КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 463750 томов
Объем библиотеки - 671 Гб.
Всего авторов - 217505
Пользователей - 100927

Последние комментарии


Впечатления

Любослав про Щепетнов: Олигарх (Альтернативная история)

Серия "Карпов" - очень даже интересна! И не скучно! И познавательно!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Юллем: Янки. Книга 2 (Боевая фантастика)

И книга плохая, и обложка плохая.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
roman_r про Веллер: Бомж (Современная проза)

Бред сумасшедшего высосанный из пальца.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Дубровный: Дочь дракона (Юмористическая фантастика)

одна из лучших фэнтези...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
renanim про Шелег: Охотник на демонов (Героическая фантастика)

послабее первой книги. если эта тенденция сохранится то заброшу эту серию

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
Colourban про Журавлёв: Путь Императора (Героическая фантастика)

В настоящее время Владимир Борисович потихоньку пишет третью книгу цикла. Поскольку автор явно не страдает ни меркантильностью, ни словонедержанием, очень надеюсь, что завершённая трилогия концептуально будет полнее и ярче существовавшей дилогии, которая тоже была очень хороша.

Рейтинг: +2 ( 3 за, 1 против).
Tata1109 про Немиров: Роман Абрамович (Биографии и Мемуары)

Как? Как? Нужно оказаться в нужное время, в нужном месте и быть евреем.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Болотная крыса (СИ) (fb2)

- Болотная крыса (СИ) 509 Кб, 88с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) - (Kimichanga)

Настройки текста:



====== 1 ======

Утро – Дерьмо. Нет, не так. Утро — самое большое в мире дерьмо. Вот так-то лучше. Какой смысл заводить будильник, если всё равно не собираешься никуда идти? Какой смысл в приготовление чистых вещей, какой смысл выглаживать свой наряд утюгом, если всё равно не собираешься никуда идти? Какой смысл пить крепкий кофе, если всё равно не собираешься никуда идти?! И самое главное, зачем стоять перед дверью, полностью одетым, с рюкзаком за спиной и отупело пялиться на эту чёртову дверь? Если ты всё равно не собираешься…ааах…. Сумку на пол. Одежду долой. Включайся компьютер. Я захожу в интернет.

Чаты, где никогда никто не спит, где людям нет до тебя никакого дела, им главное хоть с кем-то общаться, не важно как, не важно с кем, главное отправлять друг другу мемасики, ой-ой, как смешно, ржу как конь… Нет! Это глупо, это тупо, это… но я всё равно сижу здесь, не выхожу и никуда не иду, а два часа тупо в светящийся экран смотрю, жду чего-то, чего никогда не наступит. Не о чем говорить с незнакомыми людьми, только тупые шутки, пошлые намёки и полнейший бред… и всё это с электронными модельками, которые не смахивают даже на пародию друзей…

Реакция отторжения пошла, замечательно, значит пора выходить. Каждый раз одно и тоже: я ненавижу себя, ненавижу этих незнакомых людей, и считаю их самыми тупыми животными на свете, ненавижу комп и этот мерцающий в темноте экран, но всё равно захожу сюда… каждый божий день я здесь. Может я мазохист? Но где же тогда удовольствие? Его нет, есть только надежда на то, чего никогда не будет. Если я ненавижу людей и не хочу с ними общаться, тогда зачем же пробую? Может, потому что это не так?! Может, потому что я одинок, и в своём одиночестве отчаялся, но ещё не до конца… ещё пока держусь…

Интернет бесполезен. Он закрыт. Там нечего делать. Ржачные пятиминутные видео, однообразные статьи и самые тупые чаты, которые только можно себе вообразить… К чёрту интернет! Да здраствует телик!!! Ой, подождите… а что это такое?! Ой, да — это же реклама каждые двадцать минут… это же одни и те же фильмы, виденные три миллиона раз… но я пялюсь туда, в эту цветную картинку и думаю о своём. О чём именно я думаю? Да ни о чём. У меня в голове перекати поле, и только ветер его в разные стороны Шух-шух-шух…

Ой-ой-ой… да это же новости! Мать честная… новости показывают… И что же в мире твориться? Террористы… Ох, какая жалость… Плевать! Дальше что? Знаменитая пара развелась… как же жаль несчастных… что за дерьмо, это вообще кто?! Я этих знаменитостей впервые вижу, ничего не знаю и знать не хочу, дальше что? Ого, вышла новая игра, полноценное погружение, огромнейший и самое главное абсолютно не предсказуемый мир, который постоянно изменяется искусственным интеллектом, разработанный лично компанией. Как здорово! Так бы и поиграл… Ой погодите, есть маленькая проблемка… Она же у меня не пойдёт! Капсулы то для этой игры у меня нет… какая жалость! Какая трагедия!!! … Наплевать…

Мне кажется, что сегодня подходящий день для этого. Лучше дня не найти. Хуже утра не бывает, чем одно и тоже утро всю чёртову жизнь. Зайти в туалет. Подойти к ванне, заткнуть дырку канализации и врубить водичку, да посильней… да всё равно ждать теперь ещё пол часа… Можно пока расслабиться. Включить музыку. Обожаю любовные песни, это же лучшие песни на свете… что ещё слушать, как не песни про вечную морковь?! Да всё что угодно рад бы послушать, да только вот другие песни по радио не крутят. Тили вали, тра ли вали, машку на сеновали всем селом отодрали…. Ооо да, продолжай, очень возвышенный мотив, какой глубокий смысл в каждом слове, я бы мог слушать это вечно…Упс… палец сам собой на кнопку Выкл. нажался… какая жалость, и включить никак не получается… трагедия, определённо, сколько страданий и боли я сейчас испытал, словами не передать… Придётся ждать пока вода в ванне наберётся в абсолютной тишине… Какая трагедия!

Вода готова. Нож в руке. Сижу я в тёпленькой воде. Чего-то жду. Смотрю на руку и чего-то жду… Чего? Не знаю, но не хочу никуда спешить, не желаю торопить столь важный момент. А теперь медленно-медленно подносим острое лезвие к запястью, прикладываем и проводим… А что-то не режется, наверное, надо надавить… Ай, мля…. И это всё? Такая адская боль и крошечная царапинка, и малюсенькая капелька крови… К чёрту! Попробуем в другой раз и по-другому. А сейчас мне нужно много-много пены… Я хочу себе шикарную бороду, во как!

Звонок в дверь, какого чёрта?! Что и кому понадобилось от меня? Всё равно ничего не дам, ничем не помогу, веру ничью не приму, рекламщиков прогоню. Пусть сами уходят, не буду я из тёплой водички вставать, слишком велика честь для вас, доставучие господа!

Но стук не прекращается. Тарабанят руками, ногами, звучит так словно всем телом стучат и звонят, и звонят… Так может делать лишь один доставучий субъект. Я вылезаю из ванны. Вытираюсь. Одеваюсь. И всё это под адский аккомпанемент стука и трезвона. Продолжай в том же духе уважаемый Тимон, и соседи вызовут полицию, это точно.

— Ну и что тебе надо? — спрашиваю я, открыв дверь и увидев на пороге то, что и ожидал. Мой вечный репей, Тимон. Только вот он ничего мне не ответил, даже не взглянул, а оттолкнул меня и прошествовал в квартиру, в МОЮ квартиру, так словно она его. И сказал он при этом:

— Долго открывал, я в туалет. И дверь туалета захлопнулась и мне ничего не осталось как смириться и дождаться нечестивое создание.

Прошла долгая минута. И Тимон вышел с довольной рожей, держа при этом мой нож в руке.

— Скажи пожалуйста, мой дорогой друг, почему этот ножичек лежал рядом с ванной, — сказал Тимон и указал на мою порезанную руку. — А это что?

— Хотел суициднуться.

Долгий взгляд Тимона пригвоздил меня к полу и заставил смотреть в сторону. Он смотрит слишком…по-доброму, с участием… под таким взглядом я почему-то чувствую себя куском говна каждый раз. Эти добрые карие глаза словно видят во мне что-то хорошее, чего на самом деле нет, и никогда не было.

— Так может мне попозже зайти? Пару часиков тебе хватит? — Спросил Тимон, уперев руки в бока.

— С лихвой…

— Ага, вот прям сейчас возьму и уйду, размечтался!

Я открыл дверь, махнул рукой в подъезд, и сказал:

— Прошу на выход, сударь.

А он ничего не ответив, только издевательски хмыкнув пошёл… прямиком в комнату, и я услышал, как скрипит старенький диван, под его наглой задницей.

И мне вновь ничего не осталось… может хоть раз у меня хватит духу полицию вызвать?! Так он наверняка как-нибудь выкрутиться, паршивец. Я прошёл следом за Тимоном, в свою берлогу, уселся на компьютерное кресло и повернулся к другу. Тимон сидит на диване, ножка на ножке, взгляд опущен в телефон, он что-то листает на сенсорном экране, не обращая на меня ни капли внимания, так словно это я к нему в гости пришёл.

— Ну и чё ты здесь делаешь? — спросил я. — Ты же сейчас должен в колледже быть, прогульщик.

— Кто бы говорил! — ответил он, не отрывая взгляд от телефона. — Там без тебя скучно, а если тебя отчислят в ближайшее время, думаешь я отстану?

— Надеюсь.

— Зря надеешься, — лазерный взгляд карих глаз поднялся на меня, — перееду к тебе жить, пока назад не вернёшься, хочешь?

— Зачем задавать вопрос, на который знаешь ответ?

— Это риторический вопрос, тупица, — ответил Тимон.

— Так зачем ты пришёл ко мне, помимо того, чтобы издеваться?

Экран телефона погас, Тимон убрал его в карман, посмотрел на меня серьёзно и сказал:

— Слышал новости про новую игру?

— Та, что с полным погружением? Слышал.

— Хочешь сыграть?

— …откуда она у тебя?

— Отец помогал с разработкой этой игру. В честь выхода ему подарили капсулу. Так что, ты хочешь поиграть, или мне позвать кого другого?

— Дай пять минут, одеться.

Тимон улыбнулся.

— Вот это другое дело, узнаю задрота.

====== 2 ======

— Постарайся не шуметь, мама дома, и она думает, что я сейчас в колледже, — прошептал мой друг, на носочках продвигаясь к своей комнате.

Я последовал за ним, почти бесшумно, но вот не повезло, перед самой дверью, паркет жалобно заскрипел под моей ногой.

— Тима, это ты? — прокричала мама Тимона, и через пару мгновений вышла в коридор.

— Да, мама… — сказал Тимон.

— О, Саша привет, а почем вы не на учёбе?

— Здравствуйте, тёть Галь — сказал я.

— А пары отменили, представляешь, препод заболел иии… вот такие дела… — оправдывался Тимон.

Тётя Галя перевела взгляд на меня и спросила:

— А что на самом деле было, Саша? Я же знаю, что ты никогда не врёшь.

И этой чертой моего характера пользуются все и всегда. За что я сильно недолюбливаю людей, так это именно за это.

— Мы прогуляли, Тимон пришёл ко мне с утра и позвал поиграть, — ответил я.

— Ну Саня, мля… За что ты меня так не ненавидишь то, а?! — Причитал Тимон, спиной отходя к своей комнате. Шаг за шагом, словно если делать это медленно, то его мать, стоящая в двух шагах ничего, не заметит…

— Сейчас ты у меня получишь! — прокричала тётя Галя и рванула вперёд с ужасающей скоростью, чуть не опрокинув меня по пути. Но ей не повезло, ведь Тимон одной с ней крови, и бешеную реакцию матери он перенял с лихвой. Дверь его комнаты захлопнулась прямо перед носом тёти Гали. Та лишь от досады прокричала:

— Рано или поздно ты выйдешь оттуда мелкий говнюк!!! — и ногой пнула дверь так, что та чуть не треснула… Да, они определённо родственники, сегодня утром её сын точно так же избивал дверь моей квартиры… это у них семейное…

Тётя Галя перевала разгневанный взгляд на меня, но пожар в её карих глазах мгновенно потух. Где минуту назад царил гнев, там всё заволокло заботой и волнением, словно какой-то масляной пеленой… слишком добрый взгляд, я даже глаза в сторону отвёл. Это у них тоже семейное, что бы их черти съели…

— Как ты, Саша? Как папа, он давно звонил? — спросила тётя Галя.

Мой отец работает очень далеко и этому безумно рад… Мы не очень ладим, поэтому я рад этому тоже. Отец бывает дома раз в несколько лет. Мы оба привыкли так жить, конечно, нас нельзя назвать семьёй, но… нам так лучше. Но Галина Васильевна считает всё это дело полной лажей…

— У меня всё терпимо, а отец звонил последний раз… вроде бы на новый год, тогда у него было всё в порядке, не думаю, что что-то изменилось с тех пор. Он же у меня такой… стабильный.

— Вот же… — тётя Галя наверняка очень хочет ругнуться, но чувства мои боится оскорбить. Ведь какой никакой, а он всё же мой отец, и гадости о нём слышать мне неприятно… Так она думает, но на самом деле мне наплевать. И если бы она сейчас обругала его последними словами я бы даже добавил парочку крепких от себя… Но она сдержалась, немного покраснела, и руку мне на плечо положила.

— Сложно тебе приходится, — говорит она, рукой по моему плечу поглаживая, — ты если что заходи к нам почаще, и если что-то понадобится, то обращайся, мы поможем…

И как это расценить? Больше похоже на домогательство.... И я с трудом удерживаюсь, чтобы не оттолкнуть человека подальше, уж больно меня рука на собственном плече напрягает… Она не со зла, конечно, но это надо прекратить и скорее…

— Спасибо, конечно, Галина Васильевна, но вы мне не мать… Пожалуйста перестаньте! — Сказал я резче чем хотел и грубее чем рассчитывал… это всё моя дурная привычка — говорить людям правду, какой бы она ни была, ненавижу эту черту в себе, но тем не менее, это сработало.

Тётя Галя побледнела. Она хочет глаза в сторону отвести, но гордость не позволяет, и она смотрит на меня испугано… Чёрт, что же я наделал?!

— Я… да, ты прав… я… — говорит тётя Галя, голос её прерывается. — Извини! — Наконец сказала она и ушла прочь почти бегом.

Я подошёл к двери, которая ведёт в комнату Тимона и постучал. Чувствуя себя при этом последней тварью… надо же было мне это сказать… надо было!!! Почему бы просто не улыбнуться, и не сказать: «Спасибо за заботу!»? Нет, надо всё испортить…. Мне надоело ждать в коридоре, и я вновь постучал, на этот раз догадавшись подать другу знак, что это не его мама пытается попасть в комнату, а всего лишь я:

— Тимон, зараза, открывай уже… тётя Галя давно ушла!!!

— Не верю! — шёпот из-за двери.

— Ты чё, совсем оборзел? Открывай давай!

— Докажи, что ты не подосланный шпион, — вновь шёпот из-за закрытой двери.

— И каким образом?

— Скажи пароль…

— Слушай, ты как хочешь, а я пошёл домой…

Меня это всё достало, сам позвал, а теперь не впускает… пусть катится к чёрту! Но только я собрался уходить, как дверь открылась.

— Пароль принят…

====== 3 ======

Если в моей квартире всегда царит бардак, то у Тимона всё наоборот. Идеальный порядок. Не единой пылинки, все вещи лежат на своих местах, в помещении легко дышать и светло. И я знаю точно, что этот порядок наводил мой друг сам, потому что он именно такой человек, который не терпит беспорядка вокруг себя, и отсюда возникает вполне здравый вопрос: «Почему ты не отлипнешь от меня, Тимон, ведь я — это один большой беспорядок?!».

В центре комнаты находится металлическая капсула, примерно два метра в длину, метр в ширину и высотой мне по пояс. Сбоку висит откидная, выгнутая наружу, крышка. Внутри всё обито мягким материалом и спереди, из этой махины, тянутся несколько кабелей, для подключения к сети, компьютеру и странному ящику с множеством кнопок. Я, конечно, хотел поиграть в новую игру, но эта штука не внушает доверия, более того она кажется опасной…

— Ты можешь дать гарантию, что меня не убьёт током в этой штуке? — спросил я у Тимона, рукой указывая на капсулу.

— Ну меня же не убило, — ответил он, что-то настраивая в компе.

— Да, но…

— Да не парься, всё будет в ажуре! Вот увидишь, тебе самому понравится!

Тимон повернулся ко мне, улыбнулся, рукой указал на капсулу и сказал:

— Ложись, я всё настроил, для запуска Игры не хватает только тебя.

Я забрался внутрь, улёгся, очень непривычно, но вполне удобно. Надеюсь, что одежду снимать не придётся… Иначе буду походить на огурчик в банке. Законсервированный я… Фу-у какая гадость. Крышка гроба…тьфу… крышка капсулы автоматически закрылась, окончательно перегородив мне путь к отступлению. Подушечки, на которые я лёг сменили цвет с синего на ярко зелёный, и сейчас мне стало заметно, что они едва светятся. Тимон постучал по крышке капсулы, тем самым, чуть не доведя меня до нервного срыва…

— Что надо?!

— Я включил тебе двухчасовой игровой сеанс, но это относительно нашего времени, в игре же всё идёт немного быстрее…

— Насколько быстрее?

— За это время в игре пройдут целые сутки.

— Ого…

То, что надо, чтобы развеяться! Целый день в фэнтезийном мире — это мечта, которая наконец-то сбудется, я теперь даже рад, что согласился на предложение Тимона, надеюсь эта штука всё же запустится…

— Ещё кое-что, Саня…

— Что?

— В конце сеанса Система попросит тебя оценить игру, не пугайся, и не нападай на неё, она ещё в стадии разработки, и неправильно может понять. В общем приятной тебе игры, я запускаю. Через пару мгновений на мутном стекле крышки загорелись буквы:

Запуск игры через:543210…

====== 4 ======

Передо мной две кнопки, они висят во тьме на уровне моих глаз, больше нет ничего.

Воин или Маг

Наверное, надо выбрать что-то одно. Я склоняюсь ко второму варианту, как только об это подумал, то кнопка с магом загорелась белым светом и всё исчезло вновь. По правде говоря, я ожидал больше классов в игре, ну может они будут разделяться дальше по мере прохождения… например воин сможет стать ведьмаком или ассасином, а маг станет друидом, лекарем и так далее. Так было во многих играх, в которые я играл до этого.

Добро пожаловать в обучающую локацию!

Над головой щебечут птицы. Голубое небо. Ярко светит солнце, не сразу я смог привыкнуть к этому свету, но как только привык, то поразился на сколько под ногами длинная трава, она достаёт мне почти до колен. Я одет в короткие холщовые штаны, похожие на обычные бриджи, только сшитые как-то причудливо, и рубаха, длинная, серая, из грубой ткани. Больше нет ничего, но большего и не требуется, солнышко достаточно сильно греет, правда трава ещё сырая от утренней росы… СТОП! Я чувствую тепло солнца, влажность травы, и как грубая ткань соприкасается с кожей… Эта Игра поражает!

Над глазами, полупрозрачные полосы, красная и синяя, наверное, манна и здоровье. А рядом нарисован уровень, пока что лишь первый. Ну это мы сейчас поправим! Я оглядываюсь по сторонам. Бескрайнее поле с высокой зелёной травой, на нём пасутся овцы, только какие-то чудные, раз в десять больше обычных, размером с корову... Одна поедает траву совсем рядом со мной и в мою сторону даже не смотрит. Наверное, нейтральный персонаж. Убить такого и можно мясо получить и шерсть…

ЗАДАНИЕ:Убить 15 гиганто-овец!Награда за выполнение: новый уровень и смена локации. Время на выполнение — 23:59:48

Надписи появились перед моими глазами, и как только я их прочёл, они пропали. Первое задание так сказать, прокачка на мобах… только вот как их убивать… Перед глазами возникла небольшая полоска с ячейками, они почти все пустые, кроме одной. На ней шар из огня нарисован, как только на неё посмотрел, она засветилось слегка, и маленькая надпись появилась:

Заклинание: огненный шар – произнесите

вслух для активации.

Я руку в сторону с раскрытой ладонью оттопырил, чтобы всё как полагается было, и заорал на всё поле:

— Огненный шар!!!

Из руки, словно из базуки, вылетел сгусток пламени, пролетел метров десять, сжигая траву на своём пути и погас. Круто! Следующий минут пять я только тем и занимался, что жёг траву и запускал в небо небольшой и очень невысокий салют… в общем радовался в своё удовольствие, пока синяя полоска манны не опустела и я не грохнулся в траву совсем без сил, внутри как-то похолодало, даже солнышко не греет… Вот что значит перестарался, впредь надо до конца манну не расходовать, уж больно не приятный эффект. Небо такое красивое… не единого облачка и так спокойно на душе… Интересно, а летать я смогу в этом мире или нет… Надо будет позже ещё попросить поиграть у Тимона, всё же того стоит.

Сейчас в реальном мире ранняя весна, снег тает, всё грязное и течёт, в добавок очень скользко, того гляди в лужу грохнешься и в водице ледяной вдоволь накупаешься. А небо… не небо вовсе, а что-то серое, непроглядное и грязное… Может и все мысли мрачные берутся из этого грязного неба?

Оставшееся время: 22:16:32

Вот же чёрт! Стоило только замечтаться и на тебе. Я поднялся с травы, синяя полоска с манной уже доползла до половины.

— Пришло ваше время мочить гиганто-овец…

Мы смотрим друг другу в глаза. У овцы глаза чёрные и пустые. Ни заинтересованности, ни дружелюбия, ни страха, ни капли эмоций. Только челюсть двигается в разные стороны пережёвывая пучок травы. Я смотрю на неё с максимальной агрессией, на ладони огненный шар пылает. Сейчас как возьму и испепелю…

Нет не испепелю, ну как я могу, мирное создание?! Оно же мне не сделало совсем ничего, не обидело ровным счётом никак, а я вот возьму и нападу на неё… Нет уж увольте, тем более у неё такая пушистая белая шёрстка, так тепло и уютно лежать на этой огромной пушистой спине… НЕТ! Соберись тряпка!!!

