КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 457187 томов
Объем библиотеки - 657 Гб.
Всего авторов - 214480
Пользователей - 100401

Впечатления

pva2408 про Мазуров: Теневой путь 7. Тень Древнего (Самиздат, сетевая литература)

«Анна Каренина»

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Gabrijelcic: Delphi High Performance (Pascal, Delphi, Lazarus и т.п.)

Единственная книга по параллельному программированию на Delphi.
На русский не переведена.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Сиголаев: Дважды в одну реку (Альтернативная история)

Купив часть вторую, и перечтя (специально) заново часть первую — я то, твердо был уверен, что «юношеский максимализм» автора во второй части плавно сойдет на нет... И что же?)) Оказывается ничего подобного!))

Вся вторая часть по прежнему продолжает «первоначальный стиль» описания «неепических похождений юного искателя и героя» в теле семилетнего (!!!) пацана. И мало того, что уже «вторую книгу» он никак не может попасть в школу (куда по идее просто обязан «загреметь» как все его сверстники), но и вообще (такое впечатление) что кроме развед.деятельности по отлову шпионов, ГГ (в новой жизни) ВООБЩЕ НИЧЕМ НЕ ЗАНИМАЕТСЯ.

Нет... он конечно играет свою роль «сопливого шкета», но только в рамках «поставленной пьесы», никакого же «детства» тут нет и отродясь не было... Просто «врослый дядька» носится в теле пацана и вот и все))

Нет... автор конечно предпринял не одну попытку все это замотивировать (мол тут и подростковые гормоны, заставляющие его «очертя голову» кидаться без подстраховки, раз за разом в очередную … ), это и «некий интерес» со стороны сотрудников КГБ которые «вовремя просекли фишку», но никак (отчего-то) не поинтересуются «хронологией завтрашнего дня». Да и чем он (им мол) может помочь «в деле сохранения самого лучшего государства в мире»? Выходит что абсолютно ничем)) Но вот зато носиться «туда-обратно» и влипать во всякие приключения — это всегда пожалуйста))

В общем — все было бы в принципе замечательно, если бы не было так печально... Плюс — в этой части ГГ «подселяет» к нашему ГГ «сверстника», отчего почти мгновенно происходят разборки в стиле фильма «Обратная сторона Луны» (с Павлом Деревянко)) Да! И это не тем Деревянко, который книги пишет с столь своеобразной манере))

Так что, часть вторая является фактически клоном, части первой, только с небольшим отличием в роли главного злодея. В остальном же все те же шпионско-закрученные (и не всегда понятные) страсти, «медленное прощупывание сторон» (в лице сотрудников команды «гэбни» и ГГ) и подростковость, которая так и прет со всех сторон...

Субъективный вердикт — я не купил часть первую, это хорошо)) Я купил часть вторую — ну и ладно)) Часть же третью покупать (да и просто читать) желания пока нету... вот уж sorry))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Деревянко: Подставленный (Детектив)

Каждый раз читая очередной рассказ из данного сборника автора — удивляюсь, как ему удалось писать в чисто «криминальной» серии почти сказочные «демотиваторы» после прочтения которых наверняка у многих «мозги должны встать на место».

При том, что сами рассказы (несмотря вроде бы на солидный объем) читаются за 10-15 минут, автор как-то умудряется донести до читателя суть очередной «криминальной басни» и последствия того или иного решения (ГГ и прочих соперсонажей).

И конечно — «за давностью лет», кому-то все это может показаться лишь очередными скучными «байками», однако на мой (субъективный) взгляд эта тема никогда не устареет, т.к автор писал вовсе не о «беспределе 90-х», а о сути человеческих характеров... А здесь мало что меняется, даже и за 100-200 лет.

В центре данного рассказа ГГ, служащий «верой и правдой» охранником (некому коммерсанту) значимость которого он для себя определил слишком уж высоко. И пока все шло хорошо, ГГ не особо волновала ни тема морали, ни тема справедливости, пока... (как всегда) он сам не оказался в роли «мишени».

И вот — только тогда до нашего ГГ стало доходить, какой же сволочью был его шеф, и какой (немного меньшей) сволочью был он сам. Только после серии проблем (проехавшихся по нему в буквальном смысле слова), он решает исправить хоть что-то в этом мире (к лучшему) и заодно оправдать себя в лице «другой стороны».

