КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 471814 томов
Объем библиотеки - 691 Гб.
Всего авторов - 220014
Пользователей - 102241

Впечатления

Shcola про Корлов: Зомби и чудо-смартфон (Альтернативная история)

Обложка - полное говно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Ярыгин: Кентийский принц (Боевая фантастика)

Идиотизм художников. Надо принца в трусах рисовать и на битву отправлять. Это самая лучшая защита - трусы.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Эрленеков: Подземелья Конфренко (Боевая фантастика)

Мне книга понравилась. Почитайте, не пожалеете.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Щепетнов: Изгой (Боевая фантастика)

Хороший цикл, но недописаный. Возможно в планах автора закончить приключения попаданца в мире фентези.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vovik86 про Кузнєцов: Закоłот. Невимовні культи (Космическая фантастика)

Книга сподобалася. На мою думку, найкраще читати так, як пропонує автор.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).

Необычный папа для чужого малыша (СИ) (fb2)

- Необычный папа для чужого малыша (СИ) 723 Кб, 193с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - Светлана Багрянцева

Настройки текста:



Необычный папа для чужого малыша Светлана Багрянцева

1

Всех кто открыл эту книгу, хочу предупредить. Книга о Марине (он же Марк Малицкий) из книги «Я бы всё для тебя, но ты весь для неё» Да, это девушка, сменившая пол. В истории будут мелькать парочка геев из предыдущего романа, но они друзья Марка. Описания нетрадиционного секса и прочего не будет. Будет насилие над героиней, но не героем. Будет моральная травля героини в институте. Будет мат. Кому неприятно о таком читать откажитесь сразу. Книгу можно читать отдельно от пер.

Ания жила в небольшом горном селе. Всё как у всех: детский сад, школа, подруги. Многие одноклассницы сразу после выпускного вечера повыскакивали замуж. Это — вовсе не весна и любовь. Это — воля родителей. Пришли, посватались, и, хочешь или нет, обязана выйти замуж. Были и те, кто отправлял дочерей учиться дальше, но этих счастливиц оказалось ничтожно мало. Ания им по-доброму завидовала и мечтала тоже поступить в вуз. Она хорошо училась и всё же с трудом поступила в институт, не потому, что не брали, а потому, что не разрешали учиться дальше. Отец считал это глупостью: зачем девушке образование, если в их селе женщина сидит дома и воспитывает детей? Жене брата Айнур только двадцать пять лет, а есть уже трое детей, и четвёртого ждут. Какое уж тут образование, когда дома работы по горло. Всех накорми, обстирай, обслужи и это при том, что живут в доме свекрови и свёкра, за которыми тоже нужно ухаживать.

Отец долго препирался, кричал, что нашёл ей мужа и его семья скоро придёт свататься. Ания готова была переступить через обычаи и даже родителей, но уехать учиться в другой город. Предварительно она подала документы через интернет. К счастью, её зачислили именно в тот вуз, в который она хотела. Отец долго ругался. Стены сотрясались от криков. Брат и мать пытались его успокоить. Ания заявила, что, если не отпустят добром, она сбежит из дома. Наконец отец смилостивился и позволил учиться дальше.

— Вернёшься порченой или с ребёнком — выгоню из дома. Лучше тогда вообще не приезжай, — грозно сказал он напоследок.

Ехать было далеко, несколько суток на поезде, но Ания сама выбрала этот путь. На таком большом расстоянии не будет давления родителей. Она не собиралась пускаться во все тяжкие, но всё равно решила, что чем дальше уедет, тем лучше. В новом городе она сможет найти любовь и выйти замуж не по одобрению родителей, а как сама захочет. К тому же, с экономическим образованием устроиться в городе легче.

В институте дали комнату в общежитии, оказавшуюся небольшим помещением на четыре койки. Ания распаковывала чемодан, когда зашли две девицы. Короткие стрижки, юбки до середины бедра, размалёванные лица. Девушка вздохнула, она кардинально отличалась от других. Её длинные чёрные волосы волнами струились до попы, а мешковатое платье доходило до щиколоток.

— Бля, Катюха, это что за чмошница?! — воскликнула блондинка.

— Эй, чурка, ты чего тут забыла?! — злобно рыкнула шатенка.

— Здравствуйте, я буду жить с вами, — тихо произнесла Ания. — Меня зовут Ания, можно Аня. А вас?

— Тебе какое дело, как меня зовут?! Я с чучмеком рядом жить не собираюсь! Вали отсюда! Пусть тебе комендант комнату в сортире предоставит! — та, что звали Катя, подскочила и пнула её чемодан.

— А ну, хорош, девки! Давно по роже не получали?! Тому, кто будет к ней приставать или обижать, я лично нос сломаю! — в комнату вошла ещё одна девушка, высокая, спортивного телосложения, с крашенными в голубой цвет волосами.

Девушка подошла к Ание и по-мужски протянула руку.

— Будем знакомы, Наташа. Эти две грымзы Катя и Оля. Не бойся, я тебя в обиду не дам.

— Спасибо, я Ания, можно Аня, — девушка пожала предложенную руку.

Ания была рада, что кроме злобных девиц в комнате будет кто-то, с кем можно подружиться. В посёлке у неё было много подруг, а в этом городе она сразу нарвалась на неприятности. Ания никак не могла понять, почему их так не любят. Обзывают чурками и чебуреками. За свою жизнь она никого не обидела, ей было всё равно, какая нация, лишь бы человек был хороший.

С этого момента в комнате установился относительный мир, а потом и вовсе наступила тишь. Катя и Оля быстро поняли, что их соседка очень грамотная девушка. У Ании даже по русскому языку девяносто пять баллов было на ЕГЭ. Поэтому две подружки смекнули, что можно подружиться, потом гулять вволю, а у нерусской списывать. Ания ещё и доброй по природе оказалась, ответила на извинения прощением и действительно часто давала списывать.

— Послушай, Аня, — сказала однажды Екатерина. — Почему ты с нами на тусовки не ходишь? Брось ты эти учебники хоть ненадолго.

— Не могу. Я должна учиться хорошо, а остальное потом.

— Что, и мальчики потом? У тебя хоть парень есть, или ты у нас не целованная, не балованная? — хохотнула Ольга.

— А что, обязательно с кем-то спать до свадьбы? — краснея, спросила Ания.

— Ну, ты тёмная. Секс — это для здоровья и собственного удовольствия, а не для ублажения мужа, — авторитетно заявила Катя.

Наташа, сидевшая с Аниёй за одним столом, перелистнула тетрадную страницу.

— Ну, чё пристали, а? Не хотите учиться, проваливайте. Мешаете только. Скоро сессия, а вы как та стрекоза из басни, — недовольно пробурчала Наталья.

— Скоро новый год. Мы, кстати, всем курсом в клуб собрались. Ань, если ты и в этот раз отлынивать от общества будешь, то мы обидимся. Не переживай, заплатим за тебя, — весело проворковала Катя и, взяв подругу под локоть, направилась на выход.

— Как меня достали эти две богатенькие сучки. И чего им предки квартиру не сняли, — раздражённо буркнула Наташа, когда за подругами закрылась дверь. — А на новый год все идут в клуб. У родителей денег выпросили. Но ты сама решай, надо оно тебе или нет.

— Не знаю. В нашем селе нет клубов. С одной стороны, хочется хоть раз сходить, а с другой — страшно. Но я не собираюсь там пить, — ответила Ания.

Сидеть постоянно в общежитии действительно надоело. Хотя идти куда-то с однокурсниками тоже не хотелось. Её особо не травили в институте, но девушка чувствовала, что при малейшей оплошности, сокурсники поиздеваются как могут. И дело даже не в её национальности, тут на разных факультетах несколько иностранцев учились. Всё дело в нём, в парне, которому она отказала. Как только стали учиться, Дмитрий Рузой моментально занял место лидера группы, если не всего института. Ему никто не смел перечить, а всё потому, что его отец был одним из самых крупных предпринимателей области. Дружбу он водил с такими же богатенькими сынками, которые учились с ним и знали друг друга с детства. Всего в их группе было четверо вместе Димой, и они блистали, собирая вокруг себя толпы поклонниц. Ания удивлялась, как так можно поступать, самой вешаться на парня. Она была не такая. И когда Дмитрий предложил встречаться, ответила решительным отказом. Парень не унимался, уговаривал. Один раз даже цветы купил, которые она не взяла. Ания понимала: поиграет и бросит. И будет она не первая и не последняя в веренице брошенных им дурочек. Воспоминания об этом богатеньком отморозке поселило в душу тревогу. Ания вдруг подумала, что её отказ может выйти ей боком. «Всё равно не соглашусь. В конце концов, он не бандит. Что он мне сделает?» — подумала она.

А в это время Дмитрий шёл по центру города, попинывая дорогими берцами брошенную банку из-под пива. На улице, как и на душе, стремительно темнело. Месяц назад он поспорил с друзьями, что трахнет нерусскую недотрожку, но девчонка даже встречаться с ним отказалась. С ним, с самим Дмитрием Рузой! Его отец был не абы кто, а владелец крупного в области завода и держал весь город в кулаке. Сам мэр города приходит к его отцу на поклон. Как же, ведь он благодаря ему занимает тёпленькое местечко. А эта тварь нерусская отказала ему и не стала встречаться. «Кто она такая, чтобы отказывать мне!» Дима с силой пнул банку, а та приземлилась в сугроб и исчезла. В душе всё клокотало от воспоминаний об этой красивой девчонке.

— Прости, Дим, но мне нельзя. Я могу встречаться только с тем, кто посватается ко мне, — ответила тогда Ания на его вопрос о дружбе.

Дмитрий месяц её уговаривал, один раз даже веник из роз купил. Девчонка цветы не взяла. Друзья стояли во дворе универа и ржали как кони. Бросив букет под ноги, парень прошёлся по нежным бутонам фирменными кроссовками.

— Чё ржёте, придурки! Обещаю, я её во все дыры выебу! Она у меня ещё попляшет! А потом я её так ославлю, что она будет знать, как отказывать мне! — злобно прошептал он, сжимая кулаки.

— Послушай, Дём, когда ты её трахнешь, дашь нам попользоваться? — с ехидной ухмылкой спросил Никита.

Дмитрий хлопнул приятеля по плечу.

— Не тупи, Кит, я с ней встречаться не собираюсь. Раскупорю шампанское, а потом пейте, сколько влезет, она ваша.

Сейчас, вспоминая всё это, Рузой думал, как достичь своей цели. Решение проблемы влетело в голову молнией. Он достал из кармана телефон и позвонил однокурснице.

— Привет, Катюша. Вы там с Оленькой не забыли, из какого дерьма я вас на прошлой неделе выдернул? Пора платить по долгам. Я знаю, эта недотрожка Ания в вашей комнате живёт. Расшибитесь в лепёшку, но она должна прийти на новогоднюю вечеринку, — сказал он приказным тоном.

— Что, член в штанах покоя не даёт, а Дим? Мы и сами хотим ей насолить, так что жди от нас подарочек на новый год, — рассмеялась Катя.

Дмитрий отклонил вызов и широко улыбнулся. «Ну, что, падла, не хотелось по-хорошему, будет по-плохому!»

2

Марк зашёл в офис и поздоровался с проходящей мимо секретарём директора Людмилой Валентиновной.

— Здравствуйте, Марк Михайлович. Захар Ростиславович просил заглянуть к нему.

— Хорошо. Уже мчусь, — улыбнулся Марк.

Ему повезло. В своё время Марк обрёл такого друга, как Максим. Мужчина был из состоятельной семьи и во многом помог Марку, в том числе и с работой. Он попросил друга своего отца взять Марка помощником адвоката после института. Чтобы принять присягу, нужно было отработать год. Марк старался как мог, в итоге его труды не прошли даром, он успешно прошёл квалификацию и принял присягу. К тому времени в конторе освободилось место и Марку выделили свой кабинет. «Адвокат Марк Михайлович Малицкий», — гласила табличка на дверях. С появлением этой таблички жизнь потекла по новому руслу, дел стало больше, но и зарплата увеличилась в разы. К работе Малицкий подходил ответственно, даже если приходилось выступать в суде государственным защитником, поэтому он смело зашёл в кабинет владельца конторы.

Адвокат Захар Ростиславович Сиверцев был пожилым седовласым мужчиной с приятной внешностью и колоссальным опытом. Он имел просторный кабинет со множеством стеллажей и тяжёлым дубовым столом в виде буквы «т».

— Добрый день. Присаживайтесь, Марк Михайлович. Как прошёл суд? — начальник указал рукой на стул.

— Более чем хорошо. Дело отправили на доследование. Крошкина оправдали, — серьёзным тоном сказал Марк.

— Поздравляю. Честно, не думал, что так всё обернётся. Я вам и дал это дело, потому что там вроде всё ясно было. Может, я сейчас скажу странные вещи, но многие люди работают, что называется, на отвали, когда все улики на месте.

— Я не умею так работать, Захар Ростиславович, вы же знаете. Всем было очевидно, что он виновен, но я почему-то поверил Крошкину. Было не просто найти нужных свидетелей его алиби, но итог вы видите сами.

— Спасибо, Марк. Вы далеко пойдёте, у вас большой потенциал. Впрочем, я позвал вас по делу. Сегодня следователь попросил защитника для Илларионова. Он не отказался от адвоката, а, значит, государство обязано его предоставить.

— Только не это, — вздохнул Марк, он знал все эти прописные истины о назначенных государственных защитниках.

— Понимаю, никто бы не хотел защищать такую мразь, но что поделать, сейчас ты единственный, кто не ведёт никаких дел. Завтра в два часа тебя ждет следователь. Вот вся информация, — Сиверцев протянул Марку лист бумаги.

— Понял, наш долг защищать всех. Я могу идти, Захар Ростиславович?

— Идите, работайте, — сказал директор и уставился в какие-то документы.

Дело Илларионова было нашумевшим, и о нём уже раструбили СМИ, хотя этого мужика поймали на очередной жертве только вчера. Пять изнасилованных девушек за месяц. Илларионов выслеживал жертву раз в неделю, словно на работу ходил, и всегда в один и тот же день, вечер понедельника. Преступник надевал маску, чтобы его не узнали, подкарауливал жертву в безлюдных местах и насиловал с применением побоев. Последняя жертва была подсадная девушка из полиции. Преступника поймали на горячем. Им оказался ранее судимый по этой же статье Виталий Илларионов.

Марк зашёл в свой кабинет, двумя пальцами зажал край листка, поднимая руку над столом, а потом опустил его в свободный полёт. Эту мразь Илларионова защищать не хотелось. Марк с удовольствием бы подался в обвинители и законопатил этого нелюдя на пожизненное. Впрочем, как бы он не злился, а профессия обязывала защищать даже таких ублюдков.

Сев в удобное кожаное кресло, Малицкий облокотился о спинку. В свои двадцать пять лет он только в начале своей карьеры, но уже это радовало. Марк вспомнил, сколько ему пришлось пережить, чтобы достичь своей цели.

Родители от Марка отказались, из-за того, что он возомнил себя мальчиком. Но это была не блажь девушки, не переживший возраст взросления. Сколько себя помнил, Марк люто ненавидел своё девчачье тело, а ещё платьица, в которые его обряжали родители. А когда начала расти грудь и пошли месячные, Марк готов был на стены лезть. Ничего не сказав родителям, он в шестнадцать лет стал потихоньку копить деньги на изменение пола. Уже тогда он подумал, что лучше сдохнуть, чем жить в бабском теле. В семнадцать был психолог в тайне от родителей. В восемнадцать к нему добавился психиатр. Марк доказывал всем, что он не шизофреник, а мальчик, родившийся девушкой. К этому были все предпосылки. Большая сила и ловкость в руках, нежели у обычной девушки. Мужская походка и привычки. Марк с первого и до последнего класса ходил в школу восточных единоборств и подкачивал мышцы на тренажёрах. А уж то, что влюблялся в девушек, говорило само за себя. Ему часто снились сны, где он в роли парня вставляет красотке. Потом была ссора с родителями, травля в институте, несколько операций по смене пола. Любовник его лучшего друга, Егора, помог собрать на операции деньги и переехать учиться в тот город, где жил сам. Родители так и не простили Марка за то, что тот удалил все женские органы, лишив их возможности иметь внуков. На самом деле детей Марк любил и был не против воспитывать чужого.

Долгие годы Малицкий не заводил постоянную подругу. Работа и учёба отнимали всё время. Иногда планировал долгосрочные отношения, но девушка сбегала к более свободному парню. Без поддержки родителей учиться и жить на стипендию было невозможно, приходилось ещё и подрабатывать. Радовало одно: квартира была своя, но оплату коммунальных услуг никто не отменял.


Год назад Марк наконец-то вздохнул с облегчением. Учёба окончена, диплом получен, можно только работать и отдыхать, что он и сделал, иногда посещая клуб. Полгода назад он встретил там девушку и пропал. Жанна была красивой брюнеткой с голубыми глазами и пухлыми губками. Она казалась той девушкой, которая нужна, но Малицкий не торопился. Он ещё помнил свою первую любовь, которая жестоко его предала.

— Жанка, а переезжай ко мне, — сказал он подруге месяц назад.

— Ты меня замуж зовешь? — улыбнулась она.

— Давай остановимся на гражданском браке. Если уживёмся, то через год подадим заявление в ЗАГС.

— Согласна. Хочу то красненькое платье на день рождения. Ты же мне его купишь? Не забывай, днюха через неделю.

— Хорошо, я его куплю, — заверил Марк, вспоминая, что платье, висевшее в бутике, в котором они только что были, стоило шесть тысяч.

Марк был рад, что девушка не догадывалась о смене пола. Отсутствие спермы в презервативе, он объяснил перенесённой болезнью яичек. А когда девушка предоставила справку, что ничем не больна, вообще перестал им пользоваться. Жанна в подробности вдаваться не стала. В свои двадцать два года девушка ни на чём не зацикливалась, порхала от увлечения к увлечению. Закончила институт на дизайнера интерьера и часто пропадала на работе. Но Марк её любил именно такую, лёгкую на подъём и без комплексов.

Рабочий день был закончен. Марк закрыл кабинет и направился домой, в который раз пожалев, что зимой нельзя кататься на скутере. Общественным транспортом до дома добираться сорок минут, что почему-то раздражало.

— Жан, ты дома?! — крикнул он, заходя в квартиру.

— Угу. Проект для клиента делаю, — сказала девушка, откусывая от бутерброда с колбасой.

— На работе не судьба? Мы же договорились, кто приходит домой первый, тот и готовит, — недовольно пробурчал он.

— Марик, ну правда, важный клиент. Ты же сам прекрасно готовишь, — Жанна посмотрела умоляющим взором, когда парень зашёл в комнату.

Обстановка квартиры была не новая, но добротная и дорогая. Раскладной диван, шкаф купе, кресло, стильный сервант и стол. Всё это когда-то подарили родители Максима, собравшиеся менять мебель. Кухонный гарнитур, прихожая и прочее, досталось ему по тому же принципу.

— Жан, завтра я буду поздно. Мне нужно к следователю к двум часам. Потом мы в СИЗО на допрос поедем, — сказал Марк, вешая рубашку на спинку стула.

— Ладно. Зато мне выходной дали. Клиент не может нас в будний день принять, придётся выезжать на объект в субботу.

Марк, наклонившись, обнял девушку и поцеловал в шею.

— Вот, любовь моя, ужин завтра с тебя. Жан, может отрастишь волосы? Тебе бы пошло. Эта стрижка под мальчика как-то не очень.

— Не нравлюсь, ищи другую. И вообще, не мешай работать, — нахмурилась девушка.

— Окей, пойду чего-нибудь заточу, — отстраняясь, улыбнулся Малицкий.

На следующий день Марк строчил отчёт. Необходимо было управиться до обеда. Потом он поел с коллегами в недорогом уютном кафе напротив офиса и поехал на встречу со следователем.

Подписание необходимых бумаг заняло немного времени. В половину третьего он выдвинулся в СИЗО на машине следователя, сев на переднее сидение.

Со следователем Игнатом Василенко Марк был уже знаком, поэтому общался как со старым знакомым. Игнату он мог рассказать всё, что думает по поводу защиты Илларионова.

— Сам бы яйца этому упырю вырвал. Носит же земля таких, — посетовал Марк.

— Ещё как носит, — сорокалетний мужчина остановился на светофоре. — Я за свою жизнь такого насмотрелся, в страшном сне не приснится.

Машина тронулась, а на специальном держателе зазвонил мобильный телефон. Приняв вызов, Игнат нажал на громкую связь.

— Слушаю тебя, Виктор Николаевич. Что случилось?

— Игнат Васильевич, Илларионова сокамерники порезали.

— Что?! Он хоть живой там?! — рыкнул Василенко.

— Живой. Ранение несерьёзное. Его у нас в медблоке зашили, он сейчас там. Док просит отложить допрос до завтра.

— Кто?

— Выясняем. У них же круговая порука. Все как один, ничего не видел, ничего не знаю.

— Я позвоню начальнику вашему. Илларионову нужно одиночку организовать. Не хватало ещё убийства на мою голову. Бывай, Виктор Николаевич.

Игнат остановился у обочины и набрал начальника СИЗО, поговорив, он водрузил смартфон на держатель и нахмурился.

— Вот веришь, нет, с одной стороны жалко, что этот утырок не сдох. Ладно, три часа дня. Думаю, тебе на работу нет смысла возвращаться. Давай хоть до дома подкину.

— Спасибо, я как раз живу в этом районе. Пять минут, и мы дома, — произнёс Марк с мстительной мыслью, что так и надо этому насильнику.

— Отлично, говори адрес, — Василенко пригладил седеющие волосы и завёл мотор. — Завтра позвоню, сообщу, когда будет допрос.

Марк открыл дверь и зашёл в дом. В квартире играла музыка и слышались стоны. Особенность Жанны заниматься любовью под эротическую музыку. Марк, стараясь не шуметь, снял ботинки и куртку, а потом прошёл в комнату. Парочка так увлеклась, что даже не услышала, как он сел в кресло и стал с отвращением наблюдать, как его девушка скачет на лысом мужике, лет на десять старше него.

Первым его заметил мужик, он затряс любовницу пуча глаза. Жанна обернулась и охнула, сползая со сдувшегося как воздушный шарик члена.

— Ну что вы, продолжали бы. Я же вам не мешал. Давно, знаете ли, порнуху не смотрел. Хотя в вашем исполнении вышло паршиво, — скривился Марк, подходя к окну.

— Марк я… — начала было Жанна.

— Вот только не надо как в мыльной опере петь, что ты мне сейчас всё объяснишь! Ты мне лучше скажи, Жанна, может, твоего ёбаря в ласточку превратить?! Балкон рядом, я могу! — рыкнул Марк.

Злобно глядя на парочку, Малицкий наблюдал, что мужик сел на кровати, продолжая пучить глаза. Марк стоял у стула с одеждой, и тот видимо боялся её забрать. «Жалкое зрелище, а не мужчина. Такому в пятак дай, и он сразу кони двинет», — подумал парень.

— Впрочем, об труса я руки марать не буду, — схватив вещи мужика, Малицкий вынес их на балкон и кинул на улицу.

Когда снова зашёл в комнату, лысый трусцой нёсся к выходу. Там он мог натянуть ботинки, а курткой прикрыть срам, пока не заберёт свои вещи валяющиеся на снегу.

— Марк, прости, что так вышло, — начала канючить Жанна.

— Бог простит! Убирайся из моего дома! Можешь и дальше родео на членах устраивать, но не у меня дома! — парень был злой как чёрт.

Подойдя к шкафу, он достал красное платье, потом начал резать дорогую материю ножницами, валявшимися на столе.

— Эй, ты чего?! Ты хоть знаешь, сколько оно стоит? — крикнула Жанна, спешно одеваясь.

— Разумеется, ты забыла, я его тебе покупал, — мстительно произнёс Марк.

Сняв с плечиков шмотки Жанны, он кинул их на кресло, потом добавил нижнее белье. Через несколько секунд охапка бабского тряпья оказалась на грязном полу лестничной клетки.

Жанна на это возмущалась. Зачем-то бегала за ним как собачонка. Скандалила, обзывая недалёким мужланом. Потом начала скулить и просить прощения. Марк ещё никогда не видел такой цирк. Он взял пакет, смахнул со шкафчика в ванной её вещи, не заботясь о том, разобьются духи или нет. Затем он вынес его на площадку и водрузил на кучку одежды как вишенку на торт.

Жанна, наконец поняв, что её выгоняют, принесла в прихожую свой ноутбук и спортивную сумку Марка.

— Ещё чего, свои вещи я тебе не дам!

Забрав у неё сумку, Марк пульнул её в комнату. Потом вытолкнул девицу на лестницу, кинув вдогонку верхнюю одежду. Дверь хлопнула, но девушка стала звонить и кричать на весь подъезд.

— Марк, открой! Сумку дай! Как я это всё потащу?! И потом, моя сумочка у тебя осталась!

Скривившись, Малицкий поплёлся на кухню. Отдавать свою спортивную сумку, подаренную на день рождения Егором, он не собирался. Поэтому, когда входная дверь открылась снова, в Жанну полетела женская сумочка и несколько полиэтиленовых пакетов с кричащим логотипом местного супермаркета.

— Вали отсюда, шалава! — рыкнул он и снова хлопнул дверью.

Настроение было паршивей некуда. Марк надеялся, что судьба подарила ему любовь, а оказалось всё совсем не так. Вернее любил он один, а она, видимо, только пользовалась этим.

— Сука! Сука! Сука! — заорал парень несколько раз ударяя в стену кулаком.

Сердце отматывало кросс, а в голове звенели тамтамы. Стоило успокоиться, поэтому Марк тяжело вздохнул и поплёлся в душ.

3

Ания спускалась по лестнице на первый этаж института. Настроение было хуже некуда. Подруга Наташа, которая на лекциях сидела рядом, а в остальное время не отпускала её из виду, неделю назад заболела. По городу прокатилась волна гриппа, задев несколько сокурсников. Сегодня и Дмитрий Рузой на первой паре не появился, и девушка подумала, что, возможно, он заболел.

Не успела она сойти с последней ступеньки, как её схватили за руку и быстро затолкали под лестницу. Ания от шока даже вскрикнуть не успела, а в следующую секунду её уже прижимали к стене, зажав рот рукой.

— Попалась, недотрожка, — шепнул Дмитрий, наклоняясь и заглядывая в глаза.

Ания умудрилась укусить его за руку. Парень зашипел и отдёрнул ладонь.

— Что тебе нужно, Дим? — дрожащим голосом спросила она.

— А то же, что и вчера. Ты, — усмехнулся он и погладил её бедро сквозь джинсовую ткань. — Какая же ты всё-таки красивая. У меня в штанах скоро дымиться начнёт.

— Да пусть хоть сгорит! Отпусти меня, иначе я буду орать, что ты меня насилуешь! — девушка нашла в себе силы сказать это твёрдым голосом.

— Слышь ты, кукла, я тебя действительно изнасилую, если добровольно не согласишься. Даю тебе срок до новогоднего вечера. Не придёшь сама — пеняй на себя. Я сделаю так, что в институте тебе места не будет. Потом ты сама приползёшь, будешь умолять, чтобы я тебя трахнул и всё прекратилось, — прошептал он в самые губы.

— Я в полицию пойду, — решительно заявила она.

— И что, недавно Катька Неклюдова с подругой попались обдолбанные, когда из клуба выходили. Кто их из милиции выдернул? Я их оттуда достал, не сам, конечно, папа помог. Можешь спросить у них, они же с тобой в одной комнате живут. А теперь подумай, что сделают полицаи, если ты на меня заявишь? Правильно, нахер пошлют, на мой хер. Думай, девочка, я устал и долго ждать не намерен.

После этих слов парень попытался её поцеловать, но Ания отвернулась сгорая от отвращения.

— Опомнись, сучка, я здесь хозяин, а ты мне кое-что облизывать обязана. Жду ответа, крошка, и не затягивай с этим, — Дмитрий похлопал её по щеке и ушёл.

Ания сползла по стене. Сидя на корточках, она закрыла лицо руками и заплакала. Было совершенно непонятно, кому идти жаловаться и кто сможет ей помочь. Уезжать к родителям, не доказав, что женщина тоже что-то может в этой жизни, кроме как рожать детей, не хотелось.

Она вытерла слёзы и вышла из-под лестницы. Увидела у окна своего мучителя, беседовавшего с приятелями, и быстро юркнула в уборную.

Дмитрий был красивый: тёмные волосы, стильная стрижка, карие глаза, густые брови, ямочка на подбородке. Он был высокий и стройный, одевался в дорогие шмотки. С первого взгляда становилось понятно, что это прожигатель жизни, мальчик из так называемой «золотой молодёжи». Несмотря на внешний лоск и красоту, Ания испытывала к парню только отвращение, более того, она его боялась и люто ненавидела.

В столовой Ания присела за один столик с Катей и Олей. Девушки только удивлённо переглянулись.

— Кать, скажи честно, правда, что Димка Рузой вас из полиции вызволил? Он говорит, что вы попались на чём-то.

— Да фигня это всё. Подумаешь, наглотались колёс. Между прочим, это наша жизнь. Кому какое дело, как мы развлекаемся? Нет же, эти кровососы прикопались, в обезьянник повезли. Типа мы к прохожим приставали. Димоныч, кстати, с нами был. Его папаша в два счёта вызволил, а Димка о нас не забыл. Прикинь, вот так пришёл его батя в полицию, шепнул кому надо — и всё, свобода.

— А если кто-то на Диму заявление в полицию напишет? — осторожно спросила Ания.

— Ну, пусть рискнёт здоровьем, а я посмотрю на этот цирк. Весело будет наблюдать, как жалобщика носом в дерьмо шмякнут. Ты что, не знаешь, Алексей Игоревич Рузой зам начальника главного управления полиции, а по совместительству родной дядя Димки. Повезло ему, и с родителями, и с роднёй, — хохотнула Катя.

Ания была в шоке. Теперь она прекрасно понимала, почему этот «золотой мальчик» такой отмороженный в свои почти девятнадцать лет. С одной стороны, баснословно богатый папа со связями, с другой — дядя, большая шишка в полиции. Его везде отмажут, где надо и не надо. Ания слышала, что Димку от армии откупили, и он туда явно не попадёт.

Все оставшиеся лекции Ания сидела рассеянная. Машинально писала конспекты, а в голове крутились мысли о том, как выйти из неприятностей. Если раньше Дима пытался ухаживать, предлагал встречаться, то теперь перешёл к реальным угрозам. Ания вспомнила старый мультфильм. Бежит к ёжик в тумане, ища своего друга медвежонка, а он всё не находится. Вот и вокруг неё сейчас образовался туман из страхов, а выхода всё не было.

После учёбы Ания сходила до ближайшего супермаркета. Не голодную же забастовку объявлять из-за неприятностей. Накупив целый пакет продуктов, она пошла в общежитие.

В комнате, кроме Наташи, никого не было. Подруга лежала на кровати, отвернувшись к стене, и кашляла.

— Наташ, я картошки поджарю, будешь? — грустным тоном сказала Ания.

— Я сейчас всё буду. Аппетит появился, значит выздоровела, — Наташа села на кровати и посмотрела на подругу. — Стоп, а чего такой вид? Опять Рузой?

— Да, он всё не унимается. Представь, обещает на весь институт ославить, если я с ним не буду. Катька сказала, что у него дядька большой полицейский чин. Наташ, чего делать, а?


— Не переживай, я с ним поговорю. Впрочем, врач сегодня сказала, что я вполне здорова. Кашель мой за пару дней пройдёт, типа это остаточное явление. Мне справку выписали, могу завтра на лекции идти. Нужно будет, найдём на этого урода управу, не все же менты продажные. Доставай картофель, помогу почистить, — заявила Наталья.

Ания была благодарна этой девушке, которая всегда заступалась за неё. О лучшей подруге и мечтать было нельзя. Девушка улыбнулась и водрузила на стол пакет с картофелем. Кушать, и вправду, хотелось, несмотря на все жизненные перипетии. Родители переводили на карту денег, таким образом Ания сносно питалась и даже купила пару молодёжных вещичек в дешёвом магазине. Сначала смущало, что джинсы обтягивают ноги и попу, а потом привыкла. К тому же, в такой одежде она не отличалась от других студентов из небогатых семей, и это было большим плюсом.

* * *
На перемене Наташа подошла к главной головной боли института, компании Дмитрия Рузоя. Тут собралось человек десять. Сам Дмитрий, его друзья, подруги и прихвостни. Димка обнимал какую-то крашеную блондинку не с их курса, смахивающую на куклу Барби, и смеялся.

— Дим, можно тебя на пару слов, — сказала девушка решительно.

— Чего тебе, Мальвина? — её все так называли из-за крашеных в голубой цвет волос.

— Мы будем при всех разговаривать? Уверен, что потом не пожалеешь? — усмехнулась Наташа.

— Ладно, идём. О, место под лестницей моё самое любимое, — он отзеркалил её усмешку.

Наташа заметила, как блондинка злобно смотрит на неё, будто она как минимум у той миллион баксов украла. «Не злись, девочка, всё равно тебе с ним не светит. Будешь хороша в постели, он может и трахнет тебя пару раз. А если разочаруешь, то бросит уже завтра», — подумала Наташа сочувственно. Её поражали эти дурочки, которые заглядывали Рузою в рот и мечтали, чтобы он выбрал именно их. Выберет, поимеет, а вот женится на девушке своего круга.

— Ну, говори, что за дела? — нетерпеливо спросил парень, когда зашли под лестницу.

— Зачем ты к Аньке пристаёшь? Тебе что, девок мало? Вон крашеная на тебе виснет. Отстань ты от Ании, она не такая, — тихо, но грозно сказала Наташа.

— Вот именно, что не такая. Мне надоели эти продажные сучки. Им самое большее по девятнадцать лет, а уже член как в дупло проваливается. Иногда во всех дырках проваливается, как у этой белобрысой. Теперь сечёшь, в чём смысл? — улыбнулся парень.

— Дим, по-хорошему прошу, отстань от неё. Ты же поматросишь и бросишь. Или ещё хуже: выпнешь после первой же ночи. Учти, я её в обиду не дам. Если надо, мы заявление в полицию напишем, — решительно заявила девушка.

Дмитрий побагровел от злости. Какая-то безродная тварь смеет ему угрожать! Ему, с кем декан и ректор здороваются! Не будь спонсорской помощи отца, этот вонючий институт не сделал бы ремонт в этом году. Дмитрий стукнул кулаком в стену в сантиметре от головы Мальвины.

— Слышь ты, курица голубая, не смей лезть в мои дела! Иначе я всем расскажу, что ты с бабами спишь. У нас не Париж, моду на радужные флаги ещё не ввели. Тебя затопчут, как только узнают о твоей розовой ориентации. Что, удивлена? Могу удивить ещё больше. У меня есть компромат на всех сокурсников. Ты знаешь, многих можно на крючок подсадить. Так что уймись и слушай сюда. Я её хочу, и она под меня ляжет.

— Ты сейчас серьёзно про компромат? Зачем тебе это? — не веря, спросила она, хотя как-то он узнал о её ориентации.

— Затем, чтобы такие, как ты, мне жить не мешали. Запомни, Мальвина, один неверный шаг, и все всё узнают.

Парень развернулся и поспешил прочь, заложив руки в карманы. Наташа прожигала взглядом его спину, пребывая в шоке. Она и не подозревала, что он соберёт информацию на всех сокурсников. «А может это сделал не он сам, а папочка постарался. Захотелось узнать, с кем его сынуля бок о бок учиться будет. Мразь, ну и мразь этот Рузой. И семейка его такая же, одни твари, карманы от бабла ломятся, а совести даже грамма не будет. И как теперь быть? Как помочь Аньке?»

Мысли метались из стороны в сторону, одновременно хотелось спасти девушку, но и себя в обиду не дать. Только осуществить сразу два этих желания не представлялось возможным. На душе разливалась безнадёга, и Наташа в который раз прокляла эту богатенькую четвёрку парней. Она знала, что, как только Димка скажет «фас», все сокурсники как по команде начнут травлю. Никто не хочет связываться с Димкой и нарываться на собственные неприятности.

Выходя из-под лестницы, Рузой усмехнулся. «Все бабы дуры. Она что, думала, я действительно на всех компромат собирать буду? Мне не больно надо, а службе безопасности моего отца есть чем заняться и без этого. Я только о девках, что живут с Аниёй просил узнать. Нужно же как-то к ней подобраться. Подружек Катьку и Ольгу колёсами напоил специально. А эту радужную пришлось запугать. Если не будет дурой, то последует моему совету, ну, а на нет и суда нет. Как говорится: «Кто не спрятался, я не виноват».

4

Марк включил музыку и готовил, пританцовывая. Ему всё ещё было больно после вчерашнего инцидента с Жанной, но он старался заглушить в себе это как мог. В голове вдруг появилась мысль, что он отчасти рад тому факту, что его подружка оказалась достаточно глупа и притащила любовника в его квартиру. Если бы этого не произошло, то Марк бы ещё долго не узнал, что девушка ему изменяет. «Всё что ни делается, всё к лучшему», — улыбнулся он, закидывая в рот ломтик огурца.

Неожиданно на столе заверещал телефон, «Богемская рапсодия» Фредди Меркьюри перекрыла по громкости портативную колонку, стоящую на подоконнике. «Ядвига Олеговна», — высветилось на экране.

— Добрый вечер, Ядвига Олеговна, — не ответить было невежливо.

— Добрый вечер. Марк, ты же знаешь, как мы с мужем к тебе относимся. Ты славный, добрый мальчик. Но мне не понятно, почему вы с Жанночкой поссорились. Может, помиритесь? Она вчера приехала с вещами и сказала, что ты её выгнал из дома. Что случилось между вами? Мы Владимиром Юрьевичем переживаем, — грустным голосом произнесла мать Жанны.

— Так значит, вы не знаете правды? Молодец, Жанка, всё на меня свалила. Спросите у своей дочери, что это за облезлый козёл был, на котором она вчера прыгала на моём диване? Простите, что так грубо, Ядвига Олеговна, просто я не люблю, когда кроме меня спят ещё с кем-то, да ещё и в мою квартиру тащат. И это не голословное заявление. Я вчера этому мужику чуть нос не разбил, сдержался из последних сил. Зато он из моей квартиры так улепётывал, что любой марафонец позавидует. Я не прощаю измен, поэтому не нужно мне больше звонить, пожалуйста.

Марк отклонил вызов, а потом стёр номера Жанны и её матери из телефонной книги, удивляясь, как раньше этого не сделал. Сердце снова защемило. Воспоминания о теперь уже бывшей девушке были ещё свежи. Когда-то он мечтал создать с ней семью, но… В его жизни очень часто присутствовало это «но». Марк надеялся, что когда-нибудь оно исчезнет навсегда.

— Не сыпь мне соль на рану. Не говори навзрыд. Не сыпь мне соль на рану, она ещё болит, — запел он, приправляя солью салат.

Выключив колонку, Марк ткнул пальцем в пульт от маленького телевизора, висящего над столом. В новостях показали, как разные города необъятной России готовятся к новому году. Впрочем, до этого праздника осталось всего три недели. Марк сел за стол, вспоминая о том, что они с Жанной собирались провести новогоднюю ночь в клубе. В том самом клубе, где познакомились. Там предполагалась вечеринка под названием «Назад в девяностые». Сначала будет шоу с участием деда Мороза. Потом начнут выступать несколько местных коллективов с лучшими танцевальными хитами девяностых годов. На походе в клуб настояла Жанна, и Марк заранее заказал места за столиком. Подумав немного, он решил, что не стоит отказывать себе в удовольствии. За поход на вечеринку говорило несколько фактов. Он не будет дома в одиночестве. В кои-то веки в клубе будет нормальная музыка, а не клубняк. На втором этаже клуба есть комнаты отдыха, можно будет переспать с понравившейся девчонкой.

Максим и Егор перед самыми праздниками улетали по путёвке в Таиланд и новый год будут справлять на курорте. Это был ещё один решающий фактор. Друзья уедут, а сидеть дома в одному не хотелось.

Снова раздался звонок телефона, на этот раз был Егор. Друг пригласил Марка на обед, благо завтра был выходной. Парень пообещал, что придёт.

* * *
Егор открыл дверь и сразу стиснул его в объятиях.

— Привет, дружище! Как я рад тебя видеть! — воскликнул он.

— Отойди, дай и мне его потискать. Привет, Марк, — теперь с обнимашками полез Максим.

— Ребят, вы чего? — удивлённо поднял брови Малицкий.

— Ну, мы тебя утешаем, — на полном серьёзе заявил Егор.

— А, так вы насчёт этой сучки? — Марк вспомнил, что ещё вчера пожаловался Егору на судьбу. — Не хочу о ней говорить. Да и вообще, в порядке я. Да, расстроился. Да, мне до сих пор больно. Да, осталось мерзкое ощущение. Но, я не помер и способен двигаться дальше. Собрался вот диван выкинуть.

— Вот так радикально?! — улыбнулся Макс.

— Нет, я шучу. Но постельное белье вчера снял и выкинул. Даже если бы постирал, всё равно спать бы на нём не смог, — Марк расслабленной походкой прошёл на кухню друзей.

— Поражаюсь я твоему оптимизму, Марк. Это правильно, что ты не раскис. Многие после такого курить и бухать начинают. Руки можешь на кухне помыть, — Максим зажёг газ под чайником.

— Есть такое дело. Только я не люблю уходить в штопор. Пью редко и только по праздникам. А сигареты вообще мировое зло. Они озоновые дыры в атмосфере прожигают.

— Хах, ну ты хватанул, озоновые дыры, — засмеялся Егор, плюхаясь на стул.

Марк вымыл руки и тоже сел за накрытый стол из толстого стекла. Он посмотрел на друзей, сидевших рядом, и улыбнулся. Егор, его одноклассник и лучший друг, переехал к своему любовнику в тот же год, что и Марк. Вот уже четыре года он жил с Максимом и их любовь не ослабевала. Летом Егор ездил на пару недель в их родной город, чтобы повидаться с родителями, а Марк считал, что ему самому там делать нечего. Родители им не интересовались и он смирился с этим, стараясь жить без них.

— Как твоя интернатура, Егор? — спросил Марк.

— Продвигается, куда ей деться. Ещё полтора года. Жду не дождусь, когда начну работать самостоятельно. Надоело уже на шее Макса сидеть.


— Ещё раз так скажешь и получишь атата по красивой попке. На шее он моей сидит. Ничего умнее не придумал? — Макс отвесил любимому щелбан.

— Господин адвокат, я требую защиты, этот тип меня избивает! — с мнимой грозностью в голосе сказал Егор, и все дружно рассмеялись.

Марк удивлялся на эту парочку. За пять лет их любовь не остыла. Может, благодаря Максу, который в свои тридцать один год мог дурачиться, словно юнец. Даже Егор в двадцать пять иногда выглядел более серьёзным. Друг закончил институт, и ещё немного усилий — и он будет практикующим врачом-стоматологом.

— Вчера с Тёмкой в интернете переписывался, — неожиданно сказал Егор.

— Как он там? — Марку действительно была интересна судьба человека, по которому в прошлом страдал его друг.

— Тоже проходит интернатуру. Ксюха пропадает на работе, сыном почти не занимается. Её в очередной раз повысили. Короче, дамочка строит карьеру, на домочадцев забила. С родителями Егора постоянно лается из-за этого. Тётя Ира намекнула, что неплохо бы им родного внука подарить, хотя они и этого пацана любят. Знаешь, что эта наглая ответила? Что они этого ребёнка как следует воспитать не могут, а уже второго подавай. Артём мечется между родителями и любовью как загнанный. Но я так понял, что этой любви неземной остаётся всё меньше с каждым днём, — поведал Егор грустную историю.

— О как! Я говорил, девочка ещё себя покажет. Подозреваю, что она повышение одним местом зарабатывает. Не повезло Артёму, — нахмурился Марк, одноклассника действительно было жалко.

— Хватит о грустном. Что на новый год решил, Марк? Может, к Свириду пойдёшь? — Максим выключил чайник и разлил всем бодрящий напиток.

— Нет. На этот раз ухожу в отрыв. У меня в клубе два места проплачено. С чего я буду терять деньги? Там дискотека девяностых будет. Потанцую, выпью в кои-то веки. Короче, шампанское, танцы, девочки. Именно в таком порядке, — улыбнулся в предвкушении Марк.

— Ну, да, какой нормальный мужчина не любит секс, — ухмыльнулся Егор.

Марк ещё посидел немного с друзьями, а потом поехал домой. По дороге заглянул в торговый центр. Вдруг захотелось прибарахлиться и пойти на вечеринку во всём новом, тем более, что он давно мечтал купить парочку стоящих вещей на выход.

Шоппинг Марк, как и большинство мужчин, не любил, поэтому долго по бутикам слоняться не стал. Зашёл в фирменный магазин, где были приличные новогодние скидки, потом купил продуктов в супермаркете и двинулся к дому. На душе скребли кошки, и он подумал, что хороший секс немного исправит это положение. «Решено, вечером в клуб», — улыбнулся он.

Утро ознаменовалось больной головой и сухостью во рту. Приехав в клуб, Марк неожиданно для себя напился. Не до поросячьего визга, но достаточно, чтобы не помнить, как рыжая девка с силиконовыми буферами оказалась у него дома.

Марк вычислял силиконовых куколок с лёгкостью и старался не связываться. Ну вот не любил он, когда женщина без причины накачивает себе губы или грудь. Марк был натуралом даже в этом. Самым поганым в этой истории была даже не раздутая до четвёртого размера грудь девицы, а то, что он не помнил её имени. «Так, мы больше не будем пить. До нового года точно. Я хоть презик надевал? Не хватало ещё венеричкой заболеть,» — Марк сполз с кровати и увидел на полу презерватив. «Надо же, не все мозги пропил», — удовлетворённо подумал он.

Быстро приняв душ, Марк приготовил завтрак и сварил кофе. Сонная девица появилась в дверях кухни, почуяв вкусные запахи.

— Я завтрак на двоих сделал. Будешь?

— Ага, только умоюсь, — девица пошлёпала в уборную.

«О боже, она ещё и ходит как слон». Рыжая почему-то раздражала, но Марк никогда в жизни не обидел бы девушку. Вздохнув, он разложил по тарелкам яичницу с колбасой и нарезал хлеба.

— Ну ты и зверь. Я думала, что сдохну вчера под тобой. Впрочем, мне понравилось. Может, встретимся ещё раз? — улыбаясь, спросила девица.

— Прости, но я не намерен сейчас строить с кем-то отношения. Вызови себе такси, я заплачу. Только не обижайся, хорошо?

— Да всё в порядке. Я понимаю. В клубах не знакомятся для длительных отношений. А за такси спасибо. Мы вчера перебрали, и я на автобусе ехать не хочу.

Как только за девушкой закрылась входная дверь, Марк вздохнул с облегчением. «Да, алкоголь не для меня. Нет, выпить иногда можно, но не в таких количествах».

5

Ания с трудом встала с постели. На лекции идти не хотелось, но она буквально пинками погнала себя умываться. Выходной прошёл в суете и делах. Девушка спустилась в подвал общежития, где была прачечная. Тут стояло с десяток стиральных машин с функцией сушки и лёгкой глажки. На стене висела надпись, сложенная из нескольких отпечатанных листов А4 «Машину надолго не занимать». Ания уже знала, что все ставят функцию быстрой стирки, чтобы освободить стиральный агрегат для других. Девушке повезло: две машины были не заняты. Закинув вещи в одну из них, она поднялась в комнату, чтобы прибраться. Остальные девушки, живущие в комнате, в это время клеили на окно вырезанные из белых салфеток снежинки. Хотелось хоть как-то украсить скромное жилье к новому году. Ания снова сполоснула лицо, вспоминая всё это, и посетовала, что они учатся шесть дней в неделю.