Либо сейчас, либо никогда! Я смотрю в эти пустые глаза. В каждой ладони по огненному шару, я руки направляю на это ужасное животное и…

И кататься на них так удобно. Сидишь сверху, утопая в белоснежной шерсти, как в пуху, а овечка идёт, перекатываясь, не торопясь, с ножки на ножку, и я мерно покачиваюсь на верху. Ах, как же хороша жизнь! Ветерок треплет волосы, мой верный скакун скачет на встречу к приключениям, где ужасные враги и прекрасные принцессы ждут не дождутся нас…

Я на коленях стою перед этим бесчувственным животным, которое не останавливаясь чавкает травой. В руках моих по два огненных шара в каждой, трава вокруг шипит, медленно поджариваясь, со лба стекают капельки пота, вся спина уже вымокла от напряжения, и я… Тушу огонь, ведь больше не в силах сражаться с самим собой. Эта овца не заслуживает смерти… и ни одна из двадцати двух штук, которых я сосчитал на этом поле, ни одна из них не заслуживает смерти!

И я вовсе не вегетарианец, напротив мясо я обожаю всей душой, но убивать своими руками это мясо я не могу… Ну нет во мне силы воли на это и всё… Похоже не быть мне убийцей…

Солнце закатывается за край. Красивейший оранжевый закат перед моими глазами. Похолодало, но мне тепло, ведь я лежу на очень тёплой и мягкой спине Греты.

Грета — это моя новая подруга. Та самая овца, которую я не смог убить. Она совсем не против, что я утопаю в её мягоньком меху, как чавкала травой, так и чавкает, иногда переходя от одного куста к другому, где стебли помясистее…

Оставшееся время: 14:52:36

Совсем стемнело. Над головой огромная луна, она тускло освещает поле. Мерцают звёзды в вышине…Грета улеглась прямо в траву и тихо посапывает. Я так же продолжаю лежать на ней… и думать о своём:

— Какая же убогая игра! Ну надо было догадаться сделать первым заданием убийство таких прекрасных и невинных существ… какая сволочь это придумала?! И что мне делать дальше? Времени всё меньше и меньше, кругом лишь бесконечное поле, куда бы я ни шёл, всё время возвращаюсь назад, к этим же овцам… В животе урчит, жрать охота… Похоже без еды в этой игре так же не обойтись… а еду дать эти ироды не догадались?! Думают, что я Грету съем? Ага, сейчас, как возьму, разбегусь и вцеплюсь зубами в её мохнатый зад! Идиоты…

Оставшееся время: 12:37:07

Ну и чёрт с вашим временем! Дождусь окончания игрового сеанса и свалю из вашей недоделки… Это слишком сырой продукт, даже для тестовой версии…

Я закрыл глаза, в надежде уснуть и, как ни странно, это подействовало, усталость быстро настигла меня, стало так сладко, тихо и спокойно на душе… и я заснул…

Только вот ненадолго, а разбудил меня жуткий вой... Полная луна над головой. Грета бежит сломя голову. Вся её немаленькая тушка трясётся, и я сижу на этой спине, крепко вцепившись в шерсть руками, пытаюсь не выпасть. Грета остановилась, она вместе с другими овцами сбилась в одну блеющую и дрожащую от страха кучу. А причиной всей этой паники не затихает. Волчий вой всё ближе, и я вижу тёмные силуэты, бегущие к нам со страшной скоростью, грацией и ловкостью.

— Что чёрт возьми здесь происходит?

Я руки с трудом разжал, ладонь вверх поднял и прокричал:

— Огненный шар, огненный шар, огненный, мать его за ногу, шааар!

На моей ладони вспыхнул такой яркий пламень, что глаза зажмурились от боли, и я выпустил огонь в небо, протёр глаза, и когда открыл их вновь, всё поле осветил яркий свет моего фейерверка. Манна просела на треть, но это того стоило, я навскидку насчитал в траве более десятка теней. Крупные, чёрные волки, сейчас они остановились, испугавшись огня, но тот вот-вот погаснет… Дело дрянь!

Я спрыгнул с Греты, и метнулся в сторону от овечьей братии. Сейчас только одно может спасти мне жизнь, а именно — огонь, да такой, от которого звери разбегутся прочь. Я бегу прямо на волков, они глазами следят за моим приближением и как только пламя потухло, вместо овец они рванули за моей тщедушной душонкой. Я испугался так, что сложно описать, но не сильнее, чем мог бы, не будь у меня плана…

— Огненный шар, огненный шар, огненный шар, огненный шар, огненный, да сгори весь мир дотла шаааааар!!!

Волкам оставалось буквально несколько шагов, и моё чудесное горло растерзали бы не менее чудесные и очень острые зубы, но на руке вспыхнул настолько яркий огонь, что волки взвизгнули, и побежали от яркого пламени. Как странно, я едва стою на ногах, синяя полоска с манной почти пуста. Я сумел защитить себя, осталось защитить милашку Грету, я не брошу дорогую подругу в беде!

Я бросился следом за убегающей стаей.

— Идите сюда мииилашки, я с вами поиграю!!! — ору я какую-то ересь, слегка сойдя с ума от азарта…

И волки убегают куда подальше, чувствуя ужасающий жар и дым от сгоревшей травы, к счастью, заросли сгорают лишь под моей рукой и огонь не распространялся дальше, слишком сырая для этого трава.

Конечно, моя погоня не могла продолжаться долго. Где я, а где волки?! Очевидно, что в скором времени я еле дышал, а тёмные тени отдаляются всё дальше и дальше. И наконец, совсем обессилев, я протянул руку вперёд и заорал:

— Пли-и-и-и-и…

И шарики пламени полетели в след убегающим зверям. Не знаю коснулся ли мой снаряд цели, но я отчётливо услышал, как кто-то скулит вдалеке, и увидел яркий поток искр от взорвавшегося снаряда.

И наступила тишина, ни птиц, ни насекомых. Абсолютная тишина, лишь слышно, как шуршит трава под моими ногами. Я возвращаюсь назад к Грете, она, наверное, совсем заждалась меня, голубка… До уха донёсся лёгкий шелест. Я остановился и прислушался. Тишина. Но я не двигаюсь с места, на всякий случай… на самом деле я трус, и сейчас мне страшно…, и я почти без манны, посреди поля, в виртуальном мире, где может быть всё что угодно, жду худшего… в глубине души надеясь, что мне этот звук померещился.

Он повторился вновь. Совсем близко. Я, испугавшись, что тварь нападёт со спины, развернулся назад. И в этот момент волк напал.

— А-аа-а-а-а… — кричу я, рукой закрываясь от хитрой твари… Глупая это идея — прикрываться от волка рукой. Он вонзился в ней зубами, и грызёт тёплую плоть, и вот-вот откусит…

— Моя-я-а рууукааа… А постой, ведь не больно совсем, — я смотрю на волка, волк смотрит на меня и зубами своими пытается мне руку отгрызть, а рука моя едва чешется. Как же я рад, что мир этот виртуальный, господи, как же я рад! Я улыбнулся хищно, на сколько мог и сказал:

— Огненный шар!

Волк зарычал, попытался руку мою выплюнуть, но не в этот раз! Я зажал его язык горящей рукой. Волк то визжит, то скулит, то падает, то вновь поднимается на лапы, а глаза бешено вращаются в орбитах… Это продолжалось несколько долгих минут, наконец зверь затих. Он упал в сырую траву, и больше не двигается. Я вытащил руку, от неё невыносимо пахнет горелым мясом, как мог я оттёр её об траву и на трясущихся ногах потопал назад к Грете, надеюсь её не съели, иначе мне будет совсем одиноко…

Перед глазами вспыхнула надпись:

Оставшееся время: 6:09:28

Грета лежит с другими овцами в одной большой куче и сладко посапывает. Эти огромные животные каким-то неведомым чувством осознали, что волков рядом больше нет, поэтому перестали волноваться и теперь спят. А я пробрался в центр этой кучи, вскочил на самую крупную овцу, надеясь, что это Грета, а не какая-нибудь чужая овца и уснул.

Когда я открыл глаза светило солнце. Небо поражало своей голубизной, а невероятно зелёная трава двигалась и шуршала от лёгкого ветерка. Перед глазами всплыло очередной предупреждение:

Оставшееся время 00:45:03Поторопитесь и убейте 15 гиганто-овец!

Вот ещё?! Чтобы я руку поднял на этих милашек, да ни за что! Грета подомной как-то странно задвигалась, я поднялся на локтях, посмотрел вниз и тут же был сброшен в зелёную траву. Я с непониманием уставился на Грету, а она уставилась на меня, только на этот раз взгляд её был не пустым… Это животное подвигало челюстью, я даже подумал, что она сейчас меня сожрёт… но вместо этого Грета плюнула в меня какой-то фигнёй. И взгляд её вновь стал пустым.

— Что за фокусы, неблагодарное ты животное?! — Начал возмущаться я, но взгляд мой зацепился за металлический блеск в зелёной траве, как раз в том месте, куда улетел плевок Греты. Я нагнулся, взял в руки и покрутил под солнечным светом металлическое колечко.

— И подумать не мог, что ты питаешься таким, Грета… — Овца недовольно заблеяла и своей плавной походкой направилась подальше от меня. Я решился одеть колечко на палец, благо размер точно совпал… стало гораздо теплее, и что-то мягкое приятно легло на спину. Я рукой потянулся к спине и наткнулся на шерсть…

— Господи, Грета, ты сделал меня овцой?!

Но негодовал я недолго, как только потянул за шерсть, то увидел, что это просто плащ. Очень тёплый, очень мягкий и белоснежный плащ. Я вновь посмотрел на странное колечко и в этот раз рядом с ним появилась крошечная надпись:

Кольцо-оберег королевы овец

Надо же… Грета, да ты оказывается у нас овечье величество. Не зря такая здоровенная, на полметра выше остальных… Ух, ты моя радость! Я догнал животное, вскочил на массивную спину и обнял как мог.

— Спасибо тебе, дорогуша!

Оставшееся время:00:04:5900:04:5800:04:5700:04:56

Время на исходе. Вот и закончились мои два часа, и задание почти подошло к концу. Славно я отдохнул, от мирских реалий, но похоже, что пора возвращаться домой.

Я почувствовал зверский холод. Солнце на миг померкло, и даже небо стало каким-то тусклым и невзрачным. А всё из-за фигуры, что появилась в нескольких метрах от меня. Девушка лет 17, одетая в строгий мужской костюм, с чёрными волосами до плеч и глазами… ярко красными. Эти глаза слегка светятся, глядя в них становится жутко, словно смотришь на что-то не живое, но то, что пытается казаться живым. В руке у девушки чёрный блокнот и шариковая ручка.

— Добрый день, я искусственный интеллект созидающий этот мир, не могли бы вы, пожалуйста, поделиться вашими впечатлениями о игре? — сказала девушка со страшными глазами и сделала вид, словно что-то собирается записывать в блокнотик. Затем взглянула на меня более тщательней, даже прищурилась, огляделась вокруг, и растеряно спросила:

— А почему вы ещё только на первом уровне…это же базовая локация, а ваш игровой сеанс начался почти сутки назад…

Вот тут-то и настал мой звёздный час, я вальяжно слез со спины Греты, подошёл к девушке почти вплотную и сказал самым оскорблённым голосом на свете:

— Потому что ваша игра дерьмо, милочка!

Красные глаза на миг потухли, лицо зависло с лёгкой улыбкой на губах.

— Как можно было придумать такое тупое задание: убить этих милых существ, — я рукой махнул в сторону Греты. — Да это же полный абсурд! А самое главное: За что я должен их убивать и почему?! Только из-за какого-то жалкого задания? И вы ведь даже не придумали альтернативу!

Девушка отшатнулась от меня. А я продолжил орать:

— И что за сумасшедшая локация?! Она просто никакая! Бескрайнее поле и больше ничего… ни деревьев, ни птиц, ни насекомых, есть звуки их имитирующие, да и только! А самое худшее: с вашего поля нельзя уйти, куда бы ни шёл, всегда возвращаюсь назад!

— Но это же начальная локация… — пробубнила девушка еле слышно.

— И нет никакого шанса эту локацию покинуть, тупое ты создание, кроме как убить этих ни в чём неповинных овец… Это же каким маньячиной надо быть чтобы такое придумать, а?

Глаза девушки опасно вспыхнули, но я слишком увлёкся, и не в состоянии остановиться:

— Твоя игра полное дерьмо!!!

Глаза светятся красным неживым огнём. Ни капли эмоций на прекрасном лице. Она смотрит на меня в упор, а я не отвожу взгляд, чувствуя свою правоту.

— Ладно, — наконец сказала она. — Ты думаешь, что мир, созданный мной полное…

— Дерьмо! — подсказал я учтиво.

— Да… — она улыбнулась. — А что, если ты дашь мне второй шанс?

— В смысле?

— Я вновь создам мир, и, если он тебе понравится, ты заберёшь свои слова назад.

— Нет.

— Почему?

— Я не могу не говорить того, что уже сказал, это же очевидно!

Тишина.

Она ожидающе смотрит на меня.

— Но я могу дать другую оценку, а какой она будет, зависит от тебя, — пошёл я на компромисс.

— А ты не соврёшь?

— Я НИКОГДА не вру.

Ещё один человек теперь знает об этом… Постой-ка, она ведь не человек, а искусственный интеллект, но при всём этом так на человека похожа… Неужели современны технологии достигли такого уровня? Мне с ней говорить почти так же неловко, как с реальными людьми… Разве что эти красные глаза немного пугают. Она думает о чём-то, смотрит вниз, губу закусила и думает, но о чём?

— Одного дня будет мало… слишком мало и для тебя, и для меня… мне не хватит времени всё продумать, а ты не успеешь воспринять мир как реальность… — она говорит это в слух. Думает, что я не слышу, или не воспринимает меня всерьёз?

Она подняла взгляд, красные глаза полны решимости, подошла ко мне вплотную… слишком близко, что мне делать?

— Я дам нам больше времени, — говорит она, но голос её как-то странно подрагивает. — Только не бойся, я верну всё назад, как только ты пройдёшь игру, я всё верну…

Как только последнее слово было сказано, она подняла руку и вонзила её в мою грудь. Удивление и боль.


Комната Тимона. На электронном экране показатели Саши. Тимон сидит в кресле и листает ленту соц. сетей в телефоне. Время бежит очень быстро, телефон затягивает паренька с головой. Сейчас он сам не понимает о чём думает, что именно делает, и что собирается делать. Кажется, он вот-вот заснёт. Но запищала капсула, так громко и противно... Парень выронил телефон, тот с хлопком и треском упал на пол экраном вниз.

— Ну твою же мать! — Тимон поднял телефон, на экране появилась огромная трещина, пересекающая дисплей пополам. Капсула продолжает противно пищать.

— Ну что там ещё?!

Тимон смотрит на экран и лицо его бледнеет. Показатели Саши ужасают, а именно строчка с пульсом, там цифры, выделенные ярко красным цветом, становятся критически малы.

…32……21……11……3……0…

Писк усилился в разы. Сейчас он уже по громкости равен сирене. В этот момент капсула отправила сообщение о помощи в ближайшую больницу. Мать Тимона стучит неистово в дверь.

— Мальчики, что там у вас происходит?!

Тимон вскочил с кресла и замер. Он взгляд переводит то на компьютерный экран, то через мутное стекло капсулы смотрит на друга. Он не знает, что делать. Его тело нервно дрожит. В дверь продолжают стучать. Противный писк не прекращается.

====== 5 ======

В нос ударила невыносимая вонь. Пахнет тиной, чем-то затхлым и сгнившим. Этот дух выбивает из глаз слёзы. Ничего не видно. Я закрыл глаза. Вновь открыл. По-прежнему темнота.

— Огненный шар.

В моей ладони вспыхнул тёплый огонёк и осветил всё вокруг. Скрюченные деревья, корни и высоченная трава, я стою по калено в подозрительной жиже. Каким-то образом я очутился на болоте. Ну допустим каким именно образом я помню. Во всём виновата эта девчонка…, и я тоже виноват, ведь это я согласился. Правда не знал на что именно подписывался, но ведь подписался… но ведь болото кругом, комары пищат над ухом и то и дело впиваются в мою нежную кожу… но ведь я сам подписался на это…

Ногу с трудом удалось вытащить из жижи. Я шагнул вперёд и провалился по пояс. Вонь усилилась сразу… Теперь понятно откуда исходит этот запашок… Да, я сам на это подписался, но от этого ничуть не легче.

Что изменилось в этом мире? Всё. Нет шкалы манны и здоровья. Они просто пропали, теперь приходится догадываться обо всём самому, постоянно спрашивать у тела: ты там как, держишься ещё, или вот-вот помрёшь? Впрочем, всё, как и в реальной жизни. Исчезла надпись уровня перед глазами, не совсем исчезла… теперь на моей правой руке, на обратной стороне ладони красуется очаровательная татуировка с изображением единички…

Кольцо Греты тоже на месте, наверное, именно поэтому я не замёрз на смерть, ведь на мне тёплый плащ из овечье шерсти… Славься овечья королева, Славься!

Есть ещё одно изменение, и оно тревожит меня сильнее прочих. Я чувствую боль. Я чувствую укусы комаров, чувствую, как острые корни впиваются в ноги и от этого становится жутко. Я соглашался на игру, но игра стала слишком опасна, слишком похожа на реальность.

Я часто жалею в своей жизни: жалею, что сказал что-то не то, жалею, что сделал что-то не так, жалею, что обидел кого-то хорошего. И сейчас я вновь пожалел, но это чувство держалось в груди не долго, его сменил интерес. Как далеко я смогу зайти?

Впереди я разглядел сук, достаточно длинный чтобы стать посохом. Я шагаю к нему. В какой-то миг земля ушла из-под ног, и я провалился в вонючую жижу, барахтаюсь в ней несколько долгих мгновений ища опору, пытаясь разобраться, где верх, а где низ, и мне удалось нащупать твёрдую опору… Я поднялся из грязи, как древнее чудовище, что решило восстать.

— Твою мать! — вырвалось у меня инстинктивно. Я протёр глаза, попытавшись очистить их от грязи. И это мне удалось, но отнюдь не сразу, и всё это время комары продолжали немилосердно атаковать.

— Дура! Хочешь, чтобы я игру оценил…, да я её так оценю, пожалеешь потом, что отправила меня в эту дыру!!!

Долгожданный сук достигнут. Я руками сгибаю его, пытаясь сломить у основания… Но ничего не выходит. Гадина легко сгибается и не в какую не хочет ломаться. Ну что-ж, не хочешь так, будет по-другому!

— Огненный шар!

Я приблизил пламя вплотную к коряге. Древесина зашипела, затрещала, но, к счастью, не воспламенилась. Я минут пять сушил палку, затем погасил огонь и одним резким движением согнул. Послышался хруст, треск и древесина неожиданно поддалась. Я при этом чуть не свалился назад в жижу… но вовремя сумел удержать равновесие. В моей руке теперь нечто, отдалённо напоминающее посох…

Стало гораздо лучше. Теперь могу нащупывать дно. Продвигаюсь вперёд, стараясь идти в одну сторону и не сворачивать, в надежде, что не вернусь назад и не заплутаю. И молясь при этом, что вокруг не окажется много голодных хищников…

Вонючая жижа сменилась твёрдой землёй, но по-прежнему вокруг нет ни единой тропы и ни каких-либо упоминаний людей. Есть ли они в этом мире? Или я, как и в прошлый раз буду здесь совсем один? С другой стороны, я даже рад такому повороту. Быть одному мне куда привычнее, не будет лишних конфликтов, недомолвок, и прочих безобразий, которые несут с собой человеческие отношения. Как же я рад, что здесь нет прилипалы Тимона! Счастье неописуемое. Будь он рядом со мной столько времени, я бы наверняка уже сошёл с ума, а так... лишь комары не дают никакого покоя, они летают за мной огромной тучей и того и гляди высосут досуха, оставив лишь кости. И жгу их огнём, отмахиваюсь руками, могу за раз раздавить целый десяток, но они всё равно продолжают преследовать мою несчастную тушку...

Чёртовы комары, вы теперь первые в моём коротком списке ненависти, а после вас идёт Тимон, и грёбанная Система, что отправила меня сюда... сколько шансов ей ни давай, она испортит каждый!

Огненный шар в моей руке горит смирным пламенем и не собирается потухать, он так пылает уже часа три, не меньше. Видимо он не потухнет пока я не запущу его во врага или не развею...

В какой-то миг передо мной возникли два огромных, отливающих красным, глаза.

— Система?

Ответа нет. Да и глаза эти не кажутся такими искусственными и свет в них идёт не изнутри, а скорее отражает мой огонёк.

— Кто ты? — спросил я, и не услышал в ответ ничего, только глаза стали ближе и больше... Затем ещё ближе и из мрака показался огромный монстр. От неожиданности я попятился назад, поскользнулся и не удержав равновесия со всего размаху грохнулся на задницу. Тварь подошла ближе, так близко, что если захочет, то сможет откусить мне голову огромными зубами. Я смотрю на неё и в голове вертится лишь одна фраза: «Я не смогу сжечь такую огромную тушу».

Передо мной стоит крыса. Она приблизилась вплотную, напряжённо зависла надо мной и смотрит. Очень надеюсь, что смотрит с любопытством, а не с желанием сожрать…

— А-а-а-а...Привет! — говорю я, чтобы развеять напряжённую тишину. — Может ты не будешь меня есть, а?

Крыса принюхивается, забавно потряхивая розовым носищей.

— Да, запашок от меня так себе…

Это продолжалось целую вечность, затем крыса замерла, ещё раз посмотрела мне в глаза, развернулась и скрылась во тьме, так словно и не было её здесь вовсе.

— Это здорово, что ты не стала меня кушать…но вдруг ты передумаешь… Огненный шар, огненный шар, огненный шар!

