КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 479762 томов
Объем библиотеки - 713 Гб.
Всего авторов - 222971
Пользователей - 103596

Впечатления

mr72 про Головачев: Незримая пуля (Боевая фантастика)

Такое впечатление что книгу писал не Головачев, а обычный либерал-русофоб :-(

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Galina_cool про Абрамов: «Большой Сатурн» (Альтернативная история)

Книга разблокирована.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovih1 про Абрамов: «Большой Сатурн» (Альтернативная история)

Можно не блокировать.Тут просто 2 огрызка с разных томов , автор так рекламу делает себе

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Юллем: Правь. Книга 1. Наследники рода Воронцовых (Боевая фантастика)

залита и сразу заблокирована. ага , верю.
данунах.
никто не читает эту хрень, вот автор самопиаром и занимается

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Беличенко: Помещик 2 (СИ) (Альтернативная история)

накуа пихать дубль второго тома?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Сварщик Сварщиков про Dgipei: Провал. Том 1. Право жить (ЛитРПГ)

феноменальнейшая графомань

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Факультет анимагии, или Если не хочется замуж (СИ) [Ирина Снегирева Ири.С] (fb2)


Снегирева Ирина Факультет анимагии, или Если не хочется замуж

Глава 1. Первое знакомство с группой. Все такие милые


Вас никогда не учили, что нужно слушаться старших? Потому что они жизнь прожили и знают все лучше вас. Меня учили, но не помогло.

Наше обнищалое аристократическое семейство Фрай билось над очень важной задачей — выдать меня замуж за соседского хлыща и тем самым поправить свое материальное положение. Получившие всего год назад дворянство Куххары обладали пухлым кошельком и приличным счетом в банке. Что делало их сынка завидным женихом.

С моими жизненными планами никто не спешил считаться, да и мнения не спросил. А зачем, если дочь должна подчиниться и исполнить свое предназначение на благо семьи. Замужество младшей сестры не касалось, ведь я старше её на целых полтора года. В планах матери в недалеком будущем вывести Дору в свет мне предстояло выполнить роль жертвенной овцы. А я совершенно не горела желанием ей становиться.

Наделенная магией, я не планировала отдавать себя в жертву молодому Куххару. Едва узнала, что родители не намерены свернуть с выбранного пути, начала искать выход. Магия, которой я владела, в семье считалась баловством, а то и придурью. Посудите сами, зачем аристократке (пусть и с дырой в кармане) общаться с животными и управлять ими. А уж оборот в зверя... Светлые силы, какая нормальная девушка это себе позволит?

За неделю до предполагаемого знакомства (оно же помолвка при удачном раскладе), я собрала вещи для побега. Полная раскаяния и твердости в исполнении собственных намерений, я позаимствовала у отца один из портативных одноразовых порталов. И в то время, когда семейство Фрай видело плюшевые сны, переместилась к дверям Академии магии.

Поступление на факультет анимагии оказалось бурным, но результативным. Главное, на время обучения семейство не могло распоряжаться мной, как какой-нибудь родовитой болонкой. А в случае получения диплома и присвоения квалификации мага я обретала полную свободу от родственников.

Впрочем, уже к вечеру после экзамена я получила гневное письмо из дома, в котором мне сообщалось, что отныне и навсегда мое содержание исключительно моя забота. То есть, открыто заявили об отказе в денежных средствах. Расстроилась, конечно. Но так как я заранее понимала, что мне никто не простит своеволия, то шока от письма от отца и матери не случилось. Обидно, ведь я все-таки их любила, а стать женой богатого соседа могла и Дора. Кстати, её подобная миссия совершенно не пугала. Сестре скоро семнадцать, а значит, тоже может без осуждения со стороны общества выйти замуж.

И все же для меня случившееся приемлемее, чем стать племенной кобылой для возгордившегося материальным положением Куххара. Надеюсь, за три года он найдет себе кобы... подходящую невесту и жену.

— Эвелина Фрай! — Окрик профессора Сивуса выдернул меня из не самых радостных воспоминаний. — Вы считаете, что сидеть с раскрытым ртом это достойное занятие для студентки?

Я покаянно сложила руки на парте, совершенно уверенная, что открытым рот не был. А задумалась, так это вполне обычное явление на уроке. Думаю много, размышляю о насущном. Где взять денег, например. Стипендия мне полагалась, скромная форма тоже, но хотелось бы иметь хоть какую-то наличность на руках.

