыто загаром. При ярком свете, падавшем из аэровокзала, цвет его глаз напоминал свежий кленовый сироп. Тот чистый и свежий сироп, который делают в Вермонте, когда снег еще глубок, а из ноздрей лошадей вырываются клубы пара. Весь его багаж ограничивался видавшим виды атташе-кейсом, которым он небрежно размахивал на ходу. Как бы не видя их, он направился прямо к воротам.

Потом, резко остановившись, он ухмыльнулся и, ухватившись за их плащи, резко дернул. Пытаясь удержаться на ногах, они столкнулись головами. Шляпы упали под ноги пассажиров, которые не преминули пройтись по ним. Бледный вырвался из рук Макхью, подобрал шляпы, попытался вернуть своей первоначальную форму и натянул ее на лысеющую голову. Он с ненавистью воззрился на хохочущего великана.

– Макхью, тебе нечего... – начал он и остановился, глядя на партнера и пытаясь сообразить, чем бы можно было припугнуть Макхью.

– ...рассчитывать на сотрудничество со стороны ФБР. И это совершенно естественно, – закончил тот за него. Он издевательски покачал головой, как бы сокрушаясь. – Неужели Бюро решило отправить Марелла и Фута в такую гнусную погоду специально, чтобы сказать мне об этом?

Ник Фут был долговязым мужчиной с костлявым лицом. Его партнер Джим Марелл был на несколько дюймов ниже Макхью. Он смотрел в его светлые карие глаза с таким выражением, будто вспомнил что-то неприятное.

Фут расправил помятую шляпу и проворчал:

– Ты чаще чем нужно перебегаешь нам дорогу, Макхью.

– Разве? Я только что с самолета и собираюсь заниматься своими собственными делами.

Фут проводил глазами группу отправляющихся пассажиров.

– Так что это дело тебя не касается, – сказал он. – Это забота Бюро, и нам не нужна помощь из пятиугольного гадючника.

Макхью любезно улыбнулся.

– Дело? Я и не знал, что у вас есть какое-то дело. – Он подхватил их под руки и потащил к стойке с бутербродами.

– Пошли. Я возьму кофе, а вы берите, что хотите.

Фут и Марелл не возражали против того, чтобы занять столик с видом на посадку. Официантка принесла кофе. Макхью бросил в чашку кусочек сахара, поудобнее устроился, откинувшись назад, и зевнул.

– В связи с чем такая честь? – Он зажег сигарету и бросил спичку в стеклянную пепельничку.

– Хотя бы в связи с тем, что ты так быстро здесь объявился, – ответил Марелл враждебно.

– А я здесь живу. Правда, все, что мне нужно, я покупаю в магазине Блума, письма пишу редакторам газет в защиту трамвая. Стоило мне ненадолго уехать, и вас уже всех затрясло.

– Единственно о чем тебе приходится беспокоиться, так это о твоем задрипанном чемоданчике, – парировал Марелл. – Три дня назад ты был на Ямайке. Туда ты отправился только потому, что любишь хороший ром. А все остальное – это чистое совпадение.

Макхью развеселился.

– Кейс нужен, чтобы устраиваться в отелях получше и знакомиться с дамами поприличней. А сейчас в нем пинта рома высшего качества.

– Все совпадает, – заметил Фут.

Макхью попивал свой кофе. Когда официантка отвернулась, он открыл кейс и, достав бутылку, хорошенько сдобрил ее содержимым свой кофе. Взглянув на собеседников, он поинтересовался:

– Не желаете ли, джентльмены?

Джентльмены с кислым выражением на лицах отрицательно покачали головами.

Макхью опустошил свою чашку, облизал губы и поинтересовался:

– Только ради меня вы бы сюда не потащились. Что на этот раз? Шпион? Диверсант? Сбежавший из банка кассир?

– Какая тебе разница? – сказал Фут. – Есть у нас одна наводка.

– Так почему вы думаете, что я имею к этому отношение?

– Мы тебя знаем, – пояснил Марелл. – И вбей себе в башку, Макхью. Держись подальше. Стоит тебе влезть в это дело по своей инициативе, и ты увидишь, что будет.

– Во что я не должен влезать по собственной инициативе? – В его странных глазах застыла усмешка. – Почему вы думаете, что я полезу в это?

Марелл зажмурился, посидел несколько секунд молча и сказал:

– Некоторое время назад у нас появился интерес к блондинке по имени Лорис Андерсен. Она немного играет на фортепьяно и немного поет в забегаловке под названием "Дверь". Кое-кто из завсегдатаев "Двери" прочно обосновался в наших досье. Лорис – совладелица заведения. Судя по лицензии, другим совладельцем являешься ты, Макхью.

– Малый бизнес – это становой хребет американского процветания, – заявил Макхью таким тоном, как будто он выступал на заседании Розари-клуба.

– Ну да. А Лорис Андерсен – это его формы, – продолжил Марелл. – Она живет на Ноб Хилл. И по чистой случайности ты указал этот же адрес, как свой, в избирательных списках. Четыре дня назад Лорис звонила тебе в отель на Ямайке.

– Боюсь, что вы не много узнали, не так ли?

– Подслушивание запрещено законом, – сказал Марелл.

Макхью надул щеки.

– Черт бы тебя побрал! – взорвался Марелл и, оглянувшись, понизил голос. – Ну, ладно. У Лорис есть сестра. Нэйдин. Лет на пять-шесть моложе Лорис, так что ей сейчас около двадцати пяти. У Нэйдин есть дружок, которого зовут Джонни Стоувер. Стоувера видели в последний раз тринадцать дней назад, когда он высадил Нэйдин на автобусной остановке, а сам уехал предположительно в Монтерей на уик-энд. Мы не думаем, что ему удалось добраться туда. Мы не смогли найти ни одного человека, который бы видел его самого или машину. Ты помнишь ее, вишневого цвета. Парень помешался на старинных автомобилях.

– Вы теперь работаете в бюро по розыску пропавших? – Да, когда пропавшим оказывается инженер по электронному оборудованию, принимающий участие в выполнении закрытого правительственного проекта, – обрезал Фут.

Макхью зевнул.

– Интересно. Ну, за внутреннюю безопасность полностью отвечает ФБР. Не скучайте, ребята.

Он положил доллар на стол и встал.

– Звоните мне, когда окончательно запутаетесь. У меня есть на примете хороший частный детектив.

– Ты хочешь сказать, что вернулся вовсе не для того, чтобы разыскивать Стоувера? – потребовал ответа Марелл.

– Точно. Хотя у меня есть кое-какие соображения относительно того, где он может быть.

– Да? – оба эфбеэровца быстро поднялись на ноги.

– Он сейчас где-нибудь на одной из проселочных дорог с пустой канистрой. Эти старые модели просто жрут бензин, – со смехом сказал Макхью, подхватывая свой кейс.

– Черт бы тебя... – кулаки Марелла сжались.

У двери Макхью задержался ровно на столько, чтобы успеть посоветовать им:

– Не теряйте времени, выслеживая меня. Я буду у себя в "Двери". А потом, я думаю, провожу Лорис домой.

* * *

Стоял февраль, в Сан-Франциско в это время года приходят дожди. Они приходят с северными штормами. За одну ночь поросшие травой склоны в Мэрии Каунти из коричнево-бурых, выжженных солнцем, превращаются в ярко-изумрудные, а с холмов на улицы обрушиваются потоки дождевой воды. Дождь размывает огни Сан-Франциско и множит их отражения в мокрых мостовых. Светофоры, регулирующие движение в районе Юнион Сквер и дальше по Маркет Стрит, позванивают и хлопают своими зелеными и красными руками. Впрочем, водители в эти ранние часы полностью их игнорируют.

Крупные капли дождя продолжали падать сквозь туман. Такси проскочило на красный свет и остановилось у тротуара напротив "Двери". В дороге Макхью несколько раз поглядывал назад. Света фар позади не было. Тогда он расплатился с таксистом, перебежал через тротуар, спустился вниз на пять гранитных ступенек и остановился под навесом, укрывшим его от дождя. Из-за двери доносились приглушенные звуки женского голоса в сопровождении фортепьяно. Игру нельзя было назвать виртуозной, но для забегаловки в переулках Сан-Франциско фортепьяно звучало вполне прилично. Певицу вряд ли можно отнести к великим, но ее чувственный голос, богатый оттенками, как нельзя лучше подходил для блюзов.

Дверь забегаловки, которая, очевидно, и дала ей имя, представляла собой здоровенную, потемневшую от времени дубовую плаху, укрепленную кованым железом на навесных петлях. Пальцы Макхью взялись за мокрую холодную ручку, и он вошел внутрь. Перед ним была длинная полутемная комната, напоминавшая тоннель. Несколько человек околачивались около бара. Столы и стулья несли на себе отпечаток долгих лет службы. Темные стены покрывали рекламные плакаты различных бюро путешествий и репродукции гравюр на спортивные темы. Воздух был пропитан запахом пива и спиртного, табачного дыма и мокрой одежды.

В конце комнаты освещенное единственным софитом, подвешенным к потолку, на возвышении стояло пианино. Макхью прислушался. Лорис играла скорее для себя, чем для посетителей. В конусе света плавал табачный дым, шелковым облаком блестели ее длинные волосы, тени на лице подчеркивали его изысканную прелесть. Она наигрывала "Блюберри Хилл", и в ее исполнении эта вещь звучала пробуждающей воспоминания жалобой.

Бармен был новичок. Он оторвался от кассы и увидел, что Макхью положил деньги на стойку.

– Драмбуйе с содовой.

Бармен потянулся за стопками. Макхью легонько свистнул ему, покачал головой и сказал:

– Такие напитки подаются в бокалах. Даже здесь.

Бармен с вызовом посмотрел на него, но что-то в лице клиента позволило ему пренебречь советом.

– Да, сэр, – сказал он и поставил перед ним два бокала.

Макхью забрал их и направился в конец комнаты. Свет вспыхивал в маленьких пузырьках, поднимавшихся со дна бокалов. Зажигая сигарету, он посмотрел на женщину и заметил, как огонек спички отразился в ее зеленых глазах. Он улыбнулся, а ее пальцы взяли фальшивый аккорд, когда он сказал:

– Привет, Лорис.

Она перестала играть, встала, выключила свет и села рядом с ним – высокая женщина с небольшой грудью и длинными ногами. На ней было синее вечернее платье. В каждом ее движении сквозила природная грация. Она подняла свой бокал.

– За то, что скрашивает дождливые ночи, Макхью.

Он кивнул с улыбкой, взял ее руку и поднес к губам, поцеловал ее нежную ладонь и кончиком языка обвел на ней кружок. Она прижалась к нему, и он почувствовал, как вздрогнула ее нога, а ногти легонько вцепились в его щеку.

– Эта дождливая ночь наша, или славные подвиги не могут подождать до утра?

Она освободила свою руку и взяла у него сигарету. Когда Макхью поднес к сигарете зажженную спичку, она сказала:

– Я за то, чтобы эта ночь была нашей. Или, может быть, ты сначала хочешь поговорить с Нэйдин?

– Конечно. И ты знаешь, что я скажу ей.

– Прошу тебя, скажи ей только, что ты посмотришь, что можно сделать.

– Не пытайся уйти от проблемы, солнышко. Сестренке предстоит столкнуться с неприятностями. И чем скорее она набьет себе синяки, тем скорее они пройдут.

Макхью угрюмо потягивал свой коктейль. Он думал о том, как много прекрасных женщин связывают свою судьбу с ни на что не годными мужчинами.

– Так вот. Она связалась с парнем, который внезапно куда-то девался. Единственный совет, который я могу ей дать, – это вычеркнуть его из своей жизни. Лорис, я знаю людей типа этого Джонни Стоувера – он не годится для Нэйдин. Ну, ты же должна это понять.

– Я этого не понимаю. И этого не понимает Нэйдин.

– Придется. – Макхью поставил пустой бокал и провел рукой по еще влажным волосам. – Ты, действительно, думаешь, что он отправился в Монтерей полюбоваться на каланов? Ха!

– По крайней мере, не в большей степени, чем я думаю, что сеньорита, распевавшая у тебя в душе, когда я звонила, была просто горничной отеля, Макхью. – Ее голос звучал хрипло, а пальцы сжимали его руку. – Знаешь, милый, многим моим друзьям ты совсем не нравишься. Меня уже очень давно не приглашают на приемы в мой клуб. Таковы правила игры, хотя мне на это и наплевать.

– Сравнивая меня с Джонни, ты ни к чему не придешь.

– Черт возьми, тебе надо пореже летать на самолетах. Ты от них тупеешь, – она бросила сигарету на пол и потоптала ее. – Я и не собираюсь сравнивать.

– Действительно? – поднял бровь Макхью.

– Нет. Да я и не смогла бы. – Она взяла другую сигарету. – Прошло девять лет, и я думаю, что знаю о тебе меньше, чем в самом начале нашего знакомства. Мы можем быть вместе неделю, месяц или два. Потом по телефону с этим твоим противоподслушивающим устройством тебе кто-то звонит, это может быть мужик, которого я никогда раньше не видела, он говорит тебе несколько слов, и ты бросаешь бар в середине рабочего дня и уходишь. Я знаю только, что порой за этим стоят такие большие шишки, что четырехзвездные генералы кланяются и берут под козырек. А когда ты свободен, то начинаешь возиться с какими-то подозрительными субъектами. – Она затянулась и наклонилась к нему. – Но в одном, что касается тебя, я уверена. Я тебя люблю. И этого достаточно.

– Хорошо. – Макхью надеялся, что Лорис никогда не узнает, что большинство подозрительных субъектов были агентами разных стран. И не только дружественных. Они превратили "Дверь" в нейтральную территорию, своего рода клуб, где противники могли бы посидеть друг с другом, вместе выпить, рассказывая противнику небылицы и пытаясь выведать у него крупицы информации.

– Неужели ты не понимаешь, что с Нэйдин происходит то же самое? По твоему мнению, Джонни чей-то там никчемный сын. А для нее он очаровательный, рассудительный, а, может быть, даже гениальный. Не важно, так ли это на самом деле. Важно, что она любит его.

– О, женщины! – сказал Макхью. – Он грамотный инженер, но в нем нет ничего очаровательного. Мы, деревенские ребята, называем таких городскими пронырами. Он расчетливый, а не рассудительный. Он знает, что ему нужно от женщины, и у него хватает ума и терпения обрабатывать ее до тех пор, пока она не приползет на коленях и не отдаст сама то, что ему нужно.

– Истина, – медленно сказала Лорис, – возможно, где-то посередине.

– Возможно, – согласился Макхью, пытаясь представить себе, что же может увидеть женщина в Джонни Стоувере. Высокий, довольно привлекательный, но не красавчик. Острый взгляд серых глаз, светлые волосы. Одновременно мужчина и мальчик. Человек, способный облечь в непринужденную форму то, что он хочет сказать, хорошо танцует, знает места, где хорошая кухня, и умеет пить. У него современная холостяцкая квартира в городе и небольшой сельский дом на побережье, неподалеку от Хаф Мун Бей. Там у него отличная мастерская и лаборатория, где он занимается своей инженерной работой. Амбар переделан под гараж, полный старинных машин, которые он восстановил из утиля и довел до полного блеска. Макхью всегда признавал, что у Джонни Стоувера золотые руки.

– Не знаю, что думает об этом ФБР, но они, должно быть, считают, что он еще в городе. По крайней мере, пара ребят от них приглядывает за аэропортом. – Макхью рассказал ей о встрече с Мареллом и Футом. – Ты можешь объяснить, зачем ему понадобилось скрываться?

– Не представляю. Когда я видела его последний раз с Нэйдин, он не производил впечатления человека, которого что-то беспокоит.

– Когда это было? И что он говорил?

Лорис рисовала бокалом мокрые кружки на крышке пианино.

– Это было вечером дня за два или за три до его исчезновения. За два, я думаю. Я тогда выступала, а они сидели рядом, но я не много слышала из их разговора. Да я и не прислушивалась.

– Попытайся вспомнить.

– Ну, в газетах что-то писали о новых ракетах-перехватчиках. Я думаю, он пытался объяснить ей, как действует система наведения. – Она провела кончиком языка по губам. – Еще он говорил об автомобилях. "Мотор Трэнд" дал материал на три страницы с иллюстрациями о том, как он восстанавливает старые машины. Он говорил, что хотел бы поехать на встречу с кем-то из коллекционеров, чтобы найти еще парочку классических моделей для реставрации.

Макхью внутренне напрягся. "Дверь" совсем не то место, где стоило обсуждать секретные разработки.

– До сих пор никто не видел ни Джонни, ни его машину. Это может быть хорошим знаком.

– Не понимаю...

– Это только предположение, – сказал Макхью. – Я бы сказал, что он инсценировал свое исчезновение. На самом деле никто не похищал его. Я пока не знаю, над чем он работал в последнее время, но могу представить общее направление его работы, и я слышал, что русские по-своему подошли к решению тех задач, которые стоят перед ним. По крайней мере, они добились результатов, не уступающих нашим. Джонни себе ни в чем не отказывает, и я слышал, что его расписки попали в руки крутых ребят. Вполне возможно, ему сказали "плати", а ему платить пока нечем, вот он и решил исчезнуть, пока не придумает какой-нибудь выход. Если бы до него добрались, то не стали бы мараться с его машиной. Это штучная работа. Ее бы просто бросили где-нибудь на стоянке. Но пока о ней ничего не слышно, вот я и предполагаю, что Джонни хорошенько ее припрятал там же, где укрылся сам.

– Я бы в это поверила, Макхью. Нэйдин не поверит.

Макхью пожал плечами.

– Я и не собираюсь предлагать ей эту версию, пока не выслушаю ее. Как думаешь, она сейчас дома?

– Пару часов назад была дома.

– Я загляну к ней. Я тебе позвоню, если освобожусь раньте, чем ты закроешься. А если нет, то встретимся дома.

– Д-да... – ее губы прижались к его, кончик языка быстро побежал по его губам. – Спасибо, Макхью.

– Не за что. – Он прошел с кейсом в мужскую комнату, прикрепил автоматический браунинг к ноге и вызвал такси. Проходя через бар, он ощущал сладкий вкус ее губ. Лорис снова сидела за фортепьяно. Толкнув тяжелую дверь, он вышел.

В воздухе висела водяная пыль. Над городом по-прежнему стоял туман, в котором расплывались огни фонарей. Интересно, сколько глаз смотрят на меня из темных окон, подумал он садясь в такси.

* * *

Квартира Нэйдин была в одном из домов с видом на набережную. Было холодно и промозгло. Ссутулившись, Макхью поднялся по ступеням. Входная дверь была не заперта. Он пересек тускло освещенный вестибюль и начал подниматься по лестнице. Дом был постройки двадцатых годов. На первых двух этажах располагались по три квартиры. Наверху, под покатой крышей, размещались две маленькие квартирки. Из-за закрытых дверей доносились звуки радио и телевизоров. По меньшей мере, в одной квартире была в самом разгаре вечеринка.

Он нашел дверь Нэйдин Андерсен и нажал кнопку звонка. Из квартиры донесся знакомый звук, но ничего не изменилось. Он снова нажал на кнопку. Никакого результата. Он попытался вспомнить, был ли в окнах свет, когда он подъезжал на такси. Макхью достал из кармана небольшой кожаный футляр, осмотрел замок и остановил свой выбор на узкой стальной полоске. Раздался легкий щелчок.

Он распахнул дверь и проскользнул внутрь квартиры. К тому времени, когда он щелкнул выключателем, браунинг уже был у него в руке. Когда зажегся свет, он прыгнул вправо, надеясь, что Нэйдин не успела переставить мебель, и, налетев на кресло, растянулся на ковре. Он перекатился, поджав под себя ноги. Его глаза, за которыми следовал пистолет, быстро обежали комнату.

Мужчина на кушетке пристально смотрел на него.

Макхью выругался. В квартире царил хаос. Кожаная обшивка кресла, на которое он налетел, была изрезана ножом, а само кресло перевернуто. Ящики маленького письменного стола вместе с содержимым валялись на полу. Рисунки Нэйдин углем были сорваны со стен, отделанных сосной, и валялись там же на полу. Там же была вся одежда и все, что стояло на полках в кухоньке. Всюду валялись кукурузные хлопья, мука, растоптанное печенье и приправы.

Мужчина на кушетке так и не отводил своих глаз. Это был крупный мужчина. Нож, лежащий рядом с ним, был тоже не маленький. Как раз такой и нужен, подумал Макхью, чтобы оставить зияющую дыру в горле.

Губы Макхью сложились в трубочку, как будто он собирался свистнуть, когда присмотрелся к пятнам крови. Вся стена над кушеткой на высоту примерно пяти футов была покрыта ими. Кровь стекала на кушетку. Осторожно шагая, чтобы не наступить на пятна крови на полу, он подошел к кушетке и потрогал тело. Оно еще не остыло, и Макхью предположил, что его убили не больше часа назад. Он порылся у себя в памяти и пришел к выводу, что раньше этого мужчину не видел.

Он отступил назад и осмотрел кухоньку и ванную. Там никого не было. Он подошел к двери, приоткрыл ее и выглянул. Судя по всему, его падение не потревожило соседей. Он вышел, запер дверь и бесшумно спустился по лестнице. Внизу была телефонная будка, и он вызвал такси.

* * *

Заправочная станция в полуквартале от "Двери" была закрыта, но рядом с ней Макхью увидел телефон-автомат. Он расплатился с таксистом, нашел монетку и набрал ночной номер ФБР.

Трубку снял Ник Фут. Макхью продиктовал ему адрес.

– Там мертвый парень внутри, – добавил он.

– Не вешайте трубку, мистер, – резко сказал Фут. – Вы должны были вызвать городскую полицию, а не нас. Назовите свое имя, и я направлю к вам нашего сотрудника. Откуда вы говори...

– Помолчите, – прервал его Макхью. – Вы ищете парня по имени Стоувер. А все это случилось в квартире его девушки.

Фут продолжал что-то говорить, но он повесил трубку и быстро направился к тускло освещенной вывеске над "Дверью". Время было закрываться, и никого из посетителей не было. Бармен протирал стаканы. Лорис сидела в профиль к нему за пианино и, не двигаясь, смотрела на чашку кофе, стоящую перед ней. Рядом была другая женщина. Нэйдин.

Макхью представил себе, как умирал мужчина в квартирке на третьем этаже, и почувствовал, что ему надо выпить. Он зашел за стойку, взял бутылку виски и пару стаканов.

– Эй! – бармен бросил полотенце и направился к нему. – Что это ты...

Лорис повернулась и окликнула его:

– Все в порядке, Джордж.

– Ладно... – тот взглянул на Макхью и пожал плечами.

Макхью поставил стаканы на пианино и плеснул виски в них и в чашечку кофе. Лорис внимательно смотрела на него.

– Макхью, что случилось?

Вместо ответа он кивнул на стаканы.

– Давайте лучше вздрогнем.

Что-то в выражении его глаз заставило Лорис и Нэйдин последовать его примеру. Нэйдин сморщилась. Неразбавленное виски было слишком крепким.

– Привет, Макхью.

– Привет, сестренка. – Он достал сигарету и при свете зажженной спички всмотрелся в ее лицо. Лицо Нэйдин было более полным, чем у Лорис, но губы были такие же. Волосы Нэйдин были того же оттенка, что у Лорис, но подстрижены короче и вились. – Давно здесь?

Она взглянула на часы.

– Примерно двадцать минут.

– А до того?

– Что ты хочешь сказать? – В ее голосе прозвучало беспокойство.

– Меня интересуют последние несколько часов. Скажем, начиная с половины одиннадцатого.

– Макхью! В чем дело? – спросила Лорис.

– Подожди, солнышко. Пожалуйста, – он повернулся к Нэйдин. – Ну?

– Я была в "Пристани рыбака". А что?

– В баре? Как долго?

– Я приехала туда около одиннадцати на машине. Внутрь не заходила. Я ждала на стоянке.

– Наверное, Джонни? – вздохнул Макхью.

Карие глаза Нэйдин прищурились.

– Нет. Не совсем так. Кто-то позвонил мне сегодня. Мужской голос передал, что Джонни хотел бы видеть меня, но не может прийти ко мне. Я спросила, почему, но он сказал, что это не телефонный разговор. Он сказал, куда мне надо поехать и где ждать. Еще он сказал, чтобы я набралась терпения, потому что Джонни может опоздать... Макхью, что случилось?

– Кто-то выманил тебя из твоей квартиры, чтобы без помех обыскать ее. И оставить после себя покойника.

– Джонни? – Она дрожала, и он подумал, что она вполне может закричать.

– Нет. Я его не знаю, – поспешил успокоить ее Макхью. – Похоже, произошла какая-то ошибка.

– Макхью... – Лорис замолчала. Бармен направился к ним, но она отрицательно покачала головой. Он вернулся к своим стаканам, а она тихо сказала: – О Господи...

Нэйдин дрожала, уставившись невидящими глазами на занавес за пианино. Макхью налил ей еще виски, и она беспрекословно выпила.

– Нам нужно действовать очень аккуратно. Я думаю, сюда вскоре нагрянут инспектора из отдела по расследованию убийств.

– Нет, – вырвалось у нее. – Макхью, я даже не ...

Макхью успокаивающе сжал ей руку.

– Конечно, сестренка. Ты ничего не знаешь. Но если ты не хочешь до утра беседовать с полицейскими, тебе, пожалуй, лучше пойти со мной. – Он поймал взгляд Лорис и поправился: – С нами.

– Послушай, – сказала Лорис. – Но ведь ей все равно придется рассказать все, что она знает.

– Конечно, – Макхью снова отхлебнул виски. – Через пару часов полицейские скорее всего придут к выводу, что убить такого мужчину было не под силу женщине. Они выяснят у Нэйдин все, что она знает, и отпустят ее. До тех пор, пока я не узнаю, как зовут или, точнее, как звали покойника и что он там делал, я не хочу, чтобы Нэйдин показывалась на люди.

– Но у меня там ничего не было, Макхью, – сказала Нэйдин.

– Может быть. Может быть, и не было. Твоя любовь не показывается уже пару недель, а его разыскивают. Я не знаю, кто его ищет и сколько их, но, по крайней мере, один из них думал, что у тебя можно что-то найти, – твердо сказал Макхью. – Точнее, речь идет о двух людях: убитом и убийце. Квартира разгромлена, но я не думаю, что им удалось найти то, что искали. И тогда им придет в голову, что то, что они ищут, находится у тебя или что ты знаешь, где это спрятано.

Лорис соскочила со стула, скрылась в нише и появилась, завязывая пояс прозрачного плаща.

– Машина с другой стороны, Макхью. Куда мы сейчас? К нам?

Макхью поднял свой кейс.

– На встречу с полицейскими? – Он задумчиво потер щеку. – Я знаю один мотель, который сойдет на несколько часов.

Нэйдин накинула габардиновый плащ и спрятала волосы под широкий баскский берет. Макхью провел их через заднюю дверь в переулок, где стояла машина. Он сел за руль и протянул руку:

– Ключи.

Затем он завел двигатель, вывел машину на улицу и направился к морю. По дороге они разъехались с черно-белым полицейским автомобилем, направлявшимся, судя по всему, в сторону "Двери".

* * *

Мотель был расположен на берегу бухты. Двухэтажное здание закрывало стоянку со стороны улицы. Вывеска гласила, что в мотеле есть свободные комнаты, но управляющий спал. Он притащился в офис в халате, наброшенном на полосатую пижаму, и бросил на Макхью недобрый взгляд.

Макхью достал из бумажника пятидесятидолларовую купюру, положил ее на стойку и потянулся за регистрационной карточкой.

– Двойной номер со смежными комнатами, – коротко сказал он и начал заполнять карточку.

Управляющий оценивающе посмотрел на мягкий костюм Макхью, на его небритое лицо и фыркнул. Мельком бросив взгляд на купюру, он надел очки и посмотрел в окно на женщин, ожидавших в машине.

– Поздновато, – раздраженно заметил он. – Сколько вас?

– Нас трое. – Макхью пожевал губу и написал: "Билл Ламберт, Джеймсберг, Калифорния". Он положил ручку на место и кивнул на банкноту.

– Этот полтинник считает, что ты можешь нам устроить номер.

– Думаю, что могу с ним согласиться. – Он взял ключи с полки. – Второй этаж, два последних номера по коридору. Отличный вид.

Макхью подмигнул ему и вышел из офиса. Он поставил машину на стоянку, запер ее и проводил женщин в номера. Пол был покрыт циновками, в каждой комнате стояла двуспальная кровать и телевизор. Из окон открывался вид на бухту и причал для яхт. Сейчас они были закрыты жалюзи из бамбуковых планок. Он открыл дверь, соединяющую оба номера.

– Выбирайте, что вам нравится, девушки. – Он чувствовал, что Лорис наблюдает за ним, и старался не встречаться с ней глазами. Он пробыл на Ямайке сорок дней. – Говорить о наших планах пока не будем, потому что я сам еще ничего не знаю. Я вымотался до предела и собираюсь в душ. Спокойной ночи.

Он плотно закрыл за собой дверь ванной. Мыльную пену он смывал почти кипятком, чувствуя, как вместе с обжигающими струями смывается усталость. Когда после этого он пустил холодную воду, контраст был так велик, что у него перехватило дыхание. Он вытерся стареньким полотенцем и вернулся в спальню. Там было темно. Лишь тускло светился ночник на тумбочке рядом с кроватью.

На кровати, закинув ногу на ногу, сидела Лорис и курила. На губах ее играла двусмысленная улыбка. Она снова накинула прозрачный плащ, но даже при свете ночника было видно, что под ним ничего не было.

– Лорис... – остановился он и повел глазами в сторону двери, ведущей в соседний номер. Дверь была закрыта.

– Не будь идиотом, Макхью. Сестренка не возражает.

Его глаза разом охватили изысканные линии ее тела, где не было ничего лишнего, бедра, как будто выточенные из слоновой кости.

Она встала и притянула его к себе. Ее широко открытые глаза светились, дыхание перехватывало. Она распахнула плащ на груди. Ее соски напряглись, и она потерлась ими о его грудь. Пальцы лихорадочно развязывали пояс. Плащ распахнулся окончательно, и она изо всех сил прижала его к себе. Острые зубы теребили его ухо, ока шептала:

– Макхью... Макхью...

Макхью сбросил плащ с ее плеч и отнес ее на кровать. Она не выпускала его из своих объятий, и он чувствовал, как ее ногти глубоко вонзаются в кожу на его мускулистых плечах.

Глава 2

Макхью сидел на кровати, скрестив ноги. Приканчивая кофе, которое с большой неохотой организовал управляющий мотелем, он щурился от дыма тонкой сигареты, просматривая утреннюю прессу, и не мог не поражаться скудности информации, содержащейся в ней.

Покойника идентифицировали, как Гордо Насса. За последние годы полиция не раз заводила на него дела. Он считался второстепенным "бомбардиром".

Полиция обнаружила свидетеля, видевшего, что Насс вошел в дом за час двадцать три минуты до того, как анонимный звонок поставил их в известность о совершившемся преступлении.

Полиция не нашла ничего, что могло бы связать Насса и мисс Нэйдин Андерсен, двадцать пять лет, хозяйку квартиры. Кроме того, они пока не нашли и саму мисс Андерсен.

Полиция призналась, что у нее нет никакого разумного объяснения тому, что вообще там делал Насс, кроме того, что он или убийца, или оба они устроили в квартире обыск. Невозможно также установить, что при этом пропало.

В газетах была напечатана фотография того, как накрытый простыней труп выносили из квартиры. Не было ни одной фотографии того, во что превратилась квартира. Не было ни одной фотографии Нэйдин, хотя Макхью знал, что в обеих редакциях есть, по крайней мере, фотороботы практически всех членов семьи Андерсенов, располагавших деньгами и пользовавшихся определенным влиянием в обществе.

Не было также ни одного упоминания о "Двери", несмотря на то, что сестра Нэйдин Андерсен была совладелицей заведения, а само оно было хорошо известно полиции как место, где собираются люди с не совсем обычными профессиями.

И не было ни одного упоминания о Джонни Стоувере.

– Кто-то прикрыл всю эту информацию, – сказал Макхью. Он был слегка разочарован, так как надеялся, что найдет в газетах информацию, достаточную для того, чтобы начать собственное расследование, не прибегая к помощи ФБР или полиции.

– Похоже, они не особенно стараются найти меня, – заметила Нэйдин.