— Ань, ты на каникулы домой поедешь? — спросила Наташа, когда девушка вернулась из уборной.

— Нет. Мне на поезде больше трех суток добираться, и это только в одну сторону. Я приеду, побуду день, и снова уезжать. Лучше уж не тратиться на билеты.

— А я тридцатого числа уезжаю на дачу к своей любви. Мы все каникулы будем там, — улыбнулась подруга.

— Значит, ты на вечеринку не пойдёшь? — грустным голосом спросила Ания.

— Нет, а ты хочешь пойти?


— Катя и Оля зовут. У нас кто из одногруппников домой не уезжает, все идут на вечеринку. Говорят, семнадцать человек набралось, но там в основном местные. Остальные ребята с нашего курса кто где справлять будет. У каждого своя компания. Знаешь, Наташ, мне одной в комнате не хочется сидеть, новый год всё же.

— Не нравится мне, что эти две богатенькие к тебе пристали с этим праздником. Хотя там же народу полно будет. Что тебе смогут сделать в такой большой толпе? Самое главное, на улицу одна не выходи. Если что, вызывай такси. Да, отдашь денег в два раза дороже, но зато целее будешь. И осторожнее там. Закажи себе сока, а алкоголь не пей, — наставительно произнесла Наташа.

— Что ты её как мамочка поучаешь? — в комнату вошла Катя. — Немного спиртного не повредит. Есть такие коктейли, в которых алкоголя пару капель. Девчонке расслабиться нужно, потанцевать. Что она увидит после окончания института? Мужа, кучу детей и беспросветную серость. Раз в жизни можно и погулять, чтобы было о чём в старости вспомнить.

— Вот у тебя точно будет, что вспомнить. Например, как родители в наказание тебя и подружку в общагу сослали, отказавшись квартиру снять, — нахмурилась Наташа.

— Подумаешь! Зато мы денег достаточно получаем, чтобы жить нормально. Не дрейфь, Анька, я тебе даже платье куплю. Ну, пусть будет подарок в благодарность. Ты нам столько помогала с учёбой, — Катя обняла Анию, льстиво улыбаясь.

Только они с Ольгой знали, каких трудов стоило уговорить Анию пойти с ними. Места за столиком давно были забронированы, в том числе и на Аню, Рузой постарался. Он с маниакальной настойчивостью добивался Анию. Кате был непонятен такой порыв. Многие красотки готовы штабелями у его ног укладываться, но ему нужна только эта девка. Катя не отрицала, что Ания очень красивая. Большие почти чёрные глаза, розовые пухлые губки, аккуратный носик. Одни доходящие до попы чёрные локоны притягивали взгляд парней. Но Ания со всеми была вежлива и холодна. Отвергла ухаживания нескольких поклонников, за что получила прозвище Недотрожка.

В комнату ввалилась Ольга, не ночевавшая в общежитии. Она выглядела свежо, будто недавно вылезла из душа. Подхватив сумку тетрадями, Оля вышла вместе со всеми, тихо щебеча своей подруге, где провела время.

Ания, идя по дорожке к учебному корпусу, недоумевала, как можно рассказывать о мужчине, которого случайно подцепила в баре, а потом переспала. Поведение двух подружек она считала более чем недостойным. Наташа имела свою любовь, но никому ничего не рассказывала, именно поэтому она вызывала в Ание большую симпатию.

Когда подошли к учебному корпусу, Ания заметила на крыльце ненавистную четвёрку парней. Все беззаботно курили, стряхивая пепел прямо на ступени. Дима вдруг вскинул голову и, посмотрев прямо на неё, пошло улыбнулся. Ания чуть не задохнулась от отвращения, отворачиваясь.

— Ань, я жду, не забывай! И прошу тебя, успокой свою подругу. Из неё херовый защитник. Я её как Жанну д’Арк на костре поджарю, она знает за что, — крикнул Дима, когда девушки проходили мимо.

— Козёл, — процедила сквозь зубы Наташа, так тихо, что услышала только идущая рядом Ания.

— О чем он? — забеспокоилась Аня.

— Потом расскажу.

На обеде они с Наташей как всегда сели за один столик и та поведала, как пыталась поговорить с Рузоем. Ания была в шоке от рассказа подруги.

— Презираешь? — спросила Наталья.


— Глупости не говори. Мне всё равно, кто с кем спит. Я только не люблю, когда это афишируют. Наташ, не рискуй собой ради меня. Я понимаю, тебе хочется мне помочь, но сейчас не тот случай. Я не боюсь его и… Да, боюсь, но всё равно соглашаться не буду. Что он такого может обо мне знать, чтобы травлю устроить. То что я из горного села? Так это и так все знают. Я ни с кем не встречаюсь, не курю, не пью. Что такого можно обо мне сказать? — эмоционально произнесла Ания.

— Соврать можно. А ему поверят, я уверена. В полицию идти надо, — решительно заявила подруга.

— И что я там скажу? Где доказательства его угроз? Он меня не пытался изнасиловать даже. Скажет, что просто предлагал дружбу, а юная восточная девочка не так всё поняла.


— Засада полная, но ты права, Ань, не стоит идти у этого ублюдка на поводу. И прошу тебя, не отходи от меня хотя бы эти дни до каникул. При свидетелях он не сможет ничего тебе сделать.

Девушки шептались, а в это время за ними наблюдал Дмитрий. Он облизывал красавицу Анию взглядом и мечтал, как будет раздевать её в постели. Он хотел её сделать своей, до ломоты в яйцах и каменного члена. Даже представляя пошлые картинки с её участием, парень чувствовал, как шевелится в штанах. Он решил действовать то кнутом, то пряником в надежде на успех, потому что всё уже перепробовал, но девушка не сдавалась. Схватив пирожное вместе с салфеткой, на которой оно лежало, парень пошёл в сторону Ании. Девушка как раз поднималась из-за стола.

— Ань, прости меня, пожалуйста, за вчерашнее. Я не хотел тебя обидеть. Просто ты мне нравишься, правда. Вот, я купил для тебя, — Дмитрий протянул ей пирожное.

— Спасибо, я не голодаю. А на твой вопрос ответить могу сейчас. Женись на мне — и я твоя, но не раньше, чем будет свадьба и наступит первая брачная ночь, — заявила девушка и, подхватив поднос, гордой походкой прошла мимо.

— Ну погоди, сука, ты ещё у меня попляшешь! — процедил сквозь зубы парень, сжимая пирожное в кулаке.

Куски просочились сквозь пальцы и стали падать на пол. Дмитрий кинул остатки пирожного на стол, потом пошёл к ряду умывальников у стены. Злость внутри била фонтаном. Эта дура предложила жениться на ней. Об этом мечтали многие девушки, ведь каждой хочется окунуться в мир богатства и роскоши. Дмитрий знал, что Ание этого не хотелось. Она сказала так, будучи уверенной: он на ней не женится никогда.


— Можешь трахать в своём институте всё, что движется. Я понимаю, дело молодое, гормоны бушуют. Но запомни, женишься ты только на девушке из нашего круга. Какую-то деревенскую клушу из глубинки даже в дом приводить не смей. Вот тебе ключи от однокомнатной квартиры. Развлекайся, сынок, но помни, презервативы — это самое главное в жизни мужчины, — сказал отец ещё в сентябре.


Дмитрий был с ним солидарен, он и сам не женился бы, даже на такой, как Ания, чистой девушке. Позабавиться можно, но не более чем. Впрочем, недостатка в поклонницах не было, каждая его подружка думала, что лучше предыдущей и именно она сумеет затащить его под венец.

Кое-как отсидев на последних парах, Рузой направился в отчий дом на своей машине. Припарковав автомобиль во дворе, он взглянул на большой двухэтажный особняк.

— Блудный сын появился. Привет, мой хороший, — на крыльцо вышла мама, расцеловав в обе щёки.

— Здравствуй, ма. Отец дома?

— Дома, только что приехал. Он в столовой. Сейчас прикажу, тебе еду подадут.

— С удовольствием поем, — улыбнулся сын, снимая в прихожей куртку.

Любовь Ивановне Рузой было всего тридцать восемь лет. Она выросла в богатой семье и вышла замуж за отца в девятнадцать. Её не волновало, что Андрей был на пятнадцать лет старше. Любовь такая штука, что никуда не деться. Впрочем, Андрей уже в то время имел завод, который сумел прибрать к рукам в девяностые. С Авторитетом Андреем Рузой, по прозвищу Руза, связываться особо не хотели. За плечами этого молодого мужика был криминальный опыт и милицейская крыша в виде родного брата. Поэтому рейдерский захват проглотили, глядя как расправляются с недовольными. В то время творился полный беспредел, и Димка знал, что отец поучаствовал в этом не мало.

— Здравствуй, пап. Привет, Ирка, — парень поздоровался с отцом и сестрой-школьницей.

— Явился не запылился. Алименты мне на блюдечке не принёс? — буркнул отец, пережёвывая кусок ветчины.

— Крошка сын к отцу пришёл. И спросила кроха. Что такое хорошо? Что такое плохо? Знаю я всё, пап, не переживай.

— Допоясничаешься ты у меня когда-нибудь. Кстати, я не намерен больше тебя из обезьянника выуживать. Ещё раз всякой дряни наешься и поедешь по этапу. Гуляй, сын, катайся на тачке, трахай баб во все дыры, ходи по клубам. Но границы переходить не надо, я не пощажу, ты меня знаешь, — строго сказал отец.

— Вот зачем ты при ребёнке такое, — возмутилась вошедшая мать.

— Ребёнку шестнадцать лет. Небось сама шпилится вовсю, — как ни в чем не бывало заявил Андрей.

Любовь села рядом с мужем, а Дмитрий плюхнулся на против. Служанка с услужливой улыбкой поставила перед ним тарелку с супом и второе. Дмитрий начал есть, разглядывая родителей. Мама выглядела на тридцать лет и была очень красива. Русые волосы, голубые глаза, стройная фигурка. Любовь никогда ничего тяжелее вилки в своих руках не держала. Получила высшее образование для галочки и ни разу палец о палец не ударила даже дома. На работу ходить не надо, в доме слуги. Поэтому можно спокойно торчать в СПА-салонах и омолаживаться. А в перерывах между этим, ходить с подругами на шоппинг. Отец, напротив, много работал, за внешностью следил по необходимости и выглядел на свои пятьдесят три года. Чёрные, как смоль, волосы кое-где проредила седина, а на брутальном лице прорезались мелкие морщины.

— Пап, я обещаю, никакой полиции больше. Ты мне денег подкинешь. Мы с одногруппниками собрались на вечеринку в клуб. Новый год, хочется сделать широкий жест и угостить всех.

— Подкину. Но смотри мне: никакой дури, — отец показал кулак.

Дмитрий улыбнулся, кивая. На самом деле, отец был строгий только на словах и ни разу их с сестрой не ударил. А вот заявление об этапе насторожило. Разумеется, отец не посадит его в тюрьму, но попросить брата подержать племянничка в камере с маргиналами и уродами вполне может. «Ладно, нарываться мы не будем, но стоит кое-что купить для дела. Катька уже отрапортовала, Недотрожка идёт с ними. Жди меня, девочка, на этом празднике жизни ты станешь моим десертом».

6

Город уже давно расцвёл праздничными огнями, администрация в этом году не поскупилась на иллюминацию. Новогодний праздник приближался как торнадо, потому что дни бежали быстро. Работы было много, одна дама наняла его для бракоразводного процесса, пытаясь оттяпать у мужа часть имущества, которым тот не хотел делиться. Ещё и дело Илларионова висело дамокловым мечом. Марк приходил домой только спать, и поэтому не замечал, как бегут дни. На самом деле, праздничных выходных хотелось всё больше, а работать всё меньше. За три недели он ещё пару раз сходил в клуб с целью подцепить доступную девушку, но напиваться уже не стал. Сегодня было тридцатое число, а тридцать первое, по счастью, выпало на субботу. Марк глянул на перекидной календарь в своём кабинете. Здесь у каждого была такая подставка для ручек с перекидным календарём. На странице с цифрой тридцать нарисовали Санта Клауса, показывающего указательный палец, а надпись снизу гласила «А ты купил подарки?» Марк поморщился, он не любил, когда везде рисуют Санту, справедливо полагая, что живёт не в Америке. Да и вообще, деда Мороза и Снегурочку ещё никто не отменял.

А подарок Марк, на самом деле, купил. Это была золотая цепочка с кулоном-сердечком. На сердце мастер нанёс гравировку: «От Марка с любовью». Куда теперь деть этот подарок, он не знал. Часто видел в фильмах, как разозлённый парень бросает колечко в урну, в реку и прочие места. Марк посмеивался над этим бредом. Какой дурак в здравом уме золото выкинет? Уж лучше в ломбард отнести. Вдруг в голове мелькнула мысль, что если в новогоднюю ночь он переспит с девушкой, то подарит ей на счастье. Где-то в груди заныло, требуя своего наслаждения, но Марк осадил это чувство. Он ещё всё успеет, но завтра.

Современные хирурги сейчас творили чудеса и искусно вписали клитор и нервные окончания в самом низу ствола члена, поэтому он мог получать полноценную долю оргазма. «Хорош, о чём ты думаешь? Сейчас эта фифа и её муженёк со своим адвокатом припрутся», — мысленно одёрнул себя Марк.

* * *
Ания пошла с Катей и Олей в торговый центр. Родители перед новым годом прислали денег, но не настолько много, чтобы шиковать. Зато подружкам бедствовать не приходилось, благодаря богатым родителям. Катя заверила, что на наряд они с Олей скинутся, типа это подарок. Ания согласилась, в последнее время они часто общались. Девушки вели себя так, что всё же сумели набиться в подруги.

— Смотри, миленькое платье, — Катя ткнула пальцем в витрину.

На манекене было приталенное голубое платье без рукавов и с пышной юбкой. Оно было расшито блестящими пайетками и выглядело шикарно. Подружки схватили её за руку и потащили в бутик. Уже через десять минут Ания отодвинула шторку примерочной кабинки.

— Девочки, коленки видно, — смутилась она.

— Так и должно быть, ты же в клуб идёшь. Платье чуть выше колена и очень тебе идёт. Переодевайся, мы его берём, — решительно сказала Оля.

Следующими подарками стал кружевной комплект нижнего белья и чёрные чулки с широкой ажурной резинкой. Катя ворчала, что это необходимые вещи для каждой девушки, Ания краснела от её слов, думая, как вообще осмелится такое надеть.

Надела.

Уже следующим вечером Ания облачилась в свой наряд и стояла перед зеркалом. Собрав пару прядей с чёлки, она завела их назад и заколола красивой плоской заколкой на затылке, изменив привычной косе. Потом полюбовалась на своё отражение ещё раз. Ания себя не узнавала. Лёгкий макияж, струящиеся по спине локоны, красивое платье. Она казалась самой себе маленькой принцессой, да и росточка была небольшого, всего метр пятьдесят восемь.

— Вау, Анька, ты шикарна. Сегодня весь клуб будет твой, — улыбнулась подошедшая Катя.

— Девочки, такси приехало, быстро берём сумочки, одеваемся, и на выход, — скомандовала Оля.

Ания перекинула через плечо маленькую сумочку на длинной цепочке, потом обула туфли и выбежала из комнаты, надевая на ходу куртку.

Уже на улице в голову пришла здравая мысль, что будут звонить родители. В клубе она может и не услышать их звонка. Ания достала телефон и набрала маму. Та сказала, что поставила телефон на громкую связь. Девушка сглотнула вязкую слюну. Впервые в жизни ей пришлось врать. Родители бы не одобрили её похода в клуб, поэтому она поздравила всех, сказав, что встречает праздник с подругой в комнате. Они отметят, и в час ночи уже лягут спать.

— Я потом телефон на беззвучный режим поставлю. Одногруппники могут звонить, только спать помешают, — сказала Ания.

Родители, брат и сноха поздравили по очереди, пожелали хорошей учёбы, узнали, как дела, и отключились. Ания с облегчением вздохнула. «Я только одним глазком посмотрю, что это за место. Если не понравится, больше никогда не пойду», — заверила она себя, глядя в окно автомобиля.

Клуб был оформлен в готическом стиле. Стрельчатые окна почти под потолком, куполообразная крыша. Тёмные неоштукатуренные стены, как в лучших замках средневековья. Мебель тоже соответствовала стилю.

Большая компания молодёжи расположилась в углу на диване сделанном буквой «п». Напротив поставили ещё диванчик, из-за чего с обоих сторон стола осталось по крошечному проходу. Ания хотела сесть с самого края этого маленького диванчика, но подружки затолкали её в самую середину п-образного монстра. Потом сели с одной стороны от неё, а с другой, о ужас, плюхнулся Дмитрий Рузой. Ания покосилась на него, но он болтал с приятелями и не обращал на её скромную персону никакого внимания. После инцидента с пирожным Дима как будто забыл о ней. Завёл новую подружку, которой почему-то на этом празднике не оказалось. Ания с облегчением вздохнула, подумав, что ему банально надоело за ней охотиться. Когда подошёл молоденький официант, Рузой заказал кучу закусок, а потом улыбнулся всем оскалом победителя.


— Ребят, заказываем выпивку. Сегодня за всё плачу я.

— У-у-у, — весело заголосила молодёжь.

Одногруппники принялись по очереди перечислять название коктейлей. Катя заказала себе и Ане, на что последняя возмутилась.

— Брось, Анька, в этом коктейле десять капель алкоголя, — заверила подруга.

— Не отказывайся только потому, что за всё плачу я. Это подарок для всех. Я обижусь Недотрожка, серьёзно, — подал голос Дмитрий. — А вообще, новый год принято шампанским отмечать. Принесите что у вас есть из лучшего, пару бутылок.

Официант убежал с большим заказом, а на сцене и в зале началось шоу. Всё было выдержано в стиле девяностых годов. Бандиты умыкнули у Мороза внучку и требуют выкуп в виде кучи подарков. Было интересно и весело. Народ смеялся, ребята вели себя так, будто Ания всегда была их лучшей подругой. Девушка расслабилась, попивая вкусный коктейль с лёгкой горчинкой, и улыбалась.

Дмитрий еле смог игнорировать её. Внутри всё закипало от похоти. Сегодня Ания была так хороша, что просто дух захватывало. Парень знал: на втором этаже есть множество маленьких комнат отдыха кроватью и стойкой с простынями. Давали ключи от комнат только завсегдатаям клуба. Или тем, кого знал сам бармен. Дима был завсегдатаем и уже не раз пользовался комнатой наверху. Сегодня он планировал затащить Аню туда.

Пока не начали бить часы, Парень вышел с приятелями покурить.

— Кит, ты достал то, что я просил? — спросил он.

— Разумеется, тут в клубе полно торговцев. Мог бы и сам купить.

— Мне нельзя, батя узнает, башку скрутит. Ты в порошок таблетку перетёр? Круто. Сейчас наша девочка расслабится, а потом будет хотеть любви и ласки. Волшебник Дима уже идёт, — улыбнулся парень, забирая пакетик из рук друга.

— И как ты ей это подсыплешь? Народу рядом куча, — спросил Валера.

— Не знаю, буду импровизировать. Идёмте, скоро куранты.

— Дём, ты с нами поделишься? — Никита стукнул приятеля по плечу.

— Поделюсь, Кит, но не сейчас. Когда надоест, забирайте. А пока я сам хочу её покружить, — усмехнулся Дмитрий.

Когда парни зашли в помещение, звучала речь президента. Дима ухмыльнулся, протискиваясь на своё место. Он не любил всю эту лабуду и не понимал, зачем президента включили в клубе. На середине стола стояло шампанское и высокие бокалы на тонкой ножке.

— Ребят, разливаем шампанское, сейчас куранты будут. Кит, помогай.

Хлопнули пробки, игристый напиток наполнил бокалы. Дмитрий взял свой в руку и, опустив под стол, сыпнул порошок.

Ания тоже взяла бокал, но сразу поставила на белую скатерть. От коктейля слегка кружилась голова, появилось ощущение праздника и, как ни странно, смелость. Но она больше не собиралась пить, сетуя на то, что нужно было заказать себе сок. Все встали, а она осталась сидеть. Вдруг Дмитрий схватил её шампанское свободной рукой и, сделав круг бокалами, один подал ей.

— Ань, в новый год положено желание загадывать и выпивать шампанское. Я тебе специально половинку налил.

— Давай, подружка, веселее. Больше тебя пить не заставят, клянусь, — подбодрила Катя.

Аня встала и взялась за тонкую хрустальную ножку. В следующую секунду раздался бой курантов. «Хочу встретить человека, который защитит меня от Димки Рузоя», — загадала она.

Потом все стали чокаться и поздравлять друг друга. Ания, улыбаясь, тихо стукала свой бокал о другие, а потом выпила до дна, мечтая, чтобы желание сбылось. Через несколько минут стало как-то хорошо. В глазах будто цветные огни заплясали. Ания почувствовала себя такой смелой и раскованной, что уже не стесняясь смеялась над шутками. Неожиданно захотелось оторваться в волю и даже потанцевать, что она очень любила, но не при посторонних. На сцену вышла музыкальная группа. Зазвучала музыка, народ пошёл танцевать.

— Я отрываюсь от земли. Я от тебя на полпути, и мне так важно, что ты думаешь об этом. Огонь подружится с дождём. Мы будем делать это вдвоём, не вспоминая о проблемах и запретах, — пела девушка на сцене.

— Идём веселиться! — крикнул Рузой и все, кто сидел за их столом, выдвинулся на танцпол.

Ания не понимала, что с ней творится, но сейчас казалось, что у неё действительно нет проблем и запретов, что перед тем, как её отдадут замуж, она может один раз повеселиться. Стеснение куда-то спряталось, вместо него появились раскованность и энергия жизни. Девушка вместе со всеми принялась танцевать. Руки взлетали вверх, ноги будто жили своей жизнью. Энергия била фонтаном, Ания подумала, что она смогла бы протанцевать так до утра.

А музыка всё набирала обороты. Группа сменилась, и теперь солировал парень. Кое-кто пошёл к бару за добавкой спиртного. Катя потащила её за собой в уборную, а потом тоже подвела к бару.

— Будешь что-то? — спросила она.

Аня не понимая что делает, крикнула с бравадой в голосе:

— Буду, гулять так гулять. Новый год же!

Наставления Наташи забылись, и вскоре Ания потягивала через трубочку довольно крепкую жидкость со сладким вкусом. Потом соскочила со стула и, слегка качаясь, направилась в свою группу.

— В небе тают облака, по земле бежит река, широка и глубока, не перебраться. А за ней страна мечты, где меня забыла ты, и до сердца твоего не достучаться, — начала подпевать Ания вместе со всем залом, красиво извиваясь всем телом.

7

Марк приехал в клуб и сел за свой столик, который был рассчитан на четверых. Там уже сидела молодая парочка с обручальными кольцами на пальцах. Парень поздоровался с Марком за руку, представляясь Костей. Девушка тоже назвалась Викой.

— Простите, моя спутница, возможно, не придёт. Получается, я третий лишний в вашей компании, — улыбнулся Марк.

— Ничего подобного, наоборот, веселее будет. Шампанское можешь не заказывать, я купил бутылку, нам троим за глаза. Тем более, что я его не очень люблю, — ответил Костя.

— Хорошо.

Марк заказал себе мартини, а на закуску салат цезарь. Есть почему-то не хотелось. Он ещё раз глянул на пустующее место, где должна была сидеть Жанна, и был рад, что у неё не хватило ума прийти мириться. В один из дней она позвонила, плакала в трубку, просила прощение умоляющим голосом. Марк даже слушать не стал, отклонил вызов, а потом внёс её номер в чёрный список. Началось шоу, после него неожиданно включили речь президента. Костя разлил всем шампанское, и Марк с удовольствием взял свой бокал. Было принято загадывать желания под бой курантов, но Марк не верил в это. Чокнувшись с молодыми супругами, он поздравил их с новым годом и выпил просто так. Когда на сцену вышла музыкальная группа, парочка, переглянувшись, взялась за руки и отправилась на танцпол. Марк тоже поднялся со своего места, но двинулся в сторону бара.

— Привет, Борь. С новым годом тебя, — улыбнулся он бармену.

— Привет, Марк, и тебя с новым годом. Что будешь пить?

— Как всегда, мартини со льдом. И ключи от комнаты мне дай.

— Держи. Первая комната. Решил развлечься по полной программе? Будь осторожнее, Марк. Не стоит из-за моей двоюродной сестры неприятности на одно место цеплять.

— Буду помнить твои слова, — усмехнулся Марк, отпивая мартини.

Боря работал барменом в этом клубе уже восемь лет. Параллельно он выучился на менеджера, но так в офис и не ушёл. Он считал, что в клубе веселее, да и зарплата в разы больше, чем у менеджера младшего звена. Когда Марк расстался с Жанной, то он не прекратил дружить ним. Боря осуждал сестру и поддерживал Марка, как настоящий друг.

Обернувшись в сторону танцпола, Марк заметил группу танцующей молодёжи. Среди них особенно выделялась одна девушка. Красивая, гибкая, с длинными волосами. Это был некий фетиш, длинноволосая нимфа. Сейчас Малицкий удивлялся, как вообще мог влюбиться в такую, как Жанна, с короткой стрижкой и спортивным стилем в одежде. Отставив свой пустой фужер, Марк направился на танцпол. Его не волновало, что он один без компании. Парень просто любил танцевать. Встав рядом с ребятами, которым было на вид лет по девятнадцать, Марк стал наблюдать за красивой брюнеткой. Девушка выбивалась из компании своей восточной внешностью. Марк подумал, что, возможно, у неё есть парень, но девушка стояла рядом с подругами, а мужчины поблизости не наблюдалось.

Неожиданно брюнетку утащили с танцпола, вернулась она уже нетвёрдой походкой. Затем стала вместе со всеми напевать песню Андрея Губина и красиво извиваться всем телом. Марк залюбовался ею, решив, что пригласит на медленный танец.

Песня закончилась, солист объявил медленный танец. Все стали разбиваться по парам. К незнакомке подошёл черноволосый парнишка из их компании. Он пригласил её на танец, но девушка попятилась от него, неловко поскользнулась и упала бы, если бы не врезалась в его грудь спиной. Марк тут же обнял красотку, поддерживая.

После коктейля, выпитого с Катей, почему-то помутилось в голове. Ания неровной походкой прошла до танцпола и почувствовала, что ей чуть лучше. Кругом подпевали солисту, Ания влилась в этой нестройный хор. Она не понимала, что с ней творится, но сейчас хотелось всего: веселья, танцев и даже любви. Напротив неё танцевал Димка. Он буквально прожигал её взглядом, и девушка подумала, что его любви точно не хочет.

Когда солист объявил медленный танец, Дмитрий подошёл почти вплотную.

— Ань, давай потанцуем, а? — улыбнулся он.

— Я не хочу, — нахмурилась она, попятившись от парня, которого ненавидела всей душой.

Неожиданно ноги подкосились, Ания чуть не упала. Её обняли сзади чьи-то сильные руки, прижимая к груди.

— Позвольте пригласить вас на танец, — раздался над ухом нежный голос с хрипотцой.

Ания обернулась. На неё смотрел сероглазый молодой мужчина с почти белыми волосами и красивой внешностью.

— С удовольствием. А почему на вы? — пьяно произнесла она.

— Можно и на ты, — улыбнулся он. — Меня зовут Марк.

— Ания.

— Красивое имя. Тот парень, что сейчас к тебе подходил, не полезет в драку? — Марк увидел, как юношу удерживают приятели.

— У меня нет парня, — вздохнула Ания, положив голову ему на плечо.

Ания вдохнула запах парфюма, исходящего от шеи мужчины. Это был какой-то волнующий аромат, который удивительно ему шёл. Девушка подумала, что с таким парнем, возможно, и стала бы встречаться. А когда ладони мужчины погладили талию, в теле появились непривычные, но приятные ощущения. Ания подняла голову и посмотрела на него, в глазах всё расплывалось. Партнёр по танцу стал казаться мужчиной неземной красоты. Она перевела взгляд на губы мужчины и невольно облизнула свои, ставшие сухими. Мужчина погладил её по щеке, а потом приник к её губам в лёгком поцелуе. Девушка не отстранилась, но и губ не разжала. Она впервые в жизни целовалась и вообще не представляла, как это делается.


Марк понял по этому целомудренному поцелую, что, скорее всего, девушка ещё невинна. Хотя шлюшек, изображающих из себя святых, тоже хватало. Танец закончился, и он, вежливо поблагодарив её, хотел уйти. Девушка посмотрела на него расфокусированным взглядом, тут же повисая на шее.

— Не уходи, пожалуйста, — шепнула она.

— Наверху есть комнаты отдыха. Предлагаю заняться чем-нибудь более интересным. Например, отдохнуть со мной там, — ласково сказал Марк.

— Отдохнуть? Да, идём отдыхать, — Ания посмотрела на парня, но он почему-то стал расплываться, а ещё ужасно захотелось спать.

Девушка подумала, что рухнет прямо к его ногам, если он её не поддержит, но мужчина поддержал. Всё же последний коктейль был лишний. Мужчина подхватил её под руку и повёл куда-то наверх. В голове образовалась пустота, не было страха или чего-то подобного. Ание было всё равно, куда её ведут и зачем. Хотелось только снова ощутить руки малознакомого человека на себе, чтобы по телу, как в прошлый раз, пробежали приятные мурашки.

В это время Дмитрий пребывал в бешенстве. Его девочку уводил какой-то хлыщ! С ним Ания переспать не захотела, а с первым встречным готова была на всё! Димка ринулся вперёд, чтобы набить мужику морду, но приятели удержали.

— Дём, не кипишуй, за драку в обезьянник загремишь. Ты же хотел снять на видео позор девки. Вот и сними. А попользуешься ей потом. Компроматом легко шантажировать, — шепнул на ухо Никита.

— Верно, я покажу этой твари, что значит отказать мне! — тихо, но злобно рыкнул он.

Дмитрий достал из кармана айфон, и специальный маленький эндоскоп. Быстро вставив шнур в телефон, парень включил приложение, а после побежал за Анией. Маленькая камера снимала удаляющуюся парочку. Отследила, как мужчина завёл Анию в первую комнату, находящуюся у самого входа в коридор. Хлопнула дверь, но ключ не повернулся в замке. «На защёлку закрылся, урод», — ехидно осклабился парень.

Двери комнат, как и весь клуб, были стилизованы под старину. Дверное полотно было с крупной замочной скважиной. На счастье Дмитрия, заслонка с той стороны замка оказалась открыта, а может, и вовсе сломана. Парень легко просунул в отверстие эндоскоп и стал снимать. Вот уже Аньку уложили на кровать, но неожиданно мужик сел перед ней на корточки. Он погладил Анию по волосам, а потом стал одевать рубашку. Дмитрий поспешил юркнуть в глубь почти тёмного коридора. Это была настоящая удача, мужик по какой-то причине не переспал с девчонкой. Он просто одел рубашку и ушёл, не закрыв двери на ключ.

* * *
Зайдя в комнату, Марк оставил девушку у кровати, после сам расстелил чистую простынь, закрывая ей подушки. Малицкий видел, что девица напилась до чертей, но она сама сюда пришла. Поэтому угрызений совести не возникло. Сняв с себя рубашку цвета кофе с молоком, Марк положил её на стул. Потом подошёл к девушке.

— Ты красивая, очень, — Марк обнял её и погладил спину.

Девушка всхлипнула, обвив его шею руками.

— Ты тоже красивый. Знаешь, такой белокрылый ангел. Не бросай меня, ангел, мне так плохо, — вдруг хныкнула она.

— Хорошо, но давай снимем платье.

Марк отстранился, осторожно расстегнув сзади молнию, затем стянул с неё голубую материю. Потом он поднял красавицу на руки и положил на кровать. Девушка свернулась калачиком, прикрывая глаза.

— Спать хочется сильно. Но ты не уходи ан… — она даже не успела договорить, как уснула. Марк присел перед ней на корточки.

Девушка представилась восточным именем Ания. Малицкий погладил её по волосам, думая о том, что её имя прекрасно, так же как и она сама. При других обстоятельствах он предложил бы ей встречаться, но не сейчас. Девица с лёгкостью пошла с ним наверх. Возможно, он ошибся и она вовсе не невинна, а спит в этом клубе со всеми подряд. «Нет уж, не буду дважды наступать на одни грабли. Клубные тусовщицы только для секса». И всё же что-то кусало внутри. Почему-то казалось, что он сейчас ошибается, а первое впечатление было правильным.

— Зачем же ты так напилась, девочка? Если бы сейчас попался какой-нибудь нелюдь, то неизвестно, что бы было. Я не собираюсь пользоваться твоим положением. Меня не возбуждают спящие красавицы. Но я обещал подарок той девушке, которая зайдёт со мной сюда. Ты его заслужила, девочка, — прошептал Марк.

Поднявшись, он оставил кулон на соседней подушке. Потом прикрыл девушку второй простынью. Теперь осталось одеться и уйти. Марк вышел, не став закрывать дверь. Вдруг девочка проснётся быстро и испугается, что заперта.

— Борь, девчонка крепко уснула. Разбуди её, когда будете закрываться, если она раньше не проснётся. Я там на ручке табличку повесил, чтобы никто не вломился, — сказал Марк, подойдя к стойке.

— Ты чего её не закрыл? Хотя мне пофиг. Тут шлюх, готовых с первым встречным переспать, полно. Разбужу, не переживай. Ты домой?

— Да, вызову такси и поеду, — грустно сказал Марк и пошёл в гардероб.

* * *
Дмитрий юркнул в комнату, задвинув щеколду. Ания мирно спала, укрытая простынью. «Катька зря её последним коктейлем угостила. Девчонку вырубило напрочь. Хотя, это даже хорошо. Сейчас я её трахну, а все подумают на этого мужика. Попал ты, дядя, уж прости. Хотя какой он дядя? Лет двадцать пять, не больше», — ухмыльнулся про себя парень, стягивая с девушки кусок материи.

Кинув на пол ставшую ненужной белую тряпку, Дмитрий облизнулся. В джинсах моментально образовался бугор, от вида красавицы в кружевном белье и чулочках. Как он её давно хотел, до помутнения разума, до поехавшей в путь «крыши». Дмитрий перевернул её на спину. Ания даже не проснулась, только причмокнула губами и поморщилась. Тогда он расстегнул застёжку бюстгальтера, который был спереди, и осторожно огладил грудь. «Ничего, успею ещё насладиться её телом. Сейчас нужно действовать быстро, пока она в себя не пришла», — подумал он, стаскивая с девушки трусики.

Сняв штаны вместе с боксёрами, он пошарил в карманах. Там должен был лежать презерватив, но его не оказалось.

— Чёрт, выронил, что ли, когда телефон в туалете доставал?! Хрен с ним, она всё ещё девственница, ничего не подцеплю, — тихо выругался Рузой.

Ещё раз глянув на девушку, парень почувствовал, как срывает тормоза. Сейчас было пофиг на всё. Он так долго ждал этого часа, что не мог держать себя в руках. Смочив член собственной слюной, Дима пристроился между ног девушки и вошел. Она простонала, но, к его счастью, глаза так и не открыла. Впрочем, кончил он очень быстро, словно никогда не был в постели с бабой, а мозги отключились настолько, что он опомнился только тогда, когда вынул свой член. «Грёбаная ты мразь, Дима! А если она залетит?!» — чуть не заорал он, видя, как из девицы вытекает сперма пополам с кровью. На стойке с простынями оказалась пачка влажных салфеток. Рузой спешно вытерся, продолжая мысленно обзывать себя. Ведь хотел вынуть, когда будет кончать, но не сдержался, не привык к этому, всегда используя презервативы.

Судорожно одеваясь, он только сейчас заметил на соседней подушке цепочку и кулон.

— Мужик богатый, что ли? Надо же, не переспал, а всё равно заплатил. А это тебе от меня, крошка, — достав из кармана две тысячные купюры, Дима кинул их рядом с цепочкой.

На последок парень сделал фотографии раскинувшейся на кровати Ании. «Теперь у меня есть, за что тебя зацепить, недотрожка, будешь моей личной шлюхой, я тебе обещаю», — улыбнулся он, прикрывая за собой дверь.

8

Ания с трудом открыла глаза, она бы не проснулась, если бы не сильная головная боль и жуткая тошнота, подступившая к горлу. Первым порывом было ринуться в туалет на их этаже общежития, но взгляд прояснился, давая понять, что она неизвестно где. Перегнувшись через кровать, Ания извергла содержимое желудка на валявшуюся на полу белую ткань. Потом она вытерла рот куском простыни, на которой лежала, и оглядела себя. Бюстгальтер расстёгнут, трусиков нет, а на бёдрах и простыне кровь.

— Нет! Не может быть, нет! Я не могла с кем-то переспать! — прошептала она потрясённо, закрывая рот руками, словно сама боялась своих слов.

Девушка попробовала сползти с кровати и почувствовала саднящую боль между ног. Самым плохим было то, что она даже не помнила, как всё произошло. Вот она танцует с каким-то белокурым ангелом, а потом всё…. Пустота. Будто кусок жизни вырезали ножницами и выбросили. Её платье лежало на стуле. Ания, обливаясь слезами, пошла в ту сторону. Что она теперь скажет родителям? Как посмеет показаться на глаза?

— Проснулась? А я тебя будить иду, — в комнате появилась Катя.

— Кать, я… — Ания не договорила, всхлипывая и размазывая ладонями, потёкшую по щекам тушь.

— Вот только реветь не надо, а? Ну стала женщиной, чего тут такого? На, вытрись, — Катя взяла со стойки пачку салфеток и кинула на кровать.

— Я не помню, как это было. Я ничего не помню. Почему ты меня не защитила? Вы с Олей обещали позаботиться обо мне, — заревела Ания.

— Правда?! Ты берега не попутала, шалава?! Вот, смотри, Ольга сняла тебя! — Катя сунула ей под нос телефон с включённым видео.

Ания округлив глаза смотрела, как она танцует и вовсе не с ангелом, а обычным молодым мужчиной. Даже целуется с ним, потом виснет у него на шее и в итоге уходит с ним сама, добровольно.

— Ну, убедилась? Одевайся, нам ехать пора. Димка там на говно изошёл. Он же тебя так добивался, а ты с первым встречным упорхнула.

Ания натянула платье, потом кое-как стёрла следы на лице, глядя в зеркало. Ноги хорошо оттереть она не смогла, предпочтя надеть трусики и потерпеть до дома.

— Опа, смотри, что на кровати лежит!

Ания обернулась на восхищённый голос и увидела, как Катя подошла к кровати, а потом взяла в руки цепочку.

— От Марка с любовью. Девушке в подарок приготовил, да она не пришла. Ну, или как вариант: поругался с ней. Когда узнал, что ты девственницей была, решил к деньгам золото присовокупить. А ты у нас, оказывается, девочка не промах. Решила за деньги себя продать? — усмехнулась Катя.

— Я не шлюха! — крикнула Ания.

— Ага, а я тогда не Катька Спиридонова, а баба из села Кукуево. Это что, по-твоему, как не плата за секс?

Катя взяла со стула сумочку, положила туда деньги и цепочку, а потом ткнула сумкой в грудь ошарашенной Ание.

— Идём, уже все наши разъехались. И хорош ныть, не ты первая, не ты последняя в этом клубе под мужиком валяешься. А то, что не помнишь, так и что? В следующий раз будешь умнее.

Катя развернулась и поцокала каблучками в сторону двери. Ания вышла следом, чувствуя, что между ног болит, но это не шло ни в какое сравнение с душевной болью. Она лишилась невинности и даже не помнит об этом.

Купив у бармена бутылку минеральной воды, Ания с жадностью начала её пить. Во рту был мерзкий привкус. А ещё казалось, что даже язык от жажды потрескался. В гардеробе она кое-как напялила куртку. Руки не слушались. В теле была странная ломота и дрожь.

Уже в общежитии первым делом Ания пошла в душ. Долго стояла под струями воды и возила мыльными руками по телу. Отвращения почему-то не было. Не хотелось тереть себя мочалкой до содранной кожи. Может быть, оттого, что она не помнила, как переспала с этим парнем. Внимательно оглядев тело, Ания снова всхлипнула. На коже не было видно ни одного синяка. «Значит, не изнасиловали. Сама отдалась. Как такое могло произойти? Как я так напилась, что ничего не помню? С двух маленьких коктейлей и шампанского это невозможно. Или возможно?»

В голове была настоящая каша из мыслей, а желудок снова скрутило. Её вырвало желчью прямо под ноги. Прополоскав рот, Ания вышла из кабинки. Слабость во всём теле давала о себе знать. Когда пижамные брюки и майка были надеты, она, шаркая ногами и держась за стену, поплелась в комнату.

— Ну чего, тебе совсем плохо, что ли? Держи минералку, легче будет. Я вообще не понимаю, с чего тебя так торкнуло? Ты выпила в три раза меньше меня, — Оля поставила на стол бутылку.

— Я не знаю, странно всё как-то. А впрочем, мне не с чем сравнивать, я же не пила до этого.

Ания отхлебнула из бутылки добрую порцию воды, а потом легла под одеяло, свернувшись на кровати в позу эмбриона.

В голове закрутились картинки, будто кто-то снял кадры её будущей жизни.

Вот она возвращается домой с дипломом, но отец, узнав, что она потеряла девственность, выгоняет её из дома.

Здесь Ания берет чемодан и покорно уходит.

А тут мать причитает ей в след, прося Аллаха помочь её непутёвой дочери.

Можно было сейчас попробовать найти этого светловолосого мужчину. Но что она ему скажет? В чём его обвинять, если она сама ушла с ним? За этими грустными мыслями Ания и уснула, чтобы проснуться от трели телефона.


В вацапе пришло сообщение с неизвестного номера. Ания открыла письмо и ужаснулась. Там было фото того, как она стоит в одном нижнем белье перед Марком. Снято было явно скрытой камерой. Следом за фото отобразилось сообщение. «Если не хочешь, чтобы все однокурсники увидели эту фотку, будешь исполнять все мои прихоти в постели. Хватит прикидываться невинной. Ты уже спала с мужиком. Всегда твой. Дмитрий»

Первым порывом было разбить смартфон, но Ания вовремя себя сдержала. Сейчас было не до глупых жестов. Где она себе потом телефон купит? «Пошёл ты!» — написала она в ответ и занесла номер в чёрный список. Поддаваться на угрозы Ания была не намерена. Лучше пойти в полицию и показать им это сообщение.

* * *
Дмитрий лежал на шикарной кровати в своей квартире и круглыми от удивления глазами смотрел на экран. Девчонка его послала. В очередной раз его послала! Даже несмотря на то, что потеряла девственность, она строит из себя недотрогу. На душе разлилась ярость. Сейчас казалось, будто не он с ней переспал, а тот белобрысый мужик. Ведь Ания ушла с ним добровольно, а его, Дмитрия, отвергла. Впрочем, он даже друзьям не сознался, что фактически изнасиловал спящую Анию. Этим секретом он не собирался ни с кем делиться. Рузой и сам не понимал себя. Он никогда ни на ком так не зацикливался. Уже с шестнадцати лет пёр баб как хотел, начав с хорошенькой молодой домработницы. И по сей день женщина для него была всего лишь средством для сброса энергии и спермы. Он ещё не влюблялся и был уверен, что и к Ание не испытывает никаких чувств. Но парень был буквально одержим ей. Хотелось сделать девчонку своей. Поселить в квартире и заставить подчиняться малейшей прихоти.

Дмитрий попробовал написать ей ещё раз, но девчонка внесла его номер в чёрный список. «Ничего, ещё не вечер. Кончатся каникулы, и я тебя достану, маленькая дрянь», — мстительно подумал Рузой.

* * *
Марк мечтал о длинных выходных, а теперь маялся от безделья. Прошло три праздничных дня. За это время он успел сделать генеральную уборку, выстирал накопившуюся одежду и прибрал в шкафу.

Одному было скучно, и он в который раз подумал о том, чтобы завести кота. Раньше у него не хватило бы денег его содержать, потом Жанка заявила, что ненавидит кошек. Марк предложил купить собаку, но та только отмахнулась. Девушка не намерена была гулять с псом. Впрочем, Марк и сам не собирался заводить животное, которое обязательно нужно выгуливать.

От нечего делать Марк залез на Авито в раздел животных. Внимание сразу привлекли сиамские котята на фото. Ему не верилось, что их отдают в добрые руки. Раскрыв объявление полностью, он тут же всё понял. Оказалось, кошка умудрилась погулять с дворовым Васькой и котята не чистопородные. Объявление вывесили сегодня. Марк ещё раз прокрутил в голове все «за» и «против», а после набрал номер телефона. До хозяев нужно было ехать на другой конец города, но они готовы принять гостя в любое время.

Малицкий собрался в считанные минуты, боясь передумать, и вышел из квартиры.

Таким образом в его доме оказался месячный котёнок. Марк дал ему кличку Нэй.

Отпустив пушистое чудо гулять по дому, Малицкий достал из большого пакета принадлежности для ухода за животными. Мама малыша точила когти исключительно о когтеточку. Марк купил такую же, надеясь, что малыш последует примеру родительницы. Налив в мисочку молока, он наблюдал за своим питомцем. На душе стало чуть меньше грусти. Появилось ощущение, что он уже не один в этом мире.

— Мяу, — наевшийся котик потёрся о его ногу.

Малицкий взял его на руки и погладил.

— Не переживай малыш, Нэй. У тебя больше нет мамы, но есть я, а у меня есть ты, — улыбнулся Марк.

Неожиданно вспомнилась черноволосая девушка из клуба. Марк в который раз посетовал, что не закрыл её тогда на ключ. Но этот клуб был приличным заведением, и к тому же, эта девушка с такой лёгкостью ушла с ним в приват комнату. Парень тряхнул головой, прогоняя воспоминания. Стоило забыть её раз и навсегда.

9

Ания все каникулы старалась не выходить из общежития. На улице установилась морозная погода в минус двадцать градусов. К тому же, настроение упало до нуля. Девушка большинство времени валялась на кровати и смотрела на смартфоне сериал, пытаясь отвлечься.

Наконец-то приехала Наташа, как всегда, ворвалась в комнату ураганом и наделала шуму.

— Ну, как слон, честное слово, — грустно улыбнулась Ания.

— Эй, а чего такой вид, подружка? Хватит валяться, вставай, — весело воскликнула Наталья.

— Наташ, у меня проблемы. Я не знаю что делать, — состроила грустную мину Ания.

Наталья подошла к кровати и потянула подругу за руку, заставляя подняться.

— Давай, садись за стол, я пирожных принесла. Сейчас чайник поставлю. Будем пить чай с пирожными, и ты всё расскажешь.

Наташа ткнула кнопку на чайнике, поставила пакет на стол и ушла мыть руки. Ания, проследив за ней взглядом, села на стул. Радовало одно, подружки Оля и Катя отсутствовали, поэтому можно спокойно поговорить.

Наташа вернулась уже тогда, когда чайник вскипел, заболталась с девушкой, которую встретила в уборной. Разговор был тревожный, Юля поведала, что про Анию по общаге нехорошие слухи поползли.