Раздавшиеся смешки с последней парты показались мне обидными. Но реагировать сейчас, когда профессор Сивус смотрел на меня из-под очков, не было возможности. Я мысленно занесла наглецов в список потенциальных неприятелей. Точно знаю, там сидел высокомерный брюнет со своими дружками, практически одинаковыми на лицо. Наверное, за эту особенность им и было разрешено носить гордое звание друзей самого Николаса Мура.

— Продолжаем занятие. Что вы знаете о Первозданном лесе на юге империи?

Все замолчали, боясь проявить чудеса эрудиции. Вообще-то, про этот заповедный и единственный в своем роде лес знали все. Но с первой минуты занятий стало понятно, что в процессе общения с умниками профессор Сивус предпочитает расчленять рьяных активистов с особым рвением. Доказывая всем и каждому, что еще не родился тот студент, который переплюнет в знаниях преподавателя. Впрочем, если особо извернуться и блеснуть умом, то на положительную отметку жертва знаний тоже могла рассчитывать.

— Фрай, отвечайте.

Я? Ёлочки зеленые, за что мне это? Смеялись они, а отдуваться мне приходится.

— Первозданный лес обитаем. В нем водятся дикие звери, которые занесены в Зеленую книгу. Леса.

— Достаточно, Фрай, — оборвал меня в самом начале профессор.

Он пожевал губами, высматривая очередную жертву. Что-то там пометил в своем блокноте. Надеюсь, это не запись о том, что меня стоит спрашивать каждое занятие исключительно для того, дабы не ловила ворон на уроке. Или на радость богатеньким придуркам, чьи приглушенные смешки я все еще слышала.

— Записываем. Тема сегодняшнего урока «Первозданный лес как источник опасности для человека, не владеющего магией». Правила безопасности. Первое.

Писали мы долго, страшась переспрашивать профессора. Все затихли, боясь пропустить информацию, которую, как было сказано, не найти в простых учебниках. Подозреваю, что причина — Сивус открыто предупредил, что он не злопамятный, но каждый наш промах записывает в особый блокнотик. А на экзамене он удвоит бдительность и возмездие настигнет всех неучей.

Угроза с первых дней подействовала на студентов. Так что даже наглецы с последнего ряда на время умолкли. Что не мешало девушкам словно невзначай оборачиваться и дарить этим бездарям улыбки. Приглаживание завитых волос и томные вздохи я тоже относила исключительно как призыв обратить внимание Николаса Мура и его команды.

Звонок на перемену мы восприняли с необычайным подъемом. Все-таки такие страсти и строгости с первого занятия — это, на мой взгляд, перебор. Все как один подскочили со своих мест и, не обращая внимания на профессора, бросились к выходу. Непонятным образом первыми к дверям приблизились два близнеца, а ведь они сидели на заднем ряду. Потолкавшись друг с другом, парни наконец-то с грохотом выпали в коридор.

Их предводитель Мур бодро спускался по проходу, уверенно двигая к цели. Мне от него достался ироничный взгляд и ехидная улыбка. Никогда не думала, что брюнеты такие нахальные. Впрочем, чего хотеть от племянника самого императора. О том, что с нами будет учиться именно он, я узнала ещё вчера, пока мылась в душевой. Девчонки сплетничали, а я всего лишь была свидетельницей их разговора.

Вся толпа анимагов-первокурсников дружно двинулась в сторону столовой, дорогу к которой указывали нестройные ряды спешащих студентов. Проголодавшиеся на лекциях будущие маги спешили заесть стресс от полученных знаний и поделиться впечатлениями.

Я не стала отставать от своей группы и двинулась в общем потоке. Зачем выделяться и бежать впереди паровоза?

В столовой я оказалась не первая из наших. Хорошо, что к моменту моего появления свободные места еще были. У окон, как всегда, засели самые проворные и наглые. Из первокурсников там обосновался Мур с сотоварищами. Я же углядела место рядом с некромантами. Грозные ребята, с легким специфичным профессиональным запашком. Но после изнурительных занятий я была готова потерпеть и это неудобство. В конце концов, кто-то ненавидит пахучие блюда из гороха, а ведь всем известно, что его обожает сам император. Каждому свое, как любила повторять моя матушка, в очередной раз намекая на Куххара.

— Фрай, подвинься, — подала голос невысокая пухленькая девушка, что сидела на занятиях рядом со мной.