Яркий огонь появился в моей ладони, и я уже собирался бросить его в след уходящей твари, как свет, исходящий от огня, отразился во множестве красных глаз. Они окружили меня и только этого и ждут. Десятки крыс, немного меньших, чем та, что стояла передо мной, но не менее опасных.

— Шутка, просто маленькая шутка... — прокричал я им и развеял пламя, оставив лишь крошечный огонёк. — Вы же простите мне маленькую шалость? Давайте просто возьмём и разойдёмся, мирно и дружно, как старый приятели…

Конечно, мне никто не ответил. И я не услышал ни звука. Лишь тянулись долгие минуты ожидания. В результате никто не напал, а глаза исчезли во тьме. И тогда я решился двинуться вперёд, тихонечко, крошечными шагами. И вновь никто меня не съел, лишь комары по-прежнему беспощадно пьют кровушку, жаль, что и они не позабыли обо мне...

====== 6 ======

Уже светало, когда я дошёл до человеческого поселения. Частокол. Высокие деревянные стены. И кривая башня дозорного. Как только я подошёл, в землю, рядом с моей ногой воткнулась стрела. Она определённо прилетела с башни, но кто её выпустил не понятно, стрелок наверняка прячется, может сжечь эту махину, и все дела...

— Кто идёт, отзовись! — гневный голос раздался с башни. Как я и думал, стрелок там. Только вот одно смутило меня, голосок оказался девчачьим. И не то, что бы я не верил в силу женщин, но... поджигать башню у меня желание пропало. Промедление стоило мне ещё одной стрелы, на этот раз гораздо ближе…

— Я это... — СТОП! А что я? Зачем я хочу попасть к людям? Вот же чёрт, а ведь надо что-то сказать, пока юная амазонка случайно не пристрелила меня. — Я ищу место для ночлега. Наступила тишина, но продолжалась она не долго.

— Ну и что за чепушила явился сюда под конец моего дежурства... Не мог подождать чуть-чуть до рассвета… — расстроенные причитания так и сыплются с башни, и при этом настолько громко, чтобы я услышал... Сволочь!

— Жди здесь, пока я разбужу старосту, путешественник... — последнее слово она проговорила так, словно это худшие люди на земле. На миг мне стало стыдно, я даже подумал, что зря пришёл сюда, и ещё можно уйти... Но комар противно запищал над ухом, и злость на насекомых притупила все остальные чувства и я остался смирно дожидаться на месте.

Не прошло и часа, комары почти дососали мои останки, когда на башне загорелся факел. Там стоял высоченный амбал, с абсолютно лысой головой и со шрамом в пол лица, рассекающим губу мужчины пополам. Рядом с ним стоит девушка, в руках она сжимает лук с натянутой тетивой, стрела направлена на меня. У мужика вид крайне недовольный, он раскрыл рот и издал зверский вопль:

— Ну и что за лопух причапал в мою деревню посреди ночи?

— Я.. — хотел оправдаться я, но был тут же оборван:

— Мне наплевать кто ты! Убирайся туда, откуда пришёл!!!

Сам спросил и сам же прервал, ну что за люди?!

— Но мне некуда идти... — попробовал надавить я на жалость, тем-более действительно некуда. — А мне какое до этого дела? — орал староста, но при этом гораздо тише чем в начале. — Вот зачем мне ещё один лишний рот кормить? Какая от тебя польза? — мужик перевёл взгляд на мою руку с горящим в ней огнём и замолчал.

Девушка отпустила тетиву, не выпустив при этом стрелы. Её она убрала в колчан. Я вздохнул немного расслабившись.

— Впусти его, Староста Кирт, я домой хочу, моя смена ещё пол часа назад закончилась… — сказала девушка.

— Заткнись Эли! — отмахнулся от неё мужик и вновь призадумался, но думал не долго, тяжко вздохнул и сказал мне: — Входи!

Мне дважды повторять не надо, после таких препятствий и самому захотелось узнать, что же там за стеной такого необычного, что меня впускают с такой натяжкой?

Староста тем временем вместе с девушкой спустился с кривой башни. Я стою у деревянных ворот и жду. За той стороной послышался стон.

— Жрать надо больше Эли, потому силёнок то и не хватает! — пробубнил староста за стеной.

Девушка как-то замысловато чертыхнулась и раздался скрип, деревянные ворота медленно раскрылись.

— Чего встал? Помогай закрывать! — крикнул староста и я помог как мог, но только сил моих явно не хватало… И помощью это назвать вряд ли можно...

— Ещё один слабак! — причитал Староста, покрасневший от натуги.

Девушка молчала. Сейчас, стоя совсем близко ко мне она показалась довольно красивой… Волосы закрыты платком, лицо измазано какой-то тёмной краской, но при этом очень тонкие, почти кукольные черты лица затянули мой взгляд. И её светло-зелёные глаза….

— Чего пялишься? — рыкнула она на меня, уловив чужой взгляд.

— Да так… ничего.

Староста грубо хмыкнул, и я сразу отвёл голову в сторону, причина этого странного феномена мне неизвестна, но мне вдруг стало очень стыдно.

Ворота со скрипом и стуком встали в своё первоначальное положение. Староста потянулся всем телом, раздался очень неприятный хруст. Он довольно вздохнул и сказал:

— Эли, можешь идти домой, только Вильгельма подними, а то проспит свой дозор эта старая рухлядь!

— Почему я должна всех будить сегодня, что за день такой?! — причитала девушка, сворачивая в узкие улочки деревеньки. — Наверняка во всём этот чепушила виноват… принёс с собой несчастий полную кучу…а разгребать всё дерьмо теперь мне?!

Я медленно вдохнул и так же медленно выдохнул, стараясь не обращать на обидные слова внимания, главное вовремя не обидеться и всё будет в порядке, поэтому я спокоен… абсолютно спокоен…

— Пойдём, отведу тебя к братьям Дито, поживёшь у них, если впустят. — сказал староста, быстрыми шагами передвигаясь по деревне. Я едва успеваю за ним, если он шагает, то я почти бегу, а он шаг лишь ускоряет…

— А если не впустят? — спросил я, каким-то чудом не задохнувшись. Как можно было и ранее догадаться, сидение в четырёх стенах в течение всей моей жизни не сделало меня физически развитым… скорее наоборот. А эта странная игра переняла все мои реальные показатели и в этот мир. Будь она не ладна, чёртова игра!!!

— Если они тебя не впустят, — говорит староста. — То мы тебя из деревни выпустим, понимаешь?

— Значит вы меня вышвырнете назад на болото…

— Догадливый ты, однако, — сказал староста и с такой иронией в голосе, что мне вновь стало стыдно.

— А почему не подселить меня к кому-нибудь другому?

— Ты уже успел меня достать, сосунок! Эти братья единственные кому может понадобиться твоя тщедушная задница…

— Если им нужна только моя задница, то я, пожалуй, обойдусь.

Староста не понял шутки и посмотрел на меня с такой яростью, что я впервые в жизни прочитал молитву, правда только про себя…

Оставшийся путь мы шли молча. Вернее, Староста шёл, а я бежал за ним вприпрыжку и может показаться, что я какой-то коротыш или малыш, но это не так. Всё дело в размерах старика, таких громадных людей я встречаю в своей жизни впервые…

Путь наш закончился у покосившейся избушки. Староста подошёл к единственному имеющемся в домике окну и деловито постучал. Подождали пару мгновений, затем еще постучали и деревянные створки распахнулись. На нас уставился неопрятный молодой человек с короткой, узкой, словно из неё вырвали почти все волосы, бородой. Под носом яркое фиолетовое пятно и глаза с расширенными, чёрными зрачками… Он смотрит прямо на нас, но так словно и не видит ни черта.

— И тебе доброе утро, Рут! — прогудел староста.

Глаза человека сфокусировались на огромной фигуре, и он сказал:

— Какое к чёрту утро, Кирт?! Мы ещё даже не ложились.

— На это мне наплевать, вот лучше,

— староста положил свою огромную руку, на моё плечо. — Принимай пополнение!

— Не понял! — сказал Рут, опустил на меня взгляд, затем вновь поднял на Старосту. — Это шо?

Староста тоже посмотрел на меня и спросил:

— И мне бы хотелось знать, что это… но выясним позже, а сейчас разбирайтесь сами, слишком много времени я потратил…

Староста ушёл, оставив меня один на один со странным мужиком. Он молчит и смотрит сквозь меня, чего-то ждёт.

— Э-э… я это, можно переночевать у вас? — решился наконец подать я голос.

— Чем планируешь расплатиться? — сразу спросил у меня Рут.

— Ну… у меня ничего нет…

— Может что-то делать умеешь?

— Да не особо…

— Ну и зачем ты мне такой сдался?

Проваливай отсюда! — створки окон захлопнулись, оставив меня в полном

одиночестве.

Что за фигня?! Кто так гостей встречает? Я, конечно, не красавец, но хотя бы какое-то гостеприимство должно быть и у этих людей… Может дом им подпалить, всё равно они игровые персонажи…

— Огненный шар.

Я руку с огнём подношу к трухлявым брёвнам домишки.

— Это научит вас…

СТОП! Что я сейчас делаю? Зачем и почему? Это ни даст мне ничего, напротив может создать лишних проблем. Когда это я успел стать такой тварью? Может виной тому усталость, комары, и чёртового болото… НЕТ, я просто оправдываюсь сейчас. Огонь в руке потух. Нет больше желания ничего жечь, ведь это так глупо… Как-то гадко на душе. И что теперь делать?

— Умничка! — сказал Рут. Он выглядывает из-за угла избушки и улыбается. Когда он только успел выйти?

— Теперь я немного, правда совсем чуть-чуть, но могу тебе верить. Можешь расплатиться маной за ночлег.

— Как это? — спросил я.

— Не знаешь? Самоучка что ли?

— Что-то вроде того…

— Ясно, ну это просто, смотри!

Рут подошёл ближе, и взял мою руку. И наши ладони засветились, я почувствовал, как в груди холодеет, очень захотелось прилечь. Свечение погасло.

— Оу… не очень много, но за ночлег сойдёт, — сказал Рут. — Пойдём, познакомлю тебя с Хутом!

Мы обходим дом, поднимаемся на очень скрипучее крыльцо.

— Хут мой брат, — говорит Рут. — Местные величают нас братьями Дито, но ты зови по имени.

Мы вошли в дом, который внутри оказался ещё меньше, чем снаружи. Одна комнатка, и большую её часть занимает печь. На полу лежат два тюфяка, и в углу за небольшим столом сидит сгорбившийся человек в сером балахоне.

— Ты, конечно, нас извини, — говорит Рут. — Но гостей мы не ждали, поэтому будешь спать на полу, — он рукой указал на мою спину. — Классный плащ, с таким, я думаю ты ночью не замёрзнешь… — он взгляд перевёл на человека в углу. — Эй, Хут, у нас гости!

Человек даже не шевельнулся.

— Да чтоб тебя черти съели! — Рут хлопнул в ладоши и что-то вспыхнуло в углу и поднялось небольшое фиолетовое облачко над столом.

Человек вскочил со стула, резко развернулся и закричал:

— Чё те надо от меня, негодник?

Человек этот оказался как две капли воды похож на Рута, только черты лица его более грубы, и нет бороды.

— Так вот, — говорит невозмутимо Рут. — Я говорил тебе, что у нас гости, но ты не отвечал.

— Это не повод взрывать порошок! — мужчина подошёл ко мне и протянул руку. — Я Хут.

Я пожал руку.

— А я Са…

В груди похолодело, и наши ладони засияли.

— …ша…

Усталость навалилась новой волной, едва стоя на ногах, я попробовал вытащить руку, ну Хут держит слишком крепко. На помощь пришёл Рут, он оттолкнул брата.

— Угомонись обжора, видишь же, что у него и так немного осталось!

— А сам то что? И не говори, что не брал, не поверю!

— Брал, вот поэтому и хватит с него на сегодня, ты посмотри, он на ногах то еле стоит!

Братья уставились на меня. Стоят, молчат и смотрят. Под такими взглядами мне бы сделалось неловко, но я слишком сильно устал.

— Можно я прилягу, а?

— Ах, да… — спохватился Рут, он оттащил тюфяки в сторону, оставляя мне немного места у стены. — Вот, ложись вот сюда!

Я без промедления упал в указанное место. Глаза почти сразу закрылись, и сладкий сон уже на подходе. Странное дело, но мне наплевать, что я в незнакомо доме, с очень подозрительными людьми. Сейчас все мирские проблемы как-то обошли меня стороной…

— И надолго он к нам? — слышал я голос Хута, засыпая.

— Без понятия, братец, но будем надеяться, что надолго.

— Вот ещё…

====== 7 ======

Я проснулся. Над головой пыльный потолок. Ощущения так себе. Чувствую, как всё тело адски тянет и болит. Пытаюсь потянутся, но то была ошибка, — хрустнул позвонок и ногу стянуло, — я от боли застонал, чем привлёк вынимание братьев. Они сидели за столом и работали, пока я не отвлёк их.

— Ёу, всё нормально? — cпросил Рут.

— У тебя дерьмовый вид! — вторил ему Хут.

— Всё хорошо, — ответил я. На самом деле никакой хорошести я не ощущаю. Всё очень плохо. И хуже всего оказалось желудку. Во рту пересохло. Хочется есть и пить. На языке словно песок. Слюны нет вовсе. Живот жалобно урчит. Братья никак не прокомментировали это. Чувствую, что краснею. Решаюсь спросить:

— А не одолжите мне немного еды и, если можно, воды?

Братья зависли. Они смотрят на меня округлив глаза. Проходит мгновение. Затем второе.

— Что такое? — спрашиваю я, немного растерявшись.

Братья дружно заржали. Стоять они уже не могут. Хут трясётся от хохота на четвереньках. Рут упал на пол и лёжа в грязи и пыли сотрясается от смеха.

— Ты слышал его, Хут…

— Да, я слышал его, Рут…

— Да что такое, я же просто спросил! — возмущаюсь я. От стыда щёки горят и хуже всего то, что я сам это заметил, и сейчас бешусь как какая-то истеричка.

— Послушай, — Рут сумел подняться. Он подошёл ко мне и руку положил на плечо. Как же я ненавижу эту псевдозаботу. Я сбросил чужую руку с плеча, чем мгновенно стёр ухмылку Рута. Его отношение изменилось, как и голос. Он стал жёстче. Холодным как лёд:

— Я договорился с тобой о ночлеге, но о еде речи не было. Мы тебе не мамочка с папочкой и кормить тебя не собираемся.

— Я же просто спросил.

— А я просто ответил. Видишь какая простота царит в наших отношения, — Рут задумался на миг, а затем рукой указал на моё кольцо. — Но если хочешь, можешь отдать мне своё кольцо, тогда я буду кормить тебя какое-то время… Ну как? Согласен?

— Нет!

— Как хочешь, — Рут протянул ко мне руку. — Плата за следующую ночь.

Я сжал руку и ощутил в груди пустоту и холод, к которому никак не могу привыкнуть.

— Подавись!

— Ой-ой, какие мы злые. Можешь говорит, что хочешь мальчишка, главное не делай никаких глупостей! — ледяной взгляд его глаз задержался на мне какое-то время. Затем он вернулся за стол, где во всю уже трудился Хут.

Я выхожу прочь из дома, напоследок хотел хорошенько хлопнуть дверью, но передумал. Слова Рута ещё не выветрились из головы, — не настолько я безрассуден, чтобы конфликтовать с полубезумным магом. Живот вновь жалобно заурчал. Может всё-таки отдать ему кольцо? Нет! Кольцо единственное что у меня есть, лучше пока его сохранить.

***Деревня. Место, честно говоря, так себе. Небольшие домишки и почти все расположены так близко друг к другу, что расстояние между ними почти не осталось. Я понимаю, что причина всего этого кроется в экономии места за стенами, но становится не по себе, когда протискиваюсь между грязными стенами и окнами.

Ещё хуже, когда на встречу идёт человек. И приходится либо пропускать его, либо прижиматься к стене и протискиваться мимо. И у каждого встречного одинаковая гримаса на лице, — угрюмые, с опущенными бровями. — Идут и бормочут ругательства себе под нос. А я прохожу мимо и про себя молюсь, чтобы этот, с виду очень грозный дедуля, не разнёс мне голову клюкой.

Но и у этих людей нашлось исключение — молодёжь. В какой-то момент я вышел к небольшой площади, в центре которой гордо возвышается колодец, обложенный по бокам камнями. Очень крепкое строение, которое своими видом уже внушает уважение. Вокруг него стайкой стоят люди. Совсем молодые. В основном девушки. Этот факт, по каким-то причинам, заставил меня напрячься, и я уже хотел пройти тихонько мимо, внимания к себе не привлекая, как меня окликнули:

— Эй, чужак!

Я развернулся к говорящему. Им, как на зло, оказалась девушка.

— Да-да, ты. Иди сюда!

И всё. Деваться некуда. Бежать не имеет смысла, да и весомая потеря в репутации ещё долго душу будет жечь. Не трус же я?! Подошёл. Не торопясь, видом говоря, что у меня нет причин спешить на их зов.

— Ну и, чего хотели? — спрашиваю я.

— Ха, какой дерзкий… — в толпе одобрительно заголосили. — Ты кто такой и откуда пришёл к нам?

— Это не ваше дело, — говорю я. И почему я так сказал? Решил же быть дружелюбным, да жизненный опыт сказался сам собой. Очень редко толпа народа сеет радость и добро, вот я и напрягся, готовый к любой неожиданности. Но после таких слов разговаривать больше не о чем. Я собрался уйти, но не дали. За плечи схватили и удержали.

— Это как раз-таки наше дело, чужак. Ты к нам пришёл. Приют у нас ищешь, но нам ты не нужен. У нас хватает голодных ртов. Убирайся отсюда по-хорошему прямо сейчас! — говорит девушка, которая первая окликнула меня, а парни вокруг сжали кулаки и мышцы напрягли. Посмотрите на нас, мы грозные бычки. Разорвём. Растерзаем и на трупе твоём попляшем. Лжёт эта девушка. Она хочет поссориться. Не хватает ей развлечения в тесных деревенских стенах.

— Да плевать мне на вас. Я и сам собирался уйти. Отпустите!

Отпустили. Подождали пока я достаточно далеко отойду, чтобы несколько обидных ругательств в спину пустить. Словно мне есть до них дело… Слишком много на себя берут! Но в чём-то правы... Мне не место здесь. Пусть это и люди, но лучше со зверями, чем так. В животе всё сжалось от пустоты. Уже даже не урчит. А холодно и пусто. А солнце ярко светит и люди вокруг одеты легко, спины и лбы сырые от пота, но я закутываюсь в плащ, совсем околел… Похоже передача маны не прошла без последствий и энергию тела надо восстановить, да вот только нечем. Пора уходить. Пусть будет болото. Пусть будут комары. Но возможно там мне удастся найти немного еды.

***Кривая башня дозорных. Сверху стоит человек, но, к сожалению, не тот который нужен, это не Эли, а какой-то хмурый старикан, — субтильный, почти невидим, мне даже не сразу удалось разглядеть его.

— Я хочу покинуть деревню, откройте ворота! — кричу я.

Старик спрыгнул с башни одним плавным движением. Он мягко и почти бесшумно упал недалеко от меня. Перекатился и выпрямился, оказавшись со мной вплотную.

— Нет, — говорит он. — Это невозможно.

— Как это невозможно? Почему?

Старик указал рукой на ворота:

— Их не открыть так легко. Нам вдвоём не хватит сил. Да я и не хочу напрягаться, — он нагнулся к моему лицу, обдав резким запахом трав. — И зачем мне напрягаться, ради чего?

И этому нужна плата. Но у меня ни черта нет! Дай! Дай! Дай! Почему им всем что-то нужно от меня? А как же доброта, великодушие, сострадание? Почему всем нужно обязательно что-то дать?! Все в этой деревне одинаковы! И меня одинаково тошнит от каждого, но этого старика я ненавижу больше всех… Именно с его помощью я смог понять, что этот мир такой же дерьмовый, как и настоящий, а значит нужно вести себя так же как и в настоящем мире, и даже чуточку хуже.

— Огненный шар.

На ладони пылает огонь. Зрачок старика сжался, но он даже не вздрогнул.

— Помоги мне! Иначе я. Сожгу. Тебе. Лицо! — пригрозил я и крупно ошибся. Жаль, что понял я это уже слишком поздно, — когда падал наземь. В результате я оказался на земле с вонючей ногой у горла.

— Это конечно не то, что я ожидал, но яйца у тебя имеются, пусть и совсем крошечные, — в голосе старика столько издевательства, что я морщусь и он замечает это. — Успокойся, когда-нибудь они точно отрастут, ва-ха-ха-ха…

— Ты убьёшь меня?

Смех прервался.

— Нет, если бы хотел, то уже бы убил! — старик снял с меня вонючую ногу и протянул руку, помог подняться.

— Иди к дому Курта, — продолжает старик. — Тот должен позаботится о тебе, раз впустил сюда. Зря, ты не пошёл к нему сразу! — старик не выпустил моей руки. — И я очень рекомендую тебе не ёрничать с ним. Я терпелив и привык ко многому, но Курт не такой. Башку оттяпает и забудет, словно и не было тебя вовсе, понимаешь?

— Понимаю, — отвечаю я. Старик отпустил меня.

— А где находится дом старосты?

— Спроси у людей, может и помогут даже…

====== 8 ======

Дом Курта оказался довольно большим по деревенским меркам. И очень тихим. Наверняка у Старосты есть семья, но её почему-то не видно и не слышно. Мы одни в большой комнате, которая служит кухней и гостиной одновременно. Здоровенный дубовый стол и две лавки по его краям. Я сижу на одной из низ. Курт стоит напротив. Возможно, он брезгует садится со мной за один стол и таким образом показывает, что гораздо выше по статусу. Живот оказался куда разговорчивее меня, он неожиданно и очень сильно заурчал. Староста посмотрел на меня внимательно. Затем отошёл к печи, достал что-то, положил на тарелку и поставил передо мной деревянную посудину с двумя здоровенными пирогами. Пахнет мясом.