– Ошибаешься. К этому времени каждый полицейский в штате уже получил твое описание, – возразил Макхью. – Просто они пока об этом помалкивают. И это нам на руку. Мы сможем отсиживаться здесь, пока они не сделают публичного заявления.

– Мы обе?

– Да.

– Нам понадобится одежда и все остальное, – сказала Лорис.

– Я загляну домой и подберу кое-что. Нэйдин, дай мне твои размеры, и я постараюсь подобрать все необходимое на несколько дней.

– Макхью, но ведь полиция наверняка следит за квартирой, – предположила Лорис.

– Возможно. Это не имеет значения. Мне все равно надо переговорить с инспектором, ведущим это дело, и с ФБР, чтобы разузнать, как обстоят дела на самом деле. – Он сунул ноги в туфли и завязал галстук, не глядя в зеркало. Надевая пиджак, он спросил: – У тебя есть пушка, солнышко?

– Тридцать второй калибр, – отозвалась Лорис.

– Если кто-нибудь, кроме меня, попытается войти сюда, воспользуйтесь ей, – сказал Макхью, взял шляпу и вышел.

* * *

Ник Фут смотрел на Макхью без особой симпатии. Он выглядел как человек, которому так и не удалось соснуть этой ночью. Он закрыл папку, лежавшую перед ним на столе.

– Где ты, черт тебя побери, был? И куда ты дел женщин? – потребовал он.

Макхью ухмыльнулся.

– Спал. Доктора рекомендуют в моем возрасте не менее семи часов здорового крепкого сна каждую ночь. Полагаю, что в твоем возрасте надо спать не меньше десяти часов. Женщины в надежных руках. Моих.

– Когда-нибудь, Макхью, когда-нибудь я обещаю тебе...

– Кроме того, люди пожилого возраста должны следить за своим давлением, – любезно заметил Макхью. – Ну, а теперь что ты хочешь мне сообщить?

– Сообщить? – заорал Фут. – Ты заставил меня целую ночь тебя разыскивать, а теперь у тебя хватает наглости требовать от меня отчета! Слушай...

– К этому времени ты, конечно, уже звонил в Вашингтон и получил распоряжения. Поделись.

– Ах, вот так?

– Поделись, – улыбнулся Макхью.

– Ты уже засвидетельствовал свое почтение инспектору Клайну? – Фут зажег сигарету и бросил спичку в корзину для бумаг. – Полиция не прочь задать тебе несколько вопросов.

– Я загляну к нему попозже. Выкладывай.

– Ну-ну, – Фут открыл папку. – Гордо Насс был босяк, громила, которого нанимали время от времени в разных местах на западном побережье. Мы думаем, что за ним числится несколько убийств, но пока он еще ни разу не засыпался. До сих пор неизвестно, связывает ли его что-нибудь со Стоувером. А как насчет этой Андерсен? Может, она его знает?

Макхью покачал головой.

– Нет. Это точно. И насколько я знаю, он ни разу не был в моем заведении.

– Ага, – Фут сделал пометку. – Мы не знаем, на кого он работал и что искал. Пока девушка не побывает в квартире, мы даже не можем сказать, пропало ли там что-нибудь. Лучше бы ты нам ее доставил, Макхью.

– Со временем. Искали что-то небольшое, может быть, бумаги. Малый, который это делал, сорвал со стен все рисунки.

– Моя промашка. Я должен был сразу же узнать твой голос, когда ты звонил сюда. – Он пристально посмотрел на Макхью. – Ты взял что-нибудь оттуда?

– Ничего. Я приехал туда, чтобы поговорить с Нэйдин, увидел жмурика и сразу же дернул оттуда.

– Это мы знаем. Ты там был всего одиннадцать минут.

Макхью сделал вид, что его полностью занимает процесс доставания сигареты из пачки.

– Я вот чего никак не могу понять. Как вы точно узнали время, когда там появился Насс?

– Это не мы, – Фут достал отчет, напечатанный на машинке. – Ракетная контора, на которую работал Стоувер, чрезвычайно заинтересована в том, чтобы найти его. Они поручили одному из своей службы безопасности, Харви Лоуэллу, посмотреть что к чему. У Стоувера последнее время были проблемы с деньгами. В городе у него было три или четыре девочки, но только Нэйдин могла быстро раздобыть приличную сумму. Лоуэлл решил, что если Джонни Стоувер где-нибудь и покажется, то это будет скорее всего квартира Нэйдин. Он видел, как Насс зашел в дом, но не знал, к кому тот направляется. Аналогичным образом он засек и тебя.

– Нэйдин уехала примерно в половине одиннадцатого, – сказал Макхью.

– Этого он не видел. Гаражи выходят в проулок за домами. Мы полагаем, что она уехала именно этим путем. Убийца, очевидно, тоже воспользовался этим путем. Задняя дверь в доме обычно заперта, но любой бойскаут откроет ее за две минуты.

– Ага, – Макхью перебросил сигарету из одного угла рта в другой. – А что там за финансовые трудности у Стоувера?

– Насколько нам известно, у него восемь-девять тысяч долга в барах, ресторанах и отелях по всему побережью отсюда до Лос-Анджелеса. И кое-какие из этих долгов он сделал довольно давно. У нас тут есть один специалист по азартным играм, Фрэнк Фентон. Считается, что долговые обязательства, которые он держит, составляют тысяч семнадцать. Мы с ним потолковали пару часов назад.

– Фентон? И что же он говорит?

– Он ничего не знает. Признался, что Стоувер ему должен, но говорит, что не очень беспокоится. У Стоувера и раньше были трудности, но он как-то выкручивался.

– На этот раз это не будут деньги Нэйдин Андерсен. Можешь сказать об этом Фентону, – угрюмо сказал Макхью.

– Хорошо. Будь спокоен. Это останется между нами. Деньги останутся в вашей семейке.

– Макхью протянул руку и ухватил Фута за рубашку.

– Кто-нибудь помоложе был бы сейчас уже без зубов, – негромко сказал он.

Фут вырвался и с сожалением взглянул на место, где совсем недавно была пуговица.

– Ладно, ладно. Пошутить нельзя.

– Хватит шуток. Рассказывай дальше.

– Хорошо. Да, собственно, и осталось-то немного. Мы знаем, что Стоуверу нужны деньги, мы знаем, что это не в первый раз, но раньше он как-то устраивался. И нам хотелось бы узнать, где он доставал деньги раньше. – Он написал что-то на листке блокнота, оторвал и передал Макхью. – Это шлюхи, с которыми он встречался больше двух раз за последние месяцы. Мы их проверяем. Пока ничего нет.

– Макхью покачал головой.

– Иногда у меня возникает вопрос, что у некоторых в голове вместо мозгов? Перед нами игрок, постоянно нуждающийся в деньгах. Можно предположить, что он пойдет на многое, чтобы у него были женщины и деньги. И, несмотря на это, он получает допуск к секретной оборонной работе.

– Не жди от меня утешения, – раздраженно ответил Фут. – Я об этом бродяге вообще услышал в первый раз только когда он пропал. Он у них был вундеркиндом или чем-то в этом роде. Колледж он закончил в двадцать лет и к тому времени был, насколько я знаю, обычным американцем. Он устроился в небольшую электронную фирму и время от времени выполнял небольшие государственные заказы. Предложил пару решений, вполне пригодных для того, чтобы запатентовать их. Мы вернулись к нему через девятнадцать месяцев, и нам очень не понравилось, что мы увидели. У нас не было достаточно материалов против него, чтобы его посадить, но мы сократили ему допуск с "секретных" до "закрытых" материалов. Так получилось, что это решение, по крайней мере, тогда не прошло.

– Лошадь уже увели из стойла, – коротко сказал Макхью.

– Может быть, и нет. По мнению руководителей проекта, Стоувер и так в последние месяцы не знал, над чем работал. Они ставили перед ним конкретные требования, и он разрабатывал схемы, которые могли бы функционировать определенным образом в пределах заранее заданных параметров. Но он не имел представления о том, над чем шла работа в целом.

– Да ну? – скептически обронил Макхью.

– По крайней мере, так они говорят.

– Остается надеяться, что это, действительно, так, – встал Макхью.

– Эй! Меня не интересует, как ты там строишь отношения с обороной, – торопливо сказал Фут. – Мне надо поговорить с этой Андерсен.

– Никаких проблем. Дам тебе знать через пару часов. – Макхью вышел, не обращая внимания на то, что пытался сказать ему Фут.

– Это дело мне не нравится, – сказал инспектор Клайн. – Я что-то не вижу от тебя помощи, Макхью.

Макхью смотрел поверх головы инспектора на стену Дворца правосудия. Интересно, почему в общественных зданиях всегда царит угрюмая атмосфера?

– Девушка ничего не знает.

– Это я сам решу, – сказал Клайн, глядя на Макхью через нижнюю половинку бифокальных очков. – Я не хочу сказать, что она замешана в этом деле. Из материалов о ней следует, что она девушка порядочная. Единственный человек с сомнительной репутацией в ее окружении – это ты. Но в силу каких-то причин в ее квартире прирезали шпану. Ты говоришь, что ее выманили телефонным звонком незадолго до того, как это случилось. Совершенно очевидно, что в ее квартире было нечто, привлекающее интерес не только одного человека. Не думаю, что мое желание задать ей несколько вопросов выглядит так уж неразумно.

– Как насчет завтра? – спросил Макхью.

– Какого черта, завтра? – парировал Клайн. – Убийца разгуливает на свободе, а ты хочешь, чтобы я отказался от встречи с женщиной, у которой может быть необходимая мне информация, только на том основании, что ее это расстроит. Послушай, Макхью...

– Мне безразлично, расстроится она или нет. Мне не безразлично то, что ее могут прихлопнуть. Мы имеем дело не с убийцей-одиночкой, – прервал его Макхью. – Я предлагаю сделку. Ты мне отдаешь Джонни Стоувера, и через полчаса Нэйдин будет у тебя.

– Стоувер, – проворчал Клайн. – Тебе он нужен и ФБР он нужен, и вы пытаетесь обскакать друг друга, чтобы заполучить его раньше других. Я бы тоже не отказался побеседовать с ним пару часов, хотя бы для порядка.

– Ты хочешь сказать, что Стоувером должен заниматься ты? – вопросительно поднял бровь Макхью.

– Бред! ФБР считает, что его нет в городе, а они редко ошибаются. Фут думает, что ты ввязался в это дело из-за этой девчонки Андерсен. Из всех ее знакомых только он один выбивается из общего ряда. И поскольку им так интересуется Вашингтон, то мы в Сан-Франциско должны отойти на второй план. – Он чиркнул спичкой по столешнице и начал раскуривать сигарету. – Я почти решил положить этому конец.

– То есть? – мягко спросил Макхью.

– Я могу тебя засадить за то, что ты мешаешь правосудию. Прячешь потенциального свидетеля. Не сообщаешь о преступлении. Укрываешь...

– Именно я сообщил о преступлении. И давай не будем говорить об этом, потому что ничего из этого ты не сделаешь. Я не собираюсь объяснять, почему ты ничего не сделаешь.

Клайн пожал плечами.

– Может быть, в другой раз. Почему бы тебе не убраться? В таком случае я мог бы закрыть дело вне зависимости от тебя.

– Идет. Только скажи мне, что ты нашел в квартире.

– Ты же там был.

– У меня не было времени заниматься отпечатками пальцев.

Клайн вздохнул.

– Сохранившиеся отпечатки ничего не дают. Несколько твоих. Несколько – того парня на вещах, которые он потрошил. Отпечатки Нэйдин и Лорис. Из них свежие принадлежат только Нэйдин и жмурику. Внутренняя дверная ручка вытерта.

– А Стоувер?

– Мы нашли несколько отпечатков, которые могли принадлежать ему, но все они старые. Возможно, три или четыре недели.

– На ноже тоже ничего?

– Ну да. Ручка деревянная, на лезвии следов нет. Хозяин дома сказал, что он от кухонного набора, который вместе с другими кухонными принадлежностями сдается с квартирой. Другими словами, у нас нет ничего, кроме сильного желания поговорить с той, что жила в квартире.

Макхью встал и потянулся.

– Звучит вполне разумно. Подожди пару часов. Я тебе позвоню. Судя по выражению лица Клайна, он не очень в это верил.

* * *

Макхью не пытался оторваться от черного седана, пристроившегося за ним у Дворца правосудия. Такая же машина ждала его возле дома.

Он не спеша собрал кое-что из одежды Лорис и аккуратно сложил в большую кожаную сумку свои вещи. Потом он позвонил в магазин женской одежды, где знали Нэйдин, и оставил заказ. Клерк пообещал, что через полчаса все будет готово. После этого Макхью связался с Клайном.

– Нэйдин Андерсен будет у тебя через три часа, если ты готов выслушать мои условия.

– И что это за условия? – с недоверием в голосе спросил Клайн.

– Сними наблюдение с моей квартиры и избавь меня от хвоста. Когда закончишь разговор с ней, посади ее в такси и не пытайся проследить, куда она поедет.

– Существует возможность, что после окончания разговора с ней у меня возникнет желание запереть красотку. Так что не пойдет.

– Мне наплевать, запрешь ты ее или нет, хотя я думаю, что тебя вряд ли придется это сделать. Я просто не хочу, чтобы ее проследили до того места, где я ее прячу. И уж, конечно, я не хочу, чтобы это просочилось в прессу. По-моему, это честно.

– Обычно тут еще бывают какие-нибудь уловки.

– Никаких уловок, – раздраженно ответил Макхью. – Черт, я тебе даю девушку. Но не хочу, чтобы ты ее просто взял и отпустил.

– А если мы решим, что она нуждается в защите полиции? Что тогда?

– Ну, так и охраняйте ее. Главное, чтобы ее не убили, если она начнет разгуливать по улицам. – И Макхью повесил трубку.

Налив себе виски с содовой, он выглянул на улицу. Через несколько минут обе полицейские машины уехали. Он решил, что неплохо было бы доложиться начальству, и открыл ключом небольшой шкафчик, в котором стоял телефон со скремблером. Это была прямая линия с Вашингтоном.

– Макхью, – сказал он оператору. – Соедините меня с генералом Хартсом, пожалуйста.

Голос генерала звучал так, как если бы он доносился из ледяной пещеры. Макхью представил себе аскетический кабинет без окон где-то в недрах Пентагона.

– Хартс слушает. Докладывайте, Макхью.

– Пока никаких следов Стоувера. Опознанный уголовник убит неизвестным. Продолжаю работать.

– Задание отменяется. Все, что у вас есть, передайте ФБР. Макхью отнял трубку от уха и воззрился на нее в полном изумлении. Дисциплина боролась в нем с естественной потребностью думать самостоятельно.

– Есть, сэр, – коротко ответил он и зажег сигарету. – Могу я спросить, почему?

– В этом нет необходимости, – ответил Хартс.

– Мне бы не хотелось, чтобы между нами возникло недопонимание, генерал. В прошлом мои суждения были достаточно убедительны, и департамент решил поддержать их.

– Макхью, я... – он услышал, как вздохнул Хартс. – Я знаю об этом. Но это дело не совсем наше, и вы знаете это. Что же касается вас, Стоувер оказался другом других друзей. Его исчезновение – это проблема внутренней безопасности, так что пусть им занимается Гувер. Что же касается убийства, то кто бы там ни был замешан, это дело местной полиции. Мне и так уже устроили веселую жизнь из-за того, что вы скрываете свидетеля и плюете на всех и вся. Мы не можем это оправдывать, так что надо положить этому конец. Согласны?

Макхью медленно опустился в кресло. Он пытался убедить себя, что во всем этом нет ничего неожиданного. Хартс был абсолютно прав. Каждая федеральная служба ревностно охраняет свою сферу деятельности, а он переступил эту границу.

– Согласен, сэр, – сказал он наконец. – Мне полагается отпуск. Если вы обратите внимание на мой последний отчет, то увидите, что я просил предоставить мне его. Прошу считать меня в отпуске с позавчерашнего дня.

В ответ последовала продолжительная пауза.

– Я еще не прочитал до конца ваш отчет, – сказал, помолчав, Хартс. – Похоже, вы предвидели развитие ситуации.

– Да. Я думал, что мы будем действовать как обычно, но раз так не получается, я ухожу в отпуск.

– Отпуск вам предоставлен.

– Благодарю вас, сэр.

– Постарайтесь не попасть в историю, Макхью. Теперь вы действуете на свой страх и риск, как частное лицо.

– Естественно, – отозвался Макхью. – До свидания, сэр.

Он положил трубку и запер шкафчик. Теперешнее изменение его статуса не очень расстроило его. Испытывая легкое удовлетворение, он задумчиво потягивал виски.

Как частное лицо, он действует теперь не от имени правительства, а исключительно от своего собственного. Теперь он может сам решать, какие шаги ему следует предпринять, учитывая, конечно, их последствия.

Он прикинул, что ему предстоит сделать.

Прежде всего надо найти Джонни Стоувера и выбить из него все, что тот знает.

Глава 3

Нэйдин отправилась во Дворец правосудия на такси. Макхью поехал за ней следом и остановился на стоянке для служебных машин. Он вошел в здание вместе с Нэйдин. В кабинете инспектора Сида Клайна сидел Джим Марелл. Увидев Макхью, он широко улыбнулся.

– Очень славно, что вы привезли ее, Макхью. Можете подождать в коридоре, – сказал он.

– Я, пожалуй, побуду здесь, – ответил Макхью.

– Вы побудете там, – отрезал Марелл. – Если вам что-то не ясно, позвоните своему начальству, вы этим больше не занимаетесь.

Нэйдин нервно следила за перепалкой двух мужчин. Макхью подмигнул ей.

– Мисс Андерсен хочет, чтобы при беседе присутствовал ее адвокат.

– Ну, так пойдите и вызовите его, – сказал Клайн. – Пожалуйста, оставьте кабинет. И я не шучу, Макхью.

– Конечно, я все понял. Дело в том, что в течение тринадцати лет я был членом коллегии адвокатов. Сейчас я представляю интересы мисс Андерсен. Давайте приступим к делу.

Клайн с надеждой посмотрел на Марелла. Тот сокрушенно покачал головой.

– Так оно и есть, Сид.

– Так и знал, что здесь будет какая-то уловка, – проворчал Клайн. Он включил микрофон и быстро заговорил.

– Расследование убийства Гордо Насса. Присутствуют инспектор Клайн, агент ФБР Джеймс Марелл, мисс Нэйдин Андерсен и ее адвокат Макхью. Ниже следует допрос мисс Андерсен...

* * *

Они освободились только во второй половине дня. К концу допроса Клайн и Марелл знали не больше, чем в его начале.

Макхью был доволен тем, что Нэйдин ничего не знала ни о покойнике, ни о месте пребывания Джонни Стоувера. Из того, как формулировались вопросы, ему удалось подцепить несколько ниточек. Он посадил Нэйдин в такси и, отпустив его от себя на три квартала, последовал за ним на машине Лорис. Насколько он мог судить, за ними никто не следил. В семи кварталах от мотеля Макхью обогнал такси и остановился. Перед перекрестком Нэйдин остановила такси и пересела в машину Макхью.

– Без этих фокусов обойтись нельзя? – спросила она, устало откинувшись на спинку сиденья. Ее лицо казалось осунувшимся.

– Сегодня прозвучало несколько очень неприятных имен. Судя по всему, наш дружок Джонни общался с довольно крутыми ребятами. Теперь они его ищут, и он им нужен до такой степени, что они были готовы разгромить твою квартирку, чтобы получить хоть какую-нибудь информацию о нем.

Дрожащими пальцами она вытащила сигарету и прикурила от зажигалки на приборной доске.

– Макхью, я ничего не понимаю. Джонни никогда не говорил об этих людях. Я наблюдала за тобой и поняла, что ты их знаешь, но я...

– Точно, сестренка, – ответил Макхью. – Вот это-то мне и не нравится. Ты ведь знаешь, что я всегда был не высокого мнения о твоем избраннике. Я всегда считал, что главное для него – получить от других все, что ему нужно. И вот по какой-то причине последние месяцы эта шпана всерьез заинтересовалась им. Клайн и Марелл называли многих, но одно имя привлекло мое особое внимание. Это Декстер Орланд.

Он припарковался возле винного магазина.

– Макхью, но я никогда не слышала этого имени, – сказала она.

Он заглушил мотор.

– Ты была еще ребенком, да и я только поступил в институт, когда он уже выпал из обращения. В середине тридцатых Декстер Орланд был мистером Рекет в Южной Калифорнии. Тогда здесь был полный беспредел. Игровые автоматы, девицы, игорные дома на воде, букмекеры на каждом шагу. Орланд высоко котировался в то время, пока не загремел по обвинению в убийстве. Еще года два назад он отсиживал свой срок в Фолсоме. Сейчас он на воле и старается вести себя так, чтобы не вызвать нареканий, по крайней мере, у совета по амнистии.

– Но почему, Макхью?..

– Вот именно. Почему? – Макхью выбрался из машины. Он заглянул в винный магазин и приобрел то, без чего, как он считал, им не обойтись. Сумку, полную бутылок, он устроил на заднем сиденье и выехал со стоянки.

– Орланд сидит без копейки. Об этом побеспокоились ребята из Министерства финансов. Они забрали его дом, машины, добрались до его закрытых счетов и до других нор, где он припрятал денежки. Однако он по-прежнему ухитряется жить на широкую ногу, считается, что в долг. Только вот кто ссужает ему деньги и почему?

– Господи Боже мой, Макхью, мне-то откуда знать?

Он рассмеялся.

– Конечно, ты не знаешь. Да и какое мне до этого дело? Нам бы только твоего избранника найти.

– Я не... – она покусала губу, – я не уверена, что пойду на все ради этого. Я от него не отрекаюсь, но лучше бы подождать. Если я ему нужна, он найдет способ дать о себе знать.

Они подъехали к мотелю. Макхью поставил машину на стоянку и выключил зажигание.

Он забрал сумку с бутылками и сказал:

– Сестренка, мне наплевать на то, что нужно Джонни Стоуверу. Сейчас меня интересует парень, которого прирезали в твоей квартирке.

Она с силой зажмурила глаза, и он увидел, как побелели костяшки ее стиснутых пальцев. Она казалась маленькой, красивой и испуганной. Испуганной потому, что она столкнулась с насилием и была не в состоянии что-либо понять. Нэйдин была самым мягким человеком из всех, кого когда-либо встречал Макхью. Но мягкость – это не слабость, подумал Макхью. Порой она требует незаурядной силы.

– Пошли, – сказал он. – Я сегодня приглашаю вас, девушки, на ужин, а потом отправлюсь кое-что разузнать. У тебя есть ключ от квартиры Джонни?

– Да, есть, – она вспыхнула и полезла в сумочку.

– Потом, когда он мне больше будет не нужен, я его вы кину.

Ее утвердительный кивок был еле заметен. Они вошли в мотель.

* * *

Войдя в квартиру Стоувера, Макхью на секунду задержался у двери. Ему показалось, что от жившего здесь человека мало что осталось. Первый же мимолетный взгляд убедил его, что женщина, убиравшая квартиру, уже побывала здесь после исчезновения Стоувера. Пепельницы блестели чистотой и были аккуратно расставлены на столах, на мебели почти не было пыли. Дом представлял из себя совершенно невообразимую смесь тонированного бетона и витражей. Фасад был отделан декоративным кармельским камнем. Здание было спроектировано так, чтобы обеспечить жильцам максимальные удобства. В цокольном этаже был размещен гараж, куда можно было спуститься на автоматическом лифте с каждого из семи этажей. С улицы в дом вело не менее полудюжины отдельных дверей.

В квартире Стоувера была одна спальня, но первоначально она была рассчитана на двоих. Макхью тихонько переходил из комнаты в комнату. В гостиной был небольшой камин. Рядом стоял большой цветной телевизор, поодаль – чрезвычайно дорогой по виду проигрыватель. На стенах висели акварели в рамках. Макхью перешел в спальню. Кровать была огромной. Макхью познакомился с ней поближе и заключил, что она служила Стоуверу не только для сна. Здесь было дистанционное управление для проигрывателя. На противоположной стене висел небольшой телевизор. Здесь же под рукой был радиоприемник, миниатюрный холодильник и бар. Это была превосходная игровая площадка. Макхью начал обыск.

Большой комод был полон белья, частично еще в упаковке. Встроенный шкаф во всю стену тоже был полон одежды. Костюмы из фешенебельных магазинов, шелковые рубашки, обувь ручной работы. На полке лежали шлем и защитные очки для гонок. Голубые комбинезоны были аккуратно сложены рядом.

Макхью направился в комнату, которая раньше была второй спальней. Стоувер использовал ее как библиотеку и кабинет. В книжных шкафах стояли работы по электронике, физике, техническим дисциплинам. Было очевидно, что владелец активно пользовался ими. Многие работы были посвящены автомобилестроению за последние полвека.

Осмотрев книжные шкафы, Макхью занялся письменным столом и шкафчиком с картотекой.

В столе он не нашел ничего интересного. В списке телефонов не было имен, и Макхью сунул его в карман, чтобы пообстоятельней разобраться на досуге.

Один из ящиков картотеки с надписью "Проекты/Патенты" был пуст. Макхью решил, что это работа ФБР. В другом ящике хранились финансовые документы за целый ряд лет. Судя по ним, Джонни Стоувер имел доход в пятизначных цифрах.

В последнем ящике хранились конверты из плотной бумаги. Макхью быстро просмотрел их и пришел к выводу, что для Стоувера старые автомобили были не только увлечением, но и бизнесом. Конвертов было около двух дюжин. В каждом содержались подробные сведения о расходах по их восстановлению и фотографии давно исчезнувших с улиц "фордов", "ракстонов", "мормонов" и многих других. Макхью присвистнул, прочитав, что "форд-Т" 1911 года выпуска был куплен за восемьдесят семь долларов пятьдесят центов, а после восстановления продан за три тысячи.

Последняя подборка документов была по "пирсу", вместе с которым Стоувер и исчез. Снимка машины не было, но прилагался журнальный разворот, а также список замененных деталей и произведенных работ. Только на окраску ушло четыреста долларов. Судя по документам, Стоувер уплатил бывшей владелице автомобиля, Габриель Ридсон, триста долларов.

Последним был листок бумаги с именами, телефонами и суммами. Макхью решил, что это список предполагаемых покупателей. Он совсем было решил отложить бумаги, как вдруг заметил, что против одной из фамилий не было суммы. Билл Брикси. Это имя показалось ему смутно знакомым, и он решил переписать весь список.

Напоследок он решил еще раз взглянуть на газетный журнальный разворот.

Это была фотография фаэтона в три четверти с темноволосой смеющейся девушкой за рулем. Улыбка у нее была вполне профессиональная. Макхью узнал ее.

Он избегал телевизоров, но это лицо он видел прошлой ночью на экране в "Двери". Девушку звали Габриель Ридсон. В ночной передаче по местному каналу она брала интервью у людей, которых в какой-то степени можно было считать местными знаменитостями. Макхью вспомнил, что впечатление у него осталось так себе, но все же это было лучше фильмов, которые обычно крутят по ночам. Он решил узнать, какое отношение эта девушка может иметь к такому необычному автомобилю. Он набрал номер телевизионной станции.

– Мисс Ридсон где-то здесь, но сейчас она на телефонные звонки не отвечает, – объяснила телефонистка. – Она будет в зале для репетиций еще примерно час.

– Это полицейские дела, – сказал Макхью. – Конечно, я могу подъехать, чтобы встретиться с ней, но возникает проблема времени.

– Не вешайте трубку, пожалуйста. Я постараюсь что-нибудь сделать для вас.

Спустя некоторое время в трубке раздался другой голос.

– Говорит мисс Ридсон. В чем дело?

– Меня зовут Макхью. Я расследую исчезновение мужчины.

– С теми, что были у меня, все в порядке, мистер Макхью, – в ее голосе звучала улыбка.

– Я видел вашу передачу и охотно верю. Может быть, вы и не сможете мне помочь, но тот, кого я ищу, был на машине, купленной у вас. Некто Джонни Стоувер.

Наступило молчание. Когда девушка снова заговорила, ее голос зазвучал резко.

– Если вы найдете мистера Стоувера, сделайте мне одолжение и сверните ему шею.

– Вы так не любите его?

– А как бы вы отнеслись к человеку, ради которого вам пришлось бы выложить почти две тысячи долларов за съемку, потратить массу сил, чтобы организовать все остальное, и который после этого взял бы все и отменил.

– Наверное, не очень бы хорошо к нему отнесся. Расскажите мне поподробнее.

– У меня нет времени, мистер Макхью. У меня репетиция в разгаре. Это хуже, чем месячные у женщин.

– Буквально пару слов. А поподробнее я хотел бы поговорить с вами после вашего шоу.

Он слышал, как она вздохнула.

– Хорошо. Этот старый "пирс" был в ужасном состоянии, когда я решила продать его. Я сама отогнала его к Стоуверу и увидела некоторые из машин, которыми он занимался. Он из них делал просто чудо. И вот тогда у меня возникла сумасшедшая идея использовать его и его дурацкое хобби для одного из моих шоу. Мы все засняли, сценарий был уже готов, и тут он отказался.

– Понимаю. И никаких объяснений?

– Ничего. Неделю назад позвонил по телефону. За девять часов до передачи. Господи!

– Неделю назад? – переспросил Макхью. – Вы уверены, что это было неделю назад?

– Это черный день в моем календаре. – Она сказала что-то в сторону от трубки. – Извините, мне надо идти. Вы можете подъехать сюда вечером. Хорошо?

– Конечно. Только я хотел бы взглянуть на материалы для этой передачи.

– Это возможно. У меня сохранилась та пленка. Но если вы найдете Стоувера, то привезите и его, а я этой коробкой с пленкой у вас на глазах расплющу ему голову. Пока.

Макхью подумал минутку и набрал номер салуна в Мишн Дистрикт. Когда бармен снял трубку, он спросил:

– Помпер тут?

– Подожди. Я ему сейчас покричу.

Макхью ждал. Помпер был ночным существом, без зубов, но с хорошим слухом. Он всегда умудрялся знать, что происходит в сумеречных зонах города.

– Да... привет... это Помпер.

– Это Макхью, Пом. Гривенник у тебя есть?

– Что?

– Если у тебя нет, одолжи у кого-нибудь и позвони мне сразу же из автомата. – Он продиктовал ему номер Стоувера. – Запомнил?

– Спрашиваешь, Мак. Подожди минутку.

Макхью положил трубку. Он заглянул в кухню, нашел бутылку шотландского виски и отнес ее в кабинет. Зазвонил телефон, и он поднял трубку.

– Слушаю.

– Что слушаю? Ты велел мне позвонить, а теперь говоришь мне "слушаю".

Макхью глотнул виски прямо из горла и ухмыльнулся.

– Все в порядке. Пом. Знаешь Билла Брикси?

– Конечно. Любой дурак знает Вилли Селезня.

– Я не знаю. И имени такого не слышал.

– Естественно, не слышал. Мы зовем Билла Брикси Вилли Селезнем, потому что он ходит, переваливаясь как утка. Но не при нем, конечно. Он этого не любит.

– Хорошо, Пом. Так кто такой этот Вилли и чем он занимается?

– А он не работает ни на кого постоянно. Если у кого проблемы с городскими властями, так Вилли дают поручение разобраться с этим, или, скажем, проблема раздела территорий, или когда нужно свести двух крутых ребят, чтобы они головы друг другу не поразбивали. Ну, сам знаешь.

– Ага, – теперь Макхью представлял себе, что такое Билл Брикси. Буфер между любыми сторонами, находящимися в состоянии конфликта. – Ты не знаешь, он не интересовался старыми коллекционными автомобилями?

Помпер хрюкнул.

– У него и обычного-то автомобиля никогда не было.

– Может, он имел дело с малым по имени Стоувер? Джонни Стоувер?

– Не-а. Я Джонни знаю. Знаю, кто он такой. У него тут одно время была кобылка из кордебалета, пока она не впуталась в неприятное дельце.

– Вилли не смог уладить?

– Пойми меня правильно, Макхью. Все, что делает Вилли, он делает в рамках закона. Поэтому ему так много и удается.

Макхью вдохнул и еще раз приложился к бутылке. Ему начало казаться, что самое время перекусить. После омара, который был у него на ужин, прошло уже три часа.

– Ну, ладно. Только учти, что между Стоувером и Вилли протянулась какая-то ниточка. У Стоувера записаны его имя и номер телефона. Поспрошай у людей.

