КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 468492 томов
Объем библиотеки - 683 Гб.
Всего авторов - 219001
Пользователей - 101676

Впечатления

Shcola про Анон: Анима (Альтернативная история)

Хорошая погремуха, Анон, звучная. А брат твой, Отсос? Во у вас семейка. Сеструха случаем не Ковырялка?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Айдол-ян - 4. Смерть айдола (Юмор: прочее)

Спасибо тебе, добрая девочка Марта за оперативную выкладку свежего текста. И автору спасибо.
Еще бы кто-нибудь из умеющих страничку автора привел бы в порядок.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Жарова: Соблазнение по сценарию (Фэнтези: прочее)

Отрывок

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Касперски: Техника отладки приложений без исходных кодов (Статья о SoftICE) (Статьи и рефераты)

Неправда - тихо подойдешь
Па-а-просишь сторублевку,
Причем тут нож, причем грабеж -
Меняй формулировку!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Алекс46 про Фомичев: За гранью восприятия (Боевая фантастика)

Посредственно.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Алекс46 про Фомичев: Предел невозможного (Боевая фантастика)

И снова отлично.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Снежная королева (fb2)

- Снежная королева [publisher: SelfPub] (а.с. Вирт -2) 2.59 Мб, 278с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Алексей Ярков

Настройки текста:



Алексей Ярков ВИРТ 2. Снежная королева

Глава 1 – Зачин

Всё тело побаливает, ощущение такое, словно пролежал на одном месте и не двигался несколько суток. Странно, как же не двигался, если вот только что стоял на площади в строю своих соратников-рекрутов после изнуряющей недели экзаменов. Первые два экзаменационных дня в Магической Академии, а затем день у Защитников-Проотца. Неужели я опять попал на Землю? Осторожно открываю глаза и вижу, что мои худшие опасения сбылись. Надо мной был холодный, равнодушный потолок ВИРТ-центра.

– Алексей Юрьевич, мы очень рады вас видеть, – услышал я голос, что надеялся, не услышу уже никогда, это явно иронизировал мой старый знакомый из службы безопасности корпорации «Another World» Андрей Евгеньевич. Его голос мне не спутать ни с каким другим.

– Борис, поздравляю вас, вы были абсолютно правы в своих предположениях об эффективности ваших новых методов. – Это безопасник уже обратился к также знакомому мне технику этой же компании, чья довольная физиономия мелькала в паре метров от капсулы виртуального погружения, где в настоящий момент я и лежал.

«Не-е-ет!!! Не хочу!! Мой мир теперь там!!!» – мой разум никак не хотел смириться, что я опять на Земле. Мой родной мир мне стал чужд, вся моя жизнь заключалась теперь в ВИРТе. Мои друзья, соратники, любимая – всё там! Тут меня никто и ничто не ждёт, кроме, разве что, загребущих рук корпорации «AW».

«Фел!» – внутренне обратился я к своему духу-фамильяру. – «Что происходит? Почему я здесь? Ты же обещал блокировать возможность переноса!»

«Стэс, я сам в недоумении. Тебя сюда затянуло помимо твоей и моей воли. Я был уверен, что всё блокировал, но, похоже, в корпорации нашли способ преодолеть наш совокупный блок. Всё, что могу сказать, это то, что такое раньше им было не под силу и, похоже, они активно стали применять методы работы с духовным планом, сам в растерянности как им подобное стало доступно»

«Откуда ты вообще знаешь, что им под силу, а что нет? Ты обещал, что сможешь блокировать мой возврат на Землю, но когда дошло до дела, ничего не можешь! Я вообще начинаю сомневаться в твоих словах и возможностях!»

«Не закипай, я понимаю, ты сейчас расстроен, но давай подойдём к этому спокойно, когда чуток остынешь, сейчас явно нелучшее время для выяснения отношений»

«Мы обязательно вернёмся к этому разговору, Фел, обязательно!»

– Андрей Евгеньевич, – начал я выплёскивать своё недовольство уже на нём прямо из капсулы, – мне категорически не нравится, что вы выдёргиваете меня из ВИРТа, как вам только заблагорассудится. В настоящий момент я находился на очень важной церемонии, и её никак нельзя было прерывать. Я требую, чтобы вы немедленно вернули меня обратно!

– Алексей Юрьевич, – начал повышать на меня голос безоп, – вы, кажется, забываете, что являетесь штатным сотрудником нашей компании. И вы сейчас на работе, а я как представитель вашего работодателя, могу делать, что и когда хочу.

– Крайне формально я ваш работник, всё, что от вас видел, это только то, что вы постоянно ставите на мне свои эксперименты! – На самом деле я не ожидал такого напора от всегда спокойного и рассудительного безопа, но крайняя раздражительность, в которой я сейчас прибывал, не позволяла мне абстрагироваться, и меня, что называется, несло. – Можете меня уволить! Только верните меня в ВИРТ!

– Договор с корпорацией оформлен официально, и вы получаете весьма неформальную зарплату, – всё продолжал меня продавливать безопасник. – Впрочем, вы вольны уволиться, когда сочтёте это необходимым, но в таком случае должны понимать, что ВИРТ для вас будет навсегда закрыт, об этом корпорация и лично я позабочусь, не сомневайтесь.

– Что вам опять от меня надо?! – в сердцах произнёс я.

– Похоже, вы начали правильно понимать ситуацию, Алексей, и готовы уже к конструктивному диалогу, одевайтесь, пройдём в мой кабинет и там решим, как нам быть с вами дальше.

На этих словах он демонстративно вышел из комнаты, но дверь за собой не закрыл, и было хорошо видно, что он ждёт меня в коридоре для сопровождения в свой кабинет для последующей «душевной» беседы.

Проклиная про себя этого безопасника, всю корпорацию «AW» и всё, что с ней связано, я начал вылезать из капсулы и неспешно одеваться. Мне очень хотелось на ком-нибудь сорвать свою злость, и кандидатура техника Бориса, что всё ещё крутился в комнате, явно забавляясь нашим диалогом, подходила на эту роль как нельзя кстати. Но я прекрасно понимал, что это ни к чему хорошему не приведёт, и старался держать себя в руках, лелея призрачную надежду, что, если сейчас не испорчу всё собственными руками, то у меня ещё будет возможность поквитаться с этими весьма беспринципными и беспардонными сущностями.

Когда я, наконец, оделся и вышел в коридор, безопасник, демонстративно не обращая на меня внимания, прошёл к лифту, мне же ничего не осталось, как безропотно следовать за ним. Через пару минут мы оказались у него в кабинете на своих привычных местах и продолжили наш диалог.

– И так, что вы на этот раз от меня хотите? И когда я смогу опять уйти в ВИРТ? – задал я животрепещущий для меня вопрос.

– Абсолютно не понимаю вашу раздражённость, Алексей, – ответил мне безоп. – Вы вечно недовольны. То тем, что вам пришлось занять особую капсулу для длительного погружения и вам пришлось, скажем так, довольно много времени проводить в стенах нашей гостеприимной и лояльной к вам корпорации. То вы недовольны тем, что, по вашим словам, мы старались устроить вам срыв, а сейчас я вижу, вы раздражены тем, что мы не дали вам сорваться. Вам не кажется, что всё, что мы делаем, идёт только в ваших же интересах, а вы постоянно стараетесь саботировать нашу работу. А её мы, кстати, делаем хорошо.

– С чего вы решили, что я был готов сорваться?

– Не держите нас за дураков, Алексей, ваши шаги просчитываются на раз, да и ваша раздражительность в настоящий момент является лучшим подтверждением моих слов. Наша корпорация во всём сдержала свои обещания всего того, что касалось лично вас, разве это не так?

– Не так, я хочу самостоятельно принимать решения о своей дальнейшей судьбе, вы же повесили на меня поводок и дёргаете за него, как вам заблагорассудится, и всё, что я делал, было вам только на руку!

– А чего вы хотите, Алексей? Вы постоянно меняете своё мнение, вы ведёте себя как подросток в пубертатный период и склонны прыгать из одной крайности в другую.

– К чему эта вся прелюдия, Андрей Евгеньевич? Я услышу от вас сегодня, что вам от меня надо или нет?

– Я хочу, чтобы вы повзрослели и перестали смотреть на всё происходящее как на весёлую и интересную игру, это жизнь, и играться в ней можно только пока вам это позволяют – родители, финансы, общество, мы, в конце концов. Игры окончены, Алексей!

– Вы уже достали меня, когда прекратите свою софистику! Ближе к делу!

– К делу так к делу, – безопасник после этих слов немного расслабился, а затем собрался и как бы перестроился на деловой лад, начиная говорить спокойно и рассудительно, как я и запомнил его манеры ведения бесед по прошлым встречам. – Не смотря на все наши усилия и достижения прекратить срывы людей, погружающихся в ВИРТ, иногда они всё же срываются, и остаются в Виктарии без возможности вернуть их сознание на Землю. У нас в капсулах тела-овощи, а они живут себе уже в том мире и активно с ним взаимодействуют, назовём это так.

– Где, простите, остаются? – переспросил я, услышав незнакомое мне слово.

– Вы что, даже не удосужились узнать самоназвание мира, где хотели остаться? – удивился безоп. – Алексей, недалёких идиотов мне в штате и так хватает, не производите впечатления, что весь этот разговор мы затеяли зря.

– Мы так и не подошли к сути, – стараясь не акцентировать на этом своём проколе внимания, я постарался перевести разговор в информативное русло.

– Так вот, в этот раз сорвался человек, срыв которого мы не можем допустить.

– И кто же это, если не секрет?

– Как раз-таки секрет, – мой собеседник в этот момент поморщился, – но вам скажу. Это сын одного из учредителей нашей корпорации – Антон Запрудный.

– Ого, это случайно не сын Запрудного, что считается чуть ли не отцом-основателем «AW»?

– К сожалению, он самый. Антон сам по себе мало что из себя представляет, типичный мажор, сорвался и сорвался, сколько их было и сколько ещё будет, но, сами понимаете, его отец рвёт и мечет, а прямые приказы ТАКОГО человека мы не можем игнорировать.

– Хорошо, но что вам мешает вернуть его теми же методами, что вы вернули, например, сегодня меня? – Задал я очевидный вопрос.

– В данном случае столь радикально поступать нельзя, если попытаться насильственно вернуть одержимого духом из Виктарии, а по нашим данным Антон именно одержим, то вместо тела-овоща в капсуле мы получим полоумного, потерявшего разум. Более подробно вы можете уточнить у своего духа – Шизы или если полностью Шизатар`Гормун`Фела. – На этих словах безопасник улыбнулся, увидев, как вытянулось моё лицо. – Да-да, мы в курсе, что у вас за дух, именно он уже угробил одного из наших сотрудников.

«Фел, то, что он говорит, это правда? Ты подчинял своей воле людей и делал их одержимыми?»

«Ты не пойми меня неправильно, но Духи в целом невысоко ценят оболочки, коими они спокойно могут управлять и подчинять своей воле. Большинство моих соотечественников смотрят на вас как на куклы или сосуды, что могут быть полезны, но не более того. Когда-то и я придерживался такого мнения, но сейчас я пересмотрел свои взгляды, теперь приверженец симбиотического направления, как бы это назвали у вас. Это мы с тобой уже обсуждали ранее»

«То есть, ты уже наигрался с кем-то, угробив человека, тебе, видимо, за это не хило прилетело, обнулив все твои достижения, и ты решил на мне попробовать путь взаимосвязи, а не насильственного подчинения?»

«Да, так»

«А что там за история с предыдущим сотрудником «AW»?»

«Когда я его подчинил, твои земляки решили силой вернуть его на Землю. Мне тогда досталась бесполезная оболочка, не способная даже на простейшие действия, пришлось её покинуть, потеряв всё достигнутое за это время нелёгким трудом, между прочим. После меня посетила мысль, всё же изменить подход, чтобы избежать такого в будущем, а потом я нашёл тебя»

«И много раз у тебя было таких попыток подчинить себе куклу?»

«Пару раз было»

«Пару раз чего? Сотен? Тысяч? Миллионов?»

«Пару десятков»

«Ты уже убил несколько десятков землян!?»

«Нет, землянин был один, до этого мы работали с местными жителями. Но местные помимо того, что имеют сильное ментальное сопротивление, затрудняющее вселение, ещё и очень болезненно относятся, когда ими начинает управлять дух. Тот, кем управляют, как бы и не против, его мнение вообще мало кого волнует, а вот остальные. В целом, у нас была целая эпоха, когда жители Виктарии отлавливали одержимых и сжигали их на кострах. Неприятное, скажу тебе, ощущение, но в отличие от носителя для нас это не смертельная процедура»

«Да, нечто похожее было и у нас на Земле»

«Не сомневаюсь, так вот, когда земляне стали появляться в Виктарии, мы очень обрадовались. Защиты от внедрения почти никакой, вы такие же гости там, как и мы, да и местные за вас не особо переживают, вы были идеальными вариантами, чтобы мы повторили свою попытку»

«И как, эксперимент удался?»

«Отчасти, мне не повезло, я вселился в сотрудника «AW», причём, им корпорация, скажем так, не сильно дорожила, и нашла способ разорвать мою связь с носителем. По ощущениям и последствиям для меня это не очень сильно отличалось от костров, применяемых в подобных случаях местными»

«Сегодня меня могла постичь та же участь, что и предыдущего твоего носителя?» – ужаснулся я, осознав мысль, что мог стать полоумным, и все вокруг это воспринимали абсолютно спокойно.

«Видимо, и тобой твои земляки не сильно дорожат. Но в отличие от предыдущего раза, когда они не могли насильственно на Землю притянуть и меня, а тут смогли. Не знаю, с чем это связано, возможно, с нашими несколько иными взаимоотношениями с тобой, а возможно, с тем, что «AW» существенно изменило свою методику, но скорее всего, и то и другое»

«Ты не дух, ты демон! Ужасный демон, что крадёт души!»

«Не утрируй, я твой фамильяр и ничего более, остановимся на этом»

«Не вижу разницы после того, что сейчас узнал»

«Но она есть, предлагаю тебе вернуться к разговору со своим земляком, обсудить наши трения мы можем и позже»

Здраво рассудив, что, не смотря на то, в какой же переплёт я попал, паниковать уже не имеет никакого смысла, поэтому, отложив разбор этой ситуации на потом, решил вернуться к разговору с безопом.

– С чего вы решили, что в меня вселился дух и это именно Шиза, а не какой-либо другой?

– То, что в тебя вселился дух, ты растрезвонил сам, это и послужило поводом для нашей первой встречи. А вот, что за дух, мы смогли определить уже самостоятельно. Прежде чем отправлять людей в Виктарию, мы снимаем с них слепок ауры, сравнив первоначальный слепок твоей ауры и тот, что сейчас у тебя, мы с удивлением обнаружили, что аналогичные отличия уже есть в нашей базе данных, и они соответствуют духу Шизара.

– Ну, а имя его вы откуда узнали?

– Через его предыдущую жертву пока он был вменяем, он смог нам об этом рассказать, более того, нам даже удалось с Шизой пообщаться в тот раз, он был не особо против.

«Мне было любопытно узнать о вашем мире побольше, и я не видел ничего плохого в том, чтобы пообщаться с землянами» – встрял в мои мысли Фел.

– Вы считаете, что я очередная жертва Шизы? – спросил я, проигнорировав слова Фела.

– Сперва мы так и решили, но потом убедились, что он не спешит порабощать твой разум, как это было в прошлый раз, видимо, ему не понравились наши ответные действия, и он стал вести себя менее радикально.

– Зная всё это – про духов, про то, что они порабощают разумы людей, про опасность для каждого землянина, что присоединяется к вашему проекту, вы всё равно массово отправляете в ВИРТ людей?

– Представляешь, какие перспективы открывает проект ВИРТ? Это же новые миры! Взаимодействие с астральным планом, магия, в конце концов! Разве жизни нескольких землян ради прогресса всего человечества не стоят этого?

– Философский вопрос, уверен, что отец Антона Запрудного как раз сейчас пересматривает свою точку зрения на него.

– Не знаю, – сказал безоп, – возможно, что и нет. Он основатель, вдохновитель и первый, кто поверил и вложился в этот проект. Это он развил теорию и воплотил её в жизнь. Думаю, всё, что он сейчас хочет, это вернуть сына.

– Кстати, а чем я смогу в этом помочь?

– Мы боимся применять методы, что применили сегодня с тобой, очень высока вероятность, что мы не вернём полноценного Антона.

– Когда дело касалось меня, смотрю, вы не особо переживали.

– Это не так, у тебя особые отношения с Шизой, он не хочет навредить тебе, он устал терять оболочки и начинать всё заново. Мы высоко оценивали шансы, что он рискнёт прийти на Землю вместе с тобой помимо своей воли, тем более он здесь уже был и не раз, и мы не агрессивно к нему относимся, несмотря на то, что он поработил уже одного из наших сотрудников.

«Это так, мне, конечно, неприятно, как и тебе, что меня сейчас вытянули сюда, но по сути, что Виктария, что Земля для меня особой разницы нет» – не удержался от комментария Фел.

«За тебя я теперь абсолютно спокоен, а я-то не факт, что всё это смог бы пережить»

«Но пережил же! Значит, Стэс, не дрейфь, всё будет хорошо!»

«А не как в прошлый раз, ты забыл добавить…»

«Не забыл, просто не хотел тебя нервировать, ты и так вон на взводе»

«Знаешь ли, не каждый день узнаёшь, что ходишь по грани с агрессивным демоном внутри себя, и этот демон уже убил пару десятков людей»

«Как раз это и говорит, что я не агрессивен, у других духов эти цифры могут действительно измеряться тысячами»

«Фел, заткнись, и так тошно»

– Так вот, – продолжал безопасник, – в некотором роде, Алексей, вы уникальный человек. Так сложилось, что вы не только плодотворно взаимодействуете со своим Духом, но ещё и стали частью Церкви Проотца, и не просто, а вошли, так сказать, в их боевые ряды, пусть пока и на уровне рекрута.

– А это здесь при чём? – удивился я.

– Как при чём? Вы, получается, идеальный кандидат для того, чтобы быть представителем со стороны Земли между нами и духовенством сильнейшего государства Виктарии, а они хотя и знают про Землю, но на контакт идут крайне неохотно. А также у вас имеется ценнейший советчик по астральным сущностям, лояльно настроенный к вам. Всё это даёт именно вам больше всего шансов спасти Антона.

– Всё равно не понимаю, при чём тут церковь Проотца?

– Те методы, что доступны нам со стороны Земли по возврату сорвавшихся-одержимых, не очень эффективны, зато церковь Проотца имеет ценнейший опыт в этом вопросе, накопленный за сотни лет. Есть источники информации утвержадющие, что в Виктарии научились проводить обряды экзорцизма, освобождающий разум человека от пленившего его Духа. И кто как не святые отцы наиболее компетентны в данном вопросе?

«Это правда» – опять влез в разговор Фел. – «Святоши научились нас выгонять, спасая разум оболочки, это, конечно, сложное дело, требующее специфических знаний и проведение особого ритуала, но это возможно»

– Вы хотите, чтобы я, заручившись поддержкой святых отцов, нашёл Антона в ВИРТе, провёл над ним обряд экзорцизма, а потом вы бы его безбоязненно вернули на Землю?

– Да, именно это мы и хотим.

– Теперь понятно, действительно, в ваших рассуждениях есть разумное зерно.

– Это идеальный вариант, Алексей, что-либо лучше нам придумать не удалось.

– В целом мне всё понятно, цель, по сути, благородная, но, Андрей Евгеньевич, у меня будет ряд условий прежде, чем я скажу да.

– Слушаю вас.

– Мне нужна поддержка от «AW» в ВИРТе по любому вопросу, что касается данной темы.

– Разумеется, всё, что в наших силах, любая информация, поддержка, любые наши ресурсы.

– Далее, возможность привлечь других землян к этой миссии, гарантировав им материальные и нематериальные блага от «AW».

– В разумных пределах это возможно, – кивнул безопасник. – Но вы должны понимать, что раскрытие всего, что мы сегодня обсуждали недопустимо.

– Но в общих чертах-то описать, что спасаем сорвавшегося-одержимого землянина от духа-демона, сообщить можно?

– Не более того и, разумеется, без раскрытия личности Антона.

– Хорошо, и самое главное. Вы больше никогда не будите насильно меня выдёргивать из ВИРТа, а возвращаться я буду только тогда, когда сам этого захочу!

– Но примерно раз в неделю, мы бы хотели вас видеть тут, для обмена информацией и корректирования дальнейших шагов.

– Ладно, – согласился я, – но делать вы это будете обычными методами, как и раньше, и если я проигнорирую ваш вызов, вы не будите настаивать, как сегодня!

– Договорились.

– Тогда по рукам.

– Алексей, сейчас я передам всю имеющуюся у нас информацию о возможном месте нахождения Антона, контакты для связи с нашими сотрудниками в ВИРТе и уточним ваши полномочия. После вы можете приступать к заданию.

– О’кей, давайте, что там у вас, – произнёс я, и мы приступили к обсуждению деталей предстоящей миссии.

Глава 2 – Снова в Виктарии

Возвращался в ВИРТ я уже привычно и как бы буднично. Ещё не открыв глаза, чувствовал, что лежу на чём-то мягком и весьма удобном, а когда открыл, то ещё раз в этом убедился. Разумеется, мне было удобно лежать в своей собственной кровати, ведь именно в ней я просыпался каждое утро в течение последнего месяца. Находился я в своей комнате, что делил с Мавием, кстати, он тут тоже присутствовал, сидя за письменным столом и старательно конспектировал книгу, раскрытую перед ним, опять, похоже, учится – трудоголик.

– Ты, наконец, соизволил очнуться, – прокомментировал Мавий моё пробуждение.

– Долго меня не было? – спросил я.

– Вечером вчера на церемонии как отключился, так вот сегодня утром и проснулся, хорошо, что сейчас три дня выходных после экзаменационной недели, а то даже не представляю, как бы мы объясняли твои пропуски занятий.

– Мавий, – обратился я с лёгким упрёком к приятелю, – ты всё это рассказываешь так, как будто я часто отключаюсь и все уже к этому привыкли, знаешь, немного обидно как-то, хоть бы порадовался, что у меня всё хорошо.

– Да что там с тобой будет, – отмахнулся он, – тебя, как отключился, тут же осмотрела сестра Милостивого, что при церемонии присутствовала, вердикт – здоров, только душа не на месте. Собственно, всем было понятно, что ушёл ты в мир свой, иномерянин. Лий, переживала, это верно, но я ни на секунду не сомневался, что ты вскоре вернёшься. Правда, вот знаешь, рекрут Проотца-Защитника не может в любой момент отключаться. Вызывает недоверие, знаешь-ли, и это я ещё мягко сказал.

– Верно, – понимая, как это всё выглядело со стороны, признал я его правоту, – и уверяю тебя, что я принял серьёзные меры, чтобы это не повторялось.

– Надеюсь, – произнёс Мавий. Мне показалось, что за своей бравадой он всё же скрывал беспокойство за меня, так как последнюю фразу он сказал с явным облегчением. – Ты если уже очухался, сообщи своей зазнобе, что жив-здоров, а то до сих пор, наверно, места себе не находит.

– Так и сделаю, – пообещал я, уже производя вызов по сМагфону, как я ранее шуточно обозвал звезду мага.

Лий ответила очень быстро, как будто ждала именно этого. Успокоив её и сообщив, что больше не собираюсь пропадать столь неожиданным способом, я проговорил с ней несколько минут, после чего с чувством, какая же она у меня прекрасная, завершил вызов.

– Слушай, а ты случайно ничего не знаешь про ритуал экзорцизма? – обратился я к Мавию, памятуя о задании корпорации и не видя причин его откладывать, раз уж у меня есть несколько выходных.

– Тебе зачем? – удивился он. – Собрался изгонять из себя всё нехорошее, оставив только истинную сущность? Так тебе это уже не поможет, боюсь, после ритуала в тебе тогда совсем ничего не останется.

– Хорош смеяться, – возмутился я, – скажи по делу, знаешь, как его проводить или нет?

– Знаю, что для этого необходим служитель Проотца с силой веры и духа, могущего преодолеть сопротивление паразитирующей сущности, – начал просвещать меня Мавий. – Мне лестно, что ты считаешь меня способным на сие действие, но я бы посоветовал всё же обратиться к служителю, имеющему какой-никакой опыт в подобных делах.

– И где мне такого найти? – поинтересовался я.

– В центральном соборе страждущие могут обратиться с подобной просьбой, там есть священнослужители, уже ранее проводившие такие ритуалы.

– А в нашем доме Проотца-Защитника разве их нет? – удивился я.

– Есть, но сам понимаешь, это все люди высокого ранга, и получить аудиенцию у них не просто, проще в соборе договориться, дело богоугодное, не откажут.

– Получается, офицеры Проотца-Защитника с каким-то там рекрутом разговаривать не будут даже по богоугодному делу, – удивился я.

– Ты всё не так понял. Защитники, способные на экзорцизм, не сидят без дела, а находятся на границах государства, активно принимают участие в защите Святой Империи и очищению мира от скверны. В самой столице бывают редко, да и зачем им это, тут и священники порядок поддержат и все необходимые ритуалы проведут, а вот в полевых условиях, то да, там уже лучше наших братьев никто не справится.

– Идеализируешь, – с сомнением отнёсся я к словам Мавия, – вот не верю, что всё так красиво, как ты рассказываешь, но мысль твоя понятна. Спасибо за советы.

– У тебя вообще с верой большие проблемы, – обиделся Мавий, – исповедаться бы тебе, или и правда экзорцизм на тебе провести, чтобы глупость из головы повылетала, глядишь, и впрямь очистишься.

«Не стоит» – ожил Фел в моей голове.

«Но мысль интересная, согласись, мало ли ты что там в моей голове учудить надумаешь?» – ответил я своему фамильяру или надо говорить уже вселившемуся демону?

«Если будешь продолжать в том же духе, возможно, и начну чудить, а если будешь придерживаться наших договорённостей, то и я со своей стороны их буду соблюдать»

«Надеюсь» – про себя вздохнул я, по сути, ничего плохого от Фела не видел, глупо отказываться от фамильяра ради призрачных страхов, а вот его помощь очевидна, он так-то мне уже жизнь спасал, отведя нож не так уж и давно.

– Спасибо, мне всё понятно, – ответил я вслух, причём сразу обоим, Мавию и Фелу.

На этом я посчитал наш разговор оконченным, оделся в свой гражданский костюм и пошёл на улицу. Мне ещё сегодня надо убедить Пика помочь найти Антона Запрудного, боюсь, без помощи его клана это будет сделать не так-то и легко, особенно, если толком не знать, где искать, хорошо ещё, что он должен быть в столице.

***
Мне явно везёт, как не приду, глава клана «Серебряные пики» на месте. Вот и сейчас мне удалось его застать, что не может не радовать.

Мы расположились в его рабочем кабинете, рассевшись по удобным креслам, и я приступил к разговору, что может резко изменить судьбу клана, поэтому надо быть максимально убедительным, иметь такую силу, как клан под рукой, дорогого стоит.

– Так о чём таком важном ты хотел со мной поговорить? – начал разговор Пик, как и я, похоже, не любящий долгих прелюдий.

– У меня важное задание от корпорации «AW», а к нему я могу привлечь и других, интересует? – максимально интригующе я начал вводить своего собеседника в тему.

– Ещё бы! – как и ожидалось, Пик проявил явный интерес, и глаза у него загорелись в предвкушении получения уникальных «плюшек» за помощь в задании корпорации, что никак не получить другими методами. – Что за задание?

– Про сорвавшихся в ВИРТе ты, разумеется, слышал? – решил сперва уточнить я, чтобы не было недопонимания.

– А кто про них не слышал? Эта тема много где мусолится, корпорация говорит, что это всё единичные случаи, и исключительно по доброй воле сорвавшихся, врут, наверняка.

– Разумеется, – подтвердил я, – далеко не единичные, и далеко не всегда по своей воле. С этим разобрались, теперь вопрос, а про вселение в людей духов тут в ВИРТе ты что-нибудь знаешь?

– Это уже на уровне слухов, особой веры им нет, – произнёс Пик и сделал задумчивое лицо, – что, это не слухи?

– Нет, не слухи, – подтвердил я, – это суровая действительность.

– А как связаны сорвавшиеся и вселение духов?

– Зришь в корень, не скажу за все случае срыва, просто не знаю, но то, что дух, вселившийся в человека, может организовать ему срыв, это инфа стопроцентная.

– Очень интересно, продолжай, – подбодрил меня Пик.

– Изюминкой во всём этом является то, что человек может и не хотеть срываться, но дух берёт его под свой контроль, как тело, так и разум, принуждая исполнять всё, что захочет, это одержимость духом в чистом виде.

– И что в таком случае делать?

– Как и у нас на матушке-Земле провести обряд экзорцизма, причём тут в ВИРТе, это далеко не сказки.

– Что ты хочешь от «Серебряных пик»?

– Найти одержимого в столице Святой Империи, приметы я сообщу, обезвредить и организовать ритуал экзорцизма. Последнее, кстати, я беру полностью на себя, во втором пункте мне явно надо поучаствовать, а вот первый весь на вас.

– Что нам за это перепадёт от «AW»?

– Полугодовая скидка на услуги корпорации для всех задействованных в операции. При условии неразглашения данной информации, разумеется.

– Это очень, мало! – возмутился Пик.

– Думаешь? По-моему, это очень приличные суммы, – ухмыльнулся я, так как и не надеялся, что он на это согласится. У меня был обговорён запасной вариант, на что они точно клюнут.

– Бесспорно, это приличные деньги, но хотелось бы что-то посущественней получить от «AW».

– Раз вам скидка не нужна, то могу предложить лично для тебя доступ к специальной капсуле длительного погружения. Такие предоставляются сотрудникам «AW», но можно сделать и исключение. Сможешь сутками вообще не вылезать из ВИРТа. Думаю, не надо рассказывать, какие преимущества это даст перед остальными игроками, имеющими максимум по восемь часов в день?

– Три таких капсул для клана! – возбуждённо выкрикнул Пик, его предложение явно зацепило, что и не удивительно для такого маньяка ВИРТа, как он, или, чего уж там, как я, это просто царский подарок.

Внутренне я ликовал, всё, Пик, ты весь мой, со всеми потрохами и всем кланом разом. Разговор прошёл полностью по тому сценарию, как я себе его и представлял. Запрошенное Пиком как раз входило в те лимиты, что мне удалось выбить с «AW», всё это было с ними заранее обговорено, и меня заверили, что три такие капсулы мне выделят, и я смогу разрешить положить туда любого, кого захочу. Серьёзно их припекло с Антоном, раз они на это согласились.

– Три это очень много, – я начал продавливать ситуацию, – но это возможно при условии, что наше сотрудничество не разовая акция, и вы будите и дальше выполнять те или иные просьбы. В рамках кредита доверия для «Серебряных пик» можно будет три капсулы организовать уже и сейчас.

Пик задумался, дураком он не был и понимал, это может очень далеко завести, по сути, он становился карманным кланом «AW», но перспективы иметь трёх людей из клана в ВИРТе постоянно, и это не сорвавшиеся, были, ну, очень заманчивы.

– Задания в пределах разумного! – наконец, произнёс он.

– Разумеется, вы всегда можете и отказаться, если просьба поставит под угрозу существование клана, последнее слово всегда за тобой, Пик.

– Тогда согласен!

– Хорошо, жду имена тех, кто хочет поменять капсулы, настоящие имена в реале. И теперь подробней о том, кого нам необходимо найти…

***
Ушёл я от Пика в приподнятом настроении, всё складывалось замечательно, получив от него имена тех, кого необходимо перевести в особые капсулы, я пересказал всё то, что узнал от «AW» про внешность и предполагаемые районы поиска Антона Запрудного. Пика строго-настрого предупредил, что сейчас надо только его найти и установить за ним наблюдение, ни в коем разе не проявлять самодеятельность и не выдавать себя. Вообще желательно не выдавать информацию, что мы его ищем, это может спугнуть духа, засевшего в Антоне, поэтому настоятельно рекомендовал начать поиски в три этапа.

Первый этап – это опрос членов клана, видел ли кто подходящего под описание человека. К сожалению, сведениями о привычках и характере Антона я не владел по той простой причине, что данная информация ничем бы нам не помогла, его поведение полностью контролирует дух, следовательно, надо исходить из привычек и повадок духа, а о нём не было вообще никакой информации. Если на первом этапе что-то стрельнёт, то необходимо это проверить, если нет, то переходить ко второй фазе.

Второй этап – это опрос соседних кланов и других землян. Не официальные запросы в кланы, а как бы, между прочим, за кружкой пива в таверне, при личных беседах с рядовыми членами, использование своих личных контактов, у кого такие есть. Почему только землян? Опять же, чтобы не спугнуть духа. Земляне не особо хорошо контактируют с местными, предпочитая собираться в кланы, гильдии и так далее, разумеется, за определённым процентом исключения, но мы таких трогать и не будем, поэтому возможности утечки информации местным, что мы кого-то разыскиваем, не так уж и велика.

Третий этап вполне можно совместить со вторым – это выставление на ключевых местах членов клана «Серебряных пик», постоянно наблюдающих за основными дорожными артериями совсем не маленького города, а также рынками, крупными лавками, тавернами, гостиницами и тому подобное. Конечно, это больше похоже на то, как сетью с огромными ячейками стараться поймать пескаря, но дорогу осилит идущий, может, и будет толк. В любом случае лучшего плана у меня не было, и я прекрасно понимал, что помимо того, что весь клан в ближайшее время будет работать только над этим заданием, но и то, что шансы найти искомое не так уж и велики, но и не нулевые. В своих прогнозах на благоприятный исход я давал пятьдесят на пятьдесят.

Так, проигрывая в своей голове всё то, что мы обговорили с Пиком, я дошёл до своей цели, это была торговая лавка скобяных изделий, находящаяся на стыке между ремесленным и торговым кварталами города. Мне нужна была именно конкретная лавка со слегка ржавым, но очень массивным замком вместо вывески, однозначно обозначавшей ассортимент, что в ней предоставлялся для продажи. В данной лавке работал некий Корж, по совместительству являющимся моим личным связным с «AW» в ВИРТе.

Толкнув массивную деревянную дверь лавки, я вошёл внутрь. Там меня ждал огромный выбор продукции – замки, ручки, крепёжные элементы, тросы, цепи, гайки и всё тому подобное, чем может похвастаться магазинчик подобной направленности. От изобилия всевозможного товара мне не сразу удалось разглядеть бородатого мужчину, что стоял за прилавком и что-то активно перекладывал из одного ящика в другой, демонстративно не замечая вошедшего потенциального клиента, хотя, кого-то кроме меня тут и не наблюдалось.

– Вы не могли бы мне помочь? – обратился я к нему, чтобы хоть как-то начать разговор.

– Чем? – спросил он, ни на секунду не отвлекаясь от своего, наверняка, очень необходимого именно в данный момент занятия.

– Мне сказали, что тут я смогу найти некоего Коржа, это вы?

– Да.

Мне определённо стало интересно, чем же так важен этот ящик гвоздей, который Корж уже ополовинил и продолжал это делать, даже мельком не взглянув на меня, не смотря на все мои попытки наладить конструктивный диалог?

– Мне надо передать записку Августине. – Это была кодовая фраза, как понимаю, являющаяся ничем иным, как крайне смешной попыткой замаскировать аббревиатуру AW.

– Августина получит её вечером, – оказывается, Корж умел говорить и целыми, пусть и короткими предложениями.

– Вот она, – сказал я, протягивая листок бумаги, где были записаны три имени и фамилии членов клана «Серебряных пик», именно им необходимо предоставить особые капсулы. Когда составляли список, разумеется, Пик первым делом вписал туда себя, а ещё некоего Сергея, как я подозреваю, это мой давешний знакомый Сержио, что и привёл меня в клан. Третье имя в списке не вызвало у меня никаких ассоциаций и было мне абсолютно незнакомо.

– Ага, – сообщил мне Корж, на мгновение оторвавшийся от перекладывания, цапнув у меня из рук записку, запихал её в задний карман брюк, и тут же продолжив своё увлекательное занятие.

Как я понимаю, разговор на этом завершён. Ну и ладно. Всё равно все эти шпионские игрища у меня вызывают только ироничную улыбку и ничего более.

Выйдя из лавки, мне предстояло подумать, чем же занять остаток дня. С пиками всё обговорено, обещанные плюшки от «AW» они получат завтра с утра, а мне остаётся только ждать, когда же усилия клана дадут результаты, а это я мог делать в любом месте. Тут мне вспомнился Мавий, усердно работающий в своё свободное время. Что так могло его заинтересовать? Да то же самое, что и меня, новые знания, а точнее новые заклинания. Мы сдали экзамен, получили звёзды, вполне возможно, что нам стали доступны новые разделы библиотеки. Эту мысль надо было срочно уточнить, поэтому я тут же по сМагфону набрал приятеля.

– Привет! Что хотел? – спросил меня Мавий после того, как я установил с ним связь.

– Слушай, друг, ты там с утра над чем-то интересным работал, это случайно не связано с тем, что после экзаменов нам расширили права, и мы можем заполучить книжки более старших курсов?

– Так оно и есть, тут уже начинается кое-что интересное, я вот с утра разбираюсь.

– И ты ни слова мне об этом не сказал?

– Да ты, Стэс, улетел с такой скоростью по своим странным делам, что толком и поговорить не успели, а я чего такого занятого человека от дел отрывать буду, что ли?

– Мог бы и обмолвиться, – в сердцах буркнул я, в принципе понимая правоту его слов.

– Мог бы и не убегать, а пообщаться ещё с приятелем, который, между прочим, тебя вчера на своём собственном горбу тащил и в кроватку укладывал!

– О, не подумал как-то, спасибо, что ли.

– Будешь должен, – после этой фразы Мавий отключился.

Ну что, планы на вечер у меня появились – срочно посетить библиотеку. В отличие от земных реалий, тут интернет не изобрели, поэтому приходилось по старинке тащить свою тушку в сие благородное заведение, являющееся бесценным и крайне неудобным в плане усвоения информации кладезем мирового знания. Поймав проезжающую мимо коляску, я бодро запрыгнул в неё и назвал кучеру адрес Магической Академии, несмотря на то, что сегодня выходной и дело ближе к вечеру, библиотека всё ещё должна работать. Местный библиотекарь был настоящим фанатом своего дела и закрывался исключительно глубокой ночью, а открывался рано утром, абсолютно не обращая внимания на день недели, вот что значит человек на своём месте и любящий свою работу!

Глава 3 – Поиск

Размеренное движение арендованной коляски закончилось, скрип колёс, слегка нервирующий меня всю дорогу, прекратился – мы на месте. Рассчитавшись с кучером, я спрыгнул на мостовую. Как только мои ноги коснулись брусчатки, коляска тронулась и покатилась искать следующего клиента, жаждущего совершить поездку по столице Святграда. С огромным удовольствием набрал полную грудь свежего вечернего воздуха, выдохнул и направился к местному зданию, бережно хранящему тонны рукописных знаний.

Как и ожидалось, библиотека была открыта, но самого библиотекаря за стойкой, отгораживающей ровные ряды книжных полок от посетителей, не было. Мне пришлось несколько раз крикнуть в пустоту, привлекая внимание, пока из-за дальних шкафов не показалась фигура, не спеша шаркающей походкой идущего ко мне библиотекаря. На каждом своём шаге он что-то бубнил себе под нос. С данного расстояния расслышать его не представлялось возможным, но, думаю, это и не стоило того, и так было понятно, что это не пожелания для меня хорошего и плодотворного вечера.

– Что вам угодно, молодой человек, – произнёс библиотекарь уставшим с хрипотцой голосом, когда, наконец, дошёл до стойки.

– Хочу доступ к тем разделам литературы, что стали мне доступны после прохождения экзаменов, – гордо заявил я, демонстрируя звезду мага, что до этого была скрыта у меня на груди под рубахой.

– Так-так-так, – библиотекарь прищурился, просматривая цифры на звезде. – Девятка в свете и разуме, десятка во тьме. А курс у вас, как понимаю, ещё первый?

– Да, – подтвердил я.

– Хорошо, тогда вам доступна литература в свете и разуме до третьего курса включительно, во тьме – только до второго.

– Тоже до третьего, – уточнил я, – у меня есть разрешение, но это сейчас не важно, меня интересует список учебников света и разума за вторые и третьи курсы. Можно ознакомиться с доступным списком, чтобы не утруждать вас выдачей всех книг из него?

– Разумеется, вот списки, – библиотекарь протянул мне четыре списка, что взял тут же из ближайшего ящичка.

– Спасибо, – поблагодарил я и сел изучать перечень того, что мне предстояло прочитать в ближайшее время.

Потратив почти час на то, чтобы ознакомиться со списками, проанализировать, что мне интересно именно в настоящее время, запросить получившийся перечень у библиотекаря, а затем с полученными книгами, наконец-то, пойти домой.

Разумеется, как и ранее, меня интересовало, прежде всего, то, что могло бы найти практическое применение в жизни. Теория – это, конечно, нужно и полезно, прекрасно понимаю, что без знания первооснов, откуда что берётся и из чего состоит, нельзя себя считать образованным человеком. Но почти каждый день в ВИРТе у меня был наполнен какими-то событиями, не всегда однозначно совместимыми с жизнью. Исходя из этого, я здраво рассудил, что теорию в меня вобьют на долгих и скучных лекциях в Академии в независимости от того, хочу я стать образованным человеком или нет, а вот до этих замечательных дней ещё надо дожить, причём, желательно, сохранив все свои конечности на нужных местах. Поэтому сейчас знания, имеющие практическую ценность в приоритете, и никак иначе!

Ощутимо загруженный книгами, я, наконец-то, добрался до своей комнаты. Мавий уже спал, но мне спать совсем не хотелось, поэтому я, особо стараясь не шуметь, зажёг лампу и уселся за стол штудировать принесённую литературу.

***
Выходные дни, что были нам выделены после экзаменов, пролетели очень быстро и незаметно. Всё это время мы с Мавием штудировали книги, взятые накануне в библиотеке, и на практике в заклинательных покоях отрабатывали полученные знания. В итоге кроме гудящей головы от обилия впитываемых в неё знаний я смог заполучить расширение своего магического арсенала условно боевыми заклинаниями. Условно поскольку по-настоящему из боевых в нём ничего так и не появилось, не считать же за такое умение отвести глаза, способности к лёгкому ментальному воздействию на незащищённый разум или модернизацию моих светлячков до направленного, фокусированного луча света. Последнее заклинание по своей мощности на лазер, ну, никак не тянуло, но заменить световой прожектор средней мощности я уже мог. Мавий расщедрился и поделился со мной своим скрытом, основанном на базе силы света, а вот иллюзии мне давались с трудом. Повторить шоу, что устроил мой приятель на экзамене, у меня бы не получилось, видимо, мои таланты лежали в несколько иной области. Ага, в области ослепить, запугать и свалить. Но даже этому я был очень рад.

Бурная деятельность, развёрнутая за последние дни «Серебряными пиками», кроме ряда не подтвердившихся вариантов, до сих пор ни к чему не привела. Но, надо заметить, что они не сдавались и продолжали активно искать Антона. Роптали, что уже несколько дней безрезультативно потратили на непонятно что, но всё ещё работали в этом направлении. У меня уже начало складываться подозрение, что искомого объекта нет в столице, или он засел в укромном месте и не высовывается.

Что касается возобновившейся учёбы для меня и Мавия, то тут объём преподаваемого материала в Академии возрос, а в остальном всё без изменений. Я всё так же периодически встречал Лий на занятиях, и в перерывах между ними мы старались проводить время вместе, болтая обо всём на свете и ни о чём конкретно по сути.

А вот тренировки у Защитников претерпели значительные изменения, мы с Мавием и Корвием теперь какие-никакие офицеры. Каждому из нас были выделены рекруты в количестве девяти штук. В моём отряде и отряде Мавия из этих девяти было по одному одарённому, у Корвия целых два. Видимо, потому, что сам Корвий не имел магических способностей, но он это компенсировал своим незаурядным талантом командира. Когда основная масса курсантов продолжала тренироваться в прежнем режиме, наши усилия были направлены на отработку слаженной работы в своей десятке, а её, в свою очередь, можно было поделить на две пятёрки. Получившиеся пятёрки могли общаться друг с другом на расстоянии, используя возможности сМагфонов одарённых. Это, безусловно, давало значительное преимущество при тактических манёврах, и их мы также отрабатывали на учении.

В подобном трудовом ритме прошло ещё несколько дней, а результатов по поиску Антона так и не было. Более того, мне передали сообщение от Пика, что он не может больше выдерживать набранный темп интенсивности поисков и начинает сворачивать операцию, так как у клана есть и другие первоочередные задачи, что в настоящий момент не решаются. Пика я хорошо понимал, поэтому зла на него не держал, работы проделано много, но толку нет. Надо было срочно придумывать что-то иное, я даже рассматривал вариант с привлечением сил церкви Проотца к поискам. В конце концов, эта операция очень важна для «AW», а они держат монополию на заселение ВИРТа землянами, церковь должна же когда-то наладить отношение с вновь появляющейся расой, назовём это так, почему бы не наладить эту связь в моём лице? На возможность такого развития ситуации в «AW» мне намекали. Но, всё же, этот вариант надо оставить на крайний случай. Думай, Лёша, думай.

«Фел, может, ты мне подскажешь, как найти одержимого духами, зная только его в лицо?»

«Так как ты и ищешь, узнав его при встрече или получив информацию от того, кто узнал. Каким духом он одержим, мы же не знаем, с этой стороны не зайти»

«А если бы знали, то были варианты?»

«Вполне, можно было бы поспрашивать у моих сородичей, не в курсе ли они где такой-то дух, то есть всё то же самое, как и вас тут»

«Стоп, ты что, можешь общаться с другими духами?»

«Разумеется, а ты думал только с тобой, что ли?»

«И ты ни разу об этом мне не сказал?»

«Ты не спрашивал»

«Убийственный аргумент! Сколько в тебе ещё сюрпризов?»

«Не знаю, сам от себя я ничего в тайне не держу, а ты вообще мало интересуешься моим миром, всё больше заострён на личностных достижениях»

В этот момент я понял, каким был дураком, боюсь, скоро это ощущение может войти в привычку. У меня прямой контакт с представителем практически иной сущности, дружественно ко мне настроенному, если верить его словам, а я абсолютно ничего о нём не знаю.

«Фел, на каком расстоянии ты можешь общаться с сородичами?»

«В физическом отражении этого мира в пределах прямой видимости, если выйти в духовный план, то практически безгранично»

«Что значит выйти в духовный план?»

«Каждый мир имеет три сути – физическую, мы ещё её называем низшей, духовную и ментальную. Сейчас я нахожусь в низшем мире, а рождён для духовного, правда, не для этого конкретного мира, но суть ты уловил»

«А в ментальной составляющей кто живёт?»

«Высшие сущности»

«Боги что ли?»

«Нет, где живут боги, мне не ведомо, в ментале другие существа, но не менее могущественные, чем иные боги, они, как правило, не интересуются духовным или физическим планом бытия и практически с ним не взаимодействуют»

«Давай вернёмся к нашей задаче, Фел, ты можешь обнаружить одержимого духом человека, если его увидишь?»

«Смогу, даже не одержимого, а если дух взаимодействует с кем-то из людей, как я с тобой, без полного подчинения куклы, сложнее, но тоже смогу»

«И много одержимых в Святграде ты видел?»

«В столице святой империи, где лучшие в мире клирики, что одержимых чувствуют силой своей веры и имеют наработанные методы противодействия? Шутишь, ни одного»

«Фел, я тебя прибью, какого рожна я тут устраиваю такие массовые поиски, поднимаю целый клан на уши, а одержимых тут в принципе нет»

«Ну, мало ли, может тот хорошо спрятался, тебе же сказали тут искать, ты и ищешь»

«Клянусь, если сейчас же, ты не скажешь, как мне найти ту тварь, что управляет Антоном Запрудным, я иду в центральный храм и очень прошу, чтобы святые отцы удалили из меня паразита, присосавшегося к моей душе!»

«Стэс, успокойся, ты предлагаешь мне сдать одного из своих, неудивительно, что я активно не учувствую в его поисках. Стой-стой, ну куда ты пошёл, дай мне договорить! Я действительно не представляю, как его искать, но мы можем попробовать. Прямо сегодня выйду в мир духов и постараюсь поискать одержимых в столице или в окрестностях. Но предупреждаю сразу, это может быть опасно, в первую очередь для тебя»

«Чем это?»

«Ты же не хочешь, чтобы я окончательно тебя покинул, даже не сообщив о результате?»

«Допустим, и?»

«Мне придётся выйти в план духов, и держать с твоим телом что-то вроде якоря с прямым открытым каналом между двумя планами, а это как маяк для всех остальных духовных сущностей, и многие захотят воспользоваться данным каналом, чтобы вселиться в тебя. А вероятность того, что новый дух будет такой же добрый и пушистый, как я, практически нулевая. Тебе придётся защищаться, а я не уверен, что ты к этому готов»

«Знаешь, Фел, звучит как отговорка, чтобы я сам отказался. Не выйдет, я готов! Давай начинай!»

«Связь между физическим планом и духовным у низших…»

«Фел!»

«Прости, не хотел тебя обидеть, у существ нижнего плана, максимально тонка, когда они находятся без сознания, в трансе или просто спят. Думаю, сон – это самый подходящий для нас вариант. Но, для тебя это будет не просто сон, а настоящий кошмар, из которого не каждый сможет выйти в добром здравии, всё зависит от тренированности твоего духовного тела и силы воли»

«Тогда пошли спать, и чтобы без результата не возвращался!»

Поставив точку в нашем диалоге, я пошёл в свою комнату. Благо уже был вечер и вполне пора готовиться ко сну. Мавия ещё не было, он так рано под вечер не ложится, ну и хорошо, обойдёмся без свидетелей, всё равно он ближе к ночи придёт.

Разделся, залез под одеяло и постарался уснуть. И конечно, уснуть вот так сразу у меня не получилось, проворочался не меньше часа. Уже и Мавий пришёл, а я всё не спал. Но сон взял своё, я уснул, хотелось бы, чтобы без сновидений, но не так-то было.

***
Ощущение, что просто повис в воздухе, точнее в абсолютном мраке, не знаю, есть ли тут воздух. Тела не чувствую, его нет, ничего нет, вокруг только мгла, и её я стараюсь осветить. Во все стороны из меня выходит жёлто-золотистый свет, лучи его тянутся к темноте, но гаснут в ней, тонут в бессильной попытке зацепиться хоть за что-то, им просто не за что, ничего же нет. Тут от меня отделяется сгусток света, а сам я становлюсь немного тускнея, а сгусток, покружив, резко устремляется вдаль, в самую толщу мрака, я какое-то время ещё вижу остаточный след от него, он ярким шлейфом идёт за ним, но постепенно затухает. Вот сгусток превратился в одну микроскопическую точку, потом в том месте, где он только что был, образовалось светлое пятно. Оно напоминало круг и светилось, только не тем светом, что выделял я, а белым, чисто белым.

Внимательно посмотрев вокруг себя, я всё так же не увидел ничего в непроглядном мраке, ни одного намёка на присутствие хоть чего-то, только тьма. Единственный доступный мне ориентир – это тот светящийся белый круг, он горит всё так же, не теряя свою насыщенность.

Просто так болтаться в пустоте мне быстро надоело, делаю над собой усилие, и круг становится чуть-чуть ближе. Оказывается, я всё же могу двигаться. Может и до этого двигался? Как это определить, если нет ничего, может, сейчас у меня сверхсветовая скорость перемещения, а я этого не чувствую? Постепенно, чтобы занять себя хоть чем-то, начал приближаться к единственному видимому объекту, тому, ну пусть будет, порталу, что создал Фел. Вот вроде как уже мой собственный, а не заимствованный в мире духов внутренний голос всячески намекал, что это очень нехорошая идея, надо сидеть тихо и не отсвечивать, тебя же об этом просили! Но ведь нет, моя душа требовала новых знаний, а пятая точка стремилась к приключениям. Вот когда ещё попадёшь в мир духов? А тут такая оказия!

Не знаю через сколько, пять минут или пять часов, ощущение времени, как и пространства, очень сильно подводило, но всё же мне удалось приблизиться к порталу до такой степени, что умудрился даже заглянуть в него. А там всё играло красками, цветами, переливалось, сливалось, светило, темнело и всё это в абсолютно невообразимых пропорциях и непредсказуемых вариациях. Понять хоть что-то в этом хаосе не представлялось возможным. Я постарался отвернуться и оглядеть ещё раз свой мир. Тьма, тьма, непроглядная тьма, никаких изменений. Вернулся взглядом к порталу – красиво, ярко, затягивает, тянет, зовёт, хочется войти, погрузиться в него, раствориться в этом великолепии. Маленькая точка выделялась из калейдоскопа красок и цветов, она тянула к себе, взглядом выделил её и уже не мог оторваться. Вот точка стала неуверенно двигаться в мою сторону, потом чуть быстрее, потом уже кометой летела целенаправленно ко мне. Я стоял, застывший, и просто любовался, не делая никаких попыток сдвинуться. А зачем? Милая и интересная кроха. Маленький шарик с огромной скоростью ворвался в портал и оказался внутри моего тёмного мира. Увидев мрак, маленький огонёк резко начал сбавлять скорость и, гася инерцию, закружился вокруг меня. Совершив несколько кругов по спирали, каждый раз всё сильнее приближаясь ко мне, шарик в конечном итоге смог остановиться и завис рядом со мной.

– Привет! – Сказал я ему первое, что пришло мне в голову.

Услышав мою речь, шарик немного нервно дёрнулся, но потом успокоился и опять застыл неподвижно.

–Что же ты такое? – опять обратился я к нему, стараясь наладить контакт.

На звуки моего голоса шар опять немного пошевелился, но отвечать или попросту не мог, или не спешил.

Мы какое-то время так и стояли, изучая друг друга, пока, наконец, этот шарик не решился вплотную подлететь ко мне и коснуться того места, что я бы посчитал головой, если она у меня вообще есть в этом мире. Я рефлекторно попробовал закрыть свой разум по методике, как меня учил Фел, но шарик не предпринимал никаких агрессивных действий и в душу мне не лез, хотя через некоторое время я стал ощущать отголоски эмоций, идущих от этого существа – неуверенность, любопытство, озорство, весёлость. Странно, мне всегда казалось, что это типичный набор эмоций маленькой девочки, впервые залезшей на яблоню к соседу на даче в надежде сорвать пару, ну, очень красивых яблок. О-о-о, я смог почувствовать, что моя догадка была воспринята шариком с явным одобрением, мне даже показалось на задворках сознания вдалеке, я услышал лёгкий девичий смех.

– Так ты все же копаешься у меня в голове! – с возмущением выкрикнул я.

Шарик отскочил от меня на некоторое расстояние и, уже явно веселясь, начал кружиться передо мной.

– Ах ты, проказница! – в сердцах выкрикнул я и начал стараться схватить эту уже бесспорно маленькую гостью в моем мирке.

Шарику это доставляло огромное удовольствие, явно издеваясь над моими безуспешными попытками схватить её, она то подпускала меня к себе, то удалялась, играя со мной, таким большим и неуклюжим. Надо отметить, что это, конечно, всё было очень странно и попахивало безумием, но мне очень нравилось, и я от всей души веселился.

Вот в самый разгар нашего веселья, как это и бывает, я краем глаза заметил, что портал вдруг мигнул.

– Что такое? – от неожиданности я резко остановился и уставился на портал.

А там было на что посмотреть! Из портала лезло нечто тёмное, что своей тушей и закрыло его в момент перехода. Чёрное облако почти полностью было незаметно на фоне темноты моего мирка, и если бы оно в момент перехода не загородило собой портал, я запросто мог бы его и пропустить. Вглядываясь в то место, где должно было находиться это облако, мне удалось различить едва заметный контур, не явно очерчивающий его границы, а также увидеть, что изредка в нём проступают кроваво-красные огоньки.

Вся моя весёлость испарилась, на её место пришёл липкий, обволакивающий сознание страх! Что делать с этим!? Я даже представить не могу, что ему противопоставить, а в мирные намерения незваного гостя совсем не верилось. Шарик полностью разделял мои чувства, так как, казалось, немного сжался и прижался ко мне, как бы прося защиты.

В зарождающейся панике и подстёгиваемые страхом мои мысли хаотично метались в голове. Что можно предпринять? Стараться воздействовать своим непонятно чем – глупо, у меня даже нет рук, только квинтэссенция моего сознания, что парит в нечто моего мирка и ярко отсвечивает. Меч мне бы сейчас, наверно, пригодился, но тут нет ничего, кроме меня и шарика! А облако довольно быстро приближалось, вот оно уже ощутимо сократило между нами расстояние и, кажется, всё ещё больше ускоряется. Прочь от него, прочь!

Я начал со всей доступной мне скоростью пытаться оторваться от облака, выжимая из себя всё, на что был способен, стараясь удалиться от него как можно дальше, шарик держался рядом со мной, всё ещё в надежде найти у меня укрытие. К огромному моему ужасу, та скорость, какую мог выдать я, не шла ни в какое сравнение с тем, как двигалось облако. Расстояние между нами очень быстро сокращалось. Надо что-то предпринимать и срочно, эту гонку мне не выиграть!

Всё ещё стараясь отступить, я начал пробовать творить волшбу из того скудного арсенала заклинаний, что доступны мне. К огромному моему облегчению, это у меня даже получилось! Спасибо большое Фелу, что научил меня мысленно собирать конструкт заклинания, а не использовать «костыли» в виде пасов руками, ногами, плечами и прочими частями тела, которые так любили задействовать мои коллеги с начальных курсов, боюсь, в текущем состоянии мне это сделать было бы весьма затруднительно. Быстро развесив светлячков на пути движения облака, к своему ужасу, я увидел, как оно, полностью игнорирует это импровизированное препятствие, несётся прямо сквозь светлячков, легко впитав их в себя, причём, это никак не сказалось на скорости его перемещения. Начинаю пробовать всё, что умею, свежеизученный луч света, войдя в самый центр облака, немного его подсветил и, собственно, всё. Заклинание ужаса, что я направил в эту всё приближающуюся тёмную кляксу, также не принесло никакого заметного эффекта. Мне осталось последнее, кастую своё собственное облако тьмы, центром заклинания выбрав точку пространства, где сейчас находился, вешаю на себя скрыт и стараюсь отпрыгнуть как можно дальше под углом в девяносто градусов от того курса, каким двигался до этого. Увы, всё напрасно, этим трюком не удивил никого. Шарик полностью повторил траекторию моего движения, а существо, что неслось на меня, слегка подкорректировало своё движение, явно не будучи хоть сколько-то обманутым моими манипуляциями или просто наводилось не по мне, а по шарику.

До несущегося прямо на меня существа осталось пара метров. Я отчётливо уже видел красные огоньки, что иногда появлялись внутри него, но это не походило на горящие глаза или ещё что-то в этом духе. Это были просто багровые искры, ассоциировавшиеся у меня в этот момент с каплями крови убиенных ранее им жертв, по какому-то выверту существа не поглощённые полностью, а оставленные как напоминания о загубленных душах. Полностью отдавшись во власть ужаса в момент неминуемой гибели, я сжался и постарался закрыть собой маленький светлый шарик, что провёл рядом последние мгновения моей жизни. И даже это мне не удалось, из облака вырвалось тёмное щупальце, оно обогнуло меня и врезалось в маленький светлый комочек счастья, и жадно, мне показалось, даже с чавканьем его поглотило. А через мгновение, облако накрыло и меня, полностью отрезов от моего внутреннего мира и растворив в себе…

Глава 4 – Поход

«Просыпайся уже и прекрати орать!»

Спокойный и уверенный, может, капельку раздражённый голос Фела, разбудив меня, отчётливо прозвучал в моей голове.

Лёжа в своей кровати и весь в поту, я ошарашено огляделся по сторонам и встретил взгляд Мавия, что с беспокойством смотрел на меня.

– Кошмар? – поинтересовался он.

– Типа того, – поддакнул я приятелю.

– Бывает, – спокойно прокомментировал он, – особенно у тех, в ком живёт тьма, говорят, это свойственно вашему брату.

– Тебя как будто кошмары никогда не мучали?

– Не-а, – беззаботности Мавия можно было поразиться.

– Вот и радуйся! – ставя точку в этом идиотском разговоре, произнёс я.

«Фел, что это сейчас был за сон такой, твой мир духов?» – посчитав разговор с Мавием оконченным, я обратился за объяснениями к своему фамильяру.

«А что ты видел?»

Сперва сбивчиво, но потом всё больше уверенней, понимая, что всё уже позади, я пересказал Фелу всё, что сейчас со мной произошло. Причём, помнилось всё очень отчётливо, каждая деталь, как правило, со мной настолько чётких воспоминаний по пробуждению не бывало, ну, или очень редко. И всё равно они потом очень быстро забывались, но в этот раз я очень сомневался, что смогу хоть что-то забыть.

«Понятно» – буднично сообщил мне Фел, когда я закончил свой пересказ.

«Что тебе понятно?»

«Всё!» – безапелляционно заявил он.

«Так просвети, мне вот ничего не понятно, что это был за монстр, тот что меня по сути поглотил?»

«Это был я»

«Чего?» – моему удивлению не было предела, – «то, чёрное страшное существо с красными вкраплениями был ты? Ты же был ярким приятным огоньком, что отделился от меня, как ты мог стать настолько чуждым и очень страшным, да ещё и чёрным?»

«Когда отделялся от тебя, я был перенасыщен именно твоей энергией, а когда возвращался, уже нет, а выверт твоего сознания нарисовал меня таким вот страшненьким. Ещё раз повторюсь, так нарисовало меня твоё сознание, сам себя я вижу абсолютно другим!»

«Стоп, а тот светящийся шарик, с которым играл, это было что такое?»

«Маленький, молоденький, глупенький дух. У вас их называют пикси или феями. Видимо, у вас было какое-то сродство с этой феей, а ещё у неё был куцый мозг! Это ещё раз говорит о её неопытности. Это надо же было полностью проигнорировать все мои отметки, оставленные на тебе, и, начихав на них, войти в твоё внутреннее пространство!!!»

«Ты сожрал МОЮ пикси?!!»

«А зачем тебе этот недалёкий паразит?»

«В смысле паразит?»

«В прямом, феи создают в твоей голове образ этакого счастья, а потом питаются эмоциями, как условно светлые существа они активно потребляют данный тип эмоций и вызывают у недалёких умом созданий эффект ми-ми-ми-шности к себе»

«Ты лишил меня счастья!!» – в сердцах выкрикнул я.

«Отнюдь, тебе надо такое счастье? Легко! В вашем мире, насколько я знаю, есть тяжёлые наркотики, они даруют эффект счастья сильнее, чем феи, ты будешь очень счастлив, и плевать, что со стороны выглядишь пускающим слюни идиотом, ты же счастлив! Фея сделала бы всё то же самое. Ну как, хочешь быть счастливым?»

«Утрируешь» – буркнул я, не очень вдохновлённый перспективами такого счастья, – «зачем ты её сожрал? Мог бы просто выгнать»

«Оставив потенциального паразита, к коему у тебя явная склонность? И эта пикси залезла в зону, помеченную МНОЙ, такое прощать нельзя!»

«Кстати, об этом, ты понаставил меток, что я – твоя собственность?»

«Типа того»

«Звучит обидно»

«Это должно было тебя защитить от слабых духов, если они, конечно, дорожат своим существованием, более сильным на это плевать, но простеньких отпугнёт, а от совсем уж глупых ты должен был защититься сам, но, как я и подозревал, ты даже на это не способен»

«Давай сменим тему, Фел. Поясни, почему в моём внутреннем мире так темно и пусто?»

«Ты слеп, глуп и туп! Поэтому у себя же внутри ничего не видишь, хотя это ТВОЙ мир, ты в нём бог, ты можешь творить в нём всё, что угодно, но нет, у тебя там глухо и пусто. Максимум до чего ты додумался, это использовать свои фонарики, хотя там нет ограничений, и в своих грёзах ты всесилен»

«Сразу нельзя было это объяснить? Что ты вообще на меня так разорался?»

«Стоило мне оставить тебя ненадолго и вуаля, ты уже попал под обработку пикси, и это, несмотря на то, что находился на своей территории и в своих грёзах, всё, что я тебе говорил про контроль и защиту, ты просто проигнорировал. У меня сработало оповещение – к тебе кто-то наведался, и я на всех парах летел к тебе, думая черт знает чё!»

«Ты за меня испугался? Как мило…»

«Не говори ерунды, я думал, придётся опять искать вменяемого носителя, и все труды последнего времени пойдут насмарку, кстати, я всё ещё думаю, может, и правда поискать вменяемого носителя, и чёрт с ним, с этим временем?»