В общем, как говорится у несчастья всегда есть обратная сторона, а благодаря тому что он еще не пропил себя окончательно и у него еще остался верный друг — ГГ оборачивает всю негативную ситуацию, одним махом и … «выходит из игры».

Все это написано как всегда у Деревянко, очень колоритно и доходчиво. И ведь все равно не скажешь, что это «обычная пацанская история» про «авторитетов» (которые в то время вагонами штамповали издательства))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любослав про Злотников: И снова здравствуйте! (Альтернативная история)

Злотников, есть Злотников! Плохого и плохо не напишет! Читайте!!!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Шмаев: Лучник (Боевая фантастика)

Фанфик по миру Улья. Подробное описание вымышленного оружия. Абсолютный картон.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
poplavoc про Люро: Не повезло (Самиздат, сетевая литература)

Сочинение на тему вампиры. Короткое.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Интересно почитать: Рисуем портреты

Заучка на факультете теней (СИ) (fb2)

Заучка на факультете теней Анна Бахтиярова

ГЛАВА 1. Цветочная фея

— Держись от меня подальше, полукровка. Поняла?

Я сжала зубы до боли, но проглотила грубость кузена Роберта. Хотя взглядом одарила укоризненным. Будто я виновата, что меня везут на день рождения тетки Айрин. Так решила сама именинница и, по совместительству, моя крестная. Меня не спросили и запихнули в длинный черный автомобиль против воли.

— Спрячь глаза, Келли, — велела бабушка. — Веди себя, как леди.

— Она не леди, — вмешался Роберт. — Она грязная…

— Тихо! — наша общая родственница — леди Ариана Корнуэлл — повысила голос на внука, что делала крайне редко. Кричать в семье полагалось исключительно на меня. — Роберт, мы не дома, так что не смей напоминать окружающим о нашей, — она тяжко вздохнула, покосившись в мою сторону, — нашей проблеме.

Я не удержалась. Усмехнулась.

— Не смей кривиться, — бабушка ударила меня веером по щеке и повторила прежнюю фразу, любимую: — Спрячь глаза.

О! Бабушка ее обожала. Фраза звучала десятки раз на дню и означала, что мне не положено смотреть на кого бы то ни было. Только в пол. И желательно при этом держать рот на замке, изображать немую, а заодно и тупую. Хотя все знали, что в семейной магии мне нет равных. Вот насмешка судьбы, не правда ли?

Однако я выполнила бабушкин приказ, отвернулась к окну, за которым проносились поля, принадлежавшие крестной. Но продолжала ощущать наполненный яростью взгляд Роберта. Ох, как же он ненавидел жить со мной под одной крышей. Но выбора никто не предлагал. Кузен тоже был изгоем. В некотором смысле. Он не мог ужиться с мачехой. Или она с ним. История умалчивает. Так что пять лет назад папенька — мой дядя Гленн — сослал Роберта к бабке, где с рожденья обитала и я. Сложность заключалась в том, что кузен был чистокровным светлым магом. Законнорожденным магом.

А я нет.

Мы были ровесниками. Почти. Роберту три недели назад исполнилось восемнадцать. Мне до совершеннолетия оставалось два месяца. Но ни он, ни я пока не могли покинуть «гнездо» и выпорхнуть во взрослую жизнь. Кузену полагалось получить диплом в школе фей, где его ждали через несколько дней. Мне туда путь был закрыт. Я обучалась дома. Но покинуть его и отправиться хоть куда-нибудь не могла. Таким, как я, нигде не предусматривается места. Слишком опасно жить одной. В особняке Корнуэллов я хотя бы кровная родственница. Пусть и такая, которой стыдятся.

Одно хорошо. Начнется учебный год, и я избавлюсь от Роберта.

— Приехали, — объявил водитель, останавливаясь у парадного крыльца большущего дома из красного камня в три этажа. Помпезного и мрачноватого для фей.