— Так, подруга, держи чай и рассказывай, почему мне одногруппники про тебя всякую хрень болтают.

Побледнев, Ания протянула подруге телефон, открыв переписку с Рузоем.

— Чёрт! Ты чего натворила-то?! Где эти две клуши были?! Просила же последить за тобой! — возмутилась Наташа.

— Я не знаю, как так вышло. Ольга на телефон меня засняла, как я танцую с этим мужиком, потом целуюсь и ухожу наверх. Я бы никогда, Наташ, веришь мне? Мне почему-то так хорошо было тогда. Знаешь, бравада такая, смелость. Танцевать хотелось, весь мир обнять. Я всего маленький коктейль выпила. Потом полбокала шампанского. Мы танцевать пошли. Я же никогда не делала этого при посторонних, стеснялась. А тут будто тормоза сорвало. Потом Катька спросила меня, буду ли я ещё пить. Я же могла отказаться, но меня как подменили. Ещё один коктейль, и я улетела. Помню, как танцевала с этим парнем. Он мне белым ангелом представлялся, а потом провал. Проснулась, никого нет в комнате, и кровь на простыне. Потом плохо сделалось, рвало, слабость во всём теле, — опустив голову, пролепетала Ания, было стыдно об этом рассказывать.

— Парень этот с вами сидел? — заинтересованно спросила подруга.

— Нет. Я в него на танцполе случайно врезалась, когда от Димки шарахнулась, — дрожащими губами ответила Ания.

— Приплыли. Судя по симптомам, ты какой-то дури наелась. Может, в выпивку подсыпали? Вспоминай, от кого-то, кроме официанта и бармена, спиртное брала?

— Я вообще пить не хотела. Даже шампанское. Поставила на стол, когда все встали, чтобы желание загадать. Вспомнила! Димка взял мой фужер. Потом сделал пас руками и один подал мне. Не знаю, мой или нет, — Ания нервно глотнула чаю.

— Ясно, что не твой. Он в свой фужер что-то насыпал, а потом тебе подсунул. Какого фига ты из его рук что-то брала?! Он специально всё подстроил, хотел сам тебя трахнуть. А ты с этим типом ушла. Кто знает, может, у него и видео есть, где ты с этим белобрысым спишь. Сейчас специальные штуки есть, через крупные замочные скважины можно снимать, — Наташа ушла в раж и чуть не кричала, размахивая руками.

— Наташ, ну не злись, пожалуйста. Мне и так плохо. Я домой теперь не смогу появиться. Отец сказал, что выгонит, если порченая приеду. А ещё я в полицию ходила, показала Димкину угрозу. Меня спросили, изнасиловал ли меня Димка или может пытался? Я ответила, что просто угрожает. А этот в погонах улыбается так пошло. Типа, нет тела, нет дела. Заявил мне, чтобы я шла и со своими любовниками сама разбиралась. Мол, сначала трахаются по клубам с кем попало, а потом к нам идут. Было так стыдно. Я ушла оттуда, будто меня дерьмом облили, — заревела Ания.

— Ну, всё, не реви. Образуется как-то. После учёбы снимешь угол у старушки и на работу устроишься. Потом можно будет комнату снять. А может, даже одну комнату на двоих снимем. Я сама думаю тут остаться. Что мне в моей деревне делать?

Наташа подошла к Ание и, обняв, погладила по голове. В это время в комнату ввалились подвыпившие соседки.

— Привет, Натусь, — икнула Катя.

— Привет. Гляжу, у вас праздник продолжается. Вы какого хера Анию не остановили? Просила же приглядеть за ней, — грозным голосом произнесла Наталья.

— Ну, давай, обвини нас во всех грехах?! Я её не заставляла своим телом торговать! А что ты так смотришь, удивлена, что любимая подруга шлюхой оказалась? Скажи правду, шалашовочка, сколько тебе за девственную дырку заплатили! Димка нам сказал, что Ания и мужик в первой комнате закрылись. Смотрю, Анька долго не выходит. Пошла посмотреть, а она там вся зарёванная. Я не помню, как с кем-то спала, бла-бла-бла, а на кровати две тысячи валяются и золотая цепочка с кулоном, — возмущённо проговорила Катя.

— Знаешь что, девочка, тебя никто не насиловал. Ты сама с ним ушла. Вешалась на него как последняя блядь. Вся наша компания свидетели. Димка даже видео заснял, как ты с ним в комнату входишь. Ни криков о помощи, ни сопротивления, ничего. Так что хорош из себя невинную дурочку строить и в жилетку плакать. Те, кто были на вечеринке, растрезвонили всем в нашей группе в вацапе. Можешь полюбоваться, вместо того чтобы нас во всех своих бедах обвинять. Дебилка, блин! Все виноваты, кроме неё! — зло сказала Оля, подойдя к Ание вплотную и отвешивая напоследок подзатыльник.

— Всё! Было и прошло! Хватит об этом! Проспитесь лучше, завтра на лекции! — рявкнула Наташа.

Ания отстранилась от Наташи, потом достала из своей тумбочки кулон.

— Вот, это и вправду золото, — всхлипнула она, протягивая блестящую вещицу.

Наташа прочитала гравировку и нахмурилась.

— Значит, носи, чего добру пропадать. Жизнь назад не отмотаешь и ничего не изменишь. Теперь нужно думать, как быть дальше. Ничего, что-то придумается. Не переживай, Аня, я помогу, чем смогу, — заверила Наталья.


— Спасибо, Наташ, ты самая лучшая, — Ания обняла подругу.

Наташа сослалась на усталость и легла спать. Катя и Оля тоже расстелили кровати. Завтра утром идти на лекции, и уже не до поздних гулянок. Ания тоже легла в постель, но не могла уснуть. Слова Оли не выходили из головы. Она никогда не заглядывала в чат, считая это бесполезным времяпровождением, но сейчас что-то беспокоило внутри, прося посмотреть, что там. Девушка открыла чат, но пришлось регистрироваться, причём под своим именем, чтобы заглянуть туда. То, что Ания увидела, ужаснуло. Самой главной новостью стояло: «Грехопадение святой Ании».

Ания с замиранием сердца развернула эту новость и начала читать.

Оксана Омская: Прикиньте, Анька на новогодней вечеринке отчебучила. Ушла с танцпола с неизвестным мужиком в комнату отдыха.

Пётр Круглов ответил Оксане: Я не верю. Она такая гордая всегда была, холодная как лёд. Всех, кто к ней клеился, посылала к папаше, свататься.

Мишка Брагин ответил Петру: Петюня, тебя там не было, а я своими глазами видел. Ушла с каким-то молодым чуваком. Димка Рузой чуть рожу ему не разбил. Мы с пацанами еле его удержали. А эта сучка хороша, Димка за ней несколько месяцев ухлёстывал, а она его кинула, тварь ебучая.

Катя Спиридонова ответила Петру: Мужик красавчик. Глянь сам. Сейчас фотку скину, где они танцуют. Я бы сама с таким пошла. А Недотрожка не так проста. Я сама видела, он ей деньги и цацку золотую на кровати оставил. Димке надо было не с букетами цветов бегать, а сразу бабло предложить. Жалко парня, он к ней всей душой, а она, оказывается, с мужиками за бабло спит. Петь, у тебя есть деньги, чтобы услуги элитной шлюхи заплатить? Там, кроме денег, одно золото тысяч на десять.

Дальше Ания не смогла читать. Глаза застлала пелена слёз. Было так обидно, что душа разрывалась на части. Катька ещё и кадр из видео выложила, на нём Ания целуется с Марком. Вытерев слёзы, Ания всхлипнула и услышала, как встаёт Наташа.

— Чего ты опять расклеилась? Хочешь, полежу с тобой? — тихо шепнула подруга.

Ания подвинулась, а когда Наташа легла, протянула телефон.

— Вот же твари. Лишь бы кого-то укусить побольнее. А Катька гадюка облезлая. Подругой ещё прикидывалась. В одном она права, парнишка уж больно красивый. Ты что, и вправду не помнишь, как переспала с ним? — шепнула Наташа, чтобы не разбудить соседок по комнате.

— Нет. Помню только как танцевали. Он потом уйти хотел. Я попросила не уходить. Он мне что-то сказал. Потом стал уводить от всех. Дальше пустота. Сколько не вспоминаю, ничего не выходит. Проснулась раздетая в какой-то комнате. Ещё и эти деньги с кулоном…. Не хочу больше вспоминать. Я сама виновата, не нужно было вообще пить. Но эти две занозы уговаривали. Теперь я понимаю, только прикидывались подругами. А платье поганое, что они мне подарили, больше не одену.

— Я знаю, они тебя для Димки туда притащили, но ведь не докажешь теперь. Ты засыпай, я рядом побуду, — Наташа дотянулась до подоконника и положила телефон, а потом обняла подругу.

10

Дмитрий приехал в институт с диким желанием придушить Анию. Кроме того, что девчонка его отвергла, прибавилась ещё одна причина. Эта наглая тварь посмела пойти в полицию, чтобы заявить на него.

Дмитрий в один из дней приехал к родителям и застал отца в бешенстве.

— Какого хрена мне звонит брат и говорит, что какая-то девка на тебя заяву писать приходила?! Чем ты ей там угрожаешь?! У тебя так яйца зачесались, что доступных баб мало стало?! — заорал отец и впервые в жизни отвесил затрещину.

— А вот драться не надо! Я и ответку дать могу! Вспомни, как ты на маме женился! Украл и заставил с собой расписаться! Что, удивлён?! Я знаю всю правду! — закричал сын в ответ.

— Мы любили друг друга, а её папаша, твой дед, на дух меня не переносил. И потом, тогда такое время было, — нахмурился Андрей.

— Вот только не надо временем прикрываться. Пора признать, что ты по жизни такой, а я как-никак твой сын. Яблочко от яблони недалеко падает, — решительно заявил Дмитрий.

— Дров не наломай. Могут быть такие ситуации, когда я не смогу тебя отмазать, и даже дядя тебя не спасёт. Как думаешь, когда на кону будут лежать его погоны и свобода одуревшего от безнаказанности племянника, что он выберет? — уже более спокойно сказал Андрей.

— Обещаю, пап, она больше в полицию не пойдёт, — заверил Рузой-младший.

Этот разговор снова прокрутился в голове, и ярость вспыхнула диким пламенем, готовая поглотить всё, что попадётся на пути.

В новогоднюю ночь Димка приказал Кате разбудить девчонку, а потом показать видео, что успела снять Ольга. На девку нужно было надавить, чтобы она поняла: всё было добровольно, она сама с тем мужчиной ушла. Расчёт был верный, Ания не побежала в полицию, смыв с себя все следы насилия. Простынь и валяющиеся на полу салфетки он забрал сам, когда девушки вышли из комнаты, а потом выкинул в ближайший мусорный бак. Да, Ания не пошла никуда заявлять о насилии, но вот с его письмом в вацапе попёрлась-таки в полицию. «Эта дура наивно полагала, что её защитят, но вышло иначе. Нужно преподать этой девке урок, чтобы больше не смела рыпаться», — недовольно подумал Дмитрий, стоя у своей машины.

Мимо прошли Катя и Оля, а за ними, как всегда, Наташа и Ания.

Ания испуганно на него покосилась, но не успела отбежать. Дмитрий сцапал её и уронил спиной на капот автомобиля. Потом он прижал девушку к железу, схватив за горло.

— Тебя придушить, сука?! Придушить?! Смелая такая стала, а?! Ещё раз к полицаям сунешься, и тебя уже ничего не спасёт! Кто тебя защитит, твоя родня?! Твоя родня далеко, а я рядом, не забывай об этом! Или ты надеешься, что твой случайный ёбарь тебя спасёт?! — заорал он.

— Отойди от неё, гадина! — Наташа стала стучать по его спине сумкой.

— Оп, оп, Дём, хорош! — подбежавший Миша оторвал приятеля от девушки. — У тебя тормоза отказали, Дём?!

— Отказали! Эта сука посмела на меня в ментовку заявить! — рыкнул Дмитрий.

Аня поднялась при помощи Наташи, ошарашенно глядя на парней.

— Слышь ты, уёбище, ещё раз — и в глаз! Не он тебя в клубе шпилил! Иди к тому, с кем трахалась, и заявляй! Даунов из аулов понабрали из жалости, а они ещё гонор свой показывают! — скривился презрительно Мишка.

Ания подорвалась как ужаленная и побежала назад в общежитие. Наташа рванула за ней.

— Ань, стой! Ну не обращай внимания на придурков! Ань, остановись ты, — Наташа догнала подругу и обняла.

— Я не пойду туда, Наташ. Сейчас все будут смотреть с осуждением. Я не хочу, — всхлипнула девушка.

— Тебе доучиться надо. Образование получишь, можно работать и хату снимать. Всё образуется со временем. Появится новый повод для сплетен, и от тебя отстанут. Вытри слёзы и держи голову прямо. Пусть увидят, что ты никого не боишься, — Наташа развернула Анию и повела в учебный корпус.

В аудитории все перешёптывались и косились на неё. Поэтому Ания заняла своё место рядом с Наташей и опустила голову, глядя на свои колени. Было стыдно и страшно. Хотя и непонятно, почему именно она должна стыдиться, в аудитории не найдётся хоть одна девушка, что не спала бы с парнями, а ополчились только на неё.

Началась лекция, Ания с трудом писала конспект. В глазах всё расплывалось, и на листок вылезали непрошенные ошибки. Девушка, сидящая рядом, что-то написала в телефоне, потом посмотрела с противной ухмылкой. Ания готова была умереть на месте. Она и не думала, что все ополчатся на неё в одночасье.

Когда закончилась пара, находится среди однокурсников не было сил. Казалось, что снисходительные и презрительные взгляды жалят не хуже ос.

Направившись в уборную, Ания закрылась в кабинке. Сама не понимая, зачем это делает, девушка залезла в чат группы.

Ирина Владимирова: Кто видел, как Димка с Анькой сцепился на улице? Он что-то про полицию орал.

Мишка Брагин ответил Ирине: Эта чокнутая хотела заявить на него. Так напилась на новогоднем вечере, что даже не помнит, с кем трахалась.

Василий Коржин: Блин, Димыча жалко. Она на него специально теперь наговаривает. Нехрен ему было вообще к ней соваться.

Иван Горюнов: Хах, что вы хотите, любовь зла, полюбишь и козла, вернее козлиху.


Ания, как и в первый раз, не смогла читать дальше, сердце выпрыгивало из груди, а в голове шумело. На экране отобразилось личное сообщение в группе. Девушка дрожащими пальцами ткнула на вкладку. «Я вижу, ты наконец-то тут зарегалась, гадина! Из-за тебя меня Димка бросил! Таскается за тобой как дурак, а ты ещё смеешь на него заявы писать! Ходи и оглядывайся, уёбище лесное!» — это была последняя Димкина пассия.

— Ань, ты тут? Отзовись, я тебя ищу везде, — послышался голос Натальи.

Ания на дрожащих ногах вышла из кабинки и посмотрела на подругу заплаканными глазами. Наташа подвела её к раковине и сама умыла.

— Не отходи от меня. Всё будет хорошо, если я рядом. Идем на лекции. К медсестре потом сходим. Прикинешься больной, типа месячные болезненные. Пусть тебе освобождение на пару дней дадут.

— Хорошо. Я постараюсь соврать, — всхлипнула Ания.

По дороге в аудиторию встретился ректор. Поздоровавшись, он попросил Анию отойти чуть в сторону. Ания тихим голосом поприветствовала его, делая пару шагов от подруги.

— Послушайте, госпожа Вардан, из-за вас в последнее время много проблем. К тому же, по институту разнёсся нехороший слух, будто бы вы хм… Простите, проституцией подрабатываете. Я понимаю, что это всё неправда. Но если слух подтвердится, мы будем вынуждены по правилам нашего учебного заведения вас отчислить. И помиритесь вы уже с Рузоем. Я всё понимаю, милые бранятся, только тешатся, но ваш сегодняшний инцидент — это полное безобразие и аморальное поведение обоих. Ему я, кстати, тоже сделал предупреждение, чтобы вёл себя аккуратней.

— Спасибо, что не верите слухам, Илья Александрович. Уверяю вас, ничем таким я не занимаюсь, — промямлила Ания.

— Надеюсь на это, — буркнул ректор, уходя прочь.

— Вот же гадство. Тебя исключить хотят, а его просто пожурили. Если бы не его папочка спонсор… Ненавижу семейку Рузой, — процедила сквозь зубы Наташа. — Всё, хватит, идём отпрашиваться. Ты сейчас такая бледная, и глаза на мокром месте. Самое оно, чтобы справку на пару дней получить.

Уловка удалась. Медсестра была в благостном настроении и, только глянув на бледную девушку с измученным видом, сразу выдала справку об освобождении на два дня. Потом посоветовала прямо сейчас идти в общежитие, а в ближайшие дни сходить к гинекологу.

Ания пообещала, хотя никуда не собиралась. Идти к женскому врачу было стыдно и страшно. Ания не любила из-за этого медосмотры. Казалось, что легче несколько раз зубы полечить, чем один раз залезть на гинекологическое кресло. Но не это сейчас было важным. Ания никак не могла понять. Почему ректор подумал, что они с Рузоем влюблённые? В чате все обсуждали их так, будто Дмитрий с ней встречался, а она ему подло изменила. Но ведь она никогда ничего ему не обещала. Не делала намёков, как другие девушки. От этих мыслей было больнее. Ания вспоминала, лёжа на кровати, как Димка выкрикивал, что её никто не защитит. Всё было верно. Родня наверняка отвернётся от неё, а тот мужчина из клуба даже и не вспомнит.

Вот Ания почему-то его помнила. Вспоминала красивую улыбку, как он обнимал её за талию, и приятные мурашки бежали по телу. Девушка прикоснулась пальцами к губам и подумала, что была бы не против, если бы он ещё раз её поцеловал. Потом захотелось воскресить в памяти, как они занимались сексом, но ничего не выходило. Ания обругала себя за эти мысли. Приличная девушка не должна думать о таком. «Да уж, до приличной девушки тебе теперь как до луны, Ания. Такой дуры, как ты, ещё не видывал белый свет. Этот мужчина больше не появится в твоей жизни. Может быть, он богат и такая, как ты, ему не нужна», — с грустью подумала Ания.

Два дня пролетели. Предстояло снова появиться в кругу студентов. Ания с замиранием сердца перешагнула порог аудитории. Казалось, на неё больше никто не смотрит, но это было только первое впечатление. Катька растрезвонила всем о подарке Марка, присовокупив целую кучу лжи. Она выдала его за богатого человека, который может с самим Рузоем потягаться. Как обычно, история, передаваясь из уст в уста, обрастала ложью как снежный ком. Ания старалась не обращать на это внимание, но получалось плохо.

В обед они с Наташей, как всегда, сели отдельно от всех, но под конец трапезы к ним подошёл Дмитрий.

— Наташ, уйди, мне с ней поговорить нужно, — заявил он.

Сегодня Рузой оделся во всё чёрное и выглядел зловещим вороном. Наташа недовольно покосилась на него, но не встала.

— Что я ей могу сделать? Тут народу полно. Не тупи, розовая девочка.

Наташа увидела, как Ания кивнула, поэтому встала и отошла, заметив, что люди в столовой наблюдают затаив дыхание.

Ании не было два дня на лекциях. Дмитрий изнывал от желания увидеть её, а лучше зажать в укромном месте и впиться в губы жёстким поцелуем. Друзья уже откровенно ржали над ним.

— Дём, у тебя на ней крыша поехала? — спросил Никита, когда они курили позади учебного корпуса.

— Поехала, Кит. Я не знаю, что со мной творится. Хочу её, и всё. Эта сука вызывает первобытные инстинкты — валить и трахать. Она моя, Кит, должна быть моей, — завил Дмитрий, затягиваясь сигаретой.

— Может, ещё и женишься на ней? — усмехнулся Миша.

— Пожить гражданским браком можно, но чтобы жениться, не-ет, — улыбнулся Дмитрий.

И вот сейчас, сидя напротив Ании, Рузой чувствовал, как хочет её. Даже не так. Он жаждет подчинить её, сделать своей маленькой собачонкой, унизить за всё, что она с ним сделала. В последнее время в чате стали писать о них. Одногруппники позорили Анию, но и о нём не забывали. В основном были сочувственные реплики в его адрес. А потом посыпалось что-то вроде того, будто он влюбился и готов перед шлюхастой девкой на колени встать. «Она ему изменила, а он как лох готов ей всё простить. Неужели любовь так меняет человека, что он готов и дальше за ней таскаться?» — подобные комментарии больно резали по самолюбию. Дмитрий никогда ни перед кем не унижался, наоборот, многие бабы стояли перед ним на коленях и заглатывали по самые яйца, чтобы угодить ему. Если девушка нравилась, он не скупился на походы в клуб и даже подарки. Золото, как тот белобрысый мужик, не дарил, много чести, но эти сучки были рады и другим его подношениям. Каждая думала, раз он расщедрился на подарок, значит, любит и со временем можно прибрать «золотого мальчика» к рукам. Но не тут то было, Дмитрий не собирался заводить серьёзных отношений. Последняя подружка даже в ногах валялась, просила не бросать. Потом кричала, что всё из-за Ании. Да, из-за неё, и осознание этого резануло тогда по нервам. Но что бы не случилось, Ания не сдавалась. Она фактически сделала его перед всеми посмешищем.

Дмитрий сидел напротив и пару минут сверлил её взглядом. Потом решил, что, если не получится и в этот раз, он её жалеть не станет.

— Послушай, Ань, почему ты так со мной? Я к тебе много раз подходил, предлагал встречаться, а ты не захотела. Видишь, что из этого вышло? Ань, я хочу, чтобы мы не просто встречались. Давай жить вместе. Как только мы сойдёмся, всё сразу утихнет, — шёпотом сказал парень.

— Ты хочешь сказать, что зовёшь меня жить с тобой без росписи? Зачем, Дим? Чтобы в один прекрасный момент бросить, как всех остальных? Ты меня хоть любишь? Нет. И я тебя не люблю, — парировала Ания так же тихо.

— А его, этого козла, который тебя с вечеринки увёл, любишь, да? Где он этот белобрысый? Нет его, правда? Он тебя трахнул и забыл. Он таких девочек по клубам пачками имеет. Почему он, Ань? Чем я хуже? А, понял, ты всё из-за денег. Могла бы сказать тогда, что собираешься продолжить зарабатывать, раздвигая ноги. Сколько ты хочешь? Ну, скажи, сколько тебе дать за ночь? Десять тысяч? Двадцать? — зло прошептал он.

Ания его боялась, но ещё больше ненавидела за то, что именно по его вине началась вся эта травля. А сейчас он сидит и откровенно оскорбляет её. Размахнувшись, Ания ударила его по щеке и сама ужаснулась того, что сделала.

— Значит так, да?! Ну, ничего сука, ты ещё попляшешь! Я говорил, сама приползёшь, и так будет! Даю тебе срок неделю, чтобы обдумать моё предложение, иначе пеняй на себя. — процедил сквозь зубы Дмитрий.

Парень встал и, заложив руки в карманы джинс, ушёл. Щека горела, а внутри всё клокотало. Девчонка его посмела унизить при всех. А этого Рузой не прощал. Он намерен был макнуть её лицом в грязь, если она не согласится с ним жить. Мелькнула мысль поступить так же, как сделал когда-то отец. Просто посадить её силой в машину и увезти, но он пока отмёл эту идею.

11

Солнечные лучи отражались на полировке дорогой мебели из карельского дуба и терялись в чёрной кожаной обивке дивана. Андрей Рузой посмотрел на окно через снифтер с коньяком.

— Погода сегодня солнечная, только морозная больно, — сказал Андрей задумчиво.

— Ты позвал меня, чтобы о погоде поговорить? — спросил брат, сидящий рядом.

— С сыном не знаю что делать. Димка с катушек слетел. Представляешь, из-за бабы. У него их столько было, что я со счета сбился. А тут оп, и сынуля споткнулся. Девка ему не дала, подумаешь. Но этот баран упёрся рогом. Узнал, что она на новогоднем празднике с другим ушла, угрожать начал. Впрочем, эту часть истории ты уже знаешь. На днях мне ректор из института звонил, просил сына урезонить. Димка с этой Аниёй Вардан на стоянке машин подрался. И вот что парню не хватает? Машину захотел? Пожалуйста. Квартиру шикарную? Я ему выделил. Пусть она однокомнатная, но шестьдесят квадратов и евроремонт. Девок он в эту хату водит, так я и не против. Себя в его возрасте вспоминаю, тоже натягивал на член всё, что движется. Но эта не русская поперёк горла ему встала. Вот, смотри, моя служба безопасности постаралась.

Андрей подал брату папку с досье на Анию. Тот посмотрел фотографию, потом бегло глянул отпечатанный с двух сторон лист А4.

— Красивая девушка, ничего не скажешь. Был бы помоложе, сам бы не отказался. А досье какое-то хилое. Родители — работяги из села на Кавказе. Не привлекались. Сама девушка тоже вроде как чистая. Дай ей денег, пусть домой едет.

— Нет, братец, платить я ей не буду. Сейчас возьмёт одну сумму, а завтра попросит другую. Хотя Олег заверил, что девчонка до новогоднего праздника вела скромный образ жизни. Институт — общага — супермаркет, вот её каждодневный маршрут. А сейчас она вообще старается лишний раз на улицу не выходить. Девчонку откровенно жалко, но и сынуля дров наломать может. Давай, за твоё здоровье, брат, — Андрей выпил коньяк.

— И за твоё. Вспомни, Андрюша, сколько ты дел натворил в своё время. Если бы не я, сидеть бы тебе не пересидеть. Пацан в тебя характером пошёл. Купи путёвки в тёплые края, пусть с Любкой съездят. С ректором договоришься, чтобы две недельки Димке простили. Парень побудет вдали от девушки, переосмыслит, остынет.

— Думаешь, он поедет? Сразу почувствует подвох. Какой дурак отправляет сына на курорт посреди учёбы? Нет, Лёша, это не вариант. А вот насчёт отправить, ты прав, — улыбнулся Андрей.

— Что задумал?

— Филиал фирмы открываю в другом городе. Должен присутствовать владелец. А он сын владельца фирмы, тоже пойдёт. Да и проверить кое-что не мешает, пока не открылись. Я послал туда Гену, моего зама, он там всем рулит. Вот и Димка пусть едет, тем более, что у меня крупный контракт намечается и сейчас некогда филиалами заниматься.

— Вот, а это уже совсем другая история. Только я не пойму, Андрей, почему ты таким добреньким стал? Раньше запугал бы эту Анию до чертей, заставив свалить из города в свою деревню, — улыбнулся брат.

— Время меняется, Лёша, но только не я. Чутье у меня какое-то насчёт этой девки. Уж лучше пусть поблизости будет. Насколько ты помнишь, у меня смолоду был звериный нюх, я знал, в какое пекло стоит сунуть голову, а где надо и притормозить. Димка только отчасти в меня. Он безбашенный. Хочу и будет моё. Уедет, я сам с этой девушкой поговорю.

— Это хорошо, но от меня что надо?

— Оболтус мой на обед приедет. Поговори с ним. Типа ему нужно скрыться на пару недель. Придумай что-то Лёш, прошу тебя, — умоляющим тоном проговорил Андрей.

— Люблю, когда ты меня так уговариваешь, братишка. Уедет твой парень, не переживай, — улыбнулся Алексей.

* * *
После праздников работа посыпалась как из рога изобилия. Всегда так было. Досталось всему коллективу, и Марку в том числе. Радовало, что больше дел было об административном правонарушении, такие быстро передавались в суд.

Разводившаяся дамочка продолжала грызться с мужем, а заодно выносить мозг Марку. Малицкий удивлялся, насколько скандальными могут быть женщины, впрочем, муженёк его доверительницы супружнице не уступал в этом. Таким образом, приходилось разрываться между офисом и судами. Марк в который раз пожалел, что зимой не поездишь на скутере, и уже в сотый раз задумался над покупкой машины.

Сейчас, сидя с друзьями в гей-клубе, Марк выслушивал их восторженный рассказ о поездке в Таиланд и улыбался.

— У тебя как дела, Марк? — спросил Максим.

— На работе зашился. Иногда суды в разных концах города. На общественном транспорте добраться просто нереально. Вот подумываю машину купить. Зря я, что ли, на две категории сразу сдал.

— На скутере зимой не поездишь. Да и не солидно тебе теперь. Слушай, Пашка Стоянов свой Логан продаёт. Да, машине семь лет, но он её берёг. Цена небольшая, сто пятьдесят штук всего. Кстати, они с Юриком сейчас подойдут.

— Я хотел в салоне подержанную купить. Там можно кредит взять. Откуда у бедного начинающего адвоката такие деньжищи, — нахмурился Марк.

— Обалдел?! Зачем тебе переплачивать? Паша наверняка на машине приедет. Посмотришь, если понравится, то я денег дам. Не бесплатно, Марк, в беспроцентную рассрочку. Будешь каждый месяц отдавать сколько сможешь. А вообще, я часть суммы бартером возьму. Вот этому оболтусу твой скутер пригодится, — Максим потрепал Егора по голове. — Хотел ему машину подарить, так он упёрся рогом. Типа, потом сам заработает на неё. Ну что, Марик, по рукам?


Марк с удовольствием пожал руку приятеля.

— Согласен на рассрочку. А скутер можете забирать. О, вот и Паша с Юрой.

К ним подошли двое мужчин за тридцать. Оба высокие, подтянутые и как ни странно, рыжие. Юра приехал год назад сюда работать. В один из дней встретил в этом клубе Пашку, который являлся другом Максима. Оба мужчины на тот момент были свободны и решили развлечься. В итоге сошлись и уже год вместе.

— Привет ребята, — сказали мужчины одновременно и рассмеялись.


Сидевшие за столом поздоровались, поддерживая смех.

— Марик, чего у тебя загадочный вид сегодня? — Пашка сел рядом с Малицким и обнял его за плечи.

— Я вот думаю, возьмёте вы меня третьим или нет? Представьте, я с двумя солнечными мужчинами, это же такой кайф, — улыбнулся Марк.

— Оболтус, как всегда шутишь, да? Наверно быстрее луна на землю упадёт, чем ты на нашу дорожку перебежишь. Динамо за Спартак не болеет, Марик, — усмехнулся Юра.

— Ну, я болею, но бегу по другой дороге, это ты верно заметил. Всё, о серьёзном. Я хочу тачку купить. Ты своего красавца не продал ещё, Паш? — серьёзным тоном сказал Малицкий.

— Нет. Завтра хотел покупатель подъехать, чтобы посмотреть. Я собрался Ауди покупать, дядька свою продаёт, ему ездить запретили, со здоровьем проблемы, а тачку всего год как купил. Кстати, можно после клуба покататься на моей машине. Понравится, я позвоню клиенту и откажу, — заявил Паша.

— Отлично. Если что, я тебе на карту переведу. Марк у меня в долг берёт, — сказал Максим.

— Ребят, может закажем чего. Если честно, я голодный. И прекрати с Мариком обниматься, пересядь ко мне, — буркнул Юра.

— О, моё вечно голодное и ревнивое рыжее чудовище, — хохотнул Паша, пересаживаясь к любовнику.

— Кто бы говорил, — Юра взъерошил Пашкину густую шевелюру.

Марк был дружен со всеми приятелями Максима, как и Егор. Но если Егор был из числа тех, кто ходил под радужным флагом, то Малицкий был абсолютно толерантным человеком, к тому же трансгендером, и именно поэтому вписался в эту компанию.

За столом звучал смех. Мужчины ужинали и болтали о разном. Марку с Егором было только по двадцать пять, но в компании этих взрослых мужчин они чувствовали себя свободно.

На танцполе заиграла музыка. Рыжики пошли танцевать медленный танец. Максим и Егор поплелись за ними. Марк заметил, что мужчина у барной стойки пристально смотрит на него, а потом кивает на танцующих, как бы приглашая. Малицкий отрицательно покачал головой, но тот не понял. Незнакомец подошёл и сел рядом.

— Почему такой красивый мальчик не хочет танцевать? Меня зовут Ярослав, — улыбнулся мужчина.

— Марк, приятно познакомиться.

— Можно тебя чем-то угостить, или ты ждёшь своего парня?

Марк усмехнулся про себя. Мужчина был симпатичный, лет тридцать пять на вид. Светло-коричневые волосы, медового оттенка глаза, соблазнительные ямочки на щеках. Одет был Ярослав в стильную, но недорогую одежду. Марк подумал, что будь он геем, может, и клюнул бы на такого.

— Прости, Ярослав, но я действительно занят. Мой спутник не смог прийти, — вежливо ответил Малицкий.

— Ничего страшного. Удачи, Марк, — мужчина снова пошёл к стойке бара.

— Что это было? — к нему подошёл Егор.

— Мою несчастную тушку только что пытались соблазнить. Мужчина приятный такой, но… Впрочем, ты и сам знаешь. Домой хочу. Мне не надо неприятностей на красивую попку, она имеет государственную адвокатскую неприкосновенность.

— Вот за что ты мне и нравишься, как бы ни было в жизни, а ты всё шутишь. Сейчас позову остальных. Машину же посмотреть хотели.

Через пару минут Марк с разрешения владельца садился за руль Рено. Рядом сел Паша, а остальные расселись сзади.

— Давай круг по кварталу. Только не спеши, раз давно за рулём не сидел, — напутствовал Павел.

— Окей, — улыбнулся Марк, заводя мотор.

— Ну что, машина хорошая, ничего не стучит, — озвучил своё мнение Максим, когда снова подъехали к клубу.

— Да, я заметил. Сейчас ещё капот откроем, — Марк вышел из авто. — В норме всё. Позвони с утра тому человеку, что на осмотр просился.

— Покупаешь? Тогда дай пять, — Паша со счастливой улыбкой протянул руку.

— А, была не была, беру, — Малицкий хлопнул его по руке. — Сделку могу в понедельник оформить, но в девять утра. Позже я занят.

— Отлично, заеду к тебе домой в восемь. А сейчас давай, мы тебя до хаты подкинем, поздно уже.

Малицкий попрощался с Егором и Максимом, снова садясь в салон. Макс заверил, что завтра же переведёт деньги на счёт Павла. Марк был очень благодарен ему. Машина в его положении была просто необходима и, наконец, она у него появится.

Уже дома Малицкий накормил Нэя. Котёнок на удивление хорошо прижился, и с ним было не так скучно. Несколько раз Марк приводил в дом девушек, но ни одна не запала настолько, чтобы начать встречаться. Потом работа поглотила будто лев добычу, и на время пришлось оставить развлечения. О черноволосой красотке, которую Малицкий встретил на новый год в клубе, он вовсе позабыл, впрочем, как и других случайных любовниц.

12

Дмитрий ехал на своём автомобиле и готов был ругать всё на свете. Уже неделю он находился в чужом городе и мотался между гостиницей и филиалом их фирмы. Отец затевал подписание крупного контракта, был весь в делах, а его отправил на открытие нового филиала, дав список того, что и как нужно проверить. «Вот и докажи мне, сын, что ты не только деньги по клубам просирать умеешь. Докажи, что достоин того наследства, которое я тебе оставлю», — строго сказал папа. Ещё и дядя Алексей поддакивал, а потом вообще заявил: «Московская комиссия приезжает. Вдруг обнаружат, что я неоднократно тебя просил из обезьянника выпустить. Хорошо, один раз там бы и так к утру выпнули. Но когда ты с подружками обдолбанный попался, ни в какие ворота. Поезжай, пересиди в филиале, пока не утихнет. Или что, думаешь на моё место претендентов нет? Многие хотят в грязь макнуть. «А вот Рузой племянничка покрывает», — одно такое упоминание — и мне, и тебе крышка.

Вспоминая сейчас беседу с отцом и дядей, Дмитрий понимал, что никакой комиссии нет. Его банально услали подальше от Ании, захотели, чтобы остыл. Хотя у отца действительно намечалась сделка и Дмитрий должен был помочь. Более того доказать отцу, что и в свои девятнадцать лет он на что-то способен. Он уехал, но вчера заказал в родном городе цветы для Ании через интернет, с доставкой курьером. Дмитрий всё больше заболевал этой девчонкой и хотел уже прекратить травлю над ней, но что-то остановило.

Приехав в гостиницу, Рузой заказал ужин прямо в номер, потом лёг на кровать и открыл группу в вацапе. В чате обсуждали свалившегося с инсультом препода Жигалова и пришедшего на его место другого, которого не иначе как дьяволом не называли. Дьявол оказался строгим мужиком за пятьдесят. Он объявил всем, что не простит прогулы своих лекций без уважительной причины. Два прогула, и будешь писать реферат, чтобы допустили до зачёта. Пять прогулов, и можно считать, что ты зачёт не сдал. Дядька навёл у себя на лекциях железную дисциплину. Заставлял выключать телефоны и будил спящих репликами на грани дозволенного. Дмитрий обрадовался, что сам ректор подписал его освобождение. Быть не допущенным к зачёту очень не хотелось.

О них с Аниёй больше сплетен не было. Всё утихло, как только он испарился с поля зрения однокурсников. Вот только сдаваться Рузой был не намерен. Анька должна была сообщить ему о своём решении, но упорно молчала. Ведь могла послать личное сообщение в группе, но не захотела. «Игнорируешь, да? Ничего, я сам тебе напишу». Вдруг в чате появилась свежая новость. «Ребят, горячее видео. Дашка Крутикова с Аньки Вардан чуть скальп не сняла». Первый комментарий под видео гласил: «Ничего себе?! Две бабы одного мужика не поделили! Димка, хватай обоих! Горячие штучки!» Дальше Дмитрий читать не стал, а включил видео.

— Бля! Дашка дебилка полная! Она мне всё испортила! — рявкнул парень, посмотрев запись.

«Привет, Ань. Что ты решила, насчёт моего предложения? Ты согласна жить со мной?» — написал он личное сообщение, видя, что девушка в сети.

Ания сразу ответила. Переслала сообщение, посланное ей от Дашки, а потом написала: «Видео ты посмотрел? Так вот, разберись сначала со своими бывшими подружками. Сегодня Дашка меня чуть не избила, а узнает, что я с тобой жить буду, вообще прибьёт. Прости, Дим, но я ещё жить хочу. Тем более, что у тебя немерено пассий было. Может, половина из них ревнивые фурии и готовы будут мне глотку перегрызть».

«Я тебя понял, Ань, приеду и разберусь. Я люблю тебя, Ань. Ты будешь моей и не чьей больше. И потом помни о том, что у меня есть», — ответил парень и послал новое фото.

Дмитрий решил идти по новому пути. Он будет признаваться Аньке в любви, потом завалит её подарками. Сейчас он прекрасно понимал, что стал одержимым маньяком из-за неё.

Впрочем, Дмитрий ещё надеялся, что девушка не соглашается, потому что боится Дашку. Элементарно не хочет пострадать из-за него. Парень пообещал себе, что сделает так, что эта ревнивая коза никогда больше к Ании не подойдёт. «Да, я хотел сам над Анькой поиздеваться за всё. Сам. Но другим не позволю её тронуть. Обливать грязью в чате — это одно, а вот реальные побои — уже другое. Если Ания снова в полицию пойдёт, то вместе с Дашкой и меня притянуть могут. А там какой-то неподкупный мент копнёт поглубже и узнает, что не белобрысый Аньку изнасиловал. Что ты со мной сделала, гадина черноволосая?! Может, приворожила?! Может, ты ведьма?! Никого я так не хотел, как тебя! Клянусь, приеду, запихаю в машину и увезу, если ещё раз откажешь!» — зло подумал Дмитрий. Сейчас хотелось сорваться и мчаться домой, но ему ещё неделю тут торчать. Уехать — значит признаться, что он полный ноль и наследства отца не достоин.

* * *
Ания ходила на лекции в приподнятом настроении. Дмитрий неделю не появлялся в институте. Его приятели сказали всем, якобы отец отправил его по делам фирмы. Без Димки даже дышалось легче. Да и после новогоднего праздника прошло три недели, страсти с её позором утихли.

Только Димке не жилось спокойно. С самого утра пришёл курьер с букетом роз. Он как раз разговаривал с вахтёром, когда студентки проходили мимо.

— Вон, Вардан, с длинной чёрной косой, — указала пожилая женщина рукой на Анию.

— Это вам, распишитесь в получении, — улыбнулся молодой парень.

Ания поставила подпись, потом вынула открытку и, прочитав, побледнела. Сзади подлетела Ольга, вырывая кусок картона из рук. Противные девицы в последнее время ходили в институт вместе с ней и Наташей, они как скорпионы выжидали момент, чтобы побольнее ужалить.


— Ничего себе?! Катюх, слушай. Ты подумала над моим предложением жить вместе? Жду твоего ответа. Дмитрий.

О каком Дмитрии идёт речь, не было секретом. Ания забрала открытку назад. Порвав послание, она выбросила клочки в урну, а букет подарила милой старушке.

К концу учебного дня Ольга не удержала новость, как её не просила Наташа. По аудитории поползли удивлённые шепотки. После лекций Наташу у входных дверей остановил один из преподавателей. Ания сказала, что подождёт на улице, и вышла на крыльцо.

Неожиданно к ней подскочила Даша, схватила за косу и потащила на снег.

— Сука, я тебе сейчас мозги вышибу! Он мой! Мой, ясно?! Рузой не с кем не будет жить! Урою! Я его люблю, а ты только издеваешься! Отвали от него, падаль! — орала девушка на весь двор, таская Вардан за волосы.

Ания пыталась отцепить от себя разъярённую фурию, но не удержалась и упала в сугроб. Никто из студентов не заступился, наоборот, многие улюлюкали и снимали видео на телефон.

Дашка хотела избить, Анию прямо в сугробе. Она уже занесла ботинок над её телом, но на крики выбежала Наталья с преподавателем.

— А ну, прекратить драку! Вы захотели исключения из вуза?! — рявкнул учитель. — Чего на этот раз не поделили?! Крутикова, живо к ректору, и вы, Вардан, тоже!

В кабинет ректора с ними пошли Наталья и преподаватель. Мужчина объяснил, что произошло. А потом вдруг выступила Наташа.

— Ания не виновата. Это Крутикова на неё напала. А вообще, во всём Димка Рузой виновен. Собрал возле себя толпу бывших любовниц. Скоро они друг другу волосы выдёргивать начнут из-за этого принца на белом коне. Я живу с Аней в одной комнате и тесно дружу. У них с Рузоем ничего нет. Аня даже повод никогда не давала. За что её избивать?

— Опять этот Рузой! — стукнул кулаком по столу Илья. — Я скоро инфаркт из-за него получу. Там Рузой, здесь Рузой. Докатились, уже девки из-за него гладиаторские бои устраивают….

Дальше ректор распинался о дисциплине. Напоминал о правилах вуза, которые девочки подписывали. В конце сказал, что ещё одна драка, и он будет вынужден попросить перевестись в другой институт или вообще поставит вопрос об исключении.

Ания сидела бледная, ей почему-то сделалось плохо. Она с трудом выдержала гневную речь Ильи Александровича, а когда разрешили уйти, быстро пошла на выход.

— Стой! Ты что, и вправду с ним ничего иметь не хочешь? — её догнала Даша.

Наташа тут же загородила подругу собой.

— Прежде чем в драку лезть, задала бы этот вопрос сначала. Да, всё правильно, Димка предложил мне с ним жить, но он мне не нужен. С таким скотом только не уважающая себя девушка в постель ляжет. Так что забирай. А вообще, он же полгорода на себя перетаскал. Ты уверена, что у него нет сифилиса и ещё чего похуже? Я вот не уверена и подвергать своё здоровье риску не намерена, — смело ответила Ания.

Вардан развернулась и гордой походкой пошла вперёд, а ошарашенная Даша ещё несколько секунд смотрела ей вслед.

Вечером в вацапе выставили видео. Как всегда было много комментариев. А потом написал Дмитрий личным сообщением. Он спрашивал, что она решила. Ания ответила откровенно, что ещё жить хочет. Она ему опять отказала, но считала, что права.

— Наташ, если бы он меня любил, то заступился. Хоть бы на один злобный комментарий ответил. Любящий человек скажет: «Прекратите её травить, а то всем влетит». Он же как бы авторитет среди всех. Нет, он меня не любит, просто его заело, что я не ему отдалась, — Ания погладила кулон, висевший на шее.

— Ань, а может тебе парня заиметь? Будет у тебя настоящий парень, и Димка от тебя отвяжется, и остальные тоже, — посоветовала Наташа, нанизывая на вилку кусочек сосиски.

— Не отвяжется. Он мне сейчас написал, что приедет и разберётся с Дашкой. Ну, и очередную фотку прислал.

Ания протянула телефон. На фото Марк укладывает её в одном нижнем белье на кровать.

— А ещё он пишет, что любит меня и не позволит быть ни с кем другим. Я бы поверила, если бы его слова шли вместе с поступками. Слова красивые, а поступки поганые. Я решила уехать домой, Наташ. Не зверь же мой отец. Приеду, упаду в ноги. Буду врать, что меня изнасиловали. Может, и обойдётся всё. Устроюсь куда-нибудь уборщицей и буду сидеть дома безвылазно. Замуж меня вряд ли кто-то возьмёт, но я и так проживу, — всхлипнула Ания.

— Ты чего?! С твоими оценками и уборщицей?! Ты же сессию на отлично сдала. Что, из-за какого-то урода будешь теперь тряпкой всю жизнь махать? Уж тогда лучше в другой вуз перевестись. Можно даже в другом городе, — Наташа от удивления выпучила глаза.

— Я узнавала ещё утром о переводе. Всё не так просто. В середине учебного года переводят, только если ты с родителями в другой город жить уезжаешь. А в остальном нужно ждать окончание первого курса. Потом — пожалуйста, страна большая.

Наталья протянула руку и положила на ладонь подруги.

— Не пори горячку, Ань. Давай так сделаем. Рузоя ещё неделю не будет. У тебя есть время подумать. Если за неделю не передумаешь, значит уедешь. И может, родителям позвонишь, чтобы всё объяснить.

— Нет, лучше при встрече скажу. А насчёт недели ты права. У меня есть время, чтобы подумать, согласиться жить с Димкой или уехать.

— Есть вариант найти этого Марка, — вдруг сказала Наташа. — Я знаю, в этом клубе только проверенным ключи от комнаты дают. Возможно, бармен его знает.

— Ну, найду я его. Что я ему скажу? Он каким боком к моим проблемам с Димкой? Этот мужчина меня пошлёт, и всё. Возможно, я в его глазах доступная клубная шлюха, — покраснела Ания. — Чего-то голова опять закружилась, пойду лягу.

— Доступные девицы девственницами не бывают, — авторитетно заметила Наталья и замолчала, увидев, как в комнату вплывают две змеи в женском обличие.

13

На следующий день Ания стойко выдержала лекции в институте. Впрочем, в глаза ей всё равно никто ничего не говорил, но от этого легче не становилось. Те девушки, с которыми она раньше общалась, старались теперь держаться от неё подальше. Ания не знала, что не все её презирают, просто в людях живо стадное чувство, куда все — туда и я. А ещё многие боялись примкнуть к какой либо из сторон и держались особняком. Вроде Вардан жалко, но переходить дорогу Рузою опасно.

После лекций Ания и Наталья, как всегда, пошли мимо стоянки автомобилей. До общежития, располагавшегося неподалёку от учебного корпуса, другой дороги не было.

