КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 457135 томов
Объем библиотеки - 657 Гб.
Всего авторов - 214458
Пользователей - 100400

Впечатления

DXBCKT про Сиголаев: Дважды в одну реку (Альтернативная история)

Купив часть вторую, и перечтя (специально) заново часть первую — я то, твердо был уверен, что «юношеский максимализм» автора во второй части плавно сойдет на нет... И что же?)) Оказывается ничего подобного!))

Вся вторая часть по прежнему продолжает «первоначальный стиль» описания «неепических похождений юного искателя и героя» в теле семилетнего (!!!) пацана. И мало того, что уже «вторую книгу» он никак не может попасть в школу (куда по идее просто обязан «загреметь» как все его сверстники), но и вообще (такое впечатление) что кроме развед.деятельности по отлову шпионов, ГГ (в новой жизни) ВООБЩЕ НИЧЕМ НЕ ЗАНИМАЕТСЯ.

Нет... он конечно играет свою роль «сопливого шкета», но только в рамках «поставленной пьесы», никакого же «детства» тут нет и отродясь не было... Просто «врослый дядька» носится в теле пацана и вот и все))

Нет... автор конечно предпринял не одну попытку все это замотивировать (мол тут и подростковые гормоны, заставляющие его «очертя голову» кидаться без подстраховки, раз за разом в очередную … ), это и «некий интерес» со стороны сотрудников КГБ которые «вовремя просекли фишку», но никак (отчего-то) не поинтересуются «хронологией завтрашнего дня». Да и чем он (им мол) может помочь «в деле сохранения самого лучшего государства в мире»? Выходит что абсолютно ничем)) Но вот зато носиться «туда-обратно» и влипать во всякие приключения — это всегда пожалуйста))

В общем — все было бы в принципе замечательно, если бы не было так печально... Плюс — в этой части ГГ «подселяет» к нашему ГГ «сверстника», отчего почти мгновенно происходят разборки в стиле фильма «Обратная сторона Луны» (с Павлом Деревянко)) Да! И это не тем Деревянко, который книги пишет с столь своеобразной манере))

Так что, часть вторая является фактически клоном, части первой, только с небольшим отличием в роли главного злодея. В остальном же все те же шпионско-закрученные (и не всегда понятные) страсти, «медленное прощупывание сторон» (в лице сотрудников команды «гэбни» и ГГ) и подростковость, которая так и прет со всех сторон...

Субъективный вердикт — я не купил часть первую, это хорошо)) Я купил часть вторую — ну и ладно)) Часть же третью покупать (да и просто читать) желания пока нету... вот уж sorry))

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Деревянко: Подставленный (Детектив)

Каждый раз читая очередной рассказ из данного сборника автора — удивляюсь, как ему удалось писать в чисто «криминальной» серии почти сказочные «демотиваторы» после прочтения которых наверняка у многих «мозги должны встать на место».

При том, что сами рассказы (несмотря вроде бы на солидный объем) читаются за 10-15 минут, автор как-то умудряется донести до читателя суть очередной «криминальной басни» и последствия того или иного решения (ГГ и прочих соперсонажей).

И конечно — «за давностью лет», кому-то все это может показаться лишь очередными скучными «байками», однако на мой (субъективный) взгляд эта тема никогда не устареет, т.к автор писал вовсе не о «беспределе 90-х», а о сути человеческих характеров... А здесь мало что меняется, даже и за 100-200 лет.

В центре данного рассказа ГГ, служащий «верой и правдой» охранником (некому коммерсанту) значимость которого он для себя определил слишком уж высоко. И пока все шло хорошо, ГГ не особо волновала ни тема морали, ни тема справедливости, пока... (как всегда) он сам не оказался в роли «мишени».

И вот — только тогда до нашего ГГ стало доходить, какой же сволочью был его шеф, и какой (немного меньшей) сволочью был он сам. Только после серии проблем (проехавшихся по нему в буквальном смысле слова), он решает исправить хоть что-то в этом мире (к лучшему) и заодно оправдать себя в лице «другой стороны».

В общем, как говорится у несчастья всегда есть обратная сторона, а благодаря тому что он еще не пропил себя окончательно и у него еще остался верный друг — ГГ оборачивает всю негативную ситуацию, одним махом и … «выходит из игры».

Все это написано как всегда у Деревянко, очень колоритно и доходчиво. И ведь все равно не скажешь, что это «обычная пацанская история» про «авторитетов» (которые в то время вагонами штамповали издательства))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Любослав про Злотников: И снова здравствуйте! (Альтернативная история)

Злотников, есть Злотников! Плохого и плохо не напишет! Читайте!!!

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
медвежонок про Шмаев: Лучник (Боевая фантастика)

Фанфик по миру Улья. Подробное описание вымышленного оружия. Абсолютный картон.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
poplavoc про Люро: Не повезло (Самиздат, сетевая литература)

Сочинение на тему вампиры. Короткое.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
vovih1 про Омер: Глазами жертвы (Полицейский детектив)

Спасибо!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Кунц: Сумеречный Взгляд (Ужасы)

Хорошая книга. Типично американская (в стиле Стивена Кинга и т.п., хотя и автор более маститый) - он, она и мутанты. Действие локально, в Омериге.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Интересно почитать: Почему Аудиокнига?

Верните мне меня! (fb2)

- Верните мне меня! (а.с. Вафэрей - Мир в изоляции-1) 2.71 Мб, 719с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Кирилл Линьков

Настройки текста:



Вафэрей. Том 1. Верните мне меня!

Глава 1 Однажды


* * *

Дата: неизвестна, место: неизвестно.

Шёл дождь. В этом месте погода была такой, какой её захочет видеть госпожа.

Белоснежный дворец, освещаемый светом звёзд, был переполнен множеством слуг, и даже такой сильный, но тёплый, дождь не нарушал привычный поток их жизни.

В одной из самых отдалённых комнат расположился просторный и уютный кабинет владелицы этого дворца. Место, куда никому нельзя входить и где она вершила всё, что задумала.

Прекрасная девушка с длинными, чёрными волосами и столь же черными, словно бездонными, глазами, сидела в удобном кресле, закинув одну ногу на другую, прямо перед своим магическим зеркалом, которое могло показать ей всё, что она пожелает. Уже долгое время она наблюдала за ситуацией, вызвавшей в ней неподдельный интерес. Впервые, за долгое время, её что-то так сильно заинтересовало, но всё изменилось. События остановились, словно конфликт поставлен на паузу, это сильно беспокоило девушку.

Служанка, стоящая возле выхода из кабинета, заметила замешательство хозяйки.

— Что-то не так, госпожа?

— Они ничего не делают. Совсем.

Нотки обиды играли в её голосе. Откинувшись на спинку кресла с уставшим и разочарованным лицом, она прикрыла свои глаза размышляя о том, как всё интересно начиналось.

— Почему бы Вам не вмешаться?

Брюнетка оглянулась на свою служанку, собираясь напомнить ей о законах. Однако, едва открыв рот, она вспомнила о том, что могло помочь событиям возобновить свой ход.

— Помнится, в этом мире у меня есть один должник — Владелица дворца начала внимательно всматриваться в своё зеркало, пытаясь отыскать нужное ей место — вот ты где, деточка. Всё так же прекрасна. А спит как безмятежно. Такая милашка, что её даже будить-то и не хочется.

Брюнетка странно улыбнулась.

— Что Вы хотите сделать?

— Немного поспособствовать, ничего особенного.

С этими словами девушка наклонилась вперёд и с лёгкой улыбкой коснулась зеркала своим бледным пальчиком. По нему, словно по воде, тут же плавно растеклась волна.

Служанка слегка улыбнулась. Её госпожа любила так оправдывать себя: «немного поспособствовать» — так она называла любое своё вмешательство куда бы то ни было и чаще всего после подсказки своей помощницы, как и в этот раз. Служанке было приятно, что госпожа прислушивается к ней.

— С добрым утром, прелесть моя, прошла тысяча лет.

Она произнесла это с нежностью в голосе, словно разговаривая с ребёнком.

Девушка приняла свою привычную позу — откинулась на спинку кресла, закинув одну ногу на другую.

В этой позе она была готова встретить бесконечность.

***
Дата: 23-ое число месяца Антис, 1030 год от основания Эделики.

Место: Поместье семьи Рей, вблизи города Ардовен.

В окно яростно долбились капли осеннего дождя, подгоняемые ветром. На землю опустилась ночь, а маленькая пятилетняя Маргарет лежала в своей огромной двуспальной кровати. Девочке было страшно, как это обычно бывает в такую неспокойную погоду, и потому рядом с ней находилась её мама, держа в руках сборник сказок и легенд из Кодекса Эйрис.

— Какую сказку ты хочешь, милая?

Открыв книгу, она посмотрела на свою дочь, ожидая пока та ткнёт пальцем в какую-нибудь сказку или назовёт уже знакомую ей.

— Расскажи про украденных детей.

Её голос звучал по-детски неуклюже.

— Точно? Она немного страшная.

— Хочу про украденных детей.

Девочка начинала капризничать.

— Хорошо-хорошо, значит сказка «Украденные дети Эйрис», да?

— Да.

— Ну, тогда слушай…

Хитро улыбнувшись, мама начала читать. Она понимала, чем вызвано любопытство дочери и это её немного умиляло.

— …«Давным-давно, когда Солнце светило для других, а Большая земля была чужой, две богини жили по соседству друг с другом на небольшом острове. Домики Эйрис и Иртис стояли напротив друг дружки. Домики были одинаковыми, комнатки были одинаковыми, и даже дворики были похожими. Каждый день они ели одинаковую еду и пили одинаковое вино, в одно время ложились спать и в одно время просыпались.

Но было у них одно отличие. Эйрис была добрая и заботливая. Берегла всех, а в особенности свою сестру. Иртис же была нелюдимой, завистливой и не ценила заботы своей сестры.

У богини Эйрис был дом, полный детишек, которых она очень любила. Она год за годом наблюдала, как они растут, и как семья становится всё больше. Её домик был таким ярким, что детям не хотелось его покидать, особенно, когда они оглядывались на домик Иртис. Такой тихий, одинокий, серый. Никому не хотелось оказаться там. Они никогда не ходили к ней и никогда не видели, чтобы Иртис выходила к ним, и только Эйрис была единственным гостем.

Иртис очень завидовала домику Эйрис и её семье…»

— Понимаю.

— Маргарет, перебивать — это дурной тон.

— Прости.

— Кхм… «Однажды Иртис заметила, что непослушным деткам Эйрис не даёт сладкого, и решила заманить детишек в свой дом сладостями. Наказанные детишки с радостью приняли угощение Иртис и пошли за ней в серый домик. Иртис приносила всё новые и новые сладости, до тех пор, пока детишки не объелись и не заметили, как наступил вечер. Когда они попробовали уйти, дверь оказалась заперта.

— Теперь вы будете жить здесь, служить мне и почитать меня, как свою богиню! — сказала Иртис детишкам.

Детишки очень испугались, расплакались и стали звать Эйрис, но та не могла их услышать.

— Плачьте, ведь ваша богиня уже забыла о вас — зло рассмеялась довольная собой Иртис.

На ужине Эйрис заметила, что некоторые её детишки не пришли и отправилась их искать.

Она искала их в лесу и в горах, искала в пещерах и у речки, но нигде их не было и она была в растерянности. Но это только разозлило Эйрис! Собрав волю в кулак, ради своих детей, она прибегла к своей божественной силе и смогла призвать великих существ — драконов.

— От чего ты так обеспокоена, прекрасная богиня? — спросили драконы.

Эйрис рассказала, что её детишки потерялись и драконы решили помочь, в обмен на то, что они смогут жить вместе с ней. Прислушавшись, великие создания услышали детский плач в сером домике Иртис. Один из драконов немедля пролез внутрь через дымоход и выпустил детишек.

Иртис пыталась помешать Эйрис и драконам, но вместе они прогнали злую богиню и велели больше не приближаться к ним.

А вернувшиеся детишки получили урок и наказ всегда слушаться её, не уходить далеко от дома и не верить чужим людям. Так мирная и счастливая жизнь вернулась в домик Эйрис. Все детишки жили мирно и всегда слушались её. Конец.»

Когда матушка перевела взгляд на свою дочь, она увидела лишь её лоб и напуганные глаза, выглядывающие из-под одеяла.

— Что такое?

— А вдруг меня Иртис украдёт?

Мама с умилением улыбнулась, наклонилась к своей дочери и нежно поцеловала её в лоб, поглаживая по голове.

— С чего ты так решила?

— Ну-у-у… сегодня, когда к нам в гости пришёл дядя с повозкой, я подслушала ту историю о мальчике. Прости.

Поместья дворян иногда посещали странствующие торговцы. И поместье Рей не было исключением. Сегодня вечером родители Маргарет разговаривали с торговцем, который рассказал им историю об одном непослушном мальчишке, потерявшимся в лесу, несмотря на запрет родителей покидать деревню.

Рассказывал, как другие дети паниковали и начали обвинять в этом Иртис, мол, она украла его за то, что тот вышел из-под защиты богини. Вскоре мальчишку нашли живым и здоровым, но к этому моменту Маргарет уже не слушала рассказ, она убежала в свою комнату испугавшись, что Иртис её тоже заберёт.

Маленькая Маргарет была непоседой. Гуляла где вздумается, делала, что хотела и продолжала это делать, несмотря на наказания. Жажда удовлетворить своё любопытство была превыше всего.

— Всё хорошо, просто слушайся меня с папой и Эйрис защитит тебя.

— Правда-правда?

— Конечно, доченька.

— Хе-е…

— Что такое?

— Подумала, что на месте Эйрис я бы хорошенько чем-нибудь треснула Иртис за своих детей.

Матушка тихо посмеялась, всё продолжая гладить дочь по голове.

— Ты так быстро перестала её бояться, я думаю, когда-нибудь из тебя получится хорошая мама, Маргарет.

Послышалось самодовольное «хм» от маленькой вредины.

— Ну всё, спокойной ночи, дорогая.

— Спокойной, матушка.

Маргарет провожала матушку взглядом вплоть до того момента, пока дверь не закрылась. После чего она перевернулась на бок и прижав слабо сжатый кулачок к подбородку с улыбкой стала думать о том, что сказала ей матушка.

***
Дата: 13-ое число месяца Ивея, 1049 год, конец весны. Место: Деревня Северный Интр, сумерки.

Коди никак не спалось, что-то мешало заснуть. Какое-то непонятное беспокойство всё сильнее одолевало его, заставляя пробовать новые позы для сна.

Левый бок, правый бок, на животе, а если ножку поближе? Всё не то! У-у-у-у…

Мама, услышав шуршание одеяла Коди и посмотрев на то, как её сын отчаянно борется с невидимым противником, мягко по-доброму улыбнулась, встала с кровати, зажгла свечу и села рядом с Коди.

— Не спится?

Её голос всегда звучал очень мягко, с особой заботой и осторожностью, со всей той любовью, что она может подаритьсвоему сыну.

Коди, лежавший в этот момент на спине, посмотрел на неё поджав губы.

Она тихо усмехнулась и погладила его по голове.

— Что тебя беспокоит?

— Не знаю… Странное чувство, какое-то беспокойство… И кровать неудобная…

Женщина виновато улыбнулась, пытаясь скрыть сожаление о том, что она не может дать своему ребёнку лучшие условия для жизни.

Отец Коди погиб 7 лет назад во второй Аксарско-Кохумской войне. С тех пор в этом доме жили только двое, мать и сын. Вполне обычная деревенская жизнь двух людей. Такие семьи не редкость для простых крестьян. Очень многих забирала война.

Натянутая улыбка и грустный взгляд. Коди казалось, что в этих страданиях матери виноват только он. Ему очень не хотелось видеть её такой, но что может четырнадцатилетний, умеющий только работать в поле, мальчишка из деревни? Прямо сейчас Коди мог помочь только словами, но что будет завтра, когда их семья столкнётся с новой проблемой?

— Всё в порядке, мам, лучше поспи.

Улыбка сменилась на тёплую, настоящую. Забота сына согревала её сердце. Проблемы тускнели на фоне их тихой семейной жизни лишь от этих, правильно подобранных и до боли простых, слов.

— Рассказать сказку?

— Я уже не маленький, ма!

И снова началось — поддразнивания. Его матери нравился его смущённый вид, напоминающий ей маленького Коди, которого она никак не могла отпустить.

Как любящая мать, она очень не хотела, чтобы мир забрал её сына. Всё ещё такого маленького и такого неспособного нести на себе бремя взрослого.

— Может колыбельную?

— Нет уж!

Лёгкая улыбка от умиления. Всё-таки Коди ещё совсем маленький.

— Мне прилечь рядом?

— Ну ма! Хватит уже!

Тихий смех выдал её — она опять его дразнила. От волнения обоих и след простыл.

— Ладно, давай уж спать.

Она поднялась, вернулась на свою кровать и погасила свечу. Молчание, которое повисло в комнате, уже хорошо знакомо ей. Коди просто не мог не строить из себя обиженного, но о матери он переживал сильнее.

— Доброй ночи, мам.

По-другому и быть не могло.

— Спокойной, Коди.

Женщина легла на спину и приложила руку ко лбу. Мысли о том, что через несколько лет её сын совсем вырастет и вскоре может покинуть её, наводили беспокойство. Она всегда отмахивалась от них, вспоминая, что его реакция на её поддразнивания не меняется уже кучу лет. Ей становилось легче от того, что её сын всё ещё был маленьким ребёнком.

Спустя несколько минут послышалось тихое сопение — Коди уснул.

Пока он может крепко спать, есть досыта и не жалуется на здоровье — она счастлива.


Глава 2 Огненный закат


Дата: 14-ое число месяца Ивея, 1049 год. Место: лес вблизи Деревни Северный Интр.

Небольшая стайка птиц разлетелась, испугавшись пролетевшей мимо них стрелы. В те дни, когда не нужно было работать в поле, Коди уходил охотиться в лес рядом с их деревней.

Тяжело вздохнув, он устало опустил руки и поплёлся искать свою стрелу.

— Опять искать…

Охотник из него был никудышный, но его это не останавливало, к тому же в этом лесу, помимо дичи, было полно другой еды: грибы и ягоды были его основной добычей уже второй год.

На нем была надета рубаха болотного цвета и чёрные штаны, а обувью ему служили неудобные сандалии.

Два года назад, на своё двенадцатилетие, Коди получил подарок от старосты — старый лук и колчан с одиннадцатью стрелами. После нескольких месяцев тренировок со старшим сыном старосты мальчишка осмелился пойти в лес за дичью.

Охота в одиночку имела ряд плюсов, которыми он никак не мог пренебречь:

Во-первых, вся добыча достаётся только тебе.

Во-вторых, время охоты зависит только от тебя.

В-третьих, никто не будет смеяться над твоей отвратительной стрельбой.

В-четвёртых, никто не будет мешать тебе собирать ягоды и грибы, потому что "лук это для трусов, которые просто боятся принять честный бой… с кроликом…"

Ладно, последнее он придумал сам, аккуратно срезая очередной гриб — шустрые же эти кролики.

Коди не мог бросить охоту. Это был один из основных источников питания для них с матерью. Пускай кого-то подстрелить удавалось довольно редко, мальчишка всегда возвращался домой с едой в сумке, а мама встречала его с улыбкой. Ради её улыбки он был готов на всё.

Пробравшись через заросли, парень вышел на небольшую поляну, на которой росло немного белых грибов. Он опустился на одно колено, вновь вытащил туповатый нож из ножен на поясе и аккуратно срезал все грибы у основания.

— Грибов уже многовато, найти бы ещё чего-нибудь…

Парень отправился дальше, пока не вспомнил, что ему ещё предстоит найти стрелу. Не было проблем в том, чтобы бросить это дело, но у них с матерью денег не было даже на еду, о каких стрелах могла идти речь? Он берёг их, несмотря на то, что каждый неудачный выстрел заставлял его потратить больше времени на поиски стрелы, чем на поиски добычи.

«Был бы отец жив…» — подумал мальчишка, и настроение его сразу испортилось

Тот запрещал Коди ходить в лес. Говорил, что тут полно зверья разного… опасного. Рассказывал о том, как однажды здесь потерялся непослушный мальчуган. Тогда кто-то пытался свалить всю вину на Иртис, что по легендам крадёт непослушных детей, потерявшихся в лесу. Староста тогда сильно негодовал по этому поводу. Мальчишку быстро нашли деревенские охотники, недалеко от поселения.

Его отец был странствующим торговцем и часто рассказывал истории из своих поездок. Как-то он рассказал, что на его повозку напали волки, но так, чтобы мама не слышала. Иначе, она не отпустила бы своего мужа рисковать своей жизнью непонятно куда, даже, чтобы прокормить её и сына.

Всё изменилось, когда он ушёл на войну и не вернулся. Он обещал, мальчишка помнил его слова, словно они прозвучали только что. Теперь Коди вынужден ходить в лес, несмотря на запреты и предостережения. Пришёл голод, пришла грусть, настали тяжёлые времена.

Матушка Коди всеми силами пыталась делать вид, что всё хорошо. Усердно работала в полях, говорила, что в их жизни всё наладится, но каждый день он видел взгляд матери полный грусти и сожалений. День ото дня те немногие запасы, что оставил отец, иссякали, пока не кончились вовсе. Жизнь становилась всё труднее.

«Прости… Это всё, что я могу дать тебе» — читалось в глазах матери. Это злило Коди и заставляло грустить. Он видел, как старается его мама, и всем сердцем хотел облегчить её участь. Юный мальчишка хотел видеть улыбку на её лице.

«Как ты мог солгать, отец?»

Тёплый дом, вкусный ужин и одежда, сшитая мамой вручную: всё это было тем, что она давала ему и Коди берёг это как сокровище, надёжно сохраняя в своём сердце каждый миг, проведённый с ней. О большем он и не желал.

Коди поклялся во что бы то ни стало выполнить обещание отца… Он не уйдёт, и он заставит свою матушку снова искренне улыбаться, даже если на это уйдёт вся жизнь.

Так, помогая друг другу и живя ради друг друга, семь лет прошли словно ураган, подкидывая их семье всё новые трудности.

Погружённый в свои мысли и продолжая свой путь в поисках стрелы, он заметил, что небо стало окрашиваться в оранжево-розовые тона — солнце клонилось к закату. Пора возвращаться.

Взглянув на свою сумку, мальчишка скривился от злости: завтра им придётся немного поголодать и в этом есть его вина. Где же эта деревяшка?

Вскоре, заметив свою стрелу, воткнутую в землю, он нервно выдернул её и, почистив наконечник об листья, убрал в колчан. Нужно поторопиться в деревню.

Идти предстояло недолго, матушка запрещала заходить далеко в лес. Пусть, чаще всего это не останавливало Коди, как и в этот раз, но ближе к вечеру парень всё равно старался возвращаться в места у деревни.

Спустя несколько минут послышался звонкий смех других детей. Подрастающая ребятня казалась парню такой беззаботной. Они не знали потери родителей, могли сколько угодно резвиться на улице днями напролёт.

Коди не мог себе этого позволить. Если он не пойдёт на охоту, то еды, что приносит матушка с полей, не хватит. Ведь Коди обещал. И он не солжёт.

Когда мальчишка вышел из леса, лучи заходящего солнца неприятно ударили по глазам. Малышня не обращала на него особого внимания: просто помахав ему ручками, они возвращались к своим делам, уже зная, что Коди не будет с ними играть. Да и сейчас он был не в духе. Шагая по просторной улице, парень вспомнил вчерашнее беспокойство и, обратив внимание на непонятно от чего опустевшую деревню, ему становилось действительно не по себе. Волнение только усиливалось, и он поспешил домой.

Дом был небольшим: в нём кое-как умещалась печь, стол с лавочками на противоположных сторонах и пара кроватей. Он был построен почти полностью из дерева, как и большинство остальных домов в деревне.

Войдя внутрь, Коди увидел свою мать, сидящую на кровати. На ней было простенькое, крестьянское платье коричневого цвета и фартук того же цвета, но немного темнее. Подойдя чуть ближе, парень заметил у неё в руках флакон с дорогими, Гварнскими духами, которые ей подарил отец. Духами с её родины. Опять они.

— Ах… Коди… как успехи?

Прежде чем ответить, мальчишка прошёл глубже в дом, к столу, и поставил на него мешочек со своими находками. Он был зол. Ему нужно успокоиться. Чуть-чуть помедлив он уселся на лавочку и, успокоившись, начал свой «доклад».

— Ну… думаю, на пару дней хватит, вместе с теми запасами, что у нас есть, но завтра придётся ещё сходить поискать.

Коди почувствовал запах духов, что заставило его поморщиться. Мама редко ими пользовалась.

— Ты снова их достала?

— Да…

Коди старался не поднимать эту тему, зная, что духи и их запах единственное напоминание об отце. Тишина повисла между ними — продолжать разговор не было смысла. Парнишке не нравилось видеть свою матушку грустной, тем более из-за этих духов, но что он мог с этим поделать? Просто наслаждаться запахом духов, погружаться в ностальгию мирной и счастливой семейной жизни, одно из любимейших занятий его матери, как бы то грустно не звучало.

— Пора приниматься за ужин.

— Тебе помочь?

— Не-е-ет, можешь пойти поиграть на улице.

Пусть помочь он ей не мог, Коди хотел научиться готовке, и быть хотя бы ещё немного полезнее, но он понимал, что она не посчитает это честным и не свалит на него ещё и готовку. Мама любила его не меньше, чем он её. Она бы никогда не смирилась с тем, что становится бесполезной своему сыну. Хотя никто из них никогда не считал друг друга бесполезным.

Коди неспешно вышел из дома и задумался.

«Поиграть, да? С тех пор как он солгал, я не знаю, что это такое.»

Мальчишка осмотрел улицу, злость снова накатывала на него. Нужно чем-то себя занять. Оглянувшись вокруг он увидел одинокого прихрамывающего старичка, что медленно шёл куда-то в сторону северных ворот. Приглядевшись к нему, мальчишка понял, что это староста, что-то бормочущий себе под нос и даже не замечающий Коди.

— Староста!

Старичок слегка вздрогнул, оглянулся, но, увидев подбегающего к нему Коди, широко улыбнулся. На нём была надета серая рубаха и дряхлые, как и он сам, штаны. Старичок носил длинную седую бороду, а голова его уже давно стала лысой.

— Коди, здравствуй.

На его шее болтался символ Иртисизма — ромб с двумя лучами и короной. Староста никогда не скрывал своей религиозной принадлежности, в этом не было необходимости. Аксария уже давно не та страна, которая яро отстаивает свою религиозную целостность и уже целые регионы практически полностью исповедуют Иртисизм. В основном это территории, захваченные у Кохумо в прошлой Восточной войне, отгремевшей 7 лет назад. Той самой войне, забравшей жизнь отца Коди. Хотя и по сей день не все избавились от предрассудков, что иногда доставляло старосте проблем.

Коди скептично относился к религиозной вражде между Иртисизмом и Эйрисизмом. Просто не понимал для чего она. Мальчишка вырос на сказках и легендах Эйрис, знал о вражде, но всё это дополнили рассказы отца о людях, эльфах и глитчах, что тот встречал на своём пути. До великой войны, тысячу лет назад, эльфы, физически самая слабая раса, исповедовала исключительно Иртисизм, люди в подавляющем большинстве Эйрисизм, а глитчи, физически самая сильная раса, только Эйрисизм. После войны, а особенно после основания Эделики, нового религиозного центра Эйрисизма на эльфийской территории, люди и эльфы перемешались, а границы религии размылись. Только глитчи остались верны своим традициям и исповедуют Эйрисизм и по сей день, жестоко преследуя любых сторонников Иртисизма.

Отец о всех них говорил так:

«Если видишь красивого худого мужчину или женщину с длинными ушами, эльфа, в первую очередь узнай о его религии. Иртисисты очень ответственны и дотошны, не любят торговаться. Попытаешься изменить цену или, да сохрани меня богиня, заподозрят обман, могут и вовсе отказаться от сделки. Но более надёжных торговцев я не встречал. Если заключили сделку, точно исполнят, чего бы им это не стоило. Эльфы-эйрисисты же получают удовольствие от процесса торгов и хитростей. С ними надо держать ухо востро. Недоглядел сам виноват, азартные ребята. А вот с глитчами лучше приходить с охраной и только если ты сам Эйрисист. Кодекс Эйрис они никогда не нарушают, обманывать не будут, партнёры они надёжные, но на переговорах ценят только силу. Дал слабину, потерял выгоду, а если ты Иртисист, лучше даже не заговаривай с ними. Могут и обмануть, и договор не выполнить. Если повезёт. Страшные ребята, огромные, с рогами, всегда в доспехах, словно всегда готовы к войне»

Коди отмахнулся от неожиданно нахлынувших воспоминаний. Может слова отца и были правдой, но он их предал, когда ушёл и не вернулся.

— Здрасьте, проверяете деревню?

— Ага… хочу заодно и ворота проверить.

— А что с ними?

— Говорят, они днём не закрывались, а оставлять ворота открытыми на ночь нехорошо, особенно сейчас… Кстати, пойдём со мной, может пригодиться твоя помощь.

На лице старосты мелькнула тень волнения и тот, словно забыв о Коди, медленно зашагал в сторону ворот. Мальчишке пришлось подстраиваться под его неспешный темп.

— Как у вас с матерью дела?

— Она… снова достала духи…

Старик тяжело вздохнул, заметив на лице Коди тщетно скрываемую злость.

— Не злись на неё, Коди. Твой отец был поистине хорошим человеком. Нам всем его не хватает, пойми это.

Восточная война с эльфийской Кохумо семь лет назад. Она затронула жизни многих людей, поставив крест на большинстве из них, а всё из-за имперских амбиций Аксарии — объединить в своих границах всё северное побережье восточного Великого моря.

— Я… я не могу этого понять. Он обманул меня и маму, как он может быть хорошим человеком?

Староста с грустью подумал о последствиях той войны. Отец Коди был добрым человеком и очень помогал деревне… Его забрали силой, пригрозив, что иначе заберут сына. В других обстоятельствах он стал бы Коди прекрасным отцом. Но реальность жестока.

Мальчик почти не видел его в детстве, из-за постоянных торговых путешествий, а когда отец надумал окончательно осесть, разверзлась эта треклятая война, с которой он не вернулся. Неудивительно, что Коди злится на него. Ещё одна загубленная семья.

— Знаешь, Коди, тебя окружают люди, которые хорошо его знали, почему бы тебе всё-таки не поверить им, м?

Старик продолжил неспешно идти, убрав руки за спину.

«Если он заставляет свою жену и ребёнка так страдать, то можно ли его назвать хорошим? Он мог сделать что угодно, но не оставлять нас… Он обещал!»

Какое-то время они шли молча. Староста ждал, что Коди что-то спросит, но мальчишка лишь шёл рядом, думая о своём. Глядя на него, старик задумался о собственном сыне и это заставило его нахмуриться.

— Мой сын вчера отправился в город — говорит, что хочет стать авантюристом.

— А? Авантюристом? Наверное, это… интересно?

— Да кретин он. Иртис запрещает своим последователям покорять подземелья.

Об иртисистах ходили разные слухи — отголоски эпохи верности Эйрисизму всё ещё давали о себе знать редкими проявлениями массовой агрессии к приверженцам враждебной религии. В основном слухи были о том, какие же иртисисты злодеи поголовно, но староста никогда не казался Коди злодеем, он был достойным человеком, хотя и единственным иртисистом, которого он знал лично.

— Вы… не одобряете?

— Конечно же нет. Кому захочется, чтобы его ребёнок рисковал жизнью в идиотских древних дырках ради денег?

Коди затих. Он был так поглощён мыслями об отце, что сказал не подумав. Теперь размышляя над ответом, не мог найти что сказать. Спустя пару мгновений молчание стало его единственным ответом.

— Вот видишь.

— Угу…

Оставшийся путь они проделали под недовольное бурчание старосты себе под нос.

У ворот их встретил недавно прибывший из Интра строитель. Он пришёл пару дней назад и сказал, что хочет устроиться где-нибудь в деревушке и жить преспокойно. Что примечательно — семьи у него не было, хотя он был уже не молод. Но никто не придал этому значения. Так часто бывает среди авантюристов или людей, которым приходится путешествовать по той или иной причине.

— Что тут случилось?

— Ворота сломаны. Кто-то сломал их днём, а мы не успели починить.

— Как сломаны? Почему мне не сказали?

— Думали, что успеем, но…

Строитель попытался закрыть ворота, но выломанные петли этого не позволили. Староста нахмурил свои седые брови, глядя на ворота.

— Разве такую поломку сложно починить?

Строитель явно нервничал. Спустя пару мгновений староста повернулся к мальчишке и быстро шёпотом проговорил:

— Коди, беги к вышке. Как только я запущу красный шар в небо — звони в колокол, что есть сил.

— Что?

— Быстрее!

На лице старосты был виден заметный испуг. Неожиданная перемена в нём заставила Коди помчаться к вышке так быстро, как только возможно. Она находилась в противоположной стороне, так что бежать пришлось немало. Колокол служил для подачи сигнала о бедствии городу неподалёку. Конечно, староста редко им пользовался — он мог подать сигнал тем же световым шаром, да и проблем у деревни, кроме нападения агрессивного зверья, почти не бывало. Но в этот раз что-то напугало его. Что-то, что требовало бить в колокол.

Подбежав к вышке, Коди спешно забрался наверх. Только сейчас он заметил, как тяжело дышит. Ему потребовалось почти полминуты, чтобы немного отдышаться. Подойдя к краю вышки, парень стал ждать сигнала.

— Что же происходит? Никогда не видел старосту таким.

Мальчишка взволнованно смотрел в сторону северных ворот и ждал сигнала, но его всё не было.

Ожидание всё длилось, а сигнала не было. Коди немного расслабился и оглянулся по сторонам. Лес вокруг словно замер в ожидании чего-то, и вёл себя слишком тихо. Коди вновь вспомнил своё вчерашнее волнение.

«Нет, что-то определённо случится, нужно быть внимательным.»

Коди уже хотел снова повернуться к северным воротам, как заметил, что с юга, по дороге к поселению, на полном ходу скакали всадники.

— Подмога из города? Но… я не звонил в колокол.

Один из них остановился на холме недалеко от выхода из леса и его стало хорошо видно.

«Бандиты!»

Оцепенев от ужаса, Коди одеревеневшими от испуга руками старался нащупать канат, но вместо этого споткнулся и упал рядом с ним.

В это время бандит, выпустил мощный заряд магии, который разнёс южные ворота деревни.

— Дебил! Надо было сначала по вышке! Они не должны подать сигнал городу! Сожги её!

Коди сразу же осознал, что, если будет медлить, сгорит вместе с вышкой. Надо подать сигнал. Если он не подаст его, если не придёт помощь, то мама…

На всю деревню разнёсся громкий звон колокола. Коди бил в него снова и снова, его должны услышать… Это всё о чём он мог сейчас думать.

Маг нападавших пустил огненную стрелу по вышке, в попытке попасть по мальчику, но только поджёг лестницу.

— Ты совсем идиот?! Мы все подохнем тут из-за тебя! Снеси эту вышку немедленно!

Главарь бандитов был очень зол, их маг начал готовить ещё один мощный заряд.

Коди чувствовал, что это может быть его последним действием, но он должен защитить маму… Он должен продолжать звонить.

Огонь с лестницы уже подобрался к вершине, южная часть деревни полыхала от первого заряда, что разнёс ворота…

«Не останавливайся! Не останавливайся! Где же подмога? Сколько же им надо времени?»

Очередной заряд магии поразил левую сторону вышки в середине, разнеся одну из опор, и она, накренившись, начала падать прямо на ворота.

Прекратив звонить, Коди быстро перешёл на правую сторону и ухватился за перила в последней надежде, что он переживёт это падение.

Вышка медленно кренилась в сторону ворот и вскоре с грохотом рухнула на землю, заблокировав собой выезд. Коди же, со звоном ударившись головой о колокол, потерял сознание и упал на крышу, уже начинавшего гореть, сарая.

Очнувшись спустя некоторое время, мальчишка начал выбираться из обломков полностью развалившегося сарая. Тот спас ему жизнь, смягчив собой падение. Едва придя в себя, Коди попытался встать, но тут же упал. В ушах стоял звон, в глазах всё ходило ходуном.

Так он пролежал спиной на холодной земле какое-то время, пока звуки звона не начали уступать воплям жителей деревни и треску горящей древесины.

Голова всё ещё кружилась, но он попытался встать. Было тяжело удержаться на ногах. Облокотившись на стену дома, Коди оглянулся.

— Святая Эйрис…

Дома горели, а на улице, то тут, то там лежали люди. Всадники всё ещё были здесь и преследовали выживших, маги жгли обысканные дома.

— Мой дом… мама!

Коди попытался бежать к своему дому, но тут же снова упал…

«Сколько я пролежал? Нет, не важно! Мама, я должен защитить маму!»

Вставая и падая раз за разом, Коди направился в сторону своего дома.

Бандиты заметили его, но проигнорировали:

— Вот идиот. Нет бы, убежать в лес, надо переться у всех на глазах.

— Забей, у нас нет времени на мелюзгу, его всё равно никто не будет слушать. Забирайте остатки и валим отсюда. Нам нужно уйти до подмоги из города!

Многие дома уже были полностью объяты пламенем. Они разваливались словно песочные, крыши с громким треском хоронили под собой остатки стен, а те в свою очередь разлетались в стороны. Всюду бушевала эта адская стихия.

Сквозь пылающие и разрушающиеся дома Коди бежал лишь с одной мыслью: «Лишь бы она была жива, лишь бы была жива».

Едва завидев свой дом, парень остановился — крыша только начинала разгораться, значит, его подожгли последним, но…

Резко ускорившись, преодолев последние метры, Коди ринулся в дом. Дверь в прихожую, дверь в дом.

«Откуда они!!!»

Распахнув последнюю дверь, он увидел мать, но так и остался стоять в распахнутых дверях.

В развороченном доме только стол по какой-то причине так и остался стоять, а на нём две чем-то наполненные тарелки.

А рядом со столом…

Простенькое крестьянское платье коричневого цвета и фартук того же цвета, но немного темнее. Красивое, но абсолютно бледное лицо, светлые волосы хаотично расползлись по полу… и лужа крови.

— Нет, нет-нет-нет…

Время словно остановилось, все звуки пропали и сейчас он слышал лишь то, как бешено билось его сердце. Язычки пламени уже были в доме, но его это не волновало.

— Пожалуйста… вставай… мама…

Ошарашенный Коди медленно поплёлся к ней, вытянув руку вперёд.

— Этого не может быть!

Он срывался на крик. Гнев и неимоверная печаль овладели им.

— Я не верю… не верю… Я ведь поклялся, что защищу тебя вместо отца…

Перед глазами всё плыло, то ли от слёз, то ли от головокружения. Он уже почти не мог ничего разобрать, не мог здраво мыслить.

— Я не справился…

Крыша начала трещать и с неё посыпались продолговатые дощечки, объятые огнём, некоторые из них падали совсем рядом с Коди, но ему было всё равно.

Его одежда начинала гореть, но он не обращал на это внимание.

— Прости, мама, хотя бы сейчас я буду рядом с тобой. Мы больше не будем страдать.

«Я больше не буду страдать…»

И всё опустело. В сознании Коди больше не было мыслей. Даже тепло огня на левой руке исчезло, словно огонь потух.

Подойдя к телу, он упал на колени и положил руку на плечо матери. Рука уже была вся красная от ожогов, но он не замечал этого — боли словно никогда не существовало, а уши снова заложило.

Смотря на свою маму, он уже не чувствовал грусти. Он ничего не чувствовал. Чувствовать было нечего… или нечем. Он просто сидел рядом с ней.

Крыша начала прогибаться, с неё посыпались куски обугленных брёвен, которые падали рядом с ним, но это его совершенно не беспокоило. Теперь его уже ничего не беспокоило.

Вдруг что-то прохладное проникло к нему за шиворот, крепко ухватившись за воротник. В один миг Коди оказался снаружи, лёжа на спине. Перед его лицом предстал человек, женщина, каштановые волосы и сердитые зелёные глаза.

Её губы шевелились, но он ничего не понимал, он всё ещё ничего не слышал. Вокруг били копытами кони, на которых только что прибыли спасители. Но он ничего не чувствовал.

Мальчишка слегка приподнялся и увидел множество солдат, которые уже принялись искать выживших, тушить дома и вырезать оставшихся бандитов. В глазах всё помутнело, закружилась голова и он, закрыв глаза, упал обратно на прохладную землю.

«Зачем… меня… спасли…»


Глава 3 Я позабочусь о тебе


Дата: 15-ое число месяца Ивея, 1049 год. Место: город Интр.

Коди проснулся в незнакомом месте. Небольшая комната, с деревянными стенками. Можно было подумать, что это его дом в деревне, но окружение казалось другим, гораздо больше, скорее всего, из-за отсутствия большой печи и обеденного стола.

Когда он попытался сесть, его голова закружилась.

— О-о-ох…

Рука рефлекторно дёрнулась к голове, завёрнутую в бинты.

С некоторым усилием Коди всё же удалось сесть. Продолжая держаться за голову, словно от этого ему было немного легче, он щурился будто от боли. Не понимая, болит у него голова или нет, он испытывал странное чувство.

«Кажется… ещё в тот момент, когда я забежал в дом…».

Воспоминания вчерашнего вечера врезались ему в память и образы событий стали представать перед глазами.

— Мама… что мне теперь делать?

Коди заполнило странное чувство, словно запертая в клетке грусть. Что-то не давало ему ни заплакать, ни закричать, защищая от этой боли.

От бессилия он крепко сжал кулак, приставив его к груди, и сильно ударил по тумбочке рядом с кроватью.

— Чёрт!

Никакой боли, хоть кулак и покраснел.

В коридоре послышался звук быстро приближающихся, постукивающих каблуков. Подойдя к двери, они затихли, и раздались пара негромких ударов в дверь. Парню стало неловко, что кто-то услышал его. К тому же он не знал где находится, у него могли быть большие проблемы.

Дверь открылась, в комнату вошла служанка, по крайней мере, она так выглядела. На ней была форма: чёрная юбка, рубашка и чёрный фартук.

«Всё обошлось, всего лишь служанка».

— Ты уже проснулся?

Она медленно, постукивая своими каблучками, прошла в центр комнаты.

Коди молчал, не зная как ответить.

— Мм, у тебя всё хорошо?

— Да… п-простите…

Она лишь отмахнулась.

— Не волнуйся.

Коди отвёл взгляд.

Служанка всё стояла, сверля его взглядом в ожидании, от чего мальчишке становилось не по себе.

— Можно спросить?

— Конечно.

— Где я нахожусь?

Присев на стул, с противоположной стороны тумбочки она выдохнула и, собравшись с мыслями, стала рассказывать ему то, что знает. По словам служанки, его вчера привезли без сознания поздно ночью, его одежда была прожжена до дыр, а на целых кусках рубахи были видны тёмные пятна от крови и грязи. Его спасителями были солдаты Тандалийского ордена, во главе с некой Маргарет Рей, которая распорядилась, чтобы о нём позаботились. Местом, где Коди очнулся, оказался город Интр, что логично, ведь он был ближайшим к деревне.

Если это не солдаты из Интра, то они скорее всего прибыли с севера, где был староста. Нападение началось с южной стороны, а Орден прибыл с северной, следовательно, должна быть вероятность, что кто-то ещё выжил.

— Скоро обед, тебе надо подкрепиться.

— У меня… нет денег…

— Не переживай! За тебя платит госпожа Рей.

— Госпожа… Рей?

— Ну да! Командир прибывшего отряда!

«Кажется, я ей уже задолжал» — подумал Коди.

Только сейчас мальчишка понял, что из одежды на нем только трусы. В прямом смысле остался в одних трусах.

— А… где моя одежда?

— Выбросили.

— Что?!

— На ней было полно дыр, она сгорела. Да и у тебя вчера на руках было полно волдырей, кое-как вылечили.

«Странно. Ни вчера, ни сейчас я не чувствую боли от того что горел…».

— Я принесу тебе рубашку и штаны. Они слегка поношенные, но других у нас нет.

Служанка энергично вышла из комнаты, не закрыв за собой дверь. Стук её каблуков отдалялся всё дальше, пока не послышался скрип другой двери.

Вернувшись в комнату Коди, служанка выдала ему рубашку и штаны. Всё было слишком большим. Со стороны это выглядело так, словно парнишка был одет в мешки.

— Немного большевато…

«Немного, ага…».

— Ну, пока походишь так, потом ушьём. Тебе не помешало бы поесть. Слева лестница на нижние этажи, спустишься на первый этаж, там будет стойка. Позовёшь кого-нибудь, тебя накормят.

— Хорошо.

Служанка вышла из комнаты.

Коди встал с кровати и подошёл к окну. Слегка приоткрыв его, парень сразу же ощутил свежий воздух без деревенских ароматов и множество звуков города: смех детей, крики торговцев, рекламирующих свой товар, скрип повозок и топот копыт лошадей. Ему раньше никогда не доводилось бывать в городе, и эта картина казалась чужой. Но было в ней и что-то манящее.

Вчерашний вечер казался чем-то далёким. Сгоревшие дома, мёртвые люди, лежащая в луже крови мать… всё это не вызывало у него ни грусти, ни злости. Казалось, всё это было тем, что он пережил когда-то давно, частью его далёкого прошлого, но в этом прошлом осталось то, без чего Коди не видел своего будущего.

— Что мне… теперь делать… ради чего мне жить?

Облокотившись на подоконник, он устремил свой взгляд куда-то вдаль.

— У меня ничего не осталось. Ничего.

Коди чувствовал себя пустым, бессмысленным, бесполезным. Сейчас у него не только ничего не было, он потерял самого себя в том горящем доме.

Больше не нужно ходить в лес на охоту, больше не нужно помогать в полях. Больше не увидеть мамину улыбку от того самого первого подстреленного зайца. Теперь некого защищать, не для кого жить.

— Зачем меня спасли…

Коди не видел в себе смысла. Пустая, бесчувственная оболочка.

— У меня мама умерла! Какого хрена я ничего не чувствую?! Почему я не могу даже погрустить о ней?! Почему я не могу банально заплакать?!

Ему хотелось что-то сломать, может ударить или разбить, но постепенно гнев утихал, а на замену гневу, вместо грусти, пришла лишь пустота.

— Почему у меня отобрали даже возможность быть живым?

Долгое время Коди просто простоял у окна, размышляя о прошлом и грядущем.

Неожиданно живот предательски заурчал…

— Надо бы найти госпожу Рей… поблагодарить её…

Пусть в своём спасении он и не видел особого смысла, его воспитали так, что за всё надо платить. Да, у него ничего нет, но сказать «спасибо» он был обязан, а что с него потребует госпожа, уже не важно.

***
— Чего тебе?

Увидев неприветливого мужчину за стойкой, о которой говорила служанка, Коди подумал, что пришёл не туда.

— Я…

— Накорми его, за мой счёт.

Неожиданно к стойке подошла девушка. Зелёные глаза и длинные, волнистые, радующие глаз каштановые волосы. Её милому лицу так не шла та дерзость, с которой она бросила пару медных монет на стойку. Казалось, что она не испытывала никаких эмоций кроме недовольства.

Мужчина за стойкой невольно взял эти монеты и отправился в соседнюю комнату за порцией для мальчишки.

— Вы Маргарет Рей?

Маргарет посмотрела на парнишку усталым взглядом.

— Да. Долго же ты спал. Что это за мешки на тебе?

— Простите… мне это выдали вместо моей сгоревшей одежды.

Глубокий выдох, на лице Маргарет написано разочарование.

— Бери чашку, соня, и идём за мной.

Девушка развернулась и пошла куда-то вглубь таверны. Коди заметил меч в ножнах у неё на поясе, что казалось непривычным — от неё веяло опасностью.

Маргарет уселась за столиком в дальнем углу таверны, положив одну ногу на другую и сидя на лавочке полубоком. Она терпеливо ждала мальчишку, который спешил за ней, пытаясь не расплескать похлёбку в своей чашке. Усевшись напротив неё, он принялся есть только после того, как девушка кивком разрешила начать трапезу. Сама Маргарет в это время осматривала помещение, чем Коди тоже заинтересовался, начав оглядываться. Таверна была довольно просторной, в ней было множество расставленных в ряд столов и лавочек. Посетителей было очень мало. Коди удалось насчитать всего семь человек, сидящих за отдельными столами.

«Странно, что здесь так мало людей».

Было так тихо, что таверну наполняли только звуки с улицы и тихое постукивание ножа.

— Ну, рассказывай, кто ты, где живут твои родственники? Мы можем отправить тебя вместе со следующим конвоем торговой гильдии.

Интр был крупным городом и сюда приезжали многие торговцы стран Южной Дансарии, чтобы после Интра разъехаться по всей Аксарии или дальше, за границу, на территории стран Восточной и Северной Дансарии.

Эта область издавна принадлежала людям, а если быть точнее, то здесь было четыре человеческих страны-союзницы: Ремдан, Гимлод, Милатс и Аксария, с запада на восток.

Аксария была крупнее всех других вместе взятых, её границы растянулись на север, вдоль побережья Латийского моря, а Милатс уже давно был в составе Аксарии, но многие предпочитали помнить его независимым и упоминали как отдельную страну, словно пытаясь оскорбить Аксарию.

— Я Коди. У меня… не осталось родственников — У Коди не было других родственников в Аксарии. Была родня матери в Гварне, но от них не было писем несколько лет и быть уверенным в том, что они живы он не мог. Было гораздо проще считать их погибшими, чем надеяться на то, что они живы и с радостью позаботятся о нём.

Маргарет немного удивилась.

— Вот как?

Аппетит Коди сразу же сошёл на нет, как только девушка заговорила о семье.

— Да…

— Тогда надо решить, что с тобой делать. Сегодня, так и быть, я позабочусь о тебе, но завтра мы отправляемся дальше, ты будешь предоставлен сам себе.

Что-то её «позабочусь о тебе» не внушает доверия. Пусть она не сделала мальчишке ничего плохого, Маргарет не выглядела как человек, способный о ком-то позаботиться.

— Вам не нужно обо мне переживать… я всего лишь бедный простолюдин.

Маргарет лишь ухмыльнулась.

— Ты славный-малый.

Она заметила, что Коди перестал есть, опустив руки под стол. Его лицо казалось девушке каменным.

По нему и не скажешь, что он переживает о смерти матери, да и ведёт он себя так, словно вчера ничего не произошло. Его поведение выдавало в нем странный, непонятный Маргарет страх.

— Есть не будешь?

— Аппетит пропал… простите.

— Это денег стоило, придётся отработать.

— К-как?

— Поговоришь со мной, пока будем идти к портному.

Маргарет была очень странной. Её тон был таким придирчивым и недовольным, но она не делала ему ничего плохого. Более того, она пыталась позаботиться о нём, Коди чувствовал это. Возможно, она это делает только из-за того, что ему пришлось пережить.

С такими мыслями Коди покинул таверну, следуя за Маргарет.

На улице уже стояла жара. Солнце больно било по глазам, после пребывания в тусклом зале таверны. Широкие улицы были полны суетливых людей, создавая непривычный, для деревенского мальчика, гомон. Эльфов и глитчей в Аксарии редко увидишь, даже в торговом городе они были нечастыми гостями. Чаще всего их можно было встретить в Гильдии Авантюристов, но даже там, они особенно не задерживались, стараясь как можно быстрее продолжить свой путь.

Дома, отделанные белым камнем, смотрелись очень красиво, вместе с их черепичной крышей. На их фоне, деревянные грязные дома в деревне Коди заметно проигрывали.

Маргарет пыталась подстроиться под неспешные шаги Коди, пытающегося рассмотреть абсолютно всё. Весь его вид говорил о том, что он впервые оказался на улицах города. Каждый раз, когда ей удавалось это сделать, мальчишка то и дело отвлекался на что-то новое и практически останавливался, пока Маргарет шла дальше.

Она не злилась на него, торопиться было некуда. Пока орденоносцы её отряда посещали необходимые им лавки и закупались провизией, у девушки не было никаких планов на сегодняшний день, и она считала, что проведёт его с пользой только попытавшись помочь мальчишке.

— Никогда не был в городе?

— Мой отец был странствующим торговцем. Он мне много о них рассказывал. Сам я ни разу в городе не был.

В детстве Маргарет нравилось слушать рассказы странствующих торговцев, посещающих владения её семьи. Это ремесло казалось ей интересным, но также оно ассоциировалось у неё с одиночеством.

Долгий путь от города к городу, а с тобой только твои товары, лошадь и иногда случайные попутчики.

Увидев, с каким блеском в глазах Коди рассматривал такие обычные для неё вещи, девушке вспомнился вчерашний вечер. Когда она поднялась на порог горящего дома, внутри находилась только мёртвая женщина.

«Значит, отец путешествовал в этот день и может быть жив, но почему парнишка о нём не сказал? Может, он погиб где-то в сражении с бандитами?»

— Коди, а где твой отец?

Мальчишка взглянул на Маргарет, сейчас он понял нечто странное.

«Отец? Почему даже он больше не вызывает у меня никаких эмоций?».

С каменным лицом, опустив глаза вниз, мальчишка произнёс:

— Он ушёл семь лет назад и не вернулся, бросив нас одних. Сказал, что идёт на Восточную войну.

Молчание.

Маргарет удивлённо смотрела на апатичного парнишку слегка приоткрыв рот.

— Мой отец тоже там был, командовал ополчением Ардовена. Его казнили, когда кохумцы устраивали партизанские набеги на завоёванный Каумм. Тогда они смогли увести его заложником.

Не поднимая взгляд, с тем же каменным выражением лица мальчишка тихо сказал:

— Та война много людей забрала…

— На отца мне плевать, никогда его не любила. Такой же ограниченный дворянин, как и остальные, думающий только о деньгах и династии.

Впервые за много лет Маргарет говорит с кем-то так открыто о себе. Тема была грустной, но она была рада поговорить о чём-то кроме оружия, планов отряда и новых заданиях.

Коди медленно перевёл свой холодный взгляд на Маргарет. Сейчас он видел в ней кого-то похожего на себя. Такого же человека, потерявшего всё, такого же бесчувственного, не в силах о чём-то сожалеть или о ком-то грустить.

— Пойдём, не хочу видеть тебя в… этом.

Кивком показывая на его одежду, она скрестила руки на груди и повернулась боком, демонстрируя своё намерение продолжить путь.

Мальчишка зашагал вслед за ней. Теперь он не отвлекался на окружающие дома, а лишь плёлся за девушкой, атакованный мыслями о том, что они с Маргарет во многом могут быть похожи.

***
— Добро пожаловать! Проходите, пожалуйста!

Звонкий колокольчик на двери оповестил владельца о появлении покупателей. Заметив его, Коди неосознанно дотронулся до своей повязки на голове, вспоминая своё вчерашнее падение с вышки.

Лавка портного была небольшим домиком. Сразу напротив входа был коридор, по правой стороне которого стоял прилавок.

— Здравствуйте, мне нужна одежда для мальчика.

«Сказала так, словно пришла своему ребёнку одежду выбирать.» — подумал Коди.

— Никаких проблем! Какую одежду желаете?

Маргарет обернулась на Коди, ожидая, что тот сообщит им с продавцом о своих предпочтениях. Мальчишка растерялся, он не понимал зачем ему вообще одежда… У такого как он, бессмысленного и пустого, нет будущего, так какая разница в чём он. Только зря ткань переводить, а ещё госпожа Рей из знати.

«Зачем ей платить за мою одежду? Я же бесполезный простолюдин.»

Он посмотрел на девушку. Её сочетание коричневых кожаных штанов и свободной белой рубашки выглядело приятным, а недавние мысли об их возможной схожести натолкнуло Коди на одну идею. Не придумав ничего лучше, он сказал:

— Хочу выглядеть как Вы, госпожа Рей.

— Как я не получится, тебе не хватает сантиметров двадцати в росте, длинных волос и шикарной женской фигуры.

— О-о-о, фигура у Вас, что надо!

Девушка бросила на продавца недовольный взгляд, словно говорящий: «Ещё что-то подобное выкинешь, и я сожгу тебя вместе с твоей лавкой».

— Кх… п-простите.

Между ними повисла тишина, буквально на несколько мгновений. Маргарет не любила получать комплименты от малознакомых людей, тем более касательно её внешности. Ей они всегда казались неискренними.

Радостный пыл продавца сразу спал. Казалось, что ещё немного, и по его лбу потечёт ручеёк пота. Требовалось сменить тему разговора.

— Н-ну вообще можно подобрать что-то…

Его голос сильно дрожал, становился то низким, то высоким. Владелец лавки засуетился и начал метаться по помещению из одного угла в другой, пытаясь найти нужные штаны и рубашку.

Спустя пару минут, из подсобки послышался довольный возглас.

Белая рубашка, тёмно-коричневые штаны и сапоги, словно были созданы для Коди.

— Тебе нравится?

Мальчишка стоял переодетый в новую одежду, разведя руки в разные стороны пытаясь рассмотреть всё, что только мог.

— Да.

— Значит, покупаем. Сколько с меня?

Владелец выглядел довольным собой. На Коди этот набор действительно хорошо смотрелся.

— Один серебряный за рубашку, три за штаны и пять за сапоги. Итого десять серебряных… Ой, восемь. Простите, привычка.

Чем больше он говорил, тем быстрее Маргарет хотелось покинуть это место, или сжечь. Расплатившись с ним, она молча увела Коди с собой на улицу.

— Спасибо…

— Ну хоть на человека стал похож. Теперь в тебе никто не станет хранить овощи. С другой стороны, ты потерял возможность хорошо подработать на складах.

Юмор Маргарет казался ему странным, и он не понимал, когда она шутит, а когда нет, ведь её лицо почти всегда было серьёзным.

— Давай теперь попробуем тебя куда-нибудь пристроить.

Маргарет оглядела улицу, в поиске хоть какой-нибудь приличной лавки. Не увидев ничего с обеих сторон улицы, она повела Коди дальше.

***
За весь день Маргарет так и не удалось ничего найти для мальчишки. Девушка злилась на себя, ведь не смогла помочь, но Коди не казался ей расстроенным провалом. Словно успех их похождений был ему вовсе безразличен.

После ужина Маргарет проводила мальчишку в его комнату, пообещав, что что-нибудь придумает.

***
Коди лежал в своей кровати и ворочался. Теперь его, скорее всего, отправят в приют у монастыря. Жизнь там пусть и лучше, чем у него в деревне, но монастыри обязывают своих воспитанников служить на благо церкви всю жизнь. Да, есть еда и вода, но он уже будет не вправе решать свою судьбу самостоятельно и всю жизнь будет вкалывать на монастырских полях.

«И почему меня это вообще беспокоит?»

Был ещё вариант — окно, но он сразу же отпадал, потому что завтра ему предстояло в последний раз встретиться с Маргарет. Сегодня он её так и не отблагодарил за своё спасение. Нельзя быть настолько неблагодарным.

Мысли бегали в его голове, словно тараканы. События вчерашнего дня, апатия, отсутствие чувства боли. Сильнее укутавшись в одеяло, он перевернулся на бок и зажмурил глаза, словно это помогало ему заснуть быстрее. Так он пролежал около часа, прежде чем погрузиться в сон.

***
После того, как Маргарет отправила Коди спать, она поднялась в переговорную, которую обычно занимало командование Тандалийского ордена в таких походах. Переговорная представляла собой небольшую комнату, со столом посередине, диван с противоположной от двери стороны и несколько стульев у стола. Так же там было много шкафчиков с книгами, картами и разными цветами в горшках. Вид из окон выходил на улицу ровно над парадным входом в таверну.

Войдя в комнату, она сразу заметила мужчину, сидящего за столом. Ну ещё бы, как можно не заметить такого амбала. Это был тот редкий случай, когда Эргенда можно было увидеть без брони, в обычной, нормальной одежде.

— Эргенд? Что ты тут делаешь?

Он был её правой рукой и во многом помогал уже долгие пять лет — всё время, что Маргарет была командиром этого отряда.

— Решил проверить наш маршрут ещё раз.

Маргарет прошла к столу и присела напротив Эргенда, уложив одну ногу на другую и откинувшись на спинку стула.

— А что с ним может быть не так?

— Осторожность, госпожа, никогда не бывает лишней. Особенно после того, что было в той деревушке. Я сегодня поспрашивал о бандитах на дорогах, узнал немного.

Эргенд иногда казался параноиком, но девушка понимала, что он хотел принести максимальную пользу своему отряду. На столе лежала карта Южной Аксарии с их маршрутом от Интра до южного портового города — Монтверда. По всему пути виднелись пометки, сделанные помощником от руки.

Повернув голову к удобному манящему дивану, Маргарет тут же легла на него, рассматривая потолок и думая о том, что её сегодняшнее «задание» провалено. Впервые за долгие годы она с чем-то не справилась. С другой стороны, грусть от этого давала ей больше поводов почувствовать себя живым человеком, а не чёрствым воякой Ордена. Вместе с Коди они провели целый день и ей было приятно пообщаться с кем-то, кроме солдат и торговцев.

— Как прошёл Ваш день? Вы ведь были с этим мальчишкой?

Во время поисков подходящего места, Маргарет и Коди несколько раз натыкались на орденоносцев, закупавшихся провизией. Мальчишке довелось поговорить с некоторыми из них. Большинство вояк показались ему такими несерьёзными… безответственными. Глядя на Маргарет и сравнивая их друг с другом, он не верил, что они из одного отряда. Да даже, что из одного Ордена.

— Да… я пыталась найти ему какое-нибудь местечко в подмастерье, но так ничего и не нашла…

— Что с родственниками?

— Его мать погибла вчера во время нападения, а отец ещё семь лет назад в Восточной войне… Других родственников нет, по его словам.

Эргенд задумался. Сейчас Маргарет казалась ему другой, более расположенной к общению, чем обычно. Такой простой и искренней Маргарет он не видел уже много лет… с тех самых пор, как она стала командовать в их отряде.

У семьи Эргенда в Монтверде была кузница, если попросить отца взять мальчишку в подмастерье, то он, скорее всего, согласится, но… готов ли он к такому путешествию? От Интра до Монтверда они дойдут дней за семь, и кто знает, что с ними случится за это время.

Но решает здесь не он.

— Госпожа?

— Что, Эргенд?

— У моей семьи есть кузница в Монтверде, я мог бы поговорить со своим отцом…

Маргарет приподнялась. Она выглядела оживлённой, внимательно слушая всё, что он говорит, начиная со словосочетания «есть кузница».

— Коди возьмут?

— Если я попрошу, то да, но ему придётся усердно работать, чтобы мой отец не выкинул его на улицу.

— Говоришь так, будто нас не выкинут, если мы будем отлынивать от заданий.

— Я хотел сказать, что…

— Я поняла, спасибо, что рассказал. Завтра утром поговорю с Коди, если он согласится, то мы возьмём его с собой.

— Как пожелаете.

Маргарет вновь упала на диван с еле заметной, довольной улыбкой на лице. Проблема разрешилась, значит день прошёл не зря. Да и нужно побольше пообщаться с этим мальчиком, чтобы узнать, что с ним. Он вёл себя немного странно, не так, как ведут себя дети, потерявшие родителей. Вытянув руки вперёд, потягиваясь и зевая, она перевернулась на бок и закрыла глаза. Спустя какое-то время девушка заснула.

Эргенд аккуратно накрыл её пледом, висевшим на спинке одного из стульев, и вскоре отправился в свою комнату. Медленно закрывая дверь, чтобы не издать ни звука, он невольно бросил взгляд на свою госпожу — на её спящем лице замерла та самая улыбка, с которой она говорила об этом мальчике, Коди.

— Долго ещё Вы собираетесь себя обманывать, госпожа Рей?

Дверь была благополучно заперта.

***
Орденцы с раннего утра стали загружать повозки с припасами и шум ударов ящиков о них разбудил чуть ли не каждого, кто снимал комнату в таверне, где остановился их отряд.

Коди не был исключением. Он спустился вниз, к повозкам, чтобы попрощаться с Маргарет, но не застал её: вместо неё погрузкой командовал высокий мужчина в броне. Это был Эргенд, который сразу же заметил мальчишку, но решил, что лучше ничего ему не говорить и дождаться Маргарет.

В это время девушка уже проснулась и расплачивалась с владельцем таверны. За отряд вычиталась сумма из казны государства, ведь Орден работает именно на него и платить из своего кармана она не собиралась. Маргарет платила за комнату и еду Коди. Оплатив всё это, она вышла на улицу, где её солдаты уже почти закончили с загрузкой. Там же её ждал кое-кто, кого она надеялась увидеть.

— Доброе утро, госпожа!

Отряд весело поприветствовал девушку, на что она ответила лишь скромным кивком.

Справа от входа топтался от неуверенности Коди, не знающий, что ей сказать.

— Доброе утро… госпожа.

— Ох, Коди, привет.

Мальчишка подошёл поближе. Как только он собрался отблагодарить её, она продолжила говорить:

— У меня есть одно предложение.

Голос Маргарет звучал с оптимизмом, на её губах была видна еле заметная улыбка.

— Мы можем взять тебя с собой до Монтверда, там есть одна кузница, где тебя точно возьмут в подмастерье…

Коди опустил взгляд, её предложение было очень заманчивым, но…

«Зачем всё это? Ради чего? Имею ли я право жить, с такой пустотой внутри?»

Коди уже был в неоплатном долгу перед Маргарет, и никаких благодарностей не хватит, чтобы вернуть ей его сполна. Он не мог ещё больше беспокоить свою спасительницу.

— …но, если ты помрёшь от переутомления — я не виновата.

— Госпожа Рей, я… очень благодарен вам…

Коди боялся продолжать фразу и немного запнулся… Однако Рей, казалось, этого не заметила. Она положила руку на его голову и взъерошила волосы. Её улыбка выглядела радостной и такой самодовольной.

— Благодарить будешь, когда прибудем в Монтверд, а сейчас иди собирай манатки и загружайся в повозку.

Неожиданно быстрый ответ Рей ввёл парня в ступор. Она не так его поняла… Но прямо сейчас, почему-то, это не казалось чем-то плохим.

«Моя жизнь мне уже не нужна, но если Госпожа Рей будет рада, то я поеду с ней и сделаю то, что она хочет».

Спустя пару секунд раздумий, парень кивнул и тут же залез в повозку, ведь у него всё равно не было ничего, кроме вещей, что подарила ему Маргарет.

Девушка же, пусть и не показывала этого, была очень рада помочь парнишке. Со странным чувством того, что сейчас она дала начало чему-то грандиозному, Маргарет села в седло своего коня. Повозки Ордена двинулись дальше на юг вслед за ней.


Глава 4 Аромат прошлого


Два дня прошло с того момента, как Орден покинул Интр. Отряд Маргарет Рей постепенно приближался к своему промежуточному пункту назначения — Винтесу. В походной жизни отряда была своя романтика. Ночёвки под открытым небом, ужин у костра в кругу своих товарищей и постоянное чувство предстоящих приключений в пути. Конечно, это не всё что было в жизни рядового воина Тандалийского ордена, но Коди больше всего приглянулось именно это.

В своих походах Орден останавливался на привал два раза в день. Один раз на обед — разбивали небольшую полевую кухню. Второй раз вечером, для ночлега. Лагерь ставили, чуть солнце начинало клониться к закату. Он представлял собой полукруг из повозок, стоящих друг за другом со стороны леса и ряд мер предосторожности, для обнаружения приближающихся незваных гостей. Всего у отряда было три телеги, в каждую было запряжено по одной лошади. В первой везли еду и воду для отряда и лошадей, а также всю столовую утварь и полевую кухню. Во второй всё военное снаряжение отряда. В третьей всё гражданское снаряжение — личные вещи, походные принадлежности. В случае необходимости в третьей повозке, а также первой, когда она пустела, могли перевозить раненых.

Припасов, купленных в Интре, с лихвой хватало, чтобы добраться до Винтеса, однако солдатня всё же охотилась ради развлечения. Да и свежее жареное мясо было гораздо вкуснее походной похлёбки или вяленого мяса. Коди тоже хотел поохотиться, это позволяло отвлечься от назойливых мыслей, но никто не брал его с собой, ведь мальчишка не создавал впечатление умелого охотника. Кто знает, что может случиться? Никто не хотел брать на себя такую ответственность. Кроме Маргарет, пообещавшей сходить с ним на охоту, когда они прибудут в окрестности Винтеса.

За это время Коди получше узнал орденоносцев за посиделками у костра или выслушивая их походные байки. По сути, разговоры был единственный способ для Коди не думать о том, что с ним произошло, а подчинённым Рей хватало такта его об этом не спрашивать. Поначалу солдаты Ордена казались мальчишке легкомысленными, но со временем он стал понимать, что на самом деле они просто полностью доверяли свои жизни госпоже. Отряд пройдёт с ней сквозь огонь, воду и медные трубы. Они абсолютно уверены в девушке и как в лидере и как в бойце. Два дня путешествия с Маргарет и байки вояк о своём командире подарили Коди чувство полной безопасности. Пока она рядом с ним, ничего не случится, и он странным образом был уверен в этом.

С командующей Коди общался много. Иногда ему казалось, что девушка специально на него натыкается, но это даже радовало. Всё лучше, чем снова окунуться в водоворот мыслей о прошлом. Сам того не замечая, Коди начинал перенимать её манеру разговора и изредка язвил орденоносцам не хуже своей госпожи. Те в шутку стали называть его «Коди Рей». Конечно же, когда рядом не было старшей Рей.

Для самой Маргарет Коди стал временным оруженосцем. Чтобы стать постоянным, ему нужно было присягнуть на верность, но в этом не было смысла, потому что мальчишка вскоре должен был покинуть отряд.

Всё это помогало не думать о непонятном равнодушии к смерти собственной, дорогой матери, однако, когда наступало время идти спать, всё возвращалось на круги своя. Отвлечься было нечем и, атакованный своими сомнениями и обвинениями самого себя, он не мог уснуть по несколько часов к ряду.