Я прикрыла глаза и мысленно досчитала до пяти. Нужно сконцентрироваться и успокоиться. Цирк, где я главный шут, начинается…

Тетка Айрин — дама сорока пяти лет — встретила нас лично. Я, как и было велено, старалась смотреть в пол и все же успела оценить ее облик. Просто кошмарный облик. Белое платье сильнее полнило и без того не слишком стройную фигуру, а распущенные и завитые волосы увеличивали лицо. Тетка Айрин приходилась бабушке старшей дочерью. Вторым отпрыском был дядя Гленн — папенька Роберта. А младшей дочерью — моя мать Джулия, почившая, едва я появилась на свет.

— Отлично выглядишь, дорогая, — соврала бабушка, поцеловав дочь в обе щеки. — Но с головой у тебя явно не все в порядке. Зачем ты пригласила Келли?

— Сама не знаю, — пожала плечами тетка. — Это был порыв. Кстати, Келли не единственная странная гостья. Мой полоумный муженек пригласил Сайруса Веллера. Видите ли, Веллер — ценный клиент. Ну и при последней встрече приглашение «к слову пришлось». Кошмар!

— И Веллер принял приглашение? — бабушка вытаращила глаза.

— Еще как принял. Прибыл вместе с сыном. Его зовут Ллойд. Кажется.

— Все, я уезжаю, — объявил Роберт. — Не сяду за один стол с темными. Да еще с тенями.

— Еще как сядешь, — ответила на это тетка строго. — Ты не испортишь мне праздник, мальчишка. Как твой отец. Ограничился открыткой. Родной брат, называется. И, кстати, Роберт, ты садишься за один стол с тенью изо дня в день. Так что и сегодня не переломишься.

Все одновременно покосились на меня, пришлось вжать голову в плечи и прикинуться мебелью, будто меня тут и нет вовсе.

— И все же тени на празднике — это неприятно, — добавила бабушка и первая пошла вглубь особняка по коридорам, заставленным кадками с цветами.

Я понимала изумление родственников. Сайрус Веллер был ректором Академии темных искусств, а его сын учился на самом мрачном факультете, куда отбирали сильнейших учеников. Учеников, предрасположенных к особому разделу магии. Но дядя Итон — супруг тети Айрин — занимался поставкой продуктов в любые дома и особняки, не делал разницы, кто его клиенты: феи или темные маги. Общался со всеми подряд. И все же приглашение теней на именины жены — это нонсенс. Как и их согласие приехать.

Еще и я здесь, как по заказу. Словно красная тряпка для стада быков.

Кажется, тетка Айрин подумала о том же, едва увидела толпу гостей, общающихся небольшими группками и потягивающих вино.

— Келли, прогуляешься по саду? — спросила она, но это было не предложение, а приказ. — Мои хризантемы совсем зачахли. Никак не получается привести их в порядок.

— Хорошо, леди Айрин. Я все сделаю.

Я специально не назвала ее тетей, чтобы не напоминать о родстве. Я и бабушку звала леди Ариана, а дядю лордом Гленном. Для всех так было проще.

Сад у тетки оказался большим и цветущим. А как иначе, если хозяйка цветочная фея. Впрочем, она не считалась выдающейся. Так, средний уровень. Выдающимся был дядя Гленн. И я, о чем лишний раз старались не вспоминать. Если б не моя «особенность» педагоги школы фей в очередь бы выстроились, чтобы стать моими кураторами. Но, увы и ах, таланты я применяла лишь в собственном саду и доме. И у кое-кого из соседей. У тех, кто не гнушался обращаться за помощью к полукровке. Или не желал сильно тратиться. Стоили мои услуги недорого. Но меня и это устраивало. Все хлеб. С тех пор, как я начала принимать соседские заказы, бабушка больше не смела говорить, что сижу на шее.

— Ну, и где же вы, хризантемы? — поинтересовалась я весело.

Закрыла глаза и провела руками по воздуху, прощупывая сад. Ух, проблем целый ворох. Не только с хризантемами. Завелись жучки-вредители, розы посадили в неправильный грунт, скорее всего, по ошибке, а не по злому умыслу, а на лилии кто-то навел порчу. Такую, что не каждая цветочная фея почувствует. Что до хризантем, с ними не произошло ничего страшного. Просто местные цветы не хотели соседствовать с привезенными из другого конца магического королевства. А три цветка и вовсе раньше росли в мире людей и портили весь цветник. Нет, их не требовалось уничтожать. Просто посадить в горшки и занести в дом. Держать отдельно. И все дела.