«Язвишь, уже хорошо, Фел, а по нашему делу, тебе удалось найти Запрудного?»

«Нет, максимум, что нашёл интересного, это примерный район скопления довольно сильных духов. Мы, как ты, возможно, догадывался, всё больше одиночки, а там их не меньше десятка, подозрительно»

«Далеко?»

«Примерно, в паре дней на северо-восток от столицы»

«Ну, хоть что-то, надо будет проверить. И это, спасибо, Фел, ты на меня не серчай, всему научусь или глупо погибну, но первый вариант всё же предпочтительней»

«Учись, не тормози, и, возможно, у тебя появится время хоть чего-то добиться»

На этом мы и закончили наш эмоциональный, но от этого не менее интересный диалог. Мне надо было всё обдумать, и, разумеется, не стоит упоминать, что уснуть я больше не смог, да и до рассвета оставалось не много, так что сон на сегодня окончен.

***
– Стеслав, я тебя правильно понимаю, что ты просишь отпустить тебя, желательно с твоим десятком, на зачистку поселения одержимых и выделить экзорциста для проведения соответствующего ритуала очищения?

Сказать, что отец Инекин был ошарашен моей просьбой, этого мало. Я вообще первый раз его видел столь удивлённым, обычно он холоден и явно меня недолюбливает. Понимаю, что идти к нему, возможно, не самая лучшая идея, но мне кажется, она является самой правильной в сложившейся ситуации. Посудите сами, с того момента, как мы с Фелом погружались в мир духов, прошла уже неделя, за это время силами клана «Серебряных пик» была проведена серьёзная разведывательная работа. Они ответственно отнеслись к взятым на себя обязательствам по поиску Антона, это было понятно ещё тогда, когда они мелким «гребнем» прочёсывали Святград. В дальнейшем, когда была получена дополнительная информация от Фела о возможном местонахождении искомого объекта, Пик также ответственно приступил к разведке. В предполагаемый район поисков были направлены члены клана с той же целью, с которой они работали в Святграде. А именно, пройтись по всем населённым пунктам в том районе, подмечать странности, расспрашивать имеющихся там игроков и покутить в тавернах, стараясь собирать местные слухи. Всё это было «заправлено» легендой, что клан набирает рекрутов в свои ряды с целью расширения зоны влияния. Кстати, Пик всерьёз так и начал делать, так что легенда быстро стала действительностью, но поскольку это не вредило основному делу, никаких возражений с мой стороны не было. Развёрнутая компания дала результат, ряды «Серебряных» пополнились новобранцами из тех, что не захотели жить в столице и осели в близлежащих деревнях и в одном городке средненького размера, ну, а главное, мы нашли Антона! Нашли не сразу, через слухи, дескать, в таком-то районе стали пропадать не только скот, но и различные путники, и та окрестность стала набирать плохую славу у местных. В центре этого района была захудалая деревушка, вот в ней был найден и опознан искомый объект. Боясь спугнуть его, я строго-настрого запретил развивать хоть какую-то деятельность в данной деревне. Сам я, разумеется, как и Пик, не покидал всё это время Святград, но через главу «Серебряных» был в курсе результатов разведки, а тот, в свою очередь, руководил операцией по амулету дальносвязи – аналог функции моего амулета, но только работающий исключительно как сМагфон. Штука дорогая, но клан уже был настолько развит, что ключевым офицерам, работающим в «поле», мог такое выделить.

Все представители Серебряных Пик были отозваны от деревушки, но на дорогах, ведущих к ней, были выставлены наблюдатели от клана, фиксирующие, кто проехал по ним и в какую сторону. Собственно, за три дня наблюдения таковых не оказалось. Это внушало уверенность, что Антон ещё там.

Всё тщательно обдумав, пришёл к выводу – медлить нельзя, надо действовать, иначе возможность спасти объект будет упущена. Но как я мог самостоятельно действовать, будучи рекрутом Проотца-защитника? Вывод, если не планирую дезертирства, а это меньше всего входило в мои планы, то необходимо заручиться поддержкой со стороны начальства своего ордена, да и с экзорцистом вопрос ещё был открыт, а тут достигну сразу обеих целей, может, и ещё чем помогут. Разумеется, в данном случае, придётся раскрыть своё происхождение как иномерянина, иначе как объяснить мою осведомлённость и настойчивость в данном вопросе, но я давно уже понял, что моя тайна – это «секрет Полишинеля», то есть о ней не знает только ленивый.

– Вы всё поняли верно, – отвечаю я на вопрос, заданный Инекиным, – вы же сами понимаете, как важно разобраться с одержимыми. Всё, что я от вас прошу, это отпустить меня и мой отряд на несколько дней для решения этой проблемы.

– Молодой рекрут со своим десятком таких же рекрутов решил задержать группу одержимых живьём, что развивалась неопределённое время, и обладает неизвестным потенциалом, а после задержания в полевых условиях провести ритуал очищения? – в голосе Инекина я чётко услышал скепсис.

– Не совсем так, у меня будет ещё поддержка моих друзей, что также будут участвовать в этой операции.

– Ты планируешь привлечь к этой операции ещё и посторонних? И много?

– Примерно ещё пятьдесят бойцов.

– Ого, сколько у тебя друзей! Откуда столько, и вообще, откуда информация?

– Это мои соратники из, из – я собрался с духом, – из иномерян. Среди одержимых есть иномерянин, что очень важен для нас, именно его мы хотим спасти и провести обряд очищения. Информация получена силами моих друзей, но сами они не справятся, нужен экзорцист.

– Понятно, ты хоть представляешь, какой важности эти сведения? Подумать только, в деревне, что в паре дней пути от столицы обосновалась группа одержимых, давно такого не было. – Инекин, задумчиво притупил взгляд, явно планируя дальнейшие действия. – Я немедленно доведу эту информацию до главы ордена, такие сведения мы не можем оставить без внимания. Жди решения, свободен!

– Есть, – выпалил я, и, развернувшись, вышел из кабинета.

***

К моим сведениям в ордене отнеслись всерьёз, я бы даже сказал очень всерьёз. На следующее утро я в составе около сотни полноценных членов ордена Проотца-Защитника выехал в сторону деревушки с одержимыми. Перед началом операции Инекин вызвал меня к себе и ясно дал понять, что если всё обстоит именно так, как я описал, то это, мягко говоря, не мой уровень. В связи с этим мне строго-настрого запретили вмешивать своих друзей или других рекрутов в это дело. Меня с собой берут как связного с наблюдателями Серебряных, так как они в настоящий момент уже находились на месте и могли оперативно сообщить, если что-то поменяется в обстановке пока отряд в пути. Ради выполнения этой функции один из ветеранов-Защитников, входящий в наш отряд, научил меня, как использовать мою звезду мага для связи с амулетом Пика. До этого я мог связываться только с другими магами, а вот с Пиком никак, он не наделён магическими способностями, а взаимодействовать с его амулетом у меня не получалось и мне приходилось каждый день общаться с ним лично. Всё дело оказалось в определённых нюансах. Таких тонкостей я просто не знал, и, как только научился, первым делом связался с Пиком и коротко разъяснил ситуацию.

– Стэс, ты держишься с нами, в арьергарде и не вмешиваешься, – услышал я речь командира нашего отряда перед самым началом операции по захвату одержимых, – когда деревню возьмём под контроль, тогда сможешь и показать, кто тебе нужен для ритуала очищения. С остальными одержимыми возиться не будем. Всё понятно?

– Так точно, – чётко отрапортовал я.

Инекин обещал, что в нашем отряде будет несколько Защитников, умеющих проводить обряд очищения в полевых условиях, подозреваю, что руководство ордена благоразумно не захотело портить отношения с иномерянами из-за такой мелочи и решило оказать содействие в проведения ритуала значимого для нас лица. Именно на что-то такое я и рассчитывал два дня назад, начиная разговор с Инекиным.

До окрестностей интересующей деревни наш отряд скакал весь день и часть ночи. Это был изматывающий для меня марафон, и, не смотря на явные успехи, что мне удалось достигнуть за период тренировок в ордене Защитников, всё ещё вынужден был затрачивать большое количество сил, чтобы просто держаться вровень с бывалыми ветеранами. Это они скакали непринуждённо и неутомимо, лично я такими показателями в верховой езде похвастаться пока не мог.

Наш марш-бросок был окончен, когда достигли деревни, находящейся по соседству с той, где был обнаружен Антон. Отдохнув, если эти пять часов, проведённых в деревне можно назвать отдыхом, мы выдвинулись дальше. Наблюдатели Серебряных сообщали, что за всё время движения в сторону или из стороны, интересующей нас деревни, не было. Это внушало оптимизм.

Примерно в километре от деревни командир отдал приказ остановиться. От нашего отряда отделилась часть Защитников и по большой дуге стала обходить деревню с обеих сторон. Как я понял, их целью было окружить деревню, а также перекрыть вторую дорогу, что выходила из неё и находилась на противоположной стороне поселения. Выждав условленное время, основные силы нашего отряда направились в сторону деревушки. Как мне и приказали, я держался возле замыкающих. Среди опытных ветеранов, облачённых в полноценную боевую амуницию Защитника, прикрытую белыми плащами с символом Проотца, я в своей одежде рекрута выглядел чуть ли не туристом на боевой операции, по сути каким и являлся.

Несмотря на то, что утро уже наступило, в самой деревне и в близлежащих окрестностях не было замечено хоть какого-либо движения. Это было странно, деревенские они все работящие, и в это время уже должны были выгонять скот на пастбища или выходить работать в поле, что виднелось чуть в стороне, ну или хотя бы проявлять какие-то иные признаки жизни, что я наблюдал в деревнях до этого. Но тут было всё тихо, я даже не слышал лая собак, а уж они всегда являлись спутниками таких поселений. Более того, несмотря на то, что дома выглядели ухоженными, а деревня не производила впечатления покинутой, не было заметно ни одной чадящей трубы, готовить-то они себе что-то должны?

Всё резко изменилось, стоило основным силам нашего отряда войти в деревню. Как только мы миновали первый дом, в передовой отряд ударил разряд самой настоящей молнии. Она рикошетом прошлась сразу по десятку бойцов, бессильно искрясь по явно зачарованной броне, и, не причинив видимого вреда, разрядилась в землю. Защитники пришпорили коней, и отряд влетел на центральную улицу, стараясь ворваться в самое сердце линии обороны, что проходила пока непонятно где. Меня взяли в кольцо из членов ордена, прикрывая от возможных последующих атак. И это было сделано очень вовремя, со всех сторон на нас обрушился настоящий град из боевых заклинаний. Тут были всё те же молнии, огонь, вылезающий алыми языками из земли, порывы ветра, стремящиеся сбросить всадников, парочка ледяных копий, что были ловко приняты на щиты и что-то ещё, мне не удалось даже понять и половины магического арсенала, обрушенного на нас. Через несколько мгновений всё прекратилось. Стихийная волшба не принесла видимого вреда зачарованной амуниции, благословлённой Проотцом. Никогда не мог предположить, что магия будет настолько бессильна перед войнами Проотца, невольно проникся уважением к ордену, в котором сам и состою уже несколько месяцев. Одно дело слышать байки, рассказанные в казарме и обильно сдобренные религиозным фанатизмом, и совсем другое видеть всё своими глазами.

«Фел, а магия совсем не берет Защитников?» – обратился я к своему фамильяру, так как отвлекать кого-то ещё в боевой ситуации мне показалось глупо, а разъяснения хотелось услышать прямо сейчас.

«Очень даже берёт, они такие же люди, как и все остальные»

«Но почему после такого швального огня у нас нет потерь?»

«Аура отчуждения, гасит любые магические эманации, а наш отряд полностью ей прикрыт, Защитники имеют огромный опыт противостояния с магами и соответствующие контрмеры у них давно разработаны»

«Получается магией нас не взять?»

«Ну почему же, аура отчуждения поддерживается амулетами, что давно бы уже разрядились, если бы не постоянная подпитка маной силами самих Защитников. Обрати внимание, твой сосед как раз этим и занимался и на лицо у него все признаки магического истощения»

Я внимательно посмотрел на всадника, что был передо мной и прикрывал меня с одной из сторон. А его, действительно, сильно пошатывало, он с трудом держался в седле, лицо было бледным, и сам он периодически заваливался в бок, но держался больше на твёрдости духа, чем тела, хотя видимых повреждений у него не было.

«Фел, а где противник, почему никого не видно?»

«А как такового противника тут нет, это была заранее заготовленная магическая ловушка, предполагающая как раз такие действия нападающих, что мы и продемонстрировали. Если бы тут был кто-либо другой, а не ветераны ордена Защитников, то этого бы вполне хватило любому нападающему, тем более конному отряду. Сам как думаешь, какие кони могут пережить такой фейерверк? Только специально обученные именно на такие случаи, даже попоны на лошадях защищены от магического воздействия и зачарованы, помимо всего прочего, ещё и на усмирение животных»

«Не думал, что тут будет всё настолько серьёзно, нас бы с Пиками раскатали на подходе»

«И не сомневайся, кстати, ещё ничего не закончено, это была только проба сил, наслаждайся, будет что вспомнить, если выживешь»

«Ты как всегда, успокоил. Как думаешь, что будет дальше?»

«Не думаешь, а знаешь, ваш командир только что отдал приказ твоему коллеге с тёмным даром просканировать дома на предмет обнаружения живых или условно живых, ты бы, если бы поменьше болтал, сам тоже это мог услышать»

Обратив, наконец, внимание на то, что происходит вокруг, я заметил, что один из Защитников, не слезая с коня, делает странные пасы руками, а за его ладонями тянется видимый тёмный шлейф остаточных эманаций. Где-то глубоко внутри меня появилось ощущение родства с высвобождаемой от него энергией, и я невольно мысленно потянулся к этому источнику, но не с целью испить из него, а больше с мыслью хоть как-то поддержать и помочь, вложить толику и моих сил.

Резко прекратив свои пасы, только что колдующий Защитник остановился, развернулся ко мне, посмотрел прямо в глаза, и в них я прочёл недовольство.

– Живые только там, – произнёс он, обращаясь к командиру отряда и указывая рукой в самый центр деревни. – Не более полутора десятка, больше никого не чувствую. Все дома в округе пусты.

– Выдвигаемся, – произнёс командир, и мы шагом, не спеша, пошли дальше, следуя указанному направлению.

Глава 5 – Проклятая деревня

Двигаться по мёртвой деревне было жутковато. Сразу вспомнились все фильмы ужасов разом, что мне довелось посмотреть за свою жизнь. То тут под порывом ветра скрипнут ставни, то там хлопнет дверь, опять же от сквозняка, а у меня всё внутри переворачивается, нервы на пределе, дёргаюсь от каждого звука. В этой неестественной для деревни тишине любой шум кажется зловещим и несущим угрозу. Особенно остро это ощущалось от того, что наш отряд двигался максимально бесшумно, ни одного слова, ни одного резкого звука даже со стороны всадников, никакого скрипа-скрежета от амуниции, казалось, даже шаг коней стал едва слышим. Или это не казалось? Может опять магия? Как в таких условиях быть спокойным? Нас явно заманивают в ловушку, а мы идём себе как на прогулке!

Но эта нервозность касалась только меня. Защитники не выглядели хоть чем-то обеспокоенными. Лица без эмоций, некоторые даже слегка скучающие, для них это рутинная работа, было ясно, что они делали это сотни раз и были уверены, что сделают ещё столько же. Внимательно осматривая окрестности, мы не спеша продвигались к центру деревни с уверенностью профессионалов, спокойно, размеренно, буднично.

«Мне бы такую уверенность», – в сердцах произнёс я. На это моё мысленное высказывание Фел тактично промолчал, если, слово «тактично» применимо к этой язве.

Проехав ещё некоторое время, и максимально приблизившись к центру деревни, нами был получен приказ-жест от командира отряда, однозначно интерпретируемый как «стоп отряд». Если точнее, то до центра оставалось буквально пара домов, и он вскоре должен был стать видимым из-за стены крайнего дома. Лёгкий взгляд командира в сторону мага, что до этого сканировал местность, и тот начинает повторять свою процедуру по поиску живых. В этот раз я благоразумно решил не вмешиваться в работу профессионала, цель нашего визита уже очень близка.

Как и до этого, лёгкий тёмный шлейф опоясал ладони мага и потянулся едва заметной дымкой во все стороны, сканируя всю округу, а не только то, что находилось впереди, но и это видимое проявление волшбы быстро развеивалось и буквально в метре от мага уже полностью становилось невидимым. Через несколько секунд от начала действия мага, я ощутил сильнейшую головную боль, чья-то сила ломала мои ментальные барьеры и вламывалась в моё сознание крайне насильственно и грубо. Было больно, очень больно. Мой череп, казалось, начал раскалываться от давления извне, а острые иглы впивались мне в мозг, и одновременно мозг пытался взорваться изнутри, будто ему стало тесно в моём черепе. Обхватив голову руками, я попытался заорать, но не издал ни звука, как рыба в воде открывая и закрывая рот, но при этом не произнося ни слова. Ещё мгновение и боль резко отступила, ослабив свои объятия, хотя полностью не ушла, отчётливо ощущалось жжение в висках и давление в затылочной части, но уже не идущее ни в какое сравнение с тем, что было до этого.

«Грегу`Тар`Сар! Можешь подчинять слабаков, но убирайся прочь от этого разума!» – это явно был голос Фела, отчётливо и властно прозвучавший в моей голове. Какая мощь! От моего язвительного фамильяра не осталось и следа, это был не голос, а раскат грома! Такой голос мог принадлежать только очень сильной и древней сущности, зная, что Фел таковым и является, я даже не представлял насколько. Одно дело знать, а другое прочувствовать это на себе. Но голос, что вторил ему, был не менее жутким.

«Шизатар`Гормун`Фел! Что ты делаешь среди святош? Ты всё же решился на предательство своей расы?»

«Это ты предаёшь свою расу, Сар! Этот мир тебе не по зубам, своими действиями именно ты вынудил местных открыть охоту на наших братьев. Именно из-за тебя началась Святая война, именно в ней нас начали массово сжигать на кострах, и развеивать сущности наших товарищей. Сколько твоих соратников было убито по твоей вине? Скольких их ты лично поработил ради своей цели покорить этот мир?»

«А ты решил прогнуться под него? Шизатар`Гормун`Фел, тебе ли не знать, насколько они слабы? Они рождены в телах рабов для таких, как мы, и должны жить и умереть рабами! И никак иначе!»

«Эти «рабы» успешно противостоят тебе и твоим прихвостням и будут дальше это делать. Тебе не удалось однажды покорить их, чего ты добиваешься? Окончательной смерти всех наших братьев, кто пришёл на этот план?»

«Всё, что я хочу, это чтобы мы заняли причитающееся нам положение по праву сильного!»

«Ты уже занял своё место в этом мире! Твоё место – изгой!»

«Это ненадолго, поверь мне, зато ты, смотрю, со своим местом точно определился – раб рабов! А мог бы достичь величия!»

«Я его и достигну, но явно не с тобой и твоими методами! Убирайся!» – последнее слово Фел пророкотал с такой силой, что это уже был не гром, а подавляющая и всё сметающая мощь в чистом виде!

После этого я ощутил, как давление на мой разум окончательно пропало, наконец-то, мне удалось вздохнуть свободно.

«Фел, а что это …»

«Не сейчас!» – Фел резко осадил меня, в его голосе чувствовалась ярость и отголоски той мощи, что была секунду назад, поэтому я решил благоразумно заткнуться и обратить внимание на происходящее вокруг.

Собственно, особо ничего не поменялось, никто даже не заметил, что внутри меня происходил разговор двух сущностей. Мне удалось поймать на себе парочку заинтересованных взглядов, связанных с моим странным поведением, но на этом и всё. Как только они увидели, что я начал вести себя адекватно, интерес ко мне тут же пропал. Защитники переключили внимание на командира, он как раз принял невербальный отчёт от мага, производившего рекогносцировку, и показал жест, означающий начало движения.

Отряд шагом двинулся вперёд. Буквально через несколько десятков метров нам стал виден центр деревни. Он представлял собой достаточно просторную площадку, на которой, судя по аналогии с другими деревнями, в былые времена останавливались торговые повозки, обеспечивающие деревню необходимыми товарами из города и скупавшими продовольствие, производимое местными. Но в настоящий момент торговых повозок было не видно, зато было видно кое-что другое, от чего мне тут же стало дурно.

По центру площади была нарисована огромная пентаграмма, вписанная в другую многолучевую звезду в круге и со странными рисунками внутри. На конце каждого из лучей звезды, по всему контуру опоясывающего её круга, были воткнуты шесты, и на каждом, как куропатка на вертеле, весели проткнутые насквозь люди. Судя по остатку одежды на них, это были бывшие жители данной деревни. Ни одно тело на шесте уже не подавало признаков жизни, но кровь багровыми каплями по шестам стекала к звезде и дополняла рисунок. Пентаграмма и звезда явно были написаны кровью этих жертв, причём размеры были таковы, что на создание подобного рисунка потребовалось бы умертвить не менее полусотни жителей, что значительно превышало количество лучей звезды. Неужели вся деревня была принесена в жертву ради создания этого??? Немного в стороне я заметил гору из искромсанных тел оставшегося населения. Руки, ноги, туловища, всё было перемешано и все части тел имели глубокие надрезы, но они уже не кровоточили, видимо, полностью отдав содержимое своих вен. Моё лицо сильно побледнело, но я держался из последних сил, чтобы ни вывернуть на дорогу содержимое своего желудка.

На противоположной от нас стороне площади был заметен с десяток людей, одетых в тёмные до земли балахоны с капюшоном, полностью скрывающие лица и фигуры их носящих. Стоило нашему отряду появиться в поле их зрения, как «балахонные» вскинули руки кверху и запели речитатив, звучащий как бессмысленный набор слов. Но, судя по той интонации, как они выделяли каждое слово, для них смысл был. В следующий миг мне стало понятно, что я тут вообще единственный, кто ещё не осмыслил происходящее. Самое первое, что сделал наш отряд, выйдя на площадь, это дал дружный залп из луков и магии в сторону «балахонных», а парочка магов из центра строя осенила нарисованным прямо в воздухе символом Проотца всех Защитников. На мгновение нас накрыл сияющий золотым цветом купол, он вспыхнул и растворился, оставив после себя удивительное ощущение бодрости и прилива сил.

Целый рой стрел, как классических, так и магических, полетел через начерченную на земле фигуру в сторону «балахонных», но стоило им достигнуть её границы, как этот рой врезался в силовой барьер, окутавший рисунок. Барьер легко поглотил часть снарядов, а остальное отразил, и стрелы бессильно разлетелись в разные стороны, потеряв свой убойный потенциал.

– Обходим фигуру с обеих сторон, демонопоклонников валим наглухо! – это выкрикнул командир и первый ринулся вперёд.

Отряд разделился и попытался обойти рисунок согласно полученным указаниям. Но время на это нам не дали. Ярко вспыхнул кровавый рисунок в самом центре звезды и вписанной в неё пентаграммы, появился огромный демон под три метра ростом. Красная кожа, увитая двумя рогами голова, пропорциональные телу кожаные крылья за спиной, выпирающие из пасти клыки, и чудовищных размеров двуручная секира в руках, обвитых канатами мышц. Всю эту картину классического призыва Инфернальной сущности дополнял желтоватый дым, стелющийся по земле, исходящий от центра пентаграммы, и сильный запах серы от него. Демон издал горловой рык, и тут же под его ногами из дыма материализовались здоровые псы с горящими глазами от метра до полутора роста в холке, с капающей белой пеной из пасти в количестве не менее двух десятков.

– Это прорыв Инферно, – прошептал скачущий рядом со мной один из защитников, – Лорд с гончими!

Демон все так же стоял на месте, а вот гончие ринулись к нам, оскалив свои пасти. Самое отвратительное, что за первой волной гончих материализовалась вторая. В течение пары секунд количество собачек удвоилось, и не факт, что на этом всё.

– Собрать защитный строй! – Голос нашего командира пронёсся над площадью. – Планомерное отступление вглубь улиц! Заградительный огонь по готовности!

Чёткость и слаженность исполнения команд были на высоте. Вот только что мы разделялись на два потока, собираясь обойти круг призыва, а через мгновение опять стали единым слитным отрядом. На передний план строя вышли копейщики, не спешиваясь, приняв на пики первую волну гончих. Рядом с каждым копейщиком оказалось по мечнику. Благодаря преимуществу высоты положения конного бойца им удалось относительно свободно добить тех гончих, что смогли прорваться через ряды выставленных пик. Не возникло никаких сомнений в проработанности данной тактики именно против такого противника, эффективность нашего отряда поражала. Первая волна была отбита практически без потерь, а вторую встретил залп дальнобойных атак ещё на подходе, как только демон проявился, окутывающий фигуру призыва барьер исчез, сияние линий прекратилось, видимо, отдав все свои силы на проявление Лорда, и наши снаряды успешно поражали гончих прямо в его границах. Сие действие существенно снизило резвость собачек. В результате остатки псин, сумевших все же дойти до строя копейщиков, были успешно им упокоены, в данном случае мечники в бой практически не вступали.

Приказ командира изначально подразумевал помимо защитного построения и отход с площади обратно к улице. Эта часть мне была не совсем понятна. Зачем? Мы же атаку успешно отбили? Но приказы не обсуждаются, поэтому, когда натиск гончих стих, мы отступили. Увы, но вскоре всё встало на свои места. Первая атака собачек была только прелюдией к полноценной атаке. В результате того, что гончие нас задержали на некоторое время, Лорд-демон получил пару минут на сотворения магии призыва, в этот раз уже кого-то посерьёзней. Тут и там начали вспыхивать на площади алые арки порталов, а из них уже появлялись демоны всевозможных видов и размеров. Тут не было только аналогичных по размерам и мощи самому Лорду, в остальном это был полный зоопарк на все вкусы демонической индустрии. Сперва из порталов выскочили бесята, что тут же сделали дружный залп магической атаки в сторону нашего отряда. Как и ранее с магической ловушкой данная атака была успешно отражена нашей аурой отчуждения. Вслед за бесами показались уже настоящие демоны, имевшие не только металлическую броню, прикрывающую их тела, но и вооружённых колющими и режущими предметами угрожающей наружности – топоры, пики, мечи, алебарды и прочее-прочее. Вся площадка быстро заполнилась тяжёлой пехотой, что под дружественные тычки древком секиры и завывания Лорда-демона начала формировать подобие строя, оттеснив бесов на задний план. Но и это было ещё не всё. Из портала вышли суккубы, видимо, выполнявших в демоническом легионе роль поддержки, так как над площадью с их появлением стали зажигаться всевозможные ауры усиления демонического легиона и доставляющие лично мне определённые неудобства своими отголосками, долетающими до нас. Эти ауры действовали даже через нашу собственную ауру отчуждения едва заметными темно-алыми рваными кусками, частично пробивая её и выпивая мои силы. Волнами начала накатывать усталость, что также не добавляло мне приятных ощущений и заставляло отступать вглубь отряда, прикрываясь спинами своих товарищей, что имели экипировку нечета моей и могли с лёгкостью игнорировать всплески демонических аур. Завершительным аккордом из портала стали вылезать уже летающие демоны. Они выглядели не столь мощно, как вышедшие до этого пехотинцы, но сам факт того, что они свободно держались в воздухе, уже являлся малоприятным и не сулил нам ничего хорошего.

Общая численность появившегося демонического легиона превышала наши силы в несколько раз, и какого было моё удивление, когда вместо логичного, на мой взгляд, приказа на отступление, прозвучал радикально противоположный «Атака!». Я опять недооценил опыт и профессионализм Защитников. Пока легион выходил из порталов, часть нашего отряда, что до этого обходила деревню, взяла площадь в кольцо. На каждой крыше, в каждом окне близлежащих домов я увидел своих соратников по ордену. Мощь истинного совокупного удара отряда была огромной. Демонов, что парили над площадью, сдуло в первые же мгновения. Если быть точным, их тела оказались весьма хрупкими, и они не пережили общего залпа, производимого из всевозможных направлений. Зачарованные святой магией стрелы рвали в клочья их тела, не говоря уже о перепончатых крыльях. С наземными же силами легиона всё было не столь радужно. В тяжёлой пехоте оказались не только атакующие юниты, но и классические «танки», прикрытые огромными щитами. На них они и приняли наш залп, успешно закрыв собой всю остальную демоническую братию.

Приказ атаки прозвучал? Прозвучал! Весь отряд Защитников, только что отошедший с площади, начал набирать разгон с целью конным наскоком пробить строй демонов и переломить исход боя в нашу пользу. Я вытащил меч, покрепче сжал его эфес и начал набирать разгон, наряду с остальными Защитниками собираясь если и не победить, то подороже продать свою жизнь в бою с этими исчадиям ада.

– Тпру-у-у, малой, а ты куда собрался? – один из Защитников, что до этого прикрывал меня от возможных шальных стрел и магических неприятностей, схватил моего коня под уздцы и резко остановил. – Это не твоя битва! Тебя велено в случае масштабного столкновения отправить обратно в Орден. Отправить, а не сопроводить, чай не махонький сам доберёшься. Тебе всё ясно?

Я бросил взгляд вперёд, где уже произошло прямое физическое столкновение между Защитниками Проотца и первым защитным строем демонов. Коннице удалось по центру пробить строй обороняющихся, но она не смогла закрепить успех и была скованна боем. Со своего места я отчётливо видел, как мы понесли первые потери. Несколько всадников не смогли удержаться в своих сёдлах, и были сброшены. Участь их была не завидной, буквально через мгновения они были изрублены, не смотря на всю свою хвалёную амуницию.

– Ну, сынок, мне моим подсобить надо бы, а ты меня держишь, скачи уже отсель! – поторопил меня Защитник.

Понимая, что толку от меня в данном сражении практически не будет, но с острым колющим чувством в груди, что бросаю своих товарищей, я развернул коня и поскакал в противоположную сторону от площади. На моих щеках появились слезы, так как я отчётливо слышал за спиной перекрывающих даже шум сражения предсмертные крики умирающих, и далеко не все они принадлежали демонам.

***
Находясь под сильным впечатлением от только что развернувшихся событий, я даже не заметил, как миновал последний дом этой проклятой деревни и выехал на тракт, ведущий в сторону столицы. От весьма мрачных мыслей меня отвлёк Фел, решивший прокомментировать случившееся.

«Стэс», – услышал я голос моего фамильяра в своей голове, – «Ты же понимаешь, что ничего сделать не мог?»

«Но я мог попытаться!»

«И геройски погибнуть, там, где погибали более подготовленные и опытные люди?»

«Возможно и так, что это меняет?» – произнёс я, мысленно вспоминая то, что осталось от жителей деревни, и чем возможно станут в скором времени мои соратники.

«Многое, ты всё ещё жив!» – успокаивал меня Фел, – «и, возможно, у тебя будет ещё шанс предотвратить подобное в других местах. Ты опять недооцениваешь орден Защитников, они знали, на что пошли и чем им это грозит. Они сильны, очень сильны, сильнее этих недоумков, возомнивших себя равных богам. Не только физически, но и силой своей веры и поддержкой той сущности, что стоит за ними. В прошлом я не раз сталкивался с ними, будучи на противоположной стороне, признаю, и будучи даже в более выгодной позиции, чем сейчас эта группа одержимых, но Защитники Проотца всегда находили, чем удивить»

«Фел, ты веришь в Проотца?»

«Сложно не поверить в того чьим именем его последователи, порой не наделённые никаким даром, кроме своей веры, творят чудеса, зачастую недоступные даже самым могущественным из известных мне магов»

«Ты воевал со Святой Империей?»

«Более того, был одним из соратников, активно поддерживающих Грегу`Тар`Сара, с которым тебе довелось сегодня столкнуться. Мы тогда только явились на этот план. Нам казалось, что все разумные – это не более чем дичь, чьими телами мы могли легко воспользоваться. Сар -сильная сущность, возможно, в чём-то даже сильнее меня. Ему было всё мало. Он рвался к абсолютной власти над этим миром. Он настолько развил в себе умение контроля, что мог поглощать разумы не только дичи, но и своих соплеменников. Когда я впервые увидел, что он делает нечто подобное, то ужаснулся. Одно дело работать с чужой оболочкой, а совсем другое порабощать таких же, как ты сам. Сперва я всё ещё по инерции поддерживал его взгляды, хотя уже тогда сильно не одобрял методы, практикуемые им, полное подчинение любого своей воле. Он ломал разумы всех и вся, делая их безвольными куклами, подконтрольных лично себе. Разве не то же самое делает любое божество? – зачастую поговаривал он»

«Но ты всё же покинул его, почему?» – догадываясь ответу на этот вопрос, я всё же решил уточнить у Фела.

«Мне не нравились его методы, не разделял его взгляды, я никогда не стремился к абсолютной власти. Дичь, что, как мы изначально считали, населяет этот план бытия, таковой не оказалась. Отчасти поскольку тут были создания по ментальной силе, не уступавшей нам, а отчасти, в этом мире присутствуют и божественные сущности, что начали активно защищать свою паству от таких, как мы. Постепенно местные смогли кое-что противопоставить нам, а с годами эти методы только совершенствовались. Я уже не мог смотреть на них как на дичь, условно разумную, а осознал, что разум в любой своей стадии есть разум, и отличается он только своим развитием. Мы – практически бессмертные духи за долгую жизнь развили свой разум запредельно для смертных, но от этого они не перестали быть разумными, эту истину я и осознал в какой-то определённый момент своего существования, что и повлияло на моё мировоззрение в целом»

«И давно это произошло?» – осведомился я.

«За пару лет перед твоим появлением тут»

«То есть по твоим меркам считай сегодня с утра?»

«Примерно так», – не стал отнекиваться Фел.

«Всё это хорошо, Фел, но мне кажется, ты не назвал истинную причину разрыва с Саром, мысль, про гуманизм и всё такое звучит красиво, но весьма натянуто»

«Да, да, ты прав, я испугался, что в один прекрасный момент Сар наберёт достаточно сил, чтобы поработить и мой разум! Доволен? Как ты думаешь, почему он постарался проникнуть именно в твою голову? Я отвечу! Для него стало самым приятным контролировать духовных сущностей, из них он творит своих новых соратников, а в тебе он почувствовал меня! Поэтому под ментальную атаку попал именно твой наивный и не защищённый разум. Он только не учёл, что в тебе был именно я, а противостоять ему у меня всё ещё получается!»

«Ты постоянно талдычишь мне о необходимости совершенствования моего ментального блока, якобы с целью защитить меня, но основная цель – защитить тебя?»

«Одно другому не мешает»

«С тобой мне всё понятно, что нам сейчас делать дальше?»

«Тебе сказали скакать в Орден в столицу? Вот и скачи!»

«Угу, скачу»

Разговор с Фелом немного развеял мои грустные думы, но, когда он закончился, я опять вспомнил события текущего дня. Сосредоточившись на дороге, я ещё сильней пришпорил коня в надежде оказаться в Святграде и чем скорее, тем лучше.

Глава 6 – Последствия

– Докладывайте! – произнёс глава ордена Проотца-Защитника Онир, обращаясь к своему заместителю, курирующему дело с прорывом Инферно, состоявшемуся три дня назад.

– Ваше Высокопреосвященство, как вам известно, путём потери трети состава отправленного отряда, прорыв был сдержан до подхода основных сил из столицы, включавших в себя подразделения регулярной армии и братьев нашего ордена. После прибытия подкрепления уничтожение сил вторжения было вопросом времени и осуществлено в течение суток. Сам Лорд-Демон, положив весь свой наступательный легион, после получения первых значимых ранений скрылся в пространственной аномалии, заранее подготовленной после начала вторжения. Предположительно, вернулся на территорию своего доминиона, откуда и был призван.

– Уже подсчитали потери?

– Да, погибло сорок шесть братьев нашего ордена, – услышав эту цифру, Онир скривился, давно орден не нёс разово такого количества потерь в своих ветеранах, последняя крупная стычка была более шести лет назад, за это время ничего столь грандиозного не происходило. Видимо, это затишье было перед очередным витком войны. Вот дождались, ни у кого из руководства не было сомнений, что это только прелюдия к полномасштабному противостоянию Святой Империи с очередным врагом. Тем временем секретарь продолжал.

– Регулярная армия потеряла двести семьдесят три бойца. Деревня в результате боев полностью сожжена. Живых местных найти не удалось, численность деревни до события насчитывала около ста пятидесяти человек, включая стариков и детей.

Традиционно в Империи итоги подводились исключительно в окончательно погибших. Раненых считали только непосредственно после сражения, как правило, при наличии достаточного числа сестёр Проотца-Милостивого в течение пары суток в независимости от степени повреждений получившие ранения излечивались и могли опять встать в строй. В дне пути от столицы сестёр было достаточно.

– Что по демонам?

– Три сотни гончих, четыреста пехотинцев, около двухсот «бесов», полторы сотни «летунов», пятьдесят суккуб. Как говорил ранее, сам Лорд бежал.

– Что с демонопоклонниками, вызвавших Лорда?

– Одного из них убили они сами прямо на месте для поддержания энергии призыва в качестве очередной жертвы. Ещё одного уже мы, двоих удалось захватить живьём, как минимум пятерых захватить не удалось. Есть показания, что они ушли порталом в неизвестном направлении.

– Отследить точку выхода портала по остаточным эманациям не удалось? – уточнил Онир.

– Это не представляется возможным, – расстроенно произнёс докладчик, – всё же рядом была недавно работающая пентаграмма призыва могущественного существа, множество активируемых порталов самим Лордом-Демоном и большое количество погибших с обеих сторон, не говоря уже о массовом применении всевозможной магии. – Докладчик сделал небольшую паузу и продолжил. – Хочу особо отметить заслуги отряда и его командира, первыми принявшими на себя удар демонов. Это именно им удалось взять в плен демонополклонников. Когда произошло столкновение, основные силы отряда сымитировали лобовую атаку, в результате переключили всё внимание на себя. Именно в этот момент разведгруппе удалось проникнуть в тыл демонопоклонников и осуществить захват пленных до того момента, как они все смогли сбежать. В дальнейшем отряд Защитников отступил и вместо лобовой конфронтации с превосходящими силами противника затягивал бои до подхода основных сил.

– В их опытности и доблести сомнений нет, зачтётся. Пленных удалось допросить?

– Да, оба захваченных демонопоклонника доставлены в столицу и переданы ордену Скорбящих. От них уже поступили результаты допроса. Все они одержимые духовными сущностями и находятся под их полным контролем. Что особо интересно, и сами духовные сущности находились под контролем их вожака Грегу`Тар`Сара, с ним в прошлом нам приходилось уже сталкиваться и не один раз. Он в деревне также присутствовал, но ему удалось бежать. Согласно полученным сведениям одержимые в последнее время встречались крайне редко, поскольку в сообществе духов, прибывших с иного плана, произошёл раскол. Часть продолжает активно-агрессивную политику, это Сар и сподвижники, а другая часть решила ассимилироваться и вести спокойно-умеренный уклад жизни. Сар был вынужден искать союзников. И нашёл их среди демонов. Результаты мы видели.

– Ваши прогнозы?

– Произошедшее было только началом подготовленного крупномасштабного вторжения. По сути, направив отряд Защитников, мы вынудили осуществить в это время призыв в данной деревне. По прогнозам аналитиков, подобные призывы могут подготавливаться во множестве деревнях, и если они бы начались одновременно в семи и более местах, то не факт, что мы смогли бы их все сдержать. Во все населённые пункты уже отправлены проверочные команды, и планируется установка сети наблюдателей на постоянной основе. К столице стягиваются дополнительные войска.

– Получается, направив команду Защитников по информации от иномерян, как они там сами себя называют – Земляне?

– Да, именно так.

– Так вот, – продолжил свою мысль Онир, – Земляне невольно оказали нам услугу, сорвав крупномасштабную войну в Святой Империи.

– Совершенно верно.

– Зря мы недооценили их полезность, – задумчиво произнёс Онир, – оказывается, от них могут быть не только проблемы.

– Кстати, – воодушевился докладчик, – один из пленённых нами демонопоклонников оказался активно ими разыскиваемый иномерянин.

– Он нам больше не нужен? – уточнил Онир.

– Нет, всю возможную информацию мы от него уже получили.

– Тогда будет разумно передать его им и провести обряд экзорцизма прямо в ордене Скорбящих. Нам он уже без надобности, а им он важен. Распорядитесь, и пусть на обряде присутствует представитель иномирян, заваривший всю эту кашу.

– Как прикажите, Ваше Высокопреосвященство.

***
С момента событий в проклятой деревне прошло три дня. Я за сутки успешно добрался до столицы, сделал краткий доклад отцу Инекину и ушёл отсыпаться. Долго поспать мне не дали, в течение последующих двух дней меня мурыжили сперва Защитники, потом Скорбящие, потом Мавий, потом Лий, потом опять Скорбящие, много-много раз. Я устал пересказывать минувшие события. Вот, наконец, от меня отстали, и дали нормально выспаться. Настроение было паршивым, чтобы хоть как-то развеется, я пригласил друзей в небольшую, но приличную кафешку, или питейную, как называют такие места местные. Тут присутствовал Мавий, Лий и Льюис Де`Фаре. Когда мы расселись и сделали заказ самое первое, что я произнёс было:

– Готов говорить о чём угодно, но только не о битве с демонами. Пожалейте меня, я и так в последние дни только об этом и говорил.

– Ну, как можно, – возмутился Льюис, – я прихожу на встречу с одним из героев недавнего сражения, о нём третий день говорит вся столица, и эту тему сразу же закрываем? Так не честно, мне нужны подробности от очевидца!

– Лью, не трогай его, – вступился за меня Мавий, – для него это больная тема.

– Правда, Лью, не стоит. – Это уже подключилась Лий.

– Вам он всё рассказал, а я обойдусь? – возмутился Льюис.

– Я тебе перескажу, – пообещал ему Мавий.

– Ладно-ладно, – примирительно произнёс Лью, – но, хотя бы сколько демонов лично упокоил ты, ты сказать можешь?

– Лью, заткнись! – уже вскипел я.

– О, понятно, – произнёс он, – спросить о ближайших ваших планах хотя бы можно?

– А что там по планам? – удивился я, – все обыденно, учёба в академии – раз, учёба в ордене – два. Вот и все мои планы, как и у Мавия и Лий.

– Лью, ты что-то хочешь предложить? – догадался Мавий, к чему клонит наш сокурсник.

– Да, – подтвердил Лью. – Учёба – это всё понятно, но есть тут одна интересная тема. Вы же знаете, что помимо всего прочего моя семья собирает различные артефакты, да и просто любит любую интересную информацию о наследиях прошлого.

– Как и все дворяне, – отмахнулся Мавий, – нашёл, чем удивить.

– Ну не все, – обиделся Лью, – наша семья вкладывает в это существенные финансы, и не так уж много семей, что действительно готовы пойти на то же самое, а не просто распушить хвост и казаться умными павлиноми.

– Мы тебя поняли, – отозвался я, – ближе к делу, что ты предлагаешь?

– И так, – напустив на себя важности, продолжил наш аристократ. – Мне лично в одном из сотен пыльных томов нашей Академии удалось найти упоминание о некоем покинутом храме. Есть вероятность, что он ещё не обследован.

– Не разграблен, – вставил Мавий.

– Что ты, именно обследован, мы вообще подобными вещами занимаемся только ради сохранения культурного наследия.

– Ага, – тут уже не удержался я, – и набивания артефактами ваших закромов.

– Всё зависит от точки зрения, – спокойно произнёс Лью, не желавший развивать эту тему. – Мне не помешает команда соратников в исследовании находки, брать команду наёмников не хочу, это не интересно. И особой опасности быть не должно, храм-то заброшен минимум уже несколько сотен лет.

– А далеко этот храм? – спросила Лий.

– Далеко, – подтвердил Лью, – за пределами Святой Империи. Предвосхищая ваш вопрос о том, как мы туда тогда попадём, отвечу – стационарным порталом из особняка Де`Фаре. Рядом с храмом есть также заброшенная портальная площадка, зная примерное место нахождения, я уверен, что смогу активировать туда проход. Там получится всего делов, порталом туда, полдня на обследование, и порталом обратно. В один день управимся.

– Частная стационарная портальная площадка у Де`Фаре – это сильно, – сказал Мавий, – но что мы получим, кроме возможного риска, не факт, что совместимого с жизнью?

– Море впечатлений, авантюрное приключение в кругу друзей, что может быть прекрасней? Причём, риск минимальный! Все расходы на телепортацию я беру на себя, поскольку я нашёл это место, и я же отвечаю за нашу доставку в обе стороны, считаю справедливым, что и находки все будут мои.

– Я согласна, – произнесла Лий.

– Раз Лий за, то и я за. – Высказался я, – но вписываться в авантюру без минимальной прибыли не стоит. Мы понимаем, какие огромные финансовые и организационные затраты ты понесёшь, и это учитываем. Давай так, если мы там найдём по безделушке, что придётся нам по душе, мы оставим их себе. Разумеется, речи не идёт о могущественных артефактах, если они там вообще будут, но сувенирчик на память нам не повредит.

– Если предложение Стэса принято, то я согласен, – отозвался Мавий.

– Хорошо, – сдался Льюис, – но с условием, что прежде, чем забирать себе сувенирчик, вы покажите его мне.

– Конечно, согласен, договорились – раздались наши подтверждающие это условие голоса.

– Мне понадобится ещё неделя для подготовки и настройки портала, – сказал Льюис. – Поэтому будьте готовы. Ровно через неделю.

В этот момент у меня завибрировал сМагфон, быстро посмотрев вызывающего, я был сильно удивлён, это был Инекин, а я и не знал, что он может мне звонить.

– Ребят, – обратился я к товарищам, – вы обсудите детали, а у меня срочный вызов от начальства, опять, наверно, на допрос вызывают.

После этих слов, я отошёл в сторону и принял вызов. К моему разочарованию, я оказался прав, мне в приказном порядке предписывалось явиться немедленно к основному зданию дома Скорбящих. Сколько же можно уже? Уже всё, что знал, пересказал по сто раз! Но приказ есть приказ. Распрощавшись с товарищами, пошёл к указанному зданию.

Войдя в здание ордена и представившись на входе, мне пришлось пару минут подождать, когда появится сопровождающий, в прочем, как обычно. Но вот далее, я был сильно удивлён, Скорбящий, не повёл меня в допросную. Мы начали спускаться в какие-то подземелья. То, что они тут должны быть, я догадывался, но, что лично мне там делать – нет. Более того, надеялся никогда тут и не бывать. Ладошки вспотели, слегка занервничал.

– А мы куда идём? – спросил я у сопровождающего.

– Уже пришли, – сообщил он мне, распахивая передо мной огромную широченную металлическую дверь, способную сдержать, наверно, прямое попадание из пушки, а не только слабенького студента Академии и рекрута. Нервно проглотив слюну, я вошёл в дружелюбно распахнутую камеру.

Это оказалась не совсем камера, но не уверен, что мне стало от этого легче. Я оказался в достаточно просторной подземной комнате, в центре была начерчена пентаграмма, на этот раз, похоже, мелом, а не кровью, да и по краям стояли пока незажжённые свечи, а не что-то похуже. В центре фигуры лежал связанный человек в балдахине, очень напоминающим те, что я видел три дня назад. Ещё в комнате находилось трое служителей Проотца – Сестра Милостивого, Скорбящий и Защитник. Последний оказался никто иной, как отец Инекин, двух других я не знал.

– Стэс, – обратился ко мне Инекин, – нам удалось захватить одержимого, чьи поиски и завели вас в ту деревню. Прошу удостоверься так ли это.

Неужели они нашли Антона Запрудного? А мне казалось, что данную миссию я с треском провалил, это было одной из множества причин моего отвратительного настроения в последнее время. Не веря, я подошёл к лежащему в центре фигуры человеку, стараясь не наступать на линии пентаграммы, и присмотрелся. Его лицо было перекошено отвратительной гримасой, на меня смотрели глаза полные ненависти, каждая черта его желала нам скорой и мучительной смерти, но не было никаких сомнений, это был Антон.

– Да это он, – немного охрипшим от волнения голосом произнёс я.

– Ты ещё желаешь произвести на нем обряд экзорцизма? – спросил меня представитель ордена Скорбящих.

– Да, – ответил я. – Но нам нужно, чтобы он был вменяем и не повреждён рассудком после изгнания, вселившегося в него, это возможно?

– Если это не получится у сестры Арелии, – после этих слов Скорбящий показал рукой на сестру Милостивого, – то это уже не сможет сделать никто. Отец Инекин, можете начинать.

Кивнув, Инекин подошёл к пентаграмме, а меня наоборот жестом попросил покинуть её пределы, что я и сделал, встав подальше к стене. Когда всё было готово, Инекин развёл руки и запел псалом, посвящённый Проотцу. Певец из него был так себе, но от священнослужителя большего, как правило, и не требовалось, монотонной речи вполне достаточно. С первыми произнесёнными словами зажглись свечи, расставленные по краям рисунка, а Антон, начал дёргаться, ему или точнее духу внутри него подобная процедура явно не нравилась. Чем дольше пелся псалом, тем сильнее дёргался Антон, а Инекин всё усиливал и усиливал звук голоса.

«Стэс, отойди как можно дальше от пентаграммы, – прозвучал голос Фела в моей голове, – происходящее мне тоже не доставляет радостных ощущений, уже трясёт всего»

«Держись, не тебя же изгоняем»

«Близость ритуала мне как минимум крайне неприятна»

«Отхожу уже, успокойся»

Я действительно отошёл на возможно дальнее от пентаграммы расстояние, насколько позволяло помещение, и дальнейшие действия наблюдал уже из угла комнаты. А ритуал подходил к своему кульминационному моменту. Тело внутри пентаграммы не просто дёргалось, а неистово металось, Инекин уже не пел, а выкрикивал слова. Когда наступил апофеоз ритуала, я магическим зрением заметил, как чёрная, как смоль, тень вырывается из тела Антона, которое тут же обмякло. И в это же мгновение к тени подскочил до этого стоявший абсолютно спокойно Скорбящий, выхватил из-за пазухи странный прозрачный сосуд, разрисованный золотыми рунами, и поднёс к вылетающей тени. Тень тут же втянулась в артефакт и полностью оказалась в нём. Через мгновение и сам артефакт скрылся в полах плаща Скорбящего.

«А я думал, что это сказки, – ошарашенным голосом произнёс Фел»

«Что именно? – решил уточнить я»

«Что нас могут заключать в артефакты-тюрьмы. Это очень нехорошо. Раньше или развеивали, или просто выгоняли из тел»

«Не понял, что тут особенного?»

«Когда развеивали, – начал пояснять Фел, – считали, что уничтожают духа. Это справедливо только для средних и слабых духов, я вот, например, смог бы возродиться. При обычном изгнании же особо сильного вреда не наносилось даже слабым духам, они восстанавливали силы и вселялись в кого-то другого. А вот в заключении нас могут держать так вечно, а это равносильно смерти, или могут найти способ окончательно развеять, даже сильных сущностей»

«Подозреваю, что смогут и найти способ как-то использовать вас, например, как манобатарейки, – прокомментировал я»

«Не говори так! Надеюсь, ты не прав!»

«Не всё же вашему брату паразитировать, иногда надо и думать, прежде чем начинать убивать направо и налево, считая себя бессмертными и безнаказанными»

«Я тебя понял, – вздохнул Фел, – возможно, ты в чём-то и прав»

– Обряд завершён, – произнёс Инекин, – сестра Арелия, можете приступать.

Сестра Милостивого подошла к телу Антона и распростёрла над ним свои руки. С ладоней полился золотой свет, впитываясь в Запрудного, через некоторое время Антон открыл глаза, ошарашенно повертел головой, обводя взглядом комнату, и через миг безвольно уронил её на пол. Пустые, стеклянные глаза теперь были направлены строго в потолок.

– Душа покинула тело, – сообщила нам Арелия, прекращая лечение, – я сделала всё, что могла, дальнейшая его судьба в руках Проотца.

– Благодарю вас сестра, – сказал Скорбящий, – обряд завершён, вы можете идти, о теле мы сами позаботимся.

После этих слов сестра Арелия удалилась из комнаты.

– Стэс, – обратился ко мне Инекин, – мы закончили обряд, одержимый был очищен. Нам здесь больше делать нечего.

– Да, я видел, спасибо, – поблагодарил я его и Скорбящего.

Инекин начал выходить из комнаты, а я, бросив последний взгляд на напольный рисунок, потухшие свечи и тело Антона, последовал его примеру. Вдвоём в полном молчании, мы прошлись по коридорам здания. Инекин хорошо тут ориентировался, поэтому проблем не возникло. На выходе с Инекиным мы разделились. Каждый пошёл в своём направлении. Я надеялся, что с Запрудным будет всё хорошо и сейчас он уже на Земле, в противном случае столько сил и стараний, приложенных ради его спасения, окажутся впустую. Самое неприятное в том, что я не был уверен, стоил ли Антон Запрудный всего этого. Пусть будет Проотец ему судья.

Глава 7 – Патруль и итоги

С момента обряда экзорцизма прошло два дня. Два учебных дня, где мы всё так же посещали занятия в Академии и тренировались в ордене Защитников. Из интересного было то, что нас с Мавием и Корвием впервые в качестве рекрутов-офицеров выпустили в город со своими отрядами на условно-настоящее задание, а именно – патрулирование города, как аналог стражников. Хотя, наверно, тут ближе аналогия с добровольными дружинами. Были очень давно на моей родине отряды добровольцев, что надевали красные повязки на рукава и следили за порядком. Вот и у нас что-то типа того только не повязки, а просто униформа рекрутов ордена Защитника, а с ней простым жителем приходилось считаться, почитай, представитель государства в своём роде. Думаю, не стоит даже говорить, что нас отправили патрулировать не фешенебельные районы города, а трущобы, что находились за городской стеной. С этими, так называемыми районами, я знаком был плохо, просто не было особой необходимости. С теневой стороной столицы встречаться мне не доводилось, но в том, что она должна быть в любом городе, сомневаться не приходится.

Поделив районы патрулирования между нашими группами на три условно равных участка, мы приступили непосредственно к патрулю. Как офицерам-рекрутам нам разрешалось самостоятельно составить план патруля и разбивку отрядов на группы, за что большое спасибо нашему руководству. Первой моей идеей было разбить отряд на двойки, а самому занять крышу самого высоко здания во вверенном мне районе и бдеть, но от этой мысли мне пришлось быстро отказаться. Ветхость местного жилья могла зачастую поспорить с иным шалашом по своей прочности, поэтому от занятия какой-либо высотной позиции пришлось быстро отказаться. Я своей тушей мог просто развалить крышу очередного достояния местного зодчества. Аналогично пришлось поступить с мыслью, разбить отряд на двойки. Посмотрев на местный контингент, и убедившись, что с ними менее чем впятером встречаться на узкой улочке не хотелось бы, я скрепя сердце, разделил свой десяток пополам. Это сильно сузило возможности охвата территории, но за то можно было не переживать за сохранность своего отряда и позволило постоянно поддерживать между отрядами связь через мой амулет и амулет второго мага, приписанного в мой десяток.

Патрулирование проходило скучно, стоило местным заметить нас на горизонте, как любые неправомерные действия прекращались в мгновение ока. Таким образом, нам удалось предотвратить за день три драки, и это только группе, где я присутствовал лично. Все три раза прошли по одному сценарию. Выйдя на очередную улочку, мы замечали на противоположном её конце потасовку, к тому моменту как мы успевали добраться до места, местные разбегались уже с резвостью тараканов, которым неожиданно включили свет. Это говорило о большом их опыте в данном вопросе, и о суровости местных законов к дебоширам.

За полдня, что мы были в патруле, нам удалось всё же поймать одного нарушителя правопорядка. Им оказался чумазый мальчишка лет шести-семи, он подрезал кошель у одного из прохожих и рванул с места преступления. И надо же было так случиться, что в момент, когда жертва ограбления кричала на всю улицу «лови вора!», мой отряд вышел из-за угла очередного перекрёстка, и маленький воришка влетел прямо к нам в руки.

После недолгих разбирательств кошель был отдан владельцу, а мальчика, как того предписывали правила, мы потащили в сторону ближайшей караулки, и путь до неё был не близкий. Стоило нам только тронуться, как пацан заверещал, словно резанный, обливаясь слезами:

– Дяденька-Защитник, не губите сиротку, Проотцом-Защитником прошу, не губите! Мне кушать нечего, не от жизни лёгкой совершил я непотребное. Простите меня, простите! Проотцом клянусь, не буду я трогать чужое, сам помирать буду, но даже краюшки не подмахну! Отпустите дяденька! Не гу-у-у-убите-е-е!

Вот что мне с ним делать? Если отпустить, он через минуту опять воровать пойдёт, если не отпустить, то и вправду, может, и сгубят пацана? В этом вопросе мне требовалась помощь эксперта.

– Мавий, – обратился я к товарищу через сМагфон, – что будет, если пойманного на воровстве сдать страже?

– Если первые три раза попался, то тюрьма, если больше, то выселение из столицы или рудники. Это если воровал по мелочи и не у знати. А если у знати или что-то особо большое, то сразу рудники.

– А если это нищий мелкий пацан и по мелочи?

– Возраст тут особо роли не играет, в тюрьме посидит недельку на казённых харчах, да отпустят.

– А приюта для бездомных сирот у вас нет? – поинтересовался я.

– Их функции выполняют церквушки сестёр Милостивого, любой может попроситься к ним на ночлег и пропитание, не за просто так, конечно, а за работу и помощь по хозяйству. Таких сирот обеспечивают едой и кровом, пригляд ещё осуществляют, а самых сообразительных и грамоте обучат.

– Понял тебя, спасибо.

Осмыслив всё то, что сказал Мавий, я принял решение.

– Малой, прекращай верещать, – обратился я к пацану, – ты почему не к сёстрам Милостивого пошёл, а воровать начал?

– Не такие они ужо и добрые, – спокойным голосом выдало мне это чудо. Поняв, что сдавать его страже, мы не будем, слёзы течь прекратились тут же и начал проглядываться гонор. –Ты им двор подмети, воды натаскай, тогда и краюху чёрствого хлеба получишь. А как я всё это сделаю, ежели на ногах от голода еле стою?

– Ты это брось, дармоеды никому не нужны, потрудился – поел, не потрудился – всё равно поешь, только уже в тюрьме. Лежи себе на нарах, да в потолок поплёвывай, чем не жизнь-то?

– Нельзя мне дяденька-Защитник в тюрьму, никак нельзя, мне давеча сказали, шо ещё раз увидят, на рудники отправят, там и таких даже как я дохляков берут, рудник всех перемелет.

– Тогда выбор у тебя небольшой, или рудник или работать на сестёр Милостивого.

– На сестёр дяденька, на сестёр, всё отработаю, не сумлевайтеся.

– Что зенки-то заблестели, – усмехнулся я, – за дураков нас держишь, мы тебя сёстрам отведём, а ты опять от них дёру и воровать.

– Ну, как так можно, дяденька, вот вам крест истинный Проотца нашего, всё отработаю, воровать не буду!

– Как тебя звать-то, малец?

– Фёрушкой кличут.

– Искренне каешься, Фёрушка, в грехе содеянном? Божишься, что будешь жить благочестиво и трудом праведным на жизнь зарабатывать?

– Вот вам крест, – охотно подтвердил Фёрушка свою клятву, тут же перекрестившись крест- накрест от левого плеча к правому бедру и от правого плеча к левому, как это принято в церкви Проотца.

– Хорошо, Фёрушка, помни, ты Проотцу обещал, он всё видит. А его покорный слуга в моем лице не столь могущественен, но и мы кое-что можем.

Не веря ни единому слову мальчугана, я решил проделать небольшой фокус. Если выгорит, спасу детскую душу, а если нет, то рудники по нему плачут. Сосредоточившись на его предплечье, я прибегнул к силе тьмы, что была во мне, подчерпнул толику и постарался выжечь пятно на его коже. Из лекций я знал, что тьма не является чистым антиподом жизни, но всё же близко к этому, посему направленная концентрированная энергия тьмы на живую ткань, разъедает. Будь это магия смерти эффект был бы во много раз сильней, а так просто оставил небольшую чёрную отметину в виде кляксы, причём её при желании сильно не напрягаясь, смог бы залечить даже начинающий адепт света. Но для моих нужд большего и не требовалось.

Процесс установки данной кляксы был всё же весьма болезненный, и Фёрушка сильно закричал и вырывался, но ожидая чего-то такого, я держал его крепко. Всё быстро прекратилось, пара секунд боли, соизмеримой с ожогом, по моему мнению, стоила альтернативы рудникам, что ярко светили на горизонте жизни данного мальчугана.

– Слушай, Фёрушка, это – метка мага, – начал объяснять я, – следит за исполнением твоей клятвы. Если ты нарушишь данное сейчас слово, она начнёт расти и разъедать твою плоть. Если наоборот, будешь выполнять всё то, что наобещал, она будет уменьшаться, а после полностью исчезнет. А сейчас ступай и помни мои слова.

Произнеся эту пафосную речь, я разжал руки. Фёрушка сперва неуверенно, но потом всё быстрее и быстрее стал улепётывать от страшного меня, даже не попрощался засранец.

Проследив, как Фёрушка скрылся за углом соседнего дома, я обратил внимание на своих соратников. Они стояли с обалдевшими лицами и смотрели на меня.

– Силён ты командир, – молвил один из них, – печать магического договора только особо сильный маг наложить может и то не каждый.

– Ну, раз вы купились, – засмеялся я, – то и Фёрушка подавно. Хорош стоять, продолжаем патрулирование!

Больше на патрулировании ничего интересного не происходило, мы сдали патруль сменщикам уже из настоящей стражи, я сделал небольшой доклад, сводившийся к тому, что никаких особых нарушений не зафиксировано, про историю с Фёрушкой решил не упоминать, и мы тремя отрядами пошли к себе в казармы.

Вечером уставший и с улыбкой вспоминая эту историю, я завалился спать, что называется без задних ног.

***
«Стэс, просыпайся, – услышал я голос Фела, – нас пытаются выдернуть в твой мир, мягко пытаются, разрешить?»

«Ожидаемо, Фел, сейчас узнаем, что там с Антоном, или хвалить будут или… да плевать, разрешаю!»

Как обычно, момент перехода, из одного мира в другой, для меня был не ощутим. Вот я лежу в своей комнате в мире Виктарии, а через миг меня приветствует потолок ВИРТ-центра. Вылезая из капсулы, обратил внимание, что меня в этот раз никто не встречает. Не очень-то и хотелось. Взяв в привычном ящике у капсулы свою одежду, начал одеваться. В этот момент, женский голос из капсулы нежно произнёс:

– Здравствуйте, Алексей, Андрей Евгеньевич вас ожидает в своём кабинете, как будете готовы, пройдите к лифту, он доставит на нужный этаж.

– Ага, спасибо, тебя приятней слышать, чем видеть физиономию вашего инженера, как там его, Борис, кажется.

– Благодарю вас, Алексей.

На этом обмен любезностями с бездушной машиной был завершён. Кстати, мне давно было интересно, а на Земле моя магия работает? Привычным уже действием мысленно изобразил руну светлячка и попробовал напитать его энергией. На секунду появилась светлая точка передо мной, но тут же развеялась. Ого, а что так быстро, в Виктарии такой светлячок должен был бы быть в разы мощней, и продержаться минимум сутки.

«Это другой мир, Стэс, – услышал я голос Фела, – магия тут работает на порядок слабея, чем ты привык, и быстро поглощается окружающей средой, очень скудной на ману»

«Магичить тут, значит, толком нельзя? – Расстроился я»

«Ну почему же, можно, но сложнее чем в магических мирах, ваш-то технический, у вас своя магия – электроника»

«А классическая магия как же? Не удел?»

«Будешь поопытней, научишься создавать более сложные конструкции, в замкнутом цикле экранированные от внешней середы с подпиткой от внутреннего источника заклинания, тогда всё получится. Но эффективность заклинаний будет всё равно значительно ниже, чем в магических мирах, на Земле очень мало маны и она быстро развеивается. Для сотворения заклинания нужно использовать или внутренний источник, или внешний накопитель. Черпать из внешней среды, как ты привык делать, тут не получится. Да и внутренний запас твоей магической энергии восстанавливать очень долго. Имеется в виду классическими способами, медитацией и тому подобное»

«А есть не классические способы пополнить ману?»

«Разумеется, самое простое, это магия крови, совмещённая с жертвоприношением, когда убивается разумный, вполне эффективно метод будет работать и на Земле»

«Тьфу на тебя, Фел»

«Ты спросил, я ответил, – явно злорадствовал дух-паразит, по недоразумению воспринимаемый мной как фамильяр»

Полностью облачившись в, казалось бы, когда-то свою одежду, я чувствовал себя крайне неуютно. СМагфона нет, магические способности купированы, даже не чувствуется привычная тяжесть меча на бедре. Этот мир становится всё меньше и меньше ощущаться как родной. Тяжело вздохнув, побрёл к лифту. Ожидаемо в коридорах ВИРТ-центра не было ни души. Доехав до нужного этажа, я быстро нашёл кабинет безопа и без стука ввалился в его кабинет. Наверняка, его уже известили о моем пробуждении, а то, что я перед дверью, он видел по скрытой системе видеонаблюдения, что априори тут явна была.