***
Орден встал лагерем в одном дне пути до Винтеса. Солдатня спешно распаковывала запасы и разводила костёр, пока Маргарет с Коди перебирали часть её вещей в поиске луков для завтрашней охоты.

Причём разбирали вещи они с чётким распределением ролей: Маргарет руководила, а Коди… Коди делал всё остальное. Усевшись на бревно напротив повозки, Маргарет со скучающим видом говорила ему в каком ящике стоит посмотреть, попутно отвечая на вопросы о принадлежности той или иной вещицы.

— Они точно должны быть здесь?

— Возможно.

— В-возможно?

— Может быть, я оставила их в Ардовене.

Коди смотрел на Маргарет, которая всем своим видом давала понять, что ей было скучно. Глаза полные безразличия, поджатые губы и поза — подавшись вперёд и забросив одну ногу на другую. Она упёрлась локтем в коленку и держала в ладони этой руки голову.

— Снова шутите?

— Может быть.

Вернувшись к разбору вещей, Коди тяжело вздохнул. В ящике, в основном, лежали мечи. Видимо, это не вещи Маргарет.

Следующий ящик был полон разных вещей — одежда, полотенца и ещё одна вещь, приглянувшаяся Коди. Аккуратно протянув руки к тёмному мешочку, неожиданно твёрдому, он медленно приподнял его, чтобы получше рассмотреть.

— Что там, Коди?

— Какой-то мешочек…

— Это духи, и если ты не знаешь способ охоты на дичь с духами, то лучше забудь про них и ищи лук. Эти духи… они очень дорогие.

Коди ещё раз внимательно посмотрел на мешочек, приподняв одну бровь.

— Не думал, что в походы с собой берут духи.

— Это подарок от одного странствующего торговца, я всегда беру их с собой.

— Странствующие торговцы такие щедрые?

— Всё благодаря моему очарованию. Мне всегда нравилось слушать их рассказы, когда они забредали в наше поместье. Многие рассказывали о землях, в которых им довелось побывать, о странных традициях этих мест и не менее странной еде. Иногда говорили о своих семьях.

Тон Маргарет вдруг изменился. Она предалась приятным воспоминаниям, её голос стал мягче, а сама девушка даже немного загрустила.

Коди слез с повозки и подошёл к Маргарет поближе, в руках он всё ещё держал этот мешочек.

— Из-за этого Вы решили пойти в Орден?

Выдержав небольшую паузу, словно вспоминая, почему же она пошла в Орден, слегка усмехнувшись ответила:

— Ты о еде?

— Госпожа Рей…

Маргарет встала с бревна, мило посмеиваясь. Она уткнулась левой рукой в бок, а правую положила на голову Коди и, взъерошив его волосы, с улыбкой сказала:

— Это лишь то, что натолкнуло меня на мысль пойти в Орден.

Она забрала у него духи, положив их в один из небольших кармашков на своём поясе, забралась на повозку и, осмотревшись, начала искать нужный ящик.

Немного пошарив, она так ничего и не нашла. Это показалось Маргарет странным, ведь девушка точно помнила, что брала луки с собой, когда собирала вещи, и не видела с того момента, как убрала их в ящик.

— Ты здесь всё перерыл?

— Под Вашим чутким руководством…

Маргарет с удивлением посмотрела на Коди. Второй раз за экспедицию операция, которой она руководила, была близка к провалу.

«Неужели на парнишке какое-то проклятие» — подумала она в шутку.

На колкость она решила продемонстрировать свою мудрость… и спихнуть вину на мальчишку.

— Даже самый талантливый генерал не способен привести армию овец к победе.

— Вы меня сейчас овцой назвали?

— Может быть.

Посмотрев на Маргарет с ярко выраженным непониманием, Коди заметил на её лице еле заметную улыбку. Скучающая, ещё минуту назад, девушка была рада немного рассказать о себе, сама того не замечая.

Зевнув, Коди стал осматривать небольшой ящичек больше из любопытства, чем от того, что в нём мог быть заветный лук. Вообще-то этот ящик был настолько маленьким, что в нём вряд ли мог поместиться лук. Коробочка больше напоминала большую шкатулку. Взяв её в руки, Коди услышал, как внутри что-то гремит.

Внутри лежало множество мелких украшений и просто разноцветных камней. Браслеты, кольца, серьги…

Ему приглянулся один золотой браслет с чёрным камнем.

— Госпожа?

Маргарет оглянулась, посмотрев на Коди. Увидев у него в руках браслет с магическим камнем, она немного испугалась, но не подала виду.

— Что это за камни? Они не похожи на драгоценности…

Забрав у него украшение, она несколько мгновений внимательно вглядывалась в инкрустированный камушек. Чёрный, тусклый камень, пустой и холодный, не стоит ждать от него чего-то хорошего.

Нацепив браслет на свою руку, она стала объяснять.

— Это камень для мгновенного вывода магии. Я сделала его в одном из походов. Когда мы проходили у Восточных Дансарских гор, мне повезло найти чёрную розу. Эта малышка теперь всегда со мной, очень полезна, когда есть меч из эйкория.

«Камень для вывода магии… чёрная роза…»

Коди смотрел на браслет, непонимающе хлопая своими глазами, пытаясь усвоить ту информацию, что на него сейчас вылила Маргарет.

— Ничего не понял?

— А-ага…

Выдохнув, она улыбнулась и снова взъерошила его волосы.

— Как-нибудь в другой раз тебе это объясню. Может даже покажу наглядно. Есть у меня ещё несколько интересных камушков в арсенале, может подарю тебе один из них.

— Зачем он, если мне некуда его вставить?

Маргарет осуждающе посмотрела на мальчишку.

— Не все камни нужно ин-крус-ти-ро-вать, балда.

Она говорила, как учитель недовольный глупостью своего подопечного, тряся перед носом у Коди один из камней.

— А в чём разница?

— На самом деле, я не знаю, но не зря же мне наставник пытался вбить это в голову?

— Может быть.

Маргарет усмехнулась и, сделав шаг назад, подозрительно посмотрела на Коди. Впервые она заметила, что мальчишка начинал неосознанно подражать ей. Его поведение по-прежнему было странно бесчувственным для того, кто всего пару дней назад потерял родных, но безразличное ко всему лицо, словно чуточку ожило. Не зная, как это понимать и как на это реагировать, Маргарет сменила тему, и они продолжили искать луки для завтрашней охоты.

С одной стороны, в своём характере Маргарет не видела ничего плохого, с другой, это было не то, чего она хотела для мальчишки, особенно после произошедшего. Ей пришлось сильно измениться во время службы в Ордене из-за самых разных обстоятельств, но она сама их выбрала. Коди же был лишён этого выбора и Рей не хотела для него такой жизни. С другой стороны, Маргарет нравилась мысль о том, что он таким образом становится ближе к ней, словно постепенно они перестают быть чужими друг другу.

Вскоре Маргарет нашла то, что им нужно в одном из уже открытых ящиков. Оправдав свою невнимательность бессонницей, Коди сразу же отправился спать. Вернее, Маргарет отправила его спать, сказав что-то вроде: «раньше ляжешь — раньше уснёшь», добавив к этому дольку сарказма и пару слов шутливых оскорблений.

Коди улёгся под деревом на небольшое полотно, которое ему выделили орденоносцы, и, перевернувшись на бок, сам того не ожидая, мгновенно уснул. В голове не было никаких мыслей о матери или том, что с ним произошло. Всё вытеснялось образом злой Маргарет и тем, что она пообещала с ним сделать, если он не заснёт.

Проспав несколько часов, Коди проснулся слегка вздрогнув. Солнце уже зашло, а единственным источником света был костёр. Его свет исходил откуда-то из середины лагеря. Повсюду слышался храп солдатни, беззаботно уснувшей под открытым небом, и небольшой шелест травы от размеренных шагов часового.

Мальчишка сильнее укутался в своё покрывало, расположившись на левой стороне и используя правую как одеяло. Он закрыл глаза и приготовился вскоре заснуть, но… снова оставшись без способа отвлечься от назойливых мыслей, Коди открыл глаза и начал смотреть в никуда, думая о том дне, когда на их деревню напали.

С тех самых пор как Маргарет спасла его, мальчишка не испытывал ни грусти, ни боли. Кто-то скажет, что это даже очень хорошо, и он сам скорее всего бы так считал, если мог хотя бы чуть-чуть погрустить о смерти матери. Но он разрывался между мыслями о том, как сильно ему хочется разрыдаться прямо сейчас и мыслями о том, почему же он не может этого сделать.

Перевернувшись на спину, взгляд парня упал на густую крону дерева, под которым он спал. Вытянув руку вперёд, Коди внимательно осмотрел её от запястья до локтя, настолько, насколько можно было что-то увидеть в темноте. Сейчас рука полностью здоровая, даже шрамов никаких нет, но в тот день она была полностью в ожогах и боль от них он не помнил. Это казалось очень странным. Он точно видел, как горит его одежда, но никаких ощущений не было, и мысль о том, что он умер в тот день, уже не казалась такой абсурдной.

Коди хотелось рассказать о своих переживаниях хоть кому-нибудь. Немного приподнявшись, он посмотрел в сторону костра, в надежде увидеть там человека. Языки пламени странно манили. Спустя пару секунд парень встал с покрывала и поплёлся на свет.

У огня действительно кто-то был и сидел на земле, облокотившись на упавшее бревно. Кожаные, светло-коричневые штаны, белая свободная рубашка и длинные каштановые волосы. Это была Маргарет, она держала в руках флакон. Открыв его, она взяла немного жидкости на свой палец, а затем провела им по своей шее. Повторив это несколько раз, девушка закрыла и убрала флакон обратно в мешочек.

Как только Коди вышел к центру лагеря, Маргарет сразу же его заметила.

— Ты почему не спишь? Потом опять будешь ныть, что не выспался.

— Я только что проснулся и не смог заснуть обратно.

Тяжёлый вздох. Маргарет переживала, что мальчишке может быть нелегко прижиться в их отряде, но не подавала виду.

— Тебя что-то беспокоит?

Коди опустил голову, не зная стоит ли говорить ей о своих проблемах. Маргарет выглядела недовольной.

— Садись уж, и давай, рассказывай, что у тебя там.

Неожиданно её настроение изменилось. Она стала мягче, а её тон звучал заметно добрее.

Коди подошёл ближе к девушке и сел примерно в метре от неё.

— С того дня, когда Вы спасли меня… Мне сказали, что моя одежда сгорела и у меня было полно ожогов.

— Да, всё именно так.

— Я горел, и я не чувствовал этого. Вообще, с того дня я не чувствую боли.

Маргарет протянула свою руку к его лицу и, взяв его за щёку, стала тянуть.

— Ховпажа… фто Вы делавете?

Отпустив его щёку, Маргарет к ней присмотрелась. Щека покраснела, значит ему должно было быть хоть немного больно.

— Ну как?

— Что как?

— Больно?

— Я же сказал, что не чувствую боли, только то, что вы пытались что-то сделать с моей щекой…

— Мне нужно было в этом убедиться. Теперь я уверена, что ты говоришь правду.

Маргарет задумалась. Ещё никогда раньше она не сталкивалась ни с чем подобным. В теории это могло быть проклятие Посредника, но в округе уже давно их не видели. Даже посредники с земель изгоев на севере не заходили на территорию Дансарии больше тридцати лет.

— В тот день я словно умер и перестал чувствовать. Я не чувствую боли, я не могу грустить, как мертвец какой-то… Я даже не могу скорбеть по собственной матери!

Тон Коди всё повышался. Нотки гнева играли в его ломающемся голосе. Девушка впервые видела такого Коди. Ей казалось ненормальным то, что он вёл себя так, словно ничего не случилось, но не могла сделать какой-либо вывод. Она слишком мало знала о нём и об отношениях в его семье и от этого невольно вспоминала свою семью.

— Моя мать живёт где-то в Анмантосе. Я не видела её с тех пор, как мне исполнилось семь. Отец сначала запер, а потом фактически выгнал её, потому что подозревал в измене. Она была очень доброй и всегда была приветлива с гостями, а отец сильно ревновал и в какой-то момент запер нас в пределах его владений. Разговаривала я только со слугами и с бродячими торговцами. Когда мама сбежала после очередного скандала с отцом, мне было очень одиноко.

— Вы не пытались найти свою мать?

— Нет. Прошло так много времени, что я уже и не помню ни её голоса, ни как она выглядит.

Маргарет подкинула дров в костёр, искры поднялись над костром и вскоре потухли. Между Маргарет и Коди повисло молчание, каждый думал о своём. Коди считал себя похожим на Маргарет, а то, что она ему сейчас сказала, создавало новые, не менее тревожные мысли в голове.

— Я боюсь…

Девушка удивлённо посмотрела на Коди, мальчишка казался ей разбитым.

— Я боюсь её забыть. Боюсь, что я не могу грустить о ней, словно никогда не любил… словно мы не были семьёй…

Если это не грусть, то что? Поток мыслей, гнев, или просто бред, который стоит пропустить мимо ушей? Коди выглядел опечаленным, но не из-за смерти матери, а из-за того, что не мог заплакать? Маргарет с трудом понимала его настроение и не знала, как может помочь ему.

Смерть членов семьи никогда не было для неё трагичным событием, тем более после ухода в Орден, когда она фактически отказалась от своей принадлежности к этому роду и предав свою семью. Лишь привилегированный статус Ордена, в частности его командования, позволил сохранить ей фамилию и дворянский титул. Сбеги она просто так, потеряла бы и их.

Своей семьёй она считала отряд, но это было не то, чего она желала. В Ордене она не могла быть тем, кем хочет, а лишь отыгрывала свою роль.

— Грустить — не значит помнить, Коди.

Мальчишка взглянул на Маргарет. Её взгляд был устремлён куда-то в огонь, в них была видна тоска. Слова, что сейчас прозвучали, были до боли простыми, но их смысл открыл парню истину, которую Маргарет тут же озвучила, продолжая свою мысль.

— Если хочешь помнить — помни. Пускай ты забудешь, не вспомнишь её лица, звучание её голоса, но ты будешь помнить, что она у тебя была и ты любил её. Не сомневайся в этом.

Поникшая голова и, устремлённый в сложенные у коленей запястья рук, взгляд. Маргарет абсолютно права, но Коди было тяжело принять то, что он когда-нибудь не сможет вспомнить лицо собственной матери. За этот осколок его привычной жизни он хотел держаться как можно крепче.

Маргарет тихонько наблюдала за тем, как он обдумывал её слова и поняла, что ещё сильнее нагрузила его. Мягко улыбнувшись она придвинулась поближе.

— Госпожа?

Она обхватила его голову правой рукой и аккуратно уложила его на свои колени.

— Г-г-госпожа, что Вы…

Девушка лишь приставила указательный палец к губам и, тихо прошипев, второй рукой начала гладить его по голове.

Ошарашенный Коди лишь смотрел, как Маргарет чему-то мило улыбается и проявляет поистине материнскую заботу.

Её рука так аккуратно гладила его волосы, что он, не то что сопротивляться, даже возмутиться не мог. Приблизившись к Маргарет, Коди почувствовал нечто ностальгическое: нежный запах витал вокруг девушки, запах персиков, цветов жасмина, пиона и белой лилии.

Это был запах маминых духов, по телу пробежала непонятная дрожь. Те самые духи, что когда-то подарил отец, перед тем как уйти… духи, что так злили его… духи, почувствовать которые он был невероятно рад.

«Мама… Прости меня. Кажется, я наконец понял тебя.»

Окончательно погрузившись в ностальгию и сдавшись в плен заботы Маргарет, Коди повернул голову в сторону костра. Закрыв глаза, он представил себе свой старый дом. Те моменты поддразниваний, чтобы отвлечь его от беспокойства или глупых детских страхов, сейчас не казались чем-то навсегда ушедшим. Эта ностальгия могла бы причинить ему сильную боль, но единственное, что чувствовал мальчишка — покой, и под нежный и такой приятный аромат маминых духов, он наконец безмятежно уснул, впервые за несколько дней.

«Я сохраню память о тебе на всю свою жизнь, мама».


Глава 5 Магический потенциал


Дата: 19-ое число месяца Ивея, 1049 год. Место: лес в полудне от города Винтес.

Заячьи уши поднялись откуда-то из-за травы. Словно локаторы, они пытались уловить источник звука, который издал неосторожный Коди. Наступив на землю, он не заметил упавшую веточку, и та с хрустом треснула. Замерев на месте возле широкого дерева, мальчишка надеялся, что заяц успокоится и вернётся к своим делам, но тот вместо этого озирался по сторонам. Маргарет стояла за деревом скрестив руки на груди и косилась на Коди.

— Натягивай тетиву.

Маргарет говорила едва различимым шёпотом, но Коди понял её, потому что сам об этом думал.

Стрела уже лежала на тетиве, оставалось только натянуть, прицелиться и спустить, но мальчишка сомневался в себе и взглянул на Маргарет. Её надменный взгляд ему не понравился, однако сейчас он целиком и полностью зависел от своей наставницы, так что обижаться на что-то подобное было бы просто глупо.

Задержав дыхание, он натянул тетиву. С тихим и приятным звуком трения древесины, стрела заскользила по луку. Мгновение на то, чтобы прицелиться и…

У Коди всё поплыло перед глазами, сердце заколотилось быстрее. Он вновь начал дышать и опустил лук.

— Ну, ты чего?

Коди опустил голову и помотал ею. Маргарет приподняла брови показывая своё непонимание.

Она быстро вышла из-за дерева, встала в стойку и мгновенно, со слабой вспышкой белого света, выстрелила в уже убегающего зайца. Стрела поразила того в брюхо, заяц упал на землю истекая кровью, но всё ещё подёргивался. Ни секунды колебаний, всё было сделано чётко, как и подобает мастеру.

Маргарет училась военному делу начиная с десяти лет, в рамках обучения самообороне, по крайне мере так думал её отец. Однако, девочка была куда усерднее в своём обучении. Она овладела не только базовыми приёмами, но и стрельбой из лука, фехтованием, боевой магией, а ещё стала неплохим стратегом. Во многом из-за последнего Маргарет и получила в командование свой отряд.

— Что с тобой?

Непонятная тревога заполнила его разум, как в тот самый вечер, за день до нападения бандитов. Мальчишка суетливо осмотрелся, по спине пробежал холодок, слабая дрожь охватила его тело, а глаза бросались от одного куста к другому.

Маргарет потянула его за щеку.

— Коди, приди в себя.

Потянув ещё сильнее, девушка приволокла к себе обладателя щеки.

Парнишке пришлось быстро переставлять ноги в попытке сохранить равновесие.

Выпученные глаза Коди уставились на Маргарет, которая всем своим видом давала понять, что вопросы сейчас будет задавать она, а не мальчишка.

— Какого чёрта с тобой происходит?

— Я… простите…

Девушка нахмурилась, поведение Коди тревожило, но её раздражало отсутствие объяснений.

— Почему не выстрелил?

Парень сейчас выглядел как провинившийся щенок. Опустив руки и голову, он смотрел не в глаза Маргарет, а куда-то ей в пупок.

— Перед глазами поплыло и… сердце забилось… быстрее. Это странное чувство. Что-то такое уже было со мной за день до того, как на деревню напали.

Маргарет вновь подняла одну бровь и скрестила руки на груди. Она немного наклонила голову влево, пытаясь заглянуть в лицо Коди, которое закрывалось чёлкой.

— Можешь расслабиться, зайцы мне не навредят, а этот уж тем более.

Девушка зашагала в сторону добычи, избегая сухой листвы и веток. Её походка была по дворянски грациозной. Даже в таком неромантичном занятии Маргарет оказалась поистине очаровательной. Коди наблюдал за ней и был заворожён… ровно до тех пор, пока она не приблизилась к зайцу. Девушка выдернула свою стрелу из уже мёртвого тела и почистила наконечник о ближайшие листья.

— Нет… госпожа, это что-то серьёзное, уж точно посерьёзней ушастого грызуна.

Маргарет посмотрела на него, поджав нижнюю губу.

— Если это «что-то» весит больше зайца, то в лагерь сам потащишь.

Коди выдохнул и нахмурил брови. Его сердце немного успокоилось, а паника спала. Маргарет не верила в серьёзность его предостережения и это задело мальчишку.

«Я и так всё сам несу».

Девушка убрала добычу в мешок и бросила его Коди. Охота продолжилась.

***
Повернув налево, они решили немного пройтись к югу, вдоль реки, и после свернуть на восток, чтобы вернуться к лагерю. Из дичи им удалось добыть ещё одного зайца и пару белок. Все были подстрелены Маргарет. Коди был выбит из колеи из-за приступа паники в начале охоты и девушка понимала это, поэтому не давила на него. Шли они тихо, под пение лесных птиц, стрелять в которых не хотелось ни Маргарет, ни Коди.

В лесу было довольно темно, кроны деревьев не пропускали много света, но множество поваленных деревьев создавали прорехи в густом строю зелёной листвы.

Уже возвращаясь в лагерь, Маргарет и Коди нашли небольшую поляну. С края у куста, в котором засели Маргарет и Коди, было поваленное дерево, а сама поляна была наполовину вытоптана, но не это главное. Здесь сейчас пасся гурт кабанов. У девушки была неудобная позиция в отличие от Коди: мальчишка мог сделать хороший выстрел, если ему немного повезёт.

— Попробуешь?

Коди вновь посмотрел на Маргарет, как в тот раз. Сейчас её взгляд был больше азартным, чем надменным. Лёгкая озорная улыбка словно подначивала мальчишку. Он улыбнулся ей в ответ и кивнул.

Кабанов было восемь или девять, трое из них довольно большие, одного из которых Коди и приметил. Гурт находился на противоположном краю поляны, метрах в пятнадцати от куста, а подмеченный кабан так и шастал из стороны в сторону, между своими сородичами.

Он, вложив стрелу на своё место, выдохнул и натянул тетиву.

Коди с трудом сосредоточился на цели. Всё от момента задержки дыхания до выпуска стрелы казалось чем-то неестественным, но стоило разжать пальцы, как волнение исчезло, словно его никогда и не существовало.

— Ха!

Маргарет радостно вскрикнула, когда кабан завизжал от боли. Стрела поразила его рядом с шеей, гурт начал в панике разбегаться.

— Эй! Куда?!

Девушка выбежала на поляну и достала убегающего раненого кабана одним точным выстрелом в заднюю, правую конечность. Зверь упал на землю, повизгивая от отчаяния, пока его сородичи разбегаются, бросив одного из своих на верную смерть.

Только что оклемавшийся Коди наконец понял — он попал. Мальчишка выбежал на поляну вслед за Маргарет. Девушка выставила руку вверх и отправила красный световой шар в небо.

— Иди, добей его, Коди. В основном это моя заслуга, конечно, но ты первый попал в него, так что я уступлю.

— Госпожа…

— Не благодари.

— Зачем Вы подали сигнал?

Маргарет недоумённо смотрела на мальчишку, упираясь руками в бока. Коди указал пальцем на небо, в которое сейчас было полно красных искр от распавшегося шара. Те медленно опускались вниз, рассеиваясь прежде, чем достигнут земли.

— Ах, это. Хочешь сказать, что кабана в лагерь ты сам потащишь? Мы обычно так даём понять, что добыча слишком большая, чтобы тащить её в одиночку.

Мальчишка ещё раз взглянул на небо, невольно вспоминая последний вечер в его деревне…

«Староста сказал, что подаст сигнал красным шаром… Наконец-то я его увидел, только вот колокола у меня уже нет, да и спасать некого».

Коди подошёл к кабану, который уже даже не визжал, лишь изредка дёргался, предпринимая последние попытки спастись. Изо рта была видна светло-красная пена.

Мальчишка подошёл к нему поближе. Ножей при себе не было, только луки и стрелы.

«И… Чем мне его добить? Пытаться пробить череп стрелой?»

Вытянув стрелу из колчана, Коди вложил её на тетиву. Горизонтально расположив лук примерно в метре от головы своей добычи, мальчишка быстро натянул лук и также быстро, почти не целясь, выпустил стрелу.

Слабая дрожь вновь пробежала по его телу.

«Может я просто боюсь убивать?»

— Ну что там?

Маргарет стояла в центре поляны, создавая правой рукой козырёк над глазами. Солнце уже скоро должно быть в зените.

— Я добил его.

Девушка неспешно шагала в сторону Коди. Он находился у края поляны, рядом с кустами, из которых всё ещё доносились шелест листвы и громкие звуки поломанных веток от разбежавшихся во все стороны кабанов.

— Молодец, сейчас подойдут наши, заберём кабана и двинемся дальше в сторону Винтеса. Думаю, к вечеру как раз прибудем.

Сегодня вечером Винтес — завтра вечером Монтверд. Его время с Маргарет постепенно подходило к концу, но ни один из них об этом не задумывался. Зачем думать о грустном, переживая хорошие моменты?

Коди слегка улыбнулся и облегчённо вздохнул. Дорога его вымотала. Всем в отряде хотелось поспать на настоящей кровати в тёплой комнатушке.

Шелест листвы и хруст веток становились всё громче.

«Что-то гурт расшумелся»

Коди вновь взглянул на Маргарет и опешил.

Девушка застыла с выражением ужаса на лице. От её былой улыбки не было и следа, и в этот момент за спиной раздался дикий рёв.

— Коди! Берегись!

Крик вырвался сам собой, из-за чего она потеряла несколько драгоценных мгновений, дающих ей возможность спасти мальчишку. Оставался только один выход.

Маргарет быстро приняла боевую стойку, выставив правую руку вперёд, придерживая её левой там, где находился уже начавший сиять браслет. Раскрыв ладонь и направив её в сторону Коди, она мгновенно выпустила мощный чёрный заряд магии, который промчался рядом с мальчишкой, снеся его плотным потоком воздуха.

Всё произошло так быстро, что Коди даже не успел опомниться, как уже валялся на спине и теперь увидел на кого была нацелена магия.

За спиной парня возвышалась двухметровая туша медведя с разорванной в клочья головой. В воздухе начали парить маленькие красные капельки крови и спустя пару секунд туша с грохотом рухнула на землю.

Приподнявшись, Коди не мог оторвать взгляд от огромного зверя, лежащего на боку в луже крови, вытекающей из места, где должна быть голова. Её сняли одним залпом чудовищной силы.

С широко раскрытыми глазами и приоткрытым ртом он так и пялился на тушу пока за спиной не раздался глухой стук упавшего тела. Маргарет лежала на земле и не шевелилась.

— Г-госпожа?

Всё ещё ошарашенный от вида зверя, мальчишка медленно поплёлся в сторону девушки.

— Что с Вами, госпожа?

«Опять, как и в тот день.»

— Вы ведь не могли… да? Нет… Вы не можете просто так… оставить меня… госпожа Рей!

Коди говорил это так тихо, словно боялся услышать собственные слова, отчаяние заполняло его эмоции. Маргарет всё не шевелилась.

Громкий звук послышался откуда-то из-за кустов, с другой стороны. Дыхание Коди сбилось, он был чертовски напуган. Если это ещё один медведь, то им конец. Рука судорожно потянулась за стрелой.

— Ну же! Где вы там все!

С трудом достав одну, мальчишка попытался вложить ту в тетиву. Руки дрожали так сильно, что он сразу же выронил её.

— Чёрт!

Наконец вложив стрелу на место, он приготовился стрелять. Звуки становились всё громче и громче, но оттуда же слышался странный, не характерный зверью, свист, будто воздух рассекали чем-то длинным и острым.

— Ты уверен, что это здесь?

— Взрыв, кажется, был отсюда.

Из-за кустов послышались голоса орденоносцев.

«Свои!»

— Сюда, быстрее! Мы здесь!

Коди завопил что есть сил.

Двое солдат вскоре выбежали из леса на поляну, им в глаза сразу бросилось тело медведя без головы и убитый кабан. Коди же сидел рядом с Маргарет и пытался её приподнять, девушка с трудом дышала, а её кожа была очень бледной.

— Вот чёрт! Коди, отойди!

Орденоносцы быстро подбежали к своему командиру. Один из них молча взял её на руки и направился в сторону лагеря, другой шёл рядом, взяв девушку за запястье. В месте соприкосновения их рук было видно едва различимое белое свечение.

— Что с ней?!

Солдаты молчали.

— Что с ней случилось?!

— Всё в лагере. Сначала надо доставить туда госпожу Рей!

Орденоносцы торопились. Их лица были очень сосредоточенными, а дыхание было тяжёлым. Кожа идущего рядом солдата начала немного бледнеть, даже эта фраза далась ему тяжело. Коди бежал вслед за ними, пытаясь поспеть. Протоптанная тропинка делала их дорогу гораздо удобнее, им не приходилось пробираться через заросли кустов, ведь где надо они уже были вырублены.

Лагерь во всю готовился к отбытию и вышедших на опушку Коди с орденоносцами никто не заметил.

Кроме Эргенда, ожидавшего их возвращения, прислонившись к одной из повозок. Увидев на руках у одного из солдат Маргарет, он спешно подошёл к ним.

Быстрый взгляд на Маргарет и короткий приказ:

— Посадите в третью телегу. Ускорьте сборы!

И, отвернувшись от солдат, ринулся к одной из повозок:

— Нам нужно как можно быстрее добраться до Винтеса!

Коди стоял за спинами орденоносцев не зная, что ему предпринять, поэтому просто последовал за ними.

Маргарет посадили в повозку с личными вещами на один из ящиков.

Она уже выглядела не такой бледной и могла немного двигаться. Коди сидел на ящике напротив неё с опущенной головой.

«Это я виноват… Я хотел пойти на охоту… Из-за меня… Маргарет чуть не погибла».

— Эй…

Тихо, почти шёпотом, Маргарет позвала Коди.

Взглянув на неё, он увидел скромную улыбку на её губах. Добрый, немного самодовольный взгляд успокаивал мальчишку, словно с ними ничего и не случилось.

— Где кабан?

Вопрос сбил Коди с толку.

— К-кабан? Госпожа, Вы серьёзно? Вы там чуть не погибли и всё, что Вас интересует — вонючий кабан?

Маргарет лишь тихонько посмеялась, отведя голову в сторону.

Коди нахмурился и стал сверлить её взглядом, но почти сразу остыл, вспомнив, что она в таком состоянии из-за него.

— Мне просто очень нравится твоя реакция на мои шутки.

Мальчишка тяжело вздохнул.

К повозке подошёл Эргенд, в руках у него были ножны с мечом. Он протянул меч Маргарет. Отблагодарив своего заместителя, она приняла меч и стала держаться за его рукоять.

— Что случилось?

Коди, запинаясь, начал рассказывать всё, что знал:

— Мы охотились… напал медведь… Маргарет пальнула, чем-то очень мощным, а потом упала… Я не понимаю, почему…

— У неё магическое истощение. Магия, что ты видел, была слишком сильной, для использования её с браслетом. Как Вы себя чувствуете госпожа Рей?

— Уже немного лучше. Случилось что-нибудь интересное, пока меня не было?

— Боюсь, Ваша охота была самым интересным событием за сегодня.

— Жаль.

Маргарет слегка ссутулилась, опустив голову вниз. Её волосы касались грязного дна повозки, но, похоже, её это вообще не волновало.

Какое-то время Эргенд стоял рядом и смотрел на Маргарет, которая в свою очередь попыталась устроиться поудобнее. Она постаралась лечь на поставленные в ряд ящики, но быстро оставила эту затею. Неодобрительно покачав головой, Эргенд отправился руководить отрядом, раздавая поручения и проверяя, не оставили ли они чего-нибудь на месте своей стоянки.

Крики и ругань слышались со всех сторон, отряд был в растерянности. На Коди, который считал, что в этом его вина, это немного давило.

Маргарет всё-таки смогла удобно усесться, но ненадолго. Как только повозки двинулись с места, их начало слегка трясти. Девушке вновь пришлось искать удобную позу. Маргарет выглядела гораздо лучше с тех пор, как Эргенд принёс ей этот меч, но она всё продолжала держать за его рукоять.

«Что это за меч такой?»

Мальчишка с любопытством рассматривал его. Тёмно-бордовые ножны выглядели весьма помпезно, особенно благодаря линиям золотого цвета и разной толщины, образующими красивые завитушки вдоль всего корпуса.

— Интересно?

Маргарет немного оживилась по сравнению с тем, как она выглядела в лагере.

— Угу.

Девушка достала меч из ножен. Он был тёмно-бордового, необычного для металла, цвета. Такого же, что и ножны.

— Это «Латина», гордость моего арсенала.

Рукоять была такой же помпезной, как и ножны, а лезвие настолько гладким, что, казалось, в нём можно было увидеть своё отражение.

— Что это за металл?

— Это сплав железа и эйкория… Ты никогда не слышал об эйкории?

— Слышал… что он очень дорогой… Из него делают оружие?

— Оружие и даже броню. Эйкорий — уникальный металл, он очень прочный, может запасать магию и отдавать её, когда это нужно владельцу, как сейчас. В идеале мой камень из чёрной розы надо использовать с «Латиной», но я не думала, что мы угодим в опасность.

На секунду она засмотрелась на свой меч и глубоко вздохнув продолжила:

— Хотела бы я себе побольше эйкория в мече… но даже с «Латиной» мне тяжело совладать.

— О чём вы, госпожа?

— Эйкорий не может создавать магию. Для того чтобы запасти её, он использует магию своего владельца. Когда магическая энергия меча истощается я должна пополнять её за счёт своей силы. И, чтобы зарядить «Латину», я вливаю в неё магическую энергию до тех пор, пока не почувствую усталость, первые признаки истощения. Потом я отдыхаю, возможно, иду спать и восстанавливаю силы, а на следующий день делаю то же самое, и так около четырёх дней. Если бы эйкория было больше, я бы могла запасти больше магии, но и потратила бы на это гораздо больше времени.

— И я вынудил вас использовать такую штуку…

Коди расстроился, а после немного скривился, вспоминая свои приступы паники и то, как Маргарет их игнорировала. На языке так и вертелось вредное «а я говорил», но, кажется, девушка уже не помнила, что парень себя странно вёл.

— Наш Орден, помимо поиска Тандалий, занимается добычей эйкория в подземельях и исследованием этих самых подземелий.

Тандалии — священные артефакты героев времён Великой войны. Они были утеряны спустя несколько десятилетий после её окончания и до сих пор о них ничего не известно. Многие верят, что последние герои уничтожили их, чтобы избежать таких разрушительных войн в будущем, но, несмотря на это, Тандалийский орден уже около тысячи лет занимается их поиском на территории тридцати стран-эйрисистов, попутно снабжая свои государства эйкорием.

Эти артефакты наделяли владельцев огромной силой и безграничным магическим потенциалом, но пользоваться им могли только избранные богинями люди.

Коди не верил в их существование, ровно, как и в сказки о том, что Иртис крадёт детей, однако Маргарет подходила к этому с энтузиазмом. Найти какую-то древнюю штуку и получить в награду за это целое состояние звучало очень и очень заманчиво.

— Вы сказали, что «Латину» надо использовать вместе с камнем чёрной розы? Почему?

Маргарет вдумчиво взглянула на свой камень, инкрустированный в золотой браслет на правой руке.

— Чёрная роза обладает способностью мгновенно выводить магию из тех, кто к ней прикоснётся, что в теории должно привести к смерти от магического истощения, если будет выведено слишком много магии. Если бы тогда в лесу у меня в правой руке была «Латина», магия бы вывелась из неё и произвела залп арт-магией.

— А разве арт-магии не нужна долгая подготовка?

— Подготовка арт-магии зависит от скорости вывода магии. Чем выше скорость, тем меньше ждёшь, а я вывела её мгновенно с помощью камушка. Правда… на это потратилось в несколько раз больше магии, чем если бы я делала всё, как обычно, без камня.

Мальчишка был далёк от магии. Всё, что он знал, что существуют разные её виды, но в детали его никто никогда не посвящал.

— Скорость… вывода магии? Что это?

— Коди, это основы. Тебя в твоей деревне вообще ничему не учили?

— Ну да. Учил меня только отец… точнее… рассказывал байки из своих странствий, и то это было давно.

Мальчишка ощутил на себе всю тяжесть её выдоха, словно он заставил её вручную тащить повозку. Впрочем, именно этим она ему обычно и угрожала.

— Это же очевидно. Скорость, с которой магия покидает твоё тело, чтобы получить форму, которую ты ей придумал. Ещё у человека есть магический запас, который невозможно определить точно. Вернее, можно, но для этого придётся исчерпать его полностью, а в таких случаях наступает смерть. Вместе скорость вывода магии и магический запас называются магическим потенциалом. Понимаешь?

— Кажется, да… То есть, скорость вывода магии и магический запас можно измерить?

— Да. Вообще определение на скорость вывода так же частично является тестом на способность владения магией.

— Госпожа, Вам бы поспать. Пусть до Винтеса путь и близкий, но лучше бы вам отдохнуть.

Один из орденоносцев вмешался в диалог неожиданным проявлением заботы. Он шёл рядом с повозкой за спиной Маргарет и слушал весь их разговор.

Маргарет посмотрела на свой меч, который начал выглядеть чуть тусклее. Недовольно цокнув, она вернула «Латину» в ножны и поставила рядом с собой. Маргарет ещё не оправилась полностью, но запас магии в её мече иссяк, дальнейшее восстановление будет проходить естественным путём и очень медленно.

«Забыла заполнить её…»

— Ты прав…

Вояка широко заулыбался, услышав слова Маргарет и быстро пошёл вперёд, догоняя других орденоносцев.

— Да, надо поспать, но Коди, я хочу проверить тебя на способность к владению магией. Ты не против, если я зайду к тебе после ужина?

— Вам нужно моё разрешение, госпожа?

На пару секунд Маргарет отвела взгляд, обдумывая слова парнишки.

— Вообще-то нет, но я же леди. Было бы неправильно вламываться к тебе в комнату, не предупредив.

«Святая Эйрис, к кому я попал?»

Коди, нахмурив брови, смотрел на серьёзное лицо Маргарет. Всё в голове мальчишки перемешалось. Он не знал, смеяться ему или прыгать с повозки и бежать… Или и то, и другое одновременно: вдруг подумают, что у него с головой проблемы и отпустят.

— Шутка, Коди. Шутка. Что за взгляд?

Отпустило. Сейчас хотелось только плакать.

— Можно больше так не делать, пожалуйста.

— Мне твоё разрешение не нужно.

Коди тихо посмеялся, глубоко выдохнув, на что Маргарет самодовольно улыбнулась. Ей очень нравилось шутить над мальчишкой, ведь все его реакции были такими живыми, но в то же время сдержанными, а ещё когда он не понимал шутки, хмурил брови и выглядел очень забавно.

— Ну, так что, хочешь узнать, владеешь ли ты магией?

Мальчишка задумался. С одной стороны, в этом нет ничего плохого, с другой, вдруг окажется, что он хороший маг. Вдруг окажется, что он мог защитить свою деревню и спасти мать. Вдруг окажется, что он мог сделать их жизнь гораздо проще.

«Смогу ли я с этим жить?»

Коди немного поник, опустив плечи и уставившись глазами под ноги Маргарет.

— Я не знаю…

— Я бы научила тебя боевой магии.

Маргарет очень гордилась своим магическим потенциалом, потому что у неё он был выше среднего. Только благодаря ему она может использовать камень чёрной розы без «Латины». Точнее, может избежать летального исхода.

Мальчишка скептично взглянул на Маргарет.

— Госпожа, мы ведь скоро прибудем в Винтес, Вы просто не успеете за один день пути из Винтеса в Монтверд научить меня боевой магии.

— А ведь правда… Уже завтра вечером ты покинешь наш отряд.

Оба задумались. Маргарет размышляла о том, как быстро пролетели дни путешествия от Интра до Винтеса, а на Коди нахлынуло непонятное волнение. Скоро ему снова придётся столкнуться с неизвестным. Обучение в подмастерье в большом городе — то, о чём мечтает минимум половина деревенских мальчишек. Остальные мечтают стать либо дворянами, либо рыцарями. Его пугала неизвестность, как и в тот день, когда он очнулся в небольшой комнатушке, снятой Маргарет специально для него. Что же он в итоге сделал для неё?

— Госпожа?

— М?

— Я хочу узнать, могу ли владеть магией.

Приподняв брови Маргарет посмотрела на мальчишку, но спустя мгновение на лице засияла ехидная улыбка.

— Тогда я зайду вечером, отожму немного твоей магии.

— Ч-что?

— В качестве компенсации за спасение.

Прикрыв глаза парень тяжело выдохнул.

«Надеюсь, это хотя бы не больно».


Глава 6 Кролик и Медведь


Дорога к Винтесу была довольно спокойной. Маргарет не смогла уснуть, а пустая болтовня отлично помогала скоротать время, и они сами не заметили, как перед ними оказались главные ворота небольшого городишки. Повозки ненадолго остановились перед воротами, ожидая, пока Эргенд не уладит все дела со стражей и не разузнает, где находится ближайшая таверна, в которой они могли бы поселиться.

Винтес был маленьким городом, таверна в нём была всего одна, причём заметно меньше той, в которой располагался отряд в Интре. В этот раз Коди поселили не в одиночку, а вместе с Эргендом, но это ещё ничего. Остальную часть отряда пришлось заселить по четыре человека в небольшие комнатушки с двухъярусными кроватями. Только Маргарет ночевала в одиночестве.

Пока командование занималось вопросами ночлега, орденоносцы быстренько собрались и отправились в общественные купальни, что были практически в каждом городе. Стандартные купальни разделялись на две большие секции: мужскую и женскую, но были и отдельные комнаты: для богачей и особо привилегированных лиц, вроде командования Тандалийского ордена.

Не мывшиеся долгое время солдаты с такой лёгкостью возвращались из купальни, словно нескольких дней похода не было вовсе. Маргарет, свалив обязанности на Эргенда, тоже отправилась мыться.

В таверне остались только Эргенд и Коди, которые не особо то и спешили в купальню.

Коди привык не мыться целыми днями. Дома мыться было негде, а до реки нужно идти несколько минут, которых ему вечно не хватало. Работа в поле, охота, помощь по дому, и к концу дня не было сил даже во двор выйти, не то что до речки топать. Именно так Коди оправдывал своё нежелание мыться лишний раз.

Эргенд же, в некоторой степени, был параноиком и не мог себе позволить отправиться мыться, пока не вернётся Маргарет. Что если с повозками отряда что-то случится?

Вскоре идти в купальни стало слишком поздно: они закрывались в восемь вечера и до восьми утра. Мальчишка облегчённо вздохнул, узнав об этом и отправился ужинать в компании Маргарет. После ужина она сказала, что вскоре придёт, чтобы проверить магические способности Коди.

Вернувшись в комнату, мальчишка обратил внимание, что Эргенд переоделся из брони в обычную, человеческую одежду. Рубашка тёмного цвета, штаны и дешёвенькие тапочки. Удобно и практично.

Комната Коди казалась ему даже меньше той, что была в Интре, возможно от того, что здесь, параллельно его одноместной кровати, напротив двери, стояла ещё одна такая же.

«А я думал, он живёт в своей броне».

Заместитель сидел за столом у окошка и рассматривал какие-то бумаги. Проходя к своей кровати, парнишка с любопытством наблюдал за тем, что делал Эргенд. Коди присел на краешек одеяла и взглянул на свои руки. Он начал думать, каким образом может управлять своим запасом магии. Испробовав множество разных жестов, он сдался и стал ждать.

Тут же, широко распахнув дверь, в комнату залетела Маргарет. От магического истощения и след простыл. Видимо, купальни и ужин были невероятно хороши.

«Местные купальни — магические?»

— Ну что, ты готов?

Эргенд обернулся, но только для того, чтобы дать понять Маргарет, что он её не игнорирует. Девушка ответила ему кивком и тот сразу же отвернулся.

— А что, должен?

Маргарет медленно прошла к кровати, на которой сидел мальчишка, и расположилась рядом с ним.

— Вообще, нет, но лучше быть готовым ко всему.

— Может тогда Вы мне расскажете, что будете делать? Ну, чтобы я был готов.

— Хм… ладно.

Маргарет развернулась к Коди, положив одно колено на кровать и слегка ударив по своим ногам ладонями.

— Чтобы проверить, владеешь ли ты магией, нужно узнать, можешь ли ты её выпустить. Вернее, как много ты можешь её выпустить. У людей и глитчей с рождения есть незначительный магический потенциал, в отличие от эльфов, которым не повезло, и они всегда рождаются с нулевым показателем. Правда со временем всё становится наоборот, и любой эльф утрёт нос человеку или глитчу, но это уже другая история. Расскажу как-нибудь потом. — Маргарет озорно подмигнула. — Чтобы проверить тебя, я проведу часть своей магии в твою руку. Она поможет тебе почувствовать и сосредоточить свои собственные силы, после чего надо будет попытаться создать шарик света. Он требует очень маленькое количество магии, поэтому его используют как единицу измерения, а ещё называют «импом».

— «Импом»..?

— Ну да, идентификатором магического потенциала. Например, моя скорость выпуска магии равна шестьсот тридцать два ИМПа или шариков света в секунду. Понимаешь?

«Боюсь представить, сколько времени потребовалось, чтобы их сосчитать…»

— Кажется, понимаю.

— Тогда начнём, если ты готов.

— Я готов.

Маргарет протянула свои руки вперёд, взяв Коди за левую руку ладонью кверху. Мальчишка напрягся в ожидании чего-то сверхъестественного. Мощь снаряда Маргарет, сегодня в лесу, его очень удивила и мысль о том, что он, возможно, может точно так же, создавала смешанные чувства.

Неожиданно он почувствовал странную лёгкость в своей руке, под которой в тех местах, где его рука касалась рук Маргарет, было заметно едва различимое белое свечение.

— Представь себе небольшой светящийся шарик.

«Шарик света… шарик света… светящийся шарик… ну же!»

Коди пытался сделать, как сказала Маргарет, но образы в его голове были забиты залпом, который выкосил медведя.

Мальчишка слегка расстроился. Он посмотрел на Маргарет, и их взгляды встретились. Девушка была уже не той, кого он знал несколько дней назад. После вчерашнего вечера его отношение к Маргарет было непонятным, к ней тянуло, хотелось понять её, защитить…

«Хотя, кто кого защищает?»

Она военная, командир отряда, такая важная личность, и вскоре они расстанутся. Привязанность к ней могла сыграть с мальчишкой злую шутку, испортив ему всю жизнь.

Из грустных мыслей Коди выдернули её глаза. Они светились энтузиазмом и верой в мальчишку, словно она даже и не предполагала возможность провала.

«Нужно сосредоточиться. Шарик света! Пожалуйста, шарик света!»

Ему было очень неудобно говорить это, но…

— Госпожа, я не могу…

— Закрой глаза попытайся ещё раз. И лучше поспеши, я ведь говорила, что отожму у тебя немного магии.

— Подождите, Вы что…

— Да-да. Взимаю долги, правда… немного увлеклась. Сам видел, что бывает от магического истощения.

«Наверное, снова шутит».

Закрыв глаза, Коди попытался представить себе свет в темноте. Яркий белый свет, который постепенно распространялся во все стороны.

— Поздравляю Коди.

Не открывая глаз, а сильнее зажмурив их он спросил:

— У меня получилось?

— У тебя получилось создать… пот…

— Все мы с пота начинали.

Из-за стола послышался голос Эргенда. Маргарет широко улыбнулась его замечанию.

— Волнение — это нормально, расслабься и пробуй дальше.

— Хорошо…

Коди попытался расслабиться и сосредоточиться на образе. Он представил то, что видел перед собой несколько мгновений назад. Маргарет держит в своих руках его ладонь, её глаза горят, а в его руке… Появляется маленький шарик, испускающий яркий белый свет.

Пытаясь углубиться в образ, он несколько раз представил себе это, добавляя детали к шарику. Его появление, лучи, слепящие его и окружающих, то как он слегка медленно поднимается и опускается, пока парит над его ладонью.

В комнате послышалось шуршание и скрип стула, Эргенд развернулся, чтобы посмотреть, как идут дела у Коди.

— Смотри.

Коди медленно открыл глаза, Эргенд и Маргарет глядели на него, а вернее на его ладонь, в которой слабо поблёскивал маленький белый шарик света.

Неожиданно она отпустила руку мальчика, шарик слегка дёрнулся и пропал, только на лице Коди осталось странное выражение, словно он потерял какое-то сокровище.

— Ну… как?

— Если сравнивать с животными, то примерно, как у кролика.

— Это много или мало?

— Ты где-нибудь видел кроликов, уничтожающих города?

Коди немного расстроился, однако в то же время ему стало легче, ведь всё-таки он владеет магией.

Маргарет подошла к столу Эргенда, чтобы спросить его о том, чем он занимается. Заместитель ответил, что изучал карту города и окрестностей.

Коди в это время завалился на свою кровать, почувствовав непонятную усталость.

«Значит, она не шутила…»

— Зачем? Мы же завтра уедем.

Эргенд нахмурился и выдержал небольшую паузу, пытаясь подобрать верные слова.

— Госпожа, мы не можем двинуться дальше, Вам нужно восстановиться, хотя бы пару дней. Весь отряд согласен со мной, а Монтверд подождёт. Срочных заданий у нас нет, «Латину» нужно заполнить… Да и Коди отдых бы не помешал.

Явно готовый к разносу и длинному спору, Эргенд развернулся к Маргарет.

— Ну да, наверное, ты прав. Но только из-за Коди.

Бросив свои взгляды на Коди, они заметили, что он уже спит.

— Спасибо, Эргенд…

Тот посмотрел на Маргарет слегка приподняв брови от удивления.

— …что заботишься обо м… о нём.

— Коди — часть нашего отряда, пусть и ненадолго.

— Да.

Эргенд вернулся к своим делам, пока Маргарет продолжала стоять рядом, глядя в сторону Коди и думая о том, что теперь, благодаря её заместителю, они смогут провести вместе ещё пару дней.

Она подошла к кровати и аккуратно накрыла мальчишку одеялом.

— Я пойду. Спокойной ночи, Эргенд.

— Добрых снов, госпожа.

Маргарет тихо вышла в коридор закрыв за собой дверь.

В комнате стало так тихо и одиноко. Горящая свечка на столе Эргенда привлекла его внимание. Откинувшись на спинку стула, он потёр уставшие глаза — время уже было позднее.

Маргарет вновь повела себя необычно, но все её изменения, с момента появления Коди, делали девушку только мягче и добрее. По крайней мере так казалось Эргенду. Придумать такую глупую причину задержаться, чтобы дать госпоже побыть с мальчиком ещё чуть-чуть… он не думал, что это сработает и был готов к нагоняю, но ради командира, что до сих пор не совсем честна сама с собой, он должен был попытаться.

— Подумать только, довести себя до магического истощения только из-за того, что медведь мог напасть на мальчика… Вы ведь могли убить зверя простой магией, но… арт-магия? Вы и правда настолько цените его?

Потушив свечу, он перебрался на свою кровать и принялся рассматривать потолок, размышляя о том, что произошло с тех пор, как в их отряде появился этот мальчишка.

— Хотел бы я так уметь, Коди.

***
Уже стало привычным рано просыпаться. Коди медленно поднялся и, потирая глаз, осмотрелся. В комнате никого не было, кровать Эргенда аккуратно заправлена, а его вчерашние бумаги остались лежать на столе.

«Я спал в одежде… впрочем, кажется, я её не снимал с тех пор как впервые надел в лавке портного».

Поднявшись с кровати, мальчишка потянулся и подошёл к открытому окну. В такую рань этот маленький городок уже был полон снующих туда-сюда людей. Коди облокотился на подоконник и глубоко вдохнул свежесть утреннего воздуха. Этот запах сильно отличался от того, что был в Северном Интре, но было в нём что-то уникальное.

Живот громко заурчал. Мальчишка с жалостью посмотрел на него.

«Прости, брат, я не знаю, когда мы поедим».

Подумав об этом, он понял, что ему нужно найти Маргарет…

Коди не знал, где находится её комната, но знал, что может узнать об этом на первом этаже у хозяина таверны.

Скрипучая дверь и не менее скрипучие полы в коридоре. Вчера, когда он поднимался в свою комнату, этот скрип пугал его. Казалось, что всё здание в любой момент может обвалиться, поэтому мальчишка постарался поскорее спуститься.

Сразу после спуска Коди попал в столовую и хотел повернуть направо от лестницы туда, где находилась стойка регистрации, но в этом уже не было необходимости.

В таверне сидело довольно много народу, большую часть которого составляли члены Ордена. Маргарет с Эргендом сидели среди них. Заметив Коди, они жестом позвали его к себе.

Мальчишка был немного удивлён, потому что обычно отряд торопится с утра. Сегодня они должны добраться до Монтверда, где тому предстояло покинуть отряд, но никто не торопился, более того: часть отряда уже позавтракала и вовсе разбрелась кто куда.

Усевшись за стол, он продолжал осматривать зал, пытаясь понять в чем дело.

— Доброе утро, Коди.

— Доброе.

Маргарет и Эргенд поприветствовали его.

— И вам доброго утра.

Замешательство Коди было заметно и, вместо того, чтобы пойти и взять себе порцию завтрака, он с хмурым лицом смотрел по сторонам. Двое взрослых с умилением наблюдали за ним, так как со стороны все это выглядело довольно забавно.

— Мы не едем в Монтверд?

— Угу… отряд отказался покидать Винтес, пока я не восстановлюсь полностью.

Эргенд слегка подавился, когда услышал это.

— Вы хорошо себя чувствуете, госпожа?

— Можно и так сказать, но отдых бы мне всё равно не помешал… Да и тебе… кажется… стоит помыться… Вы с Эргендом одного поля ягоды.

— Я не помылся, потому что повозки…

— Никаких оправданий! Вы, оба, сходите в купальни. Это мой приказ. Отдохните как следует!

Коди продолжал сидеть с хмурым лицом. Его голова с трудом могла разобрать такой поток информации на голодный желудок, но одно он понял точно — они все вместе остаются в этом городке ещё на какое-то время.

***
Купальни располагались наполовину под землёй, а здание, казалось, было одним из самых больших в Винтесе. После завтрака Коди подождал, пока Эргенд возьмёт всё необходимое, и вместе с ним отправился исполнять приказ своей госпожи.

На входе Эргенд показал жетон, подтверждающий его положение в Ордене, и их с мальчишкой проводили в довольно просторную комнату для привилегированных лиц.

Слева от входа находилась одна большая ванная, непрерывно набиравшая в себя чистую, свежую воду, а справа три своеобразных душа. Вода поступала из прямоугольного отверстия в стене небольшим фонтаном и мгновенно сливалась через решётку на полу.

Осматривая комнату, Коди так засмотрелся, что забыл раздеться и не заметил, как это сделал Эргенд. Мускулистое тело, вечно скрытое под одеждой и бронёй, медленно и уверенно прошагало к душу. Мальчишка удивился тому, как Эргенду удаётся скрыть вот это вот всё от глаз окружающих. Пока Коди наблюдал за мышцами на его руках и спине, в мальчишке просыпалась зависть.

«Почему работы в поле и охоты недостаточно чтобы так выглядеть?»

Эргенд обернулся.

— Мыться не будешь? Нарушение приказов командования может караться смертью, а исполнять приговор буду я.

У него было странное чувство юмора. Наверное, от Маргарет нахватался всякого.

— Да… сейчас.

Коди вернулся в раздевалку, она была примерно в половину меньше их комнаты в таверне. Вместо вешалок и шкафчиков здесь были только лавочки.

Складывая свои грязные вещи в кучу, мальчишка думал о том, какие же вещи ему в этот раз купит Маргарет. Ещё за завтраком они говорили о том, что у Коди нет сменной одежды. Девушка вновь вызвалась помочь, но в этот раз в одиночку.

Она обещала принести вещи сразу после того, как купит их, но не сказала, когда за ними пойдёт, что было немного тревожно и заставляло Коди подольше посидеть в купальне.

Раздевшись, он почувствовал неловкость, сравнивая своё хилое тело с мышцами члена Тандалийского ордена.

«Интересно, у госпожи тоже такие мышцы?»

Помотав головой и выкидывая странные мысли из головы, он пошёл под душ. Чтобы фонтан заработал, нужно было нажимать на плиту в стене, но Коди лишь глупо озирался по сторонам, не понимая, что делать. Эргенд, стоя под душем, демонстративно нажал на плиту одной рукой и после принялся намывать свои волосы второй, в которой был кусочек мыла. Коди оставалось только повторить, что давалось ему с небольшим трудом — плита нажималась довольно туго.

Мыло в комнатах для богачей и важных персон выдавали бесплатно, а вот всем остальным приходилось покупать его в этой же купальне.

Однако Коди никогда его не покупал. В отличие от него, мама часто ходила купаться и не любила грязь, поэтому мыло она варила сама, разбавляя его запахом лаванды, которая росла в лесу рядом с их деревней.

Мальчишка начал мылить кусочек в своих руках и натирать пеной всё тело, поочерёдно намыливаясь и нажимая на плиту, чтобы смыть пену.

Простояв под душем какое-то время, Эргенд перебрался в каменную ванну. Усевшись в дальнем от входа углу, он расположил руки на бортиках и тяжело выдохнул.

— Тоже залезай, Коди. Тебе не помешает расслабиться.

Коди залез в ванну и сел напротив Эргенда. Пытаясь повторить его позу, он почувствовал себя неловко.

— Кажется, нам не удавалось нормально поговорить всё это время. Ты не думай, что я к тебе плохо отношусь.

— Нет, что Вы, я не думал о таком.

— На самом деле я даже рад, что ты появился в нашем отряде. Атмосфера в нём сразу как-то изменилась, что ли, стала не такой официальной, не такой напряжённой.

Коди молчал, пытаясь придумать, что ответить Эргенду. То, что Эргенд начал вот так непринуждённо говорить, казалось чем то странным и сильно удивляло. Может, броня ему мешала?

— Наверное, тебе тяжело это понять, ты ведь не застал ту атмосферу…

— Наверное…

Обоим было тяжело найти общий язык друг с другом. Эргенду хотелось получше узнать Коди, ведь мальчишка будет работать в кузнице его семьи, а значит надо будет его как-то представить, помочь советом в случае чего.

— Не знаете, когда мы двинемся в Монтверд?

— Это уже не от меня зависит. Сегодня мы отдыхаем, но завтра можем отправиться дальше.

Эргенд был уверен, что теперь Маргарет захочет подольше побыть в Винтесе, так что ближайшие дня два-три они вполне могли провести в этом городке.

— А что, тебе уже не терпится начать вкалывать в кузне?

— Учиться кузнечному делу должно быть интересно.

— Если тебе это понравится, то будет интересно. Лично мне это ремесло не по душе.

— Вы работали в кузнице?

— Мы тебя везём в кузницу моей семьи. Это одна из самых лучших кузниц в Монтверде. Тебе Маргарет об этом не говорила?

Коди слегка удивило, что между ними он называл её по имени, а не госпожой.

«Возможно, это нормально, если только между нами»

— Не говорила…

Мальчишка замолчал, опустив голову. Сказать ему было больше нечего, и он задумался над тем, что даже после того, как он покинет отряд, у него будет возможность ещё раз увидеть Маргарет.

Разговор можно было бы считать оконченным, но Эргенд поднял всю эту тему, чтобы узнать одну вещь:

— А сам ты чего хочешь?

— Что?

— Хочешь работать в кузнице или остаться в отряде?

— А у меня разве есть выбор?

— Ты можешь стать оруженосцем Маргарет. Частью Ордена ты не станешь, да и фактически окажешься рабом, но сможешь остаться.

«Кто-то должен был ему об этом сказать» — подумал Эргенд.

Маргарет не хотела на него давить и ставить жизнь мальчишки под угрозу. Эргенд в этом не сомневался, особенно после того, что было сделано с медведем, а значит об этой возможности она ему не сказала. Девушка, очевидно, боялась, что он может согласиться, что в итоге из-за этого он попадёт в беду и будет страдать ещё больше.

Вопрос Эргенда сильно задел Коди. Шанс оставаться рядом с Маргарет его обрадовал, но возможность быть рабом-балластом для всего отряда вызывала в нём смешанные чувства.

Разобраться в своём отношении к Маргарет сейчас было сложнее всего. За всё время, что он пробыл с Орденом, ему пришлось пережить не так много разных вещей, но это путешествие уже было гораздо интереснее всей его жизни в деревне. А Маргарет всегда была рядом и заботилась о нём, несмотря на то, что он обычный мальчик из деревни.

«Могу ли я позволить себе остаться в отряде?»

В то же время оставаться в отряде означало быть для него якорем. Ведь он действительно просто мальчик из деревни. Кроме как ухаживать за полями и кое-как охотиться, он ничего не умеет, а из-за мальчишки Ордену пришлось тесниться, вести больший груз, останавливаться, потому что он захотел поохотиться и уделять его охране больше внимания, ведь дикие звери могли запросто ему навредить.

— Я… не знаю…

— Я не уговариваю тебя. Подумал, что ты должен об этом знать.

В раздевалке послышался быстрый топот и постукивание каблучков от сапог. Маргарет в одежде влетела в комнату, где сидели Коди и Эргенд. В руках у неё был аккуратно сложенный комплект одежды.

Её нахмуренные брови выдавали в ней сильную раздражённость.

— Эргенд, надо немедленно собираться и отправляться в Монтверд.

Парни посмотрели на неё с приподнятыми бровями. Коди попытался спуститься поглубже в воду от стеснения.

— Недалеко от Эделики произошла вспышка и там же нашли новое подземелье. Наш отряд посылают на его исследование. Нас уже ждут.

Магические вспышки происходят очень редко и несут за собой ужасные последствия для местной фауны. Они появляются случайным образом по всему миру и нельзя предугадать, где будет следующая. Подземелья обнаруживались ещё реже, а два этих события одновременно означали одно — произошло что-то очень грандиозное.

— Хорошо, но, может, Вы выйдете?

— Что, девочки, стесняетесь?

Тон Маргарет сразу же изменился. Пошутить она никогда не забудет.

— Ладно, я иду в таверну, нужно быстро собраться. Коди, одежду положу на лавочку.

Так же быстро, как и появилась, девушка покинула купальни. Коди удивлённо посмотрел на Эргенда, в котором уже была видна боевая уверенность.

— Господин Эргенд, что произошло?

— У нас только что появилось очень сложное задание.


Глава 7 На распутье


Коди выглядел так, словно его не причёсывали годами. Он надел свои обновки, которые мало чем отличались от того, что он носил до этого, и выбежал из купальни вслед за Эргендом, толком не вытерев волосы, сейчас они выглядели ужасно.

Пока Орден в спешке собирался в путь, закидывая личные вещи обратно в телегу, он стоял возле таверны и пытался привести свои волосы в порядок. Маргарет была сама не своя, суетливо бросающаяся из стороны в сторону руководя и подгоняя погрузку их вещей. Эргенд же, как обычно, был спокоен, несмотря на довольно плачевное общее настроение резко прерванного отдыха.

Шум ящиков больно бил по ушам мальчишки, что в купе с непослушными волосами невероятно раздражало и заставляло морщиться каждый раз, как на повозку приземлялся очередной ящик.

— С тобой всё в порядке?

Эргенд позволил себе отвлечься на Коди, который стоял рядом с очень болезненным видом. Тот неторопливо нашёл взглядом источник звука и изо всех сил попытался понять вопрос.

— Тут очень шумно.

— Ну извини уж, попрошу ребят класть ящики по тише.

— Спасибо.

Вскинув брови Эргенд слегка улыбнулся. По лицу парня было видно, что он совершенно не придал значения сказанным словам.

«Кажется я понимаю, почему Маргарет за него так держится»

Вскоре погрузка закончилась. Орден отправился в путь.

На фоне неожиданно появившегося задания по исследованию нового подземелья, приятная, лёгкая атмосфера мгновенно испарилась и вернулась к своему изначальному значению. И у Маргарет с Эргендом, и у Коди совсем вылетело из головы, что уже сегодня мальчишка покинет отряд, настолько серьёзным было это событие. А ведь ещё надо было найти время, чтобы отправить его в кузницу.

Дёрнувшись от удара головой об повозку, подскочившей на очередной кочке, мальчишка рефлекторно потянулся к месту удара, но это всё равно было бессмысленно. Боли он не чувствовал, а вот довольно сильный деревянный стук привлёк внимание окружающих.

Рядом с его повозкой, на коне, скакала Маргарет.

— Коди, ты в порядке?

Мальчишка поднялся, почёсывая голову. Прищурившись от врезавшихся в глаза солнечных лучей, он не сразу понял, что перед ним Маргарет.

— Кажется да, боли то я всё равно не чувствую. Не умер и ладно.

— Умереть сейчас было бы обидно, сегодня вечером мы будем в Монтверде.

Коди уселся на один из ящиков поудобнее и осмотрелся. С обеих сторон был лес. При виде его мальчишку передёрнуло от воспоминаний с охоты. Посмотрев на Маргарет, Коди хотел спросить, сколько им ехать до Монтверда, но тут же осёкся, задумавшись о том, как она может это понять. Вдруг она подумает, что ему не терпится расстаться с Орденом.

— Что такое?

— Да так, задумался кое о чём.

Они продолжали смотреть друг на друга, думая, как поддержать беседу. Их совместное путешествие подходило к концу, но никто не хотел этого признавать. Где-то в глубине своей души Коди желал, чтобы кто-нибудь убедил его, что, оставшись в отряде, он не принесёт больших проблем, но ни Эргенд, ни Маргарет не могли себе позволить так поступить.

Почти всю дорогу их сопровождало лишь постукивание ящиков о повозки, пение лесных птиц и топот лошадиных копыт. Разговоров не было, лишь редкие обмены короткими репликами, да и те с целью создать иллюзию их обычной поездки. Безуспешно.

С момента, как пришла новость, всё стало иначе. Привычная спокойная и дружелюбная атмосфера сейчас была заменена жалким своим подобием, наполненным чувством тоски от грядущего расставания. Ничто не могло его предотвратить, кроме выбора Коди.

***
Вечером они выбрались из леса. Путь к Монтверду шёл с высокого холма, у склона которого начиналась широкая равнина. Длинная дорога, ведущая прямо к городу, была полностью видна, а по обе стороны от неё пролегали просторные зелёные поля. Разбавлялось всё это розовато-оранжевыми лучами заходящего Солнца. От вида равнины у Коди захватывало дух.

Город был огромен и, протянувшись вдоль морского берега на несколько километров, скрывал за собой море. В Аксарии он был вторым по численности населения после столицы — Ардовена. Приятный, тёплый ветер сразу же подул с берегов Латийского моря и начал теребить волосы путников.

Сейчас взгляд мальчишки мог охватить огромные земли и тот с большим удовольствием пользовался этой возможностью, пытаясь рассмотреть абсолютно всё, что можно было увидеть с вершины холма.

По мере спуска, вид становился всё менее интересным, пока зелень и разноцветные цветы равнины не стали всем, что могло приковать к себе взгляд. Высокие каменные стены Монтверда хоть и были величественными, рассматривать на них было ровным счётом нечего.

«Ну вот мы и приехали» — подумал Коди, увидев стражников у главных ворот города.

Повозки резко остановились, чтобы стража их осмотрела. Маргарет и Эргенд стояли рядом с повозкой, в которой ехал Коди. Мальчишке это показалось странным. В Винтесе они разговаривали со стражей, узнавая нужную им информацию, но здесь просто стояли и ждали пока отряд отпустят.

— Госпожа, мы не станем останавливаться в какой-нибудь таверне?

Маргарет еле заметно улыбнулась, услышав «мы».

— У нас в этом городе есть своя гильдия, так что таверны нам уже не нужны.

Никто не хотел говорить о прощании, но больше сказать было нечего. Отряд двинулся дальше.

Улицы вечернего Монтверда были очень оживлёнными. Множество горожан выходили гулять по красивым улицам, с магическими фонарями на обочинах. Как и в Интре, дома здесь были сделаны отделаны белым камнем с черепицей на крыше, но в Монтверде они смотрелись как-то иначе. Этот город сильно отличался от Интра и Винтеса, но мальчишка не мог понять, чем он ему так нравится.

Путь отряда лежал к порту, где и находилась их гильдия. По главной улице они добрались до площади, рядом с которой красовался шикарный дворец герцога этих земель.

«Понимаю, почему отец так любил путешествовать… У нас в деревне такого не увидишь.»

Отряд остановился на площади, Маргарет слезла с коня и подошла к Коди.

— Ну вот и всё, Коди. Дальше тебя поведёт Эргенд.

Тот спрыгнул с повозки.

Маргарет не знала, что она хочет сказать ему. Прощаться не хотелось, а уговаривать остаться и подвергать его опасностям дальше просто не разумно. Мальчик должен жить своей жизнью. Он пытался придумать слова, которыми бы хотел закончить своё путешествие с Орденом, но в голову ничего толкового не приходило. Коди отвёл взгляд, пытаясь не смотреть в глаза кому-то из отряда, в надежде что так ему будет немного проще.

«Ничего кроме банальщины… всё-таки я не мастак говорить красиво…»

— Госпожа… я очень благодарен Вам. Если бы не Вы… я…

Признаваться в том, что он серьёзно думал о суициде, ещё несколько дней назад, сейчас казалось чем-то постыдным.

Маргарет положила свою руку на его голову и взъерошила волосы, как она это обычно делала в походе. На её лице красовалась скромная улыбка.

Обычно она за словом в карман не лезла, но в этот момент было тяжело даже ей.

— Пойдём, Коди, нехорошо будет, если мы придём слишком поздно.

Эргенд подошёл поближе, понимая, что иначе бы эти двое так и стояли на одном месте до самой полуночи.

— Хорошо… прощайте, госпожа Рей…

Девушка ответила ему лишь скромным кивком. Она убрала руку с его головы, отвернулась и пошла к своему коню. Усевшись в седло, она бросила взгляд в сторону уходящему Коди, которого Эргенд усадил на своего коня позади себя. Мальчишка смотрелся в нём очень неуклюже, это заставило Маргарет ещё раз улыбнуться.

— Береги себя, кролик.

***
Пластины брони Эргенда были чертовски удобны, чтобы за них держаться. Коди с трудом удавалось удержаться в седле, он всё время слегка съезжал то вправо, то влево.