— Это правда, что ты убила собственную мать?

Я подпрыгнула, не ожидая услышать подобный вопрос. Да еще заданный детским голоском. За моей спиной стояла восьмилетняя кузина Мара — единственный и поздний ребенок тетки Айрин. Девочка деловито сложила руки на груди и смотрела исподлобья. На хмурое лицо падали рыжие кудряшки.

— В твоем доме много болтают, о чем не следует, — проговорила я, движением руки уничтожая оккупировавших сад жучков— вредителей.

— Не смей говорить со мной в таком тоне, полукровка! — возмутилась Мара.

А я подавила тяжкий вздох. Щелкнуть бы нахалку по носу, да проблем не оберешься.

— Отвечай на вопрос.

— Да, это правда. Я ее убила.

Мара охнула и кинулась прочь. Она явно ожидала иного ответа. Испугалась не на шутку.

Я проводила ее хмурым взглядом, но сделала вывод, что жаловаться мелкая бестия не посмеет. Ибо сама задала вопрос, который не следовало. Мать ее лично по губам отшлепает. Еще и запрет на неделю, не меньше.

Но я не солгала. Почти. Беременности от темных, особенно от теней, редко заканчивались для фей добром. Впрочем, они в принципе были редкостью.

Для темных магинь подобные отношения неприемлемы. Они считали наших мужчин грязью под ногами. Зато сильный пол не гнушался соблазнять молоденьких феечек. Темные маги так развлекались. Уложенная в кровать фея — что-то вроде деликатеса и повод похвастаться перед дружками. Как правило, подобный опыт обходился без последствий. Кроме позора, если личность феи раскрывалась. Кровь же будто сама не желала смешиваться. Но изредка случались «казусы». Вроде меня. Полукровки. Чужой для обеих сторон.

Я склонилась над хризантемами. Определила три из людского мира: две белые и одну желтую. Пометила их свечением, чтобы слуги потом пересадили. Укрепила остальные, пусть спокойно растут бок о бок. А, главное, цветут и радуют хозяйку.

— У вас все будет хорошо, — пообещала я цветочкам и разогнула спину.

— Нет, не будет.

Мгновение, и вот из земли вместо прекрасных цветов торчат сухие прутики.

Я обернулась, сжимая кулаки, и встретилась с насмешливым взглядом высокого брюнета. Ллойд Веллер. Кто же еще? Я никогда не встречала его прежде, но легко догадалась, кто передо мной. Похож на папеньку-ректора, фото которого я не раз видела в газетах. Такие же ярко выраженные скулы, высокий лоб, чуть пухлые губы, глубокие темные холодные глаза и вечно сведенные брови. О, да, он не мог удержаться и не взглянуть на меня, будто на диковинную зверушку. Да и кто бы из теней не явился на «смотрины».

— Сможешь исправить это, феечка?

Последнее слово Ллойд произнес с издевкой. Ибо я не совсем фея. Не только фея.

— А это? — добавил он прежде, чем я успела сориентироваться.

Движение рук, складывающих пае, и… вместо теткиного сада вокруг простирается сплошная выжженная земля.

Кровь прилила к лицу в миг, в висках застучало. Я ненавидела, когда уничтожали цветы. Даже один единственный цветок. Не говоря уж о целом саде.

А Веллер… Веллер… Вот, мерзавец!

— Что, феечка, взбесилась?

Он чувствовал себя хозяином положения и откровенно веселился.

Делать это, правда, оставалось недолго.

— Что здесь творится? Ллойд?

В сад, точнее в то, что от него осталось, вышли причитающая тетка Айрин и Сайрус Веллер — лорд-ректор. А за ними и толпа других гостей. Сомневаться не приходилось, Ллойду влетит. И нехило. Но мне было плевать, что сделает с ним папенька. Едва ли я видела разгневанное лицо лорда-ректора. Только физиономию Ллойда, который тоже проигнорировал появление родителя. Он смотрел на меня. С презрением. С превосходством.

Мои руки поднялись. Руки со скрюченными пальцами.

А дальше… Дальше случилось непредвиденное. И невероятное.