– Алексей Юрьевич, – расцвёл безоп, заметив меня, – проходите, присаживайтесь.

– Доброго времени суток, – поприветствовал я его.

– Сейчас вечер, – улыбнулся он. Дождавшись, когда я расположусь на стуле напротив, он продолжил. – Поздравляю с успешно проведённой операцией, не зря я возлагал на вас большие надежды и пропихивал ваше участие в данном проекте, как только мог. Вы полностью оправдали все мои труды.

– Судя по вашему настроению, – усмехнулся я, – вы получили очередную звёздочку на свой погон, или что там вам полагается?

– Не без этого, – подтвердил он. – Руководство высоко оценило мою работу, то есть нашу с вами работу, если быть точным.

– Антон Запрудный вернулся на Землю? – решил уточнить я.

– В целом, да. Его психическое состояние оставляет желать лучшего, но как уверяют врачи, ничего необратимого нет. Пара лет реабилитации и общество получит назад полноценного его представителя.

–Рад это слышать. Все наши прошлые договорённости остаются в силе?

–Разумеется, плюс бонус в виде премии на ваш счёт.

–Мне этого мало, да и зачем мне деньги этого мира?

– О, как вы заговорили, – Андрей Евгеньевич уже который раз за пару минут нашего разговора улыбнулся, явно ожидая чего-то такого, – и что же вы хотели бы, позвольте полюбопытствовать?

– Ничего сложного для вас, – ответил я, – мне необходимо иметь возможность предоставить особые капсулы ещё двум людям.

– И кому?

– Вы не совсем верно меня поняли, я не прошу прямо сейчас, но мне важно иметь возможность сделать это в любой момент.

– Понимаю, понимаю, собираете рычаги давления на других игроков, – прокомментировал это безоп, – умно. Прошлый раз вам предоставили таких три капсулы ввиду исключительности ситуаций, но поскольку вы блестяще справились с заданием, то мы сможем и это организовать.

– По первому моему требованию! – ещё раз уточнил я.

– Договорились. Алексей, у меня к вам будет ещё одно поручение…

– Стоп, никаких поручений, на ближайшие две недели, – я был очень твёрд в этом вопросе, мне хватило предыдущего, как вспомню Лорда-Демона, так до си пор мурашки по всему телу.

– Ну что ж, возможно, вы и правы, – с наигранным сожалением удивительно быстро согласился безоп. Видимо, ему реально за меня столько плюшек накидали, что он готов был простить мне многое. – Тогда сейчас отдыхайте, съездите домой, поспите в своей квартире, завтра мы вас ждём. Мы и, разумеется, ваша капсула. Как только появится что-то действительно срочное, что потребует ваших талантов, мы вас известим, а пока играйтесь в своё удовольствие.

– В Виктарии я не играю, а живу, – поморщился я, думая о том, как отвратительно охарактеризовали мою новую жизнь, Игрой! – И куда-то ехать, мне бы не хотелось, но почитать последние новости и проверить почту всё же стоит, могу я сделать это где-то здесь, а потом нырнуть в капсулу?

– Если вы так к ней привязались, то можно из неё и не выныривать. Просто пройдите к ней и уже из неё зайдите в Интернет.

– Так и сделаю, – пообещал я и, посчитав разговор оконченным, вышел из кабинета, направившись в свою комнату.

Когда уютно расположился на родном ложементе, обратился к искусственному интеллекту капсулы.

– До погружения я бы хотел поработать в Интернете, мне сказали это возможно.

– Подключаю доступ в интернет, как закончите, сообщите, – услышал я знакомый женский голос.

Через некоторое время прямо перед моими глазами возник привычный монитор с уже открытым браузером, а под руками появилась виртуальная клавиатура и манипулятор, сотканные из 3D-проекционной голограммы. Оригинально, но не очень удобно, клавиши, как и псевдо компьютерная мышь, физически не ощущались, но работали. Немного приспособившись к этому необычному интерфейсу, мне удалось вполне успешно зайти в свой почтовый ящик. Отобрав из кучи спама письма, что несли смысловую нагрузку, убедился, что ничего радикального в период моего отсутствия не произошло. Написав очередное письмо родителям, о том, чтобы не волновались и со мной всё хорошо, закрыл почту. Проверив свой банковский баланс, был приятно удивлён, да я богач! Такие деньги мне в прошлой уже жизни даже не снились. Стало немного жалко, что в ВИРТе, как таковой, донат отсутствует. Всё же это не типичная компьютерная игра, где реальные деньги можно перевести в виртуальные, сейчас не раздумывая воспользовался бы этой возможностью. Перечислив часть своих средств родителям, наконец-то, перешёл к самому интересному, к Новостям. Так, тут всё как обычно, там что-то случилось, здесь что-то произошло, всё глобально для песочницы планета Земля, но не для меня лично. Условно виртуальный мир как таковой продолжал расти и развиваться. Процент охвата людей, что так или иначе столкнулись с ним, стабильно рос. Начали активно появляться книги, фильмы, целые культуры и направления, посвящённые ВИРТу, разумеется, косплеи, ну, без этого никуда. Меня намного больше интересовали новости о возможностях альтернативного подключения к ВИРТу. Я всё ещё лелеял надежду соскочить с зависимости от корпорации «Another World» без срыва как такового. Хотя срыв меня уже, ну, совсем не пугал, скорее наоборот, я стремился к нему. Вот, что за дурацкая моя особенность? Почему не могу сорваться-то никак? Эх, ладно, вернёмся к возможностям подключения к ВИРТу без «AW». Так-так-так, а реальный конкурент им начал появляться, некая азиатская корпорация анонсировала возможность входа в ВИРТ с её площадки. Так и знал, что если что-то сделали одни, то другие всегда смогут эту идею слямзить. Это мне на руку. Не уверен, что хрен будет слаще редьки, в том смысле, что и там не попаду под кабалу корпорации, да и вообще удастся ли с ними договориться, но то, что в принципе появилась такая возможность, это очень хорошо. Мне, собственно, что нужно? Зайти в ВИРТ с точки, от куда меня не смогут выдернуть обратно, как это научились делать в AW, а там и сорваться. Стоп, что-то меня опять не туда понесло. Сорваться ещё успеем, поставим себе отметку – у AW начал проклёвываться конкурент. На этом пока остановимся. Живём дальше без лишних приключений на Земле, мне их и в Виктарии выше крыши.

– Всё, – громко произнёс я, – сеанс работы в Интернете можно завершить, переходим к погружению в ВИРТ.

– Принято, – ответила мне капсула, и я провалился в свой любимый мир, в Виктарию.

Глава 8 – Вход в храм

– Ну, что, все готовы? – уточнил у нас Льюис Де`Фаре.

– Давно готовы, – вымолвил я, – заводи уже свою шарманку.

Мы всей нашей дружной компанией стояли на портальной плите в подвале особняка семейства Де`Фаре. Вся предыдущая неделя, точнее свободное от учёбы и занятий время, была потрачена на подготовку к этому событию. В первую очередь закупали всё самое необходимое, что могло понадобиться в походе. Помимо бытовых мелочей у меня, как, надеюсь, и у других участников команды, был запас не самых дешёвых зелий и мазей из алхимической лавки, а также ряд простеньких амулетов. Среди последних был, пусть и не дорогой и далеко не самый мощный амулет ментальной защиты. Думаю, не стоит упоминать, кто настоял на том, что такая вещь, такому безалаберному мне просто жизненно необходима. Фел все уши прожужжал о важности и незаменимости в моей экипировке сего предмета, стоило мне только зайти в лавку амулетов. Что бы избавиться от него, я был вынужден раскошелиться на эту покупку, хотя, на мой взгляд, амулет, отводящий шальную стрелу или чуток усиливающий естественную регенерацию организма, был бы значительно полезней. Амулет ментальной защиты выглядел как простой кожаный обруч с янтарным камнем в центре и одевался на голову. Мне бы ещё просторную белую рубаху с красной окаёмкой, подпоясанную кушаком, и классический славянский образ в моём лице был бы полностью завершён.

Когда Льюис меня увидел первый раз, он не удержался от того, чтобы не прокомментировать:

– Полноценная диадема к твоему лицу пошла бы больше, но и так смотрится очень миленько. Надеюсь, Лий не сильно сопротивлялась, когда ты попросил поносить её украшение?

Мавий же, наоборот, увидев амулет, задал вопрос:

– Менталка?

– Да, – кивнул я.

– Очень хорошо, – подбодрил меня он, – нужная вещь.

К слову, я обновил не только амулеты и алхимию, походная одежда на мне была нечто средним между кожаным доспехом и костюмом для путешественника. Дополнительные кожаные наручи при мне также присутствовали, скрытые под одеждой. Роль поножей играли высокие походные сапоги до колена, усиленные металлическими вставками. А на левой руке был приторочен, пусть и не особо большой, но практичный в походе щит, что легко закидывался за спину для удобства в длительных переходах или для бега по пересечённой местности. Такой тип ношения щита был довольно популярен, движение не сковывает, руки свободны и спина защищена от стрел. Мавий был одет примерно так же, и имел такую же амуницию, как и у меня. Это связано с тем, случись что, принимать удар пришлось бы нам двоим. Посудите сами, не Лий же ставить под удар, или Льюиса, что вместо доброго меча, предпочитал вообще не вступать в ближний бой, а отбиваться огненной магией, она весьма неплохо подходила для подобных целей. Льюис, будучи прекрасным фехтовальщиком, всё же имел при себе изящную шпагу, что по своей прочности, если верить его словам, не уступала нашим с Мавием мечам, хотя и проигрывала из-за лёгкости в силе удара, компенсируя данный недостаток удивительной скоростью, недоступной для более тяжёлого оружия.

Лий в отличие от нас, мужчин, не выглядела воинственно, скорее наоборот. Походный костюм на ней был женского кроя, подчёркивая точёную изящную фигурку, а отсутствие на виду оружия только дополняло эту милую картину. Волосы были уложены в хвостик и затянуты тесёмкой. Красивая девушка-путешественница? Бесспорно. А вот опознать в ней сестру Милостивого было бы уже крайне затруднительно. Когда я сделал ей комплимент на эту тему, она задорно рассмеялась и сказала:

– Видела бы меня сейчас мать-настоятельница, её бы удар хватил.

Наша боевая четвёрка была полностью готова к приключениям. Льюис после долгих приготовлений, наконец, был готов. И как только он убедился в корректности настройки своей телепортационной площадки, произвёл несколько взмахов руками, и нас всех окутывает огромный столб пламени. Разумеется, чего ещё можно ожидать от семейства Де`Фаре, кроме огня? Правда, я и не предполагал, что для того, чтобы оказаться на том конце нас необходимо дотла сжечь в этом. Мне эта процедура представлялась как-то иначе, голубая арка и мы, победно входящие в неё, ну, как-то так. Справедливости ради вынужден признать, что сжечь нас не пытались. Несмотря на ураганную мощь струи пламени, что окутала наш квартет, никаких ощущений он с собой не принёс. Через минуту огненная вакханалия утихла, а мы оказались в совсем другом месте.

Это был типичный сосновый лес, причём никакая не полянка, а именно сам лес – вокруг сосны, или что-то на них сильно похожее, под ногами хвоя да шишки.

– Ай, – негромко закричал Мавий.

– Что случилось? – забеспокоилась Лий.

– Да вот, вы все стоите на хвое, а почему я в муравейнике? – произнёс мой друг, резво отбегая от того места где оказался, и начал бойко отряхивать штанину, сбрасывая с неё небольших, но кусачих мурашей. На том месте, где Мавий только что был, действительно оказался повреждённый муравейник, а в нём бегали его коренные обитатели, стараясь восстановить полученные жилищем повреждения и готовые наказать обидчика.

– А разве портальные платформы не должны как-то выделяться, иметь хоть какие-то ограждения или что-то вроде этого? – поинтересовалась Лий. – Если бы мы сюда попали не через телепортацию, и не догадаешься, что здесь есть такая платформа.

– Может она и была огорожена или стояла на постаменте, возвышаясь над землёй, как это принято сейчас, – ответил ей Льюис. – Но с того момента, как ей активно пользовались и ухаживали, прошли сотни, а может и тысячи лет. Природа берет своё.

– Хорошо, – вступил в разговор я, – а как мы её найдём, когда пойдём обратно? Ориентиров-то нет, все деревья в лесу похожи друг на друга.

– Ты маг или как? – это уже произнёс Мавий. – Она же в магическом плане жутко фонит, несмотря на то, что находится под землёй, но судя по интенсивности, это не глубже метра-полтора.

Переключившись на магическое зрение, я увидел под нами яркое свечение с переливами красных тонов всевозможных оттенков, видимо, поскольку только что была напитана энергией огня.

– Это сейчас она фонит, – включил я умника, чтобы хоть как-то компенсировать свою недогадливость в глазах товарищей. – Мы же только что переместились, а что будет через пару часов, когда энергия развеется?

– Поставь свою маг-метку на местности, её ты будешь чувствовать два дня минимум, – сообщил мне Мавий, – или не умеешь?

– Умею, не беспокойся, – сказал я, лихорадочно вспоминая нужную руну, что-то такое мы и правда уже проходили.

Вспомнив нужный символ, я поместил его прямо на муравейнике и напитал своей силой света. Мне кажется, она больше подходит для маячка, чем сила тьмы. Через мгновения, рядом увидел такую же руну, сияющую золотым, это явно отметился Мавий, потом зажглась ещё одна светлая, затем и алая руна.

– Раз все отметились, – сказал Льюис, разглядев, как и я, эти метки магическим зрением, – то можно выдвигаться.

– А куда? – спросила Лий.

– Туда, – уверенно сказал Льюис, указывая направление. – Мавий и Стэс идут чуть впереди, за ними Лий, я замыкающий.

– Как скажешь, босс, – бросил я ему, признавая его командование над нашей группой. Со стороны остальных членов нашей четвёрки возражений так же не последовало.

Мы выдвинулись в указанном направлении, пройдя минут десять и убедившись, что желающих немедленно на нас напасть или вообще хоть какой-либо опасности в обозримом будущем не предвидится, я решил проявить любопытство.

– Лью, а где мы вообще находимся, и что это за место?

– Этот лес на границе между вольными баронствами, они южнее от нас, и горным хребтом подгорного народа, что северней. А идём мы по территории некогда оживлённого и большого города. Видишь холмики, они иногда попадаются на пути? Это, явно, бывшие строения того города, но столько лет прошло, что ничего от того не осталось. Мы прибыли на центральную площадь, где была расположена площадка для телепортации, а направляемся к храму Хельхеймы. Ты, Стэс, его точно должен будешь почувствовать, как будем рядом.

– Лью, ты сдурел? – возмутился Мавий, – ты привёл нас в город, где покланялись Хельхейме?

– А что не так? – удивился Льюис, – какая разница кому тут поклонялись, если от города не осталось даже руин?

– Ну, знаешь, – продолжал возмущаться Мавий, – одно дело посетить забытый и заброшенный храм какого-нибудь зверобога, а совсем другое – проникнуть в вотчину одной из верховных богинь смерти.

– Кого? – удивилась Лий.

– Хельхейма или сокращённо Хель, – отозвался Мавий, – одна из сильнейших богинь, входящих в пантеон тьмы, властительница мира мёртвых. Город, получается, принадлежал Некромантам?

– Ага, – подтвердил Льюис, – но что с того? Всё давно мертво.

– Ты ещё каламбуришь, – никак не успокаивался Мавий, – в мире мёртвых всё давно мертво.

– Да ладно тебе, Мавий, – примиряюще произнёс я. – Город давно покинут, тёмных эманаций не чувствуется, да ты как-никак святой воин, антипод нежити. Если и появится скелет с опустошённым магическим контуром, чудом двигающийся, разве не справишься?

– Это хорошо, если скелет и опустошённый, а если полный сил и энергии, и не один, да ещё и другие создания? Знал бы куда идём, ни за что бы, не согласился. Не зря город покинули и сюда не заходят. Проклятое место!

– Успокойся, мы уже здесь, – сказал Льюис, – глупо возвращаться на полдороги из-за суеверий. Вперёд, друзья мои.

На этом разговор был окончен, и наш отряд продолжил движение в полной тишине.

Шагать по хвое было приятно, мягко, бесшумно. Всегда любил такие леса. Жалко гулять в них доводилось редко, не так их и много осталось на Земле, а попасть в любой лес жителю мегаполиса сложно. Не только из-за их труднодоступности, а больше из-за того, что у горожанина найдётся миллион более «интересных» дел, чем ходить по лесу – посмотреть очередной сериал, продавливая диван до пола, или пройти на компе свежий шутер, ну, или просто зависнуть в соцсетях лайкая всё и всех подряд…

Мы продолжали двигаться в выбранном направлении ещё некоторое время, пока я не подал сигнал команде остановиться.

– Что-то чувствую, тьмой тянет, нам туда, – указал я рукой значительно правее предыдущего нашего направления движения.

Возражений не последовало, и мы пошли согласно моему чутью. Ещё минут через пять я попросил всех остановиться перед очередным холмом, внешне ничем не отличавшимся от других, как и предыдущие, обильно присыпанный рыжей хвоей.

– Фонит вот отсюда, – я ткнул пальцем в бок холма.

– Тогда копаем тут, – сделал логичное умозаключение Лью.

Расчистив указанный участок холма от хвои и переплетения корней деревьев, мы обнаружили тёмный зев подземелья, уходящего куда-то глубоко под землю.

– Храм Хельхеймы там, под землёй? – спросила Лий.

– Ну, не к небу же ему тянуться, – усмехнулся Лью. – Идём оговорённым строем, спускаемся.

Мавий, перекрестившись, взяв щит в левую руку и вынув правой из ножен меч, вошёл в туннель. Следом, повторив его действие со щитом и мечом, последовал уже я, за мной Лий, а замыкающим Льюис.

Свод подземелья на удивление выглядел достаточно крепким, не смотря на огромное количество времени, что прошло с его возведения, и позволял спускаться, шагая в полный рост, не боясь задеть его головой. Сам пол, плавно уходящий вглубь земли, имел огромный слой пыли, не оставляющий сомнений, что тут не ходили крайне давно, собственно, о том же говорил и заваленный вход, вот если бы тут было чисто, это бы насторожило, а так, всё в порядке вещей. Ширина туннеля была такова, что в нём смогли бы разойтись два человека, не задевая друг друга, но не более того. Чем дальше мы уходили от входа, тем темнее и мрачнее становилось вокруг. Мавий был вынужден сотворить заклинание светлячка, что следовал за ним, держась немного выше и правее его плеча. Стены были каменные, как потолок и пол. Каких-то узоров или рисунков пока не было видно. Пройдя по тоннелю метров пятьдесят, мы оказались в подземном зале, имевшей сразу три прохода из него, по классике, прямо, налево и направо. В отличие от коридора, тут пол был выложен из каменной плитки, а в стенах были ниши, и в каждой из них, стоя в полный рост, так долгожданные Мавием скелеты. Костяк скелетов был чист от следов плоти и не имел одежды, но зато каждый из них держал какое-либо оружие, со временем разъеденное ржавчиной и выглядящие малопривлекательным в плане экспроприации.

Я подошёл к одному из скелетов, чтобы рассмотреть его поближе, но стоило мне приблизиться к нише, как напольная плитка подо мной щёлкнула, а в меня прилетело сразу три арбалетных болта. Один из них удачно срикошетил от щита, второй пролетел мимо, а вот третий впился в левое плечо, пробив куртку. Куртка, укреплённая металлической нитью, приняла на себя основную часть удара, но полностью остановить болт не смогла. В результате болт острием упёрся в ключицу, рука онемела, а по всему плечу разлилась волна боли.

«А-а-а, Фел, вот говорил же, что от стрел амулет брать надо, а не менталку, а если бы мне в голову прилетело?»

«Вылетела бы, не задерживаясь, там всё равно пусто»

«Шутник фигов!»

– Всем стоять! – крикнул Лью, – Стэс, старайся наступать на те же плитки, что и до этого, и подходи к нам. Лий, подлатай его. Тут магических ловушек сейчас нет, если и были, то заряд свой исчерпали, а вот механические всё ещё работают, без приказа не двигаемся!

Шипя и про себя ругаясь, я начал отходить к своей группе. Болт все так же торчал в моём плече, доставляя малоприятные ощущения при каждом движении. Дойдя до Лий, я с благодарностью принял её помощь. Она прикосновением к плечу вызвала тёплую волну внутри раны, успокаивая и притупляя боль, затем резким движением выдернула болт и сотворила заклинание малое лечение. Заклинание начало тут же затягивать рану. Хорошо иметь в друзьях сестру Милостивого, в подобных случаях просто незаменимо.

– Лью, ты же говорил тут всё спокойно, – обратился я к огневику, – а тут ловушек понатыкано.

– Элементарные меры предосторожности никто не отменял, – ответил мне он, – вот ты чего к скелету полез?

– Так интересно же, настоящее подземелье и скелеты, вдруг они какие интересности хранят?

– Вот тебе три интересности и прилетело, там, наверно, ещё есть, смотреть пойдёшь?

– Не-а, – уверенно замотал я головой, – да ну их.

– Тебе ещё повезло, – продолжил наставлять Льюис, – что от времени арбалеты рассохлись, прицел сбился, да и убойности поубавилось.

– Дальше что делать будем, – спросил Мавий, – механические ловушки определять мы не умеем, тут нужен маг земли, среди нас таких нет.

– Стихийной волшбой, как понимаю, тут никто кроме меня не владеет? – уточнил Лью. Не дождавшись ответа, он продолжил. – Плохо, у меня с землёй тоже не очень. Но есть немного знаний воздуха.

– И чем это нам поможет? – полюбопытствовал я. Лий руку уже практически залечила, не смотря на моё сопротивление лечащим заклинаниям, рана была не глубокой, Лий справилась, хоть и потратила на ранение больше сил, чем это было бы при лечении обычного человека. Подвижность к руке вернулась, боль ушла. Я благодарно кивнул ей, давая понять, что уже всё хорошо.

– Буду воздушным кулаком простукивать каждую плитку для активации в них ловушек, – ответил Лью, – метод топорный, но за неимением лучшего сойдёт. Отойдите все в коридор, приступаю.

Дождавшись, когда мы вернулись в коридор, и, встав рядом с нами, Льюис начал методично обстреливать воздушным кулаком плитки. Количество ловушек в зале оказалось приличным, причём ни разу не повторились. Инженеры, организовавшие всё это, явно были с фантазией. В левом углу сразу несколько секций обвалилась вниз, причём включая и те, что Лью уже простучал, ловушка сработала только на конкретную плиту в центре ловушки, остальные как бы и ни при чём, они упали только после срабатывания центральной. Справа, наоборот, произошёл обвал потолка, наглухо замуровав правый проход из зала, надеюсь, нам туда и не надо было. Ещё зал порадовал кольями из земли, секирой-маятником, падением левой стены и так дальше по мелочи. После того, как в зале был прощупан каждый сантиметр пола, зал стал походить на площадку, по которой прошлась залпом тяжёлая артиллерия, но, тем не менее, узкий перешеек из целых плит позволял пройти, как в коридор налево, так и в центральный. Правый проход засыпан был основательно, подойти к нему без серьёзных работ по очистке завала не представлялось возможным.

– Куда пойдём? – спросил Мавий у нас, – налево или по центру?

– В оба! – безапелляционно заявил Льюис, – но сперва налево. Тактику немного меняем, прежде чем зайти куда-либо, я простучу пол, а потом в обычном порядке, а то дальше опять могут быть сюрпризы.

Так мы и стали делать, темп прохода по храму заметно снизился, но зато безопасней. В левом ответвлении пройдя по небольшому коридору, мы наткнулись на ещё одну комнату значительно меньше предыдущего зала и имевшую два выхода – прямо и направо.

– Похоже на пропускной пункт, – с видом знатока пояснил Льюис. – Скорее всего, прямо – это склад, а направо – место отдыха охраны. Надо всё проверить.

В этот раз мы свернули направо и уткнулись в тупиковую комнату, действительно, вполне вероятно, что это комната охраны, у Лью опыта побольше, нет резона ему не доверять. Тем временем Лью достал из сумки какой-то тёмно-коричневый артефакт шарообразной формы и поставил его на пол по центру помещения.

– Это что? – спросил я у него.

– Незаменимая вещь для кладоискателя, – пояснил он, – ищет пустоты в полу и стенах, если что-то есть, даст сигнал. Основан на магии земли, мне самому такое пока не по силам.

– Понятно, – сказал Мавий, – тайники ищет.

– Не только, но и скрытые проходы, ложные стенки и так далее. Запускаю, всем выйти в коридор.

Когда Льюис запустил артефакт, он окутался ярко красным шаром, затем шар стал разрастаться и проникать в пол и стены, а центром шара был сам артефакт. Когда размер пузыря стал больше самой комнаты, он начал уменьшаться до тех пор, пока не впитался в артефакт обратно. На одном из боков, видимым нам из коридора, покраснение не ушло, а остальные приняли свой первоначальный цвет.

– Жаль, – сказал Лью, – тайников тут нет.

– А этот красный сегмент на артефакте разве не пустоту показывает? – уточнил я у приятеля.

– Да, пустоту, – кивнул Лью, – проход, где мы сейчас стоим. Пошли, посмотрим проходную комнату, может, там повезёт больше.

Исследовав предыдущую комнату, мы опять не нашли ничего нового, кроме коридоров, что и так было видно не вооружённым глазом, артефакт ничего не показал.

– Впереди ещё один коридор, и чуйка подсказывает, там помещение, используемое как склад, – поддержал приунывших нас Лью. – А где склад, там и плюшки. Поэтому надо его очень основательно изучить.

На этой позитивной ноте мы и направились к ещё не изученному проёму в надежде найти тут не только смертельные ловушки, но и что-то более интересное.

Глава 9 – Исследование и призы

Из проходной комнаты мы вышли в ранее не исследованный проём. В нём оказался не очередной зал, а очередной туннель. К счастью, не содержащий в себе никаких ловушек и не особо длинный. Соблюдая все меры предосторожности, мы продвинулись по нему на десяток метров и упёрлись в банальную металлическую решётку, перекрывающий проход далее.

– И что делаем дальше? – задал я вопрос Льюису как самому опытному из нас кладоискателю и по сути организатора экспедиции.

– Не нужно искать сложных решений, – улыбнулся он, – просто попробуй поднять или сломать.

– Это мы можем, – подтвердил я.

Подойдя к решётке, подёргал её, стараясь расшатать и выломать из пазов в стене. Но, несмотря на то, что металлические прутья выглядели явно старыми и со следами ржавчины, моим потугам они успешно сопротивлялись. Решётка в стену уходила глубоко, просто так расшатать не получилось, камень стен также был достаточно крепким, и не крошился. Попробовал поднять решётку вверх, но и тут потерпел неудачу, она была надёжно заклинена и вверх подниматься не собиралась.

– Нахрапом взять не удастся, – констатировал я, – нужно что-то другое, Лью, если идей нет, попробуй расплавить, ты же огневик.

– Хорошо, – Льюис подошёл к решётке, взялся руками за прутья и стал голой ладонью разогревать металл. Судя по яркому свечению ладоней, и тому, что воздух стал ощутимо нагреваться, наш маг огня выдавал вполне приличную температуру, но решётка не поддавалась и внешне никак не реагировала. Постояв так минут десять и не добившись результата, Льюис отошёл, расстроенно произнеся:

– Зачарована решётка на прочность и с защитой от магии. Обычный металл уже бы поддался.

– Может, надо попробовать снять зачарование, а потом повторить? – Неуверенно произнесла Лий.

– А ты умеешь? – удивился Лью.

– Нет, но раз это храм Хель, то и чары должны быть наложены тьмой и смертью. А святое благословение может разрушить структуру заклинания на этих первоосновах или хотя бы ослабить.

– Лий, ты гениальна! – восхитился Мавий. – Отойдите, теперь мой выход.

Встав возле преграды, Мавий начал усиленно молиться Проотцу, его окутал золотой свет, что быстро начал впитываться в прутья решётки. Через некоторое время с окончанием молитвы золотое сияние стало тускнеть, а потом сошло на нет.

– Готово, – сказал Мавий, – Лью, жги!

Льюис подошёл к решётке и повторил действия с наложением на неё рук и подогревом до неприличных температур. В этот раз результат стал виден довольно быстро. Металл прутьев начал краснеть, потом белеть, а затем и вовсе потёк. Проделав эту операцию несколько раз, Льюису удалось вырезать из решётки приличный кусок, этого было достаточно, чтобы мы смогли все пролезть, разумеется, после того как металл остыл.

В дальнейшем коридор совершал плавный порот направо и упирался в этот раз уже в каменную плиту, испещрённую странными тёмными знаками и символами.

– Опять преграда, в этот раз проплавить не получится, или всё же попробуем? – уточнил я у товарищей.

– Не стоит, – отозвался Льюис, – и благословлять дверь не надо, нарушим заклинание отпирания и на этом приплыли, сами мы плиту не сдвинем.

– Как тогда мы её откроем? – спросил Мавий.

– Стэс, подойди сюда, – позвал меня Лью, – смотри, надо напитать вот здесь силой тьмы этот символ, потом вон тот, этот и затем, вот тот и тот. Запомнил?

– Запомнил, – с сомнением произнёс я, – а ты уверен, что это поможет?

– Не попробуешь – не узнаешь, – улыбнулся Лью, – приступай.

Я начал поэтапно подпитывать указанные символы, что-то и вправду происходило, чувствовался обратный отклик от рун. В это время за моей спиной Мавий поинтересовался у Лью:

– Откуда ты знаешь последовательность отпирания двери в храме Хельхеймы?

– Брат сказал, Ульен, – пояснил Льюис, – ему уже доводилось находить заброшенный храм Хель, и там потребовалось пару месяцев, чтобы разгадать эту загадку. Надеюсь, нам повезёт и дверь откроется.

– Почему последовательность символов в одном храме должна подойти в другом? – все ещё с подозрением спрашивал Мавий.

– Это не простая последовательность, а что-то типа мантры для служителей Хель, их лозунг или девиз, называй, как хочешь.

– И что он означает? – спросила Лий.

– Всё берет начало из бытия посмертия, ну, или что-то типа того, – пожал плечами Льюис, – мне это не особо интересно, главное, чтобы работало.

– Работает! – обрадовал я его, так как только что напитал магией последний символ, и сработал механизм подъёма плиты, открыв нашему взору просторное, а главное не пустое помещение.

Зайдя внутрь, мы увидели комнату с различными стеллажами, тут были банки, склянки, ящички, нашлась стойка с оружием. Бегло просмотрев содержимое стеллажей, Льюис выдал заключение:

– Всё это конечно интересно, но не совсем то, что я искал. Тут нет по-настоящему ценных вещей, один хлам. Ингредиенты испорчены, оружие не самого лучшего качества было в период своего расцвета, а сейчас и подавно, но тут явно должен быть тайник.

Льюис поставил по центру свой артефакт поиска пустот и запустил его. В этот раз он нас не разочаровал, указав наличие пустоты в дальнем углу на полу. Подойдя к нужному месту, мы увидели всю ту же каменную плитку, из которой и состоял весь пол склада аналогично залу с ловушками.

– Мавий, благослови вот эту плитку, чтобы убрать защитную магию, – попросил Лью, – она, как и на двери, тут должна присутствовать.

Мавий, как и с решёткой до этого, повторил молитву, обращённую к Проотцу, и освятил указанный участок пола. Когда он закончил, Лью, взяв проржавевший меч со стойки с оружием, расположенной тут же, и воспользовавшись им как рычагом, подцепил напольную плиту. С небольшим усилием ему вполне удалось её вытащить и отбросить в сторону. Под плитой оказался спуск в подвальное помещение. Недолго думая, он сбросил меч вниз и прислушался, как тот застучал по каменным ступенькам подвала. Убедившись, что ловушек там нет, огненный маг спустился в лаз, а мы последовали его примеру.

– Вот это мы удачно зашли, – прокомментировал Льюис, когда мы все были внизу и нашему взору предстало помещение, хотя и значительно меньше предыдущего, но с полками, где явно располагались магические артефакты, от них веяло тёмной магией, лично я это чувствовал очень хорошо.

– Господа и дамы, – обратился к нам организатор всего нашего похода. – Мы нашли то, что искали, предлагаю вам прямо сейчас выбрать себе по предмету, остальное заберу я.

– Мне ничего ненужно с этого богомерзкого места! – высокопарно высказался Мавий.

– И мне, – отозвалась Лий, но уже не столь уверенным голосом.

– А ты, Стэс? – широко улыбаясь осведомился у меня Лью.

– А я, пожалуй, хоть одну вещичку, но возьму.

– Хорошо подумай, Стэс, – предостерёг меня Мавий, – это нашему Де’Фаре может всё сойти с рук, если он упрячет это подальше и не будет доставать из своих обильных закромов. А тебе в Святграде может и аукнуться наличие вещи из храма Хель.

– Спасибо, учту, – поблагодарил я его.

– Это правильно, – подбодрил меня Льюис, – это всё же артефакты, искусно сделанные инструменты талантливыми мастерами и магами. А как использовать инструмент, решать тебе и только тебе. К тому же, вещь можно и освятить в храме и даже поменять её предрасположенность при определённой удаче, разумеется. Бывали случаи, когда сильный артефакт тьмы становился святой реликвией, тебе ли не знать, Мавий, может, передумаешь?

– Нет! – Мавий был твёрд в своих убеждениях, – причём то, о чём ты сейчас говоришь, это из разряда святых чудес, в истории намного больше случаев, когда было всё на оборот, осквернить всегда проще.

Де’Фаре картинно развёл руками и пожал плечами, дескать, каждый остаётся при своих убеждениях.

«Стэс, – оживился Фел, – чувствую магию от предметов, это сильные магические вещи, но из всего этого разнообразия советую тебе выбрать вон тот браслет на нижней полке»

«А что в нём интересного?»

«В нём запечатан Лич»

«На кой мне Лич? – возмутился я, – это самое интересное, что здесь есть?»

«Если ты считаешь жертвенный нож, пропитанный эманацией смерти, что лежит правее, или вон тот череп, усиливающий некромантию, тебе подойдёт больше, то дерзай – обиделся Фел»

«Нет, но Лич-то мне зачем?»

«А это не тебе, это мне»

«А тебе зачем?»

«Что есть Лич? Дух мага сродни этому плану и способный на активное прямое взаимодействие с ним! Что есть я? Создание иного духовного плана, но уж подчинить Лича я смогу, не только Грегу`Тар`Сар способен на такие фокусы. У тебя будет свой ручной Лич, чем плохо?»

«Убедил»

– Возьму вот этот браслет, – подойдя к полке, я ткнул пальцем на озвученный предмет.

– Что-то тебя всё на украшения тянет, – прокомментировал Льюис, – пугаешь, но я не возражаю, раз душа просит, что поделать?

Взяв браслет в руки, я внимательно его осмотрел. Из себя он представлял типичный такой браслет для ношения на запястье. Особо в этом не разбираюсь, но сказал бы, что он из серебра, с гравировкой в виде черепов по своей поверхности, любой гот или эму с Земли был бы счастлив такому приобретению, а вот на счёт себя не уверен, доверюсь Фелу, он пока плохого не советовал. Вздохнув, нацепил браслет на левую руку и спрятал в рукав куртки, металл непривычно холодил запястье, но вскоре это ощущение прошло.

Пока я любовался своим новым приобретением, наш огненный авантюрист активно подчищал полки, сгребая в свою походную сумку всё подряд.

– Сумка у тебя бездонная, что ли? – удивился я, так как по моим прикидкам, столько артефактов, сколько в неё уже запихал Льюис там поместиться, ну, никак не могло.

– Увы, мой друг, всё имеет свои пределы, даже объём этой сумки, – с наигранным расстройством сообщил мне Льюис.

– Стэс, – решил просветить меня Мавий, – это сумка сама по себе артефакт, увеличивающий вместимость и уменьшающий вес вещей, в неё помещённых. Стоит безумных денег, но вещь, безусловно, очень удобная.

– Данный образец ещё и экранирует магические эманации, – подтвердил Лью. – Как верно заметил наш друг, не стоит в открытую появляться в Святграде с вещами, наполненными силой далеко не родственной для Святой Империи.

– Ясно, – проронил я, – ты тогда затаривайся от души, а мы подождём.

На то, чтобы подчистить пусть не особо большой, но всё же склад артефактов, ушло ещё минут десять. Всё добро вполне поместилось в бездонной сумке Льюиса, артефакты были и не особо громоздкими вещами, но по моим прикидкам, для того, чтобы запихать столько в обычные сумки, соизмеримые по размеру, то потребовалось бы точно не менее пяти. Когда сбор трофеев был завершён, и мы выбрались в более просторный зал наверху, весьма довольный добычей Лью озвучил последующий план действий:

– Остался неизученным центральным проход из основного зала с ловушками. Ничего ценного я там уже не жду, но пройти мимо было бы глупо.

На это возразить было нечего, и мы вернулись к полуразрушенной не без нашего участия зале. Не забывая, где находимся, со всей осторожностью привычным строем мы вошли в ещё неизученный нами центральный коридор. Данный коридор отличался от других тем, что справа и слева были не гладкие стены, а ниши, занятые скелетами, как и в предыдущей комнате. Но чем дальше мы продвигались по коридору, тем богаче и мощней было облачение скелетов и их оружие. У меня сложилось впечатление, что тут представлена уже элита давно минувших войск, возможно, даже военачальники армий прошлого. К концу этого коридора на каждом из скелетов был полный доспех, причём, казалось, не тронутый временем. Таким бы не побрезговал воспользоваться и любой воин современности.

– Лью, может, выберем себе чего из этого? – осведомился я у приятеля, и показывая на облачение стоявшего в очередной нише скелета.

– У меня места практически не осталось, – ответил он, – а утащить эти громадины будет сложно. Вот если будем тут в другой раз, то может что и прихватим. Но скажу сразу, больше сюда телепортом не полечу. Всё самое ценное забрали, а это не окупит даже затраченную энергию на телепортацию. Но ты, если что приглядел, бери, только и тащи сам.

Посмотрев на полный латный доспех и огромный двуручный меч в руках очередного скелета, и прикинув, сколько это должно весить, всё же решил не связываться:

– В другой раз, если с телегой или сразу с несколькими сюда заглянуть надумаю. А пока, ты прав, не утащим.

– Рад, что твоё благоразумие сильнее твоей же жадности, – посмеялся Льюис.

Наконец, коридор со скелетами был нами преодолён, и мы оказались перед большой залой без видимых выходов, если нет скрытых проходов, то это явно тупик. Зала была бы пуста, если бы не одно очень интересное сооружение по центру – продолговатый каменный постамент, украшенный рунными символами и изображениями всевозможных скелетов, умертвий, приведений, черепов, костей и прочих рисунков соответствующего антуража. Весь камень был окаймлён канавками, сильно напоминающих водостоки, а вокруг него на полу были небольшие углубления, при обильном увлажнении камня влага, наверняка, собиралась в них, образуя причудливый рисунок. Боюсь только, на этот камень лили совсем не воду, это предположение подтверждали сильные некротические эманации, исходящие от жертвенника, а это явно был жертвенник или алтарь, суть от этого сильно не менялось. Мою догадку тут же подтвердил и Мавий:

– Живой алтарь Хельхеймы!!! – с огромным удивлением произнёс он.

– Ну, да, – абсолютно спокойным голосом произнёс Льюис, – это же её храм.

– Он всё ещё жив! – никак не мог успокоиться Мавий. – Наш святой долг его уничтожить!

– Мы ничего тут уничтожать не будем! – категорично заявил Лью, – мы сюда не затем пришли, чтобы тут и погибнуть, разрушая алтарь верховного божества. Мы ищем интересности и уходим!

После этих слов он активировал свой артефакт и убедился, что скрытых ниш и тайников тут нет. Потом забрал артефакт к себе в сумку и направился к выходу, по пути сообщив:

– Тут ничего интересного не найдём! На правах организатора экспедиции считаю её успешно оконченной, возвращаемся к телепортационной площадке.

– Мы никуда не пойдём, – упёрся Мавий, – пока не уничтожим это зло!

– Ты не понимаешь, – начал закипать Льюис, – одно дело собрать в заброшенном храме уже сотни лет никому ненужные вещи, на эти шалости никто и не обратит внимание, а совсем другое – разрушить живой алтарь. Этим действием ты привлечёшь внимание самой Хель! Нам не выйти отсюда живыми, но даже если нам повезёт, имея верховное божество в личных врагах, жить мы будем совсем недолго и несчастливо!

– Это ты не понимаешь! – вскричал Мавий, – за нами Проотец и он защитит своих чад от кого и чего угодно, тем более мы будем делать исключительно угодное ему деяния!

– Не нам с тобой решать, Мавий, что угодно Проотцу а что нет. – Вступила в разговор Лийла, увидев, что Мавий набрал уже воздух в грудь для возражений, она поспешила продолжить. – Погоди, я не закончила! Как бы всё не обернулось для нас в дальнейшем, я тоже считаю, этот мерзкий алтарь должен быть разрушен, здесь и сейчас!

– Всю жизнь можно прожить, боясь всего и вся, замаливая свои грешки в храме. Требуя, именно требуя, заступничества Проотца для своей никчёмной душонки. – Мавия явно понесло, и он уже не мог остановиться. – Тут сама судьба даёт нам шанс совершить поступок достойный детей Проотца. Если разрушение этого алтаря будет последним, что я совершу в этой жизни, с радостью пойду на это, понимая, что прошёл свой жизненный путь не зря!

– Связался на свою голову с фанатиками, – вздохнул Де’Фаре, – Стэс, ну, ты-то благоразумный человек, остуди пыл этих невменяемых, иначе мы все здесь умрём.

Взоры всей команды были направлены на меня. Какой выбор мне сделать? Разум говорит о необходимости поддержать Льюса, приключений и адреналина нам хватит, будет, что вспомнить сидя в питейном заведении и общаясь с друзьями, вот только друзей у меня, считай, и не останется. Взгляд Мавия выражал решимость идти до конца, невзирая на последствия, его не переубедить – фанатик. С Лийлой было всё не столь однозначно, но в то, что удастся с ней спокойно покинуть храм, у меня были большие сомнения, и даже если это получится, отношение ко мне будет безвозвратно испорчено. С Лью было ещё более неясно, в нём говорил опытный кладоискатель, а не религиозный фанатизм, но он был жителем столицы Святой Империи и так же, как я, поддерживал её устои. Не сомневаюсь, будь он уверен в положительном исходе, без раздумий принял бы точку зрения моих друзей, а сейчас в нём говорила осторожность и благоразумие. В целом я был на его стороне, рисковать жизнью своей и друзей мне категорически не хотелось, но что-то в глубине души не позволяло принять его точку зрения.

– Лью, – начал я, – мы сможем без тебя вернуться в столицу телепортом?

– Нет, терминал в моём доме даст отклик только, если в телепортируемой группе будет носитель крови Де’Фаре, и заклинание телепортации будет активировано исключительно силой огня. Всё-таки эта площадка в самом центре нашего особняка, защитные меры там предусмотрены серьёзные. И это ещё не всё, для телепортации нужно колоссальное количество энергии, для этого я использую специальный заполненный артефакт-накопитель, второго такого у меня нет.

– А мы можем телепортироваться не в твой особняк, а на публичную площадку телепортации в столице для обычных путешественников, там же наверняка есть такая? – перебирал я возможные варианты.

– Есть и не одна, но в них можно попасть только с других, заранее настроенных на отправку-приём друг с другом площадок, как ты понимаешь, наша в этот разряд не попадает. Это стандартная практика защиты столь важных стратегических объектов, да и откуда вам взять столько энергии на телепортацию?

– А на этой площадке тоже, наверняка, была такая защита? – уточнил я, – как ты её обошёл?

– Время самый верный помощник в данном вопросе, за сотни лет защита ослабла, но несмотря на это, мне прошлось потратить четыре дня на приготовления.

– Предлагаю сделать следующее, – констатировал я, – Льюис, иди к площадке, готовься к телепортации. Подожди нас, если всё хорошо, спокойно все вместе уйдём телепортом, если нет, уходи один, мы не будем тебя осуждать, ты на это не подписывался, всё, что было оговорено перед данной экспедицией, мы всё исполнили, договорённости выполнены.

– Как понимаю, мне вас не переубедить? – уточнил Лью.

– Нет, – ответил Мавий.

– Нет, – подтвердила Лий.

– Нет, Лью, – сказал я, – если что, запомни нас героями!

– Или дураками, – вздохнул Лью, – как правило, это одно и тоже. Буду ждать вас сколько смогу. Не прощаюсь.

Сказав эту фразу напоследок, он направился к выходу из храма, не оглядываясь.

Глава 10 – Алтарь

Проследив за уходящим приятелем и убедившись, что он уже прошёл коридор со скелетами, мы решили обсудить наши дальнейшие действия.

– У вас есть предположения, как уничтожить алтарь? – спросил я. – У нас и инструмента нет, хотя пару боевых молотов в соседнем коридоре я видел.

– Не обязательно уничтожать физическое его воплощение, – сообщил Мавий, – достаточно развеять духовное. Был бы алтарь уже пуст, это одно, но он всё ещё полон энергии и своим существованием отравляет всё живое. Достаточно единственного адепта Хель и он сможет вернуть весь культ поклонения к ней. Этого допустить нельзя!

– Да поняли мы это уже, – перебил я его, – ты к сути ближе, как будем убивать в нём сущность Хель? Твоей молитвы явно будет недостаточно.

– Разумеется, – подтвердил он, – тут необходимо что-то посильней. Предлагаю очертить святой круг, вписать в него стандартную магическую звезду, по лучам написать символы Проотца, что соответствуют ритуалу освящения места, и напитать её магической силой. Будем держать подпитку гексаграммы до тех пор, пока она не выведет всю скверну.

– Лий, а ты что думаешь? – спросил я у единственной девушки в нашем уже трио.

– Предлагаю совместить физическое и магическое разрушение. Символы Проотца начертить не только в звезде, но и на алтаре, стенах, полу. Может, у Мавия и ладан найдётся окурить комнату? – Мавий активно закивал головой, Лий продолжила – Надо найти молот попроще не из коридора, а из склада с хламом. В коридоре будет зачарованное оружие, его не силами Мавия благословлять, а вот обычную железяку он сможет и усилить святым словом.

– Ты моя милая, – приобнял я Лий, – вот молчишь, молчишь, а как скажешь, так каждое слово золото.

– Иди уже за молотом, – отстранилась она, – мы пока тут начнём чертить, – Мавий, у тебя мел освящённый есть?

– А как же, жрец я или кто? – возмутился он, – И мел, и ладан, и свечи, всё есть.

– Тогда начинаем.

Лий, взявшуюся за работу, я видел не первый раз, как дойдёт до дела, она из скромной милой девушки превращается в неутомимый ураган. Не удивительно, что, чётко поняв, что нужно делать, и то, что лучше её никто не начертит, она взяла инициативу в свои руки.

– Стэс? Ты ещё тут?

– Да бегу уже, бегу, – ответил я, улыбаясь Лий.

Комнату-склад я достиг достаточно быстро, к моей радости и молот найти удалось. Он выглядел в меру надёжно, чтобы им можно было расколоть камень, хотя в бой такую бандуру не взял бы. Прихватив требуемое, вернулся к друзьям. За время моего отсутствия часть пентаграммы была уже начерчена, но до завершения работ было очень далеко. Лий старалась во всю, тщательно выводя рисунок. Мавий расписывал символами Проотца и рунами стены, а до этого поджёг благовония, судя по сильному запаху ладана в зале.

«Стэс, – услышал я голос Фела, – мне, конечно, не доводилось работать с ритуалами светлой магии самому, скорее я был, как бы это сказать, тем на кого ей воздействовали, но принципы построения пента-гекса-окси-декта и прочих грамм с точками приложения силы и их затратности знаю. То, что вы решили задействовать, будет иметь очень слабый эффект и потребует огромное количество маны, у вас не хватит и на десятую долю требуемого»

«Что предлагаешь?»

«Ничего, просто предупредил»

«Ясно, спасибо и на том»

– Лий, – обратился я к ней, – где будут располагаться основные узлы рисунка, требующие подпитки маной?

– С внешнего края, тут, тут и тут, для нас троих.

– А нельзя сделать всего один узел, и не с внешней стороны, а с внутренней, в центре?

– Напитывать один узел троим менее эффективно, чем воздействие с трёх разных сторон, и ты решил, что мы будем сидеть на алтаре во время ритуала? Я к этой гадости прикасаться не собираюсь.

– Хорошо, пусть будет не один, а шесть – по количеству лучей, но внутри со стороны алтаря.

– Поясни свою мысль, – нахмурилась она, пока не догадываясь о моей идее.

– Наших сил на поддержание необходимой плотности магического потока может не хватить.

– И не хватит, – подтвердила она, – это видно, я думала провести ритуал не менее пяти раз.

– Можно сделать проще, ты же помнишь моё изобретение фонарика, ну, той палочки самозаряжающейся со светлячком?

– Помню, и что?

– Можно сделать конвертацию из магии алтаря на поддержание нашей пентаграммы по принципу того фонарика. Тогда достаточно будет напитать контур для начала поглощения энергии, а дальше он будет её тянуть с жертвенника и сам себя усиливать. Не забывай, я могу работать как со светлой, так и тёмной энергией и конвертировать одно в другое, пусть и с большими потерями, но это не особо важно в данном случае, нам как раз надо просто разрядить алтарь.

«Это может вполне сработать, – подтвердил Фел»

– Гениально, – восхитился уже Мавий, – Лий, меняй центры подпитки и увеличивай их до шести.

– Раз вы так считаете, – с сомнением произнесла она, – давайте попробуем, если что вернёмся к первоначальному варианту.

На создание задуманного нам потребовалось ещё часа три. Когда Лий закончила свою часть, к работе приступил я. Сперва углём начертил в шести местах от алтаря в сторону гексаграммы начало руны конвертации, затем мелом от точек приложения силы – конец конвертации, а затем, смешав эти два материала, дочертил везде серединку. Фигура получилась монструозной, но нам главное результат. Отдохнув от трудов праведных ещё полчаса, мы были готовы. По лучам звезды зажгли свечи, ещё раз окурили ладаном помещение, и я скомандовал:

– Мавий, освящай молот и рушь алтарь.

Приятель запел свою молитву, как и ранее его укутало золотое сияние, жадно впитывающееся в молот. Через некоторое время оружие насытилось, и сияние просто стало обволакивать нашего святого воина. Ни на секунду не останавливая свою молитву, Мавий прямо по гексаграмме шагнул к алтарю и нанёс свой удар. Из камня послышался стон, но он устоял. Мавий повторил ещё раз, камень держался. Тогда он начал методично повторять удары в одну и ту же точку на алтаре. После, наверно, сотого удара ему удалось отколоть маленький кусочек камня, но наш приятель полностью выбился из сил. Речитатив смолк, сияние потухло, он обессилено опустил молот.

– Надеюсь, этого хватит, – констатировал я, – целостность нарушена, отходи. Лий, наш выход.

Когда обессиленный Мавий вышел из рисунка, мы с Лий начали вливать в гексаграмму свою энергию света. Из-за того, что точки приложения силы находились далеко от нас, и их было шесть, нам это давалось нелегко. Лий, как и Мавий до этого, начала приглушённо молиться. Я же концентрировался молча, направляя в необходимые узлы внутренние накопления маны. Стараясь нам помочь, Мавий, произнёс слова благословления. Это исчерпало его запас благодати, но придало нам немного сил.

В тот момент, когда мой резерв уже подходил к концу, и промелькнула мысль, что можем не справиться, гексаграмма ожила. По её контуру прошёл бело-золотистый свет, и каждая чёрточка наполнилась силой. Из алтаря начался отток энергии, и я почти физически ощущал, как из места скола жертвенника потёк ручей магии тьмы. Эта энергия жадно впитывалась моими рунами, и подпитывало ритуальный рисунок, а он в свою очередь начал святиться всё ярче. Как и предполагал ранее, поток с алтаря всё усиливался и не весь он мог быть освоен и конвертирован. Часть тёмной энергии вырывалась. На этапе планирования это казалось не существенным, но сейчас, видя, как избыточная энергия начинает активно рассеиваться по комнате, зажигая сгустки тьмы под потолком, мне стало не уютно.

– Дело сделано, – закричал я, – быстро уходим!

– Дождёмся полного разрушения алтаря, – возразил Мавий.

– Сейчас энергия тьмы оживит умертвия и активирует магическую защиту, – я уже тянул Лий к выходу и пытался докричаться до Мавия, – алтарь разрушится сам и выплеснет вовне всё накопленное. Уходим, живо!

Наконец, Мавий ожил и сперва неуверенно, но потом всё быстрее стал догонять нас с Лий. Мы бегом на максимальной скорости преодолели коридор и зал с ловушками. За спиной я слышал завывания и скрежет, это придало нам ещё больше сил и заставило бежать уже без оглядки. До выхода из подземелья оставалась не так далеко, последний коридор и мы бы выбрались, но дорогу нам перегородили два скелета, своими костяками полностью закрывая проход.

– Мавий, твой справа, мой слева, Лий, держись сзади, если кто появится, кричи.

Всё это я выкрикнул на бегу, доставая из ножен меч и принимая рубящий удар левого скелета на щит. Несмотря на то, что удар я принял не под прямым углом, а по касательной, уводя клинок в сторону, сила удара была такой внушительной, что левая рука тут же онемела. Заученным на многочасовых тренировках ударом я в ответ рубанул по руке скелета, державшую меч. Его рука успешно была отделена от туловища и отлетела в сторону. Отойдя на шаг назад, выставив перед собой щит, напрыгнул на скелета, производя таранный удар, одновременно краем щита старался попасть в шею и отделить голову от туловища. Только далёкий от ратного дела человек может считать щит исключительно защитным предметом амуниции. И сейчас я в очередной раз это доказал. Удача была на моей стороне, и мне удалось реализовать задуманное, шея противника треснула, голова свалилась с плеч, глазницы потухли, а костяк мешком обвалился на пол. Быстро переключив своё внимание на второго противника, я с облегчением отметил, что Мавий справился не хуже меня, его соперник также уже оседал на пол. Со спины раздался женский визг, мгновенно обернувшись, увидел, как появившейся прямо из стены на Лий напал призрак, жадно припавший к девушке и выпивающий жизненные силы. Не раздумывая, я ударил вспышкой света прямо в целительницу. В то же мгновение призрак был развеян, но уже с противоположной стены появилась аналогичная тень. Схватив ослеплённую девушку за руку, я потащил её к выходу. Мавий на горстке накопленной маны зажёг над нами своего светлячка, это отпугивало призраков. Лий на ходу накинула на себя малое лечение, и это помогло ей прозреть. Через десяток метров нам-таки удалось выйти из подземелья. Но не могу сказать, что от этого стало легче, нас встречали. Выход из храма был взят в плотное кольцо, тут были и скелеты, аналогичные упокоенным пару мгновений назад, и классические зомби, и много-много духов, парящих над нами, но всё ещё остерегающихся светлячка Мавия, следовавшего за нами. Судя по звукам из храма, обратной дороги нам нет, только прорываться. Маны у нас крохи, всё отдали магической фигуре ещё там, в храме, как от магов сейчас от нас толку мало.

– Прорываем строй, тараня щитами, – сказал Мавий, – Лий, держись максимально близко за нашими спинами.

Мы с Мавием встали плечом к плечу и выставили щиты перед собой для тарана, подобный манёвр мы отрабатывали на учениях, но не с таким же количеством противников! Не успели мы начать атаку отчаянья, как группа умертвий прямо перед нами озарилась ярким пламенем, затем слева и справа от них действие повторилось. Немного приглушенный воем пламени со стороны площадки телепортации послышался знакомый голос Льюиса:

– Вы там долго будите возиться? Я вас уже заждался.

Раскидав таранным ударом подожжённых умертвий, нашей группе удалось вырваться из окружения. Пробежав пару десятков метров, увидели и Де’Фаре, он поднимал за нашими спинами стену пламени, затрудняя преследование.

– Смотрю, вы-таки разворошили это осиное гнездо? – спросил он у нас, когда мы с ним поравнялись, – ну как, довольны?

– Вполне, – ответил за всех я, – а сейчас давай ходу-ходу.

Ориентируясь на наши магические маячки, мы хорошо чувствовали направление, куда нам надо бежать. Нежить была в основной своей массе медлительна. Нас могли догнать только духи, но причинить вреда не могли. Всякая нечисть появлялась массово со всех сторон и на пути, вырываясь прямо из-под земли. Был случай, когда у меня под ногами земля вздулась, а я, недолго думая, запрыгнул на голову ещё не поднявшегося зомби, оттолкнулся от него своими коваными сапогами и побежал себе дальше. Зомби только и смог щёлкнуть зубами, догнать нас ему было уже не судьба.

– Слабенькая нежить, – прокомментировал я на бегу, не сбавляя темп.

– Так она только поднялась и не окрепла, – сообщил Льюис. – Ты сюда через пару дней загляни, будет намного интересней.

– Увольте, мне и так впечатлений хватает.

Пробежать по лесу почти до самой телепортационной площадки у нас получилось. Не смотря на обилие всевозможных скелетов и зомби, действовали они не организовано, появлялись хаотично, догнать нас не могли. Я практически уже уверовал, что у нас всё получится, оставался последний вопрос.

– Лью, ты всё приготовил к телепортации?

– Всё настроено и готово, – обнадёжил приятель, – даже само заклинание создано и висит над местом, ожидая активации, прыгнуть сможем сразу же, как окажемся над плитой.

– Идеально, – выдохнул я.

Нужное место появилось в зоне видимости, осталось немного, и мы – в столице. В этот момент между нами и телепортационной площадкой возник бледно-зелёный разлом прямо в ткани мироздания размером метра два в диаметре и зависший у земли. Мы всей группой резко сменили направление бега, стараясь его обогнуть с левой стороны, прикасаться к данной аномалии не было никакого желания, и так ясно, что ничего хорошего нас там не ждёт. Как только наша группа поравнялась с разломом, из него вынырнули две прозрачные фигуры в человеческий рост. Это были призраки, но не те приведения, что кружили над нами, а существа явно иного уровня. У каждого из призрака в руках было по прозрачному посоху, одежда лоскутками из лохмотьев струилась по их телам, а вместо лиц – черепа с горящими зелёными глазницами.

– Личи, – произнесла Лий, запуская в сторону новоявленных гостей волну света.

Волна достигла мёртвых магов, но при соприкосновении с ней их окутала тёмная вуаль, полностью поглотив негативное воздействие. Через мгновения в нашу сторону полетел целый рой зелено-ядовитых снарядов. Совершая кувырки, перекаты или просто уклоняясь, мы все тем или иным способом смогли их избежать. И это было весьма благоразумно с нашей стороны, так как листва, деревья, земля в тех местах, куда в конечном итоге угодили данные снаряды, тут же серели, чахли, гнили.

Льюис направил руку в сторону Личей, и нас от них отгородила стена пламени, зная таланты приятеля, я не сомневался, что температура у данного защитного барьера предельно высока. Но, увы, она не смогла задержать нежить. Сквозь стену протиснулся бледно-зеленоватый туман, стелящийся по земле, тут же полностью погасив огненное заклинание. Личи вскинули посохи в нашем направлении, и между нашей группой и телепортационной площадкой, что находилась буквально в десятке метров, возник мерцающий всё тем же оттенком бледно-зелёного цвета магически барьер, отрезавший нам путь к отступлению. Сюрпризы ещё не закончились. В шаге от меня возник третий Лич, как две капли воды похожий на ту двойку из портала.

– Полный привет, – высказал я вслух, наверно, общее наше мнение.

«Это твой Лич из браслета, – услышал я голос Фела, – прорывайтесь к телепорту, попробую их задержать»

Третий Лич действительно развернулся в сторону первой двойки и взмахом руки создал барьер, уже отделяющий их от нас.

– Прорываемся к порталу, – выкрикнул я, стараясь хоть что-то пояснить товарищам в происходящем, – на этого Лича не обращайте внимание, он за нас.

– Лич за нас? – произнесла голосом полного удивления Лий, а глаза её в этот момент были такими большими и круглыми, как два блюдца.

– Да, из артефакта, – коротко пояснил я, – ломаем барьер, Мавий, заряжай свой меч, мы поможем.

Мавий понял мою идею, вытащив меч из ножен, подошёл к барьеру и приступил к благословлению. Я попробовал ему помочь и начал передавать всё то немногое из магической энергии света, что уже успел накопить. Ко мне присоединилась и Лий. Льюис стоял в стороне и смотрел за нашими действиями. Стихийная магия плохо совмещалась со светлой, поэтому его невмешательство было вполне оправданным.

– Постарайтесь быстрее, – произнёс он, – иначе нам конец.

Бросив взгляд назад, я понял, что приятель прав. Всё тот же туман, что до этого поглотил стену огня, в настоящий момент почти разъел защищающий нас барьер, счёт шёл на секунды.

Клинок Мавия светился ослепительно белым от переполнявшей его энергии. Взяв двумя руками меч, наш жрец ударил в преграду, и она распалась. Путь был свободен.

Мы не успели! На поле боя появилось новое действующее лицо. Из пространственного разлома выглянула огромная полутораметровая голова, представляющая из себя череп, чудом сохранивший на макушке растрёпанный пучок волос. С её появлением во всех трёх Личей выстрелил зелёный луч, мгновенно их развеяв. Вот только что тут были мёртвые маги, наводящие ужас одним только своим видом, миг – и их не стало. А затем голова разинула свой рот, и из него раздался чудовищный и пронзительный крик. Этот крик сковал нашу волю, мы мешками попадали на землю, не в силах пошевелиться. Крик прекратился, но двигаться мы не могли. Моя голова просто раскалывалась от чудовищной боли, мысли сбивались и никак не собрались в кучу. Разлом между мирами закрылся, а вместе с ним и исчезла та кричащая полуметровая голова. Всю окрестность окутал этот везде проникающий и уничтожающий заклинания туман. Когда первые его всполохи прикоснулись ко мне, я ощутил ужасно сильный холод, он пронизывал до костей каждую клеточку, проникая внутрь меня и поселяясь внутри.

«Вставай, Стэс, – голос Фела набатом стучал у меня в голове. – Вставай! Твой паралич – это ментальное воздействие, преодолей его, иначе вы все погибните и восстанете уже слугами Хель! Докажи, что я в тебе не ошибся! Твой амулет, обратись к нему»

Я мысленно потянулся к камню у меня на голове, и о чудо, получил отклик. Лёгкое тепло прошлось по моему телу, преодолевая скованность и холод в конечностях. С большим трудом мне удалось пошевелиться. Сделав огромное над собой усилие, я всё-таки смог встать. Ограничивая видимость, туман окутывал меня и моих друзей уже полностью. Но благо, они все были в пределах полутора-двух метров, безжизненные, не шевелящиеся, не уверен, вообще дышали ли они, но я их хотя бы видел. На негнущихся ногах подошёл к Лий, взял её за руки и, преодолевая внутренний холод, ломоту в костях и болезненные ощущения во всем теле, прямо волоком по хвое потащил к портальной площадке. Поднять на руки пусть и хрупкое тело подруги у меня не было сил, надеюсь, она не обидится. Преодолев эти несчастные десять метров в леденящем тумане, бросил бездвижную Лий у муравейника. Лёгкое дыхание у неё было, значит, просто парализована, будем в столице, всё будет хорошо.

В течение ближайших нескольких минут перенёс также волоком Мавия и Льюиса. Туман сказывался на мне самым неблагоприятным образом. Холод, сильный холод во всём теле, боль в суставах, сильный кашель. Он вытягивал из меня силы, хотелось упасть и уснуть, чтобы хоть как-то восстановиться, но я прекрасно осознавал текущую ситуацию и не мог себе это позволить. Более того, достав зелье восстановления из своей сумки, я влил его не в Лий, как собирался сделать первоначально, а в Льюиса, только он мог вывести нас, у меня даже на то, чтобы двигаться, сил уже не осталось. Этот туман выкачал из меня остатки, я упал на хвою рядом с друзьями и стал ждать, когда же это закончится.