За партой она голоса не подала, а тут выяснилось, что даже знает мою фамилию. Я удивленно вскинула брови, но с места не сдвинулась. Вежливости в словах незнакомки, даже если захочешь, не найдешь.

— Присаживайся. Свободный стул напротив вполне позволяет, — милостиво разрешила я. Прижиматься к некромантам совсем не хотелось.

Надувшая щёки студентка не стала спорить и быстро припрыгала на пустующее место. Видимо, посчитав, что лучше задирать нос сытой, чем молча ждать, пока освободится другой стул. Разумное решение, если учесть, что в столовой сегодня было очень многолюдно. Не то, чтобы яблоку некуда упасть — в такой тесноте оно могло и не долететь целым до пола.

Непонятный цвет волос девушки можно было скорее отнести к мышиному. В общем-то, ничего страшного, но мое пристальное внимание пышечке пришлось не по душе.

— Не нравлюсь? — с вызовом поинтересовалась она, как-то слишком уверенно перехватив вилку.

Я усмехнулась, сразу уловив, что девчонка недооценивает себя. И даже не прочь поскандалить. А ведь еще пять минут назад боялась сесть рядом с некромантами.

— Как твое имя? — спросила я прямо, а то как-то неудобно переругиваться непонятно с кем.

— Изабелла Гарет, — с нескрываемой гордостью ответила она.

Девушка тут же покосилась на некромантов. Те на нас внимание и вначале не обращали. Сейчас тоже ничего не изменилось. Видимо, после выбора направления что-то в голове у студентов этого факультета перещелкивается. Или ребята глубоко поражены увиденным на занятиях. Думать о том, как именно проходят уроки у этих бедолаг, я не хотела. Не к столу такие страсти.

— Эвелина Фрай. — Вежливость подразумевала представиться в ответ, даже если кто-то и не особо хотел его слышать.

Вместо слов девушка кивнула и принялась с подчеркнутым интересом наматывать длинные макароны на вилку. Мне не было никакого дела до Изабеллы, поэтому быстро справившись с обедом, я поспешила на следующий урок. По расписанию там стояли занятия по прикладной магии у нашего куратора. Пропускать их означало показать пренебрежение с самого первого дня.

Кабинет, как и предыдущие не был большим, и я быстро поднялась на средний ряд. Еще не все студенты вернулись с перемены и можно было спокойно выбирать свободные места. Я не стала это делать, решив, что не буду бегать из угла в угол, а буду сидеть всегда в одном и том же месте. Но едва достала учебник, как заметила пыхтящую рядом Изабеллу Г арет.

— Эвелина, может, пропустишь меня к окну?

Я даже не знаю, попросила она или манера разговаривать такая. В любом случае в этот раз Гарет назвала меня по имени. Прогресс.

— Проходи. — Я отодвинулась, пропуская пухлую студентку.

Вопреки ожиданиям Изабелла не тронулась с места. Она вздернула кверху нос и недовольно поинтересовалась:

— Ты так поступаешь, потому что я маленькая, да? Детей всегда к окну сажают.

Ёлочки зеленые! Комплекс соседки по парте из-за ее роста меня совершенно не интересовал. Не желая пререкаться, я сдвинулась снова на прежнее место.

— Не хочешь, не надо. — Пожала плечами, не желая комментировать свои действия.

Сейчас еще не зима на улице и в оконные щели не дул холодный ветер. Поэтому это место казалось лучше того, где пыхтя, обосновалась пухленькая Гарет. Кстати, придурки во главе с Муром тоже предпочли сесть позади нас. Видимо, даже такие сорняки, как они, тянулись к свету. Жаль, не на первой парте перед куратором.

— Думаешь, раз ты выше и волосы как водопад, то можешь нос задирать, да? — прошипела Изабелла, листая учебник.

На меня она не смотрела и бормотание девушки выглядело как разговор с самой собой. Приятно побеседовать с умным человеком, а то как же!

— Думаю, ты придираешься, — честно ответила соседке и развернулась, чтобы еще раз осмотреть её внимательнее.

Одета прилично, точно не из бедных. Просто нестандартная внешность. Но даже гномы выглядели специфичнее. Так чего она комплексует? Дразнили в детстве?

— Я? — возмущенно выдохнула Гарет и раскрыла рот, чтобы выдать очередное обвинение.

Но тут в кабинет зашел куратор Зарин, и все сразу притихли. Он приблизился к кафедре, поднялся. После чего повернулся к нам всем совершенно не мигая. Даже парни с последнего ряда прикрыли рты, а ведь звонок еще не прозвенел. Девушки и вовсе замерли, любуясь на красавчика-преподавателя. Я мысленно порадовалась, ведь придурки с задней парты только что на время лишились поклонниц.