Из ладоней вырвался синий дым. Витиеватый, но густой и насыщенный, напоминающий корни деревьев. Он за считанные секунды оплел Ллойда с ног до головы. Ллойда, больше не смевшего веселиться. Ллойда, взвизгнувшего, как девчонка, и тут же захрипевшего, ибо синий «росток» добрался до шеи и оплел ее, как упрямый и деятельный вьюнок.

— Келли! Келли, остановись! — донесся до сознания голос бабушки.

Но я не шевелилась. Стояла, с наслаждением глядя на поверженного Ллойда.

— Хватит!

Это вмешался лорд-ректор, которому не пришлась по душе расправа над отпрыском.

Движение его руки, и я отлетала метра на три. Плюхнулась на спину, больно ударившись о выжженную Ллойдом землю.

— Калиста Корнуэлл. Мать — цветочная фея, отец неизвестен. Действительно, неизвестен?

Лорд-ректор глянул на бабушку, но та сердито мотнула головой и отчеканила ядовито:

— Мою дочь опоили. Она не знала, кто тот негодяй.

Мы находились в библиотеке теткиного дома. Втроем. Бабушка и темный маг стояли напротив друг друга, я сидела на стуле и, как вечно требовали, «прятала глаза».

— Этот маг должен быть очень силен, — Веллер-старший насквозь прожигал меня взглядом, но я упорно смотрела на собственные руки, сложенные на коленях, как у примерной ученицы. — Такая мощь не берется из ниоткуда. Только передается по наследству. Уверены, что сила все это время спала?

— Разумеется, уверены! — бросила бабушка. — Келли проверяли в детстве. Во избежание проблем. Никаких намеков на вашу магию.

— Но сила теней сегодня предстала во всей красе, — возразил Веллер с усмешкой. — Видно, со зла. Я даже не удивляюсь. Мой сын кого угодно способен довести до белого каления.

Бабушка фыркнула. Мол, сами воспитали такого.

— Предлагаю закончить разговор. И не выдвигать друг другу претензий. Мы забудем уничтоженный сад моей дочери, а вы — глупую выходку Келли.

— Никаких претензий, — кивнул Веллер. — Ллойд сам напросился. Но оставлять ситуацию без внимания нельзя. Леди Калиста — тень, что было сегодня доказано. Пусть и полукровка. По закону она обязана пройти обучение.

— Обучение? — переспросила бабушка, побелев, как едва распустившаяся черемуха. — Обучение на… на…

— На факультете теней, верно, — подтвердил лорд-ректор. — Я сам не рад. И леди Армитадж — декан упомянутого факультета — не придет в восторг от такого подарка. Как и студенты. Но нельзя позволять разгуливать без присмотра девице с такой силой. Закон, есть закон. Не ровен час, ваша внучка кого-то покалечит. А обвинят нас. В том, что проворонили способности и не занялись ею с детства.

— А в вашей Академии покалечат ее. Иль того хуже!

Я глянула на бабушку с изумлением. Ей есть дело до моего благополучия? Серьезно?

— Леди Армитадж этого не допустит, — заверил Веллер. — У нее и так проблем хватает. Друг за другом пропали три студентки. Пострадавшая цветочная фея декану точно без надобности. Она снабдит леди Калисту необходимыми защитными чарами.

— Как пропавших студенток? — усмехнулась бабушка. — Они вообще живы?

— Мы все на это надеемся, — лорд-ректор изобразил тяжкий вздох. — Если вы хотите, леди Корнуэлл, можем обратиться в независимый суд. Но мы оба знаем, что ответят законники. Лучше не тратить время и нервы. Ждем леди Калисту первого сентября. Я пришлю за ней сотрудника. Надеюсь, — он в упор посмотрел на меня, — проблемы, которые вы нам доставите, леди Калиста, не принесут катастрофических последствий.

Автомобиль катил и катил по ровной дороге, а мы все молчали, будто отнялись языки. Но бабушка и Роберт то и дело бросали на меня недовольные взгляды.

— Факультет теней! — не выдержала бабушка, когда до дома осталось минут десять. — Какой позор. Твой дядя Гленн придет в ярость.

— Ему-то какая печаль? — удивился Роберт.

— Для семейного дела — это серьезный удар, — ответила на это бабушка и поджала губы.

А я усмехнулась. Теперь можно. Стемнело, и никто не заметит.