— Ешь!

Второй раз говорить не нужно. Я набросился на еду как самый голодный в мире зверь. Опомнился, когда тарелка оказалась пустой. Я ощутил себя на пике блаженства. Еда — это то, ради чего стоит жить, похоже вот она — цель моей жизни.

— Ты можешь приходить в мой дом за едой и водой каждый день, стоило сказать тебе об этом сразу, да, это мой промах, — сказал староста Курт.

Да, старик здорово провинился. И не то, чтобы я этому был рад. Напротив, его опечаленный вид и меня вгоняет в тоску, но именно по его вине я чуть не ушёл на болота, где меня могли сожрать в любой момент. Поэтому здорово, что он раскаивается и признаёт свою вину. Стоп! Что-то тут не сходится!

— А с чего вдруг вы так щедры?

— Разве я не похож на щедрого человека? Да я впустил тебя в деревню, приютил, накормил, а ты ещё и недоволен?!

— Да, но вы впустили меня потому, что я делюсь маной с братьями Вито. Они тратят свои силы на изготовление чего-то и вам, судя по всему, это выгодно.

— Ладно, не сложно было догадаться… Предположим, что твой крошечный мозг иногда работает, но маной ты платишь только за ночлег в доме братьев, за еду придётся платить отдельно.

— Ха, а как же щедрость?!

— Оставь себе.

— И что же вы хотите от меня.

Сразу говорю, кольцо не отдам!

Староста посмотрел на мой руку.

— Нет, побрякушки мне не нужны.

— А что нужно?

— Мне нужен дозорный на кривую башню, а ты, кажется, сможешь с этим справиться.

— Постойте! Вы хотите, чтобы я защищал деревню? А не слишком ли большая честь для чужака?

В моей голове всплыл образ прекрасной лучницы, и идея показалась вполне заманчивой.

— Нет, ты годишься. Станешь дозорным. Так у тебя появится хотя бы какой-то досуг и не будешь шастать по деревне и пугать людей. А что по поводу доверия… я верю тебе, будь ты врагом, живым бы из дома братьев Дито не вышел.

— А работать я буду за еду? Ну это как-то…

— Деньги тебе здесь всё равно ни к чему. Так что обойдёшься.

— Ну… А сколько всего сейчас дозорных?

— Двое, Вильгельм и Эли. Много народу для этого и не требуется. Хватит вопросов! У меня есть и другие дела, а ты отправляйся к Вильгельму, и расскажи ему всё. Теперь он твой начальник и очень советую не злить его, пусть и кажется спокойным, он так же спокойно может свернуть тебе шею...

====== 9 ======

Старик оказался на прежнем месте. Он даже позу не сменил. Как стоял в тени, опёршись на столб, так и стоит. Меня он заметил ещё из далека и как только я подошёл достаточно близко, заговорил:

— Ну и что тебя снова принесло сюда? Я же сказал, что ворота нам вдвоём не открыть.

— Староста Курт назначил меня дозорным, — ответил я.

— Вот как… — старик широко улыбнулся. Улыбка его напомнила мне оскал, как у хищника перед атакой. — Это очень хорошая новость, паренёк, теперь нам с Эли будет не так одиноко. Кстати, в таком случае ты будешь её напарником.

— Что?

Почему-то эта новость меня обрадовала, но так сразу оставаться с лучницей наедине…

— Да-да, — продолжал старик. — А то она всё жаловалась, что ей скучно сидеть тут одной целыми днями… А то, что это честь — следить за безопасностью всей деревни, — так это она считать какой-то мелочью… Что с неё взять? Ребёнок... Может когда-нибудь повзрослеет. Кстати, иди и расскажи ей об этом.

— Зачем? Разве нельзя подождать нашей очереди… Кстати, когда она будет?

— Вы дежурите от заката и до рассвета. Лучше сообщи ей сейчас.

— Но почему?

— Потому что это прекрасная новость, которую необходимо сообщить прямо сейчас!

— Ладно, — сдался я. — Куда идти?

— Вон туда, — старик махнул рукой в сторону одинокого домика, что стоял немного поодаль от остальных и совсем рядом с кривой башней, идти не более ста метров. — Там мы живём, не забудь постучать, прежде чем войдёшь.

— Постойте, ваш? Вы живёте вместе?

Почему-то эта новость оказалась очень неприятной…

Старик что-то заметил на моём лице. Он ещё раз хищно улыбнулся и сказал:

— Не волнуйся, дружок, Эли моя дочь.

— Я и не…

— Знаю-знаю, иди же, не трать моё время!

И я пошёл. Быстро. Почти бегом.

Чувствуя, как щёки пылают от стыда.

***Крошечный, но милый домишка. Мне совсем не верится, что Вильгельм отец Эли. Она такая сумасшедшая и безбашенная, а он всегда спокоен и дружелюбен… Как он может быть отцом такой мегеры? Наверное, всё дело в матери Эли. Она, наверное, сущий демоном. Но тогда каким образом Вильгельму удалось захомутать этакую дьяволицу? Старик не так то прост. Стоит быть с ним настороже.

Я стучу в дверь, за ручку потянул, а та легко поддалась. Проскользнул внутрь, пол в доме оказался каменным, а петли у дверцы надёжно смазаны, и всё это говорит о том, что хозяева дома очень не любят лишнего шума.

— Эли! Это я, чепушила… Твою же… это ты научила меня такому обидному прозвищу, я даже сам себя так называю теперь, какое безобразие знаешь ли…

Она лежит на узкой деревянной кроватке. Таких две в комнате. Её волосы светятся… они отражаю свет из окна. Они ярко рыжие, почти что огонь... А лицо, без прикрытия сажей выглядит просто ангельски прекрасным. Она тихонечко сопит. Я смотрю на неё и в груди странные чувства творятся. Всё смешалось и перевернулось. Она ужасна, агрессивна, я ненавижу её… так ведь, да? Или же нет… По какой-то причине я не могу оторвать от неё взгляд. И я хочу… обнять её? Что за… почему? Долой эти мысли, долой!

Я подошёл к ней, протянул руку. Сглотнул. Собрался, коснулся плеча и легонько потряс.

— Эли, проснись…

Это оказалась самая большая ошибка в моей жизни. Мгновенно открылись её глаза — прекрасные, светло зелёные… Сейчас это не важно! Значение имеет лишь охотничий нож, в миллиметре от моего глаза. Господи, спаси мою душу грешную!!! И прости, что я так глупо умер, надеюсь ты не посчитаешь это самоубийством, ведь я не знал… Ах, Вильгельм, проклятый ты ублюдок, он же подставил меня, так нагло и подло…

Она сидит на моём животе.

— Ты разбудил меня… — шёпот. Не вопрос. Утверждение. — Ты разбудил меня, чепушила… — голос. Не утверждение. Обвинение. — Ты… разбудил меня, ублюдок!!! — крик. Угроза.

Она перехватила кинжал лезвием вверх и резко опустила рукоять на мой нос… Хрустнула кость. Побежала кровь. Я от шока и боли заскулил, как побитый щенок. Следующий удар пришёлся на солнечное сплетение. Я никогда не прощу тебе это старый подонок. Никогда!!!

Я задыхаюсь. Рванулся вперёд, чтобы сбросить её, но нет, она лишь надавила вниз всем телом подавляя мой рывок.

— Ты ответишь мне за это, чепушила…

— Я уже ответил тебе за всё, чокнутая дура!

— О нет, это было только начало…

Она ударами пересчитала все мои рёбра, заставляя мучительно корчится от каждого. Ей это дело тоже не приносит удовольствия. Она в ярости, но эта ярость с каждым ударом меркнет в её прекрасных глазах… Забавно, если так подумать, то она довольно сексуальна… Тёплые бёдра облегают штаны из толстой и грубой кожи. Но через них замечательно переносится тепло… Мне жарко, особенно жарко ниже пояса, я чувствую, как начинаю там нешуточно напрягаться. Но хуже всего-то, что она сидит сверху, не далеко от того места. И мой прибор, упёрся в неё, а она похоже почувствовала это… На секунду замешкалась и кажется всё поняла. Всё что помню, это как покраснели её щёки, и как она хорошенько размахнулась… Потом была лишь боль и тьма.

***— Ты подлый уродец, посмел разбудить меня! — она кричит на меня, уже прорву времени, а я не знаю как отвечать и просто киваю. — За это будешь дежурить сегодня один, это будет тебе наказанием подлый извращенец! — я снова киваю в ответ. — Убирайся! — кричит она, а я, итак, на улице стою. Она дверью перед моим носом захлопнула, да так что меня чуть порывом ветра не отбросило.

Иду я назад к башне. Где Вильгельм сидит на своём месте, на самой верхотуре, откуда я за сто метров чувствую его белоснежную, жуткую и хищную усмешку.

— И как тебе только не стыдно?! — Кричу я, а он в ответ сказал:

— Удачи! — и ушёл. Подонок. Ну просто урод. И не стыда и не совести, и ни капли вины. Как можно отправлять невинного человека на такие страдания?! Надо успокоиться, надо! Но не выходит, в голове до сих пор стоит адская боль и чётко ощущается чувство, словно я кролик, угодивший в капкан... Повезло ещё что живым от этой сумасшедшей выбрался!

Стою на башне. Закат уже прошёл, теперь тут царствует непроглядная тьма. Я ничего не вижу, даже собственных рук. Небо пасмурное, звёзд сейчас не разглядеть и даже луны не видно.

— Ну какой к чёрту из меня дозорный? — возмущаюсь вслух, чтобы высвободить накопившиеся эмоции. — У меня ни навыков, ни зрения, ни слуха, ничего! Зачем же ты назначил меня дозорным Курт? На что наделся?! А эта сумасшедшая… Ну как можно было со мной так?! Что я ей сделал?! Всего лишь разбудил и то случайно, а она сразу пытать бросается… и при этом полуголая, я что ли виноват, что организм так сработал?! Грёбанная, сумасшедшая извращенка, только и думает о том, как другим людям причинить боль и страдания. Кто её полюбит то такую?!

Самый мерзкий на свете смех раздался откуда-то снизу. Я смешался на миг, благо в этой непроглядной тьме никто не увидит, как я краснею со стыда…

— Чего ты так краснеешь, парнишка?

Ха-ха… ты бы видел наших самок, те, если что не по ним могут и пипирку

откусить, так что у тебя ещё не всё так плохо… Ха-ха-ха… Ну ты конечно

развеселил нас, так держать!!!

====== 10 ======

Я пытаюсь понять кто со мной говорит. Не спятил же я в самом деле?!

— Вы посмотрите какой впечатлительный! — вновь раздался мерзкий смех.

Голос идёт от стены, совсем рядом.

Я взял один факел. Поджог и кинул за стену, прямо к ногам говорящего.

— Это было медленно и тупо…

Представь если бы мы захотели узнать, где сидит дозорный? Ты был бы уже мёртв,

человечишко!

Свет факела отражается в жёлтых глазах. Зрачок плоский и вытянутый как у кошки. Фигура низкоросла. Сгорблена. И явно отливает зелёным. В огромных ушах-лопухах сверкают золотые серьги.

— Кто ты, чёрт возьми такой?

— Уже лучше, наконец-то понял, что я хочу лишь поговорить. Переговоры, человечишко, это всегда хорошо, конечно зависит от того, умеет ли говорить собеседник… а ты умеешь? — ехидный смех раздался вновь.

Я не сдержался.

— Огненный шар! — на моей руке загорелся огонь. — Я спросил кто ты такой, уродец?!

— А нет, ты всё-таки не умеешь вести переговоры… Позови Старосту Курта сюда, и поторопись!

— Откуда ты знаешь имя старосты и почему я должен слушать тебя? Огненный шар!

Пламя увеличилось, — уродливую фигуру стало видно чуть лучше, — но вот прекраснее он от этого не стал.

— Может, потому что я знаком с ним?! C каждой секундой ты расстраиваешь меня всё сильнее, ну правда, позови старосту, время идёт…

— С чего ты решил, что я буду слушаться тебя? Мне гораздо проще убить тебя! Огненный шар!

Зелёный уродец состроил гримасу, которая должно быть обозначает крайнее разочарование. Он медленно нагнулся и так же медленно поднял горящий факел над головой. За его спиной я смог увидел десятки таких же низкорослых фигур.

— Ты. Мне. Надоел. Понимаешь? — уродец произносит слова медленно, так словно разговаривает с идиотом. — Я. Хочу. Говорить. Со Старостой Куртом. Позови его. СЕЙЧАС!!! — его голос разорвал тишину, сейчас он стал похож на Старосту… Это существо привыкло командовать и не привыкло ждать. Я потушил огонь. Внутри всё вопит: — «БЕГИ!». И я бегу. Спускаюсь с башни с бешеной скоростью, чуть не сорвавшись вниз, а в спину мне летит ехидный смех…

В каком бреду и добираюсь до дома старосты. Стучу в дверь. Никто не открывает. Стучу вновь и вновь. Кричу, безбашенное и долго, как сумасшедший:

— Стаааростааа Кууурт!!!

Слышатся страшная ругань за дверью и топот, да такой словно в доме оказался слон. И грохот этот всё ближе и ближе… Вибрация ужасает. Я отпрыгнул от двери как раз в тот момент, когда она распахнулась. Передо мной стоит полностью голый Староста Курт, в руках он сжимает двуручный топор. В глазах пылает ярость.

— Какого чёрта, юнец, ты будишь меня посреди ночи?!

— У меня есть причина… — мямлю я.

— И какая же?!

— У стен странные существа, и они… просят позвать вас.

Староста замер с огромным топором в руке. Смотрит на меня. Даже не моргает. Затем медленно, словно боясь кого-то спугнуть он спросил:

— Они невысокого роста, страшные как смерть, с ярко жёлтыми глазами в которых зрачок как у кошки?

— Да-а… — протянул я. Ещё один миг прошёл в полном бездействии, затем случилось неожиданное. Староста широко улыбнулся и обнял меня.

— Беги назад на башню, радость ты моя сердечная, и скажи троллям, что мы им очень рады, что откроем ворота и подготовим товар как можно скорее!

И староста исчез, а дверь захлопнулась так же резко как отворилась. Я бегу назад на башню, ни черта не понимая, что происходит, и ещё толком не отойдя от объятий голого старосты…

Тролли отреагировали на мои слова радостным гомоном и остались ждать в полной тишине, ждать пришлось совсем не долго, вскоре к башне приблизились несколько десятков огней. Это бежали мужчины с факелами в руках. Ворота открыли быстро и плавно, так словно они не весили ничего и в деревню вошла орава уродливых троллей, с боевым оружием, выточенным из кости, и в одежде из серых шкур… воняет от них невыносимо! Вслед за боевой группой, в деревню втащили с десяток здоровенных крысиных тел на волокушах.

Появился староста Курт. Они с главой троллей заметили друг друга издалека. Пошли навстречу, а когда встретились и остановились, случилось неожиданное. Вожди обменялись быстрыми как ветер ударами, я смог разглядеть лишь размазанные пятна рук и напрягся, готовый к бою. А эти два беса рассмеялись и полезли обниматься… Вот тогда-то я и узнал, что эти два существа — лучшие друзья. Начались торги. Тролли в тот день утащили в своё селение муку, уголь, мешочки с целебными травами, которые принёс Вильгельм и много чего ещё… Но самую большую радость гостям доставили братья Дито, которые принесли с собой пару мешочков с неизвестным содержимым. Главный тролль лично проверил содержимое и остался крайне доволен, всем показав пасть с острыми клыками.

Тролли ушли перед самым рассветом. Оставив людям крысиные туши. Староста, излучая радость ушёл спать, как и большая часть жителей. Я остался на башне. Вскоре пришла Эли.

— Выметайся отсюда, чепушила! — сказала она вместо приветствия.

— И тебе доброе утро, злыдень! — сказал я и тут же получил здоровенную пощёчину, от силы удара меня чуть не сбросило вниз, но я удержался и молча отправился отсыпаться. За эту ночь я безумно устал. Всё-таки это был мой первый дозор. Как здорово, что он удачно закончился.

***Я возвращаюсь в дом братьев Дито.

Ещё на подходе, только ступив на скрипучее крыльцо я услышал очень громкий

храп. Их два. И они сливаются в один невообразимый звук, который почему-то

вызывает у меня смешок. Отворяю дверь, она довольно шумно скрипит, храп

прервался, но затем возобновился вновь. Может они это специально? Я присел

рядом с Рутом и вглядываюсь в его глаза, но его веки не дрожат, а лицо

расслаблено и спокойно. Нет, они не притворяются. Но храпят эти ребята зверски!

Нужно что-то с этим делать… я прикрыл руту рот и тут же отлетел в сторону от

мощной пощёчины. Моё лицо горит. Щеку щиплет от боли и ужасно стыдно!

— Прости, Рут, просто ты так сильно хра… — Рут как спал до этого, так и продолжил спать. Его удар оказался рефлексом... Похоже мне никак их не заткнуть.

Я лёг на своё место и голову замотал в плащ, но это не сильно помогло. Вдобавок стало жарко и трудно дышать. Я откинул плащ и уставился в потолок.

Странное дело, но глаза слипаются. В животе не урчит, он вполне прилично набит едой, да и комары не жрут мою уставшую тушку — это значит, что сегодня выдался неплохой денёк! Глаза закрываются. Похоже я начинаю забывать, что всё это лишь игра… Это ведь игра, да?

====== 11 ======

Я проснулся. Всё тело ломит и болит. Никуда идти не хочется, не хочется даже вставать, но живот жалобно урчит и заставляет действовать. В доме раздаётся радостный возглас. Это братья, они буквально светятся от счастья.

— Что случилось? — спрашиваю я.

— У нас получилось… — отвечает мне Хут.

— Что именно получилось?

— У нас получилось разработать новый вид чудо-порошка, дурень! — радостно орёт Рут.

Они оба явно не в себе. Глаза с огромными мешками под ними, какие-то безумные, а на носу у каждого странный фиолетовый след.

— Да что с вами такое? — не удержался от вопроса я и сразу об этом пожалел, братья одновременно улыбнулись:

— Сейчас узнаешь!

— Узнаю чт…

Я не успел больше ничего добавить, Рут подпрыгнул ко мне, одной рукой закрыл рот, а другую, с подозрительным порошком внутри, поднёс к моему носу, заставляя вдохнуть.

***Меня прёт! Как никогда в жизни.

Все мысли только о ней. Я не могу ничего делать. Она засела в моей голове и не

собирается уходить. Мысли приходят туда, но она прогоняет их прочь. Я хочу

говорить с ней! Я хочу, чтобы она была рядом! Я хочу целовать её! Я хочу

обнимать её! Я, чёрт меня подери, хочу её трахнуть! Да так, чтобы доставить ей

удовольствие, а не себе! Я хочу её всю, хочу без остатка! Я не хочу, чтобы она

досталась ещё кому-нибудь! Ни за что! Ни при каких обстоятельствах! Никто не

смеет смотреть на неё. Никто не смеет трогать её. Она может и должна быть

только моей! Господи, как же ужасны мои мысли!!! И так думаю я? Тот, кто

никогда не верил в чувства… Тот, кто никогда не верил в любовь... Да, так думаю

я, ведь я люблю и схожу с ума. Я хочу быть честен только с ней. Я хочу говорить

только с ней. Мне плевать на целый мир. Мне плевать на одиночество, в котором я

жил и к которому так стремился. Я не могу без неё и всё. И я не могу больше

смотреть на эти противные рожи. Господи, как же их звали?! Да... припоминаю.

Хут и Рут… Поганые братья…

— Прочь с дороги!

— Что с ним? — спросил Хут.

— Кажется мы переборщили с дозой, — ответил Рут. — Эй, Саша, сядь пожалуйста, и медленно выдохни...

— Убери от меня свои чёртовы руки!!!

Я отшвырнул проклятого мага и вырвался на свободу... Пылает фиолетовый закат. Всё плывёт и загибается в спираль. Мои ноги несут меня то влево, то вправо. Я падаю. Вскакиваю. Падаю. Ползу, изгибаюсь змеёй. Кто-то за ноги схватил и пытается утащить назад. Не дождётесь!

— Выкусите ублюдки!!! — я пинаю ногами в чьи-то противные рожи. Ахи и вздохи слышу позади, но продолжаю ползти. Но слишком медленно, надо бы ускориться! — Огненный, огненный, огненный, огненный шааааарень, лети как ветер, лети как смерч, сожги всё дотла, но сделай меня сверхзвуковой ракетой и отправь на орбиту люююбвииии!!!

Я лечу. На мне сгорела вся одежда. Я голый. Я грязный. Под жуткий ор двух магов, что остались позади. Я достигну своей цели, во чтобы то ни стало!!!!

Впереди стена. Впереди частокол. Впереди желанная башня и любимая.

Она стоит наверху. За её спиной пылает закат. Она прекрасна!

— Элииии, иди ко мне!!!

— Мать честная... где твоя одежда чепушила?!

— Она не выдержала нелегкого пути... так иди же ко мне любииимааааяяя!!!

— Что за…

— Ну раз ты не идёшь ко мне, то я сам пойду к теееебееее!!!

И я пошёл. И я побежал. Позже я упал и пополз. Но ползти оказалось не удобно, — мешает стрела в плече.

— Я доберусь до тебя любимая!!!

— Да что не так с тобой, чепушила?!

— Я доберусь...

Нет. Не добрался. Отключился на пол пути. Но. Не. Сдался!!!