Магистр Зарин напоминал хищника. Опасного и прекрасного.

Взглядом мужчина прошелся по всем присутствующим, задержался на нас с Изабеллой. Выражение породистого лица подсказало, что наша ссора не осталась без внимания, и чем-то этот момент мужчину привлек. Я непроизвольно распрямила спину, хотя и до этого сидела ровно. Заметив мои потуги, Зарин усмехнулся и продолжил инспектировать взглядом прочих студентов.

— Господа будущие анимаги, — начал магистр. — Надеюсь, вы запомните главное, что дисциплина — это основа любой науки. Не будет её, не будет ничего. Пропуски знаний, низкая успеваемость... Надеюсь, вы не думаете, что учиться на нашем факультете проще, чем на других?

Взгляд, которым в очередной раз одарил нас магистр, не предвещал ничего хорошего. Даже соседка подобралась, постаравшись слиться с окружающей обстановкой.

— Вы в курсе, что впереди испытания?

Я, как и остальные, изначально знала про эти испытания. Студенты разных курсов отправляются в Первозданный лес по заданному маршруту. Сильнейшие выходят победителями. Проигравшие или отсекаются, или ждут следующий этап, чтобы исправиться. Анимагия подразумевает общение и превращение в животных.

— Если кто-то из вас еще не обрел себя во второй личине, готовьтесь. Уверен, многих ожидают сюрпризы.

Последние слова Зарин произнес так гаденько, что у меня защемило под правой лопаткой. Елочки зеленые, на что он намекает? И есть ли какие-нибудь признаки, дающие подсказку, кем станет студент? Судя по лицу магистра, предположения у него точно имеются и делиться с нами он не собирается.

— Вопросы есть? — произнес куратор, сложив руки на груди.

Я даже забыла постесняться, когда пыталась представить широкие пластины груди мужчины и его мощный торс. Интересно, кто он в зверином виде? Точно не тушканчик. На мой взгляд, такие экземпляры должны превращаться исключительно в кого-то очень крупного и сногсшибательного. Не в смысле, падающего вам в ноги, а умопомрачительно прекрасного.

— Магистр, а вы женаты? — с нескрываемым восторгом в голосе пропищала худосочная рыжая девица с первого ряда.

Группа замерла, ожидая, как выкрутится преподаватель.

Зарин удивленным не выглядел. Словно каждый день он получал такие вопросы или каким-то образом предугадывал, что именно мы захотим узнать.

Мне тоже стало интересно. Однако, чтобы не выглядеть идиоткой с раскрытым ртом (не было такого на прошлом занятии, точно говорю!), я откинулась на спинку стула. И в тот момент, когда куратор широко улыбнулся, чтобы сообщить всему свету о своем семейном положении, сзади кто-то резко потянул меня за волосы. Сильно так.

— Ай! — вскрикнула я от неожиданности и вздрогнула.

Руки немедленно дернулись, как крылья у птицы. Неловким движением я задела ничего не подозревающую Изабеллу, которая вместе со всеми ждала, когда раскроется тайна века. После чего я инстинктивно попыталась ослабить причину боли. Развернулась, зацепив на заднем ряду чьи-то учебники и тетради, которые тут же с грохотом полетели на пол.

Фух! Волосы получили свободу.

— Эвелина Фрай! — гневный окрик куратора заставил меня ускориться.

Не стала поднимать упавшие чужие вещи. В конце концов нечего было меня отвлекать гнусным образом. Повернулась и тут же сложила руки на парте. Потом как ужаленная подскочила.

— Да, магистр. — Я стояла и смотрела на мужчину, пытаясь прикинуться невидимкой.

Улыбаться Зарину не стала, вдруг примет за издевательство. Или, чего еще, подумает, будто я ему глазки строю. Никогда не мечтала завести роман с преподавателем.

— Чем вы занимаетесь на уроках? — резко оборвал мои мысли куратор. — Мешаете учиться другим?

От выражения лица Зарина и ходящих желваках стало неуютно.

— Извините, магистр. Нечаянно зацепилась, — произнесла первое, что пришло на ум. Сознаться в такой момент в грехах показалось мне меньшим злом. — Больше такое не повторится.