С дядей Гленном у меня были непростые отношения. Точнее, их попросту не существовало. Приезжая к нам, он делал вид, что меня нет. Будто в родовом гнезде никогда не появлялась девочка-полукровка. Впрочем, у него и с Робертом отношения так себе. Вынужденный брак, нелюбимая жена, появившийся от этой нелюбви сын. В общем, все сложно и никакого родственного тепла.

— Надеюсь, тебя убьют на этом факультете, — бросил вдруг Роберт, за что получил толчок от бабушки.

— Ты светлый маг или кто? — спросила она гневно, и кузен закрыл говорливый рот

Я тоже промолчала. А что сказать? Что я теперь точно тень и могу отомстить ненароком? Нет, лучше держать язык за зубами, как делаю это всю жизнь.

…Войдя в белокаменный особняк семьи Корнуэлл, я бросилась вверх по лестнице. На верхний — четвертый этаж, где и располагалась моя крохотная спальня. По-соседству с комнатами прислуги. Упала на кровать и закрыла лицо руками. Ну и денек выдался! С ума можно сойти! Впрочем, я не сходила. И не боялась обрушившихся на голову перемен. Сердце частило. Но от предвкушения. Не от страха. Факультет теней — место, которого боятся светлые, и куда отчаянно стремятся темные, но попадают лишь избранные. Ибо быть тенью невозможно научиться. Тенями рождаются, а потом шлифуют способности.

Я светлая феечка, и мне следовало опасаться. Однако во мне есть и темная сторона, которую я годами прятала за кротким поведением. Да, я любила свой цветочный дар и с удовольствием ухаживала за растениями. Но всегда — ВСЕГДА! — хотела быть тенью.

— Это будет интересный опыт, — прошептала я, садясь и вытирая вспотевший лоб.

Взгляд невольно остановился на фотографии Джулии Корнуэлл — моей почившей матери. Этот снимок в рамочке поставила на тумбочку бабушка. Не чтобы я не забывала о мамином существовании. А чтобы помнила, какая жертва на моей совести. Джулия Корнуэлл была красива. Белокурая, с темно-серыми глазами. Точь-в-точь как я. Только более утонченная, изящная. С мягким добрым взглядом. Но чему удивляться? На нее-то не кричали изо дня в день, будто на нерадивую служанку.

Что ж, на настоящую тень не посмеют кричать. Ни бабушка, ни мерзкий Роберт.

— Я справлюсь, — прошептала я и снова легла, засунув ладони под подушку.

Сон легко принял в объятия. Особенный сон. Такой, который снился пару раз в месяц.

Я оказалась в лабиринте, где каменные стены соседствовали с жуткими ловушками. Но за четыре года, что попадала сюда, я научилась неплохо ориентироваться и разбираться, когда грозит реальная опасность, а когда можно выдохнуть и неплохо провести время в отличной компании.

— Доброй ночи, дрозд, — поприветствовала меня та самая «компания».

— Доброй ночи, сокол, — отозвалась я весело.

Мы называли друг друга птичьим именами. Почему? Потому что птицы свободны. Абсолютно свободны.

— Как прошел день? — поинтересовался он.

Именно он. Я знала, что это парень, хотя никогда не видела лица или фигуры, не слышала настоящего голоса. Он ведь был тенью. Как и я. Мы общались в теневом облике. Всегда. Общались во сне. И это был наш секрет. От всех на свете.

— День? — усмехнулась я. — Или последние две недели? Отвратительно, как обычно. Ненавижу свою семью.

— Я тоже. Они чудовища. Как и все вокруг.

Мы не могли рассказать больше. Стоило начать, заговорить о личном, попытаться назвать настоящие имена или дать подсказки, как найти друг друга в реальном мире, нас мгновенно вышибало. И не на две недели, а на месяц, а то и полтора.

— Хочу выплеснуть пар, — объявила я, встряхивая белокурые, как у Джулии Корнуэлл, волосы. Но знала, что спутник видит лишь серую расплывчатую тень.

— Отлично. Я точно не против.

— Тогда на счет «три».

— Три! — тут же выкрикнул он и кинулся вперед.

Я усмехнулась и припустилась следом. Я знала, что парень так сделает. Он же темный. Ему полагается хитрить.