На улице всё ещё щеголяли горожане, а фонари, казалось, засветились ещё ярче после захода Солнца.

Коди пытался смириться с тем, что теперь в его жизни не будет Маргарет, а вскоре не станет и Эргенда, с которым он смог впервые нормально поговорить только сегодня утром.

Работать в подмастерье означало осесть в этом городе, в чём мальчишка не видел ничего плохого с тех пор, как отряд вышел из леса. Монтверд был великолепен, это город возможностей, о которых раньше Коди не мог и подумать.

— Тебе нравится Монтверд?

— Да, он очень красивый.

— Мне тоже нравится… этот город… он хорошо подойдёт тем, кто хочет начать жизнь заново, как ты.

— Вы не думали вернуться к обычной жизни?

Коди говорил не столько из интереса, сколько, чтобы поддержать диалог.

— Думал, конечно, но в такие моменты понимаю, что никогда не жалел, о своём решении уйти в Орден. Я так много повидал за эти годы, а сейчас вернувшись домой, даже не знаю. Я видел Равуну, был в Вундемском лесу, купался в источниках Восточных Алханайских гор в Фаенне, посещал Храм Эйрис в Эделике… Теперь мир мне кажется гораздо больше, и в то же время он остаётся очень тесным.

Мальчишка задумался, не зная, что ему ответить. За всё время своего путешествия с отрядом Маргарет, Коди увидел много новых и интересных вещей и Монтверд казался ему верхушкой всего того, что он ещё мог увидеть. После слов Эргенда ему стало слегка обидно, ведь если он захочет остаться здесь, то кроме этого города больше ничего не увидит.

— Знаешь, Коди, я в какой-то степени понимаю Маргарет. Столько лет мы говорим только о делах, заданиях и обязанностях, редко позволяем себе разговоры о том, о чём действительно хотим, но с тобой делать это проще… От этого правда становится немного легче.

У Эргенда не было скрытых мотивов. Он говорил, что думал, не замышляя оставить Коди в отряде. Разговоры по душам для него, как и для Маргарет, были большой редкостью, а с появлением этого парнишки у них словно камень с души упал. Теперь у них появилась возможность в любой момент высказать кому-то мысли, что вертятся в голове.

— Я не понимаю… Чем я Вам помог?

— Ты просто есть. Этого всем достаточно.

Коди задумался о том, что он действительно мог сделать для отряда за это время. Мальчишка только и делал, что получал внимание Маргарет и считал себя обязанным ей. Пусть возможностей помочь Ордену у него не было, да и в магии, как выяснилось, он слаб, но надо же было хоть что-то предпринять…

«А теперь я просто убегаю, потому что мне так удобно? Кого-то мне это напоминает…»

— Господин Эргенд, Вы не думаете, что я приношу отряду проблемы?

Эргенд затих на пару мгновений, размышляя над ответом.

— Конечно приносишь проблемы, но кто их не приносит? Взять ту же Маргарет, её магическое истощение заставило отряд изрядно поволноваться и даже остановиться на один день. Да банальный храп половины отряда мешает спать по ночам. И я тоже постоянно допрашиваю торговцев, узнавая ситуацию с бандитами на дорогах… Нет в мире людей, которые не приносят проблем окружающим. Ты будешь создавать другим неудобства одним своим существованием, а если не будешь создавать проблем, тебя обвинят в том, что ты ничего не делаешь. И что теперь, не жить?

— Но ведь в том, что… госпожа… это я виноват!

— В чём твоя вина? В том, что на тебя напал медведь? Или в том, что Маргарет решила спасти тебя именно таким образом? Коди, она поступила так, потому что не могла иначе. Кто станет смотреть, как твоего товарища по отряду терзает зверьё?

«Она была при смерти, была такой бледной. Не могла ходить и даже просто говорить, а всё потому, что не могла поступить иначе? И всё ради простого товарища? Простого парнишки из деревни? Маргарет, наверное, та ещё мазохистка или может быть я совсем не правильно её понимаю?» — подумал мальчишка, но осенившая его мысль сделала только хуже. Коди, казалось, совсем запутался в своих эмоциях.

«Чем я мог заслужить такое?»

Обдумывая то, что ему сейчас сказал Эргенд и то, что тот сказал ему ещё утром, Коди решил вновь задать себе вопрос, ответу на который он так боялся довериться:

«Могу ли я позволить себе остаться в отряде?»

Между ними повисло молчание. Эргенд не ждал ответа на свой вопрос от Коди. Спрашивать такие сложные вещи у ребёнка было бессмысленно, но зато это натолкнёт его на мысль. Какую-нибудь мысль, любую, главное, чтобы он подумал об этом, сделал для себя выводы.

Коди же не мог ответить ни на свой вопрос, ни на вопрос Эргенда.

Пока они ехали, город постепенно опустел. Фонари продолжали гореть, но людей на улицах стало гораздо меньше. Топот копыт и едва доносимые до ушей мальчишки разговоры горожан были единственными звуками, сопровождающие их до самой кузницы.

Услышав торжественное «приехали» Эргенда, Коди взглянул на место, где ему предстояло работать. Длинный навес, выходящий слева от входа и проходящий перед остальной частью дома, закрывал от неба наковальню и кузнечную печь, Эргенд слез с коня, затем помог спуститься Коди. Он постучал в дверь, оттуда сразу же послышалось чьё-то бормотание.

Со скрипом деревянная дверь открылась, из дома сразу же подался тускловатый свет свечи. Выглянул седой мужчина лет 55–60, но довольно хорошо сложенный, с крепкими руками и такой же седой короткой бородой.

— Эргенд? Сын?

— Здравствуй, отец.

Старик обнял Эргенда. Из-за его спины послышался дрожащий женский голос:

— Кто там, Вильям?

— Эргенд приехал!

Низкая женщина, а если быть точнее, старушка, подбежала к ним и так же крепко обняла обоих мужчин, пытаясь обхватить их своими короткими руками.

Коди стоял и смотрел за воссоединением семьи с умилением, на его лице появилась еле заметная улыбка. Наблюдая за этой картиной, он вспомнил как мама встречала его с охоты, как она успокаивала, когда ему было тревожно… Как сильно всего этого сейчас не хватает.

Коди невольно вспомнил тот вечер у костра, когда Маргарет заставила его прилечь на её колени, при этом нежно поглаживая волосы мальчишки, и улыбка пропала с его лица.

«Простой деревенский мальчишка, да?»

— А это кто?

Старушка обратилась к Эргенду с ярко выраженным удивлением, увидев Коди. Отец Эргенда тоже очень удивился:

— Эргенд, неужели это твой…

— Он слишком большой, чтобы быть моим сыном, отец.

Старики рассмеялись. Коди подошёл поближе к Эргенду, чтобы тот смог его представить.

— Это Коди, мы взяли его с собой в Интре. Родственники… родственников нет, и я пообещал, что смогу приютить его. Можешь взять его к себе в подмастерье?

Вильям задумался, почёсывая свою бороду. Он опустился на одно колено, чтобы посмотреть в глаза Коди.

— Коди, значит, да? В городах детей с улицы обычно забирают и продают в рабство или сдают в церковь… а тебе не меньше 12–14 лет… Ты так долго бродяжничал?

Мальчишка старался смотреть в глаза кузнецу, но после его вопроса ему захотелось отвести взгляд. Вспоминать те дни, которые казались далёким прошлым, сильно не хотелось.

— Я не из города, мою деревню разграбили и сожгли совсем недавно…

Старик поднялся и почесал затылок.

— Из деревни значит, должно быть парень работящий, хоть и хилый. Тебя что, в Ордене плохо кормили?

— Нет! Что Вы…

«Просто еды у нас с матерью всегда было мало…»

Разговор шёл тяжело, мальчишка был слишком зажат и не хотел рассказывать о себе.

Старик ещё какое-то время всматривался в Коди, прикидывая, сможет ли он содержать его и будет ли ему это выгодно.

«Эргенд ведь просит, отказываться как-то нехорошо» — подумал Вильям.

— Ну, ладно…

В этот момент для Коди что-то резко изменилось в окружении. Появилась странная тревога, говорящая ему бежать от этого места как можно дальше. То, что говорил старик его уже не волновало, эта тревога была как в тот день перед нападением и во время охоты.

Опыт показывал, что пренебрегать этим чувством слишком опасно.

Мальчишка посмотрел на Эргенда испуганными глазами.

— Что с тобой?

— Господин Эргенд. Что-то плохое должно случиться.

Эргенд нахмурился. От Маргарет он уже слышал о том, что было на охоте и слова Коди сейчас даже его немного пугали.

— Знаю, это странно, но прошу, поверьте мне!

— Я верю тебе. Успокойся и расскажи, что происходит.

Коди попытался собраться с мыслями, но те бегали в голове как тараканы, в надежде понять, что же должно случиться в этот раз.

— Я не знаю…

«Может что-то произошло с Маргарет?» — мысль больно врезалась ему в голову.

От этой мысли его страх медленно нарастал с каждым мгновением, пока он не знал, всё ли с ней хорошо.

— Госпожа! Мы должны найти её!

Эргенд не стал спорить. Он попрощался с родителями и решительно направился к коню. Усевшись в седло, он бросил взгляд на Коди, мальчишка смотрел на того, ожидая, что Эргенд пригласит его сесть к нему.

— Ну чего ты ждёшь?

Мальчишка лишь кивнул и в миг оказался у коня, Эргенд помог ему сесть и тут же выпалил:

— Держись, крепче.

Ударив коня поводьями и прикрикнув «но», они помчались в порт, к гильдии Ордена, по вечерним улицам уже безлюдного Монтверда.

***
На пути в гильдию Коди немного успокоился. Тревога отступала тем больше, чем ближе они были к цели и потому, что теперь ему приходилось беспокоиться ещё о том, как не слететь с коня.

От площади, по прямой длинной улице, они направились к набережной. От постоянной борьбы за своё место мальчишка не мог ни нормально осмотреться, ни понять где он находится, то и дело корча испуганные лица во время подлётов.

На набережной они повернули налево, отсюда до гильдии оставалось совсем немного. Это было большое поместье, включающее в себя казармы, столовую и тренировочную площадь во дворе. Гильдия находилась на перекрёстке рядом с причалом, у которого стоял крупный фрегат.

Эргенд остановился у ворот и слез со своего коня.

— Открывайте, прибыл Эргенд, заместитель госпожи Рей.

Двойные двери поместья открылись, на входе дежурила пара стражников в красной форме с белым фасоном и чёрными полосками — под цвета флага Аксарии. Стража со скептицизмом посмотрела на мальчишку.

— Где госпожа Рей?

— Точно не знаю. Кажется, она заняла комнату в основном здании.

— А разве она не в казармах?

— Я же сказал, что точно не знаю! Может и в казармах.

Солдатня явно была растеряна такой резко нахлынувшей суматохой. Напор, с которым говорил Эргенд даже Коди показался угрожающим.

Он обратился к мальчишке:

— Коди, я проверю казармы, ты беги в главное здание!

— А где оно?

Эргенд пальцем указал на трёхэтажное продолговатое здание.

— На входе спросишь кого-нибудь, где её комната, скажешь, что оруженосец!

Коди бегом помчался в указанном направлении. Двор был немаленьким, но почти пустым. Кроме нескольких деревьев и пары лавочек здесь почти ничего не было, а посередине не росла даже трава, образовывая почти идеально ровный круг вытоптанной земли.

На подходе к зданию Коди не думал останавливаться и буквально влетел в двери, с шумом раскрыв их. Он повалился на пол, но быстро пришёл в себя.

За стойкой напротив входа мальчишка увидел удивлённую женщину со светлыми волосами и коротким хвостиком сбоку. Она не успела ничего сказать, в то время как Коди подбежал к стойке.

— Госпожа Рей! Я оруженосец!

— Ну… э-э-э… допустим. Чего ты хочешь?

— Где она?!

— Госпожа Рей забрала комнату на третьем этаже в восточном крыле. Последняя комната слева от лестницы, справа по коридору.

Услышав, что хотел, Коди помчался по лестнице вверх, запинаясь об ступеньки, а после второго этажа он начал задыхаться, ноги забивались, переставлять их становилось всё труднее.

Наконец — третий этаж. Мальчишка посмотрел в обе стороны, пытаясь вспомнить, в какую ему надо.

«Последняя комната… слева от лестницы, справа по коридору»

Коридор был освещён свечами, огонь которых слегка подёргивался от пробегающего мимо запыхавшегося мальчишки.

Дверь была приоткрыта, из неё, в полумрак коридора, пробивался довольно яркий лучик света.

Не постучавшись Коди ворвался в комнату. На диванчике справа от входа, в дальнем углу комнаты, полулёжа сидела Маргарет. В правой руке у неё была подушка, и она слегка прижимала её к себе, а левой держала книжку, опираясь локтем на деревянный бортик дивана.

Мальчишка упал на колени и уставился руками в пол, пытаясь отдышаться. Самое главное он уже увидел — Маргарет была в порядке. Всё остальное плыло перед глазами от сильной усталости, мыслить было трудно.

Пот стекал по его длинным волосам, создавая толстые локоны, а одежда буквально прилипла к телу. Ощущения были отвратительными, но хорошо, что теперь у него был запасной комплект.

— Коди? Что ты здесь делаешь?

Маргарет бросила все свои вещи и быстро подошла к Коди, помогая ему встать.

— Ты ранен? Где Эргенд?

Отдышавшись, его разум прояснился и теперь он понимал вопросы, которые ему задавала девушка.

Выдохнув последний, контрольный раз, он начал нормально дышать и взглянул на Маргарет

— А Вы… не ранены?

— Со мной всё нормально, чего нельзя сказать о тебе. Так где Эргенд?

Мальчишка почувствовал себя облегчённо. Он уселся на пол и понял, что не чувствует свою задницу от после скоростной поездки на лошади.

— Эргенд тоже здесь, он в казармах ищет вас, сейчас, наверное, сюда придёт.

Маргарет смотрела на Коди приподняв одну бровь и слегка открыв рот.

У неё была целая куча разных вопросов, но глядя на уставшего парня, который уселся посреди её комнаты, словно находится на своём месте, она могла найти ответ на большинство из них, включая самый волнующий. Оставалось только убедиться в этом.

— Коди, ты отказался от подмастерья?

Только сейчас Коди понял, что он сделал. Страх за свою госпожу, страх за её жизнь, страх, что даже не будет возможности её увидеть. Он не хотел пережить это снова. Ответ, что Коди так боялся дать самому себе, был уже очевиден.

— Похоже на то.

— Куда же ты теперь?

Вариант оставался только один. Вернее, был ещё один. Здесь этаж повыше, чем в Интре.

«Боже, о чём я думаю?»

— Могу я…

«…создавать Вам проблемы дальше…»

— … остаться в отряде?

Маргарет чуть улыбнулась, хотя её глаза просто сияли от радости. Она поднялась и протянула руку Коди, чтобы помочь тому встать. Мальчишка смотрел ей в глаза не отрывая взгляд, в ожидании ответа.

Девушка потянулась к одному из множества кармашков на своём поясе и достала оттуда магический камень кобальтового цвета, прикреплённый к тёмно-бордовой цепочке.

— Помнишь я говорила, что возможно подарю тебе один из своих камней?

Коди кивнул, его внимание было приковано к камушку, что Маргарет держала в руке, и готовилась отдать его мальчишке.

— Он твой, береги его.

Очень аккуратно и нежно Маргарет повесила цепочку на шею Коди. Тот взял его в руку и начал рассматривать, у камня посередине была странная, серая дымка, хаотично распространившаяся от центра во все стороны.

— Что… это за камень?

— Очень дорогой камень, который делают чтобы им не пользоваться. Вернее, в надежде на то, что он не пригодится, но и хранить его у себя нет никакого смысла.

Вскинув брови, мальчишка прогнал у себя в голове эту реплику ещё раз в попытке понять смысл этих слов.

«У богатых свои причуды»

— Надеюсь, он меня не убьёт.

Послышалась тихая усмешка Маргарет.

— С возвращением, Коди.

Широкая улыбка засияла на лице парня. На него нахлынуло странное желание обнять Маргарет, но он не знал, может ли позволить себе это. Думать долго не пришлось.

Маргарет опустилась на одно колено и крепко обняла мальчика.

— Я… м-м… скучала…

Было слышно, как трудно ей было выдавить из себя эти слова. В их искренности сомневаться было нельзя, сейчас Маргарет перешагнула через себя окончательно. Все годы, что ей довелось пережить в Ордене, она была чёрствой, но помнила себя заботливой и нежной девушкой, со своей мечтой и наивными надеждами. Сейчас Маргарет позволила себе быть собой, настоящей.

Стоящий за дверью Эргенд, улыбаясь, тихонько ушёл.

— Вы наконец признали.

Счастливая улыбка крупного мужчины в броне, выглядела как улыбка родителя, наблюдавшего за успехами своего ребёнка. Именно так он запомнит сегодняшний день — как день, который определил будущее.


Глава 8 Монолог


Пришлось остановиться в комнате Маргарет. Коди не был полноценной частью отряда и потому не мог ночевать в казарме или получить свою комнату в главном здании. В Ордене для оруженосцев не было предусмотрено таких удобств, как собственная комната, они находились на полном обеспечении своего хозяина и потому этот вопрос они решали самостоятельно. Обычно оруженосцы просто ночуют в конюшнях, но госпожа Коди — Маргарет, и вряд ли он когда-нибудь узнает, что такое спать в конюшне.

Расположившись на диване, где ещё пару часов назад Маргарет читала книгу, Коди никак не мог уснуть. Беспокойство охватившее его в тот момент, когда Вильям дал добро на взятие мальчишки в подмастерье, оставило свой осадок.

Казалось, что оно не могло появиться просто так, что-то определённо должно было случиться. Но что?

Он ворочался, пробуя лежать и на боку, и на животе, на другом боку и спине, но это было бессмысленно.

Тяжело выдохнув, он перевернулся на спину, скрестил руки на груди и уставился глазами в потолок.

— Почему всё так похоже на прошлый раз

— Не спится?

В ответ на шёпот Коди, с кровати на противоположной стороне послышался тихий голос Маргарет. Она лежала на левом боку, пододвинув коленки ближе к животу, её каштановые волосы хаотично расползлись по подушке, образуя толстые локоны. Беспокойство на её лице было едва заметно в комнате подвластной полумраку и освещаемой лишь слабым светом луны, проходящим через открытое окно.

— Угу…

— Тебя что-то беспокоит?

— Когда мы с господином Эргендом стояли у кузницы, я снова почувствовал беспокойство… Такое же, как было за день до нападения на деревню и такое же, когда на нас напал медведь. Что-то должно было случиться, но не случилось.

«Так вот почему он спросил не ранена ли я» — подумала Маргарет.

— Значит твоя чуйка не всегда работает.

— Вы и в прошлый раз мне не поверили. Я ведь очень за Вас беспокоюсь.

— Обо мне беспокоишься…

Её голос стал ещё тише, со стороны казалось, что она засыпает.

— Знаешь, так редко удаётся с кем-то поговорить. С кем не надо притворяться… Просто поговорить по душам или о пустяках. Я очень рада, что ты решил остаться и что волнуешься обо мне.

В памяти сразу всплыли слова Эргенда, по дороге в кузницу:

«…столько лет мы говорим только о делах, заданиях и обязанностях, редко позволяем себе разговоры о том, о чём действительно хотим, но с тобой делать это проще…»

Обычные разговоры, выслушивание мыслей своих товарищей казались Коди рутинными вещами. Диалоги, шутки и разные истории были для него чем-то обыденным, и он до сих пор не понимал, какую роль сыграл в жизни отряда.

— Госпожа, я не понимаю.

— Чего ты не понимаешь?

— Почему я стал Вам так важен? Я ведь не сделал ничего полезного! Я причинял одни проблемы.

В комнате повисло молчание, пока Маргарет собиралась с мыслями. Она боролась с собой — сблизиться с ним и рассказать о себе, о своём прошлом, о том, что так давно заперто в сердце и о чём остальные могут лишь догадываться, или промолчать, оставшись просто госпожой для мальчика. Маргарет боялась выпустить свои чувства. За годы службы она уже и не верила, что они настоящие. Но сидя у костра и смотря с каким мирным лицом он спал на её коленях, Маргарет чувствовала теплоту на сердце. Мальчик, который казалось вот-вот потухнет из-за потери семьи, просто принял её и полностью доверился. Заботиться о нём, беспокоиться о нём, это были её чувства, настоящие, согревающие сердце и такие желанные. В очередной раз она храбрилась, чтобы перешагнуть через себя, свою чёрствость, навстречу себе новой, нежной, чувственной и заботливой.

Молчание затягивалось, но Маргарет наконец заговорила:

— Когда мне было лет 7–8, мой и без того ревнивый отец совсем сошёл с ума — он запер нас с матерью внутри своего поместья, и не выпускал за его пределы. А если какой-то мужчина дотронется до меня, а уж тем более до мамы, даже случайно, даже просто, чтобы поприветствовать… И в таких условия мы с ней должны были продолжать играть в счастливую семью, улыбаться, глядя в глаза родственникам, гостям или даже странствующим торговцам. «У нас всё хорошо, не переживайте. Я просто немного не выспалась.» Родственники начинали что-то подозревать, и отец не пускал их в поместье под любым предлогом. В итоге торговцы стали нашей единственной связью со внешним миром. Их рассказы… Они были такими интересными. Так завораживали. Помню, я даже мечтала стать странствующим торговцем. Многие рассказывали о своих путешествиях, о том, что пришлось пережить или увидеть, но был один человек… Он всегда говорил: «Каждому нужен тот, кто обнимет тебя на прощание». Он рассказывал о своей семье с такой тёплой улыбкой и ностальгической тоской. Слишком поздно я поняла истинный смысл его слов. Он очень переживал, что почти не видел своего новорождённого сына. Тогда я совершенно ничего не понимала. Не понимала его, не понимала его слов, глупая наивная девочка. Моя семья не вызывала у меня таких эмоций, скорее наоборот. Атмосфера в доме была просто ужасна, и узнать о том, что бывают семьи, в которых люди любят друг друга, было чем-то странным для меня, маленькой Маргарет… Я не верила торговцу, то тех пор, пока мать не выдержала издевательств отца и не сбежала заграницу, в Анмантос… Я осталась сидеть взаперти, одна, внутри огромного и резко опустевшего поместья. Я любила свою мать, она была единственной, кто обнимала меня, когда я грустила, или ругала, когда капризничала. Она всегда была рядом. Без матери мне было очень одиноко, я не понимала, почему она бросила меня… Мне хотелось тепла, заботы… любви, как бы то глупо не звучало… «Нужен тот, кто обнимет, да?» Маленькая девочка, съедаемая одиночеством. С тех пор я жила в надежде на то, что придёт за мной какой-нибудь принц и заберёт туда, где мне не придётся страдать. Отец уже бредил браком и искал для меня партию. Мне было всего тринадцать лет!!! И с годами становилось только хуже. Вроде как он даже кого-то нашёл, но его призвали на Восточную войну, а с неё он уже не вернулся. К тому моменту мне стукнуло 17. На меня упало ненавистное фамильное поместье, а вместе с ним посыпались тонны лживых признаний в любви и предложений о браке. Все, как один, казались мне высокомерными индюками, стремящиеся войти в опустевшую из-за войны семью. Для них я была просто помехой, которую нужно преодолеть. Мне хотелось тепла, объятий… Таких, как в детстве… Как мама обнимала… А я получала только лицемерие и лесть. Всего лишь цель, которую нужно достичь, вот кем я была тогда. В итоге я последовала по стопам матери. Теперь, будучи уже взрослой, я понимала почему она так поступила. Я не смогла простить её за то, что она бросила меня, но я поняла почему она так хотела сбежать. Я решила попробовать убить двух зайцев одним выстрелом — сбежать из куска ненавистного камня, отправившись в путешествие, и обеспечить себе защиту от всех этих лизоблюдов. Я пошла в Тандалийский орден. Это была возможность не только вырваться из ненавистного поместья, но и повидать мир, а может, даже, найти себе настоящую любовь… так наивно… Даже в 17 лет, после всего, что со мной было, я всё ещё верила в сказки. Через два года я стала командовать отрядом, а любовь? Просто заперла всё это куда подальше. Я не могла проявлять слабость, за мной шли мои люди, соратники, которые должны быть уверены во мне, их лидере, должны верить в мою непоколебимость. А что мне оставалось? Пять лет я носила свою «маску», я — командир, я должна быть примером. И я должна была скрывать от всех свою мечту о настоящей, любящей семье… Но мне не хватало даже банальных простых разговоров по пустякам, не хватало возможности подурачиться или сделать какую-нибудь глупость, не говоря уже о том, чтобы просто кого-то обнять… И вот в одной из деревень я спасаю тебя… Отрешённый мальчик, словно не из этого мира, без семьи, ведёт себя так, будто ничего не произошло. Мне казалось, что ты как свеча, что вот-вот потухнет. Я знала, что всего через день мы расстанемся, но я хотела помочь, подбодрить. Я захотела позаботиться о тебе, не дать потухнуть, а потом Эргенд предложил взять тебя с собой. Я обрадовалась, и когда ты так мирно уснул у меня на коленях, я впервые за пять лет была по-настоящему счастлива. Сама удивилась, но я чувствовала себя такой живой… Твоё лицо было таким мирным, таким спокойным… Когда на охоте ты чуть не попал под лапу медведя, я испугалась. Знаешь, я ведь искусный маг, могла просто порубить этого медведя магией, ещё на подходе, но я отвлеклась… И страх, что из-за своей ошибки я потеряю тебя. Я ведь замерла буквально на секунду, а медведь уже поднимал лапу Я сделала всё на автомате, даже не думая. Твоя реакция на это… твоё искреннее беспокойство. Не как подчинённого о командире, а как близкого человека о близком. Тогда я поняла, что ты можешь исполнить мою мечту. Да, ты приносишь проблемы, засыпаешь глупыми вопросами и заставляешь меня беспокоиться о тебе, но ты искренне дорожишь мной. Мои ребята тоже дорожат мной и всячески защищают, но только как своего командира, не более, а с тобой всё иначе. Это то, чего я хотела все эти годы. И даже сюда ты прибежал, потому что беспоко…

Девушка резко замолчала. Впервые за последние годы у неё появилась возможность выговориться. Мысли лились сами собой, словно годами ждали возможности быть произнесёнными. Неожиданно осознав, как много она уже наговорила, Маргарет замолчала, больше от смущения, нежели от страха.

Мальчишка же заворожённо слушал рассказ. Несмотря на всю её силу и кажущийся успех, жизнь Маргарет не была сладкой. Более того, гнетущее одиночество девушки было олицетворением ближайшего будущего Коди, останься тот в кузнице. Рассказ расставил всё на свои места. Её странное поведение, желание помочь, перепады настроения и попытка спасти его в лесу у Винтеса и всё только потому, что он искренне доверил свою жизнь ей. Потеряв маму и смысл жить, Коди уже не надеялся, что его где-то и кто-то будет так ждать.

«Как реагировать на это и как к этому отнестись?» — у мальчишки не было ответов на эти вопросы, но одно Коди знал точно: для Маргарет он не часть отряда, он не просто мальчик из деревни, он уже стал для неё чем-то больше. Ещё далеко не семья, но уже и не чужой.

— Госпожа, я… и не знаю, что сказать.

— Я ничего и не требую, просто продолжай быть собой и можешь звать меня по имени, когда рядом никого из Ордена.

Ещё один удар.

— Хорошо… Ма… Маргарет.

Неприятная дрожь прошла по телу мальчишки.

— Давай спать, нам завтра рано вставать.

«А разве когда-то было иначе?»

Пожелав друг другу добрых снов оба отвернулись, оставшись наедине со своими мыслями.

«Госпожа, теперь я всегда буду рядом с Вами.»

Слова Маргарет не выходили из головы Коди. Словно включённая на повтор пластинка, её история прокручивалась в мыслях множество раз, всё больше убеждая парня в том, что они очень похожи. Обоим пришлось нелегко, оба лишились отцов и были заперты в своём маленьком мире в силу обстоятельств. Оба потеряли матерей, когда они были последним лучиком надежды. Одиночество — вот что их ждало в будущем. Но теперь дорогу, что предстояло пройти в одиночку, они могут попытаться преодолеть вместе.

«Вместе…»

***
Дата: 21-ое число месяца Ивея, 1049 год. Место: Гильдия Тандалийского ордена в Монтверде.

Ранним утром отряд был выстроен на площади перед главным зданием. Бодрые, выспавшиеся после нескольких дней похода, орденоносцы стояли в ожидании своего командира, пока тот разговаривал с Коди на первом этаже и явно не торопился к ним выходить.

Рассматривая эту толпу за окном, мальчишка понял, что начал воспринимать их иначе. Теперь это были не просто люди, с которыми ему предстояло двигаться по общему пути — они стали его соратниками и товарищами. Он должен дорожить каждым членом отряда ровно так же, как ими дорожит Маргарет. Только сейчас Коди осознал, что даже не помнит их лица.

— Вот они удивятся, увидев тебя. — ухмыльнулась Маргарет, наблюдая за тем, с каким волнением Коди рассматривает солдат.

— Точно! Они же не знают, что я здесь. — мальчишка развернулся к девушке.

— Скажу им, что ночью выкрала тебя из кузницы, потому что ты не вернул мне долг в полной мере.

Коди чуть улыбнулся, в надежде, что это всего лишь шутка и вернулся к окну.

Маргарет стояла у стойки и ждала, пока управляющая принесёт ей ключи от склада, в котором хранятся все вещи отряда. Блондинка за стойкой сильно удивилась, когда увидела, что утром Коди спустился вниз вместе с Маргарет.

Она ожидала, что госпожа прогонит мальчишку вниз, чтобы тот спал в конюшнях, но вниз спустился только её заместитель, который, хоть и слабо выражал свои эмоции, буквально сиял от радости.

— Ключи, госпожа Рей. — блондинка сдержанно поклонилась, протянув ключи Маргарет. Забрав их, девушка подошла к Коди поближе и дёрнула его за нос.

— Зачем…

— Ну что, пойдём? — она чуть улыбнулась.

Коди устало вздохнул, но ответил ей едва заметной улыбкой и кивнул. Маргарет взяла его за плечи и повела перед собой, выводя мальчишку из главного здания.

На выходе их встречали орденоносцы, удивлённо замолчав в тот же миг, как увидели Коди. Кто-то даже протёр глаза, думая, что ему показалось и перед ним стоит совсем другой мальчишка.

— Госпожа, откуда у Вас новый Коди? — спросил кто-то из толпы.

— Коди решил остаться с нашим отрядом и теперь он официально мой оруженосец. — Маргарет слегка похлопала мальчишку по плечу и слабо толкнула вперёд, к отряду. — Принимайте его в свои ряды.

Рей спешно отправилась к складу вместе с Эргендом. В это время отряд медленно окружил мальчишку.

— Чего это ты решил остаться, малой? — сказал Ален, выходя вперёд.

Коди почти никого из отряда не помнил. Теперь же он отчаянно поднимал в памяти все вечерние диалоги у костра, чтобы вспомнить имена хотя бы нескольких орденоносцев. Вспомнить Алена было проще всего. Он был третьим человеком в отряде, помощником Маргарет и Эргенда в мелких делах и военном планировании. Толковый парень, хоть и кажется легкомысленным. Он был не очень высок, но крепко сложен. Светлые, длинные волнистые волосы Ален часто заплетал в хвостик на затылке. Брони на нём всегда было мало, почти как одежды в эти жаркие дни. Однако, меч он всегда держал при себе.

— Да ладно тебе, дурила. Чего до ребёнка докопался. Остался и остался, чего бухтеть-то? — сложив руки на груди сказал Уорт.

Этот парень был одним из немногих людей, полноценно владеющих магией в отряде. Низшей магией и школой магии Света владели все, Уорт же умел мастерски ставить щиты, имел существенный арсенал атакующих приёмов из школ магии Огня, Молнии и Воды, но всё равно предпочитал использовать меч. Он всегда носил лёгкие укреплённые пластины брони поверх своей серой рубашки и небольшой кинжал на поясе.

— Да я просто спросил же! Я что, так грозно разговариваю?

— Ты говоришь так словно хочешь сожрать его, монстр. — отряд разразился хохотом.

— Ладно, парни! Хватит вам пугать мальчугана. — высокий шатен с длинной чёлкой вышел к Коди в центр случайно образовавшегося круга и положил руку ему на плечо. Это был Редж.

Он всегда казался Коди самым адекватным в отряде. Хотя все называли его скучным занудой, Маргарет и Эргенд очень ценили его за свою серьёзность, разбавляемую каплей чувства юмора.

— Добро пожаловать в наш отряд, Коди! — Редж похлопал его по плечу и едва заметно улыбнулся сквозь щетину. — Если эти придурки будут тебя обижать — просто скажи мне.

— Вряд ли оруженосца нашей госпожи хоть кто-то обидит. — усмехнулся Уорт и отряд вновь захохотал.

Слушая смех своего отряда, Маргарет с улыбкой смотрела на толпу, что окружила Коди. Она была уверена, что его тепло примут, но всё равно очень радовалась тому, как легко он прижился здесь.

— Пора грузиться на корабль. — холодно сказал Эргенд, стоя рядом с госпожой.

— Да, пора в путь, в Эделику.


Глава 9 Под крылом богини


Корабль, стоящий возле гильдии Ордена, оказался у него на службе и назывался «Меринция». Капитан нежно называл её «Меринюшечка», на что Коди корчил недовольное лицо.

Мальчишка облокотился на леер, рассматривая набережную, медленно уходящую вправо и скрывающуюся за домами. Утреннее солнце постепенно становилось всё выше, слепя мальчишку и напекая головы отряду, грузившего вещи на борт «Меринции».

По набережной гуляло множество горожан с детьми. Частенько они заглядывались на корабль, дети прыгали от восторга, едва завидев капитана корабля в белой фуражке с красной линией по сторонам. Его камзол был в тех же цветах.

Маргарет всё ещё была в гильдии и следила за погрузкой, пока Эргенд разговаривал с капитаном.

Погрузка продолжалась уже около десяти минут, и наблюдавший за ней Коди чувствовал себя крайне неловко, от того что не может помочь отряду.

Вскоре погрузка закончилась, якорь был поднят и «Меринция» отправилась в путь. Коди расположился в одной каюте с Эргендом, в то время как весь остальной отряд должен был ночевать в трюме. Маргарет же, как обычно, взяла для себя отдельную каюту.

Коди только и делал, что лежал в своём гамаке, смотрел в потолок и слегка покачивался.

День прошёл незаметно. Мальчишка спал, ел, стоял у леера, снова спал и ещё раз ел. Ну, а что, жизнь кролика не так уж и плоха. Иногда разговаривал с Эргендом, гораздо чаще с Маргарет, которая везде таскала с собой «Латину» на поясе, придерживая её за рукоять. Выглядела она бледновато.

Периодически она утягивала куда-нибудь мальчишку и они, прячась за бочками от Эргенда, просто смотрели на море и разговаривали обо всём на свете, пока злой заместитель или капитан корабля не находили их и не отчитывали за безделье. Впрочем, работы у отряда на корабле всё равно было немного, поэтому Маргарет быстро возвращалась, и они дальше смотрели на море. Правда, с каждым разом она выглядела всё бледнее.

Коди пытался узнать в чём дело, но та лишь отмахнулась, сказав, что это просто волны.

Завтра, во второй половине дня, они должны были быть в Эделике. Девушка уже пообещала после задания пройтись с Коди по городу и посмотреть на храм Эйрис, называемый «Земной Равуной», и на Бордовый сквер. Пусть он и понятия не имел о чём шла речь, но с нетерпением ждал окончания их задания.

Вечером все трое собрались в одной каюте — у Эргенда и Коди. Пока командование обсуждало предстоящее задание, Коди продолжал рассматривать потолок, подслушивая разговор.

— Так. Прибудем завтра к полудню, разместимся в гильдии и сразу же отправимся к месту. Надеюсь эти ушлёпки из столичного отряда готовы или не отправились без нас.

— Почему Вы так не любите эделикийцев?

— Они слишком высокомерные.

Эделика — крупнейший портовый город в южной части Латийского моря, столица одноимённого государства под прямым управлением Церкви Эйрис. Патриарх церкви является монархом. Эделика считается центром Эйрисизма во всём мире.

— Что ж, с этим не поспоришь. — Эргенд слегка покачал головой. — Может заранее подготовить снаряжение? Выгрузить его отдельно, чтобы нам не пришлось копаться?

— Стоит ли нам вообще разгружать весь корабль? Мы там всего на пару-тройку дней.

Дальнейший диалог не интересовал Коди, его вновь потянуло в сон от скуки, в надежде на то, что в следующий раз, когда он откроет глаза, корабль будет в Эделике.

***
Дата: 22-ое число месяца Ивея, 1049 год. Место: посреди Латийского моря.

Проснулся Коди рано утром, когда до порта было всё ещё далеко. Он поднялся на палубу, на ней суетились матросы и орденоносцы.

Тяжело выдохнув мальчишка вновь подошёл к лееру, потому что рассматривать море было единственным развлечением на борту корабля. Нет, орденоносцы могли много чего придумать. Например, выпить, выпить рядом с леером, свалиться за борт, выпить будучи в море, поучаствовать в конкурсе «кто первым вернётся на корабль». По крайней мере так они развлекались вчера днём, пока на палубу не вышла Рей, за которой сбегал один из матросов, и не отвесила всем знатный нагонять за такую безответственность. Коди чётко уяснил — большая часть таких развлечений точно не для него. Очень уж страшна Маргарет в гневе.

Зевнув, он бросил ленивый взгляд вдаль, следя за невысокими волнами.

Оставшееся время до Эделики мальчишка продолжал заниматься тем, к чему привык ещё вчера, а именно — ничем. Хотя вскоре к нему присоединилась Рей, которая, опять по какой-то только ей ведомой причине, пряталась от Эргенда. Вместе ничего не делать всё равно было веселей. Маргарет выглядела всё такой же бледной, но на этот раз, сидя рядом с ним, она держала «Латину» в руках, и Коди стал догадываться в чём дело. Впрочем, спрашивать он не стал.

Через час Маргарет ушла в свою каюту, сказав, что ей нужно отнести туда меч и начать подготовку к прибытию.

И действительно, через пару-тройку часов на горизонте показалась суша, справа от носа корабля виднелись просторные равнины и маленькие поселения. Вид у леера сразу стал интереснее. Ещё час корабль шёл вдоль берега на расстоянии около 3 километров от него, пока наконец не показались высокие крепостные стены Эделики, на которых развивались тёмно-фиолетовые знамёна с белой линией, проходящей по диагонали вниз справа налево.

«Меринция» без проблем остановилась в порту. Для кораблей Ордена здесь было выделено отдельное место, как и в Монтверде. У причала уже стояли люди, чтобы встретить прибывший отряд. Трое священников в альбах поклонились, спускающейся по деревянному трапу Маргарет. Посередине стоял монах постарше остальных, седая, длинная борода и усы, за которыми не было видно рта выдавали в нём пожилого человека. Его руки были спрятаны в рукавах и сложены вместе у живота. Двое остальных были заметно моложе.

— Приветствуем Вас в столице Мира Эйрис, Эделике. Вы прибыли сюда со священной целью очистить подземелье нашего края от скверны заражённого эйкория! Так позвольте же проводить Вас к нашей гильдии, о прислужники Великого Тандалийского ордена! И пусть богиня освещает нам путь!

Как только пожилой монах договорил, вокруг повисла тишина, и даже шумы порта не доходили до ушей орденоносцев. Все были сбиты столку его необычной манерой речи, пусть и не впервые посещают Эделику.

Коди смотрел на приветствие местных священников с приподнятой бровью и открытым ртом. Маргарет полностью разделяла его чувства, но сдерживалась. Всё-таки представители власти.

— Благодарю Вас за тёплый приём. Мы готовы двигаться к гильдии.

Монахи сдержанно поклонились и отправились в гильдию.

Отряд шёл пешком по широкой улице, пролегающей между южной стеной и жилыми домами, так же, как и в Монтверде, были отделаны белым камнем, но с одним заметным отличием — в Эделике было больше растительности. Фасады некоторых домов были украшены деревянным узором в виде решётки с ромбовидными отверстиями, полностью опутанными лозами. Мальчишке это казалось очень интересным. Добавление растительности в архитектуру здорово преображало улицы. А что самое главное — лоз не было там, где быть не должно. Дороги покрыты каменной плиткой, как в Монтверде, но здесь они, казалось, были чище, ярче.

Закончив рассматривать дома, Коди принялся за людей. И тут Эделика нашла чем удивить. Из всех увиденных в этом городе людей, примерно у половины населения были светлые волосы и светло-голубые глаза. Приглядевшись, мальчишка смог различить форму их ушей — они продолговатые, слегка уходящие в стороны от головы, а их кончики опускались чуть ниже начала. Это были эльфы, что неудивительно, ведь эти земли тысячу лет назад принадлежали только им, пока не пришли эйрисисты.

Вскоре отряд повернул в сторону центра города. Поднявшись по высокой лестнице, они оказались на новом ярусе, который был гораздо ярче. Чем ближе к центру города — тем выше ярус. Всего их было три, и на последнем жили только представители церкви и высокопоставленные дворяне, для первых двух разницы не было, однако богачи всё равно желали селиться ближе к центральной крепости. Гильдия отряда располагалась на втором ярусе, прямо у его края, откуда открывался обширный вид на город вплоть до главных ворот.

В отличие от гильдии Монтверда, здесь она была гораздо больше. Главное здание совмещалось с таверной. Пока Маргарет вместе с Эргендом обсуждала задание с местными орденоносцами в переговорной на втором этаже, Коди вместе с аксарским отрядом заняли места около лестницы на второй этаж и принялись ждать своё командование.

***
Маргарет и Эргенд сидели за длинным столом, на противоположном конце которого расположились трое командиров местных отрядов. Девушке это с самого начало не нравилось, ведь она должна была говорить с командующим орденом, с которым ей предстояло согласовать детали похода в подземелье.

Тандалийский орден устроен так, что на исследование свеженайденных подземелий всегда отправляют минимум два отряда — один из той страны, в которой было найдено подземелье, а второй выбирался специальным комитетом в главной гильдии ордена, в Эделике. Нарушение этого правила приводило к международному скандалу, ведь в таких походах добывался самый ценный ресурс: эйкорий.

— Где командование вашего отделения Ордена?

Нотки раздражения играли в голосе девушки.

Эделикийцы переглянулись. Среди них был один эльф, уши которого слегка подёргивались то вверх, то вниз. Это могло много о чём говорить, но сейчас они выдавали его сильное беспокойство.

Один из них откашлялся, прежде чем ответить на вопрос.

— Оно в подземелье.

— Что?!

— Прошу, Вас, госпожа Рей…

Маргарет вскочила со стула, громко ударив по столу ладонями.

— Какого чёрта они ушли ОДНИ?!

— Тут «Драконы» пришли и… понимаете…

От внезапного бессилия Маргарет устало рухнула обратно в своё кресло, потирая переносицу.

«Драконы…»

Авантюристы ранга «Дракон», высший ранг, по легендам, благословлённый самой богиней, герои, чья сила находится на совершенно другом уровне. В отличие от всех остальных авантюристов, среди которых негласно запрещено упоминать о своей религиозной принадлежности, они открыто говорят о своём служении богине Эйрис. Их боевая мощь, военный опыт, а также потенциальная близость к богине всегда находили место при королевских дворах. Поэтому авантюристы, помимо прочего, служили при королях в качестве советников. Но каждый «Дракон» верен только своей богине и беспрекословно подчиняется только ей, и даже короли не смеют перечить им, воплощениям воли Эйрис. Да и по существу не очень-то и могут. Даже Патриарх церкви Эйрис в Эделике считается ниже по рангу, чем «Драконы».

Новое подземелье, что само по себе событие из ряда вон, было найдено из-за крупной вспышки проклятой магии. За высокими стенами города жителям ничего не угрожало, но после такой мощной вспышки в округе точно должно было появиться множество монстров, и жертв, подвергшихся сильным изменениям под действием высокой концентрации заражённой магии. Впрочем, это не сильно задевало обычную жизнь города, ведь в основном Эделика торгует по морю, а «Грифоны» с «Медведями», элита Гильдии авантюристов, без проблем бы со всем разобрались, но вот подземелье… внимание «Драконов» было неизбежно.

— Ох… вы не смогли им отказать, да?

Поникшие головы троицы послужили девушке и без того очевидным ответом на свой вопрос. Да и по-другому и быть не могло.

— Нам очень жаль… мы пытались, но не смогли даже задержать их. Они пошли к подземелью практически сразу же, как сошли с корабля. Глава Ордена был вынужден отдать приказ о выдвижении прямо в порту. Я впервые увидел шесть «Драконов» в одном месте.

Маргарет приподняла брови. Появление даже двух «Драконов» большая редкость, а сбор полноценного отряда…

— И когда теперь мы сможем войти внутрь?

— Полагаю только завтра утром, если не вернётся экспедиция, мы отправим Ваш вместе с нашим седьмым, который вот-вот вернётся из своего похода.

— И раньше вы нас не пустите?

— Мы не можем, если вы пойдёте туда одни, без хотя бы «Драконов», проблем уже будет не избежать, таковы правила.

«И после таких новостей вас ещё беспокоят правила?»

Обдумывая ситуацию Маргарет чувствовала обиду. Так сильно спешить, чтобы в итоге тебя никуда не пустили. Церкви стало страшно отправить второй отряд в одиночку для подмоги первому, а всё из-за высокомерных ублюдков «Драконов», которые просто не захотели ждать.

«Почему их тут так много?»

Маргарет не хотела это признавать, но обвинять эделикийцев было не за что. Как бы она не хотела, но перечить даже одному «Дракону» она бы тоже не осмелилась, но, когда их шесть… И подумать страшно.

— Ладно. Завтра утром будем готовы.

— Мы подготовим наш отряд, они уже знают, где находится подземелье, так как вместе с авантюристами зачищают окрестности, они проведут Вас.

Девушка энергично поднялась с кресла и направилась к выходу, Эргенд последовал за ней.

В комнате повисла тишина. Только спустя минуту эделикийцы наконец выдохнули напряжение. Они готовились к разносу, за грубейшее нарушение правил Ордена, но на удивление, порывистые аксарцы оказались довольно снисходительны и обошлось без скандалов.

— Вот бы они все были такими.

— Такими красотками?

— Ну рядом с ней точно не красотка стояла.

Раздался противный нервный смех.

***
Спускаясь по лестнице вниз, Маргарет остановилась на широкой платформе, откуда могла оглядеть всю таверну. Она облокотилась на перила, собираясь с мыслями. Отряд сразу обратил на неё внимание.

Поджав губу Маргарет всё медлила, внимательно осматривая каждого из своих солдат. Она всё ещё обдумывала информацию о «Драконах». Завтра им предстоит и без того опасная экспедиция, но кажется, эта будет самой опасной из всех. И более того, если отряд Эделики, что сейчас в подземелье, не вернётся, то дело принимает худший оборот.

— Орден, у меня плохие новости. Я знаю, как сильно вы все хотите пойти покопаться в древних руинах, но придётся подождать. Сейчас в подземелье орудуют «Драконы» вместе с тем отрядом, который должен был идти с нами. До завтра, пока не вернётся другой отряд Эделики, нас не пустят.

По таверне прошла волна недовольства.

— Ну! Тихо. На этот раз дело более серьёзное, чем обычно. В Эделику прибыло шесть «Драконов». Так что я рассчитываю на каждого из вас. Подготовьтесь как следует. На сегодня можете быть свободны, главное не создавайте Аксарии проблем.

— Есть, госпожа!

Отряд стал лениво покидать таверну, разбредаясь по городу шумно обсуждая новость о «Драконах». Эргенд же продолжал сидеть на своём месте, а рядом с ним, сложив руки на груди, сидел Коди. Взглядом Маргарет быстро нашла их стол и отправилась к ним.

— Будете обедать, госпожа?

— Нет, я поем в городе.

Коди немного оживился.

— Я же обещала прогуляться с тобой. Пока есть возможность, давай сходим к храму и скверу.

— А мы успеем?

— Они в одном месте. Мы посетим и то и другое одновременно.

Маргарет бросила быстрый взгляд на Эргенда и тот слегка заметно кивнул. Нужно было выяснить, почему церковь вызвала так много «Драконов».

***
«Земная Равуна» находилась в конце Бордового сквера, на последнем ярусе города. Это был первый сквер, который Коди довелось посетить, и он был прекрасен, но мальчишка в упор не понимал почему он называется «Бордовым», ведь этого цвета здесь были только фонари.

Уединённый сквер, словно портал в другой мир, множество кустов и деревьев пролегали вдоль широкой дорожки и укрывали в своей тени каждого проходящего по аллее. До самого храма, по краям на дорожке стояли изящные лавочки с металлическими ножками и жёсткими, деревянными сидениями и спинками.

Людей здесь было довольно мало, в основном женщины с детьми и одинокие, читающие книжки, старики. Любоваться видами этого сквера можно было очень долго, но расцветал он с наступлением сумерек, когда фонари зажигались, окончательно ограждая сквер от всего остального мира.

Казалось, сколько бы людей здесь не было, сквер всегда будет тихим и спокойным, идеальным местом для побега от суеты портового города.

Храм ничуть не уступал скверу по красоте. Прямо над высокими, открытыми воротами красовался огромный витраж с изображением Эйрис. Богиня стоит в полный рост в белоснежном платье, сложив ладони вместе и держа в них длинные локоны своих золотых волос. Её добрый взгляд устремлён ко входу в сквер, словно встречая каждого входящего сюда.

Проследовав внутрь храма, Коди увидел огромный зал с очень высоким потолком, а вокруг по стенам были развешаны картины с богиней. Везде она была изображена в белом платье, но пара картин заинтересовали Коди. На одной длинные волосы богини опутывали мир, пока та стояла на парящем острове и молилась.

— Это Равуна.

Коди непонимающе глянул на Маргарет, которая с улыбкой всматривалась в картину.

— Тот самый парящий остров из легенд?

— Да, это парящий замок Эйрис. Каждый год, в день основания Эделики, он пролетает над этим городом и даёт начало новому году. День основания Эделики совпадает с первым числом месяца Равуна, и годы у нас идут «От основания Эделики».

— Знаю, отец рассказывал мне истории из Кодекса, когда ещё был жив.

Чуть дальше висела вторая интересная картина. В тронном зале стояла высокая стройная девушка в лёгкой броне с бордовыми глазами и волосами, что уже было необычно для людей. На её поясе висели красные ножны, с чёрными и белыми линиями.

— Раз отец тебе читал Кодекс, тогда ты точно должен знать её.

Мальчишка взглянул на Маргарет, обдумывая, как бы помягче сказать, что понятия не имеет, кого он видит на картине. Этого было достаточно.

— Это Антис, героиня Великой войны. Избранная и последняя владелица Тандалии «Меч». Именно благодаря ей Альданс… э-э-эх… эйрисисты смогли победить в Великой войне. После победы она пропала, и Церковь почтила её память. Они сделали её святой.

— Понятно, кажется…

От входа до алтаря вела длинная и широкая красная дорожка. С открытыми воротами, казалось, что эта дорожка продолжает сквер внутрь храма.

На алтаре, под стеклянным куполом, лежал Кодекс Эйрис. Золотая обложка красиво переливалась разными цветами, отражая свет витража. Книжка была очень толстой и казалась очень тяжёлой.

Она перелистывалась сама, с помощью магических камней, расположенных внутри купола.

За основным алтарём стояли ещё несколько, формируя в два идеально ровных ряда куполов, но Кодексы на них не были хоть как-то украшены. Обычные книжки в кожаном и деревянном переплёте, которые можно было увидеть в церкви любого города.

Не осмелившись открыть Кодекс, мальчишка отошёл от алтаря.

— Пойдём посидим в сквере?

— Угу.

Они неспешно покинули храм, рассматривая завораживающие картины ещё раз, а их здесь было так много, что ушло бы как минимум полдня на то, чтобы насладиться видом каждой из них.

Людей в сквере не прибавилось. Казалось, что их стало меньше. Выход из сквера напоминал арку, окружённый по обеим сторонам деревьями, а сверху их густыми кронами.

Усевшись на первую попавшуюся лавочку, Маргарет откинулась на спинку, потянулась и зевнула.

— Не выспал… лась?

Кривая попытка Коди вести непринуждённый диалог заставила Маргарет ухмыльнуться.

— Весь вчерашний вечер думала о задании. Обидно, что не получилось отправиться в подземелье сразу. Хотя, может это и к лучшему.

Рей всё ещё выглядела бледноватой, несмотря на то, что они сошли с корабля уже несколько часов назад.

— И мы, заодно, смогли погулять.

Девушка кивнула. Между ними возникла тишина, разбавляемая еле слышимыми звуками колокола в порту. Умиротворяющая прохлада сквера действовала как снотворное. Сидеть в тишине, рядом с близким человеком, было довольно приятно.

Оба размышляли о завтрашнем задании. Коди не знал, что ему предстоит, что ему надо будет делать и как себя вести. По сути он снова будет балластом для всего отряда, но теперь он его часть. И без практики вряд ли поймёт важные ему вещи.

Маргарет понимала это, её разрывали противоречия. Оставить Коди будет безусловно правильным решением, но только с точки зрения безопасности в данный момент. Задание, на которое они отправлялись, предвещало быть самым сложным из всех, что когда-либо получал её отряд. В остальном ему нужен был опыт, а опыт — это практика. Не получит опыт сейчас и дальше будет труднее. Скрывать его от опасностей всегда было нельзя. Да и правила Ордена запрещали особое отношение к любому из его членов. Коди должен был пойти.

— Коди?

— М?

— Хочешь завтра пойти в подземелье с нами?

— Хочу.

Улыбка на лице Маргарет пыталась скрыть печаль, но ей с трудом это удавалось. Мысли о шести «Драконах» не давали ей покоя, но допустить особого отношения к Коди она не могла, не при чужом отряде Ордена.

— Ладно.

— Что, вот так просто?

— Хочешь, чтобы я тебя оставила?

— Не-ет. Я не думал, что… ты… так быстро согласишься.

Маргарет ехидно улыбнулась.

— Тогда понесёшь моё снаряжение. «Латину», запасной меч, ещё один запасной меч и провизию. Килограммов десять или пятнадцать.

Решив, что это шутка, Коди захотел подыграть:

— Ага, может ещё один запасной меч добавишь?

— Почему бы и нет.

Мальчишка ухмыльнулся, но бросив взгляд на Маргарет, ухмылка пропала с его лица. Она была серьёзной.

— Так… это не шутка была?

— Может быть.

Под непринуждённые разговоры они просидели несколько часов в Бордовом сквере, пока небо у выхода не стало окрашиваться в тона заката.

***
Так же не спеша, разговаривая о всякой всячине, двое вернулись в гильдию, где как раз застали ужин. Таверна была переполнена солдатнёй, но у командования была привилегия взять еду к себе в комнату, откуда грязную посуду позже заберут служанки. Расположившись в комнате Эргенда и Коди все трое принялись за ужин, сидя у небольшого стола. Еда при горящей свечке после заката, в окружении близких людей уминалась очень медленно.

После ужина Коди сразу лёг спать, утомившись после долгой прогулки. Маргарет осталась, чтобы поговорить с Эргендом, но он первый начал диалог.

— Вы отдали ему камень?

Удивлённая Маргарет не сразу нашла что ответить.

«Он иногда пугает»

Скрывать это от Эргенда не было смысла, к тому же то, что она собиралась сказать было связано с её решением отдать Коди Камень Воспоминаний.

— Да… я хочу попросить тебя кое о чём.

— Только не говорите мне, что Вы всё-таки решили взять его с собой.

Тон Эргенда не выражал ни злость, ни упрёка. Он говорил так безэмоционально, что, казалось, произносит эти слова только потому, что его заставили.

— Ты же знаешь, я не могу его оставить в гильдии. Но у меня к тебе только одна просьба — уберечь Коди… в случае чего. Поэтому и отдала ему камень. Если спасётся он, значит и моя жизнь будет спасена, чтобы не произошло. С сегодняшнего дня его защита равноценна защите меня.

Эргенд тяжело вздохнул. Он понимал о чём говорит Маргарет, хотя изначально готовился помочь ей с веской причиной того, почему Коди останется в гильдии, но в этом уже не было необходимости.

В прочем, об опасности похода тоже, как оказалось, беспокоиться не стоило. Выяснить что-то особенное о данном подземелье и о причинах почему было вызвано шесть «Драконов» не получилось. И не потому что это была тайна, вся информация указывала на то, что такой причины попросту нет и что «Драконов» не вызывали. Церковь хотела обойтись силами только своего авантюриста, не оплачивая работу других, так как подземелье не выглядело опасным, но практически сразу же было получено сообщение, что в Эделику, якобы по своей личной инициативе, направляются «Драконы» из Аксарии, Ремдана, Гимлода, Олнира и Анмантоса.

Было похоже на то, что несколько авантюристов вместе с Королями решили воспользоваться появлением нового подземелья и показать себя и свою страну. Банальная политическая игра — демонстрации военной силы на примере первой попытки покорения нового подземелья.

Но от их визита было одно большое преимущество: в своих походах «Драконы» всегда зачищали подземелья от самых опасных монстров, делая их гораздо безопаснее, а уж если там поорудуют сразу шесть «Драконов»… Так что опасения Маргарет о чрезмерной опасности похода не то, что не оправдались, беспокоиться приходилось уже о другом — останется ли хоть что-то ордену?

— Давайте без «в случае чего». Мы должны выбраться оттуда. Всем отрядом. Да и после «Драконов» проблем быть не должно, даже для Коди.

Маргарет нежно улыбнулась, расценив ответ Эргенда как согласие, коим он и являлся.

— Как дела с «Латиной»?

— Думаю я смогла заполнить её чуть больше половины. Эргенд я понимаю твои опасения, но, если ты и сегодня будешь заставлять меня наполнять её магией, я не выдержу. Магическое истощение, пусть и не сильное, неприятная штука, ты ведь знаешь, а я с самого Монтверда только и делаю, что отдаю всю свою магию в меч. Да и к завтрашнему походу я должна восстановиться.

— Главное не перестарайтесь с браслетом, госпожа, так, как это было с медведем. Спасти вас в подземелье будет гораздо сложнее.

Эргенд глубоко вздохнул, Маргарет была права. Направляться на задание даже с лёгкими признаками магического истощения сродни самоубийству, но заполненная «Латина» в экстренной ситуации могла спасти жизнь не только девушке, но и всему отряду. То, что она заполнена лишь наполовину был определённый риск. В другой ситуации поход бы отложили, до полного восстановления магического запаса меча, но сейчас ждать было нельзя.

Попрощавшись и пожелав друг другу приятных снов, девушка тихонько вышла из комнаты. Эргенд вновь остался наедине с догорающей свечкой.

— И всё-таки госпожа, давайте так, чтобы камень нам не пригодился…


Глава 10 Проблемы и безмятежность


Дата: 23-ое число месяца Ивея, 1049 год. Место: недалеко в лесах Эделики.

Около двух часов Орден добирался от гильдии до входа в подземелье. Посреди небольшого леса, на лугу, стоял невысокий холм, с широким проходом куда-то внутрь.

Вокруг холма вовсю кипела жизнь: множество рабочих, строящих укрепления аванпоста, военных в одинаковой форме Золотой гвардии Эделики и среди них, то тут, то там виднелись разномастно одетые авантюристы.

Большая часть из них отдыхала у костров, расположенных по всему периметру. Блокпост использовался не только для обеспечения безопасности от угроз, исходящих из подземелья, но и как перевалочный пункт для отрядов, выполняющих боевые задания в округе или в самом подземелье. Вскоре на этом месте вырастет маленькая деревня, сразу же как внутрь начнут пускать авантюристов.

При входе в лагерь один из гвардейцев быстро переговорил с командиром эделикийского отряда и, проверив жетоны всей группы, немедленно проводил ко входу в подземелье.

Непосредственно у входа строительство уже было завершено: небольшое укрепление с воротами, не позволяющее никому быстро войти или выйти из подземелья. Его охраняли двое авантюристов в очень качественном снаряжении и двое военных. Было видно, что проход расчищен недавно и не очень аккуратно — каменные стены, особенно у входа, были измазаны глиной.

Как и обещала Маргарет, у Коди за спиной был мешочек с четырьмя мечами в ножнах, включая «Латину». Эделикийцам было плевать на мальчишку, в их глазах он был рабом, не заслуживающим внимания.

Спустившись метров на десять, Орден вошёл в просторный зал в форме купола. Высокий потолок, казалось, был идеально ровным, как и пол. На стенках уже стояли фонари из магических камней, а с противоположной стороны виднелась высокая двойная дверь, сделанная из камня. Она была открыта.

«Эти кретины даже дверь не закрывают, вообще не боятся, что кто-то может вылезти наружу?» — подумала Маргарет, недовольно фыркнув.

Солдаты из отряда Эделики двинулись вперёд, чтобы разведать обстановку внутри.

Впереди их ждал просторный коридор, под небольшим углом уходящий вниз, конец которого не был виден в темноте. Кто-то запустил вдоль по коридору световой шар, который врезался в стену, на развилке.

Командир эделикийцев обратился к Маргарет:

— Мы пойдём налево.

Девушка кивнула.

Каждая группа выбрала по два человека, отвечающих за освещение для своего отряда и все вошли в коридор. На развилке аксарцы повернули направо, и процедура с разведкой повторилась.

Первый этаж подземелья чаще всего не представлял опасности. Редко можно было встретить монстров, ещё реже опасных монстров. И это подземелье отлично оправдывало ожидания. Этаж прошёлся быстро и без происшествий.

Орден наткнулся на лестницу, ведущую вниз. Эта лестница явно не была рассчитана ни на одну из известных высших рас, её ступени были широкими и раза в два выше тех, которыми пользовались обычно. Отряд начал аккуратно спускаться по лестнице цепочкой. Позади стоял Эргенд, а впереди Маргарет. Коди постоянно плёлся рядом с ней, но старался не мешать.

Спуск продолжался несколько минут, пока орденоносцы не вышли в ещё один коридор. Запустив вперёд световой шар, они заметили человека в нескольких десятках метров от них.

Шар остановился рядом с ним, но тот не обращал никакого внимания на свет. На нём была надета броня, а на поясе висели ножны, но меча в них не было.

— Эй! Ты из Ордена?

Тот медленно повернулся и стало видно, что в правой руке он держит меч, обагрённый кровью. Отряд насторожился, Маргарет заскрипела своими ножнами, доставая меч и человек в тот же миг сдвинулся с места. С нечеловеческой скоростью он кинулся на источник звука, в один прыжок сократив расстояние и подняв оружие над головой. Девушка едва успела достать свой меч и заблокировать удар, который был таким сильным, что полетели искры.

На короткий миг, Маргарет смогла разглядеть лицо. Безумные покрасневшие глаза, отёкшее лицо, местами почерневшее. Явные признаки магического озверения.

Девушка, потеряв равновесие, попятилась назад, и этого хватило, чтобы озверевший, после очередного прыжка, ударил с новой силой.

Первые удары вновь были отбиты мечом Маргарет, однако она продолжала пятиться, тщетно пытаясь предотвратить падение. Обезумевший воспользовался моментом и резким выпадом выставил оружие вперёд, собираясь добить уже окончательно падающую Маргарет.

Кончик меча оказался лишь в нескольких сантиметрах от лица девушки, но со звоном отскочил, будучи заблокированным её магическим барьером, лёгкая песчаная дымка рассеялась от места удара, а один из камней на её поясе потух, сигнализируя, что израсходовал заключённую в нём магию

Озверевший, не ожидавший такого поворота событий, отшатнулся и тут же подоспевшие орденоносцы мгновенно срубили ему голову. Обезглавленное тело сразу же рухнуло на пол.

В коридоре слышалось только тяжёлое дыхание сбитой с ног Маргарет. Один из солдат помог ей подняться. Коди смотрел на тело убитого человека с ужасом. Кровь постепенно достигла его сапог, и мальчишка попятился.

— Ты в порядке?

Маргарет оправившись от неожиданного нападения и больше волновалась о состоянии Коди, нежели о том, что здесь есть озверевшие люди. Мальчишка молчал. В попытке собраться с мыслями, он побил себя по щекам ладонями и встряхнул головой. Ужас не отпустил его, руки и коленки слегка тряслись, но голова начала соображать.

— Кажется… да.

Верить словам Коди не хотелось, хотя бы потому, что весь его вид в целом говорил об обратном, но обсуждать с ним это бессмысленно, важнее вернуться к заданию и побыстрее с ним закончить.

Сейчас отряд мог рассмотреть тело нападавшего поближе. На его шее всё ещё висела верёвочка с жетоном. Это был эделикийский орденоносец.

— Чёрт! Куда делись «Драконы»?

Кто-то из отряда начал громко возмущаться, мол, послали «Драконов», а те допустили озверение в Ордене.

— «Драконов» мало интересует наше задание. Похоже, что они сразу же бросили отряд Ордена и спустились на нижние этажи.

Девушка дала понять своим подчинённым, что на «Драконов» рассчитывать не придётся.

Какими бы высокомерными ни были «Драконы», они, обычно, не бросали отряды, которые шли вместе с ними. Если «Драконы» уходили на глубину, отряд Ордена возвращался ко входу и дожидался их там.

Сейчас же мало того, что по вине «Драконов» вылазка первого Эделикийского отряда противоречила Тандалийскому договору, один из его членов лежал перед ними озверевшим.

Высокоранговые авантюристы лучше чувствуют плотность заражённой магии и когда её становится слишком много, они предупреждают об этом, чтобы отряд мог отступить. Столь быстрое озверение, всего за полтора дня вместо четырёх, говорило о том, что отряд попал в зону с очень большим скоплением проклятого эйкория и либо не отступил, пытаясь поспеть за «драконами», либо не смог отступить.

— Пора двигаться дальше.

«Драконы» здесь не просто так, иначе они не бросили бы отряд Ордена. Что-то их подгоняло и очень сильно. Это уже не похоже на политические игры. Что они ищут тут? Нужно побыстрее закончить этот поход проверкой шестого этажа»

Исследование новых подземелий всегда делилось на несколько вылазок, блоками по шесть этажей. Основная причина — неизвестный уровень заражённой магии, а также скверна проклятого эйкория — всё это могло вызвать «озверение». Пока первые этажи не были зачищены от основной массы эйкория, двигаться глубже было опасно. Да и оставлять добычу за спиной тоже не хотелось.

Орден запустил ещё один шар, в этот раз приготовившись отбить внезапную атаку. Шар медленно пролетел по коридору, засветив узкий проход в правой стене, около того места, где до этого стоял озверевший.

Разведать место Маргарет решила сама. Протиснувшись в проём, она вышла в просторное помещение. Запустив ещё один шар, она увидела несколько артефактов из эйкория у дальней стены, лестницу вниз и ещё один коридор.

Вернувшись к отряду, она оставила у входа в проход магический камень, испускающий слабое красное свечение. Орден двинулся дальше.

Коди немного успокоился, хотя руки всё ещё дрожали. Он старался не показывать своего страха и постоянно шёл рядом с Маргарет, чуть позади, как и подобает оруженосцу.

Вскоре по подземелью эхом разнёсся громкий рёв, но отряд был настороже. Звук шёл спереди.

«Ну вот и зверье…» — подумала Маргарет.

Орденоносцы достали мечи, приготовившись к бою и двинулись дальше вдоль коридора, постоянно запуская вперёд световые шары, которые переставали светиться в конце коридора, а рёв становился всё громче.

Маргарет использовала магический камень с сильным свечением, чтобы проверить помещение.

В тот же миг, когда камень покинул коридор, отряд увидел огромную лапу, напоминающую волчью.

Зверь мгновенно уничтожил камень и медленно вышел в коридор.

Едва можно было разглядеть его очертания, но глаза, отражающие свет, давали понять о том, что его голова раза в три больше обычной, волчьей.

Волк зарычал так громко, что по спине Коди пробежался холодок. С широко раскрытыми глазами он смотрел в темноту, откуда были видны два зловещих огонька, несущих смерть всякому, кто забредал в его охотничьи угодья.

В миг он сорвался с места и на огромной скорости помчался к отряду.

Маргарет поставила барьер, но волк смог пробить его своей головой, потушив второй камень на поясе Рей, однако на короткий миг он остановился. Этого было достаточно, чтобы девушка выпустила в него заряд магии похожий на молнию. Она не нанесла урона, но волк замер, будто потерял сознание. Паралич. Это было огромное создание, в три раза больше обычного волка, с твёрдой шерстью, каждый волосок которого был похож на гибкую иглу, на такого монстра заклинание могло подействовать всего на пару секунд. Волк уже открывал глаза, но отряду хватило времени, чтобы ранить зверя в переднюю лапу и зайти к нему в спину. Сражение в коридоре, пусть и широком, было для отряда фатально. Лапы монстра гораздо длиннее мечей, а потому нужно выйти в просторное помещение, откуда появился волк.

Коди старался не отставать от слаженных действий отряда и держался в середине, подгоняемый всеми.

Отряд только начал отступать к залу, как волк уже стоял на ногах, его рана почти мгновенно зажила.

— Уорт, Редж, физический барьер!

Два мечника, которых она назвала, встали между волком и отрядом, создавая два широких полупрозрачных барьера, чтобы отряд мог отойти.

Волк подошёл ближе к барьерам и начал бить по ним когтями, но они держались и Маргарет с солдатами смогли выйти ко всем остальным в просторный зал.

Эргенд быстро осмотрелся, на наличие других опасностей. В зале лежали только кости крупных животных, никакой другой живности не было, волноваться больше было не о чём.

Он встал слева от Маргарет чуть поодаль, справа от неё стоял ещё один орденоносец.

Девушка оглянулась на Эргенда и кивнула ему, тот стал крепче сжимать в руках свой меч, встав в боевую стойку.