– Какого черта, Макхью, почему я? Ты хочешь узнать, так почему бы тебе самому и не позвонить? Телефон Вилли у тебя есть.

– Вилли может не захотеть разговаривать со мной, – Макхью закурил. – Загляни в "Дверь" и скажи бармену, что я велел дать тебе двадцать долларов на расходы.

– Если я что-нибудь раздобуду, ты об этом узнаешь. Позвони мне сюда, ладно?

– Договорились, Помпер.

Макхью положил трубку.

Он не сомневался, что исчезновение Джонни Стоувера исключительно дело его собственных рук. Стоуверу прищемили хвост, и он решил залечь под корягу.

Ну, ничего. Скоро ему еще раз прищемят хвост. На этот раз это сделает он, Макхью.

С бутылкой в руках, содержимое которой ощутимо сократилось, Макхью бродил по квартире и неожиданно натолкнулся на пачку нераспечатанных писем, лежавших на самом виду на проигрывателе. Он кинулся на кухню и поставил чайник на плиту.

Вскоре чайник начал посвистывать, Макхью вторил ему.

Глава 4

Подержав письма над паром, он одно за другим стал открывать их. Три он сразу же отложил. Все они были от коллекционеров автомобилей. Один из них хотел взглянуть на "пирс", двое других предлагали свои услуги по продаже автомобилей Стоувера. Еще одно письмо было от компании по производству торговых аппаратов и касалось изменения дизайна модели, для которой Стоувер, очевидно, проектировал электрическую схему. Потом ему подвернулись счета из дорогого магазина мужского платья и из винного магазина. В последних двух конвертах была бумага из банка и ежемесячные данные об использовании кредитной карточки на автозаправочных станциях.

По подсчетам Макхью, на банк было выписано двадцать три чека. После погашения этих чеков на счету Стоувера оставалось около четырех тысяч долларов. Он проверил даты, когда были выписаны чеки. Все, кроме одного, были выписаны до исчезновения Стоувера из Сан-Франциско. Последний был выписан на другой день после того, как это произошло, на имя некоего Тони Томазини на сумму в сто долларов.

Томазини расплатился им в баре в Марине. Макхью знал это местечко – маленький городок на берегу бухты Монтерей. Он даже вспомнил этот бар – довольно шумное заведение с мотелем и винным магазином. Солдатский бар, место, где нижние чины могли бы повеселиться в день получки. Он бывал там несколько раз, когда его временно приписали к военной разведке.

Фут и Морелл утверждали, что свидетельств того, что Стоувер добрался до Монтерея, не было. Может быть, и не было, но вот какой-то незнакомец по имени Тони Томазини расплатился неподалеку от Монтерея стодолларовым чеком Стоувера.

Что касается автозаправочных станций, то последние сведения поступили из Салинаса в тот день, что был указан на чеке Томазини. Указывалось, что Стоувер заплатил за две покрышки по двадцать три доллара за каждую, плюс налог. Макхью засунул бумаги в карман и решил, что надо будет включить в свою программу поездку в Монтерей Каунти.

Конверты он бросил на стол, не потрудившись снова заклеить их.

И только он собрался уходить, как в дверях появился мужчина с блестящей лысой головой и наставил на него здоровенный револьвер. Макхью сразу же остановился и аккуратно поднял руки вверх.

– Очень хорошо, – похвалил его пришедший. – Осложнения нам ни к чему.

– Господи, да, конечно, – отозвался Макхью.

Мужчина шагнул в комнату, ногой захлопнул за собой входную дверь и пристально посмотрел на Макхью.

– Вот тупица, – сказал он коротко. – Мог бы и раньше догадаться, что застану здесь именно вас. Вы ведь Макхью.

– Да, я Макхью. Кстати, зачем вам нужно направлять на меня эту штуку. – Макхью не спускал глаз с незнакомца. Тот был невысок, но коренаст, с шеей борца. Лысину обрамлял венчик седых волос. Нос у него был пуговкой, на лице невинное выражение. Но вот глаза производили совершенно другое впечатление. Полуприкрытые тяжелыми веками, под густыми и неожиданно черными бровями, они говорили, что этот человек – полицейский.

Револьвер отправился в кобуру под мышкой, а в руке у него появился бумажник с лицензией.

– Меня зовут Харви Лоуэлл. Я частный детектив.

Макхью опустил руки.

– Это вы следили за квартирой Андерсен прошлой ночью.

– Как тот кот, что караулил мышиную нору с другой стороны. Если бы нас было двое, можно было бы перекрыть заднюю дверь, и, глядишь, что-нибудь и получилось бы.

– По тому, как складываются дела, – сказал Макхью с симпатией, – вы ожидаете, что дружок Джонни появится сегодня здесь. Хотите выпить?

Лоуэлл провел рукой по лысине.

– Он нужен конторе, на которую мы работаем. Выпивка у него хорошая? Если хорошая, то я не прочь.

Макхью пригласил его на кухню, достал лед из холодильника, разлил остатки виски в стаканы и протянул один Лоуэллу.

Лоуэлл попробовал, удовлетворенно кивнул и уселся за стол, бросил взгляд на стопку конвертов.

– На черта вам понадобилось их отпаривать, если вы не собирались снова их заклеивать?

– Я поначалу думал заклеить, а потом решил, что не стоит. Уж больно мерзкий вкус у клея.

– Особенно после виски, – согласился Лоуэлл. – Было что-нибудь интересное?

Макхью решил поделиться информацией в надежде получить что-нибудь взамен.

– Стоувер был в Салинасе на другой день после того, как смылся отсюда. Он купил там на свою кредитную карточку две покрышки.

– Черт, это я знаю. Он был также в Морган Хилл и в Сисайде.

– Да? – Морган Хилл был на полпути между Сан-Франциско и Монтереем. Сисайд – один из маленьких городков на самом полуострове Монтерей. – Это точно?

– ФБР подняло всех полицейских в городе и в графстве отсюда до Сан-Луис-Обиспо, чтобы проверить заправочные станции. Но некоторые из станций не спешат направить в районные отделения банков сведения о платежах при помощи карточек. Так вот, Стоувер заправился в Морган Хилл в день своего исчезновения, а на следующий день – в Сисайде. Там же ему выписали штраф за стоянку в неположенном месте. Квитанция так и осталась неоплаченной.

– Но вы-то ищете его здесь.

Лоуэлл пожал своими массивными плечами.

– Его можно ждать здесь с таким же успехом, как в любом другом месте. По крайней мере, здесь, в городе, у меня есть связи. Если хотите знать мое мнение, то я думаю, что наш паренек припрятал где-то свою машину, потому что уж больно она заметная. Взять машину напрокат или раздобыть ее каким-то другим способом несложно. Кроме того, есть автобусы и самолеты.

– Но за ним установили наблюдение.

– Естественно. Теперь. Малый же смылся за неделю до того, как его начали искать. А до этого он мог делать все, что ему заблагорассудится.

– Его, правда, никто не видел.

– Точно. Никто. – Лоуэлл допил виски и печально посмотрел на пустую бутылку.

– У него там еще не осталось этого добра?

Макхью нашел новую бутылку и разлил ее по стаканам. Лоуэллу он налил, не жалея.

– Вы ведь не случайно появились здесь именно сегодня. Вы знали, что здесь кто-то есть.

– Я плачу одной старушке напротив двадцатку в день, чтобы она держала меня в курсе, – язык Лоуэлла начал слегка заплетаться, и ему не удалось закурить сигарету с первого захода.

Макхью поднес ему горящую спичку и спросил, глядя в глаза:

– Что будет, если вы найдете Стоувера?

Лоуэлл глотнул виски и пожал плечами.

– Не знаю. Мне велели найти его. Может быть, его посадят. Дядюшка Сэм вложил в ракеты уйму зеленых, и он не потерпит, чтобы такие, как этот Джонни, валяли дурака.

– Насколько я знаю, планы правительства не зависят больше от Джонни Стоувера, – резко сказал Макхью. – Его допуск к работе с секретными материалами был Ограничен несколько месяцев назад, а теперь он вообще лишен его. Вам не удастся даже отвести его туда. Если они захотят его уволить, им придется встретить его у ворот завода, потому что дальше его не пустят.

– Ну! – выдохнул Лоуэлл и, моргая своими маленькими глазками, уставился на Макхью.

Макхью подлил виски в стакан Лоуэлла и продолжал:

– Давай-ка начистоту, дружище. Ты его ищешь потому, что он нужен тебе. Как и мне.

– Действительно? – неубедительно прозвучало в ответ.

– Так получается. Ты возглавляешь службу безопасности на заводе. Другими словами, командуешь вахтерами на воротах. Допусками персонала занимается ФБР и еще пара-тройка агентов секретных служб. – Макхью глотнул виски, видя по выражению лица Лоуэлла, что он попал в точку. – Когда Стоувер не вышел на работу, тебя послали узнать в чем дело. Найти его не удалось. Тогда этим делом занялись другие ребята. Но ты продолжаешь выслеживать его. Чего ради?

– А что, есть закон, запрещающий делать это?

– Есть закон, запрещающий убийство, – холодно ответил Макхью.

– Эй! Полегче... – Лоуэлл начал подниматься из-за стола.

Макхью наклонился и толкнул его в кресло.

– Заткнись и слушай. Если бы я поделился своими соображениями с Клайном или с ФБР, тебе бы сейчас было жарко. Пока что ты единственный, известный нам, кто находился неподалеку от квартиры Нэйдин Андерсен, когда там прикончили Насса. Ну, и как тебе это?

Лоуэлл сделался красным, как рак. Подавшись вперед, он заорал на Макхью.

– Слушай, парень. Не стоило бы тебе болтать, что я прирезал этого типа. Я человек не молодой, но из тебя эту дурь выбью!

Макхью небрежно ткнул пальцем в основание горла Лоуэлла. Хватая воздух ртом, толстяк рухнул в кресло. Макхью снова наполнил его стакан, улыбнулся и сказал:

– Выпей. Я не думаю, что это твоих рук дело. Если бы я так думал, ты был бы уже в другом месте. Я также думаю, что тебе не понравится, если тебе запретят заниматься этим делом. А это как раз то, чего следует ожидать.

Лоуэлл с ненавистью взглянул на него.

– Хорошо. Но если ты постараешься выключить меня из этого дела, мы еще посмотрим кто кого. – Он залпом выпил виски. – На самом деле, мне плевать на Стоувера. Ты знаешь Декстера Орланда? По глазам вижу, что слышал о нем. Ну, так вот. Похоже, что Стоувер интересует Орланда. А мне надо кое-что получить от Орланда.

– Что, например? – Макхью вспомнил, что в ходе допроса Нэйдин, и Клайн и Марелл упоминали как имя бывшего рэкетира, так и имена других отборных представителей уголовного мира.

Лоуэлл положил на стол свои мощные кулаки и начал:

– Все это началось примерно двадцать пять лет назад. Я был тогда полицейским детективом в Лос-Анджелесе. Орланд был тогда фигурой. Он был такой крупной фигурой, что мог делать все, что хотел.

Короче говоря, однажды бронированный автомобиль, перевозивший из банка бруски золота на сумму около четырехсот пятидесяти тысяч, исчез по дороге, и четверо парней смылись с грузом. Восемьсот фунтов груза. Пару дней спустя мы взяли кое-кого из придурков, но это было все. Мы знали, что все они связаны с Орландом. Вот так.

– Участие Орланда в этом деле установить не удалось?

– Конечно, нет! – заорал Лоуэлл. – Он в это время рыбу ловил в Санта-Каталине. С ним был капитан из отдела по борьбе с проституцией и помощник районного прокурора. Орланд никогда не подставлялся. Для этого были другие, калибром поменьше.

– Ребят, которых вы взяли, не удалось разговорить?

– А они все отправились ногами вперед, – с отвращением сплюнул Лоуэлл. – Конечно, Орланду пришлось не сладко. Но в те дни он мог выдержать и не такое. Если бы он не погорячился и не прихлопнул одного из ребят при свидетелях, он бы до сих пор заправлял здесь всем.

– А он не собирается снова забраться наверх?

– Может, и собирается. Но теперь ему приходится начинать с самого начала. Когда он сел, его организация развалилась, а всякая шушера устроила драку за то, что осталось. Вот он и оказался без гроша в кармане.

– Если не считать целого богатства в золотых слитках, до которых он, вполне возможно, никак не может добраться.

Лоуэлл закурил следующую сигарету.

– Золото у него, или он, по крайней мере, знает, где оно. Я уже сказал, что в то время ничего не происходило без ведома Орланда. Тех, кто думал иначе, находили мертвыми. Или вообще не находили.

– Джонни Стоуверу в то время было семь или восемь лет, – сказал Макхью. – Ты думаешь, он один из них?

– Вздор, – ответил Лоуэлл. – Единственное, что я знаю, это то, что Орланд живет как человек, у которого есть деньги. Я даже не знаю, есть ли связь между ним и Стоувером. Но крутые ребята, похоже, связанные с Орландом, крутятся вокруг Стоувера. Вот и я решил покрутиться.

– Зачем? Ты же больше не полицейский.

– Дело так и не было закрыто. Макхью, я никогда ни у кого не брал ни копейки, понимаешь? Те, кто брал, живут припеваючи, а я, как ты сказал, караулю ворота. – Он смял сигарету и еще раз глотнул виски. – Ну, ладно. Мне доставит некоторое удовлетворение найти эти деньги. А, кроме того, там есть еще десять процентов вознаграждения.

– Ну, вот, – сказал Макхью, – теперь я тебя понимаю. – Он разлил остатки виски, – На дорожку.

Глава 5

Макхью ждал, стоя за кулисами. Софиты грели немилосердно. Наконец свет погас, зрители начали пробираться между рядами кресел, а миниатюрная девушка с летящей походкой и темными блестящими волосами до плеч, которые колыхались при каждом ее шаге, устремилась за кулисы. Худой мужчина в очках с толстой оправой и в наушниках перехватил ее и указал в его направлении.

– Макхью? Привет! – она протянула совершенно сухую руку, хотя целый час перед этим жарилась в свете юпитеров. – Пошли поговорим, пока я буду снимать грим.

Ее гримуборная была совершенно крошечной. Габриель скрылась за ширмой, и оттуда донесся шорох. Вечернее платье, в котором она была во время передачи, упало на пол. Она выскочила из-за ширмы в тесно облегающем ее халате и скрылась за дверью. В течение секунд тридцати он слышал шум текущей воды, после чего она снова появилась, снимая с вешалки красный трикотажный костюм. Макхью забился в угол, чтобы не оказаться затоптанным.

– Две минуты пятьдесят две секунды, – сказал он, не скрывая восхищения, когда она отложила губную помаду. – Вы можете открыть курсы и заработать целое состояние.

Она рассмеялась, показав маленькие белые зубки.

– Если бы я была одна, я еще и волосы побрила бы там, где надо. Кто вы, Макхью?!

– Что-то вроде следователя. Скажем, человек, который разыскивает другого.

– Мой друг из газеты сказал, что вы – владелец салуна. Время от времени. Он намекнул, что вы также занимаетесь секретными делами на высоком уровне, и очень хотел разузнать, в чем дело.

– Что вы ему сказали? – Вообще-то Макхью не имел ничего против прессы, но сейчас ему не очень хотелось, чтобы журналисты крутились под ногами, пытаясь связать исчезновение Стоувера и убийство Насса.

– Я предположила, что вы, может быть, имеете в виду чистую дружбу.

– Славная идея, – ухмыльнулся Макхью.

Она смерила его взглядом своих черных глаз.

– Вы предпочитаете, чтобы ваши женщины были высокого роста?

– Я люблю своих женщин.

– Мой знакомый упомянул о белокурой любовнице царственного вида. Мне показалось, я уловила в его голосе то ли зависть, то ли скрытое желание. Поскольку с этой темой мы покончили, чем мы займемся теперь?

– Мне бы хотелось поговорить с вами о Стоувере и посмотреть фильм, который вы сняли, но так и не смогли использовать.

– Сюда. Мы сможем прокрутить его на проекторе в лаборатории.

Она достала коробку с пленкой из ящика своего гримировочного столика и провела его через лабиринт коридоров и пустых помещений в небольшую комнату. В ней стояли проектор, экран и около дюжины комфортабельных кресел. Габриель заправила фильм в проектор, отрегулировала фокус и спросила:

– У вас есть какие-нибудь вопросы, или сначала посмотрим весь фильм.

Макхью поудобнее устроился в кресле.

– Будет лучше, если мы сначала посмотрим.

– Мы снимали его в течение пяти или шести месяцев. Основной идеей было показать, сколько усилий надо затратить, чтобы восстановить старый автомобиль.

Она включила проектор и села рядом с ним.

Фильм был цветной и озвученный. Вначале автомобили спускались по узкому серпантину и останавливались перед фермой, окруженной белым забором. Парад открывал черный кабриолет "дюзенберг", а затем "паккард" с шофером в ливрее и лакеем, "форд-Т" с медными фонарями и радиатором, электромобиль, походивший скорее на аквариум на колесах, пожарная машина на колесах с литыми шинами. Замыкал вереницу автомобилей грузовичок-фаэтон с "пирс-эрроу" на буксире. По мнению Макхью, фаэтон выглядел не лучшим образом.

Присутствующие столпились вокруг "пирс-эрроу". Из кабины грузовичка выбрался мужчина, в котором Макхью узнал Стоувера, измазанного с ног до головы машинным маслом. Он рассмеялся в объектив, отцепил буксировочное приспособление, сел в фаэтон и завел двигатель. Возникло огромное облако черно-голубого дыма, и раздался ужасный грохот. Затем Стоувер беседовал с Габриель, показывал ей снимки автомобиля, когда он был новым, и утверждал, что после восстановления он снова будет таким же. Стоувер объяснил, что предстоит сделать, и предложил всем снова встретиться через несколько недель.

Затем камера показала автомобиль уже полностью разобранным на детали, лежащие на цементном полу мастерской. Картина сопровождалась комментариями об очистке, проверке и замене необходимых деталей, многие из которых изготавливались здесь же. Алюминиевый корпус, очищенный от краски, стоял на козлах. Огромный мотор был подвешен на цепях. Рама лежала поодаль.

– ...машина сделана так, чтобы служить вечно, – объяснял Стоувер. – Одни поперечные тяги изготовлены из труб пяти дюймов в диаметре...

Затем следовала завершающая стадия сборки, двенадцать слоев покраски, и автомобиль, скользящий по холмам Сан-Франциско, останавливался перед отелем "Фейрмонт" со Стоувером за рулем и Габриель, сидящей рядом с ним.

Экран погас.

– Вот и все. Все остальное мы собирались показать во время шоу. – Она начала перематывать фильм. – Макхью, я, действительно, с удовольствием убью вашего Джонни Стоувера.

– Это можно понять. Значит, вы собирались выйти с этим в эфир ровно неделю назад?

– Да. И знаете что? Если он объявится через неделю или через три месяца, мне все равно придется делать эту передачу, быть любезной и веселой и вести себя так, как будто он самый удивительный человек на свете. И все потому, что мой продюсер вложил в этот фильм две тысячи долларов. А кто-то еще говорит о проституции.

Макхью потянулся в кресле.

– Помимо подготовки передачи у вас были какие-нибудь другие контакты со Стоувером, Габриель?

Заметив, как холодно она взглянула на него, он постарался поправиться.

– Я не хочу вмешиваться в ваши личные дела, но это очень важно. Мы до сих пор не знаем, скрылся ли он по собственному почину, или с ним что-то случилось. Я могу сказать вам конфиденциально, что он работал над оборонными проектами, и федеральные службы обеспокоены. А тут еще убийство, которое, как мы думаем, связано с этим делом. Поэтому приходится проверять каждый след.

Он услышал тихий вздох и видел, как белые зубки покусывали полную губу.

– Вы имеете в виду гангстера, убитого в квартире его девушки?

– Именно.

– Понимаю. Я не вижу причин не отвечать на ваши вопросы, Макхью. Наши отношения были приятными, но сугубо деловыми. Всего, я полагаю, мы встречались раз двадцать для того, чтобы обсудить фильм и сценарий передачи. Стоувер не всегда знал, сколько ему потребуется времени, чтобы подойти к определенной стадии работы. Однажды возникли трудности с поставкой запчастей. В другой раз ему пришлось уехать из города на несколько дней. Несколько раз мы вместе ужинали или выезжали в город после шоу. Он попытался переспать со мной, но из этого ничего не вышло.

Макхью почувствовал, что он снова зашел в тупик.

– Следовательно, вас связывал только автомобиль. Мне казалось, что он и купил-то его у вас.

– Ну да. Я однажды заехала перекусить, а он припарковался рядом в своем черном "дюзенберге", который вы видели в фильме. Он представился и сказал, что он коллекционер и хотел бы купить мой "эрроу". К тому времени я была готова продать его. Он жрал галлон бензина на каждые пять миль, двигатель барахлил, и я вечно попадала из-за этого в дурацкое положение на работе. На стоянке он занимал место двух машин, а чтобы на нем развернуться, нужно было футбольное поле.

– Вы ведь миниатюрная девушка. Как вы вообще завели себе такого монстра?

Она усмехнулась.

– Макхью, я занимаюсь шоу-бизнесом. Я должна привлекать внимание, а это стоит денег. Бюджет моей передачи невелик, а конкуренция со стороны других программ велика. Давайте называть вещи своими именами – я работаю за чашку кофе и булочку, да еще за то, чтобы мое имя регулярно появлялось на экране. Тогда, может быть, через пару лет я и займу положение получше. Пока же я не могу позволить себе водить белого медведя на веревочке, но могу потратить сотню долларов на чудовище, которому каждый невольно смотрит вслед. Я к нему даже привязалась.

– Где вы его раздобыли?

– Купила у одного парня из Сан-Хосе-Стейт. Я не помню его имени.

– Да это и не важно, я думаю, – встал он. – Вы были очень добры и уделили мне столько времени, хотя, наверное, очень устали после передачи. Могу я предложить вам выпить?

Габриель положила фильм в коробку.

– Можете, если пригласите в свой салун. Мой приятель сказал, что это странное место и посетители там особенные. Как он сказал, его название "Дверь"?

– "Дверь", – негромко ответил Макхью. – Поехали. Сами увидите.

* * *

Забегаловка была набита битком. Жаждущие стояли перед баром в два, а то и в три ряда. Все столики были заняты. Посетителей обслуживали три бармена и две официантки, разносившие коктейли. Седой мужчина наигрывал на пианино.

Макхью оглядел салон наметанным глазом – внутри было не меньше ста двадцати пяти человек. Он сразу же заметил с дюжину постоянных посетителей.

Бенни, главный бармен, поднял глаза от ряда стаканов со льдом, куда он на глазок наливал виски. Затем он быстро прошелся по ряду стаканов с бутылкой содовой и сказал:

– Господи, Мак, я так надеялся, что ты покажешься. Тут одновременно нагрянули и местные, и театральная публика. Лорис нет, а уроды, которых прислал союз, цементный раствор не в состоянии замешать. Я половину времени трачу на то, чтобы приглядеть за ними. Хочешь поработать?

– Я хочу выпить. И леди тоже. – Он обернулся к Габриель. – "Стингерс" подойдет? – Она согласно кивнула. – Сделай-ка мне кувшинчик. Мы к кому-нибудь пристроимся.

– Хорошо, что напомнил. Какой-то парень неподалеку от пианино дожидается тебя. – Бенни передал Макхью карточку. – Это он оставил.

Макхью взял карточку. На ней был выгравирован маленький черный ястреб в атаке с вытянутыми вперед когтями. Макхью опустил карточку в карман, пытаясь представить, что у Бада Чэпмена на уме.

Он взял Габриель за руку и потащил ее сквозь толпу. Музыка, насколько он мог понять в этом шуме, никуда не годилась. Пианист колотил по клавишам с полным безразличием к конечному результату, держа в зубах огрызок сигары.

– Я думала, что у нас на студии царит хаос, – прокричала Габриель ему в ухо, пока они огибали группу женщин в дорогих мехах и элегантных платьях. – Здесь же просто сумасшедший дом!

В ответ он только ухмыльнулся. Он заметил за столом в углу полнолицего мужчину и темноволосую женщину. За столом были свободные места. Чэпмен встал им навстречу.

– Привет, Мак. Познакомься с Долорес.

Женщина была молода, Макхью не дал бы ей больше двадцати одного, и она была мексиканка с очень небольшой примесью индейской крови, судя по светлой коже и тонким чертам лица. На ней было черное платье, пошитое, скорее всего, не в Мексике. Оно было с высоким воротом, но отнюдь не скрывало красоту ее груди. Она крепко пожала руку Макхью и улыбнулась ослепительно белыми зубами. Макхью поздоровался с ней по-испански и представил Габриель.

– Я из-за вас проиграла пари, мистер Макхью, – сказала она. – Мой пилот поспорил на выпивку для всех, что первые слова вы произнесете по-испански, а не по-английски.

Макхью еще раз улыбнулся.

– Не платите. Это было не пари. Он действовал наверняка.

Официантка принесла кувшик "стингерса" и стаканы. Пока она разливала напиток, Макхью негромко спросил Бада Чэпмена по-словенски: – Что-нибудь срочное?

В ответ Чэпмен моргнул, что Макхью воспринял как знак крайнего удивления.

– Ты просил меня прийти, – ответил он на том же языке.

– Черт, – пробормотал Макхью. Он распорядился, чтобы спустя некоторое время официантка снова принесла им коктейль и записала на счет заведения.

Он неторопливо потягивал напиток, выжидая, когда будет удобно отлучиться и перекинуться парой слов с Чэпменом.

Чэпмен был примерно его роста, но казался почти толстым. На самом деле он не был толстым – просто он весь был ровный и широкий, и у него было круглое лицо. Деловая визитная карточка с атакующим ястребом была известна в Каире и Палермо, в Валенсии и Осло, в Мексико-Сити и Мюнхене, в Мельбурне и сотне других городов мира. Бад Чэпмен был специалистом по транспорту. Он мог устроить джонку в Формозском проливе, ослов в Мексике и волов в Нормандии, лишь бы цена была подходящая, но главным в его занятиях была авиация. Он мог доставить самолетами все, что угодно, куда угодно, в какое угодно время, не обращая внимания ни на какие границы.

В его распоряжении были самые различные самолеты. Некоторые из них еще разыскивались их законными владельцами. Один из них был двухместным реактивным истребителем, способным дать свыше шестисот миль в час. Чэпмен появился на сборочном заводе с поддельными документами военного ведомства, поднял жуткий крик по поводу того, что самолет, который он собирался перегонять, еще не заправлен, сам проследил за заправкой и рванул оттуда, как ошпаренный кот.

Эта выходка сошла Чэпмену с рук не потому, что он был так уж хитер, а потому, что он был одним из лучших контрразведчиков страны. Он пользовался репутацией наемного пилота, способного доставить своих клиентов в любое место или вывезти их оттуда. Это был надежный способ следить за тем, что и где затевает противоположная сторона.

Макхью взглянул на Габриель. Она отбивала пальцами ритм музыки, которую исполнял пианист, и задумчиво наблюдала за ним. Извинившись перед девушками, Макхью и Чэпмен прошли по коридору в раздевалку за баром. Там же был стенной шкаф, в котором хранились половые щетки и веники. Войдя в шкаф, Макхью закрыл за собой дверь и повернул трубу, на которой висели рабочие халаты. Боковая стенка шкафа повернулась, и они оказались в следующей комнате. Она была чуть больше стенного шкафа и абсолютно пустая. Макхью поморщился от ударившего в уши звука. Он напоминал вой, то резко усиливающийся, то затихающий, тональность которого менялась в пределах двух октав совершенно произвольно. Разговаривать в таких условиях было нелегко, подслушивать невозможно.

– Так это не от тебя? – Чэпмен вытащил из кармана своего клубного пиджака телеграмму и передал ее Макхью. Макхью нахмурился. «Готовь гуся. Встреча где всегда». И подпись – «Мак». Место отправления – Сан-Франциско.

– Это не моя, – сказал Макхью. Телеграмма была отправлена десять дней назад Чэпмену в Мексику. – Что-нибудь случилось?

– Ничего похожего на контакт. Я почувствовал, что это дурно пахнет, когда узнал, что во время ее отправления ты занимался тем делом на Ямайке. Так что я решил подождать.

– Гусь, – задумчиво сказал Макхью. – Это твоя амфибия?

– Да. Можешь предположить, кто стоит за этим?

– Я ровным счетом ничего не знаю. Да я и не работаю сейчас.

– Я слышал об этом. Я брякнул сегодня старику, и он мне сказал, что ты в отпуске. Мне не показалось, что он был очень доволен.

– Это ему совершенно не нравится.

– Так что же нам делать?

– Вернуться к нашим дамам, я думаю.

– Ты в самом деле так думаешь? – поднял брови Чэпмен.

– Конечно. Подожди, и твой человек выйдет на тебя.

– Ты так говоришь, как будто знаешь его.

– Я могу представить только одного человека, который подобным образом мог бы воспользоваться моим именем. Его зовут Джонни Стоувер. Он сейчас в бегах.

– И от кого же он бегает?

– Представления не имею. Я не думаю, что за ним какое-то преступление, но им интересуются довольно крутые персонажи. Ты знаешь Лорис, ну, у ее сестры была связь с этим Стоувером. Прошлой ночью кто-то разгромил ее гнездышко и оставил там покойника.

– Я читал газеты. Что мне делать с этим парнем, если он объявится?

– Придержи его и вызови меня. Muypronto[1].

– А если это будет кто-то другой?

– Действуй по обстоятельствам. Пойдем все-таки выпьем.

"Дверь" закрывалась. Чэпмен со своей подругой ушел одним из последних, а Габриель решила подождать, пока Макхью и Бенни не подсчитают выручку.

Он сосчитал пустые бутылки из-под виски и сравнил с показателями кассовых аппаратов. Затем он взял за шиворот обоих временных барменов и затащил их в свою маленькую контору. Вслед за ним туда же прошел и Бенни. Макхью пихнул обоих к стене и запер дверь.

– Выкладывайте все и забудем об этом, – предложил Макхью. Его глаза цвета кленового сиропа горели.

– Что ты об себе воображаешь, – начал один из них сердито, потирая следы от пальцев Макхью на шее.

– Вы сжульничали. Я хочу, чтобы вы вернули деньги, – вежливо объяснил Макхью.

– А вот фиг тебе, – ответил второй бармен. Он украдкой взглянул на партнера и отвел глаза.

– Он все штаны поддергивал, хозяин, – сказал Бенни.

– Снимай штаны, мистер, – приказал Макхью.

– Ничего у тебя из этого не выйдет, – запротестовал бармен. – Заплати мне, сколько полагается за смену, а завтра я поставлю вопрос об этом перед нашим профсоюзом.

Она даже не успел заметить, как Макхью двинул ему в солнечное сплетение. Бармен согнулся пополам, судорожно глотая воздух. Макхью ухватил его за пояс. Ремень лопнул. Послышался треск рвущейся ткани. Брюки скользнули вниз. Макхью сдернул трусы, и деньги посыпались на пол. Развернув его лицом к стене, он со всего размаху ударил его по заднице. С воплем тот врезался в стену.

– Подними деньги и давай их сюда, – приказал Макхью.

Придерживая брюки одной рукой, бармен начал собирать деньги с пола.

– Сорок пять баков. Неплохо, если бы получилось, – сказал Макхью. – Ну! – повернулся он ко второму.

Тот, не говоря ни слова, снял полусапожки и потряс их. К прежним сорока пяти Макхью прибавил еще пятьдесят один доллар, передал деньги Бенни и сказал: – Вы, пташки, можете идти. Запомните и другим расскажите тоже.

– Вы не будете вызывать полицейских? – с надеждой спросил тот, что с разорванными штанами.

– Здесь мы разбираемся сами. Убирайтесь.

Он проводил Габриель до машины, и она объяснила ему, как доехать до ее дома. Вскоре Макхью заметил, что позади в полуквартале от него появились фары. Автомобиль держался сзади и не делал попыток обогнать его, хотя дорога была пустынна. Он остановился, когда Макхью притормозил перед домом Габриель.

– Я бы пригласила вас на чашечку кофе, но моя соседка сегодня дома и уже спит, – сказала Габриель.

– Тогда в другой раз, – отозвался Макхью. – Мне сейчас предстоит встреча.

– Что?