— Ания Вардан? С вами хотят поговорить, — неожиданно к ней подошёл мужчина средних лет в чёрной кожаной куртке.

— Вы кто? Что вам надо? — испуганно пролепетала Ания.

Наташа тут же остановилась рядом и взяла за руку.

— Я личный охранник Андрея Игоревича Рузоя. Не волнуйтесь, Ания, это просто разговор. Вас никто не тронет, обещаю. Пойдёмте в машину, — слащаво улыбнулся мужик.

— Никуда она не пойдёт, — строгим тоном заявила Наталья.

— Наташ, может, и вправду стоит поговорить. Ведите к машине, — Ания попыталась быть смелой, но голос дрогнул. — Жди меня в комнате. Я скоро буду.

Ания пошла за мужчиной, проследила взглядом, как он открывает дверь салона, и с опаской залезла внутрь.

На сидении в расслабленной позе сидел черноволосый мужчина. Его волосы кое-где припорошила седина, но он удивительно был похож на Дмитрия. Ания сглотнула. Дверь захлопнулась, и она почувствовала себя в ловушке. Оказалось, что между задним сидением и водителем глухая перегородка.

— Здравствуйте, — пролепетала Ания.

— Здравствуй, девочка. В жизни ты красивее, чем на фото. Теперь понимаю, почему у моего сына тормоза отказывают, — улыбнулся он.

Машина плавно сорвалась с места. Ания испугалась, казалось, что сердце готово выпрыгнуть из груди от ужаса.

— К-куда мы едем? Я не хочу никуда ехать, — заикнулась девушка.

— Не бойся, покатаемся по городу, поговорим. Я потом отвезу тебя к общежитию. Скажи-ка мне, девочка, что между тобой и моим сыном?

— Ничего. Я не виновата, что он меня преследует. Я вообще повода не давала. Глазки, как другие, ему не строила, — тихо ответила Ания, теребя в руках ремешок от сумочки.

— Что, тебя даже деньги моего сына не интересуют? Когда-то он получит всё, чем сейчас владею я, — усмехнулся Андрей.

— Андрей Игоревич. Я правильно назвала? Так вот, меня ни ваш сын, ни его деньги не интересуют. Не все меркантильные особы, как вы думаете, — обиженно произнесла Ания.

— А что тебя интересует? Только скажи правду? Да, Дмитрий мой сын, но я хочу знать правду, какова бы она ни была. Я наслышан об инциденте в клубе. Расскажи мне, что произошло?

Голос мужчины был мягкий, он не угрожал и не давил. Ания решила, что пойдёт, что называется, напролом. Сейчас она всё выскажет этому богатому снобу, ей терять нечего.

— Хотите правду? Хорошо, я отвечу. Раньше меня интересовало только закончить учёбу и вернуться домой. Я не ходила на студенческие тусовки, общалась с ограниченным кругом девушек. Я не имела право ни с кем из парней встречаться. Но вашему сыну этого не доказать. Он возомнил себя небожителем и преследовал меня. Дима мне угрожал. Теперь, благодаря ему, моя мечта вернуться домой рухнула.

— Почему это рухнула? Мой сын что, тебе дорогу домой перегородил? — на лице мужчина появилась улыбка.

— Вы не знаете, откуда я? Неужели справки не навели? В моём селе не как в большом городе. Девственность девушки играет ключевую роль в её жизни. Я всего один раз позволила себе пойти с одногруппниками на праздник. Выпила шампанское, поданное вашим сыном, и улетела. Я не помню, как ушла с каким-то мужчиной. Я не знаю, что было после. Просто проснулась в комнате наверху клуба и обнаружила, что не девственна. Отец сказал, что я могу не приезжать, если буду порченая. У меня есть только один выход, сказать, что меня изнасиловали, и то не факт, что из дома не выгонят. Куда мне теперь идти? Кто меня примет в родном селе? Хотите больше правды, вот вчерашнее сообщение вашего сына. Я вас очень прошу, оградите меня от этого сумасшедшего.

Андрей видел, как девушке неловко о таком рассказывать. Она теребила ремешок сумочки, говорила срывающимся голосом, а потом дрожащими руками показала экран своего смартфона. Андрей прочёл и ужаснулся, сын буквально помешался на Ании. Нужно было что-то предпринимать. Послать девушку домой, дав денег или запугав, он не мог. Знал, что девчонка говорит правду. В таких местах, где родилась Ания, и в советские времена строго чтили обычаи предков. К тому же, Андрей хорошо разбирался в людях и чувствовал, что девушка на самом деле хорошая. Стоило разлучить их с сыном, отправив её учиться подальше отсюда, или, как вариант, его. Но Андрей хорошо знал своего сына, тот не поедет, пока не наиграется этой красивой куклой. А ещё чуйка подсказывала, не всё так просто с этой студенческой вечеринкой. Наконец мужчина решился: невестку из бедной семьи он не хотел, но позволить сыну пожить с ней немного можно. При условии, что отпрыск будет предохраняться.

— У меня есть предложение, Ания. Я понимаю, тебе не нужен Димка, но пойми меня, любой отец сделает всё, чтобы его сын не натворил бед. Я предлагаю тебе жить с Димой до окончания этого учебного года. Возможно, он наиграется раньше и бросит тебя. При любом раскладе я поспособствую твоему переводу в институт другого города. Сниму тебе там однокомнатную квартиру, оплатив её до конца обучения. Денег немного буду подкидывать, так сказать, на хлеб с маслом. Кроме того, в этом городе есть филиал нашей фирмы. Ты будешь работать у нас, как только закончишь бакалавриат. Если Дима не расстанется с тобой до июля, то тебя всё равно увезут от него. Тебе нужно потерпеть его пять месяцев, — спокойным тоном озвучил своё предложение Андрей.

Ания чуть не задохнулась от возмущения.

— Как это потерпеть? Вы предлагаете мне лечь под него за будущие блага в жизни? — возмутилась Ания.

— Девочка моя, все мы когда-то чем-то жертвуем ради лучшей доли, иногда даже честью и совестью. Да, а как ты хотела? Не будешь расталкивать соперниц локтями, ничего не получишь. Тебе даже толкаться ни с кем не придётся. Одно моё слово, и девицу, что вчера с тобой подралась, уберут из вуза. Твоя задача пять месяцев раздвигать перед моим сыном ноги. Не так уж и сложно, я полагаю.

— А если я не соглашусь? — нервно спросила Ания.

— Тебя исключат из вуза, и можешь ехать домой. Да, имей ввиду, в этом городе ты не останешься, я позабочусь об этом. Мне не нужно, чтобы мой сын из-за бабы с ума сходил. И сними ты наконец-то розовые очки, Ания. Нужно брать от жизни всё, что тебе дают. Вот моя визитка, жду твоего ответа в следующий понедельник.

Андрей подал визитку, а потом сказал водителю ехать к общежитию. Впрочем, они кружили по микрорайону, поэтому через пять минут Ания на дрожащих ногах выпорхнула из салона.

Андрей искренне надеялся, что девчонка согласится на его предложение. Отпускать её домой было чревато, хоть он и пригрозил ей этим. Вдруг родня поверит, что её изнасиловали, эти горячие горцы могут приехать сюда с разборками. «Что-то не так с этой вечеринкой. Хм, что же не так?» — думал Андрей, набирая на телефоне номер начальника службы безопасности.

— Олег, есть новости?

— Мой человек взломал чат группы вашего сына. Там фото выставлено, где Ания целуется с мужчиной. Изъяли видео с телефона у некоей Ольги Сафоновой. На нём время отобразилось, когда запись велась. Я к бармену клуба сходил, тот говорит, многие комнатами отдыха пользовались. Молодёжь отжигала по полной. Но одна девочка напилась настолько, что её пришлось уложить спать в одной из комнат. Бармен признался, что запирать её на ключ не стали. Камер в клубе нет, только на входе одна. Нам разрешили посмотреть. Так вот, этот молодой мужчина уходит из клуба через десять минут поле того, как увёл девушку наверх. Не думаю, что он в чем-то виновен. Если вы хотите, мы постараемся найти его, но это не быстро будет. Я все социальные сети прошерстил, никого с похожим лицом нет. А в таком городе искать по фото… Отчёт я вам на почту сейчас вышлю.

— Спасибо, Олег. Будут новости, звони. Пока не нужно искать этого мужика. Думаю, он и в правду тут случайно.

Андрей отключился и задумался. «Какова вероятность, что на этого мужика просто чужую вину скинули? Ведь не зря мой оболтус что-то подсыпал этой Ании. Я много чего в жизни натворил, но до насильника не опускался. Даже в тюрьме таких не уважают. Ах, сынок, если ты что-то натворил… Впрочем, не пойман — не вор. Начни сейчас Димку трясти, он в несознанку уйдёт».

Андрей открыл почту на телефоне и стал просматривать видео. Анию увели с танцпола почти в бессознательном состоянии. То ли она так напилась, то ли… На другом видео мужчина, которого скорее можно было назвать парнем из-за молодости, действительно выходит рано из клуба, а после уезжает на такси. «Десять минут. Что можно сделать за это время? Много, если захочешь. Но ведь девушку нужно довести до комнаты, раздеть, трахнуть, а потом успеть выйти. Нет, белобрысый партнёр по танцу не мог с Анией переспать. А после него она одна в комнате осталась. Стоит задуматься над этим как следует».

Телефон пиликнул, сообщая об очередном письме. На этот раз Олег выслал комментарии в группе, которую взломали. Рузой прочитал всё и нахмурился. «Люди всегда были жестокие, а девушку откровенно жалко. Глупая деревенская простушка», — недовольно подумал он.

* * *
Ания зашла в комнату. Наташа тут же напустилась на неё, требуя всё рассказать, пока подружки-змеюшки моются в душе. Вардан переоделась, легла на кровать и только потом поведала о разговоре.

— Вот это жесть! Я думала, папаша Рузой заставит тебя убраться из города. Ну, и каков твой выбор?

— А нет его, этого выбора. Ехать домой надо. Или что, тоже скажешь, что я должна себя за деньги продать? Чем я тогда хуже шлюхи буду? Дождусь понедельника, позвоню и скажу, что уезжаю. Хочу ещё немного с тобой побыть, — всхлипнула Ания.

— Не плачь, Ань. Твои родители тебя любят. Столько лет растили. Неужели в дом не пустят? Пустят и пожалеют. Какая мать от своего ребёнка откажется? Жалко, конечно, что всё так вышло, — Наташа присела на край кровати и погладила Анию по руке.

Ания подвинулась к стене.

— Полежи со мной. Мне так плохо. Разве такой жизни я для себя хотела? Думала, приеду с дипломом и всем нос утру. Отец прав, такие, как мы, должны при муже сидеть и рожать детей. Кто нас защитит кроме мужа? Кому мы нужны?

— Женщина — свободный человек, как и мужчина, она имеет право жить как хочет. Забудь свои восточные устои, здесь всё не так.

Наталья легла рядом и обняла подругу, ей было жаль Анию, но она сама была из бедной семьи, живущей в деревне, и ничем не могла помочь.

14

В воскресенье Наташа решила отвлечь Анию от грустных мыслей и потащила на день рождения к своей любовнице. Ания познакомилась с миловидной девушкой, учившейся на последнем курсе медицинского вуза. Компания собралась разношёрстная, но очень весёлая. Анию приняли как свою. На время удалось забыться. Девушка улыбалась на шутки и смешные рассказы студентов-медиков. Ания даже не заметила, как за разговором сметает с тарелки нарезанное тонкими ломтиками сало. Она никогда его не ела, но вдруг так захотелось попробовать. Наташа удивлённо покосилась на неё, но ничего не сказала. Ания потянулась за очередным ломтиком, но остановила себя. «Нельзя же. Чего это я вдруг?» Отпив сока из стакана, она посмотрела на других, все пили вино, но её никто не заставлял. Стоило один раз сказать «нет», и больше никто с этим вопросом не приставал.

День пролетел отлично. Радужное настроение не исчезло даже тогда, когда Ания столкнулась в комнате общежития с Катей и Олей. Девушки злились, что она не даёт списать, как обычно, поэтому, пока Вардан отсутствовала, в наглую залезли в её вещи и достали нужную тетрадь. Ания не стала ругаться, всё равно скоро уезжать, и она больше никогда не увидит этих двух гадин, которые когда-то изображали подруг.

В понедельник о себе напомнил Димка, прислал с курьером очередной букет и коробку конфет. Ания, как и в прошлый раз, подарила всё милой бабуле, сидевшей на вахте в их общежитии.

— Может, напишешь ему, что уезжаешь, пусть не пыжится? — фыркнула Наташа.

— Нет, сорвётся ещё сюда и помешает моим планам. Я должна уехать так, чтобы он ничего не заподозрил.

— А что родители? У тебя хоть деньги на дорогу есть? — поинтересовалась Наталья.

— Есть. Папа вчера деньги перевёл на еду. Там хватит. Наверное, уеду раньше, в субботу, чтобы вообще никто не знал.

— К Захарову сначала сходи. Разведай, как отчисление происходит, — Наташа скомкала снег в руках и пульнула в дерево.

— Точно, в последнее время мозги поплыли. Я почему-то думала, что документы сразу отдадут, как только заявление напишу. Ещё есть время. Сейчас и сходим к нему.

Секретарь в приёмной сверлила девушек недовольным взглядом. Было видно, что у неё и без того много работы, а тут ещё пристали с вопросами.

— Об отчислении поговорить хотите? А чего Илью Александровича беспокоить, я и сама всё объясню… — начала она.

— Здравствуйте. Девушки, вы ко мне? Давайте быстро, скоро лекции, — в приёмной появился Захаров.

Подруги поздоровались и зашли в кабинет вслед за ректором.

— Что-то случилось, госпожа Вардан? — устало спросил Захаров, присаживаясь в своё кресло.

— Я хочу уйти из вуза и уехать домой. Если я сегодня напишу заявление, когда мне отдадут документы? — решительным голосом произнесла Ания.

— Жаль, что такая девушка решила сдаться и уехать. Я думаю, вы бы на красный диплом потянули у нас. Комиссия по отчислению в раз в месяц. В нашем вузе пятнадцатого числа, плюс-минус пару дней с учётом выходных. Мы рассмотрим ваше заявление, напишем приказ и выдадим обходной лист. Ближайшая комиссия пятнадцатого февраля. Если не передумаете, приходите числа десятого с заявлением.

— Так долго? А раньше нельзя? — умоляюще спросила Ания.

— Нет. Или вы думаете, вуз будет ради одной студентки комиссию собирать? У вас есть время всё обдумать. Не передумаете, отдадите заявление секретарю.

— Спасибо, Илья Александрович, — Ания развернулась и, понурив голову, пошла на выход.

Взяв у секретаря стандартный бланк заявления, девушки направились в аудиторию.

— Не переживай, Ань, уедешь позже, — подбодрила Наташа.

— Ага, а что мне папаше Димкиному говорить? Я же хотела улизнуть по-тихому.

— Так и скажешь, что подала на отчисление. Идём, а то на лекцию опоздаем.

День, как ни странно, пролетел быстро, а за ним наступил вечер вторника. Наташа колдовала на кухне, готовила любимую Анией жареную картошку. Оля и Катя питались отдельно, в основном в кафе, ибо деньги позволяли. Сейчас они тоже куда-то улетели, намалевав на лице боевой раскрас «ночной бабочки».

— Что, девки на гулянку ушли? Вот и славно, без них воздух чище, — Наташа внесла в помещение две тарелки.

Ания поморщилась. Запах жареного картофеля почему-то раздражал, но есть было надо. Она поковыряла вилкой в тарелке. Потом с трудом пропихнула в себя еду, чувствуя, как к горлу подкатывает тошнота.

— Ты не заболела? — забеспокоилась Наташа.

— Нет, всё хорошо. Лягу спать, глаза слипаются.

— Как хочешь. А я, пожалуй, фильм по интернету посмотрю, — улыбнулась подруга. — Не волнуйся, одену наушники.

Кошмар начался утром. Обычно ели быструю овсянку из пакетика, Ания съела пару ложек и понеслась в уборную, зажав рот рукой. Наталья ринулась за ней, потом стояла в туалете и с тревогой слушала, как Анию выворачивает наизнанку.

— Плохо мне что-то, — бледная Ания выползла к умывальнику. — Чего мы вчера такого съели, Наташ?

— Привет, беременность. Вот о чём нужно говорить. Мы с тобой вместе столуемся, почему меня тогда не тошнит… — начала выговаривать Наталья, но осеклась, в туалет зашли.


Девушка схватила Анию за руку и поволокла в комнату. Катя и Оля не пришли на ночь и до сих пор отсутствовали, тем более, что сегодня нужно было ко второй паре.

— Так, красавица, когда у тебя месячные были? Ань, не смотри оленьими глазами. Или ты не знаешь, что от незащищённого секса детишки бывают?

Ания села на кровать и взглянула на подругу полными слёз глазами.

— У меня задержка две недели. Я не думала, что с одного раза можно… Я думала, задержка из-за стресса. Наташ, скажи что это неправда? — проскулила она.

— Сейчас узнаем, правда или нет. Я в аптеку за тестом. Сиди тут. Не думала она. Блин, засада полная, — буркнула Наташа, надевая куртку.

Ближайшая аптека была в пяти минутах ходьбы. Налья не пожалела денег, купив цифровой тест. Придя назад, она вручила коробочку подруге.

— Шуруй в туалет. Не стой, иди уже, горе моё, — Наталья слегка подтолкнула подругу к двери.

Через несколько минут Ания принесла открытую коробочку назад и, положила её на стол с таким видом, будто держала в руках противного таракана.

— Ну, доставай тест? — нетерпеливо произнесла подруга.

— Я боюсь, — всхлипнула Ания.

— Боже, ну что ты в последние две недели такая плакса? Чуть что, сразу нюни распускаешь. Подбери сопли, чему быть, того не миновать.

Наташа взяла коробочку и сама вынула пластиковый тест с небольшим экраном.

— Картина Репина приплыли. Четыре-пять недель. Всё, сейчас позвоню в консультацию, к которой мы причислены. Нужно, чтобы врач подтвердил. Если беременна, сделаешь аборт. На таком сроке это дело плёвое.

Пока Ания предавалась унынию, обливаясь слезами, подруга развернула бурную деятельность. Созвонилась с больницей, записала на приём в одиннадцать часов и начала командовать.

— Живо одевайся. Сегодня явка одна и только на одиннадцать утра. Я такси вызвала, успеем. Давай, нечего слёзы лить, этим ты себе не поможешь.

— Я не хочу аборт! — вдруг крикнула Ания.

Нервы были на пределе в голове шумело, перед глазами всё плыло.

Наташа схватила куртку и стала сама на неё надевать.

— Что ты хочешь, урода родить? Какой дряни ты там в клубе наелась? Там ещё нет ничего, сгусток крови. Избавишься и забудешь.

Нахлобучив на Анию шапку, Наташа заставила одеть сапоги, потом повела на выход, забыв о тесте, лежащем на столе. Через час в чате появилась новость. «Анька Вардан беременна. Спорим, этот мужик на ней не женится? А может, ребёнок и не от него вовсе?»

Ания тем временем аккуратно слезла с кресла гинеколога.

— Всё верно, вы беременны. Срок маленький: недель пять, не больше. Точнее только узи скажет, — сказала пожилая врач, снимая перчатки. — Советую вам сказать об этом вашему половому партнёру.

— Там же нет ещё ничего, сгусток крови. Может, дадите справку на аборт, — промямлила Ания, одеваясь.

— Кто вам такую чушь наговорил? На четвёртой неделе у ребёнка уже развито примитивное сердце, и оно бьётся, как у вас или у меня. Единственное отличие — это частота сердечных сокращений. Не обольщайся, девочка, это уже эмбрион, а не сгусток крови. Наслушаются подруг, а потом плачут, — гневным тоном сказала врач. — Я тебе выпишу направление на аборт, но должна предупредить. Сейчас медицина развита хорошо, но до сих пор бывают случаи, когда женщина после первого аборта не может родить. И никогда не сможет, понимаешь? Ну, так как, выписывать направление?

— Нет, — пискнула Ания.

— Ладно, сейчас тебя на срочное узи отведу. Тебе справка понадобится в институт. Беременным не положено жить в комнате с несколькими людьми. А может, парень на тебе женится? Не переживай, всё будет хорошо. Ребёнок — это радость в жизни. Да, сначала будет тяжело. А потом полегче. Вот тебе направление на анализы. Через неделю приходи, мы с тобой карточку роженицы оформим. Ну, а если передумаешь… Ладно, идём на узи. Там у Ирины Леонидовны сейчас окно.

— Что ты решила?! Ты что, обалдела?! Как ты его в условиях общаги вынашивать собралась?! Что теперь ты с Рузоем делать будешь?! Думаешь, ему чужой ребёнок нужен?! Да он первый тебя на операцию потащит! — закричала Наташа, взмахнув руками.

— Тише, мы на улице. И причём тут Димка вообще? Это мой ребёнок, мой. Он живой там, у него сердце бьётся. Я сама слышала на узи. Как я его смогу убить? Сама говоришь, ни одна мать своё дитя не бросит. Я не смогу его убить. Понимаешь ты или нет? — плакала Ания, вытирая кулачками слёзы.

— Пф, ладно, иди сюда. Всё равно уже прогуливаем. Сейчас к коменданту пойдём. Не плачь, дурёха моя. Теперь тебе путь домой точно заказан. А может, всё же простят? Позвони им, — Наталья обняла подругу, утешая.

В поле зрения попался мужчина, которого Наташа уже видела рядом с ними и не раз.

— Или у меня паранойя, или за нами следят. Идём на остановку, быстрее, — насторожилась она.

* * *
Комендант Ангелина Петровна Кирилова была не особенно симпатичной женщиной средних лет. Крючковатый нос, маленькие глазки, тонкие губы. Она красила волосы в ярко рыжий цвет и имела славу настоящей стервы. Кто-то говорил, что Кирилова буквально ненавидит молодёжь, из-за чего несколько провинившихся студентов были с треском изгнаны из общежития. Сейчас перед Ангелиной стояла Вардан с подругой и трясла перед её носом документами о беременности.

— И что я сделаю? По закону, я должна тебя в семейную общагу определить, но у меня такой нет. Комнату отдельную я тоже не предоставлю. Всё забито до отказа, ни одной лишней коечки нет.

— Что теперь делать? Вы меня выгоните, что ли, потому что я в положении? — промямлила Ания.

— А как ты думаешь? Какая-нибудь комиссия сунется, а у меня баба на сносях в комнате с тремя товарками живёт. Я из-за тебя ещё с работы вылететь не хочу. Иди к отцу ребёнка, пусть он о тебе позаботится. И потом, ты же не безродная. Раз собираешься рожать, пусть тебе родители комнату где-то снимут. Всё, даю две недели на решение проблемы. Освобождай место, Вардан. Сначала трахаются, а потом у меня спрашивают, что делать. Я тебе не мама с папой, — Кирилова показала рукой на выход из своего маленького кабинета.

Ания, опустив плечи, поплелась прочь. Поднявшись на свой этаж, она, еле переставляя ноги, зашла в комнату. Сил не было не то что раздеться, даже до кровати дойти. Казалось, жизнь и без того окунула в дерьмо, а теперь стало ещё хуже. Наташа сочувственно покачала головой и начала её раздевать.

— Может, скажешь Димке? Он предлагает жить у него. Кто знает, как он отреагирует? Вдруг возьмёт тебя и беременную. По крайней мере, будет где жить. А вообще, тебе родителям звонить нужно. Как ты рожать собралась? Работы нет, а значит декретных не будет. Жилья тоже нет. Ань, ну не глупи, сделай аборт.

Ания прошла до стола и сев на стул, закрыла лицо руками.

— Тебе легко говорить, это не твой малыш. Он же не виноват, что у него мама такая тупая. Он тоже жить хочет.

Неожиданно в кармане запиликал телефон.

— Здравствуй, Ания. Это Андрей Игоревич. Я слышал, ты беременна. Меня сейчас нет в городе, буду в понедельник. Дам тебе денег на аборт в хорошей клинике. Но ты же понимаешь, что это не бесплатно. Я помогаю тебе, ты помогаешь мне.

— Вы не можете меня заставить избавиться от ребёнка, — рыкнула в трубку Ания.

— Поговорим, когда я приеду. Это не телефонный разговор. Не вздумай из города уехать, Ания. До встречи.

Собеседник отклонил вызов, а бледная Ания посмотрела на подругу, севшую напротив.

— Димкин папаша заставляет меня аборт сделать. Говорит, будет в городе в понедельник, даст денег на частную клинику.

— А я что говорю. Всё факты против тебя, — нахмурилась Наташа.

— Ничего, я сегодня в клуб пойду. Сама говоришь, бармен может Марка знать. Нужно найти его. Я не буду одна всё расхлёбывать. Это и его ребёнок тоже, пусть его защищает.

Ания залезла в интернет и посмотрела, в какое время открывается клуб. Она была намерена во что бы то ни стало найти этого Марка.

— А вот это правильно. Это и его ребёнок, а не только твой. Если не совсем козёл, хотя бы поможет чем-то. Блин, мы же тест забыли выкинуть, а тут наверняка эти две клуши побывали. Впрочем, если и так, то они уже отписались в чате.

Наташа открыла вацап. Потом скривилась, читая комментарии.

— Что там? Говори, хуже всё равно не будет, — Ания схватила тест со стола и понесла в мусорное ведро.

— Приятели Димки устроили шоу. Делают ставки на то, женится на тебе тот мужик из клуба или нет. А эти уродки им подпевают. Тоже поставили, что не женится. Ненавижу богатеньких Буратин! Кстати, кое-кто из наших поставил на твою свадьбу. Уроды конченные! Вечером одну тебя не отпущу, мало ли чего, — гневным голосом сказала Наташа.

15

Андрею доложили, что Ания с подругой ходили в женскую консультацию. Потом подруга на всю улицу обвиняла Анию в том, что та намерена оставить ребёнка. Сейчас Андрей жалел, что находился в другом городе на заключении сделки. С девушкой и её нежеланным ребёнком нужно было срочно что-то делать. Андрей думал, что у сына совсем мозги поедут, если он узнает о том, что девушка беременна. И это при условии, что она действительно переспала с кем-то кроме него. Второй вариант мужчина даже рассматривать не хотел. Женить сына на этой девке, он не собирался, как бы ему ни было её жалко. Димка должен взять в жёны только девушку из их круга, чтобы и ему было хорошо, и для бизнеса выгодно. Андрей и сам был не из графьёв, но разбогател в девяностые годы и женился на девушке из богатой семьи. Ему было не понять, когда знакомые бизнесмены бросали своих жён ради бедных, но красивых куколок. Время от времени и у него появлялись такие куклы, но расставаться с женой он был не намерен, считая всех этих охотниц за кошельками доступными дырками.

Позвонив Ание, Андрей сказал, что даст ей денег на аборт. Девчонка неожиданно огрызнулась. «Ничего, приеду и дожму. Вдруг её и вправду Димка изнасиловал? Не хватало ещё, чтобы у него совесть проснулась и он привёл эту безродную в мой дом в качестве жены», — недовольно подумал Андрей.

В это время Рузой-младший был готов головой об стену биться. Девчонка забеременела, а он ещё не готов стать отцом. Кроме того, появился страх, что когда ребёнок родится, то будет похож на него. Тогда все поймут, что это он изнасиловал Анию. Дмитрий не знал, что делать, он до сих пор хотел эту девчонку себе. Мысли метались из стороны в сторону. В голове царил хаос. Вдруг пришла мысль, что он не готов делиться Аниёй ни с кем, а ребёнок — повод, чтобы она пришла к нему сама. «Точно, ей же домой не уехать теперь. Из общаги, поди, попрут. Скажу, что буду заботиться о ней. Что сделаю всё для неё и её ребёнка. Девушка должна растаять и согласиться уехать ко мне. Да, вариант «монстр становится благородным рыцарем» самое то. Ничего, осталось немного. В понедельник я буду уже дома и поговорю с ней», — улыбнулся парень, не зная о том, что задумал отец.

Дмитрий снова открыл чат с новостью и написал: «Хватит, прекратите Аньку кошмарить. Что вы как бабы базарные. А может, кто-то беременных ни разу не видел?»

«Дём, ты её защищаешь?!» — спросил в ответ Никита.

«Да. А что, не имею права? Всё, разговор окончен», — ответил Рузой.

* * *
Ания с Наташей пришли в клуб. За барной стойкой стоял молодой парень. Народу было не так много, всё же заведение только открылось.

— Здравствуйте, нам нужен бармен, только другой, — сказала Ания.

— Привет. А чем я не подхожу? — лучезарно улыбнулся парень.

— Мне нужен тот, что был здесь в новогоднюю ночь. Хочу об одном человеке спросить.

— Так вам Борис нужен? Он на больничном. Спросите у меня, может, я знаю? — бармен поиграл густыми бровями.

Ания открыла фото, где она танцует с Марком.

— Знаешь, как его найти? Зовут Марком.

— Марик — друг Борьки. Я знаю, как его найти. Но это секретная информация, — улыбнулся парень.

Наташа прочитала имя на бейдже бармена.

— Послушай, Женя, он действительно нам нужен. Обещаю, никто не узнает, что ты нам о нём рассказал. Так информация будет не секретная? — Наталья достала из сумочки пятьсот рублей и положила на стойку. — Прости, у бедных студенток больше нет.

— Да уж, вижу, что вы не дочки олигархов, — Женя сгрёб деньги в кулак, а потом вдруг вернул назад. — Забери, сам студент, а тут подрабатываю. У Борьки пару визиток завалялось. Сами с Марком разбирайтесь, но меня не выдавайте.

Женя залез под стойку, а когда снова вынырнул, отдал Наталье белый картон.

— Спасибо, Жень, ты самый лучший, — улыбнулась Наташа.

Девушки вышли на улицу. Наташа пошла на остановку автобуса. Им повезло сегодня, но не известно, будет ли так завтра. Встав под фонарём, Наташа прочитала чёрную надпись на визитке.

— Ого! Адвокат Марк Михайлович Малицкий. Адвокатская контора Сиверцева. Телефоны указаны, жалко только служебные. Адрес тоже есть. Мне завтра с тобой поехать?

— Нет, я сама должна с ним поговорить. Наш автобус, идём быстрее.

Девушки запрыгнули в салон автобуса и плюхнулись на два свободных сидения.

— Тогда держи, — Наша протянула подруге визитку. — Позвони с утра. Адвокаты — народ занятой. Нужно договориться о встрече.

— Да. Обязательно позвоню, — Ания положила визитку в сумочку и уставилась в окно.

На улице было красиво. В городе ещё не сняли новогоднюю иллюминацию, хотя на дворе уже третье февраля. Некоторые лампочки загорались и потухали, будто подмигивали. Ания подумала, что в её теперешней жизни то свет, то тьма. Но тьмы почему-то было больше. Она погрязла в ней, утонула, будто в болоте. Мелькнула мысль действительно позвонить родителям и всё рассказать, но она только вчера доложила, что всё хорошо. К тому же отец строгий, Ания боялась его гнева. «Нет, сначала с Марком поговорю. Если он мне не поможет, то сообщу родителям. Молчать всё равно нет смысла», — подумала она.

Утром следующего дня Ания дозвонилась до офиса.

— Адвокат Малицкий, слушаю, — раздался голос с хрипотцой.


— Здравствуйте, я бы хотела попасть к вам на приём, — нервно сказала девушка.

— Здравствуйте, какое у вас дело, уголовное или гражданское? — спросил Марк.

— Личное. Но мне очень нужно увидеться сегодня.

— Личное?! — удивился мужчина. — Хорошо, я буду в офисе в двенадцать дня, подъезжайте. У нас на входе охранник сидит. Спросите, и меня позовут.

— Я буду вовремя. До встречи, — Ания отключила вызов.

Ания сходила на одну пару, её нельзя было пропустить. Новый преподаватель никому спуску не давал. Потом она вернулась в общежитие и стала собираться к Марку. Мысли путались. Как она туда придёт? Что ему скажет? Поверит ли он, что ребёнок его? Ни на один вопрос ответа не было. Нервы давали о себе знать. Ещё и Димка подлил масла в огонь, написал, что примет её с ребёнком.

Уже сидя в автобусе, Ания почувствовала, что нервы совсем расшалились. Руки дрожали, сердце колотилось, а к горлу подступала тошнота. Сунув в рот мятную конфетку, Ания попыталась успокоиться, но ничего не выходило.

Офис, где работал Марк, был недалеко от остановки, что весьма обрадовало. Ания открыла тяжёлую железную дверь и вошла в маленький холл. Тут была небольшая будка охраны и турникет.

— Здравствуйте, вы к кому? — вежливо спросил мужчина в униформе.

— Здравствуйте, я к Марку Михайловичу Малицкому. Он меня должен ждать.

— Сейчас позвоню, — буркнул охранник.

Через пару минут Ания увидела, что по коридору к ней направляется Марк. Чёрный костюм, белоснежная рубашка, красивый галстук. У него была решительная походка, как у настоящего альфа-самца.

Ания занервничала ещё больше. Схватила ремешок от сумочки и стала зачем-то поправлять. Марк прошёл через турникет и приблизился к ней.

— Здравствуйте, девушка. Это вы ко мне? — вежливо спросил он.

Ания, как дура, не знала, что ответить. Смотрела на его красивое лицо и думала, что в рот словно песка насыпали, и она ничего произнести не сможет.

День у Марка не задался с утра. Процесс раздела имущества в суде был тяжёлый и скандальный, но зато он избавился от тётки, что так долго мотала ему нервы. А ещё раньше, когда он уже собирался ехать в суд, позвонила какая-то девушка и напросилась на приём по личному делу. Марк недоумевал, какие дела могут быть к нему у девушки, но согласился на встречу. И вот она стоит перед ним и не может слова сказать. Марк вгляделся в красивое лицо. «Где я её видел?» Черноволосая красавица не ответила на вопрос и приветствие. Марк удивлённо поднял брови. Её всю трясло, и было такое впечатление, что она даже боится его.

— Девушка, ну что же вы молчите? Вы просили позвать Марка Малицкого. Я Марк Михайлович Малицкий. Что вы хотели мне сказать? Говорите, у меня ещё работа есть, — постарался как можно вежливее сказать Марк, хотя поведение девушки начинало бесить.

— Я хотела…. Я…. Я хотела вам сказать, что жду от вас ребёнка, — наконец-то выдавила она из себя дрожащим голосом.

— Что ещё за чушь?! Вы с ума сошли?! — удивился Марк, в который раз пытаясь вспомнить, где он видел эту девицу.

— Это не чушь, у меня доказательства есть, — у девушки увлажнились глаза.

— Так, идём в мой кабинет, — заявил Марк, видя, что охранник открыл окошко своей будки и греет уши.

Это был полнейший абсурд, ни одна девушка не смогла бы забеременеть от него, но эта утверждала, что у неё есть доказательства. Марк подумал, что это чистой воды разводка. Наглая девка хочет поживиться за его счёт, но потом отмёл эту мысль. Что взять с бедного адвоката, который только и делает, что бегает по судам в качестве государственного защитника?

Ания зашла в небольшой кабинет Малицкого и села в предложенное кресло. Сейчас она корила себя за то, что сразу всё выпалила, нужно было издалека подойти. Но уже ничего не изменить. В горле пересохло, обстановка кабинета начала кружиться как в карусели.

— М-можно мне воды, — заикнулась она.

— Разумеется, — Марк налил ей воды из графина и подал стакан. — Для начала представьтесь. Как вас зовут?

— Ания, — девушка проследила взглядом, как мужчина садится в кресло с высокой спинкой, и зубы противно клацнули о стакан.

— Успокойтесь, Ания. Никто вас здесь не обидит. Расскажите, кто вас послал и что вам от меня нужно? — тон голоса был холодный.

Анию будто ледяной водой окатило. «Он думает, что я мошенница?!» Девушка округлила глаза от шока, всё правильно, он и не должен её помнить. Сердце кольнуло болью, но она собралась с духом и достала заключение УЗИ.

— Вот доказательства. Если вы посмотрите срок, то увидите, что ребёнок зачался в новогоднюю ночь. То есть первого января.

Марк взял документ с настоящими, в этом не было сомнения, печатями клиники. Потом девушка подала паспорт.

— Это чтобы вы не думали, что я вам чужое УЗИ подсовываю, — сказала она.

Марк на всякий случай посмотрел паспорт и нахмурился. Имя девушки было смутно знакомым. Он явно её встречал где-то.

— Послушайте, Ания, у нас с вами ничего не было. Это не может быть мой ребёнок, — ледяным тоном сказал он.

— Да, а это не вы разве? — Ания протянула ему свой телефон. — Это снял парень, который преследует меня. И знаете что, Марк, у меня кроме вас никого не было. Я ещё девственница была.

Марк с удивлением смотрел на фото, снятое скрытой камерой. Девушка в одном нижнем белье стоит перед ним. Вдруг в голове будто щёлкнуло. «Восточная девочка из клуба, которую я оставил в комнате наверху. Точно, это она!»

— Да, мы могли бы переспать, но ничего не было. Кстати, давай на «ты». Припоминаю, когда мы танцевали, ты именно об этом меня просила. Я привёл тебя в комнату, потом уложил на кровать, и ты отключилась. Очень много выпила, наверное. Я укрыл тебя простынёй и ушёл. Прости, но со спящими красавицами я сексом не занимаюсь. Ты в тот день была с кем-то ещё.

Марк заметил, как она заплакала. Потом схватила документы и встала.

— Можешь мне не верить, но до тебя и после тебя у меня никого не было! А ты — козёл, такой же, как и все мужики! Думаешь, мне твои деньги нужны?! А вот и нет! Я думала, ты защитишь меня и нашего ребёнка от этой мразотной семейки! Какой же ты адвокат, если собственное дитя защитить не в состоянии! Сама справлюсь! — закричала она и, всхлипывая, пошла к дверям.

— А ну, стой! — рявкнул Малицкий. — Сядь на место! Куртку сними, упаришься!

Ания на дрожащих ногах снова села на место, повесив куртку на спинку кресла. Марк налил ей воды и приказал пить.

— А теперь слушай меня внимательно. У нас действительно ничего не было. И я могу тебе сказать, что, даже если бы мы переспали, ты бы не забеременела. Я могу отвести тебя к врачу, у которого наблюдаюсь. Мой организм не вырабатывает сперматозоиды, от слова совсем. Я абсолютно стерильный в этом плане и не могу иметь детей.

— Это правда?! А как же тогда.?!

— У меня есть ещё время, давай разбираться по порядку. Начни с того, кто тебе угрожал, потом расскажи о клубе и дальше. Не торопись, я хочу знать подробности, — уже спокойно попросил Марк.

В следующие полчаса Малицкий слушал сбивчивый рассказ девушки о некоем Дмитрие Рузое, её однокурснике. Потом она рассказала о клубе. Поведала, что не помнит ничего. В конце показала ему чат группы. Затем сообщила об отце этого Дмитрия.

Марк был в шоке. Вероятнее всего, девушка так вырубилась в тот день, что её спокойно кто-то изнасиловал спящую. Малицкий понимал, что косвенно приложил к этому руку. Если бы он тогда закрыл её на ключ и отдал его Боре, то ничего бы не было. Марк даже мог предположить, что её изнасиловал этот Рузой, а свалил всё на него, чтобы легче было надавить на девушку. Еще и однокурсники бедняжку затравили. Марк ещё помнил, как это больно, когда все шепчутся за твоей спиной, а иной раз и бьют. В жизни Ании тоже случилась драка.

— Понимаешь, мне идти некуда. Из общаги просят выселиться. Говорят, чтобы я к отцу ребёнка шла. Рузой- старший грозится меня на аборт отправить, чтобы я беспрепятственно, его сына обслуживала. Они же местные царьки. Что делать, Марк?

— Родителям звонить. Расскажи всё. Это родители, Ания, они могут понять, — сказал Марк и с болью в сердце вспомнил, что его родители не поняли. — Звони сейчас. Громкую связь только включи.

— Здравствуй, пап, — Ания решилась набрать отца.

— Здравствуй, дочь, как дела? Как учёба? — буркнул отец.

— Пап, я домой приеду. Только так получилось, я беременна, — промямлила Ания.

— И что? С мужем едешь? Ты у меня там замуж вышла, что ли? — недовольно пробасил отец.

— Нет, я еду без мужа. Я… Пап…

— Как это без мужа?! Какой-то урод тебя обрюхатил, а жениться не хочет?! Я предупреждал?! Я говорил, что если ты приедешь порченная, то выгоню из дома! С кем ты там в постели валялась, шлюха?! Как я людям в глаза посмотрю?! Что скажу?! Отпустил учиться на свою голову, а она с пузом приехала?! Можешь не возвращаться, у меня нет дочери-шлюхи! — рявкнул отец и сбросил вызов.

Ания уронила телефон на стол и захлебнувшись слезами, стала глотать ртом воздух. Казалось, горло сжали тисками, а сердце готово разорваться на куски. Она знала, что так будет. Отец с трудом отпустил её учиться и целый месяц до её отъезда почти не разговаривал с ней. Мансур всегда чтил старые обычаи и слепо следовал им. Только благодаря тому, что Ания пообещала всё равно уйти из дома, чтобы уехать учиться, он сдался.

— Всё, тихо, успокойся, — Марк подбежал к ней и, сев на корточки, обнял.

Он гладил девушку по голове, успокаивая, как маленькую. Сейчас Малицкий как никогда понимал её боль. Так же было и с его родителями, не поняли, не простили. По нервам резануло так, что даже голова заболела. Он виноват, что наивная девочка попала в эту ситуацию. По реакции отца не сложно было догадаться, что Ания действительно была невинна.

— Всё, не плачь. Я помогу тебе, — заверил он.

— Как, защитишь мою поруганную честь в суде? Заставишь неизвестного насильника на мне жениться? Я же мечтала вспомнить, как это у нас тобой было. Корила себя, что согласилась тогда уйти с тобой. А теперь оказалось, что меня банально изнасиловали.

— Ания, я правда могу тебя защитить. Мы с тобой поженимся.

— Поженимся?! — не веря спросила она.

— Да, мы поженимся прямо сегодня. По справке о беременности это делается быстро. Ты не переживай, это будет фиктивный брак. Когда ты встретишь свою любовь, сможешь уйти. У меня своя квартира. Я могу обеспечить твоего ребёнка. Шиковать не будем, но голодать не придётся. Мне ещё за машину долг отдавать. Соглашайся, Ания. Семейка Рузой поймёт, что ты замужняя, и отстанет.

— Зачем тебе вешать такие проблемы на себя, Марк?

— Я виноват, что с тобой это произошло. Надо было в ту ночь комнату на ключ закрыть и Борьке его отдать. Подумал, дурак, ты проснёшься и испугаешься, что заперта в неизвестном месте. Ну, ты согласна?

— Согласна. Только за мной, кажется, следят. Как мы в загс попадём?

— Ничего, сейчас выйдем с чёрного входа, я машину там ставлю. Пойду отпрошусь с работы. А ты пока в уборную сходи, приведи себя в порядок.

Марк показал Ание уборную. Сначала она зашла в кабинку, а потом долго плескала на своё зарёванное лицо водой. Это было чистое безумие. Она будто в горную реку с обрыва прыгала. Соглашалась выйти замуж за человека, которого совсем не знала. Кто такой этот адвокат? Что он за человек? Может, хуже Рузоя по характеру? Да, сначала разговор у них с Марком был напряжённый, но Ания вспомнила, с каким сочувствием он смотрел на неё после, а потом обнимал, утешая. Ания сама не понимала, почему была уверена, что на самом деле Марк чуткий и добрый человек. Тем не менее, было страшно. Не настолько, чтобы в обморок падать, но всё же. Собравшись с духом, Ания вышла из туалета, потом вернулась в кабинет Марка.

— Одевайся. Сейчас охранник нас чёрным ходом выведет. Повезло, что сегодня у меня только одно судебное дело и то, было с утра. Завтра я занят, в сизо ещё ехать надо, — буркнул Марк, надевая шапку и шарф.

Ания быстро оделась и через пять Минут уже сидела в Машине Марка, уезжая в новую жизнь.

16

Малицкий прекрасно понимал, что, возможно, ввязывается в неприятности, но почему-то принял решение помочь девушке, женившись на ней. Он обещал ей, что это будет фиктивный брак, но ведь никто не говорит, что она должна сидеть на его шее. «Пусть хоть домом занимается, готовит, стирает. О чём ты сейчас думаешь, Марк? Да, отчасти ты виноват в её бедах, но настоящая вина лежит на её насильнике, а ещё на ней самой. Знала, что пить нельзя, купила бы себе сока. Некоторые девушки как малые дети. Пошла вечером гулять в мини-юбке и боевой раскраске, а потом ещё удивляется: «Чего это ко мне мужики пристают?» Вот и эта такая же, наивная, не знающая жизни девочка», — подумал про себя Малицкий.

Марк бегло глянул на девушку в зеркало заднего вида. Она смотрела в окно и нервно кусала нижнюю губу. Даже сейчас, с покрасневшими от слёз глазами, Ания была прекрасна. К тому же, девчонку хотелось загородить собой и не дать в обиду. Впервые Марк почувствовал это к кому-то. В его жизни обычно попадались независимые и самодостаточные леди, но никак не такие, как Ания.

— Марк, я не знаю как быть. Получается, ты из-за меня всё это затеваешь. У тебя, наверное, девушка есть, и я не должна тебе портить жизнь. Может, как-нибудь по-другому всё решить? — дрожащим голосом спросила Ания.

— Как ты решишь по-другому? Уйдёшь жить к Рузою? Не вини себя, Ания, я сам принял решение жениться на тебе. С девушкой я расстался ещё перед новым годом. Мне хозяйка в доме нужна. Ты готовить умеешь?

— Я по дому умею делать всё. Готовить меня мама учила, — Ания снова прикусила губу, вспоминая о матери.

Было больно от того, что отец отвернулся от неё. Ания понимала, что мама, возможно, и не осуждает, но против воли мужа она всё равно не пойдёт. Телефон в сумочке разразился трелью. Девушка посмотрела на экран, звонила мама. Поколебавшись секунду, Ания приняла вызов.

Мать плакала и причитала. Говорила, что пыталась уговорить отца вернуть домой дочь, но он непреклонен.

— Ты подожди пару дней, отец обязательно оттает. Ты же знаешь, он тебя любит. Сабир тоже его уговаривает. Он хочет сам поехать и забрать тебя домой.

— Мам, не нужно никому приезжать. Мы с моим парнем едем в ЗАГС. Он одумался и просил меня выйти за него замуж. Скажи отцу, что сегодня я буду замужняя, как он и хотел. Не плачь, мам, всё будет хорошо. До свидания, — Ания сбросила вызов, после того как мать попрощалась, радовало, что мама и брат на её стороне.

— Что говорит мама? — спросил Марк.

— Отец в гневе. Его даже брат уговаривает простить меня. Ты не обижайся, что я так маме о тебе сказала, просто не знала, как ещё всё объяснить.

Марк остановил машину на стоянке у ЗАГСа, а потом повернулся к девушке.

— Ты всё правильно сделала. А теперь запомни одну вещь. Никто не должен знать, что ты выходишь замуж фиктивно. Даже лучшая подруга ничего не должна заподозрить. Я с тобой был в ту ночь. Этот ребёнок мой. Я его отец и решил жениться на тебе из-за этого. Даже твоя Наташа должна знать только эту информацию. После росписи ты сразу поедешь ко мне. Свои вещи заберёшь завтра после лекции и выселишься из общежития. Я заеду за тобой в шесть часов вечера. Прости, раньше не получится.