Всё их построение напоминало треугольник, эту стратегию их отряд практикует с тех пор как Маргарет стала командовать и уже была доведена до совершенства в убийстве озверевших тварей. Остальные встали за ними продлевая стороны справа и слева. Только двое парней, что Маргарет назвала до этого, встали в центр треугольника и готовили магию.

Барьеры держались недолго, волк смог разрушить их и сразу же ринулся на Маргарет, стоящую впереди всего отряда.

За доли секунды до того, как он ударит по ней, перед девушкой возникло два косых барьера, диагонально уводящие волка влево, где его уже поджидал Эргенд с другими солдатами.

Замахнувшись мечом на уровне головы, он рубанул волку под шею снизу вверх, а орденоносец стоящий за ним нанёс горизонтальный удар по вытянутой вперёд лапе, заставляя того упасть мордой в пол.

Мечи застряли в твёрдых костях, и монстр взвыл от боли и неожиданности, но тут же двое орденоносцев с правого фланга мгновенно нанесли удары по задним лапам лишая того возможности двигаться. Маргарет, сиганув через волка на другую сторону, быстрым движением рубанула мечом сверху вниз по шее лежавшего на животе зверя. Голова рухнула на пол, заливая кровью всё вокруг.

— Крепкий, урод.

Девушка вернула меч в ножны и протёрла лицо от попавших на неё брызг крови.

Орден решил устроить небольшую передышку, нанося пройденный ими путь на схематичную карту.

Коди то и дело таращился на убитого волка, которого обдирали орденоносцы, вырывая, выковыривая или отрезая от того всё, что можно было вырвать, выковырять или отрезать.

Ещё раз осмотрев зал на наличие эйкория, отряд обнаружил развилку. Напротив входа было два параллельно идущих коридора.

— Эргенд, выбери четыре человека, поведёшь их по левому коридору, как закончите, выходите в этот зал.

Тот кивнул, собрал людей и отправился в выбранный Маргарет коридор. Теперь их группы были пять на пять человек, не считая Коди в группе своей госпожи.

После встречи с волком, подземелье стало заметно тише и безопаснее. На всём втором этаже ни одной группе больше не повстречались опасные монстры и основную часть их добычи стали составлять мелкие озверевшие животные вроде зайцев, лис, ежей и тому подобного, а также парочка залов с эйкорскими артефактами.

Хотя, на самом деле, артефактами назвать их было трудно. Но более подходящего слова всё равно не находилось. Эйкорий в подземельях был самой различной и чудаковатой формы. Иногда это были крючки, иногда, пластины, иногда сложные узорчатые предметы похожие на те, какие кузнец отливает из металла для украшения заборов или скамеек. Иногда это были предметы похожие на шестерёнки или простые круглые пластины различной толщины. Но чаще всего форма артефакта вовсе не поддавалась описанию или они выглядели как палочки различной толщины и сечения. Среди всего этого разнообразия чудаковатых форм, самыми ценным считалось найти эйкорийскую нить. Это очень тонкая и как правило длинная нитка, смотанная так, словно она была намотана на какую-то катушку. Эта нить невероятно прочная, но при этом гибкая и не требует дополнительной обработки. Ей можно сразу же шить. Если сшить с её помощью доспехи из кожи дракона, пробить его можно будет только эйкорийским оружием.

Основная сложность добычи эйкория — это возможность его увидеть. Он почти всегда оказывался скрытым кучей песка и грязи, и если её не разворошить, то ценную находку можно и вовсе не заметить. Так что спускаясь в подземелье, приходилось исследовать каждую кучу песка, пыли и грязи на предмет того, не лежит ли в ней эйкорийский артефакт.

Вторая проблема была в «проклятии» эйкория. Весь металл в подземельях был заражён «порчей» или аурой озверения. Люди длительное время находящиеся рядом с таким эйкорием подвергались озверению так, будто они попали под действие магической вспышки. Как правило, чтобы эффект проявился, рядом с артефактом нужно было провести не менее четырёх дней. Впрочем, это не касалось эйкория с нижних этажей — проклятие, наложенное на него, на столько сильное, что «озверение» наступает в считанные часы.

Поэтому, весь добытый эйкорий необходимо было в кратчайшие сроки доставить в церковь, где специальные священники проводили обряд очищения и благословения эйкория, снимая с него порчу и делая его доступным для использования.

Группы объединились в условленном месте примерно через полтора часа. Эргенд со своими ребятами закончили раньше и смогли исследовать короткие коридоры, идущие из зала с лестницей вниз.

После третьего этажа исследование стало чем-то рутинным и Коди смог успокоиться, ощутив прилив уверенности глядя на то, как окружающие его люди перестали переживать из-за увиденного после спуска на второй этаж.

Четвёртый этаж подземелья отличался от первых трёх. Коридоры в нём стали немного уже, потолок гораздо выше, а на высоте, на стенах, росли грибы, испускающие довольно яркий, белый свет, напоминающий дневной.

Из грибов вниз шло множество зелёных лоз, вьющихся своими толстыми стеблями от одной широкой дыры в стене, проделанной ими же, до другой. Всё это создавало впечатление того, что Орден не спустился на четвёртый этаж, а вовсе вышел из подземелья. И первый же зал этого этажа очень хорошо подыгрывал этому.

Посреди комнаты протекал ручей, идущий из дальней стены и исчезающий в противоположной, а посреди зала произрастало дерево с широким стволом и ветвями, покрытыми лозами грибов. Листва на дереве была жёлтой и сверкала ярким светом отражённом с потолка. Это не тот жёлтый, который мы видим осенью на увядающих деревьях, это был золотой цвет гордого одинокого дерева.

— Почти как на поверхности… только ветра не хватает…

Услышав замечание Коди, Маргарет сильно дунула в него магией, заставив щёки мальчишки раздуться. На короткий миг он обомлел и подняв брови от испуга ещё долго смотрел перед собой, пока девушка наблюдала за ним, надув щёки и пытаясь сдержать смех.

— Госпожа, у нас серьёзное задание, давайте не расслабляться.

К ним подошёл Эргенд, заметив, как беззаботно они проводят время вместе, совершенно забыв о том, что находятся в одном из самых опасных мест в мире.

Мальчишка всё так же ошарашенно взглянул на Эргенда, потом на Маргарет и сразу же всё понял.

— А я не… это… это не я.

Тут уже Маргарет не смогла сдержаться и рассмеялась. Солдатня наблюдавшая за этим со стороны тоже залилась хохотом.

Мальчишка тоже не смог сдержать улыбки, но всё же попытался сделать вид, что ему это не понравилось.

Эргенд мог лишь покачать головой и пойти собирать свою часть отряда. Как и на втором этаже, здесь была развилка — один широкий коридор, расположенный прямо за этим деревом, вскоре переходил в два узких.

Группы условились встретиться в этом зале и отправились исследовать свою часть этажа.


Глава 11 Мерцание камня


На четвёртом этаже монстров почти не было. Опять же, это в основном были мелкие твари, мало чем представляющие угрозу элитным войскам Тандалийского ордена. Спустя примерно час, группы встретились в зале с деревом, где устроили короткий привал, чтобы перекусить перед тем, как отправиться дальше вниз.

Маргарет, Эргенд и Коди расположились под деревом, усевшись на выступающие из пола могучие корни.

— Нашли что-нибудь интересное?

Пережёвывая большой кусок хлеба, Маргарет пыталась говорить, как можно чётче.

— Встретили эделикийцев…

— Нормальных или озверевших?

«А, впрочем, это почти одно и то же»

Дурная привычка девушки — перебивать, когда её интересовало что-то по заданию, всегда проявлялась в таких диалогах: она желала получить информацию как можно быстрее.

— И тех, и других.

— Сколько озверевших?

— Двое, но не в одной комнате.

— А что другие?

— Говорят, тоже встретили трёх.

Короткий миг молчания позволил им понять одну вещь:

«Осталось только четверо»

Эргенд и Маргарет точно знали, что оставшихся им обязательно придётся встретить. Вопрос был только в том, когда это произойдёт.

— Госпожа, будьте осторожнее.

Коди сидел рядом с ними и внимательно слушал весь диалог. Серьёзность их разговора навевала волнение.

Казалось, что он зря сюда пошёл и лишь доставляет проблемы отряду. Пусть никто так и не говорил, во время боёв мальчишка чувствовал себя огромным балластом и сильно жалел о своём вчерашнем выборе.

Никто в отряде не жаловался на необходимость защищать мелкого парнишку, неизвестно зачем утянутого в подземелье своей госпожой, которая так сильно дорожит им. Но сам выбор Маргарет казался странным и очевидным одновременно.

С одной стороны, он её оруженосец, а значит должен следовать за ней куда угодно. Это правило Ордена, которое приняли и Маргарет, и Коди, когда вступили в него. С другой — она уделяет ему много внимания и так рискует его жизнью сейчас, просто не пожелав придумать причину, чтобы оставить его в гильдии. Об этом в отряде задумывались многие.

— Коди, ты в порядке?

Эргенд неожиданно обратился к мальчишке, весь вид которого давал понять, что он очень расстроен.

Тот встрепенулся от неожиданности.

— Да, я… я в порядке.

Этот ответ явно не устроил Эргенда. Он тяжело выдохнул и недобро посмотрел на мальчишку, но решил не продолжать расспросы.

— Нам пора двигаться дальше. Эргенд, собери всех.

Мужчина медленно поднялся, бряцая своей бронёй, Маргарет и Коди продолжали сидеть под деревом. Девушка выглядела весьма расстроенной, её взгляд был отведён в сторону.

— Прости, Коди. Не надо было брать тебя с собой.

Мальчишка посмотрел на неё слегка приподняв брови. Сожаление Маргарет подлило масла в огонь. Его переживания только усилились. Хотелось как можно быстрее выбраться наружу.

— Мы можем выходить.

Маргарет неспешно поднялась и протянула руку Коди.

— Ну, давай уж выполним свою работу.

С непринуждённой, доброй улыбкой и взглядом, девушка протянула ему свою руку. Коди улыбнулся в ответ и принял её помощь. На короткий миг всё стало по-прежнему. Ностальгическое чувство настигло их в момент, когда руки соприкоснулись и оба вспомнили тот вечер у костра, их первый разговор: нормальный разговор о самих себе, своих переживаниях, прошлом и будущем.

Отряд двинулся дальше.

***
Четвёртый этаж был прекрасен, рассеивая напряжённость одним своим видом, напоминающим поверхность. Однако, все сохраняли свою сосредоточенность. Опытные бойцы Ордена не могли быть обмануты такой простой штукой, даже если она создавалась не с целью отвлечь внимание. А при условии, что здесь есть озверевшие орденоносцы, любоваться местными красотами было просто некогда, ведь в любой момент могла выскочить очередная озверевшая тварь.

Первая попавшаяся лестница на пятый этаж заканчивалась у просторного зала со стенками темно-фиолетового цвета. На стенках точками испускался синий свет, тускнеющий по мере отдаления от самого яркого источника. Этого освещения было достаточно для того, чтобы видеть всё вокруг.

В момент, когда они выходили с лестницы, весь отряд отчётливо ощутил толчок: словно пол сначала слегка поднялся, а после вернулся на место. Все члены Ордена замерли, вглядываясь в пол, неподвижно пытаясь распознать сработавшую ловушку. Но ничего не происходило. Простояв так минуту и ничего не обнаружив, солдаты всё же решили использовать более яркие световые шары, чтобы оглядеть всё вокруг.

Стенки зала были неровными, имели разный размер и стояли под разным углом, где-то были треснуты, где-то частично разрушены. Это было поводом насторожиться.

Орденоносцы исследовали стены не двигаясь, пытаясь обнаружить, что же произошло. Коди наблюдал за всем этим из проёма коридора, ведущего от лестницы в зал. Когда была команда замереть на месте, он ещё не успел зайти в зал.

Спустя пять минут тщательных проверок, Маргарет возвела магический щит и сделала шаг, однако ничего не произошло. Судя по всему, в этом зале не было ловушки, а толчок, который они ощутили, связан с чем-то другим. Орденоносцы немного расслабились.

Спустя минуту, откуда-то из-за угла выходящего из зала коридора, послышался приближающийся топот. Отряд вновь замер на месте и приготовился к бою. Так и не вышедший из коридора, Коди вжался в стену, испугавшись настолько, что не мог пошевелиться.

— Это Танн?

Орденоносцы начали переговариваться шёпотом, чтобы не привлечь внимание зверя.

— Вряд ли, они обычно ниже. Да и «Драконы» должны были с ними разобраться.

Топот становился тише, зверюга прошла в другую сторону и начала медленно отдаляться от их зала, постоянно останавливаясь, чтобы прислушаться к звукам.

Маргарет и Эргенд понимали, что это, скорее всего, Танн. Пока Коди рядом, сражаться с ним большой риск, повернуть назад будет самым правильным решением. Они переглянулись, после чего сразу бросили взгляд на Коди.

— Отступим?

Их отряд мог бы справиться с Танном, но тогда некому будет защищать самого Коди: он становится их слабым звеном. Не было бы проблем, будь это оруженосец какого-нибудь другого командующего, не ценящего своих рабов, но госпожой Коди была Маргарет. Более того, странный толчок порождал плохое предчувствие — чутьё девушки говорило, что нужно бежать.

— Да.

Отряд Эделики спустился вниз раньше, предупредить их никак нельзя. Если они сами не поняли, что на этаже обитает опасный монстр, то им предстоит тяжёлый бой.

Услышав об отступлении, Коди успокоился. По сути, это означало окончание их задания и возвращение на поверхность, чему он просто не мог не радоваться. Подземелье стало для него своего рода испытанием на крепость духа, которое он едва не провалил дважды, но теперь он лучше понимает, как работает отряд Маргарет. В следующий раз Коди может быть гораздо полезнее, если потренируется обращению с мечом или луком.

Отряд развернулся, медленно и аккуратно продвигаясь обратно к лестнице, как вдруг…

По комнате пробежал странный ветерок, заставив волосы встать дыбом. Он шёл не из коридора, а словно бы снизу, из глубины подземелья. А после всё замерло. Даже Танн остановился и не издавал ни звука.

Отряд снова замер, боясь пошевелиться. Что-то произошло. Что-то странное, что заставило притихнуть даже монстра.

Орденоносцы переглядывались между собой пытаясь понять, что происходит, но никто не двигался. Стояла настолько гробовая тишина, что любое движение могло быть услышано Танном.

Так отряд простоял примерно тридцать секунд, а может и больше. Время тянулось неимоверно долго, а тишина давила так, что, казалось, уши сейчас не выдержат.

И в этот момент в углу комнаты появился мерцающий свет. Сначала маленькая точка, но всего через пару секунд она выглядела как небольшая мерцающая плёнка. Относительно медленно стена мерцающего света поднималась наискосок, проходя прямо сквозь пол и стены, двигалась от нижнего дальнего угла к ближнему верхнему. Идеально ровная, гладкая мерцающая плёнка энергии неторопливо покрывала всё пространство комнаты. И хотя казалось, что время резко замедлило свой ход, непонятное свечение в мгновение ока достигло ног Коди и отряда. Край стены, возникший прямо из-под земли, коснулся их и начал подниматься всё выше, проходя сквозь тело. Стена не обжигала и не отдавала холодом, казалось, что её вовсе нет, а чарующее мерцание завораживало, поднимаясь сначала по колени, а через пару секунд до пояса и выше. Коди ощутил неожиданный прилив энергии, исходящей от неё, даже несколько приятный. Заворожённый этим светом, который находился сейчас на уровне его груди, Коди поднял глаза на Маргарет и чувство восторга от увиденной картины сменил ужас: в глазах Маргарет был виден страх.

— Магическая вспышка!

Эргенд говорил шёпотом, но его услышал весь зал.

Через них прошла заражённая магия относительно слабой магической вспышки откуда-то со дна подземелья.

Спустя всего лишь мгновение зал наполнился криками агонии.

Часть отряда упала на колени, кто-то вовсе повалился на пол, корчась от неимоверной боли. Маргарет и Коди стояли, почти как ни в чём не бывало. Эргенд стоял на ногах, но его лицо побледнело и сморщилось от боли по всему телу. Коди ещё раз посмотрел на лицо Маргарет, но оно не изменилось и выражало только страх — страх последствий вспышки. Прямо на глазах половина отряда, повалившаяся на пол, уже билась в предсмертных конвульсиях. Доза заражённой магии, что они получили, уже вызвала озверение и начала необратимые изменения тела. Их нельзя было спасти.

Остальные испытывали сильную, сводящую с ума, боль, но пока ещё стояли на ногах, оставаясь в сознании. Их магические способности, хоть и с огромным трудом, но позволили выдержать удар избежав озверения.

Только Маргарет и Коди не ощутили ничего, а Эргенд смог выдержать этот магический удар, отделавшись относительно слабой болью в руках и ногах.

Пострадавших орденоносцев уже было не остановить. Забыв про Танна, находящегося поблизости, орденоносцы вопили от боли, стонали, а те, что лежали на земле, молили их убить. Маргарет с ужасом наблюдала за всем происходящим, но то, что сильно её удивило, так это Коди, вообще никак не реагирующий на вспышку, не считая видимого испуга.

Из коридора послышался громкий рёв и топот в их сторону, вопли орденоносцев не стихали. Танн бежал на вопли своих жертв. Взять себя в руки в такой ситуации практически невозможно, но Маргарет уже довелось пережить нечто подобное.

— Быстро! Соберите тех, кого ещё можно спасти и отступайте, мы с Эргендом удержим его! Коди, дай мне «Латину»!

Мальчишка растерялся, услышав приказ Маргарет, страх от ужаса, происходящего вокруг, овладевал им, а каждый удар лапы монстра об пол словно выбивал душу из тела. Коди не двигался.

— Дай мне мой меч! Быстрее!

Коди снова направил глаза в сторону Маргарет. Руки тряслись, колени тряслись, даже челюсть ходила ходуном. Ритмичные шаги монстра всё приближались.

Но дорогой ему человек стоял прямо перед ним. Человек, которого он обязан спасти.

«Я должен бить в колокол!»

Неожиданная мысль привела Коди в чувство, прикусив губу, он резко снял мешок у себя со спины и поставил его на землю. Быстро отыскав нужный меч, он точным движением достал его и ринулся к Маргарет, потому что добросить меч он бы не смог.

Схватившись за рукоять протянутого меча, Маргарет тут же достала «Латину» из ножен и вытянула вперёд. Магический камень чёрной розы уже был на руке. Она была готова начать бой с чего-то сверхмощного, по меркам её сил, и даже пережить это.

— Ну всё, беги к остальным.

Бежать не хотелось. Ноги вновь замерли, едва двигались и ощущались так, словно были совершенно чужими, а не его собственными. Превозмогая странное чувство, мальчишка смог добраться до лестницы, но оттуда сразу же вывалилась еле передвигавшаяся часть отряда, что пыталась отступить наверх.

— Госпожа, там озверевший из Ордена, мы еле двигаемся, нам в таком состоянии не пройти!

В этот же момент из-за угла появилась огромная тварь высотой в два или три метра с огромными человекоподобными конечностями, длинными когтями и головой, отдалённо напоминающей медвежью. Это был Танн. Чудовище нижних этажей подземелий, редко показывающее себя на поверхности. Охранники подземелий, настоящие машины для убийств, созданные магией из неизвестного, вымершего тысячи лет назад, вида животных. В дуэли один на один их могли победить только авантюристы ранга «Грифон»: лучшие люди, что есть у Гильдии Авантюристов, сразу после «Драконов».

Отряд Маргарет, если не считать её саму, по силе приравнивался к отряду, эквивалентному авантюристам ранга «Медведь» — на ступеньку ниже, чем сила этого монстра. Такой отряд силён, чтобы выдержать атаку Танна и даже победить его совместными усилиями, но бой будет не из простых. Однако, сейчас у них практически не было шансов. Хотя «Медведи» способны выдерживать высокое магическое давление подземелий без признаков озверения, зоны магических вспышек для них по-прежнему крайне опасны. А именно в неё они и попали. Половина отряда озверела практически мгновенно и сейчас корчилась от боли, ощущая на себе необратимые изменения тела. Вторая половина еле двигалась: если они вскоре не покинут это подземелье, то их ждёт такая же судьба — озверение, потеря рассудка и изменения тела.

Однако всё это будет не важно, ведь если Танн доберётся до них, то они погибнут ещё до озверения. Против монстра стояло только два «Медведя», действовать нужно было быстро, ведь максимум, на который они сейчас способны — ненадолго его задержать и выиграть время.

Маргарет мгновенно использовала свою арт-магию, с помощью меча и камня чёрной розы. Мощный синий заряд магии, похожий на скрученные между собой молнии, отправился в цель, пробил Танна насквозь и пробурил дыру в стене за его спиной.

Монстр, принявший на себя весь удар магии, чуть качнулся назад: его левое плечо отсутствовало, а рука висела на остатках плоти, оттуда хлестала кровь. Но Танн и не думал останавливаться: его магическая регенерация достаточно быстрая, чтобы восстановить конечность во время боя. Рана начала затягиваться прямо на глазах, восстанавливая сначала кости, а после и плоть. Разъярённый атакой Танн побежал прямиком в сторону Маргарет, замахиваясь уцелевшей рукой.

Ей пришлось использовать мощный барьер, дополнить его барьером из магического камня, а также активировать «Латину», чтобы сделать защиту прочнее. Такая тактика хоть и не могла дать многого, но всё же выигрывала достаточно времени, чтобы отбежать к лестнице. Когда щит пал, все, включая Эргенда, отступили к лестнице.

Лишившись практически всего отряда и сильнейшей магии фактически ещё до начала боя, Маргарет ничего не оставалось, кроме как продолжать спешно отступать. Она смотрела на «Латину» и понимала — сражаться с Танном в такой ситуации сродни самоубийству. Заряда меча хватит только на усиление нескольких барьеров. Повторить использованную ранее магию было невозможно.

Установив ещё несколько барьеров у входа на лестницу и вновь усилив их «Латиной», группа выживших поспешила по направлению к выходу. Пять человек пало жертвами магической вспышки в том зале, где сейчас был заперт Танн. Мутирующие от озверения люди не привлекали его внимание, и он долбился в барьеры. Только из-за отсутствия одной руки, которая всё ещё регенерировала, защита не была проломлена сразу.

Выбежав в зал на четвёртом этаже отряд столкнулся со следующей проблемой — озверевших, что преграждали путь, стало двое, но по какой-то причине они сражались друг с другом, продолжая бой несмотря на ранения.

Маргарет решила пройти мимо них и оставить их для Танна, который вот-вот должен был выбраться.

Выбежав из зала с лестницей, они вышли в узкий коридор, в конце которого их поджидал ещё один озверевший, медленно идущий в сторону шумов сражения, лениво сжимая в руке свой меч.

— Да вы издеваетесь что ли?

Увидев свою цель, озверевший тут же ринулся в бой, неестественно далеко прыгнув на впереди идущую Маргарет. Приземлившись прямо перед ней, он незамедлительно нанёс удар мечом справа налево на уровне живота. Маргарет с лёгкостью отбила эту атаку, но за ней последовал целый шквал неестественно быстрых и яростных ударов со всех направлений.

Её меч мог пережить это без проблем, атаки обычным оружием её «Латине» из эйкория нипочём, а вот сама Маргарет с каждым новым ударом всё сильнее уступала в скорости. Магическое истощение от множества барьеров, различной магии и применённой мгновенно арт-магии уровня «Грифон» давало о себе знать, даже несмотря на то, что большую часть нагрузки на себя взяла «Латина». Маргарет знала, что запас магии в оружии уже подходил к концу, а помочь ей никто не мог. Коридор был слишком узким, чтобы кто-то смог протиснуться и зайти во фланг озверевшему.

Очередной хаотичный выпад серьёзно ранил Маргарет в правую ногу, но та в мгновение ока отрубила руку своему врагу. Осмелившись подставиться под удар вместо защиты, она смогла провести решающую атаку.

Рука с мечом озверевшего упала на землю, но его это ничуть не смутило, и он всё так же яростно лез на девушку. Однако справиться с безоружным противником было в разы легче. Лишив его всех остальных конечностей, и добив ударом в голову, Маргарет прислонилась к холодной стенке и медленно сползла на землю.

— Госпожа!

К ней тут же подбежали Коди с Эргендом.

Её тяжёлое дыхание было почти неслышимым, приглушаемое рёвом вырвавшегося Танна.

— Коди… послушай…

Всё ещё пытаясь отдышаться, она говорила с трудом.

— Ты должен уходить вместе с Эргендом, а я должна остаться здесь. Я… не могу уйти… кто-то должен задержать его, пока вы отходите. А я идеальный кандидат на роль стенки. Хлипкой стенки…

Она слегка усмехнулась.

По телу Коди бежали мурашки, то ли от того, с какой беззаботностью девушка сказала эти слова, то ли от звуков, издаваемых в соседней комнате. Маргарет сказала это так, будто попросила сходить за забытым чаем на кухню. Его лицо застыло в непонятной гримасе, а губы дрожали, словно он был готов разрыдаться прямо сейчас, в глазах виднелись отголоски страха. Но это не тот страх смерти, который он испытывал на этаж ниже, это страх вновь остаться в одиночестве.

— Маргарет…

— Не переживай, мы расстанемся всего на мгновение.

«Какая… наглая ложь…»

Как и в тот день, ему хотелось разрыдаться прямо сейчас, крепко обнять Маргарет, не отпускать до самого прихода Танна и погибнуть вместе с ней.

— Главное, береги камень, который я подарила тебе, и я всегда буду рядом с тобой.

— Но… это…

Звуки боя в соседней комнате стихли. Маргарет отвернулась от Коди даже не слушая его, словно его нет, и с серьёзным, уверенным тоном обратилась к Эргенду.

— Бросай мечи и беги вместе с остальными, я буду держать барьер пока у меня и «Латины» не закончатся силы, это приказ! — Лицо девушки было крайне суровым, но спустя мгновение сильно смягчилось. Следующую фразу она произнесла не как командир. — Ты обещал мне, Эргенд…

Заместитель молча кивнул и без лишних слов закинул Коди себе на плечо, потащив того к выходу. Мальчишка понимал, что не сможет вырваться, но ещё больше его смущала та уверенность, с которой Маргарет отдала приказ, и с которой Эргенд его выполнил.

Коди не отрывал взгляд от Маргарет, которая так же смотрела ему вслед. Её лицо было таким спокойным, словно она точно знала, что переживёт этот бой и вернётся к своему отряду.

— Коди, я тебе обещаю, что мы вернём Маргарет.

— В-вернём?

Эргенд больше не проронил ни слова, всё также бездушно таща его словно мешок. Коди, не понимал, что происходит, но спокойное лицо Маргарет, которая даже и не думала прощаться, и железобетонная уверенность второго человека в отряде, заставила его поверить в это обещание. Он не отводил взгляд от Маргарет до тех пор, пока они не скрылись за поворотом.

Дальше всё как в тумане, спешный побег с четвёртого этажа и, наконец миновав лестницу, на третий, Эргенд отпустил Коди на землю. Повалившиеся рядом орденоносцы пытались привести в чувство свои изнывающие от боли тела. Мальчик не двигался и смотрел куда-то перед собой. Камень, висевший у него на шее, выскочил из-под рубашки и сейчас лежал рядом. Кобальтового цвета, с серой дымкой, хаотично распространившейся от центра во все стороны.

«Беречь его… я даже не знаю, зачем он мне…»

Коди протянул руку к камню, но Эргенд остановил его, внимательно вглядываясь в глубину этой дымки. Неожиданно камушек стал меняться и излучать тусклое волнообразное свечение, исходящее от центра, заменяя собой серую дымку.

Эргенд, смотревший на камень, сморщился, словно от очередного приступа адской боли в теле, и лишь одинокая капля слезы, скатившаяся по щеке, выдала его чувства. Спустя пару мгновений он произнёс:

— Маргарет больше нет в этом мире.

— Но…

— Но мы вернём её, Коди. Обязательно.

Закинув Коди на плечо и не проронив больше ни слова, вместе с потрёпанными остатками отряда, они медленно выбирались на поверхность. Только на поверхности Эргенд вновь опустил мальчишку на землю.

Из одиннадцати человек в живых остались только пять, включая Коди. По меркам Ордена — это огромные потери. Деморализованные, люди были даже не в силах объяснить охранникам у входа, что произошло. Все, как один, рухнули на землю без сил, стоило воротам открыться.

Вспышка не дошла до поверхности, потухнув где-то на верхних этажах, поэтому в лагере жизнь шла своим чередом, не подозревая о трагедии произошедшей внизу. Только возвращение половины отряда элитных бойцов в сильно потрёпанном виде вызвало небывалую суматоху и шок. Лирен, Капитан стражи аванпоста, тут же отвёл всех в свою палатку, где распорядился оказать пострадавшим немедленную помощь. Выждав, когда ребят приведут в чувства, он выгнал всех подручных и внимательно выслушал доклад Эргенда.

Тот был немногословен, выдав только необходимые факты. Потеря Маргарет и остальных членов группы сильно сказалось на нём. Казалось каждое слово, напоминающее о недавних событиях, заставляет его страдать всё больше.

Узнав о произошедшем в подземелье, Лирен распорядился организовать транспорт до Эделики и самолично отправился сопровождать группу до места их назначения.

Отряд вернулся в гильдию только к полуночи. По пути в город выжившие говорили о том, что хотят уйти из Ордена, кто-то молчал, словно переживая всё это снова и снова у себя перед глазами. Эргенд ничего не говорил, но точно знал, что ему придётся покинуть Орден, чтобы сдержать обещание данное Маргарет — позаботиться о Коди.

Мальчишка же всю дорогу рассматривал мерцающий камушек. Он не понимал, что это значит. А Эргенд всем видом показывал, что не готов сейчас об этом говорить.

Смерть Маргарет никак не отразилась на Коди. Как и несколько дней назад, он не испытывал абсолютно ничего кроме ностальгии. Никаких эмоций, никакой грусти или боли. Только теперь его пустоту в душе заполняла непонятная надежда. Тот факт, что Маргарет была абсолютно уверена в этом камне, что она не прощалась и что даже Эргенд уверен в том, что Маргарет вернётся, вселяло в него надежду. Камушек стал олицетворением этой надежды, его бесценным сокровищем, наивной верой на возвращение Маргарет.

***
В тот день вернуть Маргарет стало его долгом и как оруженосца, и как мальчика из деревни, чья жизнь была спасена этой странной шатенкой и теперь целиком и полностью принадлежала ей. Мальчишка ещё не подозревал о том, насколько тяжёлая ноша упала на его плечи.

***
В Эделике, ночью, Коди пытался уснуть в казарме, но не смог перестать думать о предстоящем. Эргенд так ничего и не объяснил, но обещал рассказать завтра, а потому Коди оставалось гадать, что же это за камень. Винить за это Эргенда он не хотел: одного взгляда на этого вечно спокойного мужчину было достаточно, чтобы понять — он полностью разбит. И только ответственность за отряд и необходимость вывести его в безопасное место держали его на плаву.

Бессонница вновь настигла его, и теперь некому было её угомонить. Маргарет не было рядом, но отсутствие каких-либо эмоций вновь злило Коди. Он вспомнил лицо Эргенда, когда они пришли в гильдию и ту единственную слезу, что прокатилась по его щеке в момент, когда камень засветился и ему стало стыдно за свою бесчувственность.

«Да что же со мной не так?»

Завернувшись в одеяло, он вышел во двор гильдии.

Над Эделикой небо было чистым, звёздное море с трудом освещало поместье, но луна спасала немощные звёзды.

Коди поднял камень наверх, сравнивая его мерцание со светом звёзд. На фоне ночного неба тусклый свет камня казался ему чем-то родным, чем-то прекрасным и очень близким.

— Маргарет была хорошим человеком, Коди.

Коди чуть не выронил камень, дёрнувшись от испуга.

Напротив появился человек, женщина, судя по голосу. Под чёрным плащом её лица не было видно, но голос был прекрасен. Слушать этот голос хотелось снова и снова, словно голос матери, убаюкивающей своё дитя перед сном.

— А? К-кто Вы?

— Она так доверяет тебе, так искренне верит в то, что ты действительно вернёшь её, а ты знаешь, насколько это тяжело?

Женщина говорила так непринуждённо, с искренним восхищением.

— О чём вы? Откуда Вы это знаете?

— Я много чего знаю. Сейчас вопрос в том, что знаешь ты, малыш.

— Я не понимаю о чём Вы. Что это за камень? Почему он изменился?

— И ничего не зная, ты всё равно хочешь её вернуть, даже если это будет невероятно тяжело и на это уйдёт вся твоя жизнь?

Незнакомка будто не замечала его вопросов.

— Да.

Ответ вырвался сам собой, но Коди это нисколько не смутило, он был уверен в своём решении, ведь иного смысла в своём существовании не видел.

— Знаешь, я хочу тебе немного помочь, подсказать. Ты славный малый, ты мне нравишься.

Она подошла ближе, но капюшон, которым была укрыта женщина скрывал её лицо непонятной тенью: казалось, что у неё вовсе нет лица.

— На твоей душе лежит магическая метка. Именно из-за неё ты не можешь чувствовать боль и грусть, а ещё она поглощает некоторое количество твоей магии, потому ты и «кролик». Но я тебе так скажу — это не беда. Ты и без этого стал очень силён, сильнее многих.

«Ясно, шарлатанка.»

— Я не шарлатанка, просто ты многого о себе не знаешь, в отличие от меня.

Коди отошёл на пару шагов от испуга.

«Она читает мысли! Ни о чём не думай!»

— Что такое?

— В-вы… как Вы поняли?

— А-а-а-а-а… Ты подумал, что я тебя обманываю, на самом деле люди всегда так думают. Я ведь рассказываю им то, чего они о себе пока не знают.

Мальчишка не поверил в это и сделал ещё несколько шагов назад.

— Ладно… мой визит и так затянулся. Она не должна меня заметить, иначе это будет скучно, так что, пожалуй, сейчас я больше ничего не хочу тебе говорить.

— Больше ничего… есть ещё что-то? Кто не должен Вас заметить?

— До встречи, Коди из Северного Интра, надеюсь, у нас ещё будет повод встретиться.

Она медленно померкла, её тело просто исчезло у Коди на глазах. Он протёр их, ощупал место, где стояла женщина, осмотрелся вокруг, но не нашёл ни единого следа её присутствия. Будто её никогда не существовало.

Спустя ещё несколько минут безуспешных поисков Коди, словно по воле магии, потянуло в сон, и он был вынужден вернуться в казармы. Мысли о предстоящем меркли на фоне того, что пришлось увидеть, и что сказала ему эта женщина… Тень.


Глава 12 Спустя время


В подземелье погибло двадцать четыре орденоносца. Десять из первого отряда, восемь из седьмого отряда Эделики и шесть из третьего отряда Аксарии.

Потери в новых подземельях не редкость, но, как правило, не более одного человека за раз. Чаще всего всё ограничивалось только травмами. Такие низкие потери Орден обеспечивал высокими способностями своих членов — в него брали только профессионалов, чья сила и навыки сопоставимы с авантюристами ранга «Медведь». В Гильдии Авантюристов такой ранг можно было заслужить не ранее чем через пять лет после получения ранга «Волк», либо доказать свою силу на специальном испытании гильдии, и он считался элитным. Кадры набирали из подающих надежды авантюристов «Волков» или сопоставимых по силе и подвергали суровым тренировкам, буквально за пару лет делая из них высококлассных военных. Впрочем, в Орден иногда вступали и уже получившие ранг «Медведь» авантюристы.

Потеря такого количества людей была не просто огромным провалом — это стало катастрофой для Тандалийского ордена. Вокруг подземелья поднялась немалая шумиха, начались расследования в том, кто же виноват.

Второй отряд Эделики вернулся утром… Вернее, один выживший принёс на своём плече второго, а остальные навсегда остались в подземелье. Вместе с Эргендом они тут же были отправлены на отчёт в Церковь.

На момент вспышки отряд Эделики уже спустился на шестой этаж. Когда магическая волна дошла до них, солдаты отдыхали после нападения двух волков. Шесть орденоносцев погибло на месте, двое еле двигались, а командир отряда и самый опытный член их группы смогли сохранить рассудок. Вчетвером они попытались покинуть подземелье, однако так же, как и отряд аксарцев, столкнулись с Танном. Командир отвлёк зверя на себя, но в суматохе зверь задел одного из еле живых оруженосцев. Не способный даже толком двигаться, он погиб на месте.

Судя по обоюдным докладам выживших, девять из десяти солдат первого отряда Эделикийцев озверели и были убиты. Десятого также признали мёртвым.

Магическая вспышка могла бы оправдать Церковь и Орден, однако тогда пришлось бы обнародовать, что первый отряд вошёл в подземелье вопреки правилам Ордена.

Ситуация усугубилась, когда вернулись «Драконы». Среди них потерь не было, что неудивительно: большинство из них способны несколько часов находиться в зоне даже самых мощных магических вспышек. А эта вспышка была настолько слабой, что даже не дошла до поверхности и у многих возникали вопросы о её природе. «Драконы» отказались брать ответственность за гибель первой эделикийской группы. Церкви и Ордену ничего не оставалось, кроме как объявить о вспышке, чтобы оправдать смерти хотя бы четырнадцати человек и после разбираться с гибелью первого отряда. Однако, «Драконы» вмешались и тут.

Во-первых, они потребовали опечатать подземелье и запретить туда вход абсолютно всем, кроме авантюристов ранга «Грифон». Ордену тоже было запрещено посещать это подземелье. Более того, каждое посещение должно быть согласовано с «Драконами». В особенности это касалось авантюристов с подтверждённым иртисистским происхождением.

Во-вторых, Церкви запретили говорить о вспышке. Орден понёс потери от чего угодно, но только не от повторной вспышки.

В-третьих, «Драконы» не посещали подземелье до отрядов Ордена, а пришли уже позже.

Как итог, Церковь не могла раскрыть мировой общественности ничего из того, что произошло на самом деле и должна утаивать информацию о присутствии «Драконов» и второй вспышке.

Теперь история звучала иначе.

«Первый отряд выступил самовольно, что фактически означало дезертирство. Орден не несёт за них ответственности. Остальные же отряды переоценили свои силы и зашли слишком глубоко на восьмой и ниже этажи, зная, что «Драконы» ещё не зачистили подземелье. Там они встретили нескольких Таннов и понесли огромные потери».

Виноватым во всём выставили командование отрядов, назвав их недостаточно компетентными. Так как из командования выжил только Эргенд, наказание было применено только к нему. Его выгнали из Ордена, лишили ранга и привилегий, а его отряд был расформирован.

Впрочем, Церковь просто попросила того стать козлом отпущения, а взамен выплатила большую компенсацию, дала пожизненное обеспечение, а позже предложила службу при дворе графа Монтверда в качестве инструктора по военному делу. Эргенд, зная, что на его плечах висит обещание перед Маргарет по заботе о Коди, согласился.

Пострадавшие и семьи погибших также получили компенсации.

В результате, правда была сокрыта, а подземелье стало считаться самым опасным в мире. И хотя без особого разрешения туда никого не пускали, репутация подземелья и без запрета отлично отпугивала даже элиту авантюристов.

Вместе с Коди Эргенд вернулся в Аксарию, в ту самую кузницу, которую они так быстро покинули несколько дней назад.

Эргенд, как и обещал, рассказал мальчику, что за камень подарила ему госпожа и почему Маргарет так спокойно осталась в подземелье.

Мальчишка хранил у себя камень Воспоминаний. Этот камень служит для воскрешения погибших, и так, как Маргарет привязала его к своей душе, она могла быть воскрешена, однако всё не так просто.

Чтобы воскресить человека, требуется три компонента: камень Воспоминаний с душой погибшего, живой Магический зверь, который послужит телом для души и огромное количество магии. Её можно было получить только из большого запаса полностью заряженного благословлённого эйкория.

Один из элементов у Коди уже был — камень Воспоминаний.

С запасами благословлённого Эйкория могла помочь Церковь Эйрис. Она предоставляла услуги по открытию доступа к магическим запасам Эйкория на своих складах, но это стоило значительное количество денег, не вся знать могла себе такое позволить, что уж говорить о Коди.

Впрочем, заработать нужные деньги всё-таки было возможно: если пойти в авантюристы и добраться до высокого ранга «Грифон», лет за шесть-семь, Коди смог бы собрать нужную сумму.

А вот Магический зверь проблема куда серьёзнее: они крайне редкие и очень опасные. Найти такого и доставить к месту ритуала казалось настолько невыполнимой задачей, что собрать деньги для покупки доступа к запасам Эйкория было просто походом в магазин за хлебом.

Магический зверь не просто силён, он имеет признаки разума и благодаря этому понимает, как использовать свои возможности. Их тело в большей степени представляет собой сосредоточение магической силы, поэтому любой такой зверь владел мощной магией и умело ей пользовался. Высокая физическая сила, высокая магическая сила, в сочетании с острым умом и хитростью делали их настолько сильными, что не все высокоранговые авантюристы осмеливались бросать зверю вызов. Но, так или иначе, покорить зверя было возможно.

По-хорошему, для покорения зверя было необходимо выставить в «Гильдии Авантюристов» адресный заказ уровня «Дракон» и ждать пока какой-нибудь из авантюристов этого ранга согласится на задание. Естественно, стоимость будет крайне значительной. Однако, обязательным условием такого задания было сообщение, кого именно потребуется воскрешать. В особых случаях Гильдия даже помогала, оплачивая часть задания. Такой же помощи можно было ожидать и от Тандалийского ордена. Однако, по официальной версии Маргарет погибла по своей вине в печально известном подземелье, и ни «Гильдия Авантюристов», ни Тандалийский орден не согласились помочь мальчику. Более того Гильдия не позволила даже опубликовать такое рискованное задание ради неё.

По итогу всё свелось к одному — надо стать сильнее настолько, чтобы самостоятельно покорить магического зверя и попутно заработать деньги для Церкви. И пока мальчишка хранит камень Воспоминаний, Эргенд обещает заботиться о нем и помогать ему.

Вскоре после возвращения бывший орденоносец начал тренировать мальчишку, обучая его фехтованию и элементам низшей магии, о которых знал сам.

Низшая магия не считалась полноценной, и многие маги не признавали её даже частью «правильной» магии. Эта магия не имела ограничения на скорость вывода, все её элементы и эффекты применяются практически мгновенно, но с одним важным условием — исходной точкой активации магии и основой для всех магических эффектов может быть только предмет, который держит авантюрист или его собственное тело. Одежда, оружие, украшение или аксессуар — неважно. Это может быть даже простая палка или камень, но главное, чтобы предмет напрямую контактировал с телом. Элементы низшей магии используются всеми не магическими классами для усиления своих характеристик или получения нужных эффектов во время боя. Усиленный удар мечом, увеличенная скорость полёта стрелы или камня, даже увеличение скорости бега: всё это приёмы низшей магии. И, в отличие от «полноценной» магии, эффективность низшей зависела не только от силы магии, но и от изначальных физических способностей тела и свойств предмета на который она применялась.

Параллельно тренировкам Коди подрабатывал в кузнице у Вильяма, обучаясь у того в подмастерье. Больших успехов добиться в этом ему не удалось, но мальчишка зарабатывал хоть какие-то деньги. Кормил его Эргенд, однако на покупку снаряжения нужны были свои деньги. Броня, меч, простейший набор магических камней не входили в счёт обещания, что Эргенд дал Маргарет. Впрочем, это не мешало ему, изредка, делать мальчишке те или иные подарки.

Шло время, Монтверд менялся. Менялся и Коди. Хилый мальчишка из деревни превратился в статного, но все ещё тощего юношу с отпечатком язвительного характера своей госпожи.

Упорные тренировки, работа в кузнице и наивная цель вернуть близкого человека сопровождали парня долгие четыре года, пока Эргенд не сказал, что он больше ничему не сможет его научить.

«Всё остальное ты должен понять сам. Никто и ничто не сможет научить тебя жизненному и боевому опыту лучше реальной жизни и настоящих боёв» — так он сказал, после их последнего тренировочного боя.

«Кролик», незаметно сам для себя, превратился в самого настоящего «Медведя» всего за четыре года, и даже Эргенд удивлялся его чудовищно быстрому росту. Темп освоения элементов низшей магии, скорость освоения приёмов владения мечом, рукопашного боя, колоссальный прирост в физической силе. Эргенду не верилось, что когда-то этот мальчик еле в седле мог усидеть. Теперь этот «тощий Медведь» в каждом втором рукопашном бою отрывает Эргенда от земли так, словно тот похудел минимум в два раза.

Он перестал обучать Коди, потому что ученик уже давно превзошёл учителя. Теперь ему не хватало только одного: опыта. Ну и немного ширины — несмотря на свою чудовищную силу, юноша выглядел не очень сильным. Звание «Тощий Медведь» было заслуженным.

Коди предстояло вступить в гильдию авантюристов и отправиться в Еврантир, к ближайшему доступному подземелью, чтобы набраться опыта и заработать денег на добыче эйкория.


Глава 13 Затишье


Дата: 24-ое число месяца Албин, 1053 год. Место: окрестности Монтверда.

Конец первого месяца лета обещал быть жарким. Последствия недавно прошедших дождей буквально испарились, оставив после себя лишь неприятную духоту. Коди был не очень рад солнечной погоде, впрочем, расстроен он был не только ей. Сама мысль о том, что ему пришлось тащиться за город в этот день, только из-за недоверия Гильдмастера, выводила его из себя.

— Бе-бе-бе-бе-бе… надо проверить… бе-бе-бе… все проходят проверку и тебе бы не помешало… Бесит!

Проходя по дороге вдоль морского берега, он постоянно прокручивал у себя в голове эту сцену, раз за разом проговаривая слова Гильдмастера с язвительной интонацией.

— Я в дуэли побеждаю Эргенда! ЭР-ГЕН-ДА! Какое задание «Волка»? Тупые правила Гильдии… Бесит, бесит, бесит!

Гильдмастер поручил ему задание ранга «Волк», как один из этапов теста на ранг «Волк». Хотел же он сразу элитный ранг «Медведя», ранг своего наставника, которого он давно превзошёл по силе. Не ради гордости, а ради своей цели. «Медведь» — это лучшие задания, высокие награды, признание или даже спонсорство дворянства. Всё это приближало воскрешение Маргарет. Без покорения средних и глубоких этажей подземелий или уверенной и многократной победы над кем-то рангом «Медведь», получить повышение было невозможно. Коди без проблем побеждал Эргенда, воина и бывшего заместителя командира Тандалийского ордена, что подтверждало его значительные способности. Для права на экзамен оставалось только поручительство Гильдмастера. Старый хрыч был непреклонен, но, в знак признания его силы, он разрешил пропустить первый ранг «Лисы».

Коди пришлось смириться с этим. Для достижения своей цели ему нужно зарегистрироваться в Гильдии, а значит принять их правила и выполнить задание-охоту. С его выдающимися способностями это было проще простого. Также парню предстоял спарринг с авантюристами ранга «Волк».

— К Марике я уже не успею… она наверняка разозлится.

На поясе мотался короткий железный меч, подаренный ему Вильямом на шестнадцатилетие. Коди по-прежнему одевался в цвета, которыми ему запомнилась Маргарет: белая рубашка, коричневые штаны и такого же цвета походные сапоги. Всё это с дополнением в виде лёгкой брони — металлические пластины на грудь, руки и ноги поверх обычной одежды. Все были подарены Вильямом.

Семья Эргенда почти сразу приняла Коди. Зная его цель, наблюдая за его стараниями в кузнице и на тренировках они просто не могли остаться в стороне. Усердие, упорство и чудовищно быстрый рост парнишки, разожгли в Вильяме идею поддержать юное дарование, а Марта, его жена, разделила с ним это стремление. Пусть остальные сыновья не были рады такому рвению родителей, они не относились к Коди плохо, оценивая его старания по заслугам, и задирать мальчишку не пытались.

Коди с лёгкостью прижился в Монтверде. Благодаря Вильяму, он очень быстро завёл друзей. Предприимчивый старикан постоянно водил его с собой по делам к знакомым, хвастаясь успехами Коди, как своими, и у многих из них были дети одного возраста с Коди. Сейчас парень с ностальгией вспоминал о друзьях, ведь скоро покинет Монтверд.

Вступив в Гильдию, он планировал сразу же взяться за задание сопровождения и отправиться на север, в Еврантир, зарабатывать деньги на добыче эйкория из местного подземелья. Воскрешение Маргарет ставило перед ним практически невыполнимые задачи, однако Коди это не смущало. Да, за четыре года он узнал, как мог жить, если бы остался в тот день у Вильяма, но и эта жизнь мальчишки была бы невозможна без Маргарет. Он живёт в долг, благодаря удивительной девушке, и вернуть её нужно любой ценой. Иначе никак.

Всё ближе подбираясь к широкой лесополосе вдоль берега реки, парень начал вести себя тише и осторожнее. Задание, которое ему выдали для проверки навыков — на убийство белоголовой выдры. Для Коди не представляло труда расправиться с ней, пока она на суше, но в воде эти монстры очень опасны.

Три года назад, когда Эргенд в очередной раз повёл Коди на охоту, и им выпал шанс повстречаться с одной из них. Тогда мальчишка впитывал всё, как губка, окрылённый мыслью, что от этого зависит возвращение Маргарет в мир живых.

— Вы-ы-ыдра значит… Атакует укусами. Если может дотянуться — то сразу в шею. Иначе изводит жертву постоянными атаками. Очень быстрая и ловкая. Эргенд говорил, что она может увернуться от стрелы, даже если стреляли с очень близкого расстояния. Приравнена к рангу «Грифона» в воде, но пока на земле, потянет разве, что на ранг «Волк». Лёгкая добыча, если не лезть в воду.

На суше, вода не мешает авантюристу двигаться, а зверёк не может спрятаться и проводить скрытые атаки в спину, как итог, его сила сильно падает. Это и был секрет охоты на выдр, потому охота на них считалась идеальным испытанием на ранг «Волк» — если авантюрист не знает слабые места сильных монстров, то и повышение в ранге ему получать рано. Так говорил Эргенд на одном из первых занятий с ним. Коди вновь погрузился в воспоминания.

«Коди, в текущей ситуации, единственный способ воскресить Маргарет, это сделать из тебя авантюриста. Сильного авантюриста. Гильдия не сможет запретить тебе самому выполнить задание на усмирение магического зверя. Но прежде, ты должен кое-что узнать о гильдии и решить для себя, хочешь ли ты идти таким путём.

Гильдию основали Герои Великой войны с единственной целью: защитить людей от монстров там, где это не могут военные. Магические вспышки стали наказанием за ту войну, появившись после неё из ниоткуда и поразивших все страны мира. Они порождали множество монстров, вызывали озверение людей и только Гильдия, во главе с Героями, смогла справиться с этим. Изначально Авантюристы — это наёмники, помогающие людям справиться с различными бедами в обмен на награду.

Сейчас Авантюристы — это ещё и искатели. Подземелья, разбросанные по всему миру, и до появления Гильдии привлекали к себе множество смельчаков, так что вполне естественно, что все они в итоге вступили в гильдию. Поэтому, если ты станешь членом гильдии, у тебя будет две обязанности: помогать людям и исследовать подземелья. Ты должен будешь выполнять задания или посещать подземелья для добычи ценнейшего металла — эйкория. Это станет твоей жизнью. Полной приключений, испытаний, знакомств, но очень опасной, с риском потерять тех, кто тебе дорог. Это тяжёлый путь и без должной подготовки ты погибнешь…

…Новичков в гильдию принимаю только на ранг «Лисы», это слишком низкий ранг, чтобы ты мог заработать на спасение Маргарет. Поэтому, я буду готовить тебя. К концу нашего курса ты должен быть не слабее «Медведя». «Медведи» — это элита. Они много знают и много умеют, обладают выдающимися физическими и магическими навыками. Они костяк гильдии, её основа и гордость. Именно они защищают людей от самых опасных «озверевших» и глубже остальных исследуют подземелья в поисках эйкория. Лучшие из них становятся «Грифонами» — героями. Один «Грифон» не уступает по силе целому отряду «Медведей». С сегодняшнего дня, Коди, тебя ждёт тяжёлый путь, не отлынивай и помни свой выбор всегда»

— Я хорошо помню свой выбор, Эргенд, а ты? Ты обещал мне «Медведя»! Моя сила соответствует «Медведю»! Так почему я прохожу испытание на «Волка»?

Коди был полностью погружён в свои мысли, не обращая внимание на происходящее вокруг. Впрочем, тракт был относительно безопасен. Вблизи Монтверда на торговцев редко нападали, будь то монстры или бандиты. Их численность сразу же сильно сокращали, но истребить полностью никогда не получалось. Если бандитам достаточно одного крупного поражения, чтобы не возвращаться долгие годы, то монстры делали это регулярно и работа у авантюристов в этом городе всегда была.

Подойдя к длинному мосту через рукав дельты реки Тасия, Коди наконец вернулся в реальность и, осмотревшись вокруг, сосредоточился на задании. Слева, в нескольких десятках метров, находилось Латийское море, справа длинная журчащая река.

«Вряд ли она будет прятаться у моря…»

Парень перешёл мост и спрыгнул к берегу. Он осторожно достал меч и начал проходить вдоль берега, пытаясь разглядеть хоть какие-нибудь следы монстра. Можно было попытаться прислушаться, чтобы услышать писк выдры, но течение реки создавало сильный шум из-за чего даже пение птиц было приглушено.

Коди пошёл вдоль берега от моста, осторожно шагая у тонкой линии песка. Свет отражался от воды так, что постоянно пускал солнечные зайчики в глаза парня и тот напрягался, думая, что увидел белую голову выдры.

Температура возле реки была приятной. И пусть Коди был недоволен причиной, по которой оказался здесь, эта деталь его безусловно радовала.

«Ради такого можно даже нытьё Марики потерпеть».

Из-за небольшого бугорка послышался едва различимый писк. Коди в момент пригнулся, и замер на несколько секунд. Услышав этот звук ещё раз, он окончательно убедился, что нашёл свою жертву. Медленно подбираясь к вершине бугорка, он начинал сжимать меч всё сильнее от предвкушения. Закончить бой одним ударом, перед тем как он начнётся — вот его цель. На самой вершине бугра рос густой куст, создающий зелёную стену в виде подковы уходящую куда-то в воду. За изгородью земля практически сразу обрывалась, создавая просторную выемку, защищённую со стороны леса. Коди находился прямо над гнездом выдры и не мог подобраться к нему незамеченным. Обойти или пройти сквозь кусты нельзя — будет слишком шумно, а справа река, соваться в которую, против выдры, смерти подобно. Наглый зверёк продолжает ехидно пищать, беззаботно играясь у своего логова.

«А что если… не обходить кусты?»

По-хорошему, нужно было поставить несколько ловушек и постараться выманить выдру на них. На суше, зафиксированная в ловушке, выдра была бы на столько безобидна, что даже «Лиса» наверно справилась бы, но…

Был один элемент низшей магии, которым Коди отчаянно пытался овладеть. «Воздушный шаг» — продвинутый приём низшей магии. Считалось, что только «Медведи» способны овладеть им в полной мере. Он позволял людям буквально ходить по воздуху, но требовал исключительной координации, концентрации и специального снаряжения. Магия заставляла обувь «парить» на долю секунды, делая из неё подобие «ступенек», но парила только обувь. Тело всё так же стремилось вернуться на землю.

«Хотел бы я увидеть удивлённую рожу Гильдмастера, когда я применю «воздушный шаг».

Самодовольно улыбнувшись, Коди сконцентрировался и наметил места, где ему нужно активировать приём. Предстояло сделать всего четыре шага, двигаясь зигзагообразно вверх, прежде, чем получится перемахнуть через кусты и оказаться над выдрой.

Слегка разбежавшись, Коди оттолкнулся от земли левой ногой и активировал приём. По телу волной от головы пробежали мурашки, а правый сапог засветился слабым алым светом на миг создав опору под ногой. Оттолкнувшись от «воздушной ступеньки» Коди сделал следующий шаг, а за ним ещё. Показался противоположный край выемки, вот она выдра. Последний шаг и…

— Чёрт!

Левая нога, с громким треском отрывающиеся подошвы, провалилась в пустоту. Коди потерял равновесие, и удар по выдре стал волновать его меньше чем то, что он вот-вот шлёпнется в воду и подставит себя под удар.

От выкрика выдра резко дёрнулась и быстро увернулась, заметив кубарем летящего в реку Коди. Дно было мелкое, песчаное, и слегка засасывало.

Молниеносно выпрямившись, Коди встал в стойку, но от выдры и след простыл. На его счастье она испугалась и не стала атаковать сразу. Ненадолго растерявшись, он тут же рефлекторно закрыл заднюю часть шеи левой рукой.

Кто-то сильно укусил парня за ногу со спины.

— Вот ты где, сволочь!

Коди махнул мечом в сторону выдры в надежде попасть, пока она кусает его, но, выдры уже не было позади. За этим последовало ещё два укуса с тем же результатом.

«Дело плохо…»

Раны были неглубокими, выдра смогла лишь слегка прокусить укреплённые авантюристские сапоги, но это сильно деморализовало парня. Он не знал, где выдра, не мог её достать ударом, даже во время укусов, а предугадать следующий удар было невозможно.

«Надо выбираться из воды».

Коди поплёлся вдоль берега обратно в сторону моста, но глубина после той выемки-логова выдры резко уходила вниз. Плыть слишком опасно. Сейчас его шея была на высоте больше метра над водой, выдра не рискнёт так выпрыгивать из воды, но, если он погрузится в воду, шея будет беззащитной. По грунту тоже не взобраться, всё равно что подставить спину разъярённому медведю — разорвёт и не заметит, а запрыгнуть обратно… Левый сапог лишь смачно чавкнул на эту мысль Коди.

Выдра снова укусила его за ногу со спины, и он вновь по ней не попал. Боли Коди не чувствовал, но факт своей беспомощности сильно давил на него. А атаки всё повторялись, заставляя парня крутиться на месте.

— Чёртова выдра!!!

От злости он сильно ударил мечом плашмя перед собой и почувствовал, как его меч ударился обо что-то кроме воды.

Рядом, всего на долю секунды, показалась белая голова выдры, но этого мгновения было достаточно, чтобы Коди отреагировал. Сверкнул молниеносный взмах клинка, оставивший яркий красный шлейф над поверхностью. Коди рубанул по ней мечом так быстро, как только мог, и вложил в этот удар максимум силы магического приёма.

Вода окрасилась в багровый и на поверхность всплыла когтистая задняя лапа. Выдра, всё-таки успела убрать голову, но подставила лапу. Теперь кровавый след выдавал её и предугадать момент удара было проще простого. К тому же она стала заметно медленнее, вот только… Это всё усложнило.

У монстров чудовищная регенерация, поэтому потеря конечностей для них не страшна. Она полностью отрастёт со временем, но для этого нужна еда, без неё регенерация будет сильно замедлена. Если у выдры есть запасы, она отступит. Выбора не оставалось, иначе задание будет провалено. Коди убрал руку от шеи, развернулся к выдре спиной и присел так, словно ему стало плохо, намеренно делая вид, что не замечает её. По меркам выдры он сейчас идеальная жертва.

«Давай, тварь, возвращайся».

Выдра не спешила, отплывая всё дальше и дальше, но вскоре развернулась, двигаясь очень медленно и аккуратно, пытаясь не выдать себя. Однако, это уже было бессмысленно. Коди чётко видел её кровавый след и как только она вынырнула, мгновенно добил её ударом в голову, насквозь проткнув мечом. Бил сильнее обычного. От злости.

За шкирку вытащив тушу выдры на берег, он встряхнул её, чтобы немного избавиться от воды, но она и так была практически полностью сухой.

«Хех… вышла сухой из воды… Нет».

Белоголовая выдра была крупнее своих собратьев и гораздо наглее. От них избавлялись по многим причинам. Кто-то из-за истребления вредителей нападающих на караваны с провиантом, а кто-то из-за добычи водонепроницаемых шкурок, позволяющих делать броню с защитой от воды. Тем более их истребляли, когда они селились рядом с крупными городами.

Коди, с продырявленными сапогами, и очень довольный собой, медленно выбрался на берег, имея при себе балласт в виде пятнадцатикилограммовой туши.

На левой ноге мотылялась оторванная подошва. Коди тяжело вздохнул.

— «Воздушный шаг» просто убийца обуви. Ладно, всё равно эти сапоги своё отжили.

Ноги уже почти зажили. Регенерация парня, стала результатом его упорных тренировок, и теперь была просто неимоверной. Эргенд даже предположил, что это из-за неё Коди не чувствует боли, но не смог объяснить, как это связано с отсутствием некоторых эмоций.

Коди, зная, как всё обстоит на самом деле, решил не переубеждать Эргенда. Свои тренировки в исцелении он проводил самостоятельно, так как орденоносец всё равно не мог ничему его научить. Скрыть метку за успехами в магии исцеления сейчас было ему на руку. Ни грусти, ни боли, ни лишних вопросов, ничего, что могло бы выбить его из колеи на пути к своей цели.

На сегодня оставалось только сдать задание в Гильдии, продать трофеи и наконец встретиться с Марикой, а послезавтра должен был пройти турнир для новичков. Последние дни обещали быть насыщенными.

Только выйдя на мост Коди понял, что Солнце начало клониться к закату. К Марике он уже опоздал и морально готовился к разносу.

Погода стала гораздо приятнее. Жара спала, а ветра почти не было, парню захотелось сбавить шаг, чтобы насладиться этим, но ему же от этого будет хуже.

Тракт не шёл прямо, а волной, отдаляясь и приближаясь к морю. Примерно на середине пути дорога проходила к морю ближе всего, там же был причал, рядом с небольшим рыбацким поселением.

Коди частенько на него заглядывал, бывая за городом. Поселение казалось парню уголком спокойствия, небольшим мирком, где люди тихо живут своим бытом, не зная горя и печали. Конечно, это был просто самообман. Нет на свете места, где бы не было несчастья. Коди прекрасно понимал это, но в то же время хотелось верить, что где-то люди не страдают.

На причале сидела девушка со светлыми волосами, собранными в небольшой хвостик сбоку. Одетая в серые штаны и коричневую кожаную курточку она, словно ребёнок, болтала босыми ногами, слегка задевая воду.

«Марика? Что она здесь делает?»

Коди направился к причалу, не до конца уверенный, что видит именно Марику.

Девушка услышала хлюпанье его сапога и постукивание подошвы второго и медленно повернула голову. Её голубые глаза выражали лёгкий испуг, от неожиданности, но осознав, что перед ней Коди, она обиженно отвела взгляд на секунду.

— Святая Эйрис! Коди, где ты был?!

Марика не на шутку перепугалась, увидев в каком состоянии была одежда парня.

— С выдрой… кувыркался.

Он демонстративно вытянул тушку перед собой. Марика поднялась на ноги и ещё раз быстро осмотрела Коди с головы до ног. Водяные и кровавые следы на штанах сразу привлекли её внимание.

— Она тебя смогла покусать? Ты был в воде?!

— Ну да, немного.

Девушка закрыла лицо ладонью, пытаясь успокоиться, но поток мыслей и эмоций захлестнул её.

— Как ты можешь так спокойно об этом говорить? Ты был в воде! Против выдры! Ты же был в опасности! Ты мог погибнуть!

— Марика…

— Что «Марика»?!

— Ты вечно переживаешь о моих травмах больше меня. Подумаешь пару укусов, я от такого не умру.

— Пару укусов, говоришь… Ты даже не можешь о себе побеспокоиться. Так побеспокойся хотя бы о том, что я буду беспокоиться о тебе! Хотя бы так, Коди, побереги себя, хотя бы потому что я буду переживать из-за этого!

«Что она несёт?»

Коди повторял у себя в голове её слова несколько раз, пытаясь понять их смысл.

Время, что он провёл, не ощущая боль, сделало с ним это. Синяки, царапины, порезы, укусы и даже переломы были неотъемлемой частью тренировок Коди, и в то же время он их совершенно не замечал. Ну подумаешь рука сломана или нога. Его собственная регенерация или магия исцеления в ближайшей церквушке всё залечит. Однажды Коди весь спарринг дрался с Эргендом со сломанной левой рукой, и всё что он ощутил, это странное неудобство и что рука его плохо слушается. Только в самом конце боя, когда кость проткнула кожу, он понял в чём дело. Всё это было пустяком для него. Ровно, как и беспокойство Марики по этому поводу, казалось ему чем-то странным. Коди нервно расчесал рукой свои светлые волосы, обдумывая, что ответить девушке перед ним.

— Ладно… прости. Я буду аккуратнее.

Марика еле заметно улыбнулась, приняв эти слова, как нежелание Коди заставлять её беспокоиться о себе.

— Давай присядем?

Коди аккуратно положил выдру на причал и неспешно подошёл к Марике, которая уже уселась на своё прежнее место. Сняв то, что осталось от сапог, он сел в нескольких сантиметрах от девушки.

Уставившись на воду, отражающую розовые лучи заходящего Солнца, Коди и Марика молча смотрели вдаль, не зная, что сказать друг другу. Оба понимали, что вероятнее всего это их последняя прогулка.

— Кстати… почему ты ждала меня здесь?

— Вильям рассказал. Я очень удивилась, когда узнала, что Эргенд куда-то отправился. Хотела навестить его, а он того… Уехал, в смысле.

— Да, он уехал вчера утром и не сказал мне куда. Вся семья тоже молчит, они постоянно глупо улыбаются, когда спрашиваю.

— Может поехал за прощальным подарочком?

Коди слегка усмехнулся.

— Было бы неплохо. Соберу с каждого по такому подарку. Может на воскрешение Маргарет наскребу.

Марика игриво заулыбалась и слегка толкнула парня в плечо.

— Вымогатель!

— Ты первая на очереди.

— Я помашу тебе платочком со стены.

— Из-за таких, как ты, люди и уходят в авантюристы, чтобы заработать денег.

Улыбка девушки постепенно спала на нет, после этих слов. Она затихла на пару мгновений, встречая поток мыслей о грядущей жизни без дорогого ей человека.

— За эти годы… Эргенд очень много для тебя сделал. Все ваши тренировки и твоё воодушевление после очередной победы в дуэли. Мне будет не хватать всего этого.

— Да, было весело.

Марика толкнула его в плечо.

— «Весело»? Ты постоянно был в ссадинах, а иногда и с переломами!

— Тебе будет не хватать меня в ссадинах и с переломами?

— Я не это сказала, но без ссадин и травм представить тебя уже не могу.

— Это всё Эргенд и его тренировки.

— Это всё ты и твой мазохизм.

Марика знала, что Коди не чувствует боль, но поначалу ей казалось, что он намеренно получает ранения из-за своего дурного увлечения, и парень постоянно удивлялся обвинениям в мазохизме. Узнав его получше, девушка поняла, что это за человек. Он, готовый бросить всю свою жизнь на возращение «непонятно кого», сначала казался странным. Но эта «непонятно кто», подобрала его с улицы, одела, накормила и подарила надежду на будущее, если не сказать, что само будущее. О Маргарет в их кругу часто ходили разговоры, но только двое могли в полной мере понять привязанность Коди к Рей.

— Сколько времени на это уйдёт?

Слова Марики прозвучали очень отчётливо, и сказаны ею с особым старанием. Второй раз она не была готова их повторить.

Коди задумался, не до конца осознавая смысл её слов. Вместе с болью и грустью ушло и их понимание. Невозможность Коди проявить сочувствие, солидарность и осторожность к чувствам людей сильно бесила Марику, но она была одной из немногих людей, знающих об этой особенности парня. Она принимала Коди какой он есть: равнодушный и бесчувственный.

— Не знаю, может пара лет, может пара десятков лет. Зависит от того, насколько мне повезёт, магический зверь за забором не валяется.

Море было спокойным, таким же, как слова Коди. Марика совсем расклеилась, услышав это.

«Глупо было надеяться на другой ответ…» — подумала она.

— Не переживай ты, я обязательно когда-нибудь вернусь в Монтверд. Вместе с Маргарет.

— Да-да, конечно… конечно…

Парень приподнял одну бровь, взглянув на Марику. Та хмурилась, провожая последние лучи Солнца за горизонт.

— Тебе не кажется, что Солнце в сумерках становится кровавым, как эйкорий?

Нотка тоски играла в её голосе. Грусть, с которой она произносила это, абсолютно ничего не значила для Коди и истинного посыла этой фразы он не понял. Не мог понять, пока что.

— Не как эйкорий, но достаточно темным, чтобы заставить нас вернуться за стены.

Парень, кряхтя от усталости, поднялся с причала и протянул руку Марике. Та крепко ухватилась. Всматриваясь в руку Коди, она немного потрясла её. Встав на ноги, она надела свои туфли с низким каблуком и постучав ножкой об причал заявила:

— Пойдёшь босиком.


Глава 14 Госпожа эльфийка


Дата: 25-ое число месяца Албин, 1053 год. Место: «Кузница Вильяма».

Кузница семьи Вильяма была довольно известна в портовом районе Монтверда. Она занималась оружием, бронёй и сельскохозяйственными инструментами. Однако, Вильям не мог позволить себе объёмные заказы, ведь работал вместе со своими сыновьями и редко брал кого-то на работу, даже в помощники.

Коди, попав в эту кузницу, не особо радовался предоставленной возможности. Жар печи летом заставлял его обливаться потом, а вечный бой молота сильно бил по ушам. За четыре года мальчишка так и не смог к этому привыкнуть, но это стало частью его жизни. Знания, приобретённые во время работы на Вильяма, были полезны ему и как авантюристу: как лучше всего ухаживать за оружием, как сделать его из подручных материалов, как подлатать броню в походе и множество других хитростей.

Как обычно, Коди сидел у кузницы, щурясь от постоянных ударов молота. Будь сейчас обычный день он сам бы стоял у наковальни, вместо Вильяма, но старик полностью освободил его от работы ещё неделю назад. Хозяин кузницы настаивал, что перед экзаменом и началом путешествия парень должен отдохнуть как следует, а с заказами он справится и сам.