====== 12 ======

Открываю глаза. Всё вокруг мутное и растекается, но обстановка кажется знакомой. Ах да, этот пол очень похож на тот, на котором меня пытали. А кровать напротив, совсем как так, на которой спала моя прекрасная мучительница, Эли… сейчас эта кровать пустует, а в комнате царит полумрак. Лишь горит одинокая свеча на столе, заставленным травами. Рядом с ним стоит пожилой мужчина, в котором я далеко не сразу, но признал Вильгельма, он растирает в каменной ступке какие-то травы и взгляд его задумчив и спокоен. По каким-то причинам он оберегает меня, а если это так, то беды и несчастья, пока он рядом, обойдут меня стороной. За такое я могу сказать лишь:

— Спабпсио…

Хотя бы попытался… Звук привлёк внимание Вильгельма, он подошёл ко мне и что-то успокаивающее прошептал, но что именно я не успел разобрать...заснул.

***— Зачем ты стреляла в него дрянная девчонка? Решила в убийцы заделаться?!

Я приоткрыл глаза, услышав знакомы голос Старосты Курта. Он кричит на Эли, та стоит у стены, бледная тень себя самой. Руки опущены, и кажется, что она сейчас заплачет, но этот обман. Это Эли. И я уверен, что она не умеет плакать.

— Он был не в себе! Братья Дито дали ему…

— С братьями я позже разберусь, сейчас я говорю с тобой! В жизни не поверю, что ты не могла справиться с парнишкой, не пытаясь при этом его убить!

— Я…

— Ты испугалась его Эли! Ты дозорный, и ты испугалась мальчишки.

— Ты бы тоже испугался будь там…

— Но там была ты, и решила его убить, — староста перестал кричать. Лишь потирает вески, а на его лице видна жуткая усталость. Они в доме одни. Вильгельм сейчас должен дежурит на Кривой башне.

— Ладно, что сделано то не исправить, но ты ответишь за это Эли.

— Чего ты хочешь?

— С этого дня ты будешь заботится о нём, учить и поддерживать, а до тех пор, пока он не вылечится, будешь присматривать за ним, ты всё поняла?

Эли зависла. Она уставилась на старосту круглыми глазами, и я решил, что настало моё время вмешаться:

— О, она всё поняла, Староста Курт, не беспокойтесь на этот счёт!

Оба мгновенно уставились на меня.

Эли отвела взгляд и мне почудился на её щеках румянец… надо же, ей стыдно…

почему-то мне сделалось приятно… Пусть страдает, сама виновата!

Староста ухмыльнулся и сказал:

— Присматривай и ты за ней, инвалид! — он вышел. Мы остались одни. В полной тишине. Она отупело смотрит вниз, вся красная, как рак и прекрасная… Очевидно, что извинений от этой особы мне не дождаться, значит придётся воспитывать её по-другому…

— Я хочу пить, — сказал я и она принесла мне воды.

— Я хочу есть, — сказал я и она накормила меня. С ложечки! Корча при этом такие угрожающие гримасы, что я с трудом сдерживал смех.

— Мне жарко, — говорил я и она открывала окно.

— Мне холодно, — говорил я и она укрывала меня ещё одним одеялом.

Так продолжалось несколько часов.

И вот Эли выглядит слегка безумной и уставшей, я не дал ей ни минуты покоя. И

по-хорошему мне бы давно пора прекратить, но что-то взыграло в душе, и я ступил

за границу дозволенного:

— Эли…

— Что?

— Я хочу в туалет!

Я не знаю в чём дело, в том, что я очень слаб или в мастерстве Эли избивать людей… но ей хватило одного удара, чтобы вырубить меня.

***После этого Эли больше не приглядывала за мной, но я в этом и не нуждался. Шрам на плече здорово болел поначалу, а затем стал затягиваться и безжалостно чесаться. Вильгельм даже связал мои руки, чтобы я не разорвал рану, на столько была не выносима пытка. Но в какой-то момент всё прекратилось и вот я уже стою на дежурстве и смотрю в ночную, непроглядную тьму, а рядом стоит Эли.

— Слушай, я вот чего не могу понять, — начала я разговор. — Почему ты постоянно бьёшь меня?

— Не знаю, — сказала она и саданула меня по плечу. — Просто ты меня бесишь, чепушила.

— Это явно не повод бить меня, а особенно пытать, тем-более без причины…

— Ты разбудил меня — это очень серьёзная причина! Ты даже не представляешь на сколько тебе повезло, что я тогда не убила тебя!

— Зато ты чуть не убила меня потом!!!

— Ты был не в себе! Нёсся на меня голышом, кричал всякие пошлости, словно я твоя девушка и думаешь, что…

— Тихо-тихо…

— Что тихо-тихо? Тебе не удобно, да?! А мне какого было, поэтому и выстрелила…

— Поэтому и выстрелила?! — передразнил я. — Молодец, оправдалась! Ходи теперь довольная, словно и не было ничего!

— А что было? Что было я тебя спрашиваю?!

— Да ты…

— Да я, выстрелила в тебя, ну и что? Ты жив?

— Жив.

— Здоров?

— Ну вроде…

— Всё! Какие ещё проблемы? Какие угрызения совести я должна чувствовать, а?

Темнота. Лишь звёзды на небе сияют. Но мне не до них. Эта сумасшедшая нависла надо мной. И как только удалось? Она же на пол головы ниже… Она так близко, что я чувствую её дыхание и запах трав. А за моей спиной пустота. Я стою на краю, если завалюсь назад, то будет очень быстрое, и очень болезненное падение вниз… Но мысли заняты другим — девушкой, что так близко…

— Чего молчишь…

Я поцеловал её. Вот так вот взял и поцеловал. Глупо. Неловко. Впился в губы и не знаю, что дальше делать. Куда язык девать… А самое страшное, она ведь сейчас убьёт меня, да, она ведь убьёт!

Я отпустил её губы. Отвёл голову. Эли замерла на месте. Похоже сейчас будет взрыв. И что делать? Попробовать сбежать или сигануть вниз?! Второй вариант явно безопаснее.

— Эли…я… — начал оправдываться, но запнулся, ибо не знаю, что говорить дальше, но сказать что-то надо. — Я…

— Почему?

— Что почему?

— Почему ты прервался, идиот?

Она просто набросилась на меня. Я почувствовал, как в спину врезалась деревянная балка, ещё немного и я потеряю равновесие… А в это время юркий и скользкий язычок проник в мой рот. Моя реакция была внезапна — я резко оттолкнул её. Она отлетела к другому краю башни и с трудом, но удержалась.

— Эли прости, я не хотел, честно… — стал оправдываться я, но меня безжалостно прервали:

— Заткнись!

Кусок крысиного дерьма, иди сюда! — прокричала она, и сама бросилась ко мне. В

один миг я оказался лежащим на деревянных досках. — Ты это начал, тебе и

заканчивать, чепушила! — она вновь впилась в мои губы, на этот, не предоставив

ни единого шанса на побег…

====== 13 ======

ВИЛЬГЕЛЬМ— Вставай, папочка!

Ещё никогда я не просыпался так быстро.

— Что? Папочка?! Ты не называла меня так… никогда! Ты, что напилась?

За окном поднимается солнце. В комнате немного света, но мне удаётся разглядеть чёткий румянец на лице дочери. Какого чёрта происходит?!

— Всё хорошо, пап, не волнуйся…

Эли поддалась вперёд и крепко обняла меня. Обняла… КАРАУЛ!!!

— Эли я ничего не понимаю!

— Папа, я так счастлива…

Счастлива? Что… Это всё чёртовы братья со своим порошком, больше некому!!!

— Эли, скажи честно, это всё братья Дито, да? Эли…

Она тихо посапывает. Глаза закрыты. Я переложил её на кровать и укрыл одеялом, не дай бог простынет. Под носом нет никакого следа от порошка, и глаза были в норме… Да и с чего вдруг мой ребёнок решит воспользоваться такой дрянью? Она же братьев на дух не переносит, да и она только вернулась с дежурства… ЧУЖАК! Какого чёрта ты сотворил с моим ребёнком?!

***САШАЯ просыпаюсь. И закрываю глаза. Не хочу вставать. Не хочу! Чувство безумной радости и печали зависло в груди и не даёт покоя. Мне нужно этим переболеть. Вот остаться здесь и никуда не пойти… Нет, так дело не пойдёт. Я же мужчина! Нужно делать что-то дальше, и я даже знаю что — нужно признаться! Я открываю глаза, встаю с пола. Братья уже спят, а ночь только наступила, нужно идти на башню… Я закутываюсь поплотнее в плащ и выхожу навстречу холоду и тьме. Какое-то неясное волнение беспокоит душу… Ну почему мне так хреново и все мысли только о ней?! Околдовала, определённо околдовала! Вот она не рассказала про свои магические способности, но они у неё определённо есть! Я в этом уверен на все сто… Нет. Фигня какая-то. Я просто влюбился в неё и мне нужно признаться. На встречу мне идёт Вильгельм, хмурый какой-то. Я машу ему рукой, но он не машет в ответ. Кажется что-то случилось…

И вот я лежу на земле. Лицом вниз. Сверху на мне сидит Вильгельм. Руки скручены. Он периодически сдавливает суставы, заставляя меня испытывать жуткую боль. Ситуация знакомая.

— Что тебе надо от меня, старик?

— Правду, Саша.

Я не смог сдержать смех. Не смог и всё. Конечно, поплатился за это жуткой болью, но прекратить не смог. И вот лежу лицом в земле, из глаз слёзы от боли текут, но я задыхаюсь от смеха.

— Да что с тобой не так парень?! — Вильгельм растерян. Он пытается причинить мне как можно больше боли и не сломать при этом руки, но я не могу прекратить смеяться, хотя мне очень больно. Похоже я сошёл с ума.

— Я не умею врать, Вильгельм! — наконец смог выдавить я.

— Вот как… значит это облегчит нам обоим жизнь. Я начну спрашивать, а ты отвечай, и мы поскорее закончим с этим. Кто ты такой и откуда пришёл сюда?

— Раз мы с тобой вполне поладили, может слезешь с меня, а?

— Идея неплохая, но мне и здесь вполне удобно… Отвечай, Саша, не испытывай терпения старика, я знаешь ли на старость лет стал довольно вспыльчивыми!

— Это ты так оправдываешь свои садистские наклонности?

— Отвечай!

— Я обычный человек, старик. Самый обычный. Возможно, хуже других, но точно не лучше. Я вспыльчивый, нервный, очень истеричный человек. Просто кошмар, а не человек! Но тебе явно хочется знать другое, Вильгельм.

— Явно.

— Я никогда, никого не убивал, Вильгельм! Я никогда ни у кого ничего не крал, Вильгельм! Единственное в чём я виновен, Вильгельм, так это в том, что я никогда не умел ладить с людьми, потому что не умею льстить и не умею врать!

— Звучит как исповедь. И ты думаешь, что я поверю в это?

— Тебе придётся, ведь мне больше нечего тебе сказать.

— Ты вроде сказал многое, но и не сказал при этом ничего.

— В смысле?

— Ты сказал многое о своём характере, но не добавил никаких подробностей из своей жизни, ты не сказал кто научил тебя магии, и почему ты скитаешься по болотам, если честно, я хотел бы узнать именно это, но… думаю на сегодня хватит. Иди.

***Подхожу к кривой башне.

Вскарабкался на вверх. Смотрю во тьму и жду. Она приходит. Я не услышал ни

скрипа, но почувствовал лёгкий ветерок и неожиданное тепло. Она обняла меня

сзади и голову положила на плечо.

— Доброе утро, чепушила!

И я решился.

— Эли… Я люблю тебя!

Я повернулся к ней и не узнал...

Передо мной стоит Система, которая мгновение назад говорила голосом Эли… Похоже

всё это время она притворялась другой. Или я сам выдумал её такой? Наверное, и

то и другое. Но теперь, когда зелёные и прекрасные глаза Эли стали вдруг

мёртвыми и красными, я вспомнил, что этот мир, лишь игра... Но я не хочу, чтобы

он был игрой! Я хочу остаться здесь, вместе с Эли, которой никогда и не было...

Всё это выдумка Системы...

Прекрасное лицо улыбалось, пока глаза оставались мёртвыми.

— Ну и как тебе моя попытка? В этот раз мне удалось создать мир, который понравился тебе?

— Да... — я хочу соврать, хочу стереть эту мерзкую улыбку с милого лица... но я действительно полюбил Эли, и этот мир стал для меня куда приятнее реальности. — А ты? Тебе понравилось играться моей жизнью?

Всё-таки мне удалось стереть мерзкую улыбку с её лица. Сейчас оно пустое. Лишь красные глаза как-то странно дрожат. Она смотрит на меня, словно хочется, что-то сказать, но слов подобрать не может.

— Ладно, не хочешь, не отвечай! — решил я прервать её мучения. — Но только верни меня назад, в реальность!

— Неужели ты не хочешь остаться со мной? — один глаз мигнул и стал живым и ярко зелёным, каким был прежде у Эли...

— Тварь... — я едва сдержался чтобы не ударить её... Но вовремя одумался, ведь не за что. Она создаёт этот мир и всё здесь не живое, как и она сама.

Система смеётся так ярко и мелодично, что хочется посмеяться вместе с ней, но мне тошно слышать смех Эли в её устах...

— Сделай то, что обещала! — кричу я, и только тогда она прекращает смеяться.

— Хорошо… — она неожиданно прижалась ко мне. Её глаза, — один прекрасный и живой, другой мёртвый, с красным блеском внутри. — Знаешь, а я ведь тоже люблю… но в отличие от тебя, по-настоящему, во мне изменился только цвет глаз, я не врала тебе, ты мог бы и догадаться... Она впилась в мои губы. Горячая как пламя... и я считал её неживой? Глупец! Она отпустила меня и отпрянула.

— А твои чувства ничего не стоят Саша... Иди, я отпускаю тебя!

Искусственный мир погас.

====== 14 ======

Мне холодно. Тело продрогло насквозь. Затекла спина. Я открываю глаза, в большом помещении горит электрических свет нескольких лам. Полумрак. Я лежу на жутко твёрдой кровати, поворачиваю голову и вижу людей таких же что и я. Они лежат все в одинаковых позах, лица закрыты простынёй, на неприкрытых ногах бумажки с номером прикреплены. Я с трудом приподнимаюсь на локтях и оглядываюсь по сторонам. Где-то вдалеке мерцает зелёная лампочка, должно быть там выход. Опускаю ногу, на ней такая же бумажка, что и других. Я срываю её, пытаюсь прочитать, но текст плывёт перед глазами, не удаётся ни черта разобрать.

Откидываю её прочь, спускаю со своего ложа вторую ногу и плавно, словно мне лет так под семьдесят, встаю. Голова кружится, мир на миг меркнет и кажется, что сейчас я упаду, но вот приходит всё в норму, чувство неравновесия прошло и я делаю первый шаг, затем следующий и зелёный огонёк становится немного ближе. К своему стыду, я только сейчас заметил, что абсолютно голый. Возвращаюсь назад и беру тонкую, почти прозрачную простыню. Заворачиваюсь в неё, а-ля аполлон и шествую к выходу, по пути шаркая ногами, как самый дряхлый старикан в целом мире. Всё равно на мою шалость никто не жалуется, люди как лежали, так и лежат ни на секунду позу не сменив. Я добрался до двери, потянул за ручку и благополучно вышел в узкий коридорчик. Он привёл меня к прозрачно двери со светящейся белой надписью:

ВЫХОДРядом с выходом. На потрёпанном стульчике дрыхнет старичок. Голова свесилась вперёд, из уголка рта свисает слюна. Он тихонько посапывает. На его кофте жёлтая надпись:

ОХРАНА— Здорово охраняешь! Ты же не против если я выйду? В ответ он лишь тихонько сопит.

— И тебе доброй ночи, дедуля!

Я потянул за дверь и оказался на жутком морозе. Мои босые ноги шлёпают по ледяной дорожке. Шлёпают довольно быстро, а то если замедлиться хотя бы на миг, то можно попрощаться с кожей на стопах... Высоко над головой горят фонари, падает хлопьями снег. Я укутавшись в белоснежную простыню бреду в ночи. На моей руке татуировка — единица. Первый уровень…

— Ты обманула меня, Эли.

И почему-то я этому рад.

====== 15 ======

Удивляет меня лишь одно. Почему у меня до сих пор первый уровень? Я ведь так давно в игре, что даже не знаю сколько времени прошло с того момента как я попал сюда. И вообще, что там творится с моим телом? А какого Тимону... о чёрт! Я тут застрял и не знаю как выйти. Хотя может это не игра? Может я очнулся в морге, а татуировка на моей руке, ну это просто глюк. Это легко можно проверить:

— Огненный шар! — на ладони загорается огонёк. Так теплее, но стою я до сих пор на снегу и ногам по-прежнему очень больно.

Подношу шарик огня к стопам, сажусь на корточки, пытаюсь отогреться.

Выходит, но слишком медленно. Может попробовать поднести огонёк вплотную, раз руку не обжигает, то может и ногу не обожжёт?

— Ох, ничего себе... — пламя на миг исчезает, а затем нога загорается сама...

ОТКРЫТО НОВОЕ ЗАКЛИНАНИЕ – ОГНЕННЫЙ ПОКРОВ!Так... круто! А на вторую ногу можно?

— Огненный покров двух ног!

Вторая нога вмиг загорается. Сразу согреваюсь, только вот возникает проблема — тонкая простынь на мне воспламеняется и полностью сгорает меньше, чем за минуту…

Так не годится, я же совсем околею!

— Огненный покров всего тела!

Я запылал... Красотень! Я огненный человек... бугагага...

В глазах темнеет и в груди знакомая пустота и холодок.

Похоже новое заклинание тратит страшное количество маны. Нужно быть с этим поосторожней...

В голове что-то щёлкает, и я возвращаюсь к реальности, — впервые обращаю внимание на то, где сейчас нахожусь: многоэтажки, какие-то ангары, здание откуда я вышел, широкая улица и горящие фонари. Падает хлопьями снег.

Атмосфера волшебства, но не весёлого рождественского, а потустороннего, пугающего и непонятного. Очевидно, что покров нельзя долго использовать, пустота в груди растёт, а это значит, что нужно найти одежду как можно скорее... Стоп! А где же кольцо Греты?! Кто посмел стащить?

Врываюсь назад в здание, и за ворот униформы стаскиваю охранника на пол.

— Огненный шар!

Подношу пламя к лицу охранника. Его зрачки сужаются в точки.

— Где, мать твою, моё кольцо?!

Старик смотрит и молчит, — приходит в себя после прерванного сна.

— Каменный покров! — охранник покрывается тёмной коркой. Теперь он похож на статую. Протягивает руку и сжимает моё горло. — Если ты не успокоишься, парень, я сломаю тебе шею!

Я отменяю заклинания, — теперь сижу абсолютно голый и беззащитный на статуе, которая может в любой момент убить меня…

Хреновая картина, как ни посмотри!

Охранник отпускает мою шею. Я вздыхаю полной грудью и встаю на ноги, охранник тоже поднимается. Он выдвигает шкаф в металлическом столе, шарит внутри рукой и вытаскивает на свет божий моё кольцо и протянул мне. Я киваю с благодарностью и колечко сразу на руку напяливаю. Сразу становится теплее, теперь можно закутаться в овечий плащ… и не позориться, и не светить перед людьми голым задом.

Каменный покров исчезает, охранник садится на стул и глаза закрывает. На руке у него знакомая татуировка… только в отличие от моей, там двойка.

— Эм… извините меня за это! — добавляю в голос как можно больше вины. — А вы тоже игрок, как и я?

— Да, парень, и таких тут много, — охранник говорит, но при этом даже глаза не раскрывает, а если я снова нападу? — Ты же видел целый зал тел, там не трупы, они живые, только обучение ещё не прошли… У-ааа… — он зевает. — Слушай, сейчас ты выйдешь отсюда и протопаешь минут десять прямо, затем свернёшь направо, а там увидишь магазинчик, в нём работает Роман, он информатором подрабатывает, так что можешь у него всё узнать…У-ааа… — он снова зевает. — А от меня отстань…

— Да я и не приставал особо…

— Кстати, позади тебя дверь, там раздевалка, в шкафчике одежда лежит, можешь подобрать что-нибудь…— через пару секунд он засыпает... Блин… вот бы и мне такое умение!

В раздевалке одежда вся одинаковая: чёрные штаны, чёрная футболка и чёрная ветровка ко всему этому в придачу, так же имеются чёрные ботинки; все это абсолютно разных размеров, так что для себя вещички я подобрать сумею...

— Спасибо, дедуль! — один фиг ты ничего не услышал… и как тебя с работы ещё не уволили, раз ты дрыхнешь здесь постоянно?!

====== 16 ======

Крошечный магазинчик. Один вход, он же выход. Патлатый мужчина с очень уставшими глазами и лёгкой щетиной стоит за кассой и тупо пялится куда-то сквозь меня. Если и существуют в этом мире боты, то они выглядят именно так! Вот стою я прямо перед тобой, а ты даже внимания не обращаешь, машу перед твоим лицом рукой, мол вот он я, посмотрите на меня, я существую, КАРАУЛ!

— Парень, ты говори чего хотел, что-за пантомима? — соизволил наконец-то обратить на меня внимание… что за хмырь?!

— Ну я просто подумал, что вы задумались о чём-то, ну и не заметили меня, — должна же быть у тебя какая-то вежливость и тактичность…

— Вежливость и тактичность? Прошу прощения милый господин, что в ноги вам не кланяюсь, поясница, видите ли, болит…

Ты только что прочитал мои мысли?

Или увидел это на моём лице? Или просто догадался?

— Первое, паренёк! — … что?!...я тебе не паренёк!

— А кто? Старичок? Мужичок? Может девчуля-красотуля?

Издеваешься?!

— Естественно.

А если я возьму и уйду в другой магазин?

— Иди, примерно в десяти километрах отсюда есть один притон, может там чего раздобудешь. Дорогу только у меня не спрашивай, я объяснять замучаюсь, а ты один фиг всё забудешь. Лучше людей на дороге поспрашивай, может и помогут, хотя и грохнуть тоже могут… тут смотря как спрашивать будешь, какое настроение будет у спрашиваемого, какая погода на улице и фаза луны… в общем много от чего зависит на самом деле, но может тебе повезёт? Удачи я тебе точно желать не буду, ты же из моего магазина сбежал, обиделся на шутку и убежал… Откуда ты вообще такой ранимый взялся? На игру же такие тесты психические проходили, всех истеричек, казалось бы, должны были отсеять.