— Нужно Наташу предупредить, что я ночевать не приеду. Она волноваться будет.

— После росписи позвонишь. Идём, — произнёс Малицкий, открывая дверь автомобиля.

Миловидная женщина средних лет выслушала их и без лишних вопросов дала бланк заявления, потом сделала копию справки о беременности девушки, чтобы прикрепить к документу. Не было никаких торжественных речей и музыки. Не подали кольца на красивом блюдечке с лебедями, которое стояло на столе у регистратора. Ания подумала, что каждая девушка мечтает о пышной свадьбе. У них на Кавказе всегда отмечают свадьбу с размахом несколько дней. Но сейчас Вардан была рада и тому, что им просто выдали свидетельство о браке, быстро зарегистрировав.

— Поздравляю вас, дорогие молодожёны. Не забудьте поменять паспорт в течение месяца, Ания Мансуровна.

Молодожёны поблагодарили и вышли из здания маленького ЗАГСа, в том районе, где проживал Марк. Мужчина глянул на часы и улыбнулся.

— Ещё есть время обратиться в МФЦ. Сразу подадим на замену паспорта и сделаем временную регистрацию в моей квартире. Не уверен, что будет время мотаться с тобой по этим делам в другой день. Потом нужно кольца купить. Если изображать, что брак настоящий, то по полной программе, — сказал Малицкий, подходя к машине.

Ания устала, день оказался долгим и насыщенным на эмоции. Паспорт был сдан, и ей обещали, что через десять дней выдадут новый. Два узких золотых колечка они купили в ближайшем торговом центре, а теперь шли мимо кафе-пирожковой. В животе заурчало. Ания ела только утром, да и то вся пища вышла в унитаз.

— Можно я себе хотя бы пирожок куплю? Есть очень хочется, — смущённо сказала Ания.

— Прости, я не подумал над этим. Привык, что иногда без обеда приходится обходиться. Здесь уютно. Давай попьём чаю с пирожками. Выбирай, что тебе нравится.

Ания сделала заказ и достала кошелёк.

— Ань, ты забыла? Убери деньги, — Марк помахал перед её лицом ладонью, с нанизанным на палец кольцом. — Иди за столик, я сам всё принесу.

Ания села у окна. Она ещё не привыкла, что замужем. Почему-то было неловко, что Марк оплачивает её покупки. Он принёс поднос с двумя чашками чая и тарелочками с пирожками. Ания посмотрела на него и невольно залипла на губах, к которым Марк приложил край чашки. Вдруг захотелось, чтобы он прикоснулся к её губам своими, но она быстро заглушила в себе этот порыв. «Марк женился на мне из жалости, а на самом деле, я ему не нужна. Это просто фиктивный брак». Стало горько от этой мысли, Марк по-настоящему ей нравился.


На телефоне пиликнула смс: «Аня, позвони, прибью, когда появишься». Ания улыбнулась, подруга была в своём репертуаре.

— Наташа меня прибить собирается. Я же не позвонила, а она волнуется. Сейчас смс напишу, — разговаривать при Марке с Наташей почему-то не хотелось.

— Не забудь об уговоре, — буркнул Марк.

Ания кивнула и набрала текст: «Сегодня не приеду ночевать. Я вышла замуж. Марк со мной расписался. Мы уже паспорт на замену подали. Завтра съеду из общаги. Все разговоры потом, при встрече».

«Вот это номер! Наши будут в шоке! Поздравляю, подруга! Передай Марку, что я его обожаю!» — ответила Наталья.

— Наташа передаёт тебе, что обожает тебя. Вообще-то она всех мужчин обожает, а спит только с женщинами, — заявила Ания и только потом сообразила, что болтает. — Прости, тебе, наверное, неприятно о таком слышать. Но я её не брошу, она сама лучшая подруга.

— Ну, хоть в этом мы с тобой одинаковые. У меня много таких друзей. Но я сам я люблю только женщин. Бросать никого не будем. Я не намерен лишать тебя друзей. Поехали домой, у меня завтра трудный день.

Через некоторое время Ания с опаской заходила в квартиру Марка. Почему-то было немного страшно, а ещё волнительно. В прихожую выбежал котёнок и радостно мяукнул.

— Соскучился, Нэй? Знакомься, это Ания, твоя хозяйка, — Марк поднял питомца на руки и стал гладить.

— Какой хорошенький! Красивая киса, — воскликнула Ания и протянула руку, чтобы погладить мурлыку.

В какой-то момент их ладони соприкоснулись, Ания одёрнула руку, но Марк почувствовал, как тело пронзает током. Малицкий не мог врать самому себе, девушка нравилась ему, и чего греха таить, он бы с удовольствием лёг с ней в постель. Но озвучивать это желание Марк не собирался. Ания должна сама решить, хочет ли она с ним спать. К сожалению, девушки после изнасилования чаще всего боятся мужчин и близости. Ания вела себя странно, чего-то пугалась, а в следующую секунду смотрела смело.

— Нэй, из-за тебя мы тут застряли, — хохотнул Марк, пытаясь разрядить обстановку, видя, как девушка мнётся в нерешительности. — Раздевайся, Ания. Я дам тебе полотенце и свой чистый банный халат. Можно сходить в душ. Сегодня так, а завтра мы привезём твои вещи. Кушать захочешь, в холодильнике есть рагу. И вообще, будь как дома, ты теперь здесь хозяйка.

— Спасибо. От душа я точно не откажусь, — слабо улыбнулась Ания.

Пока девушка мылась, Марк переоделся в домашнюю одежду. Потом разложил для Ании кресло-кровать, достал запасное одеяло с подушкой и сам застелил для неё постель. Теперь осталось накормить Нэя и немного поработать.

Ания застала Марка за ноутбуком. Он просматривал какие-то документы и не замечал её. Девушка огляделась. Марк разложил для неё кресло-кровать. В душу закрались смешанные чувства. С одной стороны, было радостно, что он не потащил её в свою постель, с другой — обидно, что Марк этого не сделал. Вдруг показалось, что такому мужчине может быть вообще противно иметь дело с ней. В первую встречу Ания показала себя не с лучшей стороны. Вела себя как доступная девушка. Сев на краешек кресла, она тяжело вздохнула. Марк обернулся, на лице была холодная маска.

— Прости, мне немного некогда сейчас. Завтра суд с утра. Дай свой телефон, я подключу тебя к роутеру. Только если будешь что-то смотреть в интернете, наушники включи. Я дам, если нужно.

— Спасибо, у меня свои есть, — Ания пошла в прихожую за телефоном.

Подключив интернет, Ания легла на кресло и зашла в группу в вацапе. Наташа не написала о её свадьбе, за что девушка была ей благодарна, зато все обсуждали, что Рузой её защищает. Пришло новое сообщение от Дмитрия. Парень снова распинался о том, как они заживут вместе. Что он поможет ей с ребёнком.

Ания понимала, что не ответить нельзя. Парень не должен питать пустые надежды. «Дим, не стоит больше мне писать. У моего ребёнка есть отец, он позаботится о нём», — отправила она.

«Какой ещё отец?!» — тут же прилетел вопрос.

«Марк. Тот парень, с которым я занималась любовью. У нас всё хорошо, Дим. Спасибо за заботу», — написала в ответ Ания.

Больше сообщений не приходило. Ания с облегчением вздохнула и включила сериал, в котором было больше ста серий. Она начала смотреть этот турецкий фильм ещё неделю назад и даже до половины повествования не добралась.

Время от времени Ания поглядывала на Марка. Так получилось, что стол, за которым он сидел, был как раз напротив кресла. На мужчине была свободная футболка серого цвета. Зато короткие рукава давали рассмотреть руки с небольшими буграми мышц. Марк явно занимался спортом и выглядел сильным. Вспомнилось, как эти руки прижимали её к нему во время танца, а приятные мурашки бежали от этого прикосновения по всему телу, вызывая странные ощущения. Девушка сглотнула подступивший к горлу ком, было до слёз обидно, что в ту ночь с ней был не Марк, а она бы отдалась, но только ему и никому другому. Можно было попросить Марка переспать с ней, но было так стыдно, что Ания почувствовала, как даже уши начали гореть.

Марк ощущал на себе её взгляд. Хотелось обернуться, но он сдержался, запустил пятерню в волосы и провел, словно гребнем, смахивая нервное напряжение. В его квартире впервые находилась девушка, которую он хочет, но не может трахнуть. «Какого чёрта?! О чём ты вообще думаешь?! Девушка попала в трудную ситуацию, а у тебя одно на уме!» — обругал сам себя Малицкий и пошёл ставить чайник.

— Ань, давай поужинаем. Я сейчас рагу разогрею. Приходи на кухню, — крикнул он.

Ания сев за стол уставилась на свои руки.

— Ешь, — Марк поставил перед ней тарелку и подал ложку.

Ания поковырялась в тарелке и вздохнула.

— Не бойся, это не свинина, — улыбнулся он, садясь напротив.

— Мне всё равно. Я недавно сало уплетала за обе щёки. Сама не ожидала, что так будет. А это ты готовил, или к тебе мама приходит?

— Я. Мои родители живут далеко отсюда, как и твои. К сожалению, я с ними уже давно не общаюсь. Не скажу, по какой причине, но всё так же, как и у тебя. Меня не поняли и не простили. Родни у меня тут тоже нет, только лучшие друзья, которое мне братьев заменили. Я познакомлю тебя с ними. В субботу мы договорились встретиться в клубе. Это особый клуб. Ты можешь сказать, если не хочешь туда идти.

— Если ты хочешь познакомить меня с друзьями, я не против.

— Отлично. Идём вместе, — улыбнулся Малицкий.

Перед сном Марк сходил в душ и вышел в комнату в одних боксёрах. Он любил спать голый, но решил всё же нижнее белье оставить. Ания отвернулась к стене и спала. Малицкий лёг на диван и попытался уснуть. Завтра нужно встать пораньше, чтобы отвезти Анию в институт, а потом ещё и на работу успеть.

17

Андрей выходил из офиса предполагаемого партнёра по бизнесу, когда позвонил Олег. Рузой отклонил вызов и перезвонил сам, когда сел в автомобиль. Начальник службы безопасности докладывал, что его человек потерял Анию. Девчонка вошла в адвокатскую контору и не вышла оттуда. Топтун клялся, что не мог её пропустить, хотя охранник на входе сказал, что девушка приходила к кому-то из адвокатов, а потом ушла. Олег связался с Ольгой, которая жила в одной комнате с Анией. Та заверила, что однокурсница город покидать не собирается, а об остальном она не в курсе.

Выслушав Олега, Андрей приказал с утра наблюдать у дверей института. Если Ания придёт на лекции, то слежку можно прекратить. Рузой не знал, что ей могло понадобиться у адвоката, но рисковать лишний раз не хотел. Если узнают, что он устроил за девчонкой слежку, неприятности мелкие, но будут. Ему сейчас нужно как никогда держать репутацию, на кону большая сделка, по которой он никак не мог прийти к взаимному соглашению. «Ничего, приеду и поговорю с этой девушкой. Куда она денется?» — подумал Андрей раздражённо.

* * *
Дмитрий был готов крушить мебель в гостиничном номере. Он расхаживал по номеру, как тигр в клетке, и чуть не рычал. Ания написала в ответ на его письмо, что у ребёнка есть отец и он позаботится о нём. На вопрос, кто отец, ответила, что это Марк, с которым она занималась любовью. В конце Ания поблагодарила его за заботу.

— Какой он, нахер, отец! Он же не спал с ней даже! — Дмитрий пнул кровать.

В чате группы обсуждали, как он, Дмитрий, заступился за Вардан, хотя было всего с десяток комментариев. Дима взял телефон и позвонил другу.

— Привет, Кит. Что у нас нового происходит? Как дела у Аньки?

— Привет, Дём. Утром была на паре у Дьявола, а потом я её не видел. Катька что-то о токсикозе говорила, мол, плохо ей сейчас. А в остальном всё так же. Ходит грустная, ни с кем, кроме Наташки, не разговаривает.

— Скоро приеду, Кит. В понедельник с утра открытие филиала. Тут ехать восемь часов до нас, так что, думаю, во вторник появиться на лекциях. До встречи.

— Окей, до встречи.

Дмитрий ещё раз пнул кровать. Его бесило, что вокруг девки что-то происходит, но, как назло, никто ничего не знает. Парень включил телевизор, на экране шли новости. Стоило заказать себе ужин. Нервы были на пределе, и захотелось выпить. Взяв трубку телефона, стоявшего на тумбочке, он попросил себе ужин и бутылку джина в номер. Вскоре Дмитрий так нажрался, что еле дополз до кровати. Прикрыв глаза, он моментально провалился в сон, а снилась ему Ания, лежащая на кровати в клубе. В который раз один и тот же сон, как он трахает беззащитную спящую девушку. «Ведьма. Ведьма. Уйди, ведьма», — прошептал он, метаясь по кровати, но так и не проснулся.

* * *
Марк заправил кофе-машину, потом включил тостер и пошёл умываться.

— Ты рагу будешь? Там немного осталось, но я ещё бутерброды могу предложить, — буркнул Малицкий, когда увидел в зеркало Анию.

— Нет, меня тошнит по утрам, — сказала девушка, наблюдая, как Марк сбривает редкую щетину с подбородка.

— Так и будешь на меня смотреть? — усмехнулся он.

— Если тебе неприятно… — она потупила взор.

— Вовсе нет. И прекращай так себя вести. Я понимаю, в твоей жизни слишком много неприятностей сейчас, но голову нужно держать высоко. И дай, наконец, отпор однокурсникам. Это трудно, но необходимо. Я сам через травлю в институте прошёл в родном городе. Последние курсы доучивался здесь. Тебе надо всего-то до лета продержаться. Потом академический отпуск возьмёшь на год.

Марк смыл остатки пены для бритья и уступил место у раковины жене.

— Я тебе новую зубную щётку распаковал. Твоя красная.

Ания нервно сглотнула, когда муж в одних трусах прошёл мимо неё, у него над лопаткой был еле заметный шрам, такой ровный прямоугольник. Она хотела спросить об этом, но не посмела. Марк её удивлял, ходил практически голый и не стеснялся. Было впечатление, что они настоящие супруги, если бы не одно но, он ни разу к ней даже пальцем не прикоснулся.

Уже на кухне Марк принялся доедать рагу, а ей подал кофе с молоком и тосты с джемом.

— Говорят, тосты по утрам не вызывают токсикоза. Вот и проверишь, насколько это правда. У тебя деньги на обед есть?

— Мне папа недавно шесть тысяч прислал. Ещё стипендия сегодня.

— Хорошо. Пусть эти деньги будут на твои обеды в столовой. Остальное мы будем покупать на мою зарплату. Не забудь отдать копию свидетельства о браке, чтобы в дело подшили. И ещё, всем говори, что мы встречались с новогоднего вечера. Хватит сопли распускать, Ания, ты уже не подросток. Всё, допивай и одевайся. Мне на работу опаздывать нельзя.

До лекций ещё было время, поэтому Ания зашла в комнату в общежитии. Катя с Олей, по словам Наташи, упорхнули умываться, а сама она завтракала.

— Ну, рассказывай быстрей, пока этих нет, — нетерпеливо произнесла подруга, сверкая глазами.

Ания присела за стол и поморщилась. Запах каши вызывал тошноту.

— Пришла к нему, показала результат УЗИ. Он меня не сразу вспомнил, но когда я фотку с клуба предъявила, узнал. Мы поговорили, я даже отцу при нём позвонила. Папа был в гневе и сказал, что дома не примет. Марк услышал это и предложил пожениться. Только он просил всем сказать, что мы встречались после нового года. Ты никому не говори правды, — шёпотом сказала Ания, косясь на дверь.


— Разумеется. Знаешь, я тоже съезжаю из общаги. Койку только сохраню за собой. У Татьяны родители на год в командировку уезжают, и она предложила мне жить с ней, — радостно улыбнулась Наташа.

— Так это же здорово! Поздравляю, подруга! — Ания подбежала и обняла девушку.

— А чего это вы с утра обнимаетесь? Отмечаете, что Анька первый раз ночевать не пришла? — ехидно спросила вошедшая Катя.

За ней, как всегда, появилась Ольга. Ания вспомнила слова Марка, что пора прекращать жевать сопли. Она отошла от Натальи и гордо подняла голову.

— А мы радуемся, что скоро не будем каждый день видеть ваши противные рожи. Кстати, найдите другую лохушку, у которой будете списывать.

— Гляди, Кать, она такая смелая стала. Вот Рузой вернётся… — начала было Ольга.

— Достали уже со своим Рузоем! Чтоб он провалился! — криком перебила Ания, хватая куртку с вешалки. — Наташ, жду тебя на улице.

Ания быстро оделась, взяла сумку и выбежала из комнаты. Находиться с этими двумя змеюками не хотелось.

Даша стояла между кафедрой и первыми рядами парт. Аньку откровенно хотелось придушить за ложь. Она сказала, что Рузой ей не нужен, но Дмитрий впервые защитил её, приказав, перестать измываться над ней. Ревность зашкаливала, Дмитрий должен быть её, а эта Вардан опять вмешивается. Даша подумала, что бить беременную не стоит, а вот словесно макнуть в дерьмо перед всеми будет самое лучшее. Наконец-то появилась Вардан с подругой, а за ними неизменные Катя и Оля.

— Что, гадина, смотрела в глаза и врала?! — подлетела к ней Даша.

Наташа, как всегда, загородила Анию собой, но та вышла вперёд.

— Когда я врала? — так же громко спросила Ания.

— Ты сказала, что Димка тебе не нужен! Так и не бегала бы за ним! Почему это он тебя вдруг защищает?! Все знают, он заявил, что заступится только тогда, когда ты с ним будешь! Лживая тварь!

— Снова на те же грабли. Когда тупые исчезнут из моей жизни, — Ания стукнула себя ладонью по лбу.

Даша увидела блеснувшее колечко. И схватила за руку.

— А это что, а Вардан?! Кто, кроме Димки, мог золото тебе подарить!

— Да отцепись ты! Это обручальное кольцо! — Ания оттолкнула разъярённую девушку.

Студенты до этого затаившись наблюдали за инцидентом, а теперь загудели как улей.

— Ну, чего уставилась?! Обручальное кольцо в первый раз видишь?! И фамилию ты мою неправильно назвала. Я теперь Малицкая Ания Мансуровна, — девушка достала из сумки одну из копий свидетельства. — Да, вы правы, я ушла тогда с тем мужчиной. Но мы продолжили встречаться с ним. Вчера я сказала Марку, что беременна, и мы с ним в один день расписались! Вот тебе копия свидетельства о браке! Передавай другим бывшим подругам Димки! У нас с ним ничего не было! Или что, в городе других мужиков не осталось, кроме него?! — громко произнесла Ания, чтобы все слышали, а потом сунула листок в руки Даши.

— Так чего ты молчала? Хоть бы в чате написала, что встречаешься с этим парнем, — спросила Оксана Омская.

— Если тебе надо, то хоть видео интимное со своим парнем в чат выкладывай. Я не лезу в твою жизнь, Оксана. Мне не интересно, кто с кем и как. Почему всем приспичило покопаться в моей жизни? Кстати, мой муж адвокат, он сказал, что за оскорбление личности можно под суд попасть.

Ания села на своё место и смело глянула на всех. «Да, я это сделала! Я подняла голову! Марк, спасибо тебе!»

За спиной ещё шептались, как рой пчёл, оно и понятно, её замужество было для всех шоком. Ания старалась не обращать внимания, теперь-то она будет смелой. Вдруг вспомнилось о желании под бой курантов, Ания прикрыла глаза и ещё раз мысленно поблагодарила Марка и судьбу.

18

— И куда это мы? — Катя смотрела, как Наталья и Ания собирают вещи.

— Я совсем съезжаю. Или что, ты думаешь, в общаге жить буду? У Марка своя квартира, — улыбнулась Ания.

— А я часто у своего парня ночевать буду. Но ты не обольщайся, раз или два в месяц помозолю вам тут глаза.

— Лафа, останемся одни, — Катя легла на кровать и заложила руки за голову.

— Ага, зато списывать не у кого будет, — усмехнулась Ания.

Зазвенел телефон, Ания приняла вызов. Звонил Марк, но сказал всего пару слов и отключился.

— Наташ, Марк говорит, что задерживается, будет только около семи.

— Ничего, пожду тоже. Не оставлю же я тебя с ней, — шепнула подруга.

— А чего, Натусь, у твоего парня машины нет? — подала голос Катя.

— Не всем быть богатыми. Зато он на врача учится. Будущий невропатолог между прочим, — весело проворковала Наталья. — Ань, давай хоть поваляемся на кроватях напоследок.

Чемодан был собран, и Ания от нечего делать легла на кровать поверх одеяла. Она была рада, что уезжает отсюда. Рада не только за себя, но и за подругу.

Позвонил Марк, сказав, что ждёт внизу на вахте. Девушки быстро собрались и спустились вниз.

— Здравствуйте. Ань, чемодан и сумка твои? — Марк посмотрел на Наталью.

— Нет. Наташа едет к своей любви жить. Ей на остановку нужно.

— Это та самая Наташа, что защищает тебя?

— Да, моя лучшая подруга, — улыбнулась Ания.

— Очень приятно. Девочки, отдаём сумки мне и не спорим. Наталья, если вы скажете, куда вас везти, то я доставлю до подъезда.

— Неудобно как-то, — смутилась девушка.

— Ничего подобного, — Марк забрал вещи и пошёл на выход.

— Красивый какой. Повезло тебе, — шепнула Наталья на ухо подруге, наблюдая, как Марк кладёт вещи в багажник.

— Да. Знаешь, Наташ, он мне очень нравится, — смущённо сказала Ания.

Наталью и вправду доставили до подъезда, благо жила она в той же стороне, что и Марк. Девушки попрощались, и Ания осталась наедине с мужем.

— Как твои дела? — поинтересовался он.

— Хорошо. Сегодня все были в шоке, когда узнали, что я замуж вышла. Ну, я ещё там немного пошумела вместе с бывшей любовницей Рузоя. Она думала, что это Димка мне кольцо подарил.

— Ты молодец, — сказал Марк, но тон получился сухой.

Малицкий и сам не понимал, почему его так раздражает упоминание этого парня, который таскался за Аниёй. Это прошлое девушки и никак не должно его касаться, но на душе зародился червячок ревности. Марк вспомнил, что ещё там, в клубе, подумал, что хотел бы встречаться с Анией, но решил не наступать на те же грабли и не связываться с клубными девушками.

— Ты ужинал? — спросила Ания.

— Откуда? Только обедал. Дело Илларионова наконец-то в суд передают, пришлось последние формальности улаживать.

— Я тогда что-то приготовлю. А завтра ты не работаешь?

— Нет. Завтра мы идём в клуб, там будет много моих друзей. Мы не часто собираемся полным составом, у всех свои дела. Ты не бойся, тебя никто не обидит.

Марк припарковал машину во дворе дома и, взяв чемодан, пошёл в подъезд. Ещё утром он дал жене запасные ключи, поэтому она сама открыла двери. Как всегда, Нэй выбежал их встречать. Ания улыбнулась, и у Марка потеплело на душе. Он был рад, что девушка разделяет его любовь к животным.

Совсем скоро Ания, надев миленькое розовое платьице, хлопотала на кухне. Причём готовила не банальную яичницу с колбасой или макароны с сосисками, которыми обычно его потчевала Жанна. Сам Марк готовить умел, но не очень любил.

— Пахнет изумительно, — улыбнулся он.

Ания обернулась и увидела, что муж наблюдает за ней, прислонившись спиной к дверному косяку. Точно так же она смотрела на него утром. Было приятно, Марк смотрел с теплотой в глазах, и Ания невольно улыбнулась.

— Садись за стол, уже готово.

Ания налила тарелку и поставила перед Марком.

— Какой интересный суп, — удивился он.

— Это — затируха. Мне повезло, что у тебя мука была.

— Завтра сходим в магазин, и ты купишь всё, что тебе нужно. Очень вкусно, ты просто волшебница, — распробовав суп, сказал Малицкий.

— Не преувеличивай. У нас все девушки умеют готовить, — смутилась она.

Первая похвала от мужчины. Ания почувствовала, как внутри разливается тепло. У них в доме не благодарили за приготовление пищи. Отец считал самим собой разумеющимся, что женщина готовит для мужчины, а брат брал с него пример. Только мама всегда хвалила её или сноху, когда блюдо получалось уж больно вкусным, но она знала, что готовить не так просто, как думают мужчины.

— Может, посмотрим вместе телевизор? — предложил Марк.

— Можно. Я только посуду помою.

Марк поставил Ание ещё один плюсик. Жанна обычно говорила: «Я помою посуду чуть позже, работа есть». Марк смотрел, как она сидит за ноутбуком, а потом шёл делать всё сам. Сейчас Малицкий и сам не понимал, почему сравнивал этих двух девушек. Они были разные, как солнце и луна. То, что Ания ему нравилась всё больше, он отрицать не мог. Это было вовсе не из-за того, что она вкусно готовит и сама моет посуду. Девушка нравилась в целом. Небольшого роста, хрупкая, длинноволосая, красивая. Хотелось расплести её косу и пропустить волосы между пальцев. Много чего хотелось, но почему-то он боялся это озвучить. Он сказал, что у них будет фиктивный брак, может, именно поэтому она согласилась? Впервые в жизни Марк боялся, что Ания его порывов не примет, оттолкнёт или того хуже — испугается. Меньше всего он хотел бы её напугать. Жена прошла мимо до своего кресла. Марк хотел сказать, чтобы она села рядом, но не стал.


Ания села в кресло, которое не стали собирать утром. Потом подтянула к себе ноги и, обняв их руками, положила голову на колени. По телевизору шло какое-то ток-шоу. Люди в студии ругались, стараясь перекричать друг друга. Она украдкой посмотрела на Марка. Мужчина расслабленно сидел, облокотившись на спинку дивана, и уставился в висящий на стене экран.

Вдруг стало так тоскливо и горько. Они поженились, но ведут себя как чужие, а она стала бы счастливой, если бы у них с Марком была настоящая семья. Девушка не могла понять, как он умудрился запасть ей в душу с первого взгляда. Она вспоминала его весь этот месяц. Мечтала, что они снова случайно встретятся. Несколько раз думала разыскать его через бармена, но отметала эту мысль. Как она к нему придёт? Что скажет? Я встретила вас в клубе на новом году и влюбилась с первого взгляда? Ания понимала, что это бред и он только покрутит пальцем у виска. Весь этот месяц она корила себя, что пошла тогда наверх и переспала до свадьбы. Утешало только одно, её партнёром был именно он, Марк, мужчина который запал в душу с первого танца, с первого поцелуя. Ания ещё помнила, как от него пахло невероятно вкусными духами и капелькой алкоголя, но никакого противного запаха сигарет, как от Димки. «Зачем я их сравниваю? Они такие разные, как ангел и демон. Да, я ещё совсем не знаю Марка, но почему-то уверена, что он очень хороший».

Сейчас так остро захотелось, чтобы он её хотя бы обнял, но попросить об этом опять было стыдно. «Я ему не нужна. Это просто фиктивный брак. Он спасёт меня от Рузоя, а потом разведётся. Он женился из жалости, потому что чувствует вину, что не закрыл меня тогда на ключ». На глаза навернулись слёзы. Ания встала и подошла к окну. Скрестила руки на груди, внутри было зябко, словно в комнате повалил снег и завыл ветер.

Марк видел, как она ушла к окну. Стоит и ёжится, будто замёрзла. Марк подумал, что она вот-вот заплачет. «Конечно, она хотела бы быть сейчас с любимым человеком, а получилось вот так. Вышла замуж за того, кого едва знает. А ещё наверняка страхи гложут, скоро семейка Рузой будет в городе. Вернее мужская её часть».

Встав с дивана, Марк сделал пару шагов к ней. Хотелось обнять и утешить. Да чего там, и самому необходимо было прикоснуться к ней. Вдохнуть запах её волос. Вдруг подумалось об её изнасиловании, стоило сначала поговорить о том, боится ли она после этого мужчин. Но как начать такой деликатный разговор, он не знал. Марк развернулся, проведя рукой по волосам, и решил уйти на кухню. Он только вчера женился на практически незнакомке, а хочет её как сумасшедший. Это казалось полнейшим абсурдом, но оно было.

— Я тебе противна, правда? Всё верно, я себя повела тогда как настоящая шлюха, — всхлипнула Ания.

— С чего ты взяла, что ты мне противна? — удивлённо спросил Малицкий оборачиваясь.

— Ты хотел подойти, но не подошёл.

— Я хотел тебя обнять, но подумал, что напугаю. Всё девушки боятся этого после… — он запнулся на последнем слове.

— Я не боюсь. Может, потому, что не помню, как всё произошло. Обними меня, пожалуйста.

Марк тут же ринулся к ней, обнял и зарылся носом в её волосы как и хотел.

— Ты прекрасно пахнешь. Знаешь, у меня есть особая страсть к длинным волосам. Ты мне нравишься, Ания. Можешь сейчас назвать меня лжецом, но это так. Сам не понимаю, как так вышло.

— А я вспоминала тебя весь этот месяц. Ты мне часто снился. Я хотела разыскать тебя, но боялась, что ты меня прогонишь. Ты тоже не стал меня искать, — грустно сказала Ания.

— Хочешь услышать правду?

— Да, какая бы она ни была.

— Я познакомился с девушкой в этом клубе. Она не похожа на тебя от слова совсем. Мы так же переспали наверху, потом встречались полгода. Я предложил ей жить со мной, пока без росписи. Через месяц нашей жизни я застал её с другим, здесь, на диване. Тогда в новый год ты мне тоже понравилась. Но когда ты с лёгкостью согласилась пойти со мной наверх, я подумал, что ты такая же доступная, как и она. Какое-то время вспоминал тебя, а потом задавил эти воспоминания глубоко на задворки сознания. Понимаешь, я не хотел попасться дважды на одну удочку. А теперь оказалось, что всё совсем не так.

Марк развернул её к себе и вытер ладонью слезинки со щёк. Ания кусала губу, будто-то хотела что-то сказать, но не решалась.

— Помнишь, что я говорил утром? Будь смелой. Мне ты можешь сказать всё, что хочешь, — подбодрил её Марк.

— Я не хочу фиктивный брак. Я… — Ания не договорила и уткнулась носом в его плечо.

Марк понял её без слов. Он поднял её голову за подбородок и приник к губам. Ания всё так же не умела целоваться. Не сразу поняла, что от неё требуется, когда он попытался раздвинуть её губы языком. Несмотря на то, что один раз у неё был секс, сейчас она казалась такой невинной. Марка захлестнула целая буря эмоций, и он понял, что не просто защитит её, а не отдаст никому и никогда.

Ания тяжело дышала, когда они оторвались друг от друга. Поцелуй был такой нежный и сладкий, что она едва не растаяла в его руках. Сердце колотилось о рёбра, голова кружилась, а внизу живота появилась тяжесть.

— Надеюсь, я ответил на твой вопрос. Давай уберём твою кровать и разложим мой диван. Но если тебе страшно, ты скажи, и ничего не будет, мы просто ляжем спать, — ласково прошептал он.

Ания погладила его щёку глядя прямо в глаза.

— Мне ничего не страшно, если это будешь ты, Марк, — краснея прошептала она.

19

Ания стояла перед мужем, затаив дыхание. Было не страшно, но волнительно. Сейчас она, наконец-то, по настоящему узнает, что такое занятие любовью с мужчиной, который нравится. Марк раздел её сам, снимал одежду, одновременно целуя открытые участки тела. Ания тихо застонала, Марк тут же приник к её губам и принялся целовать, одновременно умудряясь расплетать её косу.

Тяжёлая волна волос упала на её спину, частично прикрывая наготу. Марк застонал прямо в её губы, отстранился и провёл по локонам пальцами, словно гребнем. Она была потрясающая, именно такая, о которой он так долго мечтал.

— Ты красивая, Ания. Ты просто не представляешь, насколько ты красивая, — прохрипел он и снова впился в её губы, обнимая.

На этот раз поцелуй был страстный и горячий, он, словно ураган, смёл все остатки разума. Ания почувствовала, что ноги подкашиваются, а дрожащие пальцы оглаживают мускулы на его руках. Она сама не понимала, что делает, это было на уровне инстинктов. Хотелось прикоснуться к нему, почувствовать под пальцами его тело, прижаться к нему грудью и, наконец, ощутить его на себе. Марк мягко подтолкнул её на диван, и она легла, наблюдая, как он раздевается. Только когда он остался в одних трусах, Ания стыдливо прикрыла глаза.

Марк разделся и лёг рядом. Сердце зашкаливало в бешеном ритме, от вида прекрасной голой нимфы, лежащей рядом. Он провёл пальцем по её сладким губам. Ания слегка приоткрыла губы и застонала. Его палец двинулся вниз по подбородку, прочертил линию по горлу и достиг ложбинки между грудей. Потом он стал по спирали очерчивать круги на упругом полушарии, постепенно приближаясь к соску.

— Скажи мне, чего ты хочешь? Давай, скажи, не стесняйся, — прошептал он возбуждённым голосом.

— Я… Ах-х, — простонала она, когда его палец достиг соска и приласкал его.

Её стоны звучали в голове музыкой и отдавались эхом в душе. Марк приласкал вторую грудь, затем провёл ладонью до лобка и зарылся в курчавые чёрные завитки. Ания сдвинула бёдра, не давая доступ к самою интимному месту.

— Всё хорошо, не бойся, — ласково прошептал Марк, раздваивая рукой её ноги.

Ладонь осторожно погладила внутреннюю сторону бедер, потом дотронулась до нежных лепестков. Ания почувствовала, как краснеет, было немного стыдно, но в то же время приятно от того, что он ласкает её там. Марк несколько раз покружил пальцем вокруг клитора, а потом слегка надавил на него. Ания протяжно застонала, и её выгнуло навстречу его умелым рукам. Она и не подозревала, что заниматься любовью может быть так прекрасно, и вовсе не страшно. Губы закололо, Ания невольно облизала их. Марк тем временем снова провёл вокруг клитора.

— Так скажи мне, чего ты хочешь? — ласковым шёпотом проворковал он в её ушко.

— Поцелуй меня, пожалуйста, — она снова облизала губы.

Марк навис над ней и приник к губам, врываясь в рот языком. Их языки сплелись, он чувствовал, что жена неловко копирует его движения, но от этого становилось ещё слаще. Её руки обвили его спину и принялись ласкать дрожащими пальцами. Создавалось впечатление, что на самом деле он у неё первый, и это ударяло по нервам, заставляя стонать ей в губы.

Опираясь на одну руку, другой Марк гладил её груди, играл с сосками, которые превратились в твёрдые камушки. Затем он приник к покрасневшим горошинкам губами, вырывая из её груди желанные стоны, а рукой снова забрался между раздвинутых ножек. Марк старался возбудить её как можно больше, он хотел доставить ей наслаждение, чтобы Ания навсегда забыла то, что когда-то был кто-то ещё кроме него. Тем временем Ания принялась ласкать его грудь и плечи, в какой-то момент дошла до паха, но так и не осмелилась дотронуться до его члена.

Они долго ласкали друг друга, но вот Марк увидел, как жена начала дрожать, а на лбу выступили влажные бисеринки. Она кусала и облизывала губы, шумно дышала и впивалась в его плечи короткими ноготками. Марк понял, что пора, встав на колени, он закинул её ноги к себе на плечи и вошёл.

Ания почувствовала резкий толчок, но больно совсем не было, наоборот, появилось чувство наполненности. Так было правильно, так нужно, и только с ним. Марк начал двигаться, одновременно лаская её клитор, Ания почувствовала, как в животе набухает что-то, требуя выхода. Она уже не стесняясь стонала, толкалась ему навстречу и ощущала, будто распадается на мелкие частички, так было хорошо. Через какое-то время её затрясло в первом в жизни оргазме.

В глазах засверкали цветные огоньки, Марк глухо застонал получая свою порцию оргазма, потом рухнул рядом жженой и обнял её, притянув к себе. Ания доверчиво положила голову ему на плечо. Малицкий подумал, что ему никогда и ни с кем не было так хорошо. В силу своей неопытности, Ания ничего не спрашивала, и он был благодарен за это. Не хотелось снова произносить давно заготовленную ложь о его организме. Да, внешне он был похож на мужчину, но всё же опытная женщина могла увидеть различия. Некоторые девушки, даже после объяснений любопытно вдавались в подробности, задавая вопросы. Марк не отвечал, предпочитая закрыть эту тему, а потом расставался с девушкой. Ания в этом плане была идеальна. Марк повернулся и чмокнул её в висок.

— Ты самая лучшая, я никому тебя не отдам, — прошептал Марк.

— Нет, это ты самый лучший. Мужчина, о котором я мечтала, — смущённо улыбнулась она.

Ания была счастлива, казалось, что в беспросветной тьме наконец-то блеснул лучик солнца. Оставались ещё вопросы, которые необходимо было выяснить, но она решила отложить это до завтра. Она ещё успеет расспросить его обо всём, а пока было так приятно засыпать в его объятиях. «Пусть судьба никогда не отнимет его у меня. Я буду любить его больше жизни, только бы он был рядом», — подумала Ания, засыпая.


Малицкий проснулся от запаха гари. «Чего она там устроила?!» Марк понёсся на кухню, как был, голый. Из туалета донеслись странные звуки. Марк понял, что девушка решила подружиться с фаянцевым другом. Зайдя на кухню, он выключил огонь под сгоревшими оладьями. На тарелке была целая горка выпечки. Марк взял вкуснятину и с удовольствием откусил.

Послышалось журчание воды в ванной, а потом бледная Ания выползла на кухню.

— Прости, последние оладьи подгорели. Ой, — увидев его, она зажмурила глаза.

— Что ой? — он подошёл к ней вплотную.

— Ты голый, — смущённо шепнула она.

— А ночью я таким не был? — Марк обнял её, улыбнувшись во весь рот.

— Ночью я на тебя не смотрела, — упрямо заявила она.

— Ну, так посмотри сейчас, или ты такая трусишка? — усмехнулся Марк.

— Я не трусишка, мне стыдно, — буркнула Ания, открывая один глаз.

— Хах, а мне вот почему-то не стыдно, хотя это я стою перед тобой в чём мать родила, а не ты. Ань, если тебе плохо по утрам, то завтраки готовить буду я. А сейчас я хочу на завтрак свой законный поцелуй, — Марк приник к её губам.

Утро, начавшееся не очень радужно, продолжилось великолепным поцелуем. Ания обняла его шею и ответила. Потом отстранилась и посмотрела на него снизу-вверх, муж не был слишком высоким, но всё выше её самой на полголовы.

— Я должна готовить в доме. Как бы мне плохо ни было, я же женщина, — твёрдо произнесла девушка.

— Глупости не говори. Ты моя женщина, а я твой мужчина, значит, я могу решать, что тебе нужно. Сейчас тебе просто необходимо нормально пережить токсикоз. Кстати, не забывай, в понедельник тебе анализы сдавать. Какое-то время готовить завтрак буду я, или, если ты так хочешь, можно больше готовить на ужин и убирать в холодильник. Там же суп ещё остался вчерашний, а ты геройствуешь, — наставительно произнёс он.

— Я хотела тебя порадовать, — грустно сказала она.

— Ты и так меня порадовала, появившись в моей жизни. Дай мне время умыться и одеться, а потом мы сядем завтракать, — Марк провёл рукой по её щеке и ушёл в ванную.

Вскоре они сидели за столом. Ания сделала себе тосты и чай. Марк ел оладьи, запивая их кофе.

— Марк, ты сказал, что я тебе нравлюсь. Я беременна. У меня появится малыш, но он же не твой, — Ания решилась озвучить свои опасения.

— Он не мой, но это не меняет ничего. Я люблю детей, поэтому воспитаю его как родного. Я мечтал встретить девушку, которую полюблю и женюсь на ней. Потом бы она сделала ЭКО, если бы захотела иметь детей. В моей жизни всё вышло ещё лучше, судьба подарила мне девушку, которая уже ждёт ребёнка. Ань, я готов поддержать тебя сейчас и в будущем. У меня только одно условие, ты будешь мне верна. Я не ревную без причины, но измены не прощу точно.

— О чём ты говоришь? Мне никто не нужен, кроме тебя, Марк.

Малицкий налил в кружку воды из графина и вынул капсулу из пластиковой баночки.

— Ты всегда пьёшь таблетки по утрам. Чем-то болеешь? — обеспокоенно спросила Ания.

— Я не болен. Это гормоны, они помогают мне держать организм в нормальном состоянии. Я не могу без этого обойтись, так врач сказал. Но ты не волнуйся, все хорошо. Сейчас сходим за продуктами. Посмотри, пожалуйста, что тебе нужно купить. Я пока напишу смс друзьям.

Марк написал сообщение, чтобы приезжали в клуб на такси, а потом разослал всем участникам встречи. Ему хотелось выпить с друзьями, отметив свою свадьбу. Он представил, в каком все будут шоке, когда узнают об этом, и улыбнулся.

20

Марк вышел из такси и подал жене руку. Ания взволнованно посмотрела на него, выходя из салона автомобиля.

— Как меня примут? Я переживаю, Марк.

— Чего ты волнуешься, всё будет хорошо, — улыбнулся он.

— Ага, ты же не сказал никому о нашей свадьбе.

— Будет сюрприз. Я даже представляю их лица. Хах, — развеселился Малицкий.

Ания зашла в клуб. Интерьер здесь был выполнен всеми цветами радуги. Даже мебель была яркая и разноцветная. Девушка удивлёнными глазами уставилась на парочку мужчин, без зазрения совести целующихся, сидя на одном из диванов.

— Не нужно так реагировать. Я предупреждал, что это клуб для ЛГБТ сообщества. Тут такое можно часто встретить, — шепнул Марк.

Малицкий увидел за большим столиком четыре парочки. Пришли все и только его ждали. Официант накрывал стол, Марк заранее заказал блюда и вино.

— Привет всем! — улыбнулся Малицкий, подходя к столику.

— Здравствуйте, — Ания вцепилась в ладонь мужа как в спасательный круг.

— Марк, а с каких это пор ты в нашу чисто мужскую компанию девушек водишь? И вообще, что за дела, написал всем, что хочешь с нами выпить? Типа приезжайте на такси, — буркнул Юра.

— Это не просто девушка. Знакомьтесь, Ания Мансуровна Малицкая, моя законная жена. Можно звать Аней.

— Кха-ха, — Егор поперхнулся соком который пил. — Когда это ты успел жениться?! Почему мы узнаём только сейчас?!

— Мы в четверг расписались. Подробности потом, Егор, а сейчас я хочу отметить. Ну, устроить что-то типа свадьбы.

— Так сказал бы, мы бы подарками озадачились, — улыбнулся Паша. — Какая она хорошенькая. А можно я её потискаю?

Следующие пару минут все по очереди обнимали и поздравляли. Ания была смущена. Она никогда в жизни не обнималась со столькими мужчинами. Хотя этих взрослых людей, которым было за тридцать, опасаться не стоило.

— Ну, всё, давайте к столу. Анечка, вы выпьете вина? — вежливо спросил Максим.

— Простите, мне нельзя пить, — ответила она тихо.

— Ну, ладно, нам больше достанется. Впрочем, напиваться у нас не принято. Марик, ну ты и жук, скрыл от нас с Егором такую новость, — Максим хлопнул Малицкого по плечу.

— Предлагаю сложиться всем. Пусть ребята купят себе что-то нужное в дом. У нас свадьба или где?! — пробасил Савелий.

— Ребят, вы чего, не нужно, — смутился Марк, глядя, как все передают Савелию по пять тысяч.

— Сиди и помалкивай, тебе пригодится, а от нас не будет. К тому же, на такой шикарный стол потратился, — Савелий передал деньги Максиму, а тот запихнул их в карман рубашки Марка.

— Так, а где горько! Горько! — крикнул Игорь.

Все подхватили и стали голосить на весь клуб. Марк притянул Анию к себе и поцеловал.

— Смотрите, он покраснел. В первый раз такое вижу, — хохотнул Паша.

— Хорош, рыжик, можно подумать, ты меня каждый день видишь, — улыбнулся Марк.

За столом звучал смех. Мужчины делились своими делами. Было видно, что какое-то время они не виделись. Ания слушала, не стараясь вникнуть во всё это. Она никого тут не знала, но чувствовала, что к ней отнеслись по-доброму, как к своей. На небольшую сцену вышел какой-то коллектив. Заиграла музыка. Мужчина приятным голосом запел медленную песню.

— Рыженький, если ты со мной не потанцуешь, я тебя придушу, — манерным голосом произнёс Паша.

— Отставить изображать клоуна! — скомандовал Юрий. — Идём, чудо, а-то не отстанешь.

Многие потащились на танцпол следом за рыжей парочкой.

— Егор, ты не потанцуешь с Аниёй? Мне нужно с Максимом поговорить. Обещаю, он потом тебе всё расскажет.

Ания зачем-то вцепилась в локоть Марка. Он посмотрел на неё с улыбкой.

— Иди, безобидней этих парней никого нет. Девушки их не интересуют.

Егор схватил её за руку и повёл к танцующим. Ания зачем-то обернулась и поймала ласковую улыбку Марка.

— Я учился вместе с Марком с первого класса. Он из-за меня здесь. Я познакомил его со своим парнем, и Марк приехал жить в этот город. А как познакомились вы? — поинтересовался Егор, кружа девушку в танце.

— В новый год. Мы отмечали с однокурсниками в клубе, а там был Марк. Остальное Марк расскажет сам, если посчитает нужным, — тихо ответила Ания.

— Я рад за друга. Вижу, как ты на него смотришь. На него никто не смотрел с такой теплотой во взгляде, — улыбнулся Егор.

— Марк самый лучший, — краснея ответила Ания.

Певец на сцене, видимо, был в меланхоличном настроении, поэтому продолжил исполнять грустные мелодичные песни. Ания перекочевала из рук Егора к Паше, потом к остальным ребятам. Всё друг захотели потанцевать с невестой. Ания была не против, только время от времени поглядывала в ту сторону, где сидел Марк.

Малицкий тем временем коротко рассказал ситуацию.

— Ну, и как-то так вышло, что мы быстро перешли от фиктивного брака к настоящему. Она мне действительно нравится. Я хотел бы прожить с ней всю жизнь. До этого у меня не было таких масштабных желаний. Ладно, оставим лирику. Что ты можешь сказать о семейке Рузой? — Марк закончил свою речь вопросом.


— Знаю их. Люди бизнеса, живущие в одном городе, где-то да пересекаются. Например, на благотворительных вечерах или пафосных выставках. У Андрея Рузоя не самое светлое прошлое, но сейчас он старается отмазаться от него. Знаю, что на новый год приезжает в один из детских домов с подарками. Вот его единственное благородное дело. Рузой-старший мерзкий и опасный тип. А сыночка у него от вседозволенности скоро по головам пойдёт, как его папаша в девяностые годы. Я бы даже сказал, что в отличие от отца, сынуля берегов не видит. Мой тебе совет, купи жене маячок. Дам номерок одного парня, у него можно надёжную вещь купить. Штучка маленькая, даже в телефон вставляется. Только делать этого не рекомендую. Лучше во что-то другое воткнуть. Впрочем, Лёня тебе подскажет как лучше, он в этом спец.

— Спасибо, Максим. Ты просто кладезь всяких нужных людей, — улыбнулся Марк.