«Стэс, ещё ничего не закончено, – не эти слова я ожидал услышать от моего фамильяра. – Льюис не очнётся, и твои зелья тут не помогут. Заклинание на телепортационную плиту наложено, но не запитано, необходим толчок и подпитка его энергией. Энергию нужно взять из накопителя, я его ощущаю в сумке Лью. Но запитать энергией огня руной ты не сможешь, мы не попадём в столицу, наш единственный шанс – это на случайную телепортацию»

«Фел, мне уже всё равно, надо поскорее убираться из этого тумана, с этого леса, подальше от проклятого древнего города»

«Раскрой свой разум, убери все ментальные блоки, сними обруч, я возьму твоё тело под управление и постараюсь нас телепортировать»

«Действуй»

Я стянул обруч с головы, мне было настолько плохо, что сопротивляться не было никаких сил, последняя наша надежда – это Фел. И пусть он далеко не добрый, мягкий и пушистый, и, возможно, он уже не вернёт мне контроль над моим телом. Но если это спасёт моих друзей, то оно этого стоит.

«Я верю в тебя, Фел!» – это было последнее, о чём я смог подумать, прежде чем провалиться во тьму.

Глава 11 – Снежная королева

Сознание возвращалось постепенно, сначала я ощутил холод, потом голод, затем то, что всё тело окоченело и лежало на чём-то неудобном, да и сверху был непонятно чем придавлен. Что-то липкое было на лице. Открыв глаза, с удивлением понял, это снег. Он снежинками обильно опускался с неба, попадая мне на лицо и за шиворот. Я пошевелил рукой, стараясь стряхнуть его хотя бы с лица.

– Нежить ожила! Говорил же, что голову отрубить сперва надо, прежде чем тащить, а ты «Возиться не хочу, и госпоже будет неприятно смотреть на обрубыши». Сейчас мы это дело поправим, госпожа поймёт и не осерчает.

Голос, что я услышал, был грубоват, как будто говорил дородный мужчина уже в возрасте. Завертев головой, с удивлением увидел подскочившего ко мне крепкого, низенького мужичка с огромной бородой. В нём без труда узнавался гном. Пусть и не часто, но иногда они попадались в Святграде, как правило, чтобы продать свои товары. Изделия у гномов были отменного качества, и, не смотря на заоблачные цены, покупатели всегда находились. Но этот конкретный гном не спешил мне что-то предложить на продажу, занесённый над моей головой здоровенный и, наверняка, тяжеленный топор явно намекал об ином желании его хозяина.

– Стой, стой, – закричал я, невольно закрывая свою голову руками, – я не нежить!

– Ух, ты, – удивился гном, не спеша опускать топор – нежить и разговаривает.

– Я не нежить, говорю же тебе! – возмутиться я.

– А кто ты тогда? – настаивал на своём гном. – Не дышишь, холоден и мертвичиной от тебя несёт знатно.

– Мы с друзьями бились с нежитью, оттуда и запах, и что значит, не дышишь?

– Так дыхни, – заулыбался гном, его явно забавляла эта ситуация, но топор он опустил и просто меня разглядывал с большим интересом.

Я удивился такой просьбе и выдохнул воздух из лёгких, небольшая едва заметная на морозе струйка пара, но всё же вышла из моего рта.

– Ого, и правда дышит, – опешил гном.

Воспользовавшись моментом, что меня уже не собирались порубить, я попробовал осмотреться. Вокруг была зима и много снега. Находились мы где-то в горах, так как ни одного дерева было не видно, зато заснеженных скал хоть отбавляй. Не удивительно, что мне было холодно, пусть одежда на мне была и добротная, но не особо тёплая, в зиму забираться мы не планировали, и до этого везде, где бы я не находился в Виктарии, всегда было тепло, одно время я даже сомневался, что тут бывают зимы, оказывается, бывают. Вокруг меня было с десяток гномов, все вооружены как минимум топорами, а у некоторых дополнительно я заметил мощные даже на первый взгляд арбалеты. Весь десяток пар глаз заинтересовано смотрел на меня, ожидая каких- либо агрессивных действий, и не приходилось сомневаться, что стоит мне только их показать, как буду тут же разрублен. Сам я находился на небольших санях, что были без коней, а в качестве ломовой силы использовались два гнома, что в настоящий момент скинули с себя лямки и как их сотоварищи взялись за топоры. Как уже говорил, на санях я лежал максимально некомфортно по принципу, как бревно закинут в них. С огромным удивлением обнаружил, что сверху на мне лежит Лийя, а подо мной Мавий и Льюис. Осознав это, совершил невольно резкое движение, сев на сани, и чуть не лишился головы, спасла меня только реакция, и то, что я ожидал чего-то подобного, в результате лезвие топора пролетело в миллиметре от отпрянувшего меня.

– Я не нападаю, – закричал я, – я только хочу посмотреть, что стало с моими друзьями.

– Смотри, – разрешил мне гном, что и до этого общался со мной.

Стараясь не делать резких движений, я аккуратно приблизился своим лицом к лицу Лий в надежде почувствовать дыхание, и только то, что я очень старался это сделать, позволило мне его ощутить – жива! Лий явно была жива, хотя и без сознания. Быстро проверив остальных друзей, я убедился, что и они живы. А Мавий даже пришёл в себя.

– О, ещё один очухался, – радостно констатировал гном, – и что, тоже не мертвяк?

– Нет-нет, – поспешил я его успокоить, – это мой друг и он определённо не мертвяк.

– Жаль, – наиграно высказался гном, – с мертвяками мороки меньше, голову с плеч и готово, а сейчас возиться с вами ещё.

– Бурим, оставь свои шуточки для посиделок с гномками, до коих ты ещё больший охотник, чем за доброй кружкой эля. Судьбу этих людей будет решать госпожа.

Произнёсший эти слова голос был властный, но в тоже время очень мелодичный, я немного опешил, странное сочетание для того, кто даёт указания. Но ещё больше я поразился, когда увидел, кто это произнёс. Посудите сами, снег, горы, с десяток низкорослых гномов хмурой наружности и посреди этой картины высокий и стройный эльф. Самый настоящий светлый эльф. Должен признать, что ситуация крайне необычная, даже в академии они не частые гости, и насколько я знаю, они крайне теплолюбивы и не особо толерантны к другим народностям, неважно гном или человек. Я уже не говорю о демонах, с кем у них кровная вражда испокон веков.

– Где мы и что происходит? – Мавий наконец смог сфокусировать взгляд на мне и задал очевидные для данной ситуации вопросы.

– Без понятия, – искренне ответил я, – сам ничего не понимаю. Помоги уложить по нормальному Лью и Лий, они ещё не пришли в себя.

Гномы и эльф нам с Мавием не мешали и не помогали, мы с трудом из-за затёкших конечностей слезли с саней, а в освободившееся на них место смогли относительно нормально разместить наших товарищей. Если Лий пусть и не особо явно, но дышала, и на щеках был едва заметный румянец, то Льюис выглядел совсем плохо, бледное лицо, дыхание не чувствуется, и только приложив ухо к груди, ещё можно расслышать очень медленный и тихий стук сердца.

– У вас не найдётся тёплых вещей укутать моих товарищей? – обратился я к гномам, – а то очень холодно.

– Ну, вот, я же говорил, что с мертвяками оно попроще будет, – ворчал гном, что минутой назад назвали Буримом. Тем не менее, из заплечного мешка достал одеяло и бросил мне. – На, околеют ещё, хорони потом вас, хотя, всё же сожжём, мало ли чаво, так надёжей.

Подхватив одеяло, я закутал в него Лий и Льюиса, искренне надеясь, что с ними будет всё хорошо.

– Бурим встаёт в упряжь, – приказал эльф, – отправляемся.

В ответ на это Бурим запыхтел как паровоз, но ослушаться приказа или возразить не рискнул, нацепил лямку и вдвоём со вторым гномом бойко потащил сани, быстро с шага переходя на лёгкий бег. Мы с Мавием в сопровождении гномов и эльфа двинулись за ними, не смотря на слабость в ногах заданный темп держать удавалось, сказывались продолжительные физические тренировки у Защитников.

Бежали мы около двух часов, вся дорога проходила вдоль гор, но резких перепадов и глубокого снега не было. Отряд явно хорошо знал местность и специально выбирал пологий путь, зачастую вообще без снега. Двухжильные гномы в упряжи даже не замечали, что тянут сани по камням, а не по снегу, по крайней мере скорость они не сбавляли. Удивительно, но усталости у меня не было совсем. Пара часов пробежки после столь серьёзных испытаний должна бы была меня доконать, но нет, как начал забег, так и продолжал, замёрзший, голодный, но не уставший. То же самое мог бы сказать и про Мавия. Признаю, это было не характерно для обычного человека, мне даже показалось, что к концу второго часа стал ловить уважительные взгляды бегущих рядом гномов.

По истечению двух часов забега мы оказались перед весьма необычным строением. Представьте себе большую красивую заснеженную гору, а у подножия раскинулся самый настоящий белоснежный замок. Гордые остроконечные шпили, смотрящие в небо, узкие окна, широкая стена, обрамляющая это великолепие, и всё это выполнено изо льда, что сверкал на солнце, преломляя лучи, и невольно завораживал. Когда из-за очередного поворота мне открылся вид на эту красоту, я невольно от удивления и заворожённый игрой света, сбавил скорость, за что тут же получил болезненный тычок в спину от бежавшего сзади гнома. Уже через десять минут мы вбегали в распахнувшиеся перед нами ворота и оказались во дворе замковой территории, где тут же остановились. Дворовая территория за первыми воротами была замкнутым пространством, отгороженным от сердца замка ещё одними воротами и крепостной стеной, как бы замок не был красив, но свою охранную функцию он выполнял. Прямо над вторыми, внутренними воротами, закрытыми в настоящий момент, располагалась небольшая площадка, где сейчас стояла эльфийская девушка, красивая, статная, прекрасная в своей холодной очаровательности. Белый полушубок, чудесные вьющиеся белоснежные волосы, тонкие, аристократичные черты лица и хрустальная корона на голове. Образ «снежной королевы» был сто процентным.

– Госпожа, – вышел вперёд эльф, прибывший с нашим отрядом, припав на одно колено и приклонив голову, начал свой доклад. – На месте срабатывания сигнальной сети высланный отряд обнаружил четвёрку людей. При беглом осмотре мы посчитали их погибшими. Признаков жизни они не подавали. Мы решили, что вам будет интересно на них взглянуть и взяли их с собой, но по дороге двое из них ожили и продолжили движение самостоятельно, а оставшиеся пусть и не пришли в себя, но в том, что живы и они, больше нет сомнений.

В каждую свою фразу эльф вкладывал столько уважения и почтительности, что явно указывало на то, как он глубоко любил и уважал свою госпожу. Частично из-за чего мне стало понятно через мгновение, когда, не обращая внимания, что с площадки, где она стояла, до земли было не менее семи метров, эльфа шагнула прямо к нам и словно невесомая пушинка плавно приземлилась перед коленопреклонённым эльфом. Да она маг высшей пробы! Попробуй такую не уважать. А с какой грацией она проделала это? Было очень красиво.

– Литиэль, – её голос полился словно музыка, мелодичность звуков была поразительной, – сперва я была удивлена, что ты не смог отличить живого от мёртвого. Но сейчас вижу, что и мне это сделать трудно. Эта девушка, как и юноша за тобой, скорее всего, ещё живы, но вот человек рядом с ней скорее мёртв, чем жив, как и тот, что лежит в санях.

Не понял, что она имеет в виду? Смысл сказанной фразы до меня дошёл далеко не сразу. То, что Лий жива, это уловил быстро. Мавий с парой гномов стоял прямо за эльфом. Льюис лежит в санях, и он плох, это тоже понятно, а стоял-то рядом с Лий я. Что значит скорее мёртв, чем жив? Холодные синие глаза «королевы» изучающе смотрели на меня, и это развеяло последние сомнения, о ком она говорит.

– Госпожа Надиэльталь, принцесса Луны, дочь великого лорда Валериэльта могучей ветви «Упавшего листа» – неожиданно начал Мавий, как и эльф, преклонив одно колено и склонив голову. – Рассказы о вашей мудрости и красоте известны всему миру, позвольте засвидетельствовать вам своё почтение и извиниться за невольный визит?

– Кто вы? – спросила та, кого тут все называли госпожой, а Мавий – Надиэльталь и прочее и прочее.

– Меня зовут Мавий, моего друга, что стоит у саней, Стеслав. В санях девушка Лийла, а рядом с ней Льюис из дома Де’Фаре. Я и Стеслав рекруты ордена Защитников Проотца, Лийла послушница ордена Проотца Милостивого. Все мы четверо – жители столицы Святой Империи Святграда и ученики первого курса Магической Академии.

– Удивил, продолжай.

– Воспользовавшись телепортом в доме Де’Фаре, мы вчетвером оказались около позабытого храма Хельхеймы. При беглом обследовании удалось обнаружить, что алтарь в храме ещё жив. Наш святой долг был разрушить его, что мы и сделали. Но когда покидали храм, наши действия привлекли внимание тёмной богини, и покидали мы храм уже второпях, испытывая на себе проявление недовольства Хель. После проявления в нашей реальности проекции её аватара я потерял сознание и очнулся уже сопровождаемый вашими подданными, что и доставили нас сюда.

Громкий, мелодичный смех «снежной королевы» разнеся по замку. Она смеялась искренне и очень заразительно, не удивительно, что смех был подхвачен её подданными. Даже у меня появилась улыбка, хотя прекрасно понимал, что уж точно смеяться в нашем положении не стоит и наше будущее в руках этой госпожи. Отсмеявшись, эльфийка произнесла:

– Не умей я отличать правду ото лжи, не поверила бы ни одному твоему слову, но удивительно, ты ни разу не солгал. Вы меньше всего похожи на ударный отряд Святой Империи, отправленный на зачистку храма тёмного божества, молодым людям захотелось приключений? Меня поражает, что четыре студента Магической Академии смогли разрушить алтарь самой Хельхеймы. Пусть чудо произошло, и у вас это получилось, но вам ещё и удалось в каком-то смысле и пережить это.

– Проотец всегда защитит своих чад, – молвил Мавий.

– Но не в месте сосредоточения силы другого верховного божества, мальчик. Вас сознательно отпустили, подозреваю, в надежде, что вы компенсируете нанесённый ущерб, об этом и говорит то, что вас уже почти обратили в нежить.

– Никогда служитель Проотца не будет служить богам тьмы! – Мавий это выкрикнул с фанатичной уверенностью, но тут же был остановлен жестом руки Надиэльталь.

– Помолчи, в истории есть ряд подобных примеров, не зарекайся. Мне сейчас интересно, как вы оказались здесь, может, твой приятель сможет это прояснить?

– Госпожа, – я начал отвечать вначале с хрипотцой, но потом мой голос стал выравниваться. На колено, как Мавий, не встал, посчитал, что так будет более правильно, об этой эльфийке я не знал ровным счётом ничего. В моём положении это можно было воспринять как дерзость? Безусловно. Но интуиция подсказывала, что так будет более правильно, её наверняка уже тошнит от беспрекословного обожания подданных. – Вы правы, посетить храм – наша частная инициатива, более того, чей храм мы идём посещать знал только организатор экспедиции – Льюис Де’Фаре, и подозреваю, нам он специально не сказал, чтобы мы не отказались. Уйти от мести разбушевавшийся богини нам помог так же Льюис. Он подготовил обратный путь для телепортации, но воспользоваться им и вытащить всех нас он уже не сумел. Когда мы были в двух шагах от точки телепорта, на нас была произведена ментальная атака, заставившая моих друзей потерять сознание. Мне посчастливилось при подготовке к экспедиции приобрести артефакт ментальной защиты, в итоге у меня хватило сил дотащить друзей до площадки и активировать её в случайном направлении. Далее, как и все остальные, я потерял сознание и очнулся только минутой раньше Мавия.

– Ваша история интересна, – обронила эльфийка, – но в ней много пробелов. Я подумаю, что мне с вами делать. Литиэль, проследи, чтобы они дожили до этого момента.

– Как прикажите, госпожа, – ответил Литиэль.

«Снежная королева» величественно развернулась, внутренние ворота сами по себе перед ней открылись, и она покинула нас, уходя к сердцу замка.

– Свезло вам, пришлые – буркнул гном Бурим, что всё так же стоял, запряжённый в лямку санок, – госпожа к вам милосердна. Давеча вот были люди из вольных баронств…

– Бурим, ещё слово и не будешь вылезать из штолен минимум три декады, – прикрикнул Литиэль. – Всему отряду вольно. Пришлых доставить в зелёный зал.

Гномы расслабились, боевая операция была окончена. Сани с лежавшими на них нашими друзьями четвёрка гномов подхватила на руки и понесла во внутренний двор замка. Я поразился их грузоподъёмности, весу во всём этом было явно прилично. Почему сани понесли на руках, а не потащили как до этого, мне стало понятно, когда мы вошли за внутреннюю стену. Это просто был другой мир. Вот только что мы были в заснеженных горах, а оказались в цветущем парке, изобилующим плодовыми деревьями. Изнутри места было в десятки раз больше, чем казалось снаружи. Тут было лето. Зелёная трава под ногами, огромные сады плодоносящих деревьев, небольшое озеро слева от входа с парой птиц, купающихся в воде.

– Красота, – не сдержал своё восхищения я.

– Госпожа очень могучая волшебница, – подтвердил один из гномов, несущих сани.

Мы в сам парк не пошли, сразу от ворот свернули направо и оказались в сети коридоров, недалеко от входа, и выдолбленных прямо в скале. Тут было много разных помещений, видимо, здесь и жили сами гномы, а не на территории замка, что был виден за парком.

Перед очередным залом сани были опущены на пол. Моих друзей взяли на руки и внесли в помещение. Зал был довольно просторен и содержал множество коек, в настоящий момент пустующих. По стенам росли вьющиеся растения, от чего он и правда был весь в зелени, а освещение, как и везде в помещениях, через которые нам довелось пройти, поступало из хитрых светильников, расположенных под потолком, аналог наших электрических ламп, но явно работающих на другом принципе.

Как только Лий и Льюис были расположены на свободных койках, гномы вышли из помещения, и тут же вошёл знакомый нам уже Литиэль.

Он подошёл к Льюису, провёл руками над ним, возникло сильное ярко-изумрудное свечение, затем оно разрослось, охватив всё тело Де’Фаре и пропало. Каких-либо изменений со стороны Льюса не произошло, он, как лежал неподвижно, так и остался. Ту же операцию повторили и над Лий, но как только свечение дотронулось до девушки, она ожила, открыла глаза и удивлённо уставилась на нас.

– Лий, – радостно подбежал я к ней, – как ты себя чувствуешь?

– Холодно, и голова болит, где это мы, что произошло? – спросила девушка.

– У вас будет время на разговоры, – оборвал нас Литиэль, – позвольте мне закончить свою работу.

В дальнейшем своим сиянием он обследовал меня, было немного щекотно, но не более, затем и Мавия, после этого эльф обратился к нам:

– Как и предполагал, вы подвержены сильному влиянию Хель, ваш приятель, – взмах руки в сторону Льюиса, – уже почти пересёк черту её царства, помочь мы ему не в силах, только отстрочить. Это касается всех вас, вы на полпути к немертвым и рано или поздно станете частью её мира.

– Проотец не допустит этого! – категорично заявил Мавий.

– Возможно, ты и прав, – продолжил Литиэль, – ты и эта девушка несёте в себе печать скверны, но пострадали меньше ваших приятелей. Рекомендовал бы вам обратиться к настоятелям центрального собора Проотца для очищения, если они захотят вам помочь. Но он далеко, а вы здесь, и не понятно, когда произойдёт полное обращение, если бы не приказ госпожи… кхм, неважно, наденьте это и не снимайте, амулет с камнем жизни задержит вас среди живых, но не обратит процесс.

С этими словами эльф протянул нам четыре медальона с яркими изумрудными каплями внутри, мы поспешили их надеть, в том числе и на Льюиса.

– Теперь о тебе, – Литиэль посмотрел мне в глаза, – я категорически не понимаю, почему ты ещё в своём рассудке, твоё состояние самое скверное, но выглядишь как живой, хотя магия жизни в тебе не нашла ни капли отклика. В любом случае всем вам, а особенно тебе, не советую подходить близко к госпоже. Посмотрим, не отвернётся ли Проотец от вас, видя, кем вы становитесь.

На этой странной фразе эльф решил закончить разговор и вышел из зала.

– Что он имел в виду? – удивлённо хлопая глазами, спросила Лий.

– Да кто поймёт этих ушастых, – от всех этих мудрёностей у меня болела голова, хотя я и понимал, скорее всего, эльф с гномами спас наши жизни. Вот только нельзя что ли толком объяснить произошедшее? Всё намёками да намёками, да ещё эти их высказывания конкретно обо мне. Неудивительно, что в моих словах проскользнуло раздражение. – Лий, попробуй восстановить себя и подлечить Льюиса, а то он совсем плох.

– Сейчас, – с готовностью сообщила она нам, села на кровать, закрыла глаза и приготовилась наложить на себя лечение.

Прошло несколько секунд, но привычное белое сияние, характерное для лечения сестёр Милостивого, не появилось. Прошёл уже десяток секунд. Без изменений. Лий начала хмуриться, было видно, как она старается, но безрезультатно.

– Я не могу, – с голосом полного ужаса произнесла Лий через минуты безуспешных попыток. – Ничего не получается, как будто во мне нет больше света и мои магические способности исчезли!

На лице Лий отчётливо читалась паника. У меня появилось очень нехорошее предчувствие.

– Мавий, – попросил я, – попробуй благословить Лий, может, это поможет?

Мавий начал возносить молитву Проотцу, но золотое сияние не спешило окутывать жреца, он начал постепенно повышать тональность, повторяя каждый раз слова всё громче и громче. Минут через пять, когда он уже практически перешёл на крик, а молитва была произнесена более десятка раз, возложенные на Лий руки озарились едва заметным золотистым светом, что вызвало душераздирающий крик боли из горла Мавия и почему-то у Лий. Я же ощутил недолгое, но болезненное ощущение от этого сияния, мне пришлось даже отвернуться.

– Проотец отвернулся от нас! – закричал Мавий, – как такое возможно, за что? Чем мы провинились перед тобой? Мы, искренне любящие твои дети, прошу, защити своих нерадивых чад, позволь нам вернуться под твою руку!

– Мавий, остынь! – закричал я прямо в ухо приятелю, – и не говори ерунды, ещё и правда прогневаешь Проотца своей ересью. Никто от тебя не отвернулся, если бы это было так, ты бы сейчас не зажёг, пусть и чахлое, но благословление.

– Но как же так, – произнёс ошарашено Мавий, а по щекам у него тёк град слёз, но он их, похоже, даже не замечал. – Я с большим трудом смог достучаться до него, а когда всё же получилось, всё моё тело наполнилось болью, как будто в венах не кровь, а жидкий расплавленный металл.

– И мне было очень больно от его благословления, – подтвердила Лий, – было похоже, что меня пытают, прожигая тело струёй пламени.

– Давайте поразмыслим, – успокаивающе начал я, – нам в один голос все присутствующие сказали, что на нас скверна Хель, обращающая нас в нежить, так?

– Так, – подтвердил Мавий, – но этого не может быть, Проотец не допустит!

– Он и не допустил! – резко сказал я, стараясь донести свою мысль до товарищей. – Мы с вами не стали нежитью, хотя и несём в себе проклятие мира мёртвых, тот туман, помните, все мы с вами его наглотались вдоволь. Более того, Проотец слышит тебя, Мавий, и он оберегает тебя. Это явно он дал понять, лишь слегка воздействовав на тебя своей благодатью, чтобы до тебя наконец-то дошло, он с тобой, но подумай, кем ты становишься, а с его силой проклятье Хель несовместимо.

– Надо снять проклятие и выжечь скверну из наших вен! – вскричал Мавий.

– Очень рад, что ты начал думать конструктивно, – улыбнулся я, – но для этого нам надо попасть в Святград, и желательно ещё живыми, включая и Льюиса.

Три пары глаз обратили свой взор на Де’Фаре, он всё ещё не подавал признаков жизни и за прошедшие пару часов стал только бледнее, всё больше и больше походя на труп.

Глава 12 – История о Надиэльталь

Наша группа всё ещё прибывала в зелёном зале замка непонятно то ли эльфов, то ли гномов. Вообще, странная компания. Вот не думал, что они могут жить совместно. Но взаимоотношение местных обитателей меня волновало поскольку постольку, наибольший интерес представляло для меня произошедшее с нами. Пока Мавий рассказывал Лий, где и как мы оказались, я решил уточнить у своего фамильяра его взгляд на события.

«Фел, спасибо, что вытащил нас»

«Да, пожалуйста»

«Сможешь прояснить, что же с нами случилось?»

«Ты и сам уже обо всём догадался. Вы получили проклятье Хель, она постаралась сделать вас своими слугами, но Проотец приостановил этот процесс. Камень жизни, что дал вам эльф, так же поможет, кстати, очень ценный артефакт, цени»

«Почему эльфы говорят, что пострадал больше всех я, а при смерти Лью? Это из-за тебя?»

«Разумеется, мы достаточно сильно уже синхронизировали наши структуры, чтобы я смог поддерживать в тебе разум и активность, да и ты уже и сам неплохо с этим справляешься»

«Скажи честно, я уже нежить?»

«Нечто среднее между неживым и немертвым»

«Как от этого состояния избавиться и вернуться к нормальной и полноценной жизни, в Святой Империи нам смогут помочь?»

«Возможно, но на твоём месте я бы сильно подумал, тебе это надо?»

«В смысле?»

«У тебя не будет усталости, повредить тебя стало значительно сложней, физические силы возросли в несколько раз, ты практически перестал стареть, тебе для жизни даже не требуется кислород, ты не дышишь»

«Как не дышу? Там, в горах, я же выдохнул пар изо рта»

«Наивный, это я сотворил дымок, а пар это или дым поди разбери»

«Но как же магия? Она покинула моих друзей и меня»

«А ты пробовал колдовать? Наоборот, твои силы возросли многократно»

В этот момент я попробовал сотворить простейшее заклинание светлячка, и у меня, ожидаемо, ничего не вышло.

«Видишь, не работает»

«Дурень, да светлая магия тебе практически стала недоступной, но попробуй прибегнуть к магии тьмы, хотя нет, стой, ты устроишь тут переполох, предлагаю поверить на слово, ты как никогда слился с самой сущностью мрака, и силы твои возросли в этом направлении в разы»

«Мне категорично не нравится моё нынешнее состояние, и я не хочу иметь ничего общего с Хельхеймой, и мне, как и моим друзьям, надо избавиться от этой гадости»

«Как хочешь, это твоё тело. Хочешь сделать его слабей? Делай»

«Ладно, с этим разобрались, как поставить на ноги Льюиса?»

«Он на распутье, или очиститься от Хель в Святграде, или наоборот принять её и стать чем-то другим, например, личем»

«Нам надо в Святград!»

«И почему я не удивлён? Возможно, Стэс, ты научишься мыслить шире, но, похоже, это время для тебя ещё не пришло»

После разговора с Фелом у меня остался неприятный осадок. Как бы он не расписывал преимущества моего состояние, но всё внутри меня было против этого, категорически против. Возможно, прожив сотни лет, это и стало бы для меня приемлемо, но прожил я недолго. Мне хочется любить, быть любимым, быть настоящим и живым, а это будет недоступно, если согласиться оставить всё как есть. И интуиция прямо кричала, не всё так просто, Проотец не будет защищать меня от чар Хель вечно, и стоит мне ошибиться в выборе, изменить что-либо будет уже невозможно. Нам надо попасть в Святград, чего бы это ни стоило!

Раз магия мне осталось подвластна, надо попробовать связаться хотя бы с Инекиным, доложить о том, где мы оказались, возможно, сможет помочь. Достав свою звезду мага, я попробовал сделать вызов. Безрезультатно, отклика не было. Или что-то делаю не так, или звезда не признаёт во мне своего хозяина, боюсь, второе.

– У нас с Лий тоже ничего не получилось, – сказал Мавий, заметив мои действия, – мы с Лий уже пытались, раз по пять каждый.

– Как вы? Смотрю ваша напарница очухалась? – в комнату вошёл гном Бурим и сразу с порога начал говорить, интересно, он вообще замолкает, когда рядом нет начальства? – А с последним что? Всё так же лежит, отдыхает? Пусть лежит, тут место хорошее, многих на ноги поднимали, правда, таких как вы ещё не доводилось, но лучшего всё равно нет. Вас всех приглашаю в харчевню, проголодались, небось, или вам есть нормальную еду уже не требуется?

– Проголодались, – ответила Лий, – но кто приглядит за нашим другом?

– Да вот они и приглядят, – гном указал на лианы на стене, – они же не простые, магические. Не переживайте. Топайте за мной.

С Льюисом нам расставаться не хотелось, но и помочь в настоящий момент ему мы не могли, а организм напоминал о себе чувством голода. Переглянувшись, мы все безмолвно решили довериться местным, они свой дом знают всяко получше нас и раз говорят, что у них всё под контролем, то возражать глупо.

Втроём мы проследовали за гномом. Идти далеко не пришлось, пара комнат по коридору, и мы на месте. Нужная зала, и правда, походила на обычную харчевню, стены были каменные, а в остальном те же деревянные столы, стулья, стойка барная, или раздаточная? Присмотревшись, что за ней сидели несколько гномов и что-то пили из огромных кружек, в которых подают, как правило, пиво, пришёл к выводу, что всё же барная. Столов свободных было много, но и занятые имелись, везде были только гномы, других представителей рас не наблюдалось. Бурим, усевшись за свободный столик и дождавшись, когда мы расположимся рядом, жестом позвал подавальщицу-гномку и начал диктовать заказ:

– Нам четыре кружки крепкого эля, большую тарелку грибной похлёбки, жареного мяса и острых бобов, – после этого гном поинтересовался у нас, – а вы что будете? Не стесняйтесь, всё за счёт госпожи.

– Мяса и побольше, – начал я делать заказ и понял, что больше ничего и не хочу, на овощи меня не тянуло, – собственно, и всё.

– Мне того же, – сказал Мавий, – и можно мяса не прожаривать.

– Сырым им неси, чего уж там, – засмеялся Бурим.

Представив сырое мясо, я невольно проглотил слюну, именно этого мне сейчас и хотелось больше всего и желательно с кровью.

– Мне грибную похлёбку, – неуверенно произнесла Лий.

– И сырого мяса, – захихикал гном.

– Нет, – поторопилась отказаться Лий, – грибной похлёбки будет достаточно.

Пока мы ожидали сделанного заказа, я решил расспросить гнома и Мавия о том, где мы.

– Мавий, Бурим, если несложно, расскажите, как так получилось, что гномы и эльфы живут в одном замке? Ледяной замок не то место, где ожидаешь встретить гномов, а снежные горы не то место, где ожидаешь встретить эльфов.

– Как, ты не знаешь историю нашей госпожи? – удивился Бурим.

– Эта грустная и романтическая история известна многим, – подтвердил Мавий, – но пусть расскажет Бурим, он явно владеет информацией более детально.

– А то, – радостно отозвался гном. – Как сказал твой приятель, в этой истории нет уже секрета, и её знают все. Дело было очень давно, лет пятьсот назад. Эльфы тогда из своего Золотого леса выходили куда как чаще чем теперь, а характер у них всегда был не сахар. Разумеется, это не относится к нашей госпоже, она приятное исключение, хотя порой тоже сурова. Так вот, представители Золотого леса вели войны с хуманами, с людьми то есть, жестокую войну. Там уже не помню, то ли хуманы влезли на территорию эльфов, то ли эльфы в лесу устали сидеть, неважно. Но случилась беда, один из молодых эльфов, Валериэльт, наследник ветви «Упавшего листа», а это одна из уважаемых ветвей и её глава традиционно входит в высший Совет Ветвей Золотого леса, попал в плен к хуманам. Пробыл Валериэльт в плену около пятнадцати лет. Миг для эльфа, но значительный срок для человека. Особую важность пленнику придал ещё тот факт, что во время войны отец Валериэльта погиб, и он стал прямым наследником. Как вы понимаете, столь значимую политическую фигуру держали в комфорте по меркам человека, но в темнице, по мнению свободолюбивых эльфов. За пленником были даже закреплены часть слуг из людей, что обслуживали его. Слуги были не простые, чтобы удержать сильного мага, каким являются все без исключения эльфы правящих династий, они также обладали магическим даром, пусть и не столь сильным, как у Валериэльта, но достаточным чтобы контролировать его способности и не дать убежать.

В этот момент принесли еду. И нам, действительно, подали сырое мясо, но отказываться я и не думал. Накинулся на этот сладкий, сочный, истекающий свежей кровью кусок с огромным удовольствием. Я за пару секунд заглотил уже половину и тут заметил удивлённые глаза товарищей, гнома и подавальщицы, смотрящих на меня.

– Думал, что пошутили про сырое мясо, – удивлённо сообщил Бурим.

– А я нет, – сказал я, дожёвывая свой кусок, – Не ел уже давно, проголодался. Мавий, а ты свой кусок будешь?

– Пожалуй, откажусь, – сообщил он, смотря на сырое мясо в своей тарелке, потом на меня, потом опять на свою тарелку. Затем с огромным трудом выдавил из себя. – Принесите мне прожаренный кусок.

– Как хочешь, – промолвил я, хватая тарелку Мавия и продолжая жадно запихивать всё в себя. При этом удивление так и не сходило с лиц моих друзей, мне пришлось уточнить, – захотел вот мясо в таком виде, что с этим проблемы?

– Пока ты ешь в харчевне, – ответил Бурим, – никаких проблем, жуй, что хочешь. Вот если начнёшь кого живьём жрать, то проблемы появятся.

– Не начну, – отмахнулся я, – продолжай рассказ, интересно.

– Странные вы, люди, создания, – пробурчал гном. – С забавностями, ладно, слушайте дальше. У одной из служанок, обслуживающей эльфа, была дочь Маргелина, в момент пленения Валериэльта ей было уже около шестнадцати, и она, как и мать, была приставлена ухаживать за пленником и охранять его. Не удивительно, что Маргелина влюбилась в красивого, молодого, всего около двухсот лет, эльфа, да ещё и высших аристократических корней. Самое странное в этой истории, что Валериэльт ответил ей взаимностью. Видя, как на его глазах росла и расцветала Маргель, он не смог перед ней устоять, что крайне нехарактерно для эльфов, не признающих другие народы. Возможно, сказался долгий плен, а возможно, она действительно была самой красивой из хуманок, мне не ведомо. Но факт остаётся фактом. Скрывая свои отношения, они прожили до того момента, пока Маргель не смогла организовать побег. Вдвоём они бежали в Золотой лес. Будучи на родине эльфов Валериэльт сделал всё возможное, чтобы Маргель была счастлива. Более того, у них появилась дочь – Надиэльталь. Она унаследовала внешность и долголетие отца, а магический дар от матери. Госпожа – маг воды, а не маг жизни, как это бывает у эльфов. Человеческий век короток, особенно по сравнению с эльфом. Говорят, Валериэльт любил Маргель до самой её старости и похоронил где-то в Золотом лесу. Его дочь получила самое лучшее образование, какое только мог дать Золотой лес, она очень талантлива, и где-то при достижении трехсотлетнего возраста доказала своё право называться Архимагом. Архимаг – это уже большая сила, в политическом плане в том числе. Противники ветви «Упавшего листа» и так постоянно ставили в укор Валериэльту его дочь полукровку, а когда она стала архимагом, на неё начались настоящие гонения. До этого многие, считавшие ниже своего достоинства обращать на неё внимания, с удивлением обнаружили, что по своим талантам и умением Надиэльталь на голову превосходит большинство «чистых» эльфов. После третьего покушения на её жизнь, причём, закончившегося почти удачно, Валериэльт заключил с кланом гномов «стальная кирка» договор. Согласно договора они строят замок на своей территории и помогают обжиться Надиэльталь и защищают её, а взамен получают огромные преференции от ветви «Упавшего листа» как на поставку товаров, так и на продукцию Золотого леса. Договор действует до сих пор. Благодаря ему клан «стальная кирка» из обычного клана стал одним из самых богатых, имеющих аж три голоса в Сборе Старейшин подгорного народа!

Последнее Бурим сказал с таким пафосом, что мы невольно все ахнули. Подозреваю, Лий как и я понятия не имеет много это или мало, может, Мавий что-то и знал, но точно не мы, а разговор поддержать надо было. Убедившись, что достиг нужного эффекта, Бурим продолжил:

– Госпожа Надиэльталь оказалась очень грамотной и хорошей правительницей, она своими поступками заслужила огромное уважение у подгорного народа, жить в этом замке большая честь для нашего клана. Вот уже несколько поколений часть семей «стальной кирки» живёт здесь на постоянной основе. Три голоса в Сборе Старейшин даны не просто так. Один голос имеет любой клан. Второй голос получают только самые богатые кланы. Третий голос дан за могущество клана. Наличие архимага среди нас и дало нам право третьего голоса, а договор с ветвью «Упавшего листа» помог достичь второго.

– Уважаемый Бурим, – обратилась к нему Лия, – а много тут ещё эльфов?

– Только госпожа и её телохранитель, уважаемый Литиэль. Он поклялся Валериэльту оберегать и защищать Надиэльталь до конца своих дней. К огромному сожалению, госпожа, как архимаг достигла больших высот в магии воды, воздуха и иллюзий, но сама не является магом земли или жизни. Литиэль, как и большинство эльфов – маг Жизни. Все растения и чудный сад, что вы видели, созданы им, лечить магией также может только он. Больше эльфов тут нет. Само местонахождение замка содержится втайне от Золотого леса во избежание проблем и для безопасности госпожи.

– Много легенд ходит вокруг этого замка, – подтвердил Мавий, – но где он расположен, не известно и в Святой Империи.

– Вот-вот, – согласился Бурим, – это большая тайна и гости у нас бывают не часто, поэтому появление любых существ тут событие, по крайней мере, умеющих разговаривать. Вот мертвяков всяких навалом. Они любят залазить в штольни и горные проходы гномов, эту братию мы постоянно гоняем, потому и к вам тут такое предвзятое отношение.

– Святая Империя не приемлет нежить, она – враг всему живому, – сказал Мавий, – и мы, как верные слуги Проотца, обязаны искоренять её везде!

– Кто бы говорил, – усмехнулся Бурим, – ты это своему приятелю расскажи, уплетающим парное мясо с кровью за обе щеки.

– Мавий прав, – уже высказался я, – мы сделаем всё от нас зависящее, чтобы снять проклятие. Более того, мы его получили, именно борясь с богиней мёртвых. И нам надо попасть как можно быстрее в Святград, чтобы избавиться от всего этого. Бурим, ты можешь нам в этом помочь?

– Это может только госпожа, без её позволения ни один гном не согласится вам помочь в этом деле. Она примет по вам решение, раз сразу не упокоила, значит, надежда есть.

– Обнадёжил, – в моём голосе слышалось сожаление.

«Стэс, – вмешался в мои мысли Фел, – помнишь, я тебе говорил, что могу почувствовать одержимых в зоне видимости?»

«Ты что-то почувствовал?»

«Не просто почувствовал, а чётко уверен, что в этом зале их минимум пятеро»

«Кто?»

«Вон та группа гномов за соседним столом»

Я посмотрел на соседний столик и, действительно, обнаружил пятёрку гномов, лениво потягивающих эль из больших кружек и о чём-то беседующих между собой.

«Фел, как думаешь, с этим могут быть проблемы для нас и для местных?»

«Проблемы точно будут, они именно одержимые, не как мы с тобой в симбиозе, а полностью подконтрольны духам внутри них»

«Спасибо, Фел, постараемся разобраться»

– Бурим, – обратился я к гному, – вы же тут живете семьями тесной общиной, друг друга наверняка все знаете?

– В основном да, – подтвердил он, – а что хотел?

– Вон та пятёрка за соседним столом, расскажи про неё.

– Странные вы, что тут рассказывать, это бригада Бойна, он вон тот справа, а рядом его напарники. Вообще бригада состоит из семи гномов, пятеро из них недавно вернулись из забоя, где под обвалом потеряли двоих своих. Наверно, поминают.

– Часто у вас обвалы случаются? – поинтересовался я.

– Что ты, мы же гномы, с камнем и металлом работать умеем, обвалов у нас не бывает за редким исключением, вот одно из них и произошло с этой бригадой. А так, те хорошие ребята были, душевные, помню пару раз выпивал с ними.

– Когда у вас происходят несчастные случаи на производстве, – всё допытывался я, – эти ситуации как-то расследуются?

– Нет, а зачем? – удивился Бурим, – это бывает крайне редко, – вот если кого нежить схарчит, тогда да, собирают ребят и идут зачищать, а при обвале кто виноват, кроме самих засыпанных? Вот именно, сами, а их и так уже земля наказала за невнимательность.

– Слушай, а сможешь нас проводить на то место, где был несчастный случай с членами этой бригады?

– Тебе зачем? – удивился Бурим.

– Интересно посмотреть, как вы живете, как работаете, я первый раз среди гномов, мне всё в новинку, да и друзьям моим, наверно, тоже будет любопытно.

Очень неуверенные кивки и слова подтверждения прозвучали в ответ от Лий и Мавия.

– А вы что, с дороги не устали что ли? – удивился гном, – у вас, как я понял, был насыщенный день, да дело ужо ближе к вечеру. Так-то мне вас на постой определить ещё надо.

Усталости лично я не чувствовал ни капельки, да и мои друзья, подтвердили, что отдыхать пока не хотят, не смотря на все приключения, произошедшие за сегодня.

– Ну, тогда сходим, отчего не сходить. Пойду, предупрежу старшего в своей бригаде, что с вами на экскурсию пошёл, минут через десять тут же и встретимся.

– Хорошо, а мы тогда пока проверим нашего друга в зелёном зале и вернёмся, – пообещал ему я.

Выбравшись из-за стола, мы пошли с Мавием и Лий к Льюису. Войдя в комнату, где он находился, мы убедились, что всё тут без изменений, он всё так же неподвижен и бледен, стук сердца едва различим. Хуже ему, в общем, не стало, это несомненный плюс, но и лучше тоже, это уже минус.

– Что ты задумал, Стэс? – спросил у меня Мавий, – зачем на ночь глядя решил прогуляться по гномьим штольням?

– В то, что мне интересно взглянуть на гномьи выработки, вы, значит, мне не поверили? –уточнил я.

– Не особо, – подтвердил Мавий, – я тебя давно знаю, ты опять что-то задумал. Если нам это поможет оказаться в Святграде, то я двумя руками за.

– Не уверен, – признался я, – но то, что с той бригадой что-то нечисто, об этом просто кричит моя интуиция и очень громко, надо проверить. Если окажусь прав, то мы, возможно, окажем услугу местному поселению, а это, наверняка, нам зачтётся, и возможно, подтолкнёт местную госпожу помочь нам.

– После той истории, что нам рассказал Бурим, – отозвалась Лий, – я готова оказать помощь Надиэльталь, даже если нам ничего и не зачтётся.

– Одно другому не помешает, – заметил я.

– Главное, чтобы не сделали себе хуже, – буркнул Мавий.

– Мы идём прогуляться с местным старожилом по давно исследованной местности, что в этом плохого, Мавий? Или ты считаешь, что от таких пчёл, как мы с Лий, всего можно ожидать? – подшутил я над приятелем.

– А что такое пчела? – спросила Лий.

– Не обращай внимание, это одно устоявшееся выражение из моего мира. Пойдёмте, нас ждёт интересная и увлекательная экскурсия в мир подгорного народа.

– Не сомневаюсь, – обронил Мавий, и надо было быть совсем уж невнимательным, чтобы не услышать иронию в его голосе.

Глава 13 – Гномья штольня

Когда мы втроём подошли к гроту, что тут выполнял роль харчевни, Бурим нас уже ждал.

– Не передумали прогуляться? – осведомился он, – может, всё же мягкое одеялко и подушки вас соблазнят? Нет? Ну, как знаете, тогда пошли.

Мы вчетвером направились вглубь скалы, оказывается, местная сеть подгорных туннелей уходила дальше, внутрь горы. Сам подземный ход начинался немногим далее от тех «жилых» гротов и был отделен от него внушительными воротами с охраной. Несмотря на то, что стражники были удивлены нашей столь поздней прогулке, но особых вопросов не возникло, и нас беспрепятственно пропустили.

– Со стороны подземных ходов часто защищаться приходится? – Спросил я у Бурима, видя этот контрольно-пропускной пункт.

– Да кого там, – отмахнулся гном, – ещё ни разу не приходилось. Да и кто, кроме нашего брата с этой стороны зайдёт? Ворота больше для проформы, как-никак возможность проникнуть на территорию замка, оставлять без охраны нельзя, «статыический пункт», – Бурим, явно кого-то копировал, выговаривая незнакомое для него слово. – Но, как правило, вороты эти днём всегда нараспашку. Бригады для работ через них ходят по десять раз на дню. Это сейчас уже поздновато, но и то пара отрядов из смен ещё явно не вернулась, так что, почитай, круглосуточно работают и бригады, и ворота.

– А в целом замок часто осаждают? – спросил Мавий.

– Кто его осаждать-то пойдёт? – удивился Бурим, – о нём мало кто знает, да и расположен он в таких местах, что армии не пройти, так тока мелочёвка залётная. Иногда нежить из щелей каких вылезет, на этом и всё. Но с одиночками мы и сами играючи справляемся, да и стены замка не простые, госпожой заговорённые, как молнией жахнут, нам опосля только и остаётся пятно гари оттереть, и всё опять как новенькое.

– А еду кто вам доставляет? – спросила Лий.

– Мы ж народ подгорный, – с гордостью ответил гном, – нам какая еда требуется? Правильно, грибы да рыба. Грибы мы сами тут в пещерах и выращиваем, а рыбу в подземных озёрах добываем. Это эльфам фрукты да ягоды подавай, лепёшки всякие и сладости из виноградной патоки, но они это сами для себя превосходно и выращивают, сад же наш видели? Вот то-то и оно, для госпожи это в основном и Литиэля. Если что и не хватает, то выторговываем у Золотого леса или иных рас, не тут выторговываем, у себя в горах на специальных заставах, но это считай баловство уже, для души.

– Ой, – встрепенулась Лий, – у нас же магии нет, как мы в глубине горы видеть будем, и факелов не взяли?

– То есть, то, что мы уже с километр вглубь этой самой горы нормально так отмахали, тебя не смущает, – Бурим явно веселился, – а то, что факелов нет, вдруг расстроило?

– Но, – засмущалась Лий, – пока же светло, вон и стены, и пол, и в глубину всё видно. Я думала, мы около поверхности, а дальше как?

– Ничего мы не на поверхности, – потешался гном, – далеко зашли. Мой народ изначально хорошо в темноте видит, да и кое-где плесень слегка светит, нам и достаточно, а то, что нежить в темноте как дома, это всем и так известно.

– Вот типун тебе на язык, – выругался Мавий, – стены светушкой все тут поросшие, потому и видно всё, в свежевырытых штольнях без света и гномы слепы как кроты.

– Умный шибко? – беззлобно осведомился Бурим, – Твоя правда, мы считай сейчас по туннелю идём, что вырыт был много сотен лет назад, тут как центральная улица в ваших городах с фонарями. Зайдём на свежий забой, будет вам свет, не переживайте.

Дальше мы шли уже в тишине. Бурим всё же обиделся на догадливость Мавия, а мы на сомнительное чувство юмора у гнома. Зато, когда наш провожатый, наконец, замолчал, мне удалось сосредоточиться на самом туннеле и рассмотреть его. В ширину он был настолько большой, что в нём поместилось железное полотно для вагонеток, вдоль которой мы сейчас и шагали, и ещё оставалось достаточно места, чтобы свободно разминуться с этими самыми вагонетками, если бы они попались нам по пути. Особого движения по рельсам сейчас не наблюдалось, но, возможно, это было связано с тем, что был поздний вечер, а может выгрузка отвалов породы и самой руды для последующей переработки отвозилась в противоположное нам направление, а тут всё уже давно выработано. Последнее предположение мне показалось весьма логичным, вряд ли Надиэльталь была бы в восторге, если бы в её замке располагались гномьи мастерские или обогатительные линии. Для первых и вторых был характерен громкий шум, сильный жар и чадящие дымом печи с жидким металлом. И то и то мало ассоциируются с утончённостью, присущей эльфам.

Каменные стены и пол туннеля, без сомнения, были рукотворными, нельзя было сказать, что они особо гладкие, но щелей или же сильных выступов всё же не было. Поверхность камня было влажной, вдоль стен был даже сделан жёлоб, куда стекали избытки жидкости, собирались в ручей и убегали дальше вдаль. На самих стенах и потолке росло растение, отдалённо напоминающее мох, видимо, та самая светушка, излучающая едва-едва заметный биолюминесценций свет, но с учётом того, что им были покрыты все поверхности за исключением пола, в целом можно сказать, что тут было освещение. Иногда на нашем пути попадались ответвления влево или вправо, мы же пока шли прямо, не сворачивая.

Стоило мне об этом подумать, как Бурим показал, что нам надо повернуть в ответвление направо. Этот туннель был уже значительно уже предыдущего, да и светушки стало меньше, но всё ещё можно было ориентироваться. Потом мы свернули ещё раз, затем ещё, потом ещё. В общем, я окончательно заблудился и без проводника обратно уже вряд ли вернусь. В какой-то момент стало по-настоящему темно, гном крякнул, залез на едва различимый уступ у стены, пошарил рукой по ещё менее различимой нише под потолком и достал две стеклянные банки с чем-то жидким внутри и плотно закрытых пробкой. Вскрыв обе банки, гном капнул в каждую из них пару капель из малюсенькой фляжки, что извлёк из своих внутренних карманов, затем плотно закрыл их и сильно встряхнул. Каждая из банок стала светиться изнутри, давая желтоватый свет достаточный, чтобы можно было ориентироваться в наступившей тьме.

– Вот вам факела, – изрёк гном, – только это ещё лучше! Держите, не обожжётесь. На несколько часов светить будут.

Мавий и Лий взяли себе по банке.

– Да вы не в руках держите, к поясам цепляйте, – пояснил Бурим, – руки для работы пригодятся.

– Мы же, вроде, как погулять вышли, – заметил я.

– А вдруг поработать захочешь? – спокойно ответил гном, – если что ты не стесняйся, я тебе и кирку тут найти смогу.

– Не сомневаюсь, – сказал я, – далеко ещё до завала идти?

– Нет, бригада Бойна работала в седьмом секторе пятой штольне третий отвал. Минут двадцать и будем на месте.

Пройдя по тоннелям с несколькими ответвлениями ещё минут двадцать-тридцать, мы оказались перед тупиком.

– Ничего не понимаю, – пробормотал Бурим, – место верное, перед выходом я сверялся с журналом, местом выработки и обвала указан этот рукав, но тут нет ничего, просто рабочее место бригады, где обвал-то?

– Может, ошиблись, и не то место обвала отметили в журнале? – спросила Лий.

– Это люди могут ошибиться, даже свои руки пересчитывая, – возмутился Бурим, – мы гномы так ошибиться не можем, это же очень важно точно знать, где обвал. Там горную породу проверить надо, может, свод укрепить или на стенах обращение к матери-земли написать, чтобы больше не засыпало, обвал разобрать, в конце концов. Дело очень серьёзное.

– А кто этим всем заниматься должен был? – спросил я, – дай угадаю, выжившие члены пострадавшей бригады?

– Ну да, – подтвердил гном, – они не доглядели, им и исправлять.

– Товарищей хоронить бригада Бойна принесла? – уточнил я.

– Да, – подтвердил Бурим, – сегодня и принесли то, что от них осталось, сильно пострадали, хорошо их приложило.

– Подведём итог, – подытожил я свою мысль, – два тела гнома в наличии, их доставила их же бригада, но в указанном ими месте обвала не было, верно?

– Верно, – Бурим говорил очень уверенно, – завала тут не было, не успели бы они за один день и завал разобрать, и тела до замка госпожи доставить, и камни вынести.

«Фел, ты говорил, магия тьмы во мне сильна как никогда?»

«Это так, Стэс»

«Смогу я с помощью неё почувствовать место трагедии?»

«Если там пролилась кровь, причём совсем недавно, менее суток назад, то вполне. Радиус поиска зависит от твоей силы, сейчас, наверно, метров за пятьсот найдёшь, несмотря на то, что мы под землёй. Просто постарайся учуять кровь, как собаки чувствуют запах, вложи в это действие силу и, если что-то рядом есть, ты это почувствуешь»

Я, послушавшись совета Фела, закрыл глаза, постарался носом втянуть воздух и активно накачивал свою ауру силой. Сперва чувствовались только обычные запахи, моим спутником сегодня довелось многое пережить и их можно было как-то оправдать, а вот Бурим был, считай, дома, мог бы и умыться, прежде чем лезть с нами в пещеры. Кстати, я отчётливо почувствовал, что в жилах гнома течёт кровь, сочная, сладкая. Интересно, у гномов она густая и тёмно-бордового оттенка или какая-то другая? А на вкус приторно-сладкая или с лёгкой горчинкой? Стоп! Не о том думаю, надо искать место трагедии. Постаравшись абстрагироваться от мыслей о живом и полном тёплой крови гноме рядом, я направил свои ощущения на поиски другой, не такой близкой, но всё ещё свежей кровушки в глубине пещер. Мне показалось, что из соседней залы я почувствовал слабый отклик, да, точно, что-то чувствую.

– Идите за мной, – сказал я друзьям и уверенно направился в нужный проход.

– А куда? – уточнил Бурим.

Его слова вызвали во мне раздражение, этот мешок с кровью сейчас собьёт мне всю концентрацию. Я процедил сквозь зубы:

– Молчи, просто идём, увидишь.

Мне удавалось удивительно легко передвигаться в незнакомых пещерах. Ведомый ощущением пролитой крови я практически перешёл на бег, тем самым значительно оторвался от своих друзей. Удивительно, светящиеся банки остались у них, и мне пришлось бежать в полном мраке, но это обстоятельство нисколько не мешало. Наоборот, было неприятно, что мои товарищи вскоре догонят меня и развеют такую нежную и ласковую тьму. Продвигаясь, я нарочно старался максимально сильно шуметь, чтобы идущие сзади окончательно не потеряли меня, поскольку нас уже разделало несколько поворотов.

– Стой, дурень! – услышал я голос Бурима, – ты как с цепи сорвался, мы тебя так потеряем, сам потом выбирайся.

В словах гнома был смысл, потеряться не хотелось. Поэтому я сбавил темп и дождался, когда они окажутся буквально за поворотом, но выходить на их свет мне всё так же было неприятно, поэтому, не дожидаясь появления товарищей, максимально шумя и нарочно цепляя стены, продолжил движение.

– Тут немного осталось, – крикнул я им, а то ещё надумают про меня всякого плохого. Краем сознания всё же и сам понимал, что поведение у меня не адекватное. – Почти уже пришли, ещё буквально сотня метров, догоняйте.

Действительно, через сотню метров я достиг нужного места, где виднелись бурые, подсохшие пятна крови. В центре кровавого пятна на стены была выщербленность, оставленная ударом кирки или топора. В двух шагах левее удалось найти обломок арбалетного болта без наконечника, часть оперения на нём оказалась с подсохшими бурыми пятнами.

– Что тут случилось? – спросила Лий, когда мои товарищи прибыли на место и осветили пространство. – Тут был бой?

– Или просто убийство, – подтвердил я. Вон там, в стороне виден клочок одежды, Бурим, можешь о нём что-то сказать?

Гном подобрал небольшой кусок ткани, с интересом повертел его в руках, внимательно рассмотрел и сообщил:

– Похоже на часть рабочей робы, в каких все наши ходят. Точно такая же сейчас на мне.

– Сказать, кому конкретно она принадлежала, не сможешь? – уточнил Мавий.

– Нет, – замотал головой Бурим, – только если найдём оставшуюся часть одежды и этот кусочек к ней подойдёт.

– Как вы хороните мёртвых? – спросил я, – сжигаете?

– Да ты что, – возмутился Бурим, – передаём тела родным, они их замуровывают в кладку стены к остальным предкам.

– Погибших сегодня днём переодевать не будут? И когда передадут родным? – уточнил я.

– Переодевать не принято, – подтвердил гном, – в чём нашли, в том и отдают родне. А отвезут их завтра с утра. Сегодня они в холодной, в замке.

– Тогда тут делать больше нечего, – сообщил я, – собираем обрывки одежды, остатки арбалетного болта, так же прихватите всё, что ещё найдёте, может пригодиться, и пойдём возвращаться к замку.

– Не так быстро, хуманс, – произнёс незнакомый голос у меня за спиной, от неожиданности я вздрогнул, а затем развернулся в сторону говорящего.

Перед нами стояла та самая пятёрка гномов, что Фел назвал одержимыми ещё в замке, остатки бригады Бойна. Все они смотрели на нас, наведя на меня и моих товарищей взведённые арбалеты. По центру стоял сам Бойн. В отличие от его подельников у него глаза пылали ярко красным светом в прямом смысле этого слова, и его арбалет был направлен точно мне в грудь.

«Осторожно, Стэс, они под полным контролем духов внутри них, реакция их тел значительно возросла по сравнению с обычными гномами»

«Ну, а ты во мне, плюс на мне проклятье Хель, крепость моего тела и реакция значительно возросла по сравнению с обычным хуманом»

«В целом ты прав, Стэс, действуй, помогу, чем смогу»

«Подождём немного, Фел, по законам жанра, сейчас должен быть диалог с главным злодеем, а это самое интересное»

– Бойн? – удивился Бурим, – Что ты тут делаешь? Что с твоими глазами, и, вообще, где завал, похоронивший членов твоей бригады? Откуда кровь на стенах рукава, разрабатываемого вашей семёркой?

– Бурим, как был балаболом, так и остался, – ответил Бойн, – ты, когда спишь, затыкаешься? Столько вопросов сразу, даже не знаю с чего начать, а начну-ка я с конца, бригада – «Огонь!»

Мир завертелся после этой команды, гномы разрядили в нас свои арбалеты. Прикрыть товарищей без щита, что остался в замке, мне не представлялось практически возможным, но, так как я стоял ближе всех к этой пятёрке, в меня было выпущено сразу два болта, остальным товарищам досталось по одному. Ничего, они также получили свою дозу проклятья Хель, справятся, а Бурим пусть докажет, что не только языком чесать мастак. Реакция у меня и правда значительно возросла, арбалетный болт главаря я принял на клинок. Этот приём, наверно, очень эффектно смотрелся со стороны, мгновенное извлечение из ножен клинка с одновременным парированием арбалетного болта, выпущенного с расстояния менее десяти шагов. Наш инструктор Гор, возможно бы, мной даже погордился. Но красота и изящество выполненного приёма в данный момент меня волновали меньше всего. Да, первый снаряд я сумел отвести в сторону, но второй, выпущенный почти одновременно с первым, молниеносной змеёй сорвавшийся с ложа арбалета второго гнома, отвести мечом не успевал. Время на уклонение также не оставалось, всё, что смог предпринять, это подставить под болт вместо своего живота бок, чуть-чуть сместив своё местоположение. Сила удара была такова, что меня провернуло на пол оборота, а болт застрял в боку. Как ни странно, боль была не сильная, а притупленная, в целом терпимо.

– Аррхх, – вырвалось у меня, сам не знаю то ли это болевой клич, то ли сожаление, что всё же в меня попали.

Не оглядываясь назад, я прямо с болтом в боку бросился к гномам, стараясь сократить расстояние и не дать им возможности перезарядиться. Гномы, видя, что шанс на второй выстрел им никто не даст, схватились за топоры. Буквально подлетая к ним, я, используя силу разбега, плечом оттолкнул одного из одержимых, вставших у меня на пути. Масса кряжистого и низкорослого гнома значительно превосходила мою. Отбросить мне его не удалось, только немного толкнуть в сторону, освобождая себе путь до Бойна. Этого мне хватило, чтобы своим мечом дотянуться до бригадира, но Бойн парировал этот удар топором. Лезвие моего меча ушло влево. Но я и не думал останавливаться, а продвинулся ещё немного вперёд, обтекая Бойна с правой стороны. В результате меч отведён влево, сам я, держась за его рукоять, продвинулся вправо, а посередине оказалась голова низкорослого гнома. Его открытая шея была как раз у меня на уровне груди, чем я и воспользовался, заведя гарду ещё правее и проводя лезвием по горлу Бойна. Огромный фонтан крови был мне наградой. Несколько капель попали мне на лицо и на губы. Вкус крови гнома был всё же горьковат, но для меня он показался райским нектаром.

– Уррр, – в этот раз я утробно зарычал, наслаждаясь вкусом крови врага, и со всего размаха вонзил меч по самую рукоять в грудь следующего гнома, стоящего прямо за своим командиром.

Гримаса ужаса на лице пронзённого была для меня самой прекрасной картиной.

«Ишар изн грум!» – услышал я раскатистый голос Фела в своей голове на непонятной мне тарабарщине, – «Узьяшь!»

«Шизатар`Гормун`Фел? Ижане?» – это вторил Фелу робкий голос.

«Узьяшь!» – повторил Фел.

«Узияши, шарану» – данный ответ был спешно произнесён четыре раза разными голосами и интонациями, но в каждом из них чётко слышались нотки покорности.

«Ари, Шизатар!!!» – а вот это уже был выкрик полный ненависти.

«Стэс, срочно останови бой», – услышал я голос Фела уже в нормальной интонации, и обращающийся явно только ко мне. – «Духи признали моё главенство, а их лидер сейчас не опасен»

– Всем стоять! – громко выкрикнул я, затем выдернул своё оружие из груди завалившегося на пол гнома, и высоко поднял окровавленный меч, чтобы в первую очередь мои соратники обратили на меня внимание и не наделали глупостей. – Бой окончен.

«Срочно поднеси левую руку с браслетом, где был Лич, к груди гнома прямо к ране. Это очень важно»

Особо не раздумывая над словами Фела, сделал, что он просит. Как только браслет оказался в нужном месте, в него тонкой струйкой втянулся белёсый туман, выходящий из раны поверженного противника.

«Всё» – сказал Фел, – «Дух в твоём браслете и не успел развеется, все комментарии позже, успокой товарищей»

– Какого рожна тут происходит? – Услышал я сзади голос Бурима, – почему в меня стреляют мои же соплеменники, а ты, наглый хуманс, не даёшь мне раздробить их тупые башки? А вы что творите, недоделки? Да чтоб вы всю жизнь долбили пустую породу! На своих руку поднимаете?

Оглянувшись к товарищам, я с грустью констатировал, что им серьёзно досталось. Бурим, не смотря на всю браваду, старательно зажимал живот, он умудрился словить арбалетный болт, и если ему срочно не оказать помощь, то всё для него может закончиться плачевно. Мавий закрывал собой Лий, она не пострадала, а вот мой друг поймал болт в плечо, но не заметно было, что это его сильно беспокоило. Кстати, у меня в боку у самого ещё был такой же точно подарочек. Схватив за торчащий конец болта, я резким движением его выдернул из себя и отбросил в сторону. Странно, крови практически не было, боли тоже.

«Дар Хель, Стэс, подумай ещё раз, отказаться от него или нет»

– Лий, посмотри Бурима, его нужно перевязать, – обратился я к ней, а потом переключился на приятеля – Мавий, вытаскивай украшение из плеча, ты не ёжик, иголки тебе не идут.

– А эти что, точно уже не опасны? – спросил Мавий, кивая на гномов, минуту назад стрелявших в нас.

– Считай, они только что раскаялись и признали свою вину, – усмехнулся я ему. – Всё под контролем, можешь расслабиться.

Мавий, с опаской поглядывая на гномов, выдернул ранивший его болт из своего плеча. По лицу приятеля было понятно, что данная процедура не доставила ему удовольствие, и боль он ощущал значительно сильней, нежели чем я. К счастью, кровотечение, как и мне, Мавию не грозило.

Глава 14 – Замок и реал

Обратно добирались до замка мы значительно дольше, чем шли сюда. Это было связанно с Буримом, он был плох, сперва самостоятельно пытался идти, но с каждым шагом ему становилось всё хуже и хуже. Лий его перевязала, как могла, но без её дара возможности в лечении у неё были сведены к минимуму. В конечном итоге, два гнома подхватили Бурима на руки и понесли на себе. Понимая, что в ближайшее время нам предстоит ответить на множество вопросов, а мне и самому не помешало бы разобраться в них, я решил не терять время зря и прояснить нюансы прямо в дороге.

«Фел, расскажи, как ты видишь эту ситуацию со своей точки зрения, а то начну задавать глупые вопросы, и наш разговор получится малоинформативным»

«Умнеешь прямо на глазах» – съехидничал Фел. – «Группа духов захватила тела пятерых гномов. Но в бригаде было семь представителей подгорного племени, и два оставшихся заметили странности в поведении товарищей. В какой-то момент этих странностей набралось очень много, и духам пришлось убрать свидетелей. Всё было бы шито-крыто, если бы не появление нас, таких красивых. Узнав, что мы на ночь глядя, полезли в штольни, и то, что Бурим интересовался записями в журнале о работе их бригады, они сильно заволновались. А дальше прошли к месту убийства, и нашли там нас»

«А как тебе удалось так быстро совладать с ними?»