Натачивая свой меч Коди пытался размышлять о завтрашнем турнире. Эргенд обещал прийти на трибуны, но его всё ещё не было даже в Монтверде. Никто не говорил Коди где он, когда вернётся и зачем отправился. По непонятной причине всё хранилось в строжайшей тайне, подначивая его любопытство и заставляя предпринимать попытки вывести семью на чистую воду.

— Завтра уже турнир.

Вильям продолжал долбить молотом, словно не расслышав вопроса парня. Инструмент он держал в правой руке, засучив рукава своей грязной, серой льняной рубашки, поверх которой носил кожаный фартук. Тело Вильяма было всё таким же крепким, подкачанным, как и четыре года назад, когда Коди впервые увидел его. Для старика двигался он очень даже бодро, словно ему не за шестьдесят, но короткие седые волосы, с которых ручьём стекал пот, и морщинистое лицо выдавали его возраст.

— Обидно будет, если он не успеет приехать!

Коди стал говорить громче и настойчивее, уверенный в том, что Вильям специально его игнорирует.

— Да, обидно будет.

Недовольно цокнув, парень нахмурился, посмотрев на невозмутимое лицо старика. Вильям почувствовал на себе злобный взгляд мальчишки и обернувшись, громко рассмеялся, увидев гримасу парня.

— Только не убей.

Коди улыбнулся и опустил голову, ссутулившись. Он тяжело выдохнул и продолжил точить свой меч, с которым сейчас смотрелся довольно несерьёзно. Короткий меч себя изжил. Пора брать что-то помощнее. Это понимали все, кроме Коди.

— Сегодня должен приехать.

Вильям, улыбаясь, смотрел на мальчишку. Тот сразу же встрепенулся от неожиданности и тоже заулыбался.

— Может тогда скажешь, куда поехал и зачем?

— Не наглей.

— Эх…

Тема себя быстро изжила, Вильям продолжил долбить молотом по раскалённому куску металла, а Коди щуриться.

Наконец закончив точить меч, мальчишка убрал его в ножны и поставил рядом с лавочкой на которой сидел.

— Как вчера с Марикой погуляли?

Парень удивился. Вильям никогда не спрашивал о том, как Коди проводит время со своими друзьями.

— Да… э-э-э… нормально. Ничего особенного.

— Ничего особенного, говоришь, ну ладно. С остальными успел попрощаться?

Любопытство Вильяма казалось мальчишке странным, но в то же время можно было понять, почему он вдруг решил расспросить об этом.

— Нет, парни решили, что хотят устроить небольшую пирушку после турнира и проводить меня в последний день.

Старик тихо усмехнулся.

— Почему ты спрашиваешь?

— Было бы некрасиво, не попрощайся ты со всеми, особенно с Марикой. Одна лишь богиня знает, когда мы увидим тебя ещё раз. Может, через пять лет, в очередной раз спускаясь в подземелье, ты будешь жалеть, что так тихо покинул нас.

— А как по-твоему должен?

— Может взорвать что-нибудь и, громко смеясь, ускакать на королевском коне в северные леса?

— Я в авантюристы хочу пойти, а не в террористы, но да, было бы очень ярко. Боюсь, тогда Анмантос станет единственной страной, готовой принять меня.

— И то правда.

— Тебе лишь бы взорвать что-нибудь.

— Мне бы только кузницу Ричарда из центрального района.

— Здравствуйте.

Перед ними появилась пара — высокий человек, крепко сложенный и коротко стриженный, одетый в тёмно-зелёную рубашку и чёрные штаны. Он заговорил отчётливым басом приветствуя кузнеца. Рядом с ним стояла красивая эльфийка, с длинными светлыми волосами, зачёсанными на левый бок. В волосах на правой стороне виднелась серебряная заколка. Одета она была в сине-белую одежду мага: корсет, объёмная юбка чуть выше колен и жакет с длинными рукавами.

На плече у мужчины висел мешок, из которого, при любом малейшем движении, слышался металлический скрежет.

— Здравствуйте, молодые люди, чем могу помочь?

Мужчина прошёл вперёд и поставил мешок на квадратный деревянный стол под навесом. Он раскрыл мешок, показав элементы металлической брови.

— Хочу отремонтировать.

Неразговорчивость мужчины казалась Вильяму и Коди грубой, даже слегка обидной. Словно они не достойны того, чтобы он сказал им больше слов, чем необходимо.

— Хорошо… давай зайдём внутрь, чтобы оценить стоимость ремонта.

— Я подожду снаружи, не беспокойся.

Слова эльфийки звучали очень нежно и осторожно. С особым вниманием в произношении каждого звука.

Вильям слегка покашлял, бросив короткий взгляд на девушку.

— Коди, никуда не уходи. Ты… мне потом нужен будешь.

Парень кивнул. Из дел сегодня была только покупка новых походных сапог, но это легко отложить до самого вечера.

Вильям вместе с клиентом ушли в дом, прихватив с собой мешок.

Девушка стояла на одном и том же месте, осматривая кузницу, а посмотреть действительно было на что.

В центре под навесом стояла широкая, круглая плавильня из камня, а справа от неё была большая наковальня на каменной подставке. Вдоль стены, от лицевой стороны домика располагался длинный деревянный верстак с кучей разных инструментов и материалов, разбросанных по нему. Рядом с верстаком, у другой стены дома, стоял круглый точильный камень и станок для дубления кожи.

За четыре года здесь стало гораздо меньше места. Новый верстак, которому Вильям не мог нарадоваться целый месяц, был приобретён около двух лет назад, вместе со станком для дубления кожи. Кузнец говорил, что всё это для Коди, чтобы ему было где работать, а не ждать каждый раз, когда нужные ему станки освободятся, но на деле все знали — настоящая причина в другом. Вильям каждый раз сиял, когда речь заходила об обновках для кузницы и, если бы не его жена Марта, строго контролирующая увлечение своего мужа, он бы спускал на инструменты весь их семейный бюджет.

Коди следил за девушкой, но не из-за того, что боялся кражи. Её любопытство казалось ему милым. Ушки эльфийки слегка подёргивались то вверх, то вниз каждый раз, когда её взгляд приковывался к чему-то новому.

Монтверд был одним из немногих городов Аксарии, где к эльфам относились лишь с недоверием. Конечно, далеко не все люди думают о них плохо, но человеческое общество в Дансарии привыкло считать эльфов врагами. Даже несмотря на то, что люди и эльфы давно живут рука об руку в эльфийских странах и в самой Эделике.

Коди был не из числа тех, кто презренно относится к эльфам. Просто не видел в этом причины.

Он продолжал пялиться на юную эльфийку, которая давно заметила его пристальный взгляд.

— У вашей семьи чудесная кузница — девушка взглянула на Коди, проговаривая свою фразу. Тот опешил, от неожиданности и только в этот момент понял, что в наглую пялился на неё.

— С-спасибо.

Дождавшись ответа, она продолжила рассматривать всё подряд. Её манеры и грация выдавали в ней дворянку. Мальчишке становилось неловко разговаривать с ней, не располагая должными манерами. На секунду он подумал, что все эльфы так разговаривают.

— Может подскажешь что-нибудь? Я участвую в завтрашнем экзаменационном турнире Гильдии Авантюристов. Есть у вас что-нибудь для магов?

— А? А-а-а… нет. У нас только немагическое оружие и броня. Лицензии на работу с Эйкорием нет, и камнями мы не торгуем.

— Вот как. Печально.

На короткий миг между ними возникло молчание. До Коди не сразу дошло, о каком турнире она говорит.

— Турнир? Ты тоже хочешь получить «Волка»?

— Нет, я буду экзаменатором. Мне предстоит дуэль с тремя кандидатами на получение ранга. Насколько я понимаю, ты будешь одним из моих оппонентов?

Парень был слегка смущён тем, что драться ему придётся с такой хрупкой девушкой. Обычно в дуэлях Коди не поддавался, но страх травмировать столь беззащитное создание, вынуждал задуматься над тем, чтобы не драться в полную силу против неё.

— Да. Я кандидат.

— Тогда я умолчу о своих способностях. Чтобы не лишать тебя азарта во время поединка!

«Да уж. Как бы он не закончился сразу после начала…»

— Как хочешь.

Под конец разговора эльфийка начала замечать неладное. Ответы становились односложными, поддерживать такой диалог было нелегко, но она не могла позволить себе просто оборвать его в силу своих манер.

— Эй!

Радостный возглас Марики разнёсся на всю улицу. Она вприпрыжку бежала в их сторону и махала правой рукой, придерживая второй большую сумку.

— Привет, Марика.

— Привет…

Эльфийка на секунду обернулась к Марике только тогда, когда Коди с ней поздоровался. Девушка же заметила вторженку ещё издалека. Красота авантюристки, с которой Марика и рядом не стояла, сразу же задела её самооценку и вызвала первые звоночки ревности.

— Здрасьте. Ты потерялась здесь или что?

— М? Ах, ты мне. Я жду своего спутника, он сейчас в этом домике.

Марика злостно зашагала к лавочке, где сидел Коди и расположилась рядом с ним.

— Кто такая?

Она стала шёпотом допрашивать его.

— Клиентка. Что за реакция?

— Ты со всеми клиентками так мило…

— Так мило молчу? Это бред, Марика.

— Прошу прощения.

Коди и Марика подняли взгляд на эльфийку. Сложив ладони вместе и опустив их, она немного поклонилась в знак раскаяния.

— Не переживай, моя подруга просто бывает иногда слегка глуповатой.

Эльфийка недовольно нахмурилась, но не стала ничего отвечать.

Взглянув на Марику, парень увидел её удивлённое лицо. Она раньше никогда не получала обвинений в глупости.

— Глуповатой? На себя посмотри!

— Что со мной?

— Ты дурак!

Вскинув одну бровь Коди пытался заглянуть Марике в глаза, но она отвернулась.

— Если вы ссоритесь из-за меня, то я могу объяснить, о чём мы говорили с твоим молодым человеком.

Щёчки Марики порозовели. Коди вновь пытался заглянуть ей в лицо, но он не мог, из-за её волос.

— М-мы не встречаемся! Просто… Я должна приглядывать, чтобы он не засматривался на всяких там… разных… Уезжать скоро, а он сидит тут и мило воркует с…

Голос Марики становился всё тише с каждым новым словом, пока она не замолчала, лишь покраснев ещё больше.

Эльфийка не знала, что ответить. Коди не знал, что сказать. Да сама Марика не знала, какой реакции на это можно ожидать. Лишь отдалённые голоса горожан заполняли тишину в кузнице.

— Пожалуйста, не надо переживать. Я уйду, как только дождусь своего компаньона.

— Делай что хочешь.

Недовольный голос Марики резал слух парню, было видно, как она немного дрожит.

— Ты прости её, она сильно переживает из-за моего отъезда.

— Я не в обиде, правда.

Эльфийка мило улыбнулась в ответ на извинения Коди, чем вызвала очередную волну негодования у Марики. Ей казалось, что с ней играют, поддразнивают и подначивают снова сказать какую-нибудь глупость. Крепко сжав кулачки, она выдохнула в попытке успокоиться. Коди перестал даже смотреть на клиентку, что помогло Марике вернуть самообладание.

— Коди… я почему пришла-то.

Девушка потянулась к своей сумке, брошенной у лавочки в нервном припадке.

— Вот.

Она торжественно достала кожаные походные сапоги с тонкими металлическими пластинами и невысоким каблуком.

— Похвастаться?

— Нет, это тебе.

Смешок, с которым Коди ответил ей, немного выводил девушку из себя. Он взял их в руки, осмотрел с каждой стороны и повернулся к Марике.

— Откуда ты знаешь мой размер?

— Неважно.

Парень надел свои новые сапожки, встал с лавочки и немного постучал пяткой по земле.

— Отличные сапоги! Если ты собираешься в путешествие, то это очень хороший выбор! Я бы даже сказала один из лучших! Это очень дорогие сапоги!

Эльфийка с любопытством наблюдала за парой, с ноткой зависти к такому подарку.

— До Еврантира путь не близкий, без таких я бы тебя не отпустила.

Довольная собой Марика быстренько поднялась с лавочки и слегка пнула Коди в левую ногу, показывая свою уверенность в качестве сапог.

— Еврантир? Ты собираешься в Еврантир?

— Хм? А, да. Я хочу заработать денег на продаже грязного эйкория.

— Во-о-от, быстренько заработаешь, вернёшься и отдашь долг за сапожки.

— Долг? Это разве не прощальный подарок?

— А кто тогда помашет тебе платочком?

Дверь дома со скрипом открылась. Оттуда вышли двое — спутник эльфийки и Вильям. У второго за плечом был тот самый мешок с броней. Они пожали друг другу руки.

— Завтра днём будет готово.

— Благодарю.

Вильям уставился руками в бока и широко заулыбался.

— Это моя работа. Главное заплати, а остальное — дело моего молота.

Мужчина ответил лишь небольшим кивком и зашагал к эльфийке. Та встретила его скромной улыбкой, совсем забыв о Коди и Марике.

— Пойдём?

— Угу…

Они отошли пару метров, прежде чем эльфийка остановилась и обернулась на Коди и Марику.

— Ах, погоди.

Девушка медленно подошла к парочке, всё с той же скромной улыбкой на лице. Её глаза излучали добро и дружелюбие. Несмотря на грубость Марики и неотёсанность Коди, она была рада немного с ними поговорить.

— Мы не представились друг другу. Моё имя — Кумико, я авантюристка ранга «Волк».

Продемонстрировав им безупречный реверанс, она сложила ладони вместе и опустила руки, в ожидании ответа. Её манеры сильно сбивали с толку обоих. Ведь ни один из них не знал, как правильно ей ответить.

— Я Коди… из Северного Интра, а это…

— Марика из Монтверда! Я и сама могу представиться!

Короткий, милый, смешок, который Кумико пыталась скрыть, прикрывая рот ладошкой, заставил бы растопиться сердце каждого, однако Марику это выводило из себя.

— Рада познакомиться.

— Да… и я рад…

Выждав секундную паузу в надежде на ответ Марики, Кумико решила добавить:

— Совет, на будущее — обычно авантюристы не называют вторую часть имени, когда представляются.

Парень вскинул брови в удивлении, но решил не задавать вопросов.

— Удачи тебе завтра на турнире.

— Ага, и тебе… т-тоже. Спасибо за совет…

Кумико слегка поклонилась и вернулась к своему спутнику. Какое-то время Марика и Коди смотрели им вслед, размышляя каждый о своём.

Эта светленькая девушка, сидящая сейчас рядом с ним, словно глоток свежего воздуха в духоте бесконечных тренировок. Марика была очень дорога Коди, и он отлично понимал её чувства. Её настырность и наивные попытки заставить его передумать, вечно досаждали и жутко надоели парню, но она имела особую привилегию на это. Пусть ради того, чтобы в очередной раз получить тот же самый ответ, пусть немного расстроиться. Марика можно было всё, потому что она делала серую жизнь серого Коди намного ярче.

— Пфе, дворянка, к тому же эльфийка. Чего её сюда вообще занесло?

Из-за спины послышался ворчливый голос Вильяма, который сразу же принялся за новоиспечённый заказ. Коди обернулся, недобро взглянув на старика, но тот не обратил на него никакого внимание. Зато Марика это сразу же заметила.

— Согласна, у них земель больше чем у нас, а они сюда прутся, ну! — она обиженно отвернулась.

«Когда там уже Эргенд приедет…» — подумал Коди, потирая свой лоб.

Из дома вдруг вышла низкая старушка, Марта. Её седые волосы были заплетены в длинную косу до самого пояса. Одетая в темно-красную повседневную тунику на светло-серую рубашку, она держала в левой руке плетёную корзинку.

— Ох, Коди, вот ты где.

Парень поднялся с лавочки, где до сих пор сидела Марика.

— Ты на рынок, Марта?

— Да, хочу купить кое-чего. Сходишь со мной?

— Конечно!

Коди подошёл к старушке и взял у неё корзинку. Она с благодарностью кивнула и обратилась к Марике:

— Марика, деточка, не хочешь с нами прогуляться?

Девушка встрепенулась и тоже вскочила.

— Ой, я бы с радостью, но мне уже надо домой. Отец просил помочь ему закрыть магазин вечером.

— Вот как. Ну хорошо, доброго дня тебе!

— И вам того же! Пока, Коди! Увидимся завтра у арены!

— Ага. Пока.

Коди и Марта двинулись к торговой улице города, практически сразу потеряв Марику из виду.

***
Торговая улица города почти всегда была переполнена народом. Она тянулась вдоль узкого рукава реки Тасии, через западный район города, по обе стороны набережной. Каменная кладка набережной и множество булыжников на дне прозрачной реки выглядели очень красиво. Сюда часто приходили люди не только для того, чтобы закупиться, но и просто прогуляться.

Горожане очень любили этот город. Монтверд считался одним из красивейших в Дансарии, благодаря одному лишь своему зелёному виду, над которым трудилась добрая половина его жителей. Кусты сирени в клумбах у домов, лозы, вьющиеся вдоль стен и цветы, умиротворяли и создавали атмосферу свежести на улице.

Марта шла рядом с Коди, взяв того под левую руку. В правой парень держал корзинку, в которой уже лежало несколько овощей к сегодняшнему ужину. Старушка неспешно шла вдоль улицы, наслаждаясь прогулкой и Коди пришлось подстраиваться под её шаги. Был бы рядом с ним кто-то другой столь медленный, парнишка бы взорвался, однако ради Марты, которая все эти годы заботилась о нем и поддерживала его, он бы готов практически на всё.

— Вот уедешь и с кем я буду так ходить?

Старушка говорила слегка обиженно, в шутку. Коди невольно улыбнулся.

— У тебя трое сыновей, уж кто-нибудь из них точно забудет о своих делах ради такой прогулки.

— Они ворчливые, хуже стариков. Вечно торопятся куда-то.

Пусть Марта поддерживала решение Коди покинуть Монтверд и отправиться в путешествие, она всегда желала ему только одного — счастья. И это счастье она видела в обычной, семейной жизни. Здесь и сейчас.

Марта была всецело за Марику и её чувства к Коди. Как женщина, она не могла не заметить любовь наивной девочки к непробиваемому мальчишке, которому любые слёзы и травмы ни по чём. «Кто-то должен заступиться за Марику» — думала она.

— Но Эргенд не такой. Он всегда осторожен, спокоен и терпелив.

— А ты когда-нибудь ходил с ним по рынку?

— Нет.

— Вот сходишь и тогда поговорим.

Коди усмехнулся и едва заметно помотал головой, не поверив словам Марты.

Оставшуюся прогулку они болтали о мелочах из жизни троих её сыновей.

Оба старших брата Эргенда решили посвятить себя семейному ремеслу — кузнице. Вильям давно для себя решил, что его кузницу унаследует старший брат, Джейсон. Второй сын кузнеца, Саймон, тоже решил, что хочет всю жизнь провести в Монтверде, помогая отцу и старшему брату. Все мужчины семьи отличались весьма существенными габаритами.

Сыновья часто проводили свободное время прогуливаясь по рынку в поиске новых, интересных материалов и подслушивая новости. Эти двое всегда стремились показать себя и своё мастерство, много экспериментируя. Они хотели сделать семейную кузницу известной не только в Монтверде, но и за его пределами. Как минимум, чтобы не ударить в грязь лицом перед своим младшим братом, и с гордостью говорить ему, что они достойны семейного дела и смогут позаботиться о родителях.

Вокруг уже сильно стемнело, когда, приближаясь к кузнице, Марта и Коди услышали те же самые удары молота по наковальне — Вильям уже принялся за вечернюю работу, прогнав своих сыновей отдыхать. Старушка горько улыбнулась, переживая, что её муж сильно перерабатывает, хотя тот никогда не жаловался на своё здоровье.

Подойдя к дому, Марта отпустила руку парня и повернулась к нему лицом, забрав корзинку.

— Спасибо, Коди, что сходил со мной.

— Всегда рад помочь тебе, Марта.

Она неспешно зашла внутрь. Коди бросил взгляд на Вильяма, который грозно смотрел на молодого парня, отвлёкшись от своей работы.


Глава 15 Волчица и лисы


Дата: 26-ое число месяца Албин, 1053 год. Место: Малая арена Гильдии авантюристов.

— Да где он, блин?

Марика недовольно ворчала, стоя перед входом на Монтвердскую арену. Сегодня здесь должен был пройти турнир авантюристов для желающих получить ранг «Волка».

Как правило, в день проводили испытание только для трёх человек, редко для шести. Но во втором по численности населения городе Аксарии такие турниры проводились практически ежедневно, иногда даже приходилось ждать своей очереди. На сегодня было три человека, в число которых входил Коди.

— Сказал, что придёт, как только разберётся с вещами.

Коди, вместе со своими друзьями ждал Эргенда, который смог приехать только сегодня, незадолго до начала турнира.

— Коди-Коди-Ко-о-оди… не волнуйся ты так, сейчас зайдёшь, мечом помашешь и выйдешь полноценным «Волком».

— «Молодым Волком», будто быть просто «Волком» для меня не наказание.

Ричи всегда был слишком легкомыслен и не понимал истинного настроения вокруг себя, но поддержать он всегда мог. Пусть и не по тому поводу, тем не менее.

Вот они слева направо — три придурка стоят напротив Коди с Марикой, делающие жизнь этих двух не такой рутинной, как хотелось бы: Ричи, Гил и Честер.

Каждый из них не особо выделялся умом, но это их и объединяло. Вместе они были ещё тупее. Коди с Марикой вечно удивлялись, как они вообще дожили до совершеннолетия.

Ричи светлый, коротко стриженный парень, сын солдата из гарнизона города. Часто бредит мечтой переехать в Эделику, на второй ярус города. Работает на отца Марики, помогает ему в магазине.

Тёмненький парень со слишком длинными волосами справа от Ричи — Гил. Как и Коди, он потерял своего отца на Восточной войне одиннадцать лет назад. О матери ничего не знает. Его вырастили в приюте у церкви, где научили играть на лютне. После достижения совершеннолетнего возраста отказался от возможности начать службу церкви и стал бардом, что, по мнению всех, ему подходило гораздо лучше. По вечерам играет в тавернах, чем зарабатывает себе на хлеб. Собственных песен у него нет, поэтому он исполняет любимые песни аксарцев.

Честер, рыжий парень, вечно жалующийся на свои кучерявые волосы. Из вполне обычной семьи, учится у мастера магических камней. Самый умный из троицы. Уже может самостоятельно делать камни ранга «Лиса», достойного качества, подходящего на продажу, и имеет первые успехи в камнях ранга «Волк». Как говорил Эргенд: «единственный подающий надежды».

— Само собой, но для начала, зайти бы туда вместе с Эргендом.

Ричи отмахнулся, скорчив лицо.

— Сейчас прибежит, куда денется.

Слово «прибежит» слегка задело Коди. Он уважал Эргенда и очень дорожил им. Этот человек очень многое для него сделал, но, что самое главное, подарил шанс спасти Маргарет. Этот человек заслуживал того, чтобы его ждали столько сколько нужно, и ни о каких «прибежит» не могло быть и речи.

В толпе показался крупный мужчина в доспехах с алым фасоном — Эргенд, уже переодетый в броню Аксарской Имперской Гвардии. Он твёрдо шагал по каменной дороге, громко бряцая доспехом.

— Ну наконец-то! Теперь можно и места занять.

— Ты думаешь, там много людей будет?

«На Кумико бы много народу посмотреть пришло…» — подумал Коди, слушая разговор Марики и Честера.

— Простите, задержался.

— Пойдёмте уже.

Турниры авантюристов всегда находили свою публику. Чем выше ранг — тем больше зрителей. «Волки» обычно не удостаивались крупной аудитории, но несколько десятков человек их сражения вполне могли собрать. Конечно, это не шло ни в какое сравнение с турнирами «Грифонов», к которым готовился весь город, словно к празднику.

Арена была круглая, диаметром семьдесят метров, с каменным полом с тонким слоем песка. Трибуны строились на каменном фундаменте на пару метров выше, чтобы ненароком не убить кого-нибудь из зрителей стрелой или зарядом заклинания, не попавшими в цель.

На турнирах высокоранговых авантюристов это не спасает, поэтому на них используют огромные куполообразные магические щиты класса «Арт-магии».

Выйдя к местам на трибунах, все сразу прошли на первый попавшийся ряд. Эргенд слегка потянул Коди за плечо, перед тем как тот пошёл вдоль ряда, чтобы усесться.

Парень обернулся, наставник взглянул на него с улыбкой и убрал руку с плеча.

— Волнуешься?

— Ничуть, я полностью готов.

Эргенд чуть заметно закивал головой.

— Молодец… Знаешь, так странно, что этот день настал. Кажется, что ещё вчера ты впервые взял в руки меч, а сегодня уже готов горы свернуть… холмы… горы сворачивать пока рановато.

Мимо них прошёл крупный мужчина, который вчера приходил вместе с Кумико к ним в кузницу. Тот тоже заметил Коди и, бросив внимательный взгляд на Эргенда, быстро прошёл дальше, усевшись поближе к арене.

— Незаметно пролетели четыре года, да? Я и сам не заметил, как… ну… стал таким взрослым.

— Сильным, Коди. Не взрослым. — на миг на лице Эргенда отразилось виноватое и даже расстроенное выражение лица, но после он вновь сдержано улыбнулся — Взрослым ты станешь, когда поймёшь одну важную для себя вещь, пока что ты всё ещё ребёнок.

— Что же это за вещь такая? Может скажешь, чтобы я сразу стал взрослым?

— Сейчас мои слова будут пустым звуком. Я уже пытался и не раз, но ты не послушал. Я сделал всё, что мог. Теперь ты должен сам двигаться дальше и сам дойти до нужных выводов.

Коди кивнул несколько раз, ожидая, что Эргенд продолжит говорить и всё-таки посвятит его в «истину взрослой жизни».

— Пойдём к остальным, сядешь рядом с Марикой.

Парень разочарованно вздохнул, но спорить не стал.

Четвёрка особо шумных ребят сидела чуть поодаль от центрального входа на трибуны и громко обсуждала какую-то тему. Коди с Эргендом сели справа от них, и те почти сразу же замолчали.

Тут же раздался громкий вой рога, который ознаменовал начало турнира. На центр арены вышел человек, одетый в дорогой камзол.

— Здравствуйте зрители! Сегодня нам предстоит поистине уникальное зрелище! Первый экзаменатор: авантюристка, молодая девушка, но уже «Волчица», по имени Кумико! Но это ещё не всё! Кумико — маг поддержки! Сможет ли она выстоять все три боя?! Давайте же посмотрим!

Публика хоть и была малочисленной, но шумиху подняла немалую. Слова оратора проняли даже Коди, так, что по спине мурашки побежали.

— Первым кандидатом сегодня будет мечник по имени Ратос! Молодой, подающий большие надежды парень горячей крови! Ух! Берегись Кумико, не то обожжёшься!

И вновь публика отреагировала слишком эмоционально. Эти слова больше смутили Коди, чем тронули. Марика и Эргенд тоже отнеслись к ним скептично, нахмурив брови в недоумении.

— Коди, помнишь, что я говорил тебе о «магах поддержки»?

— Да, они очень мобильны, а благодаря магии земли и барьерам, бронированы не хуже авангарда, и при этом имеют богатый арсенал приёмов дальнего боя. А ещё они чертовски выносливые маги, истощить их магический запас практически нереально, он у них огромен. Но почти все они страдают от низкой скорости вывода магии и, как следствие, пониженной боевой мощью. Их атаки нацелены на связывание и обездвиживание, нежели урон, так как это магия дешевле и быстрее активируется. В бою 1 на 1 маг поддержки выматывает и ослабляет противника. Крайне неприятный соперник для авангарда, но чрезвычайно уязвимый для боевых магов и лучников, способных вести эффективный шквальный огонь на дальних дистанциях. В боях в группах находится на средней или задней линии. Основная роль — усиление союзников, ослабление врагов, а также защита задней линии.

— Правильно. Как думаешь, у Ратоса есть шансы?

— Не знаю, Кумико выглядит очень слабой. Но Ратос боец авангарда, сомневаюсь, что у него есть дальние атаки. Наверное, всё-таки победит Кумико, хотя ей это будет сделать тяжело.

Ворота слева и справа с грохотом поднялись. Из первых показалось сине-белое облачение Кумико, в котором она вчера пришла в кузницу, только теперь волосы девушки были заплетены в одну длинную косу, а вместо юбки были штаны. Из вторых вышел паренёк, лет двадцати, с полуторным мечом у пояса. На нём почти не было брони. А если точнее, то он был с голым торсом, в свободных штанах. Единственным намёком на броню были сапоги с металлическими пластинами и шипами.

Публика начала скандировать: «Ра-тос! Ра-тос! Ра-тос!»

Несмотря на это, Кумико держалась очень уверенно. Также уверенно она приближалась к центру, чтобы поприветствовать оппонента. Парень казался излишне самоуверенным, и подходил к центру с пафосом, взмахивая руками, подначивая публику продолжать скандировать его имя.

Даже это не сломило девушку. Словно не замечая всего происходящего вокруг, она с серьёзным лицом шагала вперёд.

Подойдя к центру, они пожали друг другу руки. Ратос чуть наклонился к ней, его губы шевелились, но никто не мог разобрать, что он сказал.

Бросив на неё самоуверенный взгляд, парень начал отходить от девушки, пятясь, продолжая что-то говорить. Та стояла на месте, пока Ратос не развернулся, и тоже стала отходить.

Проконтролировав, что авантюристы отошли друг от друга на двадцать метров, ведущий побежал к выходу на трибуны. Поднявшись на платформу, чуть выше первого ряда трибун, он взял в руки бубен и громко ударил им в металлический диск — бой начался.

Ратос сразу же решил задействовать низшую магию, его тело засветилось слабым жёлтым свечением, и он с огромной скоростью помчался прямиком на Кумико. Эльфийка отреагировала на это, поставив на землю перед собой темно-синий физический барьер, и немного отступила назад. Ратос отпрыгнул от щита с огромной силой, подлетев на два метра вверх в идеально исполненном сальто назад. После приземления на ноги, он остановился.

Арены взвыла от столь эффектного начала боя и начала рукоплескать Ратосу и его ловкости.

Девушка напротив него мастерски владела барьерами. Сам Ратос имел при себе парочку камней, лишь на всякий случай, и не особо спешил атаковать. Пока он не узнает атакующий арсенал Кумико, уклонение является ключевой стратегией. Особенно после того, как он подтвердил, что просто так к ней подобраться не удастся — её барьеры сильны и быстры. Стоит узнать её получше, нежели так рисковать.

Она — маг поддержки, значит магии у неё хоть отбавляй. Вести бой на истощение было нельзя.

— Смелости не хватает на то, чтобы атаковать?

— Мне необязательно атаковать тебя, чтобы победить. Я могу сделать это в любой момент, ведь ты забыл про антигравитационный барьер.

Почувствовав, как его ботинки резко стали тяжелее на килограмм пятьдесят, Ратос тут же активировал свой барьер. Вес ботинок пришёл в норму.

— Не играй со мной! Эльфийка!

С криками он рванул прямо на неё, замахиваясь мечом сверху. Кумико была собрана и спокойна. Она установила ещё один физический барьер по диагонали над своей головой, уходящий налево вниз. Ратос, пытался притормозить, но всё равно улетел на несколько метров дальше и оказался уязвим со спины, чем девушка и воспользовалась, запуская в него слабый, но болезненный разряд молнии. Активировавшийся физический барьер не спас его и теперь на левом боку красовалось немаленькое красное пятно.

— Безрассудству нет места в поединке. И камень ты потратил зря.

— Да пошла ты!

Слова эльфийки задели Ратоса. Он знал, что зря потратил камень, да и активировал он его случайно, но, когда об это говорила эльфийка, внутри все вскипало. Снова задействовав низшую магию, Ратос кинулся на девушку, с огромной скоростью и силой нанося по ней удар за ударом, которые тут же блокировались то ладонью с небольшим барьером, то кинжалом усиленным магией школы Гравитации, облегчающей вес кинжала для владельца. Кумико так же, как и Ратос, светилась жёлтым свечением, но у неё оно было сильнее. Полноценный усиливающий приём Школы магии «Исцеления», а не аналог из низшей магии. Всё это вместе позволяло ей вести ближний бой на равных с мечником, совершенно не уступая в скорости.

Целый шквал ударов обрушился на Кумико, заставляя её постоянно отходить назад, всё ближе к краю арены. В течение трёх минут Ратос поддерживал невероятную скорость, но в итоге это сильно истощило его. Он остановился задолго до того, как смог прижать эльфийку к стенке.

Парень отпрыгнул от Кумико, чтобы немного восстановиться и перевести дух. Тяжёлого, сбивчивого дыхания было более чем достаточно, чтобы понять одну вещь — он проиграл бы реальный бой в этот самый момент. Кумико стояла прямо, даже не показывая признаки усталости. Ухудшало ситуацию ещё и то, что Ратос потратил на приёмы низшей магии куда больше магического запаса, чем рассчитывал. А это означало, что вот-вот проявятся первые признаки магического истощения.

— Ты проиграл.

— Что?!

Спокойным голосом, Кумико говорила это достаточно громко чтобы все услышали.

— Ты проиграл, потому что не в состоянии продолжать бой прямо сейчас! Можешь покинуть арену, этот бой ты проиграл, Ратос.

— Всё я могу!

Очередным рывком, он полетел на свою оппонентку, выставив лезвие меча вперёд. Спустя мгновение, с помощью камня, активировался её физический барьер. Меч пробил его лишь на половину и завяз в нём. Ратос замер на месте, пытаясь освободить меч или пробить путь лезвию сквозь барьер. За это время Кумико успела установить ещё три крошечных барьера на земле, полностью заблокировав правую ногу парня. Девушка медленно отошла в сторону, убрав кинжал, полностью расслабившись и деактивировав усиления. Ратос удивлённо смотрел на это, высвободил меч, дёрнулся в сторону эльфийки, но вновь замер на месте, не в состоянии двинуть ногой. Происходящее казалось настолько нереальным, что не только Ратос, даже зрители на арене полностью притихли от удивления. Кумико подошла к Ратосу вплотную и глядя ему прямо в глаза легонько ударила кулачком по голове.

— Тюк.

Парень ещё несколько мгновений смотрел на неё с изумлением, слегка приоткрыв рот.

— Чт-чт-что это было?! Что ещё за «тюк»?!

— Ты проиграл.

Ратос раскрыл рот ещё сильнее, начиная запасаться воздухом, но громкий звон металлического диска прервал его.

Ведущий подошёл ближе к краю трибун, чтобы огласить то, что всем уже было известно:

— Дорогие горожане! Первый бой сегодняшнего турнира окончен — победу одержала Кумико! Маг поддержки! Как только наблюдатели дадут свою оценку боя, нас ждёт следующая пара, но даже без них — этот бой потрясающий, полный хитростей, удивительных приёмов и воистину авантюристкой находчивости. Давайте поаплодируем блестящему бою.

Трибуны завопили что есть сил. За время первого боя людей на них заметно прибавилось и теперь здесь было пару сотен человек.

Кумико погладила Ратоса по голове, бросив наставление перед тем как уйти на перерыв:

— Лёгкая броня — не украшение, не пренебрегай ею. У тебя было бы больше шансов в этом бою в полном комплекте брони.

Никто не скандировал её имя. Все восхищались зрелищем, но никто не признавал, что эльфийка достойна почтения.

***
Коди был сильно удивлён. Раньше ему никогда не приходилось видеть бой между магом и мечником. Казалось, что у Кумико нет никаких шансов в тот момент, когда Ратос рванул к ней навстречу. Казалось, что бой завершится в самом начале, но она очень умело отразила его атаку, заставив сократить расстояние, но в то же время держа его на дистанции.

— Что скажешь?

Дрожащий голос Марики вывел парня из раздумий. Девушка всем своим видом показывала, что взволнованна. Это выглядело довольно мило, она была похожа на провинившегося щеночка.

— Кумико… она сильная, но со мной едва ли сравнится.

— Это, конечно, так, но не расслабляйся. Эльфийка хороший воин, пусть и выглядит слабой. Ты забываешь одну важную деталь о ней: она действующий авантюрист с большим боевым опытом.

Говоря это, Эргенд очень внимательно смотрел в спину уходящей девушке.

Троица чуть поодаль до сих пор находилась в трансе, увлечённые не только силой Кумико, но и её сногсшибательной красотой.

— «ТЮ-У-У-У-УК»!!!

— БОГИНЯ, КАК ЖЕ ЭТО МИЛО-О-О!!!

— КУМИКО, ВЫХОДИ ЗА МЕНЯ!!!

Марика с отвращением смотрела на них.

— Вот идиоты.

— Да брось ты, она действительно очень милая.

Она резко развернулась к Эргенду, которому очень повезло, что он сидит через Коди и находится в относительной безопасности. Сам же парень сидел, не делая никаких замечаний, зная, что это ещё сильнее разозлит Марику.

Коди попытался высмотреть компаньона Кумико у нижних трибун, но его там уже не было.

«Пошёл к ней, наверное. И мне бы пора уже».

— Я пойду.

— К-куда?

— Вниз, следующий бой — мой.

Марика слегка улыбнулась, глядя на Коди снизу вверх.

— Удачи.

— Спасибо, но не думаю, что она мне понадобится.

Эргенд громко усмехнулся.

— Не стоит быть таким самоуверенным. Сохраняй достоинство выходя на арену, и ты сохранишь его даже проиграв. Ратос тому наглядный пример.

— Пожалуй, ты прав, но я не дам никому себя победить.

***
Первый бой Коди прошёл гладко. Хотя парень сильно сдерживал себя, ориентируясь на то, что показал Ратос, он, как и планировал, одержал быструю победу, в первые же секунды пробив защиту оппонента и повалив того на землю. Его противником был тяжёлый воин по имени Воунг с двуручным мечом. Воин использовал все камни физических барьеров в начале боя, так и не сумев отбить ни одной атаки, чем лишил себя надёжной защиты. Расправиться с неповоротливым авантюристом в тяжёлой броне, но без какой-либо дополнительной защиты, для юркого Коди было легче лёгкого. Будь у того в руках щит, пришлось бы приложить чуть больше усилий. Сказать, что публика была удивлена — ничего не сказать. Парень покидал арену пытаясь сдержать свою улыбку, которая в этот момент могла расплыться до самых ушей. Коди был намного сильнее «Волка» и это невероятно радовало его.

Следующий бой был между экзаменатором-лучником и кандидатом-боевым магом. Второй сделать ничего не успел, прежде чем на него посыпался град стрел. Когда те закончились, маг был сильно истощён постоянным использованием физического барьера. Магическое истощение достигло такого уровня, что стало заметным — его лицо сильно побледнело. Результат боя казался очевидным, как и низкая вероятность того, что этот парень сможет получить желаемый ранг. В бою он не показал находчивость, которая обязательно должна быть у авантюриста. Экзаменатор обернулся на ведущего, чтобы тот прекратил бой немедленно, дабы не рисковать жизнью кандидата. В этот момент неожиданно всё изменилось.

Маг, не желая мириться с таким поражением, решился использовать ту же магию усиления, что использовала Кумико, на свои последние запасы магии. Пока лучник смотрел на ведущего, маг рванул к противнику с огромной скоростью, чем застал того врасплох и успешно сбил с ног весом своего тела. Кубарем пролетев вместе несколько метров по песчаной арене, маг прижал экзаменатора к земле, приставив к его горлу кинжал, чем сильно всех удивил. Формально бой был выигран, но сражаться дальше он уже не мог. И это понимали все, даже он сам. Победа в сражении, но полный крах в войне.

Уже после первого тура было очевидно — турнир оказался интереснее, чем ожидалось. Вся компания Коди, включая его самого были потрясены буквально каждым боем, что им довелось увидеть.

Перерыв между первым и вторым туром длился тридцать минут. В это время участники восстанавливали запасы магии за счёт особых артефактов или разбредались по трибунам, обсуждая бои со своими близкими, которые пришли на них посмотреть. Экзаменаторы, в том числе.

Коди практически не потратил магии, поэтому сразу пошёл на трибуны. Но других участников турнира там не было.

Кумико появилась заметно позже, неподалёку от места, где сидел Коди, о чём-то споря со своим компаньоном. Парень с любопытством разглядывал их. Её компаньон пытался передать эльфийке какую-то темно-синюю ткань. Делал он это с очень серьёзным видом. Кумико наотрез отказывалась брать эту ткань, и после нескольких попыток мужчина отступил.

«Может у него просто лицо такое?» — пронеслось в головах у Коди и Марики.

***
Первый бой второго тура проходил между Коди и лучником. У последнего не было ни единого шанса на победу с самого начала. Парень так быстро сократил дистанцию, что его оппонент не успел сделать и пары выстрелов. Поединок закончился за несколько секунд, что вызвало сильное негодование зрителей и большой испуг у лучника. Уже второй раз за сегодняшний день к его горлу был приставлен клинок. Коди вновь уходил с арены чрезвычайно довольным собой. Не показав и трети своих сил он вновь на голову превзошёл опытного «Волка».

Наступило время второго боя Кумико, который все с нетерпением ждали и очень разочаровались, когда поняли, что он пройдёт между ней и ослабшим магом. Объявив участников, ведущий взобрался на свою платформу на трибунах и громко ударил в металлический диск.

Оба участника мгновенно активировали антигравитационные барьеры. Кумико ждала, пока её оппонент что-то предпримет, но и он не спешил атаковать. Казалось, они так могут весь день простоять, однако маг решил пойти в атаку, используя огненную стрелу. Эльфийка тут же создала особый вид щита перед собой. Выглядел он как прозрачный диск, границы которого подсвечивались бирюзовым цветом — «защита от огня» из школы магии Ветра. Влетевшая в этот щит огненная стрела в миг потухла, словно её и не было. Суть приёма заключается в том, чтобы в небольшом пространстве, на пути огненного снаряда, исключить присутствие кислорода. Даже «Лисам» доступна такая магия.

— Опрометчиво использовать такую слабую магию Огня в бою с другим магом. Если ты умеешь что-то ещё, то лучше используй!

Объясняя, словно маленькому ребёнку, Кумико выкрикнула это своему оппоненту, который понятия не имел, как к ней подобраться и нанести хоть какие-то повреждения. Кандидат уже не мог вести шквальный огонь магией. Первый бой сильно истощил его и восстановиться полностью за счёт артефактов не удалось. Они имели строго регламентированный запас магии, составляющий не больше трети среднего магического запаса «Молодых Волков». Умение контролировать магическое истощение и планировать свои действия исходя из магического потенциала, обязательный навык для «Волков». В реальном бою, истощить себя во время боя или до боя, означало погибнуть в этом бою. От «Лис» такой навык не требовался, хотя и был желательным. Их задания изначально не требуют хоть каких-либо познаний даже в низшей магии.

Если бы первый бой кандидата был против Кумико, всё могло сложиться по-другому. Арсенал начинающих магов был невелик. Кумико в этом плане была гораздо лучше, да и её запас магии, как мага поддержки, в разы больше, чем у остальных на её ранге. Оба это понимали, потому эльфийка старалась отсрочить своё нападение, означавшее мгновенное поражение кандидата.

Тяжело выдохнув, она активировала магию усиления, но не в полную силу. По одежде побежали тонкие едва заметные волны светло-жёлтого света. Даже самый слепой зритель заметил бы сейчас, как сильно она ему поддаётся. С трибун начал звучать свист.

Не обращая внимание на трибуны Кумико оттолкнулась от земли и прыгнула вперёд на десяток метров, пытаясь сократить между ними расстояние, а заодно немного подставиться, чтобы хоть как-то расшевелить своего оппонента.

Маг, немного опешил, и от действий Кумико, и от свиста трибун. Он быстро пришёл в себя, но Кумико была уже на земле и вновь встала в стойку. После приземления девушка мгновенно ударила рядом с магом водяной стрелой, намекая, что поддаваться ещё больше она не намерена. Решив, что это его последний шанс, оппонент эльфийки вновь использовал огненную стрелу, рассчитывая, что на короткой дистанции сможет достать экзаменатора.

Стрела прошла рядом с Кумико, лишь слегка обдав её своим жаром. Даже не пытаясь отражать атаку, она прыжком увернулась, использовав активированное ранее ускорение. На месте приземления её тут же встретил слабый разряд молнии. Одежда сильно помогла девушке, приняв в себя всю мощь разряда, обезвредив его и направив в землю.

— Ух… Это было… неожиданно.

То, что девушка не упала после удара молнией ввело мага в ступор.

«Огнём не достать… молния бесполезна… чем с ней вообще сражаться? Даже в ближнем бою у меня нет шанса, но что мне ещё остаётся?»

От безысходности парень достал кинжал из-за пояса и, использовав магию усиления, решил быстро приблизиться к ней вплотную, чтобы заставить сдаться. Он сломя голову рванул на Кумико, совершенно забыв о том, в чём она действительно хороша.

Установив физический барьер диагонально, девушка отправила своего оппонента дальше по направлению движения. Тот быстро притормозил, однако это его не спасло: развернувшись, он тут же получил разряд молнии в живот и упал парализованным на землю.

Кумико стала неспешно подходить к кандидату, чтобы завершить бой, но парень неожиданно быстро очнулся, чем удивил девушку. Тем не менее даже обезвредив действие заряда, маг потерял всякую волю к сражению, так и не встав на ноги. Конечно он мог бы использовать атакующую магию, но уже не видел в этом смысла и просто наблюдал за тем, как медленно к нему подходит его милый палач.

Кумико присела на корточки рядом с магом и посмотрела ему в глаза, чуть подёргивая ушками.

— Ты большой молодец, умение нейтрализовать действие «Паралича», уже после того, как он сработал, очень пригодится в будущем. Это действительно очень полезная магия. Желаю удачи в следующий раз, но сегодня ты проиграл.

Она ударила его по голове своим кинжалом. В тот же миг раздался громкий звон металлического диска. Девушка поднялась и протянула руку парню, тот приоткрыв рот не сразу понял, зачем она это сделала.

Судорожно схватив её за ладонь, он поднялся на ноги и чуть поклонился. Его неуклюжесть вызывала едва заметную улыбку от умиления на лице Кумико. Ответив ему сдержанным поклоном, девушка развернулась и скрылась за воротами арены, из которых пришла.

***
Следующий бой Ратос проиграл тяжёлому воину, так и не пробив его броню перед тем, как истощиться. Бой длился больше десяти минут и виртуозные приёмы, показанные кандидатом, не раз заставляли толпу ахнуть. Второй тур завершился. Впереди оставался последний, третий тур, но что ещё важнее — впереди бой Коди и Кумико, который с нетерпением ждал каждый зритель.


Глава 16 Буря эмоций


Устояв против практически непрекращающихся атак экзаменатора-лучника, Ратос в одно мгновение очутился рядом с ним, буквально влетев в бедолагу всем своим весом. Второй бой третьего тура завершился единственной победой для этого парня, но всего того, что он показал в первом и втором бою уже было достаточно для получения желаемого ранга.

О первом бое третьего тура даже и говорить нечего. Маг вышел на арену и сразу сложил оружие, уже прекрасно понимая, что за предыдущие два боя ему не дадут ранг «Волка». Продолжать сражение не имело никакого смысла.

Чем ближе к своему последнему бою — тем сильнее волнение настигало Коди. Находясь в окружении своих близких, он постоянно получал разного рода поддержку и похвалу. В том числе неуместную.

Резко и сильно выдохнув парень сказал:

— Пора идти.

— Давай, порви там… а нет не рви. Будь осторожен с Кумико!

— «Будь нежен» ты хотел сказать?

Ричи посмеялся над замечаем Гила и они ударили друг другу об руку. Марика уже устала реагировать на подобного рода шутки, а потому просто пожелала Коди скорейшего возвращения к ним. Он кивнул в ответ и пошёл ко входу на арену. Провожая парня, Эргенд ещё раз предупредил, что Кумико не так слаба, как выглядит, она опытна и хитра, и настоятельно рекомендовал ему быть осторожнее.

В просторном помещении перед воротами была жуткая суматоха. В ней Коди сразу же разглядел Ратоса, который стоял в окружении своей небольшой свиты и громко хохотал. Он уже заслужил свой ранг и просто ждал объявления результатов.

С тоской глядя на закрытые ворота, Коди думал о том, как лучше вести себя на арене.

«Стоит ли поддаваться ей. Кумико экзаменатор, но она ведь не знает, что я за человек. Я ведь тоже её не знаю. Даже Эргенд говорит быть мне с ней осторожнее. Может всё-таки драться в полную силу?».

— Здравствуй, Коди.

К парню подошёл Гильдмастер, прибывший сюда лишь в начале второго боя этого тура. Он был одет в темно-зелёный камзол, какой носит каждый официальный представитель Гильдии. Весь его вид говорил о том, что мужчина достаточно богат: украшения, дорогие сапоги и позолоченные ножны полуторного меча на поясе.

— Здравствуйте, господин Дэвид.

— Я слышал, что ты показал отличные результаты, и это несмотря на не совсем удачную охоту. Наблюдатели говорят, что ты уже доказал им, что достоин ранга «Волка». Это похвально. Надеюсь на быструю победу и в последнем бою, не подведи меня.

Дэвид протянул руку Коди. Он судорожно ответил ему рукопожатием.

— Спасибо.

— Встретимся через пару минут, в центре арены. Пусть это будет пару минут, договорились?

Понимание того, что сам Гильдмастер его похвалил, сильно обрадовало парня. Обычно такие персоны редко выходят со своих мест, чтобы поприсутствовать на таком низкоранговом турнире. Для этого есть заместители. Ещё реже Гильдмастер спускается к воротам, чтобы поговорить с участниками таких турниров. Правда Коди был не совсем обычным кандидатом на ранг. Он пришёл сюда в качестве исключения, с помощью Эргенда заручившись поддержкой Гильдмастера. Не было бы Эргенда — пришлось бы потратить два года на ранг «Лисы», задания которого совсем не соответствовали уровню силы парня. Хотя факт того, что Гильдмастер наотрез отказался дать возможность пройти экзамен на ранг «Медведь», всё ещё злило Коди. Ещё больше выбивало из колеи то, что и Эргенд оказался против, стоило об этом упомянуть на встрече с Дэвидом. Кто, как не он знает реальную силу своего ученика.

Ведущий уже вышел в центр и в своей привычной манере объявлял начало последнего на сегодня поединка.

Ворота с шумом поднялись и Коди уверенно зашагал к центру, пытаясь высмотреть на трибунах своих друзей. После первых двух туров людей прибавилось значительно, об этом говорило хотя бы то, что свободных мест почти не осталось. Искать знакомые лица бессмысленно, всё перемешалось.

«Почти как у «Медведей»… словно издеваются».

Кумико сразу же протянула руку, чтобы поприветствовать своего оппонента. Как только Коди ответил ей, она слегка наклонилась вперёд, поближе к нему, и прошептала:

— Если честно, я немного волнуюсь.

Едва слышимый смешок наводил нотки игривости, такой свойственной озорной девушке перед ним.

Чуть улыбнувшись Коди тоже наклонился к ней и шёпотом ответил:

— Я тоже, если честно…

Обменявшись пожеланиями удачи, они разошлись на положенные двадцать метров. Коди взглянул на лицо эльфийки ещё раз.

Она была сосредоточена, но всё с той же лёгкой очаровательной улыбкой. От неё исходила уверенность опытного воина. Коди беспокоился из-за этого. Стиль боя парня был во многом похож на то, как дерётся Ратос — прямые быстрые удары. Действовать быстрее, чем успевает среагировать оппонент. Только Ратос был «Волком» и гораздо слабее Коди, по силе превзошедшего «Медведя». В своём бою Кумико не оставила «Волку» и шанса, и не было похоже, что она вообще напрягалась. Её полная сила всё ещё неизвестна и может быть выше «Волка». Против Коди, победившего двух экзаменаторов, Кумико не будет сдерживаться и давать поблажки, как это было в боях с другими кандидатами, а значит, она вполне может подловить его. Если парень будет продолжать так сильно ограничивать свою силу, бой может закончиться так и не начавшись.

«Медведь не имеет права проиграть Волчице»

Коди ещё ни разу не показал свою настоящую скорость. До сих пор он был лишь немного быстрее Ратоса, а это даже не треть его истинных возможностей. Просто этого было достаточно для быстрой победы. Слишком велика пропасть между силой «Волка» и «Медведя». И Коди хотел доказать всем, особенно Гильдмастеру, что он слишком сильный для этого ранга. Кто бы ни был его соперником, он победит его показательно легко и не напрягаясь, но Кумико ставит этот план под угрозу. Она «Волк» и она опасна, даже для него. Слова Эргенда говорят о том же.

«Как же не хочется признавать, что всего лишь «Волк» может заставить меня драться в полную силу».

На активацию двух барьеров нужно время, а если Коди ускорится в два раза по сравнению с прошлыми боями, ему хватит чуть меньше двух третей секунды, чтобы оказаться рядом с Кумико. Она может просто не успеть возвести второй барьер, а значит Коди победит. И при этом это будет всего лишь немногим больше половины его реальных возможностей.

«Значит я всё ещё могу победить, как «Медведь» — быстро, красиво и не особо напрягаясь».

Он активировал навык усиления, покрыв себя полупрозрачным алым свечением и стал ждать.

Звон диска ознаменовал начало боя.

Как только раздался удар, на месте где стоял Коди взвился столб пыли, заставив ахнуть всю толпу. Что не удивительно — он показал просто невозможную для ранга «Волк» скорость, преодолев двадцать метров меньше чем за две трети секунды. Кумико с трудом, но всё же успела среагировать — использовала два магических камня и молниеносно поставила те же два барьера, что и в бою с Ратосом, оправдав звание мастера барьеров.

На этот раз всё было по-другому, не так, как её первом бою. Коди не отпрыгивал от первого барьера, а просто пнул его, и тот рассыпался, словно был из песка. Второй барьер увёл парнишку в сторону, но также рассыпался, благодаря чему Коди смог развернуться и сгруппироваться до того, как Кумико бросила в него магию.

Эльфийка же, почувствовав разрушение второго барьера, активировала усиление тела и сделала быстрый прыжок вперёд, оставив соперника далеко за спиной, развернулась в воздухе и запустила магию паралича. Та попала парню в живот, но не возымела никакого эффекта.

Коди слегка улыбнулся.

— Таким ты меня не возьмёшь, я умею подбирать экипировку. У меня был отличный наставник.

На лице Кумико проступили лёгкие нотки удивления, но она всё ещё сохраняла спокойствие. Девушка стала более сосредоточенной.

— Металлические нити с внутренней защитой? Ты правда хорошо подготовлен, для кандидата в «Молодые Волки». Стоит похвалить твоего наставника.

Между ними было пятнадцать метров. Кумико отступала, увеличивая расстояние, но Коди не торопился делать второй рывок. Эльфийка уже показала, что способна среагировать на это, хоть и с трудом, и с помощью камней. Очевидно, что повторить такой трюк просто так, она ему не позволит. Драться в полную силу и увеличить свою скорость ещё больше нельзя, всё равно, что признать себя равным «Волку». Закончить бой за секунды уже не получится, и до тех пор, пока Коди не знает пределы возможностей её барьеров, это ещё и рискованно. Необходимо их протестировать. Ориентироваться на два предыдущих нельзя, они были слабыми, ведь ставились впопыхах.

По мере того как девушка отступала, её одежда светилась тонкими волнами светло-жёлтого света — усиление. Коди был под действием того же навыка, и он уже видел, как она применяла этот навык раньше. На этот раз свечение было гораздо ярче, чем в прошлых боях. Это только подтвердило опасения — она действительно решила сражаться в полную силу и не позволит просто так приблизиться к себе.

Вариантов у Коди не оставалось, вести дальний бой он не может, а вечно отсиживаться в обороне нельзя. Нужно двигаться вперёд.

Снизив свою скорость примерно в два раза от первоначального рывка Коди начал аккуратно, маленькими прыжками, приближаться к эльфийке, ожидая дальней атаки. Та сразу же среагировала и вновь отпрыгнув назад, применила магию земли.

Несколько маленьких десятисантиметровых стеклянных шипов возникли под правой ногой Коди, на которую он должен был вот-вот приземлиться.

«Черт, подловила!»

Парень попытался применить «воздушный шаг», чтобы не наступить на них, но не успел даже сконцентрироваться и навык не сработал. На всю арену раздался звук разбивающегося стекла.

Казалось ногу Коди должны были проткнуть множество шипов, но сапоги, что были на нём, имели металлические вкладки по всей площади подошвы, сложенные так, чтобы не мешать сгибу стопы. Металл принял на себя удар и раздробил все шипы, не дав им даже возможности нанести урон.

«Спасибо, Марика. Твои сапоги спасли меня».

— Ух… это было опасно.

— Будь здесь хоть немного металла, шипы были бы металлическими. Мне пришлось бы тебя лечить.

— Думаю, после твоего лечения меня бы убили.

Пока Коди приходил в себя после случившегося, Кумико отступила от него на ещё десяток метров и теперь их разделяло около тридцати метров. Коди вновь двинулся вперёд, чтобы сократить дистанцию, но его правая нога постоянно натыкалась то на барьеры, то на шипы. И хотя ни шипы, ни барьеры не представляли для Коди угрозы, они мешались и очень раздражали. Казалось Кумико пытается заставить его споткнуться или выйти из себя, потеряв концентрацию.

Полностью сфокусировавшись на аккуратном шаге, Коди ещё больше замедлился, из-за чего Кумико успешно держала дистанцию. Сложилась патовая ситуация. Коди боялся ускориться, так как не знал какая ещё ловушка его может поджидать, а Кумико не могла делать ничего кроме, как ставить барьеры и шипы. Она достигла предела своих возможностей, поддерживая значительное ускорение и одновременно поднимая по несколько барьеров и шипов.

Для всех казалось очевидным, что опытная «Волчица» пытается измотать и загонять своего оппонента, пользуясь своим классовым преимуществом в магическом запасе, а когда он не сможет поддерживать высокую скорость из-за магического истощения, она его добьёт. Разумная тактика если твой соперник равен тебе. Именно так думали трибуны и сама Кумико. Вот только Коди был сильнее. Гораздо сильнее. И только гордость не позволяла ему показать это.

С каждой новой серией барьеров и шипов, Коди начинал привыкать к ним и его скорость становилась больше с каждой новой серией магии. Для Кумико удерживать дистанцию становилось всё сложнее, и чаша весов начала склоняться в сторону кандидата. Если так продолжится, Коди вскоре догонит её.

Девушка неожиданно остановилась, её одежда перестала светиться, а в сторону парня резко полетело два магических приёма, увернуться от которых он просто не успевал.

Небольшой шарик воды, примерно с кулак, отправился ему навстречу прямо в грудь, а следом за ним следовала магия паралича. Намокшая одежда не может в полной мере защитить от электрического заряда, а значит есть возможность парализовать Коди и закончить бой.

Вся арена вздохнула, от неожиданного красивого завершения боя, но…

Молниеносный взмах клинка, светящегося ярким красным светом, со скоростью недоступной «Волку» отбил водяной шарик в сторону. Тот пролетел в паре сантиметров от плеча, рассыпавшись в мелкие капли. Взмах был настолько быстрый, что долю секунды был виден шлейф от его движения. Невероятный приём, сорвал аплодисменты, настолько громкие, что оба бойца невольно замерли, а на лице Кумико проступило удивление. Приём «низшей магии» «молниеносный удар» был невероятного уровня и соответствовал рангу «Медведь». Его не должно быть в этом бою — экзаменационном бою кандидата в «Молодые Волки».

«Тц!».

На лице Коди проступило явное раздражение, он думал о том же, что и Кумико, и это невероятно бесило — «Волчица» подловила его, и он рефлекторно применил приём в полную силу «Медведя».

«Всего лишь «Волчица!»

Она тут же повторила комбинацию дважды, но Коди вновь отбил оба шарика уже куда более спокойными движениями меча соответствующих рангу «Волк», а его одежда заблокировала паралич. Казалось, снова возникла патовая ситуация для эльфийки. Она не понимала, что движет Коди, тот очевидно сдерживается. Хотя так думала только она, ощущая реальную угрозу от его невероятных, для «Молодого Волка», приёмов. На трибунах только два человека разделяли её мнение. Остальные же считали, что неопытный юнец выжимает из себя все соки и, несмотря на то, что выглядит это невероятно красиво, истощение вот-вот сломит его.

На четвёртый раз, Коди словно осёкся и шарик попал ему в правое плечо, намочив рукав. На его счастье паралич пришёлся в живот и не возымел эффекта. Трибуны заполнились довольным ропотом уже предвкушая, как парень сломается под натиском эльфийки и упадёт в истощении. Только самые внимательные заметили, как под обеими ногами парня появились сломанные остатки шипов, что сбили ему равновесие. Сам факт того, что парень смог просто устоять и при этом почти увернуться от магии, вызвал в них искреннее удивление. Они осознали, что сила этого парня не случайность и с нетерпением ждали, какой ещё сюрприз он им преподнесёт.

Коди в действительности был загнан в угол — его расстреливают с дальней дистанции, а шипы продолжают попытки выбить его из равновесия, мешая двигаться и концентрироваться. Если так продолжится, он проиграет, попав под магию паралича.

Нужно было что-то предпринимать и у Коди был туз в рукаве. «Медвежий» туз, которым он очень не хотел пользоваться, но допустить поражение было нельзя. Его существенным преимуществом была просто подавляющая скорость. Такая, на которую Кумико не сможет сделать ровным счётом ничего. И он всё ещё не показал её.

Отбиваясь от постоянно повторяющихся серий, Коди уловил, какой минимальный интервал нужен Кумико для того, чтобы возобновить серию из шипов и водяных шаров — чуть больше секунды. Значит после активации шипов у него будет одна секунда, чтобы приблизиться вплотную к девушке, прежде чем она активирует новые шипы. Сейчас она находилась от него на расстоянии чуть более тридцати метров, на ней не было активированного навыка усиления, а значит её скорость очень медленная. Даже если она среагирует, то сможет отскочить не больше чем на два метра. Рекорд скорости Коди, под действием низшей магии, позволял ему делать рывок на впечатляющие пятьдесят четыре метра за одну секунду — больше чем пятикратное увеличение его, и без того выдающихся физических способностей. Значит секундного окна было более чем достаточно, даже если использовать лишь чуть больше половины своих сил. Проблемой оставался только барьер, который защищает эльфийку.

До данного момента Коди не наносил по-настоящему сильные удары, так как боялся повредить эльфийке. В его первом рывке он вообще не думал, что она успеет активировать барьер и осознанно наносил слабый удар, но даже его хватило, чтобы разрушить защиту. Если Коди перестарается, то может серьёзно навредить ей, но…

Загнанный в угол зверь перестаёт защищаться и начинает атаковать. У Коди не оставалось выбора, ему нужно делать сильные удары. Хотя всё равно заметно слабее, чем он может.

Подгадав момент, он сделал резкий рывок. И снова арена резко вздохнула, но уже не только от удивления, но и от шока.

Коди преодолел расстояние меньше чем за секунду, что было чуть быстрее рывка, с которого он начал бой, и нанёс мощный горизонтальный удар. Эльфийка была готова к этому, у неё был заранее активирован двухслойный физический барьер, продвинутый навык школы магии «Земли». Он в два с половиной раза прочнее обычного барьера. Но это не спасло эльфийку. Меч прошёл сквозь него словно его и не было.

Кумико успела среагировать и отпрыгнула, но острие меча всё равно задело левую руку и теперь на ней красовался неглубокий, но длинный порез, из которого начала сочиться кровь.

Сама по себе травма не представляла никакой опасности, даже если и была бы глубже. Её легко залечит любой маг, владеющий базовой магией исцеления, не оставив даже шрама. Зная это Коди специально метил в руку.

Шокировало всех то, что барьер эльфийки вообще не помешал Коди нанести удар. На лице Кумико появился испуг. Очевидно, она проигрывала бой, а её самый мощный инструмент совершенно не может остановить противника, но сдаваться было нельзя. Эльфы не из тех, кто сдаётся, когда нет надежды на победу.

Кумико решила идти до конца. В безвыходной ситуации ей оставалось только применить свой последний нераскрытый приём из школы магии «Ветра».

В миг вся семидесятиметровая арена на высоту в два метра оказалась покрыта пылевой бурей из песка, поднятого с пола ветром эльфийки. Спустя несколько секунд Кумико выпрыгнула из пылевой бури и слегка сузила её радиус так, чтобы создать по краю арены полуметровый коридор. Коди оставался внутри этой бури, что подтвердилось, когда эльфийка начала очередью направлять одну за другой магию воды и магию молний куда-то в гущу пылевого вихря.

Магическая техника школы магии «Ветра» позволяет создавать контролируемые воздушные потоки, сигнализирующие магу, когда сталкиваются с препятствием. Таким образом маг может чувствовать, где находится противник, пока тот внутри зоны применения навыка. Условие только одно: заклинатель не должен сам быть этим препятствием, то есть должен быть за пределами зоны. Именно это и сделала Кумико и теперь беспрепятственно расстреливала заплутавшего в буре соперника. Однако что-то шло не так.

Даже имея преимущество в обзоре, было очевидно, что Кумико не попадает по Коди. И хотя его не видно, движения девушки выдавали реальное положение вещей. Они становились всё хаотичнее и отчаянней — эльфийка проигрывала.

И в какой-то момент она просто остановилась. Ответ пришёл сразу. Коди, наконец, догадался ринуться до края арены и вылетел из пылевой бури с противоположной от эльфийки стороны, с грохотом врезавшись в стену арены.

Незамедлительно ускорившись вдоль арены, он вмиг достиг уже несопротивляющуюся эльфийку и сбил её с ног своим телом. Ещё несколько метров они тащились по земле, держась друг за друга.

— Уф…

Оба упали спиной на землю тяжело дыша. Несколько секунд они смотрели в небо пытаясь успокоить свои бешено колотящиеся сердца.

— Кажется, ты победил.

Сквозь отдышку пыталась произнести Кумико.

— Похоже на то.

Затаив дыхание трибуны ожидали, что кто-то встанет и продолжит бой, но ни Коди, ни Кумико не горели желанием подниматься. Однако у девушки прямо сейчас от мелких царапин и ссадин горели ноги.

Коди посмотрел на Кумико, которая пыталась привести чувства в порядок. Её сердце бешено колотилось от испуга, но лицо не проявляло никаких эмоций.

«Не думал, что такая хрупкая девушка может заставить меня волноваться, пусть я и сделал ей поблажку».

Кумико стала понемногу подниматься на ноги, отряхиваясь от пыли и осматривая свои ноги, приходя в ужас от количества царапин. Парень тут же последовал её примеру. Его левая рука неестественно болталась, не подчиняясь своему владельцу — "паралич" попал куда надо, но эффект был слишком слабым.

Трибуны молчали, ведущий молчал. Пришло время заявить о победе.

— Коди, подними вверх руку.

Он тут же поднял правую руку. Зрители завопили, обрушив на парня волну восхищения. Кумико, с улыбкой ожидала удара в диск, оглядывая арену.

— Спасибо за поединок. Ты очень удивил меня.

— Ты тоже удивила меня. Не думал, что маги могут быть такими неприятными противниками.

Эльфийка тихонько посмеялась, но Коди этого не услышал.

Для большинства на трибунах парень стал героем, который одолел непробиваемую эльфийку. К тому же смог завалить её на землю.

Центральные ворота, служившие входом и выходом для ведущего, открылись, а после них и все остальные. Из первых вышел ведущий вместе с Гильдмастером. С боковых вышли участники турнира. Пришло время подводить итоги турнира.

Несколько рабочих вынесли на центр арены платформу, высотой примерно в метр. Гильдмастер поднялся на неё, и начал свою речь:

— Сегодняшний турнир принёс нам уйму новых впечатлений, воспоминаний и радости! Я искренне надеюсь, что каждому зрителю, сидящему на трибунах, этот турнир запомнится очень надолго. Сегодня мы увидели то, как храбро могут сражаться наши защитники — самоотверженность и самопожертвование в своём нелёгком деле, ради вас, дорогие горожане! Гильдия авантюристов других и не держит!

Восторженный крик толпы заглушил все другие звуки. Пришлось выдерживать долгую паузу перед тем как продолжить. Лицо Дэвида было недовольным и совершенно очевидно почему. На улице стояла страшная жара, а воздух на арене очень сухим и горячим. Ведущий тоже был не в себе от этого. Однако все остальные, не считая Коди, словно не замечали высокой температуры и стояли в ряд слушая выступление Гильдмастера.

— Перед тем, как объявить итоги турнира, я хочу от всего сердца поблагодарить экзаменаторов, которые любезно согласились проверить и поднатаскать наших кандидатов: Воунг, Рой и Кумихо — огромное вам спасибо! Вы показали поистине достойные бои и благодаря вам наши кандидаты показали всё, на что они способны!

Экзаменаторы поднялись на платформу, поклонились, и ушли. Кумико, несмотря на то, что её имя произнесли неправильно, исполнила прекрасный реверанс, но мало кто оценил это. Сразу после этого ведущий загнал всех кандидатов наверх, к Гильдмастеру и сказал выстроиться в ряд.

— Вот, они! Наши участники! Ратос, Коди и… Ален! Каждый из них мне как родной сын. Вынесите мне ящик с табличками!

Из открытых центральных ворот выбежал мальчишка лет одиннадцати. В руках у него была продолговатая бордовая коробочка, которую он то и дело тряс на пути к платформе. Судорожно передав её Гильдмастеру, мальчуган убежал обратно, так быстро, как только мог. Казалось, что он был сильно напуган.