— В нашем мире иначе нельзя. Не будешь иметь нужные связи, сожрут с потрохами. Идём, потанцуй с женой. А я, пожалуй, вырву моего малыша из похотливых рыжих лап.

Марк глянул в сторону танцующих и увидел, что рыжики танцуют втроём. Егор обнимал их за плечи, а те бесстыже засунули ему ладони в задние карманы джинс.

— Кому-то сейчас прилетит, — улыбнулся Малицкий во весь рот.

Впрочем, как и всегда, никакой ревности и скандала. Максим подошёл в к мужчинам, сграбастал Егора в свои объятия, а неугомонным «солнечным мальчикам» по очереди сунул кулак под нос. Те в ответ задорно захохотали.

Малицкий отобрал Анию у Игоря и стал сам кружить её по залу. Вечер удался, его Аню приняли хорошо, а это самое главное. У Марка не было роднее людей, кроме этих ребят. Они поддержали его в трудные времена, не смотря на то, что Марк тогда был никому неизвестной девочкой со странными мыслями о том, что на самом деле она мальчик.

— Тебя не уморили эти добры молодцы? — шепнул Марк на ушко жене.

— Они хорошие, — улыбнулась Ания.

Ания зашла в квартиру, радостно схватила Нэя и начала тискать. Настроение было замечательное. Вечер прошёл в такой тёплой атмосфере, что ей даже не верилось, что это происходит с ней.

— Марк, все геи такие? Ну, хорошие, добрые отзывчивые? — вдруг спросила она.

— Всё, кто ходит под радужным флагом, отличаются от обычных людей только тем, что они по мнению других неправильной ориентации. В остальном мы все одинаковые. В ком-то сидит добрая душа, а у иного она чёрная, как сажа, от плохих поступков. Например, Паша один раз обжёгся, встретив такого подлого человека, хотя сам очень светлый человек. Его нынешний бойфренд такой же. Они как два рыжих солнышка.

— Я думала, они братья, даже внешне чем-то похожи друг на друга, — удивилась Ания, надевая тапки.

— Юра не из этого города. Приехал сюда филиал фирмы возглавлять, а потом не смог уехать, встретив своего рыжика, — Марк прошёл на кухню. — Нэй, прекрати выпрашивать еду. Я столько не ем, сколько ты.

Кот потёрся о его ногу и снова мяукнул. Марк сдался, насыпал ему корма, потом, облокотившись о стол, стал наблюдать за любимцем.

— Можно я тебя обниму? — подошедшая Ания обвила руками его талию и прижалась всем телом.

— Тебе всегда можно, — улыбнулся Марк, обнимая её в ответ.

Сейчас почему-то было важно вот так стоять в объятиях друг друга и молчать. Каждый думал об одном и том же: как ему повезло встретить такого человека. Было впечатление, что две души встретились месяц назад, но не узнали, что они родные, а теперь они наконец вместе и нет сил оторваться друг от друга.

21

В понедельник Ания пришла в институт. Всё было тихо. Однокурсники будто выжидали, ведь завтра на лекциях должен был появиться Дмитрий. Ание и сегодня было не спокойно, потому что обещал приехать Андрей Игоревич. Радовало одно, Марк не задерживался на работе и намеревался встретить после лекций.

Весь день Ания была на нервах, а когда они вышли с Наташей на улицу, чтобы ехать домой, машины Марка на стоянке не было. Ания пошла в сторону нескольких машин, намереваясь ждать там. Подруга двинулась за ней.

Из припаркованной чёрной иномарки вышел сам Рузой-старший.

— Ания, здравствуй. Подойди, поговорим, — строго сказал он.

Девушка на дрожащих ногах пошла к нему, попросив подругу подождать.

— Здравствуйте, Андрей Игоревич. Что-то хотели? — дрожащим голосом спросила она.

— Я договорился с самой лучшей клиникой. Тебе помогут. Ты можешь лечь туда прямо сейчас, а завтра вечером выйдешь как ни в чём не бывало. Я отвезу. Садись в машину, — ласково произнёс Андрей.

— А вы у отца моего ребёнка спросили, хочет ли он от него избавляться?! У малыша есть отец! Мы сами решим… — начала Ания, пытаясь быть решительной.

Её перебил подбежавший Марк. Лицо перекошено от гнева, глаза горят.

— Аня, это кто?! — взревел он. — Кто это, я спрашиваю?! Ты не успела за меня замуж выйти, а уже на кого-то вешаешься?!

— Марк я… Ты не так все понимаешь, — Ания начала оправдываться.

— Дома разберёмся, как я должен понимать, что к тебе папики на крутых тачках подъезжают! В машину нашу иди! В машину иди, не стой! — рявкнул Малицкий.

Ания со слезами на глазах бросилась к автомобилю Марка, а тот пристально посмотрел на Андрея.

— Послушайте, молодой человек, какое вы имеете право командовать этой девушкой? — с удивлением спросил Рузой.

— По праву законного мужа. Ания Мансуровна Малицкая моя жена. И это я должен спросить, какого лешего вокруг моей жены крутятся посторонние мужики? — злобно процедил Малицкий.

— Простите, я просто хотел поговорить о сыне. Я Андрей Игоревич Рузой, отец её однокурсника, — спокойно произнёс Андрей, стараясь держать марку.

— А, папаша того, кто таскался за моей девушкой? Я не понимаю, что ему нужно? Ания встречалась со мной. Потом сообщила, что ждёт ребёнка. Я, как порядочный мужчина, женился на ней, по справке от гинеколога не нужно ждать месяц. Ания замужем, а ваш сын всё не унимается. Ждите здесь, я на секунду, — уже спокойно сказал Марк.

Он подошёл к заплаканной Ание и попросил отдать телефон. Она разблокировала гаджет и подала. Малицкий вернулся к Рузою, потом показал сообщение в вацапе.

— Видите, это он прислал несколько дней назад. Я и Ания в клубе. Причём не где-то, а в приват комнате. Он ей угрожает этими снимками. Типа, не будешь со мной, их увидят все. Если вы не урезоните своего сына, я приму меры, — сказал Малицкий ледяным тоном.

— Драться будете? — улыбнулся Андрей. Димка был гораздо выше чем Марк.

— Зачем руки марать? Он у меня под суд пойдёт, если снимки попадут в сеть или ещё куда. Статья 137. Уголовно кодекса России. Нарушение неприкосновенности частной жизни. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия. Наказываются штрафом, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет. Это как вы понимаете, на усмотрение суда. А дадут вашему сыну не просто штраф. К этой статье добавляется вымогательство. Статья 163 УК РФ преступное деяние, под которым понимается незаконное истребование у лица… Лишнее опустим. Совершение каких-либо действий под угрозой распространения порочащих репутацию сведений.

— Ну вы даёте, — хохотнул Рузой.

— Не я даю, а уголовный кодекс. Мне, как практикующему адвокату, знать его положено. А вам положено знать, что я человек ревнивый. Если ещё раз такое со стороны вашего сына повторится или он будет к ней приставать, я заставлю жену написать заявление. Я не дерусь с преступниками, уважаемый Андрей Игоревич. Я разговариваю с ними только в суде. Прощайте. Надеюсь на ваше благоразумие.

Малицкий с удовольствием заметил, как Рузой побагровел от злости.

— Я поговорю с сыном, — буркнул он, садясь в машину.

Марк развернулся и пошёл к жене. Ания сидела в салоне, поставив ноги на тротуар. Рядом стояла подруга, утешая её.

Марк присел на корточки и обнял.

— Всё хорошо, не плачь, — ласково сказал он.

— Зачем ты так? Я же ничего такого, — всхлипнула Ания.

— Я знаю. Это был спектакль. Мне нужно было разыграть ревнивого муженька. Тютю-матютю быстренько бы уели. Рузой бы решил, что на меня можно надавить. Теперь он знает, что это не так. Я предупредил, что очень ревнивый, и попросил поговорить с сыном. Кажется, Рузой клюнул на уловку. Но папаша адекватнее сына. Я уже принял меры. Дома отдам одну вещь.

— Ты правда на меня не сердишься? — не поверила Ания.


— Солнце, как можно сердиться на такую славную девочку. Запомни, что бы я не делал, так надо. Я не дам тебя и нашего малыша в обиду, обещаю. Всё, вытри глазки и поехали домой. Наташ, я подвезу. Нам же в одну сторону. Давайте, девочки, по коням, я устал и хочу есть.

Марк сел за руль и завёл мотор. Он посмотрел в зеркало заднего вида и увидел, как жена улыбнулась.

— Там вчерашний плов остался, — напомнила Ания.

— Хах. Не говори мне о нём. Сейчас у меня слюни на пол потекут, — усмехнулся Малицкий. — Кстати, Наташа, ты можешь смело приходить в гости. Например, в выходные. Впрочем, сами с Аниёй решайте. Я в девчачьи дела лезть не буду.

— Спасибо. Я рада, что Ания теперь с вами, Марк. Вы самый лучший, — улыбнулся Наталья.

— Только не на «вы». Я не настолько дряхлый, по сравнению с тобой. Семь лет разницы — это не считается.

— Вообще-то, мне уже девятнадцать, — Наташа демонстративно сложила руки на груди.

— Вижу, уже взрослая. Пиво можно в магазине покупать, — улыбнулся Марк.

Наташа надула губы и промолчала.

Девушку высадили, как и в прошлый раз, у подъезда. Марк обернулся и скомандовал.

— На переднее сиденье пересядь, мне тебя не хватает.

Ания быстро перебралась вперёд. Марк развернул её на себя и впился в губы. Поцелуй был недолгий, но страстный. Ания почувствовала, что заводится. Она и сама не знала, что может быть такой страстной.

— Соскучился жутко. Сейчас приеду домой, поем плов, а на десерт у меня будешь ты, — проворковал Малицкий, заводя мотор.

— А если я скажу, что ты у меня будешь на десерт? — смущаясь, спросила Ания.

— От перемены мест слагаемых, сумма не меняется. А это значит, что в итоге нам обоим будет хорошо.

После ужина Марк подал Ание кольцо. Оно было сделано из серебра с крупным фианитом, вставленным в специальное ложе.

— Камень аккуратно срезали снизу. Вот сюда под него вставлен маячок. Носи, пожалуйста, это кольцо всегда. Снимай только дома. Посуду собралась мыть — сняла. Помыла всё — одела назад. Поняла меня?

— Поняла. Главное, чтобы под воду не попало. А это обязательно? Зачем ты хочешь за мной следить? — Ания померила кольцо. — Как раз.

— Так надо. Пока Дмитрий не успокоится, я не могу быть уверен за твою безопасность. Его отец тебе ничего не сделает. Он понял всю серьёзность вопроса. Сейчас он ещё меня пробьёт, узнает, что у меня влиятельные друзья и лезть не будет в нашу семью. А вот его сынок не такой, как отец. Я узнал о них от Максима. Все предприниматели, живущие в одном городе, более-менее знают друг друга. А теперь идём, — Марк поднял её за руку.

— Куда? А посуда? — возмутилась она.

— Потом. Хочу свой десерт, — Малицкий потянул Жену из кухни.

— Нет, надо сначала в душ, — возразила Ания.

— Тогда снимай кольцо, идём в душ.

Марк сам тянул кольцо с пальца, положил на стол и, обняв жену, поволок в ванную. Там он поставил её у ванной и сам начал раздевать.

— Марк, я не буду с тобой мыться, это неприлично! — с серьёзным видом заявила Ания.

— Клянусь, со мной всё прилично. Вот прям всё-всё.

Сняв с Ании блузку и бюстгальтер, Марк наклонился и несколько раз лизнул сосок.

— Скоро в этих титечках будет молоко. Ты мне дашь потом попробовать? — шепнул он и принялся лизать другую грудь.

— О чём ты думаешь, бесстыжий, — хохотнула Ания, ероша его волосы.

— Ты ещё не знаешь, какой я бесстыжий. Готов показать, но дальше раздевайся сама.

Они встали под тёплые струи воды. Марк полез целоваться и одновременно стал мылить её руками. Потом прошелся поцелуями по всему телу. Ания стонала, ерошила его волосы, ласкала руками, где могла достать. Марк опустился на колени, раздвинул её ноги и принялся лизать клитор, незаметно нажимая на одно из яичек. Ания шумно дышала, стонала в голос и готова была вот-вот кончить. Он не дал ей этого сделать. Поднялся и взяв её ладонь в свою руку, положил на свой член.

— Может приласкаешь его наконец-то. Вот тут моё самое чувствительное местечко, — Марк показал, как надо действовать.

Ания робко принялась ласкать его член, а он проник пальцами в её лоно, одновременно сминая её губы своими.

— Я больше не могу. Хочу тебя внутри, — простонала она через пару минут.

— Быстро ты сегодня сдалась. Наклонись. Обопрись руками о край ванной.

Ания подчинилась, и Марк вошёл в неё сзади. Движения были резкие и нетерпеливые. Ания толкалась ему навстречу, чувствуя, что вот-вот взорвётся. Секс на этот раз был быстрый, но оргазм был такой, что каждую клеточку тела затопило волной экстаза. Марк испытывал те же чувства. Он развернул её на себя и поцеловал, прикусывая нижнюю губу.

— Моя, не отдам никому, — прошептал он в самые губы.

— Я совсем не против, — улыбнулась она, отстраняясь. — Только идём на кровать уже. Ой, там же посуда.

— Две тарелки и кастрюля. Завтра вымоем, — выключив воду, Марк отодвинул шторку.

— Ну уж нет. Я немного полежу и помою. Спать же ещё рано.

— Вот ты неугомонная. Хорошо, поступай как знаешь, — улыбнулся Марк.

Ания была удивительная. Нежная, страстная, заботливая. Марк больше не сравнивал её с Жанной. Эти две девушки вообще не подлежали сравнению. Он чувствовал, что всё больше влюбляется в Анию, и был рад этому.

22

Андрей был в бешенстве. Какой-то мальчишка сопливый поставил его на место, да ещё и как поставил. Мужчина набрал номер начальника службы безопасности и кричал на него, что не докопались о свадьбе девчонки. Безопасник вежливо объяснил, что Рузой сам приказал оставить девчонку в покое.

— Пробейте мне этого молодого выскочку адвоката. Зовут Марк Малицкий. Я хочу знать, какие у него связи в городе, уж больно он смело со мной разговаривал, — командным тоном выдал Андрей.

— В ближайшее время досье на него будет. Сейчас мне звонил Кириченко. Вы, наверное, в курсе, что филиал благополучно открыли, но не знаете, что Дмитрий Андреевич вышел на церемонию с помятым лицом и перегаром, как будто пил несколько дней, — доложил обстановку безопасник.

— Только этого ещё не хватало. Хорошо, буду иметь в виду. Работайте по адвокату, — буркнул Андрей и отключился.

Дмитрий обещал вечером вернуться домой, и Андрей собирался с ним серьёзно поговорить. Ситуация оказалась непростая. Какого-то работягу Андрей быстро бы приструнил, тот даже бы не тявкнул в их сторону. Но Малицкий адвокат, пусть и начинающий. Разумеется, и его можно поставить на место, доходчиво объяснив, кто в городе хозяин, поделился бы женой пару раз, никуда не делся бы. Но Андрей чувствовал, что этот Малицкий не так прост, как кажется. Андрей решил ничего не предпринимать, пока не узнает об этом белобрысом щенке всё.

* * *
Дмитрий проснулся утром с больной головой и помятой рожей. Ему казалось, что по телу проехал асфальтоукладчик — так было плохо. Все выходные он беспробудно пил. Спал-пил-спал, и так по кругу. Он даже в группу в вацапе заглядывать не стал, поэтому ещё не был в курсе, что Ания вышла замуж. Дмитрий решил, что с него хватит и завтра после лекций он увезёт девчонку к себе. Потом привяжет к кровати и будет трахать, пока она не поймёт, что другого выхода, кроме как быть с ним, у неё не будет.

Парень не стал завтракать, быстро принял душ, собрал вещи в сумку, оделся и поехал в офис. Оттуда он планировал сразу умчаться домой. Церемонию открытия филиала провели на ура. Потом Дмитрий толкнул речь на банкете среди сотрудников и быстро удалился. Веселиться на этом празднике жизни он не собирался, важнее всего было к ночи попасть домой.

Дома его встретил хмурый отец. Пока Дмитрий ужинал, он отчитывал его за то, что парень пришёл на церемонию после знатной попойки.

— Я что, в грязном и мятом костюме был?! Может, я нахамил кому?! А, самому губернатору в морду дал, не иначе! — взвился парень.

— Не утрируй! — рявкнул отец.

— А чего не утрируй! Ты просил съездить, всё проверить, церемонию провести. Я всё сделал, что не так-то. Понял, с опухшим лицом явился! А вдруг у меня аллергия на что-то началась! — парень размахивал руками и почти кричал.

— Аллергия на спиртное у тебя началась с сегодняшнего дня! Ещё раз нажрёшься в хлам, я тебе аллергических синяков на заднице ремнём поставлю! — крикнул отец.

— Тьфу ты бля, задницу мою не трогай. Аппетит весь испортил, — буркнул Дмитрий кидая вилку в тарелку.

— Ты как со мной разговариваешь! — Андрей грохнул кулаком по столу.

— Всё, пап, я понял, пить много не буду. Хватит устраивать бурю в стакане воды. Мне нужно в себя прийти. Завтра в институт. Там меня ждёт самая красивая девочка курса, — улыбнулся Парень.

— Это ты об Ание, что ли? Забудь её раз и навсегда. Она больше не самая красивая девочка курса, — строго сказал отец.

— Чего это? Ты её под шумок домой отправил? — округлил глаза сын.

— Зачем портить ей жизнь? Просто Ания теперь самая красивая женщина курса. Она беременна и вышла замуж за отца своего ребёнка. Они расписались в четверг. Это тот самый парень, который был с ней в клубе. Я вчера разговаривал с ним. Марк Михайлович Малицкий, адвокат. Сейчас служба безопасности пробивает его. Советую тебе, сынок, забыть Анию. Этот молодой мужик ревнивый как чёрт. Он мне вчера твои угрозы на телефоне Ании показал. Говорит, если ты не угомонишься, он в полицию пойдёт и по судам тебя затаскает. Пойми, какого-то хрена с помойки там даже слушать бы не стали, а Малицкий практикующий адвокат, половина следователей города с ним за руку здоровается, — поведал новости Андрей.

Дмитрий слушал не перебивая. У него в голове не укладывалось всё, что сказал отец. Как Ания смогла найти этого белобрысого?! Как уговорила взять её замуж?! Белобрысый же не был тогда с Аниёй, он её и пальцем не тронул! В глазах встала кровавая пелена, а на душе плескалась ярость. «Убью суку!»

— Она не могла выйти замуж за отца своего ребёнка, — буркнул Дмитрий, сам не соображая, что несёт.

— Что ты этим хочешь сказать, сынок? Ну, сказал «а», говори и «б», — ледяным тоном спросил Андрей.

— Отец её ребёнка я. В ту новогоднюю ночь Анька отрубилась в комнате отдыха клуба. Этот парень не стал её трогать. Он оставил её одну спать и даже комнату на ключ не закрыл. Я зашёл туда и трахнул её спящую. Анька ни с кем не спала до меня. Я потом простыни с кровью выкинул в мусорный бак, подальше от клуба, — опустив голову, пробубнил Дмитрий.

— Ты соображаешь, что ты мне сейчас говоришь?! Ты изнасиловал невинную девочку! А если бы Марк на ней не женился?! Чтобы было?! На востоке принято искать насильника и жестоко наказывать за позор семьи. Если бы эти горцы сюда приехали и всё узнали как-то?! Я хотел уговорить её быть с тобой! Потом бы на работу взяли её, жизнь устроили, но она вышла замуж! — орал на весь дом Андрей.


Он встал, обогнул стол, а потом, подняв сына за грудки, отвесил ему смачную оплеуху.

— Дебила кусок! Что ты натворил!

— Если я всего лишь кусок дебила, то дебил у нас получается ты, я же твой сын, а не соседа, — криво усмехнулся Дмитрий, хватаясь за щёку.

— Я тебя породил, я тебя и урою. Да, я в девяностые покуролесил хорошо, но есть две вещи до которых я не опустился, убийство и изнасилование. И потом, Марк сказал, что после нового года они встречались с Аней, а значит, и спали вместе. Она могла от него забеременеть. Сиди тихо как мышь, не смей к ней лезть, пока я не узнаю, кто такой этот Малицкий. Уж больно он борзо себя ведёт. И вали в свою комнату, иначе, клянусь, ещё секунда, и я тебя пришибу, — процедил сквозь зубы Андрей.

— Да не переживай ты так, пап, бить я её точно не буду. Мне не выгодно, чтобы мой ребёнок пострадал. А вот насчёт остального, прости, не твоё дело. Я уже взрослый человек, папа, — Дмитрий заложил руки в карманы и, гордо вскинув голову, пошёл вперед.

— Не нарывайся, Дима, я тебя не пожалею. Уедешь срочно заграницу учиться, — бросил гневно Андрей.

«А ты не боишься, папа, что твоя компания перейдёт в мои руки раньше времени? Не надо вставать у меня на пути. Я сказал, что эта девка будет моя, и она будет. А если нет, пущу по кругу между друзьями, а потом прикопаю в лесной канаве», — подумал Дмитрий, поднимаясь по лестнице.

Андрей устало опустился на стул. Жена с дочерью ушли в театр, и он был рад, что они не слышали этот скандал. Рузой сейчас сокрушался, что в своё время избаловал сына. Любил его до беспамятства, а нужно было пороть как сидорову козу.

— Это всё твои гены, папа. Я не думал, что они проявятся в моём сыне. Чтоб тебя на том свете черти жарили и жрали по кусочкам, — зло прошептал Андрей.

Никто не знал правду об их с Алексеем происхождении, кроме матери и брата. Никто не знал, что они с братом родные только по отцу. Мать увезла пацанов, родного Андрея и чужого Алексея, подальше от того места, где произошла трагедия.

Ещё в то время, когда в новостях передавали только сводки с полей и планы на грядущую пятилетку, о слове «маньяк» знали лишь следователи и узкий круг лиц. В то время журналисты не печатали о таких в газетах и не трубили со всех телеэкранов страны. Всё замалчивалось и утаивалось. Формулировка была одна: «Маньяков в СССР нет». И тем не менее, в одном северном городке завёлся упырь. Стали пропадать молоденькие девочки пятнадцати и шестнадцати лет. Их искали. Полиция сбилась с ног. За год исчезло четыре девочки. Через год их также не нашли, потом почти перестали искать, подумав, что девчат убили и они прикопаны где-то.

Ещё через год нашли на пустыре труп одной из несчастных девиц. Судмедэкспертиза показала, что она недавно рожала. Через месяц родители ещё одной пятнадцатилетней девочки заявили о пропаже.

Милиция сбилась с ног, но результат был нулевой. Они никак не могли понять, почему им не удаётся поймать преступника. Прошёл ещё год: ещё один труп и исчезновение подростка. В то время приехал новый начальник в главное управление милиции и рьяно взялся за дело. Он добился перевода к себе пары друзей с прежнего места работы. Потом приказал по-тихому проверять своих. Хорошая осведомлённость упыря говорила о том, что он может быть сотрудником органов.

В конечном итоге нелюдя поймали. Им действительно оказался тридцатилетний капитан полиции. Он проживал в деревне в десяти километрах от города и был участковым на близлежащие деревни. Девочек он держал в большом подвале своего дома. Насиловал, за неповиновение избивал. Презервативы он не любил, потому что не стояло в них. Потом оказалось, что первая жертва Катя беременна. Отпускать девчонку на волю было опасно. Поэтому упырь её беременную почти не трогал, а всех остальных старался пользовать извращённым способом, чтобы не залетели. Роды у Кати принимала мать Андрея, она была среди девочек самая старшая. Катя умерла от потери крови. Упырь выкинул её, как сломанную куклу, на пустыре за городом, а Наташу заставил ухаживать за пацаном. Потом нелюдь приволок новенькую. А ещё через время покончила с собой ещё одна жертва насилия. Ночью порвала на себе платье и повесилась на крючке для одежды, вбитом в стену.

Упырь был в бешенстве. Выкинул её так же, как Катю. Потом зашёл в подвал, избил всех, а затем долго пользовал по очереди, на этот раз не заботясь о предохранении. Маленький Лёша орал как резаный, но мужику было плевать на сына, которого он считал не иначе, как высерышем.

Через некоторое время Наташа поняла, что беременна, а вскоре нелюдя поймали, и их освободили. За всё время, что девушка ухаживала за Алёшей, она успела полюбить его и сказала, что ребёнок её. Собственной беременности было четыре месяца, аборт делать поздно. Родители помогли вырастить детей, и Наташа их любила, несмотря на то, что её собственный сын оказался копией насильника. Она больше не вышла замуж, сторонилась мужчин и всю жизнь проработала бухгалтером на заводе в том городе, куда семья Рузой перебралась жить. Только перед смертью, год назад, мать зачем-то рассказала сыновьям этот ужас.

— Зачем ты сейчас об этом, мам? — спросил Андрей у лежащей в хосписе женщины.

— Последи за Димкой. Он вырос и стал характером в Сашу, вашего отца. Да, при регистрации я дала вам другое отчество. Не хотелось, чтобы мои любимые мальчики носили имя того урода. Его, кстати, приговорили к расстрелу.

Сейчас Андрей вспоминал обо всём этом и плакал.

— Димка, Димка, как же так? Я же растил тебя в любви и ласке. Как же так, сынок, — прошептал мужчина.

Андрей выпил воды, немного успокоился, потом вышел на улицу, накинув куртку. Отойдя подальше от дома, он позвонил начальнику службы безопасности.

— Олег, найми мне детектива. Нужен супер профессионал в своём деле. Я хочу знать о каждом шаге моего сына, — сказал Андрей хмуро.

— Завтра же детектив будет у вас в офисе, Андрей Игоревич. Знаю хорошего спеца, — ответил Олег.

— Отлично, буду его ждать. Сам его проводи ко мне. О том, что я нанял детектива, никто не должен знать. Я бы поручил это дело вам. Но Димка знает всех, кто у тебя в штате. До завтра, Олег.

Андрей отключил вызов, потом зачерпнул рукой снег и потёр им лицо. Настроение было поганей некуда.

23

Ания сидела за партой в аудитории. Дмитрий ещё не пришёл, и сердце заходилось в бешеном стуке. Наконец он появился. Передвигаясь по аудитории расслабленным шагом, пошёл к друзьям, не забыв крикнуть: «Всем привет!»

— Привет, дружище! Слышал новости? Анька Вардан замуж вышла, — воскликнул Никита.

— Слышал, — спокойно сказал Рузой.

— И чего? Даже ничего не сделаешь и не скажешь? — изумился Никита.

Ания заметила, что разговоры стихли. Все затаив дыхание ждали ответа.

— Что ты мне предлагаешь, Кит, биться головой об стену? А может, не дай бог, беременную женщину обидеть? Вышла замуж, и ладно. Кстати, Аня, поздравляю тебя с законным браком, — сказал Рузой так, чтобы слышали все остальные.

— Спасибо, Дим, — ответила Ания, обернувшись.

Их взгляды встретились, Аня заметила, что внешне Рузой спокоен, но в глазах на секунду мелькнула злоба. «Пока пронесло. Может, и дальше всё будет гладко?» — с надеждой подумала она.

Дмитрий весь вечер накануне обдумывал ситуацию. Отец упомянул, что дал задание начальнику служба безопасности пробить мужа Ании. Парень решил пока не связываться с девчонкой. Сначала нужно узнать, кто такой этот Марк. Вдруг Ания и вправду встречалась с ним после новогоднего вечера, тогда этот ребёнок вполне может быть и не его. Дмитрий решил выждать, поэтому в институте вёл себя так, будто ему было наплевать на Анию. Друзья напомнили, что Дмитрий окончательно проиграл спор. Парень заверил, что на следующий день принесёт обещанную тысячу рублей каждому.

На одной из перемен подошла Даша. Девчонка без зазрения совести повисла у него на шее.

— Дим, нам так было хорошо вместе, может, вспомним былое? — проворковала она.

— Поехали сегодня ко мне, девочка. Обещаю, будет сладко, — улыбнулся Дмитрий.

Рузой ещё не забыл видео с той дракой, где Даша пытается избить Анию. Дашку следовало поставить на место. «Никто не может командовать мной. Никто не вправе трогать моё. Сегодня ты узнаешь, дура, что Дмитрий Рузой не станет никому принадлежать. Только я имею право на собственность в виде хорошеньких куколок, сам становиться чьей либо собственностью я не собирался».

После лекции Дмитрий посадил Дашу в свою машину и укатил на квартиру. Он прекрасно знал, что уже сегодня будут судачить о том, что он помирился с бывшей подружкой. Это было к лучшему, история с Вардан должна сойти на нет, чтобы он смог осуществить свой план. «Дура ты, Даша. Думаешь, я решил действительно с тобой встречаться? Нет. Просто ты подстилка, которая таскается за мной, а подстилке место под ногами», — подумал Розой, мельком глянув на девушку, сидящую на переднем сидении автомобиля.

Тем временем Ания с Наташей ехали в автобусе. Ане даже не верилось, что день прошёл спокойно. Позвонил Марк, спросил, где она. Потом сказал, что едет на допрос и будет дома поздно.

— Заботливый какой, волнуется за тебя. Сразу видно, что хороший мужик, — улыбнулась Наталья.

— Да, он ещё утром предупредил, что не сможет за мной заехать, но всё равно позвонил. Марк хороший, — тихо произнесла Ания.

— Любишь его?

— Очень. О таком мужчине только мечтать можно, а мне судьба его подарила, — смущённо краснея, призналась девушка.

На улице было темно. От остановки до дома Марка идти минут пять, но всё равно было страшно. Ания спешила как могла, прохожих почему-то не оказалось. К тому же этот микрорайон был плохо освещён. Когда она наконец-то оказалась в квартире, сердце бешено колотилось в груди.

— Трусиха, и почему ты всю жизнь боишься темноты? — тихо спросила она саму себя.

В прихожую выбежал Нэй и потёрся о ноги.

— Подожди, сладкий, я переоденусь в домашнюю одежду, тогда налью тебе молочка.

Через час Ания уже приготовила ужин и, поедая яблоко, занималась, сидя за столом в комнате. Через какое-то время появился Марк. Ания взглянула на настенные часы: уже девятый час. Она завозилась с рефератом и совсем забыла о времени.

— Ань, есть хочу как волк, спасибо за ужин, — раздался голос с кухни.

Ания встала со стула и пошла на голос.

— А ты что, сама не ела, что ли? Опять тошнит? — обеспокоенно спросил Марк, накрывая сковородку крышкой.

— Я тебя ждала, — улыбнулась девушка.

— Маленькая моя. Иди сюда, — Марк подошёл и обнял. — Тебе нужно не обо мне заботиться, а о малыше. Он, наверное, там уже голодный. Дай мне десять минут на душ, и мы сядем ужинать.

— Хорошо. Я пока на стол накрою, — Ания отстранилась и принялась разогревать еду.

Марк быстро принял душ и снова зашёл на кухню. Сегодня он так замотался, что с трудом удалось перекусить днём. Добавилось новое дело, которое подкинул сам следователь Василенко. Пришлось вечером мчаться на допрос, который он проводил с подозреваемым. Плюхнувшись на стул, Марк оглядел небольшую кухоньку.

— Ань, я тут подумал, когда родится малыш, нужно съезжать отсюда. Продадим эту квартиру и купим двухкомнатную. Я должен Максиму денег за машину. Отдаю постепенно каждый месяц. Потом можно будет у него ещё денег в долг попросить, когда этот верну. Я хотел автомобиль в кредит взять, но тут один из друзей продавал. Ты, наверное, помнишь рыжего Пашку. Максим сказал, что даст в долг без процентов, а не как в банке. Вот сейчас я задумался о новом жилье, но твоё мнение очень важно.


— Спасибо, что советуешься со мной. Ребёнок будет подрастать, ночные охи родителей ему слышать ни к чему. Но это твоя квартира, Марк, я не имею права настаивать, чтобы ты продавал и покупал большую, — Аня поставила на стол тарелки, потом села сама.

— Хорошо. Решим этот вопрос, когда малыш или малышка появится на свет. Как прошёл твой день?

— Нормально. Представь, Рузой меня даже с законным браком поздравил. Заявил при всех, что не намерен обижать беременную женщину. На Димку, конечно, это не похоже, но может, его действительно останавливает то, что я в положении? — произнесла Ания.

— Не знаю. Мне очень хотелось бы верить, — задумчиво произнёс Марк и принялся доедать жареную картошку с сосисками.

На столе пиликнул телефон, пришла смс. Ания открыла письмо и обомлела.

— Что там? — забеспокоился Марк.

— Странно, папа мне двести тысяч перевёл. С чего бы это?

Следом за письмом раздался звонок.

— Громкую связь включи. Если он снова будет тебя оскорблять. Я молчать не стану, — строгим тоном заявил Марк.

— Добрый вечер, папа, — Ания приняла вызов.

— Добрый вечер, дочка. Я звоню, чтобы извиниться. Не потому, что ты вышла замуж. Просто извиниться. Ты же знаешь, я тебя люблю. Отошёл бы потом и принял, никуда бы не делся. Просто в первый момент обида глаза затмила. Да что я перед тобой распинаюсь, знаешь сама наши обычаи и устои. Сын показывал мне твоё письмо в интернете с копией свидетельства о браке и рассказом о муже. Мы посоветовались и решили сделать вам свадебный подарок. Жаль, что настоящей свадьбы не было. Я эти деньги тебе на свадьбу копил, — поведал Мансур.

— Спасибо, пап. Я тоже тебя люблю. Я знала, что когда-то ты меня простишь.

— Ладно, если муж дома, включи громкую связь или дай ему трубку. Хочу пару слов сказать, — скомандовал отец.

— Здравствуйте, Мансур Махмудович Говорите, я вас слушаю, — тут же отозвался Марк.

— Здравствуйте, Марк Михайлович.

— Можно на «ты» и по имени, — улыбнулся Марк.

— Отлично. Значит так, Марк, как я понял, ты парень хороший, с отличной профессией. Ания говорит, что любит тебя. Давай начистоту. Я не хотел, чтобы она выходила замуж за русского. В наших семьях мизерный процент разводов, да и вера. Впрочем, теперь уже поздно о чём-то говорить. Вы ждёте ребёнка, и в любом случае, если Ания тебя любит, то я не собираюсь мешать вашему браку. Более того, ты для меня теперь как сын и должен иметь в виду. Обижать свою дочь я не позволю. Как сможете, приезжайте с Аниёй и ребёнком погостить. Поздравляем вас со свадьбой. Живите дружно и до самой старости.

— Спасибо, что приняли в семью, Мансур Махмудович, — искренне произнёс Марк.

— Ещё бы он не принял. Мой Мансур строгий, но отходчивый. Поразмыслив, он принимает правильное решение, — с теплотой в голосе сказала мама.

Ания и Марк дружно поздоровались, только девушка добавила слово «мама».

— А со мной поздороваться не хотите? — раздался ещё один голос. — Мы с женой поздравляем вас со свадьбой. Впрочем, я тебе в интернете всё написал, сестрёнка.

— Спасибо большое, брат. Жене привет.

— Ну всё, у них там разница во времени на два часа вперёд. Может, уже спать собирались. Живите дружно и счастливо. Ждём в гости, — снова раздался голос матери.

— Спасибо, мам. И за подарок огромная благодарность. До свидания, я буду звонить.

Ания отклонила вызов и посмотрела на мужа глазами, полными слёз.

— Маленькая, плачешь-то зачем. Это большая радость, что ты с отцом помирилась, — Марк, присев перед ней на корточки, обнял.

— Так я и плачу от радости. Сколько стоит машина? Мы можем расплатиться этими деньгами? — Ания вытерла влажные щёки.

— Я сам за неё расплачусь. Предлагаю тебе положить эти деньги под проценты. Узнай, в каком банке хороший процент, и положи на своё имя. Только смотри среди крупных банков.

— А почему ты не хочешь взять эти деньги? Папа же нам обоим подарил? — удивилась Ания.

— Чувствую себя каким-то жиголо. Наверное потому, что настоящей свадьбы не было, а мы даже неделю не прожили. Эти деньги нам пригодятся потом, когда квартиру менять будем. А пока пусть денежка копится, — сказал Марк и быстро чмокнул её в губы.

— Эй, так нечестно. Хочу настоящий поцелуй, — возмутилась Ания.

— Правда?! Поцелуй заслужить надо. А ты посуду ещё не помыла, — улыбнулся Марк поднимаясь.

— Ну и ладно! Не больно и хотелось! — возмутилась Ания, подскакивая со стула.

— Иди сюда, я пошутил, — хохотнул Марк, притягивая её к себе.

Они целовались долго и страстно, сминая губы друг друга. Потом Марк отстранился, тяжело дыша, и хрипло произнёс.

— К чёрту посуду. Живо в постель. Хочу тебя прямо сейчас.

— Мужчины все такие, только об этом и думают? — с лукавой улыбкой спросила девушка, позволяя увлечь себя в комнату.

— Не знаю, я у других не спрашивал. Но тебя я хочу всегда, — заверил Малицкий.

24

Даша буквально вползла в ванну. Идти не было сил. Всё тело болело и было в синяках от щипков и засосов. Она уже миллион раз пожалела, что подошла вчера к Рузою. Сначала всё шло хорошо, привезя её на квартиру, Димка достал дорогого вина и нарезал деликатесов, которые студентка живущая в общежитии позволить себе не могла. Потом он предложил поиграть в игру со связыванием. Ничего не подозревающая Даша согласилась, секс с парнем всегда был улётный. Но на этот раз что-то пошло не так. Привязав её к кровати, парень поиздевался над ней как захотел. Щипал кожу до синяков, оставлял засосы, выкручивал соски так, что искры сыпались из глаз. Потом пользовал как хотел, без подготовки вставлял свой немаленький член в анус. Даша только и могла, что мычать в специальный резиновый шарик-кляп. Самое поганое, что всё без её ведома снималось на видео. Димка пообещал, что если Даша кому-то расскажет, то видео уйдёт в интернет. После нескольких часов ужаса Даша хотела уйти, но двери были закрыты. Насильник никуда её не отпустил, как она ни умоляла. Потом Димка кинул ей одеяло прямо на палас и рыкнул: «Подстилка должна спать у ног».

От неудобного лежания на тонком паласе, да ещё и без подушки, и без того израненное тело затекло. Даша дошла на четвереньках до ванной и хотела подняться, чтобы принять душ, но неожиданно на её спину встала нога.

— Куда поползла, сука! Ты забыла свои обязанности?! Минет мне сделай, живо!

— Я больше не хочу иметь с тобой дел. Приму душ и уйду. Не знала, что ты такой урод, — злобно сказала девушка.

— Это что за ультиматум, проблядь?! Ты вчера хотела быть со мной?! Вот и будь! На колени встала, пока я тебя не прибил! — заорал он, а по ягодицам девушки больно ударил ремень.

Даша испуганно встала на колени. Димка ей вставил в рот силиконовую штуку и закрепил ремни на затылке. Расширитель скрывал зубы и не давал рту закрыться. Потом началось самое страшное, парень буквально трахал её горло. Яйца стучали о подбородок. Даша давилась, задыхалась, пыталась его оттолкнуть, но он схватил её за волосы и толкал на себя. Даша думала, что вот сейчас задохнется, когда он толкнулся в последний раз, вжимая лицо в свой пах, а в горло хлынула сперма.

После всего этого ужаса девушка наскоро вымылась и собралась уходить, но идти не на лекции, а прямиком в полицию.

— Дашка, иди глянь, какая классная порнуха получилась.

Девушка дошла до стола в комнате. На ноутбуке шло видео, как Рузой издевается над ней.

— А теперь перемотаем в начало, — улыбнулся парень.

На видео видно, как они пьют вино, смеются, болтают, время от времени целуются.

— Видишь, ты сюда пришла добровольно. Вино со мной пила, на шею вешалась. А вот твоя коронная фраза: «Давай уже займёмся сексом, Дим. Хочу тебя, сил нет». И что? Я занялся с тобой любовью, всё по-честному. Не смей к ментам идти, иначе это видео я размещу на всех интернет-площадках, где можно выложить порно. Ссылочки потом нашим однокурсникам разошлю. И да, не забывай, мы же с тобой помирились. Сегодня тоже у меня ночевать останешься. Дождись, я быстро в душ, и поедем на лекции.

— Урод, я с тобой встречаться не буду. Не боишься, что я всем вперёд всё расскажу? — с трудом проговорила Даша.

Дмитрий подскочил и вцепился двумя руками в горло.

— Знаешь, чего я сейчас боюсь больше всего! Боюсь оставлять тебя в живых! Может, мне поддаться своим страхам и убить тебя, а?! Мёртвые, знаешь, чем хороши?! Они больше не раскрывают рта, никогда! — заорал Рузой.

— Я не никому скажу, честно. Пожалуйста, не надо, — еле выдавила девушка синеющими губами.

Дмитрий отпустил её, и Даша начала хватать ртом воздух.

— Ну, и что ты мне ещё скажешь, чтобы вымолить свою никчёмную жизнь?

— Я буду молчать. Я никуда заявлять не буду, — захныкала девушка.

— Мудрое решение. Жди, я в душ, и поедем.

Через какое-то время Даша лежала на своей кровати в общежитии и плакала. Теперь она хорошо понимала Анию, которая отказалась связываться с Рузоем. Аня как будто чувствовала в нём гнилую душу и задатки садиста. Она, Даша, за красивой золотой обёрткой не заметила, что конфета давно покрылась плесенью. Именно так сейчас воспринимался Рузой, сладкой конфеткой в золотой обёртке, которая манит насладиться вкусом. Вчера золото слетело, как шелуха, и показалась гниль. Теперь девушка не знала, что делать, в полицию идти страшно, вдруг и в правду убьёт. Даша решила пока молчать, но одно дело она всё же сделала. Написала смс Ание. «Ань, очень тебя прошу, прости меня. Я была такой дурой. Обходи Рузоя десятой стороной, он опасен.»

Ания получила смс от Даши и обомлела. Девушка вчера на глазах у всех уехала с Рузоем, а сегодня её не было на лекциях. Аня посмотрела на Димку, весело болтающего с приятелями, и рванула в общежитие. Даша могла быть только там. Наташа догнала её в коридоре.

— Ты куда? — взволнованно спросила она.

— В общагу. Читай, — Аня показала подруге смс.

— Я с тобой, — заявила Наталья.

Рузой вышел в коридор и проследил взглядом за подружками. «Если эта тварь чего-то ляпнула, то ей не соборовать», — подумал он.

Тут Ания кому-то позвонила и, быстро поговорив, вернулась в аудиторию. Парень вздохнул с облегчением. Он не знал, что на самом деле Ания звонила Даше и говорила, что сейчас придёт. Даша ответила, что её нет в общежитии, она на квартире у подруги. По поводу смс объяснила, что что, занимаясь сексом, Димка иногда произносил имя Ании. Вот Даша и подумала, что он не смирился с её замужеством.


На самом деле, это тоже было, Даша не соврала, просто она не могла допустить, чтобы Аня увидела весь тот ужас на её теле и узнала полную правду. Ания могла рассказать всё мужу адвокату, а тот бы пошёл в полицию, Даша не могла допустить этого. Поэтому девушка сослалась, что находится у подруги. Было страшно как никогда, Даша знала о высоком ранге Димкиного дяди. Его по-любому отмажут, а она останется крайняя, ещё и из института попрут.

* * *
Андрей Рузой разговаривал по телефону с Олегом, начальником службы безопасности, тот заверил, что следы Марка Малицкого ведут в другой город. Парень приезжий и живёт тут не так и давно. Олег пообещал раскопать прошлое Марка, но на это нужно ещё несколько дней, ведь необходимо лететь в родной город Марка. Здесь у Марка были друзья, один из них из того же города, что и он. Некий Егор, его одноклассник, оказался геем, живущим с сыном одного известного бизнесмена. Олег побоялся соваться к ним, решив спросить совета у босса.

— Ты всё правильно сделал, Олег. Не стоит к ним с вопросами лезть. Слетай поговори с ректором в том институте, из которого Малицкий перевёлся. Может, однокурсников найдёшь. Людей продажных много, и за деньги они всё скажут. Неспроста этот Марк из родного города уехал.

Андрей отклонил вызов и задумался. Та информация, которую он получил, настораживала. Марк был знаком с семьёй Грачевских. Причём не шапочно знаком, иначе он бы не работал в адвокатской конторе друга Леонида Грачевского. Андрей хорошо знал Леонида, та ещё акула бизнеса. Он наравне с ним, Рузоем, считался самым влиятельным человеком в городе. Причём настолько влиятельным, что ему простили ориентацию одного из сыновей. Максим Грачевский был геем и не скрывал этого, но в сторону этой семьи ни одного плевка не упало. А всё деньги и их влияние. Деньги могут всё, если их столько, что ими можно выложить мостовую в несколько километров.

25

Ания приехала домой и ничего не сказала Марку о смс Даши. Девушка всё объяснила, и Ания не представляла, что сказать мужу. Какой-то придурок шепчет моё имя, трахаясь с другими? Ания испугалась, что Марк действительно начнёт её ревновать. Она ещё помнила, как некоторые мужчины поступали в их посёлке с жёнами, если на них с вожделением посмотрел приезжий. Они устраивали супруге словесную взбучку, а самые ревнивые и горячие головы даже били. Ведь, по их мнению, это вовсе не мужчина виноват, а женщина. Это она дала повод к такому поведению, а никак не иначе. Давней присказке, «сучка не захочет кобель не вскочит», верили безоговорочно. Наташа ругала Анию за такое решение, говорила, что здесь не её горное селение с древними и строгими устоями, но Аня почему-то всё равно боялась, что Марк откажется от неё.

Марк видел, как жена, сутулясь, суетится у плиты. Он никогда её такой не видел. На вопрос, что случилось, девушка отвечала, что всё хорошо. Но хорошо ничего не было, Марк это понял по её дрожащему голосу и виноватому виду.

— Уже достаточно подогрелось, — Марк подошёл к плите и выключил газ. — Иди, сядь на стул.

Ания повиновалась. Она села опустив голову и начала теребить край фартука.

— Теперь рассказывай, что случилось? Давай, Аня, я хочу знать правду, — строгим голосом сказал Малицкий.

— Обещай, что не будешь злиться? — дрожащим голосом спросила девушка.

— Обещаю, рассказывай, — Марк встал перед ней, скрестив руки на груди.

Аня поведала об смс, а потом как звонила Даше.

— Только я не виновата, Марк. Я не хотела. Я даже не смотрю в его сторону, — закончила она.

— Ань, посмотри на меня, пожалуйста, — со сталью в голосе произнёс Малицкий.

Ания робко подняла голову и посмотрела в его красивое лицо.

— Вот скажи мне, Ань, я похож на горного барана, или что? — ледяным тоном спросил муж.

— Нет, — пискнула Ания.

— Тогда почему ты думаешь, что я буду ругать именно тебя из-за того, что какой-то придурок не может от тебя отстать. Да, так бы и было, если бы ты изменила мне. Но я и сейчас готов дать тебе по голове, словесно, разумеется. Ей угрожает реальная опасность, а она только о том и думает, как бы не вызвать мою ревность. Я не грозный восточный мужчина, Аня. Да, со своими проблемами и закидонами, но не до такой степени. Давай уясним раз и навсегда. Ты мне будешь рассказывать все свои проблемы. Мы решим их вместе. Я такого же обещать не могу, мои проблемы часто связаны с неразглашением служебной информации. И есть ещё одно, что я должен тебе рассказать, но дай мне время, чтобы решиться на такой шаг.