– За нами следили. – Он проверил, легко ли вынимается браунинг из кобуры, и проводил ее до дверей. Потом переложил пистолет в карман пиджака и, не выпуская рукоятки из руки, направился к поджидавшему его автомобилю, "линкольну" последней марки.

– Не стреляйте, Макхью. Я согласен жениться на вашей дочери. – В "линкольне" вспыхнул свет, и Макхью узнал Фрэнка Фентона. Игрок был в смокинге и шляпе. Когда он улыбнулся, то стал похож на дружелюбную лошадь. Фентон был один.

Макхью запихнул пистолет в кобуру и полез в машину.

Глава 6

– Я видел, как вы сидели с этим воздушным извозчиком, и решил, что надо перекинуться парой слов, прежде чем начнутся недоразумения.

Макхью наблюдал за лицом Фентона. Фентон был игрок со стажем и не позволял себе дешевых трюков.

– Что у нас могут быть за недоразумения? – поинтересовался Макхью.

– Потерю восемнадцати штук я считаю вполне серьезным недоразумением.

– Я не должен тебе ни су.

– Правильно, Макхью. Зато столько мне должен Джонни Стоувер.

– Насколько я в курсе, это так.

Фентон покачал головой, и на его лошадином лице появилась печальная улыбка.

– Не хочешь ничем поступиться, Макхью.

– Мне нечем поступаться. Я не только не знаю, где сейчас Стоувер. Я знаю только, что мне очень бы хотелось это выяснить и снова стать барменом или кем там еще.

– Это точно? – быстро спросил Фентон.

– Когда я врал?

– Говорят, за тобой числятся дела и похуже.

– Таких, как Стоувер, я прикрывал.

Фентон пожал плечами.

– Раз ты так говоришь...

– Я слышал, у тебя была встреча с ребятами Клайна и с ФБР. У меня сложилось впечатление, что ты не очень беспокоился о долгах, – Макхью прикурил от электрической зажигалки.

– Раньше Стоувер не подводил.

– Но на этот раз ты забеспокоился.

Фентон рассмеялся.

– Нет. Мне просто интересно. Между нами говоря, Макхью, я их уже продал за пятнадцать. Три, правда, потерял, но зато сохранил пятнадцать.

– Так, так, – согласился Макхью. – Интересно, кому понадобились эти бумаги и зачем. – Он потянулся и подумал, что неплохо было бы сейчас лечь. – Полагаю, это произошло в течение последних двух дней?

– Больше трех недель назад.

– Три недели назад Стоувер еще был в городе.

– Вот поэтому я сейчас этим занимаюсь. – Фентон облизал сигару и зажег ее. – Я не хочу, чтобы возникло впечатление, что что-то не в порядке. Даже косвенно. Это плохо влияет на дела.

– Кто скупил его бумаги?

– Если бы я знал, я не сидел бы здесь с тобой.

– Какой-то совершенно посторонний человек? – с улыбкой спросил Макхью.

– Почти, – серьезно ответил Фентон. – Вилли Селезень. Правила не позволяют спрашивать у Вилли, кого он представляет.

– Мне имя этого Вилли уже попадалось, – заметил Макхью. – А кроме того, и имя Декса Орланда. Между ними есть связь?

Фентон покачал головой.

– Если и есть, то не прямая. У Вилли всюду связи.

Макхью помолчал некоторое время.

– Логически рассуждая, любой может прийти к выводу, что кто-то купил обязательства Стоувера, чтобы прижать его.

– Мне это тоже приходило в голову. И если это так, то мне очень не нравится, что меня использовали, чтобы напугать Стоувера и заставить его прятаться, пока не уляжется пыль.

– Но вокруг чего она поднялась, эта паль?

Фентон снова улыбнулся и включил зажигание.

– Макхью, если бы я знал, я, возможно, перестал бы беспокоиться.

Макхью ухмыльнулся и вылез из машины. Он вернулся в мотель, пытаясь угадать, спит ли уже Лорис.

Она еще не спала.

* * *

Макхью лениво тыкал вилкой в остатки завтрака, состоявшего из небольшого бифштекса из вырезки, четырех яиц, полного кофейника кофе и двух кусков яблочного пирога. Он рассматривал барашки на волнах под мостом Голден Гейт и пытался разобраться в свалившихся на него проблемах.

– Нэйдин, в разговорах с тобой Джонни упоминал Тони Томазини?

Нэйдин оторвалась от созерцания струйки дыма, поднимавшегося над сигаретой.

– Не думаю. А что?

– Кто бы этот Тони ни был, Джонни выписал ему чек на сто долларов на следующий день после своего отъезда из Сан-Франциско. Кроме того, он купил две покрышки в Салинас. – Нэйдин и Лорис, не прерывая его, выслушали рассказ о происшедшем в квартире Стоувера. – На "пирсе" надо было менять покрышки?

– Нет, – ответила Нэйдин. – Он совсем недавно купил особые покрышки по сто долларов за штуку.

– Может быть, это и не важно. Может быть, – сказал Макхью, поднимаясь. – Самое время начать тревожить добрых людей.

– Макхью, сколько нам еще сидеть здесь, в этом мотеле? – спросила Лорис, проверив, хорошо ли она наложила губную помаду. – Мне морально тяжело выкладывать по пятьдесят долларов в день, когда у нас есть свое собственное неплохое жилье.

Макхью потер щеку.

– До тех пор, пока я не выясню, почему Насса пришили в квартире сестренки, лучше держаться в тени. Хотя бы из уважения к тем, кто с такой легкостью убивает других.

– Я не смогу больше там жить, – негромко сказала Нэйдин.

– Конечно. Почему бы пока не поискать себе что-нибудь другое? По крайней мере, вам будет чем заняться.

– А чем ты будешь заниматься тем временем? – спросила Лорис. – Выяснить, кто такой этот Тома... как его там?

– Томазини. Этому следу уже две недели. Прежде всего, мне нужно выяснить в городе пару вещей. Начну я с малого по имени Вилли Селезень.

Он расплатился за завтрак и остановил такси перед рестораном.

Помпер был на месте, когда он позвонил ему.

– Ну, Мак, ты мне вздохнуть не даешь. А твой бармен сказал мне, что не видит оснований отстегивать мне эту сумму.

– Я ему сразу же позвоню, Пом, – терпеливо сказал Макхью. – Что-нибудь всплыло?

– Ну, Вилли совершает свои обходы как обычно, с одной только разницей. Последние пару дней с ним постоянно ходят двое амбалов из доков. Как их зовут, я не знаю, но похоже, что они работают на Говарда Хейла. Ты его знаешь?

– Ага. Дает деньги в рост.

– Точно. Они с Вилли Селезнем старые кореша.

– Чем занимался последнее время?

– Чем занимался, на том и попался.

– Отлично. Копай дальше, Пом. Я позвоню в бар. – Макхью повесил трубку. Затем он позвонил в "Дверь", распорядился выдать Помперу двадцать долларов и отправился на такси во Дворец правосудия.

– Ты не все мне сказал, приятель. Ты не сказал мне, что Стоувера оштрафовали за неправильную парковку в Сисайде. Мне пришлось самому попотеть, чтобы узнать это.

Инспектор Клайн отнесся к его упрекам совершенно равнодушно.

– Мы знали, что на автомобиль выписана квитанция. А был он за рулем или нет, нам не известно.

– Оставим это. Я разузнал, где использовалась его кредитная карточка.

Клайн слегка улыбнулся.

– Так зачем говорить об этом?

Макхью откинулся назад и положил ноги на стол инспектора.

– Я кое-что тебе поведаю. Просто так. Но мне хотелось бы узнать, что ты из этого выжмешь.

– Вовсе это не "просто так". Ты хочешь, чтобы мой департамент делал за тебя грязную работу, Макхью.

Макхью ухмыльнулся.

– Я надеялся, что у департамента отличные отношения с Вилли Селезнем.

Макхью растерянно моргнул, услышав слово, которое произнес Клайн.

– Мы используем Вилли, Вилли использует нас, – продолжил Клайн. – Иногда получается неплохо. Но Вилли никогда не говорит с полицией о своих собственных делах. В подобном случае он готов напустить на нас целую стаю продажных адвокатов, прежде чем мы успеем спросить, как его зовут.

– Я так понимаю, что последнее время с Вилли ходит парочка телохранителей. Не исключено, что это ребята Говарда Хейла.

– Это легко установить. – Он набрал номер, переговорил с кем-то и записал два имени в своем блокноте.

– Ты угадал, Макхью. Парочка крутых парнишек. Джаг Бенич и Мики Дринкуотер.

– Дринкуотер[2]... Он индеец?

– Английская калька с испанского. Оба работают на Хейла. – Клайн повертел в руках трубку. – Здесь что-то не сходится. Почему ты выводишь меня на Вилли Селезня?

– Ты же все равно его не возьмешь?

– Я могу тряхануть его, если от этого будет польза. Ты можешь связать его с исчезновением Стоувера?

– А ты можешь связать Стоувера с неким усопшим, Гордо Нассом? Клайн снова повторил то слово.

– Ты же знаешь, что сделать это наверняка мы не можем. У нас есть покойник в квартире Андерсен и тот факт, что она была любовницей Стоувера. Практически ничего, но ведь с чего-то надо начинать.

– Я заинтересовался Вилли, потому что прошлой ночью нашел его имя в бумагах Стоувера в его квартире. Пока я размышлял об этом, появился еще один занятный человечек. Его зовут Харви Лоуэлл, он частный детектив и работает на фирму, где служил Стоувер. Мы выпили хозяйского виски, и Лоуэлл поведал мне интересные, хотя и несколько туманные факты.

– Опять то же самое, – резко сказал Клайн. – Мои детективы обшарили квартиру Стоувера в городе и его дом за городом в Хаф Мун Бей. – Он фыркнул. – И ничего не нашли.

– Так и получается, когда смотришь не там, где нужно, – отозвался Макхью. – А теперь информация вообще задаром. У Стоувера в бумагах было что-то вроде списка возможных покупателей на его последнюю машину. Одним из них был Билл Брикси. Могут быть, конечно, еще два или три Билла Брикси, но я что-то в этом сомневаюсь.

Клайн покачался в кресле.

– Рассказывай дальше. Что ты выудил у Лоуэлла?

– Странная история. Он занялся делом Стоувера, потому что надеялся выйти через него на Декса Орланда. – Макхью вкратце рассказал ему историю, которую ему поведал Лоуэлл.

– Точно. Я помню это, – кисло сказал Клайн. – Ты был мил со мной, и я тебе кое-что расскажу. Федеральные власти тоже не забыли об этом золоте. Они подсаживали к Орланду в тюрьме своих ребят, но ничего не узнали. Они продолжают приглядывать за ним с тех пор, как он вышел, и опять ничего. Он живет тихо и не ввязывается в неприятности.

– Кто его содержит? – потребовал Макхью.

– Во всяком случае не служба социального обеспечения, – угрюмо ответил Клайн. – Первое время он практически побирался. Почтовое ведомство приглядывало за его корреспонденцией. Примерно три месяца назад он начал получать занятные письма без обратного адреса, но из одного и того же почтового отделения. Зная Орланда, легко можно было предположить мошенничество, потому что жить он начал явно лучше. Инспектора заставили его раскрыть один из конвертов прямо при них. В каждый было вложено по пяти стодолларовых банкнот.

– И больше ничего? – пробормотал Макхью.

– Ничего.

– Что, если он все-таки провернул это дело? – предположил Макхью. – Допустим, золото было припрятано, и кто-то из его людей это золото достал.

– За ним так следят, что провернуть это и не попасться просто невозможно, – твердо сказал Клайн. – Да и сам Орланд такой человек, что родной матери не доверится, когда речь идет о четырехстах тысячах в золотых слитках.

– Так. Слушай, Сид, из того, что ты знаешь, можно заключить, что за этими еженедельными пятью сотнями долларов стоит Хейл?

– Он банкир организации. Я уже сказал, что эти деньги не от социального обеспечения.

– Шантаж?

– Нет! Те, на кого у него что-то есть, быстренько бы его зацементировали.

– Ладно. Тогда Орланд что-то кому-то продал. Просто не успел доставить товар.

– Золото, – устало сказал Клайн. – Золото, которое украли те четверо и скоропостижно скончались. Давай не будем рассчитывать, что за этим стоит именно Орланд. В те дни он был крупной фигурой, но были и другие ребята, способные организовать это дело. Вообще-то я думаю, что, если бы похищение золота организовал он, тем ребятам дали бы уйти невредимыми.

– Так за что же пять сотен в неделю?

Клайн с грохотом сбросил ноги со стола.

– Черт. Я не знаю. Можно повернуть все немного по-другому. Вот у нас Орланд. Только что из тюрьмы, связей не осталось, денег нет. Он достаточно хитрый лис, чтобы понимать, что федеральные власти висят у него на хвосте. Тогда он решает намекнуть сегодняшним хозяевам, что золото припрятано, но сейчас он до него добраться не может. Они решают поддержать его в ожидании момента, когда он сумеет наконец раздобыть это золото. Тянуться это будет до тех пор, пока у них не лопнет терпение.

Макхью зевнул и поднялся.

– Чем дольше об этом думаешь, тем страшнее картина. Пока, Сид.

* * *

Он зашел в соседний бар и немного расслабился за бутылкой пива с двойной порцией виски. Он смотрел на потемневшие влажные кружки на темном дереве бара, не видя их, и постепенно погружался в состояние транса, которое так не любила Лорис. Детективная работа была не по душе Макхью. Он не любил это медленное собирание фрагментов информации, каждый из которых мог оказаться крайне важным, а, может быть, – и нет.

Полицейская работа – это коллективные усилия, а он по своей природе был одиночка. Он быстро ориентировался в незнакомой обстановке, умел найти общий язык с нужными людьми, ему не составляло труда выпутаться самому и вытащить своих людей из безвыходной ситуации, но ему никак не удавалось найти одного-единственного человека в родном городе.

Больше того, он никак не мог разыскать автомобиль весом в три с половиной тонны.

Макхью заказал еще пива и подумал, что, если так пойдет и дальше, он не сможет найти двумя руками собственную задницу в солнечный день.

Он допил пиво и виски и решил, что все это потому, что дело не касается его лично. Он ввязался в эту историю из-за Нэйдин, но теперь он не был уверен, что сама Нэйдин относится к этому положительно.

Он направился к телефонной будке в углу бара и позвонил Делси из транспортного отдела. Он назвал модель и номерной знак машины Стоувера.

– Это федеральное дело, милый. Провентилируй это со своим электронным чудовищем в Сакраменто и подготовь мне список всех владельцев этой телеги с того момента, когда мистер Пирс сколотил ее. Позвони мне сюда через полчаса, и тебе обеспечена ночь в "Двери" за счет заведения.

Через полчаса выяснилось, что и эта идея не очень продвинула его расследование. В течение десяти минут Макхью записывал имена и адреса шестнадцати владельцев, а также даты продажи. Декстер Орланд среди них не числился.

Знакомым было только имя Габриель Ридсон.

Допив пиво, он взглянул на электрические часы над стойкой. Четверть первого.

Макхью нашел еще одну монетку, набрал номер ФБР и попросил к телефону Ника Фута.

– Орланд у нас под колпаком из-за пропавшего золота. Когда и где произошло нападение на бронированный автомобиль и где нашли свой конец бандиты?

– Пошел к черту, Макхью, – проворчал Фут.

– Ничего себе.

– Повторяю. К черту, – Макхью услышал, как зашелестели бумаги. Минутой позже Фут сказал: – Это произошло на шоссе сто один в двух милях от границы Лос-Анджелес Каунти на территории Орандж Каунти двадцать шестого апреля в девятнадцать тридцать шесть. Подозреваемые были обстреляны и убиты на следующий день возле Лагуна Бич. В те годы место нападения было известно своими апельсиновыми плантациями. В Лагуне Бич не было ничего, кроме песка и голодающих художников, которых подкармливали отдельные богатенькие персонажи. Имена нужны?

– Не беспокойся. Они все давно уже покойники, – Макхью повесил трубку и вышел на улицу.

* * *

Офис размещался в мрачном здании в трех кварталах от муниципалитета. Номер и имя "Уияльям Брикси" были написаны черным на матовом стекле двери. Макхью распахнул ее и вошел внутрь. В приемной он увидел двоих мужчин. Один стоял, прислонившись к старому обшарпанному столу, другой сидел. Оба читали газеты. При появлении Макхью они отложили газеты и уставились на него немигающими глазами. Он с шумом захлопнул дверь и посмотрел на них.

– Скажите Вилли Селезню, что к нему посетитель.

Тот, что сидел за столом, встал. Он был значительно крупнее Макхью, со сломанным носом и давно немытыми светлыми волосами.

– Здесь таких нет, папуля. Почему бы тебе не выйти и не попытать счастья снова?

Макхью смял плащ, бросил его на старенькую кожаную кушетку, стоявшую напротив стола, и подошел к телохранителю.

– Меня зовут Макхью, и я уже здесь. Вы что, панки, хотите попробовать выставить меня?

– Мики, займись, – сказал тот, что сидел за столом.

Мики был не такой громила, как Джаг Бенич. У него были черные глаза и тонкая полоска черных усов. Костюм был пошит так, чтобы подчеркнуть ширину его плеч, и весь он был чистенький и отутюженный. Он протянул мозолистую и волосатую руку, намереваясь ухватить Макхью за шиворот.

Макхью увернулся от удара и врезал ему прямо в нос. Удар был очень убедительным. Послышался треск сломанных костей, кровь хлынула ручьем. Мики Дринкуотер перелетел через стол и тяжело рухнул на пол. Бенич кинулся на Макхью.

От его удара правой Макхью развернуло и отбросило к кушетке, на которой он и растянулся. Ему показалось, что все ребра с левой стороны у него переломаны и вдавлены в грудную клетку. Он перекатился на бок, уходя от удара в лицо, поймал Бенича за ногу и дернул его с поворотом. Бенич заорал. Макхью крутанул еще раз, и Бенич рухнул на пол.

Дринкуотер вскочил на ноги и попытался ударить Макхью по голове обтянутой кожей дубинкой. Вся грудь у него была залита кровью, зрачки сузились до размера булавочной головки. Макхью отдернул голову, и удар пришелся по плечу. Левую руку обожгло болью, а пришедший в себя Бенич дернул его за ноги.

Мешая друг другу, они накинулись на Макхью, норовя ударить его чем попало. Почувствовав кровь на разбитой нижней губе, он подумал, что, может быть, действительно, лучше выйти и попробовать зайти в другой раз. Извернувшись, он освободил правую руку и изо всей силы ударил Бенича в переносицу. Громила заревел, и Макхью увидел, как слезы ручьем хлынули у него из глаз. Он увернулся от Дринкуотера, пнул его в колено и почувствовал, как поддалась под ударом его коленная чашечка. Дринкуотер пронзительно вскрикнул и снова упал.

Бенич качался как пьяный. Его огромные ручищи бесцельно месили воздух в паре футов справа от Макхью. Глаза его разъехались и смотрели в разные стороны. Макхью почувствовал, что его левая рука онемела. Шагнув в сторону, он резко ударил ребром правой руки по шее Бенича. Того повело в сторону, и он с грохотом упал.

Краем глаза Макхью уловил движение Дринкуотера. Опираясь на здоровое колено, он доставал тяжелый пистолет из кобуры под мышкой. Макхью развернулся и ударил ногой, раздробив запястье Дринкуотера. Пистолет улетел на софу. Он схватил Дринкуотера за шиворот и поднял его. Тот скривился от боли в поврежденном колене. Макхью толкнул его в направлении внутренней двери.

– Позови Вилли, – рявкнул он, подкрепив свои слова ощутимым пинком под зад. Всей тяжестью Дринкуотер врезался в дверь. Задвижка не выдержала, и он влетел в кабинет.

Крики боли были прерваны выстрелами. Их было два, и они прозвучали почти одновременно.

Дринкуотер рухнул на ковер почти такого же цвета, что и его кровь.

Макхью с револьвером наготове был уже в кабинете. Он перепрыгнул через труп.

– Славная работа. А ну, бросай это! – скомандовал он.

Вилли Селезень выронил револьвер. Его оттопыренная нижняя губа дрожала, и он, глотая воздух, смотрел на Макхью через очки в толстой роговой оправе.

– Господи Боже... – пробормотал он. Его взгляд то останавливался на Макхью, то перебегал на труп телохранителя.

Макхью подобрал револьвер с пола. Он вышел в приемную, поднял пушку Дринкуотера и нашел еще одну у Бенича. Тот застонал и зашевелился, когда Макхью обыскивал его. Макхью ударил его за ухом рукояткой его же револьвера и оставил лежать в приемной.

Он вернулся к Вилли Селезню. Вилли скорчился в своем огромном, обитом кожей кресле. Он не мог оторвать глаз от лужи крови. Макхью подумал, что ему давно не приходилось видеть такого странного телосложения. Длинный, вытянутый череп Брикси был покрыт черными жесткими волосами, торчащими в разные стороны. Узкие плечи переходили в короткие ручки. Весь сэкономленный материал был сосредоточен в середине его тела. У Вилли был одновременно огромный живот и просторная задница. Глядя на него, Макхью представил себе, что получится, если двести фунтов свиного жира постараться запихать в бочонок емкостью в сто фунтов. К тому же лицо Брикси и цветом своим напоминало свиное сало.

– Кто... Что вы хотите? – хрипло каркнул он.

– Меня зовут Макхью. – Он разломил револьверы, выбросил патроны и швырнул револьверы на пол. – Мне нужна информация, Вилли. И я собираюсь получить ее, – он кивнул в сторону тела Дринкуотера.

Ручки толстяка затрепетали. Макхью заметил золотой перстень с большим камнем на мизинце правой руки. Вилли Селезень завозился в кресле, достал платок из нагрудного кармана своего черного костюма и начал протирать очки. Он моргал, близоруко глядя на Макхью.

– Я не совсем понимаю, что вы имеете в виду, мистер... э... мистер Макхью.

Макхью пересек кабинет и сел на край стола.

– Начни с того, что тебе нужно от Джонни Стоувера.

Вилли Селезень покачал головой и выжал слабенькую улыбку.

– Извините. Он не мой клиент. Я его не знаю.

Макхью сокрушенно покачал головой. Он быстро обошел стол и разорвал рубашку на груди Брикси. Толстая складка жира свисала на пояс его брюк. Макхью крепко ухватил ее и начал выкручивать.

Селезень заверещал и завертелся в кресле. Макхью продолжал крутить, медленно считая до десяти. Пот выступил на лице Брикси.

– У меня не так много времени, толстячок. Но достаточно, чтобы сделать тебе больно. Ты уж поверь мне.

– Хорошо, хорошо. – Пухлые пальчики Брикси осторожно поглаживали быстро багровеющий синяк на животе. – Единственно, что я знаю, это то, что мне поручили установить контакт с этим Стоувером. Я не лгал, когда говорил, что не знаю его. Я несколько раз разговаривал с ним по телефону, но мы ни разу не встречались.

Макхью поднял руку, и Брикси сжался.

– Этого недостаточно, Вилли.

Губы Брикси дрожали, и он с трудом проглотил слюну.

– Слушайте, Макхью, вы знаете, кто я?

Макхью отвесил ему затрещину. Голова Брикси мотнулась.

– Да. Ты – Вилли Селезень. Давай, толстячок. Попробуй свои штучки на мне. Я с удовольствием посмеюсь.

Брикси потер щеку, на которой уже появились красные отпечатки пальцев Макхью.

– Нет, нет. Я не это имел в виду, ради Бога. Я другое имел в виду. Вы знаете, как я работаю? Я стараюсь знать только то, что мне необходимо, и ничего больше. Тот, кто знает слишком много, легко может нарваться на неприятности. Здесь то же самое. Я знаю только то, о чем спрашивал Стоувера и что он мне ответил. Это я и передал своему клиенту.

– Предположим, что ты передашь это и мне, – улыбаясь, сказал Макхью. – Только ничего не опускай.

– Это было э... – глаза Брикси остановились на календаре, – около семи недель назад. Меня попросили связаться с мистером Стоувером и купить у него автомобиль. Я начал э... переговоры.

– От чьего имени? – потребовал Макхью.

Брикси закрыл рот и пожевал губу желтыми зубами. Макхью поднял руку.

– От имени мистера Хейли. Мистера Говарда Хейли, – быстро сказал Брикси.

– Зачем?

– Я не знаю.

Макхью шагнул вперед, и Брикси сжался в кресле.

– Но это правда, Макхью. Мне совершенно не нужно было знать причину. У меня было поручение.

– Хорошо, – Макхью вздохнул с отвращением. – Насколько я понимаю, речь шла о фаэтоне "пирс-эрроу". И, похоже, ты ничего не добился.

– Пока не добился. Однако...

– Однако Стоувер чего-то испугался. И это, скорее всего, были головорезы, охранявшие твою нору, – коротко сказал Макхью. – Он смылся и забрал с собой машину.

– Я, – медленно сказал Брикси, – так и понял. И поверьте мне, я, действительно, не имею об этом ни малейшего представления. Я никак не угрожал ему. Более того, я был уверен, что все пройдет вполне нормально, а он получит неплохую прибыль на вложенные им деньги.

– Что ты называешь неплохой прибылью?

– Мое последнее предложение было восемь тысяч долларов. Восемь тысяч – это, действительно, неплохо, когда речь идет о машине, которой уже четверть века.

– Так в чем дело? Стоувер придерживался другого мнения?

– Я не знаю, о чем думал мистер Стоувер, – неохотно сказал Брикси. – В самом начале я думал, что цена будет где-то около пяти тысяч. Он мне сказал, что у него есть и другие покупатели. Кроме того, он не может продать машину немедленно, потому что, дескать, пообещал предоставить ее для какого-то там телевизионного шоу. Он дал понять, что продаст ее сразу же после этого.

– А вместо этого он смылся, – Макхью зажег сигарету, – и ты не имеешь ни малейшего представления, почему он это сделал.

– Нет.

– Может быть, он был испуган? Может быть, он почувствовал, что кто-то собирается прижать его?

– Я совершенно определенно...

– Ты совершенно определенно потратил пятнадцать тысяч, принадлежавших, возможно, Хейлу, чтобы собрать подписанные им долговые обязательства. У Стоувера уже довольно давно было туго с деньгами. Когда от него потребовали уплаты, самым естественным для него было попытаться раздобыть где-то хотя бы часть денег. Восьми штук ему вполне хватило бы, чтобы на время отделаться от кредиторов. Но он не стал продавать машину и слинял.

– Фентон... – пробормотал Селезень.

– Фентон ни при чем, – отрезал Макхью. – Ты можешь удостовериться через своих ребят в муниципалитете, что он по-прежнему утверждает, что у него на восемнадцать тысяч расписок от Стоувера. Так уж случилось, что Стоувер проговорился своей девчонке о том, что к нему приходили с этими бумагами. И никакого труда не составляет проверить, что Фентон примерно в это же время положил на свой счет в банке пятнадцать тысяч.

– Это хорошо, – медленно выдохнул Брикси. – Мне нравится Фентон.

– Мне тоже, – любезно согласился Макхью. – И если с ним что-нибудь случится, я загляну к тебе и мы потолкуем об этом.

Вилли Селезень протестующе замахал руками.

– Рассказывай дальше, Вилли. Я полагаю, что Хейл предпочитает покупать новые машины. Так кому понадобился этот "пирс"?

– Ни малейшего представления, – снова выдавил улыбку Брикси.

Макхью схватил его за ухо и потянул из кресла. Приподняв его, он снова отвесил ему затрещину, и Брикси, всхлипывая, снова рухнул в кресло.

– Ты и десяти минут не продержишься, – с отвращением сказал Макхью. – Хватит валять дурака, Вилли. Давай-ка сводить концы с концами. Давай вспомним Декса Орланда, который пару месяцев назад был нищим, а теперь получаете еженедельно деньги ни за что. Вспомним Хейла, банкира организации, готового выложить кучу денег за эту уродскую телегу. А еще вспомним того босяка, которого пришили в квартире девчонки Стоувера.

– Об Орланде я не знаю ничего, – упрямо сказал Брикси. – И знать ничего не хочу. Уж поверь мне.

– Ничего? Ровным счетом ничего? – холодно спросил Макхью.

Вилли Селезень перевел взгляд на остывающее на полу тело. Макхью показалось, что Вилли выгладит как человек, которому искренне хотелось бы рассказать как можно больше, чтобы избавиться от неприятностей. Макхью на всякий случай посмотрел, что творится в приемной. Бенич пока не шевелился.

– Я, толстячок, сейчас отчалю, – сказал Макхью, бросил сигарету на ковер и пошел к двери.

– Эй! – вскочил на ноги Вилли Селезень. Макхью решил, что он, действительно, похож на утку. Вилли облизал губы. – А что мне прикажете делать с покойником?

Макхью остановился в дверях.

– Ты его застрелил. Ты сам и улаживай.

Он обошел неподвижное тело Бенича и вышел на улицу.

Глава 7

В салуне было лишь несколько послеполуденных посетителей. Когда Макхью вошел в "Дверь", Бенни сидел в углу, разбираясь с бумагами. Он поднял глаза, ухмыльнулся и сказал:

– Ну и губа у тебя, хозяин.

Макхью нахмурился. Он прошел к бару, взял бутылку виски и стаканы и вернулся к столу, за которым сидел Бенни.

– Мне кажется, что у меня и голова такая же, – он разлил виски по стаканам и аккуратно отпил из своего. Алкоголь обжег разбитую губу.

Макхью поморщился и отпил еще.

– Было что-нибудь необычное?

– Насколько я знаю, в этом заведении никогда не бывало ничего обычного, – философски заметил Бенни. – А когда собираешься показаться Лорис?

– Наверное, через несколько дней.

– Я надеюсь. С ней здесь гораздо легче поддерживать порядок. Самые отпетые не решаются буянить, когда она здесь. – Бенни отхлебнул виски. – Заходил Чэпмен, спрашивал вас.

– Что ему было нужно?

– Сказал, что его не будет несколько дней и что его возможный собеседник так и не показался.

– Ясно. – Макхью нетерпеливо подумал, что же происходит вокруг. Отъезд Бада Чэпмена означает, что он получил новый приказ. В старом амбаре, тщательно охраняемом, чтобы он выглядел как старый амбар, перекрашивается очередной самолет.

В одну из последующих ночей он взлетит с заброшенного военного аэродрома, расположенного неподалеку от одного из маленьких городков в Сан-Хоакин Вэлли. У него на борту будет агент разведки, американской или чужой, а может быть, и человек, скрывающийся от закона и надеющийся перебраться в другое место, где, как он надеется, климат для него будет более благоприятным. Очень жаль, подумал Макхью. Если тем, кто воспользовался его именем, чтобы войти в контакт с Чэпменом, был, действительно, Джонни Стоувер, то самым верным способом найти его было сидеть и ждать, пока он не появится сам.

– Что-нибудь еще интересное?

– Голландец, – ответил Бенни.

– Что говорил?

– А разве он говорит? – Бенни начал подводить итоги в своей амбарной книге. – Просто болтался здесь последнее время с таким видом, будто ожидал, что ему должны поднести за счет заведения.

– Ясно. В следующий раз поднеси ему. – Макхью закурил сигарету, пытаясь сообразить, имел ли Голландец отношение к событиям последнего времени или забрел просто так. Звали Голландца Ян Коолвик, работал он обычно в одиночку. Макхью знал, что порой он вел двойную или даже тройную игру. Агент он был не блестящий, но дело свое знал.

Макхью прошел в кладовку и позвонил оттуда в детективное агентство, которое действовало по всей стране и действовало неплохо, и продиктовал адреса и имена предыдущих владельцев автомобиля Джонни Стоувера.

– Люди не сидят на месте, а этот трамвай был впервые продан в 1934 году. Вам повезет, если вы разыщете хотя бы половину из них, – сказал он представителю агентства. – Меня особенно интересует, в чьих руках была машина двадцать шестого апреля 1936 года. А также связан ли кто-нибудь из владельцев с Декстером Орландом, который в то время держал в своих руках рэкет. Начните с первого владельца. Задействуйте столько людей, сколько нужно. Результаты я должен иметь как можно быстрее.

Он повесил трубку. Интересно, как идут дела у тех, кто разыскивает Джонни Стоувера. Его делом занимаются многие: городская полиция, ФБР, цвет уголовного мира, возможно, те, кто занимается неоплаченными чеками, возможно, полиция Сисайда, так и не дождавшаяся оплаты квитанции за неправильную парковку, а еще бывший полицейский в надежде на вознаграждение, и он сам.