Дэвид вновь вернулся к ведущему, но вместо того, чтобы вытащить первую табличку, он отдал ему ящик и медленно повернувшись кругом, объявил:

— К моему глубочайшему сожалению, начать церемонию вручения ранга я должен с неприятных новостей. Гильдия авантюристов ценит в своих кандидатах на ранг «Волк» находчивость, смекалку, хитрость и изворотливость. Грубая физическая или магическая сила не способна решать проблемы, если не применять её правильно. Авантюристы обязаны быстро адаптироваться к ситуации и находить выход даже в самых безнадёжных из них. И третий бой нашей очаровательной Кумихо служит вам наглядным примером. Загнанная в угол и даже получив ранение, она продемонстрировала нам невероятную смекалку, хитрость, находчивость и, активировав удивительную магию ветра, подарила себе ещё один шанс на победу. Она не ждала благоприятной ситуации, а сама создавала её. К сожалению, ничего из этого мы не увидели у одного из кандидатов. Вместо этого он продемонстрировал безрассудство, недальновидность и неопытность присущие и простительные авантюристам ранга «Лиса». Надеюсь в будущем, когда он наберётся опыта, мы увидим от него свершения достойные «Волка». К сожалению, сегодня, Ален, ты не удостоился чести приобрести новый ранг! Пожелаем ему удачи в следующий раз и простимся с ним!

Ален покидал арену с опущенной головой, под утешительные аплодисменты полной арены.

Дэвид вновь повернулся к ведущему, на этот раз открыв ящик и что-то вытащив из него.

— Ну, а теперь перейдём к приятной части церемонии. Ранговая табличка Гильдии авантюристов достаётся кандидату по имени… Ратос!

Полуголый качок встрепенулся от неожиданности и, выпучив глаза на Гильдмастера, начал бормотать что-то непонятное.

Маленькие таблички из стали, пять на пять сантиметров, служили доказательством того, что турнир был успешен и кандидату разрешили получить следующий ранг. На них всегда был рисунок — голова зверя-символа ранга, и после каждого турнира на них, с помощью особой магии, наносилась надпись с полным именем участника.

— Ну, это, как бы, ну я рад. Огромное… благодарность… э-э-э… вот.

— Душераздирающая речь! Какие эмоции! Какие страсти! Вот твоя табличка, сынок.

Протянув Ратосу табличку, Дэвид пожал ему руку, похлопал по плечу и, натянув добрую улыбку, отошёл к ведущему с ящичком. Достав оттуда не стальную, а эйкорийскую табличку гораздо большего размера, он высоко поднял её над головой.

— Эту табличку. Нет, этот символ Гильдии, я отдаю тому, кто, по моему мнению, заслужил не просто свой новый ранг, а зрительскую любовь и всеобщее внимание! Коди! Пусть все смотрят только на тебя, ведь сегодня ты — наш герой!

Слова Гильдмастера — пустой звук. Коди знал, что может получить ранг «Медведя», но даже Эргенд настаивал именно на «Волке», и это было до жути обидно. Однако публика холила и лелеяла молодого парня, как никого и никогда раньше, и несмотря на разочарование — это огромное достижение получить такое признание в самом начале своего пути. Люди поверили в него и это было неимоверной мотивацией двигаться дальше и верить в себя.

— Спасибо огромное, я не подведу Вас!

— Это тебе спасибо, что не подвёл меня.

Коди уставился в свою темно-красную отполированную табличку, с закруглёнными белыми краями. Она была очень гладкой и приятной на ощупь, небольших размеров: пятнадцать на семь сантиметров и толщиной в семь миллиметров.

Отдав табличку Коди, Дэвид продолжил:

— На сегодня всё! Пусть богиня хранит вас!

Зрители начали медленно расходиться. Коди осмотрелся, пытаясь понять — он уже авантюрист или ещё нет. Дэвид подошёл к новоиспечённым «Волкам» с серьёзным видом.

— Давай пройдём в Гильдию авантюристов, Коди, надо зарегистрировать твой ЭИТ. Ратос, думаю, сам справишься?

Ратос лишь уверенно кивнул и сразу же отправился на выход.

— Э… что?

— Эйкорийскую идентификационную табличку. Больше не заставляй меня произносить такие сложные слова, прошу.

Дэвид спустился с платформы и спешно отправился к воротам. Парень быстро догнал его и, подстроившись под его темп, начал идти чуть поодаль.

На выходе с арены Коди встретил друзей, но Дэвид не дал ему времени, чтобы хоть немного поболтать. Их уже ждала роскошная карета, готовая отвезти их в Гильдию. Парень пообещал, что вернётся домой сразу же, как освободится.


Глава 17 Попутчики


Местная Гильдия авантюристов была внушительных размеров: трёхэтажное продолговатое белое здание из самана, с черным фасоном. За высокими двойными дверьми находилась таверна и стойки персонала. Гильдмастер не дал парню времени осмотреться и спешно прошёл по авантюристской таверне в дальнюю часть, где располагались стойки.

Быстро переговорив с блондинкой, отвечающей за выдачи заданий, он потащил Коди на второй этаж, проводив его в комнату для привязки ЭИТов. Посреди комнаты, на столе, стоял тёмно-зелёный камень пирамидальной формы с закруглёнными краями. Каждая сторона пирамиды была равна примерно тридцати сантиметрам. В одной из них было видно углубление для эйкорийских табличек.

— Жди мастера привязки, мне надо идти по делам.

Не успел Коди попрощаться, как Дэвид покинул комнату, едва не пришибив дверью мастера.

Тёмненький мужчина средних лет, одетый в чёрную рясу, зашёл в комнату, и поклонился, приветствуя парня.

— Поздравляю с успехом на турнире. Ты ведь Коди, верно? Наш новый «Молодой Волк»?

— Спасибо… Да, всё так.

Коди немного сморщился, услышав свой ранг. Даже не «Волк», а ещё на один ранг ниже — «Молодой Волк». Чистый ранг «Волк» давали только за выслугу. Нужно было пробыть два года в ранге «Молодой Волк» и всё это время успешно выполнять задания получая очки «Заслуг». Как только проходит два года, и успешно завершается нужное количество заданий, повышение проводится автоматически. В гильдии это называют «Взросление ранга». В это время авантюрист набирается опыта на простых и средних по сложности заданиях своего ранга и не допускается к сложным. «Взросление» ввели для того, чтобы снизить риски провала заданий и смертность среди авантюристов новичков, регулярно переоценивающих свои способности.

Мастер неспешно прошёл на противоположную сторону от углубления для таблички и закрыл шторы на окнах. В комнате воцарился полумрак. Пирамида начала излучать тусклый зелёный свет, как только мастер начал пропускать через неё свою магию.

— Вставь табличку в камень.

ЭИТ с приятной лёгкостью заскользил по поверхности, словно по льду, и встал в углубление будто всегда являлась неотъемлемой частью пирамиды. Мгновенно камень засветился ярко-красным цветом, потухнув через секунду, что говорило о том, что у таблички нет владельца.

— Приложи ладонь к своему ЭИТу.

Между рукой Коди и камнем можно было увидеть едва различимое белое свечение, как в тот момент, когда Маргарет проверяла его магический потенциал.

Мастер стоял молча, полностью сосредоточившись на камне, который становился всё ярче и светлее до тех пор, пока вся комната не озарилась белым светом и моментально вновь погрузилась во мрак. Камень снова едва светился тусклым зелёным светом.

— Что произошло?

— Можешь забрать табличку.

Вытащив свой ЭИТ, и расположив его вертикально в руке, Коди присмотрелся к нему. Ничего не изменилось.

— Не вышло?

— Почему же? ЭИТ определённо сформировал связь с твоей душой. Теперь он только твой. Никто кроме тебя им не сможет воспользоваться. Просто подумай, о чём ты хочешь узнать у своей души?

«О чём я хочу узнать? Конечно же мой ранг! Что за глупые вопросы?»

На табличке, ярко-бирюзовым светом стали проявляться символы:

«Коди из Северного Интра, ранг: «Молодой Волк».

Коди пришлось повернуть его, потому что буквы проявлялись горизонтально.

— «Молодой Волк»…

— Поздравляю. Можешь прямо сейчас пойти глянуть на стенды с заданиями. Теперь ты — часть Гильдии Авантюристов.

Мастер обошёл камень и протянул руку Коди.

— Желаю удачи на пути.

— Ага, спасибо.

Обменявшись рукопожатиями, мастер выпроводил парня из комнаты для привязки, закрыл её на ключ и спешно удалился.

Стоя посреди коридора гильдии, Коди то и дело пялился на эту надпись с глубоким разочарованием, с трудом сдерживая себя, чтобы не проломить ближайшую стену кулаком. Одно дело знать, что ты получишь такой низкий ранг, другое дело получить его, даже после того, что Коди показал на экзамене.

— Знала, что найду тебя здесь! Поздравляю с получением ранга!

Знакомый, приятный женский голос неожиданно раздался в коридоре. Перед ним стояла Кумико. Её ноги уже полностью зажили — на них не было ни царапинки.

— Спасибо. Ты хорошо себя чувствуешь после моего… нападения?

— Со мной всё в порядке, не беспокойся. Я всё-таки маг поддержки! Видишь даже шрамов нет.

Коди усмехнулся.

— Я искала тебя, чтобы предложить кое-что.

Дело принимало весьма интересный оборот. Красивая девушка, приятная в общении и к тому же очень полезная в бою хочет кое-что предложить. Какой парень сможет отказать? Коди прекрасно понимал, что ему нужны спутники. Даже с такой большой силой он не сможет в одиночку добраться до Еврантира без лишних трудностей. Задания на сопровождение крайне редко выдавали на одного человека, потому авантюристы, желающие попасть в другой город или даже страну часто объединялись во временные группы.

— Интересно, что же?

— Давайте обсудим это в таверне!

***
В таверне, на первом этаже гильдии, было довольно тихо. Днём в ней редко отдыхали авантюристы, зато утром и вечером, словно волной, они полностью заполняли гильдию и поднимали такой сильный галдёж, что его можно было услышать с улицы. Утром выставлялись новые задания, а вечером все обменивались последними новостями и сплетнями, а также весело отдыхали после очередных приключений.

Справа от выхода, вдоль длинной стены, находились стенды с заданиями. Множество листовок с различными проблемами и приключениями. Глядя на них можно воодушевиться или наоборот загрустить.

Напротив Коди сидела Кумико вместе со своим компаньоном. Парень был несколько смущён присутствием второго. Тот сидел с невозмутимым видом и был расслаблен.

— Коди, что-то не так?

— Э-э-э… нет… Просто не ожидал увидеть здесь твоего спутника.

— Давайте я вас представлю. Знакомься, это мой компаньон, Майрон. Майрон, это Коди, мы с ним познакомились в кузнице у господина Вильяма.

Майрон поднялся с места и протянул руку новоиспечённому «Молодому Волку», на что Коди ответил весьма неуклюже.

— О… очень приятно.

— Угу.

Парни вернулись на свои места. Майрон тут же отвернулся, разглядывая зал. Кумико несколько мгновений наблюдала за ним, в ожидании хоть какой-нибудь реакции, но он был непоколебим. Его холодность по отношению к окружающим могла задеть кого угодно. Чуть покашляв в кулачок, эльфийка решила продолжить разговор:

— Итак, зачем же я тебя искала: я знаю, что ты собираешься отправиться в Еврантир, и что у тебя нет соратников. Верно?

Коди слегка удивился тому, как много она о нем знает. Это позабавило Кумико. Её сдержанный смех послужил для парня заменой собственному ответу, но он все равно решил его дать.

— Да…

— Замечательно! Мы с Майроном хотим предложить тебе собрать временную группу, чтобы взять несколько заданий на сопровождение! Не желаешь присоединиться к нам? Если не захочешь путешествовать с нами дальше, то без проблем сможешь покинуть группу в первом же городе!

«Это всё, конечно, заманчиво, но как я могу доверять этим людям?»

— Но у нас есть условие — лидером группы буду я.

Последние слова Кумико говорила не так уверенно, как все предыдущие.

Вся картина в целом выглядела как большая удача или большой обман. Красивая девушка заманивает, крупный мужчина отнимает все деньги и убивает. В голове Коди это звучало крайне правдоподобно, учитывая недоверие к эльфам.

С другой стороны, они пригласили сильнейшего участника турнира, победившего даже саму Кумико. В таком случае существовала вероятность, что Майрон на пару рангов выше Кумико и их дуэт полностью уверен, что сможет одолеть Коди.

Последнюю теорию можно было легко опровергнуть — ЭИТ авантюриста. То, что показывает табличка невозможно подделать, так как источником информации служит привязанная к нему душа. Не существует магии способной изменить память души, и никакие инструменты не помогут. Вы даже можете изменить память человеку, даже изменить его имя, сказав, что он не Питер, а Алекс, но ЭИТ останется непреклонен и покажет только одно имя — Питер. Единственное, что может сделать авантюрист с помощью своей таблички — это показать или не показать то, что помнит его душа. И если надпись вывелась на ЭИТ, сомневаться в том, что она правдивая уже не приходится. Без прямого контакта со своим владельцем и его прямой воли, табличка не покажет ничего. Притвориться другим человеком с помощью неё просто невозможно.

— Могу я узнать ваши ранги?

Дуэт переглянулся. В голове у Майрона промелькнула мысль, что Коди может не согласиться из-за того, что они слишком слабы для него. Кумико же боялась недоверия на почве её расовой принадлежности.

Они протянули Коди свои таблички — на обеих был указан ранг «Волк». Примечательно то, что у Кумико не была указана вторая часть имени — фамилия или место рождения. Майрон же не скрывал этого, поэтому полная надпись выглядела так:

«Майрон из Еврантира, ранг «Волк»

«У эльфов нет второй части имени? Нет, это бред». — подумал Коди.

Он поднял взгляд на Кумико, та немного нервничала, понимая, что это бросится в глаза.

— Надеюсь ты простишь меня, я не хочу разглашать вторую часть своего имени.

Облокотившись на стол, Коди задумался. Подделать информацию в ЭИТе невозможно, разве что скрыть то, что ты не желаешь разглашать. Обмануть они его не могли никаким образом, к тому же Майрон оказался родом из Еврантира. Предложение казалось глупым уже со стороны этих двух, ведь Коди мог без проблем ограбить их. Конечно, он бы не стал так поступать, не только потому что не хотел, но и потому что преступления авантюристов разбирались и судились самой Гильдией по более суровым законам, чем законы любой из стран. То, что в большинстве государств могло привести лишь к денежному штрафу, для авантюриста превратится в несколько лет рабства. А угроза жизни со стороны члена гильдии по отношению к заказчику или другому авантюристу считалась одним из самых тяжёлых преступлений. Кумико была уверена в том, что Коди не станет на них нападать.

Спутники были необходимы. Без группы трудно взять задание на сопровождение, а нанимать повозку специально ради этого означало огромные траты по глупости.

— Хорошо, я согласен.

— Отлично!

Майрон поднялся и обратился к Кумико:

— Идите регистрировать группу, я поищу задание.

Голос звучал таким равнодушным, словно его заставили выдавить из себя эти слова. Всё его поведение говорило о том, как сильно он не хочет общаться с окружающими. Не успев договорить свою фразу, он неспешно пошёл к стендам.

— Мы будем у Берты.

Стойка, где авантюристы брали задания, служила не только для этого. Она выполняла функции бюро, пункта выдачи почты и денег, регистрации групп и великое множество других мелких функций.

Блондинка, явно скучающая за своей работой, была одета в белую рубашку. Она немного оживилась, едва завидев Кумико.

— Здравствуй, Берта.

— Привет, Куми, как там турнир прошёл? Ко мне уже гильдмастер заглянул, привёл сюда новенького.

Берта перевела взгляд на Коди, стоявшего за спиной Кумико.

— О, так вы уже вместе? Поздравляю Куми. А тебя поздравляю с успешным турниром.

Коди кивнул ей в знак благодарности, а Кумико лишь удивлённо смотрела на неё, но девушка быстро потеряла интерес к парню.

— Блин, Куми, твоя заколка просто огонь! Где ты её взяла? Она ещё светится!

Камень в заколке эльфийки, закреплённый с правой стороны, испускал волнообразный синий свет. Словно такой же Камень Воспоминаний, что хранил при себе Коди. Только камень девушки отличался по форме — он был крупнее, и не продолговатый.

«Она тоже хочет кого-то вернуть?»

— Это подарок от родителей… Так скажем.

— Класс! Мои родители далеко, и это я им обычно подарки делаю. Они до сих пор не верят мне, что я работаю в гильдии! Представляешь?

Кумико с улыбкой наблюдала за тем, как безостановочно тараторила её знакомая, совершенно забыв о своей работе.

— Твои родители ведь из окрестностей Монтверда, верно?

— Да, небольшая деревушка в одном дне пути отсюда. Прекрасное место, обязательно как-нибудь возьми задание оттуда!

— Боюсь не выйдет… прости. Нам нужно зарегистрировать временную группу, мы хотим уехать в Еврантир.

— Анмантос?! Серьёзно? Куми, тебе-то зачем?! Оставайся в Монтверде! Целее будешь! Ты же знаешь какие там люди грубые и тупые! Ой.

Вспомнив о том, что Майрон тоже из Анмантоса, она прикрыла рот ладонью, словно от этого её слова не доберутся до его ушей.

«Кажется, я понимаю, почему родители ей не верят». — пронеслось в голове Коди.

Парень слегка усмехнулся, ведь она напомнила ему Марику. Только попытки убедить Коди остаться в Монтверде всегда пресекались ею же. Коди понимал, как она к этому относится. Девушка не хотела, чтобы Коди уезжал, но и не могла позволить себе задержать его.

— Еврантир отличается от большинства городов. Там есть подземелье, к авантюристам в таких поселениях особое отношение, даже к эльфам.

— У-у-у-у-у! С кем же я тогда говорить буду…

Берта упала на стойку, но тут же встрепенулась. Страх потерять работу был сильнее грусти по уезду близкой подруги.

К стойке подошёл Майрон, держа в руке объявление с заданием. Встав за Кумико, он стал ждать, пока их зарегистрируют.

— Группа, значит… ты, Майрон и… ах, да — новенький. Как тебя зовут?

— Я Коди.

Повторив про себя его имя, она записала его на бумагу, подтверждающую статус существования группы. Временная группа не имела названия и не могла получать персональные заказы, а также таким группам меньше доверяли, но она была удобна в роспуске. Простая процедура под названием «порвать бессмысленную бумажку» позволяла избавиться от некоторых рутинных манипуляций с табличками.

— Вот и всё. Держите документ!

— Спасибо, Берта.

— Да, пустяк. Какое у вас задание?

Майрон протянул ей объявление

— Задание «Сопровождение до Интра». Заказчик — Арин из Детрейса, торговец. Платит один золотой Дансар на человека, можно взять в серебряных. Ранг «Волк», три человека.

Берта взглянула на Коди и стала очень серьёзной, изменившись так, словно перед ними оказалась совершенно другая девушка. Его ранг «молодой Волк», он не может взять это задание, по крайней мере на прямую.

— Куми, вы с Майроном без проблем можете быть допущены, но Коди…

Берта осеклась, увидев его взгляд. Кумико понимала, чем вызвано негодование парня. Он сильнее их обоих, но его ранг ниже.

— Берта, я понимаю, что по правилам Коди должен вместо задания на «сопровождение» получить задание без награды на «поддержку высокоранговых авантюристов», но давай воспользуемся тем пунктом, где высокоранговые авантюристы могут признать за низкоранговым право на основное задание, как равного им. Мы с Майроном поручаемся за Коди.

— Даже если так, Куми, обычно это делают после задания, а не до. Если возникнут проблемы, Коди понесёт полную ответственность за провал задания, несмотря на свой ранг, а «поддержка высокоранговых» даёт ему иммунитет в случае провала.

Кумико нервно взглянула на Коди.

— Берта просто сделай, как я прошу, пожалуйста.

Берта тяжело вздохнула:

— Коди ты согласен на такие условия, ты ведь понимаешь, что будет если ты провалишь задание?

— Конечно!!!

Внутри Коди всё кипело. Мало того, что ему дали очень низкий ранг «молодого Волка», теперь из-за этого его ещё и не допускают к заданиям «Волков». А это значит, что даже сопровождения для него недоступны. Как ему путешествовать? Если за него не будут каждый раз поручаться, никаких сопровождений он не получит, да и о высоких наградах можно забыть. Задания «молодых Волков» простые и низкооплачиваемые. Ещё и к группе он теперь привязан.

— Хорошо, я подтверждаю ваше право на задание. Коди получает право по поручительству Куми и Майрона.

Взяв бумажку с заданием, троица вышла из гильдии. Заказы на сопровождение, после подтверждения в гильдии, принимались непосредственно заказчиком и в тот же день.

— Так ещё раз, Задание до Интра. Заказчик — Арин из Детрейса, торговец. Платит один золотой Дансар или четырнадцать серебряных на человека.

Детрейс — столица одной из немногих эйрисистских стран в Ниркатии, территории эльфов. Однако, то, что страна эйрисистская не означает, что все поголовно исповедуют государственную религию. Религиозные конфликты в Ниркатском регионе возникают только между странами. Внутри стран всё относительно тихо. Не считая Эделику, где жестко притесняют представителей вражеской религии, фактически не допуская их на свою территорию.

— Хорошо. Коди, тебя устраивает награда?

— Да, конечно. Всё равно на сопровождении я вряд ли смогу много заработать.

— Тогда, нам туда — Кумико, слегка нахмурившись, махнула в сторону соседней улицы — Он остановился в гостинице «Благословлённая серебром».

Название таверны смутило девушку, ведь серебряный — цвет Иртисизма. Встретить нечто подобное в Аксарии вполне нормально, но обычно в таких местах не останавливаются торговцы эйрисисты. Это могло сыграть как на руку Кумико, так и против неё.

***
«Благословлённая серебром» оказалась одной из немногих каменных зданий в Монтверде. Четырёхэтажное светло-серое здание сильно выделялось на фоне всех остальных. Над широкой одиночной дверью красовалась здоровенная вывеска с названием этого места.

— Выглядит престижно. Снаружи…

Раскрыв дверь, троица не спеша прошагала вглубь тёмного коридора, в конце которого, справа, был виден тусклый свет свечи.

Примерно в двух метрах от входа, в левой стене располагалась большая каменная арка-проход в столовую. Из неё пробивался довольно яркий дневной свет, освещая часть коридора, от чего остальная часть начинала казаться темнее. Мельком заглянув в абсолютно пустую комнату, троица двинулась дальше.

«Жутковато здесь…» — подумал Коди.

Кумико создала на кончике указательного пальца небольшой, но яркий шарик света, осветив развешанные на стенах картины, с изображениями великих эльфийских королей, героев и Иртис. Как и предполагала девушка, гостиница имеет религиозную принадлежность. В ней селятся только иртисисты.

— Ох…

— Что такое, Кумико?

— Я… нет, неважно.

Пожав плечами, Коди отправился дальше по коридору за Майроном, который уже почти вышел к очередной, на сегодня, стойке. За ней тихо сопел пожилой мужчина, распластавшись на столике регистрации.

Только Майрон потянулся к нему, чтобы разбудить, из двери за старичком вышла молодая девушка с каштановыми волосами. Простенькое, но красивое коричневое платье в пол напоминало то, что было у матери Коди.

— Вы извините… Мой отец уже стар и частенько засыпает за работой.

Она аккуратно накрыла его пиджаком, висевшим на спинке кресла.

— Всё в порядке, не переживайте. Мы из Гильдии, пришли, чтобы встретиться с господином Арином из Детрейса.

Майрон протянул девушке ЭИТ в подтверждение своих слов.

— Арин из Детрейса…

Девушка заглянула в учётную книжку, раскрытую на столе перед спящим стариком. Найдя нужное имя, она отправилась наверх, чтобы позвать постояльца, предварительно проводив группу в небольшую столовую на первом этаже.

Комната, пожалуй, была самой просторной в гостинице. В дальнем левом углу располагался большой камин, погасший. Не было смысла разводить в нем огонь летом, к тому же столовая хорошо освещалась через окна. Кроме стен и камина весь остальной интерьер был из дерева: столы, стулья, барная стойка вдоль правой, от входа, стены.

Ребята решили присесть за столом, рядом с которым стояло четыре стула, заранее подумав о своём потенциальном работодателе. Стулья противно заскрипели по каменному полу.

Дворянское воспитание Кумико давало о себе знать абсолютно любой мелочью. Поза, с которой она сидела на стуле, казалась Коди идеальной и заставляла стыдиться своих манер. Однако едва ли он мог сравниться с тем, как она себя ведёт и как говорит. То же самое касалось Майрона.

Дверь за баром открылась, из неё вышел тот старичок, что отдыхал за столом регистрации, когда группа пришла сюда. Он, кряхтя, прошёл к стойке, и достав из ящика стеклянную бутылку, наполненную непонятно чем, поставил её на стол.

— Вот, в качестве извинений за свою халтуру… Эвраконское вино двухлетней выдержки. Прямиком из самой Вии.

Не успели ребята возразить, старик уже развернулся и исчез за дверью так же быстро, как появился.

«Вот эти три придурка обрадовались бы тому, что прощание со мной даже не вспомнят…» — пронеслось в голове у Коди, вместе с идеей принести эту бутылку к себе домой.

— Как-то неправильно будет отказываться от подарка.

— Делайте, с ней что угодно, я не пью.

После разрешения Майрона на лице у Кумико засияла игривая улыбка. Глаза загорелись любопытством.

— Коди?

— Ты пьёшь, Кумико?

— Нет, раньше не доводилось, но почему бы не попробовать?

— И правда, почему бы не попробовать.

Девушка поднялась со стула и подошла к бару. Аккуратно покрутив бутылку в руках, просмотрев со всех сторон, она немного прищурилась.

— Вот только, когда мы сможем её открыть?

«И правда… скорее всего завтра мы уже будем в дороге. Удастся ли в Интре остановиться ненадолго, чтобы отдохнуть. Может к тому времени наши пути разойдутся. Если не сегодня, то… Точно, сегодня!»

— Сегодня мои друзья устраивают небольшие посиделки по поводу моего отъезда. Вы с Майроном тоже можете прийти, заодно вино откроем.

— С друзьями? Мы не будем лишними?

— Брось, ребята вряд ли будут против. Да и нам не помешает немного познакомиться, да?

— Я пас.

Порой, невозмутимость Майрона раздражала. То, с каким спокойствием он бросил свою короткую фразу, звучало словно: «вы меня туда силком не затащите, никуда я с вами не пойду». Для Коди всё ещё было загадкой, каким образом Кумико терпела своего напарника всё время.

— Извините, что заставил ждать.

В арке появился пухленький человек в кожаной куртке и походных штанах. Постукивая каблуком на своих дорогих сапогах, он неспешно прошёл к столику группы. Облокотившись локтями и подперев руками голову, он осмотрел двух парней за столом и широко улыбнулся.

Кумико вернулась на своё место, сложив ладони у колен.

— Я так понимаю — вы трое пришли взяться за моё сопровождение? Значит награда вас устроила, и маршрут тоже. Прошу, покажите мне свои таблички с базовой информацией.

Кумико и Майрон быстро предъявили свои ЭИТы, на которых уже подсвечивалась надпись с именем, рангом, группой, историей прошлых заданий и подтверждением права на задание, а вот Коди немного замешкался, не сразу осознав, чего от него хотят.

____________________________________________________________

Майрон из Еврантира, Ранг «Волк», временная группа с Коди и Кумико.

Заданий на сопровождение выполнено: сорок семь,

на ранг «S» — десять,

на ранг «A» — восемь,

на ранг «B» — двадцать девять

Право на задание «сопровождение Арина из Детрейса» подтверждено

____________________________________________________________

Кумико, Ранг «Волк», временная группа с Майроном и Коди

Заданий на сопровождение выполнено: тридцать одно,

на ранг «S» — десять,

на ранг «A» — восемь,

на ранг «B» — тринадцать

Право на задание «сопровождение Арина из Детрейса» подтверждено

____________________________________________________________

Коди, Ранг «Молодой Волк», временная группа с Кумико и Майроном

Заданий на сопровождение выполнено: ноль

Право на задание «сопровождение Арина из Детрейса» подтверждено по поручительству авантюристов ранга «Волк» Кумико и Майрона

____________________________________________________________

— «Молодой волк?» Ещё и первое задание. Он настолько способный, что вы сразу же поручились за него?

Кумико и Майрон сдержанно кивнули, искоса поглядывая на начавшего злиться Коди.

— Хорошо, тем не менее, Коди, я рассчитывал на сопровождение полноценного «Волка». Хотя ваши коллеги уверены в вас, для меня это несёт определённые риски, и я вынужден предложить вам только семь серебряных вместо четырнадцати, в качестве компенсации за мои возможные потери. Если вы будете согласны на данную сумму, то думаю мы сможем договориться.

Сказать, что Коди злился, ничего не сказать, но недоверие торговца он понимал. Арин не знает его, не видел его боёв и судит по информации из ЭИТа. Он поступает разумно. Но это несправедливость всё равно неприятно отдавалась в сердце Коди.

Пытаясь скрыть кипящее негодование, парень кивнул ещё более сдержано, чем Кумико и Майрон до этого.

Торговец кивнул в ответ, и ребята вернули ЭИТы в кармашки.

— Что же, раз все формальности соблюдены, давайте посидим, познакомимся. Может у вас есть какие-то вопросы?

— Да, у меня есть вопрос: будет ли перерыв во время остановки в Винтесе?

Кумико казалась очень уверенной, как и подобает лидеру группы.

— Конечно! У меня там будет одно дело. Один день перерыва вам обеспечен! Я же не изверг какой, не то, что эти эйрисисты, постоянно гоняющиеся за выгодой! Вы ведь, дорогуша, иртисистка, верно?

— … извините, нам…

— Ох, верно! Прошу прощения! Вы, авантюристы, не распространяетесь по таким вещам… Когда я начинал работу, постоянно думал: как можно доверять людям, скрывающим своё полное имя и религию. А когда впервые прибыл в Дансарию, понял насколько это важно для вас. Кх… сам когда-то был яростным эйрисистом, если честно. Путешествуя по Эвракону быстро понял, как сильно ошибался.

Торговец приуныл, вспомнив о своём далёком прошлом. На некоторое время компанию настигла почти гробовая тишина. Кумико, как и торговец, не горела желанием что-то говорить.

— Думаю, нам достаточно и этой информации, чтобы выполнить задание.

Впервые Майрон проявил инициативу на глазах Коди. Понимая, что ситуация зашла в тупик, и проникшись общей атмосферой этот непробиваемый здоровяк принял решение вместо лидера группы.

— Вот и отлично. Завтра встретимся у центральных ворот в семь утра. Предупреждаю — могу немного опоздать. На этом всё, всего вам доброго.

Попрощавшись с торговцем, группа покинула гостиницу, прихватив с собой бутылку.

На улице уже вечерело, начинали зажигаться фонарики. Народу тоже прибавилось. Как и четыре года назад, местные горожане по-прежнему любят летними вечерами наряжаться в платья и костюмы и выходить гулять по улицам прекрасного вечернего города. Едва ли сейчас, ещё вчера безупречный наряд Кумико можно было назвать подходящим для прогулки. То тут, то там виднелись пятна грязи с арены, и потёртости после падения.

— Кажется, на сегодня дел больше нет.

Девушка повеселела после ухода торговца, вновь вернувшись к своему игривому настроению.

— Коди, уверен, что мы не будем лишними на вашем празднике?

— Уверен, ребята обрадуются гостям.

«А точнее конкретной гостье.»

— Буду рада, познакомиться с ними.

Бросив холодный взгляд на Кумико, Майрон нахмурился. Помяв свою переносицу, он быстро обдумал нынешнее положение вещей.

— Ладно, я тоже схожу.

— Майрон?

— Ты же говорил, что не пойдёшь.

— Подумал, что надо бы нам познакомиться.

Кумико искренне улыбнулась. Глядя ему в глаза, она взяла его ладонь двумя руками, нежно поглаживая её сверху.

— Спасибо.


Глава 18 Вечер перемен


Практически всю дорогу троица обсуждала слова Арина насчёт смены его религии, стараясь не задевать вопрос награды Коди, и как им будет непросто пережить эти несколько дней в пути от Монтверда до Интра.

К моменту, когда группа подошла к кузнице, солнце уже почти село, а горожан на улицах стало ещё больше. Кумико надела свою накидку с капюшоном, которую ей предлагал Майрон ещё на трибунах арены. Лицо девушки практически полностью скрылось за ней, оставив видными только скромные губы девушки. Её коса тоже была полностью скрыта за мантией.

У дома, перед навесом, уже ждала небольшая толпа знакомых лиц. Кумико сняла свой капюшон, как только их троица привлекла к себе внимание.

— О, а вот и наш «Волчонок»!

Ричи выкрикнул это так громко, что, казалось, слышала вся улица.

— Что же ты так долго?

— Решили задание сразу взять. Это Кумико с турнира и её спутник Майрон, мы объединились во временную группу. Как оказалось, нам всем нужно в Еврантир.

Договорив фразу, Коди сразу бросил взгляд на Ричи, Гила и Честера, стоявших за спинами всех остальных и что-то тихо обсуждая. Со стороны они казались мухами, потирающими лапками на кусочек сахара.

— Вот это… удача…

Вильям был несколько шокирован тем, что Коди привёл на праздник ту же эльфийку, за которой он заставил его следить, чтобы та ничего не украла ещё вчера.

— Ага… а-а ещё вот! Бутылка Эвраконского вина, прямиком из Вии!

«…что бы это не значило…»

Кумико чуть похихикала, услышав, как Коди передразнивал того торговца.

— О-о-о, так мы ещё и веселиться будем!

Марика больно ударила его локтем в бок так, что мальчишка аж слегка наклонился, схватившись за живот. Остальные двое громко рассмеялись. Коди видел это и натянул улыбку, пытаясь скрыть свой стыд за этих трёх и Марику.

Дверь дома открылась, оттуда показалась седая голова Марты. Едва завидев Коди, она сразу отправилась к нему и крепко обняла. По её щекам покатились слезинки.

— Ох, Коди. Я так рада, что у тебя всё получилось. Твои труды, твои старания были не зря. Дальше будет не легче, но я знаю, у тебя всё получится. Поздравляю тебя, сынок!

Все смотрели только на них, наблюдая за тем, как старушка вцепилась в совершенно чужого и в то же время родного ей человека. Коди не мог полностью понять её чувства. Она и не хотела, чтобы он понимал её. Прямо сейчас, слушая слова старушки, Коди был счастлив, и этого Марте было более чем достаточно.

— Ладно, давайте уже зайдём в дом и откроем эту бутылочку. А то я скоро ревновать начну…

Распахнув дверь, в глаза Коди тут же бросился большой обеденный стол, полностью заставленный разными вкусностями и несколькими бутылками вина. Монтверд славился огромным разнообразием морепродуктов и благодаря этому был крайне популярен среди путешественников.

— Марта! Ты столько наготовила!

— Марика мне очень помогла.

— Спасибо тебе, огромное.

Гости медленно забредали в дом. У каждого текли слюнки от одного лишь запаха. Одна проблема осталась незамеченной — места за столом не хватало для новых гостей. Понимая это, Коди и Кумико переглянулись. Девушка помотала головой и улыбнулась. Парню стало не по себе от того, что он поставил своих товарищей в неловкое положение.

— Так у нас тут места не хватает для новеньких!

После замечания Честера, все замолчали, взглянув на Кумико и Майрона.

— А к чёрту стулья! Зачем тесниться за столом? Ричи, Гил, Коди помогите мне их отнести в дальнюю комнату.

Коди поставил бутылку на стол, взял два стула и понёс их в соседнюю комнату. Это был один из немногих моментов, когда хотелось искренне похвалить эту троицу. Подняв сильный шум, стулья заскрипели, выезжая из-под стола. Майрон тоже помог отнести пару стульев и буквально через минуту в комнате стало гораздо свободнее.

После того как последний стул был переставлен, всем уже хотелось наброситься на стол и быстренько смести все подчистую, но Эргенд вмешался.

— Подождите, я хочу кое-что сказать.

Выйдя в центр комнаты перед столом, он начал свою речь:

— Марика рассказала мне, что купила тебе сапоги в качестве прощального подарка.

— Да, отличные сапоги.

Эргенд слегка кивнул.

— Примерно полтора месяца назад я уже начинал задумываться о том, как пройдёт этот день… и тогда я понял, что хочу подарить нечто, что будет помогать тебе на твоём нелёгком пути. То, что будет напоминать тебе о том, кто ты есть и за что сражаешься. Идея для подарка пришла практически сразу.

Прошагав сквозь толпу голодных, но заворожённых его речью людей, он открыл ящик, который привёз сегодня утром и застыл.

— Я думаю, Маргарет бы хотела этого…

Из ящика он достал меч в багровых ножнах с золотыми завитушками вдоль всего корпуса. Развернувшись он подошёл к Коди и протянул ему это сокровище. Парень неуверенно взялся за рукоять и немного сдвинул меч, чтобы взглянуть на его лезвие. Багровое лезвие.

— «Латина»…

— Береги её, Коди. Однажды тебе придётся вернуть «Латину» Маргарет, но сейчас пусть послужит своей хозяйке в твоих руках.

— Эргенд…

— Знаю, подарком это сложно назвать, но она тебе сильно поможет в странствиях.

Коди вновь взглянул на «Латину». Не это было главным подарком Эргенда на сегодняшнем празднике. Мужчина, что заменил ему отца, подарил возможность вырасти и стать сильнее. Дал шанс вернуть девушку, что пыталась заменить ему мать. И «Латина» объединяла в себе все эти чувства, его мечты, его жизнь, чувства к Маргарет, чувства к Эргенду.

— Твой главный подарок — моя возможность вернуть её.

Эргенд крепко обнял Коди, став вторым человек за столь короткий вечер, который пустил слезу. Слова Гила по поводу веселья теперь не казались глупостью.

— Спасибо, что выполнил обещание.

Каждый в комнате тихо наблюдал за трогательной сценой воссоединения в прощании. Кумико и Майрон едва ли понимали суть происходящего и чувствовали себя чужими, но даже их это немного растрогало.

— Ладно, давайте начнём отмечать, не будем смущать гостей.

Честер неуверенно подошёл к бутылке на столе и взял её в руки.

— Я пойду за штопором.

***
Не успел Коди набрать себе еды в тарелку, к нему подошёл Вильям и забрал его от стола подальше. Старик был крайне недоволен и, пока парня тащили, он всё гадал от чего. Наконец отпустив мальчишку, Вильям недобро взглянул тому в лицо, сложив руки на груди.

— Ты чем думал, приводя в дом эльфийку?

Они оба бросили свои взгляды на Кумико, которую уже окружили с трёх сторон друзья Коди. Девушка казалась весьма спокойной в окружении столь навязчивых идиотов.

— А что не так?

— «ЧТО НЕ ТАК»? Она эльфийка, Коди. ЭЛЬФИЙКА! Народ под крылом чужой богини нам не друг, ей нельзя верить.

Вильям говорил шёпотом, периодически переходя на более громкий шёпот в порыве злости. Ненависть к представителям других рас казалась Коди глупой. Внешне эльфы похожи на людей. Их народ дружелюбен, вежлив и отзывчив, они всегда стараются прийти к соглашению, в то время как остальные стремятся разрушить всё и вся.

— Я верю Кумико.

Сбавив свой пыл, Вильям чуть отдалился от Коди. Закрыв глаза в размышлениях, он простоял несколько мгновений.

— Если у меня что-то пропадёт, возьму с тебя с процентами, когда вернёшься с госпожой Рей.

— Как скажешь.

Вильям развернулся и ушёл к столу, периодически бросая взгляды в сторону эльфийки.

Только Коди сделал шаг в сторону еды, к нему подлетела Марика с ужасающим настроем и увела его на улицу. Кумико, проводив своего товарища взглядом тихо похихикала, сводя с ума окружающую её троицу.

— У тебя тако-о-ой милый смех.

— Как у ангелочка.

— А твоё «тюк» на турнире до сих пор крутится у меня в голове. У нас в стране преступление быть такой милой, знаете ли. Наказание — пожизненное заключение в моем сердечке.

Эльфийка снова рассмеялась, пытаясь скрыть своё смущение. Смущение от того, что привлекает слишком много внимания к своей персоне. Их грязные намерения были ясны как день, потому девушка отвечала на их ухаживания очень пассивно, но не грубо.

— Вы мне льстите. Среди девушек найдётся миллион других, гораздо милее меня. Правда, Майрон?

Майрон стоял рядом, увлечённо пережёвывая большой кусок Меринцийского краба. С наслаждением проглотив его, он оглядел парней и заговорил:

— Возможно. Я вообще думаю, что каждая женщина хороша, если рядом правильный мужчина и наоборот.

— То есть?

— У каждого авантюриста свой подход к бою: снаряжение, приёмы, низшая магия или полноценная магия. Каждый подход хорош, но всегда используют то, что лучше получается. Так и с женщинами. Выбирай ту, которая сможет раскрыть твой потенциал.

Все внимательно слушали Майрона и проникались его словами. Они звучали очень уверенно, словно опыт великого мудреца, повидавшего жизнь, и несущего свои знания всем окружающим.

— О-о-о… и как найти… «ту, которая сможет раскрыть мой потенциал»?

— Если бы знал — давно бы женился.

«Н-да» — пронеслось в головах у троих парней, внимающих словам Майрона с восхищением.

Сам Майрон не заметил перемены в настроении вокруг себя и с невозмутимым лицом продолжил:

— Любовь не может настигнуть тебя по расписанию. Она всегда, как снег на голову, падает неожиданно, попав тебе за шиворот, специально, чтобы ты помнил подольше. Как говорил мой отец — пытаться искать подходящую женщину — бесполезное дело. Когда встретишь своего человека тебе уже будет не до «той, что сможет раскрыть твой потенциал».

— Что-то ты сегодня особенно разговорчив, Майрон.

Кумико глядела на него с искренней улыбкой, положив правую ладонь на грудь.

— Хм… ты права.

— Я рада, что иногда ты можешь позволить себе так просто говорить с людьми.

— Звучит как тост! Нам уже давно пора начать пить.

«Первый тост, а виновника торжества нет… Надеюсь ему там не сильно от Марики досталось». — подумала Кумико.

Честер быстро разлил по кружкам вино. Эльфийке, по её же просьбе, налили совсем немного.

— Где виновник торжества?

— Честер, дай молодым побыть вместе.

Марта, по-матерински тепло улыбнулась и подняла свою кружку, призывая выпить за Коди. Вся компания шумно повторила за ней и залпом осушила содержимое. Хоть эльфийке и налили совсем немного, ей было достаточно, чтобы немного опьянеть. С этого момента Майрон стал внимательнее наблюдать за девушкой.

***
Спустя какое-то время Кумико ушла пить в одиночестве, отказавшись от компании парней и заодно умыкнув ту самую бутылку из Вии. То, как она это сделала, было настолько тактично, что они и возразить ничего не смогли.

У стола Майрон старался не задерживаться, чтобы не оставлять Кумико одну надолго. Однако сейчас рядом с ним был Эргенд, который тоже выискивал чего бы ему отведать. Они переглянулись, заметив друг друга.

— Майрон, верно?

— Угу, Вы Эргенд?

— Да… Ты довольно крепкий. Чем бьёшься?

Майрон развернулся к нему передом и сложил руки на груди.

— Тяжёлая броня и двуручный меч. Тяжёлый воин.

— Смелый выбор для дуэта с магом, хотя… Она ведь поддержка?

«Волк» кивнул. Спокойствие Эргенда, сказанные им слова и уверенность в этих словах удивляла молодого авантюриста.

— У Вас так много опыта в боевом деле, для сына кузнеца. Были авантюристом когда-то?

— Служил в Тандалийском Ордене пять лет. Сейчас я в Имперской Гвардии… Не завязалось у меня с кузнечным делом.

— Грех жаловаться на то, кем Вы стали. Быть в Тандалийском Ордене, попасть в Имперскую Гвардию, о таком мечтает любой аксарский мальчишка.

Эргенд рассмеялся и похлопал Майрона по плечу.

— Твоя правда. Хотя до столичного отряда нам далеко, там куда не ткни «Грифон».

Они вернулись к столу, замолчав ненадолго.

— Ты же понимаешь, что Коди на турнире просто повезло? Будь это реальный бой у эльфийки было бы множество возможностей победить.

Майрон слегка удивился, приоткрыв рот, но быстро понял, о чём говорит бывший орденоносец.

— Да, понимаю.

— Хорошо…

Лицо Эргенда стало серьёзным.

— Майрон, могу я попросить тебя приглядывать за ним? Коди излишне порывистый, самоуверенный и даже не понимает этого. Он может наделать глупостей. Можешь, в случае чего, образумить его?

Авантюрист задумался. Коди уже часть его, пусть временной, но группы. В дальнейшем может быть проще найти себе другого соратника, но едва ли им с Кумико сможет попасться такой до самого Еврантира.

— Ладно.

Эргенд слегка улыбнулся и вновь повернулся к столу.

***
Вернувшийся с улицы вместе со слегка растрёпанной и покрасневшей Марикой, Коди сразу же увидел пьяненькую Кумико, медленно подходящую к нему, выставив руки вперёд. Щёчки девушки порозовели, а на лице красовалась широкая улыбка. Её игривость перешла границы разумного.

Она нежно обняла Коди и прошептала ему на ухо:

— Вино из Вии не пей, оно… слишком сильное — голос звучал всё так же чётко, но теперь с ноткой веселья.

— И кажется, оно закончилось — Кумико казалась расстроенной, глядя на пустую бутылку в руках.

Отстранившись, он увидел за ней Ричи, Гила и Честера с отвалившимися челюстями от зависти.

— Просто ты слишком слабая для алкоголя.

Отведя взгляд к потолку, она задумалась, но думать было тяжело. Девушка устало выдохнула.

— Кажется, я перепила… Прости, Коди, но… я пойду домой.

— Да, конечно.

Лицо Кумико было уставшим, немного побледневшим, словно от магического истощения. Нахмурив брови, она пыталась понять, что ей нужно сделать, чтобы уйти. В нынешнем состоянии она вряд ли дошла бы до гостиницы, где они с Майроном живут.

— Майрон… Коди, позови Майрона.

Тот быстро подошёл, и она плавно переползла из объятий Коди к нему. Уткнувшись лицом в его рубашку, девушка с трудом говорила.

— Отведи меня домой, пожалуйста.

Пьяная Кумико выглядела уморительно и мило, но на лице Майрона ни на миллиметр не сдвинулся ни один мускул. Как всегда, непробиваем.

— «Отведи» или «отнеси»?

Оттолкнувшись рукой от его тела, она возмущённо сказала:

— Я не настолько пьяная, чтобы просить отнести меня! Идти я могу! — выдержав недолгую паузу и отведя взгляд в сторону, она улыбнулась и посмотрела Майрону в глаза — наверное.

Отпустив парня, Кумико медленно поплелась к двери. Он взял её за плечи и аккуратно повёл к выходу. Коди быстро обошёл их и открыл дверь. Как только двое вышли, он проследовал за ними, чтобы попрощаться. На улице уже было темно, спасали только фонари на главных улицах. Бродить по городу в такой час в одиночку — плохая идея.

— До свидания, Коди, увидимся завтра утром.

— Возможно увидитесь. Пока.

— Да, до завтра.

Дуэт медленно отходил от кузницы. Кумико еле шагала и в конце концов Майрон не выдержал, взяв её на руки. Девушка начала возмущаться, но быстро успокоилась.

Помотав головой, Коди развернулся, чтобы вернуться в дом, но увидел Марику в дверном проёме.

— Ушли?

— Ушли.

Она облегчённо вздохнула и улыбнулась. Неуверенно зашагав к Коди, она предложила ему присесть на лавочку.

Сидеть в тишине рядом с Марикой казалось Коди чем-то странным, непривычным. Девушка уже второй раз за вечер уводит его от всех, но в прошлый раз она говорила без умолку и вела себя гораздо решительнее, а сейчас молчит.

Вытянув ноги вперёд, Марика смотрела на кончики своих ботинок. Не нужно быть умником, чтобы понять — она была крайне расстроена.

— Марика?

— Почему всё так?

— Что «всё»?

— Ты уезжаешь, ни разу не подумав о людях, которых оставляешь здесь, с красоткой-эльфийкой, которая виснет на тебе, и хмурым шкафом. После всего, что было. Даже после него… — девушка запнулась, слегка дотронувшись рукой своих губ. — Завтра ты уедешь, и мы не увидимся несколько лет, возможно больше никогда, а ты ведёшь себя так, словно загород в отпуск отправляешь! Почему всё выглядит так, будто мы для тебя никто? Будто я для тебя никто? Почему ты даже не подумал плюнуть на всё и остаться? Почему единственное, на что тебе плевать, это чувства близких людей! Это меня больше всего в тебе бесит!

С каждым новым словом на поверхность вырывалась боль Марики. Её обида, её истинное желание было выплеснуто на бесчувственного Коди. Однако, слова близкой подруги даже не задели его.

Все понимали, почему Коди не сомневался, когда говорил о своём отъезде. Кого-то это радовало, кого-то ранило, но каждый был уверен в непоколебимости его решения. Марика тоже понимала это, просто не могла признать.

— Мне не плевать на вас. То, что ты делала для меня и то, что сделал сегодня, мне не безразлично, но это было твоё решение. Какая-то часть меня правда не хочет покидать этот город, но я не могу к ней прислушаться. Вернее, не могу позволить себе к ней прислушаться, ведь тогда я предам Маргарет! — Взгляд парня был чрезвычайно холоден и смотрел прямо в глаза девушке, совершенно не реагируя на всю боль отражённую в них — Марика, я ценю тебя и всё, что ты для меня сделала, но ты с самого начала знала, что в итоге наши пути разойдутся надолго. Я никогда не скрывал этого и никогда не говорил ничего иного. Не надо сейчас устраивать мне скандал только из-за того, что я не оправдал твои наивные ожидания. Я не могу и не мог остаться с тобой, и ты это знала с нашего первого дня знакомства!

Стоя перед девушкой, Коди слушал её прерывистое дыхание. Она была готова разрыдаться прямо сейчас, но отчаянно пыталась держать себя в руках.

«Может, без метки на душе, я бы никогда не смог произнести это, не пройдя через боль? У меня и правда не осталось чувств?»

Марика молча поднялась и сначала медленно прошла мимо Коди, а после побежала по освещённой фонарями улице. Парень смотрел вслед девушке, решив, что лучше оставить её в одиночестве. Сейчас, чтобы он не сделал, будет только хуже. Ухватившись правой рукой за свои волосы, сжал кулаки и ударил второй по каменной стене за его спиной.

— Ну-ну, не буянь.

Рядом с ним мгновенно появился человек в чёрной мантии — Тень.

За последние четыре года она периодически навещала его, оставляя после себя только кучу вопросов и неприятное чувство того, что с Коди играют, словно с куклой.

— Тень?! Опять ты!

— Просила же на «Вы» ко мне обращаться, грубиян.

— Я даже не знаю кто ты есть на самом деле. Скажешь, подумаю над этим.

Она замолчала на несколько мгновений.

— Ты уже слышал моё имя, но никогда не видел меня. Уже неплохое достижение для мальчишки из захолустья.

— Класс, осталось вспомнить имена всех тех, кого я ещё не видел.

— А тебе ведь действительно будто бы плевать на чувства окружающих. Ведёшь себя так, словно не обидел маленькую девочку минуту назад. Твоя метка тебя не мучает?

— Она мне во многом помогает. Есть свои плюсы в том, чтобы быть бесчувственным.

Плащ Тени стал укорачиваться, показывая стройные ножки девушки в плотных черных колготках. Она подалась вперёд и оперлась локтями в коленки. Её мантия перестала уменьшаться у бёдер.

Мельком взглянув на идеальные ноги непонятно кого рядом с ним, Коди сильно удивился. Ещё ни разу Тень не показывала своего тела. Только он собрался спросить её, послышался нежный голос девушки:

— Быстро пролетели четыре года, да?

Парень отвёл от неё взгляд и задумался. Она не первый человек, который говорит об этом, но первый, заставивший его действительно понять это.

— Пожалуй, соглашусь. В тот день, когда ты сказала, что я очень силен мне сложно было поверить в это, но…

— Я бы тоже не поверила, однако ты особенный. Всё то, что ты пережил, с самого твоего рождения и до переезда в Монтверд, сделало тебя таким. Ты бесчувственный, грубый и местами туповат, но очень силен. На одном этом ты просто обязан добраться до Еврантира.

Коди взглянул на Тень и вскинул бровь, когда услышал «местами туповат», однако девушка не обратила на это никакого внимания и продолжила:

— Твой первый серьёзный бой с Эргендом в шестнадцать лет был более чем успешным. Помнишь его?

— Конечно! Мы тогда дрались около десяти минут. В итоге Эргенд победил, подставив мне обычную подножку. Мне было так стыдно, что я два дня не мог держать в руках меч. В чем же успех такого позорного поражения?

— В том, что ты смог эти десять минут выстоять против опытного воина. Воина, что выкладывался на полную, чтобы победить тебя. Не каждый в 16 лет на такое способен. И ещё ты очень смешно упал тогда… то есть… Ты выстоял десять минут и был готов продолжать дальше! Тебе лишь не хватало опыта, чтобы одолеть его, но сейчас этот опыт есть, и ты без проблем побеждаешь его. Ты смог получить ранг. Более того, ты победил всех экзаменаторов так, как будто они и вовсе не были для тебя соперниками.

Тяжёлый вздох Коди заполнил тишину, возникшую между ними.

— А ножки у тебя — что надо.

— Спасибо, конечно, но пялиться не культурно.

— Я знаю.

— То есть, на тебя только обиделась лучшая подруга, а ты пялишься на мои ноги и не скрываешь этого?

— Получается так, а что с меня взять? Ты меня расстроила. Мне все равно обидишься ты или нет.

Девушка выпрямилась.

— А что если окажется, что они волосатые и вообще я — мужик?

— Мне все равно.

— Настолько задело? — Тень выдержала паузу, в тщетной надежде получить ответ — Ну, тогда я пойду, можешь посмотреть на ножки лавочки, они тоже ничего.

Коди перевёл взгляд на лавочку, но казалось, что его разум сейчас где-то в другом месте

— Пожалуй, древесина не в моем вкусе.

— Как знаешь.

И вновь она испарилась — поиграла и бросила. И так каждый раз. Ещё раз взглянув на лавочку, Коди тяжело выдохнул и направился в дом. Перед тем, как открыть дверь он оглядел улицу. Из темной подворотни вышла пара горожан, возвращающаяся домой.

«Кто же ты такая?»

***
Следующим утром большая часть компании не смогла полностью проснуться. Троица парней едва смогла подняться на ноги, Вильям с Мартой тоже клевали носом. Только Эргенд и Коди чувствовали себя бодрыми.

Собрав только самые необходимые вещи, Коди вышел под навес и стал оглядывать кузницу. Сердце бешено колотилось от предвкушения. Вытащив из кармана на груди свой ЭИТ, он ещё раз убедился, что получил ранг.

«Коди из Северного Интра», ранг: «Молодой Волк».

Марика не пришла его провожать, но парень не чувствовал вину или сожаление в связи с этим. Он ни капли не жалел о том, что сказал ей вчера, ведь всё до последнего слова было правдой.

«Она не хочет принимать это. Никто бы не захотел, но если она не примет правду, то останется в одиночестве. Иначе было нельзя, Коди… иначе было… нельзя…»

Все вышли на улицу, прищурив глаза от яркого света. Вчерашняя бутылка Эвраконского вина сделала вечер гораздо короче для тех, кто не умел пить. Вильям, зевнул и положил руку на плечо Коди.

— Готов? Ничего не забыл?

— Всё взял: деньги, «Латина», камни, провизия.

Кивнув, он убрал руку. Ребята стояли полукругом вокруг Коди и не находили слов, которые хотят сказать своему другу перед тем, как он уедет очень надолго.

— Возвращайся скорее, вместе с Маргарет.

Улыбнувшись, Коди кивнул.

— Обязательно.

Марта смотрела на мальчишку с мокрыми глазами, испытывая гордость и ностальгию.

— Когда-то мы так же отправляли Эргенда, да, Вильям?

— Ха-ха, а ведь верно. И он вернулся через пять лет. Ты уж постарайся не заставлять нас так долго ждать.

Эргенд улыбнулся, вспомнив то далёкое прошлое.

— С твоими силами ты сможешь и за два года вернуться, но лучше будь осторожен. Неважно сколько придётся ждать, просто вернись.

Коди обнял Эргенда, Вильям с Мартой тоже к ним присоединились, крепко сжавшись в один большой круг.

— Я вернусь, обещаю.


Глава 19 В путь


Дата: 27-ое число месяца Албин, 1053 год. Место: Город Монтверд

Пешком от портового района до главных ворот Монтверда было около получаса ходьбы. Шаг Коди был довольно суетливый, спешащий, пусть торопиться было некуда. Звон колокола в ратуше отзвенел примерно десять минут назад, ознаменовав начало нового трудового дня для всего города.

Парень проходил знакомые кварталы, и сейчас они казались не такими, какими он видел их четыре года. Белые стены, покрытые растительностью местных садов, каменная плитка и множество фонарей пролетали мимо все быстрее. Будто Коди набирал скорость перед тем, как вылететь из Монтверда, словно из рогатки, с достаточной силой, чтобы дойти до своей цели самостоятельно. Нет, он не ускорялся. Он всё больше погружался в мысли о грядущем и прошлом, не замечая того, как преодолевал очередной район.

Длинная прямая главная дорога, ведущая к самым крупным воротам, всегда была украшена какой-то зеленью. Это делали сами жители, встречая своих родичей с севера такой красотой. Цветы, лозы, небольшие ягодные кусты — всё это провожало путешественников в путь и с распростёртыми объятиями принимало обратно.

Вдали, рядом с сувенирной лавкой, виднелся крупный, хмурый человек в тяжёлой броне и темно-синий костюм знакомой эльфийки. Только юбка, появившаяся вечером, вновь сменилась на темно-синие штаны. На голове девушки был такого же оттенка капюшон, который она использовала вчера во время переходов из одного места в другое.

Майрон приметил Коди и указал Кумико на него, та взглянула на парня немного обиженным взглядом, уже предвкушая вопрос о своём самочувствии.

— Доброе утро, Коди.

— Доброе утро… или не очень?

Эльфийка лишь недовольно промычала. Коди взглянул на Майрона, в надежде услышать ответ на свой вопрос.

— От похмелья магия исцеления не спасла. Оказалось, что Кумико не умеет.

— У-у-у.

— Ну хватит вам, давайте не будем вспоминать вчерашний вечер. Майрон мне такого рассказал, что с тобой я бы тоже не увиделась, если бы не работа.

— Я просто сказал, что ты вела себя как прилипала. А ещё выдула всю подаренную нам бутылку вина в одиночку.

Глазами, полными огорчения и беспомощности, эльфийка взглянула на Майрона, который скрестил руки на груди и отвернулся.

— Ты обманываешь меня! Коди, он обманывает меня?

Неуклюже улыбнувшись, Коди попытался придумать хоть что-то, что не сильно бы расстроило девушку.

— Ехе-хе-хе… не знаю, я вчера полвечера на лавочке во дворе просидел.

Майрон вскинул бровь, бросив короткий взор на Коди, тот пожал плечами.

— Тогда мы купим ещё одну, когда приедем в Еврантир и выпьем. Так, чтобы вечер не помнили все, а не я одна!

— Хорошо, но при условии, что всем достанется поровну, или просто достанется — взгляд Майрона казался безжалостным. Кумико ответила лишь страдальческим мычанием, завершив разговор.

За время, что группа простояла у ворот, Коди заметил, что большую часть торговцев сопровождает как минимум три человека. В основном авантюристы ранга «Волк» в дешёвой экипировке. Почти всегда члены гильдии путешествуют так — взятием задания на сопровождение до нужной им точки. Симбиоз торговцев и авантюристов уже давно укрепился в обществе и это было вполне нормальным для обеих сторон. Бесплатный транспорт и немного денег, дешёвая плата для торговца в обмен на охрану, с которой иногда можно неплохо поговорить и скрасить одиночество своего ремесла. Хотя для крупных караванов это был вопрос выживания, и плата, и состав охраны там были соответствующие.

— Вон он.

На повозке, которую тащила одна лошадь, ехал пухленький человек в кожаной куртке и походных штанах. Та же самая одежда, в которой он вчера спустился к группе. Торговец сразу приметил их, и помахал своей толстой рукой.

— Доброго утречка!

Кумико лениво поприветствовала работодателя, старясь не сильно светить своим лицом. Майрон ответил весьма сухо, не проявляя эмоций. Голос его звучал очень спокойно и безразлично. Коди же ответил слегка неуклюже, не совсем понимая, что от него требуется с этого самого момента.

Эльфийка неспешно забралась на сидения на борту повозки и, свесив ноги, опустила голову. Торговец сразу заметил, что она не в лучшем состоянии, но решил не упрекать, ведь она была из расы тех, кто живёт под крылом его богини — Иртис. Доверие друг к другу среди иртисистов было тем, на что эйрисисты часто смотрели скептично, даже внутри небольшой группы людей. Настолько разный был менталитет двух религий, что их представители часто с трудом понимали мотивы поступков друг друга.

Майрон тут же сел рядом с торговцем спереди и жестом показал Коди, чтобы тот сел на другом бортике. Парень быстро зашагал к повозке и аккуратно плюхнулся на деревянное сиденье. Торговец ударил поводьями, и конь наконец тронулся с места по дороге из города за огромные центральные ворота.

За ними всё было по-прежнему — просторные зелёные поля, простирающиеся до самого подножья крутого холма. Повозку слегка трясло на ухабистой дороге. Арин постоянно что-то говорил невозмутимому Майрону, который лишь изредка поддакивал, создавая вид того, что слушает своего «собеседника». Кумико ехала молча, иногда издавая весьма болезненные звуки, когда повозка слегка подпрыгивала на очередном ухабе. Коди же сидел и рассматривал поле, как делал это четыре года назад, впервые въезжая сюда вместе с отрядом Ордена. Когда-нибудь он вновь проедет по этим полям вместе с Маргарет.

У подножия Арин попросил группу слезть с повозки, чтобы немного облегчить ношу своей лошади. Поднимаясь по подъёму, Коди смотрел в сторону восходящего солнца, его волосы развивал сильный ветер. На вершине, у одного из крутых склонов холма, он встал у края дороги и вытащил из ножен «Латину».

Аккуратно взяв её с противоположных сторон в свои ладони, Коди взглянул на меч и попытался рассмотреть своё отражение в полированном лезвии багрового цвета.

«Так странно покидать этот город вместе с тобой. Все эти годы ты прохлаждалась где-то в этом проклятом подземелье, а теперь снова служишь своей хозяйке в моих руках, как и сказал Эргенд. Не подведи меня, «Латина», и я верну тебя Маргарет».

С этого холма Монтверд смотрелся очень величественно, но Коди видел в нём лишь людей, которых оставляет неизвестно насколько.

Казалось, что где-то на одной из стен стоит Марика и машет ему платком на прощание. Коди не знал этого наверняка, но в глубине души был бы одновременно и рад, и расстроен, если бы это было так. Он дорожил Марикой и именно поэтому она должна жить дальше своей счастливой жизнью, а не тратить время на него, того чьё будущее даже не принадлежит ему самому.

— Коди!

Послышался басистый голос Майрона. Он громко топал, бряцая своим доспехом и все ближе подходил к парню.

— Ты чего встал? Мы сюда не на отдых приехали! Давай на повозку, быстрее.

— Ох, чёрт.

Здоровяк разочарованно покачал головой и, развернувшись, бегом отправился за медленно уезжающей повозкой. Арин периодически выглядывал из-за плеча, проверяя как там эти двое.

— Нет, у меня конечно бывали подобные случаи. Красота там, полюбоваться хочется и всё в таком духе, но вы тут разве не меня охранять должны? Если бандиты окажутся эвраконскими эльфийками невиданной красоты, вы также будете столбом стоять и смотреть, как грациозно они вытаскивают золотишко из моего кармана?

Торговец начал жаловаться сразу, как только Коди и Майрон подошли достаточно близко, чтобы услышать его. Плюхнувшись на свои места, Коди начал оправдываться:

— Извините, воспоминания нахлынули.

Арин весело усмехнулся.

— Разве авантюристы так сильно привязываются к городам? Вы как кочевники — из города в город, налегке, в погоне за богатством и приключениями. Получается, почти как торговцы… только моя сила в уме, а ваша… ну понятно в общем… Никогда об этом не задумывался раньше.

Он говорил слишком много. Так много, что спрашивать о чём-то было страшно. Четвёрка притихла, ненадолго.

Вскоре телега заехала в лес. Впереди, в метрах пятидесяти, ехал такой же торговец с охраной из двух человек. По виду один был лучником. Впрочем, мечи висели на поясе у обоих.

Лес был довольно густым, но деревья росли примерно в трёх метрах от дороги. Всё, что ближе всегда вырубали при строительстве, а потом следили, чтобы деревья не сильно наступали на дорогу, дополнительно прореживая опушки от густых кустов и лишних деревьев. Это делалось, чтобы усложнить жизнь бандитам, и не позволить им устраивать засады. По крайней мере на главном тракте было именно так.

Сам лес ничего особенного не представлял и был такой же, как и тот, что, рядом с Северным Интром, в котором, в своём детстве, охотился Коди. Немного тёмный, если зайти поглубже, и светлый на окраинах. Множество самых обычных кустов и различных деревьев ничем не привлекали внимание. Рассматривать их стоило из одной лишь возможной опасности набега бандитов или монстров.

Арин начал насвистывать незнакомую Коди мелодию, не в состоянии сидеть в тишине.

— Вы когда-нибудь были в Эвраконе? Поистине, великая страна, как и народ! Обязательно побывайте там когда-нибудь… Могу посоветовать абсолютно все герцогства на побережье залива, там чудесные винодельни! А какие вечера! Танцы! Столько смеющихся людей, как на любом вечере в Вии, я не видел ни на одном празднике во всей Дансарии. А я, на секундочку, был в семи герцогствах Олнирского Альянса, Анмантосе, Гимлоде, и… Ремдане, точно! Вы были в Ремдане?

— Был. И девушка была.

Коди слегка удивился, но быстро понял, что Майрон сказал это, чтобы Арин не продолжал свой монолог.

— О, вот как значит. Ремдан по сути Эвракон, только в Дансарии и не такая счастливая страна, конечно. И не такая большая, но является грозным соперником для моей страны на море. Во время волнений Серебряной королевы Атрины Эвракон немного ослаб, но скоро вернётся на прежний уровень и тогда уж мы покажем этим ремданцам, как это — забирать море у нашей богини.

— Пойдёте воевать?

— Конечно! Надо же поставить Ремдан на место! Не зря ведь наша армия самая сильная в Ниркатии!

— Это та, что в годы Великой войны сдалась без боя, ещё до её конца, стоило Анфоту и Милзе пасть от армии союза Альдансарии? Нет я спрашивал не об этом, ВЫ пойдёте воевать?

— А-а-а… не-е-ет. Ты что? Мне же торговать надо, да и сражаться я не умею. Да и предпочёл бы я пойти за Серебряной королевой, чем за нынешнего короля. Только никому не известно где она сейчас. Кто-то говорит, что её казнили, кто-то, что отправили в Тусурию или ещё куда… Много разных слухов ходило в те времена. Сейчас об этом вспоминают только её сторонники.

Майрон тяжело вздохнул, устав слушать бесконечный поток слов лицемерного торговца, который прерывался только на то, чтобы вдохнуть воздуха. Коди же наоборот, был заворожён рассказом о других странах. Знаний помимо тех, что дал ему Эргенд, у него практически не было. Он умел читать и считать, ориентироваться на местности, рисовать и расшифровывать карты и знал базовые особенности некоторых стран, такие как религиозная принадлежность и наличие у них крупных подземелий. Коди вовсе был не глуп, но его знания были получены лишь с одной целью — стать успешным авантюристом. Услышать что-то об истории или обычаях оказалось для него весьма интересным опытом.

— Можете поподробнее рассказать про Серебряную королеву?

— Ты что, совсем ничего не слышал о ней?

Арин говорил с ноткой осуждения. Для него было естественным знать такие важные вещи для обеих религий.

— М-м-м… нет.

— Ох… ну ладно. Самому вспомнить полностью не помешает.

Арин начал свой долгий рассказ о Серебряной королеве с самого происхождения этого понятия. Пророчество Серебряной королевы, одна из легенд, внесённых в Кодекс Эйрис, предсказывало появление эльфийки с серебряными волосами. Эта девушка должна была стать великой королевой и привести их род к союзу с человеческим, что положило бы конец огромному количеству конфликтов между двумя расами. Серебряный цвет волос для эльфов огромная редкость, но всё же вполне себе естественное явление. После Великой расовой войны, отгремевшей чуть больше тысячи лет назад, такие появлялись в истории несколько раз и часто становились правителями одной из немногих эльфийских республик. Легенды об эльфах с серебряными волосами есть и в кодексе Иртис, но все они об уже живших когда-то великих личностях и об их следе в истории, пророчество есть только в кодексе Эйрис.

Что примечательно эльфы с серебряными волосами всегда были эйрисистами и всегда становились правителями эйрисистских стран, но теперь всё случилось в иртисистской стране, да ещё и в правящей династии. Девочку долго скрывали, но как только о ней стало известно, страна сразу же разделилась на два лагеря — на сторонников прежнего короля и религиозных фанатиков, стремящихся посадить на трон десятилетнюю Серебряную королеву. После нескольких лет народного восстания победили сторонники короля, и никому не известно, что случилось с той девочкой, которой просто не повезло родиться с особенным цветом волос.

Народы Западной Ниркатии объявили о том, что готовы принять её в своих странах, увидев в этом возможность объединить людские и эльфийские страны под крылом Иртис, в том числе родина самого Арина — Хафтия. Со времён гражданской войны многое изменилось, но люди до сих пор верят, что она жива и нашла убежище.

***
Дорога до Винтеса была недолгой. Под рассказ об истории Эвракона и окружающих стран Коди не заметил, как они проделали большую часть пути и солнце уже начинало клониться к закату.

Окрестности этого городишки немного разрослись. Появились дома у его стен на месте, где раньше был лес. Деревянные постройки казались такими непрочными, заставляя память Коди напомнить о том дне, когда он лишился матери.

Парень вытащил из-под рубашки Камень Воспоминаний, висевший у него на шее, и пристально взглянул на него, аккуратно взяв в ладонь.