— Хорошо, я подожду. Не думаю, что ты можешь рассказать мне что-то страшное о себе. А я… Прости меня, я больше не буду о таком умалчивать, — тихо сказала Ания.

— Вот и славно. Теперь накладывай еду. Я пока позвоню другу. Надеюсь, Максима ты помнишь.

Марк набрал Макса и рассказал ему о том, что поведала Ания.

— Странно всё это. Девчонка явно хотела предупредить о большей опасности, но по каким-то причинам испугалась. Тебе нужно встречать жену из института каждый день.

— Вот послезавтра я не могу. У меня допрос на четыре часа назначен.

— Хорошо, я её встречу и провожу прямо в квартиру. Да, мы с Егором приедем за ней, потом дождёмся тебя, чтобы повидаться и всё обсудить. Перешли мне номер Ани. Пусть не выходит из института, пока я ей не позвоню. А сам завтра постарайся поговорить с этой Дашей.

— Спасибо, Максим. Я позвоню, как поговорю с этой девушкой. До встречи, — Марк отключил вызов и посмотрел на жену, сидящую напротив. — Завтра постараюсь освободиться пораньше, чтобы быть заранее у института. Покажешь мне эту девушку. Послезавтра за тобой приедут Максим и Егор. Они будут с тобой в квартире, пока я не приеду домой. Не бойся, самые безобидные для девушки парни — это рыцари чистокровных голубых кровей.

— Ты думаешь, всё так серьёзно? — испуганно округлила глаза Ания.

— Хотел бы я верить, что нет. Но какое-то дурное предчувствие. Всё будет хорошо. Друзья нам помогут. Давай кушать, — хмуро буркнул Марк.

* * *
Андрею снова позвонил нанятый детектив. Вчера он доложил, что сын привёз к себе на квартиру девушку. Андрей было обрадовался, что Димка утихомирился и снова стал трахать всё, что движется. Но сегодня слова детектива насторожили.

— Девушка, что вчера привёз на квартиру ваш сын, вышла оттуда пошатываясь уже утром. Дмитрий довёз её до института, но она пошла в корпус общежития, а не на лекции. Сегодня ваш сын после занятий заехал в магазин для животных. Купил длинную толстую цепь и ошейник для крупной собаки. Ещё взял большую упаковку собачьего корма. Может, у вас собака имеется? — поведал детектив.

— Да, у меня есть во дворе овчарка, но у неё с ошейником всё хорошо. И кормом мы её не кормим. Она ест обычную еду. Спасибо вам за информацию. Прошу вас, следите за моим сыном тщательно. Я должен знать о каждом его шаге, — взволнованно сказал Андрей.

— Хорошо. Не переживайте, мы держим его под контролем. Я позвоню завтра, — сказал детектив и отключился.

Всё, о чём сказал детектив, было странным. Андрей всерьёз задумался над ситуацией. Позвонить Димке и спросить, не собрался ли он заводить собаку, было нельзя. Парень мог заподозрить, что за ним идёт слежка. Сомнения развеял сам сын, через пару минут появившись на пороге его кабинета.


— Привет, пап, — улыбнулся Дмитрий с хрустом откусив от яблока, которое держал в руках.

— Привет. Как дела? Что-то ты дома редко стал появляться.

— Что мне тут делать? Я уже взрослый, у меня своя квартира есть. Кстати, решил собаку завести. Один приятель уезжает с родителями на ПМЖ в Америку, а годовалого дога деть некуда, — Дмитрий облокотился о дверной косяк.

— Сюда пса притащишь? — усмехнулся отец.

— Зачем? В квартире буду держать. Граф в квартире жил. А вообще, мне его только через неделю отдадут.

— Хорошо. Что-то ещё хотел?

— Нет, я так, в гости приехал. Маму и тебя повидать. Деньги у меня есть, так что не переживай. Пойду с мамой пообщаюсь. Мы чай пить собрались. Хочешь, приходи, — улыбнулся Дмитрий и ушёл.

Вздохнув с облегчением, Андрей встал из-за стола и поплёлся в столовую.

* * *
Дмитрий не сразу заметил за собой слежку, а только на второй день. За ним от института двинулась иномарка. Утром от его дома вместе с ним отъехала машина, но уже другая. Дмитрий не придал сначала этому значения. Мало ли какому-то соседу ехать в одну сторону с ним. Да и после занятий тоже не появилось никаких предчувствий. Но когда мужик из иномарки не просто довёл его до магазина для животных, а и зашёл с ним, Дмитрий насторожился. Мужчина встал за ним в очереди, типа он тоже покупатель. «Ага, заехал, чтобы купить один пакетик кошачьего корма за пятнадцать рублей. Прокололся ты, дядя», — весело подумал Дмитрий. Парень не стал ничего предпринимать. Он спокойно доехал до дома, видя, как машина аккуратно следует за ним. Заскочив на пять минут домой, он решил поехать ночевать в отчий дом. Не нравилась ему эта слежка, и стоило поговорить с отцом. Почему-то в голове не мелькнуло, что слежку за ним мог устроить отец.

Приехав домой, Дмитрий поздоровался с мамой и решил подняться в кабинет к отцу. Услышав его голос, парень на цыпочках подошёл и встал за открытой дверью.

— Спасибо вам за информацию. Прошу вас, следите за моим сыном тщательно. Я должен знать о каждом его шаге, — услышал он голос отца. Потом разговор прервался.

Дмитрий юркнул в пустующую комнату неподалёку. «Значит так, папа, да? Зачем тебе понадобилось устраивать за мной слежку? Наверное, топтун и о покупках доложил. Это плохо, но поправимо», — зло подумал парень. Он выждал пару минут и пошёл в кабинет отца. Наврал о подаренной собаке так правдоподобно, что папа даже кучу наводящих вопросов задавать не стал.

Через некоторое время они уже пили чай всей семьёй. Дмитрий как ни в чём не бывало рассказывал об учебе, улыбаясь.

— Послушай пап, летом как-то не хочется праздно проводить время. Я решил помочь тебе с бизнесом. Найдёшь мне достойное занятие? — спросил Дмитрий.

Андрей удивлённо поднял брови.

— И что, даже отдыхать никуда не поедешь? — усмехнулся он.

— Съезжу на две недели к морю, а потом готов к труду и обороне. Сам же говорил, я должен научиться управлять семейным бизнесом. Да, я не сказал, помирился с подружкой, — улыбнулся Дмитрий.

— Ты смотри там, жениться не соберись на ней с горя, — нахмурился отец. — Бросает тебя из крайности в крайность. Лучше бы ты девушку из нашего круга себе нашёл.

— Серьёзно, пап? Хочешь невесту из нашего круга? — засмеялся Дмитрий. — Ты же знаешь, что я очень люблю фотографировать и делать видео. Такое потом можно использовать.

Дмитрий пересел к отцу и, положив перед ним телефон, открыл одну из папок. На экране показалась девушка в дорогой одежде, спящая на барной стойке.

— Узнаёшь? Аделина Новикова. Да, пап, дочка того самого Новикова. В выходные нажирается в клубе так, что её друзья добудиться не могут, чтобы домой увезти. О, а эта голая нимфа на сцене — Ирка Дудина. Дочурка владельца стекольного заводика. Наглоталась дури и теперь танцует стриптиз. Кстати, её потом двое мужиков в приватх комнату уволокли. Что было дальше, могу только догадываться, свечку не держал.

— Но есть же нормальные девушки? А не эти «прости Господи».

— Вот когда ты меня познакомишь со скромной девушкой из нашего круга, я обещаю, что брошу всех своих девок ради неё, — заверил Дмитрий.

— Ловлю тебя на слове, сынок. Есть у меня один вариант. Девочка умница, хорошо училась, сейчас на первом курсе медицинского института. Всё время проводит с книжками и по клубам почти не ходит. Если у неё нет парня, я вас познакомлю. Она дочь владельца крупной сети ресторанов, мы с её отцом давно дружим, — с весёлой ноткой в голосе сказал Андрей.

— Замётано, пап. Буду рад знакомству. Пойду к себе. Всем хорошего вечера.

Дмитрий встал и пошёл в свою комнату. «И что мне с этой библиотекаршей делать, книжки в постели читать? А, забыл, она же в медицинском учится. Значит, будем играть в больного и заботливую медсестричку», — усмехнулся парень.

26

Димка чувствовал, что Дашка что-то сотворила. Она пришла на лекции, но вела себя странно. Старалась не находиться с ним рядом. Когда Дмитрий подходил сам, то прятала глаза. В очередной раз подойдя к девушке на перемене, он обнял её и отвёл в сторону от подруг.

— Чего ты от меня шарахаешься? Мы же с тобой помирились. А может, ты кому-то что-то ляпнула о наших невинных шалостях, а? — тихо спросил Дмитрий.

— Нет, Дим, честно. Я никому ничего не рассказывала, — промямлила Даша, опустив глаза.

Это было верным знаком — врёт.

— Верю, — улыбнулся парень и добавил, шепнув в самое ухо: — За это я сегодня буду тебя ебать во все дыры. Поедешь ко мне, сучка.

Даша нервно сглотнула, кивая головой. Она хотела сбежать с последней лекции и спрятаться в общежитии.

Дмитрий похлопал девушку по плечу и пошёл к приятелям.

— Кит, ты принёс мне то, что я тебя просил?

— Дём, я забыл, — сделал кислую мину Никита, а потом улыбнулся. — Шучу. Вот, держи ключи. В этом доме ещё мой прадед жил. Деревня Романовка, некогда цветущая и полная народу. Впрочем, теперь тоже, только летом. Дома там под дачи держат и зимой не приезжают. А тебе зачем наш домик? Мы сами там в прошлом году не были ни разу.

— Хочу экстремальный секс с подружкой. Ну, что-то типа бдсм сессии. Знаешь, когда плётки, цепи и прочее. В моей хате такое не провернёшь, соседи услышат странные звуки, ещё ментов вызовут. Кстати, парни, папаша ко мне топтуна приставил. Боится, старый козёл, что я побегу с Дашкой расписываться без его ведома.

— Хах. Вот у тебя жизнь кипит, братишка, даже завидно. Моя не то что там цепи, она в задницу не даёт и минет не делает, морщится, — хохотнул Женя.

— Значит, пора её бросить, а топтуна моего нужно отвлечь. Вы сможете ему колесо проткнуть?

— Легко. Только ты нам машину покажи. Мы с Китом сделаем вид, что затеваем драку. Ты в это время выходишь с Дашкой. У мужика глаза разбегутся, а Вано, проходя мимо, проткнёт ему колесо выкидухой, — улыбнулся Женя.

— Спасибо, парни, буду благодарен, — улыбнулся Рузой.

Перед последней парой Даша попыталась улизнуть, но Дмитрий следил за ней и вовремя заметил. Он схватил её за руку по пути в гардероб и притянул к себе.

— На лекцию пошла, дура! Или хочешь, чтобы я твоё видео всем показал? Знаешь, какой момент мне нравится там больше всего, а? Когда я трахаю твою пизду черенком от вантуза. Думаю, наши однокурсники тоже будут в восторге. Не вздумай сбежать, сучка, тебе же хуже будет, — злобно рыкнул Рузой, чтобы слышала только она.

— Не надо, Дим, пожалуйста, я всё сделаю, как ты хочешь, — умоляюще произнесла девушка.

— Разумеется, сделаешь. Куда же денешься? — усмехнулся Рузой и, обняв её за талию, поволок в аудиторию.

Дмитрий не ожидал, что на стоянке их будут жать Ания и тот самый белобрысый мужик. Поэтому ребята не стали разыгрывать комедию с дракой, но остановились рядом с машиной детектива. Женя загородил обзор на заднее колесо, а двое других встали за ним. Парни сделали вид, что им интересно происходящее на стоянке.

— Рот на замке держи, иначе я из тебя Гуимплена сделаю, — быстро прошептал Дмитрий, подходя к своей машине.

— Даш, можно тебя на минуту, — крикнула Ания.

— Иди, поговори, милая, — милостиво разрешил Дмитрий.

Девушка подошла к Ание и незнакомому мужчине.

— Здравствуйте, Даша. Меня зовут Марк. Я хотел бы, чтобы вы пояснили, что значит ваша смс моей жене.

— Здравствуйте. Я сегодня уже говорила с Наташей и Аниёй об этом. Ань, я все сказала, мне добавить нечего. Димка не может тебя забыть, но сегодня он признался, что если я буду рядом, то сможет всё преодолеть, — сказала девушка нервно.

— Даша, если он вам угрожает, я могу вам помочь, — Малицкий ей не поверил.

— Мне больше нечего добавить. Простите, мы спешим, — девушка развернулась и пошла к парню.

Марк видел, как сверкнули глаза Рузоя младшего. «Где-то я уже видел подобный взгляд. Не нравится мне всё это», — подумал Малицкий, обходя свой автомобиль, чтобы сесть за руль.

Ания забралась на заднее сидение к Наташе.

— Так я и думала. Она сказала всё то же самое, — буркнула Ания.

— Не нравится мне это всё. Этот его волчий взгляд. Ань, прошу вас с Наташей не выходить из здания завтра, пока не появятся Максим и Егор. Если они будут опаздывать, посидите в библиотеке. Выходите только после того, как Максим позвонит, что ждёт вас, — наставлял Марк выезжая со стоянки.

— Не волнуйся, Марк. Я буду с Аниёй всё время, — заверила Наталья.

Тем временем Дмитрий двинулся к воротам вслед за машиной Малицкого. Он посмотрел в зеркало и рассмеялся, видя, как его топтун чертыхается, пиная проколотое колесо.

Рузой повернул машину совсем не в ту сторону, где была его квартира. Даша испуганно округлила глаза.

— Дим, куда мы едем?

— К моим родителям. Должен же я тебя познакомить с ними перед свадьбой, — усмехнулся Дмитрий, притормаживая у обочины.


Даша с ужасом увидела, как парень достаёт из бардачка прозрачный скотч. Она хотела выскочить из машины, но двери оказались заблокированы.

— Открой, выпусти меня! — закричала девушка в панике.

— Поори мне ещё! Это ты виновата! Не зря тебя этот мужик подзывал, ляпнула что-то Аньке! — рявкнул Дмитрий и впечатал кулак в живот девушки.

Даша согнулась пополам, зажимая ладонями ушибленное место, и начала хватать ртом воздух. Парень воспользовался этим, схватил её руки и примотал друг к другу. Потом залепил рот скотчем.

— Вот так, сиди и не рыпайся, если жить хочешь, — улыбнулся Рузой, похлопав её по щеке.

Включив радио, он снова завёл мотор автомобиля и двинулся дальше.

Зима в этом году выдалась какая-то неправильная. Снега было очень мало. Временами он и вовсе начинал таять, оголяя землю. Дорога к самой деревне оказалась покрыта древним асфальтом и местами запорошена снегом, но проехать можно. По краям от дороги высились сосны. Девушка смотрела на этот лес, и сердце уходило в пятки. Ей казалось, что она скончается от страха прямо здесь, в машине. Вдалеке показались какие-то дома, но не одного светящегося окна видно не было. Дмитрий остановил машину у крайнего дома и вышел. Даша хотела убежать, но поняла, что бежать некуда. В деревне нет ни души, а до города несколько десятков километров. Дверь с её стороны открылась. Даша хотела выйти, но ей не дали.

— Сиди, — рыкнул Дмитрий.

Где-то под его ногами звякнула цепь. Увидев, что в руках насильника ошейник, она стала сопротивляться и мычать. Силы были не равны, и скоро широкий толстый ремешок застегнулся на её шее. Потом парень через отверстие в ремне и пряжку продел небольшой замочек.

— А вот теперь вылезай, — замок щёлкнул, а Дашу дёрнули за цепь.

Девушку как собачку завели во двор дома, а потом открыли ключом дверь и поволокли дальше. В доме пахло затхлостью и плесенью. Но он был кирпичный, с добротной крышей и окнами. Дмитрий включал свет и видел кругом запылённую допотопную советскую мебель. Он притащил Дашу в самую дальнюю маленькую комнату. Тут стояли: шкаф, стол, стул и железная полуторка кровать с панцирной сеткой и тонким матрасом. В доме оказалось паровое отопление от печки, стоявшей на кухне. Рузой обмотал цепь вокруг батареи и зафиксировал её очередным замком.

— Ну вот, комната в твоём распоряжении. Сейчас глянем, что в шкафу. Ух ты, всё, что нужно, есть!

Дмитрий открыл шкаф, и на кровать полетела подушка. Через несколько секунд туда же приземлилось одеяло и постельное белье.

— Сама всё застелешь, пойду остальное поищу, — он достал из кармана складной нож и разрезал скотч на её руках.

Даша осторожно отлепила полоску на губах и зашипела от боли. Она была в шоке. Не знала, зачем её сюда привез парень. Но всё же зрела надежда, что поиздевается, как в прошлый раз, а потом отвезёт в город. Она села на кровать, не желая собственными руками застилать её для насильника. Понимала, что это чревато побоями, но ничего не могла поделать. Тело не слушалось, оно будто задеревенело от страха.

Рузой вернулся с обогревателем и ведром с крышкой. Обогреватель был старый, но, к удивлению, ещё работал. Его водрузили на стол, а ведро заняло место у двери.

— Полдела сделано. А теперь раздевайся, хочу тебя, — оскалился Дмитрий.

Даша обомлела. Улыбка парня была похожа на оскал монстра. На его красивом лице это выглядело так жутко, что девушка отрицательно затрясла головой и не смогла шевельнуться.

— Ой, ну почему все бабы такие тупые?

Рузой подошёл к ней сам, расстегнул куртку и, сняв её, кинул на пол. Потом дёрнул девушку с кровати, заставляя встать и повернуться спиной. Вскоре её джинсы и трусы болтались у щиколоток, а сама она стояла облокотившись руками о край кровати.

Дмитрий ударил пару раз по ягодицам девушки ладонью.

— Хороша попка! — воскликнул он, ударяя снова и снова.

Девушка визжала, Дима не обращал внимания, остановился, спустил штаны до колен и надел презерватив. Потом вынул из петлицы ремень и стал без подготовки продираться в упругую попку.

— Мама! — заорала от боли Даша.

— Давай, поори! Вспомни маму, папу, всю свою родню! — на спину девушки опустился ремень.

— Дим, пожалуйста, не надо!

— Надо, Даша. Я так захотел, и так будет, — заметил он, врываясь в неё до основания.

Не дав ей даже привыкнуть, парень стал с яростью вбиваться в неё, одновременно обрушивая удары на спину. Девушка кричала, умоляла, но это только сильнее возбуждало его. Оргазм пришёл быстрый и такой мощный, что он сам победно закричал как дикий зверь.

Даша валялась грудью на кровати и ревела. Где-то щёлкнуло что-то, потом раздались шаги. Она с трудом поднялась и оделась. Через пару минут в комнату внесли кружку, две пятилитровые баклажки воды и большую упаковку собачьего корма. Всё это оказалось на столе. Дмитрий развернулся и ушёл, чтобы в скорости вернуться. На пол упали пожелтевшие от времени книги и рулон туалетной бумаги.

— Я открыл тебе верхние щеколды на окне, нижние потом сама, если нужно, отщёлкнешь. Ведро наполнится, откроешь окно и выльешь прямо в огород. От еды будет тошнить, но ничего, зато много не сожрёшь. Надолго хватит. А потом привыкнешь к такой жрачке. Буду приезжать и трахаться, прости, не каждый день.

— Ты что, хочешь меня здесь оставить? — спросила Даша, округляя глаза.

— Жопой чувствую, что ты Аньке что-то взболтнула. Поэтому будешь сидеть тут. Телефон я заберу, он тебе не нужен, — Дмитрий выудил из кармана её куртки мобильный. — Но ты не переживай, Даша, возможно, скоро твоя подруга Ания составит тебе компанию. Мне только нужно подумать, как её сюда привезти.

Даша представила, что останется одна в пустой деревне, и стало страшно до обморока. Она упала на колени и стала целовать ноги своего насильника.

— Дим, Димочка, я всё, что хочешь сделаю. Я буду послушной. Я буду преданной как собака. Дим, ине оставляй меня, тут страшно, — заплакала она, умоляя.

— А ты и есть собака, Даша. Сторожевая сучка этого дома, — дико заржал Рузой и пнул её от себя. — Пошла вон, шавка! Знай своё место!

Парень развернулся и пошёл прочь, закрыв за собой дверь. Вслед ему слышались мольбы и рыдания. Он только ухмыльнулся, закрывая дом на ключ. Кругом была кромешная мгла. Включив фонарик на своём телефоне, Рузой кинул смартфон девушки на землю и пару раз ударил тяжёлым ботинком, ломая экран.

— Дорога, дорога, ты знаешь так много о жизни такой непростой, — напевал он уже через пару минут, заводя мотор автомобиля.

27

Андрей выговаривал Олегу за оплошность с детективом, сидя в своём кабинете.

— Вот скажи мне, пожалуйста. За какие заслуги я должен этому лоху платить? Я уверен, что ему специально колесо прокололи. Даже мой сынуля его вычислил, а ты говорил, что мужик профи.

— Так он и есть профи. У него же детективное агентство. Просто он сам сейчас занимается более важным делом, чем слежка за богатеньким сынком. Это дело он поручил одному из своих подчинённых, а тот месяц у него работает. Что такого может натворить Димка, что за ним наблюдать нужно?

— Ладно, проехали. Сам разберусь. Агентству я заплатил за пару дней. Больше за на эту лажу деньги тратить не буду. Что там насчёт Малицкого? — хмуро пробасил Андрей.

— Вот флешка, там всё.

Андрей забрал белый прямоугольник, на котором фломастером было написано «Малицкий».

— Дома посмотрю, — буркнул Рузой. — Поеду отдыхать. Устал, не физически, а морально.

Андрей ехал в машине и думал, что затея с детективом пошла прахом. Никто не знает истинной причины слежки за парнем. Все думают, что это блажь богатенького папочки. Андрей подозревал, что в первый день за ним следил профи, а так как ничего подозрительного не было, то дело передали новичку. Раскрывать всю правду Андрей не хотел, надеялся, что всё обойдётся. «Может, всё не так, как я думаю, и Димка банально влюбился в эту Анию? Девушка вышла замуж. Сейчас парень пострадает, потом перебесится», — подумал Андрей.

С того дня, как горе детективу прокололи колесо, прошло несколько дней. Олег в это время летал в родной город Марка и вернулся только сегодня. Рузой к тому времени уже заплатил агентству, решив отказаться от их услуг. Следовало предпринять что-то ещё. «А может, всё не так и плохо? Димка ведёт себя спокойно. Хорошо учится, лекции не пропускает. Наверное, я себя накрутил. Почему он обязан идти по стопам деда? Димка вообще не в курсе этой жуткой истории. Ладно, завтра выходной. Отдохну приду в норму. Нужно поберечь нервишки».

Дома Андрей заперся в своём кабинете и посмотрел флешку на ноутбуке. Увиденное поразило. Марк Малицкий уехал из родного города не просто так. Раньше он был девушкой. Марина оказалась трансгендером, полностью сменившим пол и фамилию с отчеством. С родителями не знается, те отвернулись от неё уже давно. Из друзей только кучка местных представителей гей-сообщества.

— Вот это да?! Да у этой Марины яйца железные. Ни за что не догадался бы, что это не мужик. Речь, походка, манера держаться. А каким тоном он со мной разговаривал, как настоящий альфа-самец. Браво. Марк! — воскликнул Андрей вслух.

Рузой действительно восхитился этим парнем, некогда рождённым в теле девушки. Марк так защищал свою женщину и ребёнка, что не каждый бы смог. Но Рузой прекрасно понимал, что зачать этого малыша Марк при всём желании не смог бы. «Неужели это действительно ребёнок от Димки?! Нужно ещё раз с этой Аней поговорить. Узнать, была ли она в постели с кем-то ещё, кроме Марка. О сынуле и его поступке пока разглашать не стоит».

* * *
Рузой ещё раз навестил Дашу в одиноком домике. Он принёс ей воды и несколько пачек печенья в подарок. Парень заметил, что девушка открыла упаковку с кормом и ела его.

— Хорошая псинка, послушная, — Рузой подошёл к сидящей на кровати девушке и погладил по голове.

— Я буду послушной, Дим, только забери меня отсюда. Я никому не скажу. Честно, Димочка, я даже в полицию не пойду, — умоляюще произнесла Даша.

— Послушной, говоришь? Хорошо, делай всё, что я скажу, а там посмотрим.

Рузой кинул на стол несколько больших упаковок антибактериальных салфеток. После смотрел, как Даша себя обтирает. Следом начался секс-марафон, где девушка делала всё, что бы он ни захотел, с покорностью рабыни. В голове перемкнуло. Должного оргазма он так и не получил. Вдруг вспомнилось, как Даша орала здесь в первый раз, а он кайфовал от этого. Адреналин поднимался до небес, оргазм накатывал такой мощный, что всё тело трясло, будто его током шибануло. Сейчас было всё тускло и вяло. Даже от того, что он кончил глубоко в рот девушки, заставив её уткнуться носом в свой пах, удовольствие это принесло слабое.

— Я тобой сегодня недоволен. Псинка провинилась. Ты не доставила мне нужного наслаждения, сучка. Посиди здесь ещё немного, — зло осклабился Рузой.

И снова он уходил под мольбы девушки, но ему было наплевать. В голове зрела мысль, что нужно достать новую порцию адреналина. Аньку воровать было рано, сегодня её встретили из института двое мужчин. Теперь, чтобы умыкнуть желанную добычу, ещё постараться нужно. Рузой решил пойти завтра в клуб, но один.

Парень выбрал один из клубов, где они с друзьями обычно не тусили. Познакомиться с девушкой труда не составило. Это была серая мышка, которую каким-то ветром занесло в это пафосное заведение. Впрочем, одета она была прилично и сидела за барной стойкой, попивая коктейль.

* * *
Ольга села за барную стойку и заказала коктейль. Она и сама не понимала, зачем сюда пришла. Клуб не для таких мышек, как она. На танцполе прыгала толпа молодёжи. Все такие яркие, симпатичные, не то что она. Оля красавицей не была: тощая, длинная, с маленькой грудью и некрасивым лицом. В школе к ней с первого класса приклеилось прозвище Пугало. В институте никто даже не смотрел в её сторону. Не издевались, но и не предлагали дружбу. А ей в свои двадцать лет хотелось и парня и секса, и много того, чего из-за внешности она не могла получить. Сегодня было особенно тоскливо от одиночества и неудовлетворённого желания. Поэтому Ольга решила пойти в клуб и раз в жизни напиться с горя. Вдруг к ней подсел красивый парень.


— Привет, меня зовут Дима. Если ты никого не ждёшь, может быть, пообщаемся?

Ольга открыла рот от изумления. Парень был весьма симпатичен. Девушка подумала, что над ней просто насмехаются, а где-то рядом стоят дружки и ржут как кони.

— Привет. Я Оля. Где твои друзья, зови уж сюда? Будем вместе смеяться, — скривилась она.

— Оль, ну не расстраивай меня. Чего ты сразу так? Каждая женщина красива по-своему, и ты тоже. Я, например, обожаю высоких и худых барышень. В клубе я один, чем хочешь поклянусь. У тебя бокал опустел. Позволь тебя угостить? — лучезарно улыбнулся Рузой.

— Можно. Выбери на свой вкус, — слабо улыбнулась Ольга.

Внимание Дмитрия польстило. Она уже и не надеялась, что на неё хоть кто-то посмотрит такими глазами. Во взгляде парня читалось явное вожделение. А может, просто показалось? Как бы ни было, Ольга решила провести время с пользой. «Если позовёт к себе, поеду. Наплевать, что трахнет и выкинет. А если не позовёт, то просто поговорим и разойдёмся», — подумала она.

Дмитрий сделал всё, чтобы очаровать собеседницу. Они мило болтали, он заказывал коктейли. Рузой напоил её до нужного состояния и предложил поехать к нему. Думал, что она с лёгкостью согласится. Как же, такой красавчик зовёт эту уродину к себе, но девушка неожиданно отказалась.

Желанное предложение прозвучало, но Оля отказалась. Стало вдруг страшно, от того, что она поедет с почти незнакомым человеком в неизвестность.

— Спасибо за предложение, но я не сплю с парнями вот так сразу, — заявила Ольга.

— Не смею настаивать, — улыбнулся парень.

— Спасибо за угощение, но мне пора.

— До свидания, Оля, было приятно пообщаться.

— И мне было приятно.

Дмитрий проследил, как девушка, слегка пошатываясь, пошла к туалетам. Он юркнул следом. Дождался, пока она выйдет, так чтобы его не видели. Потом оделся и проследовал за будущей жертвой на улицу. Ему повезло, девчонка не вызвала такси, а поковыляла во дворы. «Живёт, что ли, рядом? Отлично!»

Рузой запрыгнул в машину, номера которой были заляпаны снегом. Подождал, пока девушка скроется из поля видимости камер наблюдения на здании, а после поехал за ней. Древнюю, но ещё добротную ладу он арендовал у мужика, живущего в его районе, сразу после похищения Даши. Мужик в очередной раз ушёл в запой. Дмитрий слышал от его соседей, что он лопает так, что на следующий день ничего не помнит. Пару ящиков водки и закуска решили вопрос быстро. Мужик так хотел похмелиться, что без проблем отдал ключи. Дмитрий ещё и пять тысяч сверху ему дал, так алкаш готов был ноги целовать, не то что отдать старьё на пару недель.

— Оля, постой, — крикнул Дима, открывая дверь автомобиля. — Давай обменяемся телефонами. Я хочу ещё раз встретиться с тобой, — Дмитрий догнал Олю без проблем.

Девушка остановилась. Дмитрий, не заглушая мотора, вышел к ней. Щёлкнула выкидуха, и к горлу девушки прикоснулось лезвие.

— Я не люблю, когда мне отказывают, Оля! В машину села! Ну, живо в машину, пока не прирезал! — рыкнул парень.

Оля залезла в автомобиль. Он сразу же связал её скотчем. Потом сел за руль и отправился в домик. И снова тот адреналин в крови. Предвкушение чего-то запретного и яркого. В голове появилась эйфория, от одной только мысли о том, как он будет выбивать из девки стоны боли, крики ужаса и мольбы пощадить. Состояние было сродни наркотическому опьянению, но парень уже знал: по-настоящему его вштырит только тогда, когда он будет кончать под вопли ужаса этой долговязой девки. В багажнике была заготовлена цепь, которую он купил в магазине для животных, но уже другом.

* * *
Даша сидела с домике и доедала остатки печенья. Она и корм собачий ела. С голоду чего только жрать не будешь. Вдруг раздался рёв мотора. Девушка удивилась, что её мучитель приехал так поздно. «Может, заберет отсюда?» — подумала она с надеждой.

Оказалось, всё совсем не так. Димка приволок какую-то девицу. Так же пристегнул её к батарее цепью и засмеялся.

— Я привез тебе подружку, Дашка! Теперь-то будет не скучно. Знакомься, псина по кличке Оля.

Дальше началось что-то жуткое. Димка раздел сопротивляющуюся девушку и стал насиловать по-всякому прямо при Даше, добавляя ко всему ещё и побои. Даша забилась под стол, закрыла глаза и зажала уши руками. По щекам водопадом струились слёзы. Как бы она не хотела, но безумный крик девушки ударял по барабанным перепонкам, заставляя трястись от ужаса.

Когда всё закончилось, Димка ушёл, а Даша выползла из своего укрытия. Она подбежала к кровати и уставилась на бёдра девушки. «Она ещё девственница была?! Ублюдок ты, Рузой! Исчадие ада!»

— Тихо, не плачь. Вдвоём не так страшно будет. В эту деревню не приедут до лета. Поэтому сразу нас не убьют. Я надеюсь, что нас найдут за это время, — пыталась хоть что-то сказать в утешение девушка, но получалось плохо.

— Надейся, может быть, и сбудется.

В комнате снова появился Рузой. Поставил на стол пару бутылок молока, большую пачку пряников и печенья.

— Охранять дом, псинки, пока хозяин не приедет. Обещаю, скоро заявлюсь.

Парень ушёл. Даша услышала, как взревел мотор. Потом обтёрла Ольгу салфетками и помогла сесть на стул. Сменив белье, она снова уложила безвольную девушку на кровать. Потом легла рядом и обняла, укрыв их одеялом.

Оля ничего не говорила от шока, только дрожала и всхлипывала. Её рыдания разрывали Даше душу. Всё же она не была настолько чёрствым человеком, чтобы не пожалеть её. К тому же она сама прошла через насилие. Было страшно до тряски, до остановки сердца. Что сделает Димка в следующий раз, убьёт как свидетелей? Сейчас вспомнилось всё: и плохое, и хорошее. Даша подумала, что если она выживет, то будет каждый день благодарить Бога за спасение. Она и в эти дни много молилась, просила о помощи. Сейчас почему-то вспомнилась бабушка. Как она укладывала её спать, гладя по голове, и пела старую колыбельную. Даша стала гладить Олю по голове и петь тонким голосом, перемежая слова всхлипами.

— Спи, дитя мое, усни


Сладкий сон к себе мани.


В няньки я к тебе взяла


Ветер, солнце и орла.


Улетел орел давно;


Солнце скрылось за горой;


Ветер после трех ночей


Мчится к матери своей.


Ветра спрашивает мать:


«Где изволил пропадать?


Али в звёзды воевал?


Али волны всё гонял?»


«Не гонял я волн морских,


Звёзд не трогал золотых, —


Я дитя оберегал,


Колыбелечку качал!»

* * *
Андрей сидел на диване в гостиной и смотрел от нечего делать местные новости. Жена упорхнула к подруге. Димка дома не появлялся. Дочь сидела в своей комнате.

Сейчас Андрею хотелось расслабиться и не думать ни о чём. Он даже позволил себе открыть бутылочку виски. Ролик о стихийной свалке за городом закончился и снова появилась милая девушка в студии.

— Вчера в нашем городе пропала девушка. Зовут Ольга Ивановна Никольская. Девушке двадцать лет. Особые приметы: высокая, худая, с короткой стрижкой каштановых волос. Глаза светло-серые. Нос с небольшой горбинкой. На правом плече большое родимое пятно в виде кляксы. Была одета… Девушка ушла в клуб и не вернулась. Если кто-то из вас видел похожую девушку, просьба сообщить по телефонам…

Андрей выронил стакан из рук, смотря на фото пропавшей и телефоны внизу экрана. «Нет, это не Димка. Нет, это не мой сын. Мало ли девиц пропадает?» — подумал он.

— Дим, ты сейчас где? — Андрей позвонил сыну.

— Дома, в постели с девкой кувыркаюсь, а ты меня отрываешь. Завтра заеду к вам, — хохотнул сын и скинул вызов.

Андрей поморщился, а потом позвонил брату.

— Лёш, сейчас видел по телевизору новость о пропавшей девочке, ты что-то знаешь об этом? Почему-то её ищут так быстро, ведь со дня исчезновения три дня не прошло?

— Пф, сейчас можно о пропаже сразу подавать. Тебе-то зачем все это?

— Сам не пойму. Алексей, держи меня в курсе, интересно же.

— Тайна следствия, брат, забыл? Хотя, когда у нас были тайны друг от друга? Всё, мне идти надо. Я позвоню.

Андрей попрощался. Сердце защемило от боли. Он достал тонометр, давление поднялось до отметки сто восемьдесят. Выпив таблетки, он лёг на кровать в спальне. Вдруг пришла мысль посмотреть, где находился автомобиль Димки во время исчезновения этой Оли. Машина была зарегистрирована на Андрея, поэтому он мог легко мониторить геолокацию. Кроме того, Андрей давно платил сотовой компании за приложение с возможностью видеть, где находятся сотовые номера родных людей.

После просмотра данных Рузой успокоился. Машина с пяти вечера и до утра стояла во дворе дома, и телефон был в квартире. «Фух, кажется, пронесло, но с Аней поговорить нужно. Может, она с кем-то ещё спала. И вообще, почему я зациклился на том, что мой отец был монстром? Да, Димка не ангел, но похищать людей… Что-то нервишки расшалились. Пора выкинуть эту неизвестную Олю из головы».

28

Воскресенье. Идти было никуда не нужно, и Марк позволил себе подольше поваляться в постели. Рядом мирно посапывала жена. В последнее время Анию всё чаще стало клонить в сон. Вчера она средь бела дня легла подремать. Марк был вовсе не против. Он относился к той породе мужчин, которые не требуют от женщины выполнения домашних обязанностей во что бы то ни стало.

Малицкий улыбнулся, глядя на Анию, и осторожно поднялся с дивана. Быстро умывшись, он занялся приготовлением завтрака. Анию тошнило по утрам, но, как заверила гинеколог, анализы хорошие, а токсикоз со временем пройдёт. Поэтому Марк в большинстве случаев готовил по утрам сам и решил особо не заморачиваться с едой. Он пожарил омлет с овощами и сварил кофе.

— Доброе утро. Так вкусно пахнет. Сегодня чувствую себя хорошо и готова съесть быка, — Ания подошла и обняла мужа сзади.

Марк выключил газ под сковородой, потом развернулся и обнял свою жену.

— Доброе утро. Могла бы поспать ещё.

— Малыш просит есть.

— А может это малышка? Ты бы кого хотела? — Марк потёрся носом о нос Ании.

— Мне всё равно. Я дубу любить этого ребёнка, — улыбнулась девушка.

— И мне всё равно. Я буду очень любить нашего малыша или малышку. Я уже и не надеялся встретить девушку, которая согласится выйти замуж за меня, а потом решится на ЭКО. Но судьба подарила мне не только жену, но и ребёнка.

— Дуры все девки. Такого мужа, как ты, ещё поискать надо, — заверила Ания, прижимаясь к Марку теснее.

— Ты меня перехвалишь. Давай завтракать. Я тоже хочу есть.

Они позавтракали, а потом решили съездить в магазин для беременных. Животика ещё не было видно, но всё же пуговица на джинсах застёгивалась с трудом. К тому же Ания не вечно будет такой худенькой и скоро в свою прежнюю одежду не влезет.

Когда приехали в торговый центр, Марк с удовольствием рассматривал с супругой всякие платья и комбинезоны для беременных.

— Советую взять комбинезон. Он животик поддерживает. Вам не будет так тяжело. Сама в таком всю беременность проходила, — к ним подошла молодая женщина консультант.

— Спасибо, — улыбнулась Ания.

Аня померила два комбинезона разного цвета и пару футболок из ткани стрейч. Потом прошла вместе с мужем по рядам детской одежды. Купить хотелось сразу всё. Одежда в этом магазине оказалась недорогая и красивая. Только покупать приданное для малыша так рано было дурной приметой. А уж коляску и кроватку приобретать и подавно нельзя.

— Семь тысяч самая дешёвая коляска. Марк, а зачем нам новая? Давай купим с рук, — произнесла Ания, разглядывая прелесть голубого цвета на надувных колёсах.

— Ань, мне не жалко денег, но если ты хочешь сэкономить, я не против. Только кроватку с рук покупать не будем. Лучше потом продадим.

— Хорошо. Пойдём на кассу. У меня глаза разбегаются, хочется всего и сразу.

Заплатив за покупки, Малицкие прогулялись по торговому центру, купили продукты, а после поехали в парк. Врач рекомендовала гулять на свежем воздухе. Марк обещал сопровождать с Анию в выходные в парк.

— Завтра я заеду за тобой. Не выходи из института, пока я не позвоню. И держись рядом с Наташей, прошу тебя.

— Прямо шпионские игры, — усмехнулась Ания.

— Предчувствие у меня нехорошее. Сам даже не знаю почему.

Марк взял Анию под руку и повёл по аллее парка, которую расчистили для прогулок. В последние два дня у него действительно было плохое предчувствие, как будто вот-вот должно было что-то случиться. Он гнал от себя эти мысли, стараясь улыбаться жене. Вот кому нельзя было волноваться, так это Ание. Вдруг вспомнился взгляд Дмитрия Рузоя. Марк гадал, где видел подобный взор, будто на тебя смотрит зверь. Тогда он не вспомнил, а после забыл об этом. Сейчас в голове будто щёлкнуло. Такой же волчий жестокий взгляд был у его подопечного Илларионова. «Хорошо, если я ошибаюсь. Ведь бывает же человек с жёстким выражением лица, а на самом деле он милый добряк. Хотя Рузоя младшего добряком никак не назовёшь».

* * *
Дмитрий приехал домой на ужин с таким расчётом, что он останется ночевать у родителей. Отец за столом вёл себя с странно. Стал задавать разные вопросы. Где был? Что делал? Почему дома редко появляешься? Дмитрий насторожился. «Что за вопросы такие? Ты к чему это, папа?» Если внутренне парень напрягся, то на лицо выползла улыбка.

— Пап, что я должен у вас делать? У меня есть квартира, мне там комфортно. Можно девушку в любое время привести, — улыбнулся сын.

— Вот не пойму я, в кого ты такой? Ты хоть с одной девушкой месяц повстречался? Сегодня одна, завтра другая, так и до венерической клиники недалеко, — пробурчал отец.

— Ты сейчас наговоришь всякой чуши. Я на презервативах не экономлю.

— Хватит болтать о таких вещах при ребёнке, — возмутилась мама.

— Дорогая, нашей дочери шестнадцать лет, она больше тебя о сексе знает, — улыбнулся Андрей.

— Пап, ты мне денег подкинешь? — спросил Дмитрий, допивая чай.

— Тебе на карту перевести или наличными дать?

— На этот раз лучше наличными.


— Хорошо, сейчас достану из сейфа. Я у себя в кабинете, приходи, — Андрей поднялся из-за стола и ушёл.

Дмитрий улыбнулся. Он сумел заглянуть в кабинет до ужина и поставить маленькую скрытую камеру на нужном месте. В сейфе отца лежала вещица, которая нужна была Дмитрию. Он вознамерился достать её ночью, пока все спят. А пока парень поднялся в кабинет отца, чтобы забрать деньги. Потом решил изобразить хорошего сына и заговорил о бизнесе. Андрей сел за стол, а парень плюхнулся в кресло напротив. Дмитрий знал, что отец любит, когда он интересуется его делами. Да и неплохо знать положение дел, ведь фирма перейдёт ему по наследству. С сестрой Дмитрий делиться не собирался, тем более что отец уже написал завещание. Деньги разделили пополам между матерью и дочерью. Дом также остаётся им. А вот бизнес уходит сыну.

Разговор был долгим. Андрей обрадовался, что сын интересуется делами, что серьёзно настроен поработать летом. Казалось, Димка не такой уж и плохой, к чему-то стремится в жизни, а не тупо просирает отцовские деньги в клубах. Но что-то всё равно не давало покоя. Если приглядеться, то сын немного изменился: выражение лица и взгляд были другими. Андрей списал всё на взросление. Парень превращается в настоящего мужчину, только и всего.

Дмитрий знал отца как облупленного. Чуйка того ещё никогда не подводила. Сейчас папа был насторожен, после разговоров о бизнесе снова завёл речь о делах сына. Расспрашивал об учёбе и жизни. Дмитрий счёл это дурным знаком и решил, что отступать некуда. Ночью он выкрадет то, что планировал. Ну, а если папа попадёт под руку, что ж, судьба у него такая.

Чтобы не проспать, пришлось поставить будильник на вибрацию и положить телефон рядом с подушкой, потом подняться в три часа ночи. Осторожно ступая по дорогому паркету, парень направился в кабинет отца. Снял камеру и посмотрел приложение в телефоне. Ракурс оказался удачным, и он чётко увидел, как отец набирает код от сейфа. Теперь оставалось только открыть его, что Дмитрий и сделал.

Внутри была всего одна полка, и на ней лежали деньги. Снизу валялась стопка документов. На документах лежало несколько флешек. На одной из них Дима прочитал надпись «Малицкий».

— Вот удача — так удача. Компромат на муженька Ании готов. Почитаем на досуге, — прошептал парень, убирая флешку в карман домашних штанов. Теперь оставалось нажать на один из углов на дне сейфа.

Однажды подсмотрев за отцом, Дмитрий увидел, что сейф с двойным дном, а в тайнике спрятан пистолет и пачка патронов. Парень достал оружие, проверил наличие пуль в обойме. Потом взял запасную обойму и зарядил её.

Всё прошло более чем благополучно, никто ничего не заметил. Домочадцы спали и видели десятый сон, а парень вернулся в свою комнату. Он включил свой старый, но ещё рабочий ноутбук и стал просматривать компромат на Марка Малицкого.

— Вот это финал! Говоришь, твой ребёнок от Марка?! Мой это ребёнок, и только я решаю, жить ему или нет, — потрясённо произнёс Дмитрий.

В голове сразу мелькнули мысли о том, что с Аниёй надо поторопиться. Когда она станет толстой и неуклюжей, выкрасть её будет труднее.

29

Ания осмотрела аудиторию. Даша снова не пришла на лекции. Девушка поделилась своими наблюдениями с Наташей, но та только плечами пожала.

— Может она болеет, кто знает? Ну, хочешь, сходим в общагу. Мне всё равно надо там появиться. Заодно и Дашу проведаем.

— У Любы спросим, она же с ней в одной комнате живёт. Если у Даши грипп, то мне к ней нельзя. Беременным беречь себя нужно, — прошептала Ания.

Преподаватель строго посмотрел в их сторону, и девушки замолчали. В отличие от Натальи, Анию действительно насторожило отсутствие Даши на лекциях. В последний раз её все видели с Рузоем, а потом девушка исчезла.

На перемене Аня расспросила Любу о Даше. Та только ехидно улыбнулась.

— Нет её в общаге неделю уже.

— А почему ты в полицию не сообщила?! — возмутилась Ания.

— Послушай, Вардан, или как там тебя теперь? Ты чё тут, самая рыжая?! Похуй мне, куда она делась. Меньше народу, больше кислороду. Возможно, Дашка домой уехала, хотя вещи её на месте. Блин, хоть бы с собой их забрала, мешаются только в комнате её шмотки, — скривилась Люба.

— Да что же вы такие бездушные все! А если с Дашей что-то случилось! — закричала Ания от досады.

— Случилось и случилось, главное не со мной. На остальное мне насрать. Всё, не приставай больше, — махнула рукой девушка и ушла.

— Нет, ты видела?! Видела, Наташ?! Почему они такие твари бездушные! — возмущалась Ания.

— Положим, не все. Меня теперь тоже эта ситуация напрягает. Нужно ректору сообщить. Он имеет право заявление о пропаже подать. Идём к нему, — Наташа взяла Анию за руку и потащила к ректору.

Илья Александрович покачал головой, узнав, что Крутикова на лекциях и в общежитии не появляется. Он пообещал разобраться во всём.

— Сегодня утром до секретаря её мать дозвонилась. Они с мужем тоже несколько дней не могу дозвониться до дочери. Только неприятностей мне ещё не хватало, — буркнул мужчина.

— Илья Александрович, в последний раз мы видели Крутикову, уезжающую на машине Дмитрия Рузоя.

— Этот Рузой словно бельмо на глазу. Идите, девочки, я разберусь.

Ания и Наташа с чувством выполненного долга пошли на лекции. Илья Александрович был человеком строгим, но справедливым. Девушки надеялись, что он действительно разберётся и заявит куда следует.