«По сути, они работали по принуждению, и заниматься революционной деятельностью по захвату мировой власти не стремятся. Их заставляют. Грегу`Тар`Сар распространяет своих эмиссаров по всему миру, тут был один из его представителей. Тот, кто захватил бригадира. С твоей стороны было очень благоразумно сразу его развоплотить и вывести из игры. Остальные не стали сопротивляться МОЕЙ воле»

«Как понимаю, этого эмиссара я не убил, а только развоплотил, и он ещё вернётся?»

«Всегда есть шанс не вернуться совсем, но чем сильнее дух, тем такой шанс всё меньше и меньше. Этот был силен. Вернётся. Только, когда это будет, не ясно. Может через месяц, а может через год или век»

«Поэтому вы не любите разрушения телесной оболочки, что оккупировали для себя?»

«Да»

«Много ещё тут одержимых гномов?»

«Неизвестно, всей информацией владел только эмиссар, рядовые духи о других ничего не знают»

«Фел, ты успел их уже подробно расспросить?»

«Успел, мы тут с ними уже многое обсудили. Они даже рады, что смогли вырваться из-под гнёта приспешника Сара и готовы верой и правдой отработать своё спасение»

«Ты им доверяешь?»

«Если их не принудит более сильный дух, то да»

«И напоследок, Фел, зачем мне дух в амулете?»

«Лича ты потерял, когда он защитил нас от Хель, за что и был ею развеян. Хранилище духа пустовало, глупо было дать развоплотиться потенциально дружественному духу. Да и есть у меня идея, куда его дальше переместить. Ты же хочешь спасти своего приятеля Льюиса Де’Фаре? Дух поможет в этом»

«Предлагаешь его переселить в Льюиса? А дух не будет пытаться взять над ним контроль, как он это делал над гномом?»

«Не должен, я умею убеждать. Если буду рядом, то он точно не посмеет, да и Де’Фаре древний род, у него сильная воля, будет сопротивляться значительно эффективней рядового гнома. Подгорный народ никогда не славился особой силой в ментальной магии в отличие от людей»

«Если это поможет Лью, тогда так и сделаем»

После разговора с Фелом ситуация мне стала более-менее понятной. На вопросы товарищей ранее я ответил, что Бойн был одержим, после того, как его не стало, наваждение с гномов ушло и они больше нам не враги. Данного объяснения им было достаточно, больше вопросов не последовало.

Наконец, не смотря на нашу небольшую скорость, мы дошли до ворот замка. В воротах, увидев нашу ношу, нам помогли доставить Бурима до зелёной залы и послали за Литиэлем. Гном был без сознания, мы за него переживали, пусть и знакомы с ним без года неделя, но всё же человеком, то есть гномом, он нам показался неплохим. Пока не появился Литиэль, я поспешил к койке с Лью, он был без изменений, всё так же больше походил на мёртвого, чем на живого.

«Фел, что делать?»

«Прикоснись к Лью и постой немного»

Наклонившись к Льюису и положив левую руку на его грудь, я очередной раз постарался почувствовать биение его сердца, безрезультатно, зато заметил, как белёсый дым из браслета впитывается в грудь приятеля.

«Всё, можешь отходить, духу нужно время, чтобы освоиться»

В этот момент в залу зашёл Литиэль и направился к Буриму.

– Что с ним произошло? – на ходу бросил он.

– Получил арбалетный болт в брюхо, – ответил ему один из гномов, что пришёл с нами из шахты и был в бригаде Бойна.

– Чей болт? – удивился эльф.

– Мой, – пожал плечами тот же самый гном, описавший только что проблему Бурима.

– Доболтался всё-таки, – подвёл итог эльф, – так, кровотечение остановили вовремя, крови потерял средненько. Ранение глубокое, но всё ещё можно исправить.

Литиэль активно совершал пасы руками и щедро делился с раненым своей энергией, что в видимом спектре была заметна, как и ранее при лечении эльфом, изумрудно-зелёным свечением. Минут через пять Литиэль произнёс:

– Всё сделал, сейчас ему нужен только покой, а вот занимательную историю о том, как это всё произошло, мне не терпится послушать.

И эльф вопросительно уставился на нашу компанию.

– Всё началось с того, – начал я как самый осведомлённый, – что сегодня в трапезной мне удалось увидеть пятерых одержимых духами гномов. Как мне пояснил Бурим, это был отряд Бойна, точнее то, что от него осталось после трагедии, произошедшей сегодня.

– Стоп, – остановил меня эльф, – у нас тут одержимые? Вот эти? – и он указал на сопровождавшую нас троицу, всё, что осталось от бригады, с утра ещё насчитывающей семь участников, а к вечеру поредевшей более чем наполовину.

– Да эти, – подтвердил я, – но сейчас они не опасны.

– Это не важно, стража! – голос эльфа стал очень резким и властным, и явно был усилен магией, так как стражников в зелёной зале не наблюдалось, но после слов Литиэля они появились в течение десяти секунд.

– Членов бригады Бойна, – раздавал указания эльф, – отвести в камеры и запереть. Вот этих, – кивок в нашу сторону, – в допросную. Я немедленно с докладом к госпоже.

Мы не успели толком отреагировать, как в мгновение ока были обезоружены и твёрдо, хотя и должен признать, что без перегибов, сопровождены в ещё один грот. В этом замке явно были помещения на все случаи жизни. Идти пришлось не сильно далеко, но и не по особо привлекательным местам. Согласитесь, сложно таковыми назвать сеть тёмных коридоров с минимальным освещением в глубине скалы, но явно на территории, что считалась в пределах замка. Допросная из себя представляла закрытое каменное помещение с плотной и массивной дверью, что не оставляла нам шансов покинуть эту самую допросную без помощи хозяев. Несмотря на своё грозное название, допросная была вполне характерным помещением для гномьего народа, имело большую деревянную лавку, как понимаю, для нас и несколько более изящных стульев в стороне. Мы с Лий и Мавием разместились на лавке и стали ждать дальнейшего развития событий. Стражники решили не составлять нам в этом компанию, а просто заперли нас, сами же ретировались, подозреваю, не дальше этой самой двери.

Пока выдались свободные минуты, я как мог, успокоил Лий. Судя по её резким движениям и вздрагиванию на любой шум, она явно нервничала. Мы все нервничали, но не все могли себе позволить это показать.

Соскучиться по обществу мы не успели, так как прошло не более двадцати минут, как появились дознаватели в лице госпожи Надиэльталь и Литиэля.

– Рассказывайте, – велела нам Надиэльталь, удобно расположившись на стуле напротив нас, – только учтите, ложь будет мгновенно распознана, и это сильно ухудшит ваше положение.

– Нам нечего скрывать, госпожа, – начал я, – всё, что мы сегодня делали, было продиктовано исключительно признательностью к вашему гостеприимству.

– Меньше патоки, – поморщилась Надиэльталь, – и ближе к сути.

– Как я уже говорил уважаемому Литиэлю, – нисколько не смутившись, продолжил я, – всё началось с того, что сегодня в трапезной мне удалось увидеть пятерых одержимых духами гномов.

– Ты видишь одержимых? – уточнила эльфийка.

– Да.

– Но как? Этими славятся шаманы «говорящие с духами» из племён диких орков. Остальные расы редко могут похвастаться подобными талантами.

– Тем не менее, госпожа, у меня есть возможность видеть одержимых.

– Не врёшь, – удивилась она, – продолжай.

Дальше последовал исключительно правдивый рассказ о произошедших событиях. Не считать же за ложь то, что у меня всё же остались свои маленькие секреты, например, из рассказа было вырезано упоминание о Феле и о его роли в происходящем, но всё остальное было изложено весьма подробно. Только та часть, где я победил Бойна, и остальные члены бригады резко перестают проявлять агрессию, была немного притянута за уши, но в целом и это было правдой, нареканий не возникло.

– Ваша история понятна, – вынесла вердикт Надиэльталь, – мне надо подумать, в любом случае к вам претензий нет. Сейчас глубокая ночь, отдыхайте, оружие вам вернут.

Мы втроём произнесли слова благодарности. Собственно, я и не сомневался в благоприятном исходе, но червь сомнений всё же грыз, и когда всё завершилось, вздохнул с облегчением, как и мои товарищи.

* * *
– «Стэс, нас опять тянут на землю, разрешаю?»

– «Да, Фел, интересно, что им понадобилось на этот раз?»

Нам в замке предоставили каждому по комнате, и мы провалились в сон, но стоило мне сомкнуть веки, как Фел разбудил меня этим сообщением.

Пробуждение в ВИРТ-центре в этот раз несколько отличалась от всех предыдущих. Как-то уже стал привыкать, что на меня у компании «AW» хоть и имелись определённые планы, но не особо глобальные, и моё появление на Земле проходит буднично, без особой помпы и радостных обнимашек. Прошлый раз меня даже не удосужились встретить, поэтому сейчас я был крайне удивлён, обнаружив целую бригаду в медицинских халатах, круживших около моей капсулы. А нет, всё нормально, они кружили именно у капсулы, снимая с неё показания и что-то активно обсуждая, на то, что я с неё выходил, им было фиолетово.

– Алексей Юрьевич, мы очень рады вам. – Слова от безопасника, как всегда, воспринимались мной как не особо искренние, но его лицо было единственным узнаваемым мной в этой толпе, поэтому пусть и с большим допущением, но можно было попробовать сказать, что я рад его видеть. – Пусть наши врачи и техники дальше ковыряют вашу капсулу, а вам я предлагаю провести время значительно интересней, пройдёмте со мной.

После этих слов безопасник потащил меня в коридор и, как обычно, к лифту.

– В связи с чем такой ажиотаж? – решил я прояснить ситуацию.

– Исключительно в связи с вами и показаниями, снятыми с вашей капсулы – начал пояснять Андрей Евгеньевич, – уже как сутки наши специалисты просто в недоумении, медицинские и прочие показания феноменальны. Это слово не моё, а периодически фигурирующее в отчётах за последний день.

– Что же там необычного?

– Резкий экспоненциальный рост физических и других показателей. Судя по приборам, вы стали быстрей, сильней, и бог знает что ещё, минимум в три раза. Причём это произошло резко, почти мгновенно и с определённого момента показания пусть и не так значительно, но только растут.

– Ничего такого за собой не ощущаю, – проговорил я с сомнением.

– Мне тоже в это крайне сложно поверить, – произнёс Андрей Евгеньевич, – более того, пока не увижу всё своими глазами… кстати, мы пришли.

На этих словах он распахнул передо мной дверь, где оказался, внимание, спортивный зал!

– Проходите, не стесняйтесь, – приглашающим жестом махнул безопасник. – Тут обычно более оживлённо, занимаются сотрудники корпорации, но сейчас зал весь только наш.

– Вы хотите проверить показания своих приборов в реале? – засмеялся я.

– Всенепременно, приборы приборами, но увидеть всё в живую намного интересней. Разве откажитесь проверить, на что вы сегодня способны?

– Давайте попробуем, и правда, интересно, – согласился я. – С чего начнём?

– Предлагаю со штанги на скамье для жима, классика и очень показательно.

– Хорошо, какой вес поставим? – уточнил я у собеседника.

– Давайте со среднего, для начала сотня килограмм.

Штангу в сотню килограмм я даже не заметил, потом подняли до двухсот, но и это не вызвало у меня больших трудностей, странно, понятно, что это уже запредельные веса, особо для такого задохлика, каким когда-то был я, но мой предел оказался в двести шестьдесят килограмм. Андрей Евгеньевич также был восхищён моими успехами и всё не прекращал бормотать, что это и правда удивительно и крайне необычно. После штанги мы перешли на беговую дорожку, но это даже не смешно, бегать мне у защитников и так приходилось не мало. Пробежав на максимальной скорости с тридцать минут и не вспотев, я прекратил это занятие. Далее провели ещё ряд тестов – подтягивание, отжимание и прочая ерунда, не вызвавшая у меня никаких затруднений. В конечном итоге безопасник предложил мне сойтись с ним на ринге, что тут тоже присутствовал.

– Может не стоит? – С сомнением произнёс я, – вы всё же значительно меня старше.

– Алексей, я мастер спорта по самбо, – успокоил меня Андрей Евгеньевич, – и, поверь мне, нахожусь в отличной форме. Сам понимаешь, работа обязывает её поддерживать. Если ты сможешь меня положить на обе лопатки, это будет необычный результат.

– Вы сами напросились, – оскалился я и зашёл на ринг.

Безопасник скинул с себя одежду и оказался в спортивных шортах, он, видимо, догадывался, что дойдёт до этого, и заранее готовился. Давненько ожидал я возможности хорошенько стукнуть этого конкретного представителя «AW» и искренне радовался такой возможности.

К моему удивлению, Андрей Евгеньевич действительно оказался хорош на ринге. Мои относительно ленивые и приценивающиеся попытки зацепить его или взять в захват, он успешно избегал, а вот я, наоборот, специально ему поддался, чтобы понять разницу в силе между нами. После того, что сейчас показывал со штангой, в своей победе я не сомневался ни грамма. И действительно, мои ожидания оправдались на все сто процентов. Несмотря на грамотный захват, перебросить меня через бедро у противника не получилось. Сказалась разница в силе между нами. Поиграв некоторое время с безопасником, я решил всё же перейти к более активным действиям.

«Ты просил положить тебя на обе лопатки на ринг?» – подумал про себя я. – «Это слишком просто, а я вот давно хотел иного»

С этой мыслью я с удовольствием провёл молниеносный хук в левую скулу безопасника. Мой удар был настолько быстр, что, не смотря на всю похвальбу противника, он не успел ни отклониться, ни закрыться. С его рассечённой губы закапала алая кровь. Ярко красная, сочная, вкусная. Я очень отчётливо почувствовал её манящий аромат. Она явно не такая как у гномов, слаще, приятней. Мне показалось, что вот прям сейчас, надо накинуться на противника, впиться в него зубами и рвать плоть, наслаждаясь её вкусом.

– Бой закончен, – безапелляционно заявил я, стряхивая с себя наваждение.

– Но ты ещё меня не победил, – удивлённо-возмущённо, даже с некой обидой заявил Андрей Евгеньевич.

– Мне плевать, – сказал я, уходя с ринга. – Ты и твоё начальство хочет знать, как стать сильней? Очень просто, нужно получить проклятие от верховной богини мёртвых.

– А можно подробней? Где, как, при каких условиях? – оживился безоп.

– Умному достаточно и этого, а дураку как не разжёвывай, всё будет непонятно. – Скривился я, не желая давать более развёрнутые комментарии. – Мне нужно обратно в ВИРТ.

– Зачем? – Опешил безопасник, – ты же только что оттуда?

– Снять это проклятие!

– Что с ним не так? – уточнил Андрей Евгеньевич.

– Вы от меня так просто не отстанете, да?

– Не имею такой возможности, – развёл он руками, – у меня чёткое задание разузнать всё, что только возможно, о том, как достичь такого результата. Каждый захочет стать суперменом. Ты и сам это должен понимать. У нас были схожие достижения, даже у Запрудного физические показатели скакали в положительную сторону, но такого рывка, как у тебя, ещё никогда не было.

– Как вам уже сказал, – я всё же решился поделиться информацией, надеюсь, это не приведёт к зомби-апокалипсису на Земле, – чтобы стать «суперменом», как вы высказались, надо получить проклятье Хельхеймы. Но это даёт не только силу, но и постепенно меняет психику, и насколько это обратимо или нет, мне пока не ясно. Возможно, если не смогу избавиться от этой гадости, то в следующий раз с вами уже разговаривать не смогу, а просто буду нападать на всё живое в приделах досягаемости с одной единственной целью – сожрать.

– Всё настолько плохо? – уточнил безопасник.

– Более чем, но это же «AW» не остановит от дополнительных исследований? – задал я риторический вопрос, – возможно в будущем «AW» будет чётко ассоциироваться с другой корпорацией – Umbrella?

– Надеюсь, до этого не дойдёт, – вздохнул безоп.

– И я на это надеюсь, но, даже не удивлюсь, если всё будет именно так. Сейчас вы вцепитесь за эту возможность руками и ногами, а как противостоять этому не знаете. Возможно, знают в Виктарии? В настоящий момент я крайне заинтересован это выяснить. Вы же не будите мне мешать? Так сказать, для сохранения между нами дружественных отношений.

– Не буду, – подтвердил Андрей Евгеньевич, – ты волен уходить в ВИРТ как и ранее, когда заблагорассудится. Все наши договорённости в силе.

– Вот и замечательно, – сказал я, – пищу для размышлений вам дал, основное рассказал. Как этим воспользоваться, считать вам. Сейчас прошу проводить меня до моей ВИРТ-капсулы.

Сотрудник «AW» безропотно проводил меня к капсуле и даже разогнал всё ещё ковыряющих её специалистов. Такая покладистость меня удивляла и настораживала, но с другой стороны, это же пока в мою пользу, значит не о чём переживать. Такими мыслями я успокоил свою паранойю и нырнул в ВИРТ. У меня, между прочим, был крайне насыщенный день, и не мешало бы выспаться.

Глава 15 – Очищение

Меня разбудил твёрдый и настырный стук в дверь.

– Что там случилось? – недовольно буркнул я, вставая с кровати.

За дверью оказался Мавий. Все кругом встают раньше меня. Начинаю к этому привыкать. Приятель, как только открылась дверь, радостно выпалил новости:

– Там Лью очнулся, ошарашенный и удивлённый, сейчас с ним Лий и Бурим вводят в курс дела. Пойдём, тебя не хватает.

– Прекрасные новости, Мавий, Бурим также в порядке?

– Да что с ним будет? – отмахнулся приятель. – Его вчера хорошо заштопали, уже болтает во всю, как обычно.

Пройдя до Зелёной залы, мы действительно увидели Лий, Лью и Бурима. Лью выглядел боле-менее сносно, особенно по сравнению со вчерашним, а Бурим, так вообще, был полон сил и энергии, что сейчас выплёскивал, рассказывая наши приключения Лью как старому приятелю, и это несмотря на то, что Льюис видел его первый раз жизни. Изредка красочная история гнома разбавлялась комментариями Лий, но удавалось ей это редко, так как гном был в своём репертуаре, а в глазах ещё не оклемавшегося Лью он нашёл благодарного слушателя, что не мог не сбежать, не остановить этот неудержимый фонтан красноречия. За мной Мавий пришёл явно не сразу, поскольку гном уже подошёл к тому моменту в рассказе, где он своим топором отражал арбалетные болты, летящие в нас, защищая задохликов-хуманов за своей спиной, и бесстрашно атаковал десяток одержимых гномов, навалившихся на него со всех сторон.

Зная Льюиса, а тот был опытным интриганом, я не сомневался, что, несмотря на показную заинтересованность в рассказе, он для себя старался определить, где в словах гнома совсем наглая ложь, а где умеренная. Постепенно к данному рассказу присоединились и мы с Мавием, притормаживая уже в конец завравшегося Бурима.

Когда история подошла к финалу, где гном вытащил нас всех на руках из штолен и без сил упал перед подземными воротами в замок госпожи, нам, наконец, удалось переброситься парой фраз о главном.

– Лью, как ты себя чувствуешь? – задал я интересующий всех вопрос.

– Странно, во мне что-то сильно поменялось, и магия недоступна, – обеспокоено сказал он.

– Магия всем недоступна, – сообщил Мавий, – кроме Стэса, у него что-то ещё получается.

– Сам не разобрался во всём, – пожал плечами я, – сила тьмы усилилась, сила света пропала. И наваждения находят очень неприятные, на нас действует проклятье Хель, порой мне хочется кого-то съесть. Пока держусь, но как долго смогу это в себе сдерживать, не знаю, а местные нас уже порой называют нежитью, что не придаёт мне сил, слышишь, гноме?

– Да понял я тебя, – засопел Бурим, – на эту тему шутить не буду.

– Не стоит, – подтвердил Мавий.

– Совсем-совсем, – сказала Лий и на удивление для всех плотоядно улыбнулась, глядя прямо на гнома.

– Эй, вы чего, – встрепенулся гном, – мы ж с вами эти, считай, уже друзья!

– Ребят, как думаете, что с нами будет дальше? – перевёл разговор с этой темы Лью, сам глотая слюну, смотря на спасителя хуманов.

– Надо в Святград, – твёрдо сказал Мавий, – только там нам могут помочь.

– Если не решат, что нас проще упокоить, – вздохнул я.

– Пусть и так, – настаивал Мавий, – но нам надо в Святград!

– Только где Святград, а где мы? – грустно сказала Лий.

– Верьте госпоже, – неожиданно выдал Бурим, – она очень мудрая, не смотря на то, что эльфа.

– Твои бы слова да Проотцу в уши, – перековеркал я земную поговорку.

В этот момент в Зелёную залу вошли стражники-гномы, не знаю, вчерашние или новые, мне ещё сложно их различать, все бородатые и хмурые, только Бурим из гномов сильно выделялся, и то не сколько внешностью, сколько говорливостью.

– Просим вас пройти за нами, госпожа желает вас видеть. – Произнёс один из стражников, видимо, главный в этом отряде. – Всех, кроме тебя, Бурим, ты отдыхай тут.

– Не устал я и здоров ужо, – заворчал Бурим.

– Идут только пришлые! – Отрезал стражник.

Оставив Бурима в Зелёной зале дуться на несправедливость бытия, мы с Лийлой, Мавием и Льюисом проследовали за стражниками. В этот раз я был весьма удивлён, нас, наконец-то, вывели из пещер, где располагались гномы, и повели через сад к замку. Нам удалось насладиться красотой сада, выращенного эльфами, и замком изнутри, построенного гномами. Замок был прекрасен, и он явно был сделан специально для эльфов. Всё в нём было изящным и утончённым. Прекрасные витражи давали много света, заострённые шпили каждой залы изнутри создавали ощущение потолка, уходящего в небо. Тут везде преобладал белый и голубой цвет, что не типично для лесных жителей, но очень гармонирует с горно-снежным пейзажем.

Нас ввели в просторную залу, в глубине имевшую самый настоящий трон, прозрачный, ловящий на себе блики света, вырезанный из хрусталя или специального магического льда. Величественно на троне восседала Надиэльталь, а по праву руку от неё стоял Литиэль.

– Подойдите, – произнесла владетельница замка, и когда мы приблизились к трону, над залой разлился её мелодичный голос. – Учитывая ваше состояние, и то, что за неполный день пребывания в моём замке вы проявили себя достойно и весьма полезно, я решила. Сейчас вы отправитесь в Святград и пройдёте очищение от скверны. Через три дня вы вернётесь и в течение месяца будите моими вассалами в качестве благодарности за моё решение. Далее вольны вернуться в столицу Святой империи и продолжить своё обучение.

Мы были ошарашены подобным поворотом событий, лично у меня просто не было слов. Нам потребовалось несколько долгих секунд, чтобы переварить услышанное. Первым очнулся Мавий и слегка охрипшим голосом произнёс:

– Святград – это то, что сейчас нам действительно нужно, но мы все, кроме Де’Фаре, состоим в ордене Проотца и не сможем противиться воле главы ордена.

После этого Мавий сделал паузу, что несколько затянулась, и я вмешался, чтобы пояснить мысль приятеля.

– Мой друг хотел сказать, что нас могут и не отпустить на службу к госпоже, и тогда мы не сможем полностью выполнить ваше решение.

– Об этом не беспокойтесь, – отмахнулась Надиэльталь. – Ночью у меня был разговор с Патриархом Святой империи, он не возражал. Пусть нас сложно назвать друзьями, но врагами мы точно не являемся.

У Мавия от слов, что о нём разговаривали с самим патриархом, забавно округлились глаза и, образно говоря, «отвалилась челюсть». В общем, он явно выбыл из последующей дискуссии. Зато Льюис, хотя и был удивлён, как и все мы, но внешне это отразилось на его лице буквально на миг.

– Почту за честь служить вам, госпожа, – произнёс Де’Фаре и изящно поклонился, как могут только дворяне, у которых этикет в крови.

– Благодарю вас, госпожа, – произнесла Лий и сделала реверанс, пусть и выглядящий нелепо в дорожном костюме, но весьма искренний.

– Вы справедливы, госпожа, – это уже ожил я, но максимум на что был способен, это на благодарный наклон в сторону эльфы. Повторить поклон Льюиса даже не стал пытаться. Но меня интересовал ещё один вопрос, и я тут же его озвучил. – Но как мы сможем оказаться сегодня в Святграде, а через три дня уже вернуться к вам?

– Порталом, разумеется, – ответила эльфийка. – Поторопитесь. Вас уже ждут.

После этих слов она изящно махнула рукой, и перед нами открылась арка синего портала. Именно так я себе всегда его и представлял, и был счастлив, что в этот раз меня не сожгут или заморозят для пущего эффекта телепортации.

Мы по очереди шагнули в синюю арку и через миг оказались в центре Святграда. От резкого перехода я почувствовал головокружение, и Льюис, зашедший в портал чуть раньше, любезно меня поддержал и тут же отодвинул в сторону, давая возможность выйти Лий и Мавию.

Я впервые оказался на портальной площадке столицы. Выглядела она фундаментально, каменный круг, приподнятый на метр относительно мощёных улиц города, и каменная же арка, откуда мы сейчас и вышли. Столице мы были рады, а вот она нам не очень. Это проявилось в том, что не успели мы появится, как были окружены ветеранами Проотца-Защитника, а встречал нас сам Инекин с явно недовольным лицом.

– От вас так и тянет нежитью, – заявил он, бросив на нас мимолётный взгляд. – Если бы не прямой приказ самого Патриарха вы были бы казнены как дезертиры! Быстро в карету, пока вас не заметили!

Перед портальной площадкой стояла крытая карета без окон, больше похожая на тюремную, чем на ту, что полагается разрушителям живого алтаря самой Хельхеймы. Но выбирать нам не приходилось. Быстро сев в карету, дабы не злить и без того недовольного Инекина, мы отметили, что дверь, закрытая за нами, была зафиксирована на внешний засов. Экипаж резво тронулся, не дав нам и секунды для того, чтобы разместиться на не особо мягких сиденьях.

– Не шибко нам тут рады, – прокомментировал я, – в замке и то относились приветливей.

– Только не тогда, когда везли в сам замок, – напомнил мне Мавий с каким «комфортом» мы попали туда.

– В целом, да, – вынужденно согласился я, – тогда сейчас это ещё вежливо.

– Ты не смотри, что транспорт крытый и неказистый, – сказал Лью. – Это больше для нашей же безопасности. Сам посуди, что подумает любой служка, увидев нас в нынешнем виде в центре Святграда?

– Что нам не мешает помыться? – пошутила Лий.

– Эх, если бы, – грустно сказал Мавий.

– Скоро всё закончится, – успокоил я приятеля. – Интересно, куда нас везут?

– В Центральный собор, куда же ещё, – пояснил Мавий, – самые сильные служители Проотца там, в нашем случае сельским священником не отделаешься.

– Ни разу там ещё не был, – сообщил я.

– Только в нашем состоянии не уверен, что тебе там понравится, – сказал Де’Фаре.

– Почему? – удивился я.

– Святое место – это не то, где нам будет приятно находиться, – пояснил Лью.

В подтверждения слов Льюиса я только сейчас заметил, что находиться в Святграде мне в целом очень некомфортно, а чем дальше мы ехали, тем сильнее было это чувство.

– Надеюсь, это на благо и скоро уже прекратится, – сказал я приятелям, не понятно кого успокаивая, себя или их.

– Не сомневайся, скоро прекратится, – заверил меня Мавий.

– Так или иначе, точно скоро всё закончится, – весьма неоптимистично поддержал его Лью.

Мы ехали около часа, постоянный цокот копыт от множества коней рядом давал нам понять, что движемся мы не просто сами по себе, а с эскортом. В пути было много остановок, видимо, на пропускных пунктах или их аналогов. Сказать точнее было затруднительно, так как окон в карете не было вообще никаких, а освещение поддерживалось искусственно с помощью магических светильников, вмонтированных в потолок. С каждой минутой внутренние жжение нарастало, и когда это уже сложно было назвать просто жжением из-за усилившихся болевых ощущений, мы остановились.

«Стэс, на процедуре очищения ни мне, ни духу, что в Льюисе, присутствовать нельзя» – ожил в моей голове Фел. – «Нас просто выжгут вместе со скверной и далеко не факт, что мы после этого сможем когда-либо возродиться»

«И что ты предлагаешь?»

«Прикоснись к Лью, дух покинет его и поселится в твоём браслете. После этого Лью потеряет сознание, сам он поддерживать себя в обычном состоянии не может. После этого попроси, чтобы обряд провели на нём первым. Когда обряд будет завершён, передай ему браслет обратно. Дух снова временно поселится в нём, а я займу его место в браслете»

«Договорились» – сказал я Фелу, а сам в это время подсел поближе к Лью, загораживая собой браслет, чтобы мои спутники не увидели белой дымки, устремившейся от Лью к браслету. Через мгновения всё было окончено, а Льюис завалился без сознания на меня.

– Что с ним, – забеспокоилась Лий.

– Потерял сознание, видимо, совсем плох, – сказал я, – его надо срочно передать сёстрам Милостивого и на обряд.

– Давай, я тебе помогу, – сказал Мавий.

Из кареты бесчувственное тело Лью мы с Мавием вынесли вдвоём. Льюис, и правда, ещё пять минут назад спокойно сидевший с нами, сейчас выглядел совсем плохо.

– Скорее, ему срочно нужна помощь, – крикнул я окружающим нас Защитникам, как только мы вышли.

– Без вас разберёмся, – сказал Инекин, что опять был рядом, подхватил бесчувственное тело Де’Фаре и поспешил с ним на руках вглубь центрального собора, перед которым и остановилась карета.

Нас троих проводили в смежное с входом в собор помещение и оставили одних.

Ждать нам пришлось около часа. Никто не удосужился за всё это время нас уведомлять о том, как проходил обряд над Де’Фаре. Информации не было совсем никакой, и спросить-то было некого, поэтому ожидание было нервным, и мы очень обрадовались, когда в комнату зашёл Инекин. Но вместо того, чтобы хоть что-то пояснить он коротко произнёс:

– Следующий.

– А что с Льюисом? – взволнованным голосом спросила Лий. – Он здоров? Как прошёл обряд?

– Всё в руках Проотца, – удостоил Инекин нас ответом, не пояснив ровным счётом ничего. – Если не выживет, значит так угодно Ему.

– Нам нужно его увидеть, – потребовал я.

– Исключено! – безапелляционно произнёс Инекин голосом, не терпящим возражений. – До конца обряда для вас любые контакты запрещены! Следующий, живо!

Мавий встал со скамьи, посмотрел на нас, убедился, что мы не возражаем, и уверенно прошёл за Инекиным.

– Скажите хотя бы, жив он или нет? – взмолилась Лий.

– Жив, – бросил, не оборачиваясь, Инекин и вышел из комнаты.

Кода за ним и за Мавием закрылась дверь, Лий сказала в сердцах:

– Ваш начальник – бесчувственный хам!

– Урод он, – подтвердил я.

– За такое прямое оскорбление вышестоящего лица вас разве не наказывают? – уточнила Лий.

–Какое там оскорбление, – отмахнулся я. – Просто констатация факта.

Меня в этот момент волновала не только судьба друга, но и судьба моего фамильяра, намеченный ранее план начал разваливаться.

«Фел, нам не удастся встретиться ни с кем до обряда. Если даже в браслете вы поместитесь вдвоём, то мне придётся его оставить тут, передать мне его некому. А на обряд его, как понимаю, брать не стоит»

«Почему же? Бери»

«Но ты же говорил, что не переживёшь обряд во мне или браслете?»

«В этом накопителе мы вдвоём не поместимся, поэтому на обряде нас в нём не будет»

«А где же вы будите?»

«Где-то же мы были до вселения в людей. Полетаем по астралу»

«А ты потом вернёшься?» – от мысли, что я останусь без Фела, меня бросило в холодный пот. Не смотря на все мои бравады ранее, со своим фамильяром я уже породнился на столько, что расставаться с Фелом мне категорически не хотелось.

«Если не найду никого посмышлёней, то возможно»

«Фел!»

«Испугался? Не переживай, вернусь. Где же ещё найду такое интересное тело, что само жаждет поселить у себя паразита?»

«Договорились»

Поставив точку в разговоре, я погрузился в свои переживания. Что будет при обряде? Как там мои друзья? Не потеряю ли я Фела? То, что такой сожитель в моей душе даёт мне преимущество над другими, отошло на второй план. Только сейчас я понял, что Фел стал для меня самым настоящим другом, таким, какого у меня никогда не было в прошлой жизни. А уж сколько раз он спасал меня, я сбился со счета.

В таких мыслях прошёл ещё час. Когда в комнату зашёл Инекин, я задал только один вопрос:

– Мавий жив?

– Да. Следующий.

Посмотрев на Лий, я кивком головы предложил пойти ей. Она не возражала, встала и последовала за Инекиным. В комнате остался я один. Лёг на лавку и мысленно обратился к Фелу.

«Если ты покинешь меня, то я потеряю сознание, как Льюис?»

«Да»

«Тогда не вижу смысла тянуть, забирай приятеля, и до встречи. А то меня слишком уж корёжит от близости к Центральному собору и наличия высокопоставленных духовных особ»

«Это правильно, мне тут тоже неуютно. До встречи, Стэс»

«До встречи»

После этих слов на меня накатила сильная вялость и усталость. Я заметил белый дым, исходящий из браслета и растворяющийся в воздухе комнаты. Из моей груди дым шёл чёрный, значительно более густой и интенсивный. Через мгновения сознание меня покинуло, и … вернулось неожиданно, резко, толчком. Огонь жёг меня, в каждую мою клеточку залили расплавленный металл. Я хотел закричать, но не смог сделать этого, тело мне не повиновалось. Попытка открыть глаза также не увенчалась успехом. Что происходит? Обряд! Эта мысль кольнула меня, и интуиция подсказала, что я прав. Из меня выжигали скверну. Выжигали, судя по ощущениям, в прямом смысле этого слова. Разумом я понимал, что это на меня воздействует святая сила Проотца, но, по ощущениям, находился я на костре, вся прелесть аутодафе была передо мной. Вот уж не думал, что пройду через ритуал сожжения, пусть и не в прямом смысле этого, но по ощущениям именно так. Где же сестры милостивого? Почему не помогают? Всегда, когда они рядом, их касание останавливало любую боль. Вот прям как сейчас помню, это выглядит как водный водопад, льющийся на тебя сверху и смывающий все негативные ощущения. Всё, что обрушивалось на меня сейчас, это волны жара, их с водопадом сравнивать было глупо. Скорее сравнение подходило с вулканом, что изрыгал из себя внутренности из лавы, а тебе приходилось в них находиться, ожидая каждый миг новую порцию извержения. Возможно, сестры сейчас бессильны? Они оперируют силой света, а свет для меня болезнен. Вот чего во мне сейчас было много, так это света. Где тогда тьма? Где она? Тьма – это спасительная тень, она может укрыть меня и дать прохладу. Вот тут есть кусочек. Огромным усилием постарался всё своё Я уместить в одну точку и спрятать в прохладной тени в потаённом уголке сознания. И мне это удалось! Ощущая уже отстранено из своего укрытия, как огненные смерчи, хозяйничающие в глубине моей души, мне ничего не оставалось, кроме как прятаться в этой точке и надеяться, что меня тут не найдут. Вот буйство стихий стало уменьшаться и сходить на нет. С облегчением, что смог пережить этот ад, я выглянул из своего закутка. Мне это удалось! И тут пришёл новый огненный вал сильнее предыдущего, сметая всё, включая и меня и мой сокровенный уголок. Нееееет!!!!Боль была невыносимой, с огромным облегчением я понял, что от переизбытка огня и света впадаю в беспамятство и растворяюсь в нём.

Глава 16 – Воскрешение

Мне было плохо, казалось, меня вывернули на изнанку, да так и оставили. С огромным трудом разомкнул веки. И увидел спину Мавия, увлечённо что-то пишущего за столом нашей комнаты в ордене Защитников. Вот же жук, он прошёл через то же, что и я, и хоть бы хны.

– Мавий, – тихо и болезненно позвал я. Приятель меня не услышал, тогда я повторил попытку, – Мавий.

– Наконец, ты очухался, – жизнерадостно произнёс Мавий, резко бросив все свои дела и подскочив ко мне, – как самочувствие?

– Отвратительное, а у тебя?

– Превосходное! – Мавий радовался как малое дитя, – Мы все излечились, все!!! В нас нет больше скверны, и магия вернулась.

– Рад за тебя, – буркнул я.

– Но это ещё не всё!!! – Мивий, явно, был счастлив, – по примерным оценкам каждый из нас поднялся на одну ступень святой и светлой магии. Каждый!

– Прям так и каждый? – усомнился я. – И Льюис?

– А этому повезло, вообще, больше всех, ему и магию огня ещё подняли.

– Откуда ты знаешь?

– Нас всех досконально обследовали после обряда, в том числе и маги с Академии, – сообщил Мавий, – это ты в отключке валялся, ну, и Лью, а вот мы с Лий были уже в полном здравии и слышали, что они говорили.

– И что же?

– «Это не-е-ординарное событие кра-а-а-йне интересно, и должно быть до-о-полнительно исследовано. По-о-думать только, все участники единовременно усилили свой потенциал минимум на единицу» – Мавий, явно, подражал кому-то из профессоров академии, правда, я не припомню, у кого из них такой противный голос, или это Мавий от себя добавил колорита?

– Ты давай к сути. Что там? – поторопил я товарища.

– Так я и рассказываю, пришли маги Академии с каким-то артефактом-диагностом, заодно и уровень у всех проверили. Так вот, Лью теперь маг огня восьмой ступени, маг светлой десятой и маг святой магии десятой ступени.

– С учётом того, как нас там полоскали этой самой святостью и светом, да и огнём, по-моему, прижигали, ничего удивительного. – прокомментировал я успехи Лью. – А ты тогда чего?

– А я теперь, – гордо произнёс Мавий, – маг света десятой ступени, разум так и остался на десятой, а вот святость подскочила до восьмой. Кстати, если тебе плохо, давай полечу, я как раз сейчас изучал светлую магию с этой стороны.

– Тебе, фанатику, надо было святость до шестой ступени поднимать минимум. Между прочим, это из-за твоего упрямства всё произошло с нами. Слушай, а я, надеюсь, после эксперимента по лечению не загнусь?

– Не должен.

Произнеся эту жизнеутверждающую фразу, Мавий создал вокруг меня контур малого лечения и запитал её новообретённой силой света. Я очень переживал по поводу трудов новоявленного Айболита, да и лечение на меня всегда действовало в пол силы, но тут произошло чудо. Вместо освежающего морского бриза, меня окунули в океан блаженства. Так сильно на меня лечение не работало никогда. Мне сразу стало значительно легче и захотелось встать и побежать, неважно куда. Не знаю, к счастью или нет, но это ощущение быстро пропало, хотя, и не могу не признать, что мне стало значительно лучше.

– Ну как? – осведомился Мавий.

– Шикарно.

– Это ещё что, – видно было, что Мавию похвала пришлась по душе. – Лий у нас светлый целитель восьмой ступени и святость десятой.

– Замечательно, а по мне, что?

– А ты у нас теперь имеешь, как и Лий, силу света восьмой ступени, но целитель там или губитель, это не ясно.

– Не издевайся, продолжай, – одёрнул я приятеля.

– Разум у тебя не поднялся, тут всё понятно, достиг потолка. – Мавий откровенно надо мной посмеивался и не скрывал этого, – Ступень в разуме девятая. И самое главное, у тебя теперь есть святая магия десятой ступени.

– Магия тьмы не поднялась? – решил уточнить я, так как про неё ничего не было сказано.

– Нет.

– Жаль, я надеялся, что раз её сила усилилась, это так и останется со мной.

– Стэс, ты не понял, – несколько сконфужено произнёс приятель, – у тебя больше нет магии тьмы, из нас выжгли всю тьму и скверну.

– Не может быть! Свет и Тьма мои врождённые таланты, это показал ещё тот артефакт, что был при первом испытании в Магической Академии, один из них не мог просто так исчезнуть!

– Просто так не мог, а вот при обряде очищения смог. Ты не переживай, – успокаивал меня приятель, – потерял в одном, нашёл в другом. Послушай себя, чувствуешь внутри разлито тепло, оно согревает и даёт сил.

Прислушавшись к словам Мавия, я постарался понять, о чём он говорит, и через некоторое время, действительно, ощутил что-то тёплое и приятное по центру груди. Мне это чуть-чуть напомнило теплоту, что я испытывался с феей-пикси. Но в этот раз ощущения были другие, более всеобъемлющие, что ли. Мне показалось, что если я смогу раздуть это тепло внутри себя достаточно сильно, то не только обрету покой, но и огромную силу.

– Что-то есть.

– Это вера, мой друг, – улыбнулся Мавий, – наконец-то, и ты смог к ней прикоснуться.

– Что по физическим возможностям? – решил я сменить тему. Мысль о том, что я окончательно потерял одну из основополагающих для меня сил, была мне неприятна и не приемлема, я гнал её от себя прочь.

– Как и было до храма, арбалетный болт в плечо я так спокойно уже не выдержу, и бежать целый день без устали не смогу, в общем, всё, как у обычных людей.

Лежать на кровати мне больше не хотелось, от Мавия я узнал всё, что меня интересовало. То, что нас вылечили, это хорошо, но потеря магии тьмы просто выбила меня из колеи, и настроение сильно упало.

– Пойду, проверю на полигоне ордена, а затем в Академии на что я способен после обряда, – сообщил я Мавию.

– Давай, дело хорошее, – поддержал он, – только к вечеру вернись. Сегодня у нас последний из отпущенных трёх дней в Святграде. Мы хотели отпраздновать наше выздоровление, только тебя и ждали.

– Как последний? Сколько я пробыл без сознания? – удивился я.

– Двое суток, Лью полдня, а мы с Лий сразу пришли в себя. В некотором смысле у тебя рекорд, Лий даже переживать начала, да и Лью спрашивал. Я уже по-своему сМагфону, как ты называешь дальносвязь, сообщил им, что ты очнулся и вечером гуляем.

–Ясно, спасибо, буду.

На этом я в разрозненных чувствах вышел из комнаты и пошёл на площадку для тренировок. С одной стороны, забота товарищей мне была очень приятна, но потеря силы тьмы печалила.

«Фел, я смогу восстановить потерянные умения?»

Обычно мой фамильяр быстро отвечал и никогда не спал, а тут ответа я не услышал.

«Фееел, очнись, уснул?» – ответа так и не было.

«Фел, ты, вообще, тут?»

Все мои попытки достучаться до него провалились. С ещё большим ужасом я понял, что он так и не вернулся ко мне за все эти два дня, что я был без сознания. Замечательно, и магии лишили, и фамильяра, что дальше?

Дальше я понял, на сколько же я стал слабея и в физическом плане. Первый же спарринг на тренировочной площадке показал всю мою недееспособность. Я не просто вернулся к прежним физическим показателям, – всё намного хуже. Они у меня значительно снизились по сравнению с тем, как было до этого злосчастного путешествия в храм Хель. Ну, разумеется, Фел же говорил, что он усиливает меня и в физическом плане и магическом. А я уже размечтался тому, какой я одарённый, как быстро развиваюсь, как житель Земли быстро овладел искусством фехтования наравне с коренными жителями Виктарии. По факту получилось, что все мои достижения были заёмными. Без Фела я на уровне самых отстающих курсантов. Нет нормальной ни реакции, ни точности движения, ни силы, ничего!

Полигон в Магической Академии несколько успокоил меня, заклинания Света мне довались действительно проще, быстрее и получались мощней. Попробовал на себя наложить заклинания усиления, как их называю бафы, но, в отличие от прошлых попыток, в этот раз основывался не только на свете, но и святости, результат вышел впечатляющим. Все мои минусы физического развития были нивелированы заклинанием, более того, стал ещё сильней и быстрей. Не так, как под проклятием Хель, далеко не так, но всё же, это приятный результат, и мысли чужие в голову не лезут.

«Спасибо тебе, Проотец» – и я осенил себя крестом.

Точно мысли чужие в голову не лезут? А набожность откуда у меня появилась? Поразмыслив над этим, пришёл к выводу, что если даже Проотец как-то и влияет на ход моих мыслей, то это всяко лучше, чем Хель. Перекрестится при ком-то это не съесть его. Так что с этой стороны только в плюсе.

Магию разума в виде моего коронного заклинания ужаса проверять не стал, рассудив, что без Фела, могу его и не отразить, а испытывать его воздействие на себе любимом явно не стоит. У меня ещё свежи в памяти мои предыдущие эксперименты на этом поприще.

После проверки возможностей в Академии самооценка стала чуть выше пола, и настроение начало помаленьку расти. Для усиления положительных эмоций я заскочил в штаб клана «Серебряных пик», где рассказал их главе про свои злоключения. Он был очень сильно впечатлён, и пара часов в его компании пролетела как один миг. В свою очередь, узнав последние новости из жизни «серебряных» и порадовавшись их достижениям, как-никак, считай, уже топ клан в Святграде, я расстался с Пиком, полностью излечившимся от хандры. Впереди меня ждала ещё вечеринка с друзьями!

Наша встреча состоялась в центре города на улочке недалеко от портальной площадки. В этот раз город был рад нашему присутствию, так как вокруг были только приветливые лица, несмотря на то, что вышли на вечеринку мы в гражданском, а, может, как раз благодаря этому? Я не стал забивать свою голову такими глупостями и поинтересовался у друзей:

– Ну что, какой план, куда идём?

– Как вы предпочитаете отметить наше возвращение, считай, из-за черты того мира, – спросил Лью, явно, с подвохом, – скучно и уныло или весело и с огоньком?

– Когда представитель рода Де’Фаре предлагает что-то отметить с огоньком, – весьма разумно высказался Мавий, – то, боюсь, это имеется ввиду в прямом смысле этого слова. А мне бы хотелось провести это вечер без жертв и пожаров.

– Вот какой ты скучный порой бываешь, Мавий – засмеялся Лью.

– Да-да, я тоже самое ему периодически говорю, – подтвердил я.

– Не переживай, – Лью по-дружески хлопнул Мавия по плечу, – сейчас это было в переносном смысле. Мы можем пойти, как обычно, не в плохое заведение тут неподалёку и отметить всё там или пройтись чуть дальше и зайти туда, где продают алкоголь, и отметить всё намного ярче.

– Но в Святграде запрещён алкоголь, – удивилась Лий.

– В стенах города – да, а за стеной, пожалуйста, – улыбнулся Лью.

– Ты предлагаешь пойти в нижний город, – догадался Мавий. – я за.

– И я за, – высказался я, к своему удивлению вспомнив, что, будучи в ВИРТе, ещё ни разу не пробовал алкогольные напитки, мне даже стало казаться, что их тут и не существует.

– И я за, – удивительно, но Лий без единого возражения поддержала нас.

– Замечательно, – обрадовался Лью, – знаю там одно неплохое местечко, сейчас всё организуем.

После этих слов Льюис поймал свободный экипаж, и мы всей компанией поехали в местные трущобы.

Вечеринка удалась на славу. Место, предложенное Льюисом, и в самом деле оказалось неплохим. Не смотря на окружающий нас район, заведение было вполне ничего. Подозреваю, что в связи с сухим законом в стенах города, таких заведений за его стенами было предостаточно. Как же много я ещё не знаю о жизни в столице.

Неказистое снаружи помещение оказалось весьма гостеприимным и уютным внутри. Приятный средневековый антураж, большие и крепкие деревянные столы, удобные лавки, лёгкая и ненавязчивая музыка в исполнении живого менестреля, всё это навевало благодушное настроение и создавало располагающую атмосферу. Посетители были не местные, в смысле не из трущоб, а прилично одетые горожане столицы. Это ещё раз подтвердило мою мысль, что данное заведение ориентированно именно на таких как мы, а не жителей нижнего города. Местная кухня также порадовала, она ничем не уступала той, что я пробовал в стенах города. Лью любезно предложил спонсировать застолье на правах руководителя и организатора, с его слов, успешной экспедиции. С последним высказыванием я был не совсем согласен, но в целом он прав. Льюис проговорился, что все артефакты из храма остались при нём, и, по предварительной оценке, уже проведённой независимыми экспертами его семьи, они были высочайшего качества. Мы все поздравили Де’Фаре и любезно согласились на его предложение в финансировании сегодняшнего вечера. В итоге наш стол просто ломился от всевозможных яств и напитков на зависть другим посетителям и на радость владельца сего заведения. Было много тостов, вино лилось рекой. Особенно мне запомнился тост, сказанный Льюисом «За наше воскрешение». Мы по сути прошли по самой грани, и, если бы патриарх любезно не откликнулся на просьбу Надиэльталь, мы могли бы уже никогда не радоваться таким простым житейским радостям. У нас бы, наверно, были бы другие радости, но назвать их простыми и житейскими, язык не поворачивается. За Надиэльталь тост был следующим.

К концу вечера язык у меня действительно не очень хорошо поворачивался, хотя какие-то тосты и я пытался озвучивать, и они даже проходили на ура, но дальнейшие события списать можно только на алкоголь. Вот с чего бы в какой-то момент нам приспичило прогуляться на свежем воздухе ночью и это посреди трущоб? И ладно бы мы просто прогулялись, но ведь нет, заметив в очередном тёмном переулке драку, я не смог себя сдержать и стал активным её участником. Справедливости ради скажу, что, не смотря на весь хмель у меня в голове, в драку я вмешался не просто так. Цели у меня были самые что ни на есть благородные. Куча здоровых парней мутузила мальчугана. Стерпеть я это не мог и, не задумываясь, ринулся в самую гущу драки. Благо у меня хватило соображения, повесить на себя баф из тех, что только сегодня пробовал в Магической Академии. Сознание немного прояснилось, и в избиваемом парнишке я с огромным удивлением узнал Фёрушку, того самого ушлого малого, которого ранее пытался наставить на путь истинный. Как только я это понял, то громко закричал своим товарищам, что в данный момент то ли пытались меня вытащить из этой кучи малы, то ли сами хотели присоединиться к веселью, но мне было всё равно:

– Все назад! Я сам разберусь! Не трожьте пацана!

После этих слов я ринулся на самого резвого из хулиганов, до этого целеустремлённо пинавшего Фёрушку и не обращавшего на меня никакого внимания. Оставить это безнаказанно было никак нельзя, поэтому, сотворив направленный луч света, ослепляя и дезориентируя противника и его подельников, я для закрепления эффекта от души приложил ему кулаком в челюсть. Разлетающиеся по мостовой зубы подтвердили эффективность моих действий.

– Магики!!! Атас! – проорал кто-то из местных.

Эти выкрики заставили в мгновение ока разбежаться всех, включая и только что ослеплённого мной. Как он смог это сделать с вывихнутой челюстью и полуслепым, для меня осталось загадкой. Через пару мгновений я и мои друзья были в переулки одни, только в дальнем углу жался к стене Фёрушка, стараясь забиться в самый тёмный угол. Выглядел он приотвратно. Один глаз полностью заплыл, весь в синяках и в ссадинах, из носа хлещет кровь. Судя по тому, как он прижимал руку к правому боку, там сломаны ребра.

– Господа магики, не губите, пожалуйста, я ничего плохого не сделал, честно слово, – затараторил он, стараясь ещё сильнее вдавить своё израненное и худое тельце в кладку стены.

– Лий, посмотри, пожалуйста, сможешь помочь? – обратился я к ней как к опытному целителю.

– Да, конечно, сейчас, – Лий подбежала к Фёрушке и начала использовать свою силу, подлечивая паренька. – Как же сильно тебе досталось, за что тебя так избили, бедненький?

– Я не мог отдать налог банде Ржавого, великий маг заколдовал меня, запретил воровать. Я пробовал подрабатывать, но на налог, выставленный Ржавым, всё равно отдать не смог, вот они и решили меня проучить, чтобы другим неповадно было.

– Надеюсь, Ржавый – это тот, кому я в челюсть заехал? – спросил я его, сплёвывая кровь на мостовую. В горячке боя и не заметил, как сам нарвался на удар по лицу, но у меня была не травма, а ерунда, все зубы на месте, до утра само заживёт.

– Именно так, господин магик, это он.

– Слушай сюда, Фёрушка, – начал я говорить, а глаза парня сильно округлились в недоумении, откуда я знаю его имя, он меня, явно, ещё не узнал. – Я – маг восьмой ступени силы света, рекрут ордена Проотца-защитника, ученик Магической Академии Стеслав предлагаю тебе пойти ко мне на службу в качестве личного слуги с еженедельным жалованьем в пятьдесят серебрушек. Согласен ли ты принять моё предложение?

Находясь под сильным впечатлением от случившегося, я принял серьёзное решение, о котором, возможно, ещё пожалею, но сейчас это был лучший выход. Своими действиями в прошлом я сильно повлиял на судьбу мальца, его сейчас могли запросто убить, и виноват в этом был бы я.

– Согласен, господин магик, – выдавил из себя паренёк.

– Тогда слушай мой приказ, – продолжил я, не сомневаясь в его решении, по сути, для него выпал билет в новую жизнь, что явно будет получше предыдущей. – На службу заступаешь завтра с утра. Мы телепортом уходим далеко и надолго к гномам. Собирай все свои вещи и приходи с первыми лучами солнца на площадку для телепортации Святграда. Там ждёшь меня. Всё ясно?

Фёрушка быстро-быстро закивал головой.

– Лий, как его состояние? – спросил я.

– Всё залечила.

– Замечательно, – отозвался я и обратился к своему новому служке. – Переночевать есть где так, чтобы банда Ржавого тебя не достала?

– Да, – уверенно произнёс он.

– Тогда тебя завтра с утра жду, а сейчас беги, собирайся.

Фёрушка вскочил на ноги и со всей прыти побежал вглубь трущоб.

– Круто, – прокомментировал случившееся Льюис.

– Это большая ответственность, – отозвался Мавий.

– Знаю, – сообщил я им, – это я был тем великим магом, что заколдовал его, мне и нести ответ за случившееся.

– Уважаю, – сказал Лью, – расскажешь, как у тебя это получилось?

– Не сейчас, – категорично заявил я, – как-нибудь потом.

После данного происшествия хмель из меня почти выветрился. Праздновать дальше уже никому не хотелось. Мы вчетвером спокойно добрались до центра Святграда, и каждый пошёл к себе собираться в дорогу. Впереди у нас служба у Надиэльталь. Мы были все ей очень благодарны, но никто из нас не мог предположить, что же от нас затребует в качестве платы эльфийская госпожа?

Перед сном, я постарался сосредоточится и связаться с Фелом, не имея малейшего представления, как это сделать. Просто лежал и мысленно пытался нащупать с ним связь, но находясь под остаточным действием алкоголя, это у меня не получилось. Мне оставалось только надеяться, что он всё же вернётся. Без него у меня возможностей стало меньше, и рядом не было, пусть и ехидного, но все же мудрого друга, что всегда мог поддержать дружественным пинком в верном направлении, подсказать и разъяснить всё на свете, да и просто помочь в трудной ситуации. Зато, надеюсь, у Фёрушки такой друг сегодня появился.

Глава 17 – Возвращение

Утром я и Мавий выходили из казарм в форме рекрутов Проотца-Защитника. Прошлый раз мы в горах были, как бы это сказать, с неофициальным визитом, а сейчас идём уже официально и с разрешения руководства. Разумеется, мы прихватили с собой тёплые вещи, и то, что нам могло понадобиться и вмещалось в походный мешок. Лийла так же разделяла наше мнение и к телепортационной площадке пришла в форме послушницы сестёр Проотца-милостивого. В этом плане от нас отличался только Льюис. Он не относился ни к одному из орденов, поэтому пришёл в своём прошлом дорожном костюме, с тем же безразмерным походным мешком, что был у него и ранее. Он явно рассчитывал отовариться свежими артефактами на службе у Надиэльталь, учитывая его таланты и тягу к приключениям, даже не удивлюсь, если у него это, действительно, получится.

Подходя к телепорту, я искал глазами Фёрушку и не находил. Неужели парень передумал и испугался? С одной стороны, мне было очень жаль пацана, с другой испытывал облегчение, что не придётся брать на себя груз ответственности, каждый волен выбирать свою судьбу сам. Тем не менее, для успокоения своей совести, я спросил у смотрителя площадки, не видел ли он здесь с утра худенького мальчугана из нижнего города. В ответ лишь услышал, что таким тут не место и никого не было. В последний раз бросив взгляд на полупустые улицы ещё не до конца проснувшейся столицы и не найдя парня, я посмотрел на друзей, как бы ища поддержку. В глазах товарищей я видел только сочувствие.

– Может оно и к лучшему, – сказал ободряюще мне Мавий.

– Вас долго ещё ждать? – поторапливал нас смотритель портала. – У меня и другая работа есть, кроме вашего перехода.

– Секундочку, – сказал я, и, повинуясь какому-то наитию, повернулся лицом к улице в сторону нижнего города и громко сказал. – Фёруш, мне тебя долго ещё ждать?

– Бегу-бегу, господин магик, – из тени ближайшего дома вышел Фёрушка и, спотыкаясь, подбежал ко мне.

У меня, прям, как камень с души свалился. Он, оказывается, умеет чудесно прятаться, а я и не предполагал наличие такого таланта у мальчугана.

– Почему сразу не вышел? – скрывая свою радость, хмурым голосом произнёс я.

– Господин магиг, не признал вас, – залепетал мальчуган, – вчера темно было и вы не в форме, вот, ей богу, не признал. Да и вдруг мне всё это приснилось? А тут такие сурьезные люди подошли, как же можно было просто так выйти?

– Следуй за мной, – сказал я ему и подошёл к арке телепорта.

– Приказ был только на четверых, – возмутился смотритель, – пятого перемещать не стану.

– Он с нами, – сказал Льюис и бросил в руки смотрителя мешочек для ношения монет, весело звякнувший в полёте. Мешочек был удивительно ловко пойман, что говорило о большой практике у смотрителя в данном деле. – Держи, это за мальчугана.

– Не положено, – буркнул смотритель, но деньги убрал в полы одежды. – Ладно, давайте быстрей.

Перед нами раскрылась арка синего портала, и мы уже впятером по очереди зашли в неё. Фёрушка шёл чуть впереди меня, и смотреть на него было весьма забавно. Перед самой аркой он сжался, опустил голову, обхватил её руками и, закрыв глаза, быстро сделал последний шаг. Лий, с интересом наблюдающая за этой картиной хихикнула, а на моих губах расцвела улыбка.

Переместившись, мы оказались в зале замка, откуда и уходили три дня назад. На троне всё так же восседала Надиэльталь, а рядом стоял Литиэль.

– А это кто? – спросила Надиэльталь, взглядом изучая Фёрушку.

– Это мой личный слуга, – заступился за него я.

– Забавный, – произнесла Надиэльталь, показывая, что вопрос исчерпан.

Убедившись, что все благополучно телепортировались, Льюис шагнул к трону и, сделав свой фирменный поклон, произнёс:

– Глубокоуважаемая госпожа Надиэльталь, принцесса Луны, дочь великого лорда Золотого леса Валериэльта, достойнейшая представительница ветви «Упавшего листа», признанный архимаг и мудрейшая правительница…

– Закругляйся, – перебила его Надиэльталь.

– Мы безмерно благодарны спасению наших жизней, – без запинки продолжил Лью, – и прибыли служить вам верой и правдой, дабы доказать, что достойны вашей доброты.

– Что ж, – молвила эльфийка, – вы поступаете в прямое подчинение Литиэля, его слово для вас закон. Основная задача для вас, это поиск одержимых. Разумеется, это не касается тебя Лийла, пусть всеми этими скучными делами занимаются мужчины, а ты будешь моя фрейлина, мне очень не хватает утончённой помощницы.

Лий сильно зарделась, сделала изящный реверанс и смущённо произнесла, глядя в пол:

– Благодарю вас, госпожа, я не подведу вас.

– Не сомневаюсь, – молвила Надиэльталь, – все свободны, кроме Лий.

После этих слов двери позади нас распахнулись, и мы вчетвером вышли из залы. Выходя, я обернулся и заметил, что Лий до сих пор находится в реверансе, мысленно пожелал ей удачи, хотя прекрасно понимал, у Лий всё будет хорошо.

С другой стороны двери нас поджидали стражи, как только мы покинули зал для аудиенций, они нам предложили проследовать за ними. Вскоре мы покинули дворец и пошли через сад к основным жилым помещениям в гроте. Всё время после прохождения телепорта у Фёруша были огромные глаза и удивлённый взгляд. Я немного переживал, что с ним могут возникнуть проблемы на аудиенции, но ничего подобного не произошло. Он был настолько удивлён всему происходящему, что только и успевал активно вертеть головой и пытаться понять, что, вообще, вокруг происходит. Когда мы, наконец, достигли жилых помещений, нам выделили две комнаты с двумя кроватями каждая. Одну из них занял я с Фёруш, другую, соответственно, Лью с Мавием. Долго рассаживаться нам не дали. Через пару минут зашёл Литиэль собственной персоной и собрал нас всех в одной комнате, в той, что была выделена моим друзьям. Фёруша я оставил с вещами, нечего ему греть уши, и так, поди, впечатлений за час у него сегодня было больше, чем за всю предыдущую жизнь. Место на четверых в комнате было маловато, но для вводной от командования подойдёт.

– На каком расстоянии ты можешь определять одержимых? – сразу перешёл к делу Литиэль.

– Сейчас ни на каком, – честно ответил я, – раньше в зоне прямой видимости.

– Не понял, – удивился эльф, – сейчас почему не можешь?

– Обряд очищения сильно изменил всех нас, – начал объяснять я, – всех в основном усилил, а меня не только усилил, но и лишил ряда возможностей.

– Твоя способность была связана с проклятьем Хель? – эльф не мог скрыть в голосе своего огромного разочарования.

– Ни в коем разе, – поспешил уверить я его, – это было и раньше, просто обряд многое изменил во мне, в том числе и временно лишил дара «говорящего с духами».

– На сколько временно? – уточнил Литиэль.

– Не могу знать, – я и правда не знал, когда вернётся Фел, если вообще вернётся. – Может день, может неделя, может год.

– Вижу, что не врёшь, я, как и госпожа могу отличать ложь от правды, учтите это, – немного наморщившись сказал эльф. – Без твоего умения вы для нас бесполезны.

– Но у вас же есть трое гномов, умеющих определять одержимых, – резонно заметил я, – почему вы рассчитывали на нас, а не используете их?

– Они и есть одержимые, – пояснил Литиэль, – разве им можно доверять? Мы рассчитывали очистить их тела от вселившихся и вернуть в строй, распределив по бригадам. Возможно, и с вашей помощью, а нет, так справимся и без вас. В Святой Империи не так уж и сложно найти нужного специалиста.

– Уверяю вас, это было бы ошибкой, – заявил я. – У вас выпал уникальный шанс иметь на своей стороне лояльных вам духовных сущностей с уникальными способностями, а вы хотите просто от них избавиться?

– Ты гарантируешь их лояльность госпоже? – уточнил эльф.

– Да.

– Откуда такая уверенность? – спросил Литиэль, внимательно глядя на меня. Думаю, своё умение определять ложь он запустил сейчас на полную катушку, и нужно очень осторожно подбирать слова, давая ответ.

– В мире духов нет единства, – начал отвечать я, – и подчинять гномов своей воле их заставлял лидер, захвативший тело Бойна. Когда его не стало, они были благодарны освобождению от его гнёта, и сами не имеют агрессивных намерений. Но самое главное, когда у меня была ещё способность «говорящего с духами», я мог убедиться в их лояльности и контролировать их. На тот момент было всё так, как я сказал.

– Но сейчас у тебя нет такой возможности. – заметил Литиэль.

– Да, но я надеюсь, она вскоре вернётся, но гарантировать это не могу.

– Хорошо, будем считать, что ты меня убедил, – сказал с некоторым сомнением эльф, – да и других вариантов сейчас нет. Мы не можем допустить, чтобы наше поселение, да и вообще, среди гномов в целом, начали появляться враждебные нам существа. Госпожа может их определить, не сомневайся, Стэс, твои исчезнувшие способности, не уникальны. Но не может же она лично заниматься этим. А соответствующие артефакты дороги, но в ближайшее время мы вынуждены будем часть таковых закупить, но этого мало.

Литиэль сделал небольшую паузу, окончательно принимая решение, и продолжил:

– Вас трое, гномов трое, каждый берет себе в пару по одному и отвечает за его действия головой. Ваша задача – до конца дня обойти весь замок и проверить всех. В случае подозрений сообщать мне немедленно. Задача ясна?

– Уважаемый Литиэль, – вступил в разговор Лью, – значит ли это, что мы можем посетить всю территорию замка?