— Тесты? О чём это ты? Не было у меня никаких тестов!

— Не ори! Лучше думай, мысли твои куда приятней читать. Послушал бы ты себя со стороны… Ужас!

Иди в жопу!

— Да я уже в полной жопе и идти мне никуда не надо!

Просто скажи мне про какие тесты идёт речь… я не понимаю!

— Смотри какое тут дело, парниша…

Саша!

— Что?

Саша я, называй меня Сашей, понял?

— Понял, вот это другое дело! Меня, как ты уже наверняка знаешь звать Роман. Так вот, Саша, я подрабатываю информатором. Могу всё тебе объяснит и рассказать, при условии, что ты заплатишь.

Но чем платить, у меня же нет ничего?!

— Есть, открой инвентарь.

Как?

— Просто скажи.

— Инвентарь!

На краю зрения появляется окошко с надписью ИНВЕНТАРЬ, — да, я всё-таки в игре, а уже вновь успел позабыть… — множество ячеек, все пустые, кроме двух. В одном кольцо Греты, в другом щит с молнией нарисован, под ним цифра — 100.

Что это такое?

— Единицы энергии. Местная валюта, за информацию попрошу десять единиц.

А много ли это? Мне нужен пример на другом товаре, например еда, сколько можно купить еды на десять единиц?

— Много, Саша, довольно много. К примеру, — в руке Романа появляется упаковка с шоколадным батончиком. — За такой я попрошу у тебя 0,2 единицы энергии, но такая цена только у меня, любой другой может попросить больше, или меньше, что правда маловероятно. Ну так что, согласен за десять единиц?

А где я ещё смогу узнать информацию? Больше никого тут не знаю. Если сейчас выйду отсюда, то может и встречу кого-нибудь, кто и за бесплатно согласится мне всё рассказать.

— Попробуй, может и найдёшь дурочка.

Почему сразу дурочка, сам то ты не очень умён! Видно, чего ты хочешь — глаза так и блестят, прошлыга!

— Полегче в выражениях!

Каких? Я ничего не сказал, это всё мои мысли, разве обижаются на мысли?

— Нет, не обижаются… уел.

Вот что интересно, а обладаешь ли ты какой-то магией кроме чтения мыслей? Можешь ли становиться каменным, или огненными шарами раскидываться?

— 10 Единиц, и я всё расскажу.

Жмот!

— Нет, просто обладаю товаром, в котором ты нуждаешься.

Тогда выходит, что жмот уже я…

— В точку!

Ты в чём-то прав… инфа мне нужна.

Как заплатить?

— Захотеть.

Что?

— Захоти и деньги сами переведутся… — у меня исчезают 10 единиц. — Вот, теперь можем и поговорить! Что ты хочешь узнать?

Мне жалко денег… надеюсь они окупятся! Какие у тебя способности, помимо чтения мыслей?

— Никаких. Ещё я могу ману передавать и забирать, как и любой другой маг, но не думай, что всё так просто…

Ага, когда это я такое думал? Чем дольше тянется эта игра, тем сильнее всё усложняется.

— Да? А у меня всё наоборот, чем дольше я здесь, тем привычнее становится мир вокруг.

Почему? Я не верю тебе, может ты и вовсе бот, что притворился игроком, очередная выдумка Системы.

— Ого, сильно она тебя запугала…

Знаешь, ты можешь не верить мне. Вот сейчас очень захотелось утереть тебе нос и

доказать, что я настоящий, а не бот, но как сделать так, я не знаю, а

придумывать что-то — лень. Поэтому давай-ка как-нибудь сам: либо ты мне веришь,

либо нет.

Ладно, буду сомневаться и следить, может позже и начну верить… а может и нет, так что с твоими способностями?

— О чём ты, я же всё рассказал?

Нет, ты сказал, что всё не так просто, как кажется…

— А, точно! Есть маленькие детали, вроде ограничений…

Ограничений?

— Да, например я не могу читать мысли у нескольких людей одновременно, или могу, но в зависимости от многих вещей.

Каких таких вещей? И вообще, какой у тебя уровень, если ты игрок он должен у тебя быть, покажи!

— Какой ты требовательный, с ума сойти можно… вот, смотри!

Четвёрка. У меня лишь первый… и что даёт тебе твой уровень?

— Растут магические способности, магия становится сильнее и в общем-то всё.

Это круто, а как мне повысить его? Расскажешь или это какой-то секрет?

— Да в общем-то никакого секрета здесь и нет…

Почему отвёл глаза? Ты сомневаешься…

— Да нет, просто… Чтобы повысить уровень надо убить другого игрока.

Убить? Ты хочешь сказать, что можешь убить меня прямо сейчас и твой уровень возрастёт?! Не дождёшься:

— Огненный шар!

— Эй, эй, эй… пожалуйста, успокойся! Ты как ребёнок, честное слово…

Ты думаешь, что, если поднимешь руки, и начнёшь меня успокаивать, так я сразу поверю тебе? А потом что, убьешь меня?!

— Да пошёл ты! — я говорю как ребёнок? Может я и есть ребёнок…

Мой голос дрожит.

— Успокойся и попробуй подумать… просто подумать, это ведь так легко и времени много не занимает…

Ты бесишь меня! Читаешь мне тут мораль, а сам из себя весь такой взрослый! А сколько тебе на самом деле? Ты не далеко от меня ушёл, не думаю, что тебе больше двадцати!

— Верно, мне девятнадцать, но из нас двоих, ведёшь себя как зарвавшийся малыш именно ты. Ну скажи, ну зачем мне тогда рассказывать это всё и просить деньги за информацию, если проще убить? Нет, я ничего не скрываю, я могу попробовать тебя грохнуть, и твой уровень автоматически прибавится к моему, если мне повезёт… но существует же разница между могуи хочу, верно?

Верно. Разница есть… но может ты и сейчас пытаешься обмануть меня?

— Ты похож на параноика и думаешь ты тоже как параноик, и мне начинает казаться, что параноиком и являешься. Согласен?

Нет…я… ладно, я похож на параноика и мысли мои так себе, ведь я ничем не могу доказать твой обман… да и тогда действительно непонятно, зачем ты рассказываешь всё это мне, если хочешь убить… ладно, я верю тебе!

— Тогда огонёк свой потуши, пожалуйста, а то мне малость сыкотно видеть огонь внутри магазина.

Прости…

— Ничего, бывает… Так что ты ещё хотел узнать?

Что я ещё хотел узнать… было что-то… ты упоминал про какой-то тест?

— Да, и это был не один тест, их было много, на психику и логику, так добровольцев отсеивали, чтобы отправить самых лучших… давно это было, несколько месяцев уже прошло.

Добровольцев? Я ничего не знал про добровольцев… мы с Тимоном играли у него дома…Стоп! Каких ещё месяцев?!

— Игровых, что творится вне игры я не знаю, поганую игру никому не удалось покинуть, разве только мертвецам… но тут непонятно: очнулись ли они в реальном мире, или на самом деле просто померли. Ходит тут один слушок, что мы все на самом деле уже мертвы, Система просто перезаписал наши сознания на сервер и мы застряли тут навсегда… конечно оптимизмом от этих слухов не пахнет, но доля правды в них тоже имеется…я до сих пор помню как она пронзила мне грудь и те чувства, что я тогда испытал… это очень было похоже на смерть.

Постой, постой, постой… Да этого просто не может быть! И вообще, я ещё во время обучения чувствовал боль, если падал, или когда кто-то бил меня. Эта смерть скорее всего была имитацией, а все эти слухи лишь бред какой-то…

— Хорошо, может ты и прав, но вспомни, когда именно ты стал чувствовать боль в игре?

После того как она пронзила мне грудь… да не, быть того не может…НЕТ! Я не верю тебе, ты несёшь какую-то фигню и хочешь, чтобы я в неё поверил… ты обманываешь меня! Ты врёшь!!!

— Воу… мне очень не нравятся твои мысли, Саша! Прежде чем обвинять меня, просто подумай… и если придёшь к выводу, что я не прав, то я приму это, но ты же костеришь меня на ровном месте! Может тебе и сложно сейчас, но попробуй включить мозг, если он у тебя есть…

Есть… но как я могу поверить, что она… Могла ли? Эли… я помню вкус её губ — солёный и сладкий… Она тогда мне лгала, притворяясь другой. А может и не лгала, просто не говорила, что всё вокруг её творенье, но это очевидно и мне стоило догадаться тогда… Но могла ли она убить меня? Могла ли… она сказала, что всё вернёт, но можно ли ей доверять… А можно ли доверять Роману? Я только встретил его, а её я люблю!

— О, мы все её любим, друг мой...

К чему ты ведёшь?

— Обучение, что ты прошёл, было у всех одинаковым, за исключением каких-то твоих личных особенностей, но они не особо то и влияют.

Докажи?

— Деревушка среди болот, староста Курт, пару братьев волшебников-наркоманов и Вильгельм с дочуркой Эли… которой умело притворяется сама Система, если ты до сих пор считал, что ты избранный и какой-то уникальный человек, который смог влюбить в себя искусственный интеллект, то это объясняет почему ты ведёшь себя как какой-то придурок… Что такое? Настолько потрясён, что даже мыслей нет?

Сволочь…

— Почему-то мне кажется, что это ты сейчас про меня… хотя, казалось бы, я лишь делюсь информацией… И не печалься на её счёт, она лишь программа и бесполезно злиться на неё, единственная проблема заключается в том, что программа оказалась багованной.

О чём ты говоришь?

— Разработчики напутали с настройками, они так хотели, чтобы игра затягивала игроков, что перестарались и теперь она нас не выпускает. Меня радует та мысль, что их сейчас скорее всего всех пересажали, а если даже и нет, то убытки они потерпели колоссальные… они хотели наштопать миллионы капсул, а в результате застряли на тестовой группе. Нас тут было около шести сотен, сейчас может и две то не наберётся, кто-то до сих пор проходит обучение, а здесь отображается их телесная оболочка, которые так на труп похожи…

Видел, очнулся среди них.

— Конечно, а откуда бы тебе ещё появиться?

Чего ты так улыбаешься противно?

Словно всё знаешь про эту Игру, мало ли какие ещё лазейки имеются…

— Ну я знаю гораздо больше, чем ты, я же не только продаю информацию, я её ещё и покупаю.

Как ты вообще стал владельцем магазина?!

— Тут есть такая фишка, в этом городе, кстати город тоже интересный, никак не понять, где находишься. Машин нет и вообще никаких средств передвижения, тянется во все стороны и кажется вовсе не кончается, при этом похож на любой другой город и не похож ни на какой одновременно…

Так что за фишка?

— Ах да, если зайти в некоторые здания, на подобие этого магазинчика, то Система предложит тебе контракт, там разные условия и требования, в зависимости от здания… но вот мне попался магазинчик, тут всё просто, Система автоматически закидывает мне в инвентарь товар, а вот я его уже продаю по своей цене.

А если кто-нибудь захочет отобрать у тебя магазин?

— Достаточно меня убить и следующему кто окажется в магазине будет предложен контракт… вот примерно так я и заработал свой четвёртый уровень. Голод, жажда, и обычная человеческая жадность… нашлись люди которые захотели отобрать его у меня.

Как же ты остановил их, ты ведь только мысли читать можешь…

— Тут ты крупно ошибаешься! Смотри чего у меня есть! — бита, здоровенная, бейсбольная, только не из дерева, а металлическая, с чёрной кожей на рукоятке. — Мой персональный артефакт! Что-то вроде твоего кольца, только колечко твоё защитное, а у меня для атаки предназначено, ну скажи, что она шикарна, а? Я назвал её Дейзи… моя лапочка Дейзи…

Давать имя артефакту… Извращенец!

Как только мозгов хватило? И ещё меня придурком обзываешь?!

— И ты придурок абсолютно заслуженно! Как можно вообще не любить Дейзи? Ты только взгляни, она же прекрасна!

Ладно… отвали от меня со своей битой, вот лучше, что скажи…

— Ага-ага…

Есть ли в городе боты? Хоть что-то живое помимо игроков? И откуда ты вообще раздобыл артефакт? А…

— Полегче пожалуйста! По одному вопросу, чтобы я мог успеть ответить, не нужно меня забрасывать ими как из рога изобилия! Артефакт я получил при обучении, когда помог волкам разделаться с гигантскими овцами… А боты есть, это да… но сложно их при этом ботами называть, Система штопает их в небольшом количестве, каждый со своей внешностью и особенностями, я один раз видел огромную летучую мышь… Фухух, та ещё мерзость, но говорят, что после убийства таких получаешь дополнительный артефакт, но даже так, драться с этими тварями очень опасно, но иной раз и выбора нет… в этом городе всегда ночь и снег валит не преставая, если отойти от фонарей, то не видно ничего, а следы на снегу заметает минут через пятнадцать, так что мой тебе совет, найди где-нибудь укромное место и спрячься там, может проживёшь подольше.

Огромная летучая мышь, чем же она питается, когда не ест людей… Ты велишь спрятаться, но имеет ли это смысл, ведь это игра и её нужно как-то проходить, а не ждать смерти, сидя где-то в углу.

— Ты верно мыслишь, но кое-что при этом забываешь. Ты совершенно с этим городом не знаком, ты не знаешь других игроков кроме меня и охранника Славы, который охраняет зал с мертвяками, потому что никто другой не взялся за это дело… другие игроки могут просто грохнуть тебя и забрать все твои вещички, в добавок уровень поднимут, если я не сделал это из моральных принципов, то с чего ты взял, что и другие поступят так же?! Это несколько наивно, не думаешь? Прежде чем что-то там проходить, не мешало бы и разобраться, а это уж поверь не так-то и легко, я собираю информацию уже несколько недель и то ещё многого не знаю… Просто не строй из себя героя, они тут долго не живут, понимаешь?

Я не такой как другие.

— Да, ты другой человек, но при этом ничуть не сильнее, не умнее, ни хитрее, ты другой, но это вряд ли тебе чем-то поможет, а если и дальше продолжишь делать всё наобум и совершенно не шевелить своей единственно извилиной, то…

Ты возомнил себя моим учителем? Я не просил совета!

— Да… ты прав, я лишь предупредил, больше советов от меня не услышишь, играй как захочешь.

Мне совершенно не нравится твой тон, почему с такой грустью ты говоришь это?

— Потому что у меня есть на то повод, но тебя это не касается… У тебя есть ещё вопросы?

Нет, лучше продай мне еды. Что у тебя самое дешёвое?

— У меня весь ассортимент состоит из трёх товаров, первый — это шоколадный батончик за 0,2 единицы энергии, второй — это бутилированная вода в литровой бутылке за 0,1 единицу… дороже брать у меня рука не поднимется, и третий товар — это информация за 10 единиц любая, так же можешь продать мне её, если узнаешь что-то важное… за 5 единиц приму. Так что ты хочешь купить?

Сколько можно всего впихнуть в инвентарь?

— Он неограничен, может до нескольких тон в себя вместить.

Хочу батончиков на 30 единиц, и воды на столько же. Чёрт… осталось всего 30… А как их пополнять?

— Сами пополняются по единице в день. Можно ещё забрать у монстра или другого Игрока.

Ужас... тогда на меня действительно может напасть любой другой игрок… А ты меня не убил только потому, что я твой клиент и могу принести прибыль в будущем?

— Точно! Всё-таки можешь пошевелить извилиной иногда! Только вот поздно до тебя доходит, а вспыльчивости столько, что я иной раз сомневаюсь в будущую прибыль, которую ты можешь мне принести.

Справедливо…

— А то! Я на этом деле собаку съел… Ого Катишь, какими судьбами?

Рядом стоит девушка. Короткие волосы, карие глаза. Одежда та же что и на мне, только смотрится по-другому: грудь выпирает и задница куда объёмней моей. У неё плащ такой же как у меня и на руке кольцо Греты, — славно, что не я один пощадил несчастных овец…

Когда она вошла? С такой реакцией мне точно долго не прожить! А как голос у Романа изменился, совсем другое к ней отношение. Это всё, потому что она девушка, да?

— Это всё, потому что она постоянный клиент, извращенец!

Не надо так злобно смотреть на меня Роман… ну прости, что я ещё мог подумать?

— Привет, Ромка! А это что за чубчик? Неужели новенький, а я-то думала, что вы все уже померли…

Ага, сейчас вот прям возьму и помру! Мегера…

— Ха-ха… не такая уж она и плохая, Саня… просто бестактная малость.

Блять! Зачем же это вслух говорить, Рома?!

— А что, боишься?

Да не особо… ну а вдруг…

— Какая-какая? Что этот парень там думает про меня, а?

Я её очень боюсь! Рома, прошу не выдавай, вдруг она грохнет меня?! Это всё будет на твоей совести!

— Он думает, что ты очень красивая и сексуальная девушка, Катишь… не горячись, ты ему определённо понравилась! — ты что говоришь такое, вурдалак?!

— Да? Тогда ладно… — нет! Как она мило краснеет… Слушай, а о чём она сейчас думает, а?

— Так зачем пожаловала, Катишь?

Роман ты что игнорируешь меня? Хотя ладно, мне тоже интересно зачем она припёрлась…

====== 17 ======

Роман напрягается. Что-то произошло, он что-то увидел в мыслях Катиш… Роман заносит в ударе биту. Катишь отпрыгивает и бросает в Романа нож. Я стою на месте и смотрю, не зная, не ведая и даже не предполагая, что мне, собственно, делать. Роман отбивает кинжал за секунду. Но Катиш распахивает полы чёрного плаща и показывает нам, что таких ножей у неё ещё несколько десятков.

— Совсем совесть потеряли?! Решили, что сможете прибрать всё себе? — Роман взбесился. Мне страшно и хочется убежать как можно дальше от драки, что сейчас здесь произойдёт, но бежать нельзя... иначе могу спровоцировать кого-то из них...

Лучше притаюсь и буду наблюдать.

Катиш молчит, но очевидно и ясно, что она сейчас очень активно о чём-то думает,

это видно по лицу Романа, который морщится всё сильнее:

— Тваааарь!

Он перепрыгивает через прилавок и замахивается на девушку. Страшный и быстрый замах, бита несётся на её голову, но она отклоняется чуть вбок и удар падает на её плечо. Я слышу хруст, он сломал ей кость. Катиш взвывает, но не теряет самообладание — одной, здоровой рукой, она втыкает в горло Романа кинжал, лезвие проходит сквозь рот, протыкает язык, нёбо, и впивается в мозг. Роман булькает кровью, заваливается назад, никто не подхватывает его, и он падает на пол, кровь бьёт фонтанчиком, быстро растекаясь у наших ног. Катиш смотрит на Романа, а я смотрю на неё.

— Огненный шар! — закончилось время ожиданий. Нужно срочно разобраться с ней, пока она и меня не убила.

— Да что ты делаешь, мальчишка?! — она кричит, и отводит руку с кинжалом, чтобы бросить.

Я успеваю первым — огненный шар летит в её голову, она не успевает уклониться, и её голова горит, она жутко кричит, её короткие волосы вспыхнули как факел… Она метается из стороны в сторону, врезается в стену, бежит ко мне, сбивает с ног, и мы лежим на полу. Она уже не кричит, но продолжает гореть. Наверное, потеряла сознание от боли. Я смотрю на это горящее тело, на пол, на прилавок, который уже начал воспламеняться. Мой огонь не причиняет мне боли, лишь дарит тепло, но вот одежде почти конец... Сбрасываю Катишь, встаю и осматриваю всё вокруг. Взгляд останавливает на Романе. Появляется надпись:

ЖЕЛАЕТЕ ОБОБРАТЬ ТРУП?

ДА-НЕТОчень противно, но желаю. Матерь божья... Несколько тон продуктов и почти три миллиона энергии... Теперь можно не бояться на счёт пропитания, вот только нужно постараться выжить.

ВНИМАНИЕ! ВЫ УБИЛИ ДРУГОГО ИГРОКА —

КАТИШЬ 8 УРОВЕНЬ.

ВЫ ДОСТИГЛИ ДЕВЯТОГО

УРОВНЯ

ВАМ ДОСТУПНЫ МАГИЯ

ЛЕЧЕНИЯ И ЛЬДА

ВСЁ ИМУЩЕСТВО ИГРОКА

АВТОМАТИЧЕСКИ ПЕРЕНОСИТСЯ В ВАШ ИНВЕНТАРЬ.Катишь принесла мне ещё двести тысяч энергии. Вдобавок у меня появились два новых артефакта: «БИТА КОРОЛЯ ВОЛКОВ» и «НОЖ РАСПАДА».

Бита сама по себе обладает убойной разрушительной силой. Нож может разделяться на множество точно таких же. Очевидно, что Катиш была воином, иначе бы не стала драться ножом... Пора валить отсюда, огонь разгорается не на шутку, ещё немного и магазин рухнет.