Мы неслись по лабиринту. Но не по полу. По стенам. Перескакивая с одной на другую и минуя ловушки. А иногда и проходили сквозь стены — в соседние коридоры. Бежали то рядом, то разделялись, чтобы заново отыскать друг друга. Забавно, но мы с соколом не сразу подружились. Знакомство, состоявшееся четыре года назад, прошло бурно. Мы — два дерганных подростка — ругались, орали, обзывались. Но постепенно поняли, что оба пленники странного лабиринта, а исследовать его сподручнее сообща. А потом мы повзрослели, и отношения перешли на некий иной уровень.

— Ты в ударе, да? — крикнул сокол в спину.

Он подустал и начал отставать, а я пока не выплеснула всю негативную энергию.

— Я все еще хочу найти тебя в реальности! Ты же понимаешь, что из нас получится отличная пара, дрозд!

Сокол знал, что это меня остановит.

— Поиски чреваты, — напомнила я, а настроение сильнее испортилось.

Потому что я понимала, что мы скоро встретимся. Мне были неведомы биографические подробности о соколе. Но я знала, что он чуть старше и учится на факультете теней. Мы встретимся. Узнаем друг друга или нет — другой вопрос. Но если узнаем, общение закончится. Вряд ли сокол обрадуется, выяснив, что я наполовину фея.

— А ну встала!

Голос раздался не здесь. В реальности. Голос, который обычно в моей спальне не звучал.

— Дрозд, стой! — возмутился сокол.

Но было поздно. Я проснулась. Села на кровати и с вызовом посмотрела в темно-серые глаза дражайшего дяди, нежданно объявившегося в родовом гнезде.

— Лорд Гленн, верх неприличия — врываться в спальню к леди.

Еще несколько дней назад я бы не сказала подобного. Но ситуация изменилась.

— Ты не леди, — бросил он, глядя почти с ненавистью. — Слушай внимательно, девочка. Ты отправишься на факультет теней и сделаешь все, чтобы тебя оттуда выгнали.

Но я усмехнулась и проговорила:

— Я отправлюсь на факультет теней. И сделаю все, чтобы там задержаться. Всерьез и надолго. А теперь убирайтесь из моей спальни. Иначе…

— Иначе что? — спросил он с издевкой. — Применишь против меня теневой прием?

— Нет. Расскажу о вашей тайне всем, лорд… — я сделала паузу и выдала: — Лорд тюльпан.

Он отшатнулся от меня, будто я вмиг превратилась в чудище. Ибо это обращение я могла узнать только от одного единственного мага. Мага, с которым мне не полагалось встречаться. Ни при каких обстоятельствах.

— Вот, стерва! — выплюнул лорд Гленн.

— Убирайтесь, — повторила я. — Иначе расскажу все вашей матери, сыночку и последней жене. Она особенно обрадуется.

Лорд Гленн смерил меня яростным взглядом, но подчинился, понимая, что проиграл и битву, и войну. Она ушел, а я испытала странную радость. Почти безумную. Ибо ненавидела этого мага сильнее, чем бабушку и Роберта вместе взятых. За что? Пока секрет. Но однажды я непременно поведаю его миру, низвергнув Гленна Корнуэлла в ад.

ГЛАВА 2. Новый дом

— Это все ваши вещи? — спросил «сопровождающий» — тощий маг, закутанный в черный плащ, кивнув на единственный чемодан.

— Все, — подтвердила я, не позволив дрогнуть на лице ни единому мускулу.

Да, я бедная родственница. Но это не повод взирать снисходительно.

— Прощающейся родни, полагаю, не будет? — задал маг второй неприятный вопрос.

— Не будет, — отозвалась я эхом.

Бабушка уехала рано утром — сопровождать Роберта до школы фей. За моим отбытием наблюдал лишь пожилой дворецкий, преданный госпоже. Точнее, он следил, чтобы я покинула семейное гнездо без последствий для этого самого гнезда.

— Берите чемодан и идите за мной, — распорядился маг. — Я вам не носильщик. А перемещаться лучше на свежем воздухе. В этом доме светлая аура. Она не подходит.

Еще бы ей быть темной! Здесь же живут феи. А я — полукровка — лишь обитала. Временно.

Маг, так и не потрудившийся представиться, легко создал портал. Взмах руки, и напротив парадного крыльца появилась черная дыра. Заходить в такую — все равно, что отправляться в преисподнюю. Но именно это мне и предлагали сделать.