«Ты меня из такой же дыры вытащила? Я уже не помню, как выглядел мой собственный дом».

Группа медленно въехала в город, пройдя досмотр у ворот. Гостиница здесь по-прежнему была всего одна — «Гремящая грива». Она, как и Винтес, тоже стала немного больше. Коди плохо помнил это здание, но не заметить пару пристроек с обеих сторон трёхэтажного широкого здания было сложно. Высадив авантюристов у гостиницы, Арин поехал ставить повозку в конюшню. Ребята быстро заселились, заплатив за ночь по одному Серебряному Дансару каждый за койко-место без еды.


Глава 20 Не говори мне что делать


Комната, которую сняли Майрон и Коди для себя, была довольно маленькая. Казалось, что она даже меньше той, где мальчишка ночевал вместе с Эргендом, когда в прошлый раз был в Винтесе. Двухъярусная кровать занимала примерно половину всего пространства, а стол и тумбочка напротив кровати — четверть.

Разбирая свои немногочисленные вещи и подсчитывая оставшийся бюджет, парни жутко хотели есть, но ожидали пока к ним нагрянет Кумико. Девушка обещала быстро расположиться в своей комнате и сразу же вернуться к ребятам, однако она опаздывала уже минут на пятнадцать.

Закончив свои дела, Коди свесил ноги вниз со своего верхнего яруса кровати и слегка помотал ногами. Воспоминания дня, когда он возвращался с охоты и встретил Марику на причале, неожиданно ударили в голову. Также свесив ноги, задевая ими воду, Коди сидел рядом с ней, глядя на то, как заканчивался один из последних его дней в Монтверде.

Тук-тук.

Двойной стук по деревянной двери комнаты ознаменовал приход долгожданной гостьи.

Майрон неспешно подошёл к выходу и раскрыл дверь.

— Добрый вечер, мальчики. Готовы пойти ужинать?

Немного повременив с ответом, Майрон ответил ей с ноткой раздражения.

— У тебя не так много вещей, чтобы так долго разбирать их.

— Простите, я решила проверить местную кухню перед тем, как зайти к вам… И не зря. Нам будет лучше пойти в таверну неподалёку, там, говорят, кормят лучше и дешевле!

Здоровяк тяжело вздохнул, потирая переносицу. Маленькие города не славились своей толерантностью по отношению к эльфам и глитчам. Без преувеличения можно было сказать, что каждую секунду пребывания здесь Кумико находилась в опасности.

— Нам лучше остаться в гостинице.

Девушка еле заметно улыбнулась, глядя Майрону в глаза.

— Не переживай, я могу за себя постоять в случае чего. И заколка…

— Это меня и беспокоит.

Майрон развернулся и подошёл к кровати, чтобы собрать монеты с тумбочки в мешок.

Верно расценив слова Майрона как согласие, Кумико обратилась к Коди:

— Коди, как считаешь? Лучше пойти в таверну или остаться здесь?

«Пройтись и поесть вкусно в небольшой таверне или просто поесть? Я целый день шёл не для того чтобы за ужином терпеть всякие помои.»

Спрыгнув со своей кровати парень жизнерадостно заявил:

— Пойдёмте ужинать вкусно.

Встряхнув мешочек с монетами и затянув ремешок на нем, Майрон обернулся.

— Как раз обсудим кое-что.

***
Перед выходом из комнаты, Кумико надела свой плащ с капюшоном и полностью спрятала свою голову. Коди считал такую жизнь сродни вечному бегству.

«Постоянно прятать себя, чтобы не получить долю оскорблений, унижения или побоев, просто ужасно. Она не заслуживает подобного.» — подумал Коди, закрывая за собой дверь в гостиницу.

Вечерний Винтес оказался довольно мрачным местом. Фонарей на разбитых улицах было в несколько раз меньше, чем в Монтверде, освещая лишь редкие участки дороги. Во тьме или под фонарями собирались разного рода компании — пьянчуги, дебоширы, пьянчуги-дебоширы и авантюристы.

Весь Винтес в целом был похож на большую деревню, которая старается быть похожей на город. Об этом говорили многие вещи. Дороги, которые редко были сделаны из камня и в основном представляли собой вытоптанную землю. Большое количество трещин в стенах зданий. Однако самым главным отличием от города являлось отношение к другим расам. Здесь люди особняком и очень не любят чужаков. Сотрудничество с иными расами в таких местах развито очень слабо, в отличие от Монтверда, имеющего прямое морское сообщение с полуэльфийской Эделикой, однако всё же можно встретить и глитчей, и эльфов в некоторых заведениях.

Кумико вела группу по темным улицам негостеприимного городка и постоянно ловила на себе злобные взгляды осуждения. Местные жители Винтеса особенно сильно не любили эльфов и едва завидев девушку в капюшоне сразу заподозрили в ней неладное. Конечно, тех, кто был уже в хлам, это почти не волновало, но большая часть смотрели на девушку с необычной, неестественной для Монтверда озлобленностью.

Уже подходя к таверне, рядом со входом в которую была небольшая яркая площадь, девушка привлекла внимание компании из четырёх человек. Они направились к ней, но едва завидев Майрона и Коди, идущих чуть поодаль, сразу же скрылись в ближайшем переулке.

— Не снимай капюшон, эти идиоты тебя растерзают.

— Да… я понимаю. Спасибо, Майрон.

***
Внутри всё казалось гораздо радужнее — свободного места мало, как и трезвых людей. До капюшона Кумико здесь никому не было дела, и группа смогла спокойно осмотреться, чтобы поискать свободный стол.

Зал оказался гораздо больше, чем Коди мог предположить, столов в нем было немало, а народу ещё больше. Многие люди стояли, хотя свободные места имелись. Крупным компаниям гораздо удобнее пить стоя, чем, собственно они и занимались. Куда ни глянь — у каждого была кружка в руке.

Кто-то приходил сюда, чтобы расслабиться и посидеть за кружкой пива или вина, кто-то же наоборот пытался выжать из себя все последние силы перед тем, как отрубиться и проспать до самого утра. Это создавало очень заметный контраст между ближней к выходу, относительно спокойной, и гудящей у бара половинами.

Группа решила подыскать себе местечко на спокойной стороне. Такое было в дальнем углу, у стены завешанной деревянными щитами. На щитах были изображены гербы Альдансарии — альянса, что победил в Великой расовой войне тысячу лет назад.

В странах Альдансарии считается, что именно они победили в войне, разгромив почти весь север Ниркатии, а после возвращения в Дансарию, победили в финальном сражении у Еврантира. В остальном мире считается, что победил Эйрисизм с возглавлявшим его в тот момент Анмантосом. В Аксарии над этим смеются и вполне обоснованно утверждают, что единственное достижение бывшего «Защитника веры» это то, что они смогли продержаться до вступления в войну альянса. Не приди Альянс на выручку, существование Анмантоса, как независимого государства, было бы под вопросом. За это страна лишилась звания «Защитника веры». Его передали в Эделику, в новое религиозное государство, основанное на захваченных северных территориях Эльфийского Милзе. Из-за этой несправедливости Аксария и её народ до сих пор держит обиду и на Анмантос, и на Эделику. Они забрали у них, законных победителей, заслуженное почётное звание. Отношения между странами очень натянутые, хотя крупномасштабных войн удаётся избегать благодаря вмешательству авантюристов ранга «Дракон». Особенно это касается отношений с Анмантосом, который всячески пытается восстановить свой былой статус и помешать Аксарии занимать лидирующие позиции среди стран Эйрисистов. Рассматривая щиты, Коди сразу же обратил внимание на последний с гербом Аксарии — черным крестом с белыми гранями на темно-красном фоне. Рядом с ним висели гербы Ремдана, Гимлода и бывшего Милатса.

Мальчишка уселся у стенки, а Майрон с Кумико напротив него. Вскоре к ним подошла служанка и спросила, чего они хотят. Приняв заказ на три порции сегодняшнего главного блюда, она удалилась на кухню. Весь ужин на компанию обошёлся им в половину серебряного Дансара или десять бронзовых монет на каждого.

Майрон осматривался, пытаясь понять, следит ли кто-нибудь за их компанией или нет. К счастью, никому не было дела до трех серых и уставших людей. Тем более на весёлой половине.

— Долго нам ждать?

Коди нервно постукивал ногой, в ожидании своего ужина. В дороге они не останавливались и приходилось грызть или рассасывать чёрствый хлеб, или жевать сушёное мясо, чтобы хоть как-то утолить голод. Кумико пила только воду, собранную ею же с помощью магии.

— Минут через пять, может десять. Где-то так…

Парень откинулся на стенку, тяжело выдохнув. Желудок громко урчал в предвкушении ужина.

— Ты о чём-то хотел поговорить, Майрон?

Кумико обеспокоенно обратилась к сидящему рядом здоровяку. Тот постоянно осматривал зал, всё опасаясь за их спокойствие. Майрон ответил не сразу, немного поразмыслив.

— Я хочу остаться в Интре на несколько дней. Взяться за какую-нибудь охоту. Боюсь, что забуду, как меч в руках держать, пока доедем до Еврантира.

— М-м-м… я не против. Может даже следовало бы останавливаться в каждом крупном городе… Коди, ты как на это смотришь?

Коди хотелось оказаться в Еврантире как можно скорее и не останавливаться надолго в городах, даже, чтобы заработать немного денег. Однако переезд от Монтверда до Винтеса оказался весьма показателен. Меньше дня в дороге, а такая неприятная усталость и голод, и это им ещё повезло, что группа смогла добраться до населённого пункта. Так бы пришлось спать на жёсткой земле и готовить еду на костре самому. Длительное отсутствие остановок теперь казалось просто нежелательным, и пауза в Интре, путь до которого неблизкий, могла оказаться необходима даже для Коди. Мысль о том, чтобы побыть немного в родных краях, также послужила аргументом «за» взятие задания на охоту.

— Ладно, давайте возьмём, но что-нибудь серьёзное. Не хочу тратить время на мелочь за гроши.

Майрон нахмурился.

— Обычно мы берём что-то простенькое, неопасное. Денег нам много не надо, так что и задания сложные не очень любим. Если ты хочешь, я думаю, можно что-то посмотреть. Да, Майрон?

Как обычно, он не сильно торопился со своим ответом, взвешивая все «за» и «против».

— Раз нас теперь трое, можно попробовать взять что-то серьёзное, но у меня одно условие.

Кумико и Коди внимательно посмотрели на Майрона.

— Коди, ты будешь слушаться Кумико беспрекословно. Если она скажет уйти и не мешать — уйдёшь и не будешь мешать. Если скажет рвануть в бой — рванёшь в бой. Я не знаю, как хорошо ты проявишь себя в командном бою. Также я не знаю, насколько нам будет удобно с тобой. Поэтому, не проверив всё это и принимаясь за задание на опасного монстра, я хочу, чтобы ты, в случае чего, не стал для нас обузой.

Невозмутимость, с которой всегда говорил Майрон, казалась Коди высокомерной. Сказанные им сейчас слова сильно задели новоиспечённого авантюриста.

— Слушай, ты вообще был на турнире? Я победил всех! Я победил даже Кумико, которую никто не мог одолеть и знаешь что? Я сдерживался. Я специально дрался не в полную силу, чтобы никого не убить. Как Я могу вам мешать во время боя, если Я скорее всего сделаю всю основную работу?

Майрон не знал, что ему ответить. Сдерживаться на турнире и чуть не проиграть Кумико казалось нелогичным. Да он победил, но она трижды загнала его в угол и каждый раз парню везло. Слепо доверять такому бойцу верх глупости. Он потёр переносицу и прикрыл глаза.

«Задел его самолюбие. Всё гораздо хуже, чем я думал. Кумико, кого мы с тобой взяли в группу?» — подумал Майрон, взглянув на эльфийку.

Лицо девушки было обеспокоенным. Ей определённо не нравилось то, к чему идёт разговор и ей не хотелось распада группы до того, как задание будет выполнено.

— Ладно. Тогда давай проверим, насколько ты хорош. Завтра вечером мы остановимся до захода Солнца. Предлагаю поединок: я и Кумико против тебя. Если сможешь победить — у меня не будет сомнений по поводу твоей силы, но, если проиграешь — мы берём задание попроще.

— Мальчики, не надо спорить.

Подошедшая к их столу служанка поставила на стол три порции картофельного пюре с поджаркой из свинины и по кружке с водой. Парни пристально наблюдали за ней, ожидая, пока она уйдёт, чтобы продолжить свой разговор.

— Согласен. На турнире уже был один тяжёлый воин, и с ним у меня проблем не было. Как бы Кумико не пришлось в одиночку отдуваться за такой непобедимый авангард.

Парень уверенно подался вперёд, опершись локтями в стол и подставив голову на ладони. Эльфийка была полностью проигнорирована, что заставило её нервничать ещё сильнее.

— Не недооценивай меня. Это плохо заканчивается.

— Сейчас ты недооцениваешь меня.

— Это не загонит меня в могилу.

— Хватит!

Кумико вскочила со своего места. Она была крайне возмущена и обижена. Нахмуренные брови и сжатые губы слегка напугали парней, но привели их в чувства, заставив остановить спор.

— Почему ты решил, что я хочу снова драться с Коди? А ты! Почему ты, не видавший жизни авантюриста, думаешь, что Майрон не может позаботиться о нашей общей безопасности? И почему никто не спросил, чего я хочу?

Лицо Коди не отражало эмоций, хотя до этого он был зол. Слова Кумико мало задели его, и он всё ещё стремился сразиться с Майроном, чтобы доказать тому свою силу.

— Я хочу надрать ему задницу, пусть не зазнаётся, только потому, что перед ним якобы «Молодой Волк».

Майрон вскинул бровь, услышав прямую угрозу, показывая своё удивление. Озлобленность Коди не давала ему адекватно рассуждать, и он совершенно не заметил настроения Кумико.

— А я просто хочу поставить наглый «молодняк» на место. Спустить с небес на землю, ты ведь понимаешь.

Парни смотрели на Кумико в ожидании её мнения. Эльфийка была растеряна, словно на душу больно упал огромный камень. Она не хотела ссоры внутри группы, но понимала, что избежать её уже не получится.

— Я… я иду обратно в гостиницу.

Кумико вышла из-за стола и начала быстро уходить. Ошалевший, Коди бросил ей в след первое, что пришло в голову:

— А как же ужин?

Она ушла не обернувшись, сильно толкнув дверь. Майрон даже не пытался её остановить, он смотрел на Коди, как на идиота.

— «А как же ужин»? Серьёзно?

Тот лишь недовольно фыркнул и отвернулся.

— И всё же, я не отказываюсь от поединка с тобой. Даже без Кумико я смогу увидеть достаточно.

Коди поднялся со своего места, обошёл стол не отводя взгляд от Майрона и наклонился так низко, что, чуть не столкнулся с ним лбом.

— Я не буду сдерживаться.

Гнев сильнее голода. Ужинать в компании этого парня «Молодому Волку» уже ничуть не хотелось. Он уверенно пошёл к выходу, размышляя о том, как завершить завтрашний бой с Майроном в первую же секунду так, чтобы никто не умер, и чтобы посильнее задеть самолюбие этого шкафа.

Выйдя на улицу Коди глубоко вдохнул ночной свежести, пытаясь привести эмоции в порядок.

Глянув в сторону улицы, по которой они шли сюда, парень развернулся к ней и, засунув руки в карманы, не спеша двинулся к гостинице. Компаний на улице стало местами меньше, местами больше.

Вспомнив, что Кумико ушла одна, Коди забеспокоился, ведь трезвых и адекватных людей на улице действительно стало меньше, а самой девушки нигде не было видно. Он стал заглядывать в каждый переулок мимо которого проходил. В одном из них действительно кто-то был.

Подойдя ближе, Коди увидел, что улочка была разделена в середине темно-синим физическим барьером, перед которым стояли трое взрослых и пьяных мужчин. Те долбили в барьер кулаками, пытаясь пробить его и постоянно выкрикивали оскорбления.

— Грязная шлюха, убери свой барьер, чтобы я мог тебе врезать!

— Прошу вас, уйдите! Ваши попытки добраться до меня ни к чему не приведут!

Кумико стояла зажатая в тупике, закрыв самой себе выход на улицу высоким барьером. Её капюшон был неряшливо снят, отчего светлые волосы выглядели растрёпанными. Коди очень удивился, увидев, что её загнала в угол парочка обычных пьяниц, разобраться с которыми было легче простого. Как она вообще могла позволить им прикоснуться к себе?

— Какого черта здесь происходит?

Пьянчуги резко обернулись. На лице каждого было видно крайнее возмущение и полное отсутствие страха за свою жизнь. Один из них сжимал в руках короткий нож.

Кумико застыла в оцепенении, не на шутку испугавшись неожиданного появления Коди в ужасном настроении.

— Сопляк! А ну пошёл прочь отсюда, пока и тебе не досталось!

Парень крепко сжал кулаки, остановившись чуть поодаль от шумной компашки.

— Коди, прошу тебя… Я сама разберусь.

В голосе эльфийки заиграли нотки отчаяния. Стоя за барьером она не могла никак защитить пьянчуг от Коди, который мог убить каждого из них одним точным ударом.

Неожиданно, парень чуть успокоился. Услышав голос Кумико, он разжал кулаки и попытался разглядеть её лицо за барьером, которого уже не было. Девушка убрала его и стояла в растерянности, не зная, что ей делать.

— Так ты с ней? Ну тогда и тебе наваляем, ушлёпок!

Всё внимание пьяной компании было приковано к Коди, который также был немного растерян. Кумико не применяла атакующую магию, даже парализующую. Алкаши начали подходить к парню, порой глупо оступаясь. Парень не знал, стоит их бить или лучше попытаться освободить Кумико и сбежать.

— Коди…

Пьяница с ножом был ближе всего к Коди и, приняв неуклюжую стойку, пытался напугать его «резким» движением, сократив расстояние между ними одним широким шагом. Парень схватил его за руку, в которой был нож и стал сжимать её всё сильнее, дополнительно активировав на руке магию усиления. Второй рукой Коди схватил мужчину за шкирку и отпустил только тогда, когда клинок выпал из ослабевшей руки на землю. Кисть пьяницы неприятно захрустела, заставив того завопить на всю улицу.

Увидев нож на земле, Коди тут же сильно оттолкнул своего заложника в двух остальных, в паре метров от него. Втроём, они кучкой сложились у стенки переулка. Пока троица приходила в себя, Кумико быстро перебежала к Коди и схватив его за руку повела прочь.

Она бежала, крепко держа его за запястье, словно в страхе, что Коди сейчас вырвется и пойдёт устраивать бойню в этом ужасном переулке. Кумико не останавливалась, хотя прекрасно знала, что они уже далеко и им ничего не угрожает. Она даже забыла про капюшон, совершенно не обращая внимание на развивающиеся на ветру волосы.

Только перед дверью в гостиницу девушка успокоилась и остановилась, отпустив руку Коди. Её едва слышимая отдышка была единственным звуком наполнявшей тишину между ними. Всё веселье осталось позади и в округе, казалось, не было ни единой души.

Кумико не оборачивалась и прошла немного дальше, положив одну руку себе на лоб.

— Кумико?

Послышался глубокий вздох.

— Да?

Её голос слегка дрожал.

— Ты… в порядке?

— Прости, Коди. Я так резко ушла и попала в такую передрягу. Оказывается, они только и ждали, когда я выйду из таверны.

Она обернулась, лицо было уставшим и расстроенным.

— Тебе не за что извиняться. Это всё мы с Майроном. Меня больше волнует, почему ты хотя бы не вырубила этих алкашей?

— Они же были беспомощны! Стоило мне выпустить хотя бы слабый заряд, и кто знает, что бы с ними стало! Вдруг их ограбят? Или вдруг они замёрзнут ночью в этой подворотне? А может они вообще бы погибли!

В первую очередь она беспокоилась об их жизни. Применять магию против обычных горожан казалось ей бесчестным. Несмотря на оскорбления и угрозы, их состояние было для неё важнее всего.

— Они угрожали тебе! И нам! Как ты можешь защищать этих отбросов?

— Мы должны защищать их! Можешь отрицать, но мы существуем, чтобы они могли спокойно спать в своих домах по ночам! Разве не это задача Гильдии?!

Коди не мог с этим согласиться. После увиденного несколько минут назад, слова Кумико казались просто детской глупостью.

— Я пошёл в авантюристы только, чтобы заработать денег. Не собираюсь выгораживать всех подряд, тем более тех, кто мне не платит.

— Можешь не выгораживать. Но не надо мне говорить, что я не могу защищать слабых.

Девушка успокоилась. Напряжение между ними спало, когда Коди не нашёл что ей ответить на последнюю фразу. Он просто не мог запрещать ей распоряжаться своей силой неправильным, на его взгляд, образом, да и не хотел. Мировоззрение эльфийки было понятным, но ставило перед Коди один большой вопрос:

«Как можно защищать людей, если тебе приходится жить в страхе перед ними?»

Помотав головой, выгоняя назойливые мысли прочь, Коди взглянул на стоящую перед ним эльфийку.

«Не буду забивать себе этим голову… пусть сражается за что хочет».

— Ладно прости уж. Я просто немного вспылил…

Кумико не спеша приблизилась к Коди и взяла его за руку. Перевернув её вверх ладонью, она нарисовала щит магией светло-зелёного цвета.

— Коди, у нас опасная работа. Майрон просто беспокоился о нас. О всех нас. Не стоит воспринимать это, как недоверие к твоей силе или навыкам. Это просто осторожность, которая никому ещё не навредила.

Заворожённый светящимся маленьким щитом на его ладони Коди задумался. Слова Майрона задели его именно тем, что он допустил возможность того, что новоиспечённый «Молодой Волк» может быть им бесполезен, даже после увиденного на турнире.

— Я всё ещё не понимаю, как я могу вам мешаться, когда я сильнее вас. Так что в твои слова мне верится с трудом… Он просто издевался надо мной только потому, что я «Молодой Волк».

Девушка ничего не ответила, отпустив руку парня. Она сделала пару шагов назад.

— Коди давай сейчас всё-таки покушаем, хотя бы здесь что ли, а завтра мы уже вместе с Майроном тебе всё объясним. Я даже знаю, как это сделать.

— Как же?

— Наглядно.


Глава 21 Отложенный ужин


Дата: 30-ое число месяца Албин, 1053 год. Место: недалеко от города Интр.

Миновало три дня пути от Винтеса до Интра. Вопреки ожиданиям Коди, бой в первый привал не состоялся, на что Майрон ответил просто: «Растрачивать силы до завершения задания, это ставить под угрозу всё задание, сегодня боя не будет».

Чуть небо стало окрашиваться в розовые тона, крошечный конвой группы Коди остановился, чтобы успеть обустроить лагерь и приготовить ужин. До города было не так далеко, около двух трёх часов на лошади с обычной скоростью, но двигаться ночью слишком опасно. Гильдия рекомендует не путешествовать в тёмное время суток, даже для ранга «Грифон». Причин несколько: монстры, невозможность предупреждения опасностей и охраны повозки в темноте, сложности в ориентировании. Намного легче отбиваться от ночного нападения в организованном лагере даже с простейшими сигнальными ловушками на подступах.

Ночные монстры гораздо сильнее своих собратьев и видят в темноте, а человеку нужен факел или шар света. Заметить их приближение в ночи практически нереально, тем более в шуме движущейся повозки. В школе магии «Света» существует магия, позволяющая лучше видеть в темноте, но она не идеальна. Во-первых, ей всё равно нужен хоть какой-нибудь свет в направлении взгляда. Против очень тёмных пространств магия будет бесполезна. Во-вторых, ты становишься очень чувствителен к ярким источникам света. В-третьих, такую магию сложно использовать — объектом её эффекта является глаз. На других людей её и вовсе нельзя наложить — она просто не работает. Если хотя бы один человек не владеет такой магией, он либо не участвует в бою, либо никто не использует этот навык, заменяя его на шары света. Только с ранга «Медведь» существует негласное правило владеть этой магией, каким бы ни был твой класс.

Местом для разбивания лагеря послужила первая попавшаяся просторная поляна. Впрочем, лагерем это было сложно назвать, ведь от него здесь был только костёр, котёл и повозка, закрывающая путешественников от леса.

Спустя полтора часа ужин был готов. Кумико сидела рядом с костром, грея свои ладони. Как и всю дорогу, она весь день носила плащ с капюшоном. Коди присел на землю рядом с котлом и уже тянулся к нему, предвкушая этот особенный вкус походной похлёбки, но Майрон остановил его.

— Ты помнишь, о чём мы с тобой договорились в Винтесе?

Коди с изумлением взглянул на того, кто помешал ему добраться до еды. Выражение лица из удивлённого сменилось на раздражённое, раздосадованное.

— Забудешь о таком… Неужели надумал наконец? Или смирился с поражением? Давай после ужина?

— Кто тренируется после еды?

Не став дожидаться ответа и полностью проигнорировав нападки юнца, Майрон развернулся и пошёл к центру поляны, поросшей невысокой травой.

Устало вздохнув, Коди поднялся с земли и чуть отряхнулся. Не спеша он пошёл следом за здоровяком, лениво положив левую руку на рукоять «Латины».

Кумико резко поднялась со своего места.

— Я тоже буду участвовать.

Парни обернулись, с удивлением посмотрев на неё.

— Ты же говорила, что не хочешь снова с ним сражаться.

Отряхнув свои штаны, она уверенно зашагала к Майрону за спину.

— У меня было кучу времени, чтобы подумать и решить, что это полезно и для нас с тобой, и для него. Пойдём скорее, я тоже хочу ужинать.

Торговец уже сидел на своей повозке, приготовившись к зрелищу. Бой обещал быть интересным. По крайней мере казалось, что он будет интересным. Девушка неспроста решила вступиться за тяжёлого воина против мечника с багровым мечом. Удобно расположившись Арин стал ждать начала шоу.

Поляна оказалась небольшой, примерно девять метров в диаметре. Места для манёвра было крайне мало — требовались точные, короткие и очень быстрые движения.

Сама по себе скорость здесь не поможет, Майрон всегда успеет встать на пути у бегущего Коди, а значит Кумико за его спиной, как за каменной стеной. В руках громилы двуручный меч и учитывая его длину, даже стоя на месте, он закрывал собой четыре метра поляны. Оставшиеся по бокам два с половиной метра были слишком узкими коридорами, чтобы прошмыгнуть через них.

«Против «Молодого Волка» это бы с лёгкостью сработало, но я-то далеко даже не «Волк».

Дуэт расположился уже привычным им образом. Кумико встала в трёх метрах от Майрона, за пределами радиуса меча и старалась держаться прямо за его спиной, под надёжной защитой. Коди стоял в десяти метрах от них. Он был вынужден выйти на противоположную сторону дороги, чтобы допустимое расстояние дуэлей соблюдалось хоть в некоторой степени. Отсюда он с трудом улавливал силуэт Кумико. За бронёй Майрона она действительно была как за крепостной стеной.

— Ты готов?

— Да!

Майрон посмотрел на Арина, который сидел и с любопытством следил за всем происходящим.

— Господин Арин, не могли бы Вы… я не знаю. Рукой махнуть, что ли?

Торговец встрепенулся и быстренько поднялся на ноги. Выпрямив спину, он приставил правую руку к сердцу и слегка задрал нос.

— Уважаемые… кхм… участники. В этот отличный, летний вечер мне выпала честь объявить начало поединка доблестных защитников всех жителей этого славного мира! С одной стороны, мы видим несравненную Кумико, мага поддержки в дуэте с тяжёлым воином по имени Майрон! А с другой у нас одинокий мечник… о-о-ох!!!

Удивление торговца от увиденного было неподдельным, даже Майрон слегка удивился и что-то быстро шепнул Кумико. Пока торговец вещал своё вступление, бойцы активировали свою «низшую магию» повышающую физические характеристики тела. Базовая магия школы — усиление — повышает скорость движений и силу ударов, в зависимости от возможностей бойца. Чем сильнее и быстрее боец изначально и чем больше магической силы он научился вливать в «усиление», тем лучше конечный результат магии.

Тело Майрона, вопреки общепринятому стандарту, светилось не жёлтым, а неярким белым светом. Пульсация магии была не быстрая, волнообразная, но уверенная и достаточно мощная, чтобы не сомневаться в её силе. И хотя могло бы показаться, что Майрон усилил себя чем-то иным, но нет, пульсацию «усиления» уровня «Волк» ни с чем не спутать.

Удивление торговца вызвало не это — магия Коди была невероятной. Арин обоснованно считал Коди лишь «Молодым Волком», никак не «Медведем». Плотное полупрозрачное свечение алого света полностью покрывало парня с ног до головы, и никак не соответствовало уровню, указанному в ЭИТе. Оно не было ярким — оно было завораживающе сильным. Даже несведущий ничего в магии человек понял бы, что перед ним стоит не рядовой боец, а элита уровня «Медведь».

— А-кхм… прошу прощения, это просто невероятно… Простите… А с другой стороны у нас мечник с багровым клинком — Коди! Да начнётся бой!

Арин махнул рукой. Только она опустилась, Коди тут же, со всей своей мощью рванул к Майрону, нанеся ему сильный удар сверху вниз, ещё до того, как торговец успел вновь поднять, опущенную после взмаха, руку.

К удивлению парнишки, «Волк» устоял и оказался достаточно быстрым, чтобы ответить на столь очевидный удар. Здоровяк рубанул справа налево, но Коди смог заблокировать удар, слегка отскочив в сторону от отдачи.

Завершить бой за один удар, даже выложившись на полную не получилось. Майрон оказался гораздо сильнее, чем Коди мог предположить. Это совершенно не сходилось с тем, что у Майрона ранг «Волк».

Пытаясь достать его, шустрый мечник наносил ему быстрые удары со всех сторон, но «Латина» была не такой, как его прежний меч. Она длиннее и тяжелее. Прежние приёмы, которыми он пользовался, теперь казались будто чужими, отчего все удары были медленнее обычного. Майрон же наоборот махал своим мечом так, словно он ничего не весил, и успевал отражать каждый удар, но не пытался атаковать.

«Двуручный меч, да с такой скоростью, словно это кинжал? Майрон да ты шутишь? Ты тоже сильнее своего ранга?»

Градус повышался. Коди становился злее. В каждый удар приходилось вкладывать гораздо больше силы, но из-за этого, и без того низкая, по меркам парня, скорость стала ещё ниже. Коди вынуждено активировал дополнительную магию, сделав меч немного легче и быстрее, но удары стали слабее, а клинок при каждом взмахе вспыхивал красным светом, оставляя характерные шлейфы. За годы тренировок, парень так и не смог полноценно освоить этот приём «низшей магии» — облегчение экипировки — и снижение веса меча было незначительным, но всё-таки пользоваться им стало легче.

В ответ Майрон тоже активировал приём, заставив свой меч вспыхивать слабыми белыми вспышками во время ударов. Его атаки стали гораздо тяжелее и сильно отдавались в руку Коди, от чего казалось, что она вот-вот онемеет. Тяжёлый воин стоял, как ни в чём не бывало и отмахивался от парня словно от мухи, и с каждым скрещиванием мечей стараясь выбить «Латину» из рук оппонента. Коди, деактивировал облегчение меча и вынуждено схватился за него двумя руками — скорость атак вновь упала ниже обычного. Зато теперь выбить меч из его рук стало невозможно.

Привыкнув к скорости Коди и подгадав момент, Майрон отразил удар «Молодого Волка» в сторону и тут же нанёс свой. Взмах справа налево, пластом застал парня врасплох, но он успел среагировать и увернуться молниеносным прыжком назад. Потеря скорости ударов дала о себе знать неизбежной контратакой тяжёлого воина.

Мечник отпрыгнул от дуэта на пару метров. Майрон не спешил атаковать и оставался на своём месте.

— Невероятно, я даже не думал, что «Молодой Волк» может быть на столько способным, потрясающее зрелище!

Восторженные возгласы Арина слегка обескураживали, но были кстати. Коди решил воспользоваться небольшой паузой и перевести дух, приведя чувства в порядок.

— Какого черта, Майрон? Ты не должен быть таким сильным!

— Это ТЫ не должен быть таким сильным! Я думал, ты просто выпендривался за ужином.

Из-за спины Майрона выглянула Кумико.

— Хватит ссориться! Мы не для этого взялись за оружие!

Трудно было разглядеть её лицо, но Коди с лёгкостью мог себе представить его сейчас. Злое, недовольное, но милое лицо. Девушка вновь скрылась за спиной своего товарища. Парни замолчали, готовясь к продолжению боя.

«Я не могу к нему подобраться… Не может быть такого, чтобы человек в тяжёлой броне так быстро двигался. Чем всё это время занималась Кумико?»

Проговорив это про себя, Коди осенило. Только сейчас он обратил внимание, что колыхание магии усиления на руках и ногах Майрона было странным. Свечение казалось белым…

— Не белое.

— Допёрло наконец-то.

Свечение действительно было белым, но под ним было другое, светло-жёлтое усиление, а за Майроном на уровне земли тянулась тонкая, едва заметная, белая нитка, идущая к напарнице воина.

«Кумико…»

Кумико не сражалась и все время стояла за спиной Майрона усиливая его приёмами школы магии «Исцеления». Нитка называлась «Связью», через неё можно применять различные магические приёмы, направленные на тело или предметы, без касания с ними. Приёмы школы магии «Исцеления» требуют непосредственного контакта, «Связь» нивелирует этот недостаток. Коди об этом знал, но вот то, что магию усиления из разных Школ можно применять одновременно и скрывать одну за другой, стало для него сюрпризом. Теперь была понятна причина невероятной скорости Майрона, сравнимой со скоростью и силой Коди.

— Что-то ещё ведь наверняка есть?

— Так я тебе и сказал.

Девушка была очевидным козырем Майрона в этом поединке, но с другой стороны и слабым местом.

Майрон двигался очень ограниченно, не преследовал Коди, и держался рядом с Кумико. С одной стороны — это не позволяло Коди атаковать Кумико, и та могла вложить все свои силы в усиление напарника, с другой, это ограничивало и самого Майрона, ведь отойди он от неё, она тут же попадёт под удар, не имея и шанса защититься.

Без Кумико — любое сопротивление Майрона тщетно, а без Майрона — Кумико нет смысла сражаться против дерущегося в полную силу Коди. И раз с крепостной стеной ему не совладать, её нужно просто обойти.

Оставалось только понять, как Майрон машет двуручным мечом так быстро. Хотя скорость Майрона невероятно высока для «Волка», он всё ещё медленнее Коди, но это не касается меча и парирования атак Коди. Казалось Майрон играючи разбирается со всеми ударами. Нужно было кое-что проверить, а заодно нанести удар по Кумико.

Коди быстро приблизился к Майрону и нанёс ему удар слева направо, который был с лёгкостью заблокирован. Именно этого парнишка и добивался — использовав меч Майрона, как опору, Коди оттолкнулся от него, не позволяя нанести ответный удар и в тот же миг ушёл влево, зайдя своему оппоненту за спину. Неприступная стена оказалась позади и ничего не мешало рвануть к Кумико.

Первая часть плана сработала просто идеально, Коди был на кураже и решил в один прыжок достать эльфийку, но тут же встретил на своём пути два многослойных физический барьера уже знакомого ему темно-синего цвета.

Первый сломался мгновенно, однако сбил Коди скорость, второй тоже рассыпался быстро, но потребовал усилий, тем самым задержав парнишку всего на несколько долей секунды, что и было нужно Майрону уже наносившему удар в спину.

Подставив меч, Коди с трудом успел отразить атаку, и теперь он оказался в крайне невыгодном положении между тяжёлым воином и магом.

Майрон долбил своим мечом, что есть сил, концентрируя всё внимание Коди на себе, но вместе с возросшей силой ударов, их скорость странным образом упала.

Сила ударов сама по себе не была проблемой для Коди, он был сильнее. Небольшой проблемой было только то, что каждое столкновение мечей сопровождалось слабой белой вспышкой «низшей магии» Майрона и отдавалось в руках ощущением, словно кто-то пытается разжать ему пальцы, чтобы он выронил меч. Скорость же ударов могла стать проблемой, ведь теперь нужно было ловить магические атаки со спины. Однако замедление Майрона позволило Коди выкраивать время между ударами и следить за происходящим за спиной и то, что он увидел, сильно удивляло — Кумико возвращалась за спину Майрона, совершенно не пытаясь атаковать Коди. Она могла просто ударить его со спины комбинацией из водяного шара и паралича, в какой-то момент это бы сработало и бой бы закончился, но вместо этого девушка отступила.

Продолжая получать сильные удары и перестав чувствовать угрозу от уже ушедшей из-за спины Кумико, Коди начал злиться. От своей беспомощности, от того, что какие-то «Волки» смогли заставить его всерьёз подумать о поражении.

Удары Майрона прекратились и тот отступил на несколько метров закрывая собой новую позицию Кумико. Положение вернулось к началу боя.

— Потрясающие, невероятно, удивительно!!! Я нанял просто удивительных авантюристов. Мне определённо улыбнулась удача!

Арин был в откровенном экстазе от увиденного. Даже было несколько жалко его — кого же он нанимал до этого, что так восхищается. Впрочем, назвать этот бой рядовым нельзя было даже по меркам Коди. Он уже вполне мог сравниться с теми боями, что были между ним и Эргендом, когда Коди было лет шестнадцать. Потом Эргенд проигрывал уже практически все бои за минуту или быстрее, только если Коди не поддавался, или орденоносец не удивлял парня новой хитростью. До этого наставник выигрывал всё.

«Точно, подножка!!! Ну спасибо, Тень, никогда не думал, что поднятые тобой воспоминания мне вдруг пригодятся, однако Майрон опытный боец, а с текущей скоростью сбить его с ног будет нереально… Скоростью?»

— Так и будешь стоять и отбиваться?

— А мне большего не надо. Несмотря на свою силу, ты беспомощен. Могу хоть весь день так стоять пока от голода не помрёшь.

Странная реакция Майрона и попытка спровоцировать Коди, только добавило парню уверенности в своей догадке. Оставалось проверить только одно.

Коди резко прыгнул к громиле, нанёс несколько быстрых ударов и отступил так, чтобы тяжёлый воин мог по нему ударить, пользуясь преимуществом длинны двуручного меча.

Майрон тут же воспользовался возможностью и нанёс два сильных удара, которые были с лёгкостью отражены "Молодым волком".

На лице Коди расплылась улыбка, исход боя решён. У Майрона изначально не было шанса на победу, но он очень умело блефовал, показывая, как легко и непринуждённо отбиваются сверхбыстрые атаки Коди. Заставить врага сомневаться в своей главной силе, вынудить его придумывать сложные стратегии и дождаться, когда он ошибётся в одной из них — именно на это поставил Майрон.

Коди наконец догадался, как этот мощный тяжёлый воин так быстро машет тяжеленным двуручным мечом. И это вскрыло простой путь для победы

Коди вновь прыгнул на Майрона, проведя серию атак и вновь отступил так, чтобы намеренно оказаться в радиусе удара, но вместо отражения удара он резко извернулся так, чтобы с помощью «Латины» вбить клинок Майрона в землю, как можно глубже.

Тут же Коди слегка сдвинулся в сторону и в красивом трюке на максимальной для себя скорости, со всей силой ударил Майрона ногой по его ноге сзади, в районе колена. Всё ещё держась за воткнутый в землю меч, тяжёлый воин даже не успел понять, что произошло и рухнул на колени, как подкошенный. Повернув голову к Коди, Майрон тут же получил сильный удар по лицу основанием меча и повалился на землю, отпустив свой двуручник.

"Молодой волк" обернулся к Кумико, но та уже подходила, приподняв руки, показывая, что сдаётся.

— Мы сдаёмся, Коди, ты победил.

Она прошла к Майрону, который глядел в небо лёжа на спине и тяжело дышал. Девушка приложила ладонь к его щеке, пускающей кровяной ручей. Под рукой стал виден яркий светло-зелёный свет. Платком она протёрла кровь с его лица.

— А теперь ответь мне — насколько сильно ты снижала вес его меча?

— Почти полностью.

— А почему не было характерного свечения, я видел только разоружающую магию Майрона?

— Потому что я способна полностью контролировать магию «Гравитации», а не бесконтрольно разбрасываться приёмами «низшей магии». Свои приёмы, я не выпускаю за пределы предмета, чтобы враг о них не знал.

Коди самодовольно улыбнулся.

— Тем не менее, я догадался и оказался прав… Будь у меня в руках меч полегче, ты бы слег почти сразу, слышишь?

Майрон ничего не ответил, лишь бросив на Коди короткий, холодный взгляд.

— Да ладно тебе, ты отлично сражался. Ваша командная работа поражает. Не знал, что магию усиления из "Исцеления" можно комбинировать с «Низшей магией».

Девушка слегка усмехнулась. Их троице удалось немного развеяться и выпустить пар. Наступило время «лекций».

— На самом деле, в своей сути это одна и та же магия. Потому их эффекты складываются. Разница твоей и моей магии только в том, что моя магия может быть наложена на кого угодно, а твоя «Низшая магия» только на тебя. Ты не можешь её полноценно контролировать и накладывать на других, поэтому и утверждают, что такая магия ущербна. Хотя я так не считаю — это всё ещё магия. Как ты догадался о весе меча?

— Когда ты начала отступать, Майрон неожиданно стал бить гораздо сильнее, но ощутимо медленнее. Я заподозрил, что из-за побега ты не могла поддерживать на его мече "облегчение веса". А потом, когда ты вернулась к нему за спину, я намеренно подставился под пару ударов, чтобы проверить их скорость и силу. Так я и понял, что к чему.

Снизу раздался глубокий вздох.

— Ты там вставать собираешься? Нас ужин ждёт.

После лечения Кумико Майрон валялся на земле в позе звёздочки, полностью расслабившись и просто смотрел в небо со своим привычным ничего не выражающим лицом.

Спустя пару секунд он схватился за протянутую руку Коди и встал:

— Что же, признаю. Ты силен, Коди, но твой стиль боя оставляет желать лучшего. Меньше полагайся на силу и скорость, больше на технику и хитрость.

— То же самое мне говорил наставник. После чего начал проигрывать практически все бои… Пока ты мне не нравишься, но я не стану огрызаться на тебя по пустякам.

— Пожалуй, меня это устроит.

Майрон и Коди пожали друг другу руки.

В этот момент, на дрожащих ногах, к ним подошёл Арин. В его глазах виднелся неподдельный восторг, он действительно был счастлив от увиденного.

— Коди, прошу простить меня за мои слова при первой встрече. Я… Как бы сказать… По ЭИТу, Вы всего лишь «Молодой Волк» ещё и на первом задании… Ну и я… Тогда я даже подумать не мог, что вы на столько сильны и сможете в одиночку одолеть двух опытных и очень сильных «Волков». В знак раскаяния, я выплачу тебе полную сумму за контракт, как было указано в заказе, а не половину, как мы договорились в Монтверде.

Коди не ожидал такого эффекта от их боя и лишь удивлённо кивнул, пожав протянутую руку торговца. Тот схватился за неё мёртвой хваткой и отчаянно тряс, как фанат дотронувшийся до своего кумира.

— А ещё за это красивое шоу, я доплачу один золотой на группу, и вы заслужили высшую оценку за задание. Я уже представляю, как обзавидуется Генри, когда я расскажу ему, что я тут увидел. Он всегда хвастался, как посетил турнир «Медведей» в Монтверде, но я переплюнул его, увидев всё это буквально перед собой. А ещё если это возможно я хотел бы и дальше вас нанимать. Как называется ваша группа?

— Мы временная группа, направляемся в Еврантир и не будем задерживаться в этих краях. Но если окажетесь в Анмантосе, то тогда вполне возможно, что мы сможем вновь поработать вместе.

— Договорились!

Торговец всё ещё тряс руку Коди, но громкое урчание живота последнего заставило его остановиться.

— Кажется пора всё-таки поужинать.


Глава 22 Костёр


После ужина все медленно разбрелись по разным уголкам лагеря. Коди ушёл спать первым, по инициативе Арина. Он сказал, что раз парень вышел из сражения победителем, то вправе не дежурить этой ночью. Между собой группа решила, что отдежурят все, но Коди всё равно отпустят спать раньше, чтобы не обидеть торговца.

Лёжа под деревом на окраине поляны, Коди проматывал у себя в голове сегодняшний бой кучу раз словно на пластинке. Первый бой за долгое время, в котором ему пришлось нелегко и даже был момент, когда он мог проиграть, но Кумико решила отступить.

Парень подложил руки под голову и уставился в небо, которое практически полностью скрывалось кроной дерева. Он уже час не мог уснуть от мучившего его вопроса.

«Добить меня не было проблемой. Парализуй мне руку и дело с концом, я уже ничего не сделаю. В чём твоя проблема, Кумико?»

Повернувшись набок, он увидел свет от их небольшого костра. Коди рефлекторно поднялся на ноги, не задумываясь зачем ему это надо. Возбуждение, что накопилось за весь день, подгоняло его что-то сделать.

Отсюда было видно, что за костром следит Кумико, вызвавшаяся дежурить первой, и даже сейчас она не снимала свой капюшон. Как и раньше он скрывал волосы и лицо. Лишь аккуратный носик и губы были немного видны.

Девушка сидела на небольшом ящике рядом с костром, сложив руки на прижатых к груди коленях. Она сразу заметила парня и слегка улыбнулась.

— Не спится? — как только Коди подошёл поближе, послышался её нежный голос, с ноткой задоринки, сохранившейся с поединка. Парень кивнул и сел на землю рядом с девушкой.

— Не спится. Не могу уснуть после такого боя.

Хихиканье Кумико немного застало Коди врасплох. Казалось, что он не слышал его целую вечность, с тех пор, как они с Майроном вышли из кузницы.

— Понимаю. После такой тренировки хочется провести ещё одну. Хотя, Майрону хватило и одной.

Коди слегка усмехнулся, но тут же поник, подумав о том, что мог слишком жестоко с ним разобраться.

— Да… Кажется я перестарался в конце. Не надо было бить по лицу. Бой был выигран уже в тот момент, как я сбил его с ног.

Кумико тоже слегка поникла. Она подалась слегка вперёд, ближе к костру, вытянув руки.

— Если бы я не решила присоединиться к вам, ему бы так сильно не досталось. Майрон никогда не покажет насколько ты его задел или насколько он рад, но я знаю, что ему было обидно проиграть в этом бою. Так что в этом есть и моя вина.

— Не ты же ударила его по лицу.

— Без меня бой бы закончился в первые секунды и, выходя с тобой один на один, Майрон был готов, что скорее всего проиграет. Но когда я его поддержала, думаю, он по-настоящему захотел и поверил, что победит.

— Но без тебя я бы не понял, о чём говорил Майрон вчера в таверне. Вы так слаженно сражаетесь. В какой-то момент я всерьёз думал, что проиграю… Хотя мне непонятно, почему ты отступила, а не ударила по мне, когда была возможность?

Глаза Коди горели. Этот вопрос мучил его с самого своего появления во время боя. Он пристально посмотрел на девушку, наблюдающую за костром, слегка наклонив голову влево.

— Я не могла позволить себе это. Вся моя магия уходила на усиление Майрона. Он бы не смог простоять и пары секунд без моей поддержки.

— Но, если бы я потерял руку от паралича или ногу, вы бы победили.

— Это риск… И очень большой. Я могла не попасть по тебе или силы паралича могло не хватить. К тому же мне нужно было время на зарядку магии. Гораздо безопаснее отступить. Мне кажется именно это и задело Майрона больше всего. Будь он чуточку сильнее, я смогла бы тратить на него меньше магии и мне хватило бы моей скорости выпуска, чтобы атаковать тебя. Тогда, возможно, мы победили бы. Уверена, что он думает об этом именно так, хотя он очень хороший воин. К примеру, он сделал всё, чтобы ты даже и не думал атаковать меня повторно. Ты ведь тоже мог победить в тот момент, просто отступив от него и рванув в мою сторону. Я могла ставить барьеры только с помощью камней, а без них… Мне не хватило магии на атаку, а уж на собственную защиту тем более. Почти весь мой запас камней был обезврежен тобой при первом рывке. Куча камней и за один рывок. Ты чудовищно силён, и он знал это. Знал, что у меня почти не осталось защиты. Майрон отвлёк и напугал тебя, чтобы защитить меня. Повтори ты рывок, я совершенно ничего не смогла бы сделать.

Выслушав ответ, парень посмотрел на костёр. Всё оказалось таким простым, таким очевидным, но ничего из этого Коди не мог предположить. Кумико казалась неприступной крепостью, её барьеры смогли остановить его, но он не знал какой ценой и что это не так-то просто повторить.

«Они не рискуют своими жизнями. Даже в тренировочном бою эти двое предпочли осторожность и грамотную поддержку, чтобы прикрыть слабости друг друга».

Коди лёг на траву, разведя руками в стороны. Его взгляд направился к ярким звёздам.

«Наверно и мне бы не помешало научиться командной работе… Но это как-то скучно, хотя, может, Марика тогда перестанет жаловаться, что я постоянно с травмами… Марика…»

— А ты, Коди, как стал таким сильным?

Парень удивлённо посмотрел на Кумико, вырвавшую его из мыслей. Он сел обратно, упираясь руками в землю.

«И что мне ей сказать? «Раньше я был очень слабым, но потом мне сказали: «ты сильный» и я стал сильным? Спасибо Тень, что ничего не объяснила».

— Если честно, я не знаю. Четыре года тренировок с бывшим орденоносцем Тандалийского Ордена сделали меня таким.

Кумико задумалась на несколько мгновений.

— Кажется, я слышала, что в странах Тандалийского договора есть какие-то особенные тренировки, способные сделать человека гораздо сильнее за пару лет. В Орден ведь берут только элитные войска, но иногда у них бывают сложные периоды и приходится нанимать людей послабее. Как после того громкого поражения четыре года назад в новом подземелье…

Она резко оборвалась. В то время по Аксарии волной прошлась новость о том, что их отряд потерпел крупное поражение. Погибло больше половины отряда, включая командира. Остатки были расформированы, и все ждали их прихода в Гильдию. Только сейчас Кумико вспомнила, что среди выживших был оруженосец.

«Четыре года тренировок, и его наставник — бывший орденоносец».

— Ты чего?

— Я подумала, что задела неприятную тему…

Парень сидел с каменным лицом, не понимая, о чём она говорит. Воспоминания о том дне, когда Коди, будучи простым оруженосцем, спустился в новое подземелье вместе с Орденом, не приносили ему никаких эмоций. Они просто были. Иногда он вспоминал об этом, но никогда не ловил себя на мысли, что ему неприятны эти события.

— Я не понимаю.

— Эделикийское подземелье. Смерть больше двадцати орденоносцев, ужасная новость. Я слышала, что в том походе спасся один оруженосец и подумала… может ты им и был? Орденоносцы редко берут кого-то в ученики, но то, что произошло у Эделики…

Кумико говорила очень осторожно, тщательно подбирая каждое слово. Парень сильно удивился, услышав её предположение, ведь в некоторой степени она была права.

— Да, я был там, когда всё случилось и был оруженосцем, но не Эргенда, то есть, не своего наставника. Я был оруженосцем командира нашего отряда — Маргарет Рей.

Девушка была смущена. Она чувствовала, что задевает больную тему, но продолжила говорить.

— Прости, мне не следовало говорить об этом.

Коди снял с шеи камень Воспоминаний и положил его себе в ладонь, наблюдая за волнообразным, ярким синим светом внутри него.

— Мне её не хватает — заворожённый светом камня, парень погрузился в мысли о грядущем.

«Успею ли я накопить денег, прежде чем стану старше тебя? Надеюсь, ты не умрёшь от шока, если увидишь меня стариком…»

Кумико не знала, что сказать. Ей казалось, что она зашла за черту слишком личных дел и обидела Коди. Он казался девушке слишком задумчивым с тех самых пор, как уставился в камень.

— Коди?

Парень лениво повернулся к ней. Увидев обеспокоенное лицо Кумико, он понял, что увлёкся. Сжав цепь в кулаке так, чтобы камень болтался под его рукой, он решил рассказать ей.

«Всё равно это не секрет».

— Это камень Воспоминаний Маргарет. Чтобы спасти нас, она пожертвовала собой в тот день. Я хочу когда-нибудь вернуть её. Нет, я хочу сделать это как можно скорее.

Кумико слегка улыбнулась. Слова Коди звучали очень уверенно. Он знал, что день, когда Маргарет вернётся в мир живых точно настанет. Это внушало уважение к беззаботному на вид, наивному мальчишке.

— Ты выбрал себе очень непростую цель, Коди, но даже не думаешь о том, чтобы отступить. Я думаю, когда-нибудь, благодаря своему упорству, ты правда сможешь вернуть госпожу Рей.

Коди отвёл взгляд к камню. Ему так много раз говорили эти слова, что он сам уже был убеждён в своём успехе. Оставалось просто пережить всё от момента под названием «прямо сейчас» до воскрешения Маргарет.

«У неё ведь тоже был похожий камень». — подумал Коди, вспомнив про заколку Кумико.

— Ты тоже хочешь кого-то вернуть?

Эльфийка была несколько сбита с толку неожиданной догадкой Коди.

— О чём ты?

— О твоей заколке. Камень в ней мерцает очень похоже. Я подумал… может это тоже камень Воспоминаний?

Эльфийка неуверенно потянулась рукой под капюшон. Она слегка дотронулась до неё кончиками пальцев, чуть проведя ими по камню. Кумико молчала, заставив Коди понять одну вещь.

«Я задел неприятную тему?»

Коди осознал, что его восприятие камня и восприятие камня Кумико может существенно отличаться, ведь у неё нет никакой метки. Для неё камушек к её заколке мог быть тяжёлым бременем, в отличие от того, что есть Коди.

— Извини… Я не подумал, что это может быть неприятная тема для разговора.

Эльфийка зажала свою заколку в руке и сняла с волос. Положив её в ладонь, она поглаживала камень большим пальцем. Он не мерцал.

— Нет, к счастью, это не камень Воспоминаний. Эта заколка, она напоминает мне о том, кто я есть. Прости, я не могу сказать больше, пока что, по крайней мере.

Коди тут же вспомнил про «Латину». Сложив ладони вместе и зажав между ними камень, он подался вперёд, глядя на костёр.

— Иногда кажется, словно всё вокруг напоминает мне о том, кто я есть, о том, к чему я должен стремиться и ради чего живу. Моё оружие вовсе не моё. Камень на моей шее не даёт мне забыть о том, что моя жизнь тоже не моя. Маргарет успела спасти меня четыре раза… Я обязан ей всем, что у меня есть, и я рассчитаюсь за этот долг. Я обязательно верну свою госпожу в мир живых.

Они переглянулись. Кумико горько улыбнулась.

— Мне захотелось познакомиться с госпожой Рей.

Коди улыбнулся ей в ответ.

— Когда-нибудь у тебя будет такая возможность.

— Уж постарайся, Коди.

Неожиданно из повозки послышался голос Арина. Коди и Кумико насторожились. Парень поднялся со своего места и осторожно зашагал к повозке.

Приподняв покрывало, под которым спал торговец, он увидел его сладко спящим, крепко обнимающим мягкую на вид подушку.

— Прошу заплати мне одним Эйкорийским Дели…

Парень глубоко выдохнул и повернулся к Кумико, пожав плечами.

— Разговаривает во сне! Жуть.

Девушка тихонько усмехнулась.

— Майрон тоже иногда говорит во сне.

Коди, нахмурив брови, посмотрел на Кумико. Она тут же отмахнулась, понимая, как это можно было понять.

— Мы около двух лет жили в Монтверде или его окрестностях. Всегда снимали одну комнату, чтобы сэкономить.

Парень уселся на своё прежнее место.

— Вы с Майроном такие разные, как так вышло, что ты стала работать с ним?

Кумико задумалась, пытаясь вспомнить те времена, когда они с Майроном только познакомились и начинали работать вместе.

— Кажется, это было года три назад, в бывшем Олнире. Майрон был таким, застенчивым, наверное. Ни с кем не говорил и в Гильдии всегда сторонился окружающих, не хотел вступать в группы. Мы с ним были похожи, ведь я тоже не могла найти себе группу. Мои ушки. Не сказала бы, что это бремя, но из-за них мне не удалось завести дружеских отношений. Мои способности к лечению и усилению были знамениты в местной гильдии, но мне постоянно ставили условия. Очень многие хотели видеть меня в своей группе. Были абсолютно уверены, что я обязана вступить в их группу по первому требованию, не могли перешагнуть через свою ненависть к моему народу и относились ко мне, как к рабыне… Или наоборот, льстили и боготворили меня так, что аж тошно было. И непонятно что хуже, ведь их истинные намерения всё равно были слишком очевидны. Тогда, чтобы прекратить всё это, я решилась предложить Майрону основать дуэт. Сначала он отказывался со мной говорить и отвечал односложно, но мне удалось убедить его проверить меня — сходить вместе на одно задание. В итоге он решил, что со мной ему будет гораздо проще.

«И тобой всё равно просто воспользовались. Даже сейчас вас сложно назвать друзьями или кем-то больше? Товарищи? Наверное, это максимум, что я могу сказать о вас, а ведь прошло целых три года. Неужели тебя это устраивает, Кумико?»

— Я знаю, он может показаться холодным и бесчувственным, но Майрон очень хороший человек. Он заботливый и добрый. Не любит это показывать, однако так и есть. Я никогда не чувствовала рядом с ним особого отношения к себе. Ему была не важна моя раса, он просто не обращал внимание на то, что я эльфийка, всегда был рядом и поддерживал, как напарник по группе.

Они посмотрели в сторону Майрона, который лежал на боку, отвернувшись от них.

— Ему тоже нелегко пришлось в своей жизни. В шестнадцать лет он отправился в путешествие по Дансарии, забрав армейский меч своего отца. А всё ради того, чтобы выкупить сестру из рабства.

Анмантос был одной из множества современных стран, которые буквально процветали на рабстве. Низшее сословие, в своём подавляющем большинстве, считалось скотом, у которого не было абсолютно никаких прав. Вместо смертной казни и других наказаний за проступки людей отправляли в рабство на несколько лет или на всю жизнь на королевские постоялые дворы, откуда обычно продавались кому угодно.

— Мы с ним не очень-то и отличаемся.

Кумико на секунду задумалась и игриво улыбнулась.

— Хм… А ведь правда. Вы оба чёрствые.

— Хех, я не это имел в виду.

Тихий смех эльфийки уже начинал казаться Коди настоящей наградой. Он был очень милым и таким непродолжительным, что хотелось веселить Кумико специально, чтобы услышать его ещё раз.

— Ты так редко смеёшься, но у тебя очень приятный смех.

Девушка слегка засмущалась. Отведя взгляд к огню, она немного зажмурилась.

— Моя наставница тоже постоянно так говорила, когда я была маленькой.

Кумико договаривала фразу, постепенно угасая.

— Какой она была?

Настроение Кумико резко стало довольно мрачным. Эльфийка молча наблюдала за огнём, слегка сжимая в руках свою заколку.

— Прости. Я не хочу вспоминать об этом.

Парень не знал, что сказать, в страхе ляпнуть что-то, что вгонит Кумико в ещё большую грусть. Казалось, что любая тема будет напоминать девушке о чем-то плохом, словно в её жизни не было ничего хорошего.

Парень решил отправить девушку спать.

— Знаешь, ты можешь пойти спать. Я подежурю.

— Пожалуй, мне не помешает выспаться. Спасибо, Коди.

Пожелав Кумико доброй ночи, парень пересел на ящик, на котором сидела девушка. Он вновь надел цепочку с камнем на шею и потирая руки уставился в костёр.

«Непривычно… Марика закатила бы спор, чтобы в итоге остаться здесь. Интересно, как она там сейчас?»

Тяжело выдохнув Коди погрузился в мысли о последних днях в Монтверде. Марика разрывалась между желанием отговорить парня уезжать и поддерживать его в стремлениях. Ей пришлось нелегко, расставаясь со своим самым близким…

— Иначе было нельзя, так ведь?


Глава 23 Место, где всё началось


Дата: 1-е число месяца Кале, 1053 год. Место: Гильдия Авантюристов.

Группа поднялась с первыми лучами Солнца. Все желали оказаться в городе как можно скорее, отдохнуть и отведать нормальной пищи. Примерно спустя два с половиной часа, они были на месте.

Высокая дверь Интрийской Гильдии Авантюристов широко отворилась. Внутрь вошли четверо людей — Арин со своей группой сопровождения в лице двух парней и одной симпатичной эльфийки. Ранним утром таверна Гильдии была пуста — новые задания развешивали в районе девяти, и до этого было ещё полтора часа. Шум громко ударившейся об стенку двери эхом разнёсся по дальним углам первого этажа. За парой тройкой столов было видно несколько таких же вернувшихся с заданий авантюристов, занимающихся своими делами.

Арин, излишне самоуверенно, достал желтоватый лист бумаги — договор задания сопровождения с пометкой о выполнении и передал его администратору.

— Вот, ребята справились на ура! Высший балл!

За стойкой выдачи заданий их встретила приятная на вид женщина лет тридцати с русыми, слегка растрёпанными волосами. Она забрала договор, поставив на него печать с оценкой «S». Спросив, в каких монетах авантюристы хотят взять награду — в серебряных или золотых Дансарах — выдала им мешочек с монетами. Как группа и хотела, в мешочке было только серебро.

Кумико тут же достала свой ЭИТ, проверяя зачисление выполненного задания.

____________________________________________________________

Кумико ранг: «Волк»

Задания сопровождения: тридцать два (+ один)

Оценка:

«S» — одиннадцать (+ один)

«A» — восемь

«B» — тринадцать

____________________________________________________________

Задание зачислено. Кумико с довольным лицом убрала ЭИТ на место и облегчённо вздохнула.

— Ха-ха-ха-ха-ха!!! Не так уж и сильно я Вас вымотал, леди Кумико.

Арин стал игриво любезничать, разыгрывая спектакль, смутив и даже слегка напугав эльфийку. Он низкого поклонился, выставив руку в сторону.

— Что Вы, Арин, я просто рада возможности немного передохнуть. Последний день в Монтверде вышел тяжеловатым…

— Все мы иногда излишне переусердствуем в «отдыхе». Главное делать это без вреда для дела.

Айрин озорно улыбнулся и слегка подмигнул Кумико.

— Вы ребята, всерьёз решили направиться в Анмантос? Черт, прокляни меня Посредник, я обязан попытаться уговорить вас сопровождать меня до самого Дансара. Заплачу в три, да нет, даже в шесть раз больше чем сейчас!

Майрон покачал головой, устало прикрыв глаза. Награда была серьёзной, но цели группы были иные. За такие деньги можно было на две недели снять одноместную комнату в гостинице с трёхразовым питанием. А если сэкономить и выкупить койко-место, а не целую комнату, то денег хватило бы на месяц.

— Эх вы, молодёжь. Совсем не знаете ценность такого щедрого предложения. Только представьте, как много заказов у вас будет от моих коллег в Дансаре, когда я расскажу всем, насколько вы хороши!

— Господин Арин…

Торговец в очередной раз разразился громким заразительным смехом, начиная раздражать сидящих в зале уставших авантюристов.

— Ла-а-а-адно ребята, удачи вам! Если буду в Еврантире, обязательно обращусь к вам!

— До свидания, господин Арин!

Он, задорно помахав рукой, быстро ушёл вглубь Гильдии, в отдел по работе с «заказчиками», оставив после себя неловкую тишину. Ребята переглянулись, тяжело вздохнув. Кумико взяла мешочек с наградой и повела парней за столик в зале. Заказав себе еды, ребята принялись делить награду.

По четырнадцать монет на человека. Арин сдержал слово и заплатил Коди полную сумму. Дополнительный золотой Дансар торговец вручил ещё при въезде в город, Кумико и Майрон сразу же отдали его Коди в награду за победу.

— Ну что, теперь берёмся за новое задание?

Подкинув мешочек с монетами и ловко поймав его перед тем, как тот упал на стол, Коди с радостной улыбкой взглянул на ребят. Они сильно устали с дороги — это можно было понять невооружённым глазом. Особенно уставшей выглядела Кумико — теперь, когда она была без капюшона её лицо можно было хорошо разглядеть. Несколько дней в пути без нормальной еды и ночлега, после такого «отдыха» перед поездкой, доведут любого. Однако Коди с лёгкостью пережил поездку и даже успел привыкнуть.

— Я так устала, давайте завтра вернёмся? Мне нужно перезарядить камни… и поужинать нормально не помешало бы… и поспать… Считайте, что сегодня мы берём выходной!

— Да, нам необходим перерыв. На опасное задание, как ты и хотел, Коди, лучше идти отдохнувшим и с ясной головой. Впрочем, на любое задание лучше ходить с ясной головой.

Коди сморщил лоб, решив, что его где-то обманули.

— Но ведь вы говорили, что мы возьмём задание в Интре!

— Мы не говорили, что возьмём его сразу после сдачи сопровождения.

Парень бросил взгляд на Кумико, она тут же покачала головой прикрыв глаза. Майрон был непробиваемой стеной даже без своей брони.

— Целый день в пустую!

Майрон прикрыл ладонью лицо и подался вперёд, опершись локтем в стол.

— Все наши слова в пустую. Нам с Кумико нужен отдых и подготовка, не думай только о себе.

Коди недовольно фыркнул и отодвинулся от стола. Бросив на пару напротив него осуждающий взгляд, он продолжил спор:

— Тогда я один пойду на задание!

— Вот так вполне…

Кумико одёрнула Майрона, остановив его речь.

— Коди, я хочу, чтобы ты тоже сегодня отдохнул.

— Зачем?

— Майрон ведь верно говорит. Нам всем нужен отдых. Мы впервые собираемся взяться за задание опаснее того, что берём обычно и мне бы хотелось, чтобы обошлось без происшествий.

Она замолчала на несколько мгновений, чтобы подойти к парню. Эльфийка взяла его за руку и горько улыбнулась.

— Пожалуйста, отдохни сегодня. Давайте посидим в таверне и выпьем?

— Кумико, вспомни себя на утро после турнира. Лучше уж тогда на задание.

Девушка обиженно протянула «бу-у-у», услышав шутку Майрона и отпустила руку Коди.

— Тогда просто посидим в таверне, поговорим. Мы ведь почти ничего не знаем о Коди!

— Я воздержусь.

— Ну Майрон!

— Разговоры меня утомляют.

Девушка слегка надула губки и чуть нахмурилась, убедительно изображая обиду. Даже обиженной Кумико выглядела очень милой и могла вызвать улыбку от умиления.

— На меня это не подействует.

Эльфийка не стала продолжать. Немного поразмыслив она, обиженная, обратилась к Коди:

— Тогда вдвоём будем?

После того лица Кумико, что сейчас увидел Коди, ей было сложно отказать. Девушку, слегка раздосадованную резким отказом Майрона, хотелось ободрить, а не оставлять одну. Несмотря на своё желание пойти работать, Коди решил согласиться на её предложение. Новые задания всё равно ещё не вывесили.

— Ну ладно… давай посидим здесь пару часиков, отдохнём.

***
Заказав себе еды и напитков, они устроились в дальней части таверны у бара. Прибыв в Интр ранним утром, они настигли лишь небольшую кучку авантюристов, но, чем ближе к моменту появления новых заданий, тем больше народу становилось. Словно волнами они заполонили собой пространство на первом этаже гильдии. К восьми утра таверна была на четверть заполнена завтракающими авантюристами, и этих людей уже было достаточно, чтобы поднимать небольшой галдёж.

Коди сидел за стойкой, опершись в неё локтем левой руки, держа во второй вилку. Лениво ковыряя свой салат на завтрак, который ему посоветовала Кумико, он с грустным лицом сверлил взглядом овощи. Эльфийка была справа от него и пила горячий чёрный чай с мятой.

Нынешнее, страдальческое, состояние Коди сильно расстраивало девушку, считавшую себя его виновницей. Пока парень даже не думал о том, что они уже кучу времени просто молчат, поглощая свою еду, Кумико не могла подобрать никаких слов, для начала диалога. И тяжёлые вздохи парня только нагоняли на эльфийку ещё больше беспокойства.

«Салат… без мяса… без грибов. Даже банальных томатов нет. Я уже скучаю по Монтверду. Морепродукты… Одна морковь, капуста и зелень! Вот бы мне что-нибудь посытнее, хотя бы варёного мяса»

Коди продолжал ковырять свой салат, изредка запихивая себе кусочки овощей в рот.

«И за это я отдал семь медных! Да это же грабёж! За эти деньги я бы сам сходил в лес, насобирал всякого и порубил».

Вид расстроенной и о чём-то усиленно думающей Кумико, только подливал масла в огонь. Чувствуя себя неуютно, парень пытался смотреть куда угодно, только не на неё. Повернувшись полубоком на своём стуле и практически улёгшись на барную стойку, Коди начал внимательно осматривать гильдию.

Близилось время вывешивания заданий, а двери постоянно хлопали от вновь прибывающих людей. То тут, то там начали скапливаться маленькие кучки народу, и с разных концов зала то и дело раздавался громкий смех подшучивающих друг над другом сопартийцев.

Внимание Коди привлекли двое парней лет шестнадцати, семнадцати. Они стояли около доски с заданиями «Лис» и оглядывались на дверь каждый раз, когда она открывалась. Ребята выглядели хорошо сложенными, была видна физическая подготовка. У одного за спиной висел простой щит, а на поясе меч, у второго был только меч. Тот, что стоял подальше с щитом, что-то держал в руке. Издали было почти не видно, но казалось, что это «что-то» очень похоже на цветок.

Пока Коди отчаянно вглядывался в попытках разглядеть вещицу, дверь в гильдию снова отворилась и в неё вошла молодая девушка. Не сказать, чтобы она была красавицей, но всё равно на неё было приятно смотреть.

«Хотя, думаю, Марика даже не стала бы ревновать»

Девушка быстро огляделась и заметив парочку, стоящую у доски с заданиями, быстро пошла к ним. Парни тут же вытянулись по струнке. Один из них явно нервничал, и спустя пару секунд после приветствия, так быстро поклонился, протягивая ей вещицу, которую держал в руке, что ударил себя щитом по затылку. Сильно покраснев от стыда, он все же оставил руку протянутой, позволяя наконец увидеть, что же там было.