– Разумеется, нет, – сказал эльф, – это только значит, что вам надо проверить всех разумных, а не залезть во все кладовые. По пути расскажу более детально, что вам предстоит. Сейчас пойдём за вашими напарниками. Надеюсь, друг с другом вы общаться на расстоянии умеете через ваши звезды магов?

Мы подтвердили, что такая возможность к нам вернулась, после чего эльф продолжил:

– В случае нештатных ситуаций, по «звезде», вызывайте меня. Делаете это аналогично, как и друг с другом, сигнал от вас я приму.

– У вас тоже есть звезда мага? – удивился Мавий.

– Нет, обхожусь без костылей, как и все маги Золотого леса, а теперь пойдём к вашим будущим напарникам.

После этих слов Литиэль повёл нас к местным казематам. Единственное, что он разрешил мне сделать, это на секунду заглянуть в свою комнату, посмотреть, как там Фёруш. Мой новообретённый слуга спал, что называется, без задних ног. Будить я его не стал, может, он первый раз в жизни спит в нормальной кровати, пусть отдыхает, подозреваю, он всю предыдущую ночь переживал за слова страшного магика и не сомкнул глаз.

Далее мы вчетвером прошли в ту же самую часть, где располагалась допросная, логично, что и камеры были от неё недалеко. Камера с гномами была, собственно, занята только одна, в ней они все втроём и размещались последние несколько дней. Меня больше удивило, что от наших комнат она отличалась только большими размерами и большим количеством кроватей. Подсознательно я ожидал, что так называемая «камера» будет иметь соответствующий антураж, но нет, вполне себе стандартное жилое помещение, как и любые другие на территории грота гномов.

При нашем появлении гномы вскочили с лежаков и не стройным хором голосов приветствовали начальство.

– На сегодня вы переходите в подчинение вот к этим господам, – в приказном порядке сообщил Литиэль гномам, кивая в нашу сторону. – вечером возвращаетесь сюда. Статус «условно ограниченных в перемещении» с вас никто не снимал. Задачу они вам объяснят. Сейчас ты и ты, – он указывает на одного из гномов и на Льюиса. – Идёте к подземным воротам в штольни и наблюдаете за проходящими бригадами. В усиление вам выделяю двух стражников. Приступайте.

Не успел он закончить свою речь, как появились непонятно откуда два стражника и повели Льюса и его нового напарника к месту работ на сегодня. Ни у кого иллюзий на счёт усиления не было, нам полностью не доверяли, но это, наверно, и правильно.

– Теперь ты и ты, – сказал эльф, указывая на Мавия и второго гнома. – Вы проходите гроты гномов. Выделю вам сопровождающего, вашего знакомого Бурима, он, как никто другой, знает, где гномы любят побездельничать. Вот с ним и пройдётесь. На усиление достаточно одного стражника.

– А можно двух стражников, но без Бурима? – уточнил Мавий.

– Нет, отрывать других гномов не будем, а вот Бурима не жалко. – усмехнулся Литиэль.

Мавий, смирившись с приказом, покорно дождался появления стражника и со своим напарником пошёл на встречу с Буримом. Я ему немного посочувствовал, но немного, ничего особо плохого в Буриме не видел, а его безудержную болтовню можно и потерпеть. Зато Мавий посмотрит более детально, как и где гномы отдыхают и живут, а ещё получит дополнительное красочное, пусть и не особо достоверное, но от этого не менее интересное, описание от непосредственного участника этой жизни, как бонус.

Последний оставшийся гном был тем самым, что подстрелил Бурима прошлый раз. Мне он показался немного грубоватым, как и все гномы, за небольшим исключением, и с очень специфическим чувством юмора. Надеюсь, ни то, ни то не помешает нам сработаться.

Стражников нашей паре тут выделять не стали, я даже немного удивился почему, но вскоре понял. Литиэль повёл нас, непосредственно в замок, лично, где познакомил с начальником местной стражи, охранявшим покои самой госпожи. Вкратце пояснив ему задачу, он нас оставил. А дальнейшую экскурсию по замку устраивал уже начальник стражи, попутно проверяя посты.

Гнома, что достался мне в напарники, звали Турон, он пояснил, что дух его больше не пытался контролировать, но и пообщаться не возражал. По сути, у него такие же сложились взаимоотношения, как и у меня с Фелом. У остальных двоих гномов аналогичная ситуация. Это полностью соответствовало моим представлениям о правильном взаимоотношении с существами духовного плана, и поэтому, если гном не врёт, то все идёт, как и положено. В отличие от здешних эльфов отличать ложь от правды я не мог, но учитывая, что наш разговор состоялся, пока ещё Литиэль был с нами, я был уверен, что меня не обманывают. К счастью, Турон ни разу не упомянул Фела, исполняя его запрет на упоминание о себе, сделанным ещё тогда в штольне, когда мы тащили Бурима, поэтому я лелеял надежду, что мой маленький секрет будет не раскрыт. О своём фамильяре рассказывать я откровенно боялся и всячески его скрывал. Любому ясно, что к одержимым тут относятся в лучшем случае с подозрением. Планы эльфов по отношению к гномам из бригады Бойна являются ярким тому примером. И чем дольше не узнают про Фела, тем лучше. Всё же дураками эльфов считать не стоит, возможно, они уже обо всём догадались, но имели достаточно такта, чтобы не высказать это вслух. И это меня полностью устраивало.

Кстати, как детектор духов Турон был значительно слабея Фела. Он честно признался, что сможет определить одержимого, находясь ориентировочно в радиусе пяти метров от него, и при условии, что сила вселившегося духа не будет на порядок превосходить его собственную. Как понимаю, Фел как раз попадал в эту категорию, поэтому его не обнаружили даже в столице Святой Империи, но, будем надеяться, что существ аналогичной силы тут нет.

Остаток дня прошёл довольно быстро. Я периодически связывался с друзьями и узнавал, как у них дела. Если не считать сообщений Лью о скучности работы, а от Мавия о болтливости Бурима, то всё проходило без происшествий. У меня происшествий, заслуживающих внимание, также не было, но то, что время провёл скучно, не сказал бы. Весь день я ходил и наслаждался красотами замка, он был очень красив. Мне удалось побывать в залах, сильно отличных от зала аудиенций, но не менее прекрасных. А библиотека у Надиэльталь была восхитительна. Брать книги мне никто не разрешал, но учитывая, какие названия я увидел на переплётах, буквально мельком посмотрев на книжные полки, то с уверенностью могу сказать, что все они были очень редкие и недоступные для обычных студентов Магической Академии. Один только трактат «Об особенностях совмещения различных направлений магии и методы их боевого использования» вызвал у меня сильнейшее желание задержаться тут подольше. А обилие книг на эльфийском заставляло глубоко сожалеть о незнании данного языка.

Заметив мой сильнейший интерес к книгам, начальник дворцовой стражи сообщил, что срочно нужно проверить пост в другом конце замка, и нам ничего не оставалось, как вместе с Туроном последовать за ним. Сперва я расстроился, что мне не позволили даже примерно оценить размеры библиотеки, но это быстро прошло, стоило мне увидеть в одной из залов Лий. Она переоделась, сменив своё одеяние на красивое голубое платье. И когда я сделал комплимент по этому поводу, она с гордостью сообщила, что её переодела госпожа. «Данный наряд больше соответствует фрейлине» с улыбкой процитировала она эльфийку, и я был с ней полностью согласен. Судя потому, как Лий светилась, в замке ей очень нравилось. Пообещав ей, что если будет интересное событие, то обязательно поделюсь с ней новостями, я был вынужден, пойди дальше на обход, поскольку никто не пожелал ждать, когда мы с Лий наболтаемся и поделимся впечатлениями друг с другом.

К вечеру проверив всех гномов, что встречались в замке и в его окрестностях и не найдя ничего подозрительного, мы с Туроном были отправлены отдыхать с распоряжением ждать дальнейших указаний уже завтра. Попрощавшись с временным напарником, я пошёл в свою комнату с целью посмотреть, как там дела Фёруша, и позвать его на ужин.

К моему огромному удивлению, Фёруш чувствовал себя прекрасно, более того, когда я вошёл в комнату он уплетал какую-то местную разновидность овощей, а на столе были фрукты, местная нарезка из копчёной буженины, обильно посыпанная специями и украшенная грибами. Но это ещё не всё. По центру стола стоял полный до краёв кувшин с пивом гномьего производства.

– Откуда столько еды? – спросил я мальчугана.

– С местной кухни, хозяин, – невозмутимо сообщил он мне.

– А сюда как она попала? – продолжал допытываться я.

– Я принёс.

Невозмутимость, с какой Фёрушка отвечал на мои вопросы, мне, конечно, импонировала, но мне хотелось подробностей. После прямого приказа поведать мне всю историю, я всё же смог добиться более-менее внятного рассказа. Получалось, что выспавшись и проголодавшись, этот охламон пошёл изучать окрестные помещения, и не удивительно, что чётко идя на запах еды, он быстро нашёл харчевню. А вот дальше началось самое интересное. Фёруш не придумал ничего лучшего, чем зайти на кухню и потребовать, именно потребовать, немедленно ему предоставить достойных блюд для его господина, великого и ужасного магика. В ответ на это заявление он был тут же послан подальше с кухни, и для верности сам главный повар, со слов мальчугана, противный коротышка, лично его выволок взашей. Фёруш оказанной чести не оценил. Мальчуган стал искать обходные пути. Обследовав близлежащие помещения, обнаружил, что чуть дальше самой харчевни есть ещё один вход на кухню, но вёл он в кладовую, а вот дальше через неё на кухню. Данный вход, видимо, был служебный, и использовался для снабжения продуктами местного общепита.

– И ты спокойно зашёл в кладовую, и она даже не была закрыта? – удивился я.

– Да кого там закрыта, смех один, – сообщил пацан, прям, сама непосредственность. – Замок хоть и гномий, но простенький, минута делов и готово. Ну, а дальше я подумал, зачем идти на кухню, если тут и так всё есть. Взял потребное и вас стал ждать.

– Дверь-то за собой хоть закрыл? – улыбнулся я.

– Обижаете, хозяин, всё закрыл, с видного места ничего не брал, не нужно, чтоб пропажу заметили, нам ещё там отовариваться.

– Это вряд ли, – я веселился уже вовсю. – Пиво там же взял?

– Агась, там бочонок полный был, я сцедил-то самую малость.

– А как же твоё обещание не красть и наш договор? Не боишься, что чёрное проклятие тебя погубит?

– Так, это, нет того пятна, сошло уже давно. – Фёрушка сделал честные глаза полной искренности. – Да и я не для себя, а для вас, а вы же своего слугу защитите от любой напасти. Защитите же?

– Защищу, – проговорил я сквозь смех.

– Но без моего разрешения брать чужое нельзя, даже для меня. – Тут я постарался сделать голос максимально суровым, что на фоне весёлого настроения получилось так себе. – Ты меня понял?

– Да, хозяин.

– Вот и отлично, давай перекусим, раз уж ты всё принёс, и будем ложиться спать. Сегодня весь день на ногах, хоть и ничего сложного, но всё равно впечатлений много, а у тебя и подавно.

Глава 18 – Воссоединение

Спать я решил лечь раньше ещё по одной причине, мне нужен Фел и сегодня я твёрдо решил приложить максимум усилий, чтобы до него достучаться. То, что нас разделяло огромное расстояние с места последнего нашего расставания, меня не смущало. Фел ранее неоднократно говорил, что в астральном плане расстояние не имеет такого значения, как в физическом, и Турон сегодня мне ещё раз подтвердил это, когда я коснулся в разговоре с ним этой темы.

Что там говорил мой фамильяр ранее про астральный план? Мы с Фелом связаны незримыми нитями, у меня есть свой внутренний мир, и уже из него мне необходимо просто позвать. Так как ранее он в нём находился относительно продолжительное время, и уровень синхронизации наших сущностей довольно высок, это не должно быть сложным. Прошлый раз, когда я ощущал свой мир, мы были с Фелом вдвоём, сейчас без него на такой уровень погружения я выходить боялся. Мне хорошо запомнилось, чем закончилось моё прошлое приключение в мире астрала, и повторять ошибок я не собирался. План у меня был относительно прост. Полного погружения мне не требовалось, поэтому я сегодня хотел провернуть одну хитрую технику, что вычитал в одной из книг. Или мне её фамильяр подсказал? Уже не вспомню, да это и неважно. Суть техники одновременно проста и сложна в исполнении. Необходимо балансировать между сном и явью, достичь того состояния, когда ты уже ослабил связь с материальным миром и стал ближе к духовному, но полностью не ушёл в подсознание. Разум пусть и заторможено ещё может влиять на мысли и помыслы и худо-бедно контролировать ситуацию. Эта техника требовала предельной концентрации, но была значительно безопасней, чем полное погружение.

Вот я лёг на спину и смотрю в потолок, ищу на нём точку, на которой буду концентрироваться. Найдя любой объект, например, вон то светлое пятно на потолке, начинаю усиленно смотреть на него. Постепенно пятно расплывается перед глазами, по телу пробегают мурашки, стараюсь сохранить концентрацию, но не зацикливаться на объекте, а наоборот, даю ему возможность раствориться. Глаза начинают смыкаться, сквозь веки всё ещё вижу точку, но крайне расплывчато. Голова спокойна от любых мыслей. Перед глазами вырисовывается серая дымка и цветные круги. Зафиксировал себя в этом состоянии. Причудливая мешанина начинает складываться в различные рисунки, то контуры серой птицы почудится, то рука, своими пальцами манящая к себе, то ещё что. Могут быть и более сложные картины, например, сумрачный лес или берег вечернего моря, сотканный из серого тумана. Но вот картинка обретает чёткость, внешние звуки не слышны, зато ты явно слышишь чистую мелодичную музыку. Мир грёз становится почти реальным. Ты понимаешь, что находишься в трансе и начинаешь помаленьку влиять на него своим сознанием, стараясь достучаться до Фела, позвать его. В этот раз мир вокруг меня не был тёмен, наоборот, он был залит ярким светом, звучала органная музыка, я старался в этом свете найти то, на чём можно зафиксироваться. Чёрное пятно, вот оно, стараюсь тянуться к нему. Фел, это же ты? Иди сюда, помоги мне успокоить буйство света внутри меня, что слепит и не даёт тебя разглядеть. Вот чёрная точка стала приближаться всё ближе и ближе, вот она закрыла уже собой значительную часть безумного калейдоскопа света.

В следующее мгновение я ощущаю что-то необычное и крайне знакомое, как будто частичка потерянной сущности ко мне вернулась. Рывком вываливаюсь из псевдосна.

«Фел, ты тут?» – задаю мысленно этот вопрос в надежде услышать привычную, пусть и едкую иронию, но сказанную словами моего друга.

«Тут. Как же у тебя тут неприятно, и всё жжётся. Ну и накачали же тебя светлой и святой энергией по самое не хочу»

«Фел!!! Ну, на конец-то, что так долго?»

«Говорю же, накачали тебя всякой дрянью, к тебе не пробиться. Вот ты не мог подождать ещё некоторое время, когда это всё из тебя начнёт выветриваться? Но нет, тебе не в терпёж, начал звать, а мне сейчас мучайся»

«Что сильно святость обжигает?»

«Не без этого, но ладно, потерплю, я тебя тоже рад ощущать»

«Ты где всё это время пропадал, Фел?»

«Собирал информацию о делах, творимых в моём плане, где до сих пор находятся духи, что, как и я, пришли в Виктарию, но так и не нашли себе ещё тел в силу своей слабости или по иным причинам, например, потому что и не искали. И там, скажу тебе, всё бурлит. Грегу`Тар`Сар обставляет свои дела чужими руками куда масштабней, чем мы предполагали. По сути, он полностью захватил власть над моими сородичами. Те, кто не с ним, вынуждены прятаться, каждый день ожидая, что их могут найти. Тех, кого нашли, заставляют явиться в материальный мир и служить его воле. Всё очень серьёзно. Сильных духов, кто хоть как-то могли ему противиться, он с соратниками или развеял, или они добровольно выступили на его стороне. По сути, я, наверно, последняя относительно сильная фигура, кто ещё хоть что-то может ему противопоставить. Это благодаря тому, что я вовремя нашёл тебя, вёл себя тихо, и мы постепенно усиливаем друг друга, особо себя не проявляя и не выделяясь. Но сейчас обо мне узнали. И за мной начнётся самая настоящая охота»

«Серьёзно у вас там всё, Фел»

«Очень. Если ничего не предпринимать, меня достанут и развеют, как и остальных, в одиночку противостоять армии, собранной Саром, я не смогу, будь я хоть в сотню раз сильней. Постоянно прятаться тоже. Остаётся только вариант собирать вокруг себя соратников, и уже вместе с ними противостоять Грегу`Тар`Сар и его подхалимам»

«Фел, это получается, по сути, гражданская война среди духов твоего плана и в неё ты втягиваешь меня»

«Именно так, Стэс. Ввиду особенностей существование таких сущностей, как я, наибольшие силы мы получаем при взаимодействии с материальным планом и без поддержки различных разумных Виктарии не обойтись. В настоящий момент Сар подмял под себя почти всех духов, и тех, кого он смог захватить. На его стороне целая сеть у разных разумных рас, среди людей, орков, эльфов, гномов, демонов и, возможно, кого-то ещё. У всех у них нет сплочённости в материальном плане, но есть в духовном. Я предлагаю пойти с другой стороны. Вечные враги демонов, да и духов, таких как я, это Святая Империя. Если удастся заполучить такого союзника, это будет мощная поддержка нам. А они весьма сильно заинтересованы не допустить прорыва одержимых и демонов»

«В чём разница для Святой Империи между тобой и Саром? Разве они не будут одинаково рады вашему уничтожению?»

«В идеологии, Стэс. Пожив с тобой в стенах Святграда, я убедился, что вполне возможно мирно существовать с разумными. А вот Сару претит сама это мысль. Предлагаю вербовать в наши ряды тех, кто согласен с нашими взглядами. И таких должно быть немало. Посмотри на духов, что сейчас живут в освобождённых несколько дней назад гномах, они уже к нам присоединились, и их число будет только расти»

«Фел, стоп! Сегодня я хотел, чтобы ты вернулся, и мы дальше продолжили свои небольшие приключения и учёбу. Я всё ещё неопытный студент первого курса, забыл? А то, что ты предлагаешь, это стать непосредственным участником не только чужой для меня гражданской войны, но и целой мировой революции среди разных народностей. Это не слишком ли?»

«Возможно, ты и прав, это для тебя чересчур. У тебя ещё есть выбор. Выгнать меня из себя, по сути, приговорив к развеиванию, так как наладить связь с другим носителем я не успею, меня уже во всю ищут. Но ты вполне сможешь жить дальше, наблюдая, как Сар захватывает народы и уничтожает этот мир. Или прислушаться ко мне»

«Ты явно сгущаешь краски, Фел. Не верю, что всё настолько плохо. Пойми, я ни в коем разе не отказываю тебе в помощи. Ты много для меня сделал и не раз спасал мне жизнь, но пойти сейчас и нести добро в мир направо и налево, как ты, да пусть даже мы, его понимаем, в независимости от того, хочет этот мир его или нет, это тоже неправильно. Чем мы будем отличаться от Сара?»

«Пока был вне тебя, много увидел, много с кем пообщался, сильно впечатлился. Да и эта аура святости твоя меня бесит! Возможно, слишком категорично подошёл к вопросу. Предлагаю пока оставить эту тему. И всё хорошенько обдумать»

«Наконец-то, ты начал успокаиваться. Ты забыл ещё одного возможного нашего союзника – Надиэльталь, она тут целую облаву устроила на одержимых, не брезгуя использовать для этого упомянутых тобой гномов. По-моему, она может стать также замечательным союзником в борьбе с Саром. Кстати, а где дух, что помог Льюису и ушёл вместе с тобой в Святграде?»

«В астрале. Я подпитываю его и прячу от ищеек Грегу`Тар`Сара, если он понадобится, будет тут по первому зову»

«Это хорошо, может, удастся ему найти подходящего носителя. Ну, и мерзкое же слово. И, как я понял, со временем он станет сильней?»

«Да, как и те, что сейчас живут в гномах, они с каждым днём становятся всё сильней, если носитель их принял добровольно, силу набирают оба»

«Помню я это, Фел, и на себе ощутил, как без тебя стал слабея. Меня даже десятая ступень в святости не радует и потеря навыка тьмы до слез обидна»

«Вот за это не переживай, пока я в тебе, святость быстро уйдёт, а тьма вернётся»

«Серьёзно? Вот это обрадовал!»

«Неужели ты думал, что являешься таким уникальным аж с целыми двумя дарами света и тьмы? Ты обычный «светляк», дар тьмы, да и разума, кстати, ты получил от меня»

«Звучит обидно, именно так я и думал»

«Стэс, ты же любишь во всём знать правду, наслаждайся»

«Фел, мне казалось, сторонников вербуют всё же как-то иначе»

«Да аура твоя мне покоя не даёт, и навалилось много чего в последнее время. Не удивительно, что я не в духе. Расскажи, что у тебя произошло, пока меня не было»

«Особо рассказывать и нечего, после очищения провалялся без памяти несколько дней, потом вернулся к Надиэльталь. Вчера с помощью наших одержимых гномов искали других одержимых в замке и его окрестностях, ничего не нашли»

«Разумеется, я же первым делом у наших, теперь товарищей, выяснил, что тут никого больше из этой братвы нет»

«Ну, мало-ли, проверить было не лишним. И, это, помнишь Фёрушку? Он теперь мой личный слуга. Я его нанял, вон на соседней кровати спит, паршивец»

«А зачем он тебе?»

«Сам не знаю, но без меня в столице рано или поздно его бы забили до смерти, собственно, при этой процедуре я его и нашёл»

«Раз сам нашёл, сам теперь с ним и мучайся»

«Это понятно, куда теперь деваться. Фел, я рад, что ты вернулся, хоть и с дурными вестями, а теперь давай спать»

«Спи, конечно, а я пока твою заёмную святость уменьшать буду, ты же не против?»

«Нет, Фел. Какой из меня жрец? Никакой. Это удел таких, как Мавий, мне тьма или там сумрак как-то родней»

«И это говорит врождённый «светляк»»

«Не называй так меня!»

«Договорились»

***
На следующее утро я первым делом по сМагфону известил Литиэль, что способности «говорящего с духом» ко мне вернулись. Он, явно, был очень рад и сообщил, чтобы мы готовились покинуть замок на ближайшие дни. Как обычно ничего заранее не объяснив.

Донеся эту мысль до своих друзей, я, то есть мы совместно решили, что особо готовиться нам не надо, а вот подкрепиться не мешает. Прихватив с собой Фёруша, мы вчетвером направились в местную харчевню. Там я постарался максимально доходчиво донести до своего слуги, что, когда нас не будет, он на общих основаниях должен приходить сюда и делать заказ, а не искать обходные пути. Когда Фёруш клятвенно пообещал, что понял и сделает всё, как сказал господин магик, я отсыпал ему монет с расчётом минимум на неделю вполне сытного и комфортного пребывания в данном заведении.

До указанного Литиэлем времени оставалось ещё примерно минут тридцать. Это время я решил потратить на переодевание моего новоявленного слуги, та одежда, что была на нём, явно выдавала в Фёруше уроженца нижнего города столицы и требовала замены. Расспросив местных гномов, где можно купить одежды, мы с Фёрушем быстро нашли нужный магазинчик. Ассортимент тут был не особо большой, ему подходило больше слово скудный, и состоял он в основном из рабочей одежды для гномов. Хотя и с трудом, но мы смогли подобрать на моего слугу хоть что-то, состоящее из добротной обуви, простых, но крепких штанов и рубахи. Дополнительно прикупили и куртку местного производства. В целом Фёруш обзавёлся комплектом, позволяющим не мёрзнуть за стенами грота и особо не выделяться на фоне гномов, разумеется, если не учитывать его худобу и принадлежности к людям. Время у нас было очень сильно ограничено, и мы едва-едва успели закончить к назначенному сроку и вернуться к своей комнате.

– Вот и вы подошли, – радостно приветствовал нас Бурим, ожидавший нас у входа. – Оставляй своего служку и пошли.

– А где Литиэль? – поинтересовался я.

– Дык занят он, – пояснил Бурим, – мне сказал вас проводить до поселения моего клана «стальная кирка» и сдать вас старосте. А он ужо знает, куда вас пристроить.

После слов гнома Фёруша я отправил в комнату с наказом вести себя хорошо и плохие ситуации не создавать, и в них не встревать. На его вопрос о том, можно ли погулять по местным гротам, скрепя сердце ответил согласием, но ещё раз напомнил о том, что не нужно совершать порочащих мою честь и достоинство поступков. Вроде как Фёрушка проникся от столь высокопарных фраз и сообщил, чтобы я не сомневался, честь господина магика не пострадает ни при каких ситуациях.

По-хорошему мне бы этого охламона к делу пристроить, неважно к какому, но времени заняться этим у меня не было. Не сомневаясь, что по прибытию, меня ждут очень занимательные истории, связанные с Фёрушем. Остаётся только надеяться, что они все будут со счастливым концом.

Попрощавшись со своим слугой, я сообщил Лью и Мавию, что были у себя в комнате, о готовности выходить. Через минуту мы уже шли в сторону ворот, отделяющих подземные штольни от территории замка. Это в том месте, где прошлый раз с Буримом выходили на поиски бригады Бойна, и где вчера нёс службу Льюис.

– Слушай, Бурим, – спросил вдруг Мавий у гнома, – у тебя же есть своя бригада, почему ты не с ней, а постоянно сопровождаешь нас? Вчера провёл весь день со мной, а сегодня поведёшь в своё поселение.

– Так меня начальство освободило временно от вахт, – пояснил Бурим, – говорят, пришлым нужна нянька, а ты вроде как с ними сошёлся, вот и нянчись.

– Прям так и сказали? – засомневался я.

– Не, ну, слова были другие, но смысл такой, – жизнерадостно сообщил гном.

– А ты не пробовал хотя бы иногда, говорить теми же самыми словами, что тебе сообщило начальство? – спросил Мавий.

– Да заумно они шибко говорят, не выговищь, – поведал нам Бурим.

– Может не выговоришь? – уточнил Лью.

– Ага, вот так они и говорят, – подтвердил гном. – У меня язык узелком завязывается, если стараюсь повторить, боюсь, если буду сильно стараться, то очень туго завяжется, потом не распутаю.

– Так, может, это и к лучшему? – спросил Мавий.

На это высказывание Бурим громко засопел, но ничего не сказал, только зыркнул на Мавия, давая понять, что шутку оценил.

Вскоре мы подошли к воротам и, когда проходили их, в моей голове ожил Фел:

«Смотри-ка, над воротами установили артефакт, проверяющий идущих. Если пройдёт одержимый, он сработает и известит охрану»

«Ничего такого не вижу, где он, Фел?»

«В потолок над воротами вмонтирован, его не видно, но я чувствую, что он там есть, редкая и очень специфическая вещь. Раньше встречал такое всего пару раз, быстро же они его достали и установили, молодцы»

«Литиэль говорил, что они планировали добыть подобные вещи, но и словом не обмолвился, что у них уже такие есть. Непонятно, зачем тогда Лью тут вчера весь день дежурил?»

«Стэс, вы всё же для них пришлые, а одержимые гномы, это одержимые. Не доверять вам до конца благоразумно, если бы вчера через ворота прошёл одержимый, это была бы замечательная проверка вашей лояльности. Подозреваю, таких проверок будет ещё много»

«Понятно, учитывая, то о чём мы с тобой говорили вчера ночью, нам нужны союзники, и подводить местных в мои планы не входит, значит, надо просто честно исполнять возложенные обязанности, и проблем не будет. А обоснованная паранойя в разумных приделах – это скорее плюс к нашим потенциальным союзникам»

«Согласен»

«Фел, а тебя этот артефакт обнаружил? Мы же только что прошли ворота»

«Нет, конечно, я с тобой вон сколько прожил в Святграде и ничего, а уж тут, это даже несерьёзно. Вот наших друзей гномов он бы засёк»

«Получается, защита не совершенна»

«Надиэльталь с Литиэлем это понимают, поэтому мы с тобой им и нужны»

Пройдя уже от ворот вглубь скалы метров триста, мы обнаружили стоящую на рельсах дрезину, на что Бурим радостно заявил:

– Вот наш транспорт, на нём вмиг долетим.

Дрезина представляла из себя плоскую платформу с четырьмя металлическими колёсами, рассчитанных на железнодорожное полотно. На платформе были две лавки для пассажиров, каждая рассчитанная на двоих. Мы как раз все на них и разместились. Бурим со мной сел спереди к пульту управления, состоявшему, по сути, из обычного рычага. При наклоне вперёд, дрезина начинала движение, при наклоне назад торможение. Зная земные аналоги дрезин, я ожидал, что нас посадят крутить педали или качать рычаги, так как все дрезины, что я себе мог представить, работали исключительно на мускульной силе, а автотранспорта в Виктарии видеть мне не доводилось. Дрезина гномов меня приятно удивила наличием двигателя. По отсутствию сторонних шумов от его работы, смею предположить, что он на магической тяге, в любом случае, во время движения напрягаться нам не пришлось, и мы с относительным комфортом тронулись в путь.

Скорость передвижения была чуть быстрее бегущего человека, подозреваю, что ограничения выставлено специально в целях безопасности. Мне было интересно, при наличии только одной колеи, как тут разъезжаются вагонетки? Очень не хотелось бы встретить одну такую, груженную тяжёлой рудой, несущуюся нам на встречу лоб в лоб. Но через десяток минут ответ на этот вопрос мной был получен, поскольку на пути стали попадаться ответвления не только в отдельные штольни, но и просто «карманы», а ещё дальше в этих карманах стали попадаться гружёные вагонетки, уступающие нам дорогу. Наличие рядом с такими вагонетками гномов, хмуро провожающих нас взглядом, подсказывало, что они как раз двигателя не имели, и передвигались за счёт самих гномов. Только в одном месте за всё время следования нам пришлось притормозить. Объясняя причину остановки, Бурим сообщил:

– Ждём, там впереди затор какой-то.

– Откуда знаешь? – спросил я, – и откуда остальные знают, когда нас пропускать?

– Вон, видишь, на потолке линия поперёк пути, значит ехать нельзя, – пояснил гном. – Станет вдоль, можно.

Присмотревшись к потолку, я действительно разглядел светлую полоску, что сейчас была поперёк путей. Ранее их вообще не замечал, ну, полоса и полоса, она хорошо вписывалась в местный интерьер, мало ли что такое. Тут на моих глазах, эта полоска вздрогнула и повернулась вдоль железнодорожного полотна.

– Теперь можно ехать, – сообщил нам гном, заставляя дрезину начать движения.

– А кто этими полосками управляет? – спросил Мавий.

– Да почём я знаю, – отмахнулся Бурим, – это наши гномьи артефахты, вам, хуманам, не понять.

– Смотрю, и ты не шибко в них разбираешься, – сказал я.

– Да чё тут разбираться, – удивился Бурим, – ежели она поперёк – стой, и в ближайший карман лезь, если вдоль, то езжай вот и вся наука. Глупые что ль? Я ж до этого так и сказал.

Поняв, что с гномом разговаривать дальше на эту тему бесполезно, мы решили её больше не развивать и дополнительных вопросов не последовало. Впереди нас ждала цель путешествия, и по тому, что вагонетки с гномами нам стали попадаться всё чаще и чаще, можно предположить, что она уже близка.

Глава 19 – Стакир

В целом наше путешествие на столь удобном виде транспорта заняло около двух часов. В какой-то момент Бурим направил дрезину в очередную ветку, где рельсы быстро закончились. Но это был не просто тупик, а целый вагонеточный хаб. Центральная линия вывела нас в просторную подземную залу с множеством коротких ответвлений, и почти все они были с вагонетками, заполненными рудой, реже пустыми. Только единицы таких закутков были не заняты, а в двух из них, удалось рассмотреть дрезины, аналогичные нашей, предназначенные не для транспортировки руды, а для перемещения разумных. Гномов тут было много, одни суетились, разгружая руду, другие ждали освобождения железнодорожных путей, для транспортировки своих вагонеток к месту проведения работ.

Когда мы припарковались в одном из свободных ответвлений, Бурим попросил всех освободить транспорт, а затем уверенно повёл нас к выходу из туннеля. Пройдя пост охраны, аналогичный тому, что был в замке, мы оказались в огромной подземной пещере. На столько огромной, что потолок терялся в темноте, а противоположного края пещеры было не разглядеть. Зато с этого места открывался хороший вид на гномьи постройки. Ближе всего к нам были цеха, перерабатывающие руду, шум из этих помещений шёл преизрядный, далее, судя опять же по звукам, были кузни и только уже за ними начинался жилой квартал.

– Бурим, что это за поселение? – спросил Мавий.

– Это вотчина моего клана, – с гордостью поведал гном, – всё это создали наши предки, город называется Стакир.

– Оригинальное название для города клана «Стальная кирка» – пошутил Лью.

– Да, – не заметив иронии подтвердил Бурим, – мне тоже очень нравится. Ладно, полюбуетесь ещё, пошли быстрее к старосте, сбагрю вас и поеду обратно, и так уже второй день ерундой занимаюсь.

С большим трудом не став комментировать доброту и отзывчивость нашего сопровождающего, мы пошли за ним вглубь жилого квартала. Чем дальше мы отходили от ремесленного района, тем тише становилось вокруг. Не могу сказать, что прям тишина, но вскоре уровень шума приблизился к приемлемому порогу, характерному для любого населённого городка.

– Сюда, – показал нам Бурим на особо не выделяющийся от остальных двухэтажный дом. Подойдя к двери, он уверенно распахнул её, даже не пытаясь постучать или как-то иначе обозначить своё присутствие, и зашёл внутрь. Последовав за ним и зайдя в дом, мы оказались в просторной комнате с массивной дверью, ведущей далее вглубь дома, что уже оказалась запертой. В неё Бурим начал с энтузиазмом колотить кулаком, и при этом выкрикивая:

– Староста, выходи, привёл тебе троих пришлых, как велел охранитель госпожи, забирай! Если же они тебе без надобности, то скажи, обратно отвезу, чтобы под ногами не путались.

– Прекрати колотить кулаком в дверь, – донёсся уверенный и довольно низкий голос из-за двери, – а вот головой можешь и постучать, звук будет звонче.

Через секунду дверь распахнулась, и мы увидели крепкого и сильно бородатого гнома уже в летах. На нём была характерная для его народа кожаная куртка и штаны, а вот борода выделялась своей длиной, она была чуть ли не до колен и аккуратно заплетена во множество кос. Староста окинул нас умным оценивающим взглядом и пробасил:

– Бурим, ты как всегда, не манер, не такта. Можешь уже уходить, хуманов оставь здесь.

– Вот и замечательно, надеюсь, ещё встретимся. Только шибко не спешите, мне и работать иногда надо. – Произнёс Бурим по отношению к нам фразу и тут же вышел из дома старосты. Подозреваю, что для него это был потолок вежливости, но спасибо и на том.

Когда за сопроводившим нас гномом дверь захлопнулась, староста обратился к нам:

– Будем знакомы, меня Доромом величают, я являюсь одним из трёх старост клана «Стальная кирка».

– Здравствуйте, уважаемый Дором, – начал представлять нас Лью, – моё имя Льюис Де’Фаре. Вот этот статный юноша Мавий, а рядом с ним наш друг Стеслав. Мавий и Стэс являются рекрутами ордена Проотца-Защитника, я же не имею чести в нём состоять, но, как и они, являюсь учеником магической Академии Святграда.

– «Говорящий с духами» только он? – Дором указал на меня пальцем.

– Увы, – ответил Лью, – в отличии от нашего друга мы с Мавием таким талантом не владеем.

– Жаль, – произнёс гном, – хотя и ожидаемо. Госпожа Надиэльталь через своего охранителя поведала об угрозе того, что среди гномов могут быть одержимые. Этого допустить нельзя, вы двое, – палец гнома указывает на меня и Мавия, – должны переодеться. С этого момента вы не рекруты, а полноценные представители ордена Проотца-Защитника, а ты можешь оставаться в своём, – кивок в сторону Лью, – но ты не студент, а выпускник Магической Академии.

– Но нам нельзя одевать форму ордена, не будучи принятыми в его лоно как уже достойные, – возразил Мавий, – а до момента выпускных испытаний ещё несколько лет учёбы минимум.

– Да мне плевать, – пробасил Дором, – но к рекрутам и студентам никто не будет прислушиваться и воспринимать всерьёз. Пока вы под землёй будите теми, кем я сказал, а как выйдите наружу, можете носить, что хотите и быть кем хотите. Далее, пока информация об одержимых только у меня, но через час я созываю совет старейшин нашего клана. К этому моменту вы должны быть уже переодеты.

Нам ничего не оставалось, как согласиться, нас явно впутывают в политические игрища гномов, но как от них отвертеться, лично я не представлял. Сюда нас послала эльфа, а мы на ближайший месяц её вассалы и должны во всём подчиняться, как бы сильно нам это не нравилось. Судя по грустным лицам Лью и Мавия, их одолевали схожие мысли, политические интриги не могут ничем хорошим закончиться по определению, а мы теперь в них, похоже, по самую маковку.

– Дорана, – крикнул Дором, – дочка, подойди сюда.

Из двери, ведущей внутрь дома вышла гнома. Она чем-то напоминала своего отца, наверно, умными глазами. Я не силен в распознавании лиц у гномов, но зная, что она дочь старейшины, найти сходство было не сложно.

– Ты подготовила ту одежду, что я просил? – спросил Дором у дочери.

– Да, отец, – ответила Дорана.

– Тогда приодень вот этих двух людей, через час одежда должна сидеть на них как влитая.

– Пойдёмте за мной, – позвала нас гнома внутрь дома.

Мы, включая и Лью, прошли за гномой. На первом этаже оказалось ещё две комнаты, одна была уже жилой, собственно та, куда нас звали, а вторая представляла из себя кухню. В жилой комнате была лестница на второй этаж, но что было там, нам не известно, нас туда не звали и полную экскурсию по дому делать не спешили. Дорона, попросила подождать, а сама поднялась по лестнице и вскоре вернулась, неся в руках два одеяния, соответствующих классической форме ордена Проотца-Защитника.

– Откуда у вас форма членов нашего ордена? – поинтересовался Мавий.

– Я не знаю, но смею вас заверить, со Святой Империей подгорный народ никогда не воевал. – Ответила Дорана, и продолжила, – прошу вас переодеться, мне ещё нужно одежду подогнать под ваш размер, я пока схожу за инструментами.

Минут через сорок силами Дораны одежда, что нам была с Мавием слегка великовата, действительно была подогнана под наше телосложение. Очень необычно было видеть себя и моего друга в форме, что носить я мог только в своих мечтаниях. Как сообщила нам гнома, одежда настоящая и обладает всеми защитными свойствами, присущими одеянию Защитников. Получается, что шальная стрела на излёте или заклинание средней мощности нам теперь неопасны, это было приятной новостью. Подозреваю, что и костюм Льюиса обладал схожими функциями, на своей экипировке Де’Фаре явно не экономил.

Ждать старосту нам пришлось недолго, буквально минут через десять, как с нашими новыми образами было покончено, появился и он.

– Вижу готовы, – критически обойдя нас и рассмотрев со всех сторон, пробасил Дором, – замечательно, пойдёмте, совет скоро начнётся.

Староста нас проводил в большое круглое здание, что было немного дальше по улице от его дома и, видимо, являлось залом советов для старейшин и приближенных к ним. Внутри из себя здание представляло одну большую залу с большим количеством широких каменных ступенек, вырезанных вокруг центральной площадки, где было возвышение, очевидно, для докладчика. Трибуны в центре не было, предполагаю, гномы прекрасно обходились и без неё, а ступеньки выполняли роль скамеек для зрителей и располагались расширяющимися и возвышающимися относительно центра кругами, по аналогии с коллизиями или амфитеатрами, что я видел и на Земле. Правда, земные аналоги все были на поверхности, под горой не встречались. Впрочем, на Земле не встречались внутри гор ни города, ни народности, состоящие из жителей национальности – гном обыкновенный, а тут это было вполне в порядке вещей.

Зала была не заполнена, тут, конечно, уже сидели гномы, но не большим числом и в целом помещение было пустым.

– У вас на советах всегда так немногогномно? – спросил я у Дорома.

– Когда как, – ответил он мне, – сейчас заседание совета экстренное, прибыли только те, кто успел или захотел на него прийти. Раз в год тут собирается плановое собрание клана, тогда не протолкнуться. То, что собравшихся немного, это и хорошо, главное, чтобы старейшины были, а их пока нет. Вы тут присядьте где-нибудь и в разговоры не встревайте, чтобы не происходило. Только если я сам вам разрешу говорить.

Рассевшись на свободном участке подальше от уже присутствующих тут гномов, но не очень далеко от центра зала, мы стали ждать начала выступления Дорома, а тот в свою очередь, разместившись на первом ряду, ждал других двух старост. Через минуту появилась делегация из пяти гномов, возглавляемая широким, но низкорослым гномом, существенно ниже Дорома, но с такой же длиннющей бородой и тоже в возрасте. По тому, что он занял место на первом ряду и по оживлению зала, я решил, что прибыл один из ожидаемых нами старост. Не успел вновь прибывший сесть, как в залу вошла ещё группа уже из шести гномов. Во главе данной группы уверенной походкой шёл гном, ощутимо моложе остальных старост. Это подтверждала и относительно короткая борода, она ему доходила только до пояса, и то, что он был не так широк на фоне остальных. Новая группа также направилась прямиком к центру. Мне вдруг стало интересно, почему другие старосты приходили с сопровождением, а Дором только с нами? Мы на его сопровождающих и особо приближённых походили слабо, у нас не та народность, наверняка, и в этом есть определённый смысл. Когда дело касается политики и интриг любая деталь имеет двойное, а то и тройное дно.

От размышлений по данному вопросу меня отвлёк Фел:

«Стэс, в последней группе есть одержимые»

«А? Кто? Где?»

«Да почти все из последних вошедших, вот про старейшину не уверен, он или чист, или дух в нём силен, не чувствую»

«А если присмотреться, сможешь сказать точно?»

«Возможно»

«Тогда ждём и наблюдаем»

Когда все расселись, в центр зала, на возвышение вышел Дором и начал выступать. В помещении оказалась замечательная акустика, басовитый голос старейшины с нашего места был прекрасно слышан.

– Раз все уважаемые старейшины на месте, предлагаю начать. Экстренное заседание клана «Стальная кирка» объявляю открытым. Собрал я вас в срочном порядке по очень щекотливой теме, от госпожи Надиэльталь поступило сообщение, что среди одной из бригад в её распоряжении недавно были выявлены одержимые духовными сущностями гномы. Само по себе данное событие было бы не столь печальным, если бы эти сущности не взяли под полный контроль гномов данной бригады и не проявили агрессивные действия. В результате есть жертвы, погибло четверо наших соотечественников.

По залу прошёл шум, и Дорому пришлось сделать небольшую паузу. А я внимательно следил за той частью зала, где сидел старейшина, последним вошедший на совещание. К моему разочарованию, от него и его спутников не было никакой реакции, они вообще не отреагировали на слова выступающего, в отличии от остального зала. Когда шум утих, Дором продолжил.

– Надеюсь, все понимают, чем грозит агрессивная экспансия сущностей, что могут захватывать любых гномов, читать их мысли, управлять их поступками. Там, где выявлен один инцидент, могут появиться и другие. Госпожа Надиэльталь сейчас проводит активные действия по противостоянию данной угрозе. И мы не можем оставаться в стороне, кто знает, может, среди присутствующих даже в этом зале уже есть подконтрольные иному разуму?

В зале разлилась волна протеста, шум, выкрики с мест, различные возгласы. Наблюдаемый мной старейшина всё так же оставался безучастным к происходящему. Зато проявил себя другой, тот, что вошёл в зал сразу после нас, громко высказавшись с места, заглушая своим рыком все остальные звуки.

– У уважаемого Дорома уже есть подозреваемые?

– Нет, – ответил выступающий, – сейчас я хотел с вами обсудить общую стратегию наших действий в свете озвученной мной информации. Настало время достать артефакты минувшей войны, что мы считали оконченной более двухсот лет назад. Думаю, все помнят, какой трагедией для всего мира могла обернуться та война, если бы мы не научились определять одержимых?

Вот после этих слов от наблюдаемого мной гнома возникла реакция. Он заговорил:

– Разве у нас сохранились артефакты той войны?

– Да, уважаемый Бирдор, – ответил Дором, а я смог узнать имя заинтересовавшего меня гнома. – Возможно, вы не застали ту войну, а я её помню. Тогда я был очень юн, но мне хорошо запомнилось, что может натворить лишь один одержимый, если он облечён властью. Артефакты мы сохранили, а уважаемая Надиэльталь их зарядила. В ближайшее время все выходы из города будут ими оснащены.

– Старейшина Дором, – произнёс Бирдор, – пусть я и не застал ту войну, но всю сложность ситуации представляю. Мы должны немедленно известить остальные кланы, созвав всеобщий совет старейшин подгорного народа. Я лично займусь этим и сегодня же выйду в столицу, чтобы всё организовать. Прошу предоставить мне всю имеющуюся у вас информацию по этому делу, дабы я смог аргументировано обосновать необходимость подобного сбора.

«Стэс» – услышал я в голове голос Фела, – «Бирдор также одержим, причём раз его не чувствую, то дух в нём силен, если и слабей меня, то не на много»

«Кат ты это определил, если не чувствуешь одержимость?»

«Его тело сопротивляется, небольшие задержки и паузы в построении фраз, это, пусть и косвенный, но показатель»

«Как же мне всё это не нравится, вот довелось нам вляпаться во всю эту историю, игрища тёмного плаща и кинжала никогда не любил, тут ни в чём нельзя быть уверенным. А один неверный шаг и катастрофа, вот что делать, если ты не прав? Может, у него всегда такая манера вести беседы?»

«А ты себе голову не забивай, сообщи Дорому, это его вотчина, вот пусть и думает»

«Ты прав, Фел, нам сказали сидеть и не отсвечивать, сидим дальше»

Пока мы общались с Фелом, я не переставал следить за событиями, развивающимися на совете клана. На реплику Бирдора Дором ответил следующее:

– Похвально, что вы поняли меня правильно и проявляете такую активность. Я подготовлю для вас всю необходимую информацию. А сейчас предлагаю обсудить места установки артефактов-детекторов, организацию тотальной проверки наших соклановцев и ряд других дополнительных мер.

– Не будет ли неразумно, уважаемый Дором, обсуждать все эти вещи в присутствии чужаков? – Пробасил тот староста, чьё имя мне до сих пор было ещё не известно, указывая рукой в нашу сторону. – Мы и так тут уже наговорили много, что не стоило бы выпускать за границы нашего клана.

– Нашей конфиденциальности ничего не угрожает, уважаемый Грон, – ответил Дорон, а я вот и узнал имя оставшегося старейшины. – Это люди – доверенные лица Надиэльталь. Они из Святграда, но кто, как не Святая Империя, умеет самым эффективным способом бороться с одержимыми? И если им доверяет эльфийская госпожа, не вижу причин не доверять нам.

– Но прежде, чем посвящать пусть и доверенных, но всё же людей, в наши обсуждения, совет старейшин надо хотя бы уведомить, – возмутился Бирдор. – В каком качестве присутствуют они на нашем заседании?

– В качестве сторонних наблюдателей и экспертов обсуждаемой нами темы, – усиливая нажим в голосе сказал Дором и тут же безапелляционно заявил. – На правах главного старейшины клана я пригласил их на данное совещание. Это моё право, и оно не оспаривается. Перейдём к обсуждению озвученных проблем, а данный вопрос считать закрытым.

Дальнейшее заседание было малоинформативным для меня, и я слушал его в пол уха. Количество стационарных и переносных артефактов-детекторов, их состояние и степень работоспособности и ремонтопригодности, места их размещения и закупка материалов для изготовления новых, всё это уже частности. Самое главное я узнал, и мне не терпелось поговорить с Дором, но нам пришлось досидеть до конца, все пару часов, пока происходило обсуждение.

Наконец, было объявлено о закрытии заседания и гномы стали расходиться, спеша выполнить поручение старейшин. Если бы не предупреждение Фела, то в действиях Бирдора я бы не заметил ничего подозрительного, он активно участвовал в обсуждениях и давал порой дельные советы. Но в целом его желание покинуть Стакир как можно скорее до установки артефактов, было, безусловно, подозрительным, но так грамотно завуалировано, что никто не пробовал оспорить это его решение.

Сразу же после совета старейшин мы с Дором прошли в его дом. По дороге никто из нас не проронил ни слова, но стоило только оказаться в его жилой комнате, как он плотно закрыл дверь и, повернувшись ко мне, спросил:

– Что-то можешь сказать уже сейчас?

– Да, все пять гномов свиты Бирдора являются одержимыми, – сказал я слова, давно уже вертящиеся у меня на языке.

– А сам Бирдор? – уточнил Дором.

– С большой долей вероятностью тоже, но точнее сказать не могу, если он и одержим, то сила его духа очень высока, и он не поддаётся прямому обнаружению, но по косвенным признакам и он тоже.

– Этого я и боялся, зараза есть и среди нас – выдохнул гном, – что-то ещё?

– Из присутствующих на совете мне больше не удалось никого обнаружить, но вполне допустимо, что они есть среди тех, кто там не присутствовал.

– Понятно, – сказал Дором, – нам нельзя допустить, чтобы он покинул город. Значит, операцию по его захвату надо проводить сейчас. Вы сможете провести обряд экзорцизма, дабы освободить его душу?

– Если это действительно сильная сущность, – вступил в разговор Мавий, – то мы не справимся, нужен минимум капеллан, а лучше епископ из Святграда, но с остальными можем попробовать.

В этот момент ожил мой фамильяр, и я услышал в своей голове его комментарий.

«Ещё раз подчеркни об опасности Бирдора, никаких разговоров и прочего с ним, глушить сразу и лучше со спины, причём с тройной подстраховкой. Перед экзорцизмом необходимо подготовить артефакты, куда можно поместить духов, по аналогии с твоим браслетом, только повместительней, иначе духи улетят и потом могут возродиться и мстить. А так будет время мне с ними пообщаться поближе. Совсем уж агрессивных и невменяемых оставим у гномов храниться навечно, а остальные могут и пополнить ряды уже наших соратников. Разумеется, не всё из выше сказанного стоит говорить гному»

«Понимаю, не дурак, но за советы спасибо»

«Скажи ещё, что амулеты ментальной защиты повышают сопротивляемость, их желательно носить всем, кто не желает попасть под контроль в будущем»

«Хорошо»

– Старейшина Дором, очень важно оглушить или усыпить Бирдора самым первым, очень быстро и неожиданно – начал озвучивать я замечания Фела, – и при этом максимально качественно и эффективно, с перестраховкой. При обряде экзорцизма крайне желателен артефакт, имеющий возможность поглощать и удерживать в себе духов, это позволит их задержать и не дать возможности захвата кого-то либо ещё. Всех исполнителей операции нужно оснастить амулетами ментальной защиты, духи специализируется на тьме и разуме, это увеличит шансы успеха. А лично вам советую такой амулет носить постоянно, это защитит вас от влияния извне.

– У меня и так всегда такой амулет при себе, как и у других старейшин, – сказал Дором, – но, видимо, Бирдора он не уберёг. Про остальное учту, и требуемое добудем. На ближайшее время вам троим не стоит покидать стены этого дома. Дорана поможет по хозяйству. Никого в дом не пускать, всех пришлых до моего прихода гоните взашей, располагайтесь, а я пока разберусь с этим делом.

После этих слов Дором ушёл, а минут через десять из города пришла его дочь Дорана, крепко закрыла входную дверь и прошла на кухню готовить.

Глава 20 – Экзорцизм

Просидели мы в доме старосты более трёх часов, за это время Дорана не только накормила нас, но и любезно согласилась показать остальную часть дома. На втором этаже оказались две спальни, рабочий кабинет и небольшая мастерская. Учитывая нормы гостеприимства, изучать все эти комнаты мы не стали, всё-таки они все без исключения довольно личные, и мы спустились на первый этаж. Дабы скоротать время, мы расспрашивали Дорану о жизни гномов, об их укладе, и религии. Последней темой интересовался в основном Мавий, а вот меня и Льюиса больше интересовала школа магии подгорного народа. Дорана оказалась весьма общительной гномой и с удовольствием отвечала на наши вопросы. Сильно вдаваться в подробности не буду, лишь уточню, что основным божеством у гномов является Мать-земля и Герос. Первое – это даже не божество в привычном для нас понимании, а скорее, как мать-природа, всё сущее, а Герос – это покровитель мастеровых. Учитывая крайне низкую религиозность гномов, даже храмов как таковых у них не было. На вопрос, почему, Дорана ответила – «А зачем они? Мать-земля и так всегда с нами и вокруг нас, а для Героса считай любая мастерская уже храм». С этой точки зрения почти в каждом доме у гномов было по храму Героса, но эту мысль Мавий категорически отмёл, утверждая, что храм – это место поклонения, а не работы, и не стоит путать эти два понятия.

В отличие от храмов школа магии у гномов была. Естественно, в столице, и как не трудно догадаться, специализировалась она на магии земли, огня и рунологии. С землёй всё ясно, так как значительная часть гномов постоянно что-то добывала или разрабатывала, то это была чуть ли не основное направление для тех, кто работал, что называется, в «поле», с точки зрения гномов это звучало как в «камне». Огонь и руны изучали мастеровые. С последним понятно, это сильно усиливало конечные изделия и придавало им дополнительные свойства, а вот про огонь стоит пояснить. Гномы изучали его не как другие народности, направление огня для них исключительно мирное для мастеровых. Это заявление вызвало иронию Льюиса, для людей или тем более демонов, огненная магия носит исключительно боевую направленность и считается одним из самых эффективных в этом направлении. В бою же гномы предпочитали применять свои изделия, зачастую созданные с использованием магии, но никак не саму магию в чистом виде. Я предполагаю, это связанно с тем, что гномы от рождения все поголовно имеют неплохой иммунитет к любой волшбе, за исключением специфических направлений, таких как разум или иллюзий, а классическая магия против них не особо эффективна. Другое дело арбалетный болт, выкованный мастером, естественно, гномьим, и добрая секира или молот. В последнее время у гномов стала зарождаться совершенно новое направление магии – алхимия. Но особого распространения она пока не получила, хотя динамит гномы знали, но в боях не использовали, любой пиромант мог его взорвать на расстоянии, Льюис это подтвердил. Исходя из этого, большие потери несли те, кто пытался его применить, нежили чем те, на ком его хотели использовать. В алхимии ещё есть раздел, связанный с кислотами, но они опять же малоэффективны в открытом сражении, а с ядами гномы работать не любят, считая это недостойным занятием.

Мы бы, возможно, ещё долго расспрашивали гному о подгорном народе, но нас прервал стук в дверь.

– Кто там? – спросила Дорана, подходя к двери.

– Дорана, открывай, срочное сообщение от Дорома, – Голос был незнаком, возможно, гнома его и знала, но мы нет.

– Дорана, не спеши открывать, – предупредил Льюис, подошёл к небольшому оконцу и постарался выглянуть на улицу. – Посмотри, ты этого гнома знаешь?

– Да, это один и стражников, охраняющий южные ворота в город, – сообщила гнома, взглянув в окно.

– Стэс, проверь его, – попросил Лью.

«Он чист» – услышал я в голове голос Фела.

– Всё нормально, – передал я товарищам.

Гнома слегка приоткрыла дверь и спросила:

– Что за сообщение?

– Пришлые хумансы ещё тут? – спросил гном. – Дором срочно требует их к себе, возникли сложности, нужна их помощь.

– Почему он сам не пришёл? – поинтересовалась Дорана.

– Дором тяжело ранен, он лично возглавлял операцию и получил очень серьёзные повреждения, – сказал гном, – надо спешить, дела очень плохи.

В этот момент, Лью захлопнул дверь перед носом гнома и обратился к гноме:

– Дорана, у вас есть система магической связи, как у людей-магов, может, артефакты какие? Это же дом старосты, нечто подобное обязательно должно быть.

– Да, – не уверено произнесла она, – в рабочем кабинете есть такой артефакт.

– С его помощью можно связаться с Дором? – уточнил Лью.

– Да, у него есть амулет связи. – ответила гнома, – но вызова от него не было, я бы знала, у меня есть амулет, извещающий о вызовах в доме, специально отец давал, чтобы я могла подняться в кабинет и ответить, если будет что-то срочное.

– Чего вы ждёте? – прокричал гном, – там Дором умирает, а вы медлите.

– Нам велено самим Доромом гнать всех взашей, пока он не придёт, – крикнул в ответ Лью, – собственно, не обижайся, служивый, но мы никуда не пойдём.

– Жаль, – спокойным голосом ответил гном.

Через миг в маленькое оконце влетела колба, она с характерным звуком разрушаемого стекла разбилось об пол и нас всех накрыло алхимическое пламя. Я ощутил невероятный жар и на мгновение ослеп, но пламя тут же спало, а когда круги перед глазами прошли, увидел перед собой зло ухмыляющееся лицо Льюиса.

Гнома быстро закрыла уличную дверь на дополнительные засовы и шмыгнула в жилую комнату. Мы решили не дожидаться возможных дополнительных сюрпризов с улицы и последовали её примеру. Как только все оказались в жилой комнате, массивная дверь, отделяющая эту комнату от той, где разбили колбу с алхимическим огнём, была так же закрыта на не менее внушительные засовы.

– А я всё гадал, – сказал Мавий, – зачем вам та пустая зала с единственным окном на весь дом, теперь становится понятным.

– Не совсем так, – пояснила Дорана, – там обычно располагается торговый прилавок. Многие гномы продают свои изделия прямо из дома. Отец давно уже всё своё время отдаёт делам клана и на продажу ничего не делает, работает в мастерской только для души. Гостевые диваны или, вообще, хоть что-то из мебели он туда не ставит, считая, что посетители и так ходят слишком часто, а если поставить там мебель, то они и уходить не захотят. А в целом планировка дома довольно стандартная.

– Но весьма эффективная на период непродолжительной осады, – сказал Лью. – А через крышу к вам пробраться можно?

– Да, там есть люк, но он всегда закрыт и по надёжности не уступает входной двери, а может даже превосходит её, – сообщила гнома.

– Лью, – спросил я у приятеля, – как ты понял, что нас выманивают в ловушку?

– Интуиция, Стэс, слишком шаблонно была придумана причина, если бы кто-то захотел нас выманить, лучшего предлога найти было бы сложно. Дорана, давай пройдём в кабинет и сообщим твоему отцу о нападении. Я провожу, а Стэс и Мавий побудут тут, вдруг будут ещё какие сюрпризы.

Мы с Мавием сидели в комнате, ожидая продолжения нападения, но всё было тихо. Подозреваю, что та колба была заброшена на удачу, но на её эффективность особо и не рассчитывали, а штурмовать дом не решились. Или сил было недостаточно, ведь кроме одного того гнома мы никого не видели, или понимали сложность штурма добротного дома старосты в центре города. Согласитесь, такое событие быстро бы привлекло стражу, и время работало бы не на стороне нападающих.

Через несколько минут Дорана и Лью спустились к нам и гнома сообщила результат разговора с отцом:

– С Дором всё в порядке, операция по захвату Бирдора и его свиты успешно завершена полчаса назад. Есть пострадавшие со стороны захватываемых. Часть из них предпочла убить себя, но не сдаться в плен.

«Плохо» – прокомментировал Фел, – «ушли на перерождение, но на их месте, я бы поступил так же»

«Чего? Как бы ты поступил?»

«В смысле, будь я слабым и молодым духом. Ты не переживай, я могу быстро уйти в астрал, если рядом не будет удерживающих артефактов, а если будут, то и суицид не поможет»

«Очень рад за тебя, что ты можешь меня бросить в любую опасную минуту»

«Могу, но не буду»

«Я запомню, Фел, время покажет, так ли это»

– Отец сказал, что мы всё сделали правильно, – продолжила рассказывать гнома, – скоро он придёт со стражей, а до того времени мы просто сидим и ждём.

Действительно, не прошло и пятнадцати минут, как в дом пришёл староста с вооружённой группой гномов. Убедившись, что это действительно Дором, мы открыли дверь.

– Как понимаю, пострадавших нет? – первым делом осведомился он у дочери.

– Нет, отец, – ответила Дорана, – но я не понимаю, зачем вообще нас хотели выманить из дома, а когда этого не получилось, пытались спалить.

– Их интересовали наши гости, – сказал Дором, – после операции всем было понятно, кто сдал для нас Бирдора и его свиту. Видимо, решили устранить их, чтобы они в дальнейшем не смогли найти кого-то ещё.

В этот момент вошёл в дом один из стражников и доложил:

– Главный старейшина Дором, мы осмотрели близлежащие дома и улицы, ничего подозрительного найти не удалось. И я знаю, что вы не одобряете, но вынужден настаивать в вашей круглосуточной охране, пока всё не утихнет.

– Даже не знаю, – ответил старейшина, – до нападения на моих гостей и дочь я бы точно ответил отказом, Стакир мой родной город, и ходить под охраной в нём – это, как минимум, недоверие к нашим гражданам, но сейчас, вынужден согласиться.

– Отлично, я сейчас отдам соответствующие распоряжения, – облегчённо сказал стражник, видимо ожидая сопротивление в данном вопросе со стороны Дорома.

– И не забудьте найти того, кто забросил сюда колбу, и пока наши гости гостят у меня, желательно выставить пост около дома.

– Нападавшего уже ищут, – отчеканил страж, – наблюдение за домом организуем.

– Теперь к вам, – обратился Дором ко мне и моим спутникам, – предлагаю обряд по освобождению моих граждан от одержимости провести сегодня, не вижу причин затягивать. Что вам понадобиться для этого?

– Мел, свечи, ладан, помещение для обряда и тишина, – перечислил Мавий, – у меня компоненты все есть, но в небольшом количестве, а тут, как понимаю, обряд надо провести не один раз.

– А сразу на всех не сможешь? – уточнил Дором, – а то это затянется надолго.

– Ритуал специфический и сложный, проводится индивидуально для каждого, массово это могут делать, разве что, святые отцы высшей епархии, – сказал Мавий.

– И не забудьте артефакт для удержания духовных сущностей, – встрял в разговор я, – без него это будет только полдела.

– Да помню я, – отмахнулся Дором, – всё будет, пойдёмте.

Я с товарищами, старейшиной и двумя стражниками, назначенных для его охраны, проследовал в местную тюрьму. Дором заявил, что камеры для заключённых вполне удовлетворяют нашим требованиям на счёт наличия свободного помещения и тишины. Ради этих целей он выделит нам одну такую попросторней. Местная тюрьма представляла из себя подземелье в подвале дома, одновременно являющегося и основным штабом для городской стражи. Коридоры и камеры тюрьмы были вырезаны прямо в скале, на которой стоял город, и оказались довольно глубокими и просторными. Нас проводили в одну из камер, действительно, большого размера, где и предложили проводить ритуалы. Мавий сообщил, что помещение подойдёт и попросил доставить требуемое для ритуала. Даром пообещал распорядиться и нас покинул, оставив вместо себя стража, как мы потом выяснили, являющегося главным смотрителем данных казематов. Уходя, старейшина сообщил, если что-то дополнительно потребуется, то мы можем обращаться к этому смотрителю, а он уже постарается всё предоставить. После небольшого ожидания всё необходимое нам принесли. Пока Мавий подготавливал и окуривал благовониями помещение, я с интересом изучил выданный Доромом мне артефакт. Он представлял из себя сосуд, напоминающий внешним видом погребальную урну с не снимаемой крышкой. На мой взгляд, весьма символично.

«Фел, такой артефакт нам подойдёт?»

«Вполне»

«Замечательно»

«Стэс, обрати внимание, Мавий, судя по его приготовлениям, в ритуале предполагает использовать три источника силы. И явно, имеется ввиду сила святости. Видимо, он хочет подключить к этому себя, тебя и Лью, но дело в том, что святость из тебя я всю уже извёл, она и так была не твоя, а заимствованная, культивировать же её в себе ты всё равно не собирался»

«Сила тьмы мне уже доступна? А то всё вокруг так быстро закручивается, что даже не знаю своих возможностей и проверить нет времени»

«Доступна, но в зачаточном состоянии, надо развивать, чтоб вернуться хотя бы к прежнему уровню»

«Спасибо, порадовал»

– Мавий, – обратился я к приятелю, – ты в ритуале планируешь в качестве источников святости использовать меня и Лью?

– Да, – подтвердил он, – чем больше энергии, тем эффективней будет обряд. Основной поток силы пойдёт от меня, но и на вас я рассчитываю.

– Тут такое дело, – стал я объяснять, но слабо представляя, с чего начать, – на меня не рассчитывай в качестве источника силы. Ты же помнишь, что при вступлении в Академию тесты показали у меня врождённый дар тьмы и света? После сильнейшего ритуала тьму из меня выжгли, накачав святостью, но это была не моя сила. Сейчас мои энергии приходят в равновесие и возвращаются к тому, как это было до очищения.