Так от кого же прячется Джонни Стоувер – от сил закона или от сил беззакония?

Не исключено, что он больше ни от кого не прячется. Вполне возможно, что он уже мертв. Макхью искренне надеялся, что до этого дело не дошло. Ему очень хотелось перекинуться парой слов с этим человеком.

Он запер кладовку и вышел из бара через служебный выход.

* * *

Их было двое. Они были в рабочей одежде, и дожидались его, прислонившись к борту пикапа. В руках у них были пушки, и смотрели эти пушки прямо на него.

Дверь за ним захлопнулась, и Макхью остановился, понимая, что путей для отступления у него не осталось. Переулок был длинный и узкий, весь заставленный баками для мусора. Если он побежит, то его подстрелят, прежде чем он сделает десять футов. Если он попытается достать свой тридцать восьмой калибр, результат будет такой же.

– Подними руки. В случае чего схлопочешь прямо здесь, Макхью, – сказал тот, что стоял слева. У него было худое, загорелое лицо, и рабочий комбинезон смотрелся на нем странно.

Макхью поднял руки, и тогда второй двинулся к нему, показывая своей пушкой, что Макхью должен упереться руками в стену и расставить ноги. После этого он аккуратно обыскал Макхью. Он знал свое дело и проверил все места, где могло быть спрятано оружие.

– Теперь шевелись, – скомандовал он. – Полезай в кузов.

Макхью направился к открытой дверце кабины, но его оттолкнули.

– Поедешь сзади. Там ты можешь попробовать все свои штучки. Только не очень старайся, а то схлопочешь раньше времени то же, что Мики получил от тебя.

Задняя дверца тоже была открыта, и Макхью увидел, что массивная решетка отделяет водительское сиденье от кузова. Окон в кузове не было. Макхью оглянулся на парочку.

– Его застрелил Вилли Селезень. Не я.

– А Вилли говорит по-другому, – сказал второй. У него были сальные волосы и синий нос картошкой. – Полезай.

Макхью пожал плечами. Спорить с ним было бессмысленно. Это была мелочь, выполнявшая приказы. Он поднялся в кузов, и дверь за ним захлопнулась. Он услышал, как щелкнул замок, и оба бандита сели впереди. Смуглый включил зажигание. Машина дернулась, и Макхью покатился по полу. Синеносый оглянулся, ухмыльнувшись. Пушку он так и держал в руке.

Макхью прижался спиной к борту пикапа.

– Может, скажешь, куда мы едем? – закричал он, перекрывая шум мотора.

– Заткнись, – сказал синеносый, поцеловал дуло своего пистолета и ухмыльнулся.

* * *

Его привезли к приземистому зданию из шлакоблоков. Над воротами висела выцветшая вывеска транспортной компании. Синеносый откатил ворота и закрыл их снова после того, как грузовичок заехал внутрь.

Здесь стоял устойчивый запах машинного масла, бензина и резины. Освещали гараж лампы под жестяными колпаками. Стекла окон вдоль крыши были замазаны краской. Макхью услышал, как щелкнул замок дверцы кузова. Водитель стоял против двери с пистолетом в руках.

– Вылезай, – скомандовал он, – и не делай резких движений.

Макхью пристально взглянул ему в глаза, ухмыльнулся и выбрался наружу. Синеносый ждал поодаль. Он указал Макхью на деревянную дверь.

– Он здесь. Мы ждем, – закричал он.

Дверь открылась. Макхью вошел в обшарпанную комнату, служившую конторой. Там была пара столов и деревянных кресел. На стенах висели календари, на которых не обремененные одеждой девицы с большими грудями рекламировали продукцию автомобильной промышленности. В конторе стояли диван с продавленным сиденьем и шкафчик с картотекой. На одном из столов возвышался старомодный телефон.

Взглянув на ожидавших его, Макхью решил, что его не ждет ничего хорошего.

Вилли Селезень сжимал и разжимал кулаки. На углу одного из столов сидел Джаг Бенич. Его лицо распухло, черно-синяя опухоль почти закрывала оба глаза.

Бенич посмотрел на Макхью и расплылся в улыбке.

Двое других сидели на диване. Один был высок, с косым пробором в гладких черных волосах. На нем были очки без оправы, он был хорошо выбрит и производил впечатление общей ухоженности, которое еще больше усиливал его блестящий костюм. Макхью прикинул, что костюм обошелся ему не меньше чем в триста долларов.

Ему уже доводилось видеть это лицо в газете, где были помещены фотороботы разыскиваемых в связи с расследованием дела, связанного с рэкетом. Его звали Говардом Хейлом.

Второй был ниже ростом и плотнее. Он был одет в пиджак, не подходящий по тону к брюкам, клетчатую рубашку и туфли на толстой подошве. Орланд Декстер своей густой вьющейся черной шевелюрой и круглым невыразительным лицом напомнил Макхью повара из пиццерии.

Макхью взглянул на них.

– Ну и что? – спросил он.

Синеносый встал в дверях. Смуглый прислонился к стене справа от Макхью. Казалось, что они наконец позволили себе расслабиться, но оружия из рук не выпускали.

– Давайте я его немного утихомирю. Да и разговор пойдет побыстрее, – предложил Бенич. Он поудобнее перехватил дубинку и направился к Макхью.

– Заткнись, Джаг. И сядь, – приказал Орланд. – А еще лучше, вышел бы отсюда вон.

– Мне нужна эта пташка, – упрямо сказал Бенич, тронув пальцем синяк под глазом.

– Проследи, чтобы нас никто не беспокоил, – негромко сказал Орланд. – Пока мы еще не можем отдать его тебе.

Бенич посмотрел на него, пожал плечами и вышел.

– Ну? – переспросил Макхью. Он стоял посредине комнаты и хмуро смотрел на них.

Говард Хейл прокашлялся. Черт возьми, подумал Макхью, он и ведет себя как настоящий банкир.

– Чего ты пытаешься добиться? – спросил он, поправив свой галстук в полоску.

– А если я не скажу?

Что-то мелькнуло у него за спиной, и острая боль обожгла затылок. Макхью упал на колени. Сине-зеленый рисунок на поцарапанном линолеуме поплыл у него перед глазами. Сквозь туман, застилавший глаза, он заметил синеносого, который стоял над ним, помахивая пистолетом.

– Скажешь, – заверил его синеносый.

– Поднимите его, – распорядился Орланд.

Макхью почувствовал, что ноги вроде бы снова держат его. Он покачнулся и потряс головой, чтобы прийти в себя.

– А теперь, если ты не хочешь, чтобы тебе пришлось совсем плохо, скажи, что тебе нужно, – сказал Хейл.

– Мне нужен Джонни Стоувер, – помолчав, сказал Макхью. – Похоже, что вы, босяки, тоже разыскиваете его.

– Зачем, Макхью? – настаивал Хейл.

– Чтобы сделать одолжение хорошему человеку. Девушке, которая оказалась связана с ним.

– Ты имеешь в виду эту шлюху Андерсен? – поинтересовался Орланд.

– Для тебя она мисс Андерсен.

Орланд от души расхохотался.

– И не такие умники, как ты, раскалывались. Стоит мне сказать слово, и Джаг тебя на запчасти разберет. Ты не в детском садике, парнишка. Так ты ее имеешь в виду или нет? У Стоувера их была целая конюшня.

– Да, это она.

– Передай ей, чтобы она забыла об этом бродяге. Сделай ей одолжение, – сказал Орланд.

– Я тоже так думаю, но она пока не готова принять это. Кроме того, один из ваших подонков решил умереть у нее на квартире. Такие вещи девушку нервируют.

– Да, – тихо сказал Орланд. – Ты пришил Гордо, Макхью?

– Нет, – спокойно сказал Макхью. – Но ведь он был ваш, а?

Орланд пожал плечами.

– Он просто там оказался.

– Что ему там понадобилось?

– Жизнь стала трудной, – снова пожал плечами Орланд. – Может быть, он решил что-нибудь прихватить, чтобы свести концы с концами.

– Если у человека есть, скажем, восемьсот фунтов чистого золота, жизнь уже не так беспросветна. Правильно, Декс?

Орланд вспыхнул.

– Ты это о чем? – рявкнул он.

Макхью почувствовал, с каким вниманием они уставились на него, ожидая ответа. Очень медленно он достал сигарету и закурил.

– Насколько я могу судить, эту историю знают многие. Кое-кто из полицейского народа считает, что это ты провернул в 1936 году историю с бронированным автомобилем для перевозки ценностей. И они с большим интересом приглядываются к тебе. А учитывая то, что сказал мне Селезень сегодня утром, я начинаю думать, что Стоувер здесь тоже замешан. Я только пока не знаю как.

Они молча смотрели друг на друга. Говард Хейл сосредоточил все свое внимание на подготовке и раскуривании сигары.

– Если ты будешь слишком много об этом болтать, тебе может быть очень больно, – сказал наконец Орланд.

Макхью фыркнул.

– Вы меня и привезли сюда, чтобы сделать больно. Так чего мы тянем?

– С удовольствием, – пробормотал синеносый, поднимая пистолет.

– Засохни, черт побери! – заорал Орланд. – И жди, пока тебе не скажут.

Синеносый нахмурился и отошел к двери.

– Давай не будем валять дурака, – сказал Макхью. – Ты или сам это все организовал, или ты знаешь, кто это сделал и куда ушел товар. Но еще несколько месяцев назад ты припухал. Насколько я знаю, сидел без гроша. А теперь, непонятно почему, тебе еженедельно капает по пять сотен, похоже из кубышки Синдиката. Только банкир, который сидит здесь, хочет, чтобы ты доставил товар, а у тебя неувязка. Тебе сначала надо найти Стоувера.

– Продолжай. Только не забудь сказать, что ты собираешься делать дальше, – поощрил его Орланд.

Макхью пожал плечами.

– Да меня все это не очень колышет. Я вообще, может быть, ошибаюсь. Стоувер в то время был пацан. Не исключено, что он нужен вам совсем по другой причине. А может быть, он вам вообще не нужен. Если исходить из того, что сказал Вилли, вы просто собирались купить у него этот старый "пирс-эрроу". Он когда-нибудь принадлежал тебе, Орланд? Я знаю, что официально ты его владельцем не был, но может, кто-то из твоих друзей? Есть, наверное, что-то связанное с этой телегой, что приведет к золоту. Тогда было бы понятно, почему вы его так разыскиваете.

Орланд фыркнул.

– Что-то ты разболтался, Макхью. Несешь всякий вздор. Чтобы ты больше не мучился, скажу тебе, что никогда не владел этой машиной и представления не имею, чья она. У меня есть личные мотивы, чтобы накрутить хвост Стоуверу. Пусть думает, что нам нужен автомобиль. Это часть общего плана.

Криво усмехнувшись, Макхью глубоко затянулся.

– Возможно. Только имей в виду, Орланд, что, если есть связь между этой телегой и золотом, если есть что-то такое, что позволит ему узнать, где оно сейчас, то он это уже обнаружил. Он эту тачку разобрал на детали и снова собрал. И если он что-нибудь нашел, то, скорее всего, не сразу понял. Что это могло быть? Какой-то план? Это вполне возможно, потому что Гордо выдрал все рисунки из рам, когда обыскивал гнездышко этой девчонки. Это должно быть что-то очень небольшое.

Орланд уставился на него с яростью.

– Стоувер – сообразительный парнишка, – продолжал Макхью. – Если он нашел карту, а в это время бывший босс рэкета как раз начал подсылать к нему своих людей и предлагать двойную цену за машину, ему не сложно было сопоставить это и отправиться самому на поиски сокровищ. Как тебе это?

Теперь Орланд смотрел с яростью на Вилли Селезня. Говард Хейл жевал сигару и, нахмурившись, разглядывал их обоих. Орланд махнул синеносому.

– Возьмите этого ублюдка и отделайте его хорошенько. Потом бросьте его где-нибудь.

Пистолет синеносого снова обрушился на череп Макхью. Пока его тащили из комнаты, Макхью старался не упасть.

За дверью его уже ждал Джаг Бенич, нетерпеливо похлопывая дубинкой по ладони. Он взглянул на синеносого и его партнера.

– Ну, как?

– Давай, только не убей его, – кивнул синеносый.

Макхью попытался уклониться от удара дубинкой. Но удар пришелся по лбу, и он почувствовал, как лопнула кожа. Перед глазами вспыхнул ослепительный свет, потом все залило красным. Следующий удар пришелся по шее. Он упал.

Сначала его били по почкам, и только через десять минут он перестал что-либо чувствовать.

Глава 8

Вонь и дым не давали ему дышать. Макхью решил, что он в сортире и сортир этот горит. Инстинктивно он попытался отползти в безопасное место, но при первом же движении на него обрушилась волна боли. Казалось, что все его тело раздроблено и размозжено, а вместо головы большое разбитое яйцо. Он собрался с силами и попытался осторожно приподнять это яйцо, крепко зажмурив глаза. Когда тошнота прошла, он открыл их.

Он валялся на свалке. Над тлеющей слева от него мусорной кучей поднимался вонючий дым. Неподалеку бродячий кот бился с крысой. Он был рад, что кот оказался рядом, потому что крыса была в нескольких футах от него, разглядывая его своими крохотными глазками.

– Спасибо тебе, кот, – пробормотал он. Он потряс головой и начал осматриваться. Руки и ноги двигались. Весь он был измазан сажей и пеплом, и ему казалось, что все это въелось в его кожу. Он перекатился на живот, постарался встать и чуть не упал.

– Ну, малый, кто-то очень не любит тебя.

Макхью приподнялся и взглянул на говорившего. На нем была выгоревшая рубашка, джинсы заправлены в сапоги. В руках он держал потрепанную шляпу и толстый свитер. Его темное лицо было испещрено морщинами, на котором совершенно неожиданно блеснули белоснежные зубы, когда он улыбнулся Макхью.

– Многие меня не любят, – слабо отозвался Макхью.

Темные глаза мужчины остановились на нем.

– Ты здоровый парень. Чтобы так тебя отделать, нужно было много народу.

Макхью попробовал шагнуть, но сразу же споткнулся. Его собеседник подхватил его и положил его руку себе на шею.

– Давай, надо же выбираться отсюда.

– Да. Я бы очень непрочь.

Макхью ощупал карманы. Ключи и бумажник были на месте. Опираясь на плечо своего спутника, порой повисая на нем, Макхью дотащился до края свалки, где на деревянных подставках стоял старый автобус. Из его заднего окна торчала труба печки, кузов был оплетен диким виноградом.

– У меня ты можешь почиститься маленько. Здорово болит?

– Порядком. Вы так и живете здесь, в этой вонище?

На темном лице появилась улыбка.

– Мне платят сотню в месяц, и все, что сюда привозят, мое. Вот сегодня тебя привезли. – Макхью не мог не рассмеяться.

– День на день не приходится.

Его поразило то, что он увидел внутри. Совершенно очевидно, что все содержимое автобуса поступало со свалки. Но там было чисто и опрятно.

На горелке кипел кофе, рядом стоял холодильник, поверх которого хозяин взгромоздил небольшую морозильную камеру. Макхью взглянул на себя в большое, до пола треснувшее зеркало. Он был чернее трубочиста и не выглядел воплощением здоровья.

– Меня тут зовут Джанки. А как твое имя?

– Макхью.

Они пожали друг другу руки, и Джанки занялся хозяйством. Он налил кофе в кружку, достал стакан, на котором еще сохранилась наклейка от сливочного сыра, и плеснул туда бесцветной жидкости из бутылки.

– Ну-ка, глотни. Это тебя малость поправит, Макхью.

Макхью с сомнением посмотрел на стакан, сел и одним махом проглотил его содержимое. Впечатление в целом было такое, как будто он проглотил ручную гранату. Он залил пожар крепким кофе, и только после этого смог отдышаться.

– Ничего себе, – с трудом проговорил он, – похоже на хорошую кукурузную самогонку.

Джанки ухмыльнулся и глотнул из горла.

– Точно. Убивает быстро, но не без мучений. Слушай, там у меня в углу душ. Иди, приведи себя в порядок, а я пока попробую выбить грязь из твоей одежды, Макхью.

– Спасибо. Очень любезно с вашей стороны.

Макхью начал раздеваться, и, когда он увидел, что стало с его одеждой, ярость снова накатила на него. Когда-то это был прекрасный твид, и лондонский портной с непроизносимым именем очень гордился своей работой. Он пустил горячую воду и намылился сильно пахнущим желтым мылом. Вся его кожа горела, но он очень надеялся, что это мыло достаточно эффективно, чтобы убить блох, которых он наверняка набрался, валяясь на помойке. Он представления не имел, сколько он там пролежал. Во всяком случае уже темнело.

Горячая вода смыла боль, но дышать было еще трудно, и, когда он неосторожно кашлянул, ему показалось, что все внутренности оторвались. Он был весь в синяках с ног до головы.

Джанки старательно чистил пиджак Макхью.

– У тебя отличный костюм, Макхью. Когда на тебе такая дерюга, чувствуешь себя человеком.

– Был отличный костюм, – угрюмо сказал Макхью. – Он тебе нравится, Джанки? У нас с тобой примерно одинаковый размер. Давай я оставлю его тебе, а ты мне дай что-нибудь чистое.

– Ну-ну, – рассмеялся Джанки. – После хорошей чистки он будет как новенький. А одежду я тебе одолжу. Потом вернешь.

– Я не шучу. Костюм твой. – Макхью взял сигарету из пачки, лежавшей на столе. – Я думаю, что ребята, которые испортили его, скоро купят мне новый.

Джанки помолчал.

– Ну и глаза у тебя, Макхью. Если ты на них так посмотришь, я думаю, они, действительно, купят тебе новый костюм. – Он показал ему на шкаф. – Покопайся там. Бери, что тебе подойдет.

Макхью подобрал себе пару рабочих штанов серого цвета и рубашку в тон. Он застегнул ремень с пустой кобурой, протер туфли тряпкой и сунул в них босые ноги. Взгляд Джанки остановился на пустой кобуре.

– Так куда же меня к черту занесло? – спросил Макхью.

– Мы примерно в десяти милях за городом. Вон те огни – это набережная.

Макхью взял бумажник, лежащий на столе, вытащил из него банкноту и прижал ее бутылкой с кукурузным пойлом.

– Как мне выбраться отсюда?

– Телефона тут нет, а то бы вызвали такси, – рассмеялся Джанки. – Единственно, что могу сделать, это договориться с водителем мусоровоза. Он как раз сейчас заезжает на свалку.

– Согласен на все, кроме катафалка. Пошли.

* * *

Водитель оказался мексиканцем, развеселым парнем с вьющимися бакенбардами. Он обрадовался, что у него будет попутчик, и настоял на том, что довезет Макхью до мотеля, но от предложенных двадцати долларов отказался.

Лорис выбежала на балкон, когда мусоровоз с грохотом отъезжал от мотеля. Она уставилась на Макхью, и он никак не мог сообразить, плачет она или смеется.

– Господи Боже мой! Это должно быть ужасно интересно. Иди и расскажи мне о своей новой работе.

Он с трудом поднялся по лестнице. Свалкой от него уже не пахло, но ничто не могло перебить мощный аромат желтого мыла. Сбросив с себя одежду, он достал бутылку виски, закрыл глаза и пил прямо из горла, ощущая облегчение от того, что больше не нужно возиться с пуговицами на рубашке. Лорис достала свежее белье и вынула костюм из шкафа. Увидев синяки и ссадины, она вздрогнула и начала гладить их холодными пальцами, приговаривая:

– Макхью, ради Бога, когда же ты научишься быть поосторожней?

Он улыбнулся разбитыми губами и подмигнул ей подбитым глазом.

– Я предлагаю конкурс. Угадай, сколько на мне синяков, и тебя ждет приз.

– Какой еще приз? – она не могла смотреть на него.

Он негромко рассмеялся.

– Ты все равно еще долго не сможешь расплатиться со мной, даже если я угадаю.

Она помогла ему добраться до постели, поправила подушку и взяла у него бутылку из рук.

– Дай-ка я тебе дам выпить по-человечески. А потом ты мне все расскажешь.

– Хорошо. Где Нэйдин?

– Она прислушалась к твоему совету и подыскивает себе новое жилье.

– Это хорошо, – вздохнул он. – Солнышко, как она сейчас? В полном расстройстве, я думаю?

Лорис плеснула виски в стакан, положила лед и добавила содовой.

– Я не знаю, Макхью. Она странная девочка. Невозможно догадаться, о чем она думает. За все время, пока мы были здесь, она практически не упоминала его имени. Когда я пробовала заговорить о нем, она уходила от разговора. Хочешь знать, что я думаю?

– Я-то, по крайней мере, и предположить ничего не могу.

– Я думаю, она просто не хочет говорить об этом ни с кем, особенно с теми, кто не скрывает своей антипатии к Джонни. Соглашаться она не любит и поэтому просто молчит.

Макхью нахмурился и покачал головой.

– А что будет, если Джонни вдруг возникнет с какой-нибудь душераздирающей историей?

Лорис не скрывала своей тревоги.

– Не знаю, Макхью. Но когда она думала, что осталась одна, она обзванивала все места, где мог быть Джонни – его квартиру, загородный дом, места, где он обычно проводил время. Мне об этом сказала девушка на коммутаторе.

– Хорошо, что Бог заботится о детях и дураках. – Макхью налил еще виски, допил свой стакан и закрыл глаза. Он чувствовал, как руки Лорис осторожно гладят его избитое тело.

– Ты что?

– Пытаюсь сосчитать синяки.

* * *

Макхью проспал всю ночь, но утром он с трудом мог пошевелиться. После горячей ванны и бутылочки с бальзамом он почувствовал себя несколько лучше.

Лорис заглянула в ванную.

– Не тебя зовут Билл Ламберт?

– Ты же знаешь, что нет!

– Дело в том, что Ламберт, кто бы он ни был, задолжал этому дворцу наслаждений еще сто долларов.

– Собираемся, – он выбрался из ванны. – Нэйдин нашла себе новое жилье?

– Говорит, что нашла. В районе Стоунзтауна.

Со стонами и кряхтеньем Макхью вытерся и оделся. Из чемодана он достал другой пистолет, зарядил его и засунул в кобуру.

– Поехали.

– Домой?

– Сначала туда. А потом мне нужно будет заглянуть в бар. – Он взялся за чемоданы. – А где Нэйдин?

– Она уже уехала.

– Что-то мне это не нравится.

– Она не хотела тебя будить.

– Как же, не хотела будить. Интересно, почему она так спешила.

– А в чем дело, Макхью? – спросила она его, когда они спускались по лестнице к машине.

– Не исключено, что она получила весточку от Джонни, – он сел за руль и закурил. – Честное слово, если это так, я ее хорошенько выпорю.

Лорис смотрела на него с удивлением и тревогой.

– Летун вернулся, – доложил Бенни, ткнув пальцем куда-то в глубину зала. Бад Чэпмен сосредоточенно отдирал этикетку с бутылки "Левенбрау".

– Что случилось? Муж вернулся не вовремя? – спросил он.

– Заткнись и угости меня пивом. Я думал, ты уехал.

Бенни принес Макхью бутылку пива, а Чэпмен подождал, пока он отойдет.

– Тут что-то неладно. Это все Голландец.

– Рассказывай. Куда он собрался?

– Он не хотел говорить. Я начал тянуть. Он сказал только, что это займет не больше десяти часов. Две посадки – одна на аэродром, другая – на воду. Один или два пассажира туда и обратно и груз. Утверждает, что общий вес не больше шестисот килограммов.

– Когда и откуда?

– Я ему объяснил, что я зарегистрирован как международная компания, а он сказал, что это хорошо. Я попытался вколотить в его тупую башку, что мне нужно знать размеры груза и количество мест, чтобы рассчитать балансировку самолета, но он или не знает, или не хочет говорить.

– Десять часов полета, – прикинул Макхью. – Сколько ты делаешь в час, двести?

– Чуть меньше. Ощутимо меньше при встречном ветре. Больно у него фюзеляж большой. – Чэпмен обрезал сигару и теперь жевал ее. – Я ему сказал, что у меня есть другие обязательства, а потом потребовал пять сотен за каждый день ожидания. Он побарахтался, но выдал мне аванс за три дня.

– Ну, так ты можешь угостить меня виски, – Макхью знаком показал Бенни, чтобы тот налил ему стаканчик. – Что-нибудь слышал о тех, кто зафрахтовал тебя от моего имени?

Чэпмен со стоном расстался с долларом, который взял с него Бенни за выпивку Макхью.

– Что же произошло, когда Голландец вдруг решил полетать?

– Пришлось импровизировать, – ответил Чэпмен. – Мне кажется, это связано с подпольем. Я связался с ребятами из флотской разведки. Они за мной присмотрят. Если мои пассажиры и груз окажутся достаточно занятными, я дам им знать, и они нас посадят.

– Это не годится. Ты же только держишься на том, что всегда в целости и сохранности доставляешь и людей, и груз.

Чэпмен ухмыльнулся.

– Если так будет продолжаться, то кое-кто может начать сомневаться. Вообще-то сначала надо посмотреть, что там такое будет.

– Получил добро на операцию?

– Прямо от генерала. Кстати, тебе привет.

– Да уж, конечно.

– К телефону, хозяин, – сказал подошедший Бенни.

Макхью прошел в контору. Звонок был из детективного агентства.

– С этим "пирсом" не все пока ясно, Макхью. Сначала его купила компания по торговле недвижимостью. Пользовался ею один из руководителей компании, Джордж Эллер. Примерно через год она была зарегистрирована на его имя, и в интересующее вас время, 26 апреля 1936 года, владельцем был он. Эллер умер в сорок девятом, но его вдова еще жива. За ней ничего не числится. Кстати, семейство очень зажиточное. Большой дом в Брентвуде. Как вы и сказали, они продали машину в тридцать восьмом, Пока нам не удалось найти ничего по последующим владельцам. У нас нет ничего на Стоуве-ра, которому машина принадлежит теперь. Владельцы, которым она принадлежала до Стоувера...

– Это я уже знаю, – прервал рассказ Макхью. – Забыл сказать вам об этом. Ну, хорошо. Существует какая-нибудь связь между Эллером и Декстером Орландом? Или с другими, ему подобными?

– Тут все очень зыбко. Журналист, который вел колонку бизнеса в "Лос-Анджелес Таймс", помнит его. По его словам, он был один из тех, кто скупал землю во время депрессии и придерживал ее, пока не появились люди с деньгами. Жил он тихо, шума вокруг него никогда не было. Его вдове, кстати, сейчас около пятидесяти, но говорят, что выглядит она, скорее, на тридцать пять.

– Может быть, мне придется повидать ее. Где она живет? – Макхью записал адрес. – Хорошо. Пожалуй, можете закрывать расследование по этому делу.

Макхью взглянул на часы и вернулся к Чэпмену. Было двадцать минут двенадцатого.

– Сколько тебе понадобится времени, чтобы подбросить меня до Лос-Анджелеса?

– Пока я получаю пятьсот в день за то, что вообще никуда не летаю. Выясни это у моего начальства, а за мной дело не станет.

– Ну что же, попробуем пройтись по верхам. – Он набрал номер вице-адмирала из военно-морской разведки.

– Мне надо заскочить в Лос-Анджелес. Самолет и пилот должны будут подождать меня там. Я думаю, что на все уйдет меньше одного дня. Сам я сейчас не на службе, но дело это федеральное.

– А хоть бы оно и не было федеральным, так мы его сделаем таким. Подождите, – Макхью ждал. Он не успел выкурить сигарету наполовину, как адмирал снова взял трубку. – Сейчас свободен Моффетт Филд на двухместном истребителе, способном дать свыше шестисот узлов. Будьте в международном аэропорту через полчаса. Это подходит?

– Это прекрасно, сэр. Но я смогу добраться туда за это время только если мне очень повезет.

– Тогда подождите. Я пришлю за вами машину. Другая будет ждать вас в Лос-Анджелесе.

– Еще раз спасибо, сэр. Вам может нагореть, если из этого ничего не выйдет.

– Дерьмо китовое, – и адмирал повесил трубку.

Макхью улыбнулся. У него стало легко на душе. Он достал из ящика зубную щетку и пасту, значок и удостоверение помощника шерифа Сан-Франциско Каунти и потертую фляжку, налил виски во фляжку, плеснул Чэпмену и себе.

– Это, значит, и все сборы? – сказал Чэпмен.

– А почему бы и нет? – они чокнулись.

– Полегче там, – подмигнул Чэпмен. – Эти шишки требуют особого обращения.

– На все есть свои правила.

С улицы донесся вой сирены. Макхью выскочил из бара как раз в тот момент, когда черный "кадиллак" в нарушение всех правил остановился перед "Дверью". Он вскочил в машину еще до того, как она остановилась. Сирена взвыла, и сержант, сидевший за рулем, проскочил перед носом у двух грузовиков и рванул по левой стороне улицы, до предела утопив педаль газа. Макхью закрыл глаза.

– Застегните ремень, – сказал сержант, не выпуская изо рта огрызок сигары. – Заранее не угадаешь, какому придурку вдруг придет в голову, что сирена его не касается.

Макхью пристегнулся и, подумав, что эта поездка вполне может стать его последней, решил хотя бы получить от нее удовольствие и открыл глаза.

Завизжав покрышками, "кадиллак" вылетел на полосу аэродрома и остановился у выруливавшего на взлетную полосу истребителя Ф-89 "Нортроп". Истребитель остановился, пилот высунулся из кабины и бросил Макхью компрессионный костюм и шлем.

– Имел дело с этими пташками? – прокричал пилот. Макхью кивнул, натягивая костюм. Затем он надел шлем, забрался в кабину, подключил кислород, давление в костюм, радио, махнул пилоту и сказал: – Заводи!

Макхью не любил летать на самолетах. Особенно он не любил те, что поднимаются вертикально прямо с места и успокаиваются только на высоте сорок тысяч футов. Ощущения такие же, как и при поездке на "кадиллаке". Ему захотелось вместо кислородного прибора присосаться к своей фляжке.

* * *

Через час, пробив серо-коричневый купол смога, истребитель с визгом пронесся по посадочной полосе аэропорта Лос-Анджелеса. Теперь его ждал "форд", а сержант морской пехоты был в штатском. Мчался он еще быстрее "кадиллака", если это вообще было возможно. Макхью велел водителю выключить сирену за несколько кварталов до нужного ему дома.

Участок перед домом занимал не меньше двух акров, на которых были разбросаны приземистые пальмы, два великолепных дуба и цветущие кусты, названия которых Макхью не знал. Сам дом был выдержан в испанском стиле с традиционной крышей из красной черепицы. Вокруг все было ухожено и пахло большими деньгами.

Поднимаясь по дорожке к входной двери и нажимая кнопку звонка, Макхью чувствовал себя не совсем уютно в своем теплом костюме, надетом в Сан-Франциско.

На звонок никто не вышел. Он позвонил еще раз дольше и, не дождавшись ответа, пошел вокруг дома. Он прошел мимо гаража на три машины, две из которых были на месте, и вышел к бассейну. На краю бассейна лежала стройная загорелая девушка в символическом купальном костюме. В руках у нее была банка с пивом. Она подняла ее, потрясла и, капризно выпятив губу, бросила в воду. Макхью окликнул ее. Услышав его, она повернулась на бок, и тоненькая полоска бикини чуть не лопнула под напором ее молодой полной груди. Она посмотрела на него сквозь темные очки.

– Кто бы вы ни были, будьте умницей и принесите мне пива. Оно вон там на столе.

На столе под тентом в миске со льдом стояли банки с пивом. Макхью открыл две из них, одну протянул девушке, из другой отхлебнул сам.

– Мы вообще-то ничего не покупаем у коммивояжеров, – сказала она, – но я не прочь выпить пивка с теми, кто забредает сюда. У вас есть закурить?

Макхью протянул сигарету и дал ей прикурить. Он открыл бумажник и показал свое удостоверение.

Она моргнула и поболтала в воздухе бронзовой от загара ногой.

– Похоже, Эйприл опять попалась. Права тю-тю.

– Я не из местной полиции, – объяснил Макхью. – Я из Сан-Франциско. Меня зовут Макхью, и я хотел бы поговорить с миссис Арлен Эллер.

Блондинка пустила струйку дыма.

– Вот о матери я не подумала. Что она натворила?