Было как-то низко выдавать придурков с заднего ряда. Всегда предпочитала разбираться с такими сама и не жаловаться. Мур вряд ли понесет наказание, он личность неприкосновенная. Интересно только, каким ветром его занесло в эту академию. А я, несмотря на свои аристократические корни, вполне могу получить незаслуженное наказание.

— Блондинка стойкая попалась, — удивленно прошептали с заднего ряда.

И лучше бы я этого не слышала, потому что очень захотелось обернуться и треснуть чем-нибудь. Учебником Изабеллы. Свой как-то жалко портить. Я даже кулаки сжала, боясь себя выдать хоть чем-нибудь.

— Сядьте, Фрай. Надеюсь, в следующий раз вовремя вспомните, где находитесь. Иначе вместе с Муром немедленно покинете занятия.

Меня не нужно было уговаривать дважды. Я девушка понятливая. За дверью оказаться не хотелось, здесь мне нравилось больше.

— Со мной? — раздался удивленный голос с заднего ряда.

По-моему, звучал он как-то слишком фальшиво.

— Разве я говорю невнятно? — в голосе Зарина отчетливо была слышна угроза. — Или у вас плохо со слухом?

Кажется, магистр начал серьезно злиться. Я даже немного пожалела придурка, решившего поиграть в невиновного. Но свою жалость тут же задавила на корню. Причина недовольства куратора должна ответить за свои поступки. Мур родился с золотой ложечкой во рту в отличие от меня. И из академии магии никто племянника императора не выгонит. Тут самоубийц нет! Так что больше думай о себе, Эвелина.

— Хочу вам сообщить, — в голосе Зарина звучал металл. Кажется, мы его точно разозлили. — Команды для испытаний формирую я сам. И будьте уверены, пожелания не учитываются.

Я покосилась на застывшую рядом Изабеллу. Девушка почти не дышала. Выражение её лица можно было сравнить с восторженным и в то же время испуганным. Кажется, она боялась этого леса, как никто другой. Или же страшилась попадания в команду вместе со мной, что тоже вполне возможно. Мне, по сути, было без разницы, с кем окажусь. Лишь бы человек адекватный и без причуд.

Как и полагается куратору, магистр сумел нагнать на нас страх. И оставшаяся часть занятий прошла под девизом «Молчи, целее будешь». Смельчаков нарушать негласное правило заткнуться и не отсвечивать не нашлось. Последняя парта притихла, по всей вероятности, осознавая, за кем нынче сила.

Едва закончилось занятие, я аккуратно сложила учебные принадлежности в сумку и двинулась к выходу. Вопреки предположению, что прилипалы с заднего ряда кинутся к дверям первыми, все случилось иначе. Двое парней топали вместе со своим заводилой, а опередить их я не смогла. Зато пухляшка Гарет успела выйти из-за парты. И тем самым едва не врезалась в одного из группы поддержки Мура. Кажется, этого близнеца звали Дик Руперт. Собачья кличка, честное слово.

— Эй, мелкая, не мельтеши под ногами, — выдал придурок, которому Изабелла не доставала и до плеча.

— Что? Я мелкая?! Может, тебе и мой цвет волос не нравится?! — взвилась Гарет, словно только что ей было нанесено смертельное оскорбление.

Я остановилась, так как из-за затора выйти не было возможности. Кривая усмешка, которой Мур наградил мою невысокую соседку, была полна нескрываемого ехидства. На меня же этот столичный прыщ посмотрел с таким превосходством, что чисто из вредности захотелось пнуть его и закатать в ковер, который лежал под ногами магистра Зарина. Словно он, императорский племянник, знал, что от меня отказались родители. И даже все мои проблемы ему тоже известны. Я бы могла расстроиться и отвернуться, смахивая жалкую слезу. Или одарить в ответ ненавидящим взглядом, но...

Мне было наплевать. Честно! Бедный аристократ, это зачастую посмешище для равных и ухмылка со стороны таких, как Куххар. Но я давно изжила в себе привычку плакать, если платье решившей меня унизить девочки гораздо богаче и наряднее. Дети жестоки и постепенно у меня нарос панцирь от подобных обид. Я искренне верила, что когда-нибудь у меня все будет хорошо. И даже ухитрилась избежать ненавистного брака.

Усмехнувшись в ответ, я вскинула голову и ответила прямым взглядом Муру. Зеленые глаза парня удивленно моргнули, словно он не ожидал от меня ничего похожего. Или не привык встречать отпор подобного толка.

— Какой цвет? — опешил парень, которому Гарет преградила дорогу.