– Ты хочешь сказать, – уточнил Мавий, – что святость из тебя ушла, но стала возвращаться тьма?

– Именно это я и хотел тебе сказать.

– Но как так? – рассеяно произнёс Мавий, – Я только порадовался за тебя, что ты, наконец-то, приобщился к Проотцу и станешь верным ему чадом, как и мы все. Но у тебя всё опять вернулось к прежнему, ты опять скатился во тьму? Все труды, все силы, что были потрачены на тебя самыми выдающимися представителями Святой Империи, всё это было зря? Ты не ценил и не лелеял ростки своей веры? Ответь мне, Стэс!

– Такова моя природа, Мавий, я ничего не могу с этим поделать, путь святости – это твой путь, не мой.

– Это путь любого человека, лю-юбо-о-го. – На религиозной почве Мавия, как всегда, стало «заносить». – Тебе дали такой шанс, даже вообразить трудно, насколько он редок, а ты добровольно, отворачиваешься от него! Чем тогда ты лучше еретика?

– Мавий! – в разговор решил вмешаться Лью. – Стэс пришёл к нам таким, какой он есть сейчас, и ты и ваш орден приняли его. Почему же сегодня ты его не принимаешь?

– Он отказался от святости в угоду тьме! – заявил Мавий.

– И что с того? – спросил Лью, – Он вернулся с того, с чего начинал. Ты развиваешься в своём постижении Проотца, он нет. Ему можно посочувствовать, но никак не презирать или приравнивать к еретикам. И хочу напомнить, что после очищения Стэс потерял способность чувствовать духов, подозреваю, что она завязана не только на магии разума, но и в предрасположенности к тьме, так же, как и у орков. А без его умения, мы бы не смогли помочь гномам.

– Это так, – подтвердил я.

– Хорошо, Лью, возможно, ты прав, – сказал поникшим голосом Мавий, – Стэс, я тебе сочувствую. Сейчас внесу поправки в ритуал, исключив тебя из схемы.

– Спасибо, Мавий, – отозвался я, – надеюсь, ты когда-нибудь меня поймёшь.

– Это вряд ли, – произнёс Мавий, – как можно понять человека, отрубившего себе крылья, вместо того, чтобы взлететь?

– Мавий, сосредоточься на ритуале, – опять вмешался Лью, – Дором и остальные гномы очень на тебя рассчитывают.

На этом наш конфликт был исчерпан, и дальнейшие приготовления мы провели в тишине. Когда всё было готово, мы позвали первого одержимого. Как нам рассказал смотритель тюрьмы, всего их было трое, Бирдор был четвертым. Двоих гномов из свиты задержанного старейшины захватить не удалось. Именно эти двое покончили с собой при захвате, остальные или не стали этого делать, или банально не успели. В настоящий момент всех задержанных во избежание проблем и, с моей точки зрения, весьма благоразумно держали без сознания, накачав усыпляющими зельями. Как бы гномы не чурались ядов и прочего, с ними связанного, иногда без этого было не обойтись.

Ритуал экзорцизма прошёл без осложнений. Бессознательного гнома поместили в центр фигуры, тщательно нарисованной на полу. Лью своей силой зажёг свечи, и они с Мавием вдвоём приступили к проведению обряда. Мавий будучи в Святграде те пару дней, что я валялся без сознания, помимо прочего потратил время и на изучение данного обряда, так как события, закрутившиеся вокруг нас, явно к этому подталкивали. Сегодня же ему представилась прекрасная возможность закрепить свои знания на практике. Возможно, приятели в данном ритуале и считали меня простым зрителем, но это было не совсем так. Я внимательно следил за его проведением, ожидая момента, когда изгнанный дух будет покидать захваченное тело. С подсказки Фела мне даже удалось не прошляпить этот момент, и первый дух нами был пойман в артефакт-урну.

Дальнейшие два раза с часовыми паузами на восстановление сил мы провели уже, считай, рутинно. Все три гнома были нами освобождены от захватчиков, а урна в себе заключала ровно три, пусть и не особо сильные, но потусторонние сущности. Фел, с его слов, активно занялся изучением пойманных духов на предмет рекруто-пригодности. То, что они были внутри артефакта, ему не особо мешало, более того, через какое-то время он заявил, что два из трёх нам походят и он забирает их к себе в астрал до тех пор, пока не найдёт подходящего носителя. Причём, он самостоятельно смог вытащить их из урны так, что никто этого и не заметил. В итоге, дух там остался только один, невменяемый фанатик, не успевший при задержании себя убить, как сообщил мне мой фамильяр.

– Всё, мы закончили, – сказал Мавий смотрителю тюрьмы, что был приставлен Доромом к нам. – Проводите нас к выходу, пожалуйста.

– Мне не велено вас выпускать, – заявил смотритель.

– Что это значит? – возмутился Мавий, – мы честно отработали и провели все три обряда, спасая ваших товарищей. А вы после этого нас задерживаете?

– Нет, то есть да, – замялся смотритель. – Вас не велено выпускать, но и задерживать, в смысле арестовывать, распоряжения не было.

– Ничего не понимаю, так мы задержанные или нет? – это уже решил уточнить я.

– Давайте сделаем так, – сказал смотритель, – сейчас вам принесут еды, вы явно проголодались за это время, а потом подойдёт старейшина и всё вам объяснит.

Вот и помогли гномам, сейчас мы не пойми кто, то ли арестанты, то ли ещё нет. Вскоре нам действительно принесли еды, кстати, не тюремной баланды, а весьма приличной. За трапезой мы не перекинулись и парой слов. Между мной и Мавием после сегодняшнего разговора были ещё несколько натянутые отношения, говорить не хотелось. Я прекрасно понимал, что религиозный фанатик, вдруг проснувшийся в моём приятеле, меня слушать не станет, поэтому объяснять что-либо было бессмысленно. Спасибо большое Льюису, что не лез к нам с разговорами, чувствуя наше настроение.

После того, как мы перекусили, ждать пришлось не долго. В помещение, где мы проводили обряд, зашли два гнома, внося тяжёлую каменную плиту, а за ними зашёл и Дором.

– Уважаемый Дором, – обратился к нему Лью, – поясните, почему нас не выпускают?

– Для вас есть ещё работа, – ответил старейшина, – а не выпускали для вашей же безопасности, вас тут охранять проще всего. Завершим последний ритуал, и милости прошу ко мне в дом.

– Смогли задержать ещё кого-то? – спросил Мавий.

– Нет, сейчас нужно освободить Бирдора.

– Но я же уже говорил, – напомнил Мавий, – наших сил тут не хватит, если это сильный дух.

– А ты попробуй, – улыбнулся Дором, – а я тебе помогу. Видишь эту штуку, что мы принесли? У нас с прошлой войны сохранились не только детекторы, мы и сами могли проводить экзорцизм с помощью соответствующих артефактов. Один такой у нас нашёлся. Может, силы его и не хватит на Бирдора, но с вашей помощью сдюжим.

– Но я не знаю, как будет взаимодействовать святая магия с вашим артефактом, – растерялся Мавий, – что вообще это за артефакт? Как он работает? На энергии земли, или огня?

– Землёй он подпитывается, – пояснил Дором, – а на счёт как взаимодействует, сейчас и узнаем.

– Но что, если ритуал пойдёт как-то не так? – сделал последнюю попытку вразумить старейшину Мавий, – тогда Бирдор может и погибнуть.

– Он неплохой гном, – ответил Дором, – будем надеяться, не погибнет. Держать его без сознания мы долго не сможем, а приходить в сознание ему нельзя, убьётся. Из Святграда звать кого, это очень долго, пока договоримся, пока приедут, пройдёт неясно сколько времени, у нашего клана прямого выхода на глав Святой Империи нет, а гнома надо спасать. Плиту в центр фигуры положить?

– Смотрите сами, – сдался Мавий, – да, в самый центр.

После установки плиты в камеру внесли бессознательного Бирдора и положили его на неё. Дором, что не удивительно, был магом земли, и когда Мавий сообщил о готовности, старейшина начал напитывать своей силой артефакт.

«Странная конструкция» – ожил в моей голове Фел, – «я был и не в курсе, что гномы на что-то способны в этом направлении. Видишь, плита создаёт направленный вверх поток энергии, воздействующий на вселившегося духа, стараясь выпихнуть его из тела. Очень грубый подход, так можно повредить и духовное тело самого гнома»

Переключившись на магическое зрение, я, действительно, увидел мощный, восходящий от плиты магический поток, пронизывающий тело Бирдора.

«Как думаешь, Фел, получится с Бирдором?»

«Может, и получиться, артефакт гномов, явно, ослабит силу духа, а дальше уже всё в руках Мавия. А тебе советую поймать духа в браслет, что у тебя на руке, очень хочу тесно пообщаться с тем созданием, что могло скрыться от моего взора, вдруг договоримся, а если нет, засунем в урну»

«Понял, давай попробуем»

Через несколько минут после начала ритуала Бирдор задёргался, это было странно, в предыдущих случаях во время проведения обряда гномы не шевелились, а так и оставались без сознания. Даже после окончания экзорцизма их неподвижными тушками выносили для последующего приведения в чувство и оказания медицинской помощи, а тут такая бурная реакция.

«Фел, почему он дёргается?»

«Дух сопротивляется, но его выталкивают магией, да и сам Бирдор, похоже, старается сопротивляться чужой воле. Молодец, видимо, сильная личность, надо взять на заметку, если надумаю сменить тело»

«Всё хохмишь?»

«Да, мне нравится, как ты дёргаешься, когда я начинаю говорить о чём-то таком»

Бирдор шевелился всё активней, он начинал приходить в себя, действие зелья, усыплявшее старейшину, под воздействием силы артефакта гномов, явно, ослабло.

«Стэс, не дай ему проснуться, я чувствую духа внутри него, он действительно силен, если тело скинет оковы сковывающего зелья, он не даст ритуалу завершиться!»

Надо было что-то делать и срочно, заклинанием усыпления лично я ещё не владел, и даже если бы владел, то в том жутком хороводе потоков энергии, что были сейчас на Бирдоре, оно могло и не сработать. Мавий, Лью и Дором были очень заняты ритуалом, значит, придётся действовать мне. Вынув меч из ножен, я шагнул в центр фигуры, и, помня о твердолобости гномов, с силой ударил навершием меча гнома по голове. Надеюсь, мне простят такое обращение с одним из старейшин Стакира. Гном обмяк и дёргаться перестал. Выходя из фигуры, я увидел непонимания во взгляде Мавия, улыбку на лице Лью, и полное равнодушие к моему поступку у Дорома.

Через пару минут Бирдор опять начал шевелиться и дёргаться, я снова шагнул к центру фигуры и поднял меч, планируя повторить удар, но меня окликнул Мавий:

– Стэс, стой, ритуал завершён.

Повернувшись к Бирдору и окинув его магическим зрением, я как раз уловил момент, когда дух начал выходить из тела. Быстро поднеся руку с браслетом в самый центр исходящего от гнома тёмного облака, дополнительно направил импульс светлой силы в браслет, планируя усилить эффект поглощения и дополнительно ослабить тёмную сущность. Мне это удалось, облако зацепилось краешком за браслет и сразу попыталось отпрянуть, но его начало силой втягивать в амулет. Облако металось и билось, но всё больше и больше поглощалось артефактом. Через несколько секунд всё было закончено, сущность полностью была захвачена браслетом.

Мы все посмотрели на Бирдора, поскольку, он зашевелился и открыл глаза. Обвёл нас непонимающим взглядом, увидев Дорома, сфокусировал взгляд на нём.

– Как себя чувствуешь? – с сочувствием спросил Дором у Бирдора.

– Так, как будто у меня всю душу вывернули наизнанку, и голова раскалывается, – ответил он.

– Это нормально, – усмехнулся Дором, – вставай, дел у нас ещё очень много.

Глава 21 – Подарки, новые знания и печали

После проведённого ритуала над Бирдором нас отпустили и сопроводили в дом главного старосты, где мы, наконец-то, смогли отдохнуть и переночевать. Наутро к нам заглянул сам Бирдор, отдохнувший и внешне абсолютно здоровый, даже не скажешь, что он вчера подвергся сильному ритуалу по освобождению своей души и разума от потусторонней сущности. С собой он привёл несколько гномов, в руках, державших небольшие свёртки. Мы в достаточной мере к его приходу выспались, и даже успели позавтракать, поэтому встречали гостя уже готовыми к новым приключениям и в полной выкладке.

– Люди, – начал объяснять Бирдор причину своего визита, – мне вчера рассказали, какой вклад вы сделали в освобождении меня и моих соратников от той беды, что сейчас довлеет над всеми кланами гномов. По сути, я обязан вам своим разумом и жизнью. В благодарность за это хочу вручить вам ряд подарков лично от меня и моих соратников.

После этих слов, гномы, сопровождающие старейшину, каждому из нас вручили по свёртку.

– Я всегда буду рад видеть вас, – продолжил старейшина, – и, если смогу чем-то помочь, вы можете ко мне обращаться. Бирдор не забывает, как зло, так и добро. Надеюсь, подарки вам понравятся.

Произнеся эту короткую речь, старейшина откланялся и со своим сопровождением покинул дом.

Мы с приятелями стали развёртывать подарки, интересно же чем нас отблагодарил Бирдор?

Первым свой свёрток развернул Мавий и с благоговением показал нам золотую брошь гномьей работы. Восхищение Мавия быстро стало понятно, когда я взглянул на украшение магическим зрением. Брошь была перенасыщена энергией, по сути, Мавий держал в руках сильный накопитель Святости.

– Это же слеза Проотца! – воскликнул крайне воодушевлённо Мавий, – очень редкий камень. Легенда гласит, что, когда Проотец скорбит по невинно загубленным душам, с неба падает его слезинка и, проникая в самое сердце гор, застывает там, на долгие века. Слезу можно найти только тогда, когда будешь готов бескорыстно творить благие дела, уменьшая ими скорбь уронившего её.

– Будем считать, что ты готов, раз нашёл свою слезу, – улыбнулся Лью.

Присмотревшись внимательней к броши, я разглядел, что в её центре был небольшой золотисто-прозрачный камень, увидев такой на земле, я бы подумал, что это обычный янтарь. И именно он являлся накопителем, а не всё украшение целиком, как мне показалось в начале. По сути, брошь была, пусть и искусно сделанной, но всего лишь оправой для драгоценного камня.

– Посмотрим, – сказал Лью, – что у меня?

Развернув свёрток, он достал серебристую, тончайшую кольчугу, что носят под одеждой. Рассмотрев её со всех сторон, Лью вынес вердикт:

– Не чистый мифрил, конечно, а с примесями, но усиленный гномьими рунами. В любом случае такая кольчужка – это лучшее, о чём я мог бы когда-либо мечтать, чудесная работа. Стэс, твоя очередь, что там у тебя? Твой свёрток побольше наших будет.

Действительно, мой свёрток был значительно больше, чем у товарищей, развернув его я увидел прекрасный меч с рунами, явно вышедший из гномьих кузнец. Попробовав баланс, повертев его в руках, я был поражён его удобством, лёгкостью и изяществом. Он как влитой сидел в моей руке и идеально подходил по длине моему росту и стилю боя. При особо сильном ударе с воображаемым противником я обнаружил, что руны на лезвии на краткий миг начинали ярко вспыхивать, это было не только эффектно, но и могло отвлечь врага от самого удара. С удивлением, я разглядел, что на навершие меча был надет прорезиненный чехол, он легко снимался и особой функциональности не нёс. Лью и Мавий это тоже разглядели и потом долго смеялись, намекая, что Бирдору рассказали не только про сам обряд, но ещё и почему у гнома после него сильно болела голова. Чуть позже, когда приятели внимательно разглядели меч, Лью сделал заключение:

– Меч замечательный, как и моя кольчуга, это сплав мифрила и серебра, меня будет оберегать, а тебе позволит нападать не только на материальные объекты, но и на призрачные или духовные, в нашем положении это просто царский подарок.

Новый меч я прикрепил на пояс рядом с первым, почувствовал себя прямо ведьмаком с двумя мечами на нежить и на физических созданий, правда, новый меч прекрасно справлялся с обеими задачами, будет время старый отцеплю, а пока пусть будут оба.

Пока мы игрались с подарками, в комнату зашёл Дором и сообщил:

– Вижу, подарки Бирдора вам пришлись по душе, я ему это передам, а вы собирайтесь, нашли ещё одержимых, артефакты-детекторы начали приносить результаты.

– Много? – вздохнул Мавий.

– Пока только двоих, – сказал Дором, – но день только начался, боюсь, будут найдены ещё.

Последующие два дня мы целиком посвятили обрядам, гномы методически залезали во все закутки своего города и искали одержимых. В бездонных закромах Стакира оказалось достаточно мобильных амулетов, чтобы снабдить ими каждого пятого стражника. В итоге не слишком большой по меркам людей Стакир был обследован сверху донизу за несколько раз. А мы очистили полтора десятка гномов. Особо сильных духов, как тот, что был в Бирдоре, нам не попалось. Хотелось бы надеяться, что их не осталось в городе, и у старейшины был единственный. Но уверенности в этом не было, поскольку, как уверял Фел, лично его даже стационарные артефакты на воротах не смогут засечь, не говоря уже о слабосильных, что выдавались стражникам. Следовательно, если кто и был такого ранга в городе, гномам имеющимися силами найти их не удастся, впрочем, как и мне с Фелом.

Из полтора десятка захваченных нами в урну духов, только шестерых Фел одобрил и забрал себе в астрал. Остальных забраковал, при этом он высказался, что кормить столько дармоедов, а их в итоге у нас было уже девять, считая со вчерашними двумя и тем одним, что уже был у Фела, долго не намерен. Надо начинать думать, как с ними поступить дальше. С тем же духом, что сидел у меня в амулете, было всё сложно, как его полностью звали мне не сказали, да это было мне и не интересно, достаточно того, что Фел его называл Грох. Фел с ним общался, узнавал, делился мыслями и по предварительному заключению выдал следующее. Грох фанатиком не был, на Сара он работал, это да, но на него уже работали практически все значимые духи. Развеиваться Грох не хотел, в нашей урне вечно сидеть тоже. Идея с организацией противовеса Сару он поддерживал, но открыто выступать на нашей стороне боялся. У нас есть только идея, а у Сара уже есть сила. Фел сразу признался, что контролировать Гроха он не сможет, поскольку если и сильней его, то незначительно, авторитетом, как это проходило с более молодыми духами, он его не подавит. В общем, опять ничего не понятно и не ясно, впрочем, как обычно. Вот что с Грохом делать? Успокаивало только одно, в моем амулете, как и в урне, Грох мог сидеть вечно, что его категорически не устраивало, возможно, со временем, он и пересмотрит свои взгляды в пользу нашего сотрудничества.

Наутро четвёртого дня нашего пребывания в Стакире Дором нас озадачил:

– Скоро будет большой совет старейшин в столице подгорного народа. Ваше присутствие на нём обязательно. Хотя и не принято на такой совет приглашать представителей других рас, но в вашем случае сделаем исключение. Срочный совет созывает наш клан «Стальная кирка» и, как инициаторы, мы можем себе это позволить.

– А как же ритуалы экзорцизма? – спросил Мавий, – вы думаете, мы его провели над всеми одержимыми вашего города?

– Хотелось бы в это верить, – вздохнул Дором, – если ещё кого и найдём, будем справляться своими силами. Не всё же время пользоваться заёмными.

– У вас довольно топорные методы, – уточнил Мавий.

– Уж какие есть, – заканчивая неприятный для себя разговор, отрезал гном, – собирайтесь, через час выходим.

Особо собирать нам было нечего, поэтому мы с товарищами потратили этот час на то, чтобы плотно подкрепиться в дорогу и попрощаться с Дораной, очень гостеприимно принимавшей и кормившей нас в своём доме все дни пребывания в Стакире. Когда час на сборы истёк, Дором проводил нас к транспортному хабу, что мы уже видели, прибывая в Стакир. Так как местные самодвижущеюся дрезины могли в себе поместить только четырёх пассажиров, мы в столицу подгорного народа поехали сразу на двух друг за другом. В первой дрезине разместились все трое старейшин Стакира – Дором, Бирдор и Грон. Во второй, соответственно, я, Мавий и Лью. На обеих дрезинах четвертым пассажиром, а заодно и водителем, было ещё по одному гному. Судя по внушительному размаху их плеч, наличию серьёзного вооружения и молчаливости, эти гномы выполняли функции не только водителей, но и телохранителей важных особ, к коим я отношу старейшин, но никак не себя и моих приятелей.

Как нам заранее сообщил Дором, путь не близкий, и займёт не менее шести часов, это если ещё повезёт и не будет слишком частых остановок для пропуска других пассажирских дрезин или особо длинных цепочек из вагонеток рабочих бригад. Учитывая это и то, что путь по железнодорожному полотну был весьма однообразен и не требовал от меня какого-либо внимания, у меня появилось время на себя, любимого. Закрыв глаза и постаравшись отрешиться от всего из вне, я начал раскручивать Фела на интересные заклинания и умения, коих в нём, явно, было в избытке, но вот делился он ими не особо охотно.

«Фел, сейчас события вокруг нас набирают весьма крутой оборот, а развития меня, как мага или даже просто, как обычного бойца, застопорилось. Если и дальше будет так продолжаться, то долго мы не протянем. Но зато очень быстро сможем протянуть ноги»

«Смотрю с метафорами, у тебя, Стес, всё отлично, правда, есть ещё проблемы с тавтологией, но, в целом, я с тобой согласен, что ты хочешь узнать у меня?»

«Не юродствуй. Мне нужно усилиться, причём, желательно прямо сейчас и значительно. У тебя, наверняка, есть сотни боевых заклинаний, а у меня ни одного. Представляешь, сколько мы боёв прошли, сколько событий, и до сих пор ни одного наносящего урон боевого заклинания! Мне бы что-то типа стрелы праха или луч света усилить с уровня «прожектор» до уровня «боевой лазер»»

«Ты и так хорошо справлялся, продолжай в том же духе, и в любом бою победа будет за нами»

«Фел!»

«Не злись, то, что касается боевых лазеров, да и вообще сил света, это не ко мне, ты же знаешь. Мои основные стихии тьма и разум. Первая стихия у тебя не полностью восстановилась, до стрелы праха точно не дотянешь. А со второй могу и подсобить»

«Интересно, что предлагаешь?»

«Очень перспективное заклинание из этой школы, это разгон мышления, тебе, тугодуму, точно не повредит»

«Но это опять же не боевое заклинание»

«Отчего же? Очень даже боевое. Умение оперативно оценивать ситуацию зачастую значительно полезней, чем наносящее прямой урон»

«Потенциально очень нужная вещь, Фел, согласен изучить, но ты подумай, может, что и боевое подскажешь?»

«Давай так, изучи это, а как восстановишь у себя тьму, так и быть, подскажу боевое заклинание из этого арсенала»

«Почему из тебя всегда приходится всё клещами вытягивать? Одно же дело делаем»

«Стэс, пойми, если у студента появится в арсенале боевое заклинание, это будет очень подозрительно, привлечёт ненужное внимание, а там и до того, кто тебе помог, догадаться не трудно. А я не хотел до последнего обозначать своё наличие в твоём теле, но сейчас ты прав, таиться особо смысла уже нет. И так многие начинают догадываться, потому и соглашаюсь. Мы, можно сказать, выходим из тени. Но и бдительность не теряй, вот что будет делать Мавий, если узнает обо мне?»

«Я его вообще перестаю понимать, он на своей религиозности становится просто помешанным. Раньше такого за ним не замечал»

«Ты и не знал его особо хорошо, сейчас просто изучил, и вместе вы многое прошли»

«Согласен, наш секрет держим до последнего. Я бы не хотел терять друга, и боюсь, даже предсказать, как он поступит, если узнает о твоём присутствия в моей голове»

«Не в голове, а в духовном теле, можно сказать, в душе. Это намного хуже со стороны некоторых людей особенно религиозных. Святые отцы и оные с ними очень недолюбливают нашего брата, к сожалению, до недавнего времени это было вполне заслуженным»

«Вот-вот, ладно, Фел, хватит лирики, показывай заклинание»

Следующие несколько часов Фел мне объяснял, как за счёт маны и хитрющей техники разогнать своё мышление в несколько раз. Это сильно отличалось от тех усилений на тело, что я уже мог накладывать на себя, поскольку использовал иную школу, иные принципы построения магических форм и воздействовал только на разум. Точнее не так, на сознание и подсознание одновременно. Для себя я разделал эти понятия и ранее, но мой фамильяр прочитал мне целую лекцию на эту тему. Первое, это то, что ты делаешь осознано, а второе, тебе подсказывает подсознание или интуиция. Хотя, опять же подсознание и интуиция, как сказал мне Фел, это разные вещи. Подсознание является отголоском сознания. Тот опыт, что любое существо получает в течение всей своей жизни и не может разместить в сознании, откладывается на подсознательном уровне. Я бы сравнил это с оперативной памятью и памятью на какой-либо другой значительно более ёмкой системе хранения данных, имеющей свои алгоритмы их обработки и вытаскивающая нужные куски в сознание в определённых ситуациях. Интуиция же замешана на мистике. Утверждают, что это родовая память, та, что передаётся с генами от предков, из их опыта жизни. И это не полная составляющая интуиции. Ей же иногда приписывают способность предвидения или предсказания событий, неосознанное, но, тем не менее, у многих разумных достаточное развитие умение, чтобы иметь место. Сознание не различает откуда пришли подсказки из подсознания, от интуиции или может от умения предвиденья? Оно не помнит об информации ни на том, ни на другом уровне, всё это работает не осознано. Для нашего сознание нет отличий, откуда пришло озарение, и для него все эти высшие материи едины. И именно поэтому, разумные, полагающиеся только на свой разум-сознание и напрочь игнорирующие всё остальное, ничего не смыслят в более глубоком, о чем только что сейчас мне и поведал мудрый и благородный дух под именем Фел.

«Фел, у меня только от твоей теории голова уже раскалывается, а мы ещё даже не перешли к сути заклинания»

«Это то, что людей можно отнести к Homo Sapiens теория, а я же тебе говорю только факты»

«Давай уже перейдём к фактам, что можно реально использовать в бою»

«Без теории и понимания основ ты будешь не умнее обезьяны с автоматом в руках. Стрелять сможешь, но в элементарном обращении с оружием, например, с перезарядкой, будешь тормозить»

«Тем не менее, Фел, с теорией закончили?»

«В тебя сейчас больше и не влезет, ладно, закончили, сейчас расскажу, как это всё можно применить к разгону мышления»

Следующие несколько часов мы занимались изучением новой способности и отработкой её применения. Голова у меня болела просто ужасно. Техника требовала сильную концентрацию и постоянную подпитку маной. Фел говорил, что, чем чаще я буду её использовать, тем быстрее смогу переходить в состояние разогнанного мышления и тем проще и дольше мне будет в ней находиться, и всё это на фоне возрастающей эффективности. Меня особо радовала, что новая способность была совместима с моей прошлой техникой усиления, в результате я мог усилить рефлексы и разум одновременно. Из минусов, для последнего умения мне нужна постоянная сосредоточенность, следовательно, придётся полностью отрешиться, и такое понятие, как ярость или боевой азарт, для меня становилось противопоказанным. Но это всё теория, как это проявится в реальном бою, пока не ясно.

Доведя новое умения до относительно приемлемой скорости активации и стабильности, я, наконец-то, решил дать себе время на отдых, и мне удалось даже вздремнуть. Размеренное движение дрезины сильно способствовал этому. Во сне я несколько раз заваливался на Льюиса, что сидел рядом со мной, на что он реагировал весьма спокойно, толкнув меня всего пару раз.

В целом вполне отдохнув, я стал ждать, когда же мы, наконец, доедем. По моим ощущениям, шесть часов в пути наша процессия уже находится, и столица гномов должна быть где-то рядом. И мои товарищи стали активней всматриваться в однотипный пейзаж туннелей гномов, а это явно говорило о том, что и их одолевают похожие чувства.

Впереди нашего пути что-то замаячило, я обрадованно стал всматриваться вдаль, в предвкушении увидеть, наверно, самый величественный город подгорного народа. А как же может быть иначе? Гномы славились не только своими изделиями, выходящими из их кузниц, но и своими талантами на поприще зодчества. Подгорная столица должна быть удивительной и фундаментальной, как и все их строения, если они не делались под заказ и под руководством дизайнеров иных народов. Но к моему удивлению, впереди показалась совсем не цель нашего путешествия, а такая же пассажирская дрезина, как и у нас, но идущая на полной скорости нам на встречу. Учитывая, что железнодорожная колея тут была одна, и ответвлений на обозримом участке пути не наблюдалось, лобового столкновения не избежать.

Дрезину, мчащуюся к нам, заметили и наши водители, начав экстренное торможение. А вот та дрезина и не думала останавливаться, скорее, наоборот, у неё были сняты все ограничители, и она сокращала между нами расстояние со значительно большей скоростью, чем развивали мы за всё время путешествия по туннелям. Всю дорогу я тренировал новое умение, увеличившее скорость мышления или «просветления», как я сам для себя обозвал эту технику, поэтому не удивительно, что вход в состояние «просветления» – это первое что я сделал, осознав опасность.

Время для меня замедлилось, разум очистился, эмоции ушли на задний план. Целую секунду реального времени я потратил на анализ ситуации.

«И так, что мы имеем? На нас мчится дрезина. Что это? Ошибка хвалённой гномьей системы местного управления транспортными потоками? Эту мысль откидываем сразу, сами гномы считали её очень надёжной и ей полностью доверяли, а у них в этом деле многовековой опыт. Возможно, это локальная поломка идущей нам на встречу дрезины, и она банально не может остановиться? Эта мысль кажется правдоподобной. Её же подтверждает то, что скорость той дрезины значительно выше нашей. Хорошо, с этим разобрались. Мчащаяся нам на встречу дрезина сломана. Следующий вопрос, а сломана она случайно или намеренно? Учитывая значимость наших спутников и сообщений для совета старейшин, с высокой долей вероятности поломка вызвана искусственно и специально для недружественной встречи нашей делегации. Дрезина старост идёт впереди нас и получит основной удар. Но удар обычной дрезины, пусть и лобовой, может и не нанести фатальных повреждений гномам, что славятся своей выносливостью и крепким телосложением. Да и мы уже остановились, удар будет смягчён. Должно быть что-то посущественней, чтобы гарантированно. Что же это может быть? Будь я гномом и имея их навыки, умения и достижения, в подобной ситуации я зарядил бы дрезину, идущую на таран, зельем алхимического огня. Нет, это не то, огонь сам по себе не убьёт старейшин, для гномов огонь близок и среди них могут быть не только маги земли, как Дором, но и огня. Кстати, разумных в той дрезине не видно, а можно разглядеть, что она едет не налегке, а гружённая какими-то ящиками. Что же тогда? Динамит!!! Дрезина заминирована! Да, это самое очевидное. Как нам объясняла Дарона, взрывчатка мало эффективна, когда есть маг огня. У меня один есть такой, сидит со мной на одной лавке, а я теперь знаю, что нужно делать. Дрезина уже рядом, думать больше нет времени, надо действовать!»

Лью!!!! – буквально ору я в ухо приятеля вываливаясь из состояния просветления, поскольку, когда мой разум осознал масштаб надвигающейся трагедии, меня буквально захлестнули эмоции, сбивая всю концентрация нафиг. – Там, – тычу пальцем в мчащуюся на нас дрезину, поскольку так быстрее смогу объяснить свою мысль, а на длинные слова совершенно не осталось времени, говорить надо максимально коротко и информативно. – Там динамит! Жги-и-и!!!

Льюис тугодумом не был, а наоборот, всегда отличался быстрым и острым умом. Не задумываясь ни на секунду и не удивляясь ничему, он выкидывает вперёд руку, а я чувствую мощную энергию, импульсом исходящую из него. Через мгновение дрезину, летящую на нас, окутывает столб ярчайшего пламени и тут же происходит оглушительный взрыв. Стены и потолок туннеля обрушиваются многотонными грудами камня, что неминуемо погребли бы нас под собой, произойди взрыв на десяток метров ближе. От шума в ограниченном пространстве меня контузило, и я со звоном в ушах наблюдаю целое море пыли и огня, проглатывающее всю нашу процессию, и слышу сильный удар двух дрезин, столкнувшихся впереди нас.

Через пару секунд буйство стихий прекратилось, подозреваю, что не без помощи наших дорогих старейшин. Старейшины и водитель в последнюю секунду догадались выпрыгнуть из транспортного средства, а я с товарищами, вообще, практически не пострадал, продолжая сидеть ровно и наблюдать развернувшееся действо чуть в стороне от эпицентра.

При подведении итогов этого без сомнения террористического акта против нас, оказалось, что кроме неприятных секунд, ерундовых ушибов у старейшин и глухоты у всех от взрыва, нам удалось избежать трагедии, хотя дальнейший путь нам и преградил огромный завал из здоровенных камней.

Мне сложно представить, чтобы было, если бы Фел не даровал несколько часов назад мне умение «просветления», вполне возможно, что мы и так бы справились, но гарантировать этого было нельзя.

«А ты, Фел, не так-то прост, уж не обладаешь ли ты навыком предвиденья? От такой древней сущности этого вполне можно ожидать. Хотя, до этого ты себя столь явно не проявлял в этой гране таланта». Данная мысль была сугубо моя личная и делиться с фамильяром я ей не планировал, лелея надежду, что всё же могу защищать свой разум от него. Не зря же он столько сил вложил в то, чтобы я этому научился, и чуть ли не с первого дня нашего знакомства талдычил о важности постоянно держать ментальную защиту. Хочется верить, что у меня это стало получаться, по крайней мере, на последнюю мою мысль Фел никак не отреагировал.

Глава 22 – Совет старейшин

До столицы гномов мы добрались через пару часов, мне посчастливилось наблюдать работу мэтров магии земли во отчую. Дором, Бирдор и Грон – все трое оказались не ниже мастера во владении данной стихией, родственной гномам. Старейшины разбирали завал играючи, они заставляли камни буквально самим расползаться в разные стороны. Величина завала поражала, заряда взрывчатки, направленной нам на встречу недоброжелателями, было с избытком на дрезину старейшин как минимум, да и мы бы не остались без «подарка». Длина засыпанной части туннеля оказалась не менее двадцати метров, если бы с нами не было старейшин, то о том, чтобы самостоятельно разобрать камень, не могло быть и речи. Я даже заметил один кусок, отвалившийся от свода, высотой не менее пяти и длиной до десяти метров. Страшно представить, сколько он весит. Киркой долбить можно было бы до посинения, а с мастерами порода сама крошилась, как песок, и расползалась в стороны, прижимаясь к стенам и даже к потолку, заделывая прорехи, оставленные взрывом. К счастью, старейшины не ставили себе целью восстановить туннель в первозданном виде, а только разбирали завал. Восстанавливать туннель стала бригада гномов, что приехала из столицы и начала разбор завала, со своей стороны.

Когда в груде камней оказался достаточный для прохода зазор, мы прошли через него и воспользовались для дальнейшего путешествия дрезинами бригады, что прибыла разобраться в произошедшем. Благо бригада приехала большая и сразу на трёх дрезинах, из которых мы две без зазрения совести экспроприировали для своих нужд. Дальнейшее путешествие было быстрым и без приключений. Мы прибыли на транспортный хаб столицы больше виденного мной в Стакире минимум на порядок. Но я так измотался этим путешествием, что особо разглядывать местные красоты прямо сейчас не хотелось. Мы всей нашей компанией прошли в дом, принадлежащий клану «Стальная кирка», что находился недалеко от конечной точки железнодорожного полотна, где остановились дрезины. В нём нам был получен чёткий наказ от Дорома привести себя в порядок, из дома не высовываться и ждать начала Совета старейшин всех кланов гномов, что должен начаться вечером. Это примерно через три часа, так как мы выехали сюда с самого утра, и всё путешествие заняло у нас три четверти дня. Условного дня, конечно, так как у гномов хоть и не было восходов и закатов по естественным причинам, но режим они всё же соблюдали схожий с тем, какой был у жителей поверхности. Я понимал, приказ «не высовываться» продиктован мерами безопасности, а вот Лью и Мавий переживали, что до Совета не удастся полюбоваться столицей, куда не так уж и часто пускают людей.

К назначенному времени наша процессия выдвинулась к дому старейшин, это позволило несколько ознакомиться с городом, но особой разницы со Стакиром лично я не увидел, разве что город явно был древнее и значительно больше, не менее чем в десять раз. Здание Совета старейшин также очень сильно напоминало уже виденное мной, и также отличалось размером в большую сторону. Изнутри количество мест впечатлило. По сути, вместимость тут была сопоставима с земными стадионами, пусть до главного стадиона моей страны и не дотягивала, но со всеми остальными могла бы и поспорить. Это очень хорошо подчёркивало то, что гномы, несмотря на наличие старейшин, не чураются пускать на свои заседания и обычных граждан, что, по моему мнению, характеризует их исключительно с положительной стороны.

Первые пять ярусов перед возвышением для оратора были выделены для официальных представителей кланов и разделены на сектора. Каждый сектор закреплён за своим кланом. Все остальные места были предоставлены всем желающим, не относящимся к официальным лицам. Например, наши оба водителя-телохранителя направились именно на эти места, и я порывался пойти за ними, но меня остановил Дором:

– Вы идёте с нами в сектор калана «Стальная кирка».

Видя мой недоумевающий взгляд, Бирдор пояснил:

– Представители других рас или являются почётными гостями и садятся в сектор рядом со старейшинами, или должны покинуть зал заседания.

Мне жутко не хотелось идти в официальный сектор, мы и так привлекаем тут избыточное внимание, а там оно возрастёт в несколько раз, но я прекрасно понимал, что от этого не отвертеться и последовал за старейшинами, как и Мавий, и Лью.

Сектор клана «Стальная кирка» был на втором ярусе, что явно говорило о значительном влиянии клана, хотя, конечно, это и не первый ряд. Рассевшись, я постарался абстрагироваться от тысяч глаз, устремлённых на нас, то, что будет «весело», не было никаких сомнений, и лишние переживания сейчас ни к чему. Рассевшись, я не удержался и задал Дорому давно мучавший меня вопрос:

– Уважаемый главный старейшина клана «Стальная кирка», скажите, зачем приглашены мы на данное собрание? Это очень важное событие для подгорного народа, и наше присутствие тут выглядит несколько странно.

– Посмотри на это с другой стороны, – пояснил Дором, – что сейчас видят все эти уважаемые гномы? Рядом со старейшинами моего клана сидит «говорящий с духами», экзорцист и боевой маг в качестве силовой поддержки, и всё это представители Святой Империи, являющейся основным противником одержимых в прошлой войне. Если тут есть одержимые, они занервничают, и вполне вероятно, выдадут себя.

– Вы думаете, это сработает? – спросил Лью.

– В Стакире прекрасно сработало, – улыбнулся гном, – почему тут должно быть иначе?

– Главное, нам бы пережить всё это, – предчувствуя неприятности, буркнул я.

– В любом случае вы послужите благородной цели, избавлению мира от паразитов, – произнёс Дором, – разве очищение мира от скверны и ереси не есть высшая цель для любого служителя Проотца?

– Истинно так, уважаемый старейшина, – сказал Мавий.

– Тогда вам не о чем беспокоиться, – усмехнулся Дором и отвернулся, показывая, что разговор на эту тему окончен.

Да уж, после объяснений Дорома мне не стало спокойней, скорее наоборот. Интуиция прямо вопила, что если мы переживём этот день, то только благодаря большой удачи, а она девушка очень ветреная, остаётся только уповать на Проотца, что он подскажет ей, в чью сторону посмотреть.

Когда наступило время начала Совета, и зал наполнился более чем на половину, а в каждом из выделенных секторов для кланов мест присутствовало минимум по одному представителю, на центр вышел пожилой, статный гном и произнёс:

– Инициатором сегодняшнего заседания является клан «Стальная кирка». Данным правом они пользуются второй раз за всю историю существования клана. Напоминаю, что экстренный сбор возможен не чаще, чем раз в год и не более трёх раз от одного и того же клана в течение ста лет. Все условия выполнены, созыв заседания считаем правомерным. Экстренное заседание большого Совета старейшин великого подгорного народа объявляю открытым. Клан «Стальная кирка», прошу пояснить собравшимся причину экстренного созыва Совета.

Оратор говорил негромко, но, в отличие от собрания Стакира, тут явно работала магия, так как каждое слово, произнесённое говорившим, резонировало от пола, стен и потолка. Его было отчётливо слышно в любой части здания. Закончив свою речь, видимо, председатель собрания, поспешил покинуть зону доклада, освободив её для Дорома, что, не спеша, встал на его место и начал доклад.

– Уважаемые старейшины и представители великих кланов гномов, причина созыва Совета весьма существенная и не терпит промедления. Клан «Стальная кирка» созвал великий Совет старейшин, чтобы сообщить, что внутри подгорного народа началась война.

Гул от шокирующей новости прошёлся по залу, но быстро стих, все ждали пояснений.

– Вернулся старинный враг, – продолжал Дором, – инородные сущности-духи захватывают тела и разумы достопочтимых гномов и пытаются покорить нас, развивая и распространяя эту заразу не только среди ремесленников, добытчиков, тружеников, но и среди старейшин. За последние несколько дней в клане «Стальная кирка» было найдено более двух десятков достопочтимых гномов, чей разум был оккупирован паразитами. Есть жертвы. Их было бы намного больше, если бы не предупреждение госпожи Надиэльталь и помощь от Святой Империи в виде «говорящего с духами» и экзорциста, практикующих борьбу с этими тварями.

Шум в зале совета нарастал. Гномы уже не сдерживались и пытались что-то выкрикивать со своих мест, но тут опять, видимо, работала магия. Звуки с дальних ярусов доносились сильно приглушенными и были практически неразличимы с того места, где сидели мы. Я ещё раз поразился практичности и предусмотрительности гномов. На Земле в этом месте уже мог бы начаться самый настоящий балаган, но тут этого не происходило, мы просто не могли различить, какие выкрики были у нас за спиной, но все хорошо услышали, что высказали старейшины с первого яруса. Там магия также усиливала слова говорившего, заглушая сторонние звуки, а послушать явно стоило. Один из гномов первых рядов решил озвучить, что терзало остальных:

– Уважаемый Дорон, – произнёс он, и его полный властности голос разнёсся по залу, – слова, сказанные вами очень тяжело слышать нам. Ваш авторитет не подлежит сомнению, но у вас есть прямые доказательства, подтверждающие этот факт?

– Жители Стакира дадут вам любые доказательства, – ответил Дорон. – Мои слова могут подтвердить и остальные старейшины моего клана, присутствующие в этом зале. Более того, один из них был сам подвержен вселению паразита и впоследствии был излечен силами приглашённого сюда экзорциста.

В этот момент я чуть ли не физически почувствовал, как сотни, если не тысячи взглядов прожигали нас с Мавием, так, как только мы двое были в одеянии служителей Проотца, а кто из нас экзорцист, а кто «говорящий с духами» Совету не разъяснялось. Единственное, что меня успокаивало, что Бирдору и Грону досталось не меньше, кто из них был одержим, также ещё не сообщили. Но этим двоим по должности положено иногда получать столько сомнительного внимания, а мы-то с Мавием в чём провинились?

– Скажу более, – продолжал Дорон, – по пути в столицу на нас было совершено покушение. Все вы, наверно, уже в курсе о завале на одном из путей, ведущих в столицу? Это был сознательный подрыв с целью недопущения нашего выступления здесь, мы чудом избежали серьёзных травм.

– Старейшина Дором, – продолжил разговор с ним всё тот же гном, скорее всего, очень авторитетная личность в местных кругах, так как никто не спешил из первого яруса заговорить с оратором, кроме него. – Всё сказанное вами очень серьёзно и требует глубочайшего изучения. Как я понимаю, пока нет доказательств, что это напасть коснулась кого-то ещё, кроме клана «Стальной кирки»? Спешить с выводами, что это зараза распространилась среди всего подгорного народа, не стоит. Предлагаю создать специальную комиссию по изучению всех деталей произошедшего с вашим кланом, и уже по её заключению делать какие-то выводы.

– Вы же понимаете, досточтимый Тариан, – сказал Дорон, обращаясь к говорившему, – такой подход приведёт к затягиванию дела? Это даст возможность одержимым подготовиться и или скрыть следы своей деятельности, или нанести ответный удар по всем кланам гномов, а мы его можем и не пережить. События в Стакире и покушение на нас являются ярким доказательством, насколько сильно уже укоренилась зараза. Действовать нужно немедленно, иначе будет слишком поздно!

– Старейшина Дорон, – ответил Тариан, – вы сгущаете краски. Случившийся инцидент с вами в дороге может быть обычным несчастным случаем, и заявлять о полноценной войне внутри нашего народа крайне преждевременно. Я вынужден настаивать на создании специальной комиссии по разбирательству вашей аварии и случившегося в Стакире, и только после этого уже можно будет делать столь громкие заявления, что сейчас сделали вы. Разумеется, если всё это подтвердится.

– Вы тянете время! – вскричал Дорон. – Какая комиссия по разбирательству? Необходимо немедленно изолировать зал Совета и начать проверку на одержимость гномов, начиная со всех присутствующих!

Шум в зале стал колоссальный, выкрики с задних рядов уже полностью не могла погасить никакая магия, да и среди первого яруса начались волнения, а вот они уже усиливались и разносились на весь зал. Тариан встал со своего места и громогласно объявил, перекрикивая весь гомон и глядя в глаза Дорону.

– Вы забывайтесь! Это Совет старейшин великого подгорного народа, и только он вынесет решение, ни вы, ни я единолично! Предлагаю начать обсуждение всего вышесказанного, а там посмотрим, что решат высокочтимые гномы.

– Поддерживаю глубокоуважаемого Тариана, – высказался тот гном, что в самом начале открывал собрание, – если представители клана «Стальная кирка» высказались и по существу вам больше нечего добавить, прошу вас, Дорон, занять своё место и предлагаю приступить к обсуждению.

Вдруг мелодичный и красивый женский голос раздался от входа в зал Совета. Он перекрыл все магические ухищрения гномов и был очень даже хорошо слышен и знаком.

– Обсуждение не потребуется! Клан «Стальная кирка» сказал всё верно, промедление подобно проигрышу в этой войне!

Все присутствующие повернули головы к говорившей, включая и меня. Не только я один в этот момент был крайне удивлён, хотя уже сказанного тут было более, чем достаточно, чтобы у всех «челюсть не успевала подниматься с пола», но вряд ли все эти досточтимые гномы ожидали увидеть тут Надиэльталь собственной персоной, а говорившей была именно она. Пока все гномы пытались отойти от очередного удивления, эльфийка величественно проплыла к центру залы, но на место оратора не вышла, ей это было, явно, и не нужно, звуковая магия гномов была ей не помеха.

– Потрудитесь объяснить ваши слова! – спросил Тариан и попробовал вернуть собрание в нужное ему русло, в пустое словоблудие, судя по его предыдущим инициативам.

– Ты одержим, – эльфийка зажгла над головой Тариана красный огонёк.

– И ты, – огонёк появился ещё над одной головой у гнома из первого яруса.

– И ты, и ты, и ты – произносила эльфика, глядя на различных гномов уже не только из первого яруса, но и с других, зажигая красные огоньки над их головами.

– Клевета! – взревел Тариан.

Его выкрик поддержали все, над кем начал загораться красный огонёк. Гномы вскакивали со своих мест и гневно кричали, и размахивали руками в сторону эльфийки, стараясь доказать свою невиновность и непричастность к одержимости. Пока разгоралась эта, безусловно, интересное действо, я решил уточнить нюансы у фамильяра.

«Фел, смотри, как Надиэльталь разошлась, а ты почему не предупредил о таком количестве одержимых в этом зала?»

«Я их не чувствую, они явно ожидали присутствие «говорящего с духами» и подготовились, особыми способами скрывая своё присутствие»

«Но эльфа же их чувствует, или, думаешь, блефует?»

«Не блефует, посмотри, у неё на груди светится амулет, это явно один из вариантов ока истины, от него сложно скрыть что-либо. К счастью, способ их создания давно утерян, даже не думал увидеть его когда-либо вновь, мне хватило с ним и первого знакомства. Давно это было, тогда чудом остался жив»

«Фел, о своих мемуарах поведаешь позже, уже более полутора десятков, помеченных эльфой гномов, сейчас явно что-то будет»

И действительно, Тариан расправил плечи, упёр взгляд в Надиэльталь и изменившимся голосом произнёс:

– Довольно!

В следующий миг он резко выбросил руку, и с ладони гнома сорвался чёрный дым, формирующий тёмную струю, бьющую в эльфу. Надиэльталь тут же окружила сфера, не позволяющая дыму добраться до неё. Сфера сияла ярко-голубым светом иногда с переливом синего, противопоставляя себя тьме и периодически вспыхивая разрядами молний, пробегающими по её поверхности и тут же исчезающими в воздухе, не нанося никакого вреда окружающим.

Через секунду ещё один гном, помеченный красным огоньком, как и Тариан, направил руку, испускающую струю чёрного дыма, в сторону эльфы, усиливая на неё давление тьмы. Вскоре таких гномов стало всё больше и больше, вот уже несколько десятков потоков продавливало защиту эльфийки. Сфера стала трещать и сжиматься, не выдерживая поток чужеродной энергии. Ещё мгновение и с сильным хлопком защита пала, а дым жадно накинулся на больше ничем не защищаемое тело госпожи клана «Стальной кирки» и, полностью окутав женский стан, поглотил его, растворив в своей черноте.

– Надеюсь, у достопочтимых старейшин больше не осталось сомнений в одержимости среди столь влиятельных особ подгорного народа? – эти слова прозвучали голосом Надиэльталь, а сама она материализовалась словно из воздуха чуть в стороне от того места, где она только что была поглощена дымом. – Ни один из гномов до этого не мог похвастаться таким уровнем владения стихией тьмы, а тут сразу полтора десятка!

Увидев эльфу живой, я с облегчением выдохнул, а в голове вспомнились слова Бурима, что она не только архимаг воздуха и воды, но и иллюзий. Элегантно взмахнув рукой, эльфийка отправила целую серию молний в одержимых гномов. Каждая из них, коснувшись гнома, распадалась на сотни более мелких версий, что тут же начинали бегать по телам своих целей. Судя по дёрганным движениям пострадавших, они вызывали сильнейшие судороги. Но не все гномы превратились в сияющее подобие по экспериментам, что так любил проводить в своё время на Земле Никола Тесла, несколько из них, включая и Тариана, окутались тёмной дымкой и избежали удара.

В дело решил вмешаться Дорон и громко воскликнул на весь зал совета:

– Одержимые среди нас! Необходимо их нейтрализовать, поможем госпоже!

Остальные гномы, очнувшись от шока произошедших в последнюю минуту событий, наконец, начали действовать. Огромной массой навалившись на ближайших парализованных молниями гномов в попытке связать их по рукам и ногам.

Видя, что всё складывается печально для одержимых, Тариан показал своё виртуозное владение не только магией тьмы. От него начали расходиться во все стороны волны ужаса, захватывая разум гномов, наводя на них панику. Не обошло это безумие и меня с соратниками. Мы, как и сотни других, с огромной скоростью рванули к выходу из здания, стараясь поскорее его покинуть. Образовалось давка, сотни вопящих в ужасе разумных, распихивая друг друга локтями, любой ценой пытались вырваться из помещения, не обращая внимания на упавших товарищей, бежали прямо по их телам. Все стремились убраться с этого проклятого места и как можно дальше. В голове мысли растворились, и работали только инстинкты. Такого животного страха я не испытывал даже тогда, когда сам на себе испробовал подобное заклинание. Никаких мыслей, только паника и бег – прочь-прочь из этой смертельной ловушки, пока она не поглотила наши души.

В защиту себя скажу, что эффект ужаса с меня спал одним из самых первых. Все присутствующие гномы ещё лезли по головам и телам своих товарищей, не разбирая многоуважаемый ты там гном или не очень, а я уже сбросил наваждение. Мавий очнулся вскоре после меня и остановился. Сказывалось влияние Проотца, которому он не переставал шептать молитвы с самого начала заварушки. В этот момент я его прекрасно понимал и готов был даже присоединиться, если обращение к покровителю сможет пережить мне этот вечер.

Обернувшись, мне удалось рассмотреть, как центр залы накрыло облако тьмы, скрывая от взора Тариана и других одержимых, а за его пределами стояла Надиэльталь. Судя по активным пасам руками, она готовила очередной сюрприз. Вот эльфийка закончила волшбу, и во всём помещении поднялся сильный ветер, сдувая облако в центре, а под потоком образовались самые настоящие грозовые тучи, испускающие в центр залы уже молнии посерьёзней, плавящие камень в тех местах, куда они попадали.

Тариан с десятком гномов в это время также не просто стоял на месте, а активно колдовал, стараясь отбить от себя и своих сообщников атаку эльфы. Ему это даже удавалось, так как молнии не могли попасть в тесно сбитую в центре группу одержимых и всё время били где-то рядом. Но не все его подельники пережили этот натиск, я видел не менее четырёх обугленных тел гномов, что так и не смогли избежать попаданий молниями.

– Ты вскоре очень сильно пожалеешь, что вмешалась, госпожа – прокричал Тариан, с огромной ненавистью смотря на Надиэльталь, а последнее слово он буквально выплюнул, как ругательное.

После свой пафосной фразы гном достал небольшой жезл и с хрустом разломил его пополам. Не успели половинки жезла упасть на пол, как по всему зданию стали вспыхивать алые порталы, а уже из них повалили демоны. Аналогичное мне доводилось видеть в той проклятой деревушке, где побывал в поисках отпрыска Запрудного, мне казалось, что я уже стал забывать ужасы тех событий, но вот они опять возвращались и всё повторялось. Правда, тут не было никаких сил поддержки или бесов, только тяжёлая пехота в виде увитых рогами перекаченных демонов с огромным и разнообразным оружием в своих лапах. Демоны появлялись хаотично по всюду, включая и сам вход в зал Советов, где толпилась огромная толпа гномов, так и не успевшая покинуть западню. Эти достопочтимые гномы, сейчас больше похожих на обезумевшее от ужаса стадо диких зверей, были отрезаны от выхода исчадиями Инферно, и началась самая настоящая резня. Мало того, что многие гномы всё ещё были не в себе, так у большинства из них не было с собой в наличии боевой брони и тяжёлого оружия, они собирались на Совет старейшин, а не на войну, а вот демоны шли как раз на войну. Сказывалось значительное превосходство пришлых в росте, силе и экипировки, а если демоны ещё начнут применять магию, то гномам будет совсем тяжко.

В зале из грозовых облаков, что повисли под потолком, полил настоящий дождь, нивелируя струями воды возможное применение огненной магии, практикующей исчадиями Инферно, но и без магии демоны представляли собой огромную угрозу.

– Мавий, – закричал я, рассмотрев среди оказывающих сопротивление гномов Лью, – надо помочь Льюису!

Мы вдвоём поспешили к товарищу, отчаянно отражающего своими изящными и легкими клинками удары наседавшего на него здоровущего демона, орудующего секирой с двумя метровыми лезвиями по обе стороны древка. Разница в габаритах и весе была колоссальна, и на наших глазах Лью не смог увернуться от очередного взмаха секиры и получил чудовищный по силе удар прямо в центр туловища. Тело Лью безвольной куклой отлетело на несколько метров, а демон, грозно взвыв, поднял своё жуткое оружие над головой и шагнул в сторону Лью, явно для добивающего удара.

Нам с Мавием ещё оставалось не менее пяти метров до демона, и мы никак не успевали ему помочь.

«Фел, помоги!!!» – в сердцах закричал я, – «как угодно, но спаси Лью!»

В это мгновение время для меня остановилось, сознание разделилось, и мой разум отодвинули в сторону.

«Стэс, надеюсь, ты не пожалеешь»

Почувствовав, что моё тело мне больше не подчиняется, я стал простым наблюдателем со стороны, и наблюдал я, как с моих рук выстрелил поток дыма-тьмы, один в один похожий на тот, что до этого демонстрировал Тариан и его команда. Мой поток ударил в спину демону и прожёг её насквозь. Заваливаясь, демон смог обернуться, и в его взгляде читалось огромное удивление, а в его предсмертном рыке мне почудилось слово «предатель».

Фел, управляя мной, подошёл к Льюису и развернул его лицом вверх. Тело Де`Фаре было почти разрублено пополам и кровь текла ручьём, глаза быстро стекленели, а в разрывах его походной одежды сияла серебрёным отливом кольчуга, подаренная накануне Бирдором. Именно она не позволила ему быть разрубленным на две половинки, но похоже, это только отсрочило кончину. Фел стал активно вливать тёмную энергию в тело Льюса, направляя её поток прямо в рану.

– Что ты творишь? – услышал я ошарашенный голос Мавия, прекрасно видевшего всю эту картину.

– Спасаю твоего приятеля, – не моим голосом произнёс я, и это были не мои слова, а Фела.

– Ты исчадие тьмы!!! – заорал Мавий и попробовал ударить меня своим мечём.

Фел играючи отразил его атаку и со всей силы пнул сапогом в живот, от чего Мавий отлетел и упал на землю. Фел не оборачиваясь и продолжая вливать тьму в Лью, практически прошипел в его сторону.

– Святоша, заткнись, Льюис сейчас сдохнет, а ты тут разборки устроил.

– Он умрёт из-за тебя! – прокричал Мавий.

«Стэс, разбирайся с этим придурком сам, я сделал всё, что мог. Если Лью срочно не помочь, он проживёт от силы ещё минут пять. Лекарь из меня так себе, и моя тьма не бесконечна, я и так отдал очень много, а у меня ещё с десяток иждивенцев силы сосут»

После этого я почувствовал, что контроль над моим телом ко мне вернулся, и тут же поспешил остановить Мавия от необдуманных действий.

– Мавий, всё оставь на потом, нам надо спасти Лью, ты сможешь ему помочь?

– Ему поможет Проотец, но не в этом мире, – произнёс Мавий, – сейчас надо не дать тьме поглотить его душу, как это произошло с тобой!

И он опять сделал попытку напасть на меня, но не успел я отреагировать, как между нами встал Дорон.

– Прекратить! – резко сказал гном, – нашли время для религиозных диспутов. Стэс, сейчас сюда придёт боевой хирд гномов и поможет госпоже, но мы не сможем спасти твоего приятеля. Мавий, вот твой враг, – Дорон показал в сторону ближайшего демона, что сражался в стороне от нас с группой гномов, отошедших от действия магии, и, наконец, организовавших достойное сопротивление. – Направь свою энергию туда.

Но Мавий и не подумал сдвинуться с места, а только бешенными глазами, где сиял огонь всё поражающего фанатизма, смотрел на меня. Капли дождя капали нам на лицо, рядом шли сражения, отчётливо были слышны звуки битвы и магические взрывы, но мы этого практически не замечали, я старался войти в состояние «просветления», а Мавий испепелить меня взглядом.

В особое состояние войти мне не удалось, слишком много эмоций кипело внутри, не давая сконцентрироваться, всё, что мне пришло в голову, это ещё раз просить помощи у Фела.

«Фел, как спасти Льюиса?»

«Освободи Гроха из амулета и дай ему завладеть телом Лью. У него хватит сил спасти его»

«Грох же неуправляем, не поработит ли он Льюиса?»

«Говорит, что нет, и согласен помочь за свою свободу, но как оно обернётся, не знаю. Других вариантов нет»

«Тогда действуем, вся надежда на Гроха»

Я приложил свой амулет к груди Льюиса и чёрный дымок из него устремился в тело моего товарища.

– Стоять, – зарычал Дорон, крепко держа дёрнувшегося ко мне Мавия.

– Вы тут все поборники тьмы, – выпалил Мавий, – Стены Совета гномов сейчас дрожат за дело, это кара Проотца! В подгорный народ пришла война за то, что вы все погрязли в ереси!

– Поосторожней со славами, малёк, – сильнее придавливая Мавия, произнёс Дорон.

– А ты, Стэс, – не унимался Мавий, – продал свою душу тьме и продаёшь душу своего друга, дальше в твоих планах был кто? Я? Или, может быть, Лий?

Не выдержав накала эмоций, я дёрнулся к Мавию, чтобы вбить ему эти слова в глотку, но не смог пошевелиться.

«Стэс, нас выдёргивают в твой мир»

«Блокируй!!!»

«Не могу»

Мир померк, краски посерели, а сознание отключилось.

Глава 23 – Западня

Крышка вирт-капсулы отъехала, освобождая меня от этого железного гроба. Я выскочил из неё, готовый рвать и метать. В Виктарии гибнет Лью, Мавий со своим фанатизмом сходит с ума, демоны убивают гномов, там происходит эпическая битва Надиэльталь с одержимыми, а меня выдёргивают сюда? Мне хотелось сорваться хоть на ком-то, но как назло комната была абсолютно пуста. В сердцах я начал колотить дверь, но она была не фанерной, а очень даже металлической и вполне выдержала мою атаку.

– Алексей, успокойтесь, – раздался знакомый голос безопа из динамиков в комнате, – не ломайте дверь, она тут абсолютно ни при чём.

– Где ты! – крикнул я, – покажись, какого чёрта вы выдернули меня? У нас же была договорённость. Вы нарушили её!

– Поверьте, Алексей, для этого были объективные причины. Встречаться с вами сейчас не целесообразно, вы слишком возбудимы. Пройдите до лифта, он вас отвезёт в специально подготовленную для вас комнату, отдохните, потом и поговорим.

– Какой отдыхать?! – возмутился я. – Немедленно верните меня обратно, там у меня сейчас умирает друг, а второй меня ненавидит, и это далеко не всё, что требует моего сиюминутного присутствия.

– Поверьте, Виктария прекрасно жила без вас и проживёт ещё вне зависимости от того, будите вы в ней находиться или нет.

– Верните меня сейчас же, уроды!

– Очень жаль, что не получилось по-хорошему. – В голосе послышался опечаленный вздох.

В комнате зашипело, и в неё с щелей из-под пола начал поступать белый дым. Он быстро заполнил всё пространство, и я невольно его вдохнул. В горле сразу запершило, в голове образовался туман, а сознание опять начало гаснуть.

«Как же я вас всех сейчас ненавижу!»

***
Очнулся в этот раз я опять один, но уже не на ложементе вирт-капсулы, а во вполне обычной кровати. Бегло изучив место своего пребывания, я понял, что оно соответствует планировке обычного гостиничного номера, где мне порой приходилось бывать во время своих не очень многочисленных, но всё же случавшихся периодически, командировок в той ещё жизни до ВИРТа. Отличие от гостиницы состояло в том, что тут не было абсолютно никаких окон, всё освещение было искусственным. Дверь из номера мне открыть не удалось, она была ещё более надёжной, чем в той предыдущей комнате с капсулой, и все мои удары по ней не возымели никакого эффекта. Стучался и буянил я не менее часа, но всё оказалось бессмысленным. Или меня не услышали, или просто проигнорировали. Боюсь, последнее ближе к истине.

Вдоволь наоравшись и настучавшись во всё, что только было возможно, и даже разбив раковину в санузле, я всё же утихомирился, и скорее от безысходности, чем из интереса включил телевизор, что был прикреплён напротив моей кровати.

Пробежав по немногочисленным телевизионным каналам, я с удивлением отметил, что среди них почти не было развлекательных или ещё каких-либо, только новостные. Что ж, пришлось остановиться на одном из таких.

После просмотра телевизора более двух часов можно было сделать выводы, что мир захлестнули волны терактов, несчастных случаев в виде пожаров, падений самолётов, аварий и многочисленные природные катаклизмы. Собственно, всегда не любил публичные телевизионные новости, они, как правило, только об этом и говорят, разбавляя сюжеты только пустыми репортажами о том, что высказал или подчеркнул очередной политик. Мне всегда было непонятно, зачем вещать на всю страну о том, какое мнение высказал чиновник или доморощенный эксперт, что от этого поменяется? Ровным счётом ничего. А рекламных роликов мне и так хватает, чтобы ещё смотреть самопиар журналистов. Правда, в репортажах катастроф было что-то многовато на этот раз, даже для уже привыкшего ко всему зрителя. Даже в моем родном городе произошёл взрыв дома в спальном районе. Пусть я там бывал и не часто, но улицу и дом узнал. Число жертв было с полсотни. И подобных репортажей только за сегодня я насчитал полтора десятка. Это что получается, в целом в мире погибло более тысячи человек, если суммировать общее количество жертв? Журналюги совсем совесть потеряли, явно же, что всё это враньё, настолько всё плохо быть не может в принципе, а раздуть сенсацию из ничего они всегда умели мастерски.