* * *
Дмитрий внимательно следил за Аниёй и её подружкой. Старался быть неподалёку, чтобы уловить хоть слово из их разговора. Аня пристала к Любке Несолодиной, и судя по последним её выкрикам, говорили о Даше. «Я знал, что эта сердобольная рано или поздно заинтересуется тем, что Даша не ходит на лекции. Нужно действовать как можно быстрее. Эта чокнутая девка мне уже дорогу переходить стала. Как же её выкрасть? Рядом с ней всё время Наташка крутится, а вечером Аню забирают на машине», — размышлял Рузой, глядя, как две подруги куда-то пошли.

Девушки были так поглощены разговором между собой, что Дмитрий без труда довёл их до приёмной. Через какое-то время его самого выдернули прямо с лекции в эту же приёмную.

Илья Александрович усадил Дмитрия напротив себя и стал расспрашивать о Крутиковой. Мол, в последний раз её видели именно с Рузоем. Дмитрий отрицать ничего не стал, отвечал чётко, глядя прямо в глаза пожилого мужчины.

— Я не отпираюсь. Мы с Дашей встречались. Она даже у меня на квартире была. Только в последний раз мы с ней поссорились по дороге ко мне. Даша попросила высадить её на остановке. Всё, больше я её не видел.

— Это правда? — спросил Илья.

— Да, но у меня доказательств нет. Если бы в тот день видеорегистратор на машине не сломался, я предоставил бы доказательства. Сейчас у меня новый регистратор, можно убедиться, Даша после той ссоры в мою машину не садилась, — совершенно спокойно ответил Рузой.

— Хорошо, иди, но я буду вынужден сказать в полиции, что в последний раз Дашу видели именно с тобой.

— Хорошо, можете говорить, я не против, — Рузой встал с кресла и даже бровью не повёл на это заявление.

Выйдя из кабинета ректора, парень не отправился на лекции, а вышел на улицу. Он закурил сигарету, садясь в машину. «Пора начинать отстрел псинок. Анию увезу в домик, а Дашке пуля в лоб. Кину её где-то на окраине города или на свалке. Пусть менты ищут её убийцу». Подойдя к машине, Дмитрий сел за руль и уехал домой. Сейчас было не до лекций, нужно как следует всё обдумать и действовать быстрее. Но как назло не думалось совсем. Организму требовался всплеск адреналина. Хотелось снова ощутить тот животный страх, который он вызывает у своих «псинок». Заехав с супермаркет, Рузой направился домой. Оставив телефон в квартире, Дмитрий сел в арендованную машину и поехал на встречу со своим кайфом. Сначала подумал, что стоит грохнуть Дашку прямо сегодня, но потом голову пришла идея выманить Анию на фотографию Даши в ошейнике.

* * *
Андрей хотел в очередной раз поговорить с Аниёй, но передумал в последний момент. Олег достал номер её подруги и мужчина позвонил Наталье. Девушка с трудом, но согласилась встретится в кафе недалеко от того места, где сейчас жила. Это было маленькое, но уютное заведение, в котором предлагали множество пирожков и пирожных. Заказав девушке чай с кусочком торта, Андрей посмотрел на неё пристально. Наташа для Ании самая лучшая подруга, и он надеялся на поддержку с её стороны.


— Ну, и зачем вы меня позвали? — нетерпеливо спросила Наталья.

— Я многое не могу тебе рассказать, но пойми — это очень важно. Ты лучшая подруга Ании и должна знать, был ли у неё кто-то ещё, кроме Марка Малицкого.

— Вы хотите спросить, спала ли она с кем-то, кроме него? Я бы вас послала, не смотря на возврат, но Аня не делает из этого секрета. У неё никого не было, кроме Марка. Ания не такая, как все. Она честная и порядочная. Если у вас всё, я пойду, — Наташа резко встала.

Девушку коробило, что семейка Рузой до сих пор вмешивается в жизнь Ании. Наталья собиралась демонстративно уйти, но Андрей остановил её.

— Не спеши. Я не хочу для Ании проблем. Она вышла замуж, и это здорово. Марк очень порядочный парень. Сядь, доешь свой тортик.

Наташа села обратно, разговор переходил совсем в другую плоскость. Она заинтересованно посмотрела на мужчину с невозмутимым выражением лица.

— Мой сын сильно влюбился в Анию, меня это тревожит. Правда, сейчас у него какая-то Даша появилась. Я надеюсь, что Димка забудет Аню. Я хочу, чтобы вы приглядывали за Аниёй и Дмитрием в институте. Если что, звоните на мой мобильный телефон. Вот номер, вбейте его прямо сейчас, — Рузой протянул визитку.

— Хорошо, тогда вы должны быть в курсе, что по слухам Дима и Даша поссорились. Она уже неделю не появляется на занятиях и в общежитии её нет. Родители её тоже найти не могут, телефон Даши не доступен, — заявила девушка, доставая свой смартфон.

У Андрея похолодело всё внутри, а потом стало жарко. Он понял, что могло подняться давление. Попросил воду у официанта и выпил таблетку.

— Что с вами? Вам плохо? Может скорую вызвать? — забеспокоилась девушка, видя, как покраснел собеседник.

— Не стоит. Я поеду домой. Чуть что, сразу набирайте мне. Не секрет, что мой брат работает не последним человеком в полиции, я способен решить вопрос быстро.

— Как решить в очередной раз отмазать своего сынка? — скривилась Наташа.

— Никаких отмазать, девочка. Если Димка замешан в чём-то серьёзном, он будет сидеть в тюрьме. Никому не говори о нашем разговоре. Я попробую помочь с поисками Даши.

Андрей поднялся и вышел из кафе. Его слегка пошатывало, видимо, действительно поднялось давление. Охрана ринулась открывать двери автомобиля.

— Андрей Игоревич, может в больницу? Вы плохо выглядите, — взволнованно произнёс один из парней.

— Нет, Витя, домой, — буркнул Рузой, забираясь в салон.

Греть уши подчинённых Андрею не хотелось, поэтому он дотерпел до дома. Потом позвонил брату, запершись у себя в кабинете.

— Привет, Лёша, что там насчёт пропавшей Оли?

— Насколько я знаю, девушку ещё не нашли. У меня нет всех подробностей. Пропажа одной особы не повод, чтобы брать это дело на контроль, — невозмутимо ответил брат.

— Сегодня я узнал, что пропала вторая девушка. Она с Димкой в одном институте учится, даже на одном курсе. В последний раз её видели с моим сыном. Девушки нет уже неделю. Она приезжая.

— И что, уехала домой. И вообще, её могли с кем угодно в последний раз видеть. С любым однокурсником.

— Лёша, ты мне мозг не пудри. Я понимаю, ты любишь своего племянника. Я тоже люблю своего сына. Жизнь бы за него отдал. Кстати, о жизни. Вспомни, как мы с тобой родились. Вспомнил? А теперь прямо с утра узнавай насчёт того, подали ли заявление о пропаже Дарьи Васильевны Крутиковой. Если да, то бери это дело под свой контроль, — ледяным тоном произнёс Андрей.

— Ты же не думаешь? Чёрт, только не это?! Андрюша, не расстраивайся, у тебя сердце больное. Всё будет хорошо. Слышишь? Да, наш Димка где-то косячит, но не до такой же степени, — стал уговаривать Алексей.

— Лёша, вот когда ты мне докажешь, что он не виноват в истории с этими девушками, я успокоюсь. Докажи мне, блядь, что он не виноват! Я с ума схожу, когда думаю, что он мог пойти по стопам деда! Фух, чего-то плохо совсем, пойду прилягу. Завтра на работу не поеду. Жду от тебя новостей.

Андрей отключился и еле дополз до кровати. Снова поднялось давление. Жена хотела вызвать врача, но он упёрся. Выпил таблетку и лёг. Не спалось, в голову лезли разные мысли. Исчезновение Даши было последней каплей, но так не хотелось верить, что это его сын виноват. Поверить в то, что твой любимый ребёнок превратился в настоящее чудовище, очень трудно. Именно поэтому Андрей требовал от брата доказательств.

30

Ночью Дмитрий пригнал арендованную машину к зданию института. Он поставил её не на стоянке, где были камеры, а на улице, с другой стороны здания. Тут как раз была ещё одна калитка в заборе, что было удобно. Ехать домой уже не стоило, и он остался в машине, благо куртка была тёплой и салон за время поездки хорошо прогрелся. Свой смартфон он благополучно «забыл» дома. Вместо него взял купленный в магазине подержанных гаджетов смартфон самого первого поколения. Он был наполовину кнопочный и каким-то чудом ещё работал с серой симкой, купленной по случаю у какого-то барыги. Теперь оставалось только одно: дождаться, когда начнутся лекции, и позвонить. Наконец институт заполнился студентами и лекции начались. Рузой зашёл в здание. Минуя раздевалку, прошёл до своей аудитории. На голове был глубокий капюшон, а на глазах солнцезащитные очки. За несколько минут до этого Дима позвонил в полицию и сообщил, что в здании института заложена бомба.

Расклад был простой, пока будет паника, он умыкнёт Анию и увезёт в домик. Потом расправится с Дашей, чтобы подбросить ночью в квартиру пьянчуги. Мужик пил с друзьями не просыхая, устроив в квартире свинарник. Дмитрий зашёл в гости, принёс закуски и очередной ящик водки. Федя был один, страдая с похмелья. Дмитрий умудрился спереть запасные ключи у алкаша и подобрать в пакетик пару презервативов, валявшихся на полу. Когда он их увидел, то его осенило. Дашу нужно задушить ремнём. Потом впихнуть в девку сперму Федюни и приволочь её на кровать в его квартиру. Всё должно быть чётко, пальчики терпилы на ремне, его сперма. Заметут Фёдора под белы рученьки, и хорошо. Тем более что ремень действительно его, прихваченный заботливыми руками Димы для расправы над девушкой.

Звонок в полицию сработал. По громкой связи объявили срочную эвакуацию в связи с возможным терактом. Поднялась паника, все поспешили в раздевалку, кто-то прямо так намеревался уйти, потому что жил в общежитии, а до него три минуты ходьбы. Дима увидел в толпе однокурсников и других студентов Анию и Наталью. Они бежали к раздевалке.

— Аня, в толпу не лезь. Иди за мной, я сама твою куртку возьму. У нас же на одном крючке висит, — сказала Наталья.

Ания отстала на шаг, идя сзади, как кто-то неожиданно впихнул её в туалет, а потом прижал к стене.

— Ты кто? — испуганно спросила она, не узнав Дмитрия.

Парень щёлкнул ножичком и приставил к её горлу.

— Стой и не рыпайся. Если что, я прирежу и не моргну глазом, — тихо сказал Дмитрий, доставая телефон из кармана.

— Дим, это ты? Ты чего, Дим, с ума сошёл? — промямлила Аня испуганно.

— Разумеется. Только из-за тебя. Видишь фоточку? Это твоя Даша, которую ты так искала. Если будешь вести себя тихо, то её не убьют. А теперь молча пошла к запасному выходу. Туда тоже люди бегут. Живо, иначе перо в бок, — зло прошипел парень.

Ания испугалась. Она увидела Дашу на цепи с синяками и кровоподтёками на лице. Некогда красивое личико превратилось в опухшую рожу. А ещё больше Ания испугалась ножичка, упирающегося ей в бок. Дмитрий держал её сзади, обнимая, и буквально бежал по коридору. Здание почти опустело. Последние студенты выбегали из запасных дверей. Ания хотела закричать, но нож упёрся в бок сильнее, распарывая блузку и слегка впиваясь в кожу.

— Убью, сука, молчи! — рыкнул парень на ухо, он как будто предвидел, что она будет делать.

Запасной выход был недалеко от калитки. Дмитрий неторопливо провел девушку до неё, чтобы не привлекать внимания.

Ания молча шла, чувствуя боль в боку. Она была не сильной, как будто в кожу впился только кончик ножа. Ноги подкашивались, руки вспотели, а голова кружилась. Нереальный страх даже дышать мешал. Поэтому сопротивляться не было сил, когда её запихнули на переднее сидение машины.

— Дай, гляну, — Дмитрий присел на корточки. — Кровит, но рана пустяковая.

Парень быстро прижал к её боку чистую тряпку и примотал скотчем. Потом связал девушке руки. Всё это заняло не больше минуты, ибо он готовился заранее. Поэтому Рузою удалось быстро отъехать от института и помчаться по дороге.

* * *
Придя на работу, Алексей первым делом залез в базу данных МВД. Там был раздел о безвести пропавших. Через несколько минут он уже матерился на все лады. Дело о пропаже Дарьи Крутиковой завели, но в другом отделении, по месту прописки в общежитии. Подал заявление ректор института. Сомнений не было, нужно объединять это дело с исчезновением Оли и брать всё под свой контроль. Алексей вызвал к себе самого лучшего следователя, решив поручить ему это дело. Стоило допросить всех однокурсников Даши и в первую очередь задержать Дмитрия. Дело принимало скверный оборот. Алексей не хотел верить, что племянник причастен, но это были уже не шутки с клубной наркотой. Полковник чётко сейчас понимал, что Димка первый подозреваемый.

Через пять минут доложили о предполагаемом теракте в том институте, где учился племяш. Алексей цветисто выругался. В это утро дела начинались с неприятностей одна хуже другой.

А в это время Андрей решил поработать дома. Он залез в сейф, чтобы достать нужную флешку, и увидел, что бумаги внизу сдвинуты. Не хватало флешки с надписью «Малицкий». Андрей нажал на угол дна, открывая тайник. Пистолет исчез. Андрей сел в кресло и начал соображать, что делать. Украсть оружие мог только сын. Рузой позвонил брату, но телефон того был занят. Он набрал ещё несколько раз, и механический голос снова оповестил, что абонент разговаривает.


— Лёша, ответь. Беда у нас, — прошептал Андрей, когда телефон в руках заголосил.

Звонили с номера Натальи.

— Говори, — быстро произнёс мужчина.

— Андрей Игоревич, Ания пропала. У нас эвакуацию по бомбе объявили. Она за мной шла, а потом пропала. Её нигде не видно, нас вывели на улицу. Ани нет. Одна девушка видела, как она каким-то парнем через запасной выход ушла, но в панике не распознала его.

— Понял. Я звоню брату.

Андрей отключился и дрожащими руками нажал на вызов Алексея.

— Андрей, не до тебя сейчас, тут такое, я перезвоню, — буркнул брат

— Стой! Это срочно! — рыкнул Алексей.

— Слушаю, только быстро.

— Я знаю о теракте в институте. Мне позвонила подруга Ании. Малицкая пропала. В суматохе её какой-то парень увёл. А ещё у меня из сейфа пистолет пропал. Лёша, спаси девушку, я тебя прошу. Если будет нужно, стреляй в Димку на поражение. Такие ублюдки не должны жить.

— Андрей, я понял. Высылаю туда оперативников.

Вызов отключился. Андрей смахнул слёзы со щёк. «Что же ты наделал, сынок? Зачем? Ты же маленький был такой добрый».

* * *
Марк наконец вышел из кабинета начальника. Как всегда, по утрам было совещание. В это время Малицкий ставил телефон на беззвучный режим или вообще оставлял в кабинете. Шеф ужасно не любил, когда во время совещания у кого-то трезвонил телефон. Марк добрался до кабинета и глянул на свой смартфон, лежащий на столе. Пять пропущенных вызовов от Натальи. Малицкий заволновался и сразу стал перезванивать.

Наташа, плача в трубку, рассказала о том, что Аня пропала. Что её уже должны искать. Она позвонила Андрею Рузою, а тот напряг брата полицейского. Марк не мог понять, причём здесь старший Рузой, но сейчас было не до выяснений. Он попросил переслать смс-кой номер Андрея и отключился.

— Это Марк Малицкий. Я в курсе, что Наташа вам звонила. Думаю, вы не просто так её попросили. На Ане маячок. Я могу вам сказать, что она движется в сторону загородного шоссе.

— Вы на работе? — последовал короткий вопрос.

— Да.

— Не уходите, сейчас за вами приедет группа захвата.

Собеседник отключился, а Марк помчался к шефу. Ему разрешили передать дело одному из коллег, чтобы он съездил вместо Малицкого в суд. Дело было простое, вина преступника доказана, поэтому смена адвоката на суде никому не вредила. Сейчас было самое главное спасти Аню.

Марк уже догадывался, кто её похитил. Не зря Рузой так суетится. Только на этот раз отмазать от тюрьмы любимого сыночка у него не получится. Одевшись, Марк выскочил на улицу и ходил перед зданием как заведённый. Если бы он курил, то, наверное, пустая пачка от сигарет валялась бы в урне у дверей. Невы натянулись как струны и грозили вот-вот лопнуть. Он и не подозревал, что настолько влюбился в Анию, что потерять её стало хуже смерти. Наконец-то подъехал чёрный микроавтобус. Марк запрыгнул в машину, и они помчались.

— Включите приложение и дайте мне телефон. Только не геройствуйте, Марк, прошу вас. Нашей стране ещё нужны адвокаты. Мы спасём её, — сказал старший из бравых ребят в чёрном. Там должны быть ещё две девушки. Так что это не только вашей жены касается.

— Хорошо, я буду делать то, что вы скажете, — Марк передал телефон, на экране которого было видно, куда движется маячок.

— Вадя, он выезжает из города. Там небольшая пробка. Объезжай по Строителей. Так быстрее. Не догоним, но сильно сократим расстояние между нами, — скомандовал старший.

Марк молчал. Ребята знали его имя, но сами не представились. Поэтому говорить о чём либо не хотелось. Да и о чём собственно, когда в голове только мысли о любимой женщине. Марк подумал, что так и не решился признаться Ание, кто он. Хоть девушка сказала о своей любви, но он боялся. Трясся как дурак, что если она узнает правду, то бросит его. Любовь это одно, но ведь мужа нужно родне представить. Да и не каждая будет жить с таким человеком, как он, зная правду. У многих гомофобия настолько развита, что они собственных детей за это ненавидят. Пример — его родители. Не поняли и не простили. Даже мама, а она ведь родила его. Ания — чужой человек, и ей ничего не стоило бы уйти, узнай она правду. И почему-то в голове не мелькнуло, как Ания хорошо отнеслась к его друзьям геям. Теперь Марк мог потерять любимую по другой причине, и от осознания этого хотелось выть в голос.

31

Ания ехала в неизвестность с человеком, который сейчас как никогда смахивал на психопата. Дмитрий молчал и давил на педаль газа. Девушка предполагала, что они мчатся на предельной скорости. Она посмотрела на свои связанные руки и кольцо на пальце. «Марк, спаси меня. Спаси, пожалуйста», — взмолилась она про себя, надеясь, что маячок работает как надо. Неожиданно впереди показался ряд машин. Они попали в пробку и были вынуждены двигаться медленно. Рузой цветисто выругался, потом злобно посмотрел на Анию, будто это она пробку наколдовала.

— Ну, есть время поговорить. Хочу тебе открыть секрет. В ту новогоднюю ночь с тобой был не твой муженёк, а я. Ты беременна от меня, Аня, — улыбнулся Рузой.

— Даже если и так. Я замужем, Дим. Куда ты меня сейчас везёшь? Ты не имеешь права, — дрожащим голосом сказала Ания.

— Как куда? К твоей подружке Дашке. Она тебя оскорбляла. Драться лезла однажды, а ты всё равно её жалеешь. Со своим Марком ты тоже из жалости живёшь? — усмехнулся Рузой.

— Я его люблю, — буркнула Ания.

— Правда?! За что ты его любишь?! За искусственный хуй?! — рыкнул Дмитрий.

— Я тебя не понимаю, — всхлипнула девушка.

— А, так ты ничего не знаешь? Марк трансгендер. Папа на него информацию нарыл. Если ты не в курсе, кто это, я объясню. Была девочка Марина, которая считала, что в её женском теле живёт мальчик. Она сделала всё, чтобы стать парнем. Отрезала всё женское и пришила себе член. Не от реального мужика, конечно. Там как-то из кожи самого трансгендера делают. Потом мужские гормоны нужно всю жизнь пить, чтобы мужиком выглядеть. Я не пойму, Ань, почему ты выбрала эту смесь гориллы и козы?! Почему не я?! Я бы дал тебе все, деньги, власть! Почему не я?!

Последние слова Дмитрий снова выкрикнул, и Ания вся сжалась от страха. Парень был явно неадекватен, и она решила его не провоцировать.

— Хорошо, раз ребёнок твой, я могу развестись с Марком. Только отпусти меня и Дашу освободи. Я буду с тобой, Дим, раз ты так хочешь.

На перекрёстке загорелся красный свет, и они встали. Дмитрий развернулся, больно схватил её за волосы, притягивая голову к себе.

— А ты и так будешь со мной. Сегодня же тебя трахну, — улыбнулся он, а потом приник к её губам.

Ания не разжала губ. Поцелуй этого насильника вызывал рвотный спазм. Дмитрий ещё и курил недавно, что усугубляло ситуацию.

— Не хочешь, сука?! Ничего, когда ты будешь сидеть на цепи, как Дашка, ты станешь меня умолять, будешь готова мой член вылизывать, лишь бы отпустил. А если не будешь, я заставлю, — Дмитрий снова нажал на газ и поехал.

Ания вспомнила опухшее от побоев лицо Даши, и в горле встал противный ком. Паника затопила душу, сердце стучалось о рёбра, а в голове стучали молотки. Парень больше ничего не говорил. Ания с трудом сглотнула ком, мешавший дышать, и глянула в окно. Они продвинулись дальше. Девушка увидела в соседнем ряду машину ДПС. Подняв руки, она начала стучать в стекло.

— Пристрелю, — тихо сказал Рузой. — Веди себя тихо.

Ания с ужасом обернулась. В бок упирался пистолет.

— Ты не можешь, иначе и твой ребёнок погибнет, — еле выговорила Ания.

— Да насрать мне на него. Я зачал, я имею право убить. Это моя вещь, ты тоже моя вещь. Только от тебя сейчас зависит, будет ли твой малыш жить. Поэтому сиди и не рыпайся, пока мы до места не доедем.

Дмитрий крутил руль одной рукой, но всё же на поворотах было не очень удобно. Поэтому он снова убрал пистолет под сидение.

Ания испугалась и больше не пыталась ничего предпринять. Она закрыла глаза и молча давилась слезами.

Парень представил, как будет трахать её в домике, но осторожно. Если у неё будет выкидыш, девочка может сдохнуть без помощи врача, а это в его планы не входило. Он намеревался забавляться с ней долго. Да, он будет с ней почти нежен, но сначала как следует помучает Оленьку, чтобы получить очередную дозу кайфа.

* * *
Даша в очередной раз встала на колени на грязном полу. Она начала шептать молитву распухшими синими губами и просить о помощи. К её удивлению, рядом встала Оля и тоже стала молиться. Сейчас была только одна надежда, что Бог всё же существует и он поможет им. Даша думала, что раз она столько времени тут, то её не ищут. Олю разыскивают родители, ведь она местная. А её родня далеко и не в курсе, что она пропала.

— Прошу тебя, помоги нам. Если ты мне поможешь, я обещаю посвятить тебе всю жизнь, — прошептала Даша, когда услышала шум мотора.

Она с трудом встала — после вчерашних побоев тело болело. Потом подала руку Ольге. Девушки сели на кровать и стали ждать монстра.

Дмитрий явился не один. Он привёл с собой Анию.

— Тадам! Сюрприз, Дашка! Я обещал тебе Анию, ты её получила. Это твой подарок напоследок. Можно поговорить на прощание, а пока я поиграю с тобой, Оленька, — воскликнул Дмитрий.

Парень пристегнул Анию к батарее, а Ольгу поволок в другую комнату, схватив за цепь.

— Прости меня, Аня. Прости за всё. Я так виновата перед тобой. Я готова на коленях стоять. Прости меня, — заплакала Даша, пытаясь встать на колени.

— Чего ты, не надо, — Ания удержала девушку. — Сколько ты тут?


— С тех пор, как ты видела меня в последний раз. Потом он привёз Олю. Мне так страшно. Он сказал, мы можем поговорить в последний раз, значит, для меня всё конечно. Знаешь, я иногда думаю, лучше бы убил, чем так, — всхлипнула Даша, снова садясь на кровать.

— Ты будешь жить. Будешь обязательно. Мой муж уже знает, где я. За нами должны приехать. Не плачь, всё будет хорошо.

Сев рядом, Ания обняла Дашу, но сама не сдержала слёз. В следующую секунду дом огласили крики. Оля истошно вопила. Где-то что-то громыхнуло.

— Ори, сука! Ори громче! — раздался дикий вопль парня.

Ания похолодела и буквально в ступор впала. Это было так жутко, что сознание уплывало. В горле появился кислый привкус, и её вырвало прямо под ноги. Тело задрожало как в лихорадке. Слёзы лились потоком, и её продолжало тошнить. Ания не понимала, сколько продолжались крики, а её трясло. Испуганная Даша пыталась успокоить её, но всё было без толку. Неожиданно в комнате появился Рузой. Он тащил на цепи бедную девушку, вытирая её голым телом пыльный пол. Похоже, Оля была без сознания. Парень пристегнул девушку к батарее, оставив валяться на полу.

— Я ещё не наигрался. Теперь твоя очередь, сучка, — Дмитрий ткнул пальцем в Аню.

— Дим, возьми меня. Она же беременная, пожалей её, — всхлипнула Даша.

— Пожалею, обязательно. Она мне ещё нужна, а вот ты уже нет.

Дмитрий подошёл к батарее и стал расстёгивать Анину цепь. Неожиданно на улице раздался голос из мегафона.

— Дом окружён. Советуем вам сдаться и выйти из дома с поднятыми руками.

— Ах ты тварь! Ментов за мной притащила! Я выйду с поднятыми руками, но сначала ты сдохнешь!

Парень ринулся за дверь, где на стуле валялся пистолет. Схватив оружие, он направил его на Анию.

— Сдохни, сука! Всё из-за тебя, ведьма! Если ты не будешь со мной, то и с ним тоже!

В следующую секунду стекло пробила пуля, но парень уже успел нажать на спусковой крючок, замечая, что Даша прикрывает Анию собой.

Ания почувствовала, как Даша сползает на пол. Она подхватила её, обнимая подмышками. Под пальцами сразу образовалось что-то липкое.

— Даша! Только не умирай, пожалуйста! Даша! — закричала Аня, чувствуя, как живот сводит спазмом.

В дом вбежали люди в чёрном камуфляже. Подхватив Дашу, уложили её на пол. Аня схватилась окровавленными руками за живот.

— Больно, как больно, — прошептала она.

— Вы тоже ранены? — забеспокоился какой-то мужчина.

— Нет, я беременна. Что с Дашей?

— Не волнуйтесь, она жива.

— Товарищ полковник, нужен вертолёт. У нас раненая с огнестрелом, угроза выкидыша и ещё одна девушка без сознания. Преступник мёртв, — раздалось недалеко словно сквозь вату.

Ания посмотрела на Диму. Он лежал с дыркой во лбу, глядя в потолок остекленевшими глазами. В собственных глазах всё закрутилось как в калейдоскопе, и девушка повалилась на кровать.

— Ань, Анечка! — в комнату вбежал Марк. — Потерпи, любимая, скоро прилетит вертолёт. Дашу спасут. Всё будет хорошо.

Марк подбежал к её кровати и взял за руку. Вскоре они летели в вертолёте в областной медицинский городок. Тут было несколько корпусов и множество отделений. Имелась даже площадка для вертолёта. Ания держала руку марка всё это время. Шоковое состояние не давало говорить. Живот болел, но крови не было, что давало слабую надежду на хороший исход.

По странному стечению обстоятельств в реанимацию этой же больницы везли с мигалками Андрея Рузоя. Врачи пытались его спасти, заводя сердце прямо в реанимобиле.

Андрей нервно ходил во дворе, свернув с расчищенной тропинки. Он не хотел заходить в дом. Не отвечал на вопросы жены, прося оставить его в покое. Сердце щемило, но он старался не обращать внимания, только сжимал в руках телефон. Снег скрипел под ногами, вызывая головную боль. Наконец телефон проявил признаки жизни. Звонил брат.

— Что там, Лёша?

— Всё хорошо, девушек спасли, — ответил Алексей.

— Лёша, я тебя как облупленного знаю, тебя голос выдаёт. Лёша, правду, или ты мне не брат, — глухо произнёс Андрей.

— Хорошо, всё равно узнаешь. Только не волнуйся, Андрей. Даша ранена, остальные более-менее в порядке. Твой сын мёртв. Нам пришлось…

Дальше Андрей уже не слушал. Телефон вывалился из рук, а он сам упал коленями в снег.

— Не-е-ет! — раздался дикий вопль.

Андрей знал, что таким, как Дмитрий, нельзя жить на этом свете, но это был его сын, которого он любил. Больше того, он сам озвучил Димке смертный приговор, сказав брату, чтобы стреляли на поражение. Сердце не выдержало всего этого, и Андрей упал на бок, хватаясь за сердце. Жена выбежала с таблетками, охрана уже вызывала скорую помощь. Андрей смотрел в серое зимнее небо, проклиная самого себя за то, что родился от нелюдя и продолжил порождать монстров.

— Таким, как я, нельзя было иметь детей. Мама, почему ты рассказала нам правду так поздно, — синеющими губами прошептал Андрей.

* * *
Марк сидел у постели любимой. Прошли сутки с того момента, как Анию спасли из лап чудовища. Аня спала, когда он пришёл. Поэтому мужчина тихонько сел на стул рядом с её кроватью. Ание выделили отдельную комфортную палату, как и Оле.

Вдруг девушка открыла глаза и слабо улыбнулась.

— Здравствуй, Марк. Как хорошо, что ты пришёл. Ты знаешь, как девушки?

— Даша ещё в реанимации, но врач заверил, что её состояние стабильно тяжёлое. Это уже радует. Оля пришла в себя. С ней сейчас родители. Кстати, я узнал, что Андрей Игоревич Рузой тоже в реанимации. У него случился инфаркт после всего. Мне кажется, Андрей не такой уж плохой, как казалось вначале. Его брат организовал вам отдельные палаты. Сегодня придёт психолог. Ты не переживай, всё будет хорошо. Я говорил с твоим гинекологом. Угроза выкидыша миновала. Тебе повезло, что кровотечение не открылось. Но ты какое-то время будешь под наблюдением.

— Я хочу домой, к тебе, — поджала губы Ания.

— Потерпи, родная. Как только позволят, я тебя заберу. А пока полечись. Ещё психолог к тебе и Ольге ходить будет, — Марк поднял руку Ании и поцеловал ладонь.

— Марк, ответь мне на вопрос. Только скажи честно, пожалуйста. Это правда, что ты раньше был девушкой?

— Правда. Прости, что не сказал раньше. Я боялся тебя потерять. Думал, ты будешь стыдиться представить меня своим друзьям и родне, поэтому уйдёшь. Я так боюсь тебя потерять. Вас обоих потерять, — дрожащим голосом произнёс Малицкий, прикасаясь к животику любимой кончиками пальцев.

— Ты меня никогда не потеряешь. Я не уйду, пока ты не захочешь сам, потому что люблю тебя. Ты самый лучший, Марк. Только я тоже должна сказать правду. Этот ребёнок от Дмитрия Рузоя. Он сам признался.

— Плевать от кого он, Ань. Он мой, слышишь? Забудь об этом нелюде. Сейчас все СМИ пестрят громкими заголовками. Репортёры откуда-то пронюхали об этой истории. Хоть Дмитрий и погиб, будет суд. Оказалось, что ключи от домика дал ему друг Никита, ты его знаешь. Теперь и его семью травят, хотя парень наверняка не был в курсе всего. Ань, мне пора. Я отпросился с работы, чтобы увидеть тебя. Приеду завтра. Что тебе привезти?

— Солёных огурцов, пирожное и салат из корейской моркови, — затараторила девушка.

— Не слишком ли убойное сочетание? Тебе плохо не станет? — весело спросил Марк.

— Нет, не станет, если ты мне ещё поцелуй добавишь.

— Прямо сейчас и добавлю.

Марк наклонился и поцеловал Анию. Потом он ушёл, а девушка смотрела грустными глазами ему вслед. Расставаться не хотелось.

* * *
Наконец-то Андрей пришёл в себя. Его перевели из реанимации в отдельную палату. Он читал кем-то оставленную на подоконнике газету. Писали о его семье не самыми лестными эпитетами.

— Привет. Узнал, что ты вышел из реанимации, и сразу приехал. Тебе не надо читать эти газеты, — Алексей поставил на стол пакет, потом забрал газету из рук больного.

— Привет, братишка, — Андрей попытался встать.

— Лежи, тебя недавно от аппарата освободили, не надо напрягаться, — Алексей сел на край кровати.

— Димку похоронили? — голос Андрея дрогнул.

— Да. Предвидя другие вопросы, скажу сразу. Даша идёт на поправку. Ания сохранила ребёнка. Олю выписали долечиваться дома. Я ушёл на пенсию. Ты же понимаешь, как ушёл? В моих действиях не нашли состава преступления. Повезло, что никто не вспомнил, как я два раза просил племянника из обезьянника отпустить. Поэтому меня вежливо попросили уйти на пенсию. Я посоветовался с женой и детьми. Мы решили уехать из города. Я квартиру на продажу выставил, — поведал Алексей.

— Снова бежать, как в раннем детстве? Нам тоже нужно уехать. Я продам бизнес и дом с квартирой. Давай махнём куда-нибудь вместе. Откроем пару небольших продуктовых магазинов. Нам хватит, чтобы прожить, а остальное уже не важно.

— Ты потерял интерес к большому бизнесу? — удивился брат.

— К чёрту бизнес. Пока я зарабатывал бабло, пропадая в офисе, мой сын превращался в монстра. Кому теперь нужно это наследство? Дочка хотела в медицинский поступать. Как они там?

— Неделю сидели дома. СМИ дежурило у ворот. Спасибо охране, не пускали их. Мы временно живём у вас. В мою квартиру тоже ломились газетчики.

— Значит, Ания сохранила ребёнка. Буду молить Бога, чтобы у неё родилась дочь, — грустно сказал Андрей.

Андрей не хотел давить на Анию и в будущем забирать ребёнка. Он считал, что они с Марком смогут его воспитать лучше. Из него самого вышел не самый примерный отец. Да, он не бил и не обижал сына. Он просто любил его настолько, что проглядел тот момент, когда нужно было бить тревогу. Возможно, помог бы психолог, ещё тогда, когда у парня только началось половое созревание. Андрей зарабатывал для семьи капиталы, редко бывая дома. Когда молодая служанка пожаловалась, что малолетний сынуля пристаёт к ней, Андрей махнул рукой. Взрослеет мальчик, что тут такого. Это наплевательское отношение и вседозволенность аукнулась так, что его словно бетонной плитой придавило. Андрей знал, что до тех пор, пока его дыхание не остановится, он будет помнить свои слова: «Если будет нужно, стреляй в Димку на поражение».

Эпилог

Октябрь выдался на редкость тёплым. Днём температура доходила до пятнадцати градусов. Ания вывезла коляску с дочкой на улицу. Надия Марковна Малицкая мирно посапывала, временами морща маленький носик. Ания присела на лавочке во дворе и вспомнила, как они выбирали имя для малышки. На УЗИ сказали, что у её будет девочка. Аня спросила у Марка, как бы он хотел назвать ребёнка.

— Как хочешь, назови. Ты не пойми меня неправильно, мне вовсе не всё равно. Просто я готов согласиться с твоим мнением.

— Я хочу уважить родитей и назвать дочь арабским именем. Этим и ты покажешь своё отношение к нашей вере, пусть ты и не мусульманин, — улыбнулась Ания.

— Хорошо. Залезем в интернет и будем искать имя для мусульманки, — Марк поцеловал жену в щёку.

Искать имя долго не пришлось. Им обоим понравилось имя Надия. Только Марк с первых дней называл малышку Надюша. Ания была вовсе не против. Марк оказался заботливым отцом. Вставал по ночам, если жена сильно уставала. Научился менять подгузники и купать ребёнка.

Дочка заплакала, и Ания повезла коляску по тротуару, слегка качая. Молодая мама очень боялась, что богатый дедушка Надии попытается её отобрать. Всё же у него условия лучше и денег больше, но Андрей Игоревич не появился ни разу. Собственно, после того инцидента на парковке института Ания так больше его и не увидела. От Марка она узнала, что семейство Рузой уехало из города. Куда, никто не знал. Андрей и Алексей продали всё своё имущество и пропали. Над Никитой был суд. Его оправдали, посчитав непричастным к похищениям девушек. Он действительно не знал, для чего на самом деле Дмитрий попросил ключи от домика.

Вспоминая всё это, Ания вздохнула. Больше она не будет учиться с теми людьми, которые плохо к ней относились. Пришлось взять академический отпуск по уходу за малышкой. Когда она снова придёт в институт, то будет сидеть на лекциях с другими ребятами. А вот Даша уже никогда не сможет учиться. Она уехала домой, забрав документы. Даша выздоровела физически, но не морально. Она не могла находиться в толпе, боялась прикосновений и мужчин. Никакие психологи не помогли. Первое время Даша сидела безвылазно дома, а потом ушла в монастырь. Вот уже как пять месяцев она там в качестве трудницы. Иногда Даша звонит, говорит, что в монастыре ей легче и она всерьёз хочет посвятить себя богу. Как только пройдёт три года, её постригут в монахини. Вторая похищенная девушка институт не бросила, но тоже уехала с родителями в другой город. Только Ания и Марк не собирались никуда уезжать, им нравилось здесь. У мужа в этом городе было много друзей, которые теперь их общие.

— Привет, мои хорошие, — их догнал Марк.

— Привет. Ужин на плите. Я ещё погуляю немного, мы только вышли, — улыбнулась Ания.

— И я погуляю. Дай мне покатать нашу Надюшу, — Марк кинул портфель в козину коляски.

— С удовольствием. Она мне сегодня все руки оттянула. Чего-то всё беспокоилась, — Ания передала управление коляской мужу.

— Надя чувствует, когда мамочка нервничает. Что у тебя случилось? — поинтересовался Марк.

— Я боюсь, что Андрей Рузой объявится. Вдруг он заберёт Надию. Сегодня курьер приходил. Меня приглашают к адвокату Горлову. Завтра в четыре часа дня я должна приехать в его контору, — дрожащим голосом произнесла Ания.

— Знаю Горлова. Леонид Николаевич уже сорок лет в адвокатуре. Он имеет свой офис, и его услуги стоят бешеные деньги. Вся элита города обслуживается у него.

— Правда?! Марк, что делать! Мне страшно, — округлила глаза Ания.

— Самое главное не нервничать. У тебя молоко может пропасть. У меня после трёх часов нет особых дел. Я отпрошусь с работы и заеду за тобой. Не забывай, у тебя есть свой адвокат. Я знаю, в большинстве случаев суд всегда на стороне матери.

— Это хорошо, что ты поедешь со мной. Идём домой, ты голодный.

— Ещё какой голодный. Жаль, что тебе пока нельзя заниматься любовью.

— Ты о чём-то другом думать можешь? Осталось недельку потерпеть, — покраснела Ания.

— Не-а, я же мужчина. Столько терпеть, это же уму непостижимо. А ты не разучилась краснеть, это так забавно, — хохотнул Малицкий.

Молодые родители зашли в квартиру. С появлением коляски в коридоре стало совсем тесно. Марк осторожно взял дочку на руки и понёс в кроватку.

— Ань, по-моему, пора менять жильё. Хочу попросить у Максима в долг. За машину мы уже рассчитались. Думаю, он мне не откажет. Кстати, мы собираемся в субботу вечером в клубе. Ты меня отпустишь? — шепнул Малицкий, обнимая жену, стоя у кроватки.

— Конечно, иди. В последнее время ты не так часто ходишь к друзьям. Я же тебе не запрещаю. Ко мне в субботу Наташа придёт, — тихо ответила Ания.

— На кухню. Корми меня, пока кто-то ещё не попросил есть.

— Да уж, когда это чудо требует своей порции молока, трудно отказать, — улыбнулась Аня, глядя на дочь, которой вчера исполнился только месяц.

На следующий день Ания с тревогой ждала встречу с адвокатом. Марк заехал за ней, и она оставила Надию на Наташу, которую попросила помочь. Подруга тоже волновалась из-за этого вызова к адвокату и пожелала ей удачи.

Кабинет Горлова Леонида Николаевича находился в центре города. Это было шикарное помещение с приёмной и самим кабинетом адвоката. Дорогая отделка и мебель говорила о том, что Горлов получает немалые гонорары от своих клиентов.


Леонид Николаевич поздоровался, пожал Марку руку и предложил присесть. Потом пригладил копну седых волос.

— Меня нанял Андрей Игоревич Рузой. Вы в курсе, кто это. Мне поручено передать вам официальные бумаги и письмо Андрея Игоревича.

Адвокат положил перед ними файл с официальными документами и запечатанный конверт. Марк взял файл и прочёл с изумлением.

— Договор дарения на дом?

— Да. Это договор дарения на Надию Марковну Малицкую. Я по просьбе Андрея Игоревича уже всё оформил. В файле также есть документ о регистрации права на собственность. Вот ключи от калитки и дома. Ания, вы, как мать малышки, являетесь её представителем. Распишитесь в журнале, что получили документы, и можете быть свободны, — улыбнулся адвокат.

Аня дрожащими руками поставила подпись. Потом они с Марком поблагодарили Горлова, попрощались и ушли.

Аня была в шоке от происходящего. Она прочитала договор дарения прямо через прозрачный файл, сидя в машине. Площадь дома была довольно большая, и, судя по адресу, находился он в коттеджном посёлке всего в километре от города.

— Боюсь, тех денег, что у тебя остались на счету, нам не хватит. Ты представляешь, какой с нас возьмут налог за такой дом, — потрясённо произнёс Марк, не отрывая взгляда от дороги.

— Я сама в шоке от такого подарка. Тут написано, что он дарит внучке. Странно всё. Сейчас прочитаю вслух письмо. Наверняка там есть объяснения, — Ания распечатала конверт и начала читать.

«Здравствуйте, Ания и Марк. Прошу у вас прощения, что снова вмешиваюсь в вашу жизнь. Мы с братом переехали в Волгоград и открыли здесь небольшой бизнес. Из-за всего случившегося мой старый бизнес удалось продать чуть ли не за полцены. Я после перенесённого инфаркта чувствую себя не совсем хорошо. Сердце иногда даёт о себе знать, поэтому написал завещание. Но кто знает, как повернётся жизнь и что будет дальше. Поэтому я решил сделать подарок своей внучке ещё при жизни. Я никогда и ничего от тебя не потребую взамен, Ания. Разве что ты разрешишь нам с женой иногда видиться с ребёнком. Чтобы вы не платили дорогой налог за дарение, я сделал анализ ДНК. Официальный документ доказывает, что Надия моя внучка. Прости, мне пришлось подкупить медсестру в роддоме, чтобы взять у девочки мазок изо рта. Теперь вам нужно предоставить копию документов в налоговую, и всё. Если ты будешь не против, чтобы мы иногда общались и виделись с внучкой, напиши мне на электронную почту. Или позвони».

— Это всё. Я просто не знаю, что сказать. Это так неожиданно, — потрясённо сказала Ания.

— Я тоже в шоке. Что думаешь делать? Я сейчас не о доме. Это собственность несовершеннолетней, и мы не можем от неё отказаться, тем более, что дом уже оформлен на ребёнка. Я думаю, стоит разрешить Андрею видеть внучку, но решать только тебе.

— Когда-то он хотел, чтобы я сделала аборт. Но теперь это единственная кровь его сына и он одумался. Я готова позволить им общаться, только как быть с остальным. Надия не должна знать, что её отец не ты.

— Думаю, насчёт этого можно договориться.

— Да, я позвоню Андрею Игоревичу. Или напишу прямо сейчас. Нужно поблагодарить за подарок. Марк, у нас есть ещё время. Мы можем посмотреть на дом?

— Поехали, если хочешь. Позвони Наташе. Спроси, как там Надюша, — улыбнулся Марк.

Наташа заявила, что отпускает их погулять ещё немного. Малышка сладко спит, поэтому она согласна посидеть ещё немного. Таким образом Марк и Ания приехали к дому своей дочери.

Коттедж оказался двухэтажным и располагался за высоким кирпичным забором.

— Боюсь представить, сколько он стоит, — Марк открыл двери дома.

Выключатель светился красным огоньком, и Ания нажала на него, как только зашла в помещение. Они попали в холл, и Малицкая расширила глаза от шока. В доме была прекрасная отделка, по всей видимости от дорого дизайнера, и уже стояла мебель.

Сняв обувь, девушка прошла дальше. Слева была открытая дверь, и она попала в кухню.

— Марк, это что? Это как это? — потрясённо произнесла она.

— Ничего себе! У меня такое впечатление, что домик куплен за пару месяцев до рождения Надюши.

Аня прошла на середину кухни. Всё было обставлено по высшему разряду. Стильный кухонный гарнитур. Дорогой холодильник. Здесь было всё, даже микроволновая печь и кофемашина. Аня развернулась и побежала открывая двери комнат. Везде была мебель. В некоторых комнатах висели на стене телевизоры с плоским экраном. В одной из спален они увидели большую кровать, на которой лежала записка. «Это для вас.» Ания поняла, что комната предназначалась им как спальня. Она зачем-то открыла шкаф-купе. На полках прямо в упаковках лежало дорогое постельное бельё. В другом отделе нашлись одеяла и подушки.

— Да он сума сошёл! Пять комнат! Всё меблировано! Куда столько! — воскликнула Аня.

— Ты посчитала неправильно. Кухня и санузел за жилые комнаты не считаются. А жилых комнат только четыре. Ты в последнюю не заглядывала.

— Точно, идём. Что-то мне подсказывает, что там детская.

Детская оказалась великолепна. Одна из стен расписана персонажами из мультфильмов. А мебель была из одного гарнитура. Широкая детская софа раздвигалась, позволяя превратить её в ложе для подростка. В шкафу нашлись постельные принадлежности, а на полу лежало множество плюшевых игрушек и кукол. Ания подошла к сове, чтобы взять открытку. На развороте красивым почерком написали: «Добро пожаловать домой, наша внучка».

Неожиданно для себя Ания села на софу и заплакала. Марк обнял её умостившись рядом.

— Чего плачешь? Всё хорошо. Ты боялась, что у тебя отберут дочь, но всё вышло гораздо лучше. Я, конечно, сам в шоке от такого подарка и чувствую себя сейчас неловко, но не плакать же.

— Ты прав, — Ания вытерла слёзы. — Поехали домой, нужно всё осмыслить.

Когда они подъезжали к дому, пришло сообщение от Андрея. Ания всё же написала ему на электронную почту.

— Анечка, спасибо за твою доброту. Я многое переосмыслил за эти месяцы и согласен с тобой. Надия не должна знать о настоящем отце. Но я понял и то, что не готов отказаться от статуса деда. Когда-то я не хотел этого ребёнка, но теперь всё изменилось. Знаешь, я бы мечтал иметь такого сына, как Марк, только получилось то, что получилось. Если он позволит при ребёнке называть его сыном, это решит проблему. Как будет возможность, высылай фото Надии. На её годик постараюсь приехать, — прочитала Ания.

— Напиши Андрею, что я не против. Пусть будет так. В конце концов, как я понял, он не собирался докучать нам своими визитами в ближайшее время, а там посмотрим, — улыбнулся Марк.

Конец


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • Эпилог