— Не стойте, как пень, — рассердился сопровождающий. — Вас не съедят. По крайней мере, не портал. За тех, кто обитает за ним, поручиться не рискну.

Я подавила нервный смешок, сжала крепче ручку чемодана и шагнула в черноту, даже не обернувшись на особняк, в котором прожила почти восемнадцать лет. Я никогда не считала его домом. Вот только вряд ли место, куда я отправлялась, сможет им стать. Я кое-что знала об Академии темных искусств. Это был огромный замок из фиолетового кирпича. В живописном месте с видом на горы с заснеженными шапками. Там располагалось двенадцать факультетов. Но всего их было тринадцать. Последний и самый желанный для темных магов находился отдельно. В некой иной плоскости, в искусственно созданном мирке, куда могли пройти только тени. Неудивительно, что сопровождающий поглядывал на меня, прищурившись. Пройду, не пройду.

Но я прошла. Легко. Будто всю жизнь сигала через черные порталы в обитель теней. Удовольствия я не испытала. По коже проскакала стайка мурашек. Нормальная реакция для первого опыта. Главное, меня ничто не задержало в наполненном серым дымом коридоре. Пара десятков шагов, и вот я стою в холле с колоннами и полом в безумную черно-фиолетовую клетку, а передо мной толпа учеников в темных формах. С ухмыляющимся Ллойдом Веллером во главе.

— Явилась, феечка. Хватило наглости. Или глупости, — протянул он насмешливо.

Пальцы сильнее вцепились в чемодан.

Один на один я бы легко разобралась с этим позером. Но за его спиной толпа темных. Сотни полторы. А то и больше. Все явились поглядеть на меня. И не только поглядеть. Сопровождающий маг задерживался. Наверняка, нарочно. Ученики взирали на меня с ненавистью. Это был их дом. Самый настоящий дом. В отличие от школы фей и других факультетов Академии темных искусств здесь ученики жили круглый год. Никаких каникул. Только редкие поездки к родне на выходные.

— Приуныла, феечка? — поинтересовался противник.

Самое смешное, я понимала Ллойда. Его — сына ректора, студента факультета теней — унизили на глазах отца и толпы светлых. Весть об этом за последнюю неделю разлетелась по всему королевству. Многие, наверняка, обсуждали. Смаковали. Веллеру-младшему полагалось отплатить обидчице. Желательно у всех на глазах.

Это он и намеревался сделать.

Движение его руки, и я вскрикнула. Нет, Ллойд ударил не в меня. Досталось чемодану. И пальцам. Мое имущество вспыхнуло, как спичка, и рассыпалось в прах, а на обожженной коже вздулись волдыри. Глаза защипало, но я сдержала слезы боли. Не дождутся!

— Ой, только не говори, что это были все твои вещи, — Ллойд наслаждался моментом. — Ах ты, бедная сиротка.

Остальные угодливо засмеялись, и этот смех сотни учеников показался мне громом.

— Наигрался, Веллер? — перекрыл шум глубокий мужской голос, и вперед выступил черноволосый маг с утонченными чертами лица.

В холле мгновенно наступила мертвая тишина. Кем бы он ни был, его боялись.

— Идем, — маг поманил меня взмахом руки, не потрудившись хоть как-то назвать.

Я подчинилась. Покинула место несостоявшейся расправы под сотней злых взглядов.

Маг вел меня по коридорам, где на каменных стенах горели факелы, хотя с освещением холла прекрасно справлялись электрические лампы. Но темным нравилось украшать жилища под старину. Видно, и Академию не миновала эта страсть. В другой момент, я бы с любопытством глазела по сторонам. Однако жутко болели пальцы, и желания знакомиться с обстановкой не осталось. Я даже в сторону окон не смотрела, не пыталась выяснить, что простирается за ними.

— Меня зовут Рональд Гаретт, — проговорил маг, не глядя на меня. — Я заместитель декана. Скажу это один единственный раз. Советую сделать верный вывод. Тебе не место на нашем факультете. Как и в Академии темных искусств. Постарайся продемонстрировать абсолютную неспособность к нашей магии и убраться поскорее. ...

Скачать полную версию книги