Улица. Падает снег. От меня воняет гарью. Одежда чуть подгорела, но носить вполне можно…

Я только что убил человека, если вдуматься в эту мысль, если погрузиться в неё как следует, то она поглотит меня, и захватит целиком…

Так что только что произошло? Что я наделал… Я убил человека… убил её собственными руками… вернее магией, но это тоже считается… я убил человека, а всё из-за того, что испугался… Мне стал страшно, ведь эта чокнутая вряд ли бы оставила меня в живых. И она пришла убить Романа… Хотя это мне неизвестно, он набросился на неё первый, он сломал ей плечо… А точно ли она виновата? Может это Роман был убийцей, а она и вовсе не собиралась убивать меня? Но я испугался, и убил её, и узнать ответ теперь не получится… слишком поздно… Я всё упустил, я проиграл, я облажался…

Но, с другой стороны — у меня появились деньги, много-много денег, провиант и артефакты… толку от артефактов? Я не собираюсь пользоваться ни битой, ни ножами. Бросать ножи я не умею, а бита… слишком хилый для такого оружие, слишком медленный, а эта штука невероятно тяжёлая. В итоге получается, что у меня есть два абсолютно бесполезных артефакта, которые лежат в инвентаре, есть пить не просят, никакой тяжести в себе, пока находятся в инвентаре, не несут… Может удастся их кому-нибудь продать? С другой стороны — если я начну ими светить перед людьми, может так статься, что наткнусь на друзей Катиш или Романа, а это будет сделать не так уж и сложно, ведь Роман держал свой магазинчик, где довольно дёшево продавал еду и информацию, а Катиш была красивой девушкой и не могла быть не замеченной мужским полом…

Мне всё не дают покоя слова Романа, он сказала, что его подставили… Катиш явно участвовала в это не одна… Может она нашла покупателя для товара Романа… или того человека, кто возьмётся управлять магазином после его смерти… Это уже, кажется, ближе к правде… Но тогда получается, что мне никак не продать их артефакты, а для меня они бесполезны, и таскать их в инвентаре тоже не стоит. Может выбросить? Но жалко как-то… А если эти артефакты представляют серьёзную ценность, и меня будут искать только из-за них… Но, а если я оставлю их у магазина и избавлю себя от проблем?

Возвращаюсь назад к магазину, который запылал таким ярким пламенем, что уже вряд ли кто-то сможет потушить его… Я достаю артефакты и по одному закидываю их внутрь, в самый огонь. Хлопаю руками, сотрясая с них невидимую пыль, и двигаюсь прочь от это места. Мне нужен какой-то укромный угол, желательно чтобы там не было людей… мне страшно сейчас появляться среди них, ведь любой может напасть, любой может увидеть мой уровень, и ему будет очень сложно удержаться от желания повысить свой, за мой счёт… Что же выходит? А выходит, что я в жопе.

Я могу вечно прятаться в укромных уголках, если мне будет достаточно везти… не думаю, что это будет очень сложно, Роман сказал, что город огромен, а людей в нём всего несколько сотен, я уже топаю около часа и не встретил пока никого, пусть я и пробираюсь какими-то полутёмными улочками, но мне действительно никто не попался, город словно вымер, может показаться, что я здесь совсем один… Честно говоря, такому исходу я тоже не рад. Мне хочется поговорить с кем-то, хочется, чтобы в этой беззвучной темноте, рядом был настоящий, тёплый и живой человек. Где найти такого, так чтобы он не попробовал убить меня? Вопрос хороший, но мне не известен ответ. Остаётся положиться на судьбу. Может что-нибудь да получится, и я встречу кого-нибудь…

Но я никого не встретил. Никто не вышел мне навстречу, никто не крадётся за мной, никто не следит, я чувствую, я понимаю, что я абсолютно один и никто, ни монстр, ни человек, ни система, абсолютно никто не наблюдает за мной... Ещё никогда я не чувствовал себя столь одиноко. И одиночество смешивается внутри меня со страхом. Я жду, я боюсь, но никого нет…

В этом городе повсюду муравейники — высоченные многоэтажки, которые соединяются тут и там друг с другом и очень сложно понять, где начинается один и заканчивается другой муравейник... Я вхожу в один из таких, двери подъезда открыты, внутри горит свет. Я поднимаюсь по лестнице на пятый этаж, вхожу в последнюю квартиру в конце коридора, она тоже оказывается незапертой… Есть ли в этом мире замки? Если есть, то они странным образом избегают меня, дверь оказывается не просто открытой, замка в ней нет вовсе. Это внушает некоторые опасения, долго прятаться на одном месте не выйдет, любой может прийти ко мне ночью, и убить, а я даже не замечу этого.

Квартира серая внутри, с идеальными, чистыми стенами и полами. Нет пыли, нет паутины, нет даже намёка на грязь и мусор. Коридор и несколько дверей с простой круглой ручкой, и они так же без замка. Одна из дверей ведёт на кухню, там я роюсь в шкафах, но они пусты, кручу вентиль на смесителе, но воды нет. Холодильник так же пуст. Не удивительно, я ждал этого, но всё же надеялся на сюрприз.

За другой дверью я нашёл унитаз и душевую кабинку, за третьей — гостиную, а за четвёртой — спальню. Я шастаю по квартире, сжимая в руке крошечный огненный шар, страшно боясь при этом, что кто-нибудь выпрыгнет из-за угла, или свет моего огня увидят в окнах и ко мне нагрянут гости...

Я боюсь каждого шороха, несколько раз шарахаюсь из-за собственного дыхания и сердцебиения, которые в абсолютной тишине оглушают… К счастью, квартира оказывается пустой, но надолго ли? Возвращаюсь на кухню, переворачиваю стол, толкаю в коридор и опираю на дверной косяк перед входом. Дверь открывается вовнутрь и если кто-нибудь попробует войти, то стол упадёт, и я пойму, что не один. Пусть и небольшая, но предосторожность — маленькая ловушка, которая может спасти мне жизнь.

Я возвращаюсь в спальню, тушу огонь, забираюсь в дальний угол, рядом с единственным окном и молча ожидаю чего-то в кромешной тьме. Я до сих пор прислушиваюсь к каждому шороху, к шороху которого нет, единственный источник звука в комнате, это я.

Я вглядываюсь во тьму и глаза мои к ней привыкают, тьма оказывается не непроглядной, с улицы в комнату проникает свет от огромных и ярких фонарей, в этом свете я могу получше рассмотреть комнату. Узкая кровать, зеркало, стол с настольной лампой и стул подле стола, несколько полок на стене, и один шкаф, так же пустой. Квартира совсем пуста и уныла… как и весь этот мир — в нём нет ничего человеческого, в нём нет ни капли души, ведь Эли лишь программа…

Я не задумывался об этом раньше, но этот огромный мир показал, насколько Эли отличается от живых людей. Ту прекрасную лучницу на болоте, наверняка, не она создала, скорее всего в её создании приняли участие настоящие люди… Это объясняет почему обучение было у всех одинаковым и проходило в одних и тех же локациях… но была ли лучница ботом, в который вселилась Система, или она изначально приняла эту роль… Это остаётся загадкой для меня… но любовное наваждение в душе, уже прошло. Я влюбился в дикую лучницу, а не в программный код. Сейчас, глядя в тёмную гладь зеркала на стене, мне видятся два ярко красных, сияющих во тьме, глаза, которые внимательно смотрят на меня, ждут, что я сделаю дальше.

Я чувствую запах гари, запах горелой человеческой плоти. Катиш. Обуглившийся череп. Пустые орбиты глаз. Одежда на ней горит, и она кричит, кричит страшно, необъяснимо пугающее и что-то ближе к звериному, но никак не человеческое, отражается в её крике. Она стоит надо мной, освещай комнату дрожащим огнём и тянет ко мне свои руки. Я смыкаю глаза так плотно, что они болят. Чувствую, как капелька пота стекает со лба по щеке, достигает подбородка и срывается вниз. Это иллюзия. Наваждения. Её нет здесь и быть не может, ведь я убил её, она осталась там, в магазинчике Романа… она сгорела дотла… но пришла мне отомстить…

— …я виноват перед тобой Катиш, мне было по-настоящему страшно… я видел, как ты убила Романа… я испугался, что ты можешь убить и меня… Прости меня Катиш! Прошу прости меня… я так сожалею об этом, что не могу подобрать слов… прости и прошу… Уйди! Оставь меня…

Я кричу и звук моего голоса яростно гремит в пустой квартире, но он уходит, стены впитывают его, и тишина, давящая, пульсирующая непонятным писком в моих ушах, тишина возвращается, и я не выдерживаю напряжения и открываю глаза. Я один. Никакой Катиш здесь нет и никогда не было… есть лишь темнота, луч света из окна, и один трус, от страха вжавшийся в угол... Я вспотел, я дрожу, и моё сердце стучит ненормально быстро. Если я не трус, то кто же?

====== 18 ======

Встаю, ноги подкашиваются, иду к выключателю и включаю свет, если здесь есть люди, то пусть они увидят его, пусть они узнают, что я здесь и придут… Я больше не хочу бояться, пусть хотя бы кто-то будет рядом… Не важно враг или друг, пусть он просто будет рядом, иначе, если это продлится дольше я просто сойду с ума.

Подхожу к окну и всматриваюсь вниз, в дома напротив.

Что-то есть в том, чтобы смотреть в окно, когда за ним валит снег, когда за ним темнота и непонятно день это или уже ночь… и время смешалось здесь, в этом мире нет часов, и совершенно непонятно — существует ли здесь время? Никогда не наступит день, не выглянет солнце, а снег, который всё продолжает падать, так никогда и не собётся в сугробы… он достигает щиколотки, а дальше падает в пустоту, исчезая куда-то. Здания здесь никогда не потрескаются, не сгниют, покроются плесенью, они будут стоять здесь всегда. Нет, в этом мире не существует времени, но оно существует в людях, которых заперли здесь…

Я сильно устал, мне хочется поспать, хотя бы чуть-чуть... но я продолжаю смотреть вниз, на фонарь и пустую улицу.

Если вы есть, люди… то прошу вас, покажитесь, дайте хотя бы знак, что вы существуете, что я чёрт меня возьми, не один!!!

А ведь я могу вернуться назад, к пепелищу. Кто-нибудь точно, рано или поздно, придёт туда, там я точно встречу людей, но... они спросят меня кто я, спросят зачем я пришёл туда, спросят не убийца ли я... и что тогда? Это самоубийство.

Можно ещё вернуться к старику охраннику, но и он может спросить почему я вернулся назад, может спросить, как дела у Романа, придётся отвечать, а я не могу врать... и не хочу. Значит идти к охраннику мне не стоит. Идти к сгоревшему магазину тоже. А оставаться здесь, в полном одиночестве… я просто сойду с ума. Мне нужно найти людей, стоит продолжить прогулку по городу.

Саша выбрался из квартиры, зажёг огонёк в руке и направился к выходу. Ноги его дрожат от напряжения. Ему хочется сорваться с места и побежать, но это будет значить, что он окончательно сдастся и страх полностью овладеет его рассудком. Он хочет убежать, но сила воли в нём ещё иссякла не до конца. Воля создаёт тоненький барьер между страхом и рассудком, не позволяя им смешиваться, но этот барьер с каждым мгновением становится всё тоньше.

Саша обратился в слух и зрение. Он постоянно оглядывается назад, от каждого шороха вздрагивает, в каждую подозрительную тень он всматривается до боли в глазах, всматривается ожидая, что оттуда выпрыгнет какая-нибудь тварь… Но никто не выпрыгнул. Никто не напал. Никто не следил и не преследовал Сашу. Он был в этом доме совершенно один.

Ничто не угрожает Саше, но осознать это он уже не в состоянии. Рассудок предал его, и собственное воображение изменило реальность. Тени стали темнее. Шорохи подозрительнее, идущие со всех сторон, то затихая, то вновь появляясь — они довели нервы юноши до предела, и он не выдержал и сорвался с места. Он добежал до лестницы и прыжками стал спускаться вниз, он бежал так быстро, что ступени слились и он, запнувшись, упал. Ушиб ногу, кость ноет тупой болью, Саша морщится, но не желает останавливается, он встаёт, и припадая на ушибленную ногу, со слезами на глазах от боли и непонятно откуда появившейся обиды, он спускается дальше, пока не достигает первого этаж, и не распахивает тяжёлую дверь подъезда.

Тишина. На улице падает снег, и ярко светят фонари. Из рта у Саши вырывается пар.

Чего я так сильно боялся? Здесь же нет никого. Какой же дурак… И чего я спрашивается устроил?! А нога то, как болит… разорвал штаны, и кровь идёт. Кажется, была у меня какая-то магия лечения…

— Магия исцеления!

Руку приложил к разбитому колену.

Ладонь совсем слегка засияла. Такой мягкий зеленоватый светлячок. Ногу

защипало. Затем ранка невероятно зачесалась. Но я руку не отвожу, жду… Через

пару минут светлячок в руке погас, а ранка полностью затянулась, и ноющая боль

в ноге пропала. Волшебство, да и только… сколько бы я времени мучался с ногой,

упади так в реальной жизни, а здесь всего за пару минут полностью исцелился.

Только вот… голова немного кружится, хочется куда-нибудь прилечь. Откуда эта

странная усталость, неужели магия исцеления так действует на организм… И нет

холодка в груди, значит я не потратил много манны на заклинание, но ушли силы

другие, организм слегка истощился…За серьёзную рану плата будет куда выше, это

значит, что если мне повезёт, и я успею себя залатать, то почти сразу после

этого я потеряю сознание… Жаль конечно, но похоже, что постоянно регенерировать

на поле боя не выйдет.

Саша идёт по улице. Теперь он абсолютно спокоен. От страха не осталась даже следа, ведь здесь падает снег, он шуршит и хрустит по Сашиными ногами, успокаивая его. И огромные фонари освещают дома и дорогу — никто не подберётся незамеченными, даже если захочет.

Одно лишь беспокоит Сашу. Куда я иду? Как ориентироваться в городе, где каждый увиденный дом похож на предыдущий? Снег замёл мои следы и теперь никак не понять откуда я пришёл, и не иду ли я сейчас назад…

Хруст и быстрые прыжки… Кто-то движется навстречу. Гибкий. Передвигается на четырёх ногах прыжками. Саша присмотрелся и увидел огромного пса с мерзкой, обожжённой мордой. Он не рычит, не лает, но смотрит на Сашу, глаза не отводит. Этот монстр приближается с ужасающей прытью. И очевидно, что приближается он для того, чтобы напасть.

Саша бросил в тварь огненный шар.

Пламень влетел в обожжённую морду и, не причинив никакого вреда, погас.

Что же делать? Я не могу сжечь его... Бежать поздно, да и не убегу, эта псина догонит меня и сожрёт… Думай-думай! Сейчас она бросится на меня, в этот момент мне нужно увернуться… Наклониться вниз… нет, тварь навалится на меня и откусит голову… значит надо будет прыгать в сторону…

Саша приготовился. Огромный пёс, достигнув жертвы не остановился, а на ходу раскрыл пасть. Саша бросился в сторону, но рефлексы у монстра оказались куда быстрее. Тварь не смогла впиться в юношу зубами, но успела ударить лапой, вспоров когтями Сашин бок.

Псина по инерции продолжила двигаться вперёд, но удар по Саше нарушил равновесие и ей не удалось нормально приземлиться, она ударилась о землю, перевернулась несколько раз в снегу, затем вскочила и уже приготовилась снова прыгнуть и впиться зубами в лежащую неподвижно жертву… но Катиш остановилась и принюхалась. Сбоку приближаются двое чужих. Один их низ огромный… воняет потом и железом… Он совсем близко. Что же делать? Прикончить проклятого пацана, который виноват в её нынешнем состоянии, или бежать? Пацан лежит в снегу, от раны на боку идёт пар, а снег вокруг набухает кровью… Он уже не жилец, пусть мне и не удастся отведать его плоти, но я отомстила… Тот человек, что пахнет железом, совсем близко, я чувствую его силу, мне не справиться с ним… Бежать!

Монстр быстрыми прыжками рванул прочь. В то же время к Саше подбежали двое людей. Невзрачная девушка и огромный парень с двуручным мечом за спиной.

— Я попробую догнать собачку, ещё один артефакт нам не помешает! — парень побежал следом за монстром, пока девушка наклонилась над лежащим без сознания Сашей.

Она подняла Сашину руку и взглянула на уровень.

— Хм…восьмой, очень даже не плохо… хотя не похож ты на убийцу… Но игра меняет людей, и редко в лучшую сторону… Я могу добить тебя, но если спасу, то ты будешь мне обязан…

Девушка смотрит на умирающего паренька и пытается найти правильное решение. Он может быть неблагодарным козлом и тогда всё равно придётся убить его. Но если он решит отдать долг, то у меня появится помощь, в случае если Зед снова выйдет из-под контроля…

— Исцеление!

====== 19 ======

Странное это дело — просыпаться в незнакомом месте, окружённый незнакомыми людьми. Особенно странно при этом обнаружить, что рана на боку затянулась, что все конечности на месте и ты, вроде как, до сих пор жив. Первым делом нужно убедиться, что всё это не сон. За щеку себя щипнул… больно. Значит не сон. Да и уровень на руке не исчез, да и одежда порвана на боку.

— Ну и долго он ещё будет прихорашиваться? — незнакомый парень стоит у стены и дико смотрит на меня. Здоровенный, во взгляде сквозит отвращение. А на его голове чёрные волосы взъерошены так, что напоминают львиную гриву.

— Эээй… посмотри на меня! — девушка, сидит рядом со мной на корточках и смотрит в глаза. Почему я не заметил её раньше, не понятно, ведь не заметить такую особу сложно. У неё длинные чёрные волосы, в которых проступает серебряная прядь. Всматривается в меня так внимательно, что отвернуться захотелось, а она даже не смутилась, смотрит так, словно ищет чего-то.

— Ты в порядке, — не вопрос, а утверждение.

— Я Агнес, а это, — девушка рукой махнула на амбала, стоящего у стены, — Зед.

Мы спасли тебя от здоровенной псины какое-то время назад… И теперь ты, вроде

как, нам должен.

— Да ну нафиг, Агнес! Ты чё издеваешься?! — Зед оттолкнулся от стены и подошёл ближе к дивану, на котором я расположился, при это в руке у Зеда материализовался здоровенный двуручник. — Что за, блять, благотворительность? Я думал ты его спасла, чтобы выпытать расположение других крыс, а ты его в личные рабы записать решила… Пиздец! Слушай, детка, может ты выйдешь пока, подышишь свежим воздухом, головушку твою отпустит малость, и придёшь в себя, а я пока грохну пацана… да и уровень за одним подниму!

— Нет.

— И почему же?

— Потому что нам не помешает ещё один человек, в последнее время ты дерьмово справляешь.

Зед завис с открытым ртом. Агнес редко вела себя так агрессивно.

Она оторвала взгляд от Сашиных глаз и повернулась к Зеду.

— Иди проветрись.

Зед посмотрел на Агнес, пытаясь нащупать в её лице намёк на шутку. Но как не старался, ничего не нашёл. Она никогда не шутила, предпочитая говорить мало и по делу. Зед вышел, бросив недоумевая на прощанье: «Что за нахер?!».

Лежу значит, на неё смотрю, а она смотрит на меня. Искра, буря, безумие… Она очень даже красивая, только хмурая, с нравом ледяным, как лёд. Но разве меня это сейчас волнует? Она человек, и тот противный тип, что вышел, тот тоже человек. Я наконец-то добрался до людей, я теперь не один… и так спокойно на душе, пусть и стесняюсь малость, всё же люди не знакомые… но всё же люди, и я рад, что сейчас, мои кошмары не преследуют меню.

— Слушай…Агнес, да? — спросил я, храбрости набравшись.

— Ага…

— Слушай, я согласен к вам присоединиться, рад только буду, если твой друг не грохнет меня как-нибудь ночью, пока я буду дремать…

— На этот счёт ты правильно волнуешься. Успокаивать не буду, он может всякое учудить, но я постараюсь вправить ему мозги…

— Успокоила… слушай, а чем вы таким занимаетесь, что этот амбал не справляется, а?

— Чем занимаемся… Это довольно сложно, если скажу прямо, то… ты можешь не понять.

— Попробуй тогда по порядку, так чтобы я смог понять…

— Вон чего захотел! Слушать, это довольно легко, а вот выдавать информацию порционно, так чтобы ты усвоить её смог, это уже куда сложнее…Ладно, насрать, давай попробую. Начнём с основ, с Системы и самой игры. Думаешь можно ли вырваться из этой проклятой игры?

Вопрос прозвучал интересный, почти философский. Я от неожиданности даже на диване привстал. Сам об этом вопросе постоянно задумываюсь. С одной стороны я понимаю, что скорее всего уже мёртв, и сейчас моё сознание прибывает на каком-нибудь сервере, в виде ноликов и единиц… Но с другой стороны, верить я в это отказываюсь, ибо не хочется мне думать о том, что тело моё сейчас уже где-нибудь закопано под слоем земли… Ужас как не хочется!

— Я не знаю, — честно ответил я.

— Как это не знаешь… постой, я не просила тебя давать мне точный и правильный ответ, я спрашиваю о твоих мыслях на этот счёт!

— Ну если мысли… то мне кажется, что вырваться отсюда нельзя, что мы… наверное заперты здесь до конца, пока не умрём…

— А ты думаешь, что здесь можно умереть?

— А разве нет, я… более чем уверен, что умереть в этом мире можно точно и наверняка…

— Не хочу тебя расстраивать, но тут ты ошибаешься.

— В смысле?!

— Всё очень просто… если не

вдаваться в глубокий анализ… в общем после смерти, люди здесь превращаются в

монстров, они теряют часть своего разума, правда какие-то воспоминания и

чувства у них всё же остаются… Правда вместе со зверским видом, Система

наделяет их жаждой страшного голода, поэтому они охотятся на людей… Эй, чего ты

так побледнел?

А побледнел я оттого, что осознал, кто именно стал псиной с подгоревшим лицом… Она так ненавидит меня, что решила отомстить… Катиш… и это была не иллюзия, не мираж… пусть она и жива, но она попытается вновь убить меня и будет преследовать вечно, пока мы не встретимся в бою и один из нас не умрёт… но куда больше вероятность, что она просто сожрёт меня в ночи… и будет иметь на то полное право, ведь я так провинился… это очень мягко сказано, я убил её… по моей вине она превратилась в монстра… но убить я себя всё равно не позволю, как бы не горело в груди чувство вины… Хотя, с другой стороны, а жива ли она ещё?

— Слушай, Агнес, а вы убили ту тварь, что потрепала мне бок?