Девушка с тёплой улыбкой приняла подарок от неуклюжего паренька и тут же прикрепила его себе на волосы. Милая заколка, с небольшими белыми и нежно-голубыми лепестками цветка, очень шла ей.

«Интересно, что подумала бы Марика, если бы я ей когда-нибудь подарил такую. А у него кажется всё получилось».

Девушка быстрым движением поцеловала парня в щёчку, и после вся группа начала изучать доску для заданий. Ещё через минуту они, весело что-то обсуждая, шли к стойке администратора.

«Тоже хочу на задание».

Оглядевшись по сторонам, Коди вдруг осознал, что Гильдия за последние пару минут оказалась набита битком. Пока он наблюдал за группой молодых «Лис» прибыло ещё больше авантюристов. Все столы и стулья заняты, а очень много людей стоят на ногах. В этот миг поднялся большой гомон — администраторы начали вывешивать новые задания. От большинства столов туже поднялись по одному или два человека и около досок образовались столпотворения. Только доска с заданиями для «Грифонов» тосковала без единого человека возле себя.

Урвав нужное задание, члены группы возвращались к своим, показать, чем же они сегодня будут заниматься, бурно обсуждая детали и формируя очередь на регистрацию на задание.

Смотря на всё это, Коди с тоской вздохнул

— Кумико, может, какое-нибудь простенькое возьмём, просто чтобы денег заработать?

— Я не смогу пойти, мне бы сегодня не использовать магию. Нужно зарядить камни.

Эльфийка лишь покачала головой. Её разбитый вид совсем не смущал Коди, который всё продолжал говорить про задание.

— Если хочешь не опасное задание, то сходи на лесопилку охранником.

Пара синхронно повернулась на женский, слегка грубоватый голос, раздавшийся из-за спины Коди.

Слева от него, почти в самом конце барной стойки, сидела девушка, со светлыми волосами и коротким хвостиком сбоку. Она была одета в сероватую свободную рубашку. Поверх неё, на руках и ногах, были надеты пластины лёгкой брони, а живот прикрывался коричневым корсетом. Черные кожаные штаны и сапожки не были покрыты никакой броней.

Парень слегка испугался, решив, что перед ним Марика, но вглядевшись в лицо убедился, что это не так.

— Л-лесопилка?

— Платят хорошо, работа простая, патрулировать небольшую площадь, отгонять зверьё всякое. Разбойники уже несколько лет не нападали, так что кроме зверья опасаться нечего. Можем выходить прямо сейчас, придём примерно за полчаса до начала рабочего дня. Что думаешь?

Коди посмотрел на Кумико, взглядом спрашивая «можно?». Девушка чуть сморщила брови, разрываясь в желании оставить парня в таверне и отпустить.

Охрана объектов, чаще всего, не шла в учёт выполненных заданий, так как её предпочитали не согласовывать с Гильдией. Заказчик не убежит, он привязан к своему имуществу, а если он обманет авантюриста, к нему больше никто не придёт. Всё это делало гарантии гильдии не нужными, а значит и делиться с ней частью награды было не нужно: заказчик экономит, а исполнитель получает больше. И даже несмотря на отсутствие учёта в послужном списке, авантюристы все равно так подрабатывали, ведь эта простенькая работа позволяла им зарабатывать деньги не напрягаясь. Или, как правило, не напрягаясь.

— Ладно, Коди, но я прошу тебя будь осторожнее.

— Ты со мной не пойдёшь?

— Нет, я останусь в гостинице, займусь своей экипировкой.

Пожав плечами, Коди повернулся обратно к незнакомке и, приняв её предложение, вместе с ней же покинул таверну.

***
Блондинка неторопливо зашагала в непонятном направлении, не став ждать Коди. Закрыв за собой двери в гильдию, он тут же нагнал её. Вскинув бровь в небольшом замешательстве, парень рассчитывал хоть на какое-то внимание, однако девушка продолжила путь, ничего не сказав. У неё на поясе висели короткие ножны с кинжалом.

«Никакого оружия, кроме кинжала. И с этим она на работу собралась?»

— Эй, подожди!

Она обернулась, устало взглянув Коди прямо в глаза.

— Ну чего?

— Может скажешь имя, для начала?

Девушка полностью развернулась, скрестив руки на груди.

— Юи.

— Я Коди.

— Якоди?

— Просто Коди.

— Якоди мне нравится больше.

Несколько мгновений они молча стояли и смотрели друг на друга. Юи ждала, пока Коди хоть что-нибудь ответит на её слова, но тот отчаянно пытался понять его дразнят или она просто глупая.

— Ладно. Ты приезжий что ли?

— Да, я из Монтверда.

«Я из Монтверда? Но я ведь из этих краев… Или… Пусть моё имя «Коди из Северного Интра», теперь мой дом — Монтверд. Эргенд всегда говорил, что наш дом там, где нас ждут, а в Северном Интре меня больше ждать некому».

— Ты чего завис?

— М? А, да я так, задумался.

Юи бросила любопытный взгляд, склонив голову набок.

— О чём же ты задумался, Якоди из Монтверда?

Коди слегка поник, не зная, как объяснить свои чувства. Возвращение на малую родину не вызывало ни грусти, ни радости. Впрочем, как и любая другая грустная вещь, связанная с прошлым, за последние четыре года.

— Это сложно объяснить.

— У-у-у, ладно, я не люблю сложные штуки.

Протянув своё «у-у-у» Юи по-ребячески развернулась и неспешно зашагала дальше. Коди бегом догнал её и подстроился под шаги этой странной, как ему казалось, девушки.

— Расскажешь про Монтверд? Я всю жизнь здесь прожила, и всю оставшуюся, скорее всего, тоже здесь проведу. Интересно бывает послушать всяких приезжих.

Парень стал оглядываться. Интр несколько отличался от Монтверда. Казалось, здания здесь более старые, заросшие мхом и лозами сильнее, чем в южной столице. Плитка дорог разбитая, со множеством трещин по всей поверхности. В остальном же это был обычный крупный аксарский город, с характерными ему белыми домами с черным фасоном и черепичными крышами. Те же деревянные торговые лавки вдоль улиц, вывески магазинов. Те же звуки ударов молотком по наковальне, ржание лошадей и галдёж толпы. В небе потихоньку собирались тучи. Ветер становился прохладным.

— Город как город. Ничего особенного. Разве что немного чище и не такой зелёный, как этот.

Лишь по взгляду Юи можно было понять, что ответ её не устроил.

— Бу-у-у. Ещё никто так скучно не рассказывал мне про Монтверд.

— Приятно быть первым.

Девушка усмехнулась.

— Ну, я бы поспорила. Хотя ты, скорее всего, ещё даже и не пробовал.

Они переглянулись, Юи снова усмехнулась. Парень упорно не понимал, о чём она говорит и это отразилось на его лице.

— Собеседник из тебя, конечно.

— Я пока плохо тебя понимаю.

«Будь ты действительно Марикой, мне было бы проще?» — неожиданная мысль посетила Коди.

Юи остановилась и вдумчиво вгляделась в лицо парня. Её глаза нервно бегали от точки к точке.

— «Пока плохо понимаю»? С чего ты взял, что у тебя будет время со мной сблизиться? Я с тобой дружбу водить не собираюсь!

Слегка ошарашенный неожиданной сменой настроения Юи, Коди с трудом пытался подобрать слова для ответа, однако девушка продолжила.

— Если ты думаешь, что я буду тебя за ручку по городу водить, ты ошибаешься! У меня своих проблем полно. Я тебе не нянька! Будь ты хотя бы красивым или на худой конец богатым, я может быть и подумала, и тебе может быть на что-нибудь бы повезло, а так…

Она хмыкнула и быстрым шагом направилась вперёд, пройдя мимо парня, словно его вовсе нет. Тот растерялся и неуклюже догнал её, ударившись ногой об небольшой выступ в земле.

— Я… ни о чем таком не думал.

— Да неужели?

Если приглядеться, за грубой авантюристкой бронёй хорошо проглядывалась женственная фигура девушки. Коди начал понимать, что имела в виду Юи.

— Послушай! У меня тоже куча проблем, чтобы о чём-то таком думать.

— Ты думаешь мне интересно слушать о проблемах парня из Монтв…

Коди схватил её за руку, и остановился. Юи бросила на него грозный взгляд, а свободная рука уже лежала на основании кинжала, но увидев абсолютно спокойное лицо парня, слегка притормозила.

— Я из Северного Интра.

Девушка резко изменилась в лице. Она прекрасно знала о судьбе этой деревушки, как и любой другой человек в этом городе. Коди отпустил руку, как только Юи слегка потянула её.

— Спасённый Орденом мальчишка?

Коди кивнул, девушка аккуратно положила ладонь на его плечо, и заглянула ему в глаза, чуть улыбнувшись.

— Почему ты сказал, что из Монтверда?!

— Само вырвалось. Я прожил там все четыре года, поэтому теперь считаю своим домом.

— Это неправильно.

Коди лишь непонимающе уставился на Юи, не до конца понимая, чего такого неправильного он сейчас сказал.

— Ты «Якоди из Северного Интра», а не «Якоди из Монтверда». Не забывай, где ты родился, даже если этого места давно нет.

Парень едва заметно несколько раз кивнул и Юи убрала свою руку с его плеча.

— Может быть, ты права. Не думал об этом.

— Конечно я права, о чем речь?

Юи двинулась дальше, уже куда более спокойной и лёгкой походкой, чем до этого.

«С Марикой было бы проще, да? Она бы не стала устраивать скандал на ровном месте. Хотя…»

Помотав головой и слегка усмехнувшись, Коди отправился вслед за Юи. С неба стали капать первые капли дождя.


Глава 24 Лесопилка


Выйдя из Интра, через северо-восточные ворота, Юи и Коди практически сразу попали под слабый дождь. Все деревья вдоль дороги были вырублены, оставив после себя голую полосу, метров пятнадцать.

Всё окружающее пространство казалось безжизненным. Прямо за воротами жизнь словно заканчивалась, теряясь в опасной пустоши, истребляющей всё живое. В отличие от тех ворот, через которые в город въехала группа. Так или иначе жизнь около них кипела и бурлила, здесь же всё было довольно мрачно.

— Помнишь? Четыре года назад, после серии налётов той шайки, было точно также. Только деревья стояли на месте.

— Нет. Я всю жизнь до четырнадцати лет жил в деревне, а в Интре пробыл лишь день. Сразу после разграбления моего дома.

Юи с любопытством взглянула на лицо Коди, слегка приподняв брови.

— Ты, кажется, вообще не сожалеешь о том ни капли. Мол, сгорел дом, плевать, главное, что я цел остался.

Коди опустил глаза и задумался, не понимая, почему Юи это вообще приняла во внимание. Сожаление о былом просто бессмысленно. Прошлого не изменить, а вот вернуть Маргарет всё ещё можно.

«Зачем беспокоиться о тех, кого больше никогда не будет со мной?»

— Да, это так.

С её стороны послышалась усмешка.

— Ладно, я думала тебе рассказать, что тех бандитов поймали и истребили, но тебе и так нормально.

Коди было нечего ответить. До него так и не дошло, что Юи его осуждала и девушка решила оставить его в покое.

От Интра до лесопилки примерно десять минут ходьбы. Вся дорога была безжизненна и даже птицы над ней почти не летали, однако это ни капли не смущало Коди. Более того, он об этом даже не думал.

— Слушай, а почему именно авантюристы должны заниматься охраной лесопилки? Гарнизон города обошёлся бы дешевле, да и они надёжнее, то есть, кто-то гарантированно придёт на службу.

Юи резко остановилась и стала сверлить ушедшего вперёд Коди взглядом. Только она решила, что этот парнишка её уже ничем не удивит, как он моментально пробивает дно.

— Ты можешь хотя бы чуточку сам подумать? Я не обязана думать за себя, короля и тебя!

Парень слегка выпучил глаза, удивившись тому, как Юи легко выходит из себя. Девушка двинулась вперёд, качая головой.

— Местному мэру и дел-то нет до какой-то там лесопилки, чтобы он своих военных ещё отдавал. Да они просто не справятся с монстрами! Тем более с этой новой стаей опасных тварей! Там одни бездельники, что умеют только за стенами прятаться, да со стариков деньги вытрясать на подати. Это же о-че-ви-дно, дебил!

— Эй! Ты слишком грубая!

— Да! И что с того? Не нравится, иди в сторонке или не задавай мне такие тупые вопросы! Привык он к нежностям.

«Тупые вопросы? Может она гений, раз для неё такие вещи очевидны? Впрочем, что сильные монстры вообще делают у стен крупного города? Всё так серьёзно, что целый тракт опустел и за стены люди почти не выбираются».

Юи недовольно фыркнула и стремительно отправилась дальше, Коди едва смог догнать её.

— Заткнись, прошу тебя.

— Я же ещё ничего не сказал!

— Заранее.

Нахмурив лоб, парень остановился, наблюдая как грубоватая, но милая девушка быстро отдалялась от него.

***
Минут десять спокойной тишины Юи себе обеспечила двумя простыми фразами. Коди решил ничего не говорить, чтобы дать девушке время остыть и параллельно жалел о том, что согласился пойти с ней, ни разу не подумав о том, что может его поджидать.

Справа у дороги виднелась деревянная постройка, а с каждым новым оставленным позади метром, звуки кипящей подготовки к работе становились всё отчётливее.

Лесопилка оказалась несколькими небольшими зданиями, образующих квадрат вокруг центрального большого костра. У дороги стояло трое мужчин. Двое из них были с оружием и в броне — ещё пара авантюристов, желающих легко заработать. Третий был лесорубом, объясняющим первым, что надо делать, но едва увидев Юи и Коди, он отвлёкся на них и помахал им рукой.

На лице Юи моментально засияла счастливая улыбка и она радостно побежала навстречу лесорубу. Девушка буквально нырнула в крепкие объятия мужчины, который легко поймал её и поставил на землю.

— Привет, пап, как ты здесь? Хорошо сегодня спал? Есть хочешь? Зверей не видели?

Мужчина громко рассмеялся.

— Юи, деточка, не надо так волноваться. Я на лесопилке работаю, а не глубоко по лесу брожу. Это мне стоило бы побеспокоиться о твоей работе.

Коди неспешно подходил всё ближе, слушая их милый, обыденный разговор. Девушка почти сразу, на пару мгновений переключила внимание на него, чтобы удостовериться, что он не умер за эти несколько метров.

— По пути сюда ничего не случилось? Говорят, в Западном Интре и Анпре снова пропали люди.

— Всё хорошо — всё тихо.

Мужчина улыбнулся и бодро кивнул.

— Кстати, вот, привела ещё одного чтобы помог.

Отец Юи почесал щетину и оценивающе взглянул на Коди. Увидев его багровые ножны, он сильно удивился и тут же утвердительно кивнул.

— Покажи ЭИТ.

Коди протянул мужчине свою табличку, скрыв место рождения, чтобы избежать ненужного разговора, оставив только имя и информацию о единственном выполненном задании. Прочитав скудную информацию с таблички, дровосек ещё раз оценивающе посмотрел на парнишку, заметно долго задержав взгляд на «Латине».

— Ладно, пойдёт. Кажется, парень он не промах, хоть и новичок, будет тогда с тобой патрулировать.

Другие двое авантюристов отправились в патруль, понимая, что на пары их уже поделили.

— Как… скажешь.

«Она такая милая со своим отцом, прямо как Марика, только с рангом. Я начинаю понимать, что чувствовали Ричи, Гил и Честер, когда мы с Марикой были рядом. Словно мне надо уйти, чтобы не мешать или хотя бы глаза прикрыть, что ли».

— Ваша территория ближе к Интру. Знаешь же площадь на возвышении, Юи?

— Да, конечно.

— Вот, ну всё, можете идти работать. Присматривай за новеньким, помогай ему в случае чего, ладно?

Девушка ещё раз крепко обняла своего отца и горько улыбнувшись ответила:

— Ладно.

Мужчина отправился по своим делам, оставив пару наедине у дороги. Юи не спешила отходить в патруль, она всё смотрела вслед своему отцу, пока тот не скрылся из виду.

— Ладно, Якоди из Северного Интра, пойдём. Надеюсь, обойдёмся без тупых вопросов?

Не дождавшись его ответа, она зашагала вглубь территории лесопилки, в сторону леса.

«Ну я постараюсь, конечно, но лучше помолчу».

***
Сразу за лесопилкой располагалась зона вырубки, примерно в шестьдесят метров в ширину и тридцать в длину. Разделить этот участок на два одинаковых — не проблема. Что, собственно, и сделали четверо прибывших охранять лесопилку авантюристов. Как только периметр был проверен, на работу вышли все лесорубы.

Коди и Юи досталась область, возвышающаяся над рабочими примерно на три метра. Небольшой холм резко уходил вниз несколькими оврагами на несколько метров вперёд. Обычный человек тут едва ли пройдёт. Это потенциально создавало кучу проблем для Коди, как для бойца авангарда.

— Серьёзно? Увидев «Латину», он послал меня патрулировать эту область? Я пока до рабочих внизу доберусь их уже всех положат! А ТЫ ВООБЩЕ С ОДНИМ КИНЖАЛОМ!

— Коди.

Резко вырвавшееся из её уст правильное имя парня ввело его в небольшой ужас. Увидев лицо Коди, Юи лишь помотала головой, подумав «какой же он всё-таки идиот» и вытянула руку вперёд ладонью кверху.

— Я, боевой маг.

Над её ладонью за доли секунды воспылало небольшое пламя, колыхающееся на ветру. Капельки дождя практически моментально испарялись в нем издавая характерное шипение.

Для Коди видеть магию огня было впервые. Эргенд рассказывал о ней, и даже обещал познакомить с магом из Имперской стражи, но тот был в вечных командировках, и встреча так и не состоялась. Он с любопытством смотрел на руку девушки, задаваясь миллионом вопросов в секунду.

«Ей не горячо? А откуда берётся пламя? Насколько оно горячее? Можно его куда-нибудь запустить? А по Майрону в случае чего можно?»

— Бу, ну не пялься так. Ты его смущаешь.

До парня не сразу дошло, что она говорит про огонь. Коди отвёл взгляд и положил левую руку на ручку «Латины», а девушка потушила пламя.

— Ну ладно, но мне это как поможет? Допустим, ты можешь бить отсюда, а я пока спрыгну…

Протяжное и тяжёлое «эх» остановило его мысль.

— А я здесь для чего? Пока ты спускаешься, я выигрываю время. Выигрываю время, спускаешься, спасаешь жизни лесорубов, хвала Богине, Коди стал героем для милашки Юи. Понимаешь?

Командная работа, даже после боя с Майроном и Кумико всё ещё оставалась недооценённой Коди. Годы тренировок в боях один на один сложили в нем мнение о том, что в бою всё должен делать только он, потому что больше было некому, да и так гораздо проще.

— Понимаю.

«Может, стоит больше полагаться на Кумико и Майрона? Они так слаженно действуют… хочется как-то вписываться в эти действия, быть полезным Кумико… ла-а-адно, быть полезным нашей группе».

— К тому же, рабочие не идиоты, «в отличие от некоторых», они не станут ждать, пока их растерзает зверь, когда заметят его.

«В отличие от некоторых» Юи произнесла шёпотом, чтобы ненароком не испортить их отношения ещё сильнее.

— Так что не переживай, никто не погибнет, пока ласточка-милашка Юи на страже. Не заставляй меня называть себя милашкой ещё раз, прошу.

На любой вопрос Коди получал долю стёба и сарказма, но, если не обращать на это внимание, ответы были вполне понятны. Юи развлекала себя, разбавляя рутинные и простые объяснения шутками и оскорблениями.

Коди уже было хотел спросить, почему она называет себя «Ласточкой», но осёкся, решив не провоцировать очередную волну сарказма.

— Ну, пойдём пройдёмся что ли. Надо всё ещё раз осмотреть.

***
Около часа Юи и Коди бродили по периметру, пересчитывая лесорубов и проверяя, всё ли у них хорошо. Никаких зверей по-прежнему не было заметно, что сильно настораживало Юи и совершенно не волновало Коди. Отсутствие диких животных вокруг зоны вырубки казалось парню чем-то само собой разумеющимся — громкие звуки топоров отпугивают животных. Однако отсутствие даже птиц настораживало. Девушка же понимала, что виной всему опасные твари, недавно появившиеся в округе. Они всех перебили или разогнали и в любую секунду могут выбежать из своего укрытия, чтобы испытать удачу в охоте на людей.

Коди совсем не понимал волнения Юи и просто ходил рядом с ней молча, опасаясь спровоцировать очередной взрыв этой миловидной авантюристки. Патруль был слишком скучным для него, во многом напоминал не менее скучное сопровождение торговца, единственным интересным моментом которого был бой с Майроном и Кумико.

Они стояли у края крутого, но невысокого холмика, около небольшой группы рабочих вместе с отцом Юи. Все как один крупные, мускулистые, с налётом простоты на лицах. Казалось, если убрать у них из рук топоры, они тут же пошли бы друг на друга стенка на стенку, просто, чтобы повеселиться, а после все вместе квасили бы собственный сваренный алкоголь, обсуждая дружеский поединок. Лениво разглядывая их, парень поджал губы. Девушка обратила на это внимание:

— Что, скучно?

Коди с опаской посмотрел на неё. Ему казалось, что теперь для скандала достаточно просто обратить на себя внимание. Юи всегда найдёт любой повод, чтобы всё высказать.

— Да.

Она усмехнулась.

— Ты тоже не так себе представлял жизнь авантюриста? Думал, что будет захватывающе: сражаться с монстрами, помогать людям и не быть привязанным к одному месту?

Брови парня дёрнулись кверху в удивлении, но не от того, что Юи была права. Она не права. Удивился он из-за того, что она не взорвалась в кое-то веке и повела себя не как стерва.

— Нет, меня волнуют только деньги.

Коди посмотрел на рабочих, делая вид, что работает, хотя сам целиком и полностью давно доверил это Юи. Девушка тоже повернулась к группе, пристально наблюдая за своим отцом. Он трудился в поте лица, не жалея ни себя ни рабочих вокруг, прекрасно зная, что в этом лесу бродят опасные монстры, которых Юи не сможет победить в одиночку, и чем быстрее они выполнят дневную норму, тем меньшему риску её подвергнет.

— А меня волнует только жизнь моего отца. Ради него я сделаю всё что потребуется, к чему бы это не привело. Людей, что рядом с ним… я без угрызения совести брошу на смерть, если пойму, что не смогу спасти всех.

Она усмехнулась. С каменным лицом, парень продолжал смотреть в сторону рабочих, обдумывая слова Юи:

«Я стараюсь ради Маргарет, Юи ради своего отца. Всё остальное нас не волнует. Если я не стану защищать безразличных мне людей, ведь только так я смогу добиться своей цели, есть ли у кого-то право осуждать меня??»

— Спасать того, кто тебе дорог нормально. Мы не обязаны заботиться о каждом беспомощном человеке.

В голове Коди вдруг вспылили слова Кумико — «…мы существуем, чтобы они могли спокойно спать в своих домах по ночам». Рабочие внизу полностью доверяли Коди и Юи свои жизни, не подозревая то, какие эти двое циники.

«Не повезло им, что сегодня в охране именно мы с Юи».

— Не обязаны, но это в наших силах и сейчас нам за это платят. Я не говорила, что не собираюсь защищать остальных, я сделаю всё возможное, чтобы все люди отца остались в живых. В этом заключается наша работа, но, если это будет мне не по силам, буду спасать только отца.

Их диалог прервался, тема себя исчерпала. Глядя на рабочих внизу Коди не понимал, как они могут быть так спокойны, пока из леса им грозит смертельная опасность. Судя по коротким рассказам Юи, сильные монстры в округе распугали абсолютно всех животных. Ни осталось ни медведей, ни волков, ни других монстров, в соседних деревнях начали пропадать люди, и по городу ходит очень много разных слухов на этот счёт. Одни из них говорили, что монстры пришли с далёкого севера, с зоны постоянных вспышек, другие утверждали, что это стая озверевших глитчей, которых натравили на них из Анмантоса, третьи и вовсе верили, что Танны вышли из подземелий. Однако для рабочих это ничего не значит. Они чувствуют себя под защитой, даже если нет никаких гарантий быть спасённым, даже если защита чисто символическая — они продолжат долбить топором по дереву, без единой мысли о том, чтобы уйти пока, не стало слишком поздно.

«Каким идиотом нужно быть, чтобы оставаться здесь?»

Юи всё также пристально наблюдала за своим отцом внизу. Она никогда не пыталась отговаривать его от этой работы, понимая, как важно ему не быть обузой для своей дочери. Запрет приносить деньги в дом этим ремеслом был сродни смерти. Оказаться бесполезным овощем для этого жизнерадостного мощного дровосека гораздо хуже риска подвергнуться нападению зверей. И пока Юи рядом — её отец был спокоен, всё остальное неважно.

Они были здесь из-за того, что дороги друг другу. И для каждого человека на этой лесопилке работа на ней — способ защитить свои семьи. Выбора, рисковать жизнью или нет, у них не было. Это понимали все, кроме Коди.

***
Солнце начинало клониться к закату. За весь день на лесопилке не произошло ничего, что потребовало бы вмешательство хоть кого-то из охранников. Коди даже начинал зевать ближе к вечеру и постоянно ловил на себе осуждающие взгляды своей напарницы.

Группы рабочих постепенно заканчивали свою работу и возвращались к домикам у дороги. Оставалось только несколько групп со стороны Коди и Юи, которым оставалось совсем немного, чтобы отправиться домой. Целыми и невредимыми.

Наконец, закончив с работой, группа отца Юи стала взбираться по крутому склону холмика, с помощью магии Юи, создававшей небольшие выступы из земли, чтобы им было проще.

— Не устала, солнышко?

Схватив отца за руку, чтобы помочь ему подняться, девушка мило улыбнулась. Лицо мужчины блестело от пота, отражая вечерний свет.

— Нет, всё в порядке, пап.

Взяв отца под руку, они двинулись к тракту, к домикам. Остальные рабочие шли позади них, охраняемые последним, оставшимся на службе авантюристом. Коди чуть задержался у края холмика, всматриваясь в лес.

«Мне показалось?»

В глубине чащи то тут, то там мелькали неясные низкие силуэты. Коди развернулся к ним всем телом и взял рукоять «Латины» в правую руку.

Из леса вдруг послышался волчий вой и спустя несколько мгновений целая стая волков показалась между деревьями в глубине леса, направившись в сторону рабочих. Десять или даже больше особей, бегущих так близко друг к другу, что выяснить их точное число было невозможно.

Коди быстро достал меч и резко рванул вперёд наперерез стае. Деревья и корни мешали бежать быстро, но Коди за пару секунд оказался около них. Пролетев сквозь бегущую толпу, ему удалось достать одного волка, буквально разрубив его пополам.

Стая абсолютно не обратила на него внимание и, словно заколдованная, продолжала бежать вперёд.

Тем временем Юи приняла боевую стойку и отправила целый шквал огненных стрел по волкам, задев парочку из них. Этого оказалось недостаточно. Загоревшиеся волки не только не остановились, а даже ускорили бег, отчаянно воя, создавая ужасную картину. Вокруг сразу же начало вонять горелой шерстью и палёной плотью. Стая быстро приближались к авантюристке и рабочим за её спиной.

К этому времени Коди уже на полном ходу летел к девушке, преодолев больше ста метров за пару секунд, прорубив по дороге ещё двух волков и с трудом затормозив об землю.

Удивлению Юи не было предела. Неимоверная сила Коди, покрытого алым свечением усиливающей магии, и неожиданно выскочившие на них волки, сильно сбили её с толку. Она с трудом пыталась осознать текущую ситуацию.

Остановившись, Коди быстро подошёл к девушке и встал перед ней, пытаясь повторить то построение, что видел в бою с Кумико и Майроном.

— Ты чего делаешь?

— Я — авангард, ты — арьергард. Вместе мы справимся, никто не умрёт.

Коди говорил очень уверенно, мгновенно включившись в ситуацию, чего Юи от него нисколько не ожидала, однако его уверенности было достаточно, чтобы убедить её встать в это построение.

Волки приближались на полном ходу, не думая о том, чтобы останавливаться. Два горящих волка наконец упали без сил, оставив посреди пустынной площадки некое подобие жутких костров.

— Коди! Я даю залп!

Парень сразу понял, о чём она говорит и ушёл в право. Очередная волна огненных стрел обрушилась на стаю, на этот раз сразу же убив троих волков. Оставалось ровно столько же.

Увидев, как отчаянно эти волки продолжают своё нападение, Коди и Юи приходили в ступор. Потеряв уже практически всю стаю они и не думали отступать обратно в лес — звери всё бежали, оскалив свои морды. Жалкая троица обычных волков не представляла никакой угрозы для парня. Как только те приблизились, Коди сделал несколько зигзагообразных рывков, срубив двоих одним ударом слева направо, пока Юи прикрыла его физическим щитом от последнего волка, оказавшегося за спиной. Его жизнь оборвалась спустя мгновение, как только с шеи полетела голова.

Ещё несколько секунд Юи держала руку вытянутой, пребывая в глубоком шоке от скорости, с которой Коди наносил удары.

— Коди, ты…

Взмахнув «Латиной», стряхнув с неё кровь и грязь, парень убрал меч в ножны и сел поближе к убитым им зверям.

— Смотри.

Девушка подошла к мёртвому зверю и присела рядом с парнем. Вглядевшись в мех волков, она поняла, что смутило Коди.

Волки выглядели ужасно. Если не считать сгоревших, шерсть всех остальных волков лезла с них клочьями, на их теле везде были видны проплешины, но самое ужасное не это. Они были тощими настолько, что, если бы не растекающаяся по всюду кровь, их можно было принять за нежить.

— Что же за монстры у вас появились в лесу, что даже волки настолько изголодались? Теперь я понимаю почему они так рвались вперёд.

Лесорубы стали потихоньку окружать убитых монстров тихо обсуждая их состояние.

«Что же это за твари такие?»

Юи резко схватила парня под локоть и оттащила в сторонку.

— Коди, мне бы хотелось, чтобы ты завтра снова вышел на охрану лесопилки. Я не смогу защитить отца, если твари, что такое сделали с волками, нападут на нас.

Голос Юи дрожал, она пристально посмотрела ему в глаза. Коди недолго помедлил с ответом:

— Моя работа здесь окончена, просто отдайте мои деньги, и я пойду своей дорогой.

Юи сморщила брови, понимая, что платить ему больше сейчас они не смогут.

— Коди я сделаю всё что угодно для тебя. Ты ведь видишь, мне есть что тебе предложить. Пожалуйста, защити моего отца!

Коди молча смотрел на Юи с трудом осознавая то, что сейчас произнесла эта миловидная на вид девушка. От её сарказма и шуточек не было и следа. Она говорила это с полной уверенностью в своих словах. За спиной Юи к ним подходил её отец, что делало ситуацию ещё более странной для Коди.

— Коди, скажи, что завтра ты снова выйдешь на охрану лесопилки!

— Моя работа здесь окончена, просто отдайте мои деньги, и я пойду своей дорогой.

Коди не понимал, как ему реагировать и что делать в такой ситуации, поэтому просто повторил свои слова.

Лицо Юи исказилось от переполнявшей её злобы и бессилия. Она хотела оскорбить его, ударить, закричать, но вспомнив их разговор днём, поняла, что такая просьба изначально была обречена на провал. Девушка быстро отвернулась и зашагала к лесопилке, не желая больше видеть парня. Рабочие поодаль тоже расходились, заодно убирая трупы волков, оставляя парня одного посреди просторной, вырубленной поляны.

— Ты прав, Коди, ты нам ничем не обязан.

Отец Юи стоял в нескольких метрах от него, сложив руки на груди. Его голос звучал всё так же, как при разговоре с дочкой, по-доброму и заботливо.

— Забирай свои честно заработанные деньги в главном здании и старайся какое-то время не попадаться на глаза Юи. Она девочка — Мужчина развернулся, прежде чем договорить свою фразу — импульсивная, вспыльчивая бывает. И Коди, если тебе не сложно, не мог бы ты сходить со мной к начальнику патрульной службы. Нужно рассказать о произошедшем. Раньше они мне не верили, но работать тут становится действительно опасно, особенно если слухи про озверевших глитчей окажутся правдой. С трудом могу представить себе стаю таких уродов и то, что они вообще способны сбиться в стаи. Так или иначе без поддержки города, мне, наверное, придётся закрыть лесопилку. За себя я не беспокоюсь, я сам выбрал такую жизнь, но рисковать жизнями моих рабочих и дочери я больше не хочу.

— Нет проблем.

***
Беседа с главой прошла быстро, стоило ему показать один из трупов и рассказать детали боя. Кажется, к лесопилке приставят местный патруль военных, хотя отцу Юи придётся за это платить, но не больше чем он платил авантюристам.

В благодарность за работу, задание охраны Коди было зарегистрировано в гильдии и зачлось ему в достижения, что не могло не радовать. Теперь в его послужном списке два успешно выполненных задания на ранг «S»

«День прошёл не зря, Коди» — пронеслось в голове у парня — «Как ты и хотел».


Глава 25 Мистер Эйтни


Дата: 2-е число месяца Кале, 1053 год. Место: гостиница «Ивейский сон» город Интр.

Каждое утро Майрон поднимался с первыми лучами Солнца. Бодро встав с кровати, сразу после пробуждения, он протёр свои глаза левой рукой, упёршись правой в кровать. Осмотрев их крохотную комнатушку, парень выглянул в окно — привычка каждое утро проверять насколько высоко поднялось светило. Комната едва освещалась утренним светом, а на улице из-за теней было немного темно.

Коди всё ещё лежал на своём верхнем ярусе кровати, сладко посапывая. Тяжёлый воин осуждающе на него посмотрел и стал трясти парнишку за плечо, пытаясь разбудить. Тот недовольно что-то пробурчал и с трудом приподняв голову, посмотрел на Майрона.

— Мрон? Чво тебе?

— Пойдём, у нас на сегодня есть планы.

Глубоко вздохнув, Коди протёр глаза обеими руками и сел на кровать. Свесив ноги вниз, он осмотрел комнату и подумал, что завтра не наступило, что Майрон разбудил его в тот же вечер, спустя какое-то время. Однако, парень быстро пришёл в себя, спрыгнул с кровати и, размяв свою шею, обратился к Майрону:

— Зачем так рано?

— Раньше встанем — больше сделаем.

Лениво кивнув, Коди направился к выходу, чтобы пойти умыться, оставив Майрона одного в комнате. Дверь громко хлопнула, чем вызвала лёгкую нотку раздражения внутри непоколебимого камня. Сделав возмущённое лицо, Майрон неспешно подошёл к окну. Глубоко вдохнув свежего воздуха, он почувствовал некое удовлетворение от той тишины и покоя, что сейчас царили в комнате и на улице.

— День будет тяжёлым…

***
Умывшись, ребята встретились в маленькой таверне трактира на первом этаже. Небольшой зал с одной лишь барной стойкой и парой тройкой деревянных столов был полностью пуст. Только владелец вставал с утра пораньше, чтобы обслуживать таких же, как эта троица.

Сразу после лёгкого завтрака, в этот раз уже более сытного, чем вчерашний, группа отправилась в Гильдию, чтобы взять своё сегодняшнее задание-охоту.

Большинство авантюристов с трудом поднимались по утрам, после пьяных гулянок до поздней ночи, потому главный зал гильдии, он же таверна, был безлюдным. Не считая бодреньких работниц за стойками выдачи заданий, которые сплетничали о чём-то, в ожидании утреннего наплыва авантюристов через пару часов.

— Сядьте где-нибудь, я подберу нам задание.

Майрон, не глядя на ребят, сразу же пошёл вдоль ряда стендов, выходя к нужному, и стал внимательно всматриваться в него, бегая глазами от одного листка к другому.

Кумико увела Коди за стол у одной из колонн в зале и присела напротив него, подложив руки под подбородок и опершись локтями в дерево.

— Не выспался?

— Не особо.

Казалось, что сейчас она выпалит что-то вроде «а я говорила — отдохни», но девушка лишь мило улыбнулась.

— Глупенький.

— Я ни о чём не жалею.

Эльфийка тихонько посмеялась, что вызвало самодовольную улыбку на лице парня.

— Я уже привыкла, что Майрон встаёт очень рано. За все те годы, что мы состоим в дуэте, это стало нормально для меня. Хотя тот вечер в кругу твоей семьи предпринял неплохую попытку сбить мой режим сна.

Коди чуть усмехнулся и облокотился на стол, бросив взгляд в сторону Майрона, который уже шел к ним, держа в руках лист. Он уселся рядом с Кумико и тут стало ясно — листов три. Майрон разделил эту крошечную стопку бумаг, разложив их в середине стола.

Кумико и Коди молча смотрели на бумагу, в ожидании начала объяснений. Парень с трудом мог прочитать текст на листах, так как они были развёрнуты к дуэту. Девушка нахмурила брови, прочитав содержание объявлений и взглянула на Майрона.

— Майрон, это…

— Да, это три разных по сложности задания.

Он перебил её, решив сказать об этом Коди самостоятельно.

— Но зачем? Мы ведь проиграли бой!

Парень напротив них начинал медленно закипать, думая, что его обманули, пообещав пойти на сложное задание, но Майрон начал объяснять.

— Тут есть задание, которое просил Коди, но я хочу, чтобы перед этим мы глянули другие. Коди, ты должен хотя бы примерно понять, какие мы берём обычно, и куда ты пытаешься нас затащить.

Кумико несколько секунд колебалась, глядя на лицо Майрона. Её беспокойство относительно того, как на это отреагирует Коди было видно невооружённым взглядом. Она выпрямилась и положила руки на колени, сделав спокойное лицо.

— Коди, прошу тебя, давай глянем.

Потирая шею, Коди водил взглядом от одного листа к другому. То, что даже Кумико согласилась с Майроном его немного смутило и заставило снизить градус напряжения.

«Если там нет задания с хорошей наградой — я ухожу из группы».

— Ладно, давайте глянем.

Майрон взял в руки первый лист, который был правее всего по отношению к Коди и стал зачитывать условия:

— «Ранг — «Лиса», групповое. Допустимо выполнение в одиночку — ранг «Волк». Необходим «Вундемский Ёж», доставить без повреждённых игл. Награда: восемь серебряных дансаров за каждого в идеальном состоянии. Место выполнения уточнять в местном бестиарии. Рекомендации от заказчика отсутствуют». Это наше обычное задание. Несложное, неопасное, хотя иглы Ежа могут доставить проблем, если дать ему выстрелить ими в тебя. В идеальном состоянии поймать бывает сложно, так что в среднем за тушку платят по пять, шесть дансаров. Это достаточно, чтобы не переживать о еде и ночлеге во время переезда в Анмантос. Что думаешь?

Он передал листок Коди и внимательно посмотрел ему в глаза. Тот быстро пробежавшись по тексту задания, положил лист перед собой.

— Простенькое, платят не так много, как хотелось бы. Да и ежи раздражают, возни много, чтобы не повредить их.

— Ладно, тогда следующее. «Ранг — «Волк». Охота на Аями. Доставить живой взрослую особь без повреждений, пол не важен. Награда: шестьдесят серебряных Дансаров за каждый магический усик на звере. Место выполнения задания — Южный Вундемский лес в окрестностях поселения Торно к северо-западу от Интра. Рекомендации от заказчика отсутствуют».

Дочитав до конца, Майрон бросил взгляд на Коди из-за листка, ожидая его ответа.

Аями — редкие звери с телом коня и головой, напоминающей драконью с несколькими длинными усиками на морде. Часть из них обладают магией иллюзии, и после того как их срезать, довольно быстро отрастают снова. За их усики дорого платят, но поймать их непросто. Они крайне хитры и быстры, но совсем не опасны для авантюристов ранга «Волк» и выше. Их отлавливают, как только замечают, закрывают в специальных демаскирующих вольерах, а их усики пускают на изготовление высококачественных магических камней.

— Здесь ведь не придётся драться! Вы и без меня справитесь.

— Но платят нормально. Правда придётся раскошелиться на транспортировку. Обычно у Аями два магических усика, но иногда встречаются особи и с большим количеством. Итого по сорок монет на человека минус расходы на доставку живой особи к заказчику. Или по шестьдесят…

Майрон бросил быстрый взгляд на Кумико, делая свой намёк чуть прозрачнее, но она лишь неодобрительно нахмурилась.

— Ладно, ладно! Вот последнее, которое хотел ты, Коди. «Ранг — «Волк» групповое. Допустимо выполнение в одиночку — ранг «Медведь». Охота-истребление. В поселении Западный Интр пропало и погибло несколько жителей от озверевшего глитча. Убить, нет критериев сдачи трофеев. Награда: двенадцать золотых Дансаров или сто шестьдесят восемь серебряных. Место выполнения — поселение Западный Интр. Рекомендации от заказчика: обратиться к старосте деревни за подробной информацией».

Услышав слово «озверевший» Коди вспомнил первую встречу с ними. В тот же день погибла Маргарет и отчасти это была вина одного из озверевших. Пусть теми были люди, монстры есть монстры.

«Без страха и сомнений они раскромсают на мелкие кусочки кого угодно, а значит заслуживают максимально жестокой смерти» — подумал Коди.

Как только Майрон дочитал текст задания, парень тут же сказал:

— Я хочу пойти на это задание.

Слегка удивившись скорости ответа, Майрон дёрнул бровями кверху. Положив руку на лоб, он тяжело вздохнул.

— Я в тебе не сомневался, Кумико?

— Мы проиграли тот бой, так что этот разговор бессмыслен, Майрон.

Закивав головой, соглашаясь с девушкой, он передал листок с заданием эльфийке. Они тут же поднялись со своих мест, чтобы вернуть оставшиеся листки на место и подойти к стойке регистрации на задания.

В очередной раз Коди прошёл через унизительную процедуру согласования его участия в задании из-за низкого ранга, но слух о том, что произошло на лесопилке сильно помог и администраторша сдалась, зарегистрировав Коди по поручительству двух опытных «Волков». Группа тут же отправились к точке выполнения своей миссии — в поселение Западный Интр.

***
Выйдя из города, Кумико сразу же скрыла своё лицо и волосы за капюшоном. Коди не совсем понимал зачем она это делает за пределами городов, ведь тут нет осуждающих взглядов жителей, а её лицо и светлые волосы выглядят прекрасно, чтобы стесняться их. Да и в Интре она привлекала скорее восхищённые, а не осуждающие взгляды.

Дорога во многом напоминала ту, что парнишка видел за день до этого, идя к лесопилке вместе с Юи. Она была безжизненная, пустая, очень тихая. Лишь мелкие птицы подлетали к лужам на тракте, чтобы утолить жажду или искупаться.

Лес здесь был не таким густым и проходил в нескольких десятках метров от дороги, образуя просторные зелёные лужайки, на которых росла высокая трава и полевые цветы. Чем дальше ребята отходили от Интра, тем ближе к тракту росли деревья, пока не достигли его краёв.

Около трёх часов пешком и вдалеке показался высокий, деревянный забор деревушки. Точно такой же, какой был у Северного Интра в свои времена. Точно такая же сторожевая башня и колокол. Примерно за пятнадцать метров от забора заканчивался лес и начинались торчащие из земли, гниющие пеньки, которые никому не хотелось выкорчёвывать.

У ворот группа обратилась к стражникам и их быстренько запустили, когда они сказали, что пришли выполнять задание охоту-истребление на озверевшего глитча. На лицах вояк было видно напряжение от недавних убийств. Одарив группу скептичным взглядом, её все равно провели к старосте деревни. Выбора у охранников не было.

Как минимум половина домов в Западном Интре строилась из камня, как и некоторые городские дома в Монтверде, Винтесе и Интре. Они плохо контрастировали с дорогой, представляющей собой обычную вытоптанную землю. Здания стояли беспорядочно и их было больше тридцати или сорока. Некоторые из них стояли в ряд, какие-то дома стояли отдельно под случайным углом относительно других, наплевав на то, что стоят посреди потенциальной улицы.

Дом старосты так же был построен из камня по образцу городских, но был больше всех остальных. Двухэтажный дом с высоким фундаментом и верандой сложно было не заметить, ведь для этой деревушки он выглядел слишком богатым. Группе авантюристов любезно открыл двери охранник с ворот, что проводил их до дома старосты.

Оказавшись внутри, они застали приятную, уютную обстановку просторной гостиной. В центре комнаты стоял низкий столик с парой лежащих друг на друге книг. Рядом со столиком был длинный кожаный диван, который показался Коди таким дорогим, что сидеть на нём совсем не хотелось. За столиком стояло такое же кожаное кресло, а у дальней стены был виден большой камин, заставленный вазами с разными растениями. Справа от входа был проход на кухню, а в метре слева от него лестница на второй этаж.

— Вы из Гильдии?

Из кухни показалась молодая, симпатичная рыжая девушка в простеньком, темно-синем платье и чёрном фартуке.

— Здравствуйте. Да, мы пришли выполнить задание на озверевшего.

Девушка выглядела очень обеспокоенной, она кивнула и поднялась на второй этаж. Ребята переглянулись, но не стали ничего говорить.

— Ага. А вот и наши спасители.

Сверху на лестницу энергично вышел мужчина средних лет в дорогом камзоле. Согнув правую руку в локте, он спускался по лестнице, глядя на авантюристов, прибывших в его дом. Его взгляд пал на Кумико, девушка слегка засмущалась и натянула свой капюшон пониже.

— Здравствуйте! Моё имя — Роберт Эйтни. Приветствую вас в поселении Западный Интр, дорогие гости.

Проигнорировав парней, он тут же повернулся к эльфийке, аккуратно попросив её руку. Кумико следовала правилам этикета и протянула свою ладонь, тогда Роберт наклонился и нежно поцеловал её хрупкую, бледную ручку.

Девушка была слегка смущена, так как её уже давно никто не приветствовал по правилам дворянского этикета, а Роберт, к тому же, был очень галантен.

— Моё имя — Кумико. Я — лидер нашей группы. Мы прибыли по заказу на убийство глитча.

— Да, моя служанка мне уже доложила, давайте присядем за стол и обсудим детали задания?

Роберт жестом указал на низкий столик посреди гостиной и медленно подошёл к нему.

— С удовольствием.

Мужчина уселся в кресло со стороны камина, и пригласил всех остальных присесть на диван. Ребята аккуратно прошли вдоль него и нехотя сели на слишком дорогую, по их мнению, мебель.

— Можете рассказать нам побольше об этом монстре? Вы знаете, где он обычно обитает?

— Погодите, Виктория, принеси нам чаю.

Служанка слегка поклонилась и отправилась на кухню. Роберт, потирая руки, наклонился вперёд, глядя на Кумико.

— Мы точно не знаем, где он обитает, но обычно он каким-то образом оказывается внутри поселения по ночам и забирает случайных людей. Один раз даже ворвался в дом и забрал с собой маленькую девочку. Мы даже не пытались её искать, так как живых не находили ещё ни разу. Мать погибла при нападении, а её отец нам неизвестен.

Майрон сложил руки на груди и с задумчивым видом прикусил нижнюю губу. Кумико была сильно обеспокоена такой расстановкой вещей. Она оглядела ребят, чтобы удостовериться, что они разделяют её чувства, но парни были непробиваемы, как обычно.

С кухни вернулась служанка вместе с круглым подносом. Осторожно расставив чашки с горячим, приятно пахнущим чаем, она поклонилась и встала в сторонке, прислонив к себе поднос.

Поблагодарив Викторию, Кумико немного покрутила чашку в руках, прежде чем немного отпить.

Сделав глоток, Роберт продолжил говорить:

— Он нападает примерно раз в неделю и последнее было совсем недавно. Я бы рискнул и позволил вам сегодня отдохнуть с дороги, так как вряд ли он нападёт этой ночью. Видно, вы сегодня не в духе. Давайте обсудим все детали облавы завтра утром?

— Извините, просто ситуация удручает. Информации мало, а враг неслабый.

— Нет-нет, я настаиваю, Кумико. У Вас бледный вид, Вы можете остаться у меня в доме, в свободной комнате, а Вашим… компаньонам я найду где переночевать. Но предупреждаю — свободных комнат в этом доме у меня больше нет.

— Что? Нет, простите, я хочу остаться с ребятами.

Роберт тяжело вздохнул, но сразу спохватился и, откинувшись на спинку кресла, нацепил на себя всё то же приветливое выражение лица.

— Боюсь, у нас нет больше для Вас варианта лучше, чем сеновал в конюшне…

Майрон отдёрнул Кумико за рукав, понимая, что она откажется от предложения нормальной комнаты и решит спать с ними в конюшне. По его мнению, это станет настоящей катастрофой для их боя с озверевшим глитчём. Он наклонился к ней поближе и прошептал на ушко:

— Я знаю, ты не сможешь нормально отдохнуть в конюшне и тем более пока мы спим по соседству. Нам с Коди не так важно где спать, а ты оставайся здесь.

Кумико с горечью взглянула на Майрона, лицо которого было каменным.

«Это похоже на наглую попытку оставить меня у себя в гостях» — промелькнуло в голове эльфийки. — «В любом случае, вряд ли со мной что-то случится, пока Майрон и Коди рядом…»

— Я… м-м-м… согласна. Спасибо.

Роберт кивнул, довольный собой, и отпил ещё немного чаю.

— Хорошо, тогда, пожалуй, на сегодня можете быть свободны. Всем жителям я уже сказал содействовать авантюристам в решении нашей проблемы, так что не стесняйтесь к ним обращаться. Виктория, приготовь комнату для гостьи, а вы, ребята, попросите того парня, что проводил вас сюда, показать вам конюшню.

Он поднялся с места и энергично отправился обратно к себе наверх. Бросив осуждающий взгляд на своего хозяина, Виктория отправилась выполнять поручения.


Глава 26 Двое под окном


Жители Западного Интра скептично отнеслись к появлению авантюристов в их поселении. Просто разговаривая с людьми, группа понимала, что им здесь не очень то и рады. «Наверняка это потому, что Кумико эльфийка» — думали парни по началу, но сама Кумико сразу поняла, что дело в другом, и что за человек их заказчик — Роберт Эйтни.

Он был не старостой деревни, а владельцем этой земли. То есть, если староста деревни находится в подчинении короны, через посредничество мэра города, то Роберт был прямым вассалом Даймонда Балта, герцогаэтих земель. Хотя герцог и подчиняется императору, дворец не вмешивается в управление землями дворянства. В Аксарии правящей династии принадлежали титулы герцогов Старой Аксарии, Милатса и захваченной в Восточной войне Тевакии. Оставшиеся десять герцогств были разделены вассалами короля и в дальнейшем дробились на более мелкие дворянские владения.

Это поселение досталось Роберту пару лет назад, вместе со всей прилежащей к ней землёй, за какие-то личные заслуги перед Даймондом. О заслугах ходили нелицеприятные слухи, но ничего конкретного. В деревне даже толком не знали, что именно он сделал, но каждый был уверен, что ставленник герцога был не совсем чист на руку.

Из разговоров с деревенскими стало ясно, что Роберту глубоко плевать на эту деревню. Он редко занимался управлением местным хозяйством, сбросив всё это на своего помощника из местных, а саму деревню воспринимал, как дачу, куда можно изредка приезжать отдыхать от городской суеты. Беспокоился он только о себе, а наличие проблемы он признал, только когда напали на одинокую мать с дочерью. Из-за этого, нанятые этим человеком авантюристы не внушали местным хоть какой-нибудь надежды на спасение.

За весь оставшийся день в поселении группе не удалось выудить какую-нибудь новую информацию по монстру. Хотя местные и пытались помочь, несмотря на своё отношение к ним, они знали очень мало. Некоторые и вовсе считали, что дело не в монстре, а дурном характере Роберта, который решил наказать деревню за непослушание и припугнуть их как следует. Осмотр мест нападения опровергал эту теорию, всюду были видны следы, которые мог оставить только озверевший, но часть деревенщин всё равно продолжали во всём винить главу деревни.

Вечером парни, как и обговаривалось ранее, остались в конюшне, в загоне для хранения сена. По приказу Роберта им выдали широкое полотно, чтобы спать было немного комфортнее и одно одеяло на двоих. К счастью для обоих, оно было достаточно большим, чтобы не прижиматься друг к другу и не ругаться из-за того, что кто-то забрал себе больше одеяла.

В целом, в конюшне спать было комфортнее, чем во время переезда от Монтверда к Интру. Мягкое сено, которое почти не кололось и не щекотало, служило неплохим матрасом, а если не обращать внимание на различные запахи, то можно и целую неделю потерпеть.

«Почти как в какой-нибудь плохой гостинице» — только и крутилось в головах парней в первые минуты после отбоя.

Что было важнее — узнать, в каких условиях сейчас находилась Кумико. Она осталась одна в доме Роберта, что могло оказаться для неё, как для эльфийки, угрозой. Особенно после всего того, что рассказали местные о нём.

Майрону не спалось. Глядя в потолок, он всё волновался о своём давнем товарище, но точно знал, что Кумико не даст себя в обиду. Однако, Роберту она тоже ничего не сможет сделать. Вредить дворянству опаснее даже больше, чем пойти в тёмный лес, где живут монстры ранга «Медведь».

«Впрочем, тогда репутация дома Эйтни сильно испортится в Гильдии… да и среди дворян, возможно. Нет, всё-таки глупо полагаться на честь или страх опозорить дом. Дворянам нельзя доверять».

Подложив правую руку под голову, он нахмурился. Его терзали противоречия. О Роберте было известно слишком мало, крестьяне очевидно много привирали, хотя из первого разговора с ним можно было воспринимать его или как джентльмена, или как бабника.

«Он почти полностью игнорировал нас с Коди, значит Роберт у нас любит повеселиться с девушками, скорее всего. А может у него душевная травма и он не переносит мужчин? Святая Эйрис, что за бред».

Коди лежал примерно в метре от него, перевернувшись набок и закрыв свои глаза. Однако, парень тоже не мог уснуть, думая о том, что Роберту нельзя доверять Кумико и что Майрон повёл себя как слабак, когда не смог уговорить её ночевать вместе с ними в конюшне. Парень перевернулся на спину.

— Не спишь?

С противоположной стороны покрывала послышался тихий голос Майрона. Тот лениво смотрел на Коди, повернув голову набок. От неожиданности парень слегка опешил, но не подал виду.

— Нет.

— А чего так?

Он подумал, ответить, что злится на Майрона и высказать ему всё, но спорить на ночь глядя не очень хотелось.

— Волнуешься о Кумико?

Майрон сам продолжил разговор в комфортном русле, которое бы устроило Коди. Сложно было сказать, волнуется он о Кумико или просто пытается самоутвердиться в очередной раз за счёт несовершенного давнего спутника эльфийки.

— Да.

Громила вернулся к рассматриванию потолка и замолчал на какое-то время.

«Может пойти проверить её? Тогда Коди за мной увяжется, Впрочем, фундамент у дома довольно высокий, мы не сможем заглянуть к ней в окно. Хотя… можно извлечь выгоду из этого мальчишки».

— Пойдём проверим, как там она?

Коди нахмурился, скептично оценивая эту затею. Он, как и Майрон, понимал, что фундамент у дома слишком высокий и заглянуть к ней в окно пустая затея. К тому же Коди был сантиметров на десять ниже Майрона.

— Хех, как ты собираешься заглянуть к ней в окно? Оно слишком высоко.

— Есть у меня одна идея. Мне понадобится твоя помощь.

Парень ещё сильнее нахмурился.

— Тебе? Моя помощь?

Майрон тяжело выдохнул.

— Я сам не в восторге, но ради Кумико можно и тебя потерпеть.

— Это кто кого терпеть ещё будет.

Очередной тяжёлый вздох с противоположной стороны. Громила и сам понимал, что спровоцировал его, но не мог привыкнуть к тому, что это так просто сделать.

— Так значит ты согласен?

— Да, ради Кумико.

— Ради Кумико… да.

Парни быстро поднялись и, оглядев небольшую поляну перед конюшнями посреди деревни, вышли на улицу в чём были.

В небе ярко сияли звезды и луна, однако они совсем не спасали от ночной темноты. Стрекотание насекомых было хорошо слышно за высоким забором Западного Интра и успокаивало Коди, который совсем недавно ещё бродил по безжизненному тракту к лесопилке. Майрон же почти не обратил на это внимание, глазами выискивая лестницу для более простого осуществления своего плана.

— Может быть скажешь, что ты задумал?

Коди говорил шёпотом и шёл чуть позади. Он внимательно следил за Майроном, пытаясь понять, что тот задумал. Лестниц в деревне не было видно и днём, а ночью можно было абсолютно точно сказать, что они их не найдут. Громила резко остановился и повернул голову чуть в сторону Коди.

— Тебе придётся… подсадить меня.

Он обернулся полностью, чтобы глянуть на лицо Коди.

— Что?

— Подсадить меня… придётся.

Парень слегка приоткрыл рот, нахмурив брови, прокручивая у себя в голове слова Майрона снова и снова. Громила, казалось, весил килограмм на сорок больше Коди, если не ещё больше.

— Майрон, да ты в два раза шире меня! Это ты без проблем мог бы поднять меня, чтобы я заглянул в окно к Кумико — слова о том, что всё должно быть наоборот звучали до смешного абсурдно — и вообще, почему я должен тебя подсадить? Ты не думаешь, что раздавишь меня?

— Потому что… я это придумал.

Коди чуть отстранился, начиная подозревать у Майрона грязные мыслишки.

«Он что, просто хочет использовать меня, чтобы подсмотреть за Кумико? Эй! Я тоже хочу!»

— Тогда давай по очереди.

— По очереди что?

— Проверим её.

Майрона слегка перекосило от того бреда, что только что выдал парень перед ним.

«Кажется, он так и не понял подвоха. Впрочем, я не Кумико и могу же его просто обмануть? Святая Эйрис, Коди, какой же ты идиот».

— Ладно, но я первый.

— Договорились.

Парни вновь начали медленно приближаться к дому преодолевая странные улицы Западного Интра одну за другой, пока на противоположной стороне не показался уютный домик господина Эйтни.

Ни в одном окне не горел свет и это говорило о том, что, вероятнее всего, Роберт всё-таки воздержался от посещения Кумико этой ночью. Или пока просто не дошёл до неё. Окно комнаты Кумико выходило на просторную, вытоптанную лужайку с левой стены дома. Со стороны это было похоже на пустующую площадь. Найдя окно комнаты эльфийки, парни посмотрели друг на друга в неуверенности.

«Ну что… давай начнём?» — пронеслось в голове Майрона, который чувствовал себя очень неловко от того, что ему придётся залезть на кого-то меньше его в габаритах.

Коди же был немного напряжён, хотя точно знал, что поднять Майрона ему более чем по силам. Он встал спиной к стене дома, активировал магию, засияв слабым алым светом и чуть присел, сложив ладони вместе, чтобы Майрон смог на них упереться своей босой ногой.

Громила всё с той же неловкостью поставил ногу на руки Коди и тут же почувствовал, как его потянуло вверх с непонятной, удивительной лёгкостью. В миг оказавшись на плечах юнца, он быстро схватился за раму окна и попытался рассмотреть комнату.

Кумико лежала на двуспальной кровати в одной рубашке, нежно обнимая мягкое на вид, одеяло. Её волосы были раскиданы повсюду и сразу же привлекали внимание. Роберта в комнате не было и Майрон слегка успокоился.

«Если не пришёл сейчас, то скорее всего уже не придёт…»

Майрон ещё раз внимательно посмотрел на волосы Кумико, а после заметил лёгкое фиолетовое свечение у двери комнаты.

«Всё-таки для тебя опасно вот так где-то оставаться, и ты это понимаешь…»

— Ну что там? Проверил?

Снизу послышался голос Коди с нотками нетерпеливости. Майрон бросил на него взгляд и тут же ответил:

— Да, проверил.

Коди сел, чтобы шум от приземления Майрона был не таким громким и их никто не обнаружил, прежде чем он проверит, всё ли в порядке с Кумико.

— Пойдём.

— Куда? Я же ещё не проверил!

— Зачем второй раз? С ней всё в порядке, не переживай.

Парень смотрел на громилу с чуть выпученными глазами, повышая свой голос от возмущения.

— Какого хрена Майрон? Мы же договорились!

— Прости, Коди, но я пока не могу доверить тебе Кумико.

— Что ты несёшь мать твою? Мы просто подглядываем за спящей девушкой, какое доверие?

— Вообще-то мы договорились только проверить её. Сейчас с ней всё нормально. В следующий раз проверять её будешь ты.

— Ты… ТЫ!

Коди с трудом сдерживал себя, чтобы не высказать всё Майрону прямо сейчас и уже начинал переходить на крик.

— Тише, разбудишь всех.

Где-то в стороне некто молниеносно перемахнул через высокий забор деревни и с глухим стуком приземлилось в кусты у дуба на окраине поселения.

Парни сразу забыли о своих разногласиях, обратив всё своё внимание на существо, что тихо скалилось сидя в кустах, точно зная, что его обнаружили.

— Коди, скорее всего это наша цель.

— С чего ты взял?

— Чувство такое, будто я сейчас умру.


Глава 27 Глитч


Тихое, почти неслышимое, рычание становилось всё громче с каждой секундой, что парни смотрели в сторону зловещих кустов.

Майрон тихо прошипел, чтобы Коди больше ничего не говорил и коротким жестом показал, что им нужно отойти и спрятаться. Тот начал медленно отходить за дом, не поворачиваясь спиной к озверевшему. Оружия с собой у них не было, как и брони, поэтому вступать в бой с таким противником было практически самоубийством.

Озверевшие глитчи отличались от озверевших людей крепостью мышц и кожи, покрытой мелкими чешуйками. Глитчи, третья высшая и физически самая сильная раса, способная носить тяжёлую броню так, как будто это обычные тряпки. И это поверх покрытых чешуйками тел, и без брони создающих ощущение, что обычным мечом Глитча не ранить. Броня прочно закрепилась в их культуре и для большинства является поводом для гордости или хвастовства. Столкнуться с таким один на один на мечах на поле боя почти всегда означает смерть. Победить их в рукопашную очень сложно. Но их культура презирает магию, почётом пользуется только низшая, допускающая усиления тела, но вся остальная магия для Глитчей скорее исключение. Её не изучают, не тренируют, а те немногие Глитчи, что всё же изучили магию обязаны служить в армии и в бою доказывать право нарушать обычаи народа.

Озверевшие Глитчи — это монстры особого уровня. Их скорость и физическая сила становится ещё выше, чем у оригинала, но поведение отличается пониженной агрессивностью и жаждой убивать, по сравнению с другими озверевшими. Чаще всего у них сохраняется инстинкт самосохранения, базовые боевые и бытовые навыки. Эти монстры понимают опасность поселений высших рас и избегают их, пока голод не возьмёт вверх.

Хотя для уничтожения одного озверевшего глитча нужна группа «Волков», иногда встречаются полуразумные особи, которым хватает хитрости устраивать простейшие засады и ловушки. Таким присваивается ранг «Медведь» и на охоту на них собирают полноценную группу «Медведей». Впрочем, эти особи никогда не нападают на поселения, зная, что это обязательно приведёт к облаве на них.

Медленно заходя за угол, Коди остановился, потому что Майрон вновь подал безмолвный сигнал и замер на месте, затаив дыхание. Монстр начал медленно выходить из-за кустов, уже полностью осознав, что его обнаружили и смотрел прямо на ребят. Казалось он решал, можно ли на них напасть. На Коди светилась аура усиления, которая, с момента появления монстра, стала светиться ещё ярче. Парень был готов принять бой и это единственное, что сдерживало глитча от немедленного нападения. Монстр чувствовал опасность. Но голод был сильнее. Внимательно осматривая своих жертв, озверевший готовился к атаке. Расценив Коди, как более опасного противника глитч нацелился на второго, в надежде сразу же вывести его из боя.

В темноте было сложно разобрать очертание тёмного, чешуйчатого тела, но рывок монстра к Майрону был различим на фоне звёздного неба с ярко сверкающей луной. Громила в тот же миг сдвинулся в сторону, но получил сильный удар в живот босой ногой озверевшего и отлетел на пару метров, схватившись за место удара.

Увидев, как Майрона отбросило Коди тут же рванул к глитчу и ударил его правой рукой по морде, однако озверевший неожиданно легко увернулся и замахнулся левой рукой словно дубиной.

Во время превращения в озверевшего, память человека, эльфа, глитча и всех остальных практически полностью стирается. Мышечная память в большинстве случаев озверения не страдает. Озверевший перед авантюристами, судя по всему, был обычным крестьянином и дрался очень плохо. Его удары абсолютно хаотичны, зачастую походили на беспорядочное махание, но воздействие озверения чудовищно прибавило силы. Настолько, что теперь навыки рукопашного боя не имели никакого значения в схватке с подавляющим большинством людей. Даже один удар мог вырубить крепкого мужика.

Коди подставлял то правую, то левую руку и блокировал град беспорядочных ударов, чуть пятясь назад. Он удивлённо взглянул на глитча, которому удалось его немного оттеснить, но тот тут же бросился на парня, не давая и секунды на передышку.

Озверевший наносил всё такие же нелепые удары рукой словно дубиной, которые Коди с лёгкостью блокировал. Подгадав момент, он ударил монстра в живот с такой силой, что тот отлетел на несколько метров и упал на спину. Бросив быстрый взгляд на Майрона, парень удостоверился, что тот жив. Громила, как раз, начинал подниматься, всё также держась за свой живот.

— Ты как?

— Живой.

Их противник сильно завопил, высоким голосом и словно ошпаренный вернулся на ноги. Пригнувшись и расставив ноги чуть в стороны, он громко зашипел от бешенства и в очередной раз бросился на парней.

С выставленной вперёд челюстью он приблизился к Коди и схватил того за руку, когда парень оттолкнул озверевшего. Глитч тут же попытался впиться в неё зубами, но Коди резко дёрнул руку на себя. Монстр промахнулся, подарив время на то, чтобы Майрон нанёс сильный удар в спину. Глитч никак не отреагировал на это, чешуйки, сильно затвердевшие после озверения, словно броня, приняли удар на себя. Ещё секунда и он крепко вцепился в левую руку Коди зубами, заставив того нахмуриться от отвращения.

Прыгнув вперёд, «Молодой Волк» повалил озверевшего на спину и придавил захваченной рукой голову монстра к земле. Другую руку он тут же прижал к его шее, начав душить. Хватка Глитча сразу ослабла и пока он не мог откусить кусок от Коди, парня всё устраивало, ведь боли от укуса он совершенно не чувствовал.

— Майрон!

Коди бросил быстрый взгляд на Майрона, но тот уже бежал к конюшне, чтобы забрать их оружие.

Осознав, что вот-вот проиграет, глитч полностью разжал челюсть и пнул Коди ногами по спине, перебросив его через себя так, чтобы тот пролетел несколько метров, прежде чем оказаться на земле.

За спиной глитча, куда убежал Майрон, уже никого не было. Быстро поднявшись, Коди встал в стойку, но глитч не торопился нападать, обернувшись, чтобы узнать, откуда идёт звук громкого топота где-то за зданиями.

В это время Коди прыгнул на озверевшего и со всей мощью ударил тому по морде правой рукой. Чёрное чешуйчатое тело полетело в сторону и вскоре упало на землю, продолжив катиться кубарем, поднимая пыль.

Глитч сильно зашипел, лёжа на земле и начал биться в конвульсиях от боли и бешенства. Он буквально взлетел на ноги, расставив ноги и руки в стороны. Его челюсть была неестественно вывернута в сторону, и язык частично вывалился наружу, так, что смотреть на это было противно и страшно. Он снова начал шипеть, слегка согнувшись, пытаясь понять, как вернуть челюсть обратно. Коди смотрел на него с непониманием.

«А мы точно с озверевшим встретились?»

Глитч выглядел так, будто он был в отчаянии и пусть смотреть на него было мерзко, он мог вызвать чувство сострадания к себе. Однако, полностью затихнув, и бросив попытки выправить челюсть, он медленно выпрямился и вновь закричал, бросившись на Коди замахиваясь своими руками. Из его рта то и дело летели слюни и слышался противный вопль. Коди без труда избегал его сильных ударов и легко отбивал более слабые, и после короткой отражённой серии, нанёс глитчу свой сильный удар. Правой рукой, он вновь врезал ему по съехавшей челюсти.

Глитч попятился в сторону, рефлекторно схватившись левой рукой за свою челюсть. Коди тут же врезал по его левому боку с правой ноги так сильно, что послышался хруст крепких костей озверевшего. Тот повалился на землю пролетев несколько метров.

Он уже не спешил подниматься. Подойдя поближе, Коди увидел, как из его рта вперемешку со слюной стекала кровь. Челюсть выглядела просто ужасно, губа и часть щеки была порвана, что только усугубляло и без того противный вид монстра. Озверевший, утёршись своими дрожащими руками в землю попытался поднять тело.

Он был напуган. Сила парня неплохо возросла, что сильно удивило его. Глитч попытался заорать, чтобы запутать Коди, но в текущем состоянии произнести даже простейший звук было тяжело.

— Коди!

Из-за угла здания с противоположной стороны показалась Кумико в одной белой, длинной рубашке и мерцающей заколкой в распущенных светлых волосах.

— Что ты здесь делаешь?

Глитч продолжал попытки подняться сильно кряхтя при этом. Его морда была полностью изуродована, а чешуйки с живота вовсе начали осыпаться, обнажая чёрную кожу.

— Я услышала шум и пришла посмотреть…

Она прижала левую руку к груди, увидев озверевшего на земле в нескольких метрах от Коди. Лицо глитча было очень тяжело рассмотреть в ночи, но было ясно видно чёрное пятно под его головой.

— Богиня… Коди, это…

— Это наша цель.

Глитч истошно завопил, ударив рукой по земле, слегка подняв пыль. Подтянув ноги под себя, он стал неуклюже подниматься, рыча вместе с отдышкой.

От