Топтаться на ступенях между наклонными рядами было не очень удобно, но эти двое как-то помещались, перекрыв другим студентам выход.

— Мой серый! — выпалила Изабелла, не забыв упереть кулачки в пухлые бока.

— Мышиный, — поправил Дик, сложив длинные руки на своей груди.

— Ты посмел.— гневно взвизгнула Гарет, но магистр Зарин прервал эту шумную перепалку.

— Студенты. — Слова куратор выговаривал тщательно, чуть приглушенно, отчего даже мне, не участвовавшей в этой ссоре, стало не по себе.

Захотелось втянуть голову в плечи и прикинуться невидимкой. Тем более что сама Изабелла была и меня на целую голову ниже. Этакий клоп, который при первой возможности прячется за вашу спину.

Мы слаженно молчали, мечтая скорее оказаться в коридоре. Первое занятие у куратора и так подставиться!

— Вы уже забыли, о чем я предупреждал? — поинтересовался Зарин.

Я перестала дышать, спешно пытаясь вспомнить, к чему именно относится это напоминание. То ли к формированию команд, то ли к теме занятий. Кстати, было еще предупреждение насчет первого оборота. Я еще не понимала, в кого могу превратиться, поэтому эту часть наставлений конспектировала особенно тщательно. Неужели сейчас нам предрекут стать сворой гавкающих собачек или обезьян? Нет, чур я не с ними!

— Ступайте! — сквозь зубы выдохнул магистр и нервным взмахом руки ткнул пальцем в сторону двери. — Все на выход!

Никогда не думала, что в первый учебный день услышу такое. Не успокаивало и то, что эти слова предназначались не мне одной. Не хотелось получать нагоняй даже за компанию с кучкой оболтусов и девушкой, болезненно помешанной на собственной внешности.

Вопреки моим опасениям, кабинет все покинули молча. Дик картинным жестом пропустил вперед Изабеллу, при этом подняв руку, словно стрелочник красный флажок перед пыхтящим паровозом. Следом отправился Мур, чье лицо выражало вселенскую скуку, будто не он еще недавно пытался развлекаться за мой счет. Второй из близнецов, Грег, одарил меня ухмылкой, на которую я совершенно не купилась. Взглядом указала, чтобы парень следовал за своим предводителем. Только когда все направились к двери, пошла за ними.

***

Если бы я знала, если только знала, как нелегка жизнь студента с факультета анимагии, то... все равно решилась поступать сюда. И точно усилила бы подготовительные тренировки. Бегать всей группой было совершенно невесело. Изабелла была первой с конца и это только злило магистра Брасса. Подтянутый оборотень никак не мог понять, почему на своих двоих Гарет плетется позади всех? Ноги две и не сломаны, даже руки есть, и они в порядке. А она не успевает.

Большинство парней красовалось перед девушками подтянутыми и накаченными фигурами. Лишь кое-кто скромно бежал и не выделялся. Мне же приходилось делать вид, что совсем не колет в боку и ноги не отваливаются на ходу.

Но хуже всего оказалось смотреть на Мура, который словно нарочно имел приличное для представителя противоположного пола телосложения. Он действительно был хорош. А едва заметив мой внимательный взгляд, понимающе усмехнулся. Я немедленно сделала вид, что гляжу сквозь него. Надо же, какое самомнение у парня! Ему бы побегать вместе с гончими моего отца. Посмотрела бы я, кто кого обогнать способен.

— Фрай, ты обязана мне помочь, — простонала Изабелла, едва прозвенел звонок и магистр Брасс проявил милосердие. Он не приказал добить павших, вовсе нет. Всего лишь отпустил нас.

— Обязана? — Я вопросительно посмотрела на лежащую на газонной травке девушку. Попыталась вспомнить, почему должна таскать соседку по парте. Ничего не вышло. — Где это написано?

— Нет в тебе милосердия, Эвелина, — простонала пышечка, пытаясь самостоятельно подняться.

Парни прошли мимо нас слишком гордые и надменные. Взгляды, какими они посмотрели на Гарет, могли расплющить любого. К слову сказать, не все девушки так откровенно страдали. Кое-кто артистично ахал, но при этом не закатывал глаза. Таким смельчаки помогали добраться до раздевалки. Я же как представила, что какой-нибудь благоухающий студент предложит помощь мне, пробежавшей много кругов по спортивному полю... Нет уж. Лучше своими ногами и в душевую. ...

Скачать полную версию книги