– Вы ее дочь? – спросил Макхью. – Я не думаю, что ваша мама что-нибудь натворила, девочка. Мы хотели бы задать ей несколько вопросов в связи с одним давним делом.

– Вы звонили в дверь?

– Никто не отвечает.

– Она там. Наверное, слушает музыку. – Она встала, и Макхью заметил, что она выше, чем показалась сначала. У нее были длинные и стройные ноги, покрытые маслом для загара. Светлые волосы падали на плечи. Она была так очаровательна, что Макхью залюбовался. – Со мной еще один человек в машине. Боюсь, он там перегреется.

– Господи, да ведите его сюда. Угостите его пивом. А еще лучше, организуйте ему выпить чего-нибудь из того, что есть в баре. Вы производите впечатление человека, умеющего обращаться с бутылкой.

Макхью пошел и привел сержанта.

– Папуля, я запомню этот адрес, – сказал тот, взглянув на Эйприл, стоявшую к ним спиной.

Макхью занялся приготовлением напитков в баре, благословляя судьбу за то, что там оказался кондиционер. Появилась Эйприл и уселась на высокий табурет перед стойкой.

– Мама идет. Сегодня мы пьем джин с тоником. Только ради Бога, возьмите стаканы побольше.

Макхью испытал небольшое потрясение при виде Арлен Эллер. Она двигалась с природной грацией, напомнившей ему Лорис, и ей, действительно, нельзя было дать больше тридцати пяти, хотя детективное агентство и сообщило ему, что ей ближе к пятидесяти. Они были очень похожи с Эйприл, хотя волосы матери были несколько темнее.

– Полиция, – сказала она после того, как они представились. – К тому же из Сан-Франциско. Чем я могу быть вам полезна, джентльмены?

Макхью отпил из стакана. Напиток получился терпким и был хорош на вкус.

– Как ни странно это звучит, миссис Эллер, но нас интересует то, что произошло больше двадцати лет назад. Вполне допускаю, что вы не сможете нам помочь. Речь идет об автомобиле марки "пирс-эрроу". Он был сделан на заказ и приобретен сначала фирмой вашего мужа, а затем был зарегистрирован на ваше имя.

– Чудовище, – отреагировала она немедленно. – Конечно же, я помню. Джордж купил его по завершении своей первой большой сделки после нашей женитьбы. Он был так велик, что вечно возникали проблемы с парковкой. Кроме того, он был слишком тяжел для женщины. Нам пришлось нанять шофера, – мимолетная тень появилась на ее лице и сразу же исчезла.

– Понимаю. Кстати, не случалось ли, чтобы им пользовались другие?

– Никогда, – твердо сказала она. – Мистер Макхью, неужели "Чудовище" еще живо? Я была уверена, что машина давно уже на свалке.

– Сейчас она принадлежит одному коллекционеру. Помимо всего прочего, нам бы хотелось найти его. – Он снова отпил джина, прислушиваясь, как позвякивают кубики льда о стенки стакана. – Позвольте задать вам один вопрос. Не сохранилась ли у вас в памяти дата – двадцать шестое апреля 1936 года?

Она задумчиво посмотрела на него.

– Нет. Уверена, что нет. Почему я должна была запомнить этот день?

– Вы правы. – Макхью заметил, что сержант втянул Эйприл в разговор, и по выражению ее лица можно было предположить, что удалось закрепиться на плацдарме. – Вряд ли после стольких лет вы могли запомнить, где был автомобиль в какой-то определенный день.

– Я еще могу вспомнить, где была я, но автомобиль... Дайте-ка мне подумать... – Она достала сигарету из элегантного портсигара, и Макхью зажег спичку. – Мне кажется, я кое-что могу вспомнить. Я была в больнице. Это было через пять дней после рождения Эйприл. В Пасадене, где мы тогда жили, было очень жарко, и мы собирались перебраться на берег моря, где у нас был домик. Свою машину муж тогда забрал, она была нужна ему по работе. И шофер, чтобы поехать на побережье и приготовить дом к переезду, должен был взять автомобиль, о котором мы говорим.

– Следовательно, в тот день автомобиль как бы ушел из-под вашего контроля. А как называлось это место?

– Лагуна Бич.

– Сходится, – сказал Макхью. Он помнил, что четверо, участвовавшие в нападении на бронированный автомобиль, были убиты именно в Лагуна Бич. – Как бы мне найти этого шофера?

– Его звали Торрес, и вы вряд ли найдете его. Он мертв. Он и еще трое были убиты после того, как они приняли участие в серьезном ограблении. Это было...

– Двадцать шестого апреля 1936 года. Благодарю вас, миссис Эллер.

Глава 9

Истребитель оставлял серебристый след в безоблачном небе над Салинас Вэлли.

– Мы можем сесть в Салинас? – спросил Макхью пилота.

– Подождите. Я запрошу метеоусловия. – Пилот коротко переговорил с землей. – Вообще-то можно, но ветер мне не нравится. Как насчет Монтерея?

– Вы ж пилот.

Самолет сделал разворот и пошел на снижение. На летном поле их ожидал джип.

Макхью сбросил компрессионный костюм и взглянул на часы.

– Сейчас пять часов. До сумерек осталось два часа. Если я найду тех, кто мне нужен, в восемь часов мы сможем вылететь. Если же нет, то придется переночевать здесь, если у вас нет срочных дел в городе.

– Я свободен.

– Хорошо. Значит, пока располагайте собой. Только дайте знать диспетчеру, где вас можно найти.

Макхью связался по телефону с управлением шерифа в Салинас, и один из инспекторов согласился встретиться с ним.

* * *

Инспектора звали Орилл Дорни, и он был совершенно не похож на полицейского. Высокий, худощавый, очень юный на вид и скорее похожий на нападающего баскетбольной команды Санта Клары, каковым, как выяснилось, он и был в свое время.

– Будет очень здорово, если вы сможете помочь нам закрыть это дело. То ли из-за Стоувера, то ли из-за его автомобиля, но ребята из ФБР перевернули в этой округе все вверх ногами, проверили каждую заправочную, каждый мотель. И что мы имеем? Ровным счетом ничего, – сказал он, бросив толстый конверт на сиденье полицейской машины.

– Этой информации уже две недели, и я сомневаюсь, что она вам поможет. Но кто знает? – сказал Макхью и назвал Дорни магазин, где Стоувер пользовался своей кредитной карточкой.

– Я знаю тамошних ребят. Пару месяцев назад мы им помогли разобраться с местной шпаной и, если они что-нибудь знают, то расскажут, – сказал Дорни.

* * *

Управляющий взглянул на фотографию, которую Дорни показал ему, затем сосредоточенно уставился на ряды покрышек на полках.

– Точно, я помню этого парня. Крупный такой, симпатичный, со светлыми волосами. Я еще спросил его, нужны ли ему камеры, а он ответил, что у него они есть. Покрышки были 7-50-17, и мы их прямо сразу и установили.

– На легковую машину? – быстро спросил Макхью.

– Да нет. Машины у него не было. Колеса он привез на пикапе. Здоровые такие колеса. Видно, эта штука, с которой он их снял, весит немало.

– Хромированные со спицами? – продолжал спрашивать Макхью.

– Ни то, ни другое. Диски сплошные, порядком облупившиеся.

Дорни выпустил трубку изо рта.

– Чип, ты этот пикап раньше видел?

– Не уверен, но похоже, он мне попадался. Двухцветный "форд" сорок девятого или пятидесятого года. Классная штучка.

– Это как раз то, что я хотел узнать. Поехали, Макхью.

Они сели в машину, и Дорни повернул в сторону шоссе, ведущего на Монтерей.

– Этот пикап принадлежит одному местному подонку, за которым мы уже давно приглядываем. Зовут его Мел Сандовал. В Сисайде у него шарашка, которую он называет ремонтной мастерской. Мы знаем, что он со своими корешами может за час разобрать на запчасти любую машину. Пока нам просто не удавалось поймать его на этом.

– Подожди с этим, – ответил Макхью. – Здесь где-то должен быть еще Тони Томазини, у которого был чек Стоувера. Сначала нам нужен он. Знаешь, где его найти?

– Конечно. Он выращивает овощи в районе Кастровилля. Три или четыре раза в год мы накрываем у него петушиные бои.

Дорни повернул на восток, выбрался на шоссе номер один и направился к Кастровиллю.

Макхью показалось, что вокруг нет ничего, кроме артишоков, и его мнение подтвердила большая надпись в центре города, провозглашавшая Кастровилль артишоковой столицей мира. Они свернули на проселочную дорогу и остановились у старой фермы. Белая краска облупилась, и серые стены все были в потеках птичьего помета. Дом стоял в окружении высоких эвкалиптов.

Дорни громко постучал в дверь. Им открыл немолодой итальянец с морщинистым лицом и руками, не знавшими на своем веку ничего, кроме земли.

– Открывай граппу[3], Тони. Надо поболтать.

– Входите, инспектор, – улыбаясь, он распахнул дверь. – На этот раз вы приехали напрасно. Нет ни одного петуха.

Пол комнаты покрывал вытертый коврик. Дом был неухоженный, какими бывают дома, в которых живут одинокие мужчины. Томазини смахнул с дивана бумаги, принес большую бутылку траппы и три стакана.

Дорни представил Макхью. Следуя протоколу, они не приступали к разговору, пока не выпили по первому кругу и снова не наполнили стаканы.

Осушив стакан, Томазини вытер губы.

– А теперь, мистер Макхью, расскажите мне, что вам нужно.

Макхью достал из кармана записную книжку и сделал вид, что перелистывает ее.

– Некоторое время назад вы расплатились в баре чеком. Чек был выписан Джоном Стоувером на сумму сто долларов. Правильно?

Томазини подался вперед, и его темное лицо сделалось суровым.

– Точно. В чем дело? Эта чертова штука была недействительна?

– Нет, нет, – успокоил его Макхью. – С чеком все в порядке. Нас интересует, как он к вам попал?

– Как он ко мне попал? – повысил голос Томазини. – Черт возьми, этот Стоувер приперся сюда и всучил мне его в уплату за машину. Дурак чертов!

– Дурак? – переспросил Дорни.

– Конечно! Я годами ждал, когда же кто-нибудь оттащит эту рухлядь. Ездить она не могла, да и передние колеса были разодраны в клочья. На кой черт она могла понадобиться?

– Что это был за автомобиль, мистер Томазини? – спросил Макхью.

Томазини допил граппу.

– Обычный старый двухместный автомобиль. За это время я кое-что от него приспособил по хозяйству.

– Я имею в виду марку.

– Ах, это. Теперь такие больше не делают. Наверное, уже лет двадцать. "Пирс-эрроу".

Макхью задержал дыхание и потом медленно выдохнул. Все сходилось. Правда, он боялся, что картина, которая в конце концов сложится, может оказаться очень простой и вполне невинной. Он знал, что и раньше Стоуверу доводилось разбирать старые машины на запчасти. Если уж человеку так не повезло, что он стал владельцем "пирс-эрроу", то кое-какие запчасти ему явно не помешают.

– Хорошо, – сказал он, – еще один вопрос напоследок. – Стоувер поставил новые покрышки, прежде чем отбуксировать ее?

– Никто ее и не буксировал, – серьезно сказал Томазини. – Он просто сел на эту штуку и поехал. Я ему говорил, что она не поедет, а он только ухмыльнулся и говорит: – Она сделана для того, чтобы ездить, – поковырялся в ней, и она-таки поехала!

Хотя Томазини настаивал, чтобы они выпили с ним еще по стаканчику, они уехали.

– Спасибо. Заеду как-нибудь на курятину, Тони. – Попрощался с ним Дорни.

Итальянец расхохотался.

– Идите к черту, инспектор!

* * *

Закусочная находилась на окраине Монтерея. Проворные ребята в коротких куртках и штанах в обтяжку носились с подносами между рядами машин.

Дорни объехал скопище машин и припарковался рядом с ярко-красным "бьюиком" с опущенным верхом. В машине сидели две парочки. Ребята были в кожаных куртках и с длинной стрижкой, девицы – в свитерах, демонстрировавших совершенно невероятные формы. Дорни тихонько свистнул и, когда водитель поднял глаза, поманил его пальцем.

Парень выбрался из машины, подмигивая и ухмыляясь своим друзьям. Засунув большие пальцы за пояс брюк, он прислонился к полицейскому автомобилю. Это был крупный малый, и Макхью подумал, что приличная встряска пошла бы ему на пользу.

– Садись сзади, Мел, – спокойно сказал Дорни.

Мел Сандовал нагло ухмыльнулся и похлопал себя по туго обтянутому джинсовому заду.

– Я бы предпочел что-нибудь поинтереснее, инспектор.

– Шевелись, или я тебе задницу натяну на твои розовые уши, – сказал Дорни, не повышая голоса. – Снова, – добавил он, потянувшись и открывая заднюю дверцу.

Малый посмотрел на него, пожал плечами и подмигнул своим.

– Уговорил. Об чем речь на этот раз?

– Делай, что тебе говорят, и все будет в порядке, – сказал Дорни, выезжая на улицу. – Думаю, самое время заглянуть к тебе и сверить кое-какие номера.

– У меня на все есть бумаги, – тупо сказал Сандовал. Он сунул сигарету в рот. Руки его дрожали.

– И бумаги мы тоже посмотрим, детка. А кроме того, ты занимаешься самогоноварением, и я могу прищучить тебя за это в любое время, – любезно объяснил Дорни.

– Я сделаю все, что вы мне скажете.

Машина медленно двигалась от Дель Монте к Сисайду.

– Вот и объясни нам. Мы знаем, что пару недель назад ты работал на парня по имени Стоувер. Речь идет о "пирс-эрроу". Мы хотим знать, что ты делал и что стало с автомобилем.

– И это все?

– Все, Мел. Да не трясись ты, машина его, тут все в порядке. Пока, вроде, все по закону. Нас это пока просто интересует.

Мел затянулся и выкинул сигарету в окно.

– А я ничего и не знаю, инспектор.

– Ты не представляешь себе, сколько всего можно вспомнить за девяносто дней принудительных работ, Мел.

– Это-то я знаю, – поспешно ответил парень. – Я ведь не вру. Я даже не знал, как его звали. Вы говорите Стоувер, значит, Стоувер. Я только знаю, что он подкатился ко мне и сказал, что у нас общие знакомые. Он предложил мне три сотни за то, что на сутки арендует мою мастерскую с инструментами и пикап. Он предложил хорошие деньги, и раз он не накрыл меня, на остальное мне наплевать.

– И это все, милый? – резко спросил Макхью. – Он просто арендовал твою мастерскую? И ты не подглядывал в окно, чтобы посмотреть, чем он там занимается?

Мел Сандовал рассмеялся.

– Да нет у меня в мастерской окон.

– Давай все-таки взглянем, – предложил Макхью.

Дорни заехал в проход между домами и остановился у обшарпанного дома с облупившейся штукатуркой. В стене были ворота, а рядом маленькая дверь.

– Открывай, Мел, – распорядился Дорни.

Выключатель был рядом с дверью. Сандовал зажег свет, и они вошли в мастерскую. В помещении примерно пятьдесят футов на пятьдесят стояли верстаки, токарный и сверлильный станки, на стеллажах лежали инструменты и различные приспособления, на цепях висел мотор. На балках висели дверцы, бамперы, крышки капотов.

– Значит, он пришел, сделал свое дело и ушел, – констатировал Макхью. – У него было два автомобиля. Два "пирс-эрроу". Так?

– Да. У него их было два, и один этот гад оставил здесь. По крайней мере, он оставил достаточно деталей, чтобы собрать его, если это, конечно, кому-то понадобится, – Сандовал показал на кучу деталей в дальнем углу.

Макхью узнал знаменитые фирменные фонари, бывшие отличительной чертой "пирса". Там же лежали ржавый радиатор, капот, часть рамы, колеса, оси.

– Набор "Сделай сам", – пробормотал про себя Макхью. – Или, может быть, "Разбери сам"? И все это он сделал за ночь?

– Да, я думаю, – ответил Сандовал. – Или чуть дольше. Это было в субботу, а на следующий день я сюда не заходил. Когда я открыл мастерскую в понедельник, все это валялось как попало.

Макхью бродил по гаражу. Он взглянул на замасленную схему сборки заднего моста, нашел фонарик и занялся осмотром деталей разобранного "пирса". Он попытался сообразить, чего здесь не хватает. Насколько он мог судить, недоставало двух-трех узлов. Он вспомнил фрагмент фильма, где автомобиль лежал в разобранном виде на полу гаража Стоувера, и попробовал вспомнить, как выглядят недостающие узлы.

– Дорни, доставьте меня как можно быстрее в аэропорт, – сказал он, направляясь к выходу.

– Эй, а что со мной! – закричал им вслед Сандовал.

– Порезвись пока, – бросил ему Дорни. – Радуйся, что тебе выпал шанс.

Он круто развернул машину и включил сирену.

– Не представляю, что вы смогли выяснить, глядя на эту кучу утиля, Макхью.

– Может быть, это и бред, – ответил Макхью, упираясь в приборную доску, когда автомобиль резко свернул за угол, – но в одном я уверен. Мы должны найти Стоувера как можно скорее. Я имею в виду, найти его, пока он еще жив.

Глава 10

– Я пришел с дарами, – сказал Макхью. – И не требую ничего взамен.

– Макхью – это странное имя для грека, – отозвался инспектор Клайн, глядя в окно, по которому стекали дождевые потоки.

– Мой старик терпеть не мог запах готовки. А если ты грек, то ты должен держать ресторан. – Макхью содрал обертку с сигары и закурил. – Я дарю тебе Вилли Селезня.

Клайн с грохотом опустил ноги на пол и привстал.

– Упакованного? Я бы хотел, чтобы он был в подарочной упаковке. Я понимаю, что на это уйдет масса оберточной бумаги.

– Вчера он ухлопал одного парня. Прямо на глазах охваченного ужасом обычного гражданина. Я имею в виду себя.

Инспектор Клайн хихикнул, порылся в пачке сообщений, выудил нужное ему и пробежал его глазами.

– Тут есть кое-что интересное. Пару дней назад ты, сидя в этом же кресле, предложил мне информацию, не претендуя на вознаграждение. Был упомянут Вилли Селезень, потом всплыли имена Джага Бенича и Мики Дринкуотера. По стечению обстоятельств, меньше чем через двадцать четыре часа Мики нашли плавающим вниз лицом в бухте. Я надеюсь, что когда-нибудь мы найдем кого-нибудь плавающим лицом вверх. Все-таки разнообразие.

– Итак? – спросил Макхью.

– Итак, департамент полиции сидит на своей коллективной заднице и, естественно, ничего не делает. У нас должно быть определенное количество нераскрытых преступлений, иначе нам урежут бюджет, неужели не понятно? – Клайн выпил охлажденной воды, смял бумажный стаканчик и бросил его на пол. – К тому же все молчат, как обычно. Вилли утверждает, что Дринкуотер пошел пообедать и не вернулся. Бенич и Хейл подтверждают это.

– В результате чего их благодарят за готовность сотрудничать со следственными органами и говорят, чтобы они шли и больше не грешили, – добавил Макхью со смешком.

Клайн снова рухнул в свое вращающееся кресло и принялся изучать лицо Макхью.

– Странная вещь. Когда Мики выудили из воды, у него обнаружили множество ссадин, синяков и выбитую коленную чашечку. А нос его выглядел так, будто его ударили бейсбольной битой.

– Остается найти человека с битой.

– Когда мы забрали Джага, то поначалу решили, что он в маске. Однако когда присмотрелись, выяснилось, что кто-то врезал ему промеж глаз.

– Опять битой?

Клайн не обратил на него внимания.

– Теперь, глядя на тебя, я вижу то, что любой знающий человек определит, как результат побоев двухдневной давности, и разбитую губу.

– Я даже не знаю, как выглядит бита.

– К твоему сведению, это штука, которую используют при игре в бейсбол. Послушай, Макхью. Ты приходишь и говоришь, что парня ухлопал Вилли. Мики был избит. Джаг был избит. Ты был избит. Так что же, черт возьми, произошло? Ты что, отправился побеседовать с Вилли, держа Мики перед собой?

– А что тебе даст, если ты будешь знать? У тебя на руках покойник. Его кореша придуриваются, а ты вместо того, чтобы бросить их в кутузку, отпускаешь их.

Клайн встал и прошелся по комнате. Время от времени он бросал мрачные взгляды на Макхью. Макхью казался вполне довольным собой.

– Предположим, что мы здесь просчитываем события больше, чем на один ход вперед, – коротко сказал Клайн. – Предположим, что лучше дать им погулять на свободе, а потом добиться крупного выигрыша, а не просто раскрыть ерундовую разборку внутри банды. А Мики Дринкуотера, Макхью, все равно не оживить. Тех, кто это сделал, мы можем прихватить в любое время.

– Быть по сему, – вздохнув, сказал Макхью, встал и направился к двери.

– А ну сядь, черт бы тебя побрал! – заорал Клайн. – Тебе-то какого черта нужно?

– Не обращай внимания. Это касается одного дельца, которым ты не собираешься заниматься, и я не могу тебя за это винить. Я просто хотел тебе помочь, чтобы тебе не пришлось открывать дело еще по одному трупу.

– Ну? – Клайн пнул стол ногой. – Кто на этот раз?

– Для начала Джонни Стоувер, – Макхью бросил окурок сигары в корзину. – Может, и еще кто-то.

– Полиция плевать хотела на Стоувера, пока он не стал нашим клиентом. Обращайся с этим к Мареллу и Футу.

– Хорошо, – снова поднялся Макхью.

– Сядь! – лицо Клайна побагровело. – Кто еще?

– Вилли Селезень. – Макхью с интересом наблюдал, как от брошенного окурка сигары в корзине для бумаг начинался небольшой пожар.

– Вилли уже отмечен. Черная Рука уже воткнула булавку в куколку, очень напоминающую Вилли.

– Почему ты так думаешь?

– У тебя в корзине пожар, – сказал Макхью.

– Боже всемогущий, дай мне силы! – выдохнул Клайн, посмотрел на Макхью, потом на корзину, схватил ее и выбросил за окно.

– Ты хотя бы его сначала открыл, – заметил Макхью, подождав, когда последний осколок упал на пол.

Клайн сдерживался из последних сил. Наконец он снова рухнул в свое кресло, достал из ящика стола полицейскую дубинку и аккуратно положил ее на стол.

– Макхью, выслушай меня внимательно. Или ты станешь вести себя прилично, или я покажу тебе, что я делал, когда был ударником в нашем добром старом университете. – Он поднял дубинку. – А теперь ...

Раздался стук в дверь, и полицейский в форме сунул голову в комнату.

– Инспектор, там на улице корзина для бумаг полыхает. На ней ваше имя и...

– Пошел вон! – заорал Клайн. – Выкладывай, Макхью.

Макхью пожал плечами.

– Да и выкладывать особенно нечего. Я собирался поговорить с Вилли Селезнем. Он изо всех сил пытался перекупить "пирс" у Стоувера, и я хотел узнать почему. Джаг и Мики попытались мне воспрепятствовать в этом, и у нас возникла небольшая размолвка. Ну, и когда Мики побежал сказать Вилли, что я пришел, Вилли занервничал и застрелил его. Откровенно говоря, я думаю, что это была случайность, и в предумышленном убийстве его можно будет обвинить только в крайнем случае.

– Ты это видел?

– Видел.

– Джаг Бенич тоже был там?

– Да, но в виде тела. Он перед этим получил удар по голове известным нам тупым инструментом. Я думаю, что Вилли потом сказал ему, что это я ухлопал Мики.

– Бита как раз и есть тупой инструмент, – проворчал Клайн и потянулся к телефону.

– Куда ты собираешься звонить?

– Я собираюсь прихватить эту парочку по подозрению в убийстве. Заодно и тебя, как особо важного свидетеля, если ты и дальше будешь доводить меня.

– Подожди! Я пришел вовсе не за этим.

– Да? – остановился Клайн. – Что же тебе конкретно нужно?

– Сначала дай мне досказать. После этой легкой перепалки за мной на пикапе приехала пара рассыльных, которые отвезли меня на ассамблею ложи. Там были и Хейл, и Орланд, но я не разобрался, кто из них монарх. Кроме того, там были Вилли Селезень и Джаг Бенич. И в ходе беседы там всплыли интересные вещи.

– Ну? – заинтересовался Клайн.

– После того, как Мики получил свое, Вилли выложил мне кое-что из своего загашника. Он признал, что оказывал давление на Стоувера, чтобы заставить того продать автомобиль, и что делал он это по поручению Хейла. Хейл и Орланд очень хотели узнать, зачем я разыскиваю Стоувера. Так мы походили вокруг да около и в конечном итоге выяснилось, что существует несомненная связь между тачкой Стоувера и тем давним золотым делом. Орланд практически признал, что Гордо Насс, когда его пришили, выполнял его задание.

– Вот черт, – пробормотал Клайн. – А ведь это дело числится за нами, Макхью. У меня хватает своих забот, чтобы еще впутываться в дела ФБР. Можно составить целую телефонную книжку имен из тех, с кем имел дело Орланд. Единственный очевидный факт, связывающий Стоувера с убийством, это то, что жмурика нашли в квартире его девушки. Когда мы его найдем, мы, конечно, зададим ему и этот вопрос.

– Не исключено, что для этого тебе понадобится медиум для вызывания духов.

– Да? Ну-ка, выкладывай все остальное.

– Остальное проходит не по твоему департаменту, – сказал Макхью. – Но я вчера съездил на юг. Одним из тех, кто участвовал в захвате золота, оказался шофер леди, которой принадлежал в то время "пирс-эрроу". Во время нападения машина была у него, но пока я не знаю, использовали ли ее в этой операции. У меня это вызывает сомнения – слишком этот автомобиль бросается в глаза. Кроме того, Джонни Стоувер купил еще один "пирс" сразу же после того, как он уехал из города. Он поставил на него две новые покрышки. А потом он арендовал мастерскую и разобрал его. Зачем он это сделал, свидетель не ведает.

– Подробности, Макхью.

Макхью достал конверт из кармана и бросил его на стол.

– Это копия отчета, который я приготовил для Фута. Просто, чтобы доказать ему, что всегда готов сотрудничать.

– Ты имеешь в виду, всегда готов вмешиваться не в свои дела.

– Это уж как тебе угодно.

– Вернемся к золоту. Почему ты думаешь, что Стоувера собираются убить? Прежде всего, я сомневаюсь, что кто-то ищет его, чтобы убить.

– Прежде всего, ты должен предположить, что существует определенная связь между автомобилем и ограблением и в чем бы эта связь ни заключалась, именно здесь лежит разгадка того, куда девалось золото. Во-вторых, прежде чем восстановить автомобиль, Стоувер разобрал его до винтиков, из чего можно заключить, что он нашел то, что нужно Орланду. Поначалу за этим ничего не последовало. Но фотография автомобиля появилась в журнале, и Орланд каким-то образом увидел ее. Он, естественно, захотел вернуть автомобиль, но в то время он сидел без гроша.

– Это было раньше. А теперь он получает по пять сотен каждую неделю.

– Потому что он пошел к банкиру Хейлу и продал ему этот мыльный пузырь. Вилли Селезню поручили вести переговоры, но машину Стоувер продавать не собирался отчасти потому, что у него было соглашение с телевизионным шоу. А тут появляются ребята в черных шляпах и начинают давить на него. Одновременно растет предлагаемая ему сумма. Стоувер – не дурак. Он начал интересоваться, чем все это вызвано, поспрошал здесь и там и выяснил, кто за этим стоит. У этого малого целая научная библиотека на дому, работать он умеет, я думаю, он кое-что узнал об Орланде и об ограблении. Орланд, наверное, думал, что машина уже давно на автомобильном кладбище, но теперь выяснилось, что он ошибался, и у него появился шанс снова оказаться среди сильных мира сего.

Стоувер выяснил, что было обозначено крестиком. Он отправился туда, нашел награбленное, а вместе с ним обрел новые проблемы. Во-первых, хранение золота незаконно. Да и как сбыть с рук восемьсот фунтов такого товара? Во-вторых, даже если это и удастся провернуть, то как после этого остаться в живых?

– Неплохой вопрос, – сказал Клайн. – Взвесив все "за" и "против", не думаю, что у него есть хотя бы малейший шанс.

– Я тоже так думаю, но Стоувер не знает всех "за" и "против".

– Допустим, что это так. Что, по-твоему, мы должны делать? Заставить "Кроникл" опубликовать его "за" и "против" в спортивной колонке?

– Надо или взять Орланда, Хейла, Селезня и всех, кого ты вспомнишь, или, не трогая их, установить за ними круглосуточную слежку. Если взять только Вилли и Джага, остальные просто лягут на дно.

– Какие им при этом предъявить обвинения?

– Ты же полицейский, не я. Обвини их в онанизме, если тебе больше ничего в голову не приходит.

– Кончай выражаться.

– Это из словаря.

Клайн откинулся на спинку кресла. В деталях изучив грязные разводы на потолке, он наконец перевел взгляд на Макхью.

– На сколько их надо задержать?

– Трех дней, я думаю, будет достаточно. Я почти уверен в этом.

Расчеты Макхью основывались на том, что резервирование Голландцем самолета Бада Чэпмена связано с этим делом.

– Я не могу тебе объяснить, почему я так думаю.

– Не тебе ставить условия.

– Извини, – непреклонно заявил Макхью. – Это касается федеральной службы, деятельность которой совершенно секретна.

Клайн присвистнул.

– А хорошо, наверное, быть невидимым. Чувствуешь себя богом или чем-то в этом роде. Ну, ладно – устанавливаем слежку.

– Сойдет и это, – сказал Макхью, поднимаясь. – Я тем временем займусь другим персонажем.

– Эй, погоди, – поспешно спросил Клайн, – почему ты думаешь, что Вилли получит свое?

– Вилли провалил порученное ему дело, что само по себе плохо. Дальше. Когда я его прижал, он заговорил. Как любят говорить в телевизионных постановках, Вилли знает слишком много.

Инспектор Клайн кивнул, молча соглашаясь с ним.

* * *

Ник Фут постучал пальцем по машинописному тексту.

– Это очень интересно, Макхью. Хорошая работа. Я не думал, что из этого хоть что-нибудь выйдет.

– Тебя еще не ударили, а ты уже стонешь, – откликнулся Макхью. – Этот документ существует в трех экземплярах. Один – у тебя, другой – у инспектора Клайна, третий – у меня. Ты знаешь, что я занимаюсь этим по собственной инициативе. Пока за мной числятся кража со взломом и нападение. Кроме того, я не сообщил властям своевременно об убийстве. Я уж не говорю о моральных терзаниях, связанных с тем, что я зарегистрировался в мотеле с двумя женщинами под вымышленным именем, воспользовался самолетом ВМФ и представился полицейским. Ничто так не огорчит мое начальство, как этот отчет о моих действиях.

– Неужели? – недоверчиво спросил Фут.

– Считай, что так, – ответил Макхью. – Теперь твоя очередь. Что удалось узнать дополнительно?

– Не много. У нас было только несколько часов. – Фут сверился со своими заметками. – Наши люди в Лос-Анджелесе беседовали с миссис Эллер и подготовили предварительный доклад. Дом, в котором пришили ребят, провернувших дело с ограблением, находился менее чем в миле от дома Эллеров в Лагуне. Ребята уже там, простукивают стены и проверяют все вокруг металлоискателем. Пока ничего.

– Разговор с хозяином магазина в Монтерее, где были куплены покрышки, нового ничего не дал. Они отправились к Томазини, и бедный старик погорел.

– Как? – выпрямился Макхью. – На чем?

– Да практически ни на чем. Оказалось, что бедный придурок гнал граппу. Ребята из Министерства финансов разломали его печку, а его самого прихватили с собой.

– Недоумки, – забушевал Макхью. – У него была хорошая граппа. Надо будет попробовать это дело замять. А кто их вообще пригласил?

– Боюсь, что это наша работа, – признался Фут. – Золото ведь принадлежало и им. Так что в этом расследовании нам приходится работать рука об руку.

– Да, – протянул Макхью. – Беда с некоторыми конторами. Ведь они предлагают своим людям ознакомиться с инструкциями и те действительно читают их.

– Мы, кроме того, увезли все, что осталось от "пирс-эрроу".

– Это-то зачем?

– Мы хотим его собрать.

Эта новость убила Макхью. Он всегда завидовал людям, которые могли позволить себе заниматься бессмысленным делом.