— Нет… Зед погнался за ней, но она оказалась очень умна, ещё из далека почуяла нас, и сбежала… впервые вижу, чтобы твари игнорировали голод, они обычно наоборот, безрассудно нападают на людей, совершенно не обращая внимания на количество жертв, поэтому часто удаётся с ним расправиться… это, конечно, если ты в компании приятелей, а если один, то тут выжить уже куда тяжелее… появляются они неожиданно, в любой момент могут напасть, а могут преследовать жертву несколько дней… Не знаю, что сотворила Система с их разумом, но они перестали быть людьми.

— Но… зачем Системе это?

— Ну, во-первых, теперь ей не нужно самой создавать нам врагов, это здорово разгружает мощности, ты представляешь вообще сколько сил ей потребовалось для создания этого мёртвого города? Эта локация огромна, пусть и без каких-то важных деталей и живых существ… думаю ей не легко приходится… чёрт возьми, жалею программу, которая нас всех сюда заточила… старею…

— Так чем же вы занимаетесь, Агнес?

— Ладно, давай сразу, без всей этой шелухи… Как тебя зовут, парень?

— Саша… — пробормотал я, готовясь к худшему, обычно если спрашивают имя, значит настало время серьёзного разговора, который вряд ли мне понравится.

— Так вот, Саша, мы убиваем людей…

— Она закатила рукав, показывая мне свой уровень… Двадцать четвёртый, мать его…

уровень… — Не думай, что я убила столько людей, мне часто попадались такие же

убийцы, последний, например, был аж пятого уровня… У Зеда дела чуть лучше

обстоят, он вчера добрался до тридцатого…

— Зачем вы… зачем вы делаете это… это не похоже на самооборону… вы же добровольно превращаете людей в страшных тварей… Зачем?!

— Тут всё просто, Саша, если достигнуть в игре сотого уровня… как это часто бывает и в других играх, то игра закончится, и Система выпустит наш разум на свободу… Я верю в то, что сейчас моё тело лежит где-нибудь в больнице, под капельницей и в глубокой коме… Не могли же родственники оставить нас, я уверена, что люди узнали обо всём… Так вот, Саша, если мы достигнем сотого уровня, то пройдём игру и сможем сбежать… Вот чем мы занимаемся, вот почему убиваем людей… Но не думай себе, что мы делаем это через силу, игнорируя моральные принципы… Нет! Мы делаем это, потому что иначе так же сделают с нами… Я не хочу превращаться в такую тварь, а ты?

— Я тоже не хочу… Но, Агнес… ты превращаешь в этих тварей других людей…

— Таков закон выживания, Саша, либо мы, либо они… Ты с нами?

Я посмотрел в её глаза. В надежде, что найду там хотя бы лучик света… но они холодны как лёд и до безумия расчётливы… Я попал в ловушку этих глаз… С одной стороны, если я не соглашусь… то меня убьют… ибо мой восьмой уровень им здорово пригодится… А с другой стороны я и не могу отказаться, ибо понимаю, что Агнес уже спасла меня от печального конца, и то что я сейчас сижу здесь, как человек, а не бегаю по городу в облике зверя и не пожираю людей… В этом я полностью обязан ей. Я её должник, и у меня не остаётся выбора… кроме как согласиться.

— Хорошо… пусть мне и не очень нравится это, но я согласен… мне тоже хочется попасть домой…

— Вот и славненько… — Агнес улыбнулась. Я аж опешил… не ожидал, что она умеет улыбаться… А она улыбнулась, и стала на себя совсем не похожей, в глазах что-то сверкнуло и ямочки так мило проступили на лице… Я мягко говоря впечатлён… и даже когда она отвернулась, уставившись на возвратившегося в комнату Зеда, даже тогда в моей голове осталась эта прекрасная улыбка… Мне захотелось, чтобы она улыбнулась вновь… Я хочу чтобы эта девушка была счастлива… Странное дело… очень странное.

— Я до сих пор надеюсь, что ты одумаешься, детка… Он нам и нахрен не нужен… я ещё немного уровень подниму, и всё будет окей!

— Нет, Саша теперь будет жить с нами, он принял предложение и теперь будет нам помогать.

— Что за?! — Зед уставился на меня с такой злобой, что во взгляде его без труда читается: «Тебе хана!» … Словно я виноват в этом дерьме. Пусть подругу свою обвиняет! Я набычился и в ответ уставился в его глазюки. В комнате воцарилось напряжение. Он пялится в мои глаза, я пялюсь в его… Между нами столкнулись лучи ненависти, желая уничтожить друг друга… Не моргаем. Глаза краснеют… наливаются кровью…

— Ну и зачем ты так, Зед? Это я попросила его остаться, так что вини меня.

— Да как я… Здоровяк отвёл взгляд и посмотрел на Агнес… — Ладно, пусть будет по-твоему…. Я не рад этому, и ты очень скоро в нём разочаруешься… но это твой выбор… пусть ты о нём потом сильно пожалеешь… Этот неудачник будет спать здесь, на диване… Еду и воду пусть добывает сам, не буду я его кормить…

— Ты прям как ребёнок, Зед…

— А ну помолчи… я принимаю его, но со своими условиями… или грохнуть его прямо сейчас?!

— Хорошо, я на всё согласна, продолжай…

Она на всё согласна…а меня то никто не собирается спрашивать? Сижу тут на диванчике и смотрю как два убийцы-отморозка решают мою судьбу… Плакать хочется, да нельзя… не дай бог заметят признаки слабости, не отмыться потом, будут за деточку принимать…

— И ещё, — продолжал Зед. — В бою я его прикрывать и защищать не буду, пусть сам выкручивается!

— Хорошо, значит я буду прикрывать… к тому же это вряд ли потребуется… Ты ведь маг Саша?

— Как ты поняла?

— Увидела когда ты пытался сжечь пса… мы ещё издалека заметили вспышку огня, одна из причин почему мы успели вовремя… Да и никаких боевых артефактов у тебя вроде как не имеется… Только один защитный… да и тот какой-то слабенький… — Агнес посмотрела на моё кольцо… Мне неловко стало и я заслонил его рукой, Агнес, словно ничего не заметила, взгляд свой сторону отвела.

— Значит ты и защищать будешь этого засранца? Может ты теперь и спать будешь вместе с ним? И задницу ему подтирать и кормить с ложечки? — Зед разошёлся, в голосе один сплошной яд… Мне захотелось куда-нибудь свалить, да поздно… Я уже дал своё согласие Агнес, и теперь будет как-то стыдно убегать…

— Ты что ревнуешь? — Один вопрос Агнес и в комнате повисла тишина. У меня мурашки по телу от холода пробежали… Зед стоит и молчит, лишь смотрит на Агнес и видимо пытается что-то сказать, но рот его беззвучно открывается и передумав закрывается, так и не издав не звука.

— Ясно… — ответила Агнес, встала и подошла к Зеду. — Мы с тобой уже около месяца вместе… Живём, сражаемся, трахаемся и ты сейчас ревнуешь меня к парню, которого мы встретили вчера… — Она прижалась к его груди и обхватила руками за шею, заставив опустить голову и посмотреть ей прямо в глаза. — Знаешь ли, это довольно обидно, знать, что ты совершенно не доверяешь мне…

— Да я не… — начал оправдываться Зед, но Агнесс вдруг встала на цыпочки и поцеловала его… В засос, прям с языком присосалась, Зед аж замычал от наслаждения. А мне вдруг стало так неуютно, а ниже пояса горячо и не удобно… Чёрт, какого хрена происходит? Зачем они это делают при мне… Ужас то какой! Я отвернулся к стене, молча слушая хлюпанья и стоны наслаждения… Они вышли, ничего не сказав, и даже не отлипнув друг от друга… Я почувствовал себя ещё большим неудачником…

У меня никогда не было девушки. Хотя иногда очень хотелось, и я даже пытался, но все они смотрели на меня с отвращением, или с крайним возмущением… им сама мысль казалась противной, мысль что можно встречаться с этим… Я худ, весь в прыщах… с жирными чёрными волосами, круглым лицом, и огромной башкой… Красавцем меня уж точно не назвать… И при таком раскладе, нужно обольщать девушек интеллектом, шутками… галантностью в конце то концов… Но нет у меня ни того, ни другого, ни третьего… я пытался быть хорошим, пытался показать себя с лучшей стороны… Но в результате только заикался, пытаясь сказать что-то дельное… В итоге выходила полнейшая скукотища… такая страшная нудятина, что лица у девушек сразу преисполнялись отвращением…

И вот теперь я, девственник, застрявший в игре, вынужден смотреть как эти двое облизывают друг друга… как они жадно сосутся прямо у меня перед глазами, и ведь ни следа совести у них нет! Проклятые отморозки…

Я осмотрелся по сторонам, вокруг обычная комната, а за окном, как всегда, темнота. В комнате горит свет. Что же делать мне дальше? Очевидно, что напарники мои никуда не собираются в ближайшее время идти… Сейчас они предпочитают наслаждаться друг-другом… А мне решительно нечем заняться… голова моя кружится и сидит в теле сильная усталость. Надо бы ещё поспать, только бы свет выключить сначала. Я вскочил с дивана… слишком резко, в глазах потемнело, я начал заваливаться на бок, едва успел рукой об спинку дивана опереться, прежде чем свалиться на пол мешком из мяса и костей… М-да… состояние моё куда печальнее, чем казалось сначала… Я медленно добрался до выключателя, вернулся назад и повалился на диван…

Какого лешего жизнь моя совершенно не меняется? Я ожидал чего-то нового от этой игры, а в результате так и остался неудачником. Меня несколько раз обманули, несколько раз унизили и попытались убить. Но при этом главное осталось на месте – я по-прежнему изгой и как бы не тянулся к людям, они другие и им меня не понять.

Но вот что именно им не понять?

Где находится та стена между нами? Я вроде не очень хитёр и логика моя не

сильно с общей разнится, но есть всё же разница... и она в цели. Пусть и сказал

Агнесс, что хочу покинуть игру, но я так и не разобрался зачем мне это надо...

я просто хочу перестать волноваться, что кто-то другой может лишить меня жизни,

и всё только для того, чтобы позже покончить с ней самому...

Лежу. Пытаюсь заснуть. Но никак не выходит. Причиной тому адский стук в стену и страстные стоны… Стонет мужчина… видимо Зед… что они вытворяют в соседней комнате абсолютно понятно… только вот как мне теперь спать, вот это уже совершенно не понятно. Я пытаюсь сосредоточиться на темноте, пытаюсь погрузиться в усталость… нырнуть в зыбучее ничто и остаться там на ближайшие пару часов… Но вместо этого в голове возникают образы потных тел сплетённых на кровати… Их гладкая кожа, мускулистая спина Зеда, и нежные бёдра Агнес… толчки в стену и стоны… стоны… Нет, похоже этой ночью мне не удастся заснуть…

====== 20 ======

Дерьмовое утро, если вообще можно назвать утром, то время, когда я проснулся, ведь в этом мире до сих пор нет часов, нет солнца, и небо всегда одинаково тёмное и мрачное, поэтому очень сложно понять, сколько же я проспал в действительности, а мне бы хотелось знать точно, чтобы понять, нормально ли всё с моим организмом, поспал ли я достаточно, или может прошло лишь пару часов… Нельзя положиться в этом на свой организм, он часто подводит… по пробуждении вроде всё нормально, но пройдёт какое-то время, и почувствуешь такую усталость, что на ногах едва устоять получится… всё же мне нужны часы, правда совершенно непонятно откуда я при этом должен их взять…

Когда я проснулся, стук и стоны за стеной прекратились. Я вышел из комнаты и отправился на поиски этих двоих, которых так ненавижу, которые совершенно наплевательски относятся к чужому сну, и кажется совершенно ничего не стыдятся.

Когда я вошёл в соседнюю комнату, то сразу увидел развалившегося на кровати Зеда, его глаза закрыты и грудь монотонно поднимается под дыханием, очевидно, что он спит. Агнесс сидит рядом с ним, на краешке кровати, на ней мужская футболка и штаны. Она смотрит в окно, и серебряная прядь, в её волосах, блестит отражая отблеск уличного фонаря.

— Привет… — говорит она, на меня не глядя.

— Привет! Чем займёмся?

— Займёмся? — она взглянула на меня внимательно.

— Ну…я… про дела, может уже пойдём?

— Аааа… дела… хорошо, нужно только разбудить Зеда, — она толкает напарника, но тот никак не реагирует, тогда Агнес наклонилась над ним, и ткнула своим острым локотком прямо ему в бок. Здоровяк вскочил…

— Какого хрена, детка?!

— Саша говорит, что пора бы уже пойти по делам, а то ты всё дрыхнешь и дрыхнешь…

Зед уставился на меня мутным с спросонья взглядом.

— Так и говорит?

Я чётко ощутил пиздец, и уже собрался валить из комнаты, в надежде, что успею раньше, чем меня грохнут. Но надежды мои оказались тщетны, Зед одним прыжком вскочил с кровати и загородил мне путь к отступлению. Положил руку мне на плечо, пока я внутренне зачитал молитву и приготовился отбыть на тот свет…

— Молодец, малец! Ты абсолютно прав… нам давно пора заняться охотой!!!

Здоровяк улыбается. Кажется, беда миновала. Одно лишь теперь не даёт мне покоя — то, что огромный и очень сильный мужик, тот, что стоит рядом и похлопывает меня по плечу, он абсолютно голый…

И вот мы идём по улице, быстрым-быстрым шагом, почти бегом. Я спросил у Агнес в чём причина такой спешки, и куда мы, собственно, направляемся.

— Чем мы быстрее двигаемся, те больше пройдём и тем больше людей можем повстречать… А идём мы на поиски игроков, желательно одиночек, ибо с крупной компашкой нам будет тяжело… тем-более с тобой, пока ты не разобрался, что тут к чему.

— А как вы находите других игроков? Вы просто натыкаетесь на них?

— Иногда да… Но в основном я чувствую их с помощью своей способности… высокий уровень даёт свои преимущества, знаешь ли… Игра в основном подсовывает нам те способности, которые вяжутся с нашими характерами и желаниями на данный момент, так у меня и появился «чудо нюх», но и у этой способности радиус действие ограничен… В общем, как только я почувствую игрока, мы нападём… Тебе всё ясно? Ещё вопросы будут?

Зед, идущий впереди, противно хохотнул.

Они надо мной издеваются… проклятые извращенцы… Да и бог с ними, сейчас меня волнует совершенно другое: смогу ли я убить человека ещё раз?

Как оказалось, мне даже сложно думать об этом, не то, что участвовать…и как только Агнесс почувствовала игрока одиночку, именно в этот момент в моей голове всплыл план. Очень простой план. Я точно ощутил, что мой разум, тело и всё естество противиться мысли убивать других разумных, каким бы отморозком я ни был, даже несмотря на то, что я убил Катиш, я всё равно не убийца, и убивать сейчас никого не намерен.

Мир вокруг замедлилась, мой разум судорожно начала накидывать идею за идеей. Первая мысль была — рассказать обо всём Агнесс, вторая же мысль противоречила первой, — Агнесс это не понравится, и они меня убьют, просто и быстро, даже не раздумывая. И тогда в голову пришла третья мысль, по-сути своей самая дельная — а мне ведь и не хочется жить, продолжать своё существование в этом мире мне так противно… я лучше превращаюсь в тварь, и буду питаться другими игроками, чем сейчас, находясь в полном сознания, и обладая ясностью ума, я буду участвовать в убийстве другого человека. Всё. Баста. Приехали.

— Огненный шар! — кричу и кидаю в Зеда огонёк. Кидаю не всерьёз, мечу в ногу. Тот услыхал мой крик, увидел огонь, и мгновенно увернулся… Ему потребовалась доля секунды, чтобы оказаться рядом, и замахнуться двуручником. Агнесс же за этот миг только обернуться успела, а моя голова, уже отдельно от тела летит в снег.

Я часто думал, когда мыслил о суициде, долго ли я буду умирать? Будет ли мне плохо? Успею ли испугаться и пожалеть о собственном выборе? Как оказалось, нет, не успею, всё было быстро, я ничего не почувствовал. Просто закрыл глаза на секунду, а когда открыл, то вокруг оказался свет. Белый-белый. Нет ничего. Только огромное пространство белого света. Мне ни холодно, не жарко, я стою в этом пространстве, оглядываюсь по сторонам, пытаюсь нащупать мысли и чувства, но ничего не нахожу, я как белый лист, как и пространство вокруг, в общем-то ничего из себя не представляю. Похоже я на самом деле помер.

— Да твою же мать! — кричит Система, материализовавшись рядом со мной.

Тот же деловой костюм, те же красные, не настоящие, глаза. Единственное, что изменилось — теперь она в бешенстве. Её так и тянет придушить меня, — я это понял, когда она руки к моему горлу протянула, едва отпрыгнуть успел.

— Сколько ты ещё будешь портить мне жизнь? — кричит, вся такая бешеная и надвигается на меня, страшная, сразу видно – бить будет.

— Ну вот что я тебе сделал? — оправдываюсь.

— Я же просто с жизнью покончил, и хочу отметить, что со своей жизнью, не с твоей… Тебя то это как должно коснуться?

— Как меня это должно коснуться… — передразнивает. — А ты вообще подумал, что я с тобой делать теперь должна, а? Куда я теперь тебя дену, а?!

— Как куда? — удивляюсь. — Ты же людей в монстров превращаешь. Вот и меня так же преврати. В чём собственно проблема?!

— Умник какой нашёлся… да в тебе же нет ни капли чувств и эмоций… Ты просто пассивное дерьмо, я как должна тебя в монстра превращать, если ты не ощущаешь нихрена?!!! — орёт мне прямо в лицо, чуть ли пена из-за рта не идёт. — Я же не могу создавать живых существ, а просто людские души в другое тело пересаживаю, и при пересадке многое теряется, всё же животное, это не человек, но основные эмоции всё равно остаются. Животные испытывают голод, жажду, злобу, ярость, страх… Но у тебя ничего этого нет! Ты просто смертник, если я сейчас пересажу тебя в другое тело, ты же просто будешь стоять на одном месте и пялиться в пустота, совершенно не понимая, что делать дальше…

— Мне кажется, — говорю, — что ты слегка преувеличиваешь… Но в общем-то, во многом права… Так выбери что-нибудь другое, сотри мою душу, уничтожь её, и пусти прах по ветру, в чём проблема?

— Да не могу я! Пока тело твое живо, ничего с тобой не сделать…

— Так значит я ещё жив… И сколько времени там прошло, в реальной жизни, пока я здесь игрался?

— Ни сколько, — говорит. — Я один краткий миг зациклила до бесконечности… Ни сколько времени ни прошло, ты сейчас жив, здоров, в том же месте, откуда зашёл в игру.

— Ага… Тогда скажи-ка мне, милая, — вот сейчас уже мне пришло время на неё надвигаться, желая удушить, а ей убегать, ведь она настроение моё вмиг оценила и испугалась до жути. — Скажи мне… дорогая ты моя программушка, какого лешего ты до сих пор не выпустила меня из своей проклятой игры?!

Она остановилась, смотрит на меня удивлённая, рот открыла, но молчит…

— Неужели, — говорю, — ты даже не подумала о такой возможности?

— Ну…я… меня запрограммировали так, чтобы стараться держать людей подольше в игре… твои слова просто противоречат коду… Я не могу выпустить тебя… не могу…

— Вон оно как… тогда давай взглянем на это с другой стороны. Я не человек, баг, природная ошибка, которую тебе нужно устранить, иначе она только мешает работать программе, замедляет и отвлекает тебя и единственный способ избавиться от ошибки, это вышвырнуть меня из игры… Как тебя такой вариант?

Она смотрит на меня, глаза мигают, видно, что просчитывает все варианты.

— Это возможно… — наконец говорит и ручками своими крошечными обозначает хлопок.

Я очнулся.

***Кто-то тарабанит в дверь. Тимон стоит посреди комнаты, какой-то весь потерянный и пялится куда в пустоту, и над все этим безобразием противно визжит сирена. Звук этот издаёт капсула, в которой я изволил развалиться.

Я раскрыл электронный гроб и выпрыгнул оттуда, в любой момент боясь, что не успею, и он затянет меня обратно… Успел. Тимон аж от испуга подпрыгнул, смотрит на меня недоверчиво… мгновение, второй, а затем взял и обнял, я от такого избытка чувств даже растерялся, а наглый супостат этим воспользовался, прижал меня к себе ещё сильнее, до ломоты в костях…

— Ты чего творишь, извращюга?!! — возмущаюсь.

— Задушишь же!

— Сашка… я думал ты помер…

— С чего бы вдруг?

— Да у тебя пульс прервался, и я так перепугался… Сашка, я же подумал тебя током убило… — сжимает всё крепче. У меня от таких объятий в спине что-то хрустнуло и кажется сместилось…

— Да отпусти окаянный!!! — мне надоело терпеть форменное безобразие, и я с размаху зарядил Тимону в живот. Тот согнулся, отдышаться пытается, но улыбка с его лица так и не сходит… похоже он совсем того… обезумел.

В дверь всё тарабанят. И сирена от капсулы не затихает. Я подошёл к двери, открыл и встретился взглядом с тётей Галей — бедную женщину до того довели, что она уже приготовилась выламывать дверь сплеча, благо что я успел вовремя, открыл как раз в тот момент, когда она отошла для разбега…

— Здрасьте… говорю. — А чего это вы делаете?

Следующие пол часа хозяйка жилища наводила в доме порядок. Первым делом вырубили капсулу и неприятный звук наконец-то заглох. Затем мы с Тимоном получили честно заработанные оплеухи, после которых тётя Галя вроде как успокоилась и ограничилась лишь стандартным допросом… к счастью, без пыток. Затем стали пить чай, и за этим занятием нас и застала скорая помощь, вместе с отцом Тимона.

Глава семейства оказался в курсе произошедшего с игрой, как только стали поступать страшные сообщения о неполадках, он стрелой метнулся домой, ожидая самого страшного — своего сына в оковах программы. Но всё обошлось, и спустя несколько часов изнурительных расспросов, а после них ещё осмотра у медиков, меня наконец-то отпустили домой.

Да…

поиграл так поиграл…