***
В данной комнате-камере я провёл более трёх дней, новости я перестал смотреть ещё полтора дня назад. На очередном репортаже о катастрофе я понял, что мне стараются промыть мозги всей этой выдумкой, и разколошматил телевизор вдребезги. Неоднократно я общался с Фелом, но он был очень слаб в моём мире почти без магии и ничем мне помочь не мог. Я даже пытался медитировать, чтобы пополнить свой внутренний резерв и иметь один-два сюрприза для своих тюремщиков. Получалось это из рук вон плохо, стоило только расслабиться, и вся накопленная энергия растворялась в воздухе, самостоятельно держаться во мне она отказывалась напрочь, и, чтобы иметь хоть какие-то её крохи про запас, приходилось силой воли её удерживать внутри себя. Одна ошибка и вуаля, начинай всё по новой.

Кормили меня три раза в день. И выглядело это также странно, как и футуристично. Из правой стены открывалась ниша полная посуды с готовыми блюдами. Через определённое время ниша открывалась снова с новой порцией еды. Обратно, когда ставил в нишу грязную посуду, её любезно убирали, а эксперимент с заблокированным механизмом закрывания створки привёл только к тому, что в очередной приём пищи я остался голодным. По этой причине блокировку вскоре мне пришлось снять. Пусть я и гордый орёл, но гордый и сытый сильнее гордого и голодного, а силы мне ещё могли понадобиться, оставаться тут навечно в мои планы не входило.

По истечение третьих суток по моим биологическим часам, дверь в комнату-камеру неожиданно открылась. На пороге стоял Андрей Евгеньевич своей собственной персоной. Но выглядел он весьма странно, привычный деловой костюм сменила бронированная экипировка, больше подходящая бойцу спецотряда, а не работнику отдела безопасности гражданской корпорации. На бедре висела, явно, не пустая кобура, а на плече разместился самый настоящий автомат. Я, конечно, зол и грозен, но не думал, что меня будут настолько опасаться, скорее наоборот, они меня ни во что не ставят.

Андрей Евгеньевич приложил палец к губам, явно показывая, чтобы я попридержал свои комментарии при себе, прошёл на центр комнаты и включил странную чёрную коробочку без каких-либо маркировок и опознавательных надписей.

– У нас мало времени, – произнёс он. – Не перебивай. Ты был частично прав, руководство AW заинтересовалось Хельхеймой. С ней удалось установить связь и условно договориться. Зомби-апокалипсиса не предвидится, но не уверен, что то, что происходит, будет лучше. Суть договора такова, она дарует избранным дополнительно по сотне лет жизни, если за каждого, пожелавшего продлить свою жизнь, они принесут ей по три тысячи душ в жертву. Через сто лет ещё три тысячи душ и так далее, пока будут жертвы. Жизнь продлевается нормальная, не в виде зомби или ещё что-то такое. За первый десяток человек уже уплачено, жизни продлены, всё без обмана.

– Так те катастрофы, о чём вещал телевизор, всё правда? – поразился я.

– Да, – подтвердил безоп, – реалии ещё хуже. Не обо всём говорят, если раньше раздували, сейчас стараются умалчивать.

– Неужели AW способны на такие чудовищные поступки? – удивился я.

– Не просто способны, каждая трагедия тщательно и заранее подготовлена с соблюдением определённого ритуала. Жертвы должны быть явно предназначены для Хель, иначе они могут уйти на перерождение, и не будут засчитаны в счёт платы. Информация о таких возможностях просочилась дальше, уже не только AW хочет бессмертие, но и власть имущие. Количество жертв растёт, как снежный ком.

– Это ужасно!

– Самое ужасное ещё впереди, – усмехнулся безоп, – AW разрабатывает вирус, маркирующий людей, как предназначенных для Хель, надо ли говорить, что вирус смертелен? К счастью, не для всех повально, жертвы должны же размножаться, главы корпораций думают о своём будущем, им нужен стабильный приток жертв и через столетия. Вирус ещё не готов, но я видел первые результаты исследований, всё идёт к тому, что в мире скоро будет гулять очередная холера или как там они её назовут. Согласись, очень удобно, не надо тебе никаких приготовлений, ухищрений, как это необходимо сейчас, а просто сиди и считай, сколько урожая душ ты уже собрал и на сколько столетий тебе хватит.

– Зачем вы всё это мне рассказываете?

– В договоре Хель был маленький такой пунктик, касающийся лично тебя. Она потребовала твою душу, чем-то ты ей там насолил, и она очень тебя хочет к себе.

– Зашибись, – присвистнул я, – и когда меня принесут в жертву?

– Не знаю, чётких сроков оговорено не было, поэтому руководство с этим не спешит, они хотят понять, зачем ты так нужен ей, и можно ли это использовать.

– Повторю вопрос, зачем ты мне всё это рассказываешь?

– Алексей, сам не догадываешься? – усмехнулся безоп. – Скажу сразу, как на духу, по двум равнозначным причинам. Место в «ковчеге» мне явно не предвидится, и то, что творится сейчас с миром, мне не нравится точно так же, как и любому адекватному человеку. В силу своей должности я знаю немного больше других и, возможно, через тебя смогу повлиять на ситуацию.

– Как?

– Тебя выдернули из ВИРТа, чтобы ты всегда был под рукой. Достать тебя там несколько сложней, а тут ты вот, рядом, бери и делай с тобой, что хочешь. Если тебя вернуть в Виктарию шансов у человечества будет немного больше.

– Что помешает AW меня выдернуть обратно, как они это сделали сейчас?

– Если ты уйдёшь, а то, через что можно тебя вернуть не станет, то и вернуть тебя будет нельзя.

– Не понял, – опешил я, – как это, если не станет того, через что меня можно вернуть?

– Если убить твоё тело здесь пока ты в ВИРТе, то и возвращаться тебе будет некуда, зависнешь там навсегда, разве это не то, к чему ты так стремишься?

– Но если я умру и там, и тут?

– Это возможно, но в твоём случае маловероятно, – сообщил спокойным голосом Андрей Евгеньевич, как будто мы обсуждали не мою жизнь, а скажем, погоду в Бухаресте в позапрошлом году. – Сорвавшиеся прекрасно живут в ВИРТе. Скажешь, что так и не смог сорваться? Это верно, но тебе всегда было, куда возвращаться. Ты уже столько времени провёл в Виктарии, что она тебе родней Земли. Скажешь не так?

– Так, но где гарантии, что всё, что вы говорите, правда? Может, это очередная выдумка ваших психологов из AW?

– Алексей, чего ты боишься? Посмотри на это с другой стороны, всё, что я тебе предлагаю, это сейчас пойти и вернуться в ВИРТ.

– А всё остальное вы зачем мне тогда рассказали? Я бы и так с удовольствием туда вернулся.

– Для меня твоя отправка в ВИРТ это будет последнее, что я сделаю в этой жизни. Сам понимаешь, мне такое не простят. А тебе рассказал только с одной целью, вдруг тебе всё ещё не безразлична судьба твоей родины и ты сможешь что-то действительно сделать с Хель для расторжения договора с Землёй, там, в Виктарии. Чем-то ты же зацепил богиню смерти.

– Вы слишком большого обо мне мнения.

– Возможно, но в любом случае, если ты будешь в ВИРТе, это спутает планы глав AW.

– Кстати, а кто продлил себе жизнь? Запрудный среди них?

– Запрудный Николай Иннокентьевич убит, – вздохнул безоп, – он первый выступил против соглашения с Хель, и первый же был убран.

– А кто всем тут рулит тогда?

– Старов Максим Борисович, всё идёт с его подачи. Ему оставалось совсем не долго, он уже готовился пойти на срыв. Весь проект ВИРТа разрабатывался как вторая жизнь для таких. как он, а тут подвернулся такой шанс пожить ещё в этой, что он уцепился за него зубами и моментально развил все перспективы в этом направлении, буквально за несколько дней.

– Ещё вопрос, зачем вы вообще меня сюда вытащили, убили бы тело в капсуле и всё готово.

– Три дня назад, Лёшь, я не был готов умереть за жителей Земли, сейчас не вижу другого выхода. И опять же, передай я это тебе там, в ВИРТе, ты бы мне поверил?

– Я и сейчас не уверен, что вы меня не водите за нос, слишком чудовищным всё это выглядит.

– Так ты пойдёшь в свой ВИРТ или останешься здесь и проверишь?

– Пошли, – уверенно сказал я.

Не знаю, то, что сказал Андрей Евгеньевич, было, мягко скажем, шокирующим, и я до сих пор не понимал, верю ему или нет. Безоговорочно верить никому нельзя, тем более работникам крупных корпораций, а уж безопасникам и подавно. А если смотреть по-другому, зачем весь этот спектакль, если это неправда?

Андрей Евгеньевич подошёл к стене, откуда мне приходила еда, и поднёс к ней какую-то карточку, стена пикнула и открыла зев ниши. Но в этот раз это было не маленькое пространство для тарелок, а большой проём метра на два в высоту и метр в ширину.

– Заходи, – сказал он мне, – обычными лифтами пользоваться нельзя, поедим на этом.

Мы вдвоём кое-как уместились в столь странном лифте, створка закрылась, и наступила непроглядная тьма.

– Не дёргайся, это нормально, – сообщил безоп, когда я зашевелился, испытывая дискомфорт в маленьком и тёмном пространстве рядом с вооружённым человеком.

Наш лифт начал движение, через полминуты остановился, створки раскрылись. Мы оказались в явно техническом помещении, так как тут стояла странного вида аппаратура, мне не напоминавшая своим внешним видом ничего виденного ранее. Выйдя из лифта, мы направились к одной из нескольких дверей, ведущей из этой комнаты. Андрей Евгеньевич опять приложил карточку к двери, но в этот раз ничего не произошло. Он попробовал несколько раз, но результат не изменился, дверь не реагировала.

– Плохо, – задумчиво произнёс он, – пойдём другим путём.

Подойдя к какому-то шкафу, он оттуда вытащил безразмерный комбинезон, аналогичный тем, что я до этого видел у местных техников.

– Переодевайся, – кинув мне комбинезон, приказал он. – Придётся пройти участок под камерами.

Быстро натянув поверх своей одежды комбинезон технической службы AW, я кивнул, что готов. Мы прошли к другому выходу из комнаты и успешно вышли в коридор. По коридору прошли с десяток метров и свернули в очередную комнату. Это помещение было не похоже на предыдущее хотя бы тем, что тут уже стояла знакомая мне по очертаниям вирт-капсула, но она была в каком-то недособранном состоянии.

– Эта не подойдёт, – сказал безоп. – Идём дальше.

Мы исследовали ещё ряд комнат на этаже, пока не нашли помещение с вполне приличной на вид капсулой. Подойдя к ней, безопасник нажал на пару кнопок на боковой технической панели и удовлетворённо хмыкнул.

– Эта работает, раздевайся и залезай.

В комбинезоне поверх одежды я уже изрядно вспотел и поэтому с радостью поспешил от него избавиться. Быстро раздевшись, я залез в капсулу и приготовился к погружению в ВИРТ.

– Это тебе мой прощальный подарок, – улыбнулся Андрей Евгеньевич и положил у моего изголовья ничем не примечательную с виду небольшую коробочку.

– Что это? – спросил я, подозрительно рассматривая неизвестный предмет.

– Бомба, – будничным голосом произнёс он, – как капсула начнёт работу, ты в ней будешь весьма герметично закрыт, и добраться до тебя будет проблематично, а так ба-бах и всё.

– Вы что издеваетесь? – опешил я.

– Нисколько, у тебя пять минут на то, чтобы уйти в Виктарию. И поспеши, отсчёт начался десять секунд назад.

– Чёрт-чёрт, вы маньяк, а если не успею достаточно погрузиться, и она рванёт?

– Тогда тебя просто убьёт, – успокоил он. – Это не настолько хорошо, как если бы ты остался жив и здоров в том мире, я так-то на тебя всё ещё надеюсь, но и в этом случае весьма подпортит игру нашим «долгожителям». Ты просто уйдёшь на перерождение, а не к Хель, что, согласись, тоже неплохо.

– Закрывайте быстрее капсулу, хватит болтать, быстрее!!! – закричал я, осознав, что вполне возможно жить мне осталось менее пяти минут.

– Закрываю, и запускаю, успокойся. И ещё, Лёша, удачи тебе!

После этих слов безопасник отошёл в сторону, а крышка вирт-капсулы плавно отрезала меня и его «подарок» от остального мира. Как бывало и ранее внутренне освещение начало постепенно гаснуть, и я приготовился встретить Виктарию.

Погружение всегда проходило довольно быстро, и я, как правило, толком не замечал перехода, просто сознание засыпает, затем открываешь глаза и да здравствуй новый мир. Сейчас же этот процесс затягивался. Аппаратура слегка жужжала, показывая, что она функционирует, но больше ничего не происходило. Я очень ярко представил, что лежу сейчас в темноте с бомбой у головы и жду непонятно чего. А эта капсула точно рабочая? Где, блин, погружение? Прошло уже более тридцати секунд и ничего. Меня стала захватывать паника. Я начал дёргать руками за всё подряд, до чего мог дотянуться. Как же этот гроб открывается изнутри? К своему ужасу, я понял, что понятия не имею, как его открыть. Мне никто никогда не говорил об этом. Капсула всегда сама открывалась автоматически.

– Открыть, откройся, стоп работы, выпусти меня! – закричал я, надеясь, что можно ей управлять голосом.

Но капсула никак не реагировала. Моё паникующее воображение перед глазами нарисовало таймер с обратным отчётом секунд, сколько мне осталось жить до взрыва, и эти секунды безжалостно уменьшались. Я попытался расправить руки и достать эту чёртову коробочку. Взрыв в замкнутом пространстве особо эффективен, но вдруг, там заряда всего капля, и мне удастся переложить бомбу хотя бы в ноги. Даже если мне их оторвёт, без ног же ещё можно жить, правда? Я видел год назад, как рекламировали достижения современной медицины. В том числе там показывали и искусственные протезы ног, что, по заверениям жизнерадостных инвалидов из рекламы, смогли полностью заменить им настоящие.

Коробочку достать никак не удавалось, в этом гробу удивительно мало пространства, я не могу поднять руку к голове. Мой мысленный таймер отсчитал последние секунды, и я услышал взрыв! Весь сжавшись в комок, я ждал приступа боли, но его не было. Что такое? Бомба же взорвалась! Через секунду паника дала одной разумной мысли достучаться до моего сознания. Взрыв был, но не в капсуле. Прислушавшись к тому, что происходит снаружи, я отчётливо услышал звуки автоматной очереди, потом мужской вскрик и тишина.

Через томительные десять секунд ожидания крышка капсулы отъехала в сторону, и я увидел, как на меня смотрит улыбающееся лицо незнакомого молодого парня.

– Куда это ты собрался? – промолвило жизнерадостно лицо.

– А вот это мы у тебя заберём. – И парень вытащил коробочку с бомбой из капсулы и передал кому-то дальше.

– Вылазь, – приветливо сообщил он мне. – Путешествие на сегодня окончено.

Я неуверенно сел на ложементе и осмотрел комнату. Она была заполнена вооружёнными солдатами в современной военной экипировке, как и та, что была у Андрея Евгеньевича, но с опущенными забралами шлемов, лиц было не рассмотреть. Единственный у кого было открыто лицо, это тот парень, что вытащил меня из капсулы и забрал бомбу. Оглядев пол, я с ужасом увидел изрешечённого пулями тело Андрея Евгеньевича. Весь пол под ним был в крови, а застывшие открытые глаза, смотрящие неотрывно в одну точку, не оставляли сомнений, что он мёртв. Я уже достаточно насмотрелся смертей в последнее время, но всё же горький комок подкатил к горлу.

– Выползай! – резко рявкнул на меня всё тот же парень, но через секунду ласковым и жизнерадостным голосом произнёс, счастливо улыбаясь во весь рот. – И позволь представиться, я Старов Максим Борисович, для тебя можно просто, Максим.

Глава 24 – Скорбь и потери

Из комнаты вывели весьма грубо, за все время, пока пара безликих солдат с опущенными забралами конвоировали меня к новой камере, я получил несколько весьма болезненных тычков и затрещин. Мой статус теперь однозначно определён – пленник, будущая жертва. Интересно, когда меня потащат на алтарь, чтобы принести мою душу богине Хель? Или не на алтарь? Как там у них сейчас это происходит? Может, более цивилизовано? Пули в лоб с нанесёнными на ней специальными символами будет достаточно?

Сама «камера» оказалась похожей на предыдущую, разве что тут уже изначально отсутствовал телевизор. Мои тюремщики любезно создали все условия и предоставили достаточно времени, чтобы я смог успокоиться, собрать крохи энергии и, наконец-то, войти в состояние «просветление», дабы абстрагировано и спокойно всё проанализировать.

С одной стороны, произошедшее явно подтверждает слова, что сказал мне Андрей Евгеньевич, с другой, слишком это всё нереально, что ли. Мой разум до последнего отказывается в это верить. Может это инсценировано специально для меня? А что, вполне в духе местных мозголомов, ещё бы понять зачем, и всё встанет на свои места. Но вот ответ на зачем мне так в голову и не приходит. Делаю нелёгкий вывод, произошедшие ужасы – это правда. Горькая, но правда, придётся это признать. Теперь пройдёмся по классическим вопросам. Кто виноват? Как бы не приятно это было бы признать, но, похоже, что в первую очередь я сам. Именно я принёс в этот мир знания о Хельхейме. Стоит ли себя за это корить? Не думаю, рано или поздно, но это бы произошло, я и послужил спусковым крючком, но не более того.

Что делать? Нет ответа. Когда не знаешь, что делать, что советуют делать? Молиться. Если даже проблема не решится, то она для тебя перестанет быть проблемой. Это всё хорошо, но относится к истинно верующим. Являюсь ли я истинно верующим в Проотца? Возможно, но фанатиком точно нет. Следовательно, этот вариант оставим на самый крайний случай. Возвращаемся к тому, с чего начали, что делать? Похоже, я так ни к чему и не приду. Это бег по кругу.

«Фел, ты можешь связаться с кем-нибудь из духов в Виктарии и через них передать весточку»

«Думаю смогу, за год, может, за полтора справлюсь»

«Фел, чтоб тебя, а быстрее никак?»

«Никак»

«Хорошо, а с местными духами ты связаться можешь?»

«А что, тут такие есть?»

«Не знаю, если верить нашим сказкам, есть»

«Вот и я не знаю, не встречал ещё, а если бы и встретил, не уверен, что они бы были родственны мне, а договориться с иномирянином, сам понимаешь, не всегда удаётся»

«Ну, а просто передать мысль человеку тут, ты сможешь?»

«Хочешь, кого из клана Серебряных пик известить?»

«Да, они должны быть где-то тут в вирт-центре»

«Могу попробовать, но это очень сложно, был бы в них уже родственный мне дух другое дело»

«Пробуй, Фел, попробуй, на тебя вся надежда»

Посидев ещё некоторое время со своими мыслями и не придумав ничего лучшего, стал просто медитировать, энергия нужна, заодно и концентрацию потренирую, и то польза. Но просидел я спокойно недолго, от медитации меня оторвал Фел:

«Ничего не выходит, ваш мир меня убивает, высасывает силы, Стэс, я не смогу ни с кем связаться. Земля для меня загадка, законы выхода на духовный план, не говоря уже об астрале, отличны от привычных мне. Нужно время, чтобы во всем разобраться, и эксперименты, а для них нужна мана, а её тут крохи, когда и разберусь ли вообще под большим вопросом»

После слов Фела я совсем упал духом. Впервые не вижу выхода, смириться с ролью жертвенного агнца не могу и не буду. Надо срочно что-то предпринять. Следующий час потратил на то, чтобы попробовать опять войти в «просветление», но и это мне уже не удавалось. Нет отрешённости, нет концентрации, нет маны. Меня захлёстывала паника. И как гром среди совсем не ясного неба на меня обрушились очередные слова Фела.

«Стэс, нас выдёргивают в другой мир! В Виктарию!»

«Как такое возможно? Впрочем, не важно, соглашаемся и всеми силами помогаем, это наш шанс!!!»

Переход произошёл аналогично тому, как это было, когда я возвращался на Землю, но тут другая ситуация полностью противоположная, тем не менее ощущение то же. Сперва провалился во мрак, а потом проснулся.

Открыв глаза, я с удивлением обнаружил, что лежу на койке в Зелёной зале, что находилась в землях Надиэльталь. Сама хозяйка земель стояла возле кровати и изучающе смотрела на меня. Рядом с ней был её верный Литиэль, а правея я обнаружил Льюиса и Фёрушку. Взгляды моего друга и слуги были одновременно и обрадованы, и грустны, а эльфы как обычно сохраняли невозмутимость.

– Как ты себя чувствуешь? – мелодичным голосом произнесла Надиэльталь, обращаясь ко мне.

– Хорошо, – коротко ответил я, усаживаясь на кровати. – Что произошло? Как я оказался здесь?

– Физически твоё тело сюда доставил твой друг, – лёгкий кивок эльфы в сторону Лью, – а разум из твоего мира вызвала я.

– Это было очень вовремя, – отозвался я, – премного вам благодарен, вы даже не представляете, от чего вы меня спасли. Но что вас побудило лично принять участие в моей судьбе?

– Благодарность, – тут голос эльфийки немного дрогнул, но через секунду стал опять прежним, – и в качестве извинений.

– Извинений за что? – удивлённо спросил я, хлопая глазами.

– Твоя девушка Лийла, что осталась у меня в замке, она погибла вместе с замком и всеми его обитателями.

– Что??!!!!! Лий мертва? Как такое возможно??? – мне показалось, что я ослышался.

– Пока я ещё была в дороге из столицы подгорного народа после Совета старейшин, в моем саду у замка произошёл прорыв демонов. Вторгся целый легион из Инфернального доминиона. Они сожгли сад и сам замок, убив всех, кто им попался на пути. В это время Лийла находилась в замке. В качестве извинений, что не смогла её защитить, я провела ритуал над тобой, вернув твой разум в это тело. – В этот момент её голос стал чуть тише, и я впервые услышал в нём грустные нотки, – чтобы ты смог с ней попрощаться.

– У тебя три часа, – голос эльфы опять окреп, – чтобы принять это. Потом начнём церемонию.

Сказав последнюю фразу, Надиэльталь в сопровождении Литиэля развернулась и покинула залу. Я с мольбой в голосе обратился к Лью, что с того момента, как эльфа начала говорить, прятал глаза, стараясь не смотреть мне в лицо.

– Лью! Скажи, что это всё неправда и Лий жива!!! – выкрикнул я, – Она не могла погибнуть в замке эльфы, Надиэльталь же архимаг она бы не допустила такого!

– Её тут не было, – ответил Лью, – и боюсь, Стэс, всё это правда, Лий больше нет, как и замка, я видел её тело. Никаких сомнений, она мертва.

Рывком встав с кровати, я яростно до боли сжал кулаки и процедил сквозь зубы:

– Мне нужны подробности, Лью, как это всё произошло?

– На том собрании старейшин Тариан обещал отмстить госпоже за помощь в раскрытии заговора. Ты и сам это слышал. Но никто не мог и предположить, что он имел в виду.

– Да, я помню его выкрик, – подтвердил я, – но это выглядело не более, чем пустые угрозы.

– Но пустыми они не оказались, – вздохнул Лью. – В разгар битвы я и ты потеряли сознание, гномам, нормальным гномам, подошла поддержка, вместе с Надиэльталь они смогли победить пришлых демонов и убить или захватить почти всех одержимых, за исключением нескольких, включая и Тариана. Эти смогли сбежать телепортом прямо из центра зала заседаний. На то, чтобы хоть как-то утрясти ситуацию в столице, эльфийка потратила ещё двое суток. Сам понимаешь, тотальная проверка жителей, подавление бунтов, прочие неприятности. Одержимые очень глубоко проникли в самое сердце подгорного народа, и работы гномам теперь на года, чтобы отойти от такого удара и привести свою империю в порядок.

– Меня больше интересует, как погибла Лий, – поторопил я приятеля.

– К этому и подхожу, – ответил Лью, – не перебивай. Через двое суток я уже пришёл в себя и чувствовал относительно нормально, ты же ушёл в свой мир, и твоё тело оставалось без сознания. Гномам мы помочь ничем не могли, и я вместе с твоим телом и госпожой, что дальше не планировала задерживаться в столице, направились сюда.

– А Мавий? – спросил я.

– Мавий совсем ошалел, и не желал видеть ни меня, ни тебя. Всё, что я о нём знаю это то, что он договорился с Дороном, чтобы тот организовал для него телепорт в Святград, взамен же он обещал рассказать всё, что тут твориться и попросить прислать опытных экзорцистов для помощи гномам в поиске одержимых и их «лечении». Судя по тому, что перед тем, как мы уехали, я действительно видел отряд из Святой Империи, Мавию это удалось.

– Расскажи, что было дальше, – попросил я приятеля.

– Мы в несколько автодрезин направились к замку. Пока мы были в дороге, Надиэльталь получила сообщение от Литиэля о нападении на замок. Эльфа применила свои магические способности и, значительно ускорившись, оторвалась от нас и устремилась сюда. Когда мы, наконец, приехали, то узнали о вторжении демонов. Литиэль считает, что нападение было подготовлено и спланировано заранее. Он рвал и метал, коря себя, что смог упустить подготовку к вторжению. В сам момент вторжения эльф находился не в замке, а тут в гротах гномов. Именно благодаря его командованию и организации обороны, гроты удалось отстоять до подхода госпожи. Но замок пал. Порталы открылись прямо перед замком, и огромные полчища всевозможных тварей устремились к нему. Замковая охрана не смогла его отстоять. Вся оборона изначально была выстроена в защиту извне, но не изнутри стен. Учитывая, что Надиэльталь не было на месте, вторжение прошло успешно. Сейчас на месте замка чадящие руины. Сад сгорел полностью. Все, кому не посчастливилось укрыться в гроте, погибли.

– Было жутко, господин магик, – вступил в разговор Фёрушка. – Нам бородатый гном сказал пойти по своим комнатам и отсиживаться там. Но даже из комнаты, закрывшись толстой дверью, я слышал звуки, как гномы, значится, бьются со страхолюдинами. Я молил Проотца защитить меня или хотя бы прислать вас, господин магик. Вы бы тогда защитили. А вон оно как вышло. Вы-то прибыли, но поздно, и сами вырубившимися, а гномы с эльфийской госпожой уже страхолюдин-то и извели.

– Демоны, – продолжил Лью, – разрушив всё и поубивав всех, до кого смогли добраться, ушли порталами обратно, стоило только Надиэльталь оказаться тут.

– Покажи мне Лий, – попросил я.

– Пойдём, – согласился Лью.

Мы втроём, я, Лью и Фёруш, вышли из гротов и направились в то место, где раньше находился замок. Сейчас бывший сад из себя представлял одно большое выжженное пятно. Остатки деревьев уже не чадили. Кругом были сажа и зола, ни одного светлого пятна мне рассмотреть не удалось. Стены, что окружали замок, выстояли, но сейчас они все были в копоти и выглядели не белыми, а чёрными. Запах гари был крайне силен и перебивал всё остальное. Мы шли по щиколотку в золе, поднимая при каждом шаге небольшие облака пепла. На месте замка оказались руины. Группа гномов растаскивала закопчённые камни, разбирая завалы и разыскивая под ними тела. Останки сортировались. Тела погибших демонов стаскивались в одну кучу. Найденных гномов аккуратно заворачивали в ткань и уносили куда-то вглубь гротов. Чуть в стороне на собранном из камней постаменте и поверх наброшенной на него ткани лежало тело человеческой девушки. Подойдя ближе, я узнал Лийлу. Руки сложены на груди, тело закрыто тканью, оставив непокрытым только голову. Глаза были открытыми и смотрящими в холодное синие небо. Лицо было всё такое же прекрасное, как и при жизни. Я подошёл к ней и невольно прикоснулся к коже лица. Оно было ледяным, а не мягким и тёплым, как я его запомнил. Из моих глаз потекли слёзы.

– Демоны разорвали ей грудную клетку, – сказал Лью, – видимо, пытались дотянуться до сердца, но не смогли. Я проверил, своё сердце она сохранила, но тебе смотреть не советую.

Отойдя на шаг от тела, я безжизненным голосом попросил:

– Уходите, я хочу побыть с ней наедине.

Не задавая вопросов, Лью и Фёруш меня оставили одного. Я стоял и смотрел на неё, мыслей не было, просто пустота. Сознание не хотело верить и признавать. У меня в голове не укладывалось, как такое могло произойти. Только не с ней, она всегда была рядом с того самого момента, как я оказался в той деревне, что первая приняла меня в этом мире. Сейчас даже не вспомню, как она называлась, но я точно знаю одно, Лий всегда была где-то рядом. И вот, её больше нет. Больше не будет весёлых перепалок и разговоров ни о чём, у меня больше нет близкого человека, которого я полюбил всем сердцем и всегда считал, что так будет всегда. Вечно! Но оказывается, даже у вечности есть предел, и для неё и меня он наступил сейчас.

Трудно сказать, сколько я пробыл в таком состоянии, но довольно долго. Незаметно для меня вернулись Лью и Фёруш, рядом встал Бурим, краем сознания отметил, что и Литиэль тут. Откуда-то издалека полилась тихая, грустная эльфийская песня, исполняемая легко узнаваемым голосом эльфийской госпожи.

– Прими Проотец в царствие своё дщерь душой чистою и тебе искренно преданную, – я вздрогнул, поскольку слова произносил Мавий, он стоял в нескольких шагах от меня, взгляд направлен строго на тело Лий, больше не видя и не замечая ничего, как, наверно, и я пару минут назад. – Сие дитя было рождено в миру земли, чьи освещены твоей любовью и прикрыты дланью твоей. Покой она нашла в землях иных, но душа, преданная учениям твоим, под твоей опекой находящейся. Исторгнул мир душу её, но к тебе она стала ближе, ибо очистилась от оков мирских и обрела бессмертие в памяти и сердцах близких ей. Прошу тебя, Проотец, будь благосклонен к той, что прожила всю свою жизнь праведно, к тебе в мыслях своих каждый день обращаясь, прося заступничества и благодаря тебя за указанный путь во свету и в радости. Сейчас все мы, здесь находящиеся, скорбим по усопшей и просим тебя не оставить её, как и она никогда не оставляла тебя и несла слово твоё, сея ростки благодетели среди её окружающих. Прими же её, Проотец, в лоно своё, тебя мы все искренне заклинаем, дабы смогла она переродится и ещё раз пройти путь земной, как и этот, в любви и во свету.

– Аминь, – произнёс Мавий после небольшой паузы, заканчивая свою речь.

– Аминь, – эхом повторил я и, как мне показалось, все здесь присутствующие, даже те, кто был очень далёк от Проотца, например, Бурим. Но Мавий так искренне говорил и так правильно, что все были с ним согласны и мысленно поддержали его речь.

Мир замер, звуки все пропали, по крайней мере, я их перестал слышать. Всё моё внимание было направлено на тело Лий. Её окутал яркий золотистый свет, на мгновение полностью покрыв собой всё её тело. Через секунду свет распался на тысячи ярких кусочков, что разлетелись в разные стороны, чтобы ещё через одно мгновение раствориться в воздухе. Перед нами осталось пустое импровизированное ложе, где только что лежало тело Лий.

– Проотец принял её. – констатировал Мавий.

– Что ты тут делаешь? – не удержался от вопроса я.

– То же, что и ты, – ответил он мне, – прощаюсь с Лий, она была и моим другом.

– Но как ты тут оказался? – спросил я.

– Меня пригласила Надиэльталь, как и тебя, только меня можно было просто телепортировать из Святграда, а не из другого мира.

– Что планируешь делать дальше?

– Вернусь в Святград.

– А как же служба для Надиэльталь?

– Она больше не нуждается в наших услугах, – сказал Мавий.

– Это так, – подтвердила эльфийка. – У меня больше нет замка, и восстанавливать его я не планирую. Я скорблю не только по Лий, но и по остальным, кто доверил мне свою жизнь, и кого я не смогла защитить.

– Госпожа, – вмешался Литиэль, – подумайте о том, скольких вы смогли защитить.

– Госпожа, – подтвердил Бурим, – вы сделали очень много не только для моего клана, но и для всего подгорного народа, если бы не вы…

– Расскажите это тем семьям, куда вы принесёте в саване завёрнутые тела родных и близких. Повторите это для тех, кому вы не сможете эти тела доставить, поскольку от них ничего не осталось. – голос Надиэльталь излучал холод. – Они на меня рассчитывали, как оказалось, необоснованно. Это больше не обсуждается. Вы все свободны от своих клятв и вас больше ничего тут не держит, это касается всех, включая временных вассалов из людей и гномов.

Эльфа развернулась и ушла, как она делал всегда, посчитав тему обсуждения оконченной. Тенью за ней исчез и Литиэль.

– Как же так? – высказался Бурим, – с вами пришлыми ещё ладно, но мы-то тут при чём?

– Она хотела вашу жизнь сделать лучше, – отозвался Мавий, – но своими действиями погубила самых преданных гномов. Для неё это тяжкая утрата и большой груз на душе.

– Но она спасла весь подгорный народ, – возмутился я.

– Принеся в жертву самых дорогих из них, – сказал Мавий. – пусть этот выбор она делала не осознано, но, тем не менее, он был ей сделан, и она не уверена, что он был правильным.

– Выбора не было, – вступил в разговор Лью, – она поступала так, как должно. Выбор сделали за неё.

– Проотец рассудит, – изрёк Мавий.

– Лью, – сказал я, – получается, нас здесь больше ничего не держит, и мы можем вернуться с Мавием в Святград.

– Вам там будут не рады, – произнёс Мавий. – Я предоставил святым патриархам полный отчёт о произошедшем у подгорного народа, включая и вашу с Лью одержимость темными сущностями.

– Я никогда не отказывался служить Святой Империи, – высказался я, – она, может, и откажется от меня, но не я от неё. Дезертиром быть не намерен, и ей не в чем упрекнуть меня.

– Смотрю, Лью, ты не удивлён тем, что теперь одержимый? – проигнорировал меня Мавий.

– Это не так, я не одержим, – ответил Лью, – да, благодаря Стэсу, во мне есть тёмный дух, но на кону была моя жизнь, он поступил правильно.

– Ты с ним уже разговаривал? – спросил я у приятеля.

– Да, – подтвердил Лью, – он мне всё рассказал. И знаешь, Мавий, я согласен с Стеславом, само по себе присутствие стороннего духа, не делает меня одержимым, это нечто совсем другое.

– Твоё другое, – ответил Мавий, – носит только одно название, ересь. Вы два еретика уверенны, что всё ещё хотите попасть в сердце Святой Империи, а не спрятаться в тёмный угол, куда не проникает свет, и где вы можете лелеять надежду, что вас не сразу найдут верные сыны Проотца?

– Я не еретик, – отозвался я. – Лий погибла из-за одержимых и их соратников демоном, не ставь нас в один ряд с ними. Я положу свою жизнь на борьбу с этой скверной, хотя бы в память о Лий, и начну свой путь с Святграда. Лью, ты как, со мной?

– Не вижу причин избегать Святой Империи, там не все такие закостенелые, как Мавий, нас примут.

Посмотрев по сторонам, ещё раз мысленно простившись с Лий, стараясь хорошо запомнить место, где она закончила свою жизнь, запомнить и не забыть, такие моменты нельзя забывать, я зацепился взглядом за горы тел демонов.

– Бурим, – обратился я к гному, – а с убитыми демонами что будите делать? Сожжёте?

– Да как же можно, – возмутился он, – эти твари стихией огня рождены, оживут ещё, да и за честь посчитают такое погребение. Как завалы разгребём, вывезем тела за пределы стен, прикопаем да кислотой зальём, пусть она остальное сделает.

– Это правильно, – одобрил я.

Прикоснувшись к своему амулету, я связался с Литиэль.

– Прошу госпожу о последнем одолжении, откройте нам портал в Святград.

Эльф не отозвался, но явно меня услышал, так как через несколько мгновений перед нами открылась голубая арка портала.

– Прощай, Бурим, – попрощался я с гномом, обняв его на последок, – может, ещё свидимся.

– Всенепременно, – отозвался он, – если не помрёте раньше.

– Ты как всегда в своём духе, – сказал Льюис и шагнул в портал.

Мавий, не проронив ни слова, прошёл следом.

– Фёруш, – сказал я слуге, – заходи, я буду замыкающим.

Фёрушка с прежней неуверенностью к любому проявлению магии такого масштаба, сжавшись, в один прыжок шмыгнул в портал.

Я же повернулся в сторону замка, низко поклонился и произнёс в надежде, что буду услышан.

– Госпожа Надиэльталь, понимаю, что, возможно, это звучит глупо, но я не считаю вас виноватой в смерти Лий, уж точно не вы. Более того, если когда-то смогу быть вам полезен, вы можете на меня рассчитывать, позовите, я приду, как только смогу.

Не знаю, услышал ли это кто-то кроме Бурима, но одинокая снежинка коснулась моей щеки, мгновенно растаяв и осев на ней капелькой воды, похожей на слезу, а я шагнул в арку портала на встречу того, что ждёт меня в Святграде.

Глава 25 – Святая столица

В городе мы оказались, как и в прошлый раз, на центральной телепортационной площадке столицы. Отличия были приятны, нас никто не встречал и конвой не устраивал. Мавий сразу же растворился в потоке горожан, а Льюис, попрощавшись, поспешил к своему имению.

– Ну что, Фёрушка, вперёд к своей судьбе. – обратился я к слуге.

– Как скажите, господин магик, – в привычном стиле ответил он мне.

Мы вдвоём, не спеша, наслаждаясь мирной суетой города, направились в сторону ордена Защитников. Не успели мы насладиться прогулкой и десяти минут, как мне по сМагфону поступил приказ Инекина незамедлительно явиться в казарму.

– Быстро же Мавий на нас «настучал» – промолвил я, особо ни к кому не обращаясь.

Пришлось пешую прогулку прекратить и воспользоваться услугами местного транспорта. Извозчик, когда я остановил его и сказал отвести в сторону моего ордена, удивлённо глянув на меня промолчал, и мы тронулись в путь. До меня не сразу дошло, что же его так удивило, а потом сообразил. На мне до сих пор была форма действующего члена ордена Проотца-Защитника, что мы с Мавием получили у гномов. Состоявшиеся члены ордена общественным транспортом, видимо, не пользовались, имея свои «служебные» средства перемещения в виде боевых коней, и перемещались по столице на дальние расстояния в основном самостоятельно и исключительно верхом. В таком виде являться перед начальством явно недозволительно, поэтому по прибытию я первым делом прошёл в свою комнату и переоделся в более подобающую мне по статусу форму рекрута и только потом направился на встречу с начальством. Фёруша попросил ждать меня в комнате и ничего не трогать, и приключений не искать. Тот клятвенно заверил меня, что будет тиши мыши.

В своём кабинете Инекин по своему обыкновению встретил меня очень холодно и бросил всего пару слов, предлагая следовать за ним. Мы прошли в соседнее здание, где располагалось уже совсем высокое начальство нашего ордена, включая и его главу, собственно, его кабинет, как оказалось, и был нашей целью.

– Жди, – бросил мне Инекин, а сам исчез за дверьми главы ордена.

Ждать мне пришлось всего несколько секунд, так как, не успев зайти в кабинет, Инекин вернулся, бросив мне «заходи», а сам развернулся и ушёл вглубь коридоров, показывая, что работа проводника по зданиям ордена ему не по нраву, или, может, своё личностное отношение ко мне конкретно. Кто его знает? Уж как-нибудь переживу любой из этих вариантов.

В кабинете главы своего ордена я был впервые, да и вообще видеть мне его доводилось совсем не часто. Отмечу лишь одно, несмотря на своё крайне высокое положение, у меня он вызывал к себе уважение, как к незаурядной личности. Вот и сейчас глава ордена Онир не сидел за большим и огромным столом, как это любят делать все начальники всех времён и народов, отдаляясь от собеседника и поддерживая барьер, а наоборот, стоял посреди своего кабинета, приветливо встречая меня. И это, несмотря на то, что разница в статусах у нас просто колоссальна.

– Рекрут Стеслав, – поприветствовал он меня, – присаживайтесь. Знаете, не припомню ни одного из своих рекрутов, о ком бы мне столь часто докладывали. Как вам удаётся быть в центре практически всех крупных и значимых события с того самого момента, как вы были зачислены в рекруты нашего ордена?

– Не могу знать, – немного опешил я от такого вопроса, – всё как-то, само собой.

– Расскажите, нелегко вам наверно было в гостях у гномов? Вы там пробыли не так много, а всю страну лихорадит и будет ещё лихорадить несколько лет.

– Тут нет моей вины, уважаемый Онир. Действительно, мне с друзьями довелось попасть в самый центр событий, но мы никак не могли послужить причиной волнений.

– Было опасно?

– Смотря кому, моя подруга мечтала стать сестрой Проотца-милостивого, но погибла от лап демонов.

– Стеслав, я не хотел тебе напомнить об этом. Я в курсе, что Лийла ушла от нас в самом своём расцвете к Проотцу и была принята им как достойное его дитя.

– Прошу меня простить, уважаемый Онир, не могли бы мы перейти ближе к сути разговора? – Напоминания о Лий меня вывело из себя на столько, что я невольно высказался несколько резко, что, разумеется, было бы недопустимо в другой ситуации. Но мне было всё равно, как бы я не относился к главе ордена, но это не тот человек, с кем бы я хотел говорить о ней.

– Хорошо, к сути так к сути. Я просто не представляю, как мне поступить с тобой и Льюисом Де`Фаре. Если с последним ещё боле-менее понятно, откажется от тёмной сущности, очистится, уже второй раз за этот месяц, между прочим, и может вернуться к своей прежней жизни, но ведь ты не пойдёшь поэтому же пути?

– Нет, и на это у меня есть множество своих причин.

– Какие?

– Мне бы хотелось их оставить при себе, прошу просто принять мой отрицательный ответ на ваше предложение по очередному очищению.

– Стеслав, – Онир уже не пытался казаться радушным, и в его голосе появились стальные нотки, – сейчас решается твоя дальнейшая судьба, прошу на мои вопросы отвечать полностью и искренно.

– Хорошо, – признавая в чем-то правоту главы ордена, я начал рассказывать. – Именно Фел, так зовут духа во мне, позволяет мне чувствовать одержимых. Сейчас, после всего, что произошло, в том числе и с Лий, мне очень важно их чувствовать, не с целью личной безопасности, а с целью найти их и выжечь как заразу.

– Понимаю, – закивал Онир, – но для этого можно просто использовать определённые заклинания из школы света, например, к ней вы имеете предрасположенность, насколько мне известно.

– Заклинания не будешь же держать включённым постоянно, – возразил я.

– Почему же? Это сложно, но вполне возможно при желании и большой практике. Постоянно поддерживать то или иное заклинание, даже во сне, могут многие одарённые, это не редкость.

– Чувствовать одержимых, это только один из моментов, что мне не хотелось бы терять. Вы знаете, что среди духов, делающих разумных одержимыми нет единства, как это могло бы показаться изначально. Не все эти сущности разделяют агрессивное поведение других. Мы с Фелом в меру своих сил стараемся стать той оппозицией, что поддерживает мирное существование двух разноплановых сущностей к общей выгоде обеих.

– Очень интересная интерпретация, – прокомментировал Онир, – но, всё не однозначно. Знаете, очень многие видят в вас не человека, открывающего нечто новое в нашем, увы, не молодом мире, а обычную одержимость. За неё вы держитесь или под влиянием вселившегося в вас и нашёптывающего угодные ему мысли, призрачного демона, или ваши действия могут быть просто из эгоистичных побуждений, алчущего человека, стремящегося к личностной силе путём принятия тёмной сущности, дабы возвыситься над другими.

– Уверяю вас, – воскликнул я, – и тот, и тот вариант не верен!

– Так докажите это.

– Разве я совершил хоть один поступок, порочащий честь рекрута Проотца-Защитника? Разве не принёс я свой скромный вклад в борьбе с одержимыми в Святой Империи и у Подгорного народа? Разве не поступал я в любой ситуации, как преданный сын Проотца? Одно только моё присутствие здесь подтверждает все мои слова.

– Не так просто это выглядит со стороны, – вздохнул Онир, – всё можно интерпретировать по-разному.

– Фел мой друг, и отказываться от него я не собираюсь! Поймите, это не прихоть, даже сам Проотец не против этого и благословил нас!

– О чём вы? – удивился глава ордена.

– Мы с Фелом вместе с первых дней, как я появился в Виктарии, в ряды рекрутов я попал только после того, как принял крещение Проотцу тут в столице в местном храме. И Фел принял его со мной вместе. Во время обряда Проотец и благословил нас.

– Интересно-интересно, – проговорил Онир. – Твои слова поразительны, и даже мне в них сложно поверить. Если ты говоришь чистую правду, поклянись именем Проотца.

– Клянусь именем Проотца, что я говорю чистую правду. – Очень чётко и убеждённо произнёс я требуемое.

Символы креста, вышитые на моем одеянии, все разом вспыхнули, подтверждая мою клятву. Я прямо физически почувствовал, как дёрнулся Фел, обожжённый святым божественным воздействием. Вот чем мне нравится Виктария – настоящие чудеса тут не считаются чем-то редким, и, обратившись к божеству, вполне можно получить ответ.

Я мысленно поблагодарил Проотца за то, что он откликнулся. Подозреваю, он только что, образно говоря, отодвинул меч святых отцов в сторону, уже занесённый над моей головой и готовый опуститься на неё в любую секунду.

– Это многое меняет, – задумчиво произнёс Онир, – очень многое.

Некоторое время глава ордена прибывал в раздумьях, решая, как дальше поступить. Но это пауза длилась недолго, видимо, он был привыкшим принимать судьбоносные решения достаточно быстро.

– Оставить в столице тебя не могу, очень многие не поймут, – начал излагать он своё решение, – Мавий по сравнению с другими ещё не особо консервативен, оставить всё как есть, это равнозначно тому, что попрать все устои Святой Империи. Её территорию тебе так же придётся покинуть. Служба твоя в ордене завершена, как и учёба в Академии. Прошу сдать всю амуницию, выданную орденом, после разговора со мной. Официально ты отчислен и больше не принадлежишь ордену Проотца-Защитника.

– Звезду мага также сдать? – выдавил я, шокированный таким решением. До последнего надеялся быть «понятым», а тут вон оно как оборачивается.

– Это оставь, звезда тебе дана по праву и заслужено и является твоей неотъемлемой частью. Не переживай, это не конец света. Помни, ни Святая Империя, ни тем более Проотец, не отвернулись от тебя. Это ярко было продемонстрировано минуту назад. Наоборот, прими это как возможность служить ему не только тут, но и за пределами империи. Учитывая твои таланты, это будет намного эффективней, чем пребывание тут, в столице. Та дорога в жизни, что проходят большинство послушников, не для тебя. И как напоминание, что Святая Империя от тебя не отвернулась, возьми вот это.

Онир снял со своей руки золотой перстень-печатку с изображённым крестом ордена Проотца-Защитника. Отличие символа на перстне от тех символов, что были вышиты на любом плаще членов этого ордена, было толь одно, зато какое! В центре щита сиял крошечный золотисто-прозрачный камень, сильно напоминающий тот, что достался Мавию от Бирдора, только немного меньше.

– слеза Проотца! – воскликнул я.

– Это она, – подтвердил Онир, – вижу, ты знаком с этим камнем и представляешь, какую ценность он представляет для каждого служителя Проотца.

– Да, – подтвердил я, – и ещё слышал, что он не даётся просто так, только достойным.

– Проотец показал свою волю, и противиться ей не стоит, ты достоин, – подтвердил Онир. – Если покажешь эту печатку любому из моего ордена, то получишь всяческую поддержку. Украсть или иным способом получить этот артефакт нельзя, он передаётся только добровольно. Это ещё не всё. Подожди пока тут, я сейчас.

На этих словах Онир направился вглубь своего кабинета, там за шторой оказалась скрытая дверь, куда он зашёл, пропав на полтора десятка минут.

Вернувшись, он протянул мне книгу с весьма потрёпанным и поведавшим виды переплётом.

– Возьми, – сказал глава моего уже бывшего ордена, – мне кажется, она сможет быть тебе полезной.

– Что это, – спросил я, пытаясь понять, что за книгу держу в руках, – это какой-то магический трактат с необычными плетеньями для нестандартных заклинаний?

– Нет, – засмеялся Онир, – эта книга не несёт ни капли магии и является исторической хроникой становления Святой Империи, написанной современником того времени. Как это было на самом деле, а не отредактированная версия, озвучиваемая в наши дни.

– Спасибо, – поблагодарил я, убирая книгу в складки одежды и даже примерно не представляя, зачем мне учебник истории империи, откуда меня сейчас изгоняют. Свои сомнения, всё же, решил держать при себе, посчитав, что просто так мне бы его не дали. Возможно, изучив сей труд пойму, что имел ввиду Онир? Вместо этого мне вспомнилось кое-что другое и очень важное, что нельзя было упускать из виду. – Хотел бы вас попросить, уважаемый Онир, прежде чем уйду, оказать мне небольшую услугу, если это в ваших силах.

– Слушаю.

– Для вас же не секрет, что помимо всего прочего, я ещё являюсь «иномирянином»? – дождавшись его утвердительного кивка, продолжил, – у меня возникли сложности с моим родным миром. Те люди, что направляют иномирян в Виктарию, заинтересованы, чтобы меня тут не было, и это для меня абсолютно недопустимо. Более того, они имеют способы помимо моей воли вернуть меня обратно. Мне жизненно необходимо закрепить свою душу и разум в Виктарии, в противном случае всё, чего я добился тут, будет тщетно.

Упоминать о Хель и тех проблемах, что возникли с её проявлением на Земле, я не стал, посчитав, что если эта информация просочится в Виктарию, тем более в Святую Империю, то это ни к чему хорошему ни приведёт. С них станется заклеймить всех землян её адептами со всеми вытекающими последствиями, а там и до полного геноцида всех иномерян рукой подать.

– Вера тебя защитит, – произнёс Онир, – а перстень укрепит, если твоей веры будет недостаточно.

«Стэс, это сильный артефакт, – услышал я голос Фела в своей голове, – он и правда сможет помочь. Но мне с ним рядом не комфортно, жжётся»

«Терпи, тебе не комфортно, а для меня это жизненно необходимо»

«Я тебя понимаю, потерплю»

– Тогда у меня остался только один вопрос, – спросил я у Онира, – куда мне пойти?

– Это ты должен решить сам, – отозвался он, – возможно, ты и сможешь доказать, даже самым закостенелым умам свою правоту и вернёшься в Святград. Тёмный дух внутри тебя, это твой выбор, и ты его сделал сам, так и дальше выбирай путь самостоятельно.

Онир выдержал паузу, давая мне время осмыслить сказанное, напоследок перекрестил диагональным крестом, по традиции веры Проотца, произнося прощальные слова:

– Да благословит и защитит тебя Проотец, давая силу веры своей во всех благих начинаниях. Ступай и помни, что мы с тобой его чада и всегда под его присмотром, и все дела наши во имя его.

Развернувшись, я покинул кабинет главы ордена Защитников, добавить к его словам мне было нечего.

Процесс моих сборов и расставания с орденом прошёл как-то буднично. В своей комнате переоделся и собрал немногочисленные личные вещи. Подводя итоги, у меня оказался мой походно-боевой костюм, что сейчас был на мне, гражданская одежда в вещевом мешке, и так ещё по мелочи. Из действительно ценных вещей был меч, подаренный гномом, камень жизни, доставшийся в память о замке Надиэльталь, и перстень главы ордена Защитников. Если посмотреть на это с другой стороны, у меня целых три серьёзных артефакта, не так уж и плохо. Совсем забыл, у меня же ещё есть пустующий сейчас браслет из храма Хель. Получается четыре артефакта, плюс ещё деньгами пара мешочков с золотом, скопленного за всё время от жалования и «побочного» заработка. Много это или мало? Сложно сказать, на первое время хватит, а дальше придётся что-то опять придумывать и как-то зарабатывать. Последний раз окинув взглядом комнату, проверяя, ничего ли не забыл, отметил только наличие вещей Мавия. Он так и не появился за это время, и нам уже не попрощаться. Очень он на меня зол. Как по мне, зря он так, я вот на него зла не держу. Он вёл себя достойно, если бы не этот его фанатизм, то мы бы и дальше были бы друзьями. Но что произошло, то произошло.

Позвав Фёруша следовать за собой, закрыл дверь, и, видимо, навсегда мысленно попрощался с этой комнатой.

Монах, исполняющий роль интенданта, на моё заявление, что я пришёл сдать форму и выданное мне оружие рекрута Проотца-Защитника, отреагировал весьма вяло. Ему что с подобным приходится часто иметь дело? Или его уже предупредили? Эмоции у него появились только тогда, когда я достал одежду полноправного Защитника, доставшуюся мне от гномов.

– А это у тебя откуда? – буркнул он, но скорее для порядка нежили чем из действительно разыгравшегося интереса.

– Гномы подарили, – ответил я, – но мне он сейчас не положен, как и ранее, впрочем, хотя броня знатная, может оставить себе?

– Иж чего удумал, – быстро проговорил монах, в мгновение ока убирая одежду подальше, – незаконное ношение такой одежды, это прямой билет к братьям скорбящим на беседу, и длиться она будет долго.

– Почему же сразу незаконное? Это подарок. – возразил я, прекрасно понимая, что никто мне эту броню оставить не позволит, потому и принёс её сюда.

– Эту броню заслужить надо, подарить её нельзя, – сказал, как отрезал, монах, уходя в закрома своего склада, явно не располагая к дальнейшему разговору.

Мне ничего не оставалась, как покинуть территорию Защитников, больше меня с этим орденом ничего не связывало.

Прикинув, какие дела у меня ещё остались в столице, я вспомнил о главе клана «Серебряных пик», связавшись с ним по сМагфону, был приятно обрадован тем, что он тут в игре и с радостью меня примет у себя. Поймав попутный экипаж, мы с Фёрушем проехали в резиденцию клана. Когда доехали до неё, я решил отправить своего слугу к ближайшим торговым лавкам с целью приобретения одежды для него, более подобающей человеку. А то Фёрушка до сих пор был, пусть и в весьма добротной, но всё же гномьей одежде. Заодно выделил ему ещё денег и на еду для предстоящего похода. Пусть закупит провиант, полезным делом займётся, всё равно делать в резиденции клана ему нечего.

Отдав последние распоряжения Фёрушу, я зашёл в гости к Пику. В его рабочем кабинете за столом с небольшими закусками мы провели пару часов, рассказывая друг другу о событиях, произошедших с нами за последнее время. Рассказывал в основном я, так как приключений у меня накопилось столько, что сразу и не пересказать. Наверно, первый раз за всё время с Пиком я поговорил просто по душам, рассказав практически всё. Не упомянул только свой последний визит в реал. Об этих моих трудностях, да и столь странных событиях на Земле даже ему пока знать не стоит, поскольку я и сам в них не до конца разобрался. Пик сильно возбудился, услышав о моей одержимости, для него это оказалась абсолютно новая информация. Мне показалось глупо скрывать то, что все рано или поздно всё равно узнают, и достаточно подробно описал ему о своих взаимоотношениях с Фелом, вскользь упомянув о идущем в настоящий момент в ВИРТе противостоянии духовных сущностей.

– Ты самый настоящий читер! – выдал мне Пик, активно размахивая руками. – С самого начало было понятно, что с тобой что-то не так, а оно вон как всё оказывается. Слушай, а можно мне такого духа себе получить?

– Пик, ты меня плохо слышал? – постарался я успокоить главу клана. – За то, что я оставляю духа себе, меня изгоняют не только из Святграда, но и вообще из Святой Империи, лишая звания рекрута ордена и студента магической Академии! И это, несмотря на то, что я верой и правдой служил им, и даже невольно участвовал в раскрытии сразу двух заговоров против двух сильнейших государств.

– Но это все равно чит! – никак не мог успокоиться он.

– Ты готов отказаться от всего, чего ты достиг тут? – уточнил я.

– Нет, ты прав, – несколько остыл Пик, – мы тут очень хорошо обосновались, но всё равно, упускать такую возможность нельзя. Ты сможешь поделиться духами с нашими ребятами, с теми, кто согласятся покинуть Святую Империю?

– А что, думаешь, такие будут?

– Конечно! Многие захотят попробовать не задокументированные особенности игры.

– Тут не игра, Пик.

– Да понял я уже, – отмахнулся он от меня, – так, по привычке вырвалось, ну так что?

– В целом не возражаю, – подумав, сообщил я, – но ты должен понимать, что те духи, что сейчас есть в запасе, это оппозиция восставшему Сару, таким образом, люди, принявшие их к себе, становятся ввязанными в эту войну, причём, на более слабой стороне.

– Об этом я не подумал, – вздохнул Пик, – но все равно, я думаю, желающие будут.

– Подумай, объясни ребятам, во что они будут втянуты, на лёгкую жизнь пусть даже не надеются, интересную это гарантировано, а вот долгую, вряд ли.

– Я тебя понял, Стэс, всё обдумаем, – заверил меня Пик.

– Хорошо, что-то я засиделся у тебя, пора мне уже в путь.

– Куда поедешь? – спросил меня глава «Серебряных пик».

– Выбора у меня особо нет, – ответил я ему, – на севере демоны, туда мне путь заказан. На северо-востоке гномы, там их сейчас сильно лихорадит. На западе, сам знаешь, океан и неизвестность. Юг принадлежит эльфам, после всего того, что мне рассказала о них Надиэльталь, к её родственничкам меня совсем не тянет. Остаётся только восток или юго-восток.

– К оркам или в вольные баронства, – пояснил Пик, не хуже меня знающим местную географию, – а может в Халифат?

– До пустынь Халифата ещё дойти надо, – с сомнением сказал я, – да и не тянет меня на романтику золотого песка и горячего ветра. В баронства пойду, пусть там и анархия, да и опасно очень, но люди же как-то там живут?

– Ну, не знаю, – с сомнением сказал Пик, – я бы на запад пошёл, в океан. Там есть целая россыпь архипелагов с крошечными городками-государствами.

– Пиратскими городами ты забыл добавить, – засмеялся я, – нет, Пик, я предпочитаю твёрдую землю под ногами, а не качающуюся палубу пиратского судна.

– Как знаешь, – не стал он меня отговаривать. – Если ребята надумают к тебе присоединиться, где тебя искать?

– Свяжись со мной по амулету, там и договоримся. Пойду я не быстро, конкретных сроков в течение которых мне надо покинуть Святую Империю, мне не ставили, захотят, догонят.

– Удачи тебе, Стэс.

– И тебе, Пик.

Расстались мы с Пиком радушно и с уверенностью, что не последний раз видимся. Пусть я и не считал его для себя близким другом, но все равно он был для меня где-то рядом. Найдя в одной из комнат резиденции клана, преобразившегося, в новой походной одежде Фёрушку, ожидавшего моего возвращения, я приказал ему выдвигаться вперёд на встречу к новым приключениям.

Эпилог

За стену Святграда мы вышли не вдвоём, как я предполагал вначале, а втроём. После посещения клана «Серебряных пик» я заглянул в имение Де`Фаре попрощаться с единственным оставшимся у меня близким другом. Услышав мою заранее заготовленную прощальную речь, Льюис начал искренне смеяться. Просмеявшись и видя мой полный непонимания взгляд, он пояснил своё поведение:

– Мне, как и тебе, выдвинули ультиматум, или очередное очищение или изгнание. И знаешь, я не хочу расставаться с Грохом, да и он не против ещё побыть со мной. Так что, мы поедим вместе.

– Не могу сказать, что не рад такому твоему решению, – опешивши, заявил я, – но как же твой дом, твоя родня?

– Я не первый сын у отца, – пояснил Лью, – и слава Проотцу, скажу я тебе. Это не накладывает на меня обязательства долга перед семьёй. Могу себе позволить жить, как того хочу, в отличие от брата. Это он обязан вести дальше тут дела и оберегать родню, мне же позволительны определённые вольности, так что это не обсуждается.

С Лью спорить я не стал, хочет сунуть свою голову в пасть неизведанному и опасному, пусть суёт. Тем более не могу не признать, как я рад видеть его в качестве попутчика. Быстро собравшись, Лью попрощался с родней и направился в конюшню своего имения.

– Стэс, ты же не собирался выдвигаться пешком?

– Почему нет? – удивился я. Несмотря на то, что вполне освоился в верховой езде, благодаря тренировкам в ордене Защитников, покупать коня себе и Фёрушке я не планировал, хотя денег бы хватило, но они не бесконечны и их стоило поберечь.

– Хотя бы потому, что конь – это не только средство передвижения, но и боевой товарищ.

Против такого высказывания мне возразить было нечего, и мы, выбрав себе каждый по настоящему боевому коню, тронулись в путь.

Сейчас, стоя за городской чертой Святграда и разглядывая его на прощание, я вспоминал все те события, что прошли со мной в его стенах. Вспомнил, как я впервые познакомился с Мавием, как первый раз посетил Магическую Академию, как я радовался, что у меня открыто сразу два дара, пусть позже и выяснилось, что второй заёмный, но тогда я этого не знал и был безумно горд собой. Отдельными воспоминаниями прошли перед глазами подземелья столицы, знакомство с игроками-землянами, а выпускные экзамены – это совсем отдельное яркое воспоминание, ведь именно там я познакомился и подружился с Лью, что стоит сейчас рядом. А как мы красиво прошли игру-испытание в ордене Защитников? Любо дорого вспомнить. И с этим со всем я сейчас прощаюсь.

Острой иглой кольнуло в сердце воспоминание о Лий, мы пришли сюда вместе, но ухожу я один. Моя верная подруга и возлюбленная нашла свой приют в чертогах Проотца, как она и мечтала всю свою жизнь, но почему так рано? Мы ещё вместе так много могли сделать, в конце концов, я рассчитывал жениться на ней и, возможно, завести детей.

«Знаешь, Лий, – мысленно обратился я к ней, – а я ведь всегда хотел сына»

От грустных мыслей меня отвлёк Фёрушка, он, как и я, впервые появившись в Виктарии, абсолютно не умел обращаться с конём. Вот и сейчас, даже просто стоя перед стеной города, он не смог удержаться в седле и свалился в дорожную пыль.

– С таким ездоком мы далеко не уедим, – прокомментировал его падение Лью.

– Я больше не буду падать, – заявил Фёрушка, – обвяжусь верёвкой и не упаду.

– А конём ты как управлять будешь? – уточнил Лью, – если даже в седле не можешь удержаться.

– А чё им управлять, господин, друг великого магика? – пытаясь залезть обратно на коня и не прекращая шмыгать носом от забившейся в неё пыли, с детской непосредственностью поинтересовался Фёруш. – Она сама за вами идёт, вы думаете, как я сюда-то доехал?

– Чудом, Фёрушка, чудом – усмехнулся Лью.

– Господин магик, – обратился ко мне Фёруш, – а вы сделаете меня таким же сильным и умелым, как вы?

– Всё зависит от тебя самого, – ответил я ему. – Залез? Тогда поехали и ради Проотца постарайся не падать на каждом шагу. Тронулись!

Пара слов от автора

Уважаемый читатель!

Вторая книга серии окончена, искренне рад, что вы дошли до этих срок. Это значит одно из двух, или книга полностью прочитана или вы её читаете задом наперёд. Если вам понравилось, поддержите меня как автора. Читая с сайта, поставьте лайк, если же что-то иное, то просто подумайте обо мне хорошо. И так, и так мне будет приятно. Спасибо, что уделили время моему произведению, обещаю ещё больше совершенствоваться и творить, дабы радовать Вас и дальше.


С уважением, Ярков Алексей.

2021 г. Красноярск


Для подготовки обложки издания использована художественная работа автора.


Оглавление

  • Глава 1 – Зачин
  • Глава 2 – Снова в Виктарии
  • Глава 3 – Поиск
  • Глава 4 – Поход
  • Глава 5 – Проклятая деревня
  • Глава 6 – Последствия
  • Глава 7 – Патруль и итоги
  • Глава 8 – Вход в храм
  • Глава 9 – Исследование и призы
  • Глава 10 – Алтарь
  • Глава 11 – Снежная королева
  • Глава 12 – История о Надиэльталь
  • Глава 13 – Гномья штольня
  • Глава 14 – Замок и реал
  • Глава 15 – Очищение
  • Глава 16 – Воскрешение
  • Глава 17 – Возвращение
  • Глава 18 – Воссоединение
  • Глава 19 – Стакир
  • Глава 20 – Экзорцизм
  • Глава 21 – Подарки, новые знания и печали
  • Глава 22 – Совет старейшин
  • Глава 23 – Западня
  • Глава 24 – Скорбь и потери
  • Глава 25 – Святая столица
  • Эпилог
  • Пара слов от автора