– Собрав его, мы сможем понять, зачем Стоуверу понадобилось разбирать его, – пояснил Фут.

– Можно мне позвонить от тебя?

– Сделай одолжение. Мне выйти?

– Господи, да нет, конечно, – Макхью начал набирать номер. – Я просто собираюсь пригласить Лорис пообедать вместе. Она одна умеет привести меня в чувство, когда у меня начинает ум за разум заходить.

– Нэйдин уже устроилась? – спросил он Лорис, запивая пивом сочную вырезку в три дюйма толщиной. Лорис опустила глаза.

– Да. Я отогнала туда ее автомобиль.

– Так в чем дело?

Ее лицо вспыхнуло. Некоторое время она жевала молча.

– Я все думаю о том, что ты сказал вчера. О том, что она получила весточку от Джонни и утаила это от нас.

– Значит, так оно и есть, – проворчал Макхью. Сотни людей, включая его самого, разыскивали Стоувера. Она знала, где он, и промолчала. Ведь, по большому счету, он и впутался в эту историю только из-за нее.

– Я этого не говорила, – негромко произнесла Лорис. – Я прямо спросила ее об этом, и она все отрицала.

– Когда это было?

– Сегодня утром. Я отправилась к ней сразу после того, как ты уехал. – Она не смогла справиться с приступом гнева и плотно закрыла глаза.

– Любимая, – нежно сказал Макхью, – да забудь ты об этом.

– Макхью, я не знала, что мне делать – то ли свернуть ей шею, то ли поплакать у нее на плече. Когда я вошла, она была в туалете. Ей было плохо. Я обычная любопытная женщина и не смогла удержаться от того, чтобы не сунуть нос на кухню и в спальню и все такое прочее. И знаешь, что обнаружила? Ничего.

– Ничего? – рассеянно отозвался Макхью. Он решил, что Лорис сама доберется до сути, и занялся своим бифштексом.

– Я знаю привычки своей сестры. Где бы она ни оказалась, через три часа кажется, что она жила здесь всегда. На кухне запас продуктов, одежда аккуратно разложена, книги, пластинки и все остальное – на своих местах. На этот раз ничего подобного, только разве что банка растворимого кофе, половина ананаса, банка селедки и еще чего-то там маринованного. Я не нашла ничего из того, что удалось забрать с ее старой квартиры. Одежда так и осталась в чемоданах.

– Может, она просто устала. Может, ее вещи еще не подвезли.

– Макхью... – судя по ее тону, Лорис готова была взорваться. Он взял ее за руки. Она дрожала, пытаясь справиться с собой. – Со мной все в порядке. Мне осталось доказать совсем немного. Я позвонила в транспортную контору. Мне сказали, что ее вещи у них на складе. Я расспросила управляющего домом. Он сказал, что Нэйдин сняла квартиру только на месяц. Мне она сказала, что подписала контракт на год.

– Продолжай, – Макхью почувствовал, как кровь бросилась ему в лицо. – Это не противоречит предположению, что она готова уехать в любую минуту.

Он отодвинул от себя тарелку. Аппетит пропал окончательно. Он провел рукой по волосам.

– Нэйдин не должна была так поступать. Ни с тобой, ни со мной. Она прекрасно понимает, что мы оказались по уши в этой истории только из-за нее. После того, что произошло, я просто не могу себе представить, как она могла решиться уехать со Стоувером. Она вполне могла согласиться встретиться с ним, но только для того, чтобы первой выслушать его рассказ, но она должна была остаться с нами. Я это знаю! И нет никаких причин...

– Господи... – Лорис положила вилку. – Есть причина, Макхью. И очень серьезная.

– Да?!

– Я же сказала тебе, что она была в туалете и ей было плохо. Вспомни, что я тебе сказала о том, что у нее было из еды. Я женщина, и в таких случаях мне приходит в голову самое неприятное. Я дозвонилась до ее врача и дожала его.

Макхью рассеянно взглянул на нож, который он, не отдавая себе отчета, согнул почти пополам.

– Она беременна, – сказал он.

Лорис кивнула.

– Я убью эту сволочь.

Глава 11

Макхью шепотом матерился на итальянском и испанском, время от времени переходя на словенский.

– Успокойся, Макхью, – Лорис достала сигарету и теперь ждала, когда он зажжет спичку. – Это очень неприятно, но ведь и Нэйдин уже не ребенок. Она – женщина. А чтобы совершить такую ошибку, нужны усилия двух людей.

– Черт возьми, если это двое нормальных людей, то это и не ошибка вовсе. – Он протянул ей горящую спичку.

– Что ты имеешь в виду под "двумя нормальными людьми", дорогой мой?

– Господи... Тебя, меня, – объяснил он растерянно.

Она негромко рассмеялась и на щеках у нее появился румянец.

– Да? При нашей-то жизни? Только не подумай, что я тебя не люблю или что у меня хоть раз закралась мысль о том, что ты можешь оставить меня и уйти к одной из тех женщин, с которыми ты время от времени сталкиваешься. Просто я никогда не знаю, когда ты снова схватишь свой кейс и увижу ли я тебя опять. Вот такие дела.

– И что?

– Я не имею ничего против. Просто мне показалось, что ты чего-то не договариваешь. Если, конечно, ты не передумал.

– Что ты, черт возьми, имеешь в виду?

Она прищурилась.

– Я не хочу, чтобы ты сожалел о том, что сказал, не подумав. Я не хочу тебя связывать ни в чем.

– Да это и не удастся, дорогая. – Он поднялся из-за стола, достал деньги из бумажника и положил их на стол. – Тебе пора бы уже знать, что все, что я говорю, я обдумываю заранее.

Она выпятила свои пухлые губки.

– Ты отвезешь меня домой?

– Еще чего, домой, – кровь пульсировала у него в висках, когда он глядел на нее. – Тут за углом есть отель. Сарай, конечно, но кровати в номерах имеются.

Он взял ее под руку, и его пальцы с такой силой сжали ей руку, что ей стало больно. Макхью знал портье. Он свистнул ему, не сбавляя шага, поймал на ходу ключ и направил Лорис к лифту. Лифтера не было на месте. Макхью поколдовал с кнопками и, взглянув на ключ, остановил кабину на шестом этаже.

– Макхью! Лифт...

– Пусть этот сукин сын прогуляется на шестой этаж, – резко ответил он. – Тем более, что ему все равно нечего делать.

Он с силой сунул ключ в скважину, распахнул дверь, толкнул ее в комнату и захлопнул дверь.

Она зацепилась за ковер, туфелька на высоком каблуке соскочила, и она растянулась на кровати. В ее широко открытых глазах было дикое выражение, щеки пылали.

– Макхью... – в голосе смешались страх и ярость, и желание. Пуговицы сыпались с его рубашки.

– Какое славное платье. Шелк или что-то в этом роде, – сказал он хрипло. – Ужасно не хотелось бы его рвать.

Она встала и платье упало к ее ногам.

Она начала расстегивать лифчик.

– Как ты медленно это делаешь. – Одним движением руки он разорвал его. Вздрогнув, она прижалась к нему, а его сильные руки скользили по изгибам ее тела и, на мгновенье остановившись на тонких кружевах, снова с силой рванули.

Она обхватила его ногами, и они упали на постель.

Позже Макхью подумал, что сознательно хотел сделать ей больно, но она ответила тем же, и это его хриплый вскрик разорвал тишину комнаты. Его спину обожгло огнем, и он с изумлением увидел следы крови на ее пальцах, когда она снова прижалась губами к тому месту на плече, где ее зубы оставили отметину. Но теперь прикосновение ее языка было ласкающим, исцеляющим. Пожалуй, в первый раз после всего не было ни затяжки сигареты, ни обычных слов. Они молча оделись и медленно вышли из номера – высокий мужчина с синяками и ссадинами на лице и с кровью, проступившей на рубашке, на которой не хватало пуговиц, и высокая белокурая женщина, двигавшаяся с природной грацией. Лифта уже не было, и, крепко взявшись за руки, они пошли пешком по лестнице.

* * *

Когда он появился в "Двери", его уже ждала записка с номерами телефонов, по которым следовало позвонить. Ему не хотелось разговаривать ни с Бадом Чэпменом, ни с Ником Футом. На него нахлынула сентиментальность, ему захотелось оказаться в их просторной постели, в объятиях Лорис. Ему даже пришло в голову, что когда человеку уже перевалило за тридцать пять, то самое время перестать носиться по свету, ввязываясь в различные передряги. Первым он набрал номер Бада Чэпмена.

– Отряхни пыль с плаща и заточи кинжал, – сказал Чэпмен. – Черная птица летит сегодня.

– Выкладывай, – сказал Макхью, перевернул ящик и уселся на него. – Когда и откуда?

– Похоже, планы изменились. Мой "Гусь" зарегистрирован как международная компания, и Голландец сказал, что его это устраивает. О времени вылета разговора не было, но я должен быть готов в любой момент после захода солнца.

– И ничего о том, куда?

– Ни слова.

– Но ты хоть попытался узнать что-нибудь?

– Конечно. Я сказал, что мне нужны метеоусловия, и это была неправда, и что мне нужно заполнить формы для полета. Тогда он посмотрел на меня своими поросячьми глазками и сказал, что я чертов брехун, и это было правдой. Потом я решил изобразить жлоба и заявил, что не собираюсь терять летательный аппарат стоимостью двести тысяч за какие-то паршивые пять штук, и что теперь моя цена двадцать пять тысяч. Некоторое время он приходил в себя, но потом перестал вопить, как раненая пантера, и заплатил.

– Все двадцать пять? – изумленно спросил Макхью.

– Половину. Каковую я уже заначил и о каковой никто, кроме меня и тебя, никогда не услышит. В первую очередь, я имею в виду любопытных леди из налогового ведомства.

Макхью присвистнул.

– Что-нибудь конкретное о грузе?

– Пока ничего. Он сказал, что это его заботы. Но тут вот еще что. Пассажиров будет не двое, а трое.

– Если так пойдет, то ты и взлететь не сможешь.

– "Гусь" справится. Решать тебе, Мак. Если скажешь, что лететь не надо, он не пошевелит ни одним пером.

– Да. Но официально я здесь никто. Ты забыл?

– Ты что, милый? Не слышал новости?

– Какие еще новости?

– Ты снова главный из крыс, отвечающих за сыр.

– Черт! Кто это сказал, и с каких пор?

– Так сказал Великий Белый Отец с час назад. Можно было подумать, что генерала выпустили под залог при совершенно безнадежном деле.

– О, радость! – наконец откомментировал эту новость Макхью. – Может быть, он еще и объяснил почему?

– Насколько я знаю, дружище Фут признался своему боссу, что ты раскопал нечто, что они пропустили. А тут еще Центральное разведывательное возникло с информацией, что на счет Голландца в Берне было положено шестьсот тысяч, хотя они и не знают, почему. А тут еще адмирал, которого ты подставил со своим вчерашним полетом, начал интересоваться, почему флот должен прикрывать моего "Гуся". Все они пытаются найти какое-нибудь прикрытие, и ты как раз очень подходишь для этого.

– Ублюдки, – прошептал Макхью. – Черт, а с другой стороны, я не могу их в этом винить. Им всем надо перед кем-то отчитываться. Только нашей конторе не надо.

– Точно. Так везу я Голландца или нет?

– Я тоже умею играть в эти игры. Делай то, что ты считаешь нужным.

Бад Чэпмен рассмеялся.

– Я считаю нужным получить первым делом оставшуюся часть вышеупомянутых двадцати пяти тысяч.

– Ну, это-то само собой разумеется, – ответил Макхью и повесил трубку.

В ФБР трубку сняли после первого же гудка.

– Это Макхью. Какими судьбами ты у себя, а не распиваешь где-то кофе?

– Где ты был? – ехидно спросил Фут. – Если ты еще не слышал, то теперь ты у нас главным. И ты, дорогой начальник, нам очень нужен.

– Я тебе нужен, как триппер на конец. Я уже говорил с летуном. Что еще нового?

– Ты до сих пор даже не можешь себе позволить купить радиоприемник?

– Я заведу его себе, когда научатся выводить жучков.

– По радио об этом сообщили уже час назад. Харви Лоуэлла достали. Он, как бы это сказать, мертв.

– Лоуэлл...

– Частный детектив, который разыскивал Стоувера и припрятанное добро. Да проснись ты!

– Да, я понял. Ты знаешь где, как и почему?

– На ферме Стоувера. Следы ударов тупым орудием по голове и плечам. Примерно двенадцать часов назад. Почему, я не знаю. Если хочешь посмотреть сам, то там еще ничего не трогали. Марелл уже там и обороняется от местных жандармов.

– Обычно я теряюсь на месте преступления, но я все равно сейчас двину туда. Постараюсь не путаться у вас под ногами.

– Уж пожалуйста, – вздохнул Фут. – Это не поднимет наш авторитет в твоих глазах, но я все-таки должен тебе объяснить, что у нас на руках пара горящих дел, и мы не смогли направить троих сотрудников, чтобы постоянно приглядывать за этим местом.

– Это я знаю. Если бы у вас там кто-нибудь был, Лоуэллу не удалось бы забраться туда и кончить там свои дни.

– Это еще не все. Самое интересное в амбаре, где была мастерская.

– Я должен догадаться или тебе доставляет удовольствие казнить себя?

– Он просто прелесть, этот "пирс". Злорадствуй.

Глава 12

Осматривая тело экс-полицейского, Макхью пришел к выводу, что тот до последнего дрался за свою жизнь. Нос у него был разбит, губы рассечены и четыре зуба выбиты. Пальцы на левой руке были сломаны от удара острым и узким предметом. Причиной смерти была, очевидно, рана на левой стороне головы. Трудно представить, что кто-либо мог выжить, получив такой удар. Похожий на мышь судебный следователь бормотал что-то о черепно-мозговой травме. Не обращая на него внимания, Макхью повернулся к Мареллу.

– Может, есть что-нибудь по-настоящему интересное, вроде заверенного признания?

– Откуда? Мы же все это время только и делали, что стояли вокруг да ковыряли в носу, дожидаясь тебя. Люди шерифа опрашивают свидетелей, видевших, кто входил сюда, кто выходил. Рутинная процедура, но в этом случае я не думаю, что им удастся что-либо найти. Все фермы здесь далеко отстоят от дороги и друг от друга. Поскольку ты у нас главный, то и приказывай, что нам делать.

– Для начала, похороните бедолагу, – проворчал Макхью. – Откуда мне знать? Я не полицейский.

– Ну вот. Кое в чем наши мнения уже совпадают.

– Но он-то был полицейский, – сказал Макхью, кивнув в сторону тела. – Он знал, что ему нужно. Я думаю, он нашел то, что искал. И тут-то его и достали.

– Можно им сказать, чтобы увозили его?

– Да. Впрочем, подожди минутку.

Макхью подошел к телу. Оно лежало почти посередине гостиной. Комната была просторной, как во многих старых сельских домах в Калифорнии. Вдоль стен стояло несколько стульев, письменный стол и кушетка. Было невозможно сказать, началась ли схватка прямо в гостиной или только закончилась здесь. В любом случае ее исход сомнений не вызывал. Кровотечение было сильным и Лоуэлл лежал в красно-коричневой луже. На нем был серо-зеленый мятый твидовый костюм и белая спортивная рубашка. Было что-то непотребное в том, как блестела лысина Лоуэлла в лучах послеполуденного солнца.

Внимание Макхью привлекли пятна на пиджаке покойного. Он потер их пальцами. Похоже на солидол. Он распахнул пиджак и начал проверять карманы.

– Мы его уже обыскали, – сказал следователь, – его вещи лежат на столе.

– Среди них есть что-нибудь, что кажется не принадлежащим ему? – спросил Макхью.

– Старая инструкция по пользованию автомобилем. В доме таких много. Может быть, он нашел ее здесь, а может, принес с собой.

Макхью подошел к столу. Перед ним лежало то, что обычно встречается в карманах, – расческа, бумажник, ключи, футляр с визитками, карандаш и две шариковых ручки, записная книжка и блокнот. В записной книжке ему не встретилось ничего на первый взгляд примечательного. Свои записи Лоуэлл делал, используя сочетание стенографии и кода. Макхью отложил блокнот для более тщательного исследования в дальнейшем.

Корешок инструкции был измазан кровью. Макхью раскрыл ее. В ней давалось описание восьмицилиндрового "пирс-эрроу" 1934 года выпуска и рекомендации по его эксплуатации. На форзаце было написано имя Фреда Уоткинса, адрес в Сан-Франциско и номер телефона. Он сравнил почерк с записями в записной книжке Лоуэлла и решил, что это одна и та же рука.

Он передал книгу следователю.

– Свяжитесь по радио с Вашим управлением. Пусть они заглянут к этому парню и узнают, его ли это книжка, сам ли он отдал ее Лоуэллу и все остальное. Если он будет упираться, позвоните в ФБР и попросите задержать его.

– Слушаюсь, сэр.

– Есть ли какие-нибудь следы проникновения со взломом? – спросил Макхью.

– Никаких, – ответил ему кто-то.

– Тогда как сюда попал Лоуэлл?

– Когда мы сюда приехали, задняя дверь была не заперта. Не исключено, что и он попал сюда таким же образом, – пояснил Марелл.

– Хорошо. Когда с ним это произошло? – спросил Макхью следователя.

– Чем скорее мы проведем вскрытие, тем раньше узнаем.

– Приблизительно.

– Мне бы не хотелось гадать, – пожал плечами мышонок и моргнул своими маленькими глазками. – От десяти до четырнадцати часов назад.

– Точно и научно, – проворчал Макхью.

– Точно и научно только после вскрытия, – парировал следователь. – Если вы позволите нам заниматься своим делом, то получите ответы на все ваши вопросы. И вообще-то, кто вы, черт возьми?

– Да так, один псих, который вечно во все впутывается, – рассеянно ответил Макхью. Его глаза постоянно возвращались к пятнам смазки на одежде Лоуэлла. Потом он задумчиво посмотрел из окна на амбар. Затем он нагнулся над телом, повернул остывающий труп на бок и осмотрел спину. Он провел по пятнам пальцем и понюхал.

– Грязь. Обычная грязь, – пробормотал Макхью.

Хлопнула дверь, и помощник шерифа, которого послали переговорить по радио, сказал:

– Они нашли Уоткинса. Он действительно одолжил книгу Лоуэллу. Два или три дня назад.

– Что-нибудь еще?

– Только то, что он сказал, что не знаком с Лоуэллом. Похоже, тот нашел его через клуб любителей старинных автомобилей и попросил одолжить книжку. Уоткинс не возражал при условии, что он вернет ее.

Макхью начали надоедать коллекционеры автомобилей и в первую очередь те, кто испытывал особую приверженность к "пирс-эрроу".

– Этот Уоткинс тоже псих по части автомобилей?

– Говорит, что нет. У него тоже есть "пирс" и раза два в год ему регулярно предлагают продать его.

– Хорошо. Спасибо.

Макхью взял инструкцию у помощника шерифа и перелистал ее. Книжка легко раскрывалась на одной из страниц ближе к середине, как будто ее часто перегибали именно здесь. На странице была изображена ходовая часть в разобранном виде, снятая сверху.

Он внимательно изучил схему ходовой части, мысленно сравнивая ее с набором деталей и узлов, сваленных в беспорядке в мастерской в Сисайде. Передача, рулевое управление, оси, колеса, сама рама, двигатель...

– Что касается меня, то здесь можно закругляться, – сказал он. – Почему бы нам не взглянуть на само "Чудовище"? – спросил он Марелла.

* * *

Превращенный в мастерскую амбар выглядел примерно так же, как и в телевизионном фильме. Макхью нащупал выключатель, и яркий свет залил просторное помещение, отражаясь в хромированных фарах и бамперах полудюжины свежеокрашенных восстановленных автомобилей. "Пирс" стоял вплотную к широким двойным воротам. Макхью обошел его, отмечая нанесенную толстым слоем краску цвета слоновой кости, мягкую внутреннюю отделку из кожи красного цвета, сверкающее крепление ветрового стекла, разделенного на две половины.

– От этой чертовой штуки даже и пахнет так, будто она совершенно новенькая, – пробормотал он, заглядывая под широкие подножки. Закрепив машину на козлах, он разыскал доску на колесиках, полез под машину и принялся внимательно исследовать ее дюйм за дюймом, подсвечивая себе ручным фонариком.

– Передайте мне молоток, – попросил он.

Макхью начал простукивать один за другим все узлы ходовой части, пытаясь определить на слух толщину металла. Наконец удовлетворенный, он выбрался из-под машины и отряхнулся.

– Можно ее опускать, – сказал он. – Марелл, хочешь я подброшу тебя до города?

Вместе они направились к машине Макхью.

– Может быть, поделишься секретом? – спросил Марелл.

– Каким секретом? – с невинным видом осведомился Макхью.

– Ты обстукал все железки и вылез улыбающийся, как Чеширский кот, – проворчал Марелл. – Знаю я эту твою ухмылку. Это значит, что ты придумал что-то такое, до чего остальные еще не додумались.

– Может быть. А может быть, что ничего на самом деле и нет. – Макхью включил фары.

– Если собираешься обвинить кого-то в убийстве, ошибаться не стоит.

– Я и не имел в виду убийство, – ответил Макхью, поворачивая влево в сторону Скайлайн.

– Я-то думал, – раздраженно заметил Марелл, – что ты приехал из-за убийства. Если это не так, то все эти люди совершенно напрасно теряли время, дожидаясь тебя.

– Это дело второстепенное, – заметил Макхью. – Пусть местная полиция ломает себе голову с этим убийством. А мы ищем почти полмиллиона золотом.

– И для этого ты улегся под этот рыдван и начал колотить по нему молотком?

– На золотую жилу я еще не напал, – терпеливо пояснил Макхью. – Но если я не ошибаюсь, мы доберемся до нее еще до исхода ночи.

– Кто это "мы"? – потребовал Марелл.

– Все мы, федеральные ребята, – ответил Макхью. – И ради Бога, перестань ты дергаться. Я не собираюсь быть выскочкой. Ты же знаешь, даже имя мое не должно появляться в газетах. Мне здесь нужно только одно.

– Как всегда, какой-нибудь трюк.

– Никаких трюков. Мне нужен Джонни Стоувер. Без свидетелей. Ненадолго.

– Знаю я этот твой тон. Мы не можем позволить тебе сделать это.

– Сделать что?

Марелл повернулся к нему всем телом и какое-то время пристально смотрел на профиль Макхью.

– Прикончить его. Даже если у тебя есть для этого причины.

– Он не умрет, – угрюмо сказал Макхью. – Он просто будет очень хотеть умереть.

Автомобиль несся на север, навстречу сплошной веренице машин, возвращавшихся из города домой после рабочего дня.

* * *

– Ты уверена, что не ошибаешься, золотко? – спросил Макхью, когда они подошли к коридору, ведущему в квартиру Нэйдин. Лорис остановилась.

– Я в этом уверена, Макхью. Я раскопала кое-что еще. Нэйдин продала облигации на шесть тысяч и обратила их в чеки.

– Плохо, – пробормотал Макхью и нажал на кнопку звонка.

– Кто там? – приглушенно донеслось из-за двери.

– Это я, – отозвалась Лорис.

Дверь открылась. Улыбающееся лицо Нэйдин застыло, когда она увидела Макхью. Он заметил, что она непроизвольно глотнула.

– Привет, Макхью, – наконец справилась она со своей растерянностью.

– Привет, детка, – улыбнулся Макхью и вошел в квартиру, отодвинув ее в сторону и потрепав ее по волосам своей большой рукой.

Хлопнула дверь. Послышались шаги бегущего человека, вскрик, тяжелый удар и все затихло. Дверь открылась.

– Взял его, Бенни? – окликнул Макхью.

– Как и было задумано. – Тяжело шагая, из глубины квартиры показался Бенни. Он тащил за собой Джонни Стоувера, крепко держа его за воротник плаща. Стоувер стонал, с трудом удерживаясь на ногах.

– Брось его, – распорядился Макхью.

Бенни без церемоний швырнул его на ковер, покрывавший пол гостиной. Стоувер с трудом встал на ноги, держась за затылок, и с трудом сфокусировал свой взгляд.

Нэйдин переводила взгляд с худощавого блондина на жесткий профиль Макхью и обратно. Поколебавшись, она бросилась к Стоуверу.

– Макхью, кто дал тебе... – гневно начала она.

Лорис перехватила ее и резко дернула к себе.

– Заткнись, ты! – Она с силой тряхнула ее. – Я сказала, заткнись. Ты сама все это затеяла, сестренка. А теперь очередь Макхью. Пошли.

Она подтащила Нэйдин к шкафу, распахнула его и схватила первое, что подвернулось ей под руку. Это оказался норковый жакет. Нэйдин взглянула на жакет, потом на свой розовый свитер и черные брюки.

– Лорис! Но я же не могу...

– Слушайте, какого черта... – начал Стоувер.

Не глядя, Макхью наотмашь ударил его. Стоувер перелетел через кушетку и врезался в стену. Он лежал на спине, слабо тряся головой.

– Солнышко, убери ее отсюда, – коротко приказал Макхью, – пока я не сказал то, о чем потом буду сожалеть.

В глазах Нэйдин вспыхнула ярость.

– Макхью...

– Вон!

– Пошли, Нэйдин, – сказала Лорис. Ее голос прозвучал почти нежно. – Я знаю, что у тебя неприятности. Мы поговорим об этом в машине.

Прежде чем дверь за ними закрылась, Нэйдин обернулась, посмотрела на них полными слез глазами и пронзительно крикнула:

– Джонни!..

Дверь закрылась. Стоувер с трудом поднялся и рухнул на кушетку. Он осторожно потер голову и взглянул на Макхью. В его прищуренных серых глазах плескалась ненависть.

– Мне остаться, хозяин? – спросил Бенни, глянув на Стоувера. – По-моему, он достаточно смирный.

Макхью методично снял пиджак и рубашку.

– Подожди снаружи. Мне не нужны свидетели.

Бенни подмигнул и вышел. Мощные мышцы Макхью перекатывались в свете люстры, когда он двинулся к Стоуверу. Он ухватил Стоувера за лацканы вельветового пиджака, рывком поставил на ноги и прислонил спиной к массивному столу у стены. Шагнув вперед, он поставил ногу между ногами Стоувера, прижав его к столу. Почти ленивыми движениями раскрытых ладоней он начал бить Стоувера по лицу.

Стоувер попытался закрыть лицо руками, но Макхью ребром ладони ударил его между основанием шеи и плечом, а потом ткнул большими пальцами ему под мышки.

Руки Стоувера повисли, он пронзительно вскрикнул, но удар мозолистой руки по губам заглушил его крик. Из уголков его рта потекла кровь.

– Мак, ради Бога! – умоляюще сказал Стоувер.

– Заткнись! – Макхью продолжал молотить его. Голова Стоувера упала на грудь, и он повис всей тяжестью на Макхью. Макхью дал ему упасть и пошел искать ванную. Там он включил ледяную воду, оттащил Стоувера, бросил его в ванну и уселся, ожидая, когда тот придет в себя.

Четыре раза Стоувер пытался выбраться из ванны, и четыре раза Макхью снова окунал его в холодную воду. На пятый раз он не стал мешать ему, и аккуратно вытер руки.

– Вот теперь поговорим, – сказал он.

Стоувер кивнул. Потемневшие от воды светлые волосы прилипли ко лбу. Его трясло. Рот был в крови, глаза заплыли. Макхью отвел его на кухню и позволил сесть.

– Ты причинил мне массу неприятностей, парнишка, – объяснил он.

Стоувер кивнул, глотая кровь.

– Мак, поверь, я же не хотел...

– Я полагаю, что ты много чего не хотел, – холодно прервал его Макхью. – Скажем, например, переспать с Нэйдин.

Стоувер вспыхнул и покачал головой.

– Макхью, ты не понимаешь. Мы с Нэйдин...

– Думаю, все я понимаю, – снова прервал его Макхью. – Об этом поговорим потом.

– Мне бы надо выпить, – зубы Стоувера стучали. – Правда, Макхью. Так ведь и до воспаления легких недалеко.

– Считай, что тебе повезет, если отделаешься только этим, – проворчал Макхью. – Ну, ладно.

– В буфете справа.

Макхью повернулся к нему спиной и нашел в буфете бутылку бурбона и стакан, плеснул туда на три пальца виски и толкнул стакан к Стоуверу.

Стоувер схватил его дрожащей рукой и поднес к губам. Макхью заметил, как он дернулся от боли, когда жидкость обожгла разбитый рот. Он выпил виски и поставил стакан.

– Что тебя интересует?

– Начни с того, что ты вытворял последние две с половиной недели.

Стоувер поколебался, потом взял бутылку и налил себе еще немного. Держа стакан в руке, он заговорил.

– Мак, я пытался остаться в живых. Мной занимались крутые ребята.

– Рассказывай, – ласково поощрил его Макхью. – Это почему же кому-то пришло в голову так обойтись с таким славным парнем, как ты?

– Обычная история, – потерянно сказал Стоувер. – Я люблю играть и играю по-крупному, Макхью. Ты сам это знаешь. Я веду активный образ жизни, и это порой обходится в копеечку. Я увязал все глубже, и мне никак не удавалось выбраться. Малый, у которого было много моих расписок, продал их. А потом появились покупатели и потребовали все деньги сразу. Ты знаешь, как это бывает.

– Я знаю больше, чем ты думаешь. Продолжай.

– Ну, деньги я мог бы достать, но не сразу. У меня были кое-какие ценные бумаги, но ведь их сразу так не реализуешь. Я должен был получить дивиденды на акции, которые у меня были. Вот я и решил на некоторое время исчезнуть, а потом вернуться и расплатиться сполна.

– Ну да, – язвительно сказал Макхью, – ты решил исчезнуть вместе с этим своим автомобилем, который привлекает больше внимания, чем какой-нибудь слон. Считаешь, это было умно?

– Ты ведь меня не сразу нашел, правда? – Стоувер достал из кармана насквозь мокрую пачку сигарет. Макхью бросил ему одну сигарету и чиркнул спичкой.

– Да. И тебе повезло, что это был я, а не ребята Орланда.

– Орланд? – резко переспросил Стоувер. – Что ты знаешь об Орланде?

– Что он тебя ищет, – Макхью затянулся. – Зачем бы ему это понадобилось?

– Я уже сказал. Мои долговые обязательства. – Дрожащей рукой Стоувер налил себе еще виски.

– А зачем ему понадобились твои расписки? – настаивал Макхью.

Стоувер зажмурился и обхватил голову руками.

– Не знаю, Мак. Думаю, он купил их по дешевке, а из меня решил выколотить всю сумму. Черт, я ведь собирался заплатить...

– Ну да. Когда-нибудь, – Макхью пустил ему в лицо струю дыма. – А теперь поговорим об убийствах.

– Убийствах? – слабо спросил Стоувер.

– Первое – в старой квартире Нэйдин. Шпана по имени Гордо Насс. Я думаю, ты читал об этом в газетах.

– Да. Читал, – спрятал глаза Стоувер.

– Это случилось в ту ночь, когда я вернулся. Я свернул свои дела, чтобы посмотреть, не удастся ли мне вытащить твою никому не нужную задницу из этой заварушки. Только ради Нэйдин. Мне бы не стоило ввязываться в эту историю.

– Она не должна была просить тебя...

– Это не существенно, – отрезал Макхью. – Она попросила, и я занялся. Как ты можешь объяснить, что этому бродяге перерезали там горло?

– Я не могу это объяснить. Ты знаешь больше меня.

– Может быть, оно и так, – угрожающе протянул Макхью. – Значит, тебе прищемили хвост. И сколько же контор тобой занимается?

– Что?

– Одна банда? Две? Три? Ты должен знать, кто тобой интересуется.

– Я думаю, только Орланд. Перед тем, как мне скрыться, ко мне подкатывались разные крутые ребята, Макхью. Но, насколько я знаю, они все из одной конюшни.

– И что им было нужно?

– Бабки. Много. На круг почти двадцать шесть тысяч.

Макхью присвистнул с издевкой.

– Ладно. Надеюсь, у тебя есть надежное алиби на то время, когда пришили Насса.

– Это будет не просто.

– Это всегда не просто.

– В ту ночь я... я был в городе. Я провел ночь с одной крошкой. Но у меня не все получается со временем.

Макхью ухмыльнулся.

– Не горюй. Учитывая, что из себя представляет Насс, тебе вряд ли предъявят обвинение в предумышленном убийстве. Так, три или четыре года в тюрьме Квентин.

Джонни Стоувер не был готов разделить его шутливый тон.

– Ты славный человек, Стоувер, – сказал Макхью, не скрывая своего отвращения. – Эта девушка на свое несчастье влюбилась в тебя. Она вызвала меня, чтобы я спас твою задницу. А тебе не пришло в голову позвонить ей, хотя бы для того, чтобы сказать, что ты жив и здоров, или чтобы спросить, как она там? Черта лысого ты позвонил. Ты спрятал свой хвост в какую-то дыру и любезно позволил ей, Лорис и мне разыскивать тебя, чтобы выручить из беды. Ты очень славный человек!

– Ради Бога, Макхью! – горячо возразил Стоувер. – Я пытался звонить тебе. Дома тебя не было. Я несколько раз звонил в "Дверь", но так и не застал тебя, а номер своего телефона оставить не решился. Вы были, как выяснилось потом, в каком-то мотеле. Нэйдин разыскивала меня по всем телефонам и вчера, наконец, застала меня на ферме. Это правда!

– А ты ей, значит, велел перебраться сюда, ждать тебя и ни словом не обмолвиться ни мне, ни Лорис. Так?

Стоувер кивнул.

– Я не хотел, чтобы кто-нибудь знал, где я.

– Вот именно. То, что вчера ты оказался на ферме, очень неудачно для тебя, потому что некто Харви Лоуэлл был найден убитым в твоей гостиной. Ты не хотел бы мне сказать, где ты был, когда его пришили?

– Господи, да я не знаю! Я и представления не имею, когда его убили. Я остановился в одном мотеле на берегу вместе с автомобилем, взятым напрокат. "Эрроу" я загнал в гараж. Я подумал, что если машина останется на месте, это поможет мне сбить их с моего следа. После наступления темноты, я пригнал его туда и оставил. Все, что мне было нужно, я уже забрал. Выбрался я оттуда на старом "шевроле", который взял напрокат неподалеку от моего загородного дома. Он не числится за мной, и я решил, что это будет вполне безопасно.

Макхью выдувал колечки дыма. Потом он сел напротив Стоувера и положил кулаки перед собой на стол.

– Тухлая у тебя какая-то история, малый.

– Может быть, но это правда, – упрямо сказал Стоувер.

– Ты стоишь гораздо больше, чем твой долг этой публике. По данным ФБР, ферма не заложена и, учитывая цены на землю, она одна стоит по крайней мере в два раза больше. Плюс твои коллекционные автомобили, четыре банковских счета, которые они обнаружили, может быть, еще что-то. – Макхью смял сигарету. – Стоувер, ты мог обратиться в любой городской банк и под залог этой собственности получить двадцать шесть тысяч.

– Я тебе уже сказал, – поспешно произнес Стоувер. – Я пытался раздобыть бабки. А когда я услышал об убийстве Насса, то решил послать все к черту и убраться куда-нибудь подальше.

– Может быть, – пожал плечами Макхью. – Ты можешь объяснить это Клайну в отделе убийств. Теперь вернемся к Нэйдин. Перебравшись сюда, она так и не распаковала свои вещи. Ты собираешься забрать ее с собой?

– Она поедет со мной, – ответил Стоувер. Решительность его тона удивила Макхью.

– Она беременна, – коротко ответил Макхью. – Кроме того, помимо прочей информации, я узнал, как ты обошелся с одной из своих девушек.

– Я ее не любил, – спокойно ответил Стоувер. – Я люблю Нэйдин.

– Ну да. Ты это уже продемонстрировал, – покачал головой Макхью. Он устал от разговора с этим увертливым человеком, у которого на все случаи жизни был готов ответ, вполне похожий на правду. – Ты скорее любишь ее деньги. Речь идет, я думаю, по меньшей мере о полумиллионе.

– Это ты так думаешь. Я вполне могу заработать на жизнь нам обоим.

– Прячась всю оставшуюся жизнь от Синдиката? – ядовито уточнил Макхью.

Стоувер развел руками. Он собрался что-то возразить, но дверь распахнулась. Нэйдин взглянула на его разбитое лицо и бросилась к нему.

Макхью хотел удержать ее, но остановился, увидев, как стоявшая в дверях Лорис отрицательно покачала головой.

– Все складывается против тебя, Макхью. Забудь о своих планах.

– Почему?

– Они поженились, – сказала она и швырнула свою сумочку через всю комнату.

Глава 13

Макхью не скрывал своего отвращения. Пока он одевал рубашку и пиджак, Лорис приготовила им выпить. Нэйдин завернула лед в полотенце и положила холодный компресс на лицо Стоуверу.

– Ты бы, сестренка, могла сказать нам об этом, – упрекнул ее Макхью.

– Макхью, я... мы боялись, – призналась она, не отводя глаз от его взгляда.

– Детка, мы же члены одной семьи, – сказала Лорис. Она приготовила еще две порции виски для Нэйдин и Джонни.

– Я знаю. Мне ужасно неловко, – ответила Нэйдин.

– Чего же ты боялась, сестренка? – спросил Макхью, отпив немного из своего стакана.

– Тебя, Макхью, – невнятно пробормотал Стоувер распухшими губами. – Мы знали, что ты меня терпеть не можешь.

– Ты тупица.

– Но ведь это правда? – попыталась защитить Стоувера Нэйдин.

Макхью прошелся по комнате.

– Стоувер, ты плейбой. Мы с Лорис не любим плейбоев. У тебя есть мозги, ты неординарная личность. – Он остановился и закурил. – Как ты используешь свои мозги – это твое личное дело. Нас беспокоит сестренка, но и она уже достаточно взрослая. У нее есть право обойтись со своей жизнью, как ей заблагорассудится, без постороннего вмешательства. Мы всегда будем на ее стороне. И, если нам удастся, мы постараемся помочь тебе выбраться из этой передряги, в которую ты попал.

Слезы навернулись на глаза Нэйдин.

– Извини, Макхью. И ты, Лорис. Но я не такая, как вы. Вы знаете, как решать жизненные проблемы. А я никогда не умела. Вы всегда решали за меня. Я ничего не говорила, но всегда чувствовала ваше превосходство. Макхью, я меньше всего хотела, чтобы ты впутался в эту историю. Я сказала Лорис, что Джонни исчез. Это она настояла на том, чтобы вызвать тебя.

– Детка, ты была так расстроена, – сказала Лорис. – Никто лучше Макхью не знает, как разбираться с такими проблемами.

– Я знаю, – пробормотала Нэйдин. – Я знаю, сестра.

Макхью прикончил свою порцию виски.

– Теперь, девушки, двигайте отсюда. Посидите минутку в соседней комнате.

Когда дверь за ними закрылась, Макхью повернулся к Джонни Стоуверу.

– Я по-прежнему не люблю тебя, парень. Но ты, по крайней мере, женился на ней. Мы с Лорис не склонны бросать камни в тех, кто так поступает.

Стоувер кивнул.

– Во вторник будет шесть недель, как мы поженились. В Лас-Вегасе.

– Пришлось?

– Нет. – Стоувер покачал головой и попытался улыбнуться. – Похоже, я перестаю быть плейбоем.

– Ладно. Ты теперь член семьи. У тебя крупные неприятности, парень.

– Я знаю.

– Если хочешь, я постараюсь помочь тебе.

– Я думаю, мы справимся. А что ты имеешь в виду?

– Перестань мне врать. Расскажи, почему эта публика так настойчиво разыскивает тебя. Если ты замочил Насса, так и скажи. Я думаю, мы сможем это уладить. С Лоуэллом будет потруднее, но ведь это он, в конце концов, забрался в твой дом. Это можно представить, как самооборону.

Стоувер внимательно посмотрел в лицо Макхью и отрицательно покачал головой.

– Раз так, – сказал Макхью, – продолжай скрываться. Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь.

– Ты действительно так думаешь, Макхью?

– Я вернулся, чтобы найти тебя, – Макхью плеснул немного виски в стакан, – и я тебя нашел, а если тебе моя помощь не нужна, это твое дело.

Стоувер опустил глаза.

– В любом случае, спасибо.

– Не давай девушку в обиду. Ты понял меня?

Стоувер кивнул. Макхью развернулся и вышел из комнаты.

– Он в твоем полном распоряжении, сестренка, – сказал он Нэйдин и взял Лорис под руку.

Они вышли в ночь и туман.

* * *

В голубом седане кроме Ника Фута было еще трое агентов ФБР. На лицах у всех было угрюмое нетерпение.

– Бери машину, солнышко, и поезжай домой, – сказал Макхью Лорис.

– Я бы не хотела, – ответила она. – Учитывая, что Нэйдин...

– За сестренкой я пригляжу. Поезжай домой, – твердо сказал он.

Она легонько коснулась его губами и уехала.

– Он еще там? – спросил Фут.

– Да. Все пойдет не так гладко, как я думал. Глупая девчонка вышла за него замуж.

– Все это совершенно бессмысленно, – покачал головой Фут. – Другой выход мы тоже перекрыли.

– Не думаю, что они задержатся здесь надолго. Как с погодой?

– Облачность на восьмистах футах. У Чэпмена есть разрешение на вылет.

Макхью открыл дверцу и уселся на переднее сиденье.

– Что с Голландцем?

– Роет землю. Ему это золото нужно позарез.

– А остальным – нет? – спросил Макхью.

– Похоже на то. Ребята из Госдепа думают, что золото собираются скупить китаезы, – ответил Фут.

Макхью потянулся.

– Что слышно об Орланде и Селезне?

– После разговора с тобой Клайн положил на них глаз. Однако в деле Лоуэлла эта компания не замешана.

– Так, – протянул Макхью почти грустно. – Выходит так, что это Стоувер. А ведь я пытался дать ему шанс, но он отказался.

– Единственно, что я хочу знать, так это, где, черт возьми, это золото, – сказал один из сидящих на заднем сиденье.

– Объявится, – уверенно сказал Макхью.

– Главное, чтобы оно снова не уплыло. Черт знает, сколько народу потеряло сон и покой из-за него, – сказал агент.

– Сколько их сейчас? – спросил Макхью.

– Восемь из ФБР, пятеро из казначейства, – ответил Фут.

– Чтобы взять одного из двух парней, которые и так будут в аэропорту, как в мышеловке? – удивился Макхью.

– Мы хотели разом закрыть это дело, – объяснил Фут, – и взять заодно всю банду Орланда.

– Да? – протянул Макхью с сомнением. – И как ты планируешь пристегнуть его к этому делу?

– Мы организовали небольшую утечку информации. Он тоже будет там.

– О, Господи. Не забывайте о девушке. Мы не должны подвергать ее опасности, – сказал Макхью.

– Мы постараемся изолировать ее, прежде чем она поднимет шум, – сказал Фут. Ожило радио под приборной доской. Фут выслушал, взял микрофон: – Принято, мы их контролируем.

Увидев, что в подъезде здания зажглись фары, Фут включил скорость. Когда автомобиль выехал на улицу, Макхью узнал его. Это была машина Нэйдин. В ней были видны силуэты двух человек. Машина повернула в другую сторону от аэропорта, к набережной.

– Интересно, не собираются ли они сыграть с нами шутку, – пробормотал Макхью.

– Не думаю, – ответил Фут. – Они собираются разделиться. Он отправится за товаром в одиночку. Она, может быть, даже и не знает, в чем дело.

Автомобиль впереди свернул на Маркет-стрит и остановился перед светофором. Дверца со стороны пассажира распахнулась, из автомобиля кто-то выскочил и побежал к стоявшему неподалеку такси. Фут поспешно схватил микрофон.

– Четвертый. Отпустите девушку на несколько кварталов и берите ее. Доставьте ее в ближайшее полицейское отделение и обеспечьте безопасность.

Они продолжали следовать за такси. Макхью заметил, как ничем не примечательная машина развернулась и последовала за машиной Нэйдин, свернувшей в боковую улицу. Через мгновение послышался гудок сирены, радио ожило и сообщило:

– Объект задержан.

Такси остановилось у одного из складов на набережной. Фут припарковался поодаль. Из склада выехал небольшой грузовик и свернул на набережную.

– Смотри, как просели рессоры, – заметил Макхью. – Почему бы нам не взять его прямо здесь?

– Можно бы, но как мы тогда доберемся до Орланда, Хейла и Селезня? – возразил Фут. – Надо бы взять их тоже, У нас больше никогда может не быть такого случая.

– Ну, смотри.

– Вам что, наплевать на это? – спросил один из агентов на заднем сиденье.

– Это заботы вашего департамента, – ответил Макхью. – Что до меня, то похоже, вы собираетесь устроить пальбу, когда в этом нет необходимости. Мне это не нравится.

– Нам тоже, – агент поднял с пола автомат. – Но мы к этому готовы.

– Вижу, – заметил Макхью, достал пистолет из кобуры и проверил обойму.

Радио заговорило снова.

– Первый. Это шестой. Орланд, Хейл и еще трое с ним только что прибыли в аэропорт. Они устроились так, чтобы наблюдать за самолетом Чэпмена.

– Первый Шестому, – сказал Макхью в микрофон. – Стоувер примерно в пяти минутах от аэропорта в крытом грузовике. Пропускаем его прямо к самолету. Что делают те ребята?

– Ничего особенного. Один вернулся к автомобилю и сел за руль. Чэпмен греет двигатели. К самолету подъехала машина, один вышел.

– Кто он? – спросил Макхью.

– Минутку. Похож на Коолвика, которого вы зовете Голландцем. Да, это он. Огляделся, направился к самолету. Разговаривает с Чэпменом.

Дальше они ехали в полном молчании. Когда впереди засветились огни аэропорта, Фут свернул налево.

– Пусть грузовик едет прямо к самолету. Мы заедем через боковые ворота.

* * *

– Очень мне все это не нравится, – сказал Макхью, когда они, объехав летное поле, направились к грузовым складам. В темноте смутно вырисовывались очертания двухмоторной амфибии. Ее медленно вращающиеся лопасти поблескивали в свете прожекторов, освещающих линию ангаров. Из-за ангаров выехал крытый грузовик и медленно задним ходом начал сдавать к самолету. Кто-то вышел из кабины и направился к заднему борту грузовика. Автомобиль с погашенными огнями тронулся со стоянки к самолету. Металлический голос из динамика сообщил:

– Шестой – Первому... Машина Орланда едет к самолету.

– Мы его видим. Держитесь сзади и в случае чего прикройте нас огнем, – приказал Фут. Агент с автоматом передернул затвор.

– Вы знаете, кто в самом центре этой заварухи? – сказал Макхью напряженным голосом. – Чэпмен. Я гарантирую, что если с ним что-нибудь случится, то заплатить придется очень дорого. – Он пожевал губу. – А кроме того мне не по душе мысль вот так прямо взять и подъехать к ним. Это неизбежно приведет к большому шуму.

– Мы сначала предложим им сдаться, – сказал Фут.

Макхью фыркнул. Он обвел взглядом летное поле. Возле третьего от них ангара от четырехмоторного самолета отъехал тягач с трейлером. Макхью указал на него.

– Перехвати-ка эту тележку, – коротко сказал он.

– Что? – изумленно переспросил Фут.

– Я сказал, перехвати ее. Прикрываясь ей, мы сможем подобраться к ним.

Фут пожал плечами, нажал на газ, и машина рванулась вперед. Она проскочила мимо амфибии и трех человек, стоявших рядом. Макхью узнал Чэпмена, Стоувера и Голландца. При помощи небольшой лебедки они перегружали что-то из грузовика в самолет. Тягач свернул за ангар. Фут остановился рядом и нажал на клаксон. Один из агентов сзади высунулся из окна и показал удостоверение.

– Федеральная служба, дружище. Нам понадобится твоя тележка на несколько минут.

Водитель тягача затормозил и уставился на высыпавших из машины людей.

– Кто вы такие, вы сказали?

Увидев оружие в их руках, он вытаращил глаза и, дрожа, вывалился из кабины.

– Успокойся, парень, – сказал Макхью. – Можешь пока посидеть в машине. Как управлять этой штукой?

– Тормоз и газ вот здесь. А для управления вот рулевое колесо.

Макхью натянул на голову фуражку водителя и взобрался на сиденье. Пистолет он зажал между ног, чтобы иметь возможность выхватить его той рукой, которая окажется свободной.

– А что с нами? – спросил один из агентов.

– Спрячьтесь в трейлере и заранее выберите каждый себе мишень. Я беру Стоувера.

Кивнув, они полезли на прицеп. Деревянные борта были двух футов высотой. Кроме того, между досками были широкие щели. Макхью отпустил сцепление и тягач дернулся. Поэкспериментировав с рулем, Макхью определил радиус его разворота. Когда они выехали из-за ангара, второй автомобиль подрезал нос самолету, взвизгнули тормоза, и он резко остановился.

Из машины вывалились четверо. Все они были вооружены и двигались профессионально быстро. Несмотря на сумерки, он узнал Декстера Орланда, Говарда Хейла и Джага Бенича. Четвертый чем-то смахивал на синеносого, но Макхью не был уверен.

Он увидел, как Джонни Стоувер замер, отпустил конец веревки и груз, висевший на блоке, тяжело упал на землю. Потом он медленно поднял обе руки.

Голландец и Бад Чэпмен с поднятыми руками прижались к борту самолета.

Тягач находился примерно в пятидесяти футах от самолета и быстро сокращал это расстояние. Орланд повернулся и взглянул на них. Свет от прожектора упал на тягач и Макхью увидел, что Орланд узнал его.

Орланд, очевидно, что-то закричал, указывая на них, но рев самолетных двигателей и шум мотора тягача перекрыл его голос.

Тогда он поднял пистолет. Макхью схватил свой пистолет, выстрелил, пригнулся, насколько позволяла кабина, и резко крутанул руль. Тягач вместе с трейлером резко занесло вправо. Пуля ударила в раму и с воем отрикошетировала. Макхью рванул ручной тормоз и, выпрыгнув из кабины, выстрелил второй раз. Орланд пошатнулся и, выронив пистолет, схватился за правое плечо.

Макхью услышал, как кто-то закричал:

– Полиция! Бросай оружие!

Синеносый выстрелил в сторону трейлера. Очередь из автомата буквально разорвала его шею. Ударил фонтан крови и он, скорчившись, рухнул на землю.

Голландец, опустившись на четвереньки, пытался забраться под самолет. Как только началась стрельба, Бад Чэпмен бросился на землю и откатился в сторону.

Говард Хейл взглянул на тело синеносого, потом на Орланда, сидевшего на земле и придерживавшего здоровой рукой раненую, и побежал к машине.

Послышался выстрел из ружья, и Хейл упал на землю, корчась от боли в раздробленном левом колене.

Обернувшись, Макхью увидел, как кто-то перебрался с заднего сиденья и сел за руль машины Орланда. Взревел мотор, и автомобиль, круто развернувшись, устремился прочь от самолета.

Раздался еще один выстрел, пуля пробила капот. Мотор заглох. Двое агентов подбежали с двух сторон к остановившемуся автомобилю. У одного в руке был еще дымящийся пистолет, другой был вооружен дробовиком. Тот, что с пистолетом, рывком распахнул дверцу водителя.

Оттуда выбрался трясущийся Вилли Селезень. Он сам, не дожидаясь приказа, заложил руки за голову и, как рыба, беззвучно открывал и закрывал рот.

– Эй! Стой, или я стреляю!

Развернувшись, Макхью увидел, что Джонни Стоувер уже сел за руль своего грузовика и заводил двигатель. Ник Фут целился в него из своего короткоствольного пистолета.

– Нет! – Макхью ударил Фута по руке, и пуля ушла вверх. – Он мой!

Грузовик устремился прямо на него. Макхью отскочил в сторону и почувствовал, что левое переднее крыло прошло в миллиметре от его ноги. Стоувер затормозил и резко свернул вправо, едва не столкнувшись с вращающимся пропеллером. Задняя дверца грузовика распахнулась и стрела лебедки, установленной на грузовике, ударила Макхью по плечу.

Он схватился за нее и понял, что его тащит по бетону. Краем глаза он заметил агентов ФБР с оружием наготове. Вести огонь они не могли, потому что он оказался на линии стрельбы. Казалось, еще немного, и его руки будут выдернуты из плечевых суставов. Пистолет он обронил.

Огромным усилием он подтянулся и почувствовал, что висит в воздухе. В следующий момент всей тяжестью тела он резко качнулся в сторону. Грузовик вильнул и повернувшаяся стрела лебедки забросила его в кузов. Задняя дверь захлопнулась. Макхью с грохотом обрушился на металлический пол, разорвав левую штанину. Джонни Стоувер сидел за рулем, вобрав голову в плечи.

Грузовик мчался поперек летного поля, подпрыгивая на заросшей травой грунтовой полосе, разделявшей рулежную дорожку и взлетно-посадочную полосу.

– Остановись, Стоувер! – закричал Макхью. – Тебе не уйти!

Впереди на сотни футов не было никаких препятствий, и Стоувер, зажав ногой руль, повернулся и дважды выстрелил в темноту кузова.

Макхью почувствовал, что первая пуля обожгла ему левое плечо. Вторая прошла выше.

– Последний шанс, Джонни, – снова закричал он. – Тебе не выбраться отсюда.

В ответ прогремел еще один выстрел. Грузовичок ударился колесом о бортик рулежной дорожки и вильнул. Стоувер вцепился в руль, чтобы предотвратить занос.

Макхью собрался и прыгнул. Правой рукой он с силой ударил Джонни Стоувера по шее.

Стоувер упал всем телом на руль. Макхью, удерживая руль одной рукой, другой пытался нащупать замок зажигания.

Рука Стоувера провалилась внутрь рулевого колеса и грузовик повело вправо. Макхью ничего не мог поделать с безжизненным телом Стоувера. Последовал удар, и грузовик сначала медленно, потом все быстрее начал кувыркаться. Слышался скрежет рвущегося металла. Макхью, вцепившись в сиденье, другой рукой старался удержать тело Стоувера. Машина перевернулась вверх колесами, и левая дверца распахнулась. Медленно, как будто в невесомости, Стоувер вылетел из кабины.

Грузовик перевернулся еще четыре раза и замер вверх колесами.

Макхью с трудом выбрался из кабины. Вокруг раздавалось завывание сирен пожарных машин и ослепительно вспыхивали огни аварийных машин. Он встал на ноги и решил, что, скорее всего, ничего не сломано, хотя многое определенно не в порядке. Оглядевшись, он потащился туда, где бесформенной кучей виднелось в темноте тело Джонни Стоувера.

Когда Макхью присел рядом с ним, Стоувер застонал и перевернулся.

– Умираю, – прошептал он разбитым ртом.

– Ты сам сделал этот выбор, – не без участия заметил Макхью. Он быстро ощупал тело Стоувера. У него возникло впечатление, что вряд ли можно говорить о чем-то более серьезном, чем синяки и ссадины. Он упал на землю и был в состоянии двигать руками и ногами.

– Мы все знаем о золоте. Тебе бы это никогда не удалось.

– Почти удалось, – пробормотал Стоувер.

– Когда ты узнал о нем? Когда разбирал машину?

– Не совсем. Я не подозревал об этом, пока не столкнулся с требованиями банды Орланда. Тогда я решил разобраться, почему они так заинтересованы в том, чтобы купить эту машину, и что в ней такого особенного. Я очень долго не мог сообразить, в чем же дело. Перед этим я ведь разбирал ее до винтика. Однажды я совершенно случайно загнал ее на весы и увидел, что она слишком уж тяжела. Существовало только одно место, где могла быть скрыта причина этого избыточного веса.

– Ясно, – Макхью оглянулся. – Остальные сейчас будут здесь. Расскажи мне о Нассе и Лоуэлле.

– Почему бы и нет, – Стоувер застонал и попытался улыбнуться. – У тебя есть закурить?

Макхью выудил из пачки мятую сигарету, раскурил ее и передал Стоуверу. Рядом остановился автомобиль, из которого выскочил Фут и другие агенты ФБР. Взмахом руки Макхью дал им понять, чтобы они не подходили.

– Давай, Джонни.

– Ладно. С Нассом так получилось, скорее всего, из-за того, что я собрался в ту ночь забрать Нэйдин и выбираться из города. Я не стал ей звонить, потому что думал, что ФБР меня разыскивает из-за неявки на работу. Я боялся, что они станут подслушивать телефонные разговоры. Это, конечно, совершенно незаконно, но они этим занимаются.

Он глубоко затянулся.

– Я зашел к ней, но там уже вовсю орудовал Насс. Он и за меня было принялся, но у меня с собой был нож, а остальное ты знаешь.

– Верно. Я же сказал тебе, что от этого обвинения будет не сложно отмазаться, а ты мне не поверил.

– Я тебе поверил, Мак. Но ведь был еще и Лоуэлл. Я думаю, он в конце концов вычислил, что они сделали с золотом, и начал ходить вокруг. Он залез под машину и разобрался что к чему. И тут уж мое обычное везенье – как раз в этот момент я и появился. Этот гад предложил мне сдать товар, а вознаграждение поделить с ним, или он меня арестует, и все деньги пойдут только ему.

– И тогда ты прикончил его.

Стоувер приподнялся на локтях и потряс головой.

– Мне уже получше. Нет. Все было не так. Меньше всего я хотел убивать его. В этом не было проку. Но он попытался схватить меня, а ведь ты знаешь, Мак, что он был здоровый, как бык. Началась борьба, и я всерьез решил, что он собрался убить меня. Мне под руку подвернулся гаечный ключ, и я ударил его этим ключом. И даже тогда я не хотел убить его, но его было просто невозможно остановить – он лез напролом. В конце концов, я ударил его слишком сильно.

– Звучит правдоподобно, – признал Макхью. – Хороший адвокат могбы вывести тебя из-под удара. Через год ты бы был на свободе.

– Я умираю, Макхью.

– Мне доводилось видеть умирающих. Я не врач, но мне кажется, что у тебя ничего серьезного, кроме ушибов, нет. – Он выпрямился и закурил. – Ты уж лучше не умирай. Твоему ребенку будет нужен отец.

– От меня мало толку.

– Исправишься. Из таких передряг выходят людьми. Не вешай нос, милый.

Показалась "скорая помощь". Макхью подошел к агентам ФБР.

– С ним все в порядке. Лучше послать с ним кого-нибудь.

Один из агентов отделился от группы и направился туда, где медики укладывали Стоувера на носилки.

Макхью сел в машину.

– Поехали, – сказал он Футу.

Фут, нахмурившись, смотрел на накрытого одеялом Джонни Стоувера.

– Куда?

– Надо же забрать это чертово золото.

Глава 14

Возле самолета уже стоял автомобиль для перевозки арестованных. Макхью заглянул внутрь. Съежившись в углу, там уже сидел несчастный Вилли Селезень под присмотром угрюмого полицейского в полной форме.

Рядом с автомобилем на земле сидели Декстер Орланд и Говард Хейл. Человек в белом халате разрезал брюки, чтобы обработать раненую ногу Хейла. Плечо Орланда было уже забинтовано.

Один из прочных деревянных ящиков оставался в самолете, второй полуразвалившийся ящик лежал на земле. Бад Чэпмен, прислонившись к фюзеляжу самолета, поглядывал на него. На его лице и руках кровоточили глубокие царапины, одежда была в пыли и разорвана.

– Прямо скажем, ударил ты, не мешкая, – сказал Макхью.

Чэпмен сплюнул.

– Я чувствую себя хуже тех, кого подстрелили. Я было хотел поучаствовать на нашей стороне, но не был уверен, все ли меня знают. Нет никакого резона в том, что тебя прихлопнут по ошибке.

– Абсолютно никакого, – согласился Макхью. – У тебя есть какой-нибудь ломик?

Чэпмен достал из ящика для инструментов массивную стальную полосу, расплющенную с одного конца. Макхью сорвал несколько досок с треснувшего ящика.

– Похоже на обрезок трубы, – сказал Фут. – Обычный кусок согнутой трубы.

– А это и есть кусок согнутой трубы, – терпеливо ответил Макхью. – А внутри у нее четыреста фунтов золота. То же самое в другом ящике.

Он достал складной нож из кармана и поковырялся в трубе.

Выпрямившись, он показал им небольшой кусочек блестящего металла со следами черной краски.

– Тут есть кто-нибудь из Казначейства?

– Я, – шагнул вперед плотный мужчина в плаще с непокрытой головой. Макхью передал ему кусочек металла. Тот внимательно рассмотрел его, попробовал на зуб и аккуратно убрал в небольшой белый конверт. – Я бы сказал, что это золото.

– Хорошо, – сказал Макхью. – А теперь я поехал домой. Вы уж, ребята, сами решите между собой, кому что делать. Главное, чтобы не упоминалось мое имя.

Он огляделся, пытаясь сообразить, на чем бы ему доехать.

– Эй! – схватил его за руку Фут. – Все это затеял ты. Ты нам ничего не рассказывал, только отдавал приказания, а мы носились как оглашенные, выполняя твои распоряжения. Как насчет того, чтобы хоть сейчас дать нам объяснения?

– А ты спроси у Орланда. Он тебе все расскажет.

– Как же, – возразил Фут. – Мне расскажешь ты.

– Ладно, – Макхью слегка пнул ногой трубу, набитую золотом. – Эта штука была частью рамы "пирс-эрроу". Машина принадлежала семейству Эллеров, и их шофер, малый по имени Торрес, был одним из тех, кто взял золото в тридцать шестом. За этим, как и за всем, что случалось тогда в Южной Калифорнии, стоял Орланд. Я не знаю, кому принадлежала эта светлая идея, возможно, и Орланд уже не помнит, но они знали, что золото надо хорошенько припрятать.

Эллеры не были даже знакомы с Орландом. Но их автомобиль был у него под рукой, а конструктивно в его раме были использованы эти полые трубы. Расплавить золото, залить его в трубы и оставить там года на два было делом несложным. Не исключено, что Орланд в дальнейшем планировал угнать автомобиль. Но тут он как раз попался на других делах и надолго загремел в тюрьму. Потом началась война, прошло много лет, и Орланд, очевидно, решил, что автомобиль пошел на лом. Он продолжал думать так, пока ему не попался журнал с материалом о Стоувере. Остальное ты знаешь сам.

– Ни черта я не знаю, – сказал Фут. – Ты сам-то в этом уверен? "Пирс" Стоувера стоит целехонек. Думаю, если его проверить, то и трубы эти на месте.

– Они там, конечно, стоят, – согласился Макхью. – Только они с "пирса", который Стоувер купил в Монтерее. Я именно тогда начал понимать что к чему. А до тех пор я предполагал, что речь идет о карте или о чем-то другом в этом роде. Вторую машину Стоувер разобрал полностью и оставил в мастерской все, кроме этих труб. Он поставил их на свой автомобиль вместо тех, которые собирался вывезти за границу при содействии Голландца. Теперь ясно?

– Я всем этим уже сыт по горло, – устало сказал Фут. – Голландец, кстати, в переполохе смылся.

– Ну и хорошо. Он нам полезней на свободе, чем в тюрьме по обвинению в шпионаже.

– Как скажешь.

– Я скажу спокойной ночи всем.

Макхью остановил патрульную машину и попросил подбросить его до "Двери".

У него еще оставались кое-какие незавершенные дела. Нужно было встретиться с инспектором Клайном и, кроме того, оставалась проблема сестренки.

Но все это могло подождать до завтра.

* * *

Снова начался дождь, и, еще стоя у дверей бара, он услышал звуки фортепьяно и низкий голос Лорис, напевавшей одну из тех вещей, которые он называл ласкающими душу. Он распахнул тяжелую дверь и вошел.

– Привет! Рады видеть вас, хозяин!

Макхью поднял глаза. Бенни один работал за стойкой. В баре было около сорока посетителей, и Бенни трудился в поте лица.

– Ты снова решил работать по ночам? – хмуро спросил Макхью.

– Опять проблемы с барменами. Будем считать, что я работаю в две смены.

Макхью вздохнул. Он приветственно махнул Лорис и жестом показал ей, что все более или менее в порядке. Затем он снял пиджак, закатал рукава и встал рядом с Бенни.

Примечания

1

Muypronto (исп.) – и побыстрее (прим. пер.).

(обратно)

2

Дринкуотер – Пей-вода (прим. пер.).

(обратно)

3

Граппа – виноградная водка (прим. пер.).

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • *** Примечания ***